Забытые воспоминания (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Пролог. ==========


Рядом с женщиной стояла девочка, лет десяти, со светлыми, вьющимися волосами и тёмными, почти чёрными, холодными глазами.

— Гермиона, прости меня, прошу, — говорила женщина, смотря на своего ребёнка.

— Ничего, мама, я всё понимаю, — девочка улыбнулась.

— Эта чёртова Оракул, это чёртово проклятье, — говорила женщина, обняв своё дитя.

— Далия, не нужно выражаться так при ребёнке, — к женщине и девочке подошёл светловолосый мужчина.

Женщина отпустила свою девочку и подошла вплотную к своему мужу, и чуть ли не прошипела:

— Этот ребёнок должен страдать, а всё из-за проклятия твоего рода, о котором ты мне даже не упоминал.

— Прости, я просил прощения у тебя сотни раз, Далия.

— Киллиан, этой сотни недостаточно, — прошипела женщина в лицо своему мужу.

Всё это время светловолосая девочка спокойно наблюдала за перепалкой родителей. Гермионе было совершенно безразлично, что ей сотрут память, изменят внешность, поменяют личность, отошлют к другим родителям, изменив им прежде память, будто она всегда с ними жила.

— У Беатрис тоже сотрут память? — спросила внезапно девочка.

— Да, милая, — с грустью в голосе произнесла мать Гермионы.

— Что же, — начала светловолосая, — хорошо, что вы моему жениху и его родителям меня не показывали, а то было бы проблематично стирать память у такого большого количества людей.

— О, дорогая, — Далия снова обняла Гермиону. — Мы ни за что не дадим стереть себе память и вернём твою, когда тебе будет шестнадцать.

— Это радует, мама. Хорошо, что мы с Беатрис двойняшки, правда? Она сможет стать невестой Драко и никто ничего не заподозрит, — девочку почему-то волновал этот брак.

— Но тебе всё равно придётся выйти за Драко, ты же это понимаешь? Ты — первая девочка в семье, а не Беатрис, — спросил у Гермионы Киллиан.

— Я всё понимаю, и я готова, — с гордо поднятой головой ответила девочка.

Гермиона всегда была умной и рассудительной, а также до ужаса спокойной и холодной. Девочка всю жизнь знала, что ей выпадет такая кара. Стереть память, изменить всё в своей жизни. А всё это из-за родового проклятия семьи её отца. Заключалось оно в том, что когда-то должен родиться ребёнок, который будет обладать невероятной силой, но эта сила может рано или поздно убить и её, и окружающих. Ну, и как вы думаете, кто оказался этим ребёнком? Верно, именно Гермиона! Поэтому Оракул сказала переделать полностью личность темноглазой, изменив её до основания, даже кровь. С чистокровной на магловскую, обычную. Правда, что останется неизменным так это, то, что девочка будет уметь колдовать, но не в таких масштабах.

— Почему именно шесть лет? — задала свой новый вопрос девочка.

— Потому что на это время, как сказала Оракул, придётся самый большой выброс энергии, дальше он уже не будет таким сильным, что сгладит проклятье и… — мужчина не мог сказать это слово.

— И не убьёт меня, да? — закончила Гермиона.

— Да.

К семье подошла женщина, средних лет. Можно сказать, что она работала здесь секретарём или что-то похожее.

— Гермиона, тебе пора, — произнесла женщина и указала на дверь, за которой находилась Оракул и ждала девочку.

— Гермиона, я люблю тебя, — сказала Далия со слезами на глазах и крепко обняла свою дочь.

— И я тебя, мама, — ответила девочка с тем же холодным выражением лица, обняв её в ответ. Такое чувство, что светловолосая практически никогда не испытывает эмоций.

— Дочка, — к темноглазой подошёл её отец, — помни, что ты навсегда останешься Гермионой Ламбертс и никем иным.

— Я поняла, папа, — после этих слов, девочка повернулась к двери и открыла её, бесстрашно зашагав внутрь.

Отец и мать девочки так и стояли рядом с дверью, не в силах отойти от неё, хотя за ней уже не было их дочери. Гермиона уже давно была в магловском мире. Играла со своей новой мамой и папой. Улыбалась, радовалась. Её волосы изменили цвет на каштановый, а глаза на карий, и в них совершенно не читалась, та холодность, которая была ранее. И звали её теперь — Гермиона Джин Грейнджер.


========== 1 глава. ==========


— Чего все на ушах сегодня стоят? — спросила у Гарри Поттера шатенка.

— Говорят, что сегодня должна прийти невеста Драко Малфоя, вот всем и интересно, — спокойно ответил Гарри, поедая свой завтрак.

— Нафиг, кому-то надо знать кто у него там? — спросил Рон, жуя булочку.

— Прожуй, а потом говори, — сказала шатенка.

— Малфой — завидный жених в Хогвартсе, поэтому всем и интересно кто у него там, — ответила Джинни на вопрос брата.

— Ха, Малфой-то? Да я намного завидней него! Правда, Гермиона? — спросил Рон у шатенки.

— Он из древней аристократической чистокровной семьи… Прости, Рон, но с логической точки зрения — он завидней, — ответила Гермиона Грейнджер.

— Эх, Гермиона, твоя логика меня когда-нибудь добьёт, — ответил рыжеволосый.

Вдруг в Большой зал входит красивая стройная блондинка. На её лице красовалась наглая ухмылка, в голубо-серых глазах читалась уверенность, а походка была грациозной и лёгкой. Девушка подошла к профессору Дамблдору и сказала:

— Здравствуйте, я Беатрис Ламбертс!

— О, мисс Ламбертс! Мы вас уже давно ждём! — воскликнул профессор и привстал. — Прошу тишины!

Дамблдор отошёл в какую-то комнату и принёс из неё Распределяющую шляпу. Беатрис поставили стул, и она на него села. Дальше же профессор одел на неё шляпу.

— Хм… Ну, достаточно умна… — говорила шляпа. — Храбрая и гордая… Но столь хитрой быть может не каждый…

Распределяющая шляпа думала ещё несколько секунд, а потом воскликнула:

— Слизерин!

Слизеринцы захлопали, принимая новенькую. Ей сразу вручили форму, поэтому девушка вышла переодеться.

— Ещё одна Слизеринка, — возмущался Рон.

— Рон, это не наша дело, мы на Гриффиндоре и нам хорошо, верно? — спросила Джинни.

— Гермиона, над чем ты так задумалась? — спросил Гарри у лучшей подруги.

— А? Да, мне кажется, что я где-то видела её.

— Конечно, ты могла её видеть, — начал Рон с тем же возмущённым голосом. — Она дочка чистокровных волшебников-аристократов, причём только единственная. Отличный у семьи Малфой вкус.

— Единственная в семье? — переспросила Гермиона.

— Ходят слухи, — Джинни наклонилась ближе к подруге, — что у них была ещё одна дочь, но она умерла в возрасте десяти лет.

— Это всего лишь слухи, Джинни, лучше не предавать им значения, — сказал Гарри. — Лучше скажите: какой сейчас урок?

— Зельеварение, — будто находясь в прострации, ответила Гермиона.

— О, нет! — взмолился рыжеволосый. — Одна «хорошая» новость на другой.

— Нам пора, — Гермиона подхватила свою сумку и, не дожидаясь друзей, вышла из Большого зала. Её мысли были заполнены новоиспечённой Слизеринкой.

***

Зельеварение уже шло минут двадцать. Гриффиндоцы были совместно со Слизерином, что определённо было неприятно обеим сторонам. Вдруг в дверь зашла женщина. У неё были длинные русые волосы, тёмно-карие глаза. Беатрис привстала, как только увидела её.

— Профессор Снейп, — заговорила незнакомка, — прошу прощения, но мне нужна мисс Грейнджер.

Все уставились на Гермиону удивлёнными взглядами. Даже Драко Малфой.

— Конечно, миссис Ламбертс. Мисс Грейнджер, прошу выйти, — ответил Снейп.

Девушка вышла из-за стола и прошла к миссис Ламбертс. Та дружелюбно ей улыбнулась, но Гермиона на это никак не отреагировала. Женщина повела темноволосую в соседний кабинет, в котором никого не было, кроме светловолосого мужчины.

— Гермиона, прошу присядь, — попросила женщина.

Гермиона послушно села, уставившись на незнакомых ей людей.

POV Гермиона.

Боже, что этим двоим нужно от меня? Разве я что-то нарушала? Да, нет! Не может быть!

— Гермиона, — начала русоволосая, — я — Далия Ламбертс, чистокровная волшебница, а это мой муж — Киллиан.

— Это, конечно, всё очень интересно, но у меня, как бы уроки, а если вы хотели только сказать свои имена, то… Я не хочу на это тратить время, — я постаралась вежливо подвести их к сути дела, но видимо у меня вышло не очень.

— Ты всегда была очень любознательной и умной, — улыбнулась Далия.

— Хорошо, я так понимаю: ты хочешь перейти сразу к сути дела, верно? — спросил Киллиан.

— Верно.

— Так вот, не буду долго ждать. Ты — не Гермиона Грейнджер. Твоё настоящее имя — Гермиона Ламбертс. Ты наша дочь. В десять лет Оракул переделала тебе память и всю твою личность, а потом тебя отправили на воспитание к маглам.

Я сидела в прострации, переваривая полученную информацию и непонимания, как такое вообще могло произойти.

— Киллиан, ты мог бы это более аккуратней сказать, — поругалась на мужа моя мама (!).

— Она хотела прямолинейности, я ей её дал.

— Но она ещё ребёнок!

— Подождите! — остановила я читу Ламбертс. — Вы говорите, что я ваша дочь, но с переделанной личностью и памятью…

— Да и внешностью тоже, — дополнил Киллиан.

— Благодарю, — ответила я. — Но, если вы и правда мои родители, то как вы могли позволить стереть мне память?!

— Понимаешь, всё из-за проклятья, наложенного на мою семью, — начал светловолосый мужчина, а его жена опустила голову. — Проклятье гласит, что в семье Ламбертс должен появится ребёнок с невероятной силой, но когда-то эта сила должна будет убить и его, и всех окружающих.

— Как ты поняла: этим ребёнком оказалась ты, — с поникшим голосом сказала Далия.

— Верно, — продолжил мистер Ламбертс. — Оракул предложила изменить полностью твою жизнь, даже кровь. Тебе тогда было десять. И это изменение личности должно было продлиться до твоего шестнадцатилетия.

— Почему именно шесть лет? — спросила я.

— Ты задавала такой же вопрос в детстве, — Киллиан ухмыльнулся. — Потому что на это время приходится самый сильный выброс энергии.

— А если я не захочу возвращать память? — с вызовом спросила я.

— Тогда она вернётся к тебе сама, — сказала Далия, до этого просто сидевшая на стуле. — В виде снов. Но это будет намного болезненней.

— Где доказательство, что вы мои родители? — спросила я, пытаясь опровергнуть все вышесказанные ими слова.

— Вот тест на ДНК, — сказал Киллиан и протянул документ.

Я взяла его в руки и быстро пробежалась глазами.

— Как вы можете давать мне его, если говорите, что у меня изменена даже кровь? — не понимала я.

— Это ДНК сделано после твоего шестнадцатилетия. Тогда к тебе уже начала возвращаться твоя настоящая личность. Кровь вернулась сразу же, — ответил Киллиан.

Я снова просмотрела документ, а потом судорожно вздохнула. В нём было написано, что сходство ДНК 99,9%, у обоих.

— Я верю вам, — проглатывая слёзы, сказала я.

— Но это ещё не всё, — начала Далия.

— Ты ведь знаешь нашу дочь, Беатрис? Она сегодня пришла к вам школу, — спросил Киллиан.

— Да, знаю, — ответила я, вспоминая, ту уверенную в себе блондиночку.

— Так вот, как ты должна знать, она является невестой Драко Малфоя, но это не так, — продолжил Киллиан свой рассказ.

— Мы заключили с семьёй Малфоев договор о том, что выдадим за их сына первую девочку из нашей семьи, — перебила мужа Далия.

— Вы с Беатрис — двойняшки, но именно ты родилась первая, — закончил Киллиан.

— Я ни за что не выйду за Малфоя! — вскрикнула я и подскачила, что аж стул упал.

Конец POV Гермиона.

— Я ни за что не выйду за Малфоя! — услышали ученики в соседнем классе, а потом послышался грохот.

Гарри и Рон тут же помчались на выручку подруге, остальные же были просто заинтересованы этим криком, поэтому пошли за ними. Поплелись даже Слизеринцы. Кабинет остался пуст, один только одинёшенек стоял Снейп возле доски и придумывал наказание этим несносным детям.

Гарри и Рон ворвались в соседний кабинет и весьма поразились увиденной картиной. Возле стола стояла разъярённая Гермиона, смотрящая на совершенно спокойных Ламбертс, а под ней валялся стул.

— Мам, пап, что здесь происходит? — спросила Беатрис, пробившись вперёд.

— Дорогая, просто разговариваем с твоей старшей сестрой, — ответил Киллиан своей младшей дочери.

— С моим… кем? — переспросила Беатрис.

Гермиона резко развернулась, а потом пошагала вон из комнаты, толпа перед ней расступалась, но вдруг она остановилась, увидев Драко Малфоя. Темноволосая подошла к нему вплотную и процедила сквозь зубы:

— Не в этой жизни, хорёк!

После этих слов, девушка направилась в Гриффиндорскую башню.

Комментарий к 1 глава.

Беатрис - http://cdn.oboi7.com/static/images/m/67/71/677126501832ae7700ceec5251a315af43c04ea9.jpg


========== 2 глава. ==========


— Гермиона, скажи, что-нибудь, — попросила Джинни у шатенки.

Девушки находились в Гриффиндорской башне в комнате для девочек. Гермиона сидела на кровати, буравя взглядом стену.

— Если ты будешь так сидеть, то ничего не изменится, — ещё раз попыталась «оживить» подругу рыжеволосая. — Ты ничего не говорила с того момента, как накричала на Рона с Гарри, чтобы они ушли.

Парни пытались выпытать у шатенки, хоть какую-нибудь информацию по тому, что случилось, но в итоге на них просто наорали и выставили из комнаты.

— Гермиона, даже Малфой спросил, что с тобой происходит, — произнесла Джинни, закусив губу.

Драко показалось странным такое поведение шатенки. «С того ни с сего взяла и наорала! Вот нахальство!» — но так думал Малфой только до того момента, как узнал, что произошло.

— Я думаю, — наконец ответила Гермиона.

— Насчёт чего? — не поняла Джинни.

— Насчёт всего, — сквозь зубы процедила Гермиона.

— Прости, — рыжеволосая снова закусила губу.

Гермиона откинулась на подушки. Она очень устала. До того, как к ней пришла Джинни, девушка плакала в подушку… навзрыд. Впервые Грейнджер не знала, что делать.

— Успокойтесь, я всего лишь поговорю с ней, — услышали Гермиона и Джинни до боли знакомый голос за дверью.

— Тебе не о чем с ней разговаривать, — произнёс Рон недовольным голосом.

— Пойду посмотрю, чего они там, — сказала Джинни и вышла из комнаты.

Гермиона совершенно не хотела видеть этого человека, но, как ни странно, именно с ним ей желательно было поговорить.

— Она не хочет тебя видеть, Малфой, — послышался резкий голос Джинни.

— Да мне плевать, — ответил Драко и распахнул дверь в комнату гриффиндорок.

Гермиона тут же подпрыгнула с кровати.

— Чего тебе? — спросила шатенка.

— Поговорить, — ответил блондин и нагло уселся на кровать девушки, — наедине.

— Джинни, оставь нас, — попросила гриффиндорка у подруги. Та кивнула и вышла. — Ну, чего тебе?

— Я уже выяснил у твоих родителей, что к чему, — начал Драко, — и мне это совершенно не по душе.

— А мне очень, — саркастично произнесла Гермиона и сложила руки на груди.

— Грейнджер, ты же умная, вот и придумай что-нибудь, — сказал Малфой, подойдя к девушке вплотную.

— Даже я и мой ум в этом случае бесполезны, — нагло произнесла шатенка.

— Ну, что же, — ухмыльнулся Драко, — до встречи у алтаря.

После этих слов, блондин вышел. Гермиона была готова снова расплакаться, но взяла себя в руки.

— Надеюсь, во время брачной ночи я отрежу тебе кое-что, — тихо произнесла шатенка.

***

Настал следующий день. Гермиона направлялась на урок профессора Трелони. Да, Грейнджер снова начала их посещать с этого учебного года. Она не понимала зачем, но её будто, что-то подталкивало к этому. Завтра Гермиона должна будет отправится к Оракулу и вернуть память. От одной только этой мысли у девушки дрожали коленки. Но она понимала, что это нужно сделать. А всё из-за слов её матери. Гермионе и правда приснился сон о её прошлом. В нём происходили события, как раз-таки за несколько минут до того, как она зашла к Оракулу. Как она была такой храброй, в столь юном возрасте, девушка не понимала.

Сидя на Прорицание, Гермиона смотрела в окно, совершенно не слушая Трелони. А зачем? Всё равно все её воспоминания пропадут после того, как вернуться старые. Урок был совмещён со Слизерином, что крайне бесило Гермиону, ведь блондин, когда Грейнджер посматривала на него, постоянно ухмылялся, что очень раздражало гриффиндорку.

— Гермиона, а что тебе говорит шар? — спросила Трелони, подойдя к шатенке.

— А? Что? Простите, я отвлеклась, — спохватилась Грейнджер.

— Давай вместе посмотрим? — спросила Трелони, улыбаясь, и подсела к Грейнджер.

Трелони стала мягче, после того, как узнала, что Грейнджер — вовсе не Грейнджер. Да и все профессора стали мягче после этого.

— Так, что тут у нас? — произнесла Трелони и посмотрела в шар, — Как темно… У вас настолько всё мрачно, мисс… Гермиона?

— Я пока что Грейнджер, — недовольно произнесла Гермиона.

— Может вы что-то увидите? — спросила Трелони, проигнорировав фразу шатенки. — Положите свою руку на шар.

Гермиона скептично положила свою руку на шар, но вдруг в глазах появился белый свет. Грейнджер увидела маленького Драко, гуляющего по саду в Малфой-мэноре. Она сама выглядывала из-за дерева и чувствовала небольшой страх того, что её заметят, но одновременно это был не страх шатенки, а будто кого-то другого, но хорошо ощутимый. И вдруг резко картинка сменилась. Перед девушкой возник Малфой в костюме, стоящий напротив неё и держащего её руку. Вдруг блондин улыбнулся и поцеловал руку шатенки.

— Надеюсь, у нас будет мальчик, — произнёс парень.

После этого Гермиона снова увидела кабинет Прорицания.

— Ого, — произнесла Трелони, смотря на шатенку. — Гермиона, вы беременны от мистера Малфоя?

Все уставились на Грейнджер, в том числе и Малфой. «Когда я успел с ней переспать?» — подумал Драко. Гермиона не выдержала и опрокинула шар, прямо как в первый урок, схватила вещи и вышла из кабинета. Драко провожал её удивлённым взглядом.

Гермиона, сжимая и разжимая кулаки, направлялась в Гриффиндорскую башню, чтобы просидеть там остаток дня. Шатенка была очень зла Трелони, на этот долбанный шар, показавший такое будущее или… Что это вообще было?! Но вместе с тем, Гермиона была благодарна профессору Прорицания, потому что благодаря ей, девушка поняла, как ей оставить свои воспоминания, когда ей вернут старые.


========== 3 глава. ==========


Гермиона сидела в Гриффиндорской башне в комнате для девушек и сжимала шар. Он на вид был совершенно обычный, как в кабинете Трелони. Но найти его оказалось, гораздо сложнее. Сейчас был уже вечер, Гермионе понадобились, чуть ли не все силы, чтобы воплотить свою идею в жизнь.

— Блин, нужно же собрать вещи, — произнесла шатенка вслух и отложила шар.

Полчаса она ещё возилась с вещами. Всё это время девушка дожидалась человека, которого всё не было, но, наконец-то, мучениям пришёл конец. В районе семи вечера в комнату входит рыжеволосая. Джинни первым делом увидела свою подругу, сидевшую на кровати и смотрящую на шар.

— Гермиона, всё нормально? — спросила Уизли.

— Ну, наконец-то, ты пришла, — воскликнула Гермиона и встала. — У меня есть к тебе просьба.

— Какая?

Шатенка подошла ближе к Джинни. Она боялась, что её новоиспечённые родители могли приглядывать за ней. Ну, или на крайний случай послать Беатрис, которой, кстати, также вернут завтра память о её сестре.

— В этом шаре, — Гермиона приподняла предмет, который держала в руках, — находится большинство моих воспоминаний. О моём детстве до Хогвартса, о знакомстве с Гарри и Роном, о Гриффиндоре и о том, как я ненавижу…

— Малфоя? — догадалась Джинни.

— Да, — сглотнула Гермиона. — Я прошу тебя, нет, умоляю, когда придёт эта новая Гермиона Ламбертс, попробуй любыми способами отдать ей этот шар.

— Но как? Она ведь не будет ничего обо мне помнить!

— Убеди её, достаточно, лишь одного касания, и шар вернёт ей память. Правда, мне не удалось запечатать все воспоминания, но большинство здесь есть, — Гермиона указала на шар. — Ты мне поможешь?

— Конечно, но ты думаешь, что возвращение воспоминаний, что-то изменит? Раз её описывают такой холодной и ко всему равнодушной, думаешь, ей будет не плевать? — спросила Джинни, сомнительно посмотрев на шар.

— Я уверена, что если она всё вспомнит, то вернусь и я, — произнесла Гермиона, улыбнувшись и посмотрев на шар.

— Не знаю, Гермиона, но я попробую, — уверенно ответила Джинни.

— Спасибо, — вздохнула Гермиона и отдала шар подруге.

— А он случайно не может сработать на мне?

— Нет, я настроила его только на свою кровь, — ответила Грейнджер. — Но, Джинни, эти воспоминания продержатся в шаре только неделю, после этого они испарятся.

— То есть мне нужно отдать Ламбертс шар за неделю? Хорошо, я поняла, — всё с той же уверенностью произнесла Джинни и подошла к своей кровати, и спрятала шар в тумбочку.

— Как думаешь: на какой факультет я попаду? — грустно усмехнулась Гермиона.

— Возможно, Когтевран, — раздумывала Джинни. — А может и…

— Слизерин, — закончила шатенка.

— Я хотела сказать Гриффиндор, но твоя версия всё же более вероятна, — согласилась Джинни.

— Я доверяю тебе, Джинни Уизли, — Гермиона подошла к подруге вплотную. — Не подведи меня.

— Я ни за что не потеряю лучшую подругу, — ответила рыжеволосая, и девушки обнялись.

***

Был рассвет. Гермиона уже встала и тихо начала собираться. Она должна будет явится в Хогсмид в семь утра, где её будут ждать эльфы, служащие её новоиспечённой семье. Девушка быстро собралась и вышла из комнаты, забрав вещи. Тихо, чтобы никто не услышал, шатенка спустилась в гостиную. Она уже подходила к портрету полной дамы, как вдруг…

— Ты хотела уйти, не попрощавшись? — спросил Гарри, появившийся за спиной подруги.

Гермиона обернулась, но помимо Гарри увидела ещё и Рона, смотревшего в пол.

— Я не хотела долгих прощаний, — ответила Гермиона, а в глазах появились слёзы.

— Герми, — Гарри подошёл и обнял девушку, — мы ни за что не прощаемся, мы ведь ещё увидимся.

— Но не со мной, — сказала Гермиона, а из глаз всё же потекли слёзы.

— Не плачь, — произнёс Рон и неуверенно обнял шатенку. — Мы обязательно снова станем друзьями.

— Вот-вот, — поддержал Гарри. — Мы с новой тобой запросто подружимся.

— Гермиона Ламбертс, неплохо звучит, — сказал Рон и улыбнулся.

— Спасибо вам, ребята, — Гермиона высвободилась из объятий друзей. — Мне пора.

— Ни пуха, ни пера тебе, Герми, — сказал Гарри.

— Ты навсегда останешься для нас лучшей подругой, — произнёс Рон.

Гермиона грустно улыбнулась, а потом вышла из гостиной Гриффиндора. Выходя из Хогвартса, она последний раз взглянула на здание. Здесь она проучилась шесть лет. С этим местом связано куча воспоминаний. И после того, как Оракул дотронется до Гермионы, они все пропадут, без следа. Хотя нет. Это уже произошло. Добро пожаловать обратно в своё тело, Гермиона Ламбертс.

Комментарий к 3 глава.

Прошу прощения за маленькую главу. Вдохновения, как такового нет. Следующую главу, постараюсь, сделать побольше. С уважением, автор.


========== 4 глава. ==========


Молодая девушка уверенным шагом идёт по коридору Хогвартса. Её белокурые вьющиеся волосы, слегка подпрыгивают, отрываясь от груди. Тёмные холодные глаза смотрят прямо на дверь, в которую надо попасть девушке. В Большой зал, вот куда светловолосой нужно. Лёгким, практически невесомым движением она распахивает тяжёлую дверь. В миг на неё устремились сотни пар глаз, в том числе Драко Малфой и Беатрис Ламбертс, которая больше всех ждала встречи с темноглазой. Девушка всё с той же походкой и непроницаемым лицом проходит к директору, сея заведения, Дамблдору.

— Я — Гермиона Ламбертс, с этого дня я буду учится здесь, — произнесла светловолосая, смотря директору прямо в глаза.

— Г-Гермиона, — Дамблдор, даже заикнулся. Он никогда не видел, столько холода в глазах, — То есть, мисс Ламбертс, мы давно вас ждём. Прошу присаживайтесь.

Гермиона присела на стул и на её голову тут же одели Распределяющую шляпу. Все ученики с интересом наблюдали.

— Как же вы умны… А, как сильны! Боже, никогда такого не встречал, — говорила Распределяющая шляпа.

Вдруг в голове Гермионы возникла картинка. Тот же самый Большой зал, только более украшенный. Она видит мальчика-который-выжил, о котором все говорили, а также нескольких Уизли, а ещё маленького Малфоя, её жениха.

— Но в вас практически нет доброты, — говорила шляпа, а картинка в голове Ламбертс тут же рассеялась.

— Мы долго так будем сидеть? — равнодушным голосом спросила Гермиона.

— О, потерпите, мисс, вы так интересны, столько всего в вашей голове, — говорила шляпа. — Такое чувство, будто я в ней уже был, но…

— Потому что до этого меня звали Гермиона Грейнджер, — не выдержала светловолосая и скривилась, далеко не самые приятные воспоминания для неё.

— Верно, — завороженным голосом говорила шляпа. — Вы, столь хитры, мадам, хоть по вам и не скажешь.

— Никогда распределение не проходила так долго, — услышала Гермиона слова, произнесённые в толпе.

— Как же вы холодны и равнодушны, — продолжала шляпа. — Но вы так храбры. Можете постоять и за себя, и за тех, кого любите.

Тут в голове Гермионы всплыли воспоминания о том, как её лишали памяти.

— Слизерин! — наконец, вскрикнула шляпа.

Ламбертс вздохнула. Все Слизеринцы захлопали и встали. С головы Гермионы сняли шляпу, и она направилась к своему факультету.

— Гермиона была права, — услышала светловолосая слова, которые прозвучали в устах рыжеволосой девушки, одной из Уизли.

Темноглазая всё с тем же равнодушием села за стол факультета.

— Привет, я Блейз, — представился темнокожий парень.

— Моё имя ты уже знаешь, — ответила Гермиона с нескрываемым равнодушием.

— Ну да… — проговорил Блейз, а потом посмотрел на парня, сидящего по другую сторону. — Драко, может ты что-нибудь скажешь?

Гермиона тоже посмотрела на платиноволосого. Рядом с ним сидела её сестра, которая уставилась на стол, опустив голову.

— Я — Драко Малфой, твой жених, рад знакомству, — произнёс Драко и протянул Гермионе руку для рукопожатия.

— Я тоже, — сказала Гермиона и пожала, лишь один палец от всей протянутой руки Малфоя, будто брезгала к нему прикасаться. Девушка повернула голову на Беатрис. — Моя форма у тебя?

— Да, — ответила девушка, посмотрев на сестру. Блондинка и не думала, что ещё хоть раз встретиться с ней. — Она в комнате.

— Тогда пошли в комнату, — сказала Гермиона и встала. Беатрис последовала её примеру.

Девушки направились в комнату Слизерина. Беатрис было очень неловко находится с сестрой рядом, особенно по прошествии стольких лет, ведь она помнила всю свою жизнь, даже после лишения памяти, её воспоминания, лишь переделали, устранив из них двойняшку.

— Хватит глазеть на меня, я не экспонат музея, — произнесла Гермиона, посмотрев в глаза сестре.

— Прости, — тут же сказала Беатрис и отвернулась.

Младшая Ламбертс, будто чувствовала всю силу и мощь её сестры. Она была намного высокомернее неё. А ещё холоднее.

— Твои глаза… — робко начала Беатрис. — Они разве всегда были такими тёмными?

— Наверное, они темнеют с годами, — ответила Гермиона, снова посмотрев прямо перед собой. — Хотя мне этого узнать не дано, ведь последние шесть лет в моём теле жила совершенно другая девчонка.

Эти слова ударили в самое сердце Беатрис. Памяти её лишили только после того, как отправили сестру в семью Грейнджер, через неделю. Она помнила, как страдала, когда пропала та, которую девушка любила больше всего. Но сейчас её двойняшка изменилась. И не в самую лучшую сторону. Стала более холодной, сдержанной, неприступной…

— Ты не была такой раньше со мной, — произнесла Беатрис, остановившись, что сделала и Гермиона, но перед этим вздохнула. — Что с тобой произошло?

— А ты как думаешь? — равнодушным, скучающим голосом, спросила светловолосая. — Меня лишили памяти, личности, я будто спала, а потом «бах» и просыпаюсь уже во взрослом, шестнадцатилетнем теле. Ты бы не замкнулась после этого в себе?

— Но я твоя сестра! — воскликнула Беатрис.

Гермиона вмиг подлетела к ней и схватила за шею. Беатрис начала отпираться, не понимая, что происходит, но светловолосой совершенно не мешало это. С разгневанным голосом, но всё таким же холодным лицом, Гермиона сказала:

— Моей сестре было десять лет, и ТЫ — не она, поэтому не смей впредь так говорить.

— Но почему? — прокряхтела Беатрис, всё так же пытаясь освободится от хватки сестры.

— Для меня ни моей сестры, ни моих родителей больше нет. Они умерли, после того, как я лишилась воспоминаний. Усекла?

— Да, — практически задыхаясь, ответила Беатрис.

Гермиона отпустила блондинку. Та, рухнула на пол и закашлялась.

— Поднимайся, мне всё ещё нужна моя форма, — холодно сказала Гермиона, не смотря на сестру.

Беатрис покорно встала, всё ещё покашливая. Теперь она понимает, чего так боялись её родители. Злоба… Агрессия… Проклятье… Всё слилось воедино. Это уже не её сестра, а лишь оболочка от неё. Беатрис отдала форму Гермионе и вышла из комнаты. Она до трясучки боялась свою старшую сестру, и поэтому не на секунду не хотела оставаться с ней наедине.

Гермиона, одевшись, вышла из комнаты. Беатрис она не обнаружила, поэтому взяла расписание, которое лежало рядом с учебниками, и направилась искать нужный кабинет.

Ища кабинет Зельеварения, девушка поняла, что заблудилась.

— Чёрт, — сказала Гермиона, снова посмотря на карту Хогвартса.

— Что-то случилось? — спросил голос позади светловолосой.

Гермиона обернулась и увидела своего жениха. Он ухмылялся, смотря на девушку.

— Да, я потерялась. Мне нужен кабинет Зельеварения, не подскажешь, где он? — спросила девушка, пытаясь быть вежливой.

— А что мне за это будет?

— Я не лишу тебя твоего детородного органа, — мило улыбнулась Ламбертс.

— Хм… А как же мы будем…

— Просто проводи меня до кабинета, — перебила Гермиона, и, как ни странно… покраснела?

— Боже, как тебе идёт румянец, — рассмеялся Драко. — Пошли, невестушка.

Драко взял Гермиону под руку и повёл в кабинет Зельеварения.

Парочка зашла в кабинет Зельеварения вместе, поэтому все тут же уставились на них. В глазах парней читалась некоторая зависть, а у девушек открытая злость. Единственная кто на них не смотрела была Беатрис. Ей было больно, и не только из-за сестры. За эти годы она часто виделась с Драко, ведь они должны были поженится, но не заметила, как влюбилась. И сейчас девушка не могла видеть, как ЕЁ Драко смотрит на Гермиону. А, ведь по глазам Малфоя, можно было прочитать крайний интерес к новоиспечённой невесте.

— Садись, — сказал Драко и отодвинул стул для Гермионы рядом с собой.

— Спасибо, — всё так же холодно ответила светловолосая и села рядом с женихом.

«Ты ведь ей совершенно не нравишься, — думала Беатрис. — У тебя вообще есть чувство достоинства?»

***

Прошло несколько дней. Беатрис всё также пыталась избегать свою сестру, а Драко наоборот пытался с ней сблизится, что постепенно получалось. Гермиона же оставалась такой же холодной, но с Малфоем она, хотя бы перестала говорить на отвали. Но вот, что её не радовало, так это периодически рядом маячившая Джинни Уизли, которая хотела о чём-то вечно поговорить, но Драко, который оказывался часто рядом, спроваживал её.

— Чего она от тебя хочет? — как-то спросил у Гермионы Драко.

— А мне откуда знать? Ты ведь даже ей договорить не даёшь, — ответила светловолосая.

— Ибо нефиг приставать подружке Поттера к моей невесте, — Драко ухмыльнулся.

Гермиона никак на это не ответила, но мысленно подчеркнула, с каким отвращением он сказал фамилию «Поттер».

***

Гермиона направлялась в подземелье, но вдруг услышала знакомый голос:

— Гермиона! Гермиона, подожди!

«Снова Уизли», — подумала Гермиона и наоборот прибавила шагу.

— Грейнджер, ну, подожди! — эта фамилия резанула слух Гермионе, из-за чего она уже не шла, а летела подальше от Джинни.

Было слышно, как рыжеволосая пыталась догнать Гермиону. Также светловолосая ещё пару раз слышала это, режущее слух, слово «Грейнджер», а память снова возвращала в тот день, как её лишили былых воспоминаний. Видимо это травма на всю оставшуюся жизнь.

— Гермиона Ламбертс, ну, остановись, пожалуйста! — крикнула изо всех сил Джинни.

Гермиона тут же остановилась и повернулась на сто восемьдесят градусов. Джинни, наконец, успела её нагнать. Гермиона посмотрела на неё ледяным, пронзающим взглядом, которым смотрела почти на всех с кем разговаривала. За исключением Драко. Никто не понимал, почему платиноволосый не удостаивается, сего страшного взгляда.

— Что хочешь? — спросила Гермиона, голосом выражающим, лишь полное равнодушие.

— Слушай, перед тем, как тебе вернули память, Гермиона отдала мне шар, в который запечатала свои воспоминания, — быстро протараторила Джинни.

— Мне это неинтересно, — ответила светловолосая и хотела уже уйти, но Уизли её остановила.

— Подожди! Я просто подумала, ты ведь пропустила все курсы в Хогвартсе до этого, поэтому может тебе понадобится возвращение памяти для того, чтобы подтянуться в учебё, — Джинни пыталась любыми способами отдать шар Ламбертс.

— До того, как у меня забрали воспоминания, я училась дополнительно, поэтому знаю всё, что изучали на всех шести курсах, — проговорила светловолосая, а потом задумалась. — Хотя, думаю, некоторые дополнительные знания мне пригодятся. Я слышала, что, та Гермиона была заучкой, наверное, у неё есть какие-то интересные воспоминания об этом.

Джинни тут же протянула шар, который Гермиона взяла, не проявляя никакого интереса.

— Это всё? — спросила бывшая Грейнджер.

— Да, пока, — Джинни убежала.

Гермиона с гордо поднятой головой направилась к подземелью, но когда она спустилась по лестнице, в коридор, где не было людей, девушка тут же схватилась за голову. Её будто пронзало много острых иголок. Равнодушие ей получалось сохранять ровно до этого момента. Из глаз Ламбертс брызнули слёзы. И это было, скорее не из-за боли, а из-за воспоминаний. У той Гермионы было детство, друзья, подростковые годы, чего не было у нынешней. И это разрывало на части светловолосую. Вдруг на лестнице послышались шаги. Гермиона пыталась утереть слёзы, но всё тщетно, боль в голове, также не давала рукам и ногам слушаться, из-за чего светловолосая уже давно упала на колени. А шаги всё приближались, по ним можно было понять, что человек не один, а их двое. «Господи, если меня, кто-нибудь увидит в таком виде, то сочтут слабачкой», — думала Гермиона, но тут её опасения и страхи развеялись.

— Гермиона, что с тобой?! — услышала девушка голос Драко, который тут же подлетел к ней и пытался помочь встать.

— Ничего, просто ногу подвернула, — ответила светловолосая.

— На столько, что у тебя глаза опухли? — спросила Беатрис. А вот её Гермиона не особо хотела видеть.

— Ты плакала? — спросил Драко, а в подтверждение своих слов вытер слёзы с щёк девушки.

— Не твоё дело, — равнодушно ответила Гермиона. У неё когда-нибудь меняется голос?!

— Пойдём, я помогу тебе, — Драко взял свою невесту на руки и понёс в гостиную Слизерина, Беатрис поплелась с недовольным видом за ними.

Драко положил Гермиону в кресло. Голова девушки ещё побаливала, но не так сильно, воспоминания заканчивались. Теперь светловолосая знала почти всё о жизни, той, которая жила в её теле шесть лет.

— Что это у тебя? — спросил Драко, указывая на шар, который девушка держала в руках.

— Ничего, — Гермиона тут же спрятала шар в карман мантии.

— Ты можешь нам рассказать, — отозвалась Беатрис, которая уселась на диван, подальше от сестры.

— Я же говорю: ничего, — повторила Гермиона, в надежде, что они отвяжутся.

— Это тебе Уизли дала, верно? — догадался Драко. Гермиона отвернулась от него и начала разглядывать пламя в камине. — Ну, и что было в этом шаре?

— Ничего, — продолжала упёрто говорить старшая двойняшка.

— Скорее всего, в шаре заключались воспоминания Грейнджер, — предположила Беатрис, также смотря на огонь в камине.

— Это правда? — спросил Драко. — Это правда?! — повторил Малфой, приблизив своё лицо к невесте.

— Да, правда. Отвяжись уже! — процедила сквозь зубы Гермиона.

После этих слов, светловолосая встала с кресла и уверенной походкой направилась в комнату для девушек. Ни Драко, ни Беатрис не смели её останавливать. Точнее, не рисковали. Но, когда Гермиона зашла в комнату, то тут же рухнула на свою кровать и уснула. Скорее, даже не уснула, а потеряла сознание.


========== 5 глава. ==========


Была середина октября. На улице дул прохладный ветер, сдувая с деревьев красно-жёлтые листья. Гермиона поёжилась. Ей никогда не нравилась осень. Скорее, она бы предпочла ей зиму. Гермиона ждала Драко, которому приспичило на этих выходных познакомить девушку со своими родителями. Светловолосая уже хотела прибить парня за опаздание, но сомневалась, что может сделать это всерьёз. Она чувствовала, что-то к нему и… это пугало. Гермиона снова поёжилась. В лёгкой курточке и шарфе, ветер был достаточно ощутим для девушки. Гермиона подула на руки, пытаясь их согреть.

— Холодно? — вдруг произнёс голос слева от Гермионы.

— Да, — ответила Гермиона. — Не подкрадывайся ко мне так, Драко.

— Замётано.

Парень встал перед Гермионой. Он был одет в пальто и тёплый шарф.

— Пошли? — спросил Драко и предложил свою руку девушке.

— Да.

Гермиона, к удивлению Драко, приняла руку парня, и они направились в Хогсмид, откуда трансгрессировали в Малфой-мэнор.

Малфой-мэнор был величественным и готическим зданием. Рядом с ним располагался красивый сад, в который и трасгрессировала пара.

— Красиво, — проговорила Гермиона, увидев дом жениха.

— Знаю, — Малфой усмехнулся. — Родители ждут внутри. Ты точно готова?

— На все сто! — ответила Гермиона и гордо зашагала к Малфой-мэнору, таща за собой Драко.

Гермиону и Драко сразу же с порога встречали Нарцисса и Люциус. Они долго друг друга рассматривали. А Драко чувствовал себя неуютно. Он боялся, что хоть и Гермиону выбрали ему в качестве невесты много лет назад, родителям она могла не понравиться, ведь до этого, в качестве будущей жены для своего сына, они представляли Беатрис.

— Здравствуйте, — наконец, заговорила светловолосая. — Я — Гермиона Ламбертс, невеста Драко.

Девушка сделала реверанс и улыбнулась, всё ещё держа Драко за руку. Актриса из неё, что надо.

— Мы очень рады с тобой познакомиться, — ответила Нарцисса и улыбнулась невестке, а потом толкнула Люциуса, чтобы он сделал тоже самое, ибо Малфой-старший стоял, как столб. — Прошу, проходите за стол.

Все направились к столу. Вокруг суетились эльфы, пытаясь угодить будущей хозяйке дома.

— Гермиона, как у вас дела? — спросила Нарцисса, разрезая у себя на тарелке кусочек курицы.

— Прекрасно, правда, ещё не очень оправилась после возвращения памяти.

— Вас до этого звали Гермиона Грейнджер? — спросил Люциус, держа в руке стакан с вином. Светловолосая явно услышала нотки неприязни в его голосе.

— Всё верно, — ответила Гермиона. Ей всё ещё было больно это вспоминать.

— Получается вы грязнокровка? — выплюнул Люциус, скривив лицо.

— Отец! — воскликнул Драко.

— Люциан, выбирай выражения! — раздражённо сказала Нарцисса мужу.

— Никак нет, сэр, — ответила Гермиона холодным голосом, но пытаясь сохранять улыбку. — Я — чистокровная с головы до пят. Моё ДНК изменили, когда забрали память, но теперь оно вернулось обратно, как бы странно это не звучало.

Люциус хотел ещё что-то сказать, но замолчал, посмотрев в глаза Гермионе. В них был виден несдерживаемый гнев. Казалось, что девушка была готова схватиться за палочку и произнести «Авада Кедавра». Но она продолжала сидеть с улыбкой, скорее холодной, чем дружелюбной.

— Драко, а как проходит твоя учёба? — перевела тему Нарцисса.

— Хорошо, — ответил Драко.

— А у тебя Гермиона? Ты ведь пропустила целых шесть курсов.

— Отлично. Меня обучал папа до десяти лет, поэтому я смогла изучить все заклинания, которые проходят за шесть курсов, — Гермиона решила промолчать о том, что Грейнджер отдала ей свои воспоминания.

— Получается, ты знала намного больше в десять лет, чем любые другие люди? — вмешался в разговор Люциус.

— Верно, — всё так же холодно ответила Гермиона. Видимо Люциус больше никогда не услышит от неё дружелюбного тона.

Драко и Гермиона сидели в Малфой-мэноре ещё около двух часов. После этого, они отправились обратно в Хогвартс.

— Прости, за отца, — произнёс Драко, когда они направлялись к Хогвартсу.

— Ничего, — ответила Гермиона, но был виден яростный огонёк в её глазах.

— Слушай, — Драко остановился и повернулся к Гермионе, — я правда не хотел, чтобы так получилось. Мой отец…

— Хватит, — светловолосая остановила своего жениха. — Ты ни в чём не виноват. Твоя мама очень милая женщина, а отцу не помешает поучиться быть более сдержанным.

— Всё же, ты такая милая, когда злишься, — Драко наклонил голову вправо и ухмыльнулся.

— Ага, очень, — Гермиона зашагала дальше, но вдруг Драко схватил её и притянул к себе.

Малфой по-хозяйски положил руку на талию Гермионе и прильнул к её губам. Девушка стояла в потрясении. Эмоции полезли наружу. Сначала гнев, потом злость, дальше спокойствие, а потом… радость? Тут же Гермиона поняла, что нужно это заканчивать, немедленно. Она сделала свою руку горячей, словно накалённая сталь. Ей не нужна была палочка. Ладони — вот её оружие. Она прикоснулась к щеке Драко, и парень тут же отскочил от неё.

— Ай! — вскрикнул платиноволосый.

— Не смей больше лезть ко мне! — крикнула Гермиона и повернулась, побежав к Хогвартсу.

Нет, она не должна испытывать эти эмоции. Это запрет. Зелье перестало действовать. Как только об этом узнают, за ней придут. Нужно сохранять дистанцию или… она снова лишится своего тела, которое не будет больше ходить по этой земле, а будет погребено под ней.


========== 6 глава. ==========


Наступил ноябрь. По улице гуляли листья, гоняемые холодным ветром. Деревья стояли голые, качая ветками. Небо заволокло тёмными тучами, предвещая дождь. Гермиона сидела на подоконнике в одном из немноголюдных коридоров Хогвартса. Девушка пыталась избегать Малфоя, как только могла. Даже иногда прогуливала уроки, на которых ей отказывали пересесть. Поменялась местами она, кстати, с Беатрис, хотя и Гермиона продолжала разговаривать со своей сестрой только по делу, не иначе. Драко часто пытался поговорить со своей невестой, но девушка всегда находила причины, чтобы уйти.

Гермиона продолжала сохранять, лишь холодное выражения лица, но сейчас это давалось намного сложнее. Зелье перестало действовать, как только девушку вселили опять в своё тело. Оно сдерживало её эмоции, а это очень важно. Гермиона сжала зубы. Чем сильнее эмоции, тем сильнее проявляется её сила. Конечно, самый опасный период прошёл, но это не значит, что опасность миновала.

— Гермиона? — девушка обернулась. Рядом с ней стояла Джинни Уизли.

— Нет, каменная статуя, — саркастично ответила светловолосая.

— С тобой всё нормально?

— Тебе есть разница? — спросила Гермиона.

Джинни вздохнула и села на подоконник напротив Гермионы.

— Слушай, ты мне очень напоминаешь, ту Гермиону. Пусть и ваши характеры совершенно разные. Я хочу, чтобы мы стали подругами. Ты мне нравишься, пусть ты и не она.

На глазах Гермионы появились слёзы. Она никогда не слышала такие слова в свой адрес. Да и друзей у неё никогда не было.

— Ну, чего ты плачешь? — Джинни поддалась порыву и обняла девушку.

Гермиона была шокирована. Её так давно не обнимали. Просто, по-дружески. По телу девушки распространилось тепло, исходящее от Джинни. Гермиона аккуратно обняла рыжеволосую в ответ.

Девушки сидели около двух часов. Оказывается, что у них много общего. Светловолосая помнила все воспоминания, связанные с Джинни, отданные той Гермионой. Впервые Ламбертс обрела друга.

***

Гермиона направлялась в Хогсмид. Джинни пригласила девушку выпить огневиски вместе с Гарри и Роном. Гермиона опасалась встречи с ними, ведь как ни крути она, не та которую знали Уизли и Поттер. Может они даже возненавидят её?

Гермиона вошла в заведение и сразу же увидела рыжеволосую макушку Джинни. Уизли помахала светловолосой рукой, подзывая к своему столу. Гермиона подошла к ней и сразу же увидела Гарри и Рона. Они одновременно подняли головы и посмотрели на светловолосую. Повисла минута молчания.

— Гарри, Рон, это Гермиона Ламбертс, — проговорила Джинни, чтобы как-то развеять молчания.

Наконец-то, Гарри захлопал глазами, приподнялся и протянул руку Гермионе, при этом улыбаясь.

— Давно хотел с тобой познакомиться, Гермиона.

— Я тоже, — Гермиона пожала протянутую руку, причём совершенно не брезгливо, как это было с Малфоем. Что-то в характере девушки изменилось.

— Рон, — поздоровался рыжеволосый и также пожал руку девушки.

— Ну, что? По огневиски? — спросила Джинни.

— Ага, — ответили Гарри и Рон. Гермиона лишь кивнула.

Гарри и Рон были уже совсем в дрова. Хотя, конечно, выпить пятнадцать стаканов огневиски. Джинни тоже была достаточна пьяна. Одна Гермиона, которая выпила всего два стакана, была вполне трезвая.

— О, М-Малфой! — крикнул Рон. Язык у него явно заплетался.

— Чего тебе, Уизли? — спросил Малфой, встав прямо за спиной Гермионы. — А ты, что тут забыла?

— Пью огневиски, не видно что ли? — спросила Гермиона, повернув голову на Драко.

— А что, Малфой, тебя что-то не устраивает?! — прикрикнул Рон, приподнявшись, но изрядно пошатываясь.

— Рон, сядь, — сказал Гарри, потянув Уизли за край рубашки.

— Подожди, Гарри, — Рон откинул руку своего друга. — Твоей невесте намного лучше с нами, чем с тобой!

— Уизли, тебе бы пить поменьше, — ухмыльнувшись, сказал Драко, а потом схватил Гермиону за руку. — Пошли, тебе нечего здесь делать.

— Малфой, а, ну пусти её! — Рон оттолкнул Драко от Гермионы. — Она останется здесь!

— Уизли, ты охерел?! Она моя невеста! — Драко уже выходил из себя.

— И дальше, что?! Может она не хочет быть с тобой! — Рон, хоть и был пьян, но говорил серьёзно.

— Успокойтесь, оба, — наконец, подала голос Джинни.

— Лучше не лезь, любимая, — пьяным голосом произнёс Гарри, обращаясь к Джинни, а потом положил ей голову на плечо.

— Вот-вот, послушай Гарри, Джинни, — сказал Рон.

— Ты отойдёшь или так и будешь шататься перед моим лицом? — спросил Драко с раздражением в голосе.

— Я сказал: она никуда не пойдёт! — Рон вытащил палочку, что сделал в свою очередь и Малфой.

— Хватит! — Гермиона встала. В глазах плескалась злоба.

— Гермиона, присядь, я сам разберусь, — произнёс Рон, а потом схватил девушку за руку.

— Я тебе сейчас разберусь! — рука Гермиона стала горячей, из-за чего Рон тут же отдёрнул свою. Но потом девушка ещё и ослепила парня, наведя на него правую руку.

Рон упал на пол, Джинни тут же подбежала к брату.

— Прости, Джинни, — сказала Гермиона, закусив губу.

— Ничего, — Джинни попыталась улыбнуться.

Гермиона повернула голову и посмотрела на Малфоя. Тот стоял в некотором ступоре. Девушка подошла к своему жениху и схватила его за ухо.

— Ай-ай! Больно! — кричал Драко.

Гермиона вытащила парня из заведения, тот же в свою очередь продолжал кричать. Светловолосая была ужасна зла на своего жениха. Вот нужно ему было лезть?! Как только пара отошла немного от здания, Гермиона отпустила Драко.

— Больно же, Гермиона! — Драко схватился за ухо, которое было всё красное.

— Зачем было соваться к Уизли и Гарри?! — кричала Гермиона.

— Прости, я не думал, что ты подружилась с этими отбросами.

Гермиона подлетела к Драко, а потом посмотрела ему прямо в глаза.

— Не. Смей. О. Них. Так. Говорить! — процедила девушка.

Драко сглотнул. И не только оттого, что испугался, но и от такой близости. До Гермионы вдруг это дошло, и она отпрыгнула от платиноволосого. Потом девушка хотела развернуться и уйти, но Малфой остановил её.

— Почему ты избегаешь меня? Что я сделал?

— Всё сложно, — проговорила Гермиона, отвернувшись от Малфоя.

— В смысле, всё сложно? Гермиона, я скучаю по тебе, вернись.

— А я будто не скучаю, — сказала тихо Гермиона, закусив губу, но Драко всё же расслышал эти слова.

— Что с тобой? Скажи мне, я помогу, — Драко подошёл к девушке и положил ей руку на плечо.

«К чёрту правила», — подумала Гермиона. Девушка развернулась, схватила Драко за воротник и впилась в его губы, по которым так скучала всё это время.


========== 7 глава. ==========


Гермиона лежала на кровати и думала о том, что произошло. ОНА ПОЦЕЛОВАЛА ДРАКО! САМА! О чём она думала? Да, ни о чём. Не сказать, что девушка жалела об этом, но Гермиона знала последствия этого. Она придёт за ней. И убьёт.

POV Гермиона.

Чёрт, что же делать? Эмоции пробиваются, а значит и сила возрастает. Нужно поговорить с Драко. Но, что я ему скажу?! Как он сможет мне помочь?! А, если пойти к… Беатрис?

Конец POV Гермиона.

Светловолосая подскочила с кровати. Ей нужно было найти свою сестру. Гермиона умела читать мысли, что сыграло ей на руку.

«Какую бы книгу прочитать?» — услышала Гермиона в мыслях Беатрис. Темноглазая поняла, что её сестра находится в библиотеке, поэтому она направилась прямиком туда.

Беатрис сидела за одним из столиков, находящихся в глубине библиотеки. Она листала книгу с названием «Заклинания. Высшая магия». Беатрис хотела быть на уровне своей сестры, уметь также колдовать, но блондинка понимала, что это невозможно. Слизеринка не имела такой дар… или проклятье? Вдруг в библиотеку зашла Гермиона. Как всегда красивая, изысканная, грациозная. Беатрис передёрнуло. Почему Драко выбрал Гермиону, а не её?!

Гермиона приблизилась к столу, где находилась Беатрис, и села на него.

— Привет, — произнесла светловолосая.

— Привет, — ответила неловко Беатрис.

— Мне нужна твоя помощь.

— О чём ты? — Беатрис посмотрела на Гермиону и нахмурилась.

— Моё зелье, которое сдерживало эмоции, перестало действовать, как только я вселилась в это тело. Моя сила начала возрастать. Ты должна помочь мне.

— Как, что я могу сделать?

POV Гермиона.

Вдруг перед моими глазами сидела уже не взрослая Беатрис, а маленькая десятилетняя девочка с двумя светлыми хвостиками.

— Верно, — слегка приоткрыв рот, ответила я. — Ты ведь ещё совсем маленькая. Я пойду.

Я направилась к выходу, но в последний момент всё же обернулась. На меня смотрела ошеломлённая Беатрис. Взрослая шестнадцатилетняя девушка. Нет. Нет, нет, нет! Неужели, я начала сходить с ума?

Конец POV Гермиона.

Гермиона выбежала из библиотеки. Она идёт за ней. Уже дышит в спину. Приставляет нож к её горлу.

— Чёрт! — девушка ускорила шаг и уже не бежала, а летела, переодически спотыкаясь.

«Я приду за тобой, — послышалось в голове Гермионы. — Как только зелье перестанет действовать, ты умрёшь». Светловолосая зажмурила глаза и закрыла их руками, продолжая бежать по коридорам. Вдруг она на кого-то наткнулась.

— Нет! Пусти меня! Я не хочу умирать! — завопила девушка.

— Гермиона, о чём ты? Это я, Драко!

Светловолосая раскрыла глаза и увидела перед собой своего жениха. Он обеспокоенно осматривал её, не понимая, что происходит. Вдруг Гермиона обняла его, сильно сжав.

— Гермиона, задушишь же! — проговорил Драко, но обнял девушку в ответ.

— Драко, помоги мне! Она идёт за мной! — говорила Гермиона, будто в бреду.

— О чём ты? Кто придёт? Что случилось? — спросил платиноволосый, оторвав от себя невесту и взглянув ей в глаза.

— Не здесь, — с дрожью в голосе сказала девушка и повела парня в пустующий кабинет.

В кабинете уже давно не велись уроки. Здесь пахло сыростью и затхлостью. На окнах висели шторы, из-за чего было не видно практически ничего. Гермиона наколдовала пару фонариков, которые висели в воздухе. Драко сел на одну из старых парт и посмотрел со всей серьёзностью на светловолосую.

— Теперь говори, — жёстко произнёс парень.

Гермиона вздохнула, села рядом с парнем и заговорила:

— Драко, моя сила напрямую зависит от моих эмоций. Чем сильнее эмоции, тем опаснее моя сила. Раньше я принимала зелье, которое сдерживало их, но после того, как я вернулась в своё тело, оно перестало действовать. Я и Оракул заключили договор…

— Какой? — Малфой ещё больше нахмурился.

— Если зелье перестанет действовать, то она… — на глаза Гермионы навернулись слёзы, которые тут же потекли по её бледным щекам. — Она убьёт меня, Драко.

Малфой смотрел на плачущую невесту и не понимал, что делать. Как ей помочь?

— Я спрячу тебя, Оракул тебя не достанет, — уверенно сказал Драко, хватая Гермиону за плечи двумя руками.

— Нет, Драко не выйдет, — девушка опустила руки платиноволосого. — Я начала сходить с ума. Это последствия того, что я не жила в своём теле последние шесть лет. Я начала видеть старую Беатрис, десятилетнюю…

— Десятилетнюю? — перебил Драко.

— Да. Сегодня в библиотеке. Она была сначала обычной, а потом вдруг превратилась в маленькую девочку, которую я видела последний раз шесть лет назад. А ещё я начала слышать голоса из прошлого.

— Я уверен это лечиться. Всё будет хорошо, — говорил Малфой, пытаясь улыбаться, а потом взял невесту за руку.

— Нет, не будет, — Гермиона выдернула руку. — Сумасшествие ещё больше провоцирует усиление моей силы.

— А что ты хочешь, чтобы я сделал? Мы справимся с этим! Переждём, где-нибудь! Я сделаю всё, что угодно для тебя!

— Всё, что угодно? — переспросила Гермиона, смотря в пол.

— Всё, что угодно, — повторил Драко.

— Тогда убей меня, Драко, — Гермиона подняла голову и посмотрела уверенным взглядом на Малфоя.


========== 8 глава. ==========


— Ни за что! — закричал Драко, вскочив с места.

— Драко, но иначе никак, — Гермиона тоже встала. — Если меня не убьёшь ты, то никто не сможет.

— Раз уж на то пошло, то почему ты сама не можешь совершить самоубийство? — спросил Малфой, разводя руками.

— На меня в детстве наложили заклятье, которое не даёт мне наложить на себя руки.

— Должен быть другой выход, — Драко начал ходить из стороны в сторону.

— Его нет, — обречённо сказала светловолосая, пытаясь прекратить расхаживания своего жениха взад-вперёд.

— Нет, есть, — Драко отбросил руку Гермионы, которую она протягивала к его плечу.

Ламбертс перестала пытаться остановить своего парня и просто села на парту, смотря на его расхаживания. Она не хотела расставаться с жизнью. Нет. Только не сейчас. Но другого выбора, по сути, нет.

— Гермиона, — Драко перестал расхаживать туда-сюда, — сколько у нас времени до того, как придёт Оракул?

— Немного, — покачала головой девушка. — Она почувствует дисбаланс моей силы.

— Дай мне время, — Драко схватил девушку за плечи. — Я что-то придумаю.

— У нас нет… — начала светловолосая.

— Есть, — после этих слов, Драко развернулся и ушёл, хлопнув дверью.

***

Прошла неделя, две, месяц. Гермиона начала испытывать ещё большие галлюцинации. Она слышала голоса, видела старые образы людей, чувствовала чьи-то прикосновения, хотя никого не было рядом. Драко же начал часто отсутствовать на занятиях. Он реализовывал идею, с помощью которой мог спасти Гермиону.

Был декабрь. Гермиона стояла на улице, смотря стеклянным взглядом на переливающийся белый снег. Она больше не могла так жить. Постоянные видения, галлюцинации. А Драко всё не убивал её. А Гермионе уже даже и жить не хочется. Она вся измучена, побита, истощенна. Было сложно сохранять вечное хладнокровие. Крики во время кошмаров, в которых у неё снова забирали воспоминания. Постоянные срывы на людей. Гермиона уже даже выглядеть стала иначе. Нет, той грациозности и изящности. Под глазами были огромные тёмные круги, ногти обгрызаны в кровь, волосы взлохмочены. От бывалой красоты не осталось и следа. Одни, лишь глаза были такими же тёмными и неприступными.

— Ты пришла, — послышалось рядом с Гермионой.

— У меня нет выбора, — ответила девушка, поворачивая голову на Драко. — Я принесла тебе нож. Он единственный сможет убить меня. Я его сделала ещё в девять лет и…

— Не нужно, — Драко оттолкнул нож, протягиваемый Гермионой. — Я нашёл способ с помощью, которого можно спасти тебя.

Гермиона вздохнула и убрала нож. Секунд десять они стояли неподвижно, а потом светловолосая кинулась в объятия к своему жениху.

— Прошу, просто убей меня. Я окончательно схожу с ума. Мне уже ничего не поможет. Я должна умереть, от меня одни проблемы.

— Не говори так, — Драко обнял свою невесту в ответ. — Всё будет хорошо, я знаю, как тебе помочь.

Гермиона вытерла подступающие слёзы и оторвалась от Драко. Платиноволосый, без слов, протянул ей маленький стеклянный шар. С помощью него, та Гермиона передала Ламбертс воспоминания.

— Зачем это? — непонимающе спросила светловолосая.

— В него ты должна засунуть все свои воспоминания, до единого. Он намного сильнее, чем был прошлый шар, поэтому он вместит столько информации.

— Но зачем это? — задала тот же вопрос Гермиона, но приняла шар.

— Просто сделай, — жёстко ответил Драко.

Гермиона кивнула и посмотрела на шар. Драко вздохнул, подошёл ближе к светловолосой и поцеловал её в лоб, а потом развернулся и ушёл.

***

На следующий день, Драко попросил встретиться Гермиону в том самом старом кабинете. Девушка сделала всё, как он велел, заточила все воспоминания, от детства до вчерашнего дня. Гермиона зашла в затхлый кабинет, сразу же в нос ударил запах сырости. Возле окна, которое было, как ни странно, не зашторено, стоял Драко, засунувший руки в карманы.

— Я сделала, что ты просил, — сходу сказала Гермиона.

Парень обернулся и посмотрел на свою невесту. Он любил её всем сердцем, но им придётся расстаться.

— Молодец, — медленно произнёс Драко и забрал протянутый шар.

— Ну и что теперь? — спросила Гермиона.

— Я люблю тебя, — быстро произнёс Драко, потом подошёл к своей невесте и вонзил в неё иглу с непонятным веществом.

Гермиона упала на пол с открытыми глазами. Грудь вздымалась, но очень слабо.

— Это единственный способ спасти тебя, — прошептал Драко, поднял на руки Гермиону и вышел из кабинета, не забыв захватить с собой, принесённый его невестой, шар с воспоминаниями.


========== 9 глава. ==========


Был март. По улице гулял холодный ветер, покачивающий ещё голые ветви деревьев. Небо было пасмурное. Драко стоял возле одного из многочисленных надгробий кладбища.

— Гермиона Ламбертс, — прочитал парень на надгробии и ухмыльнулся.

В феврале состоялись похороны светловолосой красавицы. Было не так много людей. Её папа, мама, Беатрис, родители Малфоя, Джинни, Гарри, Рон и сам Драко. Но, как ни странно, многие плакали, не смотря на то, что не со всеми Гермиона была приветлива. Драко после похорон предложили заключить договор о новом бракосочетании, но уже с Беатрис, но парень отказался.

Сейчас, как и тогда, Драко даже не думал печалиться о её смерти, хотя одна его часть, всё же страдала. Он любил Гермиону Ламбертс, это было правдой.

— Тебе так нравится смотреть на это надгробие? — спросил голос позади парня.

Драко обернулся. Недалеко от него стояла девушка с каштановыми выпрямленными волосами, карими приветливыми глазами и с ухмылкой на лице. ЕЁ ухмылкой.

— Грейнджер, рад тебя видеть, — ухмыльнулся Малфой в ответ.

— Зачем сразу так оскорблять? — прыснула девушка. — Я всегда в душе буду Ламбертс.

Flashback

Драко придумал этот план ещё в ноябре. Ему всего лишь требовалось время. Время для того, чтобы Гермиона стала истощена, чтобы она практически не могла колдовать. Что в итоге и получилось. После того, как Драко забрал Гермиону из кабинета, он понёс её к одной из ведьм, которая согласилась помочь. Но, чтобы всё получилось, из Ламбертс выкачали почти всю её силу. На это был потрачен весь январь. В Хогвартсе сказали, что Гермиону отправили в больницу Святого Мунго, а Драко отказывался оставлять её там одну. Конечно, это была не правда. На ритуал нужно было время. Но всё получилось так, как было нужно. Гермиона Ламбертс снова стала Грейнджер.

Драко принёс семье Ламбертс, лишь бутафорию их дочери, но никто не сомневался, что это именно она, ибо почти всю силу Гермионы запечатали туда. У Грейнджер осталась, лишь малая её часть, но колдовать девушка могла, также, как и до возвращения памяти.

Конец Flashback.

— Я и не думала, что ты такой умный, — произнесла Гермиона с той же ухмылкой. — Обмануть меня, высосать всю энергию, найти ведьму…

— Ты меня недооцениваешь, дорогая.

— Возможно. Пошли отсюда? — спросила Гермиона, улыбнулась и схватила Драко за руку.

— Пошли, — вздохнул Драко и направился вслед за Гермионой. Вон с этого кладбище. Вон от старой Гермионы Ламбертс.

Перед Драко уже стояла совершенно иная Гермиона, но так казалось, лишь внешне, в душе она осталось всё той же холодной красоткой. Холодной, но только не с Драко.

Комментарий к 9 глава.

Конец.


========== Бонус. ==========


На небольшой кухне, отделанной белой и чёрной плиткой, стояла девушка, лет двадцати пяти. Её волосы были завязаны в конский хвост, а также слегка пушились, сегодня она решила их не выпрямлять. На лице девушки сквозила улыбка, которую она безуспешно пыталась подавить. Вдруг зазвонил телефон. Девушка тут же взяла трубку.

— Алло, Гермиона, домой, что-то нужно купить? Я просто здесь мимо магазина проезжаю…

— Нет, возвращайся, скорее, — на лице Гермионы снова заиграла улыбка. — У меня для тебя сюрприз.

— Хм, интересненько, — ответил Драко. — Скоро буду.

Парень повесил трубку. Гермиона же снова встала у плиты, готовить ужин.

Драко и Гермиона давненько живут в мире людей. Конечно, парень этим не доволен, но выбирать не приходится, ведь если узнают, что бывшая Ламбертс жива, возникнут проблемы, что далеко нежелательно. По началу возникали трудности и с жильём, и с работой, но сейчас всё устаканилось. Молодожёны (да-да, они поженились) имеют постоянный заработок и собственную квартиру. Драко работает в одной крупной фирме, а Гермиона преподаёт в университете. Они оба получили высшее образование, пройдя все курсы экстерном, причём ещё и поступили на бюджет. Конечно, это всё осуществилось благодаря мозгам Гермионы, но Драко тоже пытался от неё не отставать. Малфою пришлось во время университета ещё и работать официантом, кассиром и тому подобное. Кто бы мог подумать, что такое когда-нибудь случиться с Драко?! Но он был готов на всё, ради своей любимой девушки, а потом уже и жены.

Драко вошёл на кухню с двумя пакетами.

«Всё же зашёл в магазин», — подумала Гермиона и улыбнулась своему мужу.

— Сколько раз говорить тебе? Не трать деньги зря, — девушка начала разбирать продукты.

— Здесь только самое необходимое, — Драко тоже начал помогать своей жене.

— Ага, особенно две упаковки хлопьев.

— Конечно! Ты с ума сошла? Я с утра и без хлопьев? Ишь, что удумала!

Гермиона хихикнула. Драко изменился с того времени, как они учились в Хогвартсе. Стал более мужественнее, самостоятельнее, чувство юмора появилось…

— Чего ты так на меня смотришь? — спросил Драко, ухмыльнувшись Гермионе.

— Вспоминаю былые времена, — ответила Малфой, а Драко скривился.

— Делать, что ли нечего? Лучше скажи, что на ужин! — парень совершенно не любил вспоминать своё детство и подростковые годы.

Малфои уселись кушать, а через полчаса мирно перекочевали в зал, на диван. Молодожёны смотрели какое-то шоу, шедшее по телевизору. Гермиона всё время закусывала губу и нервничала.

— Гермиона, у тебя всё нормально? — наконец, не выдержал Драко.

Гермиона встала с дивана, сложила руки впереди и продолжала покусывать губу. Так прошло несколько секунд, а потом девушка выпалила:

— Драко, я беременна!

На лице Малфоя тут же появился ступор. Уж, чего-чего, а такого поворота он как-то не ожидал.

— Ты рад? — всё же спросила Гермиона после пятиминутного молчания Драко.

Видели бы вы эту комичную ситуацию! Парень, на вид очень серьёзный в дорогом костюме, сидел и моргал, пытаясь понять, что вообще сказала его жена.

— Ну, не молчи, пожалуйста! — Гермиона начала закипать.

А Малфой всё сидел и моргал. Драко в ступоре, весело!

— Малфой, очнись уже! — Гермиона начала щёлкать пальцами перед глазами мужа.

Наконец, Драко встал с серьёзным, непроницаемым лицом. Так они, опять же, прожигали друг друга минуты три, а потом парень улыбнулся, взял руку Гермионы и поцеловал её.

— Надеюсь, у нас будет мальчик, — только и произнёс Малфой.