Принцесса и ее инопланетный негодяй (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



ХАРМОНИ РЭЙНС ПРИНЦЕССА И ЕЕ ИНОПЛАНЕТНЫЙ НЕГОДЯЙ Серия «Ясновидящая сваха» #1

 Перевод: Елена Карачинцева

Редактура: Оксана Ковальская

Дизайн обложки: Milena Lots

Объем: в книге 27 глав

Переведено специально для группы https://vk.com/unreal_books


Текст переведен исключительно с целью ознакомления, не для получения материальной выгоды. Любое коммерческое или иное использования кроме ознакомительного чтения запрещено. Публикация на других ресурсах осуществляется строго с согласия Администрации группы. Выдавать тексты переводов или их фрагменты за сделанные вами запрещено. Создатели перевода не несут ответственности за распространение его в сети.  

Глава 1 ТАЛЛИЯ

— Вы уверены, что это то самое место, моя принцесса? — спросила Райана и, наклонив голову, заглянула между занавесками, которые служили дверью в чайный дом. Таллия понимала её сомнения, сюда не часто наведывались принцессы.

— Да, уверена, — заявила Таллия и, отодвинув занавеску, нырнула внутрь. — Останься здесь, я ненадолго.

— Хотите, я пойду с вами, моя принцесса? — Райана выглядела напуганной и имела на это полное право.

По плану Таллии они ускользнули от всевидящих глаз охраны, которая считала, что на данный момент принцесса находится в одном из крупнейших бутиков торговых кварталов «Шёлковое Обещание», примеряя шёлковые платья, а не на рынке среди воров и нищих.

Райана прекрасно понимала, если что-нибудь случится с принцессой, то её бросят в тюрьму и жестоко накажут, даже если она всего лишь следовала приказам Таллии. Принцесса не собиралась этого допускать, по всем подсчетам ее план не мог пойти под откос.

Так Таллия убеждала себя час назад. Как бы то ни было, но происходящее на рынке оказалась намного хуже, чем представляла принцесса. Она несколько месяцев не решалась появиться здесь, а тем более с вооруженным эскортом. Две одинокие девушки выглядели совсем иначе, нежели принцесса в сопровождении воинов, вооруженных мечами.

Таллия и Райана, безоружные и одетые в крестьянские платья, подверглись домогательствам со стороны нескольких мужчин. В тот момент принцесса еле сдержалась, чтобы не спросить, а знали ли они, с кем разговаривали?

Разумеется, если бы мужчины знали, то Таллия уже находилась бы в доме работорговцев, ожидая своей участи. Скорее всего за неё потребовали бы выкуп. Но она не была уверена, что Эмиссары Каринии заплатят. Для них это было бы сродни подарку, прекрасная возможность избавиться от наследницы, не проливая кровь.

— Моя принцесса, — пробормотала Райана, прикоснувшись к руке Таллии, что для любого другого означало бы наказание в десять плетей.

— Да, Райана?

— Вы уверены, что стоит так рисковать?

— У меня нет выбора. И ты это знаешь.

Нахмурившись, девушка отвернулась, а принцесса опустила занавеску и окинула взглядом чайный домик.

Она уловила насыщенный запах специй и трав, этот пьянящий аромат заставлял её чувствовать расслабленность и спокойствие. Стараясь не терять бдительность, Таллия глубоко вздохнула и начала пробираться к задней части магазина между потертыми стульями, задвинутыми под такие же убогие столики, большинство из которых пустовало. Деревянный пол скрипел под ногами, из-за чего было невозможно остаться незамеченной. Таллия улыбнулась. Это уже не имело значения, ведь она пришла сюда не прятаться, а получить ответы.

— Чем могу служить? — Девушка за стойкой выглядела как одна из рабынь с планеты Куара, которая находилась на задворках Галактики. Планета не обладала технологиями, поэтому жители были лёгкой добычей для Брайджела, наживавшегося на чужом горе. Когда Таллия получит полную власть от Эмиссаров, то для Брайджела космопорт Каринии будет закрыт. Она ненавидела их, но эта битва состоится в другой день.

— Я ищу владелицу. — Таллия решила не изображать из себя принцессу. Получить помощь намного проще, если просишь, а не приказываешь. Этой хитрости она научилась из собственного опыта.

В глазах рабыни промелькнула настороженность.

— Она занята. Могу я предложить вам чашечку чая?

— Вы не понимаете. Я хочу поговорить с ней. — Тон Таллии был достаточно твёрдым, чтобы дать понять, что она не примет отказ.

Рабыня быстро оглянулась назад, тем самым давая Таллии всю необходимую информацию. Зайдя за стойку, принцесса направилась в темноту, рабыня просила её остановиться, но препятствовать не стала, поэтому Таллия зашагала по коридору в надежде найти то, что искала.

Она действовала быстро. Заглянув в две пустующие комнаты, она остановилась перед закрытой дверью в третью и поняла, что нашла нужную. Наклонившись и прижав ухо к двери, принцесса прислушалась. Тихий завораживающий голос, который уловила Таллия, подтвердил, что она дошла до места назначения. Она медленно приоткрыла дверь и проскользнула внутрь. В комнате царил полумрак, из-за тяжелого запаха ладана ее чувства сразу притупились, но Таллия была обучена отгонять непрошенный сон, на этот раз она с благодарностью вспомнила тренировки. Из всех занятий, которые принцесса хотела бы посетить, это было единственным достойным, по мнению Эмиссаров, для женщин. Все остальные навыки Таллия получила в частном порядке и без их ведома.

Принцесса шагнула в центр комнаты и увидела лицо женщины, освещенное колдовским светом. Она не была ни старой, ни молодой. Женщина без возраста и без лица, которое каждый миг менялось до неузнаваемости. Её черты расплывались, если бы Таллию попросили описать внешность ведьмы, то она не смогла бы.

Присутствие принцессы заставило черты лица женщины проясниться, она открыла глаза, пронизывающие своей глубиной, и сосредоточила внимание на Таллии. Фиолетовые и яркие, как звезды, они словно сверлили принцессу, но она выстояла. Ведьма пошевелилась, выпустив из ладони пальцы незнакомки, сидящей с закрытыми глазами за маленьким столиком.

— Вот и всё. Считывание закончено, — произнесла ведьма с сильным акцентом, который Таллия никогда ни у кого раньше не слышала. Почему-то он казался ей знакомым и в то же время уникальным.

Незнакомка, сидящая спиной к принцессе, дернулась, словно пробудившись от сна.

— И?

— Отнеси это Драйоле, она смешает травы. — Ведьма нацарапала что-то на клочке пергамента и вручила это женщине.

— Что вы видели? — спросила она, пытаясь добиться ответа.

— Я видела, что вам необходимо принимать эту смесь трав.

— И всё? — Разочарование, смешанное с недоверием, промелькнули в голосе женщины, но она так и не озвучила свои сомнения.

— Да. — Ведьма откинулась на спинку стула, положила руки на стол и прикрыла глаза.

Этот знак означал завершение, беседа подошла к концу. Таллия точно знала это, так как приходила сюда с матерью сотню раз, наблюдая за её подавленностью, когда ведьма заканчивала сеанс единственным утверждением — надежды нет. Надежды нет на то, что она когда-нибудь родит мальчика.

Таллия спокойно стояла и наблюдала, как женщина покидала комнату. Когда она проходила мимо, принцесса шагнула в тень и отвернулась, так как хотела сохранить в секрете свою личность. Ей просто нужно было получить ответы.

— Я очень занята, дитя. Тебе лучше прийти в другой день.

— Я уже здесь, и ты примешь меня, — заявила Таллия, придав голосу ту властность, которая требовалась. Сейчас не время для тонкостей.

— И чем я могу помочь принцессе? — Игра началась, но у Таллии не было времени для забав.

— Миша’Ха, ты знаешь, почему я здесь.

— Я знаю лишь твои мысли по поводу прихода. Но то, что ты ищешь, запретно.

— Ты то же самое сказала женщине, которая только что ушла? Или просто взяла с нее деньги?

— Я взяла с нее деньги. — Миша’Ха указала на единственную серебряную монету на столе. — И дала ей то, в чем она нуждалась. Успокоительное для её желудка.

— Положи мне в руку серебро, — прошептала Таллия.

— И я расскажу тебе твоё будущее, — выдохнула Миша’Ха. — Я больше не произношу эти слова. Твой отец запретил мне применять мои способности, помнишь?

— Конечно, помню. — В день, когда отец ворвался в комнату к её матери и Миша’Ха, Таллия была здесь.

Он волновался за умственное состояние матери и проследил за ней до чайного дома. Отец обвинил Мишу’Ха, что та берет деньги за обман.

— Но ты так и не заговорила. Так и не рассказала своему отцу, сколько раз я отказывалась принимать серебряные монеты твоей матери. Он обвинил меня во лжи, а ты знаешь, что я никогда не вру.

— Я была ребенком.

— Но у тебя был язык и память. — В голосе ведьмы не было злости, только легкость и мягкость, будто они разговаривали о том, какая сегодня прекрасная погода.

— И я до сих пор ими обладаю. — Таллия уже давно смирилась с чувством вины.

— Тогда, может быть, твой язык объяснит мне, что ты здесь делаешь, облачённая в подобный наряд. — На этот раз ведьма проявила сарказм.

— У меня есть серебро для тебя. — Принцесса вытащила маленький кошелек с монетами из-за пазухи своего крестьянского платья и положила тот на стол.

— Если это проверка, то я легко её пройду. Я не возьму серебро за ответы, которые ты хочешь получить. — Глаза Миши’Ха не отрывались от её лица, из-за чего принцесса почувствовала тяжесть стыда, который давил на нее все эти годы. Она сожалела о том, что не противостояла отцу и не рассказала правду. Таллия знала, почему так поступила, но никогда не хотела облечь эти мысли в слова. Так как не желала признавать, что ее отец просто не поверил бы. Никогда не поверил бы девочке.

— Ты знаешь, какова ставка.

— Правила твои. Что делать принцессе, если она никогда не станет королевой?

— Дело не только в этом. Ты же знаешь, что Эмиссары захватят власть, если я не найду мужа и не рожу наследника.

— Не просто мужа. Как я понимаю, тебе нужен именно сын.

— Ну, для начала разберемся с мужем, а остальные детали я проработаю позднее. Мне необходимо обойти Эмиссаров, иначе они будут править Каринией вместо меня.

Ведьма захохотала, в её фиолетовых глазах сверкнул колдовской свет.

— Я вижу, что ты больше похожа на отца, чем на мать. — Она перестала смеяться. — Именно по этой причине я не смогу тебе помочь.

— Вот. Здесь два мешочка с серебром. Один за информацию, второй за молчание. На самом деле, будет лучше для нас обоих, если ты заберешь серебро и навсегда покинешь Каринию.

— Здесь мой дом.

— Нет, не здесь. Твой дом на одной из отдаленных планет.

Лицо Миши’Ха помрачнело, и на мгновение Таллия подумала, что все потеряно.

— Сядь.

Не сказав ни слова, принцесса быстро села и протянула руки так же, как это делала её мать бессчетное количество раз. Миша’Ха взяла обе ладони Таллии, ее хватка была жесткой и неподатливой. Таллии казалось, что ведьма никогда не отпустит ее, а значит, единственным вариантом, благодаря которому она могла покинуть комнату, было отрубить себе руки.

— Расслабься, маленькая принцесса.

Таллия оторвала взгляд от сцепленных рук и сосредоточила внимание на фиолетовых глазах. Пока ведьма наблюдала за ней, ладан начал одурманивать мозг девушки. Принцесса не могла бороться с этим, хоть и пыталась.

— Отпусти себя. Если ты этого не сделаешь, то я не смогу войти.

— Куда? — спросила Таллия. — Ты имеешь в виду в мою голову?

— Нет. В твоё будущее. 

Глава 2 ДЖОАР

— Нам лучше уйти, Джоар, погрузка скоро закончится, — заявил Криган.

— Очень хорошо. Уже поздно. Я сыграю еще одну партию с моим хорошим другом, чтобы оставить его волочить жалкое существование, — пробормотал Джоар, делая очередной глоток самого отвратительного ликера, который он когда-либо пробовал.

— Ты так уверен, что сможешь обыграть меня?

Мужчина, с которым он играл, был мошенником. Джоар догадался об этом сразу, как только вступил в игру. В силу специфики своей работы у него выработался нюх на подобное. В следующей партии жулик собирался смухлевать. И Джоар это с легкостью определил.

— Итак, давай рискнем, все или ничего. — Мошенник с покрытым оспинами лицом поднял бутылку абсилона и налил немного в стакан Джоара. — Выпей, друг мой, и начнем.

Фишки были розданы. Джоар внимательно следил за своим оппонентом и поэтому заметил, как тот вытряхнул из рукава ещё одну фишку, которая приземлилась в его стопку. Мужчина настолько ловко, быстро и мастерски орудовал руками, что только тот, кто провел в обществе мошенников и лгунов всю свою жизнь, смог бы это заметить.

Однако соперник не знал, что Джоар заменил фишку в его рукаве во время рукопожатия еще после третьей партии, когда выиграл нехилую сумму. Впрочем, скоро мужчина об этом узнает: три, два, один…

— Что? — Шрамы на лице мошенника стали багрово-красными, когда тот осознал, что его провели. Мужчина уставился на горку монет на столе, а затем перевёл взгляд на Джоара, который сосредоточился на своих собственных фишках, пытаясь сохранить на лице невозмутимое выражение.

— В рукаве оказалось не то, что ты ожидал? — спокойно спросил Джоар и поднял глаза на соперника, заметив, как мужчину накрыло волной ярости. Джоар понял, что без кровопролития не обойдётся. Не совсем то, для чего он сюда пришел, но, похоже, неприятности следовали за ним попятам. Или, возможно, он сам их искал.

Жулик вскочил со стула, потянувшись рукой к оружию, но оно исчезло благодаря Кригану, который всегда прикрывал спину Джоара и предвидел чем закончится та или иная ситуация.

— Послушай, дружище, мы оба знаем, что я выиграл честно и чисто. Единственный способ для тебя выиграть этот раунд — сжульничать.

— Отдай мне мои деньги, — потребовал мужчина.

Джоар поднялся со своего стула. Джоар возвышался над всеми в комнате, его мускулы напряглись под рубашкой, которую он надел для выхода в город. На самом деле он ненавидел прятать под одеждой верхнюю часть тела, предпочитая, чтобы его кожа, покрытая серебристыми татуировками, дышала и ощущала каждое дуновение ветра.

Не желая драки, Джоар сорвал рубашку со своего тела, чтобы показать себя во всей красе. Он был прекрасен, а вздохи остальных мужчин в комнате лишь подтверждали это. Тем не менее, мошенник не спасовал, атаковав Джоара с намерением нанести ему удар головой в живот, как это делают буллинги[1]. Маневр застал Джоара врасплох. Оба мужчины вылетели через импровизированные двери таверны «Счастливая Звезда» и упали на землю. Последовало еще больше вздохов, а затем и взволнованные крики. Скорее всего, люди впервые за весь день получили хоть какое-то развлечение, так как этот участок часто патрулировала охрана.

У Джоара появилась новая задача — быстро разобраться с оппонентом, чтобы избежать многочисленных вопросов солдат по поводу уличной драки. Но он не мог нанести мужчине сильный удар. Ведь тогда Джоар просто убьет его. Он осознавал все свои сильные стороны, как и слабые. Джоар не был убийцей.

В этот момент мошенник достал пистолет. Конечно, у такого мужчины было запасное оружие. Это оказался маленький лазер, спрятанный в сапоге, который мог принести дикую боль, словно от звука фланжера[2].

— Проклятье.

Первый выстрел вышел смазанным. Перенастройка. Второй был точно в цель, но Джоар нырнул влево, перекатился и снова вскочил на ноги, приготовившись к следующему раунду. Если он точно помнил, то подобный лазер после каждого выстрела заряжался все дольше. Джоар отсчитывал секунды между выстрелами, как когда-то в детстве между молнией и громом.

«Три секунды»

Джоар снова ринулся на землю и перекатился.

«Пять».

На этот раз он почувствовал укус боли, когда луч лазера задел его кожу. Значит, мошенник научился читать язык тела Джоара и предугадывать его движения.

«Семь».

Он ринулся вперед. По его подсчетам, теперь между выстрелами образовалась достаточно большая пауза, позволяющая добраться до мужчины и лишить его сознания. Удар.

Джоар слышал звук ломающихся костей, но не мог поступить иначе. Отшвырнув оружие подальше от мошенника, он оглянулся и заметил Кригана, который стоял неподалёку с женщиной. Она разговаривала с его первым помощником, но, когда Джоар начал приближаться, они развернулись и зашагали прочь. Он последовал за ними.

— Криган. Что происходит?

— Он помогает мне решить проблему, — заявила женщина.

— И что это за проблема? — спросил Джоар, приготовившись к ссоре.

— У неё есть предложение, Джоар, — пояснил Криган. — И оно принесет не мало денег.

— Но мне нужно вернуться в верховный город, поэтому мы можем все обсудить по дороге, — добавила она. Неожиданно к ним присоединилась еще одна женщина, которая шла с опущенной головой, не поднимая взгляд ни на Кригана, ни на Джоара. Судя по цвету ее кожи, как предполагал Джоар, женщина скорее всего была рабыней с планеты Тиунин.

— Нет. Мы остановимся и поговорим прямо сейчас. — Джоар замер, потянувшись рукой к оружию в кобуре, так как не был уверен, что это не ловушка.

— Тебе это не понравится, — пробормотал Криган.

— Тогда давайте говорить в открытую. В этом случае я смогу принять решение, продолжим ли мы путь.

— Предложение очень простое. Я заплачу тебе один миллион монет керенгу.

— Большая сумма в универсальной валюте. И откуда такая женщина как ты сможет взять столько денег? И что взамен? — Выражение лица Джоара стало серьёзным. — Я не убиваю за деньги. Ты же знаешь, Криган. Мы не охотимся за головами.

— Это вознаграждение, но там действительно вовлечена чья-то жизнь, — заявил Криган.

— Чья? — спросил Джоар.

— Твоя, — кивнул Криган. На минуту Джоару показалось, что его старый друг продал его, но лицо Кригана исказила ухмылка. — Она хочет купить твоё тело.

— Что?

— Мне нужно, чтобы ты пошёл со мной и притворился моим мужем, — спокойно пояснила женщина.

Джоар застыл с открытым ртом, не зная, что ответить. Криган громко рассмеялся и вновь возобновил шаг, но вскоре согнулся пополам, словно от боли, а на его глазах появились слезы.

— Почему? — спросил Джоар.

— Потому что я приказываю тебе.

Серьезная проверка для его выдержки. Джоар не привык получать приказы. Он был свободен духом, путешествуя повсюду, чтобы доставлять товары.

— Приказываешь?

— Да. Это моя планета. У тебя есть выбор: либо ты заставляешь всех поверить, что мы женаты, либо отправляешься в отпуск в мое подземелье.

— Твое что? — недоверчиво переспросил Джоар.

Женщина перед ним стянула капюшон, чтобы он смог разглядеть её лицо.

— Я Таллия, принцесса Каринии. И я приказываю тебе исполнить мою просьбу.

— С каждой минутой все интереснее, — захохотал Криган.

Джоар расправил плечи.

— Ну почему же вы сразу не сказали, принцесса, — гаркнул он, подчеркивая последнее слово.

Джоар пойдет с ней и исполнит её просьбу, но до конца этой истории научит женщину, как обращаться с окружающими ее людьми. Впрочем, для начала он хотел посмотреть, насколько далеко она зайдет в этом фиктивном браке. 

Глава 3 ТАЛЛИЯ

«Вы в этом уверены, моя принцесса?» — именно эти слова сказала Райана, как только они покинули чайную Миша’Ха.

У Таллии было желание ответить: «нет, не уверена». На самом деле, она до сих пор хотела произнести это, но было уже слишком поздно. Деньги предложены, мужчина согласился.

Мужчина.

Не просто мужчина, а гребаный гигант. Сплошные мускулы, покрытые кожей, сияющей словно серебристая луна. Миша’Ха так его и описала:

«Найди луну среди звезд».

Ведьма не обладала достаточно сильным даром, чтобы предсказать клиенту имя его истинной половинки. Скорее это было похоже на следование по дорожке из хлебных крошек, которая в данном случае привела принцессу к куску мяса в лице этого мужчины. В первые минуты Таллия была смущена предсказанием, поэтому отправилась в место, которое первым пришло ей в голову — таверна «Счастливая Звезда», расположенная на задворках рынка.

— Деньги вперед, — распорядилась её «луна».

Таллия оттолкнула от себя тревогу и сосредоточила внимание на мужчине.

— Нет.

— Значит, сделки не будет. — Мужчина выгнул бровь и посмотрел на Кригана. Оба друга развернулись, чтобы уйти.

— Половину. Но сейчас у меня нет нужной суммы. — Таллия не могла позволить ему уйти, так как была уверена, что это именно тот мужчина, о котором говорила Миша’Ха.

— Ладно. Вот как это будет происходить. Мы отправимся к тебе во дворец, и ты переведешь деньги. Договорились? Вернее, половину суммы, — исправился он, когда Таллия открыла рот, чтобы возразить. — Как только я увижу их на своем счету, мы сыграем в твою маленькую игру.

Сохраняя спокойное выражение лица, благо в последнее время Таллия успела в этом попрактиковаться, она начала обдумывать, где взять такие деньги. Принцесса не заглядывала так далеко вперед. Сегодняшнее приключение на рынке было спонтанным. Беседа с главным Эмиссаром Алеком заставила ее вспомнить историю матери и понять, в какой ловушке она оказалась. Таллия только недавно полностью осознала, насколько сильное давление по поводу рождения сына оказывалось на ее мать. Размышления о матери привели к Миша’Ха.

Мечты, фантазии, воспоминания? Отчаяние — вот, что привело Таллию в чайную.

Теперь принцесса столкнулась с еще одной проблемой, но она справится, обязательно справится, как и всегда.

— Очень хорошо, — ответила она.

Существовало несколько торговых счетов, к которым у Таллии был доступ и с которых она могла перевести деньги, а позже, после продажи некоторых драгоценностей матери, вернуть всё обратно.

— Ты знаешь, что нужно делать? — спросил мужчина у своего друга.

— Да, Джоар. Я доставлю груз, а затем вернусь, чтобы посмотреть, не нуждаешься ли ты в спасении от жизни правителя. — В глазах Кригана все еще искрился смех, но также там промелькнуло что-то еще.

Таллия решила не обращать на это внимание и не создавать проблемы из ничего.

Друзья пожали друг другу руки и, склонив головы, соприкоснулись лбами. Мужчины были близки, между ними явно ощущалось доверие. Таллии показалось ироничным, что эти головорезы и разбойники имели крепкую дружбу, в то время как она, принцесса, была совсем одна.

Таллия посмотрела на Райану. Первоначальная мысль была не совсем верна. Отличие состояло в том, что у нее уже был настоящий надежный друг.

— Куда теперь, принцесса? Или мне стоит надеть ошейник? — спросил Джоар чрезмерно самонадеянным тоном. Для него это была лишь шутка, а для Таллии вопрос стоял между жизнью и смертью.

— Нет. — Она взглянула на Райану, которая выглядела так, будто её сейчас стошнит. Принцесса не должна была ставить её в такое положение. Таллия злилась на саму себя, все складывалось так, будто ситуация вот-вот выйдет из-под контроля. Возможно, Эмиссары были правы — Таллия была недостаточно хороша, чтобы править.

«Да пошли они все», — мысленно закричала она.

— Мы должны вернуться в верховный город. Нужно, чтобы ты встретил нас там. Предполагается, что в данный момент я нахожусь в «Шелковом Обещании», примеряя платья. Ты знаешь это место?

— Найду. — Джоар покачал головой и пошёл прочь, его плечи тряслись, будто он смеялся.

— Пойдем, — обратилась она к Райане, натягивая капюшон, чтобы скрыть лицо, и направляясь в сторону прохода, которым они воспользовались, чтобы пробраться на рынок. Это была дверь в задней части магазина, которую Хоста — женщина, которая когда-то была женой одного из советников ее отца — не только открыла за несколько монет, но и выпустила Таллию, солгав охранникам. Тем не менее они отсутствовали так долго, что шанс разоблачения обмана стал слишком велик, ведь было не важно, принцесса она или нет, у нее будут большие неприятности с Эмиссарами, если те узнают, что она ходила к простолюдинам.

Эмиссары уже начали навязывать свои правила в каждом аспекте её жизни, захватывая власть везде, где только можно. Они знали — если Таллия не найдет себе пока неуловимого мужа в течение нескольких следующих недель, то Эмиссары окончательно захватят власть, прервав правление ее рода. Если она не удержит власть, то её сошлют на Нунит, заперев на долгие годы и тем самым заставив замолчать. А всё потому, что она женщина.

Эмиссары были напуганы тем, как росла благосклонность народа к Таллии. Девушка отчаянно боролась за сохранение баланса между распоряжениями Эмиссаров и своими способами, с помощью которых хотела править планетой, но после смерти отца принцесса была скованна законами. Ибо на Каринии наследовать трон мог только мужчина, которого так и не смогла зачать ее мать. Выйдя замуж, Таллия выиграла бы время, в надежде зачать наследника, ведь если это произойдет, то она станет королевой-регентом. Это по-прежнему означало бы борьбу за власть, но в этом случае Эмиссары уже не имели бы шансов на победу.

Таллия проглотила нарастающую панику. Чтобы зачать ребенка, в котором она так нуждалась, ей необходимо заняться сексом. С мужчиной «луной».

— Вы в порядке, моя принцесса? — спросила Райана.

— Я просто подумала, насколько большой… ну, ты понимаешь, тот сияющий пришелец. — Таллия оглянулась, но не заметила ни одного мужчину. — Я даже не уверена, к какой расе он принадлежит.

— Лимерианец, — произнесла Райана. — Я уже встречала их раньше.

— И какие они? — заинтересовалась Таллия.

— Они не всегда заслуживают доверия.

— Ты имеешь в виду случай с фишками, которые он подменил во время игры?

— Во всём. А эти татуировки на его теле. Они были сделаны Призрачными Монахами, как подарок для помощи в жизни.

— Не думаю, что подобное понравится Эмиссарам. Придется заставить его носить рубашку.

— Жаль, — заметила Райана. — Эмиссары в любом случае не придут в восторг от того, что вы вообще нашли мужчину, тем более такого… крупного.

Они подошли к задней двери магазина. Райана постучала три раза, как было условлено, а затем повторила. Раздался звук быстро отодвигаемого засова. В проеме появилось взволнованное лицо Хосты.

— Где вы пропадали? Стража уже начинает что-то подозревать.

— Извини, Хоста, это заняло больше времени, чем я ожидала. — Таллия открыла кошелёк и дала леди, которая носила самые дорогие платья во всей Каринии, ещё две монеты.

Таллия прекрасно знала, что Хоста хотела выглядеть как богатая женщина, но в реальности, после смерти мужа, жила весьма скромно, ведь все её деньги были вложены в прекрасные платья в её магазине.

— Я скажу им, что вы скоро придёте. — Хоста ушла, на ходу пряча деньги.

— Не могу поверить, что Эмиссары так тщательно за мной следят, — пробормотала Таллия, глядя на себя в зеркало и приглаживая волосы. — Когда я стану королевой-регентом, то лишу их власти. А когда у меня появится сын, то я уговорю его изменить закон, чтобы ни одна принцесса впредь не испытывала подобного обращения.

— Всё, что вам нужно сделать — выйти замуж и родить ребенка, — напомнила Райана, но без упрека.

Таллия замерла, кровь в ее венах застыла, а разум наполнила паника.

— Это сработает, верно?

— Да. Сработает. Должно сработать. — Райана помогла Таллии раздеться, а затем быстро облачила принцессу в шелковое платье.

Хорошо, что рабыня имела большой опыт в ее переодевании, потому что Таллия чувствовала себя неуверенно, ее начал охватывать шок от содеянного. Она пошла на очень серьезный риск, последствия которого могли обернуться против нее и причинить еще больше вреда.

— Точно? Я собираюсь заплатить совершенно незнакомому мужчине, чтобы он притворился моим мужем. Хуже того, он игрок и, скорее всего, головорез. Ты же видела, как он дрался возле таверны.

— Моя принцесса, — успокаивающе произнесла Райана, застегивая последнюю из целого ряда пуговиц, расположенного на спине Таллии. — Вы пошли к Миша’Ха, потому что верили в неё, верно?

Она кивнула. Да, после всего увиденного в детстве, она верила в дар медиума.

— Но ведь тогда я была ребенком. Что, если это было просто моим воображением или каким-то трюком?

— Вы верите в неё. — Голос Райаны был уверенным, но спокойным. Таллия тут же вспомнила, почему доверяла этой рабыне больше, чем кому-либо на этой планете.

Райана всегда выступала голосом ее благоразумия и была предана не только потому, что принцесса была её владелицей.

— Да.

Было проще признать это, чем бороться. Тем не менее, Таллия привыкла бороться, причем бороться за всё в своей жизни. Смерть отца повлекла смену власти. Эмиссары ухватились за шанс укрепить собственное правление, ссылаясь на то, что отсутствие наследника мужского пола означало конец монархии на Каринии. Таллия заключила соглашение с несколькими богатейшими и наиболее влиятельными Домами, по которому ей предоставлялся некий срок, в течение которого она могла найти мужа и зачать наследника. Эмиссары негодовали, но им пришлось согласиться.

Дома понимали, что тем самым просто купили себе небольшую передышку, а вот давление на Таллию стало огромным. Но не эти богатейшие Дома терзали ее, настаивая на скорейшем поиске мужа. Им вообще запрещалось появляться во дворце. Эмиссары хотели, чтобы она провалилась, поэтому оградили ее от всех друзей и поверенных, в надежде быстрее достичь своей цели.

Но Эмиссары не знали, что Райана была единственным другом, в котором нуждалась Таллия. Они не заметили величайшей преданности девушки, так как для них она была всего лишь рабыней, не стоящей какого-либо внимания. Не то чтобы это имело значение, их время истекало. Остался всего месяц, а Таллия пока не заполучила мужа и не родила наследника.

— Вы готовы? Мы должны непринужденно выйти, а затем направиться на встречу с вашим будущим мужем, — напомнила Райана расстроенной Таллии.

— Он мошенник, они никогда не примут его, — покачала головой Таллия. Мысли о том, как серебристую голову отсекают от тела, наполнили ее разум.

— Им это и не нужно. Это касается только вас. Нет никаких условий, вам просто нужно выйти замуж, — отметила Райана.

Конечно, рабыня была права. Население Каринии, да и сами Эмиссары, состояли из различных рас. Несмотря на то, что здесь не обитало ни одного лимерианца, Эмиссары не имели права выступить против. По крайней мере, Таллия надеялась на это, ведь в последнее время Эмиссары сделали смыслом своей жизни возражать всему, что исходило из ее уст. За прошедший год, как умер ее отец, принцессе пришлось сражаться за все на каждом шагу. От горстки монет, которую собиралась потратить экономка, до соблюдения законов, принятых ее отцом. Если Эмиссары добьются своего, то разграбят планету так же, как это происходило тысячи лет назад, пока её предки не завоевали это место с помощью более совершенных космических кораблей и вооружения.

— Готова. — Таллия подняла голову, расправила плечи, придала своему лицу выражение надменности и холодности, а затем вышла в холл магазина, сосредоточив внимание на стражах, болтающих друг с другом. Как только охранники увидели ее в окне, то сразу выпрямились и встали по стойке смирно.

— Вы закончили, принцесса? — спросила Хоста, склоняя голову в знак уважения, хотя они обе знали, что это было всего лишь представлением.

Хоста до сих пор считала себя высшим членом двора.

— Да, спасибо.

— Вот ваше платье. Я завернула его для вас. — Хоста протянула коробку с платьем Райане.

— Спасибо. Я немедленно пришлю необходимую сумму.

Такова была цена верности Хосты, ведь Таллия не нуждалась в новом платье. Для Хосты это означало, что когда другие дамы увидят принцессу в её платье, то обязательно поспешат в магазин, чтобы заказать что-то похожее.

«Если только моя голова всё ещё будет на плечах», — подумала Таллия и улыбнулась, решив оставить эту мысль при себе.

— Принцесса. — Один из охранников, Дэникл, поклонился, как только она вышла. — Мы волновались.

— Я покупала платье. Знаешь, как много времени это занимает? Решение по поводу нового наряда нельзя принимать поспешно. — Её голос был серьезным и официальным.

Стража подчинялась Эмиссарам, а не ей.

— Разумеется, принцесса. — На лице мужчины отразилось презрение.

Таллия проигнорировала стража и зашагала вперед, ища взглядом изворотливого серебристого мужчину, который должен был ждать ее здесь. Но его нигде не было. На мгновение она позволила себе поволноваться, а затем подняла подбородок и глубоко вздохнула. Таллия найдет другой способ, хоть ее и охватило разочарование из-за ошибки Миша’Ха. Теперь людей, на которых могла положиться принцесса, стало на одного меньше. 

Глава 4 ДЖОАР

Обычно верховный город был закрыт для большинства людей с рынка. А сегодня двери захлопнулись и для Джоара. Может, причиной стала грязь, которая осталась на его одежде после драки, а может, дело было в татуировках, которые зловеще сияли на солнце. Джоар не мог точно сказать, почему стража у ворот отказала ему.

Он улыбнулся. Эта ситуация дала ему прекрасное представление о том, как жили здесь обыкновенные люди. Неудивительно, что на некоторых планетах, на которых он бывал ранее, происходили восстания, и простой люд захватывал власть. Впрочем, подобного еще не случилось здесь, на Каринии, где избалованная принцесса устанавливала свои правила.

Ходили слухи, что скоро всё изменится, ведь Эмиссары собирались лишить монархию власти.

«Для них это не предвещает ничего хорошего», — подумал Джоар. Минутку. Он же сам собирался стать одним из этих монархов, ну, или, как минимум, сексуальным рабом одного из них.

Эта мысль всколыхнула что-то внутри него. Прошло уже много времени с тех пор, как он по-настоящему желал женщину. И он уже давно не спал с женщиной. Шлюхи не имели для него никакого значения, ему нужно было что-то большее, какая-то глубокая связь. Именно поэтому Джоар бежал от своей прежней жизни, не желая быть насильно связанным узами брака с женщиной, которую отец подобрал для него во благо клана.

Может, именно поэтому он согласился стать игрушкой принцессы? Потому что возжелал её? Возможно. Он не знал наверняка. Но точно понимал, что жизнь торговца больше не привлекала так, как ранее. Криган сейчас напомнил бы, что биологические часы Джоара продолжали тикать. Что в его ДНК было заложено чувство долга перед собственной семьей, которое обязывало произвести на свет наследника для продолжения рода. Что прошлое Джоара начало его догонять.

А может, он просто хотел проучить девушку и заставить ее осознать, что в меняющихся мирах не осталось места для принцесс.

Чёрт, они даже носили эти длинные платья. Разве они не знали, что жили во времена космических путешествий, а не волшебных сказок?

Джоар продолжал свои размышления все время, пока шел вперед. Отойдя от стражи, он направился в тихую аллею. Там он вскарабкался по стене на оконный карниз, затем перепрыгнул через каменный выступ и взобрался на крышу. Может, Джоар и был крупным и мускулистым, но также он был гибким и умел двигаться тихо, словно большая кошка. Подобную силу ему даровали серебристые татуировки на груди.

Он дотронулся до одной из них, наблюдая, как та замерцала на его коже словно расплавленное серебро. Это был подарок от Призрачных Монахов — клана, хранящего секреты магии. Они нашли свой дом на его планете, когда их изгнали со своей. На пятый день рождения Джоара Монахи пришли к его отцу и пообещали благословление в виде этих татуировок для ребенка, который будет следующим правителем. Джоар ненавидел их, ненавидел то будущее, которое предсказали Монахи. Он не хотел править.

«А сейчас ты собираешься жениться на принцессе».

Он выглянул за край крыши и осмотрел верховный город. Здесь не было ни стражи, ни любопытных глаз, которые смогли бы заметить человека, призрака, перебравшегося через здание в место, которому он не принадлежал.

Со своего обзорного пункта Джоар окинул взглядом город, и его внимание сосредоточилось на блестящей башне дворца. Что он здесь делал? Именно это презирал Джоар, а в попытке убежать от подобного, он стал торговцем.

Перед его глазами промелькнуло лицо принцессы, и он понял, что пойдет на это лишь потому, что она попросила его. Нет, она приказала ему. Это было похоже на игру, и он очень хотел узнать, сможет ли пробить брешь в защите девушки.

«Я заскучал», — к такому заключению пришел Джоар, как только его ноги коснулись земли. Мужчина быстро петлял по тихим аллеям, так разительно отличавшихся от переполненных улиц рынка.

Джоар знал, где предположительно должен встретить принцессу, но к моменту его появления девушка уже покинула магазин «Шелковое Обещание». Он задумался, какие обещания она даст ему, когда он сорвет весь шёлк с её тела?

«Сконцентрируйся», — предостерег он себя.

Рядом с принцессой ошивалась группа стражей, которые, как только она зашагала в противоположном направлении, окружили ее. Джоар так и не смог определить, охраняли они принцессу или держали ее в плену.

«У тебя ещё есть шанс сбежать».

Принцесса, скорее всего, решила, что Джоар подвёл её, так может позволить лжи превратиться в истину?

Вздохнув, он побежал за ними.

— Принцесса, — позвал он. Стража тут же остановилась и обернулась, прикоснувшись руками к оружию.

Джоар знал, что выглядел великолепно, пока приближался к эскорту. Он возвышался над всеми не менее чем на пару футов, а солнце заставляло татуировки на его коже постоянно переливаться. Серебристый призрак. Стража застыла, словно загипнотизированная им.

— Я уже было подумал, что упустил тебя, — заявил Джоар, шествуя мимо мужчин, которые должны были ее охранять. Он взял ладонь принцессы и поцеловал, слегка поклонившись. Джоар заметил потрясенный взгляд на её лице, словно она, наконец, поняла, кого именно собиралась впустить в свою жизнь и в постель. 

Глава 5 ТАЛЛИЯ

«Он чародей».

Магия оплетала все его тело, сочилась прямо из кожи и затрагивала душу. Таллия ошиблась, отправившись к Миша’Ха. От этого мужчины стоило ждать лишь неприятностей. Но ранее полученное обучение позволяло принцессе противостоять желанию подчиниться ему. С каждым шагом Джоар источал уверенность и контроль, которые заставили стражу просто расступиться.

— Я думала, ты сбежал.

— Я никогда не сбегаю. Тем более, я дал тебе своё слово.

— Тебе стоит надеть рубашку, — суровым тоном произнесла Таллия, так как его близость угрожала исчерпать последние капли её самообладания. — Они не подействуют на Эмиссаров, — заявила она, указав на его татуировки.

— Жаль, что они не действуют на тебя. В противном случае я мог бы поставить тебя на колени прямо здесь и взять как обычную шлюху на глазах у твоих поданных. — Джоар улыбнулся. Таллия заметила веселье в его глазах, но не была до конца уверенна, действительно ли он шутил.

Она поняла, что, выйдя замуж за Джоара, просто поменяет одних мужчин, которые жаждали контролировать ее, на точно такого же. Таллия не знала, достаточно ли была сильна, чтобы постоянно держать его на расстоянии.

«Это не будет длиться вечно, тебе просто нужен ребенок. Нужен сын».

— Прикройся.

Джоар взял ее руку и поцеловал, тем самым повергнув девушку в шок. Таллия выдернула ладонь из его хватки и напряженно застыла, наблюдая, как он достал из-за пояса рубашку и надел ее.

— Не волнуйся, позже, когда я трахну тебя, ты снова их увидишь.

Таллия покраснела, возненавидев себя за проявленную слабость.

— Тебе придется придержать штаны еще некоторое время. До завтрашнего дня свадьба не состоится.

— Может, для начала я захочу попробовать тебя на вкус. Чтобы убедиться, что мне понравится товар.

— Именно поэтому тебе платят деньги, — понизив голос, прошипела Таллия.

Джоар усмехнулся.

— Как пожелаешь. Я готов.

Как только он прикрыл свое тело, стража тут же пришла в себя.

— Ты кто такой? Что тебе нужно? — требовательно спросил Дэникл.

Охранники обнажили клинки. Принцесса, наконец, заговорила:

— Это… — Она поняла, что забыла его имя, хотя обычно с ней такого не происходило.

— Джоар Т’Омил, — улыбнулся мужчина. — И я тот, за кого выходит замуж ваша принцесса.

— Принцесса? — недоверчиво переспросил один из охранников.

Таллия не совсем так планировала сделать это заявление.

— Да. Я попросила Джоара сопроводить меня во дворец. И стать моим мужем.

Стража на мгновение застыла, будто пытаясь осмыслить, каким именно образом этот человек появился среди них и рядом с женщиной, которую им полагалось охранять. Возможно, действие магии Джоара еще не развеялось, потому что стража не оспорила её слова и зашагала дальше.

Джоар взял ее ладонь и положил ту на свой локоть. Таллия хотела отстраниться, но почувствовала, как нечто в нем действовало на нее успокаивающе. То ли это было тепло от его кожи, проникающее сквозь тонкую ткань рубашки, то ли осознание, что ничто и никто не сможет одолеть этого мужчину, чтобы причинить ей боль. Разве возможно допустить мысль, что она полностью доверится какому-то человеку?

«Прекрати!» — упрекнула себя принцесса. Джоар именно этого и добивался, хотел завоевать доверие, чтобы потом завладеть властью. Нет, единственной возможностью Таллии полноценно править — одиночество. Ей просто нужно было заполучить его семя. В конце концов, их ребёнок сможет постоять за себя. Особенно если у него будет такое же тело, как у Джоара.

Таллия оторвала взгляд от его фигуры, выбросив из головы образ, который был навязан его словами, где он заставлял её встать перед ним на колени и брал прямо посреди улицы. От подобных картин ее тело охватил жар. Таллия решила, что виной тому были проклятые татуировки, которые как-то странно влияли на ее разум.

— И какой у нас план? — спросил Джоар, прервав её фантазии.

— План? — в изумлении переспросила принцесса, заставляя его ухмыльнуться.

— Я произвожу сильное впечатление на людей. Особенно на женщин. Если ты хоть немного ослабишь бдительность, то я войду в тебя множеством способов.

— Послушай, мне просто нужно, чтобы ты стал моим мужем, сделал мне ребенка, а затем ушёл.

— Но ведь нет никаких причин, почему мы не можем насладиться процессом, верно? Или ты рассчитывала просто лечь на спину и скинуть на меня всю работу?

Джоар издал смешок, заставляя Таллию покраснеть ещё больше и почувствовать себя уязвленной. Она отдернула свою руку, но Джоар сразу перехватил ту и вернул на место, шокировав девушку.

— Тихо, успокойся, мы же не хотим, чтобы кто-нибудь подумал, будто между нами небольшая размолвка влюбленных. Нам нужно заставить всех поверить, что мы любим друг друга. У меня нет никакого желания, чтобы мне отрубили лазером голову только потому, что кое-кто думает, словно я недостаточно хорош.

— Тогда будет лучше, если ты замолчишь. — Повернув голову, Таллия заметила, как один из охранников ускорил шаг. Скоро новости дойдут до Эмиссаров, и ей придется столкнуться с ними лицом к лицу. — Позволь говорить мне.

— Но я могу быть таким убедительным. Уверен, я умею заводить друзей намного лучше, нежели ты.

— Они не мои друзья и никогда не станут твоими. Всё, что им нужно — это власть. Моя власть.

— И почему эта власть принадлежит тебе? Только потому, что у твоих предков было лучшее оружие?

— Нет. Я…

Что же она наделала? Неужели она была такой дурой, что доверилась Миша’Ха? Может, старуха специально подсунула ей Джоара, чтобы тот помог свергнуть её род? Всё-таки отец Таллии был прав, когда приказал Миша’Ха больше не практиковать свое колдовство. Старая ведьма просто выжидала время и теперь была готова отомстить её семье. Ведь именно Миша’Ха убедила её мать, что та никогда не сможет зачать сына. В итоге это превратилось в сбывшееся пророчество.

К тому времени, как они подошли к воротам дворца и прошли внутрь, все Эмиссары уже собрались во дворе. Оторванная от Райаны, Таллия почувствовала, что окружена людьми, мужчинами, желавшими ей зла.

— Эмиссары, — холодным тоном отчеканила она.

— Таллия. Мы слышали, что ты выбрала мужа, — заявил Алек, самопровозглашённый лидер Эмиссаров.

— Верно, — согласилась она. — Это Джоар…

— Где ты познакомилась с ним?

— Это вас не касается.

— Он с планеты Лимерия. Значит, нас это все же касается. Ты хотя бы представляешь, на что он способен? — Алек выглядел очень обеспокоенным, если не испуганным. Возможно, она зря не доверяла Миша’Ха.

— Он может подарить мне наследника, — спокойно ответила принцесса. — Не забывайте, что у меня есть еще целый месяц, чтобы подтвердить право на трон. Никто из вас не имеет никакого права решать, за кого я выйду замуж. Это мой выбор, и вы примете его. А когда наступит беременность, то вы выполните соглашение, заключенное ранее.

— Только если мы не почувствуем, что здесь что-то не так или что брак был по принуждению.

— По принуждению? Думаете, какой-то мужчина сможет заставить меня? Считаете, что я настолько слаба?

— Ты всего лишь принцесса, не наделенная властью короля.

— Да уж, вы довольно часто напоминаете мне об этом. — Таллия глубоко вздохнула и постаралась успокоиться, так как ее тон на данный момент был достаточно высоким, чтобы продемонстрировать гнев, который вызывали в ней эти люди. — Разве я не поддерживаю мир и спокойствие в городе? Разве не я отразила атаку Гарунди на Харолле? А ведь вы хотели заключить с ними сделку, отдав то, что по праву принадлежит нам. Я приняла бой. И после этого кто-то может назвать меня слабой?

— Сражение стоило жизней, — заметил Эмиссар.

— Но мы удержали суверенитет Каринии.

Принцесса сражалась с Эмиссарами на каждом шагу. Она хотела напомнить, что если бы не внутренняя вражда между ними, то солдаты были бы переброшены к месту битвы намного быстрее и раньше, чем Гарунди смогли объединить свои войска. Но этот аргумент был бы проигнорирован, ведь Эмиссары были словно запрограммированы не обращать внимания ни на её слова, ни на её поступки.

— Всё могло сложиться иначе. Мы никогда не узнаем сколько жизней могло быть спасено, если бы вы следовали нашим правилам. — Таллии хотелось закричать на них и топнуть ногой, как в детстве, потребовав, чтобы они перестали спорить. Во времена правления её отца Эмиссары давали советы, большинство из которых ничего не стоили, но никогда настолько явно не проявляли своенравие. С Таллией же они демонстрировали несогласие в каждом вопросе. — Нет. Никогда не узнаем. — Принцесса поджала губы, тем самым заставив себя замолчать и сдержать нарастающую в голове оскорбительную тираду в адрес Эмиссаров.

— Что мы действительно знаем, так это то, что ты привела во дворец этого мужчину.

— Это мое право. Я собираюсь выйти замуж за Джоара, поэтому будьте добры, сделайте все необходимые приготовления.

— Ты уверена? — спросил Алек.

— Да.

Она крепче вцепилась в руку Джоара, окинув высокомерным взглядом Эмиссаров. Эта планета принадлежала ей. Она ставила интересы своего народа превыше всего и не собиралась уступать людям, которые голосовали за развитие работорговли. Таллия вообще планировала навсегда запретить рабство и работорговлю на планете. Но этот новый закон она пока держала в тайне, так как Эмиссары могли использовать это против неё.

Некоторые высшие Дома на планете появились благодаря рабству. Как, впрочем, и её семья, но затем Таллия обрела Райану, — друга и доверенное лицо — которая помогла ей понять, что рабы тоже люди, что у них есть дома и семьи, что никто не заслуживал потерять это потому, что кое-кому взбрело в голову разбогатеть. Таллия ходила по лезвию ножа, ведь ей нужна была поддержка богатых и влиятельных Домов, но в это же время она ненавидела некоторых из них за то, что они из себя представляли.

Эмиссары так и не сдвинулись с места. Таллия напряглась. Неужели они осмелятся противостоять ей вместо того, чтобы обуздать свои эмоции? Они были хорошо осведомлены, если принцесса выйдет замуж и забеременеет, то им придется провести в ожидании ещё как минимум девять месяцев перед тем, как захватить власть, а если она родит мальчика, то они вообще утратят своё могущество до следующего поколения.

Эмиссары переглянулись, а затем низко поклонились в той фальшивой, пресмыкающейся манере, которую так ненавидела Таллия. Они развернулись, чтобы уйти, но напоследок Алек произнес:

— Мы начнём приготовления.

Таллия стояла прямо, гордо расправив плечи, хотя на самом деле у нее подкашивались ноги. Радуясь поддержке стоящего рядом Джоара, принцесса, наконец, позволила себе выдохнуть.

— Моя принцесса, — пробормотала Райана, подходя к ней. — Может, вам стоит переодеться?

— Что ж, по-моему, это прекрасная идея. Я предпочёл бы видеть мою принцессу в чем-то более комфортном и менее ограничительном, — произнес Джоар.

Таллия сбросила оковы оцепенения и нахмурилась.

— Мы ещё не женаты.

— Ещё нет, моя принцесса, — усмехнулся он. — Но скоро будем. 

Глава 6 ДЖОАР

В этой принцессе было нечто большее, что изначально не заметил Джоар. Когда он впервые встретил её, то решил, будто она была обычной маленькой избалованной девчонкой. Сейчас же он осознал, насколько Таллия была сильна. И очень напугана. Но это не та разновидность страха, который могли распознать большинство людей. В действительности казалось, будто от нее исходит высокомерие, заставляющее обычных людей проявлять неприязнь, но теперь Джоар понял, почему это происходило. На принцессу нападали в ее же доме.

Таллия смутилась от его слов, ее щеки покрылись легким румянцем, продемонстрировав наивность в вопросах, касающихся близости. От этого зрелища член Джоара затвердел, причиняя неудобство. Мужчина больше не мог лгать самому себе. Если бы их свадьба состоялась уже сегодня. Если бы он смог сделать Таллию своей уже сегодня. Терпение никогда не было сильной стороной его характера. Это даже не смогли изменить его татуировки.

— Райана, ты не могла бы найти комнату для Джоара? — спросила Таллия.

— Разве я сплю не с тобой? Обещаю, буду веси себя хорошо до самой брачной ночи, — ухмыльнулся Джоар. Она отстранилась, дернув рукой так, словно хотела дать ему пощечину.

Черт, а в ней был огонь. Таллия обладала всем, что должна была иметь женщина в представлении Джоара. Вдобавок ко всему она была принцессой.

«Как удобно», — подумал он.

— Нет, ты не будешь спать со мной. Существуют традиции и обычаи, которые необходимо соблюдать.

— А-ах, старые добрые традиции.

— Возможно, они ничего не значат для тебя, но для меня имеют значение.

— Скажи, это традиции Каринии или твоих предков?

— На данный момент это одно и то же. Мои предки завоевали этот мир тысячу лет назад.

— Давно, однако недостаточно для Эмиссаров, чтобы простить и принять ваше правление. Полагаю, она являются потомками коренного населения?

— Так и есть, — нахмурилась Таллия. — Тем не менее, они поклялись принять правление моего рода.

— До тех пор, пока правит мужчина?

— Да. — Принцесса снова нахмурилась, посмотрев в сторону коридора, куда прошли десять человек, ведущего из центрального зала, где они сейчас находились. — Думаю, они ждали тысячу лет, чтобы заполучить обратно власть над своими землями.

— Вот. Теперь ты мыслишь как правитель.

— Они мечтают вернуть все на свои места. До того, как пришёл мой народ, — исправилась Таллия.

— И это плохо? — спросил Джоар.

— Да, — ответила она, замолчала, а затем продолжила: — Райана покажет тебе комнату. А я собираюсь принять ванну.

— Хорошо. Мне нравится, когда моя женщина пахнет свежестью.

Но она уже вновь надела на себя маску безразличности, не позволяя словам Джоара как-то влиять на нее.

— Жаль, — пробормотал он и посмотрел на Райану. — Показывай дорогу. Мне самому не помешало бы принять ванную.

Райана, миниатюрная хрупкая темноволосая девушка, последовала за принцессой, но затем повернула в сторону, уводя Джоара на другой лестничный пролет.

— Раньше здесь располагались гости.

— Раньше? Хочешь сказать, что вы больше не принимаете гостей?

— Эмиссарам это не нравится.

— Почему?

Райана оглянулась, будто опасаясь, что кто-нибудь может их подслушать.

— Они пытаются изолировать мою принцессу.

— Зачем? Разве у нее нет союзников? — спросил Джоар, разглядывая потолок с вычурным резным орнаментом, на котором была изображена битва между расой дикарей, вооруженных копьями, и расой пришельцев с лазерами. — Всегда приятно напомнить коренному населению, что они проиграли войну.

— Ни союзников, — пробормотала Райана. — Ни поклонников.

— Ну, конечно. Значит, они действительно хотят восстановить свою власть.

Он посмотрел на следующее изображение — группу людей в одеяниях, похожих на Эмиссаров. Они командовали своими единомышленниками, поэтому Джоар решил присмотреться. Там были и другие образы, мужчин и женщин приносили в жертву, бросая в огонь, пылающий до небес.

Райана остановилась, также рассматривая изображения.

— Вот за что сражается моя принцесса. За свободу народа.

— Эмиссары хотят вернуть вот это?

— Они молятся своим богам. Проливают кровь ради этих богов. У принцессы должна быть власть, чтобы пресечь подобное, но законы гласят, что Таллия не обладает ей. Эмиссары окружили принцессу верными им людьми, из-за чего с каждым днём её влияние слабеет.

— Почему бы Таллии не призвать на службу преданных ей стражей?

— Все прекрасно понимают, что она всего лишь женщина, которая пока не утвердилась как правитель. Если бы у старого короля был сын, то наследника обучили бы сражению, чтобы он мог узаконить свою власть. Принцесса не проходила подобных тренировок, поэтому Эмиссары начали распространять слухи, что она слаба. Битва на Харолле доказала обратное, но они высказывались против её заслуг в этой победе и заявили, что успех им принесли боги.

— Ей нужны союзники, — прошептал Джоар.

— Да. Нужны.

Райана сохраняла спокойное выражение лица, но он уловил определенный смысл в ее словах.

— А я-то думал, что мне просто заплатят за секс. 

Глава 7 ТАЛЛИЯ

Она быстро разделась и побежала в ванную. Таллия была уверена, что Эмиссары никогда не откажутся от водопровода, даже если захватят власть. Пока вода наполняла ванную, она подошла к окну и посмотрела на город, задержав внимание на солнечных батареях, переливающихся на солнце. Безусловно Эмиссары планировали избавиться от энергосистемы, чтобы погрузить город во мрак, по которому так любили бродить их боги.

Боги. Насколько Таллия понимала, Эмиссары использовали их, чтобы поселить страх в сердцах людей. Обычно жертвоприношения заставляли людей выполнять то, что им приказывают. Она не могла допустить подобного. Может, она не была мужчиной, но в её жилах текла кровь ее отца. Принцесса не собиралась терять то, что досталось её предкам с таким трудом.

Погрузившись в ванну, Таллия услышала звук открывающейся двери и приближающиеся тихие шаги Райаны.

— Ты нашла ему комнату?

— Да. Я провела его в зеленую комнату.

— Но это же в противоположном конце дворца. Свободные комнаты были и ближе.

— Были, моя принцесса. Но дорога в зеленую комнату более познавательна.

— Ты умная женщина, Райана.

— Если бы я была умной, то не попала бы в плен к работорговцам, — печально прошептала Райана.

— Мне очень жаль. Но ты все еще можешь вернуться.

Однажды Таллия предлагала Райане свободу и даже была готова предоставить ей корабль, чтобы она вернулась домой, но девушка отказалась. Принцесса так и не поняла почему.

— Знаю, — улыбнулась Райана. — Если бы мы спросили Миша’Ха, то она заявила бы, что приезд сюда был предначертан мне судьбой.

— Ты всегда пытаешься смотреть на происходящее позитивно.

— А как иначе? — спросила Райана, поднимая и вешая платье Таллии.

— Не знаю. Но я сражаюсь каждый день. И сегодняшний не исключение. Я собираюсь выйти замуж за огромного чудовищного мужчину, которого совершенно не знаю. Возможно, у него хватит сил, чтобы заставить меня подчиниться его желаниям. Разве это лучше, чем склониться перед Эмиссарами?

— Ну, возможно, из него получится любовник получше, чем из Эмиссаров, — заметила Райана, а затем захихикала. — Может, ему даже удастся заставить тебя насладиться его любовью.

Таллия закрыла глаза и представила обнаженного Джоара. Он был огромен. Эта мысль не прибавила ей спокойствия.

— А что будет, когда дело дойдет до правления Каринией? Не хочу, чтобы в этот момент рядом со мной находился мужчина. Не для того я зашла так далеко, чтобы променять одни оковы на другие. Я даже понятия не имею, каких взглядов он придерживается.

— Тогда узнай их. Поговори с ним.

— Я привела его сюда не для разговоров.

— Конечно же, нет. Ты привела его сюда, чтобы он вошел в тебя огромным членом и заставил закричать от удовольствия.

Таллия нервно хихикнула в ответ на слова Райаны.

— Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы это произошло, — произнес Джоар, прислонившись к дверному косяку и окидывая взглядом комнату.

От удивления Таллия начала подниматься, но затем вспомнила, что он мог увидеть ее грудь, поэтому вновь погрузилась в воду.

— Убирайся, — прошипела она. — Это мои личные покои.

— На моей планете нет такого понятия, как личные покои, когда женщина принадлежит мужчине.

— Я еще не принадлежу тебе. — Таллия разозлилась сильнее, когда услышала собственный ответ. — И никогда не буду принадлежать.

Джоар подошёл ближе и опустился на колени рядом с ванной.

— Меня не интересует ни твой народ, ни планета до тех пор, пока ты правишь справедливо. Но я заинтересован в твоём теле, и оно будет принадлежать мне.

— Убирайся, — снова приказала она.

— Нет. — Он снял рубашку и опустил свою ладонь в воду, лаская пальцами руку принцессы. Это заставило ее отстраниться. — Расслабься.

— Я не хочу расслабляться.

— Почему бы и нет? Я подумал, что мы могли бы познакомиться поближе. Это сделало бы нашу брачную ночь более… приятной.

Его рука заскользила по её животу, поднялась выше и начала ласкать грудь. Таллия пыталась увернуться от прикосновений, но когда пальцы Джоара сомкнулись на ее соске и слегка его сжали, то она обнаружила, что не в состоянии пошевелиться.

— Райана, — позвала она, желая, чтобы та подала ей полотенце. Тогда Таллия смогла бы выйти из ванны и убраться подальше от Джоара, который каким-то образом очаровал ее. Но комната оказалась пуста, они остались вдвоём. Таллия в ожидании задрожала.

Джоар приподнялся, потянувшись губами к ее устам. Она в предвкушении облизнула свои губы и приготовилась к их первому поцелую. Но оказалась, что к этому нельзя подготовиться. Поцеловав принцессу, Джоар толкнулся языком между ее губ и надавил на стиснутые зубы. Она позволила ему проскользнуть внутрь. Он входил языком, а затем отступал, пробуя и пробуждая желание в ее животе.

Пока они целовались, его рука опустилась вдоль мягкого живота, а затем ещё ниже, прикоснувшись к клитору. Таллия испытала сильный шок — никогда прежде никто другой не касался её там, ничьи руки не ласкали её, кроме собственных, не поглаживали, не массировали и не проскальзывали в лоно.

Теряя связь с миром, она обхватила руками мощную шею Джоара, чувствуя необходимость держаться за него. Его пальцы двигались внутри неё, поочередно то лаская клитор, то снова входя в лоно. Возбуждение росло, вынуждая Таллию выгнуть спину, как бы предлагая себя Джоару. Он прервал поцелуй и обхватил свободной рукой ее правую грудь, затем наклонил голову, посасывая и облизывая сосок.

— О-ох, — выдохнула она. От его прикосновений всё её тело объяло жаром.

В ее разуме не было ни одной связной мысли, кроме той, которая кричала, чтобы Таллия отпустила себя и позволила мужчине, ее будущему мужу, доставить ей удовольствие. Она хотела бороться с этим, хотела оттолкнуть его, не поддаваться ему, ибо ставки были очень высоки, но просто не могла.

Джоар толкнул свои пальцы глубже, и Таллия почувствовала боль, будто бы её лишили девственности. В этот момент она осознала, что, скорее всего, это и было его целью — подготовить её к завтрашней ночи, чтобы он проник в лоно, не заставляя ее при этом плакать от вторжения. Таллия слышала достаточно разговоров, чтобы понять, что первый раз с мужчиной не всегда приносит удовольствие.

Она всхлипнула, чувствуя себя использованной, но затем Джоар укусил её за сосок, а его большой палец стал поглаживать клитор, в то же время как другие продолжали двигаться внутри нее. Каждый толчок был направлен под верным углом, задевая нужную точку, из-за чего вскоре Таллия достигла оргазма. Она вскрикнула, кусая Джоара за плечо, чтобы заглушить непрошенные стоны. Но он не успокоился, продолжая движения, пока полностью не опустошил её, затем Джоар вытащил принцессу из ванны и прижал к себе.

Подняв Таллию на руки, он схватил полотенце и отнёс девушку к кровати, завернув в ткань. Бережно, чуть ли не с благоговением, он вытер полотенцем ее кожу, заставляя ее плоть петь, а тело тянуться к нему.

— Завтра ночью ты ляжешь со мной в постель, и я займусь с тобой любовью, принцесса. Я поселю ребенка в твоём чреве, а себя — в твоём сердце.

— Таким образом ваша раса покоряет другие? — спросила она. — Потому что если это так, то со мной это не сработает.

— Ты в этом уверена? — ухмыльнулся Джоар, целуя её плечо и поглаживая тыльной стороной ладони ее грудь.

— Да.

— Итак, вызов брошен, — заявил Джоар, вынуждая Таллию очнуться от сонного состояния, в которое он погрузил её.

— Для тебя это игра?

— Это ты пригласила меня, — равнодушно произнес он.

Она открыла рот, чтобы приказать ему убираться, но не сумела. Не потому, что не могла вынести расставания с ним, а потому что знала — Джоар нужен ей, как и она ему.

— Полагаю, ты хочешь получить свои деньги? — спросила она, ощущая себя уязвленной.

— Именно поэтому я и пришел в твои покои.

Таллия желала вышвырнуть его, заявив, что совершила ошибку. Но вместо этого она произнесла:

— Я думала, ты пришел, чтобы… — Она не смогла закончить фразу.

— Нет. Это был просто бонус.

Схватив халат, она подошла к консоли компьютера. Та была встроена в деревянный стол, словно её пытались скрыть от посторонних глаз. Таллия услышала знакомый гул кондиционера, и это успокоило её. Прикоснувшись к экрану, принцесса нашла несколько счетов, которыми обычно пользовался её отец для торговли с другими планетами. У Таллии был доступ к ним, но деньги ей не принадлежали. Девушке придется продать некоторые драгоценности матери, чтобы вернуть позаимствованную сумму, но за такой короткий период времени этого никто не заметит. Таллия убеждала себя, что на самом деле не крадёт деньги, а просто покупает себе мужа, что в принципе можно считать торговой сделкой.

— Номер твоего счета? — спросила она.

— 55JK86D30. — Джоар прислонил все семь футов огромных мышц к стене. Таллия практически чувствовала жар, исходящий от его тела, и определенно ощущала дискомфорт от его вторжения. Её лоно болело, а кожа была сверхчувствительной, будто из-за Джоара у нее началась лихорадка.

— Вот. Половина сейчас. Половина потом.

— С нетерпением жду момента, когда получу оставшуюся часть денег. Не могу придумать более приятного способа заработать себе на жизнь.

— Предпочитаешь быть шлюхой? — резко спросила она, нажимая кнопку на панели для отправки перевода.

— Я удовлетворяю желание. Твое желание.

Джоар погладил её по руке, но Таллия отстранилась, намереваясь не показывать слабость, которая возникала из-за его прикосновений. Она успокаивала себя тем, что так проявлялась её неопытность и что после нескольких занятий любовью с Джоаром она получит некий иммунитет. Но всё же, повернувшись и взглянув на него еще раз, Таллия задержала внимание на татуировках Джоара, переливающихся словно серебро. В этот момент принцесса задалась вопросом, действительно ли она сможет стать невосприимчивой к этому мужчине и его татуировкам. 

Глава 8 ДЖОАР

Джоар боролся с самим собой. Как же он желал затащить принцессу в постель. В конце концов, кровать стояла рядом, они были одни, и он прекрасно знал, что Таллия тоже его хочет. Но время было неподходящим. Она ещё не готова. После того, как они поженятся, она более охотно пойдет на контакт. Не то чтобы принцесса не испытывала желания сейчас, по крайней мере, телом. Тем не менее, Джоар был уверен, что на данный момент внутри нее бушует битва, и сторона, которая считает его мудаком, побеждает.

Впрочем, он действительно был мудаком. Ему ведь не нужны были деньги, но он все равно их взял. Зачем? Ему стоило подумать над этим, но было похоже, что он по большей части просто прикрывался деньгами, отказываясь верить, что у него есть какие-либо чувства к принцессе. Он был готов переспать с Таллией за деньги, был готов зачать с ней ребенка. Ладно, допустим, что все было не только ради денег. Возможно, это было как-то связанно с необходимостью произвести на свет наследника, который продолжит его род. Но Таллии не стоит об этом знать. Не сейчас. Только после того, как дело будет сделано, а ребенок зачат.

— Почему бы тебе не показать мне свою планету? — спросил он, подходя к окну. — Я не имею в виду город, а то что находится за стенами.

— Тебе действительно интересно? — полюбопытствовала принцесса, подходя к Джоару. Он уловил запах её тела, — цитрусовый аромат шампуня, который она использовала для волос — и это очень сильно его возбудило. Он ощутил, как его член вновь затвердел.

— Да. Если я собираюсь противостоять Эмиссарам вместе с тобой, то должен знать, за что мы сражаемся.

Она взглянула на него глазами, полными слез.

— Ты действительно так думаешь?

— Ты о чем? О том, что мы будем вместе им противостоять?

— Да.

Джоар ухмыльнулся и обхватил лицо принцессы своими крупными ладонями.

— А как еще я смогу заполучить свои оставшиеся деньги? — Да уж. Он точно был мудаком.

— Разумеется.

Она отвернулась от мужчины, подошла к гардеробной и достала платье. Джоар наблюдал, как Таллия спускает с плеч халат, восхищаясь изгибами и округлостями ее бедер. Он убеждал себя, что подобная реакция вызвана тем, что Таллия выглядела как женщина, способная выносить хороших сильных детей, но на самом деле он мечтал целовать каждый дюйм ее сочной плоти.

— Пойдём, — пробормотала она и направилась к двери.

Она надела черные легинсы, сотканные из плотного материала, а сверху — длинное платье, которое расходилось по центру. На поясе были закреплены кинжал и маленький лазер.

— Мы ожидаем неприятностей? — спросил Джоар, пока они шли по коридору, а затем спускались по лестнице, смахивающей на черный выход, так как стены здесь не отличались богато украшенной резьбой.

— Ты всегда должен быть готов к ним.

— А ты сможешь постоять за себя или это просто для устрашения? — спросил он.

— Я смогу за себя постоять.

— Даже несмотря на то, что ты женщина? — Таллия свирепо взглянула на него, и он засмеялся. — Я родом из такого места, где женщин учат сражаться наравне с мужчинами, они во многих аспектах не уступают нам. По крайней мере, нас в этом убеждают. На самом деле, я думаю, что женщины намного сильнее. Они более хитрые и убедительные.

— Один из капитанов моего отца научил меня всему, чему мог. После смерти моей матери отец потерялся в своем горе, и капитан понял, что больше не стоит рассчитывать на появление наследника мужского пола. Он говорил, что не сможет обучить меня всему, что должен знать мальчик, но в то же время я должна понимать, как защитить себя от того, что меня ожидает.

— Звучит угрожающе.

— Он видел, как собираются Эмиссары. Словно вороны над падалью.

— Значит, у тебя все же есть союзник в страже, тот капитан?

— У меня был союзник.

— И что же с ним произошло? Умер при весьма странных обстоятельствах?

— Нет. Они отправили его в далёкий космос.

— Они действительно пытаются изолировать тебя? — подвел итог Джоар, испытывая некое сочувствие к Таллии.

— Да, пытаются. У моего отца была небольшая группа людей, которых он использовал в качестве советников. Некоторые из них не поддерживают меня, потому что я женщина. А те, кто проявлял хоть какую-то лояльность ко мне и к моей семье, были сосланы.

— Эмиссары нацелены на победу, верно?

Они прошли через узкий проход и вышли в помещение, которое Джоар назвал бы кухней, потому что запахи, которые их встретили, были восхитительными, заставляя его рот наполниться слюной. Прошло уже много часов с тех пор, как он что-то ел, и много дней с тех пор, как он ел нечто подобное тому, что готовилось на этой большой кухне.

— Привет, — обратилась Таллия к одному из поваров, который поднял взгляд, когда они появились на кухне.

К удивлению Джоара, никто не выглядел шокированным, увидев Таллию. Хотя это место не относилось к тем, куда обычно заглядывают принцессы. Джоар не мог представить, чтобы она намеренно спускалась и разговаривала с простыми людьми. Тем не менее, именно среди них он впервые встретил ее.

— Привет, Мейбл, — поздоровалась Таллия, подходя к одной из женщин.

Женщина улыбнулась в ответ и сделала небольшой реверанс, выглядев при этом слегка неуклюже. Неожиданно Джоар осознал, что всему виной именно он, крупный чужак с серебристыми татуировками, стоящий среди блюд с мясными пирогами и жареными цыплятами.

— Прошло много времени с тех пор, как мы видели вас, принцесса. Я всё ещё помню, как вы, бывало, забегали сюда и путались у нас под ногами. Вам нравились медовые печенья, которые я пекла. Дай вам волю, вы ели бы их на завтрак, обед и ужин. Разумеется, королева никогда не разрешала вам уплетать их на завтрак, — заметила Мейбл. Она была единственной, кто перестал работать. Все остальные посматривали в их сторону, но продолжали выполнять свои обязанности. — Что я могу для вас сделать?

— Я собиралась выбраться на крейсере за город. И хотела бы взять с собой что-нибудь для пикника.

— Пикник. Думаю, мы можем кое-что для вас найти. Лимал, достань корзину и собери немного еды для принцессы, пожалуйста. — Мейбл посмотрела на Джоара и продолжила: — Думаю, тебе лучше собрать две корзины.

Таллия чуть было не улыбнулась, но сохранила невозмутимый вид, слегка холодный и надменный, хотя язык её тела показывал, насколько легче и проще ей общаться с обычными людьми, нежели с Эмиссарами.

— Вы не могли бы сделать три корзины?

— Разумеется, принцесса. — Мейбл помогла упаковать еще одну корзину. — Вот. — Она вручила корзины Джоару, который с легкостью их поднял.

— Спасибо, — поблагодарила Таллия.

Они направились в сторону другой двери, которая, как предположил Джоар, должна была вывести их наружу, как вдруг принцесса обернулась и очень тихо спросила:

— Не хочешь ничего передать Яссе?

— Так вот куда вы идёте? — спросила Мейбл, на ее лице отразилась радость. — Почему сразу не сказали? Лимал, дай ещё одну корзину. Положи туда хлеб и фрукты. И оставшееся печенье.

— Я не была уверена, — запнулась Таллия, что было необычно для неё, поэтому интерес Джоара возрос.

— Она будет рада вас видеть.

— Надеюсь, — пробормотала Таллия. — Не хочу доставлять ей неприятности, вот и всё.

— А какой у них может быть интерес к ней? Она никому не мешает.

— Они заинтересованы во всем, что я делаю.

Мейбл протянула руку, как если бы хотела ободрить Таллию, но затем резко отдернула. Может принцессу и принимали здесь, но она не была одной из них. И они всё еще знали своё место.

— Передайте ей привет от меня. Если вы не против. Прошло много времени с тех пор, как я навещала ее.

— Передам. Увидимся, как только я вернусь. Скорее всего, я не смогу сразу заглянуть к тебе, но позже обязательно приду и расскажу, как у нее дела.

— Спасибо. Берегите себя, принцесса.

— Постараюсь.

Таллия подняла последнюю корзину для пикника, пока Джоар держал остальные. Выйдя за дверь, она завела его в очередной коридор. Они проходили комнату за комнатой, наполненных провизией, и, в конце концов, вышли во двор. Удивительно, но здесь не было никакой стражи.

— Сюда, — позвала Таллия и пересекла двор, проходя под аркой. Таким образом они вышли к огороду, наполненному овощами, о которых заботились четыре мужчины и одна женщина. Именно женщина заметила их появление. Когда она увидела, что это Таллия, то склонила голову, но так и не отвела взгляд от Джоара.

— Принцесса, — произнесла она, округлив глаза, когда они приблизились. Женщина выпрямилась и сделала шаг назад. — У вас всё в порядке?

— Да. — Таллия посмотрела на Джоара. — Он не причинит тебе зла. Это мой будущий муж.

— Вы, наконец, выходите замуж? — спросила садовница.

— Да.

На лице женщины расплылась широкая улыбка.

— Мы так волновались. Ходили слухи, что вы никогда не выберете мужа, а Эмиссары в итоге захватят власть. — Она снова посмотрела на Джоара, но на этот раз с любопытством. — Мы не думали, что вы сможете найти достойного мужчину.

— Ох, я не знаю, достоин ли он. Но ему придётся.

— Очаровательно, — пробубнил Джоар, но ему понравилось, как Таллия, казалось, ожила за пределами дворца.

— Теперь я понимаю, почему вы здесь, — заметила садовница.

— Понимаешь? — переспросила Таллия.

— Вы хотите побыть какое-то время наедине. Вдвоём, подальше от всевидящих глаз Эмиссаров.

— Да, — кивнула Таллия в знак согласия. — Ты же знаешь, каково это.

— Да. Конечно. — Садовница отложила свой инструмент и провела их через огород к воротам. — Вот. Он заряжен. У вас есть около двух часов, прежде чем батарея сядет. Жаль, что так мало, но Эмиссары не разрешают нам его ремонтировать, а батарея немного неисправна.

— Почему? Почему они не дают вам его ремонтировать? — спросил Джоар, загружая корзины внутрь.

— Они готовятся к концу.

— К концу? — вмешалась Таллия, и лицо садовницы исказил ужас.

— Извините. Я забыла свое место. — Женщина выглядела встревоженно.

— Говори, прошу. — Таллия забралась в крейсер, Джоар последовал за ней, устраиваясь на соседнем сиденье.

Садовница огляделась вокруг и очень тихо сказала:

— К концу правления вашей семьи. Они говорят, что время вышло. Но теперь я вижу, что это не правда. — Женщина посмотрела на Джоара, окидывая взглядом и изучая каждый дюйм его мускулистого тела. — Вскоре вы принесете наследника, который вам так нужен. Он плодороден, как джобо.

Таллия нервно захихикала, покраснев от этих слов.

— Джобо? — уточнил Джоар.

Садовница рассмеялась, а затем извинилась:

— Простите. Я не должна была…

— Всё в порядке. Надеюсь, ты права, — произнесла Таллия и обратилась к Джоару: — Едем?

Садовница еще раз засмеялась, но на этот раз произнесла только:

— Благополучного путешествия. Возвращайтесь до темноты.

— Почему? — спросила Таллия. — Снаружи нечего бояться.

Лицо садовницы стало серьезным.

— У нас комендантский час.

— Что? — возмутилась Таллия.

— Эмиссары внесли изменения всего пять дней назад. Если вы не вернетесь во дворец до наступления темноты, то вам нужно будет доложить о своем прибытии капитану. Они придут и запрут ворота, — указала женщина на деревянные ворота, ведущие из дворца во внешний мир.

— А мы не хотели бы этого делать, верно? — поинтересовался Джоар. — То есть, ты же принцесса и на данный момент правишь этой планетой. Что может сказать тебе капитан?

— Я не знаю, — пробормотала Таллия. — Может, нам не стоит никуда ехать?

— Подожди. — Джоар положил руку на ее ладонь, когда она попыталась выбраться из машины. — Они не имеют права указывать тебе, как поступать.

— Знаю. — Таллия решительно посмотрела на Джоара, а затем сообразила, что он хотел сказать. — Оу, я имела в виду, что мы не должны ехать не потому, что нам нужно вернуться до наступления темноты, а потому, что я должна пойти к Эмиссарам и приказать им отменить комендантский час, а заодно выяснить, какие ещё законы они приняли, не поставив меня в известность.

— Не сейчас. Давай для начала прогуляемся, а затем, когда ты успокоишься, мы пойдем и повидаем их.

— Мы? — спросила она. — У тебя нет права голоса в этих вопросах.

— Я не хочу в этом участвовать. Только защитить тебя.

Таллия снова села, выглядя при этом напуганной, будто не знала, как ей воспринимать его слова. Рядом с ними вновь захихикала садовница и, уходя, пробормотала что-то по поводу надежды и джобо. 

Глава 9 ТАЛЛИЯ

Неужели Джоар играл с ней? Или просто решил провести ее также, как того парня в таверне. Для него это была лишь рискованная авантюра, а для Таллии — ее жизнь и жизнь ее народа. И всё же принцесса до сих пор не могла понять его стратегию. Скорее всего он хотел обеспечивать ее безопасность до тех пор, пока не получит оставшуюся сумму. А ещё ему нужно было сохранить собственную голову на плечах. Вот почему Джоар помогал ей, ведь намного проще, если она выживет и будет способна перевести деньги на его счет.

В то же время другая её часть желала верить, будто он заботился о ней. Хотя логика подсказывала, что это невозможно, ведь они познакомились всего несколько часов назад. Никто не способен влюбиться за такой короткий срок, верно?

Свои собственные чувства Таллия игнорировала, они были не в счет. Очень легко поверить, что ты влюблена в кого-то, когда ты одинока и от всех изолирована, а твой единственный настоящий друг — твоя рабыня.

— Так что насчёт джобо? — спросил Джоар, ухмыляясь.

— А что насчет них? — холодно уточнила Таллия.

Её мысли крутились вокруг более важных вопросов, таких как комендантский час.

— Как я понимаю, они быстро размножаются, — произнес Джоар, оставляя висеть свою мысль в воздухе.

— Мне необходимо, чтобы ты лишь один раз оплодотворил меня. Я надеюсь на это.

— А что потом? Просто вышвырнешь меня?

— Джоар Т’Омил, я не могу позволить себе заплатить тебе больше, чем мы условились. Так что, да. Один ребенок. А затем ты уйдешь.

— Ауч, — скривился Джоар, прижимая руку к сердцу. Глаза Таллии были прикованы к его серебристым татуировкам, которые, казалось, начинали мерцать там, где его ладонь касалась кожи.

— Расскажи мне про них, — указала принцесса на его татуировки.

— Про них. — Его голос стал серьезным. — Они были подарком на мой пятый день рождения.

— Подарок. Это не объясняет для чего они нужны. Подозреваю, что татуировки имеют какое-то значение. Они часть твоей силы.

— Моей силы? Не уверен, что у меня есть сила. Разве только у них. Они были даны мне Призрачными Монахами и являются комбинацией магической защиты и обаяния.

— Которые ты использовал против стражи? — полюбопытствовала Таллия.

— Да, иногда они приносят пользу, но я стараюсь применять их как можно реже.

— Почему?

— Потому что я предпочитаю, чтобы меня видели таким, какой я на самом деле.

Она засмеялась.

— Ты ростом более семи футов и сложен, словно огромный тиримир. Люди в любом случае заметят какой ты на самом деле. Особенно с твоим чувством юмора.

— Сарказм. Верно?

— Никакого сарказма. Честно, — правдиво ответила Таллия, подъезжая на крейсере к воротам, которые использовали садовники. Они не охранялись, но для активации требовался код, который Таллии заранее предоставили. Как только она ввела пароль, ворота открылись, и крейсер медленно проехал через них. Теперь они были свободны.

— Значит, тебе нравится моё чувство юмора? — спросил Джоар, откидываясь на спинку сидения и оглядываясь по сторонам.

— Я этого не говорила.

Они пересекали кукурузное поле, которое было высотой всего до колен. Когда Таллия была ребенком, то любила приходить сюда и прятаться среди золотых стеблей, которые были высотой до плеч взрослого человека и полностью скрывали девочку. Эти воспоминания были одними из лучших. Время, когда Таллия понятия не имела, на что в действительности похож их мир. Никаких ожиданий, никакого страха.

— Скажи, о чем ты думаешь? — спросил Джоар.

— Это личное.

— Серьезные мысли, судя по выражению твоего лица.

— Уже научился распознавать выражения моего лица? — выпалила Таллия, надевая на себя маску безразличия, чтобы скрыть от него свои эмоции.

— Не надо, — тихо попросил Джоар.

— Что именно?

— Не закрывайся от меня.

— Тебе лучше оставаться… снаружи.

— Ты так боишься подпустить к себе кого-то?

— Только тех, кого я не знаю.

— Это значит всех. Кроме Райаны. Скажи, что может быть общего между вами?

— Я её принцесса, а она моя рабыня. — Таллия закрыла глаза, чтобы отгородиться от Джоара, и услышала его вздох.

Действительно ли плохо, если она откроется ему? Если хоть кому-то откроется?

— Отличный нейтральный ответ, — нежно произнес Джоар.

— А на что похож твой мир? Лимерия, верно? — Ей было интересно, существуют ли другие места, где царит мир. — И почему ты покинул его?

— Я торговец. Вот почему я уехал.

— Кто там хотел, чтобы его видели таким, какой он на самом деле?

Джоар поерзал и повернулся, чтобы посмотреть на Таллию.

— А тебе-то какое дело? Мне казалось, что я здесь только для того, чтобы трахнуть тебя.

— И кто теперь закрывается? — Какое-то время Таллия просто изучала его лицо. — Может, я хочу знать, что представляет из себя отец моего будущего ребенка.

— А может и нет. — Джоар посмотрел в окно, где поля кукурузы сменили поля, покрытые обычной травой. Вдалеке виднелись ряды солнечных панелей, которые питали электричеством весь дворец и прилегающий город. — Ты думаешь, что твоей планете приходит конец.

— Расскажи мне лучше о своей, — произнесла Таллия. — Мне действительно любопытно. Со мной уже давно никто не разговаривал о политике. Мой отец держал меня подальше от подобных дискуссий, но мать, пока была в ясном уме, часто рассказывала про другие планеты и их лидеров. Думаю, к тому времени она уже начинала понимать, что я единственная надежда монархии на продолжение правления. Возможно, именно поэтому она впоследствии сошла с ума.

— Не говори так. Я считаю, что твои родители гордились бы тобой. И отец, и мать.

— Мать — да, а вот отец не испытывал ко мне других чувств, кроме разочарования. Он никогда не предал бы мою мать, заведя любовницу или взяв вторую жену, но когда она умерла, то он хотел заново жениться и произвести на свет наследника. Мальчика.

— Но вскоре он тоже умер?

— И года не прошло.

— Что случилось?

— Несчастный случай. Он улетел в дальние земли, где находится духовный центр Каринии. Эмиссары убедили отца, что боги благословят его, если он пройдет испытания Девяти.

— Но он провалился?

— Нет, он все преодолел. Но по пути домой его крейсер взорвался. — Волна печали накрыла Таллию.

Она всегда надеялась, что в один прекрасный день её отец поймет — его дочь в состоянии управлять планетой, а ему больше не нужен сын, чтобы продолжить их род. Но этому не суждено было сбыться. Зато Таллия избавилась от душевной боли, которая возникала при мысли, что ее отец найдет другую женщину на место ее матери. Она понимала, что это было несправедливо и эгоистично, но не могла вынести идеи, если кто-то другой поселится в покоях её матери или будет находиться в объятиях её отца. Это было похоже на предательство.

— Мне очень жаль. — В его голосе прозвучала искренность.

— Спасибо. Я должна скучать по нему, но он практически не разговаривал со мной. А после смерти матери вообще стал избегать, будто винил во всем меня. В особенности за то, что я не родилась мальчиком.

Вдалеке поля уступали место лесам, именно туда Таллия направила крейсер. Было приятно почувствовать прохладу леса, потому как зеленая листва практически не пропускала солнечный свет. Это подействовало на Таллию успокаивающе. Как бы ей хотелось жить где-нибудь здесь, в домике на дереве, а не во дворце со всеми его правилами и традициями.

— Моя мать родилась на планете, где две трети суши занимали древние леса. Она рассказывала мне о них, когда я ложилась спать.

— Вы были близки? — поинтересовался Джоар.

— Когда я была маленькой и до того, как она окончательно помешалась на мысли о наследнике для отца. — Таллия замедлила крейсер, чтобы насладиться пребыванием под кронами деревьев. — А ты? Твои родители оба родом с Лимерии?

— Да, у нас не приветствуются браки с чужаками. — Джоар засмеялся и тряхнул головой. — Значит, моя популярность взлетит до небес после нашей свадьбы.

— Это потому, что твоя семья имеет вес в обществе.

Таллия изучала мужчину. Пока они проезжали под сменяющими друг друга тенями и солнечными лучами, его тело прекратило мерцать серебром, отливая холодным сиянием и заставляя Джоара выглядеть ещё более чарующе, чем когда-либо.

— Почему ты так решила? — подозрительно спросил он, и она поняла, что задела его за живое.

— Татуировки. Тебе их подарили на пятый день рождения. Все ли дети пятилетнего возраста получают подобное от Призрачных Монахов?

— Нет.

— Значит, тебя хотели выделить. Возможно потому, что твои родители или твой клан когда-то помогли Монахам. Или потому, что ты принадлежишь к правящей семье. Не смотри на меня так, будто я сошла с ума. Ты необычный мужчина. Если сравнить тебя с твоим другом Криганом, то заметна очевидная разница. Мои рассуждения логичны.

— И что в этом логичного?

Таллия замолчала, не будучи уверена, как именно Джоар воспримет новость о том, что она ходила к медиуму, которая предрекла ему стать мужем принцессы.

— Ты думаешь, что наша встреча всего лишь случайность?

— Да. — Джоар тряхнул головой. — Пожалуйста, не говори, будто ты считаешь, что это было нечто другое.

Таллия улыбнулась, никак это не прокомментировав. Ее версия звучала как ложь. Впрочем, почему бы Джоару не поверить ей, ведь он носил на своем теле сияющие татуировки.

— Я ходила к медиуму. Она сказала, чтобы я искала луну среди звёзд. И я нашла тебя.

Джоар рассмеялся низким смехом, который ей понравился.

— Медиум. Надеюсь, ты не дала ей за это много денег.

— Два мешочка серебряных монет.

Джоар откинул голову и взревел от смеха.

— Я отправил бы твоих стражей обратно, чтобы они забрали деньги. Никто не может предсказывать будущее.

Теперь Таллия действительно почувствовала себя глупо. Джоар напомнил ей отца и то, как он злился, когда её мать ходила к Миша’Ха.

— Мы на месте, — резко заявила Таллия и направила крейсер с главной дороги на поляну, где стоял небольшой коттедж.

Назвать это строение коттеджем было большим преувеличением. Это была мазанка[3], во дворе которой играли двое детей. Они были очень грязными, но явно счастливыми. Когда они увидели крейсер, то вскочили и побежали в дом, зовя свою мать.

К ним вышла женщина средних лет с серебристыми волосами и светлой кожей, она на мгновенье застыла и крепче сжала в руке длинную палку, на первый глаз выглядящую как приспособление для ходьбы, но Таллия знала, что та помогала при самообороне. Выражение женщины прояснилось, а ее губы растянулись в улыбке, которая осветила лицо. Женщина подбежала к Таллии, притянула её к себе и обняла.

Таллия замерла. Уже давно никто не обнимал её так, как сейчас. Даже Райана. Вскоре её оцепенение спало, и она неуверенно обняла женщину в ответ.

— Ясса.

— Моя принцесса. Ох, Таллия, я всё гадала, как ты там. Моя сестра отправила весточку, что во дворце далеко не всё хорошо, и сказала, чтобы мы держались подальше.

— Я не стала бы утверждать, что всё настолько плохо. — Таллия отстранилась и посмотрела на Яссу. — Но ты, скорее всего, права, лучше тебе держаться подальше. Эмиссары не в восторге от всего, что связано с моими родителями.

— Включая тебя?

— Особенно меня.

Таллия попыталась засмеяться, но это была правда.

— А кого ты привела ко мне? Дети сказали, что с тобой пришел гигант, похожий на луну.

— Это Джоар. — Таллия протянула руку, и мужчина подошёл ближе.

— Приятно познакомиться, Джоар. — Ясса перевела взгляд с Таллии на Джоара и улыбнулась.

— Привет. Я могу называть тебя Яссой? — Он слегка наклонил голову в знак приветствия и уважения.

— Разумеется. Итак, расскажи мне, почему ты такой особенный, раз Таллия не только решила навестить меня, но и взять тебя с собой?

— Джоар будет моим мужем.

— Мужем! Я не знала.

— Я тоже, до сегодняшнего дня.

— Так неожиданно. — Под этой фразой скрывались слова «ты уверенна?». — Ты ходила к Миша’Ха?

Ясса снова посмотрела на Джоара.

— Да.

— Ох, Таллия. — Ясса нахмурилась и стала выглядеть намного старше своих лет, дав Таллии понять, что принцесса значит для женщины, которая помогала растить её в детстве.

— У меня не было выбора.

— Не дай Эмиссарам узнать это.

— Никто больше не знает. Только ты, я и Райана.

— И я, — заметил Джоар.

— Ты никому ничего не скажешь, в противном случае они отрубят тебе голову, — напомнила ему Таллия. 

Глава 10 ДЖОАР

— Отлично, — произнес Джоар.

Какого черта она втянула его во всё это? Что было странно слышать от мужчины, который успел ввязаться в столько передряг, что ему повезло остаться в живых и до сих пор дышать воздухом свободы. Впрочем, с каждой минутой он чувствовал себя все менее свободным. То, что начиналось как простой и весьма приятный способ заработать крупную сумму денег, внезапно стало выглядеть как опасная задача.

— Пойдём, я приготовлю вам чай. Такое чувство, что твоему Джоару необходимо немного подкрепиться, он побледнел.

— Я всегда бледный, — заметил он не без юмора. Желая помочь Таллии, Джоар достал корзины из крейсера. — Забрать все? — спросил он.

— Да.

Они отнесли корзины в хижину. Таллия помогала ему, хотя он вполне мог справиться в одиночку.

— Куда нам это поставить? — спросила Таллия.

Джоар осмотрелся вокруг. Свободного пространства для корзин не оказалось. Хижина представляла собой одну большую комнату с кроватями, сделанными из мягкой соломы и расположенными вдоль одной из стен. Соломенная крыша нуждалась в ремонте, пол был пыльным и посыпан перемолотым зерном, из-за чего пока они шли, то ни разу не поскользнулись. Джоар удивлялся, зачем кому-то жить в таких условиях. В этот момент угроза, исходящая от Эмиссаров, стала для него более реальной. Ясса пряталась от них. Возможно, ей стоило уйти куда-нибудь подальше, но тяга к прежней жизни во дворце с Таллией и со своей сестрой Мейбл была для нее слишком велика, чтобы полностью разорвать связь.

— Сюда. — Ясса расчистила место на маленьком столе. Таллия открыла первую корзину и стала выкладывать содержимое. — Я не могу всё это принять.

— Можешь. Я приходила бы чаще, если бы могла. — Выражение лица Таллии стало пустым, но Джоар уже понял, что так срабатывал её защитный механизм. Когда эмоции были сильны, она начинала их скрывать.

— Всё так плохо? — спросила Ясса.

— Я всегда считала, что мой отец держит под контролем всю планету, но, похоже, в какой-то момент он всё же позволил Эмиссарам вернуть себе власть. После смерти моей матери. Я не осознавала этого. Но когда он умер, они уже были готовы. — Таллия понизила голос до шепота: — Они уже ждали.

Ясса подняла глаза на Джоара.

— Вот почему ты пошла к Миша’Ха?

— Чтобы она рассказала мне, где найти мужа. Мне нужен наследник.

Ясса сурово посмотрела на Таллию.

— И она отправила тебя к большому татуированному чужеземцу? А ты уверена, что должна выйти за него замуж, или Миша’Ха имела в виду, что он просто сможет тебя защитить?

— Я попросила её рассказать мне… — Лицо Таллии снова стало невыразительным. — Попросила рассказать, как победить Эмиссаров.

— Это не та причина, по которой выходят замуж, — заявила Ясса.

Джоар прислушивался к их разговору, замечал взгляды, которыми обменивались Таллия и Ясса, и задавался вопросом, состоится ли свадьба. Однако, сейчас для подобного разговора было не подходящее время. Но будь он проклят, если позволит ей использовать себя как наёмника.

Джоар мысленно усмехнулся. Разумеется, он был наемником. Вот только не наемным рабочим, а наемным членом. Может, ему следует заняться с ней любовью прямо здесь, вне стен дворца, и показать, кого именно она впускает в свою жизнь и в свою постель, если выйдет за него замуж. А затем Джоар вспомнил её слова. Таллия планировала держать его рядом только для того, чтобы зачать ребенка.

Для неё их отношения никогда не смогут стать долговременными, ведь ей нужен только наследник, нужно его семя, она не хочет самого Джоара и не нуждается в нём.

— Джоар? Ясса спрашивает, будешь ли ты чай? — Пока Таллия говорила, он впервые при взгляде на нее увидел перед собой не богатую принцессу, а простую женщину, которую желает, женщину, которая достойна его и которую одобрил бы даже его отец, несмотря на то, что она принадлежала к другой расе.

Таллия представляла собой всё, от чего он бежал до сегодняшнего дня, всё, от чего он бежал всю свою жизнь. Власть и давление, из-за которых ты не можешь быть тем, кем хочешь, каким хочешь.

Причина, по которой Джоар ненавидел свои татуировки, заключалась в том, что они служили постоянным напоминанием о его обязательствах, о долге перед его отцом и народом, о судьбе, которую он не хотел. Однако, здесь Таллия боролась, чтобы сохранить то, что, по убеждению Джоара, он уже давно отдал бы. В ее глазах он видел, почему мужчины и женщины хотят править. Чтобы сделать мир лучше для обычных людей, чтобы не отдать власть, так тяжело завоёванную её предками, Эмиссарам, которые начнут управлять через боль и террор.

— Джоар, — снова позвала она. — Пожалуйста, не будь грубым.

— Извините. Да. Чай, пожалуйста, Ясса. — Он посмотрел на Яссу и их глаза встретились, из-за чего на лице женщины расплылась улыбка.

— Возможно, он годится для брака. — Ясса отвернулась и стала наливать чай, но Таллия продолжала смотреть на Джоара и, судя по выражению её лица, думать совершенно противоположное.

— Голоден? — спросила Таллия.

Хижина стала казаться ему очень маленькой, вызывающей чувство клаустрофобии.

— Может, поедим снаружи? — спросил он и вышел на свежий воздух, чувствуя необходимость прояснить голову и собраться с мыслями.

Ему было необходимо понять, чего он хочет и как может это получить. Пришло время для Джоара Т’Омила перестать убегать и начать сражаться за то, чего он желал.

А желал он эту принцессу. Его отец, наверное, будет смеяться до серебристых слёз, когда услышит эту новость. 

Глава 11 ТАЛЛИЯ

Собираясь навестить Миша’Ха, Таллия преследовала только одну цель — выяснить, как не дать Эмиссарам захватить власть. Её мать всегда говорила, что ведьма-медиум знала причину, которая привела к ней клиента, и иногда давала ответы не на те вопросы, которые были заданы, а на те, которые находились глубоко в душе вопрошающего, настолько глубоко, что человек не понимал, что ему действительно необходимо.

Может, это произошло и в её случае? Она спросила про мужа, а Миша’Ха заглянула намного глубже внутрь неё и поняла, что Таллии на самом деле нужен защитник, победитель, кто-то достаточно крупный и сильный, чтобы противостоять Эмиссарам. Мог ли этот мужчина, этот большой чужеземец с серебристыми татуировками быть армией в одном лице и дать отпор Эмиссарам?

— Может, остановимся здесь ненадолго? — спросил Джоар.

Они возвращались во дворец. Таллия выбрала живописный маршрут, проходящий рядом с широкой спокойной рекой, протекающей недалеко от города, по которой торговцы с других частей Каринии привозили свои товары. Джоар указал на место, где приток впадал в реку. Здесь было тихо и красиво. Идеально для двух влюблённых, желающих спрятаться в вечерних сумерках.

— Нам лучше вернуться, — нервно возразила Таллия.

— Почему? Чтобы не нарушить комендантский час? — поддразнил Джоар, пытаясь поймать ее на крючок.

— Я не хочу неприятностей. Впрочем, боюсь, они все равно нас найдут.

— Тогда давай остановимся.

Глаза Джоара говорили, что он хочет больше, чем просто поболтать, а её тело желало согласиться.

Таллия замедлила крейсер, и Джоар выскочил из него прежде, чем тот успел остановиться, но вместо того, чтобы направиться к реке, он подошел к принцессе и помог ей выйти.

Подняв её на руки, словно маленького ребенка, Джоар прижал девушку к себе.

— Знаешь, я умею ходить, — заметила она.

— Знаю.

Таллия положила голову на его огромную грудь, прислушиваясь к устойчивому биению сердца, пока он нес её к реке, а затем размещал на мягкой эластичной траве.

— Мне нравится обнимать тебя.

Это признание далось ему тяжело, будто слова были для него чуждыми; такими же чуждыми, каким он был для нее. Таллия посмотрела на мужчину, и его серебристые татуировки стали светиться ярче, чем когда-либо. Встав на колени, она положила руку на его грудь и очертила узор, похожий на полумесяц. Там, где кончики её пальцев касались его кожи, та начинала светиться белым. Казалось, что от Джоара исходили маленькие электрические разряды.

— Расскажи мне о них. — Она поддалась вперед и припала губами к его плоти, чувствуя исходящую от нее вибрацию.

Джоар застонал и сделал такое быстрое движение, что она не успела отреагировать. Он уложил ее на спину, разместив своё тело между её бёдер.

— Я хочу тебя, Таллия. Ты даже не представляешь, что со мной делаешь.

Джоар начал двигаться, его член затвердел, потираясь о клитор и заставляя Таллию хотеть его до боли в ответ.

— Не здесь.

— Почему бы и нет?

Он прижал свои губы к её губам и протиснул руку между их телами, надавив на её лоно. Джоар узнал, насколько сильно она хотела его, насколько сильно жаждала, когда почувствовал там жар.

Возможно, он действительно был прав. Может, им стоит заняться любовью здесь, под деревьями. Они могли уже сейчас зачать ребенка, тогда больше не будет необходимости в свадьбе и замужестве.

«Но в этом случае ее ребенок станет ублюдком».

— Джоар, остановись, пожалуйста.

— Не говори, что ты не хочешь меня. Я чувствую жар между твоих бёдер, ощущаю аромат твоего возбуждения, — шептал он, уткнувшись в ее шею и нежно целуя, оставляя губами огненный след на ее коже.

— Я… мы должны сделать это правильно. — Таллия толкнула его, но он был слишком сильным, слишком большим, а она под ним была словно крошечная тимил, маленькая и беспомощная.

— И я собираюсь сделать все правильно, а для этого нам не нужны ни постель, ни церемония.

— Джоар, пожалуйста. — Её голос стал настойчивым, как и его пальцы, давящие на ткань между её ног, вынуждающие Таллию желать этого мужчину и забыть свою неуверенность. — Джоар, остановись.

На этот раз её слова дошли до его разума. Он поднял голову, его глаза были полны страсти.

— Слова Яссы заставили тебя передумать?

— Что?

— Я видел, как ты задумалась над тем, что она сказала тебе.

— Про… что… насчет свадьбы?

— Да. Что я буду хорошим защитником, но не мужем.

Она не могла отстраниться, потому что Джоар до сих пор прижимал ее своим телом к земле. Внутри неё вспыхнул гнев.

— А по твоему мнению, как это выглядит? Я заплатила тебе, все по-честному.

— Половину. Ты честно заплатила мне половину, помнишь?

— А другую половину только после… — Таллия покачала головой. — Просто я должна быть уверена, что выйду за тебя замуж, лишь тогда ты получишь оставшуюся сумму. Значит, ты решил, что я не выплачу тебе гонорар до тех пор, пока ты не трахнешь меня в брачную ночь?

— Таков был уговор. — Его голос тоже повысился, и Таллия захотела оттолкнуть мужчину в сторону. Но вместо этого у неё на глазах появились слёзы.

— Да чтоб тебя… — Она пихнула Джоара в грудь, но он даже не пошевелился. По ее щекам потекли слезы, да так быстро, что Таллия не успела вытереть и скрыть их от его взгляда.

Его голос стал более ласков.

— Не борись со мной, Таллия. Не борись против всего, что есть в твоей жизни.

— Я не борюсь.

— Неужели проще верить, что всем на тебя наплевать?

Вот теперь она ударила его, её маленький кулачок врезался в мужское плечо, но Джоар даже не вздрогнул.

— Ты меня совсем не знаешь, у тебя нет права судить. — Таллия пришла в ужас, когда рыдания, теснившие ее грудь, вырвались на свободу, сотрясая ее тело.

— Я не осуждаю тебя. По моему мнению, у нас намного больше общего, чем ты можешь себе представить: мы оба бежим и прячемся внутри себя, надеваем перед другими людьми маски, защищая свои истинные чувства, пока не начинаем верить, что нам всё равно, и мы не способны любить. Вот только ты все равно выполняешь свой долг. А я сбежал.

— Я не понимаю.

— Я пытаюсь извиниться. Почему-то мне казалось, что если я займусь с тобой любовью здесь, то ты выйдешь за меня замуж.

— Чтобы ты мог получить свои деньги. — Таллия снова всхлипнула.

— Нет. Потому что я хочу жениться на тебе. Хочу помочь и хочу, чтобы ты носила моего ребенка. Ребенка, которого я клялся никогда не желать.

— Кто ты такой, Джоар Т’Омил?

— До встречи с тобой я не знал этого. Возможно, твоя Миша’Ха была права. — Джоар сел, освободив ее от веса своего тела. — Извини. Думаю, я пытался цепляться за то, кем я себя считал.

Таллия положила руку на его обнаженную спину, касаясь татуировок.

— Кто ты, Джоар Т’Омил? — тихо повторила она.

Он покачал головой.

— Не знаю. Кем я только не был. А сейчас я кто-то совсем другой. Я избегал ответственности, будто смерть стучала в мою дверь. Представлял её себе как нечто, от чего стоит прятаться, нечто, что может приковать меня к тому образу жизни, который я не хотел вести. Но сейчас, видя, как сильно ты жаждешь взять ответственность за жизнь и счастье своего народа по правильным причинам, мне стало стыдно.

Его кожа сияла серебром, но одна из татуировок светилась особенно ярко. Таллия провела по ней пальцем и, хотя кожа была гладкой, почувствовала рисунок.

— Что означает эта татуировка?

— Это символ моего клана. Солнце и медведь. Созвездие в нашем ночном небе. Я медведь. А солнце — мой народ и жизнь. Я должен защищать этот свет.

— А вместо этого ты здесь.

— Да.

Таллия встала на колени, остро ощущая потерю его близости.

— Ты свободен, Джоар Т’Омил. Это не твоя битва, а твой народ нуждается в тебе.

Джоар поднялся и встал на ноги рядом, возвышаясь над ней.

— Я никуда не уйду, Таллия. Я занимался этим всю свою жизнь. Бежал. Но не в этот раз. Мы сокрушим твоих Эмиссаров, а затем объединим наши планеты благодаря нашему союзу. Я вернусь к своему отцу и исполню его желание.

Вздох облегчения вырвался из её груди.

— Спасибо. Я всегда думала, что могу справиться самостоятельно. Но я не могу.

— Можешь. — Джоар поднял её подбородок так, чтобы она посмотрела ему в глаза. Татуировки на его коже засияли серебристым светом, заставляя мужчину выглядеть подобно призраку в сгущающихся сумерках. — Но тебе не обязательно быть одной. И не потому, что я здесь. А потому, что твой народ любит тебя, они просто ждут знака, что ты готова принять их любовь.

Таллия улыбнулась и толкнула Джоара.

— А теперь ты рассказываешь мне сказки.

— Это правда.

— Нам лучше вернуться. А то нарушим комендантский час.

— Так давай нарушим его, — заявил Джоар.

Она погладила его кожу и произнесла:

— Единственное, чему научил меня отец — не ввязываться в драку, если в этом нет необходимости.

— И это я слышу от принцессы, которая отправила войска на битву с Гарунди.

— Я же уточнила: «если нет необходимости». В случае с Гарунди необходимость была. Я не могла допустить, чтобы другая раса захватила наши земли.

— Я пошутил, — усмехнулся он. — Хорошо быть сильным и не бояться действовать, когда это необходимо. — Джоар протянул ей руку. — Ты совершенно права. Не позволим им испортить день нашей свадьбы.

Таллия приняла его ладонь и позволила ему помочь ей подняться на ноги.

— Спасибо.

— За что?

— За то, что взял мои деньги.

— Половину. Ты заплатила мне только половину.

— Остальное зависит от твоей плодовитости, — пробормотала она, целуя его в губы.

— О, моя принцесса. Ты захочешь удвоить оплату.

— Еще посмотрим. 

Глава 12 ДЖОАР

Джоара разбудило солнце, светящее в окно, и чувство дезориентации. Где он? Таллия.

Его тело вспомнило девушку, а член затвердел под простыней. Сегодня Таллия выйдет за него замуж, значит, это будет последнее утро, когда он просыпается в одиночестве. Её тело будет принадлежать ему, и Джоар был намерен использовать это в своих интересах.

Заставив себя встать с кровати, он быстро оделся. Его штаны были изготовлены из натуральной кожи, ставшей мягкой после всех дней носки и многих часов путешествий по Галактике в поисках торговых сделок. Штаны не выглядели самой подходящей одеждой для женитьбы на принцессе, но ей, скорее всего, было безразлично.

Джоар улыбнулся. Еще одно качество, которое он неожиданно обнаружил в ней — Таллия не придерживалась протокола. Даже если он явится с голой задницей, то принцесса, вероятно, не будет возражать. Тем не менее, он понимал, что ему всё же стоит прикрыть торс и татуировки. А значит, придется раздобыть чистую рубашку.

Выйдя из комнаты, Джоар попытался вспомнить дорогу на кухню. У него не было никакого желания сидеть и есть вместе с Эмиссарами, поэтому он решил поступить по-своему. Кухня, полная тарелка еды и солнце на его лице. Это было прекрасное начало любого дня, не говоря уже о дне свадьбы.

Кухня была наполнена суетящимися людьми и голосами, громко высказывающими свое мнение. В таком шуме никто не обратил внимания на появление семифутового серебристого пришельца. Только сестра Яссы остановилась, чтобы поговорить с ним.

— Как там Ясса? — спросила Мейбл.

— Хорошо. Таллия отдала ей практически всю еду.

Эта новость заставила повара улыбнуться.

— Отлично. В тех лесах очень мало такой ценной еды. Они роются в отбросах, собирая все, что можно, хотя её муж возделал землю, организовав небольшой огород, но почва не плодородна. В отличие от утробы моей сестры. — На последнем слове она толкнула в руки Джоара полную тарелку еды и пробормотала: — Иди. Только путаешься у всех под ногами. Слишком мало времени, чтобы подготовиться к свадьбе.

— Мы могли бы провести скромную церемонию, нет необходимости во всём этом. — Он был уверен, что Таллия не будет возражать.

— Эмиссары думают иначе. И я полагаю, что ваш брак с принцессой изменит для них всё. — Её голос упал до шепота: — Именно поэтому я удивлена, что они вообще собираются праздновать. — Женщина бросила на Джоара всезнающий взгляд и выгнула брови, а затем вернулась к замешиванию теста.

Он вышел на улицу и, прислонившись к стене, стал поглощать мягкую выпечку, которую ему дали, с начинкой из фруктов и орехов. Это был не тот завтрак, который предпочел бы Джоар. Если бы у него был выбор, то он взял бы немного мяса, горячего и истекающего жиром, чтобы набраться сил на весь день.

Покончив с едой, он вернулся в дом, чтобы достать воды или эля, которые могли бы помочь ему лучше справиться с этим днём. Каким образом, черт возьми, он остался на этой чужой планете и собрался жениться?

— Мистер Джоар, — окликнула Райана, которая шла по коридору по направлению к нему. — Я счастлива, что нашла вас.

— Райана. Как чувствует себя Таллия этим утром?

— Нервничает, как я полагаю, но воодушевлена. Я заметила в ней изменения, на которые не смела надеяться. — Райана смущенно улыбнулась Джоару. — Она счастлива.

— Хорошо. Я рад, — произнес Джоар. — Могу я увидеть её?

— Нет. Это плохая примета.

— Оу…

Райана захихикала.

— Но она хочет поговорить с вами. Поэтому следуйте за мной, я отведу вас к принцессе. Вы будете стоять с одной стороны экрана из деревянных панелей, а она с другой.

Джоар не стал спрашивать, почему было в порядке вещей говорить друг с другом в день свадьбы, но не видеться. Он просто проследовал за Райаной, более чем счастлив хоть чем-то занять свои мысли. Это будет долгий день, так как церемония не начнется раньше двух часов пополудни.

— Сюда, — указала Райана, открывая дверь, но как только та распахнулась, они услышали голоса. Джоар узнал голос своей невесты, а второй принадлежал одному из Эмиссаров по имени Алек. Джоар остановил Райану, когда та собралась выскочить из комнаты. Пригнувшись, он подкрался к экрану, прислушиваясь к голосам, которые звучали все громче и выражали явное несогласие.

— Принцесса, поразмыслив, мы пришли к выводу, что должны воспротивиться вашему союзу с этим мужчиной. Мы ничего о нём не знаем.

— Я знаю о нем достаточно, чтобы понять, что этот мужчина мне подходит. Он станет хорошим мужем и прекрасным защитником для нашего ребенка.

— Ребёнка, которого ты еще не зачала.

— У меня нет сомнений, что Джоар надежный и сильный.

Эти слова вызвали улыбку на лице Джоара.

— А что насчёт тебя, принцесса? Что, если ты страдаешь тем же недугом, что и твоя мать?

— Недугом? — переспросила Таллия, повышая голос.

— Да, твоя мать родила тебя, девочку, но после этого стала бесплодна. Что, если ты не сможешь подарить миру престолонаследника?

— А если смогу? — прошипела она.

— Разве честно держать народ в подвешенном состоянии? Разумеется, будет намного лучше, если ты передашь управление планетой Эмиссарам, пока не родишь, а мы не убедимся, что это действительно мальчик.

— Так вот в чём дело? Ты и другие Эмиссары напуганы. Вы боитесь, что у меня родится мальчик, а значит, вам придется попрощаться с властью.

— Эмиссары никогда не останутся без власти, принцесса. — Голос Алека стал походить на гневное шипение. — Мы потворствовали тебе, давая время собраться с мыслями и оплакать смерть отца, но не более того.

— Хочу напомнить, что я всё еще правлю этой планетой.

— Только потому, что мы это позволяем.

— Позволяете? Таков закон. Это наш путь.

— Тогда, возможно, пришло время всё изменить. Ранее мы оказывали поддержку мужчинам твоего рода, так как знали, что нам нужен сильный лидер, чтобы держать работорговцев и спекулянтов в узде. Но ты не тот лидер.

— Вы просто боитесь, — заявила Таллия. — Боитесь потерять свою власть также, как ваши предшественники. Вы не ожидали, что я найду мужа. Ведь вы сделали все возможное, чтобы я не встретила подходящего мужчину.

— Он не тот подходящий мужчина и тем более не подходящий муж. Не муж и не принц. Посмотри на него, какой-то урод, которого ты нашла… кстати, а где ты его нашла, принцесса?

— Тебя это не касается.

— Ох, касается. Судя по слухам, ты притащила его с рынка. Обыкновенный уличный головорез. О да, у меня есть глаза и уши. А знаешь, что ещё мне подсказывают эти глаза и уши?

В комнате воцарилась тишина.

— Нет? Даже не догадываешься? — Презрение сквозило в каждом произнесённом слове. — Что ты так же безумна, как и твоя мать. Что ты ходила к ведьме, которая указала на того, за кого тебе стоит выйти замуж. Это правда?

— А что, если это так?

Эмиссар рассмеялся.

— Отмени свадьбу. Не выставляй себя дурой перед своими подданными.

— Нет закона, который гласил бы, что я не могу выйти замуж за того, кого хочу.

— Нет. Но мы позаботимся, чтобы ты больше не стояла у власти.

— Ты угрожаешь мне?

— Да, — выплюнул он, а затем раздался звук удаляющихся шагов. Но всё, что мог слышать Джоар — глубокий вздох Таллии, которая пыталась успокоиться.

Джоар, выпрямившись, поднял руку, чтобы сорвать экран.

— Нет, — вскрикнула Райана, встав перед ним, — это плохая примета.

Он отступил, опуская руку. Если и было что-то, в чем они точно не нуждались, так это в еще большем невезении. 

Глава 13 ТАЛЛИЯ

Таллия проявила твердость, наблюдая, как уходит Эмиссар. Она стояла с высокоподнятой головой и прямой спиной, хотя внутри чувствовала себя словно смятый выброшенный лист пергамента. Но не от страха, а из-за гнева. Её тело желало собрать внутри себя все силы, превратить их в кипящую лаву ярости и нанести удар по этим проклятым Эмиссарам, а также по их провокационной позиции по отношению ко всему, что не совпадало с их взглядами.

Провокация. Точно, именно за этим и приходил Алек, чтобы спровоцировать её на поступки, о которых она впоследствии пожалеет. Попытаться вынудить ее совершить ошибку или дать волю своему темпераменту, чтобы доказать, что она неуравновешенна и не соответствует требованиям. Именно так Алек описывал ее мать, когда выяснилось, сколько раз та ходила к Миша’Ха.

— Ты не похожа на свою мать. — Эти слова нашли отклик в ее мыслях, но они были произнесены в реальности.

— Джоар? — тихо позвала Таллия.

— Он за экраном, — произнесла Райана, подойдя к принцессе. — Хотя он немного высоковат для него.

Таллия не смогла сдержать улыбку при мысли о большом серебристом чужеземце, прячущемся за деревянными панелями. Она ожидала, что Джоар ворвется в комнату, разрушая экран и разоблачая себя.

— И он стоит на коленях?

— Нет, я не стою на коленях. Я не совсем готов преклонить колени в твоём присутствии, моя принцесса, — заявил Джоар, едва сдерживая гнев в голосе. — Однако, мои кулаки с удовольствием встретились бы с головой Эмиссара.

— Может, в другой раз. Давай для начала поженимся, а затем уж будем общаться с Эмиссарами с позиции силы.

— Думаешь, они признают наш брак и позволят тебе править?

— Нет. — Таллия покачала головой. — Но если мы не поженимся, или случится нечто, способное сорвать наши планы на этот день, то люди увидят в этом предзнаменование.

— Ваши люди любят видеть во всём какие-то знаки, моя принцесса, — вмешалась в разговор Райана.

— Эмиссары очень хорошо используют их в наиболее подходящий момент. — Таллия встала рядом с экраном и протянула руку, чтобы прикоснуться к поверхности. Ей казалось, что она ощущает слабое электрическое потрескивание, которое излучали татуировки Джоара. — Пожалуйста, Джоар, не подведи меня.

Это были самые искрение слова, которые она когда-либо произносила. Таллия не могла предложить ему ничего, кроме неизвестности. Даже любовь. Не существовало способа узнать, станут они хорошей парой или окажутся ужасными мужем и женой. Всё, во что Таллия верила — слова медиума, которые могли быть выдумкой, или, возможно, ведьма просто хотела использовать принцессу в своих целях.

— Я буду там, Таллия, — легко пообещал Джоар. — Но есть ещё кое-что…

— Что? Больше денег? — полушутя спросила она.

— Нет. Мне нужна рубашка.

— Ох, — выдохнула Райана. — У меня есть для вас рубашка. И чистые штаны.

— С моими штанами все в порядке, — обиженно проворчал Джоар.

Таллия засмеялась.

— Увидимся через пару часов.

Она была уверена, что его рука коснулась экрана в том же месте, где была её ладонь. Джоар вздохнул и произнес:

— Не позволяй им причинять тебе боль, Таллия. Не позволяй им сломить себя. Ты принцесса.

— Которая никогда не станет королевой, — печально закончила она. — Мне придется сражаться с Эмиссарами каждый день до конца жизни, пока наш сын не достигнет совершеннолетия. Если я смогу зачать сына.

Прежде чем Джоар успел ответить, она развернулась и ушла, жалея о том, что когда-то навестила Миша’Ха. Она втянула Джоара в свой запутанный мир и не была уверена, что это справедливо.


*****

— Это должен быть счастливый день, — заметила Райана, проверяя каждую мельчайшую деталь на платье принцессы, ведь всё должно было быть идеально, и приступая к работе над прической. Таллия решила зачесать волосы наверх, хотя обычно никогда так не делала, предпочитая, чтобы локоны струились по плечам натуральными темно-каштановыми волнами, но сегодня она хотела выглядеть изыскано, хотела выглядеть взрослой.

— Я счастлива, — пробормотала Таллия. — Но не о таком свадебном дне я мечтала. На церемонии будут отсутствовать мои родители, ну, вообще не будет никакой семьи. Я буду окружена людьми, которые желают мне зла.

— Эти люди не имеют никакого значения. — Райана закрутила локон и прикрепила его к макушке Таллии, затем отделила еще одну прядь и начала все сначала.

— Нет, имеют. Они держат судьбу планеты и всех ее жителей в своих руках.

— Ты уверена? — спросила Райана, вглядываясь в лицо Таллии, отраженное в зеркале. — Насколько мне известно, именно ты принцесса и законный правитель.

— Это знаешь только ты, Райана.

— Но таких как я много в городе и на рынке. Они делятся этими знаниями с людьми из других городов и рынков.

— И что они говорят? Что я избалованная девчонка, которая хочет поиграть в принцессу из сказок?

— Нет, что ты сильная и что в твоем сердце есть место для всех нас. Возможно, я не с твоей планеты, но у меня есть уши, как и у всех. Я знаю, что они говорят.

— Что говорят? — Таллия начала поворачиваться, но Райана положила руки на ее плечи и развернула обратно лицом к зеркалу.

— Сиди смирно, или я не закончу вовремя, тогда твоя прическа будет выглядеть ассиметрично.

— Расскажи, Райана. Что люди думают обо мне?

— Они думают, что ты сильная, и верят, что из тебя получится правитель намного лучше, чем из твоего отца.

— Мне казалось, они любили моего отца.

— Любили. Но также видели, каким образом Эмиссары забрали власть. Твой отец был потерян после смерти твоей матери. На него было легко повлиять. Эмиссары утвердили несколько новых законов, жестоких законов для южных деревень.

— В чем суть законов? — спросила Таллия. — И почему я раньше про них не слышала?

— Потому что ты не слышишь шёпот, в отличие от меня.

— Шёпот. Ты имеешь в виду сплетни?

— Да. Ходят слухи, что на юге женщины, как только выходят замуж, становятся собственностью своих мужей. Подобное происходило сотни лет назад. Эмиссары заявили людям, что они могут вернуться к старым традициям.

— Эмиссары так сказали? — спросила она. — Зачем?

— Потому что у мужчин на юге глубокие карманы.

— Взятки.

— Да, моя принцесса. — Райана закрепила последнюю прядь волос на голове Таллии.

Все это время Таллия не обращала внимания на свое отражение в зеркале, но когда сосредоточилась, то увидела женщину, которую не узнала. Райана наклонилась к ней и прошептала:

— Ты должна действовать быстро. Их сила только растёт. Твой отец дал им верёвку, не позволяй им вздернуть себя на ней. 

Глава 14 ДЖОАР

Он собирался жениться.

Соблазн сбежать никогда не был настолько велик. Какое-то безумие позволило делу зайти так далеко, но сейчас Джоару стоило положить этому конец. Наиболее правильно было бы пойти к Таллии и заявить, что он передумал и что ей будет лучше без него.

И все же его ноги словно приросли к земле. Он посмотрел вниз: на ступнях были надеты черные сапоги, которые не принадлежали ему, а на ногах — новые кожаные штаны, которые, в отличие от старых, не были настолько изношены, чтобы ощущаться словно вторая кожа. Шелковая рубашка, прикрывающая спину, была белой и чистой. Криган рассмеялся бы, увидев, как Джоар разглядывает себя в зеркало.

Криган. Если бы только Джоар поднялся на борт своего корабля вместе с другом и улетел в космос, с напускной храбростью выискивая следующую сделку или крупное торговое соглашение.

Но вместо этого он собирался жениться.

— Черт, — выругался он, стоя в пустой комнате. Но, как оказалось, комната не была пуста. — На самом деле чёрт.

Один из Эмиссаров, тот самый, который разговаривал с Таллией, как был уверен Джоар, стоял за его спиной.

— Ты пришёл, чтобы благословить мой союз с вашей принцессой? — спросил Джоар.

— Она не моя принцесса, и мы оба это знаем. Она и не твоя принцесса. Почему бы нам не обсудить эти отношения, — заявил Эмиссар, подойдя к Джоару и окидывая взглядом отражение огромного лимерианца. — Было бы позором для такого самобытного мужчины как ты, ввязаться в наши внутренние склоки.

— Склоки? Вот как ты это называешь? Потому что, если спросишь мое мнение, я считаю, что ты и твои приятели Эмиссары пытаются свергнуть монархию.

Эмиссар рассмеялся.

— И какое это имеет значение для такого как ты?

Насмешка в его голосе была тонко завуалирована, будто он не мог подавить мысли о своём превосходстве над Джоаром и над всеми, кто его окружает. Этот человек, Эмиссар, считал себя выше всех, словно он был так близок к захвату власти, что мог позволить себе говорить то, что хочет, заключать любые сделки, и всё сойдет ему с рук.

— Такой как я? И за кого ты меня принимаешь? — Джоар опустил руки вдоль тела, с трудом подавляя желание сжать кулаки и ударить заносчивого Эмиссара так, чтобы он летел через всю комнату.

— Я думаю, что ты торговец, которому нравится получать прибыль в любом месте и в любое время. Я считаю, что ты женишься на Таллии по более веской причине, нежели любовь, которая, в чем принцесса пытается уверить нас, вас связала. — Джоар повернулся к Эмиссару. Если бы Алек был выше, то коварно прошептал бы эти слова в его ухо, но вместо этого ему пришлось довольствоваться его грудью: — Жадность.

— А ведь такой как ты знает всё о жадности, — произнес Джоар. — Она наполнила каждую твою мысль, она сочится через твою кожу, словно яд. Ты жаждешь трона, желаешь править этой планетой, а еще называешь меня жадным. Ты уничтожишь всех и вся, кто попытается тебя остановить. Ты стал слишком могущественным, поэтому пришло время монархии вернуть власть.

Эмиссар громко рассмеялся.

— Какие слова из уст торговца!

— Ты так мало знаешь обо мне. Ты понятия не имеешь кто и что я такое.

— Я знаю, что ты мошенник. Что ты дрался в трущобах. А еще у меня есть свидетель, который подтвердит, что ты сжульничал и украл деньги. Я мог бы бросить тебя в тюрьму прямо сейчас.

— И почему же ты этого не сделал? — спросил Джоар.

— Потому что не хотел испортить такой важный день для принцессы.

Джоар внимательно изучал собеседника, который стоял перед ним.

— Значит, ты начнешь строить интриги и козни после свадьбы?

— Нет. Я уже все спланировал, а козни приведены в действие. Наслаждайтесь этим днём. И брачной ночью, ведь медовый месяц, скорее всего, разочарует вас.

Он ничего не ответил, не желая демонстрировать Эмиссару, что слова дошли до его сознания и заставили заволноваться. Возможно ли, что женившись на принцессе, Джоар не только не укрепит позицию Таллию, но и подвергнет еще большей опасности?

— Прошу извинить меня, но я должен идти, чтобы занять соответствующее место в зале. Не задерживайся, ты же не хочешь заставить ждать свою нетерпеливую принцессу, верно?

Оставшись в одиночестве, Джоар снова посмотрел в зеркало. Лицо, которое он увидел в отражении, показалось ему ещё более чужим. Слова Эмиссара навели на определенные мысли. Вопреки здравому смыслу, не говоря о инстинкте самосохранения, Джар все еще испытывал чувства к принцессе. Он просто не знал, как поступить наилучшим образом.

«Бежать».

Это была присущая ему черта характера. Сбежать, исчезнуть, оставляя позади все сложности. Вот почему он стал торговцем, покинул родную планету и семью. Сейчас Джоар понимал, что, возможно, был не прав, ведь Таллия научила его, как отдавать долг своему народу.

И всё же на этот раз бегство, скорее всего, было наилучшим выходом из сложившейся ситуации.

Тем не менее, как обычно, Джоар оказался не способен сделать все правильно. Поэтому он в последний раз бросил взгляд в зеркало и вышел из комнаты, спускаясь в холл, чтобы жениться на своей невесте. 

Глава 15 ТАЛЛИЯ

— А что, если он никогда не пойдет на это? — обратилась Таллия к Райане, которая старалась изо всех сил успокоить принцессу.

— Тогда ты начнешь поиски заново и убедишься, что Миша’Ха обманщица.

— Я плохо себя чувствую. Что, если Эмиссары были правы все это время, и именно Миша’Ха была единственной причиной безумия моей матери?

— Ты позволяешь своим переживаниям говорить за тебя. Разве ты не замечаешь, как Джоар смотрит на тебя, как он светится, когда ты рядом? Его татуировки сияют ярче, будто ты стала солнцем для его луны. Твой свет падает на него, а он отражает его, давая понять всему миру, что он любит тебя.

— Джоар не любит меня.

— На самом деле, ты так не думаешь. И он так не думает. Но ты слишком глупа, чтобы позволить себе поверить, что кто-то может тебя любить, а он слишком глуп, чтобы поверить, что он может обрести любовь принцессы.

— Может, это и день моей свадьбы, но не значит, что ты можешь так со мной разговаривать.

Райана засмеялась.

— Возможно, если бы кто-нибудь разговаривал с тобой таким образом в детстве, то сейчас ты не оказалась бы в подобном положении.

— И что это значит?

— Что иногда мы узнаем больше от правды, чем от лжи, которую хотим услышать.

— Райана. Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты мой друг. — Райана резко подняла голову, встретившись в зеркальном отражении с взглядом Таллии. — Я серьёзно.

— Я счастлива быть твоим другом.

— И я хочу кое-что для тебя сделать. — Таллия глубоко вдохнула и чуть не изменила решение, но всё-таки произнесла то, что уже несколько недель не выходило у неё из головы: — Я уже предлагала это ранее. И хочу предложить снова. Я хочу, чтобы ты уехала домой.

— Моя принцесса. Нет.

— Я очень этого хочу. Так ты окажешься в безопасности. Я знаю Эмиссаров и уверена, что они так просто не отступят. Они не позволят мне обрести счастье. Мне придётся сражаться за право управлять планетой даже в качестве регента. Они захотят контролировать моего ребёнка. Теперь я все осознала. И так же я осознала, что не смогу это допустить. Боюсь, грядёт война, и я не уверена, что сумею её выиграть.

— Я буду стоять рядом с тобой. Буду защищать твоего ребёнка как своего собственного.

— Райана, я не могу обещать тебе, что ты будешь в безопасности.

— А я никогда не просила об этом. Я знаю, насколько мне повезло, что именно ты купила меня. Знаю, какой могла быть моя судьба, если бы ты не заплатила за мою жизнь.

— Но ты должна быть свободна. Я собираюсь избавить планету от рабства.

— Тогда дай мне свободу, но не прогоняй.

— Ох, Райана. — Таллия обняла женщину, которая стала ей намного ближе, чем кто-либо прежде, даже ближе матери. — Я не знаю, смогу ли когда-нибудь простить себя, если с тобой что-нибудь случится.

— Я тоже не знаю, как смогу жить в мире с самой собой, если покину тебя, а с тобой что-нибудь случится. Я буду защищать тебя.

Подобные слова было странно слышать от рабыни, которая пришла к Таллии напуганным, растерянным подростком и превратилась в сильную, заслуживающую доверия женщину.

— Спасибо. — Таллия улыбнулась Райане, стараясь не дать волю слезам, которые затуманили её взор.

Принцесса не хотела, чтобы её глаза были красными, когда она будет идти через зал навстречу к Джоару. Хотя бы потому, что ей была противна мысль, будто Эмиссары решат, что именно они послужили причиной её слёз.

— Нам нужно идти, — заметила Райана. — Ты прекрасно выглядишь.

Таллия всё же не смогла удержать одну слезинку, которая скатилась по её щеке.

— Жаль, что здесь нет моей матери.

— Я уверена, что она присматривает за тобой. — Райана стерла слезу со щеки Таллии. — Она гордилась бы тобой. 

Глава 16 ДЖОАР


Стоя в огромном зале в окружении сотен незнакомых людей, Джоар чувствовал себя более уязвимо, чем когда-либо прежде. Он выделялся. Его роста и серебристой кожи, которая в данный момент слабо мерцала, было достаточно, чтобы люди начинали глазеть и шептаться. Его нормальной реакцией было либо немного напугать всех, демонстрируя свою силу, либо уйти и дать всем посплетничать.

Вариант с уходом не рассматривался. Напасть на десятерых сильнейших из присутствующих здесь мужчин тоже не было выходом. Если только Эмиссары не вызовутся добровольцами. Но тогда он навряд ли остановится на избиении, ведь сжать их шеи и давить до тех пор, пока из ртов не вывалятся языки, было намного приятнее.

— Джоар. — Человек, смахивающий на стража, подошел к нему.

— Да. — Джоар рефлекторно потянулся рукой к бедру, где обычно был лазер. Но в этом зале запрещалось носить оружие. Жаль…

— Принцесса Таллия отправила меня, чтобы передать это. — Страж поднял руку. Джоар вновь дернулся, проклиная отсутствие оружия, но затем заметил на ладони парня два кольца. Не совсем смертоносное оружие. — Она предположила, что вы не сможете найти кольца.

— Она права. Спасибо… Как тебя зовут?

— Хелькер. Я из ее личной охраны.

— Я и не знал, что у неё есть личная охрана. — Джоар взял кольца и бросил взгляд поверх плеча Хелькера, обратив внимание на то, как Эмиссары внимательно наблюдали за передачей.

— Нам приказали охранять внешний периметр. Мне разрешили присутствовать на церемонии.

— Значит, ты уже не совсем из личной охраны? — спросил Джоар, надежно пряча кольца в карман. Он задумался, подойдет ли по размеру кольцо, которое предназначалось ему. Он не носил драгоценностей и у него не было никакого желания начинать, но Джоар понимал, что это было частью здешних традиций, и не хотел давать Эмиссарам повод заявить, будто их боги — или кому там они приносят жертвы — послали предзнаменование, предсказывающее гибель этого брака ещё до его начала. В такой день подобные слухи были не нужны.

— Нет. Эмиссары говорят, что лучший способ уберечь принцессу — защитить дворец.

— Спасибо. — Джоар протянул руку Хелькеру, а когда страж принял ту, то наклонился, чтобы коснуться его лбом, как было принято у его народа. Как только охранник сделал то же самое, Джоар прошептал: — Стража из вашего подразделения всё ещё преданна ей?

— Да, — еле выдохнул Хелькер. А слабое рукопожатие показало Джоару, что у Таллии до сих пор были сторонники. На случай, если дело дойдёт до драки.

По залу пронёсся ропот, Джоар обернулся, увидев свою невесту, которая стояла в одиночестве в богато украшенном дверном проёме. Он предположил, что этот холл, как и весь дворец, был построен её предками. На древесине были вырезаны различные образы, изображающие звёзды и планеты, космические корабли и чужие расы, а последние сцены демонстрировали, как народ Таллии завоёвывал миры.

Пока девушка стояла в дверях, вокруг нее собрались Эмиссары, которые должны были проводить её к Джоару. В этот момент он отчетливо разглядел разницу между их расами. Эмиссары были темноволосыми и темноглазыми, с кожей оливкового цвета, в то время как Таллия обладала каштановыми локонами, которые отражали свет, льющийся из огромных окон, встроенных в крышу. Джоар смотрел принцессе в глаза и даже с такого расстояния видел их цвет — светло-голубые, почти серые, искрящиеся жизнью. По сравнению с Таллией глаза Эмиссаров казались тусклыми.

Оторвав взгляд от своей невесты, он осмотрел комнату и заметил, что присутствующие люди имели разный цвет кожи и придерживались различных вероисповеданий. Народ Таллии привнёс многонациональность в этот мир. А Эмиссары происходили только из коренного населения.

Это напомнило ему о его собственном народе. Когда Таллия направилась в его сторону, то он подумал, что скажет его отец по поводу выбора невесты. Когда Джоар вернётся на родную планету. Его душа жаждала этого возвращения после стольких лет отсутствия. Жаждала увидеть семью, всех тех, кого ему пришлось оставить, когда он стал торговцем и отказался от всего, что ему принадлежало.

Шаг за шагом принцесса приближалась к нему. Он ничего не замечал вокруг, кроме Таллии. Она была ослепительно прекрасна. Девушка улыбнулась, из-за чего его татуировки засияли ярче, ослепляя, словно кожа Джоара передавала его чувства к принцессе. Когда его боковое зрение обрело четкий фокус, то он заметил удивление на лицах присутствующих. Если что-то и могло разъяснить вопрос о том, действительно ли он хочет Таллию, то это были его мерцающие татуировки.

Проклятье, он, скорее всего, был похож на эльфа, танцующего в лунном свете. Но даже эта мысль не смогла помочь ему обрести контроль над своим счастьем. Возможно, этого будет достаточно, чтобы доказать Эмиссарам, что он любит её, что он не какой-то наемник, решивший быстро подзаработать.

Но когда Джоар взглянул на Эмиссаров, то не заметил на их лицах ничего, кроме презрения. Может, им просто не нравились сверкающие чужеземцы. 

Глава 17 ТАЛЛИЯ

— Ты что, решил стать чем-то вроде маяка, который направляет меня? Я точно не смогу заблудиться, когда ты сияешь, словно луна в небе. Твои татуировки такие яркие, что их видно даже под рубашкой. — Таллия подошла к Джоару и взяла его под руку, чтобы последние несколько шагов пройти вместе. Это было традицией, означающей, что женщина оставляет свою семью позади.

Джоар ухмыльнулся, всё еще сияя, и принцесса почувствовала слабую вибрацию, исходящую от него.

— Я рад тебя видеть. К тому же все они уставились на мою светящуюся рубашку, а не на огромный член, затвердевший для тебя.

Таллии захотелось ударить его за неприличное высказывание, но вместо этого она нервно хихикнула и мельком взглянула на его штаны. Джоар был прав, она сумела разглядеть его эрекцию даже через ткань. Взволнованно сглотнув при мысли о том, насколько же он большой, Таллия подняла взгляд и сосредоточила внимание на мастере церемонии — старик, который много лет назад поженил её отца и мать. По крайней мере, здесь присутствовал хоть один человек, который как-то связывал её с семьей в этот особенный день.

Они остановились перед пожилым мужчиной, и он улыбнулся им обоим, хотя его взгляд задержался на Джаоре чуть дольше, будто старик удивился увиденному. Затем мастер прочистил горло, вспомнив, зачем он здесь и что собирался сделать, и начал говорить.

Слова обволокли Таллию. Она ответила, когда должна была, и протянула руку, чтобы принять кольцо от Джоара. Кольцо ее матери. Слезы снова навернулись на глаза Таллии, когда Джоар прикоснулся к её коже, на мгновение она позволила своим барьерам пасть, вопреки всем тренировкам. Чувственность, которая исходила от него, была потрясающей: в голове у Таллии крутились мысли о любви, о детях, о защитите Джоара и среди прочего промелькнула его планета, он сам в детстве и его семья.

Таллия не могла точно сказать, хотел ли Джоар послать ей всю эту информацию, или его защита не справилась и не смогла скрыть его личность. Но для нее то, что произошло между ними в этот бесценный момент, сделало их связь крепче, чем любые клятвы, которые она произнесла.

— Теперь, согласно нашим законам, вы соединены. Можете поцеловать невесту.

Слова прозвучали четко и громко, пока она надевала кольцо на палец Джоара. Таллия с удовлетворением улыбнулась. Оно подошло, а значит, не будет этого неловкого момента, когда она пытается втиснуть в кольцо палец Джоара. Райана подсказала верный размер, хотя Таллия понятия не имела, как девушка смогла выяснить это. Одна из многих загадок, которые хранила Райана.

Джоар опустил голову, а она подняла лицо ему на встречу, встав на цыпочки и цепляясь за его руки, чтобы удержать равновесие. Его губы вибрировали, как и весь Джоар, и это ощущение разлилось по ее телу. Он положил руку на ее поясницу, посылая новые электрические разряды через её тело, пока его губы ласкали ее. Это был не беглый поцелуй, это был поцелуй, который заявлял, что Таллия принадлежала ему, что это всё по-настоящему, поэтому принцесса ответила ему со всей страстью.

Когда они отстранились друг от друга, Таллия вспомнила о необходимости дышать, как и остальные присутствующие, которые выдохнули в едином порыве. Или, может, это были лишь женщины, которые тоже были не против заполучить в свою постель семифутового чужеземца.

Не решаясь заговорить, Таллия взяла Джоара под руку, и он вывел ее из зала. Казалось, что все люди улыбались и радовались за нее. Повсюду звучали слова поздравлений, которые, как надеялась Таллия, были искренними.

— Куда мы теперь направляемся? — спросил он.

— В банкетный зал, — ответила Таллия, указав ему повернуть направо.

— Насколько велик этот дворец? — спросил Джоар, пока они шествовали по длинному коридору, который был увешан картинами с разными королями и Эмиссарами, служившими им.

— Большой. Его строили на протяжении века или двух.

— Вау, — выдохнул он, когда они прошли через огромный дверной проём. Гигантские деревянные двери были настежь открыты, перед парой предстали длинные столы, уставленные разнообразными блюдами. — Мы никогда не съедим всю эту еду.

— Мы и не должны. Все, что останется, будет отдано слугам. Так что постарайся не съесть всё.

— Ох, да я и не собирался. Не хочу наесться так, что сразу засну.

Джоар подмигнул ей, и она покраснела.

Охая и ахая, в зал вошли остальные гости. Следуя традициям, Таллия наполнила свою тарелку едой и поняла, что на самом деле очень голодна. Она слишком нервничала утром и не позавтракала, поэтому сейчас решила подкрепиться, ведь ей, возможно, ещё понадобятся силы, чтобы выдержать остаток дня.

— Как долго нам нужно оставаться здесь? — спросил Джоар после третьей тарелки еды.

— Мы можем уйти, когда захотим. Большинство людей проведут здесь весь день, потому что тут бесплатная еда и вино.

— Тогда давай уйдем. Я уже достаточно долго ждал.

— Ждал чего? Ох… — Она отвела взгляд, когда увидела желание в его глазах. — Мы знакомы всего один день. Прошло не так уж много времени.

— Ты даже не представляешь, — пробормотал Джоар, невинно задевая рукой ее грудь, пока ставил тарелку на стол. — Я хочу тебя. Немедленно.

— Сначала я должна произнести речь.

— Тогда поторопись, либо эти люди получат возможность увидеть представление вдобавок к бесплатной еде.

— Э… представление?

Ему нравилось шокировать Таллию, это было то, к чему ей следовало привыкнуть. Но его слова заставляли её волноваться, а она не могла позволить людям видеть ее взволнованной. Вновь возведя свои барьеры и полностью отгородившись от Джоара, Таллия зашагала вдоль стены и остановилась около окна, призывая к тишине. Все глаза устремились к ней.

— Я хочу поблагодарить вас за то, что вы стали свидетелями нашей свадьбы с Джоаром Т’Омилом. Это был один из самых счастливых дней в моей жизни. И я уверена, что только день рождения нашего ребенка сможет затмить его.

— Если это будет мальчик, — тихо пробормотал Алек.

— Я буду счастлива ребенку любого пола, Эмиссар. Малыш — это благословление, и никто не может с этим поспорить.

Она снисходительно улыбнулась ему и возненавидела то, что его слова поселили в ней надежду на мальчика, хотя Таллия желала бороться за равноправие на планете.

— Итак, я хотела бы поднять свой бокал и пожелать всем присутствующим испытать подобное счастье.

В зале поднялся гул. Принцесса лучезарно улыбнулась и направилась к Джоару, глядя на него, как на маяк в открытом космосе, ведущий её к дому после длительного путешествия.

Он взял её за руку и прошептал:

— Теперь пришло время зачать нашего ребенка. 

Глава 18 ДЖОАР

Его слова разожгли пламя желания в её глазах, и это заставило Джоара с ещё большей силой хотеть принцессу, ведь она не могла скрыть от него свои истинные чувства. Девушка взяла его за руку и зашагала из зала в сторону лестницы, которая вела в её покои. Они проходили мимо людей, которые с пониманием улыбались, но Таллии, казалось, было плевать на то, что присутствующие стали свидетелями, как она торопится затащить своего инопланетного негодяя в кровать. Джоар не смог сдержать ярости, отразившейся на его лице в ответ на реакцию окружающих. Ведь если они считают его негодяем, то, чёрт побери, он и будет таким.

Таллия толкнула дверь в свою спальню и задержала дыхание, будто сражаясь за каждый вдох. Ее грудная клетка расширилась, и Джоар захотел раздеть девушку, чтобы увидеть ее пышную грудь. Он хорошо помнил, как его руки ласкали её кожу, когда она принимала ванную. Как его пальцы проникали в ее лоно, как он слышал нежный стон освобождения, когда принцесса достигла оргазма.

— Итак, моя принцесса, — произнес Джоар и притянул Таллию к себе, крепко прижимая к груди. — Вот и пришло твое время, выполнить мои требования.

— Вот как? — спросила она, пытаясь освободиться, но Джоар крепко удерживал ее.

— Да. Я сделал то, что ты просила. Я стоял перед твоим народом, обещая любить и почитать тебя. Теперь я займусь с тобой любовью, а ты подчинишься мне.

— Я всё ещё твоя принцесса. — Таллия снова начала сопротивляться. На мгновение Джоару захотелось взять ее под контроль и подчинить своей воле. Он был намного крупнее и сильнее девушки. У нее просто не осталось бы выбора, кроме как подчиниться. Но в это же время он желал, чтобы она была ему ровней, а не сломленной женщиной, которую он предал также, как и Эмиссары.

— Я не отрицаю этого. Но я хочу видеть тебя обнаженной на кровати. — Джоар отпустил ее и стал распускать шнуровку на её платье. — Я планирую заниматься с тобой любовью до тех пор, пока ты не забудешь какой сегодня день и на какой планете находишься.

Её пальцы дрожали, когда она начала помогать ему с застежками. Сперва на пол упала юбка. Джоар остановился, прекратив раздевать принцессу, и провел ладонью вдоль её лона, ощущая жар под одеждой.

— И ты хочешь того же. Не так ли?

— Да, — выдохнула она и стала расстегивать пуговицы на его накрахмаленной белой рубашке. Джоар обхватил ее ладони и оттолкнул их в стороны, а затем вцепился в белоснежную ткань и одним быстрым движением сорвал ту со своего тела.

Таллия сразу прижала ладони к груди Джоара, а губами припала к его соску, услышав быстрый вздох, который свидетельствовал о полученном наслаждении.

— Я хочу целовать каждый дюйм твоего тела.

Вместе они избавились от остатков ее одежды, периодически переплетая пальцы, лаская ладони и целуясь. Джоар спал со многими женщинами, может, даже с сотнями, но это был просто секс, первобытная страсть. С Таллией это было нечто большее, он хотел доставить ей удовольствие, хотел заставить её желать его так же, как он желал её.

К тому времени, как она обнажилась, Джоар успел убедиться в своих намерениях. На какое-то мгновение на лице Таллии отразилось смущение, ведь она стояла перед ним полностью нагой. Он заметил, как её руки дернулись в стремлении прикрыться, но принцесса остановила себя. Она стояла, расправив плечи и высоко подняв голову, а ее глаза пристально смотрели в его.

— Ты прекрасна. — Джоар обхватил ладонями ее грудь, касаясь и обводя пальцами соски, потирая плоть и чувствуя, как они становятся твердыми.

Облизнув губы, чтобы увлажнить их, Джоар опустил голову и всосал упругий пик в рот. Стоило ему слегка прикусить сосок, как Таллия выгнула спину и застонала от желания. Облизывая и посасывая каждую грудь по очереди, он погрузил пальцы в её влажное лоно и начал возбуждать до тех пор, пока она не приблизилась к краю. Только тогда он остановился. И в следующее мгновение Таллия запротестовала.

— Я хочу быть внутри тебя, Таллия, хочу чувствовать как ты кончаешь, пока я наполняю тебя своим семенем. Но я должен быть уверен, что ты готова, что ты действительно этого хочешь. — Джоар повёл её в сторону кровати. — Ты хочешь этого?

— Да, — пробормотала она голосом, переполненным эмоциями.

— Тогда попроси меня.

— Попросить?

— Да. Я же говорил, что хочу, чтобы ты умоляла меня трахнуть тебя.

Её глаза были темны от желания, Таллия произнесла:

— Так трахни меня, Джоар.

Он ухмыльнулся.

— Я ведь предупреждал, что ты покоришься моей воле.

Джоар приподнял принцессу, втиснув тело между её бёдер, в то время как она обхватила его своими ногами. Разместив Таллию на кровати, он навис над ней. Его губы желали заявить на нее права, поэтому он поцеловал ее, раздвигая зубы девушки своим языком, исследуя её рот и толкаясь внутрь и наружу в устойчивом ритме. Таллия сосала его язык, а её ладони прижались к его груди, вскоре заскользив ниже и обхватив его член.

Принцесса ласкала Джоара, перемещая руку то вверх, то вниз. Хоть у неё и не было опыта, Таллия была готова открывать для себя те движения, которые ему больше всего нравились. Неожиданно Джоар остановил её.

— Достаточно. Мне нужно быть внутри тебя.

— Тогда попроси меня, — заявила она.

— Возьми меня, Таллия.

И с этими словами он вошёл в неё, утверждая Таллию как свою жену самым древним способом. 

Глава 19 ТАЛЛИЯ

Закрыв глаза, она наслаждалась каждым малейшим движением, пока Джоар входил в неё, каждым ощущением, когда он поддавался бедрами вперед, чтобы затем отстраниться. Снова и снова, казалось, то, как он наполнял её, чтобы потом отступить, длилось целую вечность. Самоконтроль Джоара был невероятным, а напряжение в его теле лишь свидетельствовало об этом.

Мужчина опирался на локти, тем самым удерживая всю тяжесть своего тела, чтобы не раздавить Таллию. Он был таким крупным во всех смыслах этого слова. Она поглаживала его кожу, пальцами прослеживая линии татуировок и наблюдая, как от каждого прикосновения они сияют все ярче. Это давало ей возможность на чем-то сконцентрироваться, пока Джоар двигался внутри неё, заполняя до такой степени, что она чувствовала себя растянутой до предела.

Дыхание принцессы участилось, и ее захлестнула паника.

— Расслабься, впусти меня, — прошептал Джоар в ухо Таллии и поцеловал мочку. Могла ли она позволить пасть своей защите? Это было очень личным. Если она все же полностью доверится Джоару, то сможет ли потом, когда-либо, вернуть щиты обратно, чтобы защитить себя?

— Теперь мы муж и жена, впусти меня. — Джоар замер, но головка его члена всё ещё оставалась внутри неё.

— Мне страшно, — пробормотала Таллия.

Она привыкла рассчитывать только на себя. Единственным человеком, которому она полностью доверяла, была Райана. Но тут появился мужчина, которого Таллия знала всего один день, и попросил разрешить влиять на её чувства и действия. Если она впустит его сейчас, то какая-то её часть будет навсегда потеряна.

— Я не причиню тебе вреда. Если ты впустишь меня, то, обещаю, я тоже впущу тебя. Ты узнаешь, что я чувствую, узнаешь меня так, как никто другой не сможет. Это дар Призрачных Монахов. Именно по этой причине они сохраняют целибат, чтобы их секреты были сокрыты на века.

— Откуда мне знать, что ты не рассказываешь сказки? — спросила Таллия, целуя его грудь и любуясь татуировками. Казалось, его кожа была живой и имела собственный разум.

— Ты и не знаешь. Но рано или поздно тебе придется довериться мне, если мы собираемся сделать тебя королевой и избавиться от Эмиссаров.

— А ты станешь королём.

Джоар усмехнулся.

— Быть королём для меня ничего не значит. Если бы это имело значение, то я не был бы сейчас с тобой, а отправился бы домой, на свою планету.

— Кто ты? — спросила Таллия.

— Если действительно хочешь узнать, тогда впусти меня.

— Человек-загадка, — прошептала она.

— Ты даже не представляешь насколько, — ответил он, целуя её в шею и начиная снова двигаться внутри неё, входя еще глубже. Его толчки стали сильнее, когда Джоар ускорился.

— Джоар, — очень тихо прошептала она, ведь он продолжал входить в нее все глубже и глубже.

Таллия хотела впустить его, хотела узнать все его секреты, кем он был и от чего бежал. Тем не менее, она ещё не была готова полностью открыться перед ним.

Джоар вышел из неё, а затем со стоном вновь ворвался внутрь. Движения их тел стали более дикими. Таллия попыталась заставить его забыть об ее отказе. Используя свои пальцы и губы, она решила довести его до оргазма, а затем прыгнуть с обрыва вместе с ним.

Она целовала его грудь, пощипывая соски. А затем Таллия всосала его твердый сосок также, как когда он сосал и облизывал её грудь, и Джоар с шипением выдохнул. Таллия впилась ногтями в его спину, так как настолько сильно возбудила Джоара, что его толчки стали сильнее и быстрее. Это сработало, Джоар достиг точки невозврата.

Он протолкнул руку под принцессу, удерживая ее на одном месте, пока сам стал еще быстрее вколачиваться в нее. Его тело дернулось, когда он достиг кульминации и излил в неё своё семя. Джоар вскрикнул, а затем заметил, что Таллия так и не достигла заветной грани. Он сомкнул губы вокруг ее соска и начал усердно сосать его, затем изменил положение своего тела, с каждым толчком задевая клитор.

Таллия почувствовала, как мир вокруг нее начал угасать. Кода его тело крепче прижалось к ней, девушка ощутила электрический гул в местах, где их кожа соприкасалась. Его татуировки словно ожили, пульсируя мерцающим светом. В тот момент, когда она кончила, то пожалела, что не впустила Джоара, что не узнала глубокие тёмные секреты мужчины, который наполнил её своей сущностью. Но Таллия слишком боялась позволить ему заглянуть в её душу, слишком боялась отпустить всё то, во что верила и чему училась.

После того, как Джоар и Таллия полностью обессилили, то просто растянулись на постели. Его рука обнимала её, а губы оставляли легкие поцелуи вдоль её спины.

— О чём ты думаешь? — спросил Джоар.

— Размышляю, как было бы прекрасно, если бы мы могли остаться здесь навсегда.

— Мы могли бы сбежать. Я увез бы тебя как можно дальше отсюда. Но эти люди всегда будут рядом с тобой, словно тень в твоих мыслях. Я видел, как ты любишь Райану. И Яссу. Разве ты оставишь их на волю Эмиссаров?

— Ты уже убегал. Верно? — спросила она, поворачиваясь к нему. Таллия положила подбородок на его грудь, как раз там, где его татуировки озаряли слабым светом кожу. — Это твой секрет, не так ли?

— Да. Я пытался убежать от своей судьбы. Пытался стать кем-то другим. Я знаю, что ты ходила к медиуму, чтобы узнать про мужчину, который должен был стать твоим мужем, но когда мы впервые встретились, то я не поверил в это. Но ты научила меня, кем я должен быть. Каким я должен стать.

— Ты собираешься покинуть меня? — спросила Таллия.

— Нет, пока мы не обретём здесь контроль. Потом я отправлюсь на свою родную планету и надеюсь, что ты поедешь со мной. Ты понравишься моему отцу.

— А он не будет возражать, ведь во мне нет семи футов роста и моя кожа не сияет?

Джоар усмехнулся.

— Он может. Но если он будет против, тогда мы устроим революцию и там. Ты принесёшь силу в мою родословную.

— Но не рост, — ответила она с улыбкой.

— Будем надеяться, что наши дети унаследуют мой рост и твои мозги. Кстати о детях. — Джоар повернулся на спину и потянул принцессу за собой так, чтобы она оседлала его. — Пришло время вновь попрактиковаться в создании детей.

— И чтобы я была сверху? — удивилась она.

— Да.

Джоар приподнял Таллию и разместил её тело так, чтобы головка члена оказалась прижата к ее входу. Она начала медленно опускаться, закрыв глаза, когда его член стал растягивать ее лоно. Опустившись до самого основания ствола, Таллия на мгновенье застыла, позволяя себе привыкнуть к его значительному размеру.

— Открой глаза, Таллия, — прошептал Джоар, и она подчинилась, сосредоточившись на мужчине и начиная двигаться.

Вращая бедрами, она подстраивалась под ритм, поднимаясь и опускаясь. Как только Таллия почувствовала уверенность, то смогла соединить эти два движения, словно это был танец. Принцесса объезжала Джоара, получая удовольствие, находя то, что ей нравилось, увеличивая своё возбуждение, пока вновь не очутилась на краю пропасти.

Дыхание Джоара участилось. Он поднимал бедра, чтобы протолкнуть член еще глубже, одной рукой вцепившись в попку девушки, чтобы удержать на месте, пока вторая сминала мягкую плоть её груди.

Они были одним целым, ведь конечной целью каждого было доставить удовольствие другому. Их тела слились воедино, они словно взлетели и затем взорвались. Таллия откинула голову назад и вскрикнула, её лоно трепетало и содрогалось вокруг члена, но этого всё ещё было недостаточно. Она взяла ладонь Джоара и положила ту на клитор. Его пальцы терзали её, пощипывая и массируя чувствительный комок нервов до тех пор, пока она не почувствовала, что больше не может этого вынести. Таллия снова кончила, чувствуя себя дикой и свободной, будто занятие любовью смело все её внутренние преграды. Возможно, в следующий раз она будет готова опустить свои барьеры и впустить Джоара.

Джоар достиг кульминации, наполняя её своим семенем, а когда полностью опустошил себя, то потянул Таллию вниз, уложив на свою грудь, и начал поглаживать её по спине, тихо разговаривая с ней до тех пор, пока она не уснула в его объятиях. 

Глава 20 ДЖОАР

— Который сейчас час? — спросил Джоар, просыпаясь, потому что Таллия трясла его за плечо. — Ты уже снова готова для меня?

Открыв глаза, он увидел перед собой Райану, которая смотрела на него с мертвенно бледным лицом.

— Тебе нужно встать и проследовать за мной, — заявила она.

— Что случилось? — пробормотал Джоар, мгновенно проснувшись и обнаружив, что кровать пуста. — Где Таллия?

— Они пришли за ней.

Лицо Райаны было заплаканным, Джоар был уверен, что в данный момент служанка еле держала себя в руках.

— Кто… Эмиссары? — спросил он, свешивая ноги с кровати и оглядываясь в поисках одежды.

— Да. Она спустилась на кухню за завтраком. — Райана толкнула в его руки одежду. — Поторопись, скоро они будут здесь.

— Помедленнее. — Джоар попытался успокоить Райану своим голосом.

— Мы не можем медлить, они уже идут. Алек пытается собрать сильнейших стражей и лучших бойцов.

— Чтобы вышвырнуть меня?

— Думаю, чтобы убить.

— Проклятье. Можешь достать для меня оружие?

— Нет. Моя принцесса приказала вывести тебя из дворца и с этой планеты.

— Я никуда не уйду, — твердо заявил Джоар, уже практически полностью одевшись за исключением рубашки. Ему понадобятся все уловки, чтобы одолеть отряд, который уже шел за ним.

— Ты должен.

— Я могу сразиться с ними.

— И они убьют мою принцессу.

Эти слова подействовали на него как удар под дых. Конечно. Если бы они были вместе, то Джоар смог бы защитить её, но раз Эмиссары схватили Таллию, значит, они уже одержали верх над ним, ведь у них был козырь.

— Я не могу бросить её.

— Если ты не уйдешь, то вы оба умрёте. — Райана вытерла слёзы. — Пожалуйста, исполни желание моей принцессы. Покинь планету. Эмиссары, наверняка, используют тебя против нее, заставив отказаться от короны и от любых претензий на власть. Но если надавить на них, то они просто убьют вас обоих и покончат с этим.

— Райана, я не могу.

— Таллия просила передать, что она предпочла бы жить в заточении, зная, что ты жив, нежели провести остаток жизни с запятнанными твоей смертью руками.

Райана отвернулась.

— Говори. Что она еще передала?

— Ничего, — быстро ответила Райана.

Он потянулся и прикоснулся к её руке, нежно сжимая.

— Рассказывай.

— Она сказала, что мы должны отправиться к Миша’Ха.

— Это та ведьма, которая подсказала Таллии, где меня найти?

— Да. Она заявила, что либо Миша’Ха укажет тебе, как поступить в дальнейшем, либо ведьма виновна в измене. В этом случае моя принцесса просила тебя вонзить нож в ее сердце. Также, как Миша’Ха вонзила нож в сердце моей принцессы.

— Значит, я отправлюсь на рынок и найду её. Ты знаешь, где она находится?

— Я тебе все объясню.

— Нет. Ты пойдешь со мной.

Джоар, все еще держа ее за руку, направился к двери.

— Я должна остаться здесь и помочь моей принцессе.

— Как? — Джоар повернулся к Райане. — Эмиссары прекрасно знают, как много ты значишь для Таллии. Неужели ты думаешь, что они не захотят использовать тебя против неё?

— Я… я всего лишь её рабыня.

— Которая умрёт за неё. — Лицо Джоара смягчилось. — Иди со мной и помоги сразиться с ними за пределами дворца. Отведи меня к медиуму и посмотрим, что она скажет. А затем, если хочешь, можешь вернуться обратно.

— Хорошо, — согласилась Райана. — Я пойду с тобой и сама воткну нож в горло этой ведьмы, если она действительно выдала мою принцессу Эмиссарам.

Но Джоар так не думал. Судя по тому, что они знали, ведьма могла быть каким-то образом замешана в деле с Эмиссарами. Тем не менее, Джоар не мог понять, зачем им понадобилось, чтобы Миша’Ха сказала Таллии выйти за него замуж. Если Эмиссары желали заставить ее выйти замуж за фальшивого мужа, который якобы был её судьбой, то тогда они должны были выбрать того, кто не умел убивать. А не того, кто жаждал прикончить любого, посмевшего встать между ним и его женой.

Они побежали по пустынному коридору, затем вниз по лестнице в сторону кухни. Вот тогда они услышали крики охранников, которые ворвались в только что опустевшие покои. Всё, что Джоар мог сейчас сделать — собрать свою волю в кулак, чтобы не развернуться и не прикончить стражу. Лишь мысль о том, что такой поворот сделает положение Таллии ещё хуже, остановила его. Джоар должен выяснить правду, тогда он сможет начать планировать свой следующий ход. 

Глава 21 ТАЛЛИЯ

— Что ты вытворяешь? — сердито спросила Таллия, пристально смотря на Алека сквозь прутья решетки.

— То, что следовало сделать давным-давно. — Он великодушно ей улыбнулся. — Мы должны были сразу пресечь все твои попытки поиска мужа за последний год. Должны были выслать тебя и захватить власть, когда твой глупый отец умер. Люди поверили бы, что ты слишком слаба и опечалена, чтобы править, тогда это не превратилось бы в затянувшиеся шарады. Но мы желали, чтобы всё проходило естественно, чтобы ты поняла, что не годишься на роль правителя. А ты взяла и вышла замуж за этого серебристого чужеземца. В итоге нам пришлось вступить в игру, чтобы ты не произвела наследника и не продлила эту пародию. Мы не хотим больше давать власть твоему роду.

— Моему роду? Мой народ пришёл сюда и спас людей от фанатиков вроде тебя. Я думаю, мои предки совершили ошибку, ведь им стоило вышвырнуть вас из дворца сотни лет назад. Но вы остались, истекая гноем, словно открытая рана. Что ж, я исцелю эту рану.

— И как ты собираешься это сделать, моя принцесса? Ты здесь, и мы приложим все силы, чтобы так и осталось. А как только мы найдем это существо, то подвергнем его правосудию за попытку убить тебя.

— Ты собираешься повесить это на него? Обвинить его в моей смерти, а что дальше? Ты сам убьешь меня? — спросила она.

— Да. — Алек холодно посмотрел на неё. — Мы позволили бы тебе прожить оставшиеся дни в мире, подальше от дворца и власти. Но так было до того, как ты вышла замуж. Теперь же мы пришли к согласию, что тебе нельзя доверять.

Таллия рассмеялась.

— Единственные, кому нельзя здесь доверять — это ты и твои дружки Эмиссары. Как скоро вы опять начнёте проводить жертвоприношения?

Она вцепилась в прутья своей камеры так сильно, что костяшки ее пальцев побелели. Если бы Таллия могла дотянуться до Алека, то сжала бы руки вокруг его шеи точно так же, пока он не перестал бы дышать.

— Скоро. Думаю, нам стоит начать с твоей рабыни. Райана, верно?

— Нет, — воскликнула Таллия. — Она не имеет к этому никакого отношения.

— Тогда расскажи, где сейчас это чудовище, и мы сохраним ей жизнь. Я уверен, что на юге найдется мужчина, который её заберёт. В конце концов, она привыкла подчиняться.

— Ты настоящий монстр. Ты и все твои Эмиссары.

Алек подошёл ближе к решётке и прошептал:

— А что, если так и есть?

— Я увижу твою смерть.

— Пустая угроза, учитывая, с какой стороны решётки ты находишься.

— Времена меняются, Эмиссар, — твердо заявила она. — Это урок, который ты и твои соплеменники так и не усвоили. Ты изменишься и приспособишься, либо умрешь.

— Это ты умрешь, — ответил Алек, развернувшись с триумфальной улыбкой и направившись прочь вверх по лестнице к свету. Свету, который Таллия не была уверена, что когда-нибудь увидит снова.

Отвернувшись, Таллия, дойдя до задней части камеры, упала на пол. Она ещё не была повержена. Джоар находился где-то там, на свободе. Таллия должна была верить в это, всё остальное было невообразимо. Если бы Джоара арестовали, то Алек в любом случае рассказал бы ей об этом, так как любил позлорадствовать.

— Завтрак. — Страж подошел к решетке и толкнул между прутьями тарелку с едой. — Ешь.

Некоторое время принцесса сидела неподвижно, предполагая, что Эмиссары хотели отравить её и обвинить в этом Джоара. Её желудок заурчал, убеждая рискнуть, ведь ей могут понадобиться силы. Подойдя ближе к тарелке, она заглянула в неё и улыбнулась.

Таллия не была одинока. Снаружи еще остались люди, которые были её друзьями и которые могли помочь Джоару освободить её. Она взяла одно из медовых печений, наслаждаясь каждым кусочком. Еда казалась ещё вкуснее от сознания того, что у Таллии были союзники, на которых она могла положиться, возможно, такие как Ясса. Хоть принцесса и прожила всю жизнь вдалеке от народа, она все равно нашла друзей и, на худой конец, заслужила преданность тех, кто предпочитает её правление, нежели Эмиссаров.

Расправившись с едой, Таллия выставила тарелку за пределы камеры, подошла к набитому соломой матрасу, который лежал в углу, и легла. Она чувствовала себя уставшей. Предыдущая ночь была восхитительной, но изматывающей. Таллия всё ещё ощущала ноющую боль после занятий любовью с Джоаром. Каким-то странным образом это сблизило их, сделало их брак настоящим. Она цеплялась за эту мысль долгие часы, то погружаясь в сон, то снова пробуждаясь.

Каждый раз, когда раздавались какие-либо звуки, Таллия просыпалась и прислушивалась, надеясь, что кто-то придет к ней на помощь. Каждый раз, когда кто-то спускался по лестнице, она открывала глаза, представляя, будто это Джоар пришёл её спасти. Но когда день подошел к концу, а свет, лившийся через маленькое зарешеченное окошко, померк, то воздух стал очень холодным, и надежда Таллия угасла.

К этому времени Джоар уже должен был найти Мишу’Ха. Если ведьма была честна, то рассказала ему, как справиться с Эмиссарами. Таллия напомнила себе, что нужно продолжать надеяться. Она была узницей меньше суток, а подобные дела требовали времени. И всё же её нетерпение выбраться отсюда росло. И не последней причиной этому было то, что все её мысли были сосредоточены на том, как много способов существует, чтобы убить Эмиссара. 

Глава 22 ДЖОАР

Когда они выбрались из дворца, то обнаружили, что весь город был заполнен дворцовой стражей. Соблюдая осторожность, Райана провела Джоара к магазину «Шёлковое Обещание». Там они уговорили Хосту спрятать их. К удивлению у хозяйки был великолепный потайной подвал, набитый шёлком и различными другими тканями, которые могли быть только контрабандой.

— Одинокая женщина должна зарабатывать на жизнь так, как может, — пробормотала Хоста, оглядывая тюки с тканями.

— К твоему счастью, мы не граждане этой планеты, поэтому твои уловки по уклонению от уплаты налогов ничего для нас не значат, — ответил Джоар.

— Ты забыл, что теперь принц, — засмеялась Хоста и стала подниматься по лестнице. — Во всяком случае до тех пор, пока они не сожгут тебя заживо. Но тогда, по моему мнению, последнее о чём ты будешь думать — негодование из-за того, что Хоста должна денег короне.

— Я рад, что она воспринимает это так серьёзно, — заметил Джоар, садясь рядом с Райаной на тюк с шерстяными тканями.

— Нам повезло, что она здесь и что помогает нам. Лучше всего выйти на рынок после захода солнца. Никогда не знаешь, сколько глаз Эмиссаров среди толпы.

— Поддержат ли люди захват власти Эмиссарами? — спросил Джоар.

Он не знал, насколько людей заботила смена власти.

— Нет. Я так не думаю, — выдохнула Райана. — Может сначала, пока Эмиссары не сожгут их семьи и друзей.

— Значит, нам нужно остановить это.

— Да. Но как, когда дворцовая стража хорошо вооружена, а простой люд не имеет ни к чему доступа? Многим придётся погибнуть, чтобы проникнуть во дворец.

— Звучит не особо хорошо, верно?

— Да. Будем надеяться, что у ведьмы есть какие-нибудь предложения.

* * * *

В хорошие предложения верилось с трудом, пока они стояли перед чайной, куда Райана привела Джоара под покровом темноты. Хоста одолжила ему толстый шерстяной плащ, в надежде что тот скроет его татуировки. Но он всё ещё продолжал слабо сиять, хотя сейчас это происходило по причине гнева и мыслей о мести, а не от удовольствия и любви. Тем не менее, его чувства к Таллии послужили топливом, разжигающим его настойчивую необходимость спасти девушку.

— Сюда? — спросил он. Весь магазин был погружён во тьму, ни единого отблеска света. Джоар прижался лицом к окну и заглянул внутрь. — Ничего.

— Моя принцесса заплатила ей два мешочка серебра. Один за информацию, а второй за молчание. Затем она велела ведьме уехать.

— Выглядит так, будто она подчинилась.

— Тогда что нам делать? — спросила Райана, в её голосе впервые после того, как они покинули дворец, проскользнули нотки страха. Она была так уверена, что они придут сюда и встретятся с Миша’Ха, которая предоставит им необходимую информацию. Сейчас же Райана выглядела поверженной.

— Мы найдём путь, — ответил Джоар. — Давай посмотрим с другой стороны дома.

Им пришлось обойти целый ряд строений, прежде чем они нашли калитку, ведущую во дворик, принадлежащий магазину. Джоар проверил, действительно ли это нужный дом, поскольку сзади все они выглядели одинаково.

— Вот он, — заявил он и толкнул дверцу калитки.

Петли были ржавыми и старыми, поэтому ему пришлось навалиться плечом, чтобы широко приоткрыть дверцу, тем самым позволив им обоим протиснуться внутрь. Пролезать в крошечные пространства не относилось к любимым развлечениям Джоара, он вообще не был создан для чего-либо маленького во всех смыслах этого слова.

Оказавшись на заднем дворе, они пригнулись, точнее пригнулся Джоар, и прошли к задней двери. Она была заперта. Джоар уже приготовился приложиться к ней плечом, чтобы выбить.

— Подожди, — остановила его Райана. — Нужно сначала постучать.

— Постучать? Но внутри никого нет.

— Тогда зачем мы вламываемся туда? — спросила она. — Если ты думаешь, что там никого нет, то зачем нам так нужно попасть в дом?

— Потому что…

Решив не спорить с Райаной, Джоар тихо постучал в дверь. Затем они просто стояли и ждали.

— В окне промелькнуло лицо, — испуганно прошептала Райана. — Не женское, мужское с бородой.

Джоар пожалел, что не имел при себе оружия или что-то, способное помочь в драке. Он поднял большой камень, который отлично вписался в его ладонь.

— Я захожу. Если там кто-то и есть, то у них либо могут быть ответы, либо ключ к тому, где мы сможем найти ведьму.

Он прижал плечо к двери, но как только начал давить, то та внезапно распахнулась. Джоар быстро восстановил равновесие и застыл, зажав в руке камень и держа его над головой, готовясь нанести удар.

— Джоар. Это ты? — спросил голос.

— Криган? Какого чёрта ты здесь делаешь? Я думал, ты уехал с грузом.

— Должен был. Но перед тем, как я покинул космопорт, ко мне подошла молодая девушка и предложила мешочек серебра за то, чтобы я вывез женщину и мужчину с планеты. Меня направили в это место и велели ждать.

— И ты сделал так, как велела женщина. А ты спросил зачем? — поинтересовался Джоар.

— Она дала мне мешочек серебра. С каких пор мы задаём вопросы нашим торговым партнёрам? — ответил Криган, вытаскивая кошель с монетами.

— Это рабыня ведьмы. — Райана взяла кошель у Кригана. — Ведьма, должно быть, знала, что нам понадобится твоя помощь.

— Тогда в путь, — сказал Криган.

— Подожди. Мы не можем заявиться во дворец без плана, нас схватят до того, как мы попадём внутрь.

— А кто сказал, что мы собираемся во дворец? Женщина выразилась предельно ясно. Я должен вывезти вас в космос. Если опасность столь велика, то нам нужно убираться отсюда.

— Я не могу бросить Таллию.

— Она заплатила тебе, верно? — спросил Криган. — Принцесса заплатила тебе деньги, которые обещала?

— Да, половину.

— Ну, по моему мнению, ты выполнил половину уговора. Я слышал, что вы поженились. Так что теперь нам пора уходить.

— Я не могу. — Джоар снова покачал головой.

— И что, нет никакого способа убедить тебя в обратном? — спросил Криган.

— Нет.

— Тогда я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе, — заявил Криган.

— Спасибо, мой старый друг, — выдохнул Джоар, отворачиваясь и не замечая в руке Кригана лазер, не ведая, что друг действительно собирается им воспользоваться, пока не почувствовал электрический разряд в позвоночнике и не свалился на пол бесформенной грудой. 

Глава 23 ТАЛЛИЯ

Два дня прошли в полной тишине. Эмиссары оставили её в покое, а от тех, кто, как надеялась Таллия, поддерживали её, больше не поступило ни одного сообщения. Множество раз она вставала и обходила периметр камеры, пытаясь придумать способ сбежать, но ничего не приходило на ум. Со временем Таллия перестала надеяться.

Но хуже всего было время, которое шло очень медленно, долгие дни перетекали в бесконечные ночи. Таллия сидела и смотрела в крошечное окошко, наблюдая за сменой освещения, а когда приходила тьма, она пыталась разглядеть звезды, задаваясь вопросом, могла ли одна из этих ярких точек быть той планетой, откуда пришёл Джоар.

В эти часы Таллия уже не мечтала увидеть его, она молилась, чтобы он вернулся к той жизни, которую вёл раньше, чтобы, по крайней мере, был жив. На нее нахлынули воспоминания о брачной ночи, когда Джоар попросил её снять защитные барьеры, впустить его, а она отказала.

Если бы только Таллия не оттолкнула его, если бы позволила ему взглянуть, соединиться с её разумом и духом так же, как с телом, то смогла бы она сейчас узнать, где он находится? Смогла бы почувствовать его присутствие? Даже если бы он был за тысячу световых лет отсюда, как она надеялась.

Раздался стук приближающихся шагов. Её тело напряглось, но Таллия не шевельнулась, лишь мысленно сосредоточившись на происходящем в реальности, а не внутри себя.

— Таллия, — произнес Алек, подходя к прутьям решетки, пока страж открывал дверь. — Пришло время услышать свой приговор.

Она поднялась с соломенной кровати и, не сказав ни слова, направилась к открытой двери. Вопросы, на которые принцесса хотела получить ответы, застряли у неё в горле. Что ждало её там, наверху? Они поймали Джоара или Райану? Планировали ли они казнить её, и если да, то по какому обвинению?

Таллия решила не давать шанс Эмиссару сыпать соль на её многочисленные душевные раны.

Свет становился всё ярче, пока они поднимались по ступеням. Таллия скользила рукой по шершавой каменной стене, сконцентрировав на этом действии всё свое внимание и пытаясь не думать о том, что может произойти. Внезапно её накрыло непреодолимое желание убежать обратно в камеру и запереть дверь.

Но этого никогда не случится. Она никогда не убежит от судьбы. Алек добрался до пролета и повернул направо, выходя наружу. Было раннее утро, солнце стояло высоко в небе, но привычный шум рынка отсутствовал. Когда они прошли во двор, Таллия поняла причину. Эмиссары собрали большую толпу людей вокруг того, что выглядело как погребальный костёр.

Погребальный костёр для нее.

У Таллии ослабли колени, а желание развернуться, убежать обратно в камеру и запереться там нахлынуло с новой силой, словно удар в живот, заставляя ее задыхаться. Таллия понятия не имела, предназначался этот костёр для неё или для какой-нибудь другой бренной души, но когда она оглянулась вокруг и не заметила ни Райаны, ни Джоара, то с некоторым облегчением предположила, что их не поймали, а для нее это многое значило. В конце концов, это была её битва, а не их.

Каким образом Эмиссары собирались убедить людей, что принцесса заслужила смерть, она не знала.

Алек вышел вперёд и заговорил. Люди перед ним стояли спокойно и сохраняли молчание, наблюдая за Эмиссаром. Это было самое жуткое зрелище, которое Таллии когда-либо доводилось видеть. Она могла лишь вообразить себе, с помощью каких угроз он заставил людей стоять здесь, словно бледные призраки.

— Сегодня мы собрались, чтобы стать свидетелями жертвоприношения богам Каринии. Мы слишком долго позволяли чужакам из космоса править нашей планетой. Они отвергли наши законы, но пришло время вернуть былые времена.

Ни шепота, ни детского плача, Таллия ощутила холод, ее наполнило чувство потери. Неужели Эмиссары успели до такой степени запугать народ? Значит, на улицах уже воняло горелой плотью, а деревни были наполнены зловонием от ужасных смертей во имя Эмиссаров и остальных мерзавцев, желавших захватить вызывающий ненависть контроль?

Её предки сражались с этим на протяжении двух веков после завоевания Каринии. Если поразмыслить, то, когда они позволили некоторым их этих жестоких людей остаться у власти, совершили ошибку. Потребовалось практически восемьсот лет, чтобы мерзавцы вернулись и укусили их за задницы. Таллия жалела, что стала свидетелем этого. Она чувствовала себя неудачницей и понимала, почему ее отец так отчаянно хотел мальчика.

Не её предки потерпели поражение, это была Таллия — последняя принцесса Каринии.

Она взглянула на Алека, затем на остальных Эмиссаров, и её ненависть стала сильнее, чем когда-либо прежде. Как ни странно, они не выглядели такими уж самоуверенными. Она быстро просмотрела на лицо каждого Эмиссара, а затем обратно на толпу, стоящую перед ней. Что-то было не так.

Алек повернулся и подошёл к одному из охранников, который быстро кивнул и вернулся в замок, прихватив с собой ещё четверых мужчин. Всё, что могла делать Таллия — стоять и наблюдать за Алеком, который вновь заговорил. По обеим сторонам от принцессы стояли два охранника, вооруженные мощными лазерами, которые использовали только во время войны. Они тоже выглядели обеспокоенными, их оружие было поднято. В этот момент Таллия заметила движение справа.

Люди зашевелились. Она окинула взглядом толпу, выглядывая семифутового серебристого мужчину, который смог бы сплотить народ в своих целях. Но там не было никого, кто возвышался бы на целую голову и плечи над остальными. Вместо этого она заметила, когда присмотрелась, Хелькера. Сосредоточив все свое внимание, она пригляделась и поняла, что там стояла вся её личная стража. Они планировали попытку побега.

Алек шагнул вперед, его голос загремел:

— Хорошо подумайте, прежде чем действовать. Нет никаких причин проливать сегодня кровь. На каждого из вас приходится трое моих стражников.

Хелькер прошел сквозь толпу, остановившись прямо напротив Алека, который сразу подал знак своей страже. Десять из них вышли вперёд, чтобы окружить Хелькера.

— Если не желаешь кровопролития, то немедленно покинь дворец. Ступай к монахам и там доживай свои дни в мире и покое. Принеси обет молчания и прекрати насилие, в этом случае, до тех пор пока ты будешь держать обет, ты будешь в безопасности.

Алек открыл было рот, чтобы возразить, но Хелькер прервал Эмиссара:

— Или ты можешь умереть здесь и сегодня. Таковы условия.

Алек рассмеялся. Но никто больше не поддержал его. Один из Эмиссаров начал пятиться назад подальше от других, косясь на дверь, ведущую обратно во дворец. Но прежде чем он успел дойти до нее, группа людей из тридцати мужчин, крестьяне с мечами и старинными лазерами, вышла из двери и окружила Эмиссаров, а также стражников, удерживающих Таллию.

В тот же момент к глоткам стражи, столпившейся вокруг Хелькера, были приставлены мечи с криками бросить оружие. Мужчины подчинились, даже не взглянув на Алека в поисках разрешения.

— Удерживать позицию. — Голос Алека утонул в гомоне ревущей банды, в которую превратилась толпа.

Осознав своё поражение, Алек повернулся, чтобы сбежать, но Эмиссары уже были окружены.

В последней попытке спастись, он бросился на Таллию. Он не смог бы навредить ей каким-то образом, не сейчас, но принцесса не желала, чтобы он использовал её, вынуждая кого-то сдаться. Благоразумие и тренировки, полученные от старого капитана её отца, были вспомнены Таллией. Она дотянулась до кобуры с лазером охранника, который стоял справа, и выдернула оружие.

Алек засмеялся, ринувшись к ней.

— У тебя не хватит смелости, женщина.

Но у неё хватило. Таллия, не колеблясь, выстрелила, покончив с Эмиссаром раз и навсегда.

Он упал на землю.

— Вот моя жертва вашим богам, — заявила она, пока Эмиссар лежал перед ней и умирал, его плоть обгорела, а глаза закрылись в последний раз.

Толпа начала выкрикивать её имя, по всему двору раздавались радостные возгласы.

— Королева Таллия. — Голос Хелькера перекрыл шум, и скандирование усилилось, вскоре оглушив принцессу.

Она улыбнулась, впервые искренней улыбкой, но с оттенком печали. Рядом не было ни Райаны, чтобы разделить этот момент, ни Джоара, чтобы разделить с ней постель. Если ей не повезло и она не зачала ребёнка, то ей придется искать нового мужа, чтобы родить наследника. Но Джоар был прав, познав его, она никогда не захочет видеть в своей постели другого мужчину.

Остальные Эмиссары сдались, как и охрана, увидев, что их превосходят и числом, и вооружением.

— Скажите, что нам с ними делать? — спросил Хелькер.

— Отведите их внутрь, — ответила она.

Таллия прошла в храм Эмиссаров, который они использовали как свой дом и церковь. Ей пришлось идти по коридору, где ранее не ступала нога ни одной женщины, чтобы встретиться лицом к лицу с Эмиссарами, окруженными стражей.

— Здесь, в вашем священном месте, вы преклоните колени и поклянётесь в верности не только мне, но и любому следующему монарху. Как главы своего ордена вы убедитесь, что каждый из ваших последователей будет знать об этом. Вас отведут наружу, и вы дадите клятву перед всеми вашими сородичами и родственниками. Итак. Кто хочет пойти первым? 

Глава 24 ДЖОАР

— До сих пор не могу поверить, что ты привёз меня домой, — обратился Джоар к Кригану.

— Я решил, что, если тебе нужно спасти свою принцессу, лучшее место, чтобы найти людей, готовых сражаться за тебя, — это Лимера.

— С чего ты взял, что они будут сражаться за меня? И откуда знаешь, что мы не опоздали? — ехидно спросил он.

— Этого я не знаю. Зато уверен, что ты не смог бы справиться с этими безумцами в одиночку. Ты же сам говорил, что потребуется целая армия, чтобы свергнуть их. У них есть оружие, а у нас — нет. У них есть солдаты, у нас — нет.

— Я мог собрать армию.

— Из крестьян? — рассмеялся Криган. — Да ладно. Ты же знаешь, как трудно заставить нормальных людей сражаться за что-либо ещё, кроме крыши над головой и еды в животе. А они это уже имеют, даже если Эмиссары в итоге захватят власть.

— Ты тоже такого мнения, Райана? — спросил Джоар.

Она стояла и смотрела в окно, пока их корабль покидал облака и направлялся к земле, расположенной неподалеку от крепости его отца. Джоар не искал этой встречи.

— Я считаю, что люди могли бы пойти за тобой. Но также я знаю, что они не твой народ, как и не мой.

— Вот это ответ политика, если бы я только слышал их хоть раз, — пробормотал Криган, улыбнувшись Райане, они успели найти общий язык за три дня, которые заняла поездка на родную планету. Сдружились они в основном из-за того, что она помогала сдерживать Джоара, когда он пытался силой заставить Кригана повернуть корабль в сторону Каринии.

Зачастую они использовали седативное средство, которое сначала Райана добавляла ему в питье, а затем уже делала инъекции, пока Криган держал Джоара на прицеле лазера. Он пытался не злиться на эту парочку. Впрочем, Джоар поклялся, что если что-нибудь случится с Таллией, то им не будет прощения.

— Ваша планета прекрасна, — воскликнула Райана с удивлением. — Так много деревьев. Почему ты вообще уехал?

— Потому что не хотел быть королём, — поддразнил Криган.

— Так ты здесь король? — спросила она.

— Он переживал, что его старший брат отойдет в сторону и позволит Джоару занять трон, когда их отец умрёт.

— Только потому, что так хочет отец. Трон принадлежит Тахару, не мне.

— А моя принцесса знает? — спросила Райана, с шоком посмотрев на Джоара, как если бы видела его впервые.

— Нет. Когда мы встретились, она этого не знала, а потом я никак не мог найти подходящего момента, чтобы рассказать ей.

— Подходящего момента! Ты женился на ней! — Казалось, Райана сошла с ума, так как Джоар впервые видел проявление ее эмоциональности.

— Да, женился. И я собирался рассказать ей.

— Возможно, если бы ты поделился с ней, тогда Эмиссары не стали бы выступать против этого брака.

— Или наоборот начали бы сопротивляться с еще большим энтузиазмом. Ты можешь представить, как бы они это восприняли? Еще одна раса получает власть над их планетой. В этом случае они сделали бы первый шаг раньше, не позволив мне жениться на Таллии, — покачал головой Джоар. — Тем более у меня не было никакого желания возвращаться сюда. Вообще никакого.

— Но сейчас мы здесь. Ты собираешься просить помощи? — спросила Райана.

— Полагаю, я должен.

— Проклятье! Видимо, тебе действительно хреново, — усмехнулся Криган, — раз ты вернулся домой, чтобы просить помощи у отца.

— Не забывай, это ты настоял на этом, — сердито рявкнул Джоар. Он чувствовал себя так, словно его ведут в ловушку, из которой ему нужно выбраться, чтобы спасти принцессу. Его принцессу. Джоар был уверен, что его отец обязательно найдет над чем посмеяться в сложившейся ситуации.

Они приземлились в доке космопорта.

— У нас нет документов, — заметил Джоар.

— Я уже связался с ними и объяснил, какой везу груз.

Если бы Джоар знал об этом заранее, то не удивился бы, увидев, когда дверь открылась, своего отца и его вооруженный эскорт.

— Рад тебя видеть, Джоар, — произнес его отец, но Джоар не был уверен, что эти чувства были подлинными.

— Я тоже рад тебя видеть, отец.

Джоар шагнул вперёд и протянул ладонь отцу. После короткой заминки они пожали друг другу руки и склонились, чтобы коснуться лбами.

— Нам нужно поговорить, — заявил отец, резко развернувшись и уходя прочь.

Джоар взглянул на Кригана.

— Присмотришь за Райаной вместо меня?

— С удовольствием, — ответил Криган, а Райана улыбнулась ему такой улыбкой, которой Джоар ранее никогда не видел. Неужели между ними стали выстраиваться отношения? А если и так, то вернётся ли Райана на Каринию? Таллия настолько сильно привязалась к своей рабыне, что тяжело воспримет эти новости.

Широкими шагами Джоар вскоре нагнал отца. Они пересекли внутренний двор и вошли в здание такой высоты, что, казалось, оно пытается прикоснуться к облакам, его внешние стены были облицованы гладким белым камнем. Для многих поколений это было семейной крепостью. Поговаривали, что никто не мог взобраться по этим стенам, поэтому крепость выдержала множество осад. Пока люди не научились летать и не изобрели оружие, способное разрушить крепость. Но до сих пор это строение оставалась символом дома правящего клана.

— Как ты, отец?

— А какое, по твоему мнению, у меня состояние, когда мой второй сын сбежал из дома? — спросил он, бросив взгляд на Джоара. — Ты сильно вырос.

— Не думаю что настолько сильно, — ответил Джоар. Он уже был полноценным мужчиной, когда покинул дом, всегда держа себя и свои мышцы в тонусе. Джоар изнурял себя долгими тренировками между погрузками, так что вряд ли отец имел в виду объем его талии.

— Но это так. Ты уехал мальчишкой. Не по возрасту или росту, а по духу. У тебя не было чувства ответственности.

— Я многому научился, — согласился Джоар. Отец вошёл в собственные личные апартаменты, Джоар последовал за ним, а стража осталась снаружи, закрыв двери, чтобы предоставить своему лидеру некоторую уединенность.

— На самом деле меня очень интересует, что именно привело тебя обратно в дом, от которого ты отрекся.

— Я никогда не отрекался от нашего дома.

— Тем не менее, когда тебе предоставили шанс стать новый вождем, то ты сбежал в космос.

— Я думал, так будет лучше.

— Лучше? — Отец приблизился к нему, указывая пальцем на татуировки Джоара. — Ты знаешь, что это такое. Знаешь, почему их дали тебе, а не моему первенцу. Точно такие же и на мне. — Он расстегнул рубашку, демонстрируя идентичные татуировки. — Они выбрали тебя лидером, которым ты станешь после моей смерти.

— А с каких пор Монахи выбирают того, кто преуспеет в качестве лидера? Пока дедушка не дал им убежище, у нас были свои обычаи, свои законы о том, кто должен править. Первый сын. Выбранный своим отцом. Выбранный тобой. А вместо этого ты свято веришь в их слова.

— Если бы не они, то мой брат стал бы лидером клана. Он был бы королём и вовлёк бы нас в войну, которая охватила бы всю Галактику.

— Почему ты так уверен в этом? — спросил Джоар. — Откуда знаешь, что твой отец не выбрал бы тебя в любом случае? Несомненно, он смог бы лучше рассудить, кто должен стать полноправным наследником. Мужчина, который вырастил и обучил тебя. Или, возможно, именно тот факт, что мой дядя никогда не сможет стать королём, заставил его выбрать путь разжигания войны.

Отец повернулся к нему, его глаза сверкали, а татуировки начали тускло мерцать.

— Не перекручивай.

Джоар стал глубоко дышать, пытаясь успокоиться. Он пришёл сюда не для того, чтобы сражаться с собственным отцом.

— Как Тахар?

Отец подошёл к окну и посмотрел на равнину. Крепость была построена на холме, из-за чего перед ними до самого горизонта простирался океан лугов. Ни одна армия не могла подойти к крепости, будучи не замеченной в дне пути от неё.

— Быть отцом тяжело. Ты принимаешь решения, которые считаешь правильными. Твое сердце разбивается так часто, что ты начинаешь задаваться вопросом, а может ли оно опять когда-нибудь стать целым, — устало выдохнул он. — Я рад, что ты вернулся, Джоар. Но времена изменились с тех пор, как ты покинул нас. Если ты вернулся, чтобы взять командование на себя, то опоздал.

— Мой брат проявил себя?

Его отец кивнул.

— Да. — Он повернулся к Джоару. — Возможно, ты был прав. Тахару просто нужно было выйти из твоей тени, чтобы превратиться в человека, которым, как я надеялся, он станет.

Раздался стук, оба мужчины повернулись, наблюдая, как дверь распахнулась, и вошёл Тахар, его шаги были такими же широкими, как и его тело. Джоар приготовился к медвежьим объятьям брата, которым тот не преминул его наградить.

— Я так рад тебя видеть, Джоар.

— Тахар. Я скучал по тебе. — Они пожали друг другу руки и склонили головы, соприкоснувшись лбами. — Брат. Ты хорошо выглядишь.

— Ты тоже. Я вижу сияние вокруг тебя. — Тахар хлопнул Джоара по руке. — Криган рассказал мне по какой причине.

— А отца никто не хочет посвятить? — спросил вождь клана.

— Я женился, отец, — признался Джоар.

— И ты не привёз жену, чтобы навестить меня?

— Нет. — Джоар повернулся к отцу. — Я пришёл просить помощи. Её держат в плену.

— Так вот почему ты вернулся! Не из чувства долга, а за помощью.

— Как брат и сын Джоар имеет на это право, — заявил Тахар.

Джоар посмотрел на Тахара. Отец был прав, его старший брат изменился до неузнаваемости, стал мужчиной, научился выражать свою точку зрения и быть правителем собственной судьбы. Быть королем там, где никогда не смог бы Джоар. Чтобы удерживать кланы вместе, требовалась не только сила, но также хитрость и терпение.

— Идем, отец. Кланы поросли жирком в своих крепостях и стали бездельниками. Отправь их в космос, позволь нам помочь брату.

Отец стоял и смотрел на двух мужчин, двух своих сыновей, таких разных и в тоже время очень похожих.

— Да, — кивнул он. — Давайте поохотимся. Я хотел бы взглянуть на женщину, которая приручила моего сына.

Он подошёл к Джоару.

— Мне хотелось бы поблагодарить её за то, что она послужила причиной твоего возвращения к нам. Скажи, она красива?

— Как сумерки, и настолько же загадочна.

— А она богата? — с надеждой спросил отец.

— Да. Ну, по крайней мере, её планета точно.

— Значит, мы отправимся и опустошим её, после того, разумеется, как спасём твою жену? — Он выглядел взволнованным. Грабежи были обычным делом на Лимере.

— Я не могу позволить тебе сделать это, отец. — Джоар глубоко вздохнул, пытаясь погасить сияние, исходящее от его татуировок. — Ты всё равно скоро узнаешь. Как я полагаю, Криган уже начал распространять слухи… Я женился на принцессе.

Его отец разразился смехом

— Ты влюбился в то, от чего так бежал?

— Да.

Отец вытер слезы, навернувшиеся на глаза.

— Ох, ирония судьбы, сын мой. Пойдём и освободим её.

— Спасибо, отец. Спасибо, Тахар. — Джоар почувствовал облегчение. Осталось лишь надеяться, что Таллия будет все ещё жива, когда они прибудут. 

Глава 25 ТАЛЛИЯ

— До сих пор не нашли никаких признаков его присутствия? — спросила Таллия. Хелькер поднял взгляд от бумаг, которые изучал благодаря новой должности управляющего, и покачал головой. — А что насчет Райаны?

— Ничего, королева Таллия. Ходят слухи, что лимерианский грузовой корабль покинул космопорт как раз в то время, когда Эмиссары захватили власть.

— Думаешь, он сбежал? И теперь он в безопасности? Как и Райана? — спросила она с грустью в голосе. Было сложно поверить, что два человека, которым она больше всего доверяла, сбежали. Таллия не знала где они находились и были ли в безопасности. Она не винила свою рабыню за бегство. Если бы Райана осталась на Каринии, а люди не преуспели бы в восстании, то Эмиссары убили бы её. А по поводу Джоара — это никогда не было его битвой.

— Мы все еще пытаемся это выяснить, королева Таллия, — произнес Хелькер, прерывая её мысли и возвращая обратно в настоящее. — С юга пришло известие, что старые законы были отменены. Женщины больше не являются собственностью мужчин.

— Много ли было протестующих? — спросила она.

— Немного. Но ваша армия разъяснила людям, что не будет никакого возвращения к былым временам. Мы дали ясно это понять. Небольшой отряд остался там, чтобы поддерживать соблюдение законов.

— Спасибо, Хелькер. — Она кивнула своему наиболее преданному стражу, но перед тем, как уйти, произнесла: — Мне так и не выпал шанс поблагодарить тебя. За всё, что ты сделал для меня, для всех нас.

Он улыбнулся.

— Так было правильно. Я не хотел бы, чтобы моя жена или дети жили под гнётом тех законов, которые Эмиссары желали претворить в жизнь. Когда я был ребенком, мой дедушка часто рассказывал истории, передающиеся из поколения в поколение. В них говорилось о временах до того, как ваши предки спустились к нам с небес. О запахе горелой плоти, который висел в воздухе целыми днями, появляясь сразу после прихода сборщиков налогов в каждую деревню. Они таскали с собой Эмиссаров, которые всегда находили преступления у горстки мужчин и женщин. И детей. — Он затряс головой. — Я помню эти истории, потому что дед говорил, что наш долг никогда их не забывать.

— Я рада, что ты помнишь, и клянусь, что законы Эмиссаров сгинули навечно.

— Так же как и сами Эмиссары. Я хотел попросить у вас позволения выследить всех, кто попытается заговорить с ними. В любом городе или деревне не должно остаться места для применения варварских законов, даже тайно.

— Согласна. Но Эмиссаров должны доставить сюда, чтобы они предстали перед судом. Я не допущу самоуправства, это не наш путь.

— Понимаю, — произнес мужчина.

Таллия положила руку на его плечо, и он посмотрел на неё с серьезным выражением лица. Девушка изучала его чуть дольше, чем позволяли приличия, пытаясь понять, заслуживал ли он доверия, как она надеялась.

— Если мы не проявим осторожность, то станем такими же, как они. Я не допущу этого.

— Я понимаю, — повторил он.

— Спасибо, — сказала Таллия и покинула комнату, мысленно возвращаясь к мужчине, которого любила, к мужчине, который исчез из её жизни, но не из сердца.

Когда она вошла в сад, то ощутила прохладный ветерок. Таллия шагала вдоль декорированных лужаек с скульптурными кустиками и думала, насколько бесполезна была эта часть земли. Она решила поговорить с садовниками и попросить их использовать этот участок более продуктивно, возможно они смогли бы посадить здесь какие-нибудь овощи, а излишки продавать на рынке, тем самым сдерживая рост налогов. Выяснилось, что Эмиссары спускали деньги на оплату своих головорезов, чтобы те делали за них грязную работу. Королевство нельзя было назвать банкротом, но им придется экономить и сдерживать траты в течение года или двух.

Повышение налогов в данной ситуации было бы разумным решением, но нежелательным. Таллия не хотела награждать людей усложнением жизни за их поддержку в свержении Эмиссаров.

— Принцесса… моя королева!

— Да. — Она повернулась и увидела незнакомого стража, бегущего в её сторону.

— Хелькер попросил меня найти вас. — Мужчина остановился, хватая ртом воздух, и в Таллию закралось чувство страха.

— Отдышись и объясни в чём собственно дело? — Она старалась не показывать своё нетерпение, ей нужно было, чтобы он успокоился и всё рассказал.

— Пришли новости, что в нашу сторону движется космический флот.

— Флот? Насколько большой?

— Пятнадцать или двадцать кораблей. Хелькер попросил привести вас.

— Веди меня к нему.

Она знала, где находился Хелькер. В дворце располагалась небольшая диспетчерская, куда стекалась вся информация с космопортов. Коммуникационную станцию постоянно контролировали двое мужчин, при необходимости передавая сообщения для других космопортов. Когда она вошла, оба сотрудника встали.

— Садитесь. Занимайтесь своей работой, пожалуйста. Хелькер, это правда? — спросила она.

— Да. Мы пытаемся идентифицировать корабли.

— Гарунди решили отомстить?

— Мы стараемся определить чьи это корабли, но они слишком далеко. Мы подняли в воздух два лайнера. — Хелькер повернулся к ней. — У нас нет способа узнать, заключили ли Эмиссары в качестве страховки сделку с Гарунди или с любой другой расой. Также невозможно угадать, успели ли они отправить им сигнал, когда были у власти.

— Разве вы не можете проверить эту теорию? — спросила она у двух мужчин, сидящих с наушниками и маленькими микрофонами для связи с космопортами.

— Нет. Тогда Эмиссары разместили здесь своих людей, поэтому мы понятия не имеем, кто высаживался или улетал с нашей планеты.

— Тем не менее мы не считаем, что сейчас нам грозит опасность, — быстро заговорил Хелькер. — Эмиссары хотели сохранить свою расу и планету чистыми, поэтому мы уверены, что они планировали закрыть все космические порты и запретить высадки и вылеты с планеты.

— Звучит правдоподобно, — пробормотала Таллия.

— И всё же это не даёт нам ответов, — нахмурился Хелькер и замер в молчании рядом с ней, ожидая новостей.

— У нас чистый сигнал, — воскликнул один из сидящих мужчин. — Мы пытаемся поприветствовать флот.

Последовало долгое молчание, Таллии захотелось протянуть руку и схватить наушник, чтобы самой послушать разговор. Вместо этого она прикусила губу, чтобы не спросить, ответили ли на отклик? Когда мужчины все узнают, то обязательно расскажут ей.

— Вы уверены? — спросил мужчина. Он снова стал ждать ответ. — Я доложу ваше сообщение.

— Что? — спросила Таллия. — Они что-то выяснили?

— Да. Королева Таллия, мы должны готовиться к битве.

— Кто это? — спросила она. — Гарунди?

— Нет, угроза идет из нового источника, от расы, с которой мы ранее практически не контактировали, за исключением нескольких торговых сделок.

— Кто это? — спросила она.

— Лимерианцы.

Ее ноги чуть не подкосились.

— Вы уверены? — спросила она, схватившись рукой за спинку кресла.

— Повторите, — приказал он в микрофон, а затем повернулся к Таллии. — Да. Определённо.

Хелькер посмотрел на неё.

— Какие будут приказы, королева Таллия?

У Хелькера не было боевого опыта, да и сама Таллия не блистала особыми навыками. Но прибыли ли лимерианские корабли ради битвы? Возможно, до них дошли слухи о том, что здесь случилось нечто плохое с Джоаром, и они организовали спасательную операцию. Если это так, то тогда Таллия свяжется с ними, объяснив, что понятия не имеет о его местоположении и вообще жив ли он.

С другой стороны, на одном из этих кораблей, идущих к Каринии, мог быть Джоар. И если это так, то хочет ли он мира… или войны? 

Глава 26 ДЖОАР

— Они знают, что мы приближаемся, — сказал Криган Джоару, когда планета показалась в поле зрения.

— Они поприветствовали нас? — спросил Джоар.

— Да. Они спросили, кто мы и чего хотим.

— И какой им дали ответ?

— Мы сказали, что хотим поговорить с Таллией, принцессой Каринии.

— И? — спросил Джоар.

— Они ответили, что передадут сообщение.

— Передадут сообщение. — Он подошёл к панели управления и сел рядом с Криганом. — В следующий раз говорить буду я. Я распознаю, какую игру они затеяли. Похоже Эмиссары пытаются обмануть нас, внушая, будто все хорошо.

Он включил связь и обратился к лидирующему кораблю, на котором находился его отец. Его брат остался на Лимере. Несмотря на протесты Тахара, отец заявил, что покидать всей семьей родную планету и путешествовать на одном флоте очень рискованно. Если враги прослышат про это, то приложат все усилия, чтобы стереть их с лица земли. Клан никогда не покидал своих семьёй на такой долгий срок, чтобы исключить нежелательный риск. Но Тахар всё равно упрямо возражал, не желая оставаться.

— Отец, — произнес Джоар в коммуникатор.

— Джоар. Если они дадут выйти на связь твоей принцессе, то ты должен определить, говорит ли она правду или находится под давлением.

— Я понял, отец.

Джоар надеялся, что Таллия в безопасности, а он скоро услышит её голос. Альтернатива была слишком болезненной. Если Эмиссары убили его женщину, то не смогут спрятаться от него нигде, ни на этой планете, ни на какой-либо другой.

— Входящий сигнал, — воскликнул Криган, протягивая наушники Джоару. Он взял их, надел на голову и схватил микрофон в другую руку.

— Лимерианский флот, это Кариния. Пожалуйста, обозначьте свои намерения, — произнес незнакомый голос.

— Нам необходимо переговорить с принцессой Таллией, — ответил Джоар.

— Джоар. Это действительно ты? — Он с удивлением услышал её голос через коммуникатор.

— Таллия?

— Да. Куда ты уехал? — спросила она хриплым и взволнованным голосом.

— Домой. Я вернулся, чтобы освободить тебя.

— Ты немного опоздал, — сказала она, по её тону он понял, что всё хорошо.

Он повернулся и подозвал Райану.

— Иди сюда, уверен, Таллия захочет знать, что ты в безопасности.

Райана взяла коммуникатор, а Джоар обрадовался возможности собраться с мыслями. Он вернулся к отцу, домой, обнаружив, что его брат уже принял на себя командование, хоть сам Джоар и не возражал против этого. До тех пор, пока Таллия всё ещё хотела его.

Он планировал вернуться и спасти свою принцессу как герой из старых сказок. А она умудрилась позаботиться о себе сама. Будет ли она нуждаться в нём, раз угроза для её жизни миновала? Он не мог больше представляться как принц. Джоар был никем, вторым сыном вождя правящего клана, у которого нет особого титула или власти, за исключением возможности светиться в темноте.

— Да, мы оба в порядке, — произнесла Райана, её улыбка становилась всё шире, пока она разговаривала со своей принцессой.

— Попроси разрешения на посадку, — пробормотал Криган.

— Может ли флот приземлиться, моя принцесса? — спросила Райана. — Простите, привычка. Моя королева.

Разумеется, теперь она была королевой. И это заставило его чувствовать себя ещё хуже, если такое вообще было возможно. Джоар не хотел приземляться, он хотел развернуться и улететь, вернуться к торговле вместе с Криганом и к простой жизни, которую вёл до встречи с Таллией. Однако, когда он увидел, как Криган смотрит на Райану, то ему стало очевидно — никакого пути назад нет. Беззаботная жизнь, которую они вели, закончилась раз и навсегда. Пришло время для женщин и детей.

— Она говорит, что мы можем приземлиться. Она встретит нас в центральном космопорте Каринии. — Райана отложила коммуникатор и повернулась, чтобы посмотреть на Джоара. — Она спросила, всё ли у тебя хорошо?

— Правда? — пробормотал он, нервничая.

— Ты боишься. — Райана подошла к нему. — Она всё ещё хочет тебя. Я видела, как она на тебя смотрела.

— Также, как и мой первый помощник смотрит на тебя.

Райана покраснела.

— Я всё ещё принадлежу моей принц… королеве.

— Она даст тебе свободу. Она хочет, чтобы все были свободны.

Райана застенчиво улыбнулась.

— Мне тоже страшно. Она дала мне убежище. Будучи её рабыней, я чувствовала себя в безопасности. Даже когда возникла угроза со стороны Эмиссаров. Что, если я приму неверное решение?

— Тогда ты получишь урок и попытаешься заново. — Он понизил голос: — Криган хороший, честный мужчина.

— Я не заметила этого, когда впервые встретила вас обоих.

— Ох, это я сбил его с праведного пути, — ответил Джоар. — Но те времена прошли.

Он проводил её к креслу и сел рядом. Они пристегнули ремни, и Джоар закрыл глаза, представляя лицо Таллии, ее улыбку и счастье при их встрече.

Райана протянула руку и сжала его ладонь.

— Она заслуживает быть счастливой. Заслуживает тебя.

— Я надеюсь, что она тоже так считает, — пробормотал он.

— Так и есть, Джоар.

Когда они начали снижаться в верхние слои атмосферы, лайнер стало трясти. Если бы они не были пристёгнуты, то точно вылетели бы из своих кресел. Джоар надеялся, что его жизнь с Таллией окажется более приятным путешествием. Если девушка все же останется с ним. 

Глава 27 ТАЛЛИЯ

Таллия нервничала. Обычно Райана утешала ее, но сейчас рабыни не было рядом. Её голос звучал как-то по-другому, когда они общались через коммуникатор, из-за чего Таллию объяло любопытство — что же произошло за те несколько дней, пока Райана отсутствовала. По крайней мере, она была в безопасности.

Волнуясь за Райану, она также беспокоилась о себе. Взвинченное состояние мешало думать о том, чего на самом деле желала Таллия. Джоар. Что он скажет теперь, когда она стала королевой? Она больше не нуждалась в нём, у нее не было необходимости платить ему за то, чтобы он притворялся её мужем. Впрочем, это не имело значения, она все равно хотела его.

Мысль о том, чтобы править в одиночестве, пугала, но Таллия не могла просить его остаться и быть её королем, так как именно по этой причине Джоар покинул собственную планету. Она понимала почему. Пока она росла, то наблюдала за своими отцом и матерью, видела то давление, которое оказывалось на них, те ожидания. Такие же ожидания теперь легли на её плечи.

— Королева Таллия.

Хелькер указал в небо, где показался флот Лимеры, стремящийся к земле словно сверкающие метеориты.

Её желудок сжался в предвкушении. Скоро она воссоединится с мужем и встретится с его отцом. Что подумает король Лимеры о чужеземке, которую его сын взял в жены? Но что больше всего беспокоило её, так это позволит ли он остаться своему сыну с ней, либо ответственность и долг разлучат их? Таллия останется на Каринии, Джоар улетит на Лимеру.

Пока флот заходил на круги и приземлялся, она старалась не позволять этим мыслям омрачать свое возбуждение. Джоар был здесь. Таллия не знала, как долго он пробудет, но она насладится каждым драгоценным моментом.

После бесконечного ожидания её стража спустилась, чтобы проверить лимерианцев на ношение оружия. Обычно в городе допускалось наличие ручного оружия, но не больших лазеров. Пришельцы не возражали.

Она нетерпеливо ждала, когда они приблизятся. Таллия уже заметила Райану, которая шагала впереди и казалась совсем маленькой среди лимерианцов ростом более шести футов, а пятеро точно превышали семь. Одним из них был Джоар. Теперь она могла его разглядеть. Он мерцал, как и другой чужеземец, Таллия догадалась, что это был его отец. С их приближением она смогла рассмотреть, что у старшего были такие же татуировки на теле, но те не мерцали так, как у Джоара.

Они подошли ещё ближе, и Таллия увидела, что Джоар выискивает её глазами, а когда нашел, то его татуировки стали ярче. Отец бросил на него взгляд, а затем посмотрел прямо на неё, и она почувствовала, будто он сверлит глазами её душу. Магия, окружавшая его, была сильной, будто король Лимеры мог проникнуть через барьеры, которые девушка так тщательно возводила. Затем он отвернулся и заговорил с Джоаром.

Они оба остановились, остальные лимерианцы так же встали, окружив своего правителя. После минутного обсуждения вперед вышли Джоар со своим отцом, Криган и Райана. Остальные чужеземцы остались позади, наблюдая, как удаляется их король.

Нервничая, Таллия продолжала стоять на одном месте, улыбка Джоара помогла ей немного расслабиться, но выражение лица его отца оставалось строгим. Натянув улыбку, Таллия вышла им на встречу, отчаянно желая, чтобы это знакомство поскорее закончилось. Подвергнуться атаке Гарунди казалось намного легче, нежели встретиться лицом к лицу со своим свёкром.

— Королева Таллия, — произнес старший из мужчин, протягивая ей руку.

Она приняла его ладонь и в шоке напряглась, когда король Лимеры потянул ее к себе и склонил голову, чтобы соприкоснуться лбами. Он был таким высоким, что ему пришлось проделать долгий путь, чтобы дотянуться до неё, поэтому Таллии хватило времени прийти в себя.

— Приветствую. Король…

— Король Кахар, — подсказал Джоар, широко улыбаясь и не сводя с нее взгляд.

Казалось, его отец проник в ее душу. А Джоар, с другой стороны, просто-напросто раздевал её глазами. Его желание легко читалось на лице.

— Король Кахар. Добро пожаловать.

— Приятно встретить женщину, которая укротила моего сына, — произнес король Кахар.

— Я и не знала, что укротила его, — ответила она.

— Ну, я не понимаю как, но ты это сделала. Я в любом случае очень благодарен ьебе. Плохо, когда твой сын исчезает, и ты не знаешь жив он или мертв, а может продан где-нибудь на рынке рабов.

— Ты так говоришь, будто мне двенадцать лет, — запротестовал Джоар. — Я сам могу о себе позаботиться.

— Но чтобы позаботиться о своей женщине, тебе пришлось прилететь домой. — Он улыбнулся Таллии. — И я должен поблагодарить тебя за его возвращение.

— Не должны, — ответила она. — С такой же легкостью из-за меня его могли убить.

— Но не убили. Может быть, судьба была на твоей стороне. — Король Кахар улыбнулся, явно радуясь тому, как всё сложилось. Взгляд Джоара подсказал Таллии, что нужно позволить его отцу верить в это. Девушке было интересно, рассказал ли Джоар своему отцу про Мишу’Ха, но она решила подождать и спросить об этом наедине.

— Может, так и было, — соглашаясь, пробормотала Таллия. Затем она повернулась к Райане, которая стояла позади двух мужчин, практически спрятавшись за ними. — Райана. Спасибо.

Она вышла вперёд и обняла свою подругу.

— Я рада видеть вас, моя королева.

— Мне не хватало тебя, — проглотив слёзы, прошептала Таллия.

— Мне тоже тебя не хватало. — Райана отстранилась и улыбнулась. — Это Криган.

— Я видела его на рынке, — заметила Таллия, взглянув на Райану и сразу определив, что между ней и Криганом есть связь. Таллия взяла Райану за ладонь и сжала, давая понять, что одобряет её выбор и отныне не вмешивается в ее судьбу. — Райана, мне хотелось бы, чтобы ты и дальше работала на меня. Завтра мы можем обсудить твоё жалование.

— Я всё ещё принадлежу вам, моя королева, — заявила Райана.

— Нет. Не принадлежишь. Мы уже ввели новый закон, запрещающий рабство на Каринии. Работорговцы скоро поймут, что им здесь не рады. Так что, как видишь, тебе придётся быть свободной, либо я нарушу собственный закон.

— Спасибо, — прошептала Райана, выглядя при этом неуверенной. — Я смогу остаться во дворце?

— Конечно, думаю, тебе понравится одна из гостевых спален в качестве твоей собственной. Кстати, это напомнило мне о том, что нам следует пройти во дворец и разместить вас всех до того, как начнётся ужин.

Таллия повернулась, чтобы уйти, но Джоар поймал её за руку и потянул обратно к себе.

— Если никто не возражает, я хотел бы поцеловать свою жену. Райана, я могу попросить тебя показать моему отцу и Кригану их комнаты?

— Разумеется, — быстро ответила Райана.

Его отец рассмеялся, сильно хлопнув Джоара по руке, и произнес:

— Не торопись. Уверен, вам двоим нужно многое наверстать. — Король направился за Райаной во дворец. — А что насчёт моих людей? — спросил он, оборачиваясь и бросая взгляд на мужчин, стоявших там же, где их оставили.

— Хелькер распределит их, у нас есть свободные казармы, которые можно использовать, если это подойдёт вам, — произнесла Таллия, пытаясь сосредоточиться на короле, а не на его сыне, который вызывал у неё всевозможные чудесные ощущения, поглаживая большим пальцем чувствительную кожу на ее запястье.

— Да. Но прежде чем мне покажут личные покои, мне хотелось бы убедиться, что все мужчины распределены. Если ты не возражаешь, — сказал король Кахар. — Это значит, что пока я буду рядом, они не найдут неприятностей.

— Давай я позабочусь о них, отец, — предложил Джоар.

— Нет, сын. Иди и проведи время со своей женой. — Он замешкался, а затем добавил: — Ты сделал хороший выбор.

Они смотрели, как он уходит, а затем Таллия спросила:

— Он ничего не знает о Миша’Ха?

— Нет. Мой отец верит в судьбу, но ему было бы неприятно узнать, что ты вышла за меня замуж по велению гадалки. Тем более если эта гадалка заплатила Кригану мешочек с серебром, который ты ранее дала ей, чтобы он остался на планете, а не отправился доставлять груз.

— Так вот каким образом вы сбежали? Хелькер упоминал, что грузовой корабль покинул космопорт как раз в те дни, когда Эмиссары охотились за тобой. Я же могла только надеяться, что ты и Райана были на борту и в безопасности.

— Были, — вмешался в разговор Криган. — Только вот Джоар не хотел уезжать по доброй воле.

Она застенчиво улыбнулась.

— Я так рада, что ты был в безопасности.

— Ты и должна радоваться. Мы вернулись со спасательной компанией, чтобы освободить тебя.

— Как видишь, я не нуждаюсь в спасении.

— Но я знаю, в чём ты действительно нуждаешься. — Джоар наклонился и зашептал ей на ухо, его слова вызвали дрожь по всему её телу.

— Прошу извинить нас, — пробормотала она Райане и Кригану, а затем рассмеялась, взяла Джоара за руку, и они побежали в сторону дворца. На полпути к дворцу он поднял её на руки.

— Мои ноги длиннее, а значит, я могу бежать намного быстрее, если буду нести тебя на руках.

Таллия не сопротивлялась, вместо этого она поцеловала его в шею, пальцами поглаживая обнажённую грудь. Она заметила, что его татуировки засветились ярче, а к тому времени как они добрались до ее комнаты, Джоар уже ярко сиял, пока укладывал ее на кровать.

Он быстро сбросил с себя одежду, пока Таллия наблюдала за ним, желая увидеть его обнаженным, и встал на колени рядом с ней. Она погладила его член, чувствуя, как тот твердеет от её прикосновений. Джоар начал было раздевать её, но затем просто разорвал платье, слишком сильно желая заняться с ней любовью, а не тратить время на возню со шнуровками и пуговицами.

— Думаю, нам нужно издать новый закон, запрещающий женщинам носить такие платья.

— Не уверена, что Хоста обрадуется, — заметила Таллия. — А мы многим ей обязаны.

— Больше, чем ты думаешь. Она помогла мне и Райане, когда мы пытались попасть в чайный магазинчик и найти Мишу’Ха.

Таллия знала, что чайный магазинчик ведьмы был заброшен, так как отправила туда стражу сразу после того, как Эмиссары были свергнуты.

— Хотелось бы мне увидеться с ней, чтобы поблагодарить.

— Она может видеть будущее, значит, знает, чем всё закончится. И знает, насколько ты благодарна.

— А как все закончится? — спросила она, целуя его сосок, лаская языком плоть и чувствуя слабый гул от его кожи, которая словно ожила от статического электричества.

— Ты знаешь как. — Джоар поцеловал её. — Ты впустишь меня в себя. Всеми возможными способами.

Пока он говорил, то толкнулся пальцами в ее лоно, но Таллия знала, что Джоар не это имел в виду. Она целовала его шею, затем губы, Таллия понимала, чего желал ее мужчина, и была готова сказать «да». Глубоко вздохнув, она расслабилась, ощущение его пальцев внутри лона отвлекало ее разум, позволяя барьерам пасть. Вихрь ощущений ворвался в её тело и сознание. Эмоции, которые не принадлежали ей, заполнили её голову. В этом момент Таллия поняла, что Джоар любит её.

Он переместился, располагаясь между её бёдер и прижимая член к половым губам, а затем подался вперёд, входя в неё. Он брал Таллию медленно. Их мысли и тела соединились, пока он двигался внутри неё. Таллия целовала его кожу, гладила по спине, а он нашёптывал ей слова любви, используя не голос, а свой разум.

Она увидела суть Джоара, его татуировки сияли, заставляя быть похожим на призрака, но на самом деле он был вполне реален. Его губы, захватившие ее уста в поцелуе, были реальны. Его руки, обхватившие её грудь и потирающие большими пальцами соски, тоже были реальны.

Они вместе вознеслись на вершину блаженства, связь между ними передавала их страсть и любовь, пока все не смешалось воедино. Вскоре Джоар кончил, глубоко изливая семя в ее лоно. В это же время Таллию пронзил оргазм, заставляя выкрикивать имя мужа.

Когда они оба насытились, то потребность в словах отпала. Они лежали в объятиях друг друга, пока солнце медленно опускалось за горизонт, и никто из них не хотел двигаться. Жизнь продолжалась и без их присутствия.

— Знаешь, мне нечего тебе предложить, — наконец, пробормотал Джоар.

— Знаю. — Она повернулась и посмотрела на него. — Думаешь, для меня это имеет значение?

— Я не уверен. — Джоар поцеловал её в плечо. — Надеюсь, что нет. Но когда ты попросила меня о женитьбе, то тебе нужна была моя помощь, и ты хотела моё тело.

Таллия рассмеялась.

— Я всё ещё хочу твоё тело.

— Снова? — спросил он.

— Всегда, — ответила она.

После того, как он вновь занялся с ней любовью, девушка подумала о ведьме, которая соединила их, и поблагодарила ее за то, что она подарила им счастье. Это не компенсировало случившееся с её матерью, но Таллия знала, что тут некого винить.

Если только не судьбу. Но её судьба повернулась к ней лицом, поэтому Таллия решила не думать об этом. Не тогда, когда её муж целовал её в таких местах, куда никто ранее не дотрагивался, и лизал таким образом, что ей хотелось взорваться от удовольствия.

Если в этом виновата судьба, то Таллия была готова сказать ей спасибо, как и Мише’Ха. Где бы она сейчас не находилась.


КОНЕЦ!


Обсудить книгу и поблагодарить команду, работающую над переводом, можно


здесь: https://vk.com/topic-110120988_39712140.


Текст переведен исключительно с целью ознакомления, не для получения материальной выгоды. Любое коммерческое или иное использования кроме ознакомительного чтения запрещено. Публикация на других ресурсах осуществляется строго с согласия администрации группы. Выдавать тексты переводов или их фрагменты за сделанные вами запрещено. Создатели перевода не несут ответственности за распространение его в сети.



Примечания

1

Термин «буллинг» — В переводе с английского он означает хулиганство. Буллинг — это многократное негативное психологическое давление на человека. Это происходит не только в школах, но и на работе. В результате человек, на которого направлено негативное воздействие, начинает испытывать постоянный стресс. И как результат — вынужден менять место учебы или работы. Школьный буллинг отличается своей жестокостью, непримиримостью.

(обратно)

2

Фланжер (англ. flanger, flange — фланжировать, фланец, фланцевать) — звуковой эффект или соответствующее устройство. Напоминает «летящее» звучание. По принципу работы схож с хорусом, и отличается от него временем задержки (5—15 мс) и наличием обратной связи (feedback). Фланжер напоминает взлёт самолёта, он был популярен в 60-х, когда музыканты активно применяли его для создания психоделического звучания.

(обратно)

3

Мазанка — тип сельского дома и хаты. Стены мазанки состоят из каркаса (тонкие ветки дерева или даже хвороста) или сырцового саманного кирпича и обмазываются глиной (откуда и название).

(обратно)

Оглавление

  • ХАРМОНИ РЭЙНС ПРИНЦЕССА И ЕЕ ИНОПЛАНЕТНЫЙ НЕГОДЯЙ Серия «Ясновидящая сваха» #1
  •   Глава 1 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 2 ДЖОАР
  •   Глава 3 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 4 ДЖОАР
  •   Глава 5 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 6 ДЖОАР
  •   Глава 7 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 8 ДЖОАР
  •   Глава 9 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 10 ДЖОАР
  •   Глава 11 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 12 ДЖОАР
  •   Глава 13 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 14 ДЖОАР
  •   Глава 15 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 16 ДЖОАР
  •   Глава 17 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 18 ДЖОАР
  •   Глава 19 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 20 ДЖОАР
  •   Глава 21 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 22 ДЖОАР
  •   Глава 23 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 24 ДЖОАР
  •   Глава 25 ТАЛЛИЯ
  •   Глава 26 ДЖОАР
  •   Глава 27 ТАЛЛИЯ