Кицуне (СИ) (fb2)


Настройки текста:



====== Глава 1 или как все начиналось ======

По темному, пустому коридору быстрым шагом шел высокий мужчина лет тридцати. Длинное платье было перепачкано грязью и кровью. Красные, почти бордовые волосы, некогда собранные в высокий конский хвост — растрепались. Между бровями застыла глубокая складка злости и раздражения, губы были плотно сжаты в одну прямую линию, а темные глаза излучали яростные искры гнева. В руках он держал длинную катану, лезвие которой было перепачкано кровью.

Он шел пружинистой походкой, словно дикий зверь, готовый в любую минуту отразить удар. Гулкое эхо здания отбивало четкий ритм его шагов. Где-то в глубине здания слышались сумасшедшие вопли, от которых кровь стыла в жилах. Воин вошел в одну из комнат, там уже находились двое его верных соратников и по совместительству лучших друзей. Мужчина с раздражением хлопнул дверью; картина на противоположной стене упала.

— Ради Сирен Кроина, мне кто-нибудь объяснит, что творится в этой деревне?! — Рявкнул вошедший на присутствующих. Быстрым шагом он пересек комнату, которая оказалась просторным кабинетом, и подошел к столу. — Все словно помешались. Никто не узнает друг друга, а еще пять минут назад все было хорошо. — Мужчина устало потер переносицу.

— Араши, тебе нужно успокоится. — Проговорил мужчина в длинном белом плаще, с маской тануки на лице. Его голос хоть и был напряжен, но звучал невозмутимо и уверенно. — Есть подозрение, что эта мощная ментальная техника которая подпитывается негативными эмоциями.

— Так… — На выдохе протянул Араши, прикрывая глаза в попытке успокоить разбушевавшиеся эмоции. — Хиято, Куро доложите обстановку.

— Все плохо, Араши. — Проговорил третий мужчина. Внешне он был младше всех, но глаза выдавали его истинный возраст. Его имя Куро говорило само за себя. Черные, как смоль, короткие волосы, торчали в разные стороны, а длинная прямая челка скрывала один глаз. Одетый во все черное, в тени кабинета он казался тенью.

— Мы испробовали все, что могли. Что бы мы не делали, люди нас не слушают. Любые техники удержать их не увенчались успехом, а только нанесли разрушений и смерть. Нескольких людей я заточил в башни, которые поглощают чакру, но… — Куро запнулся так и не договорив свою мысль.

— Не томи. — Рыкнул Араши, догадываясь о последствиях произошедшего, но маленькая, искорка надежды томилась в его душе.

— Они счесали пальцы до костей пытаясь выбраться из каменных башен. — тихо проговорил Куро. — Они бесновались, как черти в Аду, ничего не видя и никого не слушая. Их словно загипнотизировали на уничтожение деревни. — Араши грубо выругался.

— Единственный плюс — она повлияла не на всех. — Проговорил мужчина в маске тануки.

— Кто вне поле ее действия? — Ледяным тоном спросил Араши.

— Дети до пяти лет, я, ты, Хиято, Амая и Таира. — Начал перечислять людей Куро. — На сколько мне известно Старейшина Оками тоже не попала под ее действие.

— Хорошо, что мы можем сделать? — Араши требовательно смотрел на своих помощников.

— Насколько мне известно, — решил вмешаться Хиято, — техника, которую использовал Куро, полностью влияет на того, кто заточен. — Куро кивнул, хотя данная фраза и не требовала его ответа. — Я думаю, что тот, кто использует эту технику находиться не в Хидзанагакуре. Некто использует ментальную технику по силе сравнимую с техниками клана Драконов.

— Я тоже об этом думал пока шел сюда. — Хмыкнул Араши. — Я использовал пару техник которые подавляют сознание, но вместо того, чтобы жители успокоились, они стали настолько агрессивными, что мне пришлось….

— Убить их. — Закончил за Араши Куро. Воин только кивнул.

— Значит так. — Подытожил Араши. — Нам нужно поставить мощный барьер, который поможет защитить деревню от внешнего воздействия. — Хмуро проговорил воин. — Мне Таира как-то рассказывала о барьере, который может очищать души людей. Я попытаюсь использовать барьер клана Драконов. Надеюсь он подействует.

— Идея хорошая, но у меня два вопроса. — Проговорил Хиято, бесцеремонно присаживаясь на край стола. — Первый вопрос, и самый важный, кто может установить такой барьер, кроме твоей жены? Второй — почему мы не попали под воздействие массового помешательства?

— Второй вопрос, это то, на что я не могу ответить, пока. — проговорил Араши. — Могу предположить, что техника действует выборочно. Но…. Не думаю, что это правильное предположение.

— А что насчет первого? — Спросил Куро. — С каждой минутой, пока мы здесь говорим, люди убивают друг друга и становятся все более агрессивными. Барьер клана Драконов хорошая идея, но он будет на порядок уступать барьеру о котором говорила Таира. — Араши снова грубо выругался. Он понимал, что Таира важна для них сейчас, но она рожает и он не может допустить, чтобы она рисковала собой. Он с силой сжал кулаки. С другой стороны он знал свою жену. Она не будет сидеть в стороне, зная, что может помочь жителям Хидзанагакуре. К тому же она была сильнейшим шиноби.

— Детей надо спрятать. — Четко проговорил Араши. Он пытался оттянуть время своего решения. Жестокого решения. В этот момент Куро широко улыбнулся и счастливо проговорил:

— Тогда, перед этим лучше приведи себя в порядок. Папаша.

— Что? Да ладно?! Уже?! — Воскликнул Хиято, обращаясь к Куро, пока Араши пытался понять что имел ввиду его друг.

— Ветер мне пропел сейчас эту приятную новость. Поздравляю вас, господин Хидзукаге, вы стали отцом. — Подмигивая проговорил Куро. Араши так и замер счастливо и немного глупо улыбаясь.

— Иди к семье, мы попытаемся удержать этот Ад. — Проговорил Хиято.

— В конце концов, не ты один знаешь техники Драконов. Может более сложные и не понадобятся.

— Темный Всадник снова в деле? — Усмехнулся Хидзукаге, а потом с горечью в голосе проговорил: — Приведите Оками в больницу. Если на нее не действует эта техника, то пусть она присмотрит за ребенком. Без Таиры мы не справимся. — Куро сдержанно кивнул. Им всем сейчас не легко, но Араши было сложнее всех.

— Пойду хоть кровь смою. — Проговорил Хидзукаге, покидая кабинет.

— У нас много работы. — Прошипел Куро.

— Знаю. По крайней мере, мы должны хоть немного задержать этот хаос. Без драконов вам обоим будет сложно установить мощный барьер. — Оба мужчины нахмурились. От счастливого настроения и след простыл.

— Вдвоем должно получиться. — Отчеканил Куро, и вместе с Хиято они выпрыгнули из окна резиденции Хидзукаге и скрылись на соседней крыше.

Когда Араши оказался в палате своей жены, по его внешнему виду нельзя было сказать, что еще пару минут назад этот мужчина сражался. Волосы идеально собраны в высокий хвост, а длинные пряди челки — расчесаны. На нем было одето уже почищенное длинное платье светло-фиолетового цвета, на котором серебряными нитями были вышиты стилизованные драконы и лисы. На поясе в ножнах у него висела катана, позолоченная рукоять была инкрустирована рубинами, алмазами и александритами. Его приятное лицо сияло от счастья и волнения. Легкая улыбка скользила по губам, а глаза лучились от распираемого восторга и предвкушения. Он был похож на маленького ребенка, который ждет чуда.

В небольшой палате под самым окном, на белоснежных простынях лежала женщина. Ее волосы золотым водопадом спадали с подушки, кончиками доставая до холодного мраморного пола. Рядом с ней стояла колыбелька.

— Таира! — Тихо, но настойчиво проговорил Араши, медленно подходя к жене. Женщина посмотрела на него с широкой улыбкой на лице. Ее глаза сияли счастьям, одинокая слезинка скатилась по ее щеке.

— Это девочка. Араши, у нас девочка. — И Таира засмеялась, радостно и заразительно, казалось ее счастье могло исцелить весь этот хаос, который творился за окном. Словно она не слышала диких, обезумевших воплей людей, взрывов, будто, это все не досягаемо для нее. Таира была в своем мире. Мире, который сконцентрировался вокруг ее мужа и недавно родившейся девочки. Хидзукаге подошел к колыбельке и заглянул под лёгкий тюль, который закрывала малышку от окружающего мира. Мужчина затаив дыхание, и с трепетом начал рассматривать свою дочь. После чего с малышкой на руках присел на край кровати своей жены.

— Спасибо. — Благодарным баритоном прошелестел голос правителя Хидзанагакуре, обращенный к жене. Он наклонился и аккуратно поцеловал ее в лоб, а потом в щеку, забирая с собой слезинку счастья. Для них мир замер, и тот, кто нарушит его будет считаться преступником.

— Господин Хидзукаге, имейте совесть. Ваша жена только родила. — Раздался женский голос со стороны двери. Он был спокойным, но с нотками недовольства и возмущения.

— Прости, Амая. — Извиняющимся голосом проговорил Араши, аккуратно укладывая малышку обратно в колыбельку. — Я не смог удержаться.

— Ох уж этот ваш голос ветра. — Проворчала Амая, недовольно стряхивая прядь белоснежной челки с глаз. — Ладно уж. Но если узнаю, что Таира из-за тебя не смогла нормально отдохнуть — голову оторву. Мне важно здоровье моей подруги.

— Обещаю, что не буду ее перенапрягать. — Уверил Араши врача. Он как никто другой знал истинную силу лучшей подруги своей жены. Эта, на вид, хрупкая женщина, могла одна уложить пятерых лучших шиноби, и при этом даже не вспотеть. Амая хмыкнула и счастливо улыбнулась проговорила:

— Тогда оставлю вас. Вы будете отличными родителями. — С этими словами за врачом закрылась дверь палаты. Араши облегченно выдохнул. Но идиллия уже была нарушена. Проблемы, которые на мгновение покинули сознание Хидзукаге, с новой силой поглотили его.

— Араши, что случилось? Ты хмурый, да и шумно как-то на улице сегодня. — От зоркого взгляда жены не укрылось беспокойство ее мужа.

— Прости. Просто задумался, не обращай внимания. Работа, ты же знаешь. — Попытался уйти от ответа Араши, прекрасно понимая, что это не поможет.

— Араши, ты же знаешь, что меня не обмануть. Вокруг тебя витает запах, крови, войны и страха. Твоего страха. — Казалось, что это счастье, которое испытала Таира всего пару минут назад бесследно исчезло. Араши был зол на себя, что не смог скрыть от своей жены-Кицуне свое состояние, на Амаю, что нарушила их маленький мирок, но больше всего он боялся. Боялся, что Таира и его малютка попадет под воздействие мощнейшей ментальной техники. Его бросало в дрожь от мысли, что он не сможет их защитить.

— Таира, все хорошо. Я со всем разберусь. — Он улыбнулся и поцеловав жену, прошептал: — Тебе не стоит волноваться. Я все улажу. — Уже покидая палату Араши обернулся: — Я люблю тебя, моя Королева.

— Я тебя тоже люблю. — Улыбнулась Таира, но как только за ее мужем закрылась дверь, женщина повернулась к окну. Она знала, Араши что-то скрывал от нее. И это что-то очень плохое. Воздух пах кровью, болью, войной. Таира это чувствовала. Чувство тревоги не покидало ее весь день, а сейчас только больше усилилось. Женщина решила выяснить причину. В первую очередь она Королева Кицуне, и это ее обязанность — защищать тех, кто ей дорог. Посмотрев в окно, и ничего толком не разглядев, кроме ярких вспышек взрывов, Таира с досадой рыкнула. Но в этот момент дверь палаты открылась и на пороге предстала статная женщина. Ее черные волосы были собраны в элегантную прическу. Длинное фиалкового цвета кимоно было ушито цветами герани.

— Госпожа Оками. — Удивленно проговорила Таира, глядя на вошедшую. — Что привело вас сюда?

— Как наследница? — Властно спросила Оками, рассматривая малышку.

— Все хорошо. Она родилась здоровой и красивой. — Счастливо улыбнулась Таира.

— Я вижу. Как назвали? — Не менее счастливо улыбнулась Оками.

— Я думаю назвать ее Лаитреаль. Но я еще не обсудила это с Араши. — Проговорила Таира, глядя как Старейшина бережно покачала колыбельку.

— Возвращаясь к твоему вопросу. — Серьезно проговорила женщина. — Ты, думаю, уже поняла, что деревня в опасности. — Таира утвердительно кивнула. — Без твоей помощи не справиться. Твой муж думает установить барьер клана Драконов, защитив тем самым жителей от мощной ментальной техники. Но… Есть подозрение, что это может не сработать.

— Ему нужна я. — Серьезно проговорила Таира.

— Да. Ты сможешь с этим справиться? — С беспокойством в голосе проговорила Оками.

— Конечно, госпожа. — Уверенно вздернула подбородок Таира Кицу. — Я — Королева Кицуне, и это мой долг перед жителями этой деревни. Как и долг моего мужа.

— Таира… — с беспокойством в голосе проговорила Оками. — Я обещаю, что присмотрю за твоей дочерью.

— Благодарю вас, госпожа Оками. — Таира склонилась в уважительном поклоне и аккуратно встала с кровати. Под пристальным взглядом Старейшины Кицуне медленно, но уверенно покинула палату. Чем ближе она приближалась к выходу тем отчетливее она слышала шум битвы, а с каждым ее шагом к ней возвращались силы. Когда она вышла из больницы ее походка была уверенной, легкой, без единого намека на усталость. Выйдя из помещения Таира замерла. Перед ней была страшная картина бойни: взрывы, крики, на белом снегу алела кровь. Дикие, словно беснование сумасшедших, вопли жителей деревни холодили кровь. Амая, Куро и Хиято пытались отразить удары обезумевших жителей деревни, в то время как ее муж пытался установить барьер, находясь на одной из крыш здания.

— Таира, что ты здесь делаешь?! — Раздался крик Куро прямо над ухом у женщины. — Ты совсем спятила? Немедленно вернись в больницу! Ты в ней в большей безопасности, чем на улице. — Таира попыталась возразить, но в этот момент рядом с ней пролетел взрывающийся кунай. Таира увернулась. Женщина связала плотной лианой шиноби, который попытался убить ее. Таира отпрыгнула на крышу больницы. Королева оказалась рядом с мужем.

— Этого барьера будет мало. — Проговорила она холодным голосом.

— Ты с ума сошла? Быстро обратно! — Прокричал мужчина.

— Здесь нужен мощный барьер. Без меня тебе не справиться. Людьми управляют за пределами деревни, нужно покрыть всю площадь Хидзанагакуре.

— Ты только родила! Я Хидзукаге, в конце концов, я справлюсь. — Прокричал Араши.

— Нет! — Вскрикнула Таира. — Ты уже выходишь из-под контроля. Араши, эта техника подпитывается негативными эмоциями. Это как вирус. Чем больше людей злятся — тем быстрее она распространяется. Я знаю, что ты мудрый и сильный правитель, но против этой техники может противостоять только Королева Кицуне. Араши, только я могу уберечь то, что тебе дорого….


— Куро, Куро. Ты в порядке? — Словно откуда-то сверху раздался грубый мужской голос. Куро открыл глаза и посмотрел по сторонам. Рядом с ним стоял мужчина с коротко стриженными пепельными волосами. Его красно-желтые глаза смотрели с беспокойством и нескрываемой тревогой. Куро пару раз моргнул и рассеяно посмотрел по сторонам. Он сидел в широком кресле в большой библиотеке: справа от него на журнальном столике стояла недопитая чашка кофе, слева еще один невысокий столик со светильником в форме цветка лилии, а за ним кожаное кресло, на котором лежало наспех брошенное теплое покрывало. Слышалось сильное завывание ветра. Куро еще раз моргнул, прогоняя остатки воспоминаний, и повернулся к тому, кто его тряс за плечо.

— Ашер, со мной все в порядке. Просто… — Мужчина запнулся подбирая слова.

— Опять воспоминания прошлого? — Уточнил Ашер. Его необычного цвета глаза, казалось, проникали вглубь души.

— Да. — Тяжело вздохнул Куро, поднимаясь из кресла. — Тяжело такое забыть. — Куро подошел к большому и широкому окну и посмотрел на метель, которая засыпала и так высокие сугробы, делая их еще больше. Хидзанагакуре была деревней скрытой в Снегу. Это была маленькая деревушка между Страной Ветра и Страной Огня. Долгое время в ней велись внутренние кровопролитные межклановые войны: приверженцы новаторски настроенного клана сражались со сторонниками старого мира. Вспоминая эти события давно прошедших дней Куро криво усмехнулся.

— Старый мир, да… — тяжело выдохнул мужчина, оставляя на стекле пар от своего дыхания.

— О чем ты? — поинтересовался Ашер, не спуская пронзительного взгляда с мужчины.

— Вспомнил события 11-ти летней давности и те, что предшествовали им.

— Это были темные времена. — Куро невесело засмеялся в ответ на реплику Ашера.

— Это были адские времена, Ашер. — После паузы Куро продолжил: — Мы с тобой еще не были тогда знакомы, и ты не жил в Хидзанагакуре, и не знал всего, что здесь творилось.

— Может быть. — Немного обижено прогудел Ашер, убирая уже остывший кофе.

— Не обижайся, Ашер, я это сказал не в обиду тебе. Я просто не хочу забывать прошлое. Оно помогает мне понять почему я стал тем, кем я есть сейчас, оно помогает идти дальше в поисках ответов. — Куро замолчал. Он все также продолжал смотреть в окно, и наблюдать за тем, как причудливо ветер закручивает маленькие снежинки.

— Те времена были ужасные. Старейшины деревни были против шиноби и вообще тех, кто мог пользоваться чакрой, управлять ею. Они отлавливали таких людей, делали их рабами и заставляли работать без отдыха и сна.

— В принципе, так же, как и сейчас. — Презрительно фыркнул Ашер.

— Э, нет. — Протянул Куро, поворачиваясь к собеседнику лицом. — Сейчас их не делают рабами, сейчас их начали использовать в военных целях, как оружие против других шиноби из Пяти Великих Стран. Раньше нельзя было использовать даже это. Людей уничтожали как морально, так и физически. Не было Академии Шиноби, не было защитных отрядов, в Хидзанагакуре не было такого понятия, как шиноби или ниндзя. Это казалось чем-то ненормальным, а значит подлежащем немедленному уничтожению.

— Что же изменилось?

— Действия предыдущего Хидзукаге. — Пожимая плечами ответил Куро. — Его усыновила одна местная бездетная пара и воспитала хорошим человеком, не смотря на то, что он был «не таким, как все». Когда он вырос, благодаря его усилиям к людям с необычными способностями стали относиться лучше. Но… 11 лет назад…. Наверное, я никогда не забуду этот день…. День когда вся деревня сошла с ума. Самый счастливый день обернулся трагедией для Араши. Его новорожденная дочь была похищена, жена убита во время попытки остановить массовое помешательство, а он сам…. Он сам сгорел в мощной вражеской технике, пытаясь защитить свою семью.

— А ты? Ты же был там? Почему не помог? — Тихо спросил Ашер, внимательно изучая душу своего друга.

— Я не мог. Я дал обещание Араши, что найду его дочь и узнаю, кто стоял за этим нападением. Мы с Джирайей объединили силы. Он расследует случай 12-ти летней давности, когда на соседнюю деревню напал демон лис, а я занимаюсь Хидзанагакурой.

— Вы думаете, эти события связаны? — Спросил Ашер.

— Более чем. Вот только как именно мы не знаем. Но для начала, я должен найти малышку Араши. Уверен, однажды она придет ко мне сама. — Усмехнулся Куро, снова отворачиваясь к окну.

— Почему ты так думаешь? — Поинтересовался Ашер.

— Потому что ветер шепчет мне, что она придет за правдой.

— Значит, стоит подождать. — Усмехнулся Ашер. — Ветер никогда не лжет.

— Так и есть, к тому же, у меня есть предположение, кто именно может ею быть. Я уже попросил кое-кого присмотреть за ней. Думаю, встреча будет незабываемой. — Куро громко и искренне засмеялся.

Комментарий к Глава 1 или как все начиналось Сирен Кроин – в шотландской мифологии гигантский змей морских глубин, который может уменьшать свое тело до размеров маленькой рыбы.

Оками (яп. Okami) – помещица.

Куро (яп. Kuro) – черный.

====== Глава 2 или девочка по имени Лаитреаль ======

Деревня Хидзанагакуре была настоящим испытанием для своих жителей. Постоянные снежные метели, морозный северный ветер, который пробирал до костей, и снег. Последний как раз таки был везде, даже дома были построены из него.

Из-за сурового и холодного климата в Хидзанагакуре не было четкой грани между сезонами года. Осень, зима и весна сливались воедино. В таких условиях, казалось, что и время замерзло. Дни были похожи один на другой без каких-то особых изменений. Единственное, что скрашивало однообразный пейзаж — лето; короткий промежуток в три месяца. В это время метели прекращались, появлялись солнце и капель.

Хидзанагакуре была самой бедной деревней среди других Великих Стран Шиноби. С севера, запада и востока ее окружали высокие заснеженные горы, а с юга — широкая судоходная река, по которой торговцы с других деревень привозили товары. Река, которую жители называли Котта Кава, была единственной связью с остальным миром Шиноби. Она была жизнью Хидзанагакуре. Народ столь суровой деревни жил благодаря торговле рыбой и мясом редких животных, но особенно ценились работы из кожи. Кожаные изделия из Хидзанагакуре были востребованы во всех странах. Чего не скажешь о самих людях. Характер у жителей был таким же скверным, как и погода. Постоянные холода и тяжелые условия жизни отразились на их настроении. Люди были тревожны, холодны, жестоки, сварливы и редко чему-то радовались.

Но самой большой особенностью деревни Хидзанагакуре была их армия шиноби. После «Дня очищения» Старейшина деревни приложила много усилий, чтобы воспитать одних из самых жестоких и сильных ниндзя в мире. Жителей, у которых были способности, отдавали в Академию Шиноби, где из них делали машины для убийства, лишая чувств, эмоций в некоторых случаях даже воли. Они были идеальным оружием. Очень часто деревня Хидзанагакуре поставляла своих шиноби в качестве наемников в соседние Страны.

— Все готово? — Раздался властный женский голос из глубины небольшого круглого помещения. — Она готова представлять честь нашей деревни?

— Конечно, матушка. — Раздраженно проговорил мужчина лет сорока пяти. Он сидел спиной к окну за огромным письменным столом, заваленным бумагами. Мужчина облокотился о спинку стула и повернулся вместе с ним к собеседнице.

— Ей одиннадцать, и она считается одной из лучших учениц. Она превзошла даже своего папашу, яростного сторонника шиноби. — С явным презрением в голосе проговорил мужчина.

— Нельзя недооценивать врага. — Холодно отчеканил женский голос. Послышались легкие шуршащие звуки и через пару секунд перед мужчиной предстала статная, высокая, но уже не молодая женщина. Ее длинные черные волосы, в которых уже проблескивала седина, были собраны в высокую прическу, украшенную гребнями и шпильками. Длинное золотистого цвета кимоно, на котором были вышиты павлины, слегка прикрывало гэта, покрытые золотой парчой и небольшими колокольчиками. Она с обжигающим холодом смотрела на сына.

— Эта девчонка — наш козырь. Мы не можем ее упустить. Я надеюсь, ты ничего не сделал, пока меня не было в деревне. — Ледяной взгляд слегка потеплел.

— Конечно, нет. — Раздраженно рыкнул мужчина.

— Я надеюсь. — Женщина развернулась и прошла в сторону двери. Стук ее деревянных гэта, отзывался громким эхо. — Я жду завтра хорошего представления от этого монстра. — Напоследок отчеканила женщина, закрывая за собой дверь. Как только это произошло, мужчина облегченно выдохнул. В этой женщине он перестал узнавать свою мать после злополучного «Дня очищения». Она — Старейшина деревни, скрытой в Снегу, требовала, чтобы он — Хидзукаге, осознанно выпустил завтра на бой свою приемную дочь против кого-то из шиноби Хидзанагакуре. Каким бы жестоким он не был, но он не мог подвергать опасности жителей. В конце концов, от этого может пострадать его репутация Хидзукаге.

— Эта девчонка. — Прошипел мужчина в пустоту, словно змей. Непонятно каким образом она попала на порог его дома, но его жена согласилась принять подкидыша. Хидзукаге отвернулся к окну, прикрывая глаза и вспоминая день, когда он понял, что воспитывает дочь своего злейшего врага.


Он, еще молодой Кейбетсу Ардербарш, и без шрама на всю щеку, тогда только стал Хидзукаге сразу после «Дня очищения». Он смутно помнил тот судьбоносный день, но в кошмарах он видел, как жестоко расправлялся с женщинами и детьми. Эти кошмары часто преследовали его по ночам. Обычно после них день всегда был тяжелым, так было и в этот раз. Уставший, с головной болью и злой, он пришел домой пораньше с одним желанием: отдохнуть от рутинной работы главы деревни.

— О, дорогой, ты вернулся. — К нему подбежала его жена, которую он мимолетно поцеловал и, не обращая внимания на ее щебет, поплелся в гостиную.

— Ты знаешь Митцу и Лаитреаль так весело сегодня играли. — Продолжала тарахтеть женщина, заставляя его еще больше злиться. — Наша Митцу устроила Лаитреаль соревнования. Они читали наперегонки, и, конечно же, Митцу победила, но Лаитреаль не отставала от нее, она прочитала всего на два слова меньше чем наша дочурка. Они обе такие замечательные.

— Да заткнись ты уже! — Рявкнул Кейбетсу на жену. Если бы не его жена он бы и не подумал приютить еще один рот в их семью. Юзоку сразу же перестала болтать и покорно, опустив голову, поплелась на кухню.

— «Правильно, знай свое место.» — Подумал Кейбетсу пересекая гостиную, где все еще шумели две девочки. Одна полная его копия: длинные черные волосы, большие светло-карие глаза-миндалины, широкая улыбка, не по годам умная. Прелесть, а не ребенок. Единственный недостаток — немного пухленькая, но это и положено маленьким детям. Кейбетсу с легкой улыбкой посмотрел на дочь, в которой души не чаял. Вторая же девочка ни на кого не была похожей. Золотые волосы, темно-серые глаза, тощая, как спичка, да еще и неуклюжая. Мужчина смерил девочку презрительным взглядом, которая тут же испуганно отползла от Митцу.

— О, папа пришел! — Воскликнула Митцу и побежала к отцу, который тут же ее подхватил на руки и закружил над головой. Но сразу прекратил, заметив, как внимательно за этим наблюдала Лаитреаль. Глаза девочки горели восторгом.

— Эй, ты! — Грубо окликнул Кейбетсу Лаитреаль. Девочка снова испуганно опустила голову, словно ожидая удара. — Кто разрешил смотреть? Поднимешь голову только тогда, когда я позволю. Ты поняла? — Лаитреаль кивнула.

— Не слышу!

— Д-да, отец. — Прошептала девочка.

— Отлично. — В это время из кухни донесся крик Юзоку:

— Идите ужинать.

— Наконец-то. — Буркнул мужчина. — Твоя мать, Митцу, такая медлительная. — Девочка только улыбнулась, думая, что отец просто шутит над мамой. Возле двери Кейбетсу крикнул через плече:

— Вставай, не хочу, чтобы думали, что я тебя морю голодом. — Лаитреаль встала и поплелась за приемным отцом и сестрой. Кейбетсу презрительно фыркнул. Зайдя на кухню, он сел за стол и, набрав в ложку суп, при этом половину пролив на себя, он тут же его выплюнул с криком:

— Горячий! Почему ты позвала тогда, когда он еще не остыл? — Кричал мужчина на свою жену. — Ты такая тупая, что не можешь запомнить, какую еду я люблю?

— Но…. — Начало было оправдываться Юзоку, но глухой звук удара заставил ее замолчать.

— Молчать, я еще не закончил. — Взревел Кейбетсу. Он снова ударил жену. — Я не разрешал тебе открывать рот. — В этот момент что-то произошло. Лаитреаль, которая увидела, происходящие начала излучать серебристый свет, который покрыл все тело девочки, словно шерсть, превращая малышку в белоснежную лисицу с двумя хвостами. Ее глаза стали алыми с кроваво-красными вертикальными зрачками. Увидев эту перемену в девочке, Хидзукаге отпрянул от жены и уставился на приемную дочь. Лаитреаль высвободила белую когтистую лапу и отбросила мужчину от Юзоку. Митцу, которая, до этого все время просидела, спрятавшись под столом, вскрикнула. Но минутный всплеск чакры Лаитреаль прекратился так же резко, как и начался. Белоснежный покров исчез, хвосты пропали, а сама девочка упала без чувств. Кейбетсу с ужасом осознал, что только что перед ним была миниатюрная копия Таиры Кицу. Женщины, которую он ненавидел.


Мужчина открыл глаза, выходя из омута воспоминаний. Он всегда ненавидел эту девчонку, а после того случая он и вовсе хотел избавиться от нее, но вмешалась его мать, заявив, что на этого монстра у нее есть планы. Единственное, что смог сделать Кейбетсу — закрыть Лаитреаль на чердаке, позволяя выходить лишь в Академию Шиноби, куда этого монстра отправила Старейшина. Митцу и Юзоку он запретил общаться с девчонкой, и начал думать, как бы избавиться от нее, но при этом получить хорошую выгоду. Поэтому когда ему предложили очень крупную сумму денег за приемную дочь, он не раздумывая согласился.

— С завтрашнего дня я тебя больше никогда не увижу, жалкое отродье. — Прошептал себе под нос Кейбетсу и хищно усмехнулся. Сейчас даже мать ему не могла ничего сказать. За эту девчонку он потребовал баснословную сумму денег, половину которых уже заплатили.

— Интересно, почему это люди из, якобы, деревни Водоворота заинтересовалась ею? — Прошипел Хидзукаге. — Насколько я помню, такой деревни не существует. Наверное, кто-то из темных торговцев за этим стоит. — От этой мысли Кейбетсу улыбнулся еще шире. — Главное, что деньги заплатили и все. Завтра увижу их представителя, получу остаток, отдам товар и заживу спокойно. Заодно посмотрю шоу с участием Кицуне. — Мужчина встал из-за стола, потянулся и бодрой походкой вышел из кабинета.


— Лаитреаль, — прокричал раздраженный женский голос, — спускайся, не заставляй других ждать. — Девочка тяжело вздохнула, закрыла дверцу шкафа и вышла из своей комнаты, на чердаке. В пять лет она узнала, что в ней течет кровь Кицуне, и сразу же была отправлена в Академию Шиноби, где она должна была проучиться шесть лет. Сегодня ее мучениям придет конец. Выпускной экзамен — и она полноценный шиноби деревни Снега, с которым никто не захочет быть в одной команде. Лаитреаль невесело улыбнулась своим мыслям. Приемные родители постарались, чтобы к ней относились как к монстру. Взгляды полные ненависти постоянно преследовали девочку, а о ее силе рассказывали всякие небылицы. Из-за этих слухов девочка жила почти изолированной жизнью. Только в Академии у нее появилось двое знакомых Хидзу и Хикари. Но отец запрещал Лаитреаль общаться с ними за пределами Академии.

Когда Лаитреаль спустилась в гостиную, украшенную в честь четырнадцатого дня рождения Митцу, ее приемный отец скомандовал:

— Кицуне, принеси мне воды. — Девочка покорно передала чашку мужчине, до которой он и так мог дотянуться. Лаитреаль отметила, что брови Хидзукаге были не так сильно нахмурены сегодня.

 — Он в хорошем настроении. — Промелькнуло в голове у Лаитреаль. По ее лицу было тяжело сказать, о чем она думает на самом деле. Девочка мало улыбалась и практически никогда не разговаривала, только если этого требовала ситуация.

— Запомни, ты должна победить на этом экзамене, мы согласились тебя воспитывать только потому, что ты нужна деревне, как оружие. Не смей подвести сегодня, девчонка. — Проговорил глава семейства, не глядя в сторону девочки. Еще одно негласное правило Хидзанагакуре: все мужчины отворачивались от Лаитреаль, как только увидят ее. Слух о том, что девочка уже может пользоваться магией демона заставлял всех сомневаться в том, что они видят. Женщины ее презирали, а женатые мужчины отворачивались, чтобы она не могла их очаровать. Лаитреаль это забавляло. Нелепость слухов, взятых из сказок, иногда доходила до абсурда.

— Конечно, Лорд Хидзукаге, я не подведу вас. — Склонилась девочка в уважительном поклоне. В этот момент раздался озорной смех, и в комнату вбежала сводная сестра Лаитреаль. Митцу громко смеялась и кружилась в только что подаренном платье по комнате. Увидев Лаитреаль, девочка только кивнула в знак приветствия, а Кейбетсу проговорил:

— Ты, отвернись от моей принцессы. Не смей даже смотреть в ее сторону. — Лаитреаль молча отвернулась от сестры и направилась к выходу.

— Я ушла. — Крикнула Лаитреаль, зная, что ей никто не ответит. Но правилам семьи Ардербарш нужно было следовать безоговорочно. Лаитреаль знала это не понаслышке. Даже за самую незначительную провинность Кейбетсу Ардербарш пускал в ход бамбуковые розги.

Покинув дом Хидзукаге, девочка направилась в Академию. По дороге она с любопытством рассматривала деревню. Ей всегда нравился снег, но Лаитреаль всегда было любопытство, как выглядят другие скрытые деревни. О них девочка слышала от торговцев, которые приплывали раз в месяц в Хидзанагакуре. Тогда Лаитреаль могла послушать причудливые истории о вечнозеленых деревьях деревни скрытой в Листве, о безжалостной пустыне деревни скрытой в Песке, о таинственных скалах деревни скрытого Камня, об обманчивых облаках деревни скрытой Облаками и о холодных водах деревни скрытой в Тумане. В такие моменты Лаитреаль мечтала о приключениях.

Подходя к Академии Шиноби на встречу Лаитреаль выбежали двое детей. Один из них — мальчик с белыми, как снег, волосами, торчащими из-под теплой вязаной шапки. Он был одет в длинную накидку, с шерстяным капюшоном. На накидке был вышит символ Хидзанагакуре — три удлиненных ромба. Рядом с ним бежала его сестра двойняшка, волосы у нее были такими же белыми, как и у брата, и с такой же широкой улыбкой. Отличались они цветом глаз: у брата, которого звали Хидзу, цвет глаз был темно-карий, а у его сестры Хикари — зеленые. Сейчас их глаза скрывали темные очки, необходимые в Деревне Снега. В светлые дни снег был настолько ярким, что слепил глаза, поэтому те, кто не носил очки, могли потерять зрение.

— Привет Лаи! — Прокричал Хидзу, который всегда сокращал имена своих друзей. Это была особая черта мальчика, которая выделяла его среди остальных.

— Привет. — Тихо поздоровалась девочка, поправляя свою шерстяную накидку. — Вы тоже пришли проходить экзамен?

— Да, родители согласились с нашими глубоко аргументированными доводами. — Сделав серьезное выражение лица, заумно проговорила Хикари. Брат с сестрой разразились громким смехом, Лаитреаль же только легко улыбнулась. Родители Хидзу и Хикари были единственными, кто с заботой относился к Кицуне. Девочка часто спрашивала у них совет, и Амая с Хиято всегда его давали. Они словно присматривали за приемной дочерью Хидзукаге.

— После экзамена, нас разделят на команды. Дадут каждому наставника, и мы будем ходить на настоящие миссии. — Вдохновленно проговорил Хидзу.

— Раз так, то идем. Не хотелось бы опоздать. — Прошептала Лаитреаль и первая вошла в академию. Их троица отличалась от других детей. Как говорил Хидзукаге: «Будущее этих детей — доказательство мощи Хидзанагакуре.» Хидзу владел улучшенным геномом. Он повелевал сразу двумя стихиями: водой и воздухом. Мальчик был самым сильным на потоке ниндзя, который в совершенстве владел тайдзюцу и ниндзюцу. Его сестра не была сильна в боевых искусствах или в повелении стихий, но она гений иллюзий. Взрослые иногда шутили, что она станет величайшем повелителем иллюзий или самой большой проблемой для всех Пяти Великих Стран.

Троица зашла в Академию, и направилась в класс, где проводился экзамен. Чем ближе Лаитреаль подходила к аудитории, тем сильнее начинало биться ее сердце. Она волновалась. Страшная мысль, что она может провалить экзамен, точила душу девочки. Лаитреаль знала, что в случае провала ее накажут так, что на спине останутся кровавые раны. Как только за товарищами закрылись двери, в аудитории наступила тишина.

— О, смотрите, Кицуне пришла соблазнять преподавателя. — Сказал один из выпускников, который на год был старше троицы. Его реплика заставила класс засмеяться.

— Вам заняться что ли нечем? Думаете, что легко сдадите все и быть вам великими шиноби? — Вступился за подругу Хидзу.

-О, поглядите, уже есть первая жертва. — Заулюлюкал все тот же мальчишка. — Малыш, да мы тебя на куски порвем, если на пути стоять будешь. Нашлись тут гении. Вам разрешили сюда прийти только потому, что кому-то нужно находиться в команде с этой дрянью. — Мальчишка кивнул в сторону Лаитреаль. — Потому что все остальные ее убьют в первом же совместном походе.

— Ты…

— Хватит. — Остудила Лаитреаль друга. — Неуверенные в себе всегда унижают остальных, чтобы показать свое превосходство. — Проговорив это с ледяным безразличием, девочка хотела направиться к пустым партам, но путь ей перегородил высокий парень и ударил по лицу.

— Мразь! Ты что себе позволяешь? — Зашипел будущий шиноби деревни Хидзанагакуре. — Ты даже шиноби быть не можешь, твое место — помойка. Если бы не владыка деревни ты бы не училась здесь. Имей уважение к тем, кто выше тебя по статусу.

— У тебя все? — Все с таким же безразличием и презрением проговорила Кицуне.

— Ах ты…

— Хватит! — Раздался жесткий мужской голос из динамиков громкоговорителя. — Хиретсу, еще раз будешь замечен с таким неподобающим для шиноби поведением — тебя дисквалифицируют с экзамена.

— Но она…

— Закрой рот. — Рявкнул, все тот же мужчина. Его самого видно не было, но то, как на его голос реагировали старшеклассники, говорило о том, что студенты его боятся.

— Итак, вы находитесь на экзамене. Меня зовут Муджихена Сенджи. Сначала будете сдавать письменно теорию, а потом у вас будет бой и в этом бою вы должны победить своего соперника. Все понятно? Тогда займите свои места и заткнитесь на весь период письменного экзамена. — Лаитреаль, Хикари и Хидзу сели за самую последнюю парту и начали дожидаться листки с заданиями. Когда шуршание прекратилось и все замерли в ожидании начала экзамена, Муджихена Сенджи сказал:

— Значит, котики, слушайте сюда. У вас есть сорок пять минут, чтобы ответить на все вопросы. Списывать нельзя, если попытаетесь — будете дисквалифицированы. Все, начали! — Лаитреаль перевернула свой лист с вопросами и приступила к написанию ответов. Как ей показалось, вопросы были простыми, но она переживала, что Хидзу и на них не ответит: теория не входила в список его сильных сторон. Сорок пять минут пролетели, как один миг. После того, как прозвенел звонок все, как один встали, и положили листки с ответами на край учительского стола.

— Как написала? — Спросила уже в коридоре Лаитреаль Хикари. Девочка только плечами пожала. Она и в самом деле не знала, насколько правильны были ее ответы.

— Мне кажется, я один вопрос завалил. — Проворчал Хидзу.

— Конечно, ты же вместо того, чтобы книги читать кунаями швырялся. — Хмыкнула его сестра. Они постоянно о чем-то спорили, Лаитреаль старалась в это не вмешиваться. Она стояла возле окна и ждала когда огласят результаты. Девочка надеялась, что ее друзья тоже пройдут, ведь тогда ей не нужно будет постоянно ожидать кунай в спину.

— Ваши результаты уже висят на доске объявлений. — Раздался голос того же мужчины из динамиков громкоговорителя. Друзья с волнением, прошли в указанное место. Лаитреаль облегченно выдохнула, она нашла свое имя в самом верху списка с отметкой в 99,9%, Хикари получила 95%, а Хидзу — 90%.

— Смотрите, Кицуне 99,9% набрала у Демона Смерти. — Начали шептаться ученики между собой.

— Неужели и на него ее магия действует? — Предположил кто-то.

— Магия Кицуне действует только на видимые объекты. Как она может подействовать на голос? Остолопы. — Скривилась Хикари.

— Ах ты ж мелкая! — Воскликнул Хиретсу. Он начал придвигаться ближе к Хикари, а Хидзу и Лаитреаль встав перед ней в защитную стойку, приготовились к атаке.

— Хиретсу, я не ясно выразился перед экзаменом? — Проговорил высокий мужчина лет сорока с уродливым шрамом на пол-лица. Он был одет во все черное, и издали его лицо напоминало маску смерти. Внутри у Лаитреаль все скрутило в тугой узел от страха. На этого человека магия демона не действовала бы, даже если Лаитреаль и захотела на нем ее использовать.

— М-да, ребятки… — Протянул мужчина басом, обращаясь к старшим ученикам. — Завалить такой простой экзамен… Я явно вас баловал на уроках.

— Лаитреаль молодец, Хикари и Хидзу, вы тоже. — Прозвучал мелодичный женский голос за спиной мужчины. После чего женщина обратилась ко всем экзаменующим. — Меня зовут Мидзуки Кицу. Я буду вести второй этап экзамена. На нем вам нужно будет сразиться со своими противниками. Это будет бой без правил, так что используйте все, на что вы все способны. Экзамен начнется в большом спортивном зале, через час. А пока у вас есть время перевести дух и отдохнуть. — С этими словами Мидзуки, развернувшись на каблуках, скрылась за поворотом коридора.

— Хидзу, нам нужно тренироваться. — Строго проговорила Хикари. — Идем! — Хидзу, что-то ворча себе под нос, последовал за сестрой, оставляя Лаитреаль в гордом одиночестве. Был целый час свободного времени и все старались рассредоточиться по тренировочным полигонам и довести до совершенства свои техники. Лаитреаль вышла на улицу и присев на край ледяной скульптуры, начала наблюдать за тренировками старшеклассников.

— Они сильные. — Пронеслось в голове у девочки. Внутри теплых варежек она сжала руки в кулаки, чтобы согреть кончики пальцев.

— Волнуешься? — Прозвучал голос Мидзуки сбоку от Лаитреаль. Девочка медленно повернулась к женщине. Она недоверчиво посмотрела на шиноби. Кицуне четко знала, если взрослые начинают с ней говорить, значит нужно молчать. Обычно это оказывались шпионы Хидзукаге. Но с этой женщиной было что-то не так. Мидзуки была очень красивой. Необычные голубого цвета волосы были распущенны и плавными волнами спускались чуть ли не до колен.

— Вот это длина. — Подумала Лаитреаль, и невольно покосилась на свои прямые золотистые волосы, аккуратно собраны в высокий конский хвост. Женщине на вид было лет двадцать — двадцать пять, но для Лаитреаль она казалась слишком взрослой. Несмотря на мороз, одета Мидзуки была очень легко. Именно это привлекло внимание Лаитреаль. Черный топ с длинными рукавами под жилеткой белого цвета, бриджи черного цвета и сандалии со шнуровкой до колена, образ завершали две катаны, весящие на поясе, крест-на-крест. Такая одежда совсем не подходила Хидзанагакуре.

— Вам не холодно? — Спросила Лаитреаль, не сумев спрятать нотки удивления в голосе. Женщина лишь заразительно рассмеялась. Звук ее смеха напомнил девочке рассказы торговцев о необычных ниндзя из заброшенной деревни Водоворота. Никто не верил в эти сказки, ведь всем было известно, что Узушиогакуре была полностью уничтожена и никого из выживших там не осталось.

— Не ожидала я услышать это от той, кого здесь ледышкой считают. — Смеясь, проговорила Мидзуки, а потом добавила: — Не волнуйся, я не чувствую холода. В прочем, я не чувствую температуры вообще. Это редкая форма защитной чакры, которая у меня с рождения.

— Вы преподаете у старших? — Необычно, но эта женщина странно влияла на Лаитреаль. С ней хотелось говорить, хоть это и пугало.

— Не совсем. Меня и еще пару шиноби из других деревень пригласил господин Хидзукаге на этот экзамен.

— Вот как? — Лаитреаль, было очень любопытно узнать, откуда эта женщина. — Так… Откуда вы?

— Из деревни скрытой Водоворотами. — Улыбнулась Мидзуки. Лаитреаль нахмурилась.

— Эта деревня была уничтожена. Так откуда вы?

— Я уже сказала. — Мидзуки не отреагировала на резкую перемену в настроении Лаитреаль. Девочка начинала злиться: ее пытаются обмануть. Но к удивлению Кицуне, Мидзуки расстегнула немного ворот жилетки и взору Лаитреаль предстала бондана со стилизованной спиралью — символ Узушиогакуре. Девочка замерла, не зная как реагировать на это.

— Лаитреаль! — Окликнула девочку Мидзуки, улыбаясь временному замешательству Лаитреаль. — Этот экзамен будет не на жизнь, а на смерть. Помни, пройдет тот, кто убьет своего оппонента. Так что молись, чтобы компьютер не выбрал тебе в соперники твоих друзей….

— Если они попадут мне, то я просто не буду с ними сражаться. — Оборвала Лаитреаль Мидзуки. Девочка быстро соскочила со скульптуры и быстро скрылась за одним из зданий. В голове у Кицуне были сотни вопросов, но самый главный: кто эта Мидзуки? Неожиданно до чуткого слуха Лаитреаль донесся обрывок разговора двух женщин.

— Эта девка, мало того, что из другой деревни, так еще и так вызывающе одевается.

— Я слышала, что она из тех ненормальных, которые вроде как должны защищать наше селение.

— Эта Мидзуки или как там ее, хочет увести моего мужа. Она хуже Кицуне….

— Юта, осторожнее. — Оборвала Юту собеседница, заметив краем глаза Лаитреаль, которая проходила мимо.

— Эй ты! Подслушивать не хорошо. Несносная девчонка, владыке памятник поставить надо за то, что терпит такую, как ты. — Разразилась гневной тирадой Юта.

— Это уж точно. Наш господин святейший человек на земле. — Лаитреаль прошла мимо этих сварливых жительниц Хидзанагакуре, не обратив на них внимания. Задумавшись, она дошла до спортзала, в котором будет проходить последний этап экзамена.

Комментарий к Глава 2 или девочка по имени Лаитреаль Надеюсь Вам понравилась эта глава. Буду рада Вашим комментариям. :-)

Кейбетсу (яп. Keibetsu) – презрение.

Юзоку (яп. Jūzoku ) – подчинение

====== Глава 3 или начало пути ======

Спортивный зал Академии Шиноби был огромным и темным. Окна были маленькими и почти под самым потолком, из-за чего света было мало, а бетонные пол и стены могли выдержать любой удар ниндзюцу и тайдзюцу. На втором ярусе, почти под самым потолком, находились балконы, где уже собирались зрители. В основном это были жители деревни, которые пришли поболеть за своих детей, учителя, и еще гости из других деревень, среди которых находилась и Мидзуки. Женщина с безразличием смотрела на собиравшуюся толпу, и лишь иногда о чем-то шепталась с другим шиноби. Как поняла Лаитреаль, он был из Конохагакуре. Проплыв взглядом по присутствующим, девочка заметила, что многие смотрели на гостей с недоверием и явной неприязнью.

— Не всем пришлось по душе присутствие гостей из других деревень. — Подумала Лаитреаль.

— Это самый ужасный этап. — К девочке подошел Хидзу. Его лицо было мрачным, брови сдвинуты в одну линию, а руки сжаты в кулаки. — Мы должны будем сражаться, пока не победим своего соперника. Я откажусь от боя, если выберут кого-то из вас.

— Я тоже. — Чуть ли не плакала Хикари.

-Возьмите себя в руки. — Прошептала Лаитреаль. — Если мы откажемся, нас просто убьют. Деревня перестанет в нас нуждаться. Мы должны быть сильными и бесстрашными, если хотим носить бондану Хидзанагакуре. — В глубине души Лаитреаль разделяла желание своих друзей. Она не хотела сражаться против единственных людей, с которыми ей удалось подружиться. Наконец шум стих и из своей ложи Кейбетсу Ардербарш проговорил:

— Дорогие гости и участники, я рад приветствовать Вас на втором этапе выпускного экзамена. Выпускники Академии Шиноби сойдутся в безжалостных поединках и продемонстрируют свои навыки. Тем самым докажут, что они достойны носить протектор Хидзанагакуре. Как вы уже знаете: этот экзамен на выбывание. Пройдет лишь тот, кто убьет своего оппонента. — Владыка внимательно посмотрел на Лаитреаль. Его взгляд был одновременно и холодным и радостным. Увидев его, девочка съежилась. Это был взгляд человека, который только что уничтожил гадкого паразита, за которым гонялся долгое время. Такой взгляд не предвещал ничего хорошего для Лаитреаль. Наконец-то девочка поняла, почему на экзамене столько много гостей, и почему разрешили участвовать ей, Хидзу и Хикари. Их троица — оружие деревни.

— Ненавижу — Прорычала девочка в душе. – Использовать невинных, чтобы показать насколько сильными мы можем быть…. Они же могут умереть!

— Я объявляю о начале второго экзамена. Прошу экзаменатора Мидзуки Кицу начинать. — Проговорил Хидзукаге, усаживаясь поудобнее, в большое кресло, которое было похоже на трон. Хидзукаге доставалось все самое лучшее, не смотря на то, что все жители Хидзанагакуре жили почти что впроголодь. «Трон» был позолоченным, инкрустирован драгоценными камнями, с бархатной обивкой. Лаитреаль скривилась. Он был бы красивым элементом дворца императора, а не атрибутом в спортивном зале.

— Первую пару выберет компьютер. — Резкий и жесткий голос Мидзуки прервал поток мыслей Лаитреаль. — Когда это произойдет, — продолжала экзаменатор, — всех прошу пройти на балконы кроме выбранной пары. — Кицуне внимательно начала всматриваться в табло. Казалось, прошла вечность, пока загорелись имена шиноби. Девочка услышала облегченный вздох Хидзу.

— Пронесло. — Подумала Лаитреаль пока поднималась за своими друзьями, в указанное место на балконе. Хидзу и Хикари были вялыми и апатичными. Самое ужасное состояние для шиноби. В такие моменты желание победить стремительно угасает. Лаитреаль чувствовала их страх. Он липким, гнойно-кислым запахом распространялся по всему залу.

Первыми, кого выбрал компьютер, были Кай и Тай Ритсу. Двум братьям нужно было сразиться друг с другом, пока один из них не умрет. Они дрожали и сдерживали слезы. Лаитреаль сжала руки в кулаки так, что костяшки пальцев побелели. Совладав с эмоциями, Кай и Тай стали в боевые стойки и начали атаковать. Силы их были равны, и казалось, что победителя в этой абсурдной битве нет. Но тут Кай бросил кунай из-за пелены дыма и попал в сердце своего брата. Тай упал, стекая кровью. К нему тут же подбежали медики, а Мидзуки объявила металлическим голосом:

— Победил Кай Ритсу. — Кай подбежал к брату и, заливаясь слезами, начал использовать чакру, чтобы залечить глубокую рану брата, но было уже поздно. Тай Ритсу был мертв. Зло сверкнув глазами, Лаитреаль посмотрела в ложу, где находились правитель селения и его свита. Кейбетсу сидел с диким оскалом. Казалось, ему доставляет удовольствие наблюдать за страданиями других. На лицах окружающих его людей не было никаких эмоций. Его свита была полностью лишена способности что-либо чувствовать.

Гости деревни же реагировали по-разному. Кто-то одобрительно хмыкал, кто-то смотрел на происходящие отрешенно, но в большинстве своем, гости с неким призрением смотрели на события. Многие горели желанием остановить бой, но у них не было такой власти. Хидзукаге слегка посмеиваясь, произнес:

— Поздравляю тебя Кай, теперь ты полноценный шиноби деревни скрытой в Снегу. Гордись этим. И… вытри сопли, ниндзя не плачут. — Мальчик со злостью посмотрел на владыку и, поклонившись, покинул зал. От слов приемного отца, Лаитреаль чувствовала, как каждая частичка ее тела наполняется ненавистью. Она со злостью смотрела на ложу. Тем временем бои продолжались. С каждым из них приходила смерть. Лаитреаль чувствовала ее запах. Старческий запах, перемешанный с гнилью и грязью. Девочке казалось, что он душит ее.

— Неужели никто не будет сопротивляться этому безумию? — Думала Кицуне, всматриваясь в лица присутствующих. Но все словно стали бесчувственными. Голова начала кружиться, и слегка подташнивать, сладковато-медный привкус крови на губах сводил девочку с ума. Лаитреаль то и дело постоянно вытирала рот, хотя он и был сухим. Но тут сердце Лаитреаль замерло.

— Нет! — Одними губами прошептал Хидзу. На табло появилась новая надпись: «Хикари Урикава и Хиретсу Занкоку».

— Она же бессильна против него. — В ужасе проговорил Хидзу.

— Что же делать? — Крутилось в голове у Лаитреаль. — Выступить в открытую против отца, и потом быть избитой до полусмерти или же, все-таки, выдержать эту пытку, на которую собрались все умалишенные? — Думала девочка. Тем временем бой начался. Хиретсу был быстр и силен. Он не давал возможности Хикари создать иллюзию. Девочке постоянно приходилось уворачиваться от стремительных атак шиноби. Удар и Хикари отлетела к стене. Девочка не успела встать, как Хиретсу уже наносил удар за ударом.

— Он убьет ее. — Прошептал Хидзу. Лаитреаль закусила губу. Тем временем Хиретсу избивал девочку, поймав ее в капкан своей техникой Железных оков. Цепи, как змеи полностью сковали маленькое тельце Урикавы, и она не могла пошевелиться.

— Остановите бойню! — Прокричал кто-то из гостей с протектором Конохи.

— Какой же вы шиноби, если просите о таком? В Конохе совсем не умеют воспитывать настоящих ниндзя. — С каким-то сумасшедшим удовольствием проговорил Хидзукаге. Шиноби из других стран с призрением смотрели на правителя деревни скрытой в Снегу. Лаитреаль видела, как Юзоку о чем-то шепталась с мужем, заставляя того хмуриться и злиться. Что-то грубо ответив жене, он опять отвернулся к полю боя.

— Почему прекратили сражения? Я не давал разрешения. Продолжайте! — Рявкнул он, заметив, что Хиретсу перестал сражаться. Парень с досадой замахнулся, но тут же был остановлен. Когтистая лапа из снега и льда вырвалась из тела Лаитреаль и остановила кулак Хиретсу. Парень, казалось, с каким-то облегчением посмотрел на Кицуне. Было видно, каким бы жестоким не был Хиретсу, но так избивать девочку, которая кроме гендзюцу ничем не владела, было унизительно даже для него. Кицуне ледяным взглядом посмотрела на Хиретсу. Чакра Лаитреаль вышла из-под контроля. Вторая когтистая лапа вырвалась из ее тела и с невероятной силой отбросила Хиретсу в сторону.

— Кицуне, утихни. И жди своей очереди. — Рявкнул Хидзукаге, складывая печати, чтобы успокоить разбушевавшегося монстра, но Лаитреаль оказалась проворнее. Она быстро сложила печати и прокричала:

— Стиль Снега: Снежная могила! — Сильная лавина накрыла всех, кто находился в ложе правителя Хидзанагакуре. Начался хаос. Шиноби пытались остановить Лаитреаль, жители в панике разбегались в разные стороны. Снежные потоки бешено кружились возле девочки никого к ней, не подпуская. Разум Лаитреаль затуманился, и ей казалось, что она падает в темноту. В какой-то момент Кицуне почувствовала, что стоит на водяной поверхности. Что-то капало с потолка, гулким эхом разносясь в разные стороны. Где-то в дали кто-то рычал, как раненый зверь. Кицуне, подавив страх, направилась в сторону звука. Дойдя почти до самого конца коридора, взору Лаитреаль предстали два больших зеленых глаза с вертикальными, как у кошек зрачками. В темноте они светились каким-то мистическим изумрудно-алым светом.

— Ты! — Прорычали женским голосом глаза.

— Ой! — Вскрикнула Лаитреаль. — К-кто ты? — Заикаясь, проговорила девочка.

— Как? Ты не знаешь, кто я, хотя прожила со мной всю жизнь? — Злой рык сменился удивлением, словно по щелчку помещение начало светлеть, давая возможность любопытной Лаитреаль рассмотреть золотисто-серебряный коридор. Его стены подсвечивали факелы с необычным изумрудным огнем. Из-за чего коридор играл серебряно-изумрудно-золотыми красками. Пол коридора был полностью покрыт водой. В центре этого удивительного помещения сидела белоснежная десятихвостая лисица.

— Меня зовут Юки. — По-лисьи, хитро улыбнулась Юки, оскалив при этом ряд идеально ровных и острых клыков.

— Приятно познакомится. — Выдохнула Лаитреаль. — Меня…

— Твое имя мне известно. Наблюдаю за тобой с рождения. — Хитро хихикая, проговорила Юки.

— То есть, я нахожусь сейчас внутри своего собственного подсознания? — Удивилась Лаитреаль, с любопытством оглядываясь. Юки притихла, а потом проговорила:

— Как на одиннадцатилетнюю девочку ты очень смышленая…. И любопытная. — Фыркнула Юки. — Тебе не стоит терять контроль над собой. Ты можешь всех убить. — Предупреждение Юки заставило Лаитреаль сосредоточиться на происходящем.

— Хикари и Хидзу!

— С ними все в порядке. — Успокоила Юки девочку. — Я немного навела там порядок. Единственный кто пострадал — Хидзукаге. Его снесло лавиной, и он упал с балкона.

— Он умер? — Воскликнула Лаитреаль.

— Да. — Отчеканила Юки. Лаитреаль начала пятиться, стараясь убежать от лисы. Она начинала пугать девочку.

— Тебе нужно не меня бояться, а себя. — фыркнула Юки. — Если не возьмешь себя в руки, то уничтожишь всю деревню. Ты еще не можешь толком управлять моей чакрой. — Девочка замерла.

— Что мне делать?

— Сперва вынырнуть из подсознания, а потом успокоиться. — Лаитреаль кивнула и быстро побежала в сторону, из которой пришла.

— Не удивляйся, если после встречи со мной начнешь понимать, о чем говорят животные. После того, как все закончится, мы еще раз поговорим. — Лаитреаль кивнула и вынырнула из подсознания. Когда девочка поняла, что вернулась, в нее уже летели кунаи. Лаитреаль увернулась от атаки. Она стояла на перилах балкона рядом с ошалелым Хидзу. Девочка попыталась успокоить потоки своей чакры.

— О, ты вернулась. Значит, моя техника не понадобиться. — Прозвучал знакомый мелодичный голос Мидзуки. Лаитреаль повернула к ней голову. Женщина стояла рядом с ниндзя из Конохи. Тем самым, который просил прекратить сражение. Его рот и нос прикрывала черная тканевая маска, а левый глаз был красным с необычным узором из зрачков, на этом глазу виднелся старый рубец. Пепельные волосы торчали в разные стороны. Лаитреаль кивнула двум шиноби, и снова попыталась успокоить потоки чакры. Наконец-то, с трудом, ей это удалось. Переведя дух, девочка посмотрела по сторонам. Ложа с Хидзукаге покоилась под сугробом снега, как и весь зал. Хикари неподвижно лежала в самом центре этого снежного хаоса. Хиретсу погряз по пояс в сугробе в противоположном конце зала.

— Ну и шуму же ты тут наделала. — Посмеиваясь, проговорила Мидзуки.

— Я всех убила? — Тихо прошептала Лаитреаль.

— Только Хидзукаге. — Проговорил низким голосом шиноби из Конохи, опуская повязку на, необычного цвета, глаз.

— Какаши, ты бы сам его убил. — Язвительно проговорила Мидзуки.

— Хикари. Ей нужен медик. Она еще жива! — Прокричала Лаитреаль и, спрыгнув с балкона, приземлилась рядом с подругой и Хиретсу.

И когда он только здесь оказался? — Удивленно подумала Лаитреаль. Мальчик, тем временем, складывал свой теплый плащ под голову сестры.

— Тише, малышка. — Усмехнулась Мидзуки, неожиданно появившись рядом. Женщина, сложив печати, приложила руки к телу Хикари. Из них полилось изумрудное сияние. Точно такое же, как Лаитреаль видела в обители Юки.

— Что это? — Прошептала Кицуне.

— Медицинское ниндзюцу. — Напряженно проговорила женщина. Было видно, что эта техника требовала большого запаса чакры.

— Монстр! — Закричал женский голос со стороны ложе. — Дьявольский монстр! Ты убила моего сына! –Лаитреаль обернулась и увидела госпожу Оками — Старейшину Хидзанагакуре. Девочка видела ее только раз — на восьмой День Рождение Митцу. Лаитреаль скривилась. Эта женщина была злом воплоти. Всякий раз, когда она приходила в дом к семейству Ардербарш, Лаитреаль предпочитала сидеть у себя в комнате и не высовываться. Эта женщина пугала девочку. Она была безжалостной ко всем, но в особенности к Лаитреаль.

— Будь осторожна с этой старой каргой. — Неожиданно раздался голос Юки. Лаитреаль вздрогнула и посмотрела по сторонам. Но казалось, что никто и не слышал этого полного ненависти рыка лисицы.

— Я говорю только с тобой при помощи мыслей. Так что перестань вертеть головой. Отвалиться. Эта Оками — Кицуне. — Фыркнула лиса. Лаитреаль глубоко вздохнула: слишком много событий для одного дня.

— Она Кицуне? — Мысленно спросила Лаитреаль. — Тогда почему…?

— Почему она тебя ненавидит? — Закончила за нее Юки. — Лаитреаль это долгий разговор, который я хотела бы оставить на более спокойное время. Ты еще не готова услышать всю правду.

— Ясно. — Апатично проговорила Лаитреаль, поворачивая голову к Мидзуки. Женщина продолжала исцеление. Прошло всего пару минут с начала исцеления, а Лаитреаль казалось — целая вечность.

— Как она?

— Жить будет. — Улыбнулась Мидзуки, а потом, словно в подтверждение ее слов Хикари застонала и начала приходить в себя. Тем временем, к ним приближались шиноби Хидзанагакуре. Девочка встала в боевую стойку, готовая атаковать в любой момент, а рядом с ней так же поступил Хидзу.

— Успокойтесь, Хидзу, Лаитреаль! Они не пройдут сюда. — Не успели дети среагировать на слова шиноби Водоворота, как ниндзя деревни Снега замерли недалеко от них. Их словно удерживала невидимая стена.

— К слову, — вспомнила Юки, — Мидзуки тоже Кицуне. Ее прислали из Водоворота специально, чтобы забрать тебя. — Лаитреаль удивленно посмотрела на Мидзуки. — Ты разве не почувствовала? И твои друзья не простые. М-да твоя чакра еще очень слаба, чтобы ты могла легко чувствовать присутствие других оборотней.

— Что? Как? Что здесь происходит? — Лаитреаль начало казаться, что это все происходит не с ней. Что это плохой сон, и она сейчас проснется в своей комнате на чердаке.

— Я установила барьер, который не пропустит шиноби к нам. — Проговорила Мидзуки, и вместе с шиноби из Конохи помогла Хикари встать. Лаитреаль снова посмотрела на шиноби Хидзанагакуре, которые безуспешно пытались пробиться через барьер.

— А насчет оборотней. — Продолжила свою мысль Юки в подсознании у Лаитреаль. — Хидзу это Тануки, а Хикари — Нэкомата. Знаешь кто это? — Лаитреаль отрицательно помотала головой. Юки рыкнула, а потом продолжила: — Твою чакру нужно тренировать, чтобы ты могла чувствовать других существ. Да и сопротивляться этой старой карге ты тоже должна уметь.

— Ты знакома со Старейшиной? — Спросила Лаитреаль. Казалось, что сейчас ее мало что могло удивить.

— Не совсем. Я знакома с техниками, которыми она владеет. — Злобно рыкнула лиса. — Поверь мне, даже самые искусные шиноби не могут противостоять силе Темной Королеве Кицуне.

— Кицуне!!! — Закричал голос прямо над головой Лаитреаль, не давая возможности ответить на реплику Юки. Девочка подпрыгнула и подняла голову вверх. Над их небольшой группой парила разъяренная Старейшина деревни скрытой в Снегу.

— Госпожа Оками, умеет летать? — Пораженно проговорила Лаитреаль. Мидзуки чертыхнулась и начала складывать какие-то печати. Но «старая карга», как ее обозвала Юки, отразила технику шиноби Водоворота. Взгляд этой женщины был готов убить Лаитреаль и любого, кто станет у нее на пути.

— Ты должна быть казнена за свой поступок, девчонка! — Проревела Оками, обращаясь к Лаитреаль.

— За что? — Зашипела Лаитреаль. — За то, что Хидзукаге поскользнулся и не удержал свою тушу, свалился вниз головой? Или за то, что по его приказу чуть не избили мою подругу до полусмерти? Или может быть за то, что брат Кая погиб на этом ненормальном поединке? — Раздался звук взрыва, и барьер, установленный Мидзуки, разрушился. В них полетели тысячи кунаев. Но они так и не долетели до цели. Шиноби Конохи отразил часть из них, а остальную — неожиданно появившиеся Амая и Хиято.

— Мама, папа! — Воскликнул Хидзу.

— Мидзуки, вы должны уходить. — Проговорила Амая. — Мы здесь справимся.

— Мразь. — Тем временем Оками атаковала Лаитреаль, которая, пыталась сдерживать мощнейшие удары Старейшины. — Как ты смеешь говорить со мной в таком тоне? Верни мне моего сына!

— Тогда вы верните брата Кая, сестру Жизель, Марка и Ли. Верните их семьям, которые потеряли их сегодня. — Лаитреаль тяжело дышала.

— Они знали, на что идут…

— Тогда ваш сын тоже знал, на что идет, пытаясь разозлить меня. — Холодно отчеканила Лаитреаль. Девочка помнила тот случай шестилетней давности, из-за которого попала в Академию. Тогда она тоже разозлилась, как сейчас. Хотелось уничтожить эту женщину, растерзать на куски. Но казалось, что Оками только этого и добивалась. Она получала удовольствие от того, что Лаитреаль теряет контроль.

— Лаитреаль. — Прозвучал холодный голос Мидзуки. — Хватит. Госпожа Оками, я забираю эту троицу из этой гнусной деревни. Родители Хидзу и Хикари согласились отдать их нам. В Водовороте о них позаботятся куда лучше, чем в их собственной деревне с такими условиями.

— Мидзуки! — Зашипела Оками, а ее глаза как-то странно засверкали.

— Ваш сын все подписал до своей смерти. Так что разрешите нам уйти. — Ледяным голосом продолжила женщина, а потом обратилась к шиноби из Конохи: — Хатаке, возьми Хикари. Она еще очень слаба.

— Идиот! — Заверещала Старейшина, так, что у некоторых из шиноби пошла кровь из ушей. — Поставь ребенка на место! — Рявкнула Оками на шиноби Листа. Но Хатаке Какаши, словно, ее не слышал. Он вел себя так, будто ему заложило уши. Оками сделала печати, но Мидзуки остановила ее барьером, в котором заточила Оками.

— Остыньте, Королева. — На последнем слове Мидзуки хищно прищурилась и, развернувшись, обратилась к Амая и Хиято:

— Вы точно справитесь?

— Да! Уходите. — Прорычал Хиято, останавливая одного из шиноби Хидзанагакуре.

— Папа! Мама! — Закричал Хидзу, но строгий взгляд его отца заставил мальчика остановиться.

— Помни то, чему мы вас с Хикари учили. — Взгляд Хиято потеплел и он добавил. — Не подведи, сын. — Хидзу вытер непрошеные слезы и, кивнув, схватил Лаитреаль за руку и поспешил за Мидзуки и Хатаке Какаши. Как только дети догнали шиноби, Мидзуки схватила руку Хидзу и локоть Какаши, и небольшой отряд растворился в воздухе. Через секунду они уже стояли на границе деревни Снега. Хидзу обернулся. Вчера у него и Хикари был тяжелый разговор с родителями.

— Мама, папа, мы еще обязательно встретимся. Я выполню то, что должен. — Прошептал мальчик в морозную пустоту.

— О чем ты? — Удивилась Лаитреаль, но Хидзу покачал головой и беззаботно улыбнувшись, проговорил:

— Ничего. Не переживай, Лаи. — И поспешил к сестре. Хикари, борясь со слезами, что-то тихо прошептала в плече брату, на что тот лишь улыбнулся со словами:

— Вот это моя любимая сестра. — Лаитреаль стояла вдали от всех и старалась попытаться осознать то, что только что произошло. Она мало чего понимала, но раз Амая и Хиято доверяли этим шиноби, значит и Лаитреаль стоит довериться. Но то, что произошло, совсем не укладывалось в голове.

— Мидзуки. — Вдруг проговорил слегка громким голосом, Какаши. — Нам пора уходить.

— Знаю. Ребятки, быстрее идем из этого Ада. — Проговорила женщина, обращаясь к, ничего не понимающим, детям. Хидзу кивнул и поманил за собой сестру и подругу. Девочки покорно пошли за мальчиком, не зная, что их ждет дальше. Ведь в один миг их жизни изменились. Уже глубоко в горах Какаши достал из ушей бируши и проговорил спокойным голосом:

— Боже, несносная женщина, неужели эти адские приспособления, в самом деле, были нужны?

— Какаши, я не собиралась тебя через каждые пять минут выводить из гендзюцу этой женщины. — Парировала Мидзуки.

— Я сам в состоянии выйти из гендзюцу. — Холодно проговорил Какаши.

— От этого гендзюцу выйти очень сложно, даже твой Шаринган бы не помог. — Терпеливо проговорила Мидзуки, внимательно глядя на шиноби Конохогакуре. — Мощное гендзюцу Королевы Кицуне может победить только сила равная ей. Даже я не всегда могу устоять перед ее умением. — На этих словах Какаши задумался.

— А что такое Шаринган? — Неожиданно для всех спросил Хидзу. Хатаке посмотрел на мальчика и начал объяснять:

— Это особенность глаз. Их сила заключается в их зрачке. С его помощью можно создавать сильнейшие гендзюцу, а так же видеть чакру, копировать печати ну и еще много чего.

— Но эта особенность передается по наследству. — Вдруг воодушевилась Хикари. Лаитреаль всегда было интересно узнать, откуда ее подруга черпает знания о гендзюцу. Ведь в Хидзанагакуре такая информация была засекречена.

— Вы из клана Учиха? — Восторженно спросила Хикари. Видя ее энтузиазм и понимая, что простой ответ в духе « это слишком сложно для тебя, не сейчас» Хикари не устроит, Хатаке глубоко вздохнул. Устало посмотрел на Мидзуки и проговорил:

— Это длинная история. Если вкратце, то мне этот глаз одолжил мой друг и товарищ по команде.

— Что с ним случилось? — Спросила Лаитреаль, но учуяв печаль в голосе шиноби Конохи, Лаитреаль подняла голову на мужчину и предположила: — Он погиб?

— Да. — Сухо ответил Какаши и отвернулся от любопытных детей. Воздух стал тяжелым, и Лаитреаль унюхала горчичный привкус, такой обычно застревает в горле, когда душат слезы.

— Не стоит грустить. Вы видите глазом своего друга. Думаю, он тоже счастлив, хотя вы его и не видите.

— Вау, Лаи, ты можешь быть такой отзывчивой? — Удивился Хидзу. Послышался характерный звук удара. Хикари стукнула по голове своего брата со словами:

— Ты, скунс нечесаный!

— Что я уже не так сделал? И вообще, я не скунс, а енот. — Прошипел мальчик, потирая ушибленное место.

— Дети…. — Закатила глаза Мидзуки, а Лаитреаль и Какаши только улыбнулись. Кицуне была рада, что ее подруга вернулась в свое прежнее состояние. Лаитреаль втянула носом холодный горный воздух. Так далеко от деревни она никогда не ходила. Свобода. Именно это слово пришло девочке на ум, когда она пыталась понять новый запах. Лаитреаль обернулась. Где-то вдали затерялась Хидзанагакуре, а впереди — долгожданные приключения. Дорога заняла у отряда полтора дня. К обеду второго дня они очутились на берегу какого-то водоема.

— Это залив Хепу. — Проговорила Мидзуки. — Отсюда до деревни Водоворотов рукой подать. — Лаитреаль, Хидзу и Хикари с любопытством рассматривали новые пейзажи. Зеленые скалистые горы обрывались у самой воды. Шиноби стояли на обвалившихся с гор валунах, которые создавали собой что-то на подобии дикого пляжа. Даже густой туман детям казался необычным и таинственным. Кицуне присела на одном из больших камней и посмотрела в воду.

— Глубоко…. Даже дна не видно…. — Прошептала девочка себе под нос. Хидзу и Хикари о чем-то спорили недалеко от нее, Какаши и Мидзуки — тихо перешёптывались. Небольшие волны с приятным хлюпаньем ласкали уже покрытые водорослями большие камни. Воздух пах спокойствием и водой. Кицуне поймала себя на мысли, что ее успокаивает запах воды. Повернув голову, девочка заметила, как к ним подплывает небольшая рыбацкая шхуна. Из нее выскочил уже не молодой рыбак, с короткой седой бородой. Одет он был в типичную рыбацкую робу, а голову прикрывал берет, который явно не подходил морскому стилю. Лаитреаль заметила, как Какаши напрягся, но Мидзуки потрепав его по плечу, направилась к рыбаку. Перекинувшись парочкой слов, женщина махнула рукой своему отряду.

— Идем. — Скомандовал Какаши, направляясь в сторону Мидзуки. Когда все оказались на палубе, шхуна с характерным звуком колокола отчалила от берега, скрываясь за пеленой густого тумана.

— Такой густой. Как молоко. — Проговорила Хикари, посмеиваясь.

— Деревня скрытая Водоворотами находиться в центре этого залива. Скоро будем на месте. — Проговорил рулевой. Лаитреаль во все глаза смотрела по сторонам пытаясь понять, куда они плывут. Тем временем, мужчина с которым говорила Мидзуки на берегу, проговорил:

— Залив Хепу является частью Океана Южных Врат. Он считается самым опасным и не спокойным океаном, а с его глубинами связано масса разных историй и легенд. Говорят, что в его водах обитают монстры, которые могут убить весь экипаж судна.

— Эй, Мастер, не пугай детишек. — Со смехом проговорил рулевой. Это был молодой плечистый мужчина, ровесник Мидзуки с широкой и задорной улыбкой. Капитан шхуны что-то начал бурчать своему помощнику используя морской сленг и полностью запутывая пассажиров. Рулевой же только еще громче начинал смеяться, заражая остальных матросов.

— Лаитреаль, будешь так головой крутить, шею сломаешь. — Услышала девочка голос Юки.

— Но мне же интересно! Я ничего не видела кроме снега, а тут вода, корабль и… Рыба. — последнее слово Лаитреаль сказала в слух, а Мидзуки засмеялась.

— Я совсем забыла, что в деревне Снега рыбу вы видите только у торговцев и то дохлую.

— Политика закрытой страны…. — Задумчиво протянул Какаши. — Чувствую, мы еще услышим о Хидзанагакуре.

— Ты прав. Вот только когда именно? Эта деревня сеет раздор в мире шиноби. Хоть она и маленькая, но пытается соревноваться с Великими Странами, при этом пытаясь разрушить то, что уже существует не одну сотню лет. — Сказала Мидзуки.

— Многие предпочитают не соваться в это гиблое место. — Хмуро проговорил Мастер. — Только безумцы плывут в Хидзанагакуру или те, кто отчаялся что-то продать на обычных рынках.

— Я слышал, там часто встречаются темные торговцы. — Процедил сквозь зубы еще один мужчина, спустившись со смотровой вышки. Лаитреаль нахмурилась. Какие именно ужасы таит в себе деревня Снега? Зачем им такая политика? Чего они добиваются? Голова девочки была готова разорваться от вопросов.

— Почему вы решили взять только нас? — Необычно серьезно спросил Хидзу. Наступила тишина. Было слышно, как шхуна рассекает волны. Казалось, что все на судне хотели услышать ответ.

— Потому что в Водовороте вам дадут необходимые знания, а Лаитреаль узнает о своих корнях. — Сказал Какаши. — Никто не сможет научить искусству печатей лучше, чем в Водовороте. Вы необычные шиноби, чакры у вас намного больше, чем у других, из-за этого вы сильнее. Но и в Снегу вы оставаться не можете, так как из-за силы вас могут убить. Местные жители напуганы имея под боком шиноби. Думаю это все из-за политики Хидзукаге.

— А ведь я еще помню, когда шиноби из Хидзанагакуры были нашими товарищами и мы делились друг с другом опытом. — Протянула Мидзуки, грустно улыбаясь.

— Юки. — Обратилась Лаитреаль к лисе. — Почему они так поступают?

— Они всегда были такими. Хидзанагакура была очень маленьким поселением, которое потом разрослась в большую деревню. Изначально шиноби в ней не было, а когда появились — возникли, как и сторонники, так и противники этой силы. К сожалению противников было больше, и они убили твоего отца. Он боролся за права шиноби в этой стране, но потерпел неудачу. В Водовороте он считается героем. — Проговорила лисица, укутывая хвостом свой нос.

— Вот мы и на месте. — Воскликнул рулевой, выплывая из тумана. От увиденного у Лаитреаль перехватило дыхание. Они приближались к берегу полностью покрытому зеленью. В дали куда-то высоко в облака возвышался потухший вулкан. Сушу окружали воронки водоворотов, которые было очень тяжело преодолеть. Но опытный рулевой словно и не замечал их.

— Говорят, когда научишься проходит воронки водоворотов Узушиогакуре, тебе не страшна вся Большая Вода. — Усмехнулся рулевой, когда они пришвартовались в шумном порту деревни Водоворотов.

— Добро пожаловать в Узушиногакуре — Улыбнулась Мидзуки, наблюдая за щенячьим восторгом детей. Какаши лишь хмыкнул и, выйдя на трап, подал руку Мидзуки, помогая ей спуститься.

Комментарий к Глава 3 или начало пути Спасибо всем кто прочитал первые части. Надеюсь вам понравилось. Буду рада вашим комментариям :-)

====== Глава 4 или эта удивительная Узушиногакуре ======

— Это восхитительно. — Прошептала Лаитреаль, прищурившись. Она вдохнула полной грудью воздух, такой новый и необычный. Он пах солнцем, листвой, песком и каким-то легким чувством… счастье? — Лаитреаль блаженно улыбнулась и открыла глаза.

— Судя по твоему виду, запах здесь, что надо. — Засмеялся Хидзу.

— Здесь невероятный запах. — Прошептала девочка. Устремив свой взор на потухший вулкан, он манил ее и отталкивал одновременно. Она никогда в жизни не видела такой горы, хотя и знала о существовании вулканов.

— Что это за вулкан? — Спросила Хикари, увидев, как заинтересованно на него смотрит ее подруга.

— Это священная земля. В нем живут драконы. Люди стараются туда не ходить, но есть и те, кто научился призывать драконов техникой призыва, но лишь не многим удавалось попасть в их царство. — Проговорила Мидзуки. — Туда может попасть только тот, чьей чакры будет достаточно, чтобы стать Драконьим Отшельником. Только одному шиноби удалось проникнуть в священное место. Предыдущему правители Узушиогакуре. Он сумел призвать Короля Драконов.

— А драконы позволяют вам жить среди них? — Спросил Хидзу.

— Да. Они наша дополнительная защита, а мы их. — Проговорила Мидзуки, ведя небольшой отряд вглубь острова. Пройдя достаточно густой лес в котором росли удивительные папоротникообразные растения, о существовании которых Лаитреаль и не подозревала, команда попала в деревню. Дивные дома, они были частью деревьев или водоемов. Словно природа сама создавала укромные, маленькие домики, помогая местным жителям. Это было очень удивительное место, аналогов которого не было нигде во всем мире. Простые люди, шиноби и драконы жили в гармонии друг с другом. Это было спокойное и светлое место.

— Сколько раз сюда не прихожу, всякий раз теряю дар речи. — Проворчал Какаши.

— Не удивительно, здесь перехватит дух у ведавшего виды Джирайи Санина. — Засмеялась Мидзуки и провела небольшой отряд на центральную площадь. Там было огромное здание круглой формы с острой крышей, как наконечник копья или катаны. Оно словно вросло в дерево и было его неотъемлемой частью. На стенах здания были изображены барельефы драконов, людей и каких-то еще дивных существ, которых троица из Снега никогда не видела. Над входом красовался символ деревни — стилизованный водоворот. Перед входом росли пышные и густые деревья, как хвойные, так и лиственные, создавая тем самым алею ведущую в центральное здание деревни.

— Это резиденция Узукаге. Здесь шиноби получают свои задания и отчитываются о проделанной работе. И это то место, где мы оставим Какаши. — Хмыкнула девушка.

— Это может занять много времени. — В тон ей ответил мужчина.

— Не волнуйся, я все равно буду показывать деткам деревню, а ты пока разберешься со своими делами и потом присоединишься к нам. — Улыбаясь, проговорила Мидзуки. Мужчина лишь хмыкнул и направился в здание, скрываясь за массивной деревянной дверью. Теперь дети остались один на один со счастливой женщиной.

— Зачем мы здесь? — Спросила мучавший ее вопрос Лаитреаль.

— Чтобы жить? — Непонимающе захлопала глазами Мидзуки. Но спустя какое-то время она сказала: — Я очень сильно пожалею, если расскажу эту историю, пускай тебе Узукаге все расскажет. Я могу сказать лишь то, что тут вам смогут преподать такие техники, о которых вы и мечтать не могли.

— Мы ведь не такие, как все. — Проговорила Лаитреаль.

— Именно поэтому вы здесь. Вы используете не простую чакру, вы можете добиться таких невероятных успехов и стать гениями своего дела.

— Мы будем здесь учиться и носить повязку деревни, скрытой в Водовороте? — Проговорил Хидзу.

— Да. Вы станете шиноби деревни в Водовороте.

Весь оставшейся день Мидзуки показывала детям деревню. Это место словно сошло со строк легенд и мифов, казалось, что именно в этом месте соединяется все пять стихий: вода, огонь, земля, воздух и энергия. В Узушиогакуре есть водопады глубоко в горах, есть диковинные леса, которых, по словам Мидзуки, нет не в одной из Великих Стран Шиноби. Сам остров словно вырос из воды, и самостоятельно окутывал себя туманами и водоворотами, а ветер играл с опавшими листьями, зеленой травой и волосами жителей этой удивительной деревни. Вулкан который занимал большую часть острова манил детей, но Мидзуки строго сказала, что туда могут попасть только избранные и то, после того, как пройдут специальное посвящение в клан Драконов. Чужаков там не жаловали. После этих слов дети немного приубавили свой пыл, но полностью любопытство не исчезло и они пообещали, что когда подрастут и станут сильнее обязательно изучат те места и тот вулкан. Разошлись они только тогда, когда солнце скрылось за горизонтом, Мидзуки показала квартиры в одних из домиков, где дети будут жить. Лаитреаль досталась квартира в уютном домике, который словно вырос из воды. Его охранял водопад. Девочка, словно зачарованная, любовалась как переливается вода в мягком сиянии лунного света. Как в воде отражаются звезды и танцуют светлячки, и ночная природа оживает в новых, дивным и волшебных красках. Здесь она могла спать спокойно, не боясь, что ее убьют. Юки уже давно посапывала, свернувшись клубочком, отложив серьезный разговор на потом, сославшись на то, что для Лаитреаль и так было много потрясений за один день. Атмосфера Водоворота успокаивала, она расслабляла, и златовласке казалось, что она вернулась домой из затяжного путешествия.

====== Глава 5 или тайны Узушиогакуре ======

Комментарий к Глава 5 или тайны Узушиогакуре Я немного отредактировала эту главу. Надеюсь вам понравиться :-)

Прошел год с того момента, как Лаитреаль и ее друзья попали в Узушиогакуре. Их приняли с радостью и нескрываемым счастьем. Наир Кицу, Узукаге деревни скрытой в Водоворотах, оказался довольно милым, но слегка странным стариком, с небольшой плешью на макушке и пышными седыми усами, которые, когда он злился, становились торчком. Как только троица из Снега переступила порог его кабинета тут же была захвачена в плен его крепких объятий. Все это было приправлено ручейком слез в вперемешку с причитаниями о том, что он очень рад видеть детей в своей деревне и вообще он очень переживал, что не сможет их вернуть. Сказать, что такая реакция со стороны Узукаге удивила Лаитреаль — ничего не сказать. Девочка находилась в глубоком шоке, она не привыкла, что люди проявляют хоть какие-то эмоции к окружающим людям вообще, и к ней в частности. Но Наир Кицу был столь непредсказуем, что после минутной слабости тут же стал серьезным и с ледяным тоном посвятил детей в работу шиноби и тому, что входит в их обязанности как ниндзя деревни скрытой в Водоворотах.

Сначала, пока Лаитреаль, Хикари и Хидзу в совершенстве не изучили местность деревни, им давали очень легкие миссии: это мог быть поход в магазин, поймать потерявшегося питомца или выгул собаки. Одно из самых интересных заданий это — помощь драконам. Тогда Лаитреаль и ее команда впервые встретились с драконом, Мидзуки представила его, как Азазур — Король Драконов. Это оказался черный, как сама ночь ящер два метра в холке и огромными рваными крыльями. Его янтарные глаза, казалось, смотрели в саму душу, вызывая этим панический страх любого, кто встретится с ним взглядом. Король Драконов мог видеть самые темные уголки души человека и читать их сердца, как раскрытую книгу. Только тот, кто поистине достоин мог выдержать этот таинственный блеск янтарных глаз. Хидзу первые пару секунд старался отводить глаза, но потом снова посмотрел на дракона и даже с каким-то вызовом встретил янтарный блеск. Хикари и Лаитреаль же с нескрываемым любопытством взирали на дракона, не отводя взгляд не на миг. Азазур их до такой степени заинтересовал, что девочки забыли даже как дышать. Не было ни паники, ни страха. Было детское и поистине наивное любопытство. Дракон сам с большим интересом изучал детей со столь сильной чакрой, которая даже в кланах Оборотней была редкостью. Они были первыми, за долгое время, кто смог выстоять перед его взором, не отвести взгляд. Даже этот паренек, Хидзу, он хоть и боялся, но он с мужеством смотрел в лицо своему страху. Это действительно очень интересная троица. После небольшого знакомства Азазур с каким-то непонятным смешком проговорил:

— Мне нужна помощь в ведении хозяйства. — И отойдя в сторону, показал за своей спиной огромную кучу золота. — Это все нужно посчитать. — Тем днем дети узнали, что деревня Водоворота очень богатая, и что драконы распоряжаются всем золотом на острове и выделяют его на потребности жителей деревни.

Политику в Узушиогакуре вели как Узукаге, так и Король Драконов. Второй же, в большей степени, выступал в качестве советника Каге. Очень часто они вдвоем принимали политически важные решения, а Наир Кицу советовался с Азазуром по поводу вопросов связанных с кланом Драконов. Они создавали своего рода тандем, который невозможно было разрушить. Работали, как слаженный механизм и, казалось, понимали друг друга без слов. Вообще Узушиогакуре вела довольно закрытую политику. Чужаков не пускал специально установленный барьер по всей территории Водоворота. В деревню могли попасть только ее жители или те, у кого было разрешение на это. Такая секретность была объяснена тем, что на Узушиогакуре очень часто нападали даже союзники, и в последнюю войну уничтожили эту деревню почти до основания. После этого на ее территорию могли попасть только доверенные люди, проверенные не одним сражением. Разрешения выдавались именные на каждого человека, поэтому даже если есть дружеское соглашение между деревнями, это не значит, что все шиноби этой деревни будет разрешено попасть в Узушиогакуре. Тем кому разрешалось пересекать границу были Хокаге деревни Листа, несколько элитных джонинов, в их число входил Хатаке Какаши и трое его подопечных. Это было исключение из правил, что троим генином дали разрешение, но они показали себя как истинные шиноби в совместных миссиях и им разрешили посещать Водоворот.

Среди кланов, которые жили на территории Водоворота было много оборотней. Но самый древний из них считался кланом Удзумаки. Представители этого клана обладали сильной чакрой и несгибаемой волей к жизни. Очень многие доживали до глубокой старости и славились долгожительством. Основная клановая техника Удзумаки были запечатывающие техники, а представители прямой ветви могли создавать невероятные барьеры, в том числе и те, которые возвращали первозданную природу той или иной местности.

Отдельное внимание заслуживает клан Оборотней, в который входили представители Нэкоматы, Тануки, Басан и Кицу. Это был огромный социальный класс состоящий исключительно из людей-оборотней, которые отличались особенными клановыми техниками. Нэкоматы владели тайнами сотворения иллюзий, Тануки — тайной техникой кристаллизации всего, что находится в досягаемости взгляда представителя этого клана. Представители Басан специализировались на техниках связанных с холодным огнем. Главенство же среди всех кланов Оборотней имели Кицу. Основная отличительная черта была в том, что все женщины этого клана имели кровь Кицуне, она передавалась по женской линии. Самая сильная считалась Королева Кицуне которая смогла пробудить в себе десять хвостов. Но история Водоворота знает только троих женщин, кому удалось стать Королевами и не обратиться на сторону тьмы. Так же все представители клана Кицу вне зависимости от пола владели способностью повелевать разумом и видеть энергию любых живых существ.

Кланы Оборотней и Драконов, а так же Удзумаки были не единственными, кто населял Узушиогакуре. В этой деревне так же жили и простые люди не состоящие в известных кланах. Многие из них были шиноби, но было и немало тех, кто не видел себя в роли ниндзя, а жил простой, размеренной жизнью, далекой от постоянных сражений и опасных миссий. Все жители Деревни Скрытой в Водовороте жили в гармонии друг с другом и, казалось, что ничто не может повлиять на этот установленный порядок. Лаитреаль и ее друзья часто удивлялись, как именно столь разные кланы могли ужиться вместе не навредив при этом друг другу. Но эти вопросы так и остались без ответов. Именно тогда в голову Лаитреаль забралась крамольная мысль, что не все так гладко в Деревне Водоворотов, как ей это показалось на первый взгляд.

Спустя какое-то время, когда дети выучили географию своей деревни, ее флору и фауну, и уже с закрытыми глазами могли по хлопанью крыльев определить, что за птица пролетела над головой, Наир Кицу начал давать миссии намного сложнее. Отряд под руководством Мидзуки отправляли в другие деревни на помощь. Так отряд побывал в Конохагакуре и Киригакуре (Скрытая деревня Тумана). Из последней друзья вернулись в самом ужасном расположении духа. Мало того, что постоянный туман, сырость и серость, так еще и пробивающий до костей холод были просто невыносимы. Казалось бы, это не была ледяная деревня. Не было знойного холода со снегом и льдом, которые были в Хидзанакуре, но из-за постоянной сырости и тумана, небольшое падение температуры ощущалось очень сильно. Миссия сама по себе была несложной — сопроводить торговца, который приплыл в порт на границе с Водоворотом, — но недружелюбная деревня Тумана показалась Лаитреаль самым настоящим испытанием. Ей вдруг показалось, что она вернулась в Деревню Снега, люди были недружелюбны, и с подозрением смотрели на шиноби из Узушиогакуре. Постоянный смог мешал обзору, а сырость не улучшала настроение. По возвращению девочка отметила, что Киригакуре можно смело вписывать в список ее самых не любимых деревень.

За все это время Лаитреаль успела поговорить с Юки, которая рассказала ей о свойствах чакры. Особенностью было то, что Лаитреаль использовала не обычную чакру, а природную энергию. Ту же самую чакру, но дарованную природой. Девочка словно поглощала ее и накапливала в своем организме. Из-за чего у нее образовались, так называемые, два резервуара чакры: природной и обычной. Научившись объединять их, можно было бы превзойти всех Санинов. Но девочка была еще недостаточно сильной и использовала чакру по отдельности в зависимости от опасности ситуации. В свою очередь, Мидзуки научила свой отряд новым дзюцу и раскрыла потенциал детей, узнав их стихию. На эту тренировку решил посмотреть Азазур.

— Видимо этой рептилии надоело пересчитывать свое золотишко, вот и решил крылышки погреть под солнышком. — Сказал тогда Хидзу. Король Драконов величественно занял место под большим раскидистым дубом, который защищал ящера от палящего полуденного солнца. Все-таки в Водовороте было жарко в дневное время. На реплику блондина Азазур никак не отреагировал, но попросил его первым показать свою стихию. У Хидзу преобладал ветер, в то время как у Хикари — огонь. Когда Лаитреаль направила потоки чакры на специальный лист пергамента, сначала он намок, потом порвался, потом пророс, потом наэлектризовался и наконец-то превратился в пепел. Пару секунд все находились в молчании, даже Юки внутри девочки притихла. Наконец Азазур глухо засмеялся и проговорил:

— Мидзуки, неужели ты удивлена? Она из древнего рода Удзумаки, конечно она будет владеть улучшенным геномом куда сильнее чем ее товарищи. Девчушка владеет всеми пятью стихиями. Это воодушевляет и радует. Возможно она следующий Драконий Санин. — И посмеиваясь своим мыслям Король Драконов покинул поляну оставив в полном замешательстве всех присутствующих.

— Меня как бы подняли в должности? — спросила Лаитреаль, особо ни к кому не обращаясь.

— Что-то типа того. — ответил Хидзу. — Но ведь это большая редкость владеть сразу всеми стихиями.

— А ты, цыплёнок, не так проста, как кажешься. — усмехнулась Юки потягиваясь.

— Что ж Лаитреаль, тебе придется очень много чего выучить. — констатировала Мидзуки, задумчиво изучая Лаитреаль.

— И почему Азазур сказал, что я из клана Удзумаки? — Задала новый вопрос златовласка. Мидзуки хмыкнула и проговорила:

— Не думаю, что я именно та, кто должен тебе об этом рассказывать. Узукаге тебе сам все расскажет, когда придет время. — На пару секунд все замолчали, а когда командир отряда снова заговорила, она улыбалась, как обычно.

 — Скоро будет экзамен на звание чуунина. — проговорила женщина с довольной улыбкой обращаясь к своим подопечным. — Я сомневалась, стоит ли вас отправлять на него, как представителей от деревни Водоворота, но теперь я знаю, что Узукаге был прав. Вы полностью готовы для участия в нем.

— Чуунин это ответственность и ты сможешь руководить отрядом. Это очень важное звание. — проговорил серьезно Хидзу, что было совсем на него не похоже.

— Именно. — Подтвердила Мидзуки. — Но не волнуйтесь ваши техники на порядок выше чем у других, к тому же Хикари и Лаитреаль начали изучать медицинское ниндзюцу. Это так же дает вам преимущество. Что же, через неделю вы будете выдвигаться в Коноху. Не опаздывайте.

— А ты с нами не пойдешь? — Спросила Хикари.

— Нет. Я приду к началу первого этапа. А сейчас нам нужно повторить все, чему я вас научила, и еще… Лаитреаль тебя хотел видеть Узукаге приди к нему сегодня вечером. — девочка кивнула, а их тренировка обрела соревновательный характер. Они тренировались несколько часов, после чего Мидзуки отпустила их всех отдыхать.

Вечерняя Узушиогакуре была по особенному прекрасна. На улицах светились фонари, а деревья украшали разноцветные гирлянды. Казалось, что здесь постоянно отмечали какой-то праздник, но по правде говоря, на праздниках бывало еще ярче и красочнее. Направляясь в ближайшее кафе, чтобы поужинать ребята обсуждали возможность прибытия в Коноху и участие в экзамене. Они давно не видели Какаши, с которым у них сложились теплые дружеские отношения, а Хидзу в нем нашел старшего брата или даже отца.

Как-то Какаши заходил в их деревню со своей командой, тогда Лаитреаль, Хидзу и Хикари впервые встретили Наруто Узумаки, Сакуру Харуно и Саске Учиха. Первый же был настолько возбужден видом и атмосферой необычной деревни, что от радости и переполняющих его чувств не мог усидеть на одном месте, за что и получил по лбу от Сакуры. Саске же все время оценивающе смотрел на новых знакомых, просчитывая, кто они ему будут: соперники или же так, просто прохожие. Первое впечатление Лаитреаль об этой троице было такое, словно она попала в детский сад. Шумный Наруто и несдержанная Сакура совсем не вписывались в понимание шиноби, они казались ей детьми, которые слишком легкомысленны для такого ремесла. Но при дальнейшем общении Кицуне отметила, что Наруто вопреки своей непредсказуемости граничащей с глупостью, может говорить очень серьезные вещи, которые заставляли задуматься. Так же девочка чувствовала в блондине из Конохи огромное количество чакры. Такую же по силе, как тогда, когда первый раз познакомилась с Юки. После небольшого допроса лисицы Лаитреаль узнала, что внутри Наруто запечатан Курама — девятихвостый демон лис. В свое время, а именно 13 лет назад, он разрушил Коноху, и в качестве защиты деревни Четвертый Хокаге запечатал демона в мальчике. Он надеялся, что спустя какое-то время Наруто научиться управлять Курамой и его чакрой. Но жители Конохи не так восприняли действия Хокаге, из-за чего Наруто ненавидела вся деревня. С самим же блондином у девочки сложились теплые дружеские отношения, хотя где-то глубоко в душе она называла гиперактивного ниндзя Конохи №1, своим братом. Почему именно так, она не знала, но чутье ей подсказывало, что она права.

Сакура же и Лаитреаль не особо ладили. Кицуне не понимала фанатической гонки девочки за холодным Учихой, который относился к ней чуть лучше, чем к служанке. Высказав девочке свое мнение, Харуно накричала на нее, и хотела было ударить, но Лаитреаль перехватила ее руку, и назвала розоволосую ребенком, который заигрался в ниндзя. После этого не проходило ни одной встречи без постоянных споров, пререканий и циничных шуточек в адрес друг друга.

Саске же вообще был необщительным. Пару раз Лаитреаль прикрывала спину этому горделивому мальчишке, и лишь однажды она услышала от него «спасибо». Девочка тогда улыбнулась и сказала, что так должны поступать все друзья. На ее реплику представитель клана Учиха только хмыкнул.

— Лаитреаль. — Услышала девочка, словно из далика, голос Хикари. — Ты ушла в свои мысли. Думаешь о той троице из Конохи?

— Да уж. Их тяжело забыть. — Улыбнулась Кицуне. После встречи с Наруто, она начала постепенно меняться. Лаитреаль стала более общительной и начала проявлять больше эмоций. Общение с этим гиперактивным ниндзя явно шло на пользу недружелюбной и закрытой Кицуне.

— Это уж точно. — засмеялся Хидзу. — Но тебе пора к Узукаге. Тебя провести?

— Нет, не стоит. Увидимся завтра. — Попрощавшись с товарищами, Лаитреаль побежала в сторону резиденции.

Добравшись до резиденции меньше чем за пять минут, девочка уже стучалась в дверь кабинета Узукаге. Услышав хриплое «Войдите», Кицуне зашла в полумрак комнаты за столом которой сидел старец и курил трубку — подарок Хокагена на один из праздников — при этом разбирая стопки бумаг, за которыми была видна только макушка правителя деревни.

— А, Лаитреаль! — радостно воскликнул он, и быстро преодолев расстояние, обнял девочку чем сильно смутил ее. — Я ждал когда ты придешь. Мне нужно с тобой поговорить, и разговор будет не из легких. — С тяжелым вздохом проговорил Наир Кицу, указывая девочке на кресло рядом с диваном, на который он сел сам.

Налив чай и поговорив о прошедшем дне, Узукаге, казалось, и сам оттягивал серьезный разговор. Но когда чай был допит и новости закончились, Каге стал хмурым и сосредоточенным. Лаитреаль никогда не видела его таким, и ее это немного напугало. Что хотел сказать этот необычный человек с таким серьезным видом двенадцатилетней девочке? Кицуне в ужасе подумала, что ее опять хотят вернуть в Снег. Оставить там, так как здесь она была не нужна. Для Лаитреаль это было сродни смертному приговору, и по ночам иногда ей снились кошмары, в которых она возвращается в Хидзанагакуре.

— Лаитреаль, я давно хотел тебе все рассказать, еще когда ты впервые у нас появилась, но все ждал подходящего момента. — Наступила небольшая пауза, которую заполнил звук тиканья напольных часов, в одном из углов кабинета. — Думаю пришло время рассказать кто ты и кто твои родители. — На этих словах Лаитреаль подняла голову и во все глаза начала глядеть на правителя, который явно подбирал слова, чтобы более четко сформулировать то, что хотел.

— Твой отец… — начал Наир Кицу свой рассказ, после очередной затянувшейся паузы. — Будучи ребенком, был похищен из Водоворота вражескими шиноби и тайно перенесен в Хидзанагакуре, так как являлся одним из наследников древнего клана. Мы долго искали его, но так и не смогли выследить похитителей… Спустя годы к нам приплывает молодой человек и просит меня научить его управлять контролем чакры, так как он не может сам с этим справиться. Сначала я удивился, как он сумел преодолеть барьер. У меня даже и мысли не возникло, что этот сильный и уверенный в себе мужчина твой отец. Я принял его за врага, который каким-то образом узнал наши тайны. Поэтому я решил выяснить как именно он попал сюда. Но… твой отец оказался не из робкого десятка. Он предложил сделку: я его обучаю, а за это время он рассказывает какую-то подробность своей биографии и своих способностей. Эта его выходка меня подкупила, и я согласился на свой страх и риск. Было в нем что-то, что заставило меня поверить ему.

— А как же Азазур? — спросила Лаитреаль, удивленно. — Вы ведь не расстаётесь друг с другом, и решаете все вопросы вместе. — Узукаге только хмыкнул и с горечью в голосе ответил:

— Азазур тогда переживал не самые легкие времена, и как помощник был никакой, поэтому приходилось самому оценивать ситуацию и полагаться на свое чутье. — Девочка кивнула, давая понять, что правитель Узушиогакуре может продолжать свой рассказ.

— Когда я тренировал твоего отца, я обнаружил в нем невероятной силы чакру, и она показалась мне знакомой. Как он и обещал, каждый вечер после наших тренировок твой отец рассказывал какую-то часть своей биографии. Так я узнал, что это его родители перед своей смертью сообщили о том, что он не их родной сын и отправили в Водоворот. Именно когда я осознал это, я понял кем на самом деле являлся этот несносный мальчишка, который мог вывести любого из себя за пять минут… — На последних словах Наир Кицу усмехнулся. Несмотря на совсем не лесную оценку характера своего ученика, он любил его.

— Однажды я проследил за ним ночью и увидел, что мой ученик ходит по кладбищу в поисках чего-то. Когда я его спросил об этом, он лишь грустно улыбнулся, и указал на клановый склеп, из которого минуту назад вышел. Он был вторым ребенком из главной ветви клана Узумаки и еще был единственным, кто смог выучить путь Драконьего Санина… К сожалению он так и не стал Отшельником, хотя очень старался ради этого, но его количество чакры было недостаточным… А потом он встретил твою мать. — Узукаге сделал паузу, и Лаитреаль почувствовала в воздухе аромат грусти. Девочка видела, что весь этот рассказ давался правителю Водоворота нелегко.

— Она была представительницей клана Кицу. Я думаю, Мидзуки рассказала тебе кто такие представители этого клана? — На это замечание златовласка только кивнула не в силах сказать что-либо больше. Мысли путались. Она всегда считала себя девочкой без рода и имени, а тут ей говорят, что она наследница клана Узумаки и Кицу. Это совершенно не укладывалось в голове. Тем временем Узукаге продолжал:

— Твой отец влюбился в нее без памяти, а потом родилась ты. Он правил Водоворотом какое-то время, пока не вернулся в Хидзанагакуру, пытаясь объединить эти две деревни и остановить тот ужас который там творился. Все таки, твой отец считал Снег своим вторым домом. Имя его Узумаки Араши.

— Второй Узукаге? — Воскликнула Лаитреаль и обернулась на статую с противоположной стороны комнаты. Длинноволосый мужчина был изображен с легкой лисьей улыбкой, но при этом гордой осанкой и холодным взглядом. Это было последней каплей для нее. Слезы лились ручьями, но девочка даже и не пыталась их остановить.

— Именно. Имя твоей матери Таира из клана Кицу.

— Подождите, но вы же тоже являетесь представителем этого клана. — Выдохнула Кицуне, пытаясь справиться со своими эмоциями.

— Ты уже догадываешься о чем я. Правда ведь? — Грустно улыбнулся старик. — Ты моя внучка, твоя способность быть Кицуне передалась от моей дочери, а ей от моей матери. — Лаитреаль во все глаза глядела на своего новоявленного деда, и пыталась успокоиться. Шиноби непозволительно показывать слишком много эмоций.

— Но почему.?

— Почему тебя не забрали раньше? — Горечь в воздухе не давала спокойно дышать Лаитреаль, а захлестнувшие ее эмоции не позволяли здраво оценивать ситуацию. Тот факт, что она не одна, что у нее есть семья как и радовал, так и огорчал. Тем временем Наир продолжал:

— Деревня Снега умеет сбить с толку сенсоров, нам понадобилось десять лет, чтобы найти возможность проникнуть в Снег и еще года два, чтобы отыскать тебя и вернуть в Водоворот. Твои друзья так же как и ты принадлежат Узушиогакуре. Здесь их клан, здесь их дом. Я рад, что нам удалось вытащить вас из того Ада… — Лаитреаль молчала. Она не знала как ей теперь реагировать. Что делать и как дальше быть. Когда тишина начала давить на уши Узукаге проговорил:

 — Я не прошу принять меня или понять, я просто сказал тебе это, чтобы ты знала правду. Правду, которую я не смог больше скрывать. За тобой могут начать охоту вражеские деревни, ведь ты прямая наследница клана Узумаки, как и Наруто.

— Наруто мой брат?!

— Да, вот только он сам этого не знает. Ему скажут в свое время, я бы тоже попросил тебя пока ему ничего не говорить… Не пришло еще время.

— Но зачем держать это все в тайне?

— Из-за отношений с Конохой. Как только враги узнают, что наследники великого клана живы, начнется охота и за ним, и за тобой. Коноха и Водоворот могут не выстоять. Сейчас слишком тяжелые времена и союзников у нас не так много. Этот экзамен на чунина и был придуман для того, чтобы попытаться объединить деревни, но к сожалению, это посеяло еще больше раздора. — Лаитреаль неуверенно кивнула. С одной стороны политика Узукаге была ясна, но с другой стороны было не по себе скрывать такое от человека, который думает, что он одинок. Лаитреаль не могла полностью согласиться с аргументами Наира Кицу. Он что-то скрывал еще, что-то, что не хотел пока раскрывать не перед кем. Не пришло еще время. Девочка чувствовала это в воздухе. И была уверенна на все 100, нет 200 процентов: владыка знал, что златовласка догадывается о том, что он не договаривает.

— Значит мое настоящие имя Лаитреаль Узумаки? — Проговорила Лаитреаль, справившись с эмоциями и заставив себя думать.

— Да. — подтвердил Узукаге.

— И на экзамене я тоже буду как Лаитреаль Узумаки? — Уточнила девочка. Старец только кивнул на это. — Почему? Вы… ты… в общем сами же сказали, что за мной и Наруто могут начать охоту, когда узнают, что клан Узумаки выжил? Я отлично подхожу на роль приманки?

— Нет, что ты, Лаитреаль! Конечно нет! Я не думал за счет тебя выманивать противников, и узнавать кто может быть предателем. — Взмолился Наир Кицу. — Я всего лишь хочу чтобы ты была той, кем была рождена: Лаитреаль Удзумаки — наследница клана Кицу и клана Узумаки. Дочь Второго Узукаге и Светлой Королевы Кицуне. Ты должна быть готова к тому, что придется встретиться со своими врагами рано или поздно именно как Лаитреаль Удзумаки, а не как Лаитреаль Ардербарш — приемная дочь Хидзукаге деревни скрытой в Снегу.

— Я… мне нужно время… — Проговорила девочка, вставая с кресла в котором до этого сидела. Ей в самом деле стоило много о чем подумать.

— Да, конечно… — Прошептал Наир Кицу. В кабинете снова появилась эта удушающая атмосфера грусти. Узукаге волновался и переживал за свою внучку. Чутье Лаитреаль говорило о том, что правитель Водоворота хотел однажды услышать, как внучка примет его. Уже у самой двери златовласка развернулась и проговорила:

— Тебе придется взять всю ответственность за мое обучение, дедушка. Не хочу чтобы меня убили во сне подосланные врагами шиноби. — Наир Кицу ошарашенно смотрел на девочку.

— Дедушка? — одними губами прошептал Узукаге. На его реплику Лаитреаль только задорно улыбнулась. Ей словно в миг стало легче дышать. Она почувствовала легкость и радость. Она не одна, и это самое главное. Когда златовласка покидала кабинет в нем витал аромат счастьем и радостью. Видимо этот разговор был важен не столько для Лаитреаль сколько для самого Узукаге. Его внучка признала его. Это было самым счастливым моментом в жизни Наира Кицу, он ни за что и никогда не забудет этого.

Лаитреаль же покинула кабинет владыки с противоречивыми чувствами. Но несмотря на это, на сердце у нее было радостно и легко. С одной стороны она узнала о своей семье, но с другой она чувствовала, что ей что-то недоговаривали. Все-таки Узушиогакуре была необычной деревней, где было больше вопросов чем ответов. Ей нужно было время, чтобы все принять и осознать. Принять не столько Узукаге как своего деда, а саму ситуацию, что в какой-то момент за ней начнут охоту, а еще понять причины такого желания вырезать весь клан Узумаки. Его представителей и так очень мало и практически все они разбросаны по миру. В Водовороте жило всего десять человек и то они были не из главной ветви. Девочка почувствовала себя старше лет на двадцать, и с одной стороны ей хотелось выть от боли, что спокойной жизни ей не видать, как своих ушей. С другой же, она хотела прыгать и радоваться тому, что у нее есть семья. Семья, которая любит ее, и которой она нужна. Придя домой, Лаитреаль таки расплакалась, давая волю слезам, которые не были еще выплаканы за всю ее жизнь и тем более, за этот вечер. Это было символично, с этого момента начнется новая страница в ее жизни. Она решила для себя, что будет присматривать за своим братом, и за дедом. Решение принять все как есть, было лучшим что можно было сделать в данной ситуации. На все ее вопросы все равно никто не ответит, а их у нее было много. Девочка видела, что тот кто смог стать Драконьим Отшельником сумел познать все тайны этой деревни. Лаитреаль для себя решила, что во что бы то ни стало станет этим самым Отшельником. Еще не все тайны были раскрыты перед ней.

====== Глава 6 или Роковая встреча ======

Комментарий к Глава 6 или Роковая встреча Прошу прощения, что так долго не выкладывала главу, но написание диплома требует 100% концентрации. :-)

Надеюсь, Вам понравиться эта глава.

Утро отправления на экзамен встретил троицу друзей теплым легким ветерком, а алые лучи восходящего солнца обещали яркий денек. Когда шиноби, спотыкаясь и зевая, подошли к причалу, их уже ждала лодка. Рядом с ней стояла Мидзуки и счастливо улыбалась. Ее звонкий голос окончательно разбудил детей, прогнав последнюю пелену сна. Командир отряда раздавала последние ценные указания и наставления. Она была полна уверенности, что все пройдет на отлично. В прочем, эта женщина никогда не унывала и всегда находила позитив даже там, где его и не могло быть. Мидзуки заряжала своим оптимизмом и уверенностью всех, кто с ней общался.

— Вы лучшие из всех кого я встречала, можете превзойти отряд Какаши. Я горжусь вами. Вы справитесь с этим экзаменом. — Заявила Мидзуки улыбаясь во все тридцать два. — Я прибуду сразу перед началом, у меня еще совместная миссия с Конохой, так что увидимся уже в Листе. — Лаитреаль кивнула. Ей, с одной стороны, было немного страшновато, ведь это первый раз, когда она и ее друзья покидают деревню одни, без сопровождения. С другой же стороны, они уже не дети, они шиноби Водоворота и должны вести себя соответствующе.

-Лаитреаль, Хидзу, Хикари. — Услышав свои имена, дети обернулись и посмотрели на стоящего в тени дерева Узукаге. До этого его никто не видел, и когда он пришел никто не мог точно сказать. Правитель Водоворота прикрывал глаза, щурясь от ярких лучей солнца.

— Вернитесь живыми, не важно, сдадите вы экзамен или нет. Жители Водоворота привязались к вам. — На этих словах он растворился в дыму.

— Нас только что признали, как достойных шиноби? — Спросила Хикари.

— Похоже на то. — Улыбнулась Лаитреаль. После того разговора она и Наир стали чаще проводить время вместе, и Узукаге рассказывал о клановых техниках, как Удзумаки так и Кицу. Девочка была счастлива и впитывала новые знания как губка, в то время как ее дед нашел того, кому мог передать свой опыт и знания.

— Ладно, дамочки. Идем, что ли. — Вернул всех в реальность Хидзу. И отряд поднялся на шхуну, которая унесла их в даль, скрываясь за водоворотами, а потом и в тумане.

Путь в Скрытый Лист занял два дня. Чем ближе они подходили к Конохе, тем больше на пути небольшого отряда встречались шиноби из других деревень. Они с интересом рассматривали символ Водоворота. Некоторые из них бросали колкие замечания в адрес детей. Многие с явной враждой смотрели и пытались взглядом уничтожить противников, чтобы они даже до Конохи не успели дойти.

— Я чувствую нависшую угрозу. — Прошептал Хидзу, особо ни к кому не обращаясь. — Нужно быть осторожными. — На этих словах девочки кивнули и, ускорив шаг, начали приближаться к воротам Конохогакуре. Там Хикари увидела знакомый силуэт и копну иссиня-чёрных волос.

— Саске! — помахала девочка рукой, приземляясь рядом с другом, Лаитреаль и Хидзу проделали тоже самое.

— Здравствуй. — Поздоровался Учиха и с удивлением спросил: — А почему вы здесь?

— Как это почему? — Возмутился Хидзу. — Мы пришли сдавать экзамен на чуунина.

— Что? — удивился Саске и нахмурился.

— Интересно, всем сообщили, что проходит экзамен, а про своих шиноби забыли. — Засмеялась Лаитреаль, и похлопав мальчика по плечу, сказала: — Проведешь нас к вашему Каге?

— Да, без проблем. — Согласился Саске, при этом хмурясь. Ему явно не нравился тот факт, что он не знал о предстоящем мероприятии. Тем не менее, спустя пару секунд четверка шиноби уже вовсю делилась новостями друг с другом.

Коноха кардинально отличалась от Водоворота. Во-первых, она находилась на равнине и единственной большой возвышенностью был барельеф с изображением всех Каге деревни Листа. Там были небольшие холмики, но не было вулканов и удивительного микса растений, которые присутствовали в Водовороте. В Конохе росли в основном лиственные деревья. Здесь не было хвойных лесов в том количестве, которое было в Водовороте, не было дивных папоротниковидных растений, которые чаще росли в тропиках. В Конохе было меньше водопадов. Здесь в основном были озера и небольшие речушки. Если Узушиогакуре притягивала своей таинственностью, то Конохогакуре затягивала своей легкостью. Казалось, что в этой светлой и дружелюбной деревни просто не могло быть никаких тайн и загадок. Это место было идеальным для умиротворения и медитации. Здесь не просыпался дух авантюризма и поиска приключений, не хотелось разгадать сразу все тайны, и изучить труднодоступные места. Водоворот был мистическим, непредсказуемым, загадочным. В то время как Коноха была легкой, ветреной, и свободной. Лаитреаль нравилась эта деревня, так же как и Водоворот, но вторая ей больше подходила по духу.

Архитектура Конохогакуре тоже отличалась от той, к которой привыкла златовласка и ее команда. Здесь люди не старались создавать свои дома как часть природы или ее дополнение. Это были небольшие постройки круглой либо прямоугольной формы, сделанные в основном из дерева или бетона. В этой деревне никто не воспринимал природу как часть самих себя. Ее воспринимали, как отдельный организм, который защищал местных жителей от врагов, скрывая их в глубинах лесов.

Завернув за угол одного из таких домов Конохи, шиноби Водоворота и их сопровождающий Саске увидели довольно интересную картину. Парень в черном комбинезоне и с каким-то свертком за спиной держит за ворот маленького мальчика лет шести. Лицо парня было разукрашено какими-то фиолетовыми узорами что-то в духе «боевой раскраски». На лбу красовался протектор Деревни скрытой в Песке. Рядом с ним с насмешливой и немного надменной улыбкой стояла девочка с пшеничного цвета волосами, собранными в забавные четыре хвостика, опираясь на длинный веер. Девочка была явно старше всех присутствующих на год, а может и на два. Ее нефритовые глаза были полны издевательских искорок. Ей явно было любопытно, чем же закончится эта потасовка. Она не видела здесь соперников для себя, все казалось недостойным ее. Лаитреаль про себя отметила, что эта особа, по характеру, очень прямолинейна и не потерпит к себе неуважительного обращения, но сама себе может позволить многое. Она тоже была из деревни Песка, об этом говорил протектор на ее шее.

Пока Лаитреаль рассматривала незнакомцев, Наруто, закрывал собой еще двоих детей и Сакуру, при этом он активно размахивал руками и что-то кричал. Ситуация явно перерастала в драку, Саске и Хидзу посмотрели друг на друга и подойдя ближе сказали:

— Отпусти мальчонку. — Лаитреаль и Хикари подошли следом и тут Удзумаки сложилась по полам при этом закрывая нос и рот рукой.

— Черт, как же вы воняете! — Прохрипела девочка.

— Что?! — Раздался вопли пшеничноволосой кунаичи, Хикари и Сакуры одновременно. Казалось, они втроем могут разорвать барабанные перепонки получше любого звукового ниндзюцу. Нужно посоветовать Какаши, взять их на миссию по отпугиванию летучих мышей. Мысленно чертыхнувшись на ситуацию вообще и реакцию девочек в частности, кое-как выпрямившись, но продолжая прикрывать нос и рот рукой, Лаитреаль посмотрела на своих друзей и сказала:

— Да не вы, а вот они. — И на последних словах указала на парня с девушкой из другой деревни.

— Слышь, подруга, тебе жить надоело? — Завелся парень в черном капюшоне, свободной рукой доставая оружие.

— А ты давно кровь с себя смывал? — Парировала Лаитреаль. Увидев замешательства на лицах шиноби, девочка обреченно закатила глаза и холодно проговорила: — Вы двое пахните кровью. Но здесь есть источник который пахнет еще сильнее. — И втянув в себя воздух, Кицуне развернулась, при этом чуть не столкнувшись лбом с каким-то мальчиком.

Удушающий запах крови вызывал рвотный рефлекс, поэтому девочка зажала нос, но через какое-то время открыла его, привыкнув к источнику запаха. Она подняла голову и посмотрела на того с кем столкнулась. Первое, что поразило ее — это бирюзового цвета глаза, под которыми находились синяки от постоянного недосыпа. Они были почти черными, но на удивление не портили общего вида, а наоборот. Они словно подчеркивали этот омут бирюзовой ненависти. Его глаза были словно два ледяных кристалла светящиеся жаждой убийства. Они были почти неживыми, искусственными, в них отсутствовали любые эмоции. Такой взгляд мог принадлежать человеку, который прошел сразу несколько кругов Ада… дважды, если не трижды. Он одновременно и отталкивал своей жестокостью и притягивал необычностью. Лаитреаль этот взгляд казался знакомым, в нем было что-то, что было в ней самой. Такой же взгляд бывал и у Наруто. Может дело не во взгляде, а в потоке чакры? Она отличалась от обычной. Если описывать ее цветами, то обычная чакра — голубого цвета, а эта была коричневого. У Наруто она была красно-голубой, у самой же Лаитреаль она была серебристо-изумрудной. Лаитреаль отступила на шаг, давая мальчику свободное пространство и продолжила его изучать, слегка наклонив голову на бок, как это делают кошки или собаки, принюхиваясь. Этот парень определенно вонял кровью, но было в его запахе еще что-то. Какой-то еле уловимый запах боли, печали и… одиночества.

Второе, что удивило девочку, так это то, что помимо негативных и печальных запахов, этот мальчишка пах чуть уловимым и приятным ароматом карамели. Как-то уж очень сильно этот сладкий запах контрастировал с буквально уничтожающим запахом крови. Еще одна необычная черта этого шиноби были красные, почти бордовые короткие волосы, которые прикрывали на лбу татуировку в видя иероглифа «любовь».

— Хм… интересное наблюдение. — Прозвучал в голове у Лаитреаль голос Юки.

— Юки! Не пугай меня, черт возьми. — Рыкнула мысленно девочка отворачиваясь от шиноби Песка.

— Ты ведь поняла это, да? — Голос Юки звучал очень серьезно. — Этот паренек не обычный шиноби, чего стоит этот запах крови.

— У него есть что-то, чего нет у других шиноби. — Согласилась Лаитреаль. — Но это что-то есть у Наруто, и даже у нас с Хидзу и Хикари.

— Я рада, что ты это заметила, но что это ты должна понять сама. Иначе будет не интересно. — Хихикнула лиса и оборвала связь. Златовласка мысленно закатила глаза и пообещав, что, когда-нибудь, она таки прибьет эту несносную Кицуне внутри себя, девочка снова посмотрела на необычного шиноби. Он в свою очередь с ненавистью смотрел в ее сторону. М-да, как-то его вид совсем не вяжется с любовью. Он больше похож на профессионального убийцу, чем на главного героя из манги для девочек.

— Ты долго будешь меня изучать? — Ледяным голосом обжог он Лаитреаль. — А ты, Канкуро отпусти ребенка. Ты позоришь нашу семью. — От его голоса мальчик в черном содрогнулся, и в ту же секунду отпустил ребенка, который спрятался за спиной Наруто. Тем временем Лаитреаль пожала плечами и сказала:

— Я пыталась понять, почему ты и твои товарищи пахнете кровью. Но думаю, это не важно.

— Лаитреаль, лучше не связываться с ними. — Прошептала Хикари прячась за спины Хидзу и Саске.

— Да, малышка, послушай лучше свою подругу и не связывайся с нами. — Хмыкнула блондинка, растягивая рот в улыбке. Но ее взгляд стал зашуганным, казалось, что появление этого красноволосого мальчика стерло всю ее самоуверенность, словно такой и не было вовсе.

— Мне что-то запретить может только Каге. — Парировала Лаитреаль, ледяным взглядом глядя на дерзкую девчонку.

— Вы шиноби другой деревни, что вы забыли здесь? — Решил перевести тему разговора в более спокойное русло Хидзу, заметив, что шиноби готовятся атаковать друг друга.

— Мы из Деревни скрытой в Песках. — Проговорил парень в черном. — Мы пришли на экзамен на чуунина.

— Мы из Деревни скрытой Водоворотами. — Продолжил Хидзу. — Мы тоже пришли на этот экзамен.

— Как вас зовут? — С надменностью спросила девочка с пшеничными волосами.

— Разве не вы первые должны представиться, если хотите узнать наши имена? — Недовольно фыркнул Саске.

— Меня зовут Собаку, но Гаара. — Ледяным тоном проговорил красноволосый. — Это, — он указал на своих путников. — Темари и Канкуро.

— Меня зовут Саске Учиха, тот что вечно шумит Удзумаки Наруто, а та с розовыми волосами Сакура Харуно. Они мои товарищи по команде. — Представил свою команду Саске.

— Меня зовут Хидзу. — Проговорил Хидзу и указал на Хикари, — Это моя сестра Хикари, а та девчонка, что ведет себя, как лиса — Лаитреаль. — Лаитреаль опять внимательно начала изучать присутствующих, наклонив голову на бок.

— Мне все равно как вас зовут. — Холодный взгляд бирюзы резал, как нож. — Просто не стойте у меня на пути.

— О, ну все, звездный мальчик с комплексом неполноценности. — Рыкнула Лаитреаль. — Идем Хидзу, Хикари. Нам нужно еще к Хокаге, оставим этих детишек наедине с их уникальностью и неповторимостью.

— Ты… — рявкнула Темари и хотела было замахнуться своим боевым веером, но Лаитреаль ее перехватила и рыкнула:

— Придержи коней, пустынница. Свои способности будешь показывать на экзамене. Имей терпение. — Глаза Лаитреаль изменились и стали похожи на лисьи. Темари отшатнулась от Кицуне, которая хищно улыбалась.

— Наруто, Саске, Сакура проведите нас к резиденции. — Проговорила Лаитреаль, не сводя взгляда со слегка испуганных нефритовых глаз. Саске только хмыкнул и потащил за собой своих товарищей. Тем временем Кицуне кивком дала команду своим друзьям и троица последовала за шиноби Конохогакуре.

Всю дорогу до резиденции никто не проронил ни звука. Команда Наруто косилась на Лаитреаль, а сама девочка была поглощена мыслями о троице из Сунагакуры. Особенно тот парень… Гаара. Он сильный, об этом говорил уровень его чакры, в отличии от остальных членов его команды. Он мог убить и глазом не моргнув. Если он ей попадется на экзамене в противники, то будет очень тяжело его победить. Лаитреаль придется изрядно постараться. Такие как он не примут поражение.

Резиденция Хокаге полностью отличалась от резиденции Узукаге. Это было высокое здание круглой формы, прямо у подножья того самого барельефа с изображением всех Хокаге, окруженное небольшим парком из высоких лиственных деревьев. В самой резиденции работа кипела. Такой суеты шиноби Водоворота никогда не видели. В резиденции Узукаге любили размеренность и спокойствие, в то время как в резиденции Хокаге все куда-то спешили, бегали туда-сюда, что-то кому-то кричали, и опять куда-то бежали. Когда Саске открыл дверь в круглом коридоре на последнем этаже здания, перед Лаитреаль и ее командой предстал кабинет овальной формы, почти весь заваленный бумагами. И откуда их столько много набирается у Каге? За длинным письменным столом сидел старец, наверное, с Узукаге они были ровесниками. Старец был одет в одеяния Каге. Белую мантию с красными полями и шляпу треугольной формы, немного приплюснутой сверху, красного цвета. По центру на ней был изображен белый иероглиф означающий «Огонь».

— Добро пожаловать в Конохогакуре. — С приятной улыбкой проговорил Хокаге, вытягивая трубку изо рта. — Вы ведь впервые здесь?

— Приветствуем, Вас, господин Хокаге. — Склонилась Хикари в вежливом поклоне. — Вы абсолютно правы, мы впервые в этой деревне.

— Ой, да ладно вам так важничать. Старик, где миссии ранга S, даттебайо?! — Проревел Наруто, тыча в Хокаге пальцем. Лаитреаль Хидзу и Хикари впали в ступор. В этот момент Сакура гневно стукнула непоседливого шиноби по голове и проревела:

— Придурок, ты как с Хокаге разговариваешь?! Да еще при гостях.

— Больно, Сакура…. И вообще что здесь такого? — Надулся Наруто. Лаитреаль могла поклясться, что видела, как начал дергаться правый глаз Харуно. Сакура схватила Наруто за ухо и прорычала:

— От твоей выходки может сложиться неверное впечатление о нашем Хокаге. Дурак!

— Человек, делает глупости, пока молод, и молод, пока делает глупости. — Со смехом проговорил Хокаге деревни скрытой в Листве. — Наруто, ты слишком юн для таких миссий. К тому же сейчас шиноби готовятся к экзамену на звание чуунина. Уверен, ваш командир тоже скоро даст вам информацию об этом. А сейчас я думаю, гостей стоит провести в отведенные им номера.

— Мы это сделаем. — Холодно проговорил Саске.

— Вот и хорошо. — Все так же улыбаясь проговорил Хокаге. — Я должен сообщить вам, дорогие гости, что Мидзуки вернется только перед началом первого экзамена. У нее важная совместная миссия с шиноби Конохи. А пока чувствуйте себя как дома. Шиноби Узушиогакуре всегда желанные гости у нас. Вы свободны в своих перемещениях.

— Благодарим, Вас господин Хокаге. — Троица склонилась в вежливом поклоне и покинула кабинет вслед за командой Какаши.


Вечерняя и ночная Коноха была прекрасна, она отличалась от Водоворота и в этом. Если в Узушиогакуре постоянно горели какие-то гирлянды, и казалось, деревня постоянно празднует что-то, а на улицах было много народу даже глубокой ночью, то в Конохогакуре ночью люди словно вымирали. В тишине Деревни Скрытого Листа можно было наслаждаться тусклым сеянием звезд, и ярким — Луны, услышать далекое уханье совы, и шорох ночных зверушек. Привыкшая к шумной Узушиогакуре, Лаитреаль было тяжело засыпать по ночам, поэтому девочка выбиралась из окна своего номера в отеле и взбиралась на крышу. Под шорох ночного зверья и убаюкивающий свет Луны Кицуне погрузилась в приятную дрему. Пару раз она видела Гаару, но держалась от него на расстоянии. Ей не хотелось опять почувствовать удушающий запах крови и встретится с ледяным взглядом. Все-таки какая-то часть Лаитреаль еще с подозрением относилась к этому необычному шиноби с нечеловеческой чакрой.

Все время до экзамена команда Какаши не давала скучать гостям из Водоворота, показывая разные достопримечательности деревни. Ребята очень много смеялись и хорошо проводили время. Иногда Лаитреаль сбегала от них, чтобы скрывшись в кроне густых деревьев, подремать после сытного обеда. Все-таки Кицуне привыкла большую часть времени проводить одна, и иногда ей хотелось уединиться, чтобы подумать о чем-то своем или издали понаблюдать, как дурачатся ее друзья.

Из-за такого веселого времяпрепровождения три дня пролетели как один. В день экзамена Лаитреаль проснулась рано, она не могла дождаться его начала. Ей не терпелось побыстрее оказаться на месте и посмотреть на другие команды. Девочке хотелось узнать, насколько она сильна и удастся ли ей победить своих соперников. Но не все из команды Водоворота разделяли радость своего лидера. Хидзу и Хикари еще не забыли свой выпускной экзамен из Академии в Хидзанакуре, и сейчас брат и сестра пытались побороть свои внутренние страхи. Девочка вся дрожала и пыталась не думать о возможных последствиях. Она знала, что Коноха не Снег, и что здесь не позволят убивать участников на экзамене. Но ей все-равно было страшно. Хидзу же пытался улучшить свои техники, чтобы в случае чего защитить сестру. За Лаитреаль он даже не боялся. Мальчик знал, что Кицуне сильна и даже ловил себя на мысли, что в поединке с златовлаской будет больше переживать за ее соперника нежели за свою подругу. Хотя, если ей попадется Гаара, то тут исход битвы будет напряженным и интригующим.

Первый этап экзамена должен был проходить в Академии Конохи. Всех участников просили собраться на втором этаже для дальнейших указаний. Когда троица из Водоворота подошла к зданию Академии, то увидели знакомую фигуру командира. Мидзуки когда увидела своих подопечных, помахала им рукой и друзья, обгоняя друг друга, побежали к женщине с голубыми волосами. После радостных приветствий, которые привлекли внимание немалой толпы шиноби, Мидзуки проговорила:

— Так, ребятки, потише. Я тоже рада вас видеть, но сейчас начинается экзамен, поэтому идите в Академию. Вам там все расскажут. Не бойтесь, у вас все получится. Мы потом с вами поговорим. — После этого женщина исчезла в лепестках роз, словно ее тут и не было.

Ребятам ничего не оставалось, кроме как пойти в Академию в назначенную комнату. Поднявшись на второй этаж, шиноби обратили внимание на толпу студентов, среди которых были и их друзья из команды Какаши.

— Меня и мою команду вы пропустите. — Уверенно проговорил Саске. — Это не третий этаж. Сакура, ты должна была раньше заметить. Ты ведь лучшая в распознавании гендзюцу. — Сакура вздрогнула, и казалось, очнулась ото сна.

— Да, я заметила это и раньше. Вы специально проверяли кандидатов, чтобы уже сейчас отсеять слабых. Это второй этаж комната 204. — В подтверждение ее слов Хикари подошла к друзьям и проговорила:

— Рассейся! — И перед всеми предстал совсем другой коридор с аудиториями и с абсолютно другой нумерацией.

— О, Хикари! Хидзу, Лаитреаль, вы тоже здесь, даттебайо! — Воскликнул довольный Наруто, который только что заметил подошедших друзей.

— Здравствуй Наруто. — Поздоровался Хидзу и проговорил: — Да, мы тоже здесь.

— Ну, так что, вы нас пропустите? — Повторил свой вопрос Саске. Двое высоких парней, выполняющие роль охранников, переглянулись, и с усмешкой на лицах пропустили друзей внутрь помещения, а один из них, тот, что с большой копной волос и был похож на разросшийся кактус, проговорил:

— Вы ребятки, действительно очень интересные.

— Как-то от этой похвалы мороз по коже прошелся? — Проворчала Лаитреаль, и посмотрела на своих друзей после того, как за ними закрылась дверь.

— Я с тобой согласна. — Ответила Хикари, поежившись.

— Ладно, идем. — Скомандовал Саске. Лаитреаль краем глаза видела, как восхищенно на него смотрели Сакура и Хикари и лишь мысленно глаза закатила.

И чего их всех тянет к этому Учиха, он, что медом намазан? Но этот вопрос был скорее риторическим, чем обращенный к Юки, поэтому девочка не ожидала, что Юки насмешливо фыркнет. Через какое-то время дети добрались до высоких дверей одного из залов Академии. Лаитреаль ощетинилась, учуяв запах злости, подозрений и угрозы.

— Что такое? — Спросил у нее Наруто. Хидзу, который тоже ощущал запахи, как и Хикари, из-за крови животных в своем теле, также ощетинились, а Хикари ответила:

— Там, пахнет войной. Все словно на ножах, хотя и не разговаривают и не воюют. — Проведя несколько совместных миссий, ребята из Конохи научились доверять чутью своих товарищей. Поэтому без малейшего удивления или насмешки, Сакура спросила:

— Сколько всего команд?

— 63 команды. — Ответил Хидзу, внимательно прислушиваясь и принюхиваясь. — Среди них, та команда из Песка.

— Они уже пришли. — Серьезно протянул Наруто, а потом широко улыбнулся и крикнул: — Ну что же, давайте зайдем, даттебайо!

Как всегда. подумала Лаитреаль по-лисьи усмехаясь. В это время самый неугомонный ниндзя Деревни скрытой в Листве открыл двери и бодрым шагом направился вглубь помещения, а за ним последовали и остальные.

====== Глава 7 или Первый этап экзамена ======

Комментарий к Глава 7 или Первый этап экзамена Вот и новая глава :

) Надеюсь Вам понравиться. Буду рада Вашим комментариям :

)

Дети увидели огромный зал с партами, за которыми уже сидели шиноби из других деревень. Когда отряд из шести человек зашел в комнату, взоры всех присутствующих были направлены на новоприбывших. Каждый взгляд отличался: кто-то смотрел с интересом, кто-то с презрением, кто-то с нескрываемой ненавистью, а кто-то с безразличием. Каждый из присутствующих считал своим долгом изучить способности оппонентов. Именно это вызывало вязкую атмосферу скорой битвы.

— Как пауки в банке. — С презрением фыркнула Юки. Лаитреаль усмехнулась:

— Да, верно подмечено, все присутствующие здесь готовы ради победы убить своих соперников. И, что теперь прикажете делать? Здесь же, как на поле боя, хоть никто и не воюет.

— Сакура! — Раздался звонкий голос где-то слева от Лаитреаль. — Ты тоже здесь. Я и не сомневалась, ведь с вами Саске. — Лаитреаль повернула голову и увидела блондинку, примерно их ровесницу. Девочка с таким обожанием смотрела на Учиху, что Лаитреаль иронично закатила глаза:

— И ты туда же?

— Что значит «и ты туда же»? — Недовольно проговорила блондинка и гневно посмотрела на Кицуне. — Ты, вообще, кто такая?

— Деревня Водоворота, да? — Удивленно и лениво протянул какой-то мальчик, подходя к блондинке, а вместе с ним шел толстячек, при этом не прекращая жевать чипсы. — Не ожидал, что ваш Каге согласится выдвинуть кандидатуру хоть одного своего шиноби.

— Водоворот? Почему? — Удивилась блондинка, сразу позабыв о злобе. — Шикамару, объясни!

— Ино, не ори. Боже как же это геморройно. — Протянул парень, тяжело вздыхая, но все же объяснил. — Деревня Водоворота всегда держится в тени. Когда-то война почти уничтожила всех ее жителей, поэтому сейчас они скрываются, и лишь единицы из Конохи знают, где находится это поселение.

— Я погляжу, ты многое знаешь. — Усмехнулся Хидзу. — Да, это так. Из нашей деревни только мы одни пришли сдавать этот экзамен.

— Тогда, либо вы самые сильные, либо Водоворот, просто пытается прощупать почву. — Проговорил какой-то парень с протектором Конохи, поправляя очки и внимательно изучая ребят. Он был высоким и старше всех кто входил в маленькую группку обсуждения.

— О силе стоит говорить относительно. — Пожала плечами Хикари. — Для кого-то сила мышц является поводом для гордости, а кто-то предпочитает силу ума силе мускул.

— Если ты не дружишь с Небом, тогда тебе никогда не взлететь… — Протянул парень в очках. — Хм… Ты говоришь, как наш Хокаге. — Засмеялся он. — Что ж, вы все довольно интересные ребята. Меня зовут Кабуто, а вас как?

— Хидзу, Хикари и Лаитреаль. — В голове у Лаитреаль появился образ Юки, которая пыталась наладить связь с девочкой.

— Лаитреаль, — Прорычала она, — Будь осторожна с этим Кабуто. Он очень скользкий тип. Постарайтесь особо с ним не общаться. Будьте осторожны. Здесь слишком много сильных соперников, придется вам попотеть.

— Как скажешь. — Мысленно ответила Лаитреаль и посмотрела на своих товарищей. Они очень увлеченно слушали Кабуто, который рассказывал им что-то про деревню Звука. Девочка повнимательнее присмотрелась к этому странному шиноби. Пепельные волосы, очки, за которыми скрываются хитрые глаза, фальшивая улыбка. Одет он был в брюки и футболку, поверх которой, находится жилет. Вся его одежда особо ничем не выделялась, даже ее цвет был каким-то тусклым, словно Кабуто пытался слиться с общим фоном. В правой руке шиноби Конохи держал большую стопочку карточек, которые запечатывали информацию про каждого с кем пришлось встретится этому подозрительному человеку. «Шпион», пронеслось в голове у Лаитреаль. Теперь понятно, почему Юки была так взволнована и нервничала. Этот парень мог легко находить информацию везде. Наверняка у него было достаточно данных и про Водоворот, и про Снег и уж он-то точно знал кто Лаитреаль, Хикари и Хидзу такие. Ему нельзя доверять, больше того, он явно выше уровня чуунина, но маскируется под него. Зачем ему такие сложности? Что он замышляет?

— Собаку, но Гаара и Рок Ли. — Услышала Лаитреаль голос Саске, который говорил имена шиноби, явно заинтересовавшие его. Глубоко вздохнув и придя к выводу, что запретить общение она все равно никому не может, то хотя бы можно послушать, о чем идет речь.

— О, так ты знаешь их имена, это будет куда проще. — Добродушно улыбнулся Кабуто, доставая две карточки и складывая над ними печати. — Начнем с Рок Ли. Шиноби Конохи, ваш ровесник. У него нет никаких способностей к ниндзюцу и гендзюцу, но он гений тайдзюцу. С Собаку, но Гаарой будет посложнее. Многих его способностей я не знаю, но знаю, что он выполнял миссии ранга В будучи генином. — Лаитреаль неосознанно подняла голову и тут же натолкнулась на взгляд мальчика с татуировкой. Да, он изучал ее, они оба изучали друг друга. Уровень генина и уже миссии ранга В, кто же он такой. Хотя, его глаза… они многое объясняют. Девочка отвернулась от шиноби Песка и посмотрела на Кабуто, который внимательно ее изучал.

— У меня хвост вырос? — Пошутила Лаитреаль, а парень, поправив свои очки, проговорил:

— Нет, просто, ты тоже довольно необычная личность. Будет интересно понаблюдать за твоим боем. Деревня Водоворота — очень закрытая и, о ее существовании знают немногие. Мне интересно узнать, насколько вы сильны.

— Достаточно сильны, раз участвуем в совместных миссиях с доверенными джонинами и их командами. — Холодно сказал Хидзу. Этот хитрый Тануки улавливал мельчайшие изменения настроения и мог с легкостью манипулировать ситуацией в свою пользу. Он прекрасно знал, что Лаитреаль, которая после встречи с Наруто начала меняться, оказалась остра на язык. Хикари же скорее испугается натиска, но если зажать ее в угол, то загрызет любого, кто окажется на ее пути. Он действительно мог загасить любого, как и сейчас. Чувствуя, что его товарищи начнут язвить, он принял обязанности лидера в свои руки.

— Что же, тогда, я буду рад встретиться с вами на поле боя. — Дружелюбно ответил Кабуто. В этот момент одна из команд деревни Звука решила протестировать реакцию шиноби. Один из ее членов напал на Кабуто, который, как заметили ребята из Водоворота, специально подставился под удар. Девушка из Звука напала на Хикари, которая с элегантностью и грацией кошки, увернулась от удара. В то же время какой-то лохматый и несуразный парень набросился с кунаем на Лаитреаль со спины. Девочка, не оборачиваясь, сделала кульбит назад и оказалась точно сзади нападающего, приставив к его горлу его же оружие.

— Со спины нападать, подло. — Прорычала золотоволосая, удерживая противника в блоке.

— Эй, вы там! — Устрашающе прогремел чей-то голос, и из дыма появился человек, в длинном, черном плаще с изрезанным лицом, окруженный отрядом из тридцати человек. Мужчина со шрамом посмотрел в сторону потасовки и проговорил:

— Малышка отпусти его, если не хочешь быть дисквалифицирована. А вы ребятки из Звука, уймите свой пыл, иначе это будет последнее ваше выступление на этом экзамене. — Лаитреаль нехотя отпустила противника и вернула ему кунай.

— А теперь запомните, — продолжал мужчина со шрамом. — драки здесь запрещены под любым предлогом. Разрешить битву может только экзаменатор, в специально отведенном для этого месте. Все, кто нарушит это правило, будут дисквалифицированы вместе с их командами. Я Ибики Морино, и я ваш экзаменатор на этом этапе. А теперь подойдите ко мне за номером, и я раздам вам задания.

— Задания? — Толи пропищал, толи простонал Наруто. Вместо ответа Ибики с каким-то хищным оскалом достал приличную стопку бумаг и помахал ею в воздухе. Хидзу и Наруто одновременно заскулили, а Хикари по пути за номерком наклонилась к уху Лаитреаль и прошептала:

— Этот Ибики, меня пугает. Он чем-то похож на Муджихена Сенджи.

— Да уж, он шуток не понимает. — Согласилась девочка, как-то боязливо посмотрев на экзаменатора.

Когда Лаитреаль взяла свой номерок и собиралась идти к своему месту, она уловила странный запах цветов. Необычный аромат для человека, который внушает страх только одним своим видом. Не придав особого значения этому факту, Кицуне прошла к назначенному месту. На ее удивление или страх она сидела рядом с Песчаным Гаарой. Мальчик никак не отреагировал на такое соседство, а лишь безразлично крутил в руке карандаш. Лаитреаль успокоила свое волнение, вызванное сильным запахом крови, и села рядом. Странно было сидеть с человеком, который мог убить ради удовольствия.

— Смотри, не провались на первом же экзамене. Я бы хотел с тобой сразиться. — Чуть слышно проговорил пустынник, скосив глаза в сторону Лаитреаль. Девочка от такого заявления мрачно усмехнулась. Она не знала толи это комплимент, толи угроза и ей пора подыскивать тихое местечко на кладбище. Лаитреаль хмыкнула и отвернулась от красноволосого, сосредоточившись на вопросах.

Задание было усложнено правилами, которые Ибики терпеливо объяснял на протяжении десяти минут. Слушая его, Лаитреаль все больше охватывала паника. Одно из условий — не списывать, ведь шиноби должен быть достаточно благородным для такого постыдного занятия. К тому же, если кто-то из команды не набрал баллы, соответственно вся команда будет дисквалифицирована. Лаитреаль посмотрела на Хидзу. Тануки трясся от ужаса, а вот Хикари уже что-то строчила на бланке. Справившись с паникой, представительница клана Удзумаки посмотрела на задания. Первое задание — тайнопись. Стоп, это легко, второе — рассчитать траекторию попадания сюрикена и описать свои действия, следующее: расписать разновидности гендзюцу и свои действия в случае попадания в каждые из них. И в таком темпе все девять заданий, последнее десятое обещали выдать за 15 минут до окончания экзамена. Все вопросы требовали глубоких теоретических знаний и опыта в реальных миссиях. Опыта у Лаитреаль было мало, а в теории она была недостаточно сильна. Здесь нужно списывать, но для этого нужно проявить смекалку. Ведь шиноби должен быть достаточно хитер, чтобы не попасться и, умен, чтобы добыть информацию.

Точно, это задание на проверку способностей к сбору разного рода данных. Ну, что же, это все замечательно, но проблема в том, что я не владею ни одной из таких техник. Паника не давала спокойно мыслить, когда это было так необходимо. Обычно роль ищейки выполняла Хикари, но она была далеко, а информация нужна сейчас. Девочка глубоко вздохнула.

Что у меня есть такое, что можно было бы использовать в сборе данных? Клоны? Сразу нет. Звук? Недостаточно тонкий слух, чтобы распознавать слишком быстрый стук карандаша. Зрение? Лаитреаль опять тяжело вздохнула. Кицуне не имела Шарингана, но и улучшенное зрение девочки не позволяло видеть достаточно далеко из-за мелкого почерка человека, который сидел через два ряда по диагонали. Что у меня есть? Я — Кицуне. Точно! Юки! Если я буду пользоваться глазами лисы, то смогу увидеть, что строчит шиноби из Конохи.

— Юки, мне нужна помощь. — Мысленно обратилась она к лисе. Девочка объяснила ситуацию и в подробностях описала свой план. Тем временем, какого-то шиноби поймали на списывании, а потом еще нескольких, и так уже девять человек покинули аудиторию. Выслушав все доводы, Юки нахмурилась и сказала:

— Ты уверена? Если тебя поймают, то ты не сможешь оправдать ожидания Узукаге.

— Знаю, но это задание на то и рассчитано, чтобы незаметно списать. Другими словами: добыть информацию. — Объяснила девочка.

— Ладно, возьми немного моей чакры и направь ее в глаза, тогда, ты сможешь видеть как я. Только прикрой их челкой, лисий взгляд слишком выделяется на фоне привычных техник. — Лаитреаль сосредоточилась и начала накапливать чакру Юки в глазах, через мгновение они стали похожи на лисьи. Алые вертикальные зрачки, а у контуров глаз проявилась красная окантовка, словно кровь. Девочка небрежно прикрыла глаза челкой тогда ее не заметит проверяющий, и она сможет списывать у парня с другой стороны аудитории. Как выяснилось, на первые три вопроса девочка ответила правильно, а вот остальные шесть были очень сложными и требовали подготовки уровня джонина.

Уже под конец своей работы Лаитреаль почувствовала пристальный взгляд. Девочка быстро дописала и сняла технику, чтобы окончательно не спалиться в случае чего, но как выяснилось, этот пристальный взгляд принадлежал Гааре. Девочку это немного напугало, неужели странный шиноби из деревни Песка нашел себе добычу, и в первый же момент ее убьет. Говоря на чистоту, Лаитреаль было все равно, что с ней произойдет, но ее разбирало любопытство, что с Гаарой не так. От него постоянно исходил тонкий карамельный запах, который не присущ тем, кто окончательно потерял себя в бесконечной тьме. Кицуне видела, как товарищи по команде лишний раз не хотят находиться рядом с Гаарой. Глядя на него, Лаитреаль думала, что он очень одинок, и чтобы не разочаровываться в людях пустынник поддерживает образ безжалостного убийцы, но было что-то еще. Что-то сидящее глубоко внутри этого странного мальчика, так же глубоко, как сидит Юки в подсознании Лаитреаль. Их игру в гляделки прервал громкий голос Ибики, оповещающий о том, что пришло время получить последнее десятое задание.

— У этого задания так же есть условия. — Прорычал экзаменатор так, что волосы на макушке становились дыбом. Лаитреаль невольно передернуло, но девочка взяла себя в руки и постаралась успокоиться. С одной стороны шиноби, который воняет кровью и жаждой убийства, с другой экзаменатор, который по жути не уступает Пещанному. Тем временем Ибики продолжал:

— Эти условия заключаются в том, что если вы не возьмете это задание, то вся ваша команда дисквалифицирована. — После этих слов поднялся шум и гам, кто-то крикнул:

— Конечно, мы тогда возьмем его. — Ибики лишь усмехнулся и продолжил:

— Если вы возьмете этот вопрос и не ответите на него правильно, вы лишаетесь права быть чуунином на всю оставшуюся жизнь. — Сразу же шум утих. Все задумались, каждый пытался осмыслить сказанное.

Что здесь происходит? Что же это за вопрос такой, что лишает возможности быть чуунином? Думала Лаитреаль. Пауза явно затянулась, тут кто-то поднял руку и сказал:

— Простите меня, но я не могу. Я не смогу сдать. — Слезы текли по его щекам.

— Жалкий у него вид, но зато в следующий раз он сможет сдать… Может быть. — С насмешкой подумала Лаитреаль.

— Наверное… Если доживет. — Скривилась Юки от отвращения.

— Номер 33 не сдал. Номера 134 и 79 дисквалифицированы. — Проговорил один из проверяющих.

После этого словно взрыв произошел, из 60 команд которые остались, ушли еще 34 команды. Оставшиеся были крайне подавлены, даже воздух стал вязким. Лаитреаль не сомневалась в умениях своей команды, но она прекрасно знала, что Наруто вряд ли ответит на этот вопрос. С другой стороны он не такой уж и слабак. Поток размышлений девочки прервала поднятая рука того самого мальчика о котором думала Кицуне. Рука поднялась и с грохотом опустилась на парту, приведя в чувства всех присутствующих.

— Я не за что не сдамся, даттебайо! Даже если я навсегда останусь генином. Это мой путь ниндзя! Каждый пришел сюда со своей мечтой и целью. И, что, просто так от всего этого отказываться?! Тот, кто так поступил, не был до конца верен своей мечте.

— Ты уверен? — Прогремел голос Ибики в тишине.

— Да. Многие сдают этот экзамен не первый раз, и сейчас бросить все, это просто глупо. — Голос Наруто и его выходка подняла дух всем шиноби. Они обрели уверенность в себе. Лаитреаль улыбнулась и мысленно поблагодарила друга за такой словесный пендель, ведь в воздухе перестало пахнуть страхом и злобой.

— Ну, что же, думаю, больше тянуть нет смысла. — Хмыкнул экзаменатор. — Все присутствующие первый этап… прошли. — После такого заявления все были в шоке. Лаитреаль, вдруг, начала понимать, что представлял собой этот экзамен и 10 вопрос. Она так звонко засмеялась, что обратила на себя внимание всех.

— Так вот в чем заключался смысл десятого вопроса. — Смеясь проговорила девочка.

— О чем ты? — Прокричала Темари с другой стороны аудитории, а Лаитреаль, улыбаясь, сказала:

— Это был цугцванг.

— Чего? — Не понял один из шиноби с протектором деревни Камня.

— Это партия в шахматах, когда любое решение врага ведет к заведомо проигрышной комбинации. — Усмехнувшись проговорил Шикамару, и повернулся к Лаитреаль, ожидая объяснений.

— Именно. — Кивнула Кицуне. — Десятый вопрос — это жизненный цугцванг. Чуунин это командир отряда, который должен просчитывать и анализировать ситуацию, он ответственен за свою команду. С другой стороны миссии разные бывают и не всегда они будут заканчиваться успешно, особенно, если это миссии В и А ранга. Разве командир откажется от задания, которое он должен выполнить? Разве он подведет своего Каге и свою деревню только потому, что он струсил? Ответ: нет. А если на кону, успешно выполненного задания, стоит жизнь товарищей по команде?.. Десятый вопрос был: идти до конца или сдаться на полпути, даже не рискнув. Наруто прав это решение — наш путь ниндзя.

— Ты очень проницательна. — Улыбнулся Ибики. — Да, так и есть. Десятый вопрос был проверкой вашей решимости идти, не взирая не на что, до самого конца.

— Тогда зачем было устраивать весь этот цирк с девятью предыдущими вопросами? — Не унималась Темари. Было видно, что характер у нее взрывной.

— Хех, девять вопросов сыграли свою роль. — Улыбаясь во весь рот, сказал Ибики. — Это была проверка на ваше умение добывать информацию в стане врага. Шиноби не должны опускаться до обычного списывания, но каждый из вас владеет разными навыками, а некоторые даже уникальными. Это было проверкой насколько хорошо вы ими владеете. Те, кто не справился с этим заданием, был дисквалифицирован. Вот и весь фокус. Ну, что же ребятки, поздравляю вас с прохождением первого этапа экзамена на чуунина.

Дальнейшие события происходили со скоростью урагана. В окно врезался кунай, потом в аудиторию влетело нечто, развернулось, и все увидели женщину лет тридцати. На ней был одет длинный плащ поверх сетчатой кофточки, черного цвета бриджи и сандалии. Черные волосы с фиолетовым оттенком были собраны в высокий хвост.

— Интересно, здесь все такие экстравагантные или только избранные? –Проворчала Лаитреаль себе под нос.

— Анко, ты могла бы появляться не так феерично? — Спросил у женщины Ибики.

— Не ворчи! — Отмахнулась от него брюнетка, как от назойливой мухи. — Я погляжу ты не так уж и силен в своей области допросов и пыток. Я думала, пройдет от силы команды три. — Хмыкнула женщина, а потом улыбнулась и с какой-то долей садизма и проговорила: — Но ничего, на моем этапе отсеется половина. Я — Мираташи Анко, и я ваш экзаменатор на втором этапе. Экзамен пройдет завтра. Подробности вам расскажут ваши командиры, на этом все. — Ее голос звучал очень строго, она словно отчеканила каждое слово.

После ее речи все начали расходиться из Академии. Лаитреаль нашла свою команду. У каждого из них были свои соображения на тему, каким образом будут отсеиваться остальные участники. Но тут на глаза Хидзу попался тот, кого меньше всего хотелось встретить здесь. Резко, без всяких предупреждений и лишних слов, он схватил Хикари и Лаитреаль за шиворот и свернул с ними в ближайший закоулок.

— Эй, Хидзу, ты чего? — Возмутилась его сестра, Кицуне вырвалась и вопросительно посмотрела на друга.

-Там были шиноби из Снега. — Объяснил он.

— Неудивительно. Это довольно известное мероприятие. — Пожала плечами Хикари, не понимая действий своего брата.

— Я бы не отреагировал так, не будь среди них Хиретсу. — С нотками раздражения проговорил мальчик. Услышав это Хикари замерла, а Лаитреаль напряглась. То, что шиноби из Снега находятся здесь это нормально, и предсказуемо, и приход Хиретсу не вызывал никакого удивления. Если бы не вражда, ребята даже поздоровались бы с ним. Но вспоминая выпускной экзамен из Академии, Хикари до сих пор бросало в дрожь, а Лаитреаль начинала злиться. Даже сейчас незаметно для самой себя, девочка изо всех сил сжала кулаки и пыталась унять приступ агрессии. Кицуне прислонилась к стене и закрыв глаза попыталась успокоиться. Она вдруг вспомнила все, что связывало ее с деревней, в которой она выросла. Да, Лаитреаль была многим обязана за то, что ей позволили остаться в живых, но воспоминания не давали ей покоя. Интересно, как Какаши и Мидзуки удалось увести из того Ада троих детей с удивительными способностями? Тануки, Нэкомата и Кицуне. Удивителен еще и тот факт, что все трое оказались в одной деревне. Действительно есть над чем подумать.

— Какие люди. — Прозвучал голос из-за спины ребят. Хикари, еще не пришедшая в себя, с ужасом повернулась и посмотрела на говорившего. Это оказался Канкуро, рядом с ним стояла Темари, ехидно усмехаясь, а в самом конце безразличный ко всему происходящему — Гаара.

— Что вам здесь понадобилось? — Ледяным тоном спросил Хидзу. Лаитреаль резко повернулась к своему другу. Такого голоса она у него никогда не слышала. Интересно, это на него так известие о приходе Хиретсу подействовало?

— Можем спросить тоже самое. — Хмыкнула Темари. — Влетели в переулок как ошпаренные, словно что-то натворили.

— Мы не обязаны отчитываться перед вами. — Безразличным тоном проговорила Лаитреаль. И хотела было покинуть переулок, как вдруг резко остановилась и глубже затащила своих друзей в тень домов.

— Лаитреаль? — Удивленно проговорил Хидзу, чуть не падая на землю.

— Этот запах. — В ужасе проговорила девочка. Запах Хиретсу Кицуне не спутает ни с каким другим.

— Что опять тебе не нравиться… — Начал было Канкуро но, увидев перекошенное от ужаса лицо Лаитреаль, он сказал: — Что случилось?

— Знаешь Канкуро, — прошептала Лаитреаль еле слышно. — Я бы предпочла встретиться в бою со всеми Биджу мира одновременно, чем с одним человеком из деревни Снега. — Паренек недоверчиво посмотрел на девочку и как-то странно хмыкнул. Сама же Лаитреаль принюхивалась к воздуху и пыталась определить направление запаха. Но тут до ребят донесся истерический даже немного сумасшедший смех, а потом такой же голос Хиретсу.

— Эй, парни, мне кажется, я видел на экзамене эту шваль, Кицуне. — На этих словах Хидзу посмотрел на Удзумаки.

— А, ты про ту, которую продал Хидзукаге в деревню Водоворота. — Послышался насмешливый голос. — Было бы весело сразиться с ней сейчас. Я бы отомстил за тот случай в Академии. Эта девчонка посмела поднять на тебя руку Хиретсу.

— Знаете, эта дрянь, Лаитреаль погибла бы в момент. — Послышался третий голос ледяной, как сам снег. — И чего ты паришься Хиретсу? Госпожа Оками даровала тебе силу равную по силе Кицуне, ты победишь ее в два счета. — Голоса постепенно отдалялись, и в конце концов совсем стихли.

— Кажется, они начали охоту на ведьм. — Сказала Хикари глядя на Лаитреаль.

— Меня больше волнует о какой силе они говорили. — Задумчиво протянул Хидзу, посмотрев при этом куда-то в сторону, поверх головы Темари. Шиноби из Песка внимательно рассматривали троицу из Водоворота.

— Чтобы это ни было, оно сравнимо с моей силой. — Спокойно сказала Лаитреаль. Паника покинула ее так же быстро, как и захватила. — И с вашими силами тоже. — Добавила она, глядя на своих друзей. — Хидзу и Хикари напряглись.

— Что это за сила такая? — Спросил до этого молчавший Гаара. Его глаза недобро блеснули, но Лаитреаль словно и не видела этого. Она внимательно смотрела на шиноби.

— Тебе известна сила Биджу? — Внешне Гаара никак не изменился, а вот его напарники с подозрением начали смотреть на девочку.

— Канкуро, Темари, хватит пускать флюиды ненависти. — Устало сказала Лаитреаль. — Никто не собирается мериться силой или стоять у вас на пути, по крайней мере мне это нафиг не надо. Просто эта сила такая же, как сила Биджу. Я ответила на твой вопрос, Гаара? — Посмотрела Лаитреаль на мальчика. Тот никак не ответил, а сама Удзумаки обратилась к Хидзу и Хикари.

— Мы можем выходить, они ушли. Я их не чувствую больше. — Уже покидая укрытие, Лаитреаль сказала: — Я не хочу стоять у вас на пути, но если нам придется сражаться, я сдерживаться не буду. — После этого троица из Водоворота покинула шиноби и вышла из переулка. Пустынники еще долго смотрели им вслед, каждый думая о своем.

— Странные они. — вынесла вердикт Темари и песчаники скрылись на противоположной стороне улицы.

По пути к гостинице, где остановились ребята, Хикари и Хидзу пытались предположить о какой силе говорили напарники Хиретсу. Лаитреаль же размышляла о словах второго шиноби. Он говорил о том, что их продали другой деревне, но зачем, что пообещал Водоворот в ответ? Зачем с ними поступили так, словно они скот какой-то? Покупать и продавать шиноби, словно они рабы, для Лаитреаль это было низко.

Зайдя в гостиницу, первого, кого они встретили, была Мидзуки. Женщина подбежала к ним и обняла каждого по очереди, от чего троица смутилась. После довольно бурных приветствий команда направилась в свои комнаты, чтобы обсудить экзамен и поговорить на волнующую тему. Рассказав, «как прошел день», Мидзуки сообщила, что второй этап пройдет завтра в девять утра, и, что всем нужно прийти за двадцать минут до начала. Экзамен будет проходить на тренировочном полигоне номер сорок четыре.

Лаитреаль особо не прислушивалась к разговору, она запомнила важную информацию, а остальной щебет команды она не замечала. Девочка думала о вопросах, которые хотела задать Мидзуки. Не в состоянии больше сосредоточиться, она незаметно для шумной компании вышла из номера и направилась на крышу. На высоте, под звездами и яркой луной, девочке думать было легче. Мидзуки же сама скоро заметит, что Лаитреаль их покинула и придет на крышу, проверить. Тогда Кицуне сможет задать волнующие ее вопросы, а пока можно будет просто насладиться ночной тишиной и отдохнуть в гордом одиночестве. К сожалению, долго ей сидеть в тишине не пришлось. На крыше соседнего дома послышался какой-то шорох и, чтобы удовлетворить свое любопытство, Лаитреаль подползла ближе. Девочка увидела двоих шиноби, один был из Песка, а второй, судя по голосу, был Кабуто. Они, что-то очень тихо обсуждали. Лаитреаль не могла хорошо разобрать слова, потому что находилась слишком далеко. Единственное, что девочке удалось понять — это два слова: «Хокаге» и «нападение».

-Они готовят нападение на Хокаге. Это предатели, ведь с Песком у Листа подписано дружеское соглашение. Что же делать, предупредить Мидзуки… Само собой разумеется, но отнесется ли она серьезно к этим словам? Нужно ограничить общение ребят с этим шпионом. Сто процентов он будет пытаться наладить контакт с Наруто. Со стороны может показаться, что шумный блондин — идиот, но даже он, может разоблачить шпиона. Я надеюсь. Саске сразу просечет, Сакура это отдельный разговор… такое ощущение, что кроме Учихи она вообще больше ничего не видит. Но у меня все равно нет доказательств, нельзя, так просто, разбрасываться обвинениями. — Девочка постаралась побыстрее, скрыться пока ее не заметили заговорщики. В комнате с появлением Лаитреаль наступила тишина. На нее смотрели три удивленные пары глаз, а Хидзу, нарушая тишину спросил:

— А когда это ты успела нас покинуть?

— Когда вы болтали. — Сухо ответила Лаитреаль.

— Что случилось? — Серьезно посмотрела Мидзуки на Лаитреаль. От опытного ниндзя, не скрылась нервозность Кицуне.

— Мидзуки, у меня к тебе пара вопросов и информация к размышлению. — Сходу сказала Лаитреаль.

— Я тебя слушаю. — Улыбка исчезла с красивого лица женщины.

— Первое. Почему вы нас забрали из Снега? Второе, что вы им пообещали взамен? Информация: я только что видела довольно подозрительную картину. Кабуто, шиноби Листа, общался с шиноби Песка. Из их разговора я услышала только два слова «Хокаге» и «нападение». Не знаю почему, но я уверена, что Кабуто вражеский шпион. По крайней мере, он не так прост, как кажется. Сомневаюсь, что его навыки — это уровень генина. — Тихим голосом, выложив всю мучавшую ее информацию, Лаитреаль переместилась к противоположной стене, и скрылась в тени тускло горящей лампы. Мидзуки внимательно следила за девочкой, размышляя, стоит ли говорить правду сейчас, но решив, что рано или поздно ребята все равно узнают, она решила рассказать:

— Ладно, я отвечу на твои вопросы прежде, чем доложу Хокаге о шиноби, которых ты видела. Вы все очень сильно изменились с момента, как мы с Какаши вас забрали из Снега. — Женщина замолчала, делая глоток чая, а потом продолжила. — Лаитреаль, Узукаге говорил тебе, что ты из древнего и сильного клана, как и по отцовской, так и по материнской линии. — Девочка только кивнула.

— Так вот, по сути, ты владеешь силой, которая при правильном использовании сравнима с силой Биджу. Существ, которые населяли эти земли задолго до появления людей. Ты обладаешь невероятным контролем над чакрами. Твои родители догадывались об этом, поэтому заключили договор с Оборотнями — хранителями этой древней силы. Их каста приставила к тебе Хиято, из клана енотов и Амаю из клана кошек — родителей Хикари и Хидзу. Вы двое, такие же сильные, как и Лаитреаль, поэтому в случае выхода ее чакры из-под контроля, вы можете остановить ее. Хикари унаследовала силу матери, а Хидзу — отца. Когда ты родилась, Лаитреаль, сила твоей матери перешла к тебе в облике Юки. Это та сила, которая передается по наследству и только по материнской линии.

— То есть, мы своего рода такое универсальное оружие? — Раздраженно спросила Лаитреаль.

— Нет, конечно нет. Лаитреаль, мы не в Снеге, мы не используем людей. Твой дед хотел тебя вернуть, а так как был заключен пожизненный договор с Оборотнями, то Хикари и Хидзу тоже должны быть рядом.

— Что значит пожизненно? Родители Лаитреаль умерли, соответственно, договор должен был быть расторгнут. — Проговорил на удивление спокойный Хидзу. Эта его способность к холодному анализу и расчету была уникальной. Чувствовать когда нужно «погасить» своего оппонента действительно редкий дар.

— Ты прав, вот только договор касается Лаитреаль и «пожизненно» относится к ней. Пока она не умрет договор не будет расторгнут. — Проговорила Мидзуки. — Меня прислал клан Кицу, чтобы обучить тебя контролю над силой Кицуне. Она не похожа на силу Биджу, по сути это то, что породило Биджу.

— Отлично, и как вам удалось вернуть нас в «нормальную» деревню, которая не заинтересована в силе? — Спросила Лаитреаль.

— Деньги. — Спокойно проговорила Мидзуки. — Хидзанагакура очень бедная деревня, которая то и дело, что выживает. Поэтому, мы предложили крупную сумму и вас продали.

— Блеск, значит, вам будет глубоко начхать на то, что с нами случится. — Начала заводиться Лаитреаль.

— Я этого не говорила. — Терпеливо проговорила Мидзуки. — Успокойся, Лаитреаль и дослушай до конца. То, что вас купили это действительно очень низко, но в мире шиноби это обычное дело. Покупают и продают самых лучших и если деревни заинтересованы в ком-то, их могут купить. Другое дело, что не всем это удовольствие по карману. Дело не в этом. То место, где ты, Хидзу и Хикари должны быть — деревня Водоворота, потому что там живут представители ваших кланов. Вы же, их будущие главы, и именно в Узушиогакуре вас обучат древним традициям и клановым техникам. Там же, Лаитреаль, ты сможешь изучить искусство Драконьего Отшельника. Водоворот после многочисленных войн нашел свое пристанище на священной земле Драконов. Туда кроме избранных больше никому нельзя войти. А насчет Снега, то эта деревня хоть и бедна, но у них многие джоннины S класса.

— Зачем все это? — Спросила Хикари. Мидзуки глубоко вздохнула и проговорила:

— Я еще не уверена, но складывается такое ощущение, что Снег готовит нападение на другие скрытые деревни. Они разрабатывают какое-то оружие на основе ДНК Кицуне. Я еще многого не знаю… Снег очень закрытая деревня, и эта Госпожа Оками использует силу темной Кицуне, чтобы промывать мозги ее жителям.

— Сила Темной Кицуне, что это такое? — Переспросила троица.

— Это длинный разговор. Когда вы вернетесь, я расскажу вам все о силе и умениях Кицуне, сейчас же вам нужно сосредоточиться на экзамене.

— Мидзуки, а мы когда-нибудь увидим родителей? — Спросил Хидзу, внимательно глядя в глаза капитана.

— Надеюсь. Это будет зависеть от многих факторов. — Улыбнулась Мидзуки. — А сейчас идите отдыхать. У вас завтра тяжелый день.

====== Глава 8 или второй этап экзамена ======

Комментарий к Глава 8 или второй этап экзамена Спасибо за Ваши комментарии. :

) Я надеюсь, что новая глава Вам понравится. Буду ждать ваших отзывов. :

)

Всю ночь Лаитреаль ворочалась в постели и не могла уснуть, то и дело, мысленно возвращаясь к разговору с Мидзуки. Утром Кицуне вышла к завтраку полностью разбитой. Хикари и Хидзу тоже плохо спали, поэтому были далеко в не лучшем состоянии: сонные, уставшие, с синяками под глазами. В общем, жуть.

Кое-как позавтракав, дети направились к месту встречи всех шиноби. Они притащили себя на полигон под номером сорок четыре, как раз в тот момент, когда стрелки часов показали без пяти минут девять. Принюхавшись к воздуху, Лаитреаль почувствовала тонкий зловещий аромат смерти. Он заставил Удзумаки немного проснуться и внимательнее изучить местность. Перед командами возвышался трехметровый сетчатый забор. Он был почти полностью изъеден ржавчиной, и, в некоторых местах, покрыт густыми зарослями ядовитого плюща. За забором же находился густой лес с гигантскими деревьями, и непроходимыми колючими кустарниками. То тут, то там встречались плотоядные растения, которые, судя по размерам, могли полакомиться и человеченкой. Судя по всему это место популярностью не пользовалось. Лаитреаль хотела бы посмотреть на того идиота, которой по собственной воле в этом лесочке захочет прогуляться. Ее мрачные размышления прервало перешептывание одной из команд Конохи.

— Черт, почему именно здесь? — Прошептал один из шиноби, нервно озираясь по сторонам.

— А что не так-то? — Удивился второй.

— Ты разве не знаешь? Здесь же растет дикое растение, которое источает ядовитый аромат, который убивает любого, кто его вдохнет. Цветок внешне похож на разлагающийся кусок мяса. — Начал объяснять первый шиноби.

— И как именно? — Недовольно поежившись, проговорил третий.

— Говорят, он разъедает легкие.

— Ну, надеюсь, мы с ним не встретимся. — Постарался приободрить свою команду третий шиноби.

— Оставь надежду, смертный. — Невесело улыбнулся первый шиноби. — Он цветет именно сейчас. Лаитреаль нахмурилась, понимая, что этот полигон был настоящим испытанием на выживание.

Хидзу и Хикари то и дело глазели по сторонам пытаясь запомнить всех шиноби. Митараши Анко уже стояла возле центральных ворот и смотрела на свои наручные часы, когда они показали ровно девять, она рявкнула:

— Второй этап начнется прямо сейчас, но перед этим вы должны будете подписать этот документ. — Она продемонстрировала образец бланка.

— Как это геморройно. — Подавив зевок, лениво растягивая слова, проворчал Шикамару.

— Это расписка, о том, что с этого момента экзаменатор не несет ответственности за вас. Вы сами по себе. — Коварно улыбаясь, проговорила женщина.

— Да что же это за этап то такой? — Прошептала Сакура, но Анко ее услышала.

— Деточка, ты стоишь перед полигоном номер 44, больше известном, как Лес Смерти. Это экзамен на выживание. Радиус территории — 20 километров. Лес Смерти окружен забором с 44 воротами, так, что каждая команда-участник вместе со свитком получит свой номер ворот. Вам дается пять дней, а так же один из этих свитков.– Экзаменатор показала свитки с надписью «Небо» и «Земля».

— Так же за эти пять дней вам нужно постараться не умереть от ядовитых насекомых и растений, а также не стать закуской для диких зверей. Кроме того, те, кто не уложится в отведенное время, будет дисквалифицирован вместе со своей командой. Вся команда будет так же дисквалифицирована, если один из ее участников будет находиться без сознания или умрет. Ваша цель: за это время добыть второй свиток. Принести его на базу, которая находится в центре этого полигона. После этого вы сможете раскрыть свитки. Для того чтобы их получить на этом экзамена разрешены бои без правил. У вас появиться еще одна возможность умереть. — Последнюю фразу экзаменатор проговорила с нескрываемым злорадством.

— Жесть. — Выдохнул Наруто.

— Малыш, а ты думал это Диснейленд? — Хохотнула Анко. Лаитреаль, которая еще толком не проснулась, взяла на автомате бланк на подпись. Девочка была больше похожа на зомби чем на шиноби. Ее чувствительность к запахам, как и внимательность — снизились. Она не заметила, что Наруто со своей командой изучает ее, Хикари и Хидзу, и что Кабуто настороженно прятал глаза за очками. Лаитреаль не обратила внимание на убийственные взгляды шиноби из Снега. Девочка была в состоянии автопилота. Сказали подписать — она подписала, особо не вчитываясь в сам текст.

Кандидатам дали ровно час, чтобы собраться с мыслями и осознать готовы ли они рискнуть своими жизнями. Лаитреаль села в тени дерева и посмотрела по сторонам. Недалеко от нее помощники экзаменатора устанавливали небольшой мобильный шатер. Он предназначался для того, чтобы соперники не видели, кому именно отдадут один из свитков. Без дела девочка начинала засыпать, ей нужно было чем-то занять себя. От скуки, Лаитреаль начала выводить палочкой разные черточки. В какой-то момент она с недоумением поняла, что нарисовала кандзи «любовь».

«И к чему это?» удивленно подумала девочка. Тяжело вздохнув, понимая, что ответа не получит, она вытерла иероглиф и поднялась со своего места. К ней как раз подходили ее товарищи. Встретившись, шиноби Водоворота молча подошли к палатке, и отдали свои подписанные бланки. Взамен Хикари выдали свиток с надписью «Земля» и листок с номером их входа: 4. С этого момента начался их экзамен на выживание.


Первый день Лаитреаль и ее отряд передвигался медленно и почти бесшумно. Им нужна была стратегия, чтобы быстро найти свиток и закончить это испытание, которое особо никому не нравилось. Действительно, кому может понравится провести пять дней в лесу, который кишит опасностями и врагами. Сейчас даже команде Наруто нельзя доверять, ведь они не знали, какой у них свиток. Лес и в самом деле был полон разного зверья, голодными они уж точно не останутся. Проблема заключалась в ночлеге. Лес Смерти был опасен не только из-за диких зверей и соперников, но так же и из-за растений. Гигантские мухоловки, дивные зубастые Адонисы ростом с человека, вьющийся терновник, который казалось, мог самостоятельно перемещаться. Создавалось такое ощущение, что вся природа в этом месте настроена враждебно по отношению к человеку. Хидзу выдвинул предположение, что для спокойного сна им нужно будет оставлять часовых. Тем временем, Хикари разрабатывала стратегию. Она была уверена, что лучшее время для нападения это ночь, когда все спят и не особо ждут атаки. Застать врасплох и заполучить свиток, вроде бы не сложный план. Проблема была в том, что в радиусе одного километра никого не было.

Спустя несколько часов друзья нашли ручеек. Недалеко от него росло большое дерево с пышной кроной. С его вершины открывался хороший обзор и никто не мог пройти незамеченным. Это было идеальным временным убежищем. После чего команда Водоворота решила разделиться и разузнать о соперниках побольше, чтобы потом продумать более детальный план действий.

Лаитреаль двигалась быстро и бесшумно, стараясь учуять запах хоть кого-то из кандидатов. Но пока ей это не удавалось, а спустя какое-то время густую тишину леса прорезал душераздерающий крик. Это был крик невероятной боли. От него у Лаитреаль пробежал мороз по коже. Что могло случиться с этим человеком? Кто мог заставить кого-то так кричать? Продолжать движение одной было опасно, к тому же куда? Из-за эхо казалось, что этот крик был везде. Он словно одеяло, в которое укутываешься с головой в зимние дни. Вот только этот крик не вызывал таких приятных и теплых чувств. Он вызывал содрогание и панику. Лаитреаль остановилась в недоумении и попыталась принюхаться, ветер принес запах деревьев, свежей травы, зверей, но она не могла уловить запах людей.

— Возвращайся. — Раздался голос Юки в голове у Лаитреаль. — Цыплёнок, возвращайся к друзьям. Твой нюх еще слабый и ты не можешь пока учуять опасность.

— Но ведь ты можешь? — Мысленно проговорила Лаитреаль, обращаясь к лисе.

— Именно поэтому я тебе говорю, чтобы ты возвращалась к Хидзу и Хикари. И еще одно… Не вздумайте разделяться. Этот лес… — Проворчала Юки. — Здесь слишком опасно. И это не только из-за участников или обитателей этого места.

— Что ты имеешь ввиду? — Удивленно проговорила Кицуне. Но Юки молчала… Она словно прислушивалась к своему лисьему чутью. После небольшой паузы десятихвостая демоница проговорила:

— Здесь находятся враги деревни как Конохогакуре, так и Узушиогакуре. Немедленно возвращайся к Хидзу и Хикари! — Последнее предложение Юки буквально проорала в сознании Лаитреаль. Девочка вздрогнула и, решив не спорить, направилась к временному лагерю. Как только Удзумаки вернулась, ей на шею тут же бросилась Хикари. Как выяснилось: и Хидзу, и Хикари испугались вопля, подумав, что это кричит кто-то из их троицы. После этого было принято единогласное решение двигаться дальше группой. К тому моменту Лаитреаль смогла учуять запах соперников и в предвкушении хорошей драки ускорила темп передвижения.

— Их трое, судя по запаху. — Проговорила на ходу Кицуне.

— Ура! Драка!!! — Воскликнул Хидзу. — Я уж было заскучал.

— В общем нас ждет веселое событие. — Промурлыкала Хикари. Лаитреаль лишь усмехнулась, она хотела побыстрее закончить с этим заданием и очутиться в теплой и мягкой кроватке. Чем ближе они приближались к цели, тем сильнее Лаитреаль ощущала прилив адреналина к вискам. Девочка хищно оскалилась и облизнула пересохшие губы.

— Лаитреаль, ты сейчас похожа на бешеную лисицу. — Проговорила Хикари, которая бежала по толстым веткам деревьев рядом с девочкой.

— Я просто рада, что скоро будет драка. — Ответила Кицуне. Миг, и они очутились на пустой поляне. Тишина настораживала и щекотала нервы. Они наверняка установили ловушки. Хидзу и Хикари принюхались и в эту секунду, Лаитреаль услышала свист куная рядом со своей щекой. Моментальная реакция, и девочка, сделав в воздухе кульбит, бросила сюрикены в сторону, откуда прилетел вражеский подарок. Лаитреаль с товарищами была окружена с трех сторон одной из команд песка. Небольшого роста паренек начал складывать печати и призывать на помощь стихию ветра. Хикари по-кошачьи грациозно подпрыгнула, метнула кунаи во врага и сложила печати в гендзюцу. Шиноби песка не отличался сильным владением техник, и не особо хорошо владел теоретическими знаниями в области гендзюцу. Хикари было достаточно применить на нем легкую форму иллюзий, чтобы паренек попался.

Тем временем, Хидзу и Лаитреаль пришлось немного повозиться со своими соперниками. Они оказались куда сильнее, чем их напарник. Тот, с кем сражался Хидзу, обладал способностью манипулировать ядами. Это был мужчина с длинными волосами малахитового цвета, в темно-синем худи, черного цвета штанах и высоких сандалиях. На кожаном ремне висела набедренная сумка, из которой шиноби периодически доставал сюрикены и кунаи. На его губах играла кривая улыбка, которая уродовала его лицо и внушала страх, тому, для кого она предназначалась. Зеленоволосый мог вытягивать ядовитые вещества из всего, что его окружало: воздуха, травы, деревьев, даже человека.

Сейчас он вытянул какую-то черную вязкую субстанцию из своей груди и превратил ее в копья, которые с бешеной скоростью понеслись на Хидзу. Мальчик ловко увернулся от атаки, а копья пролетев пару метров, врезались в ствол большого дуба. Через пару секунд, дерево начало покрываться чернотой, словно гнило изнутри. Хидзу сглотнул, попади в него такое копье, он бы начал разлагаться живьем. К тому же, судя по дереву, процесс этот необратим, и вылечить его было уже не возможно. Блондин повернулся к шиноби из Песка, и нахмурился. Мальчик сложил печати и вызвал мощный поток ветра, поднимая пыль и заставляя зеленоволосого закрыть лицо руками. В этот момент Хидзу нанес удар копьем из изумрудных кристаллов. Кристаллы покрыли все тело противника, погружая его в массивный кокон, вытягивая из шиноби весь яд. Через минуту, все кристаллы почернели, но Хидзу не сдавался и соорудил еще один кристаллический кокон, укрыв им зараженные кристаллы и не давая возможности яду распространиться дальше. Послышался приглушенный крик боли и глухой удар. Когда шиноби Водоворота убрал свою технику, его взору предстал черного цвета труп. Видимо яд, не найдя выхода из кокона, начал распространяться на тело шиноби, заражая его и убивая.

В это время Лаитреаль сражалась с каким-то человекоподобным существом, одетым в длинный песочного цвета балахон, поверх защитного цвета бридж. На ногах у шиноби Песка были сандалии. Это невероятно эластичное существо было невозможно нанести физический урон. Техники тайдзюцу на него не действовали, он, словно резина, отталкивал их. При этом этот шиноби владел способностью к быстрой регенерации и в придачу он использовал воду, как свое оружие, черпая ее из растений и живых организмов. Лаитреаль нахмурилась. Этого шиноби не возможно было оглушить, значит, нужен мощный план «Б». Девочка сложила руки перед собой и, закрыв глаза, начала покрываться белой чакрой Юки. Когда девочка открыла глаза, то они были алыми, с вертикальными зрачками. Девочка вскинула правой рукой и из ее тела вырвалась белоснежная когтистая лапа, которая со всей силой стиснула своего соперника за грудную клетку. Шиноби Песка, начал вырываться, при этом нанося себе еще больше урона, ломая ребра. Он перестал брыкаться через какое-то время, так как начал терять сознание от нехватки воздуха. Почувствовав, что шиноби Песка уже не несет угрозы, Кицуне выпустила его из тисков и смогла облегченно выдохнуть.

Бой был окончен. Хикари, Хидзу и Лаитреаль победили. Блондин обшарил противников на предмет свитка и обнаружил свиток «Небо». Издав довольно-победоносный звук, Хидзу вытащил его у противников и протянул Хикари. Девочка спрятала его в сумку и повернулась к Лаитреаль.

— А они были сильны.

— И опасными. — хмыкнул Хидзу, глядя на труп своего соперника.

— Если бы ты этого не сделал, он бы тебя убил. — Проговорила Лаитреаль, кладя руку мальчику на плече.

— Знаю. — Кивнул Хидзу. — Я просто задумался о силе других представителей их деревни. Если эти были среднего уровня подготовки, то какими же силами обладают те ребята. — Лаитреаль и Хикари сразу поняли, о ком идет речь: команда Песчаного Гаары. Хикари нервно оглянулась, боясь, что кто-то из них выскочит из-за ближайшего дерева. Хидзу продолжал задумчиво хмурить брови, а Лаитреаль принюхалась к воздуху.

— Ладно, идем. — Протянула Лаитреаль. — Нам нужно поскорее прийти к башне. — На этих словах троица из Водоворота вернулась к своему временному убежищу. Их миссия была выполнена. Решив, что сегодня они отдохнут в облике животных, Лаитреаль, Хидзу и Хикари взобрались на дерево и, устроившись по-удобнее, задремали.

Кицуне снился очень странный сон, будто она и Наруто сражаются с каким-то монстром, похожим на огромного енота, но как будто сделанного из песка. Это был кошмар, от которого девочка вздрогнула и проснулась. Солнце еще не взошло, и Лаитреаль решила насладиться ранней тишиной. Постепенно брат и сестра тоже проснулись, животы их пели голодный марш. Свою провизию они съели еще вчера, поэтому Лаитреаль вызвалась пойти поискать съестного. Ей все равно на месте не сиделось.

Лес только-только просыпался, но это не значило, что шиноби спали всю ночь. Лаитреаль решила как можно быстрее найти что-нибудь на завтрак и вернуться к своим товарищам. Так, недалеко от очередной полянки, в кустах девочка увидела большого кролика. Его мяса хватало, чтобы ее команда наелась и набралась сил. Тихо спрыгнув на землю, бесшумной походкой, девочка в облике двухвостой лисицы, напала на животное и одним мощным укусом убила несчастного ушастого. Тушка зайца оказалась куда тяжелее, чем предполагала Кицуне, поэтому обратно к поляне она пятилась задом. И вдруг…:

— Лиса с двумя хвостами?! — Раздался удивленный возглас.

Упс! пронеслось в голове Лаитреаль, но свою ношу она не бросила и продолжала пятиться дальше. Еще пройдя немного, девочка услышала шелест листвы, и рядом с ней и несчастной тушкой кролика, приземлился кунай. Быстро сориентировавшись, девочка со своей добычей отпрыгнула в сторону, но тут же рядом с ней приземлился еще один кунай.

— Наконец-то я выследил тебя Кицуне. — Все, кто находился на поляне, а это было две команды и Лаитреаль, удивленно подняли головы. Да, это был один из парней с деревни скрытой в Снегу. Он был в команде Хиретсу.

Да ладно! — Мысленно простонала Лаитреаль. — Вы издеваетесь?!

- Пора делать ноги! — Услышала Лаитреаль довольный голос Юки.

— Я б с радостью, но туша кролика тяжёлая. Она лишает меня маневренности.

— Вступишь в бой?

— Скорее всего. Этот парень точно меня не отпустит. Выдавать место нашего временного лагеря, я не хочу.

— Значит бой. Отлично, а то я уж было начала скучать. — Юки, похоже, нравилась перспектива еще одной драки, она даже по-лисьи захихикала. Тем временем события на поляне развивались очень быстро. Парень из Снега метнул кунай со взрывающейся печатью. Лаитреаль это заметила, и чтобы раньше времени не стать блюдом «а-ля крольчатина гриль под лисий шубой», девочка превратилась обратно в человека и метнула ответный кунай в сторону нападающего. Не обратив внимания на чей-то удивленный возглас, Лаитреаль замахнулась еще парочкой сюрикенов и метнула их во врага.

— Давно не виделись, Лаитреаль. — Прокричал шиноби из Снега.

— Неужели соскучился? — С иронией спросила златовласка, укладывая свою ношу рядом и становясь в боевую стойку. — Как же тебя с твоими-то знаниями занесло сюда? Тебе же на второй год в Академии желательно остаться.

Краем глаза Лаитреаль рассмотрела тех, кто стоял в стороне. Это были две команды из разных деревень. Одна из Песка, другая из Камня. Та, что из Песка, была командой Гаары. Это, наверное, первый раз за все время во взгляде пустынника промелькнуло, что-то еще помимо ненависти. Команда из Камня была поражена и сбита с толку происходящим. Не каждый день увидишь, как лиса превращается в человека.

— Монстр решил пошутить, да? — Огрызнулся шиноби из Снега. — Эй, Лаитреаль, тебе по ночам не приходит мертвый Хидзукаге?

— Знаешь, я на кошмары не жалуюсь. Мне их при его жизни хватило, приемный отец, все-таки. — Парировала девочка, ожидая атаки. В это время из листвы ближайшего дерева появились Хидзу и Хикари. Брат с сестрой, увидев, что происходит, встали перед Лаитреаль, закрывая ее собой.

— Хидзу, Хикари? — Удивилась Кицуне.

— Ты долго не возвращалась. — Спокойно проговорил Хидзу, готовый в любой момент атаковать шиноби из Снега.

— Дорогие зрители, ради вашей же безопасности, займите свои места согласно вашим купленным билетам, как можно дальше от места боя. — С усмешкой проговорила Хикари, так же как и Хидзу готовая в любой момент напасть. Но ни одна команда не сдвинулась с места. Команда из Песка с интересом наблюдала за развивающимися событиями, а шиноби Камня были слишком поражены происходящим чтобы как-то отреагировать.

— Ваша троица, позор для всей нашей деревни. — Прошипел шиноби Снега, но нападать не спешил. — Дети, которых продали другой деревни, как рабов достойны презрения. Кицуне — позор всей Хидзанагакуре. Даже твоя родная мать не выдержала того, что ты исчадия Ада и умерла при родах. Гнилая кровь, что здесь сказать? — Лаитреаль скрипнула зубами, покрываясь белой чакрой Юки, как тонким слоем шерсти. На голове появились острые лисьи уши, глаза стали алыми с вертикальными кроваво-красными зрачками. Конечности приобрели звериный вид, а ногти вытянулись и стали больше похожи на когти.

— Не говори того, чего не знаешь. — Прорычала Лаитреаль. Хидзу и Хикари, которые только сейчас обратили внимание на свою подругу, нервно сглотнули. Такой Лаитреаль они еще не видели. Ее контроль чакры дал мощнейший сбой, и готовый в любой момент совсем сломаться, выпустив разрушительную бесконтрольную силу наружу.

— Лаи. — Прошептал Хидзу, пытаясь успокоить девочку. — Лаи, возьми себя в руки, ты ведь потом будешь корить себя за это.

— Это будет потом. — Рыкнула девочка и сорвалась с места одновременно с шиноби из Снега. В прыжке они столкнулись с такой силой, что кунаи не выдержали и сломались. Лаитреаль и ее соперник приземлились и начали медленно обходить друг друга по кругу.

— Так вот, какая твоя полная форма, монстр. — Хмыкнул шиноби, пытаясь как можно сильнее взбесить девочку, которая сейчас была похожа на прямоходящую лисицу.

— Ага. — Прорычала Лаитреаль. В это время Хикари и Хидзу подбежали к двум командам из других деревень и проговорила чуть ли не в один голос:

— Прошу вас, уйдите от сюда, если не хотите пострадать.

— Мне это не грозит. — Холодно и самодовольно проговорил Гаара, на фразу Хидзу.

— Дурак! — Рявкнул мальчик, чем поверг песчаных в шок. — Да ты можешь пострадать. Она себя сейчас не контролирует! — Из тыквы за спиной у Гаары послышался шелест, и в следующую секунду оттуда вылетел песок превращаясь в острые копья. Которые угрожающе нацелились на блондина из Водоворота. Но Хидзу и глазом не моргнул. Он, может быть, не чувствовал запахи, так как Лаитреаль, и не обладал ее силой, но он улавливал эмоции. Тануки — искусные эмпаты. Они точно и четко знают, кто перед ними стоит и что он или она чувствуют. Это не определяется запахом или психологическим анализом. Тануки могут чувствовать чужие эмоции, как свои собственные.

— Если убьешь меня сейчас — ничего не изменится. И удовольствия ты уж точно не почувствуешь. — Спокойно проговорил Хидзу. — Успокойся, и прислушайся к своему собственному разуму. — На этих словах Хидзу повернулся к Темари и Канкуро.

— Хоть вы меня послушайте. Лаитреаль сейчас очень опасна. В таком состоянии она не отличает друга от врага. Прошу вас. — Хидзу склонился в уважительном поклоне, надеясь, что это сработает. И это сработало. Темари и Канкуро посмотрели друг на друга, а потом девушка с пшеничными волосами боязливо проговорила:

— Гаара, давай послушаем его. Пожалуйста. Мы ведь можем просто понаблюдать за боем издали.

— Делайте, что хотите. Я останусь здесь. — Безразлично проговорил красноволосый, сложив руки на груди и внимательно посмотрел на Кицуне и ее врага. Они все продолжали наматывать круги вокруг друг друга. Темари и Канкуро повернулись к Хидзу и пожав плечами отпрыгнули на безопасное расстояние. Блондин только облегченно вздохнул и повернулся к сестре. Девочке повезло больше, ей никого уговаривать не пришлось. Шиноби Камня сами отпрыгнули на безопасное расстояние, с опаской наблюдая за ходом битвы.

— Ты помнишь, чему нас учила Мидзуки? — Спросила Хикари, подходя к брату и становясь в боевую стойку, защищая тем самым Гаару.

— Помню. Остановить Лаитреаль. — Горько усмехнулся Хидзу.

Шиноби Снега и Лаитреаль снова столкнулись в ближнем бою, на этот раз, девочка использовала приемы тайдзюцу. Она ударила врага по ребрам и, судя по хрусту, сломала несколько. Парень скукожился и отхаркнул кровь. Когда он поднял глаза на Лаитреаль, то в них горел огонь ненависти и призрения. Ледяные и злые глаза призрения, были готовы уничтожить Кицуне в один момент. Но девочке было все равно. Сейчас она ничего не чувствовала кроме нестерпимого желания убивать и злости. Она с безразличием замахнулась для очередного удара, но в этот момент ее руку сковали серебристые кристаллические цепи. Лаитреаль медленно повернула голову и посмотрела на Хидзу. От этого взгляда ему стало страшно. Она в доли секунды оказалась рядом с напарником, и в следующий миг, отбросила друга снежной когтистой лапой, которая появилась из тела Кицуне. Шиноби Снега воспользовавшись моментом, хотел было нанести удар из-за спины, но не успел. Один из двух хвостов девочки просто отшвырнул шиноби к дереву, которое он проломил спиной. Второй хвост трансформировался в острое копье, покрытое льдом. Лаитреаль замахнулась им на Хикари, намереваясь проткнуть ее насквозь. Но в этот момент перед блондинкой появилась стена из песка. Смертельное оружие Лаитреаль увязло в песчаной защите. В этот момент Хикари прокричала:

— Стиль иллюзий: Глаза Черной Пантеры. — Лаитреаль замерла. Ее сердце замедлило свой бег, и девочка начала оседать на землю. Она все падала в свое подсознание, не видя ничего и никого вокруг, слыша только чьи-то голоса, как сквозь вату. Девочка снова оказалась в обители Юки. Лисица металась из угла в угол, а факелы, казалось, стали гореть ярче изумрудным пламенем.

- Тебе нужно остановиться. — Проговорила она, глядя на девочку. — Я могу тебя убить. Ты можешь всех убить.

— Он заслужил это. — Безразлично пожала плечами девочка.

— Лаитреаль! — Прорычала Юки. — Ты не понимаешь! Если позволишь злобе себя поглотить уже не сможешь вернуться обратно. Ты навсегда останешься во тьме, и тогда жертва твоей матери будет напрасной!

— Она умерла! — Прокричала девочка. — Она оставила меня! Вместе с отцом! Они ненавидели меня, как и все вокруг!

— Глупый цыпленок! — Зарычала Юки, да так, что у Лаитреаль зазвенело в ушах. — Они любили тебя! И пожертвовали собой, чтобы ты научилась управлять моей силой и стать Светлой Королевой! Оками, убила твою мать 12 лет назад, при этом забрав себе силу Королевы.

— Что? — Удивилась Удзумаки.

— Да. — Уже спокойно проговорила Юки. — 12 лет назад, твою мать убила Оками. Сила Кицуне передается по наследству, но вот сила Королевы Кицуне можно как и пробудить, так и захватить. Чтобы пробудить ее, нужны годы тренировок и полный контроль как над чакрой, так и над гармонией внутри себя. Если ты не будешь в гармонии с собой — то не сможешь сопротивляться темной силе Кицуне, и принесешь только разрушение.

— А как захватить? — Поинтересовалась девочка.

- Убив уже существующую Королеву. — С грустью проговорила Юки. — Та как поступила Оками. В таком случае ты обрекаешь себя на тьму. Той, кем она движет никогда не стать Светлой Королевой. Очень важно в момент овладения силой Королевы не потерять саму себя. Некоторым Светлым Королевам помогала любовь.

— Чушь. — Хмыкнула девочка.

— Ты еще мала, чтобы понять. Эта не та сила, которую показывают в глупых детских мультиках, со спецэффектами из сердечек. — Презрительно хмыкнула Юки. — Это та сила, которая является основой для продолжения сражения. — Лаитреаль молчала, а Юки внимательно изучала свой сосуд. Ей еще столько всего нужно рассказывать, ее еще столькому нужно учить, но лиса не сомневалась, что Лаитреаль выдержит эти уроки и сможет побороть ненависть в своей душе.

— Хикари удалось тебя остановить, но это не на долго. — После недолгой паузы проговорила Юки. — Ее иллюзорные техники еще слишком слабы.

— Что? — Удивилась Лаитреаль.

— Хидзу отвлек тебя, и Хикари смогла использовать иллюзию, чтобы погрузить тебя во временный сон, техникой Глаз Черной Пантеры. Вообще, эта техника заставляет меняться людей. Они видят себя со стороны, при этом на протяжении всей иллюзии, человек слышит голос того, кто призвал эту технику. Его голос словно мантра, которая в зависимости от ситуации может, как успокоить, так и принести невыносимую боль, и как результат — смерть.

— Но… как?

— Они были призваны тебя останавливать, пока ты не обретешь контроль. Сейчас Хикари и Хидзу переживают за тебя. — Проговорила Юки. — Разве ты не слышишь голос своей подруги? — Только сейчас Лаитреаль прислушалась и смогла разобрать ели уловимый шепот Хикари:

— Лаи, вернись. Возьми себя в руки. Если продолжишь в том же духе, то потом будешь себя винить. Ты ведь не убийца, слышишь? Ты сильнейшая представительница клана Кицу, ты ведь будущая глава Оборотней. Ты должна бороться. Твои родители верили в тебя, ты не имеешь права сдаваться. — Лаитреаль шмыгнула носом. Слезы текли из глаз тоненькими струйками. Еще никто не говорил ей таких слов, с нежностью и добротой.

— Тебе пора возвращаться. — Улыбаясь проговорила Юки. — Хикари удалось до тебя достучаться, ты взяла себя в руки. — Лаитреаль вытерла слезы и кивнула, убегая из своего подсознания.

— Наподдай этому кретину из Снега, что бы знал, как оскорблять наследницу кланов Удзумаки и Кицу. — Крикнула вдогонку Юки. Лаитреаль улыбнулась и начала выходить из-под действия гендзюцу. Вовремя она так из него вышла. Ведь в тот момент как девочка открыла глаза в сторону Хидзу и Хикари летели кунаи и сюрикены. Девочка вскочила и ударом хвоста отбила атаку.

— Лаи?! — Удивился Хидзу.

— Спокуха, ребятки, я вернулась. — Усмехнулась девочка уголками губ, глядя на друзей. Брат с сестрой облегченно выдохнули, а Кицуне поднялась на ноги и стала в боевую стойку. Она до сих пор была внешне похожа на человекоподобную лисицу, вот только теперь у нее было три хвоста вместо двух. Шиноби Снега хромая появился перед девочкой и прошипел:

— Погляжу ты в сознании теперь. Монстр. — Последнее слово он выплюнул вместе с кровью.

— А ты, я погляжу, еще не помер. — Усмехнулась в ответ Лаитреаль. — Это радует. Только вот поправочка, я не монстр. Я — Дьявол. — Удзумаки ударила противника ногой по голове. Шиноби увернулся, поставив блок из рук, хоть удар был такой силы, что воздушная волна подняла пыль. Лаитреаль же сделав сальто назад приземлилась на то же место с которого только что нанесла атаку. Шиноби из Снега нанес удар, а Лаитреаль увернулась использовав прием из тайдзюцу. Разворот и вот еще одна атака, враг не успел поставить блок, и вот сильнейший удар ногой с разворота по ребрам, и шиноби отлетел к дереву, проломив его. В этот момент лента с волос Лаитреаль спала, распустив их.

— Говорят, когда Кицуне распустит волосы, то ее гнев сожжет все вокруг. — Смеялся парень, вытирая кровь со рта и складывая печати.

— Да, да. А если поцеловать песчаную статуэтку Шукаку, то она превратится в золото. — Проворчала Лаитреаль. — Эй, хорек надломанный, не верь всему, о чем бабки шепчутся.

— Стихия воды: Водяной вихорь. — Крикнул тот самый хорек.

— Стихия Ветра: Воздушный барьер. — Лаитреаль поставила блок и вода, которая должна была снести девочку с ног, замерзла, так и не дойдя до цели.

— Ты меня достал. — Рыкнула Лаитреаль и сложив печати крикнула: — Элемент Снега: Снежная могила. — Снежный смерч подхватил и так закрутил его, что послышался хруст ломающихся костей и душераздирающий крик ниндзя из Снега. Потом Лаитреаль поведя рукой отбросила несчастного в сторону и прорычала:

— Запомни, не зли бешеную лисицу, иначе это может плохо закончиться. — После чего она обернулась к своим товарищам. Ее чакра успокаивалась и она возвращалась в нормальное человеческое состояние. Хидзу с довольной улыбкой, заложив руки за голову проговорил:

— Ух, вот это был экшн. Хочу повторения. — Лаитреаль прыснула со смеху.

— Ладно, это все конечно хорошо, но… где еда? — Спросила Хикари. Кицуне посмотрела по сторонам и увидела недалеко от себя тушку того самого зайца. Она схватила ее, развернулась и проговорила:

— Ну… Им все команды, которые здесь находятся не наедятся.

— Мы уходим. — Холодно проговорил Гаара. Рядом с ним появились Темари и Канкуро.

— Собаку, но Гаара. — Вдруг позвала его Хикари. Мальчик остановился, но не обернулся. — Спасибо тебе.

— Не подумай не правильно. — Холодно проговорил Гаара. — Ты слаба. Я боялся, что ты отскочишь в сторону от страха быть убитой. — На этих словах шиноби из Песка покинул поляну, а за ним последовали Темари и Канкуро. Лаитреаль же удивленно смотрела им в след, пытаясь понять, что это было. Хидзу только лишь хмыкнул. Гаара говорил правду. Ему не было никакого дела до его сестры или кого-то другого. Он просто защищал себя, потому что не доверял остальным. Прямолинеен, жесток, груб и безжалостен. Истинный шиноби — машина для убийств.

====== Глава 9 или неожиданные встречи ======

Спустя какое-то время после битвы с шиноби Снега, дети продолжили свой путь, быстро передвигаясь по толстым веткам деревьев. Лаитреаль была задумчивой и неразговорчивой, в то время как Хидзу и Хикари тарахтели без умолку. Несмотря на сражение, которое могло печально закончиться для брата и сестры, они были полны сил и уверенности, что экзамен пройдет на отлично. Лаитреаль глубоко ушла в свои мысли и не заметила, как Хидзу и Хикари отстали. Когда же девочка поняла, что она не слышит шаги своих товарищей — обернулась. Наследники кланов Нэко и Тануки стояли на ветке и смотрели на что-то, что происходило внизу.

— Вы чего остановились? — Спросила Лаитреаль.

— Странный запах. Ты разве не чувствуешь? — Удивилась Хикари. Удзумаки принюхалась и замерла. Погруженная в свои мысли, она не заметила, как все вокруг пропахло рыбой. Это было странно, так как водоема по близости не было.

— Эй, дамочки! — Прозвучал голос Хидзу откуда-то снизу.

Спрыгнув с могучих веток деревьев на землю, дети оказались на поляне. В самом центре лежало какое-то странное существо. Оно имело панцирь и клюв, как у черепахи, тонкие перепончатые лапки с небольшими коготками. Живот существа был покрыт мягкой короткой шерсткой, а на голове, словно приросло, небольшое блюдечко. Существо очень сильно пахло рыбой и водорослями, но от него не исходила опасности. Оно лежало неподвижно, жалобно поскуливая. Детей разбирало любопытство. Они никогда не видели таких существ. Настороженно и аккуратно ступая по земле, шиноби Водоворота начали приближаться к существу. Неожиданно Хидзу почувствовал чье-то присутствие и оглянулся. Он подумал, что зря они не обратили внимание на то, что росло вокруг этой полянки. Растения начали окружать шиноби со всех сторон, медленно приближаясь к ним. Они издавали тихий угрожающе-щелкающий звук двумя широкими и плоскими створками. По их краям находились толстые, острые, заходящие друг за друга шипы.

— Смотрите, какие зубастики. — С нервным смешком проговорил Хидзу, указывая на растение.

— Хидзу, сейчас не время для шуток. — Процедила Хикари, оглядываясь по сторонам. — Нас окружают! — Растения медленно сжимали шиноби плотным кольцом, не давая им возможности вырваться.

Зубастики были высотой с человеческий рост. Шипастую пасть держал гибкий, толстый, мясистый стебель. Неожиданно в круг залетела маленькая птичка. Беспокойно трепыхая крылышками она пыталась вылететь из ловушки. Но было поздно. Изогнув свою голову-пасть и содрогнувшись всем стеблем, растение сделало молниеносный бросок, и птичка исчезла в глотке. В этот момент от растения исходил тошнотворный запах. Зловоние ассоциировалось у Лаитреаль с вонью разлагающегося мяса, тухлых яиц и гнилой рыбы. Это амбре могло буквально снести с ног даже Короля Драконов. Лаитреаль замерла парализованная страхом. Это был тот случай, когда девочка была готова бежать без оглядки. Тем временем растение подползало ближе к Кицуне. Только сейчас испуганный взгляд девочки опустился ниже головы хищника. Его корни. Это был клубок из перепутанных корней, которыми Зубастик быстро передвигал. Они были похожи на лапы паука. Сзади девочки раздался какой-то клацающий звук, а сверху что-то капнуло липкое и тягучее. Оно капнуло на плече Кицуне, разъедая одежду, а кожу начало жечь. Боль вернула Удзумаки способность мыслить. Девочка отпрыгнула в сторону и сложила печати, пробуждая снежную метель, которая заморозила все растения.

— Ч-Что это такое? — Заикаясь, проговорила Лаитреаль. Только сейчас она заметила, как сильно дрожат у нее коленки, а дыхание учащенное, как после долгого бега.

— Не знаю. — Чуть ли не плача проговорила Хикари. От страха девочка была в не лучшем состоянии. Единственный кто более-менее сохранял спокойствие — Хидзу. Блондин постоянно хмурился и, казалось, что-то анализировал. Он внимательно рассматривал растения и неожиданно проговорил:

— Холод на них не действует. Они не погибли. — Его спокойный и рассудительный голос как смертный приговор разрезал звенящую тишину, которая довила на уши. Голос Юки грозным рыком раздался в голове у Лаитреаль, выводя ее из оцепенения.

— Цыпленок, беги от сюда.

— Что за черт? — Все еще заикаясь прошептала Лаитреаль.

— Это хищные растения, которые обитают в этом лесу.— Проговорила Юки. — Бегите отсюда. Они охотятся, как звери — стаей, окружая свою жертву и парализуя ее своим клацающим звуком. А кислота, которую они разбрызгивают, может оказаться смертельной… Нам повезло, что это только детки. У них есть еще мама… И она где-то рядом…

— Как их победить? — Все еще дрожа от страха, проговорила девочка.

— Я не знаю. — Проскулила лиса от бессилия.

— Нужно убираться отсюда. — Услышала Удзумаки серьезный голос Хидзу. Мальчик был единственным, кто пытался быстро и спокойно анализировать ситуацию. — Эти малыши скоро освободятся ото льда. — Обернувшись к Хикари, Кицуне увидела то существо, о котором они почти забыли.

— Воды! — Обессиленно пропищало существо.

— Вай!!! — В один голос воскликнули дети.

— Оно еще и говорить умеет?! — Испуганно пропищала Хикари.

Лаитреаль подхватила существо на руки, Хидзу толкнул сестру, приводя ее в чувство, и команда из Водоворота запрыгнула на дерево, и скрылась в листве. Девочка решила довериться своему чутью. Оно не подвело, вскоре они оказались около небольшого ручейка.

— А здесь безопасно? — Прошептала Хикари.

— Вроде да. — Задумчиво проговорила Кицуне.

— Но лучше здесь не задерживаться. — Строго сказал Хидзу. Лаитреаль тем временем аккуратно отпустила странное существо в воду. Рана на плече Кицуне нещадно пекла. Пекла до такой степени, что на глаза Удзумаки наворачивались слезы. Увидев состояние подруги, Хикари подбежала и начала исцелять плечо.

— Почти до мяса. — Прошептала блондинка. — Тебе повезло, что капнуло на плечо, а не на голову.

— Разъело бы и остатки твоего мозга. — Насмешливо протянул Хидзу, закидывая руки за голову.

— Очень смешно. — Растягивая слова, иронично проговорила Лаитреаль. Напившись воды и наполнив блюдечко, существо повернулось к детям. Его черные глаза бусинки рассматривали шиноби с нескрываемым интересом.

— Кто ты? — Улыбнулся Хидзу, присаживаясь напротив существа.

— Я Каппа — Повелитель водоемов. — С гордостью и каким-то превосходством пропел он. Его голос уже не был таким тихим и пищащим, как до этого. Он был очень мелодичный и приятный на слух. — Спасибо вам! Вы спасли мне жизнь. Я вовек этого не забуду. Никогда не думал, что меня спасут такие сильные, хотя и юные шиноби. — Проговорил повелитель водоемов, задумчиво обхватив острый подбородок когтистой лапкой. — Могу ли я, узнать ваши имена?

— Я Хидзу, а это моя сестра Хикари и подруга Лаитреаль. — Представил всю троицу блондин, при этом широко улыбаясь. — Мы из деревни Водоворотов. Может, слыхал о такой? — Существо нахмурилось и с каким-то раздражением и обидой проговорило:

— Конечно, я знаю такую деревню. Она захвачена могущественным кланом Драконов.

— Захвачена? — Синхронно спросили дети. Их глаза расширились от удивления.

— Вы еще слишком малы, чтобы увидеть невидимое. — Загадочно прищурив глазки, промурлыкало существо. Он медленно повернул голову в сторону Кицуне.

— Этот лес полон опасностей. С некоторыми из них, не сможет справиться даже твоя сущность.

— О чем ты? — Проговорила девочка.

— Это место не безопасно для шиноби. Если сбиться с пути, то можно случайно покинуть безопасную территорию и тогда вы не сможете вернуться. — Печальным голосом проговорил Каппа. Лаитреаль посмотрела на своих друзей. Они были удивлены не меньше.

— Ты хочешь сказать, что мы уже заблудились? — Каппа повернул голову к Хидзу, и загадочно улыбнулся:

— Пока — нет, но в будущем все возможно. Лес сейчас, жизнь потом. Заблудившись в одном из них, потеряешься навсегда. — Лаитреаль потеряла дар речи. Что сейчас происходит?

— Что за черт?! — Злобно заскрежетала зубами Лаитреаль.

— Просто завались и слушай. — Рявкнула Юки. — Его слова несут куда больше смысла, чем тебе кажется. — Существо то и дело продолжало изучать девочку.

— Мы встретимся еще с тобой, и не раз. — Улыбнулся Каппа, обнажив при этом ряд ровных острых клыков. — Сейчас я скажу вам одно: спасая других — вы спасаете себя от тьмы. — На этих словах Каппа прыгнул обратно в ручеек и исчез в нем, словно его и не было.

— Думаю, нам пора. — Первая опомнилась Лаитреаль и запрыгнула на толстую ветку дерева. Хидзу и Хикари последовали за ней.

Ближе к вечеру дети добрались до башни. После встречи с хищными растениями, Лаитреаль уже мало, что могло напугать. Даже мрачный вид башни и ее окрестности не вызывал в душе девочки никаких эмоций. Башня и башня, каких в Конохе тысячи. Высокая, круглая, серая, поросшая диким виноградником. Ничего особенного, даже скучно стало. Проведя незабываемое время в лесу, девочка представляла башню куда более устрашающей. Что ее охраняет какое-то гигантское ядовито-клыкастое нечто, и что им придется с ним сражаться. Но нет. Удзумаки облегченно вздохнула и быстрее направилась за товарищами. Войдя в башню дети оказались в пустом просторном зале на одной из стен которого висел большой свиток.

— « Не владеющий Небом — никогда не взлетит. Не владеющий Землей — никогда не пойдет. Обретет крылья и сможет ходить лишь тот, у кого будет в гармонии и Небо, и Земля.» — Прочитала Хикари то, что было написано на бумаге.

— Что это? — Впервые за долгое время подала голос Лаитреаль.

— Похоже на загадку. — Задумчиво протянул Хидзу, потирая подбородок, при этом хмурясь и поджимая тонкие бледные губы. Когда он так делал, рот мальчика был похож на тонкое лезвие куная.

— Эта фраза… Она мне кое-что напоминает. — Проговорила Лаитреаль, устало потирая переносицу.

— Что же? — Хикари резко повернула голову к своей подруге.

— Встречу с Кабуто. — Воскликнул Хидзу и его лицо просияло от догадки, а Лаитреаль лишь головой кивнула.

— Но тогда, он сравнивал Небо с разумом. — Настала очередь Хикари хмуриться. Как же она была похожа на брата. Даже мимика такая же. Поджимает губы, хмурится — один в один, как Хидзу. Лаитреаль было интересно, она похожа на Наруто? Он ведь ее брат, пусть и двоюродный, но все равно, они родственники, и что-то общее у них должно быть.

— Интересно, почему это вдруг я об этом подумала? — Мысленно спросила себя Лаитреаль.

— Может, предвкушаешь встречу? — Подала голос Юки. Лиса зевнула, так, словно намеревалась проглотить Удзумаки целиком.

— Если так подумать, то в этом есть смысл. — Бодрый голос Хидзу вывел Лаитреаль из раздумий. — Тот, кто не владеет разумом — тот, не станет мудрее. — Продолжал активно жестикулировать блондин, развивая свою гипотезу.

— Да, но при чем здесь Земля? — Все еще не понимала Хикари.

— Земля… может быть тело? — Предложила Лаитреаль. Две пары глаз уставились на нее так, словно впервые увидели.

— Точно! — Воскликнула Хикари. — Тот, кто не владеет разумом — не станет мудрее, тот, кто не владеет своим телом — не сможет стать сильнее. Но тот, у кого все в гармонии, тот станет непобедимым. — Именно в этот момент, свитки, которые держала в руках Хикари, засияли.

— Бросай их! Это свитки призыва! — Крикнула Лаитреаль, хлопнув при этом по руке Хикари. Как только свитки оказались на полу, из них в облаке дыма появилась Мидзуки.

— Привет, ребятки. Мне больше по душе появляться в лепестках цветов, чем из дыма. — Довольно растягивая слова, проговорила Мидзуки, стряхивая со своей одежды невидимые пылинки. Женщина с нескрываемой радостью посмотрела на ничего не понимающею троицу.

— Как? — Только и смогли выдавить из себя дети.

— Как я здесь оказалась? — Дети кивнули. — Мне доверили принимать вас со второго этапа экзамена. Вы прошли его, с чем я вас и поздравляю. — Улыбнулась женщина. — Я рада за вас, вы так же смогли решить головоломку Хокаге. Я действительно горжусь вами. Но на этом еще не все. Вам придется подождать остальных, а пока отдыхайте.

— А что будет потом? — Спросила Лаитреаль.

— Увидишь. — Ответила Мидзуки и скрылась в лепестках цветов.

— Иногда я ее не понимаю. — Простонал Хидзу, с досадой почесав затылок.

— Не ты один. — Согласилась с ним Хикари.

— Идем. — Поманила всех рукой Лаитреаль. Она увидела дверь, которая была скрыта от посторонних взглядов. Распахнув ее, они оказались в просторном зале. Здесь уже находилась команда Конохи, рядом с ними — шиноби из деревни Звука, а напротив них на полу сидела команда Песка. Одна из команд Снега, так же прошла испытание, но эта была не команда Хиретсу. Лаитреаль присмотрелась к ним и заметила знакомый силуэт, в шиноби она узнала свою сводную сестру — Митцу.

— Что она здесь делает? — Выдохнула Лаитреаль. В тишине зала ее голос звучал очень громко. Митцу не успела ответить, ее перебил парень стоящий рядом. Верхнюю часть его лица прикрывала маска с символом Хидзанагакуре. Все его тело было скрыто длинной накидкой белого цвета, которые носят в деревне Снега, а за спиной торчали рукоятки двух катан. Он оскалился, и грубый с хрипотцой голос резанул слух Кицуне:

— Рад тебя видеть, Лаитреаль. Как тебе живется в чужой деревне?

— Получше, чем в той, которая меня воспитала. — Холодно парировала девочка. Дверь снова открылась, и в зал вошел отряд Хиретсу. Надломленный хорек, с которым не так давно сражалась Лаитреаль, был уже здоров. Ничто не указывало, на то, что между ними был бой не на жизнь, а на смерть. Глаза Хиретсу и Удзумаки встретились. В воздухе витал вязкий запах скорой битвы.

— Ты! — Прорычал хорек, как мысленно его окрестила Лаитреаль. — Я убью тебя.

— Попробуй. Может быть, мне тебе еще что-нибудь сломать? — Рыкнула Лаитреаль.

— Успокойтесь, Лаитреаль, Шарон. — Голос Митцу был спокоен, но в нем чувствовалась сталь.

— Значит этого хорька зовут Шарон, будем знать. — Злобно облизнулась Юки.

— Здесь не место для драки. — Холодно отчеканила Митцу, по очереди глядя то на Лаитреаль, то на Хиретсу. — Задание закончилось, и мы больше не можем сражаться без разрешения экзаменаторов. Держите себя в руках. Оба.

— Не тебе учить меня, что делать. — Огрызнулась Лаитреаль. Контроль над чакрой у нее явно был ни к черту, златовласку могло вывести из равновесия даже чей-то взгляд. Это пугало.

— Ты моя сводная сестра, нравиться тебе это или нет. — На этот раз голос Митцу прозвучал мягче. Только сейчас Кицуне позволила себе внимательнее рассмотреть дочь Хидзукаге. Длинные черные волосы собраны в высокий конский хвост. На лбу протектор деревни Снега, частично скрытый короткой челкой, неровные края которой обрамляли лицо, делая его более вытянутым. Темно-серые глаза без страха изучающе смотрели на Лаитреаль. Одета Митцу была в кофту с длинными рукавами белого цвета, с вырезами на плечах. Некогда белые бриджи, сейчас были кое-где покрыты пылью, а на одной из штанин красовалось пятно зеленоватого цвета. Последствие падения во время сражения. Невысокие сандалии черного цвета, из голенище которых торчала рукоять кинжала, на руках черные перчатки без пальцев, а на предплечьях рук защитная пластина со скрытым в ней кунаем. На поясе у нее был короткий меч и маленькая набедренная сумка.

— Митцу, ты такая добрая стала. — С насмешкой проговорил Хидзу. Митцу презрительно смерила блондина взглядом. Лаитреаль усмехнулась и отвернулась. Устало прикрыв глаза, Кицуне решила принюхаться, пытаясь уловить ноты злобы или вранья со стороны Митцу. Но она ничего не чувствовала кроме усталости, исходившей от брюнетки.

— Ты опасную игру затеяла, Митцу. — Холодно проговорила Кицуне. — Если хочешь обвести лису вокруг пальца, делай это иначе. Сейчас ты вызываешь больше подозрений, чем поддержки. — Лаитреаль не смотрела в сторону сестры, она пыталась настроить всю свою восприимчивость к запахам, чтобы уловить мысли Митцу.

— Я не пытаюсь быть идеальной. Тем более угодить лисе. — Прозвучало в голове у Лаитреаль от чего девочка широко открыла глаза и посмотрела на Митцу. — Я не лезла в твои мысли, ты сама настроилась на меня. — Проговорила девочка.

— Что происходит? — С подозрением проговорила Кицуне. Митцу ели заметно улыбнулась:

— Считай, что я извиняюсь, за все то, что сделали тебе мои родители.

— Это точно какое-то гендзюцу. Ты не могла так резко поменять свое мнение…

— А ты знаешь, какое у меня было мнение о тебе? — Перебила дочь Хидзукаге мысленную тираду Лаитреаль. — Не убей ты тогда предыдущего Хидзукаге, это сделал бы кто-то другой… Моя мать, например.

— Твоя бабка, владеет мощными техниками контроля и подчинения. Ты уверена, что я тебе поверю? — Недоверчиво усмехнулась Лаитреаль.

— Моя, как ты выразилась «бабка» сама заинтересована во мне, как в новом виде оружия, но не в моей воле. Я слишком от нее завишу, как и моя мать, как и родители Хидзу и Хикари. Лаитреаль, я следующая ручная Хидзукаге. — В голосе Митцу была усталость. Казалось, что в тело девочки тринадцати лет поместили старуху.

— И что из этого? Тебя готовили к этому с рождения. — Парировала Лаитреаль, она не могла верить своей сестре. Как бы чутье лисы не говорило ей, что сейчас Митцу ей не враг. Упрямство перемешанное с гордыней, не позволяли девочке адекватно мыслить в этой ситуации.

— Да, но я хочу, нармальных отношений с другими деревнями. Я ради этого стала шиноби, объяснив это тем, что мне нужно оберегаться от таких, как ты. — Лаитреаль недоверчиво хмыкнула и отвернулась. После небольшой паузы Митцу добавила:

— Будь осторожна с Хиретсу. Госпожа Оками совершенствуется. Хиретсу это гибрид Кицуне и Биджу Двухвостого.

— Зачем ты все это мне говоришь? — Холодно посмотрев на Митцу, проговорила Лаитреаль, плохо скрывая в своем голосе надменность и призрение.

— Потому, что ты из клана Удзумаки. — На этих словах Лаитреаль округлила глаза от удивления. — Ты сможешь запечатать часть его силы. Твой брат еще слаб. Я молюсь, чтобы Хиретсу сражался с тобой, а не с кем-нибудь другим.

— Как ты узнала? — Оборвав мысленную связь, удивленно проговорила Лаитреаль. — Это было известно только жителям Водоворота.

— Госпожа Оками рассказала мне. Точнее… Я нашла записи твоего удочерения. А там, все записано, кто ты и откуда. Лаитреаль, не только ты отличаешься проницательностью. — С насмешкой в голосе проговорила дочь Хидзукаге.

— О чем вы? — Решил вмешаться в разговор парень в маске.

— Семейное. Тебя не касается. — Холодно парировала Лаитреаль, не сводя глаз с Митцу.

— Не приказывай мне…

— Кай, успокойся. Это действительно семейное. — Со сталью в голосе проговорила Митцу, обрывая зрительный и мысленный контакт, и поворачиваясь к своему напарнику. Кицуне показалось это имя знакомым, но она не могла вспомнить, где его слышала. Лаитреаль издала какой-то рычащий звук и отвернулась. Ее эта ситуация злила, и чтобы кому-нибудь из присутствующих не сломать пару-тройку ребер, девочка отвлеклась рассматривая присутствующих. За то время, которое они с Митцу провели в мысленной связи, в комнату пришли еще две команды: одна из них команда в которой были Ино и Шикамару, а вторая команда Кабуто. Время поджимало. Скоро уже должен был закончиться второй этап, а Наруто, Саске и Сакуры все еще не было. И вот когда до окончания экзамена осталась минута, дверь открылась, и в зал вошла команда Наруто. Кицуне облегченно выдохнула, но от ее лисьего взгляда не скрылось, что с ними что-то произошло. То, что Сакура обрезала волосы — полбеды, а вот то, что каждое движение Саске давалось ему с трудом — это, уже, совсем другое. Гений, как его называл Какаши. Было необычно видеть всегда сдержанного Учиху — таким измученным. Лаитреаль улыбаясь, подошла к Наруто.

— Поздравляю, вы прошли.

— Да, даттебайо!!! — Завопил Наруто, активно жестикулируя, и лишь чудом не задевая Лаитреаль. Девочка улыбнулась такой эмоциональности своего брата и повернула голову к Саске.

— Что-то случилось?

— Все хорошо, просто немного потрепали в бою. — Самодовольно проговорил Учиха, но заметив во взгляде Кицуне, что она что-то подозревает, добавил: — Подробности спросишь у Сакуры, я плохо помню.

— Его укусил какой-то шиноби. — прошептала Сакура на ухо Лаитреаль. — Саске хотел, чтобы ты была в курсе.

— Как выглядел шиноби? — Удивленная таким поведением своего знакомого, Лаитреаль внимательно посмотрела на Сакуру.

— По-змеиному. — Ответила розоволосая. На непонимающий взгляд Кицуне, Сакура затарахтела:

— Буквально по-змеиному. Такое ощущение, что змеиные техники это единственное, что он умел делать. Он был очень силен… Он что-то сделал с Наруто… Саске укусил, из-за чего он теперь не может использовать чакру….

— Змеиный Отшельник. — Прозвучал раздраженный голос Юки. — Его зовут Орочимару, мне рассказал Курама, в теле Наруто. Этот шиноби считается самым опасным и занесен в книгу ниндзя, как ниндзя-отступник, и подлежит немедленному уничтожению. Он еще известен, как Змеиный Санин, и он сейчас среди нас.

— Но почему тогда, его никто не уничтожит? — Нахмурившись, проговорила Лаитреаль.

— Потому, что одна из особенностей Орочимару — менять свою внешность, становясь при этом моложе и продлевая тем самым себе жизнь. — Объяснила Юки, расхаживая взад-перед в подсознании девочки.

— Лаитреаль, все хорошо? Ты побледнела. — Обеспокоенно спросила Сакура, нервно схватив Кицуне за руки. — Юки что-то тебе рассказала?

— Да. И это мне не нравится.

— Что это? Я могу помочь?

— Сакура, мы здесь бессильны, по крайней мере, сейчас. Этот шиноби сильнее нас всех вместе взятых.

— Что же будет? — Начала паниковать Сакура, а ее глаза наполнились слезами.

— Харуно, ты шиноби или Нуппэппо под палящим солнцем? — Резко выпалила Лаитреаль. — Твой друг в опасности, а ты вместо того, чтобы думать, как ему помочь, рыдаешь. — Сакура уставилась на Лаитреаль с легким испугом. Удзумаки выдохнула. Она вдруг почувствовала успокоение, кажется, такой выплеск агрессии помог Кицуне успокоиться.

— Сакура, — уже спокойно проговорила Лаитреаль, — стань уже сильнее. Хватит прятаться за спинами у Наруто и Саске. Я бы хотела вместе с тобой искать решение этой проблемы, но сейчас я не уверена, что могу на тебя положиться. — После этих слов Кицуне вернулась к своей команде.

— Нам пора. — Проговорила Хикари, и потянула свою подругу за собой, на построение перед Хокаге.

Комментарий к Глава 9 или неожиданные встречи Вот и новая глава :

) Надеюсь, Вам понравиться :

) Буду рада вашим комментариям и предложениям :-)

====== Глава 10 или Бои без правил ======

— Во второй этап прошло слишком много команд. — Грубо прохрипел Хокаге деревни скрытой в Листве. — Поэтому сейчас мы проведем отборочные бои. — По залу прошелся недовольный шепот. Уставшие шиноби были недовольны объявлением правителя деревни Листа.

— Это еще что за новости? — Сказал кто-то из зала.

— Мы все устали, и снова драка?! — раздался возмущенный голос.

— Если вы такие нежные, то вам здесь не место. — Рявкнул шиноби с протектором Конохи, который стоял рядом с Хокаге.

— Если вы считаете, что устали и не сможете пройти этот этап… — Строго отчеканил Хокаге. — Вы можете отказаться от боя. Это решение не влияет на всю команду. Оно принимается индивидуально. — Снова в зале возник ворчливый ропот. Экзаменатор, Гекко Хаяте, вышел вперед и устало обвел зал взглядом.

— Это бой без правил. Я могу вмешаться, если сочту, что продолжать бессмысленно. Имена участников выбираются компьютером. Наблюдателей и ожидающих я попрошу пройти на балкон.

— Саске Учиха и Йорои Акадо. — Металлическим голосом объявил компьютер.

— Начинайте! — Скомандовал экзаменатор и бой начался. Саске не зря славился репутацией гордого и самовлюблённого гения. Учиха, несмотря на то, что не мог использовать чакру — победил. Бой был коротким, но эмоциональным, особенно со стороны его команды.

— Саске победил, даттебайо! — Вопил Наруто и тряс Лаитреаль за руку. Девочка тяжело вздохнула, все-таки эмоциональность ее брата порядком утомляла.

— Удзумаки Лаитреаль против Шарона Доджу. — Вызвал новых участников компьютер. На поле, возле экзаменатора ее уже ждал Шарон, маня пальцем к себе.

— Что, Кицуне, испугалась? — Хмыкнул Шарон.

— Кицуне? Удзумаки? — Ничего не понимал Наруто. — Ты тоже Удзумаки, даттебайо?! — Завопил мальчик прямо на ухо Лаитреаль.

— Наруто, убавь звук. Да, я Удзумаки. — Спокойно сказала Лаитреаль и, перепрыгнув через перила балкона, оказалась прямо возле своего соперника. Кицуне почувствовала, направленные на нее взгляды. Кое-где слышались перешептывания: «Кицуне?», «Она тоже Удзумаки?». Хаяте смотрел на противников с долю секунды, после чего спросил:

— Вы готовы?

— Да. — Хищно усмехнулся Шарон. Лаитреаль лишь высвободила чакру Юки, из-за чего ее глаза стали алыми с вертикальными зрачками, а вокруг глаз проявлялся кроваво-красный узор.

— Начали! — Скомандовал экзаменатор.

— Я не попадусь больше на эту лисью уловку, Лаитреаль. Ты мне кости не сломаешь. — Самодовольно проговорил Шарон.

— Смотри язык не прикуси. Столько болтать… — Апатично проговорила Лаитреаль, но цепкий лисий взгляд ловил каждое движение соперника.

— Стихия Воды: Дракон морских глубин! — Прокричал Шарон. Его тело покрыла аквамариновая чакра, а из рук вылился огромный дракон. Монстр открыл пасть из которой, словно пушечные снаряды, один за другим начали появляться сферы воды. Лаитреаль увернулась, в ответ атакуя холодом. Морской дракон заледенел, и девочка смогла его разбить сильным ударом ноги по морде.

— А хорек стал осторожнее … — Задумчиво проговорила Лаитреаль Юки. Лиса фыркнула и прорычала:

— Это его не спасет. Но, Цыпленок, он знает твои слабые стороны. Он наверняка постараться вывести тебя из равновесия. Старайся не поддаться, иначе….

— Иначе закончится тем, что было в Снеге. — Согласилась с лисой Лаитреаль, глубоко вздыхая. Шарон владеет водными техниками, но что у него еще есть? Нужно заставить его раскрыться. Девочка отпрыгнула на перила балкона, шиноби в ужасе расступились, а Кицуне сложила печати:

— Стиль льда: Ледяные пики! — Как только Кицуне развела руки в стороны, со всех сторон на Шарона полетел лед самых разных размеров. Это был град острых, маленьких сосулек, а бетонный пол разорвали глыбы льда. Пока Шарон уворачивался от атаки, Лаитреаль мгновенно спрыгнула с перил, и оказалась за спиной у противника, нанося при этом мощный удар ногой. Шиноби увернулся, отпрыгивая в сторону. Ледяная атака перестала действовать. Шарон приземлился на корточки и криво усмехнулся:

— Это вся твоя атака? Слабенько… Зацени это. — Парень сложил печати и, ударив ладонями по полу прокричал:

— Техника Воды: Гейзерное озеро! — Весь пол покрылся горячей водой, а в некоторых местах выплескивались водяные фонтаны кипятка и пара. В зале сразу стало жарко и душно. Никогда еще Кицуне не была так рада умению шиноби ходить по воде. Девочка отскочила в сторону и приземлилась на какую-то возвышенность под одной из стен зала. Но стоило Удзумаки дотронуться до нее, как конструкция стала водяной. Кипяток обжигал своим паром, и девочка отскочила на перила балкона. Он же не станет нападать на зрителей. Переведя дыхание, Кицуне оглянулась: все было покрыто кипятком.

— Любые техники с водой только добавят жару. — Рыкнула Лаитреаль рассуждая.

— Ага… — Раздался тихий голос Юки. — Может высушим?

— Не хотела я пока использовать огонь. — Проговорила Лаитреаль.

— А что, если заморозить?

— Ай, черт! — Рыкнула Лаитреаль вслух. Перила, за которые она держалась, обожгли ладонь.

— Техника Теневого Клонирования. — Проговорила Лаитреаль и рядом с девочкой появилось еще три точных ее копии. Кажется ей пришла в голову интересная идея.

— Как думаешь, Кицуне, что сильнее вода или лед? — Издевательски спросил Шарон, складывая еще одни печати.

— Это одно и то же. — Проговорил один из клонов Лаитреаль и в этот момент два голоса проревели:

— Техника Водяного Танца!

— Стиль Снега: Ледяная метель! — В этот момент техники столкнулись. Белоснежная –Лаитреаль и голубая — Шарона. Это было сочетание синего и белого, которое не смог бы изобразить ни один художник. Белые вихри Лаитреаль пытались подавить голубые всплески Шарона. Тем временем, три клона незаметно для шиноби Снега стали с трех сторон, образуя треугольник. Лаитреаль подавляла технику соперника и, спрыгнув с балкона, стала напротив шиноби. Атаку они не прекращали. В этот момент три клона одновременно проговорили:

— Воздушный барьер! — Теперь техники не могли выходить за пределы этого импровизированного треугольника. Шарон и Лаитреаль одновременно прекратили атаку, а остатки ледяных и водных вихрей с невероятной силой ударились о воздушные стены, развеиваясь.

— Вау… — Послышались восхищенные возгласы шиноби.

— Это же техники уровня джоннинов. — Доносилось со всех сторон.

Удзумаки и Шарон смотрели друг на друга и тяжело дышали. Техники каждого дополняли друг друга. Но Лаитреаль не хотела использовать что-то кроме снега и льда. Рано еще. Краем глаза девочка видела, как Мидзуки и Какаши о чем-то шепчутся. Друзья наперебой выкрикивают слова поддержки. Митцу как-то сильно поджала губы, словно сдерживала слова, которые хотели вырваться. Вдруг алые глаза столкнулись с обжигающим льдом бирюзы. Он не отрываясь следил за боем. Дикий, даже безумный взгляд Гаары напомнил ей его фразу: « Я хочу с тобой сразиться.» Вспомнив это, Лаитреаль постаралась выровнять дыхание. Шарон к тому моменту тоже отдохнул и бой продолжился. Они снова атаковали друг друга с невероятной скоростью. Кунаи опять сломались, как и тогда во время их схватки в лесу. Но когда оружие отлетало, оно легонько зацепило щеку Лаитреаль, сделав небольшой тонкий порез. Девочка зашипела и снова атаковала противника приемом из тайдзюцу.

— Главное, контролировать себя. — Думала Кицуне все то время пока сражалась с шиноби.

— Держи себя в руках. — Чуть слышно пробурчала Лаитреаль. Она ждала подходящий момент. Шарон совсем вымотался. Это ее шанс.

Лаитреаль рыкнула и приложив два пальца к губам набрала полную грудь воздуха и выдохнула, замораживая своим дыханием все вокруг. Вода под ногами, которая была еще горячая, вмиг стала льдом. Шарон же, на которого была направленна атака покрылся инеем и замер словно сделанный изо льда. Тяжело дыша, Лаитреаль развеяла технику барьера, и всю комнату заполнил невероятный мороз.

— Стиль льда: Абсолютный ноль. — В тишине зала голос Кицуне звучал очень громко, эхом разносясь по углам.

— Победила Удзумаки Лаитреаль! — Девочка кивнула и опять сложила два пальца у губ. На этот раз комната начала постепенно нагреваться. Кожа Шарона приобрела естественный оттенок, а лед под ногами растаял. Через какое-то время, вода исчезла, а медики уже во всю занимались замерзшим шиноби из деревни Снега.

— Какая ирония. — Насмешливо фыркнула Юки. Лаитреаль тяжело вздохнула и поднялась к своей команде.

— Ура, ты победила! — Раздались радостные голоса ее друзей.

— Не удивительно. С такими то техниками… — Проговорил Какаши, внимательно рассматривая Лаитреаль. — Мидзуки, это ты ее научила?

— Не совсем. Что-то она сама выучила, чему-то я научила. Какаши, она владеет пятью стихиями, конечно, ее сила будет на порядок выше обычных шиноби. — Гордо проговорила Мидзуки. Она была рада за свою ученицу.

— Сколько стихий? — Пораженно прошептал Какаши.

— Пять. — Ответила Мидзуки. — При этом она может их комбинировать. Так получились все снежные и ледяные техники. Если честно, я иногда боюсь даже представить насколько она сильна.

— Это из-за силы Кицуне в ней? — Спросил Какаши, серьезно смотря на девочку.

— Не только из-за нее. Азазур сказал, что она может быть следующим Драконьим Санином. Ты ведь понимаешь, что это значить? — Спросила Мидзуки, пристально посмотрев на шиноби Листа.

— Да уж. Если это сказал Азазур, то… Я рад, что мы с Водоворотом в дружеских отношениях. Я бы не хотел сражаться с таким шиноби, как Лаитреаль. Ее сила… — Какаши замолчал подбирая нужные слова, чтобы описать свои эмоции, но не находил. Элитный джоннин в глубине души испытывал какою-то тревожность. Он не раз видел команду Водоворота на миссиях. Хатаке восхищался их слаженной командной работой и иногда даже завидовал Мидзуки. Это то, чего он никак не мог добиться от своих учеников. Но сейчас…. Сейчас он понял, насколько сильными техниками может владеть каждый из них.

— Пугает. — Помогла Мидзуки, и с грустной улыбкой продолжила: — Это только верхушка айсберга. А ты ведь знаешь, что скрытого куда больше.

— Шикамару Нара против Кин Тсучи. — Объявил компьютер. Сакура тихо рыкнула. Она быстро объяснила друзьям, что пока Наруто и Саске были без сознания, то ей пришлось защищаться от этой Кин и ее команды. На немой вопрос Лаитреаль: как она это сделала, Сакура протараторила:

— Мне Ли помог. — Харуно указала на мальчика с густыми бровями и в странном зеленом комбинезоне. Он стоял рядом с мужчиной, который был очень похож на него.

— Рядом с ним его учитель Гай. — Добавила Сакура, проследив за взглядом подруги. Девочка кивнула и посмотрела на сражение. Шикамару не спешил что-либо предпринимать. Этот мальчик пах усталостью и ленью, но так же Лаитреаль учуяла в нем не слабую чакру.

Тем временем девушка из Звука нанесла Нара удар, от которого тот уклонился. Но через пару секунд скорчился от боли в ушах. Девушка из Звука управляла… звуком. Шикамару сосредоточился и сложил печати, в этот момент Хидзу воскликнул:

— Невероятно, этот парень — повелитель теней! — Лаитреаль присмотрелась к Шикамару и его сопернице и увидела, что девушка не может двигаться. Тень, которую отбрасывала иголка управляемая нитями чакры, становилась все больше. Все движения, которые делал Шикамару повторяла и Кин. Они оба достали сюрикены и пустили друг в друга. Увернувшись от него, девушка ударилась головой о стену. Шикамару точно рассчитал расстояние, чтобы противник попал в его ловушку.

— Как и ожидалось от Шикамару. — Хмыкнул пухленький мальчик из его команды.

— Это больше похоже на совпадение. — Проворчала Хикари. Услышав эти слова, Ино повернулась к шиноби Водоворота.

— Шикамару очень умный, он просто ленивый. Он умнее всех вас вместе взятых. Его IQ выше 200.

— Интересно. — Скептически проговорила Хикари, недоверчиво глядя в сторону представителя клана Нара.

После этого боя был черед Сакуры и Ино показывать кто из них сильнее. Поединок закончился ничьей — кунаичи были одинаковы по силе. Потом показали свое мастерство Канкуро и шиноби из Звука. Это было короткое сражение, которое закончилось полной победой шиноби Песка. Вообще команда Гаары показала себя, как самая сильная. Канкуро — марионеточник, Темари — повелительница ветра, которая использует веер, чтобы призвать его. Загадкой оставались лишь способности Гаары. Кицуне не сомневалась, что он намного способнее своих товарищей. Каждый бой шиноби Песка был жесток, груб и резок. Они вели себя надменно, насмехаясь над своими соперниками. Добротой и состраданием они явно не обладали. По их лицам вообще нельзя было понять, что именно чувствовали шиноби. Лишенные эмоций. Они напоминали жителей Хидзанакуре. То-то они все стоят с одной стороны. Кицуне вспомнилась старая, затертая до дыр фраза: шиноби узнают друг друга по оружию. Она как нельзя точно описывала ситуацию. Шиноби разделились на тех, кто может что-то чувствовать и на тех, кто не способен на это. Снег, Песок и Звук относились ко второй категории.

— Хикари Урикава и Кай Ритцу. — Объявил динамик. Услышав это имя Кицуне, встрепенулась. Это же тот парень, который убил своего брата на экзамене после окончания академии. Это точно. Вот почему Лаитреаль показалось это имя знакомым. Удзумаки посмотрела на поле. Хикари и Кай стояли друг напротив друга. Парень в маске с улыбкой смотрел на Урикаву. Лаитреаль было не понятно, что он задумал? Но запах подсказал девочке, что Кай не держит зла на Хикари.

— Начинайте. — Скомандовал экзаменатор. Хикари и Кай отпрыгнули друг от друга на небольшое расстояние и начали складывать печати. Девочка была гением иллюзий. Лаитреаль и не сомневалась, что клановая техника Нэкомата, которую сейчас пыталась создать Урикава, поглотит Кая полностью. Вот только Кицуне не знала, какими техниками он сам владел. Тем временем, парень из деревни Снега, оказался проворнее и создал темное облако, которое начало притягивать Хикари к себе. Девочка попыталась отразить атаку, но ничего не получилось. Тем временем Ритцу создал стену из всевозможного холодного оружия. Девочка бы непременно напоролась на нее, но Нэкомата быстро сориентировалась. Она использовала другую печать иллюзии и направила ее на парня. Кай замер, а его техника перестала действовать. Через пару секунд, он снова взял контроль над своим телом, но этого времени Хикари хватило, чтобы вырваться из плена техники шиноби. По-кошачьи грациозно, девочка отпрыгнула в сторону и окружила шиноби Снега кунаями. В мгновение ока она сложила печати и, опустив руки на землю, прокричала:

— Стиль Иллюзий. Кошачий Глаз! — Перед Хикари появился гигантский кошачий глаз изумрудного цвета. Он словно поглощал соперника своим расширенным вертикальным зрачком. Кай остолбенел. На его лице отразилась кривая гримаса ужаса и боли.

— Ты в моей иллюзии. — Проговорила Хикари. — Любой, кто в нее попадает видит свои страхи. Ты не выберешься из нее, пока не победишь свой страх. В твоем же случае… Страх скорее сведет тебя с ума. — Хикари грустно улыбнулась. Она понимала, что сейчас Кай проиграл, не смотря на то, что владел мощной техникой Магнетизма. Нужна сила воли, чтобы выбраться из иллюзии, встретившись с глазу на глаз со своими страхами. Техника Хикари отображала в кошачьем зрачке самый большой страх, как в зеркале. Девочка медленно подошла к противнику и легонько провела кунаем по шее Кая.

— Напоминание, что ты проиграл. — Проговорила Хикари. — Шрам скоро заживет, а твой разум, еще долго будет вспоминать пережитый ужас.

— Победитель Хикари Урикава. — Меланхолично проговорил экзаменатор. Услышав это, Хикари развеяла технику и Кай обессиленно опустился на колени. Парень дрожал, как осиновый лист. Глаза его были мокрые от слез. Лаитреаль догадывалась, что именно увидел Кай в иллюзии Хикари: смерть своего брата.

— Это жестоко, Урикава. — Прошептал шиноби Снега. — Ты когда-нибудь сама переживала это?! — рявкнул Кай.

— Ни разу. — Тихо ответила девочка, присаживаясь напротив Кая. — И… я сожалею… Я не выбираю страхи… Техника сама их выбирает. Она действует на твою душу и подсознание.

— Я проиграл не тебе. — Тихо проговорил Кай. — Я проиграл своему брату. Я считаю это достойным поражением. — Хикари ничего не сказала на это замечание. Она молча поднялась к своей команде. Ни Хидзу, ни Лаитреаль, ни Мидзуки не поздравляли Хикари. Девочка не считала это своей победой. Кай правду сказал. Он проиграл своему страху… своему мертвому брату. Это, наверное, был первый раз, когда победа оказалась горькой.

— Хидзу Урикава и Хиретсу Занкоку. — Позвал новую пару компьютер.

— Дьявол. — Сплюнул Хидзу. Лаитреаль посмотрела на своего друга и поняла, что сейчас для него экзамен может закончится. Сразу вспомнились слова Митцу, о том, что Хиретсу это смесь Кицуне и Биджу Двухвостого. Инстинктивно Удзумаки подняла испуганный взгляд на сводную сестру. Дочь Хидзукаге была так же напугана, как и сама Лаитреаль. Девочку это удивило. Неужели слова Митцу сказанные тогда были и в самом деле предупреждением? Кицуне снова посмотрела на Хидзу. «Откажись» вертелось на языке у Лаитреаль. Прошло ведь, не больше секунды, но она показалась ей вечностью.

Хидзу спрыгнул с балкона и приземлился рядом со своим противником. Экзаменатор дал сигнал для начала боя, но ни Хиретсу, ни Хидзу не шелохнулись. Каждый из них внимательно смотрел на другого, оценивая силу. Не сговариваясь они бросились друг на друга. Хидзу замахнулся, но не успел ударить, Хиретсу оказался быстрее. Его скорость была сравнима со скоростью Лаитреаль. Но Хидзу, наученный тренировками с Удзумаки успел поставил блок из кристаллов.

— Что это за техника? — Спросил Шикамару, глядя на блок Хидзу.

— Это улучшенный геном клана Урикава. Передается от отца к сыну. — Не сводя глаз с боя, протарахтела Хикари. — Тот, кто овладеет этой техникой в совершенстве, сможет превращать соперников в кристаллы одним только порезом. Этот процесс необратим.

— Вот как… — Пораженно промямлил Шикамару.

Хикари нервничала. Лаитреаль это чувствовала так же отчетливо, как и запах опасности. Тем временем Хидзу перешел в ближний бой, он пытался задеть противника своим кунаем, но Хиретсу создал пар и скрылся в нем, лишив шиноби Водоворота способности видеть. Мальчик понял, что без силы Оборотня ему даже ранить Хиретсу не получится. Урикава глубоко вздохнул и закрыл глаза, а когда открыл они стали полностью черные и по форме напоминали глаза енота. Вокруг этих глаз появились темно-коричневого цвета специфические узоры.

— А это еще что? — Спросил Асума — командир команды Ино и Шикамару.

— Хидзу — Тануки. — Спокойно ответила Мидзуки. Мужчина уставился на командира отряда из Водоворота с каким-то легким шоком граничащим с ужасом.

— Хидзу такой же оборотень, как и Лаитреаль, и Хикари. — Начала объяснять Мидзуки, нервно постукивая пальцами по перилам. — Они отличаются от обычных шиноби. Они отличаются даже от Джиинчурики. Лаитреаль — Кицуне, Хикари — Нэкомата, а Хидзу — Тануки. Клан Тануки специализируется на кристаллических техниках, тогда как Нэкомата на иллюзиях. Клан Кицу… Клан Кицу владеет способностью повелевать разумом, видеть ветер и запахи.

— Впервые слышу о таком. — Прошептал Асума.

— Я тоже был шокирован, когда узнал, что это возможно. — Проговорил Какаши.

— Учитель Какаши, вы знали об этом с самого начала?! — Воскликнул Наруто на весь зал, при этом тыча в учителя пальцем. Хатаке оставалось только примирительно улыбнуться.

На поле боя Хидзу создал кристаллы в виде змей и пытался опутать ими Хиретсу. Но шиноби Снега, казалось только-только разогрелся. Он с рыком высвободил черно-белый поток чакры из своего тела, который с бешеной скоростью несся на Хидзу. Урикава не успел поставить блок из кристаллов, и отлетел к стене пробив ее.

— Хидзу! Нет! — Прокричала Хикари.

— Что это было? — Воскликнул Какаши. — Эта чакра….

— Эта чакра смешанная с чакрой Двухвостого. — Проговорила Лаитреаль. Она пересказала в двух словах то, что сказала ей ее сводная сестра.

— Черт! — Рыкнула Мидзуки, готовая сорваться с места и остановить бой. — Нам светят большие неприятности.

Дальнейшие события развивались как в замедленной сьемке. Хидзу создал кристаллических драконов, которые метали острые и тонкие иглы в Хиретсу. В этот момент из тела Хиретсу вырвалось два потока чакры, образовав черно-белые тиски. Хидзу бы расплющило не увернись он вовремя. Но он не успел среагировать на только появившейся новый поток чакры, который отбросил мальчика в стену. Послышался хруст. В этот момент два потока чакры окутали Хидзу за ноги, словно кокон. Все шиноби услышали треск костей и душераздирающий крик боли. Лаитреаль сложив печати отбросила снежной атакой Хиретсу от бессознательного тела своего друга. Бой прекратили. Мидзуки, Какаши, Лаитреаль, Хикари и учитель Гай приземлились напротив Хиретсу, защищая собой Хидзу. Мидзуки и Хикари подбежали к пострадавшему и начали оказывать ему первую помощь медицинскими ниндзюцу. Снежные лапы Юки из тела Лаитреаль с трудом удерживали черно-белые потоки чакры Хиретсу.

— Хиретсу Занкоку победил. — Ледяным тоном проговорил экзаменатор. Лаитреаль рыкнула от досады.

— Остановись. Бой окончен. — Прорычала Мидзуки. Это подействовало. Хиретсу с каким-то диким смешком резко прекратил атаку и отпрыгнул на балкон к своей команде. Кицуне тяжело дышала, а ноги подкашивались от напряжения. Тихие всхлыпы Хикари перемешивались с недовольным гудением голосов, это давило на мозг.

— Как он? — Переведя дух, спросила Лаитреаль.

— Тяжелое состояние. — Мрачно проговорила Мидзуки. — Ему нужно было сразу отказаться от боя.

— Он бы этого не сделал. — Прорычала Лаитреаль. — Для него это было важно.

— Ты хоть понимаешь, что он не сможет быть шиноби после этого? — Рявкнула на Лаитреаль Хикари. Кицуне поджала губы и сильно стиснула челюсть. От этих слов хотелось крушить все, что под руку попадет.

— Я ненавижу деревню Снега. — Словно змея, зашипела Хикари.

— Все слабаки так говорят. — Проговорил шиноби из команды Митцу. Лаитреаль понадобилось меньше секунды чтобы оказаться возле напарника Митцу и сбить его с балкона на землю. Шиноби Снега, падая, проломил под собой часть бетонных плит. Еще миг и Лаитреаль уже бы впечатала обидчика в пол, но ее кто-то остановил. Одним простым блоком некто остановил удар Лаитреаль, которая уже почти трансформировалась в лисицу с тремя хвостами.

— Отпусти меня. — Прорычала Лаитреаль. Было видно, что еще чуть-чуть и девочка потеряет самооблодание окончательно.

— Я понимаю твою злость. Но то, что ты делаешь не благородно, шиноби должны давать отпор своим противникам тогда, когда им для этого выпадет шанс. — Кицуне подняла на нахала глаза. Кто же это такой, кто смог остановить ее удар и помешать наказанию шиноби Снега. Перед ней стоял тот самый шиноби Конохогакуре, о котором не так давно рассказывала Сакура. Кажется этого густобрового зовут Ли. Мальчик без страха смотрел на Лаитреаль. Это почему-то успокаивало. Ее глаза, горящие всепожирающим огнем гнева, с вертикальными зрачками постепенно становились обычными.

— Эта мразь, защищает того, кто чуть не убил моего друга. Ты ничем не лучше, раз защищаешь таких, как он, и говоришь о благородстве тогда, когда им здесь и не пахнет. Ты просто лицемер. — Прорычала Лаитреаль.

— Я не лицемер. Я предполагаю, что ты меня не совсем правильно поняла. — Продолжал тем временем густабровик в зеленом костюме. — Я имел ввиду, что не ты одна негодуешь. Не ты одна призираешь поступок этого шиноби. Я хотел сказать, что экзамен еще не закончен и вполне возможно, что с ним буду сражаться я или кто-то из моей команды. Уверен, они припомнят ему и эту его выходку. Доверься другим, не все здесь враги. — В этот момент рядом с Лаитреаль приземлился Наруто.

— Эй, сестренка, Густобровик правильно говорит. Еще не вечер, он еще сам может оказаться проигравшим. — От этих слов Лаитреаль перевела дух. Хвосты исчезли так же, как и символы вокруг глаз. Глаза Кицуне были прикованы к парню из Снега, который встал, отряхнулся и, как ни в чем не бывало, направился к своей команде на балкон. Отвернувшись от нахальной ухмылки шиноби Хидзанагакуре, сквозь стиснутые зубы девочка прорычала:

— Обещайте, что ему хорошенько достанется. — Улыбнувшись во все тридцать два, Наруто крикнул что-то в духе «Конечно, даттебайо!», а Ли — «Сила Юности не подведет нас!». Лаитреаль их уже не слышала, она смотрела на Хидзу, который морщился от боли, когда его переносили через весь зал в лазарет. Хикари, как призрак шла за ним.

— С ним, все будет в порядке. Он сильный…. Справится.

— Еще бы. — Рыкнула Лаитреаль, запрыгивая на балкон и присев у стены, погрузилась в свои мысли. Словно сквозь вату девочка слышала голос экзаменатора. Она не видела бой Наруто и Кибы. Она в трансе просидела всю битву Митцу, пока рядом с собой не услышала голос Канкуро.

— Вы, девчонки такие плаксы. — Лаитреаль очнулась, и посмотрела на пустынника, который сидел рядом с ней, прислонив к стене свою марионетку.

— Знаешь, ты последний человек, с которым я сейчас хотела бы говорить. — Надменно проговорила Лаитреаль, на что пустынник только усмехнулся.

— Ты такая сентиментальная язва.

— Я не считаю себя такой. — Раздраженно проговорила девочка, внимательно изучая этого странного шиноби. Он не пах злостью или надменностью. Кицуне учуяла желание покрасоваться смешанное со смертельной усталостью.

— Я не нянька тебе, — на выдохе проговорил кукольник, — и успокаивать не собираюсь. Просто хотел сказать, что в мире шиноби не избежать потерь. Важно как ты к ним относишься.

— Что ты хочешь этим сказать? — Устало прошептала Кицуне.

— Короче, эта дерьмовая сторона нашей профессии. Ты еще не потеряла своего товарища, ты еще можешь ему помочь. — Проговорил кукольник.

— А что бы ты сам сделал, если бы кто-то из твоей команды пострадал? — Тихо спросила Кицуне. Ей нужна была поддержка, хоть кого-то. Даже если это шиноби сомнительной деревни, которая не особо дорожит мирным соглашением.

— Я не знаю, как бы я поступил в такой ситуации. — Честно ответил Канкуро. — Возможно, я точно так же как и ты хотел бы наказать обидчика. Но… я уверен, мне никогда этого не испытать. Я не привязан к своей команде.

— Я пойду. — Вдруг проговорила Лаитреаль, она посмотрела на пустынника и сказала:

— Спасибо тебе, Канкуро. — Сказав это, Лаитреаль направилась в лазарет. Выходя из зала, Кицуне столкнулась с Гаарай. Он как всегда был неприветлив. Мальчик внимательно посмотрел на Лаитреаль.

— Уйди. — Прорычал он. Спорить с ним — себе дороже, можно и костей не собрать. Лаитреаль отшатнулась от мальчика со словами:

— А повежливее нельзя? — Субоку-но Гаара медленно повернулся и с сумасшедшей ухмылкой проговорил:

— Пожалуйста. — От этого голоса девочка вздрогнула. Гаара был похож на сумасшедшего. Он безумно улыбался, а его глаза горели диким огнем. Лаитреаль лишь устало выдохнула. Она не чувствовала от него угрозы по отношению к себе. Казалось, что этот мальчишка проверяет ее, изучает, словно она какой-то подопытный кролик.

— Странный ты. — Проговорила Лаитреаль и покинула зал. Плутая длинными коридорами, Кицуне пыталась уловить запах Хикари и ее брата. Наконец-то она нашла их. Девочка сидела на краешке кровати и о чем-то тихо говорила с Хидзу. Стоило Кицуне зайти, как разговор утих. Хидзу очень плохо выглядел. Он был очень бледным с запавшими глазами, на лице застыла гримаса боли. Хикари мягкой губкой вытирала ему засохшие следы крови.

— Простите, я не вовремя. — Прошептала Лаитреаль. Ее пугал взгляд Хикари, ей казалось, что она ее обвиняет в чем-то.

— Все хорошо. Я рад, что ты зашла ко мне. — Улыбаясь, проговорил Хидзу.

— Что ты хотела? — Холодно отчеканила Хикари. Лаитреаль растерялась, она не ожидала такой реакции. Кицуне почувствовала, что с ее подругой что-то произошло. Хидзу непонимающе уставился на свою сестру.

— Хикари, что с тобой? Я тебя не узнаю.

— Это из-за Кицуне, ты попал в эту ситуацию. Это она виновата, что ты здесь. — Агрессивно зашипела Хикари. Лаитреаль постепенно начала понимать, что произошло. Сила Темной Кицуне, о которой говорила Мидзуки, распространилась на всех, кто был рядом с Хиретсу. Девочка быстро сложила печати, которым ее научила командир отряда и проговорила:

— Развейся. — Словно от щелчка, Хикари дернулась, заморгала и непонимающе посмотрела по сторонам.

— Что со мной произошло? Хидзу! Как ты? — Лепетала Хикари, а Хидзу спокойно сказал сестре:

— Сядь и успокойся. Лаи, объясни что случилось.

— Темная Кицуне. Это сила Оками, часть которой она отдала Хиретсу.

— Я была под гендзюцу? — В панике спросила Хикари. — Но как? Я не заметила.

— Это другой уровень. Эта техника реагирует на сильный всплеск эмоций. Когда Хидзу лежал без сознания, она распространилась на меня и тебя, так как мы были самыми уязвимыми в тот момент. Мне об этом Мидзуки как-то рассказывала вместе с Юки. — Объяснила Лаитреаль.

— Но почему ты смогла выйти из нее, а моя сестра — нет?

— Ли и Наруто…. — После небольшой паузы ответила Лаитреаль на вопрос Хидзу. — Они меня остановили и заставили успокоиться.

— Думаешь, это Хиретсу сделал? — После небольшой паузы задумчиво уточнила Хикари.

— А по-твоему кто? — Спросила Лаитреаль, усаживаясь на подоконник.

— Я подозреваю Митцу. Прости Лаитреаль, я знаю, она твоя сводная сестра и все такое…. Но меня настораживает ее поведение. — Медленно, проговорила Хикари. Лаитреаль была с ней согласна. Ведь и для нее самой поведение наследницы Хидзукаге казалось, по меньшей мере, странным.

— Дамочки, вам надо уже идти. — Вдруг заговорил Хидзу. Его голос звучал хрипло от сдерживаемой боли.

— Прости Хидзу…. Тебе отдыхать надо. — Засуетилась Хикари, а потом поцеловала брата в лоб. Девочки покинули больничную палату. Им на встречу шли медик, неся на носилках какого-то парня. Подойдя ближе, Лаитреаль охнула и прошептала:

— Ли…. — Мальчик был в ужасном состоянии. Он находился без сознания, а руки и ноги были неестественно вывернуты. Он был похож на сломанную куклу.

— Кто его так? У кого столько силы было? — Прикрыв ладошкой рот, прошептала Хикари, глядя вслед удаляющимся медикам.

— Песчаный Гаара. — Раздалось за спинами у девочек. Когда они обернулись, то увидели учителя Ли, Гая.

— Это сделал Гаара? — Выдохнула Лаитреаль. Ли был сильным, раз смог остановить удар Кицуне. Значит Гаара еще сильнее и эта сила просто разрушительная. Девочке стало страшно, на что еще способен этот пустынник? Неужели он такой же как Хиретсу?

— Да. Он раздробил ему кости руки и ноги. — Учитель Гай еле сдерживал слезы. — Ли… Он… Он больше не сможет быть шиноби…. Это я виноват. Но я хотел лишь защитить его мечту. Мечту быть всеми признанным шиноби, владея лишь тайдзюцу. Он стал гением, а я его так уничтожил всего одним словом. — С этими словами учитель направился вслед за медиками, оставив девочек в полной растерянности. Лаитреаль начала понимать, что пустынник такой же как и Хиретсу. В нем нет ни капли сострадания… Никаких чувств. Лаитреаль глубоко вздохнула и развернувшись направилась в зал, который был пропитан кровью и потом. Хикари семенила следом за золотовлаской. Девочки преодолели оставшееся расстояние и вышли на балкон.

— Вы вовремя. — Проговорила Мидзуки. — Как Хидзу?

— Ему раздробили кости ног и таза, как он, по-вашему? — Холодно спросила Хикари. Мидзуки хотела что-то сказать, но Хатаке покачал головой, мол: «Ничего не говори, сделаешь только хуже.»

— Это последний бой. Скоро все закончится. — Проговорил он вслух. Хикари только головой кивнула. Лаитреаль же смотрела бой и старалась отвлечься. Исход битвы был ясен с самого начала. Толстячек проиграет, как бы он не старался, его техники не для одиночных боев, а для командной работы. Девочка закрыла глаза и попыталась уйти в себя. Она не заметила, как попала в обитель Юки. Лисица сидела в дали коридора и вглядывалась в свечение изумрудного пламени. Увидев, что к ней пришла гостья, Юки грациозно подошла к девочке и села напротив нее, внимательно изучая.

— Ты решаешь с каким соусом меня съесть или просто задумалась? — Решила пошутить Лаитреаль. Юки фыркнула и сказала:

 — Если я захочу поесть, я найду себе что-то повкуснее. — Лаитреаль улыбнулась уголками губ, но потом снова стала грустной и сосредоточенной.

 — Я могу здесь посидеть? Хочется побыть немного наедине со своими мыслями.

— Хидзу поправится. — Проговорила Юки укрывая девочку одним из своих пушистых белых хвостов.

— Ты так уверенно это говоришь. — Устало проворчала Лаитреаль.

— Да, потому что я знаю, что произойдет.

— Хотела бы и я иметь такую же уверенность в будущем.

— Что будешь делать, если в финале придется сражаться с Хиретсу? — Вдруг спросила Юки. Лаитреаль повернула к ней голову и сказала:

— А, что я по-твоему должна делать? Конечно, я буду с ним сражаться.

— Поговори с Мидзуки по поводу запечатывающих ниндзюцу. — Посоветовала Юки, а Лаитреаль непонимающе на нее уставилась.

— Ты хочешь, чтобы я запечатала Хиретсу? Но как это поможет?

— В Хиретсу сейчас борется три сущности: чакра Двухвостого, его собственная и Кицуне. Каждая из них ищет выход. Сейчас он психически нестабильный. Любой всплеск эмоций может запустить бомбу замедленного действия.

— Я все равно не понимаю. Как это поможет? — После паузы проговорила Лаитреаль.

— Принцип простой. — Усмехнулась Юки. — Ты должна научиться запечатывать чакру в чакре, а не только в теле носителя. У Хиретсу сейчас внутри полный хаос. Три типа чакры, которые нельзя объединять по своей природе, были объединены. Каждая из них разрывает его изнутри, пытаясь вырваться на свободу. Если хочешь победить Хиретсу, то научись запечатывать чакру в чакре, как матрешку, а потом в самом носителе этой чакры.

 — Я поняла. — Улыбнулась Лаитреаль, выныривая из своего подсознания. За это время бой закончился и тех, кто прошел отборочные бои, попросили снова построиться перед Хокаге.

— Сейчас не время с Юки общаться. — Проговорила Мидзуки, подталкивая Лаитреаль.

— Как думаешь, о чем они говорили? — Спросил Какаши у Мидзуки.

— Понятия не имею. — Ответила женщина, внимательно следя за Лаитреаль и Хикари, которые шли на построение.

— Я благодарю всех за участие. — Начал Хокаге свою речь. — Не многие смогли дожить до третьего этапа. Так, что вы можете собой гордиться. Вам сейчас выдадут карточки с числами. Запомните их, потому что это порядок, в котором вы будете сражаться друг с другом в финале. — Лаитреаль подняла голову и увидела, что ее сражение идет после битвы Наруто и Неджи Хьюга. Лаитреаль поставили в пару с Хиретсу. Девочка скрипнула зубами и посмотрела на своего соперника, он не остался в долгу и отдал ей такой же ненавистный взгляд. Тем временем Хокаге продолжал:

— Третий этап — бой без правил. Такой же, как сегодня. Считайте, что это была тренировка. Вам дается месяц, используйте это время с пользой. Удачи, а сейчас идите отдыхать. Вы это заслужили. — После этих слов все разошлись. Удзумаки подошла к Мидзуки.

— Ты можешь меня научить техникам запечатывания? — Командир удивленно посмотрела на Лаитреаль и проговорила:

— Это сложные техники уровня джоннина. Ты не потянешь их… Это сложно… Твоя чакра…

— Мидзуки, научи меня этим техникам. — Начала настаивать Кицуне. Шиноби была удивлена такой настойчивости девочки. Мидзуки только кивнула, тем самым давая свое согласие на тренировки. Лаитреаль широко улыбнулась и побежала догонять Хикари. Наконец-то второй этап экзамена на звание чуунина закончился.

Тем временем Мидзуки растворилась в лепестках цветов и оказалась в резиденции Узукаге. Женщина аккуратно постучала в кабинет, услышав приглушенное «Заходи, Мидзуки.» она вошла в полумрак помещения. За письменным столом сидел Узукаге и разбирал какие-то свитки, то и дело, хмуря лоб. На диване же, забросив ноги на журнальный столик, сидел мужчина. Длинные черные волосы были собраны в хвост тонкой золотистой лентой, а янтарные глаза хитро изучали вошедшую. Он был одет в роскошное кимоно фиолетового цвета. Оно было расшито экзотическими птицами, которые переливались золотом в тусклом свете лампы. Обут он был в моджари. Тонкие узоры на одеждах мужчины завораживали. Это была работа лучших мастериц во всем мире Шиноби.

— Добрый вечер, господин Узукаге… Господин Азазур. — Проговорила Мидзуки, поочередно кланяясь в учтивом поклоне каждому из мужчин.

— Как там наши подопечные? — Поинтересовался Наир, не отрываясь от своего занятия, и не скрывая беспокойства в голосе.

— Хидзу сильно пострадал, а Хикари и Лаитреаль справились.

— Насколько сильно он пострадал. — Воскликнул правитель Водоворота. Казалось, что Наир Кицу даже перестал дышать.

— Ему раздробили кости ног. Начиная от таза и ниже.

— Это кто ж его так? — Присвистнул Азазур, хищно сузив глаза.

— Хиретсу Занкоку из деревни Снега. — Отчиталась Мидзуки. Азазур рыкнул, а Узукаге с чувством стукнул по столу.

— Черт!

— Это еще не все. — Ответила Мидзуки. — Лаитреаль будет сражаться с Хиретсу в финале и… она попросила научить ее запечатывающим техникам.

— Вот значит как? — Задумчиво проговорил Азазур. — Если научить ее клановым техникам, то тогда она в открытую заявит нашим врагам о том, что сильные представители клана Удзумаки живы. У нас могут появиться неприятности.

— Они бы у нас и так появились рано или поздно. — Устало потирая переносицу, проворчал Наир Кицу. — Вопрос в том, кто из этих двоих способен удержать опасность. Лаитреаль с ее неконтролируемой вспыльчивостью и упрямством, или же Наруто с его непредсказуемостью. Еще не известно что хуже.

— Лаитреаль может и вспыльчива и упряма, но она не так глупа. Беззаботность главы клана может сыграть с ними злую шутку. — Проговорил Азазур, складывая руки перед собой в замок.

— Вы считаете, что Лаитреаль более достойная? — Решила уточнить Мидзуки.

— Ну…. Скажем так…. Она не так безнадежна как ее брат…. Пока что. — Проговорил Азазур, тяжело вздыхая.

— Согласен. — Кивнул Наир. — Научи ее клановым техникам, Мидзуки.

— Но… она же не глава клана Удзумаки… — Прошептала Мидзуки.

— Именно. Она станет своего рода приманкой. — Проговорил Азазур. — Она сильная, значит справится, к тому же… Их все равно пока нужно поменять местами. Если оставить как есть… Наруто убьют очень быстро. Люди, охотящиеся за ними сильнейшие из сильнейших. Это совсем другой уровень. Пусть Наруто идет своей дорогой, а Лаитреаль его прикроет, пока. Если они останутся так, Наруто не сможет стать Хокаге… По крайней мере сейчас с теми обычаями, которые у нас есть. Потом, когда придет время мы поменяем их обратно.

— Лаитреаль это не понравится. — Проворчала Мидзуки. — Она не хотела всей этой ответственности…

— Я понимаю ее. — Проговорил Наир. — Но…

— Если она призовет меня… Ветер мне шепчет, что скоро это произойдет, то… она станет Драконьим Отшельником. Тенью тех, кто ей будет дорог. Ее детство окончательно закончится, и…. Дай Бог, чтобы к тому моменту у нее появились те, кто поддержат и будут сами выступать в качестве ее тени.

— Значит, я должна подготовиться к ее обучению. — Проговорила Мидзуки. — Надеюсь, что она сможет побыть ребенком еще какое-то время.

— Не будь столь наивна, Мидзуки. — Хрипло засмеялся Азазур. — Сейчас не детские времена. Лаитреаль и всем, кто будет ее окружать, придется бороться за свои идеалы, чтобы их дети смогли подольше побыть детьми.

Комментарий к Глава 10 или Бои без правил Наконец-то я закончила с этой главой. Надеюсь, она вам понравится. :-)

====== Глава 11 или Странности продолжаются ======

Комментарий к Глава 11 или Странности продолжаются Новая глава готова. :

) Спасибо, дорогие читатели, что набрались терпения и дождались продолжения :

)

Лаитреаль проснулась среди ночи, дрожа от страха. Ей опять снился кошмар. Каждую ночь одно и тоже. Удзумаки не могла ответить на вопрос: когда же это началось? Просто с какого-то момента она начала плохо спать. Тяжело вздохнув, понимая, что уже не заснет, Кицуне оделась и через окно взобралась на крышу отеля. Это, наверное, последние теплые деньки уходящего лета. Скрежет цикад, приятный теплый ветерок, далекое уханье совы и шорох ночных животных. Эти звуки успокаивали. Девочка поудобнее устроилась на крыше и залюбовалась ночным небом. Лаитреаль вытянула руку вверх, словно пыталась поймать одну из звездочек.

— Юки, что со мной? — Спросила Лаитреаль.

— Эм… Не совсем тебя понимаю. — Зевая, ответила лиса.

— Почему мне начали сниться кошмары?

— А…. Ты об этом…. — Послышался тяжелый вздох: — А это, моя дорогая, цена твоей силы.

— Объясни.

— Наша с тобой связь с каждым днем усиливается…. — Уклончиво ответила Юки.

— Я же чувствую, что ты что-то скрываешь.

— Ладно, — тяжело вздохнула Юки, — придется рассказать сейчас. Ты же до утра не дотерпишь. — Лиса замолчала.

— В общем, слушай сказку, Цыпленок. — Хитро фыркнула лиса. — Когда-то давным-давно самой первой Королеве Кицуне, имя которой никто уже и не помнит, приснился сон…. Она увидела войну между представительницами клана Кицу за право называться следующей Королевой. Эта война продолжалась долгие годы, пока не закончилась полным уничтожением всего клана Кицу. Чтобы это предотвратить Королева решила придумать такие правила, которое бы позволяли только достойным носить этот титул. Правда это или нет, никто уже не знает. — Усмехнулась Юки. — Тем не менее, в главном доме клана Кицу, в Водовороте, хранятся древние свитки с непонятными письменами, которые хранят какую-то тайну. Однако, в тайник, где они находятся, никто не смог проникнуть. Но я знаю, что так называемые кошмары, которые ты видишь…. — Юки сделала паузу.

— Во снах к тебе приходят память предыдущих Королев и их знания. Из них ты узнаешь их жизнь, их традиции.

— Вот как… — Протянула Лаитреаль.

— Я ведь тоже — память. — Хохотнула Юки. — Я помню все, что хранили в своих сердцах представительницы клана Кицу.

— Что?! Ты память? — Воскликнула Лаитреаль. Она подскочила и тут же оказалась в своем подсознании рядом с Юки. Лиса лежала спиной к девочке, укутавшись хвостом. — Тогда…. — На этом слове девочка запнулась, а Юки потянулась и зевнула:

— Да, память твоей матери тоже живет во мне. — Увидев реакцию Удзумаки лиса, хохотнула и прорычала: — Но пока, ты еще не готова увидеться с ее воспоминаниями. — Лаитреаль нахмурилась. Она иногда не понимала это существо.

— Почему не готова?

— Запомни, Лаитреаль, в каждой Кицуне есть память предыдущих поколений… В Мидзуки, в Митцу и даже в Оками. Вопрос лишь в том, желает ли каждая из них прожить жизнь Королевы…. Считай, что это такой естественный отбор. — Поучительным тоном прорычала Юки. Лаитреаль задумалась. Она никогда не хотела этой силы и тем более не желала быть никакой Королевой. Видеть, как рушиться собственная жизнь в обмен на счастье других…. Лаитреаль была слишком эгоистичной, чтобы жертвовать своим комфортом. Если слова Юки — правда, и «кошмары» когда-то были реальной жизнью, тогда зачем женщины жертвовали собой?

— Потому что у них были те, кого они хотели защищать.  — Проговорила Юки, услышав мысли Удзумаки. — Самое величайшее зло по отношению к окружающим — безразличие. Это первый признак, что Кицуне оборачивается во тьму. Задача Кицуне нести свет, неважно Королева она или просто принадлежит этому клану. Созидание делает всех лисиц счастливыми. Но, когда тьма окружает, очень трудно найти в себе силы смотреть вперед с гордо поднятой головой. Многие сбились с этого пути, поверив тьме, а не свету.

— Ты когда-то говорила, что важен баланс. — Вспомнила девочка слова лисы.

— Да. Баланс тьмы и света в сердце Королевы Кицуне очень важен. Но…. Сейчас об этом не думай. Ты еще слишком мала, чтобы задумываться о том быть тебе Королевой Кицуне или нет. — Усмехнулась Юки. Вдруг до чуткого слуха Удзумаки донесся шорох. Девочка обернулась, но рядом с ней никого не было.

— Это на соседней крыше. — Раздался рык Юки. — Лаитреаль, не иди туда…. — Было уже поздно. Удзумаки, распираемая любопытством, поскокала на соседнюю крышу. Спрятавшись в тени, девочка увидела двух шиноби, окутанных песком, которые сражались, не на жизнь, а на смерть. В свете яркой луны она узнала в них Гаару и Досу Кинута. Тот самый парень, которому проиграл Чоджи из команды Асумы в последнем бою.

— Что здесь происходит? — Мысленно воскликнула Лаитреаль.

— Я иногда поражаюсь отсутствию в тебе чувства самосохранения. — Проревела Юки в подсознании девочки. Кицуне не обратила внимания на замечание лисы. В лунном свете девочка смогла рассмотреть происходящее. Гаара практически не шевелился, окруженный песком он безразлично наблюдал за попытками своего врага подобраться к нему. Песок отбивал любую атаку шиноби Звука. Казалось, что Собаку-но управлял им при помощи силы мысли. Выпад со стороны Гаары и Досу оказался окутан песком.

— Песчаный гроб. — Прохрипел мальчик. Раздался леденящий душу крик боли и в следующий миг все стихло. Песок начал осыпаться, представляя в лунном свете то, что раньше было человеком. Кровавое месиво. По крыше тонкими струйками стекала кровь, перемешиваясь с песком. Лаитреаль замерла не в силах пошевелиться. Она хотела отвести взгляд, но не могла. Глаза, словно, специально натыкались на искореженные останки шиноби Звука. Девочка забыла как дышать. Послышались тихие шуршащие звуки рядом с Лаитреаль. Кицуне с трудом перевела взгляд. Гаара стоял в шаге от нее и изучал. Удзумаки сглотнула. Он получал удовольствие от того, что убивал. Его глаза горели диким огнем возбуждения.

— Он еще опаснее, чем Хиретсу. — Пронеслось в голове у девочки.

— Сейчас ты не такая смелая. — Оскалился Гаара. Лаитреаль не знала, что сказать ему на это. Он прав. Она боялась. Боялась его. Его силы. Его запаха крови, который душил. Но в то же время, единственный запах исходящий от него ломал логику, как карточный домик. Он совсем ему не подходил. Сладкий и приятный, даже немного детский аромат карамели. Он плавно прокрался в подсознание девочки, прерывая бурю мыслей и эмоций. Удзумаки начинала злиться. Какая к черту карамель, когда он убийца… убивающий ради удовольствия.

— Что, страшно, да? — Насмешливо проговорил Гаара.

— Да. — Честно проговорила Лаитреаль. Кажется, Юки была права. Чувство самосохранения не знакомо Лаитреаль Удзумаки. — Я боюсь тебя. Но больше всего… я не понимаю твой запах. Вот, что меня по-настоящему пугает в тебе.

— О чем ты? — Голос шиноби Песка снова стал ледяным.

— Ты пахнешь кровью. Ты ею воняешь, что меня воротит от этого, но… этот запах карамели…. Ты, что конфетами объедаешься, перед тем как убить кого-то? — Выпалила Кицуне на одном дыхании. Гаара, плотно стиснул зубы. Интересный он все-таки. Ни один мускул на лице не дрогнул, а в глазах бушует ураган эмоций.

— Ненавижу. — Прохрипел Гаара, хватая девочку за горло. — Ты смеешь еще насмехаться надо мной.

— Г…Гаара, кха-кха, п-пусти. — Хрипела девочка, пытаясь ртом поймать воздух. Пустынник со всей силой отбросил Лаитреаль в сторону. Девочка упала во что-то липкое, скользкое и мокрое.

— Я думал, что ты такая же, как и я. — Прорычал Пустынник. — А ты ничем не отличаешься от других. Такая же жалкая, как и все. — Мальчик в мгновение ока оказался рядом с Кицуне и, схватив ее за волосы, прошипел:

— Не смей больше попадаться мне на глаза. В следующий раз тебя не спасет даже то, что мы похожи. — Гаара с силой оттолкнул голову девочки, вырывая при этом клок волос. Миг и все стихло. Лаитреаль тяжело дышала. Она с трудом поднялась и начала растирать горло. То во что бросил ее Субоку-но были останки шиноби Звука смешенные с песком.

— Мы не похожи. — Прохрипела Лаитреаль. — Не похожи… — Эти слова девочка повторяла словно заклинание. Страх она уже не чувствовала, его вытеснила боль. С трудом Кицуне пробралась в свою комнату. Дрожащей рукой она взяла с прикроватной тумбочки стакан с водой. Сделав глоток, Лаитреаль зашлась новым приступом кашля. Горло саднило. Вода облегчала неприятные ощущения, но не убирала их полностью. Немного успокоившись, Удзумаки направилась в ванную комнату. Смыв с себя кровь шиноби Звука, девочка смогла рассмотреть шею. На бледной коже красовались пять алых кровоподтеков.

— Он, в самом деле, мог меня убить. Просто так…. Ради удовольствия…. — Прошептала Лаитреаль своему отражению.

— Дошло, наконец-то? — Рыкнула Юки. — Он не такой как мы.

— Убийца, который пахнет карамелью. — Проговорила Лаитреаль съехав по стене в ванной. — Я встречала таких, как он, на миссиях. Они все воняли кровью, кисло-сладким запахом ненависти…. Ни один из них не источал хоть какой-то приятный аромат. Что за черт творится с этим несносным мальчишкой?

— Иногда, некоторым с рождения винтиков не хватает. — Прорычала Юки. Лаитреаль лишь кивнула. Этот день обещал быть тяжелым.

Удзумаки пришла на тренировочный полигон за час до рассвета. Юки она уговорила ничего не рассказывать Мидзуки об этом инциденте. Девочка не хотела лишних вопросов, к тому же реакция ее команды могла быть непредсказуемая.

Тренировки с Мидзуки были тяжелыми и выматывающими. Каждый день девочка возвращалась в номер смертельно уставшей, с одним лишь желанием — поспать. Ей нужно было учиться сложному контролю чакры, на котором основывались запечатывающие техники.

— Чакра Юки и твоя очень похожи. Поэтому, объединяя их, ты не устаешь. — Проговорила Мидзуки на одной из тренировок. — Сложнее добавить в эту комбинацию природную чакру.

— Да, уж… — Прохрипела Лаитреаль. — Как же оно меня бесит! У меня ничего не получается!

— Представь, что ты готовишь пирог. — Усмехнулась Мидзуки. — Каждый компонент нужно добавлять в пропорции с другими, чтобы получилось вкусно. Этот принцип переносится и на контроль чакры.

— Да знаю я про пропорции. — Рыкнула Лаитреаль. — Но эти знания мне мало что дают. Я не знаю, какое должно быть соотношение.

— А метод проб и ошибок никто не отменял. — Усмехнулась командир, покидая девочку на тренировочном полигоне. — Можешь пока отдохнуть, у тебя еще есть время. — Мидзуки, бросив эту фразу через плечо, растворилась в облаке из лепестков цветов.

— Ага, как же… Время у меня есть…. — Прошипела Лаитреаль, снова сосредоточившись на тренировке. Неудачи злили Удзумаки с такой силой, что хотелось бросить все. Ближе к вечеру на тренировочный полигон пришел Наруто. Мальчик долго смотрел на попытки Кицуне объединить три чакры.

— Лаи! — Позвал он девочку, помахав ей рукой. — Я принес тебе данго. Мне Хикари сказала, что ты его любишь.

— Спасибо, Наруто. — Улыбнулась Лаитреаль, забирая у мальчика лакомство и присаживаясь под деревом. — Ты с тренировки идешь?

— Да! — Прокричал мальчик. — Представляешь, я изучаю технику призыва!

— В самом деле? — Удивилась Лаитреаль, а потом грустно усмехнулась. — У меня так и не получилось никого призвать.

— Правда? Я думал, ты с этим быстро справилась. — Улыбнулся в тридцать два зуба Наруто. — Техники, которые ты показала на отборочном туре…. Они впечатляют, даттебайо!!!

— Это единственное чем я владею в совершенстве. — Усмехнулась Лаитреаль.

— Неправда, даттебайо! — Воскликнул Наруто, а через пару мгновений стал серьезным и проговорил: — Знаешь…. Я хотел у тебя кое-что спросить….

— Я тебя слушаю.

— Ты…. Я…. Ух… как же это сложно…. Мы родственники? — Выпалил Наруто на одном дыхании. — Понимаешь, мне казалось, что мы как-то связаны. Я не знаю как это объяснить, даттебайо, но… Сестренка, мы в самом деле родственники? — Лаитреаль задумалась. Наир Кицу просил не разглашать пока эту тайну, но… Может, стоило бы ему сказать правду. Ведь Наруто, чуть ли не с самого первого дня называл ее сестрой. С другой стороны, неизвестно как это отразится на самом Наруто. Ведь ему может угрожать опасность. Все так сложно.

— У нас одна фамилия, Наруто. — Аккуратно подбирая слова, проговорила Лаитреаль. — Если одна фамилия, значит мы из одного клана. Я сама многого не знаю… — В этот момент Наруто с силой сжал девочку в объятиях и прокричал:

— УРА!!! У Меня есть сестра!

— Наруто, пожалей мои барабанные перепонки. — Взмолилась Лаитреаль. Когда она отстранилась от мальчика, то увидела, что глаза Наруто были полны слез, а на лице играла широкая улыбка. Удзумаки смущенно потер нос и пробормотал:

— Я это от счастья, даттебайо. — Лаитреаль фыркнула со смеху. Почему-то именно сейчас ей стало так легко и спокойно на душе. Они проболтали до позднего вечера. Ужа прощаясь Наруто со смехом проговорил:

— Хе-хе, а я тебя старше, значит, я должен стать еще сильнее, чтобы защищать свою младшую сестренку.

— Эй, я сама могу себя защитить. — Недовольно рыкнула девочка, а Наруто очень серьезно проговорил:

— Ты моя младшая сестра. Ты сильная, я в этом убедился во время боя. Но это обязанность мужчины защищать женщину. Я не могу стать Хокаге, если буду всегда прятаться за юбкой своей младшей сестры. Я должен стать таким сильным, чтобы ты могла с уверенностью сказать, что твой брат может защитить не только тебя, но и всех шиноби. — Лаитреаль была удивлена. Наруто хочет быть признанным не только благодаря своей силе, но и благодаря своим поступкам.

— Знаешь, — вдруг проговорил Наруто. — раньше бы я никогда не стал защищать жителей деревни.

— Что же изменилось?

— У меня появилась семья, даттебайо.

— Семья…. — Проговорила Лаитреаль, растягивая это слово, словно пробуя его на вкус. Девочка стояла на балконе своего номера и смотрела в темноту ночного неба. В душе у нее разливалось какое-то приятное тепло, которое не было похоже ни на что. Удзумаки никогда этого не испытывала. Это было что-то новое еще незнакомое ей.

— Только что ты обрела семью. — Прозвучал поучительный голос Юки. — Именно такое тепло излучают семейные узы. Они такие крепкие, что способны подарить человеку истинную силу.

— Странное чувство.… — Прошептала Лаитреаль. — Такое ощущение, что вчера я была не полной, словно меня не было, словно я не жила… А сейчас, я как будто обрела целостность. Это так необычно.

— Ты должна радоваться. Однажды ты станешь сильнее именно благодаря таким узам. — Потягиваясь, проговорила Юки.

Остальные дни прошли в подготовке к третьему этапу. Тренировки продвигались медленно, но с каждым разом у девочки получалось все лучше. В один из дней ей наконец-то удалось объединить все три чакры в нужных пропорциях. Тогда ее тело покрылось серебристо-изумрудным свечением, а вместо трех хвостов стало четыре. Используя эту комбинированную чакру, Лаитреаль почувствовала, как ее тело наполняется энергией.

— А ты сильная, Цыпленок. — Вдруг раздался задумчивый голос Юки в голове у Лаитреаль. — Пробуждение четвертого хвоста в столь юном возрасте… Даже не знаю, как на это реагировать.

— Почему? — Удивилась Лаитреаль. Новая чакра давала девочке не только силу, но и душевный покой, из-за чего Удзумаки чувствовала как все ее раздражение и злость улетучиваются.

— Оборотни не Джиинчурики, а Кицуне не Биджу…. — Начала объяснять Юки. — Каждый хвост у лис что-то значит. — Лаитреаль мысленно зашла в обитель Юки. Лиса сидела в коридоре и внимательно изучала девочку. Ее алые глаза горели смесью любопытства и задумчивости.

— Что значит каждый из хвостов? — Спросила Лаитреаль.

— Первый значит рождение, второй — любопытство, желание изучать что-то новое. Третий — боль, четвертый — силу, пятый — страх, шестой — боль, седьмой — верность, восьмой — любовь, девятый — наслаждение, а десятый — знания.

— У Мидзуки восемь хвостов, это значит, что она обрела любовь? —Спросила Лаитреаль.

— Не совсем. — Вздохнула Лиса. — Когда лиса обретает новый хвост, она приобретает мудрость. Мидзуки не столько обрела любовь, сколько познала ее сущность. Она поняла ее. Так же она четко осознает чувства, которые пробудили в ней и другие хвосты. Это жизненный опыт, которым делится Кицуне со своими потомками.

— То есть, очень многие могут и не иметь эти хвосты? — Решила уточнить Лаитреаль.

— Именно! Некоторые не могут за всю жизнь отрастить себе больше двух хвостов. — Утвердительно кивнула Юки. — Поэтому я с одной стороны радуюсь той легкости, с которой ты пробуждаешь свои хвосты, а с другой она меня пугает. Появление каждого хвоста — очень ответственно. С ним увеличивается сила Кицуне, ее контроль и запас чакры.

— Это же хорошо. — Улыбнулась Лаитреаль. — Почему же тебя это пугает?

— Такими темпами, этот зубастый ящер может оказаться прав.

— Ты о чем? — Лаитреаль не поняла, о чем думала Юки.

— Потом тебе расскажу. Наберись терпения. — По-лисьи захихикала Юки.

— Хочу с Наруто поделиться своими успехами. — Улыбнулась Лаитреаль, выныривая из своего подсознания.

— Он будет рад за тебя. — Услышала девочка голос Юки. Лаитреаль, радуясь своей маленькой победе, выбежала с тренировочного полигона на поиски брата. Наруто находился на просторной поляне в глубине леса и тренировался в создании новой техники. Кицуне с воплем врезалась в брата, чуть ли не снеся его с ног:

— У меня получилось! Я смогла их объединить!

— Я и не сомневался в тебе. — Широко улыбаясь, сказал мальчик, закидывая руки за голову. Наруто и Лаитреаль очень сдружились. Они часто гуляли по Конохе вместе, и мальчик показывал свои любимые места. Брат и сестра были очень похожи по характеру. Наруто заставлял Лаитреаль чаще улыбаться, а сама девочка стала его сообщницей в мелких шалостях, за что частенько выслушивала нравоучительные лекции от Хикари и Мидзуки.

— Я хочу навестить Хидзу. — Проговорила Лаитреаль в один из перерывов между тренировочным боем с Наруто. Девочка давно не приходила к своему другу, и ей было стыдно, что поглощенная своим счастьем она так ни разу и не навестила своего товарища по команде.

— Я тоже пойду. — Проговорил Наруто. — Заскочу к Густобровику.

— Им двоим сильно досталось. — Прошептала Лаитреаль.

— Они смогут поправиться. — Уверенно проговорил Наруто. — Я в них не сомневаюсь. — Лаитреаль лишь усмехнулась. Все-таки уверенность Наруто в окружающих его людях поражала. По пути в больницу дети зашли в цветочную лавку, и купили по ирису. С цветами в руках, дети разошлись по палатам. Наруто пошел к Ли, а Лаитреаль направилась на третий этаж, где находилась палата Хидзу. Постучав, девочка зашла в небольшую комнату. На белоснежных, больничных простынях лежал Хидзу и читал книгу. Рядом с ним на стуле сидела Хикари и тоже что-то читала.

— Ой, кажется, в больнице забыли вывеску поменять. Здесь же библиотека. — Проговорила Лаитреаль, нарушая звенящую тишину.

— Вспомнила обо мне. — Фыркнул Хидзу, переворачивая очередную страницу. Лаитреаль посмотрела на Хикари, на что девочка лишь обреченно вздохнула. — К тому же, чем еще здесь заниматься, по-твоему? — Удзумаки подошла к кровати и поставила в вазу цветок.

— Прогуляться во внутреннем дворике. — Парировала Кицуне.

— Я не могу. — Рыкнул Хидзу, выразительно указывая на ноги.

— Коляску никто не отменял. — В тон ему ответила Лаитреаль. — Не будь растением. Есть люди, которые без ног живут.

— Спасибо утешила…

— Хидзу, Ли тоже пострадал так же как и ты. — Лаитреаль начинала злиться.

— Успокойтесь оба. — Хикари громко захлопнула книгу, и устало прикрыв глаза, продолжила. — Лаитреаль не кричи на моего брата. Постарайся его понять, а ты Хидзу…. Не хочешь прислушиваться ко мне, так хоть подругу послушай. — Хидзу отвернулся к окну, давая понять, что он ничего не собирается делать. Лаитреаль резко развернула товарища и усадила его на кровать. Не слушая, его возмущенных возгласов девочка проговорила:

— Хикари, прикати коляску. — Урикава прикатила коляску, и троица направилась во внутренний дворик, где находился небольшой сад.

— Нет, чтобы оставить меня в покое. — Недовольно бурчал Хидзу.

— Нет, чтобы самому так сделать. — В тон ему, рыкнула Хикари. — Ты сильный, а ведешь себя, как маленький мальчик. Шиноби всегда остаются шиноби. Так, что соберись и начинай постепенно тренироваться. — Лаитреаль хмыкнула, все-таки с Хикари было сложно спорить. Удзумаки никогда не считала Хидзу слабым, и никогда не думала, что он может пасть духом. Сейчас же перед ней был не жизнерадостный друг детства, а незнакомый мальчик, который потерял себя в этом мире, и не знает, что ему делать.

— Давай к Ли заедем. — Вдруг проговорил Урикава. Лаитреаль и Хикари не возражали и направились к палате Густобровика. Каково же было их удивление, когда открыв дверь, они увидели Шикамару, Наруто и Гаару.

— О, вы тоже здесь? — Дружелюбно проговорил Хидзу всем присутствующим. Хикари затолкала коляску в палату и поставила рядом с кроватью Ли.

— Хотел бы я, чтобы он очнулся. — Улыбнулся Хидзу. — Думаю, нам будет, что обсудить.

— Ну да, отсутствие ног, например. — Насмешливо проговорил Гаара.

— Тебя мама не учила такому понятию, как чувство такта? — Выпалила Лаитреаль глядя на Пустынника. Горло предательски заныло, вспоминая, как Гаара чуть не задушил ее. Невольно Удзумаки потерла его.

— На твоем месте, я бы не высовывался. — Ловя цепким взглядом каждое движение девочки, проговорил Песчаный.

— На твоем месте я бы следила за языком.

— Тебя это в первую очередь касается! — Проревела Юки. — Тебе, что мало было в прошлый раз?!

— Лаитреаль, успокойся. — Серьезно проговорил Шикамару. Его, всегда сонный голос сейчас звенел сталью. — Вступая с ним в конфликт, ты только раззадоришь его.

— Если до тебя с первого раза не доходит…. — Прохрипел Гаара. — Я же сказал, станешь у меня на пути — убью. — Лаитреаль вздрогнула. Она знала, что он может исполнить свою угрозу в любой момент и, никто бы его не остановил. Из присутствующих здесь шиноби, Гаара был сильнее всех. В воздухе витал металлический запах напряжения, перемешенный с кислым ароматом страха.

— Эй, псих ненормальный, — прорычал Наруто, казалось, он вмиг растерял весь страх, — не смей угрожать моей сестре. — Шикамару с чувством толкнул Удзумаки под ребра, чтобы тот заткнулся.

— Мне все равно. — Безразлично проговорил Гаара. — Я просто хочу ее убить, так же, как и этого мальчишку, который лежит без сознания. — Все присутствующие напряглись.

— Если ты так говоришь, — справившись с эмоциями, спокойно проговорил Хидзу, — то ты не лучше чудовища.

— Чудовище… — Казалось, Гаара задумался над смыслом этого слова.

— Во мне и так есть чудовище. — После паузы проговорил шиноби Песка. — Это чудовище было запечатано в меня еще в утробе матери. Его имя Шукаку….Песчаный монстр…. Дух монаха. — Лицо Шикамару напряглось.

— Если это в самом деле так, то…. — Прохрипел представитель клана Нара. — Запечатывать в ребенке такую разрушительную силу просто бесчеловечно. — Лаитреаль посмотрела на Гаару. Значит, она была права все это время. Внутри него тоже живет зверь, как внутри ее самой.

— Бесчеловечно? Возможно. — Усмехнулся Гаара. От этой ухмылки бросало в холодный пот, а желудок скручивало неприятным узлом. — Женщина, которая меня родила…. Я убил ее. Я жил в роскоши, принимая это за любовь, о которой мне рассказывали. А потом…. На шестой День Рождения мой отец подослал ко мне профессиональных убийц. Он пытался убить меня столько раз, что я сбился со счета. В последний из них он подослал того, кого я считал своим другом. Он попытался убить меня…. Я подпустил его слишком близко. Но…. Теперь он мертв…. Я был рожден, чтобы стать оружием деревни, но стал ее кошмаром. Я не справился со своей задачей и от меня решили избавиться. Я видел их глаза…. — Лаитреаль с горечью усмехнулась. Как же ей эта история была знакома.

— Он такой же, как и я. — Мысленно ужаснулась Лаитреаль. — Как же мы похожи.

— О чем ты? — спросил Шикамару, пораженно глядя на шиноби Песка. — Что еще за глаза?

— Глаза ненависти. — Прошептала Лаитреаль, но в тишине ее голос был отчетливо слышен.

— Что? — Спросил Шикамару.

— Я ведь тебе говорил: «Мы похожи». — Оскалился Гаара, глядя на Лаитреаль, а потом повернулся к Наруто и Шикамару. — Я задавался вопросом: зачем я был рожден? Смысл моего существования, каков он? Человеку нужна цель, чтобы жить. И тогда я решил жить для себя. Любить только себя и убивать тех, кто путался у меня под ногами.

— А как же узы? — Пораженно прохрипел Наруто. — Как же узы, которые связывают тебя с семьей?

— Эти, так называемые узы, я бы с удовольствием завязал у них на шее. — Безэмоцианально прошипел Гаара, но его глаза горели диким огнем ненависти и злобы. — Я существую для того, чтобы убивать. — На этих словах Гаара направился к выходу из палаты.

— Ты этим ничего не добьешься. — Вдруг проговорила Лаитреаль. Ее голос предательски дрогнул. Она понимала этого мальчишку. Гаара медленно повернулся к ней, а Удзумаки продолжила:

— Если ты считаешь себя таким уникальным, то ты ошибаешься. Не ты один столкнулся с ненавистью и призрением, но то, что ты выбрал тьму, лишь показывает твою слабость. — Гаара на этих словах нахмурился, а его глаза блеснули недобрым огнем. — Тот, кто имеет поддержку, тот, кто может защищать дорогих ему людей, только такой человек поистине сильный.

— Чувства — слабость. Люди боятся тех, кто сильнее и в какой-то момент захотят избавиться от этого источника страха. — Проговорил Субоку-но.

— Страх, боль, ненависть… — Усмехнулся Наруто, подходя к Лаитреаль и закрывая ее собой. — Эти чувства делают тебя слабее, потому что ты постоянно ждешь удара в спину. Ты в себе не уверен и пытаешься защититься, но когда тебя окружают люди, которым ты доверяешь, которые верят в тебя…. Ты можешь горы свернуть.

— Только слабый человек сопоставляет силе чувства. — Парировал Гаара, он снова развернулся и направился к выходу.

— Ты куда? — Спросил Шикамару у шиноби Песка.

— Доказывать смысл своего существования. — На этих словах Лаитреаль сглотнула.

— Неужели он и в самом деле собирается кого-то убить?

— Шукаку самый нестабильный Биджу из всех. — Проговорила Юки. — Мне искренне жаль этого паренька. Ему достался самый сложный Хвостатый. Самый непредсказуемый и неуравновешенный. Он пугает его, играет на страхах. У этого мальчика нет другого выхода кроме как убивать.

— Вы двое. — Неожиданно проговорил Гаара, поочередно глядя то на Лаитреаль, то на Наруто. — Вы напоминаете мне одного человека. Из-за этого я хочу убить вас еще сильнее. — На этих словах за Песчаным Гаарой закрылись двери палаты, и все смогли вздохнуть с облегчением.

Уже вечером, когда Наруто вызвался провести сестру, так как боялся, что Гаара исполнит свою угрозу, Лаитреаль проговорила:

— Знаешь, Наруто, а ведь я тоже была такой. — Мальчик грустно посмотрел на нее и кивнул головой, он понимал, о ком сейчас говорит Кицуне. Он сам думал об этом шиноби из деревни Песка.

— Я знаю…. Точнее, я догадываюсь. Я тоже был таким. Мне недавно сказали, что во мне запечатан Девятихвостый демон лис. Он разрушил Коноху 13 лет назад. Меня тоже презирали. Я знаю, о каких взглядах говорил Гаара. Они…. Они действительно пугали, а потом злили, доводя до безумной ненависти. Общество не воспринимает нас за людей. Оно просто ненавидит и не говорит причин: «Почему?». Меня спас только учитель Ирука в Академии. Если бы не он, я бы никогда не стал тем, кем я есть сейчас. Я ненавидел людей.

— Так же и у меня. — Хмыкнула Лаитреаль. — Знаешь, я ведь не родилась в Водовороте. Я из деревни Снега. Я росла там до одиннадцати лет, а потом встретила Мидзуки, которая забрала меня, Хидзу и Хикари из того ада.

— Так вот откуда ты знаешь тех ребят из Снега. — Осенило вдруг Наруто.

— Ага. Эти ребята готовы вонзить мне нож в спину. Если честно, то я рада, что покинула Снег. Меня спасли Хидзу и Хикари. Если бы не они, я бы накрыла лавиной всю деревню. Моя история ничем не отличается от истории Гаары.

— Значит такие же? — Усмехнулся Наруто. — Знаешь, сестренка, я думал, что он сильный, потому что живет для себя и любит только себя…. Но… я сейчас в этом не уверен. Человек ничто без поддержки. Я бы хотел рассказать этому придурку насколько важны узы между людьми. Я думаю, что если бы мы с ним встретились раньше, мы бы смогли стать друзьями.

— От одиночества, так же как и от ненависти — устаешь. — Согласилась с Наруто Лаитреаль. Каждый из них понимал, что Гаара служит прообразом того, кем могли бы стать они сами, если бы не удачное стечение обстоятельств.

После того случая Лаитреаль лишь однажды столкнулась с Субоку-но Гаарой. Девочка возвращалась с затянувшейся тренировки, уставшая с одним только желанием: лечь спать. С трудом переставляя ноги, Лаитреаль решила срезать дорогу до отеля, и пойти через лес. Луна была очень яркой, освещая все вокруг, как днем. К тому же нюх и зрение не позволили бы девочке заблудиться даже самой темной и глухой ночью. Вдруг Удзумаки услышала пронзительный вой, холодящий кровь в жилах. Это был вой неизвестного животного. Сон вмиг прошел и, совладав со своим страхом, Кицуне побежала к тому месту, откуда доносились звуки. Чем ближе девочка подходила к тому месту, тем вой переходил в жалобное поскуливание. На земле под деревом сидя на корточках над чем-то склонился Гаара. Песок вокруг него бушевал светло-коричневыми волнами. Лаитреаль замерла, скрывшись в тени дерева, боясь выйти на свет.

— Кого он на этот раз убивает? — Мысленно воскликнула Лаитреаль. Девочка злилась на этого шиноби, она уже хотела было вмешаться, но тут песок Гаары спрятался в бутыль у него за спиной, а сам мальчик выпрямился и неспешной походкой направился в сторону деревни. Когда он отошел, маленькое существо, начало быстро перебирать своими лапками, догоняя шиноби Песка. Гаара остановился и ледяным тоном сказал:

— Отстань. Тебе со мной не по пути. — Зверек остановился, склонив головку на бок, и внимательно посмотрел на шиноби, словно понимал, о чем тот говорил. Но стоило Гааре отвернуться и сделать шаг, существо опять побежало за ним.

— Отстань, уже. — Раздраженно зашипел Песчаный. На этих словах существо сделало шаг и мягко потерлось мордочкой о ноги шиноби. Гаара что-то прошипел нечленораздельное и, наклонившись, подхватил малыша на руки и спрятал себе за пазуху. Только когда шаги Субоку-но перестали быть слышны, Лаитреаль вышла из своего укрытия и посмотрела вдаль, куда скрылась фигура Песчаного. Такого поступка от машины для убийства девочка не ожидала.

— Людей, значит, он убивает, а животных к нему, как магнитом тянет… — Прошептала себе под нос Лаитреаль. Как потом выяснилось, ситуация с Субоку-но была не самой удивительной. Когда Лаитреаль переступила порог своего комнаты, в надежде, что таки доберется до кровати и поспит, ее ждал еще один сюрприз. Вещи разбросаны. Матрац и подушки распороты.

— Да тут ураган прошелся. — Раздался голос Юки в подсознании Лаитреаль. Удзумаки остолбенела во второй раз за эту ночь. Что вообще здесь произошло? Достав из набедренной сумки кунай и закрыв за собой дверь, девочка прошла вглубь комнаты. Втянув воздух, Кицуне поняла, что было три человека, которые недавно покинули место погрома. Девочка подошла к столу и увидела белую карточку с изображением черного силуэта дракона, которого проткнули копьем. От открытки веяло зловещей смесью лекарственных трав, прогорклым маслом и тухлыми яйцами.

— А это уже серьезно. — Снова заговорила Юки.

— Ч-что здесь творится? — Рыкнула Лаитреаль, рассматривая карточку.

— Враги клана Удзумаки зашевелились. — Проговорила лиса. — Свяжись немедленно с Мидзуки, и переночуй сегодня в комнате Хикари. — Лаитреаль хотела было связаться с командиром, но тут кто-то начал дергать дверную ручку. Девочка спряталась в тени и приготовилась атаковать. Как только дверь открылась, в проеме появилась темный силуэт, освещенный только тусклым светом ламп из коридора. Фигура присвистнула и начала медленно пробираться в глубь комнаты со словами:

— Лаи, выходи, я знаю, что ты здесь.

— Мидзуки! — Облегченно выдохнула Лаитреаль. — Вы меня до чертиков напугали! — Девочка покинула свое укрытие, а командир отряда встревоженным взглядом окинула свою ученицу с ног до головы.

— Юки, сказала связаться с Вами… — Начало было Кицуне, но Мидзуки резко ее перебила:

— Идем. — Женщина вышла из комнаты, а Лаитреаль посеменила за ней. Спустившись на первый этаж, командир отряда, выбрав самое шумное место, тихо проговорила:

— Что произошло?

— Сама хотела бы знать. — Фыркнула Лаитреаль. Девочка протянула командиру карточку с рисунком. Мидзуки минуту хмуро смотрела на нее, после чего проговорила:

— У нас проблемы…. Тебе нужно как можно быстрее выучить клановые техники.

— Что они искали? — Потребовала Лаитреаль, понимая, что командир не особо хочет делиться с ней информацией.

— То, что принадлежит клану Удзумаки. — Уклончиво ответила Мидзуки.: — Я отведу тебя в комнату Хикари. Мне нужно немедленно отправиться в Водоворот. Тренироваться дальше будешь с Юки. — Мидзуки поднялась и схватив Лаитреаль за руку направилась в комнату Урикавы. Девочка была очень удивлена ночным гостям. Мидзуки не сказав ни слова, завела Лаитреаль в комнату, после чего, растворилась в облаке из цветов.

— Вот гадство. — Рыкнула Хикари, когда Лаитреаль рассказала подруге о том, что произошло у нее в комнате. — У тебя есть хоть какие-то предположения, кто мог это все сделать?

— Никаких. Но…. Мидзуки…. Стоило ей увидеть карточку, как она переменилась в лице. — Задумчиво протянула Кицуне. — Мне показалось, что она знает того, кто стоит за всем этим.

— Но почему она тогда ничего не сказала? — Удивилась Хикари. — Неужели ты подозреваешь нашего учителя?

— Не говори глупостей! — Возмутилась Лаитреаль, поудобнее укладываясь на полу. — Я просто сказала то, что увидела и меня это заинтересовало.

— Чувствую себя словно в клетке. — Проговорила девочка после паузы. — Юки молчит, Мидзуки тоже. Хоть бери и устраивай им допрос с пристрастием в стиле Ибики Морино.

— Сомневаюсь, что поможет. — Хмыкнула Хикари.

— Тут ты права… — Согласилась с подругой Лаитреаль.

— Наруто, ведь, тоже грозит опасность. — Словно, между прочим, проговорила Хикари, но Лаитреаль уловила в ее голосе нотки волнения.

— Да…. Грозит…. — Тихо подтвердила Лаитреаль. Девочка перевернулась на бок и задумалась. Пару недель назад ее бы это никаким образом не волновало. Ну, в опасности и что с того? Мало ли у кого неприятности могут случиться. Но сейчас Кицуне действительно переживала за брата. Словно после разговора с ним у нее в мозгу что-то переключилось. Лаитреаль тяжело вздохнула. Прислушавшись к тишине, девочка услышала ровное дыхание Хикари. Удзумаки усмехнулась и, встав с импровизированной кровати, тихо, чтобы не разбудить подругу, выпрыгнула из окна на крышу отеля. Все-таки здесь ей думалось куда лучше. Небо заволокло тучами. Ни звезд, ни луны, даже привычные ночные звуки стихли.

— Не к добру это. — Прошептала Лаитреаль. Девочка принюхалась, но воздух не пах опасностью. Тяжело вздохнув, Лаитреаль присела и потерла вески. В голове роем метались вопросы и предположения, одно хуже другого. Девочка просидела так вплоть до рассвета. Кажется, ее приключения только начинаются.

====== Глава 12 или Король Драконов и его тайны ======

Азазур нервничал. Он метался из угла в угол в своем кабинете, в одном из лабиринтов замка, поднимая клубы вековой пыли с ковра. Двухметровый ящер не мог придумать, что ему делать. Он Король Драконов, не знал, как поступить в сложившейся ситуации. Тяжело выдохнув черный дым из ноздрей, Азазур трансформировался в человека и без сил упал в мягкое кресло, утопая в нем. Мужчина устало потер глаза и задумался. Пару часов назад к нему в кабинет влетели Наир Кицу и Мидзуки, наперебой говоря о том, что враги клана Удзумаки объявились.

— Чтоб их всех Гидра на завтрак сожрала! — Выругался Азазур, вздрагивая при упоминании дальней родственницы по материнской линии. С тяжелым вздохом мужчина поднялся и нервной походкой подошел к столу. В свете свечей красовалась карточка с изображением силуэта дракона, которого протыкают копьем. Это уже не просто угрозы клану Удзумаки, это угрозы и его клану тоже.

— Что же вам понадобилось- то от бедных детей, которые и сами ничего не знают?

— Здесь два варианта, братец. — Лениво растягивая слова, проговорил молодой мужчина. Он уже полчаса стоял, облокотившись о полку над камином, и наблюдал за метаниями Короля. Мужчина был одет в голубое платье поверх которого, небрежно наброшен серебристый плащ, расшитый сапфирами. На руках у него были переплетенные серебренные и золотые браслеты, которые звенели при каждом движении. На ногах — туфли из легкой темно-синей ткани. Несмотря на расслабленность, в глубине изумрудных глазах читалось беспокойство.

— И какие-же? — Устало проговорил Азазур.

— Либо они через Удзумаки пытаются выйти на наш клан. В чем я лично сомневаюсь. Проще тогда действовать изнутри.… — На этой фразе мужчина запнулся, словно что-то обдумывал, а длинная серебристая челка упала ему на глаза, выбившись из изысканной прически.

— А что второе, Фаин? — Нарушил затянувшуюся тишину Король Драконов.

— А второе…. — Фаин тряхнул головой, убирая непослушные пряди с глаз. — Им нужны реликвии клана Удзумаки. Но…. Тогда возникает вопрос: для чего? — Закончил он свою мысль.

— Безумие. Это все безумие… — Шипел Азазур. — Реликвии клана Удзумаки никто не доставал еще со времен детства Мито Удзумаки.

— Поэтому, я склонен думать, что враги пытаются проникнуть в клан Драконов. — Лениво проговорил Фаин. В это время Азазур опять начал наматывать круги по кабинету.

— Да не мельтеши ты! В глазах уже не то, что двоиться — десятериться. — Прорычал раздраженно брат Азазура.

— Я не понимаю…

— Я тоже. — Перебил причитания Азазура, Фаин. — Я тоже не понимаю, почему у молодой госпожи Удзумаки оказалась карта «Проклятых». Я тоже не знаю, что задумали враги, и с какой стороны стоит ожидать нападения. У нас слишком мало информации.

— Клан не хочет принимать Лаитреаль. — Словно, между прочим, проговорил Азазур.

— Не удивительно. Эта девчонка выведет этих высушенных динозавров на чистую воду уже в первую неделю своего пребывания здесь. — Презрительно фыркнул Фаин. — Она для них опасна. Ветер шепчет мне, что нас ждут большие неприятности.

— Мне придется идти против клана. — Грустно усмехнулся Азазур.

— Так иди! — Раздраженно прорычал Фаин. — Перестань уже следовать правилам. Они изжили себя еще при правлении клана Чиело. Молодая госпожа призовет тебя, это знают все в клане. Ветер шепчет одинаково всем. Азазур, ты — Король Драконов, который смог прогнуться под клан, забыв свое изначальное задание, как Короля. Вспомни, ради чего ты вообще защищал кланы? Зачем ты поселил на одном острове драконов, оборотней и людей? Вспомни, какая была твоя мечта и иди к ней.

— Брат, я боюсь…. Клан держит меня в ежовых рукавицах. — Прохрипел Азазур. — Они уже знают, что я веду двойную игру…. Я некому не могу доверять…. Никому кроме себя и своей семьи.

— Твоя семья прикроет тебя, и ты это знаешь. — Усмехнулся Фаин, растягивая тонкие губы в довольную улыбку. — Пора действовать….

— Они используют ментальные техники подчинения. — Грустно улыбнулся Азазур, заставив Фаина грубо выругаться.

— Мне казалось, для членов королевской семьи эти слова неприличны. — Фыркнул Король Драконов.

— Зато четко и ясно выражает мое отношение к этим старым пердунам. — Раздраженно рыкнул Фаин. Азазур опять тяжело вздохнул.

— Приставь к Лаитреаль и Наруто кого-то из клана Басан. — Наконец выдал свое решение Король. — Пусть присмотрят за Удзумаки, и Урикавой заодно. Будем выжидать. Нужно понять чего хотят враги.

— Наконец-то ты сказал мудрую вещь, братец. — В своей ленивой манере протянул Фаин.

— Нам нужно быть осторожными. Кто-то хочет подчинить нас. — Сурово посмотрел Азазур на своего брата.

— Это и так понятно. — Легкомысленно отмахнулся Фаин. Но после небольшой паузы холодно добавил: — Мудрейший на нашей стороне. Они ничего не будут предпринимать пока он в добром здравии.

— Нам нужно и дальше поддерживать его. — Устало вздохнул Азазур. Неожиданно кто-то постучал, после чего тяжелая дубовая дверь открылась и на пороге предстала статная женщина с длинными фиолетовыми волосами. Плотно закрыв за собой дверь, она проплыла вглубь комнаты. Ее роскошное светло-сиреневое кимоно подчеркивало идеальную фигуру, а легкие и плавные движение придавали ей воздушность и изящество. На идеальном лице красовалась мягкая улыбка, которой она одарила Короля Драконов.

— Азазур, я слышала, что враги сделали свой ход. — Мягким и нежным голосом, проговорила женщина.

— Да, Югана. Видно, что новости распространяются быстрее шепота ветра. — Недовольно фыркнул Азазур. Фаин лишь усмехнулся. Он с недоверием глядел на женщину с по-детски наивной улыбкой. У Фаина эта ситуация вызывала нервный тик. Он давно уже задавался вопросом: как могла сочетаться такая божественная внешность с дьявольским характером? Фаину семейная жизнь Азазура и Юганы казалась каким-то фарсом с самого ее начала. Он злился на брата, за то, что он не видел неискренности своей жены, и за то, что позволял ей влиять на себя. Он ничего не мог с этим поделать. Его брат влюбился, и не желал прислушиваться к здравому смыслу. А стоило бы. К сожалению для Фаина, фальшивость чувств Юганы видел только он. Все остальные, казалось, были слепы перед очарованием этой женщины. В конец не выдержав, брат Короля проговорил:

— Азазур, я пойду. Не хочу вам мешать.

— Но, Фаин, я думала, мы всей семьей сегодня обсудим произошедшее. — Невинно захлопала глазками Югана, и с непростительной, для жены Короля Драконов, нежностью посмотрела на Фаина. Большие и пышные ресницы взметались вверх, словно крылышки бабочки. Мужчина в душе скривился, но вслух сказал:

— Прости, но твой муж задал мне кучу работы. — И, не дожидаясь ответа, покинул комнату. Единственный человек, который его поддерживал, была младшая дочь Азазура и Юганы. Девушка, казалось, совсем не была похожа на родителей. Характером она точно пошла в их с Азазуром прадеда. Такая же расчетливая, в некоторых моментах эгоистичная до неприличия, с завидной проницательностью, которую не унаследовал даже сам Фаин. Только эта девушка разделяла его догадки и подозрения. Фаин знал, где всегда мог ее найти: в большом парке за территорией замка. В нем, можно было легко заблудиться, поэтому туда никто не заходил. Дракон вышел в парк на небольшую поляну, в центре которой красовалось озеро. Зеркально чистая вода позволяла увидеть в нем каменистое дно и дивных разноцветных рыб. Она сидела на берегу и болтала ногами в прохладной воде.

— Мира, если будешь здесь сидеть, доведешь свою мать до нервного срыва. — Усмехнулся Фаин.

— Скорее это она сделает с моим отцом, чем я с ней. — Фыркнула девушка, поднимая лазурные глаза на подошедшего дракона. — Что-то Вас тревожит, дядюшка?

— Я тебя умоляю, давай без официоза. Он меня уже порядком утомил. — Простонал дракон, присаживаясь на траву рядом с племянницей. — Слышала новости?

— Как же тут их не услышать, если весь клан гудит ими. — Презрительно скривилась Мира, при этом болтая ногами в прохладной воде.

— Вот же ш…. Ящерицы высушенные. — Прошипел Фаин, с силой бросая камень в воду и разгоняя маленькую стайку рыб.

— Скорее оракулы. — Невесело улыбнулась Мира, внимательно наблюдая за встревоженными рыбками. — Они узнали обо всем еще до того, как об этом рассказали отцу.

— Что ты только что сказала? — Пораженно воскликнул Фаин, чуть ли не нависая над девушкой. Он прекрасно расслышал ее слова, но хотел убедиться в их правдивости. — Они знали заранее? Что же они задумали?

— Без понятия. — Помотала головой Мира, немного отстраняясь от Фаина, смущенная его реакцией. — Я знаю еще меньше чем ты. Меня же не пускают на супер секретные собрания. — Последнее предложение дочь Азазура проговорила с явным недовольством.

— Мира, ты еще мала для них. Даже, не всем взрослым разрешено туда ходить. — Отмахнулся Фаин. Не мог он ей признаться, что посещает эти собрания тайно от их участников, прячась под перекрытием высокого потолка. Его сочли недостойным, как и Азазура. Когда он узнал об этом то сильно насторожился.

 Интересно, кто же те «достойные»? — Фаин задумался. Он никогда не видел их лиц. Все, кто посещал эти собрание, носили маски и длинные черные плащи с вышитым на спине странным алым символом. Он был похож на стилизованную головы дракона, который извергает пламя в форме короны, а его хвост раздвоен, как язык змеи, с острыми шипами на конце. Сколько Фаин не старался он так и не смог найти значение этого символа. Ни в одном из фолиантов по символике драконов и родовых гербов этот символ не указывался.

 Чем больше об этом думаю, тем меньше мне нравиться сложившаяся ситуация. — Фаин тяжело вздохнул. — Что же делать? Азазур связан по рукам и ногам. Его контролируют, к тому же… Откуда клан узнал о нападении на представительницу кланов Кицу и Удзумаки? Нужно узнать ведется ли какая-то подпольная деятельность у наших союзников. Уверен, щупальца клана могут добраться и до Конохи.

— Дядя! — позвала Мира Фаина, прерывая невеселые мысли дракона.

— М-м-м?

— Как думаешь, отец разрешит мне быть в команде с наследницей кланов Кицу и Удзумаки?

— Не знаю. — Честно ответил Фаин. Азазур особо не одобрял рвение своей младшей дочери быть шиноби. Он пророчил ей свой пост после того, как сам уйдет в отставку. Но Мира не владела силой дракона, необходимой для того, чтобы стать Королевой. — А почему ты заговорила об этом?

— Не только вы с папой ведете двойную игру. — Загадочно усмехнулась Мира. — Ты же знаешь, что те, кто не унаследовал силу дракона, живут простой человеческой жизнью. — Фаин настороженно посмотрел на племянницу. Ему совсем не нравилось к чему клонит Мира.

— Так вот, я решила присмотреть за Лаитреаль Кицу-Удзумаки. Ветер шепчет, что она важный игрок на шахматной доске.

— Хочешь идти против воли клана? — Хмуро проговорил Фаин, он начинал злиться. — Ты понимаешь, что это не детские игры в шпионов? Это…

— Дядя, — перебила Фаина Мира, обжигая льдом своих лазурных глаз, — я обучалась у лучших. К тому же, только мы с тобой можем здраво мыслить, когда рядом находиться моя мать. Ее сила в ее красоте. Уверена, что остальные не могут видеть душу другого дракона. Это великий дар, который не каждому под силу. Мы можем их защитить. Могу поклясться священной пылью чешуи Серебряного Дракона, что игра, которую ведут некоторые представители клана — только началась.

— А мне Азазур говорил, что ты еще ребенок. С твоими размышлениями в пятнадцать лет, я боюсь представить, какой ты будешь в возрасте своего отца. — Лениво растягивая каждое слово, усмехнулся Фаин. Его глаза были сосредоточены на девушке. — Только отцу ничего не говори. Я постараюсь что-то сделать.

— Нам нужно иметь больше непризнанных героев в своих рядах. — Звонко засмеялась Мира, на реплику Фаина.

Дьявол, кажется, зреет буря в клане. — Пронеслась совсем невеселая мысль в голове у брата Короля Драконов.

====== Глава 13 или третий этап экзамена на звание чуунина ======

Мидзуки все еще не возвращалась, а экзамен уже завтра. Лаитреаль это настораживало. Девочка боялась, что долгое отсутствие командира может стать поводом для очередного нападения. Кицуне, после случившегося, попыталась узнать все ли в порядке с Наруто. Он мог тоже попасть под удар. Но когда она увидела своего брата, то все беспокойство в миг улетучилось. Наруто беззаботно спал под дубом прямо на тренировочном полигоне. Рядом с ним валялась пустая упаковка из-под Рамена быстрого приготовления. Правый глаз Лаитреаль начал нервно дергаться.

— Удзумаки Наруто! — Рявкнула Лаитреаль на брата. Наруто лишь свернулся калачиком на другом боку с сонным бормотанием:

— Сакура, дорогая, еще пару минуток. — Лаитреаль замерла в шоке.

— Это еще что такое было? — Мысленно проворчала девочка.

— Это, Цыпленок — диагноз. — Ехидно фыркнула Юки.

— Некогда мне до диагнозов. — Прошипела Лаитреаль, с силой ударив брата по плечу. Наруто тут же подскочил:

— А! Что? Где? Сакура? — Бессвязно начал бурчать Наруто. — Ой, Лаи.

— Проснулся? — На выдохе спросила Лаитреаль.

— Угу.

— Будешь так зевать — муха залетит. — Хмыкнула Кицуне.

— Как залетит, так и вылетит. — Засмеялся Наруто, поднимаясь на ноги. — А чего это ты такая нервная?

— Да так…. — Отмахнулась Лаитреаль. — Плохо спала. — Только сейчас девочка поняла, что если расскажет о случившемся Наруто, то сделает только хуже. Ее брат в порыве благородства может сам попасть под удар. Кицуне устало прикрыла глаза, понимая, что нужно перевести тему. За месяц близкого общения с братом, она узнала, что он может и шумный, и поступки у него глупые, но проницательности Наруто позавидовал бы любой элитный джоннин.

— Ты всегда так питаешься? — Спросила Лаитреаль, указывая на пустую упаковку.

— Ага. Лучше Рамена не может быть еды, даттебайо. — Широко улыбаясь, проговорил Наруто.

— Умрешь от язвы, так и не дожив до титула Хокаге. — Саркастично проговорила Лаитреаль. Девочка схватила брата за руку и потащила прочь из полигона.

— Эй! Куда мы, даттебайо?! — Возмущался Наруто на всю деревню, пока Лаитреаль вела его в магазин. Узнав, куда они пришли, Наруто немного притих, но не переставал засыпать Кицуне вопросами. Девочка стойко выдержала пытку под названием «Допрос Наруто Удзумаки».

— Мне после такого и Ибики не страшен. — Пожаловалась Лаитреаль Юки, когда дети возвращались с магазина в квартиру Наруто.

— Ну, не я же захотела накормить своего любимого брата домашней едой. — В тон Лаитреаль ответила Юки.

— Завались. — Смущенно прошипела девочка, на что лиса только захихикала. Когда Лаитреаль переступила порог дома Наруто, то ужаснулась хаосу, который там царил. Такого беспорядка она не ожидала увидеть. Да, она знала, что ее брат безалаберный, но она и не подозревала, что до такой степени. У Лаитреаль было такое чувство, что платяной шкаф полностью опустошили и тонким слоем разложили его содержимое по всей квартире. Пустые упаковки из-под Рамена валялись вперемешку с одеждой. Паутину в углах, казалось, со времен постройки этого дома не убирали, так же как и пыль.

— Ну, ты и охламон, братец. — Выдала свой вердикт Лаитреаль, наконец, справившись с эмоциями.

— Ну… Ты это…. Не злись…. Я сейчас приберусь…. — Начал оправдываться Наруто, пытаясь ногой спрятать за собой кучу грязной одежды.

— Как не старайся собой ты этот беспорядок не закроешь. — Усмехнулась Лаитреаль, наблюдая за действиями братом. — Значит так, пока не уберешь все здесь — еды не получишь. — Тоном, не терпящим возражения, проговорила Лаитреаль, направляясь на кухню. Тем временем Наруто попытался по-быстрому спрятать вещи обратно в шкаф.

— И под словом убрать, — раздался командный голос Лаитреаль с кухни, — я имела ввиду: рассортировать грязные и чистые вещи, выбросить мусор, вытереть пыль и убрать того гигантского паука в углу. — Наруто обреченно застонал и, пробормотав себе под нос что-то нечленораздельное, приступил к уборке. От еды он отказываться точно не хотел. Тем более домашней, приготовленной его сестрой. С горем пополам, спустя три часа уборки, к которой подключилась и Лаитреаль, дети без сил упали на пол.

— Я есть хочу. — Простонал Наруто.

— Ты паука убил? — Прохрипела Лаитреаль.

— Оставь его, он мой лучший друг. — Обиженно проворчал Наруто.

— То-то ты его так откормил. — Фыркнула Лаитреаль. Но в следующую секунду нахмурилась. — Эй, Наруто, как часто ты бываешь здесь?

— Только чтобы поспать и переодеться. — Беззаботно пожал плечами мальчик. Лаитреаль с горечью закрыла глаза.

— Идем ужинать. — Наконец проговорила Кицуне, поднимаясь и скрываясь на кухне. Через несколько минут пришел и Наруто. Сев за стол, который к тому моменту был уже накрыт, дети приступили к еде.

— Приятного аппетита! — Улыбнулась Лаитреаль. Наруто отхлебнул немного домашнего Рамена и замер.

— Что? Неужели так все плохо? — Запаниковала Лаитреаль, не зная как реагировать на реакцию брата. Девочка попробовала свою порцию и прошептала: — Да нет, вроде все хорошо. Может сильно горячий? Или соли много? Или…

— Все хорошо. — Усмехнулся Наруто на непрекращающийся поток вопросов Лаитреаль. — Просто… Я никогда не ел домашнюю еду, приготовленную для меня. Я не ожидал, что она такая вкусная. Спасибо тебе сестренка! — Наруто улыбнулся искренней и счастливой улыбкой. В этой улыбке было все: и радость, и благодарность, и смущение, и боль…. Лаитреаль стиснула зубы. Она подошла к брату и обняла его, крепко-крепко. Теперь Кицуне отчетливо понимала чувства Хикари к Хидзу. Да они постоянно ссорились и спорили, но Лаитреаль знала, что Хикари сделает все ради счастья своего брата.

— Эй, сестренка, это смущает, даттебайо. — Пробурчал Наруто, куда-то в плече Кицуне.

— Просто завались, братец. — Рыкнула Лаитреаль. Ее саму эта ситуация смущала ничуть не меньше чем Наруто, но она хотела хотя бы так показать свою поддержку брату.

Уже возвращаясь к себе, Лаитреаль думала, что любовь может менять сердца людей. Впервые за долгое время Кицуне было так спокойно и тревожно одновременно.

— И что дальше? — Спросила саму себя Лаитреаль.

— Ну, есть два варианта. — Раздался в голове у Лаитреаль голос Юки. — Первый: ты остаешься здесь рядом с братом. Либо же…. Вернуться в Водоворот и стать сильнее, чтобы защищать тыл Наруто. Но тогда вы будете видеться очень редко. Решать тебе. Что для тебя важно? Быть рядом, но вздрагивать от каждого шороха или стать сильнее и защищать то, что дорого твоему брату? — Юки свернулась клубочком и отключила связь с Лаитреаль.


Третий этап экзамена был по истине грандиозный. Из боя между шиноби разных деревень сделали настоящий праздник. Пригласили самых влиятельных людей всего Мира Шиноби. Во всей Конохе играла музыка, а магазины не работали. Все пришли смотреть эпические бои без правил. Находясь в центре большой арены вместе с другими участниками, Лаитреаль внимательно рассматривала гостей. В ложе Каге находились Хокаге и Кадзекаге. Даже Узукаге решил посетить данное мероприятие. Лаитреаль легко склонилась в учтивом поклоне глядя на деда, тот ответил почти незаметным кивком головы. Девочка перевела взгляд на других присутствующих. В ложе для почетных гостей сидели феодальные Лорды. При виде их Лаитреаль скривилась. Толстые, инфантильные, уставшие от жизни, в одинаковых белых плащах, только символы на них отличались.

— Их что, в одном инкубаторе делали? — Спросила Лаитреаль у Юки.

— Тебе, действительно, нужно это знать? — Фыркнула лисица. — Лучше сосредоточься на своем бое. Я чувствую запах Оками. — На этих словах Лаитреаль начала внимательно всматриваться в присутствующих. Наконец-то она нашла ее. В самой дальней ложе, скрытая от всех сидела Старейшина Хидзанагакуре. Лаитреаль почувствовала странный вязкий запах, который покрывал весь стадион.

— Что это? — Спросила Лаитреаль у Юки.

— Сила Темной Кицуне. Старайся контролировать свои эмоции. — Холодно отчеканила Юки, заставляя Лаитреаль еще сильнее нахмуриться. Девочка с самого утра чувствовала какую-то тревогу, сейчас это чувство только усиливалось.

— Значит Оками тоже пришла? — Тихо спросила Хикари, которая стояла рядом с Лаитреаль. — Будет сложно.

— Да уж. — В тон ей проговорила Кицуне и перевела взгляд на Хиретсу. Шиноби стоял и внимательно смотрел на Старейшину деревни Снега. Его взгляд выражал щенячью преданность. Это был взгляд человека, которого полностью поработили и лишили собственной воли. Рядом с Хиретсу стоял Гаара. Лаитреаль заметила, что с шиноби Песка было что-то не так. Присмотревшись к нему, девочке показалось, что за пазухой у него кто-то есть. Удзумаки тут же вспомнила вечер нападения.

— Значит, он до сих пор держит это существо при себе. — Подумала Лаитреаль, отворачиваясь от мальчика. — Интересно, чем он привлек внимание животного?

— Животные не такие глупые, как о них думают люди. — Раздался поучительный тон Юки. — Если существо добровольно пошло за таким, как он, значит он вызывает доверие.

Лаитреаль снова посмотрела на шиноби Песка. Почувствовав на себе взгляд, Гаара повернулся к Кицуне. Его глаза пугали. Они был такими же безумными как тогда на крыше, но не смотря на это Лаитреаль не отвернулась. Она пыталась найти в нем то, что он пытался скрыть от всех. Не получилось. Тяжело вздохнув, Кицуне отвернулась к брату, который светился счастьем и радостью. Он стоял рядом с Лаитреаль и с улыбкой смотрел на зрителей. От него исходила странная энергия тепла, которая пахла водой, лесом и уверенностью в своих силах. Лаитреаль усмехнулась.

— А где Саске? — Вдруг спросила Хикари, внимательно рассматривая участников.

— Струсил твой Саске. — Самоуверенно проговорил Конкуро, рядом с которым стояла Урикава.

— Подслушивать не прилично.– Проговорила Хикари, смерив недовольным взглядом шиноби Песка.

— Зато очень интересно. — Ухмыльнулся кукольник.

— Саске не трус. — Прошипела Хикари, отворачиваясь от шиноби Песка, с едва заметным румянцем на щеках.

Слова Хикари заставили Лаитреаль нахмуриться. Это было не похоже на Саске. Учиха был очень ответственным и никак не мог опоздать. Тем более на экзамен, который всей душой жаждал пройти. Лаитреаль снова скосила взгляд на Наруто. Мальчик стоял нахмурившись. Видимо он услышал слова Урикавы.

— Итак, третий этап объявляется открытым. Я ваш экзаменатор — Генма Ширануи. — Проговорил мужчина с протектором Конохи. Он бесстрастно окинул взглядом участников экзамена.

— А где Гекко Хаяте? — Вдруг спросила Митцу. На удивленный взгляд Генмы девушка объяснила: — Было объявлено, что он будет проводить третий этап.

— Я вместо него, это все, что вы должны знать. — Холодно отчеканил экзаменатор, перекинув сенбон в другой угол рта. Генма сверился с каким-то свитком у себя в руках и проговорил:

— Если Саске Учиха не появиться к началу своего боя, он будет дисквалифицирован.

— Что?! — Воскликнул Наруто. — Но ведь так нельзя….

— Тихо. — Скомандовал Генма. Его голос хоть и оставался спокойным, но в нем чувствовалась сталь. Наруто нервно сглотнул.

— Этот человек не любит безрассудства. — Отметила про себя Лаитреаль.

— Таким и должен быть телохранитель Хокаге. Спокойный, сдержанный…. Это человек тени. — Усмехнулась Юки на реплику Лаитреаль.

— Меня пугает, как ты узнаешь о людях все только по одному запаху. — Проворчала девочка.

— Ты и сама можешь так же анализировать запахи. Тебе просто опыта не хватает. — Хмыкнула лиса.

— Безответственный шиноби — хуже скрытого врага. — Тем временем продолжал Генма. — А теперь приступим к боям. Правила такие же, как и на отборочном туре. Всем все понятно? Свою очередность все помнят? — Получив утвердительный кивок Генма скомандовал: — Первая группа остается на поле, все остальные на балкон! — Все начали расходится, оставив Неджи и Наруто на арене.

— Не волнуйся он справиться. — Ободряюще потрепала Хикари по плечу Лаитреаль. Кицуне облокотилась на перила балкона и сосредоточено начала смотреть на происходящее внизу.

— Против Неджи у Наруто нет шансов. — Спокойно проговорил Шикамару. Лаитреаль хмыкнула, а представитель клана Нара продолжал: — Неджи гений. По силе такой же, как и Саске. К тому же он из клана Хьюга, которые обладают Бьякуганом.

— Зато Наруто самый непредсказуемый ниндзя Конохи №1. — Усмехнулась Лаитреаль. — А это большой плюс на пути к победе.

— Не спорю. — Протянул Шикамару, с интересом поворачиваясь к Кицуне. — Но Неджи сильнее. Он превосходит твоего брата по многим способностям особенно, уж прости, по соображаловке.

— Поэтому этот бой так же интересен, как и бой Учихи и Субаку-но Гаары. — Проговорила Хикари. — Согласись, это будет очень эпично, если такой как Наруто победит Неджи.

— Я погляжу, что вы уже решили его победу. — Высокомерно проговорила Темари. — Наивные.

— Нет, я в этом уверена. — Улыбнулась Хикари.

— И почему же? — Ехидно спросил Канкуро.

— Я с детства в одной команде с Лаитреаль.

— Но она не Наруто. — Помотал головой Шикамару.

— Зато они брат и сестра. — Усмехнулась Хикари, внимательно наблюдая за реакцией Лаитреаль, которая не сводила взгляда с боя.

— Да какого Биджу ты его в лоб атакуешь?! Дурак! Из дыма действуй! Из дыма!!! — Прокричала Лаитреаль, заставляя всех замереть в удивлении. От, всегда хладнокровной Лаитреаль, таких эмоций меньше всего ожидали. Сейчас Кицуне была похожа на своего брата, как две капли воды. Такая же эмоциональная и шумная. Хикари усмехнулась на реакцию участников экзамена:

— Вот вы и увидели настоящую Лаитреаль Удзумаки.

— Неожиданно. — Усмехнулся Канкуро подходя ближе к Хикари, которая так же облокотилась об перила, как и Лаитреаль, и наблюдала за боем.

— И контроль над своей чакрой она теряет так же резко? — Спросил шиноби Песка, обращаясь к Хикари. От его пристального взгляда Урикава покрылась легким румянцем.

— Н-нет, не резко. — Смущенно проговорила девочка.

Ну и что он за цирк тут устроил? — Мысленно прошипел Гаара. — Ничтожество. — Раздраженно посмотрев на старшего брата, мальчик снова перевел взгляд на сражение. В этот момент Наруто с трудом поднялся после очередной атаки Неджи.

Слабак. — Презрительно фыркнул Гаара, но тут его внимание привлекло то, что он прятал за пазухой. Существо с необычной внешностью начало недовольно ерзать и неприятно щекотать своей шерсткой. Гаара тихо и незаметно для остальных покинул балкон. Скрывшись в одном из коридоров, он достал из-за пазухи маленькое существо. Оно не было похоже не на одно известное ему. Морда — лисы, а туловище не то пушистой собаки, ни то кота. Мягкая шерстка в лучах солнца переливалась нежно-голубым цветом, а вокруг шеи росли птичьи перья.

И что же ты такое? — Подумал Собаку-но, почесав своего питомца за ушком. Животное с нежностью потерлось о руку Гаары. Мальчик достал из кармана небольшой кусочек вареного мяса и протянул своему приятелю.

Нельзя к тебе привязываться. — Думал Гаара пока существо с аппетитом уплетало лакомство. — Вернусь в Суну продам кому-нибудь.

Тем временем животное заглотало мясо и с мягким рычанием лизнуло Гаару за пальцы, где еще пару секунд назад было угощение. Маленький питомец с ловкостью ласки юркнул за пазуху шиноби и, уютно свернувшись — заснул. Гаара с тяжелым вздохом поднялся, но тут же снова опустился на колени. Голова начала нещадно болеть. Собаку-но казалось, что кто-то залез в его черепную коробку и бьет изнутри молотком.

Черт, началось. — Подумал мальчик, хватаясь за голову. Так всегда бывало в день полнолуния. Шукаку в нем в такие моменты был неспокойным и легко мог выйти из-под контроля. Гааре срочно нужно было кого-то убить. Утолить эту необузданную жажду крови. Кое-как успокоив пульсирующую боль, Гаара поднялся и так же незаметно вернулся на балкон. Он пришел вовремя, чтобы услышать:

— Наруто Удзумаки победил!

— Да!!! — Счастливо выкрикнула Лаитреаль.

Как же шумно. — Мысленно прорычал Гаара, чувствуя, как радостный крик девочки отозвался очередной пульсацией в его голове. Он терял самообладание. — Эта девчонка ведет себя как маленький ребенок. Ее брату просто повезло. Они все равно умрут от моей руки. Мое существование не прекратиться. Я уничтожу их. Ради удовольствия.

— Да! Уничтожь их. Особенно эту девчонку. — Раздался дикий хохот в голове у мальчика. – Ее кровь должна быть вкусной. Посмотри, как сильно пульсирует ее сонная артерия. Согласись, тебе хотелось бы узнать какова на вкус кровь Кицуне?

— Черт, хватит! — Прошипел Гаара своему внутреннему монстру.

— Убей ее! Убей! — Шипел Шукаку, доводя Гаару до срыва. Но в этот момент существо, которое пригрелась у него за пазухой начало недовольно шевелиться. Эти движения помогли Гааре вернуться из своего собственного Ада. Мальчику потребовалась вся его выдержка и сила воли, чтобы усмирить кровожадного монстра внутри себя. Пообещав ему, что займется расправой над Лаитреаль потом, мальчик с ледяным безразличием посмотрел на поле боя.

— Хокаге решил перенести бой Саске Учихи и Субоку-но Гаары в конец экзамена, поэтому на поле вызываются Лаитреаль Удзумаки и Хиретсу Занкоку. — Проговорил экзаменатор. Гаара услышал, как недовольно зашипели Темари и Конкуро.

Бесят. — Раздраженно подумал Гаара, а потом перевел недовольный взгляд на Лаитреаль. — Ну посмотрим на тебя, Лаитреаль Удзумаки. Если ты проиграешь, то мне будет очень обидно. Я хочу поиграть с тобой перед твоей смертью. — Гаара злобно оскалился. Этот оскал увидела Темари и вздрогнула.

Он теряет контроль. — Подумала девушка. — Дьявол, как же все это не вовремя.

— Начали! — Тем временем скомандовал экзаменатор. Лаитреаль стала в боевую стойку. Хиретсу сделал тоже самое.

— Я размажу тебя, одним ударом. — Злобно захохотал Хиретсу.

— Ага. Вперед. — Напряженно проговорила Лаитреаль. Ей еще не хватало чакры для создания третей печати. Сколько бы она не старалась и не тренировалась, ее придел — две запечатывающие печати. Лаитреаль нахмурилась и начала следить за действиями шиноби Хидзанагакуре. Хиретсу выпустил бело-черный поток чакры, который тут же сбил Лаитреаль с ног.

— Что это за чакра? — Послышалось со стороны зрителей.

— Это уже не смешно. — Подумала Лаитреаль. — Он теряет контроль слишком быстро. Он даже не пытается сопротивляться своему гневу. — Девочка уворачивалась от атак Хиретсу не имея возможности ответить.

— Это может перерасти в большую проблему. — Прорычала Юки. — Постарайся как можно быстрее закончить бой. Пока этот эксперимент Оками не перерос в трагедию.  — Лаитреаль кинула в Хиретсу кунай со взрывной печатью и пока шиноби Снега отвлекся, спряталась в густой кроне дерева, которое так удачно росло на арене.

— Удачно они его тут посадили. — Устало подумала Лаитреаль. — Что мы имеем? Эта прелесть гибридная не дает мне возможности нанести контратаку. Хиретсу словно специально пытается меня утомить. — Лаитреаль аккуратно выглянула из своего укрытия. Шиноби Хидзанагакуре, полностью покрытый языками черно-белой чакры, смотрел по сторонам. Он искал ее.

— С такими темпами ты проиграешь. — Протянула Юки. Лиса принюхивалась к воздуху, улавливая мельчайшие изменения запахов.

— Но у тебя есть преимущество. — Вдруг фыркнула Юки. – Недаром же чакру Кицуне могут носить в себе только женщины. Мужчинам она доставляет невероятную боль. Уверена, Хиретсу имеет придел в использовании такой силы.

— Не густо, но можно попробовать. — Хмыкнула Лаитреаль и, выскочив из своего укрытия, создала несколько клонов. Хиретсу тут же повернулся к противнику и одним ударом уничтожил сразу всех теневых клонов. Удзумаки только этого и ждала. Скрывшись за облаком пыли от рассеивания техники, девочка сложила печати и прокричала:

— Стиль Снега: Танец Юки-оны! — Арену заполнила снежная метель. Хиретсу закрыл лицо, стараясь скрыться от обжигающего холода снежинок. Кицуне, скрытая метелью, молниеносно сложила печати и прокричала:

— Техника Льда: Ледяные пики! — В Хиретсу полетели сосульки самых разных размеров, а землю разорвали большие и острые глыбы льда. Шиноби Снега увернулся в самый последний момент. От мелких сосулек его спас черно-белый поток чакры. Но одна все же ранила ногу шиноби. Хиретсу взревел от боли и полностью потерял контроль над собой. Со стороны могло показаться, что его лишили органов чувств. Он как безумец вертел головой в разные стороны и даже не пытался остановить потоки разбушевавшейся чакры. Они хаотично и с огромной силой начали разрушать все, к чему прикасались.

— Такими темпами он разрушит арену! — Прокричал Шикамару, ели удерживаясь на балконе.

— Лаитреаль справиться. — Прокричал Наруто. — Она победит этого гада, даттебайо! — Словно в подтверждение его слов Лаитреаль со скоростью стрелы помчалась на Хиретсу, складывая печати. Кончики ее пальцев покрылись голубыми огоньками.

— Техника запечатывания: Печать четырех триграмм! — Прокричала Лаитреаль. Хиретсу отлетел в сторону. Лаитреаль тяжело дышала. Всю арену накрыла звенящая тишина. Потоки чакры Хиретсу развеялись, как и снежные техники Лаитреаль. Успокоив дыхание, Лаитреаль прикрыла глаза. В тот же миг ее тело покрылось серебристо-голубой чакрой, как шерстью.

— Что это за чакра? — Заревела толпа.

— Ого! Она пробудила четыре хвоста. — Воскликнула Хикари. — И когда только успела?

— Что это значит? — Спросил хмурый Шикамару, которого начинал напрягать этот бой. Он чувствовал, что противники намного сильнее уровня чуунина.

— Ничего хорошего для Хиретсу. — Проворчала Урикава. — Демоны в тапках! Пробуждение четвертого хвоста это не игрушки! Удзумаки, черт возьми, контролируй себя!!! — Прокричала Хикари, готовая спрыгнуть с балкона и вмешаться в бой. Канкуро нервно сглотнул. Эта скромная девочка, которая краснеет при общении с мальчишками, сейчас растеряла всю свою стеснительность.

— Эй, я контролирую, даттебайо! — Воскликнул Наруто с некоторым испугом глядя на злую подругу.

— Да не ты. — Отмахнулась Хикари. — А сестрица твоя.

— Насколько все серьезно? — Решила вмешаться в разговор Митцу. Она, как никто другой, знала, к чему может привести гнев Лаитреаль.

— Пока не знаю. — Прошептала Хикари. — Для Лаитреаль главное сейчас — не поддаться злости, иначе нам придется прерывать экзамен и успокаивать двух вышедших из себя демонов.

— Как понять, что Лаитреаль вышла из себя? — Не унималась Митцу, а в голосе прозвучали тяжело скрываемые нотки страха.

— Она трансформируется в прямоходящую лисицу. — Проговорила Хикари.

— Я-ясно. — Прошептала Митцу. Девушка вспомнила, как чуть больше года назад Лаитреаль сорвала жестокий экзамен, просто погрузив всех под лавину.

Тогда у нее было всего два хвоста. Черт, что же она может сделать с четырьмя? — В ужасе подумала Митцу и перевела взгляд на поле боя. Лаитреаль отбивала огненные атаки Хиретсу своими хвостами, а сама складывала новые печати. Глаза девочки были алыми как кровь, а вертикальные зрачки сузились в тонкую линию. Хиретсу был полностью покрыт черной чакрой двухвостого. Он наносил атаку за атакой, не давая Лаитреаль перевести дух.

— Если бы не хвосты, ее бы уже задело. — Проговорила Темари, внимательно наблюдая за боем.

— Меня успокаивает, тот факт, что пробуждая новый хвост, Кицуне становиться более мудрее и опытнее. — Проговорила Хикари. — Есть шанс, что она не поддастся агрессии и сможет вовремя себя остановить.

— Но ведь сестренка сражалась в такой форме, но с двумя хвостами… — Начал было Наруто, а Хикари его грубо перебила:

— В том-то и дело, что у нее было два хвоста. Когда она пробудила третий, мы с Хидзу еле смогли ее остановить.

— Что это значит? Объясни толком. — Проговорил Шикамару с холодом глядя на шиноби Водоворота. Хикари вздохнула и начала очень быстро объяснять:

— Лаитреаль не Джиинчурики, она Кицуне это немного разные вещи. Ее хвосты означают приобретенную жизненную силу и мудрость. Два хвоста это обычное дело для Кицуне, но больше это уже говорит об уме и силе их носителя. Девять хвостов считается легендарным, а десять может быть только у Королеву Кицуне.

— Это мы поняли…. — Начал было Канкуро, но Хикари рыкнула:

— Дай договорить. — Девочка снова вздохнула и продолжила: — Пробуждая новый хвост, Кицуне пробуждает новую силу. Если не совладать с этой силой она может погубить своего носителя и окружающих. Поэтому клан Кицу отличается просто невообразимым контролем чакры и своих эмоций. Особенно в таких экстремальных ситуациях, как бой. Чем больше нужно затрачивать энергии на контроль во время боя, тем более эмоциональными становятся Кицуне в повседневной жизни.

— Вот оно что…. — Протянул Шикамару, поворачиваясь на поле боя.

— Ничего не понял… но сделаю вид что понял. — Проворчал Наруто.

— Другими словами, чем стабильнее эмоции Лаитреаль, тем она более рассудительна. Но с приобретением нового хвоста она также и получает мудрость, которая не позволяет ей растрачивать понапрасну энергию на эмоции. Таким образом, чем больше хвостов, тем Кицуне более эмоционально стабильная? — Хикари кивнула на слова Шикамару.

— Но и более уязвима, так как в форме Кицуне, Королева чувствует эмоции всех людей, которые ее окружают. Она становиться что-то вроде универсального сенсора, от которого невозможно спрятаться. — Проговорила девочка.

Так… она тоже универсальное оружие? — Подумал Гаара глядя на поле боя. — Что же, от этого мне хочется сразиться с ней еще больше. Хочу увидеть, как она падет от моей руки. Хотя нет…. Я сломаю ее, сделаю своей слугой, рабой, которая беспрекословно будет мне подчиняться. Да, именно так я и сделаю. — Собаку-но зловеще оскалился глядя на то, как Кицуне уворачивается от атаки Хиретсу.

Лаитреаль тяжело дышала. Техника запечатывания отнимала все силы. Лаитреаль понимала, что долго она не протянет, и бой нужно заканчивать как можно быстрее. Сделав теневых клонов и спрятавшись за ними, девочка снова сложила печати, кончики ее пальцев покрылись пурпурным огнем.

— Техника запечатывания: Печать шести триграмм! — Черная чакра, покрывающая тело Хиретсу начала исчезать. Бурные ее потоки рассеивались. Шиноби Снега пошатнулся, но остался стоять на ногах, тяжело дыша.

— Э-это… еще… не…конец. — Прохрипел Хиретсу, сплевывая изо рта кровь. Он начал очень медленно складывать печати. Но дрожащие руки не слушались его. Лаитреаль оказалась быстрее. Девочка из последних сил сложила печати и высвободила из своего тела цепи, которыми сковала противника. У Хиретсу не было сил высвободится. Он с трудом стоял и наблюдал, как Лаитреаль, на подкашивающихся ногах, спотыкаясь, подходит к нему.

— Техника запечатывания: Печать восьми триграмм. — Проговорила Кицуне, сложив последнюю третью печать. Из кончиков ее пальцев высвободился лазурный свет. Девочка с силой ударила в живот Хиретсу и шиноби упал на землю, использовав весь свой запас чакры. Арена погрузилась в тишину. Лаитреаль убрала цепи и осела на землю.

— Удзумаки Лаитреаль победила! — Проговорил экзаменатор. Лаитреаль мутным взглядом посмотрела по сторонам. Только сейчас она заметила, что по ее лицу тонкими струйками течет кровь. Она попыталась встать, но тут же снова упала на землю. Кицуне почувствовала, что кто-то поднял ее под руку, и переместившись на балкон, посадил на пол облокотив к стене.

— Эй! Сестренка! Не умирай, даттебайо!!!

— Наруто? — Прохрипела Лаитреаль. — Завещаю тебе свой походный рюкзак…. Ой! Хикари больно же!!! — Прошипела Лаитреаль, потирая затылок, куда стукнула ее Хикари. — Я же только с поля боя! Почти, что при смерти!

— Шутить можешь, значит здорова! — Рыкнула Урикава, исцеляя Лаитреаль от повреждений. — Тоже мне…. Умирать она собралась…. Я тебе умру, я тебе так умру, что век помнить будешь…. — Лаитреаль только засмеялась, искренне во весь голос, что даже слезы выступили.

— Ну, я так понял, что похороны отменяются, значит можно спросить. — Усмехнулся Канкуро. — Объясни, что это за хмырь был? И что ты с ним сделала? — Лаитреаль повернулась к шиноби Песка и внимательно начала его изучать. Он подозрителен, но с другой стороны нет ничего страшного, если она расскажет немного о Хиретсу.

— Этот Хиретсу Занкоку — продукт гениальных экспериментов старейшины Хидзанагакуре. — Проговорила Лаитреаль, чувствуя, как приятная истома накрывает ее измученное тело. Медицинские ниндзюцу Хикари подействовали очень быстро.

— Что ты имеешь ввиду? — Нахмурился Канкуро.

— В нем запечатали сразу две чакры: Двухвостого и Кицуне. Я использовала запечатывающие техники, чтобы полностью запечатать его чакру.

— Жестоко. — Проговорил Шино — мальчик в темных очках, окруженный жуками.

— Зато гуманно по отношению к нему. — Нахмурившись, проговорила Лаитреаль. — Эти две чакры не совместимы. Тем более чисто физиологически мужчины не могут быть носителями чакры Кицуне. Она медленно убивает их. Уверена, ему было чертовски больно содержать в себе столь несовместимые силы. — На этих словах последние силы Лаитреаль покинули ее, и она погрузилась в глубокий сон.

— Эй!!! Она умерла?! — Завопил Наруто.

— Да успокойся ты! — Шикнула на него Хикари. — Она заснула. Запечатывающие техники требуют огромных затрат чакры и ее контроля. Лаитреаль просто выдохлась.

— А, ну тогда ладно. — Усмехнулся Наруто, поворачиваясь к арене, где лениво протекал бой между Шикамару и Темари.

— Убей ее! Убей, пока никто не видит! — Ревел монстр в голове у Гаары. Мальчик из последних сил сдерживался, чтобы не уничтожить «сумасшедшую Кицуне». Грубо выругавшись, Гаара постарался отвлечься на бой. Но, это только разжигало огонь ненависти и жажду крови. Питомец, который все это время мирно спал за пазухой у мальчика, юрко выбрался из своего укромного места и бесшумно подобрался к спящей Лаитреаль. Существо осторожно подбежало к девочке, принюхиваясь, а потом забралось под бок и, свернувшись калачиком, заснуло.

— Говорил же, что нельзя привязываться к тебе. Ты меня тоже оставишь. Как и все. — Злость сжигала Гаару изнутри. Он желал смерти этой Кицуне.

— Предатель. Его мы тоже убьем. — Вторил Шукаку.

— Ненавижу! Убью! — Рычал Гаара. Он не заметил, как начал медленно подходить к Лаитреаль. Встав рядом, он с ненавистью посмотрел на своего питомца и девочку.

Нет. Еще рано. — Подумал Гаара и с рыком отвернулся к арене. Ему нужно было насладиться битвой. Впитать ее в себя, почувствовать кровь.


Лаитреаль проснулась от того, что ее кто-то тряс за плечо. Открыв один глаз, девочка поняла, что это была Хикари. Урикава одной рукой отбивала летящие в нее кунаи, а второй со всей силы трясла Лаитреаль.

Кунаи? Как интересно? — Сонный и уставший мозг Кицуне не хотел осознавать реальность. Но уже в следующую секунду Лаитреаль резко подскочила.

— Кунаи? Что произошло? — Воскликнула Кицуне.

— О, проснулась, слава Богу. Выдвигаемся, объясню все по дороге. — С этими словами две девочки выскочили из огромной дыры в стене арены и скрылись в листве деревьев.

— Что значит, на Коноху напали? Кто? Когда? Почему раньше не разбудила? — Завалила вопросами Лаитреаль свою подругу.

— Пока ты спала, а я перевязывала раны после битвы с Оаяном, парнем из команды Митцу, на Коноху напали ниндзя из деревни Звука и Песка. Хокаге вместе с Узукаге пытаются остановить весь этот ужас, устроенный мнимым Кадзекаге деревни Песка.

— Мнимым? — Холодно спросила Лаитреаль. Ее усталость вмиг исчезла.

— Помнишь, месяц назад, прошел слух, что Орочимару проник в Коноху и поставил проклятую печать на Саске?

— Конечно помню. Юки мне сама о нем рассказывала. — Фыркнула Лаитреаль, перескакивая с ветки на ветку.

— Так вот, Орочимару взял личину Кадзекаге. Вот только неизвестно когда именно это случилось? До экзамена или вовремя. — Проговорила Хикари, пытаясь догнать Лаитреаль.

— Хочешь сказать, что Орочимару спланировал это нападение? — Нахмурилась Лаитреаль. — Но как ты об этом узнала и зачем этому гаду нападать на деревню?

— Я узнала это от Мидзуки. Это она нас отправила на помощь команде Какаши. Они преследуют троицу из Песка, за которой отправился Саске. Что насчет второго вопроса то тут ничего не известно, а если и известно, то Мидзуки посчитала, что мне это не нужно знать. — Хмыкнула Хикари.

— Попахивает большими неприятностями. — Прошипела Кицуне. — Если Орочимару взял личину Кадзекаге, то это может обернуться большими проблемами для содружества Песка и Листа.

— Сейчас большая проблема — это те ребята из Суны. — Проговорила Хикари. — Я услышала, как их командир сказал, что Гаара начал выходить из-под контроля. Мы должны помочь остальным вернуть Саске. По возможности не ввязываясь в бой. — Лаитреаль рыкнула, а в следующую секунду активировала чакру Кицуне. Хикари сделала тоже самое. Девочка покрылась фиолетовой чакрой, как шерсткой. У нее появилось два хвоста, а на голове кошачьи уши. Лицо Урикавы начало приобретать кошачьи черты. Ногти на руках и ногах удлинились, и стали похожи на когти. Вокруг глаз Хикари появились фиолетовые узоры, которые отличались от узоров Лаитреаль.

— Если ты высвободила свою чакру Нэкоматы, значит миссия сложная. — Невесело усмехнулась Лаитреаль.

— Мидзуки дала ей уровень А. — Отчеканила девочка, сверкнув своими изумрудными кошачьими глазами

— Весело, ничего не скажешь. — С иронией прорычала Лаитреаль ускоряясь. Девочка чувствовала запах Наруто, Сакуры и Шикамару где-то впереди, за которыми был «хвост» из восьми человек. Кицуне ускорила бег, пытаясь догнать друзей. Еще два запаха находились позади Лаитреаль и Хикари. Неожиданно, чуткий нюх Кицуне уловил запах Канкуро и Шино.

— Канкуро и Шино вступили в бой. — Проговорила Лаитреаль.

— Нам лучше обойти их. — Прошипела Хикари. Кицуне утвердительно кивнула, и две девочки свернули в сторону. Им нельзя сейчас отвлекаться на чужие битвы. Их миссия — помочь команде Какаши. Лаитреаль нахмурилась. Они сильно отстали от Наруто, делая крюк.

— Черт. — Выругалась девочка. Она понимала, что Гаара такой же сильный, как и Хиретсу, и что Наруто один не справиться. Сакура ему не помощник, а Шикамару гениальный стратег, но он отстал, прикрывая тыл товарищей от преследователей.

— Хикари помоги Шикамару. — Проговорила Лаитреаль. — Ему одному против восьмерых не выстоять.

— Поняла тебя. — Прорычала Хикари и свернула в сторону. Тем временем Лаитреаль ускорилась ей нужно успеть, пока не стало совсем поздно.

— Бой уже начался. — Рыкнула Юки в подсознании Лаитреаль.

— Дьявол! Я отстаю на десять минут. — С досадой прорычала Лаитреаль.

— Не забывай, что он твой брат. Так просто его не убить. — Подбодрила девочку лиса. Лаитреаль только головой кивнула. Она пыталась обогнать время. Наконец-то слух девочки уловил шум боя. Рывок и Лаитреаль увидела своих товарищей. Картина была удручающая. Саске лежал парализованный проклятой печатью, Сакуру припечатало к дереву песком, а Наруто с трудом поднимался от очередной атаки Гаары.

— Это Гаара? Что это с ним? — Прошептала Лаитреаль глядя на шиноби Песка. Половина его туловища было трансформирована в какого-то песчаного монстра. Глаза безумны, из полу-рта, полу-пасти стекала слюна. Лаитреаль замерла в ужасе.

— Не время столбом стоять! — Прорычала Юки в подсознании Лаитреаль. — Ему ничего не стоит прихлопнуть Наруто одной левой. — Девочка сглотнула и попыталась взять себя в руки. Тем временем Наруто медленно поднялся, держа в руках какого-то маленького лягушонка, одетого в странную одежду. Гаара только дико засмеялся. От этого смеха кровь стыла в жилах, а волосы на затылке становились дыбом. Собаку-но набрал полную грудь воздуха и выдохнул его мощным потоком, который перемешался с песком и повалил Наруто с ног.

— Черт! — Выругалась Лаитреаль. В этот момент Наруто встал на ноги и с вызовом посмотрел на Гаару.

— Я во что бы то ни стало, защищу своих друзей, даттебайо! — Проревел Удзумаки. Лаитреаль рванула к брату, в которого летели песчаные снаряды. Одним ударом ноги девочка отбила атаку и стала рядом с братом.

— Лаи?! — Раздался вопль Наруто и тихий хрип Саске.

— Помощь нужна, братишка? — Хмыкнула Лаитреаль. Ее глаза горели диким огнем решимости. Она не за что не позволит брату проиграть этому несносному мальчишке из деревни Песка.

— Откуда ты здесь?! — Завопил Наруто на весь лес.

— Мидзуки прислала. Сказала, что у вас тут вечеринка намечается. — Усмехнулась Кицуне, не сводя взгляда с Гаары.

— А что с Хикари? — Прохрипел Саске.

— Я отправила ее помогать Шикамару. Скоро присоединится к всеобщему веселью. — Лаитреаль скосила глаза на Учиху и добавила: — Ну и видок у тебя, дружище.

— У тебя не лучше. — Огрызнулся Саске. Лаитреаль лишь хмыкнула и повернулась к Гааре. Он внимательно изучал Кицуне. Зная о ее запечатывающих способностях, он не хотел рисковать, но желание сломить ее не давало Гааре здраво рассуждать. Ее глаза. Они такие же, как и у него. Полны одиночества. Но…. В них был огонь. Такой же огонь, который Гаара видел в глазах этого глупца Наруто, у Гая, и даже у этой девчонки — Сакуры, которая пыталась собой защитить Учиху. Это злило Песчаного.

— Что? Неужели уже сдались? — С диким хохотом проревел Гаара. — А как же ваши дорогие друзья? Эй, Наруто, я не отличаюсь терпением. С каждой секундой мой песок сдавливает твою ненаглядную Сакуру все сильнее.

— Наруто, Лаитреаль. — Прохрипел Саске, поднимаясь и пытаясь собой закрыть брата с сестрой. — Любой ценой освободите Сакуру и уходите отсюда. Этот парень…. Я попытаюсь задержать его. Не знаю, насколько меня хватит, но если я умру здесь, значит… на большее, я не способен.

— Эй, Наруто, а с каких это пор Саске стал главным героем местного драматического театра? — С усмешкой в голосе спросила Лаитреаль.

— С тех самых, как понял, что у него есть друзья. — Усмехнулся Наруто. — Эй, Саске, отдохни немного. Оставь это дело нам с Лаи. — Кицуне искренне улыбнулась широкой улыбкой и показала знак победы. Учиха удивленно посмотрел на девочку, а потом на своего лучшего друга. Тем временем Наруто создал пару тысяч своих клонов, скрывая за ними Лаитреаль и себя настоящего.

— Мы защитим вас с Сакурой. — Улыбаясь, проговорила Лаитреаль, заворачивая кунай во взрывную печать.

— Вперед! — Проревело две тысячи теневых клонов Наруто, и понеслись на Гаару. Шиноби Песка в панике начал смотреть по сторонам, пытаясь отразить удары.

— Получай атаку семьи Удзумаки! — Проревел Наруто, нанося удар за ударом. Лаитреаль кинула взрывной кунай в Гаару. Он отбил его песчаной защитой. Тем временем Наруто с силой засадил свой взрывной кунай под хвост Шукаку и взорвал его.

— В задницу? Серьезно? Наруто, не позорь имя Удзумаки. — Серьезно проговорила Лаитреаль, наблюдая за действиями своего брата.

— А что такого? Сработало ведь. — Невозмутимо проговорил старший брат Лаитреаль, приземляясь на ветку рядом с сестрой.

— Как бы это парадоксально не звучало…. Но под хвостом у Шукаку самое уязвимое место. — Проворчала Юки. — Там его броня самая тонкая. — Лаитреаль что-то проворчала не членораздельное. Передохнув секунду, дети снова начали наносить удар за ударом, а Наруто при этом еще и приговаривал:

— Получай! Я выбью из тебя эту дурь! — Комбинированный удар Лаитреаль и Наруто впечатал Гаару в землю.

— Я не позволю!!! — Проревел Гаара. — Я не позволю, чтобы мое существование прекратилось!!! Мой смысл жизни, как Демона Песчаного Водопада никогда не угаснет! — С этими словами шиноби Песка сложил печать и начал увеличиваться в размерах.

— Он пробудил Шукаку. — Проворчала Юки, беспокойно метаясь из угла в угол в подсознании Лаитреаль.

— Наруто, нужен план. — Прохрипела Кицуне.

— Техника Призыва! — Прокричал Наруто. На том месте, где находились брат с сестрой, появилась гигантская жаба, которая была одета в плащ, а на поясе носила катану. Во рту Жаба держала длинную тонкую трубку, красиво и ярко расписанную. Лаитреаль шокировано смотрела то на Наруто, то на Жабу и не могла поверить в происходящее.

— Да!!! У меня получилось!!! Мои тренировки не прошли даром!!!

Лишь бы не задели Саске и Сакуру. — Мысленно взмолилась Лаитреаль.

— Где это я? — Проревела Жаба грубым басом.

— Эй Жабий Босс, Жабий Босс, это я тебя призвал, мне помощь твоя нужна. — Радостно начал кричать Наруто.

— Не собираюсь я тебе помогать. — Проревела Жаба, выдыхая табачный дым.

— Что значит, не собираешься?! Я же твой подчиненный. Сам мне это сказал в прошлый раз!

— Не помню, что бы я это говорил. — Отрезал Жабий Босс. Лаитреаль шокировано наблюдала за этим цирком не в состоянии вымолвить и слова. Ее тренировки в техниках призыва провалились еще в Водовороте несколько месяцев назад. Сколько бы она не пыталась она не смогла никого призвать. Девочка перевела взгляд на Шукаку.

Что же делать? Сейчас не лучшее время для этой комедии, которую устроил здесь Наруто. Шукаку очень сильный соперник, который не за что не отпустит нас, пока не убьет. — Размышляла Лаитреаль пытаясь придумать хоть какой-то план.

— Я возвращаюсь домой. — Проревел Жабий Босс.

Что же…. Этого следовало ожидать. — Обреченно подумала Лаитреаль.

— Эй, батя! — Вдруг раздался голос маленького лягушонка, который сидел на голове у Наруто.

— Гамакичи?! А ты что здесь делаешь, быстро дамой! — Проревел Жабий Босс.

— Да мне скучно было, вот и решил здесь поиграть. Батя, тот кретин из Песка, начал гнать на меня, ну и Наруто заступился. Он довольно необычный парень. Да и сестра у него ничего так. Вот думаю пригласить куда-нибудь.

— Что? — Шокировано проговорила Лаитреаль. Тем временем Жабий Босс внимательно изучил девочку и проговорил:

— Эй, девчонка, держись крепче у меня на голове. Что же, я официально признаю тебя, Наруто, своим подчиненным. Сейчас я покажу вам, как в этом мире действуют нравственные нормы. — Жабий Босс достал из ножен катану и понесся на Шукаку. Лаитреаль потребовалась все ее умение концентрировать чакру в ногах, чтобы не упасть с головы Жабы. Наруто крепко держался за его голову. Шукаку занес свою когтистую песчаную лапу, но не успел ударить. Босс оказался проворнее. Он отрубил ее одним точным ударом катаны.

— Его песок слишком эластичный. Я еле отрубил его конечность. — Проворчал себе под нос Жабий Босс, но Лаитреаль его услышала. Девочка нахмурилась. Лапа Шукаку отлетела в сторону и с оглушающим грохотом упала на землю, осыпаясь.

— Черт…. От такой битвы ландшафт может измениться до неузнаваемости. — Проговорила Кицуне. Жабий Босс покосился на девочку и проворчал:

— Да. Поэтому нам нужно закончить как можно быстрее.

— Эм… Жабий Босс, а можно не в ту сторону. — Запинаясь и краснея, попросил Наруто.

— Это еще почему? — Недовольно фыркнул Босс.

— Ну… понимаешь… там Сакура…. И…. — Начал краснеть Наруто, заставляя Лаитреаль и Гамакичи заливисто рассмеяться.

— Там его подружка просто. — Сквозь смех проговорил Гамакичи.

— Я должен победить этого гада, чтобы спасти Сакуру. — Серьезно проговорил Наруто.

— Вот же ш. — Недовольно фыркнул Жабий Босс и выпустил густой табачный дым. Но Кицуне заметила, как на суровой морде Жабы появилась одобрительная улыбка.

— Это интересно! — Прорычал Гаара в облике Шукаку. — Это очень интересно Удзумаки Наруто. Спасибо, что развлекаешь меня! — Лаитреаль нахмурилась. Шиноби Песка, казалось, полностью потерял ощущение реальности. Для него все это было игрой. Лаитреаль сглотнула. Это очень плохо.

— Я уничтожу тебя и твою ненаглядную сестру. А потом примусь за тех, кого ты называешь друзьями. — Хохотал Гаара. — Друзей не существует! Ха-ха-ха!!! — Наруто и Лаитреаль напряглись, ожидая удара. Тем временем на голове Шукаку из песка начал появляться сам Гаара. Его глаза закатились.

— Этот парень…. — Проворчал Жабий Босс. — Круги вокруг его глаз….

— Что Вы имеете ввиду? — Спросила Лаитреаль хмурясь.

— Этот парень был одержим Шукаку. Все признаки бессонницы на лицо.

— О чем ты?! — Завопил Наруто.

— Те, кто одержим енотовидным Шукаку, не могут спать. Они бояться, что Шукаку выйдет из-под контроля. Дело в том, что чем больше носитель бодрствует, тем ограниченнее силы демона, но стоит ему заснуть….

— Сила демона освободиться. — Проговорила Лаитреаль в ужасе. Девочка почувствовала, как по спине пробежался холодный ветерок.

— Отец Гаары — ужасный человек. — Подумала девочка. — Как же так? Обречь сына на постоянные страдания?!

— Страна Ветра — очень бедна. — Проговорила Юки. — В погоне за силой, Кадзекаге приказал сделать совершенное оружие из собственного сына. Но, не умея управлять такой силой, они породили монстра. Знаешь, в чем заключается ирония всего этого?

— В чем же?

— В том, что Шукаку сам боится. — Горько усмехнулась лиса. — Он так же, как и этот мальчик боится доверять. Им бы найти общий язык. Просто поговорить…. Но…. Шукаку слишком упрямый и вредный.

— Как же это жестоко…. — Прошептала Лаитреаль. Наруто и жабы удивленно посмотрели на девочку. — Как же это жестоко быть результатом ненависти и страха. Мне действительно жаль деревню Песка. Они не нашли ничего лучше кроме как сделать из невинного ребенка — оружие. Этот поступок просто высший пилотаж человеческого ужаса. Это попытка спрятаться под одеялом от наемника с ножом. — Лаитреаль начинала злиться. В первую очередь на Гаару, что перестал бороться. Девочка разогналась и прыгнула на голову Шукаку там, где был Собаку-но.

— Лаитреаль!!! — Прокричал Наруто. Но Кицуне не слышала его, она со всей силы ударила Гаару. Потом еще раз и еще. Она била его руками и ногами не давая возможности сложить печати и напасть на нее в ответ. Песок не успевал за скоростью девочки.

— Несносный мальчишка! — Проревела Лаитреаль, ударив Гаару ногой по голове. — Дурак! Тебе бороться нужно было! Ты самый настоящий идиот! Страх, только еще больше порождает страх у других. Борись с ним! — Последний удар Лаитреаль не успела нанести, так как Гаара сделал выпад рукой и песок со всей силой отбросил девочку вниз. Лаитреаль падала с огромной высоты, не имея возможности, за что-либо зацепиться.

— Лаитреаль! Нет! — Прокричал Наруто. Тем временем Гаара сложил печати и Шукаку атаковал Лаитреаль смесью ветра и песка. Девочку подбросило вверх на несколько метров, а песок нещадно резал тело, оставляя глубокие царапины на руках и ногах.

Черт! — Рыкнула Лаитреаль.

— Техника Призыва! — Прокричала Кицуне. Неожиданно для себя девочка осознала, что больше не падает, а лежит на очень скользкой и чешуйчатой поверхности. Тот, кого призвала Лаитреаль, был по размерам таким же, как и Жабий Босс, только с крыльями и чешуей.

— Дракон?! — Прокричала Лаитреаль.

— О, Азазур, давно не виделись. — Послышался довольный голос Жабьего Босса.

— Азазур?! — Окончательно потеряв возможность понимать происходящее, прокричала Лаитреаль. — Как? Ты же обычно меньше раза в два!

— Лаитреаль, не кричи. — Прогудел Король Драконов и посмотрел по сторонам.

— Погляжу, ты освоила технику призыва. — Хмыкнул дракон, обращаясь к девочке. — Гамабунта, что здесь происходит?

— Да, Джиинчурики Шукаку разошелся не на шутку. — Ответил Жабий Босс.

— Э?! Вы знакомы? — Удивленно прокричал Наруто.

— Так, дети, тихо! — Проревел Азазур, поворачиваясь к Гааре. Он с кривой усмешкой смотрел на нового соперника.

— Лаитреаль, мы потом с тобой поговорим. — Уже спокойно произнес Азазур. — Сейчас нам важно усмирить Джиинчурики.

— Ха-ха-ха! Как это интересно! Вы все больше и больше развлекаете меня! За это я покажу вам настоящую силу Шукаку. — Прокричал Гаара. Он сложил печати и тут же заснул.

— Что это? — Спросила Лаитреаль, ничего не понимая.

— Ха-ха-ха!!! — Верещал Шукаку. — Я наконец-то полностью свободен!

— Техника принудительного сна. — Ответил Азазур. — Гамабунта ты готов? Нам придется не сладко.

— Знаю, знаю. Опять за старое. — Недовольно проворчал Жабий Босс. — Так и хочешь командовать. Дети, слушайте, попытайтесь разбудить Джиинчурики.

— И как нам это сделать? — Удивился Наруто.

— Стукнете его разок-другой. — Проговорил Азазур.

— Не так быстро! — Проверещал Шукаку, выдувая из себя поток воздуха. Гамабунта использовал воду, чтобы отразить удар, а Азазур замахнулся хвостом и попал Шукаку в живот. Лаитреаль еле могла удержаться на голове дракона. Она постоянно поскальзывалась и падала. Чакры у нее оставалось все меньше. Бой с Хиретсу не прошел бесследно, да и техника призыва требовала больших затрат чакры. А удержаться на голове дракона и вовсе было практически невозможно.

— Да что же это такое?! — Прошипела мысленно Лаитреаль. — На Жабьем Боссе устоять было в разы проще даже во время его прыжков.

— На драконе могут удержаться избранные. — Как-то гордо проговорила Юки.

— Наруто, Лаитреаль! Сейчас! — Проревел Азазур, когда он схватил Шукаку за лапы, а Гамабунта, за хвост. Кицуне и Наруто в один миг подпрыгнули и приземлились на голову Шукаку. Лаитреаль из последних сил высвободила чакру Юки и вместе с Наруто понеслась к Гааре.

— С добрым утром тебя, даттебайо! — Проревел Наруто, вместе с сестрой ударяя Гаару с разных сторон. Лаитреаль отскочила от Гаары в сторону. Когда девочка приземлилась на песчаную голову Шукаку, чакра Юки развеялась. Наруто тяжело дышал.

— Нет!!! — Проверещал Шукаку. — Глупый мальчишка, я ведь только проснулся! Ты же знаешь, что я только начал! — Лаитреаль увидела, что Гаара начал просыпаться. Он с ненавистью посмотрел на брата с сестрой.

Как они могут продолжать? — Думал Гаара. — Что им дает такую силу? — Воспоминания из прошлого постоянно мерцали у Собаку-но перед глазами. Он не мог этого понять. Эти шиноби напомнили ему детство, и того, кого он считал своим другом. Они были такими же. Особенно их глаза.

— Убью! — Проревел Гаара, но в этот момент Наруто подпрыгнул и ударил шиноби Песка лоб-в-лоб. Песок начал осыпаться. Лаитреаль чувствовала, что опять начала падать. Из последних сил она схватилась за ветку, но чакры не хватило, и она упала на спину с огромной высоты.

— Лаи! — Воскликнул Наруто.

— Все в порядке. — Прохрипела Лаитреаль пытаясь подняться. — Просто чакры совсем не осталось.

— Черт. — Послышался голос ее брата. В следующий миг он продолжил, но обратился уже к Гааре. — Мы так все похожи, даттебайо! У меня остался всего один удар. Думаю, и у тебя тоже. Лаитреаль, не вмешивайся. — Добавил он, заметив, что Кицуне кое-как поднялась на ноги и хотела уже вступить в бой.

— Я хочу закончить сейчас, этот бой похожих людей. — Холодно проговорил Наруто. В следующую секунду шиноби Песка и Листа неслись друг на друга. Удар. Наруто и Гаара без сил падают на землю. Лаитреаль хотела было подбежать к Наруто, но споткнулась и упала недалеко от Гаары.

— Черт! — Рыкнула девочка, тяжело дыша.

— Не приближайся ко мне! — Неожиданно проревел Гаара. Лаитреаль только сейчас заметила, что Наруто ползет к Собаку-но. — Не приближайся! Как ты можешь продолжать сражаться? Вы оба?

— Я думал, что ты сильный, потому что сражаешься за себя. — С трудом проговорил Наруто, подползая все ближе к шиноби Песка и Водоворота. — Но это не та сила. Одиночество не позволит тебе разделить радость победы еще с кем-то. Ты не подурачишься с друзьями, не поделишься с ними своими тайнами и переживаниями.

— Друзья — это пустой звук. Они предадут тебя, уйдут и оставят тебя. — Проговорил Гаара. — Одиночество дает силы жить.

— Ну ты и дурак. — Прошептала Лаитреаль, подползая к Гааре и нависая над ним. — Если тебе встретились такие люди, значит, они не были настоящими друзьями. Чтобы понять истинную дружбу, нужно самому научиться дружить и доверять. Настоящий друг это тот, кто может разделить твою боль, как свою собственную. — Гаара с широко раскрытыми глазами смотрел на девочку.

— Если бы мы встретились раньше. — Прохрипел Наруто. — Мы бы точно стали друзьями, даттебайо. Но если ты хоть пальцем тронешь моих друзей, я из тебя выбью всю эту дурь.

— Гаара. — Проговорила Лаитреаль, уже почти теряя сознание от усталости. — Несносный мальчишка…. Желание защищать кого-то дает самую настоящую силу…. Силу вставать и бороться до конца. — На этих словах Лаитреаль упала, придавив собой шиноби Песка.

— Лаитреаль! — Прокричал Наруто, но его остановил Саске.

— Наруто, с Сакурой все хорошо. Его техника развеялась.

— С Лаитреаль тоже все нормально. — Неожиданно раздался голос Хикари где-то сверху. Девочка с чакрой Нэкоматы спрыгнула рядом с Лаитреаль и Гаарой. Освобождая Собаку-но от потерявшей сознания девочки. — Она поспит и придет в норму.

— Вот как? — Усмехнулся Наруто. — Я рад. — На этих словах он тоже отключился, истратив все свои силы.

— Эти двое точно брат и сестра. — Усмехнулась Хикари, залечивая царапины и ссадины своей подруги. Рядом с Гаарой появились Темари и Конкуро. Они готовились атаковать.

— Темари, Канкуро. — Прохрипел Гаара. — Оставьте их.

— Как скажешь, Гаара. — Проговорил Канкуро, подходя ближе к брату и аккуратно поднимая его под руку. В следующий миг троица скрылась в густой кроне деревьев.

====== Глава 14 или детство закончилось ======

- Есть хочу. – Прохрипела Лаитреаль с закрытыми глазами. Все тело болело, а голова гудела.

- О, проснулась. – Раздался веселый голос Хидзу слева от девочки. – Сейчас позову врача.

В следующую секунду Удзумаки услышала скрип инвалидной коляски и тихий хлопок закрывающейся двери. Палата снова погрузилась в тишину. Лаитреаль нахмурилась. Не так она себе представляла пробуждение из комы. Во всех фильмах и рассказах авторы утверждают, что первое, о чем просят только что пришедшие в себя люди – вода. Лож. Первая мысль, которая посетила голову Лаитреаль была – «Судя по тому, что мягко, я лежу на кровати. Значит в больнице.» Вторая же – « Ужасно хочу есть.». Девочка постаралась приоткрыла один глаз, но тут же его закрыла. Яркий свет из окна ослепил ее, а голова начала болеть еще сильнее. Где-то вдали слышались тихие голоса, перемешанные с пением птиц. Прошло несколько минут, и дверь палаты с грохотом открылась. Послышались быстрые и тяжелые шаги, а в нос Лаитреаль ударил удушающе горький и вязкий запах. Запах потери. Лаитреаль настороженно начала принюхиваться, пытаясь понять, от кого мог исходить такой неприятный аромат.

Нужно постараться открыть глаза. -Тяжело вздохнув, подумала Кицуне. Со второй попытки открыть глаза у Лаитреаль получилось, но образы были размытые. Наконец сфокусировав зрение, девочка удивилась увиденному. Это была какофония какой-то разноцветной дымки и запахов. Ярче всех чувствовался горький аромат, темно-серого цвета витавший над Хикари и частично над Хидзу. Врача, который все это время молча изучал медицинскую карточку Лаитреаль, окружало белое облако с легким почти заметным розовым оттенком. Это был запах холодной свежести и медикаментов, которые перемешались с еле ощутимым запахом крови. Лаитреаль с непониманием рассматривала эти запахи.

- Я, кажется, очень сильно приложилась головой где-то. – Проворчала Лаитреаль, понимая, что эти облака видит только она одна.

- Нет. Это твоя особенность. – Проговорила Юки. Голос лисы отразился громким эхо в голове Удзумаки и очередным приступом тупой боли.

- Потише, прошу тебя. – Простонала Лаитреаль.

- Прости. – Тихо прорычала Юки. – Это твоя особенность. Ты можешь не только остро ощущать запахи, но и видеть их. Это очень редкий дар, даже среди Кицуне.

- Как твое самочувствие? – Спросил врач, прерывая мысленный диалог девочки с лисой.

- Такое чувство, что меня лошадь лягнула…. Трижды…. – Просвистела-прохрипела Лаитреаль.

- Ну и голос же у тебя, Цыпленок. – Прозвучал мягкий смех Юки. – Такому даже Орочимару позавидовал бы.

- Не удивительно. У тебя серьезные травмы ребер и позвоночника. – Сурово проговорил медик, а Лаитреаль вспомнила, свое падение с морды Шукаку.

- Но, мы смогли тебя вылечить. К тому же у тебя необычный организм. – Тем временем продолжал мужчина. – Ты восстановилась за два дня. Такой способности к исцелению я ни у кого не наблюдал. Разве что у Наруто Удзумаки. Смею предположить, что это ваша клановая способность.

- Как мой брат? – Спросила Лаитреаль, проигнорировав предположение врача. Последнее, что помнила Кицуне, это как она что-то говорит, склонившись над Гаарой, а потом темнота.

- С ним все в порядке. – Недовольно проговорил мужчина. Лаитреаль увидела, а потом и почувствовала перемену в запахе. Это был кислотный запах разочарования. Он распространялся тягучим темно-коричневым облаком, над головой медика.

- Состояние Наруто Удзумаки стабильное, но мы еще понаблюдаем за его восстановлением. Учиха Саске мы выписали, как и Сакуру Харуно.

- Я рада. – Уголки губ Кицуне чуть дрогнули в легкой улыбке.

- Что ж, отдыхай. – Проговорил врач и быстро покинул палату.

- Что произошло? – Лаитреаль повернулась к своим друзьям. – Я вижу запах печали.

- Третий Хокаге погиб. – Проговорила Хикари. – Орочимару убил его, а Узукаге был тяжело ранен.

- Насколько все серьезно? – Лаитреаль резко подскочила на своей кровати и тут же пожалела об этом. Все тело отозвалось острой болью.

- Осторожнее, Лаи. – Обеспокоено проговорил Хидзу. – Тебе стоит беречь себя сейчас. Бой с Гаарой и Хиретсу тебя почти убил.

- Не убил же. – Усмехнулась девочка. – Так что с Узузкаге?

- Состояние твоего деда – стабильное. Уже пришел в себя, но ему нужно будет побыть в больнице около двух недель. – Ответила Хикари.

- Ясно. – Облегченно выдохнула Кицуне. – Что произошло после того, как я отключилась?

- Субоку-но Гаара приказал отступить своей команде, сразу же, как вы с Наруто потеряли сознание. – Проговорила Хикари, задумчиво потирая переносицу.

- И.... Похороны Третьего. – Пожал плечами Хидзу.

- Мне не дает покоя это нападение. – Голос Хикари был уставшим. – Сомневаюсь, что цель Орочимару была именно нападение на Третьего.

- Ты права. – Раздался мелодичный голос Мидзуки из открытого окна.

- А по-человечески зайти в палату не судьба? – Проворчала Лаитреаль, глядя на своего командира.

- Ой, прости. Дурные привычки – заразительны. – Улыбнулась женщина и поставила на тумбочку корзинку с фруктами. Желудок Лаитреаль тут же отреагировал на еду голодным маршем. Девочка потянулась за фруктами и, вытащив оттуда виноград, начала быстро его есть.

- Да, не спеши ты так. – Усмехнулся Хидзу, наблюдая за подругой. – Никто у тебя его не отнимет.

- А вдруг? – С набитым ртом проговорила Лаитреаль. – Так что там с нападением?

- Скорее всего, Орочимару нужен Саске. – Мидзуки серьезно посмотрела на свою команду. – Недаром, он поставил на нем проклятую печать, тем самым лишив возможности свободно пользоваться чакрой.

- Но для чего ему это? – Спросила Хикари, присаживаясь на край кровати Лаитреаль.

- Никто еще толком не знает, а слухам я предпочитаю не верить.

- Что ж им всем-то понадобилось? – Рыкнула Лаитреаль. – Сначала враги клана Удзумаки, потом нападение на Коноху…. – Мидзуки предпочла отмолчаться. Предположений у нее было много и одно хуже другого, но это лишь предположения. К тому же были предпосылки к тому, что над ними нависла угроза посерьезнее чем Орочимару.

- Уверен, мы еще услышим об Орочимару. – Хмуро проговорил Хидзу, внимательно изучая белую обшарпанную стену.

- Мне интересно, а в Сунагакуре знали, что Кадзекаге ненастоящий? – Вдруг спросил он, переводя свой взгляд со стены на Мидзуки.

- Скорее всего, нет. По крайней мере, те шиноби, которые видели бой Каге, были шокированы появлением Орочимару.

- У меня сейчас голова лопнет от всех этих тайн и загадок. – Прорычала Лаитреаль. Ее это начинало злить.

- Ой, прости. Тебе отдыхать нужно, а мы тут только о проблемах и говорим. – Суетливо проговорила Мидзуки, понимая, что им всем нужно время, чтобы хорошенько все обдумать. – По возвращению в Узушиогакуре у нас будет много работы. Особенно у тебя. – Лаитреаль непонимающе изогнула бровь.

- Тебе присвоили звание чуунин. Поздравляю. – Улыбнулась Мидзуки. Кицуне лишь кивнула. Она не знала, как ей реагировать на такое. С одной стороны это было приятно, а с другой – радости совсем не ощущалось. Ей придется вести за собой новую команду. К такому она совсем не готова.


За время, проведенное в больнице, Лаитреаль и Наруто успели надоесть всему персоналу. Оба не хотели сидеть, сложа руки и спокойно ждать выписки, поэтому часто сбегали с больницы на тренировки. Их потом со скандалами возвращали, но это мало помогало. На следующий день они опять сбегали. Наруто кричал во все горло, что ему нужно становиться Хокаге, и он не может просто валяться в постели, а Лаитреаль злобно рычала, что ей нужно больше тренироваться, так как она уже чуунин. Настроение Кицуне становилось все хуже, чем ближе приближался день выписки. Она думала о том, что нужно возвращаться в Водоворот, а это значит оставлять Наруто в Конохе. Не было никаких гарантий того, что они в скором времени встретятся, тем более, сейчас, когда мир почти что в состоянии войны. Нападение на Коноху это только подтвердило. Кицуне знала, что Узукаге примет любое ее решение, но она не могла сейчас подставлять под удар Коноху. Водоворот более защищен от таких, как Орочимару, а если она останется в деревне Листа, то нападения только продолжаться. Ведь, враги клана следят за каждым ее шагом, а в альянс к ним может присоединиться кто угодно.

- Эй, сестренка, ты какая-то вялая последнее время. – Неожиданно серьезно проговорил Наруто во время перерыва между тренировками. – Что случилось?

- Да так. Мысли разные. – Натянуто улыбнулась девочка, метая в цель кунаи, создавая из них два символа: Листа и Водоворота.

- Знаешь, я думаю, что тебе лучше вернуться. – Улыбаясь, проговорил Наруто. Лаитреаль резко повернулась к брату, удивленно приподнимая бровь.

- Чего?

- Думаю, я понимаю, почему у тебя нет настроения. – Наруто плюхнулся на траву рядом с Кицуне. После чего серьезно заговорил. – Я сам об этом думаю.

- Наруто….

- Не перебивай, а то все умные мысли вылетят. – Хмуро проворчал мальчик.

- Ты должна уходить. – Серьезно проговорил Наруто после небольшой паузы. Лаитреаль увидела, что вокруг него собирается серебристое облако, которое пахло твердой решительностью. – Ты шиноби другой деревни, и это твой долг защищать своих друзей. Я не хочу расставаться с сестрой, которую только что приобрел, но…. Учитель Ирука сказал мне одну вещь. Он сказал, что расставание всегда заканчиваются встречами. Неважно где и когда, главное, что эти встречи всегда запоминаются. Я уверен, что наши встречи будут самыми приятными и счастливыми.

- А если я тебя больше никогда не увижу? Что если кого-то из нас убьют? Мы живем в не спокойное время. – Прошептала Лаитреаль, стараясь не смотреть в сторону брата.

- Тогда мы должны стать настолько сильными, чтобы нас не смогли победить. – Улыбнулся Наруто. – Я не планирую умирать до того момента, пока не стану Хокаге, даттебайо! Я хочу, чтобы меня признали все в этой деревне. Я буду стараться из-за всех сил, чтобы моя мечта сбылась. – На этих словах Наруто улыбнулся широкой улыбкой. Лаитреаль хмыкнула. Сложно спорить с таким человеком, как Наруто. Он своим оптимизмом мог убить зерно сомнения еще в зародыше. Логика Наруто понятна. Чтобы выжить надо стать сильнее, чем твои соперники.

- К тому же ты теперь чуунин деревни скрытой Водоворотами. – Улыбнулся Наруто. – Ты просто обязана стать еще сильнее. Я хочу, чтобы моя младшая сестренка, стала прекрасным шиноби, которая могла бы с легкостью защитить своих друзей…. А я буду становиться сильнее, чтобы защищать твой тыл.

Лаитреаль задумалась. Она сразу вспомнила разговор с Юки накануне третьего этапа на звание чуунина. Лиса предложила два варианта, среди которых должна была выбрать Кицуне: либо остаться с братом, но постоянно ждать атаки, либо, стать сильнее и защищать то, что дорого Наруто. Ей нужно было поговорить с кем-то, обсудить сложившуюся ситуацию. Юки не хотела давить на Лаитреаль своим мнением, ведь, она не сомневалась, девочка прислушается к мудрости лисы. Хикари куда-то пропала, оставался только Хидзу. Быстрым шагом она направилась к палате своего друга, но она так и не зашла. Девочка замерла на пороге, пытаясь осознать каждое услышанное слово, которое было произнесено за белыми облезлыми дверьми.

- Хидзу, для тебя есть задание в Конохе. – Серьезный тон Наира Кицу настораживал. Редко когда у этого человека проскакивали в голосе сталь и злость. – Хирузен был моим лучшим другом. Он был важен для меня, и то, что я не смог его защитить от лап Орочимару…. Я не могу простить себя за это. Я зол на себя, но больше всего меня злит то, что за этим нападением могли стоять некоторые люди из самой Конохи.

- Что вы хотите от меня? – Спросил Хидзу. – Я даже передвигаться не могу. К тому же я не получил звание чуунина.

- Против Хиретсу никто бы не выстоял кроме Лаитреаль и Субоку-но Гаары. Так что не вини себя. Я никогда не считал тебя слабым. К тому же твои способности кристаллизации с каждым днем становятся совершеннее. Насчет ног…. Это вопрос времени.

- Что вы от меня хотите? – Спросил Хидзу, которому, явно, не нравился разговор с Узукаге.

- Я хочу, чтобы ты проследил за кое-кем. Ты останешься в Листе, как временный посол между Конохагакуре и Узушиогакуре. Это очень важно для Водоворота.

- Почему так неожиданно? – Спросил Хидзу. – Я не силен в политике.

- Не переживай я приставлю к тебе человека, который обучит тебя. Мы должны воспользоваться возможностью пока ты здесь.

- Что-то с кланом Драконов?

- Да. – После паузы ответил Узукаге. – И это может плохо закончиться не только для Лаитреаль и Наруто, но и для наших союзников и нас самих. Мы должны быть готовы отразить удар…. – Лаитреаль на цыпочках отошла от двери и быстро побежала к себе в палату.

- Чем раньше ты поговоришь с Азазуром, тем будет лучше для всех нас. – Проговорила Юки. – Ты же знаешь, что враги не остановятся. От твоей слабости могут пострадать дорогие тебе люди. Все, Лаитреаль, детство закончилось.

- Я не хочу…. Наруто….

- Наруто может пострадать в первую очередь. Вы оба должны стать сильнее. К тому же его самого будут обучать. Так что решай, что тебе важнее: безопасность брата, или твой эгоизм?

- Конечно безопасность Наруто. – Прошипела Лаитреаль.

- Тогда становись сильнее. Легкой жизни никто не обещал.


День возвращения в Водоворот наступил очень быстро. Никто даже не успел понять как это произошло. Лаитреаль и Наруто пропадали на тренировках и не замечали бег времени. Хидзу оставался в Конохе под предлогом своей частичной парализованности, а Хикари помогала ему разработать план, чтобы его не раскрыли в первый же день. Человека, которого Узукаге оставил в помощники Хидзу, была Мидзуки. Это очень сильно удивило Лаитреаль и повергло в панику Хикари, так как выяснилось это в самый последний момент. Шиноби Водоворота уже стояли возле главных ворот Конохагакуре, чтобы вернуться домой, когда Наир Кицу озвучил свое решение.

- А ничего, что мы сопровождаем Вас, господин Узукаге?! – Шипела Хикари, как разъяренная кошка. – Мы же только две недели назад, как стали чуунинами. У нас ни опыта, ни нормальной подготовки нет.

- Хикари, не беспокойся, я может и стар, но бандитам отпор дам. – Усмехнулся Наир Кицу.

- А если нападут приспешники Орочимару? – Скептически проговорила Лаитреаль, мысленно полностью поддерживая свою подругу.

- Это вряд ли. – Хмуро ответил Узукаге. – Он еще не скоро сможет пользоваться своими руками. Хирузен постарался. – Девочка тяжело вздохнула. Им придется быть очень осторожными, чтобы безопасно добраться до Узушиогакуре.

- Хикари, это приказ. Будь добра, успокойся и сосредоточься на миссии. – Проговорила Кицуне с тяжелым вздохом. – Сегодня мы сопровождаем Узукаге, значит, нам нельзя расслабляться. – Урикава с шумом выдохнула и постаралась успокоиться. Как бы сильно не настораживала, сложившаяся ситуация, но Лаитреаль была права. Это – их первая миссия и сейчас им никак нельзя расслабляться.

- Не волнуйся, старушка, вы справитесь. – Улыбнулся Хидзу, который пришел провести сестру и подругу домой.

- Я тебя старше всего на полминуты. – Недовольно фыркнула Хикари. Она всячески пыталась скрыть свою грусть, но Лаитреаль все чувствовала. Запах был ужасным, а это мрачное облако над каждым из присутствующих злило Кицуне. Ее способности казались девочке злой шуткой судьбы. Будто бы ей было мало того, что она может чувствовать запахи, так теперь она их еще и видит. Лаитреаль не могла так просто принять эту новую способность, которая появилась из-за тесного контакта девочки и Юки. Чем сильнее связь, тем Кицуне начинает ощущать мир, четче. Она словно сливается со всеми его проявлениями.

- Эй, Лаи! – Позвал Наруто сестру, отвлекая девочку от невеселых мыслей. – В следующий раз я хочу увидеть побольше новых и крутых техник в твоем исполнении. – Кицуне с легким фырканьем обняла брата. Пару секунд мальчик стоял в замешательстве, а потом ответил на объятия.

- Мы обязательно увидимся и не раз, даттебайо. – Проговорил Удзумаки на ухо Лаитреаль. Девочка в ответ кивнула и, выпустив брата из объятий, подошла к Хидзу, и обняла друга.

- Присматривайте за ними. – Проговорила девочка, обращаясь к Мидзуки и Шикамару, которому дали задание провести гостей. Он тоже получил звание чуунина. Как сказала Хикари: «Шикамару гениальный стратег. Если бы не его ум, мы бы проиграли тем преследователям.»

- Это так проблематично. – Зевая проворчал мальчик, но при этом на его лице играла чуть заметная улыбка. Лаитреаль посмотрела на Мидзуки.

- Еще увидимся. – Проговорила женщина. Кицуне, получив сигнал от Узукаге, кивнула Хикари, и они покинули ворота Конохагакуре. Лаитреаль чувствовала, что за ними кто-то следит с момента их ухода из деревни Листа. Но, несмотря на опасения Лаитреаль, за весь их путь никто на них не напал, и маленький отряд быстро и без происшествий добрался до Узушиогакуре. Вся деревня встречала своего правителя. Наслышанные о нападении на Коноху весь Водоворот был в напряжении, пока не вернулся их Каге. Такой любви к правителю Лаитреаль никогда не видела. Ей было приятно за деда, что ему удалось построить деревню, где его Каге уважали и любили.

- Тебя хотел видеть Азазур. – Проговорил Наир Кицу, наклоняясь к уху своей внучки. Лаитреаль кивнула и быстро направилась к Королю Драконов. Азазур ждал ее в небольшом сквере рядом с «запретной тропой». Той самой, которая вела в обитель Короля Драконов и всего его клана. Янтарные глаза дракона лучились радостью.

- Ну. И что ты мне скажешь? – Улыбнулся Азазур, показывая ряд больших и острых клыков.

- Эм-м… Я рада тебя видеть. – Запаниковала Лаитреаль от такого приветствия. Дракон фыркнул и проговорил:

- Ты знаешь, что ты вторая, кто смог призвать меня?

- Только что узнала. – Немного шокировано проговорила Лаитреаль. Азазур когтистой лапой притянул гигантский свиток, который лежал не далеко от него, раскрывая перед девочкой.

- Ты пошла дальше своего отца. Он смог призывать только моего брата. Ты же умудрилась вызвать меня, Короля Драконов.

- Это так плохо? – Решила уточнить Лаитреаль, рассматривая свиток, в котором красовалось всего пять имен. Последнее, принадлежало ее отцу.

- Это не плохо. – Прорычал Азазур, выдыхая небольшое облачко серого дыма из ноздрей. – Это серьезный шаг. Этот свиток – контракт между шиноби и животным. С этим контрактом мы оба обязуемся помогать и защищать друг друга. Заключив его со мной, ты сможешь призвать любого дракона из клана. Но так же это несет некоторые риски для тебя.

- Риски? – Удивилась Лаитреаль.

- Да. – Азазур стал серьезным. – Еще никто из клана Кицу не призывал драконов. Ты первая. Так что будет немного трудно учитывая то, что обучиться мудрости Драконов, с твоей чакрой, будет сложно.

- Почему?

- Техники драконов отличаются от тех, которыми ты привыкла пользоваться. – Начал объяснять Азазур. – Они сильнее и опаснее для того, кто их создает. С твоим запасом чакры, я не сомневаюсь, что ты выдержишь обучение, но стать полноценным Драконьим Отшельником тебе будет сложно. – Азазур тяжело вздохнул.

- Сядь, говорить будем долго. – Лаитреаль присела на поваленное сухое папоротникообразное дерево и выжидающе посмотрела на своего будущего учителя.

- Сложность заключается в том, что когда ты используешь чакру Кицуне, она создает особые волны в твоем теле, которые помогают концентрировать ее. Используя техники, Драконов ты создаешь еще одни волны, которые отличаются от тех, которые создает чакра Юки. Другими словами они вступает в сопротивление друг с другом, и могут полностью уничтожить человека.

- А можно их использовать отдельно? – Спросила Лаитреаль, нервно сглатывая. Девочке совсем не хотелось умереть от собственной силы.

- Можно и, в твоем случае, нужно. – Проговорил Азазур, радуясь, что его новая ученица схватывает все на лету. – Но именно из-за этого ты не сможешь стать Драконьим Отшельником. Используя две разные волны чакры отдельно, ты подвергаешь себя дополнительной работе, из-за чего будешь уставать куда быстрее.

- Таким образом, этими техниками я смогу воспользоваться только в самой критической ситуации? – Спросила Лаитреаль.

- Да. – Кивнул Азазур. – Но…. Как я уже сказал, ты – первая Кицуне, которая призвала Короля Драконов, так что вполне возможно, что все пойдет не так, как написано в учебниках.

- То есть, шансы 50/50. – Лаитреаль внимательно смотрела на дракона. Азазур лишь кивнул.

- Где я должна поставить свою подпись? – Спросила Лаитреаль решительно глядя в янтарные глаза Азазура. Она уже все для себя решила еще в Конохе, если ей важны жизни дорогих ей людей, значит, она должна перестать бояться.

- Кажется, я выбрала второй вариант, который мне предложила Юки. – Подумала Лаитреаль. Юки в подсознании девочки довольно фыркнула. Вписав в свиток свое имя кровью, Кицуне подняла глаза на дракона.

- И что теперь?

- Теперь проблема номер два. – Проговорил Азазур. – Клан не очень хочет, чтобы я тебя обучал, поэтому придумал тебе испытание. – Лаитреаль недовольно рыкнула. Ей совсем не нравился тон, с которым говорил Азазур.

- Есть древний обычай. Как только кто-то призывает Драконов, устраивают «Праздник двух душ». Сейчас уже никто не знает, почему его так называют…. То, что описано в свитках – противоречит само себе…. Но, точно известно, что «Праздник двух душ» – ритуальный праздник, который проходит в конце августа. Во время этого торжества тот, кого выбирают в ученики, танцует ритуальный танец Драконов, на глазах у жителей всей деревни. Во время этого танца решается, кем будет этот ученик по окончанию обучения.

- И каким образом это происходит? – Спросила Лаитреаль начиная паниковать. Вот что-то что, а танцевать она никогда не умела. А тут ей говорят, что от какого-то несчастного ритуального танца будет зависеть ее обучение.

- По периметру и в центре танцевального пьедестала стоят чаши, которые нужно зажечь. Чаши абсолютно пусты, зажигаются они во время танца. В тот момент, когда танцор пробуждает потоки энергии при помощи специальных движений и дыхания. Если зажечь хоть одну чашу, тогда тебя могут признать учеником Дракона.

- А кто-то зажигал все чаши? – Спросила Лаитреаль.

- Только в легенде об основательнице клана Драконов. – Засмеялся дракон. – Если зажечь все чаши, то в этот момент в танцоре пробуждается Драконий Отшельник. Тогда клан должен принимать ученика, как равного себе и учить всем мудростям и тайнам, ничего не скрывая.

- А если просто ученик, то обучат не всему? – Скептически спросила Лаитреаль.

- Не совсем. – Помотал головой Азазур. – Тебя научат всему, вот только тайнам драконов посвящать не будут.

- А вдруг у меня не получиться их зажечь. – Начала паниковать Лаитреаль. – Что тогда?

- Ну, раньше такого человека считали недостойным. – Проговорил Азазур. – Твой отец смог зажечь две чаши. Так что…. Все будет хорошо.

- Легко сказать. – Фыркнула Лаитреаль. – Я танцевать не умею.

- Не волнуйся. Моя жена тебя научит. – Улыбнулся Азазур. – К тому же у тебя есть целый год, чтобы потренироваться.

- А как же миссии? – Спросила Лаитреаль, понимая, что если не будет тренироваться, не сможет быть даже простым шиноби.

- Тебе уже определили команду. – Проговорил Азазур, а его взгляд помрачнел. – Познакомитесь завтра. Сегодня у тебя еще встреча с моей женой. – Лаитреаль кивнула. Ее все это и пугала и интриговало одновременно. Неужели она немного приблизилась к тайнам, которые скрывают драконы?

Когда Лаитреаль увидела жену Азазура, то сразу поняла, что эта женщина уже записала Кицуне в свои враги. В светло-карих глазах дракона читалась надменность и призрение. Ее настроение еще больше испортилось, когда Лаитреаль выдержала ее пристальный взгляд, от которого бросало в дрожь. Даже первая встреча с Азазуром и его взгляд так не испугал Удзумаки, как это сделала его жена. Где-то Лаитреаль слышала фразу: «взгляд дракона может заморозить сердце любого, кто посмотрит в его глаза.» Сейчас Лаитреаль верила в возможную правдивость этой легенды.

- Мне явно не рады. – Проворчала мысленно Лаитреаль.

- Ага, вот только Азазуру кажется, что это все напускное. И его жена просто не хочет показывать незнакомцам свое дружелюбие. – Фыркнула Юки, нервно виляя сразу десятью хвостами.

- Югана, дорогая, я привел свою будущую ученицу. – Нежно проговорил Азазур.

- Это, как-то…. – Проговорила Кицуне. – Он, что не видит отвращения в ее глазах?

- Любовь может ослеплять. – Хмыкнула Юки. – Это самое печальное, что может произойти с существом. Слепо любить…. В конечном итоге это может полностью уничтожить тебя.

- Ага. Я вижу. – Недовольно фыркнула Югана. Ее темно-синяя чешуя в лучах солнце, при каждом движении, переливалась фиолетовым оттенком. Это завораживало. Лаитреаль обратила внимание на острые шипы вокруг шеи дракона.

От удара таких шипов не спасла бы даже хваленная “Абсолютная защита” Субоку-но Гаары. – Подумала Кицуне.

- Рада видеть тебя, Лаитреаль. – Раздраженно поприветствовала Югана Кицуне, одарив при этом уничтожающим взглядом.

- Ну, я оставлю вас. Югана все тебе расскажет и покажет. – После своих слов Азазур развернулся и ушел в противоположном направлении. Его длинный шипастый хвост волочился по земле, оставляя неглубокую бороздку в гравии, из которого была вымощена аллея.

- Не особо радуйся, простолюдинка. – Надменно проговорила Югана, как только Король Драконов скрылся из виду. – Все решится, когда ты станцуешь ритуальный танец. Если ты, конечно, сможешь его выучить.

- Смогу. Не сомневайтесь. – С вызовом проговорила Лаитреаль, глядя в глаза Юганы. Как и говорил Азазур – не все в клане были рады появлению ученицы. Жена Короля Драконов лишь презрительно фыркнула, выпустив из ноздрей серые клубы дыма.

- Идем. – Скомандовала она и повела девочку в самую чащу парка. Они шли долго, петляя узкими тропками. Лаитреаль принюхивалась, стараясь запомнить дорогу обратно. Ее явно пытались запутать. Ее проверяли. Лаитреаль чувствовала, что ее появление в клане, как ученицы Азазура, нарушило размеренные, веками установленные порядки. Но так же ее что-то настораживало с того момента, как она встретилась с Азазуром. Неожиданно девочка поняла в чем причина. От этого осознания Лаитреаль споткнулась об корягу полностью покрытую мхом. Лаитреаль не видела запахи драконов. Она их чувствовала, но не видела. Внимательно посмотрев на спину впереди идущего дракона, Лаитреаль попыталась понять причину данной особенности.

-Может дело в чешуе? – Размышляла Лаитреаль. – А, может быть, в том, что они драконы, а не люди?

- Думаю, здесь все вместе. – Проговорила Юки. – Будь осторожна. Даже если пройдешь ритуал, тебя не примут как свою. Тебе придется самой узнавать ответы на свои вопросы.

- Это я уже поняла. – Невесело усмехнулась Лаитреаль. – Интересно, а они мысли читать умеют?

- А, Биджу их знает. – Раздосадовано рыкнула лиса. – Это же драконы, кто их поймет?

Поплутав еще какое-то время в лабиринте из зарослей папоротников, которые так разрослись, что могли скрыть двух взрослых людей. Югана привела Лаитреаль к зеркально чистому озеру. На берегу, под высоким папоротникообразном деревом, сидела девушка с аквамариновыми волосами. Она читала какую-то книгу в кожаном переплете. Книга казалась тяжелой, так как девушке приходилось ее придерживать коленями.

- Мира. – Командным голосом проговорила Югана. – Я привела тебе ученицу. Научи ее ритуальному танцу. Мне некогда заниматься простолюдинами.

- Конечно, матушка. – Проговорила девушка с натянутой улыбкой, откладывая тяжелый фолиант в сторону, и поднимая на Югану лазурные глаза. Кицуне присмотрелась к девушке. Необычное асимметричное платье, которое с одной стороны чуть прикрывало бедра, а с другой – касалось земли. Предплечье прикрывали широкие золотые браслеты с изображением огнедышащих драконов. На ногах тряпичные туфли с открытыми носками. Аквамариновые волосы собраны в замысловатую прическу, и украшены длинными шпильками с мордой драконов и каким-то символом. Вокруг девушки витал аромат раздражения и настороженности, превращаясь в темно-фиолетовое облако.

- И хватит уже здесь сидеть. – Продолжала тем временем отчитывать дочь Югана. – Я не намеренна постоянно ходить в эти дебри в поисках тебя. Я разве не ясно выражаюсь, когда прошу тебя находиться рядом? Или тебе слишком сложно это понять?

- Нет, матушка. – Мира говорила эти слова, как заученный текст, словно постоянно выслушивала такие нотации. Югана только недовольно хмыкнула и, развернувшись, скрылась в зарослях, из которых только что она с Лаитреаль пришли. Удзумаки проводила неприятного дракона пристальным взглядом и повернулась к ее дочери. Запах, изменился, стоило Югане скрыться в зарослях. Он стал приятным и сладким, заинтересованным. Мира не казалась Лаитреаль подозрительной или опасной, но Кицуне не спешила прерывать затянувшееся молчание. Ей хотелось получше изучить девушку. Заодно понять что именно задумала Югана. Лаитреаль была уверенна, что Югана не просто так привела ее к своей дочери. Мира в свою очередь с любопытством рассматривала Лаитреаль.

- Ты довольно интересная. – Наконец прервала тишину дочь Юганы. – Я буду твоим учителем в танцах. Надеюсь, мы подружимся.

- Возможно. – Сдержанно проговорила Лаитреаль. Надменность в голосе ее новой знакомой очень раздражала Удзумаки, но она скрывала это за маской равнодушия.

- Да ладно, капитан, со мной ты можешь расслабиться. – Улыбнулась Мира. – Нам с тобой еще на миссии ходить. – Лаитреаль нахмурилась и проговорила:

- Боитесь, что выдам ваши драконьи тайны кому-то, поэтому выбрали тебя в мою команду? Проследить, как я буду выполнять миссии и докладывать? – На удивление Лаитреаль Мира рассмеялась звонко и задорно.

- А ты не промах.. Будь на моем месте моя мать, именно так и было бы. – Мира отсмеявшись, стала серьезной и холодно продолжила: – Я для того, чтобы присмотреть за тобой. Не всем нравиться то, что у Короля Драконов наконец-то появился ученик. Особенно моей матери. Отдавая тебя ко мне на обучение, она надеется, что ты не сможешь станцевать танец. Поверь, тебе придется не сладко. Старые обычаи намертво въелись в мозг многих представителей клана Драконов.

- Зачем ты все мне это говоришь?

- Предупреждаю. – Пожала плечами Мира. – Нам с тобой не один день общаться. Не хочу, чтобы между нами возникло недопонимание.

- А ты почему не против? – Спросила Лаитреаль, следя за каждым мускулом на лице Миры, за каждым движением зрачков ее глаз.

- Почему ты решила, что я не против? – Попыталась увернуться от ответа Мира. Лаитреаль лишь оскалилась в недоброй улыбке.

- Не пытайся юлить или обмануть меня. Я знаю о чем думает мой собеседник.

- Вот как? – Улыбнулась Мира. – Значит, клан Кицу и Удзумаки имеет интересные способности, которые переплелись в тебе. Хорошо, я не буду тебя обманывать или скрывать что-то. – Мира замолчала, а потом продолжила:

- Я рада, что кто-то смог призвать Короля Драконов, потому что это значит, что Водоворот ждут перемены. Да и за отца я рада. После его предыдущего ученика, он потерял позиции в клане. Политика. Но…. Отец ищет того, кто помог бы ему прекратить постоянные войны и стычки в Мире Шиноби. Он уверен, что за ними кто-то стоит. Я надеюсь, что ты именно тот человек. Так что…. Ты просто обязана выучить этот танец.

- Это звучит, как слабое приглашение в политику. – Усмехнулась Лаитреаль.

- Так и есть. – Пожала плечами Мира. – Тот, кто попадает в клан Драконов, рано или поздно приходит к власти. Вот только это власть из тени. Каждый член клана, как марионеточник, управляет влиятельными людьми из Мира Шиноби. Так управляют, что они об этом и не подозревают. Мой отец хочет добиться мира, чтобы члены клана стали тенью правителей Великих Стран Мира Шиноби. – Лаитреаль сглотнула. Такого поворота событий она уж точно не ожидала. Она точно не хотела становиться на путь политики, тогда ей будет сложнее видеть брата, ведь все время придется проводить в Водовороте.

- Но ты, не переживай. – Улыбнулась Мира, широкой улыбкой. – Тебе до политики, как мотыльку до солнца. Не волнуйся, никто не будет принуждать тебя к этому. У тебя свой путь, который ты выберешь для себя сама.

- Так…. Что там с танцем? – Поинтересовалась Лаитреаль, справившись с эмоциями и немного упорядочив мысли. Она решила пока не думать об этом. Единственное, что успокаивало Кицуне – Мира не врала и не лукавила. Она говорила правду, описав перспективу, к которой Удзумаки стоит подготовиться.

- Танец, которому я буду тебя учить не сложный в плане движений, но сложный в плане исполнения. – Деловито проговорила Мира. – В нем важно все: начиная от ритма, заканчивая дыханием. Этот танец может так же пригодиться в бою, когда нельзя будет использовать чакру.

- Это боевой танец? – Решила уточнить Лаитреаль.

- И да, и нет. – Проговорила Мира. – Этот танец изначально был ритуальным, но он был основан на боевых движениях, чтобы любой мог выучить его. Но, со временем выяснилось, что призвать дракона не так просто, а Короля Драконов – практически невозможно. Поэтому о танце забыли. Этот танец наполняет тело танцора энергией, которая может перерасти в потоки чакры и тем самым зажечь чаши. Надеюсь, у нас все получиться. Это очень важно.

- Значит, стоит приступить прямо сейчас. – Усмехнулась Лаитреаль. Мира же отрицательно помотала головой.

- Ты только прибыла в Водоворот после тяжелого экзамена. К тому же сегодняшний день – очень насыщенный. Первое движение я покажу тебе завтра, и мы его будем отрабатывать до автоматизма.

- Но ведь завтра я знакомлюсь с новой командой.

- Одно другому не мешает. – Улыбнулась Мира. – К тому же я уже собрала всю твою новую команду сюда. Мы немного сместили момент встречи. – Девушка посмотрела поверх плеча Лаитреаль и улыбнулась:

– Погляжу, вы не заблудились.

- Я тебя уничтожу Мира. – Прошипел голос Хикари. – Если бы не запах Лаитреаль мы бы не нашли вас.

- Хикари? – Удивилась Лаитреаль поворачиваясь. Сзади нее стояла Хикари и еще одна девушка с длинными каштановыми волосами. Они были собраны в два высоких хвостика. Одета она была в серый топ, под легкой курткой, застегнутой до половины и темные лосины, поверх которых, была надета короткая черная юбка. От девушки веяло страхом и неуверенностью, которые она всячески пыталась скрыть.

- Значит дело в драконах. – Раздался голос Юки в голове у Лаитреаль.

- Но, ведь Мира из их клана. – Возразила Лаитреаль.

- Здесь все куда глубже. – Рыкнула Юки. – Нужно найти ответы на эти вопросы.

- Привет Лаи. – Тем временем поздоровалась Урикава, а Мира подошла ближе к девочкам и они выстроились перед Лаитреаль в линию. – Или мне стоит сказать: Рада приветствовать вас, капитан?

- Так значит, вы моя новая команда? – Усмехнулась Лаитреаль. Ей в голову пришла мысль, что это хорошо спланированный ход. В ее команде та, кто может остановить Кицуне, когда она выйдет из-под контроля, а вторая – дочь Короля Драконов.

- Разреши мне представить тебе Таяну из клана Басан. – Тем временем продолжала Хикари, указывая на смущенную и напуганную девушку.

- Клан Басан? – Удивилась Юки. – Да тут все как на подбор. Специально подобраны так, что можно легко сработаться. И по техникам и по характерам, вы друг друга дополняете.

- Вот только не знаю, что мне стоит делать: радоваться или настораживаться?

- Думаю, что радоваться.

- Приятно познакомиться. – Кивнула Лаитреаль, внимательно изучив девушку из клана Басан. Она была ровесницей Миры. – Не бойся, я не кусаюсь.

- Я и не боюсь. – С вызовом проговорила Таяна и посмотрела в глаза Лаитреаль. – Просто я не привыкла работать в команде с кем-то из других кланов. Клан Басан отличается своей… замкнутостью.

- Ясно – Усмехнулась Кицуне. – Не волнуйся, уверена мы все быстро подружимся. Единственное, о чем я попрошу каждую из вас… ну Хикари знает об этом…. Никогда и ни при каких обстоятельствах не врать мне. Поверьте, я сразу пойму это, а во-вторых, это очень сильно подрывает работу команды, которая важна для нас, как шиноби.

- Есть. – Ответил хор из трех голосов.

- Отлично. Узукаге, сообщил мне, что завтра нас ждет первая миссия, надеюсь, мы сработаемся, а сейчас я хотела бы узнать немного больше о Мире и Таяне.

- Капитан, а предложения принимаются? – Заговорщицки спросила Мира.

- Да.

- Может, сходим в кафе. Я знаю одно, там можно посидеть и поболтать.

- Отличная идея. – Проговорила Лаитреаль. – Надеюсь никто не против?

- Нет! – Одновременно сказали Хикари и Таяна. Лаитреаль на это лишь улыбнулась и обратилась к дочери Короля Драконов:

- Мира, показывай дорогу.

Комментарий к Глава 14 или детство закончилось Спасибо за ожидание новой главы. Буду рада Вашим комментариям.

====== Глава 15 или нападение (часть 1) ======

Полгода пролетело незаметно, благодаря стараниям Узукаге. Он находил для команды Лаитреаль столько заданий, что девочка начала задумываться, а не избавиться ли дед от нее хочет. Изначально это были простые миссии, чтобы проверить, как новая команда сработается, но со временем задания стали серьезнее, и начали носить политический характер. Теперь Лаитреаль думала, что Узукаге решил использовать ее команду в укреплении отношений между деревнями. Не успев толком отдохнуть после миссии в Страну Чая, они сопровождали невесту местного Лорда, как Узукаге вызвал команду Лаитреаль к себе на ковер.

— У вас новое задание. — Правый глаз Удзумаки начал дергаться, но строгий голос Наира Кицу заставил девочку успокоиться. Ее дед сидел за большим письменным столом и внимательно изучал какой-то документ. Его кабинет был окутан полумраком и холодом. Тяжелые, темные шторы не пропускали не только солнечный свет, но и тепло с улицы. Уже полгода прошло. После смерти Третьего Хокаге Узукаге погрузился в печаль и, буквально, сросся со своей трубкой. Она постоянно была рядом с ним. Из-за чего все вещи в кабинете Узукаге имели запах дорогого табака. Лаитреаль казалось, что это своеобразная дань погибшему другу. Дань, значение которой мог понять только ее дед и Третий.

— Вам нужно отнести важное послание новой госпоже Хокаге. — Продолжал Узукаге. Он не глядя передал Лаитреаль свиток с печатью Узушиогакуре.

— Ура! Мы идем в Коноху! Всегда мечтала там побывать! — Воскликнула Таяна, разрушая тяжелую атмосферу, царящую в кабинете. Узукаге усмехнулся в свои пышные седые усы, а Лаитреаль добродушно подмигнула подруге. Эта милая девушка из клана Басан напоминала ей Наруто. Она была такой же шумной и непоседливой. Рядом с ней хотелось улыбаться и радоваться жизни.

— Я погляжу, Вы все-таки решили продолжать контакты с Конохагакуре, господин Узукаге. — Поинтересовалась планами своего деда Лаитреаль. За все это время ее дед ни разу не отправил команды на миссии в Коноху. Девочка начала бояться, что из-за смерти Третьего Наир Кицу обвинит верхушку деревни Листа в неспособности защищаться от врагов. Такое заявление могло повлечь за собой ряд неблагоприятных развитей событий для содружества Коноха-Узушиогакуре. Ее успокаивал только тот факт, что Хидзу и Мидзуки все время были в Конохе, и отзывать их обратно никто не планировал.

— Да. Все это время мы с Азазуром с осторожностью относились к заявлениям госпожи Цунаде. Но Хидзу с Мидзуки сообщили, что Хокаге намерена продолжать дело Хирузена, так что мы решили рискнуть и предложить более выгодные условия содружества. Наш союз, при условии подписания, будет более крепким.

— Это случилось после подписания дружеского соглашения между Листом и Песком. — Задумчиво проговорила Мира. — Заставляет задуматься.

— Да. Для нас важно это сотрудничество. — Устало потирая глаза, проговорил Наир, облокачиваясь на спинку кресла. — Вы выступаете завтра на рассвете, так что хорошенько отдохните сегодня. — Улыбнулся Узукаге, давая понять, что разговор закончен.

— Конечно. — Лаитреаль учтиво поклонилась и последовала к двери вместе со своей командой.

— Лаитреаль, останься. — Скомандовал Узукаге. Как только за Таяной закрылась дверь и шаги стихли, Узукаге проговорил:

— Нам нужно добиться, чтобы Хокаге согласилась на наши условия. — Проговорил Наир Кицу, уставшим голосом. — Я не могу на это задание послать кого-то другого, более опытного в плане переговоров…. Я многим не доверяю.

-Может, поделишься своими опасениями, дедушка. — Предложила Лаитреаль, присаживаясь на подлокотник кожаного кресла.

— Пятая Хокаге подписала соглашение с Песком, как и сказала Мира. Для нас нужен этот союз, так как в дальнейшем я тоже планирую подписать дружеское соглашение со страной Ветра.

— В чем проблема? — Хмуро спросила Лаитреаль. — Что тебя тревожит?

— Ты же знаешь, что Сунагакуре очень богата на ископаемые? В ней есть такие редкие виды, которых нет во всем Мире Шиноби.

— Да, я слышала.

— Мы можем использовать их для создания нового сплава для нашего оружия. Тем самым улучшим военную мощь. Это засекреченный проект. Пока что эта идея пришла нам с Азазуром в голову, но…. В какой-то момент, другие страны поймут важность песков и тогда…. — Наир Кицу тяжело вздохнул. — Я подозреваю, что может начаться война за эти ископаемые. Чем дружнее будет альянс Суна-Коноха-Узушиогакуре, тем тяжелее будет его сокрушить другим деревням.

— Интересное трио получается. — Усмехнулась Лаитреаль. — У нас деньги, с Конохи — влияние на политической арене, а с Суны — дорогие ископаемые, которые будут использованы в промышленности. Что от меня-то требуется?

— Сделать так, чтобы договор с Конохой был подписан и в сохранности возвращен в Водоворот. Мы с Азазуром недавно узнали, что есть группа людей, которые против этого соглашения. Я не могу никому доверять, поэтому и отправляю тебя. Ты справишься с этим заданием. Я верю в тебя.

— Тогда, мне стоит отдохнуть. — Лаитреаль направилась к двери. — Всего доброго, господин Узукаге.

— Лаи! — Позвал Узукаге Лаитреаль. — Будь осторожна.

— Не волнуйся. Если со мной что-то случиться моя команда меня из-под земли достанет, при необходимости воскресит и еще выговор сделает. — Широко улыбаясь, Лаитреаль покинула кабинет деда и направилась к подругам. Она нашла их во дворе резиденции около небольшого фонтана в форме дракона, который собой защищает енота, кота, лису, человека и петуха. Это был неофициальный символ Водоворота. Фонтан находился в центре парка, и местные жители часто приходили сюда, чтобы отдохнуть в прохладе деревьев, а влюбленные парочки устраивали здесь романтические пикники.

— Что хотел Узукаге? — Спросила Хикари, как только увидела подругу.

— Сказал, что от подписания договора зависят наши жизни. Так что завтра нам нужно постараться.

— Хочешь в тот же день его подписать? — Спросила Мира, внимательно изучая командира.

— Желательно. Но, это будет зависеть от госпожи Хокаге.

— Значит, мы должны постараться. — Улыбнулась Таяна.

— Нас могут попытаться перехватить, так что не расслабляйтесь. — Скомандовала Лаитреаль. — А сейчас все свободны. Отдыхайте.

— А ты чем будешь заниматься? — Удивленно приподняла бровь Таяна.

— У меня есть дела. — Загадочно улыбнулась Лаитреаль и скрылась за одним из домов.

Команда Лаитреаль добралась до Конохи к вечеру следующего дня. Кицуне спешила. Она боялась, что противники подписания договора будут пытаться помешать отряду. Какого же было удивление девочки, когда на протяжении всего пути их никто не пытался преследовать, а в воздухе не было даже намека на опасность. С одной стороны это успокаивало Удзумаки, а с другой — настораживало. Если, слова Узукаге не вымысел параноика, которым иногда мог быть ее дед, то есть те, кто очень не хочет мирного развития Водоворота, и его выход из тени. Лаитреаль досадливо цокнула языком. Слишком мало она знала о внутренней политике Узушиогакуре.

Коноха встретила отряд из четырех человек легкостью в воздухе и счастливыми улыбками на лицах ее жителей. От нападения Орочимару не осталось и следа. Деревня была полностью отстроенная, и жизнь продолжала течь в привычном темпе. Жители деревни спешили по своим делам, шиноби мелькали перед глазами, перепрыгивая с крыши на крышу. Рядом с центральными воротами Конохагакуре стояли Хидзу и Шикамару. Представитель клана Нара, в своей привычной сонной манере наблюдал за происходящим вокруг него. Увидев Лаитреаль и ее команду, он приветливо помахал рукой, при этом стараясь подавить зевок. Хидзу же стоял рядом с Нара, излучая счастье и бодрость. Урикава не мог найти себе места от волнения и радости встречи. Хикари подбежала к брату и повисла у него на шее с криками:

— Хидзу, тебя вылечили!

— Конечно! Госпожа Цунаде, действительно мастер своего дела. — Проговорил Хидзу, высвобождаясь из крепких объятий сестры.

— Это прекрасные новости. — Улыбнулась Лаитреаль, подходя с остальным отрядом, ближе к Шикамару и Хидзу. — Здравствуй, Шикамару. Мне интересно узнать каким образом тебя заставили отвлечься от созерцания облаков?

— Пятая… очень страшная личность в гневе. — Усмехнулся Нара, пожимая руку Лаитреаль.

— У тебя новая команда, Лаи? — Улыбаясь, проговорил Хидзу, обнимая подругу.

— Да. Познакомьтесь, это Мира и Таяна. Они вместе с Хикари составляют мою новую команду.

— Рада знакомству. — Вежливо проговорила Мира, склоняясь в приветственном поклоне.

— Зачем же так официально? — Смущенно проворчал Шикамару.

— Нам нужно к Хокаге. — Решила перейти к делу Лаитреаль. Встречи со старыми друзьями это хорошо, но секретный договор — важнее. Тем более, что из-за него могут возникнуть проблемы, если задержаться.

— Да, мы проведем вас. — Широко улыбаясь, проговорил Хидзу и, схватив сестру за руку, потащил ее в направлении резиденции Хокаге.

Всю дорогу мальчик не унимался и заваливал вопросами Лаитреаль и Хикари. Кицуне была рада тому, что дорога до резиденции не заняла слишком много времени, иначе девочка просто не выдержала бы такого допроса со стороны брата Хикари. В здании резиденции, как обычно была суматоха, которая удивила Миру и Таяну. Девушки привыкли к тому, что в Узушиогакуре никто никуда не спешил. Все делалось с ледяным спокойствием. Но спустя пару минут, удивление настигло всех. Из двери кабинета вылетел человек, пробив спиной, дверь и сполз по стене в коридоре. Лаитреаль замерла, шокированная, происходящим, а в следующую секунду раздался женский властный голос, от которого начинало звенеть в ушах.

— Что значит, вы не смогли найти этот документ?! Я, что, не ясно выразилась? Мне он нужен сейчас. Сделайте милость, принесите мне этот несчастный свиток. Сейчас же! — Шиноби, который вылетел, как пробка, подскочил на ноги и растворился в клубах дыма.

— Ух, госпожа Цунаде, не в настроении. — Равнодушно проворчал Хидзу, потирая затылок.

— И часто это с ней? — Отойдя от потрясения, спросила Таяна.

— Постоянно. — Зевая протянул Шикамару, и первый направился в кабинет вспыльчивой женщины.

— Госпожа Цунаде, к вам шиноби из Узушиогакуре.

— Вот черт. — Уже спокойнее проговорила Хокаге. — Пусть заходят. — Лаитреаль и ее отряд зашли в круглый кабинет за столом которого сидела высокая женщина лет тридцати. Первое, что бросалось в глаза — огромная грудь. Лаитреаль даже задалась вопросом, а не тяжело ли этой женщине жить с таким-то бюстом. Легонько тряхнув головой, девочка подняла глаза выше. Светло-желтоватые волосы Цунаде Сенджу были собраны в два низких хвоста. Карие глаза сосредоточенно смотрели на шиноби. Судя по запаху, который видела Кицуне, эта женщина не терпит лож и лицемерие. Она прямолинейна и полностью следует своим принципам.

— Добрый вечер, госпожа Цунаде. — Поприветствовала Хокаге Лаитреаль. — Я Лаитреаль Удзумаки командир отряда из деревни Узушиогакуре….

— Удзумаки? — Удивилась Цунаде, перебивая Лаитреаль на полуслове.

— Да.

— Ты часом не родственница Наруто Удзумаки?

— Он мой кузен. — Спокойно проговорила Лаитреаль. Лицо Цунаде просияло, и она с легкой улыбкой проговорила:

— Значит, вот как ты выглядишь. Наруто много о тебе рассказывал.

— Я рада, что мой брат меня не забывает. — Усмехнулась уголками губ Лаитреаль.

— Я думаю, мы еще поговорим с тобой, а сейчас давай то, ради чего вы здесь. — Потребовала Хокаге. Лаитреаль положила перед легендарной женщиной свиток с договором. Кабинет тут же погрузился в звенящую тишину. Пока Цунаде читала, никто не смел ее прерывать. Спустя десять минут детального изучения договора Цунаде проговорила:

— Это очень рисковый договор для Узушиогакуре и Конохогакуре. Почему Узукаге хочет его подписать?

— Это связано с дружескими отношениями между Конохогакуре и Узушиогакуре. Узукаге надеется в дальнейшем сотрудничать с Конохой, так как это выгодно двум деревням. Этот договор в большей степени основан на перспективе дальнейшего сотрудничества. — Лаитреаль решила пока умолчать про желание Водоворота сотрудничать именно с альянсом Коноха-Суна.

— Девочка, я не первый понедельник живу на этой земле. — Хмыкнула Цунаде. — Я вижу, что этот договор направлен в основном на союз Листа и Песка. Я не знаю вашего Узукаге так же хорошо, как знал его мой предшественник. Я не могу подписать столь противоречивый договор с теми, в ком я не уверена.

— Что же…. — Лаитреаль тяжело вздохнула и с вызовом посмотрела на Цунаде. — Насколько хорошо Вы осведомлены о политике Узушиогакуре?

— Только то, что знаю от Хидзу и Мидзуки. — Пожала плечами Цунаде, но ей понравился взгляд Лаитреаль. Холодный, прямой, открытый. Эта девочка сможет многого добиться, если захочет. — Закрытая деревня, которая триста раз проверяет кому доверять.

— Именно. — Кивнула Лаитреаль. — Узукаге не стал бы предлагать договор, который бы навредил Конохе, так как с этой деревней у господина Наира связанно много воспоминаний, а так же Третий Хокаге был его лучшим другом. Этот договор направлен на более дружеское сотрудничество не только друг с другом, а так же еще с одной деревней.

— Сунагакура. — Усмехнулась Цунаде. — Вы планируете подписать с ней мирный договор, тем самым выйдя из тени?

— Да. — Четко ответила Лаитреаль. — Естественно только после того, как вы дадите свою оценку этого сотрудничества. Именно по этой причине господин Узукаге составил данный договор с Конохой именно после подписания дружеского соглашения с Сунагакурой. Все пункты данного договора направлены на сотрудничество с альянсом Коноха-Суна. Альянс Сунагакура-Конохогакуре-Узушиогакуре довольно выгоден для каждой из этих деревень. Объединяясь, мы обязуемся поддерживать каждую из этих деревень в разумных пределах. Выход одной из этих деревень из данного соглашения несет убытки как для самой деревни, которая вышла, так и для оставшихся в альянсе.

— Что ж, — после долгой паузы проговорила Цунаде, — у меня нет другого выбора. Нарушение это соглашение приведет к краху Конохогакуре, и полному разорению Сунагакуре. Но с другой стороны…. Этот договор сулит большие инвестиции в развитии экономики каждой из этих стран, военной и промышленной отрасли. Вы знаете, как добиться своего. — Женщина с легкой усмешкой поставила свою подпись на договоре и протянула его Лаитреаль.

— Сейчас Наруто, Сакура и Саске на совместной миссии с Песком. — Продолжила Цунаде, глядя в глаза Лаитреаль. — Точнее они возвращаются обратно. Задание завершилось успешно и обе стороны остались довольны сотрудничеством. Если для Узукаге важны подробности, то советую задержаться до завтрашнего вечера и послушать отчет самим.

— Поймите меня правильно, чем дольше мы находимся в Конохогакуре, тем велика вероятность, что договор перехватят. — Спокойно проговорила Лаитреаль. — Уверенна, даже в Конохе есть противники данного соглашения.

— В точку. — Криво усмехнулась Цунаде. — Моя оценка действиям деревни Песка — им можно верить. Это уже не первая совместная миссия. Она была так же успешна, как и эта.

— Нападение на Коноху был хорошо спланированный план Орочимару? — Скорее уточнила нежли спросила Лаитреаль.

— Да. Инициатива исходила не из Песка. — Подтвердила слова Лаитреаль Цунаде.

— Что же, я передам это Узукаге. — Склонившись в вежливом поклоне, проговорила Лаитреаль.

— Не сомневаюсь в этом. — Усмехнулась Цунаде. — Передай своему деду, что Коноха не будет менять свой политический курс. — Кицуне склонилась в вежливом поклоне, при этом удивляясь, когда именно Цунаде смогла узнать о ее родстве с Узукаге.

— И еще одно, Лаитреаль…. — Цунаде пристально смотрела на девочку, решая говорить или нет. — Передай Узукаге, что Акацки зашевелились. Коноха делает все возможное, чтобы узнать их планы, но я подумала, что Водовороту это тоже стоит знать. Раз мы в столь тесных дружеских отношениях.

— А кто это такие, Акацки? — Хмуро спросила Мира, догадываясь, что эти ребята принесут кучу проблем.

— Секретная организация ниндзя-отступников. — Хмуро проговорил Хидзу. — Их цели никто не знает. Их отличие: черные плащи с кроваво-красными облаками.

— Возьми. — Цунаде протянула Лаитреаль маленький свиток с печатью секретности. — Это информация, которую имеет Коноха на членов Акацки. Лист и Водоворот всегда были союзниками, я не хочу это менять. Особенно сейчас.

— Нам нужно скорее вернуться в Водоворот. — Нахмурилась Таяна. — Чем дольше мы здесь, тем больше подвергаемся опасности.

— Мы выдвигаемся завтра на рассвете. — Холодно отчеканила Лаитреаль, внимательно рассматривая печать на свитке. — Если мы выдвинемся в ночь, это только подстегнет врагов к нападению. К тому же усталость может сыграть с нами злую шутку. Покров ночи не всегда может быть убежищем.

— Но столь секретный свиток…. — Начала было сопротивляться Таяна, но Лаитреаль ее перебила.

— О нем знают только те, кто находиться в этой комнате. Мы больше выдадим себя, если тут же сорвемся с места и побежим обратно. Наша миссия закончена здесь и сейчас, так что вы идите отдыхать, а я хочу еще с госпожой Цунаде кое-что обсудить. — Таяна нахмурилась, но спорить не стала. Девушка давно поняла, что ее командир не так проста, как кажется. Для своего юного возраста, она была рассудительной, хотя и совершала ошибки, которые в большей степени были списаны на нехватку опыта. Когда за шиноби закрылись двери кабинета Хокаге, Удзумаки тяжело вздохнула и проговорила:

— Я могла бы вас попросить об одолжении?

— Каком именно? — Женщина нахмурилась. Эта Лаитреаль Удзумаки была копией Наруто, но без характерных усов на лице и с мозгами, как у Шикамару.

— Вы бы могли дать такой же свиток, но пустой и с печатью высшей степени секретности? — На удивленный взгляд госпожи Цунаде, Лаитреаль объяснила: — Хочу перестраховаться.

— Даже у стен есть уши. — Хмыкнула Цунаде, понимая, что задумала девочка. — Ты мне нравишься…. Полная противоположность Наруто.

— Я бы так не сказала. Мой статус командира отряда, не позволяет мне быть самой собой на миссии.

— Ясно-понятно. — Довольно улыбнулась Цунаде, доставая из какого-то ящика такой же свиток, который перед этим отдала Лаитреаль. Девочка низко поклонилась, и хотела было уже покинуть кабинет Хокаге, как вспомнила еще об одном.

— Госпожа Цунаде, простите, что наглею, но могли бы вы передать это Наруто? — Девочка протянула маленький шарик, по размерам напоминающий небольшую жемчужину.

— Что это? — Удивилась Цунаде.

— Я тренировалась в печатях связи и пыталась создать предмет, который бы мог передавать информацию на большие расстояния. Это и есть тот самый предмет для связи. Его можно использовать как брошь. Прикрепить к одежде и сложить печати, которые активируют передачу слов и можно общаться.

— Очень интересно. — Пробурчала Цунаде, внимательно рассматривая предмет. — И какая дистанция?

— В ходе испытаний, ограничений по дальности не было.

— Я передам это Наруто. — Улыбнулась Хокаге, с интересом вращая небольшую «жемчужину». В этот момент в дверь кабинета постучали.

— Войдите! — Рявкнула Цунаде, оглушая при этом Лаитреаль.

— Мы же не на поле боя. Зачем так орать? — Пожаловалась Кицуне лисе.

— Зато все по струнке ходят. Мне нравиться. — Хитро улыбнулась Юки. — Учись, Цыпленок, может пригодиться.

Тем временем дверь открылась, а в нос Удзумаки ударил резкий запах кофе, медикаментов и легкого древесного аромата. Девочка обернулась и увидела молодую женщину в темном кимоно и с короткими каштановыми волосами. В одной руке она держала поросенка, одетого в красную жилетку, а в другой какой-то свиток. Темное и простое кимоно женщины выделялось на фоне тех вычурных и дорогих одежд, которые привыкла видеть Лаитреаль на женщинах Водоворота. Одежда этой женщины хоть и казалось простой, но она сочеталось с цветом ее волос и милыми чертами лица. Облако из ароматов окутывало женщину легкой карей дымкой.

— Госпожа Цунаде! — Взволнованный голос женщины был мягким, но четким со строгими нотками.

— У меня такое чувство, что она помощница Хокаге.

— Так и есть. — Спокойно проговорила Юки. — Все-таки тренировки с Мирой, Узукаге и Азазуром дают свои плоды. Ты начинаешь чувствовать природу вещей. Старайся больше доверять своим органам чувств.

— Что случилось Шизуне? — Устало спросила Цунаде.

— Вот, тот документ, который вы просили найти до прихода шиноби из Водоворота. — Шатенка протянула Цунаде свиток, который до этого крепко сжимала в руке.

— Передай сразу Лаитреаль. — Девочка забрала у помощницы Хокаге документ.

— Это бонус к соглашению между нашими селениями. — Проговорила Цунаде, заметив замешательство в глазах шиноби Водоворота. — Передай своему деду, он знает, что с этим делать. Теперь точно можешь быть свободной.

Когда Лаитреаль вышла из резиденции Хокаге, ее не покидало ощущения, что кто-то за ней следил. Тонкий нюх Кицуне улавливал чуть ощутимый приторно-пряный аромат, но его источник девочка никак не могла найти.

— Что случилось? — Раздался озадаченный голос Хидзу за спиной у девочки.

— Странный запах. — Не переставая выискивать глазами, источник запаха, проговорила Удзумаки. — Мне кажется, что кто-то следит за нами.

— Есть те, кому не нравиться такое тесное сотрудничества между деревнями. — Пожал плечами Урикава, всматриваясь куда-то в сторону.

— Война выгодна многим. С точки зрения большой политики. — После небольшой паузы продолжил Хидзу. — Чего ты так долго общалась с Цунаде?

— Были вопросы, которые я бы хотела с ней обсудить. А где остальные? — Поинтересовалась девочка, заметив, что на площади только один Хидзу стоит.

— Они пошли гулять по ночной Конохе, а я решил тебя подождать. — К большому удивлению Лаитреаль, Хидзу покрылся густым румянцем и отвернулся от девочки.

— Хидзу, все хорошо? Ты весь красный, не заболел? — Обеспокоенно спросила девочка. Урикава еще гуще покрылся румянцем и пробурчал что-то невнятное себе под нос.

— Что?

— Идем, говорю. — Рыкнул мальчик. — Надоело перед резиденцией маячить. Я ее каждый день тут вижу.

— Ну…. Идем…. — Лаитреаль была в растерянности. Девочка не понимала такую резкую перемену в настроении своего друга детства. Она поймала себя на мысли, что никогда не видела Урикаву краснеющим. Пару минут они шли в полном молчании, думая каждый о своем. Это немного напрягало Лаитреаль, Хидзу всегда был общительным, а это молчаливость совсем не подходила ему. Он сильно изменился за время, проведенное в Конохогакуре.

— Политическая деятельность никому на пользу не шла. — Проворчала Юки в подсознании Лаитреаль.

— Наверное, мы слишком долго не общались.  — Предположила Лаитреаль.

— Возможно.

— Тебя когда на ноги поставили? — Нарушила тишину Кицуне.

— Сразу, как госпожа Хокаге вернулась в деревню. Она действительно легендарная женщина-медик. Она тогда вылечила и меня, и Рок Ли. — Грустно улыбнувшись, проговорил Хидзу.

— Знаешь, твой брат невероятен. — После небольшой паузы продолжил Хидзу.

— Что он уже успел натворить? — С улыбкой спросила Лаитреаль.

— Когда вы ушли в Водоворот, он не на шаг от меня не отходил и выпытывал о тебе подробности твоего детства…. С ним скучать не приходилось. — Рассмеялся Хидзу, вспоминая какие-то забавные случаи. — А потом он ушел на совместную миссию с шиноби Песка…. Вернувшись, он сказал, что был в одной команде с Субоку-но Гаарой и его новой командой. Он был счастлив, что встретился с ним.

— Что? Гаара? — Лаитреаль резко остановилась и всем туловищем повернулась к Хидзу. — Гаара? Тот самый Гаара, который чуть не убил нас на экзамене на чуунина?

— Да. Он. — Усмехнулся Хидзу. — Больше того, он решил поступить в регулярные войска. Он решил стать полезным для своей деревни. К слову, рот закрой. — Лаитреаль, замерла, пытаясь подобрать челюсть с пола. Она себе совершенно не представляла Гаару в регулярных войсках.

— Он, что вот так просто выступает на миссии без своих брата и сестры? — Наконец справившись с эмоциями, спросила Удзумаки.

— Да. Наруто говорил, что он сильно изменился. Он извинился за минутное опоздание. — Увидев вытянутое от удивления лицо Лаитреаль, Хидзу разразился громким смехом.

— Это, что, шутка такая? — Выдавила из себя девочка, с трудом переваривая полученную информацию.

— Нет…. Это правда. — Наконец-то проговорил Хидзу, отсмеявшись. — Наруто сказал, что он очень изменился…. Честно, я не знаю, что вы с ним сделали тогда на экзамене, но сейчас, судя по тому, что мне известно, это совсем другой человек. Гаара пытается наладить общение с другими людьми в своей деревне, но….

— Это не так просто. — Прошептала Лаитреаль и улыбнулась уголками губ. — Я уверена, он справиться.

— Ты так сильно в него веришь. — Нахмурившись, проговорил Хидзу. Он сам не мог понять почему, так отреагировал на мимолетную улыбку Лаитреаль. Он знал, что у его подруги и Наруто много общего с этим Песчаником, но это было что-то другое.

— Да. — Проговорила Лаитреаль. Она заметила перемену в настроении Урикавы, как и в его запахе, но решила не акцентировать на этом внимание.

— Я верю в него, потому что мы с Наруто прошли через подобное…. — Продолжала Лаитреаль. — Он справиться, потому что… мне кажется, он сильнее, чем мы все думаем. Я имею ввиду не силу физическую, а силу духа.

— Вот как? Ты готова поверить в убийцу? — Прошипел Хидзу. Он был в гневе, и это был первый раз, когда Лаитреаль видела Урикаву таким злым. На мгновение девочке показалось, что перед ней стоит совсем чужой и незнакомый ей человек.

— Я готова поверить в Гаару. — Холодно отчеканила Лаитреаль. — Не в демона внутри него, и не в его прошлое. Если он пытается действительно исправиться, то я поддержу его. Потому что…. Я помню еще как смела Хидзукаге своей лавиной два года назад.

— Ты просто пытаешься оправдать его. — Прошипел Хидзу. — Он опасен, и его добрые поступки не перекроют того факта, что он убийца! — Хидзу начал переходить на крик.

— Хидзу, что с тобой? — Удивилась Лаитреаль. — Неужели, ты и меня считал все это время убийцей? — От этого осознания на глазах у девочки начали наворачиваться слезы.

Урикава замолчал, увидев реакцию своей подруги. Она плакала, впервые в жизни хладнокровная Лаитреаль показала перед ним слезы. Хидзу замер.

— Нет. — Тихо проговорил Хидзу. — Я никогда не считал тебя убийцей. Но и ты не Гаара….

— Я была такой же. — Перебила Хидзу девочка. — Я, Наруто и Гаара очень похожи. Даже вы с Хикари похожи на нас. Быть не такими как все… чем-то выделяться…. Быть оружием своей деревни, которая сама боится его…. Страх порождает смерть. В день, когда избивали Хикари, я стала убийцей.

Лаитреаль быстрым шагом направилась в выделенную комнату в отеле, оставив Хидзу позади. Девочка хотела остаться на едине с собой. Она не ожидала таких слов от своего друга. Она не понимала его. Они не виделись полгода, и сейчас вместо дружеской встречи рассорились впервые в жизни. Влетев в свою комнату, Лаитреаль с разгону упала на кровать.

— Он ревнует. — Раздался голос Юки.

— Что? — От неожиданности Кицуне дернулась.

— Ревнует, говорю, он тебя.

— К кому? Почему? Зачем?

— К Гааре. Почему? Тут может быть много вариантов, но все они сводятся к любви. Зачем? Ну, на этот вопрос я точно не отвечу. — Усмехаясь, проговорила лиса.

-Это его не оправдывает. Он, что, головой ударился? — Все еще пребывая в шоковом состоянии, спросила Лаитреаль. — Нашел к кому ревновать.

 — И как понять, что кто-то влюбился? — После небольшой паузы спросила Лаитреаль.

— Ты это поймешь только тогда, когда это произойдет. Описать словами влюбленность тяжело, это можно только почувствовать.

— Если любовь причиняет столько проблем, то я не хочу влюбляться. — Проворчала Лаитреаль, перекатываясь на спину и уставившись в потолок.

— Без любви, мир бы остановился. Все великие поступки, как и безумные, были совершены во имя этого прекрасного чувства. Когда придет время, от своей любви ты сможешь расцвести. — Лаитреаль лишь тяжело вздохнула.

— К тому же любовь не дает Королеве Кицуне провалиться во тьму и жестокость этого мира. — Продолжала Юки, сворачиваясь клубочком в подсознании у девочки.

— Лисицам нужно кого-то любить. — Прошептала Лаитреаль, прикрывая глаза рукой. Эти слова когда-то сказала ей Юки. Вот только их значение Удзумаки все еще не могла понять. Погруженная в свои мысли, Лаитреаль незаметно для себя провалилась в беспокойный сон.

Комментарий к Глава 15 или нападение (часть 1) Как всегда буду рада Вашим комментариям и замечаниям. :-)

====== Глава 16 или нападение (часть 2) ======

Лаитреаль пришла к центральным воротам Конохи за полчаса до назначенного времени. Девочка надеялась насладится предрассветной тишиной и побыть на едине со своими мыслями. Чутье Кицуне подсказывало, что сегодня их отряду нужно быть внимательными и осторожными. Девочка еще раз проверила свою набедренную сумку. Все на месте. Первые луч солнца начали появляться из-за горизонта, заставляя Удзумаки залюбоваться переливами ярких, огненных красок. Постепенно Коноха начала оживать. Таяна, Мира и Хикари не заставили себя долго ждать. Девочки подошли в тот момент, когда огненный диск солнца поднялся до половины.

— Капитан, а ты долго нас ждешь? — Удивленно спросила Мира.

— Мне не спалось. Пришла пораньше. — Улыбнулась Лаитреаль. В этот момент из-за спины Хикари вышел Хидзу. Он подошел к Лаитреаль и обнял ее, заставляя Удзумаки возмутится, от неожиданности.

— Эй, ты чего?

— Прости меня. Я наговорил вчера всяких глупостей. — Проговорил Хидзу, отстраняясь и виновато опуская голову. Вокруг мальчика витало облако грусти и стыда. Он старался не смотреть в глаза подруги.

— Все хорошо. — Улыбнулась Лаитреаль. — Но если еще раз это повториться, я тебя побью.

Хидзу на такое заявление своей подруги только грустно улыбнулся. Подойдя к Хикари, он поцеловал ее в лоб со словами:

— Будь осторожной, сестренка.

— Как это мило. — Насмешливо фыркнула Таяна.

— Завидуй молча. — Парировала Хикари.

Лаитреаль усмехнулась. Она давно заметила за Таяной не любовь ко всему романтичному. Кицуне подозревала, что ее подруга просто смущается таких проявлений чувств. Клан Басан славился своим строгим воспитанием и консервативными взглядами на жизнь. Среди всех остальных кланов он был самым слабым, но единственным, кто сохранил все свои тайны и реликвии. О существовании некоторых из них знали только старейшины. Таяна часто рассказывала, что ее семья уже расписала всю ее жизнь по минутам, выбрав за нее мужа, когда у нее должен появиться первенец и чем она будет заниматься, когда выйдет замуж. То, что наследница древнего рода Басан, захотела быть шиноби, огорчило ее родителей, но Таяне удалось уговорить их.

Лаитреаль грустно вздохнула, переведя взгляд на Хидзу с Хикари. Со своим братом она даже не увиделась. Тяжело жить на расстоянии не имея возможности даже перекинуться парочкой фраз. Девочка надеялась, что ее эксперимент с печатями передачи связи помогут им в общении.

— Нам пора. — Скомандовала Лаитреаль. Кивнув напоследок Хидзу, девочка первая направилась в сторону Водоворота.

Путь был не близкий, но Удзумаки надеялась, что они прибудут в Узушиогакуре этим же вечером, если их ничто не задержит в пути. Перемещаясь по веткам деревьев, девочка все время принюхивалась к воздуху. Ее не покидало чувство тревоги, и чем дальше они уходили от Конохи, тем это чувство только нарастало.

— Лаи, что случилось? — Поинтересовалась Мира, внимательно наблюдая за своей подругой.

— Сама не знаю… пока что. — Хмуро ответила Удзумаки, стараясь, не обращать внимание на тихое перешептывание Хикари и Таяны. После того, как Хидзу остался в Конохе, Хикари чувствовала себя одиноко без брата. Но Таяне удалось отвлечь Урикаву постоянными спорами и надуманным соперничеством. Видя, как эти две болтушки в тысячный раз спорили о новинках моды, Удзумаки была рада за лучшую подругу. Но сейчас даже эта милая перепалка не приносили привычной радости и желания подшутить над ними. Лаитреаль чувствовала опасность, но не видела ее источник. Девочка ускорила шаг, стараясь убежать от этого запаха.

— Они поджидают нас, Лаитреаль. — Раздался грозный рык Юки в голове Удзумаки. Девочка резко остановилась и начала всматриваться вдаль и принюхиваться.

— Лаи, не тормози так резко. — Прошипела Хикари, которая не успев затормозить, чуть не свалилась с дерева.

— Нас ждет засада. — Холодно проговорила Лаитреаль. Команда напряглась. Удзумаки непроизвольно поправила свою набедренную сумку, еще раз убеждаясь, что свитки на месте.

— Их десять. — Прорычала Юки. — У них запах знакомый, но я не могу вспомнить, где я его слышала раньше.

— Я их вообще не вижу и не чувствую.  — Прошипела Лаитреаль. Ее умения владеть чакрой Юки еще были далеки от совершенства.

— Зато я их чувствую. Они прямо по курсу в нескольких километрах от нас. Они ждут.

— Обойдем. — Скомандовала Лаитреаль. В бой вступать не хотелось.

— Мы потеряем пару часов времени. — Ледяным тоном проговорила Таяна.

— Их десять человек и они хорошо подготовленные. Я не хочу рисковать сейчас. — Парировала Лаитреаль. Представительница клана Басан кивнула и девочки свернули в густую чащу леса, стараясь обойти ловушку, устроенную врагом. Но чутье Кицуне подсказывало ей, что они все равно будут сражаться.

Неожиданно для всех Хикари остановилась и позвала Лаитреаль. Последовав за подругой, Удзумаки увидела на одной из веток раненое животное. Кицуне не чувствовала опасности в нем, скорее смирение со своей судьбой. От него исходил запах скорой смерти, черное облако постепенно окутывало существо. Кивнув Хикари, девочки спустились к животному. Подойдя ближе шиноби Водоворота замерли. Перед ними лежал в крови изрезанный черный кот с необычно длинным хвостом. Одно ухо было разодрано, а из бока торчало пару сюрикенов. Как только кот почувствовал, что не один, он оскалился, показывая ряд острых окровавленных клыков. Он явно не собирался сдаваться без боя.

— Бакэнэко… — В ужасе выдохнула Таяна. Клан Басан еще с незапамятных времен терроризировали эти существа из рода кошачьих. Но сейчас Таяна испугалась не злейшего врага ее клана, а того, кто посмел так растерзать этого, достаточно сильного, Оборотня.

— Кто его интересно так? — Озвучила Мира вопрос, который вертелся в голове у каждого.

Хикари присела рядом с котом, не обращая внимание, на его устрашающее шипение и рычание. Кот пытался поцарапать девочку или укусить, но Хикари оказалась ловчее. Урикава очень быстро усмирила боевого кота и принялась исцелять его. По мере того, как раны заживали, кот расслаблялся.

— Животное чувствует, когда ему помогают. — Раздался голос Юки в голове у Лаитреаль.

— Ты чувствуешь даже самые незначительные перемены в моем настроении. — Усмехнулась девочка, но при этом, не переставая принюхиваться к запахам и смотреть за обстановкой.

— Да, ведь ты — это я. — Улыбнулась Юки.

— Впервые вижу Бакэнэко. Не ожидала, что демона могут так….

— Кто-то или что-то хотело уничтожить этого кота.

Тем временем Хикари закончила исцелять существо. Бакэнэко приподнялось на лапах и попыталось уйти от шиноби Водоворота, но из-за сильной слабости не смогло сделать и шага. Хикари схватила кота и прошипела:

— А ну сиди тихо! Тебе нельзя двигаться, ты еще слишком слаб.

— Ты отнесешь его в Водоворот? — С ужасом спросила Таяна, глядя на измученного черного кота.

— Да. — Девочка с вызовом посмотрела на Лаитреаль. Удзумаки нахмурилась, рассматривая существо и принюхиваясь к его запаху.

— Лаитреаль, я не оставлю….

— Помолчи Хикари. — Ледяным тоном проговорила Удзумаки.

— Он не вызывает у меня подозрений. — Проговорила девочка лисе.

— Мне он тоже нравиться. — Кивнула Юки. — Цыпленок, но ты уверенна, что ему стоит доверять, учитывая ситуацию в клане?

— Посмотрим.

— Хикари, — холодно обратилась Лаитреаль к Урикаве, — берешь его под свою ответственность. В конце концов твой клан как-то связан с Бакэнэко. — Когда Лаитреаль это сказала, кот повернул голову к девочке и пристально посмотрел на нее.

— Не волнуйся, он сейчас в таком состоянии, что своей силой воспользуется еще не скоро. — Лаитреаль кивнула и, развернувшись, продолжила путь в сторону Водоворота.

— Лаитреаль, Бакэнэко опасны. — Прошептала Таяна. — Они могут уничтожить всю нашу деревню.

— Таяна, я знаю о твоих опасениях, но ведь твой клан был атакован не только котами, но и лисами и енотами. — Таяна нахмурилась, а Удзумаки продолжила: — Не волнуйся, я не позволю причинить боль ни тебе, ни твоему клану.

— Спасибо. — Прошептала Таяна, с опаской глядя на черного кота, который мирно спал на руках Хикари.

Спустя полчаса пути, Лаитреаль почувствовала приближение врагов. Их маневр с изменением маршрута не подействовал. Враги выбрали идеальную позицию для засады. Небольшое место в лесу на развилке дорог ведущих в Сунагакуру и Водоворот. Шиноби Песка редко пользовались этой дорогой, чего нельзя сказать о людях, идущих в Узушиогакуре. Если не свернуть здесь, в деревню Водоворотов больше никак не попасть. Девочка чертыхнулась и проговорила:

-Кажется, нам придется вступить в бой. — На этих словах небольшой отряд напрягся. Каждый понимал, что за ними послали сильнейших, которые бы не позволили посланникам вернуться с подписанным договором. Юки внутри Удзумаки молчала, принюхиваясь к воздуху и прислушиваясь к своим ощущениям. Лаитреаль еще сильнее нахмурилась. Ситуация была не в их пользу.

— Плохи наши дела. — Проворчала мысленно Лаитреаль.

— В жопе наши дела! — Выругалась Юки, особо не подбирая слова. — Четыре с половиной неопытных девчонки на десятерых элитных джоннинов. У нас нет шансов. Без помощи не справимся.

— Четыре с половиной?

— Меня не забывай. — Отмахнулась Юки от Лаитреаль, как от назойливой мухи.

— У нас нет выбора. Мы не попадем домой по-другому. Нам по любому нужно вступать в бой. — Прошипела Лаитреаль приземлившись на ветку одного из деревьев, в нескольких десятков метров от ловушек.

— Что делаем? — Чуть слышно спросила Таяна.

— Хикари, Бакэнэко может двигаться? — Вдруг спросила Лаитреаль, ей в голову пришла безумная идея.

— Совсем чуть-чуть. Он слишком слаб. — Ответила с удивлением представительница клана Нэко. — Что ты задумала?

— Хикари, у тебя с пониманием языка животных как? — Хитро улыбаясь, спросила Удзумаки, а ее глаза стали алыми, с вертикальными зрачками.

— Ну, не очень хорошо, но понимаю. — Совсем потерялась Урикава и повернулась к Мире и Таяне, ища у них объяснений. Девочки только руками развели.

— Ты скажи, что задумала? — Потребовала Мира.

— Мы должны узнать, где находятся ловушки. — Начала объяснять издалека Лаитреаль. — Нас слишком мало для сражения с десятью элитными джоннинами лоб в лоб. В зверей могут превращаться только я и Хикари. Нам нужен третий, чтобы выведать расположение ловушек.

— А дальше что? — Поинтересовалась Таяна. — Нам все равно придется сражаться лоб в лоб.

— Дай договорить. — Шикнула на нее Лаитреаль. — Когда мы выведаем место расположения всех ловушек, тогда мы с Хикари начнем атаковать из тени, не меняя своего облика. Вы же вступите в бой, когда я подам сигнал. Я хочу застать их врасплох и уменьшить их численность…. Надеюсь у нас получиться.

— План интересный. — Прохрипел Бакэнэко, глядя изумрудными глазами на Лаитреаль.

— Он говорит?! — В панике воскликнула Таяна.

— Он же Бакэнэко. Конечно, он говорит. — Закатила глаза Хикари. — Он еще и трансформироваться в человека может.

— Да сколько таких существ в этом мире?! — Продолжала возмущаться Таяна.

— Так реагируешь, будто сама к Оборотням не относишься. — Начала заводиться Хикари.

— А ну, завалились все! — Рыкнула Лаитреаль, призывая всех к порядку. — Потом выясните кто в кого превращается.

— Что тебя смущает, Бакэнэко? — После того, как все успокоились, Лаитреаль повернулась к коту.

— У меня не так много сил, как может показаться на первый взгляд. — Начал Бакэнэко внимательно изучая девочку. — Этот лес полон не только вражескими шиноби, но и опасными существами. Честно сказать, я даже не знаю, кто из них может быть опаснее. Старайтесь не заходить в чащу.

— Почему ты нам помогаешь, кот? — С вызовом спросила Таяна.

— Таяна…. — Попыталась остановить подругу Мира.

— Прости, но я не доверяю Бакэнэко! — Холодно отчеканила наследница клана Басан. Черный кот медленно повернул голову к девушке. Лаитреаль заметила, что взгляд кота изменился с серьезного он стал игривым. Словно кот увидел мышку и захотел поиграть с ней. Но в этом взгляде не было злости или жестокости, скорее: любопытство и игривость.

— А ты интересная Таяна из клана Басан. — Промурлыкал кот и аккуратно спрыгнул с рук Хикари. Подойдя к Таяне, он потерся спиной о ногу девушки и с хитрым взглядом проговорил: — Мне будет интересно понаблюдать за тем, как измениться твое мнение обо мне в Узушиогакуре.

— В Узушиогакуре тебя не пустят. — Прошипела Таяна. — У тебя разрешения нет.

— Ты меня так хорошо знаешь? — Усмехнулся кот, заставляя Таяну покрыться смущенным румянцем.

— Хватит разговоров. — Холодно проговорила Лаитреаль, заставляя нервно поерзать свою команду. — Таяна он не тронет нас, а если и сделает что-то, то тут же отправиться к праотцам. Я сегодня не в настроении. А теперь разделились и разбрелись. У нас мало времени.

Спустя час блужданий Оборотни выведали расположение всех ловушек и смогли рассмотреть большую часть врагов. Это была группа людей одетых в черные плащи с вышитыми странными алыми символами на спинах. Их лица скрывали капюшоны. Вокруг этих людей Лаитреаль не видела облака ароматов, но чувствовала, яркий запах метала. Он настораживал Удзумаки. Ей казалось, что против этих соперников даже сила Юки не поможет.

— Я не вижу их запахов. Они из клана Драконов? — Поинтересовалась Кицуне у лисы.

— Похоже на то. — Раздраженно рыкнула Юки. — Мне не нравиться вся эта ситуация. Запах этих типов мне знаком, но я не помню, где могла его слышать.

— Что делать будем? — Устало спросила Лаитреаль. — Они намного сильнее нас. Одни не справимся, а помощь придет — поздно буде…

— М-да, — протянула лиса, — ситуация…. — В нескольких шагах от себя Лаитреаль заметила Хикари, а с другой стороны Бакэнэко. Они ждали команды от своего лидера. Лаитреаль, собравшись с мыслями и силами кивнула, и группа из трех человек начала атаку. Но их попытка не увенчалась успехом. Враги были готовы к атаке. Они отразили кунаи Лаитреаль и Хикари, а один из вражеских шиноби создал сферу молнии, которую бросил в Урикаву. Девочка увернулась. Выпад и Хикари создает печати иллюзии. В нее попадает один из шиноби.

— Клон?! — Прошептала Хикари. Она выпустила чакру Нэкоматы, которая тут же обволокла ее тело, как щит. Вокруг кошачьих глаз появились узоры. За одним из врагов девочка увидела Бакэнэко. Кот атаковал. Из его пасти вырвался поток наэлектризованного пламени. Душераздирающий крик боли врага прорезал шум боя. Враг горел живьем. Лаитреаль скривилась от едкого запаха горящей плоти смешанной с горелой одеждой. Краем глаза, Удзумаки увидела, как Хикари атаковала зазевавшегося врага. Пора было давать сигнал Мире и Таяне, но этого не понадобилось. Девушки сами появились из чащи леса, попутно атакуя клановыми техниками. Черные клубы дыма и были сигналом для Таяны и Миры. Став цепким кольцом спинами друг к другу отряд Лаитреаль не спускал глаз с врагов.

— А вы довольно сильны. — Раздался металлический мужской голос. Говоривший, стоял напротив Лаитреаль. Она не видела его лица, но могла поклясться, что видела алый блеск во тьме капюшона.

— Капитан, смотри, они и Бакэнэко откуда-то достали. — Раздался насмешливый голос еще одного врага. Если первый голос был лишен эмоций. Он казался неживым, что затрудняло для Лаитреаль понять возраст говорившего, то второй был полон чувств. По голосу мужчине было лет двадцать — двадцать пять не больше. Он стоял как-раз напротив черного кота.

— Заткнись. — Опять раздался голос первого.

Значит капитан, да? Выдохнула про себя Лаитреаль, понимая, что они не выберутся живыми из этой схватки.

— Давай договоримся, Лаитреаль Удзумаки. — Девочка могла поклясться, что сейчас этот мужчина усмехался. — Ты отдаешь мне договор, а мы вас отпускаем, и никто не пострадает.

— Да без проблем. — Криво усмехнулась Лаитреаль. Девочка выпрямилась и достала из потайного кармана своей кофты синий свиток. — Он тебе нужен?

— Что ты делаешь? — Прошипела Мира.

— Да. — В стальном голосе капитана врагов прозвучали нотки насмешки. — Будь хорошей девочкой и отдай его мне.

— Ну, так, тебе надо, ты подойди и возьми. — В тон ему ответила Лаитреаль. Капитан сделал пару шагов к девочке, но она резко одернула руку и с наигранной задумчивостью проговорила:

— Вот только, боюсь, что Узукаге вместе с Королем Драконов будут очень недовольны, что столь важный документ не дошел до пункта назначения.

— И что? Меня это не касается. — Капитан начинал злиться. Ему явно хотелось закончить этот бессмысленный разговор, как можно быстрее и вернуться домой.

— Ну, тебя это не касается, а вот меня и мою команду очень касается. Что вы можете нам дать за этот свиток?

— Ишь, чего удумала. — Возмутился третий голос. — Вы убили двух наших братьев, а мы еще должны вам что-то?

— Это война, детка. — Ледяным тоном проговорила Лаитреаль. — Потери неизбежны. Нападая на нас из засады, вы подписали себе смертный приговор. Поговорили бы спокойно и ваши братья были бы живы. — На последней фразе губы Удзумаки растянулись в коварной и зловещей ухмылке.

— С нами можно было бы договориться. — Прозвучал насмешливый голос Бакэнэко. Лаитреаль усмехнулась. Таяна, Мира и Хикари непонимающе переводили взгляд с Лаитреаль на кота и обратно. Они явно были сбиты с толку. Хикари весь этот разговор казался бессмысленным. Урикава видела, как зло смотрела Таяна на их командира, замечала полный непонимания взгляд Миры направленный на Лаитреаль. Хикари нахмурилась. Лаитреаль никогда бы не предала своих друзей, это поведение совсем не характерно для нее. Девочка начала быстро прокручивать в голове события прошедших суток. Они пришли в Коноху, Лаитреаль уговорила подписать документы…. Ничего не обычного…. Что было потом? Лаитреаль выставила всех за дверь и о чем-то еще час говорила с Цунаде. Неужели, они о чем-то договорились? Ведь с самого начала Лаитреаль знала, что их будут преследовать.

— Так каков будет ваш ответ? — Решила вступить в игру Хикари. Своей подруге она доверяла еще с Академии. У нее точно есть план.

— Тот, кому предназначается этот свиток, стоит выше Узукаге и Короля Драконов. — После долгой паузы проговорил командир врагов. На этих словах Мира напряглась. Она никогда не слышала, чтобы в клане Драконов был кто-то выше ее отца. — Вам ни Азазур, ни Наир Кицу ничего не сделают. Не смогут.

— Что же…. — Протянула Лаитреаль, снова протягивая свиток врагам. — Ваша награда, господин…. Как вас зовут?

— У нас нет имен. Мы все «Братья тьмы». — Отчеканил командир и забрал у Лаитреаль свиток. В этот момент Лаитреаль отпрыгнула и бросила дымовую бомбу, скрывая себя и свою команду в фиолетовом дыму. В эту же секунду в дым полетели кунаи и сюрикены, но Кицуне была проворнее, она схватила свою команду и они отскочили как можно дальше в чащу леса. Подальше от ловушек. Как только они остановились, Таяна вырвала руку из стальной хватки Лаитреаль и с вызовом прокричала:

— Ты предатель Лаитреаль Удзумаки! Как ты могла? Я верила тебе! Ты все это время была заодно с врагами.

— Успокойся Таяна. — Начала говорить Хикари, но Таяна резко крикнула:

— Заткнись. Ты не лучше этой предательницы! А говорят, что кланы Кицу и Нэко самые мудрые. Вот так вы получаете свою мудрость? Продажные твари.

— У тебя все, Таяна? — Холодно спросила Лаитреаль. — Раз ты закончила, тогда будь добра завали свой клюв, иначе нас очень быстро найдут.

— О чем ты? Ты не смеешь даже командиром называться!

— Таяна, тебе же сказали, заткнуться. — Голос Миры звучал как сталь. Казалось, что его можно было использовать в качестве ножа. Таяна тут же замолчала и отступила на шаг от подруги.

— Капитан, объясни, что это только что было? — Уже более спокойно, но не менее холодно проговорила Мира.

— Блеф. — В тон ей ответила Лаитреаль. — Я тянула время и ждала, когда они потеряют бдительность.

— А свиток? — Подал голос Бакэнэко.

— Фальшивка. — Пожала плечами Лаитреаль, и доставая из другого потайного кармана настоящий свиток с договором. — Это — настоящий.

— Так и знала. — Улыбнулась Хикари. — Это объясняет, что вы с Цунаде так долго обсуждали.

— У нас мало времени, если хотим вернуться в Водоворот живыми нужно бежать. — Холодно сказала Лаитреаль. — Таяна подбирай свою челюсть с пола и двигай ластами. Они нас догоняют. — Не успела девочка закончить свою мысль, как мимо нее пролетел сюрикен.

— Что б вас…. Они близко. — Прошипела Мира. Таяна резко остановилась и, сложив печати, из ее рук вырвался огненный феникс, сжигая все на своем пути.

— Молодец, истеричка. — Прошипел Бакэнэко. — Теперь они быстро нас найдут. Умнее ничего придумать не могла?

— Заткнись, дьявол. — Прорычала девушка, отворачиваясь от кота. Она всего лишь хотела помочь. Но только хуже сделала. Ей хотелось провалиться сквозь землю от своей глупости и недальновидности. Тем временем Лаитреаль передала Хикари настоящий свиток и сказала:

— Ты должна доставить этот свиток моему деду.

— Лаитреаль, я не оставлю тебя здесь одну.

— Делай, что тебе говорят! Они уже совсем рядом. С тобой пойдет Бакэнэко. Иди! — Проговорила Лаитреаль, отбивая летящий в них кунай. Хикари хотела было что-то сказать, но ледяной взгляд подруги заставил Урикаву ускорить темп и скрыться в чаще леса.

— Таяна, Мира прикройте меня. Бакэнэко иди за Хикари в Водоворот.

— Точно справитесь? — Уточнил черный кот.

— Да. Быстро!!!

— Увидимся еще, капитан. — Сказав это, Кот исчез в том же направлении, что и Хикари. Лаитреаль, Таяна и Мира спрыгнули на поляну в чаще леса и замерли в ожидании.

— Прости меня, Лаитреаль. — Прошептала Таяна.

— Нюни потом будешь распускать, когда разберемся с этими гадами. — Отчеканила Кицуне. Отбивая очередной сюрикен и бросая в ответ кунай со взрывной печатью. Мощный взрыв повалил несколько деревьев, а на их месте появились «Братья тьмы».

— Я усвоил урок, Лаитреаль Удзумаки. — Раздался голос командира. — Теперь ты умрешь. — С этими словами в Лаитреаль и ее подруг полетела сфера из черной молнии. «Не увернемся.» Подумала Лаитреаль и быстро сложив печати прокричала:

— Земля. Каменный барьер. — Перед девушками выросла гигантская каменная стена, которая приняла на себя удар сферы. Стена тут же разрушилась, а из пыли появилась Мира. Она сложила печати и врагов начало притягивать к ней. Прикрытая огненным фениксом Таяны, техника магнетизма дочери Короля Драконов была смертельной ловушкой. Враги горели живьем один за другим. Лаитреаль скривилась. Смрад горящих тел буквально душил Кицуне, разъедая остатки воздуха в легких. Удзумаки открыла рот, чтобы вдохнуть немного воздуха, но привкус гари не покидал ее. Кое-как справившись с удушьем, девочка сложила печати. Из ее рук вырвался смерч из льда покрытый молниями. Он резал тех врагов, кто сумел увернуться от комбинированной атаки Миры и Таяны.

Их слишком много. Прорычала мысленно Лаитреаль. Что же делать? Чакры осталось совсем мало. Они слишком сильны. Резко Лаитреаль с огромной силой отбросило в сторону. Девочка, пролетев несколько метров, проломила спиной пару толстых деревьев. Звуки стали тихими, а голова гудела. С трудом поднявшись на ноги, Удзумаки почувствовала жгучую боль в ребрах.

— Черт. Сломала пару. — Рыкнула девочка, сплевывая кровь на землю.

— Осторожнее! — Раздался вопль Юки. Лаитреаль отскочила в глубь леса, а на том месте, где она была всего пару секунд назад раздался взрыв. Командир врагов не хотел упускать возможности отомстить Лаитреаль за обман. Он не давал девочке вздохнуть, нанося удар за ударом. Ему на помощь пришел еще один, и они уже вдвоем атаковали Удзумаки. Кицуне не уступала элитным джоннинам в ловкости. Благодаря ежедневным выматывающим тренировкам с Мирой, Лаитреаль стала более выносливой. Она научилась распределять дыхание так, чтобы не уставать, а движения танца, который она изучает, заменяли некоторые приемы тайдзюцу. Здесь присесть, тут прогнуться, здесь подпрыгнуть. Подсечка. Удар. Противник без чувств сползает по стволу дерева. Несмотря на выдержку и медицинскую помощь Юки, Лаитреаль слабела на глазах. Командир «Братьев тьмы» даже без помощи своего товарища стоил всего его отряда.

— Юки, я на пределе. — Взмолилась Лаитреаль.

— Знаю. Возьми немного моей чакры. — Удзумаки почувствовала небольшой прилив силы, но этого было мало. Уже скоро закат, а они все сражаются с врагом на границе. Их будут искать. Хикари точно позовет подмогу. Удар. Блок. Подсечка. Сложить печать.

— Стиль льда. Ледяной дождь! — На врага посыпались острые льдинки. Но Командир создал щит из молний и ни один осколок льда не был для него помехой.

Неожиданно Лаитреаль почувствовала приятный аромат. Он напоминал девочке запах хорошо прожаренной курочки с хрустящей корочкой, но он тут же сменился на запах дождя, скошенной травы, карамели и еще одного запаха. Он ни на что не был похож. Он даже толком ничем не пах, но Лаитреаль точно знала, что это аромат и ее мозг на него очень сильно реагирует. Удзумаки заметила, что враг остановился и тоже принюхивается. Эти ароматы словно зачаровали их. Они забыли о сражении и начали искать источник этого запаха. Кицуне обернулась и замерла. Перед ней было гигантское растение. Всего в нескольких шагах от девочки, огромная голова-пасть угрожающе клацала, выделяя вязкий и тягучий сок. Капелька такого сока капнула на землю, от чего трава пожелтела и начала растворяться. Голова-пасть поднялась на мясистом стебле и Кицуне увидела, что таких голов пять. Они, извиваясь, росли из гигантской лукавицы, которая источала такой приятный и парализующий аромат. Лаитреаль замерла.

— Лаитреаль! Беги! — Проревела Юки в голове у девочки, но было поздно. Тело не слушалось Удзумаки. Кицуне оставалась в сознании, она могла здраво рассуждать, могла в страхе мысленно взывать о помощи, но ни один мускул ее не слушался. Словно она стала узницей своего тела. С большим трудом девочка скосила глаза в сторону и увидела, как несколько толстых корней растения схватили командира «Братьев тьмы». Они обвили его и оторвали от земли, поднимая все ближе к пасти. Глаза Лаитреаль расширились от страха, а на лбу выступила холодная испарина. Она увидела выражение глаз своего врага. Полные ужаса и осознания происходящего. Его ждала медленная и мучительная смерть, а единственное, что мог сделать этот мужчина — смотреть и чувствовать, как его тело по частям разъедает.

Растение начало заглатывать врага. Медленно. Сначала голова, потом туловище. Ноги. Лаитреаль видела, как части тела «Брата тьмы» продвигается по пищеводу растения. Крика не было, но Лаитреаль знала, что этот человек умирает мучительно и болезненно, в ужасных муках и в полном осознании происходящего. Это самое страшное. Умереть, зная, что если бы не полная парализация тела, то можно было бы спастись.

— Юки, что это?! — Взмолилась Лаитреаль, смотря перед собой на голову-пасть растения. Сердце девочки билось как сумасшедшее, гулким эхом отзываясь в голове. Дыхание участилось и стало прерывистым и тяжелым. Было больно. Кицуне казалось, что все ее внутренности сжались в тугой ком. От страха девочка не заметила, когда именно растение опутало ее своими корнями и начало притягивать к себе. Удзумаки видела, как мучительно медленно растение открывает свою пасть. Его черную глотку защищали несколько рядов острых, как бритва, клыков. Слюна стекала с зубов, капая на землю. Из пасти воняло тухлятиной, гнилью и разлагающейся плотью. Лаитреаль оставалось только терпеть зловонье и боль от яда, так как пару капель капнули на бриджи девочки.

— Помнишь во время экзамене на чуунина мы встретились с плотоядными растениями? — Напряженно проговорила Юки. Она понимала, что сейчас ничем не может помочь Лаитреаль. Их связь еще не достаточно сильна, чтобы управлять сознанием друг друга.

— Такое не забывается…. Стоп…. Неужели?!

— Да. Это их мамаша. — Подтвердила догадку Удзумаки Юки. Время для Лаитреаль словно замедлилось. Оставались считанные сантиметры до глотки растения, и от Лаитреаль ничего не останется. Совсем чуть-чуть и она будет мысленно орать от невыносимой боли. Неожиданно до слуха Кицуне донеслись какие-то крики и шелест. В следующий миг, пасть монстра резко захлопнулась, покрытая плотным слоем песка. Еще секунда и песчаный кол воткнулся в центр луковицы растения, который источал парализующий аромат. Растение взвыло от боли, а где-то внизу раздался ледяной голос Субоку-но Гаары.

— Песчаный гроб! — Растение было полностью погребено под тонным слоем писка. Еще толком не понимая происходящее, Удзумаки почувствовала, что падает. Секунда и что-то шуршащее обволокло ее, словно в одеяло и аккуратно опустило на землю. Девочка постепенно начала ощущать свое тело и с трудом повернула голову к своему спасителю. Гаара невозмутимо стоял, скрестив руки на груди, и с безразличным видом рассматривал Удзумаки. Он изменился. Его глаза стали более теплыми, а лицо потеряло то непреодолимое желание убивать. Бордовый плащ развивался от сильных порывов ветра. Из незаменимого сосуда за спиной шиноби, струилась тоненькая струйка песка. Лаитреаль попыталась подняться на ноги, но тело еще не хотело полностью подчиняться девочке. Она с большим трудом встала, при этом, чуть не падая на ровном месте. Благодаря песку Гаары, который поддерживал девочку, Удзумаки смогла устоять на непослушных ногах.

— С-спасибо тебе. — С трудом проговорила Лаитреаль. Тело постепенно восстанавливалось, и страх начал отступать.

— Что произошло? — Холодно спросил Гаара. Это был первый раз, когда он видел Лаитреаль в таком ужасном состоянии. В ее глазах все еще читался панический ужас.

Всего пару часов назад Субоку-но со своей новой командой столкнулся с Хикари. Девочка с облегчением бросилась к нему с просьбой помочь Лаитреаль и отставшей части ее команды. Она говорила, что Удзумаки вступила в неравный бой, чтобы дать возможность Хикари выполнить миссию. Когда шиноби Песка подоспели к месту сражения, то увидели, что бой был закончен. Две девушки из команды Лаитреаль были в ужасном состоянии, но живы. Самой Удзумаки нигде по близости не было. Только через какое-то время благодаря своему питомцу он смог отыскать девочку. То, что он увидел, заставило даже его невольно содрогнуться от страха, а вдоль спины пробежал мороз. Гаара видел, как растение почти полностью поглотило какого-то шиноби. Из головы-пасти торчали только лодыжки. Рядом же вторая голова-пасть уже собралась съесть Лаитреаль. С земли девочка казалась тряпичной куклой.

Сейчас, наблюдая за слабыми попытками Удзумаки устоять на ногах, в глубине души Субоку-но был рад, что успел. Странное чувство.

— Лаитреаль, что произошло? — Повторил Гаара свой вопрос, придерживая девочку своим песком.

— Я сражалась с одним из «Братьев тьмы»… а потом почувствовала приятный аромат жареной курочки, карамели и скошенной травы, и еще какой-то запах…. Он…. Он был безвкусным, но мой мозг остро начал на него реагировать. — Объясняя все это, Лаитреаль пыталась ровно стоять на ногах. Не получалось. Устав противостоять непослушному телу, она осела на песок.

— Гаара, я не могла пошевелиться. — В ужасе начала говорить девочка, не поднимая головы. Страх опять начал овладевать ею. — Я была в полном сознании, но парализованная, я видела, что происходило…. Я осознавала происходящее, но я не могла…. Слышишь, я не могла, что-либо сделать…. Я была бесполезной. Это существо…. Нет…. Этот монстр меня почти убил…. — Девочка с трудом поднялась и бросилась на шею к песчаному. Субоку-но замер. Он не знал, как ему реагировать на прикосновения. Он дрожал. Удзумаки же продолжала бессвязно что-то рассказывать ему, а он стоял словно статуя. Через пару минут Кицуне взяла себя в руки и отпустила шиноби Песка.

— Прости меня. — Прошептала Лаитреаль, отстраняясь от мальчика. — Я просто очень сильно испугалась. — Гаара молчал, с невозмутимым видом переваривая новые ощущения.

— Что с остальными? — Нарушила тишину Кицуне.

— Две твоих подруги в тяжелом состоянии. Мои товарищи лечат их. Хикари с каким-то странным черным котом около трех часов назад направлялась в сторону Водоворота. — Безразлично проговорил Субоку-но.

— Значит, она уже подплывает к деревне. — Прошептала Кицуне. — Хоть кто-то не пострадал. Отведешь меня к остальным?

— Ты идти-то сможешь? — С недоверием спросил Гаара. — Стоишь с трудом.

— Ну не нести же тебе меня. — Усмехнулась Удзумаки измучено глядя на Гаару. Было необычно видеть его с новой стороны. Он уже не пугал девочку. Теперь она поняла, что именно подразумевал Хидзу, когда говорил, что Гаара изменился. Он пытался заботиться. Это показалось девочке милым, от чего она смутилась и отвела взгляд. Неожиданно для Лаитреаль песок обвил ноги Кицуне и аккуратно приподнял над землей. Субоку-но молча развернулся и пошел в сторону, а за ним парил песок, придерживая ошеломленную и смущенную Лаитреаль. Когда они вышли из чащи, то Удзумаки увидела как над Таяной и Мирой склонились двое шиноби и что-то делают им. Внимание девочки приковало к себе красивое существо, которое грациозно ходило от Таяны к Мире.

— Невероятно. — Выдохнула Лаитреаль, когда существо подбежало к Гааре и потерлось о его ногу, с радостным поскуливанием. Сам Субоку-но легонько потрепал его за ушком. — Где ты нашел такую редкость?

— Во время экзамена на чуунина. — Невозмутимо ответил шиноби Песка, доставая какое-то лакомство из потайного кармана своего бордового плаща.

— Быть не может. — Удивленно выдохнула Лаитреаль. — Значит это ее ты тогда забрал с собой. Невероятно.

— О чем ты?

— После случая в больнице я возвращалась с тренировки и увидела, что ты над чем-то склонился. Сначала я подумала, что ты кого-то мучаешь, но потом…. Потом я увидела, что ты помог какому-то существу. Теперь понятно, кто это был.

— Ты видела меня в ту ночь? — Удивился Гаара, хотя внешне это никак не проявилось.

— Да. Ты расстроен?

— Скорее озадачен.

— Она красавица. — Улыбнулась Лаитреаль, ласково глядя на питомицу Гаары.

— Она? — Удивился Гаара. — Я считал, что это самец.

— Что? — Удивилась Лаитреаль и звонко засмеялась, заставив Гаару недовольно нахмуриться.

— Ну, ты даешь. — Отсмеявшись, проговорила Лаитреаль. — Гаара, думаю, ты и не догадывался, что перед тобой редчайший вид лисиц, который на гране исчезновения. Не удивлюсь, если в мире осталось всего несколько таких особей. И ты счастливчик, потому что у тебя не самец, а самка. — Девочка опять засмеялась, увидев, как сильно эта информация озадачила шиноби Песка. От раздражения и досады Субоку-но резко убрал песок, который придерживал Лаитреаль. Девочка упала на землю, ударившись коленкой. Она только недовольно потерла ушиб и посмотрела с укором на Песчаного.

— Не злись. Но это правда. — Со вздохом проговорила Лаитреаль, поворачиваясь к лисице. — Как зовут тебя, красотка?

— Так как я считал, что это самец я назвал его Илаг, но теперь…. Придется менять имя. — Лаитреаль показалось, что Гаара сказал это с грустью.

— Не стоит. — Улыбнулась девочка, играя с лисицей и получая от этого массу удовольствия. — Ты можешь и дальше называть ее Илаг она не против. Только ее злит, что ты не смог отличить самку от самца. — На этих словах Гаара еще сильнее нахмурился и присев рядом с лисицей проговорил:

— Прости меня. — Лаитреаль удивленно посмотрела на знакомого. Вот чего-чего, а извинений от него она не ожидала услышать. Лисица ткнулась мордочкой в руку Субоку-но, а Лаитреаль внимательно посмотрела на Гаару.

— Она прощает тебя. Знаешь, есть красивое женское имя, которое ты можешь использовать для этой красотки. Илагрия. Как тебе?

— Главное, чтобы ей понравилось. — Тихо проговорил Гаара. Кицуне повернула голову к лисице и увидела в ее глазах одобрение и радость.

— Ей нравиться. — Улыбнулась Лаитреаль, заставляя Гаару с недоверием повернуть к ней голову.

— Откуда ты знаешь?

— Я Кицуне, Гаара. Я понимаю, о чем говорят мои сородичи…. Да и не только они. — Девочка с трудом поднялась и подошла к своей команде. К этому моменту Мира пришла в себя и непонимающе начала смотреть по сторонам.

— Лаи? — Прохрипела девушка.

— Все хорошо. Уже все закончилось. — Улыбнулась Удзумаки своей подруге.

— Как Таяна? — Поинтересовалась раненная.

— Она получила сильные повреждения. Еще пока без сознания. — Ответил один из шиноби Песка. — Не волнуйся, она скоро очнется.

— Что произошло, когда мы разделились? –Спросила Лаитреаль.

— Мы с Таяной сражались с этими «Братьями тьмы». Они были очень сильны…. Они оттесняли нас, но мне удалось снять плащ с одного из них. — На этих словах Мира протянула черную материю Лаитреаль, которую до этого крепко держала в руке. Лаитреаль внимательно начала ее изучать и принюхиваться. Запах был странным, девочка никогда не чувствовала настолько сильного металлического аромата.

— Тебе показался он знакомым? — Спросила Лаитреаль. — Я про шиноби.

— Нет. Я его никогда раньше не видела.

— Это может пригодиться. — Пробубнила себе под нос Лаитреаль, пряча в сумку плащ.

— Что потом? — Спросила Лаитреаль после паузы.

— Ничего. Мы с противником одновременно атаковали. Враг повержен, а я потеряла сознание. — Пожала плечами Мира. — За все время сражения эти «Братья» не проронили ни слова.

— Что это за «Братья тьмы»? — Ледяным тоном спросил Гаара. Мира от его голоса вздрогнула и недоверчиво посмотрела на мальчика.

— Если бы я знала. — Хмыкнула Лаитреаль. — Они устроили нам засаду, чтобы перехватить договор с Конохой. Никогда о них раньше не слышала.

— Что с договором? — Решил уточнить шиноби Песка.

— Приближается к Водовороту. — Улыбнулась Лаитреаль. Гаара кивнул.

— Вам стоит быть осторожными. Куда делась твоя сила?

— Знаешь что? — Рыкнула Лаитреаль, гневно глядя в глаза Гаары. — Если бы я не попала под воздействие того растения я бы их победила, и ты это знаешь….

— Именно об этом я и говорю. — Невозмутимо проговорил шиноби Песка. — Твоя чувствительность к запахам. Тебе стоит быть осторожнее. Сейчас тебе просто повезло, что моя команда была рядом.

— Я же уже поблагодарила тебя. — Недовольно фыркнула Лаитреаль. — Я и так знаю о своих слабостях…. — Последнюю фразу Кицуне проговорила совсем тихо, но Субоку-но ее услышал.

— Ребята, а вы, что знакомы? — Подала голос Мира.

— Да. — Кивнула Лаитреаль. — Это Субоку-но Гаара. Мой друг с экзамена на чуунина. — На слове «друг» в глазах Гаары появилось, какое-то тепло.

— Субоку-но Гаара? — Прошептала Мира и с долей страха посмотрела на мальчика. — Тот самый, о ком говорили «Демон песчаного водопада».

— Ага, он самый. — Кивнула Лаитреаль и с улыбкой добавила. — Он действительно песчаный Демон, а еще неплохой парень.

— Ну.… Если ты так говоришь. — От слов Лаитреаль Мира удивилась, но увидев легкую улыбку на лице подруги успокоилась. Если Лаитреаль говорит, что все хорошо, значит так и есть. Чутье ее командира еще ни разу не подводило. Мира перевела взгляд на мальчика. Он пытался оставаться невозмутимым, но бирюзовые глаза выдавали его смятение.

— Спасибо тебе Субоку-но Гаара, что помог нам. — Проговорила Мира, вставая рядом с Удзумаки и благодарно улыбаясь ему.

— Да…. Без проблем. — С ледяным голосом проговорил мальчик, вернув себе безразличный вид.

— Вы такие шумные. — Прохрипела Таяна. — Как же все тело болит.

— Вам, стоит быть поосторожнее и сильно не напрягаться. — Раздался обеспокоенный голос одного из членов команды Гаары.

— Мы должны вернуться в Водоворот. — Прохрипела Таяна, со стоном поднимаясь на ноги. — Мы и так слишком много времени потеряли на этих гадов. Командир, твое решение?

— Ты еще слаба. — Холодно отчеканила Лаитреаль. — Тебе будет тяжело идти в таком состоянии.

— За меня не беспокойся. Клан Басан не такой слабый, как вы привыкли думать….

— Ага, он до чертиков упрямый. — Усмехнулась Лаитреаль, заставляя Таяну нахмуриться. — Отдохни еще немного, и мы отправимся. Благо до порта не так далеко осталось.

— Мы вас проведем. — Тоном, не терпящим возражений, проговорил Гаара.

— Вы тогда задержитесь со своей миссией. — Нахмурилась Лаитреаль. — К тому же в сам Водоворот вас не пустят.

— Меня это не волнует. — Ледяной тон Гаары заставлял нервничать Таяну и Миру. — Я многим обязан и Конохе и Водовороту. К тому же, думаю, он будет в бешенстве, когда узнает об этом инциденте.

— Несносный мальчишка. — Проворчала Лаитреаль, понимая кого имел ввиду Гаара. Наруто будет действительно зол, но он понял бы. Неужели Гаара не хотел расстраивать ее брата даже так. — С тобой невозможно спорить.

— Субоку-но Гаара, — позвала его Мира, — спасибо за помощь. — Гаара только кивнул и отошел от отряда в сторону, присаживаясь под большим деревом. Таяну все еще лечили товарищи Гаары, Мира прилегла на траву и быстро заснула, а Лаитреаль играла с Илагрией. Это отвлекало ее от мыслей. Девочка дергалась при каждом шорохе или каком-то новом запахе. Лиса резко подскочила и села напротив Кицуне. Взгляд ее хитрых глаз был обеспокоен. Он словно спрашивал у Лаитреаль все ли с ней хорошо. Девочка легко улыбнулась и утвердительно кивнула. Она хотела продолжить играть с лисой, но животное недовольно фыркнуло и уставилось на Кицуне.

Ты дрожишь, как кролик. — Говорил презрительный взгляд лисицы.

— Прости. Думаю, еще не отошла от боя. — Прошептала Лаитреаль, протягивая руку к Илагрии.

Тебе стоит успокоиться. — Понимающие глаза лисицы зажмурились, когда Лаитреаль начала чесать ее за шейку. —  Ты сильнейшая из лисиц. Помни, сестра, что любой из наших сородичей придет тебе на помощь, стоит только позвать.

— Спасибо тебе Илагрия. — Тихо ответила Удзумаки, нежно улыбаясь.

Запомни, этот лес не так уж и безопасен. Гаара спас меня, когда на меня напало огромное паукообразное существо. Я была тогда совсем маленькой, но в нем я нашла защиту. Тебе стоит быть осторожнее и прислушаться к словам моего хозяина.

— Нюх — Моя защита.

Но и твоя слабость.

— Почему же на Гаару не подействовал этот запах? — Неожиданно подала голос Юки.

Я не знаю, госпожа. — Илагрия затряслась и с благоговением посмотрела куда-то глубоко в душу Лаитреаль. Девочка не сомневалась, что это существо могло видеть Юки внутри нее.

Я могу лишь сделать предположение, что мой хозяин защищен от постороннего воздействия на его разум. Никто не мог противостоять матери Ядовитого Ужаса. — Тем временем продолжала лисица.

— Я должна стать сильнее. — Прошептала Лаитреаль.

Ты и так сильна, сестра, — улыбнулась лисица, — ты не можешь быть во всем гениальна. К тому же мой хозяин будет переживать за тебя, если будешь себя заставлять. Просто знай, что твой нюх — твоя сила и твоя слабость.

— Ты знаешь, что ты сейчас похожа на сумасшедшую? — Раздался холодный голос Гаары над головой Лаитреаль. — Уже разговариваешь сама с собой?

— Нет, с Илагрией. — Лаитреаль недовольно повернула голову к шиноби Песка.

— Это из-за силы Кицуне? — Безэмоционально спросил Песчаный, но в его глазах девочка заметила чуть уловимые искорки любопытства.

— Думаю, что да.

— Ты бы… могла научить меня больше понимать Илагрию? — Умению держать себя в руках и не показывать своих эмоций, у Гаары можно было только поучиться.

— Если ты этого хочешь. — Улыбнулась Лаитреаль. — Но у нас не так много времени. Скоро нам нужно будет выдвигаться в Узушиогакуре.

— Я же сказал, что мы вас проведем и продолжим свой путь. — Ледяной голос Гаары заставил Лаитреаль неуютно поерзать. — Сейчас все отдыхают, так что у нас есть немного времени.

— Хорошо. — Кивнула Лаитреаль, нежно поглаживая Илагрию за ушком. — С чего мне начать?

— С самого начала.

— Что ж…. Как я уже говорила, это очень редкий вид лисиц, которых осталось очень мало на земле. Они отличаются своей преданностью к своему хозяину, но лишь в том случае если они смогли признать его. Это прекрасные сенсоры. Они могут почувствовать врага за несколько километров и предупредить своего хозяина об опасности.

— Как именно? — Гаара очень внимательно слушал, о чем говорила Лаитреаль, иногда поглаживая Илагрию по мягкой шерстке.

— Телепатия. — Спокойно проговорила Лаитреаль. — Но, как я уже говорила только при условии, что лиса тебя приняла. Так же стоит отметить, что эти лисы очень ревнивы и требуют постоянного внимания к себе, но так же свободолюбивые. Эти существа — сплошное противоречие. — На этих словах Лаитреаль искренне улыбнулась лисице, за что получила покорный взгляд, полный благодарности.

— Мне неудобно. — Задумчиво проговорил Гаара. — Я почти год считал, что это самец, что сейчас мне очень стыдно за это. Думаю, дружбу с Илагрией мне не завоевать, но…. Может она будет рада побыть рядом со мной.

— Одиночество тебе больше не светит, не волнуйся. — Улыбнулась Лаитреаль глядя в грустные бирюзовые глаза своего друга. — Твой песок принес много горя, но ты научил его совершать и хорошие поступки. Ты спас Илагрию, ты спас мою команду…. Я хочу увидеть в будущем больше благородных поступков совершенных тобой при помощи песка. — Гаара внимательно смотрел на Удзумаки и пытался насладиться новым, неизвестным еще до этого чувством. Может это благодарность? Гаара не знал ответа на этот вопрос. Он просто наслаждался обществом человека, который не боялся его и не презирал за прошлые поступки.

— Прости. — Тихо проговорил Гаара. — За тот случай на крыше.

— Не сказала бы, что было приятно. — Хмыкнула Лаитреаль, невольно растирая шею. Она еще помнила его стальную хватку. — Мое прощение будет зависеть от твоих поступков. Но знаешь…. Я рада, что ты уже перестал пить кровь девственниц на завтрак. — От реакции Гаары Лаитреаль покатилась со смеху. Такого выражения лица она никак не ожидала увидеть. Это была смесь удивления, смущения и злости.

— Боже, ради такой реакции это стоило сказать. — Сквозь смех проговорила Лаитреаль.

— Ты думаешь, это было смешно? — Ледяным тоном спросил Гаара, внимательно изучая девочку.

— Ага. — Все не прекращала смеяться Удзумаки.

— Сумасшедшая Кицуне. — Прорычал шиноби Песка, но в его голосе не было злобы. Лаитреаль только улыбнулась.

Как и говорил Гаара, его команда проводила шиноби Водоворота до берега, где стояла шхуна. Шиноби Песка дождались, пока команде Лаитреаль помогут взобраться на борт, и только после этого Субоку-но отдал команду выдвигаться в Коноху. Капитан был очень рад, что троица шиноби осталась жива. Он срочно отправил послание Узукаге. Лаитреаль глубоко вздохнула, они через пару часов будут дома. Девочка все еще дрожала, но ароматный чай, который предложили им заботливые матросы, успокаивал. Удзумаки взобралась на корму и смотрела, как берег растворяется в ночи. Благодаря силе Юки, Кицуне видела, как шиноби Песка исчезали в чаще леса. Девочка улыбнулась. Она возвращается домой. Ее команда жива и, кажется, Узукаге можно с уверенностью сказать, что шиноби Сунагакуре надежные союзники. Осталось только узнать больше о «Братьях тьмы» и о том, кто за ними стоит. У Лаитреаль будет очень тяжелый и долгий разговор с Узукаге.

====== Глава 17 или Дружественные шиноби ======

— Дьявол! — Раздраженно прорычал женский голос. Югана металась по комнате, нервно заламывая руки и кусая нижнюю губу. Ее план провалился. Новый договор между селениями Конохи и Узушиогакуре вернулся в Водоворот на стол Узукаге и Короля Драконов подписанный, в целости и сохранности. Женщина была в бешенстве. Эта мелкая простолюдинка из кланов Кицу и Удзумаки смогла победить элитных шиноби клана Драконов. Как? Каким способом? Какими техниками владеет эта мелкая зараза, что смогла выжить в неравном бою? Югана не могла контролировать свой гнев. Она хотела крушить все вокруг, лишь бы это помогло решить ее проблему. Через час будет собрание ордена и она должна сказать Владычице об исходе миссии. Югана резко остановилась. На место гнева пришла необузданная паника. Она липкими и холодными щупальцами сжимала сердце и блокировала мозг, не позволяя придумать ни одного внятного оправдания провалу задания. Наказание за ее недочет будет суровым. Все в ордене боялись Владычицу. Никто не видел ее лица, никто не знал ее истинного имени, но все ощущали ее силу. Тех, кто провинился, никогда больше не видели, они исчезали. После них не оставалось ничего, никаких вещей, которые бы напоминали о своих прежних хозяевах. Ничего.

Югану начало трясти. Женщина с тяжелым вздохом присела на край кровати, судорожно пытаясь придумать выход из сложившейся ситуации. Посланные ею шиноби были лучшими из лучших. Еще никто не смог победить их. Но какой-то троице детей удалось уничтожить грозу всего клана Драконов. Югана раздраженно фыркнула.

— А Азазур хочет сделать ее еще сильнее. — Гневно прошипела женщина в пустоту спальни. — Он, вместе с этим старым Лисом, испортит все планы ордена и уничтожат ту малость, которую с таким трудом получилось возродить.

— Не стоит нервничать. Это красоты не прибавляет. — Раздался тихий хрипяще-свистящий голос со стороны двери. Югана резко подскочила с кровати и гордо выпрямилась.

— Разве я нервничаю? — С надменным призрением проговорила женщина, величественно поворачивая голову к незваному гостю. — Ты зачем сюда явился?

— Владычица просила передать, что собрание переносится. — С насмешкой в голосе проговорил немолодой мужчина, потирая крючковатый нос с большой, уродливой бородавкой на кончике. Югана скривилась. Ей теперь опять придется проветривать спальню, чтобы избавиться от духа этого дракона. Будь он по статусу равен ей, она бы уже давно запретила ему появляться перед ней. Но, она была младше него, а значит — не имела таких полномочий.

— Спасибо за информацию, Стилс. Я надеюсь это все? — Недовольно проговорила женщина, с грацией кошки подходя к небольшой софе и присаживаясь на ее край. Мужчина только ехидно оскалился, делая шаг в сторону жены Короля Драконов.

— Кажется, у тебя будут сегодня проблемы, дорогая Югана. Владычице не понравиться твой провал. — Югана злобно скрипнула зубами. Этот вредный и вонючий старик раздражал ее. Женщина не могла понять, чем он так услужил Владычице, что она сделала его своим поверенным.

— Я как-нибудь сама разберусь с этим. — Гордо вздернув подбородок, проговорила Югана.

— Сомневаюсь, ой сомневаюсь. В этот раз твоя сила может оказаться бесполезной. — Насмешливо пропел-прошипел Стилс, медленно приближаясь к дракону.

— Что ты от меня хочешь? — Отворачиваясь, проговорила Югана. Ее раздражала эта ситуация. Она любила чтобы ей все подчинялись, и ненавидела, когда она не могла быть хозяйкой положения.

— Ты столь прекрасна, что я подумываю о том, чтобы помочь тебе. — Стилс подошел совсем близко и недвусмысленно схватил выбившуюся из элегантной прически одинокую прядь. Он поднес ее к своему гадкому носу и вдохнул чарующий аромат горных трав.

— Ты сегодня мыла голову этим прекрасным экстрактом из эдельвейса и лаванды? Я так же чувствую здесь ноту цицербита и дикой фиалки…. Божественно. Твой муж должен это оценить. А может… — Стилс гаденько усмехнулся, — это не для него?

— Зачем ты пришел? — Раздраженно прошипела Югана, выхватывая прядь из длинных узловатых пальцев Стилса.

— Ой, какие мы сегодня недотроги. Мне кажется, что ты забыла где твое место, дорогая моя Югана. Могу напомнить. — Женщина вздрогнула и поежилась, словно от холода.

— Как я могла забыть об этом. — На этот раз голос женщины звучал мягко, переходя в почти любовный шепот.

— Так-то лучше. — Ехидно улыбаясь, просвистел дракон. — Я помогу тебе выйти сухой из воды, но взамен… — Стилс выдержал паузу, — ты для меня кое-что сделаешь.

— Л-ладно. — Не веря своему счастью, проговорила Югана, плавно разворачиваясь к своему «спасителю».

— Вот и договорились. — Усмехнулся Стилс, подходя вплотную к женщине и впиваясь в ее приоткрытый рот грубым поцелуем. Югана с легким стоном ответила на поцелуй.

— Так-то лучше, надеюсь, теперь ты не будешь так некрасиво хмурить бровки. — С этими словами Стилс покинул спальню Юганы. Как только за ним закрылась дверь, женщина брезгливо вытерла губы, задержав кончики пальцев на них и коварно усмехнулась. Ей сегодня явно улыбнулась удача.


В кабинете Узукаге была напряженная тишина. Наир Кицу, стоял возле большого аркообразного окна и внимательно всматривался в ночную улицу Узушиогакуре. Во рту он держал трубку и недовольно перекладывал ее с одного уголка губ в другой. За его столом восседал Азазур и нервно стучал пальцами по лакированной столешнице из темного дерева. В кожаном кресле вразвалочку сидел Фаин, а напротив него — Лаитреаль. Оба смотрели друг на друга с нескрываемым любопытством. Для Удзумаки это был первый раз, когда она видела драконов в человеческом обличии. Она знала, что все члены клана Драконов могут трансформироваться в людей, как и остальные Оборотни, но они никогда этого не делали при посторонних. Считалось, что если дракон показал кому-то свое человеческое обличие, значит, он безгранично доверял этому человеку. Фаин же впервые увидел будущую ученицу своего брата. Взгляд и характер Кицуне напоминали ему первого ученика Азазура. Воспоминание об этом заставили Фаина грустно усмехнуться про себя:

Надеюсь, она не выберет тот же путь, которым пошел Куро. Тяжело вздохнув, дракон отвернулся от девочки.

Лаитреаль устало потерла глаза. Прошло уже три часа, как она, Таяна и Мира вернулись в Водоворот и шесть с момента атаки на них «Братьев тьмы». Скоро уже наступит рассвет, но никто из присутствующих в этой комнате и не думал расходиться. Наконец-то тяжелая дверь открылась, и на пороге стояли Хикари, Бакэнэко, Мира и Таяна.

— Наконец-то вы закончили. — Устало проговорил Узукаге, оборачиваясь к гостям. — Теперь думаю можно начинать.

— Лаитреаль, Таяна, Мира и Хикари. — Обратился к шиноби Азазур, — Это ведь первое такое совещание, на котором вы присутствуете, я прав? Будьте внимательны.

— Если бы не чрезвычайные обстоятельства, я бы вам и не позволил находиться сейчас здесь. — Рыкнул Наир Кицу. Ему совсем не нравилась идея, что его драгоценная внучка будет участвовать в таких совещаниях в столь юные годы.

— Не будь таким раздраженным Наир. — Лениво растягивая слова, проговорил Фаин, жестом предлагая Мире, Хикари и Бакэнэко присесть на свободные места. — В скором времени им все равно пришлось бы окунуться в эти политические игры.

— Это меня мало утешает. — Прорычал Наир Кицу, усаживаясь в свое кресло, прогоняя оттуда Азазура. — Разговор будет долгий. Начнем, пожалуй, с вопросов Бакэнэко. — Черный кот, который до этого гордо восседал в кресле начал трансформироваться и перед удивленной Лаитреаль предстал молодой и статный мужчина с длинными черными волосами. Его глаза были разного цвета: один — изумрудный, а второй цвета рубина. Вертикальные зрачки были в меру сужены, что говорило о полной расслабленности Оборотня. Единственное, что портило идеальные, аристократические черты его лица, так это уродливый шрам через правый глаз. Одет мужчина был в длинную рванную по кроям мантию темно-фиолетового цвета.

— Думаю, мне стоит представиться. — Начал свою речь Оборотень. Его голос был мягок, с легкой хрипотцой, который исходил откуда-то из груди. Этот голос завораживал. — Меня зовут Адэхи Бакэнэко. Как Вы уже знаете, господин Узукаге, я жених Таяны из клана Басан. Мы бы хотели заключить мир между нашими кланами и залог этого мира наша с Таяной свадьба. — Лаитреаль сидела шокированная. Девочка посмотрела на свою подругу, которая была белее мела.

— Таяна потом сама все расскажет тебе, Лаитреаль Кицу-Удзумаки. — Заметив удивление и замешательство на лице Удзумаки, проговорил Адэхи.

— Надеюсь. — Чуть слышно проговорила Кицуне.

— Так же у Таяны есть месяц на обдумывание предложения. Без ее согласия свадьба не состоится. — После этих слов наступила очередь Таяны удивляться. Она смотрела на представителя клана Бакэнэко широко раскрытыми глазами. Было видно, что это заявление было неожиданным для нее.

— Не бойся, птичка. В моем клане никто не будет заставлять тебя делать то, чего ты сама не хочешь. — Усмехнулся кот. — Или же, — он наклонился к сбитой с толку Таяне и, приподняв ее лицо за подбородок, заставил смотреть прямо в его глаза, — мне стоит тебя заставить силой выйти за меня. — Таяна в панике помотала головой и вырвалась из рук кота. Мужчина лишь тихо засмеялся и с озорными искорками в глазах посмотрел на свою будущую жену.

— За тот месяц, пока Таяна будет обдумывать предложение, я должен остаться в Водовороте. — Продолжил серьезным тоном кот, поворачиваясь к Наиру Кицу. — Глава клана Басан посоветовал мне обратиться к Вам, господин Узукаге.

— Хорошо, я выдам Вам разрешение на проживание в нашей деревне на месяц. — Адэхи склонился в учтивом поклоне.

— Так же я должен сообщить, что Лорд Страны Чая заинтересован в том, чтобы помогать Вашей деревне, а так же надеется, что мы найдем рычаги по урегулированию некоторых конфликтов, которые возникли недавно. Для нас важно сохранить пакт о сотрудничестве с Узушиогакуре. — Вежливо проговорил Кот.

— Благодарю за поддержку. — С легкой улыбкой проговорил Наир Кицу. — Уверен, мы придем к обоюдно выгодному решению.

— Что же, а теперь приступим к нападению. — Продолжил Узукаге после небольшой паузы, спокойно наблюдая, как Бакэнэко садится рядом с Таяной. — Сначала начнем с приятного, — Наир Кицу слегка улыбнулся, — я хочу похвалить твою команду, Лаитреаль. Слаженность работы на высшем уровне. Вы выполнили свое задание и теперь заслужили отдых.

— Лучше бы ты начал с плохого. — Проворчала Кицуне, смущаясь и недовольно глядя на деда. Она еще не скоро сможет привыкнуть к похвале в свой адрес. — По окончанию разговора твоя похвала забудется.

— В следующий раз, так и сделаю. — Усмехнулся Узукаге, понимая причины такого недовольства. Все-таки она еще ребенок. Промелькнуло в голове у главы Узушиогакуре. — Есть вопросы, которые мы должны сейчас прояснить. В этой комнате собраны почти все доверенные мною лица. Не хватает только Мидзуки и Хидзу, но эти шиноби сейчас работают на благо нашей деревни, представляя наши интересы в Конохогакуре. В скором времени этой же работой будет заниматься Таяна, но в Стране Чая. — На этих словах Таяна совсем поникла. Лаитреаль увидела вокруг нее серое облако обреченности, которое имело кислый запах.

— А не многовато ли новостей для Таяны? — Холодно отчеканила Лаитреаль, глядя в глаза своему деду. — Насколько я поняла, она только пару часов назад узнала о своей свадьбе, а сейчас ты добиваешь ее, заявляя, что в скором времени ей придется покинуть родной дом. Не слишком ли для нескольких часов?

— У нас нет времени на сантименты. — Еле слышно проговорила Таяна. Она чувствовала себя отвратительно, еще несколько часов назад она обвиняла в предательстве Лаитреаль, а сейчас эта девчонка защищает ее перед Узукаге. Таяна чувствовала вину за сказанное ранее. Представительница клана Басан подняла голову к Лаитреаль.

— У нас почти нет времени. Через три месяца ты должна танцевать ритуальный танец, от которого будет зависеть будущее Узушиогакуре. Если думаешь, что тебе позволят так просто это сделать то ты наивная дурочка. — Таяна не подбирала слова, она упрямо рубила правду матку глядя в глаза своей подруги. — Враги, о существовании которых мы все узнали только сегодня, не будут сидеть, сложа руки. Мы же даже не знаем кто это, поэтому чем больше наших агентов в дружественных странах, тем для нас выгоднее. Мидзуки и Хидзу в Конохе, я и Адэхи в Чае. Уверена, как только подпишем соглашение с Сунагакурой кого-то отправят и туда. Те, кто выступил против нас, имеют огромную власть в Водовороте.

— Клан Драконов? — Удивилась Лаитреаль, поворачиваясь к Азазуру.

— Возможно. Но… не только клан Драконов имеет власть в Водовороте. — Невесело усмехнулся Король Драконов. — Это так же могут быть и кланы Оборотней. — Лаитреаль нервно поерзала. Если так, то и клан Кицу тоже попадает под подозрение. Те, кто вчера были друзьями, сегодня могут оказаться врагами. Лаитреаль закрыла глаза. Во что она впутывает себя?

— Не волнуйся, Лаи. — Дружелюбно проговорил Фаин, похлопав девочку по плечу. — Вам это говорится, чтобы вы понимали опасность. Ты, Мира, Хикари и Таяна должны быть осторожней и тренироваться усерднее. Пока вы не будете готовы, никто не будет заставлять вас вести грязные игры в политике. Но…. Вам нужно быть к этому готовыми. Вы — одни из сильнейших шиноби Водоворота, так что готовьтесь к опасностям и сложным миссиям.

— Мы будем в АНБУ Водоворота? — Спросила Хикари, особо ни к кому не обращаясь, заставляя Лаитреаль нахмурится.

— Да. — Четко проговорил Наир Кицу. — Не официально. Вы не будете числиться в АНБУ, так как я не хочу чтобы кто-то еще знал о вашей деятельности. Вы будете выполнять непосредственно мои приказы или приказы Азазура. Как уже сказал Фаин: будьте готовы к опасным миссиям.

— Пушечное мясо первого сорта. — Иронично прошипела Лаитреаль, зло глядя на своего деда.

— Прости меня Лаитреаль. — После небольшой паузы проговорил Наир Кицу. — Я не могу тебя защитить, как бы сильно не желал этого. Единственное, что я могу сделать, это изменить политику Водоворота таким образом, чтобы твоим детям жилось спокойнее.

— Не забывайте, господин Узукаге, что Лаитреаль не одна. — Холодно проговорила Таяна. Лаитреаль все больше удивлялась смелости своей подруги. Куда-то пропала та стеснительность, которая мешала Басан нормально разговаривать. — Мое замужество состоится только через три года. До этого времени я буду рядом и прикрою спину своему командиру.

— И не только Таяна, я тоже. — Гордо вздернула подбородок Мира.

— А про меня не забыли, а? — Усмехнулась Хикари. — Я вообще-то Лаи с рождения знаю, так что в очередь, девочки. — Наир Кицу усмехнулся в свои пышные усы.

— С такой защитой можно идти даже на Край Света. — Улыбнулся Адэхи, жмуря глаза от удовольствия.

— Так…. — Лаитреаль поднялась и начала мерить шагами кабинет деда. Ей нужно было успокоится и все разложить по полочкам. — Давайте подытожим то, что у нас сейчас имеется. Таяна покидает Водоворот через три года, до этого времени мы все будем выступать от имени Узукаге и Короля Драконов на миссии, которые явно будут нести политический характер. У нас есть враги, которых мы не знаем, которые подсылают «Братьев тьмы». Так же есть враги клана Удзумаки, которым что-то нужно, но как всегда не понятно что. Это все дополняет гремучая смесь под названием «Акацки». Мне кажется, или здесь сконцентрировалось слишком много врагов?

— Ты забыла про Хидзанагакуре. — Усмехнулась Хикари. — Они для чего-то создают гибридов из чакры Кицуне и Биджу.

— Ну да, куда же без нашей глубоко любимой госпожи Оками. — С иронией в голосе проговорила Кицуне.

— Не все так печально. — Усмехнулся Узукаге, подперев подбородок кулаком. — «Акацки» мы занимаемся совместно с Конохой. Для нас первоочередная задача разобраться, кто стоит за нападениями на клан Удзумаки, а так же кто подослал «Братьев тьмы». Потом уже можно заниматься внешней политикой.

— Вообще-то, вам повезло. — Проговорил Азазур, опираясь о книжный стеллаж. — Эти «Братья тьмы» сильнейшие шиноби Водоворота. От них еще никто не ускользал, и они еще ни разу не проваливали свое задание. Так что, Адэхи и Хикари вам действительно повезло, что вы смогли сбежать от «Братьев тьмы», а Лаитреаль, Мире и Таяне помогли шиноби Песка, ну и мать Ядовитого Ужаса.

— Кто эти клоуны ряженые? — С презрением в голосе спросила Лаитреаль. Воспоминания о « Братьях тьмы» вызывало отвращение в душе Кицуне. Девочка не понимала, как уважаемые шиноби могли пойти против жителей своей же деревни?

— «Братья тьмы» — очень древняя секретная организация, в которую входят сильнейшие из сильнейших шиноби Водоворота. — Лениво растягивая слова проговорил Фаин. — Эта организация подчиняется Стилсу Девелри — представителю одного из самых древнейших родов клана Драконов. Этот… как бы его помягче назвать… старик, всегда действует из тени. Он с неохотой подчиняется Азазуру и совсем не считает Наира достойным Узукаге. Будь осторожна с этим драконом, Лаитреаль. Он обязательно доведет начатое до конца.

— Что же его сдерживает от переворота? — Спросила Мира. — Он явно, при помощи силы смог бы завладеть Водоворотом.

— Мудрейший. — Ответил Наир Кицу. — Он — самый главный из всех драконов и ему подчиняется Азазур.

— Этот дракон помнит еще зарождение нашего клана. — Усмехнулся Азазур. — Ему дано видеть будущее и он может его предотвратить. Мудрейший старается не вмешивается в политику, он редко дает свои советы относительно чего-либо. Он, так же, обладает огромной силой, из-за чего он является сильнейшим из драконов.

— Я думал, что драконы могут слышать шепот ветра, тем самым благодаря ему они узнают будущее, прошлое и настоящее. — Задумчиво проговорил Бакэнэко.

— Это заблуждение. — Усмехнулся Азазур, подходя к Узукаге и облокачиваясь о его стол. — Шепот ветра говорит нам только о настоящем или том, что уже произошло, но не будущее. Будущее дано видеть только Мудрейшему.

— Но я удивлен, что до клана Бакэнэко дошли такие слухи. — С подозрением в голосе проговорил Фаин. Лаитреаль заметила, как напрягся дракон.

— Не волнуйтесь, господин Фаин. — Вежливо ответил Адэхи, -Это я узнал когда прибыл в Узушиогакуре. Один из шиноби обсуждал такую способность на причале со своим товарищем. Прошу прощение, если затронул запретную тему.

— Все нормально, я просто удивился. — Фаин расслабился. — В конце концов, Вы бы все равно узнали об этом, рано или поздно.

— Мне тут в голову пришел один весьма интересный вопрос. — Вдруг проговорила Лаитреаль, обращая на себя внимание всех присутствующих. — Капитан «Братьев тьмы» говорил, что договор между Узушиогакуре и Конохогакуре нужен тому, кто находится выше Узукаге и Короля Драконов. Может ли это быть Мудрейший?

— Определенно нет. — Проговорил Азазур. — У меня есть все основания полагать, что Мудрейший против того, что задумали наши враги.

— Я думаю, они притихнут пока на время. — Проговорил Фаин, внимательно рассматривая Узукаге и Азазура.

— Я тоже так думаю. — Подтвердил Наир Кицу.

— Почему? — Удивилась Лаитреаль.

— Они не ожидали такого отпора. — Довольно улыбнулся Фаин. — Это научило этих динозавров думать перед тем, как что-то сделать. Они поняли, что ты не так проста и можешь играть их же методами. Тебя тяжело запугать, а это значит, что им придется поменять план своих действий. Они начнут изучать тебя и придумают что-то белее хитрое и изощренное.

— Так что будьте готовы к слежке и провокациям. — Проговорил Азазур команде Лаитреаль. Девочки только кивнули, а Фаин продолжил:

— Лаитреаль, быстрее изучай танец и становись ученицей моего брата. Сейчас нужно как можно быстрее узнать их замыслы и подготовится.

— Не волнуйся, дядюшка, — усмехнулась Мира, — мы успеваем. Наш милый маленький капитан делает успехи и быстро учиться. — Улыбнулась девушка, потрепав по золотым волосам Лаитреаль.

— Мира! Имей совесть! Я не такая уж и маленькая. — Возмутилась Удзумаки, пытаясь поправить съехавший хвост.

— О, в самом деле? Я посмотрю на тебя в момент танца. — Усмехнулась Мира, с лукавыми искорками в глазах поглядывая на подругу.

— О чем ты, старушка? — Растягивая слова, проговорила Лаитреаль.

— Я разве не говорила тебе? — Наигранно удивленно проговорила Мира.

— О чем? — Прорычала Кицуне, заметив, что Хикари и Таяна откровенно ухохатываются.

— Твоя одежда на ритуальный танец.

— Ну и…?

— Она состоит из юбки сшитой из листьев дикого лаполиста и топа из кокосовой скорлупы. — Листья лаполиста представляли собой конусообразную пластину насыщенного зеленого цвета, с толстой прожилкой посередине от которой росли длинные, маленькие, тоненькие, с рваными неровными концами листочки. Вспомнив об этом, Лаитреаль стала пунцовой. Только сейчас она задумалась о том, в чем будет танцевать этот ритуальный танец.

— Не забывай про лиф из скорлупы кокоса. — Еле смогла проговорить Юки, давясь смехом.

— Да ну вас! — Обиделась Лаитреаль, отворачиваясь в сторону, когда всю комнату разразил девчачий смех.

— Так, а ну хватит. — Улыбаясь, проговорил Наир Кицу. — Не беспокойся Лаитреаль, одежду мы тебе подыщем нормальную.

— Что-то я сомневаюсь. — Буркнула красная, как вареный рак, Лаитреаль. Тем не менее, девочка заметила, что атмосфера в кабинете изменилась. Сейчас она была более легкой и спокойной. Но все равно Лаитреаль злилась на Миру за ее шутку.

— Я же говорила, что наш капитан еще совсем ребенок. — Улыбаясь, проговорила Мира, и снова потрепала девочку по волосам.

— Так чего же ты подчиняешься ребенку? — Язвительно-раздраженно рыкнула Лаитреаль, убирая руку Миры подальше от своих волос.

— Лучше не смогла найти. — Дочь Короля Драконов показала Лаитреаль язык, на что Удзумаки только глаза закатила.

— Лаитреаль, ты обязана станцевать этот танец. — Серьезно проговорил Азазур. — С его помощью я смогу обучить тебя более серьезным вещам. Чтобы ты стала сильнее и могла защитить дорогих тебе людей…. И не погибла на какой-нибудь миссии.

— Я знаю, Азазур, я знаю. — Тихо проговорила Лаитреаль.

— Адэхи, я бы хотел попросить Вас, помимо основных обязанностей, еще присматривать за этим шумным квартетом вне территории Узушиогакуре. — Усмехнулся Наир Кицу, указывая на девочек. — Я был бы Вам очень признателен.

— Конечно, господин Узукаге. — Склонился в вежливом поклоне Бакэнэко.

— Что же, — протянул Наир Кицу, улыбаясь, — теперь нужно написать благодарное письмо в Сунагакуру. Я просто не могу проигнорировать поступок их шиноби. — Узукаге достал чистый свиток и что-то начал выводить на нем каллиграфическим почерком, периодически макая тонкую кисть в чернила. Это был своеобразный знак всем, что разговор окончен, и все могут быть свободны.

Лаитреаль первая покинула кабинет своего деда. Дойдя до своей квартиры построенной в одном из водопадов Узушиогакуре, девочка без сил рухнула на кровать. Наконец-то она сможет немного отдохнуть, пока ее команду не отправили на очередную миссию. Девочка была рада, что этот тяжелый день закончился, и никто не пострадал во время миссии. Лаитреаль перевернулась на бок и стала прислушиваться к шуму водопада. Фаин был прав, им действительно повезло, что никто не пострадал. Но судя по тому, что теперь ее команда и она сама тайные члены АНБУ Узушиогакуре, такие миссии будут постоянно, а значит ей нужно еще больше тренироваться, чтобы защитить дорогих ей людей. Сейчас она впервые задумалась о том, что Абсолютная Защита Гаары ей бы не помешала. С такими раздумьями девочка провалилась в глубокий сон без сновидений.


Дни сменяли друг друга. Вот уже прошла неделя, а за ней другая. Так, незаметно, подходил к своему концу целый месяц, но, как и говорили драконы вместе с Наиром Кицу, невидимые враги притихли и не предпринимали никаких попыток навредить кому-либо. Все вернулось к тому, что было раньше. Косые взгляды некоторых членов клана Драконов во время тренировки Лаитреаль с Мирой, веселые посиделки с подругами, семейные вечера с Узукаге, жаркие споры с Азазуром. Единственное отличие было в отношении Лаитреаль к жителям деревни. Она стала внимательнее присматриваться к людям, которые окружали ее. Она искала предателей. Удзумаки чувствовала себя так, словно проснулась после глубокого сна. Кицуне начала замечать то, к чему раньше относилась как к должному. В косых взглядах драконов она видела презрение, а в вежливости представителей своих кланов искренность и уважение. Но больше ее удивляло, когда она наблюдала за возможностями своего тела. В такие моменты она чувствовала себя новорожденным ребенком, который впервые узнал, что может управлять своим телом. Адэхи говорил, что встреча с Ужасом помогла Лаитреаль начать ценить то, что у нее есть. Удзумаки очень нравилось слушать Бакэнэко. Кот часто рассказывал о своем клане, а так же делился навыками ведения переговоров. Он стал своеобразным учителем для Лаитреаль. Кицуне заметила и изменения в Таяне. Ее изначальный страх по отношению к Адэхи начал проходить, сменяясь любопытством. Вместе с этим девушка стала более открытой и начала больше доверять Лаитреаль. Удзумаки была рада этому.

— Знаешь, Лаитреаль, мне кажется, что этот демон не так уж и плох. — Как-то проговорила представительница клана Басан своей подруге за очередным совместным чаепитием.

— Ты приняла его предложение? — Поинтересовалась Лаитреаль, замечая, как погрустнела девушка.

— У меня не было выбора. Клан бы все равно надавил на меня. Надеюсь, что та свобода, которая царит в клане Бакэнэко настоящая, а не плод воображения этого облезлого кота.

— Но Адэхи сказал, что если ты не готова это принять, его клан придумает другое условие. — Кицуне откусила печенье в ожидании ответа своей подруги.

— Я хочу, чтобы это было естественно, а не из-за межклановых соглашений. — Печально проговорила Таяна. — Я…. Я думаю, что хочу, чтобы он сам в меня влюбился.

— Так поговори с ним об этом. — Удивилась Лаитреаль.

— Знаешь…. только ты не обижайся, ладно? — Удзумаки напряглась от таких слов своей подруги. — Мира права и ты еще такой ребенок. Ты ведь еще не любила, я права? — Лаитреаль неуверенно кивнула. — Вот видишь. Понимаешь, когда тебе кто-то нравиться ты не можешь искренне заговорить с ним о своих чувствах. Сразу появляется страх, что над тобой посмеются, растопчут твои чувства и оставят с удушающей болью в душе и израненным сердцем.

— Но ведь вы вдвоем заинтересованы в совместной жизни. — Продолжала не понимать Лаитреаль происходящее. — Вам же по необходимости нужно расставить все точки над ё.

— Очень часто люди живут вместе не по любви. — Грустно проговорила Таяна. — Тебе повезло, что никто не говорит тебе, за кого ты должна выйти замуж. Ты можешь выбрать человека по любви. Многие же не могут позволить себе такую роскошь. Таким парам приходиться терпеть друг друга из-за какого-то дурацкого соглашения. У каждого из них есть любимый человек с которым они не могут иметь полноценной семьи…. От таких отношений страдают все, и муж с женой, и их дети…. И… никто не может им помочь, потому что их клану плевать на желания своих детей.

После такого заявления Лаитреаль начала внимательнее присматриваться к людям, которые окружали ее. Часто она видела то, о чем говорила Таяна. Лаитреаль становилось больно от увиденного. Она понимала Таяну. Представительница клана Басан хотела искренности, но мир политики не знает такого понятия. Здесь важен расчет и выгода. Для такой ранимой и романтичной натуры, как Таяна это было сродни смертному приговору. Девушка бы зачахла в таких отношениях.

Лаитреаль тяжело вздохнула и посмотрела на свою напарницу по команде. Уже прошла неделя, как Адэхи покинул Узушиогакуре. Уходя, он подарил Таяне родовой перстень и сказал, что в скором времени вернется, от чего Басан покраснела и мило улыбнулась. Лаитреаль в тот момент чувствовала тонкий, приятный аромат леса и цветов исходящий от счастливой Таяны и улыбчивого Адэхи. Это первый раз, когда Кицуне смогла увидеть и почувствовать запах любви. В глубине души Удзумаки была рада за своих друзей. Таяне не грозило то, чего она боялась больше всего на свете. Безразличие.

Кицуне всматривалась в ровный силуэт Таяны, которая сидела на поваленном дереве рядом с костром и ела кролика. Девушка не показывала этого, но ей было тяжело. Удзумаки чувствовала ее усталость. Любимый человек далеко, а само замужество было основным условием ее работы шиноби. У нее осталось всего три года и тогда она покинет Водоворот и станет послом в Стране Чая.

Переведя взгляд на заходящее солнце Кицуне прищурилась. Какое будущее было уготовано ей? Встретит ли она свою любовь или ее ей навяжут? Сможет ли она чаще видеть своего брата или ей придется оставить его навсегда? Воспоминание о Наруто заставили Лаитреаль улыбнуться. Ее эксперимент удался, но он требует улучшений. Для создания печатей необходимы колоссальные затраты чакры, а еще чакра нужна для передачи мыслей своему собеседнику. Лаитреаль нахмурилась, ей необходимо побыстрее вернуться домой и зарыться в свитки, если она хочет довести эту технику до совершенства. Миссия в Страну Ветра затянулась. Бюрократия Сунагакуре убивала. Лаитреаль поразилась через скольких людей стоит пройти, чтобы подписать несчастный клочок бумаги. Временно исполняющему обязанности Кадзекаге деревни Песка пришлось извиняться за задержку, видя, как у Лаитреаль начал дергаться правый глаз, когда бабулька-божий одуванчик, трясущимися руками ставила свою закорючку в виде подписи и мучительно медленно протягивала документ обратно Кадзекаге.

— Им нужна твердая рука реформатора. — Подумала Лаитреаль недовольно кривясь, вспоминая миссию.

— Не родился еще такой в деревне Песка. — Усмехнулась Юки. — А если и родился, то еще пока не дорос чтобы быть реформатором.

— Это печально.

— Не печальнее, как тот факт, что к нам летит посланник из Водоворота. — Лаитреаль подняла голову и увидела большого филина, который покружив немного спустился на небольшую полянку, на которой команда Лаитреаль пол часа назад устроила привал.

— Что уже случилось? — Недовольно проворчала Мира. — Мы и так вышли не полной командой на эту миссию, так нам решили дать дополнительную?

— Здесь сказано, что Конохе нужна помощь. — Холодно проговорила Лаитреаль. Чем ниже опускались ее глаза, тем сильнее хмурились брови девочки. — Саске похитили люди Орочимару, госпожа Цунаде отправила на эту миссию Шикамару, Наруто, Ли, Кибу с Акамару, Неджи и Чоджи день назад. Они так и не вернулись еще. На связь не выходят. Просят подкрепление из дружественного альянса. Также Узукаге говорит, что к нам присоединиться Хикари, но просит не дожидаться ее и немедленно отправляться на помощь. Сообщается так же, что по пути мы встретимся с командой из Песка.

— Тогда чего же мы ждем? Капитан? — Спросила Таяна разрешение выдвигаться.

— Выступаем. — Холодно отчеканила Лаитреаль, поднимаясь. Девочки сорвались с места и побежали в сторону Конохи.

Все время Лаитреаль принюхивалась. Кицуне пыталась уловить хоть какой-то знакомый запах, но никого в радиусе пяти километров не могла учуять. Мира же внимательно всматривалась в даль, силясь увидеть кого-то из союзников. Тщетно. Таяна чувствовала напряжение своего командира. После случая с «Братьями тьмы» представительница клана Басан пообещала себе никогда больше не сомневаться в своем командире. Девушка стала внимательнее относиться к Лаитреаль и чаще спрашивать о причине тех или иных поступков сделанных Кицуне. Сейчас же Таяна чувствовала, что ее подруга переживает, что она пытается обогнать время, постоянно ускоряясь, но через секунду снова замедлялась, подстраиваясь под общий ритм. Лаитреаль была настоящим капитаном, которая даже в критической ситуации будет думать о своей команде. Даже если на кону стоит жизнь ее брата.

Через полтора часа пути Лаитреаль почувствовала, что ветер переменился и до тонкого нюха девочки донесся слегка уловимый аромат Наруто, а потом четкий запах карамели.

— Гаара! — Крикнула Лаитреаль через двадцать минут, заметив на нижних ветках красную макушку Песчаного, а рядом с ним Темари и Канкуро. Троица из Водоворота подскочила к союзникам и Лаитреаль проговорила:

— У нас мало времени. Нужно спешить.

— Знаю. — Кивнул Субоку-но и указал взглядом куда-то вдаль. Проследив за ним, Лаитреаль увидела впереди Илагрию. Девочка присела на одно колено и поднесла два пальца ко лбу в приветственном поклоне. Лиса же просто склонила голову перед Лаитреаль.

— Потом объяснишь это. — Холодно отчеканил Гаара, выдвигаясь в путь. Лаитреаль кивнула и дала сигнал своей команде следовать за шиноби Песка. Высвободив чакру Юки, Удзумаки пыталась уловить запахи врагов.

— Что учуяла? — Спросила Мира, наблюдая за изменениями на лице Лаитреаль.

— Неджи и Чеджи почти при смерти…. У Кибы с Акамару чакры осталось на один удар. Шикамару попал под звуковое гендзюцу, а Наруто далеко впереди, не могу четко сказать, что там происходит…. Ли вступил в бой с кем-то очень сильным…. Его поток чакры меня немного пугает. — Последнюю фразу Лаитреаль прошептала, но ее все услышали.

— Думаю, нам с тобой стоит пойти к Ли. — Проговорила Удзумаки глядя на Гаару. Мальчик только кивнул.

— Сколько до Шикамару и Кибы? — Спросила Темари, внимательно изучая Лаитреаль. Прошел почти год с их последней встречи. Тогда она видела, как Лаитреаль сражалась с ее братом и победила его. Темари поражалась силе этой девочки, ее стойкости и смекалке.

— Пятнадцать километра до Кибы и почти двадцать до Шикамару. — Ответила Лаитреаль. — Судя по запаху, Шикамару сражается с какой-то девушкой, которая владеет гендзюцу. Чакры у нее очень много в то время, как у Нара ее почти не осталось.

— А что с этим Кибой? — Раздался голос Миры.

— Киба сражается с каким-то животным, которое имеет человеческие черты. Я не знаю, что это за техника, но он атакует вблизи…. — Проговорила Кицуне. — Таяна думаю, лучше чтобы ты ему помогла твои клановые техники огня могут пригодится. — Скомандовала Лаитреаль.

— Эй, мелкая ты меня пугаешь. — Проговорил Канкуро. — Ты лишь по одному запаху смогла узнать такое количество информации?

— Мой нюх — моя сила. — Усмехнулась Лаитреаль, но потом чуть тише добавила: — И самая большая слабость. — На этих словах Гаара скосил глаза в сторону Удзумаки, внимательно рассматривая ее.

— Тогда я помогу этому Шикамару. — Холодно отчеканила Мира, после небольшой паузы. — Элемент Магнетизма поможет мне притянуть врага к себе, а дальше дело техники.

— Придержи кунаи. — Хмыкнула Темари. — Я тоже планировала выступить к этой ленивой заднице.

— Не вижу в этом проблемы. — Спокойно проговорил Канкуро. — Вы вдвоем можете атаковать, верно Гаара?

— Да. Стиль Магнетизма в сочетании с ближним боем вырубит противника. Темари же поможет выяснить, где находиться враг, и прикрыть в случае чего. — Спокойно проговорил Гаара, сосредоточенно глядя перед собой. — Канкуро ты пойдешь с Таяной.

— Без проблем.

— Раз определились, тогда врассыпную! — Скомандовала Лаитреаль. Как по команде Мира и Таяна исчезли за деревьями, вместе с Темари и Канкуро. Когда остались только Гаара и Лаитреаль шиноби посмотрели друг на друга и ускорились. Гаара опять скосил глаза на Лаитреаль. Шиноби Водоворота бежала рядом с ним, сосредоточенно принюхиваясь к воздуху. Алые лисьи глаза внимательно всматривались вдаль, пытаясь увидеть врагов. Гаара нахмурился, уходя глубоко в свои мысли. Он многое не понимал во взаимоотношениях между людьми, но одно он знал точно. Он обязан этой сумасшедшей Кицуне, как и ее брату, и этот долг он не скоро сможет вернуть.

Через какое-то время послышался шум битвы, а через пару секунд шиноби альянса выпрыгнули на поляну. Краем глаза Лаитреаль заметила, что в Ли летят какие-то маленькие белые шарики. Удзумаки попыталась защитить знакомого, но Гаара ее опередил. Песок заслонил Густобровика, отбивая атаку врага.

— Кости? — Удивилась Лаитреаль, рассмотрев маленькие шарики, которые оказались фалангами пальцев. Удзумаки почувствовала, как к горлу подкатывает тошнотворный ком. — Омерзительно.

— Цыпленок, будь осторожна. — Проговорила Юки, хищно оскалившись. —  Этот шиноби из древнего и очень сильного клана Кагуя.

— Песчаный Гаара, Удзумаки Лаитреаль?! Вы здесь? — Удивленно и радостно проговорил Ли, прерывая внутренний диалог Удзумаки и Юки.

— Кто вы такие?

— Дружественные шиноби…. — В один голос сказали Гаара и Лаитреаль.

— Из деревни Песка.

— Из деревни Водоворота.

====== Глава 18 или Слабость ======

— Кто вы?! — Прошипел мужчина, чью атаку прервал Гаара.

— Дружественные шиноби. — В один голос проговорили дети.

— Из деревни Песка.

— Из деревни Водоворотов.

— Какой-то он весь белый — Мысленно проговорила Лаитреаль, внимательно рассматривая противника. Длинные белые волосы, некоторые пряди которых собраны красными лентами, бледная болезненного цвета кожа, на лбу две яркие алые точки. Из тела шиноби торчали кости, защищая его, как броня.

— Последний из клана Кагуя. — Недовольно фыркнула Юки. — Будь внимательна, представители этого клана хоть и отличались тупостью, но они владели мощными техниками. Будет сложно сражаться с ним…. Вам с Гаарой придется попотеть. — Лаитреаль воспользовавшись временной передышкой, подошла к Ли и залечила видимые раны.

— Ты. — Прорычал Гаара обращаясь к Ли. Лаитреаль стало неуютно от голоса Песчаного, а шиноби Листа заметно напрягся.

Странно. Такое чувство, будто он злится. Подумала девочка, глядя на шиноби Песка.

— Во время нашего последнего боя ты двигался быстрее, и твои техники были более отточены. — Ли лишь усмехнулся на реплику Гаары, заметно расслабляясь и поднимаясь на ноги.

— Я знал, что ты это скажешь. Я не держу на тебя зла, но после нашего боя, мне пришлось преодолеть… маленькую проблему. — Лаитреаль нахмурилась: Ничего себе маленькая. Гаара ему руку и ногу раздробил.

— Вот как. — Прохрипел Гаара, делая шаг в сторону врага. — Я сам о нем позабочусь.

— Ну уж нет. — Недовольно воскликнул Ли. — Лаитреаль отлично меня подлатала, так что я сам справлюсь, а ты будь моим прикрытием. — Ли рванул к врагу.

— Стой! — Крикнула Лаитреаль, складывая печати, но Гаара опередил ее. Он схватил своим песком шиноби Листа за ногу. Падая, Ли приземлился лицом в небольшую кучку песка.

— Ай, черт, у меня теперь весь рот в песке! — Проворчал Ли, оборачиваясь и с недовольным воплям обращаясь к Гааре: — Ты чего?!

— Лаитреаль залечила только поверхностные раны. — Ледяным тоном проговорил Гаара. — Оставь это мне.

Кицуне усмехнулась. Гаара действительно меняется. С каждым разом он становится более понимающим, хоть это и проявляется в довольно специфической манере. Она обязательно присмотрит за этим нелюдимым шиноби. Но пока…. Лаитреаль перевела взгляд на подручного Орочимару, им нужно помочь Ли.

Последний из клана Кагуя внимательно следил за действиями шиноби альянса, пытаясь просчитать их силу и слабые стороны. Наконец он выбрал для себя противника. Песчаный Гаара. Выставив руки вперед, он выстрелил костями из кончиков пальцев. Гаара прикрыл себя и Лаитреаль песком.

— Расскажи о нем. — Скомандовала Кицуне, скосив глаза на Ли, пока Собаку-но испытывал врага. Лаитреаль поймала себя на мысли, что Гаара перестал наобум растрачивать свою чакру. Сейчас он действовал хладнокровно, просчитывая каждый шаг соперника и свой. Он словно играл в шахматы, и эти шахматы были боем. Гаара явно стал мудрее и расчетливее с момента их последней встречи.

— Этот шиноби идеально владеет своим скелетом. Он использует свои кости для атаки и защиты. — Отрапортовал Ли, прерывая поток размышлений Лаитреаль.

— Значит все-таки кости. — Проворчала задумчиво Кицуне, глядя, как Гаара пытается задеть своим песком врага. Приспешник Орочимару, как и говорил Ли, идеально владел своим телом, он уворачивался от любых атак Субоку-но.

Ему без разницы какой бой. Ближний, дальний он будет мастерски обходить любую атаку.

— Песчаный Гаара, что за дурацкое имя. — Усмехнулся приспешник Орочимару. — Ты всего лишь управляешь частью своего песка, который носишь постоянно с собой. — Лаитреаль рыкнула. Этот враг явно недооценивает Гаару.

— Песчаный дождь. — Прорычал Собаку-но, посыпая врага песком с неба.

— Бесполезно. — Насмешливо проговорил враг, но тут же досадливо рыкнул. Песок Гаары сковал его ноги. Миг и приспешник Орочимару окутан песком, как в коконе.

— Ты поймал его! — Радостно воскликнул Ли.

— Еще нет. Песчаные похороны. — Прорычал Гаара, а песчаный кокон начал сдавливать врага. Наступила тишина.

Что-то не так. Слишком все просто. — Нахмурилась Лаитреаль, принюхиваясь к запахам вокруг.

— Они похожи. — Наконец прервав тишину, проговорил Гаара.

— Кто похожи? — Удивленно спросил Ли, глядя на Собаку-но.

— Глаза этого парня и Саске Учихи. Они похожи. — Ли продолжал непонимающе смотреть на Гаару, в то время как Лаитреаль принюхивалась к воздуху. Девочка вдруг зарычала, высвободив чакру Юки, и метнулась к врагу. В этот момент кокон разлетелся на части. Приспешник Орочимару освободился.

— Стиль Снега: Танец лавины! — Прорычала Лаитреаль, погружая своего врага под слой снега, пытаясь придавить его. Враг прорвал технику Лаитреаль и вырвался на свободу. Девочка нанесла атаку ледяным копьем, но он отбил ее, поставив блок. От удара копье Лаитреаль разлетелось на маленькие осколки.

— Его скелет — его же защита. — Прошипела Лаитреаль, отбивая атаку врага. — Он слишком силен. Физические атаки ему не помеха. Нужно как-то повредить его броню.

— Помнишь тренировки с Узукаге? — Проговорила лиса, хитро прищурившись. — Так вот, пришло время попробовать эту технику на практике.

—  Для нее нужно много чакры и времени. Он нас убьет к тому моменту. — Прошипела Лаитреаль, нанося атаку снежным вихрем, заставляя врага подняться на большую высоту и с силой обрушив его в землю. Блок из льда. Снова атака костями, Лаитреаль увернулась, но одна кость все-таки попала в ногу девочки, сильно ранив ее.

— Черт. — Прошипела Кицуне. На нее летела туча из костей. Не увернусь. В ту же секунду песок Гаары прикрыл Удзумаки, а Ли оттащил девочку поближе к шиноби Песка.

— Как ты, Лаитреаль? — Обеспокоенно спросил густобровик.

— Жить буду. — Прошипела Лаитреаль, поверхностно залечивая рану. Кое-как, поднявшись на ноги, девочка следила за боем Гаары. Они бессильны перед этим противником. Сюда бы Хикари с ее способностями к гендзюцу. Вот кто действительно идеальный враг для этого шиноби. Но Урикавы здесь нет. Девочка закрыла глаза. Боль в ноге, отбивалась четким ритмом в висках. Взяв себя в руки, Лаитреаль начала медленно приводить свой план в действие. Им нужно больше времени, и это «больше» может стоить им жизни.

— Стиль Воды: Поглощение. — Прошептала Лаитреаль, наблюдая, как легкие брызги воды просачиваются в песок Гаары. Ей нужно чтобы враг впитал ее воду, а песок Гаары — отличный проводник.

— Песчаное Цунами. — Прорычал Гаара, пока Кицуне контролировала процесс поглощения. Лаитреаль содрогнулась, когда увидела перед собой гигантскую песчаную волну, которая, казалось, могла накрыть всю Узушиогакуре. Волна начала медленно подниматься, становясь все выше и выше, пока не обрушилась на приспешника Орочимару.

— Вот это сила! — Воскликнул Ли. — У врага нет шансов избежать этой атаки.

— Эй, Гаара, ты подумай, может, займешься ландшафтным дизайном? — Прохрипела девочка, с изумлением наблюдая за тем, как лес поглощает пустыня. Ей стало не по себе от силы Гаары. Его уровень джоннин если не выше, но никак не чуунин.

— Ты поймал его? — Решил уточнить Ли.

— Еще нет. Песчаные Императорские Похороны. — Прорычал Гаара и земля содрогнулась.

— Этот парень…. — Прошептал Ли наблюдая за Гаарой и пытаясь устоять на ногах. — Его сила…

— Он настоящий Демон Песков. — Прохрипела Лаитреаль. Наконец земля успокоилась и перестала трястись. Наступила непривычная тишина. В ушах продолжало гудеть, а тело еще помнило вибрацию от подземных толчков.

— Какой надоедливый парень. — Лаитреаль показалось, что в голосе Гаары она услышала досаду. Девочка внимательнее присмотрелась к шиноби Песка. Его глаза были полны грусти.

— Неужели он сравнивает себя с ним? — Пронеслось в голове у Лаитреаль. Девочка сразу же вспомнила слова Собаку-но по поводу глаз Учихи и этого шиноби из клана Кагуя.

— Он ищет ответы. Вы с Наруто нашли их быстрее, ему же придется пройти этот путь самому. Он все еще думает, что погряз во тьме. — Прорычала Юки. Лаитреаль медленно подошла к Гааре и присев недалеко от него, проговорила с улыбкой:

— Не волнуйся, мы победим его. — Гаара не смог скрыть удивления. Тем временем Лаитреаль сложила печати и перешла ко второй стадии своей техники. Положив руки на горячий песок Лаитреаль проговорила:

— Стиль Воды: Насыщение.

— Что ты делаешь? — Гаара полностью совладал со своими эмоциями.

— Пробиваюсь сквозь его броню. — Напряженно проговорила Лаитреаль. Такая техника требовала максимального контроля чакры. Удзумаки чувствовала, как силы покидают ее. Ничего, скоро все закончится, главное продержаться. Этот бой проиграет тот, кто раньше устанет. В этот момент приспешник Орочимару с диким ревом вырвался из песчаного плена.

— Ч-что это с ним? — Пораженно прошептал Ли, наблюдая за тем, кто еще минуту назад был человеком. Кожа стала темного коричневого цвета с символами проклятой печати Орочимару, а хвост, похожий на щупальца осьминога, нервно вилял из стороны в сторону. Лаитреаль нахмурилась. Девочка сложила печати для использования стихии огня, чтобы хоть как-то остановить врага, пока Гаара наносил ему песчаные удары. Не получилось. Враг уворачивался от любой атаки, а те, что попадали в него, он просто таранил. Враг несся с бешенной скоростью на Лаитреаль и Гаару. Собаку-но создал песчаный щит, чтобы смягчить атаку врага. Снова неудача. Протаранив щит, приспешник Орочимару боднул Гаару, отбрасывая его в сторону. Собаку-но с трудом поднялся на руках и посмотрел на врага. Лаитреаль замерла.

— Он смог пробиться сквозь защиту Гаары?! Это невозможно!

— Я говорила тебе, что он очень сильный. — Рыкнула Юки, собирая чакру в подсознании Лаитреаль.

— Так, это и есть хваленная «Абсолютная защита»? Я разочарован. — Усмехнулся монстр, глядя на шиноби Песка. Гаара тихо рыкнул, а с его лица начала осыпаться песчаная защита. В этот момент Ли со злостью понесся на врага и замахнулся в атаке. Враг поставил блок.

— Я тоже здесь. Гаара сражается не один. — Прокричал шиноби Конохи, пока Лаитреаль складывала печати. Из рук девочки вырвалось пламя, которое обрамляли вспышки молний. Ли ушел в сторону, не прекращая нападать на врага с помощью тайдзюцу, но при этом, давая возможность Лаитреаль атаковать. Блок. Техника Лаитреаль лишь слегка поцарапала кожу монстра, оголяя еще больше, плотный костяной щит.

— Надоели. — Проревел монстр и ударом хвоста отбросил Ли в сторону. Если бы Гаара вовремя не среагировал и не поставил блок из песка перед густобровиком, шиноби Листа получил бы сильные травмы. Тем временем монстр направил на Лаитреаль руку и выстрелил в нее тонкими и острыми косточками. Девочка поставила блок из льда. Не сильно помогло. Две косточки пробили защиту и впились в тело Кицуне, причиняя острую боль.

— Черт! — Выругалась Лаитреаль.

— Он задел легкое. Я подлечу тебя. — Прорычала Юки. — Нам нужно продержаться еще немного. Скоро вода заполнит пустоты в костях этого монстра…. Готово. — Лаитреаль опять сложила печати и с помощью молнии нанесла удар врагу. Ничего. Атака. Блок. Присесть. Подсечка. Снова блок. Атака. Лаитреаль отлетела к Гааре и Ли. Девочка, тяжело дыша, поднялась на ноги, пока Гаара складывал печати в попытке атаковать.

— Чтобы ты не делал, ты меня не убьешь. — Засмеялся представитель клана Кагуя, при этом атакуя.

— Что? — Удивилась Лаитреаль.

— Может я и последний из своего рода, но я не одинок. Так что вы можете выиграть битву со мной, но вы меня не победите. Я навсегда останусь в сердце господина Орочимару. — Засмеялся монстр, с чавкающим звуком доставая свой собственный позвоночник.

Отвратительно. Скривилась Лаитреаль, подавив тошнотворный ком.

— Очередная промывка мозгов Орочимару, да? Пф, ты наивен. — С холодным безразличием проговорил Гаара, защищаясь от атаки монстра. Враг замахнулся своим «оружием» и Гаара вместе с коконом из песка попался в его технику. Из другой руки у приспешника Орочимару появилась толстая, но острая кость, которая полностью покрыла руку врага, как броня.

Черт, у меня почти не осталось чакры, если я сейчас использую остатки, мне не хватит на завершающий этап моей техники. — Лаитреаль лихорадочно пыталась придумать план действий. Не получалось. Да что же это за день-то такой. Ничего умного в голову не лезет. Тем временем часть песка Гаары зашевелилась и в следующий миг между шиноби Песка и монстром выросла песчаная версия Шукаку.

— Абсолютная Защита: Щит Шукаку.

— Это тебя не спасет. — Усмехнулся монстр и нанес удар гигантской костью. — Господин Орочимару для меня все. Я защищу его идеалы.

— Орочимару видит в тебе лишь образец для своих экспериментов. — Прошипел Гаара. Песчаный Шукаку принял на себя весь удар. Кость на половину вошла в песок. Это было похоже на перетягивания каната. Лаитреаль не видела, но чувствовала, как два сильных шиноби пытались побороть один другого. Гаара пытался передробить песком твердую кость, а приспешник Орочимару — проткнуть Песчаного своим оружием. Лаитреаль видела, как по виску Гаары начал струиться пот. Шиноби был на приделе, но враг не сдавался. Наконец спустя пару минут кость врага раскололась.

— Я собираю с недр земли самые твердые материалы и перемалываю их в песок. — Ледяным голосом проговорил Гаара, заметив замешательство в глазах врага. Субоку-но, пока говорил, затягивал врага вглубь земли. — Ты опустишься на глубину в 200 метров и не сможешь оттуда выбраться, пока мой песок будет тебя сдавливать.

Лаитреаль нахмурилась. Что-то ей подсказывало, что план Гаары не сработает. Какое-то седьмое чувство шептало девочке, что они не победят так просто. Удзумаки перевела взгляд на шиноби Сунагакуре. Он был уставший. Тяжелое дыхание, чуть заметная дрожь в коленях. Это был его предел. Сил Гаары хватит еще на одну легкую технику не больше.

— Ты сделал это! — Завопил Ли прерывая поток мыслей Лаитреаль, подскакивая к Гааре. — На этот раз ты действительно победил его.

— Этот парень был упрямым, но теперь он не выберется. — Устало проговорил Песчаный. Лаитреаль недовольно рыкнула. Она не разделяла радость своих напарников.

— Лаитреаль, ты как? — Вдруг услышала девочка над собой голос Ли. Кицуне посмотрела на шиноби Листа.

-Энергичный он, однако. — Подумала девочка.

— Да уж…. С его ранением лучше спокойно сидеть и не дергаться. — Подтвердила Юки.

— Все хорошо. — Натянуто улыбнулась Лаитреаль и снова перевела взгляд на песок.

— Что тебя смущает? — Холодно проговорил Гаара, проследив за взглядом девочки.

— Это не конец. — Тихо проговорила Кицуне. И словно в подтверждение ее слов землю прорезали острые кости. Лаитреаль еле успела увернуться. Кицуне перевела испуганный взгляд на Гаару. Он хмурился. Впервые в жизни девочка видела в его глазах озадаченность и страх. Лаитреаль стиснула зубы. В этот момент она и сама начала сомневаться в силе своей техники, на которую потратила почти всю чакру. Не лучший настрой во время битвы. Все это время вода никак не могла собраться в достаточном количестве. Им все еще не хватает времени. Выругавшись последними словами, которые когда-то давно услышала в Хидзанагакуре, девочка попыталась встать. Раненая нога не хотела слушать, а те места, куда попали тонкие кости врага, отозвались острой режущей болью.

— Дьявол. — Прорычала девочка. Тем временем Гаара создал две песчаные платформы, подняв на безопасное расстояние себя, Ли и Лаитреаль.

— Невероятно. Как и ожидалось от тебя, ты можешь и такое делать? — Пораженно воскликнул шиноби Конохи.

— Я ничего не сделал. Всего на всего сижу на платформе из песка, который постоянно вокруг меня летает. — Устало проговорил Гаара. Его дыхание сбилось. — Фокус лишь в том, что нужно знать, как им управлять.

— Он создал целый лес из костей. — Прошептал Ли, рассматривая пейзаж.

— Черт. — Прохрипел Гаара.

— Гаара, как ты? — Воскликнула Лаитреаль, обеспокоенно глядя на шиноби Песка. Она ничем не могла помочь другу. Ее медицинские навыки слишком примитивны. Удзумаки снова выругалась.

— Раздражаешь. — Прорычал Гаара, глядя на Лаитреаль. Девочка нахмурилась и отвернулась. — Я истратил почти весь запас чакры. — После небольшой паузы пропыхтел Гаара.

— Он близко. — Проговорила Лаитреаль, резко учуяв запах врага. Девочка кое-как поднялась на ноги и начала принюхиваться, пытаясь найти источник запаха.

— Где же он?

— Нам не хватает пары минут. — Досадливо цокнула языком Кицуне. — Этот парень имеет слишком толстый скелет. — В этот момент, сзади Гаары из кости появился враг. С диким воплем он прорычал:

— Что ты можешь знать о том, как сильно для меня значит господин Орочимару?! — С этими словами его рука превратилась в длинную, толстую и острую кость. Сил на то, чтобы противостоять ни у кого не было. Лаитреаль не хватало еще минуты, чтобы завершить свою технику. Ли не мог нормально двигаться после своего боя, да и тайдзюцу не помогло бы сейчас. Гаара же израсходовал всю свою чакру и сейчас не мог не то что песком управлять, а даже рукой пошевелить. Для Лаитреаль время замедлилось. Вот враг замахнулся, и оружие приближается к Гааре, словно издалека Лаитреаль слышит свой крик, мучительно медленно она бежит к Гааре, закрывая его собой. В этот момент раздается тихий звук разрывающейся плоти и полный боли вскрик Удзумаки.

— Больно! — Прохрипела Лаитреаль, ощущая, что время начало двигаться с нормальной скоростью. Гаара пораженно смотрел на девочку. На его лице были капли крови. Удзумаки понадобилось пару секунд, чтобы осознать, что эти капли — ее собственная кровь. В этот момент лента с волос Лаитреаль соскользнула, и золотой водопад скрыл искаженное болью лицо девочки. Монстр еще сильнее просунул свое оружие в тело Кицуне, протыкая его насквозь. Вскрикнув, девочка зашлась кровавым кашлем.

— Лаитреаль! — Прокричал Ли.

— Прости…. Меня…. — Прохрипела Удзумаки, обращаясь к Гааре. Перед глазами все плыло, еще чуть-чуть и она потеряет сознание.

— Дура! Соберись! — Проревела Юки, передавая Лаитреаль часть своих сил. Девочка, оперевшись одной рукой на плечо Гаары, с рыком развернулась к врагу, чувствуя, как рана разрывается, становясь больше. Разум помутнел. Злость и адреналин перемешались, заставляя Лаитреаль забыть о боли и завершить технику. Вытянув руку, девочка прорычала:

— Стиль Воды: Извержение! — В этот же миг приспешника Орочимару разорвало на кусочки. Это было последнее, что Лаитреаль смогла рассмотреть. Перед глазами потемнело, а грудная клетка адски болела от последних рваных вздохов. Удзумаки чувствовала, как жизнь покидает ее. Даже сила Юки не помогала восстановиться, лишь оттягивала момент неизбежности. Лаитреаль вымучено улыбнулась. Она не сожалела о своем поступке. Почему-то она была рада, что смогла защитить Гаару. Лаитреаль вспомнила об обещании победить приспешника Орочимару. Легкий смешок сорвался с ее губ, перед тем, как потерять сознание:

— Я же… говорила…. Мы победим его.

— Лаи…. — Прошептал Гаара. Но Лаитреаль его уже не слышала. Всего за миг Субоку-но испытал десяток новых чувств: паника, страх, отчаяние, бессилие, желание действовать, но больше всего — острая боль в груди, как когда-то в далеком детстве. Собаку-но почувствовал неожиданный прилив силы. Мальчику на миг показалось, что в нем сидит как минимум три Шукаку. Он срезал кол, на котором весела Лаитреаль, и опустил свои платформы на землю.

— Собаку-но Гаара! — Раздался знакомый голос где-то недалеко от него. Мальчик поднял глаза и увидел перед собой запыханную Хикари. Он рванул к ней.

 — Вылечи ее! — Потребовал Гаара. Он видел, как содрогнулась Урикава от его голоса, но сейчас было не до самобичевания. — БЫСТРЕЕ! — Проревел Песчаный на Хикари. Его злила нерасторопность этой девчонки. Ее подруга умирает, а она время тянет и еще трясется от его голоса.

— Д-да. — Словно ожила Хикари и, подавившись слезами, которые выступили на глаза приступила к оказанию хоть какой-то медицинский помощи. Тщетно. Ранение слишком сильное, ей не хватает навыков, а Удзумаки слишком быстро теряла жизненные силы.

— Шиноби Песка, успокойся. Госпожа Нэко сконцентрируйтесь на исцелении. — Кто-то спокойно проговорил тихим и нежным голосом. Только сейчас Песчаный заметил рядом с шиноби Водоворота Илагрию и странное существо: панцирь и клюв, как у черепахи, тонкие перепончатые лапки с небольшими коготками. Живот существа был покрыт мягкой короткой шерсткой, а на голове, словно приросло, небольшое блюдечко. От него исходил запах трясины и ила.

— Кто ты? — Не дружелюбно прорычал Гаара и тут же дернулся, так как Илагрия лизнула его за руку.

— Я Каппа — Повелитель Водоемов. Мы потом поговорим. Сейчас нам нужно позаботиться о госпоже Кицу. — Деловито проговорило существо, помогая Хикари исцелить Лаитреаль. — Шиноби Песка, ты бы мог доставить нас всех в Коноху, как можно быстрее? — Гаара без лишних слов создал песчаные платформы под ногами у каждого шиноби и с бешенной скоростью они полетели в деревню. Краем глаза Гаара видел, как Каппа принялся что-то делать своими когтистыми лапками над раной Лаитреаль. Тихо перешептываясь с Хикари, они удерживали Лаитреаль в этом мире.

Почему она это сделала? — Вертелось в голове у шиноби Песка. Это первый раз, когда кто-то пожертвовал собой, чтобы защитить его. Гаара рыкнул и сжал руки в кулаки, что даже костяшки побелели. Он не должен позволить ей умереть. Только не Лаитреаль. Только не той, кто поверила в него, кто не смотрел на него со страхом и ненавистью. Он спасет ее. Защитит. Но как? Гаара впервые в жизни понял, что может быть настолько беспомощным. Шукаку внутри него беспокойно метался из-за запаха крови, но не принимал никаких попыток вырваться на свободу.

— Эй, малец, — пропищал-похихикал монстр, — держи. — С этими словами Биджу поделился частью своей чакры и заставил песок двигаться еще быстрее.

— Я должен успеть. — Мысленно шептал себе Гаара, как мантру.

— Она очнулась! — Раздался вопль Ли.

— А ну, тихо! — Рявкнула Хикари, сосредотачиваясь на лечении. — Гаара, ты можешь быстрее?!

— Госпожа Нэко, выдохните. — С ледяным спокойствием проговорил Каппа, исцеляя Лаитреаль. — Господин Собаку-но делает все возможное.

— Она может начать бредить и навредит себе еще больше!

— Мы держим госпожу Кицу-Удзумаки на грани жизни и смерти, открытие глаз ничто иное, как сокращение мышц. Вам должны были это рассказывать на курсах. — С таким же спокойствием проговорило существо.

— Д-да. — Дрожащим голосом прошептала Хикари и глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.

— Не переживайте, мы спасем госпожу Лаитреаль. — Гаара мог поклясться, что в этот момент Каппа улыбнулся. Шиноби Песка думал, что встреча с жутким растением месяц назад заставила его испугаться за жизнь кого-то. Как же он тогда ошибался. Наконец-то вдали показались ворота Конохи.

— К сожалению, я дальше не могу пойти. — Печально проговорил Каппа. — Я лесной житель, людей я избегаю. Госпожа Нэко, постарайтесь в таком же ритме исцелять Лаитреаль, пока ей не предоставят профессиональную помощь. Увидимся еще господин Собаку-но. — С этими словами Каппа спрыгнул с платформы, растворяясь в воздухе. У ворот деревни стояли шиноби-медики, а перед ними помощница Хокаге раздавала указания.

— ГОСПОЖА ШИЗУНЕ! — Проревели Хикари и Ли в один голос, оглушая Гаару. Женщина обернулась и еле успела отскочить в сторону, чтобы ее не снесли песчаные платформы Гаары. Собаку-но затормозил.

— Что.? О Боже! — Воскликнула Шизуне, увидев в каком состоянии Лаитреаль. — Немедленно в больницу! Я предупрежу Хокаге, она будет вас ждать. Ирьенины — выполнять приказ! — С этими словами ниндзя-медики растворились в чаще леса, сама Шизуне исчезла на одной из крыш домов Конохи, а Хикари прошипела, не прекращая исцеление:

— Быстро! — Песчаный под чутким руководством Ли, направил свои платформы прямиком к центральной больнице Конохи.


Заброшенное помещение замка Короля Драконов пропахло плесенью и сыростью. В эту часть никто не заходил вот уже больше тысячи лет. Когда-то здесь жила королевская чета со своими слугами и многочисленными родственниками, но это давно в прошлом. Война никого не щадит. Бедный ли, богатый ли, для войны не важен статус или связи. Война приходит тихо и незаметно, бок-о-бок со смертью, которая, прокрадываясь вплотную, своей косой скашивает жизни людей. Даже Клан Драконов не стал исключением. Это было давно, но именно это породило желание Азазура стать правителем, который бы смог решать конфликты при помощи дипломатии, а не бряканья оружия. Фаин медленно подошел к старой картине с изображением молодого, еще тогда крон-принца, Азазура, висевшей на стене. Его брату почти удалось искоренить то зло, которое таилось в самом сердце клана. Тогда было много жертв, много крови. Дипломатия не всегда помогает решить вопросы. Фаин не весело усмехнулся. Эти старые и заброшенные комнаты замка — безмолвное напоминание тех давно прошедших лет. Дракон отошел к противоположной стене и облокотившись о нее свежим взглядом осмотрел помещение. Пыльный, выцветший ковер, старая, пошарпанная мебель, покосившиеся картины и стеллажи с необъятными томами книг. Порванный гобелен и давно не топленный камин. Заброшенные и никому не нужные остатки истории рода, покрытые толстым слоем пыли и гигантскими паутинами.

Фаин тяжело вздохнул, втягивая носом вековую пыль. Как же он соскучился по этой комнате, где в детстве играл со своим братом. Воспоминание волной накатили, утягивая дракона в пучину старых, позабытых событий. Фаин тряхнул головой, сейчас не время для ностальгии. Здесь он по делу. То, что было давно забыто, восстает из мрака с новой силой. То, что, казалось, было искоренено, словно бурьян опутывает и утаскивает в бездну. Фаин посмотрел на старый пошарпанный гобелен. В одной из секретных комнат сейчас будет проходить собрание тайного ордена, и ему обязательно нужно присутствовать на нем. Где-то вдали раздался громогласный звон колокола.

— Полночь. Пора. — Подумал дракон и, подойдя к этому гобелену, скрылся в темной нише за ним. Фаин спускался по узкой и крутой винтовой лестнице. Его шаги отбивались глухим эхо от каменных пола и стен, а холодный и затхлый ветер шептал, что собрание уже началось. Наконец дракон остановился на середине спуска и, повернув весящий на стене факел, зашел в узкий и пыльный коридор. Где-то вдалеке слышались голоса. Фаин нахмурился и посильнее закутался в черный плащ, стараясь слиться с темнотой коридора, направился на звук.

— Сколько можно ждать? — Отчетливо услышал Фаин голос начальника королевской охраны, стоило ему выйти на узкую балку поддерживающую свод замка. Взгляду Фаина открылась интересная картина. В просторном зале, освещенным яркими факелами, выстроившись по кругу, стояли люди в черных длинных плащах, а их лица скрывали капюшоны.

— Мужчины так нетерпеливы. — Послышалось гордое и недовольное восклицание. Как показалось Фаину, этот голос принадлежал одной из дочерей главы боковой ветви клана Кицу.

— Ваше замечание только доказывает, что женщины — это великие воспитатели мужчин. — Усмехаясь, проговорил Стилс.

— Да, Вы, философ, я погляжу. — Хохотнул мелодичный женский голос.

— Вторая дочь. Неужели и часть клана Кицу на стороне изменщиков? — Подумал Фаин, прячась в тени. Его не должны раскрыть иначе вся его шпионская деятельность с треском провалится.

— Что же, начнем. — Раздался металлический женский голос. Тонкая фигура вышла в середину импровизированного круга. — Наконец-то мы все встретились после длительного перерыва. Провал с договором послужил нам уроком. Опережая претензии некоторых членов нашего ордена, я скажу, что нельзя недооценивать врага, даже если он ребенок. Лаитреаль Кицу-Удзумаки показала нам, что может противостоять. И у нее мощная поддержка в лицах Короля Драконов, Мудрейшего и Узукаге. К тому же большая часть кланов видит в ней лидера.

— Мы должны узнать о ее слабостях. — После паузы продолжила женщина, медленно расхаживая перед небольшим количеством людей. — Наир Кицу дальновидный правитель и его нельзя не уважать за это. Он сделал все возможное, чтобы его драгоценная внучка была вдали от нас. Живет за водопадом под защитой своего клана, выступает на миссии в сопровождении сильнейших шиноби Водоворота. Югана, ты знала, что твоя дочь имеет способности манипулировать реальностью и временем, помимо Магнетизма?

— Нет, Владычица. Не знала. — Тихо проговорила жена Короля Драконов. Фаин сглотнул. Если Мира и впрямь может изменить реальность и остановить время, то ее сила безгранична.

— Так и знала. — Фыркнула женщина, как показалось Фаину с презрением. — Думаю, что никто не догадывался так же о способностях Таяны и Хикари. Клан Нэко конечно специализируется на иллюзиях, но мало кому удавалось зайти дальше сильнейших гендзюцу и миражей. Хикари же может создавать материальные иллюзии и иллюзии измерения.

— Вот же…. — Прорычал недовольный мужской голос. — Этот дар очень редкий, в роду было только двое таких. Один из них — создатель клана Кицу — Богиня Бастет.

— Ну, рано еще приписывать этого ребенка к лику святых. — Усмехаясь, проговорил Стилс. — Но внимания она определенно заслуживает.

— И не только она. — Усмехнулась Владычица. — Клан Басан со своим огнем. Таяна имеет способности не только создавать любые виды огня и его контроля, но, как показало сражение с «Братьями тьмы», эта девушка может быть неуязвима для физических атак. Она их пропускает сквозь себя, когда обретает форму огненной птицы.

— Нам бы такие способности не помешали. — Раздался ледяной тон, только вошедшего человека. Фаин тихо рыкнул. Ему хорошо был знаком этот голос. Тот, кто стал предателем всего за одну ночь, перейдя на сторону врагов и предав своих сородичей.

— Что он здесь делает? — Думал Фаин, лихорадочно соображая как бы сильнее замаскировать свою сущность, чтобы такой сенсор, как Ажи-Дахака не заметил его.

— Что ты узнал? — Холодно спросила Владычица.

— Эта необычная девчушка имеет очень милую слабость. — Усмехнулся дракон, вальяжно проходя зал и подходя к бару, наливая себе немного коньяка.

— Не томи. — Рыкнула Владычица, заставляя всех присутствующих нервно поерзать. Фаин ощущал силу, исходящую от этой женщины. Он сомневался, что кто-то из ныне живущих драконов способен соперничать с ней.

— Терпения, моя дорогая, терпения. Я только вернулся. Дай насладиться этим божественным напитком, о котором я мечтал все это время. — Усмехнулся Ажи-Дахака, и, сделав небольшой глоточек, подошел к Владычице. Он был единственный, кто не прятал своего лица от остальных. Этот дракон прекрасно понимал, что лишь единицы помнят его лицо. Бояться ему было нечего.

— Лаитреаль Кицу-Удзумаки недавно вернули с того света медики Конохи. Особенно постаралась госпожа Хокаге. — Наконец, после длительной паузы проговорил Ажи. Фаин почувствовал, как его окатил холодный пот. Он весь обратился в слух, пытаясь узнать подробности.

— Что это значит? — Удивилась Югана. В ее голосе звучали нотки недовольства. Фаин мог поклясться, Югану задело то, что не она отправила девочку на больничную койку.

— Это значит, что Лаитреаль будет рисковать собой, чтобы защитить дорогих ей людей.

— Интересно. — Усмехнулась Владычица.

— Но, как эти знания помогут нам? — Удивилась одна из сестер клана Кицу.

— У меня есть одна идея. — Усмехнулась Владычица. — Кого она защищала?

— Песчаного Гаару — Абсолютное оружие Страны Ветра. — Безразлично проговорил Ажи-Дахада.

— Как интересно. — Протянула Владычица. — Все, как ОН и предсказывал. Что же господа, запасайтесь терпением, мы выиграем эту войну, а девчонка нам в этом поможет.

— Интересно как это? — Усмехнулся мужчина из клана Нэко. — Как связаны, слабость Удзумаки и поиск реликвий?

— Запомни, Асмодей, терпение — это добродетель. — Усмехнулся Стилс. — Лаитреаль сама найдет реликвии и принесет нам. Это лишь вопрос времени.

— Эта девчонка не так глупа. — Усмехнулась женщина из клана Кицу. — Она из прямой ветви клана Кицу, к тому же она уже смогла пробудить пять хвостов. Эта девчонка чувствует все, о чем мы думаем. Запахи не скроешь.

— Ты сомневаешься во мне, Кокатсуне Кицу? — Грозно проговорила Владычица.

— Нет, моя госпожа. Никак нет. Просто, я предупреждаю. — Пролепетала старшая дочь из боковой ветви клана Кицу.

— Не стоит. — Рыкнула Владычица. — Скоро мы все приклоним колено перед сильнейшим из драконов, истинным королем, равных которому нет в этом прогнившем мире. — Фаин содрогнулся, от догадки. Все эти нападения, эти символы на плащах. Как он мог забыть об этом?

— А пока…. Думаю, кое-кто присоединится к нам в ближайшее время. — Донесся злобный голос предводительницы изменщиков. Фаину показалось, что это послание было адресовано ему. Они знали, что он придет. Нужно немедленно убираться от сюда. Фаин, как можно тише, покинул свое укрытие и быстрым шагом скрылся в потайном проходе. Взлетев вверх по ступеням, Фаин со всех ног побежал в комнату Азазура. Не найдя брата на месте, он побежал к Наиру Кицу. С ноги открыв дверь кабинета Узукаге, Фаин увидел в нем Азазура и самого правителя Водоворота. Они явно были обеспокоены чем-то.

— Фаин, хорошо, что ты пришел, но дверь не стоило выбивать. — Попытался отшутиться Азазур, но от пристального взгляда Фаина не укрылся страх в его глазах.

— Что уже случилось? — Рыкнул Фаин, бесцеремонно оперевшись о стол Узукаге.

— Лаитреаль в тяжелом состоянии. — Проговорил севшим голосом правитель Узушиогакуре.

— Ясно.

— Я погляжу, тебя это совсем не удивило, братец. — Нахмурился Азазур.

— Я это узнал пару минут назад. На собрании тайного ордена. — Отчеканил Фаин.

— Что? Какой орден? — Удивился Азазур.

— Орден по воскрешению Короля Ада. — Прорычал Фаин. Повисла гнетущая тишина.

— Ты в своем уме, а? Не перегрелся нигде? — Наконец проговорил Азазур.

— Да все со мной хорошо. И я абсолютно серьезно. — Прорычал Фаин.

— Я тоже! Я тоже абсолютно серьезно! Король Ада покоится в Аду и его невозможно воскресить, это детская выдумка.

— Детская выдумка, которая может быть воскрешена при помощи реликвий клана Удзумаки и силы двух Всадников. Да-да-да, знаю я эту легенду. — Отмахнулся Фаин. — Но плащ, который сняла Мира с одного из «Братьев…», говорит о том, что они настроены серьезно. Да и место где я только что побывал, заставляет меня задуматься, а легенда ли это?

— Фаин….

— Послушай меня. — Перебил Фаин Азазура. Король Драконов удивился, это был первый раз за все время, когда Фаин был в таком состоянии. Его трясло. — Я не знаю, кто управляет этим орденом, но я тебе официально заявляю, они готовятся к ЕГО воскрешению и для этого им нужна Лаитреаль. Я готов поклясться на сердце Серебряного Дракона, что все, что я только что видел — правда и я в адекватном состоянии.

— Азазур, часть моего клана отдаляется от меня, и ты это знаешь. — Вдруг проговорил Наир Кицу серьезным голосом. — Если они отдаляются, значит нашли лидера сильнее меня. Мы теряем власть. Лаитреаль это козырь, который нам необходим, чтобы вернуть свои позиции. Я слышал о Короле Ада, но не думал, что все настолько серьезно.

— Ну, это же бред! Сказки! — Все сопротивлялся Азазур. — Выдуманные для усмирения непослушных детей.

— Давай проверим это. — Ледяным тоном проговорил Фаин. Ему удалось совладать со своими эмоциями. — Наир уже не в фаворе в своем клане, так же как и ты, Азазур.

— Что ты имеешь ввиду?

— Югана посещает эти собрания.

— Что? Не может быть. Ты точно спятил. — Азазур развернулся, и хотел было покинуть кабинет, но Фаин его остановил:

— Если решил спросить у нее об этом прямо, то ты идиот.

— Не указывай мне…. — Азазур не успел договорить, Фаин схватил его за затылок и, закрыв глаза, мысленно передал то, что видел на собрании. Он давно уже понял, что Азазура сложно в чем-то переубедить. Он может быть до безумия упрямым. Но стоит привести неопровержимый довод, как он задумается.

— И что? — Холодно спросил Азазур. Фаин опешил. Неужели его брат совсем потерял остатки здравомыслия или его чем-то опоили? — Это лишь твое виденье. Тема закрыта. Мне некогда выслушивать твои бредни. — На этих словах Азазур развернулся и стремительно вышел из кабинета, оставив брата, шокировано стоять то, открывая, то закрывая рот в немом крике.

— Ему нужно время. — Наконец прервал тишину Наир Кицу.

— Сейчас я в этом не уверен. Он словно под гипнозом. Может Югана?

— Сомневаюсь. Ты же знаешь, какой у тебя брат упрямец. — Усмехнулся Наир, подходя ближе к Фаин и похлопал его по плечу. — Мы должны быть готовы ко всему.

— Ты мне веришь? — С сомнением в голосе проговорил Фаин.

— Я впервые увидел тебя в таком состоянии. К тому же…. Я хорошо знаю историю.

— Она повторяется. Как же я мог быть так слеп?! И… насколько слеп Азазур…. — Печально проговорил Фаин. Ветер ему шептал, что его брат не послушает его и поступит по своему, как и всегда на протяжении всех этих долгих лет.

— Ну, Лаитреаль от Азазура мы не скроем, к тому же ей танец танцевать. — Вздохнул Наир, устало потирая глаза. — Если, конечно она восстановится. Цунаде буквально ее с того света вытащила.

— Выкарабкается. Она сильная. — Уверенно проговорил Фаин, задумчиво стуча по столу Узукаге. Паника покинула его, уступив место хладнокровному анализу. — Может отослать ее? Хотя бы в ту же Коноху или Суну. Мы все равно думали, кого отправить туда послом.

— Нет. Азазур, хоть и упрямый баран, которого только могила может исправить, но если Лаи к нему попадет, он сделает из нее сильнейшую шиноби за всю историю Мира Шиноби вообще и Узушиогакуре в частности. — Печально проговорил Наир Кицу, понимая, что Фаин прав. Его внучка еще не готова играть в эти игры. — Нет, Лаитреаль нужно быть сильнее. К тому же в Суну я уже назначил Миру и Хикари. Мира будет временно, пока Лаитреаль не закончит обучение. Потом переведу ее в Суну вместо твоей племянницы. Подальше от этих интриг и Королей Ада.

— Ей все-равно придется с ними столкнуться. — Устало проговорил Фаин. Утопая в своем любимом кресле.

— Не спорю. Она встретится с ними, но когда будет готова. Я рад, что хоть Наруто в это не втянут. Ему сейчас нужно сосредоточится на тренировках, как и Лаитреаль. Я не слышу ветер, как вы с Азазуром, но что-то мне подсказывает, что в будущем нам останется надеяться только на этих двоих.

— Хотелось бы, чтобы ты ошибался. — Лениво растягивая слова, проговорил Фаин.

— Мне тоже этого хотелось бы.

— Думаю, пора мне тоже ученика взять. — Неожиданно хитро усмехнулся Фаин.

— Есть идеи?

— Есть один на примете.

— Зачем тебе это? — Удивился Узукаге.

— По легенде только два Всадника, объединившись, могут уничтожить Короля Ада. — Усмехнулся брат Короля Драконов. — К тому же, мне нужен помощник в этих шпионских играх.

— Что же, а я тогда подготовлю все к празднику «Двух душ». Нам не нужны неожиданности, их и так последнее время много накопилось. — Хитро оскалился Наир Кицу, обнажая ряд ровных белых клыков.


— Выпендрежник, даттебайо! — Это первое, что услышала Лаитреаль после того, как пришла в себя. — Почему ты позволил ей пострадать? Что вообще произошло?!

- Убью, своего заботливого братца. — Мысленно простонала Лаитреаль.

— С пробуждением тебя, герой. — Усмехнулась Юки, сворачиваясь в большой белый клубок в подсознании у девочки.

— Я уже все рассказал. — Прозвучал холодный, но спокойный голос Гаары.

— Ничего ты толком не рассказал! — Завопил Наруто, после чего последовал звук удара, вскрик и опять причитания Наруто: — Сакура, больно же!

— Не ори в больнице! — Прорычала Харуно. — Лаи нужен отдых! Побеспокойся о состоянии здоровья своей сестры, дурак.

— Я и забочусь. — Буркнул Наруто.

— Ну да, вопишь так, что слышно даже в Суне. — Прозвучал спокойный и слегка надменный голос Канкуро.

— Твое мнение забыл спросить, красотка. — Как показалось Лаитреаль, Наруто показал язык кукольнику.

— Слышь, мелкий….

— Канкуро, успокойся. — Безэмоцианально проговорил Гаара.

— Но он…. Как скажешь. — Недовольно буркнул Канкуро. Опять последовал удар, вскрик и опять причитания Наруто:

— Хикари, и ты меня решила побить?!

— Нечего языки всем подряд показывать.- Прошипела наследница клана Нэко. Лаитреаль уже не могла скрывать улыбку.

— Хватит выбивать остатки мозга из головы моего братца…. — Прохрипела Удзумаки, открывая один глаз и тут же его, закрывая от слишком яркого света.

— Лаи! Ты очнулась!

— Ваши крики и мертвого поднимут. — Кицуне, наконец-то, смогла открыть глаза и посмотреть на тех, кто потревожил ее покой.

— Как самочувствие? — Раздался меланхоличный голос Шикамару. Он сидел дальше всех, на одной из больничных кроватей и играл в сеги.

— Ну…. — Лаитреаль попыталась сесть, но грудная клетка отозвалась острой режущей болью. Удзумаки зашипела и скривилась. Девочка почувствовала, как что-то шуршащее обвило туловище.

— Эй, ты что творишь? — Снова прокричал Наруто. Лаитреаль удивленно посмотрела на Песчаного. Гаара при помощи своего песка помог Лаитреаль привстать, и поддерживал ее в полу-лежачем состоянии, пока Сакура поднимала часть матраса, после чего плавно отпустил девочку, а песок отполз и спрятался в бутыль стоящий рядом с шиноби.

— Спасибо. — Прохрипела Лаитреаль, улыбаясь. — Так намного удобнее. — Девочка смогла рассмотреть себя. Руки и верхняя часть тела были перебинтованы. — Ну и мумия.

— Скажи спасибо что мумия, а не на разлагающейся труп. — Проворчал Хидзу. — Тебя Цунаде с того света вытаскивала.

— Ну, вытащила же. — Широко улыбнулась девочка.

— А ты и рада. — Рыкнула Хикари. — Ты хоть знаешь, как мы за тебя переживали? Ты самая безрассудная, самая эгоистичная девчонка. — После этих слов Хикари бросилась к Лаитреаль и крепко ее обняла, пряча свое лицо в золотых волосах Кицуне.

— Ой! — Вскрикнула Удзумаки, когда Урикава сильнее сдавила подругу в объятьях.

— Терпи, дура. — Проворчала Таяна, шмыгая носом, и тоже обняла Лаитреаль. Удзумаки шокировано сидела на кровати не в силах пошевелиться.

— Ну, раз здесь массовые обнимашки, я тоже с вами. — Усмехнулся Хидзу.

— И я! И я! — Вторил ему Наруто, подбегая к сестре и падая на ее кровать обнимая.

— Вы меня раздавите! — Простонала Лаитреаль. — Имейте совесть, мне же больно.

— Ой, прости. — Проворчала Хикари и за шкирки оттащила Хидзу от Лаитреаль, так же поступила Таяна с Наруто. Удзумаки рвано выдохнула. Было действительно больно. Девочка дотронулась до солнечного сплетений. Будет шрам.

— Тебе повезло, что враг не использовал яд. — Сурово проговорила Темари, внимательно рассматривая девочку. — Но…. Спасибо тебе Лаитреаль Удзумаки. — Девушка склонилась в глубоком поклоне. Удзумаки лишь вымучено улыбнулась. Каким бы не было отношение Гаары к своим родственникам, но семья навсегда останется семьей. Лаитреаль видела, что Темари любит своего брата, хотя им до взаимопонимания еще очень далеко. Но, судя по запаху, они стали больше доверять друг другу.

— Зачем? — Холодно спросил Гаара.

— Ты бы предпочел умереть там? — Усмехнулась Лаитреаль.

— Я серьезно. — Недовольно проговорил шиноби Песка. Он скрестил руки на груди, словно отгораживаясь от всего мира, и тяжелым взглядом посмотрел на Кицуне. — Из-за этой выходки твой брат меня чуть не придушил.

— Я тебе жизнь спасла вообще-то, а ты еще и не доволен. — Рыкнула Лаитреаль. Дышать было больно.

— Я жду ответ.

— Если бы тебя убили — погибли бы мы все…. — Устало ответила Лаитреаль, понимая, что Гаара от нее не отстанет. — Гаара мы были на твоих парящих платформах, случись что с тобой мы с Ли бы просто погибли. Либо бы нас проткнула одна из костей этого монстра, либо мы бы просто разбились, упав с энной высоты. — Лаитреаль почувствовала, что этот ответ не совсем точный. Он скорее технический, подходящий для отчета, но не для оправдания своего поступка. Тогда зачем она это сделала? Краем глаза девочка видела, как Гаара пристально изучает ее.

— У тебя оставалась чакра, — продолжал допрос Гаара, — ты могла бы использовать ее.

— Если бы я использовала ее, мне бы не хватило сил на мою технику.

— Это был мой второй вопрос. — Так же холодно и безэмоцианально проговорил Собаку-но. — Что именно ты сделала?

— Дай ей отдохнуть! — Завопил Наруто. — Она только очнулась!

— Мы уходим из Конохи на рассвете, к этому моменту я должен понять, как она смогла победить врага, на которого не действовали никакие физические атаки. — Терпеливо объяснил Гаара.

— А моя сестра пострадала из-за тебя, так что будь добр и дай ей отдохнуть, даттебайо. — Не унимался Наруто. Лаитреаль заметила, как потемнели глаза Гаары от слов Удзумаки.

— Может быть, он сожалеет?

— Он пытается понять и в будущем предотвратить подобный исход. Он сильно за тебя волновался, хоть и не подавал виду. — Раздался голос Юки в подсознании Лаитреаль. — Знаешь, Цыпленок, этому Гааре можно позавидовать. Он мастерски владеет контролем эмоций.

— Да уж…. — Фыркнула Лаитреаль. — Каменное изваяние.

— Наруто, я ценю твою заботу, но Гаара имеет право знать. — Усмехнулась Лаитреаль после небольшой паузы. — Тем более, что это он вел этот бой. Он защищал нас с Ли от атак врага, но не мог победить его. — Удзумаки сделала паузу, собираясь с мыслями и проговорила:

— Этой техники обучал меня Узукаге. Ее суть заключается в том, что количество воды, находящейся внутри любого живого организма начинает увеличиваться и в конечном итоге разрывает, в данном случае, человека, изнутри.

— Вау! Это круто сестренка! — Воскликнул радостный Наруто.

— Наруто! — Рыкнула Сакура. — Она еще не закончила. — Лаитреаль усмехнулась и, поморщившись, поудобнее села на кровати.

— Техника состоит из трех этапов: поглощение, насыщение и взрыв. При первом этапе молекулы воды проникают в тела врага, при втором — влага накапливается в пустотах организма, чаще всего в костях, и наконец разрывают их.

— Другими словами ты проникла под защиту врага и взорвала его. — Усмехнулась Мира. — Невероятно!

— Ага, а еще эта техника выматывающая. Для первых двух этапов нужен большой запас чакры, в бою эта техника очень трудновыполнимая. К тому же, мне пришлось, немного, внедрится в песок Гаары. — Виновато улыбнулась Лаитреаль. — Мне нужно было, чтобы этот представитель клана Кагуя впитал как можно больше влаги, поэтому я добавила в песок Гаары немного молекул воды. Их количество никак не отразилось на его техниках, но помогло насытить кости врага большим количеством воды. К сожалению, этот процесс у меня занял слишком много времени. Я не хотела, чтобы песок утяжелился от влаги.

— Почему ты меня не предупредила об этом? — Холодно спросил Гаара. — Это могло повлиять….

— Оно никак не повлияло на твои техники, я же уже это сказала. — Перебила Песчаного Лаитреаль. — К тому же, как ты себе это представляешь? Во время боя я подхожу к тебе и говорю на ухо свой план? Ага, уже побежала. Ты же меня в свой песчаный гроб закатал бы вместе с этим монстром. — Усмехнулась Лаитреаль, а Гаара нахмурился.

— Мы были в одной команде, я бы не напал на тебя. — Лаитреаль показалось, что Гаару задели слова девочки.

— Дело не в этом. — Вздохнула Удзумаки. — Я не сомневаюсь в твоих благих намерениях, но…. Ты никого не подпускаешь к себе. Стоит подойти к тебе ближе, чем на метр, как ты отгораживаешься от этого человека.

— Да, это жутко раздражает, даттебайо! — Воскликнул Наруто, поворачиваясь к Гааре и вплотную подходя к нему. Пустынник отшатнулся, а его песок начал угрожающе шевелиться в бутыле.

— Что и следовало доказать. — Констатировал Наруто, улыбаясь в тридцать два зуба.

— Удзумаки, от твоей физии отшатнулся бы даже Сютэн-додзи. — Проворчал Канкуро, недовольно рассматривая Удзумаки.

— На драку нарываешься?! — Завопил Наруто, за что опять получил лечебный подзатыльник от Сакуры.

— Ты можешь потише себя вести?

— Зато с моим братом не соскучишься. — Улыбнулась Лаитреаль, но тут же зашипела от боли.

— Думаю, мы здесь и так задержались. — Холодно проговорил Шикамару, все время наблюдая за состоянием Лаитреаль. Нара видел, что девочке сложно много говорить и, что она еще слаба. — Лаи нужен отдых. К тому же, скоро будет обход, так что, нас все равно попросят уйти. — После его слов палата опустела. Лаитреаль легла на кровати и посмотрела на вечернее небо Конохи. Почему-то девочка чувствовала сейчас себя одиноко и потеряно. Как и говорил Шикамару, через час пришла Цунаде и внимательно изучила все жизненные показатели девочки.

— Ты, в самом деле, нечто. — Проговорила Хокаге. — Любой другой на твоем месте бы погиб уже от такого ранения.

— Тебе стоит быть осторожнее. — Проговорила Цунаде после паузы. — Клановая способность это конечно хорошо, но она может оказаться бесполезной. Мертвая ты никому не нужна. Но ты защитила товарища, это высоко ценится. — После этих слов медик ушла, оставив Лаитреаль в раздумьях. Защищать кого-то, жертвуя собой, это не было в духе Кицуне. Она называла таких людей эгоистами и слабаками, которым не хватало мужества вытерпеть невзгоды жизни. Шиноби — терпеливы. Они должны уметь выстоять в любой ситуации, не показывая своих чувств и переживаний. Но в этот раз ее тело само двигалось. Лаитреаль хотела защитить шиноби Песка, не смотря не на что.

— Он и так многое пережил. Так умереть, было бы глупо. — Подумала Лаитреаль, переворачиваясь на спину и рассматривая потолок своей палаты.

— Поэтому ты решила пожертвовать собой? — Усмехнулась Юки внутри Лаитреаль. — Странный способ помочь человеку, не находишь? Гаара бы возненавидел себя, если бы ты погибла. Ты подумала об этом?

— Сама знаешь, что будь у меня возможность я бы по-другому поступила. — Рыкнула Лаитреаль.

— Тебе нужно становиться еще и умнее, а то силы есть, а мозги куда-то деваются. — Недовольно проворчала Юки, заставляя Лаитреаль раздраженно рыкнуть. — Гаара считает, что заслуживает смерти за все те ужасы, которые он успел совершить. Но он никогда бы не простил себя, если бы на его глазах погиб человек, который помог ему немного прикоснуться к свету.

— В следующий раз, просто придумай что-нибудь получше, чем живой щит. — Проговорила после паузы лиса. — В твоем случае это полезно. Не забывай, что на тебя смотрят кланы Драконов, Кицу и Удзумаки. Каждый по-своему заинтересован в тебе. Сейчас не время проявлять благородство. Своим поступком ты показала врагам как тебя победить.

— Ты бы предпочла, чтобы Гаару убили? — Удивилась Лаитреаль.

— Нет, конечно. Тогда бы ты потеряла свою силу. — Усмехнулась Юки. —  Я хочу сказать, что тебе стоит быть осторожнее в своих благородных порывах. Помни, что наши враги изучают тебя. Сейчас они поняли, что твоя слабость это твоя сила.

— Ничего не понимаю. — Взмолилась Лаитреаль. — Объясни нормально! — Девочке показалось, что Юки опять пробурчала себе под нос что-то насчет мозгов.

— В чем сила Королевы Кицуне? — Вздохнув, спросила лиса.

— В любви, если я не ошибаюсь.

— Ты только что ответила на свой вопрос. — Лиса прервала мысленную связь с девочкой, оставляя ее непонимающе хмуриться.

Комментарий к Глава 18 или Слабость Ажи-Дахака – согласно иранской мифологии, жестокий дракон, не знающий жалости и пощады. Его невозможно было убить, так как вместо крови у него сыпались пауки, змеи, скорпионы и прочее ядовитые твари. Монстр был заточен глубоко в горах. Есть поверье, что Ажи-Дахака выжидает своего часа, когда сможет освободиться.

Сютэн-додзи – согласно японским легендам когда-то Киото страдал от деяний демона Сютэн-додзи. Спускаясь с гор, он похищал молодых девушек и съедал их у себя в логове. Демон был убит героем Минаомото Еримицу.

Надеюсь, глава Вам понравилась. С нетерпением жду Ваши комментарии и конструктивную критику.

====== Глава 19 или Вызов Абсолютному Оружию ======

Прошло чуть больше недели с момента ранения Лаитреаль. Девочка очень быстро шла на поправку, сказывалась клановая способность Удзумаки. Цунаде разрешила ей покинуть больницу спустя две недели и отправила отряд Водоворота обратно в Узушиогакуре. Дом встретил Лаитреаль недовольными причитаниями Азазура и Фаина, которые назидательным тоном говорили, насколько Удзумаки безрассудна. Узукаге же был более сдержанным, заявив, что в ближайшее время Кицуне ждут миссии не выше ранга D. Но потом смягчился, и обнял Лаитреаль. Когда девочка окончательно окрепла, Узукаге вызвал ее и команду к себе для очередного задания.

— Это приглашение на праздник «Двух душ». — Проговорил Узукаге, протягивая Лаитреаль красиво украшенный свиток. — Ваша задача доставить приглашение в Сунагакуру.

— Это свиток с именами приглашенных? — Решила уточнить Лаитреаль, пряча приглашение в потайное отделение своей кофты.

— Да. — Хитро усмехнулся Узукаге. — Думаю, на празднике ты будешь приятно удивлена гостям. — Лаитреаль удивленно посмотрела на деда.

— Вы отправляетесь через полчаса.

К рассвету следующего дня отряд из Водоворота был уже у прохода в деревню Скрытой в Песке. Проход в Сунагакуру представлял собой длинное ущелье, пробитое в монолитной скале. Через нее не возможно было пройти незамеченным. Несколько патрулей у входа, несколько посередине и несколько на выходе. Шиноби Сунагакуре приветствовали гостей суровыми недоверчивыми взглядами, а жаркий воздух пропах пряными ароматами, смешанными с горькой неприязнью и страхом.

— Добро пожаловать в Сунагакуру. — Сухо проговорил капитан одного из патрульного отряда, когда шиноби Водоворота прошли ущелье. — Мне доложили о вашем приходе и просили провести на заседание. Меня зовут Изаму Кэйташи.

— Спасибо. — Лаитреаль учтиво кивнула головой. — Лаитреаль Кицу-Удзумаки. Мой отряд: Таяна из клана Басан, Хикари Урикава из клана Нэко и Мира из клана Драконов.

— Рад встречи. — Натянуто улыбнулся шиноби, показывая жестом следовать за ним.

Сунагакуре сильно отличалась от Конохи и Узушиогакуре. Дома были круглой формы, построенные из глины и песчаника. Слишком жарко и ветрено. Палящее солнце жгло открытые участки кожи, а ветер сушил лицо. Постоянная жажда сводила Лаитреаль с ума. Рассматривая деревню, девочка удивлялась стойкости ее жителей. Часто она ловила себя на мысли, что сравнивает Сунагакуре с Хидзанагакуре. Люди такие же хмурые, неприветливые и мрачные. Несмотря на похожие характеры и суровые условия жизни, жители Сунагакуре показались Кицуне не такими холодными и неприступными. Они были страстными и живыми. Этого явно не хватало жителям заснеженных территорий. Но в этот раз было что-то не так. Лаитреаль ощущала тяжелый и густой запах напряженности. Чем ближе подходил отряд к резиденции Кадзекаге, тем этот запах усиливался.

Несмотря на знойную жару, в резиденции Кадзекаге было прохладно. Это бодрило и придавало сил. Плутая коридорами, Лаитреаль принюхивалась к воздуху. Запахи, которые она видела и чувствовала — настораживали. Аромат страха был перемешан с ненавистью и желанием убивать. Вязкая атмосфера стала просто не выносимой, когда отряд подошел к Залу Совета. К какофонии неприятных запахов примешались сладкий аромат карамели с легкой примесью шоколада, а так же запах нафталина и горячего песка.

— Лаитреаль, ученицу Гаары похитили. — Раздался злобный рык Юки в подсознании девочки.

— Как ты узнала об этом?

— Проанализировала те запахи, которые ты учуяла. — Лиса начала нервно метаться в подсознании у Лаитреаль. — Вязкий запах тревожности, смешанный со страхом и нотками недоверия. Это не тот запах, который обычно испытывают жители по отношению к Гааре. К тому же в прошлый раз негативных эмоций в Суне было на порядок меньше. Плюс ко всему чуть уловимый аромат плавленого железа, что совсем не характерно для Сунагакуре. Теперь суммируем информацию, которую мы уже знаем и которую получили сейчас. В прошлый раз нам говорили, что в Суне планируют открывать Академию Шиноби, как в Конохе, да и твой дед упомянул, что команда Гаары приступила к обучению детей.

— Да, это я помню, я еще пыталась представить Гаару в роле учителя.

— Согласна, Гаара в роли учителя не каждой фантазии под силу. Но вернемся к нашим курочкам. — Облизнулась Лиса.

— Ты, что, голодная?

— Цыц! На чем я остановилась… ах да, Академия. Так вот, незнакомый запах плавленого метала, который явно не из здешних, плюс легкие нотки шоколада. К слову, точно такой же запах смешан с запахом Гаары. Вывод….

— Кто-то с ароматом шоколада близко общается с Гаарой, и аромат этого человека смешался с запахом чужестранцев, который шлейфом уходит за пределы Сунагакуре. Смешиваем с запахами опасности, страха, и ненависти и получаем хорошо спланированное нападение. — Закончила за Юки Лаитреаль, как раз в тот момент, когда двери Зала Совета открылись и Изаму Кэйташи громко объявил:

— Шиноби Узушиогакуре прибыли. — Лаитреаль и ее команда зашли в круглое и просторное помещение. Вокруг стола сидело с десяток человек в белых рясах и тюрбанах на головах. Все похожи друг на друга: сморщенные, серые, хмурые. Лаитреаль мысленно скривилась. С такими спорить невозможно. Они будут стоять на своем до конца. Гибкость ума их давно покинула. С прибытием гостей наступила звенящая тишина. Лаитреаль тут же учуяла запах раздражения и гнева. Краем глаза девочка заметила встревоженные лица Канкуро и Темари.

— Мы пришли передать вам приглашение на праздник «Двух душ». –В тишине зала, голос Лаитреаль звучал громко и четко. — Господин Узукаге будет рад приветствовать гостей из дружественной страны.

— Благодарю тебя, Лаитреаль Кицу-Удзумаки. — Сухо проговорил один из советников.

— Я чувствую запах напряжения и опасности, что-то произошло в деревни? — Решила выяснить Кицу, пока старейшина изучал свиток с именами приглашенных.

— Вы пригласили команду Баки на праздник? — Удивился один из старейшин, не удостоив девочку ответом. — Вы разве не осведомлены о разрушительной силе некоторых членов этой команды?

— Осведомлены. — Ледяным тоном проговорила Удзумаки, стараясь контролировать свой порыв гнева. Ей еще не хватало сорвать переговоры. — Узукаге доверяет этой команде, раз лично приглашает всех ее членов.

— Я не уверен, что эта команда сможет прибыть в срок. — Продолжил все тот же старейшина, не глядя на Лаитреаль. — Они отправляются на миссию ранга А.

— Это из-за похищенной ученицы Гаары? — В лоб спросила Лаитреаль, заставляя старых советников поднять глаза на командира команды Водоворота.

— Откуда вы.?

— К Вашему сведенью, господин советник, я из клана Кицу. — Перебила девочка надоедливого старикашку, который явно хотел убить на этой миссии если не всю команду Баки, то хотя бы Гаару. — Мой нюх, может уловить мельчайшие запахи и изменения настроений. Я отчетливо вижу явное нежелание некоторых представителей совета на сотрудничество с Узушиогакуре. Господа, к вашему сведенью, должна сообщить, что материальная поддержка из Водоворота очень быстро прекратится, как только Узукаге узнает о ваших разногласиях.

— Ты смеешь угрожать нам, девчонка? — Зашипел советник, которого Лаитреаль улучила в предательстве.

— Я имею полномочья говорить от имени господина Узукаге. Он выражает свою поддержку перечисленным, в этом свитке, шиноби, и только благодаря их отваге и преданности союзу он, впервые за десятки лет, приглашает шиноби других стран на территорию Водоворота. Только благодаря их упорству, союзный договор был подписан и сейчас Сунагакуре может развиваться наравне с другими странами. Так что? Вы готовы отказаться от нашей поддержки из-за своих внутриполитических разногласий?

— На ученицу Гаары было совершенно нападение. — Проговорил еще один старейшина после небольшой паузы. Юки в подсознании Лаитреаль раздраженно хмыкнула:

— Никто не хочет лишаться денег. Мелочные людишки.

— Они похитили ее, тем самым бросив вызов Абсолютному Оружию нашей деревни. Они сказали, что будут похищать по одному важному для Гаары человеку, пока он не придет к ним сам.

— Отличный ход отпустить отряд из трех человек, один из которых — цель. — Ледяным тоном проговорила Лаитреаль, еле сдерживаясь, чтобы не наброситься на старейшину. Он видит в Гааре только монстра, не способного чувствовать, а в Темари и Канкуро потенциальную угрозу своему величию. Лаитреаль закипала от гнева. — Прекрасный ход чтобы убить сразу двух зайцев, не правда ли?

— На что ты намекаешь девочка? — Попытался взять ситуацию под контроль один из старейшин.

— Я не на что не намекаю, я предупреждаю, ради поддержания дружеского соглашения вам стоит прекратить попытки убить Гаару.

— Да что ты себе позволяешь?! Гаара — единственный шиноби, который может справиться с этими бандитами. К тому же мы планировали отправить письмо с просьбой о помощи в Коноху. — Воскликнул один из старейшин.

— Не стоит напрягаться. У меня есть способ быстрее это сделать. Ваши действия только оттягивают время прибытия помощи. — Лаитреаль дотронулась до жемчужной броши, которая тут же покрылась потоками чакры.

— Сестренка, это ты, даттебайо?! — Раздался довольный вопль Наруто, повергнув всех присутствующих в шок. — Давненько мы так с тобой не общались.

— Наруто, я бы рада с тобой поболтать, но я по делу. От Цунаде далеко? — Строго проговорила Лаитреаль.

— Нет, а что?

— У тебя три секунды чтобы до нее добраться. Две уже прошло.

— Эй!

— Живо! — Рявкнула девочка. Через примерно полминуты молчания раздался голос Наруто:

— Бабуль Цунаде, тут сестренка, злая как черт, просила к вам прийти.

— Чего? — Недовольно проворчала Цунаде.

— Госпожа Цунаде, потом поколотите моего брата. Это срочно.

— Лаитреаль. — От удивления Хокаге подавилась воздухом. Взяв себя в руки, Цунаде строго проговорила: — Что случилось?

— Мой отряд сейчас в Сунагакуре. Этой деревне нужна помощь. Ученица Гаары похищена группой неизвестных лиц. Они же бросили вызов Гааре, как Абсолютному Оружию, пригрозив, что будут похищать всех, кто дорог ему.

— Что это значит, даттебайо? — Прорычал Наруто.

— Дай ей договорить, Наруто. — Холодно прозвучал голос Шикамару.

— Мой отряд выступает на помощь дружественной деревни, но мы можем не справиться, так как уровень подготовки врагов очень высокий. Они смогли пробраться в сердце самой Сунагакуре и похитить ученицу одного из лучших шиноби Деревни Скрытой в Песках, при этом оставив в живых свидетеля.

— Откуда ты знаешь про свидетеля? — Удивился Баки.

— Запах. — Отмахнулась от командира Лаитреаль.

— Да уж. Твой нюх поражает. — Усмехнулась Цунаде. — Я так понимаю, что о твоих способностях многие из деревни Песка не знают.

— Именно.

— Что же. Шикамару, собери команду и составь стратегию. У тебя полчаса. — Строго проговорила Цунаде.

— Что? Я? Вы издеваетесь? Вы хоть понимаете уровень шиноби, которые смогли бросить вызов сам