Карта красного Джокера 2 (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Глава 1. ==========

Джуно Лукреция Крей была любимицей отца. Впрочем, Седрик, старший сын и блестящий финансист, совсем ей не завидовал. Все-таки она была маленькой девочкой и вряд ли хоть когда-нибудь получит хоть какую-нибудь власть над Кланом. Отец всегда был честен со своими детьми, но он явно что-то недоговаривал по поводу сестры. Глава пообещал рассказать правду, когда придет время, и Седрик покорно ждал. Он не возникал, когда родитель привел третью жену, которая на первый взгляд была совершенно бесполезна в делах Клана. Он не возникал, когда отец с рождения Джуно уделял ей намного больше внимания, чем остальным младшим детям. Он не возникал, когда из России сестра притащила вместо чего-то полезного троих детей, купленных на баснословные деньги. Недовольства, как такового, не было. Седрик очень хорошо себя контролировал, был справедливым и уважал отца. Практически весь Клан видел его в роли преемника, но для толкового управления ему необходимо понимать роль каждого в Клане. Каждый должен быть на своем месте.

Таддеус, его брат, в свои двадцать пять лет был преуспевающим адвокатом, что было очень кстати для некоторых нелегальных сделок Семьи. Третий по старшинству, Рейнард, первый сын второй жены отца, был одногодкой Теда и проявлял не менее изумительные способности в руководстве частной школой. Альберт, также сын второй жены, был слегка инфантильным и слишком беззаботным, но его работа в качестве писателя была хорошим прикрытием для шпионажа или чего-то подобного. Впрочем, если он станет известен, то можно будет извлечь еще большую пользу из его увлечения. Третий родной брат, Кельвин, еще учился, но обещал стать толковым врачом. Николас, заканчивающий школу в следующем году, единокровный брат, подумывал о должности помощника Седрика, ему и правда становилось сложновато самому разбираться в финансах Семьи, которая семимильными шагами развивалась, даже с учетом активного участия отца. Никому постороннему такое не доверишь, поэтому Седрик самолично начал обучение родственника несколько лет назад. Ричард и Филипп, родные братья-погодки, были школьниками и еще не определились с будущей профессией. А вот младшенькая сестра, Джуно… Слишком много вопросов вызывало ее положение. Она числилась в школе Рея, но фактически там не училась. Первый год средней школы она провела вне Лондона, приехав на несколько дней домой в Рождество. Как выяснилось пару месяцев назад, она пропадала там же, где и ее телохранитель Алексис. В Школе Чародейства и Волшебства Хогвартс.

Когда отец впервые рассказал ему о магии и объяснил ситуацию, он подумал, что у родителя испортилось чувство юмора. Но после демонстрации возможностей волшебства Эмилией (вот почему отец так ценит ее!) ему пришлось поверить. В конце концов, себя он не считал сумасшедшим, да и отца — тоже. Зато откровенный разговор прекрасно объяснял небывалое везение в выживании членов Семьи и своевременное исчезновение врагов Клана. И другие непонятные вещи, которые можно было объяснить разве что упомянутым волшебством. И русские подчиненные сестры оказались не обычными, а волшебными. Именно поэтому было столько хлопот с их легализацией. У них вообще не было никаких документов, словно их до этого не существовало в мире «магглов». По словам Эмилии, большинство магов вообще мало что знают об их мире и в большинстве своем практически никогда не появляются в нем. И считают «простецов» третьим сортом. Вот тут он разделял мнение отца — наивные глупцы, просто не знают большей части возможностей «жалких магглов».

Отец доверил ему тайну Эмилии и Джуно как самому старшему и здравомыслящему сыну. У волшебников существует закон, запрещающий раскрытие существования магического мира, поэтому рисковать не стоило, сильно расширяя круг посвященных. Но после долгой и достаточно сложной беседы он развернулся на полную катушку: он поможет маленькой сестренке завоевать этот странный, нелогичный мир волшебства. Какой бы ни была Джуно, она оставалась его сестрой и членом правящей Семьи Крей. И при успешном внедрении к магам возможности Клана вырастали многократно. Парень подозревал, что у двух других Семей, входящих в тройку сильнейших лондонских и английских мафиозных группировок тоже есть связи с волшебниками, иначе Креи давно и безраздельно бы властвовали над теневой Британией.

Круг мыслей прервало появление Ивана, одного из русских волшебников, который в будущем сможет делать «артефакты» — всякие полезные штуки, некоторыми из которых могут пользоваться даже обычные люди. Седрик с нетерпением ждал этого момента, поэтому относился к серьезному мальчику благосклонно. Он уже успел подробно расспросить его о возможностях Артефакторики и остался очень доволен. Вернувшаяся несколько дней назад Джуно без колебаний отдала Ивана под его временное командование. Все равно в этом Хогвартсе ей учиться еще как минимум четыре года, а не использовать такой человеческий ресурс — непозволительная ошибка. Первым делом парень должен был создать сигнальные артефакты, которые позволят быстро реагировать на опасность для всех членов Семьи. Поэтому Иван активно занимался самообучением по прихваченным книгам и учил английский. С языком были большие проблемы, но он хотя бы мог вести простейший диалог.

— Мистер Крей, добрый день.

— Добрый, Иван.

Сейчас должен был начаться обед, к столу начали подтягиваться и все остальные. Сейчас он гостил у Эмилии и Джуно, планируя передать обещанную информацию. Он действительно узнал много интересного…

Вот с помощью Камиллы спустилась сестра парня, говорящая со змеями (чего только не бывает у волшебников!). Подтянулась Эмилия и отец. Последней спустилась взъерошенная Джуно. Череда эмоций, быстро сменившаяся на лице сестры, дала понять Седрику, что Джуно была удивлена его появлению, но быстро сопоставила факты. После вкусной еды парень приступил к рассказу о выясненных данных. Сначала он отчитался о неудачах в поиске чего-нибудь о Блэках или Малфоях, потом перешел к более приятным новостям.

— О мистере Дамблдоре выяснить удалось немного, но кое-что все же есть. Некому Аберфорту Персивалю Дамблдору по наследству от старшего брата Альбуса Персиваля достался дом в Эдж-хилле*. Сама деревня находится в Годриковой Долине*, там часто происходят паранормальные явления, вроде призрачных коней. Альбус Дамблдор считался пропавшим без вести лет тридцать назад, но за давностью дела признан мертвым. Дом признан нежилым и опечатан властями до востребования. Точнее, то место, где он должен находиться, там остались одни руины. Подозреваю, что постаралась ваша сторона.

Седрик перевел дух и продолжил краткий доклад:

— Гарри Поттер. Как не удивительно, на него есть полный пакет документов, известна лишь мать, по крайней мере, с нашей стороны. Лили Эванс, пропавшая при невыясненных обстоятельствах. Фамилия дана предположительно по отцу, ее и имя подкидыша социальной службе сообщила Петунья Дурсль, в девичестве Эванс, сестра Лили. Сам Герой волшебного мира ничем не выделяется. Насколько удалось узнать, семья Дурсль имеет недурную репутацию, Вернон Дурсль исправно платит за крышевание «Новым Ядри»*. Этот производитель дрелей не так прост, как кажется, но дальше мои люди не стали копать, время поджимало.

Том Реддл. У Реддлов кроме титула эсквайров есть земельный надел и особняк в Литтл-Хэнглтоне. Сейчас пришел в запустение, трое Реддлов, включая Тома Реддла, были убиты при невыясненных обстоятельствах. Все имущество опечатано до появления наследников. Но истекает срок принятия наследства, меньше, чем через полгода оно перейдет государству окончательно.

Дождавшись одобрительного кивка отца, он заговорил вновь:

— Недавно произошел один странный инцидент… Восемь дней назад возле границы поместья видели мужчину неопределенного возраста и откровенно бомжеватой внешности. Ничего он сделать не успел, но вот показания… Двое дежурных утверждают, что не помнят никакого постороннего, что служба прошла, как обычно. Но двое других подтверждают, что видели мужчину и что он исчез прямо на их глазах. Камеры наблюдения, к сожалению, не достают до той области, но я намерен исправить это в ближайшее время. Отец, что делать, если кто-то подобный явится вновь?

***

Джуно почти кровожадно усмехнулась. Маги в целом и Хогвартс в частности достали ее до печенок своей нелогичностью и пренебрежением безопасностью детей. Из посвященных никто не рисковал лезть к Креям, учитывая стабильное исчезновение шпионов в области их главной резиденции. Да, мама была чистым боевиком, но за годы смогла возвести неприступную для обычных людей защиту. Правда, все еще были недостатки по распознанию «своих-чужих» немагов, поэтому защита на полную катушку работала только в экстренных случаях. Конечно же, от магов защита предусмотрена не была. Все-таки для толковых чар против волшебников нужно хотя бы немного практиковаться, а мама колдовала только в крайних случаях. Или на тренировках.

Дальше разговор медленно вильнул на финансы, в частности на содержание троих ее подопечных. Джуно честно пыталась вникнуть в слова Седрика, поначалу это ей даже удавалось, но постепенно старший брат увлекался своей речью и начинал сыпать непонятными терминами. Девочка подавила зевок и прикрыла глаза. Всего лишь на минуточку…

А проснулась уже к вечеру, ощутив голод. Она прекратила принимать Укрепляющее, Бодрящее и Успокаивающее Зелья, поэтому сейчас оплачивала это своеобразным откатом. Их нельзя было принимать так долго, она едва не превысила допустимые временные пределы. Все-таки наличие сожителя по разуму, неугомонные портреты Блэков и неконтролируемый Дар (не говоря об остальных напастях Хогвартса) сильно давали по мозгам. Медитации кое-как помогали, но зелья были в разы эффективнее. По крайней мере, пока.

Уже восьмой день кряду Джуно только то и делала, что ела и спала. Причем заснуть она могла в любом месте и в любой позе. Как случилось за обедом. Организм усиленно восстанавливался после многочисленных стрессов, наверстывая упущенное. Отец предусмотрел и это, давая ей целых две недели отдыха. Мысли лениво закрутились вокруг предстоящих каникул. Несмотря на довольно напряженный график, девочка была рада до неприличия хотя бы на время отделаться от сумасшедшего мира. От манипулятора-Дамблдора, мозголома-Снейпа и остальных не самых приятных личностей. Живот призывно заурчал, и девочка, не выбираясь из мягкой кровати, цапнула с прикроватной тумбочки пару бутербродов, чувствуя, что ее опять тянет в сон. Это все было необычно и странно, но Джуно слишком устала от напряженной череды событий, чтобы противиться организму.

Открыв глаза через секунду, она оказалась в знакомом кресле напротив Марволо. Стоило признать, ее вынужденный перерыв пошел на пользу и ему: мужчина смог избавиться от части цепей, перекинув их на пустые книги. Теперь некоторые фолианты выглядели устрашающе, как будто цепи сдерживали опасную тьму внутри них. Даже показалось, что они пытались шевелиться.

— Наконец-то. Долго тебя не было. Я успел отделить часть не самых приятных воспоминаний.

Марволо рассказывал о своей затее, но девочка не верила, что у него получится так просто. Маг поставил грандиозные планы: избавиться от своих недостатков с помощью ментальных цепей Снейпа. Он медленно, но верно распутывал сложный комок звеньев, запирая неудобные воспоминания. Джуно с трудом понимала, как это возможно, но Марволо и сам не мог объяснить. Он просто знал, что может так, и все тут.

— Что сегодня будем смотреть?

Девочка лениво откинулась на спинку кресла. Знания, полученные здесь, усваивались удивительно легко, но приходилось или переписывать информацию в пустую книжку, или вдумчиво просматривать воспоминания вместе с Мраксом. Они были у него плоскими, словно из телевизора, но не становились от этого менее интересными. Да, все имело свою цену. Она тратила на учебу у Мракса во время дремы столько же времени, сколько бы ушло в реальном мире, если не больше.

— Ммм… Я нашел кое-что занятное. Не хочешь посмотреть на настоящего василиска? Все-таки эта твоя Василиса может говорить на парселтанге. Не хочешь услышать речь Короля Змей?

У Джуно сперло дыхание. Она все еще не понимала Мракса, хотя и чувствовала его искренний восторг от зверушки и восхищение Змеем. Похоже, при жизни Мракс был намного безбашенней, нежели показался на первый взгляд.

— Но… Где ты его откопал?

— Сам не знаю, там одни обрывки остались. Но кое-что интересное все же можно увидеть. И услышать.

Джуно вздохнула и согласилась. Джейк убить готов был за один только пересказ о таком редком ползающем наборе ингредиентов. Девочка приготовилась смотреть. Но, как и большинство других воспоминаний, это было мутным и лишенным какой-либо эмоциональной окраски.

— Я надеюсь только, ты не погиб от клыков этого василиска? Было бы забавно.

Мракс, насколько позволяло его положение, горделиво приосанился и высокомерно произнес:

— Может, я многое забыл, но точно помню, что был сильным и предусмотрительным магом. Думаю, эту встречу с василиском я пережил.

Девочка промолчала и приготовилась к просмотру. Действительно, такой какую угодно тварь переживет. Между Джуно и Мраксом развернулся полупрозрачный экран, и на нем замелькали картинки прошлого. Похоже, василиск жил где-то глубоко под землей, его место обитания было мрачным, сырым и темным. Размытая фигура вознесла руку и начала что-то шипеть. Но звуки парселтанга затерлись, было решительно непонятно, что произносит чужой голос. Что-то где-то щелкнуло, по полу заскользила огромная туша, а в «кадре» показалась громадная морда василиска. Тот покачивался несколько секунд, после чего картинки опять понеслись вскачь. Ужасающего размера клыки, поразительная для его размеров скорость и гибкость, тонкий длинный раздвоенный язык. Джуно отстраненно отметила, что василиск очень старый, это было понятно даже по таким обрывчатым воспоминаниям. Глаза подернулись белесой пеленой, чешуя покрылась неприятного вида то ли волдырями, то ли красными пятнами. В некоторых местах она и вовсе отсутствовала, оголяя загрубевшую кожу змеи.

Но несмотря на свой возраст, василиск впечатлял даже с плоского экрана. В такие моменты Джуно по-настоящему чувствовала себя волшебницей. Не когда пыталась без понимания зазубрить очередную формулу для превращения спичечного коробка в шкатулку, а вот в такие моменты. Когда мама демонстрировала в полной мере свои навыки боевого мага, когда Черное Озеро на миг являло из своих недр или щупальце Гигантского кальмара, или хвост русалки, когда Мракс делился с ней подобными волшебными воспоминаниями. Страшными, ужасающими, но зато безопасными. Когда она еще без вреда для здоровья увидит Короля Змей? То-то. Их, вероятно, и на Земле больше не осталось.

В ее обществе Мракс как будто становился немного человечнее, а ее чувства, наоборот, немного притуплялись. Впрочем, это не мешало ей восторгаться василиском. И Мраксом заодно, если это он был той неясной фигурой, приказывающей василиску. Какое-то страшное предчувствие кольнуло ее на мгновение, сердце заледенело.

Марволо скосил на нее глаза.

— Что-то не так?

— Нет… Мне… Показалась какая-то деталь очень важной, но она словно ускользнула… Впрочем, не так важно. Меня немного вымотал такой насыщенный «фильм», пойду опять спать.

Мракс ворчал себе под нос, но останавливать не стал. У него самого было полно работы. В ближайшие месяца скука не грозила.

— Уже четвертые сутки спишь чуть ли не по двадцать часов в сутки… Не удивлюсь, если твоим Патронусом станет кто-то из семейства Кошачьих…

Джуно зевнула:

— Знаешь же, восстанавливаюсь. Не стала сквибом, и на этом спасибо. Кстати, посмотри информацию о Томе Реддле, мы кое-что раскопали.

Уже погружаясь во тьму, она краем сознания ухватила расширенные глаза Марволо. Забавно.

Проснувшись в настоящем мире, девочка обнаружила, что стоит темная ночь. Ей не сиделось на месте, энергия прямо-таки хлестала через край. Похоже, она почти восстановилась. Захотелось прогуляться, немного побегать. Джуно надела тренировочный костюм и выглянула в коридор. Идти через первый этаж не хотелось, как и тревожить Алекса, у которого сон был очень беспокойным. Девочка открыла окно и легко спустилась сначала на скат крыши первого этажа, потом и на землю по плющу. Джуно подозревала, что это было сделано специально для нее, все-таки магическая защита на их жилище была поставлена на совесть и воры ни за что даже не найдут их дом.

Задний двор, скрытый от посторонних глаз, был местом тренировок с мамой и Алексом. Через пару дней в гости должен был прибыть Джейк, интересно, что он умеет. Девочка на пробу сделала несколько приседаний. Действительно, намного лучше. Джуно достала запасную палочку и решила потренировать простейшие щиты. Надо было проверить, перестал ли камушек тянуть с нее магические силы. Первая попытка выдала пшик, вторая чуть не снесла ее с места, третья потратила половину резерва разом, явив девочке полупрозрачную пленку, неровную по краям. А должен был получиться квадрат, в крайнем случае треугольник с нее ростом. Джуно вздохнула. Что же такое творится…

Через час тренировки в кустах раздался шорох, заставив девочку подскочить на месте и чуть ли не свалиться в соседние кусты. Палочка мигом была отброшена, в руки сами собой легли пуш-дэггеры. Девочка успела встать на колено, приготовившись к бою, когда она разглядела личность человека.

Опираясь спиной на дерево и сложив руки на груди, на нее с ухмылкой глядел мужчина в довольно дорогом костюме. Черные глаза смотрели с ехидцей смотрели на взъерошенную, с ног до головы покрытую землей девочку.

— Джуно, вижу, тебе шило в заднице отдыхать мешает? А кто должен отсыпаться, отъедаться и быть послушной девочкой? Мелли сказала, что потом тебя ждут адские тренировки, уверена, что хочешь так неосмотрительно приблизить этот прекрасный миг?

— Дядя Адам!

Джуно на ходу впечаталась в крестного. Для девочки не было тайной, что мама спасла перед побегом друга-сквиба из какой-то заварушки и теперь он был должен ей жизнь. Поскольку Адам Прин являлся шеф-поваром и владельцем небезызвестного в Глазго ресторана, то в Лондоне появлялся редко. Не говоря уже о том, что ресторан являлся одной из перевалочных баз семьи Крей. Саркастичный и суровый крестный отец души не чаял в Джуно, но никогда ее не баловал. Именно он в детстве пытался научить ее готовить, но не обладал достаточным терпением, поэтому вскоре предпочел присоединиться к ее отцу в обучении «мафиозному» делу. Адам Прин был одним из немногих взрослых, кого Джуно безмерно уважала. Этот короткий список включал в себя родителей, некоторых братьев и еще пару-тройку людей. Черноволосый и черноглазый, загорелый мужчина был эталоном испанского красавца. О прошлом он говорить не любил, а Джуно и не настаивала.

— И как тебе Хогвартс, Джуно? Там не расслабишься, правда? Я уже слышал про твою шизу, занятное приобретение.

Девочка глупо захихикала, что могла себе позволить только с мамой или Алом. Ну, или Алексом.

— Безумие. К сожалению, я перестала слышать Марволо, да и он может получить доступ к моим воспоминаниям, только когда я сплю и нахожусь с ним. Ты надолго приехал?

Мужчина склонил голову и улыбнулся.

— Не очень. На этих идиотов ресторан надолго оставить нельзя. Да и когда Мелли узнает, что ты прыгаешь тут, как живчик, поторопит ваш отъезд в Грецию.

Джуно округлила глаза. Она еще не знала, что они собираются в Грецию. Нет, мама говорила, что они поедут куда-то к ее старому знакомому с Василисой, чтобы попытаться вылечить ее, но то, что он осел не в Англии, не говорила.

— Не удивляйся, Джуно. Я знаю, к кому она направляется, и скажу сразу — я был против этой затеи. Потому что этот вивисектор и чертов экспериментатор опять что-то выкинет. Гениален, но, как и любой одаренный, имеет мозги набекрень. И как его свои же где-нибудь не прикопали?..

Девочка удивилась.

— Крестный, ты знаешь его?

Мужчина кивнул и показал на шрам, пересекающий лоб параллельно глазам.

— Безумный псих пытался вживить мне третий глаз. Это была плата за одну специфичную услугу. Только поэтому он не покоится где-нибудь под главной резиденцией.

Джуно устроилась на коленях присевшего сквиба. Мужчина выглядел задумчивым и озабоченным. Он практически никак не проявлял этого внешне, но девочка слишком хорошо знала крестного. И сама заволновалась за Василису, все-таки Адам редко проявлял тревогу. Зато она узнала, откуда у него такой необычный шрам.

— А… Откуда у мамы такие интересные знакомства?

— О, у твоей мамы много «интересных», как ты выразилась, знакомств еще со школьной скамьи. Истинная гриффиндорка. Удивительно, что она дожила до этого дня, так любила совать свою рыжую голову в не свои дела. Исключительно благодаря Дару, я думаю. Ты не знаешь еще многих тайн Мелли. И поверь, лучше тебе не знать некоторых из них. Ее изрядно помотало по миру… И поэтому становится еще удивительней тот факт, что она совершенно не интересовалась миром магглов. Впрочем, иначе она бы не встретила твоего отца… Хотя…

Крестный окинул девочку оценивающим взглядом.

— Похоже, ты еще сможешь дать матери фору. Конечно, немного поспокойней, но шило в заднице явно унаследовано вместе с любопытной рыжей головушкой. Вот зачем, скажи на милость, ты полезла к вампирам в России? А если бы тебя убили? Ты им на один укус.

Джуно пристыженно склонила голову. Да, тогда она поступила не совсем разумно… И таких эпизодов было много. Взять того же Квиррелла и… Хм, кого? Опять дурацкий провал в памяти.

С крестным они проговорили до утра, Адам умел рассказывать увлекательные истории и знал их множество. Даже из волшебного мира. И, конечно же, нашлась одна поучительная про вампира. Ближе к рассвету девочка почувствовала голод.

— Крестный, приготовишь мне что-нибудь? Мне сейчас нужно очень хорошо питаться.

Мужчина только покачал головой, без слов удивляясь фамильной прожорливости, и направился к дому.

— Ладно, так уж и быть. Но мать все равно узнает о твоем улучшившимся состоянии.

Джуно хмыкнула. Так себе угроза, все равно она не собиралась так долго валяться в постели. Крестный расстарался и приготовил целый банкет. На запах потянулись другие обитатели дома. Со второго этажа спустились Иван и Василиса, попозже присоединились Камилла и Седрик. Последним спустилась мама.

— Ты как всегда, Мелли. Все проспишь, пока я тружусь тут в поте лица.

Мама ухмыльнулась, пропустив мимо ушей, и цапнула кусочек идеально прожаренного стейка. Общая их с дочерью слабость. Раздался тихий голос Камиллы. Уж от молчаливой девушки Джуно никак не ожидала комментария.

— Извините за беспокойство, обычно готовлю я… Госпожа Крей, простите, а господин…?

Да, а еще она постоянно извинялась.

— Адам, познакомься с подопечными Джуно. Иван, будущий артефактор, Василиса — обладательница парселтанга, Камилла — отличный художник и сносный повар. Только девочку не угробь.

Крестный раскланялся с братом, Горовыми и прицепился к Камилле. Очень уж он ревностно относился к своей профессии и всегда цеплялся к качеству еды в особняке. Джуно хмыкнула. В сон пока не тянуло, уже было хорошо. Иван поманил ее на разговор.

— Джуно, госпожа Эмилия сказала, что Василису вылечат? Это правда?

Девочка покачала головой. Сразу с места в карьер.

— Мы не знаем. После вашего Дня Рождения ей не стало хуже, но все равно жизнь находится под угрозой. Мы ее только покажем специалисту, он скажет, насколько это возможно.

Иван помолчал.

— Спасибо за это, Джуно. Для меня сестра — самое дорогое в жизни. Спасибо.

Он тоже был сложным парнем. Немного помолчали.

— Вообще, я хотел показать свои новые работы. Без мастерской и инструментов это все, на что я способен. Накопители. Вторая степень сложности.

Джуно с интересом посмотрела на связку деревянных кружочков. Иван самостоятельно их обтесывал и руны наносил. Конечно, в учебнике был поэтапный план, но все равно круто. Еще по легкому теплу девочка поняла, что они уже были рабочими…

— Надеюсь, ты не запитывал их сам сырой магией, а попросил маму?..

Парень отвел глаза.

— Я по привычке… И госпожу Эмилию отвлекать не хотел.

Девочка чуть не задохнулась от его небрежности. Идиот, сам себя гробит!..

— Так. Я рада твоему рвению. Но ты сейчас же дашь мне клятву, что без присмотра не станешь больше делать ничего подобного.

Иван попытался увильнуть, но Джуно не отпустила его, пока тот не сдался.

— Я, Иван Владимирович Горынов…

— Отлично, а теперь идем к маме.

Джуно не собиралась доверять одной лишь клятве и собиралась пристроить Ивана на обучение как можно быстрее. Все равно Василису, скорее всего, оставят в Греции для излечения, если это окажется возможным. Мама нашлась в столовой, развлекаясь наблюдением за крестным. Похоже, тот взял Камиллу в оборот. После краткого рассказа она потребовала на осмотр накопители как вещественное доказательство.

— Хороши, — женщина цыкнула языком.

— Мама!

— Знаю, знаю, надо его отругать. Но все же, у него действительно талант, даже с не очень высоким уровнем магии… И он еще не полностью восстановился после России, не забывай. Но я согласна, что это был опрометчивый поступок, Иван. Если станешь сквибом, можешь попрощаться с мечтой стать артефактором.

— Но я… — он попытался перебить, но не получилось.

— Я помню, это не твое заветное желание. Но подумай, Василиса расстроится.

Сестра активно закивала и приняла осуждающий вид. Парень покраснел и повесил голову.

— Просто… Просто я хотел как можно быстрее испытать их, а Вы были заняты…

Мама вздохнула.

— Я поняла. Хотя еще рановато, возьмем тебя с собой в Грецию. Может, там найдется учитель на такого непоседливого ученика.

Иван засиял, как начищенный галлеон. Все-таки он очень боялся за сестру. После завтрака, который плавно перетек в обед, мама объяснила ей детали поездки. Путешествие начиналось через три дня и длилось месяц. Предстояло еще найти злого гения, уговорить его осмотреть Василису и, конечно же, наведаться в магический квартал. Последнее выпадало опять-таки на долю Джуно, но на этот раз в компании Алекса. Визит Джейка пришлось срочно переносить на завтра.

Прибывший пуффендуец с восторгом осмотрел добротный дом. Да, райончик был из престижных. Он, как заправский наркоторговец (интересная ассоциация), оглянулся и передал Джуно коробку с зельями. Девочка присвистнула, заглянув внутрь. Похоже, дома парень не отходил от котла. Что-то сложное нельзя варить вне лаборатории, но простое — сколько душе угодно. Так вот что тот скупал в Хогсмиде…

Мама оценила качество и расплатилась с парнем. Пока тот не был частью Семьи, помощь оценивали в денежном эквиваленте. Часть из зелий тут же утащил Иван, ему надо было для каких-то поделок. Он быстро подружился с Джейком и смотрел уважительно. Часть поддерживающих отваров отошла Василисе. Парень забавно покраснел, когда та поблагодарила его. Светловолосая девочка действительно походила на маленького ангела.

В спарринге Джуно не быстро, но все же уложила парня на обе лопатки. Тому не хватало скорости и реакции. Решили устроить мини-турнир без применения магии. Первым оказался ожидаемо крестный, обхитрив маму ложным выпадом, что стоило ей победы. Потом, как ни странно, шел Алекс, тот воспользовался тем, что родительница еще не пришла в себя после достаточно долгого боя с Адамом и резво, одним мощным броском, «добил» маму, не давая времени на восстановление. Третьей была Джуно, подло повторив трюк Алекса. Его мама тоже успела потрепать. Четвертой вышла родительница, которой досталась неудачная последовательность боев. Последнее место почетно разделили Джейк и Иван, но совсем не расстроились. Скорее, удивлялись силам «настоящих мафиози». Камилла сразу же отказалась от участия, правильно заметив, что противостоять точно не сможет. Зато восхищалась Адамом. Тот бросал на нее задумчивые взгляды. Странно это.

Пара дней в общении с Джейком, Иваном и Василисой прошли быстро. Даже выбрались с пуффендуйцами на Косую Аллею. А куда, скажите на милость, можно было еще сходить в Англии? Других полностью волшебных публичных мест, кроме Хогсмида и Косой Аллеи, в Великобритании не было. Успели поесть мороженого у Фортескью, издали полюбоваться на банк и зайти в зоомагазин купить корма для совы. Гестия, как и хозяйка, ела много, грозя перерасти остальных сов школы. Напоследок решили посетить Лавку старьевщика, Иван просил купить несколько разных сломанных палочек для исследования. Ему вход сюда был пока закрыт, а девочке было нетрудно. Заодно можно было поискать что-нибудь интересное среди потрепанных книжек. Продавец недоумевал, зачем им этот хлам, Алексу пришлось врать об интересе к Артефакторике.

Девочка пошла бродить среди полок. Магазин был куда больше, чем можно было подумать из-за внешнего вида. Если первые два поворота книги еще лежали в строгом порядке, то потом валялись грудами. Одна из них едва не похоронила девочку, когда та заинтересовалась одним экземпляром. Из знакомых она встретила только Мораг и Малфоя. С девочкой они разминулись возле лавки, откуда их компания выходила, нагруженная покупками, а сокурсница только заходила в магазин. Малфой встретился им возле кондитерской Шуналплама, куда она не утерпела и забежала за имбирными тритонами для Горовых, которые тем очень понравились, и всякой мелочью для остальных. Парни остались ждать снаружи, чтобы не тесниться возле прилавка, а то очередь и так была немаленькая. Джуно решала, что же взять, не обращая внимания на разговоры окружающих. Гомон замолк, когда колокольчик на двери звякнул и зашли новые посетители. Девочке было все равно, и она не обернулась. Надо было побыстрей решить, очередь приближалась, а никого задерживать не хотелось. Но повернуться все-таки заставили.

— Мисс Крей, приветствую. Какое совпадение, что мы встретились вне школы. Гуляете? Отец, мама, моя сокурсница, мисс Джуно Крей.

Девочка повернула голову и заметила блондинистую голову сокурсника. Чего это он так высокомерно разговаривает? Вроде бы уже все разрешили, нормально стали общаться… Конечно, мальчик все еще относился к ней снисходительно, но не настолько же…

А, понятно. Рядом стояла взрослая копия Драко и снежная королева. Родители?.. Похоже на то. Джуно кивнула и вежливо поздоровалась. Как назло, она была в обычной одежде, повезло хоть, не в шортах, а в длинных джинсах. Коротких юбок консервативные маги не пережили бы. Мужчина окинул ее ледяным взглядом и едва-едва кивнул головой. Мол, интересный экземпляр, правда.

— Наследник Малфой, Леди и Лорд Малфой, приветствую. Спасибо за вопрос, мы с Джейком и Алексисом здесь для некоторых покупок. Мы скоро уезжаем, хотели прогуляться перед отъездом.

— Если не секрет, куда хотите совершить путешествие, мисс Крей? — Драко немного отвел взгляд, когда все разом (конечно же, совершенно незаметно) повернулись на их разговор.

— Не секрет, Наследник Малфой. Родители планируют отдых в Греции. Мы отправляемся на месяц, поэтому хотели успеть прогуляться по Косой Аллее, — Джуно чувствовала себя в Средневековье, но надо было отвечать правильно. Но, видимо, ее ответ чем-то все-таки не понравился, потому что старшая копия Драко почти заморозила ее глазами. Но взглядом без магии это сделать невозможно, поэтому девочка только передернула мысленно плечами.

— Мисс Крей… Джуно, если я правильно понял? Что же, удачного Вам путешествия, мисс. В Афинах находится изумительная магическая улочка, да, дорогая?

Джуно перевела взгляд на женщину. Ее голос был несколько приятнее. Зато стало понятно, в кого у Драко эта дурная привычка растягивать слова. Только у мальчика выходило, будто он хорошо маскирующийся умственно отсталый, да простит ее Мерлин. Но действительно же было дико смешно! А вот Лорд Малфой делал это небрежно и выглядело, будто он собеседникам с высоты своего полета великое одолжение разговором со смертными делает.

— Да, Люциус. Особенно тот милый магазин мантий, очень качественные. Я бы посоветовала его мисс, но боюсь, она не сможет туда попасть с родителями?..

А Драко-то так и не научился контролировать эмоции. Чуть вздрогнул и отвел глаза. Ага, проговорился, сволочь. Но как, если Обет не дает раскрыть тайны? Остается надеяться, что долбанет откатом, если попробуют навредить. Но кто-то из Малфоев уже отправлял по ее голову Свору… Или это имело значения, пока она была грязнокровкой? А полукровка уже сойдет?.. Вот же чистокровные снобы…

— Верно, Леди Малфой. Родители сами не смогут найти магический квартал, но мы едем с моим другом. Ему исполнилось пятнадцать, думаю, с ним мне ничего не угрожает. К тому же, Алексис хочет стать боевым магом…

Тонко намекнуть, что у нее есть охрана. Ну, для нее тонко. Может, в словах Малфоя вообще есть третье дно, кто знает. Но вдруг совсем берега потеряют. Решат еще прибить по-тихому неподходящую компанию для любимого сына.

— Правильный подход, мисс Крей. Если Вы сможете посетить Афины, советую поискать памятник Лисикрата, там находится вход с маггловской стороны, если мне не изменяет память.

Леди выдала намек на улыбку, даже глаза блеснули довольством. Хм, увидела что-то забавное? Возможно.

— Премного благодарна, Леди Малфой. Должна попрощаться, подходит моя очередь. Наследник Малфой, Леди и Лорд Малфой. Спасибо за общение. Прошу прощения.

В голове все маленько помешалось. Джуно заказала всего понемногу, галлеонов еле хватило на оплату. В этом плане оплата была неудобной. В России, по крайней мере, была безналичная.

Драко проводил ее каким-то затравленным взглядом, а его отец смотрел на сына с неудовольствием. А может, просто не любит толпу. В любом случае стоило встречу запомнить, записать и не подходить к памятнику. Мама наверняка знала вход в магическую часть не из Афин, чай, не отсталая Англия.

Памятуя про бега в Москве, Джуно собрала одну компактную сумку. После долгих размышлений Гестию было решено оставить дома. Сова, умная тварюшка, все поняла и возмущенно хлопала крыльями, мстительно съедая весь корм, даже если в нее больше не влазило. Джуно выдохнула, думая, куда деть наглую птицу. И придумала-таки. Написала крайне вежливое и полное восторгов письмо Николасу Фламелю и его супруге, осторожно интересуясь, у него ли остался Философский Камень. Как подобает сообразительной слизеринке, выразила сомнения, что мудрый и уважаемый алхимик мог отдать ценную собственность в руки всего лишь директора и Мастера (официально) одной Трансфигурации. Девочка так увлеклась, что построила правдоподобную теорию о том, что Философский Камень могли украсть из Грингроттса, а дело замяли гоблины, которые были в сговоре с Дамблдором. Ведь не мог он, сотрудничая со знаменитым Фламелем, вернуться после этого на пост рядового учителя Трансфигурации? И бонусом наябедничала на директора, что тот успел похоронить, по словам старика, «своего старого хорошего друга».

— Гестия, у меня есть для тебя ответственное поручение, — птица сидела, нахохлившись, и была похожа на пернатый шар. — Нужно отдать Николасу или Перенелль Фламель лично в руки. Поняла? Это очень важно. Гарри Поттер, вероятно, украл Философский Камень по просьбе Дамблдора. Поэтому донеси письмо, будь добра. Потом или найдешь меня в Греции, или вернешься к Камилле. И не вздумай выпрашивать у нее печенье! Тебе его нельзя. У тебя началась аллергия.

Сова важно надулась и склонила голову под невозможным углом.

— А нечего было съедать все запасы! Ладно, лети, Гестия.

Птица подхватила письмо и вылетела в окно. Одной проблемой меньше. Девочка потянулась. Предстоят очень веселые каникулы… Учитывая, что Джуно пересказала разговор с Малфоями, а в памятнике Лисикрата оказался, по словам мамы, вход в аналог Лютного переулка, куда можно попасть только с помощью артефакта-приглашения или пароля… А проход в нормальный квартал находился совсем рядом. Девочка не удержалась от злобного хихиканья. Кого-то ждет сюрприз. У родителей была богатая фантазия, как и у их дочери. Уж очень все походило на банальную провокацию. Малфои вполне могли знать, что она планирует куда-то отправится летом, все-таки она сама рассказывала об этом Драко. Но вечно скрываться тоже не выйдет, лучше один раз ударить всеми силами, чтобы потом не напрягаться. Конечно, придется быть осторожной… Но когда это у мафиози была простая жизнь? У нее теперь тоже есть пара тузов в рукаве (точнее, туз-мама и Алекс-валет, но кто будет придираться).

Комментарий к Глава 1.

*Edgehill, местность в графстве Уорикшир, центр. Англия, в 11 км к С.-З. от г.Банбери, где в 1642г. состоялось первое сражение гражданской войны между роялистами и сторонниками парламента, там часто видят призрачных коней, падших в битве, в купе с другими необъяснимыми явлениями.

* по моей версии, магглы называют Годрикову Впадину Эдж-хиллом. А вот про Долину знают. Почему бы и нет?

Итак, вторая часть стартовала! Ее было сложно начать, но я справилась!)

========== Глава 2. ==========

Джуно сидела напротив судьбоносного памятника в тени парка и давилась смехом. Все их приготовления и ухищрения были напрасными. Поедая холодное мороженое, девочка вспоминала дорогу до солнечной Греции. Рядом ехидно улыбался Алекс, а мама гладила Кабби, на которого наложили мощный отвод глаз.

До столицы Греции добрались без проблем, единственное, Кабби, провезенный из школы Алексом невиданным образом, ни в какую не хотел слезать с рук Джуно. Марволо попенял ей на то, что она забыла щенка возле Хогвартса, из-за чего телохранителю пришлось долго вылавливать цербера по поляне и временно уменьшать. Магия на церберов почти не действовала, но зелья и музыка — вполне.

Маме щенок понравился настолько, что уже через несколько часов тот пускал слюни на ее кровати в отеле. Замаскировались они очень тщательно. Василисе и Ивану вернули естественный цвет волос, то бишь пшеничный, а Джуно — ее родной рыжий. Алекс и так был светленьким, его маскировать не стали. Всех одели в легкие одежды, что для магов было практически кощунством. На Джуно и родительнице были светлые сарафаны чуть выше колена, широкие шляпы и небольшие сумочки, на Ивана, Алекса и Василису одели джинсовые костюмы, чтобы создавалось впечатление двух семей на выгуле. Сестре с братом все было интересно, мальчик терпеливо и в красках описывал девочке слепящее Солнце, улыбчивых местных и захватывающие дух руины. Для порядка компания успела сходить на несколько экскурсий, от чего Джуно была в восторге. Это не туманная родина или снежная Россия.

Хотелось посетить все и сразу. Заглянуть в магический отдел библиотеки Адриана*, рассмотреть получше Афинский акрополь* и его волшебную часть, покупаться в лазурной, словно бы сошедшей с картины морениста пучине. Но для этого был целый месяц. Сначала дела. Возле упомянутого памятника томились два мага, поминутно обновляя магглоотталкивающие и охлаждающие чары. Знойный климат Греции не располагал к традиционным мантиям, к которым питают страсть английские волшебники. Мама в открытую веселилась, глядя на мучения наемников. Похоже, им подсунули второсортных товарищей, раз те даже не удосужились переодеться или хоть как-то замаскироваться. Но было какое-то несоответствие…

Джуно знала, что выходцы из Лютного не могут выглядеть так богато и высокомерно. Была высокая вероятность, что их поджидали чистокровные маги, которые не привыкли к маггловской стороне, долгому ожиданию и разномастной толпе туристов. Но тогда они не могли быть наемниками. Вассалы? Знакомые? Посторонние, обязанные чем-то Малфоям? И на что они надеялись? Преимущество было на стороне Креев. Двое магов в незнакомой обстановке против нее, мамы и Алекса. И противники были на удивление беспечными. Не проверяли окрестности, просто стояли, вели неторопливую беседу. Джуно высказала свои подозрения вслух. Родительница была довольна ее наблюдательностью, но не преминула напомнить об осторожности.

— Джуно, главная черта Слизерина…

— Осторожность. Я помню.

— Правильно. Даже на условно безопасном отдыхе нельзя расслабляться. И не будь беспечной. Твои выводы хороши только на основе тех фактов, которые тебе известны. Но ты забыла включить в расчет неизвестные тебе данные. К примеру, существуют артефакты, которые защищают от чар отвлечения внимания, от невидимости в твою сторону, даже от Империуса. У них вполне могут подобные амулеты. В данном конкретном случае проще всего подобраться к врагам вместе с толпой туристов и обезвредить.

Алекс кивнул, принимая план действий.

— А обычные люди ничего не увидят?

Мама фыркнула, но пояснила:

— Магглоотталкивающие же. Быстро ворвемся и все.

Джуно вздохнула и бросила косой взгляд на памятник. Девочка доедала мороженое, раздумывая о маме. Джуно очень любила своих родителей, но не могла не признавать ее буйный темперамент и главенство чувств над разумом. Прюэттовский характер во всей красе. Ей самой приходилось жестко контролировать себя вне Клана. Она знала, что у всех чистокровных куча своих заскоков. Самыми отмороженными были Блэки и Мраксы. Последние настолько увлеклись идеей чистоты крови, что начали жениться внутри семьи. Близкородственные браки вконец добили и без того поехавших крышей магов. Скорее всего, ее знакомый Марволо был полукровкой, потому что существовало только два надежных способа ослабить Родовые помешательства: удачные расчеты с подходящим партнером или разбавление крови. Но последнее было не в почете по многим причинам. От высокой вероятности появления сквиба до полного исчезновения Родовых Даров. Конечно, были дополнительные способы уменьшить негативные эффекты, но Джуно не вникала в такие тонкости. Она была начисто лишена чистокровных заморочек, а вспышки эмоций более-менее успешно гасились или Алексом, или ей самой. О замужестве было рано думать, и девочка выкинула тяжелые мысли из головы.

План был прост и эффективен. Через полчаса ожидания к памятнику подошла очередная группа туристов. Алекс и мама оперативно приблизились с слепой зоны и варварским маггловским способом обездвижили возможных преследователей. Сняв с них все амулеты-кольца-браслеты и обновив магглоотталкивающие, отправились искать укромное местечко.

— Здесь рядом храм Зевса, там большая территория. Идем туда.

Иван с интересом осматривал палочки пленников. Он вообще много читал и не мог пока определиться с будущей специализацией. С помощью магического переводчика Джуно поинтересовалась:

— Что-нибудь интересное?

Парень пожал плечами:

— Не особо. Палочки сделаны не у Олливандера, одна — дуб, вторая — остролист. Как я и думал, эти ваши слухи про гениального мастера палочек — бред, потому что невозможно абсолютно всем сделать идеальный инструмент, используя все три древесины и три «начинки». А вот заклинание Надзора, которое висит на несовершеннолетних, прекрасно держится на них. Остальные ингредиенты слишком капризны, для закрепления заклинания понадобится уйма сил. Кстати, только у англичан существует подобная неудобная система, у нас, к примеру, малолетним волшебникам одевают специальные браслеты — я часто помогал с созданием таких.

Ивану в начале июня исполнилось четырнадцать, но парень рано повзрослел и намеревался принести своей новой семье максимальную пользу, учитывая, что его сестренка твердо вознамерилась остаться с ней. Почему-то Василиса сильно привязалась к ней, искренне считая старшей сестрой. Алекс считал такое отношение слишком фамильярным, но Джуно была не против. Особенно при таком количестве братьев на квадратный метр.

Они с Иваном и Василисой стояли на стреме, пока мама и Алекс выясняли детали у их «гостей». Обливиэйтом родительница владела плохо, но заверила, что маги остались при своем уме. Оставив незадачливых магов возле Храма Зевса, компания отправилась на Афинскую Агору, где было много интересных построек и заведений. Настала пора обеда, мама довольно-таки долго добывала информацию. Или, лучше сказать, выбивала? Но Джуно понравились синяки на высокомерных физиономиях. Хм, видимо, на нее год бок о бок с аристократами на Слизерине повлиял куда больше, чем она думала. Или из-за Обливиэйта Снейпа тоже крыша потекла?..

В любом случае об этом стоило поразмыслить. В Греции неплохо готовили мясо. Еще были вкусные салаты и рыба. За едой в уютном кафе недалеко от площади девочка узнала кое-что любопытное.

— Эти… «Преследователи» считают себя вассалами Малфоя и чистокровными магами в третьем-четвертом поколении. А гонору-то у них было… И главное, и никаких фамильных секретов наработать не успели, и связь с миром магглов порвали. Дураки напыщенные. Зато нашла у них пару интересных артефактов, пусть вон Иван разберет на составные, чужих не жалко. И главное, они были искренне уверены, что им труда не стоит проучить какую-то грязнокровку. Что за выверт такой в голове, непонятно.

Джуно обдумывала информацию. Вообще, в Англии у большинства волшебников были мозги набекрень. В школе из преподавателей адекватными были только профессора Спраут и Флитвик, а факультеты изобиловали странными личностями. Гриффиндор и Слизерин конфликтовали постоянно, в квиддиче регулярно ломали кости, а директор не реагировал на многочисленные нарушения дисциплины. А отработки не были каким-то серьезным наказанием. Сама Джуно с завидным постоянством гуляла после отбоя, но с ее навыками скрытности ее ни разу не поймали, хотя соседки и знали о ее отлучках. На Гриффиндоре беспредельничали близнецы Уизли, но девочка еще не успела познакомиться поближе с родственничками. Ей хватало младшего выше крыши.

Никто больше не мешал им прогуляться по магической части Афин. Джуно пребывала в предвкушении. Интересно же! Но настороже быть не помешает. Когда они подошли к памятнику, раздался сухой щелчок и перед ними появилась узкая дверца. Джуно со смехом заметила, что толстым волшебникам отправиться в магический квартал Афин не суждено. Когда перед глазами вновь посветлело, девочка с возрастающим удивлением поняла, что они находятся… В огромной пещере?! Звуки толпы не проникали в закуток, где оказалась компания. Джуно не знала, куда смотреть: на зачарованный потолок, имитирующий небо, на полуженщину-полузмею, которая им приветливо оскалилась, или на сеть фонтанов, одноэтажных домиков из белого кирпича и невероятных статуй.

— Добро пожаловать в Эрехте́йон*! Прежде, чем я вас пропущу, отдайте мне агальму*! Вы ведь подготовили что-то, правда?

Все недоуменно переглянулись. Потом мама просияла и достала горсть галлеонов. Нага (или кто это?) ухмыльнулась, и ее улыбка растянулась, превращаясь в натуральный оскал. Похоже, гости появлялись в разных местах пещеры, и каждого встречала подобная личность.

— Английское золото? Хорошо, проходите. Я отвечаю на три вопроса путешественников, которые были щедры с стражами Эрехтейона.

Джуно исподтишка рассматривала встречающую их женщину. Действительно, настоящая полузмея. Первым опомнился Иван.

— Какие преимущества дает человеку парселтанг?

Ну да, все для сестры. Но Джуно самой было интересно. Нага опешила и задумчиво высунула раздвоенный язык, пару секунд медитативно раскачиваясь на месте. В ее голосе прибавилось шипящих ноток.

— В Англии ос-с-с-стались потомки нагов? Хорош-шо, я отвечу на вопрос. Немагичес-с-скими змеями он с-с-сможет управлять, волшебные — будут прис-с-слушиваться, а с нами, нагами и ехиднами, с-с-сможет общаться на равных. У нас-с-с очень ценятся Говорящие, как их называют наши низшие родичи.

Нага склонила голову и прищурилась, переходя на нормальный язык:

— И кто из вас владеет парселтангом? Нам нужны жрецы Афины, соглашайся, мы не обидим.

Василиса умиротворенно улыбалась, совершенно не беспокоясь. А вот Иван напрягся. Очень уж кровожадно выглядела женщина.

— Извините, кирия* Ехидна, но я уже служу семье Крей, я не могу служить кирии* Афине.

Похоже, Василиса успела выучить пару слов на греческом. А волшебный переводчик отлично справлялся с остальным. Женщина рассмеялась и взъерошила волосы Василисе, мигом разрядив обстановку:

— Ха-ха-ха! Наивное человеческое дитя! Я вижу, ты чиста и свободна душой, не теряй этих качеств. Я отвечаю чес-с-стно, потому что чувствую симпатию к тебе, маленькая Говорящая. Но если передумаешь, всегда можешь найти меня здесь. Я — Гора*, приятно познакомиться. У вас есть еще два вопроса, сопровождающие Говорящей.

Никто не решался задать следующий вопрос после такой шокирующей информации. Джуно решила узнать что-нибудь насчет Кабби. С практической точки зрения, конечно же.

— А Вы знаете, что делать, если я хочу получить с щенка цербера максимум ингредиентов и не навредить ему при этом?

Ехидна опустила взгляд красных вытянутых глаз на Кабби. Тот заскулил и спрятался в ногах Джуно.

— Отчего же не знать? Греция — родина церберов. Мы многое знаем о них. Не буду с-с-сспрашивать, откуда у тебя маленький цербер, подруга Говорящей, но скажу одно: из этого еще можно сделать верного защитника. За с-с-с-советом идите в «Тысячу химер», там подскажут, что делать.

Джуно кивнула и немного отступила. Гора выглядела устрашающе.

— Последний вопрос? Вы довольно интересны, человеческие маги и Говорящая. Спрашивайте.

Эмилия без раздумий заговорила:

— Тогда скажите, кирия Гора, что стоит посмотреть здесь в первую очередь? У нас около недели на все.

Ехидна вновь высунула тонкий длинный язык и прикрыла глаза, о чем-то раздумывая.

— Хорош-ш-шо. Я стану Вашим гидом за умеренную плату и обещание, что Говорящая посетит Парфенон*.

Иван уже раскрыл рот, чтобы возразить, когда Джуно строго взглянула на него и немедленно согласилась. Такой шанс вряд ли выпадает часто. Василиса была всем довольна и восторженно хлопала в ладоши. Брат вздохнул и принялся подробно описывать пещеру и видные здания. Вот пусть этим и занимается.

А их провожатая опаснее, чем выглядит. Длинный змеиный хвост лишь создавал впечатление громоздкости и неповоротливости. Но кирии он совсем не мешался, скорее, был и в прямом, и в переносном смысле слова продолжением тела. Гибкого и сильного тела. А если учесть, что у них была какая-то своя, специфичная магия и специализировались они на отравляющих зельях и скрывающих чарах… Становилось жутко. На родном Туманном Альбионе Джуно видела только гоблинов и слышала об оборотнях. Ну, и возле школы обитает полувеликан, да.

Как только кирия Гора начала экскурсию по магическим Афинам, вся компания пропала. Тут было буквально все. Сейчас проходит Эллинский фестиваль*, который, со слов их гида, немаги «открыли» повторно не так давно, поэтому то тут, то там располагались импровизированные театральные сцены. Они потратили целый день, зависая возле различных актерских трупп. Потом компания незаметно разделилась, разбившись на пары по интересам. В целях безопасности они не ходили поодиночке, но оторваться от чудес своеобразной огромной ярмарки, в которую превратился волшебный квартал на время фестиваля, было невозможно.

Василису сразу же под рученьки забрали в Парфенон, как и обещали. Иван увязался за ними, сходу согласившись на все необходимые клятвы и Обеты. Мама покачала головой и испарилась в неизвестном направлении с Кабби, оставив Джуно и Алекса друг на друга. Девочке хотелось посмотреть как можно больше, но все посетить они бы не успели физически, поэтому положились на Гору, которая осталась с ними.

Эллинский фестиваль коснулся всех: рядовые маги веселились в «театрах», главная площадь (аналог маггловской агоры в центре города) преобразилась в разноцветное море, где яркими пятнами высились сцены с актерами, торговый квартал поддался общему настроению, предлагая его посетителям купить цветастый наряд или затейливую маску. Джуно приобрела одну такую, не из-за тяги к искусству, а, скорее, по привычке скрываться и теряться в толпе. Алекс напялил на себя что-то жуткое, напоминающее карикатуру на демона из маггловских легенд. Зато низкая девочка на его фоне совершенно не привлекала внимания. В торговом квартале они с Алексом потеряли два дня, следуя за Горой от одной лавочке к другой и делая покупки по мелочи. Что-то хотелось взять как сувениры, что-то могло пригодиться Клану, другое Джуно присматривала для себя. На третий день в магических Афинах мама сообщила ей, что она разыскивает своего старого знакомого и, похоже, скоро найдет. На прогулки у них оставалось ещё около трех-четырёх дней.

Не зная, что предстоит, Джуно отрывалась по полной. Выданные деньги на «карманные» расходы подходили к концу, когда ехидна всё-таки пожалела их и увела с непрекращающегося праздника. Народ, в основном, был доброжелательным и разговорчивым, но это Джуно уже потратила свой заряд общительности.

— А здес-с-сь у нас Представительство межрас-с-сового объединения. У нас в Греции — один из старейших филиалов. Хотите пос-смотреть?

Они хотели. Что-то в аккуратном домике из белого кирпича было знакомо Джуно. Что-то…

— Точно! Я видела такой знак в Москве, там находится музей…

— Межрасовых отношений магов и славянских магических национальностей, — перебила полузмея и улыбнулась во все тридцать два (или сколько зубов у змей?).

Девочка немедленно направилась в сторону представительства с флагом над входом. Как и в московском музее, на нем было четыре квадратика с изображением листка, человеческого сердца, волшебной палочки и какого-то оскала с клыками. Джуно вопросительно посмотрела на их гида. Полузмея кивнула и непривычно серьезно (они уже привыкли к язвительным комментариям кирии).

— Вы же знаете, что далеко не везде к нам относятся хорошо? В Греции, в Афинах, даже у обычных людей все были условно равны, пока вокруг процветала работорговля и социальное расслоение. Маги переняли от них не слишком много, но все же достаточно, чтобы относиться к магическим народностям терпимо. К чему я веду — флаг символизирует равенство всех рас: волшебников, магглов и волшебных народов.

Джуно нахмурилась. Но ведь как странно… Гора вновь растянула клыки в подобии улыбки.

— Полурастения и полуживотные. Для магов мы делимся на две категории. Но я не жалуюсь. Здесь мой дом, семья, работа… Впрочем, не об этом сейчас. Ваша подружка-Говорящ-щая скоро закончит, не хотите зайти?

Джуно в глубокой задумчивости кивнула. Что-то ещё смущало в этом странном флаге… В прошлый раз на краю сознания скользнула мысль, но не показалась важной. Может, внутри будет подсказка?..

Комментарий к Глава 2.

* - реально существующие достопримечательности в Афинах.

* - агальма - подношение Богам.

* - кирия - с греческого - миссис или госпожа. Уважительное обращение.

* - кому интересно, Гора - один из персонажей древнегреческой мифологии, способных обращаться в змею, а Афину традиционно связывают со змеями.

* - фестиваль, который действительно проходит в Греции в это время.

Пишите, понравилось ли вам небольшое погружение в магический квартал Афин) Стараюсь продумывать детали и, на удивление, во время перелопачивания многих википедичных (лол, что?) страничек нашла много интересного о змеях и их месте в мифологии. В общем, с василиском будет что-нибудь интересное)

========== Глава 3. ==========

Как и все закрытые помещения, облюбованные магами, домик оказался в несколько раз больше, нежели казался снаружи. Гора, разрешившая детям называть себя так, довольно жмурилась. Наверное, она забавлялась от их дурацкого вида — но здесь было… волшебно! Даже в мыслях девочки это прозвучало по-дурацки, но сделать со своей реакцией Джуно ничего не могла. Тут не было показной, доходящей до абсурда роскоши, как в гоблинском банке, место не очаровывало, как древний замок Хогвартс. Просто… сказочными были сами обитатели (работники?). Кроме уже знакомых по их гиду полузмей, девочка успела заметить пару кентавров (вроде бы где-то в Запретном Лесу живет целая деревня таких), полупрозрачную женщину и даже великана с одним глазом. Последние двое оказались дриадой и циклопом соответственно. Остальные посетители и работники ничем не отличались от магов и людей. Внешне, по крайней мере.

— Но тогда как…

— Как они сюда попали? Точно не знаю, у всех свои способы. Ваш-ш-шу Говорящую приведут ближе к вечеру, пока вы ждете здес-с-сь.

Джуно даже не стала возражать, было интересно осмотреться вокруг. Гору кто-то окрикнул, а когда она вернулась через пять минут, выглядела взволнованной и напряженной.

— Ладно, человеческие детиш-ш-шки, мне пора идти. Можете ос-с-смотреться, но не причиняйте неприятнос-с-с-стей. Я тороплюс-с-с-сь.

Ехидна выдала им по странного вида кольцу, назвала их допуском в разрешенные для посещения посторонними локации и мгновенно испарилась, запрыгнув куда-то на верхние этажи. Полузмея просто отодвинула их в сторону, хрустнула костяшками пальцев и… свернула хвост в тугие кольца, чтобы использовать его, как трамплин. Джуно даже позавидовала такой прыти. Удобно, однако. Вообще, все здание было спроектировано максимально комфортно для всех рас, о чем говорилось в буклете возле стойки регистрации. Даже сюда пробрались отголоски фестиваля, устраивались экскурсии для туристов. А с колечками гарантировалось особое внимание. Было это плохо или хорошо, Джуно не понимала.

— Как Вы видите, первый этаж представляет собой просторное помещение, зачарованное особым образом, что позволяет дриадам, вампирам, ехиднам и даже циклопам свободно посещать наше Представительство. Второй и последующие этажи расположены наподобие амфитеатра…

— Начало крепкому межрасовому сотрудничеству было положено задолго до введения Статута Секретности, когда…

— Это знамя является символом мира и объединения всех возможных…

Джуно внимательно слушала историческую справку про создание символа организации и восторги по поводу такого чудесного места немного поубавились. От природы и воспитания склонная к подозрениям, девочка видела некоторые темные пятна в истории Межрасовой Конфедерации (как это называлось официально). Наконец, Джуно поняла причину своего зуда: это треклятое знамя. Подобное изображение было буквально везде: на полу, вещах, мебели. И если волшебная палочка, звериный оскал и лист неопознанного растения не вызывали вопросов, то… Человеческое сердце было изображено очень точно и выглядело очень жутко. Экскурсовод сообщил, что символы отображают самое важное для каждой расы, их суть. То, без чего они жить не смогут.

Что же, волшебник без волшебной палочки беспомощен, полулюди-полузвери… или как их можно назвать, явно гордились своим происхождением и сознательно отдалялись от других групп на этой почве. Третьи и самые загадочные… Дриады. Ну, они же духи деревьев, все логично. А что заставило создателей организации изобразить человеческое сердце, как суть немагов? Что за бред? С другой стороны, если его вырвать из груди, то человек умрет… Поэтому и жить без него не может. Но любой другой тоже умрет, если ему вырвать жизненно важный орган. Да и… Кто представлял немагов в волшебном квартале? Кто-то похожий на нее? Связанный с двумя мирами… Девочке захотелось прояснить этот момент. В конце концов, ей тоже предстоит стать связующим звеном между магической и мафиозной частями семьи, было бы неплохо посмотреть на чужой опыт. Но на вполне невинный вопрос молодой парень, проводивший экскурсию, завис и промямлил нечто неразборчивое.

Джуно от шока даже замерла. Шестеренки в голове заработали с удвоенной силой, выдавая кипу новых вопросов и выводов. То есть… Но как это…

Девочка остановилась на месте и собралась с мыслями, немного отстав от толпы туристов. Никто не отвечает за сторону обычных людей. Волшебники спокойно принимают любые законы, ущемляющие их, магическим расам и дела до них нет, а немаги даже не имеют возможности что-либо изменить. Конечно, Джуно думала про тех магглов (какое неприятное название!), которые как-то связаны с миром волшебства, но не могут даже прикоснуться к нему хотя бы на мгновение. Родители магглорожденных, жертвы заклинаний, возлюбленные, разделенные сторонами барьера…

Джуно еще больше поразилась открывающейся картине, невольно сравнивая Грецию с родной Англией. Это здесь еще терпимо относились к магическим расам, а на обычных людей просто не обращали внимания. «Они существуют где-то там и хорошо, вон, мы их даже в союз рас включили, какие мы молодцы». Джуно видела ситуацию как-то так, но рядовые маги вряд ли были виноваты в своем немного пренебрежительном отношении. Все-таки большинство никогда даже и не столкнется с магглом напрямую. Мысли перескочили на Хогвартс, Косую Аллею и туманный Альбион.

Английские волшебники, к большому сожалению девочки, оказались ярыми расистами. Магглов не любили, считая их чуть ли не животными, магические расы притесняли (хотя момент с гоблинами-банкирами и выглядел донельзя странно. Да от него несло какой-то грязной историей за милю!), даже друг друга яро опускали. Чистокровные и грязнокровки, «светлые» и «темные», полукровки от обычных людей и от магических существ… Джуно тяжело вздохнула. Какая-никакая, но родина. На этом фоне очень странным казался Дамблдор, возвышающийся эдаким Победителем-Темных-Лордов-и-Величайшим-Волшебником-Столетия-который-ни-черта-не-делает-для-магического-общества.

Девочка не бралась утверждать, все же недостаток знаний и опыта, но… Слишком уж не любили на Слизерине Дамблдора. Год, проведенный со змеями, добавил первокурснице недоверия к директору. В доверенной школе бродят тролли, в доверенном обществе — несуразные сплетни и слухи, да и в доверенном суде наверняка не все гладко… Суд… Азкабан… А она чуть не забыла про него…

— Алекс, ты помнишь про… Алекс? Алекс!

Джуно настолько ушла в свои мысли, что успела потеряться. Нет, она не жаловалась на ориентацию в пространстве да и редко так «отъезжала» от реальности, но вынужденное соседство с Марволо Мраксом кого угодно заставило бы либо научиться спать с открытыми глазами, либо общаться с мужчиной только в очень ограниченное время. С другой стороны, сейчас она могла с ним встретиться только во сне…

От вереницы нерешенных проблем заболела голова. Джуно вздохнула и осмотрелась. Где она вообще оказалась? Как, ну как это случилось с ней? В жизни никогда не терялась. Девочка не любила толпу именно из-за риска неприятностей, но не думала, что могла так легко и непринужденно в них влипнуть. И так проблемы будут преследовать из-за дурного прюэттского темперамента, мафиозного происхождения, долбанного паршивого отношения чистокровных и…

— Ужасно. Отвратительно. Не будем развивать тему, лучше посмотрю, куда я попала.

А оказалась она в каком-то длинном коридоре, где сновали туда-сюда заполошенные работники с кипами документов. Никто не обращал на ребенка внимания. Да и тут их было значительно меньше, чем на первом этаже в Главном Зале. Девочка повертела головой по сторонам и устремилась в ту сторону, откуда приходила основная масса волшебников. И, по законам подлого мироздания, ошиблась. Через час блужданий она пришла… Куда-то. Нет, девочка помнила свой маршрут, но был ли смысл возвращаться? Она не рискнула обращаться к кому-то, опасаясь нарваться на недовольство занятых людей и спровоцировать волну гнева. Все-таки в другой стране, на неизведанной территории… Постепенно Джуно одолевало совершенно глупое и детское любопытство. То ли активизировался Дар и требовал побольше узнать о таком замечательном месте с тонной новой информации, то ли обыкновенная блажь одиннадцатилетней девочки…

Она уже более-менее спокойно выдерживала фоновый поток картинок, если касалась чего-то непродолжительное время и через перчатки. Хороший это результат или нет — неизвестно, все-таки Дар единственный и неповторимый. Но Джуно не жаловалась. Она успела увлечься и втихую исследовала попадавшиеся на пути предметы мебели и декора. Узнала много интересного. В том числе и скрытые от чужих глаз цепочки рун. Парочку перерисовала, хотя и не понимала значков и смутно представляла, для чего они нужны. Но вся ее натура требовала пополнить домашнюю коллекцию. Зачем придумывать что-то по третьему кругу, когда до тебя это сделали профессионалы? Она же мафия, она может просто взять то, что ей хочется! Конечно, если это не повредит Семье и невиновным людям… Но в этом плане комбинации рун были «резиновыми», вот девочка и радовалась внезапной возможности. Главным было успеть принять незаинтересованный вид, когда мимо проносился очередной анонимный деятель из изрядно поредевшего потока работников.

Она поднималась по резным лестницам, проходила по длинным коридорам… Серьезно, это Представительство бесконечное, что ли? По ее ощущениям день уже подходил к концу и был риск остаться в здании на ночевку. Пришлось дернуть за рукав ближайшего служащего, который выглядел дружелюбнее остальных. По крайней мере, без глубоких теней под глазами и дерганных движений. Но идея оказалась не самой удачной, когда из-за стопки бумаг на Джуно зыркнули полные недовольства глаза с прямоугольным горизонтальным зрачком. Девочка слегка побледнела и сделала крошечный шаг назад. Она была храброй, даже бесстрашной, но… Рога, аккуратно закрученные на голове пожилого мужчины, странного вида глаза и козья бородка. Потом Джуно не могла объяснить, почему она ее так напугала. Просто в голове что-то щелкнуло, громыхнуло, и вот девочка едва-едва сдерживает рвущийся из горла отчаянный крик. Мигом позабыв все слова, которые она собиралась сказать, Джуно с трудом выдавила:

— Кто… Кто Вы?

— Девочка-маг? Не местная? Что ты здесь делаешь?

Джуно не смогла ответить, придавленная внезапной зловещей аурой и своим иррациональным страхом.

— Подожди-ка… Англичанка? Что делает маленькая дочка проклятых островных друидов в одиночестве здесь? На вотчине сатиров?

После того, как мужчина непостижимым образом угадал ее родину, он резко растерял последние намеки на человечность и, к ужасу девочки, его нижняя часть начала стремительно обрастать шерстью, а ступни — трансформироваться в копыта.

— С-сатир? Простите, сэр… Кириос*… Я того… Потерялась здесь…

Взгляд серых глаз стал чуть менее препарирующим, но подозрение так и сквозило в движениях мужчины. Сатира. Одной из самых многочисленных рас, включенных в союз. Довольно благодушны, им нет равных в изготовлении алкоголя и организации праздников. Отличаются необыкновенной выносливостью и легкомысленными характерами. Благосклонно относятся к красивым женщинам и являются естественными врагами дриад. Девочка надеялась на некую скидку ввиду своего пола и не прогадала. Старый сатир смотрел недоверчиво, но через минуту молчания уже не излучал убийственную ауру и даже снизошел до объяснений.

— Ладно… Пойдем со мной, сейчас сдам бумаги и выведу тебя отсюда. Вижу, ты ребенок и не понимаешь, что не так… Тебе повезло, потомок бриттов, что ты наткнулась на меня, достаточно опытного и контролирующего себя, и я не собираюсь разодрать тебя на множество мелких кусочков за грехи твоих предков.

Джуно боязливо поежилась. Как связаны Прюэтты с сатирами? Что за чертовщина?.. Но правда оказалась куда проще и страшнее одновременно. Мужчина представился Кордаком и с каким-то плохо скрытым злорадством рассказывал Джуно все ужасы прошлых веков всю дорогу до нужного кабинета.

— … Да островные шарлатаны были настоящими затейниками! Но отвратительней всего, конечно, каннибализм*. Ты знала это, девочка-маг? Ваши проклятые островки скрывают немало грязного бельишка, и поедание себе подобных — только верхушка айсберга. И ведь не перестаете проявлять наследие мерзких друидов. То один присваивает себе победу над Темным Лордом, то из тумана вылезает другой…

Девочка, и так затаившая внимание от слов сатира, напрягла слух до предела. Мужчина начал скатываться в старческое брюзжание, но рассказывал очень интересные, хоть и неприглядные вещи про английское сообщество. Единственные, кого пожалел мистер Кардок, — оборотни. Он просто обошел их стороной, с лихвой в очередной раз проехавшись по Министерству за ущемление последних.

Когда они добрались до нужного места, девочка вздохнула свободнее. Хотя и весьма познавательно, но слушать гадости, особенно правдивые, про родину было… Неприятно. В маленьком, но уютном кабинете сидела молодая женщина. Когда хлопнула дверь, она не оборачиваясь, запустила ручку прямиком в посетителей. Так как девочка шла чуть позади, то не могла видеть снаряда. Кардок очень резво для старика увернулся, а Джуно застыла статуей самой себе. Ручка вонзилась в дверь на десяток сантиметров выше головы. Но девочка бы не успела среагировать в любом случае. Немного нервная попытка вытянуть канцелярию из дерева провалилась. Ручка застряла там намертво. Это же какой меткостью и силищей надо обладать…

Сатир выругался на смеси греческого и какого-то неизвестного языка, который волшебный переводчик не распознал, и чуть ли не выломал дверь, вытаскивая злосчастный предмет канцелярии.

— Эрихта, мать твою-змею, что же ты делаешь? Повторяю еще раз — не делай так! Ваша богиня вряд ли одобрит убийство маленького мага.

Женщина пропустила выговор мимо ушей, вальяжно потягиваясь.

— Отстань, Кардок, не до тебя. Такой завал… Афина определенно простит своей жрице… Подожди, где ты отрыл девочку-мага под конец дня? Совсем крышей поехал? Или похоть свою не можешь при себе держать? На молоденьких потянуло?

Наконец язвительная собеседница обернулась и осмотрела Джуно с головы до ног.

— Ба! Да она совсем еще дитя. Прости, деточка, я не хотела тебя убивать или калечить. Надеюсь, плохой дядя не делал тебе непристойных предложений?

Джуно даже дар речи потеряла от шока. Какая странная ситуация… А бойкая девушка, не дождавшись ответа, принялась объяснять, что за непристойные предложения могла получить девочка, подумав, что та просто не знает тонкостей отношений между женщинами и мужчинами.

— Нет-нет, кириос Кардок помог мне. В смысле, я потерялась, случайно отбилась от группы туристов… А кириос Кардок пообещал отвести меня к выходу…

Жрица Афины, как поняла из короткого разговора Джуно, замерла и к чему-то прислушалась. Ее глаза остекленели и потускнели. Через несколько секунд она глупо хихикнула, разряжая атмосферу и неожиданно спросила:

— Ты — Джуно Крей?

Девочка аж поперхнулась. Мысли читает, что ли? Но лицо удержала. Конечно, многовато потрясений для мирного отдыха в Греции, но она пережила год в Хогвартсе, таким уже не пронять!

— Да, это я. А как…

— Как узнала? Да вот, твой дружок буйствует возле входа в Представительство уже час, даже третью степень защиты активировали. Всего их десять, но все равно сильно для детеныша-мага. Это он из-за твоей пропажи так бесится, нам проблемы доставляет. Пошли быстрее, пока не пришли стражи. Вижу, на тебе ехидново колечко, но терпения у Высших* ни к черту. Так что поторопись.

Джуно схватили за шкирку, девочка даже успела поностальгировать по Маркусу Флинту с его тяжелой хваткой, и потащили к выходу. Но потом замерла на месте вновь, чтобы через секунду коротко выругаться, подхватить девочку поперек талии и закинуть на плечо.

— Так быстрей будет, деточка. Твой дружок совсем разошелся. Вперед.

Комментарий к Глава 3.

* - собственно, “господин” по-гречески

* - да, каннибализм у английских друидов действительно существовал, как и ряд жертвоприношений и прочих кровавых штук

* - низшие - змеи, обычные и магические, “средние” - люди, говорящие на парсельтанге и высшие - ехидны и наги. Какая-то такая у них иерархия.

========== Глава 4. ==========

Девушка приняла позу низкого старта и рванула по коридору. Возле входа они оказались за считанные минуты. А как только открылись главные двери, Джуно почувствовала панику Алекса. Что-то глушило связь внутри здания, но сейчас чрезмерная тревога друга была отчетливо слышна. Девочка поспешила ментально успокоить телохранителя, пока ехидны не сделали этого. Похоже, Алекс поначалу пытался незаметно ее найти, но по прошествии времени ударился в панику.

Через мгновение взгляду Джуно пристала донельзя абсурдная картина: потрепанный Алекс с безуминкой в глазах пытался пробиться в ближайшее окно, его откидывало на несколько метров, и битва начиналась по новой. К счастью, парень вовремя заметил девочку, потому что вокруг уже начала собираться толпа, а с другой стороны площади спешили ехидны с жуткого вида копьями наперевес.

Алекс застыл, выронил палочку и метнулся к Джуно, чуть ли не придушив ту в объятьях. Вышедшие вместе с ней Эрихта и Кардок быстро объяснили ситуацию обывателям и стражам. Сатир скупо извинился и сказал, что завтра в качестве компенсации приглашает их в магазинчик своих родственников, чтобы они выбрали себе что-нибудь по душе. Эрихта хмыкнула и уже успела где-то узнать, что она — «подруга той самой забавной Говорящей, которая отказалась быть ее коллегой, но все, конечно, не в обиде». И с радостью поставила в известность, что завтра она тоже наведается к девочке, что позволит ей откосить от работы. Прямо так и сказала, буквально испарившись в неизвестном направлении. Алекс все еще висел на ней, толпа восторженно бурлила, обсуждая произошедшее, а ехидны решительно направлялись к ним. Причем они были в каких-то средневековых или, скорее, древних доспехах.

После не очень приятной и длинной беседы с полузмеями, которых Джуно пришлось взять на себя ввиду полного игнорирования Алексом реальности, ехидны подумали-подумали, немного пропесочили Джуно на предмет безответственности и оставили до конца посещения Греции под надзором. И конечно же, под надзором уже известной девочке Горы. Иван и Василиса тоже были на площади, но благоразумно не отсвечивали.

— Детиш-ш-ш-шки. Неразумные, человеческие детеныш-ш-ши. Я ос-с-с-ставила вас одних на пару час-с-с-сов. И во что вы влипли?

И еще немного нотаций от язвительной Горы заставили Джуно устыдиться еще раз и задуматься над причинами своего поведения. Соседство с Марволо по мозгам серьезно дает, Дар добавляет, но чтобы настолько? Или есть что-то еще? Да нет, скорее, она просто слишком расслабилась вне Хогвартса. Вот что он делает с учениками.

Зато следующий день преподнес неожиданный подарок. Магазинчик, который упоминал сатир, оказался зоомагазином. И мистер Кардок от широты своей души позволил выбрать себе любого питомца. И даже вывезти его из страны, что обычно было невозможно или очень затруднительно. Джуно неверяще хмурилась, но внимательно осматривала ассортимент. А всякой ползучей, летающей, ворчащей и пищащей гадости было навалом. Большинство зверей использовалось в качестве охранников или спутников и они были соответственно обучены, что поднимало их цену на недосягаемый уровень в большинстве случаев. Джуно не верила в бескорыстность людей. Джуно не верила в подобную удачу, ведь мама тут не участвовала. Но… Слабый аргумент в пользу честных намерений сатира у нее все же был. С утра она даже не узнала мистера Кардока в обворожительном юноше, который шутливо флиртовал с одиннадцатилетней (!) девочкой, громогласно распевая серенады ей у входа в магический квартал.

Оказалось, внешний вид сатиров сильно зависит от их настроения, как и характер. Во время праздника, их стихии, они просто не могли быть в плохом расположении духа, ведь самого главного для них — выпивки и женщин — хватало с лихвой. А на Кардока навалилось слишком много работы в Представительстве, ведь большинство ушли в отпуска и развлекались на фестивале, вот он и был в ужаснейшем настроении. И не мог не загладить вину перед «милейшей кирией Джуно, которую ненароком обидел».

К многим зверям девочка даже приближаться не рискнула, уж очень были свежи воспоминания об авантюре с Кабби. Возможно, кого-нибудь безобидного… Раз уж ей позволят вывести питомца из Греции, однозначно, нужно взять кого-то, кого можно содержать у немагов и кого трудно достать за пределами Греции. Желательно с полезными свойствами… Список резко сокращался. Доброжелательный продавец, тоже сатир, только усмехался и предлагал всевозможных невиданных тварюшек. В, казалось бы, небольшой лавочке Джуно провела полдня и просадила бы еще больше времени, если бы это не надоело самим обитателям магазинчика. К девочке, почти отчаявшейся от разнообразия выбора, вповалочку подошел… То ли павлин, то ли какой-то «заземленный» страус. Тусклого красного цвета, такого рыжего цвета. Похоже, питомцы одной масти с Джуно — это ее судьба. Но если учесть, что странная птица доставала ей до пояса… При ближайшем рассмотрении перья, когти и клюв отливали медью, глаза смотрели необычайно цепко для зверя, а острый металл оставлял на каменном полу тонкие царапины.

Птица склонила голову набок, напомнив Гестию этим жестом, и разложила крылья, закрывая обзор на других животных, издав пронзительную трель, которая больше напоминала смесь скрежета железа и противного скрипа мела об доску, чем песню прекрасной пташки. Джуно прикрыла уши и вежливо попросила птицу так больше не делать. Позади тут же материализовался продавец и сказал, что Стимфалийская птица, так же известная, как стимфалид*, — отличный выбор.

А этот… гм… экземпляр даже кивнул в подтверждение и распушил хвост на манер уже упомянутого павлина, но добился лишь того, что стал похож на красного ежика. И забавно, переваливаясь с ноги на ногу, пошел к выходу, словно его покупка уже была предрешена. Джуно растерянно посмотрела вслед этому чуду, собираясь высказать отказ продавцу, но тот хитро блеснул глазами, засыпал девочку комплиментами, что заставило непривычную к этому девочку замолчать под таким напором, и насильно всучил все необходимое для ухода за птицей. Передав обалделого клиента с рук на руки тихо посмеивающейся Горе, благополучно испарился из поля зрения девочки. Гора, Эрихта и Кардок на разные лады рассказывали ей мифы, легенды и истории про стимфалидов оставшуюся часть дня. Кстати, Джуно понятия не имела, куда делся предмет спора, потому что птица куда-то пропала и находиться не спешила. Но Гора успокоила ее тем, что животное до сих пор в магическом квартале и вернется к девочке, как только та надумает его покинуть.

— Какое проблемное… приобретение.

Эрихта, видимо, не знающая ничего о такте, громко засмеялась и потащила всю компанию в ближайшее кафе. Алекс тенью следовал за ними, но не проронил ни слова со вчерашнего дня. Такое уже бывало, когда парень корил себя за то, что не уследил за Джуно, и девочка, в принципе, не волновалась. Алекс прекрасно знал, что Госпожа ни в коем случае его не винит, но ему нужно было время, чтобы вернуться к прежнему состоянию. Возможно, это попахивало безответственностью, но Джуно считала, что в таком расположении духа Алекса лучше не трогать. В конце концов, этот улыбчивый парень уже убивал и усугублять не стоило.

Уже вечером их нашли Иван и Василиса, которые неплохо выглядели и были довольны визитом в Храм. Но что-то начинающий артефактор выглядел… Подозрительно. Постоянно косил взглядом на Джуно и ерзал на месте, хотя гиперактивности девочка за ним не замечала. Что-то случилось?

Как оказалось, случилось. Только этого ей для полного счастья не хватало.

— Джуно, я тебя умоляю, разреши моей сестре остаться в Храме. Я сделаю, что угодно. Все, что попросишь.

Они отошли в небольшой закуток позади кафе, чтобы им никто не мешал. Впрочем, Алекс все равно подслушивал, но пока не вмешивался. Но уже готов был хорошенько врезать мальчику за неблагодарность, Джуно чувствовала по обострившейся связи. Иван, не получив ответа от девочки, которая пыталась безуспешно собрать картинку ситуации воедино, бухнулся на колени.

— Джуно Лукреция Крей, я знаю, что моя душа не стоит даже ржавой копейки, но у меня больше ничего нет. Ты же спасла меня и Василису, она считает тебя сестрой. Пожалуйста… Пожалуйста, Джуно…

Девочка все же не удержала лицо, и в ее взгляде мелькнул легкий испуг. Конечно, она знала, что большинство членов Клана именно так в нем и оказались. Или желая отплатить за жизненно важную услугу, или просто потому, что им было некуда идти. Но ее эта чаша благополучно миновала, и девочка впервые столкнулась с полной отчаяния просьбой. Иван был гордым и спокойным, рано повзрослевшим. Хотя они с сестрой и пробыли в том недружелюбном месте несколько лет, но не потеряли силы духа. Ну, так думала Джуно, проведя пару разговоров с мальчиком, благополучно слиняв в Хогвартс и поручив новых подопечных маме. А ведь, осенило ее, что Василиса, что Иван почти не знают свою хозяйку. Рабская-то связь работает только в одну сторону, позволяя Джуно смутно, но все же чувствовать их настрой, если сосредоточиться.

— Иван, встань с колен. Иван, давай. Встань!

В голос пришлось добавить стальных ноток, потому что парень мало что слышал, медленно впадая в панику. Так, что-то это ей не нравилось… Сначала ее совершенно несвойственный дочери мафии ступор, потом истерика Алекса (хотя как раз вот это и не было удивительным) и вконец нетипичное поведение Ивана. Определенно, еще полчаса назад он был в порядке… Джуно вдруг прошиб холодный пот. Невероятные догадки мелькали одна за другой. Кто-то успел наложить проклятье? Но кто? Почему не сработали амулеты? Кто-то из тени Греции? Узнали, кто приехал? Или это последствия еще из Англии? Или вообще не проклятье? Она-то грешила на активизировавшегося Марволо, который ежедневно пытался распутать ментальные цепи, для чего, разумеется, использовал ресурсы ее организма. Поэтому ничего не сказала маме, ничего не сообщила Алексу…

Но зачем было нужно такое изощренное проклятье?.. Вряд ли это могло спланировать Представительство, все же она достаточно долго ходила по коридорам. Ехиднам это было не к чему, они же были заинтересованы в Василисе… Стоп… Так могло же, наоборот, прокатить. Джуно взяла несопротивляющегося парня за плечо и повела обратно в кафе. Еще подозрительнее выглядел тот факт, что Василиса была эдаким островком спокойствия, безмятежно улыбаясь на все вопросы и дифирамбы сатира. Видимо, девочка что-то почувствовала, все же ей, кроме парселтанга, достался повышенный интеллект и второй поток сознания. Джуно с трудом удержалась от скандала и немедленного ухода из магического квартала. Да, что-то у нее полный непорядок с эмоциями. Джуно плюнула на легкое недоумение окружающих и, поудобнее устроившись, соскользнула в… опять-таки, как назвать то место, где жил Марволо, она все еще не придумала, поэтому обозначала его, как внутренний особняк. Мракс, который уже поджидал ее, гневно фыркнул на такое определение и закатил глаза. Он успел распутать меньше половины цепей, и на это у него ушло колоссальное количество сил.

— Марволо, что скажешь? Тебе же есть, что сказать?

— Не обращайся ко мне таким тоном, Джуно. Держи себя в руках. Хоть я в какой-то мере и часть тебя, даже соврать не могу, но я все еще старше и сильнее тебя.

Девочка моргнула. Мага так задело ее обращение. Ну да, она чуточку раздражена, но это же не повод… Но Джуно послушно извинилась. Сейчас было не до мнимых обид.

— Ладно… Да, действительно, что-то не так. Не знаю, кто и как смог повлиять на твой разум дистанционно, но меня это здорово напрягает. Хорошо, что ты пришла сейчас, с твоей помощью я заблокирую эту гадость. У вас на заднем дворе — отличное место для этого. Иди туда, и когда я скажу, запечатаешь черную муть… Вот, например, в мемуар. У меня теперь пустых книг навалом.

— Но как я это сделаю?

Марволо приподнял бровь, выражая вежливое удивление.

— Это же твои мозги, твой разум, как я могу подсказать тебе, Джуно, как освободить его? Помни, я здесь не хозяин, я — невольный пленник, возможно, гость. Только ты можешь властвовать в этом месте, стоит лишь пожелать.

Джуно задумчиво потеребила волосы. Почему-то она во внутреннем особняке всегда появлялась с распущенными косами. А ведь в таком виде она пребывала только дома, в остальное время туго собирая свои патлы в прически.

— Я попробую.

Джуно сама не знала, как оказалась на заднем дворе и как подозрительный серый дым втянулся в мемуар, неприятно вибрируя. До этого он клубился невысоко над домом, образуя сферический барьер. Девочка была настроена решительно, все же существовала вероятность, что проклятье наложили только на нее, а уж через связи рабовладелец-раб и хозяин-слуга ментальное воздействие распространилось и на них. Но, не имея никаких подтверждений, оставалось лишь самостоятельно избавиться от напасти. Ну, как самостоятельно…

Все трудности по уничтожению гадости на себя взял Марволо, все-таки Джуно запечатала ментальную закладку, или чем там был этот серый дым, в книгу Мракса вместо его стертых воспоминаний.

— Надеюсь, твоя матушка найдет достаточно толкового менталиста и достаточно быстро. Не знаю, кто это наслал, но ментальное воздействие было направлено… Так, подожди… Странно… Я не могу определить, что это, мне не хватает квалификации… Но оно определенно не несет для тебя вреда. Хотя я был уверен в противоположном до этого момента. Хотя не исключаю, что твоя рассеянность — один из побочных эффектов загадочного менталиста. Ума не приложу, что это может быть…

Джуно печально вздохнула. Так была вероятность, что она себе все напридумывала? Пока Марволо просматривал события последних часов в поисках зацепки, девочка активно себя накручивала. Внезапный задушенный смешок привлек внимание Джуно.

— Что смешного?

— П-прости, Джуно… Но… Какой же ты ребенок, — Мракс мгновенно справился с собой и вернул обычный серьезный тон. — Никакое это не проклятье, лишь естественная реакция людей. Не у всех такая же стальная выучка и мафиозное воспитание, Джуно. Ты правильно подумала про Алекса, его метания — излишнее беспокойство за тебя. Ты не заметила? Это не истерика, он на полном серьезе собирался брать Представительство штурмом, потеряв связь с тобой. А Иван? Ты не забыла, что пережил мальчик? Может, он и вырос в обстановке, в которой любые слезы или слабость характера стали бы фатальными, но этот русский не железный, Джуно. Он растерян, вряд ли за всю жизнь он видел столько хорошего обращения, да и привык считать себя, даже и подсознательно, рабом. А тут и хорошее отношение, и обещание вылечить сестру. Он сам еще ребенок, девочка. Как и ты. У него случился банальный срыв. Иди, вон, купи ему успокоительное и узнай, что ему было нужно.

Джуно шокировано смотрела перед собой. Да, она была подкована по части мафиозных дел благодаря отцу, да, она знала кое-что о магии, спасибо маме, но… Как ни крути, у нее было да и продолжается по-своему счастливое детство. Ни одного из братьев умудрилась не лишиться, оба родителя живы, какие-никакие друзья есть… Алекс, Джейк. Невилл и Блейз. Теперь еще и Иван с Василисой. Дома осталась Камилла…

И поэтому она даже предположить не могла, что мальчик может сомневаться в ней. Вроде бы за год должен был убедиться… Напрямую-то она не сталкивалась с ужасами криминального мира, хотя знала о них немало.

— Эй, Джуно, не накручивай себя, у тебя нет времени на депрессию. Ради справедливости замечу, что кто угодно бы растерялся на твоем месте. Кроме меня, разумеется. Так что возвращайся в реальность.

С этими словами Марволо забрал у нее книгу и выпнул обратно. Причем в прямом и переносном смысле, так что пятая точка обидно заныла. А Джуно нервно хихикнула. Ну, себе простительно, правильно сказал Мракс, она же не психолог доморощенный. А в реальности…

Стоило девочке открыть глаза, как она поперхнулась воздухом. Хорошо еще, снова не упала в обморок, не хотелось получать второй пинок от Марволо, пусть и ментальный. Перед взглядом Джуно маячила морда медведя. Огромного призрака-медведя. Он был полупрозрачным и словно бы слегка светился белым светом. Что успело случится за полчаса беседы с Марволо? Алекс же знал о новом способе общения, что…

— Она очнулась, мальчик, ус-с-с-спокойся.

— Да-да, и убери от юной кирии медведя, нам сейчас визит прелестной, но воинственной Артемиды ни к чему*. Мы уже поняли, что энтелехия* у тебя велика и тебе сложно ее держать при себе.

По шипящему женскому голосу и двусмысленным фразам Джуно признала Гору и Кадрока. А медведь, недовольно и оглушительно рыкнув напоследок, растаял в воздухе. А Джуно села на мягкой кушетке (к слову, они переместились из кафе в какую-то то ли гостиницу, то ли чей-то дом), и в поле ее зрения попали сильно потрепанные Алекс и Иван. Тааак, что-то все же произошло…

— Мальчики, позвольте мне спросить, что успело стрястись в мое вынужденное отсутствие?

Алекс, отводя глаза и отчаянно краснея, пробормотал:

— Да вот, у меня получился Патронус…

Значит, громадный медведь принадлежал Алексу. Наверное, хотел отправить маме. Но с темы просто так они не соскочат.

— Нет, я про ваше состояние. С кем вы успели подраться? Вы в курсе, какие у нас могут быть проблемы с представителями закона, учитывая, что мы приехали в качестве туристов?

Конечно, были еще и другие, более очевидные причины для волнения, но озвучивать их при посторонних было нельзя. Сатир, ехидна и жрица Афины не выглядели напряженными, наоборот, предвкушали представление. А Василиса хмурила белесые бровки, всем своим видом выражая осуждение брату. Тот проникся. Оба парня упрямо молчали. Да уж, маленькая девочка отчитывает здоровых лбов, со стороны — презабавное зрелище. Девочка вздохнула и продолжила допытываться. Она понятия не имела, знают ли их спутники английский, но на всякий случай действовала строго в рамках их легенды, по которой Иван и Алекс были братьями.

— Алекс… Зачем ты втягиваешь брата в драки? Это ты-то привыкший, у тебя и опыт большой. А Иван?.. Как ты умудрился куда-то вляпаться и вляпать брата за полчаса? Мама будет недовольна. Как и я, к слову. Ивану простительно, он не отошел… Гм, от недавних событий. Но и с ним будет серьезная беседа.

Комментарий к Глава 4.

* Стимфалийские птицы - в древнегреческой мифологии хищные птицы, жившие возле аркадского города Стимфала. Вскормлены Аресом и имели медные клювы, крылья и когти.

* медведей традиционно посвящают Артемиде

* энтелехия - душа, жизненная сила, (греч. ἐντελέχια «осуществленность», от ἐντελής, «законченный» и ἔχω, «имею») — в философии Аристотеля — внутренняя сила, потенциально заключающая в себе цель и окончательный результат; например, сила, благодаря которой из грецкого ореха вырастает дерево.

========== Глава 5. ==========

Алекс понурился и бросил враждебный взгляд на парня. Тот выглядел как-то обреченно, но зыркнул в ответ воинственно.

— Итак, с кем вы подрались? Вижу по реакции наших многоуважаемых сопровождающих, что у нас не будет серьезных проблем, но это не снимает с вас вины.

— Госпожа… — умоляюще протянул Алекс, но Джуно была непреклонна. Слова Марволо ее сильно встревожили, и девочка решила вплотную заняться проблемами своего окружения. В первую очередь, случившейся неприятностью.

Ситуацию прояснила Василиса, сильно обидевшаяся на брата за драку с названным братом. Оказалось, что Иван и Алекс отмутузили друг друга от души, не дозируя сил. Все началось с того злополучного обморока-ухода на разговор с Марволо. Но поскольку случилось это в аккурат после таинственной беседы с Иваном, а Алекс и так был на взводе, то он принялся настойчиво добиваться ответа от угрюмого русского. А тот сам ничего не понимал, Джуно же не успела ему ничего ответить, лишь отложила разговор до гостиницы. Поэтому упрямо молчал, буркнув, что это только его с Джуно дело. Разумеется, такой ответ телохранителя не устроил, и градус беседы повысился. Но ничего лишнего умничка-Иван при посторонних догадался не говорить, некультурно послав Алекса подальше, и упомянул о его некомпетентности как охранника, намекая на случай в Представительстве. Конечно же, Алекс такого стерпеть не мог, тем более от мальчишки младше себя на полтора года и не имеющего никакого отношения к семье Крей.

Джуно усилием воли подавила желание побиться головой об ближайшую твердую поверхность. Или побить Алекса. Чтобы мозги прочистить. Но несчастный и потрепанный вид телохранителя удержал ее и от второго. Ясно же, что Алекс не смог стерпеть таких слов, друг всегда болезненно реагировал на поползновения в сторону Клана. Тем более… Если вспомнить слова Марволо… Подростковые гормоны, напряженная ситуация, ее отсутствие как тормоза… Неудивительно, что они подрались. К тому же, они и не были близко знакомы. Лишь несколько раз тренировались друг с другом, да и встречались за едой. А все остальное время они с Алексом в Хогвартсе. Нет, нужно поскорее узнавать своих подопечных поближе. Чай, уже немного отошли от жизни в Москве, убедились, что Клан никогда своих не обидит…

— Свои порции нотаций получите в гостинице, не хватало еще и Василисе с нашими сопровождающими отдых испортить… Алекс, будь добр, приведи себя и Ивана в порядок, очень тебя прошу.

Алекс, у которого от стыда и вины опять пробилась высокопарная речь, выучено поклонился и скрылся вместе с Иваном в боковой двери.

— Прошу прощения за неприглядную сцену. Где мы?

Сатир фыркнул, не сильно расстроившись от несостоявшегося шоу с грандиозной выволочкой, и кивнул рогатой головой на другую дверь.

— Да все тут же, в кафе. Здесь есть несколько гостиничных номеров. Но если юная милая кирия пришла в себя, можем продолжить отдавать дань празднику.

Кому что, а сатирам выпить бы и повеселиться. Но благодушно настроенный Кардок рассказывал интересные вещи и был очень красив в этом облике, чего греха таить. Джуно кивнула, решив в назидание оставить мальчиков в гостинице. Пусть прояснят спорные моменты с глазу на глаз.

Сатир хитро ухмыльнулся и сделал шутливый поклон.

— Тогда предлагаю прекрасным дамам, чьей компанией я теперь могу наслаждаться в одиночку, посмотреть напоследок выступление моей кузины. Она входит в известную театральную труппу, уверяю, после просмотра вы не останетесь неудовлетворенными, а наслаждение будет райским.

И опять двусмысленные фразочки, но Джуно сделала вид, что не понимает, как и подобает ребенку.

Выступление, особенно с учетом возможностей магии, запомнилось надолго, тут сатир не соврал. Но длилось оно практически до полуночи, поэтому Ивану и Алексу пришлось на руках тащить Джуно и Василису домой. Сквозь сон девочка пообещала обрушить на парней все кары за их драку завтра, а пока надо было отдохнуть, все же удаление того серого дыма не прошло бесследно. Марволо еще предстояло разобраться, что это за диковинка такая. О приобретенной птичке вся компания начисто забыла. Как оказалось, зря.

Джуно проснулась от ощущения тяжести. Что-то давило ей на грудь и мешало двигаться. Девочка сразу же проснулась, желая дать подзатыльник Алексу, который опять из-за крайней заботы просидел с ней всю ночь и сам заснул под утро. Но на груди обнаружился не друг, а вчерашняя пропажа. Птичка смотрела прищуренным глазом на свою хозяйку, словно бы решая, куда ее клюнуть. Учитывая немалый медный клюв и острые когти, которые успели немного порешить ее пижаму, это могло закончится плохо. Но стимфалид (вроде продавец назвал тварюшку именно так) увидев, что она проснулась, достаточно грациозно для таких размеров птицы скользнул на пол, не издав не единого звука, что было удивительно для него, полностью покрытого металлическими перьями. Похоже, пташка была очень умной, раз смогла найти ее в маггловской гостинице и проникнуть без особого труда.

— Надеюсь, тебя никто не видел из обычных людей?

Птица возмущенно заскрипела, наверное, это она так курлыкала. Потом раскрыла крылья, взлетела на полметра, и на пол приземлилась уже в новом обличии. В обличии немалого такого коршуна. Так некстати вспомнились речи словоохотливого Кардока, который поведал, что стимфалийские птицы могут перекидываться в несколько обликов. Для каждого экземпляра они уникальны, но стимфалиды могут сделать это только после того, как отведают свежей крови. Девочка осторожно приблизилась к ней, но птичка не двигалась, позволяя погладить себя. Потом перекинулась назад. Через Дар Джуно узнала, что по пути в гостиницу он (а стимфалид оказался самцом) успел задрать парочку крыс, совершенно не побрезговав заглянуть в пару мусорных баков. Картинки были не самыми приятными, и девочка почти в приказном тоне (насколько это было возможно с этой летающей машиной смерти) повела птицу купаться. А вновь перекинувшаяся тварюшка не возражала, она привыкла к комфорту в магазине, хотя и не брезговала при случае никакими условиями. Все это девочка видела через Дар. Похоже, на волшебных зверей он влиял как-то по-другому, Джуно могла управлять необходимой информацией, а не просто забивать эфир мусорными сведениями. Подобное было и с цербером, но девочка свалила все на случайность… Хм, или все же Дар медленно, но верно развивается вопреки шалящей магии.

Но прежде, чем лезть в шикарную ванну, больше напоминающую джакузи (Джуно тоже хотела расслабленно поплескаться!), самец потребовал кровной привязки и имени. Он коротко, образами через Дар, передал, что имя сильно влияет на представителей их вида, а кровь хозяина дает неплохой толчок к развитию. Джуно даже не удивилась, припомнив, кто вывел таких чудесных птичек. Арес, бог кровавых битв и войн. Что уж говорить, если у обычных людей сохранилась кипа мифов про деяния олимпийца, сплошь жестокие и кровавые. С другой стороны, его женой была Афродита, а мифы судачат, что он был более-менее верным супругом в отличие от своего отца, или кем там приходится Зевс Аресу*…

Джуно задумалась. Имя надо взять какое-нибудь греческое, и чтобы было красиво и со значением… Девочка метнула взгляд на ожидающую птицу и спросила, какое бы имя той хотелось. Тот благоразумно не стал издавать странных звуков, а максимально аккуратно прикоснулся головой к ладони девочки. Учитывая, что даже на голове перья были острыми, словно бритва, Джуно была очень благодарна самцу.

По идее, он должен ее охранять, в принципе, они были созданы для этого изначально. Единственное, чего боятся эти смертоносные хищники — слишком громких звуков музыкальных инструментов. То же самое говорится и в легендах. Именно так Геракл прогнал их от своих гнезд. Тогда… Джуно покопалась в шкафу и выудила одну из сувенирных книг, недавно купленных в торговом квартале. Там был список греческих божеств, от некоторых из них даже брали начало магические Рода.

— Так… Есть, нашла! Правда, бога звуков в греческом пантеоне нет, зато есть богиня… Ну и ладно. Как тебе имя… Фамос*? Ты же такой красавец, думаю, тебе подойдет. Одновременно и греческое, и английское.

Самец высоко свистнул, раскрыл крылья и обернулся вокруг своей оси. На миг Джуно ослепила вспышка, а проморгавшись, она увидела обновленного Фамоса. Но он остался прежним, лишь немного прибавил в размере, клюв и когти тоже немного видоизменились*. Не дожидаясь разрешения, птица нежно ущипнула девочку за палец. До крови. Но в понимании Фамоса, да, довольно аккуратно. И тут же встряхнулся, глаза на мгновение сверкнули алым, и он скинул девочке несколько перьев, которые самопроизвольно соединились в понятном только им порядке. Джуно недоуменно подняла их. «Подарок, защита», — сообщил Фамос.

Похоже, при всем своем воинственном характере стимфалид по развитию был на уровне пяти-, шестилетнего ребенка. А перья были как-то нужны для ее защиты, чудненько.

— А… Что это? Артефакт?

От Фамоса пришла картинка, как он раздирает злобного обидчика в виде смазанной тени, а позади стоит счастливая Джуно с чашей крови и свежим мясом. О как. Образы приходили очень странные, размытые и… более затемненные, чем при человеческом зрении. А вот это было интересно, раньше Дар такого не выкидывал. А медные перья приняли вид чего-то вроде заколки, но из-за бритвенной остроты ее было невозможно закрепить на волосах без последствий. Фамос повозился, примерился и скинул еще горсточку перьев. На этот раз они образовали что-то вроде двух кафф, которые можно было после дополнительной обработки закрепить на ушах. Они напоминали бабочек, но вместо тонких, легких крылышек были жесткие, медные перья, торчащие веером. Джуно поблагодарила Фамоса и решила отдать их Ивану сразу же после завтрака. Мама не появлялась в гостинице два дня, но оставляла записку, что напала на след знакомого. Скорее всего, скоро они отправятся в путь. Повезло, что их сопровождает взрослая Гора, так их компания практически не привлекает внимания, да и Алекс с Иваном уже подростки, поэтому спокойно «присмотрят» за ними в отсутствие родителей по легенде.

А птичка с удовольствием полезла в воду, позволяя Джуно специальным артефактом-щеткой почистить все перышки. Пришлось еще и надеть приложенные защитные перчатки, чтобы не порезаться. С непривычки девочка провозилась довольно долго, поэтому на завтрак спустилась, когда солнце было высоко в зените. Но ничего, парням стоило помариноваться и осознать. А Фамос был доволен донельзя, прямо как маленький ребенок, и требовал внимания. Что забавно, по меркам их вида он действительно был ребенком, но должен был достаточно быстро вырасти от магической связи. Ага, а чем больше он будет пить кровушки Джуно, тем быстрее будет происходить развитие.

В кафе на первом этаже ее уже заждались, Алекс наложил на их угол Заглушающие и Магглоотталкивающие чары. Коршун на ее плече привлекал немало внимания, но стоило ей подойти к столику, как интерес окружающих словно бы выключили.

— Джуно, зачем тебе коршун?

Питомец надулся, спрыгнул на пол и обратился в Стимфалийскую птицу. Мама с куда более пристальным вниманием посмотрела на самца. Тот выставил грудь колесом и воинственно поднял крылья. Медь блеснула в лучах вставшего солнца. А мама предусмотрительно не стала трогать птицу, только похвалила выбор и удивилась, как Джуно смогла ее достать. Иван молча принял перья, пообещав сделать что-нибудь с ними в самое ближайшее время.

После краткого пересказа событий и подозрений насчет серого дыма произошло то, чего никто не мог ожидать. Мама выругалась, да так, что уши в трубочку сворачивались, бросила несколько диагностических заклинаний, сплюнула, прошипев сквозь зубы, что «этот мордредов экспериментатор поклялся в безопасности своих действий, мать его фестралами топтать… Чертов Асклепий*!».

— Алекс, мы отбываем сейчас, оставляю тебя за старшего. И чтобы без драк, иначе прокляну!

Джуно очень редко видела мать в таком состоянии, но запоминала такие случаи надолго. Пусть мама и была Предательницей Крови, но исправно выполняла все ритуалы, поддерживая уровень Силы. А уж при впадении в Ярость… Особое состояние боевых магов, которое на время превращало их в машин смерти. Конечно, при переусердствовании был шанс получить труп вместо мага, но мама уже активировала Ярость и остановить ее могло разве что чудо. Она взмахнула палочкой так, что окружающий воздух затрещал, в помещении загулял ветер, посетители кафе начали недоуменно оглядываться…

Но Джуно не могла увидеть их реакцию — ее вместе с Фамосом следом за мамой затянуло в воронку аппарации, завязывая в тугой узел на доли секунд. Но место назначения Джуно смогла увидеть только спустя полминуты. От такого путешествия кружилась голова и перед глазами двоилось. По крайней мере, за это время ее никто не тронул и вокруг не раздалось ни единого звука. Поднявшись на ноги по ближайшей вертикальной поверхности, девочка с трудом сфокусировала взгляд. Такие ощущения могли появиться только в двух случаях: мама трансгрессировала сквозь магические преграды или на очень большое расстояние. Но куда ее занесло? Их с Фамосом и мамой раскидало по разным углам. Она оказалась… В поле?

Джуно протерла глаза. Нет, все-таки она в чьем-то саду. Огромном саду. Тут росли всевозможные декоративные растения, деревья, а зеленая трава, казалось, была испещрена змеевидными каменными дорожками. Девочка огляделась внимательнее. И в какую сторону ей двигаться? Она опиралась об одну из колонн увитой плющом беседки. Для полноты картины не хватало певчих птиц и ярких бабочек. Но Джуно не поддалась на иллюзию безопасного места, раз мама так разозлилась, значит, здесь вражеская территория. Как минимум, стоит осмотреться и незаметно уйти подальше, чтобы воспользоваться экстренным портключом. Последний был не лучшего качества, купленный в Лютном переулке Алексом, но лучшей защиты пока не было, оставалось уповать на будущего артефактора в лице Ивана.

Девочка немного удивленно смотрела на распадающуюся в труху тонкую цепочку. Похоже, местные охранные чары были настолько мощными, что не просто не пропускали перемещений, а попросту уничтожали артефакты. Не хотелось думать, что было бы, если бы она умела аппарировать. Джуно, бесшумно крадучись, направилась в противоположную сторону от комплекса зданий, видневшихся, скорее всего, в центре сада. Девочка не знала, что происходит, и узнавать не хотела. Она безоговорочно доверяла маме, а ее явно обеспокоил таинственный серый дым и не менее таинственный Асклепий. Джуно из буклетов помнила, что это имя бога-покровителя целителей и медицины в целом. Какое-то жертвоприношение? Мама имеет к этому богу отношение? Или у Асклепия есть свой клан, как у Афины? Тогда это резиденция клана? Возможно, мама хотела показать ее целителю из клана? Тогда стоило идти к центру.

Но Джуно была слишком осторожной, чтобы идти прямо в пасть ко льву. Вдруг она не права, и маму каким-то образом схватили… Выяснился еще один неприятный момент: обе связи, и рабская, и охранная, блокировались. Джуно боялась, что Алекс взбесится снова. Лишь бы глупостей не наделал…

Две невысокие стены удалось преодолеть буквально играючи. Джуно пересекла сад, прошла что-то вроде оранжереи, никого не встретив на пути. Громко звать Фамоса или маму девочка поостереглась, неизвестно, одни ли чары охраняли огромную территорию. Ее догадки оправдались через час брожения: она встретила первых живых существ. Ну, как живых…

Две двухметровые каменные статуи, облаченные в броню воина и держащие копья, совершенно беззвучно патрулировали оранжерею. Немного понаблюдав, Джуно успокоилась. Они ходили однообразным маршрутом, их движения были механическими, в них не было души. Обычные куклы. Слух у них тоже оказался не очень, Джуно прошла вплотную за ними, практически не таясь. Но возникла другая проблема: следующая стена была не в пример выше. Прикинув, девочка с помощью пуш-дэггеров забралась на деревянную постройку на манер скалолазов. Оружие затупилось от такого безбожного отношения, но другого выбора не было. А вот с крыши Джуно как раз допрыгивала до стены. По другую сторону обнаружились еще несколько одноэтажных зданий неясного назначения. Да и сторожи здесь были получше: высокие воины с несколькими парами рук. Выглядели опасными. Эти были немногим ниже встреченных статуй, но тоже были одеты в подобие брони. Оружия у них не наблюдалось, но такими огромными ручищами они спокойно могли раздавить голову ребенка, не напрягаясь. Значит, никакого прямого столкновения.

Ждать помощи или попробовать пробраться мимо них?.. Джуно, немного понаблюдав из-за прикрытия зеленой листвы, благо, высоких деревьев хватало и здесь, решилась на третий вариант. Она пойдет в другую сторону и обойдет стражей, не спускаясь на землю. Воздушной охраны за два часа «прогулки» она не заметила, поэтому это был лучший вариант из возможных. Путь был в три-четыре раза дольше, но исключал встречу с великанами. Стена была достаточно широкой, чтобы аккуратно по ней пройти, не упав. Правда, если придется вести на ней бой, это будет затруднительно, все же места хватало впритык на осторожную балансировку между двумя сторонами. Любой другой вряд ли справился, но Джуно была мелкой и занималась с циркачами. Выпадали задания и потруднее.

Но девочка ошиблась лишь в одном: воздушная охрана все же была. Несколько грифонов парили высоко в небе, зорко высматривая возможную жертву. Нарушитель не должен уйти живым. Джуно заметила их, уже преодолев треть пути под ветвистыми деревьями. Ее еще не заметили сверху, но место было крайне неудобное: дальше шла открытая местность, а по обеим сторонам сновали здоровяки-мутанты. У одних было четыре руки, у других — шесть, у некоторых вообще по десять. Им, в отличии от статуй, стоило лишь поднять голову, чтобы увидеть пригнувшуюся девочку. Немного не рассчитала, но надо двигаться: через несколько минут стражи вернутся сюда и, скорее всего заметят.

Ее спас случай: мимо шел подросток, пыхтя и фыркая от тяжести корзины, полной растений. Видимо, шел с оранжереи. А шел он как раз-таки с той стороны, где были охранники, значит, он был, по крайней мере, слугой. Лучшего стечения обстоятельств и желать было нельзя, видимо, пришло время работы или чего-то в этом духе. Джуно не стала упускать прекрасную возможность, буквально обрушившись на незнакомого парня. После недолгой молчаливой борьбы победила Джуно, на стороне которой был элемент неожиданности и ножи. Конечно, решающую роль сыграли ножи, потому что парень благоразумно не стал сопротивляться противнику с холодным оружием. Джуно на мгновение расслабилась, обезвредив слугу, но тот напоследок сделал ей подлянку: как-то активировал систему оповещающих чар, или что там вместо них, и со всех сторон раздался противный звук, похожий на вой сирены. Быстренько вырубив парня, Джуно с трудом оттащила того за ближайшее дерево. Времени очень мало, чтобы бежать. Грифоны и великаны моментально настигнут ее. Оставалось…

Привычка быстро действовать в экстренных ситуациях — первое, что вбивают в сыновей и дочерей мафии. Девочка мигом стянула тунику с парня, которая доходила ему до колен, накидывая на себя и бросаясь к корзине. Одежда повисла на ней, напоминая больше хламиду, нежели тунику, но Джуно видела что-то подобное на местных женщинах в магическом квартале. Джуно старалась максимально увеличить свои шансы на выживание, а великаны выглядели не особо умными, это было видно по их громким и максимально простым диалогам. А грифоны были всего лишь животными… Ну, девочка надеялась на правильность своих характеристик. Особого-то выбора не было.

Только она вцепилась в корзину, как из-за угла ближайшей постройки вывалились охранники. Вблизи великаны оказались еще страшнее и мощнее, чем издалека. Но туповатое выражение их лиц было похоже на аналогичное у Флинта. Но девочка искренне надеялась, что оно не было маской, как в случае последнего.

Подошедшие стражи с минуту глядели на Джуно, прежде чем один из них утробным голосом выдал «гениальный» вопрос:

— Чужой… Куда пошел чужой? Говори, иеродул*…

Джуно не поняла смысла последней фразы, но послушно тыкнула в сторону ближайшего дерева, где и оставила незадачливого слугу. Может, его и не убьют… В любом случае своя жизнь была дороже.

— Ты, иеродул… Чужой пришел, он — опасность. Ты — не безопасно. Иди в героон*.

И опять магический переводчик не понимает последнего слова. Но великан нетерпеливо ткнул сразу несколькими руками в сторону центра, откуда и пришла Джуно. Девочка не стала испытывать волю стража, подхватив корзину и побежав в сторону главного здания, таинственного героона. Однако проблемы множились, не успев разрешиться: грифоны стали беспокойно кружиться над ней, громко хлопая крыльями. Чуяли постороннего? Джуно спешила убраться от них, но корзина была тяжелой, и девочка облилась семью потами, стараясь идти побыстрее. Животные, вероятно, пока принимали ее за свою из-за одежды и сильного запаха трав, но могли обнаружить в любой момент, особенно если прилетит кто поумнее.

— Еще и стена…

Джуно понятия не имела, как пересечь стену. Территория делилась на замкнутые прямоугольники, то есть выхода из них не было. И как назло, она была единственной из людей здесь. Других слуг или работников не предвиделось. Сделав вид, что поправляет корзину, Джуно огляделась. Скрытый вход? Или как-то активируется?..

Комментарий к Глава 5.

* - на удивление, во всех мифах Арес представляется верным супругом, первой ему изменила Афродита

* - я действительно горжусь этим именем для птички, потому что по звучанию оно напоминает английское famous (знаменитый), что намекает на характер птицы, и одновременно является мужским вариантом имени Фама (богиня звука). И, не поверите, место, где она живет, полностью вылито из меди

* Асклепий - бог целительства

* иеродул - слуга при храме в Древней Греции

*героон - античное святилище, посвящённое герою

Как говорится, автора понесло, автора не остановить. Изначально сюжет задумывался немного другим, но муза уже плотно присела на уши автору и следующие две главы уже готовы. Автор сам от себя не ждал. И да, вас ждет еще больше греческих магических штучек!

========== Глава 6. ==========

Для избежания внимания все прибывающих охранников разных мастей пришлось рассыпать растения по дорожке в надежде, что она увидит какой-нибудь выход отсюда. Растягивая таким образом время, Джуно зорко следила за окружением. Все, кроме беспокойных грифонов, словно перестали ее замечать. Девочка не забывала подсматривать любую полезную информацию с помощью Дара, но стены прощупать не могла: руки были заняты корзиной, да и подозрительно бы это выглядело у охраны на виду.

Спустя десяток минут к ней подошел парень, почти копия предыдущего, пару минут понаблюдал за ее возней и присел рядом:

— Ты новенькая? Столько целебных трав… Ты иеродул или служишь в асклепионе*?

Дожидаясь ответа, парень помогал Джуно складывать травы. Благодаря Дару девочка знала, что с чем складывать. Темноволосый помощник ждал ее реплики, поэтому девочка ответила максимально осторожно.

— Да, я — новенькая. Я — иеродул, спасибо за помощь. Но нам надо спешить… назад, сюда проник чужой.

Парень стал серьезным и поторопил ее, впрочем, проявляя любопытство:

— Ты видела его?

— Да, обычный маг… Но тут их может быть несколько. Могу я попросить проводить меня?

Собеседник на секунду застыл, прикрыв глаза, и Джуно уже подумала, что она где-то прокололась, но тот немного растерянно произнес:

— Да-да, конечно… Я — Яннис, я недавно стал учеником кирии Иасо, — хвастливо сообщил мальчик, продолжая рассказывать свободным заинтересованным ушам об своей нелегкой жизни. Он, вероятно, решил покровительствовать маленькой девочке, а Джуно старалась добавить во взгляд побольше восторга и обожания.

Понемногу вырисовывалась следующая картина: храм-лаборатория, где выращивают множество растений и делают всяких химер, цель создания которых не совсем понятна, находится на каком-то острове в Греции. Здесь же обучают всех работников с прислугой практически с детства. Насколько поняла девочка, всем заправляют храмовые служители, а во главе стоят загадочные Асклепии. И, что странно, их целых трое. И как раз к дочери одного из них ее новый знакомый и поступил в ученики. А еще Яннис проговорился, что в главное святилище иногда пускают посторонних, и сегодня как раз был такой день, поэтому они смогли проникнуть за стены. Джуно повезло, что ей попался говорливый объект, купившийся на внешность и способный провести ее сквозь преграды. В прямом смысле. Он прикладывал руку к каждой новой стене и шел через образовавшуюся арку, будто бы это было обычным делом. Хотя, может, и было. Что только не происходит в волшебном мире… Захватывающие вещи, Джуно успела убедиться в поразительном качестве растений даже на свой дилетантский взгляд. Лишь бы еще не помереть в процессе познания «увлекательного» мира.

Была еще одна проблема: у каждого работника или слуги были магические метки, которые служили средством связи или же своеобразным пропуском. Яннис хвастался, что ему буквально вчера «прокачали» ее до нового уровня, так что теперь он имел доступ в главный храм. Отсутствие таковой у Джуно он объяснил ее недавним появлением, но если не удастся слинять в ближайшее время, то ей поставят подобную, если не раскроют обман и не убьют на месте. Куда она, Мерлин ее подери, вообще попала?..

Когда они уже подходили к их цели, перед ними опустился немного потрепанный Фамос. Ага, значит, не умер и не потерялся. Похоже, внутри этой территории стимфалид не потерял с ней связи. А Яннис отреагировал на птичку довольно спокойно, поинтересовавшись, является ли она фамильяром. После недолгих колебаний Джуно ответила утвердительно.

— А, так вот почему я чувствовал в тебе силу… Все-таки было странным встретить обычного иеродула в оранжерее, а так все встало на места. Тебя… Тебя сразу отправили в высшие иеродулы, да? Только у них есть фамильяры. Если проявишь способности, тоже сможешь стать ученицей, я через пару лет смогу замолвить словечко за тебя! Ирида, мы подходим, тебе же надо отнести травы?.. А-а, ладно, пошли, покажу…

Джуно вдохнула и выдохнула. Она представилась уже привычным именем Иридой. Сегодня храм посещала одна из пифий* главенствующего оракула, что происходило только по большим праздникам. Мол, оракул посылал во все крупные храмы по пифии, где собирался обычный народ, так что у каждого была возможность получить предсказание. Кому-то прорицательница могла не сказать ничего, кому-то доставалась буквально пара слов, а кто-то получал целый стих двусмысленных намеков или, наоборот, предложение прямолинейного указания на будущее. Прорицание — тонкое искусство, пифий учат этому с детства, практически не выпуская во внешний мир. Джуно грустно улыбнулась. За любую силу приходится платить. Знание будущего — великая сила, не в тех руках способная поломать сотни жизней.

Мысли перешли в более конструктивное русло. Может, удастся сбежать под прикрытием этого приема? Вроде бы посетителей на таком событии должно быть много, глядишь, и проскочит незамеченной.

Фамос поделился мыслеобразами, как он добирался до Джуно, ввязавшись по дороге в парочку драк и выйдя из них победителем. Правда, какая-то безумная смесь летучей мыши и стервятника сильно потрепала стимфалида, врубив ультразвук, поэтому Фамос старался не попадаться на глаза стражам после печального опыта. Повезло, имя* птички спасло ее от смерти. Железные перья были смертоносны, а медные когти и клюв могли пробить даже камень при желании. Не говоря уже об повышенном интеллекте и скверном характере. А уязвимость перед звуком была частично ослаблена данным именем. Прямо как чувствовала. Что ж, это было логично — если имя может влиять на магических фамильяров, то почему бы не попытаться прикрыть тылы с помощью этого?

Яннис проговорился — стоило лишь поддакивать в нужных местах, — что какой-то особый вид Стимфалийских птиц используется для охраны. И, конечно же, она сказала, что ее собрались обучать именно этому. Ей не составило труда убедить парня заглянуть одним глазком на торжество, а потом всучить ему корзину с травами и растеряться в толпе. Полчаса у нее точно есть, пока Яннис относит ее поклажу. Главное, чтобы ни о чем не догадался и не поднял тревогу раньше времени. Явной охраны, способной по запаху определить чужого, здесь нет, поэтому пахучие растения становятся бесполезными. Фамос выяснил, что за купол охранных чар просто так не пробиться, не было смысла пытаться бежать. А вот по окончанию банкета…

Внутреннее убранство этого странного храма-нехрама не было похоже на греческий стиль. Помещение, где собралась толпа народу, вообще не было ни на что похоже. Вместо освещения парили огромные Люмосы под потолком, по краям компактно стояли столики со стульями, вплотную к стене — столы с легкими закусками. Джуно ринулась в самую гущу толпы, благо, гости пока прибывали. Необходимо было избавиться от грубой хламиды, уже несколько магов немного брезгливо на нее обернулись. Укромный уголок нашелся не сразу, пришлось шмыгнуть в помещение, откуда выходили домовики (хоть кто-то знакомый из магических народностей). Ушастые не обратили на нее внимания, приняв за местную прислугу. Джуно быстро огляделась, стянула хламиду и схватила первый попавшийся поднос, делая вид, что несет кому-то поесть. Платье было немного помятым, но первый встречный домовик помог с этим после вежливой просьбы. Оставалось найти свободный столик и притаиться. Фамос смог обратиться в достаточно небольшую хищную птичку, чтобы спрятаться под платьем. Благо, по пути «добрый» стимфалид успел задрать парочку нерасторопных химер.

Джуно, выскользнув обратно в толпу, нескоро отыскала такой. Но с противоположной стороны сидела группка детей, скорее всего, чтобы не потерялись под присмотром взрослого. За нарушение границ храма судили очень строго. Джуно в последний момент успела туда пробраться, когда гости, наконец, заняли причитающиеся им места и торжество началось.

Сидящие рядом дети были в основном младше Джуно, но та сделала лицо понадменнее, чтобы не приставали с вопросами, и максимально спряталась за другими столиками. Домовики выдали каждому по лавровому венку, и главные двери распахнулись. Сквозь них неспешно прошествовала небольшая процессия. Но вниманием толпы безраздельно завладела девушка, одетая в воздушные одежды, окрашенные в цвета крови. Длинные волосы красавицы стелились по полу, а глаза сверкали чистыми алмазами. Пока все восхищенно вздыхали, Джуно невольно вздрогнула, когда безразличный взгляд пифии скользнул по ней. Точнее, по тому месту, где сидела девочка. Белесые глаза без зрачка ничего не выражали, их обладательница уже не воспринимала реальность. На точеном, фарфоровом лице девушки пугающе смотрелась отсутствующая, потусторонняя маска. Пифия была готова предсказывать. Большая, но страшная сила.

Во время транса предсказательницы рекомендовалось смотреть на нее, чтобы она могла прочитать судьбу и предвидеть будущее, но девочка отвернулась, не желая дольше необходимого смотреть на холодную пифию, больше похожую на роскошную куклу. Неожиданно ее кто-то мягко тронул за плечо.

— Юная кирия, пройдемте с нами.

В темноте не было видно, кем был говорящий, но голос был женский. Но важно было не это. Это был конец. Ее раскрыли.

Раскрыли.

Значит, убьют.

Разум словно бы оцепенел, Джуно на миг показалось, что она слышала крик Марволо, но все же показалось. Чего только не причудится за мгновение до отправления на тот свет.

Забавно… Ну, хоть Фамоса она успела выпустить, оставалось надеяться, что он выживет.

Но оставалось столько вопросов… Что это за место? Почему мама так рвалась сюда? Как Асклепий связан с ментальным вмешательством и серым дымом?

Ничего не происходило несколько секунд. Ее не убили, не толкали, чтобы она шла быстрее, не связали. Джуно рискнула обернуться. Девушка немногим младше предсказательницы терпеливо ждала ее реакции.

— Я?..

— Да, юная кирия. Вы удостоились чести услышать предсказание из уст пифии Ариеки Первой. Прошу, следуйте за мной.

Джуно двигалась механически, почти не осознавая, куда ее ведут. Что еще за шутки?.. С другой стороны, с плеч словно бы гора свалилась. Все еще в порядке. Все еще… Ситуация ухудшилась, потому что ее вывели из толпы, но она может попробовать вывернуться.

— Извините, а почему выбрали меня?

— Только пифия и оракул могут это знать. Но говорят, что пророчество получает тот, кто в нем нуждается. Как ваше имя, юная кирия? Нам нужно занести Вас в книгу предсказаний.

— Ирида… Ирида Блэк.

Джуно представилась тоже автоматически, не задумываясь. Уже второй раз в своей жизни она думала, что пребывает на грани жизни и смерти. Ну и ладно. Как всегда, надо мыслить оптимистично: жива, и хорошо.

Зато когда они проходили из помещения в помещение, мимо пронеслось непонятное существо, смесь каких-то небольших хищников.

— Что это было?

— Не волнуйтесь, юная кирия. Это была химера, из отряда охраны. Они поймают всех нарушителей, можете не беспокоиться.

Джуно кивнула, промолчав всю оставшуюся дорогу. Несмотря на отбор лишь нескольких «избранных», в комнате, куда ее провели, было достаточно людей разных национальности, возраста и пола. Примерно… Человек тридцать?.. Кроме нее, был еще один мальчик. Но, похоже, он был не совсем человеком, а был полукровкой. Вероятно, наполовину сатир. Потому что прямоугольные горизонтальные зрачки были только у них, насколько знала Джуно.

— Эй, ты!

А нахальности ему не занимать. Джуно сделала вид, что не поняла, к кому тот обращается, и отвернулась с надменным видом. Все вокруг возбужденно гомонили, Дельфийский оракул и его пифии были известны по всему миру. Конечно, больше ценились предсказания от самого оракула, поговаривали, он может контролировать транс и даже отвечать на заданные вопросы вместо туманных и расплывчатых двусмысленностей. Но встречи с ним могли добиться только очень влиятельные члены общества.

Потихоньку стала образовываться очередь, предсказание, слава Мерлину, произносилось с глазу на глаз. Но все равно заносилось в Книгу Прорицаний. Джуно оказалась почти в начале очереди, стараясь встать подальше от назойливого мальчика, который так и норовил прилипнуть к ней. Никто не хотел идти первым, чтобы потом возвращаться через зал, полный гостей. И многие, как поняла девочка, хотели перекинуться хотя бы парой слов с пифией, и поначалу торопили других.

В любом случае Джуно удалось отвязаться от лишних вопросов, она буквально влетела за портьеры, ограждающие место предсказания от толпы. Как и говорилось в мифах: пифия сидела на золотом треножнике, вокруг стоял легкий флер каких-то благовоний, везде был разбросан лавр. Ее помощница провела краткие инструкции и опрос перед тем, как начать.

— Пожалуйста, сообщите свое имя, возраст и страну прибытия, чтобы мы смогли занести предсказание в Книгу. После того, как пифия Ариека Первая его озвучит, Вам будет выдана вечная копия записи. Есть ли у Вас вопросы?

Девочка задумалась. Ее основная цель — выбраться отсюда, значит…

— Ирида Блэк, двенадцать лет, Англия. У меня есть вопрос… Я боюсь заблудиться на территории и боюсь нарушителей. Кто-нибудь сможет провести меня до выхода? Родители остались в зале, но они не знают, сколько это займет времени, поэтому сказали, что будут ждать на Эрехтейоне.

Девушка промедлила с ответом, но все же сказала именно то, на что надеялась девочка:

— Конечно, кирия Блэк. Один из стражей проводит Вас после окончания церемонии. К сожалению, в таком случае придется подождать, все силы брошены на обнаружение нарушителей. Вас это устроит?

Джуно согласилась. Все равно выхода не было. Тем временем пифия безразличным голосом повторила ее данные и быстрым речитативом произнесла импровизированный стих:

— Черный король в королевской битве падет, и придет угроза,

Третьи спасут даму от встречи с близнецом Гипноса,

Дама кавалеров от урея убережет, увидев тысячелетнюю жуть,

К посланнице звезд лед и огонь поклянутся примкнуть.

Джуно зависла над описанием ее будущего. Туманность на туманности. Да и вообще, имеет ли она какое-то отношение к этому предсказанию?..

Одна из помощниц сопроводила Джуно в следующую комнату с множеством диванов и кресел, отдав той красиво оформленный лист с пророчеством. Оставшись в одиночестве, девочка заняла дальний угол в глубоком кресле так, чтобы было видно все помещение. Девочка повнимательней вчиталась в текст. Теперь ясно, зачем они спрашивали страну прибытия. «Урей»… Непонятное слово, которое даже волшебный переводчик не смог одолеть.

На несколько десятков минут Джуно даже позабыла свою главную цель в попытках разгадать смысл строк. Первая строка предсказывает опасность черному королю. Кто бы это мог быть?.. Третья тоже. «Тысячелетняя жуть» звучит не очень обнадеживающе…

Девочка фыркнула. Какого Мордреда только последняя строка не предвещает ничего жуткого? С другой стороны, какую-то даму спасут, а она, в свою очередь, спасет кавалеров… Интересно, эти события должны происходить друг за другом или же в произвольном порядке?.. На другой стороне листка была приписка, что все сугубо индивидуально. Хм…

Джуно и не заметила, как за размышлениями зал стал наполняться. Похоже, кое-кто вернулся на торжество, там устраивается целое представление для тех, кто не получил предсказание пифии. Большинство магов приходило именно за развлечением и банкетом, впрочем, ничего удивительного. Некоторые же, как и она, предпочли сразу покинуть не особо дружелюбный храм. Еще через час за ними пришел высокий мужчина в строгом черном костюме, вероятно, один из стражей. Внутренне девочка возликовала. Она была практически в безопасности. Еще и с довеском в виде предсказания. Может, мама что-нибудь сможет разобрать. Еще надо не забыть отругать Алекса и Ивана насчет безобразной драки. Ну, в самом деле, даже с гормонов не должно так вести.

Джуно настроилась на долгий путь, но мужчина только поклонился всем, поблагодарил за ожидание и прикоснулся к стене рядом с дверью. Где-то что-то упало, тряхнуло, и под ладонью стража проступила новая дверь. Девочка обалдела. Одно слово — магия! И самое интересное, новых выходов появилось несколько, в разные места Греции. Джуно узнала, что сейчас они находятся на острове Итака. Естественно, буквально прыгнув в дверь до Афин, девочка и подумать не могла о возвращении в это кошмарное место. Но, конечно же, ее никто не спросил…

Комментарий к Глава 6.

* асклепион - древнегреческий храм, посвящённый богу медицины Асклепию

* пифия - древнегреческая провидица

Еще две главы уже готовы, выйдут на этой неделе) поддержите ждунами)

========== Глава 7 ==========

Алексис, глядя на своего Патронуса, хмурился. Он подвел Госпожу дважды за день. Но после того нападения Своры телохранитель реагировал на малейшую опасность для Госпожи очень болезненно, невольно ставя себе в вину слабость и недальновидность. А уж когда Госпожа потерялась в этом дурацком Представительстве и связь начала слабеть… Точно так же связь слабела тогда, когда Госпожа лежала с многочисленными травмами в Больничном Крыле после избиения памятной Сворой…

Телесный Патронус мог помочь пробиться сквозь защитные чары, попросту разрывая их плетение. Это только в Англии их используют в качестве спасения от дементоров. Алекс думал, что достаточно силен, чтобы защитить Госпожу хотя бы на мирной прогулке. Он думал, что может учиться на своих ошибках… Что ж, зато он узнал, что режим Берсерка совершенно неконтролируем в отсутствие связи. Госпожа мгновенно его успокоила, но внутренние демоны успокоятся еще не скоро.

Полупрозрачный медведь бессильно взревел, не в силах пробить магию темницы. Оставалось надеяться, что Джейк и Иван защитят Госпожу. Его дни, если не случится чудо, сочтены. Драка, случившаяся с этим русским буквально пару часов назад, казалась такой глупой, такой… Детской. Впрочем, даже перед лицом смерти он не жалел, что набил морду горе-артефактору. Нет, чтобы все нормально объяснить, поговорить… Вместо этого он уводит Госпожу на приватный разговор, возвращается подозрительно нервным, с трясущимися руками, а Госпожа падает в обморок, едва приземлившись на стул. Что он должен был подумать, когда на закономерный вопрос наглец ответил, что его, на минуточку, телохранителя, их общие с Джуно дела не касаются?!..

Парень потянулся и повнимательней осмотрел место своего заключения. Он уже знал кое-какие приемы для бегства, но ни один из них не работал здесь. У него отобрали и законную, и нелегальную палочки. Без нее он был способен на несколько простейших заклинаний и тот самый Патронус. Для последнего, по-хорошему, вообще не нужен был концентратор, как для древней магии. Но вызов белого медведя, который сейчас неодобрительно смотрел на своего хозяина, выпил Алекса почти до магического истощения. Припоминая события, которые привели его в подземелье храма, парень прислонился к холодной стене, стараясь лишний раз не двигаться.

После того, как Алекс с Иваном немного остыли и смогли поговорить, так сказать, «по душам», парень все еще оставался на взводе. Русский хотел уговорить Госпожу отдать Василису в жрицы Афины, потому что ехидны пообещали, что не только смогут снять с нее проклятье и вернуть зрение, но и восстановить те способности Змея Горыныча, которые изначально запечатали в девочку. Алекс считал, что это могло стать хорошим приобретением для Семьи, но вряд ли бы эти жрицы выпустили Василису за пределы Греции. А такому исходу Госпожа и госпожа Эмилия вряд ли обрадуются.

Алекс не стал обнадеживать парня, но сказал, что все решения принимает Госпожа. Только-только они собрались за завтраком, чтобы обстоятельно все рассказать, как госпожа Эмилия после упоминания дочерью «серого дыма» в своем подсознании разозлилась, вспылила и аппарировала вместе с Госпожой, наказав им ждать их.

Предчувствие не обмануло: грянули очередные неприятности. На этот раз связь не просто стала постепенно слабеть, в момент аппарации ее отсекло, как будто никогда и не было. Алекс чувствовал себя плохо без связи с Госпожой, он не мог выследить ее месторасположение, не мог ощутить знакомый, почти родной, ток магии. Связь могла ослабеть, могла затуманиться, но никогда не исчезала с концами. Алекс с трудом удержал себя от немедленных действий. В третий раз он не совершит одну и ту же ошибку.

Однако время шло, а никто не появлялся. Тревога нарастала, и Алекс мрачно решил, что пусть его хоть отругают, хоть четвертуют, но он вновь последует за Госпожой. Просто так связь бы не пропала. И госпожа Эмилия не просто так была в ярости. Она упомянула некого Асклепия…

Алекс, не стесняясь окружающих, задрал футболку и извернулся, чтобы посмотреть на спину. Магическая татуировка все еще на месте, значит, Госпожа жива. Придется рискнуть. Здесь нет Джейка, который мог бы его страховать, ну и ладно. Парень поднялся в номер, который он делил с Иваном и Василисой, и устроился на постели, не забыв прихватить обе палочки, парочку ножей, пистолет, который взял с собой на крайний случай, и тонфы. Тут прятаться было не от кого.

Сосредоточиться, прицелиться…

— Экспекто Патронум. Веди меня к Госпоже.

Призрачный медведь взревел, отображая чувства хозяина, и исчез в вспышке света. Алекс следом за ним активировал портал, связывающий его с Госпожой посредством двух магических татуировок. Сразу же все пошло не так: он прямо почувствовал, как с размаху врезался в невидимый барьер, как его Патронус смог ненадолго проделать дыру в защитных плетениях, на что ушли все силы, как он буквально провалился вовнутрь, потеряв ориентир. А дальше было фирменное безумие: его феерическое появление заметили стражи и сразу же набросились с атакой.

Поначалу он собирался задать несколько вопросов, но странные создания (создания ли?) не оставили ему выбора. И если каменные статуи он успешно расстреливал издалека магией, излишне прытких химер разносил из пистолета, а тех, кто подкрадывался слишком близко — перемалывал тонфами, благо, пока что дурной силы хватало…

Спустя десяток минут он скинул ставшую ненужной мантию, больше похожую на тряпки после многочисленных нападений гигантских летучих мышей. К нему приближались сразу пятеро стражей с множеством рук. Несколько таких Алекс успешно обманул, потратив практически весь магазин пистолета и от души приложив тонфами. К сожалению, даже пули их не брали, лишь немного тормозили. Магия тоже скатывалась, как с гуся вода. Алекс расслабился, закрыл глаза и соскользнул в боевой транс, по полной используя несколько секунд передышки, которую ему предоставила Бомбарда Максима, совмещенная с дымовой шашкой. Но он не собирался драться, он собирался бежать под покровом густого дыма. Проявившаяся связь должна уберечь разум от безумия и указать на Госпожу. Судя по ощущениям, он находилась где-то в главном здании, которое высилось в центре. Режим Берсерка позволил преодолеть полпути без битв, даже пару раз уклониться от воздушной атаки грифонов, будь они неладны, но вот потом…

— Стой, чужак. Если ты не будешь сопротивляться, я не причиню тебе вреда. Дальше нельзя, идет церемония предсказаний.

Алекс мгновенно затормозил. Женский голос звучал вроде бы мягко, но очень властно. Сквозь пока еще тонкую пелену безумия парень понимал, что его следующий противник превосходит остальных на голову.

— Мне… Мне нужна лишь Госпожа. Она где-то здесь. Отдайте мне ее, и я уйду.

— Ммм? Кого? В любом случае я не могу ничего сделать. Сдайся, пройди со мной. После того, как мы выясним, как ты проник на территорию и зачем, мы можем отпустить тебя в зависимости от полученной информации.

Алексу очень не понравился непосредственный тон одного из капитанов охраны, как представилась женщина. Она была высокой, в меру мускулистой, что и впрямь верилось, что та может за секунду раскатать его в тонкий блин. Но режим Берсерка подталкивал к битве, придавая сил, и Алекс не смог сопротивляться. Кажется, не такой реакции ожидала противница от застывшего подростка. Первый удар тонфой она пропустила, не успев выхватить палочку, а второй заблокировать не удалось, Алекс нацелился на магический концентратор и успешно ее переломал пополам. Но женщина быстро сориентировалась, буквально телепортируясь на несколько шагов назад.

Парень, предчувствуя опасность, не стал медлить и кинулся сокращать расстояние. Но стражница была готова к подобному повороту и успела выудить запасную палочку и кинуть парочку заклинаний. Первое просвистело мимо, следующие просто отскочили от Алекса, как горох от стенки.

— Хмм? Кириос Асклепий наверняка заинтересуется тобой, очень любопытно… Значит, можешь отражать чары, а?

Алекс упрямо сжал челюсти. Заслуга этого была в особенности магической связи и режима Берсерка, госпожа Эмилия совсем недавно научила его пользоваться подобным способом отражения заклинаний… Пока что его сил хватало лишь на несколько небольших «отражений»… Совершенно некстати вспомнились слова госпожи Эмилии: «Запомни, Алексис, тебе придется искать свой стиль. Пока сойдет и то, чему меня учил Мастер, но тебе это не подходит. Такие артефакты плохо сочетаются с любыми магическими воздействиями извне. Это подходит мне, потому что других артефактов я не ношу, и они заряжаются практически постоянно, я же колдую редко».

Парень помотал головой и рванул напрямую, приняв на тонфы еще несколько заклинаний. Последнее зацепило его, несильно поранив. Он сорвал с руки ставший бесполезным самодельный браслет. Мелькнула мысль, что он еще натерпится с созданием нового, если выживет. Забавно…

— Да ты умеешь удивлять, мальчик!

Стражница все еще была несерьезна, практически играючи уворачиваясь от ударов тонфы. Впрочем, последствия первого и пока единственного чистого удара были видны невооруженным глазом: уже наливался большущий синяк, наверняка сломал руку… Жаль, что левую, не ведущую.

Алекс нацелился на правую: если противник несерьезен, надо пользоваться шансом. Увы, парень ощутил, как слабеет все тело, все-таки он пробыл в боевом трансе довольно долго, убегая и сражаясь. Но времени должно было хватить. Нужно было совсем немного…

Рывок, еще один. И еще. Глаза женщины удивленно распахиваются, видя приближающееся оружие. Автоматически поставленный блок и… Алекс почти кровожадно облизнулся. Вот и сломал вторую руку. Смахнув с тонфы кровь, он кинулся вперед довершить начатое, но… Его буквально пригвоздил к месту холодный взгляд, атмосфера в миг изменилась, появилось чудовищное давление. В голове немного прояснилось, и парень попытался отступить. Сильна. Практически так же, как госпожа Эмилия… Если не сильнее.

— Зря ты так, мальчик. Очень зря.

Настал черед удивляться Алексу. Он точно знал, что сломал руку стражнице. Но она невозмутимо сделала пару резких движений левой рукой, произнесла несколько незнакомых фраз на латыни, сделала несколько жестов, как будто вправляла перелом… И вполне себе спокойно пошевелила обеими руками, будто и не было никаких раздробленных костей.

Но убежать не получилось. В миг женщина появилась перед ним, и хоть реакция не подвела Алекса, одним движением руки стражница отбросила его назад. И это он принял удар на скрещенное оружие, не абы как!

— Тц, успел, засранец. Все-таки силен… Для своего возраста. Больно, вообще-то.

Только Алекс позлорадствовал, что женщина расшибла кулак в кровь, как до него дошло: она одной правой откинула его на несколько метров!.. Мгновение, и ему приходится перекатываться по земле, уходя от удара ногой. Земля, куда пришлась атака, покрылась сеточкой трещин. Да сколько силищи в ней?..

К сожалению, дальнейшее он не помнил, сгруппировавшись для уменьшения урона, но не успев полностью отразить финальный пинок. Закинув потерявшее сознание тело на плечо, женщина хмыкнула, проверив пульс, и неспешным шагом направилась в сторону храма, произнеся в пространство:

— Да, Эмми, ты воспитала достойного преемника. Даже горячность в бою унаследовал, поди ты! А вот дочурку твою еще предстоит дождаться…

***

Джуно, вернувшаяся в магический квартал Афин, спокойно вздохнула. После такого всколыха адреналина накатало желанное спокойствие и девочке захотелось спать. Жива, здорова, со всеми конечностями. И с предсказанием. Красота, да и только. Правда, по возвращению в отель ее ждала неприятная новость: из гостиницы пропал Алекс.

— Так, говоришь, он ушел меня спасать?.. — девочка с непередаваемым выражением лица слушала рассказ Ивана о том, как телохранитель отправился на ее поиски. Оставалось только дожидаться. Второй раз Джуно туда точно не полезет, да и не знает, куда. Она не чувствовала изменений в связи с Алексом, не до того было, выживала она. Что ж, если мама благополучно вернется, то и Алекса вытащит. Наверное. Может быть.

— Ладно, у меня не осталось сил паниковать. Расскажи мне лучше, что там с Василисой?.. И запомни впредь: обо всех проблемах рассказывай мне. Это касается всего Клана, это не шутки. И перестань извиняться, все в порядке. Я слушаю.

Из скупого на детали рассказа Джуно выяснила следующее: жрицы Афины не собирались просто так отпускать Василису от себя, каким-то образом узнали о проклятии, и теперь обещали снять его с девочки и восстановить зрение в обмен на ее службу Афине. Джуно не имела ничего против, если Василиса потом вернется в Семью. Ну, или если можно будет заключить какой-нибудь договор. Конечно, надо будет еще обсудить с мамой, но…

Но это был прекрасный способ выполнить данное Ивану обещание. Мама уже искала потихоньку способы излечения брата с сестрой, но не могла найти ни одного приемлемого. Конечно, у нее и возможности были слегка ограничены, но все же, все же…

С горем пополам удалось успокоить Ивана и заверить, что она хорошо подумает над этим вариантом. Мальчик почти моментально вернулся в свое обычное состояние: стал спокойным и слегка язвительным. Негласно они решили пока не обсуждать ситуацию с исчезновением мамы Джуно и Алекса, чай, прошло совсем немного времени…

Василиса восторженно описывала свои ощущения от встречи с ехиднами и жрицами Афины, Джуно задумчиво перебирала перья пригревшегося Фамоса, а Иван прямо в кафе при отеле под Магглоотталкивающими чарами что-то делал-переделывал с теми самыми каффами, которые Джуно передала тому утром. Исходя из произошедшего, дополнительную защиту надо было сделать как можно скорее.

Наконец, через несколько часов томительного ожидания, когда Василиса успела уснуть и притулиться к Джуно, Иван закончил. Его арсенал инструментов пока что был невелик и состоял из того, что можно было достать в Англии, не таясь. Впрочем, он успел с одобрения Джуно кое-что прикупить и в Греции… Включая самоучители по Артефакторике. Греческий язык его не смущал, главное, все схемы были понятны, а описания к ним и со словарем перевести можно.

Иван с удовольствием оглядывал дело рук своих и пояснял девочке дополнительные «функции» двух артефактов.

— Многого здесь не наворотишь, все же медь — металл целительства и гармонии, большинство чар не удержится на нем. Но, как я понял, тебе это и не нужно, основная функция — связь с Фамосом, так? Смотри, я сделал, как ты и просила, крепления на уши, чтобы ты не поранилась, и нанес стандартный набор чар для любого украшения-артефакта: нетеряемость, невидимость при желании, сигналка при прикосновении чужого. К сожалению, не могу поставить какое-нибудь проклятье при краже, это уже более сложный уровень. Руны на самых больших перьях часто использовал артефактор, которому я помогал. Они превращают каффы в накопители, много не влезет, зато запас никуда не денется, вдруг что. Еще все завязано на твою магию, ты же просила меня не напитывать в одиночку?.. В общем, запускать их придется тебе. Так, что еще… А, и вот еще, недавно увидел в книге, решил попробовать, вроде получилось: если вольешь за один раз много магии, держа в руках, держатели кафф превратят их в подобие кастетов. И сможешь пуляться перьями, если приноровишься, и они даже будут возвращаться!.. Конечно, это все сначала надо отрегулировать на практике, да и не знаю, как часто тебе придется эти штуки подпитывать, но пока что это лучшее, что я могу создать!.. И да, они выпили все мои силы даже без запитки, ты не обидишься, если я пойду спать?..

Не дав девочке вставить и слова, Иван оттарабанил заготовленную речь и широко зевнул. Джуно лишь покачала головой, поблагодарила и отправила того в номер, сказав прихватить Василису с собой и выдав краткие инструкции. Когда парень скрылся с глаз, Джуно вздохнула. Все же у Ивана был явный талант, который начал раскрываться, так сказать, «на воле». Да и преображался он, творя и заводя разговоры об артефактах. Он действительно любил это дело. Больше любви доставалось разве что сестре.

Джуно сразу же примерила каффы, невольно поморщившись, когда артефакты на секунду впились в уши до крови. Иван предупредил, что это нужно для укрепления связи и активации принудительной неснимаемости, невидимости и других подобных эффектов. Джуно со смешком подумала, что это магия Крови, пусть и элементарнейшая, за что в Англии грозил Азкабан. Забавно.

Когда Джуно хотела уже заказать очередной десерт, чтобы скрасить ожидание и заесть тревогу, в кафе залетела мама, но, увидев дочку, ощутимо расслабилась. Но плохая новость о пропаже Алекса заставила ее вновь напрячься. Первой взяла слово Джуно, постаравшись максимально лаконично описать свои похождения, не забыв упомянуть предсказание. Но мама лишь отмахнулась, сказав, что это позднее.

— Джуно, я тебе все расскажу, но сначала надо предупредить Ивана и Василису, я вернусь за ними чуть позднее. А ты пока расплатись и готовься.

Пока мама бегала наверх, девочка проделала необходимые действия и попросила Фамоса снова превратиться в ту небольшую птичку ненадолго. Просто на всякий случай. Но в этот раз она не сдвинется с места, пока мама не расскажет все. Хватит с нее и одного бега с препятствиями.

А история оказалась презанятной. Зловредный безумец-экспериментатор и хороший знакомый мамы, разменявший не первую сотню лет, должен был помочь Джуно с Обливиэйтом Снейпа и еще с кое-чем. По крайней мере, мама надеялась на это. И все дни, которые девочка с компанией просиживала в магическом квартале, искала Асклепия. Недавно ей улыбнулась удача (как всегда), и она мало того, что нашла его, так тот еще и согласился осмотреть Джуно и найти нужных людей в случае чего. Об оплате они должны были договориться как раз сегодня, и мама не утерпела, решила взять Джуно с собой, потому что «чертов, Мордред его побери, Асклепий» что-то успел сделать с дочерью и Эмилию это очень волновало. Как она объяснила, его характер и так оставляет желать лучшего, а уж с понятиями морали беда и подавно. И даже данный им Непреложный Обет не спасал. Его гибкая совесть и поразительная способность к самовнушению позволяла с легкостью его обойти.

Но по какой-то причине барьер не пропустил Джуно с мамой в момент аппарации, раскидав по разным сторонам. И пока мама популярно выясняла отношения с давним знакомым и убеждала немедленно отправить отряд на ее поиски, Джуно сама благополучно слиняла с места происшествия. А в храме действительно заправляли три Асклепия, как в мифах, но именно этот имел весьма посредственное к нему отношение, заведуя подземным комплексом лабораторий. С ним официальные власти и криминальный мир старались лишний раз не связываться, зная об мерзком нраве старика…

… Хотя мама и назвала своего знакомого стариком, выглядел он отнюдь не плохо. Наоборот, подтянутый русоволосый мужчина в очках буквально блистал, встречая обеих Крей и источая комплименты. Он производил благожелательное впечатление ровно до тех пор, пока мама нецензурно не поинтересовалась, что за пакость висит на ее любимой дочери. А экспериментатор, едва взглянув на нее сначала безразлично, чуть ли не клещами вцепился в крайне удивленную таким поворотом девочку, игнорируя маму.

— Ооо, мисс, я всенепременно Вам помогу. Можете даже звать меня Ал, я не против. А я буду звать тебя Джуно, идет? Какая интересная система ментальной защиты… И как только кто-то умудрился наложить на тебя Обливиэйт? Интересно-интересно… Ага, ага… Никогда такого не видел… — мужчина внимательно всмотрелся в Джуно, не давая отвести глаза, мягко, но чувственно фиксируя голову, — Точно-точно… Ну и где, скажи на милость, ты в замшелой Англии могла подцепить ментального паразита… Нет, даже симбиота… Учитывая, что он избавил тебя от моего подарочка, будет целесообразней называть его так. Хо-хо, да еще и такого сильного… Я точно тебе помогу, Джуно!

Мама метала глазами молнии и сжимала кулаки, но молчала. Видимо, интерес… э-э-э-э… мистера Асклепия дорого стоил. Но вот во сколько обойдется помощь безумца… Мама аппарировала в комнату без окон, скорее всего, под землей. Помещение смахивало на гостиную, но тут стоял легкий беспорядок, везде валялись книги, и Джуно не хотела знать, что может в них быть. Потому что мама за пару минут успела найти зубастую шкатулку и отлевитировать ее в ближайший шкаф от греха подальше.

Все происходящее Джуно решила воспринимать философски, чтобы не рехнуться. Да и Дар подсказал, как ни странно, что мужчина искренне в ней заинтересован и не намерен причинить вреда… Ну, заинтересован не именно в ней, а в Марволо. То есть во всем необычном, с чем не может разобраться. Словоохотный мистер Ал (он ухохатывался с такого обращения, но не возражал) сообщил, что поможет с чем угодно, пока будет иметь возможность исследовать такую диковинку. Мама немного остыла, тяжело вздохнула (любопытно, как они познакомились) и сдала Джуно с рук на руки, так сказать. Заодно выяснив, куда охрана дела горе-охранника ее дочери. Асклепий несколько секунд смотрел в глаза маме, потом хмыкнул, позвал капитана стражи и приказал проводить ее подругу в тюрьму. По крайней мере, Алекс жив… А это уже повод для радости.

— Что же, Джуно, а мы можем пока начать, признаюсь, мне не терпится узнать детали о том, как ты смогла сбежать отсюда. Все же просмотр воспоминаний — это совсем не то…

Девочка даже не удивилась, учитывая, что мужчина с налету узнал о наличии Марволо, его помощи в освобождении от наложенного им же внушения и чтении мыслей мамы за несколько секунд. Единственное, она достаточно спокойно (как ей показалось) поинтересовалась, что мистер Ал наложил на нее. Тот махнул рукой, как будто это была сущая ерунда.

— Да так, хотел проверить твою стрессоустойчивость, все же нам работать вместе больше месяца, а некоторые мои эксперименты не терпят слабохарактерности.

На этом моменте Джуно насторожилась, но повернуть назад уже не могла.

— Я вижу, ты волнуешься… Не тревожься, все же хорошо закончилось, даже лучше, чем я предполагал!.. Я уже убрал его. Твой симбионт справился с подарком оригинальным способом. Вижу, ты пока не очень словоохотна… Хм, давай так: за каждый интересный рассказ я что-нибудь буду делать для тебя или давать?.. Твой Дар же позволяет видеть, что я не вру и не увиливаю, так? Очень удобно для нас обоих.

Девочка уже почти привыкла. Действительно, подумаешь, по одному взгляду понял суть ее Дара… Впрочем, сделка была выгодной, как ни крути. С изрядной долей риска, куда же без этого, но она дочь своего отца, в конце концов! И матери, раз уж на то пошло, хотя в данном случае это звучало немного… Безрассудно.

Но было ясно, как день: никуда теперь ее не отпустят.

Мужчина крайне внимательно слушал ее рассказ, не забыв подсунуть еды, да побольше, ведь планировал задержать ее надолго, о чем сказал сразу же. Девочка подумала, что в этом ее преимущество: если он не может прочитать ее мысли из-за Марволо, то за детали об ее побеге, если можно это так назвать, плата будет куда более щедрая, чем просто за возможность исследовать аномалию. У Джуно сложилось двоякое ощущение насчет мужчины: вроде бы безумец, готовый на все ради науки (она хорошо помнила рассказ крестного), но и человек слова (что нехотя признала мама, иначе бы и на километр не подпустила дочь к нему).

— Значит, ты притворилась иеродулом… Неплохо. И у тебя, как и у твоей матери, хватает удачи и ума. Охрана плантаций вследствие визита пифии была ослаблена… Ну, что взять с гомункулов — своих мозгов у них и не может быть. Но без сочетания с умом вряд ли тебе это помогло.

Джуно и не думала перечить, беседа понемногу стала увлекать и ее, потому что обаятельный мистер Ал охотно отвечал на ее вопросы, впрочем, не сильно вдаваясь в тонкости организации охраны, но это было понятно. Да уж, двухсотлетний опыт общения с подопытными (точнее, людьми, оговорочка) не пропьешь. Зато понятно, как за столь долгое время, учитывая количество экспериментов, и далеко не всегда безопасных, мужчина умудрился не нахвататься проклятий. Все соглашались добровольно. От безысходности ли или в обмен на определенные услуги…. Но добровольно, что было немаловажно в магическом мире.

— Ладненько, это было интересно, ага… Ооо, а покажи свое предсказание! Говорят, чтобы его получить, надо в нем нуждаться. И каждый получает именно то, что ищет. Могу даже подработать расшифровщиком, пусть будет платой за первый рассказ, а?

Джуно, конечно, же, согласилась. Сама она вряд ли что-нибудь поняла. Правда, ей пришлось рассказать кучу всяких деталей из своей жизни, в том числе и про Марволо, но мужчина заверил, что это пойдет отдельной строкой в воображаемом чеке.

— Гм… Любопытно. Ну, как я и думал, все более, чем запутанно. Как-то напредсказывали мне… Но тебя это наверняка не заинтересует, мы же говорим о тебе. Что я могу сказать — лед и огонь могут символизировать каких-то людей, которые присоединятся к тебе, ведь Блэки известны своими «звездными» именами, а ты, очевидно, их посланница, раз выполняешь поручения. К тому же имя Ирида, которым ты представилась, взято из греческой мифологии, означающее как раз таки вестницу богов. С остальным сложнее…

Асклепий задумался, крутанув в руке палочку Джуно. Девочка неверяще проверила крепление. Естественно, оно было пустым. Официальную палочку оставили, конечно же, дома. А палочку из Лютного переулка мужчина осматривал с снисходительным видом.

— Ужасное качество палочки, где только откопали, даже Олливандер делает лучше… Ладно, не будем отвлекаться. Близнец Гипноса — Танатос, это очевидно. Но проблема в том, что Танатос — бог смерти. Но мифическую даму спасут не менее мифические третьи от гибели. Уже неплохо, тебе только надо понять, кого символизируют дама и тройка. Их как минимум будет двое, уже неплохая ориентировка. А с кавалерами уже сложнее. В разных культурах можно найти гору интерпретаций. А тысячелетняя жуть… Ну, вряд ли имеется в виду человек или маг, в волшебном мире едва ли найдется хотя бы пятерка доживших до такого почтенного возраста. Лично я знаю лишь русского Кощея. Но могу тебя уверить, в маленькой замшелой Англии ты его не встретишь. А вот магические существа… Здесь есть варианты. Надо посмотреть в библиотеке, через пару дней я выскажу тебе свои мысли.

Джуно внимательно слушала размышления, не отрывая взгляда от своей палочки. А с ней творились самые настоящие чудеса: то вылетали небольшие темные искорки, то с ее кончика скрывалась самая настоящая змейка.

— А… Что не так с моей палочкой, мистер Ал?

Асклепий мгновенно превратился из обаятельного парня-своего-в-доску в умудренного жизнью мага.

— Скажем так, в силу своего опыта я многое умею. И знаю парочку секретиков. И один из них, как ты уже догадалась, схож с твоим Даром, но у меня это наживное… И да, расплатой служит неуместное и неуемное желание узнать, как все работает.

Джуно удивленно раскрыла глаза. С ней он знаком всего ничего, а уже выдает ребенку свои тайны? Впрочем, она все равно никому не расскажет. Она не решилась перебивать мага, почтительно впитывая новую информацию.

— Так вот, я имею смутное представление о работе такого рода вещей… Рано или поздно тебя тоже настигнет это желание, ты поймешь. А пока — эта палочка тебе совершенно не подходит! И вот ужас, я не могу понять, почему! Давай, рассказывай, в чем дело. Наверняка у тебя были проблемы с магией помимо Обливиэйта, так?

Девочка кивнула. Было очень интересно, какие куски памяти были доступны мужчине, а какие из-за Марволо — нет. Ведь узнал же он про проблемы с магией… Или это как-то связано с палочкой?

— Да, Мистер Ал. Вы правы, — Джуно то и дело сбивалась с Вы на ты и обратно, чем очень веселила Асклепия. — Но это очень долгая история… Я даже не уверена, почему.

Рассказ вышел действительно долгий, потому что уместить события первого года, медальон Слизерина, появление Марволо в несколько слов было невозможно. Мистер Ал напрягся, когда рассказ дошел до неудавшегося ритуала с последующим созданием Родового Камня. И Джуно видела: в мужчине борются желание немедленно уволочь ее в лабораторию (или где он занимается экспериментами?) и жажда что-то ей рассказать. Последнее все же победило, учитывая, что на первое у мужчины еще будет куча времени.

— Ты сказала, крестраж?.. Ты знаешь, что это, Джуно?

— Нет, увы. Марволо сказал, что помнит только название, но тоже не знает сути.

Мужчина тяжело вздохнул, отведя взгляд. Вероятно, вспомнил что-то личное?..

— А я знаю. Даже слишком хорошо. В общем, не связывайся с ними, Джуно. Удивительно, что крестраж тебя не убил, а оказался… Так скажем, настроенным доброжелательно. У тебя же не было мыслей уничтожить его или навредить?

Джуно помотала головой. Мол, не было.

— Скорее всего, дело в этом. Да-да, по-другому и быть не может. Но как же тогда… Интересно-интересно…

На несколько минут мужчина словно бы забыл о ее существовании, бормоча бессвязные слова себе под нос. Девочка уже отметила эту не самую полезную привычку и терпеливо ждала, когда мужчина вспомнит о ней. Правда о крестражах, она подозревала, была неприятной и шокирующей. И не прогадала.

— Джуно, я не знаю, что сейчас творится в этой вашей безумной Англии (не интересовался, видите ли), но это все дико опасно. Будь уверена, если всплывают крестражи, то дело плохо. Все это… Может задеть не только Гарри Поттера, но и тебя с Мелли.

На этот раз девочка не удержала удивленное выражение лица и с немым вопросом в глазах посмотрела на него. Откуда он знает? Мужчина немного нервно хихикнул:

— Не считай меня совсем уж безумцем. Может, я и не слежу за политикой в силу возраста, но все же самые известные события знаю. Да и меня заинтересовал… Так скажем, мальчик, который смог победить самоназванного Темного Лорда. Тот, может, и был выскочкой, но дураком и слабаком не был. Хотя, насчет дурака я поторопился. Связываться с крестражами… Вижу, он не один такой «одаренный» в Англии. В общем, меня они заинтересовали по вполне понятной причине. Бессмертие.

— Бессмертие?.. — эхом повторила Джуно.

— Да, именно оно. Убийство, трудоемкий ритуал, еще парочка гадостей… Часть души помещается в, как правило, неодушевленный предмет (как видишь на своем примере, можно поместить и в живого человека), и в свое время притягивает другую часть, не давая окончательно уйти за Грань. Мне повезло, меня вовремя образумили… Но того молодого человека, часть которого умудрилась поселиться в тебе, и не-Темного-не-Лорда некому было. Так вот, к чему я веду: почему я помянул Поттера? Ставлю свое звание безумца на то, что он тоже является крестражем. Поэтому тебя, кстати, он так раздражает. Исследований, сама понимаешь, никто не проводил (хотя я бы не отказался), но крестражи всегда неплохо защищены от уничтожения, может, чувствуют конкуренцию.

— Но откуда?..

— Откуда я знаю про Поттера? Скажем так, в нашем тесном магическом мирке в моем возрасте или доживаешь до него с обширными связями в разных странах, либо сидишь полнейшим затворником. Я, смею надеяться, все же ближе к первой категории. А в Министерстве все любят звенящие монетки, а уж информации по Мальчику-Который-Выжил у них было не так мало. Лично не видел, но с помощью одного интересного артефакта смог немало узнать. Чисто из любопытства, кто же знал, что пригодится дочери Мелли…

Они проговорили до глубокого вечера, мама так и не пришла. Впрочем, она предупреждала, что может задержаться на несколько дней. Девочка так и заснула, на диванчике, пригревшись к боку Ужасного-и-безумного-экспериментатора. Она не могла видеть, как он задумчиво и чуточку тоскливо смотрел на маленькую девочку.

— Она действительно твоя дочь, Мелли. Действительно…

Комментарий к Глава 7

Экшн, экшн, экшн!

Вот и продолжение) Надо же будет позже обосновывать плюшки у ГГ) Хотя, конечно, с везением Гарри Поттера ничего не сравниться, но тем не менее (я же обещала не делать из Джуно Мэри Сью)

========== Глава 8. ==========

Джуно спалось очень хорошо. Единственное, что омрачило ее сон — тяжелый разговор с Марволо под утро. Кажется, она вновь встретила того, прежнего Марволо. Который старался захватить ее разум. Но она до сих пор чувствовала невидимые нити, связывающие ее с Марволо Мраксом. Уж-то в видах связи у нее был большой опыт.

— Марволо? Что случилось?

— Джуно, это… Тяжело объяснить. Я вспомнил. Все вспомнил.

Ага, цепей уже нет, значит, последствия Обливиэйта выправили… Наверняка все нужное она вспомнит утром, а пока можно и послушать Марволо. Судя по его виду, он намеревался сказать что-то очевидно важное. Но медлил. Джуно не торопила. До пробуждения времени было много. Наконец, парень тяжело вздохнул и заговорил рублеными фразами:

— Я… Ты уже поняла. Что я — крестраж. Я вспомнил, что это. Вспомнил, кто… Отделил меня от себя. Я — осколок. Осколок… Лорда Волан-де-Морта. Не первый. Третий. И не уверен, что последний.

С сухим щелчком нужные факты встали на место последних кусочков мозаики. Где-то глубоко она уже это знала. Просто… Не сочла важным. И Марволо знал, что она знала… Ведь он имел доступ ко всем ее мыслям и воспоминаниям. Все-таки за время «сожительства по разуму» Джуно успела глубоко привязаться к Марволо как к еще одному старшему брату, учителю, другу и… просто Марволо Мраксу.

— Марволо… Ты уже знаешь мое отношение к тебе, поэтому не строй из себя жертву и не дави на жалость. Если, разумеется, ты не хочешь до сих пор захватить мое тело.

Драматичность момента была разом нарушена дружным хохотом. Немного нервным, на грани истерики, но им обоим надо было успокоиться. Было странное ощущение, но приятное: словно бы все недомолвки и различия в воспитании и возрасте были снесены вот этим вот надрывным смехом. Не успели они успокоиться и переговорить по душам, как ее выдернули из дремы. Ее разбудила суровая женщина с мягкой улыбкой, которая попросила ее одеться, умыться и спускаться к завтраку. И захватить с собой своего замечательного питомца, который тоже наверняка хочет есть. Пока Джуно продирала глаза и вспоминала, что к чему, медная груда перьев на ней развернулась и превратилась в заспанного Фамоса.

В принципе, вернувшиеся воспоминания не стали сюрпризом: к Квирреллу оказался прописан Волан-де-Морт. В комплекте тюрбан в подарок. Джуно невольно улыбнулась, с облегчением понимая, что все позади. Следовало проявить вежливость и не заставлять хозяев ждать. Вчера ее переместили в небольшую уютную комнатку, больше похожую на гостиничный номер. Наскоро умывшись и отыскав в вполне себе современной ванне выглаженные и выстиранные вещи на смену, Джуно попыталась было их надеть, но потерпела неудачу. Девочка растерянно оглядела три куска ткани, расшитые богатыми (даже на ее любительский взгляд) орнаментами. Ладно, тот, что был поменьше, явно надевался поверх других. Пока Джуно усиленно вспоминала девушек и женщин на Эрехтейоне, наверх (она была на втором этаже или, по крайней мере, на этаж выше вчерашней гостиной) поднялась разбудившая ее ведьма. Девочка с удивлением поняла, что почти не слышала ее шагов, а ведь лестница была деревянной, а фигуристая женщина — тяжелой.

Она коротко хохотнула, видя ее заминку, и помогла натянуть весь этот кошмар на себя. Сама Кера, как вскользь представилась женщина, была одета в короткую тунику, не стесняющую движений. А ее одеяние, непонятно кем принесенное, было больше похоже на… У Джуно даже слов не было, чтобы описать это «чудо». Впрочем, после примерки все оказалось не так плохо: нижний балахон назывался хитоном и не доставал до пола нескольких сантиметров, на ощупь и цвет был приятным. Двигаться в нем было непривычно, особенно когда правая сторона постоянно оголялась. Намного больше ей понравились фибулы — небольшие серебряные застежки, которые, конечно же, были по совместительству и артефактами.

Сверху надевались пеплос и хлайна, то есть верхний балахон и тонкий плащ. Джуно несколько раз пыталась спросить, зачем ей все это, но госпожа Кера ловко уворачивалась

от вопросов, переводя тему на ее вчерашнее появление и рассказ о происходящем в целом. Несколько взмахов палочкой (но более длинной по сравнению с английскими), и одежда села, как влитая. Джуно крутанулась вокруг оси. Легкая ткань струилась по телу, совершенно не мешая. Забавно. На ноги полагались мягкие полусапоги-полусандалии с открытыми пальцами. В целом, наряд темно-зеленого цвета ей нравился. Но в нем еще надо было приноровиться ходить и двигаться.

Девочка осторожно, боясь лишний раз нагнуться, поманила Фамоса и распихала ранее снятые украшения по телу. В буквальном смысле. Две палочки остались внизу, так что осталось только взять сделанный Иваном примитивный накопитель, который помогал стабилизировать ее магию, и амулет. Кстати, нельзя ли выставить Снейпу счет за испорченные артефакты?.. За год он расплавил не меньше десятка, начиная от купленных в Косом Переулке, заканчивая забористыми из Блэковских запасов.

А ведь Джуно поняла, откуда на Марволо были цепи. Все из-за не в меру пафосного и дурного декана. Девочка на секунду прикрыла глаза, вызывая недавно возвращенное воспоминание.

« — Не сопротивляйтесь, мисс Крей. Вы можете пострадать. Обливиэйт.

— Я отомщу, даже если все забуду.

— Обливиэйт. Забудь все, связ…ое с Квир…ом и Те… Лор…. Не стремись чт…бо о нем …ать. Если случ…но услы… — не обр… …ания.»

Джуно как раз думала, каким способом убить зельевара и не попасться при этом, и сильно ли расстроятся слизеринцы, когда в голове проявился Марволо. После разрушения Обливиэйта и, судя по всему, еще и Конфундуса, он снова получил связь с внешним миром.

«И все-таки Снейп силен, даже знакомый твоей матери, этот Асклепий, не смог полностью восстановить воспоминание. Не удивительно, что Лорд Волан-де-Морт сделал его своим слугой.»

«Погоди-погоди. Отсюда поподробнее. Откуда знаешь? Ладно, допустим, из моего разговора с мамой, но почему ты так говоришь?..»

Голос Марволо стал более жестким. Похоже, он переживал крушение устоев прошлой жизни…

«Я — не он. Теперь я помню, даже слишком хорошо помню, во что превратился… Волан-де-Морт. Во-первых, я никак не желаю повторять его путь. Во-вторых, я, как уже говорил, часть тебя. Я кое-что вспомнил о крестражах, пока ты спала… И не без помощи мистера Асклепия… Точнее, он сообщил мне кое-что интересное, пока расчищал последствия Обливиэйта. Я — третий осколок личности, соответственно, во мне всего лишь одна восьмая от изначальной души. Сам я плохо помню процесс, так скажем, отделения от основной части, но мистер Асклепий был убедителен: в крестраж надо поместить чуть больше половины от души, чтобы в случае чего она притянула меньшую часть. То есть, ты представляешь, какой я удачливый и сильный, раз даже с одной восьмой сохранил разум и даже знания… Гм, оригинала»

Джуно внимательно слушала монолог Марволо. Похоже, ему надо было выговориться, он редко откровенничал с ней. То есть, при надобности, она могла узнать что-то у него, но, в основном, инициатива исходила от Мракса. Девочка еще раз тряхнула головой. Уродливый затылок Квиррелла-лицо духа и представительный, обаятельный (хотя эгоистичный до невозможности) Марволо Мракс не желали сходиться воедино. В итоге, Джуно признала, что пала жертвой харизмы парня, а он окончательно признал себя ее соседом по разуму, и успокоилась.

— Джуно, идем, Ал уже заждался. Он о многом хочет поговорить с тобой, да и завтрак скоро начнется.

Девочка с трудом переваривала откровения Марволо. Крестражи, личность Темного Лорда, ещё два осколка души… Магический мир как будто издевался над ней, подсовывая все новые безумия. Ещё одна неожиданность ждала ее на завтраке: мистер Ал собрал с полусотню разных людей разных возрастов и родов занятий, судя по застольной беседе. Ее он посадил по левую руку от себя, жутко чем-то довольный. Джуно не подавала виду, мило улыбалась и аккуратно ела. Еда была выше всяких похвал, но она подавилась отбивной, когда Асклепий встал, усилил заклинанием голос и торжественно произнес:

— Дорогие друзья! Позвольте представить мою личную ученицу, очаровательную Ириду Блэк!

Речь была короткой, но эффектной. Зал, в котором они завтракали, взорвался аплодисментами. Впрочем, никто не полез с объяснениями или, наоборот, расспросами, хотя первых Джуно остро не хватало. Вчера ни о чем таком речи не было! Но девочка молча продолжила запихивать в себя несчастную отбивную. Ей же что-то расскажут по этому поводу, правда?..

Спустя час, когда женщины и мужчины наконец-то вернулись к своим делам в храме, а ее познакомили с несколькими детьми-ровесниками, они с мистером Алом остались одни. Госпожа Кера куда-то ушла, даже Фамос отправился размять крылья и поохотиться.

С минуту помолчали. Потом Асклепий достал из-за пазухи (всё-таки удобная одежда, зря она на нее наговаривала) короткий посох с крупным драгоценным камнем в навершии и прикоснулся ко лбу Джуно. Ей разом перехотелось что-то спрашивать и вообще двигаться. Захотелось довериться Наставнику и просто расслабиться.

— Я, Асклепий Третий Трисмегист, клянусь обучить Джуно Лукрецию Крей, так же известную, как Ирида Блэк, искусству…

Джуно было хорошо. Магия тёплыми волнами проходила сквозь тело, очищая и расслабляя. Наставник твердил что-то о защите интересов, магическом совершеннолетии и полном подчинении. Хотелось спать, но угрюмый бубнеж Марволо, из которого ничего нельзя было понять, сбивал и мешал соскользнуть в объятия Морфея.

По мере понимания произошедшего Джуно медленно зверела, непроизвольно сжимая кулаки до белых костяшек. Он! Он! Ал… Наставник. А? Что? Он же мистер… Наставник. Почему-то именно тот факт, что она даже в мыслях не может теперь назвать Наставника не Наставником, поразил ее до глубины души. Не то, что она поклялась беспрекословно подчиняться, не то, что это сделали без ее спроса, и даже не то, что новообразованная связь Ученик-Наставник не позволяла ей испытывать негатива в сторону Ал… этого мужчины.

— Ты же хочешь спросить что-то, Ученица?

Джуно могла поклясться, что слышала в его тоне насмешку. Даже не так. Чувствовала насмешку. Проглотив готовые сорваться с языка «Какого черта?!» и «А что будет, если я попытаюсь Вас убить?», девочка помолчала с минуту и ровным (как ей казалось) голосом спросила:

— Наставник, я понимаю, зачем это мне (хотя могли и предупредить), но зачем это Вам? Вы знаете меня меньше суток?

Мужчина раздумывал над ответом недолго, радостно вывалив на девочку свою историю и подробности его положения. Все оказалось проще и сложнее одновременно.

В Греции, хотя здесь и относились максимально либерально к магическим народам и магам различного статуса крови, была очень сильна иерархическая структура. Даже в свободолюбивых Афинах, которые всегда славились прогрессивными взглядами по сравнению с другими городами, было четкое социальное расслоение. Просто для перехода из одного класса в другой было больше возможностей. Ну, и рабочих мест было не в пример больше, чем в Англии. Соответственно, верхушке власти выставлялись довольно жесткие условия. Храм, оказывается, был лишь частью акрополя, который носил имя Алалкомены*. И его работу регулировали сразу несколько группировок: Алалкомен, «первый человек», Совет жрецов и три Асклепия. В какой-то мере они уравновешивали друг друга, не допуская захвата власти кем-то одним и диктаторством своих правил. Раньше ее Наставника звали по-другому, но более полувека назад Алалкомен подарил ему новое имя за выдающиеся заслуги в целительстве и исследовании магии вместе с новыми возможностями. Он стал третьим из них и самым младшим. Проблема в том, что занимаемая должность требовала от него взять хотя бы одного личного ученика и передать ему часть знаний, чтобы в случае скоропостижной кончины Наставника приобретенные знания не ушли вместе с ним.

Учитывая нежелание магов делиться секретами, такое требование было разумным. Никто не требовал от них разбрасываться информацией налево и направо, но сохранить древние умения было необходимо. Большинство «коллег» Наставника не заморачивались и обучали своих детей, что было логичным, но проблема крылась в том, что у мужчины не было детей, противоположный пол его не привлекал от слова совсем. Последствие ли одного из экспериментов или природная нелюбовь к детям — Наставник не поделился, но рассказал, что сроки для поиска ученика поджимали, а найти подходящую кандидатуру было не так просто. А тут так удачно подвернулась дочь старой знакомой, прямо как черт из табакерки. А поскольку она большую часть времени проведет в Хогвартсе, то возможность воздействовать на Наставника через нее стремилась к нулю. И, опять-таки, ее необычные способности, Марволо-сосед-по-мозгам и мафиозное происхождение шли приятными бонусами к ученичеству.

Еще Наставник непосредственно, вскользь, упомянул то, от чего у Джуно волосы встали дыбом. Мужчина радостно, как ребенок, совершивший шалость с одобрения родителей, сообщил, что теперь она в полной безопасности, а клятва Наставника не даст ему нанести ей вред даже случайно. Как оказалось позже, интуиция не врала, и Джуно не раз проклинала тот день, когда своенравный Наставник стал ее… Наставником. Впрочем, она осталась жива и даже приобрела некоторые бонусы, значит, в конечном итоге это пошло ей на пользу. Не считать же за вред множественные моральные травмы, перекошенную психику и слегка подпорченный характер, правда же?..

Не откладывая дела в долгий ящик, Наставник предложил сразу же определить фронт работ и составить план учебы до ее совершеннолетия. На недоуменный взгляд ученицы мужчина хохотнул:

— Да-да, ты уже поняла, это не в моем характере. Но ты разве не слышала текст клятвы? Если я не протащу тебя до получения Подмастерья хотя бы в двух областях и Мастера в одной, то нас обоих ждут весьма неприятные откаты. Но у нас есть целых пять лет, так что все в порядке! Я в тебя верю.

Джуно только потерла глаза раздраженным движением. Ну кто бы сомневался. Злиться на Наставника не позволяла связь, так что оставалось выдохнуть и побыстрее приступить к работе. На деле все оказалось немного запутаннее, но при должном старании все должно было получиться. Система обучения полировалась не одно тысячелетие, постоянно совершенствуясь магами. Мужчина повел ее тайными ходами в местную смесь библиотеки и… церкви, вероятно. Там, на одном из постаментов, лежала святая святых всех греческих магов — книга Септуаги́нта*. Книгой она называлась условно: это была груда деревянных дощечек, скрепленных между собой. Оказывается, именно по ней Джуно предстояло учиться. На такую древность девочка даже дышать боялась, не то что раскрывать.

— Нет-нет, не совсем так. Скорее, это сборник всех существующих видов магии. Заветы семидесяти старцев*. Магглы считают Септуагинту переводом Ветхого Завета, но для нас это — мощнейший артефакт, способный выявить подлинные способности мага. Тут описаны, как ты понимаешь, почти семьдесят направлений магии, двадцать из них — основные.

— Почти?

— Конечно, а ты как думала. Древнейшие дураками не были, понимали, что магия будет развиваться и будут возникать новые направления. Правда, изменения в книгу может внести только Лорд или Магистр артефакторики, но мы отклоняемся от темы.

— Простите.

Мужчина подошел к постаменту и с трепетом посмотрел на книгу.

— Да-да… Так, на чем мы остановились?.. Ага, видах магии. Как я и сказал, на данный момент их — двадцать видов и чуть меньше пятидесяти разновидностей. Подразумевается, что ты не сможешь освоить хоть что-то из последних, если не имеешь необходимого мастерства в основных областях. Иногда, надо лишь выучить основы одного направления, иногда — получить Подмастерье сразу в трех. Зависит от того, что тебе подходит. Думаю, начнем именно с этого.

Увидев непонимание в глазах ученицы, он хмыкнул и движением руки вызвал… Проекцию? Иллюзию?.. книги, раскрыв виртуальную копию примерно посередине. Перед Джуно зависли значки древнегреческого, медленно перетекая в родной английский.

«Первая ступень.

Элементариум

Знающий основы

Вторая ступень.

Ученик

Помощник

Третья ступень.

Подмастерье

Мастак

Четвертая ступень.

Мастер

Лорд

Пятая ступень.

Магистр

Вседержатель»

Некоторые термины оставались непонятными, но суть была ясна. Из комментариев Наставника Джуно уяснила, что первые две степени при таланте и желании можно проскочить за несколько месяцев, а вот дальше прогресс стопорился и каждое новое звание достигалось неимоверными усилиями. Для примера, в мире было менее ста живых Лордов, около тридцати Магистров, а уж Вседержателей и вовсе можно было пересчитать по пальцам. Но ради справедливости Наставник заметил, что большинство Лордов уходят из жизни по своей воле, им попросту надоедает земное существование. А начиная с четвертой ступени, многие и вовсе перестают быть людьми в полном смысле этого слова.

Девочке передался восторг и трепет перед мощным артефактом. По словам Наставника, его создал маг как минимум уровня Магистра. По мере снимания защитных чар Джуно прочувствовала в полной мере, о чем говорил мужчина. Магию книги было не видно в прямом смысле этого слова, но… Джуно всеми фибрами души ощущала, как по помещению тягуче-медленно разливается неизвестная ей сила и наполняет все тело. Будто бы она с головой ныряла в глубокий океан на замедленной съемке. По крайней мере, ощущения были именно такими. Магия чувствовалась естественным продолжением тела, словно так было всегда.

Яркие лучи солнца проникали сквозь широкие просветы между белыми колоннами и играли бликами на замерших фигурах девочки и мужчины. Постаменты-столбы, стоящие полукругом, едва заметно дрожали от сдерживаемой магии. Книга, созданная тысячелетия назад, делала то, что делала уже множество раз. Она просто активировала один из алгоритмов, вложенных создателем, но… Для юных и не очень магов такие моменты были судьбоносными. Исключением не стала и Джуно.

Деревянные таблички зашуршали, самовольно перелистываясь, и, наконец, замерли перед глазами Джуно. Пару секунд ничего не происходило. Потом несколько табличек мягко засветились, практически сливаясь с солнечными лучами и белым камнем постройки, и значки медленно поплыли по воздуху, выстраивая точную копию текста в проекции. По нему пошла рябь, и древнегреческий перетек в английский. Ровным, но размашистым почерком было выписано несколько строчек. Девочка нетерпеливо впилась в них глазами, стремясь запомнить до мельчайших подробностей.

«Ментальная магия

Посредничество

Целительство (Лорд)

Магия слов (Мастер)

Руны (Мастер)

Бытовая магия (Мастер)

Боевая магия: Защитные чары (Подмастерье)

Стихийная магия: воздух (Подмастерье)»

Джуно вопросительно посмотрела на Наставника. Тот понятливо кивнул:

— Неплохо. В тех дисциплинах, где не написано звание, у тебя безграничный потенциал, если можно так выразиться. Я ожидал немного другого разделения, но так тоже пойдет. Ах да, указанные звания в других направлениях — твой потолок. А в тех, которых нет в списке, и вовсе не получится подняться выше Помощника. Но то, что у тебя не будет практически ни одной «темной» специальности… Что ж, для Англии это даже хорошо, нет риска загреметь в Азкабан… Так, кажется называется это милое заведение с низшими демонами? Кстати, тебе с ними встречаться очень опасно, с таким-то набором талантов.

Девочка нахмурилась. Еще больше непоняток.

— Темная магия? Низшие демоны?

Наставник закатил глаза и принялся ее просвещать, попутно возвращая книгу и защитные чары на место.

Магия по окрасу действительно делилась на темную и светлую. Все физические насильные действия в сторону окружающей среды относились к первой категории. Забавно, но Трансфигурацию и Бытовую магию тоже можно было считать темной магией. На самом деле разделение было весьма условным и за века граница между ними сильно стерлась. А низшие демоны, дементоры, были для нее губительными, так как окрас магии играл для них немаловажную роль. К тому же, в ней сидел Марволо, соответственно, воспоминаний, в том числе и счастливых, было в два раза больше. Прямо-таки грандпри для дементоров.

Когда девочка попыталась возразить, что, к примеру, с помощью рун тоже можно спокойно убить человека, тот лишь хмыкнул и спросил, как долго Джуно придется мучиться для составления настолько мощной цепочки, чтобы она с одного удара свела мага в могилу. То есть, конечно, можно утопиться и в ложке, как говорится, но никто же их не запрещает из-за этого и не воспринимает, как оружие. Изначальная функция другая.

Остаток дня Джуно провела в одиночестве, перебирая перья Фамоса и раздумывая над новой информацией. Ей предстояло решить, чему учиться в первую очередь. Слишком многого ждать не стоило, все же за два месяца она успеет разве что разобраться в основах и выучить парочку приемов. Жаль, конечно, но быть боевым магом ей не светит. Не хватит объема магии и строение тела не то. Все сколько-нибудь мощные заклинания просто снесут ее с места, у них сильная отдача, как у пистолетов, если не больше. Руны откладывались, можно будет в Хогвартсе на третьем курсе взять. По этой же причине отпадали Бытовая и Боевая магии: первой худо-бедно обучат в школе, вторая ей не дается, а для защиты будут артефакты и маггловские способы. Целительство звучало заманчиво, в конце концов, пока никто из подчиненных не имел склонности к нему. Да и упускать шанс обучаться этому искусству у тезки бога медицины было глупо. В направление Посредничества вкладывался немного другой смысл, просто переводчик не мог подобрать более точное определение. Это напрямую связано с общением с магическими животными, духами и магическими народностями. Удивительно, но этому тоже необходимо было учиться. Посредничество позволяло, к примеру, поговорить с призванным демоном, но не изгнать или призвать. При достаточном уровне Ментальной магии и Посредничества открывались новые ветви и более сложные для изучения области. А уж с минимальными основами Некромантии… Призывательство, Экзорцизм, Вудуизм…

Но это все потом. Первоначально стоит разобраться с Посредничеством и Целительством. Первое поможет развить Дар, второе — в случае чего подлатать пострадавших. Ментальной магией с ней сможет заняться Марволо. Джуно только укрепилась в своем решении, когда выяснилось, что Алекс непонятным образом оказался в темнице Алалкомена. К его чести, он почти сбежал, когда госпожа Кера сложила два и два и привела горе-телохранителя к Джуно. Та ничего не сказала парню. Конечно, она благодарна, что тот хотел ее спасти, но с другой стороны — он ослушался прямого приказа мамы. Значит, провинился. Девочка посверлила его взглядом для острастки и волевым решением понизила обратно до десятки. Потому что пусть головой сначала думает, а потом бросается грудью на амбразуру.

Ситуация с Василисой и Иваном все еще требовала разрешения, и Джуно пошла с этим к Наставнику. Тот, выслушав суть проблемы, просиял и предложил следующее: он ручается за Василису, ехидны получают ту в свое пользование на несколько лет, необходимые для обучения и лечения, потом она поступает в распоряжение Наставника, а уж после возвращается в Семью.

Не то, чтобы у нее были варианты или она не доверяла Наставнику, но все же несколько лет — понятие растяжимое. А отпускать Василису, которую она уже считала частью Семьи, надолго не хотелось. Эгоистично, но что поделать. Джуно обещала подумать. Следовало потолковать с Иваном. Насчет его обучения Артефакторике тоже стоило что-то решать. Наставник дал ей пару дней на то, чтобы закончить свои дела, а потом начинался экспресс-курс обучения.

Ситуация разрешилась практически сама собой. Василиса была рада остаться с кирией Горой и чему-то научиться, чтобы принести позже пользу, а Ивану срочно начали искать учителя по Артефакторике, потому что он был твердо намерен остаться рядом с сестрой и был готов на все, лишь бы не расставаться с ней. В обычных обстоятельствах найти Мастера, готового взять ученика практически с улицы, да еще и чужака, было практически нереально. Но Иван успел сдружиться с одним артефактором на торговой улице, и тот согласился взять его к себе в магазин в качестве помощника и ученика. Мистер Кондос был невысоким, вечно улыбающимся холостяком. У него не было своих детей, Мастером он не был, но держал свою небольшую лавочку. Ему пришелся по душе серьезный Иван, которого тот стал называть Иоаннисом. Мужчина был уже немолод, а в лавку требовался помощник. А Иван уже был обучен основам, поэтому мог приступить к работе хоть завтра. Не лучший выход, Джуно хотела бы поручить обучение Мастеру, но и так неплохо за неимением других вариантов.

Мама осталась согласовать подробности, а Джуно вернулась к Наставнику. Госпожа Кера великодушно согласилась погонять Алекса наравне с стражами, поэтому за него девочка не беспокоилась. Ее учеба началась.

Комментарий к Глава 8.

* Алалкомен (сама полчаса ржала над названием, но очень уж понравилось) - греческой мифологии Алалкомен — первый человек. Говорят, что он был рожден Геей-землей в Беотии и вырос еще до того, как появилась Луна. Он давал советы Зевсу, когда тот ссорился с Герой, и вскормил и воспитывал Афину, когда та была еще совсем девочкой. По его имени был назван поселок Алалкомены, рядом с которым находилась речка Тритон.

*Септуаги́нта - собрание переводов Ветхого Завета на древнегреческий язык, выполненных в III—I веках до н. э. в Александрии, также Перевод семидесяти толковников (в моем фанфике - еще и что-то вроде супер обучающего артефакта, куда древние колдуны поднатужились и слили основы разных направлений)

Да-да, начало Хогвартса через главу или в следующей) Точнее, Косой Аллеи (и щепотка пиз*юлей для некоторых неприятных личностей, небольшой спойлер)

Сможете угадать, кому прилетит от нашей обновленной компании?)

========== Глава 9. ==========

Хогвартс на фоне обучения у Наставника стал казаться раем. Мужчина оправдывал репутацию безумца, решив проверить, насколько много информации за раз можно впихнуть в голову Джуно. А она, наивная душа, думала, что тот хорошо к ней относится… Бесспорно, мужчина симпатизировал ученице, но это не мешало ему впихнуть в ее график еще и Ментальную магию вместе с стихийной. Аргументируя это безобразие словами «все равно пригодится», Наставник вознамерился за два месяца дотащить девочку до звания Помощника во всех четырех направлениях. И если с Ментальной магией и Посредничеством проблем не было, все же в какой-то мере с ними она была знакома с самого детства, то на уроках стихийной магии и Целительства Джуно взвыла. В обучении не было никакой системы: то целую неделю она развивает канал связи с Фамосом, оттачивая телепатическое общение, то Наставник на полном серьезе собирается бросать ее с горы, чтобы та вспомнила детские магические выбросы и повторила их намеренно. Разумеется, без палочки.

Палочка была еще одним камнем преткновения. Старые волшебные концентраторы больше ей не подходили после стабилизации магии, причем и официальная, и добытая в Лютном переулке. И новую ей никто не собирался заказывать или покупать. Мама носилась с Василисой и Иваном, а Наставник только ухмылялся и уверял, что так она усвоит материал намного быстрее. Для Посредничества палочка пока что была не нужна, в Ментальной магии до Легилименции было еще далеко, стихийная магия вообще не требовала дополнительных инструментов. На вопрос, как же она будет учиться в таком случае Целительству, Наставник презентовал ей перчатки-артефакты, вместо традиционного подарка личному ученику. В таких работали целители. Конечно, они были наворочены по самое не могу, но без палочки все равно было неуютно. Учитывая, что оба концентратора Наставник поломал на ее глазах в первый же день обучения. И еще недоумевал, почему Джуно злится.

Впрочем, перчатки и новые знания заставляли мириться с обычными и немного смертельными неудобствами. Оставалось заткнуться и послушно выполнять то, что взбредет в голову Наставника. Спустя месяц Джуно настолько привыкла к закидонам мужчины, что почти буднично тренировалась в целительстве на Алексе, который ходил в синяках каждый раз после тренировок с госпожой Керой, позволяла Наставнику экспериментировать с Даром, автоматически уворачивалась от оригинального способа побудки, заключающийся в выбрасывании ее сонного тела из окна первого этажа. Уже через неделю Марволо и Фамос научились мониторить внешнее пространство и вовремя будить девочку. Стимфалид развивался семимильными шагами и совершенно неожиданно изъявил желание научиться скрываться. Мол, так он сможет лучше охотиться на добычу. Джуно только качала головой. Даже фамильяра умудрились испортить.

Вообще, основная учебная нагрузка приходилась на Ментальную магию, Наставник явно что-то замыслил, об этом яростно вопила обострившаяся интуиция. Но Джуно не жаловалась, все знания были крайне полезными в свете хогвартского Снейпа-легилимента и непонятного Дамблдора-манипулятора. Убедившись в несостоятельности тандема Марволо и Джуно в защите разума, Наставник с энтузиазмом принялся искать оптимальный способ сочетания Окклюменции и способностей Марволо. И поставил условие: пока она не сможет защитить свои мысли от него, дальше он ее обучать не будет. И никакие логичные доводы о том, что у него есть фора в полторы сотни лет, его не останавливали. Конечно, Наставник использовал поверхностное чтение, но даже так на закрытие разума ушло полтора месяца. За это время Джуно с Марволо разработали линию защиты и целый комплекс ловушек для нежданных посетителей. Когда Наставник впервые не смог пробиться сквозь окклюменционный щит, состоящий из непрерывно крутящихся сфер, девочка почувствовала глубокое удовлетворение. Правда, стоило Наставнику захотеть, и он спокойно проникал дальше, лишь на мгновение установив прямой зрительный контакт. Но Джуно не унывала, памятуя про возраст и опыт Наставника. С неутомимым упорством она продолжала впитывать знания, как губка, с удовольствием отмечая свой прогресс. Да за эти несколько недель она узнала больше, чем за год в Хогвартсе! Наставник был натурой своеобразной и увлекающейся. Иногда он забывал, что рядом с ним сидит девочка двенадцати лет, и начинал сыпать терминами и теориями. А Джуно приходилось потом расспрашивать Марволо, тот злился на свое незнание, и гнал девочку в библиотеку за разъяснениями. Затем с непонятными местами она подходила к Наставнику, тот часть растолковывал, а часть — показывал на практике. И круговорот Наставник-Марволо-библиотека начинался снова.

Дни за книжками и экспериментами Наставника перемежались редкими визитами на Эрехтейон, отдыхом с Алексом и встречами с мамой, все-таки девочка скучала по ней. За две недели до отъезда в Англию случилось сразу несколько событий: она освоила ступень Помощника в Ментальной магии и Посредничестве, и один из экспериментов дорогого Наставника вышел из-под контроля. Как водится, именно та разработка, которую он решил попробовать на Джуно, свернула не совсем туда, куда планировалось изначально. Хотя начиналось все как нельзя лучше…

Наставник как раз находился в процессе исследования совместимости классических европейских рун и греческих ксоанов*. Поскольку последние обладали изрядной стойкостью и мощью действия, но ограниченными эффектами, Наставник загорелся идеей их соединить. До него кое-кто уже пытался это сделать, чай, не все маги дураки, но быстро сдавались, потому что неудачные рунные цепочки обладали разрушительными последствиями, которые нередко стоили магам жизни.

— Итак, ксоаны* — аналог футарка, только древнегреческий. Изначально ксоанонами называли любую достаточно качественную работу любого Мастера: рунную цепочку, артефакт или новый рецепт зелья. Позже так стали называть исключительно артефакты, посвященные богам. В конце концов часть названия стерлась и понятие сузилось до обозначения двенадцати рун, символизирующих олимпийских богов.

Джуно внимательно слушала и записывала лекцию в пухлую от страниц тетрадку. Иван немного поработал над ней, зачаровав на кровную привязку, недоступность посторонним и множество страниц. Удобно иметь артефактора-Подмастерья под боком. Да-да, Иван мог похвастаться званием Подмастерья в Артефакторике, мистер Кондос нарадоваться на него не мог.

Все начиналось хорошо. Были приняты меры безопасности и все такое. Было невероятно стыдно стоять нагишом перед Наставником, но тот ни словом, ни жестом не проявил интереса к ней, кроме как к объекту исследования. Через несколько часов кропотливой и тяжелой работы Наставника ее тело было испещрено связками рун и ксоанов. У Джуно затекли конечности, в голове стоял туман, а слова мужчины проходили мимо сознания девочки. Это было естественно, как говорил Наставник, но Джуно все равно беспокоилась. И оказалось, не зря.

Львиная часть рун была призвана, в основном, нивелировать негативные эффекты от воздействия ксоанов на ее разум и тело, но и плюсы от подобной магической татуировки были внушительными. К счастью, закрепление чернил на коже было безболезненным, хоть и небыстрым делом благодаря курсу зелий. Баснословной стоимости, но Наставника это не волновало, его интересовал лишь результат. А чтобы не терять несколько дней в обучении, Наставник, не заморачиваясь чувствами ученицы, отправил ее в магическую кому, выдав Марволо пару заданий на укрепление результата. Проблема была в том, что малейшее движение или всплеск магии за эти несколько дней могли серьезно навредить девочке, потому что Наставник не пожелал идти длинным, но безопасным путем. Зачем, если можно использовать полное подчинение ученицы и зелья?..

— Марволо, как думаешь, Наставник хоть сам знает, что получится в итоге?

Мракс сидел в кресле напротив и листал одну из книг-воспоминаний, изучая значения ксоанов.

— Предполагает, по крайней мере. Тебе очень повезло с учителем. А то, что получение новых знаний сопряжено с риском… У всех свои причуды. Они еще и усугубляются с возрастом…

Джуно вздохнула. Эта тема поднималась уже не единожды и, в целом, она была согласна с Марволо. Но все равно, его равнодушие в отношении способов обучения… Немного настораживало. Периодически уплывая в забытье, Джуно провела с Марволо несколько дней. А когда открыла глаза в реальности, то поняла: что-то поменялось. Причем с налету нельзя было определить, что. Как маленький камушек в ботинке: мешает, но только остановишься, чтобы вытряхнуть — он пропадает.

Девочка села в позу медитации и прикрыла глаза, прислушиваясь к организму. Первичный анализ дал понять, что в ментальном плане ничего не изменилось, Марволо тоже. Так, внешние отличия… Надо будет проверить позже. Повышенная чувствительность кожи указывала на положительный результат эксперимента, Дар не пропал… Но Джуно не повелась и продолжила копать внутрь. Ну не могло все быть так радужно. Магические связи. Иван, Василиса, Алекс… Сердце ухнуло вниз, увлекая Джуно за собой в бездну. Мамы. Она не чувствовала связи с мамой. На месте ниточки, ведущей к ее магии, была зияющая пустота. У девочки было маловато сил после вынужденной магической комы для истерики. Джуно тихо всхлипнула, не разрешив себе паниковать раньше времени. Стало легче. Занятия Окклюменцией помогали.

— Марволо. Что случилось?

— Хмм… Не уверен. Похоже, энергетический центр завязан на Осколок Родового Камня и по совместительству мое место проживания. Не сказать, что меня это радует, но отсоединение миссис Эмилии от него пойдет всем остальным на пользу.

От неожиданности девочка начала заикаться:

— Ч-что? Н-но тогда мама…

— Да, миссис Эмилия будет терять магию быстрее, но, думаю, твой Наставник что-нибудь придумает, он неплохо относится к твоей матери.

Девочка была полностью разбита. Сил на высказывание накопившегося Наставнику или Марволо, который, похоже, подозревал что-то подобное, не было. Она слишком хорошо знала маму, чтобы надеяться на то, что она была не в курсе подобного исхода. Мама всегда была в курсе. Значит, совершенно добровольно пошла на это. А, может, с самого начала и планировала…

На Джуно навалилась жуткая апатия. Интересно, а сколько лет при таком раскладе отводится маме?.. Не зря маги боятся клейма Предателя Крови, как огня, ой, не зря…

Она безразлично слушала дифирамбы Наставника в сторону удавшихся цепочек рун и ксоанов. Без особого интереса вгляделась в свое отображение, из которого на нее смотрела красноволосая бледнолицая девочка.

— Это что? — спросила Джуно, чтобы хоть что-то сказать, потому что Наставник уже минут пять молчал, не отрывая от нее взгляда.

— Один из побочных эффектов. Как я уже говорил, связки сработали даже лучше, чем ожидалось. Я рассчитывал, что руны дадут некоторую защиту от ментального влияния, некоторых зелий и заклинаний. Кстати, это мы еще проверим… А пока что могу сказать одно: и отключение Мелли от Родового Камня, и твоя обновившаяся внешность — результат сочетания ксоана Зевса* (ну да, а чего мелочиться) и руны Йеры* (точнее, не менее дюжины рун). Защита и надежда… Теперь твой организм определенным образом защищен от некоторых магических воздействий. По крайней мере, внешних. И заодно ярче проявило наследие Прюэттов, «очистив» Родовой Камень от магии Предательницы Крови Мелли.

— И что теперь будет с мамой?

— Мне не нравится твой безжизненный голос, результаты эксперимента потрясающи! А что до Мелли, так не умрет же она от этого, в самом деле! Тем более, она сама дала свое согласие еще месяц назад, так что не возникай.

Девочка покачала головой. Да что он понимает… Безумец… Безумец, не знающий семьи.

— Как скажете, Наставник.

Мужчина вздохнул и присел рядом.

— Ты недостаточно закрываешься от меня. Я все слышу. И ты не права, Джуно. Я… Я не умею успокаивать девочек и хочу напомнить, что все согласились на это добровольно, так что не хандри. И насчет семьи — у меня есть две младшие сестры, так что я примерно представляю, что это такое. Даю тебе два часа на успокоение нервов, и давай без выкрутасов. Мелли это не понравится.

Асклепий встал, бросил на ее кровать сменную одежду и вышел. Девочка машинально взяла ткань в руки — значит, дальше у них по плану испытания рун. Одежда была тренировочной, аналогичной у Алекса. Джуно вздохнула. Злиться и топать ногами на Наставника было бесполезным занятием. Он был монстром с двухсотлетним стажем, его таким не проймешь. А смысла скандалить не было. Обвинить Марволо? Тот хотел как лучше, да и ругаться с практически частью себя… Попахивает шизофренией. Высказать все маме? Но она тоже знала, что делала. Уж всяко лучше нее.

Девочка повалилась на кровать и дала волю злым слезам. Она ненавидела ситуации, подобной этой. Добровольная жертва матери на ее благо и будущего Клану… Одновременно правильно и ужасно. Мама будет в разы быстрей терять магию. Смысл жизни. Каково это — чистокровной ведьме лишиться главного — магического дара — Джуно даже представить не могла. Самое паршивое, что умом она все понимала. Но сердце… Пока еще не могло принять непростой выбор. Оставалось надеяться, что ей лично придется столкнуться как можно позднее. Она всеми силами будет избегать этого тянущего ощущения пустоты, когда разум и сердце конфликтуют. Чувства дочери к матери говорили, что надо все вернуть, нельзя оставлять близкого человека без поддержки, а воспитание отца приказывало не вмешиваться, поблагодарить маму за ее добровольное согласие и сделать все, чтобы это действие было не напрасным.

Через отведенные два часа разум с напором Марволо победил с небольшим перевесом. Пластичная совесть (воистину слизеринская!) голосом Мракса шептала, что это не конец, отрезание мамы от источника магии не означает мгновенную смерть, да и вообще может почти не сказаться на ее самочувствии. Вкрадчивый голос все говорил и говорил, убеждая девочку. Но на задворках души осталось неприятное скребущее чувство, когда Джуно вытерла слезы, привела себя в порядок, оделась и спустилась к Наставнику. Запуская очередной круговорот экспериментов и знаний.

Оставшийся месяц до школы пролетел со скоростью маггловского самолета. Джуно, переживая за маму, с утроенной силой училась и осваивалась с новыми силами, не оставляя себе времени и сил на сожаления и угрызения совести. Впрочем, за это время произошло немало событий: Алекс под чутким руководством Керы научился оборачиваться в форму своего Патронуса — огромного белого медведя, что дало ощутимый толчок в его боеспособности и прибавило уверенности в себе (оставалось надеяться, что он перенимет и недюжее спокойствие зверя), Наставник провел парочку экспериментов над Родовым Камнем, чего Джуно допустила с большой неохотой после предыдущего, и ситуация с Василисой и Иваном окончательно стабилизировалась. Наставник пытался лишний раз не обострять ситуацию (что получалось у него не очень) и не зверствовал. Раз в неделю у девочки был официальный выходной, который она проводила с мамой. Та не стала отпираться от своей инициативы в отсечении от Родового Камня и, как могла, успокаивала Джуно тем, что будет пить зелья и вообще всячески поддерживать свое здоровье. Совершенно неожиданно зелья она будет варить самостоятельно под чутким руководством крестного. Похоже, насчет него ей чего-то недоговаривали. Мало того, что он знал Наставника и раньше, так еще прибавилось явно близкое знакомство с Зельями… Интересно. Джуно уверилась в своих предположениях, когда на прямой вопрос Асклепий лишь ухмыльнулся и сказал, что ее крестный был занимательным «клиентом», и с большим удовольствием рассказал, какой именно эксперимент поставил на нем, совершенно не стесняясь девочки. Потом подозрительно затих на несколько дней, что девочке очень не понравилось.

И правильно не понравилось. Радостный Наставник решил не мелочиться и повторить опыт на Джуно. Конечно же, доработанный и совершенно безопасный для ее здоровья. Речи про ее психику или внешний вид не шло. А так, мол, вероятность удачного исхода целых восемьдесят процентов. И если учесть возросшие возможности организма по приспособлению вкупе с эффектом рун и Даром, то он накидывал еще десятку. Девочка новых экспериментов над собой не хотела, но ее никто не спрашивал. Нет, Наставник еще ни разу не пользовался своей властью в рамках ее ученической клятвы, но умело действовал через Марволо, которому девочка доверяла намного больше. А тот был всецело за увеличение магических способностей подруги и сосуда в одном лице. Как только к нему вернулась память в полном объеме о том, кто он, парень всеми правдами и неправдами пытался сделать Джуно сильнее. На этой почве они даже первый раз серьезно поругались первый раз за время «сожительства».

— Джуно, ты не понимаешь. Дамблдор… Он просто так не оставит тебя. Возможно, пока он был занят Поттером, — на этой фамилии Марволо неприязненно морщился, — на первый курс Слизерина не обращал должного внимания. Но как только займется тобой — все будет плохо. Поверь, я знаю, о чем говорю. Как и твой Наставник знает. Доверься более опытным людям. А приживление глаза откроет новые возможности!

Девочка, сидя в кресле напротив, скрежетала зубами. Голос Марволо звучал мечтательно и убедительно. Только вот…

— Новые возможности, говоришь?! А ты не забыл, что именно поиск «новых возможностей» довел прошлого тебя-Темного Лорда до создания крестражей и самоубийства об Поттера?!

Джуно знала, как эта тема не нравится Марволо. Знала, что ее не стоило поднимать. Но обида за то, что он воспринимает ее как сосуд и неизбежное зло, за то, что его волнует только ее возможное усиление, а не ее жизнь, заполонила все ее существо, не помогали даже упражнения по Окклюменции. А и какая защита разума, если она и так внутри своего разума?!

Марволо подорвался с места и отшатнулся, словно ему отвесили пощечину. Девочка и сама поняла, что перегнула палку, но не считала себя виноватой. В конце концов, парень сам себя затянул в эту трясину. Не говоря ни слова, он отступил на несколько шагов, неверяще и зло смотря на Джуно. Через секунду девочка ощутила, как ее весомо приложило головой, и невольно зажмурилась. А открыв глаза, обнаружила себя на полу комнаты. Похоже, во сне она свалилась с кровати, и Марволо этому поспособствовал.

— Эгоистичный, двуличный, черствый придурок!

Выругавшись, Джуно стало полегче, но настроение так и осталось на ближайшие дни на отметке отвратительно. Наставник, видя ее состояние, предусмотрительно не торопился с экспериментом, уж что-что, а за двести лет он научился терпению. В качестве поощрения он учил ее обращаться с уже имеющейся защитой и даже отпустил ее на пару дней в Афины отпраздновать День Рождения мамы и увидеться с Иваном и Василисой. Правда, последнюю без присмотра не отпустили, но и то, что ее вообще пустили за пределы храма, уже было чудом. Джуно только бесилась от своих сомнений и чувствовала какое-то бессилие. Наставник уже многое ей дал, причем требуя не так много взамен. Теперь Джуно понимала, почему крестный так неприязненно относился к Наставнику. Он никого не заставлял. Все сами шли под его скальпель и палочку на эксперименты.

Но длинный разговор с матерью немного притушил бушующий пожар и временно вернул потерянное душевное равновесие, что было очень важно для изучения Целительства и Ментальной магии. На опыт девочка шла с мрачной решительностью и сумасшедшим желанием выжить. Шанс гибели был невысок, но он был. А, несмотря на то, что риск был частью жизни мафиози, Джуно ненавидела лишний раз испытывать свою удачу, если был выбор.

Те дни, которые требовались для приготовления, Марволо с ней не разговаривал и не появлялся во снах. А Наставник легкомысленно замечал, что не умрет она в любом случае, так как в пророчестве пифии об этом не говорилось и как минимум до Хогвартса она доживет. Девочка уговаривала себя не нервничать и старательно душила в зародыше мысли о побеге. Для двенадцатилетнего ребенка было многовато потрясений. Хотя плюс определенно был: теперь что бы ни случилось в Хогвартсе — вряд ли это ее хотя бы удивит. После Наставника вряд ли даже «тысячелетняя жуть» покажется таковой.

Ложась на кушетку, девочка честно предупредила Наставника, что если она погибнет, то станет духом, и тому потребуется самый сильный экзорцист, чтобы ее изгнать. Маг-химеролог, помогавший Наставнику, весело хмыкнул и поинтересовался, где можно найти такую же интересную ученицу. Кажется, это был один из Совета, но Джуно не успела додумать мысль, усыпленная Наставником.

Пробуждение, определенно, было феерическое. Мысли о том, что Наставнику все же не понадобится экзорцист, а у семьи Крей осталось наследников на одну больше, отступили перед непривычными ощущениями. Не совсем правильное слово для определения появления нового органа чувств и двумя картинами мира: нормальной, «человеческой» и второй…

Очень. Очень. Неправильной. Ну, мозг считал ее неправильной. Левый глаз (Джуно все еще питала хрупкую надежду, что-то, что появилось на его месте, хотя бы отстраненно похоже на глаз) смотрел на мир в расширенной цветовой гамме, да и обзор с левой стороны был в разы больше, нежели с правой. Терялось чувство равновесия. Девочка поняла, в чем дело, только когда слегка повернулась на нужную сторону. И только в пол-оборота налево у нее прекратила кружиться голова и вернулось более-менее адекватное восприятие мира. Закрыть глаз она тоже не могла, тот вообще ощущался едва ли не на пол-лица. С ней явно сделали что-то еще, потому что она не спешила грохаться в обморок от перегрузки нервной системы. И она даже знать не хотела, что в ее организме еще навертели и чем это грозит в будущем. Проблем от рунических татуировок едва ли было меньше, чем плюсов, но в их число хотя бы не входили нарушенная координация движений, раскалывающаяся от двойственности мира голова и зудящее ощущение Дара, которое на время перекрывало остальные и «забивало» эфир. Дар воспринял новый глаз как чужеродный предмет и поспешил поделиться информацией о нем. И этот поток увял не скоро, не позволяя Джуно спать еще двое суток.

Наставник поздравил с успехом, но по тому факту, что он спрятал все зеркала от девочки, она посчитала успех весьма условным. Особенно в исполнении Наставника. Голова не болела — нет, от этого помогли бы зелья, — она ныла, привыкая к новому объему информации. Снадобья даже не могли притупить это ужасное чувство. Только привыкать. И девочка ничего не могла делать, кроме того, как спать, есть и просматривать нужную и ненужную информацию от Дара. Джуно порадовалась бы стремительному развитию последнего в любое другое время, но сейчас она никак не могла прервать поток данных в двух версиях — нормальной и «расширенной».

Плюсов было хоть отбавляй, если бы не сопутствующие недостатки. Возможность видеть магию, более широкий кругозор (в прямом смысле), появление шестого чувства (тоже в буквальном смысле), прекрасное ночное зрение… Но преимущества сопровождались ноющей головой (боль немного притупилась только через пару недель, и Джуно надеялась, что постепенно это пройдет), невозможностью отключить «двойное» восприятие зрения и кучей последствий. И самым ужасным была напрочь сбитая координация движений. Оставшееся время до школы Джуно посвятила обучению с нуля элементарным вещам, как ходьба или работа руками. Она не представляла, что будет делать на глазах у всего Хогвартса, но оставалось только стиснуть зубы и приложить все усилия для достижения результата.

Наставник, подробно изучив результат, всеми силами помогал адаптации: поил жутко дорогими зельями, лично следил за прогрессом, даже заказал у друга-артефактора, которого считали в Греции лучшим, специальный артефакт, чтобы скрыть фасеточный глаз (она, что, уже не человек, а на какой-то процент животное?..) и Джонстоновы органы* (естественно, Наставник не утерпел и «одарил» девочку еще парочкой сюрпризов). И если с глазом она смирилась, все же долго морально готовилась к нему, то пара пушистых усиков на голове вызвала истерику, когда Дар «добрался» до них. Она уже примерно представляла это зрелище даже без зеркала и цинично думала, за кого ее примут в Хогвартсе: за монстра или демона?

На почве постоянной головной боли она быстро помирилась с Марволо, поскольку только там, в ее голове, нормальное мироощущение возвращалось. Мракс с трудом, но признал, что немного погорячился. И решился на серьезный шаг: показал девочке часть своего детства, что объясняло его тягу к бессмертию и силе. Девочка осталась впечатлена. Она все лучше понимала молодого амбициозного парня, хотя и не до конца. Воспоминание было сильно укороченным и переполненным эмоциями, что мешало объективной оценке, но все-таки это был огромный шаг для Марволо.

«

— Мой дорогой мальчик, — с мягкостью в голосе заговорил Диппет, тогдашний директор, как объяснил хмурый и смущенный своей же откровенностью Марволо, — я просто не могу разрешить тебе остаться на лето в школе. Ведь, наверное, тебе хочется побывать дома на каникулах?

— Нет, — сразу же ответил молодой Мракс. — Я предпочел бы остаться в Хогвартсе, чем возвращаться к этим… к этим…

— Ты всегда жил на каникулах в маггловском приюте для сирот, я полагаю? — В голосе Диппета звучал искренний интерес.

— Да, сэр, — парень слегка покраснел вместе со своей более старшей копией.

— Ты урожденный маггл?

— Полукровка, сэр. Отец маггл, мать колдунья.

— Что с твоими родителями?

— Моя мать умерла сразу после моего рождения, сэр. В приюте мне говорили, что она только успела дать мне имя — Том в честь отца, Марволо в честь деда.

Мракс отвел глаза. Демонстрация воспоминания давалась ему с трудом. И девочка понимала его. Тогда шла война, Лондон бомбили… А директор цинично отказывал сироте в элементарнейшем — безопасном месте. Видимо, безразличие к ученикам, как и обращение, передается с должностью.

Диппет сочувственно вздохнул. Скотина старая, правильно подумала про себя Джуно, слушая ответ:

— Принимая во внимание особые обстоятельства, можно было бы пойти тебе навстречу, но в школе сейчас такая ситуация…

…позволяющая отправлять гражданского, несовершеннолетнего ребенка на смерть, ага.

»*

Девочка откинулась назад в кресле, пребывая в раздраенных чувствах. Наставник запретил ей сбегать к Марволо больше, чем на два часа в день, мотивируя это необходимостью привыкнуть к новым органам чувств. В идеале она должна была настолько сродниться с ними, чтобы «расширенная» картина мира перекочевала вместе с ней в разум. Но пока девочка определенно не могла этого сделать. Наставник давал прогноз на полтора-два года, но Джуно не была бы столь оптимистична.

— Марволо… Ответь только на один вопрос: как полукровка смог встать во главе этих чистокровных снобов? Я же видела их отношение, их силу…

Мракс долго молчал, разглядывая фальшивый пейзаж за окном. Девочка подумала, что он не ответит, но Марволо заговорил тяжело и медленно, буквально вытаскивая из себя по слову:

— Джуно, я… Я не знаю. Я был Томом Реддлом, стал Темным Лордом… Но я не совсем понимаю их мотивы. Я — всего лишь часть. Не одно целое. Я чувствую, что могу понять Тома Реддла, но… Плохо представляю, как сложилась судьба… Другого меня. Что привлекло аристократов в нем… Кровь Слизерина? Сила? Харизма? Я не знаю. Слишком сложные вопросы для двенадцатилетней девочки ты задаешь, Джуно.

Девочка не стала копать дальше, поднялась с насиженного места, шутливо поклонилась, разряжая атмосферу:

— Происхождение обязывает, Лорд Мракс. Вынуждена Вас разочаровать, мне придется покинуть Вашу, безусловно, приятную компанию, увы, дела Семьи зовут.

Марволо покачал головой, махнул рукой на прощание и выдворил Джуно в реальность. Но девочка видела, как сжатые в тонкую линию губы тронула слабая улыбка. А дела Семьи действительно требовали ее присутствия. Завтра они возвращались в Англию, значит, пора было прощаться с солнечной Грецией.

***

Люциус Малфой был в бешенстве. Нет, не так. Он был в БЕШЕНСТВЕ. Его наследник вел себя неподобающе чистокровному аристократу, Министерство планировало серию обысков, Нарциссе было скучно в поместье, и во всем он оказывался виноватым самым невероятным образом! Мужчина скосил взгляд на Драко. Пока тот держался степенно, но стоило зайти в лавку этого жулика Горбина (к другим подпольным продавцам он не сунется без должных артефактов, а сейчас нет на это времени, какая досада), как отпрыск тут же прилип к витрине, едва ли не выхватывая Руку Славы из-за стекла. И снова причитания, уже по третьему кругу про Поттера и Грейнджер! И еще одну головную боль…

— И тебе не стыдно! Какая-то простачка учится лучше тебя по всем предметам! *

Ребенок надулся и пробубнил что-то про любимчиков учителей, но сейчас были дела поважнее, чем детские обиды. Он потом разберется и с Поттером, и с новой метлой для наследника, и с грязнокровкой Крей…

Уже выходя из лавки, Люциус тщательно сравнивал все известные факты по маггловской слизеринке (какое ужасающее сочетание, право слово!). И вырисовывающаяся картина ему категорически не нравилась. Малфои всегда получают все лучшее, в том числе и информацию. Он бы в жизни не заинтересовался какой-то маленькой грязнокровкой, если бы Драко не был так зациклен на ней. Наследник все каникулы выводил его из себя капризами, и темы, в основном повторялись: Гарри Поттер с друзьями, новая метла и Крей.

Первые письма сына из Хогвартса не сильно напрягали: он просто попросил знакомого из Своры поставить грязнокровку на место. Но бестолочь Найт отправил своего ученика, чуть не угробив Крей. А он просил сделать все максимально тихо и аккуратно, не доводя до скандала!.. На рождественские каникулы Драко приехал непривычно тихий и задумчивый, и Люциус не обратил на поведение Наследника должного внимания. Как оказалось впоследствии, зря.

Сын поругался с Северусом по какой-то совершенно дурацкой причине, и зельевар однозначно винил в этом всю ту же злосчастную Крей. Люциус напрягся и по своим источникам запросил необходимую информацию. Но данных о ней просто не было. Обычная грязнокровка, никаких неожиданностей вроде наследницы угасшего древнего рода. В Гринготтсе дальше обменника не ходила, в Лютный не совалась, на Косой Аллее видели в день сборов к первому курсу. Как будто действительно, лишь обычная маггла с палочкой, каких Хогвартс выпускал десятками. Но неприятный осадок остался, все-таки попала же на Слизерин…

Тогда Люциус в лучших заветах изворотливых и аккуратных предков послал парочку магов, тех, которых не жалко, проследить за девчонкой в Греции. Удачно подвернувшаяся возможность разузнать о ней побольше обернулась провалом. Жалкие дураки мало того, что ничего не помнили, так еще и вернулись без всех артефактов. История была мутная и подозрительная. Неужели местным воротилам не понравились англичане, что-то вынюхивающие на их территории? Или у девчонки есть могущественный покровитель? Или это случайность, и на незадачливых магах поживился прохожий воришка?

Мужчина немного нервно огладил набалдашник трости. Дамблдор год от года набирает вес в обществе (хотя куда уже больше?), Министерство все больше прижимает старым родам хвосты, так еще и мистер Национальный Герой поступил в Хогвартс. Вокруг что-то происходило. В Министерстве начались крупные перестановки, в школе затевалось что-то грандиозное, где был его наследник, но куда не было доступа у него самого, а Нарцисса стремилась во всех проблемах обвинить исключительно своего мужа. Впрочем, один интересный артефакт должен был кардинально повернуть ситуацию…

— До свидания, мистер Горбин. Завтра жду вас у себя в замке. Всего хорошего. *

Люциус чуть сжал черную тетрадку, завернутую в специальную экранирующую бумагу. Если такой артефактик найдут у Уизли, мало им не покажется… Заодно отвлечет внимание, хотя бы на время, от старых семей, и пошатнет репутацию Дамблдора. Он уж-то постарается использовать ситуацию с максимальной пользой. Нужно лишь время…

… Но что-то в воспитании наследника он все же упустил, не стоило оставлять сына на жену-Снежную-Королеву-Слизерина. Блэковский темперамент Драко не унаследовал, а вот инфантильность… Впрочем, у него все впереди. Сын был достаточно хитер, умен и изворотлив, если ему это было нужно. Оставалось поручить Северусу присмотреть за наследником и за его окружением.

На выходе из Лютного Переулка мужчина затормозил, надменно оглядывая толпу. Сегодня было представление новой писульки болвана Локхарта, но такое мероприятие идеально подходило для того, что он задумал. Сцена была разыграна как по нотам. Как легко старший Уизли повелся на детскую подначку. Люциус одним движением палочки свел наливающийся синяк, неприязненно глядя на полувеликана. «Неприязненно» — потому что окружающие вряд ли поймут сиятельного Лорда, если он попытается заавадить лесника Хогвартса на месте. Конечно, вряд ли вонючее бородатое «нечто» могло именоваться лесником, но Люциусу было не до него. Предстояло все-таки купить сыну злосчастную метлу, пообедать и аппарировать домой.

Мужчина, привыкший, что наследник следует за ним в ногу, успел пройти несколько шагов прежде, чем заметил ступор ребенка. Тот сосредоточенно высматривал кого-то в толпе, что было ему несвойственно. Грегори и Винсент с родителями уже сходили за покупками, кого еще сын может ждать? Гринграсс? Нотт? Увидел кого-то из старшекурсников?

— Драко.

Мальчик встрепенулся, кинул последний взгляд на сборище возле книжного магазина и поспешил за отцом. Но по тому, как тот старательно отводил взгляд и сцепил пальцы в замок, мужчина моментально понял, что наследник что-то скрывает.

— Драко, что-то случилось?

Сын моментально подорвался, но тут взял себя под контроль и попытался ответить как можно более непринужденно:

— Нет, отец. Мне… Мне показалось, что я видел кого-то с третьего-четвертого курса. Сам знаешь, в такой толпе никого не разглядеть…

Люциуса не устроил такой ответ, но он не стал заострять внимания. Захочет — расскажет. Впрочем, у сына все посторонние мысли вылетели из головы, стоило ему понять, куда они направляются.

— Отец, так ты все же купишь мне метлу?! Прямо сейчас?

Мужчина степенно кивнул на дверь магазина, позволяя Драко выбрать самому. Тот воспитанным ураганом промчался мимо родителя и прилип к витрине. Это было надолго, и пока мужчина раздумывал, подождать ли Драко в магазине или заглянуть еще в парочку лавок, как его внимание привлекли необычные посетители. Мимо него, словно бы он был пустым местом, прошествовало несколько подростков, активно споря о чем-то. Мужчина не привык к такому безразличию окружающих, обычные маги или подобострастно кланялись, либо сторонились, но не игнорировали. Разве что магглокровки, но и их не оставляла равнодушными аура силы, которой Малфой по праву гордился. Поколения чистой крови и классическое образование с детства. Все же он входил в Ближний круг Темного Лорда, а без личной силы никто там надолго не задерживался…

Когда он почти решил проследовать в магазин «Все для квиддича», чтобы подождать сына (и в случае чего урезонить аппетиты наследника) и посмотреть, что же это за бестолковые экземпляры не знают, кто он такой, Метка вдруг зачесалась. Слабо, не причиняя боли, но достаточно, чтобы насторожиться и повнимательнее оглядеться. Но никого подозрительного и похожего на Лорда у входа лавочки не обнаружилось, но Люциус не успокоился. Беспокойство только возросло. Если в начале прошлого года Метка просто начала наливаться черным, то сейчас признаков возрождения Лорда прибавилось. Надо действовать как можно скорее. Он понемногу обрабатывал Фаджа, готовя к отставке Дамблдора. Следовало спешить, но в том, что касалось старого маразматика, торопиться не стоило, чтобы он не потопил самого Люциуса. Дамблдор всегда умудрялся выходить сухим из любой ситуации, даже оборачивая ее себе на пользу, что бы Малфой не делал и не предпринимал. Но к этому году он подготовился тщательно, да…

Размышляя таким образом и краем глаза наблюдая за наследником, мужчина параллельно осматривал подростков, беседующих с продавцом. Точнее, с ним общался один из парней, шатен лет пятнадцати-шестнадцати на вид, а его друг со светлыми волосами что-то тихо спрашивал у девочки. Он бы не заинтересовался какими-то детьми, тем более явными магглами, судя по одежде, если бы они не были обвешаны артефактами похлеще него самого и Драко! У его кольца была парочка интересных функций, одна из них позволяла видеть сквозь иллюзии. Особенно полезно при общении со швалью из Лютного Переулка, когда те пытаются подсунуть подделку. Большинство артефактов были видны, но на странной девочке ничего не было видно. Кольцо показывало чистую, как слезу, магглу, без единого артефакта. Но Люциус слишком долго якшался со всевозможными магами и успел наработать обширный опыт. И этот самый опыт подсказывал, что что-то с ней не так.

Это кольцо его отец заказывал у известного Мастера из Европы, и оно влетело ему в круглую сумму, несмотря на все богатство Рода Малфоев. И работать оно должно исправно, значит, дело в самой девчонке. Спустя пару секунд он понял, что было не так в незнакомке. При ней даже не было палочки. Магглокровка и без палочки на Косой Аллее?.. Что за беспечность. Значит, он ошибся, и перед ним самая обычная грязнокровка?.. Предположение было логичным, но на краю сознания настойчиво вертелась какая-то мысль. Мужчина пытался обдумать феномен, но тут его отвлек отпрыск, что-то вещая о преимуществах новой метлы и призывая родителя разделить восторг по этому поводу. Но стоило ему увидеть недавнюю компанию, как он сбледнул, сменив несколько выражений лиц. Люциус понял, что Драко их знает. Подростки тоже заметили его с сыном, наконец-то обратив на аристократов внимание. Один парень удалился куда-то с продавцом, вызывая недовольство очереди. А второй, который и не думал отходить от подозрительной девочки, тут же отреагировал на восклицание Драко и отодвинул ту себе за спину, разом ощетинившись.

— Крей?!

Мужчина удивленно приподнял брови. Это его однокурсница-грязнокровка?.. Но она была черноволосой и… более-менее обычной магглой. Сейчас он видел перед собой не то, чтобы другого человека, все-таки встречались всего лишь один раз и она не интересовала Лорда, но даже так он видел заметные изменения. Волосы приобрели насыщенно-красный, кровавый цвет, девчонка стала двигаться как-то странно, постоянно то дергалась в сторону, то оборачивалась по сторонам, и заимела какой-то мощный артефакт или уникальную способность. Но как такое было возможно — было решительно неясно. А если взять во внимание непонятный случай в Греции… Пожалуй, стоит поднять международные связи и навести некоторые справки. И быть начеку с однокурсницей сына. Сама по себе она ничего не умела, но было неизвестно, кто за ней стоит. Дамблдора и Своры ему мало!.. И если с Главой Своры можно договориться звонкими монетами, то первый был тем еще манипулятором.

За неожиданной встречей последовал короткий диалог, девочка лишь проронила: «Доброго дня, Драко» и закрылась в себе, глядя невидящим взором в пространство, куда-то мимо Малфоев. Люциус хотел ненавязчиво выяснить, что случилось в Греции, но парень смотрел на него волком, не отпуская от себя магглокровку. Потом грубо его перебил, увидев, что его друг вернулся с продавцом, бросил несколько галеонов на прилавок и ушел, буркнув слова прощания.

Мужчина сделал определенные выводы и подумал, смотря на краснеющего то ли от стыда, то ли от злости наследника, что стоит написать Северусу и узнать побольше об однокурснице Драко. Липовая история грязнокровки работала первый год, но сейчас трещала по швам. На прямой вопрос наследник заюлил, пряча глаза и намертво приклеясь к витрине с метлами. Люциус мысленно выругался и пообещал не отдать Драко метлу, пока тот не расскажет все, что знает и не знает, но подозревает. То, что выяснилось немногим позже благодаря счастливому совпадению, заставило бы мага поседеть раньше времени, если бы уже не совершенно белые волосы, и вынудило пожалеть (что случалось очень редко) о своем любопытстве. А пока он оставил сына в магазине и направился в Лютный нанять парочку соглядатаев.

Комментарий к Глава 9.

* Ксо́ан, ксоанон (греч. ξόανον, мн.ч. ξόανα от ξέειν «обтёсывать») — древнегреческое архаичное культовое изображение, статуя, идол, вырезанный из дерева.

* Зевс - покровитель обиженных

* руна Йера - “хороший урожай, надежда”

* Джонстонов орган - орган чувств, имеющийся у большинства насекомых. Специализированная разновидность хордотональных органов. Назван в честь Кристофера Джонсона, открывшего данный орган в 1855 году.

* немного переделанная сцена из канона.

* еще одна реплика из канона

Всех дам с 8 марта)

========== Глава 10. ==========

Парочка соглядатаев нашлась сразу же. Обитатели Лютного, стоило им посулить пару монет, ринулись выполнять ответственное поручение. Люциус Малфой пообещал денег тому, кто принесет больше информации. Естественно, все тут же ринулись на выполнение задания, такие события случаются нередко, и информация распространилась подобно пожару. Всем хотелось заработать относительно быстро и легко.

Наземникусу Флетчеру тоже хотелось. Но из-за задания Дамблдора присмотреть за Гарри Поттером и Уизли информация дошла до него слишком поздно, но девчонка так удачно зашла в лавку Олливандера, что глупо было упускать денежки, плывущие в руки сами по себе. Пяток магов разной степени потрепанности уже оттирались возле магазина, пытаясь слиться с толпой, но никто не рисковал сунуться внутрь. Рискнул Флетчер. И Гаррик, и подростки были заняты беседой, поэтому мошенник, распластавшись по стенке, прополз под пыльный прилавок, едва сдержав свербящее желание чихнуть. Гаррику давно пора сменить антураж, вон даже сопливые дети это понимают. Флетчер не видел их, но прекрасно слышал саркастичные нотки в голосе парня, который поинтересовался, не надо ли помочь уважаемому Мастеру с уборкой.

— Нет, нет, спасибо за предложение, мистер… Батлер. Виноградная лоза и сердечная жила дракона. Короткая, своенравная палочка, верная только сильному хозяину. Да-да, помню, любопытное сочетание. Мистер Фостер, волос единорога, английский дуб, одновременно сильная и гибкая палочка… А мисс… Гм… Не припомню Вас, мисс…

Флетчер прислушался. Разговор обещал быть интересным. Чтобы Гаррик не узнал клиента?..

— Мисс Крей, сэр. Сожалею, но летом Ваша палочка сломалась. Не могли бы Вы подобрать мне новую?..

По продолжительной паузе маг понял, что Гаррик затрудняется с ответом. С возрастающим удивлением Флетчер отметил, что это девчонка — та самая соплячка-слизеринка, за которой он пытался проследить летом по просьбе Дамблдора. Да уж, мало кто ломает волшебный инструмент сразу после первого года в волшебной школе. Сам вор помнил, как трепетно относился к своей первой палочке.

Мистер Олливандер, к его чести, справился с потрясением быстро и завел старую шарманку об измерении расстояния от руки до ноги, от головы до пят, от спины до зад… Кхм. В общем, минут пять Гаррик пудрил мозги подросткам стандартными россказнями, а те терпеливо глотали. Первой не выдержала девочка.

— Мистер Олливандер, нет никакой надобности меня измерять. С прошлого года я не выросла ни на дюйм. Совершенно не выросла.

— Интересно, мисс Крей, интересно. Подойдет ли Вам прошлое сочетание, или в этом раз Вы предпочтете мое изделие?

Девочка отмолчалась, сочтя вопрос риторическим. Некоторое время раздавались звуки испытания магических концентраторов: звуки бьющегося стекла, треска дерева и еще какие-то подозрительные лязги. Голос Гаррика был задумчивым и слегка ошарашенным. Ну-ка, ну-ка, что там показалось ему любопытным?

— … Любопытно, что после прошлой палочки Вам подошла именно эта. И интересно, что сочетание волоса единорога и ивы говорит о крайне миролюбивом характере, хотя прошлая палочка… Гм, свидетельствовала о ярком и страстном темпераменте. Занятно, юная мисс. Что же, с Вас восемь галлеонов. Позвольте поинтересоваться, как Вы лишились первого моего изделия и обещаете ли заботиться об этом?

— Упала с лестницы неудачно, сэр. Постараюсь аккуратнее обходиться с палочкой, сэр. Спасибо.

Девочка говорила спокойно, ни намека на волнение, но Флетчер мог поставить на кон всю свою воровскую карьеру, что слизериночка врет. От падения с лестницы палочки не ломаются. А обломки так и не предъявила. На прилавок упали звонкие монеты, и Флетчер осторожно выглянул из-за своего укрытия. Выждав пару минут для верности, выскользнул из лавчонки. Очень интересный разговор, и Дамблдору, и слизняку Малфою, будет интересно послушать. Двойная польза.

Он потерял время в лавке Олливандера, и за девочкой увязались другие. Вышел сюрпризик, дети повернули к Лютному Переулку. Что там забыли сопляки? Ай-ай-ай… Какие беспечные малыши. Но дети уверенно шли вдоль непрезентабельных магазинчиков, только шатен время от времени нервно оглядывался. Здесь обитатели Лютного не скрывались, почти в открытую следуя за неразумными школьниками. Соваться в Лютный? Они, что, не знают, что здесь находится?

Тем временем дети завернули к старому-доброму Морибанду, который, несмотря на фамилию, умирать не торопился*. Флетчер, уже не таясь, нырнул следом за ними, мгновенно уткнувшись в отвратительного вида засушенные пальцы у ближайшей витрины. Но ничего интересного услышать не удалось: подростки, накинув еще при входе в Лютный глубокие капюшоны плащей, запросили волшебную палочку. А у слизериночки-то оказались острые зубки, надо же.

— Сэр, прошу подобрать мне подходящий магический концентратор. Надеюсь, у Вас получится лучше, чем у Олливандера.

Старик внимательно осмотрел клиентов из-под кустистых бровей, но не торопился выполнять просьбу девчонки. Спустя пару минут тишины, пока Флетчер делал вид, что очень интересуется вон теми косточками, Морибанд хрипло рассмеялся, обнажив ряд гнилых зубов.

— Палочку без Надзора, значит? Вижу-вижу. А есть у вас деньги, мелочь? Палочка, особенно у старины Морибанда, стоит золотых галлеонов…

Елейный голос продавца не предвещал ничего хорошего деткам, Флетчер отлично это знал. Один из парней высунул руку из плаща, грохнув мешочек на прилавок. Мошенник, подглядывающий за сценой вполглаза, испытал непреодолимое желание применить свои таланты по назначению. Какой удачный день выдался! Но сначала дослушать разговор.

— Тогда приступим. Ну-ка, девочка, дотронься до шара, посмотрим, что тебе подойдет.

Флетчер, переходя от витрины к витрине, услышал удивленный свист старика и последующее шебуршание. Он пару раз покупал у Морибанда дешевенькие палочки для своих дел и знал, что тот не любит пустой болтовни. Порывшись пару минут в бесчисленных ящиках, старик выложил перед девочкой несколько палочек.

— Давай, проверяй.

Девчонке подошла вторая по счету, выдав несколько ослепительно белых вспышек.

— Кость Зуву и дерево катальпы. Давай сюда деньги, и я сделаю вид, что не видел в своей лавке хогвартских детишек, и не доложу, кому не надо.

А старик не мелочится. Но подростки не растерялись и совершенно спокойно уточнили стоимость палочки. Морибанд растянул губы в частично беззубой улыбке и молча указал пальцем на давешний мешочек. Девчонка склонила голову набок, схватилась за левую сторону лица, скрытую под капюшоном, и через несколько секунд повторила вопрос насчет цены. Старина Морибанд оскалился еще шире, предвкушая легкую добычу и произнес то же, что и раньше. Слизериночка покачала головой, положила палочку на прилавок и хотела было выйти, но ушлый маг ненавязчиво преградил путь, вежливо и доходчиво объясняя, что отказ от такого качественного товара должен сопровождаться денежной компенсацией.

Девочка дернулась, она вообще как-то странно двигалась, как будто только научилась ходить. Парни за ее спиной напряглись, и волшебные палочки мигом взметнулись в воздух, точно змеи. Но спустя миг напряженной тишины Флетчер с удивлением распознал магический концентратор только у одного парня. Второй, тот, что повыше, держал какие-то палки, плотно прилегающие к рукам. А слизериночка растерялась в первое мгновение, но потом тоже вытащила два ножичка. Занятненько, чем сейчас магглокровки балуются. Старина Морибанд не терял насмешливого вида, будучи уверенным в защите себя любимого и защите своей лавки. В Лютном дураков не было, а если и были, то надолго на этом свете не задерживались. Жаль, конечно, хотелось бы посмотреть, как Морибанду рожу начищают, да пол Лютного бы за это последние кнаты выложили бы, но защита старика была сделана на совесть, зарвавшиеся залетники пробовали лавки Лютного на зуб, но все обламывали их об местных торговцев. А чем ближе к Косой Аллее, тем мощнее и многообразнее защита.

Морибанд схватил девочку за руку, насмешливо глядя на посетителей.

— Девочка, не делай глупостей. Отдавайте деньги и валите отсюда, не хватало мне детских трупов под окнами. А ты, Флетчер, уши не грей и вали отсюда, хватит глазами витрину сверлить, я тебя знаю, ни кната за душой.

Мошенник не стал связываться с противным стариком, выскользая из магазина. Все равно он узнал достаточно. А уж выберется ли слизериночка… Ну, если окажется упрямой, Мерлин ее сохрани, раз уж Малфоя заинтересовала. Может, ему за информацию пара монеток перепадет, ему хватит. Сам Мерлин велел поиметь что-нибудь с неосмотрительных подростков. Течение мыслей прервал странный грохот со стороны лавки. Что там затеял старина Морибанд?

А дверь лавки за его спиной просто вынесло, несмотря на протестующий писк защиты. Флетчер был совсем не силен в Артефакторике, но подозревал, что такого быть не должно. Из магазина вышли две фигуры, одна из которых, в обрывках плаща, оказалась парнем лет пятнадцати-шестнадцати с короткими блондинистыми волосами. Он смотрел по сторонам голодным зверем, как только его взгляд упал на не успевшего отойти Флетчера, тот аппарировал. Потому что маг отлично знал такие глаза: они предвещали если не смерть, то очень крупные неприятности. Связываться с психами себе дороже.

***

Джуно с тщательно скрываемым раздражением смотрела вслед несчастной двери. Напоследок Наставник не поскупился и по полной программе оснастил их артефактами. Разумеется, теми, которые они были в состоянии запитывать сами. К сожалению, за два месяца она успела отвыкнуть от палочки, работая в основном с перчатками, а официальная ей больше не подходила. Пришлось практически сразу же по приезду тащиться на Косую Аллею и заглядывать в Лютный. Конечно же, далеко они не ушли, успели найти неприятности на свою голову. Кроме непрекращающейся головной боли и двойной картины мира, у нее были проблемы с меняющимся характером. Да-да, она нестабильный подросток, самое время меняться, переходный возраст… Но загвоздка заключалась в том, что она менялась под воздействием Дара и той древнегреческой чудо-книги. Оказывается, кроме максимального раскрытия потенциала и легкого освоения основ последнее имело и более глобальные последствия. И Наставник, как всегда, не озаботился сообщить ей об этой незначительной детали. Самым коварным было то, что характер менялся постепенно и неуклонно, в общем, все так же, как и с Наставником: бесит, раздражает, но вроде бы идет на пользу и сделать ничего нельзя.

Пока что все ограничивалось вспышками интереса Дара к совершенно неожиданным вещам, тем, которые содержали много информации об владельце. Но Целительство должно было сделать ее мягче, а Ментальная Магия — еще собраннее. Ну, девочка так полагала. Но Наставник загадочно улыбался и отвечал, что всему свое время. И вообще она не заметит тонкой грани между влиянием Дара и собственным взрослением. По словам мага, она прошла «посвящение» очень вовремя — еще год-два и уже было бы намного сложнее освоить даже самые основы, слишком бы привыкла к палочке. Но, глядя на концентратор в своей руке, Джуно вспоминала слова Наставника о том, что развиваться надо всесторонне, но и не сильно разбрасывать свои силы. Девочка не совсем понимала смысл, но совет запомнила.

Кость Зуву и катальпа. Надо узнать у продавца побольше об этой палочке, она легла в руку, как влитая. Несравнимые ощущения, даже с самой первой от Олливандера. Может… Может, дело в не в палочке, а в ней? Она наконец-то поняла, что такое настоящая Магия. То есть Джуно еще находилась в процессе осмысления, но даже то, что уже видела…

Завораживало. Магия воспринималась теперь не как полезное дополнение к мафиозным умениям, как было до школы, не сказочными чудесами, как после демонстрации некоторых воспоминаний Марволо, а… важной частью себя. То, что отличает от других и объединяет одновременно. Сказывалось влияние Посредничества, но она еще острее стала чувствовать волшебную часть семьи.

Мама, даже отрезанная от Источника, ощущалась необузданным огнем. Ее магия была так же нетерпелива и страстна, как она сама.

Алекс. Преданный и сильный, как медведь. Не физически и магически, а духовно. Он в прямом смысле слова положит жизнь на служение ей, хотя и самоконтроля ему не хватает, как и воплощению его Патронуса.

Иван. Далеко в Греции, связь несколько истончилась, но не исчезла. Замкнутый, крайне нелюдимый, но потихоньку учащийся чувствовать заново.

Василиса. Младшая подруга, считающая ее сестрой и безгранично доверяющая. Необычная девочка с необычной, шелестящей магией.

Камилла. Напуганная, тихая девушка. Но даже она полна сюрпризов: не сломалась, а лишь прогнулась, как молодое дерево, чтобы выжить.

Джейка она пока не чувствовала, но тот и не был полноценным членом Клана. Но без колебаний пошел за ними в Лютный, что уже достойно уважения. Сейчас Джуно прикрыла левый глаз рукой, перчаткой активируя артефакт, чтобы получить возможность нормально осмотреться. Алексу надоели свистопляски с продавцом, а уж когда тот вздумал угрожать… Что ж, друг жаждал обкатать новые способности в условно-боевой обстановке. Госпожа Кера научила его кое-чему интересному, напирая на использование уже привычного оружия и склонности к Трансфигурации. Но вопрос с поиском подходящего Мастера все еще стоял остро, но шансы несколько возросли. Наставник обещал подумать.

Почему у этого болвана Патронусом был не носорог, было решительно непонятно. Сколько ему девочка говорила, чтобы держал себя в руках, сколько родители его не наказывали… Впрочем, сейчас это было не так важно: то ли Алексу повезло, то ли он так рассчитал, но его зачарованные (Наставником, кривовато, по его словам) тонфы пробили защиту лавки, от которой в левом глазу рябило и он активно перестраивался на более удобное восприятие. Этот процесс Джуно не любила, потому что во время того, как что-то где-то в голове легонько щекотало, всплывало четкое понимание, что она уже далека от понятия нормального человека. А вот плащ (добротный артефакт, еще из России, между прочим!) такого святотатства не выдержал, и все чары с него слетели. Жаль, хорошая вещь была. С лица продавца стерлось самодовольное выражение, и он довольно быстро сообразил, что перед ним не малолетние дурачки.

— Сэр, пока мой друг не разгулялся, давайте забудем об неудачном знакомстве, и Вы все-таки назовете настоящую цену и расскажете немного про эту палочку.

Пока задерганный и выведенный из себя слежкой Алекс снаружи развлекался и вылавливал отребье, которое непонятно с чего пристало к ним, хмурый Морибанд взял у нее десять галлеонов с таким лицом, будто бы они взорвутся у него в руках, и спешно поведал об особенностях палочки:

— Как я уже сказал, двуличный концентратор. Чем больше пользуешься, тем сильнее привязывается к владельцу. Способна на мощные чары, но может отказаться пустить смертельное заклинание в живое существо, так как в основе — кость Зуву, а эти твари питаются только падалью. Даже говорить не буду, что это значит. Катальпа в качестве древесины предполагает миролюбие и умиротворение, но может стать агрессией и яростью при случае. Как с лекарством — слишком большая доза превращается в яд. Между прочим, изготовитель — мастер из Китая, у меня больше нет его палочек. Так что давай сюда десять галлеонов и проваливай с друзьями.

Джуно, наверное, выглядела странно со стороны, держась одной рукой за глаз, но сейчас было плевать на мнение посторонних: ее вниманием всецело завладела палочка. Она не чувствовалась продолжением руки, все же она была в перчатках-артефактах, но ощущалась так, как и должна. Идеальным на данный момент рабочим инструментом. А главное, подходящим под ее меняющуюся магию. Джейк тут же просветил, что Зуву — зверь, способный к трансформациям и активно этим пользующийся для перемещений в пространстве. Забавненько-интересненько. Тьфу, она уже начинает говорить, как Наставник перед экспериментом. Но палочка была действительно занятной. Словно скрывала еще какую-то тайну.

— Если бы знал, что вы, ненормальные, из Своры, так и разговор был другой.

Ворчание неприятного старика привлекло ее внимание. Так он решил, что они из Своры? Хм…

— А Вы, сэр, просто не пытайтесь обокрасть детей и все будет в порядке.

Продавец полыхнул гневом, но промолчал, решив не соваться к неадекватам, предположительно, из Своры. Джуно мгновенно решила подставить старого знакомого из этой чудесной организации и перед уходом доверительно сообщила Морибанду, что между ними нет недомолвок и все расходы по восстановлению защиты Свора берет на себя. Даже назвала кодовое название отряда, подсмотренное в прошлом году Даром. Пусть побегают, понервничают. Если тот парень еще раз сунется к ней — сполна огребет.

Нет-нет, она понимала, что за два месяца они мало чему научились, но вот комплекс защиты… Комплекс защиты на них двоих был добротный. Алекс приобрел анимагическую форму, а она — расширенное восприятие мира. Вот только освоится с ним, и уж тогда…

Алекс успел положить двоих карманников. Валялись возле стеночки, может, живые. А может, и нет. Другие разбежались, видимо. Но пора было возвращаться, пока отребье не привело кого-то посильнее. Или их разборки не привлекли Свору. И отребьем этих, так сказать, сильно потрепанных людей, она называла совершенно за дело: Алекс сообщил, что они чуть ли друг друга не перебили во время слежки за ними. Резко захотелось домой. Или обратно в Грецию. Косая Аллея — косая в прямом смысле, а сегодня еще и многолюдная, Лютный переулок — темная и грязная улочка с обитателями ей под стать. А ведь скоро Туманный Альбион будет таким туманным…

За невеселыми мыслями Джуно чуть не забыла, что пообещала Блейзу встретиться возле Фортескью. Ей просто необходимо было немного расслабиться перед школой и просто почесать языками с однокурсником. Поскольку Гестия до сих пор не вернулась домой, пришлось посылать Фамоса. Тот был не в восторге от роли почтовой птицы, но за некоторое количество ее крови согласился отнести пару писем Забини. Жаль, конечно, что Невилл не ответил, но ладно. Может, сильно занят летом. Да и написала она с просьбой о встрече всего пару дней назад, как только выдалась свободная минутка между медитацией с Марволо и тренировкой целительских основ на Алексе после тренировки.

Улыбка сама собой расползлась на лице. Жизнерадостный и слегка легкомысленный Блейз махал ей от дальнего столика, разглядел же как-то в толпе магов! Она только сейчас поняла, что все же соскучилась по другу. Он оценивающе оглядел ее прикид (да,

маггловские вещи в сочетании с укороченной мантией — это мощно!) и белозубо оскалился. У Джуно зачесались руки взять его за руку. У Забини есть какая-то тайна, и Дар жаждет ее раскрытия. Девочка невзначай дотронулась до друга. Точнее, попыталась. Блейз едва заметно дернулся и сощурил глаза. Алекс и Джейк понятливо пошли погулять и поискать своих однокурсников, все равно кругом куча людей и в кафе безопасно.

— Неожиданно. Расскажешь?

Джуно усмехнулась. Идеальный актер. Но, что удивительно, искренне хотел с ней подружиться. Настоящий Блейз тоже был слегка странным, как и Наставник, но она была ему интересна. Дар продемонстрировал цепочку ассоциаций. Властная мать, филигранный контроль эмоций с детства, циничный, даже сволочной характер под частично правдивой маской.

Блейз терпеливо ждал ответа, разглядывая задумчивую подругу.

— Да, думаю, кое-что интересное расскажу. Как ты понял, я не совсем магглокровная и не совсем обычная.

Марволо заворчал, что не очень разумно открываться человеку, которого она знает всего год, но девочка отмахнулась.

— Я понял. Имеешь какое-то отношение к Уизли?

Джуно присвистнула. Даже так. Догадался, но молчал? Достойно уважения.

— Почти. Я действительно полукровка, но со стороны матери. Мама — Эмилия Крей. В девичестве Прюэтт.

Выражение лица друга было бесценно. Пока они ждали заказ, Блейз молчал. И уже за поеданием мороженого продолжил разговор:

— А она…

— Нет, ни к кому не примыкала. Почти все слухи — обычные враки. Кроме той части, где она наваляла Беллатрисе Лестрейндж.

Забини только ухмыльнулся. Ну да, еще один человек с своеобразным чувством юмора. Маска Блейза не то чтобы полностью ушла, но определенно немного сдвинулась. Друг стал куда ехиднее и саркастичнее, но не утратил своей живости.

— Почему не вернется?

— В мир, где она — опасный преступник? Нет уж, пропала с концами — так пропала, — Джуно с удовольствием попробовала клубничное мороженое, затем указала ложкой на мальчика. — Маме и так хорошо. В общем, не знаю всех тонкостей, но мама — Предатель Крови, а я — нет, пока о моем существовании не узнает или не вспомнит (тут зависит от моей степени удачливости) Лорд Прюэтт.

— Ты же еще что-то скрываешь, да? — друг был на удивление проницательным, даже поглощая десерт без остановки (и куда столько влазит в худощавого итальянца?) — Впрочем, можешь не рассказывать. Кстати, мой Дар… Я не просто вижу магию, я ее чувствую на инстинктивном уровне.

Ага, вроде как обмен информацией и жест доброй воли.

— И как ты чувствуешь меня?

Блейз задумался, всматриваясь в шумную толпу. Где-то сбоку мелькнули рыжие макушки с Поттером. Присутствие последнего заставило напрячься и ожесточенно потереть руку. Чертов Поттер.

— Ты… Думаю, как легкий ветер. Тот, который дует на море и наполняет силой паруса. Очень похожее ощущение. Знаешь, есть что-то общее с Уизли. Только у них это скорее как затхлый воздух, — мальчика невольно передернуло, — и, думаю, дело не только в клейме Предателей Крови. Я… пока сам не разобрался.

Девочка кивнула. Ну да, ее стихия и есть воздух. На самом деле, у каждого мага есть своя стихия, которая отчасти характеризует человека. Блейз, если так посмотреть, был водой. Изменчивой, безмятежным океаном и грозным штормом, ленивой волной и девятым валом.

Джуно, прикинув все за и против, рассказала о просьбе Блэков. Ей рано или поздно понадобится помощь, а Блейзу она могла доверять, она успела убедиться. Ему были до лампочки обе стороны давнего конфликта, ему просто было скучно. Что же, с ней и ее талантом на поиск неприятностей скучно не будет.

Забини только качал головой и сетовал, что раньше не знал, куда она пропадает. Пообещал посильную помощь, естественно, в обмен на некоторые услуги. Слизерин все-таки. Они проговорили еще часа два, обсуждая последние новости магического мира. В основном говорил Блейз, а Джуно слушала. У Наставника с получением информации из внешнего мира была напряженка. Что бы он не говорил, он был почти что натуральным затворником.

Оказывается, планировались многочисленные рейды на поместья старых Родов, Фадж выпустил очередной глупый закон, а новым учителем у них будет Локхарт, который и являлся причиной толчеи возле книжного. Джуно медитировала над пятой порцией мороженого, когда услышала этот абсурд.

— Подожди-подожди… Гилдерой Локхарт — это же тот писака? Из-за которого я не смогла купить нужные книжки? Там такая толпа…

Блейз хмыкнул.

— Джуно, подруга моя, ты вообще заглядывала в список литературы? Семь книг из него за авторством Локхарта.

Девочка с удивлением воззрилась на Блейза. Что? Художественный роман… в качестве учебника?

— Да быть не может. Я не буду покупать эту ерунду. Захочу почитать что-нибудь из развлекательного чтива — куплю в обычном мире.

Блейз только саркастично улыбнулся. Ну да, он тоже не собирался покупать ЭТО. Джуно все-таки добила пятую порцию мороженого, обсуждая с Блейзом прошедшие каникулы. Мальчик с удовольствием послушал про диковинки Греции и пожаловался на свое скучное лето. Его мама опять куда-то уехала, оставив сына развлекаться в одиночестве. Забини последовал совету Джуно обратить взор на обычный мир сверх того парка, где они гуляли зимой. Конечно, он уже был кое-как знаком с миром магглов, но только на уровне теории и кратких визитов в супердорогие заведения с мамой. И сейчас Блейз делился своим первым опытом в Лондоне. Он не стал мелочиться и начал знакомство со столичных достопримечательностей, успев побывать за лето во многих музеях и памятниках архитектуры. Лениво перескакивая с темы на тему, Джуно не заметила, как они перешли на обсуждение предстоящего года на факультете.

— О, нам от курса к курсу будет становиться веселей и веселей. Кстати, советую поберечься. Конечно, охота, как правило, начинается курса с третьего, но с тобой ни в чем нельзя быть уверенным.

Девочка насторожилась. Какая охота? Блейз на озвученный вопрос рассмеялся.

— Точно-точно. Все-таки миссис Крей рано ушла из магического мира, как я понял? Вряд ли ее интересовали такие тонкости… Так вот, о чем это я… На Слизерин, как бы не кичились чистокровные, все же иногда попадают полукровки. На нашем потоке целых две — ты и МакДугал. И тут всего два пути: либо наверх, либо вниз. Но ты… Пока незаметно для других, но ты никому не подчинишься. За тебя говорит твоя магия. Так вот, охота за перспективными полукровками — такая же традиция, как и, скажем, кружки по интересам.

Девочка молча переваривала информацию. Ну, это не так страшно, как Наставник. У нее уже есть мощная поддержка. Но так не хотелось решать связанные с этим проблемы… Вообще, она старалась лишний раз рта не раскрывать, а говорила только по делу, чтобы не усугублять головную боль.

— Хотя… Флинт положил на тебя глаз с первого дня… Может, и прокатит. Ты только с ним договорись, чтобы не возникло неловких ситуаций.

Джуно усмехнулась. Да, а она даже не подозревала о подобных подводных течениях на родном факультете. Блейз, конечно, просветил, как мог, и рассказал, что знал, но нельзя терять бдительности. Джуно фыркнула.

— Похоже, в этом году у нас будет больше свободного времени.

Друг, прикончив свою порцию сладкого, лениво поинтересовался:

— Поясни. Программа же становится сложнее.

Девочка подавила легкую тошноту от раздваивающегося мальчика перед глазами, когда рискнула приподнять артефакт-повязку, чтобы посмотреть на друга приживленным органом.

Сморгнув непроизвольно выступившие слезы, Джуно ответила:

— История Магии и ЗОТИ. Сомневаюсь, что Локхарт покажет нам что-нибудь путное. Полетов на втором году не будет. А дополнительные предметы начнутся только с третьего курса. Я еще не видела учебников, но судя по списку, ничего не поменялось, лишь Трансфигурация и Зельеварение немногим сложнее прошлого года. А по Чарам и Гербологии лишь новый материал, подозреваю, ничего сложного. Я больше времени буду тратить на библиотеку, нежели на домашнее задание. Ох… Домашнее задание…

Джуно уронила голову на скрещенные руки и издала полный безнадежности стон.

— Я не сделала летнее задание. Совсем забыла. А, ладно, Алекса и Джейка попрошу помочь.

Блейз фыркнул. Он помнил, как ее подозревал декан в прошлом году, но у него не было доказательств, Джуно правильно ответила на все вопросы зельевара. В этот раз она собиралась поступить точно так же. То есть почитать задание в поезде и поручить Самопишущему Перу сымитировать ее почерк и переписать в чистовик.

Они уже выходили из кафе, обсуждая прекрасные солнечные пляжи Греции, когда чуть не столкнулись с Перси Уизли и какой-то девушкой. Кажется, с Рейвенкло. В душе всколыхнулась волна старой неприязни к семье родственничков, но при взгляде на старосту Гриффиндора негативные эмоции ушли, оставив после себя стремительно заполняющуюся раздражением пустоту. Рыжий кузен расширившимися глазами смотрел на Джуно, чудом не сбив свою спутницу с ног. Девочка дернула плечом, буркнув приветствие и поспешив скрыться от родственника. То, что ее красные волосы не поддавались ни магическим, ни маггловским красителям, было целиком и полностью сомнительной заслугой Наставника. Руны на теле, конечно, защищали в какой-то степени от магического воздействия, но вели себя совершенно по-свински. Наставник, естественно, нашел причину, объясняя это не совсем стандартным сочетанием нескольких рун, но… Нет, серьезно, как будто у них был свой характер! Очевидно, они считали волосы магически активными, поэтому упорно выводили любые посторонние добавки и красители из них. А насыщенный красный цвет — всего лишь «следствие раскрытия потенциала, спящего в крови». Удавить Наставника мало, а… а, ладно. Который раз уже возникает такая мысль, но Наставник сильнее и все еще ей нужен.

Блейз с интересом покосился в сторону Уизли, ища сходство. Сейчас, когда ее копна волос больше напоминала пожар и так и норовила испортить прическу (между прочим, после ритуала с рунами она теперь возилась по утрам в два раза дольше, упаковывая непослушные пряди в тугие косы), оно становилось более явным. Но Джуно понадеялась на то, что никому и в голову не придет всматриваться и сравнивать. В конце концов, ближе десяти метров она не собиралась подходить к родственничкам. Это Персиваль еще был ничего, в отличии от шутников-близнецов и неряхи-Рональда. Но исключение только подтверждает правило, так что…

В общем, они с Блейзом неплохо провели время, погуляв по Косой Аллее. Даже головная боль отступила на время. А день закончился просто прекрасно: Фамос принес подарочек от Наставника, тот только-только закончил готовить для нее специальное адаптационное зелье… которое оказалось леденцами. Серьезно? Джуно достала один из увеличившейся коробки и повертела в руках. Инструкция гласила, что в день можно не больше трех и желательно уменьшать количество, чтобы привыкнуть быстрее. Конфета была размером с ладонь и состояла из двух частей: красной и зеленой в форме сердца. Он, что, принимает ее за ребенка?! А… Ну да, она забывает про возраст Наставника. А Фамос оказался на удивление выносливым для длительных перелетов. Кстати, о птицах. Гестия так и не вернулась с ответственного задания. Потерялась? Жалко сову, но, может, просто где-то устроилась, забыв про хозяйку. А ей предстояло еще много дел дома: как только она переступила порог, тут же попала в заботливые руки крестного и брата. У них было много вопросов… Учитывая, что мама «забыла» предупредить об ее ученичестве. Упс. А отдуваться ей.

Комментарий к Глава 10.

Хей-хей-хей! Спасибо за прочтение. У автора есть еще запас для пары глав, автора посетило вдохновение. Правда, у автора вместо чудесного весеннего дня метель за окном, ну… Да ладно. Напоминаю, что чем дальше, тем больше отклонений от книг и фильмов в тех моментах, где Джуно может взаимодействовать с Золотым Трио и ломать ныне шаткий канон (о, как весело будет на третьем курсе с маховиками) обеими ногами. Думаю, вы догадаетесь, кто из первокурсников приглянется Джуно)

========== Глава 11. ==========

Хогвартс-экспресс мчал на всех парах, унося Джуно на верх блаженства. Тишина. Такая желанная тишина. Алекс и Джейк ехали в соседнем купе, девочка честно вытурила их, благо, те прекрасно знали причину (ну, знал Алекс, а Джейку, как истинному пуффендуйцу, была присуща природная тактичность). Она ехала в одном купе с Блейзом. Удивительно, но итальянец мог, если хотел, практически сливаться с окружением и не мешать блаженствовать. Джуно дремала, провалившись во внутренний мир, хорошо еще, друг не требовал пояснений. Ему самому было интересно постепенно раскрывать ее тайны. На дверь были наложены качественные запирающие, Алекс постарался, так что никто не должен был их потревожить до конца путешествия. Невилла на платформе они так и не заметили, наверное, пришел пораньше. Все равно встретятся в школе.

Но, как и все в ее жизни, блаженство не продлилось долго: только-только она закончила ежедневные занятия с Марволо по ментальной практике и решила поспать по-настоящему, как дверь купе заискрилась, треснула, и в нее ввалился Флинт. Джуно не сдержала удивленного, нет, даже ошарашенного выражения лица. Он просто взял и порвал плетение чар Алекса? А ведь он постоянно практикуется, а уж в запирающих, заглушающих и им подобных достиг невиданных высот. Причем Финиты не было, Джуно бы услышала. Невербальное? Многого она не знала о капитане квиддичской команды, оказывается. Силен семикурсник.

Поначалу Флинт с насмешкой наблюдал за ее вытянутым лицом (Блейз контролировал себя куда лучше), но, присмотревшись к девочке, нахмурился.

— Крей? Какого хера произошло летом?

Девочка первый раз слышала, как Флинт ругается, и не нашлась с ответом. С чего бы это он так взбесился? Тот с такой силой захлопнул дверь купе, что та удержалась на месте только попускательством магии и Мерлина. Вряд ли теперь ее откроет кто-то кроме Флинта, — пришла ленивая мысль, когда семикурсник сел напротив девочки, потеснив Блейза.

— В смысле? — пришлось уточнить, потому что молчание затянулось, а Флинт мрачнел с каждой секундой.

— На тебе висит проклятье или ты продала душу вашему маггловскому дьяволу? Крей, я, блядь, спросил, что происходит с твоей аурой. Я же вижу, что все, что можно и нельзя, знатно покорежено. Какую темную гадость ты успела за два с половиной месяца подхватить у магглов?

***

Флинт, настроенный достаточно благодушно после удачного окончания каникул, патрулировал поезд. Помолвка с Джеммой и получение Подмастерья Боевой Магии благотворно сказались на его характере и настроении. Отец подарил ему чудесный подарок в честь этого события. В одном из купе обнаружились пуффендуйцы-подпевалы Крей, значит, она сама где-то рядом. Флинт рассказал кое-что Джемме, та впечатлилась и пообещала дать согласие на принятие полукровки в вассалы. Умненькие и хитрожопые вассалы всем нужны. А то, что у него немного испортился характер от принятия Дара… Ну, за все надо платить. А Крей — точно полукровка, да и мутит какие-то дела с покойными Блэками. Впрочем… Он поступит, как настоящий слизеринец. Пусть прочувствует сначала на себе «охоту», и она сама придет к нему за помощью. В конце концов, он весь прошлый год прикрывал ее ночные прогулки и помогал, чем мог. С ее стороны будет разумно обратиться к нему за решением своих проблем.

Ага, а вот и Крей, в следующем купе от подпевал. Он не без труда разорвал вязь заклинания. Не так уж слабы нынче грязнокровки. Или ее подпевалы тоже полукровки? Интересно. А удивленное лицо Крей приятно грело душу. Но что-то… Флинт мгновенно вскинулся и обнажил палочку. Это была какая-то неправильная Крей. Магия, дыхание, движения… Совершенно другие. Почему Забини не заметил? Парень недовольно цокнул языком и спросил про проклятье. Даже выругался, но Крей не Леди, пусть привыкает.

От девочки волнами исходила неуверенность и подозрение. Не умеет она контролировать эмоции, не умеет. И скрывает что-то. Вон, слегка отвела глаза и выдала явно заготовленную версию про смену имиджа. Какая, к черту, смена имиджа?! Внешние изменения — мелочь по сравнению с тем, что случилось с ее магией. Внутри медленно заворочался хищник. Отец предупреждал о подобном, но чтобы Дар посчитал второкурсницу-полукровку угрозой?

… Но что, если перед ним Крей? Оборотное, ритуал, чары личины? Учитывая дерганую моторику — или оборотное, или чары. И настоящий маг под ними другого телосложения. Конечно, он немного приспособился, но он старался не двигаться и хватался за левую сторону лица. В настоящей форме там рана или типа того? Что ж, сейчас и проверит.

Короткое движение палочкой, и в противника в личине Крей летит обездвиживающее заклинание. Хищник внутри подобрался, готовясь к бою. Флинт уже плел новое заклинание, параллельно оценивая условия боя: тесное пространство купе, наличие помехи в виде Забини и неизвестные возможности противника. Забини, не будучи дураком, стек под ближайшее сиденье.

Заклинания паралича просто «впиталось» в противника, на миг засветив линии непонятных символов на коже. Никогда не разбирался в Рунах. Широкое движение кистью, и более сильные чары летят во врага… И так же благополучно стекают с рунной защиты. Решил прокрасться в Хогвартс? Или ему что-то нужно от Крей?

— Где настоящая Крей? Отвечай, трус.

— Но это я! Могу покля…

— Fortis funibus*!

Магическая ловчая сеть накрыла маленькую фигурку с головой. В тесном пространстве от нее никуда не деться. Сеть замерцала, сужаясь и ограничивая движения врага. Флинт расслабленно выдохнул. А вот теперь можно и послушать, что скажет пленный. Забини вылез из-под сиденья с глазами, как у совы. Он попытался переубедить Флинта, что эта Крей — настоящая Крей, но парень доверял своим инстинктам: тот, кто был под личиной девчонки, был опасен. Стоило ослабить концентрацию, как магическая сеть задымилась, истончилась и спала с противника, повинуясь движению рук врага. Псевдо-Крей как-то заставила его заклинание исчезнуть при контакте с перчатками. Но не стала больше рыпаться и села, склонив голову и положив палочку на вытянутые руки.

Внутренний хищник сыто заворчал, довольный победой и признанием главенства. Флинт сам был в шоке от прорезавшихся инстинктов, но все же наложил на девчонку целый спектр диагностических заклинаний. Но все, как одно, показывали, что перед ним сидит Джуно Крей. Правда, проявляющие показали наличие каких-то артефактов, но Крей наотрез отказывалась их называть. Ладно, на Слизерине не принято лезть в чужие дела…

— …Но, Крей, фестрал тебя за ногу (кстати, вы скоро поедете на них), что случилось? А если бы я пришиб тебя, несмотря на рунную защиту? И откуда ты знаешь об… боевых инстинктах?

Спустя полчаса плодотворной беседы Флинт выяснил, что Крей где-то нашла учителя, который слегка подтянул ее магические навыки и снабдил артефактами. От этой истории за милю несло ложью, но придраться он не мог, да и после недолгого раздумья решил: пока незачем. Посмотрел на дрожащую второкурсницу и даже немного раскаялся. Его совесть давно скончалась в муках, но он уже решил прибрать интересную полукровку к рукам, надо бы задобрить. Вытащив несопротивляющуюся девочку из купе, отправился на поиск чего-нибудь или кого-нибудь. Первой нашлась продавщица сладостей, и радостный Флинт накупил девочке гору шоколадных лягушек, сахарных перьев и бог весть чего. Загрузив Крей по самую маковку, отправил обратно к Забини.

Пора найти Джемму, она очень трепетно относится к своим обязанностям.

***

Джуно, глядя вслед спине Флинта, не могла подобрать слов, чтобы описать произошедшее. Ну… Подмастерье боевой магии действительно мог быть страшным, особенно когда переставал контролировать рефлексы. Джуно ясно видела мелькнувшую в глазах Флинта жажду крови, когда она с помощью перчаток (было у них такое интересное свойство) «растворила» магическую сеть. Наставник рассказывал о том, как разные Дары влияют на характер людей, и боевые маги, предсказуемо, начинали воспринимать окружающих как «добыча», «враг» и «свой». Флинт влет заметил изменения в ней и принял за чужака. Чтобы не нарываться, пришлось подчиняться. Девочка прямо-таки кожей ощущала резкую смену эмоций Флинта. Подозрение, растерянность, самодовольство и удовлетворение инстинктов хищника. Если раньше капитан по квиддичу был опасен из-за своей силы и размеров, то теперь еще и из-за боевых рефлексов и магии. Девочка повисла в руках гиганта (на ее взгляд) безвольной тряпочкой, учитывая, что за лето она совершенно не выросла (еще один побочный эффект Осколка Алтаря). Что творилось в голове у парня — загадка. Он накупил сладостей и с до невозможности довольным лицом вручил их Джуно. Пришел, напал, допросил и угостил. Да, маги и логика… Гибельное это дело, догадываться, о чем думает семикурсник… Ну, Флинт — это Флинт.

Блейз был удивлен не поведению парня, а, скорее, внезапностью его нападения. Но был рад, что все обошлось, и оптимистично заявил, что ему не придется тащить девочку в Больничное Крыло по приезду. И рассказал несколько баек про Флинта. А ведь семикурсник был нечеловечески силен уже на третьем-четвертом курсе, когда раскидывал парней старше себя на несколько лет. Вот что значит Родовой Дар. Джуно поежилась. Что-то поздновато пришло понимание. Что что-то подобное будет происходить и с ней. По словам Наставника, стабилизация завершится до совершеннолетия… Максимум, еще пара лет сверху. Потом Даром управлять будет она, а не он — ней. Но бывает, что Дар подавляет носителя и превращается в проклятье. Или слишком сильно давит на психику. Девочка передернулась. Ну уж нет, не хватало еще вспоминать все страшилки Наставника.

На самом деле, там все куда сложнее, но Наставник сказал, что ей рано об этом знать, и пинком отправил в Англию. Джуно сгрузила сладости на стол и распаковала леденец. Блаженство. Голова почти не болит, значит, можно нормально поговорить. Путешествие прошло более-менее спокойно, заглядывали только Драко с подпевалами, который сразу же развернулся на выход, стоило увидеть их в купе, и Грейнджер, которая искала остатки Золотого Трио.

— Кстати, Блейз, не знаешь, почему Золотое Трио? Как по мне, глупое название.

— Ну, думаю, по аналогии. Золотой мальчик — Золотое Трио.

Джуно фыркнула. Она знала от Ивана, что золото очень плохо влияет на магов в своем большинстве. Этот металл терпел только очень волевых людей, на остальных насылал беспочвенную тоску и тянул с них магию. Забавно. Джуно поделилась своими наблюдениями с Блейзом. Тот тоже посмеялся над подобным сравнением.

К тому моменту, когда поезд замедлил свой ход и принялся мягко тормозить, Джуно уже переоделась в мантию со слизеринской нашивкой и сейчас придирчиво себя осматривала. Целительские перчатки — есть. Скрывающие глаз и «пушистые локаторы» артефакты — есть. Собранные волосы — нет. Стоп, что? Джуно внимательно посмотрела в карманное зеркальце. Ну за что?! Пока Флинт таскал ее по вагонам и пулялся заклинаниями, прическа успела растрепаться. Теперь на голове вместо строгих кос была копна аля «Грейнджер 2.0». Было еще немного времени, и Джуно со вздохом пошла к Алексу, чтобы тот заплел ее. Тот безжалостно загнал это безобразие обратно под кожаную бандану (именно так выглядел скрывающий артефакт для окружающих. Тех, на кого не действовали чары отвлечения внимания. К сожалению, сделать более незаметный не получилось). Вот, теперь можно и выходить.

Хоть не пришлось тащиться за Хагридом в потемках, до замка их должны довезти фестралы, запряженные в кареты. Как оказалось, Блейз тоже прекрасно их видел. Почесав достаточно миролюбивых костлявых лошадей, они уже собрались загрузиться в повозку, когда со стороны поезда раздался невнятный писк. Джуно обернулась. Ее и Дар очень интересовало все необычное и неизвестное. Естественно, только если это было безопасным. В этом вопросе, хвала Мерлину, она не страдала гриффиндорством, да и занятия целительством не способствовали развитию у нее безрассудству.

А издавал странный звук какой-то растрепанный мальчишка, смотревший на них с крыши поезда совиными глазами. Залезть-то залез, а спуститься не мог. Большинство карет уже маячило вдали, а те ученики, кто остались, лишь посмеялись над незадачливым мальчиком. Кто-то хотел позвать Хагрида и сказать об этом безобразии машинисту. Но первый уже увел первокурсников, а второй был во главе поезда, ученикам было лень идти. Примечательно, что гриффиндорцы лишь поржали и отправились восвояси, а помочь осталось несколько пуффендуйцев и когтевранцев. Слизеринцы уже были далеко впереди, не желая толкаться с другими на входе в Большой Зал. Когтевранцы пошли за машинистом вдоль поезда, а сердобольные пуффендуйцы остались уговаривать мальчика спрыгнуть, но не достигли в этом особых высот. В конце концов остались Алекс и Джейк, засветив Люмосы, а остальные решили попробовать догнать Хагрида, чтобы полувеликан снял первокурсника с крыши. Блейз и Джуно не могли пропустить это зрелище, поэтому остались за компанию. Забини довольно мирно общался с Алексом и Джейком, хотя и не стремился к сближению отношений. Девочка решила успокоить мальчика разговором, все равно торчать на перроне предстояло не меньше десяти минут.

— Как тебя зовут, несчастье?

— К-колин К-криви.

Так. Он еще и замерз. Прорезавшийся инстинкт не позволял оставить пациента мерзнуть, и Джуно провела полукруг ладонями, резко направив их на Криви и прочитав речитативом несколько слов на греческом. Аналог Согревающих чар, но держится подольше и немного мощнее.

— С-спасибо.

Джуно покачала головой. И кинуть мальчишку одного нельзя, и спустить магией тоже не получится, вдруг уронят? Старшекурсники укатили одними из первых, они по традиции занимали первые вагоны. Зато пока ждали разрешения ситуации, увидели презанимательное зрелище — из-за стен замка вылетело нечто и, покружив несколько минут вокруг Хогвартса, скрылось под пологом темноты. Было непонятно, что это и откуда, но внимание Джуно отвлекли громкий щелчок и последовавшая за ним вспышка. В руках у Криви радостно гудела камера, а сам мальчик мгновенно забыл все свои заботы и светился от счастья аки лампочка.

— В магическом мире и НЛО есть! Вау! А Вы знаете, что это было? А куда оно полетело? А может, это надо для Распределения? А Вы видели Гарри Поттера? Вы с Гриффиндора? А…

Только-только прошедшая головная боль немедленно вернулась под градом вопросов от будущего первокурсника. Джуно подняла руку, пытаясь угомонить мальчика.

— Так. Все вопросы — завтра. А пока — нет, мы не знаем, что это было, нет, распределять будет Распределяющая Шляпа, и насчет НЛО я не знаю. Да, мы видели Гарри Поттера, и нет, мы со Слизерина. Джуно Крей и Блейз Забини, — кивок в сторону итальянца, — Алексис Батлер и Джейк Форест с Пуффендуя.

Мальчик с интересом осмотрел их компанию и выдал просто гениальный вывод:

— Ой, а вы не похожи на темных магов. Вы не проклянете меня?

Джуно распаковала очередной леденец и засунула в рот в попытках притупить головную боль. Слово взял веселящийся Блейз.

— А мы шифруемся. Сейчас спасем тебя, коварно заставим доверять, заманим в подземелья и там съедим.

Мальчик хихикнул и глянул вниз, пытаясь оценить расстояние до земли.

— А вы меня спустите отсюда?

— Сейчас дождемся Хагрида или машиниста и спустим. А зачем ты вообще туда забрался?

Колин шмыгнул носом. Уже вечер, еще простудится.

— Да я Хогвартс издалека хотел сфотографировать. И вид. У меня папа — молочник, а мама — домохозяйка. Я хотел все сфотографировать и потом показать родителям. Хогвартс, всякие магические штуки. И Гарри Поттера, он же знаменитость.

Девочка хмыкнула. Настырный малый, намучается герой с ним.

— Ты аккуратней с ним, он в прошлом году Волан-де-Морта второй раз победил. Ка-а-а-ак разозлится — и останется от тебя много маленьких Колинов.

Мальчик опять хихикнул, а Джуно удовлетворенно кивнула. Пациент успокоился — пациент в безопасности. Наконец со стороны головы поезда показался хмурый машинист, который с помощью Левиосы снял неугомонного мальчика с поезда, попутно отругав его за несоблюдение техники безопасности. А с Колина и взять-то нечего — все равно что с гуся вода. Хагрида не было и в помине, пришлось брать активного первокурсника с собой. Возле перрона оставалось две-три кареты, и, чтобы не опоздать на распределение, компания торопливо упаковалась в карету. Криви еще пару раз щелкнул камерой по дороге, пожаловался на то, что пропустил единственное в своем роде путешествие на лодочках, и успел задать град вопросов о Хагриде, фестралах и факультетах, но грозный взгляд пуффендуйцев и Джуно заставил его замолчать. Девочка пообещала, что ответит на все вопросы на следующий день. Да, даже если он попадет на Гриффиндор. Да, он может обращаться к ней за помощью. Нет, она не проведет его тайком в гостиную Слизерина, чтобы ее сфотографировать. Нет, там не стоит зловещий полумрак и никто не ест гриффиндорцев на завтрак (хотя иногда хотелось).

Джуно откусила немалый кусок от леденца, пытаясь не убить настырного дьяволенка. Но общение с Наставником изрядно пополнило ее запас терпения, пока на Криви его хватало. Наконец, они добрались до замка, быстро передвигаясь до Большого Зала. Им повезло, они успели просочиться к своим столам за несколько минут до того, как МакГонагалл ввела первокурсников в зал. Декан отсутствовал, очевидно, его отправили искать «недостачу». А «недостача» сидела у нее под боком, радостно оглядывая проекцию ночного неба. Мальчик был немного выше ее, но так сложился, что едва выглядывал из-за слизеринского стола, не забывая, впрочем, любопытно сверкать глазами из-под своего укрытия. Видимо, побаивался праведного гнева учителей. Ну, хоть замолчал. А за столом Гриффиндора недосчитались Поттера и Уизли, но никто даже не почесался, чтобы поднять панику. Бравый Гриффиндор. Джемма, сидевшая напротив девочки, заметила неучтенное пополнение, но промолчала. Блейз шепотом ввел ее в курс дела, и староста решила, что мелкий первокурсник не стоит ее внимания. Тем временем прозвучала песня Шляпы и распределение началось.

На их факультет пока что попал один мальчик, немного стеснительный, но достойно державшийся под прицелом нескольких десятков глаз.

Секунда промедления у МакГонагалл и громкий голос:

— Криви, Колин!

— О! Меня не забыли!

Мальчик выполз из-под слизеринского стола, не выпуская камеру из рук, и посеменил к профессору, даже не почесавшись под удивленными взглядами студентов и учителей. Даже директорские очки выражали недоумение. А Джуно вздохнула. Она уже обещала этому чудовищу ответить на несколько вопросов. Ну, хоть не придется вести в гостиную Сли…

— СЛИЗЕРИН!

Вердикт Шляпы заставил Джуно вздрогнуть. Какой Слизерин?! Да ему прямая дорога в Гриффиндор! Вон, чистокровные уже начали недовольно коситься на них, явно проводя параллели с прошлым годом. А Криви плюхнулся на свое место рядом с ней и с чувством выполненного долга выпрямился, глядя на них с Блейзом преданными глазами. Аж холодок по спине прошел. Благо, он оказался единственным магглорожденным в этом потоке. Джуно мысленно стерла пот со лба. Выражения лиц тех, кто видел место дислокации Криви до распределения, не предвещали ничего хорошего. Ну, не знала она, что это локальное бедствие обрушится на их факультет! Впрочем, парень неглупый, быстро поймет…

Кроме Колина, который продолжал трещать ей над ухом, но немного сбавив звук, Слизерин пополнили три мальчика и одна девочка. Повезло последней, будет жить одна. А Поттер и родственничек так и не появились за гриффиндорским столом, Драко вовсю строил предположения об их отчислении. Дафна и Теодор поддерживали вежливый разговор, Мораг и Невилл отмалчивались. Наследник Лонгботтом вообще вел себя немного странно: как будто бы сторонился ее и Блейза. Но с этим она разберется завтра, а пока надо было уследить сразу за несколькими вещами: отобрать у Криви камеру, чтобы тот не смущал слизеринцев вспышками, шепотом пояснить основы застольного этикета и пнуть под столом смеющегося Блейза. Малец послушно внимал и вел себя прилично, оценив не особо приязненные взгляды слизеринцев.

— Как ты вообще оказался на Слизерине, чудо?

Колин, неумело, но старательно орудуя вилкой и ножом, удивленно вскинул глаза, и выдал гениальную причину:

— А как я иначе попаду в слизеринскую гостиную?! Я хочу ее сфотографировать. И Гигантского Кальмара из окошка. И русалок. Сначала я хотел в Гриффиндор, но Джинни Уизли, с которой я познакомился в поезде, сказала, что там живут по четверо-шестеро человек. Я, конечно, привык жить в одной комнате со своим братом Денисом, но нас всего двое, а мне нужно будет место для проявления фотографий. И…

Джуно закатила глаза. Зачем она вообще спросила…

— А как ты Шляпу уговорил?

— А она назвала меня не-ор-ди-нар-ной личностью и сказала, что мне хватит смелости на Гриффиндор и амбиций на Слизерин. Ну я и сказал, что хочу туда, где смогу фотографией спокойно заниматься и ей виднее. Ну, и где смогу побольше магии посмотреть.

Джуно подумала, что на Слизерине он-то точно насмотрится магии. Если у него еще останется желание на нее смотреть. Праздничный ужин уже подходил к концу, Джуно немного отвыкла от традиционных английских блюд. Была в них какая-то… Тяжесть, что ли. А Поттер и Уизли еще не появились. Девочка вздохнула. Ее родственнички как кролики плодятся или как? Еще одна Уизли на первом курсе. Впрочем, она не собирается пересекаться с ней, поэтому пострадает только Гриффиндор.

Джуно ловила на себе изучающие и настороженные взгляды слизеринцев. Еще бы, она сильно поменялась за лето. Печалило только одно — она не выросла ни на дюйм. А декан где-то прохлаждается. Работу Снейпа пришлось делать старостам: отводить первокурсников в гостиную, произносить торжественную речь и отправлять клюющих носом детей спать. У одного только Криви был словно моторчик встроен: он шел рядом с Джуно, одновременно прислушиваясь к старостам и пытаясь параллельно узнать кучу всего у девочки.

Девочка настолько устала морально, что ее хватило лишь на то, чтобы раздеться, пожелать Дафне и Мораг спокойной ночи и уснуть до утра. Этой ночью Марволо не стал вмешиваться в ее сон, видимо, решив дать пару дней перерыва. Да и сам он пока на связь не выходил, вернувшись к молчаливому наблюдению. Девочка против не была. Ей требовалась пауза в несколько дней, чтобы собраться в кучу после Греции и выработать план действий. Стоило учитывать резкое сокращение свободного времени в виду обучения с Марволо и чтения соответствующих книг. А еще оставались домашние задания и Клуб Ритуальных Танцев. И Блэки. Да, вот к последним и надо будет наведаться первым делом.

Внизу ее уже ждал неприлично бодрый Колин с камерой наперевес и еще одним мальчиком на буксире. На немой вопрос Криви жизнерадостно прощебетал:

— Это Гектор Харпер, чистокровный маг в третьем поколении. Гектор, это Джуно Крей, второкурсница, и…

— Магглорожденная. Приятно познакомиться, Гектор. Если что-то понадобится, можешь обращаться ко мне, с удовольствием помогу. Колин, — Джуно полуобернулась к мальчику, — думаю, твои вопросы стоит отложить до завтрака, сейчас декан должен сказать вам напутственную речь.

Второй мальчик выглядел куда более застенчивым, едва ли ножкой не шаркал. Удивительно, но хоть кто-то был ниже Джуно. Гектор был худеньким, миловидным темноволосым первокурсником. Девочка выдохнула и потерла виски. Головная боль практически отступила, но это Джуно не использовала «раздвоенное» зрение. Артефакт попросту блокировал его, необходимо сначала привыкнуть просто к его наличию.

Джуно зевнула и устроилась в кресле, цапнув с одной из полок учебник по Зельеварению. Конечно, Джейк постарался объяснить ей все в подробностях, но не стоило давать Снейпу лишний повод докопаться до нее. С деканом после прошлогоднего Обливиэйта отношения складывались не лучшим образом. Ждать пришлось долго. В гостиной, кроме них, никого не было, потому что Колин с соседом подорвались ни свет, ни заря. Старшекурсники отсыпались после празднования нового учебного года, а все остальные набирались сил перед занятиями. Разумеется, долго первокурсники не продержались, и Криви начал приставать к Джуно на предмет того, что она читает. Девочка вздохнула. И решила, не теряя времени, провести мини-экскурсию по гостиной. Показала место для занятий, несколько полок с книгами, арку, ведущую к девочкам, и разные зоны для отдыха. Потом выдала обоим по экземпляру «Истории Хогвартса» и сама уселась в кресле, прикрыв глаза на секундочку. Не заметила, как задремала. Впрочем, через час ее разбудил усмехающийся Блейз. В отличие от нее, к другу первокурсники почему-то не приставали. Гостиная начала наполняться помятыми старшекурсниками. Другие слизеринцы не любили задерживаться в общем зале по утрам за редким исключением. Тут проводили свои совещания старшекурсники, а те, кто помладше, предпочитали не вмешиваться. Джемма, выглядевшая не лучшим образом, вела за собой вчерашнюю девочку, единственную на первом курсе. Она смотрела немного испуганно и производила впечатление заспанного совенка. Джуно ухмыльнулась такому сравнению. Но девочка была миниатюрной, на голову ниже нее самой и довольно забавной. Каштановые волосы спутались, а девочка едва-едва сдерживала слезы.

— Джуно, иди сюда.

Она послушно подошла к старосте девочек, внутренне удивляясь. В прошлом году Джемма иногда поручала ей что-то мелкое взамен на лояльное отношение, но чтобы так рано…

— У меня нет времени, надо разобраться с остальными первачками и найти Дарвина. Опять… К слову, неважно. Помоги пока Эмме. Эмма, это наша второкурсница, Джуно Крей. Джуно, Эмма Берк.

Девочка сквозь непролитые слезы смотрела на Джуно. Та смотрела в ответ. Наконец, Эмма протянула ей гребень и несколько заколок.

— Расчеши меня, меня мама утром всегда заплетает. Только не дергай волосы. Дернешь — прокляну.

Комментарий к Глава 11.

* крепкие путы с лат.

Я знаю, Вы любите большие главы. Я тоже. Кстати, в шоке от самой себя - уже написано почти сто страниц текста) Кстати, предупреждение. В последующих главах может быть немного безумия, но это я писала на паре, не сдерживая свою музу! Так что читайте на свой страх и риск. И да, Криви - няшка. Канон начинает трещать по швам (пока несильно, но ощутимо)

========== Глава 12. ==========

— Проклянешь — не расчешу. И прокляну в ответ.

Девочка задрала голову и посмотрела на Джуно удивленными зелеными глазищами.

— Ты же грязнокровка. О, а я тебя знаю. Драко мне про тебя рассказывал. И Панси.

Джуно хмыкнула. Мелкая пигалица.

— А тебе Паркинсон рассказывала, как пыталась меня проклясть на первом курсе, у нее не получилось, и вместо этого декан оставил ее на рождественские каникулы в замке? Будешь ко мне приставать — тоже останешься в замке зимой, когда все разъедутся по домам.

Девочка неожиданно просияла вместо того, чтобы заплакать. А Джуно уже думала, что отношения с ней не заладятся.

— А ты прокляла Панси в ответ? Она не рассказывала. Расчеши меня и расскажи. Я тебя не буду проклинать. Но все равно не дергай, мне больно.

Джуно только поразилась наглости и вседозволенности мелкой. Да тут случай позапущеннее, чем у Малфоя. С другой стороны, девочка ведет себя максимально вежливо, как и подобает юной Леди. Но это не мешает ей быть маленькой стервочкой. Пока Джуно управлялась с гребнями, она успела расспросить ее о том инциденте с Паркинсон. Джуно быстро, но аккуратно расправилась с заколками, зацепив их по бокам, с удовольствием поведав о провале однокурсницы. Эмма радостно хлопнула в ладоши и склонила голову набок.

— Ты интересная. Ты мне нравишься. И заплетаешь почти так же красиво, как мама.

Джуно с трудом сдержала смешок. Даже если проклятья — ее Родовой Дар, защитные артефакты не пропустят. Да и стоит подождать недельку, как Хогвартс выбьет из нее лишний гонор. Возможно. В любом случае это забота старост. Но сама девочка была другого мнения и, ожидая слова декана, устроилась на коленях Джуно. Слизеринцы смотрели косо, но не встревали. А Блейз, предатель, не собирался ей помогать, подняв обе руки в знак капитуляции. Декан появился, как всегда, эффективно. Полы мантии взметнулись, и он буквально телепортировался на середину гостиной, так быстро переместился. Вкрадчивый, бархатный голос, казалось, обволакивал, но его обладатель от этого привлекательней не становился. Для Джуно, по крайней мере.

— Первокурсники, вчера вы стали частью Слизерина — одного из четырех факультетов Хогвартса. Запомните, он выбирает лишь достойнейших. Да, традиционно Шляпа отправляет к нам представителей чистокровных Родов, но бывают и исключения в виде магглорожденных и полукровок. Помните, если вы стали частью семьи — необходимо соответствовать. Я редко снимаю баллы со своего факультета, но поверьте, вам не захочется вызвать мое недовольство. Все конфликты решаются за закрытыми дверями, не смейте ронять честь Слизерина.

Декан сделал несколько летящих шагов в сторону выхода и остановился.

— Символ нашего факультета — змея. Смертоносная, хитрая, гибкая. Будьте такими же и не позволяйте другим факультетам унижать вас. Я жду от вас блестящих отметок и соответствующих знаний. По любым вопросам можете обращаться к нашим старостам, мисс Фарли, — кивок в сторону Джеммы, — и мистер Розье. Ко мне можете обратиться, если старосты будут не в состоянии вам помочь. Можете рассчитывать на справедливость в любом случае.

Джуно моргнула, скидывая морок. А голос-то действительно гипнотический, всех первокурсников проняло. А, нет. Вон, Криви дернулся что-то спросить, но Гектор удержал того за рукав, что-то тихо шепнув. Колин закивал и замолк.

Девочка хмыкнула. А у декана времени нет. Вот и хорошо. На завтраке все было почти хорошо. Потолок в Большом Зале был затянут облаками, Дафна и Нотт развлекались неспешной беседой, а Малфой вовсю изгалялся над Поттером, в красках расписывая, как его выгонят из школы. А ведь он угадал — безобразный вопиллер от «тетушки» родственничку еще минут пять звенел в ушах. Тут не то, что нет манер — даже банального понимания человеческого достоинства. Опозорить собственного сына. Джуно поморщилась. Она была непривередлива и не сильно ценила этикет, но лучше уж манерный и вредный Драко, нежели такой кадр.

Невилл выглядел невыспавшимся и каким-то виноватым. Это продолжалось с прошлого года, и Джуно не могла понять, почему отношение мальчика к ней изменилось. В любом случае когда решится на разговор, тогда что-то и прояснится. А пока есть другие дела. Получив на руки расписание, Джуно пробежалась глазами по предметам. Ага, сдвоенная Трансфигурация и Травология с Когтевраном до обеда и ЗОТИ с Гриффиндором во второй половине дня. Девочка потянулась. Спать уже не хотелось, и день обещал быть не совсем плохим.

На Трансфигурации после недолгих медитаций на норовящего убежать жука пуговица у нее получилась. Джуно даже удивилась. Очевидно, новая палочка подходила ей куда лучше, нежели прошлая. Купленную в Лютном она еще не тестировала, но подозревала, что там будет похожая ситуация. Девочка, смотря на простейшую пуговицу, прикрыла глаза и сосредоточилась. Ей для развития Посредничества было необходимо богатое воображение, вот на Трансфигурации и потренируется. А еще Наставник попросил попробовать поколдовать вместе с Марволо. По сути, у него был отдельный источник в виде Осколка Алтаря. Но его трогать не стоило, а вот поэкспериментировать с невербальной магией…

Марволо не думал, что из этого получится что-то дельное, но не стал препятствовать. Итак. Выверенное движение кистью и представить конечный результат. Ничего. Ладно, а если Марволо будет представлять? Росчерк палочки и… тоже ничего. Джуно подозрительно посмотрела на жука. Кажется, тот насмехался над ней. А если с вербальной формулой и воображением Марволо?..

Джуно потрясенно смотрела на результат совместных трудов. Пуговица получилась. Ну, о том, что это пуговица, отдаленно напоминала форма и возможность прикрепить этот шедевр на одежду. А так, миниатюрная змейка, свернувшаяся кольцом и поблескивающая глазами-драгоценными камнями, была произведением искусства. И сбоку, разумеется, нашелся вензель из двух переплетающихся букв М и М.

«Марволо Мракс. Изящно. И долго мне пахать до такого результата?»

Естественно, сосед по разуму скромностью не страдал.

«Лет семь и сможешь изобразить нечто подобное.»

Пока Джуно вертела в руках пуговицу, рассматривая ее в деталях, МакГонагалл, в свою очередь, наблюдала за ней. Кажется, профессор была удивлена ее успехам, но начислила положенные баллы и забрала пуговицу у нее. Джуно пожала плечами. Ну и ладно. Второе занятие девочка проспала с открытыми глазами, обсуждая с Марволо расписание занятий. У него были наполеоновские планы по доведению Джуно до как минимум Помощника в Ментальной Магии.

Дальше по расписанию была Травология, и Джуно со вздохом сменила перчатки-артефакты на обычные. Расставаться с ними не хотелось даже на один урок. Еще и копаться в земле… Не то чтобы Джуно боялась физического труда, но это было попросту опасно. Вон, профессор Спраут пытается отцепить какого-то ученика от жгучей антенницы. Ученика с камерой… Подождите-ка…

— Колин!

Толпа гриффиндорцев и пуффендуйцев двигалась им навстречу, с интересом оборачиваясь на теплицы. Наконец, женщина справилась со своей задачей и сдала мальчика подошедшей Джуно с рук на руки.

— Мистер Криви! Меня радует Ваша тяга к растениям, но прошу дождаться занятий. Они у вас, если не ошибаюсь, уже завтра, так что не лезьте в теплицы без надзора, иначе мне придется снять баллы со Слизерина.

Джуно грозно посмотрела на Колина. Тот сделал вид, что проникся, и опустил камеру. На заднем фоне маячил Гектор, впрочем, с любопытством посматривая в сторону теплиц.

— И зачем ты пристаешь к профессору Спраут? Колин, Гектор, не лезьте в теплицы без разрешения, там действительно полно опасных растений.

У первокурсников хватило совести потупиться и объяснить свой интерес.

— Я просто спросил разрешения у профессора Спраут сфотографировать Дракучую Иву. Ведь Гарри Поттер и Рон Уизли врезались вчера в нее и профессор Спраут не успела вылечить дерево! А как же за-пе-ча-тле-ние для кри-ми-нальной истории?

Джуно хмыкнула.

— Ладно, я поняла. Собираешь компромат? Хорошее дело. Будут фото-доказательства.

— О, а я опрошу свидетелей!

Девочка скосила глаза на Гектора. Тот слегка смутился и пояснил.

— Мой дедушка — аврор, он научил.

Джуно хмыкнула. Пусть занимаются чем угодно, лишь бы в неприятности не вляпывались.

— И запомните, постарайтесь не терять баллов и не попадаться. Это основное правило Слизерина. А так, творите — что хотите. Но попрошу без увечий.

Кажется, Криви был рад до неприличия. Или неправильно понял ее слова. Первокурсники потянулись обратно в замок за пуффендуйцами, а Джуно с Блейзом остались ждать возле теплиц начала занятий.

Сегодня они проходили мандрагор. Объединившись с двумя когтевранцами, Блейз и Джуно пытались успокоить визжащие растения, параллельно не давая им укусить свои пальцы.

— Лайза Турпин.

— Мэнди Броклхерст.

Две девочки смотрели со смесью подозрения и интереса. Урок прошел в тишине (относительной). Настроение немного упало, небо было затянуто тучами, а сама она провоняла потом и землей, добросовестно выполняя поручения профессора Спраут. Ну, как выполняя. Джуно с трудом отвоевала одну мандрагору у ее соседок, и теперь хотела немного подремать где-нибудь, потому что голова болела нещадно. Эти писклявые растения действовали на нервы, дразня левый глаз в магическом спектре. К повышенному фону Хогвартса она привыкла быстро, он просто мягко обволакивал ее восприятие и немного притуплял чувствительность. Но все остальные магические вещи и существа буквально насиловали Дар, «впихиваясь» в магический спектр и забивая весь эфир.

Но навстречу ей уже спешило несчастье с камерой, намереваясь завалить вопросами. Джуно умоляюще посмотрела на Блейза. Тот ухмыльнулся, но едва заметно покачал головой, указывая глазами на первокурсников. Джуно понятия не имела, почему они пристают именно к ней, это даже полезно для ее будущего дела, но… но это же Криви. Джуно двинулась навстречу паре первокурсников, жестко пресекая град вопросов, готовых свалиться на нее, и предупредила:

— Сначала обед, потом все остальное.

Первокурсники смиренно порысили следом, не забывая вертеть головой по сторонам. Они потянулись было в сторону Дракучей Ивы, но Джуно завернула их обратно, предварительно сообщив, что без профессора Спраут там делать нечего. Или Невилла.

Обед прошел более-менее сносно, Дафна назначила их «собрание» на ближайшее воскресенье, родственничек развлекал весь Слизерин, мучая волшебную палочку, а Эмма непринужденно прокляла четверокурсника, подпевалу Паркинсона, который, хотя и не лез в прошлом году к Джуно, но иногда словопоносил в ее сторону.

Парень, до этого громогласно вопрошающий у первокурсников, что они нашли в двух грязнокровках (это о них с Криви), запнулся на полуслове, посерел и покрылся толстым слоем грязи. Никакие артефакты не спасли. Страшная первокурсница. А причина недомогания четверокурсника сидела напротив нее, болтая ногами, и на осторожный вопрос невинно выдала:

— А чего он обзывается? Ты красиво заплетаешь волосы, будешь заплетать мне каждый день. А если ты обидишься на ругательство, то будет нехорошо. Нельзя говорить правду в лицо, особенно магглорожденным, разве я не права? Меня мама так учила.

Джуно не знала, смеяться или плакать. Прямолинейный малефик с настолько мощным даром в сочетании с специфическим характером… Что же, придется заплетать. Первый курс прямо-таки изобиловал неординарными личностями. Еще двое мальчиков пока никак себя не проявили, но с такими соседями…

Криви успел щелкнуть камерой и запечатлеть убегающего в Больничное Крыло парня и теперь восхищался силой Берк, та милостиво позволяла петь дифирамбы в свою честь. Вот и хорошо, Криви присел на свободные уши.

А после обеда начался театр абсурда. Криви выловил-таки Поттера во дворе, чтобы сделать снимок и взять автограф. А Харпер все норовил задать несколько вопросов об скандальном побеге и приставал к Уизли на предмет подробностей. Пока рыжий кузен (да-да, кто бы говорил) в красках описывал приключение, еще не понимая, на что подписался, а Поттер всеми силами отбивался от не уступающего позиций Колина, нарисовались Локхарт и Малфой. Первый везде без мыла пролезет, а второму не хватило прошлогоднего внимания, вот и затеял перепалку с Золотым Трио на ровном месте. Даже неистово чесавшаяся рука рядом с Поттером не могла помешать девочке наслаждаться зрелищем. Драко вовсю зубоскалил. А учитывая его Дар, окружающие велись на раз, отвечая на провокацию.

Но все хорошее рано или поздно заканчивается, спектакль подошел к концу, и начался урок Локхарта. Тот соловьем разливался о своих достижениях и затыкаться не собирался, так что Джуно устроилась на парте, прикрывшись книгами Блейза, попросила его разбудить ее, если будет что-то интересное, и задремала, провалившись к Марволо. Они были заняты важным для него делом: пытались по максимуму восстановить воспоминания о жизни Марволо до заключения в медальон. У него был определенный набор книг, но большинство информации было лишено эмоциональной окраски, воспоминания сохранились соответственно оставшимся чертам характера, то есть, в основном, это были знания из разнообразных областей магии. А Джуно заодно училась отличать настоящие воспоминания от фальшивых и работать с ними.

От процесса ее оторвал Блейз, чуть ли не скидывая с парты. Спустя мгновение дезориентации Джуно перекатилась за парту, как делала несколько раз в прошлом году. Прямо-таки дежавю по первому занятию Зельеварением. Только на этот раз вместо взрыва котла были… пикси.

Джуно опешила от такого поворота. Она ожидала любого бреда от самовлюбленного писаки, но притащить свободолюбивых существ в клетке в класс… Девочке стало стыдно за мага, как за сородича. Она попыталась мысленно связаться с их вожаком, но пикси были настолько злы, что и слушать не хотели. Маленькие синие существа бушевали недолго, минут пять. Половина из них погналась за Локхартом, который потерял по дороге свою палочку, а другая вовсю громила помещение. К счастью, прозвенел звонок, и класс мгновенно опустел. Все ученики, кроме Золотого Трио, покинули опасную зону. Ну, сами виноваты, если лишатся половины волос. В конце концов, злопамятные чертята добровольно не успокоятся.

Ужин ознаменовался еще одним проклятым Эммой третьекурсником, который не учел печальный опыт товарища по несчастью и стал обладателем длинных ослиных ушей. Создавалось ощущение, что ей даже не нужен был повод для наложения проклятий. Невилл наконец-то улыбнулся, когда Джуно попросила о помощи с Дракучей Ивой, он согласился спросить у профессора Спраут, как безопасно к ней подойти. Криви фонтанировал энтузиазмом и шушукался с Гектором о каких-то своих, первокурсничьих, делах. Малфой что-то скрывал, уж слишком подозрительно выглядел. Но Джуно было на него параллельно, она все еще пыталась впихнуть в свой будущий график всего равномерно, не в ущерб уже запланированному. Ночь обещала выдаться веселой. До Подмастерья по Ментальной Магии ей было пахать, как до Луны. Пешком. Магам.

Выходные стремительно приближались. Снейп чуть ли не обнюхал ее домашнее летнее задание, но все-таки не нашел, к чему придраться. Точнее, нашел бы, но он же из принципа не снимал баллы у своего факультета, а для отработок одних подозрений было маловато. Остальные предметы послушно откладывались в голове, проблемы были разве что с Травологией (там было необходимо совершать много телодвижений, что со сбитой моторикой было затруднительно) и Зельеварением (у Джуно развилась аллергия на декана). Чары и Трансфигурация стали даваться чуть лучше после стабилизации магии, хотя ничего выдающегося она и не показывала.

Раннее утро субботы она с Алексом и Джейком встретила возле Черного Озера, стоя по колено в воде. Конечно, на них были Дезиллюминационные чары, наколдованные телохранителем, но все равно надо было быть предельно аккуратными. Кабби остался с мамой, но она обещала в случае нужды прислать его слюну или шерсть. А вот проверить, что там с дракончиком, необходимо было как можно скорее. Флинт как раз просил (приказал) прийти на квиддичское поле пораньше, чтобы примериться к команде и посмотреть, сможет ли она заменить Деррека. Если что, у нее было алиби. Правда, ради этого пришлось опять вставать спозаранку и тайно переться на берег озера, но что делать.

Дракон оказался жив. Джейк на пару с Алексом сосредоточенно выводили кружева заклинаний, выводящих зверя из сна. На Джуно была самая сложная часть: она должна была или захватить разум, или договориться с драконом. Девочка сделала небольшую дырку в деревянном ящике, чтобы видеть морду Норберта (в прошлом году Хагрид так громко рыдал и «скучал» по тварюшке, что в курсе был весь Хогвартс). Как только дракон зашевелился, Джуно перехватила взгляд янтарных глаз и скользнула в его разум.

У драконов от природы была высокая ментальная защита, но именно этот экземпляр привык к магии Джуно с прошлого года, был детенышем и пробыл в принудительной спячке больше трех месяцев, так что, по идее, девочка должна была с ним справиться. Но ожидания не оправдались. Джуно со всех сил давила на разум Норберты (дракон оказался самкой), но та обиделась и одним пинком выкинула девочку из своей головы. Но по степени развития Норберта была на уровне трехлетнего ребенка, так что прихваченный с кухни шмат мяса немного задобрил ее, и дракониха пошла на переговоры. Ну, она просто согласилась отправиться жить в Запретный Лес, не показываясь чужим на глаза. А они в обмен на чешуйки и молочные клыки будут раз в неделю приносить ей мясо на опушку. Все равно стараниями Хагрида Норберта не сможет добывать себе пропитание сама. А стараниями Джуно и Марволо не вырастет в размере и не будет столь опасна, как ее сородичи. Некоторое количество магии же из нее откачали.

На уговоры и проводы до Запретного Леса ушла пара часов, и Джуно еле успела добраться до квиддичского поля прежде, чем Флинт хватился ее. Благо, она заранее оделась в спортивный костюм. Но игрокам было не до нее, возле раздевалок разгорался скандал. Ага, Колин тоже здесь, вроде бы он упоминал, что на выходных хотел заснять тренировки квиддичской команды.

— Флинт! — услышала Джуно, подходя к полю. — Сейчас наше время! Мы встали чуть свет! Убирайтесь отсюда!

— Нам тут всем места хватит, Вуд.

Джуно сразу же поняла, что для гриффиндорцев запахло паленым. Когда Флинт изображал (очень достоверно, между прочим) недалекого тролля, то что-то обязательно случалось. И в такие моменты девочка старалась не оказываться у капитана на пути.

— Но я забронировал стадион! — крикнул Вуд. — Забронировал! *

Гриффиндорец так надрывал голосовые связки, словно уже был на матче, а команда Слизерина грубо нарушила правила. А Флинт движением фокусника (точнее, боевого мага) вытащил из-за пазухи письменное разрешение от декана. Ведь намеренно провоцирует львов, как пить дать!

А вот то, что Драко уже взяли в команду ловцом, даже для нее было новостью. Удивительно, что он удержался и не растрепал языком в первый же день об этом, несомненно, важном факте. И бонусом к родовитому и маневренному Малфою шли не менее маневренные метлы.

Джуно пристроилась на лавочке в стороне, наблюдая за перепалкой. Рядом умостился Криви, ему был не менее интересен итог конфликта. А он все набирал обороты. Зря вот Грейнджер оскорбила Драко, он же злопамятный, не простит. Как сказала Эмма, говорить неприглядную правду в лицо… Чревато последствиями. Хотя кто знает, почему отец Малфоя сделал подарок команде.

Но радует другое: теперь она совершенно точно не заменит Деррека. Если с «Чистометом» она бы худо-бедно справлялась, то с скоростными метлами, не рассчитанными на ее легкий вес… Да она и не выросла с прошлого года, так что есть железная отмазка. Джуно как раз думала, как бы избежать сомнительной участи. На первом курсе ей нужна была поддержка Флинта, вот и пообещала сдуру, но, узнав правила получше, сделала вывод, что проще сразу сигануть с Астрономической башни. Так хоть останутся шансы безболезненной смерти.

Конфликт завершился закономерно: пострадали гриффиндорцы. И что занимательно, Рон Уизли пострадал от собственной палочки. Естественно, Колин успел все запечатлеть. Золотое Трио сбежало к Хагриду залечивать раны и отплевывать слизняков (почему не к мадам Помфри?). Вратарь обратил свое внимание на Джуно и первокурсников, недовольно поинтересовавшись, что мелкотня здесь делает. Ее перестали обзывать еще с конца прошлого года под давлением капитана. Впрочем, она не выделывалась, и большинство игроков стало относиться к ней нейтрально. Просто не замечали ее существования.

— Сэр, я — Колин Криви, если не возражаете, хотел заснять тренировку нашей сборной! Это же такая память, сэр! Наверняка же на этих быстрых метлах Вы будете играть еще круче, да?! Я не могу это пропустить, сэр!

Выражение лица парня немного сгладилось под восхищенным взглядом мальчика, а Джуно решила добить команду, чтобы хотя бы на время занять Криви.

— Мистер Блетчли, Колин заснял конфликт на камеру, теперь у нас есть доказательства нападения Рональда Уизли на нового ловца Драко Малфоя. Разве это не запрещено правилами Хогвартса?

Комментарий к Глава 12.

* фразы из канона

Вот и новая глава) Автор немного пострадала на тренировке айкидо, вывихнув колено, и сейчас сидит в гипсе с ноющей болью в ноге, так что описание травм будет более реалистично (и да, кроме автора вместе с ним страдают и его герои).

========== Глава 13. ==========

— Мистер Блетчли, Колин заснял конфликт на камеру, теперь у нас есть доказательства нападения Рональда Уизли на нового ловца Драко Малфоя. Разве это не запрещено правилами Хогвартса?

На лицах игроков расплылись предвкушающие улыбки, и они величественно разрешили Колину остаться и заснять их. Довеском оставили Гектора, который расспрашивал Малфоя об новых метлах и его месте ловца. А тот и рад был почесать языком. Джуно вытерла пот со лба и бочком вернулась в замок, пока Флинт не опомнился и не припахал ее к чему-нибудь еще. Алекс и Джейк остались снаружи, что-то доколдовать для Норберты, а девочка сделала пару кругов вокруг замка, раз уж напялила спортивный костюм, и вернулась в гостиную, сделать домашнее задание, чтобы освободить время на завтра. Скорее всего, придется целый день просидеть с Блэками, надо бы озаботиться едой заранее. На обед она не пошла, довольствуясь неизменными сладостями, после него все равно планировался традиционный для их странной компании пикник. Естественно, староста не могла не загрузить ее дополнительной работой. Узнав, что она направляется на выход, попросила (как и в случае с Флинтом — приказала) сообщить квиддичской команде и капитану, чтобы они шли обратно в замок и не увлекались слишком сильно. На поле обнаружились Крэбб и Гойл, ожидающие своего главаря. Джуно кивнула им в знак приветствия, в который раз ухохатываясь от реакции последнего на себя, и помахала рукой Дерреку и Флинту. Те спустились, Джуно благополучно передала сообщение Джеммы и села недалеко от Крэбба и Гойла, ожидая, пока Малфой переоденется и вернется. Все равно вместе идти к берегу Черного Озера.

Ждать пришлось минут пятнадцать, и Гойл успел весь известись, кося одним глазом на Джуно. Девочке это быстро надоело, и она задала вопрос в лоб:

— Гойл, косоглазие заработаешь. Что-то хотел?

Парни аж подпрыгнули от неожиданности. Ну да, они заговорили едва ли не первый раз за два года обучения.

— Ты тоже ждешь Драко?

Гениальный вывод.

— Да.

Помолчали еще пару минут.

— А где твоя сова?

Теперь настал черед Джуно удивляться.

— Гестия? Полетела летом письмо отдать, да так и не вернулась. Понятия не имею, где она сейчас. А ты откуда знаешь о Гестии?

Гойл завис еще на некоторое время, потом выдал:

— Моя семья разводит сов. Я многих из них помню. Твоя… В смысле, Гестия… Жалко, если она не вернется.

Джуно пожала плечами.

— Ну да, жаль ее.

А что она еще могла сказать? На этом красноречие мальчика иссякло, и странный разговор затух. Наконец пришел Драко, сменил несколько выражений лица, завидев Джуно, и они таки отправились на пикник. На этот раз он не стал отсылать вассалов, решив посвятить их в тайну. В принципе, никто не был против. В этом они были на редкость единодушны: Джуно привела Мораг, ей не помешает защита и договор о непричинении вреда, а Дафна представила им Теодора Нотта, и градус официоза резко повысился. В присутствии загадочного Нотта непроизвольно слетала любая дрема, а рука машинально ложилась на пояс с ножами.

Первое собрание, открывающее их второй год, ознаменовалось обсуждением квиддича (Драко рассказывал, подпевалы поддакивали), назначения Локхарта на должность ЗОТИ (Дафна и Нотт элегантно высмеяли павлина (прости, Драко), пока Джуно так не могла) и прошедших каникул (отличились Блейз с красочным рассказом про Лондон и Мораг со вздыханиями по поводу нахождения в четырех стенах с ее троюродной неуклюжей сестрой).

— Тонкс… Она очень специфичный человек. В прошлом году выпустилась с Пуффендуя. Она меня в детстве чуть не зашибла пару раз, с тех пор я ее опасаюсь, но родители много работают, вот и оставляют меня с ней на каникулах.

Джуно слушала ленивую беседу вполуха. Да, не повезло Мораг с родственницей, прямо как ей самой. Тонкс… Что-то знакомое…

«Это же тот магглокровка, за которого вышла Андромеда Блэк. Похоже, по крайней мере»

После слов Марволо Джуно подпрыгнула на месте. Сидящий рядом Блейз вопросительно склонил голову, но девочка отмахнулась. Теперь надо поговорить с Мораг наедине. Тонкс… Как вовремя-то! По другим направлениям она уперлась в тупик, а так появилась новая ниточка, ведущая к Блэкам. Как-то в ее жизни слишком много Блэков стало. Медальон, Сириус Блэк, теперь вот Тонкс…

«Медальон — Салазара Слизерина, а к Регулусу Блэку он попал по недоразумению»

А Джуно и не спорила. Неспешно возвращаясь в замок, девочка прикидывала, как бы подъехать к Мораг. Она не очень хорошо ее знала, Мораг была очень скрытной. Но познакомиться с этой Тонкс было необходимо кровь из носу. Ладно, это дело ближайшей недели, а пока — домашнее задание, ужин и спать.

Следующий день она, как и планировала, провела с Блэками. Настроение опустилось на несколько пунктов, потому что за лето род Блэк лишился Арктуруса и Мелании. Супруги ушли один за другим, буквально угаснув на глазах живых родственников. Естественно, это не самым лучшим образом повлияло на настроение уже покойных Блэков. И почему-то большинство из них ополчилось на Джуно, будто это она виновата во всех их бедах. Директор Блэк пытался их утихомирить, но особого эффекта не достиг. Сильно злорадствовала его сестра, Джуно даже не огрызалась. Просто игнорировала ее ядовитые подколки, уйдя в особняк к Марволо. Спустя пару часов и демонстрации воспоминаний (их было немного) Марволо о тех Блэках, которых он знал лично, Джуно вернулась к реальности. Тратить силы на бесполезные попытки что-либо доказать леди Элладоре не было смысла. Девочка вообще старалась не делать лишних движений.

Для Дара шаг влево, шаг вправо — дополнительная и зачастую ненужная информация, а прыжок на месте — не попытка улететь, но близко к тому. Попытка прощупать воздух. Серьезно, во время экспериментов Наставника Дар пару раз сходил с ума и пытался исследовать все снаружи и внутри: воздух, одежду, волосы и даже внутренние органы. Так что психика у Джуно была поистине крепкой с налетом пофигизма.

А в реальности все обстояло чуть лучше, чем до этого: большинство портретов заткнулись, разглядывая ее, как насекомое, а директор Блэк устало тер виски. Интересно, а у портретов болит голова? Внезапно к ней обратилась миловидная светловолосая женщина, которую Джуно раньше не видела среди Блэков и которая белым пятном выделялась среди темноволосых Блэков.

— Дорогая, это ты Джуно Крей?

Девочка кивнула.

— Я — Мелания Блэк, к сожалению, два месяца назад мое пребывание среди живых прервалось. Мы с супругом благодарим тебя за помощь. Не злись на нас, портреты не способны меняться. Большинство присутствующих выросло в другие времена. Нас уже не поменять и не спасти, но, дитя, ты еще можешь помочь оставшимся в живых… Я знаю, просить ребенка о таком несколько… безответственно, но у нас нет выбора. Я прошу тебя раскрыть тайну исчезновения Регулуса Блэка.

— Регулуса Блэка?

Джуно ожидала, что портреты будут просить за Сириуса Блэка, вроде бы с Регулусом они разобрались?.. Парень просто заигрался во всемогущество, не рассчитал сил, и медальон, то есть крестраж, проклял его и свел в могилу? При мысли о крестраже девочка передернулась. Сама тоже хороша, меньше года назад чуть не погибла точно так же, если бы не счастливое стечение обстоятельств. Ничем не лучше Поттера. Неожиданно Марволо возразил. Может, обиделся за себя?..

«Регулусу был совершеннолетним, когда медальон попал в его руки. Не представляю, какими путями, но это случилось. Он происходил из одной из древнейших и темнейших семей Англии, он получил соответствующее образование. А тебе было одиннадцать, к тому же, ты полукровка даже без намека на «темные» Дары. Так что не распускайся и послушай, что тебе хотят сказать»

Это он так ее приободрил?.. Ладно, действительно стоит послушать, что женщина хочет сказать. А после рассказа леди Мелании традиционно появилось больше вопросов, чем ответов. Спокойная и тихая по натуре, Мелания старалась не ввязываться в политику. Приходясь бабушкой Регулусу и Сириусу, она очень переживала за обоих мальчиков, которые оказались по разные стороны баррикад. Но все же младший внук, оставшийся единственным наследником, был ближе к Мелании и о нем она знала немного больше. Хотя он был скрытным до невозможности, кое-что она знала. Джуно уже была в курсе, что Регулус принял Метку от Волан-де-Морта, а вот то, что перед исчезновением он начал сомневаться в Лорде и даже повздорил на этой почве с Беллатрикс, и на гобелене его изображение украшает череп… Последнее привело в замешательство всех портретов, потому как смерть указывалась на гобелене по-другому. Но и жив он не был. Что за чертовщина, никто не знал, но новые факты только подливали масла в огонь.

Джуно зависла на добрые полчаса. Называется, разгадай загадку Блэков. Ни жив, ни мертв, с Меткой, но не слуга… Хм, в ее предсказании ничего не было про это?.. Надо посмотреть в литературе, связан ли как-то «близнец Гипноса» с каким-нибудь созвездием.

Джуно достала тетрадку и принялась строчить новые вопросы. Ладно, по крайней мере, понятно, как связаны медальон, Темный Лорд и Регулус Блэк. Но как вещь Салазара Слизерина и крестраж по совместительству попали к семнадцатилетнему парню… Или Волан-де-Морт был не особо умен (что исключалось, у нее под боком был гениальный Марволо Мракс), чтобы отдать такое сокровище в руки ненадежного сторонника, или Регулус сам как-то добыл его (но он бы не справился без посторонней помощи с высокой вероятностью). Или были еще какие-то факторы, про которые не знала Джуно. Недостаточно информации. В общем, девочка уходила от Блэков в ужасном расположении духа с разболевшейся в который раз головой. Уснуть предсказуемо не получилось, поэтому Джуно сразу же провалилась к Марволо.

— Джуно, я уже рассказал и показал тебе все, что помню про Блэков. И про… Волан-де-Морта. Я даже догадаться не могу, почему Волан-де-Морт… Иди спать, Джуно. С утра позанимаемся Окклюменцией, тебе надо хорошо поработать над защитой особняка. Возможно, получится часть перекинуть на меня.

— Но…

— Джуно. Обещаю, как только что-то вспомню, скажу. А сейчас, пожалуйста, иди спать.

Неестественно прямая спина, обращенная к ней, даже с места не сдвинулась, когда Джуно «уплыла» в сон, хотя обычно сосед предпочитал неспешные беседы перед сном. Да, надо дать Марволо побыть одному. Ну, насколько это возможно.

Интересно, как бы сложилась их история, если бы они встретились при других обстоятельствах?..

***

Учебные будни медленно, но верно набирали обороты. Сентябрь подходил к концу, принося с собой осеннюю прохладу. Джуно удалось убедить Флинта, что из нее — никудышный загонщик. Деррек повздыхал, но согласился задержаться на должности еще на год, шутливо обижаясь на девочку. Впрочем, от статуса секретаря Клуба Ритуальных Танцев (зачем она вообще ввязалась в это?) откосить не удалось. А на место фотографа и малолетнего помощника взяли Криви. Команда, уже привыкшая к Джуно, особо не протестовала, тем более с гиперактивным Колином им действительно стало полегче. Он умудрился пробраться на тренировки Гриффиндора, почти довести Поттера до нервного срыва и позлить все Золотое Трио этими несчастными автографами. Кроме того, мальчику быстро доверили полировку новых метел, с чем он справлялся на удивление хорошо. Уроки с мадам Трюк на старых школьных вениках ему не понравились, как и сам полет. Но за другими он следил с удовольствием, Криви был настоящим маньяком камеры. Узнав, какие истории ходили про Джуно в прошлом году, он не отстал от нее, пока не сделал несколько десятков фото на памятных местах. Гектор, с которым они стали не разлей вода, старательно конспектировал всевозможные истории, слухи и сплетни. Ну, проблем факультету не доставляли, баллы зарабатывали, на провокации не поддавались, и слава Мерлину.

Эмма была куда большей головной болью для нее, причем в прямом смысле. От проделок малолетнего малефика голова болела больше, чем от левого глаза. Декану не то чтобы было параллельно на пачки слизеринцев в Больничном Крыле, но он определенно придерживался принципов «попался — сам виноват» и «не выноси сор из избы». Он провел пару бесед с Эммой, но особого эффекта от них не было. Отработку-то за стихийный выброс не назначишь. По какой-то причине маленькая кобра считала Джуно своей собственностью и остро реагировала на любые поползновения в ее сторону. Теперь она каждое утро поджидала девочку в своей комнате, и без красивой прически выходить отказывалась. И никакие заклинания не принимала, заплетать приходилось вручную. Ей так было приятнее и напоминало о доме, а Джуно мысленно материлась, путаясь в обилии зачарованных заколочек-гребешков-ленточек.

Закономерным итогом стало то, что Джуно нарвалась. Нарвалась на опеку над первокурсниками. Джемма посмотрела-посмотрела на это безобразие с фотоманьяком, будущим криминальным следователем-тихушником и очаровательным малефиком, прикинула затраты времени и перевесила заботу о них на Джуно. Ну, и заодно над всем первым курсом. Что не очень понравилось оставшимся двум чистокровным одногодкам-кузенам, которые хоть и послушались старосту, но пытались втихую нагадить девочке. Открыто противостоять они боялись, были слишком умными и видели, что случилось с жертвами Эммы, к тому же одному из них она также приходилась родственницей, поэтому пытались проворачивать свои делишки тайно. В общем, милые детишки с первого курса на Слизерине собрались.

Но ради справедливости Джемма разрешила девочке не присутствовать на заседаниях Клуба лично, а лишь раз в неделю подшивать и сортировать протоколы Самопишущего Пера, что немного примиряло с суровой действительностью. На Истории Магии и ЗОТИ можно было или поделать другие уроки, или поспать и позаниматься с Марволо. Декан и директор пока наблюдали и не вмешивались, что ее полностью устраивало. Вообще, Снейп оставлял двойственное впечатление: да, дисциплина на факультете была железная, все работало, как часы, но… Младшекурсники банально боялись декана, поэтому пытались решить все свои проблемы самостоятельно, а старшекурсники… Привыкли, наверное. Или уважали. Или все вместе.

Зато прогресс с Марволо продвигался семимильными шагами. Поскольку девочка каждую свободную минуту соскальзывала в подсознание, это получалось все лучше и лучше. Марволо тоже развивался, читая интересные книги из библиотеки вместе с ней, разбирая потом их в одиночестве. Парень стал немного сдержаннее, что не могло не радовать. И настойчивее. Пару раз он не давал Джуно уснуть, пока она не дочитывала что-нибудь особенно интересное для соседа по разуму. Мол, он-то не спит круглые сутки.

Отпраздновали День Рождения Джейка в начале месяца, Джуно даже поздравила Грейнджер. Та вообще вела себя очень странно: то в библиотеке спокойно садилась рядом, зачитавшись каким-то талмудом, то прятала глаза и шарахалась в сторону. Наверное, все началось с той перепалки у квиддичского поля, но Грейнджер сама была виновата: зная об обидчивости и злопамятности Драко, так откровенно нарываться… Впрочем, это не ее дело, что происходит с Золотым Трио. Были дела поважнее. Например, удалось договориться с Мораг о встрече с Тонкс на рождественских каникулах. Ритуал на Мабон тоже прошел благополучно, хотя Марволо и подкалывал ее на предмет событий прошлого года.

Месяц прошел на удивление гладко, даже Криви, оккупировав один из заброшенных кабинетов в подземелье, на время притих, обустраивая лабораторию… Или как называется место, где он проявлял снимки? Да еще и умудрился все так провернуть, чтобы команда Слизерина скинулась ему на необходимые зелья. Гектор тоже пропадал где-то, но проблем не доставлял, так что девочка и не интересовалась.

На начало октября график Джуно определился окончательно, настроение девочки омрачала лишь погода: из-за ливней пикники были отменены, вместо них второкурсники, за исключением Булстроуд и Паркинсон, периодически заседали в гостиной, делясь новостями и изредка помогая друг другу. Даже головная боль от глаза отошла на второй план, перейдя в разряд терпимых. Моторика почти восстановилась, по крайней мере, Джуно уже не дергалась сломанной куклой на любые неожиданные звуки. Она приучала себя к «двойному» видению, понемногу увеличивая время без блокирующего артефакта. Но делала это исключительно в одиночестве, потому что в процессе видок у нее был тот еще. Вторая неделя октября ознаменовалась занимательным событием: вернулась Гестия. Бедная птица таки выполнила ее поручение, передав письмо Фламелю.

В один из осенних дней Джуно дремала за завтраком, проклиная Марволо на все лады за его неуемную спешку. Он не отпускал ее спать, пока та не смогла самостоятельно просмотреть его воспоминание. Но мысленное ворчание прервало феерическое появление сов: обычно они просто сбрасывали почту и улетали, а сейчас в Большой Зал влетела целая торжественная процессия из птиц. Джуно могла поклясться, что это было так. А во главе шествия летела ее Гестия! Весьма потрепанная и грязная, но живая! Любезно свалившись в ее овсянку, Гестия жестом умирающего актера протянула ей скомканный и засаленный лист. Джуно быстро спрятала его под мантию, чтобы прочитать попозже, насладилась видом настоящего Фламеля через Дар и наложила на птицу очищающее заклинание. Это только на первый взгляд Гестия была несчастной и исхудалой. А как только слой грязи исчез с рыжих перьев, стало понятно, что наглая бестия где-то раскормилась, скорее всего, у Фламелей, и теперь косила на владелицу донельзя довольным взглядом, мол, восхваляй меня, хозяйка, я выполнила твое поручение. Естественно, уже через десять минут те, которые по каким-то причинам отсутствовали на завтраке, были оповещены о триумфальном прибытии совы Крей. Масла в огонь подлил Фамос, приревновав сову к Джуно и устроив безобразное представление в Большом Зале на следующее утро. Причем он не удосужился перекинуться в какую-нибудь безобидную пташку, а явился во всех красе, закатив нарисовавшейся Гестии птичий скандал. Благо, Фамос номинально числился питомцем Алекса, чтобы не возникало вопросов, но к другу еще несколько недель кряду приставали с вопросами, где он достал такого почтальона.

После собственного разоблачения Фамос перестал скрываться в Запретном Лесу и каждое утро прилетал вместе с Гестией, устраивая локальные шуточные войны с совой. Слизеринцы ничего предъявить Джуно не могли, потому что «война» происходила в воздухе и ничем, кроме совиного уханья, подозрительно похожего на издевательский смех, не мешала. Джуно даже знать не хотела, чего птичка еще набралась у Фламелей. Иногда сова на пару с Фамосом садились напротив слизеринца, который неприязненно относился к Джуно, и пристально смотрели. Просто сидели на выступе стены и смотрели, гипнотизируя неудачника и провожая каждое его движение двумя парами глаз.

Всего за неделю недовольных грязнокровками резко поубавилось. Они необъяснимым образом оказывались в Больничном Крыле со следами когтей и многочисленными глубокими царапинами. Кажется, по Хогвартсу пошла гулять новая сплетня. А вот письмо от Фламелей было крайне интересным: Дар подсказывал, что Гестия добросовестно взялась за задание и, поначалу не выследив алхимика, нашла его почтальона, преследуя того по пятам. В конце концов Фламелю это надоело, и он впустил настырную птицу к себе. Новость о том, что он, оказывается, отдал Дамблдору единственный экземпляр Философского Камня, стала для него неожиданной.

Нет, он когда-то делился с учеником ученика дефектными камнями, но помирать он точно не собирался и здравствует вместе с супругой. А мисс Крей советовал не приближаться к этим камням, потому что у них было полно побочных эффектов. И, как на десерт, Фламель обещал в ближайшее время (но что было ближайшим временем для шестисотлетнего существа — тайна за семью печатями) наведаться в Англию и надрать уши глупому ученику непутевого ученика.

Джуно раз пятнадцать перечитывала письмо, не веря своим глазам. Фламель был явно увлечен каким-то экспериментом, потому что письмо было запиской, наскоро набросанной карандашом на коленке на первом попавшемся листке без отрыва от процесса. У уважаемого алхимика был ужасный почерк, кстати. И его супруга наверняка будет ругаться, потому что листок был варварски выдран из кулинарной книги. Занятная личность, однако. Вот и работа для Фамоса, пусть слетает, отнесет новости Наставнику. Птиц не возражал наведаться на родину. Через недельку придет ответ, если стимфалид не задержится по пути. Но вредный питомец отказался лететь без дозаправки в виде ее крови.

А Джуно не хотела затягивать отправление, и, протиснувшись бочком из гостиной, девочка нашла подходящий закуток, навесила чары отвлечения внимания, заглушающие, сигнальные, и отточенным движением полоснула по запястью ножом. Порез залечивался быстро, перчатки обладали целительными свойствами, в экстренных случаях колдомедикам приходится жертвовать своей кровью в пользу пациента прямо на месте. Девочка молча наблюдала, как Фамос с удовольствием обмазывает клюв в ее крови, когда сигналка сработала. Джуно дернулась посмотреть, кто это такой умный бродит ранним утром по Хогвартсу и ломает ее чары, да так и застыла на месте. Драко Малфой стоял напротив соляным столбом с идеально круглыми глазами. Прежде, чем Джуно успела среагировать, мальчик медленно развернулся и пошел деревянной походкой в сторону гостиной.

— Я ничего не видел.

Комментарий к Глава 13.

Люблю своих читателей.

Уважаю и безмерно благодарю свою бету. Терпеливый и вообще святой человек.

========== Глава 14. ==========

Драко Малфой пообещал себе, что выпытает у Джуно Крей все, что она скрывает. Потому что это, очевидно, знает Блейз Забини, этот самодовольный итальянец. Потому что отец приказал помириться с крестным и держаться подальше от Крей, а значит, она скрывает что-то интересное. Потому что один из его вассалов, Грегори Гойл, как-то подозрительно смотрит в ее сторону. Потому что… ему самому интересно, что случилось с его однокурсницей за лето. Пообещать-то пообещал, а вот выполнить…

С первого же дня Крей облепили первогодки, не давая ей проходу. Сама она прилипла к Флинту и Фарли, радостно бегая по их поручениям, что почему-то раздражало его самого. Выманить Крей на откровенный разговор было невозможно, мало было этих пуффендуйцев, так теперь еще и первачки за ней ушивались. А на традиционных посиделках к ним прибились полукровка МакДугал и Забини.

Да и у него самого оставалось не так много времени: капитан оказался зверем и гонял команду в хвост и в гриву, объезжая новые метлы. Так что разговор откладывался на неопределенное время. Еще и Крей смотрела как-то… странно. Как будто с тщательно спрятанной снисходительностью. Когда Уизли проклял сам себя, ухохатывался весь факультет, а Крей еще и добавила, что ставило мальчика в тупик. Он не понимал однокурсницу. Никого из слизеринцев особо не жалует, объявляя об этом чуть ли не во всеуслышание, но грязнокровку Грейнджер не защищает. Упорно пишет маггловскими канцелярскими принадлежностями, но носит какие-то мощные артефакты.

Об этом Драко нагло подслушал, когда отец разговаривал с крестным по камину. В основном они обсуждали приближающуюся конференцию зельеваров, и Драко почти заскучал, стоя под дверью (он подло вылил выданное ему сонное зелье в окно), но когда прозвучала фамилия Крей, подобрался. А отец попросил крестного присмотреть за ним (он сам за собой присмотрит!) и по возможности раскопать что-нибудь о Крей, потому что та явно не была магглорожденной, но и для обычной полукровки такие мощные артефакты был недоступны.

Наконец-то в один из октябрьских дней такой случай представился. Было раннее утро, Драко спустился в гостиную, проклиная Флинта. Тот решил усилить нажим, до первого матча оставалось все меньше времени, так что капитан жестко их прессовал. Драко мужественно терпел, предвкушая будущий триумф. Драко как раз удачно наклонился за диван, куда провалилась тряпка для полировки метлы, когда с девичьей стороны спустилась Крей, внимательно огляделась, не заметив его, и направилась на выход. Такой шанс упускать было нельзя, и мальчик поспешил за Крей, держась на почтительном расстоянии. Он помнил, что Крэбба и Гойла она вычисляла на раз, поэтому двигался с особой осторожностью. А девочка уже минут пять стояла в тупике. Сначала Драко подумал, что она ошиблась поворотом, но Крей не выходила оттуда, и Драко решился подсмотреть за таинственными делами сокурсницы. Что же, увиденное превзошло все ожидания. Окровавленная Джуно спокойно стояла и смотрела, как ужасающего вида птица расковыривает ее рану. Та самая, которая не дает некоторым слизеринцам спокойно есть.

— Я ничего не видел.

Потрясение было столь велико, что Драко медленно побрел обратно, пытаясь собрать мозги в кучу. Но по мере отдаления мысли стали проясняться, и он рванул обратно. А вдруг это птица — хищник и как-то заколдовала Крей? Или она решила, о Мерлин, самоубиться таким странным способом? В голове роились предположения, одно другого невероятней.

Драко храбро (по его меркам) заглянул за угол и собрался уже достать палочку (хотя подходящих к случаю заклинаний он не знал. Да и что тут можно было наколдовать второкурснику?), как увидел, что никакая опасность Крей не угрожает. Тот хищник пуффендуйца исчез, рядом сидела только маленькая неприметная при обычных обстоятельствах птичка. Драко, озадаченный этой мыслью, поднял глаза на Крей… И поспешил отступить на шаг и предложить дать клятву о том, что он ничего не видел. У девочки было такое лицо, будто она размышляла, стоит сразу ли проткнуть его ножами, или поугрожать для начала.

Драко прекрасно помнил прошлый год и не хотел повторять печальный опыт. Но он не был бы слизеринцем, если бы вскользь не упомянул, что он был бы не прочь узнать ответы на некоторые свои вопросы. Кажется, он опять сделал что-то не так, потому что девочка все же выхватила свои ножи, правда, как-то неуклюже, и повернулась к нему левой стороной.

— Угрожаешь шантажом, Малфой?

Вот это вот “Малфой” резануло слух. Драко поморщился. Они же договорились называть друг друга по именам. Вообще, он был единственным с курса, кого она до сих пор называла по фамилии. Не то чтобы ему было до такой мелочи дело, но тот факт, что заинтересовавшая его полукровка (а ведь может еще оказаться не полукровкой!) не обращала на него внимания… раздражал. Он с трудом удержался, чтобы не отпрыгнуть от Крей, и произнес достаточно дружелюбно и спокойно, как ему казалось:

— Джуно, ты неправильно поняла. Я хотел всего лишь поговорить.

Девочка насторожилась, но все-таки опустила свое оружие. Потом вздохнула и мотнула головой в сторону коридора.

— Поговорить? Ладно, идем. Фамос, давай, лети домой.

Птица довольно заскрежетала (что это за вид такой?) и унесла пухлое письмо. Они шли минут пять по подземельям. В этой части Драко не был, тут были только заброшенные кабинеты. Возле одного из них она остановилась, постучала несколько раз в дверь, после чего открыла ее.

— Где это мы?

Кабинет был основательно вычищен от пыли и грязи. Мебель починили и, видимо, натащили из других кабинетов. Половина помещения была отгорожена ширмой, но что за ней, Драко не успел увидеть, девочка повела его в другой угол, где стояла пара кресел.

— В лаборатории Колина, он здесь фото проявляет. Кстати, рассказать об этом месте ты не сможешь, там для гостей слабая версия клятвы о неразглашении весит. Алекс постарался.

Драко и не собирался болтать, его сейчас интересовало другое. Несколько минут помолчали. Крей не торопилась начать разговор.

— Ладно. Может, все-таки расскажешь, из какого ты Рода? И что это была за птица?

Джуно снова подобралась, недобро глядя на мальчика.

— Какой мне резон, Малфой? Может, тебя декан подослал? Или твой отец?

Драко непонимающе моргнул.

— Мой отец?

Девочка демонстративно отвалилась на спинку кресла и прикрыла глаза, показывая свое отношение к разговору.

— Да, Малфой. Твой отец уже натравил на меня Свору в прошлом году, ты хочешь продолжить его дело? Или все-таки дело своего крестного, наложив на меня Обливиэйт?

Драко второй раз за утро не мог найти подходящих слов. Если… если Крей говорит правду…

— Нет, ты врешь! Отец не мог…

Крей пожала плечами.

— Я не собираюсь никого ни в чем переубеждать. Если это все, что ты хотел узнать…

Девочка поднялась с места, намереваясь проводить его до выхода. Но Драко не собирался сдаваться просто так и схватил ее за руку. Крей замерла с нечитаемым выражением лица, тихо, но жестко проронив:

— Отпусти.

Драко слабо покраснел и отпустил. И куда делось его воспитание… Даже если перед ним полукровка, он не должен ронять честь Рода. Да и уважал он чужое личное пространство. А еще он видел, что Крей не любит тактильных контактов.

— Прости, Кре… Джуно. В общем, я хотел просто поговорить. Вообще-то, я поссорился с крестным. Еще с прошлого года. Помнишь первое занятие по Зельям?.. Ну, и я… я просто не верю, что отец мог натравить на кого-то Свору. Сама понимаешь.

Крей вздохнула и опустилась обратно в кресло.

— Допустим, ты говоришь правду. Но у меня все равно нет резона что-либо говорить тебе. Я уже говорила — я не потомок какого-то древнего и забытого Рода, тебе же должно быть этого достаточно. Тебе же нет причин интересоваться моими корнями, кроме праздного любопытства. Или…

Девочка вновь напряглась.

— Только не говори мне, что ты собрался участвовать в Охоте. Там же… В общем, для тебя это же бессмысленно.

Драко сам не мог себе объяснить собственный интерес, но привык потакать своим капризам. Он понятия не имел, что такое Охота, но утвердительно кивнул, всем своим видом демонстрируя независимость. А что такое Охота, он потом узнает у кого-нибудь из старшекурсников.

Девочка смерила его подозрительным взглядом.

— Ладно, давай поговорим. Но тогда ты тоже ответишь на несколько вопросов. И под клятву, мне проблемы не нужны.

Драко честно принес еще одну клятву о неразглашении, хотя силы их союза, заключенного еще Дафной на первом курсе, должно было хватить. Девочка недовольно поморщилась, но честно ответила о своем происхождении. У Драко прямо-таки утро потрясений. Дочь Эмилии Прюэтт?! Той самой, которая, по слухам, примкнула к Темному Лорду и победила тетю Беллу на дуэли. Отец никогда напрямую не говорил о Темном Лорде, но как-то упоминал, что жалеет о том, что Эмилия Прюэтт отказалась к ним присоединиться. Хорошие боевые маги на дороге не валяются. Зато теперь понятно, откуда у Джуно такие навыки.

Какая-то часть Драко облегченно вытерла пот со лба. Все же она не грязнокровка, в ней течет кровь Прюэттов — одного из благородных Родов Британии. Не сказать, что он самый древнейший, но определенно входит в число уважаемых семей. Точнее, входил. Крестный — тоже полукровка, так что если Крей постарается, сможет занять неплохое место в магическом мире. На вопрос о том, где ее мать сейчас и что произошло десять лет назад, девочка отказалась отвечать наотрез, зато неохотно поведала о Фамосе. Оказалось, та красная птица, которую Джуно кормила своей кровью, и есть почтальон того пуффендуйца. Она просто может оборачиваться и на самом деле принадлежит Джуно. Птица-перевертыш, интересно.

Настала очередь Крей задавать вопросы. А вопросы оказались на редкость заковыристые.

— Ма… Драко, смотри, моя мама — Предательница Крови. Но я ей не являюсь. И я понятия не имею, что случится, если Лорд Прюэтт узнает о моем существовании. В худшем случае, может ли он в отместку дочери тоже признать меня Предательницей Крови? И вообще, существую ли я для гобелена? Я не знаю, выжег ли он маму или просто изгнал.

Драко сразу же подобрался и теперь вспоминал многочисленные уроки мамы по традициям и этикету. Но ничего похожего на случай Крей в памяти не всплывало. Но разочаровывать ожидания девочки не хотелось, впервые Джуно выглядела не так неприступно, какой ходила круглые сутки, а смотрела выжидающе и с легкой надеждой.

— Мммм… Я точно не могу сказать, уточню в семейной библиотеке. По крайней мере, мне неизвестны подобные случаи. Знаю только одно — просто так Предателями Крови не становятся. То есть, пока ты… Не совершишь чего-то ужасного, магия будет на твоей стороне. Хотя то, что твоя мать — уже Предательница Крови… Расскажи все-таки, как так вышло. Так я смогу найти что-то путное с большей вероятностью.

Джуно вздохнула, помялась, но рассказала. Видно было, что ей эта тема неприятна. Ее мама действительно сбежала из дома, прихватив с собой большую часть семейных ценностей. Оказавшись в маггловском мире, она вышла замуж за маггла, осев в Лондоне. Драко неожиданно сам для себя пожалел, что Крей стала жертвой ошибки молодости ее матери. Сейчас она могла бы быть чистокровной, на одном уровне с ним… Впрочем, он действительно покопается в семейной библиотеке на каникулах, может, Крей можно не опасаться участи Предателя Крови. И она сможет стать… Ну, чем-то вроде друга?.. Крестный стал же другом папы, и они не раз выручали друг друга. И почему они так противились общению с Крей? Теперь он точно выяснил, что она пока не является Предательницей Крови, принадлежит, пусть и наполовину, к древнему Роду, и вроде неплохо соображает. Даже свои вассалы есть. Пусть и грязнокровки, но не у каждого же могут найтись свои Крэбб и Гойл.

В Драко яркими красками заиграли упрямство Блэков, изворотливость Малфоев и гормоны переходного возраста. Ему никогда ни в чем не отказывали, и он не собирался отказываться от своих капризов. Поэтому он твердо решил пойти наперекор крестному и отцу (первый раз в жизни!) и приблизить к себе Крей в качестве друга. Естественно, мнение самой девочки его интересовало мало. Драко и не подозревал, что его избалованность и вседозволие рано или поздно может вылезти ему боком.

***

Джуно же пребывала в счастливом неведении относительно грандиозных планов Драко на ее персону. Она просто воспользовалась удачным шансом узнать что-либо по поводу своего неясного статуса. Рано или поздно общественность все равно это узнает, и Джуно рискнула спросить совета у Малфоя. В конце концов, он — самый знающий на их курсе обо всем, что касается родовых заморочек. Блейз, к примеру, не знал, его просто не интересовали такие детали. Да и не было у Забини в библиотеке книг такой тематики. Там, как поделился Блейз по секрету, были в основном трактаты по зельям и всяким ядам.

Марволо был не очень доволен тем фактом, что она открылась мелкому Малфою, но смолчал. В конце концов, он понимал желание девочки обезопасить себя с этой стороны как можно скорее.

Уроки, занятия с Марволо, Клуб Ритуальных Танцев и первокурсники съедали все свободное время Джуно, и пришлось отказаться от многих планов на библиотеку Хогвартса, ограничиваясь книгами непосредственно по делу. И нельзя было забывать про питомцев: Фамос, Гестия и даже Норберта тоже требовали сил и времени. За этой каруселью событий Джуно еще дальше отдалилась от Невилла и Дафны. Нет, они до сих пор все вместе встречались по выходным, обсуждая прошедшую неделю, здоровались по утрам, даже обращались к друг другу с мелкими просьбами, но это было обычным проявлением вежливости. На этом фоне Джуно сблизилась с Мораг и неожиданно Малфоем. Первая очень импонировала Джуно своим серьезным подходом к делу и словами только по существу, а Драко почему-то соизволил изменить свое отношение на диаметрально противоположное. И теперь он почти демонстративно садился рядом с Блейзом в Большом Зале, называл ее по имени и даже снисходительно кивал Алексу и Джейку при встрече. Пуффендуйцы с трудом сдерживали смех при виде этого зрелища, но кивали в ответ. Кто знает, когда мальчика опять перемкнет и что ему взбредет в голову. Джуно еще больше уверилась в намерении Драко участвовать в Охоте на нее, потому что к той же Грейнджер мальчик не поменял свое отношение ни на йоту, а существование Криви попросту игнорировал и только потому, что мальчик таскался за самой Джуно. Хотя, ему вообще не было дела до первокурсников. Да и Мораг Драко не жаловал, так же не обращая на нее особого внимания. Его поведение было бы смешным, если бы ситуация не была бы столь печальной.

Насчет Охоты Джуно не волновалась — она уже договорилась с Флинтом. Тот долго ржал, но согласился прикрыть. Естественно, в надежде на последующее плодотворное сотрудничество. Слизеринец, ни дать, ни взять. Правда, когда девочка сообщила об этом Блейзу, тот странно отреагировал, растеряв на несколько мгновений свою беспечность и натянуто продолжив прерванный разговор.

А вот дело с призраками застопорилось. Большинство неживых выдвигали совсем уж абсурдные просьбы, а выполнение желаний немногих адекватных заняло бы слишком много времени, и овчинка не стоила выделки. Каспер, то бишь Бетельгейзе Блэк, показался ей на глаза только недавно, стыдливо признаваясь, что прошлый год он тянул с нее магию, и, возможно, это и было причиной ее плохого самочувствия. Девочка впервые пожалела, что для изучения Экзорцизма необходимо знать Некромантию, к которой у нее не было ни малейшей склонности. Впрочем, некоторая склонность привидений к ней легко объяснялась ее Посредничеством. Джуно не без оснований считала свой Дар самым лучшим. В тайне, разумеется. Хотя мамина удача била все рекорды и стояла вне понимания девочки, однозначно.

Однако были и плохие новости. Даже не так. Ужасные новости. Наставник прислал с Фамосом ответное письмо, интересуясь ее самообучением и прося при встрече с василиском добыть с него некоторые ингредиенты, если она, конечно выживет. И приложил пару выписок из книг об этом чудесном звере. Девочка больше недели ходила как в воду опущенная. Чертово предсказание начало понемногу сбываться. Наставник наконец-то расшифровал его. Урей обозначал не только головной убор фараонов, но и египетский иероглиф, который обозначал вечность. А еще василиска. Чудно. Чудненько. Тьфу, привязалось же от Наставника. На этом плохие новости не заканчивались. Отец повысил Алекса до валета. Вообще, ему уже полагалась дама, но за летние косяки «задерживали» продвижение по «карьерной» лестнице. А Наставник упоминал, что «кавалеров» в ее предсказании можно трактовать как карточных вальтов. Ведь у них было много названий, и не факт, что в пророчестве речь не шла именно об Алексе.

Джуно скосила глаза на четыре строчки предсказания.

«Черный король в королевской битве падет, и придет угроза,

Третьи спасут даму от встречи с близнецом Гипноса,

Дама кавалеров от урея убережет, увидев тысячелетнюю жуть,

К посланнице звезд лед и огонь поклянутся примкнуть»

Допустим, первая строчка была слишком мутной, потому что под черным королем мог иметься в виду кто угодно. Тот же Флинт, проигрывающий в квиддиче. Один из старших братьев, у которых были карты королей. Или… Ну, декан тоже условно мог считаться королем Слизерина. Это если утрированно. Или Темный Лорд, уж вот у кого самомнения было не занимать. Особенно если не забывать, что у него было несколько крестражей, в том числе и тот, который сидел в Джуно (на такое определение Марволо обидится).

Да и третьи… Тоже не фонтан. Опять-таки, Марволо был третьим крестражем, Наставник был третьим Асклепием. Было непонятно, откуда вести расчет. Может, вообще какой-нибудь третий в результатах СОВ по Хогвартсу, к примеру. Зато в предсказании целых два раза упоминался василиск. Вряд ли «тысячелетняя жуть» могла быть чем-нибудь другим. После нескольких дней в библиотеке девочка была почти уверена, что василиск — чудовище из Тайной Комнаты, которое Салазар Слизерин оставил в замке. Хотя, конечно, василиск мог обитать и в Запретном Лесу, или пророчество вообще было сделано не на этот год, но Джуно все равно изрядно нервничала. И чем дальше, тем больше, потому что вокруг все шло на удивление гладко. Слизеринцы наконец-то признали ее право находиться на факультете, пара кузенов-первокурсников после легкого проклятия и взбучки от Гестии перестали пакостить по-мелкому, программа второго курса давалась легко и непринужденно. Только погода была согласна с ее настроением: становилась омерзительней день ото дня, портя окружающим настрой дождями и сыростью.

Предвестником бури стал, как ни странно, Колин. Он потерял двадцать баллов и загремел на отработки за неделю до Хэллоуина. Джуно не покидало предчувствие, что в этот день обязательно что-то случится. Главное, чтобы ежегодный ритуал Самайна прошел благополучно.

Слизеринцы, все как один, неодобрительно поглядывали именно в сторону Джуно. Все знали, что одна грязнокровка взяла шефство над другой, и выражали свое недовольство ей, а не Колину. Ради справедливости стоит сказать, что даже беседу с деканом Криви перенес спокойно, как с гуся вода. Девочка вздохнула. Воспитательную беседу пришлось проводить ей. Ну, как воспитательную. Джуно посоветовала ему поскорее отработать баллы и постараться больше не ввязываться ни во что подобное. А Колин, пылая гневом, сообщил, что он не может ничего обещать, так как вступился за первогодку с Когтеврана, когда увидел, как ту обижают старшекурсники.

— Погоди… А как ты не попал в Больничное Крыло? С тобой на отработки же попали два четверокурсника! Не замечала за тобой боевых навыков.

Колин немного остыл и поднял камеру.

— А я и не дрался. Ослепил вспышкой и убежал с Луной. Они нас почти догнали, но мы вовремя наткнулись на профессора Спраут, поэтому нам ничего особо не успели сделать. Но если их не остановить, то они продолжат издеваться над Луной! Мы на разных факультетах, так что защитить я ее не могу.

Девочка задумчиво смотрела на мальчика. А у него развито чувство справедливости. И не так, как у гриффиндорцев, все же он не бросился бездумно в драку, а оценил свои шансы и вовремя отступил. Но это обещало вырасти в настоящую проблему, если он захочет отомстить. А Джуно по глазам видела, что захочет. Она совершенно не хотела отвлекаться еще и на это, поэтому предложила Колину сделку: он никуда не лезет, а она позаботится о том, чтобы четверокурсники получили свое. Благо, у нее было больше ресурсов для этого. И, разумеется, Джуно планировала забрать мальчика себе, если ничего не изменится. Если Криви станет журналистом, то из него выйдет блестящая разведка.

— Вау! Джуно, ты крута! И добрая. Спасибо. Буду должен.

Девочка улыбнулась. Быстро Колин проникся духом Слизерина. Пока он воспринимает все, как игру, можно попробовать…

— Хочешь стать моим подчиненным? Обещаю защиту, покровительство и все такое.

Колин на мгновение недоуменно замер, а потом хихикнул и согласился.

— Как во всяких мафиях, да? Ладно. Ты классная. Я слышал, как пятикурсник с Пуффендуя называл тебя боссом. Можно я тоже буду так тебя называть?

Джуно поперхнулась. У Колина задатки пророка? Хотя скорее он не подозревал, как близко подобрался к истине. Впрочем, пора было создавать себе подходящую репутацию. Колин подходил для этого идеально. Повезло, что сообразительный и пронырливый мальчик попал на Слизерин.

С обидчиками разобрались быстро. Как и в прошлом году, Алекс прокрался в Больничное Крыло и немного поколдовал над парнями. Только его арсенал значительно расширился, и теперь две надписи йодом на лбах хулиганов информировали их же голосами всех окружающих о том, что данные представители рода человеческого издевались над первокурсницей Луной Лавгуд. А в Больничное Крыло парням любезно помог попасть Фамос, немного поклевав пуффендуйцев в своей истинной ипостаси, заодно нагнав жути. Надписи удалось снять только через неделю. Никто с факультета не спешил помогать парням, травля там была не то, чтобы редкостью, но случалась нечасто. Скорее, скрытные вороны просто не выставляли это напоказ и случись что, просто терпели.

А отработки мальчик проходил у Филча, умудрившись снискать расположение желчного старика. Разговорчивый Колин, увидев постоянные чихания завхоза, выучил Согревающие Чары, и накладывал каждый раз на Филча и его кошку при встрече. Потом и вовсе узнал от Джуно, что тот — сквиб, и загорелся идеей сварить Бодроперцовое зелье для завхоза. Обычное не подействовало бы на сквиба. Джуно покачала головой, прикинула, что неплохо бы получить его в союзники, и заказала ингредиенты по совиной почте. Зелье варил Джейк на месте, потому что Бодроперцовое было наиболее эффективным сразу после приготовления.

Филч не прослезился, но смотрел на Колина без прежнего подозрения и сильно на него не ворчал, к тому же Колин, привыкший работать руками на ферме, добросовестно оттирал все, до чего мог дотянуться, едва ли не до дыр. В довершение Криви одолжил у Джуно Гестию и послал домой за витаминками для миссис Норрис. Это окончательно растопило сердце завхоза, и в последний день отработок они с Колином пили чай вместо, собственно, самой отработки. Криви фонтанировал восторгом и показывал Джуно фото «настоящих цепей, раньше на них в качестве наказание подвешивали учеников, босс! Представляешь, босс?! Мистер Филч рассказал, что дисциплина тогда была куда лучше». Милый мальчик.

В вечер Хэллоуина Джуно заметно нервничала. Ей предстояла трудная ночь ритуала. Наставник высказался однозначно: ей требовалось самолично принести жертву на Осколок Алтаря, чтобы тот формировался быстрее. Выбор пал на петуха Хагрида, которого Алекс честно позаимствовал у лесника, даже оставив галеон в качестве оплаты. К сожалению, достать жертву другим способом не представлялось возможным. Не резать же родственничков из-за личной неприязни, в самом деле. Хотя, глядя на «невинные» проделки близнецов, порой тянуло обдумать и такой вариант. Девочка выдохнула, с отвращением глядя на обилие тыквы. Не то чтобы она ее ненавидела, но с таким ее количеством у нее разовьется аллергия на этот продукт. Как только банкет завершился, Джуно скосила глаза в сторону собранного Алекса и раньше всех вышла из-за стола, сразу же нырнув к выходу из замка и попутно вытаскивая теплую мантию из сумки. Алекс и Джейк подошли немного позже, им было необходимо забрать некоторые вещи для ритуала. Забавно, но их они спрятали в одной из громадных тыкв Хагрида, которые наряду с летучими мышами украшали Большой Зал.

Идя уже знакомой тропой на выбранную поляну, девочка мандражировала. Вот-вот должен был зарядить очередной ливень, поэтому стоило поскорее управиться. Самайн не требовал долгих ритуалов: лишь принести жертву и поблагодарить магию за урожайный год. Традиционно считалось, что в эту ночь грань между мирами истончается, а люди, нарушившие свои обещания, получают по заслугам. В магическом мире это тоже работало, не зря же существовали Непреложные Обеты и гейсы.

Джуно всей кожей чувствовала, как Осколок Алтаря пульсировал в такт ее собственному сердцебиению и как его магия жадно впитывает жизнь жертвы. Девочке было не привыкать к убийствам, но все же она старалась не смотреть на тушку мертвого петуха, в чреве которого сейчас покоилась ее рука с Осколком. Так нужно было для ритуала, поскольку обычно жертву убивали на камне Алтаря, но чего не было — того не было. Они вообще нарушили немало правил Ритуалистики. Просто в книгах не были описаны случаи вплавления только что рожденного Алтаря, по совместительству крестража, в тело. И, разумеется, над ними не проводились ритуалы магами из разных родов и магглорожденными. Что же, если она доживет до нужного возраста, то непременно опишет этот случай в соответствующей литературе. Анонимно, конечно же.

Друзья возвращались в замок в приподнятом настроении. Так всегда было после успешного проведения ритуала, ведь это означало, что магия благосклонна к ним, и их еще кое-какое время преследовало ощущение настоящего волшебства. Да и дождь только начал накрапывать, так что они должны были успеть вернуться под крышу до сильной непогоды. Джуно даже успела добраться до гостиной за пятнадцать минут до отбоя. Но общая напряженная атмосфера моментально лишила ее хорошего настроения. Все ученики были здесь в полном составе, что-то возбужденно обсуждая. Девочка почему-то даже не удивилась, когда услышала затихающий разговор о Тайной Комнате. Как по мановению волшебной палочки, все синхронно повернулись к ней, словно увидели воплощение Мерлина. Слово взял староста мальчиков.

— Где ты была после ужина, Крей?

Заподозрив неладное, Джуно без запинки выдала заготовленную на такой случай версию:

— Мне друзья помогали с Трансфигурацией. Они с Пуффендуя. А что-то случилось?

Парень не удовлетворился таким ответом, пытаясь найти подтверждение или опровержение ее словам на лице девочки. Но Джуно даже не надо было изображать недоумение, она и так была в растерянности. Что могло привести невозмутимый Слизерин в такое состояние? Разве что…

— Случилось. Кошку Филча кто-то окаменел. И надпись присовокупил на стену. «Тайная Комната снова открыта. Трепещите, враги наследника». И теперь остальные факультеты пуще прежнего будут нас ненавидеть. Ты что-нибудь знаешь об этом?

Девочка отрицательно покачала головой, немного покривив душой. Может, это и было очередной шуткой над бедным завхозом, но уж больно вовремя все произошло. Отлично, василиск теперь ползает по школе. И она никому не может сказать об этом. Правда, была пара странностей…

Возбужденные ученики разошлись только за полночь, на редкость единодушно ругая и проклиная того шутника, который устроил подставивший их розыгрыш. А Джуно с мрачной решимостью подумала, что посмотрела бы на того смельчака, кто попробовал бы проклясть василиска.

Ночью у нее состоялся еще один не самый приятный разговор с Марволо. Тот подозревал по обрывкам своих воспоминаний, что василиск из его памяти и хогвартский — одно и то же, так сказать, лицо. И вполне логично предположить, что именно он и являлся Наследником Слизерина в свое время. Жаль только, при разделении души ему не достался парселтанг. Но мог достаться Поттеру, если, конечно, тот действительно был крестражем. И достался, если змееустность он не получил от родственников. Или в Хогвартсе был еще один. Или крестраж, или змееуст. Оставалось понять, как открывалась сама Тайная Комната. Или она самоактивировалась из-за предсказания?.. Было бы забавно, не будь так страшно. Ведь была вероятность, хоть и низкая, что она является причиной открытия Комнаты. Мысль безумная, но на фоне того, что происходит в Хогвартсе — не невозможная. Все условия были в наличии: Наследник под боком, достаточно темная мафиозная душа — есть, знание о василиске как о способе убийства — есть.

Но вообще странным было то, что кошка всего лишь окаменела. Это было всеобщим заблуждением, что василиск не просто убивает, а окаменяет. Авторы книг по ошибке проводили аналогию с горгоной, полагаясь больше на легенды и мифы. Но в трактатах Наставника нашлись записи самого Герпия Злостного, тот тоже был греком. На самом деле при прямом взгляде василиск посылал сильнейший ментальный посыл, который мгновенно убивал жертву, сжигая мозги. А уж окаменение — одна из защитных реакций организма некоторых магов. Но природная сопротивляемость встречалась у очень немногих, тех, у кого в жилах текла кровь других магических существ. У них была слишком сильна собственная магия, которая таким образом защищала владельца, за редким исключением. Может, на волшебных питомцев это тоже распространялось?..

Девочка мучилась этими вопросами достаточно долго, не в силах уснуть. А Марволо вопреки своему обыкновению не гнал ее спать, а депрессировал за компанию. Неудивительно, что на следующий день она была помятой и невыспавшейся. В похожем состоянии был и Драко — его вечером нехило пропесочили на тему подливания масла в огонь. Он в очередной раз не сдержался и нагнал атмосферы в момент нахождения надписи про Тайную Комнату, вот его старосты и отругали, припомнив заодно прошлогоднюю потерю баллов.

Ладно, Алекс и Джейк были немедленно предупреждены — им не надо было объяснять источник своих знаний. Может, все же открыться кому-нибудь?.. Тому же Блейзу. Наверное, надо, пока все не зашло слишком далеко. А вот других, конечно, можно попробовать проинформировать, поиграв в Трелони, но… Или нет?

========== Глава 15. ==========

В подобных мыслях девочка провитала несколько дней, пока другие всецело были увлечены обсуждением Тайной Комнаты. Деррек, видя ее мрачную физиономию, шутил, утешая, что она успеет снискать свою долю славы, ведь в тройку лидеров Наследников Слизерина она не входила, что не могло не радовать. А на пьедестале располагались: с большим отрывом лидировал Волан-де-Морт, следом шел его победитель, Гарри Поттер, а на третьем месте скромно стоял Драко Малфой. Мальчик уже сам был не рад, что ввязался в это все, но стойко держал лицо. А Джуно ему не помогала. Пусть прочувствует ситуацию и не распускает язык, когда не надо.

Впрочем, у него не оставалось времени на подобные выходки: Флинт по максимуму загрузил своих игроков, несмотря на плохую погоду. Драко и сам жаждал выиграть, поэтому прилежно тренировался. А девочка лихорадочно искала способы не раскрыться и навести общественность (хотя бы слизеринскую) на мысли о василиске. Как ни странно, спустя неделю после памятного события с миссис Норрис план у Джуно созрел. Пришлось привлечь новоиспечённого подчинённого и его друга, но, по сути, они и так хотели создать что-то подобное.

А идея была поистине грандиозной. Для начала Алекс основал новый клуб Журналистики, записав в помещения тот самый класс, где засел Колин. Разумеется, в нем тут же оказались два слизеринских первокурсника с примкнувшей спасенной когтевранкой. Туда же попала и Джуно. Благо, все записи по организации клубов у нее сохранились с прошлого года, а профессор Спраут была только за внеучебную активность своих барсуков. То, что Алекс будет единственным барсуком в Клубе — тактично умалчивалось. Джуно, отринув все остальные дела, рьяно взялась за организацию собственной газеты. Фотограф и дознаватель у них были, даже специалист по организации своего письменного издания имелся. Как выяснилось, у Луны Лавгуд отец выпускал журнал. Пусть и несколько эксцентричный, но он стабильно держался на плаву несколько лет, хоть и не составлял ощутимой конкуренции «Ежедневному Пророку».

Колин заразил всех вокруг своим энтузиазмом, поэтому работа прямо-таки кипела в руках. Отец Луны был настолько любезен, что прислал им переносной станок для печати газеты. Лица учеников были непередаваемы, когда во время завтрака несколько сов грохнули немалую бандероль перед Луной. Вообще, девочка довольно быстро освоилась в компании слизеринцев. Она была немного странной, но уже многое знала и не задавала лишних вопросов, принимая все окружающее как должное.

Джуно крепко-накрепко вбила в головы первокурсников, особенно магглорожденного Колина, что нельзя ходить по замку в одиночестве. Нечто большее она сделать пока не могла, понадеявшись на его благоразумие.

Газету решили печатать на обычной бумаге, чтобы сэкономить деньги. В общем-то,

станок представлял собой полноценный артефакт, работающий на магии «печатающего». Луна часто помогала отцу, так что знала, как управиться с этим всем великолепием. Этот станок был самым простеньким, мог содержать только одну черно-белую колдографию не длиннее одной секунды. Для начала хватало с головой, а там Джуно закажет на клубные деньги (если издание окупит себя) соответствующее оборудование. Проблему колдографий, которые пока у Колина не двигались (слишком дорогие зелья) решили банально — поставили подряд несколько обычных и соединили. Естественно, первый выпуск должен быть посвящен чему-нибудь грандиозному. Тайная Комната и таинственные нападения подходили идеально. Но надо было поторопиться по многим причинам. Все проводили в Клубе по несколько часов в день, даже Джейка подрядили к общей суматохе. Все были при деле: Колин монтировал самые удачные фотографии в одну, Гектор проводил опрос среди студентов, Луна подкидывала идеи и стояла за станком, Алекс контролировал первокурсников, а Джуно совершала набеги на библиотеку в поисках фактов и терроризировала Марволо вопросами.

На самом деле, Джуно сама была от себя в шоке. Как-то идея с газетой слишком быстро пришла в исполнение, уже был практически готов первый выпуск, а названия ещё не было. С этим было труднее всего. Хотелось чего-нибудь простого, но запоминающегося. И такого, чтобы не обидеть ни один факультет. Первая же идея, предложенная Джуно, пришлась всем по душе. Даже скучно. Но никто не возражал против «Спящего дракона». Девочка просто взяла часть школьного девиза — вот и все. Луна, помимо всего прочего, неплохо рисовала, но всё-таки картинка Камиллы оказалась немного лучше. Ну, опыт, тут ничего не скажешь. Милый дракончик мирно спал в окружении символов факультетов, периодически выдыхая струйки огня.

Специально для атмосферы и чистокровных бумаге придали вид старины, тут помог Джейк со специальным зельем. Первый выпуск посвящался Тайной Комнате, краткому пересказу легенды, публикацию опроса Гектора (вот это было крайне интересным) с комментариями, псевдоколдографию места преступления, интервью с Филчем (ох, каких трудов стоило его убедить его сказать пару слов. Заверили, что так вероятность найти злоумышленника больше) и анонс будущих статей. И время выбрали удачно: в день матча, когда все были на взводе. Сначала предполагалось опробовать новинку на Слизерине, а там как пойдет. План был прост, как одноклеточное. Сидеть на ужине с загадочным видом, демонстративно отдать несколько кнатов прилетевшему Фамосу в его истинной ипостаси и всем своим видом выражать превосходство. Разумеется, на птицу наколдовали эмблему газеты, создав простенькую иллюзию на его крылья. Держалась пару минут, но для представления хватило. В заговоре участвовали Деррек (весёлый парень был рад помочь младшекурсникам), Блейз (который просто не мог пропустить что-то настолько интересное) и Драко (который попал под раздачу и которого использовали в плане втёмную).

Разумеется, экзотическая птица привлекла внимание, собрав с нескольких слизеринцев деньги и улетев в закат. А они ещё так красноречиво молчали, что Малфой просто не мог не спросить:

— Джуно, это же был…

Девочка важно кивнула и преувеличенно громко сказала:

— Да, Драко, необычная птица. Фамильяр моего друга с Пуффендуя. Зовут Фамос. Вообще-то, с ним мы заказали первый и эксклюзивный выпуск «Спящего Дракона»… Но это так, к слову. Передай, пожалуйста, апельсиновый сок.

Близсидящие третьекурсники невольно прислушались к разговору. А Джуно сделала вид, что проговорилась, и скорчила недовольную мину. Блейз оценивающе посмотрел на Драко и, понизив голос (и не наложив заглушающие), прошептал через весь стол:

— Ну, тебе-то мы можем сказать…

А дальнейшее уже было делом времени. Деррек же посетовал на то, что в библиотеке разобрали все экземпляры «Истории Хогвартса», а было бы неплохо перечитать легенду о Тайной Комнате… Слизеринцы согласно закивали, а тот ненароком заметил, что первокурсники организовали совместно со вторым курсом какой-то проект, и его попросили оценить. Естественно, это что-то необычное и уникальное. В общем, они притворились, что проболтались раньше времени и уплыли из Большого Зала в загадочном флере. А Фамос пролетал над столом Слизерина ещё раз, в конце завтрака, разбрасывая листовки об анонсе школьной газеты под руководством Локхарта. Самое забавное, что все было вполне законно. Профессор ЗОТИ подмахнул подсунутый бланк на руководство кружком не глядя. А газета действительно могла считаться проектом кружка. С ее оплатой было немного сложнее, но тут выручил другой пункт Устава Хогвартса: в древние времена Подмастерья по Зельям и другим предметам вполне могли начинать зарабатывать репутацию ещё в Хогвартсе, а оплата покрывала исключительно расходы на ингредиенты. Подмастерья перестали появляться в школе, и подобная практика сошла на нет, но пункт остался. Забавно, но у них все было настолько законно, насколько это возможно. Даже руководитель со стажем имелся. Вообще, по правилам требовался куратор-Мастер, но Локхарта с натяжкой можно было приравнять к таковому в писательстве. Все документы были оформлены надлежащим образом, и шанс придраться к оформлению, при общем уровне запущенности документальной части, стремился к нулю.

Директор выглядел удивлённым и сразу смекнул, откуда ветер дует, оборачиваясь точно в сторону Джуно. Но вроде не выражал недовольство, так что пока пронесло. Да и провернули они все очень по-слизерински. Вроде и понятно, кто затеял, но и вроде не причем. Вряд ли Локхарт упустил ТАКОЙ шанс пофорсить свою популярность. И никогда не признается, что еще неделю назад не был в курсе их затеи. Главное, чтобы директор не запретил хотя бы в ближайшие две недели. Тогда она предупредит Слизерин, и ее совесть будет чиста как слеза младенца.

Предсказуемо старшекурсники разгадали их спектакль, но заинтересовались и тоже заказали первый выпуск газеты. Ну, газета — это громко сказано. Скорее, информационная брошюра. В итоге, на следующее утро Фамос сделал круг почета над столом Слизерина и скинул заказанные листки. Они были с простенькими чарами, настроенными на адресата, поэтому приземлялись точно в руки заказчиков. Что уж говорить, газета произвела фурор. А именно, на Слизерине начали негромко разговаривать, обсуждая подобную новость. Для

змеиного факультета это уже было признаком невероятного успеха. Джуно была довольна. В следующий раз они опубликуют подробную статью про василиска. Вообще, в списке подозреваемых в окаменениях было больше десяти кандидатов: кокатрис (Алекс), Медуза-горгона (Колин) и директор под оборотным зельем (Луна). Когтевранка имела настолько буйную фантазию, что Джуно только и успевала браковать очередной опус о злодее-Локхарте, который мстит тем, кто не покупает его книги, или предположения об нахождении Тайной Комнаты в библиотеке, в кабинете Дамблдора и туалете Плаксы Миртл. Но в других случаях Луна была неиссякаемым источником материала.

После завтрака вся школа отправилась на стадион наблюдать за матчем Гриффиндор-Слизерин под проливным дождем. Джуно сделала вид, что идет вместе со всеми, но перед самым выходом из замка свернула обратно за угол. Не было ни малейшего желания мокнуть под грозовыми тучами. А с ролью поддержки прекрасно справится Криви. Флинт был всецело увлечен обсуждением стратегии и совершенно не замечал людей вокруг. Надо было заглянуть к Блэкам, пока никто не помешал. Алекс пошел с ней, а Джейка отправили на матч, чтобы тот после пересказал его вкратце.

Портрет директора Блэка постарел бы, если бы был живым человеком. Все оставшиеся в живых члены семьи чувствовали себя хуже и хуже день ото дня, а положение дел с Кричером и Вальбургой оставалось неизвестным. Все портреты на Гриммо 12 были занавешены, так что покойные Блэки терялись в догадках. Джуно уже привычно игнорировала ворчание и ругань самых нетерпимых аристократов и лишь язвительно усмехнулась в ответ на очередное ругательство со стороны какого-то Блэка, бывшего Председателя Визенгамота. В самом деле, как им не надоело больше года поносить ее на все лады?.. Благо, таких портретов осталось немного, основная масса недовольно молчала, понимая, что их слова ничего не решат.

— Мисс Ирида, так Вы говорите, однокурсница согласилась познакомить Вас с дочерью Андромеды лишь на рождественских каникулах?.. Нам надо решить, что Вы скажете ей при встрече.

— До чего докатился наш Род! Обращаться за помощью к Предателям Крови! Позор! Несмываемый позор на голову Блэкам!

Девочка тряхнула головой, унимая звон в ушах, и проигнорировала очередного борца за чистоту крови. Если ответить, еще больше раскричится. Теперь понятно, почему тогда еще живые Блэки «подарили» несколько самых одиозных портретов предков Хогвартсу. Даже у королей крови должны быть какие-то тормоза. На самом деле, Джуно пришла сообщить директору новую информацию по Регулусу. Она медитировала над памятным листочком с Даром, пытаясь выудить из него полезные данные. И то, что ей удалось узнать, уже по традиции оставляло все вопросы открытыми.

— Регулус Блэк зачем-то изучал мощные чары копирования. Вот эта формула на листе — его личное изобретение. Помогает копировать структуру чар. Но я не могу разобрать, как она работает. Уровень выше школьного, однозначно. Понятия не имею, что он планировал сделать.

И она действительно не знала, что можно сделать с крестражем с помощью чар копирования. Знание о защитных чарах на медальоне кануло в небытие, когда Марволо переселился к ней в Осколок Алтаря. Так что восстановить цепочку событий пока не представлялось возможным.

Но теория с самоуверенным подростком, который решил из интереса обследовать темный артефакт, уже не работала. Школьник и Лорд… Чистокровнейший из чистокровнейших и полукровка… Впрочем, вопрос, как полукровка смог склонить на свою сторону весь цвет английской аристократии, оставался самым животрепещущим. Джуно подозревала, что именно в этом кроется разгадка многих тайн Волан-де-Морта. Отец говорил, что тот лидер силен, которого сторонники готовы поддержать в любой момент и беспрекословно уважают.

В стену просочился Каспер, бочком подлетая к Джуно. После его признания о том, что он тянул ее магию, девочка игнорировала приведение. Времени на его обиды не было, а изгнать Бетельгейзе она не могла. Пусть просто развлекается в другом месте.

Обратно в гостиную Джуно буквально уползала. Марволо, очевидно, перенял методы Наставника и устроил ей внеочередное «живое подключение». Девочка вынуждена была разговаривать с портретами и поддерживать внутренний диалог с Мраксом. Буквально пару дней назад у нее начало получаться параллельное общение с Марволо и контроль реальности. Но головная боль вернулась, что не могло радовать.

Уже проверенный леденец привел ее в чувство, и Джуно засела за уроки, освобождая время. На улице бушевала гроза, а девочка пила теплый чай, злорадствуя над теми, кому не повезло быть затащенными на матч Гриффиндор-Слизерин. Как оказалось, больше всех не повезло Гарри Поттеру. Он благополучно переехал на ночь в Больничное Крыло. Ему не повезло попасться на пути Локхарта, и тот каким-то невиданным образом удалил ему абсолютно все кости из руки. С другой стороны, Драко тоже не повезло. Поттер-таки поймал снитч. Неимоверная удача в сочетании с гриффиндорской безграничной смелостью (или тупизмом, тут как посмотреть). Джуно даже зауважала бы Выжившего Мальчика, если бы не его очевидная тяга к самоубийству. Хотя, тут же отдернула она себя, это не ее дело. Хочет сломать себе шею — скатертью дорожка. Все подробности матча она узнала уже через час.

Флинт бушевал. И его ярость обрушилась, в основном, на Драко. Ей, в принципе, стало жа… А, нет. Показалось. Судя по всему, Малфой стебался над ловцом команды соперника и так увлекся, что пропустил снитч у себя под носом. Буквально. Неудивительно, что Флинт дошел до ручки, угрожая выгнать Драко из команды. И заменить его на Крей. Стоп, что?! Джуно прислушалась к воплям семикурсника.

-…овец, Малфой! Ты не смог увидеть снитч в дюйме от себя! Долбаный Поттер словил его со сломанной рукой, Малфой! — и тут было непонятно, чего больше в его голосе — гнева или невольного восхищения. — Если… Блядь, Малфой. Если ты на следующем матче не сгребешь яйца в кулак и не словишь этот гребаный снитч, клянусь, я заменю тебя Крей!

Треск, запах озона в воздухе… Да его клятва была принята! Флинт вложил немало сил в нее. Лучше бы Малфою поймать снитч на следующем матче. Мальчик походил на белобрысую испуганную мышь перед броском змеи, до белых костяшек сжимая несчастную метлу. Впрочем, девочка видела Флинта в ярости, так что не винила Малфоя в его ступоре. Когда капитан бушевал… Лучше было не попадаться ему под руку. Кажется, она уже думала об этом.

Почти перед самым отбоем Флинт отпустил Драко восвояси с угрозами вдогонку. Бледный, как полотно, Малфой метнулся в сторону спальни, чуть не споткнувшись на ровном месте. Джуно даже показалось, что мальчик с трудом сдерживается от истерики. Стоило ли как-то повлиять на ситуацию?.. Да, Малфой мог отравить ее жизнь, если хотел, возможно, он в какой-то степени был ее приятелем, но тратить силы и время на его душевное состояние… Не хотелось. Он на первом году их обучения вроде как гнобил ее, так что пусть прочувствует все на себе. Но клятва Флинта…

Джуно еще несколько минут мучилась сложным выбором, но в итоге решила пустить события идти своим чередом. За всей шумихой девочка чуть было не пропустила первокурсников, выскальзывающих из общей гостиной. Колин и Гектор смотрели на нее честными глазами.

— А мы хотели проведать Гарри Поттера. Он же поймал снитч со сломанной рукой!

Джуно вздохнула. До отбоя оставалось двадцать минут. Они бы успели впритык.

— Я же предупреждала не ходить в одиночку по замку. Тем более вечером. Пока неизвестный, заколдовавший миссис Норрис, не пойман, не стоит этого делать.

— Но нас же двое! — искренне возмутился Колин.

— Ага, двое мелких первокурсников против хулигана, заклинание которого не смог снять даже директор?

У Криви немедленно загорелись глаза. Гектор тоже заинтересованно скосил взгляд.

— Так, заворачивайте назад. Если мне не изменяет память, то вы еще не сделали домашнее задание. Завтра с утра сходите с Джейком. И пока я не увижу написанные эссе, никуда не пойдете. Чтобы продолжили держать планку.

Первый курс Слизерина был на удивление прилежным в учебе. Джуно в первые дни намекнула мальчикам, что добытые баллы для факультета позволят им творить немного больше, если, разумеется, они не потеряют их потом. Яркий пример был под боком — Драко Малфой уже второй год «в минусе», и, судя по всему, даже позиция ловца не спасает ситуацию. Его авторитет на факультете не то чтобы сильно упал, но количество заработанных баллов и отсутствие отработок ощутимо влияло на жизнь в змеином клубке. Драко не устроили черную лишь по причине его высокого происхождения. Но и отрабатывать баллы усердной учебой он не спешил. Так к курсу четвертому он останется всеслизеринским пугалом. То есть гнобить его никто не станет, общаться продолжат, но реальным влиянием на факультет обладать он не будет. Зато будет веселить учеников своими препирательствами с Поттером. Признаться, на фоне Малфоя было удобно заниматься своими делами. Он перетягивал все внимание преподавателей и старших курсов на себя.

Следующее утро порадовало кратковременным улучшением погоды, что было очень кстати, потому что воскресенье было днем посещения Норберты. Уже было по-зимнему холодно, но на небе не было ни облачка. Кормление драконихи прошло благополучно, не считая прожженную мантию Джейка, которому не терпелось получить молочные клыки. А Норберте это сильно не понравилось, и она слегка полыхнула на парня пламенем. И огнеупорная мантия получила несколько повреждений. Благо, всего лишь вторая за три месяца.

А по возвращению в замок их ждало шокирующее известие. Принес его, конечно же, всеведущий Колин. В Больничном Крыле помимо Поттера появилась новая жертва василиска. Ну, Джуно знала, что это василиск, но для остальных это оставалось нападением неизвестного. Истерия медленно нарастала, лишь публичное выступление Дамблдора о том, что Ли Джордан, гриффиндорский четверокурсник, оцепенел, а не умер, немного притушила всеобщее помешательство. А Джуно, наоборот, привело в ступор. Если нападал не василиск, тогда кто? От Наставника она знала, что взгляд Короля Змей смертелен. А то, что стекла и зеркала отражают проклятье — заблуждение, пошедшее из мифов про Медузу-горгону. Как в издевку, Ли лежал зажмурившимся, на левом глазу у него был монокль. Зачем ему он понадобился после отбоя в замке? Тайна за семью печатями. Для какой-то… проказы? Он был закоренелым приятелем близнецов и любил устраивать шуточки младшекурсникам.

Девочка срочно строчила новое послание Наставнику. Она терялась в догадках по поводу неправильного василиска или неизвестного, имитирующего Медузу-горгону… В общем, вопросов было много, письмо вышло длинным. Она почти привычно пустила кровь из запястья, сделав аккуратный надрез. Ей показалось, или Фамос немного вырос после предыдущего визита в Грецию?

Информацией по василискам обладал и Марволо, в свое время он был в Тайной Комнате, жаль, не помнил, где вход и зачем он ее искал. Ну, второе можно было предсказать и так: наследство легендарного предка, Салазара Слизерина, одного из Основателей Хогвартса. Любой бы захотел найти его. Впрочем, план с газетой пока оставался основным.

Найти вход в Тайную Комнату, как это сделал Марволо? Нереально. У талантливого и целеустремленного слизеринца на это ушло пять лет. В общем-то, и то, что чудовище в Тайной Комнате — именно тот василиск из воспоминаний Марволо, стало понятно сравнительно недавно после подробной медитации. И Джуно всеми фибрами души чувствовала подкрадывающуюся опасность. Одну строчку из пророчества можно считать исполненной: Колин и Гектор в тот вечер собрались идти к Поттеру. И не надо даже играть в предсказателя, чтобы понять, что почти ровно в то время на Ли Джордана напали. Хотя и не стоило исключать возможность, что Пророчество было сделано вовсе не на этот год. Оставалось только ждать. Более-менее конкретное указание было только в первой строчке на некого Короля, так что…

Джуно честно пыталась делать вид, даже для себя самой, что все хорошо. Пила Умиротворяющие, чтобы не сорваться в истерику. Дамблдор и Снейп никак не реагировали на их стихийно образованный журналистский кружок. Появилось немного больше свободного времени. Флинт не выпускал Драко с тренировок, Джемма временно свернула вечернюю деятельность своего Клуба, опасаясь новых нападений, материалов для нового выпуска газеты было в избытке. Но жизнь по принципу постоянной бдительности долго продлиться не могла. Нервное ожидание новых опасностей неизвестно когда и откуда выматывало похлеще сложных разговоров и медитаций с Марволо (они наоборот помогали в последнее время), занятий с въедливым деканом и отношений с факультетом. Хотя ради справедливости стоит сказать, что на втором курсе ее положение несоизмеримо улучшилось. А слухи про Наследника Слизерина в какой-то степени заставляли не самых умных учеников сторониться ее. Забавно, что Невилл так и не нашел в себе силы серьезно поговорить с ней, еще больше отдалившись от девочки. Он немного изменился, в глазах появился пока слабый, но разгорающийся огонек решительности. Наверное, надо было бы

поговорить с другом. Надо было и его предупредить, чтобы не ходил вечерами в одиночку. Но на начало декабря у нее не осталось моральных сил придумывать способ подъехать к Невиллу. Все равно через пару дней выйдет второй выпуск их «Спящего Дракона», где будет информация о василиске. Разумеется, потом будет разбор и других кандидатов на нападения, но самый главный посыл (она очень надеялась) закрепится в головах слизеринцев и заставит усилить меры безопасности.

Возможно, все ее потуги бессмысленны, возможно, она просто не хочет тянуть это бремя знания в одиночку… Не хочет чувствовать ответственность, если рано или поздно кто-то все-таки умрет. Ну, в последнем случае будут виноваты намного более компетентные взрослые, вовремя не принявшие меры. Про василиска в библиотеке было несколько книг, причем не в Запретной Секции. Конечно, надо знать, где искать, но… Но Джуно все еще не была уверена на сто процентов, что в обоих случаях виноват василиск. Но вряд ли могли случиться настолько похожие обстоятельства с Пророчеством, окаменением и Тайной Комнатой.

Рано или поздно должно было рвануть. Последнюю неделю она ходила под заклинанием Алекса. Отец дал разрешение, потому что бездействие могло навредить ей намного больше. И накопившееся напряжение надо было выплеснуть. Джейк с трудом удерживал Алекса от необдуманных действий. Пришлось его загрузить налаживанием связей с перспективными младшекурсниками. Теми, которых он заметил еще в прошлом году. Не совсем подходящее время, но все остальные дела он банально переделал. Девочка понимала, но не разделяла его волнений. Особенно под заклинанием. Постоянно так продолжаться не могло. При «перегрузке» чары срывало, но они не рассчитали, что это произойдет так быстро.

Шла вторая неделя декабря. Новых нападений не было, что напоминало Джуно затишье перед бурей. Пока что все шло… спокойно. «Спящий Дракон» заинтересовал многих слизеринцев, ниша СМИ в магическом мире была представлена лишь «Ежедневным Пророком» и «Придирой». А уж о газете в пределах школы речи и не шло. Подобная новинка пришлась факультету по душе. Да и было это (пока что) эксклюзивом Слизерина, что льстило змейкам. Остальные ученики до поры до времени не были осведомлены о газете. Они бы физически не смогли даже мерлиновым попустительством создать столько листовок, да еще и приемлемого качества. Деньги от «Дракона» как раз перекрывали их расходы, даже немного сверху оставалось. Но это с учетом монтирования обычных фотографий от Колина, а специфические зелья были дорогим удовольствием.

Рвануло на очередных Зельях. Сегодня у них по программе был Раздувающий раствор, и настроение у Джуно было… никакое. Драко пребывал в раздрае, активно понижая настрой всем окружающим своим Даром. Его отец в качестве наказания оставил мальчика в замке на каникулы, что было настоящим ужасом для Драко. Что именно случилось между Малфоями, она не знала, мальчик на прямой вопрос не отвечал, а копать дальше смысла не было. Остается — так остается.

Заклинание укрощения эмоций действовало, и Джуно в паре с Мораг методично следовали инструкциям приготовления зелья. Крэбб и Гойл пыхтели партой левее, чуть впереди Малфой кидался в Золотое Трио сушеными рыбьими глазами под одобрительное хихиканье Паркинсон. Вот уж кто ни о чем не беспокоился. Поттер и родственничек подозрительно затихли. И не зря.

Наблюдательность и реакция не подводили Джуно никогда. Даже в таком состоянии. Крэбб и Гойл не отличались, конечно, талантами в Зельеварении, но ни разу ничего не взрывали или не портили окончательно. Крепкое «Удовлетворительно» они получали всегда. Но на этот раз их котел взбурлил под совершенно опешившие физиономии начинающих зельеваров. Их удивленные лица — последнее, что девочка успела увидеть перед падением под парту и оглушительным взрывом. Видимо, Раздувающий раствор для разнообразия вышел у них на редкость хорошим. По крайней мере, половина класса стонала от боли в увеличившихся конечностях. Повезло немногим: ей с Мораг, которая следом за Джуно нырнула под парту, Блейзу и Невиллу, стоявшим в паре и привыкшим быстро реагировать на занятиях Снейпа (да, у Невилла до сих пор не очень получались зелья, но он вполне успешно навострился от них уворачиваться), и Золотому Трио. А, еще посчастливилось Данбар, которая стояла за дальним столом. Остальные гриффиндорцы пострадали все поголовно, но досталось больше всех Малфою, увлеченному своими страданиями и рыбьими глазами, и, собственно, авторам удачного зелья.

Джуно отстраненно подумала, что знает отличные подарки однокурсникам на Рождество. Защитные фартуки на Зелья. А такие вещи даже не входили в стандартные покупки перед школой. Хотя, возможно, могут быть и другие причины для отсутствия оных… Но подарки такие она им сделает. По крайней мере, Мораг и Колину. У нее самой в амулет была вмонтирована функция «от дурака».

— Тише! Тише! — кричал Снейп. — Пострадавшие, подойдите ко мне, я приложу примочку. Когда узнаю, кто это сделал… *

Комментарий к Глава 15.

* канноные фразы.

Кстати, кому интересно насчет канона: у меня к нему очень трепетное отношение. Кто не заметил, пока что идет золотая середина: там, где Джуно не вмешивается (она довольна далека от Поттера, и ничего менять не собирается, что ее не касается), канон идет своим ходом, а где ломается - те дыры заполняются логичными с точки зрения автора действиями персонажей. То есть канон и Джуно идут, в принципе, параллельно друг другу. Спасибо тем, кто дошел до этого места, и прочитал ненужную им информацию)

========== Глава 16. ==========

Джуно с легким удивлением смотрела на оплавленную хлопушку. Это кому жить надоело? А если бы они изучали что-нибудь поопасней? Снейп, конечно, гад тот еще, но вроде во всех вбил элементарнейшие правила безопасности (да, именно после судьбоносного первого занятия). Даже Паркинсон с Буллстроуд не додумались бы до такого. Скорее всего, кто-то из грифов.

Пока пострадавшие строились в очередь к Снейпу, Джуно огляделась в поисках виноватого. И, конечно, же виноватым выглядело Золотое Трио. Грейнджер крутилась немногим дальше своего котла, придерживая оттопыренную мантию. Поттер и Уизли едва-едва сдерживали смешки, глядя на пострадавшего Драко. А вот это было низко… И мерзко. У Малфоя раздулись глаза, что, скорее всего, было дико больно. А Драко действительно выглядел ужасно. И ничего смешного в этом не было. Даже заклятому врагу такого не пожелаешь (ну, учитывая, что вокруг обычные люди, а не закаленные мафиозной иерархией). Но даже по ее меркам это было жестко. Малфой не успел ничем серьезным досадить Поттеру. Да, обзывался и словопоносил. Но ни разу не поднял палочку на Золотое Трио. А Гойл и Крэбб… Они вообще ни разу не раскрыли рты в сторону гриффиндорцев, хотя и принадлежали к группировке Драко.

Девочку с ног до головы пронзило отвращение к этим людям. Да, они все были детьми, но… Это сейчас они подкидывают хлопушки в зелья, зная, чем это закончится, и смеются над чужой болью. А что будет дальше? Джуно не удержала лицо, и ее перекосило. А она считала Грейнджер немного заносчивой зубрилкой, но вполне нормальной среднестатистической девочкой. А эта… Она… Она что-то украла у Снейпа?! Грейнджер задом пятилась к своему котлу, украдкой оглядываясь. Джуно очень удачно повернулась к ней левой стороной, так что могла смотреть за Золотым Трио без опаски быть застигнутой врасплох. Девочка слышала, как стонут от боли Гойл и Крэбб, видела, как Малфой пытается руками прикрыть нелепо большой нос. Никому, кроме Уизли и Поттера, не было смешно. Непострадавшие сгрудились в одном уголке, про продолжение урока речи не шло. Джуно, прищурившись, смотрела на Поттера в упор. Это он. Он подбросил хлопушку.

Поттер сверкал глазами в ответ. С вызовом так. Мол, что сделаешь? Девочка равнодушно улыбнулась. Заклинание качественно запирало эмоции. Но разум, наоборот, был чистым, а мысли ясными. Джуно смотрела на физиономию родственничка и Поттера, вспоминая про василиска, миссис Норрис и Ли Джордана. Если окаменеет кто-то из слизеринцев, они так же будут давить лыбы, сдерживая смешки. Джуно прекрасно знала, что скоро сорвется. И чары дали первую трещину. Джуно, не меняя выражения лица, приблизилась к Золотому Трио вплотную. Те что-то заподозрили, но ничего не успели предпринять.

Девочка сжала руки в кулаки и невозмутимо отвесила Поттеру оплеуху. Ладонь запульсировала легкой болью от удара, а на лице отшатнувшегося мальчика немедленно налился отпечаток руки. Трещина в ее самообладании увеличилась. В классе повисла тишина. Родственничек вытаращился на нее, как на воплощение Мерлина, и сравнялся цветом с ее волосами.

С Золотого Мальчика слетели очки, но он не стремился их поднять, он подслеповато щурился на Джуно. Рональд открывал и закрывал рот, не в силах осознать ситуацию до конца. Все вокруг, кроме тех, у кого повреждения были совсем критичными, затаили дыхание в ожидании реакции. Первой опомнилась Грейнджер.

— Что… Что ты делаешь?

Джуно наконец догнало ощущение реальности. Заклинание с треском спало. Что же, пришло время истерики. Ближайшие минуты она будет неадекватна.

— Восстанавливаю справедливость.

Красный, как рак, Уизли двинулся на нее с кулаками, шумно пыхтя. Джуно не сдвинулась с места, задрав голову к лицу родственничка. Тот достал палочку, собираясь атаковать ее. Грейнджер побледнела, попятившись к двери, а Поттер повис на товарище, недобро смотря на Джуно исподлобья. Девочка ни о чем не жалела. Удастся избежать скандала — хорошо. Начнется потасовка — еще лучше. Лишь бы на время забыть о василиске, который с каждым днем подбирается все ближе и начинает чудиться в каждой тени.

Родственничек как раз открыл рот, чтобы произнести, очевидно, что-то не особо приятное, когда прозвенел звонок. Ровно в ту же секунду Джуно уловила движение за своей спиной. Мантия декана взметнулась, и он предстал перед второкурсниками во всем своем мрачном великолепии.

— Двадцать баллов с Гриффиндора за попытку нападения на студентку Слизерина.

Джуно подумала было, что сейчас грифы бросятся на свою защиту, но они хмуро посмотрели на декана и выметнулись из кабинета.

— - А вас, мисс Крей, я бы попросил задержаться. И пять баллов Слизерину за хладнокровие.

Ну вот. А ведь почти полгода игнорировал второкурсницу. Джуно всей кожей чувствовала приближающиеся неприятности.

— Мисс Крей. Не потрудитесь ли объяснить… Что тут произошло?

В голосе декана сквозили стальные нотки, но девочке было не до этого. Сейчас Снейп сам будет не рад, потому что у нее начинается банальная истерика. Она физически чувствовала, как дрожит губа, как глаза увлажняются, а голос становится писклявее.

— Профессор Снейп?! А… а на что это похоже?! Опять. Опять мои сокурсники пострадали на Вашем уроке, а Вы… Вы ничего не делаете с виновни-и-и-иками…

О, еще и сопли полились. Чудесное зрелище со стороны, должно быть. Пусть теперь Снейп «порадуется». Кажется, декан удивился резкой смене поведения и слегка опешил. Джуно, уже серьезно настроившаяся поистерить и выпустить накопившиеся эмоции.

— А это… это… По-о-о-оттер виноват. И Уи-и-и-изли. Они… Они подкинули… Гойлу и… И Крэббу… Эти долб-банные гриффиндорцы-ы-ы-ы.

Джуно намертво вцепилась в край мантии декана, пряча в ней лицо. Естественно, щедро измазывая ее в соплях и слюнях. Она чувствовала, как декана передернуло. Он попытался наложить на нее чары, но тщетно. Слетели с нее, как с гуся вода.

— А В-вы опять меня заколдовать пытались, д-да? Как в прошлом… прошлом году с Обливиэйтом! А я все по-о-о-омню. И-и знаете, что-о-о-о?

Декан резким движением отпрянул, выхватив мантию из рук второкурсницы. Не ожидал, да?

Вот пусть знает, пусть помучается. Нечего маленьких девочек обижать. А Джуно было непросто остановить после прорыва сдерживающего заклинания. Истерика набирала обороты. Коленки тоже дрожали, еще обычное зрение немного смазалось из-за слез. Дальнейшее запомнилось не очень хорошо, в основном Джуно жаловалась на гриффиндорцев, на непомерную нагрузку факультета. Кажется, даже приплела размолвку с Невиллом и страшных первокурсников.

Декан, конечно же, пытался ее прервать, но опыта в обращении с истеричными девочками у него было явно маловато, а руны на теле исправно защищали от чар. Судя по всему, успокаивающих.

— Мисс Крей! Мне это надоело.

Конечно, надоело. Эти свистопляски продолжаются уже полчаса. Хорошо, что Зельеварение на сегодня было последним уроком. Джуно ждала момента, когда терпение декана лопнет и он использует свои навыки Легиллименции. Даже попросила Марволо предварительно засечь время.

— Мисс Крей, Вы ведете себя отвратительно. Легилименс! — сорок три минуты ровно.

Даже собственное разбитое состояние не помешало Джуно насладиться последующей гримасой декана. Они с Марволо целое лето разрабатывали месть Снейпу, Обливиэйт которого повлек за собой знакомство с Наставником (последний, кстати, сам подкинул пару интересных идей). Джуно вскинула голову и уставилась на кончик профессорской палочки. Тот задымился. Снейп заметил неполадку и немедленно потушил волшебный концентратор. Истерика подошла к своему логичному завершению, и Джуно чувствовала легкую опустошенность. Осталось только разбить что-нибудь. Девочка огляделась поисках подходящего предмета. А декан быстро оправился от ментальной атаки, но выражение его лица было непередаваемым. Джуно не успела примериться к большой склянке с чьими-то кишками, когда Снейп проморгался и пришел в себя.

Он схватил девочку за шкирку и довольно ощутимо для ее роста и комплекции приложил об каменную стену. Эмоции медленно успокаивались, постепенно возвращая трезвость мышления. Что ж, пора следовать плану отца. Слезы высохли, и злющий декан одним движением палочки привел ее и себя в надлежащий вид.

— Мисс Крей, Вы же понимаете, что я не отпущу Вас из кабинета без четких и подробных объяснений или более мощного Обливиэйта?

Джуно прищурилась. Зря он напрямую угрожает, зря.

— Если бы Вы выполняли свои обязанности декана лучше, сэр, ничего бы не произошло.

Кажется, от гнева Снейпа даже слегка потряхивало, и он вперил взгляд в ее глаза. Да только ничего не получится, одного-то глаза у нее фактически нет. А скрывающий артефакт надежно работает, иллюзия качественная.

— Легилименс!

Естественно, ничего не вышло даже с палочкой. Джуно пошевелила ногами, не достающими до пола, и недовольно произнесла:

— Сэр, может, опустите меня на пол? Вы мне мантию порвете. И висеть неудобно.

Похоже, декан с удовольствием бы придушил ее собственной мантией, но, увы, ему пришлось бы объяснять невплановый труп директору. Но на землю он ее так и не поставил. Лишь молча махал над ней палочкой, что-то выясняя. А вот это было опаснее, вдруг до чего докопается? Джуно пошла в наступление.

— Сэр, а знаете, что Волан-де-Морт в затылке Квиррелла в прошлом году считал, что я — его дочь или внучка?

Снейп прервал сложное движение палочкой на середине, отчего та обиженно выпустила облачко дыма, и схватился рукой за предплечье. А поскольку до этого рука была занята мантией Джуно, то ее пришлось освободить. Девочка мягко приземлилась на ноги, поправив на себе одежду. Декан смотрел на нее с диким блеском в глазах.

— А еще он очень был недоволен Вами, сэр, и передавал свое искреннее возмущение. Я пойду, профессор, не хочу на встречу опаздывать. Меня друзья ждут.

И быстрей валить из кабинета, пока декан не опомнился. Этот финт подсказал отец. В принципе, она не соврала, безумный дух действительно считал ее своей родственницей. Но это он почуял в ней крестраж, но из-за своего плачевного состояния не понял причины. Аккуратно прикрыв за собой дверь, Джуно стремглав бросилась к лестнице. Сердце, несмотря на внешнее, недавно обретенное, спокойствие, стучало гулко и громко. Хоть она и подготовилась к встрече с деканом, как могла, но после такого откровенного разговора на грани было… Боязно.

Все же Джуно прекрасно понимала, что Снейп — не та фигура, с которой стоит играться. Но наставить ему палок в колеса она просто обязана. С нее хватит и иллюзии защиты. Перед другими факультетами ее не гнобит, баллы не снимает (ну, он с никого из слизеринцев их не снимает). Все остальное терпимо.

Девочка быстро нашла Алекса, который понял все без слов. Самое время было отправиться на кухню, чтобы подкрепиться и немного поговорить. Эльфы сразу же выдали им по куску яблочного пирога и чашке чая.

— Госпожа…

— Все прошло неплохо, Алекс. Снейп наверняка донесет интересную информацию до Дамблдора, что отвлечет его от моего настоящего происхождения. И газеты. Если у него время есть. Он же совмещает сразу три поста, Великий маг же.

Парень фыркнул. Он полностью разделял отношение Джуно к Дамблдору, который даже со школой не может справиться, а гребет под себя еще и другие должности. За разговором и чаем вспомнился Наставник. Он на вопрос о директоре лишь смеялся и говорил, что тот не настолько силен, как хочет казаться. У него просто не остается времени на самосовершенствование и практику навыков.

— Но я бы не доверяла Наставнику в таких вопросах.

Алекс вопросительно на нее посмотрел, ожидая объяснений.

— Ну, ему же две сотни. И он постоянно что-то изобретает. Повышает свои навыки. И выглядит хорошо, в войны не ввязывается. А Дамблдор… В две войны влез, работал обычным преподавателем Трансфигурации, до сегодняшнего дня корячится на трех должностях. Власти много… Но реальной силы… Впрочем, Наставник сказал, что для нашей замшелой Англии он действительно один из сильнейших.

Немного помолчали. Джуно вспомнила, что надо написать отчет домой. Когда вспомнила про дом, настроение немного поднялось. Скоро же каникулы. И она увидит отца и маму. И братьев… Глаза опять увлажнились. Пришлось проплакать у парня на плече, видимо, не до конца заклинание отпустило.

Но ближе к вечеру ее душевное состояние стало не только ее проблемой. А еще и проблемой Паркинсон. Та, думая, что Снейп отругал Джуно и ей предстоит наказание, осмелела и решила выступить. А сказать ей было что, учитывая, что Драко в последнее время стал ее игнорировать чуть ли не в открытую. Но до сегодняшнего вечера у нее просто не находилось повода для зубоскальства. На самом деле Джуно бы отреагировала как всегда, то есть прошла бы мимо, не обернувшись, если бы не примкнувшие слизеринцы.

Некоторые из них. Особо упорные. Большинство поняли, что проще не замечать грязнокровку, чем получить от Флинта или от ее друзей-пуффендуйцев. Тем более одиозные слухи об ее фигуре добавляли опасения. А вдруг действительно представитель какого-нибудь старого, забытого Рода? Поскольку Джуно сама активно ни подтверждала, ни опровергала их, а лишь подогревала, то сомнения слизеринцев были понятны. Но дураки находятся даже среди змей, что уж тут говорить.

— Ну что, грязнокровка? Доигралась? Решила выпендриться и возомнить себя самой умной? Интересно, когда Наследник Слизерина доберется до тебя… Ты будешь следующей, Крей! А за тобой и твой ненаглядный мелкий Криви! А это несуразица, «Спящий Дракон», кажется? Да никому это не интересно! Тем более еще и с полоумной Лавгуд!

Раздались одинокие мерзкие смешки. Булстроуд, старший брат Паркинсон, еще несколько не особо умных товарищей. А в гостиной, как назло, не было ни Флинта, ни Джеммы. Они готовились к ЖАБА и все чаще пропадали в библиотеке или еще где-то. Девочка лично не следила. Драко исступленно тренировался с метлой, Невилл задерживался вроде бы у профессора Спраут. В гостиной были только Колин и Гектор, но этих и самих надо было защищать. Харпер считался чистокровным, но еще его дедушка был магглорожденным, специально его задирать не будут, но за компанию — вполне. Эмма же и вовсе смотрела на разгорающийся конфликт во все глаза — ей было интересно, кто кого проклянет в итоге. Остальные же слизеринцы не вмешивались, в том числе и староста мальчиков, — считали, что Джуно должна справляться сама, доказывая свое право на нахождение на факультете. Что сказать, сплошь и рядом милые люди.

Девочка не ответила на примитивную провокацию, одарив сокурсницу взглядом из разряда «дураки не знают меры». Вроде бы должна понять, что с Джуно ей ловить нечего. Так нет же. Продолжает разоряться, привлекая всеобщее внимание. Девочка скосила глаза на Блейза в другом конце зала. Сидит, с трудом сдерживает смех. Видимо, прикидывает, что грозит несчастной провокаторше на этот раз. А Джуно как раз собралась пойти в спальню — лечь пораньше. Марволо в какие-то веки решил дать ей ночь спокойного сна. Так нет же, не одно, так другое.

Благодушное настроение истаивало, у Паркинсон был на редкость противный голос. Наконец, стало невозможным и дальше ее игнорировать.

— Чего тебе конкретно от меня надо?

— О, смотрите, оно все-таки говорит! Грязнокровка, ты опять забыла свое место!

— Ну, в отличие от некоторых, я еще и значение слова «манеры» знаю.

Девочка побледнела и выпалила-взвизгнула:

— Да как ты… Я вызываю тебя на дуэль! Магическую! Как ты вообще смеешь даже думать в мою сторону?!

На Джуно скрестились — ироничные, безразличные, заинтересованные — все взгляды. Девочка ухмыльнулась. Марволо немедленно отреагировал, подсказывая нужную информацию. Паркинсон сама себя загнала в ловушку. Пора бы раз и навсегда прекратить эту травлю-нетравлю, уже порядком надоело. Отвлекает.

— Так что ты хочешь? То тебе отвечай, то даже не думай в твою сторону. Кстати, Паркинсон, ты в курсе, что только что признала меня равной себе?

Более старшие, стоящие за спиной сокурсницы, начали понимать прокол провокаторши, и самодовольные рожи сменились озабоченными лицами. А до Паркинсон пока не дошло.

— Что?! Равной?! Да как ты додумалась до этого, грязнокровка?!

Джуно встала из облюбованного кресла и обвела взглядом всю гостиную. Был как нельзя подходящий момент для заявления.

— Господа, поправьте меня, если я ошибаюсь. Но дуэльный кодекс предполагает дуэль равных. В противном случае дуэль невозможна.

Ей ответил всегда спокойный староста мальчиков, Айк Бруствер.

— Все правильно, мисс Крей.

Паркинсон растеряла немного запалу, но не собиралась сдаваться.

— Я просто хочу поставить грязнокровку на место!

— Ну… Удачи. Согласно тому же кодексу, вызов на дуэль могут бросать оскорбленные. По понятным причинам, между нами дуэль невозможна…

Глуповатое личико Паркинсон приобрело торжествующее выражение.

— Конечно же, ты боишься. По-другому и быть не может. Чистокровный всяко сильней грязнокровки.

Джуно ухмыльнулась. Марволо рассказал ей много интересного. И про специфические кружки Слизерина тоже.

-… Но мне надоели твои подначки, Паркинсон. В присутствии свидетелей я требую справедливого боя на желание. Я готова сразиться с любым, кто считает, что мое распределение на Слизерин было ошибкой. Это возможно, мистер Бруствер?

Староста не подал виду, что удивлен, а кивнул, словно так все и должно быть.

— Обычно эти правила не распространяются на второкурсников, но, раз Вы каким-то образом о них узнали… Что же, я разрешаю. Полагаю, Вам нужны секунданты? И, учитывая Ваши запросы… Мистер Паркинсон, примете вызов вместо Вашей сестры?

Марволо хмыкнул. Кто бы сомневался, именно он рассказал Джуно о такой интересной детали Слизерина, как бой на желание. В свое время он точно так же раскатывал недовольных в лепешку. Но более жестокими способами. А девочка собиралась использовать маггловские, ей, как более младшей, представляется право выбора. Она не дура, выиграть бой на волшебных палочках… Будет очень затруднительно, если вообще возможно.

Правда, с секундантами вышел прокол. Со времен Марволо правила немного изменились, секунданты должны быть старше третьего курса. Но староста согласился стать ее секундантом и выразил уверенность, что Флинт поступит так же. Странная щедрость, но Марволо урезонил ее: для слизеринцев лишь очередное развлечение. Когда первые перешептывания стихли, бугай вышел вперед и рявкнул:

— Согласен. Я размажу тебя, Крей. Ты еще пожалеешь об этом. И о прошлом годе тоже.

Под чутким руководством Марволо Джуно проговорила нужную формулировку:

— Условия свободные. Выбор оружия может быть любым. Требую справедливой битвы через три дня и бесстрастного судью с последующей клятвой для проигравшего. Желание в пределах разумного.

Девочка опять почувствовала себя донельзя глупо, совершая все эти расшаркивания и произнося словесные нагромождения. Но это наиболее эффективный способ отвязаться от идиотов. Чистокровных идиотов.

Естественно, Флинт ругался на нее грязными словами, как в поезде. Естественно, он не верил в ее победу. Естественно, никто не верил. Кроме Блейза и Колина. Паркинсону хоть немного и не хватало мозгов, но силушкой магической он был не обделен. Но Джуно не собиралась соревноваться с ним в этом. Интересно, сработают ли подготовленные ловушки на маге?.. В крайнем случае придется использовать один пунктик дуэльного кодекса. Если его до сих пор не отменили. После Марволо-то.

Как ни странно, томик нашелся в библиотеке. Джуно вообще поражало ее содержание. В свое время Марволо нашел много интересного, даже не касаясь Запретной секции. Некоторые экземпляры, конечно, убрали, но осталось немало неисследованного. Тот же дуэльный кодекс. Правда, стоял он почему-то в отделе «История Магии», но выказывать подозрения было некому, так что девочка занялась непосредственно делом.

За три дня новость достигла ушей каждого слизеринца, Блейз даже устроил тотализатор. Забавно, но около тридцати процентов поставили на нее. Видимо, туповатого Паркинсона настолько не любили, что некоторые отчаявшиеся поставили на второкурсницу-грязнокровку. По-своему добрый Флинт предлагал свою помощь и подбадривал, в случае поражения обещая самолично купить ей билет на Хогвартс-экспресс. Алекс и Джейк только поржали, памятуя о настоящем происхождении Джуно. Разумеется, эти три дня они тоже были вовлечены в подготовку к грандиозному шоу. Ну, девочка собиралась обломать всех зрителей, все же пятикурсник… Обычные методы не подойдут. И он уже знает о ее пуш-дэггерах.

Проблема заключалась в возможных артефактах противника. Ведь она не собиралась снимать свои, а значит, отдельно не оговорила этого условия. Но у нее было несколько планов, так что…

Жаль Паркинсона, очень жаль.

Джуно делала последние приготовления. Домовые эльфы были крайне удивлены ее просьбой, но исполнили желание девочки. Джуно направлялась к подземельям с донельзя довольным видом. Теперь ее победа была практически гарантирована. Похлопав по полным сумкам, Джуно весело подмигнула Алексу. До поединка осталось чуть больше получаса.

Девочка кивнула ожидающему ее Брустверу, и тот окольными путями, петляя в коридорах, привел ее в полукруглое помещение с высоким потолком. Оно было достаточно большим, посередине располагалась широкая платформа — место для непосредственного боя. Но сейчас комната выглядела тесной — Джуно показалось, что пришли все слизеринцы старше третьего курса. Хмурый Флинт и староста проводили ее до платформы. Девочка прикинула размеры. С натяжкой, но хватит для задуманного.

Еще полчаса ушло на традиционные расшаркивания между противниками. Паркинсон выглядел так, как будто был готов задушить ее голыми руками. Фи, никакой фантазии. Джуно не была злопамятной, но была практичной. А что может быть практичней нанесения тяжких травм твоему врагу?..

Комментарий к Глава 16.

Следующая глава будет через несколько дней, так как запас подготовленных иссяк, но автор постарается наверстать)

***

автор немного неудачник, поэтому практически готовая новая глава безызвестно канула в недрах ворда. Так что прода немного задерживается.

========== Глава 17. ==========

Паркинсон не стал размениваться на слабые атаки и сходу начал раскидываться заклинаниями «на грани». Джуно не стояла на месте, мелкими выпадами избегая проклятий в опасной близости от себя. «Двойное» восприятие реальности позволяло не совершать лишних телодвижений и довольно точно просчитывать траекторию лучей.

— Секо!

Повернуться боком и нагнуться чуть влево.

— Инфлэтус!

Тут даже не стоит двигаться. Джуно на секунду замерла. Луч заклинания стек лужицей по защитному барьеру позади девочки. Он не выпустит участников дуэли наружу, пока один из них или не признает поражения или будет не в состоянии продолжать схватку. Чистокровные маги относились к схватке за честь так же серьезно, как относились средневековые джентльмены обычного мира.

Паркинсон начал выходить из себя. Его и без того неточные заклинания стали сильнее и быстрее, но никак не приблизили его к попаданию. Девочке оставалось лишь поддевать и глумливо улыбаться, распаляя противника. Уже через несколько минут Джуно достигла своей цели: середины платформы. Из двух небольших сумок, одолженных у Гектора, после прикосновения волшебной палочки вырвалась целая лавина стремительно увеличивающихся… мягких подушек. Джуно стояла в центре подобного «водоворота», так что благополучно утонула в нем без риска получить травму.

— Бомбарда Максима! Секо! Проте…

Паркинсон успел запустить еще пару заклинаний перед тем, как волна подушек просто-напросто смела его со «сцены». Против физических объектов помогал только специализированный щит, да и тот сломался бы от давления. Все-таки Джуно немного перестаралась с количеством подушек. Паркинсона довольно ощутимо приложило об барьер, а сама девочка утонула в подушках по самую голову. Победа была за ней.

Староста и Председатель Клуба по совместительству одной Финитой убрал последствия ее выходки, девочка уже предвкушала лица друзей… Но никто не торопился признать ее выигрыш, наоборот, толпа возмущенно заворчала, выкрикивая что-то вроде:

— Не признаем!.. Грязнокровка сжульничала!.. Не считается!..

Флинт, как ее секундант, выглядел недовольным и крайне раздосадованным. Он так хмурился, казалось, что еще немного, и он сам прихлопнет Паркинсона. Джуно не спешила с выводами, но, похоже, ей подложили толстую такую свинью. И, конечно же, чуйка не подвела. Бруствер усилил голос Сонорусом и невозмутимо произнес:

— Результаты дуэли были признаны свидетелями неудовлетворительными. Согласно Кодексу будет проведен повторный поединок. В качестве оружия допускаются любые артефакты, призванные фамильяры и… маггловские средства, наносящие прямой урон противнику. Подтверждаю, что условия мисс Крей соблюдены.

Джуно побледнела. Сражаться честно с быком-пятикурсником?.. Допустим, какое-то время она сможет уклоняться, но что делать дальше? Она явно устанет раньше него просто потому, что младше и занимает неудобную позицию защиты. Из боевых заклинаний она владела только Секо и Инкарцеро, но такие плевые заклинания даже самый слабый артефакт отразит на раз. Попытаться подобраться поближе и использовать пуш-дэггеры?.. Остается только это, но даже Паркинсон вряд ли промахнется по ней на расстоянии вытянутой руки. Кто же знал…

— Мистер Бруствер… Не подскажете, согласно Кодексу какого года возможны такие изменения?

Староста равнодушно посмотрел на нее, мол, чего еще ожидать от магглорожденной, но ответил:

— Данное правило было добавлено в Кодекс двадцать лет назад, мисс Крей. Оно было придумано специально для подобных случаев. Хотя пункт четвертый и предполагает выбор абсолютно любого оружия, но дуэль все же магическая и призвана демонстрировать магическую или… физическую силу волшебника. Впрочем… возможно, Вам удастся применить таланты, за которые Салазар Слизерин выбирал студентов на свой факультет. Мы будем пристально наблюдать за ходом поединка.

Шикарно. Просто шикарно. Захотелось выругаться. Но Марволо опередил ее, смачно и элегантно проехавшись по всем разом. В библиотеке хранился устаревший Кодекс, соответственно, Марволо и не подозревал, что он может измениться. Да и она хороша. Понадеялась на консервативность и закостенелость магов. Но они тоже могут что-то менять. Девочке захотелось побиться головой об стену. Тот же Хогвартс-экспресс и автобус же переняли у магглов. Не совсем уж Средневековье. Джуно глубоко вдохнула перед возвращением на платформу. Запасные планы были, но не предусматривали такого поворота событий. Придется светить Фамоса, вдвоем как-нибудь справятся.

Похоже, Паркинсон так не считал, и сразу после легкого кивка старосты ринулся в атаку. Хм… А может, все не так плохо, как думала девочка. Парень явно был зол до крайности таким проигрышем-не-проигрышем и пытался отыграться. Но делал хуже только себе. Гнев в любом конфликте не помощник. Джуно скользила по своей части платформы, легко уходя от заклинаний, которые, к слову, становились все опасней и опасней. Но одновременно с этим удлинялась словесная формула, так что Паркинсон мазал совсем уж в пустоту. Отчего злился еще сильнее. Замкнутый круг.

Девочка отцепила каффы-перья, одновременно подныривая под очередной луч заклинания, и наотмашь полоснула себя по рукам. Вышло смазано, и Джуно зашипела от боли. Глаза непроизвольно заслезились, слишком уж глубокими вышли порезы. Паркинсон заподозрил неладное и решил сменить тактику. Между ними было еще приличное расстояние, но парень резко начал его сокращать. Идиот. А Джуно и надо-то было всего пару секунд. Кровь из порезов щедро размазалась по полу, когда девочка перекатом ушла от еще одного неприятного проклятья Паркинсона. Выглядело не очень эстетично, да и по ощущениям было очень неприятно, но Джуно проверенным у Наставника способом одним ментальным ударом загнала разрастающуюся боль под блок и сосредоточилась на «двойном» восприятии.

Обычное зрение было нечетким из-за проступивших слез, так что появившийся из неоткуда Фамос ослепил ее на несколько долгих мгновений концентрацией магии в том месте.

Хмм, оказывается, кровь волшебника тоже слабо светиться в этом диапазоне. Джуно моргнула и прогнала неподходящие мысли. Быстро вскочив на ноги и пошатнувшись от резкой смены позиции, девочка первым делом нашла взглядом Паркинсона. Тот затормозил всего в паре ярдов от нее, еле успев увернуться от острых когтей Фамоса. Тот явился, разумеется, во всей красе, разом притянув к себе всю свободную кровь девочки. Кажется, он подрос еще немного и теперь был почти по пояс Джуно. Жутковатое зрелище.

Фамос фонтанировал жаждой битвы и резво кинулся на Паркинсона. Мощный Протего помог лишь на несколько секунд, Фамос пару раз ударился об него, недовольно заскрежетал, сосредоточился, и… у Джуно засосало под ложечкой. Из порезов все еще капала кровь, девочка пыталась закрыть раны с помощью перчаток, но… они не поддавались, хотя в другое время Джуно легко залечивала даже более глубокие порезы. Кровь, натекшая на пол, во второй раз устремилась к стимфалиду, впитываясь в перья. Фамос издал громкий звук, похожий на скрежет мела по доске, и клювом пробил щит парня. Один взмах крыльев — и Паркинсон усеян острыми перьями, как дротиками. Он вскрикнул от боли и попытался выдать какое-то заклинание, но оно просто скатилось с Фамоса, не причинив ни малейшего вреда. Победа была практически в кармане у Джуно, но проблема состояла в другом. Порезы на руках не хотели закрываться, а кровь все тянулась и тянулась к стимфалиду. Надо было срочно это прекращать, потому что уже начала кружиться голова от сильной потери жизненно важной жидкости. Разумеется, она подстраховалась на такой случай, Фамос в пылу битвы становился неуправляемым и опасным, в первую очередь для нее.

Девочка почти нажала драгоценный камень, «вмонтированный» в перчатки, — Паркинсону уже ничего не поможет в поединке, — но Фамос протестующе курлыкнул-проскрежетал. По его мнению, жертва должна умереть в жутких страданиях, а та всего лишь потеряла сознание и тоже истекала кровью. Вообще-то, стимфалид мог поживиться ею, но от Паркинсона он воротил нос, предпочитая кровушку хозяйки. Джуно, конечно же, была другого мнения, поэтому вжала камень. Перчатки немедленно удлинились и «наросли» на руки до плеч. Их придется потом отправлять Ивану для перенастройки до прежнего состояния, но это уже мелочи. Фамос, лишившись поддержки кровью, оставил израненного Паркинсона в покое и вопросительно склонил голову в сторону Джуно. Мол, что он делает не так.

А Джуно лишь устало присела на пол, чувствуя ужасную слабость. Выиграть она-то выиграла, но…

Бруствер, убедившись в неподвижности парня, хотел объявить победу Джуно, но Паркинсон резко вскинул палочку по направлению к Фамосу и…

— Мерзкая тварь! Авада Кедавра!

Девочка помнила лишь мгновенную вспышку боли, которая снесла всю ее ментальную защиту, невесомый толчок в грудь и внезапную легкость. На секунду захотелось раствориться в окружающем мире, стать частью чего-то вечного, большего… Но пугающее желание пропало вместе с ощутимым бряком об пол. Ощущение тела пришло вместе с болью в отбитой пятой точке.

Джуно ничего не поняла. Что это было? Паркинсон использовал Непростительное на Фамосе? Тогда куда попала она? Или это игры ее воспаленного сознания от слишком большой кровопотери?..

Девочка потерла место ушиба и встала. Так, ладно. Она мыслит, соответственно существует. А в каком виде, предстояло разобраться. По крайней мере, вокруг была знакомая обстановка: ее поместье и кабинет отца. Но на привычном месте не было Марволо, хотя остались его воспоминания-книги. Джуно не позволила себе запаниковать, хватило и того пугающего чувства легкости. Как будто она уже собиралась отправиться на небеса, или куда там отправляются души магов. Хотя будет печально, если так и произошло, а поместье — лишь порождение ее умирающей фантазии.

Девочка подошла к полке с последними воспоминаниями. Надо что-то делать. Благо, она уже знала, как правильно работать с воспоминаниями. Собравшись с духом, Джуно открыла первую страницу новенького на вид учебника.

***

Блейз чувствовал небольшую вину перед подругой, умолчав об изменившихся правилах дуэли. Но порыв увидеть ее магический бой с Паркинсоном перевесил, так что мальчик предвкушал зрелище. Он был в восторге от физической формы Джуно, близкой к идеальной, по крайней мере, Паркинсон так ни разу и не попал по ней, как ни старался.

Джуно, как переменчивый ветер: выдавала все новые и новые сюрпризы. Затея с подушками была занимательной, но какой-то детской. А вот последующий бой был прекрасен. Ровно до того момента, как сошедший с ума полумертвый Паркинсон запустил смертельное заклинание в питомца (как оказалось) Джуно. Хищник принадлежал не пуффендуйцу, а подруге, что только множило вопросы о ее биографии. Невилл рядом упал в обморок от волнения или страха (как знать?), у него родителей свели с ума другим Непростительным…

Сам Блейз сбледнул с лица, непроизвольно отступив на шаг. Защитный барьер затрещал по швам, сигнализируя, что что-то в поединке пошло не так. Было не очень хорошо видно, но луч заклинания попал в крыло птицы, та почти избежала смертельной Авады, но размер сыграл с ней злую шутку. Но хищник не упал замертво, как можно было ожидать, а издал громкий трель-писк, что слизеринцам пришлось зажать уши, настолько пронзительным он был, и метнулся поближе к ослабевшей от потери крови Джуно.

Блейз затруднялся определить, что же произошло дальше. Из глотки птицы вылетел зеленый сгусток энергии и переместился к девочке, перетягивая следом ее кровь от птицы. Получился прозрачный туннель из красной жидкости, связывающий птицу и подругу. Только зеленая вспышка коснулась кожи девочки, как она закричала, страшно выгнувшись под немыслимым углом. По телу стремительно побежали рунические вязи, складываясь в неизвестные Блейзу знаки, разрушаясь и перестраиваясь вновь. Это длилась не больше нескольких секунд, но Забини показалось, что агония Джуно длилась вечность. Толпа замерла, с затаенным дыханием ожидая непонятно чего.

По уму надо было покинуть комнату, вызвать колдомедиков, остановить поединок, да сделать хоть что-нибудь! Но на всех словно бы наложили Империо. Абсолютно все курсы стояли и тупо смотрели, как корчится Джуно, как вспыхивают и пропадают странные символы на ее коже, как вполне живая птица недовольно щелкает клювом и беспрепятственно улетает из зала, как от Джуно на миг отделяется какая-то белая субстанция и немедленно втягивается обратно. Впрочем, Блейз не ручался за увиденное, возможно, показалось. Не каждый день увидишь такое… потустороннее выживание после Авады Кедавры. Теперь подругу или причислять к Наследникам Слизерина, или к какому-нибудь очень древнему Роду. Да, теперь просто так не отмыться от такой славы. Да и…

Осталась ли подруга подругой? Вместо Джуно поднялась… незнакомая волшебница. Секунду недоуменно хмурилась, разглядывая тонкие руки, потом легко поднялась на ноги, потянувшись. Как будто примеряла, подходит ли ей тело. Окинула равнодушным взглядом толпу, задержавшись взглядом на отдельных учениках. Когда глаза Джуно-не-Джуно встретились с его глазами, Блейза практически придавило к полу мощью неизвестного. Он с уверенностью мог сказать, что это была уже не подруга. Вместо порыва ветра он почувствовал нечто… Как будто он попытался заглянуть в бездну океана, но та посмотрела в ответ, отбивая всякое желание попристальней всмотреться в синюю глубину.

И движения. Вежливая, холодная улыбка. Мимика. Блейз в какой-то мере очень хорошо изучил подругу, так что точно мог сказать, что перед ним другой человек. Он впервые в жизни испугался не мать. По-настоящему пришел в ужас. Потому что незнакомцу, захватившему тело Джуно, хотелось подчиняться. Его аура склоняла его к земле, давя своим могуществом. Блейз с трудом преодолел наваждение и чуть ли не бухнулся на колени там, где стоял. Украдкой посмотрел по сторонам. Половина слизеринцев не понимала, что происходит, похоже, что-то почувствовали или поняли лишь несколько старшекурсников. И он. Из-за специфического Дара. Если вообще не он один.

В звенящей тишине Джуно-не-Джуно неспеша подошла к Паркинсону. Тот наблюдал все, так сказать, «из первых рядов» и сейчас активно пытался уползти подальше от второкурсницы. Миниатюрная нога девочки с силой опустилась на руку парня. А учитывая, что Джуно предпочитала носить обувь или с железной набойкой, или с тяжелой платформой, то Паркинсону наверняка было больно. Наверное, слова неизвестного, сказанные голосом Джуно, он запомнит навсегда.

— Падаль, — тишину разбил обманчиво-спокойный голос подруги, звучавший непривычно высокомерно и жестко. — Ты чем думал, посылая в магическое существо, связанное с волшебником узами крови, убивающее заклинание? Позор своего Рода, а не Наследник. Будь мы чуть слабее, она бы не выжила. Вместе со мной. Гниль малолетняя. Лоб здоровый, а мозгов меньше, чем у флоббер-червя. У нас теперь магическое истощение твоими стараниями, падаль. Самое место в Азкабане.

Все наверняка подумали, что речь идет о птице и самой Джуно… Но Блейзу в словах неизвестного почудилась другая связь. Того, кто захватил ее тело, и подруги.

Девочка с силой надавила на руку Паркинсону, вызывая у того тихий скулеж. Потом достала палочку, внимательно ее рассмотрела, словно увидела в первый раз, и спрятала обратно в крепление.

— Хотел…а тебя проклясть, но мне же колдовать теперь несколько дней нельзя. Ничего, обойдемся и так.

Глаза Паркинсона расширились, тот попытался снова отползти за защитный барьер, но тот его не выпустил, не считая дуэль законченной.

— Давай-давай, скажи, что сдаешься, падаль. А на конец сделаю тебе подарок.

Девочка пошарила руками по поясу, нашла что-то на пряжке и после небольшого усилия вынула пару кинжалов. Деловито прижав руки слабо сопротивляющегося парня к полу, с размаху всадила их в ладони Паркинсона. Блейз не выдержал и зажал уши. Слишком уж громко и противно кричал парень. Да и зрелище было… сильно на любителя.

Мальчик отвел глаза от платформы. Послышался глухой стук ботинок Джуно, и она вышла из-под защитного барьера.

— Мистер Бруствер, Вы подтвердите мою победу? Я надеюсь, в этот раз не возникнет никаких сложностей? Никаких дополнительных правил в Кодексе нет по этому поводу?

Староста медленно кивнул, постаравшись невозмутимо ответить:

— Я подтверждаю победу мисс Крей. Мисс Крей, что Вы хотите за победу?

Джуно тонко усмехнулась. Это равнодушно-скучающее выражение лица совершенно не подходило девочке, словно восковая маска.

— Староста, Вы же не думаете, что я забуду про Непростительное Паркинсона? Если падаль не хочет в Азкабан, то ей следует выплатить мне виру, достойную попытки меня убить. А в качестве приза я возьму… — девочка небрежно вытащила магический концентратор из-за пояса, — палочку Паркинсона. И Непреложный Обет, что он не приблизится ко мне ближе, чем на десять метров. И не навредит никаким способом.

Джуно слегка скривилась, принимая Обет хрипящего парня. Никто не осмеливался подойти к нему, пока Джуно-не-Джуно стояла рядом. Во взгляде девочки поселилась брезгливость. Теперь репутация парня не то, что растоптана, а опущена ниже дна. Если по результатам дуэли в качестве желания забиралась палочка волшебника, то это было демонстрацией небрежного отношения победителя к проигравшему.

Подал голос Флинт, по лицу которого Блейз предположил, что тот догадался о происходящем в общих чертах.

— И что ты хочешь, Крей, от Паркинсона? Ты в своем праве.

Толпа, наконец, отмерла и даже тихо зароптала. Никто не возмущался открыто, имея в примерах противника Джуно. Да и пережитая Авада была весомым аргументом. Даже очень весомым.

— Естественно, магическое обязательство. Кто знает, что может мне понадобится от чистокровного в Хогвартсе. А чтобы ты, падаль, — голос Джуно вновь стал обманчиво-ласковым, — меня не обманул или, не приведи Мерлин, совершенно случайно не пострадал раньше времени, скажем, от Наследника Слизерина, я присмотрю за твоей сестрой. И клятва, естественно.

Пэнси стояла в толпе ни мертвая, ни живая, а уж после заявления Джуно и вовсе издала невнятный писк, оседая на пол. Подруга спустилась с платформы и стремительно пошла к выходу из зала. Но не обычной летящей походкой, а широкими шагами, словно хотела казаться выше. Или чувствовала себя выше. Перед тем, как скрыться в дверях, она обернулась и еще раз окинула слизеринцев пронзительным взглядом, задержавшись на Флинте и Бруствере.

— Впредь надеюсь, господа, что никому не придет в голову вредить мне или моим… друзьям. Думаю, никто не желает повторить судьбу мистера Паркинсона или опозорить факультет и навлечь на себя гнев… Наследника. И, конечно же, информация о дуэли и ее последствиях не уйдет дальше учеников, мистер Бруствер? Не стоит беспокоить декана, он… весьма занятой человек. Мистер Флинт, мистер Бруствер, благодарю за… справедливое судейство и помощь в качестве секундантов.

Староста молча кивнул. Флинт напряженно смотрел на девочку, никак не реагируя. Наконец, Джуно-не-Джуно демонстративно медленно поклонилась согласно Дуэльному кодексу и окончательно покинула зал, оставив слизеринцев шепотом обсуждать рождение новых сплетен и мифов вокруг Джуно Крей, второкурсницы, каким-то образом перетянувшей на себя Аваду Кедавру.

Комментарий к Глава 17.

Да, автор почти весь день восстанавливал удаленную главу) Правда, развитие истории пошло немного по другому пути, нежели предполагалось изначально, но так намного интересней) спасибо, что читаете мою писанину)

Думаю, вы поняли в общих чертах, что произошло) в следующей главе будет все разъяснено вместе с реакцией окружающих)

========== Глава 18. ==========

На улице шел легкий снегопад, Марволо с трудом удержался от того, чтобы проклясть Поттера. Поттера, который сидел в библиотеке парой столов дальше и сверлил его пристальным взглядом. Работать в таких условиях было невозможно. Ему надо искать Тайную Комнату с василиском и змееуста, что ее открыл, а не отвлекаться на Золотого мальчика Дамблдора. Он знал от Джуно, что тот говорил на парселтанге, но это совершенно точно был не он. Потому что тугодум Поттер либо гениально притворялся идиотом, либо Наследником не являлся, предпочитая вместо уроков следить за ним или Малфоем. А встреча с василиском была делом жизни и смерти. В буквальном смысле, по крайней мере, для него.

Парень как раз размышлял, над чем поработать с Джуно, когда случилось это. Его подкинуло, ослепило зеленой вспышкой и перемешало их с Крей сознания. Марволо не растерялся, не будь он будущим… точнее, прошлым… Темным… Гм…в общем, Осколком Темного Лорда.

За время «соседства» с Джуно Марволо развивался. Смог преодолеть свою унаследованную от оригинала вспыльчивость, значительно пополнить знания, узнать… что такое испытывать яркие чувства: симпатию, привязанность, даже дружелюбность. Практически сразу после слияния и спаивания в одно целое крестража с новосозданным Алтарем он стал воспринимать Джуно как свою собственность, что в итоге вылилось в отношение к девочке не как к носителю, а, скорее, немного вздорной младшей сестре, за которой нужен глаз да глаз.

Только-только оказавшись «у руля», Марволо растерялся и на миг подумал, что достиг своей изначальной цели. Все-таки он слишком давно и сильно жаждал вернуться к жизни. Впрочем, легкое удовлетворение пропало так же быстро, как и появилось. Ощущение тела, навалившиеся следом, слишком сильно выбило из колеи. Возможно, Марволо поступил бы по-другому, будь он в другой ситуации, но тогда был слишком «загружен» произошедшим и действовал автоматически, так, чтобы одновременно обезопасить (хотя бы на время) себя и Джуно от слизеринцев и не раскрыть секрет «преображения».

А за те три дня, что он искал способ вернуть Крей или хотя бы увидеться с ней, он испытал все «прелести» бытия живым. За длительное время вынужденного заточения он как-то позабыл, что к телу прилагаются все проблемы и потребности организма. То есть ему необходимо тратить треть жизни на сон, прерываться на еду, поддержание гигиены, не говоря уже об взаимодействии с окружающими. Похоже, он успел стать настоящим социопатом, потому что, очутившись среди малолетнего стада, уже через пару часов захотелось свернуться кому-нибудь голову. Ни почитать спокойно, ни помедитировать. Приходилось отвлекаться и на уроки, чтобы избежать приватного разговора с деканом или того хуже — с директором.

Еще и накануне, как назло, Джуно огорошила Снейпа заявлением, что она может приходиться Волан-де-Морту родственницей. На какое-то время это удержит его на расстоянии, но разбирательства не избежать. Собственно, поэтому Марволо и торопился: если не вернуть истинную хозяйку тела, неизвестно, сможет ли он защитить их общее сознание от целенаправленного «вскрывания». Пусть Снейп и не был Мастером, как поделился Наставник Джуно, но был близко к этому. Марволо не хотелось признаваться даже самому себе, но по части ментальной магии Снейп был намного опытней его самого. И если «изнутри» он мог обеспечить Джуно соответствующую защиту, то при смене ролей очень сильно сомневался, что что-то удастся.

В то, что Джуно скопытилась, он не верил. Слишком живучей была Крей, да и во время вынужденного сна он видел ее в поместье, но по какой-то причине не мог с ней взаимодействовать.

Парень поморщился, вспоминая про сон. Бесполезная трата времени. Но после двух бессонных ночей организм взял свое, и он отключился сразу же после вечернего принятия пищи на кухне. Хорошо еще, что Алексис, вассал Джуно, донес спящее тело до слизеринских подземелий и передал Флинту. Последний смотрел подозрительно, и пришлось признаться, что он — не Джуно, но скоро она вернется. Парень не поверил, но дал неделю сроку перед тем, как он пойдет к Снейпу. Похоже, староста сам не очень доверял декану, хотя и считался с его силой.

Больше всего бесили детишки. И если довольно смышленому Забини хватило пары фраз, чтобы тот все понял и не рыпался до возвращения Джуно, то Драко Малфой был настоящей занозой в заднице. Лонгботтом стал бояться бывшую подругу после демонстрации силы, Булстроуд и Паркинсон с ее курса даже не приближались, вздрагивая каждый раз, когда Марволо проходил рядом, вассалы Джуно были более-менее в курсе ситуации и прикрывали, как могли, Флинт тоже не лез, хотя и присматривал по мере сил. Но остальные…

Самыми настырными оказались Малфой и Криви, которых не испугало проявление сил девочки. Первый слишком много знал о Джуно, а второй — слишком мало. И им, как тому же Забини, полуправду не расскажешь. Они всерьез стали считать Джуно Наследницей Слизерина, несмотря на отрицание этого факта и явные доказательства обратного. Много времени уходило и на газету, но от этого проекта не откажешься просто так, очень уж полезным оказался для Джуно. Поиски Тайной Комнаты затруднялись и тем, что Дар девочки перестал у него работать. Видимо, был привязан напрямую к душе. Жаль, что знание парселтанга не досталось ему при создании крестража, сейчас бы очень пригодилось. Первым делом он одолжил переводчик со змеиного у пуффендуйца, но тот, по-видимому, реагировал только на слова, обращенные конкретно к нему.

И на Гриффиндоре не было подвязок, чтобы добыть информацию о Поттере. Был только Персиваль Уизли, но ему доверять было нельзя: семья ставленников Дамблдора, да и мотивов у старосты помогать слизеринке не было.

Единственное, что удалось сделать за три дня — отправить Лавгуд на добычу информации. Вот уж кто привел будущего-прошлого Темного Лорда в ступор. Она сразу поняла, что он заменил Джуно, и в собственном невероятном стиле выразила уверенность, что «друг» Джуно непременно вернет ее, попутно успокоив своих «мозгошмыгов». Ну, она хотя бы не шарахалась от испуга и не «плыла» в его присутствии, как тот же Забини. Его Дар чувствовать магию сыграл с ним злую шутку, теперь нахождение рядом с ним влияло на мальчика не хуже дозы на наркомана. Поэтому Марволо старался держаться от него подальше, не хватало еще проблем и с ним.

План, в общем-то был построен на пророчестве и связан с василиском. В нем говорилось, что «третьи» спасут Джуно от него. Поскольку Марволо был третьим крестражем, то вполне подходил под описание. Да и была высока вероятность, что после окаменения тела он попадет к Джуно в поместье. Тогда никто не будет считать ее Наследницей Слизерина и это обезопасит их двоих от поползновений старика и Снейпа в их сторону. Все-таки трудновато будет манипулировать окаменевшей ученицей. А то, что что-то подобное замышляется, он не сомневался. Вон, Невилл Лонгботтом — прямое тому подтверждение. Джуно не замечала связи в силу занятости и неопытности, но он был знаком с некоторыми методами директора и подмечал и тесное общение мальчика с гриффиндорцами, и сомнения, мелькавшие на лице Лонгботтома при взгляде на подругу, и некую робость, переросшую в страх после выходки Паркинсона с Авадой.

Самое забавное, что часть слизеринцев свято уверовала, что Джуно связана со Слизерином, и теперь вчерашние высокомерные снобы практически стелились перед новой «Темной Леди», пытаясь угодить. Что же, зато теперь Джуно сможет отличить настоящих друзей от всяких прилипал. Стоило обратить внимание на Теодора Нотта — он единственный, кроме Забини, смекнул, что дело нечисто, но завуалировано сообщил о возможности продолжения «деловых отношений». Марволо предоставил тому присланную матерью Джуно слюну и шерсть цербера авансом. Возможно, очень скоро ему понадобятся некоторые услуги от Нотта…

Сейчас же, сидя в библиотеке под пристальным взглядом Поттера, Марволо страдал. Впечатлений от пребывания в девичьем теле он набрался еще в первый день, промучившись с непослушными волосами больше часа. Мелкой первокурснице тоже пришлось помогать, благо, при сильной мотивации выучить нужные заклинания не составило труда, хотя малолетний малефик и возмущался по поводу того, что он не делал это вручную. Но та не решилась спорить после зрелищной дуэли. Еще одна головная боль, смотрящая на него-Джуно влюбленными глазами. Странная, но полезная в будущем личность.

Теперь, когда он мог воочию видеть поведение слизеринцев, а не только через призму приглушенных чувств, он дивился их поразительной схожести с Джуно. Разумеется, он был сильнее и опытнее, все же тяжелое детство в приюте оставило ощутимый отпечаток на его характере и мировоззрении, но девочка обладала незримой харизмой, острым умом и удивительной приспособляемостью. Пожалуй, у него самого ушло больше времени на то, чтобы завоевать авторитет Слизерина. Но у Джуно была немного другая ситуация: она прекрасно знала, что она хочет и для кого. Так что то, что она была потенциальным лидером первых двух курсов, не было случайностью.

Девчонка была на редкость удачлива, раз ее не взяла даже Авада, миновав таким странным образом. Марволо с раздражением закрыл очередную книгу, откинувшись на спинку стула. Невозможно было работать в таком состоянии, да еще и вечер подкрался незаметно. На каждом шагу слышались шепотки по поводу Дуэльного Клуба, который открывался завтра, так что слизеринцы посматривали на нее со смешанными эмоциями. Кто боялся до дрожи в коленках, как Паркинсон, кто смотрел с восторгом, как Криви и Берк, а кое-кто активно поддерживал слухи о том, что он и есть Наследница Слизерина. Тьфу, эта мысль даже звучит ужасно. Без парселтанга он утратил этот несомненно полезный статус. И времени на розыск Наследника оставалось все меньше и меньше. Идея пойти по ранее проторенной дорожке уже не казалось такой хорошей. Он ошибочно полагал, что в Хогвартсе вспомнит нужную информацию, но за три дня не единого проблеска узнавания. В голове стоял туман вместо требуемых данных.

Еще и ощущение тела после стольких лет в крестраже сильно давало по мозгам, обостряя все эмоции. Так что сдерживаться от того, чтобы не укокошить Поттера, становилось все сложнее. Пожалуй, он стал лучше понимать Джуно, которой ранее советовал улучшить самоконтроль и игнорировать гриффиндорцев. Может, порадовать девчонку и проклясть ее рыжего кузена?.. Заодно и пар спустит.

Видимо, у него на лице отобразилась часть размышлений, так как гриффиндорцы, прикрывшиеся книгами, слегка побледнели и поспешно отвернулись от него. А Уизли чуть не свалился со стула, стоило задержать на нем внимательный взгляд. Ладно уж, не будет плодить проблем, и так забот выше крыши. Например, еще стоило подумать над посланием Наставника Джуно. И птичкой, которая доставила его. Фамос мигом распознал в нем чужого, но в силу пока еще не очень развитого самосознания не знал, что делать. Впрочем, осмотреть себя дал, постоянно кося глазом, пока Марволо не подкормил того кровью.

Этим он и занялся после ужина. Что-то не давало ему покоя, поэтому парень тщательнейшим образом обследовал птицу с помощью второго пуффендуйца-зельевара, тот вроде неплохо разбирался в магических животных. Вкупе с сильно изменившимся стилем повествования мистера Асклепия и упоминанием прохождения какого-то испытания… Велика вероятность, что Авада Кедавра, прошедшая через птичку, смела к чертям какие-то метки или заклинания слежки, повешенные еще в Греции. На их наличие намекали и сам факт получения редкого даже для его родины стимфалида, изменение в сторону больших откровений писем мистера Асклепия и упоминания какого-то испытания. Девчонка, сама того не подозревая, перешла на новый этап в обучении с Наставником. То, что это вышло случайно, он, естественно, собирался скрыть от мистера Асклепия. А Джуно придется в срочном порядке нагонять. Ничего, успеет выспаться, сейчас главное — получить как можно больше знаний, пока под боком есть самая большая открытая библиотека в магической Британии…

Девочка умная, упорная, вот пусть и оправдывает надежды своих родителей. Марволо давно заметил, что упоминание семьи сильно повышает мотивацию Джуно… Хм, надо будет попрактиковаться с ней на драконе, как только представится возможность…

Марволо отвлекся на обдумывание ситуации, возвращаясь в подземелья. Все-таки он испытывал толику радости от того, что смог повидать Хогвартс собственными глазами еще раз. По привычке он, забывшись, едва не повернул в мужские спальни, вовремя опомнившись. Украдкой оглядевшись, он заметил слегка расфокусированный взгляд Забини из другого угла гостиной. Не было же печали…

***

Персиваль Игнатиус Уизли всегда был примерным сыном и старшим братом. По крайней мере, старался им быть. Когда на пятом курсе его сделали старостой, он был безмерно счастлив. Мама очень гордилась им, постоянно ставя в пример младшим — хулиганам-близнецам и немного раздолбаю-Рону. Папа, хоть и был часто занят на работе до позднего вечера, тоже выказал свое однозначное одобрение. Старшие братья писали теплые письма, поздравляя с желанным назначением. Перси смотрел внутрь себя и не понимал, когда семейная идиллия дала трещину.

Рон с первых дней учебы весьма яростно и грубо стал противиться его, казалось, естественной для братьев опеки. Он не желал принимать помощи от растерянного Перси, который не понимал, почему его брат так наплевательски относится к учебе. Рон закончил первый курс едва ли не худшим учеником на потоке. Несмотря на этот удручающий факт, брата с Гарри и Гермионой чествовали на последнем пиру, как героев,э за полученные из воздуха баллы. Признаться, в порыве чувств он и сам поздравил их на волне радости за завоеванный Кубок. Но позже, лежа в тишине комнаты ночью и глядя в потолок, он долго анализировал произошедшее и не понимал. Не понимал, за что директор Дамблдор наградил первокурсников такой впечатляющей суммой баллов. Да, Рон весьма неплохо играл в шахматы, но вроде бы в Хогвартсе не проводилось никаких турниров и не было соответствующего кружка. Позже он уточнил этот момент у профессора МакГонагалл, наткнувшись на ее недовольный и строгий взгляд.

Летом он поближе познакомился с Гарри Поттером, что совершенно не приблизило его к разгадке прошлогодней победы Гриффиндора. Иногда они с Роном шептались о проклятии крови единорога и о бывшем профессоре ЗОТИ, но Перси не имел ни малейшего понятия, как это все соотносится. При его появлении мальчики немедленно замолкали. Он не жаловался на нехватку сообразительности, но информации было маловато. К тому же, он получил результаты СОВ, которыми он остался, в целом, доволен. Восемь «Превосходно», три «Выше ожидаемого» и одно «Удовлетворительно». Наверное, все же не стоило так надрываться и брать еще и Маггловедение. Даже по Зельям удалось вырвать «Выше Ожидаемого».

С близнецами отношения всегда шли негладко. А уж после их поступления в школу и постоянных шуточек, из-за которых страдали не только факультетские часы с кристаллами, и вовсе перешли в разряд вялотекущего конфликта. И ладно, если он сам становился объектом шуток, за столько лет приноровился, но неугомонные братья «прикалывались» над младшекурсниками, которые из-за этого частенько ночевали в Больничном Крыле. Если бы Перси не был рыжим, то давно бы уже поседел из-за их выходок. После каждого подобного инцидента он жутко расстраивался: несмотря ни на что, братьев он любил, и ему было больно наблюдать за тем, как они сами себе роют могилу и опускают и так неважную репутацию семьи еще ниже. А ведь им всем после школы надо будет где-то работать… И чтобы прокормить семью, зарплаты отца не хватало: Билл и Чарли иногда присылали деньги, но те тоже быстро растрачивались. Он сам ходил в далеко не новой мантии, но хотя бы благодаря бытовым чарам выглядел более-менее приемлемо. Но каждый раз мучительно краснел, завидя брезгливые взгляды не особо скрывающих подобное отношение слизеринцев.

Слизеринцы… Перси старался, как мог, в качестве старосты сдерживать гриффиндорцев от стычек, но удавалось это далеко не всегда. Еще и с начала года второкурсники змей, Малфой и Забини, стали смотреть на него как-то странно, оценивающе. Парень терялся в догадках, потому что уж с ними у него не было абсолютно никаких общих точек соприкосновения. Мысли плавно перетекли на другую слизеринку, Джуно Крей… Перси невольно стал замечать, что все чаще стал мысленно присматриваться к девочке. Сам себе он вряд ли мог объяснить пристальный интерес и какое-то болезненное одиночество, когда видел красную макушку в библиотеке или коридорах… Но он привык доверять развившейся благодаря близнецам чуйке и по возможности приглядывал за ней, хотя понимал, что второкурсница совершенно в этом не нуждается. Он приятельствовал с Алексом с Пуффендуя, тот был на курс младше, но День Рождения у того был в начале октября, так что разница в возрасте у них была совсем небольшая. Парня очень интересовала Трансфигурация, но сам он отчего-то недолюбливал профессора МакГонагалл и не ходил к ней на дополнительные занятия. Перси делился с ним конспектами, тем более деньги не были лишними. А Алекс утверждал, что его записи очень подробные и понятные, так что плата вполне оправдывала товар. Насколько Перси знал, пуффендуец ненавидел оставаться в долгу, был ответственным, хоть и немного вспыльчивым. На факультете барсуков он пользовался некоторым авторитетом, но старостой не был, вроде как не хотел взваливать на себя дополнительные обязанности.

Вот он и его друг с первых же дней прилипли к Джуно Крей, несмотря на разницу в возрасте и цветов знамен. Из скупых объяснений Алекса, которому очень не понравился подобный расспрос, он вынес, что они были знакомы еще до Хогвартса, и семья Крей сильно помогла родителям Алекса, так что росли они вместе. У Перси не то чтобы не было близких друзей, но в силу разных увлечений ему было трудно сойтись с кем-нибудь с Гриффиндора. Львы не очень-то привечали «заучек», и к нему относились как-то… Снисходительно. К шестому курсу его приняли, как «своего», но все равно считали заумным ботаником. Впрочем, так считали и младшие братья, что не добавляло ему спокойствия.

Он мечтал устроиться работать после школы в Министерство Магии, доказать, что их семья — не Предатели Крови, хотел зарабатывать достаточно, чтобы обеспечивать по мере сил комфортную жизнь семье. Мама, конечно, говорила, что отец не продвинулся за столько лет по карьерной лестнице лишь из-за его неконфликтности и природной мягкости, которые совершенно не подходили для высоких должностей. Но… папа и так был слишком загружен на работе, довольно редко пересекаясь со старшими отпрысками, которые учились в школе. Отца все устраивало… До недавнего времени все устраивало и Перси.

Но с началом учебного года трещина между ним и семьей медленно, но верно разрасталась. Близнецы становились старше, соответственно, и их шалости приобретали все больший размах. Малышка Джинни, младшая сестренка, как-то отдалилась с начала первого курса, проводя все свободное время за дневником. Вероятно, стеснялась и нервничала, все-таки впервые так далеко и надолго в отрыве от дома, даже заболела ближе к Рождеству. Но больше всего Перси беспокоил… Рон, самый младший брат. Близнецы были злом изведанным, и в какой-то степени он мог предвидеть их пусть и жестокие, но предсказуемые выходки. А Рональд… Ударил по самому больному месту. Родственным отношениям. Они и не были особо близки, но Перси считал совершенно естественным заботиться о нем. А Рон… Не понимал, не принимал. Да и Гарри… Они скрывали от него и от родителей явно что-то опасное. Раз оно было связано с мертвым единорогом в прошлом году.

А его сказанные в запале жестокие слова насчет значка старосты и Джинни… Ему было по-детски обидно. Он же просто волновался за заболевшую сестренку, за близнецов, не осознающих последствий своих поступков, за Рона, ввязывающегося с завидным упорством в сомнительные опасные дела. Не говоря уже об угоне отцовского автомобиля, что сильно сказалось на финансах семьи. А пост старосты… Открывает некоторые дороги в дальнейшей жизни. А уж после штрафа за нарушение Статута Секретности и поступления Джинни в Хогвартс вопрос о дальнейшем трудоустройстве встал особенно остро.

Мрачные мысли не давали Перси сосредоточиться на домашнем задании по Чарам, так что он решил прогуляться до совятни написать письмо домой. Ответ приходил далеко не всегда, но привычка сообщать последние новости родителям осталась. После ужина было открытие Дуэльного Клуба, времени было достаточно. Согревающие Чары выдувались довольно быстро, но до совятни хватало. На подходе к Западной Башне, располагающейся недалеко от подземелий Слизерина*, Перси столкнулся с теми, кого совершенно не ожидал увидеть лицом к лицу. Пока шел, услышал часть разговора.

-…гибкое тело. Превзошло мои ожидания. Значит, можно добавить физическую нагрузку после каникул.

Знакомый голос был холодным и ровным. В ответ раздался глухой стук, будто что-то уронили, и ответил Алексис. Тон у него был крайне недовольный.

— Да, Госпожа не забрасывает тренировки. Вам тоже не следует. Нарушение режима сна и питания плохо скажется на здоровье. Может быть, Вы уже и не помните, но человеческое…

Еще один загадочный разговор. Он не собирался вмешиваться в чужие дела, так что нейтрально поздоровался. Кажется, им было по пути или они кого-то ждали.

— Привет, Алекс, Джуно.

— Персиваль. Неожиданная… встреча, — задумчиво отозвалась слизеринка.

Комментарий к Глава 18.

* - согласно карте, составленной великой Кицунэ Миято-самой. В следующей главе будут все ссылки на соответствующие заимствования с благодарностями и “вдохновениями”.

Вот и новая глава!.. Если кому интересно, в следующий раз напишу, благодаря каким фанфикам решилась на свой и какие идеи откуда взяла. Хотя, учитывая количество штампов и фанфиков, они могут присутствовать и в других, конечно же)

========== Благодарности ==========

Отдельная глава, посвященная тем, благодаря кому появился фанфик (даже если они никогда ее не увидят)

Ничего информативного в ней нет, но если Вам интересно, каким макаром писался фанфик и кем я вдохновлялась, – то милости прошу. Думаю, найдете что-то интересное для себя на почитать.

Первая моя благодарность – великолепной Кицунэ Миято. Фанфик ее имени – лучший гарант качества. Нетривиальные герои, интересный сюжет, кропотливо проработанная матчасть.

Никаких шаблонов и Мэри Сью. Только хардкор.

https://ficbook.net/authors/486110

Собственно, при написании событий я опираюсь на карту, сделанную Миято-самой, потому что это – единственная подобная в своем роде карта окрестностей и Хогвартса.

https://vk.com/photo-119634594_456242017

Следующие благодарности пойдут не конкретно авторам (хотя им тоже), а сотворенным ими фанфикам.

Например, меня очень зацепил фанфик «Аромат лимонной мяты».

https://ficbook.net/readfic/3020041

Адекватный Перси – оттуда. Ну, не совсем, но впервые эта мысль пришла мне именно при прочтении данного фанфика. Все, как я люблю: Дамбигад, превозмогательство, глобальные заговоры.

«Гарри Поттер, неучтённый фактор и всё остальное» - следующий шедевр, который еще пишется, но тем не менее, который автор сам ждет в качестве читателя. Некоторые тайны родовой магии, расширение магического мира – все пришло частично оттуда.

https://ficbook.net/readfic/7875496

«Эффект Птеродактиля» автора Заязочки – фанфик, не дающий мне поспать несколько ночей подряд. Веселый слог, счастливый финал, торжество справедливости, спасение любимых героев – что может быть лучше?..

https://ficbook.net/readfic/3768294

Из него я уяснила, пожалуй, что любого каноничного персонажа можно интерпретировать, как душе угодно. В общем, познавательно. И интересный сюжет, да. Хогвартс меняется к лучшему!

И последняя благодарность, пожалуй, самая главная – чудесному человеку, который согласился стать моей бетой и до сих пор не бросил меня на этом пути – rakahosha.

Удивительной терпеливости человек!

И да. Моим душкам-читателям. Без вас вообще ничего бы не было, ясен пень. Кто дочитал до конца, спасибо большое.

Спешу так же сообщить, что планирую небольшую статью по Гарри Поттеру в духе: золотая середина между дамбигудом и дамбигадом, интерпретация некоторых канонных поступков и все в таком духе. Как Вы на это смотрите?

========== Глава 19. ==========

— О, Перси, тоже пришел отправить письмо? — пуффендуец был настроен куда дружелюбнее. По меньшей мере, внешне. Алексис уже успел прославиться своим трепетным отношением к Джуно Крей, о которой ходили неоднозначные слухи с прошлого года. Но на факультете барсуков народ в целом был миролюбивее и поспокойнее.

Староста кивнул, не задерживаясь на проходе. На первом этаже совятни располагалось закрытое помещение с узкими лазами для сов. Перси сел за один из столов, расположенных по кругу. Помещение пустовало, здесь гулял ветер из-за круговой формы комнаты и нескольких пар бойниц, расположенных напротив друг друга. Но ему нравилось ощущение морозных порывов. Странным образом он не чувствовал себя здесь одиноким вопреки пустынной атмосфере. Ветер просто выдувал все волнения и лишние мысли. В последнее время он стал наведываться сюда куда чаще, что не могло не беспокоить. Что же и когда пошло не так?.. Почему он все чаще не чувствует себя частью большой и дружной семьи?..

***

Марволо нервировала неопределенность. Хитрый Наставник Джуно подстраховался на такой случай. У парня не работало «второе восприятие», он фактически остался с одним глазом. Дар тоже как отрезало. Уже не говоря о том, что все артефакты, сделанные в Греции, перестали работать. И жадный до крови стимфалид не прилетал на зов, наведываясь исключительно за очередной порцией жидкости. То есть даже если бы он и захотел по доброй воле захватить тело Джуно, то быстро бы выдал себя. А уж Алексис, знающий Крей как облупленную, быстренько доложил бы, куда надо. Просто и действенно. Хорошо, что он сам догадался предупредить пуффендуйца и заверить в своих добрых намерениях.

Встреченный Уизли сильно заинтересовал его. Хотя они и числились Предателями Крови, конкретно этот был неестественно силен. Не составило особого труда узнать подноготную третьего, что, кстати, подходит под пророчество, по старшинству кузена Джуно. Староста, силен в Чарах и Трансфигурации, близких друзей нет, двенадцать СОВ и только одно «Удовлетворительно» по Маггловедению. Похоже, хочет сделать карьеру в Министерстве и уверенно идет к своей цели. Это было довольно очевидно, стоило лишь расспросить Алексиса и понаблюдать за его поведением. А самое главное, он был чистокровным. Пока что с вассалами у Джуно было все плохенько и грустненько-грустненько. Тьфу, и он уже стал перенимать лексикон девчонки и ее Наставника.

Очевидно, для покорения магического мира парочки-тройки грязнокровок не хватит. Из-за того, что ему не нравились мучения в таком хлопотном теле и он был ученым по натуре, парень не собирался отказываться от идеи захвата магической Британии. Просто… он вынес урок из поражения оригинала, который, к слову, очень зря наплодил столько крестражей, потеряв по пути здравый смысл, оставшийся у него, у Марволо. Он предоставит все заморочки с завоеванием Джуно, она же хочет усилить семью Крей, вот пусть этим и занимается, не забывая периодически читать интересные книжки. А он, так и быть, поможет. Уже не терпелось вернуться обратно в поместье-не-поместье. Чтобы спокойно совершенствовать свои навыки и навыки Джуно в ментальной магии. Анализировать прочитанное, пытаться понять суть магии, иногда беседовать с Крей. Все же он не был полноценной личностью, хотя и обладал способностью к развитию. Яркие эмоции… раздражали. Мысли все время сбивались на любимые темы: исследования, книги, новые заклинания. Пока что его самоконтроля и одергивания Алексиса хватало, чтобы не послать все к чертям, но рано или поздно кто-нибудь что-нибудь заметит. И если слизеринцы временно прижали хвосты, потому что пережитая Авада была серьезным аргументом, то привлечь внимание того же Снейпа или Дамблдора означало конец собственной игры и для него, и для Джуно. Ему ли не знать, как директор относится ко всему неизвестному и подозрительному. Не хватало еще быть вовлеченными в его интриги вокруг Поттера. А уж если каким-то невероятным образом он поймет правду, то… Продолжать мысль не хотелось. Думать о плохом финале сразу же после старта — тоже.

— Алексис, не забывай про… маскировку, — главное, чтобы пуффендуец понял намек и поменьше выражал недовольство. Кажется, его проняло, потому что Марволо выразительно покосился в ту сторону, куда ушел Персиваль.

— Да, Госпожа.

Пока все будут заняты Дуэльным Клубом, он с миньонами (да, самое точное определение для пуффендуйцев. Все же они не были вассалами в полном смысле слова) кое-что провернет. Даже несмотря на непроходящее магическое истощение, Марволо остается обаятельным и умным Осколком Темного Лорда. Пусть и одной восьмой.

***

Алексис уже который раз за несколько недель проклинал Марволо Мракса, захватившего тело Госпожи и творившего полный беспредел. Как еще слизеринцы не связали его и не потащили изгонять демона из Джуно… Он бы сам так поступил, если бы был уверен в результате и обладал нужными знаниями. Идея сообщить Наставнику Джуно о происходящем он отмел, с неким содроганием вспоминая его методы обучения. Ему «повезло» попасть лишь на пару уроков, а уж Госпожа училась у него целых два месяца. Что он сделает с Марволо, занявшем место Джуно, думать не хотелось. Да и… Пора было брать эмоции под контроль. Первый порыв вытрясти информацию из Марволо он подавил усилием воли. Парень обучал Джуно ментальной магии, в которой был одарен. И другим нужным магическим приемам, необходимым для выживания. С каждым годом это становится все актуальнее, так что…

Он терпел и не портил отношения с Мраксом, хорошо осознавая возможные последствия. В Греции его научили сдерживать темперамент, нивелируя влияние печати Берсеркера. Но если это позволяет защитить Госпожу, то все в порядке. Алексис отвел глаза от пристального взгляда Марволо. Тот явно что-то подозревал, но они были далеко не в тех отношениях, чтобы говорить по душам. Алекс подчинился ему, памятуя из рассказов Джуно, что Марволо — взрослее и умнее. И жестче.

Сейчас, приглядевшись повнимательнее, Алекс с замиранием сердца понимал, что Джуно… Госпожа, его маленькая Госпожа, которую он знал всю жизнь, кому безоговорочно принадлежала его верность… Менялась. Уже сейчас она обладала сильной волей и весьма своеобразной харизмой. Если бы Алексу понадобилось описать единственную дочь семьи Крей одним словом, то он бы сказал… Гибкость. Или приспособляемость. Могла склонить голову перед сильнейшим, но не душу. Могла пойти на уступки, если это не угрожало Клану. Могла быть и доброй к друзьям, и безжалостной к недругам.

Алекс затруднялся сказать, поменялась ли Госпожа в лучшую или худшую сторону. Он будет ее защищать в любом случае. Влияние ли мистера Асклепия или Марволо Мракса… Если Госпожа признает их авторитет, то и он тоже. А Джейк, пока может заниматься Зельевареньем и делать это в комфорте и безопасности, только поддержит друга.

Алекс встряхнулся, отбрасывая лишние мысли. Сейчас требовалось лишь смотреть за тем, чтобы их не словили возле библиотеки. Сам он не раз хотел порыться в Запретной Секции, как многие старшекурсники, но знал, что там стоят серьезные защитные чары. И в отличие от Больничного Крыла, куда можно было пробраться с помощью обычного общего нейтрализатора, который отлично получался у Джейка, библиотека была неприступна для подавляющего большинства студентов. Впрочем, вон, мистер Мракс не может временно (он очень надеялся, что вместе с Госпожой вернется и способность к магии) колдовать, а как-то пробрался к Запретную Секцию! Почти все были в Дуэльном Клубе, включая Снейпа, так что риск попасться стремился к нулю. Проблема была в том, что… Его магия тоже пострадала. В тот момент, как душу Госпожи выбило из тела, он потерял сознание и два дня валялся с истощением. Благо, в его случае все списали на активную подготовку к СОВ и пожурили, что не стоит забрасывать здоровье за учебой. Его случай был не единичным, так что пока что прокатило… Но послезавтра будут Чары, от которых просто так не отвертишься. Профессор Флитвик, может, и выглядит нелепо, и говорит писклявым голосом, но все же связан с гоблинами и является действующим Чемпионом Европы по магическому дуэлингу. Так что надо было побыстрей разбираться с библиотекой, оставалось надеяться, мистер Мракс знает, что делает…

***

Марволо раздраженно потер висок. На злость уже не оставалось сил, и так эмоции из него прут сверх меры. Если первые дни он даже в мыслях оставался слегка скучающим аристократом (вдруг Джуно может слышать его мысли?) и Наследником Слизерина, старающимся не посрамить имя своего предка… То на данный момент остались лишь матерные слова. Те, которыми старый сторож в приюте ругался, когда основательно принимал на грудь. Вылазка в библиотеку ничего не дала. Очевидно, Дамблдор учел свои ошибки и убрал любые «ненадежные» книги подальше от студентов. Даже Запретная Секция похудела едва ли не на треть с последнего посещения. Марволо на память не жаловался (по крайней мере, в тех случаях, когда это касалось книг и воспоминаний, не связанных с другими людьми и сильными эмоциями). Если бы был парселтанг, то он нашел бы вход в Тайную Комнату за пару часов. А то и с василиском бы договорился. К счастью, на завтраке он видел стимфалида, тот должен был принести новые инструкции от Наставника Джуно. Требовалось срочно подстегнуть исполнение предсказания. Лучше уж, как тот несчастный гриффиндорец, они с Джуно полежат в Больничном Крыле, подальше от загребущих ручек директора, Флинта, Малфоя и остальных желающих.

Кажется, он все-таки что-то пропустил по поводу Дуэльного Клуба, потому что на Поттера косились, а некоторые пуффендуйцы откровенно шарахались, когда тот не вытерпел и попытался скрыться от настырных учеников. Поттера было ни капельки не жаль, учитывая, что из-за него у Джуно болит рука, а у него — зудит под всей кожей, если тот даже просто проходит мимо. А уж характер у мальчика был далеко не сахар, постоянно тянуло на приключения паршивца. Не то чтобы это хоть как-то касалось Марволо, но из-за побега Поттера взгляды, жаждущие зрелища, устремились на него. По крайней мере, со стороны Слизерина. Есть и до этого особо не хотелось, Марволо и так с трудом впихнул в тело полтарелки овсянки. Алексис иначе надолго пристанет, а проклинать его сил сейчас нет, да и падать в голодный обморок посередине коридора — удовольствие ниже среднего (и таким способом к Джуно не попасть, он проверял).

Хвала предку и остальным Основателям, урок Гербологии отменили. Профессор Спраут сама собиралась заняться мандрагорами, которыми планировали вылечить окаменевших. И правильно, а то криворукие идиоты еще что-нибудь запорют. А может случиться так, что и его с Джуно придется лечить этими самыми крикливыми растениями. Из памяти Джуно он понял, что профессор Спраут — весьма достойная дама, ей можно довериться в вопросах, касающихся… теплиц.

Марволо отправился в библиотеку, чтобы в тишине и покое прочитать письмо из Греции. К сожалению, запирающие и заглушающие чары оставались недоступны, а соваться к Блэкам посередине дня было подобно самоубийству, учитывая пристальное внимание к ее персоне. Кстати, весьма забавно, что портреты обустроились именно в том месте, где было логово Вальпургиевых Рыцарей. Там были наложены хитрые чары, просто так не пройти… А ведь изначально они собирались для изучения Темных Искусств, для получения тайных знаний. И в какой момент они, харизматичный лидер Слизерина с друзьями-аристократами из старых Родов, превратились в террористов-Пожирателей Смерти во главе с безумным Волан-де-Мортом?.. Вопрос был из разряда риторических, ведь он многого не помнил да и то, что оставалось — всего-то двадцать лет.

Мысли опять сползли на прошлое, Марволо решительно развернул плотную бумагу, отгоняя совершенно неуместную тоску (откуда что берется?). Он быстро пробежался глазами по ровным строчкам. Так, новая программа обучения Целительству и Посредничеству, вопросы насчет Хогвартса и Норберта, все не то, не то… Ага, вот.

«Рад, что пророчество сбывается. Нашел еще кое-что интересненькое про змейку. Даже не подозревал, что у Герпия Злостного были дети, но после моей просьбы друзья разыскали его потомков (с помощью, кстати, небезызвестной тебе Книги, ученица). У них нашлись прелюбопытнейшие заметочки доченьки Герпия. Ей не передался парселтанг, вот, пришлось выкручиваться. Жаль, от нее осталось совсем мало, всего несколько страничек личного дневника, старик скормил дочь василиску, разочаровавшись в той после ее совершеннолетия окончательно… На это указывают косвенные знаки, но нельзя… В общем, немного отвлекся. Спешу порадовать свою дорогую ученицу (кстати, следующим летом мы продолжаем эксперименты, надеюсь, ты не забыла?). Она успела описать механизм их охоты: окаменение учеников — на самом деле банальная консервация добычи у василисков. А то, что выглядят они как камень — побочный эффект. Полагаю, что это от того, что хогвартский василиск уже старенький, плохо видит, вот и паршивенько у него получается. У более молодых особей добыча падает парализованной, затвердевает, и те потом ее трескают, как эти… Маггловские чипсы (надеюсь, ты их не ешь? Дрянь полная). Так что если он тебя на зуб не попробует — останешься жива-здорова. Чтобы ты знала и ценила (не сомневайся, летом взыщу): мне пришлось обратиться к ехиднам, а я их терпеть не могу. Как и змей. Скользкие ребята. Твои знакомые передавали привет и матерные слова, когда узнали, почему я спрашиваю о василиске. У нас, кстати, целых три имеется (а я-то понятия не имел, что Колхидские драконы* на самом деле и не драконы вовсе. То-то никто к Золотому Руну не суется). Если будет интересно (и если выживешь), расскажу потом, когда приедешь»

Марволо закатил глаза и потер лоб. Вероятно, в сочетании с учебником по ЗОТИ для прикрытия смотрелось не очень, но ему было без разницы. Пусть думают, что хотят, сейчас не до общественного мнения. Но библиотекарша все равно сердито на него шикнула, когда книга с глухим звуком ударилась об столешницу. Наставник Джуно был еще более странным человеком, нежели думалось в начале…

«P.S. Если все поняла из письма, сильно не зазнавайся. Его составлял отдельный поток сознания (занимательный эксперимент! Но опасный, больше, чем на шесть потоков сознание разделить не получается). После твоего сожителя и мне захотелось попробовать что-нибудь эдакое, вот, выделил кусок сознания. По ментальному развитию он как раз на уровне подростка, помогает получить новый взгляд с высоты юности. Приедешь, и тебе подобненькое организую.

P.P.S. Ах да, не забудь до нашей новой встречи достигнуть в ментальной магии Подмастерья, а то тебе мозги зажарит и крышу сорвет. План прилагается. Твой молодец-из-крестража-выходец пусть поможет. Жду летом (умрешь — воскрешать не буду)»

Наставнику Джуно точно было… две сотни лет? Хотя, исправил сам себя Марволо, тот же Дамблдор — чудак, каких поискать, так что…

Парень еще раз внимательно перечитал отрывок, касающийся василисков, пытаясь составить исполнимый план. Но вместо дельных мыслей, как назло, лезли другие: почему, например, Дамблдор выглядел так плохо еще пятьдесят лет назад, когда он сам учился? А мистер Асклепий уверял, что достаточно опытные и старые волшебники (себя тот, очевидно, старым не считал) могут менять свою внешность. С помощью чар, зелий, трансфигурации… Не говоря уже об специфических целительских заклинаниях, вязи рун или банальной голой силы. Конечно, нужного порога мастерства достигают единицы, еще меньше — доживают до момента, когда задумываются над этим, но… Наставник Джуно посмеялся над рассказом о крестражах, заявив, что это — жалкая пародия на бессмертие, и вообще, рано ему задумываться над такими материями. Марволо не рассказал про маггловскую войну и приют, не те отношения — он даже Джуно большей части не рассказал, хотя та могла беспрепятственно увидеть это в его воспоминаниях — но, кажется, волшебника с таким богатым опытом не обманешь. Он только сейчас понял весь смысл фразы, сказанной ему в самом начале про присмотр за Джуно, за которой нужен глаз да глаз. Правда, потом он добавил ради справедливости, что ее маму от приключений ничто не могло удержать и если бы не баснословная удача, то та скопытилась бы еще, как он выразился, «на подлете».

Тьфу, опять мысли потекли не в том направлении… Василиск-василиск… Но все же интересно, это следствие того, что он остался крестражем с одной восьмой души, или того, что он сам себя не воспринимает полноценной личностью?..

***

Джуно с трудом сдержала крик, когда после долгого и довольно утомительного ожидания одна из книг, тех, где хранились уцелевшие воспоминания Марволо, внезапно выпала из шкафа и распахнулась, утягивая не способную сопротивляться (да и как прикажете сопротивляться, если у нее даже тела нет, а то, что осталось, словно в гигантский пылесос засасывает?!) девочку. Джуно брякнулась на пол через секунду, на удивление, даже не отбила себе ничего. Видимо, нечего отбивать-то было. Огляделась вокруг. Снова воспоминание?..

Комментарий к Глава 19.

*Колхидский Дракон — персонаж древнегреческой мифологии (его собственное имя в большинстве источников не упоминается). Сын Тифона и Эхидны (либо родился из сукровицы пораженного Тифона). Некоторые источники указывают имя Колхис.

Сидел у дуба в Колхиде и сторожил золотое руно.

========== Глава 20. ==========

»

— Том, я знаю, что это был ты, мерзкий мальчишка! Третий раз за неделю!..

Симпатичный мальчик, названный Томом, едва заметно вздрогнул, но смотрел упрямо, сложив губы в тонкую полоску.

— Это был не я, миссис Коул. Деннис сам виноват, что полез в мой сундук. Я его предупреждал.

— Чертово… Ведьмино отродье!.. Я сколько раз говорила убрать или выгнать этих змей! Почему они снова были у тебя в сундуке?!

Мальчик все же отвел глаза, но голос его так ни разу и не дрогнул, даже когда рука воспитательницы оставила на его лице быстро наливающийся отпечаток и след от крупного перстня.

— Наг никого не тронет, если никто не будет трогать мои вещи.

Мальчик вовсе не жалел сверстника, тот сам был виноват, но и вреда ему причинять не желал….

…. А вот кролика было жалко почти до слез. Но в приюте старшие быстро отучили плакать. Тех, кто хныкал по ночам, травили. Он хотел было предложить Билли похоронить его кролика под дубом, но взгляд, которым на него смотрел прежде нахальный и самоуверенный Здоровяк Билли, он запомнил на всю жизнь.

— Дьявол… Д-демон. Миссис Коул была п-права…

Не успел Том открыть рот, чтобы возразить, что, скорее всего, это вина Фина — предводителя банды из старших, которым Билли не захотел подчиняться, а он нашел кролика уже повешенным, как Билли, Здоровяк Билли старше его на четыре года и раза в три шире в плечах, попятился к выходу с чердака, споткнулся и с криком побежал прочь, только пятки сверкали.

Тот же мальчик, только повзрослевший, он же будущий Марволо Мракс, в бомбоубежище. Сверху в разные промежутки времени раздаются взрывы. Нет, не так. Отголоски взрывов. Мальчик устал бояться. Просто устал.

Даже самые маленькие на руках матерей уже не плачут. Или охрипли, или уснули. О, Том бы многое сейчас отдал за возможность оказаться подальше отсюда. Хотя бы во снах. Не слышать… Не видеть… Не вспоминать…

Он не испытывал страха, когда их подняли посередине ночи и погнали в подвал.

Он не боялся боли, когда бомба, со свистом приземлившаяся в каких-то сотнях футов от него, впечатала его в ближайшую стену, поломав руку.

Он знал, что идет война, но не понимал ее истинного значения, даже когда сидел в битком набитом бомбоубежище. Это стало… Стало некой рутиной. Раз в несколько дней они обязательно спускались туда, чтобы пережить очередной налет. К сожалению, не всем удавалось…

Он стал бояться смерти, когда на его глазах погиб тот самый Билли. Который боялся его и змей до потери сознания после случая с кроликом. Который вместо того, чтобы побыстрее юркнуть в подвал, как их учили, замер перед тяжелой дверью. Кто-то взрослый (из-за испытанных эмоций его лицо не запомнилось) грубо оттолкнул Тома внутрь помещения, громко позвал Билли и, не дождавшись его реакции… наглухо закрыл тяжелую дверь. Через несколько минут, которые мальчик так и простоял, не в силах шелохнуться, раздались взрывы. Те, которые раньше воспринимались рутиной, чем-то далеким, не касающимся его самого.

И крики. Вопль Билли, оставшегося вне убежища, с силой ввинтился в мозг Тома. Как оказалось впоследствии, у него был прирожденный Дар к ментальной магии, который позволял читать мысли и эмоции других людей. Тогда он проявил себя в первый раз…

И набатом слова Дамблдора и Диппета: « Тебе будет гораздо безопаснее далеко отсюда, в твоем приюте*…»

Смерть Плаксы Миртл была донельзя глупой и несвоевременной. Он не хотел… Правда, не хотел. И Шошо тоже не хотела: она вообще не могла причинить вред ученикам школы, то был последний приказ хозяина.

Кто же знал, что у малахольной когтевранки окажется столь слабое сердце… Миртл умерла, несмотря на все старания Тома: он до последнего старался удержать несчастную душу девчонки в теле, но до этого как-то не приходилось сталкиваться с таким. Разумеется, ни одно заклинание из небогатого арсенала целебных заклинаний не помогло… А дальше… Дальше — лишь обрывки мыслей и желаний. Создание крестража слилось в одно яркое пятно.

Ведь она уже умерла. Пусть и случайно.

А он не хочет умирать…

Не хочет.

Не хочет!

И не умрет.

Короткая вспышка света, нестерпимая боль в области груди… И сосущая пустота. Словно забыл лучшего друга, которого он знал всю жизнь. И черный дневник на руках.

Защитить, защитить, защитить! Спрятать, чтобы никто не уничтожил, не нашел! И быстрее, быстрее…

Этого мало. Надо больше, больше…

Неизвестный мужчина с интересом осматривается по сторонам, совершенно не реагируя на вскочившего из кресла Марволо. Впрочем, из-за цепей он все равно далеко не ушел, но все же…

— Крестраж, значит? Да еще и не первый… Удивительно, что у тебя сохранилось достаточно мозгов для самоосознания. Видимо, силен оригинал был.

От Мастера Легилименции и по совместительству знакомого матери Джуно тянуло силой.

— Вы пришли уничтожить меня, сэр?..

Конечно, жить хотелось даже в таком виде, с притупленными эмоциями, но собеседник был явно сильнее. В несколько раз.

Мужчина внимательно окинул его с головы до ног и вынес вердикт:

— Значит, дурных наклонностей у тебя не наблюдается… Нет, ты еще пригодишься Джуно… Да и сидишь уже так глубоко, что сам Герпий Злостный даже за психула му* не взялся за это неблагородное дело, парнишка. Если вырывать, то только с корнем. Так что надеюсь на твое… здравомыслие.

Марволо и так это планировал. Все-таки его носитель, сосуд, крестраж… И ученица.

— Вижу, согласен. Смотри за Джуно внимательно, все-таки она — дочка Мелли, а та…

Мужчина махнул рукой, представился Асклепием. И принялся за дело. Снятие Обливиэйта — крайне неприятный процесс, оказывается. Особенно, если в процессе вспоминается, что ты — один из нескольких кусков Волан-де-Морта, Темного Лорда и… сумасшедшего убийцы.

— И успокойся. Тебе, как ты назвался… Ага, Марволо Мраксу, теперь далеко до Темного Лорда. Лучше займись девочкой, если хочешь что-то исправить и твоя совесть еще не скончалась в муках.

— Не знаю, где она, сэр. Мне уж точно ее не перепало от, как Вы выразились, оригинала.

Но, отдернул он сам себя под насмешливым взглядом мужчины, это погоды не делает и за Джуно он присмотрит.

«

Ну… Вот и присмотрел. На свою голову. Она не знала, сколько времени провела в вихре чужих воспоминаний, но сейчас она чувствовала себя… Отвратительно. Будто бы разом повзрослела на несколько лет. Потеряла счет времени. Сколько прошло там, снаружи? День? Неделя? Месяц?

Она против своей воли окунулась в историю Тома Реддла, амбициозного сироты со Слизерина. И кто был виноват в том, что он стал таким? Приют? Директор, не позволивший укрыться в стенах Хогвартса? Собственная гордыня? Страх смерти?

А может… Может, в становлении Волан-де-Морта виноваты крестражи? Она слишком хорошо запомнила разделенные эмоции после смерти Миртл. Безумная жажда бессмертия. Сейчас. Сразу. Невзирая на жертвы и цену. Одного недостаточно. Больше, больше, больше…

Девочка прикрыла глаза. Она устала. Будто она — не девочка двенадцати лет, ни разу не познавшая боль потери близких, а столетний старик, повидавший все неприглядные стороны жизни…

— Плохо, Крей, плохо. До сих пор мыслишь маггловскими категориями. Твой Наставник прожил две сотни с гаком лет, ты и его причислишь к старикам? Он не будет рад этому известию.

Джуно замерла. Этот голос… Ну, наконец-то!

Возле двери, облокотившись о стену, стоял Марволо Мракс своей собственной сиятельной персоной.

— Марволо!

Джуно не удержалась и кинулась парню в объятья. В конце концов, ей всего двенадцать, она имеет полное право поплакать и вообще…

— Малявка, не слюнявь мою мантию и не размазывай по ней сопли!

Джуно усмехнулась сквозь слезы. Марволо на манер Флинта скрыл волнение под грубоватым ворчанием.

— Здесь не существует материи. Я не могу тебя испачкать, даже если захочу…

Парень только закатил глаза на такое заявление… И рассмеялся. Смех вышел нервным, как в тот раз в Греции после снятия Обливиэйта. Джуно прекрасно понимала Марволо. Теперь понимала. Она, пусть и не по своей воле, влезла в самые сокровенные мысли и воспоминания парня. Которые пообещала не трогать, как только узнала, что у нее есть такая возможность.

Спустя несколько минут Марволо затих. Джуно надо было о многом его расспросить, но это потерпит, решила она. Моральное здоровье ее «сожителя» поважнее будет. Она уже открыла рот, чтобы высказать свою мысль, как…

— Я все понял. Я… смотрел их вместе с тобой. Не надо. Не жалей и не сочувствуй. Я отвечаю за свои поступки. Просто… не надо.

— Но ты…

— Да, — с потаенной горечью подтвердил Марволо, — я — уже не он. Но, как говорят магглы, слов из песни не выкинешь, так что… Сделай одолжение — не поднимай тему прошлого. У нас сейчас и так проблем…

Джуно послушно кивнула. И внимательно слушала. Про злоключения в девичьем теле, про отношение к ней слизеринцев после дуэли, про невозможность колдовать, про сомнения Алексиса, про визит в Запрещенную Секцию, где ни черта не осталось… Про все, что творилось, пока Джуно утопала в воспоминаниях Марволо.

— И самое главное. Марволо, как ты здесь оказался?

— Я спас тебя от василиска. Сейчас твое бренное тело лежит в Больничном Крыле, и если нам не помогут через пару дней, то ты лишишься магии. Возможно, и жизни.

Джуно вздохнула. Хорошо, что после просмотра воспоминаний она осталась… самой собой. Наверное.

— Марволо… Ты знал, что у тебя скверное чувство юмора?

Парень фыркнул.

— Нет, у меня его вообще нет. Не досталось при дележке.

— Ладно. По твоему спокойному виду могу судить, что план у тебя есть? И… Кто наш третий? Из пророчества?

Марволо улыбнулся. Вроде бы безмятежно, но когда Наставник улыбался так же, то стоило бежать.

— Персиваль Уизли.

Джуно, ожидающая чего угодно, поперхнулась.

— П-перси? Один из родственничков?! Но он же…

— Предатель Крови?

Марволо отлип от двери, заняв свое привычное место за столом.

— Нет! Нет… Я не это хотела сказать. Но… Почему он и как он нам поможет?

— Элементарно, Джуно. Подумай головой.

Девочка растерянно моргнула. Ее слегка… Ладно, очень выбило из колеи это заявление.

— Думаешь, если чуть лучше узнала меня, то я буду делать тебе поблажки? Дам несколько подсказок: твои татуировки, механизм нападения василиска и кровные узы. Времени на раздумье — хоть отбавляй. Мы никуда не торопимся.

Джуно села в свое кресло напротив Марволо. А тот, в насмешку, превратился в ее точную копию, отзеркалив позу. О чем думал парень, девочка затруднялась сказать. Слишком привык к ее телу за неделю?..

Мысли с трудом собирались в кучку после насыщенных эмоциями сцен. Джуно рассуждала вслух.

— Судя по твоим словам… Защитные руны на моем теле призваны защищать меня от любого негативного магического воздействия. Учитывая, что они даже обычную краску для волос выводят… И Аваду отбивают… Пусть и с побочными эффектами…

Кажется, Марволо обиделся на такое определение. Но виду не подал.

— Взгляд василиска они тоже должны как-то нивелировать. Ну, пытаться, по крайней мере. Ты упомянул кровные узы. Гм… Честно говоря, не представляю, как связать все это воедино. Но твое выражение лица говорит о том, что мне должна быть известна связь между всем этим.

Марволо закатил глаза. Ну да, ну да, она просто говорит вслух очевидное.

— Так… Сейчас мы находимся оба здесь, значит, атака василиска каким-то образом выбила тебя из моего тела. Думаю, его взгляд влияет не только на физическое тело. А татуировки… Тоже защищают не только физически. Кровные узы… Кровь родственника? Только зачем? Впрочем, если от Уизли зависит моя жизнь, я предпочту быть обязанной старосте Гриффиндора, а не близнецам, или, Мерлин спаси, Рональду.

Марволо хмыкнул. Наверняка считал так же.

— Дальше… После твоего рассказа о дуэли… Руны… Как это сказать… Вбирают в себя силу заклинания? Если даже Аваду каким-то образом переработали…

Джуно мрачно вздохнула. Объяснений выбора Перси могло существовать великое множество. Начиная от банального указания пророчества до, например, послания, которое сможет вскрыть только кровный родственник.

— Марволо, отложи мое обучение на потом и скажи, зачем тебе понадобился староста Гриффиндора и что происходит в школе.

Парень превратился в себя, немного виновато улыбнулся. И подвел Джуно к окну. На заднем дворе поместья располагалась огромная змея. Та безошибочно определила направленные на нее взгляды и повернулась к шокированной Джуно и удовлетворенному такой реакцией Марволо. Заглянула в окно кабинета одним желтым огромным глазом с вытянутым зрачком. Учитывая высоту здания в три этажа и размер заднего двора в половину футбольного поля… Неудивительно, что Джуно грохнулась бы в обморок от такого зрелища, если бы могла. Но к счастью или сожалению, во внутреннем мире она была лишена такой возможности, так что лишь сползла по стеночке, не доверяя дрожащим ногам.

— Познакомься, Джуно. Это Шошо.

Девочка так вцепилась в Марволо, что тот утратил часть благодушного настроения и захлебнулся собственными словами впервые на памяти Джуно. Вместо него заговорила невесть откуда взявшаяся громадная змея, едва помещающаяся на заднем дворе.

— Неговорящ-щ-щ-щая, но Понимающ-щ-щая… И кус-с-сок… Кус-с-с-сочек Нас-с-с-следника. Вы мне помож-ж-жете. Вос-с-с-спитать моих детеныш-ш-шей.

Тут уже не выдержал Марволо, выронив из рук книгу, которую взял для пафосного момента.

Кто же знал, что василиск окажется самкой…

Комментарий к Глава 20.

* фраза из канона

* с греч. - душа моя

========== Глава 21. ==========

Молодой Том Реддл был невероятно близок к своей цели. Пятьдесят лет ожидания вскоре закончатся. И он обретет могущество и силу. А бедняжка Джинни… Открыла ему душу так, как умеют только дети.

«Том… Ах, Том, Гарри Поттер меня не замечает. Я скучаю по маме и папе, Том! Ты единственный мой друг! Мне страшно, Том! Иногда я не помню, что делала накануне. Вчера Джастина Финч-Флетчли с Пуффендуя и Джуно Крей со Слизерина нашли окаменевшими и во всем обвинили Гарри! Но это не он, он не мог…»

Обмануть одинокую, не имеющую друзей девочку было легче легкого. У нее были старшие братья, но ни один не заметил странного состояния сестренки. Но Том тоже был осторожен, не давая Джинни запустить учебу и нарушать правила. Вызов к директору — последнее, что ему сейчас надо. Только староста не обделил вниманием девочку, но был настолько глуп, что принял ее состояние за обычную простуду, отведя ту в Больничное Крыло. Джинни так волновалась за окаменевших грязнокровок, так волновалась…

Стоило удвоить бдительность, последний случай навел слишком большого шороху. Для него самого стало сюрпризом, что вместо одной жертвы василиск напал на двоих. Грязнокровная слизеринка… Неслыханно. Что ж, им это тоже станет хорошим уроком. Тем более она своим телом закрыла мальчишку. Совершенно не по-слизерински. Она позорит факультет его именитого предка.

Хотя он и сам наполовину принадлежит мерзким… Мысль окончательно не оформилась, Том взвыл от головной боли. Эмоции, свойственные человеку, начали возвращаться к нему по мере приобретения сил. Пятьдесят лет он мог лишь предаваться воспоминаниям, будучи заточенным в собственном дневнике. Но как же он отвык от хитросплетений планов и взаимоотношений. Ничего, стоит ему только обрести тело…

Каникулы в Хогвартсе были отличной возможностью изучить обстановку в замке получше. Раньше постоянно что-то мешало: днем уроки, ночью дежурят преподаватели. А на Рождество людей остается всего ничего: несколько преподавателей, медиковедьма да горстка учеников. Вот где раздолье!

Том, нашептывая Джинни нужные слова, надеялся попасть сегодня к василиску. Если бы кто-то окаменел еще и на каникулах, Дамблдор точно лишился бы своей должности! Знакомый туалет, одно слово на парселтанге, статуя Салазара… И никакого отклика! Где?! Куда делся василиск?! Том был на грани истерики (как змея не смеет ослушаться его, Наследника Слизерина?), но василиск все же откликнулся, лениво выползая из своего гнезда. В ответном шипении послышались недовольные нотки, но Том не придал этому особого значения. В конце концов, даже тысячелетний василиск — всего лишь змея, пусть и смертельно ядовитая и огромная.

А зря. Шошо нарушила приказ прежнего хозяина, напав на учеников. Шошо готова была понести наказание, хотя и не могла ослушаться владельца парселтанга и кровного потомка хозяина. Но вот незадача — логика василисков слишком отличается от логики людей. Она была стара. Очень стара и долго ждала. Если фениксы рождаются по одному и вылупляются буквально из пепла родителей, то самки василисков могут размножаться в одиночку, пожертвовав своей жизнью. Шошо знала, что маленькая Понимающая и кусочек хорошего потомка хозяина, живущие в одном теле (все люди такие странные, кроме Хозяина), воспитают ее змеенышей. Тех, кто выживет.

Даже для таких волшебных созданий, как василиски, существует естественный отбор. Из почти сотни ее дочерей и сыновей выживут лишь самые сильные, с лучшим ядом, и самые ловкие, с гибким телом. Когда Королевская Битва за выживание закончится, Понимающая и Кусочек воспитают оставшихся. Шошо была довольна своей судьбой. Она оставит потомство и отомстит плохому Куску потомка хозяина за то, что тот заставил ее нарушить данное С-с-салас-с-с-сару обещание.

Шошо злопамятна, как и все представители ее вида.

***

Джуно с трудом удержалась от того, чтобы протереть глаза и убедиться, чтобы все это — не фантастический даже по меркам волшебного мира сон. Только что огромная змеюка вполне себе вежливо с ними поздоровалась и потребовала воспитать ее змеенышей в обмен на предмет, в котором живет Кусок плохого потомка хозяина. Марволо она нежно именовала «Кусочек» (только ради выражения лица парня стоило испытать шок при виде василиска в ее внутреннем мире). Ее же нарекли «Понимающей». Ну, все было логично: ее Дар позволял общаться с Шошо без парселтанга, пусть и в необычном месте, а Марволо был одной восьмой души Волан-де-Морта, так что тут все честно.

Марволо некогда было возмущаться, потому что у Шошо оставалось не так много времени до возвращения в реальность. Даже через тысячу лет опыта разумному зверю сложно проникать в сознание человека и находиться там слишком долго, пусть и с учетом ее Дара и «родственности» Марволо Салазару Слизерину. Сам факт этого уже был чудом. А Шошо торопилась рассказать (в весьма своеобразной манере, надо сказать) нежданным «нянькам» особенности василисков. Когда стремительно уменьшающаяся змея пропала с заднего двора с громким хлопком, Джуно прочистила уши и свалилась в кресло, удачно оказавшееся на ее пути. Марволо хватило лишь на глубокомысленное:

— Мордредов посох Моргане в…

— Марволо!

— Если ты помнишь, я вырос в маггловском мире. Скажи спасибо, что я не говорю «блядь».

Джуно покраснела. До этого парень не позволял себе таких высказываний в ее присутствии.

— Марволо!

— Перенервничал. Кто же знал, что…

— Что василиск умеет проникать в человеческое сознание и может попросить воспитать ее детей?

— …что василиски могут стать гермафродитами при желании.

Девочка не удержалась и повторила выражение Марволо. Немного полегчало. Интересно, это на него так влияет общее сознание с ребенком или Марволо просто достаточно расслабился в ее присутствии?

Помолчали. Требовалось хорошенько обдумать происходящее. Реальность вокруг Джуно почему-то второй год кряду стремилась превратиться в фарс. И объяснение было лишь одно…

Это же Хогвартс.

Здесь в домике лесника заводятся драконы, по коридорам бродят тролли, в преподавателях ЗОТИ сидят недобитые Темные Лорды, а на первый курс поступают Гарри Поттеры.

Теперь вот, очевидно, в список добавятся василиски.

Спустя некоторое время, когда они более-менее привыкли к абсурдной мысли, разговор возобновился.

— Если не останемся навеки в Больничном Крыле, мы обязаны написать книгу о василисках. Кто бы мог подумать…

Марволо оживился, возвращая привычный образ строгого приятеля-учителя.

— Всенепременно. Если повезет, и у нас будут змееныши обеих полов, они смогут размножаться естественным способом. А уж генетическая память, пробуждающаяся с возрастом… Это сенсация даже для магического мира. Считалось, что такое возможно только с помощью самых темных ритуалов.

Марволо от возбуждения вскочил и стал мерить кабинет широкими шагами, рассуждая на новую тему и сыпя с каждой минутой все больше труднопонимаемыми терминами. Шошо объясняла все намного лучше. Марволо даже не подумал обидеться, будучи слишком увлеченным составлением плана для будущей книги. Да, владение телом слишком сильно дало ему по мозгам. Но у Джуно остался неразрешенный вопрос.

— Так… Причем здесь Персиваль Уизли?

Марволо осекся на слове «гинандроморфизм*», пытаясь сформулировать какую-то мысль, а у Джуно чуть не закипел мозг.

— Это же очевидно, балда. Основы основ магии Крови. В мое время это знал каждый третьекурсник. Лично нам нужно помнить лишь две заповеди: родственная кровь вплоть до третьего круга может пройти любую защиту с невраждебными намерениями и сиблинги, как правило, обладают схожими Дарами и м-м-м… свойствами крови. Если на младшую сестру почти не действует крестраж, то и на старшего брата не будет.

Джуно с минуту соображала, что же хочет сказать Марволо. Потом, после осознания, похолодела.

— Мракс, ты… Ты опять принялся за старое?! А если он пострадает?! Я, конечно, недолюбливаю Уизли, но что тебе-то Персиваль сделал?!

Марволо… Она снова едва не забыла, что он не только легко увлекающийся ученый, но и довольно жесткий политик. Парень сам признавался, что при «дележке» ему досталось не только чертовское обаяние, но и вполне слизеринские практичность и отсутствие совести. Неудивительно, что то, что осталось, наплодило еще больше крестражей, обрекая себя на вечные метания. Но, похоже, что и чувство меры досталось какой-то другой части, потому что Марволо даже бровью не повел на ее обвинения.

— Не понимаю, что ты от меня хочешь, Джуно. Риск минимален. А в условиях нехватки времени это — лучший план. И у него больше всего шансов сработать. Этот Уизли не глуп, за сестричку волнуется. А уж отобрать у нее темный артефакт и пронести в Больничное Крыло не такое уж и сложное дело. Алексис проследит.

Джуно поперхнулась воздухом. Так вот зачем нужен был тот разговор возле совятни. Видимо, Марволо банально подсунул зазевавшемуся гриффиндорцу инструкции. И наверняка же подстраховался, наложив какие-нибудь чары, зря, что ли, в Запретную Секцию с Алексом лазали. Девочка скрипнула зубами. Пазл окончательно сложился. Парень, может, и не мог скрыть от нее своих воспоминаний, но мог очень ловко расставить акценты и отвлечь внимание от некоторых деталей. Ага, например, от того, какие конкретно заклинания искал в библиотеке.

— А если он догадается о нашем родстве и сообщит Дамблдору? Тот и так теперь считает меня дочерью или внучкой Волан-де-Морта. А мама сейчас условно беззащитна перед любым сильным магом. Наставник ее не защитит, даже если она попросит. Не те отношения. Да и статус Предательницы Крови…

Марволо закатил глаза. Ну да, ну да. Она маленькая и глупенькая, а он весь такой мудрый и умный.

— Джуно, я же не дурак. Я наложил на конверт с инструкциями чары молчания. Слабенькие, конечно, но до момента твоего возвращения хватит. Да и он слишком щепетилен для такого. У меня есть кое-какой опыт в этих делах. В свое время я начал разрабатывать систему оповещения и возможности магической поддержки, так что не волнуйся.

Джуно ехидно повернулась к нему.

— Да? Случайно не Черная Метка называется? Уж не знаю, что там за дрянь, но Пожирателей судили только за одно ее наличие. Вон, до сих пор в Азкабане гниют.

Удивительно, но Марволо запнулся и глубоко задумался над полученной информацией.

— Интересно… Но это странно. Разумеется, первым делом я сделал рунную цепочку необнаружимой стандартными зельями и чарами. Исследовать бы то, что получилось…

Девочка вздохнула. Он неисправим. Ну, для сдерживания Марволо есть она.

Наконец-то потянулось сравнительно спокойное ожидание. Марволо мог немного ускорять или замедлять время, проведенное в… чертогах разума. В весьма ограниченных пределах, конечно. Просто немного изменял ее и свое восприятие. Конечно же, он максимально оттянул момент «излечения», намереваясь использовать предоставленный шанс по полной.

Ментальная магия, Посредничество, Чары, Руны. Все, что могло пригодиться в ближайшее время. Марволо предупредил, что к лету ей необходим статус Подмастерья в Окклюменции, чтобы не сойти с ума за компанию с Наставником. Потому что предложить отделить кусок сознания под эксперименты мог только безумец. Что-то было общее у Марволо и Наставника. Определенно.

Джуно очень боялась потерять себя во внутреннем мире, но, к ее удивлению, очень помогло «двойное» восприятие. Она навострилась вроде как дремать обычными чувствами восприятия, а бдить фасеточным глазом. Спать здесь полноценно было нельзя, а Марволо уже давно отучился. Но ей самой не улыбалась перспектива при возвращении, как случилось с парнем в ее теле, демонстрировать голодные обмороки и огромные мешки под глазами. И «нет, Марволо, у принятия Бодрящего Зелья тоже есть норма принятия, ты же знаешь».

Долгие беседы с Марволо на всевозможные нейтральные темы, обсуждение возможных стратегий на будущее и бесконечные уроки-уроки-уроки. Если до этого добровольно-принудительного заточения девочка не могла пожаловаться на сбой внутренних часов, то сейчас даже не была уверена, сколько времени прошло снаружи. Неделя? Две? Месяц?

Оставалось, как и советовал Марволо, расслабиться и получать удовольствие. Все же угроза безумия — отличный стимул для освоения новых знаний… Да и выживание в Хогвартсе — та еще задачка. Что там следующее по программе? Ах да, сейчас у них способы приручения огневиц* и условия продления их жизни…

…Но одними академическими знаниями Марволо не ограничился. Ради моральной и теоретической подготовки к давлению со стороны Дамблдора и остальных крестражей парень делился с ней своими соображениями и, что самое ценное, — информацией. С высокой долей вероятности первыми крестражами были личный дневник и родовое кольцо Мраксов. Марволо помнил, что эти вещи важны, но не знал, куда они делись или причину их значимости. Они вместе обсуждали Регулуса Блэка, хотя по нему информации отчаянно не хватало. Со знакомством с Тонкс они пока что пролетали, так как физически не были готовы. А время для Блэков утекало сквозь пальцы. Ситуация у них была куда серьезнее, чем изначально казалось Джуно. Марволо популярно ей объяснил, чем чревата разорванная связь с Источником для чистокровных.

Джуно думала, что после Шошо утратила возможность удивляться. Но, как оказалось, мир еще был способен на грандиозные подлянки. В один из дней дом тряхнуло, в комнате повалил дым, и на мягкий ковер из ниоткуда вывалился… второй Марволо. Только моложе. Не успел он проморгаться, как настоящий Марволо моментально оплел незваного гостя цепями, которые совсем недавно удерживали его самого.

— Что?.. Где я? Как вы посмели?!..

Заклинания тут не действовали, так что Марволо пришлось использовать банальный кляп для своей копии. Том Реддл, судя по возрасту, переселенец из дневника, бешено вращал глазами, одним взглядом обещая всевозможные кары неизвестным. Марволо сноровисто накладывал на нового «соседа» доступную ему защиту. Джуно отмерла, оценила воинственный настрой подростка, схватила самую толстую книгу с воспоминаниями и огрела строптивого вторженца по голове. Как ни странно, сработало, и тот обмяк в кресле. Марволо никак не отреагировал, напряженно смотря в одну точку.

Что-то определенно происходило. Пот катился с парня градом, ноги дрожали, а сам он стоял с большим трудом. До Джуно дошло только спустя несколько секунд. Марволо же… Одна восьмая. А второй… Том — одна вторая. То есть он сильнее в любом случае. И неизвестно, чем это может аукнуться для всех них. Джуно хотела было поделиться с Марволо магией (один из основных навыков при Посредничестве), но при прикосновении к парню ее просто… выкинуло из внутреннего мира.

Окружающая реальность взорвалась яркими цветами и острыми ощущениями своего тела. Она дышит, моргает, двигается. На ноющую боль во всем теле она обратила внимание в последнюю очередь. Только вот… Что-то мешало ей встать. Как будто толстая скорлупа. Первая попытка, вторая, третья. Рывок всем телом. Вой сигнальных чар. Пока к ней не бросилась мадам Помфри, она быстро огляделась. Каменная крошка, свежие цветы на тумбочке и… никакого дневника рядом. Где? Где?

Комментарий к Глава 21.

*гинандроморфизм - аномалия развития организма, выражающаяся в том, что в одном организме крупные участки тела имеют генотип и признаки разных полов

*огневица - волшебная змейка, которая заводится в магическом огне, если надолго оставить его без присмотра. Из горячей золы выползает тонкая светло-серая змейка с блестящими красными глазами и прячется в первую попавшуюся темную щель, оставляя за собой след из пепла.

Фикбук, не болей. Ребята, те, кто читает вопреки ошибкам 500, вы молодцы и лапочки. Вас же тоже это бесит?(

========== Глава 22. ==========

Нет. Нет-нет-нет. Она точно должна быть рядом, потому что иначе Том Реддл никак не попал бы к ней в голову. Ее успели достаточно просветить насчет крестражей. Мало того, что сама по себе сложная и трудноисполнимая магия, так еще и темная. Действительно темная, потому что ритуал требует человеческого жертвоприношения и чудовищной силы воли вместе с сильным, прямо-таки громадным желанием жизни. Светлая магия в противовес требовала немалых усидчивости и концентрации. Но эта классификация распространялась на очень немногие разделы волшебства, большинство были общедоступны или требовали специфических Даров.

Мысли неслись вскачь, вываливая на Джуно гору информации. Похоже, еще не адаптировалась к телу. Мозговой штурм прервало появление мадам Помфри. Та смотрела на нее круглыми глазами, будто бы узрела второе явление Мерлина народу. Хотя… Самостоятельное исцеление от окаменения Ужасом Слизерина вполне себя тянет на новую легенду Хогвартса. Видимо, косить под магглорожденную уже не получится, учитывая стремительно раздувавшуюся славу то ли Наследницы Слизерина, то ли успешно ему или ей противостоящей.

Тем временем медиковедьма не стала засыпать ее вопросами, а только поинтересовалась самочувствием и наложила кучу диагностических чар. К сожалению, до них в своих изысканиях Джуно не добралась, так как не поняла, почему мадам Помфри резко изменилась в лице и выскочила из Больничного Крыла. Но не забыла наложить на кровать девочки сигнальное заклинание и попросив подождать. Вдобавок перед ней появился поднос. Все-таки мадам Помфри — хорошая женщина, об учениках заботится. Местный домовик расстарался: и бульон с гренками, и пюре, и булочки. Джуно уговаривать не пришлось, она мигом принялась за еду. С развитием Дара и есть она стала больше. Правда, в Большом Зале старалась не налегать, «дозаправляясь» уже на кухне. Да и после вынужденной диеты во внутреннем мире хотелось насытиться. И так, сноровисто работая ложкой и обдумывая сложившуюся ситуацию, Джуно дожидалась развязки ситуации. После еды она пребывала в достаточно благодушном настроении, и даже Дамблдор, прискакавший собственной персоной, не мог его испортить. Марволо обязательно справится со своей младшей копией. Он же старше и опытнее. А она уж разберется с другими проблемами. Эх, найти бы дневничок…

— Джуно, девочка моя, как я рад, что ты очнулась! — а директор очень искренне за нее волнуется, похоже. Интересно, с какой темой подъедет на этот раз. Снейп же должен был донести о ее словах.

— Спасибо, сэр. Но я сама не совсем уверена, что произошло… Не расскажете?

— Да-да, конечно, Джуно. Но сначала не ответишь ли на несколько вопросов? Видишь ли, твое… освобождение было весьма неожиданным, потому что другим нужна настойка мандрагоры. В последнюю неделю ты вела себя странно… Я волнуюсь за всех учеников, в том числе и за тебя, девочка моя. С тобой что-то произошло перед рождественскими каникулами?

Девочка помотала головой. Главное — все отрицать, все равно в голову не залезет. Руны на теле надежно защищали и от такого воздействия. Правда, причиняя ей боль в зависимости от уровня менталиста, но это уже другой вопрос.

— Нет, сэр. Я не совсем понимаю, о чем Вы говорите. Просто… факультет стал почему-то относится ко мне с повышенным вниманием. А я не знаю, что такого сделала. Может, виноват Ужас Слизерина?

Пока не ясна цель визита Дамблдора, она переведет все стрелки и уйдет в несознанку. Хоть какую-то информацию директор ей сообщит, а там уже можно будет на что-то опираться. Директор состроил грустную мину.

— Да, Джуно, так и есть. Ужасные вещи происходят в Хогвартсе… Мы усиленно ищем виноватых, но не можем найти. Перед самыми каникулами тебя с Джастином Финч-Флетчли нашли окаменевшими в одном из коридоров. Ты закрыла мальчика собой, но пострадали вы оба. К сожалению, он еще не очнулся. Очень благородный и храбрый поступок с твоей стороны. Мне стыдно это говорить, но большинство представителей со Слизерина… Вряд ли способны на такой самоотверженное действие…

Толстый такой намек на то, как она умудрилась попасть к змейкам. Но она намеков не понимает, только прямые вопросы. А такие полутона можно смело игнорировать, Марволо советовал примерно так и поступать. Жаль, использовать Дар на Дамблдоре не получится, далековато сидит, да и может что-то почувствовать, опыт же. Было интересно, что творится у старика в голове.

Пауза затянулась. Джуно непонимающе хлопала глазами, ожидая продолжения речи. Директор уверился, что она не собирается покаяться в поступлении на Слизерин, и снова заговорил. Разговор повернул куда-то не туда, когда Дамблдор как-то незаметно от ее самочувствия перешел на опасения, что ее, всю такую из себя магглорожденную, могут затравить на факультете. Мол, Ужас и Наследник Слизерина назначили ее первой целью, она же из магглов, да еще и порочит честь змеиного факультета. Вишенкой на торте стало заверение, что в Хогвартсе она в безопасности, если проявит осторожность и будет сообщать обо всех странностях ему или декану. Логика, очевидно, потерялась где-то по дороге.

— Но, сэр, профессор Снейп… Он же…

Директор тяжело вздохнул. Даже как-то слишком нарочито. Чтобы уж точно прониклась непростым выбором директора.

— Девочка моя… Я знаю, что в прошлом между тобой и Северусом был пренеприятный инцидент. Он наложил на тебя Обливиэйт, но, поверь мне, он сделал это, думая в первую очередь о тебе. Близкий контакт с Волан-де-Мортом в прошлом году… Немного повлиял на тебя. Но я уверен, что ты сможешь сопротивляться Темным силам, я вижу в тебе твердость духа. Ты не против, если я обследую тебя, чтобы убедиться, что с тобой все в порядке?

Джуно едва не поперхнулась. Он счел ее провокацию с ложной информацией про родство с Темным Лордом поехавшей крышей? Впрочем, складное объяснение. Они вместе с Марволо до такого не додумались.

Но вот с обследованием была засада. Мало ли, что там старик увидит. Силен же. А отказ можно живенько списать на помутившийся разум. До кучи того, что натворил Марволо, что несомненно вылезет при тщательной проверке… И как выкрутиться? Вот же, загнал в тупик всего парой фраз.

— Да, разумеется, сэр. Но… Не могла меня бы обследовать мадам Помфри? Я стесняюсь… И… Боюсь немного…

Дамблдор печально покачал головой, бросил на нее еще один долгий взгляд и поднялся со стула.

— Я не знаю, почему ты не доверяешь мне, Джуно. Возможно, слизеринцы рассказали тебе что-то неприятное про меня, но уверяю тебя, я желаю лишь помочь. Как передумаешь, приходи ко мне, девочка моя. Я вижу в тебе доброту, но иногда сопротивляться Злу в одиночку очень тяжело. Подумай над этим.

— Сэр, я все равно не понимаю, о чем Вы. А профессор Снейп поступил мерзко, стерев мне память. Профессор Квиррелл принудил меня дать клятву, так что я ничего не могла сделать. Но Волан-де-Морт же побежден? Значит, все в порядке, сэр. А друзья у меня есть. Алексис, Блейз, Невилл…

Директор ничего не ответил, только попросил молчать на счет своего внезапного излечения. А чего приходил, так и не сказал. Зато вернувшаяся мадам Помфри была куда словоохотней. И все подробно объяснила. И расспросила толково.

— Ах, Джуно, не могу представить, какой ужас ты пережила! — женщина сбивалась на «ты», когда сильно волновалась. — Ужас Слизерина… Неудивительно, что ты ничего не помнишь! Я рада, что хоть ты очнулась. Остальным придется ждать, пока созреют мандрагоры…

Мадам Помфри еще долго восклицала над девочкой, отвечая, впрочем, на задаваемые вопросы. Ее попросили молчать, чтобы не поднимать панику среди и так встревоженных детей. А Дамблдора вызвали, потому что у девочки внезапно увеличился магический потенциал. Вроде бы все просто и логично, но… Остается много вопросов. Как она промолчит? Все равно куча слухов разойдется после ее выписки из Больничного Крыла. И откуда они до этого знали ее магический потенциал? Магия была нестабильной до поры до времени, вряд ли это было тайной для Дамблдора. Другое дело — что причину он, скорее всего, не знал. Но ситуация складывалась паршивая. Как и всегда. К декану она теперь даже под Империо не пойдет. К Дамблдору — тоже. А с точки зрения директора, любое ее действие будет неплохим. Придет покаяться — отлично, собственный шпион готов. Не придет — тоже нормально. Какой-никакой компромат у директора на нее есть, так что тут возможны варианты.

А ведь поговорили всего несколько минут, а Джуно уже хочет назад к Марволо. Старик отлично заговаривает зубы. Может, и действительно струхнул, когда столько учеников сразу остались окаменевшими. Или волновался за учеников. Но в любом случае лучше перебдеть, чем недобдеть. Да и опасения матери и Марволо возникли не на пустом месте. Самое интересное, что прямых доказательств вины директора хоть в чем-то не было. Никого не заставлял, ни к чему не принуждал. Просто обстоятельства так складывались. Подозрительно часто. Было бы забавно, если это действительно были лишь совпадения.

Ощущения после разговора были двоякие. Хотя ее и предупредил Марволо, но сложно было сопротивляться безграничной благожеланности директора. В смысле… Вопреки всем доводам, представить Дамблдора подлым было почти невозможно. Он же ничего ей не сделал, даже имея на руках данные о возможном родстве с Темным Лордом. В любом случае эту ситуацию стоило оставить на потом. Директор ее не подловил, так что пока занимаемся другими проблемами.

А первая была… Конечно же, в Перси Уизли. Но вот содержание проблемы ее здорово озадачило. На аккуратные расспросы о друзьях мадам Помфри замялась и начала пространственно рассуждать:

— Мисс Крей, за то время, пока Вы были в Больничном Крыле… Заходили многие слизеринцы, пуффендуйцы, даже староста Гриффиндора… И о нем… Должна Вас предупредить, ранняя влюбленность может стать… Болезненным ударом. Разумеется, юность — прекрасная пора, не подумайте ничего такого! Но будьте аккуратны, Уизли… — медиковедьма перешла на шепот, — близнецы — те еще сорванцы, а семья носит клеймо Предателей Крови. Я ничего не имею против… Но будьте осмотрительны… Учитывая Вашу нестабильную магию…

Под конец мадам Помфри совсем замолкла, чуть ли не опасливо оглядываясь по сторонам. Джуно понятливо покивала и пообещала внять советам. Но… какая, Моргана упаси, влюбленность? Почему ее на втором курсе предостерегают от связей с Предателями Крови? Не целоваться она же с ними собралась?! Хотя… Подождите…

«Марволо!..»

Паршивец-учитель предсказуемо не ответил. Был занят Томом. Но… Какой же он беспринципная двуличная скотина!.. Похоже, что новую волну невероятных слухов спровоцировал именно он. И еще предстояло узнать подробности. Джуно заранее готовилась к самому худшему. Мадам Помфри смотрела сочувственно и сказала, что ее выпишут завтра. Еще раз продиагностировать, понаблюдать… У всех еще были уроки, так что посетители нагрянут вечером. А пока Джуно разбирала подарки от соболезнующих. Учитывая, что она «проспала» свой День Рождения, посланий было море. Мадам Помфри вынесла ей целую гору всевозможных сладостей, больших и маленьких свертков и коробочек. Медиковедьма ворчала, что близнецы Уизли пытались то ли проникнуть в Больничное Крыло, то ли прислать какую-то гадость, и еще раз проверяла все посылки на проклятья при Джуно. Девочка даже зауважала женщину еще больше. В отличие от директора не нагоняла туману, подробно отвечала на вопросы, объясняла свои действия, успокаивала, как могла.

Гостинцев было больше всего. Маггловские конфеты, ее любимые шоколадные орешки, волшебные сладости… Все это Джуно отложила в сторону, ее больше интересовали другие подарки. Как мило, практически все друзья и знакомые отметились. И приписки о пожеланиях смотрелись забавно. Вот вроде бы все понимают, что ей в окаменевшем состоянии это даром не надо, но все равно отправили. Невилл отправил ей ту самую лилию Белого Озера, о ней они говорили еще на первом курсе… Надо же, вспомнил. Сердце кольнуло болью. На втором курсе они несколько отдалились, и Джуно до сих пор не знала причины. Белоснежный цветок в стеклянном шаре издавал нежный хрустальный звук, напоминая о позабытой дружбе. Девочка аккуратно разместила подарок на тумбочке. Следующий был от Блейза. Крупная металлическая заколка тонкой работы, изображающая букет цветов с несколькими драгоценными камнями. Явно зачарованный полезный артефакт. Заметил проблемы Марволо с волосами? Скорее всего. Джейк к письму-отчету приложил забавную фигурку дракончика, которая покусывала ее палец и норовила спрятаться в волосах. Алекс удивил ее сообщением, что завербовал девочку с Когтеврана. Мариэтту Эджком, что было очень кстати, Джуно смутно помнила из разговора с другом, что кто-то из ее родителей работает в Министерстве. Интересно, что он ей предложил?..

Джуно медленно перебирала подарки, прислушиваясь к ощущениям. Сейчас Дар и второе восприятие приятно дразнили нервную систему, не перегружали ее информацией, а ненавязчиво дополняли картину происходящего. Блейз жаждал увидеть ее здоровой. Невилл очень нервничал и волновался за нее. Алекс и Джейк были относительно спокойны, потому что Марволо все им объяснил. Дафне ее было жаль, но одновременно с этим она не знала, что ожидать от выкинувшей такой финт однокурсницы. В ворохе полезных и не очень вещей обнаружились несколько официальных писем с печатями и гербами. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Смиренные извинения от Паркинсонов и Булстроудов, деловое предложение от Нотта, были даже приглашения на каникулы. Последних было больше всего. Около пятнадцати поместий были готовы «приветливо» распахнуть свои двери перед «необычно талантливой мисс» (Флинты) и «любезной однокурсницей моего сына» (Малфои).

Джуно усмехнулась. Что-то поздновато все это началось. Сразу вспомнились слова Марволо: «Это только первый раунд, Джуно. Не ведись на банальную замануху». В родовых домах маги — полноправные хозяева и могут сделать много нехорошего с ней. Одно дело — поехать к Блейзу на пару дней, который пригласил ее как друга, а другое — принять официальное приглашение от Рода. Для тех, кто искал себе покровителя, это было идеальным вариантом, но она-то сама… Покровитель. Не забыть бы предупредить Колина, чтобы не попал еще в какую передрягу.

Девочка прикрыла глаза, откровенно наслаждаясь моментом. Ментально она стала немного старше физического возраста, но так даже лучше. Интересно, об этом ли говорила мама при разговоре о Предательстве Крови?.. Сейчас Дар ластился, как домашняя кошка, хотя на первом курсе такое казалось нереальным. Она не стала получать больше информации и не могла управлять входящими данными, но текущее количество картинок перестало раздражать мозг и «выключать» ее из реальности. Как же прекрасна жизнь без головной боли!..

Настроение немного поубавилось, когда Джуно коснулась небольшого стеклянного шарика, в котором клубился туман. Он был от Малфоя и непонятно для чего предназначался, но девочку насторожило не это. А то, что мальчик много плакал. Он кого-то потерял… Да и официальное письмо от Малфоев отдавало какой-то мрачной подавленностью, но Джуно списала это на отношение Малфоя-старшего конкретно к ней. Но если у них дома что-то случилось, то… Надо бы поддержать Драко. Ее здорово напрягали его игры в дружбу, но как бы он не сорвался еще больше, и так был избалованней и вредней некуда.

Было непонятно, что происходит с Невиллом и Блейзом. Марволо упоминал, что последний как-то странно реагировал на него. Как бы у Забини не возникло зависимости от магии Марволо. Главное, чтобы никто больше не заметил ее «инородности». Невольно вспомнились мучения Марволо. Вещи, которые для нее были естественными, у парня вызывали ужас. А ведь ей исполнилось тринадцать…

С ума сойти, она почти взрослая. Надо поблагодарить друзей. Позапугивать врагов. Проконтролировать подопечных. Написать домой. Сколько дел, а она разлеживается тут!.. Кстати, интересно, письма из дома у Алекса?..

Джуно встряхнулась. Слишком много мыслей разом. С проблемами надо разбираться по мере их поступления. Итак. Пророчество благополучно исполнилось на две четверти. Она спасла Колина и Гектора. Ее спасли… Персиваль Уизли и Марволо, получается? «Тысячелетней жути» она насмотрелась на всю оставшуюся жизнь. Шошо… внушала. Черный король из первой строчки все еще оставался неизвестной величиной. Но если подразумевается Снейп, то пусть падает «в королевской битве» себе на здоровье. Лед и огонь, поклявшиеся примкнуть к ней. Опять-таки, описаны ли люди по характеру или внешнему виду? Или никакой аналогии здесь нет? После василиска в ее голове она исчерпала лимит удивления. Даже осознание, что смерть в который раз (а именно — в восьмой, если считать веселые каникулы у Наставника) прошла по касательной, не добавило седых волос. Джуно была слишком рада своему возвращению, чтобы обращать внимание на такие вещи. Ноги-руки на месте, ничего не болит, она осталась в плюсе. Еще бы Марволо прижал Тома…

Девочка медитировала над подарками, узнавая рандомные новости с помощью Дара. Ученики, судя по всему, были на грани истерики. Особенно забавными выступали змейки. Остальные факультеты волновались по поводу Наследника Слизерина, а сам Слизерин упорно обходил эту тему. То есть еще пару месяцев назад они активно поддерживали слухи и искали Наследника, чтобы то ли урвать славы, то ли помочь, а сейчас почти все безделушки и сладости от софакультетников фонтанировали осторожностью и легкой боязнью. Пришла занятная мысль, что слизеринцы тоже поддались общей панике, учитывая, что пострадала второкурсница серебристо-зеленых. И что они — тоже… Люди. Даже чистокровные могут бояться. Что с них взять, гражданские.

Активный процесс размышления был прерван неожиданным посетителем. Мадам Помфри выглядела страшно недовольной, ведя за собой Теодора Нотта. Джуно невольно засмотрелась на него. Однокурсник несколько изменился, навскидку обгоняя девочку в росте на добрых полфута. Вытянулся? Она и так была самой низкой на курсе, вот опять застряла на…

— Джуно. Рад, что ты исцелилась. Я принес тебе конспекты и новости. Мадам, можно нам поговорить приватно?

Медиковедьма метнула обеспокоенный взгляд на девочку, но Джуно торопливо кивнула, так что мадам Помфри отступила.

— Хорошо, мистер Нотт. Я пока проведаю других пациентов. Не задерживайтесь, мисс Крей еще не пришла в себя до конца.

Теодор вытащил палочку и наложил, судя по отрезанным звукам извне, чары тишины. Но заклинание было неизвестно Джуно, так что она внутренне напряглась. Нотт был темной лошадкой, и то, что он первым пришел к ней, было странно.

— Теодор. Не поверишь, я тоже рада.

Нотт невозмутимо уселся на предоставленный стул и прикрыл глаза. Выглядел бледновато, но внушал спокойствие.

— Я понимаю твои опасения. Но меня не интересуют непроверенные слухи. Я ничего мутного не собираюсь предпринимать. Ты в своем праве. У всех слизеринцев хватает секретов.

Джуно вопрошающе наклонила голову. Нотт разъяснялся странно, но точно. Ему не было резона как-то вредить ей в Больничном Крыле, так что послушать можно. Конспекты перекочевали из рук в руки. Джуно пролистала зеленую тисненную тетрадку с гербом Слизерина. Она явно была зачарована, потому что была достаточно легкой и тонкой для такого количества листов. Теодор расценил заминку как вопрос и негромко произнес:

— Подарок на твой День Рождения от меня. Довольно полезная вещь.

— Спасибо. Если честно, не ожидала.

Теодор закинул ногу на ногу и пристально посмотрел на девочку:

— Сокурсники должны помогать друг другу. И, не буду скрывать, я надеюсь на продолжение сотрудничества.

Девочка хмыкнула. Ну да, ее позиции, если она все верно рассчитает, сильно укрепятся на Слизерине. На Наследницу она не претендует, но на скромное подтверждение своего исцеления она рассчитывать может. Главное, Нотту это донести.

— Конечно. Кстати, ассортимент расширился: кроме слюны, зубов и шерсти цербера могу предложить молочные клыки дракона. И все сопутствующие… ингредиенты, — Джуно непроизвольно постаралась подобрать наиболее сложные слова. Было непросто даже с учетом постоянного общения с Марволо, который не сюсюкался с ней. Что же заставило Теодора так повзрослеть?..

Мальчик не удержал лицо и не успел прикусить язык:

— Прошлогоднего? Тогда его исчезновение становится понятным…

Джуно усмехнулась. Нотт казался стать в будущем подходящим партнером по… Бизнесу? Посредником? В общем, в отличии от балованного Малфоя или слегка легкомысленного Блейза, Нотт мыслил более… рационально, что ли. И дальновиднее (не в обиду другу).

— Если понадобятся услуги зельевара помимо ингредиентов, обращайся.

Теодор продемонстрировал заинтересованность. Мол, продолжай. Джуно понимала, что подобная ниша в Хогвартсе давным-давно занята и переделена между старшекурсниками. Подпольная торговля есть везде, магический мир не исключение. Нотт вполне спокойно мог ее обмануть, но Джейк-то не будет его слушать, так что она попробует. Впрочем, что-то подобное планировалось на следующих курсах, но надо ковать железо, пока горячо.

— Скажу больше. В моем… окружении есть подающие надежды начинающие зельевар, артефактор, журналист и гм… иллюстратор.

Нотт кивнул, принимая информацию к сведению.

— Наслышан. Полагаю, двое из них — Фостер и Криви. Я запомню. Ты — опасный человек, Джуно Крей.

Девочка опешила от неожиданного вывода. К чему это было? Но Нотт не заострил внимания, перейдя непосредственно к цели визита.

— Как я и сказал, за последние два месяца произошло много всего. Вкратце рассказать не получится, посмотришь в дневнике на последних страницах. С заметками.

Джуно смешалась.

— Не за просто же так, я понимаю?

Нотт кивнул.

— Думаю, ты осознаешь цену информации. Как насчет небольшого одолжения в будущем?

Девочка сощурилась.

— Извини, Теодор, но я не могу кидаться необдуманными обещаниями.

Мальчик усмехнулся. Рассчитывал поймать на элементарном приеме? Этому тоже, как и Марволо с Наставником, палец в рот не клади, руку отхватит.

— Ладно. Я понял. В сплетнях все-таки есть часть правды.

Джуно хмыкнула. Да уж, одно неаккуратное слово — и можно влететь в кобуру на всю жизнь. Теодор прислушался к себе и достал из-за пазухи небольшую шахматную доску. Джуно опешила. Да что происходит в головах у чистокровных?

— Твой набор фигур. Подарок Дафны. Она передает тебе привет. Сыграем?

Девочка вздохнула. Ну, можно и сыграть.

— Черные или белые, Теодор?

— Пусть первой выбирает дама.

— Тогда возьму белых.

Фигурки, выскочившие из стилизованного под темное дерево футляра, выстроились в два ряда, изменив цвет согласно ее выбору. Они воинственно махали маленькими ручками и копьями, угрожая фигурам Теодора. Его шахматы вели себя не в пример воспитаннее. Джуно погрозила пальцем своим, и те немного притихли, разглядывая новую хозяйку.

— Тогда начинай.

Джуно озвучила первый приказ. Пешка гордо продефилировала на середину доски. Теодор отзеркалил ее ход. Девочка ответила конем. Мальчик вывел еще одну пешку. Игра началась.

— Знаешь, Джуно, — Теодор взял в руки миниатюрного солдатика, отчего тот возмущенно завертелся, — а Персиваль Уизли — интересный выбор. Только вот если ты связалась с ним из-за сантиментов — дальше пешки не продвинешься, даже если дойдешь до конца поля.

Джуно отправила офицера в бой и, промедлив секунду, отозвалась:

— Не совсем понимаю твои аналогии, Теодор. Староста Гриффиндора — значимая фигура, но я сама не ассоциирую себя с фигурами, не хочется быть чьей-то марионеткой. Может, на полноценного игрока пока не тяну, но основные правила игры знаю.

«Скорее, я — часть карточной колоды», — про себя добавила девочка. Вслух, разумеется, ничего не сказала.

Мальчик кивнул. Какое-то время играли молча. Теодор был явно подкован в волшебных шахматах, фигуры слушались того беспрекословно, в то время как Джуно несколько раз приходилось отдавать приказ, чтобы они сдвинулись с места. Нотт постепенно теснил ее в игре. Мадам Помфри на секунду заглянула за ширму, но увидев сосредоточенных детей, вздохнула и ушла к себе в кабинет.

Теодор посмотрел на срубленную белую пешку, перевел взгляд на Джуно и задумчиво произнес:

— Значит, не фигура? А слухи о твоей внезапно вспыхнувшей любви к Уизли — лишь слухи? Факультет тебя защищает, но многие недовольны такими сплетнями, сама понимаешь.

Джуно, прикидывающая следующие ходы, лишь закатила глаза. Она почти догадалась, в чем дело: Марволо устроил ей подлянку. То ли кто-то увидел их вместе, то ли разнюхали про то злополучное письмо с инструкциями. А с Марволо станется замаскировать его под любовное послание. Только этой пикантной детали не хватало ей для полного счастья! А ведь… Фу, они же еще и двоюродные брат с сестрой! Какая… мерзость. Привидится же.

Джуно явственно передернулась.

— Нет, конечно же. У меня было дело к Персивалю, только и всего. А кто распространяет эти возмутительные сплетни, если не секрет?

— Булстроуд. Миллисента. Кажется, она первая принесла шокирующую новость. Будешь что-то делать?

Джуно нехорошо ухмыльнулась. Теодор не дрогнул, но на миг отвел глаза, вперив взгляд на доску, где, кстати, разгорелась нешуточная баталия: девочка вывела королеву, собираясь ударить всеми силами. Шахматы были только за, угрожающе что-то пища в сторону противника.

— Буду, конечно. Только выйду из Больничного Крыла. Как там Паркинсоны, кстати?

— Опасаются. Многие тоже. Поэтому хочу спросить о твоих планах на будущее.

Джуно позабавила честность слизеринца.

— Учиться, попутешествовать по миру, занять свое место в обществе. Банальные желания обычного человека, Теодор. Если ты об этом, конечно.

Мальчик вздохнул и сделал ход ладьей.

— А с тобой нельзя не прямолинейно, Джуно. И вправду намеков не понимаешь или притворяешься?

— Думаешь, отвечу правдиво?

Теодор наклонил голову набок, выражая заинтересованность в разговоре.

— А я не знаю, Джуно. Никто не знает. Кто такая. Кто за тобой стоит. Остается надеяться, не враждебная слизеринцам сила. Грядут тяжелые времена, нам стоит объединить усилия.

Да уж, против Дамблдора просто так не попрешь. И, судя по количеству Темных Лордов на ее пути, дальше будет хуже. Не хватало еще открытой конфронтации с факультетом. Как бы кто не решился прямо в школе убрать ее с дороги…

— А я только за, Теодор. Но всегда найдется свой Паркинсон, который будет недоволен.

— Насчет него можешь не волноваться. Флинт и старшекурсники поговорили с факультетом. Ты давно доказала свое право находиться среди нас.

Девочка, только что потерявшая слона на шахматном поле, фыркнула. У нее уже затекла спина сидеть в одном положении на кровати. Устроившись поудобнее, она продолжила разговор:

— Спасибо за разрешение, конечно, но я не пропаду.

Теодор поджал губы. Кажется, ему не понравилось, что девочка не оценила стараний старшекурсников. Надеялся, что она рассыплется в благодарностях? Не тот случай.

— В любом случае, — перевел мальчик тему, — накал страстей немного спал, но твое выздоровление вызвало новый виток слухов. Меня не сильно интересует твое происхождение, но наше сотрудничество продолжается?

Девочка несколько раз кивнула. Установилась тишина. Больше нечего было сказать. Игру доиграли молча. Выиграл Теодор, исхитрившись-таки загнать ее короля в угол. Тот театрально схватился за сердце и бросил меч в лоб вражескому королю. А должен был кинуть под ноги. Милые шахматы, ей под стать.

— Думаю, через неделю сможем продолжить разговор, когда у меня на руках будут более внушительные козыри.

Теодор откланялся, оставив ей напоследок ворох информации на раздумья. Дар подсказал, что на Слизерине все хуже, чем казалось изначально. Повторные касания показали ситуацию более подробно. По кусочкам складывался очень странный пазл, Джуно сказала бы, противоречивый. А после прочтения тетрадочки с новостями от Нотта (и проверок на зелья и чары) ответы на некоторые вопросы только усугубили и без того запутанную ситуацию. И, похоже, она действительно теперь должна Теодору. Поскольку согласно новостям ее предыдущая стратегия поведения никуда не годилась. Она собиралась затаиться, чтобы не спровоцировать чистокровных на действия, и максимально «закуклиться». Шумиха вокруг нее ни к чему хорошему не приведет. Но сейчас… Сейчас она могла узнать много интересного. Слизеринцы не просто ее боялись, а готовы были способствовать, если бы Джуно оказалась как-то связана с Наследником. И старшекурсники едва-едва сдерживали панику. А паника не Слизерине могла принять весьма… неудобные для Дамблдора формы. Строго говоря, она действительно была связана с Наследником. Гм… Даже с целыми двумя. Стоило выжать из ситуации все, что возможно. Правда вряд ли всплывет в любом случае. Но надо посоветоваться с родителями…

А новостей, кроме выводов Нотта об атмосфере, была целая куча. Жалкая пародия на Дуэльный Клуб, разорения Малфоя-язык-без-костей-я, загремевшая в Больничное Крыло Грейнджер по неизвестным причинам (Джуно ее еще не видела. Ее отгородили ширмами от других, неужели тоже окаменела?), повальная торговля фальшивыми защитными амулетами… Привычный для Хогвартса дурдом.

Но куда все же пропал дневник Риддла? Оставалось надеяться, Марволо вышибет из него кое-какую информацию. Джуно очень скоро после визита Нотта поняла, что энергия из нее уходит со страшной силой, поэтому сказала мадам Помфри, что неважно себя чувствует, перекусила и провалилась в сон.

Ожидаемо ее притянуло в кабинет, где и разворачивались основные события. Марволо, тяжело дыша, сидел в кресле, а его совсем молодая копия, связанная по рукам и ногам, располагалась в соседнем и зло сверлила взглядом уставшего Марволо. Джуно хмыкнула. А Том Реддл оказался крепким орешком! На ее памяти парень первый раз выглядит таким измотанным.

— А ты еще кто?

Комментарий к Глава 22.

Всех с майскими праздниками! Я знаю, Вы этого ждали. И да, посмотрите, начало статьи наконец-то вышло… Цем-цем читателям.

========== Глава 23. ==========

— А ты еще кто?

Марволо недовольно покосился на подростка.

— Владелица этих прекрасных апартаментов. Джуно Крей, носительница третьего крестража. И, если не вытурить тебя отсюда, и первого, — отрекомендовал ее друг.

— Марволо? Как успехи?

Джуно решила игнорировать Реддла. Общаться с ним не было никакого желания.

— Плохо. Этот экземпляр, очевидно, унаследовал лишь парселтанг, склонность оригинала к позерству и самую капельку мозгов. Но силищи у него немерено, вот и застряли в патовой ситуации. Не удивлюсь, если из-за неопытности у оригинала первым вышел корявый…

— Вы! Выпустите меня отсюда! Я должен… Должен…

Очевидно, этот разговор происходил уже не в первый раз, потому что Марволо приложил пальцы к переносице и раздраженно повторил:

— Что должен? Убить Поттера? Выгнать грязнокровок из Хогвартса? Возродиться? Успокойся, убогий. Или ты влюбился в рыжую кузину Джуно? Как ее там… Джиневру? Так она уже занята, влюблена в Поттера, сам говорил.

Подросток, сверкавший глазами поочередно на Марволо и Джуно, подавился новой тирадой и заалел ушами и кончиком носа. Девочка оценила: неужели такой красавчик не успел повстречаться с девушками? Вроде на пятом курсе был… Или просто конкретно этому крестражу не достались интимные воспоминания?.. Наблюдать за перепалкой — одна умора, но требовалось поторопиться: потуги Марволо выгнать нежданного гостя тянули из нее силы со страшной скоростью, а заработать очередное магическое истощение очень не хотелось, чтобы не остаться в один прекрасный день сквибом.

— Марволо, я могу помочь? Зачем вообще его здесь держишь? Я уже очнулась, пусть возвращается в тетрадку.

Тот искоса глянул на нее.

— И не жалко младшую Уизли?

— А причем тут она? Или ты к тому, что Реддл ее угробит? Так нечего руки тянуть ко всяким темным вещичкам. Вроде чистокровные, родители всяко должны были объяснить правила безопасности.

Марволо покачал головой. В его взгляде читалось: «Кто бы говорил». Девочка пожала плечами.

— Тебя, точнее, медальон, мне передала мама. Из рук в руки. И я прекрасно осознавала, на что иду. Сама выбрала риск, и, как видишь, не прогадала.

Парень встал и подошел к окну. Риддл затих, прислушиваясь к беседе.

— Еще бы, я ведь жаждал обрести тело… Но если бы не роковая случайность… Но речь не об этом. У меня не хватает, так скажем, обхвата души, чтобы прогнать этого отсюда, — Риддл справедливо вскинулся на «этого», но удержался от восклицаний. — А поглощение даже с твоей помощью займет года, если не десятилетия. Это если я останусь главенствующей личностью.

— А если попробовать побыстрее?

Джуно покосилась на Риддла. Да, такой фрукт ей не нужен. Пусть кузина развлекается. Ей Марволо хватает за глаза.

— Тогда он станет главным. И не факт, что не угробит нас троих.

Джуно вздохнула. Новые проблемы не просто маячили на горизонте, а грозились обвалиться на нее неконтролируемой лавиной.

— А если пока оставить в таком состоянии?

— Рано или поздно станешь сквибом, — Марволо подтвердил ее худшие догадки, — Помнишь, сколько сил и времени заняло наше объединение? Так я действовал добровольно… Ну, почти. А этот будет упираться. И главное, уходить тоже не желает.

— Я не знаю, как! Очнулся уже здесь, а… А вы и не объяснили! Я не верю, что ты — это я через несколько лет! А она… Она не чистокровная, я не слышал фамилии Крей!

Выдав тираду, Риддл вновь замолчал. Джуно давилась смехом. Похоже, кроме тяги к пафосу подросток унаследовал свои же школьные заморочки.

— Я полукровка, да. Между прочим, как и ты. И зря ты Шошо разозлил, она теперь не будет тебя слушаться.

Девочка, глядя на хлопающего глазами Риддла, не выдержала и сдавленно хихикнула. Марволо намного лучше себя контролировал, так что увидеть такое глупое выражение лица на его молодой копии было забавным.

— Откуда ты знаешь о василиске?! Он слушается только меня! Я — истинный Наследник Слизерина! Вы… Вы все падете жертвой короля змей, недостойные!

Судя по тому, как заиграли желваки на лице у Марволо, тот пытался или не засмеяться, или не сгореть на месте от стыда. Джуно же постаралась сдержаться, ведь что-то все-таки необходимо было решать.

— Пытаться договориться с ним бессмысленно. Я не хотел этого, правда… Но остается только один способ.

Джуно заинтересованно прислушалась. Марволо не отличался щепетильностью, так что способ должен быть действительно непростым.

— Нам нужна жертва. Как при создании крестража. Но на этот раз будем разрывать на куски Риддла. Для него это будет, мягко говоря, неприятным. Но раз поглощение не катит, и разговаривать не желает…

Джуно дернулась. Жертва?.. От веселья не осталось и следа. Где они возьмут жертву посередине учебного года? Конечно, подойдет любой опустившийся преступник, но до каникул дожить еще надо.

Марволо оценил выражение лиц обоих собеседников и хмыкнул:

— Держи лицо, Джуно. Вижу, тебе не по вкусу, но что делать?.. А кандидатура на жертву у меня есть: Шошо. Если удастся договориться.

Девочка еще ужасалась предстоящей перспективе, но мысли уже понеслись вскачь: амулет, переводящий на змеиный, есть у Джейка, если не сработает, есть целый змееуст, правда, в Греции, у Риддла остается выпытать, где вход в Тайную Комнату, или же проследить за Джиневрой…

Марволо удовлетворенно улыбнулся.

— Отлично, значит, договорились. Я постараюсь ограничить этого… убогого от влияния на тебя, но все хлопоты по ритуалу ложатся на твои плечи. И учти, убивать жертву тебе придется собственноручно.

Девочка мрачно зыркнула на Риддла. Вот не сиделось ему в тетрадке… Вот чего ей так везет на Волан-де-Мортов?.. Так и норовят вылезти из каждой щели!

— А не проще уничтожить вместилище? То есть тетрадку? Ее всяко легче отобрать у Уизли, да и Персиваль, думаю, снова не откажется подсобить.

Марволо нахмурился и побарабанил пальцами по столу. Джуно уже знала эту его привычку: он что-то скрывал!

— Марволо… Только не говори мне, что утаил еще что-то! Так. Я ничего не буду делать, пока не расскажешь. Или посмотрю силой.

— Научил на свою голову…

Марволо поворчал для порядка, шикнул на Риддла, который порывался возмутиться фактом его игнорирования, и все-таки выложил:

— Можно, можно… Но тогда пропадет и парселтанг, и половина моей… То есть не моей, а «оригинальной» души! А при разделении мы сможем ухватить и парселтанг, и меня усилить. А вдруг у него хранятся какие-нибудь важные воспоминания?

Джуно опешила. Вроде бы уже знала «соседа» вдоль и поперек, так поди же ты!.. Он был готов подвергнуть ее чудовищному испытанию с возможным смертельным исходом ради сомнительных бонусов. Немного обидно получилось.

— Я думаю, ты справишься, а не обесцениваю тебя, Джуно.

Девочка ощетинилась.

— Марволо, что бы ты ни говорил, я не пойду на это. Шошо — живое существо, имеющее разум и волю. Я найду и уничтожу дневник, раз ты не можешь выгнать… этого отсюда.

— Не позволю! Не смей!

Риддл, поняв, о чем речь, задергался на месте, стирая места соприкосновения с цепью в кровь (настройки на реализм тут были выкручены на максимум). А цепи у Марволо вышли что надо: толщиной в руку Джуно, грубые и тяжелые. Видимо, не стал заморачиваться над внешним видом, придавая значение надежности. И то они опасно затрещали. Риддл активно сопротивлялся, пытаясь вырваться из пут. Комната «поплыла», ходя ходуном.

— Сила есть, ума не надо…

Марволо с трудом держал маску сарказма, ему явно тяжело приходилось со строптивым подростком. Они бы разошлись миром, если бы тот не застрял здесь и не желал их всех убить. Да и Шошо. За Шошо она отомстит особенно жестоко. Василиск вынужденно нарушила последний приказ любимого хозяина и теперь расплатится жизнью.

Джуно поторопилась заговорить с Риддлом. Он же подросток, да еще и по словам Марволо не особо умный. Но спуску давать такому нельзя. Его можно было пожалеть, но тот сам себе рыл могилу. Девочка грохнула кулаком по столу, да так, что рука засаднила.

— Значит, так, Том Реддл. Или ты успокаиваешься и валишь подобру-поздорову, или я уничтожаю крестраж. Учти, я прекрасно знаю, у кого тетрадочка и как сделать в ней несколько дырок.

Реддл заметался пуще прежнего, чуть не вывернул себе запястья и спустя некоторое время присмирел (Джуно до сих пор не могла определить точно, сколько часов или минут во сне она тут пребывает). За это время они с Марволо несколько раз сыграли в шахматы (тот сказал, что негоже проигрывать какому-то Нотту, и взялся тренировать ее еще и в этом), укрепили цепи и немного расширили территорию поместья. Глядишь, скоро и весь сад охватят.

— Я согласен. Отправляйте меня назад. Я не хочу умирать, пусть я всего лишь… крестраж. Если это правда.

Джуно удивилась. Истеричный подросток худо-бедно успокоился, и в его голосе прорезалась старческая усталость. Девочка даже не сомневалась, что Марволо рубанул всю правду-матку, не заботясь о чувствах вторженца и даже не попытавшись разговорить парня. Видимо, слишком хорошо знал свою натуру.

— Нам нет смысла врать тебе. Ты все-таки…

— Всего лишь крестраж. Правильно сказал, — Марволо прервал ее на полуслове. Не хотел позволять давить на жалость? Или… ревновал? Джуно не сдержалась и самым натуральным образом заржала. Чтобы Марволо и такие человечные эмоции проявлял? Да никогда.

Кажется, Реддл принял это на свой счет и обиделся. Может, в их обществе у него тоже начнет развиваться личность, как у Марволо?.. Правда, если он станет таким же засранцем (общение с Флинтом не проходит даром), то лучше заранее запереть его в дневнике. Всяко гуманнее по отношению к ней. И к нему, если за его воспитание возьмется Марволо. Тот мог улавливать ее мысли, так что тоже обиделся. Теперь у нее было два обиженных куска Волан-де-Морта, хотя еще мгновение назад они собачились друг с другом.

Джуно прищурилась и хмыкнула. Она в состоянии устроить веселую жизнь Реддлу. Особенно когда доберется до тетрадочки. Видимо, она выглядела слишком уж кровожадно, потому что подросток вдруг побледнел и попытался отползти. А ее выкинуло в реальность. Последним, что услышала девочка перед пробуждением, было бормотание Марволо. Что-то вроде: «интересный эффект». Открыла глаза уже в Больничном Крыле ранним утром. Чуть не матюкнулась нехорошими словами из арсенала Флинта от вспыхнувшей боли. Немного полежала.

Мадам Помфри с беспокойством в голосе постановила, что задержит ее в Больничном Крыле еще на пару дней. И больше никого не пустит «в гости», пока не удостоверится в ее хорошем самочувствии. Это было весьма кстати, потому что ей хватило встречи у Марволо и общения с Ноттом, чтобы морально устать. А ведь после «чудесного» исцеления прошло меньше суток!..

Джуно срочно необходимо отвлечься. Сделать домашнее? После посиделок с Марволо оно кажется задачками для детсада. Тратить на него время… Словно доктора науки вновь посадить за школьную парту! Конечно, она сильно преувеличила, но Наставник живо отучил ее тратить драгоценные минуты и часы бессмысленно. Лучше уж полноценно отдохнуть, чем разбазаривать силы на заведомо ненужные дела. Даже с хроноворотом время — конечно. Джуно подошла к окну, грея в руках чашку восхитительно заваренного чая. Вот же дело, даже домовым эльфам было жалко ее и уже знакомая по кухне домовушка старалась откормить «бедную-несчастную мисс Крей». Мадам Помфри оставила ее в покое после тщательной диагностики и ничего нового не нашла. Девочка зашуршала леденцом. Голова начала потрескивать, наверное, Том и Марволо не пришли к взаимному согласию.

Из Больничного Крыла ее точно не выпустят, да и выходить в ледяной замок к любопытным студентам не хотелось. А тут было тепло, уютно. И самое главное — сытно. То, что надо. Но занять себя чем-то надо. Все учебники уже перечитаны, у Алекса дополнительной литературы не попросишь, Марволо по понятным причинам не доступен (еще у нее явный передоз эгоистичных обаятельных засранцев)… О! Тут где-то должна лежать Грейнджер, на ней можно потренировать Дар. Руки зачесались, прямо как тогда в

Греции. Хотелось… Найти что-нибудь интересное. Исследовать. Раскрыть чью-нибудь тайну. Джуно и не собиралась сдерживать себя, ничего опасного все равно не обнаружит. Наверное. Нелегкая понесла ее по Больничному Крылу. Мадам Помфри сидела в кабинете, окаменевшие не могли помешать ей по понятным причинам. Джордан, к примеру, действительно взял монокль для какого-то розыгрыша и направлялся в тот день в их с близнецами «тайное логово» (кстати, надо будет там покопаться). Джастин Финч-Флетчли, в отличии от жителей магической Британии, был знаком с фамилией Крей, и когда Джуно-Марволо предложил встретиться, терялся в догадках, что же ей нужно от него. А Грейнджер нигде не было. Потратив полчаса на поиски, девочка нашла гриффиндорку в весьма двусмысленной ситуации. Ну, то, что мохнатая вроде бы девочка — Грейнджер, стало понятно немногим позже. Она нашлась за самой последней ширмой, до которой Джуно добралась в последнюю очередь.

— О! И кто захотел превратиться в кошку? Ба! А вышло-то знатно. Но почему тогда в Больничном Крыле?

Нечто с кошачьими ушами спало, тихонько посапывая. Приглядевшись, Джуно распознала Гермиону Грейнджер. Это… Какая цепочка событий могла привести к такому результату? Хотя… Это же Хогвартс. Тут на каждом углу опасность. Девочка вздохнула. Дар звал. В магическом восприятии Грейнджер смотрелась весьма… интересно. Как будто она накинула на себя дырявые лохмотья, удивительным образом сидящие по фигуре. Джуно для верности даже закрыла обычный глаз рукой, сверяясь с ощущениями. Аура Грейнджер была покорежена ужасно. Как раз там, где она поросла мехом. Дар сообщил, что это — последствия неправильного приема Оборотного Зелья. Хм… Даже обладая пока скромными познаниями в области Целительства, она могла однозначно сказать, что попытка обращения в животного — сильнейшая нагрузка на человеческий организм. Хорошо, что не в волшебное — иначе получился бы трудновоображаемый смесок, умирающий в тяжелых муках от невозможности банально вздохнуть. Или от болевого шока. Или от многочисленных переломов костей. Или от каши вместо внутренних органов. Или…

Последующие предположения заглушились зудением Дара. Он жаждал, требовал, рвался исследовать феномен Грейнджер. Точнее, подбивал девочку (или уже девушку? По оформляющейся фигуре она тянула на девушку) на всякие непотребства. Хорошо хоть, гриффиндорка одного с ней пола, для похождений с мальчиками она еще не доросла.

Джуно аккуратно подсела на кровать. Такие порывы были ей в новинку. Сперва дотронуться до руки.

»

— Скоро это все кончится, — убежденно заявила Гермиона. — Оборотное зелье почти готово. Неделя-другая, и мы будем знать правду.

— И тебя с Рождеством, — Гермиона бросила кому-то подарок. — Я уже час как встала — добавила в зелье златоглазок. Оно готово.

— Нам еще надо достать какую-нибудь частицу — волосы или ногти — тех, в кого хотим превратиться, — сообщила она обыденным тоном, словно речь шла о покупке мыла в соседней лавке.

— Уверена, что никаких ошибок нет, — сказала Гермиона, еще раз перечитывая покрытую пятнами страницу «Сильнодействующих зелий». — Выглядит оно, как описано в книге. Сами собой мы станем ровно через час после того, как его выпьем.

»*

Комментарий к Глава 23.

* - кусочек из книги.

========== Глава 24. ==========

Оборотное зелье, как она и думала. Что только… за правду? Надо срочно узнать. Как? Как?! Обычное прикосновение не дает большей информации. Видимо, гриффиндорка упорно думала только об одном все это время… Но ей было мало информации, больше, больше!

Джуно медленно повела рукой вверх, стараясь не разбудить «пациента».

Гойл и Крэбб… Наследник Слизерина… Кража ингредиентов из кладовой Снейпа…

Девочка недовольно заворочалась, когда Джуно распустила руки. Главное, чтобы не проснулась раньше времени.

Отвратительный вкус зелья… Неправильное превращение… Истерика и попадание в Больничное Крыло…

Джуно откровенно лапала Грейнджер, но не испытывала никаких угрызений совести по этому поводу. Что она там не видела?.. Но грудь у нее была побольше, что правда, то правда.

Уизли и Поттер… Открытка от Локхарта… Домашние задания… Подозрения Малфоя…

Джуно начала терять терпение. Ну же! Еще немного! Девочка вздохнула поглубже и приложилась губами к губам Грейнджер. Наставник предупреждал, что так она получит больше всего информации от Дара. Наконец голова взорвалась чередой картинок.

Страх перед чудовищем Слизерина. Подозрения Драко и дурацкий план по выяснению правды. Боязнь ее, Джуно Крей. Перемывание косточек второму курсу Слизерина. Учеба и попытки учить двух ленивых друзей. Болезненное для самолюбия и для здоровья превращение в полукошку.

Джуно одновременно и кайфовала от удовлетворения потребностей Дара, и ужасалась его влиянию. Девочка с трудом оторвалась от гриффиндорки. Сердце зашлось в диком темпе. Нет, не оттого, что ее первый поцелуй был с девчонкой, тем более, Грейнджер, а оттого, что она была только что… Не совсем в своем уме. Дар буквально захватил ее сознание, все остальные потребности и желания отошли на второй план. Она сама, сама хотела вызнать все секреты Грейнджер, увидеть потаенные уголки… Гм, главное, чтобы такие «приступы» не стали нормой. В следующий раз необходимо попробовать сопротивляться, сейчас ее просто-напросто собственный Дар застал врасплох. Но то, что она узнала… М-м-м, у нее в руках была настоящая бомба. На фоне василиска бледновато, конечно, но даже по хогвартским меркам тянет на изгнание из школы.

Девочка еще раз внимательно осмотрела Грейнджер, запоминая симптоматику. Сама по себе гриффиндорка… разочаровала ее. Вроде же умная, так что же раз за разом влипает за компанию с Поттером и Уизли? Так еще и была инициатором задумки с Оборотным… Дура. Как есть, дура. А если бы Драко действительно был Наследником? Убил бы Трио за милую душу. У них вообще было лишь два варианта развития событий: или Драко не Наследник, и тогда они ничего нового не узнавали (особенно в обличии Крэбба и Гойла, которые теоретически не должны заводить таких подозрительных диалогов и все знать), или Наследник Слизерина раскрывает их «гениальный» план. И, соответственно, или убивает, или калечит.

От пристального взгляда Грейнджер заворочалась и проснулась. Джуно ласково ей улыбнулась (почти как Марволо, пока что не хватало опыта) и, пододвинув к себе стул, зловеще поинтересовалась:

— Ну-с, мисс Грейнджер. Готовьте чемоданы, отправляетесь домой. Вместе с Поттером и Уизли. Я все знаю про вашу эспаду и у меня есть железные доказательства.

Девочка, ещё толком не проснувшись, ошалело захлопала глазами:

— Ч-что?..

— А то, Гермиона. Я все знаю. Честно говоря, была о тебе лучшего мнения. Или гриффиндорство заразно? Тогда не буду сидеть рядом с тобой, мало ли что.

Джуно резко поднялась. Ей стало противно. Да и голова после Дара снова заломила. Вспомнилось веселящееся лицо родственничка на злополучных Зельях. И это бравый

Гриффиндор? Тьфу на них. И без них проблем по горло, особенно после выкрутасов Дара. И двух Темных Лордов, которые тянут из нее силы. И Шошо. И пророчества. Ох…

Девочка развернулась, чтобы уйти, когда Грейнджер опомнилась и схватила ту за рукав:

— Джуно, подожди! Пожалуйста, не рассказывай никому об… этом. Мы же хотели, как лучше. И… И… Всего лишь хотели прекратить эти жуткие нападения.

Гриффиндорка зачастила бессмысленными извинениями и объяснениями, но запнулась об стальной взгляд Джуно.

— Гермиона. Это работа преподавателей и авроров. А если у вас шило в одном месте или тянет поиздеваться над кем-нибудь, не надо приплетать сюда высокие помыслы.

Девочка вспыхнула, как спичка, нахмурилась, и от раскаяния не осталось и следа.

— Джуно! Как ты можешь так говорить! Ты же… тоже пострадала! Кстати, как ты вылечилась? Всем остальным нужна настойка мандрагоры!

Отсюда Грейнджер понесло. Былая дружелюбность и хоть какой-то здравый смысл растворились в нелепых подозрениях. Джуно не надо было использовать Дар, чтобы увидеть уверенность на лице у гриффиндорки: наконец для Джуно Крей нашелся ярлык. Все в мире же должны примитивно делиться на своих и чужих. Ага, она теперь окончательно слизеринка, вся из себя противная и скользкая. Тем временем, пока Джуно ненадолго задумалась, Грейнджер совсем распалилась:

— Если ты знаешь, кто Наследник, то должна сказать директору Дамблдору! Или… Или ты не хочешь нам помогать?!

Ага, сейчас ещё припомнит прошлый год с Философским Камнем… Джуно поморщилась от нарастающей подзабытой головной боли и холодно окоротила гриффиндорку:

— Грейнджер, я сделаю все, что от меня зависит. А тебе советую поберечься — инстинкт самосохранения, конечно, у гриффиндорцев отсутствует, но очень уж полезная вещь, подумай.

Девочка мигом замолкла и со страхом уставилась на Джуно. Та угрожающе оскалилась и вернулась к себе. Пусть теперь боится возмездия. Драко хоть и самовлюблённый дурак, но, по крайней мере, унижать других и калечить не стремится. И вроде как осознал свои ошибки и проникся к однокурснице дружескими чувствами…

Джуно заключила, что подумать о Малфое всегда успеет, и со спокойной душой села за завтрак. Планы придумала, интриги немного поплела, недруга запугала. Красота!

Гермиона Грейнджер вжалась в кровать, стараясь лишний раз не двигаться. Она думала… Что Джуно — такая же магглорожденная, как она сама, по ошибке угодившая на Слизерин. Гермиона убеждала Рона и Гарри, что Джуно — хорошая, даже после прошлогодних событий! А слизеринка… Действительно оказалась пособницей Того-Кого-Нельзя-Называть!.. Вдобавок еще как-то узнала об их поисках Наследника Слизерина… Гермиона чувствовала себя потерянной. И напуганной. Джуно Крей и раньше выглядела неприступной, а сейчас… По спине пробежали мурашки. Она наконец-то поняла, на кого стала похожа Джуно Крей. В подшивках газет… В подшивках газет она видела похожие взгляды.

Гермиона Грейнджер обладала фотографической памятью. С таким же высокомерием и пренебрежением смотрели осужденные Пожиратели Смерти. Иногда так на нее смотрели старшие слизеринцы, но она не придавала этому особого значения. Все знают, что со змеиного факультета выходят темные маги. Жаль, но, похоже, Джуно Крей переманили на сторону Того-Кого-Нельзя-Называть. Надо сказать Рону и Гарри.

— Гермиона, а ты еще сомневалась?! Эта Крей… Даже Перси умудрилась запудрить мозги. Он… наехал на меня вчера, когда я сказал…

— Что ты сказал, Рон?

— Правду сказал, — буркнул друг. — Эта Крей уже несколько раз нас подставляла! Я и сказал, что-то, что она окаменела, — ничего не значит. Она это и сделала, чтобы отвести от себя подозрения. Все же сходится! Она — Наследница Слизерина.

Гарри угрюмо кивнул. Он больше всех переживал за жертв чудовища Слизерина. А Джуно не понравилась ему с первого курса. То, что он рассказал, поразило девочку.

— Гарри, почему ты не сказал раньше?! Если… Если при виде Крей у тебя чешется шрам, то это значит….

-… Она связана с Волан-де-Мортом.

Гермиона вздрогнула. Гарри мог позволить себе называть его по настоящему имени, но не Гермиона. Она все еще боялась. Но обязательно поможет друзьям, чем сможет. В конце концов, Рон спас ее от тролля, а Гарри спас всех от Того-Кого-Нельзя-Называть. Уже дважды. И они приняли ее за равную. Так что Гермиона сделает все, чтобы помочь Рону и Гарри. Пусть и придется немного поступиться своими принципами. Ох уж эти мальчишки, что они смогут без нее?

***

Гарри был полон решимости выяснить, что происходит. Ему было боязно оставлять Гермиону наедине с Крей в Больничном Крыле. Оставалось уповать на мадам Помфри. Да и Гермионе осталось всего несколько дней. Когда шли назад, наткнулись на старосту Гриффиндора, Перси. Упорно ходили слухи, что Крей отправила ему любовное письмо… Он должен что-то знать. Но на прямой вопрос он отчего-то разозлился и резко свернул разговор.

— Рон, Гарри, вам пора в башню. Не ходите по замку в одиночку. Вас не касаются мои дела с Джуно.

Перси заметно побледнел, но ничего больше не сказал. Рон пробурчал что-то о занудстве старшего брата, на что староста не обратил ровным счетом никакого внимания, только снял пять баллов с Гриффиндора и приказал больше не пересказывать нелепые слухи. А потом… Потом они нашли тот странный дневник. Рон предупреждал, что в волшебном мире даже книги могут нести проклятье или что похуже. Жуть. Но тетрадка казалась безопасной. Да и станет кто-то выкидывать что-нибудь ценное в туалете Плаксы Миртл?! Черный маггловский дневник. Совершенно обычный маггловский дневник. Но почему-то Гарри был уверен, что ключ к разгадке тайны Наследника Слизерина скрывается именно в нем.

— А владелец дневника, наверное, был магглом, — подумав, заметил Гарри. — Иначе он не смог бы его там купить.

— Нам это ничего не дает. — Рон пожал плечами и, понизив голос, прибавил: — Попадешь в нос Плаксе Миртл, запишем тебе пятьдесят баллов.*

Гарри хмыкнул и спрятал тетрадку в мантию. Ее следовало, по примеру Гермионы, тщательно изучить. Надвигался февраль, соответственно, и время излечения подруги.

***

Персиваль Игнатиус Уизли пребывал в замешательстве. Он бы сказал, в полнейшем шоке. Кто бы мог подумать, что близнецы заметят то злополучное письмо и даже умудрятся своровать его. Но Перси был слишком озабочен ситуацией с Джуно, Джинни и темным артефактом, чтобы следить еще и за братьями. Хвала Мерлину, они не додумались проверить пергамент на чары иллюзии. Только откуда второкурсница узнала заклинания уровня СОВ?.. Впрочем, в свете открывшихся обстоятельств удивительнее было бы обратное.

В обыкновенном состоянии он бы мигом пресек абсурдные сплетни, которые приписывали ему увлечение второкурсницей Слизерина. Или наоборот. После чудесного исцеления, нет сомнений, пойдет новая волна слухов. Но после ошеломляющих новостей было немного не до того. Учеба, отношения с братьями — все отошло на второй план.

Джуно, еще бледная после Больничного Крыла, читает в библиотеке. Джуно в окружении старшекурсников. Староста девочек Фарли благосклонно кивает в ответ на какую-то реплику. Капитан по квиддичу Флинт пытается в знак расположения хлопнуть второкурсницу по плечу, та ловко уворачивается и смотрит недовольно, но известный вспыльчивым характером Флинт только жизнерадостно гогочет. Батлер и Фостер, пуффендуйцы, первыми стартовали в Больничное Крыло, когда разрешили посещения. Джуно вместе со слизеринскими младшекурсниками. Не надо быть особо наблюдательным, чтобы заметить, что с недавних пор весь первый курс Слизерина ходит хвостом за Джуно Крей. Магглорожденной, кто бы поверил!.. Ну, по официальной версии. Но если учитывать известные ему из того письма данные, то все становится еще невероятней.

Наступил февраль, а Перси никак не мог улучить момента, чтобы переговорить с новообретенной родственницей и получить объяснения, что происходит с сестренкой Джинни. И с еще одной. Голова идет кругом от новостей. Персиваль практически отчаялся, когда Джуно в окружении младших слизеринцев задержала его в Большом Зале накануне Дня Влюбленных, шепнула пару слов сопровождающей ее «свите» и в лоб сказала:

— Надо поговорить. Приходи завтра вечером на Астрономическую Башню.

Пока Перси подбирал челюсть с пола, девочка, которую парень понимал все меньше, тряхнула тяжелой на вид косой и отошла, чтобы через мгновение быть снова окруженной слизеринцами. Их первокурсница, уже успевшая прославиться легким на проклятья характером, свела бровки вместе, но после одной реплики (Перси ее не расслышал) хихикнула и заинтересованно покосилась на старосту Гриффиндора. Персиваль недоумевал.

Он устроился на широком подоконнике между этажами башни, поджав под себя ноги. Тут думалось особенно хорошо, да и редко кто додумывался заглянуть за тяжелые, пыльные портьеры. Свыкнуться с шумной, постоянно оживленной гостиной за время обучения было возможно, но не доставляло никакого удовольствия Перси, который натерпелся толкотни еще дома. Он сосредоточенно размышлял, имея, казалось бы, многие кусочки пазла. Но картинка упорно не хотела складываться. Что же… Что же было не так помимо внезапно нашедшейся тети и кузины?.. Если с мыслью, что тетя Эмилия выжила и даже родила дочку, он кое-как смирился, то обвинения Министерства… Та тетя Эмилия, которую он помнил, просто не могла совершить то, что ей приписывали. Наверное, надо сначала встретиться и выяснить всю правду, прежде чем принимать какие-то действия. Как бы он своим неосторожным вмешательством не навредил.

Когда в голове сформировался хоть какой-то план, Перси вздохнул с облегчением. Все, что выходило за рамки его понимания, очень сильно напрягало парня. Пока что кузина тоже не вписывалась в них, но ради родственников можно и перестроиться, в конце концов, он постоянно так делал ради семьи, даже если те этого и не замечали.

Отряхнув мантию от пыли, Перси уверенной походкой направился в спальню. У него еще были недоделаны Гербология и Чары, а марку надо было держать. И, поглощенный событиями недавних дней, он не заметил нехороших ухмылок близнецов, провожающих гриффиндорского старосту пристальными взглядами.

***

… День начался для Джуно (да и для всего Хогвартса, если задуматься) ужасно.

— Представляю вам моих любезных купидончиков, валентинских письмоносцев! — лучезарно улыбался Локонс. — Сегодня они будут ходить по школе и разносить валентинки. Веселье только начинается! Я уверен, и мои коллеги захотят внести лепту в наш праздник! Давайте попросим профессора Снейпа, пусть он покажет нам, как сварить Любовный напиток! А профессор Флитвик в этот праздник пламенеющих сердец мог бы рассказать кое-что о Приворотных средствах. Он знает о них, старый проказник, больше любого чародея! *

Благо, у Джуно в руках не было никаких напитков, чтобы ими подавиться. Пить или есть что-то под ливнем противных конфетти-сердечек отбило охоту. Впрочем, у всех слизеринцев лица были кислые, кушать-то хотелось. Приняв решение подкрепиться попозже на кухне, девочка со слабым интересом принялась разглядывать угрюмых гномов. В Германии их называли цваргами и очень уважали. Если в Англии гоблинские поделки ценились, то в Европе не было равных карликам в обращении с железом. Да и золотишко они любили не меньше гринготтских банкиров. Джуно хмыкнула: оказывается, у цваргов (наверное, они какие-нибудь родственники английским гномам?) с гоблинами очень много общего, хотя они и пламенно, прямо-таки с душой, ненавидят друг друга столетиями. Надо будет заказать у них кому-нибудь поэму. На гномах свой Дар еще не пробовала.

Джуно мысленно потерла руки, наблюдая, как Фамос кружит над столом. На него была возложена ответственная миссия по доставке слизеринских валентинок, которую можно было заказать в прошлом выпуске «Спящего Дракона». Локонс, курировавший это безобразие, подмахнул разрешение не глядя. Еще и баллов добавил. Джуно он из толпы не выделял, но периодически приходилось выслушивать его «ценные» советы по поводу оформления листовок. Самое интересное, что кое-что дельное он действительно знал. К примеру, подсказал чары для более эффектного появления газеты, кстати, довольно сложные, Джуно повторить не смогла. Зато они прекрасно удались Алексу и Блейзу, который немного нервировал ее тем, что пытался как можно ближе сидеть на занятиях, Большом Зале, Клубе и исполнял все ее просьбы беспрекословно, односложно отвечая на любые вопросы. Джуно волновалась, но Марволо заверил, что со временем эффект ослабнет. В конце концов, он не собирается возвращаться в женское тело. По крайней мере, пока Джуно не надумает сменить пол (зря она тогда рассказала другу о последних маггловских веяниях).

Уроки еще с первого курса не были в приоритете у Джуно, поэтому на Истории Магии и Гербологии она дремала по недавно приобретенной дурной привычке. А вот после обеда были Чары, на которых спать было нельзя. Профессор Флитвик всегда следил за тем, чтобы на его уроках никто не халтурил. И всегда с точностью до минуты тормошил тех, кто собирался прикорнуть. Джуно еще не поняла, как он это делает, ведь низкорослый профессор явно не видел лица большинства учеников, предпочитая прогуливаться по полу, рассказывая новый материал.

Девочка широко зевнула, привалившись к стене. Еще была перемена, так что можно было на минуточку прикрыть глаза и немного углубиться в свои мысли. Все-таки даже ополовиненный молодой Том Реддл тянул из нее уйму энергии, зараза. И Укрепляющее раз в два дня помогало так себе. Лучшим средством, как ни странно, был банальный здоровый сон. Пришлось пожертвовать утренними тренировками и домашними заданиями, тут хотя бы большинство преподавателей вошли в положение и несильно нагружали недавно излечившуюся девочку. Поскольку мадам Помфри сама не знала, как именно произошло это чудесное событие, то все замяли, даже слухи, вопреки ожиданиям, ходили не так долго. Все уже немного привыкли, что слизеринка Джуно Крей — своеобразный «Гарри Поттер» змеиного факультета. Тоже вечно фигурирует в каких-то историях и совершенно невозможных сплетнях. Вообще, по-хорошему, ее должны были переправить в больницу Святого Мунго, но все решилось очень по-хогвартски — все дружно делали вид, что ничего страшного не происходит. И если никто из детей не пишет домой о творящемся беспределе… Что ж, сами виноваты. Или… Пишут, но родители никак не реагируют?.. Может, готовятся нанести ответный удар?

Процесс мышления был прерван явившимся гномом с нелепыми золотыми крылышками и бутафорской арфой. Правда, через несколько минут выяснилось, что инструмент не бутафорский, а вполне себе настоящий. На Слизерине заказывать друг друга этим карликам не позволяло элементарное воспитание, но на других это не распространялась. Джуно лично на обеде отловила одного из самых одиозных, вручила пару галлеонов и назвала несколько жертв. Скоро их ждало, похоже, настоящее представление.

— Тебе музыкальное послание, Гайи Поттей, самолично.*

Писклявый голос гнома озвучил приговор несчастному, пока тот пытался безуспешно сбежать. Но карлики — существа цепкие, и за денежки готовы хоть из-под земли достать адресата, так что Золотому Мальчику крепко не повезло. Джуно со злорадством слушала «музыкальное послание». Да, Герою с такими поклонниками никаких слизеринцев не надо. Глядишь, сами доведут Поттера до нервного тика. Малфой, естественно, не мог не сцепиться с гриффиндорцами по такому замечательному поводу. Но у него дома случилась трагедия, так что пусть мальчик отыгрывается, это лучше, чем полное безразличие. С Джуно он обсуждать это отказался, только извинился, что не смог порыться в фамильной библиотеке на тему ее проблемы. Мало того, что характер испортился в край, так он еще и ее стал «опекать и защищать», вертясь рядом и вымещая агрессию на гриффиндорцах, что не способствовало росту его авторитета на факультете.

Естественно, это не могло не закончиться снятием баллов и недовольством Флитвика. Перси, примчавшийся на творившееся безобразие, попытался утихомирить хулиганов и обойтись малой кровью. Джуно меланхолично наблюдала за разворачивающимся действом, пока не углядела заветную тетрадочку. Она с трудом удержалась на месте, чтобы не выхватить ее у двух недоумков. Зато Перси узнал. И не растерялся, выхватил артефакт у второкурсников, сняв напоследок с Гриффиндора еще пять баллов. Поттер ринулся за вовремя слинявшим старостой, но начался урок и Флитвик загнал их в класс. Мальчики выглядели жутко недовольными, но не решились перечить профессору.

Девочка едва сдерживалась, чтобы не хихикнуть. Спать резко перехотелось. Настроение скакнуло на несколько пунктов. Главная проблема почти решена, да еще и так быстро! Осталось уничтожить дневничок и оставить Марволо в гордом одиночестве. Отличный настрой не мог быть перебит даже ненавистными взглядами Золотого Трио. А Поттер, похоже, готов был убить Малфоя за тетрадочку. Неужели Реддл успел и на него повлиять? Не должен был.

На ужин девочка шла как на праздник. Она рассчитывала, что предстоящее представление немного развеселит окружающих. Ну, и маленькая месть, не без того. Профессор Локхарт научил ее составлять вполне приличные любовные послания. С его точки зрения, разумеется.

— Грон Уисли, тебе любовное послание лично!

Послышались первые сдавленные смешки. Все помнили, что случилось с Гарри Поттером. Уизли соображал помедленнее, поэтому не использовал свой единственный шанс к побегу. Потом гном намертво вцепился в его мантию, поставил арфу поудобнее и принялся голосить:

— Грон Уисли, могучий троллев победюн!

Сильнейший среди львов драчун!

Волосы пестреют краше тыквы,

Ах, самый рыжий из тысяч ликов!

Вот он, мой истинный герой,

За столом он не давится слюной.

Ничего не пропускает, всегда бдит,

Грон Уисли и его волчий аппетит.

Упомянутый «Грон Уисли» сделался невозможного цвета, не решив, то ли побледнеть, то ли покраснеть. В итоге его лицо приобрело синюшный оттенок, когда гном закончил бренчать на арфе и поклонился под аплодисменты Большого Зала. Грейнджер немедленно подскочила, пытаясь высмотреть заказчика. Джуно мысленно пожелала ей удачи. Локхарт и гномы своих клиентов не сдают. Ужин прошел просто замечательно, особенно за гриффиндорским столом.

На встречу девочка бежала практически вприпрыжку. Драко хотел было увязаться следом, но Криви спросил что-то о квиддиче и новых метлах, и Малфой был нейтрализован на добрые полчаса. Остальными «сопровождающими» занялись Алекс и Джейк. Они достаточно убедительно стояли у подножья Астрономической Башни, хрустя кулаками. К назначенному времени пропустили лишь нервничающего Перси. Тот сжимал тетрадку сквозь две пары драконьих перчаток. Выглядел староста не лучшим образом. Синяки под глазами, уставший взгляд, замедлившиеся движения. Но одет был с иголочки и спину держал настолько прямо, будто палку проглотил. Джуно сидела, опершись спиной на ограду и болтала ногами над пропастью. Чары не дали бы ей свалиться вниз, но позволили смотреть на потрясающий вид с высоты. Староста львов не оценил и поднял крик.

— Мисс Крей! Немедленно отойдите от от края! Вы можете пострадать! Пять баллов с…

— Какой же ты скучный, кузен. Слишком правильный. И да, ты артефактик-то положи, такого рода вещам без разницы, чем их держать. Они действуют на близком расстоянии.

Комментарий к Глава 24.

* канонные цитатки.

Да, не удержалась, больно мне сцена на День Влюбленных нравится в книге)

========== Глава 25. ==========

Персиваль, собиравшийся выдернуть ее за мантию, остановился и выронил тщательно запакованную тетрадку. Молча попятился, не понимая, видимо, как реагировать.

— Лови, Укрепляющее. Тебе нужнее.

Ошарашенный парень не словил брошенный флакон, слишком разволновался. Бутыль упала и со звяканьем покатилась в сторону. Персиваль таращился на спину новообретенной родственницы, не в силах пошевелиться. Джуно хмыкнула и повернулась к парню лицом.

— Позволь представиться еще раз. Джуно Лукреция Крей, второй курс Слизерина. Мать — Эмилия Прюэтт, отец — Фабиан Крей. Младшая из девяти детей правящей семьи. И перед дальнейшим разговором я требую Непреложный Обет, уж прости.

Перси согласился. А что ему оставалось? Забыть всю эту историю и игнорировать младшую кузину?

— Хорошо. Тогда я смогу увидеть тетю Эмилию?

Джуно удивленно хмыкнула. Потом кивнула. Это первое, о чем он подумал? Может, им и удастся подружиться. В той степени, насколько позволят различия в возрасте и воспитании. После уже ставшей обыденной процедуры клятвы девочка кратко изложила суть дела. Без подробностей, разумеется.

— … В общем, после одного неприятного случая на Слизерине я кое-что узнала. Кое-что существенное для Пожирателей Смерти. С тобой, Персиваль, на самом деле, я связалась почти в отчаянии, но все вышло очень удачно. И да, зови меня Джуно. А насчет визита… Можешь приехать к нам летом, я уточню. Думаю, мама будет рада тебя видеть.

Девочка многое обобщила в своей истории, но парню хватило. Тот весь раскраснелся, пока выяснял детали ее жизни и жизни мамы. Джуно была приятно удивлена. Уже второй раз. Персиваль не верил слухам о маме, но и не спешил самостоятельно искать. Не самая худшая позиция для школьника.

— Я… Даже не знаю, что сказать. Слишком неожиданно, но, Джуно, если ты не против, я бы хотел продолжить общение. Трудно принять, что тетя Эмилия стала женой босса английской мафии…

Девочка поморщилась. Из уст старосты этот факт звучал не очень. Как будто… Он ее жалел?

— Перси (я же могу тебя так называть на правах родственницы?). Ты немного не так… А, ладно, пока не надо забивать этим голову. Летом все увидишь. Кстати, когда у тебя День Рождения?

Парень подивился смене темы, но ответил. Жаль, еще не был совершеннолетним.

— Значит, встретимся в конце августа. Я как раз вернусь от Наставника.

Перси все еще не отошел от откровенностей, поэтому немного заторможено переспросил:

— Наставник? Ты имеешь в виду, ты учишься летом? Что-то маггловское?

Джуно усмехнулась. Если бы у нее еще времени хватало… Конечно, кое-что необходимое, вроде анатомии человека, рассказывал Марволо, но она предпочла бы закончить хотя бы среднюю школу. Главное, не говорить пока Наставнику, а то тот вполне может добавить в и без того загруженную программу маггловские дисциплины.

— Нет, магический. Перси, подожди… Ты что, не знаешь различий между учителями и Наставниками?!

Впервые на памяти Джуно староста Гриффиндора смутился. Его не смутили ни рассказ о первом убийстве в восьмилетнем возрасте, ни родственники, появляющиеся из ниоткуда, ни попадание ее на Слизерин. А вот незнания своего почему-то смутился.

Девочка повторно вздохнула. С Перси было общаться несложно, но… утомительно. Такое ощущение, что тот пытался воспитывать ее молчаливым взглядом (понимал, что они недостаточно знакомы) и волновался похлеще родителей. Причем Джуно ставил в тупик выбор вещей, из-за которых он