Удержи меня верой (fb2)


Настройки текста:



Ольга Валентеева Удержи меня верой

Глава 1

Сандра

Дорога блестела от едва закончившегося дождя. Я вцепилась в руль мобиля так, что побелели пальцы. Думала только об одном — скоро буду в Иргене. В памяти вставали вымощенные улицы, большие фонтаны, высотные дома, дорогие мобили. Совсем другой мир. В нем можно будет затеряться, забыться.

На соседнем сидении лежала папка с документами. Я и так знала, что там. Квитанции и копия заявления на развод. В отделе регистрации на меня посмотрели, как на сумасшедшую — браки расторгались редко, особенно когда заключены были всего полгода назад.

Глаза защипало от слез. Нет, я больше не буду плакать. Не из-за мужа! За этот месяц трижды ходила писать заявление на развод, и два раза возвращалась домой. На третий раз написала, села в мобиль и поехала, куда глаза глядят — чтобы не было даже мысли вернуться. Представляла, что сейчас творится дома. Ральф не из тех людей, кто молча стерпит мое бегство. Поэтому и постаралась с ним не встречаться. Наверное, ему уже прислали уведомление…

Мы были вместе полтора года. А влюбиться меня угораздило за год до того. Два с половиной года — ради чего? Чтобы сейчас, сломя голову, нестись в столицу и надеяться, что все наладится? И ладно бы, я его не любила. Любила ведь! Но сложно создать семью в одиночку. Мне иногда казалось, что стучусь лбом в стену. Мы будто говорили на разных языках. Я — на одном, Ральф — на другом. Когда выходила за него замуж, думала, что все препятствия преодолимы. А оказалось, что показалось.

С собой не взяла почти ничего. В полупустой сумке на заднем сидении лежала смена белья, пара кофт, юбка и наш свадебный портрет. Не смогла его оставить на полке. Знала, что никогда не достану из сумки, но все равно забрала. Ему-то все равно не нужен.

Чувство обиды только усиливалось. Первые два дня пути я постоянно смотрела в зеркало дальнего вида. Все боялась, что увижу черный хищный мобиль, который Ральф купил пару месяцев назад. Но дорога оставалась пустой. Должна была испытывать облегчение, а сама злилась. Неужели ему настолько все равно? Где я ошиблась? В чем? Говорил ведь, что любит. Да он кота нашего любит больше, чем меня!

Ударила рукой по рулю. Задела локтем встроенный кристалл, и заиграла музыка. Еще одно новшество — абсолютно бесполезное. Потянулась, чтобы выключить — и мобиль опасно качнуло. Вцепилась в руль. Следи за дорогой, Сандра! Иначе в Ирген ты попадешь в качестве клиента кладбища. Вдохнула, выдохнула, взяла себя в руки. Еще один поворот — и передо мной в низине раскинулся огромный величественный город. Ирген стоял на широкой, полноводной реке. Вспомнила небольшие кафе вдоль берега, улыбнулась. Когда-то мы ходили в одно из них на свидание. Стоп! Никаких воспоминаний. Нельзя. Пусть все, что связано с Ральфом, останется в прошлом. У меня еще все впереди. Нужно просто время, чтобы забыть или убедить себя, что так надо.

Нет, не могу. Остановила мобиль и вышла на траву. Ноги в открытых туфельках тут же промокли. Конец весны, а дожди льют, словно осень. Вдохнула прохладный воздух. Еще час — и буду на месте. Пройдусь по любимым улочкам, выпью кофе… Нет, кофе тоже не стоит. Этот напиток неизменно напоминал о муже. Лучше чай, с мятой и облепихой. И пирожное! Даже два. Два больших пирожных с безе. Сразу станет легче.

Вернулась в мобиль. Наверное, надо было сообщить брату, что свалюсь к нему на голову, но кристалл тоже остался дома. А ехать к себе на квартиру пока не решалась. Если Ральф вдруг явится, а он может, то это — первое место, где меня станут искать. А Роберт живет один, дома появляется редко. И давно выговаривает, что единственная сестра совсем о нем забыла. Ну вот, вспомнила. Только говорить ли ему об истинной причине моего приезда? Придется. Роб — менталист, быстро меня раскусит. Лучше изначально не лгать.

Наконец, мобиль въехал на узкие улочки предместий. Я пропетляла еще около получаса прежде, чем выехала на нормальную, ровную дорогу. Еще пара кварталов — и оказалась у трехэтажного дома. Роберт жил в квартире под самой крышей. Когда-то они делили квартиру со старшим братом, Филиппом, но после его смерти Роб остался в ней один. Я взмыла вверх по лестнице, отчаянно надеясь, что в утренний час брат окажется дома. Вечерами он всегда пропадал в театре. Вряд ли что-то изменилось — актеры ведут ночной образ жизни.

Квартира щеголяла новой деревянной дверью. Набралась храбрости и громко постучала.

— Кого там принесло спозаранку? — послышался сонный голос, и сердце радостно забилось.

— Это я, Роберт. Сандра.

— Сани?

Лязгнул замок, и младший брат сгреб меня в охапку.

— Сандра, правда, ты? — Поднял меня над полом, и я едва сдержала визг, как в детстве. Всегда предпочитала крепко стоять ногами на земле.

— Правда, я, — ответила, когда Роб опустил меня на пол. — Пустишь сестру пожить? Или выставишь за порог?

— Пожить? — Роберт вообще перестал что-либо понимать. — А что с твоей квартирой?

— Ремонт хочу сделать. Там уже все старое, дряхлое…

— Подожди, — перебил брат. — Какой ремонт? Ты что, насовсем?

— Да, Роб. Да. Насовсем.

— А как же твой муж?

— Что муж? — Я все-таки прошла в комнату, бросая сумку под стол. — Сегодня — муж, завтра — нет. Развожусь я. Сам знаешь, Ральф отказов не принимает. Пока он перезлится, хочу пожить у тебя. Можно?

— Нужно, — кивнул Роберт. — Я знал, что этим все закончится. Чем ты вообще думала, когда связывалась с этим мужиком? У него на лбу вся биография написана. Но ты же не слушаешь.

— Вот тем и думала.

С братом сложно было поспорить. Да, я, старший следователь полиции Иргена, влюбилась в сутенера. Конечно, послужной список любимого супруга одним борделем не ограничивался, но я предпочла закрыть на это глаза. Дура была. Просто дура.

— Что ж, добро пожаловать домой. — Роб картинно поклонился. Сказано, актер. — У меня одна комната свободна, поживешь там. Только прибраться надо.

Понятно, комната Фила. Она и раньше стояла под замком. Видимо, ничего не изменилось.

— Спасибо, — чмокнула Роба в щеку. — Ты — лучший.

— Могла бы об этом почаще вспоминать, — пробурчал он. — Полтора года и носа не казала, что замуж вышла, вообще от Скайденов узнал.

— Это случилось слишком быстро и внезапно. — Развела руками. — Не злись!

— Не злюсь, сестренка. Каждый — сам кузнец своих проблем. Так говорят?

— Не совсем, но смысл верен. Вот я себе проблемы и наковала. Большие такие проблемы. Так где ключ от комнаты?

— В двери, — хмыкнул Роб. — Но убираться сама будешь, у меня репетиция через час.

— Как скажешь.

С братом всегда было легко. Наверное, потому, что всегда считала их с Филом моими лучшими друзьями и всегда обижалась, когда оказывалось, что у мальчишек — свои секреты.

Но мы уже давно выросли, а Фил… Филиппа нет. Радовало только, что его убийца получил по заслугам и тоже давно покоился в могиле. И чуть не утащил туда за собой и моего мужа. Мне казалось, раз выбрались из таких передряг, все должно наладиться. Наладилось, но ненадолго. Как так может быть, что когда мужчина тебя любит, это гораздо хуже, чем когда не любит?

Роберт убежал на репетицию, а я наконец-то вошла в комнату, раньше принадлежавшую Филиппу. Здесь мало что поменялось, только пыли прибавилось. Брат действительно сюда не заходил. Кровать не была застелена, мебель пряталась под чехлами. На каминной полке замерли несколько портретов. Подошла и прикоснулась к холодной раме того, которым Фил гордился больше других. На нем он был в форме в первый рабочий день в Иргене. Филипп любил свою работу. Он всегда обладал повышенной справедливостью, из-за этого часто приходил из школы с разбитым носом. Роберт всегда был спокойнее, с ним сложно поссориться. А если вспомнить о его ментальной магии — еще и чревато последствиями.

Я стянула чехлы и взялась за ведро и тряпку. Вспомнился наш с Ральфом дом — там всегда был исключительный порядок. Элементы хаоса вносил только Алекс. Ему не досталось скрупулезной аккуратности отца. Наоборот, Ал любил оставлять вещи, где придется, но единственному сыну Ральф прощал все. Наверное, чувствовал себя виноватым, что пропустил тринадцать лет его жизни, и всего полтора года был рядом. В начале весны Алексу исполнилось пятнадцать. Наверное, тогда мы в последний раз нормально разговаривали с Ральфом. А потом стало невыносимо. «Где ты была, с кем, почему задержалась». Никогда не думала, что он настолько ревнив! Да я много о чем не думала…

Но тряпка в руках помогала забыть обо всех проблемах. Немного усилий — и здесь тоже будет чисто.

Прошло часа два, и комната заблестела. Достала из шкафа чистое постельное белье и запасное одеяло. Отлично! Можно жить. Чем бы еще заняться? В поле зрения очутилась гостиная. Там пыли было меньше, зато Роберт тоже швырял вещи по всей квартире. Я собрала их в самых неожиданных местах. Рубашку нашла на кухне за плитой, брюки выглядывали из-под дивана, на подоконнике скучал носок. Ох, Роберт! Второй носок не нашелся, поэтому оставила этого одиночку в ванной. Может, найдет себе пару.

Посидела немного, полистала оставленные на тумбочке журналы, но там были только мобили и всякие технические новшества либо театральные обзоры. Ожидаемо, рядом со словом «мобили» стояло имя Эберта Скайдена, лучшего друга Ральфа — и моего тоже. По крайне мере, он был им, пока мы с Ральфом жили вместе. А сейчас не знаю, сможем ли общаться, как раньше. Ральф считал Эберта братом, Эб платил тем же. И что там опять изобрел Эберт? О, он все-таки разделил «Скай» на несколько филиалов, и тот, который специализируется на мобилях, обещает к всемирной выставке выпустить нечто совершенно новое. А вот с Дэном Скайденом, приемным отцом Эберта, я бы поговорила. Может, поможет с работой?

Очень хотелось вернуться в полицию. До безумия этого не хватало! Но Ральф был категорически против. Да что у меня все упирается в Ральфа? Отбросила журнал. Неужели никогда не смогу забыть? Просто вычеркнуть из памяти, потому что по-другому не получается?

Нет, если вот так сидеть в четырех стенах, можно сойти с ума! Сняла с крючка запасной ключ и выскользнула за дверь. Прогуляюсь немного по городу, посмотрю, насколько изменился Ирген за эти полтора года.

Снаружи наконец-то вышло солнышко. Я с удовольствием подставила ему лицо. Погода налаживалась — и жизнь наладится. Иначе не может и быть. Мобиль брать не стала — зачем он мне, если просто собираюсь прогуляться? На улицах было полно людей. Все спешили по своим делам, и только я медленно брела в никуда. Разглядывала витрины — кажется, жила не на побережье, а на краю мира. У нас, например, никто не носил платья с настолько узкой юбкой и разрезами, как украшали манекены. Что ж, не стоит сравнивать столицу с провинциальным городком.

— Сани! — послышался знакомый голос, и на минуту мелькнула трусливая мысль — свернуть в ближайший магазинчик и скрыться среди вешалок. Но с друзьями так не поступают, поэтому заставила себя улыбнуться и повернулась навстречу Элис Скайден. Элис радостно кинулась мне на шею — хорошенькая, как картинка. Она подстриглась, немного изменила цвет волос — тоже новое веяние моды. Фигура после рождения второго ребенка стала более округлой, но это совсем её не портило.

— Здравствуй, Элис, — высвободилась из объятий подруги.

— Здравствуй. Ты почему не сообщила, что в Иргене? Вы когда приехали? Когда успели-то? — тарахтела Элис, а я не могла и слова вставить.

— Я приехала сама, — все-таки вклинилась в её речь.

— Сама? А где парней потеряла? Решила оставить дома?

— Долгая история. — Я отвела взгляд.

— Так, понятно. — Элис задумчиво кивнула. — Знаешь, что? А пошли-ка ко мне в гости.

— Нет! — Вот с её мужем сейчас встречаться не хотелось. Он же начнет спрашивать…

— Эберта нет. — Элис будто прочитала мои мысли. — Он до конца недели на испытаниях. Дома только мальчишки, няня и Марго.

— Хорошо, — пришлось сдаться на милость подруги. — В гости так в гости.

— Ты без мобиля? Мой вон там. — Элис махнула рукой, указывая на бледно-голубую модель. Красиво! А главное, я была уверена, что ни у кого такой нет. Мобили обычно выпускали в достаточно сдержанной цветовой гамме, которая не отличалась особым разнообразием. Но у Элис муж — изобретатель. Так почему нет?

По дороге в основном говорила Элис. Рассказывала о своих сыновьях. Старший бедокурил — Эш вообще всегда был непоседой, у младшего, Дэна — в честь деда — резались зубки. Но он был куда спокойнее старшего, поэтому доставлял матери меньше волнений. Везет… Я бы тоже хотела иметь детей.

Наконец, мобиль остановился, и хозяйка увлекла меня в дом. Марго тут же накрыла на стол — даже служанка мне радовалась. А я ведь так трусила показаться Скайденам на глаза! Но это ведь они еще не знают…

— Садись! — Элис проверила детей и вернулась ко мне. — И рассказывай.

— Да что рассказывать-то? — взяла в руки чашку чая. Именно такого, как хотела — с мятой и облепихой. — Я подала на развод.

— Что? — Элис чуть не подпрыгнула с места. — Сани, ты что? Почему?

— Долго объяснять.

— А я никуда и не спешу.

Понятно, от госпожи Скайден так просто не спасешься. С другой стороны, мне и правда надо было с кем-то поговорить. А из близких подруг у меня была одна Элис.

— Мы все время ссоримся, — попыталась описать проблему. — Часто — на ровном месте. Просто слово за слово, и до скандала.

— И ты из-за этого ушла?

— Не только. Ральф ревнует меня ко всему: к людям, к возможной работе. Постоянный контроль.

— Он просто за тебя беспокоится.

— Я тоже так думала, но доходит до смешного! Точнее, было смешно, а сейчас как-то не очень. Его из дома не вытащишь, и мне не выйти. Один Алекс у нас гуляет, где хочет. Пыталась с ним поговорить. Ральф отвечает: иди, кто же тебя держит. А если уйду, потом со мной не желает разговаривать. Но это все мелочи, конечно. Если бы еще…

— Что? — Элис придвинулась ближе.

— Мы начали скандалить потому, что Ральф не хочет общих детей.

— Вот еще новости! Почему это?

— Не то, чтобы совсем не хочет, но когда я поднимаю эту тему, отвечает, что еще рано, стоит подождать. И мы снова ссоримся, раз за разом. Когда он мне говорил это до брака, я воспринимала проще. А сейчас просто не понимаю, Элис! Вроде и любит он меня. Почему тогда не хочет, чтобы у нас были дети? Или у него такая ревность — без любви? Я запуталась, устала. Мы воюем на ровном месте. Сколько можно так жить?

— Да уж.

Подруга поднялась и прошлась по комнате, задумчиво постояла у окна. Я потянулась за пирожным. Глаза защипало от подступивших слез. Хватит! Не реветь.

— А ты его спросила, почему так категорично? — Элис снова села напротив. — Ральф такой, как Эберт — вобьет себе что-то в голову, а потом ходи и догадывайся.

— Он не отвечает. Точнее, говорит только: «Рано еще, зачем торопиться?» Ну почему рано-то, Элис?

— Не знаю, Ральфа понять непросто. Может, просто боится ответственности?

— Но Алекса же он воспитывает. Они ладят с полуслова. Чем наши общие дети будут отличаться от его сына?

Пирожное едва не упало на пол. Я столько раз задавала себе этот вопрос, что уже не знала, хочу ли ответа. Да и к чему он мне теперь?

— И из-за этого ты ушла?

— Да. Я хочу иметь нормальную семью. И тоже имею право решать, когда мне рожать, а когда — нет! Но у нас все решает Ральф. А я… Что я? Ничего. Пустое место.

Элис вздохнула.

— Сани, но ты же любишь его. Может, вам просто надо было вернуться в Ирген? Ральф бы нашел себе какое-нибудь занятие — глядишь, успокоился бы.

— Не знаю. Я предлагала, он не говорит ни да, ни нет. Словно на разных языках общаемся. Может, и правда в этом проблема. Он дома сидит. Деньги есть, зарабатывать не надо. Чем там заниматься? Изучает какие-то заклинания. Но они же не бесконечные. А я на работу хочу.

— И что, не разрешает?

— Почему? Разрешил. На пятый раз. Закончилось все скандалом. Я проработала месяц. Стоило задержаться — он опять со мной не разговаривал. А в конце концов набил морду моему начальнику за то, что тот меня подвез и как-то не так глянул.

Элис тихо рассмеялась.

— Прости. Просто как представлю… Да, для Ральфа это нормальное решение проблемы — разбить кому-то лицо.

— И что мне делать? — Будто Элис могла знать ответ…

— Кто тебе ответит? Это только твое решение. Знаешь, Сани, у нас с Эбом тоже был момент, когда хотела от него уйти. Наш старший совсем маленький был — и как-то забрался к нему в лабораторию. Влез в защитное заклинание, оно его ранило, а целитель, которого вызвали, сделал только хуже. И Эш чуть не умер. Хорошо, что Ральф приехал, вытащил. Я Эба винила — что защиту не так поставил, что дверь не закрыл. Даже не представляю, что было бы, если бы тогда от него ушла.

— И как поняла, что не стоит?

— Угадай с трех раз.

— Ральф.

Да, мой муж умел убедить кого угодно в чем угодно, кроме собственной жены.

— Да. Он сказал: «Если не любишь его, уходи. А любишь — так зачем рушишь ваш брак? Второго шанса не будет». Я поплакала, подумала и поняла, что он прав. Эбу, наверное, тоже что-то сказал, потому что муж оторвался от работы, на какое-то время засел дома, и мы помирились. Но ты ведь уже все для себя решила?

Пожала плечами. Решила, да. И отступать уже некуда. Даже если решу вдруг вернуться, Ральф меня на порог не пустит. Как и я его. Так будет лучше для нас обоих.

— Я боялась, что он перехватит меня раньше, чем доберусь до столицы.

— А если бы перехватил?

— Опять бы поссорились. Я бы все равно уехала.

А может, я подсознательно его ждала? Невозможно взять — и за мгновение вычеркнуть человека из сердца. Особенно человека, которого любишь больше жизни.

— Слушай, давай, я с ним поговорю. — Элис поднялась из-за стола. — Ты хотя бы будешь знать, где он — в Иргене или дома. И не будешь волноваться.

— Не стоит…

Но Элис уже взяла кристалл и активировала его.

— Ральф Колден, — произнесла отчетливо.

Никто не отвечал. Не буду волноваться? Только сильнее начала! Элис попробовала еще раз. На третий послышался голос Алекса:

— Привет.

— Привет, Ал, это Элис. — Подруга говорила так, будто ничего не случилось. — Как вы там?

— Лучше не бывает.

По голосу Алекса было очевидно, что он расстроен. Я подошла и стала рядом с Элис.

— Позовешь папу?

— Не могу, его нет дома.

— А когда будет?

— Когда пить перестанет. Тогда, может, и вспомнит, что у него вообще-то сын есть.

И связь прервалась. Значит, вот какой выход нашел для себя Ральф. Вместо того, чтобы попытаться… А что попытаться? Перехватить меня? Приехать в Ирген? Чего я ожидала?

— Попробую в другой раз, — вздохнула Элис. — Кстати, ты приходи, мы тебе всегда рады. То, что вы разводитесь, еще не означает, что мы — больше не друзья.

— Спасибо! — Обняла её. Мне правда стало легче. И тяжелее в то же время.

— Да ладно тебе. Может, еще чаю?

Я кивнула. Чай так чай. Элис сменила тему и рассказывала о поездке на выставку новинок техномагии. Я слушала её — и отдыхала сердцем. Ничего, все наладится. Рано или поздно.

Глава 2

Домой к Роберту Элис отвезла меня лично — пусть был неблизкий. Вот только она даже уехать не успела, как из тени переулка к нам двинулся незнакомый юноша. Издалека не рассмотрела нашивку на его пиджаке. Оказалось, что это — эмблема одной из почтовых компаний, «Ирген лайн».

— Госпожа Сандра Колден? — спросил он.

— Да, — ответила тихо.

— Это вам, распишитесь.

Взяла в руки тоненький конверт, поставила роспись в бланке, и курьер, пожелав хорошего дня, удалился. А я была так удивлена, что даже не успела спросить, кто прислал письмо. Ведь конверт был абсолютно чист.

— Что там? — Элис выбралась из мобиля, пока мы разговаривали, и теперь заглядывала через плечо.

— Сейчас взглянем, — обернулась к подруге и распечатала конверт. Всего три листа бумаги. Один из них я тут же узнала — копия заявления на развод. Два других — бланк, на котором стояла моя подпись. А вот на том месте, где должен был расписаться Ральф, огромными буквами значилось: «Ни за что!» Я вздрогнула и обернулась, ожидая увидеть мужа за спиной. Но улица была пуста. И только Элис протянула руку, забирая у меня бумаги.

— Похоже, Ральф не дает разрешения на развод. — Она потрясла документами. — Но как бумаги очутились здесь одновременно с тобой?

Я знала ответ. И мне он не нравился. Алекс солгал.

— Все просто! — Едва сдерживалась, чтобы не разорвать листы в клочья. — Мой муж в Иргене. Видимо, оставил Алекса где-нибудь в гостинице или в мобиле, пока организовывал для меня доставку. А для Ала найти меня в Иргене — дело двух минут. Он знал, что я стою рядом с тобой, и решил уязвить. Чтобы меня совесть кольнула, что ли? Его вообще сейчас понять трудно — подростковый возраст и все, что к нему прилагается. Так что, Элис, жди гостей.

— Не может быть!

— Когда мы говорим о Ральфе Колдене, быть может все. Ничего, я схожу в местный суд, пусть они заставят его дать мне развод.

— Извини, но вряд ли получится, — сказала Элис.

— Почему это? — Я так злилась, что готова была горы свернуть ради того, чтобы оказаться свободной девушкой.

— Потому, что по документам Ральф Колден уже полтора года как мертв. Тебе не кажется, что просьба развести с призраком будет выглядеть странно?

Элис была права. Это в захудалом городишке никто не интересовался тем, кто мы и откуда. Они не знали, чем знаменит Ральф Колден. Понятия не имели о моем полицейском прошлом. А здесь… Да, времени прошло много, но документы — вещь упрямая, с ними не поспоришь.

— Извини, я тебя задержала, — сказала подруге.

— Ничего, я не спешу. — Элис улыбнулась в ответ. — Сани, а ты уверена… насчет развода?

— Теперь — да, — показала испорченные бумаги. — И если надо будет, поеду обратно к любому нотариусу, судье, кому угодно! Ты сама видишь, Ральф не собирается со мной разговаривать, извиняться. Он просто поставил меня перед фактом — развода не будет. Думает, что угомонюсь и вернусь? Еще чего! У меня пока что есть чувство собственного достоинства. Нет, ну какой же наглец, Элис!

Я бушевала — и не могла остановиться. Разом вспомнились наши бесконечные ссоры. Всегда виноватой оставалась я. Всегда! Мы попрощались с Элис, и я влетела в квартиру. Захлопнула за собой дверь, села на кровать и обхватила голову руками. В дверь постучали. Неужели он?

Взглянула в зеркало — грустной и печальной не выгляжу. Отлично! Если там Ральф, вцеплюсь ему в лицо!

Распахнула дверь — на пороге снова мялся курьер. Другой.

— Госпожа Сандра Колден?

— Имею несчастье ей быть, — ответила парнишке.

— Вам посылка.

И протянул большую коробку. А это еще что? Надеюсь, не кот? Мало ли, что Ральфу взбредет в голову. Расписалась, захлопнула дверь. Коробка оказалась тяжелой. Срезала с неё печати — и выругалась. Мои вещи! Не все, конечно, но большая часть. Аккуратно сложенные в прозрачные пакеты. И как это понимать? Как беспокойство, что уехала без одежды, или как намек: убирайся, раз так хочешь? Я не могла постичь немыслимую логику Ральфа. Но спасибо и на этом, не придется тратиться на гардероб. Учитывая, что я взяла дома деньги только на дорогу и первое время.

Дотащила коробку до спальни и ближайшие полчаса развешивала платья, юбки и блузы в шкафу. Раскрыла последний пакет — и на колени вывалилась карточка. Он что, думает, хоть копейку от него приму? Завтра же устроюсь на работу! Не возьмут в участок, официанткой пойду в кафе! Вот что за человек? Нет, хотя бы попытаться поговорить! Я все-таки начала склоняться к варианту «перезлишься — вернешься». Не перезлюсь.

* * *

Ральф

Я сидел за рулем мобиля и пытался решить, куда отправиться. В гостиницу? Придется все время ходить под иллюзией, а она действовала на нервы. Своей физиономией пока светить не собирался, приберегу этот сюрприз до лучших времен. Не выходить из номера? Тоже вариант, но я не за тем приехал. Снять дом? Надо время. Опять-таки, хотя бы купить свежую прессу, связаться с хозяевами. Вряд ли справлюсь за день. Алекс дремал на соседнем сидении. Его вымотали три дня пути. А я смотрел на Ирген и чувствовал себя древним человеком, которого вдруг выпустили в цивилизацию. Быстро же отвык.

Завибрировал кристалл связи. Опять! Если это Элис, у которой над душой стоит моя дражайшая супруга, выскажу ей все, что думаю о подобных беседах. Но не хотелось, чтобы Алекс проснулся от назойливого дребезжания, поэтому взял коробочку и откинул крышку:

— Да.

— Привет, Ральф. Это Эб.

— Что, уже жена нажаловалась? — поинтересовался я.

— На что? — В голосе друга детства сквозило искреннее удивление. Значит, нет.

— Да так, еще узнаешь. Ты по делу или просто поговорить?

— Вообще-то по делу. Слушай, Ральф, я тут свободен на несколько дней. Можно к тебе приехать?

Это что-то новое! Что значит — ко мне приехать? Случилось что-то, а я не знаю?

— А ты вообще где? — спросил друга.

— Въезжаю в Ирген. Был на испытаниях. Элис думает, что еще несколько дней там буду, так что…

— То есть, мышка не знает о твоем путешествии?

— Нет. Так что, можно?

— Во-первых, с каких это пор ты спрашиваешь? Сам знаешь, мои двери для тебя всегда открыты. Во-вторых, никуда ехать не придется. Я в Иргене.

— Что? Да что творится, Ральф?

— Сани сбежала.

Повисло молчание.

— И подала на развод, — добавил я.

— Какого демона?

— Вот и я хотел бы знать. Но, думаю, сейчас с ней разговаривать бесполезно. Она заперлась в квартире братца и видеть не горит желанием. Да и у меня в Иргене свои дела, так что задержусь надолго.

— Где ты остановился?

— Пока нигде. Думаю.

— Что тут думать? — Ответ Эберта и так можно было предугадать. — Поедешь к нам. Только давай сначала встретимся где-нибудь в городе. Ты с Алексом?

— Да, — покосился на сына. Он все-таки проснулся и внимательно слушал наш разговор.

— Я могу погулять, — подал он голос. — Надоело в мобиле сидеть. Возьму клетку с котом, пусть хоть воздухом подышит.

— Слышал? — сказал Скаю. — Сын жаждет прогуляться. Где встречаемся?

— Давай тогда в торговом центре «Арт». Помнишь там ресторанчик на втором этаже? С отдельными кабинетами.

Значит, разговор будет серьезный.

— Помню. Буду через четверть часа. До встречи.

До «Арта» было не так далеко. Стоило мобилю остановиться, как Алекс умчался в ближайший сквер, захватив кота и кристалл, чтобы я его потом не искал. А я надел на палец перстень-иллюзию и поднялся на второй этаж. Назвал официантке имя Эберта, и она тут же проводила меня в дальний кабинет. Я снял перстень и шагнул за дверь. Эб был уже там.

— Ральф! — радостно шагнул мне навстречу и обнял так, что ребра затрещали.

— Привет, Скай. Сколько лет, сколько зим.

Эберт совсем не изменился. Черный костюм, белая рубашка. Сам я рядом с ним выглядел голодранцем — на побережье неважно, что на тебе надето. Вот и в Ирген я явился в любимом черном свитере и брюках. Наверное, вид имел, как уличный барыга.

Мы сели за стол, сделали заказ. Эб не торопился начинать разговор. Он заметно нервничал, комкая в руках салфетку.

— Скай, что стряслось? — Я не выдержал первым. — На тебе лица нет, дружище.

— Да пока ничего. — Эб все-таки оставил в покое салфетку. — Просто… Отец сказал, что Рика Торнота выпустили досрочно из тюрьмы.

Рик Торнот! Бывший возлюбленный Элис. Тот самый, который мне её продал в счет своего долга, а потом пытался убить. Милейший человек.

— Думаешь, будет мстить?

— Не знаю. — Эб качнул головой. — От этой твари всего можно ожидать. Элис пока не говорю, она расстроится, будет бояться. Конечно, к нам так просто не сунешься, но не могу же я посадить Элис и сыновей под замок. Да и она сама не станет сидеть дома. Она сейчас, конечно, новые проекты не курирует, но у неё то какие-то благотворительные мероприятия, то презентации. Что делать?

— Стандартный набор. — Пожал плечами. — Прежде всего, расскажи мышке о Рике. Да, она расстроится, но если будешь молчать, потом не миновать скандала.

— Может, ты и прав. — Эберт задумчиво взлохматил волосы. — А еще?

— Браслет слежки, чтобы не терять семью из виду. Усиление защиты дома. Защита на мобиль. Хочешь, охрану дополнительную найми. Это то, что реально можно сделать. А главное, успокойся. Никто ведь не говорит, что Торнот решится с нами связаться.

— Он думает, что ты мертв. Значит, за мной никто не стоит.

— Сунется — я с радостью сообщу ему, что жив, и заставлю плакать от счастья. Не беспокойся, Эб. В ближайшее время я планирую оставаться с Иргене. Присмотрю, насколько это будет возможно. И вообще, можем приставить к нему слежку. Тоже вариант.

— Да. — Эберт кивнул. — Ты прав, спасибо. А у вас что случилось?

— Давай не будем. — Я отмахнулся. Официантка как раз принесла заказ, и я сделал вид, что увлечен едой, хоть есть не хотелось. Но разве от Скайдена так просто отвертишься?

— И все-таки? — настаивал он.

— Ладно… Сани хочет ребенка. До звездочек перед глазами.

— И что? — Эб, кажется, не понимал глубины проблемы.

— Она хочет, а я предохраняюсь. Так понятнее?

Скайден задумался. Для него с Элис такой проблемы никогда не стояло. Я был уверен, что двое детей для них — не предел.

— Все равно не понимаю. Ты-то почему детей не хочешь?

— Ну кто сказал, что не хочу? — Приглушенная злость подняла голову. — Я же говорил ей, но она не слушает! Посмотри на магию Алекса. Ты не представляешь, что с ней творится. Особенно сейчас, когда она формируется. Но ладно магия! А сны? Пока он спокоен, все хорошо. Малейшая нервотрепка — и все, сутками на ногах. Вон, уже третий день если засыпает, то на полчаса. Если дольше — привет кошмарам. Думаешь, я желаю кого-то еще наградить такой судьбой?

— Но должен же быть выход…

— Должен. Я его найду. Но Сани не хочет ждать, она хочет ребенка. В общем, я попытаюсь найти своих родственничков. Могут же такие быть? И узнаю, были ли у кого-то в роду способности, как у Алекса. Если были — то что с ними делать? Как контролировать? Так же с ума можно сойти, Скай. Он от того, что привидится, реальной магией отбивается. Сам нервный стал, чуть что — сразу вспыхивает. В общем, не до детей мне.

— Тогда понимаю. — Эб задумчиво кивнул. — А если… Если на ночь блокировать его магию? Тем же браслетом.

— Не знаю, не пробовал. Только представляешь, что будет, когда этот браслет снять? Он испепелит что-нибудь. Хорошо, хоть боевой магии у него пока нет. Впрочем, это ему не мешает предметы двигать.

— Так давай попробуем. Не бывает безвыходных ситуаций. Может, что-то и найдем. Я, конечно, не специализируюсь на подобном, но мы же с тобой не глупые люди. И насчет семьи ты прав. Они могут что-то знать. Похоже, это наследственное.

— И Алекс мне уже всю плешь проел! Ему, видите ли, хочется знать, есть ли у него еще родственники. Я-то понимаю, ему любопытно. И одиноко, наверное. Вот только я этого знать не хочу, и если бы не загвоздка с магией… В общем, как-то все рухнуло на голову. Как снежный ком.

Я устало потер виски. Ни с кем об этом не говорил и не собирался. Только надеялся рано или поздно найти ответ, а ответа все не было. Но неопределенность выматывала, и бегство Сани… Не думать! Не об этом…

— Ничего, все наладится, — сказал Эб. — И у тебя, и у меня. Да?

— Само собой, — усмехнулся я.

— Я рад, что ты вернулся, братишка.

— Я тоже рад.

И вдруг понял, что это искренне. Я скучал по Иргену. Он был для меня домом.

— Кстати, насчет жилья. У вас на улице никто дом не сдает или не продает? — спросил у Эба.

— Постараюсь узнать. Все-таки хочешь насовсем обосноваться?

— Хочу. Алу надо продолжать обучение, а здесь есть специалисты. Поэтому все равно собирался в конце лета обратно. Что ж, все случилось гораздо быстрее.

— Пока поживете у нас. Элис будет рада.

— Элис уже виделась с моей женой. Поэтому, думаю, рада она будет не очень. Женская поддержка, знаешь ли.

— Не глупи! Если доел, так идем. Устрою жене сюрприз под названием «возвращение на неделю раньше».

Я снова нацепил иллюзию, и мы вышли из кабинета. Алекс ждал у мобиля — рассматривал окружающие витрины.

— Привет, — махнул рукой Эбу.

— Привет, — откликнулся тот.

— Садись в мобиль, — сказал я сыну. — Пока поживем у Ская.

Глава 3

Мне не хотелось видеться с Элис. Наверное, потому, что она уже поговорила с Сани и все равно будет на стороне подруги. А главное — будет задавать вопросы, которые я не желал обсуждать. Вообще не желал, чтобы меня о чем-то спрашивали. Но дом Скайденов был сейчас самым удобным вариантом. Да и слова Эберта о Торноте заставили задуматься. Неужели такой дурак, что попытается отомстить? Хотя, он может. А если еще и покровителя себе достойного найдет… Разработки Ская по-прежнему всем стоят поперек горла. Лучше сам пока присмотрю, не бродит ли кто вокруг дома. Зато решение о покупке жилья в том же районе пришло спонтанно. Я не знал, задержусь ли в Иргене. Не знал, пока не приехал. А теперь понимал, что не собираюсь никуда уезжать. Тем более, Сани все равно здесь.

Не думать! К счастью, мобиль остановился у дома Эба.

— Приехали, — обернулся к сыну.

— Наконец-то, — пробормотал Алекс, забирая с заднего сидения клетку с котом. Вот кот пострадал больше всех. Хозяйка не забрала, я про него чуть не забыл, зато всегда помнил Алекс. И трое суток несчастное животное тряслось в мобиле. Ну, хоть с Алексом ему повезло.

Открыл дверцу и вышел из мобиля. Теперь перстень можно сунуть в карман — здесь меня никто не увидит. Прощай, иллюзия. Жаль, что только в доме. Но я не собирался прятаться вечно. Просто не было сил решать проблему с восстанием из мертвых именно сейчас. Подождет, пока не разберусь с семейными делами. Пусть часть семьи и не желает меня видеть.

Эб достал ключ, открыл дверь дома.

— Добрый день, господин Скайден. — Тут же появилась несменная Марго.

— Добрый. Распорядись, чтобы приготовили комнаты для моих гостей, — ответил Эб.

— Рада вас видеть, господин Колден, — улыбнулась служанка.

Давно меня так не называли.

— И я, Марго. Ты все цветешь! Замуж не вышла?

— Собираюсь. — Марго покраснела и отвела взгляд. — Комнаты будут готовы.

И поспешила исполнять распоряжение хозяина дома. А на лестнице уже послышался голос Элис:

— Эб, это ты?

— Я, дорогая, — ответил Скайден, перехватывая жену раньше, чем успела спуститься. — И я не один.

Элис взглянула ему за спину, увидела меня — и, кажется, обрадовалась.

— Ральф! Вот так неожиданность. А твой сын сказал…

— Я знаю, что сказал мой сын, мышка. — Зыркнул на Алекса. Придумал тоже! Попросил же сделать так, чтобы они оставили меня в покое. Очень хороший способ.

— Ой, Ал, это правда ты? — Элис уже слетела к нам и вертела Алекса во все стороны. — Ничего себе ты вырос! Скоро отца обгонишь. Я бы тебя на улице не узнала.

Сын смутился от такого внимания, а я посмеивался. Получил?

— Мы с котом, — отвлек внимание Элис на клетку. — Знакомься, Персик Второй.

— Значит, будет два Персика, — задумчиво сказала она. — Парни, вы, надеюсь, к нам надолго?

— Пока не куплю дом. Прошлый ведь сгорел, а я так и не обзавелся жильем.

— Вот и отлично! Идем.

Элис подхватила меня под руку и увлекла вперед. Понятно, допроса не избежать. Алекс с Эбертом отстали — предатели. По пути Элис успела уточнить, готова ли гостевая, и распорядилась накормить бедное животное. Кот и правда за три дня как-то похудел. Дом Скайденов в очередной раз изменился. Второй этаж радовал глаз бледно-голубыми и зеленоватыми тонами. На собственном доме Элис вовсю применяла дизайнерские навыки.

— Сюда, — толкнула массивную дверь. — У Алекса будет соседняя комната. Нет, ну как вырос-то! Всего за полтора года. Вы стали еще больше похожи. Как его магия?

— Бушует. — Я пожал плечами. — Но Ал учится ей управлять. Как Эш и Дэн-младший?

— Сейчас гуляют с няней в саду. Я к ним собралась.

— Я тебя отвлекаю…

— Что ты! Конечно, нет. Просто неожиданно. Я утром пыталась с тобой связаться, и… Хотя, конечно, догадалась, что ты в Иргене, когда увидела подпись на документах Сани. Ничего не хочешь рассказать?

— Нет.

— Даже не сомневалась! Но чтобы ты знал, она сильно расстроена.

— Элис, не надо, — перебил её на полуслове. — Правда, не вспоминай о Сани.

— Не буду. — Элис Скайден посмотрела на меня так, что захотелось сознаться во всех грехах. — Только один вопрос. Почему?

— Тогда и ответ будет очевиден — потому. Потому что я не железный, Элис. Хочет идти — её право, но развода ей не дам.

— Эгоист ты, Ральф Колден.

Я промолчал. Элис поняла, что все равно ничего от меня не добьется, и оставила в покое. Сменила тему на более безопасную — расспрашивала, как добрались, какие планы на ближайшие дни. Я тоже старался обходить острые углы. Друзья не виноваты, что едва сдерживаюсь, чтобы не поехать к Сани. Только тогда мы точно расстанемся. Потому что она вряд ли успокоилась, а я еще и не начинал раздражаться. Но был близок к этому, как никогда.

Остаток дня прошел суматошно. Думал, Эш меня не узнает. Не тут-то было! Едва завидев меня, тот со звонким криком: «Ральф!» подлетел ко мне и забрался на руки. Мой собственный сын тут же гневно сверкнул очами — он любил Эша, но отца делить ни с кем не собирался. Младший ребенок Скайденов пока смущался в обществе посторонних людей, но поглядывал на нас с любопытством. Если Эш был вылитая Элис, то Дэн походил на отца. Такой же высокий лоб, суровый взгляд — даже в его год с небольшим. И ореол магии, который пока что едва ощущался, но с возрастом даст о себе знать.

Эб рассказывал о новых скоростных системах в мобилях. Я ничего в них не понимал! Но слушал, потому что это хорошо отвлекало. Оказывается, какая полезная вещь скоростные системы! И кристаллы-усилители, и корректоры направления магических потоков. Голова забита — и никаких проблем. Никаких жен, которые вдруг срываются куда-то ранним утром. И документов на развод, которые обрушиваются, словно снег на голову. Только техника, винты, кристаллы, шурупы. Точка!

Спать я уходил с гудящей головой, зато, кажется, начинал понимать, что придумал Эберт для выставки. И даже разобрался, как он собирается это воплощать. Прогресс…

Усталость давила так, что думал, усну, стоит голове коснуться подушки. Не тут-то было… Поэтому лежал и изучал блики уличных фонарей на потолке. Лучше бы и дальше слушал про скоростные системы! Потому что накатывала тоска. Был уже второй час ночи, а я по-прежнему завис где-то на грани сна и яви. В соседней комнате что-то громыхнуло и рухнуло. Начинается…

Поднялся, наскоро оделся и пошел в комнату сына. Алекс сидел на кровати, обхватив голову руками. Стена щеголяла выщербленным пятном.

— Ну что опять? — Сел рядом, опустил руку на плечо.

— Я тебя разбудил? — Алекс избегал смотреть в глаза.

— Нет, я не спал. Что приснилось?

Сын молчал. Он терпеть не мог рассказывать о своих видениях. И обычно из него слова приходилось вытягивать чуть ли не клещами. Вот и сейчас смотрел на пол, на стены — куда угодно, лишь бы не разговаривать.

— Ал? Я ведь все равно не отстану.

— Сани. Она собирается вернуться на службу.

— И что с того? — Пожал плечами.

— А то, что ей туда нельзя. Помнишь мой сон, который снился, когда её чуть не убили? Так вот, он никуда не делся, приходит время от времени. И он связан со службой, я же тебе говорил.

Только этого еще не хватало…

— Не беспокойся. — Потрепал сына по голове. — Пусть немного остынет, и я с ней поговорю. По поводу службы в том числе. Обещаю.

— Боюсь, что не выйдет.

Алекс тяжело вздохнул и запустил пальцы в волосы. Может, сделать так, как говорил Эберт? Браслет, ограничивающий магию? Надо спросить у Ская, нет ли у него образца, потому что мои остались в прошлой жизни. Иначе эти мучения не прекратятся.

— Ложись спать, — сказал Алу. — Все образуется, вот увидишь. Давай применю магию?

— Нет, обойдусь.

Он терпеть не мог, когда я призывал сонные заклинания. Все надеялся справиться сам. Но я все равно их применял, когда ситуация ухудшалась. Вот как теперь. С пальцев сорвалось светлое облачко — Алекс возмутиться не успел. Мгновение спустя он крепко спал. Я тихо поднялся и пошел к себе. Хорошо, хоть весь дом на уши не поставил.

Зато стоило выйти в коридор, как столкнулся нос к носу с Элис.

— Ральф, все в порядке? — шепотом спросила она.

— Да, это всего лишь сон. Не пугайся, мышка. Мы к ним уже привыкли.

— Не проходит?

— Нет.

Элис вздохнула.

— Что ему снится?

— Редко что-то хорошее. Чаще смерть, ранения, несчастные случаи. Иногда он ориентируется во времени, иногда нет. Пока Алекс спокоен, проблем нет, но я же не могу изолировать его от мира. А он все равно ничего не может предотвратить. Это даже не всегда знакомые люди.

— Жутко.

— Вот и мне жутко, мышка. Ладно, иди спать. И если что-то будет грохотать, не беспокойся. Спокойной ночи.

Закрыл за собой дверь и снова лег. На службу, значит? Мы же уже об этом говорили. Сани, конечно, рвалась вернуться если не к любимой работе, то к любой другой. Неужели я настолько ей осточертел? Не думать! Потому что ни до чего хорошего все равно не додумаюсь.

Неудивительно, что утром проснулся поздно. Все уже позавтракали и разбрелись. Марго передала, что Алекс уехал с Элис и детьми в какой-то торговый комплекс. Эб, ожидаемо, был на работе. Я тоже наскоро перекусил — у меня были свои планы на день. И первым из них значился Дэн Скайден. Надо было поговорить с ним о Торноте. Узнать, куда подевался заклятый поклонник Элис. Может, Дэн посадил кого-нибудь ему на хвост? Было бы неплохо, потому что Ирген большой, а Рик не кинется мстить, только переступив порог тюрьмы. Поэтому вывел из гаража мобиль, а вместо иллюзии достал темные очки на пол-лица. Надеюсь, этого хватит, а старик Скайден не пристрелит ненароком случайного гостя.

* * *

Сандра

Роберт до ночи так и не вернулся, а я не могла с ним связаться — кристалл мне муж предусмотрительно не выслал, иначе я бы ему высказала все, что думаю. Поэтому то бродила по дому из угла в угол, то зря пыталась уснуть. Задремала только под утро, чтобы проснуться от хлопка двери. Роб старался не шуметь — заглянул тихонько, прикрыл дверь. Кстати, театр — еще один вариант работы. Не актрисой, конечно, но костюмером каким-нибудь. Почему нет? Но все-таки хотелось с головой уйти в любимое дело. Мне нравилась работа следователя. И если бы мы с Ральфом не оказались по разные стороны закона, я бы её ни за что не оставила.

Пришлось подниматься и тащиться в ванную — от недосыпа последних дней голова была, как чугунная. Надо же, я за полтора года забыла, что такое головная боль. Два целителя в доме, как-никак. Зато сейчас ощущала все её прелести. Прохладная вода немного помогла прийти в себя. И первым пунктом в сегодняшних планах значился визит к Дэну Скайдену.

Интересно, Элис успела рассказать свекру о неких переменах в моем семейном положении?

— Роб? — постучала в спальню брата.

— Что? — откликнулся тот.

Открыла дверь и вошла. Роберт рылся в шкафу.

— Что-то ищешь? — поинтересовалась у него.

— Ага, рубашку куда-то дел любимую, найти не могу.

— Не ту ли, которую я нашла на кухне на полу? — И указала на спинку стула, где рубашка спокойно себе висела.

— Точно! — Вот кто скажет, что он — менталист? — Вижу, ты устроила уборку. Только родителям не говори, какой у меня бардак. А то мать начнет поучать, мол, жениться мне пора.

— Не торопись, — хмуро сказала я. — Успеешь.

— Даже не собираюсь. Ты что-то хотела?

— А? Да… Я иду искать работу, не знаю, когда вернусь. А кристалла у меня нет. Просто, чтобы ты не волновался.

— Хорошо, не беспокойся. Кстати, у меня есть старый кристалл. Хочешь — бери.

Роб порылся в ящике стола и достал коробочку. Я перехватила кристалл — не такая модель, к которой привыкла, но лучше, чем ничего. Оделась неброско — можно подумать, дело в вещах, которые переслал Ральф. Нет! Дело — в нем самом. На душе было откровенно гадко, но я заставила себя порадоваться весеннему солнышку и любимому городу. Сейчас съезжу к Дэну, и, может, хотя бы вопрос работы будет решен.

Дэн, насколько знала со слов Эба, до сих пор значился консультантом в участке. Мой бывший начальник раскрыл не одно дело, но старая история с Файменом подкосила его здоровье. С сыном и невесткой не поспоришь. Пришлось снова выходить на пенсию, поэтому в полуденный час я надеялась застать хозяина дома.

Мобиль припарковала на соседней улице — подъезд к дому Дэна был неудобный, хотя его самого это никогда не смущало. Как, впрочем, и его семью. Даже Ральф умудрялся втиснуться на узенькую улочку. А я вот не рискнула, поэтому пешком добралась до дома и вошла во двор. Ко мне с лаем кинулась собачонка-звоночек.

— Дэн! — крикнула, отступая. — Дэн!

— Кто там? — Дверь со скрипом открылась, и Скайден появился на пороге. Он ничуть не изменился — такой же сухощавый, седоусый, с хитрым прищуром глаз. Поймала себя на мысли, что улыбаюсь впервые за последние дни.

— Сандра? — Дэн не поверил своим глазам. — Вы когда приехать успели?

— Не «вы», а я. Вчера, Дэн.

И бросилась старику на шею. Все-таки мы давно стали друзьями, а не коллегами. Я по-доброму завидовала опыту Дэна и старалась учиться у него.

— Сани, девочка. — Он покрутил меня в разные стороны. — А ты расцвела! Был такой скромный бутон, а оказался — прекрасный цветок.

— Скажете тоже, — покраснела, но комплимент был приятен.

— Идем в дом, расскажешь, как ты, что ты.

Следом за хозяином я прошла в скромную гостиную. На стенах висели портреты внуков и Эба с Элис. Тепло, уютно, как дома. Дэн тут же накрыл на стол, налил чаю, принес с кухни пирожные. Я порывалась помочь, но меня тут же усадили обратно на диван.

— Ну, рассказывай. — Дэн наконец-то сел напротив. — Каким попутным ветром тебя занесло в наши края, девочка?

— Ветер в моей жизни есть только один, и на этот раз — не попутный, — вздохнула я. — От Ральфа ушла.

— Да? — Дэн даже чашку поставил на стол. — И что же вытворил Колден?

— Ничего. — Пожала плечами. Вчерашний разговор с Элис подействовал, и объяснять стало легче. Уже, хотя бы, не лились ручьем слезы. — Решил, что я — его собственность, без каких-либо обязательств с его стороны. Устала я, Дэн.

— Разлюбила?

— Нет.

— Он разлюбил?

— Если бы… Наоборот, в его любви можно задохнуться, понимаете?

— Более чем. Ты у нас — девушка свободолюбивая, а Ральф Колден — жуткий собственник. И когда он считает, что действует во благо тех, кого любит, он перестает считаться с чужим мнением.

— Именно.

Дэн хорошо разбирался в людях. Когда-то предупреждал меня, что так и будет. Но я же не слушала! Не желала слушать…

— Значит, развод?

— Он вернул мне документы.

Дэн покачал головой. Будто чего-то такого и ожидал. Отпил чай, прожевал пирожное.

— Я, вообще-то, пришла спросить, не можете ли вы помочь мне вернуться в полицию. Может, остались какие-то связи, или…

— Помочь могу, — перебил Дэн. — И помогу, конечно. Поспрашиваю знакомых и свяжусь с тобой. Только… ты уверена? Не будет такого, что через неделю взвоешь без своего супруга и кинешься обратно на побережье?

— Ральф в Иргене.

— Будто это что-то меняет. Так как, Сани? Думаю, его отношение к полиции не изменилось, а меня поставишь в неудобное положение.

— Такого не случится, — пообещала Дэну. — Это мое окончательное решение. Лучше переболеть сейчас, чем потом страдать и мучиться. Я устала.

— Усталость проходит. А любовь — живучая зараза, от неё так просто не избавишься. Особенно, когда мы говорим о Ральфе.

— Я постараюсь. Избавиться, забыть, что угодно. Начать все с начала. Он, конечно, вряд ли в восторге от моего решения, но вернет бумаги раз, второй — и согласится.

— Что-то мне кажется, девочка, что ты просто идешь Ральфу наперекор, — вздохнул Дэн. — Что ты хочешь ему доказать? Что сможешь и без него? Что такая взрослая и самостоятельная? Или что в твоей жизни есть место не только для Ральфа, а и для других вещей? Свободы захотелось?

— Нет, все не так. — Почему-то слова Дэна больно ранили. — Я ничего не собираюсь ему доказывать.

— Не верю! Ты ведь знала, что Ральф все равно тебя отыщет. Так ведь? И сейчас подсознательно ждешь. А он ничего не делает. И не сделает, Сани. У Колдена очень специфическое понимание заботы, как я и говорил. И вообще перекрученные понятия о жизни. Но ты ведь это знала. И сейчас дело не в них. Хочешь доказательств любви?

— Хочу. — Подняла глаза на Дэна. — То есть… Как объяснить? Он не любит меня…

— Ты себе противоречишь.

— Нет! Это не любовь, а именно чувство собственности. У меня такое ощущение, что наш брак нужен только мне. Мне, понимаете? А Ральф позволяет себя любить.

— Увы, я не специалист в браках, как видишь. — Усмехнулся Дэн в седые усы. — Но ты бы подумала, Сани. Пока у твоего мужа хватает терпения не притащить тебя домой и запереть на замок. А он может.

— Боевой маг из нас — я. Не выйдет.

Мы дружно рассмеялись. Видно, и Дэн представил, как стану отбиваться от Ральфа, если он решит вернуть меня домой. С Дэном вообще было легко разговаривать обо всем на свете. Он был мне если не как отец, то как наставник, которого безмерно любила и уважала. Посидела с ним еще немного, допила чай, обсудила новости Иргена. Уходить не хотелось, но нужно было еще заехать на старую квартиру, посмотреть, в каком она состоянии. Рано или поздно придется оставить жилье брата — у Роберта своя жизнь, у меня — своя.

— По поводу работы узнаю сегодня-завтра, — пообещал Дэн, провожая меня к двери. — А ты не расстраивайся раньше времени. Жизнь — такая занятная штука. Не знаешь, чего ждать завтра.

— До связи. И спасибо за совет. — Я искренне улыбнулась Скайдену, закрыла за собой дверь и пошла к калитке. Настолько задумалась о его словах, что когда прямо перед входом остановился мобиль, не обратила внимания. А вот когда из него вышел Ральф, сердце ухнуло сначала вверх, а потом куда-то вниз. Ральф тоже остановился. Стоял и смотрел на меня, будто ждал чего-то. Я тоже не знала, что сказать. Молча пройти мимо — глупо. Говорить? О чем говорить?

— А вот и моя пропажа. — Ральф все-таки «ожил» первым. — Здравствуй, Сани.

— Здравствуй. — Попыталась обойти его, но проще было бы обойти гору. — Пусти!

— Ты ведешь себя так, будто я чем-то тебя обидел. Может, ответишь, чем?

Я подняла голову и посмотрела ему в глаза. Сейчас этот взгляд прожигал.

— Ты не знаешь? — Решила, что не буду играть по его правилам. Не стану убегать.

— Догадываюсь. И пока ты снова не сбежала, хотел сказать тебе одну вещь. Не смей возвращаться на службу.

— Что? — Я потеряла дар речи от такой наглости. — Вот тебя забыла спросить!

— Просто послушай. Алексу снился сон…

— Я знаю, что снится Алексу, Ральф. Этот сон был и полтора года назад. Вот она я, перед тобой, живая. Не надо преувеличивать.

— Сани, да послушай же ты! — Ральф перехватил меня за руки и заставил замереть, как кролик перед удавом. — В Иргене полно работы. Выбери любую другую. Я не хочу потом вытаскивать тебя из-под удара.

— А тебе и не придется! — Долго сдерживаемая обида подняла голову. — Я сама в состоянии решать, где мне быть, что делать, с кем общаться. Но тебе ведь все равно. Да, Ральф? Ты даже документы на развод подписать не можешь.

— А должен? — Ральф холодно усмехнулся.

— Должен!

— Не кричи на всю улицу, ты не дома. — Ральф тоже начинал злиться. Я научилась угадывать первые приметы его ярости — чуть сузившиеся глаза, учащенное дыхание.

— Не понимаю, почему ты отказался. Я же не нужна тебе! Твой мир не предполагает наличие меня.

— Сани, что ты несешь?

— Правду, Ральф! Ты не хочешь общих детей, даже с родителями моими отказался знакомиться, и я до сих пор не могу им сказать, что замуж вышла. По-твоему, это нормально? Мне кажется, что нет. Я — не твоя собственность, слышишь? А тоже живой человек.

— Как и я.

— Ты любишь только себя.

— Ты забываешься. — Ральф сделал шаг вперед. Я инстинктивно отступила, и вдруг стало страшно. Мы будто вели какую-то странную игру. Выпад — защита. Выпад — защита. Но я уже не могла ни о чем думать. Меня едва не била истерика. Ощутила прикосновение его магии, призванное успокоить нервы — и закипела от злости.

— Правильно, лучше заставить жену молчать, чем просто с ней поговорить. — Дернулась, уходя от заклинания.

— Я хочу, чтобы ты успокоилась.

— Сам угомонись!

— Слушай сюда! — Ральф схватил меня за плечи и заговорил так тихо, что я его едва слышала, но это было страшнее крика. — Я никогда тебе не лгал. Ты знала, за кого выходила замуж, и говорила, что для тебя это не имеет значения. Но теперь у тебя накопились претензии. Хочешь работать? Иди, только не в полицию. Хочешь строить кому-то глазки? Твои проблемы, я даже вмешиваться не стану. Но не говори, что я тебя не люблю. Просто признай, что ты любишь… любила не меня, а свои иллюзии.

— Возможно. — Закрыла глаза, чтобы не увидел слезы. Да, я сейчас лгала. Я ведь люблю его, его самого. Но если он так желает…

— Значит, ты меня не любишь? — Хватка разжалась.

— Не люблю. — Так и стояла, опустив голову.

— Ни капли?

— Ни капли.

— Присылай документы на развод к Элис. Только знай, с того момента, как я подпишу эти бумажки, ты меня больше не увидишь. Никогда, клянусь.

Хлопнула дверь дома Дэна. Я открыла глаза. Ральфа не было. Слезы все-таки покатились по щекам. Обернулась. Ждала. Чего? Что он вернется? Что поймет? Он никогда не понимал. Слышал только себя. А я… Я ему не нужна. Бросилась прочь. Скорее забраться в мобиль, скрыться. Чтобы никто не нашел, не трогал. Уехала? И правильно сделала. Так будет лучше для нас обоих.

Глава 4

Ральф

Внутри все разрывалось от боли. Такой, что воздух выбило из легких. Перед глазами немного прояснилось. Я стоял в гостиной Дэна, привалившись спиной к двери. Ногти правой руки так сильно всадил в ладонь, что по руке скатилась капелька крови. Попытался разжать пальцы — получилось с трудом.

— А вот и еще гости пожаловали, — послышался ворчливый голос Дэна. — Уж извини, вмешиваться в ваши семейные дела не стал.

— Спасибо и на этом. — Я заставил себя улыбнуться. Внутри медленно разливалась пустота.

— У тебя такое выражение лица, Колден, будто ты убить меня пришел. — Хмыкнул Дэн. — Но ты проходи, садись. Ты ведь не просто в гости?

Не просто… Я вспомнил, почему так спешил сюда. Надо же, после встречи с Сани все вылетело из головы. Осталась только… Да ничего не осталось.

— Чай не предлагаю. — Отец Эберта усадил меня на диван. — Давай-ка ты выпьешь чего покрепче. А мне нельзя, сердце барахлит, знаешь ли.

— Я посмотрю…

— Потом. Сейчас — вот. — Поставил передо мной рюмку коньяка. Я выпил залпом. Дышать стало легче.

— Еще? — Участливо спросил Дэн.

— Не стоит, я в порядке. Просто… не был готов встретить её здесь.

— Да, она тоже, судя по всему. — Дэн сел напротив. — Что, друг мой, наворотил дел?

— Есть немного. Но не об этом речь. Я из-за Торнота пришел. Эб беспокоится, боится, что Рик окажется мстительным. И что у него хватит… или не хватит ума явиться за Элис.

— Думаю, Эб зря переживает, — отмахнулся Дэн. — Но, само собой, я попросил знакомых проследить за Риком. Он уехал из Иргена.

— Как уехал, так может и вернуться.

— И то верно. Знаешь, меня зацепило кое-что во всей этой истории. Не знаю, стоит ли придавать значение, и Эбу не говорил, но тебе скажу. За Торнота хлопотала какая-то женщина. Добилась досрочного сопровождения, а уехал он один. И даже, если верить ребятам, ни с кем не встречался.

— Женщина, говоришь? Лили?

— По описанию не похоже. Волосы светло-русые, а Лили — блондинка. По крайне мере, была ей при нашей последней встрече. Высокая. Лили же более миниатюрная. В общем, не она это, я уверен.

— Тогда кто?

— Мало ли? Любовница. Родственница.

— М-да… — Я задумался. — Ума не приложу, кому понадобился этот урод. Ладно, попрошу Алекса проверить защиту дома Эба, у него с защитной магией все хорошо. Может, найдем какие-то бреши. А теперь, пока я угомонился, не шевелись.

Подошел к Дэну, направил на него свою силу и постарался разглядеть, какие есть проблемы. В принципе, ничего, кроме возраста. Да, сердце немного сбоит. Попытался подправить, чтобы меньше беспокоило. А в остальном — здоровье как здоровье.

— Еще десяток лет точно протянешь, — «обрадовал» Дэна. — Надо, конечно, беречься, но ничего критичного.

— А сам-то протянешь?

— Так плохо выгляжу? — Взъерошил волосы.

— Неважно.

— Это от бессонницы. Ты мне еще вот что скажи. Жена моя… Она из-за работы приходила?

— Да, хочет вернуться в полицию.

— А ты не мог бы… ей отказать? Понимаешь, к Алексу вернулись сны, в которых она гибнет. И он уверяет, что это связано со службой.

— Ральф, а ты не думал о том, что сны Алекса сбудутся в любом случае? — спросил Дэн. — Было ли, что они не сбывались?

— Нет, — признал я.

— Значит, откажу я, найдется кто-то другой. Это её судьба, её путь. Рано или поздно это случится. Не имею в виду, что Сани погибнет, — заметил, как я переменился в лице. — Нет. Но сама ситуация угрозы для жизни…

— Я, кажется, понял, о чем ты. Может, ты и прав.

С такой стороны я сны сына не рассматривал. Не как данность, а как предупреждение? То, через что можно пройти с наименьшими потерями?

— Вижу, ты начал думать головой, — улыбнулся Дэн. — Теперь я тебя узнаю.

— И что мне делать с Сани?

Мне действительно был нужен совет, потому что все, что пытался предпринять сам, приводило к одному и тому же результату.

— Отпустить. Подожди, не перебивай, — Дэн заметил, что собираюсь возмутиться. — Сани злится, ты тоже. Вы сейчас только набьете друг другу еще больше шишек. И не смотри на меня так, оба виноваты. Дай ей остыть.

— Я пытался. Пока как-то не очень, ты сам видел, старик.

— Прошло мало времени. Чем ты ей так насолил?

— Многим. — Пожал плечами. — Я вроде стараюсь что-то изменить, но… Не выходит.

— Если свернули не туда, значит, надо начать сначала. Пусть побудет одна. Тебе она уже наговорила с три короба. Главное, в голову не бери. И себя не изводи. Вон, белый весь. Займи свою голову чем-нибудь другим. Хочешь — найди Торнота, хочешь — еще что-нибудь.

— Думаешь?

— Думаю.

Может, Скайден и прав… Может, должно пройти какое-то время. Для нас обоих, не только для неё. Захочет — вернется, не захочет — уйдет. Вдруг заметил предмет, который никак не вписывался в холостяцкую квартиру Дэна. Поднялся и выхватил с полочки женский гребешок.

— Дэн, у тебя кто-то есть? — обернулся к старику.

— Тебе не говорили, что нехорошо рыться в чужих вещах? — Непробиваемый Дэн Скайден, наверное, впервые в жизни покраснел.

— Значит, есть. — Я улыбнулся. — И кто она? Хорошенькая медсестричка из соседней больницы?

— Ральф!

— Нет? Кто-то из полиции?

— Соседка. Доволен? И не надо делать такие глаза. Не все же вам, молодежь, личную жизнь строить.

— Так я ничего и не говорю.

— Да, конечно. Кстати, Эб не знает, ты там помалкивай.

— Ладно, договорились.

Я вернул гребешок на место. Почему же у нас с Сани все так разладилось? Глупо… Но ясно одно — никому не дам прикоснуться и к волосу на её голове. А если…

Безумная идея мелькнула молнией. Безумная — не то слово. Но как иначе? Если видеть и слышать она меня не хочет.

— Слушай, Дэн, у меня будет к тебе маленькая просьба.

— Какая? — Скайден весь превратился в слух.

— Устрой меня работать в полицию.

Глава 5

Сани

Открыла утром глаза — и поняла, что вчерашний день тонет, будто в тумане. Обрывки от него крутились в памяти. На большей части из них — лицо мужа. Я не могла о нем не думать. Стоило это признать. Сложно не думать о том, кого любишь. А теперь, когда вчерашний гнев и обида угасли, пришел стыд. Мне было стыдно за то, как я себя вела и что ему говорила. Не стоило. Но вчера хотелось уязвить, ужалить больнее. Зачем? От накопившейся обиды? Для меня было бы проще, если бы он явился сюда, устроил скандал. Высказал все, что обо мне думает. Я могла бы хлопнуть дверью и уйти. Но знала бы, что нужна ему. Или хотя бы что происходит в его голове.

Этот вопрос не давал мне покоя. О чем думает Ральф? Сейчас, после всего, что вчера наговорила. Даже мелькнула глупая мысль извиниться, но я задвинула её на задворки сознания. Нельзя допускать слабость, хотя я, кажется, успела разрушить свою жизнь.

Завибрировал кристалл.

— Я слушаю, — ответила, опустив руку на переливающиеся грани.

— Здравствуй, Сани. Это Дэн, — услышала голос Скайдена.

— Доброе утро. Есть какие-то новости?

— Есть, и, думаю, они тебя порадуют.

Вспомнились вчерашние слова Ральфа о видениях Алекса, и стало не по себе.

— Тебя ждут сегодня по адресу: Айвинг, дом пять. Ровно в полдень, не опаздывай. У моего знакомого освободилось место в отделе, оно может быть твоим. Я, конечно, ничего не обещаю, но уж постарайся там, девочка.

— Спасибо! — Все-таки улыбнулась. — Я постараюсь. Дэн, а…

— Что, Сандра?

— Да так, ничего…

— Хочешь знать, зачем вчера приходил Ральф?

— Нет. То есть… Да, наверное. И извиниться, вы ведь слышали…

— Что-то глуховат стал, не все расслышал, — рассмеялся Дэн. — Твой муж приходил по делу. Или уже бывший?

— Пока нет.

И что-то мне подсказывало, что в ближайшем будущем это не изменится.

— Ну, раз не бывший, тогда отвечу. Хотя, конечно, если бы вы стали посторонними людьми, то не разглашал бы чужие тайны. А так… Он спрашивал об одном человеке, его давнем враге. Да не только его, нашем тоже.

— Зачем? — Внутри все замерло.

— А вот об этом тебе с ним разговаривать, крошка, не со мной. Он вообще был слегка расстроен, не до длительных бесед. Ты сама как себя чувствуешь?

— Хорошо, — снова солгала. — Дэн, ты ведь скажешь мне, если Ральф впутается в неприятности?

А он может. Для него это — своеобразный способ выпустить пар.

— Зависит от вашего статуса, девочка. Да и Ральфа не порадует, что старый следователь распускает язык. Удачи на собеседовании!

Я уставилась на погасший кристалл. И как это понимать? Что уже задумал мой муж? С кем собирается связаться? Не думать. О Ральфе — не думать. А только о собеседовании. Тем более что времени осталось мало. Я надела светло-желтую блузу и коричневую юбку. Не буду бросаться возможным коллегам в глаза. Заколола волосы, едва коснулась помадой губ. Отражение радовало, если бы не синяки под глазами. Их пришлось замазать кремом. Пока разбиралась с внешностью, пробило одиннадцать. Надо ехать!

До улицы Айвинг я добралась без четверти двенадцать. Обычный полицейский участок, о чем сообщала вывеска на темной двери. У входа дежурил охранник — скучал в деревянной будке. Я подошла к нему.

— Кто такая? — спросил угрюмо.

— Сандра Колден, мне назначено собеседование.

Охранник расплылся в неприятной улыбочке. Ничего, сталкивалась. Уже не страшно.

— Ну проходите, Сандра Колден, — ответил мне, и я шагнула за дверь. В участке стоял рабочий шум. Откуда-то доносились оживленные голоса. Секретарь в приемной что-то записывала под диктовку из кристалла связи. Я терпеливо дожидалась, пока она завершит разговор.

— Чем могу помочь? — Наконец, меня заметили.

— Добрый день. — Я старалась казаться милой. — Меня зовут Сандра Колден, я…

— А, вы к старшему следователю Айдену. Идемте, вас уже ждут.

Значит, обо мне предупредили. Это уже хороший знак. Я прошла по узкому коридорчику и замерла перед дверью с табличкой: «Старший следователь Леон Айден». Секретарь скрылась за дверью на минуту, а затем пригласила:

— Входите.

Я шагнула за порог. Леон Айден сидел за столом и что-то писал. Пока что видела только русую макушку и чуть заостренный нос. Будущий начальник поднял голову — и я поняла, что ему не больше тридцати пяти. Серые глаза скользнули по мне, изучая.

— Сандра Колден, значит? — Придвинул к себе бумаги. А голос приятный.

— Да.

— Господин Скайден просил вас принять. Он часто нам помогает в расследованиях, поэтому его просьба важна для меня, но, не скрою, у нас мало сотрудниц женского пола. Думаю, не надо объяснять, почему. Не та работа. Наш отдел специализируется на убийствах и похищениях. Поэтому вы уверены, что хотите здесь работать?

— Уверена, — ответила четко.

— Тогда, госпожа Колден, заполните анкету.

Передо мной опустился лист, и я села к столу. Пока писала, Леон сверлил меня взглядом, будто старался проникнуть под кожу. Стало не по себе…

— Вот, — вернула ему бумаги.

— Отлично. Что ж, госпожа Колден, у меня для вас еще новость. Место в моем отделе только одно, а претендентов на него — двое. И я хочу выяснить… Впрочем, Джейна, — крикнул секретарю, — позовите второго кандидата.

Второго? Дверь снова скрипнула, пропуская новое действующее лицо. Этот тип мне не понравился сразу. И дело было не в том, что мы претендовали на одно место. Просто было в нем что-то, заставляющее насторожиться, хоть мы, несомненно, никогда не встречались раньше. Голубые глаза с интересом прошлись ко мне, задержались на верхних пуговичках блузки, и стало жарко. Тонкие губы искривила полуулыбка. Светлые волосы казались выгоревшими на солнце и как-то ему не шли.

— Знакомьтесь, господин Ричард Эверетт. Госпожа Сандра Колден.

— Приятно, — кивнул Эверетт.

— Взаимно, — ответила я.

— Итак, перед нами вопрос. — Айдена, казалось, забавляла эта ситуация. — Кто из вас останется работать в моем участке. Без сомнения, у госпожи Колден больше опыта. А у господина Эверетта — прекрасные рекомендации. Поэтому я склонен решить все опытным путем. Я дам вам материалы дела. У вас будут сутки, чтобы определить, кто преступник. Понятное дело, мне уже и так это известно. Вы можете запросить данные любых экспертиз. Джейна, проводите претендентов в отдельные кабинеты и выдайте папки.

Что ж, я готова доказать, чего стою. Мне нужна была эта работа!

— Удачи, госпожа Колден, — улыбнулся мне Эверетт.

— Вам тоже. — От его улыбки по коже пробежал холодок. До чего странный тип! Я вошла в маленький кабинет, уставленный книжными шкафами, и села за стол.

— Папка с делом. — Джейна опустила передо мной подшитые листы. — Если понадобится запросить информацию, свяжитесь со мной через кристалл связи. Можете работать здесь, если хотите. Можете дома, но документы из здания полиции выносить нельзя.

— Если я закончу сегодня, это допустимо? — спросила у секретаря.

— Конечно. Сутки — это максимальный срок.

Что ж, посмотрим… Стандартное дело о похищении. Господин Бурдес вернулся домой из командировки и обнаружил разгром в квартире. Прилагались его показания и зарисовки с места преступления. Поначалу Бурдес подумал, что к нему забрались воры, и попытался связаться с супругой. Она на связь не вышла, зато он нашел записку, где требовалось следующим вечером принести сто тысяч в сумке черного цвета и оставить на скамейке у входа в парк, если желает видеть супругу живой. Бурдес обратился в полицию, открыто дело о похищении.

Так, запросить показания свидетелей, результаты графологической экспертизы. Еще бы неплохо узнать, какие охранные системы стояли на доме. Были ли обнаружены следы мобиля. Я с головой зарылась в документы, принесенные Джейной. Кажется, ситуация начинает проясняться. Еще только начинало смеркаться, а я уже входила в кабинет Айвинга. Сам начальник отдела все так же сидел за столом и глядел на меня с плохо скрываемым любопытством. Интересно, а мой соперник уже закончил? И если да — то к какому выводу пришел? Нужно не оставить ему шансов!

— Вы готовы, госпожа Колден? — Айвинг жестом предложил мне присесть.

— Да. — Опустила материалы на стол.

— Тогда слушаю вас. И помните, место в отделе одно.

Я собралась с мыслями — и начала, раскладывая доказательства:

— У меня есть основания думать, что госпожа Бурдес сымитировала свое похищение. Взгляните, соседи в один голос твердят, что между супругами были натянутые отношения, они часто слышали скандалы. Графологическая экспертиза утверждает, что записка написана левой рукой. То есть, госпожа Бурдес вполне могла писать левой, чтобы изменить почерк — хотя обычно писала правой. Но записка точно принадлежит женщине. К дому не подъезжало посторонних мобилей, отсутствуют следы взлома. Украденных вещей практически нет, только несколько украшений и крупная сумма денег, хранившаяся в тайнике. Опять-таки, нужно было знать, где искать.

— Ваша версия мне понятна, — кивнул Айвинг. — А теперь пора выслушать господина Эверетта. Джейна!

Через минуту в кабинет вошел мой соперник. Он тоже выглядел совершенно спокойным. Вежливо мне улыбнулся и сел рядом. Я инстинктивно отодвинулась в сторону. Своеобразная энергетика…

— Слушаю вас, господин Эверетт. — Айвинг наблюдал за ним с таким же ледяным вниманием, как и за мной.

— На мой взгляд, дело банально. Госпожа Бурдес решила сбежать от мужа с любовником, а так как денег у того особо нет, отомстить мужу за потраченные на него года и обогатиться.

— Любопытно, — хмыкнул Айвинг. — Может, вы и имя любовника назовете?

— Всему свое время. — Эверетт колко усмехнулся. — Итак, господин Бурдес приходит домой. Прежде всего, что пропало? Деньги из тайника, серьги с бриллиантами, золотой браслет. Серьги без особых примет, не сделанные на заказ, а купленные в одной из поездок. То есть, их можно продать — и не привлечь к себе внимания. То же самое браслет — муж даже не знает, где жена его купила. Говорит только, что носила часто. Деньги — это понятно. Определенная сумма — прошу заметить, не все, которые были в доме. Если бы все, это было бы уже ограбление. И с похищением оно вязалось плохо. Отсюда вывод — она сама хотела уйти, вряд ли навела кого-то на тайник — скорее, сама забрала. На тайнике — её отпечатки пальцев, это неудивительно. Жила парочка плохо, ссорились друг с другом.

— Так почему просто не ушла? — Я задала вопрос, который у меня возник в ходе расследования. — И почему сразу любовник?

— А потому, что был брачный контракт. Она бы осталась без монеты. А так — свобода и сто тысяч. Плюс похищенное. А любовник… Редко молодые женщины уходят в никуда, согласитесь?

— Не соглашусь.

Я просто ушла, у меня никаких любовников не было.

— Тогда я докажу. — Эверетт закинул ногу на ногу и уставился на меня так, что стало сначала жарко, потом холодно. — Любовником госпожи Бурдес был её парикмахер.

— Это вы откуда знаете?

— Он приходил в её дом дважды в неделю. Вот вы — женщина. Вам дважды в неделю нужен парикмахер?

— Если необходима прическа… — Я растерялась.

— А если нет? И всегда — в отсутствие супруга. Даже рискну предположить, что это был его план. Она хотела таким образом наказать мужа, любовник — получить деньги.

— Это не доказано, — сказала я.

— Я всего лишь предполагаю. Мы ведь ни с кем не общались лично. Ушла она сама, это точно. Никаких мобилей рядом с домом не было. А вот за углом — был. И стоял достаточно долго. Похожий принадлежит нашему парикмахеру.

— А если он приехал к другой клиентке? — заинтересованно спросил Айвинг.

— Тоже вариант. Мне интересно, почему наш парикмахер сам не написал записку. Зачем жертва выводила её левой рукой. И мне кажется, он даже не заходил в дом. Трус. Ждал её в мобиле, она вышла… Система защиты отключена. Просто отключена, без следов вмешательства. Глупая парочка, которая решила, что можно убить двух мух одним ударом.

— Достаточно. Вы правы, господин Эверетт. Мы нашли госпожу Бурдес и её сообщника, задержали, когда они забирали сумку. Парикмахер вообще все отрицал и винил любовницу во всех грехах. Она же его покрывала. Муж иск отозвал, никого не посадили. А записка… Жена сказала, что прочитала об этом в какой-то книге, и ей показалось, что это — неплохой вариант. Так что вы с госпожой Колден правильно определили, это не похищение, а неумелая инсценировка.

Эверетт сказал больше. Некоторые факты удивили даже меня, поэтому я не сомневалась, кому достанется должность. Что ж, все честно.

— Я подумал и принял решение, — Айвинг поднялся из-за стола. — Вы неплохо взаимодействуете, задаете друг другу правильные вопросы. Остаетесь оба, поставлю вас в пару. Жду завтра к восьми, получите форму. Не опаздывать!

— Спасибо, — кивнул Эверетт.

Я тоже поблагодарила Айвинга за такое решение — абсолютно неожиданное для меня. Ура, у меня есть работа! Так хотелось приступить к настоящему делу. Я скучала по той жизни, которую вела раньше, до встречи с Ральфом. Но как раз Ральфу хотелось рассказать о моем успехе больше всего. Он бы, конечно, разозлился, что его не послушала, но сказал бы что-то вроде: «Я в тебе не сомневался, солнце».

Мы с Эвереттом вышли из участка вместе.

— До встречи, — сказал он. — Надеюсь, сработаемся, госпожа Колден.

— Можно Сандра.

— Тогда Ричард.

— До завтра.

Я поспешила к мобилю, а он свернул в темный проулок. Пешком? Значит, живет где-то недалеко. Надо же, как быстро стемнело. За работой время летит незаметно, и почти без посторонних мыслей. Поужинать бы. Дома мы всегда ужинали вместе в одно и то же время. Алекс поздно возвращался с занятий, поэтому и ужин у нас всегда был поздний. А сейчас меня ждала пустая квартира брата — Роберт в любом случае на спектакле. И возможность побыть одной.

Глава 6

Как и ожидала, дома никого не оказалось. Я разделась и приняла душ, затем задумалась об ужине. В холодильнике у брата было пустовато. Оно и понятно, Роберт дома совсем не появляется. Сделала себе бутерброд, а завтра надо будет посетить магазин после работы. Работы…

Любопытный выдался день. Я давно не была так увлечена, как сегодня. Хотелось разгадать загадку, доказать самой себе, что еще чего-то стою. Увы, там, где мы жили в последнее время, мои навыки были ни к чему. Вернулась в спальню, легла на кровать и уставилась в потолок. Думала, что станет легче. Почему не стало? Протянула руку к кристаллу связи и вызвала Элис.

— Да, — почти сразу откликнулась она.

— Элис, это Сани. Ты можешь говорить?

— Секунду.

Кажется, она перешла в соседнюю комнату.

— Все, теперь могу. Рассказывай, как ты?

— Хорошо, — хоть с кем-то поделиться своей радостью. — Вернулась на работу. Сегодня было пробное испытание, но у меня получилось.

— Поздравляю! Отличные новости. И что за отдел?

— В основном, убийства и похищения. В принципе, специфика осталась та же.

— И не страшно тебе?

— Нет, привыкла. Правда, напарник мне достался… Словами не передать.

— И что в нем такого? — Мне приятно было просто слушать голос подруги.

— Не знаю. Вот бывает так, смотришь на человека — вроде, парень как парень. А что-то не так, и у тебя от него мурашки по спине бегут. Бывало?

— Конечно, — Элис рассмеялась. — У меня на Ральфа такая реакция раньше была.

— Да? А у меня не было.

— Ну, он же тебе нравился.

— И… как там они с Алексом? У вас остановились? — рискнула спросить то, зачем звонила.

— Да, но Ральф ищет дом поблизости. Как он сам, не знаю, я его еще сегодня не видела. Марго сказала, уехал спозаранку. А Алекс с моими сыновьями в гостиной, показывает им какие-то фокусы, а они визжат от восторга.

— Мы с Ральфом вчера виделись и опять разругались в пух и прах…

— Заметно было, — согласилась Элис. — Даже Ал его десятой дорогой обходил. Ты как, не передумала?

— Не знаю я, Элис. — Села и перехватила кристалл поудобнее. — Я уже ничего не знаю! Наверное, пусть пока все остается, как есть. Боюсь, если мы опять попробуем поговорить, закончится это плохо.

— Смотри сама, но не затягивай. О, а вот и Ральф, похоже — дверь хлопнула.

— Тогда до связи.

— Пока.

Я отложила кристалл. Что ж, вот у меня и появилось время на раздумья. Надо использовать его с толком, понять, чего же на самом деле хочу. Внутри было пусто. Так пусто, что хотелось реветь, уткнувшись лицом в подушку. Но уже наревелась. Интересно, где весь день был Ральф? Неужели снова во что-то ввязался? Дэн говорил, что он о ком-то спрашивал. Оставалось надеяться, что у мужа хватит ума держаться подальше от старых знакомых. Мало ли, у кого к нему какие счеты. Вспомнился Файмен, который отправил нас обоих на грань жизни и смерти. Инга, мечтающая меня извести. А сколько их было до того?

Повернулась на другой бок. Так, не думать об этом! Иначе ни к чему хорошему не приведет. Стоит дать слабину, и все снова рухнет. Даже то, что сумела отстроить за эти дни.

Утром проснулась даже раньше, чем было необходимо. В первый рабочий день надо выглядеть безупречно, поэтому вымыла голову, высушила волосы бытовым заклинанием, надела белую блузку и брюки, а пиджак должны были выдать на работе. Наверное, сотрудницы полиции — единственные девушки, которые уважали брюки в качестве предмета гардероба. Вот и мне в них было удобно, а муж вечно ворчал. Он — сторонник воздушных платьиц и юбок.

И почему все мои мысли снова сводятся к Ральфу? Постаралась убедить себя, что это просто дело привычки. Мы ведь долго пробыли вместе. Ничего, отвыкну, работа поможет. Захватила сумочку и поспешила в участок. Первым делом заглянула на склад — приветливая женщина средних лет подобрала мне пиджак и помогла подогнать по размеру. Хорошо, что её уже предупредили о пополнении в отделе. Затем заглянула к начальнику. Айвинг уже был на месте.

— А, госпожа Колден! Проходите, — заметил меня в дверях.

— Доброе утро, господин старший следователь, — замерла перед ним.

— Давайте без формальностей, в стенах отдела можете называть меня Леон.

— Хорошо, как скажете.

— Вижу, форму вы получили. В десять часов будет рабочее совещание, я представлю вас с Эвереттом коллегам. И загружать сразу расследованиями не стану. Я передал вашему напарнику папки с прошлогодними делами, их надо занести в картотеку и рассортировать по месяцам. Обычно этой работой занимается Джейна, но дел много, а времени мало.

— Конечно, мы все сделаем.

— Идите, Сандра. Удачи.

Я поблагодарила Айвинга, и Джейна повела меня за собой в отведенный кабинет. Мой напарник нашелся там же — лениво перелистывал одну из папок. Отметила, что форменный пиджак он не надел, а оставил висеть на стуле.

— Доброе утро, — поздоровалась первой.

— Доброе. — Ричард не поднял глаз.

— Нашли что-то интересное? — спросила, подвигая к себе стопку папок.

— Да так, любопытное дельце. Просто читаю.

— Нам надо это не читать, а разобрать. Если во все вчитываться, до ночи застрянем.

Я взяла листы для картотеки, взглянула на номера дел. Все понятно, ничего нового или излишне сложного.

— Вы когда-нибудь работали с картотекой? — спросила у своего вынужденного помощника.

— Я похож на бумажную крысу? — Он изогнул бровь, и я поняла, что скучно не будет.

— Нет, просто спрашиваю, надо ли рассказать, как заполнять каточки, или разберетесь сами.

Эверетт пожал плечами с видом: «Я разберусь и сам, но ты можешь сэкономить мое время».

— Вот, — протянула ему карточку. — Здесь нужно вписать номер дела, следователя, который им занимался, дату открытия и закрытия. Ничего сложного.

— А разве бывает сложно работать с бумагами? Это же не люди, а так… Буквы, строчки, чепуха.

— Вы любите общаться с людьми?

— Терпеть не могу, — подмигнул Эверетт и уткнулся в папку. Что за странный тип? Он меня испытывает, что ли? Я, конечно, сталкивалась с разным отношением, но сейчас решительно не могла понять, что ему от меня нужно! Или это такая манера общения, и не стоит обращать внимания?

— А вы что не заполняете карточки? — Эверетт поднял голову. — Сами же говорили — до ночи сидеть, госпожа Колден. Давайте ускорим процесс.

Хам! Я взялась за ручку. И угораздило же Айвинга поставить мне в напарники именно этого мужчину. Что, других в отделе нет? Дэн делал наоборот, новичка ставил в пару с более опытным сотрудником. А тут… Может, надеется, что кто-то выбудет сам? И докажет полную профнепригодность?

Увлекшись картотекой, я едва не пропустила назначенное совещание. И пропустила бы, если бы Эверетт с шумом не захлопнул папку.

— Идем, Сандра, иначе вам влетит, — сказал на ходу.

Я догнала его в коридоре. Джейна уже ждала нас, чтобы проводить в кабинет для совещаний. Стоит признать, людей в участке Айвинга было немного. Я насчитала десятерых. И среди них — ни одной девушки. Получается пять пар, а он говорил про одно место… С самого начала знал, что сможет взять двоих? Выходит, желал таким образом нас проверить. Сам начальник ждал нас с Эвереттом. Мы замерли в дверях.

— Знакомьтесь, наши новые сотрудники, — сказал своим подчиненным. — Госпожа Сандра Колден и господин Ричард Эверетт. С сегодняшнего дня они работаю в нашем отделе, помогайте им по мере возможности.

Затем Айвинг представил своих сотрудников. Я постаралась запомнить имена, но врезались в память больше должностные обязанности: рыжеволосый эксперт-поисковик, боевая группа — трое парней, два криминалиста, четверо следователей. И что-то мне подсказывало, что мы как раз ряды следователей пополним. Четверо — это мало для расследования всех похищений в городе, убийств — и подавно. Или про убийства Айвинг тоже сказал, чтобы меня запугать? Потому что в папках преобладали дела о похищениях и торговле людьми.

Мы с Ричардом присели за стол. Потянулись отчеты о расследованиях. Я слушала и старалась вникнуть. Как и думала, в основном — похищения. Но убийство все-таки мелькнуло. Тоже завязанное на требовании выкупа. Деньги похититель не получил, жертва погибла. Айвинг внимательно слушал, вносил замечания. Я пока помалкивала, хотя тоже было, что сказать. Мой напарник тоже не встревал с замечаниями, но очень пристально изучал новых коллег. Мне казалось, он в них дыры взглядом прожжет.

Наконец, совещание закончилось, мы вышли в коридор. Надо было сходить на обед, а потом продолжить заниматься папками.

— Эверетт, Колден, перекусите с нами? — предложил поисковик Майк.

— Хорошо. — Я решила, что стоит налаживать контакты. — Ричард, вы идете?

— Пожалуй, — ответил он, хотя по выражению лица была уверена — откажется.

— Здесь хорошее кафе за углом, идем.

Я только захватила кошелек и поспешила за коллегами. Кафе и правда оказалось неподалеку. Заказала себе пюре, салат и десерт. Стало любопытно, что выберет напарник. Он посмотрел на меню, окинул взглядом кафе, снова на меню — и выбрал то же, что и я, только без десерта. Вместо него заказал огромную чашку кофе. А почему бы и нет? Я с легкой руки мужа тоже жизни не мыслила без этого напитка.

Мы расселись за самым большим столом.

— Вы откуда к нам, Сандра? — спрашивал следователь Бойд. — Работали где-то до этого?

— Да, я была старшим следователем по особо опасным делам в отделе Дэна Скайдена, если слышали.

— Конечно, Дэн часто к нам заходит. И почему сменили род деятельности?

— Переехала. Но вот вернулась и решила выйти на работу.

— А вы, Ричард?

— Во-первых, можно на «ты». Во-вторых, я занимался частным сыском.

— Тогда почему перешел в полицию? — спросил Майк.

— Стабильная зарплата привлекает, — усмехнулся Ричард. — И не всегда противная сторона хочет тебя убить.

Парни рассмеялись. Да уж, заработки частных сыщиков с нашими несравнимы. Он так шутит? Или серьезно?

— А как с семейным положением? Женат? — спросил один из следователей, имя которого пока не запомнила.

— У меня принцип: на работе не говорить о семье, а дома — о работе. И тогда все останутся в целости и сохранности.

— Точно что! А вы, Сандра?

— Я замужем.

— Так нечестно! Новая девчонка — и замужем. Муж тоже полицейский?

Нет, муж — бывший преступник. Или судя по тому, что он дома не появляется, не такой уж бывший? Только бы ни во что не впутался.

— Нет, — ответила на вопрос Бойда. — Он целитель.

— О, ничего себе!

Зато меньше будут приставать, зная, что я не свободна. Кофе оказался неожиданно вкусным. Я отставила пустую чашку, подождала, пока все доедят, и мы вернулись в участок. Тут же разбрелись по кабинетам. Нас ждали папки!


Два часа спустя у меня уже рябило в глазах от цифр и букв. Откинулась на спинку кресла и потерла веки пальцами. Ричард, казалось, совсем не устал. Зато папок перед ним было меньше, чем передо мной. Так быстро пишет? Я же тоже не медлительная.

— Перерыв? — взглянул на меня.

— Не помешает, — кивнула.

— Никогда не думал, что работать в полиции так нудно, — отложил он ручку.

— У частных сыщиков жизнь бурлит?

— Не то слово. — Напарник колко усмехнулся. — По крайне мере, отчет нужно держать только перед самим собой.

— Новичкам никогда не поручают сразу серьезные дела. Пока поработаем с бумагами, потом приставят к более опытным сотрудникам, чтобы посмотреть, на что способны.

— Слышал я этих более опытных на совещании. Есть любопытные версии, есть полная чепуха. Но пусть решают сами, тренируют мозг.

Самовлюбленный тип, из тех, кто никогда и никого не слушает. Ему не с напарником надо работать, а самому. Тем более не со мной. Наверняка, считает, что девушкам в полиции делать нечего.

— Перерыв окончен! — Ричард потянулся за папкой. — Давай уже добьем эту картотеку.

Мы уже на «ты»? Кажется, я не разрешала. Но и исправлять не стала, все равно придется общаться, большей частью, с ним. Хороший напарник — половина успеха любой операции. По крайне мере, Ричард умный, он вчера это доказал. И у него есть интересные, нестандартные мысли.

— Не спи. — Махнул рукой перед лицом. — У меня на сегодня еще планы, так что лишнего времени нет.

А у меня будто есть! Хотя, теперь есть… Еще один пустой, одинокий вечер… К Элис не пойдешь, там встречу Ральфа. Позвать подругу посидеть где-нибудь? Её вечера принадлежат мужу и детям. Может, Роберт будет дома? Я утром его не видела. Он вообще дома появляется?

Последнюю папку выдернули у меня из-под носа. Наверное, Ричард и правда спешил, потому что сразу же подхватил исписанные нами карточки и потащил к Джейне, а я засобиралась домой. Сложила вещи в сумочку, поправила прическу.

— Мы свободны, — заявил Ричард, появляясь в дверях. — Уходим?

— Да.

Мы вместе дошли до выхода. Двое ребят из отдела толклись у двери — видно, тоже собирались домой.

— До завтра, — сказала им и пошла вперед. Вдруг ощутила чужую руку ниже поясницы, но даже возмутиться не успела — Ричард схватил одного из парней за шкирку и слегка приподнял.

— Эй, ты чего? — Тот вытаращил глаза.

— Да ничего. — Если бы мне ответили с такой усмешкой, я бы сбежала. — Тебе же сказали — девушка замужем. Руки не распускай, не на бульваре.

И вышел раньше, чем я хотя бы поблагодарить успела. Бросилась за ним и догнала почти у своего мобиля.

— Спасибо, — перехватила за руку. — Но не надо было, я — боевой маг, сама могу за себя постоять.

— Таких типов надо сразу ставить на место, а не хлопать ресницами, — жестко ответил Ричард. — Не понимаю, что девушке делать в полиции. До завтра.

И сбежал, я даже опомниться не успела. Что это было? Запоздало возмутилась насчет второй части его высказывания, только обратить свое возмущение было не на кого. Цель стремительно удалялась и скрылась за ближайшим поворотом. А я села в мобиль. Да уж, казалось бы, никаких неожиданностей от вечера ожидать не приходилось. Я бы справилась с этими нахалами сама. С другой стороны, было приятно, что кто-то вступился. И для себя поняла, что Ричард не станет приставать с непристойными предложениями. Когда-то одному из коллег я чуть руку не сломала — не понимал по-хорошему.

Пока ехала домой, думала о том, что стоило самой быть резче, быстрее среагировать. Ричард просто меня опередил. А у дома ждал еще один сюрприз — толпа девиц, которая скандировала под окнами:

— Роберт! Роберт!

Это увеличивало шансы на то, что брат дома. Вышла из мобиля и попыталась протиснуться сквозь их ряды. Не вышло!

— Эй, дайте пройти! — потребовала громко.

— Ты что тут, самая умная? — обернулась одна из девиц. — Стой, как все.

— Вообще-то я здесь живу.

— Ой, мы все тут живем.

И девушки рассмеялись. Зато над нашими головами распахнулось окно.

— А, Сани, ты вернулась! — Роберт помахал мне рукой.

Девицы поняли, что я имею какое-то отношение к их кумиру, и оживились. А Роб закрыл окно, оставив меня наедине с его поклонницами. Ну, Роберт!

— Ты, собственно, ему кто? — поинтересовалась блондиночка в передних рядах.

Вот только ответить я не успела. Дверь распахнулась, и Роб двинулся ко мне. Океан девиц тут же расступился, а потом поднялся визг. Я кинулась к Роберту, дверь за нашими спинами захлопнулась.

— Не повезло твоим соседям! — сказала, поднимаясь по ступенькам. — Как они вообще домой попадают?

— Не поверишь, моих соседей девочки знают в лицо, — усмехнулся Роб. — Да и не всегда такое столпотворение. Премьера спектакля скоро, вот они и беснуются. Как успехи?

— Лучше всех, — наконец-то добралась до квартиры. — Первый рабочий день прошел в обнимку с картотекой, в лучших традициях полиции.

— А коллектив как принял?

— Ожидала худшего, — призналась честно. — Напарник только странный. Но ничего, сработаемся. А что у тебя за спектакль?

Роберт пустился в описания своей роли. Затем обрадовал, что все-таки купил продукты, раз уж сестра приехала. Он бы еще через неделю купил! Мужчины, что тут скажешь. Я взялась за ужин — и с удивлением отметила, что настроение улучшилось. Нет, я все равно скучала по Ральфу и Алексу. Но хотя бы отступило беспросветное отчаяние, преследовавшее в последние дни. Может, не все так плохо? Зато убедилась, что решение вернуться в Ирген оказалось верным. Да, Ирген не излечит меня от любви, но хотя бы даст что-то, чем можно забить голову, отвлечься — хотя бы ненадолго.

Глава 7

Ральф

Я доехал за мобилем Сани до самого дома Роберта, под дверями которого расположилась толпа странных девиц. Они что-то говорили Сандре. Хотелось выйти и вмешаться, но — нельзя. Пусть мой невзрачный серый мобиль старого образца остается для неё незаметным. Часы, на которые была наложена иллюзия внешности Эверетта, уже отправились в бардачок. Мне вообще не нравилась магия иллюзии, но в сложившейся ситуации она оказалась как нельзя кстати. Это было сложно — не выдать себя ни словом, ни жестом. Перестать быть собой на несколько часов и превратиться в кого-то другого. У этого другого не могло быть чувств к моей жене. Только профессиональный интерес. Но как же хотелось выбить дух из ищейки, которая посмела лапать мою женщину!

Вот Сани скрылась за дверью. До следующего утра она в безопасности — значит, я могу ехать домой. От работы до дома Скайденов путь неблизкий, а у меня на сегодня действительно было много планов. Прежде всего, надо найти учителя для Алекса. Элис мне подобрала несколько адресов, надо договориться о встрече. Никто посторонний не должен знать, какой силой на самом деле обладает мой сын. Поэтому я хотел посмотреть в глаза каждому из этих кандидатов, понять, что за люди передо мной. Но сегодня — только разговоры, встречи — потом. Надо посвятить вечер сыну, он и так меня не видит, еще и переживает из-за Сани. Алекс об этом, конечно, молчит, но я не был бы его отцом, если бы не понимал. Ходит мрачнее тучи. И защиту дома надо проверить. Все надо и надо… За этими «надо» я откладывал в долгий ящик главное — визит в детский дом.

Ехать туда не хотелось, но откуда еще начинать поиски? Я понятия не имел, как найти мамашу, решившую бросить ребенка на пороге приюта. И не думал, что когда-то стану искать, но раз обещал Алексу, придется выполнить. Может, хотя бы решу проблему с его снами.

Оставил мобиль у домика, который снял для прикрытия — надо же где-то держать вещи «Эверетта». И вдруг кто-то заинтересуется, где живу. Остаток пути до Скайденов прошел пешком. Как раз столкнулся в дверях с Элис — она спускалась по лестнице в ярко-алом платье. Шлейф тянулся следом, будто хвост заморской птицы. Мышка умела и любила выглядеть эффектно.

— Ральф! Что-то я тебя в эти дни и не вижу. — Улыбнулась она мне. — Где ты пропадаешь?

— Дела, мышка. Дела, будь они неладны. Куда-то собираетесь?

— Да, Эб тащит на очередной прием. Ты бы знал, как они мне надоели!

— Догадываюсь.

Эб как раз появился на лестнице, как всегда, сосредоточенный донельзя. Хоть бы на приеме расслабился и получал удовольствие от жизни рядом с такой женой. А то, как и моя, сбежит — что тогда делать? Конечно, я знал, что Элис Эба никогда не бросит. Они всегда дополняли друг друга. И потом, у них двое сыновей, в которых родители души не чают. Иногда я даже слегка завидовал…

— Вернемся ближе к полуночи, — сказал Эберт на ходу. — Если что, я на связи.

— «Если что» не будет, — заверил его. — Развлекайтесь.

Я бы сам с удовольствием завеялся куда-то на всю ночь… Но зачем? От себя не сбежишь. Поднялся на второй этаж, переоделся — казалось, сама одежда провонялась полицейским участком. Но спасибо и на этом, раз уж другой возможности присмотреть за Сани нет.

Алекс ожидаемо нашелся в его комнате. Опять валялся с каким-то фолиантом. Так можно всю жизнь провести в четырех стенах, но его приятели, пусть и немногочисленные, остались там, на побережье. А я протащил через полстраны, вот уже второй раз, и оставил одного. И пока что не видел, как это исправить.

— Ты сегодня рано. — Алекс закрыл книжку. А я взглянул на обложку, и чуть холодный пот не прошиб — «Основы ментальной магии». Только её не хватало для полного счастья! И боевой. Надеюсь, это просто общий интерес.

— Да, постарался не задерживаться. А что это ты ментальной магией заинтересовался?

— Здесь описано такое свойство, как блоки. — Сын тоже сел, чтобы лучше меня видеть. — Причем, блокировать можно все, любые магические способности. Может, и мои сны… тоже?

Вспомнился Роберт, брат Сани. Вот уж кто не стал бы мне помогать…

— Может, — пожал плечами. — Но ментальщики — это редкость, сам знаешь. И магия опасная. Сталкивались, редкая мерзость.

— Как там Сани? Ты же весь день был где-то рядом.

Даже не стал отчитывать, что следил. Все равно будет. Алекс всегда старался контролировать, где мы с Сани находимся. И иногда я жалел, что сам не обладаю такой способностью. Стало бы куда легче.

— Сани в полном порядке, — заставил себя улыбнуться. — Работает.

— Я знаю.

Алекс вздохнул и привычно взъерошил волосы. Ничего-то от него не скроешь.

— Вообще, мне сегодня нужна твоя помощь, — решил, что профессора подождут, а с дурным настроением сына бороться надо.

— Какая? — В глазах Ала мелькнула заинтересованность. Я не так часто о чем-то его просил.

— Помоги проверить защиту этого дома. Нужно выявить все слабые места — и устранить. Справишься?

— Постараюсь.

Ал спрыгнул с кровати и пошел к двери. Для него это полезно, пусть оттачивает навыки. Мы вышли на улицу. Вечер, хоть и весенний, выдался холодный. Поднялся ветер, погода портилась.

— Что мы ищем? — Алекс окинул дом взглядом.

— Любые бреши. Помнишь, как тогда у нас? Я думал, защита совершенна, но оказалось, что в окно можно забросить какой-то предмет. Вот и здесь — есть ли что-то, что ускользает от наших взглядов?

— Я попробую.

Алекс на минуту закрыл глаза, настраиваясь. Это было сложнее всего — из видов доступной ему магии выбрать один, почувствовать его. Когда мы тренировались, его сильно замедлял этот поиск. Зато сейчас уже было видно, что целительская магия для сына — основная, как и для меня. Её не нужно было долго «нащупывать».

— Так, — Ал присмотрелся к дому. — Защита циклического типа.

Да, я за эти полтора года тоже начал разбираться в типах защиты, хоть они мне и ни к чему. Циклическая — значит, есть несколько узлов, связанных между собой, и по этим каналам циркулирует магия.

— Узлы вдоль забора, — Алекс рассматривал плетения. — Дом, этажи. Пап, а крыша?

— Что — крыша? — не сразу понял я.

— Там, как у нас. Есть защита от проникновения. Но если, допустим, на крышу кинуть что-то воспламеняющееся и добавить заклинание — она загорится. Исправлять?

— Давай, если уверен, что не замкнешь защиту.

— Нет, не замкну.

Алекс вытянул ладони вперед. Он перебирал пальцами, будто плел что-то, а я стоял за спиной. Привычное дело. В магии он смыслил достаточно много. Если бы ему еще не мешали жить эти знания!

— С крышей все. — Сын встряхнул ладонями, сбрасывая остатки магии. — Проверяем дальше.

Он прощупывал каждый узел. Долгая, муторная работа, но — необходимая. Конечно, никто в здравом рассудке не нагрянет в гости к стихийнику. Только кто говорит, что у Рика Торнота — здравый рассудок?

— Мне не сильно нравится плетение на воротах, — прищурился Алекс. — Эберт будет против, если я его изменю?

— Не будет, Эберта беру на себя.

Снова сосредоточился — на этот раз, кажется, решил поменять все. Плел долго, проверяя по нескольку раз.

— Готово, — наконец, вытер вспотевший лоб. — Получилось любопытно.

Я перешел на магическое зрение — любопытно, не то слово! Сам таких плетений никогда не видел.

— Ал, и что это значит?

— Да ничего. — Сын пожал плечами. — Стандартный набор защиты. Только добавил несколько дополнительных пунктов.

Главное, чтобы теперь Эб и Элис ночью домой попали. А то будут ночевать в мобиле у ворот. Хотя, Алекс ошибался редко. Поэтому и создавал плетение долго.

— Вроде бы все, хорошая защита. — Наконец, вынес сын свой вердикт.

— Было бы странно, если бы была плохая. Идем в дом, холодно.

Один пункт можно вычеркнуть из списка планов. Да, хорошая защита не даст гарантии, что к Эбу не нагрянут гости — специалистов много. Но пока они разберутся, маг уровня Эба кого угодно сотрет с лица земли.

После уличного холода в доме казалось еще теплее. Выглянула Марго, спросила, накрывать ли ужин. Алекс казался довольным — ему нравилось, когда что-то удавалось с первого раза. Мы поужинали вдвоем — редкий случай.

— Расскажешь о своей работе? — спросил сын.

— Да что рассказывать? — Пожал плечами. — Полиция — и есть полиция. Только никому не говори, особенно Сани. Не хочу выпускать её из виду.

— И правильно. — Алекс выиграл сражение с особо изворотливым кусочком паштета и намазал его на хлеб. — Не скажу.

Его можно было и не просить. Иногда я спрашивал себя, кто из нас взрослый — я со своими постоянными метаниями и проблемами или Алекс, который всегда присматривал за нами и лишь изредка вмешивался, когда понимал, что иначе уже нельзя. После отъезда Сани он все время хмурился, зато сейчас повеселел и разговорился.

— И что за дела вам поручают? — спрашивал, доедая куриную ножку.

— Пока сидим, перебираем документы. Тоска смертная. А вообще отдел работает с похищениями и их последствиями. Любопытно, знаешь. Некоторые дела кажутся интересными. Из тех, что пришлось заносить в картотеку. Но я бы никогда не смог проработать в полиции долго.

— Почему?

— Терпеть не могу ищеек.

— Кроме одной? — улыбнулся Ал.

— Кроме одной. Ты лучше расскажи, что сам делал весь день, не считая сражений с ментальной магией.

— Гулял с Персиками и детьми. Чем мне еще заниматься? Без занятий скучно.

— Я ищу для тебя преподавателя. Только, сам понимаешь, Ирген большой, каждого не проверишь. Обещаю, к концу недели кого-нибудь подберу.

— Хорошо. А пока поможешь мне сам? Я в книге не все понял.

— Ну, я тоже не академик, но чем смогу — помогу.

Я не знал, чем заслужил такого сына. Смотрел на него — и задавал себе этот вопрос. Что бы я без него делал? Что бы делал, если бы однажды в мою дверь не постучал мальчик в грязной рваной одежде? Наверное, уже скатился бы в пропасть.

— О чем ты думаешь?

Все-то он видит!

— О прошлом, — ответил честно. — Доел? Давай свою книгу.

К полуночи у меня голова кипела от печатей и заклинаний. Зато сколько я узнал о ментальной магии! И с удовольствием прочел о тех самых блоках, о которых Ал говорил днем. Надо освоить, полезная вещь. Да, ментальщиков мало, но мне хватило одного столкновения с их магией. Больше не желаю! Заодно заметил, что Ал старается не ложиться спать. Даже не удивился — он уже неделю, как на иголках. Спросить? Или ждать неминуемого?

— Ал, что тебе сегодня снилось? — Все-таки спросил.

Алекс мгновенно будто стеной отгородился. Я понимал, что ему страшно, как и знал, что с этим страхом надо бороться.

— Ал?

— Незнакомые люди. Здесь, в доме. — Он отвернулся к окну, будто разглядывая что-то, чего не видел я. — Не скажу, чтобы опасно, просто неприятно.

— И что им было нужно? — Я тут же насторожился.

— Не что, а кто. Дети, но детей они не получили, не волнуйся. А я завтра еще пройдусь и посмотрю защиту изнутри. Может, найду еще какие-то бреши. Пап, да не волнуйся ты!

Наверное, я сейчас выглядел так же, как и он — будто отгородился от мира. Неужели? Неужели Торнот все-таки рискнет? Если не Торнот, то кому могут понадобиться малыши Эба и Элис?

— Я присмотрю за детьми, обещаю, — сказал Алекс.

— За собой присмотреть не забудь! Может, браслет слежения, а? На вас троих, чтобы не обидно было.

— Представляешь, что скажет Элис?

Да, мышка вряд ли будет довольна нашим самоуправством. И если я хотя бы заикнусь, что её сыновьям угрожает опасность, запрется с ними в четырех стенах и носа больше из детской не покажет. Я её понимал. Если бы речь шла об Алексе, поступил бы так же. И все-таки, не стоит её пугать. Ал говорит, что все обойдется? Значит, все обойдется. Мне он врать не станет. Кому-кому, а сыну я доверял.

В итоге, спать я лег в три часа ночи. Где-то между: «Ну еще одну печать, и все» и «А расскажи мне о каком-нибудь городе». И то только потому, что Ал все-таки уснул, а я вышел из комнаты так тихо, что мыши бы позавидовали. Поэтому на работу приехал с трещащей головой — два часа на сон стало для меня маловато. Где мои лучшие годы? Поправил часы на запястье — не спать! И не забывать, что Ральфа Колдена здесь нет, а есть Ричард Эверетт.

Сани приехала чуть позднее. Привычная за эти дни блуза, брюки, форменный пиджак. Ей это не шло и дико раздражало, особенно на сонную голову. Зато Сани казалась веселой, как птичка. Так и подмывало спросить, исчезли ли фанатки Роберта, или всю ночь дежурили под окнами. Знали бы они, с кем связались!

А нас снова ждали горы бумаг. К обеду мне тошнило от слова «картотека». Сани поглядывала на меня как-то странно — наверное, на лице было написано все, что думаю об этой работе. Сидеть на одном месте — не для меня. Не знаю, как меня хватило на полтора года спокойной жизни. Наверное, был слишком занят — искал преподавателей для Алекса, тренировался с ним, наслаждался тем, что Сани рядом. И проглядел, когда жизнь дала крен. Что ж, пора вспоминать, что судьба — не волшебник, раздающий в парке сахарные пряники, а та еще зараза, которая любит ударить под дых в самый неподходящий момент. Только почему сразу со всех сторон?

Глава 8

Сандра

Утром я выбиралась из квартиры, используя все свои профессиональные навыки. К счастью, большая часть фанаток Роберта разошлась. Остались только самые стойкие. Вот за их спинами я и пыталась пробраться, представляя себя как минимум секретным агентом высшего класса. До мобиля добралась мокрая, будто пробежала кросс, а не прошла двадцать шагов. Зато вдруг стало весело, и прохладное весеннее утро заиграло яркими красками. Представляю, что будет, когда Роб найдет себе девушку! Эти барышни её на сувениры разберут. Эх, братишка.

А я вот так и не решилась сказать матери, что вышла замуж. Точнее, она знала, что живу с парнем, пару раз спрашивала, когда оформим отношения. В третий раз спрашивал уже отец, и очень настойчиво. Сказать, что уже замужем — у них возникнет вполне закономерный вопрос. Почему родная дочь не пригласила на свадьбу? Им же не скажешь, что этот вопрос надо задавать не мне, а любимому супругу, который совсем не желал знакомиться с моей семьей. И замуж я собралась за два часа. Сейчас собственный поступок казался глупым, но тогда, полгода назад, вопросов не возникало. Мы просто шли по улице. Был промозглый осенний день, и мама как раз во второй раз интересовалась, когда же её осчастливлю хотя бы знакомством с будущим мужем. Я и спросила Ральфа в лоб — когда мы поженимся. Он ответил: «Да хоть сейчас», и через два часа я была его женой.

Смешно и глупо. Особенно веселились Элис и Эберт, а вот родителям я так правду и не сказала, хоть и стоило. Вообще все глупо… Попыталась прогнать счастливые воспоминания. Ведь счастливые же! Нам было хорошо втроем, тихо и спокойно. Неужели за полгода все так изменилось? Если бы не упрямство Ральфа и его желание контролировать каждый мой шаг… Я не могла с этим смириться. Пыталась — и не могла. До последнего держал только Алекс. Иначе точка невозврата настала бы куда раньше. Сейчас я даже боялась с ним увидеться. Наверное, даже больше, чем с Ральфом.

Хватит! Добавила скорости мобилю и заставила себя улыбнуться. Хватит думать о прошлом, не сейчас. Напарник уже ждал в участке. Он казался каким-то мрачным и недовольным, а я бодро взялась за папки. Рано или поздно нам дадут задание. А пока нужно смириться с неизбежным и работать, работать. Время до обеда пролетело незаметно, и мы направились в то же самое кафе. Внимание к нам немного ослабло. Я так думала, пока парни не пристали с очередными расспросами.

— Сани, а как твой муж относится к тому, что у тебя на работе — одни мужчины? — поинтересовался Крис.

— Спокойно, — ответила я. Вот только разговоров о Ральфе мне не хватало для полного счастья.

— Тогда он либо идиот, либо импотент, — хохотнул другой следователь, Джеф.

— Если бы он тебя слышал, ты бы уже умер. — И откуда им знать, что в моей шутке скрыта истина?

— А что? — Вмешался Майк. — Ты ведь красивая девушка. Легко понять, что никогда не будешь обделена вниманием. Отсюда напрашиваются выводы…

— Это сейчас комплимент или оскорбление? — Я все-таки надеялась избежать конфликта, хотя внутри уже закипала злость.

— Это отсутствие мозгов, Сандра, — откликнулся Эверетт. — Если мужчина при виде красивой девушки не может удержать свое эго в штанах, то он — не мужчина.

Майк рванулся вперед — слишком быстро. Джеф и Крис тоже поднялись. Остальные, казалось, думали, вмешиваться или нет. Но мой напарник ушел с линии удара, пригнулся — и ударил сзади, молниеносно оказываясь за спиной Майка. Джеф и Крис переглянулись.

— Хватит вам! — Я кинулась к ним. — Что за глупости? Размяться негде? Так разминайтесь на тренировках.

Но кто меня слушал?

— Не влезай, — перехватил меня второй криминалист, Бен. — Сами разберутся.

Разберутся? Трое на одного? Еще чего! Но Эверетт не собирался уступать противникам. Он двигался настолько легко, будто подобные драки были его родной стихией. Не движения, натренированные годами, как у Майка и его помощников, а именно инстинкты, как у хищного зверя. И это притягивало… Я готова была вмешаться, как только это станет опасным. Но сейчас… Наверное, это бы значило оскорбить — если бы посторонняя девушка начала его защищать.

Крис первым улегся носом в пол, поднял руки, признавая поражение, и о нем будто забыли. Майк и Джеф оказались упрямее. В их глазах блестел азарт — достать новичка, показать, кто здесь хозяин. Хорошо, хоть до магии не дошло. А ведь я понятия не имела, какая у них магия. Джеф подошел слишком быстро. Точный удар в нос — и он отшатнулся, вытирая кровь, и смачно выругался. А вот Майк, несмотря на то, что был поисковиком, держался с Эвереттом на равных. Легко уклонялся от ударов, с интересом изучая манеру боя противника. Выпад, еще выпал. Подножка.

Ричард растянулся на полу. Майк торжествующе улыбался — ровно до того момента, как Эверетт схватил его за ногу и уронил рядом.

— Хватит! — рявкнула я, уже не сдерживаясь. — Можно, вопросы своей личной жизни буду решать сама? В следующий раз таких намеков не потерплю. Я — боевой маг. Просто довожу до вашего сведения.

Парни присвистнули. Да, боевые маги среди женщин — редкость, и их добыча оказалась с зубами. Причем, не только я. Эверетт уже успел подняться и вытирал разбитую губу салфеткой. Персонал кафе взирал на потасовку спокойно и меланхолично — видимо, не в первый раз. Я кинула на столик деньги за обед, дождалась напарника и пошла к выходу.

— В следующий раз не вмешивайся, — сказала, как только мы очутились на улице. — Иначе долго здесь не проработаешь. Я сама могу за себя постоять.

— Еще я тебя не спрашивал, когда мне вмешиваться, а когда нет, — рыкнул Эверетт. — Идем, папки ждут. Этот соперник будет куда грознее.

Вот только дойти до папок мы не успели.

— Эверетт, Колден, зайдите ко мне, — Айвинг появился в дверях кабинета.

Что-то случилось? Я вошла первой, Ричард следовал за мной. Айвинг тут же заметил изменения на лице Эверетта.

— Это что такое? — спросил мрачно, указывая на разбитую губу.

— Неудачное знакомство с дверью в местное кафе, — колко усмехнулся Ричард. — И с официантом, который эту дверь открыл слишком резко.

— Послушайте, Эверетт, если вдруг возникли какие-то проблемы…

— Никаких проблем, — перебил тот. — Всего лишь неловкость.

— Что ж, пусть так, — кажется, Айвинга устроил такой ответ. — Я хочу, чтобы вы в составе группы взглянули на место преступления. Очень любопытный случай, мы всем отделом бьемся над ним, а количество преступлений растет. Может, свежий глаз заметит больше. Поедете с Майком Данвером, Джефом Митчеллом и Крисом Астером. По дороге они введут вас в курс дела. Приступайте.

У меня мелькнула мысль, что Айвингу успели доложить. Иначе зачем ему отправлять нас именно с теми, с кем подрался напарник? С другой стороны, задание — это хорошо. Меня тоже начинали раздражать папки и картотека.

Наши спутники появились чуть позднее — и тоже щеголяли разбитыми лицами. Все-таки Ричард хорошо их приложил. Особенно Джефа. Тот прикладывал к опухшему носу бутылку с холодной водой.

— Идем, — бросил Крис на ходу.

Мы забились в полицейский мобиль — Майк за рулем, Джеф на переднем сидении и я, еле втиснувшаяся между Ричардом и Крисом.

— Что за дело? — спросил Эверетт, стоило мобилю тронуться с места. А я старалась не шевелиться, чтобы никого не задеть.

— Старая история, — ответил Майк — видимо, наименее обидчивый. — Мы называем этого типа Цветочник. На его счету — три похищения. Точнее, это третье. Похищенные — всегда девушки от двадцати до тридцати, ни одна из них не найдена. То есть, живы они или нет, неизвестно.

— Почему Цветочник? — спросила я.

— На месте преступления он оставляет цветок, всегда разный. Это — единственная зацепка. Ни отпечатков пальцев, ни следов магии. Думаем, он работает с амулетами. Иначе были бы какие-то следы.

— Я что-то подобное слышал года три назад, — откликнулся Ричард. — Похищения, цветы.

— Да, было дело, — кивнул Майк. — Но тогда двух девушек нашли убитыми, и делом занимался не наш отдел. Преступник был пойман, лишен магии и осужден на двадцать лет.

— Вы с ним говорили?

— Нет, его держат на другом конце страны. Да и к чему? Ясно же, что это подражатель. Жалкая имитация.

— Поэтому жалкую имитацию вы не можете поймать?

— Эверетт, тебе днем мало было? — обернулся Джеф.

— А тебе, я смотрю, много?

Мобиль качнуло на повороте, и случилось то, чего боялась — с размаху упала на Эверетта. Тот среагировал молниеносно — я даже удариться не успела. На мгновение от его объятий перехватило дыхание. Я тут же вырвалась и пробормотала: «Спасибо».

— Обращайся, — усмехнулся он.

Похоже, Ричард относится к тому же типу мужчин, что и мой муж, для которых все мнения делятся на «мое» и «неправильное». Только с Ральфом мы как-то пытались договориться, а с этим, похоже, не договорится никто.

Мы выбрались из мобиля, и сразу стало легче дышать. На первый взгляд, ничего необычного — маленький уютный домик, старый мобиль у порога — одна из дешевых моделей. На пороге сидел парень чуть младше меня, уронив голову на руки.

— Ну наконец-то! — подскочил, завидев нас.

— Добрый день, — Крис взял разговор на себя. — Вы — Меддок Винфин?

— Да, пропала моя невеста, Вероника. Мы должны были встретиться сегодня утром, но она не пришла, кристалл не отвечает. Я приехал сюда, и вот.

— Почему вы решили, что Веронику похитили? Может, она ушла сама?

— Без мобиля? — Брови Медока поползли вверх. — Вы что? Да и в доме разгром. Не то, чтобы прямо вещи разбросаны, но чашка разбитая на полу, молоко разлито. И цветок этот на подоконнике… Я читал статью о похитителе в одной газете. Это ведь он, да?

— Мы разберемся.

Майк прошел в дом первый, тут же попросил у Меддока личную вещь Вероники и углубился в поиск. Джеф и Крис изучали сам дом. Я тоже прошлась по комнатам, стараясь ни к чему не притрагиваться, чтобы не сбить остаточный след, если таковой был. Действительно, ничего особенного, если бы не лужа на полу на кухне, осколки кристалла связи и белая лилия на подоконнике. Попыталась сама что-то нащупать — ничего, пустота. Никаких отголосков.

Вернулась к коллегам — Джеф продолжал опрашивать Меддока, Крис и Майк обследовали дом с помощью заклинаний. А где мой собственный напарник? Он, кажется, и в дом не заходил. Я вышла на улицу — Ричард нашелся под окнами, он что-то рассматривал на траве.

— Что там? — подошла ближе.

— А? — Он резко обернулся. — Никогда так не подкрадывайся. Думаю, ваш… наш похититель забрался в дом через окно.

— Откуда такие выводы? — спросила я, хоть уже и сама понимала. Сломанные веточки, всего две. Но это действительно может быть зацепкой.

— Позову Криса, — пошла обратно к дому за криминалистом, но дойти не успела — Эверетт легко, словно кошка, забрался в то же окно. Сумасшедший!

— Ты что творишь? — донесся голос Джефа. — А если бы заклинанием получил?

— Пытаюсь понять, как действовал похититель, — рыкнул Эверетт. — Уйди с дороги. А вот назад он уже выходил через дверь.

— С чего бы это?

— Когда я приехал, дверь была открыта, — вмешался Меддок. — А Вероника всегда запиралась на ключ.

— Сложно вытащить девушку в окно, даже если она не оказывает сопротивления.

Похоже, скоро у меня будет новый напарник. Решила не вмешиваться и продолжила осматривать место под окном. Нет, никаких следов, кроме этих двух веточек. С кем же мы имеем дело? И почему белая лилия? Может, в этом что-то скрыто? Вернулась в гостиную, где находился убитый горем Меддок.

— Какие цветы любила Вероника? — спросила у него.

— Розы, как и все.

Почему как и все? Я, например, розы не люблю…

— Джеф, а какой цветок вы нашли у предыдущей жертвы?

— Гвоздику, — ответил тот. — Алую гвоздику.

И где связь? Она должна была быть. Надо изучить все-таки дело того, первого Цветочника. Может, следователь, который его вел, что-то раскопал? Наверняка, парни уже его запросили. Если что, можно даже поговорить лично — раз мы имеем дело с подражателем, значит, должно быть что-то общее в мотивах. Зачем эти цветы? Почему именно эти?

— Да не было у Вероники врагов! — почти кричал Меддок. — Её все любили, все.

— А на доме была какая-то защита? — поинтересовался Ричард.

— Была. Вероника боялась воров, и ей соседи посоветовали…

— Кто её устанавливал?

— Не знаю, спросите у них, через дорогу живут.

Ричард снова пошел на улицу. Я бросилась за ним. Да, защиту дома лучше разглядывать снаружи, но я — боевик, а не маг защиты. И все, что мне доступно — разглядеть, где она проходила.

— А защиту-то сняли очень профессионально, — хмыкнул Ричард. — Значит, либо действительно амулет-ключ, либо мы имеем дело с магией защиты. Попроси криминалиста посмотреть.

— У тебя самого-то какая магия? — спросила я.

— Да практически никакой, — ответил Эверетт и снова пошел ближе к дому. Что значит — никакой? В полиции все маги. Не хочет говорить? А как взаимодействовать в случае опасности?

Я позвала Криса, он бодро изучил защиту и подтвердил слова Ричарда — или амулет, или магия защиты.

— Фирма «Агрин», — раздался за спиной голос Ричарда.

— Что — «Агрин»? — обернулась к нему.

— Устанавливала защиту, я заглянул к соседке. Утром она ничего подозрительного не видела, а вот защиту установили всего пару недель назад. Для меня — подозрительно.

— Значит, съездим в «Агрин», — сказал Крис. — Хорошо сработано, Эверетт. Адрес узнал?

— Да, здесь недалеко. Улица Стайлс, три.

— Тогда мы — на фирму, а вы — докладывать Айвингу.

И Крис нырнул в дом. Мы с Эвереттом переглянулись — и, кажется, поняли друг друга.

— Навестим «Агрин»? Пока они заканчивают, — спросила одними губами.

— Я предлагаю, после того, как они закончат. Что ты делаешь сегодня вечером?

— Я так понимаю, срочно хочу заказать защиту для своего дома.

— Тогда после работы мы этим займемся.

И разошлись в разные стороны. Может, еще и сработаемся. Пусть парни сейчас опрашивают, кого хотят. Мы отчитаемся Айвингу, а потом займемся первым пунктом в списке подозреваемых. Конечно, я не считала, что защитники похитили Веронику, но они могли продать кому-то информацию о типе защиты на доме. Или… Много всяких «или». Ничего, на некоторые из них уже вечером получу ответ.

Глава 9

Ральф

Отчет начальству вышел коротким. Айвинг другого и не ожидал — это же мы, бесполезные новички, которым еще учиться и учиться у его лучших сотрудников. Те, наверняка, успели допросить хозяина «Агрин», фирмы по установке защиты. Вот бы показать Алексу тот дом, но — нельзя. Нельзя вмешивать сына в свои дела. Ненадолго выбрался из кабинета, связался с ним, сказал, чтобы к ужину не ждал. Кажется, Ал расстроился. Даже если так, виду не подал, промолчал, как всегда. Только спросил, во сколько вернусь. А я чувствовал, как разрываюсь на две половины. Одна оставалась здесь, с Сани. И эта часть меня готовилась с азартом кинуться в битву с неведомым преступником. Мне не хватало адреналина в крови, опасности, схватки. После утренней драки даже чувствовать себя стал лучше.

А вторая половина говорила, что проблем хватает и дома. Что над моей семьей нависла опасность, и надеяться, что они справятся без меня, глупо. Хотя, там же Эб и Элис, чего бояться? Того, что Торнот решится действовать? Один — не решится, он трус. Пока найдет подельников, пройдет время. Та дамочка, что за него хлопотала — скорее всего, любовница. А кто же еще? Или я что-то упускаю из виду? Так и стоял в коридоре, пока не появилась Сани — чужая, как никогда, но такая же сияющая от предвкушения. Мы оба — сумасшедшие, вот и все. Только я успел наиграться в жизнь, а она — нет.

— Идем? — спросила с улыбкой.

— Идем.

— Твой мобиль или мой?

— Твой.

Я опасался, что в моем она может заметить что-то. Мало ли! Какую-то неучтенную мелочь, которую выпустил из поля зрения. Поэтому воспользуемся её мобилем, который я знал до последнего кристалла. Закинул форменный пиджак в свой мобиль — нет, пока что мы едем в «Агрин» как частные лица. Будем выяснять, кто там работает, что они собой представляют. Сани бы, конечно, не мешало переодеться.

— Подождешь меня пару минут у дома? Не хочу привлекать внимание. — Она прочитала мои мысли.

— Подожду.

В мобиле до одурения пахло её любимыми духами. Хотелось зажать нос, чтобы не пробуждались воспоминания. Но я просто смотрел в окно и молчал. О чем могут разговаривать незнакомые люди? Чужие друг другу, хоть волком вой? Выть тоже иногда хотелось — от безысходности. Только к чему? Сани тоже не затевала разговора. Чувствовалось, что ей некомфортно в мобиле с посторонним мужчиной. Зато мне было очень даже комфортно, почти хорошо, если на миг забыть, что она меня бросила.

Мобиль остановился. У дома было пусто — только две девчонки болтали на скамейке, но за Сани не бросились. Видимо, поняли, что своя. Я ждал. Осторожно коснулся руля мобиля — там, где касались её пальцы. Вот и все, что тебе осталось, Ральф. Прими поздравления. Затем — обивки сидения, сигнальных кристаллов на панели. Так и хотелось спросить: какого демона, Сани? Какого демона ты решила, что можешь рушить мою жизнь? Исчезать на рассвете, заставлять меня с ума сходить от беспокойства? Я ведь сразу предполагал самое худшее. Но вопросы оставались при мне, как и ответы. А в дверях уже появилась Сани — в легком платьице, чтобы не выглядеть такой официальной. Красивая, как никогда. Я отвернулся.

— Все, я готова. Извини, что пришлось подождать. — Снова села за руль, завела мобиль. — Кем представимся? Клиентами?

— Да, попробуем понять, что собой представляет эта конторка. Куда будешь заказывать защиту? Сюда?

— Нет, у меня свой дом есть, но хочу сделать там ремонт, пока живу у брата.

— Понятно.

Разговор снова прервался. Мне было тяжело подбирать слова, чтобы не выдать себя. Не дать понять, кто перед ней. Еще тяжелее — просто находиться рядом с любимой женщиной. «Агрин» мы нашли быстро. Сандра взяла меня под руку — логично, вместе же явились, значит, не чужие люди. А у меня мурашки пробежали по телу, стало трудно дышать. Так, вдох, выдох, угомонился.

«Агрин» — было выведено над дверью зеленой краской. Похоже, конторка не особо процветала. Слишком дешевой выглядела дверь, поцарапанной. Нормальных клиентов такая бы отпугнула, но посоветовал же кто-то Веронике обратиться к этим ребятам. Что ж, взглянем. Открыл дверь и пропустил Сандру внутрь.

— Чем можем помочь? — раздался звонкий девичий голос. Его обладательница сидела за столиком в приемной. Перед ней расположился кристалл связи и толстый блокнот.

— Добрый день. — Сани лучезарно улыбнулась. — Мы хотели бы поговорить о защите для нашего дома.

— Конечно. — Девица сразу оживилась. — Присаживайтесь, рассказывайте, какой именно уровень защиты вас интересует. Уверяю, наши цены вам понравятся.

— Мне ваше агентство посоветовала подруга, говорила, вы можете помочь. Мне хотелось бы что-то простое и доступное, чтобы нас не обокрали, к примеру.

Пока Сани расписывала преимущества дома и варианты защиты, которые её бы устроили, я оглядывался по сторонам. Действительно, клиенты не толпились. В кадке торчал засыхающий фикус, голосок девицы звенел противными нотами. А я пытался понять, что здесь не так. На первый взгляд — все, как надо.

— Ричард, а ты что думаешь? — Голос Сани вернул к реальности.

— Я хотел бы видеть вашу лицензию.

— Да, конечно, — засуетилась девица.

Передо мной лег красивый лист бумаги, украшенный печатями. Настоящий? Без сомнения, да. Но я прекрасно знал, чьи печати на нем стоят. Только чтобы поговорить с этим человеком, нужно признать, что Ральф Колден жив, а не отправился на тот свет. А это опасно. Не для меня, для жены и сына.

— А лично пообщаться с вашими специалистами можно?

— Уже вечер. — Девушка развела руками. — Они здесь только в первой половине дня, а затем, в основном, работают на местах. Так как, будете заказывать?

— Спасибо. Мы подумаем, — сказал девице и увлек Сани к выходу.

— Ну что? — спросила она. — Документы вроде бы в порядке.

— В порядке, да. Но есть тонкости.

Ей тоже нельзя было говорить, какие именно. Нельзя — и точка. Потому что сразу поймет, в какие игры я взялся с ней играть, и тогда уже никогда не простит.

— Заедем куда-нибудь поужинать? — спросил на ходу. — Умираю с голоду.

— Хорошо. — Сандра, кажется, удивилась, а я на этот вечер продлил свою пытку. — Расскажешь про документы?

— Да, конечно. Я однажды вел дело… И в нем тоже были бумаги с подписью одного юриста. За деньги он подпишет что угодно.

— Наведаемся к нему? — Сандра замерла у мобиля.

— За ним стоят большие люди. Сначала ты наведаешься к нему, затем он — к тебе. И эта встреча станет для вас последней.

— Но мы же можем его допросить для следствия. Мол, вы выдали документы компании, которая может быть причастна…

— Вряд ли причастна, давай смотреть правде в глаза. Но защита у них, думаю, для всех по одному плану. Минимум опыта — и взломаешь. Нет, Сандра, прежде, чем что-то делать, надо сначала думать. Давай пока возьмем эти документы на заметку, хорошо?

— Ладно. — Сани пожала плечами. — Заметил? В конторе только что появлялась полиция, а они себе спокойно работают. Будто ничего и не случилось.

— Заметил. Значит, не боятся.

Тем временем Сандра направила мобиль в центр города. Я уже жалел, что напросился на ужин. Можно обманывать кого угодно, только не себя самого. Мне было плохо рядом с ней — из-за невозможности открыто прикасаться, говорить, двигаться. И плохо было без неё.

— Что будем делать дальше? — спрашивала она.

— Надо изучить, что нам известно о предыдущих двух похищениях. И узнать, какая защита стояла на тех домах. Может, головоломка сойдется?

Сани задумчиво кивнула. Она выглядела забавно сосредоточенной. Сколько я не видел её такой? Наверное, с тех самых пор, как мы уехали из Иргена. Затем расслабились, пообвыклись, натворили дел.

— Кафе?

— Кафе, — кивнул я.

— Какое?

— Любое.

— Тогда давай сюда.

Сани остановила мобиль, и я заметил вывеску «Ночная птица». Что за глупое название? Но птица — так птица, ночная — так ночная. Мы направились внутрь. Тихо, почти безлюдно. И хорошо, можно хоть немного расслабиться, потому что я чувствовал себя, как натянутая струна. Которая вот-вот лопнет.

Мы сели за столик. Бойкая официантка принесла меню, окинула меня заинтересованным взглядом.

— Ты ей понравился, — тихо рассмеялась Сандра. Знала бы, что эта официантка строит глазки её мужу, вряд ли бы была так благосклонна.

— Да ладно. — Скользнул взглядом по меню. Выбрал запеченную рыбу с рисом — может, и появится аппетит. От десерта отказался, взял травяной чай. Сани выбрала какой-то салатик, тефтели в соусе и макароны. В отличие от меня, взяла на десерт кусочек торта и сок. У неё было хорошее настроение — редкость в последние дни.

— Что? — заметила мой пристальный взгляд.

— Ничего, — качнул головой. — Думаю, как к нашему ужину отнесутся у тебя дома.

— Нормально, — заверила Сандра.

Конечно, её ведь там никто, кроме брата, не ждет. А я… Я и так здесь.

— Ты давно живешь в Иргене? — спрашивала Сани, воюя с салатом, а я лениво ковырял вилкой рыбу.

— Лет десять. Может, чуть больше.

— Много. Один или с кем-то? Я, конечно, помню, что ты ответил в кафе, но ведь мы не на работе?

— С семьей.

В глазах Сани светилось любопытство, но она будто не знала, стоит ли задавать еще вопросы. А я не знал, что отвечать, если она все-таки их задаст. Но Сандра осторожничала. Забавная игра, когда все козыри — в моих руках, и я заведомо проиграл.

— Ты всегда уходишь с работы пешком. Близко живешь?

— Нет, просто не оставляю мобиль у входа. Но не особо далеко.

— Ну, где я живу, ты видел. Просто, раз уж мы с тобой напарники, надо хоть что-то узнать друг о друге. Как думаешь?

Я уже ни о чем не думал. Просто сидел, смотрел на неё и играл свою роль. Роль хорошего парня, настоящего полицейского, а не того, кем являлся, и от кого она бежала через всю страну.

— Ричард? — Молчание затянулось.

— Ты права. Только я не особо люблю рассказывать о себе. Давай лучше ты.

Один-один, солнце мое. Я тоже хороший игрок.

— А что рассказывать? — Сани смутилась. — Все, как у всех.

Если наша ситуация называется «все, как у всех», тогда я — весенний кролик.

— Сколько лет замужем? — Надо же проявить интерес.

— Почти два.

— Мало.

— Или слишком много, — Сани рассмеялась, но её смех не казался искренним. Пора уходить со скользкой темы. — Где ты научился так драться?

— У меня было очень бурное детство. И потом доучивался понемногу. Когда у тебя мало магии, надо полагаться на собственное тело. А ты и правда боевой маг?

— Да. Не веришь?

— Верю.

И знаю. И видел. И… Что я вообще здесь делаю?

К моему счастью, принесли десерт. Сани тут же увлеклась тортиком, а я медленно пил чай. И зачем нам знакомиться с нуля? Очередная моя блажь. Что ж, я всегда любил играть без правил. Вот и сейчас — зачем становлюсь ей не напарником, а, скорее, приятелем? Зачем?

— Уже поздно. — Сани взглянула на часы. — Спасибо за ужин. Идем?

По привычке кинул на стол деньги за нас двоих. Сандра неодобрительно взглянула на меня, взяла купюры и вложила обратно в руку:

— Я сама, Ричард. Не стоит.

Самостоятельная моя. Но я не стал пререкаться. Положил купюру в карман, и мы пошли к двери.

— Где тебя высадить? — спросила Сандра. — Где твой мобиль?

— Я отсюда пройдусь, — ответил ей. До дома Эба и Элис было рукой подать. — А мобиль заберу утром. Спасибо за вечер, до завтра.

И пошел прочь. За спиной послышался шум мобиля — она поехала домой. Туда, где мне нет места. Ну и пусть, если ей так проще. Ускорил шаг — может, успею связаться хоть с кем-то из профессоров. В одной из темных подворотен снял часы — нечего светить иллюзией. Когда подходил к дому, на миг кольнуло ощущение чужого взгляда в спину. Обернулся — никого. Паранойя, ты ли это? Давно не виделись.

Усмехнулся своим мыслям. Сколько понадобится, чтобы я из обычного человека снова превратился в того, кем был? Или процесс необратим?

Вошел в дом Скайденов — и наткнулся на Алекса. Тот расположился на лестнице с Персиком Вторым на руках и все теми же основами ментальной магии.

— Привет. — На миг поднял голову и снова погрузился в чтение.

— Привет, — ответил на ходу. — Ты ужинал?

— Да. Тебя Эберт искал.

Что-то случилось? Я остановил Марго и узнал, что Скай в лаборатории. Вот уж где ни разу не был. Обычно Эб никого туда не допускал. Постучал и замер на пороге. Щелкнул, открываясь, замок — предосторожность после случая с Эшем. Скайден выглядел взъерошенным, но спокойным.

— Кто это тебя так? — Уставился на меня. Демоны! Я же губу не залечил. И залечивать нельзя, начнутся расспросы на работе.

— Коллеги, — ответил я, проходя в лабораторию.

— Они хоть живы? — Кажется, Эба развеселил мой ответ.

— Тебе смешно? — Обернулся через плечо.

— Учитывая, что последний раз ты щеголял разбитым лицом в подростковом возрасте — да.

— Они живы, доволен? — Нашел высокий стул и сел, рассматривая святая святых дома Скайденов. Ожидаемо — чертежи, проекции, схемы. Макеты кристаллов для мобилей, устройства для опытов. Убежище от всего мира.

— И какова причина ссоры? — Эб единственный, кроме Алекса, знал, где меня носит. Я не стал скрывать от лучшего друга затею с полицией. Он не одобрил, конечно, но и мешать не стал.

— Ну, по их словам, я или идиот, или импотент, так что… — Развел руками.

— И они правда живы? Ты здоров? — Эб откровенно потешался.

— Не при Сани же. Это они, конечно, не о Ричарде Эверетте, а о её иллюзорном муже.

— Не таком уж иллюзорном.

— Ты зачем меня искал?

— Затем, что вижу тебя только мельком. Хотел спросить, как там Сани, как работа. Теперь очевидно, что все хорошо. Даже вон нашел себе приятелей.

— Зубоскаль, зубоскаль, Скай, — ответил я, но без злобы или обиды. — Слушай, дружище, что можно подарить твоим сыновьям, чтобы Элис не забила тревогу? В этот предмет придется вставлять отслеживающий кристалл.

— Все так серьезно? — С лица Эба мигом слетело веселье.

— Нет, угомонись. Сны Алекса. Всего лишь очередные сны, и он уверяет, что особой опасности нет. Но я хочу убедиться, что действительно — нет.

— Я займусь этим. Пусть не браслеты… Но что, кроме браслетов? Игрушки им быстро надоедают. Кулоны? Элис заметит.

— А если… Если мы скажем мышке, что это — исцеляющие браслеты? Как был у неё. Мол, на всякий случай, чтобы носы не поразбивали. А?

— Хорошо, допустим. Кстати, а что с моими воротами? Сегодня пришел садовник — и не смог войти. Более того, оказался к этим самым воротам привязан, так что садовника у нас нет.

— Защита Алекса, — развел руками. — Не мешай мальчишке развлекаться.

Эб снова улыбнулся, страх исчез. Он не сомневался, что сумеет защитить своих сыновей. Но меня уж точно послушает. Да, я не хотел использовать браслеты, но лучше уж перетерпеть вопросы Элис, чем потом подвергать опасности её детей.

В лаборатории я просидел долго. Там, на побережье, мне не хватало Ская с его вечными исследованиями, Элис с её звонким смехом. И сейчас я наслаждался редкой минутой покоя. А уже завтра… Что завтра? Будем рыться в деле Цветочника? Пытаться найти ответы? Отличные планы, я согласен.

Глава 10

Сандра

Ночью снился Ральф. Я проснулась около четырех часов утра и смотрела в потолок до самого рассвета. Сюжет сна помнила плохо, только во сне он уходил от меня, а не я от него. Заснуть так и не удалось, поэтому на работу приехала, словно и не отдыхала. Эверетта еще не было. Опаздывает… Вчерашний вечер оставил какие-то добрые чувства в сердце. Не такой уж он и странный, как показалось.

Пока напарник не пришел, заглянула к Крису и Джефу.

— А, Сани! — Крис махнул мне рукой.

— Доброе утро. Есть какие-то новости из «Агрин»?

— Ничего такого. — Крис развел руками. — Да, устанавливали защиту. Пообщались с тем, кто устанавливал — парень как парень, не наш клиент. Так испугался, что заикаться начал. Да, защита взломана, но разве это его вина?

— Интересно, чем взломана?

— Откуда же знать? В отделе ни одного мага защиты. Айвинг сказал, позовет кого-то со стороны.

— А можно мне взглянуть на материалы по двум предыдущим похищениям?

— Слушай, Сандра, — ожил Джеф, который до этого будто меня не замечал, — не лезь на рожон. Ты в нашем отделе всего пару дней. Мы и сами разберемся, а твое дело — бумажки с рапортами заполнять.

— Да чего ты, Митчелл? — Крис обернулся к напарнику. — Не нападай на девочку. Держи, Сани. Только верни.

И протянул мне две тонких папки.

— Спасибо, — улыбнулась ему и поспешила обратно в кабинет. В коридоре столкнулась с Эвереттом и торжествующе показала добычу.

— Отдавать не хотели, — шепнула на ходу.

— Даже так. — Ричард усмехнулся. — Что ж, давай изучим.

Мы вернулись в кабинет и разложили на столе документы. Первой жертвой вернувшегося Цветочника стала некая Амелия Эбион, двадцать три года, не замужем, детей нет. Отсутствие Амелии обнаружила её сестра. Девушки вместе снимали квартиру. Диана Эбион вернулась домой, но Амелии не было, только веточка хризантемы на окне. Поначалу беспокоиться не стала, думала, гуляет с кем-то. Удивилась только, что цветы в воду не поставила. Когда наутро сестра не вернулась, обратилась в полицию. Улик не нашли. Вторая девушка, Катарина Шейден, двадцать пять лет, работала в аптеке. Не вышла на работу, и дома больше не появлялась. В комнате нашли красную гвоздику.

— Итак, что мы имеем? — Ричард сел на стол и уставился на листы. — Хризантема, гвоздика, лилия. Цветы не весенние, значит, выращены в какой-то оранжерее.

— Оранжерей в городе много, — кивнула я. — Запросим адреса?

— Да, мало ли, вдруг что-то покажется подозрительным. Коллеги не поделились своей версией?

— Нет. И мне почему-то кажется, что у них вообще нет версии. Эти цветы в любом случае что-то обозначают. Вот только что?

Я сидела и думала. Язык цветов? Банально. Но даже если он… Лилия — кажется, обозначает невинность. Надо взглянуть по поводу гвоздики и хризантемы. Но если лилия — невинность, какое отношение это имеет к личности похищенной? У неё вон жених был, жили вместе.

— Красная гвоздика — страсть и восхищение, — кажется, Ричард думал над тем же вопросом. — Поклонник?

— Всех троих? Нет, что-то не сходится. Где еще могут использоваться цветы?

— Зелья? Катарина работала в аптеке. Но там части цветов, а не полностью. Есть у нас знакомые зельевары?

— Поищу, но вряд ли… Мне кажется, здесь что-то еще. Не в любви же он им троим признавался!

— А если? Мог ведь один парень ухаживать за тремя девушками.

— У Вероники есть жених.

Да уж, задачка. Но я чувствовала — в этих цветах что-то есть. И Ричард был со мной согласен. Надо подумать… И узнать по поводу защиты на двух других домах.

— Слушай, может, ты пока защитой поинтересуешься, а я в архив? — предложила напарнику. — Хочу взять дело настоящего Цветочника.

— Давай лучше вместе, — ответил тот. — Я в полиции — человек новый, еще упущу что-нибудь.

Я сомневалась, что Эверетт мог что-то упустить, но он говорил искренне. Может, он и прав. Где один что-то упустит, там заметит другой.

— Хорошо, — кивнула, забирая со спинки стула пиджак и проверяя наличие новенького удостоверения в кармане. — Попробуем поговорить с соседями наших девушек.

Можно было, конечно, снова наведаться в «Агрин» и узнать, работали ли они по указанным адресам, но тогда придется явиться к ним, как полиция, а я хотела на всякий случай приберечь этот вариант на потом. Поэтому повела мобиль к дому первой девушки, Амелии.

— Ричард, как думаешь, что произошло с похищенными? — спрашивала по дороге.

— У меня три варианта. Убиты, где-нибудь заперты либо проданы в какое-нибудь заведение.

— Один лучше другого, да?

— Да уж.

Только бы найти их живыми. Но шансы были ничтожно малы, а мы даже не знали, в каком направлении двигаться.

— Меддока из подозреваемых вычеркиваем?

— Я бы не стал. Он может что-то знать.

И снова я была согласна. Если бы Ральф хоть немного прислушивался ко мне так, как Ричард, может, я бы и не ушла. Я замолчала, задумавшись о муже. Хотелось его увидеть, но боялась, что будет только новый скандал. Интересно, чем он занят? Зачем-то же он приехал в Ирген. Не только ведь за мной. Едва удержала вздох.

— Что-то не так? — спросил Ричард.

— Все в порядке. Мы приехали.

Остановила мобиль и направилась к двухэтажному дому. Одна лестница вела на второй этаж — видимо, там и снимали квартиру девушки. На первом этаже был отдельный вход. Именно туда я и постучала, так и не найдя звонка.

Тишина… Никого нет дома? Постучала еще раз.

— Иду! — Послышался старческий голос, и лязгнул замок.

— Кто? — спросила старушка, не торопясь открывать дверь.

— Полиция.

Дверь открылась. Соседке девушек было хорошо за семьдесят. Я даже начала сомневаться, что она может хоть что-то знать, но спросить надо было!

— Следователь Сандра Колден, — представилась я. — Мой напарник, Ричард Эверетт.

— Милина Тавуаль, — хозяйка квартиры смотрела на нас, как грозная учительница глядит на провинившихся учеников. — Вы по поводу Амелии?

— Да. Можно задать вам несколько вопросов?

— Можно, только я спешу на заседание кружка поэзии, поэтому времени не так много.

— Скажите, на вашем доме установлена защита от кражи? — спросил Ричард.

— Конечно, мы с девочками пополам заказывали.

— А где, если не секрет?

— Да в фирме какой-то, Амелия туда ходила, договаривалась.

— Не «Агрин» случайно? — спросила я.

— Точно! «Агрин», — закивала старушка. — Я, как Адельку прям из квартиры похитили, на них иск подала. За низкое качество предоставленных услуг.

И госпожа Тавуаль сурово свела седые брови.

— Выиграли?

— Не, они мне денег дали и новую систему поставили. — Махнула рукой старушка. — Решили полюбовно.

— Скажите, вы ведь умудренная опытом женщина. — Ричард рассматривал лестницу. — Не замечали? Может, к Амелии захаживал кто?

— Мужчина? — Глаза госпожи Тавуаль широко распахнулись. — Что ты, деточка.

Я едва сдержала смех, а у Ричарда от такого обращения чуть не отвисла челюсть. «Деточка»! Наверное, так его давно никто не называл.

— А что такого странного? — Эверетт совладал с собой. — Молодая красивая девушка. Должно быть множество поклонников!

— Амелия скромная очень была, всегда смущалась, если кто познакомиться хотел. Даже мне жаловалась, что, вроде бы, и парень понравился, а разговор завести не может. Хорошая девочка, тихая. А сестра у неё — разбитная. Та уже за год с третьим кавалером встречается.

— А о кавалерах старшей что сказать можете?

— Один богатый был, но в возрасте. — Старушка принялась загибать пальцы. — Второй — молодой парнишка, смазливый. Вроде как в какой-то юридической конторе работал. Третий — из ваших, полицейских.

Вроде бы ничего… Но Эверетт на всякий случай записал приметы каждого. Не думала, что он — такой дотошный в работе. Попрощавшись со старушкой, поехали ко второй девушке, но там нас ждала неудача — никто из соседей двери не открыл. Осмотрели домик — никаких следов защиты.

— Кажется, версия разваливается, — заметил Эверетт. — Здесь ребят из «Агрина» не было.

— Похоже, что так. Но мутные они, вот чувствую я, понимаешь?

— Да, но пока нам нечего им предъявить.

Ричард задумался о чем-то, а я направила мобиль к архиву. Увы, мы и на шаг не стали ближе к Цветочнику. Кто же наш преступник? Зачем похищает девушек? Вопросы так и роились в голове, выбивая оттуда тоску по любимому человеку. Одна надежда — архив. Он располагался в здании, примыкавшем к главному управлению полиции. Раньше частенько приходилось тут бывать по долгу службы, так что я привычно вошла в створчатую дверь и остановилась перед окошком пропускного пункта.

— Сани? — раздался удивленный голос по ту сторону окошка, и я заулыбалась — узнала старую знакомую, госпожу Байлис. — Сани Рейнер? Быть того не может! Ты вернулась?

— Да, госпожа Байлис, — пригнулась, чтобы лучше видеть дежурную. — Уже третий день, как на работе.

— Ух, ты! Обязательно приходи в гости, у нас столько новостей!

Раньше я пару раз бывала у неё дома — занималась с детьми, которые собирались поступать в университет.

— Зайду, конечно, как только выпадет минутка. Госпожа Байлис, мне нужны архивные материалы, но номер дела точно не знаю. Поможете?

— Конечно, милая. Ой, ты не одна? — Госпожа Байлис заметила Ричарда.

— Мой напарник, Ричард Эверетт.

— Очень приятно, — кивнул тот.

— Взаимно, молодой человек. Подождите минутку.

Дежурная позвала свою помощницу, и та заняла место в окошке, а мы прошли за нею в святая святых — архив полиции. Здесь было темно и тихо. Архив Иргена — не такое уж посещаемое, а главное — не всем доступное место, зато содержит в себе информацию обо всех преступлениях в городе.

— Что за дело, дорогая? — деловито спрашивала госпожа Байлис, а я едва успевала шагать за ней.

— Оно получило название «дело Цветочника». Помните такое?

— Сейчас все отыщем. Давай удостоверение, и обратимся к кристаллам.

Я протянула карточку, и госпожа Байлис присвистнула:

— Сани, так что же ты молчишь, что вышла замуж?

— Да как-то к слову не пришлось, — смутилась я.

— Значит, поездка пошла на пользу! Правильно, нечего всю жизнь в участке сидеть. Детишек не завела?

— Нет пока, — на сердце стало еще муторнее. Если бы завела, меня бы здесь не было.

— А что так грустно? Не получается? — Госпожа Байлис покосилась мне за спину. Я тоже обернулась — Ричард разглядывал какую-то полку с отсутствующим видом.

— Да не то чтобы… Просто пока рано.

Повторяю слова Ральфа. Лучшая отговорка в мире. «Пока рано». Снова всколыхнулась обида, я глубоко вдохнула, стараясь прогнать грусть. Ничего, все наладится. Иначе и быть не может. А еще вдруг поняла, что жду его. Все эти дни где-то в глубине сердца — жду. Оглядываюсь, когда подхожу к дому Роберта. И когда еду на работу, тоже смотрю по сторонам. Но, видимо, после нашей последней ссоры он видеть меня не хочет.

Наверное, госпожа Байлис уловила что-то такое в моем лице, что прекратила расспросы, а активировала кристаллы для поиска дела, и вскоре передо мной легли несколько подшитых папок. Ричард тут же сел рядом и открыл первый лист. Так, поначалу дело вел некий Саймон Мерлон. Шесть похищенных девушек, одну позднее нашли мертвой. Опросы, версии… До тайны цветов никто не добрался. А затем…

У меня задрожали руки. Ричард тут же заметил, отобрал папку.

— Филипп Рейнер. Ты его знаешь? — спросил осторожно.

— Мой брат. Покойный.

Я на мгновение закрыла лицо руками. Затем взглянула на знакомый почерк. Еще две девушки — и Филипп его нашел.

— Взгляни, порядок цветов другой. Здесь нет ни лилии, ни хризантемы, — говорил Ричард, будто не замечая моего состояния. — Есть только гвоздика, и то белая. Может, этот новый Цветочник просто продолжает порядок? Как думаешь?

— Что? — Обернулась к нему. — Извини, задумалась. Не знала, что Фил вел это дело. Он не рассказывал.

— Преступник — Георг Лирдон, продавец в цветочном магазине. Твой брат вычислил его по особому сорту последнего цветка — орхидеи. Редкий сорт, проверил три магазина — и нашел нашего Цветочника. К нему применяли воздействие менталиста.

— С чего ты взял? — Снова обратилась к папке.

— Вот протокол того, что получилось найти в его голове. Потому что Лирдон так и не признался, где девушки.

Я смотрела на лист и подпись под показаниями — Р.Р. Роберт Рейнер. Неужели Филипп попросил его работать с Лирдоном? Но Роб всегда отказывался помогать полиции. Вот только в этом случае использование ментальной магии не дало результата. Удалось только выяснить, что первой жертвой стала возлюбленная Лирдона, которая не ответила на его чувства. А следующие были просто похожи на неё какими-то мелочами. Ничего больше. Лирдон не выдержал вмешательства и сошел с ума. Об этом говорил код 117 на странице.

— Твоему брату повезло, что этот тип прокололся, — заметил Ричард. — Иначе его бы никогда не нашли. Надо узнать, были ли у Лирдона фанаты, родственники, близкие друзья. Кто-то, кто мог бы начать за него мстить.

— Да, ты прав. Займемся этим завтра.

Я еще раз просмотрела материалы дела. Тот Цветочник, да не тот. Лирдон не мог восстановить разум. Его приговор — тюрьма, из которой мало кто выходит живым, потому что отправляют туда только тех, кому нельзя выходить. Филипп, как же мало я о тебе знала!

«А о ком ты знаешь больше? — спросил внутренний голос. — О Роберте? Он не говорил тебе, что помогал Филу. О Ральфе? Сама видела, что он чем-то обеспокоен, но не настояла, а вместо этого унеслась, куда глаза глядят».

И это была правда. Я ничего не знала о самых близких для меня людях. Или это они тщательно оберегали меня от этого знания. Даже Ал свои сны мне никогда не доверял. Я понимала, что они возвращались, только когда он среди ночи уходил из дома на берег моря и сидел там до рассвета. И спрашивать было бесполезно. Почему так?

— Идем отсюда. — Ричард поднялся на ноги. — Мы узнали все, что могли. Сани?

— Да, идем.

Когда он начал называть меня «Сани»? Я, кажется, упустила этот момент. Потерла виски. Надо поговорить с Робертом. Он должен знать больше. Надо-надо-надо.

— Ты домой? — спросил Ричард, когда вышли из архива.

— Нет, хочу еще заехать на работу, но ненадолго. А ты?

— И я.

— Тогда поехали.

Мы снова забрались в душный салон мобиля. Всю дорогу молчали — Ричард не задавал вопросов, и я была ему за это благодарна. Сейчас просто не могла ни с кем говорить. В сердце снова будто вбили гвоздь, как и каждый раз, когда пыталась понять, что же делать с чувствами, которые никуда не желали деваться. И со всеми теми вопросами, от которых раскалывалась голова. Что?

Глава 11

Рабочий день уже близился к концу, когда мы добрались до участка. Надо же, пока поговорили с соседями, пока посидели в архиве… Я и не заметила, как прошло время. И обед пропустила. Интересно, у Роба сегодня есть спектакль или репетиция? Перед выходом с работы достала кристалл связи и вызвала брата.

— Что-то случилось, Сани? — встревожился он, услышав мой голос.

— Нет. Просто хотела узнать, во сколько ты сегодня придешь.

— Пытаешься высчитать, обороняться ли от моего полка фанаток? — рассмеялся Роберт. — Готовься, я вечером буду дома, скоро приеду с репетиции.

— Тогда я зайду в ресторанчик по пути и закажу что-нибудь с собой.

— Отличная мысль, сестренка! До встречи.

Конечно, отличная, учитывая, что в магазин я так и не зашла, а то, что принес Роберт, сложно было сочетать в одно блюдо. Попрощалась с Эвереттом и поехала в ресторан. Когда-то он мне нравился, еще до встречи с Ральфом. Вот и сейчас остановила мобиль неподалеку от яркой вывески «Приют богов» и пошла внутрь. Да, кричащее название, но готовили тут и правда здорово. Пока для меня готовили заказ, взяла чашечку кофе, пирожное и села за столик у окна. Размешивала сахар, а в голове царила пустота. Странные перепады настроения, но, увы, привычные. Что мне делать? Вот и все, что хотела знать. Снова подать бумаги на развод? Не могу. Рука не поднимается. Решимости хватило на один раз — и все. Пойти к Ральфу? Не пойду. Слишком злюсь на него, ничем хорошим наша встреча не закончится. Просто ждать, пока придет он? Кажется, он как раз не собирается. Попытаться поговорить с Алексом? Перед ним чувствовала себя виноватой. Что я ему скажу? Что сорвалась? Решила доказать, что и сама еще чего-то стою? Кому доказать? Ральфу? Себе? Сумасшедший дом…

— Добрый вечер, Сандра.

Подняла голову. Передо мной стоял Леон Айвинг. Вот так встреча!

— Добрый, — улыбнулась ему. — Тоже едете с работы?

— Да, решил поужинать. Не против, если я к вам присоединюсь?

— Присаживайтесь, конечно.

Начальник сел за стол и сделал заказ.

— Как прошли первые рабочие дни? — спросил он. — Не обижают?

— Нет, все отлично, — пришлось вежливо улыбаться, хотя на душе скребли кошки. — Видно, что коллектив слаженный.

Особенно слаженно пытались разбить лицо моему напарнику. Но этого я, конечно, добавлять не стала. Результат Айвинг видел и сам.

— Что это вы ужинаете в одиночестве?

— Жду заказ, дома не всегда хватает времени что-то приготовить.

— Понимаю. У меня тоже времени нет. И жены нет, которая позаботилась бы о супруге.

Что-то мне не нравится, куда клонится наш разговор. Но, может, Леон ничего такого и не имел в виду? И я заразилась паранойей от своего супруга? Тот тоже обожает искать скрытый смысл в чужих словах. Вот и я сейчас искала. И, стоит признаться, чувствовала себя очень неуютно. Если бы Ральф меня сейчас видел, ох и разозлился бы он на меня! Айвинг, наверное, ждал каких-то слов, а я продолжала терзать несчастное пирожное.

— Девушкам сложно работать в мужском коллективе. — Не дождался. — Если вдруг будут проблемы, говорите, решим.

— Спасибо.

Почему-то вспомнила Ричарда. Он тоже взялся решать мои проблемы. За что и получил разбитую губу. Наконец-то принесли мой заказ! Я забрала у официанта коробку, расплатилась и едва не сорвалась с места от радости.

— Мне пора, — улыбнулась Айвингу. — Дома ждут. Спасибо за компанию.

— Позвольте, провожу вас до мобиля. — Он тут же поднялся.

— Не стоит…

Но начальник уже отобрал у меня коробку и пошел к выходу. Он безошибочно определил мой мобиль у обочины, только шел к нему нарочито медленно, и приходилось подстраивать шаг.

— Ваш муж — счастливый человек, Сани, — говорил он мне. — Не удивляйтесь, прочел в анкете. Я бы такую супругу от себя не отпускал.

Вот и он отпускать не хотел.

— Мой муж уважает мое решение. — Надо же ответить хоть что-то.

— Похвально. Что ж… — Наконец-то мы остановились у мобиля. — А будет ли бестактностью с моей стороны как-то пригласить вас на дружеский ужин?

— Боюсь, мой супруг будет против, — сказала я и поежилась. Почему-то стало холодно.

— А мы и его пригласим. Так как?

Тогда обычной дракой в кафе не обойдется…

— Возможно. А сейчас извините, я спешу.

— Да, конечно, прошу прощения.

Айвинг ловко поставил коробку на сидение мобиля, перехватил мою ладонь и поднес к губам. Знак вежливости, конечно, но сейчас он был неуместен. Вдруг позади послышался рев двигателя, и мимо пронесся незнакомый серый мобиль, я его даже разглядеть не успела. Ничего себе скорость!

— И куда смотрят дорожные патрули? — пробормотал Айвинг.

— До завтра, — поспешно сказала я и села за руль.

Почему-то незнакомый мобиль не давал покоя… Может ли быть? Нет, Ральф бы никогда не опустился до слежки. Да и если бы увидел меня с Айвингом, не стал бы церемониться. Он вообще особым терпением никогда не отличался. Ему все равно, что перед ним — старший следователь полиции. Нет, просто совпадение.

А вот внимание Айвинга беспокоило. Да, когда ехала в Ирген, клялась себе, что начну новую жизнь. Забуду обо всем, возможно, встречу кого-то. Но оказалось, что не готова. Встречать. Хотелось побыть одной, разобраться в самой себе, и даже такое ни к чему не обязывающее внимание было в тягость. Жаль, если из-за этого придется менять работу.

У дома уже собралась знакомая толпа. Но при виде меня девицы, как одна, повернулись и заулыбались.

— Добрый вечер, — поздоровалась самая бойкая.

— Добрый, — осторожно ответила я.

— Госпожа Сандра, прекрасно выглядите, — вмешалась вторая.

— А можно попросить вас об одолжении? — Третья преданно заглянула в глаза. — У нас тут открыточки. Немного, всего пятнадцать. Пожалуйста, попросите господина Рейнера их подписать.

Роберт меня убьет! Но девушки смотрели так жалобно, что открытки я взяла.

— Только не обещаю, что сегодня, — пробормотала, пробираясь к двери.

— Спасибо! Мы вас любим! — Донеслось в спину.

А пару дней назад чуть не разобрали меня на сувениры. Нет уж, слава — это точно не мое. Хотя, Роберт вон наслаждается. Наверное, дела у брата идут хорошо, и стоит за него порадоваться. Поднялась по ступенькам, открыла дверь.

— Ты пришла? — донесся из гостиной голос брата.

— Да, Роб. И ужин со мной.

— Отлично! — Он выглянул из двери и отобрал коробку. — Тогда я накрываю на стол. Голоден, как волк!

А мне вот есть совсем не хотелось, и на сердце было неспокойно. Но мы с братом и так редко видимся, даже живя в одной квартире. Есть вопросы, которые необходимо задать. И ответы, которые хочу получить. Поэтому я быстро приняла душ и переоделась. Роберт уже расставил приборы и даже откуда-то достал бутылку вина.

— По какому поводу? — удивилась я.

— Отметим твою новую работу, — ответил брат.

Я улыбнулась. Сразу стало легче, и тревоги этого вечера отступили на второй план. Захотелось просто насладиться обществом родного человека, поделиться своими планами и опасениями. Хорошо, когда есть брат. Особенно такой, как Роберт. Вино полилось в бокалы, по дому быстро распространился запах мяса и соуса.

— За тебя! — Роб приподнял бокал.

— И за тебя, братишка, — ответила я, отпивая напиток с легким вишневым ароматом. Роб знал, какое вино я люблю. И, как менталист, видно, чувствовал, что мне необходимо хоть немного расслабиться.

Мы пили, ели, смеялись, вспоминая детство. И казалось, что все плохое осталось где-то позади.

— Кстати, у меня же премьера через три дня! — Говорил Роб, смешно размахивая руками. — Сани, солнце, ты должна прийти! Два года не была на моих спектаклях. Два! Где твоя совесть и сестринская любовь?

— Я приду, — пообещала Роберту. И правда, столько не была в театре! Раньше он все время приносил мне пригласительные на все премьеры. Как давно это было…

— Хочешь — позови друзей. Скажи только, сколько билетов тебе нужно, у меня есть немного в запасе.

И жестом фокусника достал из кармана пачку билетов.

— Ух, ты! — Я захлопала в ладоши. — Давай посчитаю.

Так, Эбу, Элис. Может, Дэну? Дэну два, мало ли, вдруг кого-то захочет пригласить. Это уже четыре. Алексу обязательно, я вообще не уверена, что он когда-то был в театре. И очень хотела его видеть. Пять. Ральфу? Готова ли я видеть мужа? Тогда шесть. Седьмой — мне самой.

— Ну? У меня их целых восемь. — Роберт помахал билетами перед моим носом.

— Значит, давай все. Я насчитала семь, а один кому-нибудь подарю. Вдруг забыла кого-то?

— Жадина.

И Роб передал мне блестящие прямоугольники с гербом главного столичного театра. Надо завтра встретиться с Элис и передать ей билеты. Или хотя бы пригласить, если встретиться не получится.

Мы с братом перебрались на диван. Он активировал музыкальные кристаллы, и мы долго слушали музыку. Не хотелось прерывать вечер рабочими вопросами, но я должна была спросить.

— Роб?

— М-м-м? — Брат, внимавший красивому мотиву, приоткрыл глаза.

— Я работаю над одним делом… И сегодня в архиве обнаружила, что похожим занимался Филипп.

— Что за дело? — Роберт тут же сел и выключил кристалл.

— Ты о нем знаешь. Цветочник.

— Не может быть. — Брат нахмурился. — Он давно за решеткой и никогда не выйдет.

— Я знаю. Ты ведь помогал Филу, да?

— Пришлось. — Роберт отвел взгляд. — Мы надеялись найти хотя бы след пропавших девушек, но в итоге — ничего. Подозреваемый не выдержал ментального вмешательства, а стандартные допросы ничего не дали.

— Девушки снова пропадают, — вздохнула я. — И снова цветы. Фил не говорил, какая у него версия? Как цветы связаны с девушками?

— Он пытался найти объяснение. — Роб пожал плечами. — И говорил, что вроде бы уловил связь, но потом удалось арестовать Лирдона, доказать его вину. Одну девушку Фил спас.

— Даже так? — Я насторожилась. — Ты знаешь, как её звали? В материалах дела этого нет.

— Мисси. Мисси Веллер. Я работал с ней тоже, поставил блок на память, потому что слишком сильный был стресс, так что она тебе ничего не скажет, Сани. И вообще, будь осторожна. Я не знаю, с кем имеешь дело ты, но Лирдон был хитрой тварью. Фил склонялся к версии работорговли. Ты бы с мужем поговорила, он, скорее всего, с этим сталкивался. Может, и подсказал бы что. Фил даже говорил, что одну девушку удалось отследить на каких-то торгах, но все сорвалось. И потом её нашли мертвой. Филипп винил себя в срыве операции. Он вообще всегда слишком вникал в дела, которыми занимался.

— А каких торгах? Хоть что-то?

— Не знаю, Сани. Знал бы — рассказал.

— Спасибо, — улыбнулась брату. — И за вечер спасибо, я давно так не отдыхала. Кстати, а что хоть за роль?

Ближайший час я слушала восторженную речь фанатика. Именно таким становился Роб, когда разговор заходил о его любимом театре. Оказалось, что играть он будет несчастного влюбленного, который отчаялся получить руку любимой девушки и решился на обман. Только в пересказе Роберта трагедия больше напоминала комедию. Я хохотала так, что, наверное, не давала спать соседям. Но в двери нам никто не стучал, и на том спасибо.

Благодаря брату спать я уходила в замечательном настроении. Еще немного покрутила в руках билеты. Да, отложу для Элис шесть. Один мне. А один… Может, напарнику отдам. Если вдруг захочет прийти, а не захочет, думаю, у него есть друзья или подруги, которые с удовольствием посетят премьеру спектакля.

Мысли снова лениво скользнули к Айвингу. Мне не нравился его интерес. Я вообще никогда не была сторонницей романов на работе, а сейчас — и подавно. Хотелось хоть немного покоя. И… да кому я вру? Хотелось видеть Ральфа. Просто убедиться, что он в порядке. Можно даже не разговаривать, я и так все пойму. Только что-то подсказывало — передай Элис хоть именное приглашение, он все равно не придет.

Глава 12

Ральф

Я несся по улицам Иргена на такой скорости, что, если бы кто-то попался на дороге, ему пришлось бы худо. Обгонял мобиль за мобилем. Кто-то сигналил, кто-то кричал вслед. Да горите вы все огнем! Неужели так сложно убраться с пути? Остановил мобиль в каком-то переулке, откинулся на спинку сидения, чтобы отдышаться. Ну, Сани! Времени даром не теряет. Уже строит глазки Айвингу. Это я схожу с ума, а у неё все в порядке. Черт!

Со всей силы ударил кулаком по панели мобиля. Осталась вмятина. И демоны с ней. Хотелось напиться до такой степени, чтобы не думать и не помнить. А почему нет? Покосился на бардачок с кольцами-иллюзиями. Надоело. Надоело ими жить. Да и ради чего?

Выбрался из мобиля и направился к ближайшему бару. Хорошо, что в Иргене они на каждом углу. Встречу знакомых? И пусть. Может, хоть на ком-то получится спустить ярость. Поэтому без особых раздумий толкнул дверь бара и уселся за стойку. Какая-то певичка извивалась на сцене, голося на все лады. Не музыка, а пытка. Но я и не за музыкой пришел. А вот бокал виски — это то, что надо. Потом можно будет смешать с чем-нибудь еще. До утра время есть. Виски, к моему удивлению, оказался неплох. Надо запомнить название бара. Второй бокал присоединился к первому. Магия попыталась сопротивляться опьянению, но кто её спрашивал? Я прекрасно контролировал свои силы, и сейчас они были ни к чему.

С другой стороны, и к чему так злиться? На что я рассчитывал? Что жена одумается и вернется? Хотела бы, давно бы вернулась. И бумаги на развод просто так не присылают. Она для себя все обдумала и решила. После нашего разговора не повторила попытку развестись? Так руки не доходят. Работы много, мы вон целый день колесили по Иргену. Когда тут дойдешь до отдела регистрации? Муж прав не предъявляет, развлекайся — не хочу.

С третьим бокалом мы и вовсе сроднились. Что ж, у Сани губа не дура. Айвинг — крупная рыбешка. И сразу такие перспективы по службе открываются. Хорошо? А почему плохо-то? Сегодня поужинаем вместе, завтра — переспим. Правда, четвертый бокал? А я что? Я ничего. Завтра же пошлю ей документы на развод. Или уже сегодня? Который, вообще, час?

В кармане завибрировал кристалл связи. Я выставил его на барную стойку.

— Кому там неймется? — ответил недовольно.

— Ральф, ты сегодня домой собираешься? — раздался голос Эберта.

— Честно? Нет.

— Ты что, напиться успел? — В голосе Скайдена сквозило удивление. Он меня пьяным не видел никогда. И что, что язык заплетается? Повод запрещать мне веселиться?

— Еще не успел, — сделал бармену знак снова наполнить мой бокал. — Но скоро напьюсь. Какие-то проблемы?

— Никаких, кроме того, что уже поздно, и ты никого не предупредил. Ал по дому бродит, беспокоится.

— Пусть ложится спать. Взрослый уже, колыбельные не нужны. Пока, Скай.

И убрал кристалл в карман. И тут от них спасения нет. А если я не хочу никого видеть и слышать? Хочу пить один, пока дурно не станет. Может, тогда отпустит. Ну что, бокал? Который ты там по счету? Тьфу ты, сбился!

— Кого я вижу! — На плечи легли чьи-то ладони. — Сам Ральф Колден.

Голос я узнал, но оборачиваться не хотелось. Вот уж кого-кого, а её встретить не ожидал. Но Инга присела рядом, заказала себе текилу. Сколько лет, сколько зим. Еще бы столько же.

— А говорили, тебя убили в какой-то стычке. — Она отсалютовала мне бокалом. Изменилась? Да, изменилась. Выкрасила волосы в пепельный блонд, слегка поправилась, но ей это шло. Одежда говорила о неплохом достатке — платье было простым, но дорогим.

— Единственной, кому чуть не удалось меня убить, была ты. — И залпом допил виски. Кажется, мне хватит.

— Ты же прекрасно знаешь, что твоя смерть не входила в мои планы. — Инга пожала плечами. — А что же ты один?

— Не твое дело!

— Как был грубияном, Ральф, так и остался. — Инга погрозила мне пальцем с идеальным маникюром. — Но я не сержусь. Все-таки у меня были к тебе чувства. Да и что там были? Остались. Жаль только, ты никогда не умел выбирать себе женщин. За любовь?

— За любовь.

Бармен снова наполнил бокал. Понятливый бармен, оставлю ему хорошие чаевые.

— Как сама? — стало даже любопытно. — Как жизнь?

— Прекрасно. — Инга мягко улыбнулась. — Замужем. Муж при должности.

— О твоем прошлом знает?

— Еще бы. Один из тех, кто предлагал мне руку и сердце. Но ты же меня выставил. Куда было идти, дорогой? Не умирать же под забором. Вот я и пошла к самому… многообещающему.

— Вижу, выбор был правильным.

— Ну да.

И почему я думал, что ей некуда будет идти? Да я тогда вообще мало о чем думал. Любовь делает человека глупым. Будит благородные порывы, которые лучше придушить. А теперь уже поздно гадать, что было бы, если бы…

— А ты изменился. — Инга мягко прикоснулась к моему лицу. Я отодвинулся назад. Терпеть не могу, когда касаются посторонние. И что, что у нас в прошлом — не одна совместная ночь? Прошлое далеко. — Одомашнился, Колден? Нацепил поводок? Так мило.

— С чего ты взяла?

— Раньше ты бы уже послал меня к демонам. А сейчас сидишь, слушаешь, думаешь о чем-то своем. Раз один — значит, не все так ладно. Я ведь была права, да? Ты своей девчонке просто надоел.

— Возможно. — Не стал отрицать очевидного. В голове уже мутилось от количества выпитого. Пора уходить.

— А я ведь была на все готова для тебя, даже убить.

Инга соскользнула со стула, подалась вперед, обдала пряным запахом духов. И что? Что дальше? Это было даже забавно. Наблюдать, как прошлое настойчиво тянет коготки, напоминая: «Я же здесь».

— Но все равно от тебя можно сойти с ума.

Губы Инги оказались слишком близко. Коснулись щеки. Даже мелькнула шальная мысль: а почему нет? Ответить изменой на измену, предательством на предательство.

— Одна ночь, — прошептала Инга на ухо. — Всего одна ночь, пожалуйста.

— Нет.

Она тут же села на место. Знала, что своих решений я не меняю.

— Почему?

Закатал рукав. На мгновение на запястье вспыхнула брачная магическая печать — и снова пропала. У Инги расширились зрачки. Не ожидала? Я тоже не ожидал когда-то.

— Забавно. — Она пожала плечиками, прикрытыми тонкой прозрачной тканью. — Среди всех женщин Иргена ты все-таки выбрал самую неподходящую. Не думала, что она уговорит тебя на брак. Это ведь она, да? Сани?

— А кто же еще?

— И теперь ты сидишь здесь, заливаешь виски печали. Отказываешь красивым девушкам. — Затрепетала ресницами, но я только улыбнулся. Наигрался на жизнь вперед. — Где же тот Ральф, которого я знала?

— Умер. Сначала после бокала отравленного вина, затем — от пули врага. Остался только я.

Поднялся на ноги. Бар подозрительно закачался. Меньше надо было пить. И меньше слушать бывших шлюх.

— О, давай хоть до мобиля доведу. — Инга тут же взяла под руку и увлекла за собой. Все надеется, что передумаю? Прохладный воздух заставил мысли немного проясниться. Да, дожился. Пью в третьесортном баре с бывшей проституткой.

— Можно один вопрос? — Инга ждала, пока открою дверцу мобиля.

— Можно, только быстро.

— Почему она?

Я даже обернулся. И правда — почему?

— Это любовь. — Рассмеялся, как безумный, и захлопнул дверцу мобиля. — Рад был повидаться. Мужу привет.

Добавил скорости. Ирген снова поплыл мимо. В голове было пусто. Только остался вопрос Инги — почему Сани? Почему я схожу с ума от ревности? Мне же никто не был нужен. Никогда. Достал кристалл связи.

— Сандра Колден, — произнес отчетливо.

Кристалл засветился. Интересно, который час? Скорее всего, за полночь. Спит.

— Слушаю, — раздался сонный голос.

— Привет, солнце мое, — ответил весело.

— Ральф? Ты с ума сошел? Ты на часы смотрел?

— А что, я не могу поговорить с любимой супругой в любое время дня и ночи?

— Ты что, пьян? — Вот, и эта тоже не верит. — Ты хоть дома?

— Конечно, нет!

И добавил скорости, чтобы было слышно рев мобиля.

— Ральф, давай ты поедешь домой, хорошо? — Сани говорила со мной, как с душевнобольным. Может, она и права. Я всегда знал, что любовь — это болезнь. Страшная, жестокая и иногда смертельная.

— Да как-то не хочется. Слушай, солнце, я что хотел сказать. Если я так тебе осточертел, готов развестись хоть завтра. Найдешь для меня время в своем расписании? Я же не стану мучить своим присутствием любимую женщину.

— Давай сначала ты протрезвеешь, а потом мы поговорим.

— А потом мне с тобой разговаривать будет не о чем. Кстати, ты никогда не поверишь, кого я встретил.

— И кого же? — Сани насторожилась.

— Ингу.

— Ингу?

— Ну да. Ты должна её помнить. Такая… такая…

— Ральф, я помню. Это сложно забыть. И что ей от тебя нужно?

— Любви, дорогая моя. Желательно до гроба. Но…

Мобиль повернул, и кристалл ухнул вниз, рассыпаясь на мелкие осколки. Вот демоны! Прервали такой интересный разговор. Я остановил мобиль — как раз добрался до временного жилища Ричарда Эверетта. Забрал с заднего сидения форменный пиджак, из бардачка — часы. Если бы над головой Сани не нависла опасность, плевал бы на все! А, может, и плюнуть? Пусть разбирается сама, без меня. Толкнул дверь — изнутри потянуло запахом нежилого помещения. Но кровать-то тут есть. Добрался до неё — и рухнул. Спать!

Зато проснулся, как по будильнику. Взглянул на часы — начало шестого. Голова гудела, словно всю ночь бил ей об стену. Вчерашний вечер вспоминался смазано. Дожился. Или, скорее, допился. Коснулся пальцами висков, убирая последствия похмелья. Дотащился до кухни, нашел пыльный стакан, наскоро сполоснул и налил туда воду из-под крана. Квартиру Эверетта я не обжил. Так зайдет кто, и сразу поймет, что никто не живет. Надо исправить — на всякий случай. Вода обожгла горло. Умыться, переодеться — и на работу.

Похлопал по карманам в поисках кристалла связи. Точно, я же его разбил. И вспомнилось, как звонил жене… Хорошо, хоть кристалл разбился, а то я бы ей рассказал много чего интересного. Не успел.

Вода из крана в ванной тоже шла холодная, кристаллы не желали активироваться. Пришлось умываться, какой есть. Радовало, что чистую одежду я на квартиру все-таки отвез. Эдакий запас костюмов для Эверетта, для поддержания стиля. В довершение картины нацепил на руку часы, и зеркало снова отразило чужое лицо. Еще один щелчок кристалла иллюзии — и изменился голос. Теперь можно и на работу. Искать всех, кто хоть как-то связан с Георгом Лирдоном. Может, у Сани есть новости?

Вчерашняя злость поутихла. С другой стороны, со мной, то есть с Ричардом Эвереттом, она тоже ужинала. Я ей, конечно, руки не целовал, но так же являлся для Сани посторонним. Зато теперь она убедилась, что её муж — ненормальный, который в три часа ночи не дает спать и пьет с Ингой.

До участка доехал без приключений. Вошел в кабинет — Сани еще не было. Опаздывает. Где бы навести справки о Лирдоне? Все-таки рискнуть и пройтись по своим каналам? Все равно Инга молчать не станет. Порыться в документах? Я понятия не имел, где хранятся документы такого рода.

А Сандры все не было. Я начинал беспокоиться. Может, что-то случилось по дороге? Проехаться до её квартиры? Уже собирался уходить, когда дверь все-таки распахнулась, и растрепанная Сани появилась в дверях. Она выглядела откровенно скверно. Значит, и правда случилось.

— Опаздываешь, — заметил я.

— Семейные проблемы, — отмахнулась она. — Айвинг не заходил?

— Нет. Так что никто ничего не заметил.

— Если Джейна не доложит. Новости есть?

— Нет, так что у нас впереди — целый день поисков. Но давай сначала сходим позавтракаем. Я бы не отказался от кофе.

— Я тоже. Идем. Если что, скажем, что поехали опрашивать… кого-нибудь опрашивать.

И все-таки, что произошло? Мы добрались до знакомого кафе, заказали кофе и бутерброды. Сандра казалась рассеянной. За эти четверть часа она и десятка слов не произнесла.

— Слушай, извини, если вмешиваюсь не в свое дело, — начал я, размешивая сахар, — но ты сегодня явно встала не с той ноги. Расскажешь?

— Да было бы, что рассказывать. — Сандра не горела желанием делиться проблемами.

— Может, чем помочь?

— А чем тут поможешь, если… Не бери в голову, Ричард. Давай лучше составим план действий на сегодня. Пробежимся по родственникам Лирдона?

— Да, думаю, начнем с этого. Кто-то очень хорошо знал его историю. Значит, искать надо в окружении.

— А я узнала, что одну из девушек пытались продать на торгах. Но все сорвалось, и девушку нашли мертвой.

— Значит, все-таки работорговля? — насторожился я.

— В случае Лирдона — похоже на то. А вот в нашем… Как знать? Признаюсь честно, я с подобными делами не работала. Похищения, торговля людьми… Даже не знаю, с какой стороны подойти. И голова раскалывается.

Привычно потянулся помочь, но отдернул руку — сделал вид, что поправляю салфетку на столе.

— Не выспалась?

— Выспишься тут. Ладно, сейчас я соберусь, и мы поедем искать ниточки. Знаешь, о чем еще подумала? Стоит выяснить, кто из сотрудников «Агрина» устанавливал защиту на дома. Все равно мне не дает покоя эта контора.

— Постараемся, — ответил я.

День обещал быть длинным… И, как и Сани, я с трудом мог сосредоточиться. А придется, потому что наш преступник не станет ждать, пока мы выясним отношения и достигнем хотя бы какого-то согласия.

Глава 13

Сандра

Когда посреди ночи меня разбудил сигнал кристалла связи, поначалу не поняла, что гудит. Затем протянула руку — и услышала голос мужа. Что Ральф был пьян, стало понятно почти сразу. Еще и как пьян! Гудел мобиль, заглушая половину слов. Поначалу пыталась уговорить мужа ехать домой, но вдруг услышала знакомое имя. Инга? Он действительно её встретил? Я не верила в такие совпадения. Нет, Инга не из тех людей, которые так просто появляются на пути.

— И что ей от тебя нужно? — спросила настороженно.

— Любви, дорогая моя. Желательно до гроба. Но…

Связь прервалась. Схватила кристалл, попыталась вызвать Ральфа снова. Тишина. Не было даже свечения — значит, его кристалл перестал существовать. И как это понимать? Что-то случилось? Я подскочила на ноги, забегала по комнате. Вот что за человек такой? Звонит посреди ночи, начинает рассказывать о посторонних женщинах… А если он влетел куда-нибудь? Если…

Мысли появлялись одна хуже другой. Я успокаивала себя, говорила, что Ральф просто решил попортить нервы, в какой-то степени — отомстить. Сидела на кровати, обхватив себя за плечи, и старалась не дать воли страху. Пару раз тянула руку, чтобы вызвать Элис — может, он уже давно дома, а я здесь не сплю. Не решилась. Просидела еще около получаса. Рядом со страхом подняла голову обида. Значит, любви до гроба? И что же ты ей ответил, Ральф? Женщине, которая пыталась меня убить и чуть не убила тебя?

Может, он сейчас с Ингой и есть? Почему бы и нет? Но сердце подсказывало — это не так. И зная моего мужа, «не так» может вырасти до размеров катастрофы.

Не выдержала! Натянула первые попавшиеся вещи, заколола волосы, захватила сумку и вылетела на улицу. Мобиль мирно дремал у дома. Урчание мотора показалось оглушительным. Хорошо, хоть фанатки разошлись — совсем забыла об их открытках. Мобиль рванул вперед, к дому Скайденов. Что я собиралась делать? И сама не знала. Надеялась, что Ральф вернулся. Тогда просто выскажу все, что о нем думаю, и поеду домой. А если нет? Искать! Перевернуть весь город на уши, но найти. Сердце болезненно сжималось от страха. Попадись он мне сейчас, я бы либо его сама убила, либо простила бы все, лишь бы только убедиться, что жив.

До дома Эба и Элис долетела за двадцать минут. Бросила мобиль и помчалась к входу. Начало шестого. Все, наверное, спят — а тут я. Осторожно достала кристалл связи и произнесла:

— Элис Скайден.

К моему удивлению, Элис ответила сразу:

— Слушаю.

— Эл! — старалась говорить спокойно. — Это Сани. Ральф вернулся домой?

Скажи «да». Боги, только скажи «да».

— Нет, Эб звонил ему вечером, но Ральф с ним разговаривать не стал. И дома не появлялся. А что такое?

— Я у твоей двери.

— Иду.

Не прошло и минуты, как Элис распахнула дверь — она уж точно никого не ждала, стояла в одной сорочке и накинутом на плечи халатике.

— Сани! — Схватила меня за руки. — Милая, на тебе лица нет. Проходи.

— Я тебя разбудила, прости, — пыталась оправдаться.

— Нет, я не спала. Дэн капризничал всю ночь, еле успокоила. Идем.

Она провела меня в гостиную первого этажа, села рядом, а мне было стыдно, что потревожила и напугала.

— Так что с Ральфом?

— Не знаю. — По щекам покатились слезы. — Позвонил мне посреди ночи пьяный, нес какую-то чушь, потом сказал, что встретил Ингу…

— Ту самую?

— Да, ту самую Ингу. И связь прервалась. Больше не отвечает. Я так боюсь, Элис! А если что-то случилось? Он был за рулем, мало ли? Я просто с ума схожу!

— Сани?

Я подняла голову. В дверях гостиной замер Алекс.

— Ал? — попыталась вытереть слезы, но, кажется, получилось только хуже.

— Мне показалось, что слышал твой голос.

Алекс тоже не спал — это было заметно. Ждал Ральфа? Или снова дурные сны?

— Я пойду, принесу тебе чаю, надо успокоиться. — Элис выскользнула за дверь, а Ал сел рядом.

— Что случилось? — В его глазах читался испуг. Ну вот, еще и ребенка напугала.

— Ничего. Просто… Ал, а ты можешь взглянуть, где отец?

— Могу. — Он сосредоточенно кивнул и замер на миг. — Все в порядке, спит.

Спит?

— Один? — сначала спросила, а потом дошло, у кого я это спрашиваю.

Но Алекс уже ответил:

— Один.

— Спасибо. — Обняла его за плечи. — Прости, что напугала.

— Ты из-за папы, что ли? Не плачь.

Но я уже не могла остановиться. Страх отступил, и эмоции взяли верх. Слезы лились градом. Стало жалко себя. Придумала невесть что. Неслась через полгорода. А он просто где-то спит. Ему все равно, что я схожу с ума. Внезапно ощутила, как кран с эмоциями будто кто-то выключил. Горечь исчезла, затихла боль.

— Ал, не надо, — сразу поняла, откуда перемены. Целитель, что уж тут…

— Тебе плохо, надо успокоиться, — ответил он. А я уже отмечала темные круги под глазами, бледность. Значит, все началось опять. Надолго ли? Когда же Алекс справится со своими снами? Он ведь не меня ждал или Ральфа. Он снова видел что-то.

Вернулась Элис с подносом, на котором расположились три чашки и чайник. Стало еще больше стыдно. Элис тоже замужем, но почему-то не носится по рассветному Иргену и не поднимает на уши всех, кого может. Я отвернулась. От Алекса снова потекла магия исцеления.

— Ал!

— Чай. — Он протянул мне чашку. — Будешь?

— Буду, — ответила со вздохом. — Элис, ты прости меня. Алекс говорит, с Ральфом все в порядке. Я просто испугалась, и…

— Не объясняй, — остановила меня подруга. — Я все понимаю. И мы тоже беспокоимся. Но ты же его знаешь. Он эти дни и дома-то появляется только по ночам.

И вот что он задумал? Во что вляпался? В то, что мой муж просто где-то гуляет, я не верила. Не тот он человек. А вот найти приключения — это он запросто. И раз Инга узнала, значит, кое-кому и в голову не пришло, что стоит хотя бы внешность изменить, если для старых дружков он мертв. Злилась ли я? Да, злилась! Особенно теперь, когда знала, что ему сейчас ничто не угрожает. Очень хотелось увидеться с ним и высказать все, что думаю о ночных звонках, выпивке, посторонних женщинах. Высказать — и послушать, что ответит.

Где-то заплакал ребенок. Элис тут же унеслась прочь, и мы остались с Алексом. Он ни о чем не спрашивал. Просто сидел рядом и ждал, пока допью чай. Больно! Как же больно… Отставила чашку, опустила руку ему на плечо. Хороший мой, родной.

— Как ты, котенок? — спросила тихо.

— В порядке. — Плечо под ладонью едва ощутимо дрогнуло. Знаю я его «в порядке». Такой же, как отец — ничего не скажет, пока небо не рухнет на голову.

— Ральф говорил, тебе опять снятся кошмары.

— Да, немного. Сани, когда ты вернешься?

Я боялась этого вопроса. До хрипоты боялась, потому что не знала ответа.

— Не знаю, Ал. Все так запуталось.

— Это из-за меня?

Я замерла. Он-то здесь причем?

— Ал, ты что? — Заставила посмотреть мне в глаза. — Нет, конечно. Просто Ральф… Просто мы оба ссоримся, и… Я не знаю, как объяснить.

— Как есть. — Карие, почти черные глаза глядели куда-то внутрь, в душу. Мягкое касание магии, снова убирающее боль, но было в нем что-то еще.

— Что это за сила? — Сразу насторожилась.

Касание исчезло. Зато возникло желание рассказать все, как на духу. И про наши ссоры, и про то, что Ральф детей не хочет, и про то, что вчера напился и провел вечер с чужой женщиной. Нет, нельзя! Не ребенку же!

— Ал, — спросила осторожно, — с каких пор у тебя есть ментальная магия?

— Ни с каких. Нет её. — Алекс попытался отодвинуться, но я перехватила, сгребла в охапку.

— Алекс, ты почему молчишь? — Еле сдержалась, чтобы не встряхнуть хорошенько. Вот же мужчины в нашей семье! Что один, что второй.

— Только отцу не говори, он и так сильно беспокоится.

— Не скажу, — пообещала ему. — Только ты ему лучше сам расскажи, это же опасно. Ментальное воздействие — это не шутки, сам можешь не вернуться — и кого-то убить. Знаешь, что? Давай я тебя познакомлю со своим братом. Он хотя бы в общих чертах расскажет, что с этим делать. Придешь ко мне?

— Приду. — Ал кивнул. — Только…

А мы все пытаемся решить, кто кого сильнее обидел. Я вздохнула и снова его обняла. Ничего, все наладится. Обязательно, иначе и быть не может. А с Ральфом я обязательно поговорю. Особенно по поводу того, как пьяным нестись по Иргену и доводить нас с Алексом до срывов.

Запоздало взглянула на часы. Уже почти восемь? Когда только успело?

— Опаздываю! — Подскочила с дивана. Как раз вернулась Элис с Дэном на руках.

— Уже уходишь? — спросила подруга.

— Да, надо на работу бежать. У меня там в сумке в мобиле билеты на послезавтра на премьеру спектакля Роберта. Приходите, хорошо? Там и на Дэна, и на… Ральфа. Ал, идем, отдам тебе билеты. Элис, спасибо, еще раз извини.

И побежала к мобилю. Алекс понесся за мной.

— Вот, — передала ему пригласительные. — Все, я поехала. Увидимся послезавтра, да?

— Да. — Он наконец-то улыбнулся.

— И скажи Элис, пусть Ральфу не говорит, что я его искала. Пока, родной.


Завела мобиль и помчалась на работу. В голове царил полный хаос. Представляю, что обо мне подумают в участке. Остановив мобиль у здания полиции, достала зеркальце. Да уж… Веки припухли от слез, лицо казалось измотанным. Но что поделаешь? Не прогуливать же. Поэтому осторожно бочком втиснулась в двери и помчалась в кабинет. Эверетт уже был там, спокойный и собранный. Взглянул на меня — и утащил в кафе. Сейчас я была благодарна напарнику, как никогда. Мне и правда нужен был отдых. Хотя бы те несколько минут передышки, которые подарила чашка кофе. Но он задавал много вопросов, а я не знала, что отвечать. Правду? Нет, правда ни к чему. Поэтому, когда мы сели в мобиль и поехали к зданию городской справочной, я даже была этому рада.

Справочная, в отличие от архива полиции, встречала привычным гудением. Если бы не удостоверение, стоять бы нам в очереди пару часов. Но полиция есть полиция, и уже десять минут спустя мы с Ричардом оказались у окошка.

— Добрый день. Чем могу быть полезна? — Девушка вид удостоверения оценила сразу.

— Нам нужна информация о возможных родственниках Георга Лирдона, — улыбнулся ей Ричард, и девушка тут же кокетливо поправила воротничок блузки. — Проживал в Иргене по улице Байран, дом три.

— Я посмотрю. — Она призывно взмахнула ресницами. Что удивляться? Ричард — привлекательный мужчина. Немного не в моем вкусе, но и что с того? Зато хороший напарник и, наверное, друг.

Защелкали кристаллы, отправился запрос в отдел. Мы получили номерок и ждали, пока вызовут к другому окошку. Я запоздало вспомнила, что в сумочке остался еще один билет на спектакль.

— Ричард, у меня брат играет в театре, и подарил билеты на спектакль. Родственникам всем раздала, один остался. Может, придешь? Спектакль состоится послезавтра.

— Извини. — Эверетт чуть повернул голову. — У меня не получится. Сразу после работы уезжаю к родственникам, у меня же на следующий день выходной.

— Жаль.

Мне и правда было жаль. Хотелось бы, чтобы мы стали друзьями.

— Может, предложишь кому-то еще? Айвингу, например, в счет сегодняшнего опоздания?

Нет, только не Айвингу! Хватит с меня совместного ужина и ненужного внимания.

— Пусть лучше лежит в сумочке. Вдруг пригодится, — ответила я.

— Номер пятнадцать, — вызвали из окошка.

— Это мы. — Поднялась и пошла забирать листы с данными. Мы вернулись в мобиль, и только тогда вчитались в скупые строки. Родители Георга давно были мертвы. Имелась сестра, жила в трех часах езды от Иргена. Больше никого.

— Смотри, есть адрес цветочного магазина, где он работал. — Ричард указал на строчку. — Может, туда приходил кто-то подозрительный? Расспрашивал? Если этот магазин еще работает с такой дурной славой.

— Едем, — кивнула я.

Мне было все равно, куда сейчас ехать. Усталость накатила с новой силой. Я вспоминала Ральфа всеми словами, какие только знала. А Алекса рядом не было, чтобы унять обиду и злость. Ала надо обязательно отвести к Роберту. Да и мужу стоило бы рассказать… Но пусть Алекс решает сам, раз уж я дала слово не говорить.

Мобиль петлял по улочкам Иргена. Ричард больше разговоров не затевал. Он тоже казался погруженным в свои мысли, как будто часть его была не здесь, а где-то еще. Но я не допытывалась. Каждый имеет право на свои тайны, а мы пока — просто напарники, и не настолько давно, чтобы друг другу доверять.

Наконец, впереди показалась вывеска «Букеты на любой случай». Мы вошли внутрь — и я замерла. Цветочный рай, мечта любой девушки. Обворожительно пахли розы, гордо несли цветы орхидеи, выстроились букеты тюльпанов. А я любила фиалки. Они здесь тоже нашлись.

— Добрый день, — вынырнул из прохода молодой человек. — Помогу вам подобрать букет на любой вкус. Какой у вас повод? День рождения? Свадьба? Просто букет для красивой девушки?

Принял нас за клиентов? Конечно, я же без пиджака! Только сейчас заметила. А Ричард вообще его не надевал, только когда требовал случай.

— Букет для моей спутницы.

Я подняла голову и встретилась с чуть насмешливым взглядом голубых глаз. Что за игру он затеял?

— Розы? Лилии? Тюльпаны?

— Фиалки, — ответила я.

— Прекрасный выбор! Нежные весенние цветы. Чем дополнить?

— Рассказом. — Ричард опустил перед продавцом крупную купюру. — Понимаете ли, мы с невестой обожаем посещать места неких преступлений. Бывали в тюрьме на Робстере, в доме Тильвана. И нам говорили, что и с вашим магазинчиком связана некая история. Расскажете, добавлю такую же.

Парень обернулся по сторонам, но мы были единственными клиентами.

— Вы о Цветочнике? — почти шепотом спросил он.

— О нем самом. Вы с ним работали?

— Да, пришлось. Идемте сюда.

И увлек нас вглубь магазина, где стояли кресла для посетителей.

— Берите конфетки, — указал на вазочку. — Мы с Лирдоном недолго работали вместе. Может, месяца три. Он был очень нелюдимым человеком. Цветы любил больше, чем людей. А потом сюда пришла полиция. Его арестовали прямо на рабочем месте! Мы едва замяли скандал. Все-таки у нас цветочный магазин, дурная слава ни к чему.

— Что вам о нем известно? — спросила я.

— Да ничего, по сути. Жил один, близких друзей, насколько знаю, у него не было. Работа, дом, работа. Он даже с нами отказывался выпить по бокальчику. Кто же знал, что он — убийца и похититель?

— А родственники?

— Один раз видел его сестру. Милая такая девушка, добрая, на первый взгляд. Но мы не общались, она почти сразу ушла. Показалось, что с братом они не ладят.

— Скажите, — вторая купюра опустилась перед продавцом, — за эти годы кто-нибудь интересовался Лирдоном, кроме нас?

— Пресса. — Он пожал плечами. — Пресса и полиция. Казалось бы, давно быльем все поросло. А они все ходят, расспрашивают. Еще девушка какая-то приходила, но я с ней не стал разговаривать. Мутная она какая-то.

— Что значит — мутная? — спросила я.

— Озиралась все время по сторонам, будто боялась чего. А когда я сказал, что ничего не знаю, накричала и убежала.

— Можете её описать?

— А зачем?

Ричард достал третью купюру — и мы получили портрет. Светлые волосы, большие серые глаза, невысокий рост, хорошие формы. Ни шрамов, ни особых примет. Половина Иргена подходит! Мы уже шли к выходу, когда продавец догнал нас.

— Ваш букет. — Протянул мне фиалки. — Пусть радует.

— Спасибо. — Я прижала цветы к груди. — Всего доброго.

Значит, какая-то девушка все же была… Пресса и полиция — не в счет.

— Нам её не найти, — ответил Ричард на невысказанный вопрос. — А вот к сестре съездим, когда вернусь от родственников. Кстати, что-то наши коллеги не жаждут делиться ходом расследования и результатами экспертиз.

— Надо к ним зайти, отдать папки, — ответила я.

— Только не сегодня. Знаешь, что я предлагаю? Возвращайся домой, ты неважно выглядишь. А Айвингу, если спросит, скажу, то ты поехала по делу.

— Думаешь? — Мне и правда нужно было отдохнуть.

— Конечно. Высади меня неподалеку от участка и ни о чем не беспокойся.

Ричард был прав, ночка выдалась та еще. Поэтому я сделала так, как он советовал. Видела, как он вошел в участок. Может, еще раз поговорить с Элис? Явился Ральф или нет? И тут же запретила себе об этом думать. Нет уж, хватит! Домой, отдыхать. Иначе с ума сойду.

Глава 14

Ральф

Настроение было откровенно паршивым. Сложнее всего стараться не выдать себя, если голова забита другим. Хорошо, что Сани оставалась рассеянной и невнимательной, иначе, боюсь, сегодня моя афера закончилась бы. Непростой день после непростой ночи. Зато уговорил Сани поехать домой — она выглядела откровенно плохо. Беспокоилась из-за моего ночного звонка? Слишком много чести для меня. Но говорить она не желала, а я не настаивал.

Заперся один в кабинете и вместо того, чтобы искать цветочника, обзванивал профессоров. Не нравился мне ни один. И если бы была возможность обойтись без посторонних, так бы и поступил, но сила Алекса росла, и он не всегда успевал за ней. А в выходные, как и говорил Сани, я планировал посетить детдом, в котором вырос. Может, удастся найти хоть какую-то зацепку.

После двух часов переговоров решил встретиться с тремя кандидатами. С одним — уже сегодня, еще с двумя — завтра. Вот только едва увидев первого профессора, тут же понял, что обучение сына ему не доверю. Не понравился его взгляд — он поглядывал на меня свысока, будто считал чем-то хуже. Нет уж, не пойдет. И это я ищу только теоретика! А с практикой что делать? Нанимать по тренеру для каждого вида магии? В голове царил полный кавардак.

Так и не добившись хоть каких-то результатов, поехал к Скайденам. Здесь, как всегда, царила тишь да гладь — ровно до того момента, как я появился у входной двери.

— Ральф! — По ступенькам тут же слетела Элис. Видно, заметила в окно. — Ты где был всю ночь?

А ведь вроде бы не жена. Жену я лично отправил домой.

— Какая разница, где я был, Эл? — попытался обратить вопрос в шутку. — Куда важнее, где я есть.

— Вообще-то мы волновались. — Элис вцепилась в руку и, как на буксире, потащила в гостиную. — Ты исчезаешь, никому ничего не говоришь, потом жену изводишь.

Значит, Сани ей рассказала.

— Почему сразу извожу?

— А как это иначе назвать? Я, конечно, обещала Сандре, что ни слова тебе не скажу, — бушевала госпожа Скайден, — но это уже ни в какие рамки! Она прибежала в шесть утра, заплаканная, испуганная. Ты что ей наговорил?

— Помню слабо, — признался честно.

— Вы вообще мириться собираетесь? Ладно, показали характер оба, вспылили, стали на дыбы. Хватит, Ральф! Подумай о жене и сыне. А напиваться в каком-нибудь…

— Баре, — подсказал я.

— Баре — это уже последнее дело.

— Элис, а давай закроем тему? — предложил миролюбиво.

— Закроем? — Когда Элис начинала бушевать, её уже было не остановить. — Нет уж, не закроем. Кстати, Сани принесла билеты на премьеру её брата. На тебя тоже. И ты пойдешь туда, Ральф Колден, — не дала мне и слова вставить. — Даже если нам с Эбертом придется тебя тащить!

— Зачем?

— Зачем — что? — растерялась Элис.

— Зачем мне туда идти?

— Раз Сани принесла билеты, значит, хочет тебя видеть. Раз она хочет тебя видеть, значит, уже немного успокоилась. Просто побудь рядом и помолчи!

— А молчать-то зачем? — Мне стало весело.

— Потому что с закрытым ртом у тебя больше шансов с ней помириться.

Ох, и Элис. Вспомнил времена, когда она шарахалась от меня, как от прокаженного. А теперь вон не просто рядом сидит, а еще и пытается воспитывать. Видно, отдых не пошел мне на пользу. Я и сам в какой-то степени расслабился, потерял хватку. Придется наверстывать.

— Ну, что ты молчишь? — Элис не угодишь.

— А что говорить-то? Сама сказала, что рот лучше не открывать.

— Ральф, тебе бы все смеяться! Пойду, скажу Сандре, что ты явился.

Значит, Сани все-таки искала меня. Было немного неприятно, что заставил её беспокоиться, и в то же время — радостно, что ей не все равно. Пришла ведь. Плюнула на все — и пришла. Очень хотелось поехать к ней прямо сейчас, но вряд ли она захочет меня видеть. Может, Элис права? И пойти на этот глупый спектакль? Просто побыть рядом не как Ричард Эверетт, а как её муж.

— Привет, пап. — В дверях появился Алекс. А они с Сани сегодня выглядели похоже. Но Ал-то в любой момент мог проверить, где я. Я даже амулет отражающий не носил, чтобы он меньше беспокоился. Хотя, иногда он видел и через амулеты. Что же мне с ним делать?

— Привет. Какие новости?

— Да никаких. — Алекс пожал плечами. — Установил защиту на подвал.

— Без меня?

— Ну, тебя же не было.

Это такой намек на мое отсутствие?

— Не рискуй в следующий раз, хорошо?

Ал, конечно, хорошо управлялся с магией защиты, но лучше проконтролировать, чем потом хвататься за голову.

— Где ты был? — спрашивал он спокойно, но от вопросов становилось не по себе.

— Гулял.

— А, тогда понятно.

Развернулся и вышел из комнаты. Бойкот? Я усмехнулся. Со всех сторон пытаются контролировать, будто это что-то изменит. Но вот когда сын прошагал мимо уже в обратную сторону, к входной двери, окликнул:

— Ал, ты куда?

— Гулять, — донесся ответ и звук закрывшейся двери.

Можно было, конечно, пойти, вернуть. Но я напоминал себе, что сыну уже пятнадцать. Ему нужно где-то бывать, с кем-то общаться. Поэтому и останавливать не стал.

Через час вернулся Эберт. Он, в отличие от жены, ни о чем не спрашивал, поэтому я сам рассказал, как очутился в баре. Скай спокойно слушал ровно до того момента, как появилась Инга.

— Думаешь, это совпадение? — сразу насторожился он.

— А что еще? Конечно, совпадение.

— Я бы, на твоем месте, не был так уверен. Смотри, ты всегда ходишь под иллюзией. Всего раз вышел без неё — и тут же Инга?

— Как она могла там меня ждать, если я сам не знал, куда пойду? — пытался втолковать Эберту.

— Не знаю, только мне это не нравится. Ты ведь помнишь, что у Инги к тебе свои счеты. И не только к тебе.

— Да брось, — отмахнулся, хоть в душе зашевелился червячок сомнения. — Инга замужем, у неё все в порядке.

— У Лили тоже было все в порядке, она спокойно себе строила отношения с Джесси, но это не помешало им обоим сделать все, чтобы лишить меня компании и, желательно, жизни.

А ведь Скай был прав! Может, и лучше, что Сани сейчас не рядом со мной? Инга узнала, что отношения у нас не сложились, убедилась, что вроде как была права. Мстить ни к чему. По крайне мере, моей женщине.

— Просто будь осторожен, — попросил Эберт. — И лучше все-таки не показывайся без иллюзии. У тебя что, мало «доброжелателей»?

— Беспокоиться не о чем. Я сумею за себя постоять.

Конечно, Скай не особо обрадовался такому ответу, но что поделаешь? Невозможно все время держать чью-то личину. Я уже начал допускать ошибки с Сани, а ведь Ричард Эверетт для меня в какой-то степени удобен. Не хочу больше скрываться.

С этими мыслями пошел в свою комнату. Для спектакля надо бы пополнить гардероб — и мне, и Алексу. Еще один пункт в целый список «надо». Вечер потратил на отдых. Дождался, пока вернется Алекс — и лег спать. Сын ко мне не заходил. Какое-то время шелестел вещами за стеной и затих.

Зато Сани на этот раз приехала на работу раньше меня, бодрая и посвежевшая.

— Привет, — перехватил меня в коридоре. — Идем, Айвинг всех собирает на совещание.

Хотел было сказать, что думаю о его совещаниях, но вместо этого улыбнулся Сандре. Что-то отдел полиции работал так, будто и вовсе не собирался задерживать преступников. Как ни странно, так казалось не мне одному. Айвинг тоже бушевал — из трех дел, которые сейчас находились в приоритете, сдвигов не было ни по одному. Хорошо, что я здесь пока — сошка мелкая, не мне и отвечать. Но в том же деле Цветочника я мог сказать больше этих болванов, которые вели основное расследование.

Наконец, нас отпустили. Только вместо того, чтобы дать работать, снова до вечера загрузили папками и картотекой. Айвинг считает нас с Сандрой бесполезными? Или как иначе толковать его поступок? Сложнее всего было молчать, наблюдая за глупыми потугами начальника казаться большим и значимым. После того, как Айвинг ужинал с Сани, мое отношение к нему сменилось с нейтрального на откровенно отрицательное. Ревность? Да, ревность. Имею право. Я её муж.

Пришлось до самой ночи вести войну с документами. Я, как мог, менял почерк и не давал Сани смотреть, что пишу. Она и не стремилась, будто думала о чем-то своем. Может, обо мне?

Рабочий день закончился. Мы уже шли к выходу, когда в дверях кабинета появился Айвинг. Что-то новенькое. Я замедлил шаг.

— Госпожа Колден, зайдите ко мне на минуту, — попросил он.

— Увидимся, Ричард, — обернулась ко мне Сани и прошла следом за старшим следователем.

Да, увидимся. И быстрее, чем ты думаешь. У меня было время сесть в мобиль, снять иллюзию и ждать. Запомнила ли Сани мобиль, который пролетел мимо неё позапрошлым вечером? Возможно. Но таких много, я специально выбирал. И просто хотел узнать, какого демона понадобилось Айвингу от моей жены.

Они вышли вдвоем — ожидаемо, я почти не удивился. Вот только вместо того, чтобы разойтись по мобилям, двинулись вдоль улицы. Рано я в мобиль уселся! Выхватил из бардачка первое попавшееся кольцо с иллюзией и надел на палец. Эту Сани, вроде бы, не видела. Выбрался из-за руля и пошел следом. Мои цели шли рядом, но держали дистанцию. Сразу видно, что не парочка на свидании, только это меня мало успокаивало. Прошли вдоль улицы, остановились перед ресторанчиком. Сначала смотрели на уличные столики, затем, кажется, решили идти внутрь. Попытаться подслушать? Или остаться снаружи и просто наблюдать? Поза, жесты тоже может многое сказать о теме разговора. Я решился — и шагнул в зал ресторана следом за ними.

Сани и Айвинг устроились за столиком в углу. Плохо! Мало маневров для меня, мало возможных мест. Всего два столика рядом, и оба заняты. Но вот молодая пара поднялась, освобождая место, и я сел — удачно, потому что Сани сидела ко мне почти спиной и не могла обратить внимание. Зато я видел лицо Айвинга.

Сделал заказ — не сидеть же перед пустым столом. Сани и Айвинг тоже определились. Я пытался услышать, о чем они говорят, но долетали только обрывки беседы. Оба склонились над столом, будто хотели скрыть тему от посторонних. А вот это мне уже не нравится!

Кажется, Сани что-то говорила о Цветочнике. По крайне мере, точно упоминала Лирдона. Советовалась? Или рассказывала о наших поисках? Почему в ресторане, а не на рабочем месте? А вот господина Айвинга стоило поставить на место. Он слишком низко наклонялся к Сани, и я видел его глаза. Нет, это не праздный интерес. Наш начальник имел виды на мою жену. Он чуть ли не слюни пускал, а я едва сдерживался, чтобы не подскочить на ноги и не расквасить ему нос. Но и так знал реакцию Сани. Она снова скажет, что моя ревность слишком велика, что со мной невыносимо жить, что я готов ревновать её к каждому столбу. Да, готов. И что теперь?

Некстати ожила брачная печать на запястье, подтверждая мои права. Сани тоже удивленно уставилась на руку — видно, не только я ощутил этот ожог.

— Что такое? — Вот теперь я расслышал вопрос Айвинга.

— Не знаю. — Сани обернулась, но там, в зале меня не было. Я находился прямо у неё за спиной. И даже на неё не смотрел, чтобы не вызвать подозрений, только наблюдал краем глаза.

— Мне пора. — Попыталась подняться из-за столика, но Айвинг её удержал, снова начал говорить что-то. Как раз принесли заказ, но Сандра едва притронулась к еде, как и я. Она ерзала на стуле, почти не отвечала на вопросы Айвинга. Похоже, мне пора. Остаток их общения смогу наблюдать и снаружи. Расплатился за нетронутый салат и вышел из ресторана. Сел на скамейку — сквозь огромное окно было видно мою цель. Не прошло и пяти минут, как Сани тоже поднялась. Айвинг встал следом за ней. Они вышли на улицу, прошли мимо меня.

— Спасибо за вечер, — долетел голос Сандры. — Но я спешу…

Куда? Проверить, почему отреагировала печать? Наверняка, виной мои эмоции. В последнее время их стало слишком много. А присутствие Айвинга рядом с моей женщиной и вовсе заставляло рвать и метать.

— Пообещайте, что мы поужинаем вместе еще раз. — Они замерли в трех шагах от меня, и я весь превратился в слух.

— Извините, вряд ли получится, — ответила Сандра.

Я украдкой взглянул на них — Айвинг сделал шаг вперед, прижал к себе мою жену и поцеловал. Прозвенела пощечина. Только это заставило меня усидеть на месте, потому что я был готов разбить этому уроду морду в кровь.

— Прошу прощения, — отступил Айвинг. — Обещаю, это больше не повторится.

А я прослежу. И, если понадобится, начальник отдела сменится, потому что этот отправится на больничную койку.

— Надеюсь, — сурово сказала Сандра и пошла прочь. Я выждал пару минут. Проводить её? Или побеседовать с ним? Айвинг развернулся и зашагал в другую сторону. Не удержался и устроил ему небольшой приступ тахикардии. Моя цель замерла, схватилась за сердце. Добавим еще немного… На первый раз хватит. Еще раз увижу, что распускает руки или губы, мы поговорим по-другому. Я поднялся со скамейки и поспешил за Сани. Как раз успел увидеть, как она села в мобиль. Вот и хорошо.

Могла ли она увлечься Айвингом? Не сейчас, потом. При условии настойчивого внимания с его стороны. Что-то внутри говорило — вполне. Наверное, ревность. А рассудок твердил, что в этом случае моя жена не искала бы посреди ночи невесть где подевавшегося мужа. И я был склонен верить рассудку. Ничего, если повезет, завтра мы с ней проясним хоть что-то. Главное, не сорваться в очередной скандал.

Глава 15

Сандра

Рабочий день снова прошел в обнимку с папками. Мы даже ничего не успели выяснить по делу Цветочника, но для меня это была хорошая передышка после предыдущего дня. Когда вчера вечером Элис сказала, что Ральф вернулся домой, с сердца словно свалился камень. Я все равно беспокоилась, даже после слов Алекса. Весь день ждала, не появятся ли новости. Хорошие ли, плохие. Особенно после того, как Ральф упомянул Ингу…

Ревновала ли я его? Было и это. Но большей частью — страх. Я помнила эту красивую женщину со светлыми волосами в ярком, кричащем платье. Она смотрела на меня так, словно готова была разорвать на кусочки собственными руками. Страшно и жутко… Почему она объявилась рядом с моим мужем? Надеется вернуть утраченную любовь? Я почему-то в это не верила. А вот то, что хорошего ждать не приходится, стало понятно без слов. Оставалось верить, что у Ральфа хватит здравого смысла обойти её десятой дорогой и не бросаться в омут с головой.

Я уже собиралась уходить, когда услышала голос Айвинга:

— Госпожа Колден, зайдите ко мне на минуту.

Наскоро попрощалась с Ричардом и зашла в кабинет начальника. Айвинг стоял у окна, мне кинул на свободный стул:

— Присаживайтесь.

— Что-то случилось? — Он будто думал о чем-то.

— Ничего, о чем стоило бы беспокоиться, — улыбнулся старший следователь. — Просто узнал, что вы с Ричардом ходили в архив. Значит, вам известно, что в первый раз Цветочника арестовал ваш брат.

А Леон Айвинг хорошо покопался в моей биографии. Впрочем, чего еще ожидать от начальника отдела?

— Да, я видела документы, — не стала скрывать.

— Первый следователь, Саймон Мерлон, был когда-то моим напарником. Над этим делом я не работал, но Саймон как-то рассказывал… А, впрочем, зачем нам беседовать здесь? Ваш рабочий день закончен. Поужинаем вместе?

— Я привыкла рабочие моменты решать в участке, — ответила осторожно. С одной стороны, не хотелось портить отношения. С другой — не собиралась я с ним ужинать! Мы — чужие люди, и я хотела, чтобы так и оставалось.

— Сандра, вы мне обещали.

Не обещала ведь! Но поняла, что он не отстанет, а знать что-то может, поэтому ответила:

— Хорошо, только ненадолго. Мне нужно домой.

— Конечно, всего полчаса вашего времени.

Мы вышли из участка. Я оглянулась — никого. Ричард уже ушел, а жаль. Можно было перехватить его и пригласить с нами. Да, Айвинг бы разозлился, но дело мы расследуем вместе. Это выглядело бы уместно.

— Давайте поужинаем в «Вечерней звезде». Это недалеко, и там вкусно готовят.

Мне было все равно, куда идти, поэтому только кивнула и двинулась за Айвингом вдоль улицы. Идти действительно оказалось недалеко. Ресторан как ресторан. Я хотела сесть за уличный столик, но начальник увлек меня внутрь.

— Давайте сядем вон там, в углу, чтобы никто не мешал. — Он уверенно лавировал между столами. Официант тут же подал меню, но есть не хотелось. Особенно в такой компании, поэтому я заказала легкий салатик. Хватит!

— Может, вина? — спросил Айвинг.

— Нет, спасибо, — отказалась наотрез. На мгновение показалось, что кто-то смотрит в спину. Но не вертеться же по сторонам, поэтому напомнила своему собеседнику: — Вы говорили, Саймон рассказывал о Цветочнике.

— А! Да, было дело. И вне участка можете называть меня по имени. Мне будет приятно.

— Хорошо, — согласилась нехотя. Меня куда больше устраивало «госпожа Колден», но раз уж он первый предложил… — Вы тоже можете называть меня Сандра.

— Вот и отлично, Сандра. Расскажете, что вам удалось узнать?

— Толком ничего, — ответила честно. — Мы с Ричардом думаем, это кто-то из ближнего круга Лирдона, но пока зацепок нет.

— Почему из ближнего? — поинтересовался начальник.

— Слишком хорошо знает, как он действовал. А ваш друг Саймон в Иргене? Я бы могла спросить у него лично…

— Саймон погиб год назад, — перебил Айвинг.

— Мне жаль.

Странно. Оба следователя, работавшие над делом, мертвы. Но я была уверена, что брата убил Файмен. Вспомнила этого человека, и мороз пробежал по коже. Нам с Ральфом повезло, что остались живы. А Филу — нет.

— Так что же он вам рассказывал?

Спрашивала в третий раз. Если Леон опять уйдет от ответа…

— Говорил, что Цветочник выбирал жертв одного типажа. — Айвинг наклонился ко мне.

— Да? — Вспомнила скупые сведения ментального анализа. Жертвы походили на первую любовь Лирдона, но только в мелочах.

— Да. Говорил, все, как одна, были брюнетками от двадцати до тридцати.

— Полгорода подходит под описание.

— Поэтому Саймон его и не поймал, а потом дело забрали и передали вашему брату. Стоит признать, он справился достаточно быстро. Но Саймон был уверен, что Лирдону кто-то помогал, а Филипп отверг эту версию. В тюрьме сидит один, а сколько их было?

— Кто помогал? Мужчина? Женщина? Хоть что-то.

— Он не знал. Джеф и Крис пытались выяснить, им пока не удалось. Поделитесь с ними своими поисками. Надо вливаться в коллектив, Сандра. И вам, и господину Эверетту.

Вдруг я ощутила, как запястье будто обожгло. С удивлением заметила, как всего на мгновение проявилась брачная магическая печать. Что такое? Что-то с Ральфом? Раньше такого никогда не было. Но эти полгода и муж был постоянно рядом.

— Что такое? — спросил Айвинг.

— Не знаю. — Все-таки обернулась, окинула взглядом зал. Люди спокойно ужинали, никого подозрительного. — Мне пора.

Я хотела было подняться из-за стола, но Леон заговорил снова:

— Еще Саймон считал, что девушек продавали куда-то на побережье. Но доказательств так и не нашел. И следов тоже, Цветочник умел прятаться. Это только еще больше уверило его, что у Лирдона был помощник.

Пришлось снова сесть и слушать. Как раз принесли заказ, но я едва смогла проглотить пару вилок салата.

— Еще что-то? — спросила тихо.

— Все, что я знаю.

— Тогда я пойду.

Айвинг поднялся следом, но я шла быстро. Он догнал меня только у входной двери.

— Сандра, куда же вы?

— Спасибо за вечер, — ответила, выходя на улицу. — Но я спешу.

Только Айвинг не желал так просто отступать.

— Пообещайте, что мы поужинаем вместе еще раз.

Еще чего не хватало! Он прекрасно знал о моем семейном положении. И менять его я почти что передумала.

— Извините, вряд ли получится, — ответила так, чтобы он понял — мое решение изменению не подлежит. Но Айвинг только усмехнулся. Он сделал шаг назад — слишком быстро, чтобы успела уклониться, и прижался губами к моим губам. Изнутри вспыхнула ярость, пальцы засаднило от магии, и я ударила Айвинга по щеке.

— Прошу прощения. — Он тут же сделал шаг назад. — Обещаю, это больше не повторится.

— Надеюсь, — ответила я и пошла прочь. Даже не стала оборачиваться, чтобы взглянуть, идет ли он за мной. Добралась до мобиля и как можно скорее поехала к дому. Щеки пылали. Это же надо! Еще хоть раз косо посмотрит в мою сторону, попрошу перевести в другой участок. Жаль только дело бросать… Я хотела знать, кто такой этот Цветочник. И почему-то начинало казаться, что Джеф и Крис особо не ломают над этим голову. Подумаешь, пропало три девушки. Вон их как много в Иргене!

Айвингу еще повезло, что мой муж не узнает о его поцелуе. Представила, что было бы, если бы узнал. Да Ральф бы ему голову снес! Разбитым лицом не отделался бы. Прошлый начальник носом поплатился всего за один взгляд. Но если честно, я не понимала женщин, которым льстило внимание посторонних мужчин. От Айвинга веяло проблемами. И только. А когда он меня поцеловал, стало противно. Если бы нас не связывала работа, сама была бы не прочь познакомить его с боевой магией.

Дома царили тишина и покой. Роб готовился к спектаклю, фанатки, видимо, дежурили под театром. Оставила брату на столе стопку открыток и записку сверху: «Подпиши для поклонниц, пожалуйста». Приняла душ и легла спать. Завтра предстоял выходной. Значит, можно будет спокойно подготовиться к премьере Роберта. Засыпая, думала о том, придет ли Ральф. И если придет, как себя вести? Как он себя поведет? Злится ли он на меня? Наверное, да. Вот что мне со всем этим делать?

Зато к вечеру готовилась с самого утра. Проснулась в отличном настроении, достала пакеты со сложенными нарядами. Спасибо, Ральф! Платья мне точно пригодятся, учитывая, что карточка с деньгами так и лежала нетронутой. Какое же надеть? Разложила на кровати три любимых наряда. Голубое? Я его покупала на прошлый день рождения, надевала всего один раз. Красное? Слишком откровенное, не для театра. Остановила выбор на бежевом. Мне нравилось тонкое кружево, прикрывающее спину, и легкая ткань юбки. Да и Ральфу оно нравилось, но на побережье носить было некуда. Купить — купила, но платье так и висело в шкафу.

С прической давно уже решила. Накрутила волосы крупными локонами, собрала на затылке, чтобы и не скрывали красоты платья, и подчеркивали лицо. Когда до начала спектакля оставался всего час, села в мобиль и поехала к театру.

Здание главного столичного театра по праву считалось одним из самых красивых в Иргене. Высокие белоснежные колонны увенчивали скульптуры богинь, поддерживающие крышу. Широкая белоснежная лестница поднималась к резной двери, сейчас распахнутой настежь. У двери замерли двое служащих в форме театра, проверяющие пригласительные билеты. Протянула свой — и меня пропустили внутрь.

Пока что основная часть гостей толпилась в холле. Кто-то сдавал одежду в гардероб — вечер выдался не особо прохладным, но нужно же щегольнуть меховыми накидками. Кто-то выискивал знакомых. Ждать Скайденов тут или пройти в ложу? Роберт выбрал для нас лучшие места. Но в эту минуту я заметила Элис и Эба. Помахала друзьям рукой.

— Сани! — Элис поспешила ко мне, придерживая подол темно-синего платья. — Здравствуй, дорогая.

— Привет. Здравствуй, Эб.

Поискала взглядом еще одну фигуру за их спинами. Не нашла. Неужели отказался?

— Ральф с Алом рассматривают театр, — шепнула Элис украдкой, заметив мой взгляд. — Алекс же в театре никогда не был.

— Прекрасно выглядишь, — сказал Эберт.

— Спасибо, — улыбнулась другу. Они с Элис были красивой парой, и сейчас смотрелись очень гармонично, будто дополняли друг друга.

— Сани!

— Привет, — обернулась к Алексу. — Ого, да ты сегодня франт!

Ал смущенно покраснел. Непривычно было видеть его в кипенно-белой рубашке, жемчужно-сером жилете и черных брюках. Он вообще предпочитал все удобное, мало заботясь о внешнем виде.

— Здравствуй, Сандра.

И Ральфа я тоже отвыкла видеть таким. Это в Иргене он больше предпочитал деловые костюмы, а на побережье тоже бродил, в чем нравилось. Зато сейчас снова преобразился, напоминая мужчину, в которого я когда-то влюбилась. Только он все равно изменился. В Иргене это почему-то стало заметнее.

— Здравствуй, — улыбнулась ему. Хотела сказать, что рада видеть, но почему-то промолчала.

— О, вот вы где! А я вас ищу!

Я повернула голову — и замерла в удивлении. Дэн Скайден был не один. На его руку опиралась приятная женщина лет пятидесяти, улыбчивая, с мелкой россыпью морщинок у глаз.

— Папа? — Эберт, кажется, был удивлен не меньше меня, и только Ральф с Дэном переглянулись. Он знал!

— Знакомьтесь, это Луиза, моя соседка, — представил Дэн свою спутницу. — А это — моя семья. Мой сын Эб, его жена Элис, Ральф, Сани, Алекс.

— Очень приятно. — Луиза снова улыбнулась, и я поняла, что мне нравится эта женщина. Они с Дэном удивительно гармонично выглядели вместе. — Спасибо за приглашение.

— Рады познакомиться с вами. — Элис взяла слово вместо ошеломленного мужа. — Ну что, идемте в нашу ложу?

Скайдены двинулись впереди, мы чуть отстали. Я прятала глаза. Хотелось что-то сказать Ральфу, но не знала, что. Будто не муж рядом, а полузнакомый мужчина. Так странно… Зато Ал вертел головой по сторонам. В его глазах читался восторг.

— Под ноги смотри, — тихо сказал сыну Ральф.

Алекс улыбнулся и все-таки стал вертеться меньше. Роберт расстарался — в ложе было ровно восемь мест, по количеству билетов. Алекс тут же занял место рядом со мной. С другой стороны сел Ральф. Затем — Эберт, Элис и Дэн со своей спутницей. Скорее бы начался спектакль, потому что мне мучительно казалось, что провалюсь сквозь землю. С чего бы это? Ральф тихо разговаривал с Эбертом, а Ал рассматривал театральный зал.

— Я бы жил здесь, — сказал заворожено.

— Смотри, еще станешь заядлым театралом, — ответила ему. — Придется Роберту доставать абонемент на год.

Интересно, а как часто муж здесь бывал? Покосилась на Ральфа. Он продолжал делать вид, что увлечен разговором. Понятно, прийти — пришел, но на этом его уступки закончились. Но ничего, я была рада и этому.

Послышался перезвон колокольчиков, и свет в зале погас. Пару мгновений ничего не происходило. Вдруг на сцене загорелись светлячки-светильники. Они сияли все ярче. Медленно поднялся занавес — и я ахнула. Сцена была залита голубоватым светом. То тут, то там в этом сиянии вспыхивали серебристые искры. А посреди невесомых облаков стояла девушка в тонком белом платье. Как красиво! Я заворожено следила за действием пьесы. И вдруг ощутила, как ладонь Ральфа опустилась на мою. Отдернуть руку? Или…

Развернула ладошку и переплела наши пальцы. По телу разлилось тепло. Я соскучилась. Сильнее, чем могла представить. На сцену тем временем вышел Роберт. Если бы я точно не знала, что это — мой брат, никогда бы не поверила. Все-таки он был замечательным актером. На сцене не было игры, а была любовь. Сама не заметила, как опустила голову на плечо мужа. Он только придвинулся ближе. Вот бы спектакль никогда не заканчивался…

Я пыталась разглядеть в полумраке лицо Ральфа. Он смотрел на сцену, но, казалось, будто совсем не наблюдает за действием. Скорее, думает о чем-то своем. А мне было достаточно тепла его ладони. Сразу стало спокойно и уютно. Наверное, потому что, знала — пока Ральф рядом, можно забыть обо всем, потому что ничего плохого не случится.

Первый акт закончился. Раздались аплодисменты, в зале включился свет. Зашумели зрители, обсуждая увиденное.

— Пройдемся? — тихо сказала мужу.

— Хорошо.

Ральф поднялся и подал мне руку. Я не знала, о чем буду с ним говорить, но надоело молчать. Мы вышли в коридор и просто двинулись вдоль зала. Я взяла его под руку. Ральф не смотрел на меня, больше таращился под ноги. Все-таки злится. Где бы спрятаться, чтобы просто поговорить? Увлекла мужа к одному из выходов на балкон. Здесь никого не было, никто не желал мерзнуть. А я желала.

Под ногами расстилалась театральная площадь. Я оперлась на перила. Ральф снял пиджак и накинул мне на плечи.

— Мне не холодно, — обернулась к нему.

— А погода не спрашивает. — Он улыбнулся в ответ.

— Знаешь, я… рада, что ты пришел.

Ральф пожал плечами. Я снова перехватила его руку — так чувствовала себя увереннее. Что сказать? Мне никогда не было так сложно подобрать слова, как сейчас.

— Я хотел извиниться за ночной звонок. — Ральф все-таки заговорил первым. — Перебрал немного.

— Да ничего. — Я пожала плечами. — Просто испугалась.

— Почему?

Потому что люблю. Потому что не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, дорогой, но не знаю, что нам делать дальше. Только все это кружилось в голове, не желая воплощаться в слова.

— Просто неожиданно. Да и голос у тебя был… Странный. Побоялась, что будут неприятности.

— Понятно.

Ральф тоже оперся на ограждение балкона и смотрел на вечерний Ирген. Спокойный, как и всегда. Может, ему все равно? Но он бы тогда здесь со мной не стоял. Вообще бы не приехал. Только почему молчит?

— Я… соскучилась.

— Даже так? — Он на мгновение обернулся. — Что-то я при нашей последней встрече не заметил.

Думает, извиняться буду? Не буду! Хоть и наговорила лишнего. Может, и стоило бы, но… Куда деть глупую гордость? И обиду, которая хоть и затихла, но никуда не делась. Кто из нас вообще должен извиняться?

— Нам даже нечего друг другу сказать? — Ральф развернулся ко мне. И вот как догадаться, о чем он думает? Внешне — само спокойствие, как и всегда. А я чувствовала себя школьницей, которую вызвал к себе директор, и готова была сознаться во всем, даже в том, чего не совершала.

— Ну почему нечего? Просто, наверное, мы уже столько наговорили, что сами не знаем, как с этим быть.

— Может, и так.

Ральф приобнял меня за плечи. Я не вырывалась, только прятала глаза. Иначе он бы все понял. Что хотела бы вернуться, если бы он пошел навстречу. Если бы перестал давить на меня и ревновать без повода. Если бы уступил… Хоть в чем-то! Но сейчас между нами будто была стена. И что мне с ней делать? Так с ума можно сойти!

— Сани? — Коснулся пальцами щеки, скользнул к губам. У него замерзли пальцы, но прикосновение все равно обжигало.

— Прости, мне просто нужно время. — Сделала шаг назад, пугаясь собственного вихря эмоций.

— Время? — Лицо Ральфа будто заледенело. — А чтобы ужинать с посторонними мужчинами, время не нужно.

— Что? — Я едва не потеряла дар речи. — С кем это я… Ральф, ты что, следил за мной?

— Еще чего! Но видел, да. Сложно было не заметить.

— Колден, ты в своем уме? — Как-то сразу вспомнилось, почему я сбежала в Ирген. — Для тебя есть хоть какие-то границы? А я-то думаю, что печать ожила? Ну, Ральф!

— Что? — Он перехватил мои руки. — Что, Сани? Ты — моя жена. Я хочу знать, что ты в безопасности.

— Я и так в безопасности, Ральф. Значит, тебя задевает, что я ужинала с начальником? Между прочим, это был деловой разговор.

— И поцелуй деловой?

— Да ты сам выпивал где-то с Ингой! Я же об этом не вспоминаю.

— Не «с Ингой», а один. Инга там вообще появилась случайно.

— Да конечно! Именно она и именно там. Женщина, которая готова была на все, чтобы ты остался с ней. И почему-то ты не считаешь себя виноватым. А я… Ты просто сумасшедший!

— Для тебя это новость?

— Нет, но… Я думала…

— Что все не настолько плохо? Настолько, Сани. И если ты не готова это принять, ничего не получится.

— Твое желание меня контролировать не знает границ. Опомнись! — почти выкрикнула в лицо и вылетела с балкона, даже забыв отдать пиджак. Сделала глубокий вдох, чтобы немного успокоиться. Не хватало еще, чтобы Эб и Элис заметили. Ничего, сейчас я угомонюсь и пойду в ложу. Надо просто… Просто еще немного постоять. Ускорила шаг — и потом сама не помнила, как добралась до своего места.

К счастью, ложа была пуста. Хоть несколько минут, чтобы справиться с эмоциями и перевести дыхание. Когда вернулись мои спутники, я уже готова была хотя бы изображать спокойствие.

— А где Ральф? — спросила Элис.

— Не знаю. Мы… разминулись, — выдала первое, что пришло в голову.

Подруга качнула головой. От неё ничего не скроешь. Но раздался перезвон, обозначающий начало второго акта. Спустя минуту свет погас. Ральф не вернулся.

Глава 16

Ральф

Сказать, что я был в ярости — это не сказать ничего! Всего на минуту заглянул домой к Скайденам — переодеться, а затем вернулся за руль. Ничего, проведу ночь в дороге, это даже хорошо. Не будет расспросов Эба и Элис, укоризненного взгляда сына. Говорил им, что уеду сразу после спектакля. Вот и уехал. О Сани старался не думать. Любая мысль отдавала болью в груди. И не думать тоже не мог. Почему нельзя просто выяснить все раз и навсегда? Наверное, она права. И будет лучше разойтись по разным углам, перестать мучить друг друга. Я переживу. Знать бы еще, что с ней все будет в порядке. Не нужно было бы глупого маскарада, который уже сидел в печенках. Знала бы Сани, что я не только слежу за ней… Представляю, что бы мне пришлось выслушать.

Дорога мелькала перед глазами, черная и беспросветная. Но ощущение скорости успокаивало. Я даже начал понимать страсть Эберта к мобилям. Сейчас чувствовал себя уютнее, чем среди родных людей. Потому что все они хотели одного: чтобы мы с Сани разобрались в своих отношениях. Элис и вовсе иногда смотрела так, будто виноват во всех бедах мира. Эб, правда, не вмешивался, у него не было на это времени. А я с ума сходил! Сумасшедший? Да, сумасшедший. Какой уж есть.

Надо угомониться. На горячую голову чего только не наделаешь, но рядом с Сани я не мог оставаться спокойным. Это напоминало изощренную пытку. Видеть, слышать, но ощущать, что я для неё — будто чужой. Она даже не знает, о чем со мной говорить. Будто между нами ничего и никогда не было.

Демоны! Хочет развода? Будет ей развод, только чтобы это все прекратилось. Перетерплю, пока не исчезнет опасность, и не стану попадаться ей на глаза. Все равно от этого только хуже. Я во всем виноват? Пусть так. Пусть я. Но что делать дальше?

Приказал глупым мыслям заткнуться. Наверное, в таком настроении и стоило отправляться в путь, потому что будь оно другим, я бы сейчас нервничал совсем по иному поводу. Не то, чтобы боялся возвращаться в город, в котором вырос. Просто не хотел. Ненавидел его всем сердцем. Еще больше ненавидел детский дом, куда меня забросило по воле случая. И теперь снова копаться в прошлом? Которое давно похоронено и забыто? Если бы не сын, никогда бы не стал. Зато сейчас все думы о грядущем свидании с не самой лучшей частью моей жизни вытеснили мысли о жене. Пусть так, пусть роятся. Может, до чего-то и додумаюсь.

Ехать было не то, чтобы слишком долго. Подумаешь, несколько часов в мобиле. Пешком это расстояние было куда больше. А сейчас уже на рассвете я увидел покосившиеся домишки пригорода. Сколько лет прошло? Уже больше двадцати. Страшно представить. Мобиль переехал через хлипкий мост — и как еще в воду не свалился по этому гнилью? Вот она, центральная улица. Еще пару поворотов, и буду на месте. Только час ранний, на месте одни дежурные. Поэтому вместо того, чтобы сразу идти в детский дом, я остановил мобиль у гостиницы. Поспать бы пару часов, а потом можно и наведаться в «родные» стены.

Конечно, ту полудрему, в которой находился, сложно было назвать сном, зато в голове прояснилось. Это уже радовало, потому что в последнее время, когда не был на работе, в мыслях царил какой-то туман. Наверное, сказывалось постоянное напряжение. Отвык, бывает. Раньше это было нормой жизни, а сейчас — испытанием на прочность. Где-то пробило девять. Пора!

Мобиль так и оставил у гостиницы. Улочки здесь были узкие, неудобные, а пешком недалеко. Ускорил шаг — и уже через десять минут стоял перед старинным зданием. Нам рассказывали, что когда-то здесь жил кто-то из местной аристократии, а когда он умер, потомки передали здание городу. От былого величия остались разве что массивные балконы. Светлая побелка облезла со стен, крыша давно прохудилась — и, судя по виду, так и не ремонтировалась. Я ускорил шаг. Покончить с этим, и все.

Дверного звонка не было. Вместо него — тяжелый молоток. Похоже, прогресс Иргена так сюда и не добрался. Я постучал. Ответа не было. Постучал еще раз. Детдом отсюда никуда не делся, я наводил справки. Дверь скрипнула, и на пороге застыла чопорная женщина в белом переднике.

— Чем могу помочь? — спросила, как неживая.

— Я хочу видеть директора.

— Вам назначено?

— Конечно, — заверил её. Мне здесь всегда назначено.

— Тогда идите за мной

Кто сейчас был директором? Какая разница? Мне нужен был архив, ничего больше. Я не собирался сидеть с кем-нибудь у камина и вспоминать старые добрые времена, потому что добрыми они не были. Быстро взглянуть на бумаги — и уйти. Внутри тоже мало что изменилось. Да, другие обои на стенах — зеленоватые, напоминающие то ли листву, то ли лягушек. Тошнотворные, одним словом. Старая скрипучая лестница. Пятая ступенька всегда издавала особо протяжные звуки, если наступить в определенном месте. Моя провожатая ушла вперед, я огляделся по сторонам — и наступил. Ступенька скрипнула так, что дама чуть не подпрыгнула.

— Старое здание, — сказала в свое оправдание. Я многозначительно кивнул. Будто не знаю!

— Нам сюда.

«Госпожа Улита Вайнер», — значилось на двери. Да быть того не может! Она по-прежнему здесь? Сколько ей должно быть лет? Тогда было за сорок, значит, за шестьдесят. Что ж, взглянем на старую знакомую.

— Госпожа Вайнер, к вам…

— Господин Эверетт, — сначала сказал, потом подумал. Но во мне сложно узнать того подростка, которым когда-то был. А если узнает, какая разница?

— Господин Эверетт.

— Проходите, — донесся чуть хриплый голос.

Я толкнул дверь и очутился в кабинете директора. Его, в отличие от коридоров, ремонт коснулся более тщательно. Сколько же я выслушал в этих стенах! Раньше за директорским креслом висела большая карта, и пока меня отчитывали за очередную драку, я читал названия городов и представлял, куда поеду, покинув детский дом. Почти везде побывал, но скорее случайно, чем намеренно.

— Чем обязана?

А вот директор Вайнер изменилась мало. Такая же высокая и сухопарая, будто проглотила палку. С неизменным пучком на голове, только раньше волосы были черные, сейчас — седые.

— Ричард Эверетт, следователь полиции Иргена. — Раз не узнала, можно воспользоваться и этим именем. Показал удостоверение в закрытом виде — и быстро спрятал в карман.

— Нами заинтересовался Ирген? — Вайнер удивленно хмыкнула. — И по какому же поводу?

— Мне нужна любая информация об одном из ваших бывших воспитанников, Ральфе Колдене.

— Колден… Коден… — Директор прошлась по комнате. — А! Так он давно сбежал, и я понятия не имею, где может находиться. Столько лет прошло! Что, натворил что-то?

— Секреты следствия.

— Неудивительно. — Улита покачала головой. — Ральф никогда не был спокойным ребенком, из разряда неисправимых. Но что вы надеетесь здесь узнать?

— Хочу увидеть его документы. Может, были какие-то родственники…

— Да какие родственники? Моя предшественница рассказывала, что его прямо на пороге и нашли. Но идемте, я покажу вам бумаги.

И снова — старые лестницы и коридоры. В центральной части находились классные комнаты и подсобные помещения. В левом крыле жили самые маленькие воспитанники, в правом — те, кто постарше. Сейчас шли занятия, и повсюду царила тишина. Только иногда доносились грозные голоса учителей. Мы спустились по другой лестнице в полуподвальные помещения, и директор Вайнер отперла тяжелую дверь архива. Я остался у входа, а она прошла вдоль длинных стеллажей.

— К… К… Вот оно, Колден. — Достала тонюсенькую папку и подала мне. Я сел за маленький столик и достал документы. Мои объяснительные, написанные корявым почерком. Он у меня тогда был жутким. Отчеты по успеваемости. Справка из полиции, что поиски не дали результатов. И — тонкий листок приема, датированный пятнадцатым января. Никаких сведений, только дата и время, пол, рост, вес, присвоенное имя. Глупо было надеяться найти что-то еще.

— Подождите-ка. — Улита на мгновение задумалась. — Кажется, приходила какая-то женщина… Да, точно. Но давно уже, через год где-то, как Ральф сбежал. Я как раз в отъезде была, мне воспитатель говорила, госпожа Микрис.

— Женщина? — Я насторожился. — Зачем?

— Мальчишку этого искала, но откуда нам знать, где он подевался?

— А госпожа Микрис еще тут работает?

— Что вы? Она давно на пенсии. Но живет в нашем городе, могу дать адрес.

Десять минут спустя я выходил из детдома с адресом бывшей воспитательницы и чувством, будто провел там не полчаса, а еще пятнадцать лет. Где же находится улица Балинура? Вспомнить бы… Остановил первого попавшегося прохожего. Оказалось, что недалеко. Что ж, навестим старушку Микрис. Я плохо её помнил. Она у нас работала только последний год. Может, меньше. В памяти всплывало круглое, как яблоко, лицо — вот и все, что сохранилось.

Улица нашлась через четверть часа. Я шел вдоль домов, выискивая пятый номер. Вот он! Небольшой одноэтажный домик с цветами вдоль дорожки. Открыл калитку — и услышал собачий лай.

— Пират, кто там? — раздался голос хозяйки, и она сама появилась из-за угла дома. Маленькая, полненькая, в платье в цветочек.

— Здравствуйте, — махнул рукой. Теперь я её вспомнил.

— Здравствуйте. — Госпожа Микрис подошла ближе, вгляделась в лицо. — Ой, Ральф!

— Вы меня узнали? — Я даже удивился.

— А как не узнать? Вырос, конечно. Да и только. Проходи, я как раз собиралась делать ягодный чай.

Госпожа Микрис пригласила меня в маленькую уютную гостиную, бойко расставила чашки. Откуда-то взялся пирог, тоже ягодный. Наконец, воспитательница села напротив меня и произнесла:

— Ну, рассказывай.

— Да что рассказывать-то? — Я как-то растерялся.

— Что тебя ко мне привело, как жизнь. Знаешь, я все время думала, ну куда вы с Эбертом подевались? Живы ли, в порядке?

— Как видите. Жив, здоров, женат. У Эба тоже все хорошо. Госпожа Микрис, я был у директора Вайнер, и она говорила, что вроде бы в детский дом приходил кто-то из моих родственников. Я пытаюсь их найти.

— Приходила женщина, — кивнула старушка. — Ты кушай, кушай. Пирог только испекла. Месяцев восемь прошло, как вы сбежали. Красивая такая, черноволосая, черноглазая. Говорила, что твоя бабушка.

— Бабушка? — Вот это новости.

— Да. И представлялась ведь, но фамилию я не вспомню… Уж прости, возраст. Звали Эмилия, это точно. Я ей, конечно, рассказала, что могла. Она только произнесла: «Опоздала. Везде опоздала». И попросила тебе кое-что передать, если вдруг найдешься. Сейчас.

И госпожа Микрин исчезла в глубине комнат, а я пока не мог поверить в то, что слышал. Кто-то приезжал? Пытался меня найти? Но зачем, через столько лет?

— Вот, — протянула мне свернутый листок.

Я развернул. Бумага была старая, пожелтевшая. Буквы поплыли, и разобрать написанное можно было с трудом. Но я уже понял, что это — справка о рождении ребенка. Те же данные — рост, пол, вес. Только дата другая, двенадцатое января. И имя матери. Регина Стейнворт, если, конечно, я правильно разобрал буквы. Было и клеймо больницы — не в этом городе, в Силдерли. Может, там остался и адрес? Ведь девушек с таким именем и фамилией могли быть сотни.

— Спасибо, — сказал госпоже Микрин. — Вы мне очень помогли.

— Да что уж там? — Отмахнулась она. — Буду рада, если у тебя все получится. А теперь твоя очередь. Чем занимаешься? Семья большая?

— Служу в полиции. — Про себя добавил, что временно. — Семья пока маленькая. Жена и сын.

— Сыну сколько уже?

— Пятнадцать. Я из-за него сюда и приехал. Это его желание — найти родственников.

— Оно и понятно. — Кивала старушка. — Еще и возраст такой, который толкает на подвиги. Да, Ральф?

— Да.

Я посидел еще немного. Госпожа Микрин рассказывала о бывших воспитателях, воспитанниках. Некоторых уже не было в живых, некоторые, наоборот, многого добились. Я слушал больше из вежливости — все-таки эта женщина дала мне зацепку. Наконец, мы попрощались. Попытался дать ей денег за помощь, но госпожа Микрин даже обиделась. Все-таки, неплохой она человек, хоть мне всегда и казалось иначе.

До Силдерли было еще два часа езды, а время перевалило за полдень. Но дела надо было завершить сегодня, чтобы завтра, как ни в чем не бывало, выйти на работу. Ночь снова придется провести в пути. Однако я согласен был и на это. В любом случае, поездка оказалась куда более полезной, чем ожидал.

Силдерли оказался городом большим и запутанным, поэтому больницу я искал долго. А когда нашел, засомневался, что хоть кого-то застану на месте. Но мне повезло — в регистратуре тут же пригласили пройти к главврачу. Здесь я действовал так же, как в детдоме. Представился Ричардом Эвереттом, запросил документы.

— Так много лет прошло, — заметила она. — Даже не знаю, сохранился ли архив за тот год. Но попрошу взглянуть.

Пока в архиве искали хоть какое-то упоминание о моей матери, я сидел в приемной главврача и пил кофе. Мне никогда не хотелось узнать, кто она — женщина, подарившая мне жизнь и тут же перечеркнувшая. Но у меня накопились вопросы. От кого моему сыну досталась такая магия? Что мне с ней делать? Но времени и правда прошло много. Даже если найдется адрес — она давно могла переехать. Или даже умереть. Кто знает?

— Вам повезло. — Хорошенькая медсестра протянула копию документа. — Архив сохранился, и мы нашли эту Регину.

А я уже жадно вчитывался в скупые строчки. Мать — Регина Стейнворт, девятнадцать лет. Проживала в Айнсберге, улица Таймир, дом восемь. Сведений об отце ребенка нет. Айнсберг… В голове крутилась какая-то мысль, только я никак не мог её уловить. Сам я там никогда не был, но городок казался знакомым. Откуда? Что с ним было связано?

Поехать туда сегодня же? Еще два часа пути. Но там буду уже затемно, и домой вернуться не успею. И потом, мне надо было осмыслить все, что сегодня узнал, привести в порядок мысли. Не стоит продолжать поиски на горячую голову. Мне необходимо разобраться с магией Алекса. Только это имеет значение, а сейчас я могу что-то испортить. Решено! Развернул мобиль и поехал к Иргену. А в Айнсберг наведаюсь, когда будет следующий выходной.

Глава 17

Сандра

Я возвращалась из театра в смешанных чувствах. Прежде всего, конечно, была злость — но не только на Ральфа, и на себя тоже. Было возмущение — и в то же время, разве мог Ральф поступить по-другому? Я и так знала, насколько он ревнив. Будь его воля, ноги бы моей в полиции не было. Причем, не только в полиции. Надо было вернуть ему пиджак. Он так и лежал на соседнем сидении мобиля, когда ехала домой. Роберт остался праздновать премьеру, и я в чем-то была этому рада. Хотелось побыть наедине со своими мыслями. Потому что мысли эти вели к неутешительным выводам… Точнее, к одному-единственному выводу: надо что-то решать. Сейчас, потому что потом будет поздно.

Стоит ли удивляться, что почти всю ночь провела без сна, и на работу уехала раньше, чем было необходимо? У Эверетта был выходной. Без него в кабинете было пусто. Странно, как быстро я привыкла к тому, что он рядом. Мы быстро сработались — наверное, потому, что у нас был похожий подход к делу.

Попыталась отобразить на листе бумаги все, что мы знаем о Цветочнике. Оказалось, что практически ничего. Завтра вернется Ричард, и навестим сестру Лирдона. Только что-то мне подсказывало — толку будет мало. Время близилось к обеду. Я раздумывала над тем, чтобы и вовсе на него не ходить. Есть не хотелось. С коллегами пока так и не сдружилась — все сводилось к приветственным кивкам в коридоре. Когда-то в отделе Дэна ко мне отнеслись куда лучше. Уже решила остаться в кабинете, когда в двери постучали, и на пороге застыл Айвинг.

— Здравствуйте, Сандра. — Он улыбнулся, а мне захотелось провалиться сквозь пол.

— Здравствуйте, Леон, — ответила спокойно, уже зная, чего он хочет.

— Обеденный перерыв. Нас ждут коллеги. Вы идете?

С каких это пор Айвинг решил обедать в общей компании? Мне это не нравилось! Очень не нравилось, как ни крути.

— Я себя неважно чувствую. Лучше побуду здесь, — попыталась отказаться.

— Я настаиваю. Нельзя сидеть голодной весь день. Хотя бы легкий перекус.

Не знаю, чем бы закончилась наша пикировка, если бы не завибрировал кристалл связи.

— Да, — тут же ответила, спасаясь от неприятного разговора.

— Сани, это Элис. — По голосу подруги поняла, что она едва сдерживает слезы.

— Эл, что случилось? — Ужас тут же поднял голову.

— Эберт… Эб в больнице. Приезжай, пожалуйста, мне страшно.

— Какая больница?

— Центральная.

— Еду. Можете меня отпустить на полдня? — сказала Айвингу, который продолжал маячить в дверях. — Друг попал в больницу.

— Да, конечно, — пробормотал он. — Поезжайте, госпожа Колден. Ни о чем не беспокойтесь.

— Спасибо! — Сейчас я и правда была ему благодарна.

Вылетела из участка и прыгнула за руль мобиля. Что могло случиться? Мы же только вчера виделись. Паника захлестывала с головой. Я пыталась её утихомирить, но ничего не получалось. Ну почему нельзя ехать быстрее? В больницу внеслась почти бегом.

— Сани! — Элис перехватила меня на входе. Слезы катились по её щекам, а она даже их не вытирала.

— Что стряслось? — Обняла подругу за плечи. — Эл, не молчи!

— Не знаю. — Она замотала головой. — Ничего не знаю. Авария, работают целители.

— Где? На полигоне?

— В том-то и дело, что нет! В городе. Эб никогда не ездит по городу на большой скорости. Я не понимаю, как это могло произойти. Почему я не поехала с ним?

— Эл, ну не плачь, — пыталась её успокоить. — Эб сильный, он выкарабкается. Что говорят врачи?

— Ничего. Ничего не говорят. — Элис снова всхлипнула.

— А где Ральф?

Муж умел работать с любыми ранами. Наверняка, он там, с Эбом.

— Он уехал, вернется только завтра. Я не знаю, что делать, Сани. Дэну боюсь говорить, у него сердце.

— Идем. — Увлекла Элис к ближайшим диванчикам. — Ты немного успокоишься, и пойдем расспросим целителей. Не переживай так, все будет хорошо.

Её-то я успокаивала, а сама сходила с ума от беспокойства. Элис права. Как могло получиться, что Эб, который, во-первых, мастерски управлял мобилем, а во-вторых — имел сильнейшую магию, оказался на больничной койке? И почему именно в тот момент, когда Ральфа нет в городе? Похоже, пожаловала наша семейная паранойя. Мне казалось это странным. Что же происходит?

Элис вытерла глаза и поднялась с диванчика. Я пошла следом за ней на второй этаж, в отделение неотложной помощи. Вот только в дверях нас встретила медсестра с категоричным:

— Нельзя.

— Полиция Иргена. — Я достала удостоверение. — Мне нужно знать все о состоянии пациента.

И пусть мой отдел не имеет никакого отношения к авариям, какая разница? Вид удостоверения сделал свое дело.

— Имя?

— Эберт Скайден.

— Минутку.

Она скрылась на пару мгновений, а затем вернулась. Но за эти пару мгновений я едва не поседела.

— Состояние стабильное, — сказала она. — Пациента погрузили в сон. Повреждения, конечно, серьезные, но не смертельные. В основном, ожоги и переломы.

— Как ожоги? — Элис подняла голову. — У Эберта не бывает ожогов, он — стихийник огня.

— Говорю вам то, что сказал врач. Еще что-то?

— Когда я смогу его увидеть?

— Уж не сегодня точно. Идите, приходите завтра.

Я увлекла Элис прочь. Она не упиралась, но, кажется, не осознавала до конца, что происходит. Надо отвезти её домой, все-таки сообщить Дэну. Если бы еще как-то связаться с Ральфом! Может, у него новый кристалл с собой? Меня тоже трясло, но я старалась быть сильной — ради Элис.

— Сани!

Я обернулась.

— Алекс? — Перехватила мальчишку. — Ты что здесь делаешь?

— Марго сказала. — Он пытался отдышаться. Видно, что бежал сюда от дома Скайденов. — Как Эберт?

— С ним все будет в порядке.

— А можно, я сам посмотрю?

Мы с Элис переглянулись.

— Там медсестра, — сказала подруга.

— Пожелаем ей сладких снов? — предложила я. — Ал, ты как?

— Смогу. Идем.

Мы снова поднялись вверх по лестнице. Медсестра открыла было рот, собираясь возмущаться, но Ал прошептал всего пару слов, и с его пальцев сорвалось светлое облачко. У отца научился — медсестра тут же опустила голову на руки и задышала ровно, спокойно, а мы скользнули в коридор. Какая палата?

— Туда, — указал Алекс.

К нашему счастью, сейчас коридор был пуст. В палату мы шмыгнули все втроем, я повесила на дверь сигналку, а Ал и Элис уже кинулись к койке, на которой замер Эберт. Он действительно спал. Вокруг находились техномагические устройства, поддерживающие этот сон. Вот только самого Эба почти не было видно под бинтами, пропитанными лекарствами. Элис стояла над ним и что-то тихо шептала, даже боясь приблизиться.

— Можно? — Ал осторожно её подвинул.

— Ты уверен? — спросила я. Ральф никогда не разрешал сыну использовать много магии без его присмотра.

— Да. Только не двигайтесь, хорошо? Мне надо сосредоточиться.

Алекс закрыл глаза. Он призывал магию не так, как Ральф. Муж чаще использовал для исцеления какие-то заклинания, а Ал будто сам становился магией. Его тело окутало ровное сияние, полилось от него к Эберту. Я заметила, как удивленно расширились глаза Элис. Да, наш Ал кого угодно заставит раскрыть рот. Поэтому так беспокоился Ральф, а я не знала, как с этим быть. Сияние разгоралось все больше. Запищали устройства.

— Ал, осторожнее, — окликнула я.

Магия медленно сошла на нет.

— Ну что? — еле слышно спросила Элис.

— Завтра проснется, — пообещал Алекс. — Целители уже все сделали, я только влил больше силы, и так по мелочам. Но мне не нравятся ожоги, странные они. Еле убрал.

— А что с ними не так? — спросила тихо, но ответить Ал не успел — в коридоре послышались шаги. Мы притихли, но шаги прошли мимо.

— Надо уходить, — сказала сообщникам. — Пока нас не выгнали силой.

Мы выскользнули в коридор и снова спустились на первый этаж. Вот только там уже творился хаос…

— Госпожа Скайден, что случилось с вашим мужем?

— Госпожа Скайден, как оценивают состояние господина Скайдена?

— Кто будет заниматься «Скай» в его отсутствие?

— Жив ли господин Скайден?

— Были ли это происки конкурентов?

Газетчики вопили все разом. Элис и так было плохо! Может, боевым заклинанием в них, а? Я едва сдержалась. Проще всех поступил Алекс — провел рукой над головой, и воцарилось молчание. Журналисты разевали рты, а звуков не издавали. Мы быстренько проскочили мимо них и забрались в мой мобиль. Преследователи выскочили за нами, снова завопили, но мы были уже далеко.

— Теперь об ожогах, — сказала Алексу.

— Да. — Тот с тревогой оборачивался. Он не привык к подобным скоплениям сумасшедших личностей. — Мне показалось, что они не от аварии, а от какого-то вещества. Оно сильно въелось в кожу. Не яд, но что-то токсичное. Я почти всю магию потратил, пока почистил.

— Спасибо. — Элис обняла его за плечи.

— Да за что? — Алекс растерялся. — Вы же наша семья. Сани, ты попробуешь связаться с папой?

— Попробую, — пообещала ему. — И, думаю, Ральф будет в бешенстве. Если все, как ты говоришь, значит, авария — не случайность. Ал, а ты не знаешь, где он?

— Ищет наших родственников, чтобы лишить меня снов. Сказал, скоро вернется.

Ральфа не хватало, как никогда. Хорошо, что Алекс — сильный целитель, иначе Элис бы не успокоилась, да и мне стало легче на душе. Ал бы никогда не соврал нам о состоянии Эберта.

— Элис, а может, приставить к палате охрану? — предложила подруге. — Раз уж все так подозрительно.

— Я позвоню в «Скай», они организуют. Ты права.

Элис засуетилась, доставая кристалл. Я слушала, как она раздает указания. Придется ей ближайшие дни, а то и недели взять «Скай» на себя. Как же так могло получиться? Что вообще происходит? Наиболее вероятным казалось, что мы имеем дело с кем-то из конкурентов Эберта. Решили лишить «Скай» её силы и мощи. Впереди — множество выставок, у Эба какой-то крупный проект. Вот и имеем, что имеем.

— Да чтоб вам провалиться!

У дома Скайденов тоже дежурили репортеры. Точнее, пытались дежурить. Те смельчаки, которые хотя бы приблизились к воротам, стояли милыми зелеными статуями. Живыми были только головы, а тело оплетали то ли лианы, то ли еще какие ползучие растения. Поэтому остальные не рисковали, а тихонько сидели в тенечке, пока не увидели мобиль. Но мы въехали в ворота, старательно объезжая живые скульптуры.

— Это вообще что? — Обернулась к подруге и сыну.

— Моя новая защита. — Глаза Алекса лучились удовольствием. — Правда, неплохо?

— Более чем!

И когда он успел этому научиться? Интересно, Ральф видел? Я остановила мобиль, и мы вошли в дом. Тут же откуда-то вынырнула заплаканная Марго и кинулась к Элис.

— Госпожа Элис, как же это? — Она заламывала руки. — Как господин Эберт?

— С ним все будет хорошо, — тихо ответила Элис. Она казалась совсем потерянной. Хотя, я бы на её месте и вовсе с ума сошла. Вспомнила, как Ральф боролся за жизнь после яда Инги, а я только и могла, что сидеть у его постели. Это была пытка! Врагу не пожелаешь.

Пропустила Элис вперед и перехватила руку Алекса.

— Применишь заклинание сна? — шепнула ему на ухо.

Он кивнул. Мы прошли за Элис в гостиную. Она села на диван и попросила Марго принести чай. Служанка тут же побежала на кухню, а Ал замер за спиной у Элис, и с его пальцев сорвался еще один светящийся шар. Миг — и Элис тихо посапывала, откинув голову на спинку дивана. Мы аккуратно переложили её на подушку. Пусть поспит, а завтра Эберт обязательно придет в себя, и она немного успокоится.

— Сколько будет действовать заклинание? — спросила у Ала.

— Часов пять. Может, больше, потому что Элис сейчас слабая. Оно более длительное, чем для медсестры, — сосредоточенно ответил он, как врач, отмеряющий дозу лекарства для пациента.

Остаться у Скайденов? Да, пожалуй, стоит. Нельзя оставлять Элис одну. Вот только обе гостевые заняли мои мальчики. Немного подумала — и прошла в спальню Ральфа. Ал тут же принесся следом.

— Ты бы отдохнул, — сказала ему. — Столько сил потратил.

— Все нормально. — Он встряхнул темной копной волос. — Попробуем связаться с папой?

— Попробуем.

Вот только Ральф не отвечал. Наверное, или занят, или кристалл не с ним, хоть я и не видела привычную коробочку в комнате.

— Ничего, — сказала Алексу. — С другой стороны, пусть спокойно добирается домой, а не летит. Попробую еще раз ближе к ночи.

— Ты останешься здесь?

— Да. — Огляделась по сторонам. Идеальный порядок, ничего лишнего, как и всегда у Ральфа.

— Тогда поможешь мне с некоторыми понятиями из книги?

И, не дожидаясь ответа, Алекс умчался за дверь. Скорее бы он вернулся, потому что мне было страшно. Так страшно! Элис и Эб давно стали родными. И то, что произошло, пока не укладывалось в голове. Ал принес с собой объемную книгу по видам магии с десятком закладок. Мы уселись на кровать и до ночи разбирали те места, которые были ему непонятны. Разошлись только ближе к полуночи. Я дождалась, пока затихнут шаги за стенкой, и только тогда разделась и нырнула под одеяло. Пусть Алекс и молчал, но он тоже места себе не находил. Это было заметно.

Вдохнула запах одеяла — от него веяло одеколоном Ральфа. Сразу стало спокойнее, будто он сам был здесь. Снова взяла в руки кристалл.

— Ральф Колден, — произнесла тихо, не зная, чего хотела больше — чтобы он ответил или нет.

— Слушаю, — донесся родной голос. Сердце пропустило удар.

— Ральф, это Сани.

— Что-то случилось? — сразу насторожился любимый мужчина.

— Да. Ты сейчас где?

— Еще пару часов, и буду в Иргене. Что, Сани?

— Эберт в больнице. Авария. Но ты не беспокойся, все хорошо.

— Что значит «не беспокойся», Сандра?

— Это значит — не гони, доберись до нас в целости и сохранности. Ты нам нужен.

— Скоро буду.

Связь разъединилась. Я опустила голову на подушку. Надо хоть немного поспать, чтобы потом на свежую голову подумать, кому и зачем было нападать на Эберта. В том, что авария подстроена, даже и на грамм не сомневалась. Но сейчас усталость брала свое, а запах одеколона успокаивал. Через четверть часа я все-таки уснула.

Глава 18

Ральф

Звонок Сани стал громом среди ясного неба! Не гнать? Да мобиль несся так, что даже уши закладывало, и путь, который должен был занять два часа, пролетел за полтора. Может, и меньше. Что могло случиться? Эб же не собирался ни на какие испытания, я бы знал. Он говорил, что поедет на работу. Так где? Когда? Почему? Миллион вопросов. И почему сегодня? В тот момент, когда сам я ничем помочь не могу?

Мобиль с ревом влетел во двор Скайденов. Я чуть не снес крыльцо, но тормоза сработали, как надо. Вбежал в холл — и столкнулся с заспанной Элис.

— Ральф? — Она, кажется, не до конца еще проснулась. — Ральф! Наконец-то!

И кинулась мне на шею, заливаясь слезами.

— Тише, тише, — попытался хоть как-то уменьшить её боль, но после суток в пути и полного раздрая в душе выходило скверно. — Что случилось, мышка?

— Не знаю! Мне сказали, что Эб разбился. Я там не была, на месте, сразу поехала в больницу. А тут Сани… И мы с ней…

Рассказ стал и вовсе сбивчивым. Я пытался уловить хоть крупицы истины, но понял только, что Сани и Элис как-то пробрались в палату.

— А Алекс говорит, что ожоги странные, — продолжала Элис. — Потому что не как от огня. Точнее, не только огня… Что-то я запуталась.

— Тебе надо отдыхать. — Приобнял её за плечи и повел в их с Эбом спальню. С Элис сейчас бесполезно разговаривать, она убита горем.

— Ты же утром поедешь со мной в больницу? — спрашивала она, пока мы миновали коридор.

— Конечно, прямо с утра и поедем. Но ты сейчас ляжешь и поспишь, хорошо?

— Я только проснулась, — попыталась протестовать Элис, но кто её слушал? Заставил лечь и закрыть глаза, а затем применил заклинание сна. Пусть отдыхает. Подробности лучше выспрошу у Сани. Только для начала приму душ с дороги, а потом уже попытаюсь связаться с ней или даже поеду.

Толкнул дверь спальни — и замер. Сани свернулась калачиком под одеялом. Трогательная, хрупкая. Я проскользнул в ванную комнату, стараясь не разбудить. Надо было немного освежить голову. Раз все спят, значит, опасность пока миновала. Прохладный душ подействовал, как надо — я немного успокоился и вернулся в спальню. Лечь? Нет? Аккуратно прилег на край кровати, обнял жену. Она заворочалась, удобнее устраиваясь на руке. Закрыл глаза. Сон не шел — я был для этого слишком взвинчен. Но хотя бы иллюзия покоя помогала немного расслабиться. Побыть рядом с Сани, прикоснуться. Пока она никуда не собирается убежать.

— Ральф? — Она сонно открыла глаза. — Ты приехал.

Подвинулась ближе, и я заключил её в объятия. Жаль, что нельзя так лежать до бесконечности.

— Расскажешь, что произошло?

— Да я и сама не особо поняла. — Сани чуть отодвинулась, чтобы видеть мое лицо. — Позвонила Элис, я примчала в больницу. Судя по всему, авария произошла просто на улице, а не во время испытаний. Элис в шоке была, поэтому, чтобы она успокоилась, мы с Алексом провели её в палату. Ал сам посмотрел, что там с Эбертом — только ты его не ругай! И говорит, что ожоги странные.

— Как у техномага они вообще появились? — Я никак не мог взять в толк.

— Вот в том-то и вопрос, Ральф. Алекс думает, они не от огня, а от какого-то вещества. Может, в мобиле что-то взорвалось? Но кому это надо? Конкурентам? Ничего не понимаю.

— Надо взглянуть на мобиль. Что Ал сказал по состоянию Эба?

— Говорит, завтра очнется.

— Хорошо.

Конечно, стоило бы напомнить сыну, что я запрещал ему использовать магию без моего присмотра. Но случай был крайний, поэтому, наверное, лучше было сказать спасибо, что не побоялся вмешаться. Хоть с целительской магией у него проблем нет…

— А ты как съездил? — Сани спрашивала тихо. — Где был?

— В детском доме. Нашел одну зацепку, но не знаю… Опять надо ехать, проверять. Сейчас не до этого.

— Удивлена, что ты все-таки решился.

— Не из-за себя, из-за Алекса. Сама знаешь, он мне все уши прожужжал. И магия эта… Надо же найти её истоки. Она не берется из ниоткуда.

— Ты все сделал правильно.

Теплые руки Сани обвили мою шею. Да, это нельзя было считать перемирием, но хотя бы временным затишьем. Я чуть наклонился вперед, коснулся губами губ. Сани вздохнула и прижалась сильнее. Что ж, пусть так. Главное — не разрушить эту хрупкую нить, которая вдруг возникла между нами.

Я лежал и думал, думал, думал. Кто? Кому понадобилось устроить эту аварию? Торнот осмелел и решил показать зубы? У него кишка тонка, но если, допустим, он нашел кого-то в помощь… Надо срочно узнать, где подевалась эта гадина. Я готов был поставить миллион, что он вернулся в Ирген. Почему Торнот? Потому что, пока он сидел в тюрьме, никаких проблем не было. Но Рик больше заинтересован отомстить Элис. Хотя, что это, если не месть? Что будет с Элис, если что-то случится с Эбертом? Одна она не справится. Даже сейчас ей придется какое-то время самой тянуть «Скай» — история с Джесси показала, что никому нельзя доверять. Никаким управляющим. А что делать мне? Разорваться на части?

Я не могу оставить полицию и Сани. Потому что, если смотреть правде в глаза, у Рика Торнота и ко мне есть счеты. Гораздо больше, чем даже к Элис, наверное. А еще Сандра копается в деле Цветочника, и оставить её один на один? Она ведь не отступит. И Айвинг этот вьется рядом… Вот в «Скай» я не помощник. Но Элис тоже нужна поддержка, хоть какая-то. Дома — двое детей, и сон Алекса я не сбрасывал со счетов. Хорошо, что Эб успел заказать для малышей браслеты. Сам Алекс, который скоро забудет, как я выгляжу. Это просто сумасшествие. И вот как быть? Как разделить неделимое? Если жена рвет в одну сторону, сын — в другую, близкие люди — в третью. Что ж, за все приходится платить. И за пару лет счастья — тоже.

Я отключился всего на пару часов. Когда проснулся — светало. Надо ехать в больницу, потом посмотреть, во что превратился мобиль Эберта, а затем — снова играть роль Ричарда Эверетта. Предупредить Айвинга, что опоздаю на пару часов…

— Ты куда? — Сани открыла глаза, стоило подняться с кровати.

— К Эберту. Спи.

— Я с тобой, — завозилась, пытаясь выбраться из одеяла.

— Не надо. Тебе еще на работу, да?

Сандра кивнула, но оставаться дома не собиралась. Пришлось ждать, пока она оденется. С другой стороны, я ловил каждую минуту нашей близости. Она ведь не останется. Это только шок, испуг, ничего больше. Било шесть, когда мы сели в мобиль. Да, в больнице нас не ждут в такую рань, но я и не собирался спрашивать.

В мобиле оба молчали, но я не ждал другого. Зато в больнице узнали, что Эба перевели в другую палату, и он пришел в себя.

— Хоть какие-то радостные новости, — сказала Сани. У неё было такое лицо, будто вдруг гора с плеч свалилось. Что говорить, если я чувствовал себя так же? Мы поднялись на третий этаж. У дверей стояла охрана — этих ребят я не знал.

— Внутрь нельзя. — Один из амбалов преградил мне путь.

— Нам — можно, — вмешалась Сани. — Полиция.

Хорошо, когда в кармане лежит удостоверение. Я, кажется, начинал к этому привыкать. Только, в отличие от родного города, охранники Эба вчитывались в удостоверение Сани с особой тщательностью, чуть ли не попробовали на зуб, но нас пропустили.

В палате пахло заживляющей мазью — она воняла так, что закладывало нос, зато давала результат. Эберт уже не спал. За бинтами я не видел человека, открытыми на лице оставались только глаза.

— Ты как, братишка? — Сел у койки, а Сани примостилась на стуле в углу.

— Жить буду, — ответил хрипло. — Элис…

— Дома, спит. Но скоро приедет, даже не сомневаюсь. Все в порядке, не переживай. А теперь дай мне несколько минут.

Я — не Алекс. Мне нужно было время, чтобы призвать заклинания, тщательно проверить состояние Эберта. Но сын был прав. Ничего, что бы представляло угрозу для жизни. Редкие очаги боли — я их убрал. Ожогов почти не осталось, а те, что были, медленно уменьшались под знакомыми остатками магии. Ал хорошо поработал. Наверное, поэтому и спал до сих пор без задних ног — я заглянул к нему, когда уходил. Переломы под мазью и заклинаниями тоже почти срослись. Конечно, неделя в больнице ему обеспечена, но никакой угрозы. Сразу стало спокойнее.

— Действительно, жить будешь, — порадовал друга. — Думаю, к концу недели отправишься домой. Как же ты так влетел?

— Да не влетел я… — Эбу тяжело было говорить, но мне нужны были ответы. — Внутри что-то взорвалось, и я потерял управление. А вот потом уже куда-то врезался, не помню. Хорошо, хоть Элис рядом не было.

— А должны была быть?

— Должна. Но осталась дома, Дэн в последние дни капризничает, я уговорил.

Значит, не только Эберт. Вот и ответ.

— У кого был доступ к мобилю?

— Ни у кого. Только в «Скай». Я приехал на работу, пробыл там, а потом собирался на встречу. Не доехал.

А это уже плохо. Поднять охранную систему «Скай»? Узнать, кто вообще имеет доступ к мобилю Эберта? И кто мне вообще даст в этом копаться? Прошли те времена, когда меня в «Скай» пустили бы без проблем. Значит, надо брать Элис и разбираться вместе с ней. Только где найти время? Отпроситься на целый день — Сани может что-то заподозрить. Вечером? Найти бы еще техномага, чтобы на мобиль Эба взглянул. Но тут есть другой вариант — запереть то, что от мобиля осталось, и Эб сам разберется, когда сможет.

— Присмотри за Элис и детьми, — попросил Скай.

— Присмотрю, конечно. Ни о чем не волнуйся и выздоравливай, я вечером зайду.

Сани выскользнула из палаты за мной, непривычно тихая и задумчивая.

— Отвезешь меня на работу? — попросила она.

— Конечно.

Мы сели в мобиль. Наверное, и мне не стоит бросать средство передвижения где попало. Или навесить заклинания, чтобы никто прикоснуться не мог. Но у Эба же была защита на мобиле! Кто её снял? Кто вообще мог это сделать? И снова защитная магия… Только расследование никак не связано с семьей Скайдена, не стоит и объединять.

— Думаешь, их с Элис хотели убить? — едва слышно спросила Сани.

— Не их, солнце мое. Эба огнем не возьмешь, даже с этим веществом. Был, конечно, риск, что он разобьется насмерть, но не было гарантий. А вот Элис… У неё магии нет. А значит, она бы гарантированно погибла.

Сани обхватил себя за плечи. Хотелось обнять её и успокоить, но что я мог ей сказать? Где-то в глубине сердца знал ответ — это только начало. И надо остановить нарастающий ком, пока он не смел нас всех.

— Ральф? Что мы будем делать?

— Не знаю, надо подумать.

— Кто это может быть?

— В том-то и дело, Сани, что кандидатов много. От конкурентов до личных врагов. Вы хоть Дэну сказали?

— Нет… Я хотела, но не рискнула.

— Ладно, я сам. Хотя, новости распространяются быстро. Думаю, он и так уже в курсе. Ты вечером зайдешь к Элис?

— Конечно.

Мобиль остановился около участка. Сани посмотрела на меня, будто сомневаясь в чем-то, затем порывисто поцеловала в щеку и побежала на работу, а я поехал менять внешний вид. По пути все-таки попытался вызвать Дэна.

— Слушаю, — сразу откликнулся тот.

— Здравствуй, старик. Ты уже в курсе последних новостей?

— Представь себе, да. Еду в больницу. Вот только почему узнаю эти новости от соседей, мне очень хотелось бы знать!

— Элис не в том состоянии, а меня в городе не было. Вот, приехал, сообщаю. Дэн, дело такое. Я сейчас вырваться не могу, сам знаешь. За Эба не беспокойся, с ним все в порядке. Охрану в больнице усильте, эти два амбала пускают всех, кого не лень. И прошу, найди, куда подевался его мобиль. Мне нужно, чтобы к нему никто не прикасался. Если, конечно, еще не поздно.

— С каких это пор ты мне указываешь, что делать?

— Я не указываю, а прошу.

— Ральф, у меня за плечами сорок лет опыта. Думаешь, я не смогу определить, почему произошла авария?

— Что тут определять? Покушение на убийство. Мне кажется, надо искать нашего старого друга Рика.

— Он бы не смог.

— А если? Если, Дэн? Проверить стоит все. Если что, я на связи. Будь осторожен, старик.

— И ты, Колден. Не суй голову под топор, договорились?

— Постараюсь.

Убрал кристалл связи — как раз успел доехать до временного жилища Эверетта. Оставалось только переодеться и мчаться на работу. Главное, нигде не проколоться. Сани сейчас расстроена, но её так просто не проведешь.

Глава 19

Сандра

Я не знала, что делать дальше. Будто оказалась в тупике, из которого нет выхода. Вчерашний день вспоминался отголосками жутких эмоций. Но почему, только появляется Ральф, я тут же успокаиваюсь? Конечно, я знала ответ, но думала, что что-то изменилось. Оказалось, что ничего. Просто там, на побережье, не было необходимости думать, где он, как. Не было необходимости постоянно держать за руку в страхе отпустить. А здесь она вернулась опять. Собственное поведение казалось глупым, но сейчас он был нужен мне, как никогда. Ничего, вечером поеду к Элис, и мы снова увидимся.

Открылась дверь — это пришел Ричард.

— Здравствуй, Сандра. — Привычно сел за стол, разложил документы. — Как твой поход в театр?

— Замечательно, — заставила себя улыбнуться. Кстати, надо связаться с Робертом, а то еще подумает, что сестра пропала без вести. — А ты как съездил к родственникам?

— Тоже неплохо. Что нового?

— Да пока ничего. Бумажная работа.

— Тогда, может, проведаем снова «Агрин»? Ты как, не передумала заказать защиту для своей квартиры?

— Нет, но…

— Постараемся убедить прислать нам того же специалиста, который работал над квартирой той старушки, соседки похищенной девушки. Как её звали?

— Милина Тавуаль.

— Точно! Ну так как, проедемся?

Да, мне срочно надо было заняться делом, поэтому я с радостью согласилась. Конечно, на сегодня мы планировали визит к сестре Лирдона, но я боялась ехать куда-то. Хорошо, что Ричард, кажется, о наших планах забыл. Уже подъезжали к «Агрин» — на этот раз на мобиле Ричарда, потому что мой остался у Элис, когда завибрировал кристалл связи.

— Да, — ответила я, ожидая, чего угодно.

— Сани, это Роб. Ты где пропала, сестренка? С мужем помирилась, что ли, раз дома нет?

Покосилась на Ричарда, но тот смотрел на дорогу. Ну почему ему должно быть дело до моих семейных проблем?

— Работаю над этим, — ответила брату. — Я ночевала у Элис.

— А! Я слышал, что произошло, но как-то не подумал, что ты там. Будь осторожна, хорошо?

— Конечно, когда я не осторожна? Целую.

Убрала кристалл. Да, ситуация та еще…

— Друг попал в аварию. — Не знаю, зачем сказала Ричарду. — Всю ночь пробыла у его жены.

— Надеюсь, все в порядке?

— Да.

— Это главное.

Я задумчиво кивнула. Как можно думать о работе, когда в голове — только семья и друзья? Изнутри будто разрывало на части. Я почти скучала по картотеке — она хотя бы не требовала умения «держать лицо». Хорошо, хоть напарник не лез с расспросами, иначе, наверное, не сдержалась бы. Или разревелась, или рассказала что-то, о чем не стоит говорить. Но вот мы подъехали к зданию «Агрин». Я сняла форменный пиджак, расстегнула верхние пуговички на блузке, распустила волосы, чтобы не было и намека на мою профессию. Ричард только улыбнулся. Я, наверное, впервые подумала о том, как мало он похож на полицейского. Если бы не работала с ним в одном отделе, никогда бы не признала в Ричарде коллегу.

— Идем? — Он первым выбрался из мобиля.

Я поспешила за ним. Снова будем разыгрывать влюбленную парочку? Взяла под руку, чтобы создавалось впечатление, что мы вместе. Надо же, а у них с Ральфом похожий одеколон. Везет мне на этот тип мужчин. Наверное, поэтому мы с Ричардом и поладили — потому что иногда он напоминает мне мужа.

В «Агрин» ничего не переменилось. Та же девушка за столиком и ноль клиентов.

— Доброе утро, — проворковала я.

— Доброе, — ответила она. — Вы решили все-таки заказать защиту?

— Да. Мой любимый часто уезжает из Иргена, и я остаюсь дома одна. Становится страшно. Хотелось бы обезопасить нашу квартиру от воров.

— Конечно. — Девица мигом оживилась, разложила перед нами каталоги. — Какую защиту желаете?

— Определенную, — вмешался Ричард. — Вас нам порекомендовала подруга моей матери, Милина Тавуаль. Она осталась в восторге от вашей работы. Поэтому мы хотим именно такую защиту и именно от того мастера, который работал с ней. И, конечно же, мне бы хотелось заранее побеседовать с мастером.

— Все, что пожелаете. Как его звали?

— Дорогой? — Я всплеснула руками. — Ты же обещал записать!

— Прости, любимая, блокнот остался дома, — растерянно ответил Ричард.

— Хорошо, хоть ничего другого дома не осталось. — Я надула губки и отвернулась.

— Не надо ссориться! — Девица поняла, что контракт сейчас уплывет из-за семейной ссоры. — Я посмотрю, кто именно работал с госпожой Тавуаль. Минутку.

И она зашелестела страницами учетной книги. Мы с Ричардом переглянулись. Хороший план, хоть и возникший на пустом месте.

— Вам нужен Виктор Джейнерс. Он хоть и молодой, но хороший специалист. Уверена, его работа полностью вас устроит. Скажите, пожалуйста, адрес и удобное для вас время.

— Улица Вайдер, дом семь. А время… — попыталась вспомнить график работы. — Давайте в следующее воскресенье в полдень. Да, дорогой?

— Как скажешь, любовь моя, — улыбнулся Ричард.

— Все, я записала. — Девушка чуть ли не светилась от удачной сделки. — В воскресенье Виктор Джейнерс будет у вас. Спасибо, что выбрали «Агрин».

Мы попрощались и вышли на улицу. Погода портилась, усилился ветер. Я поежилась — наверное, будет дождь. Надо будет подготовить дом к приезду специалиста, чтобы он выглядел жилым, и снова переехать туда. И правда, засиделась я у Роберта. У меня есть свое жилье, хватит мешать брату.

— О чем ты думаешь? — спросил Ричард, пока мы ехали к участку.

— О делах семейных, — ответила ему.

— Что-то не ладится?

Вот только ответить я не успела — ожил сигнал связи. Думала, это Элис, но услышала голос Леона Айвинга:

— Сандра, где вы находитесь?

— Уже подъезжаем к участку, опрашивали возможных свидетелей, — ответила я.

— У нас новое похищение. Пишите адрес и сразу направляйтесь туда. Улица Найтон, десять.

— Вас поняла. Слышал? Еще одна девушка похищена, — сказала Ричарду.

— Он действует быстро. Странно, да?

— Да, есть немного.

Попросила Ричарда добавить скорости. Пока мы медлим, кто-то платит за это своими жизнями. Нет, я обязана разгадать загадку Цветочника! Вывести его на чистую воду. Может, и правда попросить помощи у Ральфа? Он может догадаться, что значат все эти цветы. И Элис бы не мешало чем-то отвлечь. Решено! Вечером и спрошу. Одна голова — хорошо, а много — лучше.

Домик на улице Найтон привлекал взгляд. Маленький, беленький, весь увитый цветами, он казался почти что игрушечным. Вспомнила свой собственный, который, наверное, уже и вовсе оброс паутиной. Да, мне такое гнездо не свить. Даже если бы мы с Ральфом сейчас помирились и купили дом, он не был бы таким. Каким? Вот, скорее всего, похожим на мое заброшенное жилье на Вайдер.

Вокруг уже суетились знакомые лица — Крис, Джеф и Майк.

— Привет, Сани, Ричард! — Крис махнул рукой. — Вы долго, ребята.

— Спешили, как могли, — усмехнулся Ричард. — Что тут у нас?

Майк открыл свои записи.

— Пропавшая — Анжела Бури, двадцать семь лет, работала учителем в школе. Не пришла на работу, и директор отправила школьного охранника к ней домой. Дверь была открыта, на окне лежала мимоза.

Первый весенний цветок среди всех, которые оставил Цветочник. И — с таким же ускользающим значением. Что их связывает? Кроме того, что за ними — чужая трагедия. Кажется, я начинала настороженно относиться к цветам.

— Родственники есть? — спросила у Майка.

— Есть, но не в Иргене. Девушка жила одна.

— Тогда я пойду внутрь. Ричард?

— Иди, я рассмотрю защиту.

Напарник замер перед домом, а я все-таки не стала его дожидаться. Хотелось взглянуть на место преступления до того, как коллеги перевернут все вверх дном. Не может же этот тип предусмотреть все! Вошла в большую, светлую прихожую. Здесь было так тихо. Часы на каминной полке остановились на восьми часах. Утра? Вечера? Может, это и есть время нападения? Судя по всему, все-таки вечера, потому что утром к этому времени учительница должна была быть на работе.

На стене висел большой портрет, с которого улыбалась красивая темноволосая девушка. Такая жизнерадостная, что не верилось, будто она могла стать жертвой преступления. Я подошла ближе. Интересно, в этом доме похититель так же проник через окно? Или…

Сиротливая веточка мимозы лежала на подоконнике в спальне. Кровать была ровно застелена, горел светильник. Точно, вечер, когда уже начинает темнеть. Попыталась снять остаточные следы магии — ничего. И на этот раз — никаких сломанных веточек. Только несколько лепестков под окном, но они могли опасть и от ветра.

— Рисунок защиты такой же, как у предыдущей девушки, — послышался голос Ричарда, и я вздрогнула от неожиданности. — Ставлю на «Агрин». Уже попросил наших коллег проверить, но они не видят связи. Говорят, что защита простенькая. А я бы так не сказал.

— Нам нужен маг защиты. — Я вспомнила об Алексе. Но если хотя бы заикнусь, Ральф ни за что не согласится. Да и я сама не хотела втягивать подростка во взрослые игры, с него и так хватит. — Может, позовем специалиста со стороны?

— Давай напишем запрос Айвингу, — согласился Ричард. — Что, снова через окно?

— С чего ты взял?

— Лепестки. — Он перегнулся через подоконник и разглядывал землю.

— Ветер сильный, это не доказательство.

— А я ставлю, что это так. И если мы найдем нужного мага, он подтвердит, что защита была проломлена именно здесь. Мне не дает покоя мимоза. Цветок ни в одном зелье не используется, насколько я знаю. Может, обряд? Как думаешь?

Я не знала. Нужно найти связь, потому что здесь не могло быть бездумного выбора! Не тот у нас соперник. И даже если девушек похищают для продажи, он явно наслаждается процессом. Цветы свежие, веточка лежит почти как на картине.

— А он — эстет, да? — Ричард снова откликнулся на мои мысли.

— Да. Мне даже кажется, что он любуется собой, когда выкладывает эти цветы. Мол, сможете ли вы меня разгадать. И если здесь действует группа, то в дом приходит кто-то один.

— Почему группа?

— Так считал напарник Айвинга, первый следователь, который вел это дело. Мой брат тоже склонялся к этой версии.

— А если, — Ричард принялся ходить по комнате, — если маг защиты оставался снаружи? Расплетал узлы и ждал, а его спутник пробирался внутрь?

— Меня удивляет, что никто не слышал криков. — Казалось, картинка в голове вот-вот сложится. — Надо опросить соседей этой девушки, но, уверена, результат будет тот же. Их как-то усыпляют? Бьют магией?

— Остался бы след. Может, вещество? Все-таки зелье?

Мы переглянулись. Да, все шло к тому, что Цветочник-то наш был не один.

— Займемся соседями? — Ричард увлек меня прочь. — А здесь пусть работает криминалист. Майку придется хорошенько потрудиться, чтобы найти зацепку. Как думаешь?

— Похоже на то.

Вот только соседние домики находились достаточно далеко друг от друга. Ричард перешел через дорогу и стучал в двери дома напротив. Я выбрала тот, что справа, а Джеф и Крис уже занимались соседями слева.

— Кто там? — послышался мужской голос.

— Полиция Иргена, — ответила я. — Нам нужно задать вам пару вопросов.

— Полиция? — Дверь со скрипом отворилась, и я увидела лысоватого мужчину в белой майке и серых штанах. — Что-то к Анжеле зачастили ищейки. Ой, извините.

— Ничего страшного, — ответила я. — А что, мы не первые?

— Да вот пару дней назад были. Вы проходите, нечего девушке на ветру стоять.

Хотя бы проявил вежливость. Я обернулась, махнула рукой Ричарду, он кивнул. Конечно, никто не станет на меня нападать в этом доме, но перестраховаться надо. А хозяин уже шел в маленькую гостиную с узким диванчиком и тяжелыми шторами на окнах.

— Что вы можете рассказать о вашей соседке, Анжелине? — спросила я.

— А что рассказывать? Училка и есть, — пожал он плечами. — Простите, не представился. Гарри Бартон.

Я достала блокнот и записала. Из-за вчерашних событий впервые в жизни забыла спросить, как же зовут собеседника.

— Господин Бартон, вы говорите, к Анжеле приходила полиция. Из-за чего?

— Да из-за дружка её Тэда! Мутный тип. — Мужчина потер лоб. — Они часто ссорились, вся улица слушала, как скандалили. Он вообще прибить её обещал. А потом исчез куда-то, неделю мы его не видели. Так что, думаю, либо ваши его искали, либо Анжела его и упекла.

Надо навести справки, кто же приходил к нашей жертве и по какому делу. Может, это связано?

— А вчера вы ничего странного не слышали? Около восьми часов вечера, — спросила я.

— Странного? — Бартон задумался. — Ну, разве что Анжела много по кристаллу трещала. Расхаживала у дома туда-сюда, как заводная кукла. Что говорила — не слышал, но вся была на эмоциях, а потом как хлопнула дверью!

— В котором часу это было?

— Около семи. Все, больше я её не видел.

Я попрощалась с Бартоном и вернулась к Ричарду.

— Что у тебя? — спросил он.

— Из любопытного — у Анжелы есть молодой человек, с которым постоянно были конфликты. Некий Тэд. А еще к ней на днях приезжала полиция — сосед думает, что из-за него.

— Соседка напротив тоже рассказывала об этом Тэде. Думаю, стоит запросить, кто и зачем сюда приезжал. Хотя я сомневаюсь, что Тэд замешан.

— Запросим. Поехали в участок?

— Да, пожалуй.

Теперь нужно было составить запрос, передать его Айвингу и намекнуть, что нам не помешал бы хороший маг защиты. А потом можно ехать к Элис. Я волновалась, безумно волновалась. И за Эба, и за Элис. А еще — за Ральфа, потому что когда речь шла о его друге, он мог наломать дров.

В участке было душно и как-то многолюдно. Из кабинета начальника доносился шум. Джейна приложила палец к губам — мол, лучше не влезать. Я поняла жест правильно. Значит, составлю запрос и попрошу Джейну передать. Не буду попадаться под горячую руку, да и хотелось сбежать немного раньше, чтобы Айвинг не перехватил. Не хватало еще одного приглашения на ужин!

— Ты сегодня без мобиля? — спросил Ричард. — Если что, могу подбросить домой.

— Буду благодарна.

Мой собственный мобиль так и остался у Элис. И о чем только думала утром? Но не могла заставить себя сесть за руль. Да и рядом с Ральфом было спокойнее. Надо поскорее расквитаться с бумагами — и ехать. А заодно захватить с собой материалы дела и попытаться взглянуть на них свежим взглядом. Поэтому уже полчаса спустя мы ехали к дому Скайденов.

— Ты извини, что придется делать крюк, — повинилась перед Ричардом.

— Да ладно, ничего страшного. Я вечером особо не занят, проедусь немного.

Можно было бы, конечно, идти пешком, но это долго. Или попросить Ральфа забрать меня, но и этого я не хотела. Обида все еще поднимала голову, а когда молчала, становилось не по себе. Мне не нравилось то, что происходило вокруг. Будто назревало нечто большее, неотвратимое. И я понятия не имела, как с этим справиться.

Послышался сигнал кристалла связи.

— Твой? — Обернулась к Ричарду.

— Да, но я не разговариваю за рулем. Потом отвечу.

Я пожала плечами. С другой стороны, это и правильно. Надо смотреть на дорогу, а не вести разговоры. Тем более, в новых моделях кристаллов появилась функция обратной связи. А впереди уже показался дом Элис и Эба. Ричард остановил мобиль почти у ворот.

— Спасибо! — Я была искренне ему благодарна.

— Да не за что. Обращайся, если что, мы же напарники.

Я выскользнула из мобиля и поспешила к дому. Обернулась уже у ворот — мобиль все еще стоял у обочины. Наверное, разговаривает по кристаллу. Махнула рукой — и скрылась за забором, едва ощутив легкое касание защитного заклинания.

Глава 20

Ральф

Сигнал кристалла связи повторился. Я щелкнул кристаллом в часах, возвращая собственный голос. Хорошо, что Сани не стала настаивать, чтобы ответил сразу. Кристалл-то принадлежал Ральфу Колдену, а не Ричарду Эверетту. Было бы совсем не весело.

— Да, — ответил невидимому собеседнику.

— Ральф, это Роберт, брат Сани.

А вот это уже неожиданно!

— Чем обязан?

— Надо поговорить. Ты сейчас свободен?

— Ну… — покосился на дом Скайденов. — Скорее да, чем нет.

— Тогда подъезжай к зданию театра. Много времени не займу.

— Хорошо, — прикинул обратный путь до дома Эверетта. — Через полчаса буду.

Назад ехал быстро, чтобы как можно скорее переодеться, сесть в другой мобиль и тогда уже мчаться на встречу с младшим братом супруги. Что от меня может хотеть Роберт? Снова и снова задавал себе этот вопрос. Мы виделись всего дважды — когда я заставил его сестру подписать со мной магический контракт и когда они помогали мне сбежать из тюрьмы. Хочет побеседовать о том, что обидел сестренку? Он бы уже давно это сделал. Одни загадки!

Роберт уже ждал у театра — серьезный и сосредоточенный. Зря в полицию не пошел, смотрелся бы уместно среди таких, как Айвинг или Джеф. Я остановил мобиль и подошел к нему.

— Здравствуй, — младший Рейнер протянул руку.

— Привет, — ответил на рукопожатие. — Чем обязан?

— Поговорить надо. — Роберт огляделся по сторонам и указал на ближайшее кафе. — Давай вон там.

Я пожал плечами. Почему бы и нет? Кажется, я становлюсь завсегдатаем всех местных кафе и ресторанчиков. Мы прошли в маленький, уютный, а главное — почти безлюдный зал и заняли угловой столик. Заказали по чашке кофе — сразу ясно, что никто не планировал длительных бесед.

— Так в чем дело? — поторопил я, стоило официантке отойти от стола.

— В Сани, конечно.

Я сразу насторожился. Есть что-то, о чем я не знаю?

— А что не так с Сани?

— Ты знаешь, что она вернулась в полицию? — Роберт подвинул к себе пепельницу и достал из кармана пачку сигарет.

— Конечно.

— Так вот… Моя сестра ввязалась в очень опасное дело.

Значит, он о Цветочнике? Может, и не все рассказал любимой сестренке?

— Что за дело?

— Начну издалека. Незадолго до гибели Филиппа он расследовал один очень мутный случай. Я обычно в его расследования не вмешивался, хватит в семье людей с оружием, но здесь Фил сам попросил. Речь шла о похищениях девушек. Похититель не оставлял никаких следов, только цветы на окнах. Каждый раз — разные. Затем наш преступник был арестован, однако Филипп сомневался, что это был именно он. Поэтому и попросил меня поработать с ним ментально.

— Значит, не факт, что Лирдон и есть Цветочник?

— Откуда ты знаешь, как звали преступника? — сразу насторожился Роберт. А я, кажется, потерял бдительность, но не собирался скрывать очевидного:

— Я не стану закрывать глаза на то, что моя жена рискует жизнью. И знаю, над каким делом она работает. Так что давай вернемся к теме. Это был он?

— Не уверен. Точнее, он, но… Там было что-то еще, понимаешь? Лирдон был слабым человеком, с множеством комплексов. Я даже поработать с ним не успел — у него не было и малейшей защиты. Он не смог бы продумать весь план.

— Снова возвращаемся к тому, от чего ушли. Вы тоже считали, что Цветочник действовал не один?

— Да. Для Лирдона это была некая месть за попранные чувства. А вот для тех, кто мог за ним стоять — деньги. Но дело даже не в этом. Может, Фил и поверил бы, что Лирдон — гениальный лжец, если бы на самого Филиппа за время расследования не было два покушения.

— Его пытались убить? — Для меня это была новость.

— Да. Один раз послали ему коробку с взрывным устройством, но его открыл не Филипп. Погиб его напарник. А второй раз пулю вместо Фила получил я. Только Сани — ни слова! Есть вещи, которых ей лучше не знать.

— Мы с ней и так не общаемся, — с горечью ответил я. — У Филиппа были предположения, кто может стоять за преступником?

— В том-то и дело, что были. Он думал, это кто-то в полиции.

— Даже так?

Я замер. А выглядело логично. Можно изъять из дела детали, избавиться от особо настырного следователя…

— Почему это дело отдали Филиппу? Ведь был другой следователь.

— Говорили, что его предшественник отказался от расследования. Думаю, ему угрожали. Но выглядело все, как распоряжение начальства — мол, не справляется с заданием, нужен свежий взгляд. — Принесли кофе, Роберт погасил сигарету и взялся за чашку. Все-таки хороший актер, так притворяться. Потому что передо мной был совсем другой человек, еще какая-то ипостась, которую, я уверен, не знала даже Сани.

— Ты присмотришь за Сандрой? — спросил Роберт.

— Да. Почему ты просишь об этом меня?

— Потому, что меня никогда нет дома. Скоро и вовсе уеду на гастроли. И что тогда? Да и Сандра, думаю, надолго у меня не задержится. Она в последние дни сама не своя. Вы что, рассорились еще сильнее?

— Скорее, немного примирились, — вспомнил сегодняшнюю ночь.

— И еще одно. — Роб оглянулся по сторонам. Нет, никого подозрительного. Я сам все время проверял. — Сани просила, чтобы я позанимался с твоим сыном. Но я решил, что спрашивать лучше у тебя, чтобы потом мальчишке не прилетело.

— А ты что-то смыслишь в теории магии? — Вспомнил о двух профессорах, которые так меня и не дождались.

— Смыслю. У меня два диплома, если ты об этом. И ни один из них не театральный. Да и с практикой могу помочь в некоторых пределах, но лучше подумай, чтобы на следующий год отправить сына на курсы в университет. Ты же понимаешь, что где-то на шестнадцать-семнадцать придется пик его силы.

Я кивнул. С одной стороны, мне не нравилось, что Сани рассказала Роберту об Алексе. С другой стороны, это дело почти что семейное, а её брат может помочь. Но меня смущала его ментальная магия. Опасная штука, как ни крути.

— Хорошо, я буду благодарен, если ты позанимаешься с Алексом, — ответил я. — Только Сани тебе говорила, насколько его магия отличается от нашей?

— Прямо — нет. И об этом я тоже хотел спросить. Что не так с его силой, что ты не хочешь нанять обычного частного педагога? — Роберт так смотрел на меня, что хотелось активировать защитные заклинания. — Сани говорит, что она стремительно растет.

Доверять? Не доверять? Если не брату жены, кому доверять-то?

— У него универсальная магия.

У Роберта медленно округлились глаза.

— Шутишь? Таких магов один на двести тысяч, если не меньше.

— Хотел бы шутить, но — нет. Пока что у Ала отсутствуют только атакующие виды магии, но, я уверен, со временем проявятся и они.

— Мда… То ли ему сильно повезло, то ли, наоборот, не повезло совсем.

— Ты ведь понимаешь, что этого никто не должен знать?

— Конечно. — Роберт задумчиво кивнул. — Что я, враг ребенку, что ли? Но ему все равно придется учиться вместе со всеми, и ты тоже должен это понимать. Нельзя скрываться вечно. А сам он с такими объемами магии не справится.

— Пока можно молчать — буду молчать.

— Дело твое. Тогда я свободен завтра с утра. Хочешь, навещу вас часиков в десять?

Прикинул, как буду выкручиваться на работе. Ничего, что-нибудь придумаю.

— Хорошо, мы пока живем у Скайденов. Адрес знаешь?

— Еще бы. Значит, увидимся завтра. И насчет Сани… Ей ведь тоже ничего не стоит говорить, понимаешь?

Я понимал, потому что сам мог находиться рядом с ней только тайно. Почему Роберт не хочет ей рассказать обо всем? Мне казалось, боится напугать. Или что Сани его не послушает, как это всегда и бывает. А так — вроде и под присмотром, и ему спокойнее. Мы разошлись в разные стороны. Я по пути заехал в больницу, убедился, что выздоровление Эба продвигается успешно, и только тогда направился домой.


Моя семья нашлась в гостиной — Элис с обоими сыновьями, Сани, Алекс, и даже два кота. Один мурлыкал на руках у Сани, второй преданно заглядывал в глаза Алексу.

— У этих цветов должно быть какое-то значение! — говорила жена. — Я не верю, что его нет.

— Что за собрание? — вошел в дверь.

— А, Ральф! Ты вовремя. — Сани казалась взъерошенной и взволнованной. — Я работаю над делом, и мне нужен ваш совет.

Подробности дела я знал и так, поэтому слушал вполуха. Зато Алекс и Элис глубоко прониклись и гадали, что же имел в виду Цветочник. Увы, мне нечем было им помочь, зато, раз уж все равно мое возвращение перестает быть тайной, можно посетить старых друзей, навести справки. То, что в Иргене процветает торговля людьми, для меня новостью не было. Сам я услугами подобных личностей не пользовался, но частенько предлагали. Казалось бы, что проще — купил ту, которая приглянулась, и пользуйся. Но у меня были другие методы. Всегда знал, что на таких торгах случайно и добровольно не оказываются. Да и самому впутываться не хотелось. Сложно, конечно, говорить о добровольности, учитывая мой род деятельности. Но та же Инга прибилась ко мне сама, как собака, на улице. Знал бы, во что это выльется — пусть бы подыхала.

— Ральф, ты меня вообще слушаешь? — Сани помахала рукой перед глазами.

— Я не знаю, чем тебе помочь, солнце. В цветах женщины разбираются лучше.

— А может, мы не о том думаем? — подал голос Алекс. — Может, имеет значение не вид цветка — точнее, вид, скорее, у преступника ассоциируется с девушкой.

— Что ты имеешь в виду? — насторожилась Сани.

— А если смотреть надо на цвет? Белый, желтый, красный. Хризантема какая была?

— Тоже белая. — Сани задумчиво уставилась в стену. — Ал, да ты гений! Если это верно…

— Верно что? — не выдержал я.

— Смотри, Ральф. Белый, желтый, красный… А если это — вид магии жертвы? Как в университете. Все значки — разных цветов. Белый — у целителей. Желтый — у магов защиты, а красный — у боевых магов. Может, стоит проверить, были ли жертвы магичками?

— Как вариант.

А в этом был смысл! Но тогда получается, что Цветочника интересуют девушки, обладающие магическим потенциалом. Неудивительно — они стоят дороже. Их покупают не для развлечений, а для работы. Хотя, бывает по-всякому.

— Спасибо! — Сани крепко обняла Алекса. — Надо проверить этот вариант. Странно, что в делах не указано. Где бы узнать?

— У родственников? — предположил я.

— В том-то и дело, что большинство девушек переехали в Ирген из других городов. Хотя, есть же жених третьей похищенной. Он должен знать. Попробую связаться с ним по кристаллу связи.

И Сани умчалась из комнаты. Вот неугомонная! Но если это правда, круг поисков сужается. Не каждый аукцион будет связываться с магами. Нужно иметь достаточно количество сил, чтобы удержать девушек в подчинении. Особенно боевых магов. Странно… Казалось, вот-вот уловлю логику Цветочника, но снова и снова оставался где-то позади.

— Вероника была боевым магом. — Сани влетела в комнату. — Представляете? В доме нет даже намека на борьбу. Что это может быть за магия, Ральф?

— Парализующие заклинания. Но их много кто использует. — Вспомнился Файмен — и безвольная, как кукла, Сани перед ним. — Либо подавляющие волю. Менталист?

— Может быть, может быть. — Сани прошлась по комнате. — Но на окне у Вероники была белая лилия. А красная гвоздика — у предыдущей девушки.

— Получается, похититель оставляет намек? Кто будет следующим.

— Похоже на то. — Сани рухнула в кресло, кусая губы. — Но если это так, откуда он знает, какой магией обладают девушки?

— Логично предположить, что если вторая девушка, как ты говоришь, работала в аптеке, значит, имела дело с магией исцеления. Белая хризантема. Сходится.

— А у последней — желтая мимоза. Защитная магия у следующей жертвы? Но так можно весь Ирген на уши поставить и никого не найти. Сложное дело.

— Зато интересное, — заметил Алекс. — Я бы тоже хотел такие расследовать.

Вот у кого бы точно получилось. Ал обожал головоломки. С таким складом ума надо идти или в полицию, или в преступники. О том, чтобы второй путь оставался для него закрытым, я позабочусь. А насчет первого сам решит, когда станет старше. Еще и пример Сани заразителен. Вон, как Ал внимательно её слушает. Может, и хорошо, что заниматься с ним будет Роберт? Им будет интересно работать друг с другом.

Сани тем временем собрала разложенные записи и села рядом со мной. Приятно было ощущать её тепло. Даже находясь вместе круглые сутки, я не переставал скучать. Видеть — одно, чувствовать — совсем другое. Не иметь даже возможности поцеловать, не говоря уже о большем.

— Элис, а что там в «Скай»? — спросила жена у притихшей подруги.

— Кстати, по поводу «Скай». — Элис чуть ли не схватилась за голову. — У меня к вам такая большая просьба! Через два дня будет большой прием, на котором Эб должен был анонсировать новые разработки. Я говорила с ним — он хочет, чтобы презентацию провели мы с его заместителем, Луисом. Но сразу после презентации будет огромный прием с самыми значительными людьми в городе. Может, пойдете со мной?

— Шутишь? — Я едва сдержал смех. — Эл, детка, я и прием — вещи несовместимые.

— Я одна не справлюсь! Это Эб знает, о чем со всеми говорить. А не пойти нельзя, будет скандал. Сани, ну скажи ему!

— А я что? — Жена осторожно взглянула на меня. — Ральф, правда, может, поддержим Элис? Подумаешь, прием. Только под иллюзией!

— Смысл, солнце? Меня уже и так половина города видела. Да и появились кое-какие дела.

Сани сразу нахмурилась. А что она думала, я буду сидеть и ждать, когда между нами все наладится? Все равно пойду узнавать про торги и аукционы. Хватит строить из себя других людей. Опасно? Да, но…

— Ральф, ты можешь хоть раз сделать то, о чем я прошу?

Сандра села рядом, заглянула в глаза. Если отвечу «нет», мы опять поссоримся. Скажу «да» — есть шанс хотя бы на временное перемирие. Я наклонился к её ушку и шепнул, чтобы не слышали Элис и Ал:

— При одном условии.

— Каком же? — так же тихо спросила она.

— Ты завтра пойдешь со мной на свидание. А я, так и быть, пойду с вами на прием под иллюзией.

Сани молчала. Неужели ей так противна сама мысль побыть со мной рядом? Почему она тогда вообще здесь? Только из-за Элис?

— Я согласна, — кивнула мне. — Заберешь меня завтра в восемь? Думаю, говорить, где живу, смысла нет.

— Заберу.

Элис с Алексом торжествующе переглянулись. Кажется, они и так поняли, о чем идет речь. Заговорщики! Но я только улыбнулся. Ради свидания с Сани готов потерпеть их усмешки. А если мы так и будем топтаться на одном месте, ничего не изменится.

— Мне пора. — Сани поднялась с дивана. — Если что, я на связи.

— Я тебя провожу.

Поднялся и пошел за ней к двери. Внутри будто разжимались какие-то тиски, в которых я находился после её бегства. Может, она и права. Может, это я во всем виноват. Но я не умел иначе! И смогу ли научиться?

— Тебя отвезти домой? — спросил, когда вышли на улицу.

— Нет, я на мобиле. А то завтра опять придется просить коллег меня подвезти. — Сани остановилась, будто ожидая чего-то.

— Тогда до завтра? — Я вглядывался в любимое лицо, пытаясь понять, о чем она думает.

— До завтра, Ральф.

Не выдержал, коснулся её щеки. Сани удивленно взглянула на меня, а я сделал шаг, разделяющий нас, и поцеловал её. Имею же я право хоть на один поцелуй! Она подалась вперед, но тут же отстранилась, будто вспомнив, почему я остаюсь здесь, а она едет куда-то в другое место.

— Не надо, — сказала грустно. — Увидимся завтра.

И поспешила к гаражу, чтобы две минуты спустя мимо меня проехал знакомый мобиль. Я стоял и смотрел ей вслед. Как понять, что творится в голове любимой женщины, если она сама рассказывать об этом никак не желает? Сандра, Сани, солнце мое. Своенравное, строптивое солнце, без которого не представлял своей жизни.

Глава 21

Сандра

И зачем я согласилась? Зачем согласилась на свидание, которое не принесет мне ничего, кроме боли? Мы даже в театре не смогли спокойно поговорить. Так почему я решила, что сможем теперь? Такой насыщенный день вызывал безумную усталость. Хотелось прийти домой, забраться под душ и лечь спать. У подъезда Роберта опять дежурили фанатки. Брат дома! Вот и отлично. Достала из сумки припасенную стопку открыток.

— Здравствуйте, Сандра, — раздались бодрые голоса.

— Здравствуйте. — Отыскала взглядом девушку, которая просила автограф. — Вот, Роберт подписал для вас.

— Спасибо!

Я немного оглохла от визга и едва увернулась от объятий, протискиваясь в дверь. Быстро поднялась по ступенькам и спряталась в спасительной тишине квартиры. Уже разувалась, когда услышала, как Роб разговаривает по кристаллу:

— Завтра освобожусь только после полуночи. Прости, любимая, сама понимаешь, премьера, а утром тоже образовались дела. Нет, не другая женщина! Марго, что ты выдумываешь? Давай не будем ссориться. Если смогу, ночью приеду. Все, до завтра. Целую.

Ого! У Роберта кто-то есть, а я об этом ни сном, ни духом? А братишка хорошо скрывается. На цыпочках прокралась в гостиную и закрыла ему глаза ладошками.

— Призрак бывшей владелицы дома? — весело поинтересовался он.

— Куда хуже, — ответила ему. — Твоя сестра.

— Привет, Сани. — Роб развернулся. — Как дела?

— Неплохо, — пожала плечами. — А кто эта девушка, с которой ты никак не можешь встретиться?

— Знакомая. — И мой невозмутимый братишка покраснел. У него, конечно, всегда было много поклонниц, но Роб мало кому мог довериться. Наверное, видел в них больше, чем они хотели показать.

— У вас все серьезно? — Мне нравилось его дразнить.

— Пока не знаю, Сани. — Он безмятежно улыбнулся. — Марго — хороший человек.

— Ты её любишь?

— Возможно. Любовь — нечто запредельно сложное, не находишь? — Брат снял пиджак и повесил на спинку стула. Видно, тоже только пришел. — Кстати, я разговаривал с твоим мужем по поводу Алекса.

— Что? — Я замерла. — Зачем?

— Ну, это же его ребенок. Ему решать.

— Ты хоть не сказал, что у него появилась ментальная магия? Алекс просил не говорить, обидится ведь. Да и Ральф только больше будет беспокоиться.

— Не сказал. — Роб взглянул на меня как-то странно. — Но на вашем месте, заговорщики, я бы поставил его в известность. Отец имеет право знать, что творится с его ребенком. А ты не говорила, что этот мальчик — универсальный маг.

— Надо же, Ральф не стал скрывать. — Захватила пиджак Роберта и понесла в спальню. Нечего разбрасывать вещи!

— А знаешь, сестренка, я беру свои слова обратно, — донеслось из гостиной.

— Какие это? — крикнула я.

— Что ты сделала неудачный выбор. Этот парень очень тебе подходит. Хоть немного сдерживает твой пыл.

— Ну, Роберт!

— Что? — Брат заглянул в двери. — Это же правда. Он о тебе беспокоится, заботится, как умеет. А ты у меня девушка непростая. Не жалеешь еще, что сбежала?

Учитывая, что собственный муж первый раз пригласил меня на свидание…

— Нет, не жалею, — улыбнулась брату. — И, кстати, очень хочу познакомиться с твоей девушкой.

Роб тут же скрылся. Только было слышно, как гремит тарелками на кухне. На самом деле, я жалела. Не о том, что мы расстались. Хотя, наоборот. Как раз о том, что расстались, начинала жалеть. Но не надо было вот так уезжать. А если бы мы с Ральфом поменялись местами, и это я однажды утром получила бумаги на развод? Мне бы было больно. Чувство стыда почему-то усиливалось, и я готова была от него сквозь землю провалиться. Помириться? Я еще не знаю, готова ли, но хотя бы видеться… Да и сейчас мы нужны друг другу. Надо вычислить, кто напал на Эберта. Я верила, что Ральф разберется, иначе не может и быть.

А утром поймала себя на мысли, что жду вечера. Это было даже волнительно — я не имела понятия, куда пригласит меня Ральф. Или будем просто гулять по улочкам Иргена, как тогда, будто в другой жизни? Готова была поставить, что угодно — явится без иллюзии. Неосторожный, здесь у него осталось столько врагов!

На работу приехала ровно в восемь — все валилось из рук, никак не могла собраться. Ричарда не было — наверное, возникли какие-то проблемы. Надо было спросить у Айвинга по поводу моего запроса, но идти к нему не хотелось. Я еле заставила себя подняться и все-таки пойти к нему.

— Доброе утро, — постучала в двери.

— А, Сандра! Доброе, — ответил начальник, изучая какие-то документы. — Хотела что-то?

— Да, я вчера оставила у Джейны запрос на консультацию и информацию…

— Извини, — перебил Айвинг, — пока не получилось его завизировать, придется подождать.

— Но это важно! Может, это единственная зацепка…

— В ближайшие дни мы получим необходимые документы и ответ на запрос о маге. — Айвинг взглянул на меня так, что стало холодно. — Впрочем, мы могли бы за обедом обсудить…

— Спасибо, не стоит, — ответила я. — Буду ждать столько, сколько потребуется.

— Кстати, господин Эверетт взял сегодня выходной за свой счет, так что работаешь одна. Зайди к Майку, там готовы результаты экспертиз.

Ричарда не будет? Может, и правда, что-то случилось? Прежде, чем наведаться к эксперту, достала кристалл связи и произнесла:

— Ричард Эверетт.

Какое-то время ответа не было. Я уже собиралась убрать кристалл обратно в коробок, когда услышала:

— Я вас слушаю.

— Ричард, это я, Сани. Тебя сегодня нет. Что-то случилось?

— Домашние дела. Срочно пришлось уехать до вечера. Послушай, давай я завтра заеду за тобой с самого утра, и поедем к сестре Лирдона?

— Хорошо. Точно не нужна помощь?

— Да чем тут поможешь? Главное, не найди без меня преступника.

— Договорились.

Я рассмеялась. Все-таки с Ричардом было интересно работать. В отличие от некоторых личностей, он ни на что не намекал, не задавал лишних вопросов. Не напарник — золото. Что-то мне сегодня все виделось в радужном цвете. Я заглянула к Майку, чтобы услышать привычное: «Все обыскали, следов нет», и даже пошла с коллегами на обед. На их шуточки только весело отшучивалась — у самих девушек нет, вот и зубоскалят. Зато ровно в шесть помчалась домой с извечным женским вопросом — что надеть. Около часа перебирала платья, блузки, юбки. Я так точно не успею! Поэтому надела свое любимое зеленое платье — очень простое, но мне в нем было удобно и хорошо. Едва успела заколоть волосы, когда под окном раздался сигнал мобиля. Сердце пропустило удар. Заставила себя не лететь, а спокойно идти вниз. Это же Ральф. Тот самый Ральф, который разбил нос моему бывшему начальнику и не желал со мной разговаривать. Ничего не изменилось. Просто он решил вернуть свою собственность.

Но сегодня эти мысли почему-то не вызывали грусти. Наверное, потому, что соскучилась и хотела провести этот вечер с ним.

Ральф стоял у привычного черного мобиля. В отличие от меня, совершенно спокойный. Он тоже не стал сильно задумываться над внешним видом — да и вообще нечасто задумывался. Мой муж выбрал светло-серую рубашку и черные брюки. Пиджак! Сбегать за ним? Нет, лучше привезу домой к Элис.

— Привет. — Остановилась, не доходя пару шагов.

— Привет. — Ральф, кажется, тоже не знал, что делать и как себя вести. Наверняка, уже проклял свою затею. — Тебе идет это платье.

— Спасибо. — Можно подумать, он меня в нем не видел. Пора пополнить гардероб! — Куда мы едем?

— Секрет. — Распахнул дверцу, и я села в мобиль. Тут же окутал привычный запах одеколона — и кожаной обивки салона. Ральф сел за руль, мобиль приподнялся в воздухе и поплыл над дорогой.

Я снова не знала, о чем говорить. Вчера на эмоциях все было так просто — мы волновались за Эберта и будто отбросили все, что стояло между нами. А сегодня снова повисла неловкость.

— Ты был в больнице? — спросила мужа.

— Конечно. — Он сосредоточенно кивнул. — Доктора говорят, к концу недели Эб будет дома, но от работы лучше какое-то время воздержаться. А у него новый проект в разработке, он злится. Элис пытается его успокоить. В общем, все, как всегда. А еще я ездил в «Скай».

— И что там? Есть хоть какие-то мысли, кто мог взорвать мобиль?

— В том-то и дело, что нет. Застрял на целый день, изучал записи кристаллов. На стоянку доступ есть почти у всех сотрудников. Да и клиенты, при желании, могут пробраться, я проверял. Недостаточный уровень защиты. Просто стоянкой пользуются все.

— А кристаллы все на месте?

— Судя по нумерации — да. И на них ничего. Сама понимаешь, за день на стоянке кого только не было.

— Да уж… А сам Эб что думает?

— Эб больше занят сроками по проекту, чем поисками злоумышленника. Я тоже не стал настаивать, ему выздоравливать надо. Поговорил с некоторыми людьми из охраны «Скай», но, опять-таки, ничего. Может, когда Эб сам исследует мобиль, что-то скажет.

Я задумчиво кивнула. Сможем ли мы найти того, кто это сделал? Очень хотелось надеяться, что да. Но в «Скай» мог войти кто угодно! Заплатить охране, или… не знаю.

— Давай не будем о плохом, — вклинился в размышления голос Ральфа. — Твой брат сегодня приходил знакомиться с Алексом.

— И как? — тут же оживилась я.

— Уходил удивленным и ошарашенным, но Ал не против, чтобы Роберт его учил. Особенно после того, как узнал в нем главного героя пьесы. Но, мне кажется, они больше разговаривали о театре, чем о магии.

— Роб знает, что делает, — улыбнулась я. — И до магии дойдут. Ральф, ты… не злись на меня. Мы с тобой только и делаем, что ссоримся.

— Это не твоя вина. — Он пожал плечами, будто хотел сказать: «Не только твоя».

— Нам еще долго ехать?

— Нет, мы почти на месте.

Мобиль остановился у маленького ресторанчика под открытым небом. Здесь никого не было — все столики были свободны, а на сцене играли музыканты. Нежно, протяжно пела скрипка, и ей вторила флейта. Я даже забыла, что надо выйти из мобиля.

— Идем, солнце. — Голос Ральфа вернул ощущение реальности. — На сегодня этот ресторанчик наш.

Сердце забилось быстрее. Муж протянул мне руку, помогая выйти из мобиля, и провел к центральному столику. Единственному, сервированному для ужина. В вазе стоял букет полевых цветов. Мирно мерцали свечи. Я будто в сказку попала! И еле сдержалась, чтобы не захлопать в ладоши.

— Спасибо, — коснулась губами щеки Ральфа.

— Рад, что тебе нравится.

Тут же появился официант. Впрочем, что буду заказывать, не спрашивал, а сразу принес закуски. Легкий салат, крохотные канапе, фрукты на шпажках. Вот только есть не хотелось. Возникло желание впитать в себя весь этот вечер, каждый запах и звук. Я будто плыла по волнам. А на темном небе уже начинали загораться первые звезды. Нам повезло — вечер выдался теплый и безветренный. Хотя, я разглядела маленькие кристаллы — ресторан обеспечивал своим посетителям комфорт.

— Вина? — предложил официант.

Я кивнула, как завороженная. Может, надо было выбрать другое платье?

— За тебя. — Ральф приподнял бокал.

— И за тебя, — ответила я.

Вино оказалось мягким, приятным на вкус. Я все-таки попробовала салат, но все равно внимание отнимала музыка. В том городке, который стал нам домом, часто ходила на набережную и слушала уличных музыкантов. Жаль, редко Ральф составлял мне компанию.

— У тебя такое лицо. О чем ты думаешь? — тихо спросил муж.

— О прошлом, — улыбнулась ему. — О будущем. Обо всем сразу.

— Надеюсь, для меня в твоих мыслях есть место?

— Конечно. Больше, чем хотелось бы.

Странная из нас пара. И всегда была такая, с самого первого дня. Двое безумцев, которые почему-то решили, что смогут быть вместе. Точнее, сначала решила я, а затем убедила в этом и его.

— Тебе здесь нравится? — прервал Ральф затянувшееся молчание.

— Очень, — ответила искренне. — А тебе?

— Ну, ведь я же выбирал этот ресторан, — рассмеялся он. — Потанцуешь со мной?

— Здесь? — Оглянулась на музыкантов.

— Почему нет?

Ральф поднялся и протянул мне руку. Хотела уступок? Получила. Заставить моего супруга танцевать — это что-то за гранью реальности. Но сейчас я с удовольствием нырнула в его объятия. Музыка сменилась на более нежную, тягучую. Мне безумно захотелось прижаться сильнее, ощутить, что он рядом, но я держала пусть небольшую, но дистанцию. Ральф на неё не покушался. Он был сегодня непривычно тихим и спокойным. Не задавал вопросов, не пытался выяснять отношения. И я тоже старалась не разрушать это хрупкое равновесие. Просто наслаждалась вечером, танцем, красивой музыкой. Мы вернулись за столик.

— А помнишь наше первое свидание? — спросила тихо.

— Еще бы не помнить! Ты сама меня пригласила. Точнее, уговорила, чтобы я тебя пригласил. До сих пор не понимаю, почему согласился.

— Потому, что ты меня любил? — предположила с улыбкой.

— Еще не любил, только влюблялся.

— А сказал, что любишь!

— Так ты спросила в лоб. Кто же так делает?

Мы оба рассмеялись. На самом деле, сейчас было приятно вспоминать начало наших отношений, и забылось, каким страшным и жутким оно выдалось. Я столько раз могла его потерять. И сама чуть не погибла, но это казалось мелочью. Со мной же был Ральф. Он меня и с того света достанет.

— Сани, возвращайся ко мне.

И вот зачем он это сказал? Волшебство вечера разбилось, как хрупкое стекло. Снова выбор, которого так боялась! Потому что сначала надо разобраться в себе, а потом уже решать, что делать дальше.

— Не хочешь, не отвечай. — Ральф сразу заметил перемену. — Твое право.

— Не сердись, — перехватила его руку, прижала к щеке. — Просто я не уверена… что что-то изменится.

— А я не могу тебе этого обещать.

— Вот в том-то и дело. Я тебя люблю. Но мне нужно больше, Ральф. Я устала гадать, что ты ко мне чувствуешь.

— Сани, о чем ты? — Он наклонился вперед. — Я люблю тебя. Уж в этом могла бы не сомневаться.

— Иногда твоей любви слишком много, а иногда мне кажется, что её и вовсе нет. Прости.

Ральф пожал плечами, отстранился. Официант сменил блюда, но кусок в горло не лез. Мне надо было достучаться до любимого человека, а я не знала, как.

— Я не знаю, какие доказательства тебе нужны, Сани, — наконец, заговорил Ральф. — Я здесь, с тобой. Что еще?

— Я и сама не знаю. Просто дай мне время, хорошо? Дай разобраться.

— Сколько? Я должен знать.

— Как можно подсчитать? Пару недель, месяц. Пока что у меня не хватает на это времени. Работа, дом, эти проблемы у Элис и Эба. Верчусь, как белка в колесе, и…

— Я тебя понял. Пару недель, месяц, сколько надо, — перебил меня Ральф. — Только и я не железный, Сани. Не хочу думать, где ты и с кем. Ты мне нужна.

Я только улыбнулась. Почему, чтобы услышать от любимого человека, что ты ему нужна, для начала приходится его бросить? Я бы вернулась к нему, но опасалась, что все вернется на круги своя. Тем более здесь, в Иргене. Ральф уже сейчас не появляется дома. И это только начало. А я не хочу думать, во что он опять впутался. А если… если он опять свяжется со своими старыми приятелями? Если вернется к привычной жизни? Все может быть. Я до конца его не понимала. Он не давал понять.

— Давай прогуляемся? — попросила тихо.

— Давай.

Мы вышли из ресторана и пошли прочь. На улицах было почти безлюдно. Ральф обнял меня за талию, а я и не собиралась вырываться. Просто шла рядом, наслаждаясь близостью. И тайком любовалась мужем — сейчас спокойным, почти расслабленным, но все равно — сильным и готовым в любую минуту ринуться в бой.

Мы остановились на берегу реки. Когда мы впервые вот так гуляли вместе, я не верила, что когда-то смогу называть Ральфа Колдена своим мужем. Между нами была моя тайна и его работа, его образ жизни. А сейчас? Сейчас — моя работа и сотни его тайн.

— Обними меня, — попросила тихо и потерялась в его руках для всего мира. Может, я слишком многого от него хочу? Вот же он, рядом.

— Я люблю тебя, солнце, — коснулся губами макушки.

— И я тебя.

Как вбить в его голову, что мне никто, кроме него, не нужен? Раз уж из моей головы выбить мысли о нем не получилось. Мой Ральф. Мой муж. Мое проклятие и спасение. Как так может быть?

— Люблю, — провела ладонями по плечам, заглянула в глаза. Ральф ждал. Боится, что сбегу, как и вчера? Сама встала на цыпочки и его поцеловала. Один раз можно. Любимый мой, единственный. Сложный и колючий, непонятный, невыносимый. И все — в одном человеке.

— Тогда почему ушла?

Вопрос ударил под дых. Умеет Ральф одной фразой перевернуть все с ног на голову. И вот уже я чувствовала себя перед ним виноватой и даже жалкой. Ответить? Опять заводить эти «потому что»? Не хочу.

— Мне пора, — сказала мужу. — Увидимся. И не рискуй зря, хорошо?

— Я отвезу тебя домой…

— Я пройдусь.

Действительно, хотелось пройтись, остудить голову. Не думать ни о чем — или, наоборот, подумать обо всем и сразу. Развернулась и пошла прочь. Почему ушла? Потому, что устала. Знала ведь, что все равно без него не смогу — но надо было хотя бы попробовать.

Глава 22

Ральф

Домой я так и не поехал. Не хотелось сейчас никого видеть. Дыра, которая и так ныла где-то внутри, почему-то стала глубже. Вроде бы, Сани готова вернуться, просила только подождать. Но что делать, если ждать я не могу? Врать себе можно сколько угодно. Только толку? Вместо того, чтобы направить мобиль к Скайденам, поехал на одну из закрытых стоянок, куда должны были доставить то, что осталось от мобиля Эба. Да, я не специалист. Да, в техномагии ничего не понимаю. Но лучше делать хоть что-то, чем вообще ничего. Поэтому час спустя входил на стоянку, сопровождаемый недоуменным взглядом охранника. Хорошо, что Дэн его предупредил на мой счет. Я бы проник на стоянку в любом случае, но зачем создавать себе проблемы?

Останки мобиля нашлись в дальнем углу под сетью охранных заклинаний. Я стоял и молча смотрел на искореженную груду металла. И оставался один вопрос: как Эб выжил? Хорошо, что этого не видела Элис. Потому что, несмотря на защиту, то, что я видел, едва напоминало мобиль. Подошел ближе, охранник снял защиту. Да уж, здесь не разглядишь, было ли какое-то вещество или нет. Местами обломки оплавились — и все на этом. Придется ждать выздоровления Эберта.

Так и не достигнув каких-то результатов, поехал прочь. Горечь после встречи с Сани медленно сходила на нет. На этот раз. И я не знал, будет ли следующий. Стоит ли биться лбом в закрытую дверь. Откуда-то взялось ощущение, что Сандра просто играет со мной. Наверное, это усталость. Поэтому направил мобиль к жилищу Эверетта. Там меня точно никто не будет искать. По дороге связался с Алексом, сказал, что не приеду. Сын не спрашивал, где меня носит — знал, что не стоит, и раз меня нет, тому есть причины. Зато, стоило переступить порог квартирки, как раздался сигнал кристалла.

— Слушаю, — ответил нехотя.

— Ральф, это Элис, — раздался знакомый голос.

— Что случилось? — внутри все ухнуло.

— Да ничего, просто ты не приехал. Это я хотела спросить, что случилось. Вы же должны были встретиться с Сани.

А! Обычное женское любопытство.

— Так спросила бы у неё.

— Ральф? — Элис тут же насторожилась. — Вы поссорились?

— Нет, почти что помирились, — ответил хмуро.

— Это же здорово! Почему тогда такой грустный? — искренне недоумевала мышка. А вот попробуй, объясни…

— Дел много. Так что ни о чем не беспокойся. Ты в больнице была?

— Да, только приехала оттуда. Ральф, ты же помнишь про прием?

Забудешь тут…

— Помню, конечно. Когда он? Завтра? Послезавтра?

— Послезавтра в шесть презентация, а в восемь — прием. Спасибо, что согласился пойти. Знаю, ты их терпеть не можешь, но без Эба безумно страшно.

— Все будет в порядке, Эл, не нервничай, — пытался утихомирить её. — Главное, займитесь вплотную презентацией, а прием — дело десятое.

— Занимаемся. Я завтра весь день буду в «Скай». И, подозреваю, послезавтра тоже. Как Эб со всем этим справляется?

— У него есть ты. Ему не так сложно.

Элис рассмеялась. А я был рад, что после волнений последних дней к ней вернулось присутствие духа. Должен же хоть кто-то из нас его сохранять. Попрощался с мышкой и упал на кровать, уставившись в потолок. Итого, планы на ближайшие дни: съездить к сестре Лирдона, выбить разрешение от начальника на консультацию мага защиты, пойти на прием с Элис и доехать, наконец, до города Айнсберга, чтобы задать один-единственный вопрос… «Откуда у моего сына универсальная магия». Я надеялся, что неведомая Регина Стейнворт так и живет на улице Таймир. Но, увы, гарантий не было. Значит, после приема — Айнсберг, а в воскресение — установка защиты на дом Сандры от компании «Агрин». Голова раскалывалась. Неудивительно, меньше надо думать, но пока не получалось.

Утром настроение не особо-то улучшилось. Но обещания надо исполнять, поэтому — иллюзия, серый мобиль Эверетта, Сани. Сандра уже ждала напарника на скамейке у подъезда — на этот раз фанаток вокруг не наблюдалось. Не иначе, как разбежались в поисках драгоценного Роберта, или рядом с Сани уже собралась бы толпа.

— Здравствуй. — Махнул ей рукой из окна мобиля. — Не меня ли ждешь?

— Привет. — Сандра тут же поспешила навстречу и забралась в мобиль. — Утро хорошее, теплое. Захотелось подышать воздухом. Ну что, поехали?

Мобиль плавно тронулся с места, а я украдкой наблюдал за Сандрой. В отличие от меня, она улыбалась чему-то своему. Чему, интересно? Задумчиво смотрела в окно на весенний пейзаж, первые распустившиеся цветы, проплывающие мимо предместья. Сани…

— Что там на работе? — спрашивал по пути. — Айвинг не дал разрешения на защитника?

— Нет. — Сани пожала плечами. — И самое любопытное то, что даже информацию нам предоставлять не хотят. Вот скажи, что за новости? Я раньше никогда с таким не сталкивалась. Наоборот, каждый был заинтересован как можно скорее раскрыть преступление. А здесь… Будто специально мешают. Или это я становлюсь подозрительной?

Я пожал плечами. Мне тоже не нравилась сложившаяся ситуация, но это не означает, что сразу нужно объявлять кого-то виновным. Насчет полиции и вовсе никогда не питал иллюзий. Кстати, забыл добавить в список дел еще один пункт — переговорить со знакомыми о торгах. И лучше бы сегодня, потому что в ближайшие дни ничего не выйдет.

— Ты сегодня какой-то не такой, — вдруг раздался голос Сани, и я вздрогнул. Надо угомониться, иначе все старания по созданию личности Эверетта пойдут насмарку.

— День выдался напряженный.

Хорошая отговорка, учитывая, что я не пришел на работу.

— Да, бывает. У меня тоже непростой.

Что-то Сани сегодня разговорилась, а мне, наоборот, было не до бесед. Поэтому, когда вдали замелькали крыши небольшого городка, даже обрадовался. Меньше шансов, что сделаю что-то не так.

Мы вышли у красивого двухэтажного домика за невысоким забором. Я подергал калитку — заперто на засов. Тут же залилась лаем собачонка.

— Кто там? — раздался женский голос.

— Полиция, — ответила Сани.

Послышался торопливый звук шагов, и мы увидели сухонькую женщину со строгим загорелым лицом.

— Здравствуйте, госпожа Лирдон.

Я предоставил Сани вести этот разговор.

— Здравствуйте.

Нас определенно не хотели здесь видеть. Но сестра Цветочника номер один, видимо, придерживалась закона, потому что вместо возмущений открыла калитку и пропустила нас во двор.

— Извините, в дом не приглашаю, у меня гостят внуки, — сказала она. — Идемте, присядем на скамейку.

Мы разместились под раскидистым деревом. Из дома слышались детские голоса — а по ней и не скажешь, что уже бабушка.

— Что вас ко мне привело? — спросила Дафина Лирдон, изучив удостоверение Сани.

— Хотели поговорить о вашем брате, — ответила Сандра.

— А что о нем разговаривать? — Дафина украдкой вздохнула. — Грег давно в тюрьме и никогда оттуда не выйдет.

— Дело в том, что кто-то в столице снова похищает девушек и оставляет на окнах цветы. И нам нужно знать, не приходил ли в последнее время к вам кто-то странный. Может, задавали вопросы, или пытались расспросить о подробностях.

— Я не стала бы с ними разговаривать, — покачала головой Дафина. — Понимаете, мы с Грегом были очень близки. Для меня до сих пор больно вспоминать о нем. И уж к моей семье этот новый преступник не имеет никакого отношения.

— Мы в этом не сомневаемся, — вмешался я. — Но уже четыре девушки пропали в Иргене, и нам надо найти того, кто это делает. Скажите, может, у вашего брата были последователи? Фанаты? Или, наоборот, ярые ненавистники? Хоть что-то!

Дафина тяжело вздохнула. Она теребила в руках серый носовой платок. Что-то она знала! Но как заставить рассказать?

— Приезжала одна девушка, — признала она. — Ходила тут, высматривала что-то. Но я прогнала её. Только женщина не может быть Цветочником, правда?

— А что за девушка? — Тут же уцепился я, вспомнив странную посетительницу магазина.

— Ничем не примечательная. Светловолосая, с хорошей фигурой. Пыталась предложить мне денег, чтобы поговорить о Георге.

— И что спрашивала?

— Подробности. Ей нужны были подробности о жизни брата. Представилась журналисткой из столицы, только не похожа она на журналистку. Я повидала работников прессы, они ведут себя иначе. Уж поверьте.

— А на кого похожа? — Я пытался найти зацепки.

— Не знаю. Как раз на поклонницу, фанатку, наверное. Либо просто любопытную девицу. Простите, я понятия не имею, чем вам еще помочь. Мне жаль девушек, правда. Только это ничего не изменит.

— Извините, можно еще один вопрос? — вклинилась Сани. — Как вы считаете, у вашего брата могли быть сообщники?

— Госпожа, я в этом даже не сомневаюсь, — вздохнула Дафина. — Понимаете, Грег был неплохим человеком, только слабохарактерным, внушаемым. Он бы сам не рискнул. Был кто-то, кто его направлял. Я уже думала, может, он с культом каким связался. Мало ли? Или просто не с теми людьми. Только вот с кем? Я живу здесь, он был в Иргене. Мы не так много общались в последнее время, хоть и дружили.

— Спасибо. Если вдруг что-то вспомните, меня зовут Сандра Колден. Свяжитесь со мной по кристаллу связи.

Дафина устало кивнула. Не мы первые, не мы последние, кто тревожит её покой. А нас ждал обратный путь в Ирген. Мы попрощались с хозяйкой дома и снова сели в мобиль. Сани притихла, задумалась. Я тоже думал. Мне не нравилась эта история. Слишком много дыр. Все, что мы выяснили, можно было изложить слишком кратко. Замешаны ли в новых похищениях бывшие приятели Лирдона? Или это совсем незнакомый с ним человек? Зачем повторять чужой почерк?

— Что-то я совсем ничего не понимаю! — Сани схватилась за голову. — Кажется, головоломка вот-вот сложится — и ничего! Все, к чему удалось прийти — что Цветочник намекает на тип магии будущей жертвы. Ой, я же тебе не говорила, да?

И Сани принялась рассказывать о том, до чего мы и сами дошли. Я молча кивал, но моя малая заинтересованность не мешала Сандре делиться подозрениями и опасениями.

— Слушай, может, остановимся перекусить? — услышал последнюю фразу. — Я не завтракала.

— Хорошо, остановлю возле какого-нибудь кафе, — ответил я.

Вскоре мы въехали в небольшую деревушку с единственной забегаловкой у дороги. Я бы там есть не рискнул, но Сани была голодна. Пришлось исполнять обещание и заказывать поздний завтрак — время близилось к обеду. На удивление, на вид, и даже на вкус еда была неплохой. Мы сидели за столиком у окна. Двор кафе заливало весеннее солнце, и я изучал игру его лучей.

— Ричард, что у тебя случилось? — голос Сани заставил вернуться в реальность.

— Ничего, о чем бы стоило беспокоиться, — заставил себя улыбнуться. — Правда, это просто усталость. Дело сложное, дома не все ладно. Бывают периоды, когда одно накладывается на другое. Не страшно. Зато ты сегодня светишься.

— Да? — Сани удивленно замерла с ложкой, полной сливочного десерта. Смешная. — Я и не заметила. Просто хорошо провела вечер.

Да? А мне показалось, что из рук вон плохо. Даже здесь мы друг друга не понимаем. Может, она и права? Может, мы говорим на разных языках?

— О чем ты уже задумался? — Сандра фонтанировала энергией.

— Так, ни о чем.

— Раз ни о чем, можно тебя попросить об одолжении?

— Каком же? — насторожился я.

— Высади меня в Иргене возле любого торгового центра и прикрой на работе. Мне завтра идти на важное мероприятие, а платья нет.

— Хорошо. — Теперь уже я смеялся искренне. — Высажу и прикрою. Если мы до Иргена доберемся.

Сани быстрее заработала столовыми приборами и челюстями, я тоже поторопился расправиться с заказом, и из кафе выходил уже в нормальном настроении. В конце концов, надо радоваться тому, что есть. Например, что Сани вчера провела вечер со мной, хотя до этого обходила десятой дорогой. Чем не результат? Я улыбнулся своим мыслям.

— Ну вот, ты уже улыбаешься. Наверное, тоже проголодался.

Сандра лучилась, как весеннее солнышко.

— Наверное, — согласился с ней. — Едем?

— Едем.

Остаток дороги до Иргена мы разговаривали — просто так, ни о чем. Я, конечно, старался следить за словами, а Сандра, казалось, совсем расслабилась и весело глядела на проносящиеся мимо поля и пригорки. Как она и просила, высадил её у самого большого торгового центра Иргена и поторопился сбежать, пока жена не решила, что ей нужен советник в выборе платья.

Мне, в отличие от неё, не надо было пополнять гардероб — справился с этим перед походом в театр. Так что я поехал на работу, надеясь застать там Айвинга. И начальник оправдал мои надежды. Он сидел в кабинете и читал отчеты по четвертой пропавшей — я разглядел имя на папке.

— А, Эверетт. — Айвинг отложил дело. — Есть какие-то новости?

— Работаем, — ответил сдержано. — Хотел спросить, выделили ли нам мага защиты.

— Пока нет. Все заняты. — Что-то Леон темнил.

— А если я приведу специалиста со стороны?

— Сам знаешь, если у него не будет разрешения, то и толку от его показаний не будет. Так что не морочь себе голову, пару дней — и нам дадут спеца.

— А информация по Тэду, приятелю жертвы? Она тоже вся занята? — Я не удержался от шпильки.

Айвинг нахмурился. А меня так раздражала его самодовольная физиономия, что хотелось хорошенько познакомить её с полом. Темните, начальник. Имеете свой интерес? Или просто испытываете новичков? Что-то здесь было не так, а чутье меня подводило редко. Хотя, Сани назвала бы его просто ревностью.

— Информация о Тэде Родвере лежит у тебя на столе, Эверетт, — ответил Айвинг. — И если бы ты чаще появлялся на работе, то знал бы это. Где вас носило полдня?

— Общались с родственниками первого Цветочника, Лирдона, — сказал я. — Но увы, ничего нового. Я пойду.

Похоже, ко мне возвращается любимая паранойя. Я даже соскучился. Зато на столе и правда лежала тонкая папка с делом Тэда Родвера. Ничего интересного — драка в общественном месте, и не одна. Похоже, Тэд — горячий парень, который любит размять кулаки. Дождаться Сани? Побеседовать с ним самому? Наверное, сначала поговорю с парнем, как полицейский, а если придется — то уже без присутствия Сандры. Тем более, что на сегодня у меня были другие планы.

Глава 23

Сандра

Настроение с утра было радужным. Я и сама не понимала, почему. Да, после свидания с Ральфом, с одной стороны, остался легкий привкус горечи. Но, с другой, мне будто стало легче дышать. И пусть я еще не готова была к нему вернуться, тем не менее, начинало казаться, что все не так страшно. Что можно восстановить доверие между нами, которое неожиданно дало трещину из-за его упрямства и ревности. Может, конечно, дело было и в другом. В том, что мне нужен был Ральф. И сколько бы я себя не обманывала, снова и снова мысленно была с ним.

Ричард высадил меня у торгового центра «Блиц». Это было огромное многоэтажное здание, в котором так просто потеряться. Но зато я надеялась найти в нем что-то подходящее для приема. Что скрывать? Мой гардероб срочно нуждался в пополнении. Мысленно пообещала себе, что верну на карту мужа все до копейки, и поспешила внутрь.

Магазины, магазинищи, магазинчики. Между ними — маленькие кафе и развлекательные заведения. Но меня интересовали только вечерние наряды, поэтому нырнула в вихрь вывесок. Первый этаж радовал нарядами для повседневных дел, а вот на втором я зашла в магазин под броской вывеской «Корона» — и поняла, что пропала.

— Чем могу помочь, госпожа? — Тут же поспешила ко мне хрупкая девушка в красивом белом платьице.

— Мне нужно вечернее платье, — ответила я.

— Есть особые пожелания по цвету, фасону?

— На ваше усмотрение.

Похоже, фраза произвела магическое действие, потому что девушка сразу умчалась вглубь вешалок и вскоре вернулась с пятью вариантами. Я едва взглянула на них — и поняла, что без платья не уйду.

— Буду мерить все, — порадовала сотрудницу «Короны» и удалилась в примерочную. Там меня встретили еще две сотрудницы, чтобы помочь переодеться. Сама бы я не справилась с множеством крючков и тесемок. Зато надела первое же платье — и влюбилась. Оно было золотистым, мягким на ощупь, словно сотканным из солнечных лучшей. Я повертелась перед зеркалом. Ральф бы одобрил.

— Беру, — сказала немедленно. — Но и остальные примерю.

Из «Короны» я выходила не с одним, а с тремя платьями, которые должны были вечером доставить ко мне домой. К золотому добавились бледно-голубое и бело-розовое. А когда девушки увидели жемчужную карточку, кажется, пожалели, что не принесли сразу весь ассортимент магазина. Вот с обувью пришлось помучиться. Ни одни туфельки не казались подходящими, и я бродила из магазина в магазин, стараясь подобрать хоть что-то стоящее. Пройдя еще два этажа, выбрала пару белых с золотом туфелек на высоком каблуке. Лучшее, что смогла найти. Украшения были и свои, но я не устояла перед набором заколок — даже украшения на них будто были сделаны специально в стиле платья. Еще один этаж — и поняла, как же безумно устала. Поэтому вместо того, чтобы вернуться домой, решила поужинать здесь — время катилось к вечеру. Выбрала маленькое кафе на одном из верхних этажей и заказала фирменное блюдо, которое оказалось свининой под винным соусом. К ней прилагался овощной салат, а на десерт взяла мороженное. Я уже перешла к десерту, когда вдруг услышала за спиной знакомый голос:

— Кого я вижу! Сама Сандра Рейнер.

— Колден, — поправила, обернувшись через плечо.

Голос я узнала сразу, потому что иногда его обладательница являлась мне в кошмарах. И то, что мы встретились, я совпадением не считала. Инга замерла передо мной — вызывающе красивая, в малиновом платье с полупрозрачными вставками. Такие как раз входили в моду.

— А я думаю, ты или нет.

Не дожидаясь приглашения, Инга подсела к столу. Что ей нужно? Я смотрела и молчала, а она, кажется, наслаждалась моей реакцией.

— Не беспокойся, травить тебя второй раз не стану. — Она подперла подбородок ладошкой. — А что же ты одна, госпожа Колден? Где потеряла вторую половину?

— Не твое дело. — Я поднялась, чтобы уйти.

— Подожди. — Инга перехватила мою руку. — Разве так разговаривают со старыми знакомыми?

— Что ты здесь забыла? — спросила прямо.

— Я? У мужа завтра какое-то мероприятие, выбираю наряд. Я ведь замуж вышла, Ральф не говорил?

— Не говорил.

Он вообще в ту ночь мог мало что связно произнести. И уж тем более не вдавался в подробности из жизни Инги.

— Надо же, а я думала, расскажет. Хотя, вы, вроде бы, поссорились?

Я открыла было рот, чтобы поставить её на место, но Инга перебила раньше:

— Знаешь, я готова аплодировать тебе стоя. Это же надо! Так уесть самого Ральфа Колдена. Не все ему о женщин ноги вытирать. Молодец, Сандра. Я, конечно, не думала, что вы долго пробудете вместе, но и предположить не могла, что это ты его бросишь, а не он тебя. Браво!

— Твоего мнения не спрашивала. — Я едва могла вставить хоть слово.

— Да ладно, не злись. Официант! Принесите нам шампанского.

— Я не…

— Ты не будешь, я уже поняла. — Инга аккуратно поправила светлый локон. — А я вот выпью. Знаешь, последние два года только и мечтала, чтобы наступил этот момент. Конечно, ты вряд ли счастлива, что рассталась с мужем. А я тебе скажу — старого пса не научить новым трюкам. Каким Ральф был подонком, таким будет всегда. Жаль, что я сама этого не понимала.

Мне не нравилось, что она говорила о моем муже в таком тоне. Хотелось вцепиться в высокий начес и хорошенько оттягать её за волосы. Но я же — не она.

— Да? — Состроила невинную мордашку. — А мне казалось, ты неровно дышишь к Ральфу.

— Я-то? — Инга усмехнулась. — Все прошло и быльем поросло. Просто это так здорово — когда любишь кого-то всю жизнь, он вытирает об тебя ноги, а затем находится та, что проделывает тот же фокус с ним. Поэтому, Сани, я даже перестала на тебя злиться. Захочешь — приходи, поболтаем. Живу на Уолкер, дом двенадцать.

Значит, муж Инги — и правда большая шишка. Я видела особняки на Уолкер, там живут только те, у кого счета в миллионах и миллиардах. Хорошо устроилась, как для бывшей сотрудницы борделя.

— Извини, вряд ли. — Приторно улыбнулась «подружке». — И ни об кого я ноги не вытирала. Ссоры бывают у всех, и они проходят. Прости, мне пора. У меня завтра тоже важное мероприятие.

Поднялась, оставила деньги на столике и пошла прочь. Ощущения от встречи были не просто плохими — мерзкими. Сердце превратилось в камень, который будто притягивал к земле. И куда подевалось мое хорошее настроение? Очень хотелось услышать голос мужа. Просто услышать. Пойти в гости к Элис? Но кто даст гарантию, что он будет там? Набрать по кристаллу?

Достала из кармашка коробочку с кристаллом.

— Ральф Колден, — произнесла отчетливо.

Вокруг коробочки разлилось сияние, но Ральф не отвечал. Где же он? Может, занят.


— Элис Блейн.

А вот Элис откликнулась сразу:

— Слушаю.

— Элис, это Сани. Ты сейчас дома? — спросила подругу.

— Если бы! Я на работе с раннего утра. Презентация, будь она неладна. Даже к Эбу вырваться не могу, все время говорим через кристалл. А что такое?

— Да ничего, думала зайти. Но, раз ты занята, то увидимся завтра. Работай.

Значит, к Элис не пойдешь. С Алексом поговорить? Или… Я ускорила шаг. Идти предстояло недалеко, даже без мобиля. А потом можно будет нанять водителя, чтобы довез домой, или пройтись. Вскоре впереди замаячило здание центральной больницы. Я за эти дни так больше и не вырвалась к Эберту. А ведь после моей семьи они с Элис были моими самыми близкими друзьями. Поднялась по лестнице — и столкнулась нос к носу с тремя охранниками.

— Сандра Колден к господину Скайдену, — сказала им.

— Проходите. — Охрана расступилась без лишних слов. Видно, получили указания.

Я постучала в двери палаты и открыла дверь. Эб полусидел в кровати — верный себе, рисовал что-то в блокноте. Большинство бинтов уже исчезло. На щеке еще виднелся едва заметный след ожога, под глазами залегли синие тени, но в целом Эб выглядел неплохо как для человека, который выжил только чудом.

— Сани? — Эберт поднял голову. — Привет.

— Привет. — Я подошла ближе и протянула ему обе руки. — Как ты себя чувствуешь?

— Отлично, но из больницы не выпускают. — Эб недовольно нахмурился, а я села рядом в большое коричневое кресло. Да, не палата, а вполне уютная комната. Но лучше сюда не попадать.

— Ты нас напугал!

— Не стоило беспокоиться. — Скайден скупо улыбнулся. — Меня так просто не убить.

— Зато Элис чуть с ума не сошла. Что говорят врачи? Когда отпустят тебя домой?

— Дня через четыре. Зависит от того, как быстро восстановлюсь. Но работать запрещают. А у меня проект на носу, ничего не успеваю.

В этом был весь Эберт! С его бесконечными проектами, разработками, исследованиями. Он никогда себя не жалел. Нет бы отдохнуть хоть немного — он и сейчас уже в работе. Я бы, на месте Элис, вряд ли смогла смириться. Но Элис и сама обожала не только мужа, но и его разработки. Вот станет Дэн постарше — и снова умчится на работу, в «Скай».

— Ничего, все успеешь, — сказала я. — Главное — выздоравливай. А мы завтра идем с Элис на прием.

— Да, она говорила. Спасибо. Как вам удалось уговорить Ральфа? Он же терпеть не может подобные собрания.

— Шантаж, — улыбнулась я, вспомнив о свидании.

— Все никак не помиритесь?

Ох, уж этот Эберт! Впрочем, какой Ральф, такие у него и друзья.

— Пока нет, — ответила с толикой сожаления. — Просто… Запуталось все. Надо время, чтобы распутать.

Эберт пожал плечами. Если Элис, как женщина, меня поняла, то Эб, похоже, нет.

— Я бы, на твоем месте, не стал тянуть, — сказал он. — Все-таки Ральф не отличается особым терпением. Как бы чего не натворил.

Я пожала плечами. Умом понимала, что надо что-то решать. Или расставаться, или вернуться и пытаться восстановить все, что разрушили. Но какой путь верный? И потом, все, из-за чего я ушла, никуда не делось.

— Странные вы оба, — сказал Эб. — Вроде, и любите друг друга, и не можете просто сесть и поговорить. Ральфу говорить бесполезно, поэтому повторяю тебе — не тяни. Реши уже для себя, чего хочешь на самом деле. Потому что может быть поздно.

— Я тебя услышала, — вздохнула украдкой. — Не думай о нас, беспокойся о себе. Ральф ходил в «Скай», но так ничего и не смог обнаружить. Как думаешь, кому понадобилось покушаться на твою жизнь?

— Есть много вариантов. — Эб откинулся на подушку. Этот разговор утомлял его. — Но самых вероятных — два. Либо конкуренты, либо… а, впрочем, какая разница? Я выйду отсюда и найду того, кто это сделал. А ты побудь с Элис, пожалуйста. Ей одной тяжело.

— Конечно, — пообещала Эбу. — Я пойду. Выздоравливай, скоро увидимся.

На улице уже начинало вечереть, становилось прохладно. Еще раз попыталась связаться с Ральфом — ничего. Сигнал шел, муж не отвечал. Что ж, пусть так. Ускорила шаг, чтобы поскорее оказаться дома. Свободные мобили дежурили у больницы. Заплатила самому приятному, на первый взгляд, водителю, и он отвез меня домой. Открыла дверь — и тут же услышала голоса. А у нас, оказывается, гости.

— Привет, — заглянула в гостиную, где расположились Роберт и Алекс.

— Привет, Сани. — Ал махнул рукой. — Ты поздно.

— Тут твои платья приехали, сестренка, — присоединился Роберт. — Ты что, ограбила магазин одежды?

— Нет, мне завтра идти на прием, — ответила я.

— И планируется три смены нарядов? Да ты будешь звездой вечера!

— Ну тебя! — запустила в Роберта диванной подушечкой. — Сейчас переоденусь, и будем пить чай.

Похоже, Алекс с Робертом поладили. По крайне мере, общались они дружелюбно, и Алекс уже у нас дома. Интересно, он знает, где Ральф? Я надела домашнее платье, быстренько поставила чайник, нарезала сыр для бутербродов и вернулась в гостиную. Роберт как раз рассказывал смешные истории из своей театральной жизни. Ал слушал так внимательно, что стало смешно.

— Вы, вроде бы, заниматься собирались, — напомнила я.

— А я не заниматься, я в гости, — обернулся Алекс. — Дома все равно никого нет.

— А где Ральф?

— Откуда мне знать? Я не проверял. Но дома он не ночевал.

Сердце пропустило удар. С ним хоть все в порядке? Мы ведь расстались вчера вечером. Почему он не вернулся домой?

— Не беспокойся, с ним все хорошо. — Алекс заметил, что переменилась в лице. — Иначе я бы знал.

Успокоил, ничего не скажешь! Я украдкой вздохнула и расставила на столе чашки. Тоже мне, нашлись друзья-заговорщики. Хотя, парни и правда общались, как старые знакомые, несмотря на разницу в возрасте. Но, если разобраться, Ральф старше меня на столько же, насколько Роберт старше Ала. На девять лет, и это крайне редко чувствовалось. А Ал тянул на свои пятнадцать только внешне, зато внутренне иногда казался куда старше.

— Сестренка, ты перекладываешь несчастные бутерброды с места на место в пятый раз, — заметил Роберт.

— Ой. — Я оставила в покое кусочки батона. — Пойду, принесу чайник.

И скрылась на кухне. Становлюсь рассеянной. Какой насыщенный выдался день. И такой разный по эмоциям. Самой бы справиться, но пока не удавалось, хотя в больнице и сумела немного успокоиться. Вернулась с чайником, разлила по чашкам ароматный напиток.

— О чем задумалась, сестренка? — спросил Роб.

— Да так, обо всем понемногу, — ответила я. — Ал, останешься на ночь у нас?

— Наверно. — Алекс пожал плечами. — Только Элис скажу, чтобы не беспокоилась.

Похоже, кто-то начинает злиться. На побережье тоже так бывало — Ал, как и его отец, до последнего молчит, но потом как сорвется — мало не покажется. Правда, это случалось редко и больше в силу сложного возраста и магии. Но что он обижается на Ральфа, сейчас стало заметно.

— Тогда предупреди Элис. — Села рядом с ним. — Роб, а ты?

— Весь в вашем распоряжении, — улыбнулся брат.

— Вот и замечательно. А я-то думала, дома опять скука смертная. Но, похоже, вы мне скучать не дадите.

— Правильно думаешь. Кстати, Сани, я с понедельника уезжаю на гастроли, где-то недели на две. Ты как, будешь здесь, или…

— Или. Завтра поеду к себе, оценю масштабы ремонта. Пока он будет длиться, поживу здесь.

— А Элис подобрала для нас варианты дома, — вмешался Алекс. — Только папе никак не отдаст, его же нет. Я оставил ему на столе, если появится.

Видно, Ральф решил окончательно обосноваться в Иргене. Наверное, нам следовало это сделать раньше — может, теперь было бы меньше проблем. Или больше, в зависимости от того, чем собирался заняться муж. Хотя, зачем сразу предполагать худшее? Возможно, он просто пытается найти, кто взорвал мобиль Эба. Или… да много всяких «или».

— Чай пей, остынет, — напомнил Роб. — И, кстати, о занятиях. Ал, я набросал для тебя программу тренировок на две недели, не стоит их прерывать.

И Роберт притащил список упражнений по разным видам магии, номера страниц из книг, расписание занятий. Я слушала вполуха — просто хорошо было находиться в кругу близких людей. Знать бы еще, где носит Ральфа, и можно было бы успокоиться. А то после встречи с Ингой никак не могла найти себе места. То, что Инга настойчиво мелькала в нашей жизни, мне не нравилось. От неё не приходилось ждать добра, особенно теперь, когда она может прикрыться спиной и деньгами мужа. Что она задумала? Или это просто череда совпадений? Что-то подсказывало — вряд ли.

Глава 24

Ральф

У меня на этот вечер были свои планы — и не скажу, что приятные. Поэтому после работы вместо того, чтобы ехать домой, я снова вернулся в квартиру Эверетта, которая постепенно становилась моим тайным убежищем. Надо было переодеться и сосредоточиться на том, что задумал. Что ж, когда-то Дэн Скайден дал мне возможность «умереть». Теперь же пора вернуться в мир живых. Я замер перед зеркалом, гладко зачесал волосы, сразу становясь внешне на пару лет старше, поправил воротник-стойку. Ну, здравствуй, моя темная сторона. Давно не виделись. Усмехнулся — лицо тут же стало будто чужим. Привык к хорошей жизни? Привык ведь, угомонился. А вот как оно бывает.

Жаль, оружия почти не осталось. Надо пополнить запасы. Тоже можно сегодня этим заняться — взглянуть, что появилось нового на черном рынке. Одним словом, ночь предстояла забавная. Я ускорил шаг. Черный мобиль ждал во дворе. Холод весенней ночи быстро забрался под пиджак, но когда он меня беспокоил? Ехать было не так уж далеко — вскоре ряд вполне респектабельных домов сменился яркими сверкающими вывесками. Игорные дома, бордели, рестораны. Что душа пожелает! Но душа желала информации, поэтому я остановил выбор на заведении, в котором давненько не был, зато не сомневался, что там можно получить необходимые сведения. Небольшой игорный дом, с виду — достаточно невзрачный на фоне сверхсовременных собратьев. Но это только с виду. Я толкнул дверь и очутился нос к носу с охранником.

— Ваш пропуск, господин, — без лишних предисловий потребовал тот.

— Позови хозяина, он тебе скажет, нужен ли мне пропуск. — Я прищурился, и охранник отступил вглубь, подзывая кого-то из сотрудников. И долго мне стоять у двери? Я даже начал скучать.

— И кто тут меня требует? — раздался неподалеку хриплый голос.

— Я, старина Барден, — шагнул из темноты на свет, и Барден замер, хватая воздух ртом, как большая рыба.

— Ральф? Ральф Колден? — Высокий, сухой, как палка, мужчина все-таки вылетел из дверей. — Но ты же…

— Я же — что? Мертв? — ответил с усмешкой. — Слухи врут, приятель. Но пришлось ненадолго уйти на дно, сам понимаешь.

— Да уж, мы наслышаны. Что же ты на пороге стоишь?

— Так охрана твоя пропуск требует.

— Что? Уволю к демонам! — рыкнул Барден и потащил меня внутрь.

Игорный дом не особо изменился. Те же полуголые девицы на сцене, те же игорные столы, только добавилось несколько новомодных развлечений. По крайне мере, в предыдущие мои визиты игорных иллюзий не припомню.

Барден, конечно, вряд ли мне обрадовался, но таких личностей, как я, лучше иметь среди друзей, чем среди врагов. Он всегда это понимал и сейчас пылал радушием — и любопытством, поэтому провел через залы в свой кабинет. Кто-то оборачивался нам вслед. Я даже заметил пару знакомых лиц. Вот шуму-то будет! Но меня интересовал именно Барден — и те, кто мог поделиться с ним информацией. А, значит, и со мной.

В кабинете хозяина я был раза два или три. Здесь ничего не изменилось — тот же массивный стол, пара кресел, большой бар. Мой спутник любил выпить и коллекционировал дорогие спиртные напитки всех мастей.

— Ты пополнил коллекцию, — заметил я, присаживаясь.

— Да, но ради твоего возвращения немного её уменьшу. — Барден достал с полочки бутылку вина.

— Лучше коньяк, — поморщился я, вспоминая Ингу. С тех пор я вообще пил крайне редко, не считая бара.

— Как скажешь, Колден, как скажешь.

На смену вину появилась другая бутылка и пара пузатых бокалов. Что ж, неплохое сопровождение для грядущего разговора. Коньяк оказался приятным на вкус, но я сюда пришел не наслаждаться его букетом, а спрашивать.

— Какими судьбами снова в Иргене? — поинтересовался Барден.

— Да все теми же. Финансы за время простоя немного поистрепались, хочу расширить бизнес.

— А я видел Пита, твоего управляющего, около месяца назад, — задумчиво заметил хозяин. — И знаешь, что скажу? Парень зарвался.

— Я оставил бордель ему, пусть развлекается. Так что если есть претензии, можешь ему предъявить, никто не будет против.

— А вот за это благодарю. — Барден отсалютовал бокалом. — Сам чем собираешься заняться?

— Почти тем же, но с несколько другим уклоном. Хочу купить несколько барышень с магическими способностями. Не подскажешь, где сейчас можно такое провернуть? Здесь все изменилось.

— Могу поспрашивать, — Барден пожал плечами. — На самом деле, точек сейчас много. Есть открытого доступа, есть закрытого, только для своих. Тебя какая магия интересует?

— Любая, — хмыкнул я. Мне-то уж точно закрытые торги нужны.

— А не проще ли по старинке, а?

— Новая мода. По старинке никого не интересует. Да и специфику немного хочу поменять. Так что в долгу не останусь, ты меня знаешь.

— Еще бы.

Снова раздался звон бокалов. С торгов разговор плавно перешел на бизнес Бардена, он рассказывал про новые автоматы, я делал вид, что мне безумно интересно. Заодно выпытал, кто сейчас у руля. Оказалось, что город делят три достаточно влиятельных типа. Двоих я знал — Джас Вортон и Кабер Ванден. Третье имя слышал, но лично знакомы не были — некий Арк Лейвер. Я так понял, что взлетел он быстро и потеснил старых знакомых. Буду иметь в виду.

Наконец, понял, что больше из Бардена ничего не вытрясу, поэтому поспешил попрощаться.

— Да, и еще одно, — сказал уже у входной двери. — Недавно было совершено покушение на человека, с которым у меня деловые интересы — Эберта Скайдена. Если вдруг мелькнет слушок, кто за этим стоит, скупиться не стану.

— Я тебя понял, приятель. — Барден улыбнулся во все тридцать два. — Мы тоже слышали о взрыве мобиля, и нам самим любопытно, кто попытался расшатать таким образом город. Все-таки на «Скай» ставят многие, и изобретения компании полезны не только хорошим парням. Так что будем на связи.

— Будем.

Я снова прошел через зал, кожей чувствуя чужие взгляды. Видимо, пока мы беседовали, посетители успели обменяться мнениями, кто пожаловал к хозяину, и теперь таращились вовсю. Мне было все равно. Новости в нашей среде расходятся быстро, и завтра весь Ирген будет знать, что я вернулся. Знать — и ждать каких-то шагов, которые не собирался делать. Может, пойти, попугать Пита? Хоть развлечься и заставить о себе говорить. Эти люди любят деньги и связи. А я был для них воплощением и того, и другого.

И все-таки решил не тратить время. Я все равно не думал возвращаться к старым делам. Мне и новых хватало с головой, поэтому взглянул на часы — время за полночь, и поехал домой. В окнах все еще горел свет. Странно. Я даже насторожился. Но защитная система сработала, как надо, значит, все в порядке. И минуту спустя уже входил в гостиную, где ждала Элис. Мышка с головой зарылась в бумаги и с чрезвычайно задумчивым видом то что-то вычеркивала на листах, то, наоборот, подчеркивала.

— Привет, — окликнул её.

— Ральф? — Она подняла голову. — Ну наконец-то! А то уже думала, и ты куда-то исчез.

— Что ты имеешь в виду? — Сел напротив.

— Алекс передавал, что остался ночевать у Сани. Дома только я и дети. Марго отпустила, нянька с малышами, а я вот. — И потрясла потрепанной стопкой листов.

И что мой сын забыл у Сани? Я, конечно, слышал сигнал кристалла, но некогда было ответить. И не та обстановка, чтобы отвечать.

— Кстати, по какому случаю парадный вид? — Элис мигом заметила мое преображение.

— Нужно было навестить старых знакомых, и при этом не походить на призрака, — отмахнулся я. — Как твоя презентация? Готова?

— Не меняй тему, — нахмурилась Элис. — Что за знакомые?

— Пытался навести справки, не копает ли кто-нибудь под Эба, — выдал только часть правды. А мышка так вжилась за эти дни в роль главы семейства, что уже и за меня взялась, раз попал под руку. Надо срочно сбежать.

— Ничего?

— Ничего.

— Так и знала. — Элис нервно покусывала кончик карандаша. — Думаю, искать надо среди конкурентов Эба. Сам знаешь, у него сейчас грандиозные замыслы, не всем это нравится. И, если честно, я боюсь.

— Не стоит, мышка. Ты же не одна.

Элис улыбнулась.

— Ну, раз я не одна, значит, помоги мне.

— И что от меня требуется? — почувствовал подвох, но слишком поздно.

— Ничего. Всего лишь сидеть и слушать мою презентацию, потому что говорить все-таки придется и мне, хотя бы вступительное слово.

Элис настроила кристаллы, и на стене выстроился ряд изображений, а я замер в кресле, отчаянно стараясь не зевать. Стоит признать, всего за два дня она подготовилась отлично. Если бы еще не пыталась мне это доказать в час ночи! Но я стоически пытался держать глаза и уши открытыми, а Элис говорила четко и уверенно.

— Ну как? — наконец, села рядом.

— Отлично. — Я все-таки зевнул.

— По тебе и видно.

Элис насупилась, но больше для виду. Я заметил, как она старается скрыть улыбку. Хорошо, что ей удалось взять себя в руки — все-таки завтра важный день, и Элис должна быть на высоте. А презентация и правда получилась хорошей.

— Ладно, пойду я, время позднее, — поднялся с кресла, но даже дойти до двери не успел — послышался звук подъезжающего мобиля. И кто к нам пожаловал в такое время? Я взглянул в окно. У ворот замер чужой мобиль.

— Кто там? — тихо спросила Элис.

— Не знаю, пойду, взгляну.

Судя по тому, что защита еще не спеленала гостя, либо он не пытается войти, либо кто-то из своих. Я шагнул за дверь — и увидел Роберта и Алекса, которые как раз входили во двор. И, судя по бледному лицу сына, что-то успело стрястись.

— Папа! — Алекс заметил меня и вырвался вперед.

— Добрый вечер, — кивнул Роберту. — Чем обязан?

— Ал попросил отвезти его домой, — ответил брат Сани.

— Алекс?

Сын замер рядом, стараясь не смотреть мне в глаза. Учитывая, что явились они посреди ночи, Алекс бледный, как смерть, значит…

— И что тебе приснилось, горе мое? — потрепал сына по голове.

— Все то же. — Он пожал плечами и посмотрел куда-то за мою спину. Я обернулся — в дверях стояла Элис. Значит, тот сон про чужих людей в её доме? Вот он и примчался, испугался, что могло что-то произойти.

— Понятно, — приобнял его за плечи. — Все в порядке, не о чем беспокоиться. Спасибо, что привез.

Это уже Роберту. Тот, похоже, и сам не понимал, что происходит, но лишних вопросов не задавал.

— Да не за что, — ответил растерянно. — Просто не каждую ночь у меня дом ходором ходит. Ал, ты завтра ко мне придешь, или мне приехать?

— Приезжай ты, — обернулся Алекс.

Значит, решил безвылазно сидеть дома и лично контролировать ситуацию. Узнаю своего неугомонного сына.

— Хорошо, тогда в обед заеду. Спокойной ночи.

И Роб пошел обратно к мобилю, а я явственно ощущал на себе чужой взгляд. Значит, Роберт приезжал не один. Задумчиво вгляделся в темные окна мобиля. Что, Сани, даже разговаривать со мной не захотела? Вроде бы снова поссориться мы не успели. Тогда в чем дело?

— Пап, ты злишься? — тихо спросил Алекс.

— Нет. С чего бы? — увлек его к дому. — Ты же не виноват, что тебе снится всякая дрянь.

— Ночь уже, и я…

— Угомонись. Вот почему ты дома не ночуешь, вопрос интересный.

— А ты почему?

Договорились! Иначе и не назовешь. Это что, месть такая за мои ночные похождения? Или попытка привлечь внимание? Я ничего не понимал в подростках, а в одном конкретном — так и подавно.

— У меня дела, — ответил запоздало. — Важные, поверь. Иначе бы не уезжал.

Алекс кивнул — мол, принял к сведению. И как с ним разговаривать? Еще и сны эти, от которых никому покоя нет. Надо, надо ехать на поиски матери. Но я боялся — не встречи с ней, конечно, а оставлять родных людей без присмотра. А встреча… Я просто её не хотел, и даже где-то в глубине души надеялся, что неизвестная мне женщина давно переехала, и её следы где-то затерялись. А с другой стороны, кто, кроме неё, ответит, где искать истоки магии сына? Палка о двух концах.

— А сказал, у Сани останешься. — Элис перехватила Алекса.

Тот пожал плечами. Он, как и мы с Эбом, предпочитал не пугать Элис своими видениями. Зато госпожа Скайден нашла новые свободные уши, которые, в отличие от меня, не рвались спать и не зевали, слушая презентацию. Одним словом, она утащила Алекса в гостиную, снова настроила кристаллы и начала рассказ с начала, а я тихонько проскользнул в спальню. Все-таки прием никто не отменял, и перед ним надо было хорошенько выспаться.

Глава 25

Сандра

Перед приемом я очень беспокоилась. На работе была такой рассеянной, что даже Ричард заметил.

— Какие-то проблемы? — спросил, отрываясь от документов.

— Нет, просто важное мероприятие, и я переживаю, — призналась ему.

— А если я скажу, что получил документы по парню последней жертвы, переживать перестанешь?

— Да! — Я чуть не подпрыгнула. — Что там?

Ричард протянул мне папку. Быстро просмотрела бумаги — и взвыла. Просто банальная драка. Зато у нас есть фамилия и адрес этого Тэда, можно побеседовать. Судя по записям, его уже отпустили. Только жил он далековато. Отложить? Потому что у меня в голове творился полный кавардак. Или поехать сегодня?

— О чем думаешь, Сандра? Ты будто решаешь в уме какую-то головоломку, — заметил Ричард.

— Очень сложную, — согласилась я. — Ехать сейчас к Тэду — или завтра, учитывая, что мне надо отпроситься и рано сбежать.

— Так давай просто сбежим.

Да, Айвинг нас по головам не погладит. Но мне неожиданно стало весело. С Ричардом вообще было забавно находиться рядом, когда он был в хорошем настроении. А сегодня, похоже, был именно такой день.

— Давай, — подмигнула ему. — Сразу после обеда. Если что, скажем…

— Что ездили к Тэду, но он нам не открыл. Или его не было дома.

— Идет!

Я с трудом досидела в кабинете до обеда, чтобы осторожно пробраться мимо двери Айвинга и вместе с Ричардом растаять в городском шуме.

— Завтра к Тэду? — спросила на прощание.

— Завтра у меня выходной, но можем утром встретиться, — ответил он. — Вряд ли разговор с Тэдом займет много времени.

— Может, я сама?

— Нет! — рыкнул Ричард, и добавил уже спокойнее: — Мы — напарники. Вот и разговаривать с ним будем вместе. До завтра, Сандра.

— До завтра.

Я села в мобиль, а Ричард стоял и смотрел мне вслед. На мгновение показалось, что что-то не так. Будто упустила какую-то мелочь. Или совсем не мелочь. Еще раз обернулась на фигуру, постепенно тающую из вида. А Эверетт как-то изменился. Или мне только кажется?

Впрочем, и дальше вдаваться в подробности времени не было. Я бросила мобиль у дверей подъезда и помчалась прихорашиваться. Чтобы надеть платье, понадобилось не меньше получаса! Кто придумал столько тесемок и крючков? Ральф всегда смеялся, когда видел такие застежки, и говорил, что они созданы, чтобы испытать решимость мужчины. Хватит терпения все расстегнуть или нет? Не знаю, как расстегнуть, а вот застегнуть получалось с трудом. Я уже начинала жалеть, что не поехала собираться к Элис. Но подруге не до меня, у неё презентация на носу. Наконец, справилась с платьем и выдохнула. Счастье-то какое! Затем занялась волосами. Здесь не стала долго мудрить и прибегла к любимым локонам. И, наконец, легкий макияж. Я готова!

Раздался сигнал кристалла. Надеюсь, это не потерявший сотрудников Айвинг.

— Слушаю, — ответила поспешно.

— Сани, это Ральф. Тебя забрать?

И вот что ему ответить?

— Да, если сможешь, — решилась я. — Уже почти готова, так что приезжай.

Лучше поедем вдвоем — все-таки Элис пригласила нас обоих. Подкрасила губы — и раздался стук в двери. Откуда же он звонил? Из-под окон? Подхватила сумочку, надела туфельки — и распахнула входную дверь.

— Сани? — Ральф изумленно замер на пороге. Окинул взглядом новое платье, чуть задержался на линии декольте — и, кажется, с величайшим трудом взял себя в руки.

— Как я выгляжу? — спросила, чтобы разрядить обстановку.

— Шикарно, — улыбнулся муж, протягивая мне руку. — Идем?

Между нашими пальцами будто проскользнули искры — белые и красноватые. Целительская и боевая магия. Я захлопнула дверь и взяла Ральфа под руку. Так было привычнее, и на сегодня стоило забыть о наших разногласиях. Да кому я врала? Просто хотелось прикоснуться, ощутить тепло, которое неизменно окутывало рядом с ним. На запястье легонько нагрелась брачная печать, чуть проступая на коже. Ральф повернул голову, усмехнулся, перехватил мои пальцы и прижал к губам. Я сделала шаг назад — не для того, чтобы обидеть, но чтобы не остаться дома вместо презентации. Почему он так на меня действует? Действовал всегда. Кажется, я слишком соскучилась.

— Что-то не так? — Взгляд темных глаз проникал под кожу.

— Ты без иллюзии, — заметила запоздало. — Ты же обещал!

— Нет смысла, солнце мое. О том, что я вернулся, и так уже все знают.

— Зачем? Ральф! — Опять он играет в опасные игры.

— Затем, что надо найти, кто покушался на Эба. Мне нужны старые связи. Но если ты настаиваешь на иллюзии…

— Нет, не надо.

Раз это все равно бесполезно, предпочту видеть его лицо, а не чье-то еще. Мы наконец-то спустились к мобилю. Я села на заднее сидение, чтобы мое платье не мешало водителю, зато Ральф теперь таращился в зеркало заднего вида. Вот еще…

Я отвернулась, заставляя себя смотреть в окно, а не на мужа. Хорошо, хоть ехать было недалеко — в один из выставочных центров, в котором никогда до этого не была, только видела снаружи. Из мобиля выходила, словно меня пытали — взбудораженная, взвинченная, сама не понимая, почему. Снова взяла Ральфа под руку — и мы направились в выставочный зал. Предъявили на входе приглашения, миновали ряд кресел, пока не заметили Элис. Подруга выбрала платье цвета морской волны. Она отчаянно размахивала руками, что-то объясняя мужчине рядом с ней. Наверное, это и был помощник Эба.

— Сани, Ральф! — наконец-то заметила нас.

— Здравствуй, Элис. Прекрасно выглядишь. — Ральф пожал её дрожащие от волнения пальцы. — Готова?

— Вроде бы. Сейчас с ума сойду от волнения!

— Не беспокойся, все будет хорошо, — попыталась приободрить подругу. — Ты ведь столько готовилась.

— Но я — не Эберт. — Элис упрямо качнула головой. — Ничего, вы правы, я смогу. В соседнем зале ждут напитки и закуски. Пока можно прогуляться, до презентации еще час. Так что отдыхайте — и спасибо, что пришли. А я пока еще раз проверю кристаллы с иллюстрациями.

Элис куда-то унеслась, а мы прошлись по залу, затем свернули в соседний. Людей было пока немного, Ральф гнал так, что мы приехали слишком рано. А я чувствовала себя, будто в духовке.

— Жарко здесь, да? — Ральф, вопреки этикету, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

— Да, жарковато, — согласилась с ним. — Может, выйдем на балкон? Подышим немного воздухом.

— Давай.

Ральф огляделся в поисках выхода. А я безумно надеялась, что мы сегодня не поссоримся. И не только сегодня, потому что рядом с ним я жила. Кажется, Ральф высмотрел то, что желал, и увлек меня прочь из зала с закусками.

— Куда мы идем? — спросила я.

— Куда-нибудь, где попрохладнее. Раз нет балкона, не хочу толкаться с гостями.

Мы миновали небольшой коридор, Ральф подергал одну дверцу, другую.

— Будь здесь, — шепнул на ухо — и исчез за поворотом. Это что было? Впрочем, растеряться я не успела — муж вернулся через пару минут с ключом в руках.

— Это что? — спросила я.

— Ключ. Разве не видишь?

И мгновение спустя раздался щелчок замка ближайшей двери. За ней скрывалась комната для совещаний — длинный стол, ряд кресел, узкий диван у стены. Наверное, для тех, кому не хватило места за столом. Снова раздался щелчок замка.

— Ральф? — Я обернулась, чтобы губы в ту же минуту обожгло поцелуем.

— Я не могу больше ждать, Сани, — пробормотал муж, на мгновение отрываясь от губ, чтобы затем снова углубить поцелуй. Я обхватила руками его шею. Сумасшедший! И я сумасшедшая, раз нахожусь здесь с ним и не пытаюсь остановить. Но мне не хотелось его останавливать. Сама продолжала целовать упрямые губы, шею, глаза. Все мысли будто вылетели из головы, осталось только желание быть с Ральфом. Чувствовать, как его магия будто проникает под кожу.

— Сани.

От звука его голоса кружилась голова. Опомнилась только, когда ощутила, как Ральф расстегивает те крючки, которые с таким трудом застегнула.

— Нет, — попыталась выбраться из объятий. — Ральф, Элис, презентация…

— Еще почти час.

Он оставил в покое крючки и занялся подолом платья. Подсадил меня на стол, покрыл поцелуями шею и грудь, слегка ослабив корсет, чтобы дотянуться до сосков. Я где-то в глубине разума понимала, что это нужно прекратить, но тело и сердце говорили, что разуму слова не давали. Поэтому запустила пальцы в его волосы, притягивая ближе. Будь мы стихийниками, эта комната уже сгорела бы дотла от того пламени, что бушевало между нами. Я старалась сдержать свою магию — это было трудно, потому что она привычно льнула к мужчине рядом. Мужчине, который наконец-то справился с подолом и теперь ласкал меня так, что забыла, как дышать. Забыла, где мы и кто мы, сосредоточившись только на ощущениях его губ, языка, рук. Привычного, родного тепла, которого так не хватало.

Я не готова была его отпустить! Не сейчас и не так.

— Ральф, — шептала, кусая губы. — Мой Ральф.

— Твой, чей же еще? — ответ прошелся дыханием по щеке, и я ощутила, как сплетаются наши тела в едином порыве, как мы становимся одним целым. И на этот раз магию контролировала я — именно сейчас беременность как-то не входила в планы. Зато комнату затопило белое свечение магии мужа. Вот уж кто точно не сдерживался. Я выгнулась от наслаждения, увлекая его за собой. Что я творю?

Этот вопрос интересовал меня и тогда, когда комната снова обрела ясность, а я полулежала на столе, стараясь восстановить дыхание. Ральф осторожно помог мне подняться.

— Да здравствует бытовая магия, солнце? — подмигнул иронично, приводя в порядок заклинаниями сначала нас, затем комнату. Затем аккуратно застегнул платье, но я представляла, как выгляжу. Тут одной бытовой магией не обойтись!

— Ты — сумасшедший, — обличительно ткнула пальчиком в его грудь.

— Ты уже говорила. — Ральф легким поцелуем коснулся виска и применил еще какое-то заклинание — я только почувствовала, как всколыхнулись волосы. Ему такое давалось проще, он же целитель, а не боевик, как я. — Вот и все. Можем возвращаться на презентацию.

Учитывая, что у него ожил кристалл связи, действительно, пора возвращаться. Ожидаемо, это была Элис, которая жаждала узнать, куда мы подевались. Ральф протянул мне руку. Я, мучительно краснея, будто мы были вместе в первый раз, сжала его пальцы, и мы пошли обратно в выставочный зал. На ходу взглянула в зеркало — отражение было идеальным, будто эти полчаса и правда мне приснились.

— Ну, где вы ходите? — налетела на нас Элис. Затем оценила довольное лицо моего мужа и крайне растерянное — мое. И перестала задавать вопросы. — Вот ваши места, во втором ряду. Скоро начнется.

Я смущенно молчала. Сидела и таращилась на подол платья, а пальцы переплелись с пальцами Ральфа. И вот что это было? Снова и снова спрашивала себя, зачем. Не жалела, нет. Наоборот, было хорошо, но не по себе, потому что теперь не отговоришься, надо что-то решать. К счастью, началась презентация, и я полностью увлеклась предложенными образцами. Никогда не думала, что исследования — это так интересно. Элис выступала третьей и держалась молодцом. Улыбалась гостям, отвечала на вопросы. Эберт бы ей гордился. И гордится, наверное. Скорее бы он выздоровел.

Наконец, презентация завершилась. Мы тут же поспешили к Элис, а она едва могла стоять от волнения.

— Ну как? — только и спросила побелевшими губами.

— Отлично, — заверила я. — Просто замечательно. Ты справилась!

— Сама не верю. — Элис довольно рассмеялась. — Теперь прием — и домой. Как же я хочу домой прямо сейчас! Но хотя бы часик надо продержаться. Идем?

Пришлось идти следом за подругой в соседний зал, где вместо легких напитков уже ждали накрытые закусками столы и бокалы с шампанским. Элис лавировала между гостями, обменивалась с ним дежурными фразами. Её спутник глядел на всех букой и откровенно мне не нравился.

— Ты знаешь этого Лукаса? — шепотом спросила Ральфа.

— Нет, Эб нанял его год назад, — ответил муж. — Говорил, хороший специалист. А что?

— Да ничего, просто он какой-то мутный.

Ральф пожал плечами, но я заметила, каким цепким стал его взгляд. Можно не сомневаться, что муж выпытает подноготную этого Лукаса. Но раз Эб ему доверял, с чего бы не верить нам?

— Сани, Ральф, какая встреча!

Вечер мигом перестал быть спокойным. Я обернулась с ядовитой улыбочкой, лицо Ральфа и вовсе будто превратилось в камень.

— Здравствуй, Инга, — кивнула своему заклятому врагу.

Так вот о каком мероприятии она говорила. Только я больше разглядывала не Ингу, а её мужа. Неприятный тип — не ожидала ничего другого. Высокий, чуть одутловатый, с пытливыми маленькими глазками.

— Знакомьтесь, мой супруг, Арк Лейвер, — представила спутника. — А это — мои старые друзья, Сандра и Ральф Колден.

Друзья, да? А Ральф, похоже, что-то об этом Арке знал, потому что я видела его напряжение. Осторожно перехватила руку, успокаивая. Не время и не место злиться. Может, Инга и рассчитывала закатить скандал?

— Рад знакомству, — чуть в нос ответил Лейвер.

— Мы тоже, — постаралась опередить Ральфа, который готов был сказать что-то колкое. — Вы тоже заняты какими-то исследованиями?

— Да, спонсирую некоторые проекты. — Взгляд Лейвера прошелся по мне, и на мгновение ощутила себя будто раздетой. Еще крепче вцепилась в руку Ральфа.

— Любопытно, — заметил Ральф. — Что ж, позвольте вас покинуть. Нам пора. Да, Сани?

Элис говорила, что хотя бы один час. Но ведь она справляется, да? Я отыскала взглядом подругу. Она что-то рассказывала группе мужчин.

— Да, пора, — согласилась с Ральфом. — До встречи.

И увлекла мужа прочь, к Элис. Эл обернулась — и тут же нахмурилась.

— Что не так? — спросила тихо, отводя нас в сторону.

— Здесь Инга, — шепотом ответила я. — Ты не обидишься, если мы уйдем?

— Подождите, я с вами. Вроде бы уже переговорила со всеми, кто заинтересовался исследованиями Эба. Минутку.

Минутка длилась вечность. Элис отыскала Лукаса, что-то ему сказала и поспешила к нам, по пути успевая обменяться парой фраз с гостями.

— Тебе точно стоит сейчас уезжать? — спросил Ральф.

— Да, — ответила она. — Подвезете меня? Я оставила мобиль в «Скай» и приехала с Лукасом.

— Конечно. Сначала завезу тебя домой, а потом отвезу Сани, — ответил Ральф. — Идем.

Мобиль ждал нас на стоянке. Мы с Элис забрались в тепло салона, муж сел за руль. И только тогда Элис спросила:

— А чего хотела Инга?

— Думаю, просто потрепать нам нервы, — ответила я. — И похвастаться мужем. Ральф, ты его знаешь?

— Слышал о нем, — отозвался муж. — На данный момент этот Лейвер — один из самых влиятельных людей в Иргене среди преступного мира. Значит, Инга мне солгала, что вышла замуж за одного из клиентов. Арка я точно никогда не видел.

— Зачем ей было лгать?

— Кто её знает? — Ральф пожал плечами. — Но что-то она начинает часто мелькать в поле зрения. Мне это не нравится.

Знал бы он, насколько часто. Но я промолчала, не стала тревожить. Пусть не беспокоится раньше времени. В салоне мобиля воцарилась тишина. Элис, наверняка, снова прокручивала в голове выставку, я думала об Инге. О чем задумался Ральф, оставалось только догадываться. Мы свернули к дому Скайденов — и вдруг мобиль резко остановился. Я сразу поняла, почему — дом утопал во мраке. Ни фонарей у ворот, ни света в окнах. Только сама тьма.

Глава 26

— Что происходит? — Голос Элис прозвучал, будто шелест. — Почему так темно?

— Может, перебои с магией? — предположила я, чтобы её успокоить, но уже понимала, что это не так. Дом оснащен магическими светильниками нового образца. Они не могли просто взять и погаснуть разом.

— Оставайтесь здесь, — обернулся Ральф и выскользнул из мобиля.

Что значит — оставайтесь здесь? Я тут же ринулась за ним. Хлопнула дверца — Элис следовала за нами.

— Я же просил…

— Там мои дети! — Элис едва дышала.

Не только её. Алекс тоже там. Нас ждут? Пугают? Что произошло? Надо быть осторожными. Но Элис побежала вперед — я даже остановить её не успела.

— Эл, стой! — Ральф перехватил её у ворот. — Держись за мной, слышишь? Там может быть ловушка.

Элис его не слышала. Она вырывалась, но Ральф держал крепко. Я призвала пульсар, готовая выпустить его в любого, кто попадется по пути. Никто не попался. Охрана будто вымерла. Мы дошли до крыльца в гробовом молчании, и Ральф толкнул дверь. Она открылась со скрипом. Моя магия едва освещала темный холл, но тело на лестнице я заметила сразу. Это была няня мальчиков. Кинулась к ней — женщина лежала на ступеньках, запрокинув голову.

— Она что… — просипела Элис.

— Жива, под заклятием, — резко перебил её Ральф. — Не моя специфика.

Он обошел неподвижную женщину и медленно двинулся вверх по ступенькам. Я и на шаг не отставала — оружия у мужа с собой не было. Случись что, защищаться будет нечем. Мы свернули в коридор второго этажа. Я по-прежнему освещала путь пульсаром.

— Погаси, нас слишком видно, — шепнул Ральф.

Я убрала магию — глаза уже привыкли к темноте и различали хоть что-то. Первой была дверь детской. Ральф распахнул её. В окно лился лунный свет. Пусто. Разбросанные игрушки на полу, сброшенная кем-то подушка. И ни следа Дэна и Эша. Глухо всхлипнула Элис, которая кралась за нами все это время.

— Тише. — Ральф осторожно привлек её к себе, прикрывая от возможного удара. — Не отходи ни на шаг.

Элис кивнула, вцепилась в его руку. А я готова была в любую минуту атаковать того, кто может нас поджидать. Ральф вернулся в коридор, открыл дверь в комнату Алекса. Здесь царил бедлам. Лежало на боку кресло, рассыпалась мятыми страницами старая книга. Ал! Где же ты?

— Где мои дети? — шептала Элис. — Ральф, пожалуйста!

— Сейчас. — Муж остановился, будто проверяя что-то. — Нет, никого в доме не чувствую. Кто бы это ни был, он ушел. Только нянька и кто-то на кухне. Наверное, Марго, но тоже под заклинанием.

Элис трясло. Я сама держалась на ногах усилием воли и осознанием, что на мне — защита. А Ральф на мгновение прикрыл глаза.

— Что ты делаешь? — Голос Элис звучал жалобно.

— Пытаюсь нащупать браслеты. В них маячки, — глухо ответил муж — и вдруг открыл глаза. — За мной!

Он ринулся куда-то вглубь дома, на первый этаж. Туда, где находились комнаты Эберта. Распахнул двери кабинета. Там стоял большой книжный шкаф. За стеклом прятались многочисленные книги по техномагии, нижняя часть была плотно закрыта дверцами. Я заметила, как много на столе бумаг, учитывая, что Эб в больнице. Почему Элис их не убрала? Или Марго? А Ральф уже присел перед шкафом, прикоснулся к деревянным дверцам. Вспыхнула защита — и эту магию я тоже узнала. Радужные переливы. Алекс. Вспыхнула — и осыпалась, давая открыть дверцы шкафа. Внутри книг не было. Зато мирно спали Дэн и Эш. Элис вскрикнула и бросилась к детям.

— Тише, — перехватил её Ральф. — Дай мне снять заклинания.

Он осторожно передал несчастной матери Дэна, затем переложил на диван Эша и провел руками над его головой. Тот сонно открыл глаза, заозирался.

— Мама? Мамочка! — кинулся к Элис, пока Ральф так же будил Дэна.

— Родной мой, хороший. — Элис сгребла в охапку и старшего сына. — Все в порядке?

Вместо ответа Эш заревел. Дэн, услышав, что брат плачет, заревел тоже.

— А ну цыц! — прикрикнул на них Ральф. — Что случилось? Кто здесь был?

— Мы играли, — сквозь слезы, глотая половину звуков, объяснял Эш. — А потом Ал сказал, что надо сыграть в прятки, и отвел нас сюда. Сказал, чтобы забрались в шкаф, и мы уснули.

— Где же тогда он сам? — На лицо Ральфа было страшно смотреть. Я была уверена, он старается нащупать магию сына — и не находит её. Был ли у Алекса такой браслет, как у мальчиков? Судя по всему, нет.

— Ал просил сказать тебе. — Эш выбрался из объятий плачущей Элис и подергал Ральфа за рукав. — Авернор.

— Авернор? Ты уверен? — Ральф схватил мальчика за плечи.

— Да, Авернор.

Я знала этот район. Там, в основном, не было жилых домов, только склады и гаражи. Может ли быть, что Алекс знал, куда его заберут? Почему он нам ничего не сказал? Я же видела, в каком состоянии он проснулся ночью, когда чуть не снес книжные полки Роберта. Его всего трясло. Попыталась выспросить, но Алекс просил одного — отвезти его к отцу. Почему не сказал? Почему?

Ральф вылетел из комнаты.

— Вызови полицию, — сказала я Элис и бросилась за мужем.

Мгновение спустя мы уже были в мобиле. Ральф гнал так, что у меня заложило уши от гула, но я его не останавливала. Внутри что-то обрывалось, раз за разом. Как мы могли это допустить? Почему проглядели? И проглядели ли… Ведь появились откуда-то браслеты на руках сыновей Элис. Эб и Ральф знали? Может ли быть? Нет, они бы сказали Элис. Никак иначе.

Этими мыслями пыталась отвлечься от главной. Алекс. Где же ты, родной мой? Только дождись нас, и я там все разнесу! В порошок сотру любого. В висках стучало. Я так сжимала руки в кулаки, что побелели костяшки пальцев. Каково тогда Ральфу? Он, казалось, превратился в ледяную статую. Я никогда не видела его таким — абсолютно бесстрастное лицо, только жуткий прищур глаз. В том, что там никого не останется в живых, я даже не сомневалась. Он за сына голыми руками уничтожит кого угодно.

Наконец, мобиль остановился на въезде в Авернор. Перед нами потянулись длинные ряды складов. Ни души…

— Район большой, разделимся, — сказал Ральф. Рванул на себя бардачок, и из него высыпалась какая-то мелочевка. Я даже не успела увидеть, что. Зато там нашелся пистолет. А я-то думала, что ничего нет.

— Послушай, ты ведь не боевой маг, и…

Только кто меня слушал? Ральф тенью выскользнул из мобиля и двинулся в сторону складов. Легко и бесшумно. Я успела забыть, кем на самом деле являлся мой муж. И почти не помнила его таким. От этого становилось страшно — как если бы вместо кого-то родного и любимого вдруг увидела перед собой абсолютно чужого человека.

Что ж, хорошо, разделимся. Сама свернула в другую сторону, стараясь держаться в тени складов и заборов. И почему я не поисковик? Хотя, если силу Алекса не может почувствовать родной отец, что тогда говорить мне? Но и Ральф поисковиком не был. Надо было связаться с Дэном, надо было…

Тихий шелест привлек мое внимание. Я затаилась и аккуратно двинулась в ту сторону, стараясь ничем не выдать своего присутствия. Это могло быть что угодно — ночная птица или бродячий пес, но нужно проверить. Добралась до угла, замерла на мгновение — и вылетела на соседнюю улицу, сверкая пульсаром.

На мгновение ослепила чужая магия — взметнулись чьи-то защитные заклинания. А потом вдруг услышала растерянный голос:

— Сани?

— Алекс? — Худенький парнишка передо мной начал обретать реальные очертания. — Алекс!

Кинулась к нему, сгребла в охапку, прижимая к себе.

— Ал, родной мой, хороший, — гладила непослушные волосы. — Живой.

Его трясло. Эта дрожь передалась и мне — будто напряжение мигом отступило, и осталась только слабость в коленях. Алекс вцепился в меня так крепко, будто кто-то пытался забрать.

— Тише, тише, — шептала ему на ухо. — Все хорошо, успокойся, котенок. Я с тобой.

— Я убил их, Сани. Кажется, я их убил… — долетел едва слышный ответ.

— Кого? — Осторожно отстранилась, заглянула в лицо. Сейчас Ал как никогда напоминал отца — такого, каким я видела Ральфа в мобиле. Будто разом выбили жизнь, и осталась только маска.

— Похитителей.

В глазах Алекса застыл ужас. Не от того, что кто-то ворвался в дом и притащил его сюда, а оттого, что он мог причинить кому-то вред. Бедный мой мальчик.

— Где это произошло? Я взгляну.

— Нет, Сани, нет! — Он снова вцепился в мою руку. — Не надо, не ходи!

— Ал, надо проверить, убедиться. Просто скажи, где.

— Я сам проведу.

Я крепко сжала его ледяные пальцы. Шаг, еще шаг. Алекс шел медленно, будто во сне. А я с ума сходила от страха — выдержит ли он? В его возрасте так просто сорваться. Мы свернули за угол. Все, что я увидела — огромную площадку для разгрузки тягловых мобилей. Вот только поверхность её будто была вспахана во все стороны. Тут и там виднелись капельки крови, и — ни одного трупа.

— Видишь? Здесь никого нет, — попыталась достучаться до Алекса. — Значит, живы.

Только я не знала, что было лучше. Раз живы, могут вернуться. Неведомые люди, которые похищают детей. Картинка в голове как-то пока не складывалась. Перепаханный грунт, следы на стенах ближайших гаражей…

— Ал, это боевая магия? — спросила осторожно.

— Кажется, да, — ответил он устало. — Сани, где папа?

— Здесь, рядом.

— Отведи меня к нему, пожалуйста.

А ведь и преступники все еще оставались где-то поблизости. Ральф там, один. Сердце пропустило удар. Я нащупала в кармане кристалл связи и произнесла:

— Ральф Колден.

Тишина… Когда уже не думала, что ответит, раздалось:

— Слушаю.

— Ральф, я нашла Алекса. Встречаемся у мобиля, — протараторила почти скороговоркой.

— Иду.

— Пойдем, котенок, — увлекла Алекса за собой. Да, ему сейчас нужна не я, а Ральф. Его отец, нерушимый, как скала. Единственный, кто справляется с его внутренними демонами, потому что слишком хорошо с ними знаком.

Ал будто не видел дороги. Шел туда, куда я вела. Пару раз споткнулся и не упал только потому, что я держала, пока впереди не замаячил черный мобиль и фигура перед ним. Тогда Алекс сорвался на бег, подлетел к Ральфу, вцепился в его рубашку.

— Папа, папочка…

— Тише, все хорошо. — Ральф крепко прижал к себе сына. Судя по тому, как вздрагивали плечи Алекса, он беззвучно плакал. Я обняла их обоих — своих любимых парней, за каждого из которых готова была умереть. Не знаю, сколько мы так стояли. Минуту? Десять? Ральф первым выпустил Алекса, потрепал по голове, успокаивая. А я уже не могла говорить, потому что самой хотелось разрыдаться, но сейчас было нельзя. Нужно сначала вернуться домой.

— Здесь никого нет. — Муж обернулся ко мне. — Пусть считают, что им повезло. Садитесь в мобиль.

Мы с Алексом забрались на заднее сидение. Я обняла Ала — он все еще дрожал. Мобиль заурчал — и двинулся с места, отрезая нас от Авернора. И только тогда решилась спросить:

— Алекс, милый мой, что случилось?

Он глубоко вдохнул воздух — видно, говорить было непросто.

— Дымоход. Пап, как я мог забыть про дымоход?

— Мы оба забыли, — чуть обернулся Ральф. Вот с кем не мешало бы поговорить. Меня пугало выражение его лица.

— Они как-то через дымоход отключили систему защиты. Я почувствовал, что что-то не так — потому что расплелись мои заклинания. Схватил детей и отвел в кабинет Эберта, потому что там их не стали бы искать. Спрятал, навесил защиту, а потом вернулся.

— Возвращался зачем? — Ральф спрашивал сурово, но я понимала — для него это тоже способ не сорваться.

— Чтобы увести их из дома. Им же не я был нужен, а Эш и Дэн. Они спрашивали, а я сказал, что они у дедушки. Тогда они забрали меня, думали еще что-то узнать, наверное. Я не стал сопротивляться — мне надо было, чтобы они ушли. А здесь… Здесь сорвался. Испугался, и…

Алекс закрыл лицо руками. Я снова прижала его к себе. В первый раз причинять кому-то вред страшно. Я до сих пор помнила, как впервые ранила магией человека. И впервые убила.

— Чем ты их приложил? — спросила тихо.

— Не знаю, заклинание возникло само. Просто сорвалось с рук, и все.

— Боевая магия? — глухо спросил Ральф.

— Да, — ответила я. — Условия подходящие — сильный стресс, угроза для жизни.

Моя собственная магия проснулась, когда чуть не утонула. Меня спасли братья, еле успели. Вот и для Алекса все сложилось нужным образом. Так всегда бывает, магия ищет выхода.

— Почему ты не сказал? Почему не сказал, что сегодня? — слова Ральфа походили на допрос. — Ты же знал!

— Я не был уверен.

— Алекс!

— Это все равно бы случилось, папа. И лучше так.

Ал закрыл глаза, откинул голову на спинку сидения и замер.

— Что им было нужно? — спросила тихо.

— Думаю, напугать вас. Если бы не напугать, они бы искали детей до последнего. А так торопились, взяли, кого нашли. Я не видел лиц, да и между собой они почти не говорили. Дома все хорошо?

— Да, — заверила его я. — Не беспокойся.

В салоне воцарилась тишина. Слышно было только, как гудит мобиль, проносясь через сонный город. Я не знала, что делать. Понятия не имела, кто это может быть. Покушение на Эберта, проникновение в дом, похищение детей. Что это все значит? Кому перешел дорогу Эб?

Мобиль остановился. Мы уже приехали? Сейчас дом Скайденов сиял огнями. Во дворе суетились какие-то люди. Значит, Элис послушала меня и вызвала полицию. Мы выбрались из мобиля и пошли к дому. Я знала процедуру полиции — сейчас нас засыплют вопросами. Но откуда-то из полумрака к нам шагнул Дэн.

— Вернулись? Слава богам, — пробормотал мой бывший начальник. — Алекс, ты как?

— В порядке.

Ал и правда взял себя в руки. Я всегда поражалась его самообладанию — даже мне до него было далеко, после стольких лет в полиции.

— Преступники?

— Сбежали.

— Полиции бы поработать на месте, там осталась кровь, может, найдут, — сказала я. — Только опять тащить туда Алекса…

— Не стоит, — согласился Дэн. — Расскажи мне, как его найти. Мы сами съездим. Все вопросы подождут до завтра.

Дэн увлек меня в сторону, а Ральф остался с сыном. Я вкратце пересказала Скайдену все, что слышала от Ала, и описала, где найти место преступления. Тот только кивал головой.

— Отдыхайте, — сказал, наконец. — Присмотри за своими мальчиками, чтобы не натворили дел. И если что, я на связи.

— Спасибо, — ответила я и поспешила обратно к Ральфу и Алу.

На обоих было страшно смотреть. Осторожно перехватила руку Алекса, тот прижался ближе. Да уж, ну и ночка выдалась. Дэн прав, все вопросы — завтра, потому что сегодня нам всем надо успокоиться и отдохнуть.

— Идем в дом, холодно, — сказала тихо.

Мы уже почти дошли до двери, когда навстречу вылетела Элис.

— Алекс! — Кинулась к нам. — Слава богам, живой.

И обняла так крепко, что, уверена, Ал едва не задохнулся. Вот Элис не скупилась на эмоции. Она вовсю поливала Алекса слезами, что-то спрашивала. А я никак не могла прийти в себя — как и Ральф. Только стояла рядом с мужем и не знала, что сказать или сделать, чтобы ему стало легче. А еще крепла уверенность — Ральф найдет тех, кто посмел похитить его сына. Найдет и размелет в порошок.

— Идем. — Элис увлекла нас в дом. — Я уложила малышей. С трудом, конечно, но получилось. С нянькой и Марго все в порядке, отпустила их по домам, но Марго все равно осталась, сидит с детьми. А няньку, наверное, новую искать придется.

Что ж, у Элис была своя защита от стресса. Но я видела, как дрожат её руки. Она едва справлялась с эмоциями. Как взрывчатка — чиркни спичкой, и громыхнет.

— Ал, может, будешь чай? — Хлопотала она вокруг Алекса. — Согреешься. И расскажешь, что случилось.

Алекс покосился на меня. Понятно, второй раз он ничего рассказывать не станет.

— Я лучше пойду к себе, — пробормотал сбивчиво и двинулся к лестнице. Ральф пошел за ним. Вот и хорошо, муж позаботится, чтобы Алекс спокойно уснул. Ему надо было отдохнуть, хоть немного. Потому что вот такая реакция — это страшно. Невозможно все время держать эмоции в себе, особенно когда тебе пятнадцать.

— Я, наверное, с ума сойду, — прошептала Элис, сжимая пальцами виски.

— Все будет хорошо. — Я обняла подругу. — Мы обязательно выясним, кому понадобилось проникать в ваш дом.

— Как-то все навалилось, Сани. Авария, презентация. Похищение, или что это вообще было. Кто-то будто специально выбивает почву из-под ног, тебе не кажется?

— Возможно. — Сложно было не согласиться. — Как думаешь, кто это может быть?

— Я не знаю. — Элис растерянно пожала плечами. — Я уже ничего не знаю, Сани. Но если бы хотя бы волосинка упала с головы Эша или Дэна, я бы не пережила. Даже не знаю, как Эберту об этом сказать. Просто жутко. Ему и так тяжело, еще и это…

На лестнице снова появился Ральф. Он, вроде бы, немного успокоился — по крайне мере, перестал напоминать убийцу и снова стал похож на себя самого.

— Как Алекс? — Я шагнула ему навстречу.

— Спит, я применил заклинание. — Голос мужа звучал глухо. — Если еще кому-то нужно помочь уснуть, обращайтесь.

— Я ложиться не буду. — Элис покачала головой.

— Зря, день был тяжелый, и ночь тоже.

— Госпожа Скайден, — послышался голос какого-то парнишки из полиции, — к вам тут курьер.

Курьер? Посреди ночи? Я инстинктивно закрыла Элис спиной. А Ральф уже шел к входной двери, у которой мялся перепуганный посыльный с конвертом в руках.

— Вот, просили срочно доставить прямо сейчас, — пробормотал он. — Лично для госпожи Скайден.

Ральф забрал конверт из его рук, и курьер малодушно сбежал, даже забыв, чтобы Элис расписалась в бумагах.

— Давайте открою я, — сказал полицейский.

— Не надо, я сам, — осадил его муж и понес конверт в гостиную.

Он опустил бумагу на стол и провел над ней рукой.

— Никаких заклинаний, — вынес вердикт. — Только бумага внутри. Открываю.

Мы с Элис пытались заглянуть через его плечо, но Ральф не подпускал нас близко. Он аккуратно открыл конверт и вынул из него тонкую карточку. Нахмурился и закусил губу.

— Что там? — Элис, наконец, удалось забрать карточку из его рук. Теперь я тоже видела строчки, написанные крупным мужским почерком: «Я не забывал о тебе ни на минуту, любовь моя».

Элис перевернула карточку. Это был её портрет, только на месте глаз — следы от окурка либо еще чего-нибудь горящего, выжженные черные провалы.

— Рик Торнот, — слетело с её губ.

О Торноте я была наслышана, хоть никогда не встречались лично. Насколько мне было известно, когда-то между ним и Элис были отношения. Но в результате подруга каким-то образом познакомилась с Эбертом через моего мужа. В подробности никто не вдавался, только я видела, что Элис едва стоит на ногах.

— Ты знал. — Резко обернулась она к Ральфу. — Знал — и ничего мне не сказал. Когда его выпустили?

— Когда я приехал в Ирген, — тихо ответил мой муж.

— Почему? — Элис смяла карточку в руке. — Почему ни ты, ни Эберт… Вы должны были!

— Мышка, тебе стало бы легче, если бы ты все время ожидала удара в спину? — Ральф говорил спокойно, но я видела, что спокойствие — напускное, и готова была вмешаться в любую минуту.

— Я была бы готова! — Элис перешла на крик. — Подожди… Браслеты! Вы и об этом знали! Откуда?

— От Алекса.

Я замерла. И Ральф ничего никому не сказал? Ладно сам Алекс — он вообще не говорит, что видит во сне, если не заставить. Но Ральф! Элис же мать, она имела право защитить своих детей. А если бы их похитили? Если бы Ал не смог их спрятать? Да что же за мужчины такие!

— Ну, Ральф, от тебя я такого не ожидала. — Лицо Элис исказилось от плохо скрываемой обиды и гнева. — Думала, мы друзья.

— Мы друзья, Эл.

— Да что ты говоришь! А нормально, что я понятия не имею, что какая-то тварь хочет забрать у меня детей? Конечно, если бы речь шла о твоем сыне…

— Речь и шла о моем сыне, Элис.

Похоже, сейчас будет буря. Ральф, конечно, редко срывался, но если уж срывался, стоило куда-нибудь исчезнуть, и, желательно, быстро. Но и Элис рвалась в бой. Я её понимала. Если бы мне не сказали, что мой ребенок в опасности, размолола бы всех в порошок.

— Что ты на меня так смотришь? — Она замерла перед Ральфом. — Думаешь, я тебя боюсь? Не тут-то было! Просто ответь мне, кто дал право за меня решать, нужно ли мне знать о возвращении Рика или нет. Это меня он продал в бордель. Это меня он собирался убить. Так какого демона, Ральф Колден?

— Угомонись, Элис, или…

— Что? Какие еще варианты придут тебе в голову?

— Знаешь, что? — Ральф начал говорить тише, но это был тот случай, когда лучше бы кричал. — Я не принимал это решение один. Можешь прямо сейчас поехать в больницу к своему мужу и спросить, почему он не хотел, чтобы ты знала про Рика. Почему решил не волновать, а просто заказал браслеты с маячками. А на меня повышать голос не советую. Да, я ничего тебе не сделаю, потому что ты — жена моего друга. Но лучше не стоит, Элис Скайден.

— А я и спрошу у Эберта. — Элис тоже не собиралась отступать. — Завтра же, когда поеду в больницу. Но если ты вдруг ослеп, его здесь нет. Зато меня чуть не лишили сыновей. Как вы могли?

И Элис залилась слезами. Я не знала, что делать. Мысленно была на стороне подруги — Элис была права. Нельзя было молчать. Но если вмешаюсь, станет только хуже.

— Что? — Ральф обернулся, почувствовав мой взгляд. — Тоже начнешь обвинять меня во всех грехах? Начинай. Хотя, ты уже это сделала, я и забыл.

— Успокойся. — Шагнула к нему. — Давайте вы оба отдохнете, а завтра на свежую голову…

— Не беспокойся, Эл. Как только Эб вернется из больницы, — Ральф не дал мне договорить, — я не оскверню ваш дом своим присутствием.

— Не перекручивай! — взорвалась Элис. — Я что, тебя выгоняла?

— Я не стану дожидаться, когда ты это сделаешь.

— Что здесь происходит?

Я обернулась. В дверях стоял Эберт. Часть бинтов еще не сняли, и я готова была поклясться, что в больнице понятия не имеют, куда подевался их пациент.

— Эб! — Элис кинулась ему на шею.

— Тише, тише. — Он прижал жену к себе. — Все хорошо, я здесь.

Ральф развернулся и вылетел из комнаты. Я помчалась за ним, догнала почти на вершине лестницы. Не знала, что собираюсь делать или говорить, но не могла оставить в таком состоянии. Муж толкнул двери своей спальни — и, кажется, только меня заметил.

— Уходи, — сказал тихо.

— Не хочу. — Уж сейчас-то я точно никуда не собиралась. Вошла за ним, вспыхнули магические светильники. Ральф замер у окна, потер руками виски, прислонился лбом к стеклу. Эта ночь дорого стоила всем нам. Я подошла ближе, замерла за его спиной, опустила руки на плечи.

— Уходи.

— Ральф, посмотри на меня, — попросила я.

— Не желаю.

— Ральф?

Он все-таки обернулся. Пустой, безжизненный взгляд.

— Тебе надо отдохнуть, — погладила его по щеке. — Ложись спать, хорошо? Хочешь, я останусь?

— Нет.

— Почему?

— Мне не нужна твоя жалость, Сани. И милость твоя не нужна. Могу сказать только одно — я не буду больше ждать. У тебя есть время до начала недели, чтобы решить — или ты возвращаешься ко мне, и я забываю о нашей ссоре, или уходишь, но тогда мы больше не увидимся. Я не могу все время разрываться на части. Не хочу больше, слышишь? Так что решай. Только подумай хорошенько. А теперь иди. Утром я уеду, вернусь, скорее всего, в воскресенье, если успею.

— Куда ты поедешь? — Я боялась сделать хотя бы шаг из комнаты.

— Искать свою мать.

— Может, сейчас не стоит…

— Как раз сейчас и стоит, Сани. Буду ждать твоего решения.

Я неловко обняла его, понимая, что в данную минуту любые попытки достучаться будут бесполезными. Ральф не слышал никого и не желал слышать. Лучше действительно дать ему успокоиться и поговорить, когда эмоции остынут.

— Будь осторожен, хорошо? — Коснулась поцелуем уголка губ. — Увидимся.

И вышла из комнаты. На сердце было жутко. Заглянула к Алексу — он спал, у изголовья светилась едва заметная печать. Главное, что мы его нашли. И я лично сделаю все, чтобы из-под земли достать того, кто напал на мою семью.

— Спокойной ночи, — прошептала в тишину комнаты.

На первом этаже уже никого не было. Большая часть полицейских уехала вместе с Дэном. Пара ребят осталась на воротах, чтобы не было больше неожиданностей. Видимо, Дэн попросил. Мне было страшно, очень страшно. Запоздало волнами накатывал ужас, и я выстукивала зубами дробь. Надо ехать домой. И Ральф прав, хватит бегать друг от друга. Надо, наконец, принять хоть какое-то решение.

Глава 27

Ральф

Когда я вывел из гаража мобиль, едва начинало светать. Ощущения были такие, что накануне этим мобилем по мне проехались раза так три. Запоздало заметил, что всякая мелочевка из бардачка по-прежнему рассыпана в салоне. Среди неё — часы Ричарда Эверетта. Надо же, Сандра их не заметила. Но сейчас мне было все равно. Внутри будто кто-то отключил все чувства. Иначе я бы сошел с ума. Надо просто закончить эту эпопею с поисками родственников и найти тех, кто посмел похитить моего сына. Найти — и сделать так, чтобы они пожалели, что родились на свет.

Я собрал с пола разлетевшиеся предметы, вернул их на место и уже думал садиться за руль, когда распахнулась входная дверь, и на пороге появился вовсю зевающий Алекс с рюкзаком в руках.

— А ты куда собрался?

Я был уверен, что сын проспит еще минимум часа два.

— С тобой.

Ал забросил рюкзак на заднее сидение, а сам занял переднее. Что значит — со мной? Вот уж он точно не должен становиться свидетелем моего разговора с возможной мамашей.

— Слушай, ты бы лучше остался дома. Отдохнул, — попытался вразумить сына, но Алекс уже привычно свернулся на сидении и закрыл глаза. Мол, делай, что хочешь, а я тут сплю. И как это понимать?

Я так и стоял у мобиля, когда сын открыл глаза.

— Я еду с тобой, — сказал упрямо. — Это и мои родственники тоже.

И вот что с ним делать? Зная Алекса, я ожидал, что он теперь носу из дома не покажет. Но прогадал, поэтому пришлось садиться за руль.

— Ехать далеко, — предупредил его.

— В какой город?

— Айнсберг.

— Не слышал о таком.

— Часов восемь отсюда будет. Может, чуть больше, так что еще не поздно передумать.

Ал пожал плечами и снова закрыл глаза. Понятно, передумывать никто не собирается. Мобиль плавно приподнялся над поверхностью и поплыл к воротам. Уже выехав за пределы города, добавил скорости, но не так много, как когда ездил один. За себя никогда не боялся, а вот за Алекса было страшно. О том, что произошло накануне, я старался не думать. Не думать, и все тут. Сын рядом, цел и невредим. Поговорить бы с ним.

— Ал.

— Что? — Алекс открыл глаза.

— Ты в порядке?

А что еще спросить? Я даже сейчас, полтора года спустя, не всегда знал, как к нему подступиться. Если он хотел, сам заговаривал, о чем надо. А не хотел — клещами слова не вытянешь.

— В порядке, пап, не переживай.

И что дальше? Особенно мне нравится его «не переживай». И кто из нас отец, кто — сын?

— Пап, а тебе когда-нибудь приходилось кого-нибудь убивать?

Я чуть не выпустил руль из рук. Покосился на Алекса — он спрашивал совершенно серьезно. Вспомнилась стычка между нами с Сани и магами Файмена. Тогда я уложил несколько человек. Единственный раз, когда марал руки в чужой крови. Да, в рамках бизнеса приходилось и избавляться от конкурентов, и ставить на место особо зарвавшихся, но для этого у меня были специально обученные люди, а размышлять о их судьбах было некогда и незачем.

— Да, приходилось.

Ему я врать не стану. Все равно рано или поздно правда всплывет. Так всегда происходит, да и Ал знает, что я не святой.

— И тебе не страшно?

— Нет.

Страшно мне не было. Я боялся за родных людей. Остальным было плевать на меня. Почему мне должно быть дело до них?

— А мне страшно.

Мобиль я все-таки остановил.

— Ты что имеешь в виду? — спросил осторожно.

— Вчера я был уверен, что убил кого-то из них. Сани говорит, нет трупов — значит, живы, но мне безумно жутко.

— Как ты мог кого-то убить? — Мне тоже стало жутко. Мой сын — не я, ему не так просто будет с этим смириться.

— Боевой магией, пап.

— Сани права, — сказал Алексу. — Скорее всего, ты сильно приложил нападавших, оглушил. Такое бывает. Если бы убил кого-то, тела остались бы на месте. Их бы не успели спрятать. Поэтому не выдумывай.

— Уверен?

Что поделаешь? Для Алекса я был истиной в последней инстанции.

— Уверен. — Снова завел мобиль. — Лучше расскажи, как так получилось, что ты вдруг использовал боевую магию?

— А нечего было плохо о тебе говорить.

Нет, я так точно куда-нибудь врежусь! Это что получается? Алекс спокойно увел из дома похитителей, поехал с ними, но когда те раскрыли рот в мою сторону — чуть не прибил? Похоже, это не последний сюрприз, который меня ждет.

— И что же они сказали?

— Что ты — мерзавец и ублюдок.

Не так далеки от истины, если разобраться. Но тогда получается, что похитители прекрасно меня знают, и Алекса с собой потащили не случайно. Отомстить, припугнуть… Что именно?

— Ал, если ты будешь швыряться магией в каждого, кто скажет обо мне дурно, мы лишимся всего населения Иргена.

— Я знаю, это вышло случайно. И раньше этой магии не было. Просто разозлился, испугался, и…

— Главное, что все хорошо закончилось. Постарайся забыть, они того не стоят.

— Но ты же понимаешь, что они вернутся?

Понимал ли я? Конечно. Вернутся, в этом не было сомнений. Кто-то целенаправленно действовал против Ская и Элис. Хотя, почему кто-то? Я же видел записку. Рик Торнот. Только у Торнота кишка тонка действовать в одиночку. Значит, у него есть сообщники. Может ли быть, что это Инга вытащила Рика из тюрьмы? Мысль казалась абсурдной, но я готов был поверить во что угодно. Слишком странным казалось появление бывшей любовницы и старого врага. Но кто за ними стоит? Муж Инги? Я ничего не знал об Арке Лейвере. Откуда он взялся? Почему так стремительно взлетел?

— Тебе больше ничего не снилось? — вместо ответа спросил у Алекса.

— Пока нет.

— Приснится — скажи. Я хочу знать, чего ждать.

Ал замолчал. Ему приходилось непросто. Я это понимал, и ничего не мог поделать. У самого внутри царил полнейший разброд. Надо обязательно найти, кто за этим стоит, иначе дело закончится плохо.

Когда впереди замелькали крыши Айнсберга, я был почти спокоен. Вчерашняя буря улеглась, а мать… Разве она мать мне? Так, посторонняя женщина, которую угораздило когда-то родить ненужного ей ребенка. Доехал до улицы Таймир, отыскал восьмой дом. Обычный такой домик, без особого достатка. На заборе грелся большой рыжий кот. Алекс тут же вылетел из мобиля и протянул к коту руки. Тот лениво разрешил себя погладить. Сын обожал животных, они платили ему тем же. Вот куплю дом, пусть заводит собаку, а то уже полгода просит. Я выбрался из мобиля и уставился на дом. Что ж, рискнем.

— Подожди здесь, — сказал Алексу.

— Можно с тобой? Я буду молчать.

— Ну, хорошо.

Вот что ему скажешь? Я толкнул скрипучую зеленую калитку. Вдоль выложенной камешками дорожки росли яркие петунии. Над козырьком двери вился виноград. Отыскал глазами дверной молоток и постучал. Видно, сюда, в Айнсберг, техномагия еще не дошла.

— Иду! — Послышался женский голос.

Сейчас я или получу ответы, или отправлюсь искать дальше. Дверь распахнулась, и на пороге, щурясь, замерла полноватая женщина в коричневом платье и сером переднике. Она пыталась прикрыть глаза рукой от слепящего солнца.

— Вам кого? — спросила она.

— Вы — Регина Стейнворт?

— Вот уже тридцать лет, как Регина Блейн.

Шестеренки в голове щелкнули. Перед глазами, словно наяву, встали заполненные чужим почерком листы досье. «Элис Блейн, родной город — Айнсберг». Нет, этого не может быть. Никак не может! Хотелось сбежать, но за моей спиной стоял сын. Мать Элис. Моя мать?

— Вы проходите. — Женщина отступила вглубь комнаты. — Наверное, хотите заказать что-то? Костюм, рубашка?

— Нет. — Я все-таки прошел за ней. Уже в маленькой прихожей она обернулась — и замерла. Побелела, как мел, и начала оседать на пол.

— Дэрил, — только и сорвалось с её губ.

— Спокойно. — Я подхватил её, провел в комнату и усадил на стул. — Я — не Дэрил, кем бы он ни был.

— Нет? — Регина разглядывала меня со смесью изумления и ужаса. — Одно лицо, только шрам…

Протянула руку, отдернула. Снова протянула — теперь отступил я. Мне не хотелось с ней разговаривать. Хотелось оказаться как можно дальше отсюда! От этой женщины с еще молодым лицом, от дома, города.

— Кто вы? — едва слышно спросила она.

— Мое имя вряд ли вам что-то скажет. Меня зовут Ральф. Ральф Колден. Так уж случилось, что я — ваш сын.

Регина глубоко вздохнула — и едва не уплыла в обморок, но взметнулась магия Алекса, удерживая его бабушку от падения. Она осоловело заморгала глазами, приходя в себя.

— Не беспокойтесь, — поторопился успокоить её. — Мне от вас ничего не нужно, только ответ на один вопрос: были ли в вашем роду люди, обладающие магией?

— В моем — нет, — ошарашено ответила Регина. — Они были в роду твоего отца.

И она закрыла лицо руками. Вздрогнули плечи. Но мне не было её жаль. Даже боли не было. Ничего. Просто посторонний человек.

— Тогда, думаю, вам придется рассказать, где его найти, — попытался подвести Регину к нужной мне информации.

— Садитесь. — Она убрала руки от лица. — Я расскажу.

Что ж, послушаем. Я присел на стул, Алекс тут же примостился рядом на какой-то табуретке. Ощутил прикосновение его магии — проверяет, в порядке ли я? В полном. Ожидал худшего. Изучал лицо Регины. Элис была на неё похожа, но выглядела более живой, утонченной, подвижной. Она как-то упоминала, что с матерью не общается. Значит, и с дочерью у Регины отношения не сложились. Тогда чему я удивляюсь?

— Вашего… Твоего отца звали Дэрил Клеменс, — наконец, заговорила Регина. — Мы познакомились, когда мне было восемнадцать, а Дэрил был на год меня старше. Их семья жила на другом конце страны, а он на лето приехал к тетке. У них был дом на окраине Айнсберга, сейчас там никто не живет. Мы начали встречаться, но Дэрил сразу говорил, что его родители будут против нашего брака. Его отец занимал высокий пост в правительстве. Вообще, Клеменсы всегда были у власти из-за сильной магии. Думаю, ты мог о них слышать.

Да, фамилия была на слуху. Вроде бы, кто-то из Клеменсов возглавлял департамент образования, если не изменяла память. Я был далек от этого.

— Какая магия была у Дэрила? — спросил я.

— Целительская. Он говорил, что это — основной вид магии для его семьи, но случались и исключения. Его дед был универсальным магом, двадцать лет занимал пост верховного мага страны. Сам понимаешь, какая это силища.

Понимал. Рядом со мной сидел такой же универсальный маг. Тихо, как мышь, чтобы не помешать.

— Я все равно верила, что мы поженимся. — Регина смахнула слезы. — А когда забеременела, Дэрил сказал, что поедет к матери, расскажет ей, и она должна будет согласиться на брак. Он уехал — и назад не вернулся. Сначала думала, он меня бросил, а потом узнала, что во время обратного пути Дэрила убили. Кто-то из врагов его деда. Тогда я сама написала его матери, рассказала о своей беременности, а в ответ получила письмо из нескольких предложений, в котором она называла меня продажной девкой и требовала никогда больше не попадаться ей на глаза. Когда я родила, моя мать сказала, что не будет тянуть меня и ребенка. Тогда я и…

Регина замолчала. Я тоже молчал. Мне нечего было ей сказать. Хотелось кричать, что она не имела права так распоряжаться моей жизнью. Что не нужно было беременеть только для того, чтобы затащить любовника под венец. Но слова оставались только в голове. Я готов был подняться и уйти, когда вдруг подскочил Алекс.

— Не понимаю!

Я обернулся — лицо сына искажала такая ярость, что мне стало жутко.

— Чего? — Регина растерянно моргнула.

— Вас, женщин, не понимаю. Зачем рожать ребенка, если он тебе не нужен?

— Ал, не надо, — попытался перехватить его. Это ведь была и его боль тоже.

— Надо, папа! Я просто хочу понять, почему? Если ты любила Дэрила, почему отказалась от его сына?

— Все просто, сокровище мое, — перебил сына. — Она его не любила.

— Что ты можешь знать? — Регина подскочила со стула.

— Более чем достаточно. Дэрил Клеменс, наверняка, был крупной рыбкой для сонного Айнсберга. Вот ты и решила заполучить его в мужья. А вместе с ним — деньги и титул. Но родители Дэрила были против, и тогда ты забеременела. Думала, чтобы прикрыть позор, они разрешат ему жениться. Видимо, не разрешили. А когда Дэрил погиб и мечты о сытой жизни рассыпались в прах, ты поняла, что ребенок тебе не нужен. Что может быть проще? Оставить на пороге детдома в десятиградусный мороз. Выживет — выживет, а сдохнет — туда и дорога!

Сам не заметил, как перешел на крик. Злость клокотала в груди, требовала выхода. Я едва сдерживался, чтобы не разнести тут все. А Регина наконец-то сбросила маску.

— Думаешь, мне было легко? — Уперлась кулаками в бока. — Мне было девятнадцать. Мать была прачкой, бабка — горничной. А я жить хотела! Жить, а не перебиваться с хлеба на воду. А Дэрил был красивый, восторженный. Он говорил о необыкновенных вещах, дарил мне подарки. Да, я хотела за него замуж. И любила! Но что мне было, умереть вместе с ним?

— Конечно, ты умирать не собиралась. Зато обрекла меня на смерть, а сама преспокойно вышла замуж. Только и с отцом Элис что-то не сложилось, правда?

— Откуда ты знаешь, как зовут мою дочь? — зачарованно спросила Регина.

— Потому что — вот ирония судьбы — она замужем за моим другом. Но тебя это уже никакой стороной не касается. В детском доме мне сказали, что приезжала бабушка. Как её звали? Где она живет?

— Старуха? — Регина на мгновение задумалась. — Да, она опомнилась лет через пятнадцать, когда муженек умер, и сама осталась одна. Приезжала, денег предлагала. А что я могла ей сказать? Что в последний раз видела тебя через пару дней после рождения? Дала адрес детского дома, где ты мог быть — и все. Зовут её Беата Клеменс. Когда в последний раз о ней слышала, карга была жива-здорова. Так и не смогла смириться, что её золотой мальчик выбрал такую плохую меня. А где живет? Откуда мне знать? Дэрил говорил, у них имение где-то в Даренфорде. Я там не была.

— Пап?

Голос Алекса напомнил, что мы с Региной не одни, иначе я бы сказал все, что о ней думаю. Наверное, я испугал сына, потому что зеркало на стене на мгновение отразило мое перекошенное лицо с усмешкой на губах. Так я и думал. Ничего нового. Ничего, что бы меня удивило.

— Что ж, не смею больше задерживать, — сказал, поднимаясь со стула. — Счастливо оставаться.

Окинул взглядом давно не видевшую ремонта комнату, закопченные стены. Достал из кармана бумажник и кинул на стол несколько мятых купюр — всю наличку, которая была с собой. Регина смотрела на меня, как на ядовитую змею, которая в любой момент укусит. Зато при виде денег глаза алчно зажглись.

— Прощай.

Переступил порог и ускорил шаг, чтобы как можно скорее оставить эту женщину с её ненавистью позади. Ал поспешил за мной. Забрался в мобиль и уставился в окно, напоминая сжатую пружину.

— Ты-то чего? — Растрепал темные волосы сына.

— Никогда не женюсь. Никогда.

— Почему? — Внезапно стало весело.

— Да потому! Что моя мать, что эта… Как так можно? Я все пытаюсь понять, и не могу. У меня в голове не укладывается.

— Это, скорее, исключения, сынок, — попытался его успокоить. — Не стоить мерить всех женщин по этим двум.

Хотя сам я тоже никогда не собирался влюбляться и уж тем более жениться. И в последние дни думалось, лучше бы так и оставалось. Было гораздо легче жить.

— Даже Сани, и та от нас ушла. — В голосе Алекса слышалась плохо скрываемая обида.

— Это моя вина, она здесь ни при чем. — Я завел мобиль, и он плавно поплыл в обратный путь. — Так что не злись. Да и с твоей матерью… Это я ведь её бросил.

— Да, только почему-то она обрадовалась, когда от меня избавилась. А ты принял.

— А что мне было делать?

— Да что угодно! Мало ли заведений, куда можно было сдать.

Я бы не смог. Тогда не смог, сейчас бы и подавно. Появление Алекса перевернуло мою жизнь, расшатало сами её устои. Но я никогда ни на минуту не пожалел, что он нашел в себе силы достучаться до меня и остаться в моем доме. Я бы не рискнул. Даже если бы знал, где живет моя мать, когда мы с Эбертом сбежали, ни за что не ступил бы к ней на порог.

— И когда мы поедем к прабабушке? — Сын аккуратно сменил тему.

— Далеко ехать, Ал. Придется вернуться в Ирген, это совсем в другой стороне. Но на днях обязательно, раз уж это магия рода Клеменсов.

Как ни странно, я думал, что буду чувствовать себя гораздо хуже. Но внутри было только привычное опустошение. Ничего больше. Злость — и та улеглась. Сколько таких Регин, которые мечтают о богатом муже и пытаются привязать его любыми способами? Не она первая, не она последняя.

Раздался сигнал кристалла связи.

— Да, — нащупал его под сидением.

— Ральф?

Повисла тишина. Кажется, я только что вляпался. Очень сильно вляпался, потому что кристалл в моей руке принадлежал Ричарду Эверетту.

— Да, а ты ждала кого-то другого? — Ум отчаянно искал выход из ситуации.

— Я вызывала своего напарника, Ричарда.

— Видно, какой-то сбой, — старался отвечать спокойно.

— Наверное. Извини, что побеспокоила. Ты уже в Иргене?

— Нет, еду. Буду только к утру.

— Понятно… Узнал что-нибудь?

— Да. Только давай при личной встрече.

— Хорошо, до свидания.

Кажется, жена поверила, что техномагия дала сбой. Слава богам! Иначе в Иргене меня бы ждала такая головомойка, что мало бы не показалось. А кристалл снова завибрировал. Я достал из бардачка часы и надел на руку, быстро щелкнул переключателем.

— Слушаю, — раздался голос Ричарда.

— Привет! Где ты пропал? — Конечно же, это была Сани.

— Прости, немного замотался. Дядю положили в больницу, поэтому не получится вырваться, езжу за лекарствами.

— Ничего страшного, я схожу к Тэду сама. Увидимся на работе.

— Будь осторожна.

— Конечно.

Убрал кристалл в бардачок. Думать надо головой! А не тем, чем я думал, когда его схватил.

— Бывает. — Алекс улыбнулся. — Главное, что Сани ничего не заподозрила.

— Боюсь, это ненадолго, — ответил сыну. — Что ж, возвращаемся в Ирген и постараемся в ближайшие дни навестить твою прабабку. Надеюсь, она жива.

Ал кивнул и уставился в окно. Я тоже старался не думать о плохом. Главное — узнать, что делать с его снами. Все остальное — пустяки. Как-то да будет.

Глава 28

Сандра

Этот день был соткан из странностей. Точнее, утро начиналось, как обычно. После вчерашних волнений едва поднялась с кровати, чтобы поехать на работу. Хотелось знать, как там Ральф, но связаться с ним не рискнула. Все еще помнила его слова, что при следующей встрече призовет меня к ответу. А что ему ответить? Что готова вернуться? Готова, но как смотреть в глаза? Чувствовала себя глупой, и никак иначе. Знала ведь, что нужна ему, а вместо этого подливала масла в огонь.

Как доехала до участка, помнила слабо. Сегодня я была одна. Ричард не выходил на связь, хоть мы и собирались навестить Тэда, ухажера последней жертвы Цветочника.

— А, госпожа Колден! — Встретил меня в коридоре Айвинг. — Эверетт передал вам документы?

— Да, конечно, — ответила я. — Что слышно о маге защиты?

— Будет в понедельник, если ничего не помешает. Кстати, Джейна заболела. Посидите сегодня в участке, займете её место.

Я? Место секретаря?

— У меня были другие планы, — ответила старшему следователю. — Нужно поговорить с возможным свидетелем, и…

— Госпожа Колден, вам не ясна задача? — Айвинг взглянул на меня так, что захотелось провалиться сквозь землю. — Сегодня вы займетесь документами. А с расследованием справятся и без вас. Если вдруг забыли, вы пока в качестве наблюдателя, а не основного следователя.

Захотелось вымыться от той грязи, в которую меня макнули лицом. Я развернулась и пошла к столу Джейны. Документы? Хорошо, пусть будут документы. Почему у меня такое чувство, что никто не заинтересован в поимке Цветочника? Только мы с Ричардом бьемся, как мотыльки о стекло. И бесполезно, бессмысленно. Увидеть мужа захотелось еще сильнее. Останавливало только то, что назад дороги не будет. Придется все начать сначала. Что же делать?

До обеда заполняла бумаги и сортировала их, записывала на кристаллы. Муторное, монотонное дело, от которого хотелось биться лбом об стол. А Ричард так и не связался со мной. Подумала — и вызвала его сама:

— Ричард Эверетт.

— Да, — неожиданно послышался из кристалла голос Ральфа.

В первую минуту я просто опешила. Как такое могло получиться? Но Ральф говорил спокойно. Видимо, действительно, какой-то магический сбой. Спросила, как он там, однако муж явно не хотел разговаривать, намекнув, что все вопросы смогу задать при личной встрече. Что ж, пусть так.

Со второго раза мне все-таки удалось попасть на Ричарда — увы, напарник был занят семейными проблемами. Значит, к Тэду придется ехать одной. И, как только начался обеденный перерыв, я села за руль мобиля. Ничего, жил он недалеко. Успею пообщаться и вернуться обратно.

И все-таки какая-то мысль не давала покоя. Я пыталась поймать её за хвост, но не выходило. Что же не так? Конечно, исключая странное поведение начальника. Он будто не был заинтересован в результате. Остальные работали, но нужно же еще координировать работу, давать указания, помогать. А я даже не могла получить консультацию у мага защиты. Кто-то тормозил расследование? Зачем?

Остановила мобиль у неказистого серого домика. Да, особо не приходилось надеяться на успех, но отработать надо все версии. Громко постучала — тишина. Никого нет дома? Зря только ехала. Постучала еще раз, теперь — в окно. Заметила, как дрогнули занавески на втором этаже. За мной кто-то наблюдал?

— Откройте! — крикнула я. — Полиция! Не откроете, я все равно войду.

Тишина. Что ж, я предупредила. На работе, конечно, не погладят по голове за использование магии без разрешения. Но что мне остается? На кончиках пальцев запульсировали всполохи магии. Замахнулась — и дверь открылась.

— Не надо! — вскрикнула худенькая девушка в мужской рубашке.

Убрала магию, вгляделась в лицо. Да это же она! Последняя жертва, Анжела Бури. Видела портреты в её доме.

— Госпожа Бури, я — Сандра Колден, следователь полиции Иргена, — представилась запоздало. — Можно войти?

Анжела отступила вглубь дома. Следом за ней я миновала короткий коридорчик и очутилась в маленькой гостиной. Только сейчас заметила, что девушка дрожит.

— Вы ведь понимаете, зачем я здесь? — спросила осторожно.

— Да. — Анжела кивнула. — Из-за того парня, который пытался меня похитить. Я знала, что рано или поздно полиция придет сюда. А сама к вам идти побоялась. И Тэд говорил не ходить, потому что вы сделаете виноватой меня.

— Расскажете, что произошло?

Анжела медленно кивнула. Она будто до конца не понимала, что происходит. Двигалась, как во сне.

— В тот вечер ко мне должен был прийти ученик на индивидуальное занятие. — Она села напротив. — Я ждала, а потом раздался стук в дверь. Была уверена, что это он, и открыла, не глядя. Меня тут же ошеломило заклинанием. Я как будто слышала все сквозь вату и ничего не видела. Меня тащили куда-то. Это был кузов мобиля. Моя магия была блокирована, и я ничего не могла сделать из-за этого.

Анжела показала браслет на запястье. Знаю, встречалась с подобными. Редкая вещь, распространенная только в определенных кругах.

— Но, видно, то ли они не рассчитали магию, то ли что-то пошло не так. Я очнулась и на ходу выпрыгнула из кузова. А потом бежала, бежала… Мне кажется, они сначала даже не заметили, потому что погони не было. Не помню, как добралась до Тэда, а он сказал в полицию не ходить.

— Подождите! Вы сказали — они? — уцепилась я за мысль.

— Да, в мобиле было несколько человек. Трое точно.

— Мужчины?

— Наверное. — Анжела кивала головой, обхватив себя руками.

— Можете что-то сказать о них подробнее?

— Ничего. Я только слышала голоса. Не видела.

— А мобиль? Вы ведь выпрыгнули из него. Какой он был?

— Черный, обычный, с серым кузовом.

— Модель старая или новая? — пыталась нащупать хоть что-то.

— Старая, такие были в моде года три назад. И номер… Я видела букву и первые цифры — эс один три три. А последнюю цифру не увидела.

— Что-то еще?

— Нет… Ничего.

Но уже хоть что-то!

— Анжела, вам надо будет приехать в участок для дачи показаний. — Я тщательно записала все, что рассказала девушка. — Подпишите протокол.

Она поставила неразборчивую подпись и уронила голову на руки. Это, действительно, было страшно. Не знаю, что бы сама делала в подобной ситуации. Но у нас появилась зацепка! Номер мобиля, почти полностью. Это сужает круг поиска до десятка. Нужно запросить из базы все подходящие мобили. Только, боюсь, снова все будет слишком медленно.

Поехать к Эберту? У него много связей, и получится быстрее.

— Спасибо, что поговорили со мной, — сказала Анжеле.

— Вы найдете его?

— Мы постараемся. До встречи.

Я вышла из дома. За спиной щелкнул замок. Значит, решено. Еду к Элис и Эбу. Конечно, оставался еще вопрос с Айвингом, но если начальник узнает, что я нашла свидетеля, то вряд ли будет ругать за временное отсутствие на рабочем месте. Поэтому я направилась к Скайденам. Как и рассчитывала, вся семья оказалась дома — Эб ведь сбежал из больницы, а Элис не отпустила бы его на работу.

Друзья расположились в гостиной. Эб листал какой-то техномагический журнал, Элис сидела напротив и делала вид, что читает книгу, а сама украдкой наблюдала за мужем. Эш и Дэн возились с кубиками на ковре под присмотром Марго. Видимо, Элис и правда придется искать новую няньку.

— Сани! — Заметила меня подруга. — Приятный сюрприз. Думала, ты на работе.

— Я там и была, просто срочно понадобилась помощь.

Элис сразу поняла, о чем речь, потому что сказала служанке:

— Марго, погуляй с мальчиками во дворе.

— Да, конечно, — засобиралась та.

— Защитный контур уже восстановили, — сказала мне Элис. — Но все равно страшно упускать их из виду.

— Понимаю, — кивнула я. — Извините, что свалилась на голову, просто дело срочное. Эб, мне нужно узнать возможных владельцев мобиля с определенным номером. Поможешь?

— Да, без проблем, — кивнул Скайден. — Свяжусь с отделом регистрации. Какой номер?

— Эс один три три. А вот последней цифры нет.

— Разработка «Скай»? — удивился Эб. — Даже в отдел обращаться не придется, выпуск с такими номерами был достаточно ограниченный. Подожди пару минут.

Он осторожно поднялся — видимо, раны давали о себе знать — и покинул комнату.

— Как он? — шепотом спросила у Элис.

— Буянит, — вздохнула та. — В больницу наотрез отказался возвращаться. Хорошо, хоть уговорила пока остаться дома. Но мне, конечно, с Эбом намного спокойнее, иначе сошла бы с ума. Кстати, Дэн сказал, что обыскал все там, где ты указала, но образцы крови ничего не дали. Поиск заблокирован.

— Почему-то я не удивлена. А про Рика что-то слышно?

— По документам в Ирген он не возвращался, а быть может, где угодно.

Элис выглядела подавленной, и я прекрасно её понимала. К моему счастью, единственной темной личностью в моем прошлом был собственный муж. До Ральфа у меня и серьезных-то отношений почти не было.

— Неужели Рика никак нельзя найти? — спросила я.

— Пока не получается.

Да уж, у каждого — свои беды… Эберт как раз вернулся в гостиную со списком в руках, вот только по его лицу поняла — что-то не так.

— Что там? — Сердце сдавило дурное предчувствие.

— Вот. — Эб протянул мне листок.

Десять имен и фамилий с местом регистрации. И среди них — Ральф Колден.

— Не понимаю.

Я замерла, не веря своим глазам, а Элис уже забрала список из моих рук.

— Что здесь понимать? Все просто и ясно. — Эб снял очки и опустил на стол. — Есть вероятность, что у Цветочника находится старый мобиль Ральфа. У него их было несколько. Тот мобиль, на котором вы уехали, оформлен на фальшивые документы. А этот-то где-то стоял.

— Но там еще девять имен, — воспротивилась я, отказываясь верить, что Цветочник как-то связан с моим мужем.

— Да. Только… — Эб на мгновение замолчал. — Подумай сама, Сани. Ты ведь служишь в полиции. В списке возможных подозреваемых в похищении и торговле девушками есть парень, который когда-то держал бордель. На кого ты подумаешь в первую очередь?

Да, Эберт прав. Ответ очевиден.

— Но по документам Ральф мертв… — попыталась возразить.

— Зато уже половина Иргена знает, что жив. И вернулся в город именно тогда, когда начал орудовать Цветочник.

— Нет! К тому моменту уже было два преступления.

— А как доказать, Сани? Где записано, когда именно Ральф вернулся? — Эб выстукивал пальцами барабанную дробь по подлокотнику дивана. — Он мог быть здесь и на неделю, и на месяц раньше. Не засветился? Так скрывался же.

— И сейчас Анжела все расскажет Айвингу…

— Конечно. Даже если девушка не рискнет прийти в участок, ты ведь доложишь, что её нашла. И своими руками упечешь Ральфа за решетку. Возможно, тот, кто задумал эту пьесу, предполагал, что ты пойдешь за информацией по мобилям к начальнику. Или сначала доложишь, потом станешь рыться. А ты пошла к нам.

— Чтоб мне провалиться, — обхватила голову руками. — Я одного понять не могу, Эб. Неужели Цветочник связан с нашими врагами? А этого вашего Рика когда выпустили?

— Приблизительно тогда, когда приехали вы. Так что — нет, не он. Хотя это бы выглядело правдоподобною. У меня есть совсем уж невероятная версия…

— Лучше невероятная, чем никакой, — тихо сказала Элис.

— Допустим, кто-то раскрыл личность Цветочника. Дело за малым — подсунуть ему мобиль Ральфа. Подарить, отдать, продать. Нам надо узнать у Ральфа, где был этот мобиль, и кто мог его забрать.

— А Ральф где-то на пути к Иргену. Но как его обезопасить?

— Есть один вариант. — Эб потянулся к кристаллу связи. — Я попрошу своего юриста оформить сделку о продаже мобиля задним числом. Он аккуратно внесет поправки в реестр. Пусть мобиль будет продан хотя бы месяца три назад.

— Кем?

— Моим отцом. По завещанию он управляет третью состояния Ральфа, которая полагается Эшу. Включим в эту треть мобиль и продадим.

— Но кому?

— Кому-нибудь, кому это не повредит. Пусть окажется, что у этого человека были поддельные документы. Как думаешь?

— Другого выхода все равно не вижу.

Эб был прав. Иначе Ральфа арестуют, как только он вернется в Ирген. Скайден не стал ждать — он тут же покинул комнату. Я слышала, как уже из коридора Эберт звонит отцу. Неужели кто-то мог просчитать такой ход? Безумие какое-то! Никто не мог знать, что я решу бросить мужа и вернуться в Ирген. Никто! Я и сама не знала. Это из-за меня…

— Сани, все будет хорошо. — Элис села рядом со мной. — Обязательно, вот увидишь. Эберт сделает так, что и комар носа не подточит.

— С мобилем — да. А со всем остальным, Эл? Если этот кто-то стоит и за покушением на Эберта, и за похищением? Если он только прикрывается именем Торнота? Боги, если бы я не знала, что Файмен мертв, я бы подумала на него. Еще и Инга эта… Никак не уймется. Я не знаю, что делать.

— Сани, Ральф и не с таким справлялся. Справится. Мы вместе, значит, сильнее. Но мне тоже безумно страшно.

Я достала из сумочки кристалл связи.

— Ральф Колден, — произнесла тихо.

— Слушаю, — мгновение спустя раздался голос мужа.

— Ральф, ты там далеко? — спросила, едва сдерживая эмоции.

— Еще часов шесть ехать. А что? Опять что-то случилось?

— Нет, нет, все в порядке. Просто хотела тебя услышать. Возвращайся поскорее, я буду ждать.

— Сани? — Кажется, Ральф насторожился. — Любимая, точно все хорошо?

— Да, не беспокойся. Я у Элис тебя дождусь, ладно?

— Договорились. Тебе привет от Алекса.

— Ему тоже.

Я убрала кристалл. В эту минуту я себя ненавидела — за то, что приехала в Ирген. За то, что Ральф примчался следом за мной. Это моя вина, только моя. Да, Элис права, мы обязательно со всем справимся, но легче от этого не становилось. Будто камень подвесили к сердцу, и теперь я не знала, как с ним жить.

Глава 29

Ральф

К Иргену я подъезжал в смешанных чувствах. Алекс дремал на соседнем сидении, дорога вилась черной лентой, а у меня была возможность подумать. Прежде всего, надо найти новое жилье. Утром соберу вещи и перевезу к Эверетту, а в течение дня попытаюсь взглянуть на дома из списка. У Сани выходной, так что на работе не появится. В полдень надо будет подъехать к ней, взглянуть, как фирма «Агрин» устанавливает защиту. И что-то мой приятель Барден пропал. Напомнить о себе? Или не стоит?

Главный вопрос — как искать похитителей — оставался открытым. Но Торнота надо из-под земли достать. Для этого у меня были свои методы. Пора поставить на место всех этих уродов. В том, что Торнот не стал бы соваться к нам один, я не сомневался.

О том, что услышал от матери, я отчаянно старался не думать. Только не об этом, потому что иначе медленно сойду с ума. Элис — моя сестра… Почему? Почему из всех женщин в Иргене я когда-то остановился именно на ней, как на возможной паре для Эберта? Интуиция? Пресловутый голос крови? Нет, я выбирал по-другому. Она была целеустремленной, красивой, умной. А главное — её никто не стал бы искать. Я наводил справки и знал, что моя цель не общается с семьей. Прекрасный был вариант. И как теперь смотреть ей в глаза? Ей, собственной сестре, которую купил — и продал? Конечно, они счастливы с Эбом, и я искренне за них рад. Но все равно было не по себе. Зато на этом фоне наш скандал перед отъездом почти забылся. Подумаешь, оба вспылили. Но моего переезда это не отменяет, хватит мозолить Скайденам глаза.

Наконец, впереди показался дом Эба и Элис. Защита меня пропустила — восстановили быстро. Оставил мобиль в гараже, разбудил Алекса, и мы пошли к двери. Вот только даже подняться на второй этаж я не успел — по лестнице сбежала Сани. Немного сонная, взъерошенная и, кажется, чем-то напуганная.

— Ральф! — Повисла у меня на шее. — Ты долго.

С чего такие перемены? Я даже сделал шаг назад. Мне что, подменили жену? Или Сани слишком прямо поняла мои слова про то, что я сразу желаю получить ответ, останется она со мной или нет?

— Что не так? — Она вглядывалась в мое лицо.

— Это я тебя должен спросить. Что не так, Сани? Ты сама на себя не похожа.

— Идем.

— Я к себе. — Алекс тут же шмыгнул на второй этаж. Он, похоже, хотел одного — спать. Неудивительно, дорога была дальняя и тяжелая, да и встреча с Региной Блейн эмоциональная.

— Рассказывай, — потребовала Сани, пока мы поднимались следом за Алом.

— А что рассказывать? Мы нашли мою мать.

— Да? — Она на миг остановилась. — И…

— Она не маг. — О том, что у меня вдруг нашлась еще и сестра, говорить не стал. — Магом был отец, но он умер. Теперь придется искать бабушку.

— Подожди. — Сани замахала руками. — Ты нашел свою маму — и так спокойно об этом говоришь?

— Конечно. Кто она мне?

— Ральф, ты неправ. Она ведь хоть что-то тебе объяснила, да?

Моя жена верила в добро. Самая большая глупость.

— Конечно, что надеялась на выгодное замужество, а когда отец погиб, решила, что не станет тянуть ребенка одна. Она не особо сожалеет, можешь поверить.

Сани замолчала. Видимо, не знала, что сказать. А я не хотел ничего слышать. Необходимость. Просто необходимость толкнула меня в Айнсберг. И сын, которому нужна была помощь.

— А у вас тут что? — решил сменить тему.

— У нас? Анжела Бури сбежала от Цветочника. Последняя жертва.

— Что? — Я чуть не споткнулся.

— Да, представляешь? Я поехала к её парню, и она там скрывается. Но она ничего не видела, парализующая магия. Двери ему открыла сама, так что на этот раз он проник не через окно. А очнулась она в мобиле, выпрыгнула на ходу и увидела номер, только одну цифру не успела. Эс один три три. Знакомо?

— Если последняя тоже три — то да. — Я наконец-то добрался до своей спальни. — Мой старый мобиль, который гниет где-то на стоянке у борделя.

— Мне кажется, уже не гниет, Ральф. Кто-то хочет тебя подставить.

— Глупости, — отмахнулся я. — Цветочник не имеет к нам отношения. Я вообще впервые услышал о нем от тебя.

От имени Ральфа Колдена, конечно.

— Эб предполагает, что Цветочник, может, и не имеет, но кто-то специально сделал так, чтобы у него появился твой мобиль. Тот, кто сейчас нас травит. Ты же понимаешь, что последние события — не что иное, как травля? Нужно завтра съездить на стоянку и взглянуть, там ли мобиль.

— Подожди, он должен быть не на стоянке… — напряг память. — Я не особо пользовался именно этой моделью, мобиль стоял в гараже в борделе. Хорошо, наведаюсь туда, и…

— Наведаемся, — перебила Сандра.

— Нет.

— Да, Ральф. Это угроза для каждого из нас. Так что будем действовать вместе. Я завтра выходная, вот и поедем.

А я-то нет. Отпрашиваться у Айвинга? Он что-то заподозрит, я и так слишком часто пропадаю.

— Хорошо, тогда завтра вечером.

— Почему вечером? Хотя, у меня тоже в полдень дела. Эб там документы оформляет, вроде как мобиль давно был продан. Просто чтобы ты знал.

— А вы развили буйную деятельность, — усмехнулся я.

— Еще бы. — Сани обвила руками мою шею.

— Сандра, я же тебе говорил…

— Я помню, что ты мне говорил, Ральф, — сказала она. — И приняла решение. Давай попробуем начать все сначала, хорошо?

И потянулась за поцелуем. Конечно, я не заставил себя просить. Сладкий вкус её губ сводил с ума. Но где-то в глубине души завозился червячок сомнения, что дело-то не в наших отношениях, а в том, что Сани за меня боится. Вот и хочет быть рядом, чтобы предупредить возможный удар. Только я не собирался отказываться от подарка судьбы. Он мне слишком дорого стоил.

— Давай спать. — Осторожно отстранил жену. — Я очень рад твоему решению, солнце, но еле стою на ногах.

— Да, конечно, — засуетилась она. Сани-сани, кого ты хочешь обмануть?

Но я не стал ничего говорить вслух. Снял рубашку, которая пропахла мобилем, брюки. Приму душ — и спать. Все остальное подождет до утра. Если Сани останется со мной, может, даже, смогу уснуть.

Обычно струи воды возвращали бодрость, а сейчас только больше захотелось спать. Поэтому сразу после душа упал в кровать. Сани присела на краешек, будто раздумывая, куда ей деваться. Затем будто что-то для себя решила, торопливо разделась и нырнула под одеяло, погасив светильники.

Я тут же провалился в сон. Сказывались двое суток на ногах — после похищения Алекса глаз не сомкнул. Больше всего боялся, как бы не уснуть прямо в мобиле, но дотянул до дома. Поэтому, когда в соседней комнате раздался грохот, поначалу только перевернулся на другой бок. Зато тут же подскочила Сани и понеслась туда. Грохот повторился. Я заставил себя сесть — вовремя, чтобы увидеть, как в спальню влетает Алекс.

— Папа, одевайся! — на ходу выпалил он. — Быстрее, можем не успеть. Сани будит Эберта.

— Не успеть куда? — Спросонья соображал с трудом.

— Спасти Дэна.


Не прошло и пяти минут, как я садился за руль мобиля. Алекс забрался на заднее сидение вместе с Сани. Во втором мобиле ехали Эберт и Элис. Скайден включил самую большую скорость и взмыл над домами. Я последовал его примеру, но по земле — увы, это был самый обычный мобиль, купленный на побережье взамен старому. Гнал так, что, казалось, эта жестянка вот-вот разлетится на куски.

— Рассказывай! — приказал сыну.

— Огонь, много огня. Ему не выбраться самому. Дальняя комната, слишком сильно дымит. Там вещество какое-то, я не разобрал.

— Ты уверен, что это происходит сейчас?

— Да, пап. Ощущения были такие, что протяну руку — и обожжет. Я заметил, что чем дальше событие, тем меньше ощущение реальности.

Что Алекс был прав, стало ясно раньше, чем мы добрались до дома Дэна. Пламя озаряло небо багровыми отблесками, и зарево было видно издалека. Я гнал, как мог, но Эб все равно прибыл на место раньше. Все, что я успел — перехватить его до того, как друг ринется в огонь.

— Пусти! — зарычал Скайден, пытаясь ослабить мою хватку.

— Не пущу. — Я держал крепко, еще и Элис подоспела на помощь. — Ты туда уже не войдешь.

— Я — огненный маг.

— Ты сдохнешь там, Эб!

Дом и правда горел от основания до крыши. При всей силе магии Эберта ему туда не прорваться. Это понимал и я, и он сам, но все равно пытался. Я знал, в каком он ужасе. Там его отец, самый дорогой для Эберта человек, но отпустить на верную смерть не мог.

— Ненавижу тебя, Колден. — Эб, наконец, осел на землю и закрыл лицо руками. — Как же я тебя иногда ненавижу!

— Ненавидь на здоровье, — сел рядом с ним. — Только живи.

С треском провалилась крыша. Глухо всхлипнула Элис. Я сам еле сдерживал эмоции. Да, Дэн не был мне родственником, но я уважал его и доверял ему. Для меня эта связь была ближе, чем кровные узы. И теперь я тоже задыхался от боли. Каково тогда было Эберту?

— Папа, можно тебя на минутку?

Алекс, в отличие от меня, от огня только щурился и отчаянно вертел головой.

— Что? — Я поднялся на ноги, оставляя Эберта на жену.

— Идем.

Ал ринулся куда-то вглубь двора, миновал пылающий дом и едва не провалился сквозь какие-то доски.

— Осторожнее, — перехватил его за шкирку.

— Колден? — раздался хрип. — Это ты, Колден?

Дэн? Я помчался туда, где виднелись еще какие-то деревяшки. Дэн лежал за ними. Видимо, выпрыгнул из окна. Я тут же раскрыл магический купол, находя наиболее серьезные повреждения. Так, перелом ноги. Это не ко мне, это в больницу. Ушиб спины — убрать. Ко мне присоединился Алекс. В отличие от меня, он как раз занялся переломом. С каких это пор? Но я не отвлекался. Сотрясение мозга. Тоже невелика беда.

— Жить будешь, старик? — улыбнулся Дэну.

— Еще всех переживу, — ответил тот.

— Ал, позови подмогу, я побуду с ним, — обернулся к сыну, и тот умчал обратно, а я склонился к Дэну. — Что случилось, Скайден?

— Не знаю. Полыхнуло разом. — Старик отчаянно сипел. — Огонь снизу пошел, а я наверху ночевал. Проснулся, будто кто-то выдернул за шкирку из сна. Даже на мгновение показалось, что ударил кто-то. Открыл глаза — дыма полно. Вот и прыгнул, да ногу сломал. Эх…

— Потерпи, помощь скоро будет.

— Папа? — А вот и Эберт. — Живой!

Скай подбежал к нам, хоть сам из больницы сделал ноги, не закончив лечение. За ним спешили целители и зареванная соседка.

— Дэн! — кинулась она к старику.

Какая любовь… Бывает же. Я оставил Дэна на целителей, а сам поднялся и пошел к Сани и Алексу.

— С ним все будет в порядке? — испуганно спросила жена.

— Конечно, солнце, — обнял её, привлекая к себе. — Дэн поправится, я убедился.

— Ральф, да что же это такое? Кто так хочет сломать нам жизнь?

— Увы, у меня есть варианты. Но лучше бы я ошибался.

Точнее, вариантов было всего два. Рик и Инга. Да, сами по себе они были безобидны, но Инга могла что-то наплести муженьку, привлечь его на свою сторону. Вдвоем они вытащили из тюрьмы Рика, чтобы прикрываться им в случае опасности. Я готов был поставить миллион, что так оно и было. А, значит, надо поговорить с бывшей шлюхой и намекнуть, что нехорошо совать свой нос в чужие дела. Хотя, у Инги тоже кишка тонка. Да, она — мстительная дура. Но разработать такой план? Теснить по всем фронтам? Нет, что-то не то.

Вот только что? Эта мысль не давала покоя, сверлом ввинчивалась в виски. Что я упускаю? Какую мелочь? Или не мелочь вовсе?

— И кто будет следующим? — вздохнула Сандра. — Эберт, Элис и дети, теперь Дэн. Война против них, или против нас всех?

Мою семью, не считая случайного похищения Алекса, враги почему-то обходили стороной. Боятся? Наблюдают? Ждут, когда сорвусь? Что они задумали? Мимо пронесли носилки — Дэн выглядел куда лучше и уже пытался командовать. Да, нашего старикана так просто не возьмешь. Зато на Эба было страшно смотреть. Его подкосили последние события, это было заметно. Но как это все остановить?

— Я поеду с отцом в больницу, — сказал Эб, проходя мимо. — Отвези Элис домой, пожалуйста. Там Марго одна с детьми.

В груди что-то кольнуло. А если… если это опять была попытка выманить нас? Но кто знал, что Алу приснится этот сон? Никто. И что мы все покинем дом? Однако стоило вернуться как можно скорее.

— Эл, поехали, — окликнул я.

Элис одиноко стояла перед догорающим домом, кутаясь в теплую шаль. От неё тоже веяло безнадежностью. Ничего, справимся. Что нам остается делать?

— Идем, — подошла к ней Сани.

— Я поеду в больницу с Эбом, — тихо ответила она.

— Нет, ты с нами поедешь домой.

У меня не было желания с ней спорить, поэтому просто взял за руку и повел к своему мобилю. Элис не сопротивлялась. Моя сестра. Эш и Дэн — мои родные племянники. Как в это поверить?

Сел за руль и повез семью обратно домой. Увидел, что ворота надежно заперты — и успокоился. Как я и надеялся, до детей никто не добрался. Внутри тоже было темно и тихо. Элис первым делом проверила сыновей, а затем снова спустилась в гостиную. Мы ждали её там — Ал устроился между мной и Сани. Казалось, еще немного, и уснет прямо здесь, но уходить не желал.

— Мне страшно. — Элис села в кресло и обхватила себя руками. — Если бы кто-то знал, как мне страшно.

— Нам тоже, Элис, — Сани с жалостью смотрела на подругу. — Думаешь, это снова Рик?

— Похоже на то. Он хочет уничтожить мою семью. Все, что мне дорого.

По щекам Элис покатились слезы. Непривычно было видеть мышку слабой. Наоборот, она всегда держалась, даже когда становилось трудно. Я осторожно коснулся её магией, стараясь уменьшить стресс, но Элис только отмахнулась:

— Не надо, Ральф. Дай мне выплакать свое горе.

— Все живы, Эл. Слезы ни к чему.

— Живы по счастливой случайности.

Сложно было поспорить. Да, пока что нам просто везло. И сегодняшнее спасение Дэна — случай. Или…

Покосился на Алекса. Тот устроился на плече Сандры и дремал. Может, он во сне сумел дотянуться? Разбудить? Всколыхнуть какие-то магические слои? Я ведь не знаю, каковы пределы его магии. И не узнаю, пока не проедусь до имения Клеменсов. Только не факт, что бабушка жива. И даже если жива, зачем ей со мной разговаривать? Было и еще что-то — я боялся уезжать. Каждый раз враги выбирали для удара время, когда окажусь как можно дальше. Если не в другом городе, то на приеме. Что будет, когда уеду на этот раз? Дорога дальняя, займет два-три дня.

— Ложитесь спать, — сказала нам Элис. — Я все равно уже не усну. Ральф, и не думай!

Заклинание, готовое сорваться с пальцев, так и погасло.

— Я хотел, как лучше, — ответил мышке. — Тебе надо отдохнуть.

— Я дождусь Эберта. А вы идите, правда. Ал вон уже спит.

— Как знаешь.

Алекс так и остался на диване — Элис укрыла его пледом, и сын мирно засопел. А мы с Сандрой поднялись наверх, в мою комнату.

— Что мы будем делать, Ральф? — спрашивала она, опустив голову мне на плечо.

— Искать, солнце мое. Искать тех, кто посмел напасть на старика и детей. Против нас они пока выходить боятся.

— Боюсь, что только пока. — Сани украдкой вздохнула.

— Не бойся, я рядом. Но будь осторожна, хорошо?

Коснулся её губ легким поцелуем. Жена кивнула и закрыла глаза, сильнее прижимаясь ко мне. Я так хотел этого, а сейчас страх за жизни близких отодвинул все эмоции на второй план. Ничего, я все равно доберусь до того, кто это сделал! Никто больше не пострадает — только через мой труп.

Глава 30

— Ты куда?

Сани открыла глаза, стоило мне подняться с кровати. Легко притворяться кем-то другим, когда жена где-то далеко. А если рядом?

— По делам. — Наклонился и поцеловал её.

— Я с тобой! — Сани тут же завозилась, пытаясь выбраться из кокона одеяла.

— Нет необходимости. Мы же договаривались, что с моим мобилем разбираться будем вечером. А сейчас надо уладить пару мелких вопросов. И у тебя же сегодня какие-то рабочие моменты. Я не прав?

— Да. — Жена все-таки улеглась обратно. — Хорошо, только не пропадай надолго, договорились?

— Не буду.

И наконец-то выбрался из дома. Заехал на квартиру Эверетта, переоделся и отправился на работу, пока Айвинг не выставил меня вон. Кстати, любопытно. Эта девушка, Анжела, решится дать показания или нет? Стоило переступить порог участка, как ко мне кинулся Крис:

— Эверетт, явился! А у нас тут такое! Последняя жертва Цветочника нашлась.

Хотелось ответить: «Да, я знаю». Но промолчал, только пошел вместе с Крисом в комнату для допросов. За столом сидела худенькая миловидная девушка, перед ней — лично Айвинг. Значит, Анжела все-таки рискнула.

— Да, номер мобиля был эс один три три. А последнюю цифру я не увидела, — говорила она.

Случайность ли, что этой девчонке удалось сбежать? Почему-то мне казалось, что нет. Но какое дело Цветочнику до Ральфа Колдена? Я совсем запутался. Жаль, вмешиваться в ведение допроса нельзя. Мы просто наблюдали со стороны через магическую завесу. Анжела нас не видела.

— Надо пробить мобиль, — сказал Крис.

— Надо, — кивнул я. — Но я сомневаюсь, что наш преступник так неосторожен, чтобы выпустить жертву и засветить номер мобиля. Его можно было скрыть, заляпать грязью. Есть ведь еще соседи, возможны свидетели. Глупо.

— Нам стоит радоваться, что он прокололся, Эверетт, а не думать и гадать, — заметил Крис. — Есть зацепка? Будем проверять.

Знал я, как они проверяют. Поэтому вместо того, чтобы и дальше слушать Анжелу Бури, пошел в свой кабинет. Протокол допроса прочту потом. Стоило сесть за стол, как раздался сигнал кристалла связи — моего собственного. Кому там неймется?

— Да, — ответил я.

— Колден, это Барден. — А вот его я был рад слышать. — Я немного порылся в твоем вопросе. Список торгов, которые могут тебя заинтересовать, готов. Только, сам понимаешь, пунктов в нем много, а есть ведь еще закрытые мероприятия для узкого круга приглашенных.

— Если вдруг узнаешь о таких, дай знать. А за списком я загляну. Сколько?

— На твое усмотрение.

Понятно, чем больше — тем лучше. Вот и еще одна задача на день.

— Тогда в одиннадцать буду.

Лучше заглянуть к Бардену сразу, до того, как мы с Сани будем наблюдать за работой «Агрин». Не стоит откладывать в долгий ящик то, что может помочь достать Цветочника.

Вдруг раздался истошный женский крик. Плохо думая, что делаю, я подскочил с места и рванул в коридор. Кричали на улице, но так громко, будто рядом. Вылетел из дверей, едва не сбив с ног зазевавшегося дежурного, и увидел Анжелу Бури. Она лежала в луже крови, хватая ртом воздух. На губах выступила алая пена. Я склонился над ней, призвал магию — и тут же понял, что все, это конец.

— Кто? — постарался хоть немного замедлить угасание. — Кто это был?

— Она…

И глаза Анжелы навсегда закрылись. Я поднялся на ноги и обернулся — к нам уже спешили Айвинг и Крис. В дверях появлялись другие сотрудники. Но к чему? Девушка мертва. Убита сразу за порогом участка. Она сделала свое дело — дала показания. Цветочник, в какие игры ты играешь?

Развернулся и пошел прочь. В одежду впиталась чужая кровь.

— Эверетт! — Остановил меня Айвинг. — Что ты видел?

— Ничего, — ответил ему. — Она умерла на моих руках. Можно поехать переодеться?

— Пиши рапорт — и на сегодня свободен.

Рапорт? Пусть будет рапорт. Еще одно нераскрытое дело под руководством Айвинга. Я наскоро записал все, что видел, и опустил на стол начальника, после чего поехал в жилище Эверетта, где ждала моя собственная одежда. Не то, чтобы меня пугал вид чужой смерти — никогда не пугал. Жизнь — куда более страшная штука. Но эта девушка стала пешкой в чужой игре. Не доверилась бы полиции — осталась жива. Почему так происходит? Где справедливость? Надо же, Сани и правда плохо на меня повлияла — я начал рассуждать о справедливости, которой не видел нигде и никогда.

Сбросил одежду и забрался под холодную воду. Самым паршивым было то, что половина участка видела мою магию, которой по документам быть не должно. Но я не мог не попытаться. Скажут Сани — и мне крышка. Наверное, стоило рассказать жене обо всем, раз уж мы помирились. Она должна понять, почему я так поступил. Но не сегодня, хватит происшествий. Выбрался из душа, переоделся. Надел часы — только для того, чтобы связаться с Сани.

— Слушаю, — сразу откликнулась она.

— Сандра, это Ричард.

— Привет. — Жена не подозревала, с какими новостями я к ней звонил.

— Привет. Сандра, в участок сегодня приходила Анжела Бури. И… она мертва.

— Мертва? Как? — воскликнула Сани. — Я же только вчера… Что случилось, Ричард?

— Она вышла из участка, и кто-то в неё выстрелил. Самого звука выстрела я не слышал, а когда подбежал к ней, все было кончено. Бури успела сказать только одно слово — «она».

— Она? Ты уверен?

— Да. Я просто решил, что тебе стоит знать. Мы сегодня встречаемся?

— Конечно, приезжай. Адрес запомнил?

— Да. В половине двенадцатого буду.

Ровно столько времени понадобится, чтобы заехать к Бардену и добраться до дома Сани. Пора.

По дороге я все время пытался найти точки соприкосновения Цветочника и наших неведомых недоброжелателей. Хотя, почему неведомых? Барден мог помочь и с другим вопросом, поэтому стоило хорошенько ему заплатить. Несмотря на ранний час, в игорном доме было многолюдно. Что может быть проще, чем пытаться поймать судьбу за хвост? Зато на этот раз меня без вопросов провели прямо к хозяину.

— Колден, рад видеть. — Барден поднялся навстречу и протянул руку.

— Взаимно, — пожал мясистые пальцы. — Спасибо за быструю помощь.

И протянул ему пухлый конверт.

— С тобой, как и прежде, приятно иметь дело, — усмехнулся Барден.

— И я надеюсь на дальнейшее сотрудничество.

— Непременно, приятель. Непременно. Вот список и люди, с которыми можно переговорить.

Пятнадцать мест. Пятнадцать — на Ирген и его окрестности. Многовато. Но вполне по силам проверить. Я спрятал лист в карман, но это было еще не все.

— Скажи-ка мне, друг мой Барден, можешь ли ты найти для меня одного человечка? Конечно, не бесплатно.

— Да хоть двоих, — усмехнулся он.

— Пока одного. Некий Рик Торнот. Дело срочное, поэтому плачу двадцать тысяч. Справишься за три дня — пятьдесят.

— Ого! И чем тебе он насолил? — поинтересовался Барден.

— Влез не в свое дело. Раньше этот тип занимался кристаллами связи, недавно вышел из тюрьмы — и пропал. Вот, хочу навестить старого знакомого и подозреваю, что он в Иргене.

— Что ж, я тебя понял, — Барден записал в блокноте имя и фамилию. — Слушай, скажу по дружбе, Колден. Тобою тут отчаянно интересуются.

— И кто же? — Я сразу насторожился.

— Арк Лейвер. Помнишь, я рассказывал?

— Как не помнить?

Супруг Инги. Один из тех, кто сейчас заправляет городом.

— Так вот, будь с ним осторожен. Он не из тех, кто станет шутки шутить.

— И я тоже, Барден. И я тоже.

Значит, Инга зашевелилась. Никак не уймется, что выставил её на улицу? На этот раз пощады не будет. Думает, что муж закроет её спиной? Учитывая, кто у неё муж, вряд ли он захочет марать руки и портить себе репутацию. Будь у меня доказательства, что Инга стоит за последними неприятностями в моей семье, её бы уже не было в живых. Или просто проявляет праздный интерес? Нет, не та ехидна. Сглупил я с ней. Очень сглупил.

Достал из бардачка часы и нацепил на руку. Надоели эти игры, но надо было потерпеть еще немного, чтобы расставить точки над ё. Поэтому пришлось взять себя в руки и снова надеть маску другого человека. С каждым разом это давалось все труднее. Личность ведь — не костюм, который натянул — и порядок. А Сани — не глупышка, которую так просто одурачить. Наконец, мобиль остановился неподалеку от нужного дома. Давно я здесь не был. Миновал короткую дорожку, поднялся по ступенькам и постучал.

— Ричард, здравствуй. — Сани тут же распахнула дверь. — Увидела тебя в окно. Уже почти полдень. Айвинг ничего не сказал?

— Айвинг разрешил поехать переодеться.

О том, что свободен на весь день, я предпочел молчать. Будет еще один факт, который говорит о том, что Ричард Эверетт — это не Ральф Колден.

— Понятно. Я поверить не могу, что Анжела мертва.

Сани выглядела расстроенной. Еще бы!

— Знаешь, я ведь разговаривала с ней вчера, но доложить не успела. Представляю, что ждет меня завтра на работе. Ушла, никому ничего не сказала, а должна была сидеть над документами.

Значит, у Сани проблемы? Пусть только Айвинг попробует открыть рот! У меня накопилось слишком много вопросов к начальнику, чтобы их не задавать.

— И что она тебе рассказала?

Пока Сани повторяла все о встрече с Анжелой, я пытался понять, чего ждать. Надо как можно скорее найти Цветочника. Это факт. И тогда хотя бы половина вопросов отпадет. Но как найти того, кто слишком хорошо скрывается? Оставалось надеяться на информацию о торгах.

— На работе пробивают номер мобиля, — сказал Сандре.

— Это логично, — кивнула она.

— Возможно, появятся зацепки. А у тебя уютная квартира.

— Да, только я здесь не живу. Утром наняла бригаду ремонтников, пусть хоть немного приведут в порядок, а то сижу на шее у брата.

Раздался стук в дверь.

— Наверное, это «Агрин», — подскочила Сани. — Идем!

Да, пора нам познакомиться, Виктор Джейнерс. Я ускорил шаг. Снова придется разыгрывать парочку. Если бы я узнал, что Сани на работе с кем-то играет в подобные игры, я бы его на месте испепелил. Но глупо ревновать к самому себе.

— Добрый день. — На пороге стоял парнишка в желтой рубашке и черных брюках. Высокий, как жердь, темноволосый, в очках. Неказистый, скажем прямо. — Я — Виктор Джейнерс, мастер защиты компании «Агрин».

— Добрый день, Виктор, — Сани солнечно улыбнулась. — Проходите, пожалуйста. Я — Сандра. Это мой жених, Ричард. Он скоро уезжает, и мне хотелось бы убедиться, что в его отсутствие я могу не бояться, что кто-то проникнет в дом.

— Конечно, — закивал Виктор. — Абсолютно правильное решение, Сандра. Я подберу для вас лучший вариант защиты. Могу порекомендовать узловую или циклическую.

— Я бы хотел, чтобы вы установили точно такую защиту, как на доме Милины Тавуаль, вашей клиентки, — вмешался я.

— У госпожи Тавуаль была как раз узловая, — ответил Виктор. — Могу приступать?

— Можете. Сколько это будет стоить?

— Всего сотню.

— Отлично. Но я хочу наблюдать за процессом установки.

— Как скажете, вы же хозяин.

На первый взгляд, обычный парень. На второй, конечно, тоже — никто и не ждал, что он будет делать что-то странное. Но у нас был Алекс, и вот к Сани я обязательно собирался позвать сына. Только как натолкнуть её на эту мысль? Наверное, она расскажет мне, что приходил маг защиты, тогда и предложу. Виктор провозился около часа, затем настроил параметры защиты, получил деньги и уехал.

— Ничего подозрительного. — Сани развела руками.

— Да уж. Но теперь не мешало бы пригласить сюда кого-нибудь, кто по-настоящему в этом понимает. У тебя есть такие знакомые?

— Есть, — кивнула Сани.

— Что ж, мне пора на работу. Увидимся завтра?

— Спасибо, что приехал.

Я забрался в мобиль и поехал обратно к Эверетту, чтобы переодеться и сменить мобиль раньше, чем Сани вспомнит, что у неё есть муж. Не успел — я только подъехал к квартире, как ожил кристалл связи. И, без неожиданностей, это была Сани.

— Ты рано, солнце, — сказал жене.

— Хотела сказать, что освободилась. Ты скоро?

— Максимум полчаса.

— Отлично! Тогда приедешь за мной ко мне домой? Не к Робу, а именно ко мне.

— Да, скоро буду.

Эта смена лиц надоела! Наскоро переоделся, вызвал Эберта, чтобы узнать, как там Дэн. Услышал, что старику гораздо лучше, передал ему привет, и помчался обратно. Вот только никак не ожидал, что рядом с Сани найду Алекса. Они как раз бродили вокруг дома, рассматривая защиту.

— Привет, — вылетел из мобиля.

— Привет, — улыбнулась Сани и поцеловала в щеку. — А мы тут с Алом разглядываем, что предлагает своим клиентам фирма «Агрин». Ну, что там, котенок?

— По сути, ничего, — ответил Алекс. — Просто навешанные заклинания, никакой защиты. В твой дом проникнет, кто угодно. Внешне все выглядит благополучно, но это шарлатан, а не маг.

— Значит, «Агрин» обманывает своих клиентов. По крайне мере, один конкретный маг точно. Пожалуемся? — подмигнула Сани.

— Зачем? — ответил я. — Ты получила желаемое — узнала, была ли защита на квартирах и домах тех девушек. Не было. У преступника были развязаны руки.

— Кстати, о преступнике… — Сани отвела глаза. — Анжелу Бури убили у нашего участка.

Сил на удивление уже не оставалось. За меня с ним справился Алекс. Вот кто задал все мыслимые и немыслимые вопросы, а я только слушал.

— Но зачем кому-то давать девушке войти в участок, дать показания, а уже затем убивать? — недоумевал сын. Сани иногда, как и я, забывала, сколько ему лет и рассказывала при нем то, о чем следовало промолчать, но я не стал ей мешать.

— Видно, преступнику зачем-то были нужны её показания.

Ну, хоть про мой мобиль упоминать не стала. Все, что касалось семьи, для Алекса было закрытой темой. Сани говорила, я за ней следил? Как бы не так! Вот он следил — и за мной, и за ней. Чтобы нигде не пропали.

— А давайте вместе пообедаем, — предложила Сандра. — Потом отвезем тебя домой, Алекс, и поедем по делам.

— А мне по делам нельзя? — поинтересовался сын.

— Нет, — мы с Сани ответили в один голос.

— Хорошо, — насупился он. — Тогда отвезите меня к Роберту, мы договаривались позаниматься перед его отъездом.

— Договорились.

Обед с семьей. Что может быть лучше? Но на душе у меня было неспокойно. Ощущение чего-то неотвратимого стало только сильнее, нарастало, как большой ком. Только бы суметь защитить родных. А больше мне ничего и не надо.

Глава 31

Сандра

За окнами мобиля плыл вечерний Ирген. Как-то все затянулось — сначала мы отвезли Алекса к Роберту, потом Роб обсуждал с мужем тренировки сына. Затем ехали мимо больницы и решили, что неплохо бы проведать Дэна. И только потом направились в бордель Ральфа. Не сказать, чтобы я горела желанием посетить это памятное место. Скорее, надеялась, что никогда больше там не побываю. Но кому какое дело до наших желаний?

Ральф сидел за рулем. Чем ближе мы подъезжали, тем заметнее становилось, как менялось его лицо. Знакомое хищное выражение, которое теперь мелькало так редко — будто надел маску, и вмиг стал другим.

— Ральф…

— Что? — Муж чуть повернул голову.

— Да нет, ничего.

Снова отвернулась к окну. Слишком многое хотелось сказать. Весь этот день упивалась тем, что он рядом, но в сердце была тревога. Неудивительно — столько событий за последние дни. На первый взгляд, совсем не связанных между собой. А на самом деле? Появление Инги, этот Рик Торнот, авария Эберта, пожар в доме Дэна, похищение, Цветочник. Безумный водоворот, из которого не было выхода.

— Не волнуйся. — Ральф на мгновение перехватил мою ладонь. — И главное — не мешай.

Вот что-что, а мешать точно не собиралась. Нас ждал мир Ральфа, откуда мы сбежали полтора года назад. Его, не мой. Надо бы познакомить Ральфа с Ричардом. Мне кажется, они бы замечательно поладили. Было между ними что-то общее. Вспомнила, как пыталась вызвать Ричарда, а попала на мужа. Забавно. Спросила бы у Эба, как такое могло получиться, но ему было не до меня. Он весь день провел в больнице, а завтра собирался на работу. Ральф долго высказывал ему, что не стоит, но там намечался большой проект, нельзя было медлить.

Мобиль остановился.

— Уверена, что пойдешь со мной? — обернулся Ральф.

— Да, — ответила я и первой вышла из мобиля. Муж шел следом. Спокойный, словно парус, поймавший попутный ветер. И я успокаивалась рядом с ним. Вывеска борделя сменилась, стала более откровенной. Из распахнутых окон лилась музыка, слышались голоса. Похоже, заведение процветает, но немного сменило атмосферу. Ральф нажал на кристалл на двери. Та тут же распахнулась и к нам выскользнула девица в юбке, едва прикрывающей белье, и тонкой полосе ткани на груди. Судя по всему, моего мужа она не знала, потому что призывно улыбнулась и поманила нас пальчиком. Интересно, много ли посетителей приходят сюда с женами, или мы первые?

— Мальчики налево, девочки — направо, — хохотнула девица, когда мы очутились в коридоре.

— Мы только вместе, цыпа, — с усмешкой ответил ей Ральф.

— Оу, даже так? — Блондиночка удивленно заморгала. — Тогда прошу за мной, я помогу вам определиться с выбором.

— Мы уже определились. Нам нужен Пит, твой хозяин.

— Что? — Кажется, нам удалось вогнать сотрудницу в ступор. — Но он не… Ой, вы же не о том, да? Он не принимает.

— Скажи, что его хочет видеть старый приятель, и встретиться — в его интересах. — Ральф продолжал говорить мягко и спокойно, но больше походил на дикого зверя, готового к прыжку.

— Ваше имя?

— Ральф. Этого достаточно.

Хотела бы я видеть лицо бывшего управляющего мужа в тот момент, когда ему передадут наше маленькое послание. Сама обещала себе не вмешиваться в мужские разговоры, но магию уже нащупала и готова была ударить в любой момент. Ральф обернулся, улыбнулся мне. И все-таки из нас всегда была неплохая команда.

Дверь снова отворилась, и белая, как мел, блондиночка пробормотала:

— Хозяин ждет.

Мы прошли за ней вдоль коридора в слишком знакомую комнату — бывшую гостиную Ральфа. Но сейчас на стенах висели картины, изображавшие голых дам в откровенных позах, в воздухе пахло маслами, а магические светильники едва рассеивали полумрак. Сам Пит замер у окна лицом к нам. Если до того у него, возможно, и оставались какие-то надежды на ошибку, то стоило нам переступить порог — и Пит переменился в лице. Казалось, он вот-вот сползет по стеночке и бухнется на колени. Девушка предусмотрительно исчезла.

— Ну, здравствуй, Питер.

От голоса Ральфа ноги подкосились даже у меня. Что уж говорить о Питере? Его руки задрожали, когда он попытался убрать со лба влажную прядь волос.

— Р-ральф? Но ты же… Вы же…

— Можно на «ты», раз мы, вроде как, коллеги.

Я бы после такого обращалась исключительно на «вы».

— Ты жив! — Пит додумался изобразить на лице радость. — А мне сказали…

— Людям свойственно много говорить. Но не всему из сказанного можно верить.

Ральф как бы между прочим повернулся так, чтобы Пит заметил, как блеснула рукоятка пистолета. Наверное, после этой встрече в рыжей шевелюре Пита появится седая прядь.

— А как…

— Не беспокойся, — Ральф будто и не услышал его жалкой попытки заговорить. Подошел к обитому кожей дивану и сел, закинув ногу на ногу. — Я не по твою душу. Пока что. Сани, любимая, присаживайся.

Я скользнула следом за ним. Пит остался стоять, как преступник перед судом.

— У меня к тебе вопрос, Пит. — Ральф чуть склонил голову на бок. — Где мой мобиль под номером эс один три три три, который стоял в гараже?

— П-п-продал.

— Кому продал?

— Одному из клиентов.

— Случайно, не Арку Лейверу?

Мужу Инги? Почему Ральф так считает?

— Нет-нет, не ему. Я не знаю настоящего имени, — заверил Пит.

— Ты оформлял документы. Ты не можешь его не знать.

— Да не знаю, клянусь! Он сказал, ему не нужны документы, просто жал деньги и забрал мобиль. После того этот парень у меня и не появляется.

Пит трясся, как лист на дереве. А Ральф, кажется, наслаждался ситуацией — все-таки где-то в глубине души ему нравилась такая жизнь. А я не могла до конца её принять и понять.

— Опиши парня.

— Да что описывать-то? Глаза серые, волосы русые. Лет за тридцать, наверное. Высокий такой, с девочками держался вежливо. Но не из нашего круга точно.

Натравить бы на Пита менталиста, но Роб никогда не согласится. Брат не любил использовать свою магию — её было слишком много, и риск крайне велик.

— Значит, так, Пит. — Тот сжался в комок. — Если этот тип снова появится, немедленно свяжешься со мной. Узнаю, что не связался — подвешу над входом, будешь недобросовестных клиентов отпугивать. Борделем, так и быть, пользуйся. Кому-то скажешь, что я интересовался мобилем — эффект будет тот же. До встречи.

Ральф поднялся и пошел к двери, я двинулась за ним. Прости, Пит, вот такая непростая штука — жизнь. Мы вышли из борделя на свежий воздух, и я вдруг поняла, что старалась не вдыхать сладковатый аромат покинутого помещения. Жуткое место. Еще более жуткое, чем я его помнила.

— Поехали домой? — Коснулась рукой щеки мужа, чтобы убедиться — со мной он, а не его темная половина, которая ненадолго взяла верх.

— Поехали, — ответил Ральф. Затем, видно, заметил что-то такое в моих глазах, что обнял и привлек к себе. — Сани, ты меня боишься?

— Тебя — нет, — коснулась упрямых губ легким поцелуем. — А привычного для тебя мира — да.

— Не стоит. Мир одинаков для всех. Никогда не знаешь, какой стороной повернется.

И отпустил меня. Я послушно села в мобиль, но всю дорогу до дома не могла проронить ни слова. По пути мы забрали Алекса, я торопливо попрощалась с братом — утром он должен был уехать, а затем захватила необходимые вещи. Ночевать решила у Эберта и Элис. Пока враг нацелился на них, стоит присмотреть, чтобы ничего плохого не случилось.

Вот Алекс, наоборот, был оживленным. Всю дорогу трещал о том, чему научил его Роберт. Темы ментальной магии осторожно не касался. Надо бы позаниматься с ним боевой.

Дома все уже спали. Еще бы! После такой минувшей ночи… Эб весь день пробыл в больнице, Элис разрывалась между домом и «Скай». Мы с Ральфом тоже сразу пошли в спальню, только для начала убедились, что Алекс ляжет спать, а не сбежит осваивать новые заклинания.

— Утомительный день, да? — Я стояла у зеркала, расстегивая пуговички на платье.

— Не то слово. — Ральф замер у окна. Он любил вглядываться куда-то в ночную темень, ему так легче думалось. А я молчала о том, что весь день боялась, как бы откуда-то не появилась полиция, чтобы арестовать мужа. Они ведь давно успели пробить номер мобиля. Может, он все еще числится мертвым?

— Ральф, — подошла сзади и опустила руки ему на плечи, — а ты не жалеешь?

— О чем? — Он чуть обернулся.

— Что уехал со мной тогда. Все бросил.

— Ты же знаешь, что нет. Давай смотреть правде в глаза — моя жизнь катилась под откос. Надо было что-то менять. Почему бы не так? Или опасаешься, что сильно скучаю по прошлому? Так вот, не скучаю. А теперь и вовсе некогда.

Некогда, это точно. У меня тоже не было времени задавать себе какие-то вопросы. Столько дней бежала от Ральфа, а теперь мы просто были рядом — привычно, будто так было всегда и должно было быть. Куда только подевалась злость и обида? Нырнула в его объятия, прижалась к груди. И вдруг поймала себя на мысли, что когда он рядом, я ничего не боюсь. Глупое бесстрашие.

— Люблю тебя, — выдохнула куда-то в шею.

— Уверена?

Теплые пальцы прошлись по моим плечам, вызывая дрожь.

— Уверена.

Да, моя любовь временами напоминала манию. Я голову от него теряла, вот как сейчас, когда от одного прикосновения ноги стали ватными, а по телу разбежались искорки желания. Иногда она напоминала тиски, которые не давали пошевелиться. А иногда я сгорала в ней раз за разом.

Плечико нижней сорочки, которую еще не успела переодеть, соскользнуло. Я потянулась поправить — но куда там? Ральф тут же перехватил мои пальцы, поднес к губам.

— Ты точно меня не приворожил? — улыбнулась и потянулась к нему, а за первым плечиком коварно последовало второе, и сорочка скользнула к ногам.

— Я — целитель, а не проклятийник. — Муж тихо рассмеялся.

— Очень сомневаюсь.

Потянулась к его рубашке — вторую руку тоже перехватили. А это уже коварно!

— Ты — демон, — заявила мужу, целуя в шею, раз уж места для маневров мне никто не оставил.

— Конечно, — мурлыкнул он. — Но и ты не ангел, солнце.

Даже так? А в следующую минуту Ральф подхватил меня на руки и опустил на кровать. Выглянула из-за его плеча на дверь — сюрпризов не хотелось. Заметила вязь заклинаний и успокоилась, поддаваясь ласке.

От рук Ральфа всегда шло тепло, и сейчас оно будто проникало в каждую клеточку тела. Я подалась вперед, требуя еще, быстрее, но кто меня слушал? Вот уж точно — кот, играющий с мышью. Ну, ничего, у меня свои методы есть.

Приподнялась, потерлась об него, ощущая, как тело становится легким, воздушным. Рубашка наконец-то полетела на пол — хоть какое-то достижение.

— Что смешного? — Ральф отстранился, в его темных глазах можно было утонуть.

Я легонько укусила его за ухо, чтобы не разговаривал, а действовал. Руки получили свободу — и тут же притянула мужа к себе. Провела пальчиками по груди, скользнула к животу.

— Саниии.

— Что? — Я соскучилась по нему. Безумно соскучилась. То, что было на приеме — не в счет. Это была страсть, а сейчас впитывала любовь и удовольствие каждой клеточкой тела. Хотелось прикасаться — бесконечно долго. Целовать так, чтобы у него и в мыслях не возникло, что променяю на кого-то другого. Мой, только мой. Никому не отдам.

А потом способность связно мыслить улетучилась, остались только ощущения. Между нами что-то неуловимо изменилось. Может, дело было в светлой магии, которую Ральф перестал сдерживать? Раньше бы так — и не пришлось бы ловить друг друга по разным городам. Я выгибалась навстречу каждому поцелую. Казалось, что кожа плавилась, а внутри все горело от желания. Так сладко, необъяснимо, жарко.

— Ральф, — шептала в приоткрытые губы, когда удавалось украсть очередной поцелуй.

А затем снова отдавалась на милость победителя, который то шел в атаку, то отступал, заставляя меня разочарованно тянуться за ним. Ральф, Ральф, Ральф. Молоточками в висках, в каждом вздохе, до исступления. Вцепилась в него так, будто он собрался куда-то уходить. И — растаяла в ощущениях, будто унесло водами бурной реки.

Моя собственная магия рванулась к нему — едва хватило обрывков мысли, чтобы её удержать. Наконец, он вошел в меня, и я забыла, как дышать. Единственный человек, от которого теряла голову, да что там голову — саму себя. Словно из нас двоих создавалось единое целое, словно так и должно было быть…

А затем долго-долго грелась в объятиях мужа, убеждая себя, что это не сон. Что Ральф и правда рядом. Мое личное безумие, от которого нет спасения. Да и не хочется спасаться, потому что иначе разучилась жить.

Глава 32

Сандра

Утром я выбиралась из постели тихо-тихо, стараясь не разбудить мужа. Но не тут-то было! И обычные сборы на работу превратились в игру «уйди от меня, если сможешь». А как можно уйти, если то вещи пропадают из-под носа, то кое-кто, не будем показывать пальцами, роняет в кровать и целует так, что очень хочется остаться? Закончилось все тем, что я безнадежно опаздывала. Вылетела из дома в начале восьмого, а должна была ровно в семь. Поэтому влетела в участок без десяти восемь, чтобы тут же угодить в поле зрения Айвинга.

— Не иначе, как сама Сандра Колден пожаловала, — хмуро сказал начальник.

Понятно, бури не избежать.

— В мой кабинет.

Я не собиралась оправдываться. День и правда был сумасшедший, и эта встреча с Анжелой… Бедная Анжела. До сих пор не могла поверить, что она погибла. Частично — по моей вине. Надо было сразу же привезти её в участок, присмотреть. Но кто знал? Я даже не была уверена, что она захочет обратиться в полицию. Лучше бы не обращалась…

Айвинг сел за стол, а я осталась стоять перед ним — присесть мне никто не предлагал. Чувствовала себя заключенным, приговоренным к расстрелу. Впервые, наверное, так проштрафилась за время работы в полиции. Раньше со мной такого не случалось.

— Скажите мне, Сандра, кто дал вам право отлучаться с рабочего места в субботу, если я поручил вам подменить Джейну? — Айвинг не стал ходить вокруг да около.

— Никто, — ответила я.

— Вот именно, никто. Тогда куда же вы исчезли?

— Я вышла на обеденный перерыв, а потом позвонили из дома, пришлось срочно ехать туда, вопрос жизни и смерти, — пыталась придумать хоть что-нибудь. — Простите, я была так сильно расстроена, что не предупредила.

— Допустим. Это решаемо, высчитаю из вашей зарплаты десять процентов — и дело с концом.

Да хоть двадцать. Мне было все равно, особенно в свете последних событий.

— Есть другой вопрос, куда более деликатный. Вчера в участок обратилась Анжела Бури, последняя жертва Цветочника. Увы, думаю, Эверетт уже рассказал вам, что она погибла.

— Да, рассказал.

Куда он клонит?

— Но перед смертью госпожа Бури дала крайне важные показания, среди которых — номер мобиля предполагаемого похитителя. Кем вам приходится его владелец, Ральф Колден?

Почему сразу Ральф? Анжела не видела последнюю цифру. Но сказать это — признаться, что беседовала с ней и не доложила. Должностное преступление. Нет, нельзя.

— Мужем, — спокойно ответила я. Уверена, у Эба уже готовы документы. Да и пусть докажут, что Ральф к этому причастен.

— А как вы объясните тот факт, что ваш супруг по данным полиции скончался за год до вашей свадьбы?

— Программа защиты свидетелей, — ответила я. — Раз вы так плотно занялись нашими биографиями, то должны знать, что Ральф помогал в разоблачении наркоторговца Аластера Файмена. После этого ему угрожала опасность, и моим руководством было принято решение скрыть тот факт, что он остался жив.

— Насколько я знаю, он находится в Иргене.

— Да. Только Ральф не имеет никакого отношения к делу Цветочника. Мы приехали с ним вместе. Уже две девушки были похищены к тому моменту. А мобиль… Мобиль оставался в Иргене на одной из стоянок, затем был продан. Сами понимаете, пользоваться им мы не могли, потому что находились на другом конце страны.

— Для жены свойственно прикрывать мужа, госпожа Колден. — Айвинг поднялся из-за стола и медленно направился ко мне. Я впервые подумала, что он похож на хищника, строившего засаду.

— Мне некого прикрывать, господин старший следователь, — отстранилась я. — Ральф здесь ни при чем. Поднимите документы — и увидите.

— Учитывая послужной список вашего мужа, в документы смотреть никто не будет.

— Что вы имеете в виду? Да, у него было два ареста. Один — в подростковом возрасте, второй — по делу Файмена, признан недействительным.

— Сани, ну вы же не глупая женщина! — рявкнул Айвинг. — И я, и вы знаете, что Ральф Колден — преступник!

— Доказательства? Нет? Тогда о чем мы разговариваем?

— Вижу, вы ему не уступаете, — усмехнулся Айвинг. — Тогда как вам такое предложение? Я убираю одну строку из показаний Анжелы Бури взамен на маленькую услугу с вашей стороны. И мы забываем об участии Ральфа Колдена в этом деле.

— Никакого участия нет.

Что ему нужно? Я пыталась понять — и не могла. Вдруг Айвинг резко приблизился ко мне, так что расстояния между нами почти не осталось, и впился поцелуем в губы. Рефлексы сработали раньше, чем голова — изо всех сил ударила его коленом между ног. Тот отшатнулся, сдерживая рык боли.

— Вы отстранены от расследования, — просипел, обретя возможность говорить. — Потому что находитесь в родственных связях с подозреваемым.

— А у него есть алиби. Так что не бросайтесь словами!

А если нет — найдем. Хоть весь город подтвердит, что видел Ральфа где-то! Еще одного ареста не будет, я не допущу. Душили слезы ярости, но позволить себе разреветься при этой мрази? Ни за что!

— Два сапога пара.

— Да, и горжусь этим, — выпалила в лицо Айвингу и вылетела из кабинета. В свой ворвалась так быстро, что бумаги слетели со стола, а Ричард удивленно поднял голову.

— Сани? — Он отложил какие-то записи.

Я не выдержала. По щекам покатились слезы злости и обиды. Скотина! В следующий раз не коленом получит, а пульсаром. Клянусь!

— Все хорошо, — села в кресло, достала из сумки салфетки. — Меня отстранили от дела Цветочника.

— Почему? — Что-то неуловимо изменилось в лице Ричарда. Только вот что?

— Потому что Айвинг хочет повесить эти похищения на моего мужа! Еще и руки вздумал распускать, тварь.

Я уже не думала, что говорю. Ярость застилала рассудок. Пусть скажет спасибо, что Ральф не узнает о финальной стадии нашего разговора.

— Даже так? — Ричард медленно поднялся из-за стола.

— Ты куда? — спросила я растерянно.

— Пройдусь. Будь здесь, хорошо? Принесу тебе воды.

Я кивнула. Да, мне лучше побыть одной, хоть немного успокоиться, потому что слезы катились градом и никак не могли остановиться. Поэтому, когда в коридоре послышался шум, я даже не обратила внимания. Ничего, разберутся и без меня. Вот только кто со мной считался? Дверь распахнулась, и в комнату влетел Джеф.

— Сани, скорее! Там Ричард с Айвингом дерутся.

Что? Я подскочила со стула и вылетела в коридор. Айвинг лежал на полу. Ричард сидел на нем сверху. Из носа начальника лилась кровь, но Эверетту было мало. Он снова замахнулся — и ударил бы, если бы я не повисла на нем.

— Ричард, не надо!

Подоспели остальные сотрудники. Ричарда оттащили от Айвинга, и тот встал, трогая расшатавшийся зуб.

— Все, ты нарвался! — выпалил в лицо напарнику.

— Это ты нарвался. — Голос Ричарда звенел от гнева.

— Да я тебя…

— Что? Посадишь? Попробуй, и весь город узнает, что начальник полиции шантажирует своих подчиненных и лезет к замужним женщинам! Клянусь, у меня достаточно связей, чтобы это устроить.

Я покраснела до корней волос — это ведь слышал весь участок. Конечно, Ричард был прав, и я была ему благодарна, но не стоило! Теперь проблемы будут не только у меня, но и у него.

— Ты отстранен от расследования дела Цветочника. — Айвинг сплюнул кровь. — И оштрафован. Еще одна подобная выходка — сядешь, я тебе это обеспечу.

И пошел прочь. Часть ребят двинулась за ним, Крис и Джеф остались с нами.

— Ты чего взбеленился? — спрашивал Крис у Ричарда. — Да, Айвинг тот еще угорь, но зачем кулаками махать? Он же реально тебя посадить может за это.

— Пусть попробует. — Ричард разглядывал сбитые костяшки пальцем. — И будет у вас новый начальник.

— Хватит уже. — Я перехватила его локоть и потащила обратно в кабинет. — Ну, зачем ты это устроил? Я, конечно, благодарна, но не стоило. Тебе это еще аукнется.

— Главное, чтобы не аукнулось тебе. А подобных личностей надо ставить на место. — Ричард плюхнулся за стол. — Скотина.

— Давай, перебинтую руку.

Достала из аптечки мазь и бинт. Ричард не стал возражать. Он смотрел на меня как-то странно — от его взгляда становилось не по себе, поэтому я осторожно нанесла мазь, избегая поднимать глаза. Аккуратно забинтовала. А ловко Ричард уложил Айвинга, учитывая, что у напарника магии нет, а у Айвинга должна быть.

— Я пойду, проветрюсь немного, — сказал Эверетт, поднимаясь на ноги.

— Да, конечно.

Хлопнула дверь, и я снова осталась в кабинете одна. Закрыла лицо руками и замерла. Мало мне проблем с Ральфом, теперь и Ричард из-за меня пострадает. Ну чего мне стоило держать язык за зубами? Но я была так расстроена, что не смогла. Потянулась к кристаллу связи, чтобы услышать голос мужа. Ральф ответил почти сразу.

— Привет, — сказала я. — Знаешь, ты, наверное, был прав насчет работы в полиции. Мне не стоило возвращаться.

— С чего бы это? — удивился муж. Судя по шуму улицы, он куда-то шел.

— А с того, что толку от меня здесь нет, а неприятностей много.

— Тебя кто-то обидел?

Не хватало еще, чтобы примчался Ральф и довершил начатое Эвереттом.

— Нет, любимый. Никто меня не обижал. Но вопросы по мобилю все равно возникли. Если бы не обещала Дэну, что не стану сбегать при первом же случае, уже бы уволилась. В Иргене есть и другая работа.

— Не горячись, Сани, — ответ Ральфа был неожиданным. — Все наладится, выше нос. Во сколько тебя забрать?

— Я сама приеду, долго не задержусь. Все равно меня отстранили от расследования. Ты вечером будешь дома?

— Думаю, что да. Если что, я на связи.

Отложила кристалл и уронила голову на руки. Захотелось самостоятельности? Вот, теперь расхлебывай! И нечего на кого-то пенять, что у самой не хватило ума. Чего стоило послушать Ральфа? Нет же, гордость превыше всего. И стоит ли теперь жаловаться?

Сидеть в участке было невыносимо, но и уйти раньше — только дать повод Айвингу позубоскалить. Если он, конечно, в состоянии, потому что Ричард бил точно и со вкусом. Все-таки повезло мне с напарником.

Глава 33

Ральф

Сказать, что я был в ярости — это не сказать ровным счетом ничего! Пусть Айвинг скажет спасибо, что попался мне в участке. Будь мы один на один, я бы отправил его в инвалидное кресло, чтобы жил, тварь поганая, мучился и помнил, что не стоит распускать свои грязные лапы. Никому не позволю заставлять мою жену плакать! Мразь. Нет, ну какая же мразь! Одно желание — вернуться и завершить то, что не дали. Поэтому я сейчас шел сквозь город, куда глаза глядят. Была уверенность, что сегодня Айвинг больше не рискнет сунуться к Сани. Зато сам я был готов разобрать его на косточки и скормить собакам.

Упал на какую-то скамейку в безлюдном дворе. Раздался сигнал кристалла — Сани? Конечно, Сани. Она уже не плакала, просто, видимо, хотела услышать мой голос. Ничего, родная. Это пока у меня связаны руки — до тех пор, пока на мне личина Эверетта. А вот встретится Айвинг с настоящим Ральфом, я ему припомню все твои слезинки до одной. Шваль…

Успокоив Сани, как мог, снова сжал кристалл в руке.

— Леон Айвинг, — произнес четко.

— Айвинг слушает.

Надо же, какой ответ! Прямо сторожевой пес.

— Здравствуй, господин старший следователь, — сказал я. — Думаю, мне стоит представиться. Ральф Колден — тот самый, к жене которого ты посмел приставать и угрожать ей.

— На ловца и зверь бежит. Я бы хотел, господин Колден…

— Это я бы хотел, чтобы ты меня послушал, ушлепок, — перебил Айвинга. — Можешь сказать Сани спасибо, что я до сих пор не переступил порог твоего участка. Но если хоть одна слезинка упадет из глаз моей жены из-за тебя, клянусь, ты пожалеешь, что родился на свет. Ты меня понял?

— Что вы себе позволяете? — Айвинг храбрился, однако в его голосе был страх. — Ордер на ваш арест…

— Засунь себе в задницу. Думаю, мы поняли друг друга. Встретимся лично — убью. И если ты наводил справки, то знаешь, что я не бросаю слов на ветер.

Захлопнул крышку и убрал коробок с кристаллом в карман. Думаю, Айвинг меня услышал. А если вдруг не услышал, размелю его в порошок. Нет, в участок я вернуться не могу. Слишком много злости, которую некуда девать. Зато у меня в кармане по-прежнему лежит список закрытых торгов, и велики шансы, что Цветочник использует один из них. Достал листок и изучил список. Адреса, имена. Барден хорошо поработал. Вот только с чего начать и как? Я же не приду в любой из них с заявлением: «А не пытались ли через вас продать нескольких девушек в рабство?» Нет, надо действовать куда осторожнее. Представиться клиентом? Предложить выгодную сделку? Не в моем нынешнем состоянии. А время идет, и кто знает, когда Цветочник объявится снова. Слишком много мест, каждое из которых надо проверять по одному. С которого начать?

Но решить я так и не успел — снова ожил кристалл.

— Ральф, это Дэн, — услышал надтреснутый голос.

— Старик? Что-то случилось? Хуже стало? — Вот его никак не ожидал услышать.

— Нет, я почти здоров. Можешь приехать в больницу? Посидим, поболтаем.

— Сейчас буду.

Пришлось возвращаться к оставленному мобилю и ехать в центральную больницу. Я прекрасно понимал, что Дэн не станет просить просто так. Значит, нам действительно есть, о чем побеседовать.

И снова та же картина — палата, охрана у двери. Сколько можно? Сдержал вздох. Охрана пропустила без проблем, и я вошел внутрь.

Дэн действительно чувствовал себя лучше — уже сидел в кресле у окна. Повезло старику, отделался больше испугом. А все повреждения мы с Алексом залечили в два счета, врачам оставалось мало работы. Главным образом, залечить перелом — это более длительный процесс.

— А, Колден, ты быстро! — Дэн обернулся на хлопок двери.

— Ты же сказал, что разговор срочный. Вот он я, — старался казаться спокойным, но Дэна всегда было трудно обмануть.

— Что не так? — сурово спросил он.

— Да все не так! Но давай начнем с того, зачем ты меня звал.

— Соскучился по твоему сарказму, — усмехнулся Дэн. — А если серьезно, я хочу знать, что происходит. Потому что не верю, что Рик Торнот мог один заварить такую кашу.

— В том-то и дело, что не мог. Наш приятель — мелкая сошка, оттого не менее противная. — Я сел на край кровати.

— Как думаешь, кто за ним стоит? — Дэн буравил меня взглядом.

— А вот тут есть несколько вариантов. Первый — одна моя старая знакомая, муженек которой является главной шишкой в городе. Второй — Джесси было мало неприятностей, и он решил снова заварить кашу, но я в это мало верю. Третий — некая сила, о которой мы не знаем, но которая имеет на нас зуб. И, наконец, кто-то из конкурентов Эберта.

— И это тоже вероятно, потому что сегодня Эб подписывает крупный контракт. Рисковый, скажу прямо. Я пытался его отговорить — он столько провел в больнице, еще не успел ни во что вникнуть, но разве кто-то послушал старика?

— Что за контракт? — насторожился я.

— По итогам презентации. Очень крупные разработки новых скоростных систем. Эб говорил, что придется вывести какую-то часть личных средств «Скай», но потом доход покроет убытки.

— А если нет?

— Эб такой вариант даже не рассматривает. Ты же знаешь, он всегда уверен в том, что делает.

Да, Эб был именно таким. И когда речь шла о риске, неизменно возникающем во время очередного проекта, никогда его не боялся. Но если этот проект показался Дэну подозрительным, значит, есть в нем что-то неладное.

— Хочешь, чтобы я проверил его компаньонов? — спросил у старика.

— Хочу, — кивнул тот. — И присмотри за Элис и Эбом, пока я в больнице, ладно?

— Я обещал мышке покинуть её дом, но раз ты просишь, пока задержусь. У меня тоже есть вопрос, Дэн. Что ты знаешь о Леоне Айвинге?

— Об Айвинге? — Кажется, Дэн удивился. — По сути, не так много. Я слышал о Леоне как о хорошем, добросовестном полицейском. Затем мы сотрудничали по нескольким делам, а когда искал для вас работу, узнал, что в отделе Айвинга есть места. А что?

— Ничего, кроме того, что этот тип пристает к моей жене.

— Как? Он же женат.

А вот этого я не ожидал! И Сани точно об этом не знает.

— На ком же? — спросил осторожно.

— Откуда мне знать, Ральф? Я его супругу видел лишь однажды, и то случайно. Как я понял, Айвинг не желает афишировать их отношения.

— Понятно.

— А что это у тебя руки в бинтах, друг мой? Не с Айвингом ли разбирался?

— С ним самым.

— И что будешь делать? — Нахмурился Дэн.

— Пока не знаю. С одной стороны, мне хотелось бы, чтобы Сани ушла из полиции. С другой, она слишком расстроена, да и этот подонок не стоит того, чтобы из-за него бросать работу. Такая двоякая ситуация. Поэтому пусть решает сама, а я присмотрю, чтобы в следующий раз у него руки отсохли. Уж это-то могу ему обеспечить.

— В любом случае, будь осторожен, — сказал Дэн.

— Буду. Ты тоже, а то твоя соседка очень расстроится.

Старик неожиданно смутился, а я только рассмеялся. Что ж, никогда не знаешь, где и как тебя настигнут истинные чувства. Из больницы я выходил, более-менее успокоившись. Но в участок все равно не поехал, хоть кристалл Ричарда Эверетта уже раскалился докрасна. Конечно же, это была Сани. Сказал ей, чтобы не тревожилась, и вместо участка направился к старым знакомым. Пока был в больнице, в голову пришла занятная мысль — зачем прочесывать торги мне, если можно заплатить — и этим займутся другие?

* * *

Сандра

Я с трудом досидела до конца рабочего дня. Мысли путались. О какой работе может идти речь, если внутри — пустыня? Начинала жалеть, что не попросила Ральфа забрать меня. Очень хотелось его увидеть, но почему-то казалось, что он догадается о происходящем, а лишние неприятности нам ни к чему. Ричард так и не вернулся. Мне было безумно жаль, что втянула его в это дело. От меня одни проблемы.

Домой ехала медленно, потому что никак не могла сосредоточиться на дороге. Почему? Почему все снова летит куда-то в бездну, а я никак не могу это установить? Да, это исключительно моя вина. Если бы я больше слушала близких людей, ничего бы не случилось. Но — поздно, слишком поздно.

Предоставила охране загонять мобиль в гараж, а сама вошла в дом. Хозяев искать не стала, сразу поднялась на второй этаж. Заглянула в комнату Ральфа — мужа там не было. Тогда толкнула дверь Алекса — и даже не сразу его увидела.

В комнате царил полумрак, шторы на окнах были плотно задернуты. Алекс сжался в комок в кресле в самом углу, и если бы не прерывистые всхлипы, я бы решила, что никого нет.

— Ал, ты что? — кинулась к нему. — Что случилось?

Алекс никогда не относился к детям, склонным истерить на пустом месте. Да я его за эти годы всего в слезах видела раза три!

— Ничего. — Его голос осип от рыданий.

— Опять приснилось что-то? — поняла я. — Иди сюда, котенок.

Попыталась вытащить Алекса из кресла — не удалось. Тогда сама умостилась рядом, надеясь, что оно не развалится. Глаза привыкли к полумраку. Да уж, по лицу Алекса было очевидно, что его состояние — не дело пяти минут.

— Ал, — обняла за плечи, — ну, чего ты? Кто тебя обидел?

— Никто, Сани. — Он попытался вытереть глаза, но только растер слезы по лицу. — Ты все равно скажешь отцу.

— Не скажу, обещаю!

А сама подумала, что Ральф и так не слепой. Только появится дома — заметит.

— Мама… Она умирает.

— Что?

О матери Алекса я знала не так много. Но в памяти сохранился грязный, худющий мальчонка, который пешком пришел к отцу откуда-то с востока, и его сбивчивый рассказ о жизни дома. Ральф съездил тогда к своей бывшей жене, и больше мы о ней никогда не вспоминали.

— Она больна, — тихо говорил Алекс. — Я видел, как она умирает. Времени совсем мало, а я не могу даже попрощаться, Сани. Понимаешь?

— Так в чем дело? Скажи Ральфу, и…

— Нет! — перебил меня Ал. — Не скажу, ни за что.

— Почему это? Алекс, если твоей матери нужна помощь, тебе лучше сразу поговорить с отцом. Он — целитель. Может, еще не поздно что-то исправить.

— Я боюсь, Сани. Я очень боюсь! — В глазах Алекса застыл ужас.

— Чего?

— Туда возвращаться. И говорить папе, потому что он её ненавидит. Он только разозлится, и все, а ему сейчас тоже нелегко, и…

Алекс закрыл лицо руками. Кому же легко, котенок? Я прижала его к себе, погладила по голове, стараясь успокоить. Да, Ральф не пылает любовью к бывшей жене. Особенно после того, что она сделала с собственным сыном. Но и Алу не откажет, я была уверена.

— Знаешь, что? — сказала я. — Давай с твоим папой поговорю сама. А если он не захочет ехать, то я тебя туда отвезу и ни на шаг не отойду. Договорились?

Алекс обернулся, словно пытаясь понять, серьезно я или нет, а затем задумчиво кивнул.

— Спасибо, Сани. Я тебя очень люблю.

— И я тебя. — У самой глаза защипало от слез, поэтому схватила Ала в охапку, чтобы он этого не увидел.

— Я обещал папе, что от меня не будет проблем. А от меня одни проблемы.

— Даже говорить так не смей!

Что творится в головах мужчин этого рода? Один сложнее другого. Но в коридоре уже слышались знакомые шаги. Значит, пришел Ральф. Заглянет к сыну, начнутся ненужные вопросы прямо здесь.

— Я пойду, — чмокнула Алекса в макушку и тихонько выскользнула за дверь, чтобы столкнуться нос к носу с Ральфом.

— Ты уже приехала? — улыбнулся муж. — Я думал тебя опередить.

— Не успел. — Потянулась за поцелуем. О шантаже Айвинга решила молчать. Не хватало мне еще трупа начальника. — Можно с тобой поговорить наедине?

— Можно и не только поговорить, — подмигнул Ральф. — Идем.

Что же ему сказать? Точнее, как сказать, чтобы он услышал? Я присела на кровать, Ральф расположился рядом.

— Рассказывай, — потребовал он. — Что там на работе?

— Речь пойдет не о работе. — Мне почему-то показалось, что Ральфу все известно. Но откуда бы?

— А о чем? — Муж, ожидаемо, насторожился.

— Об очередном сне Алекса. Ральф, только не отказывайся сразу, хорошо?

— От чего? — Знакомая морщинка пролегла меж бровей, я легонько коснулась её пальчиком.

— Понимаешь, во сне Алекс видел мать, и она умирает от какой-то болезни.

— И что? — Да, Ральфу бы не пришло в голову мчаться к ней на помощь.

— Нам надо туда поехать. Не кричи. — Заметила, как опасно блеснули его глаза. — Ральф, она же его мать. Да, плохая, но другой все равно нет. Ты бы видел, в каком Ал состоянии. Пожалуйста, давай поедем. Может, получится её вылечить? У Алекса опыта маловато, зато у тебя много. Вы вдвоем справитесь.

— Если он видел, что она умрет…

— Алекс видел, как умираю я, но ты меня спас.

Ральфу было нечем крыть. Действительно, сны Алекса больше были предупреждением. Да, они всегда сбывались, но им можно было противостоять.

— Сани, у нас и здесь проблем хватает, — устало ответил Ральф. — И поверь, я не горю желанием видеть Розали.

— Алекс всегда идет тебе навстречу. Неужели ты хочешь, чтобы его всю жизнь мучило чувство вины перед матерью? Ты ведь знаешь Ала, так оно и будет.

— Хорошо. — Ральф сдался. — Если выедем часа в четыре утра, может, успеем за сутки туда и обратно. Заодно проведаю старых знакомых, если не переехали.

— Кого это?

— Да есть одна парочка. Собирайся, солнце. И Алексу скажи, пусть собирается, раз он сам прийти не рискнул. С работой что будешь делать?

И правда, что делать? Я же не могу просто не прийти!

— Заболею, — ответила мужу. — Ты ведь найдешь для меня оправдательный документ?

Тот усмехнулся.

— Еще бы. На недельку?

— Зачем? Дня три достаточно.

Обвила руками его шею и поцеловала. Как же мне его не хватало! Пока я была рядом с Ральфом, казалось, что все проблемы решаемы. Жаль, что этих проблем было больше и больше.

— Пойду, предупрежу Элис и Эба, а потом соберу вещи, — вылетела из комнаты. Но, конечно, сначала заглянула к Алексу. Он уже немного успокоился, даже зажег в комнате свет. Только припухшие глаза выдавали недавние слезы. Ничего, он сильный, справится.

— Ал, собирайся, рано утром выезжаем, — сказала ему.

— Спасибо! — Лицо Алекса тут же просветлело. — Папа сильно ругался?

— Он не успел, я не оставила ему выбора, — улыбнулась Алу и поспешила на поиски Элис. Подруга нашлась в гостиной на первом этаже. Оба сына были с ней, а из угла за детьми пристально приглядывала Марго. Наверное, Элис бы стоило перевести её в няньки, но кто тогда справится с домом?

— Сани, я не слышала, когда ты вернулась, — сказала Элис, подвигаясь, чтобы я тоже могла сесть на диван.

— Совсем заработалась?

— Да, пытаюсь и с детьми побыть, и работу выполнить. Эб еще в «Скай», у них назревает крупный договор. Одним словом, не знаем, за что хвататься. А у тебя как дела?

— Ой, не спрашивай, — схватилась за голову.

— Дети, а давайте поиграем в прятки! — Марго тут же подхватила Дэна на руки, а Эш побежал за ними. Мудрая, добрая Марго.

— Рассказывай, — потребовала Элис.

— Как я и ожидала, начальник сразу попытался повесить похищения на Ральфа. Только сказал, что Анжела назвала полный номер мобиля, а это неправда, я ведь знаю. А потом начал шантажировать. Мол, проявите ко мне внимание, и я забуду о том, что слышал. Хватать начал. Ты только Ральфу не говори, Айвинг уже и так свое получил. Мой напарник ему лицо разбил.

— Вот скотина, а! Мало!

— Точно, что мало. От расследования меня отстранил. И Ричарда тоже. Честно говоря, Элис, как-то странно он себя ведет. Думает, что ему все позволено? Или провоцирует?

— Может, лучше уволишься? — спросила подруга.

— А Цветочник? Не могу все так оставить. Да, от расследования меня отстранили, но это же не значит, что я его брошу! Только мы ночью уедем на пару дней.

— Куда? — Элис едва не привстала с дивана.

— К матери Алекса. Он говорит, она смертельно больна. Я убедила Ральфа попытаться её вылечить, а то Ал сильно переживает. Сама понимаешь, это же его мама.

— Понимаю, конечно, — кивнула Элис. — Возвращайтесь быстрее. Мне будет вас не хватать. Что там Ральф? Передумал от нас переезжать?

— Молчит. — Я пожала плечами. — Думаю, он уже не злится. Все-таки ситуация была та еще… Кстати, передавай привет Дэну и извинись за меня, что я к нему в эти дни не зайду. А то решит, что вообще про него забыла. Пусть выздоравливает поскорее.

— Передам, — пообещала подруга. — Сани, а что у вас с Ральфом? Окончательный мир, или…

— Надеюсь, что окончательный, — ответила я. — Хватит уже испытывать терпение друг друга. Но об этом Ральф тоже молчит. Как и всегда.

— Точно, как и всегда.

Элис пошла догонять Марго и детей, а я вышла на террасу подышать ночным воздухом. Вот только вдруг показалось, что на меня кто-то пристально смотрит. Обернулась — никого. Наверное, отголоски паранойи моего супруга. Но все равно стало не по себе, и я поспешила в дом.

Глава 34

Мы выезжали затемно. Я села вместе с Алексом на заднее сидение — Ал успокоился и казался уже не таким бледным. Только лично вечером попросил Элис присмотреть за Персиком Вторым. Что поделаешь? Ал обожал животных. Они платили ему тем же — когда мы жили на побережье, все окрестные коты, собаки и даже птички были его. И мне иногда казалось, что Алексу общаться с ними приятнее, чем с людьми.

Мобиль ехал плавно, и вскоре глаза начали закрываться сами собой, а проснулась я где-то на середине пути. За окном уже было светло, Алекс тоже дремал, а Ральф вглядывался в полотно дороги.

— Давай я сяду за руль, — предложила мужу.

— Не надо, я не устал.

Не устал он! Можно подумать, я не знала, сколько он сегодня спал.

— Тогда давай остановимся где-нибудь и выпьем кофе.

— Хорошо.

Только на кофе и ловить. Зато Ал после своих кошмаров отсыпался, как мог. Ральф заехал на какую-то стоянку и оставил мобиль у небольшого кафе. Покосился на сына — и не стал будить. Мы выбрались из мобиля. Как же затекли ноги! Я сладко потянулась, подставляя лицо весеннему солнышку. Если бы не причина, которая сорвала нас в дорогу, то я бы наслаждалась этим хрупким ощущением покоя. Но в Иргене покой нас не ждал, и уж точно не ждал на родине Алекса.

В кафе никого не было, только скучала девчонка за прилавком. Она сонно налила нам кофе, подала вафли — и снова погрузилась в какие-то свои мысли. Кофе был хорошим несмотря на то, что кафе не внушало доверия. Ральф молчал, думая о чем-то. Да, кажется, мы с ним влипли по полной. И когда теперь выберемся?

— Я тебя люблю, — шепнула мужу на ухо.

Он улыбнулся и приобнял меня за плечи. Хорошо было просто сидеть с ним рядом на диванчике за столиком забытого богами кафе. Жаль, что нельзя здесь остаться.

— И больше не будешь от меня бегать? — спросил Ральф.

— Не заставишь — не буду, — пообещала я.

— Надеюсь.

Кофе закончился, пора было снова отправляться в путь. Пока Ральф замешкался в дверях кафе, я скользнула за руль. Муж окинул взглядом эту картину — и занял соседнее сидение. Даже спорить не стал, надо же.

Правда, дорогу я знала хуже его — радовало, что развилок попадалось мало, а указателей много. А то проснулись бы мои мальчики где-нибудь на другом конце страны. Когда до нашей цели, если верить указателям, оставалось около часа пути, мы с Ральфом снова поменялись. И вскоре мобиль запетлял по узким улочкам серого городка. Мне здесь не нравилось. Да, я сама была из маленького городишки, рассыпавшегося в горах у моря. Но он никогда не выглядел таким серым и неуютным. Обернулась к Алексу — он припал к окну, но на знакомые улочки смотрел, будто это была тюрьма.

А мобиль уже въехал в чей-то двор. Ворот не было, только покосившийся забор. На прогнувшейся веревке болтались чьи-то штаны. Я вышла из мобиля — трава доходила до щиколоток. Здесь что, кто-то живет? Потому что казалось, будто нет.

— Ал, ты идешь? — Ральф тоже успел выбраться из мобиля, и только Алекс оставался внутри. — Сам ведь просил.

— Иду.

Алекс наконец-то замер рядом со мной, но меня не покидало ощущение, что он вот-вот сорвется куда-то и сбежит. Зато приоткрылась входная дверь. За нами точно кто-то наблюдал.

— Алекс! — раздался звонкий вскрик, и во двор вылетела девочка лет одиннадцати-двенадцати. Она повисла на шее ошалевшего Алекса, чуть не сбив его с ног.

— Привет, Мари, — едва проговорил он, а из двери торчали еще два любопытных чумазых носа. Я и забыла, что у Ала тут братья и сестра.

— Как хорошо, что ты приехал, — тараторила бойкая Мари, тогда как мальчики нас боялись и не показывались. — Мама заболела, я звала доктора, а он не пришел.

Мальчишки, все-таки, осмелели и потянулись к сестре. А я следом за Ральфом, наоборот, шмыгнула в дом. Стоило переступить порог, как в нос ударил запах сырости и болезни. Здесь давно не убирали. На мебели уже был заметен слой пыли, кое-где нарушенный детскими ручонками. Под ногами валялась обувь — я споткнулась и удержалась только благодаря спине мужа. Как здесь можно жить?

Ральф знал, куда идет — сделал еще пару шагов и толкнул дверь, чтобы очутиться в полутемной комнате. На кровати лежала женщина. Она тяжело дышала и, кажется, не заметила нашего появления. Я разглядывала её со смесью жалости и ужаса. Постельное белье сбилось, превратилось в ком. Одеяло сползло на пол. Лицо матери Алекса отливало желтизной и казалось почти восковым. Глаза впали, а белесые губы шевелились, будто она разговаривала с кем-то. Да, сны не солгали Алексу. Эта женщина умирала.

Ральф застыл перед кроватью. Я затихла у двери и старалась ему не мешать — и не дышать, потому что тошнота подкатила к горлу. Вскоре вокруг ладоней мужа заплясали белесоватые язычки магии. Он прищурился, наблюдая за чем-то, невидимым для меня. Закусил губу.

— Что там? — спросила я шепотом.

— Язвы внутри.

— Справишься?

— Не знаю. Я начну, а ты минут через десять позови Алекса. Боюсь, только моей магии будет мало.

— Хорошо.

Я отыскала взглядом часы, засекла время. Видела, как двигались ладони мужа — как никогда напоминая руки музыканта. Легко ли это — спасать человека, которого ненавидишь? Розали приоткрыла глаза, но Ральф сделал пасс — и она замерла, будто уплыла на грань сна и яви. Страшно. Мне было очень, очень страшно. А минуты бежали медленно. На лбу мужа выступил пот. Он на секунду прикрыл глаза, чтобы затем начать снова.

— Не получается, — встряхнул головой. — Болезнь въелась в тело. Зови Алекса.

Я выскользнула за дверь — и полной грудью вдохнула свежий воздух. Ал все еще разговаривал с сестрой.

— Иди сюда, — поманила его.

Дети потянулись за ним, но Алекс заставил их остаться на улице.

— Я скоро приду, Мари, — пообещал сестре. — Не входите пока, хорошо?

Девочка кивнула. Что с ними будет, если Розали умрет? Детский дом? Гибель? Я старалась не думать, но мысль возвращалась снова и снова. Бедные дети. Мы с Алексом прошли в спальню. Он только на мгновение закусил губу, увидев мать, и тут же шагнул к Ральфу.

— Помогай. — Муж не обернулся, но сразу почувствовал присутствие сына. — Твоя левая сторона, моя — правая.

Алексу не нужно было сосредотачиваться. Он вспыхнул сразу — гораздо ослепительнее, чем Ральф. Знакомые радужные переливы с преобладанием белого — потому что сейчас он исцелял. Так же медленно и тщательно, как учил его отец. Я припала спиной к стене и мечтала, чтобы они поскорее закончили, и чтобы у них получилось.

Ральф отступил первым. Его свет исчез — магия на пределе. Я обняла мужа со спины, делясь теплом. А Алекс все еще продолжал. Но и его уже начинало шатать из стороны в сторону.

— Вмешаться? — шепотом спросила Ральфа.

— Не стоит, он почти закончил, — ответил муж.

И правда, прошло не больше пяти минут, когда Алекс сделал шаг назад и перестал светиться.

— Ну что? — тихо спросила я.

— Нужен уход, — пожал плечами Ральф. — А так — жить будет. Я свяжусь с местной больницей.

В эту минуту Розали глубоко вздохнула — и окинула нас мутным взглядом.

— Снова ты? — узнала Ральфа. — Тебе что, мало было?

— Мама, папа здесь, чтобы тебя вылечить, — вмешался Алекс.

— А ты что здесь забыл? — Розали повернула голову. — Учти, назад не приму.

Где-то в глубине души шевельнулась крамольная мысль, что мы зря сюда приехали. Но вспомнила о трех детях, которые ждали во дворе — и мысль отступила.

— Я и не собираюсь возвращаться. Просто хочу, чтобы ты жила, — Ал опустил голову и пошел прочь. А я разрывалась — остаться с Ральфом или кинуться за ним.

— Что, Розали, ничему тебя жизнь не учит? — на удивление спокойно спросил муж.

— Она уже и так доходчиво научила, когда я с тобой связалась, — прохрипела та. — Из-за тебя осталась с детьми одна. Муж после твоего визита ушел. Доволен?

— Да. Зачем детям такой отец? Только теперь послушай меня. Я выполнил просьбу Алекса всего один раз — и то, для него, не для тебя. У тебя есть два варианта. Первый — берешься за голову, приводишь в порядок свою жизнь и — выздоравливаешь. Второй — продолжаешь жить, как жила. И болезнь вернется, потому что она не совсем физическая. Точнее, не только это. Решай сама, мне все равно.

И Ральф тоже развернулся и вышел. Я побежала за ним и еле догнала только у входной двери. Вцепилась в локоть — потому что от него веяло яростью. Уж я-то слепой не была.

— Тише, — шепнула мужу. — Она того не стоит.

Тот качнул головой и промолчал. Сел на покосившуюся скамейку, достал кристалл связи, а я пошла к детям. Алекс, в отличие от отца, выглядел более спокойным. Убедился, что мать будет жить — и угомонился. Ему больше ничего не было нужно. Почему-то подумалось, что, если бы речь шла о Ральфе, Ал бы спокойствие сохранять не смог. Зато сейчас оба младший брата забрались к нему на колени, а Мари, разинув рот, слушала рассказ о чудесах Иргена.

— А вот и Сани, — Алекс заметил меня. — Сани, знакомься. Это Мари, Бриан и Сэмми. А это — Сандра Колден, она служит в полиции и ищет преступников.

— Ого! — У детей округлились глаза. — Правда?

— Правда, — кивнула я.

— А у тебя пистолет есть? — оживился Бриан.

— Есть, но дома.

— Ух, ты! — И мне достались три взгляда, полных обожания. Даже странно, что у такой женщины, как Розали, такие хорошие дети. Причем, все четверо. А на меня посыпался град вопросов: кого поймала? Была ли ранена? А были ли среди них убийцы? Бывает ли мне страшно? Как можно попасть в полицию? К тому моменту, как вернулся Ральф, я уже охрипла от рассказов. Зато при виде мужа все трое скользнули за спину Алекса — еще бы, его настроение не улучшилось. И в ближайшее время Ральфу лучше не попадаться под горячую руку.

— Это мой папа, — сообщил Алекс малышам.

— Ну что там? — Я повернулась к мужу.

— Связался с больницей, Розали заберут в стационар. За детьми пока присмотрит соседка. Поговорил с ней, оставил денег, чтобы привела дом в порядок, купила то, что нужно. Так что дождемся докторов — и можем ехать в Ирген.

Я кивнула. Действительно, Ральф сделал все, что мог. Краем глаза заметила, как Алекс отозвал Мари в сторону и передал ей все содержимое своего кошелька.

Хоть проблема с Розали обрела свое решение. А то вдали от Иргена мне казалось, что там непременно что-то случится. Что-то страшное и жуткое. Не прошло и четверти часа, как мобиль городской больницы въехал во двор. С докторами тоже разговаривал Ральф. Я не вмешивалась, просто наблюдала издалека, болтая с Алексом и детьми. Заверила малышей, что Розали скоро к ним вернется.

— А, может, вы останетесь? — спросила Мари. — У нас места много, всем хватит.

— Прости, у нас работа, — ответила я. — Нужно возвращаться.

— Тогда приезжайте еще.

— Возможно, как получится.

Не говорить же, что и этот наш приезд — необходимость, ничего другого. Но у детей есть старший брат, который точно о них не забудет. Это сейчас ему пятнадцать. А станет Ал старше, вряд ли будет мириться с тем, как живут его родные. Хотя, сложно было не заметить, что земля родного города будто жжет ему ноги.

Я снова думала, что не всегда понимаю их — что Ральфа, что Алекса. Хотела бы понять, но все время что-то мешало. А они не торопились делиться тем, что на душе. В это время Розали на носилках вынесли из дома. Ал обернулся всего на мгновение, улыбнулся чему-то своему — наверное, оценил состояние матери, и снова повернулся ко мне.

— Спасибо, что поехала со мной, Сани.

— Да ладно. Это меньшее, что я могла сделать. Увы, в вопросах исцеления от меня толку нет.

Больничный мобиль выехал со двора, а Ральф вернулся с какой-то полноватой женщиной.

— Это госпожа Игнарис, она присмотрит за детьми, — сообщил мне.

— Ой, такое несчастье. — Соседка вытерла передником глаза. — Мы пытались помочь, чем могли, но Розали всегда только гнала нас из дома. Особенно после того, как от неё муж ушел. Вы не беспокойтесь, я за малышами присмотрю, заберу их пока к себе. Главное, что Розали скоро поправится.

— Спасибо, — ответила я.

— Дети, говорите до свидания гостям — и идем ко мне.

Похоже, госпожа Игнарис была настроена решительно.

— Пока, Алекс. — Мари обняла брата. — Приезжай.

Сэмми и Бриан вовсе повисли на нем и уходить отказывались, но нам и правда было пора. Не потому, что спешили, а потому, что оставаться было все тяжелее.

— И ты приезжай, — сказал мне Бриан, затем покосился на Ральфа. — И ты тоже.

Одобрили, называется. Я обняла детей на прощание — и мы снова сели в мобиль. Видела, как госпожа Игнарис уводит малышей в соседний дом, и надеялась, что она на самом деле позаботится о них до возвращения Розали.

— Ральф, давай где-нибудь остановимся на ночь, — попросила у мужа. — Я что-то устала.

— Хорошо, как стемнеет, выберем гостиницу, — пообещал он, хмурясь. Всегда неприятно ворошить прошлое. Не по себе было даже мне, хоть я и не имела отношения к его бывшей супруге. Что уж говорить о нем? Об Алексе? Ал притих. Так бы хотелось отгородить его от подобного, но, видимо, он унаследовал удачу своего отца. Набивать шишки, но все равно идти вперед. Я откинула голову на спинку сидения и закрыла глаза. Безумные дни. Просто безумные. И никто не знает, что там, впереди.

Глава 35

Ральф

Вид черной ленты дороги впереди успокаивал. Я изначально знал, что не стоит соглашаться на просьбу Сани. И согласился-то не из-за неё, а из-за сына. Розали — его мать. И пусть я готов придушить её собственными руками, для Ала она ею и останется. Насчет болезни, я её не пугал. Сама природа этих язв была, скорее, магической — дыры в той тонкой защите, которой обладает любой из нас. Дыры, которые мы с Алексом еле залатали на двоих, а одному там было не справиться. Если Розали изменится, хоть я в это и не верил — будет жить. Либо наша магия испарится, и постепенно она себя убьет. В следующий раз никого не будет рядом, чтобы помочь. Из оставшихся троих детей магический потенциал был только у самого младшего, Сэмми. Их состояние здоровья я тоже проверил, но ребята попались крепкие, болеть не собирались. И соседка искренне желала им помочь, её собственная энергетика была сильна. Выкарабкаются.

Вот состояние Алекса мне не нравилось. Он опять замкнулся в себе. Я сам был таким же, но это не значит, что собирался мириться с тою же чертой характера у сына. Тем не менее, его прекрасно понимал. Мне нет-нет, да и вспоминалась Регина Блейн. Ей повезло, что я — не проклятийник.

А с сыном надо поговорить. Хотя, я был уверен, что от разговора он сбежит, нравится мне это или нет. Вдали замелькали огни небольшого городка, и я добавил скорости. Сани права, стоит отдохнуть до рассвета, иначе мы себя загоним. Вскоре впереди замаячила вывеска гостиницы. Конечно же, в ней были свободные номера — сейчас не лето, путешественников не так много. Я взял двухкомнатный, расплатился карточкой, и мы поднялись на второй этаж. Алекс тут же лег спать — убедить его поужинать я не смог. Неудивительно, даже с его магическим резервом задача была непростая, и теперь пару дней ему следовало восстанавливать магию. А лучше всего она восстанавливается во сне. Мы с Сани заказали ужин в номер. Ели молча — мне не хотелось ничего говорить. Ей, видимо, тоже. Привычный душ, кровать. Поспать бы хотя бы пару часов. Но сон, как назло, не шел.

— Ральф?

— Что? — повернулся к жене.

— Почему не спишь?

— А ты почему?

— Странный диалог, — хихикнула Сани, прижимаясь ко мне. — Ты в порядке?

— А что мне станется? В порядке, солнце. Я думал, хуже в доме Розали уже не будет. Оказалось, что пределов для падения нет.

— Это страшно.

— Не страшнее, чем вышвырнуть на улицу своего ребенка, Сани. Ал этого не забудет никогда.

— У него есть мы.

— По счастливой случайности. А если бы не было?

— «Если бы» — слишком зыбко, Ральф. Мы с ним, и все будет хорошо. Только разобраться бы с тем, что творится в нашей жизни.

Сани плотнее укуталась в одеяло. Я прижал её к себе, согревая. С ней было легче. Будто отколотая часть меня вернулась на место. И надо было рассказать ей про Эверетта. Все равно придется. Вернемся — и расскажу. А то не хотелось бы искать свою жену в чужом городе посреди ночи. Сани может.

— Сани…

— М? — сонно спросила жена.

— А почему ты защищаешься от моей магии? Передумала рожать?

— Ральф, а другое время и место ты выбрать не мог? — Она приподнялась на локте. — Не передумала, конечно. Только куда сейчас? Проблем хватает. А ты-то с чего передумал?

— Не знаю.

Я и правда не знал. Просто решил, что стоит решать вопросы по мере возникновения. Хочет ребенка? Пусть. Сейчас, потом, когда угодно. Если это поможет нам остаться вместе.

— Ральф, иногда мне кажется, что тебе все равно.

— Мне не все равно, Сани. Просто ты для себя реши, готова ли, что наш ребенок получит непредсказуемый набор магии. Одна надежда, что моя бабка что-то прояснит, но её мало. Может, она, как и мать, не захочет разговаривать.

— Думаешь, моя магия проще твоей?

— Не проще, но понятнее.

Сани обвила руками мою шею, нежно поцеловала. Может, мои опасения и пустые. У меня же магия самая обычная.

— Ладно, хватит болтовни. — Жена приняла единственно мудрое решение. — Давай спать, любимый. Нам еще далеко ехать. Кстати, а куда тебе нужно было заглянуть?

— К Джесси, старинному врагу Эберта. Если выплыл Рик, мог появиться и Джесси. Хочу убедиться, что он на месте и не станет мешаться под ногами.

— Ясно. Значит, заедем. Спокойной ночи.

Сани устроилась поудобнее в моих руках и спустя десять минут спала, а я старался не шевелиться, чтобы не нарушить её покой. В конце концов, и мне удалось уснуть. А когда проснулся, понял, что мы проспали. За окном давно рассвело. Вот только Сани и Алекс спали так сладко, что я не стал их будить. Вместо этого собрался, проверил мобиль, и только когда принесли завтрак, заставил своих сонь встать с кровати.

Из гостиницы мы выехали уже после восьми, чтобы, по моим подсчетам, ближе к вечеру приехать в Ирген. Остался только один нерешенный вопрос — Джесси и Лили. Около полудня мы въехали в тот самый полугород-полупоселок, в котором я их повстречал.

— Отдохните пока в кафе, пообедайте, — говорил жене и сыну. — А я пройдусь.

— Мы с тобой, — тут же заявили оба.

— Нет уж. Это будет личный разговор.

И я ушел, сопровождаемый двумя недовольными взглядами. Мне повезло — официантка в кафе не сменилась.

— Привет, — положил перед ней купюру. — Мне надо срочно подзарядить кристаллы в мобиле. В прошлый мой приезд ты посоветовала хорошего техномага. Не подскажешь, где его найти?

— Джесси, что ли? — Девчонка быстро спрятала деньги в передник. — Отчего не подсказать? Он, правда, выходной сегодня, но живет через пять домов. От нашего кафе налево будет зеленый дом.

— Спасибо, красавица, — подмигнул ей и поспешил в указанном направлении. Дом, и правда, нашел без труда. В отличие от жилища Розали, он радовал глаз свежей побелкой. Вокруг цвели какие-то желтые кустарники, дорожка была чисто подметена. Намек на достаток. Или Джесси взялся за ум, или где-то нашел деньги. Я миновал низенькую калитку и постучал в дверь. Послышался детский плач — точно, Лили же была беременна. Сколько её сыну? Год, полтора? Наверное, около полутора.

— Иду! — Голос принадлежал Лили. Она без вопросов распахнула дверь — и попятилась, закрывая от меня сына.

— Спокойно. — Я поднял руки, показывая, что никакого оружия при мне нет. — Я просто поговорить. Джесси дома?

— Дома, — ответила Лили. Она выглядела куда лучше, чем при нашей последней встрече. — Проходи. Только дальше веранды не пущу.

— Дело твое. Мужа позови.

Лили нырнула в дом, чтобы пару минут спустя вернуться с Джесси. В его глазах читался страх, но бывший заместитель Эберта старался казаться спокойным. Получалось из рук вон скверно.

— Что ты здесь забыл? — Джесси рухнул на стул напротив, а Лили замерла в дверях веранды, прислушиваясь к тому, что происходит в доме, и к нашему разговору.

— Накопились вопросы. — У меня не было времени играть в игры. Я всего лишь хотел получить ответы.

— Какие же? Спрашивай — и проваливай.

Решился показать зубы? Ну-ну, осмелел за полтора года. Или это я теряю хватку?

— В последнее время вы слышали о Рике Торноте?

И опустил перед супругами несколько тысячных купюр. У Лили тут же округлились глаза, и по тому, как она дернулась, я понял — что-то знает. Зато Джесси твердо ответил:

— Нет.

— А если так?

Сумма удвоилась.

— Джесси, скажи ему! — воскликнула Лили.

— Сказать что? Будь умной девочкой, Лили, и сумма удвоится еще раз.

— Лили, не смей! Не хватало нам неприятностей, — взвился Джесси.

— Нам что, деньги не нужны? — прищурилась его жена. — Тогда сам зарабатывай! А я обо всем расскажу, и пусть идет своей дорогой.

— Я тебя слушаю, — напомнил ей.

Джесси махнул рукой и отвернулся.

— Около месяца назад, может, чуть больше, к нам приезжала женщина, — сказала Лили. — Тоже дала денег и расспрашивала о той старой истории с Эбертом. В том числе — о Рике Торноте. Я рассказала, что знала, и она предложила отомстить — тебе и Эберту. Но я хочу жить нормально, Колден. Хватит уже, набегалась. Поэтому мы с Джесси выставили её за дверь.

— Что за женщина? Она представилась? — насторожился я.

— Нет. Сказала только, что у неё к вам свои счеты, и она не остановится ни перед чем. Это все, что я знаю.

— Как она выглядела? — На ум сразу пришла Инга. — Такая высокая блондинка, фигуристая, голубоглазая?

— Не сказать, чтобы прямо блондинка, но волосы светлые. В остальном — да, но под это описание много кто подходит. Даже я сама.

И то верно, но как иначе? Портрета Инги у меня не было, чтобы предъявлять всем и каждому. Но придется нанести ей визит. Неприятный для нас обоих, только что поделаешь? Думает, за спиной Арка Лейвера я ей не страшен? А зря… Не стоит меня злить.

— Еще что-то?

— Нет, больше ничего, — ответила Лили. — А теперь уходи, ты обещал.

Я добавил сверху еще такую же сумму и, не прощаясь, пошел прочь. Надо же, у Лили хватило ума больше не связываться с нами. В том, что она говорит правду, я не сомневался — иначе они с Джесси были бы в Иргене или где-то, где удобно моим врагам. А между тем парочка сидит дома, никому не мешает. Лили тихонько пилит мужа и воспитывает ребенка. Джесси, кажется, и вовсе погряз в собственных проблемах. Значит, круг сужается до Инги, Рика и Арка Лейвера. Вот у последнего личных счетов ко мне быть не может, потому что мы виделись впервые на презентации. Но кто знает, что наговорила мужу Инга? Может, я для него — и вовсе первый враг?

Все упирается в Ингу. Пока что мы с ней поговорим, иначе придется убирать и её, и Лейвера. А у него тоже много последователей. Наверное, даже больше, чем у Файмена. Какая милая компания. Как же хотелось придушить всех троих!

— Ты долго, — заметила Сани. Они с Алексом уже ждали у мобиля. — Узнал что-нибудь?

— И да, и нет. Та парочка, что здесь живет, не имеет отношения к нашим злоключениям. Зато к ним приезжала дамочка, очень похожая на Ингу, все выспрашивала и выпытывала, особенно про Рика Торнота. И через несколько дней бац — Торнот выходит из тюрьмы.

— Значит, снова она. И чего она добивается? — спросила жена.

— Мести. Думаю, мести.

— А причем тут Эб?

— Потому что других методов сделать мне больно она не знает. Да и Торнот тоже хочет отомстить, это понятно. Ладно, поехали, а то мы до Иргена не доберемся и к ночи.

Мы сели в мобиль. В голове по-прежнему царила неразбериха. Точнее, не так — я понял, откуда растут ноги, но еще не придумал способа их укоротить. Найти управу на Ингу просто, а вот с мужем её что делать? Не удивлюсь, если Торнот где-то у неё под рукой. Пешка, которой удобно ходить. Но каким будет следующий ход? И как защитить от него Алекса и Сани? Раз уж по семье Скайденов Инга успела пройтись целиком, постепенно сужая круг. Вот гадина!

— Ральф, успокойся. — Сани было не обмануть. — Надо просто сесть и все хорошенько обдумать. Инга же не преступный гений.

— А кто она такая? — спросил Алекс.

Мда, вопросик.

— Моя бывшая. — Решил, что такой ответ будет лучше, чем правда.

— И ты ей сильно насолил?

— Я ушел от неё к Сани, и она пыталась нас убить.

Ал задумчиво кивнул. Да, повезло ему с отцом, ничего не скажешь. Как же вырваться к старухе Клеменс? Чтобы хотя бы эта проблема осталась в прошлом. Я просто устал. Вот только дело в том, что впереди — ни минуты отдыха. Только борьба с врагами, которые осмелели и забыли, как я поступаю с теми, кто лезет в мою жизнь.

Мы въезжали в Ирген, когда у Сани завибрировал кристалл связи. Она достала коробочку и ответила:

— Слушаю.

— Сани, это Роберт, — послышался голос её брата, но что-то в нем было не так. — Ты где, сестренка?

— Я? В пригороде Иргена, мы с Ральфом уезжали ненадолго. А что случилось?

— Ты мне срочно нужна. Очень срочно.

— Подожди. Ты в Иргене?

Кажется, Сани испугалась. Мне тоже не нравился тон Роберта — обычно он говорил куда эмоциональнее, а сейчас — будто механизм, а не человек.

— Да. Пришлось вернуться… Не в этом дело. Запоминай адрес: улица Кленовая, пять. Только одна не езди. Захвати или мужа, или, лучше, напарника. Это касается работы.

— Хорошо, я сейчас буду. — Сани убрала кристалл. — Ральф, едем к Элис, я пересяду в свой мобиль, а вы с Алексом отдыхайте.

Я собирался было воспротивиться, но следующая фраза Сани заставила замолчать:

— Попробую связаться с Ричардом, раз это по работе. Наверное, что-то по делу Цветочника.

А так как Ричард и Ральф не могут находиться в одной комнате, придется одному из нас остаться дома. Кому? Если речь и правда о Цветочнике, то лучше поеду с ней как Ричард. Вот только…

— Я остановлю возле кафешки, возьму что-нибудь попить, а ты пока свяжись с Ричардом, — сказал жене, направляя мобиль к ближайшей забегаловке. Ведь кристалл связи Ричарда так и лежит в мобиле. Вот будет смешно, если она попытается с ним связаться. Остановил мобиль и аккуратно забрал кристалл. Коробочки у них одинаковые, подозрений вызвать не должны.

Сани если и удивилась, что решил остановиться минут за пятнадцать до дома Скайденов, виду не подала. Зато, стоило зайти в кафе, кристалл связи ожил. Часы! Демоны! Ответить? Нет? Она же не успокоится. Заказал кофе и пошел в уборную. Достал из кармана носовой платок, прикрыл рот.

— Слушаю.

— Ричард, это Сани.

Как неожиданно…

— Привет. Как ты?

— Ой, что у тебя с голосом? Заболел? — забеспокоилась Сандра.

— Да, есть слегка. Уже почти здоров. Что-то случилось?

— У моего брата есть какая-то информация, я думала, ты съездишь со мной, но лучше сама…

— Зачем сама? Мне уже лучше, я приеду. Где тебя забрать?

— Я через четверть часа буду дома у друзей, запоминай адрес.

Да, только мне нужно будет далеко не четверть часа, чтобы съездить за мобилем Эверетта, а затем вернуться к Скайденам. Ну, ничего. Другого варианта все равно не было. Да и делом Цветочника занимается Ричард, не я. Поэтому убрал кристалл и вернулся в мобиль.

— Ричард меня отвезет к Роберту, — сказала Сани.

— Отлично. Тогда мы пока отдохнем. Если будет нужна моя помощь — я на связи, — ответил спокойно.

Надо будет отдать свой кристалл Алексу — пусть ответит, если что. Уж сын выкрутится, я уверен. Оставалось совсем немного — мобиль повернул последний раз и остановился у дома Элис. Хоть бы никого не было… Видеть Элис до сих пор было сложно. С одной стороны, казалось, что она имеет право знать о нашем родстве. С другой — это моя ноша, не её. Но хотелось сказать хотя бы Сани.

— Приехали. — Сани выпорхнула из мобиля, будто и вовсе не устала. — Пойду переоденусь и хотя бы душ приму, пока Ричард доберется.

— Иди, — кивнул я, дождался, когда жена скроется в дверях, и шепнул сыну: — Я поеду по делам, а ты, если что, скажи, что я где-то здесь.

И протянул ему кристалл связи.

— Понадоблюсь — вызывай через Ричарда Эверетта, только в случае крайней необходимости.

— Хорошо, пап. — Ал спрятал кристалл в карман, а я уже направил мобиль обратно к воротам. Оставалось надеяться, что моего бегства никто не заметит.

Глава 36

Сандра

Как бы я не храбрилась, а просьба брата застала меня врасплох. Роберт еще в понедельник уехал на гастроли. Почему вернулся? Зачем попросил приехать по незнакомому адресу? Действительно связано с Цветочником, или у него проблемы? Или это был не Роберт вовсе? После последних событий я бы не удивилась. Ничего, я — боевой маг, и готова к любым непредвиденным ситуациям. Хорошо, что Ральф согласился остаться дома и отпустить меня с напарником. Даже удивительно! Он ведь ревновал к любому мужчине. Почему Ричард — исключение?

Немного грызла совесть, что заставила Ричарда ехать куда-то в больном состоянии. Предложу ему минутку исцеления от Алекса — Ал не откажет. Я надела брюки и светло-голубую блузку. Ричарда все еще не было, поэтому отправилась искать хозяев дома. Элис сама попалась по пути. Кажется, она только что вернулась.

— А, Сани, вы уже приехали! — обрадовалась она. — Я не видела вашего мобиля.

— Наверное, уже в гараже, — ответила я.

— Может. Как съездили?

— Жутко, — призналась подруге. — Идем, расскажу, пока есть минутка. Жду напарника, нам надо срочно съездить в одно место.

Мы сели на диван в гостиной, откуда было хорошо видно ворота к дому, и я в двух словах обрисовала Элис, как Ральфу и Алексу удалось помочь Розали.

— Я все понимаю, Эл. Но когда мать говорит своему ребенку: «Что ты забыл в родном доме?» Это так страшно! Алекс, конечно, держится. Только ему пятнадцать. И он вообще скрытный, никогда не говорит о том, что его беспокоит.

— Жуть какая, — Элис качнула головой. — Моя мама тоже не подарок, но хотя бы за дверь меня не выставляла. Мы, правда, с ней давно не общаемся. Разругались в пух и прах. Только не представляю, чтобы она сказала подобное.

— Вот видишь. Я вообще не знаю, что их могло связывать с Ральфом. Он говорит, она была другой. Но не может же человек так поменяться, Элис. Я в это не верю. И Алекс… Голова кругом идет.

— А Ральф что? — спросила Элис.

— Да что Ральф? Как и Алекс, делает вид, что все хорошо, но слабо верится. Я его таким еще не видела. Все время думает о чем-то, будто и рядом — и далеко.

За воротами просигналил мобиль.

— Это за мной, — сказала я Сани. — Увидимся вечером.

И поспешила к Ричарду.

— Привет, Сани. — Он махнул рукой, не выходя из мобиля. Голос слегка хрипел, но вживую звучал лучше, чем через кристалл. — Извини, задержался, заглянул к целителям. Так что уже практически здоров.

— Вот и отлично, — ответила я, забираясь в мобиль. — Нам нужно на Кленовую улицу. Знаешь, где это?

— Да, приходилось бывать.

И мобиль поплыл в нужном направлении. Ричард тоже выглядел усталым. Наверное, еще сказывалась болезнь.

— Что там на работе? — спрашивала я.

— Не знаю, взял на пару дней больничный.

— И ты тоже?

То-то, наверное, удивился Айвинг. При воспоминании о начальнике на сердце стало гадко и неприятно. Мерзкий тип. Скорее бы закончить дело, и либо найду другую работу, либо попрошу перевести в другой отдел. Может, даже с Ричардом, если согласится.

— А ты что, болела?

— Нет, уезжала к родственникам мужа.

Не так далеко от истины. Бывшая жена — это ведь родственница, так? Или нет? Потому что формулировка «к матери сына моего мужа» звучала отвратительно.

— Понятно. Значит, в участке пусто.

— Их проблемы, не наши. Прости, не хотела тебя в это втягивать.

— Перестань, все в порядке. А вот и Кленовая.

На самом деле, оказалось недалеко. Даже не улица, а маленький переулочек, гордо носивший её название. Мы без труда отыскали нужный дом — он стоял за высоким заборчиком, но ворота были распахнуты настежь.

— Давай оставим мобиль здесь, — насторожился Ричард.

— Давай, — согласилась я. — Странно, почему открыты ворота. Не просто не заперты, а распахнуты.

— Лучше я пойду вперед.

И, не дожидаясь моего ответа, Ричард поспешил к дому. Я побежала за ним — речь ведь шла о моем брате. Напарник откуда-то выудил пистолет. На моей стороне была магия, и я внутренне приготовилась к атаке. Кто бы ни был нашим противником, мы с ним справимся. Но я надеялась, что обойдется без этого, и нас действительно ждет Роберт.

Ричард распахнул входную дверь.

— Я здесь, — послышался хриплый голос. Но, без сомнения, это был Роб. Я попыталась оттеснить Эверетта, но проще было сдвинуть с места скалу, чем этого мужчину. Поэтому маленькую спаленку увидела только через его плечо.

Роб сидел, привалившись спиной к стене. Ни ран, ни следов крови. Тогда откуда эта бледность? Я бросилась к нему.

— Что? — спросила тихо.

— Сани, — окликнул меня Ричард и указал на подоконник.

Цветок? Алая роза. Не может быть…

— У нас отменились гастроли. — Роберт поднялся на ноги. — Заболела ведущая актриса, и мы вернулись в Ирген на пару дней. Я пришел к Мартине, а тут — роза.

— Свежая, прошу заметить, — добавил Ричард. — Преступление произошло не так давно.

Да, свежая. Конечно, без воды лепестки слегка привяли, но не потемнели и не начали сыпаться. Почему? Почему пропала именно невеста Роберта? Или, как и муж, я начинаю во всем видеть вражеские поиски?

— Когда ты разговаривал с Мартиной в последний раз? — спросила я.

— В ночь перед отъездом. Я стараюсь не отвлекаться во время спектаклей. Попытался связаться, когда приехал, и не смог. Сразу пошел к ней, но её уже не было.

Роб обхватил голову руками. Неужели Мартина была так ему дорога? Я думала, это случайная интрижка, ничего больше.

— Решил сначала поговорить с тобой, и потом уже — с полицией, — продолжил Роберт. — Осмотрите здесь все. Я уже пробовал, но ничего не нашел. Средства ментальных магов ограничены, мы работаем с людьми, а не с помещениями.

— Я взгляну на защиту с улицы, — сказал Ричард. — А ты осмотрись внутри.

— Хорошо, — кивнула я, и напарник направился к выходу.

— Я с ним, — сказал Роб и поспешил следом. Я проводила их недоуменным взглядом. Роберту-то зачем осматривать дом снаружи? Лучше бы помог мне изнутри. Что ж, будь, что будет. Как и предыдущие разы — никаких следов. Только распахнутое окно, колышущиеся занавески и цветок цвета крови, намекающий, что следующая жертва будет, как и я, боевым магом.

— Сани, — Ричард появился в дверях, — здесь такая же защита, как установили на твоей квартире. Думаю, «Агрин».

— Я могу поработать с сотрудниками этой компании. — Следом за Эвереттом в комнату вернулся Роберт.

— Без разрешения? С ума сошел? Тебя арестуют.

— Они даже не вспомнят.

— У нас нет доказательств, Роб. Может, в «Агрин» просто плохие специалисты.

— Сани, мне нужно найти Мартину! — Брат кинулся ко мне. — И мне плевать на наличие доказательств или их отсутствие. Я просто хочу получить обратно свою девушку, слышишь?

— Слышу, но и ты меня услышь. Надо вызывать полицию, пусть проводят экспертизу, подключают поисковиков. Я свяжусь с участком.

— Хорошо.

Роб упал в кресло. Он казался сокрушенным горем. Ричард тихо сказал ему что-то — я не услышала, что, но брат кивнул и вроде бы немного успокоился.

— Слушай, Сани, — окликнул Роб меня. — Давай я останусь здесь и буду разговаривать с полицией сам. Не хочу, чтобы кто-то считал вас замешанными в этом деле.

— Почему? Мы же сотрудники полиции.

— Нас отстранили, — напомнил Ричард. — И твой брат прав. Не стоит нам сейчас попадаться им на глаза. Тем более, что на работе мы эти дни не были. Я увидел все, что хотел. Так что поехали. А Роберт пусть поговорит со следователями.

— Приезжай потом к Элис и Эбу, — попросила я брата. — Буду ждать.

— Хорошо. — Роб безразлично пожал плечами. — Какая мне разница, куда ехать?

— Тогда до встречи.

Обняла брата, мысленно обещая себе и ему, что все будет хорошо. Но, на самом деле, надежды было мало. Пока что ни одну из жертв нового Цветочника не нашли. Как бы хотелось, чтобы Мартина стала исключением.

— А твой брат её любит, эту девушку, — заметил Ричард.

— Да. Но он очень скрытный, я только раз слышала, чтобы он с ней разговаривал через кристалл.

— Неудивительно при таком количестве поклонниц. Они могли бы испортить Мартине жизнь.

— Но вместо них это сделал Цветочник. Как думаешь, Ричард, это совпадение?

Я сама в совпадения не верила, но хотелось услышать его мнение.

— Не исключаю, что нет.

Кивнула, соглашаясь с ним. Что это было? Намек, угроза? Или, может, наши с Ральфом враги, покончив с семьей Скайденов, взялись за нас? Но тогда придется признать, что Цветочник как-то связан с ними. Их ручной пес? Или и нет никакого Цветочника — только кто-то, скрывающийся под его именем? Причем тут «Агрин»? Дать Роберту наведаться к ним? Только ограниченный круг людей знает, что брат — ментальный маг. Что будет, если узнает больше? Эта сила опасна, его не оставят в покое. Начинала болеть голова. Скорее бы увидеть Ральфа. Надо было все-таки попросить его поехать со мной, но муж устал. Ему нужен отдых. Мне тоже, но…

Скользнула в мобиль Ричарда и закрыла глаза.

— Тебе плохо? — встревожено спросил он, и на миг мне почудилось магическое прикосновение, но ощущение тут же исчезло. Готова была поспорить, что это Алекс проверяет, собираюсь ли вернуться домой. Алекс!

Я вылетела из мобиля и помчалась обратно в квартиру.

— Сани? — удивленно встретил меня Роберт. — Я только что вызвал полицию…

— Личная вещь Мартины, любая, и портрет! — потребовала я, не было времени на объяснения.

Роб забрал с полки небольшую рамку с изображением улыбчивой блондинки с большими серыми глазами, посмотрел по сторонам и добавил к рамке простое серебряное колечко.

— Жду тебя вечером, — пробормотала на ходу. Надо дать эти предметы Алексу. Он очень сильный поисковик. Может, по горячим следам сможет помочь? Да, Ральф будет против. Но речь идет о чужой жизни! И потом, мы же никому не скажем, как отыскали пропажу.

Вернулась в мобиль.

— Что такое? — спросил Ричард.

— Ничего, — ответила я. — Просто хочу поговорить со знакомым поисковиком, а для этого нужны личные вещи. Отвезешь меня домой?

— Конечно.

Всю дорогу мы молчали. Я слишком беспокоилась, чтобы поддерживать разговор, а Ричард выглядел задумчивым. Он вообще был странным сегодня. Наверное, все-таки дело в болезни. Мы попрощались у ворот Элис, и я поспешила в дом.

— Ральф! Алекс! — взлетела вверх по лестнице. Сначала заглянула к Ральфу — но постель оставалась застеленной, будто он туда и не приходил. Может, он у Алекса? Толкнула вторую дверь. Ал спал, даже не проснулся, когда его позвала. Кошмары временно отступили, давая ему передышку. Но Мартина… Что же делать?

— Котенок, — прикоснулась к его плечу.

— Сани? — Алекс сонно открыл глаза. — Что-то случилось?

— Да, и мне нужна твоя помощь.

Ал поднялся, потер глаза, стараясь поскорее сбросить сонливость. Я его не торопила. Контроль давался ему с трудом, а поисковая магия не была основной. Пока было время, разложила на столе рамку с портретом, а рядом — колечко.

— Кто это? — Алекс взглянул на изображение Мартины.

— Любимая девушка Роберта. Её похитили сегодня, надо срочно её найти. Попробуешь?

— Если сегодня, то есть шанс.

Ал сел за стол, взял в руки кольцо. Я старалась не мешать — отступила, села на кровать и только наблюдала, как первые спирали магии окутывают его руки. Поиск для Алекса проходил не так, как исцеление или защита. Он будто уходил куда-то вдаль, хоть и оставался рядом.

— Имя.

— Мартина.

— Зови её.

Странный метод…

— Мартина, — громко сказала я. — Мартина!

— Еще громче, Сани.

— Мартина! — крикнула во все горло.

— Она в городе. — Алекса уже заметно трясло. — Это склад или док. Что-то похожее… Подожди! Авернор. Да, это там, я узнаю. Красные облупленные ворота. Замка нет, проволока. Её несут. Она видит, но не может пошевелиться. Видит ноги в тяжелых военных ботинках и коричневые туфельки.

— Туфельки?

— Подожди… Номер! Пять два два. Номер дока. Быстрее! Её хотят куда-то перевезти, как только стемнеет. Она слышит.

Магия исчезла. Звякнуло кольцо, падая на пол.

— Алекс! — Я кинулась к нему, пугаясь. Он был таким бледным!

— Сани? — По ступенькам поднималась Элис. — Ты вернулась?

— Иди сюда, — крикнула подруге. Мне надо было бежать, но Алекса я оставить не могла. Элис влетела в комнату, подбежала к нам. — Эл, пожалуйста, побудь с Алом. У нас еще одна девушка пропала, он дал зацепку, но сама видишь, ему плохо.

— Да, конечно. — Элис помогла мне уложить Алекса в кровать. Он пытался сопротивляться, но кто его слушал? — Беги, Сани, я с него глаз не спущу.

Я вылетела в коридор и по кристаллу вызвала Ричарда.

— Да, — ответил он.

— Ричард, это Сани. Срочно надо ехать в Авернор, Мартина там.

— Откуда ты знаешь?

— Неважно.

— Я за тобой заеду, жди.

— Да я сама…

— Нет, Сандра, дождись меня.

— Хорошо.

Я вылетела во двор и, пока Ричард разворачивался и ехал ко мне, набрала Роберта.

— Роб, мы знаем, где Мартина, — выпалила, как только брат ответил.

— Где? — Его голос звенел от волнения.

— В Аверноре. Я еду туда. Полиция уже приехала?

— Да.

— Значит, бери их с собой.

Как раз вовремя — мобиль Ричарда с визгом затормозил у ворот. Я кинулась к нему, забралась на переднее сидение и выпалила:

— Гони! Времени у нас мало.

Ричард больше ничего не спрашивал — только добавил скорости и помчался вперед.

Глава 37

Ральф

Иначе, как безумием, это нельзя было назвать. Я еще не успел доехать до квартиры Эверетта, как снова раздался сигнал кристалла связи. И это снова была Сани. Откуда она взяла место, где может находиться Мартина, можно было и не спрашивать — я не сомневался, что снова отличился Алекс. Но это был шанс спасти девушку. Пришлось все-таки доехать до квартиры, пополнить запасы оружия, потому что еще неизвестно, что ждет нас в Аверноре. Еще один намек, что Цветочник связан с нашими врагами? Или Авернор просто стал рассадником заразы?

Сани всю дорогу молчала, и я тоже не спрашивал, потому что и так знал ответы. Немного уязвило, что она даже не попыталась связаться со мной настоящим, попросить о помощи. Снова все решала сама. Ничего, найдем Мартину — и я расскажу ей об Эверетте. Покричит и успокоится. Но дальше вот так разрываться — это не выход.

Мы въехали в Авернор. Мобиль плыл вдоль ряда доков.

— Красные облупленные ворота. Номер пять два два, — проговорила Сани.

Это что, тоже Алекс увидел? Но как? Поиском? Поисковики могут указать точку на карте, установить связь с пропавшим, только не описывать док и не называть номер.

— Вот он, Ричард!

Я резко остановил мобиль.

— Пойдем сами или будем ждать подмогу? — спросил у Сани, и так зная ответ:

— Конечно, сами. Девушке нужна помощь.

А еще с девушкой там, на складе, может находиться кто угодно. Один человек, десять, двадцать. Я вооружился пистолетом и шокером — полезная штука, чтобы потом было, кого допрашивать. Мы выбрались из мобиля и, скрываясь в тени домов, двинулись к зданию склада.

— Через основные ворота лучше не ходить, — прошептала Сани.

— Согласен. Давай попробуем обойти.

Забор выглядел таким старым, будто вот-вот рухнет. Местами в нем зияли дыры. В одну из них мы и забрались. Пригнулись и медленно пошли к складу. Здесь не было окон — только массивные стены и один-единственный вход.

— Выбора нет, — сказала Сани.

Я кивнул. Почти сразу взметнулся пульсар, оставляя в двери значительную дыру. Еще удар — и вход был свободен. Мы выждали, но никто не торопился выбегать наружу, стрелять в нас, нападать. Алекс ошибся?

Сани первой заглянула в дверной проем — и тут же бросилась туда. Склад был пуст. Но Алекс не ошибся — Мартина сидела на стуле в центре помещения, связанная по рукам и ногам. Она смотрела в пустоту, будто не замечая нас.

— Надо её забрать и убираться, — пробормотала Сани.

— Это может быть ловушка.

Я проверил наличие магии, но единственный магический след окутывал саму Мартину. Нет ловушек? Что за шутки? Может, это был не Цветочник, а кто-то, кому понадобилось, чтобы мы были здесь и сейчас?

— Забираем девушку и уходим.

Сани склонилась, уничтожая узлы — развязывать их было некогда. Пока жена отвлеклась, я осторожно коснулся магией Мартины, постарался снять оцепенение, но девушка не реагировала. Как и прислуга в доме Скайденов. И снова не мой профиль. Подъедет Роберт — справится. Во мне крепла уверенность, что это не Цветочник, а кто-то, подделавший его стиль. Один вопрос — зачем?

— Надо вывести её отсюда и дождаться ребят, — сказала Сани.

— Сани? Ричард?

А вот и Роберт! Вот кто влетел на склад без тени осторожности. Кинулся к Мартине, прижимая её к себе, подхватил на руки. Но если Роберт здесь, то где полиция?

— Уходим, — сказал я. Не время задавать вопросы.

— Я прикрою.

И прежде, чем успел возразить, Сани выскользнула во двор. Я кинулся за ней. Скорее, на инстинктах, чем обычным зрением, заметил блеск металла где-то впереди и рухнул на неё сверху. Грянул выстрел, и там, где мы только что стояли, доска разлетелась на щепки.

— Не выходите! — крикнул Роберту и Мартине.

Менталист бесполезен в дальнем бою, да и пусть лучше присмотрит за девушкой. Мы тоже попытались переползти обратно под убежище стен, но землю тут же вспахали пули. Лежать, не двигаться.

— Ричард, пусти, — рвалась Сани.

— Еще чего!

Я бы лучше издох, чем позволил ей рисковать собой. Стоило пошевелиться — снова выстрел. Внезапно взвыли сирены, загудели мобили.

— Полиция! — вылетел из ближайшего Айвинг.

— Ложись! — крикнула ему Сани.

Наше подкрепление спряталось за мобилями, но меня мало интересовало, что будет с ними. Главное — Сандра. Не пустить! Эх, Алекс, снова твои сны сбываются. Но на этот раз у них нет шансов. А группа уже продвинулась к соседним складам, оттесняя преступников. Мы рванули обратно, к Роберту и Мартине. Девушка пришла в себя — как я и думал, Роб справился. Она сидела на полу у стены и безудержно рыдала.

— Ничего, скоро все закончится, — Сани села рядом с ней. — Этих подонков обязательно арестуют, обещаю.

— Эй, Эверетт, Колден! — Влетел на склад Крис. — Вы тут живы?

— Живы, — я махнул рукой. — Вы вовремя.

— Обязательно было соваться самим? Не могли дождаться? Ну, да ладно, все хорошее вам Айвинг скажет. Мы их взяли, идем.

А вот взглянуть, кто чуть не устроил здесь могильник, хотелось. Мы с Сани вышли следом за Крисом, чтобы увидеть двоих чумазых мужчин, больше похожих на попрошаек, чем на стрелков. Это не они!

— Что-то мне не верится, — прошептала Сани.

— Мы ни при чем, клянусь! — завопил один, но Айвинг ловко уронил его носом в землю.

— Эверетт, Колден, что за самоуправство? — хмуро взглянул на нас. — Я что, неясно выразился? Вы отстранены!

Вот только ответить я не успел. Грянул выстрел. Я толкнул Сани в спину, и она упала на землю. Ранена? Нет, слава богам.

— Вон, еще один! — часть группы унеслась за стрелком, а я протянул Сани руку, помогая встать на ноги.

— Спасибо, — пробормотала она, подняла голову — и замерла. — Ральф?

Я мельком взглянул на запястье. Часы остались на земле. В них застряла пуля — и стрелял мастер, потому что на руке не осталось и следа. Пуля точно вошла в кристаллы, удерживающие иллюзию.

— Сани, дома я тебе все объясню, — тихо сказал жене.

— Это еще что за новости? — взбеленился Айвинг. — Вы кто такой?

— Её муж. — Я обернулся к нему, и начальник выразительно побледнел. — Позволите мне увезти жену домой? Хотя, я вас и спрашивать не буду.

Схватил Сани за руку и потащил к мобилю. Она даже не сопротивлялась. Зато Айвинг пытался преградить мне путь.

— С дороги, — только и сказал я. Видимо, Айвинг понял, что сейчас со мной лучше не связываться. Только сказал:

— Завтра жду в участке.

Подождут! Они все подождут! Айвинг, Роберт, Мартина. А Сандра — нет. Потому что по её лицу я уже понял, что пропал. И то, что она еще не вцепилась мне в лицо — заслуга зрителей, которые пялились так, будто готовы кожу прожечь.

Я тоже не стал лезть с разговорами. Решил, что мобиль — не лучшее место для выяснения отношений. Но когда до дома Эба и Элис оставалось всего минут десять, Сани все-таки заговорила:

— Как ты мог? Просто скажи мне, Ральф. Как ты мог?

— Это было ради твоей безопасности, — старался говорить спокойно. — Ты ведь не хотела слушать ни меня, ни Алекса.

— И сколько бы ты еще меня дурачил? Год, два?

— Я хотел тебе сказать.

— Хотел? — Сани обернулась. Она была в ярости. Я прекрасно понимал, почему, но в этой ситуации ничего не мог сделать. Знал же, что так и будет. Но если выбирать между её жизнью и всем тем, что она готова мне сказать, я лучше её выслушаю.

— Да. Сегодня и хотел.

— И почему я тебе не верю? — Голос Сани звенел от обиды.

— Потому что ты вообще мне не веришь.

— Что?

Мобиль остановился. Я вышел, хлопнув дверцей. Нет, я не собирался ссориться с женой, хватит. Но так безумно устал, и такой хаос царил внутри, что с тру