Ничего святого (fb2)


Настройки текста:



 

 

 

 

 

Александр Елин

 

 

НИЧЕГО СВЯТОГО

 

 

 

ВНИМАНИЕ!

Категорически запрещено детям любого возраста и пола, а также взрослым, склонным оскорбляться на национальной, нравственной или религиозной почве.

 

 

 

 

 

 

 


 

от автора

Дорогие мои читатели! Раньше вы были дорогими моими слушателями. Тридцать лет я профессионально писал тексты песен, предназначенные для ушей, а это не совсем то же самое, что писать стихи. Более того — я писал не авторскую песню, не «отсебятину», а тексты для рока и попсы, а это совсем уже особенный жанр — сродни драматургии, когда твоими словами говорит персонаж, ничем на тебя не похожий.

Владеющих таким умением поэтов называют «либреттистами», и им позволено намного больше, чем книжным литераторам. Тексты для «пения ртом» подкреплены мощными аранжировками, слова вживляются в мозг прямым уколом прилипчивого мотивчика. И всякие огрехи с рифмами или сусальные банальности часто проскакивают незамеченными, как троянский софт.

Не буду скромничать, на этой ниве я преуспел. Вышла дюжина альбомов с песнями на мои слова. Я сильно запудрил мозги целому поколению любителей тяжёлого рока, успешно сочинял сатиру и юмористический поп-трэш.

Стихов для чтения я практически не писал, так сложилось. И вот как-то, будучи уже на шестом десятке, прочитав в Википедии, что Александр Елин — известный российский поэт, я дал сам себе обет в кратчайшие сроки оправдать это высокое звание, присвоенное мне неизвестным редактором сетевой энциклопедии. И стал писать каждый день хотя бы четыре строки. Задача оказалась непростой — по сравнению с укутанными в музыку текстами песен стихи на бумаге выглядят совершенно нагими и беззащитными. И только накачанные мускулы метафор или изящество форм могут превратить их в текст, достойный внимания.

Прежде чем вы решите — получилось ли, я хочу предварить ваше чтение несколькими важными замечаниями.

Во мне по-прежнему иногда рулит процессом либреттист — и я пишу от лица вымышленного персонажа. Если вам вдруг покажется, что мелькнул где-то я, Елин — сомневайтесь. Возможно, я опять прячусь за видимым только мне певцом или певицей. Да и не важно, где я. Важно — где вы.

Часто мои стихи сиюминутны, привязаны к событиям и новостям сегодняшнего дня. Формула «утром в газете — вечером в куплете» очень меня заводит.

А теперь — слова благодарности.

Спасибо моей прекрасной подруге Чулпан Билаловой, народной художнице Башкирии(!!!), которая нарисовала и подарила мне иллюстрации, предваряющие разделы.

Спасибо Кате Домарёвой за чудную обложку, а Илье Иткину за восхитительное фото, где я лучше, чем в натуре.

Спасибо моим прекрасным коллегам и собратьям по проекту «Мастера непечатного слова» — Борису Влахко, Леониду Каганову, Вадиму Седову, Сергею Плотову, Антону Чернину. Поищите их книги в сети или в магазинах — они того стоят.

Отдельное спасибо Владимиру Вишневскому, мэтру и моему доброму другу, который за руку привёл меня в редакцию издательства Литсовет.

Этих стишков не было бы, если бы не посиделки с моими прекрасными собеседниками и собутыльниками, умнейшими людьми современности — Михаилом Гуревичем и Олей Карташовой, Леонидом Зиманенко и Катей Домарёвой, Антоном Меркуровым, Олегом и Анечкой Ульянскими, Владимиром и Олесей Парицкими, Шулой Примак, Леночкой Пчёлкиной, Арсеном Ревазовым, Станиславом Белковским, Андреем Ростом, Аркадием и Наташей Сандлерами, Колей Тржаскалом и Олей Сарухановой, и многими-многими другими в России, Израиле, Америке и Европе.

Спасибо всем моим друзьям и подписчикам в Facebook.

Спасибо маме и папе, моим жёнам, детям и внучкам, брату и его большой семье. Простите меня, родные — я та ещё сволочь.

И вечная, вечная благодарность ушедшим в облако дорогим моему сердцу Мишеньке Генделеву, Антоше Носику, Аркану Кариву и Саше Семёнову.

А теперь — берегись, читатель.


 

(пустые хлопоты)

Как придёшь воевать с неполадками —

так кучкуясь, с улыбками гадкими,

собираются местные жители,

кто в рубахе исподней, кто в кителе;

баба, дед со старухой щекастою,

дети неприкасаемой кастою,

с арматурой, с бейсбольными битами

угрожающе скачут кульбитами...

Ты к ним вроде бы ласково, с шутками,

а они с транспарантами жуткими:

Миру — мир! НАТО — нет! Слава воинам!

И скандируют хором расстроенным:

— Ну-ка дай ему! Врежь ему! Вмажь ему!

.......

Никогда тут не будет по-нашему!

(амбулаторная карта мира)

Мы смотрим из окна палаты

туда, в огромный мир иной,

где шизофреники патлаты

орут и брызгают слюной,

Где седовласые кретины,

истошно лая и скуля,

решают судьбы Палестины,

Донбасса, нефти и рубля,

Где бьётся в бешеном припадке

обритый наголо дебил,

где с идиота взятки гладки,

хоть он ограбил и убил,

Где каждый лидер — параноик,

где каждый план — тревожный бред.

Видать, у них нехватка коек,

у них, видать, уколов нет.

А тут у нас зато сестрицы,

феназепам, валокордин,

и тишина внутри больницы,

и все здоровы как один.

(политология)

Один крутой потомок Маккавея

так написал в «учебнике царя»:

лох должен цепенеть, благоговея,

а не считать чужие бабки зря.

Поверит он в любые небылицы,

а чтобы над душою не стоял —

устрой священный бой вдали столицы,

поскольку лох — расходный матерьял.

(испорченный праздник)

Когда с планеты Фаэтон

на Землю спустится тарелка,

здесь будет спёкшийся бетон,

а сверху пепел мелко-мелко.

И на оплавленной трубе

пришельцы обнаружат пятна:

«с-п-а-с-и-б-о-д-е-д-у-з-а-п-о-б-е...»

прочтут и улетят обратно.

И вот уже отчёт готов,

он свёлся к двум коротким фразам —

«везде видны следы понтов,

нигде не обнаружен разум».

(мор)

Кто-то добавил бактерию в воду —

бесы полезли из нас на свободу.

Богу никто мы, и он нас не спас.

Нина и Гоша, Анюта и Стас

всею великой могучей страной

скалятся, лают, плюются слюной.

Дима Володе и Ваня Серёже

бьют по лицу — и по печени тоже.

Маша, Наташа и прочие фурии

жаждут не секса, а драки и бури, и

вышли, готовые с Сашей и Женею

к массовому самоуничтожению.

(правильный курс)

Огромное спасибо капитану

за атмосферу счастия на барже,

за пиво, за пельмени, за сметану,

за импортное что-то типа спаржи,

За танцы под литавры и фанфары,

за то, что все красавчики в команде…

Но, чёрт возьми! — мы плыли на Канары,

а оказались в угандошенной Уганде...

(наша служба и опасна, и трудна)

Вот-вот осилим мы врага —

кувалдой обломав рога,

коленом в пах, и вилкой в глаз,

и в горло ядовитый газ,

И кислотой, и кипятком,

и закатав в асфальт катком,

сломав хребет, и кости кисти...

А не буди чертей в чекисте!

(берёзовая каша)

Ах ты, белая берёза,

расписная береста,

всякий трогает её за

непотребные места.

А она стоит, простая,

как девица, вся в соку,

и ворон тяжёлых стая

укрепилась на суку.

Злые, чёрные как бесы,

если что, склюют в момент —

карр да карр про интересы

и про цену марки Brent —

Кто с короной на погонах,

кто с пером из дома мод...

под берёзой нет влюблённых —

лишь объедки да помёт.

Птиц других не слышно пенья,

но воронам недосуг;

им насрать на гниль, на пенья —

истерично пилят сук.

Ах ты, белая берёза,

расписная береста,

знать, тебе привычна поза

безымянного креста.

(силовики)

Снабжало нас село веками

едою и силовиками,

и так мы увлеклись едой,

что дело кончилось бедой.

Мы все ленивы, толстомясы

и точим не мечи, а лясы.

И воз какой ни волоки —

а в нём на половине кассы

толпой сидят силовики.

(учение)

Идущий вверх, живи не по лжи,

следи за здоровьем тела;

взявший чужое — назад положи,

воин, сражайся смело.

Девица, торт не ешь перед сном,

ребёнок, не мучай кошку!

Много белков в молоке и мясном,

другу не ставь подножку.

Тёплым, бодрящим должен быть душ,

хрустальной должна быть люстра...

Конечно, всё это полная чушь,

но так говорил Заратустра.

(осенний сплин)

Такая нам досталась почва,

что всё на ней стоит непрочно,

и если кровью не польёшь —

ни дань не соберёшь, ни рожь.

Такие нам достались зимы,

что не нашли в грязи стези мы;

ни дух не греет нас, ни мех,

а только водка или грех.

И вера тут не полнит силой —

дай Бог, Господь спаси-помилуй,

и князи тут в противофазе

с пошли вы нахуй в каждой фразе.

А в остальном — страна как все:

и член ООН, и член ПАСЕ,

и есть охота и рыбалка...

Вот только деток очень жалко.

(одичание)

Напрасно мы тут смущали людей,

слагая саги про ГРЭС и прогресс:

однажды явился дед берендей,

увёл их обратно в дремучий лес.

Не то чтобы им не нравился быт,

в котором нажал на кнопку — и на,

а просто каждый в душе следопыт,

охотник и травник, или жена.

И им природа — потерянный рай,

а город, напротив, — кромешный ад;

не джаз им релакс, а вой или грай,

и слаще лосьона болотный смрад.

А в чаще родимое бьёт ключом,

и можно мозги отключить от рук,

любить, не думая ни о чём,

летать, уцепившись хвостом за сук.

Напрасно мы тут смущали людей —

ещё им важнее не дух, а плоть;

пускай идут, поедят желудей,

пока их не надоумит Господь.

(2037)

С предателями мы недоглядели,

повсюду окопался хитрый враг;

пора вернуть надёжные модели —

в России без Дзержинского никак!

Вот этих, что замечены в измене —

топить по списку в яме выгребной,

чтоб не слюнявили Америке колени,

с которых мы вставали всей страной!

Ведь завтра наши мощные отряды

пойдут учить гейропу и Канзас,

а тут в тылу такие бродят яды!

Кровопусканье будет в самый раз.

И вот ЧК шагает по проспектам —

сюда, сюда, ко мне! Я знаю, где!

Вот трое тут и восемь человек там

плохое говорили о вожде!

А здесь живут нацмены и нацменки —

из них никто не нужен нам живой...

За что же вы меня ведёте к стенке?

ведь я же свой, братишки, я же свой!

(сила слова)

Я обратился к проституткам,

что на ветру стояли жутком —

ну что, девчонки, хорошо вам

в борделе уличном дешёвом?

А ведь когда-то вы хотели

трудиться в шёлковой постели,

и продавать себя халифам

по феерическим тарифам,

И накопить на двушку в Лобне,

и замуж выйти так, чтоб в лоб не

перепадало по обкурке

от подментованного урки...

Но все остались без трофея.

Судьба — не сказочная фея,

валюты мало даже блондам,

а богачи свалили в Лондон.

Упала нефть, в бюджете бреши,

подорожали смузи, фреши.

Клиент то хам, то неврастеник,

и норовит за так, без денег.

И хоть у вас природный навык,

но до кабаевых и навок

вам как от Химок до Сатурна.

Культурно надо жить, культурно —

Не мёрзнуть без трусов на трассе,

а встать к прилавку или кассе!

... И вняли мне, и поумнели,

и, устыдясь, ушли с панели.

(лихие 90-е)

Мы склеили клёвую схему, win-win,

забились по денежке fifty-fifty

и стали за ростом своих половин

следить, катаясь по лофтам в лифте.

Какие чики вокруг — зазырь!

Какое пойло — давай, до дна!

... А то, что вдруг взял и лопнул пузырь —

не наш косяк, а вина вина.

(всеобщая экранизация)

Гадюка дикторша беснуется на Первом,

искря раздвоенным проворным языком,

таких по нервам даст немереных ампер вам,

что превратится мозг в унылой грязи ком.

Сначала санкции, потом другие лажи —

дуэль на шпажках визажиста с сомелье,

и крестный ход шахидов в камуфляже,

и педерасты в фиолетовом белье.

Потом про курс рубля и судьбы мира

под игом демона в сверкающей броне,

про ведьму в кимоно из кашемира

и провокатора в армейском зипуне.

Но заклинаю — зря поверили змее вы:

она рептилия и стопроцентно врёт.

Капец давно уже пришёл в костюме Евы,

икс икс икс эль, надетом задом наперёд.

(важный текст)

Я — опытный агент диванных войск,

разведчик безразмерного масштаба.

Я видел засекреченный инвойс

к заказам президентского генштаба,

и смету на устройство бункеров,

и видно, что считали профи цены,

и Сам подписывал — ах, чтоб он был здоров!

И вот что я скажу вам, офицеры:

нам всем насрать на ваш букет ракет,

упрятанных в неведомую шахту,

на танчики, которым равных нет,

и на подлодки, вставшие на вахту,

плевать, что на рекордных скоростях,

и сколько в экипажах человек там...

Нам важно, что готовится в сетях,

и супервайзер кто по спецэффектам.

(златоглавая)

Встаёт луна над минаретом,

джигит джигита бьёт в висок,

и на мангале разогретом

шипит шашлык, пуская сок,

с халифом спорит дервиш древний,

декхане ходят босиком…

Москва всегда была деревней —

а тут вдруг стала кишлаком.

(наблюдение)

У нас, пока ты мерзко пьян и нищ, —

с тобой разделят водку и табак,

а выскочишь — начнут давить как прыщ,

и сразу же повесят всех собак,

Что ты и вор, и лжец, и педофил,

и либерал, и красный, и фашист.

Заройся в грязь, в болото, в самый ил —

и будешь свой тогда, и праведен, и чист.

(корни зла)

Мы все росли на правильных мультфильмах

о зайце, волке, белочке, кроте —

и те, кто моет нал в оффшорных фирмах,

и те, кто воет в полной нищете.

Все пели детским хором «Чунга-Чанга»

и ржали над старухой Шапокляк —

и депутат с лицом орангутанга,

и либерал, набитый в автозак…

Фанаты заводного Винни-Пуха

и Карлсона наивные друзья —

чуть что — за ствол, и бьём соседа в ухо,

и материмся, Западу грозя.

И ни при чём тут спилберги-бессоны —

втянули нас в порочный этот круг

враги Руси и тайные масоны

Котёночкин, Татарский и Хитрук.

(родная речь)

В нашей школе суматоха:

по приказу ГОРОНО

выражаться очень плохо

нам теперь запрещено.

И пошло — Серёга, дылда,

вроде тихим был юнцом,

а назвал завхоза «дилдо» —

вызван к завучу с отцом.

Педагогам ненавистен,

Федя был отправлен вон —

это что ещё за «фистинг»?

Это что за лексикон?

А ещё разбил пюпитр

физик об Андрюхин зад,

потому что слово «клитор»

дети вслух не говорят...

Вот Айгюль — иногородня,

а за трендами следит:

учит много слов сегодня —

«лизинг», «бартер» и «кредит».

Не за страшный «пенетрейтинг»,

не за мерзостный «анал»,

а за «менеджмент» и «рейтинг»

ей поставят высший балл.

Эй, Наташи, Любы, Кати!

Контролировайте речь!

Это вам поможет, кстати,

честь до свадьбы уберечь.

(вольный перевод)

От Академии наук

народу нет ни малый прок:

сидят, просиживают брюк —

пускай идут, мотают срок.

Загоним нефть и купим пуль,

и что там сделано в Китай.

Из космос выхлоп полный нуль —

зачем туда-сюда летай?

Таджик построит магазин,

коньяк пришлют из Ереван,

поставим торговать грузин,

а ты давай иди, Иван,

К колодцу с гнутый коромысл,

напейся, и быстрее в гроб —

а в чём такого жизни смысл,

тебе расскажет в церкви поп.

(фольклор)

Царевич, сев на трон отца,

спросил седого мудреца —

скажи мне, кто России враг?

Абрам изрёк: «Иван-дурак».

— А кто ж тогда опора наша?

— Как кто? Жена его, Наташа.

(история из учебника)

Августейшие особы

так и резались в серсо бы,

так и шлялись на балы бы,

но явились люди-глыбы —

В. И. Ленин, Троцкий Лев —

превратили Зимний в хлев.

Особисты, взяв особ,

в особняк их. Кто усоп,

а кого потом в подвале —

бах, и нет монаршей швали...

Тот период был угарен:

телеграф, базар, вокзал —

это чтоб потом Гагарин

«ну, поехали» сказал.

(ширь даль высь)

Ну а у русского душа-то!

По мелочам не приставай!

Он пьёт ковшами из ушата

и саблей режет каравай.

Ему халат рабочий узок,

и на фиг труд, когда есть фарт,

и если трахать — так французок,

а красть — так сразу миллиард.

(былина)

В одной стране жила-была мораль,

и жёны там, подобно лебедям,

чужих не допускали в свой сераль,

и их мужья не шлялись по блядям.

И если девка, скажем, на сносях,

то бить плетьми и нахуй за Можай!

И мельницы вращались на осях,

и колосился пышный урожай.

Там слушались мудрёных стариков,

и бабушкиным сказкам был почёт,

а если кто с далёких далеков —

тот пидор, шарлатан и звездочёт,

И зарится на местное добро,

что в недрах шахт и в глубине души.

Такому надо ножик под ребро,

такому надо — на-ка, попляши!

И счастье это длилось бы века

на радость царь-царевичам-попам,

но в небесах возникли облака,

а в них — порнуха, симпсоны и спам!

Какой пролился ливень на страну!

Какой случился ад и израиль!

Да, прозевали, видно, Сатану…

Он, Сатана, такой — поди осиль!

(легенды шоубиза)

Певец, не попадая в ноты,

кричал продюсеру — говно ты!

Басист, по-львиному рыча,

бил саксофоном скрипача.

И гитарист, слажав свой рифф,

сломал о пианиста гриф…

Так, гениальны и светлы,

писались в Abbey Road битлы.

(дары волхвов)

Иосиф для Марии сделал party

по случаю рождения дитяти.

Малыш хорош — и рост, и масса.

Иосиф на мангале жарил мясо.

Пришли волхвы и принесли дары —

коньяк, балык и баночку икры...

Такой расклад неждан-негадан —

а где же смирна, золото и ладан?

Ещё б припёрли lego и i-pad!

А как же Бог? А как же рай и ад?

(из Катулла)

Слава Помпее! Героям слава!

Вышли — кто с палкою, кто с ножом,

и тут из вулкана попёрла лава,

а мы такие стоим и ржём.

Не быть у нас на районе потопу,

покажем пример и спартам, и троям!

Ни шагу назад, ни полдюйма в жопу!

Слава Помпее! Слава героям!

(последняя буква)

Я — маг семнадцатого круга,

я — повелитель дум и снов,

тупым со мною очень туго,

я — разрушитель их основ.

И если вижу, где что криво,

то выпрямляю на ура.

И со времён Большого взрыва

я — символ мира и добра,

и беспримерно мощный гений —

мне по уму любой вопрос,

и я плевал на разность мнений —

как Магомет или Христос.

Как Лафонтен я мастер басен,

как Тайгер Вудс играю в гольф…

А тот, кто с этим не согласен —

тот Гитлер грёбаный Адольф!

(слава труду)

Куда ни сунься — все при деле.

Над картой сгрудился Генштаб.

Структуры строят в спецотделе.

Грядёт решительный этап:

сдадутся, сгинут супостаты —

так ванговали на тэвэ.

И гил, и Латвия, и Штаты —

им всем — хана, а нам — лавэ.

Эксперты взмокли от натуги,

и политологи без сил,

и не мечтают о досуге,

хотя никто их не просил.

Собрали факты воедино,

и оказалось, что совок,

как джинн из лампы Аладдина,

возник, и в смысле темпов — ок.

Кипит, везде кипит работа:

Медведев пишет в Инстаграм,

Касперский ловит укробота,

Кадыров с криками «харам!»

на дно ущелья сбросил гея,

на Селигере темы трут

юнцы, кучкуясь и фигея,

что и таким быть может труд…

И, как сказал какой-то комик,

лет через восемь или пять

в ряду крупнейших экономик

мы будем выше всех стоять.

(Даниловский)

На рынке у смуглой аварки

купил я яичко для варки,

и малую толику гречки

у пёстрой весёлой узбечки.

И острой морковки для пьянки

у жёлтой как сыр кореянки,

буквально столовую ложку…

Особой травы на дорожку...

И вышел, покусанный ценами,

ругаясь словами обсценными…

(о любви)

Трудно жить без женской ласки

гастарбайтеру в замазке,

алкоголику в завязке,

инвалиду на коляске,

пехотинцу, моряку

и глухому старику —

им никто не строит глазки

и призывные гримаски,

мысли их грязны и вязки,

а рефлексы просят встряски...

От таких беги в опаске!

Кто поможет этим людям?

Кто в ладонь положит грудь им?

И цветком раскроет лоно?

Да, я верю, тяжело, но

это ж тоже божьи твари —

им играл на «Страдивари»

виртуоз Егоша Белл,

Майкл Джексон песни пел,

развлекали день-деньской

Поль Гоген, Иван Крамской,

Спилберг, Бродский, Моцарт, Репин,

ДДТ, Захар Прилепин.

Так что, дура, не реви —

всем, кто просит, дай любви!

(семечки)

Семечки содержат витамины

и нужные организму жиры.

Грызущие их неутомимы,

не боятся ни холода, ни жары.

В подсолнечных найдены ферменты,

повышающие силу самцов —

учёные ставили эксперименты

на кроликах в качестве образцов.

В 100 граммах почти 600 калорий!

Это даёт энергию для борьбы,

а вместе с водкой спасает от хворей

лучше, чем чеснок или какао-бобы.

Поэтому гопник и рвёт всех на части,

а хипстер со смузи — так, мелюзга.

Бывало, зайдёшь в коридоры власти,

а там под ногами хрустит лузга.

(космическое)

Вот улетели в космос мощи

как знак с колен встающей мощи,

и если горняя среда

не причинит мощам вреда,

то обратят свои стопы

за ними в небеса попы,

а следом за попами — паства,

что неупруга словно паста,

а там подтянутся раввины,

муллы, епископы, брамины,

жрецы, монахи в клобуках —

все, все исчезнут в облаках...

А мы, безбожники, хе-хе,

тут заблаженствуем в грехе.

(актуалии)

Всё непросто сейчас у Европы —

им Китай угрожает демпингом,

и разведали тайные тропы

мусульмане к их райским кемпингам.

И Европа, от санкций слабая,

наезжает на турков с греками,

типа — очень крутая баба я,

аккуратней там с чебуреками!

И госдолг растёт у Америки,

и задуманы провокации —

окопаться на Колыме-реке

и оттуда вещать по рации,

Унижая арабов Сирии,

что их маму имел Микки-Маус,

что их яйца похожи на гири и

интеллект как у птицы страус.

А у Индии и Бразилии

интересы в Центральной Африке:

они воду туда возили и

собираются строить фабрики.

Русофобский шабаш в Австралии —

потому что они по сути, ну,

скажем, всё у себя обосрали и

выражают так зависть к Путину.

На любые способна подлости

закулиса большого кризиса.

Это выгодно Омской области —

там поднялись надои с бизнеса.

Кто-то в Трампа метнул топориком:

то ли Мексика, то ли Кения,

но скажу — как историк историкам —

правда выплывет, нет сомнения,

Что масоны водили на блядки

мавзолейного сифилитика.

Вот такие расклады, малятки.

Вот такая геополитика…

(такие люди)

Ну что за люди на Руси!

Их как ни мучай, ни беси,

да хоть топи их как котят —

всё стерпят-слюбят и простят.

И бесконечно будут ждать,

когда наступит благодать,

когда дела пойдут на лад —

почти святые, просто клад!

И все помочь готовы всем,

и в поле — в пять, на вахте — в семь.

И вера им дана, и страсть!

Ну как таких не обокрасть?

(немного не по Чуковскому)

У меня зазвонил айфон.

— Кто говорит?

— Агафон.

— Откуда?

— Из православного храма.

Высылаем кокаина два килограмма.

Мы поняли из вашей фэйсбучной ленты,

что у вас есть клиенты.

Через час опять дребезжит мобила:

— Хелло, это Хиллари, жена Билла.

Давайте встретимся у Большого, в скверике.

У меня есть печеньки из Америки,

раздайте в Москве ботанам и задротам —

пусть пугают вату оранжевым переворотом!

А ещё вдруг срочный вызов из Кремля:

— Ты чё там лепишь за вирши, мля?

Напиши «Такого как Путин — два».

Заждались уже и менты, и братва!

А то смотри, загоним за Можай,

давай там, на власти не наезжай!

Потом выходили на связь:

лихтейнштейнский князь,

какой-то Хаим из раввината,

викиликс, аналитики НАТО,

не скрывая чеченского акцента,

социологи из Левада-центра,

и Меркель, и Биби, и даже Буш.

И все спрашивают какую-то чушь:

— Не хотите ли остров для солнечных ванн?

— Прикупите от полония антидот!...

Не пошёл бы ты нахуй, пранкер Вован?

Тебе, блять, номер дали не тот.

(день защитника от нападающих)

Весь разум мира скоро станет облаком

и подчинит себе и дух, и плоть,

и, радуя детей мультяшным обликом,

с мешком подарков явится Господь.

Не будет в нём ни корысти, ни ярости,

и, возлюбив и грешных, и святых,

с лекарствами от рака и от старости

пошлёт он в Русь архангелов своих.

И тут начнут Защитники Отечества

по ним из шахт ракетами шмалять —

к большому удивленью человечества...

дебилы, блять

(из-под ёлки)

Несмотря на рожденье Иисуса Христа,

ситуация в мире совсем не проста —

всюду войны, террор, нищета и порок,

и не поровну властью поделен пирог,

и мужчина с мужчиной ни разу не добр,

и их жёны порой ядовитее кобр,

и расстройство сплошное, и чад от их чад,

и похоже, что черви нас скоро схарчат,

хоть входили в контакт мы с Небесным Отцом —

на коленях, и раком, и в книгу лицом,

и вот так и вот эдак...

Но, как ни молись,

Бог не больше, чем инопланетная слизь.

(американ дрим)

Ночь висит над Белым домом,

пуст Овальный кабинет,

мир, привыкший быть ведомым,

в это время как бы нет.

Прислонясь к Мишель Обаме,

проглотив медикамент,

сладко чмокая губами,

дремлет грозный президент.

Отрубились конгрессмены,

и сенаторы храпят.

Кто нагой, раскинув члены,

кто укутавшись до пят.

Адвокат и воротила,

коп и гангстер роковой,

и научное светило —

все давно на боковой.

Лишь слегка скрипят матрасы,

да порой выходит газ.

Трансы, геи, пидорасы —

в общем, всё не как у нас.

Небеса черны, бездонны...

Время близится к шести...

Спят и видят, блять, гандоны,

как Россию извести!

(казнь)

— Ты всё просрал!

— На всех ходил войной!

— Мы шваль и голь! — кричал ему народ.

— Из-за тебя из нас сочится гной!

А он в ответ, всходя на эшафот:

— Когда б не пьянство, воровство и ложь

под звон колоколов и вонь кадил,

когда б не гады из масонских лож,

о, как бы вами я руководил!

(дым отечества)

Гори, гори, моя еда,

еда пленительного вкуса,

жаль, что её везут сюда

не через брата-белоруса.

Уж он бы поменял ярлык

и перекрасил упаковку,

добавил бы белок в балык,

наклеил марки на морковку.

И стал бы полон рацион,

и всё бы пело и плясало,

а не валило бы в Цион,

где не сжигают даже сало.

(фемида)

И всё-таки собрали трибунал

и быстро зачитали приговор —

что да, виновен, ибо распинал,

сжигал, топил, расстреливал в упор.

Хоть адвокат и стоил стопиццот —

он отступил под натиском улик.

Эксперт проверил каждый эпизод,

и перечень свидетелей велик.

Казнить его! На стул! На эшафот!

И рукоплещет зал — и страшно рад,

что зло теперь исторгнуто, и вот

все смотрят в клетку — как там этот гад?

Ему же в пятницу уже гореть в аду?

Таким, как он, же точно места нет в раю?

А гад встаёт и громко говорит суду —

ещё меня святым объявят, зуб даю!

(социализм с человеческим лицом)

Как известно, работа — не волк,

зря так паришься ради неё ты —

проще деньги выпрашивать в долг

на жратву, на бензин для тойоты.

Что получишь в награду за труд?

Геморрой, депрессняк и подагру.

А бездельник немерено крут

и вином запивает виагру.

Это он лишь для вида тупой,

а на деле, как все паразиты,

протестует опасной толпой —

и попробуй ему возрази ты.

У него так ранима душа!

Так умильно заплаканы чада!

И маманя, окрошку кроша,

заблажит из кухонного чада:

— Справедливость! Свобода! Паёк!

— Все равны перед божеским оком!

И пока ты заводишь станок,

он кайфует в блаженстве глубоком —

Ведь оплатят ему все счета

и простят дармовые кредиты.

Никому не нужна нищета

и голодные злые бандиты.

Так что помни, здоровье губя

и ругаясь, что всё, мол, обрыдло:

ты работаешь не на себя —

а на лживое, наглое быдло.

(некрофобия)

Однообразны как шурупы,

в живое ввинчивая твердь,

меж нами ходят-бродят трупы,

везде устраивая смерть.

Им ненавистны наши шутки,

и дым травы, и вкус жратвы.

Они невыносимо жутки,

неописуемо мертвы.

В их взглядах — ледяная бездна,

да ой ты гой, да степь да степь,

и с ними спорить бесполезно —

их надо в клетку и на цепь.

А как избавимся от мрази,

то как-нибудь, в любой четверг

покурим, выпьем и в экстазе

устроим всепланетный тверк.

(экспедиция)

Идя наитьем, на флюиды,

преодолев ряды преград,

к руинам древней Атлантиды

наш погрузился аппарат.

И видим мы в иллюминатор

каркасы зданий и антенн,

и тэц, и жэк, и генератор,

и входы в метрополитен.

Здесь было всё — и пели звонко,

и сюр, и порно, и гламур,

а нынче — мутная воронка…

Кто, кто поджёг бикфордов шнур?

Мегаломаны? Урки? Орки?

Кто свёл историю на нет?

И вдруг воскликнул юнга зоркий —

смотрите, вон российский* след!

___________________________________

*корейский *еврейский *чеченский

(бином ньютона)

Один не с теми попил чайку,

другой неудачно зашёл на мост,

а третий не знал, как быть начеку,

четвёртый не смог обойти блокпост,

а пятый — за день до речи в суде,

шестой — по дороге платить за газ…

Никто не знает, когда и где —

лишь тот, кто бабки взял под заказ.

(день ВДВ)

Гуляй, купайся, десантура,

в фонтанах праздничной Москвы —

от Пляс-Пигаль до Порт-Артура

известны подвигами вы.

И помнят геи на Таити

и трансвеститы на Бали

непредсказуемость соитий

и огребные звездюли.

Вперёд, вперёд и прочь с дороги

и узкоглазый, и семит —

вы мускулисты, словно боги,

непобедимы, словно СПИД.

На площадях, в аллеях Парка

вас ждут, упруги и туги,

подруги, о которых жарко

мечтают внешние враги.

Но посягнувший будет ранен

не понарошку, а всерьёз.

Дрожи, заморский лютеранин

и тыщеглавый китаёз!

Деды когда-то побеждали,

и вам давно уже пора

уйти в намеченные дали...

Ура, десантники, ура!

(в кольце врагов)

Мои соседи — конченые мрази,

у них какой-то неуёмный зуд —

пытаются пробить меня по базе,

не попадал ли раньше я под суд,

Не лапал ли липучих малолеток,

не бычил ли на сбыче наркоты —

прессуют, в общем, суки, так и этак.

И родственники те ещё скоты —

Уж я их и кормил до пробки в горле,

и ставил им отборный самогон,

а после оказалось — ложки спёрли

и накатали жалобу в ООН.

Коллеги тоже подлые иуды —

завалят план, а валят на меня,

начальству лижут зад, живут на ссуды —

везде засада, подлость и грызня,

И если дело вдруг дойдёт до драки —

то у меня такое на уме!!!

что я один останусь в белом фраке,

а вы по горло будете в дерьме.

(бравада)

А перед дракой как кричал!

— Да я таких, как ты, кончал!

Да я дзюдо и тайквондо!

И знаю главных от и до!

Да на кого ты гонишь шлак?

Да ты никто и звать никак...

Но оказался трус и слаб —

подставил чад своих и баб,

никто на помощь не возник...

И после драки как-то сник,

ушёл в леса и одичал...

А перед дракой как кричал!

(последнее слово)

Под пытками расскажешь что угодно,

и вот вам убедительный пример:

вчера ругал я власти принародно,

клеймил, крича, пороки высших сфер,

Что всё украли жулики и воры,

и что страна несётся не туда,

и вместо дел сплошные разговоры,

и дорожают вещи и еда.

И наезжал истошно на Госдуму,

в которой то обида, то запрет,

а кто заплатит кругленькую сумму —

тому, наоборот, запретов нет.

Короче, выступал я негативно,

но как же быть, товарищ прокурор,

когда тебя пытают суггестивно,

когда повсюду мозговой террор?

Когда к глазам подносят зомбоящик,

а там Содом, Помпея и Донбасс!

И больно жмут внутри на важный хрящик,

и в пах попсой, и сериалом в глаз?

Под пытками расскажешь что угодно,

и признаюсь — вчера фигню я нёс.

У нас тут как нигде уже свободно,

и так задорно, что порой до слёз…

(лазутчик)

Я этот план вынашивал сто лет,

всё просчитал до грамма и микрона —

кинжал, граната, яды, пистолет...

И вот стою один напротив трона.

Ну, наконец мы встретились, тиран.

Смотри, как я искусен и опасен!

Я не один из стада, не баран,

и про мораль я знаю не из басен.

Я, если что, в любой пролезу лаз,

и кровь пущу и льву, и голубице.

Теперь, когда я показал свой класс,

возьми меня в какие-нибудь вице-.

(былинное)

Какая радость у холопа

субботней порки опосля,

когда истерзанная жопа

красней и жиже киселя?

Втирать соседям по полатям,

что наш-то барин не суров,

что мы ещё немного платим —

спасибо, есть жратва и кров!

А за морями людоедством

грешат иные господа,

и там бы был вапще звездец вам,

а тут ещё терпимо, да…

(теория за)

Договорились Кузнецов и Смит,

кто будет гей, а кто антисемит.

И в теме Шмидт, и Чжан, и Кац —

тот царь, тот поп, а тот паяц.

Вот либерал, вот консерватор,

а мы все ходим в этот театр,

и, словно дети с леденцом во рту,

кричим — злодей! ату его! ату!

(памяти жирафа Маркуса)

Жираф — не хряк и не индюк,

и не овца мясной породы,

он — невообразимый глюк

раздухарившейся природы.

Многопудов, многометров,

но посмотри — какие ножки!

Таких не встретишь у коров,

широкожопых от кормёжки.

Врасплох гиганта не застичь,

свой облик в горизонт впечатав,

он ходит гордо, как москвич

среди приезжих азиатов.

Да, он съедобен иногда,

когда от гриппа сдохли куры,

и карп уснул среди пруда

от слива вод мануфактуры.

Но и йоруба, и зулус,

и боевые готтентоты

давно его забыли вкус,

а любят чипсы или шпроты.

И вдруг — какой ужасный рок!

Оба́грен кровью Копенгаген!

Один, совсем ещё телок,

убит, как Троцкий, как Корчагин!

Шурупом в голову! Пиф-паф —

убит, убит и съеден львами…

Сегодня жертвой пал жираф,

а завтра нас застрелят с вами?

Европа... Что с тобой стряслось?

Словила вирус из Ирана?

Твой символ, твой сохатый лось

не хочет участи барана!

Мы этих трёхнутых датчан,

что о свободе геев мямлят,

самих покрошим, как кочан!

И кстати — будь ты проклят, Гамлет!

(предвзятость)

Любой, а особенно лысый в очках,

а особенно с жиром на мягких бочках,

а ещё постоянно вещающий вздор,

задирающий нос, будто он командор,

будто он симпатичнее даже котов,

должен быть постоянно и жёстко готов,

что какой-нибудь кто-то (а именно — я)

оскорблён просто фактом его бытия.

(братские народы)

Джаз уютно ласкал перепонки...

И тут нас вдруг огорошили:

американцы то, типа, подонки!

Твари гнусные, нехорошие!

А когда угощались галушками —

вкуснятина, мы чуть не спятили —

упс, и хохлы с их хохлушками

оказались жлобы и предатели.

А как ямбы любили с хореями,

упивались стихами шипучими?

А поэты все вышли евреями,

а евреи те Бога замучали.

Как же быть славянину-то русскому?

Чем питать ему душу и мускулы?

Из народов поставить свой плюс кому?

Кто ударом не выбьет ему скулы?

От Суринамов и до Дакот,

через Анголу да во Вьетнам —

так получилось, что пёс да кот

самыми близкими стали нам.

(метатема)

Начитался поэзии в стиле fusion,

обескуражен. Мозг перегружен —

требует перезагрузки,

чтобы не разучиться понимать по-русски.

Из новостей: рифма — дурной тон,

фраза обязана весить шестнадцать тонн,

у любого явления и предмета

есть астральное тело с приставкой «мета»,

а кто не видит астральное тело —

тот не поэт и вообще не брателло

(Блок? А какой он ведёт блог?)

Короче.

Настоящие производители духовных скреп

давно по клубам читают рэп.

И я по старинке начну с куплета —

глядишь, и придумаю scoop лета.

(на страже морали)

И в Русском музее, и в Эрмитаже,

и в Третьяковке, и в Лувре, и даже

во Храме Господнем, невинно юны,

младенцы сидят, обнажив писюны.

И чтобы не вызрело семя разврата,

уже омбудсмен призвала депутата —

ребёнка они завернут в бельецо,

а маме хиджабом закроют лицо.

(под маской злодея)

Нет ничего святого для меня —

я ржу как конь у Вечного огня,

Ловлю айфоном в церкви покемона,

ругаю матерно Вована и Димона,

Оправдываю педо-педагогов,

что портят школьниц, знаньями растрогав,

Я рад пендосам руки пожимать —

и это всё гнетёт старуху-мать.

И уж со мной супруга не близка,

и дети крутят пальцем у виска.

Я — злобный тролль и порожденье ада,

но публика в сети мне очень рада —

Ей повод есть осмысленно и строго

встать на защиту Родины и Бога.

(Цой)

Сначала Цоя убили в аварии.

Но жив был дух его, втёрт в

шершавые камни арбатских стен.

Потом пришли какие-то твари и

написали, что Цой, мол, мёртв —

и правы. Мы не хотим перемен.

(день памяти)

Запрет на убийство — божественный код,

взломавшим обещан ад,

но если клеймить человека как скот,

то это другой расклад.

И типа мычанья тогда их плач,

и типа лая их речь,

и сильных можно в телегу впрячь,

а слабых отправить в печь.

(арт-обстрел)

Я был вчера на вернисаже,

хотел понять про «модерн-арт» —

как различать оттенки сажи?

И как попёр у Ротко фарт?

Средь перепачканных полотен

я брёл конкретным дураком,

ловя искусства дух бесплотен,

к иным вибрациям влеком:

вот пенис — медная головка,

вот орк блевотину исторг.

Я ощущал себя неловко,

но имитировал восторг.

Нас, дураков, был целый клан там,

мы пили, чтоб не выпасть, эль...

И понял я — талант талантом,

а хорошо идёт пастель.

(поэзия начала века)

А в далёком 13-м годе

мы сидели с тобою на даче,

говорили о фичах, о моде,

о Мавроди и о Фибоначчи,

И о том, что становится хуже,

и вокруг все — гандоны и бесы,

что готовиться надо бы к стуже,

но от нас не зависят процессы.

И осенне краснела природа,

протекая за край черепицы...

Как уютно вдали от народа,

от зловещей кипящей столицы.

А зимою сожгли даже лыжи,

даже грабли сожгли, даже кегли.

Слава богу, хоть живы. В Париже.

Как арабы и прочие негры.

(молитва)

О боже, как надумаешь опять

менять геном весёлым обезьянам,

не делай это наспех только, блять,

как в прошлый раз — обкуренным и пьяным.

Построй в раю их, перед тем как дать пинка,

и прогони им правильных телег там.

И да, не понял, что — кишка тонка

обезобразить лица интеллектом?


 

(курьер)

Андрей, работавший курьером,

чужим завидовал карьерам —

везя бумаги в Мосэнерго,

он ненавидел Вексельберга,

Мутко, Собянина, Собчак.

Садясь в уборной на стульчак,

он срал не в радость организму,

а персонально на харизму

Цекало и Ивана Дорна,

и прочих звёзд кино и порно,

чьи гонорары столь объёмны,

что можно съехать из Коломны,

и снять на Патриках этаж,

и драть не выпивших наташ,

а гуттаперчевых танцорок.


Андрею, кстати, было сорок,

когда-то он держал ларёк,

но спасовал. Не уберёг.

(история сегодняшнего дня)

Я брёл отрешённо по Малой Бронной,

и вдруг — суматоха, стрельба, атас!

Семенит по асфальту хромой вороной

известный политолог Белковский Стас.

А вслед за ним пенной волною лютой,

стреляя в воздух — богатыри,

охотники за ходорковской валютой,

со скрепами вместо сердца внутри.

Орут — отдай нам печеньки госдепа!

Счетов номера и пароли отдай!

Иначе выглядим мы нелепо,

как будто мы — мусор, а ты — джедай!

А Стас и есть джедай из джедаев —

он побеждает во всякой вражде —

бабах! тыдыщ! И, в толпе растаяв,

уже через час вещал на «Дожде»,

Насмешлив, весел и очень спокоен.

Улики? А их, как обычно, нет.

Спасибо, господи, за биткоин,

за облачный гугл и за даркнет!

(Калашникову, человеку и монументу)

Изобретатель русского оружия,

простой сержант из бывших батраков,

с твоим крутым стволом служил добру же я —

плохих парней пиф-паф и был таков.

И по заслугам стал ты монументом,

смотрителем Садового кольца,

теперь уж не возьмёт и взятку мент там,

и педофил не соблазнит мальца,

а если б изобрёл ты кофемолку,

электрофен и формочки для льда —

тебя бы закопали втихомолку

и позабыли б завтра навсегда,

а так попал в гербы и на эмблемы

твой лёгкий скорострельный автомат,

с ним наварились в долларе, в рубле мы,

с ним рай легко мы превращали в ад.

Дела великие верша,

как обойтись без «калаша»?


Пусть ропщет оппозиция досужая —

Калашников, тобою горд народ,

изобретатель русского оружия,

философ, гуманист и патриот.

(Таша)

В благородной и великой стране,

где народ живёт не злясь, не хитря,

как-то осенью по русской весне

няша Таша полюбила царя.

Полюбила как никто на земле,

как не могут Цукерберг или Брин...

Только царь живёт в высоком Кремле,

и, по слухам, любит он балерин

и гимнасток. Но не верьте молве.

Царь — галерный раб, ему не до баб,

и мужскую грусть он топит в Неве,

а не шляется в бордель или паб.

Где любовь — там не бывает без драм.

Дура вены перерезала бы.

Няша Таша же отправилась в храм,

в православный храм нелёгкой судьбы.

Там попы ей объяснили, видать,

божий промысел и светский расклад,

и с иконы снизошла благодать,

и разверзся показательный ад.

И уже ей не до слёз и соплей,

не до мерзких эротических снов —

няша Таша учит учителей

основаниям духовных основ.

И отдаст не глядя жизнь за царя,

заведёт любого в топкую глушь,

и боятся её очень не зря

педераст или гуляющий муж.


Хоть она уже давно депутат,

а ночами всё же зябко одной...

Но когда в Москву придёт халифат —

станет муфтию четвёртой женой.

(Юлии Латыниной)

Жена опять снесла полмозга —

вот-вот наступит безработица,

в Москве уныло и промозгло —

но как тут о себе заботиться?

Когда с утра читаю в прессе и

бурлящих лентах соцсетей,

что по стране идут репрессии,

что власти нашей нет лютей,

и хоть болит с утра под рёбрами,

и ноет пах — а ты не ной!

Смотри — людишками недобрыми

отравлен дом Латыниной.


Ах, Юля, ах ты вечно рыжая —

плюнь, разве ж эта шваль нова?

Пусть диабет и даже грыжа — я

с тобой и за Навального!

(секрет стройности)

Пока мы бились с лишним весом,

считая даже мёд за яд,

Каганов резал оливье сам

и мазал маслом всё подряд.

Я не видал хлыща надменней,

когда он в шапке поварской

метал на стол ковши пельменей —

а там уже пирог с треской,

и пузырится сыром пицца...

И пасту из фасоли тёр!

Но был при этом худ как спица.

А в чём секрет?

А солитёр.

(назад в будущее)

Скоро Ходор отправится в Питер

в опечатанном мягком вагоне,

и наполнится слухами твиттер,

что он, ловко уйдя от погони,

в самом тайном, подпольном гей-клубе

раздаёт либералам банкноты,

и покажут об этом в ютубе,

и увидишь назавтра в окно ты,

как апрельскую серую слякоть,

захмелев от шабли и самбуки,

месят все, кто любил покалякать

о кровавом режиме в фэйсбуке,

и, боясь неонлайных атак, те,

чей пиджак государственно твидов,

призовут через группы вконтакте

православных и прочих шахидов,

и кровавая русская драма

на ближайшее душное лето

станет главным хитом инстаграма,

да чего там — всего интернета.

(Альбина и Андрей)

Андрей уходит от Альбины,

презрев души её глубины,

её изящные манеры,

её округлости Венеры

и утончённый взлёт бедра,

и антикварную квартиру...

Позор козлу и дезертиру!

Была Альбина с ним мудра —

не истерила, не винила,

терпела музыку с винила

и нестандартно громкий храп,

и то, что хам он и сатрап,

не била в лоб сковородой,

не набивалась на подарки,

в Париж и в шхеры на байдарке...

И ведь свалил не к молодой!

А к толстой Ире из Одессы

и объяснял акулам прессы,

что у неё внутри тесней,

и потому он будет с ней.

(приятного аппетита)

Максим Совков любил халяву

как все, кто рос в СССР,

в эпоху лживу и костляву,

в стране, застрявшей между эр.

Ещё он крепок был здоровьем,

ещё жене присунуть мог

и испугать врага надбровьем,

и даже сбить старушку с ног.

И от желудочного тракта

не ждал подвоха и беды,

но вот его позвали как-то

на презентацию еды.

Столы ломились от закусок,

бесплатно всё — бери и жри,

и стал Максиму пояс узок

от овощей и сыра бри,

От шашлыков с тунцом и мясом,

от сала в шницеле свином.

Он запивал всё это квасом

и водку смешивал с вином.

Держитесь, ёбаные почки,

расправьтесь, чёртовы кишки!

Ещё смотри — вон там грибочки,

а там — салат и пирожки,

А вот — чтоб не пропала — булка...

И выпив морс на дижестив,

упал, напрягся, пукнул гулко

и умер, мочеиспустив.

(Султанов и бывшие)

Султанов частенько названивал бывшим.

— Ну, как вы там, сучки, одни без меня?

Всё злимся? В «контактике» гадости пишем,

характер мой и причиндалы кляня?

Как якобы я был жлобом и скотиной

и не опускал за собою стульчак,

как секс был неловкой короткой рутиной,

как срыгивал водку в семейный очаг...

Рабыни диет, косметичек и сплетен!

Я вас презираю, я альфа-самец!

Я не отфутболен, не обезбилетен —

я счастье свободы обрёл наконец!

Хочу — отдыхаю, хочу — митингую,

хочу — и размажу по скатерти крем!

Ещё погуляю недельку-другую —

и быстро найду себе новый гарем.

(ответка Боре Влахко)

Бездарных пиитов полно. Настоящего аса

обычно не видно, не то что Михайлова Стаса.

Рапидом не высветишь тонко нанизанный бисер —

язычники... им подавай провокацию, высер.

Всевышний же требует точной, умелой работы —

лукавой халтурой его не возьмёшь на слабо ты.

А если не с Богом — то с кем каламбурить о вечном?

Хотя и бабла из стишков не мешало б извлечь нам...

Купец и нефтяник, быстрей становись меценатом!

Ответь нам, поэтам, совсем небольшая цена там...

(инфомания)

Страдал Гаврила от запоров,

никак не мог просраться он —

а потому что жрал как боров,

с утра включая в рацион

Ток-шоу, новости и блоги,

верченье жоп и пенье ртов,

гундёж про нефть и про налоги —

короче, дрянь любых сортов.

А спросишь — как дела, брателло?

Ты типа против или за? —

молчал, напрягшись оголтело,

и пучил белые глаза.

(Федорино горе)

С утра спешит Федора на массаж,

потом — на эпиляцию и стрижку.

Её портрет украсит вернисаж,

а тело устыдит любую пышку.

Импланты трансформировали грудь,

и филлер сделал чувственными губы.

Такую очень хочется нагнуть,

любой такую трахнул на бегу бы.

А замуж — сорри — кандидатов нет,

и вся любовь то в тачке, то в отеле…

Не помогает даже интернет —

кому нужна домой модель модели?

Ведь тюнинг этот ручками — ни-ни,

и платье не помни́ — оно же Prada!

И выест мозг из-за любой херни,

и даже сексу не особо рада...

Мужчинам же важней не красота,

а лёгкость и ибическая сила.

Им подавай везде во все места,

и чтоб хернёю бабской не бесила.

(Света и козлы)

Козлова Света не любит козлов,

и ей не нужны ни хахаль, ни муж —

уже навязали они тут узлов,

уже тут испортили кожу и плюш.

Приходят как будто к себе домой,

и пахнут кто водкой, а кто травой —

а ты потом чисти, и драй, и мой,

и ночью бессонной в подушку вой!

Один — с гитарой, другой — скупой,

залезут в душу — и сразу срать.

Не можешь петь — так не лезь, не пой,

не хочешь тратить — иди, не трать!

К чему мужики ей? Зачем? На кой?

Объявлен козлам тотальный бойкот.

Намного проще, когда под рукой

вибратор и кот.

(Андрей и вера)

Андрей, угнетаемый чувством вины,

изъеденный муками совести,

прощенья просил у детей и жены

и клялся себя хорошо вести.

Раскаялся в пьянстве, изменах и лжи,

но легче не стало ему ни на грамм.

Господь! — возопил он тогда — укажи!

И через дорогу отправился в храм.

И прямо на зебре был сбит лихачом.

Бабах — и нет его в мироздании...

Я Бога ни разу не видел ни в чём.

Я верю в секс на первом свидании.

(Серёжка)

Сергей Кузьмич, майор в отставке,

теперь большой начальник в главке,

истерик, деспот и тиран,

служебных козней ветеран.

Он подчинённых строит криком,

он день и ночь в напряге диком —

кругом враги, пиздец, засада,

агенты адского Моссада.

И, теребя лампасы алы,

вот-вот нагрянут генералы —

проверить, как тут дисциплина...

Да, жизнь майора не малина —

Но по субботам он Серёжка

и расслабляется немножко,

когда в него заходит плавно

страпоном Анна Николавна.

(Милочка)

Сегодня, Милочка, намажь

лицо неброским макияжем,

ведь ты должна идти на марш,

а не по клубам или пляжам.

Надень трусы и балахон —

ещё же помнишь политес-то?

Сегодня не перепихон,

а акт гражданского протеста.

— Долой прыщи и целлюлит!

— Даёшь бесплатные прокладки!

Дрожат поджилки у элит,

а ты такая — взятки гладки,

И дивно хороша собой,

воспета Пушкиным и Аббой,

и раззадорена борьбой...

Притворно станешь как бы слабой...

И схватишь глупых мужиков

за яйца нежно мёртвой хваткой.

Нельзя, чтоб раз — и был таков,

оставив с детскою кроваткой.

(Местечкин и кот)

Старик Местечкин доил акул

и разводил анаконд и кобр.

И хоть он выглядел daddy cool,

но часто к живности был не добр.

А тут всучили ему кота,

поскольку кот — актуальный код,

с которым фоточки — красота,

и много лайков, а то и льгот.

И кот породист и ласке рад,

урчит негромко и шерсть гладка,

и лишь однажды вдруг невпопад

поссал, промазав мимо лотка.

Местечкин выгнал кота взашей,

поскольку нехера здесь котам,

что хоть и дерзко ловят мышей,

но типа кагбэ...

Не тех, не там.

(Наташа, хватит!)

Наташа, хватит, не пили —

я ненавижу авантюры,

и не пойду менять рубли

на иностранные купюры.

Не уговаривай меня,

мы не сбежим на край Европы.

Их процветание — брехня,

сплошные фейки, фотошопы…

В гробу видал я этот курс,

пойду и закуплю с получки

российский правильный ресурс —

тушёнку, гречку и тянучки.

Мы вложим весь свой капитал

в товары с маркой «мэйд ин раша»,

об этом я вчера читал

в разделе «Новости», Наташа,

Что, мол, заслуженный эксперт

сказал уверенно и веско,

и намечается трансферт,

а не усушка и урезка.

И будет царство красоты —

ну как отсюда я свалю-то?

Вот мой ковёр, мои коты.

Какая к лешему валюта?

Наташа, брось, не сквернословь —

и ты красивше европеек,

и доллар будет стоить вновь

советских семьдесят копеек.

(к 85-летию МСГ)

Как-то взялся мистер Горби

перестраивать дом скорби.

Только время тратил даром —

скарб достался санитарам.

Доктора сбежали с кассой,

психи бродят грозной массой —

кто с шприцом, кто с кирпичом…

А вахтёр стал главврачом.

(умер-шмумер)

«Какой-то умер чёрный гитарист —

Бибикин? Хрен их разберёшь!

Пиджак на фотке сильно серебрист.

У них в Америке полно таких вот рож.

Да кто сказал, что лучший в мире?

Видали мы и не таких ретивых,

однако нет их в радиоэфире

и на газпромовских корпоративах.

Кому вообще был нужен этот лабух?

Они же там вообще микробы ж...» —


так думал, залезая в белый «майбах»,

известный композитор Витя Дробыш.

(мамина дочь)

Говорила мама Люде —

мужики вапще не люди!

Со своим-то будь построже,

бей почаще и по роже!

Чуть не там, не тем пропах —

каблуком с размаху в пах!

Волочится за другой?

По затылку кочергой!

Грязной лапой лез в трусы?

Подпали ему усы!

Вырви куцую бородку,

вылей в раковину водку,

проколи футбольный мяч.

Кий сломай. Плэйстейшен спрячь.

И давай три раза в год —

пусть подавится, урод!

Да не смей при сексе охать —

Разжигать в подонке похоть.

Люда матери внимала —

правда, понимала мало.

Но услышала «подонки»

и написала в пелёнки...

(Иван-не-дурак)

Иван своей супруге Кате

надыбал кружевные стринги —

совсем почти как на плакате

московской стриптизёрши Инги.

Плакат висит в его каптёрке

между Сталлоне и Делоном.

И если вдруг о бабах тёрки,

то признаётся эталоном.

Иван женат уже лет десять

стабильно, не меняя позы,

и вдруг взбрело покуролесить,

осуществить ночные грёзы.

Купил он «Русского стандарта»,

сырков, колбаски. Взял икры бы —

но всё же не восьмое марта,

сгодится и кусочек рыбы.

Пришёл домой.

Жена в отпаде —

у нас сегодня разве дата?

Трусы принёс разврата ради?

И думаешь, что дам, поддата?

Ты что, не смотришь телевизор,

не видишь, что творится в мире?

Всем добрым людям брошен вызов,

там террорист на дебошире,

И русофобы все, и хамы,

и нагло лезут к нам без спроса!

Хотят снести христовы храмы

и нефть украсть, и лён, и просо,

И даже нам испортить климат...

И потому — скажу без трёпу:

пока с нас санкции не снимут —

ни грамма в рот, ни дюйма в жопу!!!

...

Теперь Иван живёт с другою.

С ней не обсудишь всяко-разно,

в политике — ни в зуб ногою.

Зато в затеях безотказна.

(варварство)

Любопытную Варвару

вечно втягивали в свару:

то за оборот растений,

то на сверку бюллетеней,

то в какой-нибудь пикет,

то вообще бороться с главным...

Варе стукнул сорокет —

и попала к православным.

Те всегда ля фам шерше,

рады страждущей душе.


И велено молиться ей,

а то придут с милицией.

(старик)

Не раздолбай, не шизофреник —

обычный шебутной еврей

мечтал поднять огромных денег

и всем своим раздать скорей:

Отцу и матери — на зубы,

жене — на загородный дом,

и поменять в квартире трубы,

и в банк для деток — на потом,

И тачки братьям бородатым,

и сёстрам накупить серёг,

но жизнь такая, что куда там —

и то, что было, не сберёг.

Стал злобным, мелочным уродом

и истерит сто раз на дню,

чтоб хоть безвременным уходом —

а всё ж порадовать родню.

(эгегей-парад в Тель-Авиве)

Сегодня парадно гудит Тель-Авив,

народом заполнены трассы:

шагают, бесстыже зады оголив,

разнузданные пидорасы.

И взбученный буч, и лихой трансвестит,

и в кожанках садо и мазо.

И звонкая песня над морем летит

до самого сектора Газа.

Им смотрит вослед пожилой ветеран,

всю жизнь проработавший в главке,

что в юности жопу «Трудом» вытирал

и прятал в семейные плавки.

И думает — чёрт, разве ж это парад?

Где наши ракеты и танки?

Кого победит этот адский разврат?

Вот эти вот все лесбиянки?

И, как бы ответив ему на вопрос,

такая прошла ягодица,

что в брюках у дедушки кто-то подрос,

и он удивлён и гордится,

И едет с победою к Хае своей,

болезни забыв и невзгоды,

и радостно-сладкое делает ей

впервые за долгие годы.

(идиллия)

Сынок вернулся с бездорожья.

Хлопочет в кухне Матерь Божья —

шинкует сыр, и сервелат,

и сельдь, и овощной салат,

и полчаса кипит вода

с тремя десятками пельменей,

и водка хрупкая со льда...

Каких ещё тебе знамений?

Вот же она — благая весть:

— Бог, есть!

(романс из будущего)

Раньше Дуся на Успенке

нежной барышней была,

для неё снимались пенки,

пели Басков и мулла.

Но закрылись распродажи,

погорели бутики.

Дуся вся в бойцовском раже —

жальте, пули! Кровь, теки!

Стала старшей атаманшей,

гонит натовцев взашей...

Как-то быстро время траншей

стало временем траншей.

(джамайка)

Из Карибского бассейна

в белой шубе из лисы

вышла барышня кисейна

неразгаданной красы.

На груди видна иконка —

Пушкин, Сталин и Кобзон.

И поёт шизгару звонко,

и другой блатной музон.

И лежащие на пляже

Закричали: «ё-моё!

Вот, вставляет конопля же!

Как же ж можно без неё!»

(М. В.)

В голове у старика

что-то скрипнуло слегка,

перепутались настройки,

замелькали двойки, тройки,

стейки, байки, землеройки,

вышли втулки из пазов —

и старик услышал зов.

Кто-то шёпотом, едва,

говорил ему слова:

«Ты умнее всех, старик,

ты не сеял и не стриг,

но зато детально вник

в тайный смысл древних книг

и постиг вселенной суть,

одолел огромный путь,

и теперь великим будь».

И с тех пор старик не тут,

мозг его заботой вздут —

он на гребне новостей,

он в кипении страстей,

он и дома, и в суде,

и на дне, и на звезде,

и в айосе, и в винде,

знает кто, зачем и где —

как Христос...

Подобно Будде...

Но вокруг тупые люди,

и поэтому старик —

чуть задень — и сразу в крик.

(идеальный муж)

Явился вечером с букетом.

Колдует ужин над плитой.

Спросил — куда поедем летом?

Подружки в ауте — святой!

Гулял с детьми в субботу в парке,

купил без повода браслет,

а уж насколько ночи жарки —

об этом слов приличных нет.

И даже тёща — королева!

И с тестем что-то там басят...

А то, что ходит он налево —

так парню ж только пятьдесят.

(Леннон)

Пендосы нагло застрелили Джона,

а он был наш, советский человек.

И сердце йокает, когда я вижу Оно,

забытую, вдали от дискотек.

Она одна осталась в Бирюлёво —

без пенсии, и дети, и долги —

а ведь когда-то рисовала клёво

квадраты, как Малевич, и круги.

А Джон был крут, он стал звездой шансона,

лабая в припортовом кабаке,

и, если б не наймиты Пентагона,

не дрогнул бы баян в его руке.

Уж не споёт он больше нам про зону,

про тихий шёпот шоколадных глаз —

он эстафету передал Кобзону,

в его очках сейчас Михайлов Стас.

Америкосы — инвалиды мозга,

зачем, зачем убили мужика?

Жена осиротела, эскимоска,

и дырки посредине пиджака...

Не то что мы, мы нравственно богаче:

у нас и нефть, и скрепы, и икра,

мы если что — и престо, и виваче,

и на шнуре не вешаем Шнура.

(#фёдорконюхов)

Я видел много разных мест,

объездил всю планету я,

по тропам лез на Эверест,

на крутизну не сетуя,

Я плыл сквозь бурный океан,

с валов девятых падая...

Саванна, тундра, пляжи Канн,

Намибия и Падуя —

По трассам и вдали от трасс,

в Сахаре был и в Гоби я...

Нигде, нигде не любят нас,

повсюду русофобия.

(артефакты)

Нет во мне ни грамма злости —

я и умный, и не плут,

но ко мне не ходят в гости

и на пьянки не зовут.

Разобрался я с причиной —

оказалось, говорят,

что питаюсь мертвечиной,

пожираю всех подряд.

По-пустому точат лясы,

стоны слышат, мол, и хруст —

типа я фанат Бокассы

и держу на кухне бюст.

Я здоров и духом бодр,

я не псих, не троглодит.

Да, кусал одну меж бёдр —

это ж страсть, не аппетит!

Ну а бюст (литая бронза) —

это памятник, шедевр!

На ибэе куплен он за

двадцать восемь тысяч евр.

А ещё портрет Пол Пота

у меня в гостиной есть,

офигенная работа,

тоже стоит тысяч шесть.

Гильотина на серванте,

стул с набором медных клемм —

заходите, выпьем кьянти,

обещаю, что не съем.

(детский сад)

Дружит Сёмочка с Аркашей,

Анжелика дружит с Машей,

Николай не бьёт Максима…

Оля вот невыносима,

но Серёжа и Никита

ей опора и защита.

Всем есть место в хороводе —

лишь у мальчика Володи

совершенно нет друзей...

Видно, нет его мерзей.

(Анжела)

Со всех сторон Анжела симметрична —

такую хоть разок, а посети.

И кто-то с ней имеет дело лично,

а кто-то — виртуально, по сети.

И джентльмены всех постов и наций

хотят за деньги сделать ей oh, yesss!

Но никаких любовных кульминаций

не вызывает у неё процесс.

Какой оргазм, когда капец природе?

Какая страсть, когда идёт война?

Когда везде ресурсы на исходе

и мать-земля политикой больна?

Анджела не в порядке личной фронды,

а ради мира, аистов и панд

сдаёт в благотворительные фонды

всю цену стонов и натёртых гланд.

(дворецкий)

Пора, пора, вставайте, граф,

вам шьют великие дела,

вам предстоит попранье прав,

и униженья, и хула.

Вам уготовано судьбой

покинуть свой апартамент,

кровить раскатанной губой,

курить, когда позволит мент.

Уж вам не бить на дачах дичь,

не знать ни скачек, ни сиест,

и истин горних не достичь,

а только низких, гиблых мест.

И конфискуют экипаж,

и комп, и нимб, и кокаин.

Всё можно — Крым теперь же наш,

а не каких-то уркаин.

И поздно, поздно пить боржом —

походу кончилась игра.

Вам быть зэка, а мне бомжом.

Увы, вставайте, граф, пора.

(официальный ответ на санкции)

«Еда, еда... Вам лишь бы жрать!

А как же Родина? Народ?

А как же несломима рать?

И неупотопляем флот?

Засеем пустоши овсом,

наловим язя на блесну,

и станет рубль наш весом,

и встретим русскую весну.

Заварим стали, чугуна,

процессор склеим и дисплей.

Чу! нано-нано-на

уже доносится с полей,

А то избаловались вдрызг

на сладких импортных харчах,

достал ваш либеральный визг,

что кто-то где-то тут зачах,

А я вот заявляю в лоб:

у нас тут каждый будет рад,

что комфортабелен окоп

и лучший в мире автомат.

И нам не страшен их диктат!» —

сказал народный депутат,

с трибуны слез и шасть в кабак,

и бах балык, и хлоп коньяк.

(мама)

Желала мальчику добра,

гундела с самого утра:

не ешь с ножа, не пачкай рук,

не смей дрочить, уменьши звук,

Во двор нельзя, там все — шпана.

Болит? Вот йод, вот но-шпа, на!

Баб будет много, мать одна,

печенька печени вредна...

И вырос, и куда-то влип —

не то бандос, не то талиб,

и плачет тётка пожилая —

да я ж, сынок, добра желая…

(классический приём)

Мои достоинства неявны

и обусловлены не полом,

но я, как нимфы или фавны,

сегодня в город выйду голым,

Поскольку это очень смело —

с таким-то перебором веса! —

то ради съёмок тела чела

сбегутся все ТВ и пресса,

А я, попав в прицелы камер,

скажу достойно и красиво,

чтоб зритель ошалело замер

и уронил баклажку пива:

Что я большой поклонник Баха —

люблю прелюдии и фуги,

а обнажённой зоной паха

лишь подчеркнул его заслуги,

Что Бах не брезговал синкопой

и современен всем эпохам,

а я, хоть и сверкаю жопой,

не идиот, не из сельпо хам,

А просто у меня есть чувство,

что Баха слушают не все!

Хоть раз высокое искусство

покажет веско зад попсе.

(бульварное)

Сидит, нахохлившись на ветке,

замаскирован под грача,

Колян Сучков, майор разведки,

и клювом просит кирпича.

Под ним, вещая фразу ёмку,

пикеты ходят взад-вперёд,

Колян ведёт видеосъёмку

и машинально сверху срёт.

Пиджак листовкой оттирая,

ворчит пикетчик-либерал:

«Здесь никогда не будет рая,

а только шухер и аврал!

И невозможно сладить с быдлом,

когда ты сам интеллигент»...

И съесть чего-нибудь с повидлом

уходит прочь, в кафе, под тент.

А там Кармен, подруга Коли,

а с ней Армен, подругин экс —

они слегка на алкоголе

и практикуют быстрый секс:

Бесстыдно, перед коллективом

друг другу теребят губу...

Колян засёк их объективом

и с криком «на!» открыл стрельбу.

Густой вишнёвый морс закапал

на клочья тел и бой стекла,

и демшиза упала на пол,

и вся слезами истекла:

«На что, на что мы тратим годы?

Нехороша любая власть,

чем ради призрачной свободы —

уж лучше кровь пролить за страсть».

(старый работяга)

По блокпосту работал пулемётом,

по печени работал сапогом.

И отдавал всего себя работам,

и верил, что участвует в благом.

И, нервы успокаивая водкой,

ни разу не испытывал стыда,

но всё-таки устал душою кроткой.

Уволился — и стал герой труда.

(нюанс)

На вид Степан — почти двойник Серёги:

и рост, и вес, и белые кроссовки.

Таких не сразу видно на дороге,

таких полно внутри любой массовки.

И оба разговаривают матом

о тачках, бандюганах и футболе,

и не считают пьянство компроматом,

но, по словам Калашниковой Оли,

Разнятся словно бархат и напильник,

как кофточка от гуччи и фуфайка.

Один — подонок, сволочь и насильник,

другой — пусёныш, котичка и зайка.

(раздрай)

Ты в паре был моим вторым:

и пить, и на торги…

Но перекрышевали Крым —

и стали мы враги.

По мне так это — неглиже,

подстава и понты,

а ты такой на кураже —

мы! наше! всем кранты!

А тяжело без дружбана,

и многим темам — стоп...

Когда ж начнётся та война,

чтоб нас в один окоп?

(день рождения русской водки)

Великий химик Менделеев,

потомок старенького Менделя,

бывало, институтку склеив,

потом легко мог дать ей пенделя.

Ходил с друзьями на майданы

и, если что, впадал в истерику,

и даже клеил чемоданы

для тех, кто уезжал в Америку.

Писал сонетики и одки,

страдал от резей и поносов,

но не изобретал он водки —

её придумал Ломоносов.

(суть событий)

Весь день мечусь по кухне,

еду хватая с полок,

давно не до старух мне —

я — видный политолог.

По радио кретины

чушь мелют обалдело,

не видят суть картины,

а я — другое дело.

Прочухал с полуслова

расклад — и вывод вытек!

... сосед принёс сухого,

он — крупный аналитик.

Куда уж там Курцвайлю,

Белковскому и прочим!

Подавятся кефалью —

такого напророчим!

(творческая личность)

В конторе «Мосразбросзавал»

служил Степан Иваныч Кривин —

он пел, шутил и танцевал,

и был кипуче креативен.

Какой Билан, какой Кобзон?

Вот у Степана — это голос,

когда майвэй лабает он

под чипсы и «ячменный колос».

Он остроумен, как Иван —

Сусанин, Охлобыстин, Ургант.

Везде, куда бы ни был зван,

срифмует «ургант-петербургант».

Коллеги на корпоратив

его просили тамадою,

и он — ни слова супротив,

и Дед Мороз, и с бородою.

И так он верил в свой талант,

что взялся расширять масштабы —

а то он вроде как брильянт,

но в сейфе у несветской бабы.

И вот чувак пошёл в народ —

ведь он звезда, а не задрот!

В консерватории Степан

в буфете пел как первый тенор

(у меломанок наступал

вполне понятный нервный тремор).

И в галерее как-то раз

прибил к стене картину «эбля»,

чем несказуемо потряс

фанатов Энгра и Констебля.

Придя в «Россию» на «Аншлаг»,

из зала так шутил обсценно —

что Петросян, не будь дурак,

его для смеха звал на сцену.

Он отвечал стихом на стих,

когда в сети читал поэта.

И вот за это, чёртов псих,

я не люблю тебя за это!!!

(баллада о женщине)

Была Мария одинока,

немолода, и очень в теле,

хотя румяна, волоока

и дивно хороша в постели.

Марию замуж звали дяди:

один — использовать в работе,

другой — участвовать в джихаде,

а третий жаждал её плоти.

Что выбрать? Труд ли за зарплату?

Иль смерть в теракте безобразном?

Или потворствовать разврату

с непредсказуемым оргазмом?

Мария первого отшила:

— Работать? Что я, идиотка?

И третий прочь пошёл уныло —

а вдруг наручники и плётка?

Колбасит бедного амура —

остался только тот, второй.

Какой с тобою, Маша, дура,

невероятный геморрой...

(твёрдость)

Сегодня Гена в туалете

мне показал нахраписто —

мол, так вот делаются дети,

и никакого аиста.

А Дед Мороз — вообще курьёз:

мужик наклеил бороду...

Довёл, чудак, меня до слёз,

а я ведь верил смолоду,

И в пять, и в тридцать, и теперь,

с дефектом в перикардии.

Отец наказывал мне — верь!

А он был членом партии...

Конечно, этот Гена — блядь,

и знает много хитростей,

но убеждения менять?

Я что — пендосский прихвостень?

(на освобождение Ходорковского)

Уж на свободе гордый узник,

трибун и яростный бунтарь.

Тиран от страха ссыт в подгузник,

о слуг ломает инвентарь,

Кричит — копайте, блять, окопы!

Не отдадим ни пяди, блять!

В ружьё, менты, жандармы, копы!

Дубинки взять за рукоять!...

А в мире назревает свара,

скупают бабки соль и спирт,

не гастролирует Севара,

ассенизатор нагло спит.

И все зовут кумира к мести —

вали же деспота, кинжаль!

Но наш герой сидит на месте

в кругу семьи.

Устал.

А жаль...

(на смерть Манделы)

Мы были братьями с Манделой,

могли что хочешь превозмочь —

я расправлялся ловко с белой,

и он до белых был охоч.

Бывало, скачем с ним саванной,

вдыхая поднятую взвесь.

Я целый месяц не был в ванной,

и он как будто в саже весь.

Вот злые тутси режут хуту

(а может быть — наоборот),

и в зной, и даже в стужу люту

везли мы им бинты и йод.

Вот льва убили на сафари...

(не помню точно: или слон?)

И мы с Манделой пели в баре,

пронзая нотами ООН.

Его любили Стинг и Путин,

и Цицерон, и Ференц Лист,

и не был он обэриутен,

а был суровый реалист.

Короче: спи, товарищ, с миром.

Не стало мудрой головы —

кто резко скажет «нет» банкирам?

Ведь я уже не тот, увы —

Я тешу голод и либидо...

Пусть всё меняется само.

В России нет апартеида,

но если чёрный — значит, чмо.

(завтрак, пастель)

Ашот Арамыч Сутрапьян

уже с утра в дрезину трезв.

Под звуки флейт и фортепьян

он сыпет кофе в жерла джезв.

О боже, что за аромат!

Отборный трёхэтажный дом

встаёт, немыт, небрит, лохмат,

кофейным веяньем ведом.

А гипнотический Ашот

берётся за яйцо пашот,

креветку в кляр — и во фритюр,

и на конфорке конфитюр...

Когда бы я был не мудрец,

чья жизнь — классический бардак,

давно б я выстроил дворец,

и жил бы так и только так.

(хай-тек)

Иосиф дома был жесток,

лупил жену и малых деток,

за то, что свежих нет порток,

за то, что есть плохих отметок.

Таскал соседку на чердак

и пил, до старости не бросив.

Зато как рос при нём NASDAQ,

за что хвала тебе, Иосиф.

(навстречу выборам)

Бабуля, старая, седая,

поможет внуку выбрать байк,

потом, подагрою страдая,

с ним погоняет в контрстрайк,

Посмотрит фотки в инстаграме

и, проглотив ладонь пилюль,

пошлёт проклятия Обаме

и нашим небольшой песдюль.

Её кумиры — Фукуяма,

Пелевин, Быков и Рабфак.

Да, у неё пока нет ляма,

но брокер бабкин — не дурак.

Она врубается в науку,

в расклады, в темы и в дела —

ей лучше знать, что нужно внуку!

Ну всё, голосовать пошла.

(поэту Вишневскому)

поэт

— велик, когда он парой строк

постичь пути господни смог

— талантлив, если строк четыре,

но правильных — о людях и о мире

— неплох, когда придумал целых шесть,

и в них какой-то смысл есть…

А графоман — хоть бей башкою оземь —

всегда воды нальёт на восемь.

(английская педагогика)

Что за ребёнок этот Билл!

И отутюжен, и пострижен,

призёр по шашкам и по лыжам,

ни разу чашки не разбил.

Не курит травку и табак.

Такой прилежник и старатель!

(Отец — тюремный надзиратель,

мать — дрессировщица собак.)

(разные люди)

Со мной поговорил однажды наш

сантехник, что пришёл чинить смеситель.

Я думал, он — пройдоха и алкаш,

а он — пророк, психолог и мыслитель.

Заправив до краёв Приоры бак,

бомбила задал несколько вопросов...

Я думал, он — болельщик и рыбак,

а он — поэт, политик и философ.

А на трибуну вылез депутат

и начал ныть — Америка, Европа...

Я думал, он — «распил-занос-откат»,

а он — унылый жалкий недотёпа.

(наша Таня)

Наша Таня громко плачет,

уронила в речку мячик.

«Таня, ты — тупая кляча, —

ей сказал сожитель Хачик. —

Кто же так играет в поло?

Это спорт для гибких телом.

Ну-ка вытри сопли с пола

и иди, займись-ка делом!

Встань к станку или прилавку,

жарь каштаны или штопай —

зарабатывай на травку

интеллектом, а не жопой».

(Штирлиц)

Война. Афганские дружины

бьют мексиканских янычар.

Тут и нордические джинны,

и персы с силой вуду чар.

Когорты римских самураев

теснят китайских казаков...

Вот Штирлиц, сукин сын, Исаев!

Поссорил всех — и был таков.

(девушке с либеральными взглядами)

Не думай, Кристина, о бедном поэте,

и о педагоге, и о терапевте.

Зачем тебе жалкие нищие эти?

Мужчина — лишь тот, кто жирует на нефти.

Теперь, когда жарко и можно раздеться,

и бюст твой природой не обезображен —

оставь идеалы счастливого детства

и сердце разбей повелителю скважин.

Он сытый, довольный, удачливый, первый,

но плохо — как все — разбирается в бабах.

А ты его яйца подвесишь за нервы

и так отомстишь за всех сирых и слабых.

(монолог мачо)

Я — мужчина с животом

и разболтанным болтом,

чисто выбрит и одет

и обедаю в обед.

На работе я хорош —

но никто меня ни в грош,

потому что карьеристы,

гады, на руку нечисты...

По субботам пью бальзам,

склонен к склокам и слезам,

обожаю оперетту…

Сигарету? Что вы, нету —

счас пойду спрошу у мамы,

вместе с мамой два ума мы...

Зато я

ссу стоя.

(от сумы до тюрьмы)

Любил поэзию министр —

от од и до изящных стансов,

он пел красоты астр и истр,

но не учёл расклад финансов.

И вот в застенке стихотворец —

он жертвой пал силовиков,

не дружат с ним ни Юнна Мориц.

Ни-ни — Никита Михалков.

Но пожалел его Иртеньев,

порвал Орлуша фельетон,

и сонм иных, поменьше геньев

сменили стон на мягкий тон —

Ах, не срифмует, мол, он боле

Роснефть с Башнефтью в бодрый ямб...

Но шансы есть расцвесть в неволе —

к нему негаданно, как Трамп,

Проникнет муза в мрак кутузки —

вся в белом, с песнями, с вином,

и станет он великим русским

поэтом, а не клоуном.


 

(время пришло)

Пора бы Америке дать окорот —

Кидающей камни в чужой огород,

Кладущей набухшее вето

На подвиги воинов света.

Пусть сдаст мировые ключи и печать.

Пора с гегемонией этой кончать!

И не под пендосской нагрузкой

мир должен страдать, а под русской!

(стиль)

Пичалька, брат. Не до утех.

Не то что у блядей — у тех,

что гнусно пляшут на костях

при всех богах, при всех властях.

Сегодня чёрен мой айпад —

в нём готик-рок, печаль, распад,

и чудотворный лик вождя,

что смотрит, словно бы стыдя

За грех, за войны на планете...

Мерцают свечи, в кабинете —

коньяк, сигара, сыр дорблю…

скорблю

(письмо в редакцию)

Наши деды дошли до Берлина,

взяли логово с криком «ура!»

Потому что была дисциплина.

Дисциплина, блять, и муштра.

В шесть утра коллектив на зарядке,

в десять вечера — общий отбой.

И бежали враги без оглядки,

изумлённые этой судьбой.

Но зато шли сигналы с орбиты,

и сорбиты химичил Минздрав.

И по тем временам не скорби ты —

Все работали, планки задрав.

Да, мы ссали, и да — перегибы

отмечались в отдельных местах,

но Божене прислали с ноги бы

и сгноили бы тётку в «Крестах».

А сейчас нам такое слабо, да?

Пусть глумится и бесится тролль?

Человеку нужна не свобода,

А контроль и ещё раз контроль.

(к ежегодному приёму «Эха Москвы»)

Всю ночь мне снились конченные мрази:

они несли проплаченную чушь,

и ненависть шипела в каждой фразе,

и смысл их был невыносимо чуж.

Поверить им — так Ленин был шпионом,

а Сталин ел за ужином детей,

и все мерзавцы в списке санкционном,

и врёт большой концерн Алмаз-Антей.

И Бильдербергский клуб не строит козни,

и не проплачен хунтой Диссернет,

и типа что не рептилоид Познер,

и даже, боже мой, что Бога нет.

Кошмар! Кошмар!

А знают ли в Минздраве,

как нас враги во сне достать смогли?

А если завтра нас достанут в яви?

А там и вовсе выживут с земли?

Нет, скрепы наши неприкосновенны —

мы с ними, если надо, ляжем в гроб.

Пойду найду, где спрятаны антенны,

с которых шлёт сигналы русофоб.

(об акционизме)

Когда Иисус придёт в Россию

пенять народу за грехи,

за жлобство и педерастию,

за то, что к истине глухи —

Его я встречу на вокзале

и как заеду кулаком!!!

А чтоб менты не повязали —

переоденусь казаком.

(миллионы доносов)

Когда-то я был пионером

и верил в дело Ильича,

учился правильным манерам,

на всех товарищей стуча.

Я и теперь найду иуду

и засажу его в тюрьму.

Стучал, стучу и дальше буду —

у нас всегда тут есть кому.

(на выставке фотографий)

Пошёл в музей в субботу с пацанами,

хотел себе поднять культур-мультур.

В большом долгу искусство перед нами,

бойцами государевых структур.

А там, в музее, признаки инцеста,

там девочки на фотках голышом.

Я возбудился так, что мало места,

что прямо всех скосил бы калашом!

(готика)

Я вызвал духа тёмных сил

и напрямик его спросил —

куда идти, как нам спастись,

как отличить от ямы высь?

«Есть два пути — сказал суккуб. —

Вперёд, в Эдем — через гей-клуб,

назад, в геенну — через храм.

А третий путь забудь к херам».

(прогресс)

К нам в цех ай-ти, хай-тек и нано

прислали как-то ветерана.

И вот стоит он, травит байки

про: как закручивали гайки,

как выходили на субботник

кузнец, каменотёс и плотник,

как мир, труд, май, салют Артеку…

И понял я — не быть хай-теку.

(собачья смерть)

Вот тут похоронена Моська, болонка.

Кусалась не больно, но гавкала звонко,

и ходит легенда, что это она

заливистым лаем пугала слона

За то, что он топал по русской земле,

устои её превращая в желе,

за то, что не надо нам их балагана —

желудку в нём сытно, а сердцу погано!

И так была Моськина правда могуча,

что слон обосрался. И тёплая куча

накрыла собачкины стати худы...

Спи, Моська, собачки тобою горды!

(признание)

Я не люблю родную землю —

её нутром я не приемлю,

песок, скрипящий на зубах,

мне чужд, как, скажем, джазу Бах.

Я не могу сглотнуть суглинок,

висящий на корнях былинок:

в него мочились кот, и крот,

и трудовой простой народ.

И в нём полно червей и спор,

и даже если вдруг на спор,

хоть зубы выбей, хоть убей —

я не люблю земли своей.

Совсем другое дело — небо,

что Тула, что Аддис-Абеба —

оно везде и всюду для

меня вкуснее, чем земля.

(пресыщенность)

Шато-мутон, икра белуги,

мандат, дворец, шофёры, слуги,

Копакабана и Мальдивы,

пустыни, горы, кинодивы,

гарсоны, козочки и даже

впятидесятером на пляже...

Всё надоело, всё да ну,

а не начать ли где войну?

(Россия, Родина моя)

Я видел Родину во сне.

В тумане грёз явилась мне

не топ-модель, не бизнес-леди,

не вертихвостка цвета меди,

не удалая амазонка,

не домовитая бабёнка

и не распутница с панели,

а тётка в шапке и шинели.

Сказала, вставши как-то боком —

Мы тут посовещались с Богом,

и вышел за тобой должок:

ты никого для нас не сжёг,

не строил стел и алтарей,

и нам плевать, что ты еврей —

пора пожертвовать собой,

пора, сынок. Проснись и в бой!

(доброволец)

Что-то много жрёшь ты корма,

что-то ты совсем закис там —

вот тебе калаш и форма,

поезжай, задай фашистам!

И не ссы, тылы прикроем,

а за деда отомстишь им

и проявишься героем —

так грешки былые спишем.

(сказ о царе Иване)

Иван был царём очень мудрым,

врага окорачивал мигом,

и правил не по камасутрам,

а по заповеданным книгам.

С утра уже мчался в палаты,

закон принимал, чтобы в Пензе и

Тамбове повысить зарплаты,

а в Семипалатинске — пенсии.

Судил милосердно, но строго,

с богатых взимал ради нищих,

а тех, кто злословил на Бога —

давил принародно как прыщик.

Доверил рулить бизнесами

своим пацанам, не джигитам.

И подати родине сами

платили они, и долги там...

Весь мир восхищался Иваном,

он ездил к варягам, к этрускам —

где с войском, а где с караваном

учил их премудростям русским.

И много гостинцев привёз нам

из Конго, Ирана, Кореи...

Такая вот правда о Грозном,

что подло скрывали евреи.

(обратная связь)

Взывая к Господу, а ну-ка не лениться!

Поклоны бить, чтобы гудела поясница,

расправить плечи, глубже выдох-вдох...

Особенно гимнастов любит Бог —

внимая искренним молитвам,

он не пошлёт радикулит вам.

(встречайте)

Лечу в Израиль в этот вторник,

везу активный вирус СПИДа,

антисемитских фетв сборник,

пластид для пояса шахида.

Сто граммов кокса спрятал в грыжу —

вот получить за это куш бы!

И заодно уже увижу,

читают ли меня спецслужбы.

(вечер с телевизором)

Пендосы не летали на луну

и сами у себя взорвали башни,

и приучают всех к аналу, ну —

к порочным отношениям за башли.

Крадут, стреляют, травят и бомбят,

торгуют наркотой и кока-колой,

и наших честных правильных ребят

склоняют увлекаться бабой голой.

И все лжецы — от бар до холуёв,

и место их в аду и у параши.

Об этом рассказали Соловьёв,

и Жириновский, и другие наши.

И нету мне причин не верить им —

Они же, несомненно, молодчины,

и все вот эти Сирия, и Крым...

Но верить, впрочем, тоже нет причины.

(стратегия)

Вот, к примеру, чешет враг.

Чем в него стрелять в упор там,

лучше вежливо — херак!

Прямо в морду жырным тортом.

А не въедет он в намёк —

намекнём ещё салонней

и подсыплем в кофеёк

вместо сахара полоний.

Всей стране дадим урок

чести и служенья долгу!

Что там думать — выйдет срок,

так отравим даже Волгу!

(ЕС — беспредел)

В Европе изнасиловали русскую

небритые афганские мусы,

терзая груди под австрийской блузкою

и в клочья рвя французские трусы.

Не заступились венгры с португальцами,

ни слова от предателей-болгар,

от шведов с распальцованными пальцами,

от греков, не скрывающих загар.

Им животы набить бы только пиццами,

им только б потреблять и потреблять —

все оказались злобными тупицами,

и Меркель опозорилась опять.

Немецкая полиция трусливая

молчит, жуя швейцарские сыры.

Её бы в скалы Финского залива я

отправил жечь цыганские костры!

А остальных я запер в диспансер бы

и превратил их в пепел или газ...

Пусть в мире будем только мы и сербы,

и роботы обслуживают нас.

(упс)

Вот, скажем, умер ты от пули или рака,

и по тоннелю мчишь на яркий свет

прочь от страданий, суеты и мрака —

туда, где типа Мусоргский и Фет.

И попадаешь ты в чертоги рая —

тепло, и птички, молоко и мёд,

и ждут тебя там, в ножички играя...

Какой облом! Бокасса и Пол Пот.

(а либералы — никогда!)

Когда либералы дорвутся до власти,

они отберут у ребёночков сласти,

они запретят колбасу и пельмени,

принудят к Навальному — то есть к измене.

Опустят поганой свободою выбора,

затравят хитами Макара и Визбора,

поставят народ трудовой на колени

и станут лечить от запоев и лени.

Когда либералы дорвутся до власти —

пендосы придут с прибамбасами — здрасьте!

Отравят старух гэмэо и нитратами,

джигитам ходить запретят бородатыми...

На подлость любую готов либерал.

Кричит, что воруют, а сам и украл.

И продал и Бога, и нефть, и сирот —

вот как ненавидит он русский народ!

Вовек не дождаться от них похвалы нам,

и тянутся руки к ножам и волынам.

Вся гнусная суть их видна сквозь прицел.

Давай, крючконосый, вали, пока цел...

(11.10 — день психического здоровья)

Сегодня я психически здоров,

не истерю на власть и мусоров,

не бьюсь в демократическом припадке,

не лаю на иконы и лампадки.

Сегодня я смирен и незлобив,

и плачу, санитаров возлюбив,

а не по Крыму или Карабаху.

Попробуй побуянь, попараной,

когда надели длинную рубаху

и рукава связали за спиной.

(шапкозакидательство)

У нас с порядком нелады

и интеллект завален набок,

зато заполнены склады

мешками вислоухих шапок.

Размякли пули из говна

и в пушках вековые тромбы,

но есть ушанки, сука — на!

Они ещё мощней, чем бомбы.

Летят прицельно из Кремля,

фигак — накрыли пол-ИГИЛа,

ведь там же русская земля,

что вечно всем врагам могила.

Попробуй только замайдань —

закусишь нашу кепку салом.

Расклад такой — не платишь дань?

Лови фуражкой по сусалам!

Кто нашей поступи стальной

не помнит памятью короткой,

того —

и с ним весь шар земной —

накроем русскою пилоткой.

(русобесие)

Как только вам не намекали!

Варили у Кремля хинкали,

и бранч в кафе отеля ritz,

и лэйбл boss на клатчах жриц,

что ходят с бюстами большими.

То смузи пить, то есть сашими,

и спорил с Вассерманом Друзь —

а вы всё — Русь! Святая Русь!

(национальные перспективы)

Бери калаш, братан, не ссы —

швейцарцы отдадут часы,

у немцев конфискуем тачки,

французы наготовят жрачки,

голландцы, ясен пень — травы,

испанцы выкопают рвы,

и мы у каждого у рва —

врага отбуцкаем сперва,

потом крутых — едалом в ров,

а остальных — пасти коров.

А сами — в Кремль, на важный сход,

а то там царь заждался од.

(ценовая политика)

Люблю вождя премудрые ходы,

и власть его во всём приемлю кротко,

и если вдруг подорожала водка —

то, значит, надо меньше есть еды.

Да кто же сытым бегает в атаку?

У сытых только бабы на уме,

а нам ведь противостоять чуме,

подобно Сербии, Вьетнаму и Ираку.

А если брать на грудь без огурца

(их килограмм дороже, чем бутылка) —

то так в душе вдруг радостно и пылко,

что даже лёжа превращаешься в бойца.

(почвенник)

Все давно свалили в город,

поступили в институт,

только я был так упорот,

что остался дома, тут —

Одинокий, нелюдимый,

вечно с пеной на губах —

слушал, как в земле родимой

предки вертятся в гробах,

Бил баклуши смертным боем,

жил продажей квот и вод,

пел невнятное запоем

про князей и воевод,

И считал себя поэтом.

Выражаясь наугад

и проникшись лунным светом,

стал духовностью богат

Так, что, в небо указуя,

достаю перстом до звёзд...

Да, люблю порой козу я,

но не дома и не в пост.

(врёшь не возьмёшь)

Из далёких забугорий,

из враждебных королевств

нас лишали категорий,

наших качеств и естеств.

Из дремучей рощи-чащи,

с остромысых островов

вещи нам везли кричащи

и пакетики кайфов.

Но не сломишь нас весельем,

не задавишь текстилём!

Мы сильны народным зельем —

соловьиным киселём.

(пастораль)

Ровно вспоротое горло,

мозг, размазанный по стенке,

В теле шайбы, гвозди, свёрла,

перебитые коленки,

Очень, очень крови много —

прям фонтан из-под ребра...

Больше ада ради бога,

ради мира и добра.

(причина)

Когда б не за морем враги,

что вечно лезут тут и гадят,

то были б мы совсем други́ —

и я, и дед, и прапрапрадед —

трудолюбивы и трезвы,

честны моралью голубиной...

А так колбасит нас, увы,

и мы с похмелья и с дубиной.

(импортозамещение)

На подоконнике кухонном

растишь теперь зелёный лук ты —

зимой легко заменит он нам

все экзотические фрукты.

Полсотни банок закатала —

томаты, свёкла и капуста,

и сразу как-то легче стало —

и правда, классно же на вкус-то.

В подвале, где тепло и сыро,

уже развёрнута грибница —

грибы питательнее сыра,

и мясо нам не пригодится.

А по соседству с батареей

степенно вызревает брага.

Так томно, так тепло в ведре ей,

и тут же вялится навага.

А вот — настой ольховых почек,

а вот — на скорлупе ореха,

а это — травочка для почек,

а это тайная — для смеха.

Да много ль нам, привычным, надо?

Щепотку, толику, горбушку...

Я рад тебе, и ты мне рада,

и враг нас не возьмёт на пушку.

(картография)

Вам с карты мира не стереть

страну с названьем гордым Русь!

Урежь её хотя б на треть —

и я той картой подотрусь.

Она — простой бумаги клок

без двух мощнейших букв РФ,

что нашей самости залог,

что все трепещут, офигев.

И если, ластиком грозя,

над ней склонится супостат,

то сразу он поймёт — нельзя!

Ведь мы не Грузия, не Чад,

Не Украина, не Судан.

Для нас граница — не черта,

нам этот контур Богом дан

навеки, а не на черта.

(коммент)

Читаю блоги, сатанея:

тот — провокатор, тот — клеврет!

Одна сплошная ахинея

и лютый беспонтовый бред!

Нормальной правды нет ни слова,

всё набекрень, наоборот,

и я бы наказал сурово

всех, кто не любит наш народ.

Всех оскорбивших День Победы,

поправших слёзы русских вдов —

от них все кризисы и беды,

от них, от немцев и жидов.

Они с молок снимают пенки,

они лелеют тайный план.

Таких и Сталин ставил к стенке,

и Пиночет, и куклуксклан…

А мир стоит на грани прорвы,

и скоро просто так не взбздни,

и тут уж не вступайте в спор вы!

Тут — или мы, или они.

(ток-шоу)

Всё имеет в жизни сцену.

Мы устраиваем цену

и играем как по нотам.

Мир жесток, и нам темно там —

в нашем дальнем безрубежье,

где углы всегда медвежьи,

где, бывало, втихомолку

и барану дашь, и волку,

где, от жалости сомлев,

даже раз случился лев.

И теперь, когда Малахов —

больше охов, больше ахов!

Не простим и не забудем

ни загубленную грудь им,

ни пустую старость им

не забудем, не простим!

(казарменный юмор)

Малахольные внуки Бандеры,

не смешите мои искандеры.

Надувные британские львы,

не смешите мои булавы!

Белый дом, разве это интриги?

Не смеши мои яки и миги!

Талибан, пощади, не смеши!

Мои грады, мои калаши,

мои танки, линкоры, подлодки

угорают все как от щекотки.


Потому что любая война —

каждый знает — ужасно смешна.

(призывник)

Ты раньше мамин был и папин,

а нынче — сын своей страны,

и ей не до твоих царапин,

ей раны божии видны.

Переодевшись в генерала,

она кричит, срываясь в мат,

что, блять, америка украла

чего-то там огромный шмат,

Что, попирая интересы,

повсюду щупальца свои

жыды, фашисты, гады, бесы,

но мы им, блять, не холуи!

И хватит шляться по кафешкам

с вот этой, как её, козой,

а надо крепким стать орешком,

занозой, молнией, грозой,

И с неба прыгать с парашютом,

и трое суток марш-бросок,

и в огневом кошмаре лютом

железо грызть, а не сосок.

И лучше умереть героем,

чем жрать хамон и фуа-гра!

И не под бабий вой зароем —

а под трёхкратное ура!

(завет)

За то боролись наши предки,

чтоб мы, огнём мужским полны,

не грели б жопой табуретки,

а вышли б на тропу войны

С надеждой, верой и отвагой,

с копьём, пронзительным, как уд,

а не с отмазочной бумагой,

изнемогая от простуд,

И, как велит святой обычай,

исконный, древний, племенной,

вернулись бы домой с добычей

и полонянкою женой,

И, с нею род разнообразя,

людей рожали б задарма,

а что там в голове у князя —

так то не нашего ума.

(плач Ярославича)

Как я горжусь своей страной!

Россия, матушка, царица!

Весь мир — корыстный и дрянной —

тебе завидует и злится.

Какой монетой платит он

за недр твоих густые соки?

Бигмак, хип-хоп, луи виттон,

отрава, мерзость и пороки!

Отцы отцов, деды дедов,

отвергнув прелести соблазна,

растили святость среди льдов,

и вот как стала ты прекрасна —

Что все хотят тебя изве́сть

для куражу и мести ради,

и пух твой превращают в жесть,

а ладан растворяют в смраде.

Не доставайся ж никому,

Русь, неразгаданная тайна...

Всё, мужики, на кнопку жму,

не ссыте, бункер мэйд ин чайна.

(народная медицина)

Я почерпнул из древних книг

рецепт волшебного напитка,

в него я всей душою вник,

чтобы не густо и не жидко

Валил из колб тяжёлый дым,

бурлила, пенилась сивуха —

испивши, станет молодым

старик, а девою старуха.

И шёл людей сплошной поток:

калеки, сирые — и что же?

Из тысяч, сделавших глоток,

увы, никто не стал моложе...

И дали мне за это в глаз,

но жив, и не утратил веру —

наш предок был умнее нас,

мешая грязь, говно и серу.

(кинологика)

Дворняга шёл войной на дога,

рычал и лаял очень много:

— Не посрамим отцовской славы!

— Мы — молодцы, а слуги зла — вы!

С клыков бойца стекала вата,

глаза блестели бесновато...

— Мы — псы! Вы — шавки, кабыздохи!

Но не дошёл. Загрызли блохи.

(элитная мечта)

Рабы, пригодные к труду

на благо богоданной власти,

должны обслуживать трубу

за страх, за совесть и за здрасьте,

Привычек вредных не иметь,

блюсти устав гражданской службы,

есть неизысканную снедь

и не стонать — в кабак бы, в душ бы!

Все развлеченья — в выходной:

советский спорт, концерт паяца,

и можно стыдное с женой —

но больше трёх не собираться!

А те, кто жить не могут без

европ, америк, сингапуров —

пусть валят в лес и валят лес,

и никаких им перекуров.

(противостояние)

У вас фашист зашёлся рыком

и в драку лезет словно псих,

но ведь и мы не шиты лыком —

мы подготовили своих.

Вертели в теле телебашней,

из сквера вывели на плац —

и наши много бесшабашней,

и вашим всем теперь абзац.

(соколы-ястребы)

Мой мир чрезвычайно прост:

налево — вест, направо — ост,

плохой — чужой, хороший — свой,

тут — песня, там — звериный вой,

наш путь — прямой, а их — кривой,

они — толпа, мы — крепкий строй,

и впереди герой горой!

У них всё козни, ложь и зло,

а нам ура и повезло.

А то, что по уши в говне —

так то не мы, а нам извне.

(пролетарки)

На майский праздничный парад

выходят женщины страны.

Косынки алые парят,

и косы крепко сплетены.

Таким не страшен рёв турбин,

и ширь полей, и газ азот —

они поднялись из глубин

до ослепительных высот.

Идут, танцуя и смеясь.

Какой напор, какая стать!

Но это всё не отродясь —

им труд помог такими стать.

И майский ветер-баловник

упруго треплет транспарант...

О, я бы в них во всех проник

до самых недр, до самых гланд!

(сельский клуб)

Приехали очкастые ушлёпки

и привезли спортивный инвентарь —

ну, мы их и отбуцкали в подсобке,

как это много раз бывало встарь.

Для шахмат мы не вышли интеллектом?

А для пинг-понга руки коротки?

идите... в город со своим проектом,

оставьте нам лапту и городки.

(ура, товарищи)

Ликуй, огромная страна,

и становись ещё огромней —

ты вся туда устремлена,

где флаги над каменоломней,

Где на зарядку становись,

и на гора́, и за́ три года,

где шире дали — только высь

и люди не, а для народа,

Где каждый, если что, солдат

и санитарка-звать-Тамарка,

и на войну — как на парад,

одетый скромно и немарко,

Где всё давалось задарма —

советы, пайка, оплеуха,

где вечно горе от ума,

а благодать — от силы духа.

(праздник)

Мужчина бегал по квартире,

крича — империя, виват!

Вот наши нам-то подфартили,

Вот, брат, какая тема, брат!

Аж прямо всё клокочет в горле,

и рвётся ввысь благая весть —

вот мы пендосам нос утёрли!

Мы показали, кто мы есть!

Отжали Крым у них, отжали! —

И счастье искрами из глаз...

Вот так прильнуть к своей державе —

да много ль поводов у нас?

(тюремный романс)

Вот перепилим мы решётку

и будем баб, икру и водку —

Сергей, Семён, Тимур, Вован,

Абдурахман, Абрам, Иван —

мы пилим ночью, втихаря,

совместным пламенем горя,

посменно, резво, вжик-вжик-вжик,

свобода ждёт, не спи, мужик!

Но днём пошёл базар про Крым —

и всё, погибель семерым...

Крым наш, не наш, Обама гад!

Не сложишь в хате баррикад,

но есть литые кулаки,

и перья острые легки,

и на побег уж нету сил —

хозяин, правь, ты победил...

(турист)

Ну, видел я их чистенькие штрассе,

их сраные палаццо и Версаль,

и даже пару раз сказал «фигассе»

на ихнем тарабарском — колоссаль!

Ну, старички развратно моложавы,

ну, дети жгут, на нравы положив.

Какой прикол у эдакой державы?

Где миссия? Где пламенный порыв?

У нас не то — у нас как встанем строем,

как всех порвём за свой братанский флаг!

У нас любой становится героем,

а нет войны — так запил и размяк…

(курортный романс)

Кримеа, этот твой язык...

он мой, он был моим всегда,

холмы нежны — я к ним привык,

меж них забуду холода.

В объятьях крепких обретёшь

достаток, счастье и покой.

Тебе другие шепчут ложь,

но я, Кримеа, не такой.

Уже готов, напрягшись весь,

проникнуть в щель, что так узка.

Расслабься и не куролесь,

Кримеа, я ввожу войска.

(жжение глаголом)

Я говорю от имени народа,

я это право честно заслужил,

когда ступал в огонь, не зная брода,

и плавил сыр, и сети плёл из жил,

Когда я брал с ура автобус зимний,

и ел комкастый вязкий серый суп,

и пел наш гимн, что многих гимнов гимней,

и знал, что значат ГЭС, и ГУМ, и ЦУП.

Я пережил и браки, и разводы,

я натурально пил денатурат —

я даже видел, как отходят воды,

когда идёт по улицам парад.

Я здесь впитал все соки и миазмы,

взамен навыделяв своих флюид.

Я — не комок безликой протоплазмы,

я — ветеран, борец и индивид!

И я скажу простым стихом поэта —

никто не поколеблет наших свай!

Не нужно нам вот это и вот это,

а это нам — наоборот — давай.

(территориальная целостность)

Я долго жил, и нынче я велик —

я сам себя из малого воздвиг!

Вот голова, вот жопа, вот живот,

вот ввод еды, а тут вот — вывод вод.

Я прирастал в процессе бытия,

и кое-что снаружи — это я,

и бородавка, и другой нарост —

мой бастион, мой болевой форпост.

И всё, что в недрах, глубоко внутри,

родное всё — огнём оно гори,

или напротив, по́хую мороз —

всё близко мне, всё — милое до слёз!

Я — совершенство, чистый идеал,

в покое бел, а при обиде — ал,

любой поймёт, моё единство мня,

как мне важна любая часть меня,

И только враг, что где-то там, вовне,

стремится к уменьшению во мне.

Уж он и скальпель взял, и дал наркоз…

Аппендикс? Язва? Может быть — фимоз????

Хирурги, отвалите бога ради —

умру, но не отдам себя ни пяди!

(гордость)

Я был особенный ребёнок,

хоть не просился на горшок —

зато был голос очень зво́нок,

зато ядрён был запашок.

Потом, уже в начальных классах,

я удивлял учителей —

мне равных не было в гримасах

и разноцветности соплей.

Затем я сделался подросток —

и начались прыщи и храп,

и становился перец жёсток

при виде даже страшных баб.

И пусть я не учился в вузах,

зато я встретился с судьбой

в больших фланелевых рейтузах

и в майке бледно-голубой...

Болел ветрянкою и корью...

Да, я не гений и не лорд,

но помню я свою исторью,

и очень ею, очень горд!

(прекрасной даме)

И что Вы прётесь от Бродского?

По-моему, он химера,

такой же, как Быков — вот с кого

я бы не брал примера!

Или ещё Пелевин —

как балалайка трёхструнен!

За бабки он злободневен —

попса, почти как Акунин.

И чёрный квадрат Малевича —

вообще тупая разводка,

да Вы пораскиньте маленечко,

Вы же не идиотка...

И страшная муть — Аквариум,

мутнее только Земфира,

и был бы у этой твари ум —

пела б внутри сортира...

Мудак этот Вуди Аллен,

и Спилберга — на помойку!

Ну, как я — оригинален?

Пойдёте со мною в койку?

(скульптур-мультур)

Толпа, рыча и гогоча,

на землю цвета серо-бурого

свалила образ Ильича

работы мастера Меркурова.

Пусти таких сюда в Москву —

они б немного попотели

и уронили б на траву

Петра Зураба Церетели.

А ворвались бы в Эрмитаж

как стая дикая мартышкина —

порвали бы, впадая в раж,

полотна живописца Шишкина.

Такие пляшут средь икон,

храпят в кино и планетарии,

бросают мусор из окон,

короче — быдло, пролетарии.

Им всё макдональдс бы, да кич...

Но я — я фальши не приемлю.

Я не предам тебя, Ильич,

не дам зарыть в сырую землю.

(российский план «Барбаросса»)

Выше всех летает наш пилот.

Глубже всех копает наш шахтёр.

Мы — цивилизации оплот,

но и враг наш дерзок и хитёр —

Он пилоту оторвал крыло,

у шахтёра отобрал кирку.

Только драться нам с ним западло —

слишком много чести пидорку.

Мы его сломаем изнутри:

для начала — скупим на корню.

Виллы на Майами? Дайте три,

и тот дом на пятой авеню.

(там-там-тарам)

Всего в какой-то капле яда,

в одном нажатии курка

нежнейших тёлок бродит стадо,

течёт коньячная река.

Там в золотом дворце икорном

Кобейну подпевает Цой,

Мэрлин Монро хрустит попкорном,

а Трахтенберг хрустит мацой.

Там бегемот парит как птица,

и рядом с тигром спит олень…

— а что ж тогда вам тут сидится?

— а лень

(диалектика)

Один народ проник в другой —

где кулаками, где деньгой.

Споил, скурил царёвых слуг,

девицам упростил досуг,

и в души, склонные к добру,

посеял немочь и хандру.

Народец мал, но не убог:

одних сгубил, другим помог.

Везде совал свой длинный нос,

умел и чары, и гипноз.

И вот где он — краса красот,

а нет его — растёт осот.

И через пару сотен лет

исчез хозяев прошлых след...

А к новым прёт ещё народ,

такой — не сунешь палец в рот:

коварен, остроумен, брав…

И победит, и будет прав.

(канун)

На столе у нас не пусто —

вот ржаные сухари,

вот мочёная капуста.

Ешь, да слёзы оботри.

Не рыдай давай, дурища,

а благодари Отца —

от него и кров, и пища.

Что ж ты бесишься, овца?

Что в твоём мозгу овечном?

Хоть по праздникам не блей —

кто в раздумиях о вечном,

тот не ведает рублей.

(новая эра)

Уходите из избы-то,

из обычая, из быта —

всё, простая жизнь избыта,

не вернуть былых чудес.

Генерит процессор биты,

спутник щёлкает с орбиты,

всюду ботоксы, сорбиты,

и эспрессо, и экспресс.

(прощальная песня)

Собирайтесь, ребята, домой,

под родимые отчие кровли,

и растите орехи с хурмой,

и пасите — овец ли, коров ли…

Там привычны и воздух, и дух,

там покоятся гордые предки,

там не встретишь разнузданных шлюх,

пьющих пиво на лестничной клетке.

Вылезайте из душных квартир,

где вода так и хлещет из крана:

ждут вас сакля, арык и тандыр,

и приятное чтенье Корана.

И джигит, и седой аксакал —

нахуя вам чужой этот морок?

Там, меж древних незыблемых скал,

место ваших и свадьб, и разборок.

Здесь навряд ли найдёте друзей —

только злобу и стрелы насмешек,

вы ведь ходите в шапках ферзей

среди женственных офисных пешек.

Что вам делать в больших городах

с вашим богом ущелий и пиков?

Тут мы сами с собой не в ладах,

тут своих предостаточно бзиков.

Собирайтесь, ребята, домой

под родимые отчие кровли,

и растите орехи с хурмой,

и пасите — овец ли, коров ли…

(мой народ)

Я обожаю мой народ,

на свете лучше нет народа —

он мир один ведёт вперёд,

уж такова его природа.

Он первым палкой сбил кокос,

и насадил на ось колёса,

и от богов огонь принёс,

и чертежи бензонасоса.

Он изобрёл двоичный код,

и буквы слов, и ноты песен,

и старых правил длинный свод

ему необычайно тесен.

Он напрягает на разрыв

и ум, и нервы, и соседей,

и нет ему альтернатив

ни на земле, ни меж созвездий...

Его портреты есть везде:

вот тут — Стив Джобс, а там — Спиноза,

и Галилео на суде,

и Брайан Джонс до передоза.

А это — Вильям Теккерей,

а здесь — Никулин, Гафт и Глузский...

Никто ни разу не еврей,

и уж тем более — не русский.

(научно-патриотическое)

Учёные наши таланты

охотно клюют на валюту,

на разные фонды и гранты

и тянутся к свету, к уюту.

Без них заблудились во тьме мы,

разбились на банды и секты.

Просрали глобальные мемы

и слили втихую проекты.

А тут ещё комп замели твой

за вброс в социальные сети,

велели спасаться молитвой

и понюхом травки в кисете,

и слушать поповские враки,

что глобус не кругл, а плоск...

Мозги растворились во мраке.

А то, что осталось — не мозг.


 

(а у нас во дворе)

Пацанчик был на распальцовке.

Гулял с одной из подтанцовки

на кэш с разводок и фарцовки.

Хоть был подъезд его обоссан,

а в кухне будто сдох опоссум —

считал себя вселенским боссом.

Мог просто так подать старушке,

а мог дитю сломать игрушки.

Любил прослушки и наружки.

Ментам цедил сквозь зубы «здрасьте».

И строил козни и напасти

с отребьем непонятной масти,

где людоед на людоеде...

Гонял на старенькой победе.

И даже крепкие соседи

Хоть и кивали в доме, но

Не приглашали в домино.

(урок демократии)

В восьмом А классе референдум —

все возбудились и галдят.

Вопрос согласно модным трендам:

кто будет «классным» у ребят?

Физрук весёлый, круглолицый?

Биолог, хилый бородач?

У одного в руках таблицы,

а у другого — круглый мяч.

Один приёмчикам научит —

как, если что, прислать в пятак,

другой канючит и канючит,

и двойки ставит только так.

Но вот подведены итоги —

и счёт, понятно, сорок : ноль…

Давай, ботан, вали с дороги,

глаза спортсменам не мозоль!

(карго-культ)

На первый взгляд тут камень и металлы,

а тронешь — муляжи всё, да макеты:

едва стоят картонные кварталы,

летят не ввысь бумажные ракеты.

Фанерных слитков полные резервы,

и вождь какой-то липовый у пульта,

но ждём: с небес посыпятся консервы...

Россия. Эра карго-культа.

(русские и война)

Хотят ли русские войны?

У них мужик — орёл, не цаца,

они традициям верны

и прошлым бережно гордятся.

Герои — все до одного,

и слава им дороже денег,

по средствам средства ПВО,

а кто не служит — тот изменник.

И любят выйти на парад —

какой десант! какие танки!

И истребители парят,

чтоб за бугром зассали янки.

Хотят ли русские войны?

А что им мир, где всюду говны?

Где все — жульё и болтуны,

и лишь они одни духовны?

И если едут в Мармарис,

то тем, кто шпрехает на дойче,

таких отвешают реприз —

что станет ясно, кто тут бойче,

И кто опять возьмёт рейхстаг,

когда прикажет маршал Жуков...

В их обещаниях атак —

немного слов, но много БУКов.

Хотят ли русские войны?

Вопрос, увы, не прост, но вечен.

Им это дело хоть бы хны —

и Путин, и Шойгу, и Сечин,

И адмирал, и генерал

указкой тычут в карту мира —

не отдадим родной Урал!

И Куба наша, и Пальмира!

Повсюду есть их интерес

и страсть к немыслимым замесам.

И если на пути прогресс —

то, значит, хрен бы с ним, с прогрессом.

(матрица)

Он создан из бессмысленных цитат

внутри клубка необъяснимых связей,

фантомно беден, призрачно богат,

и фантазёр, и плод пустых фантазий.

Его воображаемым друзьям

принадлежат Пальмира и полмира.

Ему поднимут рейтинги из ям,

лишь только он прикажет жёстко — «вира!»

Он мил с воображаемой женой,

он ей партнёр, любовник и коллега.

Такую пару взял бы даже Ной,

лишь их одних бы выбрал для ковчега.

Его воображаемая мощь,

его смеющиеся дерзко «Искандеры» —

как выскочат из липовых из рощ,

так врассыпную бросятся бандеры.

Его воображаемой стране,

где всё святое бережно хранится,

где все дружны как Коза Ностра, не

нужна какая бы то ни было граница.

(мой демон)

От Аль-Аксы до Аляски

в тихом сумраке ночей

ходит демон, ищет ласки —

одинокий и ничей.

Непорочен как Бин Ладен,

вездесущ как муравей,

то почти дыша на ладан,

то иных живых живей.

Он устал от грязных денег,

от визгливых визави.

Неуёмной страсти пленник

в вечном поиске любви.

Тыры-пыры во все дыры…

Наугад и невпопад...

Сзади — мокрые сортиры,

впереди — кромешный ад.

(поздравление)

Сегодня день рожденья беса.

Его ровесник уж давно

на иждивении собеса,

да и ровесница — бревно.

А он как будто Калиостро —

нечеловечески упруг,

и говорит в накале остро,

и гибкой женщине супруг.

И постепенно правит миром,

прельщая друга и врага,

и только магам и сатирам

видны на лбу его рога…

(национальная идея)

Вчера мы испытали новый лук —

пока такого нету у врагов.

Насквозь пробил он двух никчёмных слуг

стрелой за триста сорок пять шагов.

А у соседей — колья да ножи.

Мы скоро заберём их скот и жён.

Давай-ка нам, шаман, поворожи,

и жертвенник да будет возожжён...

Ещё нам показали новый плуг —

неясно, кто и что им отожмёт.

У нас же есть тугой смертельный лук,

а завтра будут танк и огнемёт.

Когда-а-а там уродится урожай...

Когда-а-а там станут статными стада...

Работа для убогих.

Угрожай,

и будет всё — и слава, и еда!

(открытка)

Прими, начальничек, подарок

на праздник вежливых людей —

пацанский, чёткий, без помарок,

и нам в ответку порадей.

Мы не из тех, кто ждёт приказа.

Нам дашь намёк движеньем глаз —

и друганам покатит маза,

а пулю словит пидорас.

Никто не видел наши лица,

врагу всегда заходим в тыл,

и, чтобы долго не светиться,

пиф-паф, в авто — и след простыл.

Нам за работу платят налом

и не скупятся на нули.

Доверься профессионалам,

а сам отчизною рули.

Веди её крутой дорогой

в неописуемую даль,

казну дели рукою строгой

и плетью умножай мораль.

А кто попрёт на власть, окрысясь,

а кто поднять посмеет крик

про Крым, Донбасс или про кризис —

тот будет наш, прости, старик.

Пробьём сначала по прослушке,

потом начертим путь стрелка...

Ты, кстати, сам у нас на мушке —

но ты не ссы,

не ссы пока…

(бояре)

Наш — самый первый меж владык,

и всем его врагам кирдык,

и может править кораблём,

и самолётом, и рублём,

И держит шар земной за ось,

и видит всех людей насквозь...

Но вот его ближайший круг —

то жук, то крыса, то паук...

Вот с ними вот не задалось.

(физика)

Все эти люди возле трона

имеют свойства электрона:

когда велит хозяин биться,

они — частица,

а если ветрен с бодуна,

они — волна,

и в напряжении жестоком

идут по проволоке током,

на клеммах яростно искря —

до фонаря...

А с точки зрения асбеста

они — ничто, пустое место.

(день рождения в тайге)

Как страшен этот новый мир —

как он убийственно нелеп.

Я потерял ориентир.

Я ем чужой невкусный хлеб.

Я в центре судеб и страстей,

но нет азарта — только страх.

Пространство, слышишь? Опустей,

дурных проблем развейся прах,

Уйдите все! Тошнит от лиц,

от ваших выкладок и схем,

счетов, раскладов и таблиц.

За что, Господь? Куда? Зачем?

Я — всё, я больше не могу...

В тайгу, хоть на денёк в тайгу!

(поучение)

Ты царь. Ты должен быть жесток!

Вращай глазами, дуй в свисток,

заставь визжать детей и баб,

нагни того, кто духом слаб,

изобличи врага внутри

и в порошок его сотри,

пари портретом над толпой,

проникновенно гимны пой.

Запомни, люди — не зверьё,

они — твоих побед сырьё.

Им нужен дух, а не еда,

борьба, истерика, нужда —

тогда они остры как меч.

А меч нельзя в бою беречь.

(кнопка)

Осталась мне в наследство кнопка

от древних пламенных вождей,

её сначала трогал робко

и гладил, как соски грудей.

Потом лобзал, не зная меры,

не в силах выпустить из рук,

и думал — вот он, символ веры,

итог и смысл всех наук.

Она с ума сводила властью,

мной безгранично овладев.

Её приладил я к запястью

и спал с ней, отвергая дев.

И хоть я с виду не был страшен —

любой ломался как стручок,

ведь всё — от бункеров до башен —

я мог бы сжечь в один тычок.

И, этой кнопкою играя,

я понял вдруг, что аз воздам,

раз тут никто не хочет рая —

так пусть его получат там!

Не состоялось царство света —

шагнём всем племенем во тьму.

Прощай, дурацкая планета,

не доставайся никому!

(неблагодарность)

Ивановы, Ивановы,

нет в вас нравственной основы.

Коган вам придумал слоган,

Чжаном ваш костюм простёган,

Мюллер сделал чертежи,

Смит проводит платежи —

ну, живи же! Не тужи!

Нет, все гады, все чужи.

(дацзыбао)

Когда не гарантирует гарант

и патриот воюет с патриотом,

приходит корсиканский лейтенант

и делает подъём переворотом.

А нет такого — что ж, тогда, увы,

не будет нам ни славы, ни жратвы.

(фатализм)

Теперь — великая эпоха,

а значит, есть мы будем плохо.

Зато полюбим, что с утра

у нас молитва и муштра.

И пусть покорно обнищали

трудолюбивые мещане,

и, в средний класс не перейдя,

по новой учат курс вождя,

И пусть вчерашние бандиты

светло и праведно сердиты —

пока что хер кладут на нас,

но видно, что положат глаз,

И пусть понятно нам из книг,

что вечный вождь — всегда мясник,

мы входим, входим в резонанс...

А ведь ещё вчера был шанс.

(джихад)

Когда бы я был мусульманин,

я точно был бы исламист —

мой ум бы не был затуманен,

наоборот — кристально чист.

Я понимал бы смысл жизни,

и были б все вы для меня

противны, как клопы и слизни —

пустая, лишняя фигня.

И я бы обожал Аллаха —

покорно, как феллаха мул,

не зная ни стыда, ни страха,

к восторгу аятолл и мулл.

Но нет во мне старинной веры,

не суру я пою, а хит.

Я — цифровой прекрасной эры

бесстрашный, искренний шахид.

Мой ум ничем не затуманен,

наоборот — кристально чист...

А если б я был мусульманин,

то был бы точно исламист.

(процесс)

Не трепыхайтесь, как желе,

не громыхайте колымагами.

Начальство занято. В Кремле

они работают с бумагами.

Особой важности полны

листы формата А4 —

в них труд и боль большой страны,

в них думы о войне и мире.

Изящным росчерком пера

немецкой ручки фирмы «Пентель»

они вершат договора

и крутят животворный вентиль.

Весо́м тут каждый документ —

отчёты пафосны и льстивы,

их подготовил референт

по пунктам точной директивы.

Процесс солиден, многотонн —

не разгрести ни нам, ни внукам...

Они ж не офисный планктон,

чтобы работать с ноутбуком.

(Париж — Дакар)

Царь сел в народ и надавил на газ:

вперёд, а то мы что-то поотстали!

Уже на трассе даже папуас!

Возьмём хотя бы медные медали!

Народ затарахтел, и ох... Заглох.

Завален вал, обуглилась проводка,

в коробке передач какой-то мох,

и у мотора вечная чахотка.

Промчались мимо Чад и Гондурас,

Ирландия, Габон и Коста-Рика,

а тут никак не едет тарантас.

Ни от пинка не едет, ни от крика.

А хочется почёта и наград,

а хочется в анналы, а не в блоги.

И царь внутри такой устроил ад,

что мы всей гонке поперёк дороги.

(из летописи)

Идея снова стать державой,

просторной, гордой, моложавой,

прошла в народе на ура.

Царя! — кричали все. — Петра!

И вышел царь. Вальяжен, крут.

Сказал: арбайтен! воркинг! труд!

Толпа присела — ой, жидок...

И пар опять ушёл в гудок.

(пресс-конференция)

Вы задаёте неуместные вопросы,

вы поднимаете неправильные темы —

от них краснеют наши девки русокосы,

от них заводятся враги внутри системы.

Таким, как вы, не будет допуска к секретам —

вы не подписывали нужные бумаги,

чтобы следить за ходом стрельб на пустыре там

и наблюдать за батареями в овраге.

Никто из вас не должен знать конечной цели —

она сложна для тупорылых идиотов,

что от безделья и свободы охамели,

что прозябают, ни черта не заработав.

Многоходовка равноценна древней драме,

полна интриг, деликатес для театралов.

Она расписана виднейшими умами —

под руководством верных долгу генералов.

Вы что, действительно хотите точных данных?

И знать, какие мы затеяли процессы?

Так вот — всеобщий хэппи-энд пока не в планах.

И сгинут многие из вас по ходу пьесы.

(план б)

Я этот план чертил всё лето,

продумал каждую деталь,

качал плагины из инета,

семь раз отмерив, резал сталь,

полсотни чистых химикатов

смешал в неощутимый газ.

И в воду все концы запрятав,

стал ждать, когда настанет час,

и все народы с края бездны

попросят небо дать им знак.

Тут зазвучат хоры помпезны,

и выйдет НЕКТО, наг и благ...

(я много денег скрипачу дам,

чтобы играл как бы извне...)

Они ж спасутся только чудом,

а Б-га нет...

Придётся мне.

(родина)

Люблю, люблю тебя, Россия,

Готов отдать любой налог.

А только что ни попроси я —

ты очень ловко ставишь блок.

Уж как я пел твои просторы!

Как целовал твоих берёз!

Не лез к тебе со свитком Торы

и героин в тебя не вёз.

Я здесь людей не звал лохами

и женщин гладил поутру,

и нет, не продал с потрохами

Моссаду или ЦРУ.

И даже, помню, уезжая,

не сжёг ни одного моста.

А ты со мною как чужая…

Что, напряглась из-за Христа?

(устами младенца)

Мальчик Бога бил лопаткой:

— Ты плохой, противный, гадкий!

Не помог нам, не помог!

Ты — не настоящий Бог!

Папу выгнали со службы,

маме нужен новый муж бы,

Наш — дурак и болен водкой,

что ни съест — выходит рвоткой

С пузырём да сухарём!

Эдак скоро все помрём!

А ведь мы на церковь дали,

деда продали медали,

Не смотрели «Ералаш»,

а молились «Отче наш...»

Бога судят по делам —

я теперь пойду в ислам.

(родина-мать)

Лежу такая томно при луне,

согласна на любые компромиссы.

Ну, где же ты, влияние извне?

Где происки коварной закулисы?

Где Запада проворная рука,

готовая в любые ставить позы?

Ах, никого, кромешная тоска,

всё ивы, да осины, да берёзы...

(совет ми...)

— Земля стоит на трёх слонах,

сказал один. — Да нет, нунах,

сказал другой, — ты что, чудила?

Она — яйцо большого крокодила!

— Вы, пацаны, тупые, глядь, —

вмешался третий, — надо знать!

Земля внутри, а не вовне,

мы снимся Богу в страшном сне...

но тут вошёл премьер-министр —

красава, и умён, и быстр,

орёт: — Всё, кончен выходной,

марш по местам рулить страной!

(Феодосий I Великий)

Тратя сынов и дще́рей,

везде я воздвиг свой флаг,

но, встав во главе империй,

понял, что жил не так.

Дух покоряет высь.

К землям стремится плоть.

Дьявол велит — гордись.

Кайся — велит Господь.

(бззззз)

Кинул брату в хату улей,

загудели сотни жал.

Брат от них помчался пулей —

но не смог, не убежал.

Дети плачут, баба в шоке.

Ну и рожи! Смех и грех...

Будут знать, кто на Востоке

больше и главнее всех.

(99%)

Не за печеньки, а от сердца

мы тут толпимся у дворца —

от инородца до имперца,

от музыканта до борца.

Народ! — великий и могучий,

скреплённый памятью побед,

творец соцветий и созвучий

и всем другим авторитет.

Мы на своей земле взрастали

и крепли от даров ея,

наш меч — из самой крепкой стали,

и всяких всячин дофига.

И если судим мы кого-то —

то это самый честный суд.

Народ — не быдло, не болото,

а коллективно очень крут.

И проголосовав по праву

(а против был один из ста),

решили мы простить Варавву,

а на кресте распять Христа.

(апокалипсинг)

Горячие отважные подростки

и юноши — литые кулаки,

мужчины, что накачанно громоздки,

и всё ещё лихие старики,

Буддисты, мусульмане, христиане,

тупые и великие умы

сошлись на необъятном поле брани —

солдаты света и солдаты тьмы.

Что победит? Вискарь, блэкджек и шлюхи?

Или казарма с плацем и губой?

Детей растят безумные старухи —

а значит, вечно будет длиться бой.

(русская весна)

Встречайте русскую весну!

О ней, о ней поют молодки

и мнут застенчиво пилотки,

бычков цепляя на блесну.

А те становятся всё чётче,

они в своих правах и в теме,

надёжно держатся в системе —

кто на клею, а кто на скотче.

И им такая валит маза —

весь мир целует сапоги.

У них и кризис, и долги,

а тут кишечник полон газа,

И жопой чуют, где проказа,

и саботаж, и аж измена,

и, чтоб отвесить без безмена,

они уже не ждут приказа…

Христос занёс полтос Сваро́гу —

всё не по-детски, всё всерьёз,

ушёл на сервер Дед Мороз...

Весна идёт, весне дорогу!

(счастливое детство)

Народ проснулся, заагукал,

и просит мячиков и кукол,

и сисю с крепким молоком,

и писю треплет кулаком.

И вот бежит к народу Мать —

и мять, и мыть, и обнимать,

и крестит ласковой рукой —

да ты ж у нас один такой,

герой, божественный сосуд —

все, все, прогнувшись, отсосут!

А вот и избранный Отец

вещает про ГЛОНАСС и ТЭЦ,

про окружной газопровод,

про то, что дел невпроворот,

но — победим и рак, и СПИД...

Народ срыгнул — и снова спит.

(патетическая)

Я — человек без страха и упрёка,

и жизнь моя — не святочный рассказ.

Я котиков пушистых бил жестоко

и белочке однажды вырвал глаз.

А уж людей, понятно, ненавижу,

особенно старух и стариков.

Бывало, так кого-нибудь отпижжу,

что прямо кровь идёт из кулаков.

И женщин обижал, срывая тоги,

и малых деток грабил по рублю...

Но Бог меня возьмёт в свои чертоги

за то, что очень Родину люблю!

(красный день календаря)

Не ссыте, Родины сыны,

вот-вот опять пальнёт Аврора,

и будет повод для войны,

и даже круче — для террора.

И всяк, кто гордо держит флаг,

кого не поколеблешь стоном,

умрёт героем древних саг,

а не отравленным планктоном.

(Байконур)

У ракеты ходит поп.

Мах кадилом, ножкой топ —

«Сатана, изыди, брысь!

Ты лети, ракета, ввысь,

покори предел небес.

Свят, свят, свят! Аминь, прогресс!»

Но Господь к мирским игрушкам

не являет интерес.


 

(букет)

Не надо, чтобы ты была цветком.

Цветы, увы, неделя — и завяли.

Хотя всё то, что видел я тайком,

цвело как роза в трепетной вуали.

Не надо, чтобы ты была звездой.

Звезду нельзя достать для поцелуя,

она летит в туманности седой

не к нам. И слава богу, аллилуйя!

А будь, пожалуйста, такой, какая есть,

в метафоры особо не вникая —

мечтаю спать с тобой, и сплетничать, и есть,

пока фортуна добрая такая.

(послесловие)

Я думал, не будет страшно,

когда ты меня отдашь, но

то, что я стал вчерашним —

это поди вкури!

Ты не потёрла контакты,

но сделала всё не так ты,

и сердце считает такты,

и каждый удар — за три.

Теперь на другом витке ты —

там ни звезды, ни ракеты,

зарыты все и отпеты,

и муторно, и озноб.

А так мы жили друг в друге,

искрили, гнулись как дуги,

податливы и упруги…

Зачем ты нажала «стоп»?

Подумаешь, стала свободной,

и к новым порывам годной,

в какой-то хламиде модной

порхаешь, и все дела…

Последний — трудней, чем первый.

Вложения непомерны.

Наверно, спасала нервы…

И как ты теперь? Спасла?

(мэйк лав)

На окна не вешаем штор мы,

не прячем за ширмой кровать —

на ней у нас бури и штормы.

Зачем же такое скрывать?

Соседи, хватайте бинокли —

секретов никто не таит,

мы всюду, где надо, намокли,

и то, чем богаты, стоит.

И будут спонтанными позы,

вне правил, сюжетов и схем.

Достойны изысканной прозы,

и песен они, и поэм.

Поддай же метафор, оратор!

Так пар разрывает трубу,

так стену долбит перфоратор,

так вертится Пушкин в гробу.

Вы скажете — ну хорошо, у

японцев порнуха смешней,

к чему это громкое шоу

цилиндров, осей и поршней?

Наивный, — отвечу не в масть я, —

пусть граждане выключат комп!

И смотрят за взрывами счастья,

а не за шахидов и бомб.

(зачем стихи)

Бывало, встречу даму не худую,

уставшую от спорта и диет.

Она такая — ах, да он поэт!

И после ужина я ей, конечно, вдую.

Часок-другой — и всё, и за порог.

И что плохого в этаком досуге?

Ей есть о чём похвастаться подруге,

и мне какой-то прок со стройных строк.

(голод)

Когда-то жарила ты пылко,

и рвал я мясо на куски.

Туда-сюда мелькала вилка,

и брюки делались узки.

Но что-то сглючило в духовке,

искрило, а потом щелчок.

И руки стали вдруг неловки —

не трут, как надо, кабачок.

И соус больше твой не сладок,

и пирожки не горячи.

А раньше было без накладок,

сказал «давай» — и вот харчи.

А нынче — два яйца вкрутую

и заунывная лапша.

Уже внутри себя лютую,

уже готов для гуляша.

Мужчине даже из Тюмени

разнообразно надо есть,

и ежедневные пельмени

реально могут надоесть.

Предупредить хочу заране —

твоей стряпне я изменю

в любом ближайшем ресторане,

с любою строчкой из меню.

(на прощанье)

Мы разбежались. Повод ясен —

ты хочешь замуж, я женат

и автор неликвидных басен,

а не финансовый магнат.

Ну не пошло, не покатило.

Но всё же при харизме я —

не подзаборный чикатило.

И ты не подлая змея.

И секс был сказочно хорошим —

такой, что ух! Поди забудь!

Давай когда-нибудь взъерошим

Ещё друг другу что-нибудь?

(ещё раз про)

У любого негодяя,

хама или скупердяя,

у убийцы и подонка

где-то жилка бьётся тонко.

Или вдруг проскочит нотка,

или стройная спина —

и какая-нибудь тётка

раз,

и сильно влюблена.

(сублимация)

Меня не обнимая пылко,

и губ не пробуя на вкус,

не гладя гладкого затылка

и горячо не дуя в ус,

И не касаясь нервных точек,

и без смешенья протоплазм

вдруг похвалила пару строчек —

и вот он, бешеный оргазм!

(слова)

Мужчины лгать такие мастера!

Я начал это с раннего утра —

писал в вотсапе, как ты мне нужна,

как ты неотразима и нежна.

И днём потом звонил из туалета,

что ты — моё оранжевое лето,

и я перед судьбой в большом долгу...

Ещё в фэйсбуке вечером долгу.

(новая искренность)

Я до тебя и притворялась, и лгала,

оргазм изображала без стыда я,

тупила в телек в ожидании гола́,

всем бывшим через силу угождая.

И слушала их байки не дыша,

и у плиты шуршала оголтело —

а ведь иного жаждала душа,

и сердце, и другие части тела.

Но ты пришёл — мой рыцарь, мой ковбой,

мой первый, хоть уже и двадцать первый,

с кем счастлива я быть сама собой —

ленивой, глупой и фригидной стервой.

(поздравление от всего сердца)

Тебе сегодня вновь слегка за тридцать,

и ты такая кошечка и цаца,

и можно беззаботно ламца-дрицать,

и в шалопаев искренне влюбляться,

И радоваться пожеланьям в ленте —

в них столько счастья и ни грамма фальши!

А годы — просто цифры в документе.

Идут, идут. И пусть идут подальше!

(дежа вю)

Из глубины извилистого мозга

твоё лицо вдруг всплыло как родное,

как будто что-то ценное на дно я

припрятал до поры, до перекрёстка.

А что? — легко мы были в прошлой жизни

соседями по бартерной кровати,

и в нашем неонлайновом привате

шёл спор о детях и дороговизне.

А может, брат и милая сестрёнка?

Секреты, сигареты, неувязки,

твои подружки строили мне глазки,

а я их шлёпал нарочито звонко...

А если так — ты Шакти, а я Шива?

И мы создали мир, как нам удобно?

Давай начнём и вспомним всё подробно —

от наших дней и до Большого взрыва.

(кавалер)

Не смотри, что я плешив

и приземист ростом.

Я — душою индпошив,

неподвластный гостам.

Весь от шрамов кособок,

с дохлым содержимым.

Но не вата, не совок —

а борец с режимом.

В этой немощной груди

страсть искрится плазмой,

и желаний — пруд пруди,

и пылает глаз мой,

И когда к тебе я льну,

замыслами ясен,

нежен я подобно льну,

и красив как ясень,

И могуч как царь Давид...

И учти к тому же —

что и ты сама на вид

многих сильно хуже.

(бабье лето)

Вот наступило бабье лето.

Ну что ж вы, бабы, на нуле-то?

Где ваши топики и мини,

что так идут любой фемине?

Где темперамент ваш и страсть?

Где жажда миг любви украсть,

разлёгшись где-нибудь на травке,

просекко выпив для затравки,

пока ещё тепло снаружи,

пока везде не грязь и лужи,

и я пока развязно храбр,

и гормонально без ума?

А то вот-вот уже декабрь,

и всё — старушечья зима.

(ещё раз про любовь)

Мы эти присказки знаем оба:

— Душа возвышенней, чем утроба...

— Нельзя, чтоб счастье было без свадьбы...

— Клянёмся верность хранить до гроба...

Ну а по мне — так лучше не лгать бы,

не конкурировать, кто блаженней,

из чики-поки не делать храма.

Любовь — комедия положений,

а не слезливая мелодрама.

(эротическое эссе)

Со мною ты без умысла жестока.

В любой одежде словно бы раздета.

Я от любого жеста жду намёка,

скрывая страсть под маскою эстета,

глазами предвкушая вкус и запах,

скользя воображением по коже…

Я говорю о фильмах и стартапах,

а в голове — ещё! о да! о боже!...

И вечные моральные дилеммы,

таких не пожелал я и врагу бы...

Ты отвечай, но я не слышу темы,

а лишь смотрю, как двигаются губы.

(русский Казанова)

В Рязани, Курске и Тамбове

крутил я разные любови,

и, каждый раз влезая на,

я верил: вот же, вот она —

предмет мечтаний, сбыча грёз,

и всё надолго, и всерьёз…

Но вот одну я трахнул в Туле

и до сих пор не знаю — ту ли?

(мачизма стих)

Хватит умничать, пелотки!

Рвать в прямом эфире глотки,

хватит бегать с бизнес-планом,

управлять аэропланом,

фондом, фирмой или трестом!

Это что ж за интерес там?

Зарабатывая бабки,

вы уже почти что бабки.

Наливайте лучше щи нам,

обаятельным мущщинам.

(лавстори № ?)

Вы посмотрите, как я бледен —

а был румян, и даже весел,

я целиком желаньем съеден,

вся кровь моя — внизу, меж чресел.

......

Я ненавижу суп на ужин

и детворы лихой мажор.

Я не могу быть Вашим мужем.

Я ухожу. Я ухажёр.

(маргаритка)

И погода не ахти,

и мужчины измельчали.

Сколько счастья ни хоти —

а везде одни печали.

Но не вечно же страдать —

если выбрала веселье,

не за снедь должна ты дать,

а за зелье азазелле.

(Оксана)

Оксана — девочка за сорок.

Уже со всех каталась горок,

и знает и восторг, и морок,

и как и чем полезен творог,

и Бог простил, и чёрт попутал,

и лайнер вёз, и чёлн утл,

и даст любой совет, и даст

в жилетку выплакать балласт,

и хороша — хоть с’час на сцену,

и комплиментам видит цену...

Но вдруг поманит белокурый —

и снова баба дура дурой.

(валентинка, типа)

Он есть у Маши, и у Светы,

да и у Нади — что скрывать…

И есть им с кем делить секреты,

и поздний ужин, и кровать.

Да, жить одной намного хуже…

Одной — такая маета...

Вы что, подумали о муже?

Нет!!! Я имел в виду кота.

(Фаина)

Была Фаина прямо киса —

и мур-мур-мур, и бла-бла-бла,

и всё прощала — и нарцисса,

и разгильдяя, и козла.

С высот мужского интеллекта

казалось — вот он, парадиз,

ведь человеку человек-то

не клещ, чтоб впился и загрыз.

И вдруг одним броском мгновенным

на горло прыг! И, вой — не вой,

а начинаешь думать членом,

а напрягаться — головой.

(вечерний эрос)

Сошла с небес, и сразу же с порога

сказала нежно — я теперь твоя,

и посмотрела томно и нестрого,

и выползла из кожи, как змея,

И оказалась в шёлке с кружевами,

в каком-то очень искреннем белье,

красива так, что не сказать словами,

но песнями Мориса Шевалье.

Ещё об этом тоже Коля Басков...

И в поцелуй сложив бутончик губ,

дала понять, что я могу быть ласков,

но и не против, если буду груб.

А я стоял, не чувствуя прилива,

да что и ждать от старого брюзги…

Да, я умею долго и красиво —

но не вот эту роскошь, а мозги!

(оргазм)

Оргазм бывает яростным и звонким,

и быстрым, и по многу раз подряд,

и нежным, и мучительным, и тонким,

и освежающим, как мятный лимонад,

Таким, что пробирает до печёнок,

таким, что стоны, крики — караул!...

Не веришь? Так иди спроси девчонок.

У нас всё проще — кончил и уснул...


 

(цель творения)

Семь быстрых дней трудился Господь,

и создал и свет, и мрак,

и воду, и твердь, и живую плоть,

и код, и для кода баг,

И бросил ввысь мириады звёзд,

а в землю — запасы руд,

и всяк закон его ох не прост,

и замысел всякий крут,

И тварей божьих не перечесть,

и нет конца чудесам,

и даже камень какой-то есть,

что он не поднимет сам...

И сел, Созданием поражён,

и стал наблюдать за тем,

как я чужих соблазняю жён

и как некошерно ем.

(всё своё ношу с собой)

«Омни’ меа мекум порто».

В том числе дано ума нам,

чтоб для полного комфорта

всё лежало по карманам —

У страдальца — фото ножек,

у врача — пурген и справки,

у бандита — острый ножик,

у торчка — пакетик травки,

У кого-то — ключ и деньги,

и кондом на всякий случай,

у кого-то — мульки, феньки,

и поп-корн шуршащей кучей,

Плеер, скотч, билеты в Таллин,

флэшка на четыре ги́га,

только я оригинален —

у меня в кармане фига.

(smm)

Мой блог был раньше полон сись,

и я на власть ругался матом,

и — кто в друзья ни попросись —

всех брал не глядя, автоматом.

Пять тысяч — ватники, шпана,

планктон — невежда на невежде,

но изменились времена,

я стал совсем не тот, что прежде.

И как философ я не прост,

и как поэт заметно вырос.

И тот, кто мой не лайкнет пост —

зависнет и подцепит вирус.

(откровения)

От кое-каких напитков и трав

неспокойно мне, словно я не я.

Вхожу, из быта трусливо удрав,

в пограничные состояния,

где зори, сиянье и перламутр,

где явлены ангелы, бестии.

И кто-то, кто неимоверно мудр,

взыскует меня в благочестии.

И эльфы поют в золотой листве,

и единорога топот...

Игра с тараканами в голове

и есть «мистический опыт».

(ода для народа)

Как не любить простой народ?

Всех этих гопников и тёток?

Я втянут в их круговорот

и там внутри предельно кроток.

Ведь я и бицепсами слаб,

и всё ещё на женщин падок,

и закусить люблю кебаб

капустой из дубовых кадок.

Да, не обсудишь с ними арт,

и косность их давно обрыдла,

они — отстой и арьергард,

но, упаси господь, не быдло.

Кто я без них? Пустая хрень —

«поэт, фрилансер и продюсер».

Они же трудятся весь день —

несут еды, вывозят мусор.

Их польза всякому видна,

а я что дам взамен народу?

Что, кроме воя и говна?

Ну разве что вот эту оду...

(непапа)

Я расту вдали у сына,

не толкаюсь с ним в прихожей.

У него уже усы на

морде, на мою похожей.

Он тащил меня из комы,

я с ним даже нажил грыжу,

хоть пока мы не знакомы.

И порой во сне я вижу,

как бегу к нему по трапу,

обнимаю и мутузю...

Хорошо, что мальчик в папу.

Плохо то, что папа в зюзю...

(дресс-код)

На мне костюм не деловой,

и нет под ним мускулатуры.

Иду пешком, шурша листвой,

а не купюрой о купюры.

При дележе постов, знамён,

торговых точек или скважин,

пусть даже очень ты умён —

без мазы, если не вальяжен.

(эпитафия Бенциону)

Семейный британский кот Бенцион

зарыт под покровом тьмы,

и плотью вскормит саженцы он,

а душу впитали мы.

Он плюшев был и широколиц,

кастрирован с юных лет,

не слыл грозою мышей и птиц —

лежал на софе, как плед.

Ко всем домашним благоволя,

не гадил вне нужных мест,

любил мотыльков — а то и шмеля —

собьёт, да и с хрустом съест.

А в общем всё это — так, трепотня,

жил кот, а намедни сдох...

Его глазами смотрел на меня

несуществующий Бог.

(с Новым годом)

Наступает Новый год,

отступает старый,

скачет ошалевший кот

по пакетам с тарой.

Ёлка вся стоит в шарах,

Дед Мороз протопал,

прямо хочется — шарах!

И бокалом об пол.

Прямо счастье, прямо зуд —

расколбас не слабый!

Кстати, вот и баба тут —

что бы сделать с бабой?

То ли вые... То ли вье...

По филям, по роже ли...

Где мой тазик с оливье?

Слава богу, дожили!

(ощущение момента)

Я правду скажу вам про русский народ,

на теле которого я произрос,

никто мне платок не накинет на рот.

Я сильно рискую, но пофиг мороз.

Вот, скажем, типичный из них, Иванов:

в нём главные качества — сила и дух,

могуч он, как витязь из сказочных снов,

и в ратном бою стоит трёх или двух.

А Таня? За морем таких не ищи —

везде они жабы, и норов их лют.

А к русским не липнут ни грусть, ни прыщи —

румяные, ладные, пляшут, поют.

И старец Никифор стоически мудр

и шепчет старухе Аксинье «люблю».

И внучек его Филимон златокудр

и деду послушен, как лодка рулю.

И нет ему равных, народу Руси —

то башню построит, то шахту, то мост,

ракеты его, как в пруду караси,

сверкают литыми боками меж звёзд...

И пусть на меня всем кагалом вопят,

и пусть меня выпрут из всех синагог —

да, я русофил, русоман, русопят!

Неловко прогнулся? Простите, как мог...


(творческие планы)

Завтра валю на дачу —

в поле растить еду.

Тут я всё время плачу

или бреду в бреду,

Или в неадеквате

лезу в любой скандал,

или лежу в кровати —

утро, а я устал.

Лучше уж на природе —

тропкою да в овраг,

деды могли же вроде,

бабки же знали, как

Можно копать картоху,

и разводить кролей,

и переждать эпоху,

что с каждым часом злей.

Годик хоть перебиться,

точно не больше двух —

и потеплеют лица,

и просветлится дух.

Стукнется бес в ребро им —

нравы начнут мягчеть,

и казино откроем

там, где была мечеть.

(гений)

Я оглядел поляну зорко

и понял, что процентов шесть

меня читают без восторга,

а кое-кто готов и съесть,

Хоть я рифмую безупречно,

и многогранен, и глубок.

Заточен, точен словно меч, но,

по сути, нежен, как лобок.

И пью я меньше, чем Есенин,

и не обжора, как Крылов.

И тем ещё я очень ценен,

что весельчак и сквернослов.

И если б не судьбы десница

И не ревнивца злая прыть,

то Пушкин мог бы мной гордиться

и, в гроб сходя, благословить.

Да, я трибун и буревестник...

Но как себя ни славословь,

а бабки рубит резвый Резник —

за слёзы, сопли и любовь.

(цена точности)

Господь, увы, не дал ума нам,

упёртым злостным графоманам —

а посмеялся, в мозг внедрив мой

контакт, искрящий точной рифмой.

А я не вестник, не пророк,

и пусто место между строк,

и нет банальней и кургузей

моих метафор и аллюзий.

У всех — проекты и заказы,

маржа на бирже и за газы,

и запускали в Боинг Бук вы,

пока я, лох, игрался в буквы

и закруглял покато строфы,

дойдя до полной катастрофы...

Ну хоть любовь! Хотя бы бабы! —

Должны от всей души, не абы...

И вот она! Цветок! Фиалка —

и мне эпитетов не жалко,

но ради красного словца —

она вдруг выдра и овца…

Упёртым злостным графоманам —

Господь, увы, не дал ума нам...

Хандра, безбабье, нищета —

просвета нет... одни счета.

(мечта поэта)

Мечталось мне вступить в Пен-клуб,

но испугался — вдруг отлуп?

Ведь я не автор толстых книг,

а матерщинник и шутник.

Таких в контакте и фэйсбуке

на восемь рож четыре штуки...

А принимают членом в Пен

лишь тех, кто очень опупен!

Их мощь и мастерство затмишь ли?

Но я слыхал — из Пена вышли

пять человек в один присест,

и в клубе есть свободных мест,

И изменился фэйс-контроль,

и всякий интернетный тролль,

когда он всласть лоялен власти —

пожалте — в круг великих влазьте…

К Эвтерпе с Каллиопой — юрк!

И там уж выдаёт Хирург

особый президентский грант

за рифму бриллиант / гарант.

И тиражи, и тиражи —

живи, короче, не тужи...

Вот написал, а жопа — ёк!

Хочу ведь ксиву и паёк...

(праздничный парад)

Меня не взяли в первую колонну

за то, что я живу не по шаблону.

И слишком я нелепый для второй,

где каждый — в камуфляже и герой.

Для третьей я, увы, не вышел носом —

со шнобелем нельзя к великороссам.

В четвёртую я сам решил — не надо,

она мычит и телится как стадо.

Поэтому иду в колонне пятой

и чувствую неладное простатой.

(пути господни)

До тех пор, пока не помру,

я буду где-нибудь точка ру,

а потом ненадолго в морг,

а оттуда уже — прямиком

или в чистилище точка орг,

или в бессмертие точка ком...

(из комментов)

Я выучил таблицу умножения

и правила дорожного движения,

и я теперь не мальчик для битья —

есть у меня позиция и мнение

о женщинах, политике и пении,

и вообще по всем вопросам бытия.

(колесо оборзения)

Я очень с женщинами робок —

с родною мамой, например,

и не ору от диких пробок,

хоть заслужил проклятья мэр.

Не лезу в праведную драку,

в пикеты гордо не хожу.

Ни разу не кусал собаку

и не ловил под хвост вожжу.

И жизнь меня совсем сгноила —

просвета нету ни хера,

а надо б выбраться из ила

наверх, где слава и икра.

Раздвинуть прутья тесной клетки,

покинуть ровный серый строй...

Но нет же правильной таблетки,

чтоб выпил — и уже герой.

(мир труд май)

Я бесконечно одинок

на этом празднике труда,

ведь даже бритвенный станок

не запускал я никогда.

Не выполнял тяжёлых норм,

не рвался на высокий пост,

а зарабатывал на корм

созданьем и продажей звёзд.

(мизантропия)

Мир полон правильных людей

с большими крепкими тазами,

среди таких как ни твердей —

а к ночи изойдёшь слезами.

Локтями расчищая путь

к тарелкам с мясом и картошкой,

они мне разрывают грудь

огромной острой ножеложкой.

Ещё! ещё! вещей! понтов!

квадратных метров! кислорода!

Я к этой гонке не готов,

я выпадаю из народа.

Я не хочу их, не хочу,

пусть хорошо толпой в метро им,

бедром к бедру, плечом к плечу,

командой, стаей, крепким строем.

И их мораль всегда двойна,

я ими высосан и кинут.

Война, да здравствует война!

Пускай уйдут на фронт и сгинут.

(защитник Родин, к 23 февраля)

Поздравьте меня, Родины мои,

мои Отечества, богатые врагами!

За вас всё время я веду бои —

защитник с перебитыми мозгами.

И пусть я проливал не кровь, а желчь,

и от казармы ловко откосил —

зато пожар войны мешал разжечь,

границы размывая в меру сил.

(страх)

Я, защищая мертвецов,

кричал и сделался пунцов,

а им уже неведом срам,

они принадлежат мирам,

где нет ни эха, ни дождя,

и где, до высших тайн дойдя,

они забыли всё, что здесь —

и пафос, и мораль, и спесь,

и суету вокруг святынь,

и пустоту, куда ни кинь,

и страх, что словно сноп огня

прорвался криком из меня.

(диета № 5)

Организма не жалея,

пил кисель и ел желе я,

и теперь внутри меня

жидко булькает фигня.

А мужчина должен есть

рубероид, спирт и жесть.

В нём тогда не всхлип и дрожь —

стержень!

Бабой не согнёшь.

(гражданская позиция)

Когда-то был я гоношистым

наивным путинским нашистом.

Потом я встретился с Навальным

и стал креаклом либеральным.

А грянет старость утром мглистым —

тогда и стану коммунистом.

(благодарность)

Я был босяк и шантрапа,

я был сутулым толстым троллем,

а нынче посещаю спа,

держу здоровье под контролем.

Я нищебродствовал как панк,

опять же — музы, Афродиты...

Но отыскал надёжный банк

и взял доступные кредиты.

Я принимаю препарат,

рекомендованный Минздравом,

и мой интимный аппарат

стал отличаться бравым нравом.

Я мимо Саши по шоссе

спешу к священным узам брака,

ем шоколад и пью глясе,

звоню в спецслужбы, если драка.

Я застрахован — ни пожар

не страшен мне, ни даже яма,

в пакете — выгодный товар,

в душе — покой и строгость храма...

Спасибо, правильный пиар,

виват, наружная реклама!

(личное)

Решишь поэзией полакомиться вдруг ты —

иди на рынок на горе Парнас.

На всякий вкус там выложены фрукты —

и горький лайм, и терпкий ананас,

и множество увесистых арбузов

из разных сект, сообществ и союзов...

А у меня вот мания величия —

я приторный и мелкий. Личи я.

(чужой)

Я сделал пластику лица —

стал нос курнос и глаз раскос,

и если посмотреть с торца,

то сразу видно — эскимос.

Но если заглянуть под мех

и отряхнуть с надбровий снег —

поймёшь, сглотнув внезапный смех,

что я вообще не человек.

(автопортрет)

Да, я поэт, увы, не первой лиги —

не Быков, не Орлуша, не Вулых.

Никто мои не скачивает книги,

рецензий нет — и добрых нет, и злых.

Я не Гандлевский и не Полозкова,

и не пою, как Шнур или Макар.

Вишневский — да, хвалил, и что такого?

Я — самокат, а он — спортивный кар.

Ни разу не читал меня Ефремов...

Расслабься, Саша, сильно не психуй —

ты всё-таки придумал пару мемов.

А это, кстати, не собачий хвост.

(таких не берут...)

Из меня не вышло космонавта,

я до звёзд далёких не дорос.

Вот же был физрук, зараза, прав-то,

глядя, как бегу натужно кросс.

И напрасно инопланетянки

смотрят в небо, бросив женихов.

Не познать им кайфа русской пьянки,

не читать им этих вот стихов.

(судный день)

Простите, если что не так,

за «Курск», Помпею и Спитак,

за Катастрофу и Рейхстаг,

за рак, за войны и бардак.

Простите, что и глух, и слеп,

за тяжкий труд, за горький хлеб,

и что записки из Стены

так и не будут прочтены.

За всех попов прошу вдвойне,

ведь послушанье ваше Мне —

набор нелепых пантомим...

Самим придётся всё, самим!


 

(Анина птица)

От коготков до острых ушек

похожи на смешных старушек,

хлебнувших всякого с лихвой.

Забавно вертят головой,

глаза восторженно круглы,

во все глядевшие углы,

впитавшие всю мудрость мира...

Но пискнет где-то мышь-проныра —

и вниз со страшной силой ух!

Вот это зоркость! Это слух!

Вот это клюв из-под усов!

У сов.

(начало)

На дне рождения Пчелы Сова

Сыча так поразила лысого —

и поволокой, и повадкой,

и коготком, и гузкой сладкой,

что всей поляной мы сечём —

творится странное с Сычом.

Стал говорливым, плясоватым.

Ты осторожнее, Сова, там.

(почему я)

Один кричит — поедем в Гродно!

Другой — да нет, в отель Савой!

Но лишь со мною где угодно

ты сможешь быть самой совой.

(ночная птица)

Обычно днём я вял и неприметен,

но, дамы, так обманчива личина!

И то, что стал я вдруг героем сплетен —

тому есть очень веская причина:

Я стольких птичек ночью разлохматил!

В ход шли и хвост, и мышца носовая.

Нет, дамы, вы не правы, я не дятел —

я чудо в перьях, верно — но сова я!

(словослав)

Любое слово — праздничный пирог,

в нём минимум четыре сладких слоя.

И как вставлять сигналы между строк —

давным-давно освоил ремесло я.

И вот мы обсуждали разных птах —

удодов уд и попу попугая,

и то, и сё, и ты такая — ах!

И вдруг прижалась вся, меня пугая,

внезапно оказалась без трусов

и вспыхнула, как маслом на поленья...

А я имел в виду покупку сов,

Когда сказал тебе «совокупленья».

(ум птиц)

Я вам скажу как орнитолог —

у птиц обычно ум недолог.

Возьми хоть сойку, хоть клеста —

не смогут сосчитать до ста.

И с виду типа мудрый ворон

тупит. И осторожно — вор он.

И как вопрос бы ни был прост,

а не ответит певчий дрозд...

Зато у сов есть много плюсов,

и вот за это я люблю сов.

(лес)

Пожилой богатый филин

был немного педофилен

и таскался по тусовкам,

приставая к юным совкам.

Совки с ним летали в личку

за мышей и за наличку.

И Совбез в их жизнь не лез —

потому что это лес.

(голосование)

Как-то стать певцом попсовым

захотелось соловью,

и в жюри к особым совам

он пришёл на интервью.

выдал им такие трели,

пел и «мурку», и «my way»...

Совы грустно посмотрели

и сказали — «Соловей,

от твоих балдеем фенек,

но вчера был козодой.

Голос — дрянь, но дал нам денег.

Так что быть ему звездой».

(жёлтая пресса)

Корреспонденты всех каналов,

радиостанций и журналов

мне микрофон в лицо совали —

«Вы, извините, не сова ли?

Наш зритель хочет знать о совах —

любых подробностей джинсовых,

любой фактуры пожирней,

про сов-чувих и сов-парней,

про грязный секс в семействе совьих,

где, как и на каких условьях

это случается? везде?

в дупле? в родительском гнезде?...»

Я вот что им сказал за сов —

«Вас надо в клетку, на засов».

(се ля ви)

Я охочусь, долетая

до Китая и Алтая,

до Рязани и Тамбова,

до Ужопинска любого,

до Техаса и Дакоты,

в Арканзас и Иллинойс.

И всё время далеко ты,

и всё время не со мной-с.

Что поделать, се ля ви...

Но нельзя же без любви,

и для радостей совместных

нанимаю я сов местных.

(дозор)

Обрыдли ваши котики,

трясёт от ваших псов!

Хочу изящной готики,

хочу волшебных сов.

Они — дозоры божии,

они готовят Суд,

не обслюнявят рожи и

в ботинок не нассут,

глазами-объективами

фиксируют расклад,

не злыми и не льстивыми —

пускай за мной следят,

а я умом и обликом

не буду размазня.

И слово там, за Облаком,

замолвят за меня.

(любовь зла)

Не оторвать сову от филина,

хоть у него одна извилина.

Не жди умения от сов —

совятам выбирать отцов.

(риСОВАние)

Художник русский Васнецов

сидит, бывало, дразнит сов.

Мечтает сеновал с овином

Нарисовать пером совиным...

Дали видали, усача?

Он рисовал пером сыча,

и ясно, что его величье —

отчасти птичье.

(детская косметика)

Мы смешали сопли, слюни

с ложкой птичьего дерьма —

получились и шампуни,

и присыпки, и крема.

Испытали на младенцах —

те смеются и сопят,

обосрались в полотенцах,

и глаза как у совят.

(жалоба)

Надоел, видать, сове я —

не смеётся, розовея,

и не тащит в глубь гнезда...

Вот такой анамнез.

Да.

(сплин)

Сова лежала на софе,

и всё не нравилось сове —

ни мир, ни смысл жизни совьей,

ни те, кто предлагал любовь ей,

и всё, что хочешь, в клюве...

Но

спасало белое вино.

(работа сов)

Вот повезло же им, сычам —

спокойно дрыхнут по ночам,

сожрав сосиски, выпив виски

и на сову сваливши риски.

И даже иностранный босс

Сказал с акцентом, но всерьёз:

«Ви, сыч, тер’яли сов’есть,

она в Россия лишь у сов есть».

(сомнения)

Дамы любят красивых кумиров —

и жуиров, и бонвиванов,

обаятельных Ричардов Гиров

или Ургантов, скажем, Иванов.

Я ж похож и на Дэнни де Вито,

и на Крамарова Савелия.

Просто праздник для антисемита...

Вот такой вот нужен сове ли я?

(цейтнот)

Сов снимают на лету.

Мы, к примеру, знали ту,

что поставила рекорд —

без заправки и накрутки,

как крутой военный борт,

не присев, летала сутки.

Филин, лапочка и мурз,

лёг на параллельный курс,

быстро килем к ней пристроясь,

взял своё, налив бокал...

Но потом заела совесть,

что от дела отвлекал.

(полёт)

Сова летела самолётом.

— Пилоты, мать вашу, аллё там!

Кто так ложится на крыло?

Ослепли, а? Мозги свело?

И при заходе на посадку

впишитесь правильно в глиссадку...

Да, я эксперт, блять, я — сова!

А вы? Вы — курицы едва...

Не налетали вы часов

и четверть от нормальных сов!

Но приземлились в заданный квадрат...

И гляньте, филин-то как рад!

(подружки)

Тяжело сове с овечкой:

то зайдёт баран со свечкой,

то, вальяжно сексапилен,

подлетит к окошку филин,

то заскочит вдруг Бианки —

типа, что вы, лесбиянки?

Очень нелегко подругам

в этом мире неупругом.

Не попить спокойно чаю...

Вот и я им докучаю.

(идиллия)

Я из верхнего регистра,

джентльмен и эзотерик,

добр и устаю не быстро

от скандалов и истерик,

и красив, и не юродив,

об меня не бьётся ваза —

почему ж все птички против?

Хорошо, что хоть сова «за».

(конфликт)

Не ждите пенья от совы

как от Георга Отса вы —

она совсем другой системы.

Всё, что приносим на хвосте мы —

её не видит зоркий глаз.

Она вообще не видит нас...

И не пойдёт Сова на роли,

что жизнь писала для сорок.

Так, например, Савонароле

нельзя ни секс, ни драгс, ни рок.

(финал)

Ещё вчера мы были совами

под небесами невесомыми,

парили, дружно хохоча,

но что-то я недоучёл:

не то красавчика сыча,

не то жужжанье диких пчёл,

не то Тельца и Близнецов...

А раз — и больше нет сов.


 

***

Хоть и красна зима икрою —

её ругаю я и крою,

когда в июле практикую

креветки, ром и маракуйю.

***

Уже от юных женщин не горю я,

и с этим я смирился, не горюя.

***

Этой Анечке-Анюте

больше сказки не гоню те —

лучше Валечку-Валюту

за валюту завалю ту.

***

Капитализм... Социализм...

А на Руси нельзя без клизм.

Поскольку, сударь, много в нас

говна-с.

***

Когда-то мог и я годами

вставлять одной и той же даме,

но мощно грянул кризис в сорок —

и рама съехала с рессорок.

***

Дама сдавала в багаж

калаш, патронташ, камуфляж,

израильский сканер сетчатки

и два килограмма взрывчатки.

И даме влепили на станции

две пули с короткой дистанции.

***

Угар из жизни почти исчез,

и ночи всё чаще скучны и зябки —

спасает быстрый обмен веществ...

на бабки.

***

Влекут назад нас, в эру пара,

в артель, в ячейку и в колхоз,

поскольку у начальства пара

психоз.

***

Есть пострашнее микроба враги —

акула, медведь, гиена…

От них не спасёт ни таблетка, ни ги-

гиена.

***

Сегодня — день любви к России,

а значит — Кремль её соси и

повсюду нежно трогай Думу,

потом иди направо, к ЦУМу —

и там ласкай её Большой...

Люби Россию всей душой!

***

Чем читать / писать тут тексты,

лучше б с бабой сделал секс ты,

лучше б выпил вкусной водки,

чем разглядывать тут фотки.

***

Какие новости у старости?

Вдруг начала внутри киста расти,

в аптечке кончился фестал...

И кстати — да, не смейтесь, встал.

***

Часы отстают, перепутаны даты,

и компас заржавленный врёт.

Скажи мне, Россия, скажи мне, куда ты?

— Вперёд!

***

дело было палевом —

вот в глаз и попали вам.

***

Теперь Господь вещает напрямик:

его пророки — Пол, и Боб, и Мик.

И если вдруг я стану недвижим —

включите их в постельный мой режим.

Друзья, прошу, меня не обрекайте

на Орбакайте.

***

День седьмого ноября

мы не зря не одобря —

в этот день народ простой

быдлом стал и гопотой.

***

Мы так с тобой нищетою задёрганы,

в такой всё время сраной нужде —

что хоть детей продавай на органы,

Что хоть про Кремль лги на «Дожде».

***

Во благо ближних, влаги не щадя,

она работала на выдаче дождя —

хотя когда-то, глядючи в оконце,

мечтала выдавать мужчинам солнце.

***

Одна баба в Саратовской области,

Наталия свет Алексевна —

воплощенье огромности, облости

и лаяй озо́рно, стозевно

***

Пошлю моё признанье по сети вам:

оно рифмовано и брызжет позитивом.

А если б были вы, такая люба, тут —

на вас бы прыгал я, как будто вы батут.

***

Аксинья стала чинной донной,

свалив с Родриго за кордон —

Григорий шлялся с бандой конной,

а ей был нужен тихий дон.

***

«Зачем такая ты доверчивая?» —

спросил маньяк, шуруп доверчивая.

***

Святыми не бывают молодчины,

и бизнес не построишь без ловчил,

не вырастет нормального мужчины

из мальчика, который не дрочил.

***

Как наши победят гимнасты —

так мы флагасты и гимнасты,

а как за родину страдать —

так мы ни сеять, ни страдать…

***

Помедитировал слегка в буддийском храме.

Молился носом в землю при имаме.

Вчера — маца, сегодня — куличи...

Есть у меня от всяких врат ключи.

***

Учил юнца седой старик,

как стать почётным мудрецом:

«Шепча, переходи на крик,

изображай печаль лицом,

как бы ныряя в глубину...

И предрекай всегда войну».

***

Пендосы, что ж это такое?

Оставьте русский мир в покое!

Не лезьте к нам через границу,

держа в руках свою синицу!

Нам обещали из Кремля,

что мы дождёмся журавля.

***

Иные поэты беседуют с Б-гом,

и с дамою сердца возвышенным слогом,

с родимой берёзкой, степным ковылём...

А я как-то всё в диалоге с Кремлём.

***

Герой кричал:

«Мне равных нет!

Я грозный воин и атлет!

Враги мои получат в лоб!»

Все напряглись...

Но не микроб.

***

В природе нет добра и зла,

а каждый тему гнёт свою:

не смог работать как пчела —

иди, рискуй собой в бою.

***

РОССИЯ... мысли о глубоком...

люблю тебя... не выразить капслоком.

***

На век, на эру, насовсем ли

от времени отстали мы,

что ходим, собираем земли,

когда везде в цене умы?

***

Да, быть и си́ротам, и вдовам,

и все понты пойдут на убыль...

Самим собой в бою бредовом

уже смертельно ранен рубль.

***

Давно померкли краски лета,

и сединою стала смоль,

в шкафу — ни одного скелета,

а только наглый жырный моль.

***

История — как яблочко из сада:

красивое, и покупных живей...

Но откуси, и — боже мой! — не надо!

Внутри и гниль, и тысяча червей.

***

Пока еле-еле хватает на хлеб,

но вскорости сварим веник.

Чем крепче хватка духовных скреп,

тем больше нехватка денег.

***

Познав внечувственные сферы

и зная догмы назубок,

я очень строг в вопросах веры,

как строг быть может только Бог.

***

Когда б не уд приятной формы,

когда б не ядра шелковисты —

не жили б вместе до сих пор мы,

с другим бы шла на компромисс ты.

***

Эй вы, начальство, там, внутри Кремля,

а ну не сметь стоять к народу боком!

Я год дрессировал мохнатого шмеля

не просто так и не забавы для.

А чтоб ужалить вас за всё жучиным соком.

***

То ямбом указую, где геенна,

то вдруг хореем прогоню химер…

Скажите, девочки, но только откровенно —

ведь не имеет же значения размер?

***

Не пишу стихов я о природе,

о любви я не пишу стихов —

я же не какой-нибудь Мавроди,

чтоб бесстыдно разводить лохов.

***

Одна, одна осталась навсегда я

и веселюся, внутренне рыдая,

и вспоминаю вас холодными ночами,

как были вы говном и сволочами.

***

Судьба не феей златовласой,

а бабкой, нервной и косой,

бывает, что приходит с кассой,

но чаще всё-таки с косой.

***

Кричал старик в глуши, в заблёванном бараке

другому, с выправкой и с орденом на фраке:

— Почто! Почто страну вы развалили, суки???

— Да ни почто, болван, а просто так, от скуки...

***

Поймал её волшебник злой

и запер в тереме высоком,

и уколол мясной иглой,

и опоил яичным соком...

***

В семидесятые дымил как паровоз

и пил одеколон и «Солнцедар».

В восьмидесятых начался туберкулёз,

а в девяностых получил удар...

Кто виноват? А Ельцын и Гайдар.

***

Олигарх купил модель,

тёрся, тявкал как эрдель,

вывез в Лондон на Адель —

но стонала плохо в деле,

и буквально в две недели

чувства как-то охладели,

и вернул назад в бордель.

***

На каждый трафик есть транзит,

а на синоним есть антоним.

А тех, кто сильно тормозит,

мы обязательно разгоним.

***

Вот ты умна не по годам — а я не стар лицом,

и мы вдвоём не напоказ, не для престижу.

В конце не вспомнишь ты меня бессмысленным юнцом,

и я тебя сварливой бабкой не увижу.

***

олемпиада ближе, ближе, ближе,

оле-оле, весёлые деньки,

уже кто надо — навострили лыжи,

а те, кто нет — отбросили коньки.

***

я так просто не даю

только тем, кого дою

***

Потянулась как-то сладко...

Посмотрела как-то так...

Нам, козлам, важней повадка,

чем помадка, тушь и лак.

***

Моя ты пчёлка трудовая

тебе меня совсем не жаль

ну дай лентяю мишке мёда

не жаль.

***

Идёт здоровый остолоп —

кому бы дать бы?

А мы ему навстречу — стоп!

Нельзя до свадьбы!

***

На весь Тибет я крикнул: «Будда!»

Да так, что сел со страху як.

И вдруг катарсис ниоткуда —

бабах!

***

К чему война — бомбёжка, марш-бросок?

Любой конфликт решить возможно ртом —

вот прямо щас веду я мирный диалог

с нассавшим в тапки сволочью-котом.

***

Наш кандидат — большой мужик из мяса,

он грудью защитит рабочий класс.

Ну, трахал как-то пьяный пидораса,

но не его же трахал пидорас!

***

Гай Юлий Цезарь был вселенски крут,

и поныне сияет его интеллект!

А нож ему всадил под сердце Брут,

как сказали бы нынче — «кремлёвский проект».

***

Представь, мой друг, что вдруг генсек ты

и выпустил тупой указ ты.

Бей тех, кто «против» — это секты.

А тех, кто «за» — дели на касты.

***

Да, с математикой что-то не так,

сам чёрт результатов тут не разберёт.

Как каждый в отдельности — полный мудак,

а вместе все — гордый, великий народ?

***

Навальный кремлёвских захватит в плен

и сейфы их вскроет, славный джедай...

И тут мы такие встанем с колен,

и руки протянем, и скажем — дай!!!

***

Когда б Христос явился в небе Мекки

в грома́х, и в молниях, и в лазерной подсветке,

вошёл бы он в историю навеки

как креатив израильской разведки.

***

У поэта характер пургений —

на раз-два прочищает живот.

То как суть прозревающий гений,

то как пошлый и злой идиот.

***

Я вот что записал в тетрадь

при виде твоего лица угрюмого:

«Коль Бог кого-то хочет наказать —

лишает не ума, а чувства юмора».

***

Я к ней ласкался, словно котик,

я полз ужом, взлетал орлом,

я — бог любви, знаток методик...

Облом.

***

Пожар раздули два кретина?

Один другого злей-подлей?

Не стой в сторонке. Керосина

подлей.

***

Пендосы отбомбились без накладок,

за что и ненавидим сволочей —

повсюду насаждают свой порядок...

А чей?

***

Заложен нос. Заложен дом.

Часы пробили брешь.

С трудом я мог бы жить трудом,

а тут кураж, манеж.