Гвардии «Катюша» (fb2)


Настройки текста:



ГВАРДИИ «КАТЮША»

РОДОСЛОВНАЯ

А. И. Нестеренко, лауреат Государственной премии, генерал-лейтенант артиллерии в отставке МАСТЕРСТВО И МУЖЕСТВО

С первых же месяцев Великой Отечественной войны неимоверно тяжелые испытания выпали на долю защитников Ленинграда.

История войн не знает такого массового и самоотверженного героизма населения и воинов, оборонявших осажденный город.

Ленинград, город славных революционных, боевых и трудовых традиций, олицетворял собой непобедимый дух советских людей, их готовность на самопожертвование во имя своей социалистической Родины.

Гитлеровское командование планировало в короткий срок захватить Ленинград, разрушить город. После победы на берегах Невы немецко-фашистские войско получили бы возможность развить наступление на восток, в обход Москвы. Однако самоотверженные боевые действия воинов Ленинградского, Волховского и Карельского фронтов, героизм и мужество жителей Ленинграда сорвали коварные замыслы врага и тем самым внесли неоценимый вклад в окончательный разгром фашистской Германии.

В различные периоды битвы за Ленинград в сражениях и боях участвовали воины Северо-Западного, Северного, Ленинградского, Волховского, Карельского и 2-го Прибалтийского фронтов, моряки Краснознаменного Балтийского флота, Ладожской и Онежской военных флотилий, соединения авиации дальнего действия и партизаны Ленинградской области. В тесном взаимодействии они разгромили фашистов под Ленинградом, на Карельском перешейке и в Северной Карелии, с честью выполнили свой долг перед Родиной. Войска 3, 2 и 1-го Прибалтийских фронтов освободили от гитлеровских захватчиков Прибалтику. Некоторым частям и соединениям Ленинградского фронта довелось участвовать в штурме Берлина и освобождении Праги.

Накануне войны успешно завершилось конструирование и создание опытных образцов мощного оружия — реактивных установок БМ-13. К сожалению, перед нападением фашистской Германии мы не имели ни частей, ни подразделений реактивной артиллерии. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков справедливо пишет об этом: «К началу войны Главное артиллерийское управление не оценило полностью такое мощное реактивное оружие, как БМ-13 („катюши“), которое первым же залпом в районе Орши обратило в бегство вражеские части. Комитет обороны только в июне принял постановление об их серийном производстве»[1].

Действительно, лишь накануне вероломного нападения фашистской Германии на нашу страну, буквально за несколько часов до начала войны, 21 июня 1941 года, было принято решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и боевых установок к ним.

Формирование батарей реактивной артиллерии началось 28 июня 1941 года при 1-м Московском Краснознаменном артиллерийском училище имени Красина. Начальником формирования новой артиллерии стал начальник училища полковник Ю. П. Бажанов, впоследствии маршал артиллерии.

Первый залп был произведен на участке 20-й армии Западного фронта в 15 часов 30 минут 14 июля 1941 года батареей под командованием капитана И. А. Флерова. Этот день можно по праву назвать днем рождения полевой реактивной артиллерии. В июле и августе 1941 года было создано еще 8 батарей. Одна из них под командованием лейтенанта П. Н. Дегтярева убыла на Ленинградский фронт.

Первые же залпы реактивных батарей показали большую эффективность их огня, который был губителен для неукрытой живой силы и техники противника и оказывал на него сильное моральное воздействие. Это единодушно отмечали общевойсковые и артиллерийские начальники, наблюдавшие залпы батарей БМ-13.

Командующий артиллерией Западного фронта в своем донесении командующему артиллерией Красной Армии от 2 августа 1941 года писал: «По заявлениям командного состава стрелковых частей и по наблюдениям артиллеристов, внезапный огонь батарей М-13 наносил большие потери противнику, обращая его в паническое бегство; при наступлении на участках, где применялся огонь полевой реактивной артиллерии, наши части обычно не встречали сопротивления. Например, по заявлению командующего группой войск Западного фронта в районе Ярцево, на участке его группы наша пехота два раза атаковала немецкие части, занимавшие деревню Щуклино, но успеха не имела. Однако, как только по расположению немцев был дан залп батареи полевой реактивной артиллерии, пехота заняла деревню Щуклино без сопротивления»[2].

В том же донесении указывалось, что, по показаниям пленных, захваченных 31 июля 1941 года, немецкая пехота в панике бежала не только с участков, по которым велся огонь батареями реактивных установок, но и с участков, находившихся в стороне, на расстоянии 1–1,5 км.

О полной неожиданности появления и сильном моральном воздействии огня частей и подразделений полевой реактивной артиллерии на противника можно судить и по тем тревожным директивам, которые немецкое командование рассылало по своим войскам. В приказе от 14 августа 1941 года говорилось: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку… Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым… При захвате таких пушек немедленно сообщать». Через 14 дней появилась новая директива, озаглавленная «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды», в которой указывалось, что «…войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3–5 секунд может быть произведено большое число выстрелов… О каждом появлении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при верховном командовании, в тот же день»[3].

Высокая боевая эффективность залпового огня первых реактивных батарей послужила основанием для принятия решений об ускорении развертывания серийного производства снарядов и боевых машин и формирования полков реактивной артиллерии.

На основании приказа Ставки Верховного главнокомандования от 8 августа 1941 года было начато формирование первых восьми полков, вооруженных установками БМ-8 и БМ-13.

Мне посчастливилось быть командиром одного из них — 4-го гвардейского минометного полка.

В штате этих полков было предусмотрено 4 дивизиона боевых машин БМ-13 и зенитный дивизион (МЗА). Всего — 48 боевых установок и 12 зенитных 37-миллиметровых пушек. Потом полки были двух- и трехдивизионного состава.

Вновь формируемым полкам присваивалось наименование гвардейских. Тем самым подчеркивалось то большое значение, которое советское Верховное главнокомандование придавало новому оружию, и определялись повышенные требования к подбору кадров для этих полков. Это была первая гвардия Великой Отечественной войны.

За все годы войны от первого ее залпа под Оршей и до последнего залпа по фашистскому логову — рейхстагу в Берлине наша полевая реактивная артиллерия оставалась непревзойденной. Гвардейские минометы явились серьезным качественным и количественным усилением артиллерии Красной Армии. Уже к 1 января 1942 года на фронтах действовало 87 дивизионов, а к концу 1942 года — 432 дивизиона реактивных установок. Они ощутимо усилили огневую мощь Красной Армии на главных и наиболее ответственных участках фронтов. В 1943 году число таких дивизионов увеличилось еще на 72, а в 1944 году общая численность полевой реактивной артиллерии достигла 519 дивизионов.

Наши бойцы и командиры очень быстро по достоинству оценили силу и мощь нового грозного оружия, которое получило у них ласковое наименование — «катюша». Почему же «катюши» пользовались такой славой и уважением в наших войсках и чем они были страшны для врага?

Главные отличительные свойства полевой реактивной артиллерии от ствольной состояли во внезапном залповом, массированном огне и большой маневренности. К тому же в первое время реактивные снаряды М-13 снаряжались зажигательным веществом — термитом, поэтому они кроме поражающего действия обладали и зажигательным свойством.

Конструкция многозарядных боевых машин позволяла в короткий промежуток времени выпускать большое количество снарядов и одновременно поражать цели на значительной площади.

Во время Великой Отечественной войны в нашей армии применялось несколько типов реактивных снарядов и соответственно — боевых установок. Снаряды малого калибра М-8 (82 мм, вес 8 кг) имели радиус поражения 10–12 м, дальность стрельбы 5500 м. Боевые машины были 36- и 48-зарядными, продолжительность залпа установки 15–20 секунд. Эти системы предназначались для поражения открыто расположенной живой силы и огневых средств противника. Снаряды среднего калибра М-13 (132 мм, вес 42 кг) имели дальность стрельбы 8470 м. При осколочном действии радиус поражения 25–30 м, при фугасном действии образовывалась воронка радиусом 2–2,5 м, глубиной 0,8–1 м. Боевые машины были 16-зарядные. Продолжительность залпа 8—10 секунд. Они предназначались для поражения живой силы и боевой техники врага, для подавления узлов сопротивления и крупных сосредоточений, для отражения контратак и подавления артиллерийских и минометных батарей. Тяжелые снаряды М-30 (300 мм, общий вес снаряда 95 кг, вес взрывчатого вещества 28,9 кг) имели дальность стрельбы 2800, а затем — 4325 м. При взрыве образовывалась воронка диаметром 7–8 м, глубиной 2–2,5 м. Стрельба такими снарядами производилась из специальных металлических пусковых станков. Со станка выпускалось последовательно четыре снаряда.

Тяжелыми снарядами вооружались бригады и дивизии М-31. В бригаде — 288 станков, залп — 1152 снаряда, залп дивизии — 3456 снарядов.

В начале 1944 года на вооружение поступили снаряды М-31-УК улучшенной кучности. Для их пуска были созданы 12-зарядные боевые машины М-13-12, что в значительной степени увеличило маневренность и эффективность боевого применения этих частей.

Тяжелые снаряды предназначались для разрушения прочных опорных пунктов в системе обороны врага. Это было оружие наступательного действия.

Боевая эффективность гвардейских минометных частей заключалась не только в количестве снарядов в залпах, но и в умении своевременно и точно положить эти залпы. А это зависело от степени подготовки личного состава, от уровня стрелково-артиллерийской подготовки командиров, от их умения быстро и безошибочно ориентироваться по карте и на местности, от точной топографической привязки огневых позиций, наблюдательных пунктов и целей. Очень важное значение имела также степень подготовки водителей боевых машин. Надо иметь в виду, что до первых залпов полевой реактивной артиллерии у нас не было ни опыта, ни руководств по ее боевому применению. При отправке на фронт командирам частей вручалась на первых порах лишь краткая временная инструкция, в которой приводились технические данные и необходимые меры для сохранения секретной материальной части. Тактика и способы боевого применения вырабатывались в ходе боевых действий и во многом зависели от характера боя, условий местности и, безусловно, от инициативы и подготовки командного состава. Так, например, временной инструкцией не предусматривалось ведение огня с открытых позиций прямой наводкой, однако суровая действительность войны, критическая обстановка боя иногда вынуждали решаться на этот способ стрельбы. Наиболее часто он применялся в равнинных и степных районах Юго-Западного и Южного фронтов, в Крыму, в боях под Сталинградом, а также применялся он и под Ленинградом.

На Юго-Западном фронте 4-й гвардейский минометный полк впервые применил его в начале октября 1941 года на участке обороны 38-й армии под Харьковом, возле села Кочубеевки, силами батареи старшего лейтенанта Леонова. В июле 1942 года на Южном фронте, в боях под Ростовом и в Сальских степях, эффективно применяли стрельбу прямой наводкой 14-й отдельный гвардейский минометный дивизион моряков капитан-лейтенанта А. П. Москвина, 269-й дивизион 49-го гмп под командованием капитана П. П. Пузика, 58-й дивизион 8-го гмп капитана В. Д. Сидорова. В боях за город Выборг успешно стреляла прямой наводкой батарея 318-го гмп старшего лейтенанта И. А. Хоменко.

Стрельба прямой наводкой позволяла в критические моменты боя внезапно и надежно поражать цели, своевременно поддержать огнем стрелковые части. Боевая обстановка потребовала использования ГМЧ и в ночных боях. Следует сказать, что особая специфика реактивной артиллерии предъявляла повышенные требования к ее командному составу. Известно, к примеру, что в обычной ствольной артиллерии с одной огневой позиции можно поражать цели на любых рубежах (ближних и дальних). В реактивной артиллерии эллипс рассеивания разрывов накрывает большую площадь, причем его форма зависит от дальности стрельбы. На малых дальностях эллипс резко вытянут в глубину, на средних имеет форму круга, а на предельных вытянут по фронту.

Ракетчикам, прежде чем открывать огонь, необходимо было определить размеры и форму цели, а затем выбрать наивыгоднейшее удаление огневой позиции, чтобы с максимальным эффектом положить залп дорогостоящих снарядов. Все это требовало от подразделений быстрого маневра, хорошей радиосвязи, от командиров — умелой организации, налаженной разведки, постоянного наблюдения за противником и, кроме того, непрерывной связи с поддерживаемыми стрелковыми частями, точного знания расположения своих передовых подразделений. Залпы дивизионов, полков, бригад ГМЧ — это сотни, а иногда и тысячи мощных снарядов, выпускаемых за несколько секунд. Можно понять, сколь велика ответственность любого командира за своевременно и точно положенный залп! К тому же гвардейские минометные части очень часто перебрасывались с одного участка фронта на другой, из армии в армию, из дивизии в дивизию. Это требовало от командиров частей высокого уровня артиллерийской и топографической подготовки и постоянного контроля за выполнением огневых задач своими подразделениями. Офицеры гвардейских минометных частей Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов, которые прибывали в мое подчинение на 2-й Прибалтийский фронт, имели, как правило, хорошую подготовку. При этом следует сказать, что уровень артиллерийской подготовки офицеров Ленинградского фронта, пожалуй, был наиболее высоким.

Командующий войсками Ленинградского фронта Маршал Советского Союза Л. А. Говоров и командующий артиллерией генерал Г. Ф. Одинцов были видными артиллеристами и отлично знали, чему и как надо учить командный состав артиллерии осажденного города. На Ленинградском фронте во время блокады для артиллерии главной задачей была противотанковая оборона и борьба с артиллерией противника. Без ошибки можно сказать, что ни на одном другом фронте не уделялось столько внимания со стороны командования фронта организации контрбатарейной борьбы и нигде она не достигала такой высокой эффективности, как в Ленинграде. Командующий войсками фронта Л. А. Говоров лично утверждал планы контрбатарейной борьбы, которые тщательнейшим образом разрабатывались штабом артиллерии фронта под непосредственным руководством генерала Г. Ф. Одинцова.

Ленинградский фронт в первую очередь обеспечивался новейшими средствами артиллерийской инструментальной разведки, звукометрическими батареями и корректировочной авиацией.

Благодаря всему этому планы врага — разрушить осажденный Ленинград артиллерийским огнем — были сорваны. Артиллерийские батареи гитлеровцев, обстреливавшие Ленинград, подавлялись и уничтожались огнем контрбатарейных групп, в состав которых включалась артиллерия фронта, а также корабельная и береговая артиллерия Краснознаменного Балтийского флота.

Командующий артиллерией фронта генерал Г. Ф. Одинцов уделял много внимания правильному и наиболее эффективному использованию реактивной артиллерии.

В ноябре 1941 года на Ленинградском фронте действовало всего 5 дивизионов реактивной артиллерии. Во время блокады их количество во многом зависело от числа снарядов, доставлять которые было очень сложно.

Но уже 30 декабря 1942 года на Ленинградском фронте действовало 15 дивизионов, а на Волховском — 16[4].

Во время прорыва блокады 12 января 1943 года на участке 67-й армии только в первый день боя было израсходовано 7340 реактивных снарядов общим весом 300 т. Это составляло 21,2 % к общему весу артиллерийских снарядов (от 120-миллиметрового калибра и выше), выпущенных в этом бою.

На Ленинградском фронте гвардейские минометные части эффективно использовались на главных и наиболее ответственных направлениях, поэтому часто перебрасывались с одного опасного участка на другой. Переброска частей на новые направления нередко происходила в исключительно сложных условиях. Так, например, при разгроме немцев под Ленинградом в январе 1944 года в Красносельско-Ропшинской операции на участок 2-й ударной армии гвардейские минометные части были переброшены транспортными баржами через Финский залив из Ленинграда в Ораниенбаум, на Приморский плацдарм. 30-й полк перебрасывался в ночь с 10 на 11 октября 1943 года с северного берега Финского залива — с косы Лисий Нос. Залив в это время был еще свободен от льда. А 318-й и 322-й полки из Ленинграда перебрасывались в ночь с 9 на 10 и с 12 на 13 января 1944 года через залив, когда он был уже покрыт льдом.

От пристани погрузки баржи отводились буксирными катерами на 1,5–2 км от берега, а затем к месту разгрузки буксировались более мощными пароходами. Впереди караванов транспортных барж шли ледоколы, прокладывая им путь во льду. На всем пути караванов ставились дымовые завесы.

Погрузка и выгрузка полков совершалась в зоне досягаемости артиллерийского огня противника, что потребовало кроме зенитного прикрытия контрбатарейной борьбы и тесного взаимодействия с Балтийским флотом.

Как использовались гвардейские минометные части и какова была их роль в этой операции, можно проследить на примере 42-й армии, которая наносила главный удар в направлении Красное Село — Ропша с задачей овладеть красносельским узлом сопротивления противника и в дальнейшем развить удар на Ропшу, где должна была соединиться с частями 2-й ударной армии, наступающей с Приморского плацдарма.

Войскам этих армий предстояло преодолеть глубоко эшелонированную вражескую оборону, усиленную прочными инженерными сооружениями.

На участке прорыва 42-й армии шириной в 17 км плотность нашей артиллерии составляла 177 орудий и минометов на километр фронта. Здесь же были сосредоточены 1-я гвардейская минометная дивизия в составе 2, 5 и 6-й бригад М-30 и четыре полка М-13 (20, 38, 320 и 321-й гмп).

Огонь бригад планировался по важнейшим опорным пунктам на особо важных направлениях. В прорыве обороны противника участвовали три стрелковых корпуса: 109, 30 и 110-й.

В полосе наступления 109-го корпуса действовала 6-я гвардейская минометная бригада и 20-й гмп, в полосе 30-го корпуса — 5-я гмбр, 38 и 320-й гмп, а в полосе 110-го корпуса — 2-я гмбр и 321-й гмп.

По увеличению количества гвардейских минометных частей в армиях и фронтах можно определить, какое значение придавалось той или иной операции. В тяжелый период боев под Сталинградом, с 3 по 7 августа 1942 года, в 64-й армии было сосредоточено 7 гвардейских минометных полков (2, 4, 5, 18, 19, 51, 76-й), то есть вся реактивная артиллерия, которой располагал вновь образованный Юго-Восточный фронт, что составило 56 % от всех гвардейских минометных дивизионов Сталинградского направления.

Удельный вес боевых установок БМ-8 и БМ-13 ко всей артиллерии составлял 13,7 %, а к артиллерии РВГК — 58,4 %.

В наступательных операциях — в Висло-Одерской операции 1-го Белорусского фронта участвовало 77 дивизионов, а в Берлинской операции 16 апреля 1945 года из общего количества 519 дивизионов ГМЧ участвовало 219 дивизионов, из них на 2-м Белорусском — 45, на 1-м Белорусском — 99, и на 1-м Украинском — 75.

Число всех боевых установок БМ-13 и БМ-31-12 по отношению ко всей артиллерии РВГК, участвовавшей в Берлинской операции, составляло 20 %.

Эти цифры красноречиво говорят о роли и месте в операциях Великой Отечественной войны гвардейских минометных частей. Они также свидетельствуют о том, что в наступательных операциях последнего периода войны значение реактивной артиллерии как средства массового огня постоянно возрастало. За годы войны расход реактивных снарядов в операциях по весу составлял 15–20 % от веса всех артиллерийских снарядов от 6-миллиметрового калибра и выше.

Полевая реактивная артиллерия в минувшей войне наглядно продемонстрировала все свои маневренные качества и огневое могущество. Поэтому не случайно после второй мировой войны у нас, а также и во всех главных капиталистических странах уделяется столь большое внимание развитию реактивного вооружения, которое теперь стало основой вооруженных сил всех армий мира.

Теперь мы можем сказать, что наша полевая реактивная артиллерия — прославленные «катюши» — явилась предшественницей современного грозного ракетного вооружения.

В этом большая заслуга советских ученых, конструкторов и рабочих оборонной промышленности. В этом немалая роль принадлежала и городу-герою Ленинграду, колыбели ракетной техники. В этом заслуга и ветеранов Великой Отечественной войны, первыми в истории применивших в бою грозное оружие.

Благодаря неустанной заботе партии, ее Центрального Комитета и Советского правительства мы имеем сейчас на вооружении Советской Армии, Военно-Воздушных Сил, Военно-Морского Флота и войск ПВО страны непревзойденные комплексы современного ракетного вооружения, надежного щита нашей Родины, надежного гаранта мира во всем мире.


Ф. П. Бульканов, гвардии подполковник запаса НЕМНОГО ИСТОРИИ

Каждый раз, видя, как по Красной площади на военном параде проходят мощные ракеты тактического, оперативного и стратегического назначения, мы испытываем чувство гордости и с восторгом говорим: «Вот это сила!»

О «катюшах» и их отдаленных потомках — современных ракетах сейчас знают много, но немногим, вероятно, известно, что Ленинград является родиной реактивного оружия, и еще меньше знают о том, как зарождалось ракетное оружие и кто его создавал.

Предшественниками боевых ракет были осветительные и зажигательные ракеты, история появления которых уходит далеко в глубь веков.

Знаток истории ракет, выдающийся русский ученый и изобретатель генерал К. И. Константинов еще в середине прошлого столетия указывал, что ракеты вошли в применение одновременно с появлением артиллерийских орудий и использовались почти везде, где употребляли порох.

Первые сведения о производстве в России пороха и появлении артиллерии относятся ко второй половине XVI века, к временам Ивана Грозного.

В Москве в 1680 году было основано специальное «ракетное заведение». В первой четверти XVIII века Петр I ввел на вооружение русской армии осветительные ракеты как средство сигнализации. Петровская сигнальная ракета образца 1717 года без особых изменений существовала в армии около 150 лет.

Опираясь на богатейший опыт наших мастеров ракетного дела, в начале XIX века удалось создать первые боевые ракеты в России. Их творцом был Александр Дмитриевич Засядко (1779–1838). Службу в русской армии он начал с 1797 года в качестве артиллерийского офицера, участвовал в знаменитом Итальянском походе А. В. Суворова, сражался с турками под командованием М. И. Кутузова. Во время Отечественной войны 1812 года А. Д. Засядко командовал артиллерийской бригадой, дошел с ней до Парижа. Возвратившись на родину, он на собственные деньги оборудовал лабораторию и приступил к проектированию боевых ракет. Созданные им ракеты и станки к ним испытывались в Могилеве, в войсках Барклая-де-Толли, который выразил изобретателю «истинную признательность» за «открытие сего нового столь полезного орудия»[5] и представил к генеральскому чину.

В последние годы жизни он создал пусковые станки, позволявшие вести залповый огонь одновременно шестью ракетами. Станок при этом оставался легким и подвижным.

Начатое А. Д. Засядко дело продолжили его ученики. Сначала боевые ракеты делали в Петербургской пиротехнической лаборатории, а с 1826 года в специальном «ракетном заведении», построенном близ Петербурга, на Волковом поле. Боевые ракеты успешно применялись на Кавказе, а позднее в русско-турецкой войне 1828–1829 годов.

Однако русское ракетное оружие тех времен имело существенные недостатки: небольшая дальность полета (500 сажен) и большое рассеивание при стрельбе. Подполковник В. М. Внуков, возглавлявший тогда «ракетное заведение», считал, что для более успешной работы необходимо иметь постоянный штат людей и четкое «Положение о ракетном заведении». Внуков представил об этом подробный доклад. Однако работа над «Положением для ракетного заведения» затянулась на целых 18 лет, и окончательно оно было утверждено лишь 25 августа 1850 года. К тому времени основоположника ракетного оружия А. Д. Засядко уже не было в живых.

После русско-турецкой войны 1828–1829 годов боевые ракеты с каждым годом все больше завоевывали себе сторонников в войсках, особенно на Кавказе, и становились признанным артиллерийским средством. Об этом свидетельствует тот факт, что начиная с 40-х годов XIX столетия вопросы производства и применения боевых ракет стали изучаться в военной академии.

Над дальнейшим совершенствованием ракетного оружия много и плодотворно работал военный инженер генерал А. А. Шильдер, умело использовавший достижения своих соотечественников и впервые в истории ракетного оружия осуществивший пуск пороховой ракеты с помощью электричества.

В 1850 году Петербургское ракетное заведение возглавил полковник К. И. Константинов (1819–1871). С его именем связана новая замечательная глава в истории русского ракетного оружия. Как ни велики были заслуги пионеров русского ракетного оружия — Засядко, Внукова, Шильдера, однако в производстве боевых ракет до Константинова царила кустарщина; ракеты по своим размерам, пиротехническому составу и весу были различны, что затрудняло их боевое применение.

К. И. Константинов происходил из семьи небогатого купца Черниговской губернии. Успешно закончив Михайловское артиллерийское училище, он был оставлен там «для продолжения научных занятий», затем командовал Пиротехнической школой, которая готовила мастеров порохового дела, позднее служил консультантом командующего артиллерией по вопросам ракет. В 1850 году Константинов возглавил Петербургское ракетное заведение. Начав с изобретения ракетного баллистического маятника, он создал стройную теорию конструирования, производства и тактического применения ракетного оружия, построил ряд машин и приборов, которые позволили значительно механизировать ракетное производство.

Созданные Константиновым в 1850–1853 годах боевые ракеты имели для того времени большие дальности полета; так, 4-дюймовые ракеты, снаряженные 10-фунтовыми гранатами, имели среднюю дальность полета 3000 м, в то время как у горной гладкоствольной пушки средняя дальность стрельбы составляла 1810 м. Улучшена была и кучность стрельбы: в 1850 году русские двухдюймовые ракеты имели боковое отклонение не более 30 шагов, тогда как ракеты американца Геля — до 220 шагов.

Несмотря на очевидные успехи Константинова в создании ракетного оружия и на возросший интерес к нему войск, военное министерство царской России считало это лишь «веянием моды», а потому отклоняло или задерживало рассмотрение ходатайств Константинова о расширении и улучшении производства ракет.

Насколько ошибались в своей оценке ракетного оружия чины царского военного министерства, показала Крымская война. Русские боевые ракеты системы Константинова были применены на Турецком (Дунайском) и на Крымском театрах военных действий. Ракетные команды, как бы дополняя артиллерию, часто действовали в таких условиях, в каких артиллерия вообще не могла вести огонь.

Так, например, в знаменитом сражении при Кюрюк-Дара 24 июля 1854 года 18-тысячный русский отряд, успешно применив ракеты, нанес поражение 60-тысячной турецкой армии, обученной и руководимой английскими генералами и офицерами. Пуски ракет были осуществлены в самый критический момент, когда турецкая армия обходила с флангов русский отряд и начинала его теснить.

«Чтобы сколь-нибудь отбить неприятеля и дать себе простор, — доносил потом командир русского отряда, — были выдвинуты вперед конно-ракетные команды под прикрытием трех донских сотен… Ракеты, взвиваясь между лошадьми огненными змеями, сразу навели ужас на противника, он отхлынул»[6].

Пользуясь этим, командир русского отряда ввел в бой казаков и драгун и обратил в бегство до этого наступавшего противника.

Но не всегда в войсках царской армии использовали большие возможности ракет. Участник обороны Севастополя поручик Врочинский писал: «К сожалению, в это время в Севастополе не было ни ракетной команды, знакомой с делом, ни даже офицера, практически ознакомленного с ракетной службой»[7].

Опыт Крымской войны показал, что русское ракетное оружие, обладая большой подвижностью, скорострельностью и высокой маневренностью, имеет большую будущность. Широкая популярность ракет в войсках породила у К. И. Константинова надежду на увеличение ассигнований для расширения и усовершенствования производства боевых ракет. Он пишет подробное ходатайство.

Осенью 1854 года царское правительство наконец приняло решение о строительстве в Петербурге нового «ракетного заведения». Но через два года этот указ был уже забыт и похоронен в царских архивах.

После Крымской войны в артиллерии произошли колоссальные качественные изменения. На смену гладкоствольным пришли нарезные пушки, которые дали невиданную до тех пор дальность и кучность стрельбы. Это послужило поводом некоторым артиллерийским «авторитетам» на Западе, а затем и в России выступить против ракетного оружия, считая его бесперспективным.

Для царского правительства этого было достаточно. Последовал «высочайший указ» о расформировании ракетного заведения. Целых три года доказывал К. И. Константинов вредность этого решения. В 1859 году с большим трудом удалось восстановить его, но ненадолго… В 1862 году оно снова было расформировано.

В этой обстановке К. И. Константинов до самой смерти настойчиво боролся за создание ракетного завода, отстаивая выгоды и полезность ракетного оружия, веря, что оно в будущем «окажет важные услуги военной силе нашего отечества»[8].

Эти слова оказались пророческими.

…Шла гражданская война. Молодая Республика Советов, напрягая все силы, вела упорную борьбу с внутренней и иностранной контрреволюцией. Хозяйство было разрушено.

В это трудное для страны время ученый-химик Н. И. Тихомиров 3 мая 1919 года обратился к управляющему делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевичу с предложением создать «самодвижущуюся мину реактивного действия». В этом обращении он писал: «…теперь, когда… надвигается сильная угроза, я считаю своим долгом просить Вас оказать мне содействие и направить мое дело через товарища В. И. Ленина куда Вы найдете нужным, дабы я получил возможность осуществить на практике мое изобретение на укрепление и процветание республики»[9].

К началу 1921 года в Москве уже действовала государственная механическая мастерская для разработки ракет на бездымном порохе[10]. Первыми сотрудниками в ней были Н. И. Тихомиров и изобретатель В. А. Артемьев. Началось творческое содружество двух замечательных энтузиастов, объединенных общей целью — дать отечеству ракетное оружие.

В 1925 году мастерская переехала в Ленинград, где на Главном артиллерийском полигоне можно было проводить испытания. Здесь Тихомирову и Артемьеву большую помощь оказали преподаватели Артиллерийской академии, инженеры О. Г. Филиппов, С. А. Сериков. Вот что вспоминает об этом В. А. Артемьев:

«После целого ряда предварительных испытаний, стрельб 3 марта 1928 года я произвел на Главном артполигоне пуск сконструированной нами ракетной мины с зарядом из бездымного пороха… Это была первая ракета на бездымном порохе, осуществленная впервые не только в СССР, но и, пожалуй, во всем мире… Созданием ракеты на бездымном порохе был заложен фундамент для конструктивного оформления ракетных снарядов…»[11].

В июле 1928 года механическая мастерская переименовывается в Газодинамическую лабораторию (ГДЛ) и подчиняется Военному научно-исследовательскому комитету (ВНИК) при Реввоенсовете СССР, а ее штат значительно расширяется. В нем к этому времени уже насчитывалось 10 человек. В 1927 году сюда был прикомандирован И. И. Кулагин[12], по отзывам В. А. Артемьева, «положивший много труда и энергии на освоение производства пороховых шашек»[13].

В ГДЛ приходили новые люди, создавались различные отделы. В числе специалистов были выпускники Военно-технической академии инженеры-артиллеристы Георгий Эрихович Лангемак (1898–1938), Борис Павлович Петропавловский (1898–1933), Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского — авиационный инженер Иван Терентьевич Клейменов (1898–1938).

Н. И. Тихомиров и В. А. Артемьев работали сначала над ракетами активно-реактивного действия, которыми стреляли из обычного миномета. Реактивный двигатель при этом способе развивал тягу только в полете. В 1930 году исследователи отказались от этой идеи и пошли по пути создания чисто реактивного снаряда, который мог бы не только лететь, но и стартовать под действием реактивной тяги. Идея такого снаряда принадлежала Б. С. Петропавловскому, ставшему с мая 1930 года, после смерти Н. И. Тихомирова, начальником ГДЛ.

Новый вид снаряда поставил дополнительную задачу: добиться устойчивого и кучного полета ракет. В середине 1933 года В. А. Артемьев предложил проект реактивного снаряда с оперением, выходящим за его габариты. В технической разработке большую роль играл Б. С. Петропавловский, но, не доведя до конца своих замыслов, 6 ноября 1933 года Б. С. Петропавловский скоропостижно скончался. Работы его продолжил коллектив, и в конце 1933 года были созданы конструкции 88- и 132-миллиметровых реактивных снарядов, которые потом стали называться авиационными РС-82 и РС-132.

Наряду с Ленинградской газодинамической лабораторией над созданием ракет работали московская и ленинградская группы по изучению реактивного движения (ГИРД) Осоавиахима.

Московскую ГИРД возглавлял С. П. Королев, впоследствии академик и выдающийся конструктор космических ракет.

В целях объединения научных сил приказом РВС от 21 сентября 1933 года за подписью М. Н. Тухачевского Ленинградская ГДЛ и Московская ГИРД объединились в один Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ) с размещением в Москве. Позднее, в октябре 1933 года, постановлением Совета Труда и Обороны РНИИ передавался в подчинение Наркомтяжпрому, директором РНИИ был назначен И. Т. Клейменов, а главным инженером — Г. Э. Лангемак.

В 1936 году РНИИ переименовывается в НИИ и подчиняется Наркомату оборонной промышленности.

Из ГДЛ в РНИИ прибыли И. Т. Клейменов, В. А. Артемьев, Г. Э. Лангемак, Ф. Н. Пойда, И. И. Гвай, Л. Э. Шварц, В. И. Дудаков и другие; из ГИРД — С. П. Королев, Ф. А. Цандер, Ю. А. Победоносцев, М. К. Тихонравов, Л. С. Душкин. Тогда же в РНИИ пришли работать военные инженеры Д. А. Шитов, Д. Г. Костиков и др.

В РНИИ работы по усовершенствованию РС-82 и PC-132 возглавил Г. Э. Лангемак, активное участие в них принимали профессора Ю. А. Победоносцев, М. К. Тихонравов, а также начальник аэродинамической лаборатории М. С. Кисенко.

С 1935 года на одном из полигонов начались опытные стрельбы ракетами с самолетов И-15. Эти стрельбы дали положительные результаты. Однако испытания, проведенные в 1937 году, выявили и недостатки касающиеся пусковых устройств.

Представители ВВС предложили разработать новые пусковые устройства. В НИИ организовали группу конструкторов во главе с И. И. Гваем, куда входили А. П. Павленко, В. Н. Галковский, А. С. Попов, В. А. Андреев и др. Перед группой поставили задачу разработать пусковые установки для стрельбы с самолетов. Эта задача была успешно решена.

Осенью 1937 года новые пусковые установки выдержали испытания на самолетах И-15, а летом 1938 года и на бомбардировщиках СВ. После этих испытаний реактивные снаряды принимаются на вооружение истребителей И-15, И-16 и бомбардировщиков.

Вскоре новое авиационное ракетное оружие прошло проверку в боевых условиях под Халхин-Голом, в спровоцированном японскими милитаристами военном конфликте на границе МНР.

20 августа 1939 года пять истребителей И-16, ведомые летчиком-испытателем капитаном Н. И. Звонаревым, выполняя боевое задание по прикрытию наших войск, встретились с японскими истребителями. Примерно за километр до цели советские летчики произвели одновременно ракетный залп. Два вражеских самолета были сбиты, а остальные, не приняв боя, скрылись.

Так был открыт боевой счет советского реактивного оружия. Группа Звонарева участвовала в 14 воздушных боях, сбила 13 самолетов противника и без потерь возвратилась в Москву.

Результаты использования ракет в воздушных боях на Халхин-Голе убедительно продемонстрировали высокие боевые качества нового вида оружия.

Кстати, ни японские летчики, ни японские эксперты по вооружению так и не смогли узнать, какие снаряды применялись против их самолетов.

К концу 1939 года советская авиация, первая в мире, была вооружена мощным ракетным оружием; авиация США и Англии ракетное оружие получила только в 1942-м, а Германии — в 1943 году.

Партия и правительство высоко оценили работу создателей реактивного вида оружия. В 1940 году большую группу инженеров техников и рабочих НИИ наградили орденами и медалями, а 15 марта 1941 года в газетах было опубликовано постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР о лауреатах премий за выдающиеся изобретения. Ими стали сотрудники НИИ: Юрий Александрович Победоносцев, Иван Исидорович Гвай, Леонид Эмильевич Шварц, Федор Николаевич Пойда, Владимир Андреевич Артемьев, Алексей Петрович Павленко, Александр Сергеевич Попов, Александр Сергеевич Пономаренко.

К тому времени в живых уже не было Н. И. Тихомирова, Б. С. Петропавловского, И. Т. Клейменова, Г. Э. Лангемака — тех, кто начинал и прокладывал путь новому грозному отечественному оружию.

Осенью 1937 года к руководству институтом пришли Б. М. Слонимер — директор, А. Г. Костиков — главный инженер, занимавшийся жидкостными ракетными двигателями.

Успехи в создании реактивного оружия для авиации ставили на повестку дня вопрос о создании аналогичного оружия и для сухопутных войск. Такая задача перед институтом и была поставлена. Требовалось создать подвижную установку для ведения залпового огня 132-миллиметровыми реактивными снарядами.

Разработкой темы занималась группа конструкторов во главе с И. И. Гваем, в нее входили А. П. Павленко, А. С. Попов и др. Вторая группа, под руководством Л. Э. Шварца, В. А. Артемьева, Д. А. Шитова, А. С. Пономаренко и др. занималась разработкой специальных 132-миллиметровых реактивных снарядов.

Две опытные установки и снаряды к ним к концу 1938 года были изготовлены. 24 направляющие для пуска реактивных снарядов монтировались поперек машины ЗИС-5. Проведенные в конце 1938-го и начале 1939 года полигонные испытания показали, что сама идея создания ракетных установок и ракет к ним правильна, но представленные образцы имели существенные недостатки.

Коллектив института разработал второй вариант пусковой установки. Ее смонтировали на более сильной автомашине ЗИС-6, но 24 направляющие расположили, как и в первом варианте, поперек машины, а это, как показали испытания, не обеспечивало устойчивости установки при ведении огня.

В начале июня 1939 года проводились полигонные испытания. На них присутствовал нарком К. Е. Ворошилов. Вот что пишет об этом Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов, который был тогда начальником артиллерии РККА:

«В присутствии наркома обороны мы на подмосковном полигоне испытали опытные образцы реактивной артиллерии. Новое залповое оружие произвело сильное впечатление, но бросились в глаза и его недостатки — значительное рассеивание снарядов, трудность маскировки огневой позиции во время стрельбы. Несмотря на это, опытный образец получил положительную оценку.

Нам указали держать новое оружие в строгом секрете, быстро совершенствовать его, но на массовое производство поставить лишь в предвидении войны.

Предложили заняться конструированием для него осколочно-фугасного снаряда.

Как сожалели мы потом, что своевременно не приступили к производству этих грозных установок, не подготовили для них необходимые кадры! Но мне тогда казалось, что доведение опытных образцов установок и снарядов займет много времени и что все это должен сделать коллектив, работающий над новым видом вооружения. Безусловно, я недооценил это оружие»[14].

После этих испытаний коллектив НИИ приступил к разработке третьего варианта пусковой установки и осколочно-фугасного снаряда. Требовалось улучшить кучность стрельбы и устойчивость машины при стрельбе. Конструктор В. Н. Галковский предложил принципиально новый вариант пусковой установки: 16 направляющих монтировать на автомашине продольно. Технический совет НИИ одобрил этот вариант, и в августе 1939 года опытная машина была изготовлена. К этому времени разработали новый, 203-миллиметровый и усовершенствовали 132-миллиметровый осколочно-фугасный снаряд. Осенью 1939 года на Ленинградском артиллерийском полигоне были проведены испытания. Новые варианты установок и снаряда получили одобрение. Реактивная установка официально стала именоваться БМ-13, что означало «боевая машина», а цифра 13 — сокращенно калибр 132-миллиметрового снаряда. Сам же этот реактивный снаряд получил наименование М-13.

В конце 1939 года Главное артиллерийское управление Красной Армии дало заказ НИИ на изготовление пяти таких установок для войсковых испытаний. Кроме того, одну заказало для себя артиллерийское управление ВМФ. К ноябрю 1940 года НИИ выполнило заказы: пять установок отправили на полигон, а шестую — в Севастополь.

В середине июня 1941 года под Москвой на смотре образцов вооружения Красной Армии пять БМ-13, изготовленные в НИИ, получили высокую оценку.

За заслуги в изобретении и конструировании нового вида оружия, поднимавшего боевую мощь Красной Армии, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1941 года главному инженеру Реактивного научно-исследовательского института военинженеру I ранга А. Г. Костикову было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Орденом Ленина награждены: военинженер I ранга В. В. Аборенков, инженер-механик И. И. Гвай (руководитель группы конструкторов, занимавшихся созданием пусковых установок), техник-конструктор В. И. Галковский; орденом Красной Звезды — военинженер II ранга Д. А. Шитов и техник-конструктор А. С. Попов.

30 июля 1941 года газета «Правда» посвятила большую статью создателям нового грозного оружия. В ней сообщалось, что над созданием нового типа вооружения, показавшего превосходные качества в боевой обстановке, конструкторский коллектив работал последние три года. Идея создания нового оружия поражает своей необычной технической дерзостью и широтой замысла. «Это… вид вооружения будущего», — пророчески писала «Правда».

Пять БМ-13, изготовленных НИИ, и две боевые машины, созданные в предвоенные дни, составили первую в Советской Армии ракетную батарею, положившую начало новому виду оружия — гвардейским минометным частям.


M. E. Сонкин, гвардии напитан в отставке, член Союза писателей СССР ОТКУДА ИМЯ ПОШЛО[15]

В первые же месяцы боевого применения нового оружия на фронтах Великой Отечественной войны среди наших бойцов разнеслась молва о чуде-пушке. Но так как оружие это было секретное и официального наименования его никто не знал, то каждый называл его по-своему: «эрэсы», «раиса семеновна», расшифровывая буквы «РС» — «реактивные системы». Но больше всего — «катюшами». Ветеран гвардейских минометных частей М. Сонкин по своим фронтовым записям так описывает утверждение этого имени среди бойцов.


Военный грузовой автомобиль, мчавшийся по Москве, свернул на заснеженную и пустынную улицу Фурманова. Сугробы баррикадами перекрывали дорогу, лежали вдоль заборов, возвышались до окон первых этажей зданий. Грузовик то и дело замедлял ход: передние колеса зарывались в снег, а задние буксовали.

У подъезда дома № 3/5 автомобиль остановился. Из кабины вышел подполковник. За ним из кузова выскочили на снег старший лейтенант и сержант. Удостоверившись в правильности адреса, они вошли в парадное.

Квартира 21. Табличка на дверях… Казалось, чего проще нажать кнопку или постучать; дверь откроется, и тогда…

— «Здрасте, мы за песней…» Так, что ли, придется начать? — шутя проговорил подполковник Дроздов, глава этой необычной делегации.

— Да, нечего сказать, задача, — произнес сержант Калинников, невысокого роста чернобровый парень.

— А по мне любое поручение — приказ, — сказал старший лейтенант. — И ничего тут зазорного нет. К тому же песня для фронтовиков…

— Вот ты первый и докладывай, — решительно предложил Дроздов.

— Нет, нет, — возразил старший лейтенант. — Я растеряюсь. Ведь поэт…

— Ну и что же? — перебил Дроздов.

Разговор прервался неожиданно: подполковник нажал кнопку звонка и все мгновенно смолкли.

Дверь открыла немолодая женщина в ватнике и в пуховом платке. На вопрос, дома ли Михаил Васильевич, она ответила утвердительно и пригласила пройти в комнату направо.

По тому, как она встретила нежданных гостей, нетрудно было догадаться, что военные в этой квартире совсем не редкие гости.

…Происходило это в конце декабря 1943 года. В Москву со 2-го Прибалтийского фронта была послана группа гвардейцев-минометчиков. Среди прочих дел фронтовики имели необычное задание:

— Побывайте у поэта Михаила Васильевича Исаковского и передайте ему, что без новой песни нам никак нельзя, — полушутя-полувсерьез напутствовал их генерал. — Зовите поэта в гости. А если он поехать не сможет, сами расскажите про наши дела. Но без песни не возвращайтесь.

И вот фронтовики в гостях у Исаковского.

В небольшой комнате, заставленной книжными шкафами, было прохладно. На плечи Михаила Васильевича накинута шуба. При каждом его движении она спадала, и ему приходилось вновь набрасывать ее на плечи.

— Нет, нет, не раздевайтесь, — предупредил Исаковский, когда гости стали искать вешалку. — К сожалению, у нас не тепло.

— Мы привычные, — храбро заметил Калинников и посмотрел на подполковника. Тот тоже снимал с себя шинель.

— …Так что о нас не беспокойтесь, — уверенней добавил сержант.

— Если настаиваете, — улыбнулся Исаковский, — пожалуйста.

Разделись. Сели к столу.

— То, что вы с фронта, сам вижу. Но с какого, разрешите узнать?

Все трое переглянулись и облегченно вздохнули: хорошо, что поэт заговорил первым. Теперь будет легче.

— Второго Прибалтийского…

— На Ригу пойдем! — бойко сказал сержант Калинников, но, встретив взгляд подполковника, добавил, и на этот раз не столько для поэта, сколько для своего начальника: — Раз Прибалтийский, значит путь наш к берегам Балтийского моря, а там Риги никак не миновать.

— Мне нравится эта ваша уверенность, — улыбнулся Исаковский. — А вы кто будете?

— Командир боевой машины сержант Калинников.

— Должен заметить, что один из наших самых отважных гвардейцев, командир «катюши», — сказал подполковник.

— Он у нас фрицев подчистую косит и фамилии не спрашивает, — отрекомендовал старший лейтенант.

Калинников покраснел, встал и неожиданно громко проговорил:

— Товарищ поэт…

Это прозвучало так, словно он обращался к своему командиру полка.

Все рассмеялись. Калинников тоже.

— Очень рад познакомиться с командиром «катюши», — заинтересованно и тепло произнес Исаковский.

— Так я что… — волнуясь, и на этот раз уже совсем тихо проговорил Калинников.

— Дело у нас к вам вот какое, — начал подполковник. — Наш генерал от имени гвардейцев приказал передать вам приглашение приехать на фронт, чтобы написать новую песню про «катюшу». А то как-то неловко получается. Называемся мы «катюшечниками», а песня, от которой название пошло, старая, довоенная… Сами понимаете…

— Я слышал, что на фронте на мотив «Катюши» поют что-то новое, — сказал Исаковский.

— «Разлетелись головы и туши»? — вмешался Калинников. — Так это же пародия!

— А что бы вы хотели?

— Такую, чтоб прямо про нас говорила, чтоб меткая была и серьезная.

Михаил Васильевич остановил взгляд на сержанте и долго, пристально смотрел на него.

Стало тихо. Фронтовики ждали, что скажет поэт.

— Понимаю, друзья мои. Спасибо за приглашение. Но сейчас, к сожалению, принять его не могу. Я нездоров. Уже второй месяц не выхожу на улицу. И вряд ли скоро смогу куда-нибудь поехать. А насчет песни вы правы…

И разговор зашел о том, откуда имя «катюша» пошло.

— Никто приказов на этот счет не издавал, — улыбнулся подполковник Дроздов. — Если собрать сто фронтовиков и спросить, как, по их мнению, это случилось, — будет сто разных ответов. Все, впрочем, припомнят, что это произошло примерно в одно и то же время и что всем одинаково полюбилось это имя. Думаю, из всех распространившихся версий наиболее правдивая та, что связывает появление названия оружия с названием вашей довоенной песни. Говорят, песня, как и человек, имеет свою судьбу: незаметно ее рождение, но, если она по сердцу придется, народ разносит ее по всему свету; она долго живет. Так случилось и с довоенной песней про Катюшу. Рассказ о верной любви простой русской девушки к бойцу, который «на дальнем пограничье» бережет нашу родную землю, тронул сердца, и песня быстро разнеслась по городам и селам.

Но вот грянула война, в первые же дни на фронтах появилось новое оружие — реактивное, и случилось то, что и раньше не раз бывало в истории техники: младенцу не сразу нашли имя. Официально батареи, дивизионы и полки реактивной артиллерии с самого момента их формирования назвали гвардейскими минометными частями. Отсюда появилось название «гвардейские минометы». Странно звучало бы «гвардейская пушка» или «гвардейский автомат». Но с «гвардейскими минометами» свыклись: во-первых, не было другого названия, во-вторых, снаряд для новой артиллерии внешне был похож на мину. Когда же фронтовики увидели эти «минометы» в действии, когда разнеслась молва об их необыкновенной мощи, официальное название как-то сразу стало забываться. Почему?

— В самом деле, почему? — оживился поэт. — Рассказывайте, это очень интересно.

Исаковский вновь поправил на плечах шубу, откинулся на спинку стула и положил на колени блокнот. Блокнот был открыт, и Дроздов случайно увидел: там уже есть какие-то записи. «Фрицев подчистую косит», — прочел подполковник. Это были слова, которые обронил старший лейтенант, характеризуя Калинникова.

— Нужно вспомнить, в какое время появилось на фронтах наше оружие, — продолжал подполковник, — фашисты опустошали советские города и села. Мы вели трудные бои. Тяжело, очень тяжело было… И вот по фронтам разнеслось, что в нашей армии появилась какая-то необыкновенная пушка. Сама она необычная и снаряды непривычные: когда летят — позади остается длинный огненный след, в темноте они напоминают падающие кометы… Народная молва разнесла слух, что новая пушка стреляет снарядами, которые, падая, будто разделяются на несколько других, а те в свою очередь тоже дробятся, разрываются и сжигают все вокруг.

— Я от одного пехотинца слышал похлеще, — смеясь, вставил Калинников. — Мы лежали с ним в госпитале. Он уверял, что сам видел, как наши снаряды, будто магнит, притягиваются к вражеским танкам и подрывают их!

— Как в сказке, — сказал Исаковский, — а в сказке всегда есть мечта.

— Это верно, — продолжал подполковник. — В дни, когда с фронтов шли недобрые вести, народ особенно хотел верить: вот развернутся могучие силы, вот ударят! Отсюда и преувеличения насчет нового оружия. Чем дальше от фронта, тем больше рассказывалось небылиц. По-своему отозвались фронтовики. Шипение снарядов при выстреле, долгий рокот разрывов при одновременном падении сотен этих снарядов, сказочная молва об их силе — все это в сознании солдат связывалось с чем-то живым, грозным для врага и милым сердцу нашего фронтовика. Солдат с давних пор называет «подружкой» свою спасительницу-винтовку, саперную лопатку, котелок…

— «Пушка-подружка», «фронтовая сестра», — заговорили солдаты.

— Вон как сыграла Надюша!

— Эх, и пропела фрицам наша Катюша!..

Каждый называл новое оружие именем, которое было ему по душе. Но более всего полюбилось имя Катюша — простое русское народное имя, которое все чаще слышалось теперь по радио, в кино и на улицах, в воинских эшелонах и на прифронтовых дорогах.

Война, разлучившая солдат со своими женами и невестами, еще более приблизила к сердцу народа образ той Катюши-подружки, которая навсегда подарила свою любовь другу-солдату.

Так и разнеслось по фронтам:

— «Катюша» стреляет!

— Вон «катюша» горячие гостинцы понесла врагу!..

…Подполковник закончил рассказ. Наступило молчание. Поэт задумался об услышанном. Но вот он встретил ожидающие глаза.

— Понимаю, — сказал он. — Но мне, видимо, к этому рассказу добавить нечего. Сами догадываетесь: я тут ни при чем. Поэт не властен над своей песней. Да и кто мог предугадать, что имя героини песни станет именем нового оружия… Что касается желания ваших товарищей услышать новую песню про «катюшу», то я его вполне разделяю. Но для этого нужна ваша помощь. Я еще ни разу не видел боевые машины-«катюши». Не встречал фронтовиков из гвардейских минометных частей. Боюсь, напишу такое, что потом и обо мне будете говорить, как о солдате, с которым товарищ сержант в госпитале встретился, — улыбаясь, закончил Исаковский.

Калинников на какое-то мгновение загрустил. Он был человеком горячего и непосредственного чувства: открыто говорил о том, что думал. За время войны привык он и к другому: любое дело, на которое его посылают, — важное. И не может быть такого, чтобы он, Калинников, его не исполнил!

— Так мы вам поможем, товарищ поэт! — искренне воскликнул сержант.

— На это я и рассчитываю, — быстро и серьезно отозвался Исаковский. — Давайте договоримся: я буду спрашивать, а вы уж возьмите на себя труд отвечать. Итак, мы все четверо будем работать над новой песней. Договорились?..

Среди членов делегации самым старым (не по летам, а по «стажу») фронтовиком-гвардейцем оказался Калинников. Он пришел в реактивную артиллерию еще в первые месяцы войны. Его и попросили рассказать о первом для него залпе «катюш».

Калинников встал и, поборов смущение, заговорил. Он то задумывался, вспоминая подробности, то рассказывал быстро, взволнованно. Слушателям сразу передалась атмосфера тех трудных дней.

…Враг наступал. По всей Украине горели хутора. Черные тучи дыма поднимались к небу. Артиллерия не умолкала. Вражеские атаки следовали непрерывно. Наши войска отступали, но не сдавали без боя ни одной позиции… Гвардейский минометный дивизион был вызван для отражения контратаки противника; немцы сосредоточились в балке, вот-вот поднимутся… Залп! Снаряды со свистом и шипением понеслись в сторону гитлеровцев. В балке все затряслось, загудело…

— Там от фашистов только одна химия осталась, — увлекшись, сказал Калинников.

— Как вы сказали — «химия»?

— Да, химия…

— Метко! — согласился поэт и сделал очередную запись в своем блокноте.

Долго длилась эта беседа. Вспоминали не только первые дни войны. Речь шла и о том, как отличились гвардейцы на Курской дуге, когда гитлеровцы впервые применили против наших войск свои «тигры», как воюют наши фронтовики сейчас…

Когда прощались, Исаковский сказал:

— Обязательно напишу новую песню. Но как получится — не знаю.

Поэт исполнил свое обещание.

В январе 1944 года он написал на фронт автору этой книги:

«Выполняю свое обещание и посылаю Вам „Песню про „катюшу““. Музыка еще не написана, но ее обещал написать В. Захаров, после чего песня будет включена в репертуар хора имени Пятницкого. Когда музыка будет написана, я попрошу Захарова, чтобы он послал Вам ноты.

Ну вот пока и все.

Большой Вам привет!..»

…Словно напоминая о старой довоенной «Катюше», автор новой песни начинал ее такими словами:

И на море, и на суше,
По дорогам фронтовым
Ходит русская «катюша»,
Ходит шагом боевым.

Дальше поэт рассказывал о боевых делах «катюши», о ее силе, как она «фашистов подчистую косит», «подчистую бьет».

…И фамилии не спросит,
И поплакать не дает.
Налетит «катюша» вихрем —
Чем ее остановить?
И задумал Гитлер «тигров»
На «катюшу» натравить
Но такие им гостинцы
Приготовила она,
Что осталась от зверинца
Только химия одна!..

Получив текст песни, гвардейцы, еще до того как композитор сочинил музыку, сами подобрали мотив и с особой гордостью стали распевать уже совсем «свою», новую «Катюшу».

Но вот песня зазвучала по радио. Включенная в репертуар хора имени Пятницкого, она стала известной на всех фронтах, всей стране, стала одной из наиболее популярных песен периода Великой Отечественной войны.

* * *

Фронтовики-гвардейцы от души поблагодарили поэта. «Уважаемый Михаил Васильевич! — писали они Исаковскому 17 января 1945 года. — От имени всех гвардейцев, которым адресована Ваша „Песня про „катюшу““, приносим Вам глубокую признательность…

Рядовые, офицеры, генералы гвардейской артиллерии ждут от Вас новых песен и стихов, а мы в долгу не останемся!..»[16].


В ОГНЕННОМ КОЛЬЦЕ

Г. Л. Пальмский, полковник запаса ВСТУПЛЕНИЕ В БОЙ

В субботу вечером 21 июня 1941 года я и мои товарищи, курсанты 3-го Ленинградского артиллерийского училища, готовились к участию в параде по случаю открытия общелагерного сбора. Парад и праздник были назначены на воскресенье, 22 июня.

Лагерь училища размещался в чудесном сосновом лесу, недалеко от города Луги. Палатки, в которых мы жили, стояли ровными рядами, как бы равняясь друг на друга по фронту и в глубину. Все было привычное, родное, знакомое.

В 6 часов утра сигнальщик подал на трубе сигнал «подъем», и его моментально разнесли по всему лагерю голоса дежурных и дневальных по подразделениям. Воскресное утро выдалось ясное, безоблачное, мне, да и никому из курсантов и в голову не приходило, что этот день круто изменит нашу жизнь. Распорядок в лагере и в воскресенье был строг: физзарядка, утренний осмотр, завтрак. Курсанты подшивали свежие подворотнички к гимнастеркам, чистили пуговицы и нагрудные эмблемы, брились. На торжество пригласили гостей, многие ждали приезда родных и знакомых. Из пионерлагеря, находившегося в Толмачеве, должны были приехать пионеры. За ними направили трех курсантов, которые вместе с ребятами разработали по карте маршрут похода и к утру прибыли на Лужский полигон, где на лагерном стадионе должен был начаться праздник.

Наконец настало время для следования на парад. В походной колонне мы, веселые и радостные, с песнями отправились к стадиону. Но едва лишь отошли от лагеря, как были остановлены. Приказ — всем вернуться обратно и немедленно приступить к маскировке лагеря от наблюдения с воздуха. Нам объявили, что открытие лагерного сбора переносится.

Дисциплина была настолько высокая, что никто из курсантов даже и не подумал спросить, чем вызваны отмена праздника и необходимость срочной маскировки лагеря. Конечно, между собой мы строили немало догадок, но истинной причины в лагере еще не знали.

В 12 часов из Ленинской комнаты, в которой был установлен громкоговоритель, послышались позывные Москвы. По радио объявили, что сейчас с правительственным заявлением выступит Председатель Совета Народных Комиссаров В. М. Молотов. Послышался глуховатый голос: «…фашисты, верные своему принципу — начинать военные действия без объявления войны, в 4 часа утра 22 июня открыли огонь из многих тысяч орудий по советским пограничным заставам, узлам связи, районам расположения частей Красной Армии. …Тысячи фашистских бомбардировщиков вторглись в воздушное пространство СССР…»

Так началась для нас Великая Отечественная война советского народа с гитлеровским фашизмом.

На большой поляне в лагере состоялся митинг личного состава училища. С горячими, взволнованными речами выступили начальник училища полковник И. Ф. Санько (впоследствии Герой Советского Союза, генерал-полковник артиллерии), комиссар училища полковой комиссар Я. Д. Шубович, командиры и курсанты.

Наше 3-е Ленинградское артиллерийское училище было создано в 1938 году. Оно размещалось в огромном красивом здании на берегу Невы, у Финляндского вокзала. До революции здесь находилось Михайловское артиллерийское училище, а после — Артиллерийская академия (до переезда ее в Москву в 1938 году). Училище было большое, состояло из 6 дивизионов, готовило командный состав для корпусной и армейской артиллерии. На вооружении были 122-миллиметровые пушки, 152-миллиметровые пушки-гаубицы и 203-миллиметровые гаубицы. Программа училища, в отличие от всех других, вместо двухгодичного срока обучения рассчитывалась на три года. Наряду с общевоенными и специальными дисциплинами нам преподавали высшую математику, теоретическую механику, химию, физику и другие общеобразовательные предметы в объеме первых курсов высшей школы. Предполагалось, что успешно окончивших полный курс училища будут принимать сразу на 2-й курс Артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского.

За несколько дней до начала войны в училище состоялся первый выпуск. Курсантов, перешедших на 2-й курс (в том числе и меня), выпустили из училища в последних числах июня. Командирское обмундирование нам выдали на зимних квартирах в Ленинграде. Несмотря на суровое военное время, проводы молодых командиров на фронт организовали весьма торжественно. Выпускников построили на плацу. С теплым напутствием обратились к нам командиры и преподаватели. Под звуки оркестра я и мой однокашник по училищу Александр Бороданков прошли в строю от набережной Невы по Литейному и Невскому проспектам до Московского вокзала. Быстро заполнены вагоны. Прощание, объятия родных, пожелания поскорее разбить и уничтожить гитлеровскую гадину и возвратиться домой с победой. Не знали мы тогда, что не скоро вернемся в Ленинград.

Многие выпускники 3-го Ленинградского артиллерийского училища направлялись под Москву, где в лагерях Московского училища им. Л. Б. Красина по решению Государственного Комитета Обороны начиналось формирование гвардейских минометных частей. Мы с Бороданковым и предполагать не могли, что едем на должности командиров взводов в первые подразделения полевой реактивной артиллерии, о существовании которой в то время никто из нас и не слышал.

Формирование проходило в необычных условиях: создавались расчеты, взводы, батареи, а материальной части… не было. Меня и Бороданкова определили в батарею к старшему лейтенанту И. С. Юфе, впоследствии командиру полка, полковнику, Герою Советского Союза. На должности командиров батарей назначались слушатели 1-го курса Артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского, командирами дивизионов — а в конце июля и полков — становились преподаватели артиллерийских училищ. Младшие командиры призывались из запаса. Солдаты в основном были из Московской, Ивановской, Горьковской, Ярославской и Ленинградской областей.

Я, Бороданков, С. М. Нежинский — командир взвода управления в батарее у И. С. Юфы — были комсомольцами. Коммунисты и комсомольцы составляли ядро в каждой батарее.

Когда в части пришли первые пусковые установки, все удивились. Мы и раньше догадывались, что поступит какое-то новое оружие, но полагали, что оно будет артиллерийским, а получили автомобили с рельсами, похожие на понтоны. К этому никто из нас готов не был.

Предстояло осваивать совершенно незнакомое и принципиально новое оружие.

В лагере работала специальная комиссия Главного политического управления Красной Армии по отбору личного состава и комиссия ЦК ВКП(б). Хорошо помню до сих пор, как их представители внимательно беседовали с нами, нацеливали на предстоящие трудности в боевой обстановке, наставляли, как надлежит вести себя в бою, что делать с пусковыми установками и реактивными снарядами, если создастся прямая угроза захвата их врагом. Правда, тогда и в мыслях никто из нас не допускал, что это может случиться, но тем не менее на каждой боевой машине был установлен ящик с толовыми шашками для ее подрыва в случае необходимости.

Боевые машины вручали нам в торжественной обстановке. Расчеты были построены перед пусковыми установками. Мы клялись умело использовать вверенное нам Родиной новое боевое оружие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и, если потребуется, ценою своей жизни не допустить его захвата врагом.

Начались полевые занятия. Занимались с утра до позднего вечера, причем учились все — от рядового до командира части, ведь для нас всех это был новый вид оружия. Вместе с личным составом мы, командиры, изучали материальную часть пусковой установки, устройство реактивных снарядов, правила обращения с ними.

На занятиях по огневой службе отрабатывали выбор и занятие огневых позиций, построение веера, наведение установок на цель и приемы заряжания. Прицелы были артиллерийские, и наводчики часами занимались у панорамы. Взводы управления отрабатывали на местности организацию разведки и связи.

Очень большое внимание уделялось топографии, и в частности работе с картой. Топографическая подготовка в 3-м Ленинградском артиллерийском училище была поставлена исключительно хорошо, и выпускники училища успешно передавали своим подчиненным полученные знания в ориентировании на местности, выборе огневых позиций, наблюдательных пунктов и в определении их координат.

Трудность обучения личного состава вызывалась отсутствием каких бы то ни было учебных пособий. Диктовалось это необходимостью сохранения строгой секретности нового оружия. По тем же соображениям запрещалось делать записи в процессе занятий.

В конце июля нас собрали на близлежащем полигоне и впервые показали пусковую установку БМ-13 в действии. Пуск снарядов из нее доверили произвести командиру огневого взвода нашего 2-го гвардейского минометного полка лейтенанту А. П. Бороданкову.

Еще в период формирования 2-го гмп нам стало известно о первом боевом залпе отдельной батареи реактивной артиллерии. Но лишь много времени спустя узнали мы о ее дальнейшем героическом пути.

Батарея именовалась отдельной экспериментальной, состояла из взвода управления, трех огневых взводов, взвода боепитания, пристрелочного, хозяйственного отделения, отделения ГСМ, санитарной части. Вооружение — семь пусковых установок БМ-13. Для перевозки боеприпасов, горюче-смазочных материалов и продовольствия имелись 44 грузовые автомашины, способные поднять 600 снарядов М-13, 3 заправки ГСМ и продовольствия на 7 суток.

Приказом народного комиссара обороны командиром первой в Красной Армии батареи реактивной артиллерии был назначен капитан Иван Андреевич Флеров. О нем надо сказать особо. Ведь этот человек — гордость гвардейских минометных частей.

И. А. Флеров вырос в рабочей семье в селе Двуречки, под Липецком. Когда ему исполнилось 14 лет, он поступил на завод учеником слесаря. Вскоре его как одного из лучших рабочих послали учиться в Липецк, затем он работал на заводе техником, потом мастером производственного обучения.

Боевой путь И. А. Флерова начался зимой 1939 года на дальних подступах к Ленинграду в боях с белофиннами. Старший лейтенант Флеров командовал батареей 54-го гаубичного артиллерийского полка, который принимал участие в тяжелых боях в Заполярье, на Кандалакшском направлении. Полтора месяца его батарея вела трудные бои у озера Саупоярви. Вместе со стрелковым полком она оказалась в окружении. В этой сложной обстановке Флеров проявил себя решительным, мужественным, стойким командиром. В одном из боев, когда противник предпринял очередную атаку, пытаясь полностью ликвидировать окруженную группировку, Флеров поднял стрелковую роту в контратаку и вместе с разведчиками и связистами своей батареи в рукопашной схватке уничтожил белофинских лыжников, ворвавшихся на позиции батареи. Когда противник бросил в наступление новые группы лыжников, Флеров встал к уцелевшей гаубице и открыл огонь картечью.

После окончания войны с белофиннами Флеров получил звание капитана, а в мае 1940 года за мужество и отвагу, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР был награжден орденом Красной Звезды.

Осенью 1940 года Флеров был принят на 1-й курс Военной артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского. В июне 1941 года, сдав на «отлично» все экзамены, он стал слушателем 2-го курса академии.

Поэтому не случайно, что, когда встал вопрос о командире первой в Красной Армии батареи реактивной артиллерии, выбор пал на него.

Политруком батареи назначили И. Ф. Журавлева, призванного из запаса слушателя Промакадемии; командирами огневых взводов — слушателей 1-го курса Артиллерийской академии лейтенантов И. Ф. Костюкова, Н. А. Малышкина, М. А. Подгорнова.

К батарее прикомандировывались представители Главного артиллерийского управления Красной Армии подполковник А. И. Кривошапов, Реактивного научно-исследовательского института из числа авторского коллектива Александр Сергеевич Попов (конструкция пусковой установки), Дмитрий Александрович Шитов (конструкция реактивного снаряда.) Электротехником батареи был Александр Константинович Поляков. В настоящее время он живет в Ленинграде, часто встречается с молодежью, рассказывает о первом залпе нового советского оружия.

Батарея выступила из Москвы вечером 2 июля по маршруту Москва — Можайск — Ярцево — Смоленск. Марш совершался только ночью. Утром 3 июля остановились на историческом Бородинском поле. Там бойцы и командиры принесли клятву на верность Родине, поклялись никогда и никому не отдавать новое, секретное оружие.

4 июля батарея вошла в состав 20-й армии Западного фронта, войска которой занимали оборону по Днепру в районе Орши.

В ночь на 14 июля крупная группировка фашистских войск ударом с юга захватила Оршу, создав тем самым угрозу прорыва на Смоленск. Рано утром Флеров и Кривошапов получили от заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерал-майора артиллерии Г. С. Кариофилли приказ нанести удар по железнодорожному узлу Орша и подготовить залпы батареи по переправам, которые противник начал возводить через реки Оршицу и Днепр восточнее города.

В 15 часов 15 минут 14 июля 1941 года 7 пусковых установок БМ-13 открыли огонь по скоплению живой силы и танков фашистов в районе Орши. 112 реактивных снарядов, как огненные стрелы, срываясь с направляющих и оставляя в небе хорошо видимые следы, почти одновременно разорвались в расположении гитлеровцев. Земля содрогнулась от мощного удара, моментально все охватилось пламенем, над станцией поднялось огромное зарево, горели вражеские эшелоны, взрывались вагоны с боеприпасами, цистерны с горючим.

В 16 часов 45 минут был произведен второй залп. Теперь удар был нанесен по переправе через реку Оршицу.

Залпы батареи произвели ошеломляющее впечатление не только на противника, но и на наших воинов. В то время как врагов охватил панический ужас, причем уцелевшие сдавались в плен, даже не помышляя о каком-либо сопротивлении, радость советских солдат была безмерной. Чувство огромной гордости за новое оружие вселяло уверенность в том, что победа будет за нами.

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, командовавший в то время 16-й армией Западного фронта, в книге «Солдатский долг» вспоминал: «Впервые на нашем участке действовала батарея реактивной артиллерии, так называемые „катюши“. Она накрыла наступавшую немецкую пехоту с танками. Мы вылезли из окопов и, стоя в рост, любовались эффектным зрелищем. Да и все бойцы высыпали из окопов и с энтузиазмом встречали залпы „катюш“, видя бегство врага.

Огонь этого вида оружия по открытым живым целям страшен».

20-я армия под командованием генерала П. А. Курочкина непрерывно контратаковала вражеские войска, охватившие ее фланги со стороны Витебска и Орши, но сдержать нараставший натиск 9-й немецкой армии не смогла. Танковые дивизии врага обошли нашу армию и прорвались к Смоленску.

8 августа на Западный фронт прибыл 42-й отдельный гвардейский минометный дивизион, в состав которого вошла и батарея Флерова, до последнего дня активно действовавшая на самых ответственных участках фронта. Командиром дивизиона был капитан В. А. Смирнов (впоследствии полковник, командир артиллерийской бригады), комиссаром — старший политрук Репин, начальником штаба — капитан Синицын.

В течение августа и первой половины сентября войска Западного фронта вели кровопролитные бои и готовили контрудар по Ельне, которую противник стремился удержать любой ценой. В этот период боев батареи дивизиона действовали разобщенно, на наиболее важных участках фронта, в полосе наступления разных армий и дивизий. Флеров получил задачу действовать на участке 19-й стрелковой дивизии.

Бои за Ельню продолжались 26 дней. Первой ворвалась в город 19-я стрелковая дивизия, путь которой расчищали залпы гвардейских минометов батареи Флерова. Сражение за Ельню являлось не только битвой за Москву, но и, как справедливо отмечено в Большой Советской Энциклопедии, боями на дальних подступах к Ленинграду.

5 октября ввиду превосходящих сил противника войска Западного фронта попали в окружение. Батарея капитана Флерова оказалась в очень сложных условиях. В ночь на 7 октября 1941 года при попытке вырваться из окружения в районе деревни Богатырь из пусковых установок был произведен последний залп, а затем взорвана материальная часть. Ни одна боевая машина, ни один реактивный снаряд не достались врагу. Из 170 человек, начавших воевать в батарее, из окружения вышло 46. Остальные вместе со своим отважным командиром погибли смертью героев.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 ноября 1963 года Иван Андреевич Флеров был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени. Имя первого командира легендарных «катюш» навсегда вошло в историю советских Ракетных войск.

В 1964 году на месте последнего боя батареи, у деревни Богатырь, был установлен памятник. На нем высекли надпись: «Доблестным воинам первой в Советской Армии батареи реактивной артиллерии и ее командиру капитану Флерову Ивану Андреевичу, геройски погибшим в боях за Родину в 1941 году».

В 1966 году в ознаменование двадцатипятилетия первых залпов первой батареи реактивной артиллерии на берегу Днепра в Орше воздвигли величественный монумент, представляющий батарею капитана Флерова как олицетворение рождения советских Ракетных войск.

* * *

Следом за первой батареей из лагерей уходили на фронт новые подразделения. В ночь на 22 июля на Западный фронт отправилась 2-я батарея с 9 пусковыми установками БМ-13. Она поступила в распоряжение командующего 19-й армией. В 16-ю армию Западного фронта прибыла 3-я батарея, имевшая на вооружении три пусковые установки БМ-13. В течение августа — сентября 1941 года в действующую армию были отправлены еще пять батарей полевой реактивной артиллерии.

В августе 1941 года в Подмосковье были сформированы первые восемь полков.

Чтобы сохранить в секрете устройство нового вида оружия и предотвратить захват противником боевых установок и реактивных снарядов, Ставка Верховного Главнокомандования возложила на командующих войсками фронтов и армий персональную ответственность за все необходимые меры по защите поступавших в их распоряжение гвардейских минометных полков от воздушного и наземного противника как на марше, так и в районах расположения.

Все восемь полков формировались по единому штату. В каждом из них было по 137 командиров, 260 младших командиров и 1017 бойцов. Полк состоял из трех дивизионов по 12 пусковых установок в каждом и, кроме того, имел на вооружении 12 зенитных пушек калибра 37 мм, 9 пулеметов калибра 12,7 мм, 18 ручных пулеметов калибра 7,62 мм. Для надежного обеспечения боевых действий полк имел 300 грузовых и 27 специальных автомобилей. Основной огневой единицей полка являлась батарея, которая состояла из огневого взвода и взвода управления. В огневом взводе 4 отделения по одной пусковой установке БМ-13 на автомобиле ЗИС-6, а во взводе управления 3 отделения: разведки, связи и радио.

12 августа на Северо-Западный фронт убыл 1-й дивизион 5-го гмп, 19 августа на Брянский фронт — 2-й и 3-й дивизионы 1-го гмп. На Южный фронт отправился 2-й гмп, в котором мне выпала честь служить.

В начале сентября 1941 года постановлением Государственного Комитета Обороны СССР было образовано Управление гвардейскими минометными частями. Командующим был назначен военинженер I ранга B. В. Аборенков, членами Военного совета — заведующий отделом ЦК партии Л. М. Гайдуков, секретарь МК партии Н. П. Фирюбин и бригадный комиссар П. А. Дегтярев (с апреля 1943 года — командующий ГМЧ). Начальником штаба стал полковник А. А. Быков (впоследствии генерал-майор артиллерии), а начальником Главного управления вооружения — инженер-полковник И. Н. Кузнецов (впоследствии генерал-майор ИТС). Командующий ГМЧ одновременно являлся заместителем народного комиссара обороны и подчинялся непосредственно Ставке Верховного Главнокомандования.

Для руководства гвардейскими минометными частями в боевой обстановке были созданы фронтовые оперативные группы. Первыми начальниками их были Герой Советского Союза Л. М. Воеводин (ныне генерал-лейтенант артиллерии в отставке), Герой Советского Союза C. Ф. Ниловский (впоследствии генерал-лейтенант артиллерии), А. И. Нестеренко (ныне генерал-лейтенант артиллерии в отставке).

Некоторые воспитанники 3-го Ленинградского артиллерийского училища возвращались в Ленинград на защиту родного города в составе гвардейских минометных подразделений и частей, овладев в кратчайший срок новым грозным оружием для успешного отражения нашествия зарвавшегося врага.

Я, как и многие мои однокашники по училищу, вернулся в Ленинград уже с Победой, закончив войну в Берлине командиром гвардейского минометного дивизиона, получив там очередное тяжелое ранение. Был награжден орденом Ленина.


П. Н. Дегтярев, гвардии подполковник в отставке Д. А. Шитов, полковник-инженер в отставке ПЕРВЫЕ ЗАЛПЫ

Познакомились мы друг с другом в начале войны. Во второй половине июля 1941 года Д. А. Шитов, в то время военинженер II ранга, вместе со своим товарищем из Ракетного научно-исследовательского института (РНИИ) А. С. Поповым и представителем Главного артиллерийского управления подполковником А. И. Кривошаповым вернулись в Москву из действующей армии. Они были участниками первых залпов по врагу, которые сделала недавно сформированная Отдельная первая экспериментальная батарея реактивной артиллерии.

О работе, которая предшествовала залпам семи пусковых установок БМ-13, сообщал привезенный ими лаконичный документ, подписанный командиром батареи капитаном И. А. Флеровым. В нем говорилось, что сотрудники НИИ провели теоретическую подготовку личного состава батареи, практические занятия у боевых установок и снарядов, а также приняли непосредственное участие в боевых операциях.

Прибывшие с фронта находились под впечатлением небывалой мощи ракетного оружия, несмотря на то что сами были одними из его создателей. День 14 июля 1941 года, когда батарея капитана Флерова обрушила на фашистов, скопившихся у города Орши, удар 112 ракет, стал, по сути дела, не только днем боевого крещения самой батареи, но и началом боевого пути прославленных «катюш».

Был подведен итог научной, конструкторской и экспериментальной работы НИИ по созданию первых образцов реактивной артиллерии.

Прибыв в Москву, подполковник А. И. Кривошапов доложил начальнику Главного артиллерийского управления Красной Армии генерал-полковнику И. Д. Яковлеву о результатах своей поездки с батареей капитана Флерова. Затем доклад о первых боевых операциях реактивных установок был представлен Ставке Верховного Главнокомандования.

Шитов вместе с Поповым доложили в свою очередь руководителям отделов, а затем на ученом совете института о результатах боевых залпов на Западном фронте. При этом особое внимание обращалось на замечания и предложения, высказанные непосредственно теми, кто обслуживал пусковые установки, что помогло в дальнейшем, при серийном производстве БМ-13, устранить конструктивные недостатки в довольно короткие сроки.

Дни были тревожные, фашисты продвигались в глубь страны, разворачивали наступление на Ленинград. Перед сотрудниками НИИ стояла важная задача: как можно быстрее познакомить личный состав формирующихся в Подмосковье подразделений реактивной артиллерии с новым оружием.

Из-за тяжелой обстановки на фронтах Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение направлять в действующую армию отдельные батареи.

По распоряжению начальника ГАУ 22 июля на Северный фронт[17] направилась только что сформированная батарея реактивной артиллерии под командованием лейтенанта П. Н. Дегтярева, выпускника курсов 3-го Ленинградского артиллерийского училища. Эта батарея имела в своем составе 4 ракетные установки БМ-13. Кроме двух огневых взводов в ней были также взводы управления, парковый, боепитания, отделение горюче-смазочных материалов, хозяйственная и санитарная части. Получила она 50 транспортных и специальных машин для боеприпасов, горючего, продовольствия, а также 1500 снарядов М-13. Личный ее состав укомплектовали в основном из артиллеристов — коммунистов и комсомольцев.

К Ленинграду колонна двигалась по ночам. Днем фашистская авиация совершала налеты едва ли не на все дороги, ведущие от Москвы. Приходилось соблюдать максимальную осторожность. На дневных привалах занимались с боевыми расчетами, изучали материальную часть и огневую службу.

В Ленинграде нас уже ждали: как только мы въехали в Гатчину, патруль, состоявший в основном из женщин, проводил нас в комендатуру. Комендант сообщил, что мы должны явиться в Смольный, к Маршалу Советского Союза К. Е. Ворошилову.

И ранним утром 28 июля мы оба отправились в Ленинград.

Стоял теплый безоблачный день. В небе то и дело появлялись наши истребители. Город стал по-военному суровым и молчаливым. Петр Никитич Дегтярев говорил, что он всего лишь месяц не был в Ленинграде, но за это время город и жители его неузнаваемо изменились: чувствовалось приближение фронта.

Вот и Смольный. Нас провели по длинным коридорам в комнату, где с группой военных находились К. Е. Ворошилов и секретарь Ленинградского обкома партии А. А. Жданов.

Климент Ефремович, поздоровавшись с нами и представив всем присутствующим, сказал:

— Докладывайте, что нам прислали из Москвы.

Лейтенант Дегтярев доложил о численности личного состава, материальной части, о наличии боеприпасов, количестве автомашин, о настроении бойцов и добавил, что из реактивных установок батарея еще не стреляла. Шитов рассказал о боевых качествах нового оружия.

Выслушав нас и задав несколько вопросов об особенностях применения необычного оружия, К. Е. Ворошилов отдал распоряжение начальнику артиллерии фронта генералу В. П. Свиридову подготовить полигон. Тут же был назначен день боевых стрельб. На подготовку — всего три дня.

Три дня — срок предельно короткий. Вернувшись в Гатчину, мы тотчас приступили к работе. Прежде всего организовали в составе батареи группы командиров пусковых установок, наводчиков, лаборатористов для подготовки реактивных снарядов, подносчиков, заряжающих. Возглавляли эти группы командиры двух огневых взводов, а общее руководство осуществляли командир батареи и его заместитель — политрук. Затем мы приступили к занятиям, в которых очень помог опыт подготовки батареи Флерова.

Шитов предупреждал бойцов и командиров, что подобного оружия не имеет еще ни одна армия в мире, поэтому оно совершенно секретно. Он говорил о том, что никаких инструкций, наставлений и учебных пособий не будет, а записи вести нельзя. На все недоуменные вопросы солдат ответ был один: изучать новое оружие придется на практике. А вопросов возникало много.

Помнится, едва ли не первым после наших предупреждений о строгой секретности был вопрос: «Как называть установки?» Решили, что будем выдавать их за понтоны. Интересовали бойцов и боевые качества реактивных установок: кучность стрельбы, точность. Очень смущало их то обстоятельство, что вместо нарезного пушечного ствола здесь только направляющие рельсы, нет затвора.

— Конечно, — отвечал Шитов, — рассеивание снарядов довольно значительное. Поразить мелкую цель отдельной ракетой практически невозможно, но они ведь и не предназначены для этого. Большие скопления вражеской пехоты и танков на поле боя — вот наши будущие цели. При стрельбе по ним ни авиация, ни ствольная артиллерия не заменят нового оружия.

Вопросы, которые возникали у бойцов, впервые увидевших реактивные установки и снаряды, были естественными и закономерными. Поскольку новое оружие не успело пройти войсковые испытания, баллистических таблиц, необходимых для ведения прицельного огня, не было. Времени на проведение исследовательских работ и испытаний уже не оставалось, а командному составу батареи нужно было дать хоть какое-то руководство для стрельбы. У Шитова появилась мысль приспособить обычные артиллерийские баллистические таблицы.

Незадолго до этого на полигонных испытаниях нам удалось изучить условия полета ракеты на разных этапах работы ее двигателя. Это позволило определить максимальную дальность и время полета ракеты, угол ее падения и высоту траектории в зависимости от угла возвышения направляющих пусковой установки БМ-13. Имея соответствующую таблицу, командир смог бы обеспечить прицельный огонь батареи.

Анализ опытных стрельб показал, что это предложение приемлемо, и оно было одобрено. Таблицы получились несложными, и Шитов изготовил их в количестве восьми экземпляров. В Гатчине он сразу же снабдил командиров таблицами-карточками, и это значительно ускорило теоретическую подготовку личного состава батареи, а затем помогло быстро освоить практические приемы обслуживания пусковых установок и наведения их на цель.

Три дня учебы пролетели незаметно. После подготовки боевых расчетов нами было доложено генералу Свиридову, что батарея готова к инспекторским стрельбам на полигоне. Генерал дал «добро». 30 июля мы приехали на Токсовский полигон.

Боевые стрельбы принимал генерал Свиридов. На огневой позиции он посмотрел, как работает расчет, а затем поставил задачу — уничтожить батарею противника, которую изображал макет на полигоне.

По команде Дегтярева два боевых расчета первого огневого взвода быстро расчехлили установки, зарядили каждую шестнадцатью реактивными снарядами. Командир огневого взвода приказал командирам расчетов занять места в кабинах автомашин, всем бойцам — в укрытии. Дал команду «Огонь!».

Взметнулся огненный смерч, и снаряды ушли с направляющих. Вскоре после залпа обеих пусковых установок нам сообщили, что цели на двух дистанциях поражены полностью.

Затем с тех же установок и в таком же порядке произвели залпы боевые расчеты другого огневого взвода. И они также отлично поразили цели.

Стрельбы и знание материальной части нового оружия личным составом батареи командующий артиллерией генерал-лейтенант Свиридов оценил на «отлично».

Прямо с артполигона одна пусковая установка вместе с боевым расчетом была направлена на командный пункт для показа и демонстрации нового оружия генералам и адмиралам.

Приехав на КП в Шувалово под Ленинградом, мы продемонстрировали там приемы расчехления боевых машин и заряжание реактивными снарядами. Снова и снова нам пришлось отвечать на множество самых разнообразных вопросов о силе и мощи нового оружия, о тактике его использования и о том, как показало оно себя в бою 14 июля, когда батарея И. А. Флерова обрушила на фашистов первый удар реактивных снарядов. Шитов понимал, как важно командному составу фронта знать об этом, хоть и небольшом, опыте ведения боя с помощью реактивных установок, и он старался с наибольшей точностью воспроизвести картину боевых действий батареи Флерова в районе Орши.

После инспекторских стрельб П. Н. Дегтяреву была поставлена первая боевая задача. К этому времени немецко-фашистские войска заняли Кингисепп, и ему предстояло дать залп по захватчикам, засевшим в городе.

Так начались боевые действия полевой реактивной артиллерии в боях под Ленинградом.

Батарея прибыла на Кингисеппский участок обороны. Командовал этим участком генерал В. В. Симашко. Артиллерия подчинялась генералу Тынянских. В условиях строгой секретности батарея готовилась к бою.

И вот 3 августа с наступлением темноты боевые установки выехали на огневую позицию. Расчеты быстро навели орудия на цель, командиры взводов доложили о готовности. Генерал Тынянских и офицер разведки фронта Астахов посмотрели на часы — было ровно 22.00.

Петр Никитич Дегтярев подал команду «Огонь!». Небо озарилось яркой вспышкой. Раздался оглушительный рев. Вверх взмыли ракеты. Словно метеоры, пронеслись они по небосклону, оставляя за собой огненный шлейф. Все это длилось 5–6 секунд. А через минуту все бойцы уже видели огненные разрывы и пожарища в занятом фашистскими войсками Кингисеппе. Боевые машины немедленно ушли в укрытие, оставив выжженные участки земли.

Прошло уже более 30 лет с того дня, но в памяти навсегда остался миг первого залпа под Ленинградом, лица бойцов батареи и наших соседей-пехотинцев, для которых мощные залпы нового оружия прозвучали предвестниками грядущей победы.

Генерал Тынянских долго смотрел, как по дороге поднималась пыль от уходящих в укрытия боевых установок, а затем сказал: «На это оружие впредь можно положиться».

На другой день от командиров штаба Ленинградского фронта мы узнали результаты нашего залпа. 96 снарядов весом в 42,7 кг каждый за несколько секунд нанесли войскам противника существенный урон. Достаточно сказать, что командующий фашистскими войсками генерал фон Лееб немедленно после залпа доложил Гитлеру, что русские применяют на северном направлении оружие неимоверной силы, отчего войска несут значительные потери.

Через день после первого залпа батареи на Кингисеппский участок обороны прибыли маршал К. Е. Ворошилов и генерал В. П. Свиридов. Они интересовались подробностями боевых стрельб. С этого дня батарея лейтенанта Дегтярева перешла в распоряжение начальника артиллерии фронта.

У всех бойцов батареи было приподнятое и радостное настроение. Они говорили, что надо почаще делать огневые налеты, больше уничтожать живой силы и техники противника, чтобы скорее приблизить день полного разгрома фашистских войск. Следующий залп был произведен по захваченной противником станции Веймарн. Под Молосковицами 8 августа, около 16 часов, батареей был дан еще один залп, после чего машины ушли в укрытие в район Гатчины. Теперь после каждого залпа в воздух немедленно подымалась немецкая авиация, и если она успевала засечь места расположения батареи, то обрушивала на них яростные бомбовые удары. Поэтому к маскировке огневых позиций мы относились с особой ответственностью и тщательностью.

После этого залпа П. Н. Дегтярев доложил командующему артиллерией, что у батареи остался только один боевой комплект ракет. Получили приказ — применять батарею только в крайнем случае и только по атакующей пехоте противника.

Нужны были реактивные снаряды. Д. А. Шитов по личному распоряжению А. А. Жданова занялся оказанием помощи в организации массового производства реактивных снарядов М-13 на ленинградских предприятиях. Связь с Москвой становилась все более затрудненной. А поскольку технология производства снарядов в блокадных условиях осложнялась, то потребовалось вносить в рабочие чертежи значительные изменения. Поэтому Шитов, как представитель института-разработчика и один из конструкторов снаряда М-13, получил право вносить эти изменения самостоятельно на месте.

Основные работы были развернуты на заводах имени Карла Маркса (установки) и № 4 имени Калинина (снаряды). Сюда отдельные детали к снарядам М-13 поступали с разных заводов и мастерских. А собранные здесь изделия отправляли на другие предприятия, где их снаряжали порохом, взрывчатыми веществами и взрывателями.

Ленинградские заводы быстро наладили производство снарядов М-13 и пусковых установок БМ-13. Реактивные установки изготовлял завод имени Карла Маркса в достаточном для Ленинградского фронта количестве. Расход же снарядов был велик, поэтому для сборки снарядов мощности одного головного завода № 4 имени М. И. Калинина стало недостаточно. Требовалось привлечь к этому и другие предприятия.

Большой вклад в производство нового оружия внесли учащиеся ремесленных училищ, которые изготовляли отдельные детали для снарядов. При этом возникало немало вопросов, касающихся технологии, и Шитов решал их с руководителями мастерских. Он встречался с ними в условленном месте в назначенный день и час. Они приносили с собой в кармане или в портфеле ту или иную деталь и в отдельную комнату по одному приходили к нему на консультацию. Шитов беседовал с каждым в отдельности, и тут же решалось, как изменить марку материала, размеры, чистоту обработки, с учетом возможности производства каждой мастерской в условиях блокадного города.

Вскоре Шитову сообщили, что в числе других товарищей он награжден орденом Красной Звезды. В Указе говорилось: «За выдающиеся достижения по созданию одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии». Позднее ему была вручена и медаль «За оборону Ленинграда».

Ко времени отъезда Шитова из Ленинграда промышленность города уже полностью обеспечивала Ленинградский фронт пусковыми установками и реактивными снарядами.

А батарея под командованием П. Н. Дегтярева продолжала свой боевой путь.

В один из августовских дней на батарею прибыл офицер разведки фронта Астахов с распоряжением дать залп по врагу, который стремился овладеть Гатчиной. На командном пункте 42-й армии было уточнено, где проходит передний край наших войск, и определено самое вероятное направление наступления противника. И когда фашистские войска начали атаку, на них обрушился реактивный залп.

8 сентября 1941 года фашистам все же удалось захватить Мгу и Шлиссельбург. Ленинград оказался в кольце.

Ленинградские заводы, наладив бесперебойный выпуск ракет, начали выпускать боевые установки на машинах ЗИС-6. На базе батареи, которой командовал П. Н. Дегтярев, был сформирован дивизион. Отдел кадров фронта прислал заместителя по политической части капитана В. П. Полякова, командирами батарей лейтенантов С. О. Растроста и А. С. Апухтина. Это были хорошо подготовленные командиры, выпускники 3-го Ленинградского артиллерийского училища. Наши боевые возможности возросли. Дивизион, поступивший в подчинение начальника артиллерии 42-й армии полковника М. С. Михалкина, в немалой степени способствовал срыву фашистских атак с Урицкого направления.

С 12 по 19 сентября 1941 года на этом участке складывалась очень напряженная обстановка. Фашисты рвались к Ленинграду. Выдавались дни, когда из наших боевых установок мы делали до 5 залпов.

Наблюдательный пункт был оборудован нами на чердаке больницы Фореля: оттуда хорошо просматривались все подступы к переднему краю. Как только фашистские войска переходили в наступление, по приказу М. С. Михалкина дивизион открывал огонь, и атака гитлеровцев захлебывалась.

Огневые позиции находились в Автове. Оттуда были пристреляны участки на расстоянии 7 км и выбран наилучший эллипс рассеивания, при котором можно было одним залпом дивизиона накрыть 6–7 га площади. Дивизион из двух батарей выпускал за 7–8 секунд 128 снарядов, а если учесть, что при разрыве 132-миллиметрового реактивного снаряда радиус поражения составлял 50 м, то можно представить, какой огненный смерч бушевал в расположении врага.

Наступление фашистских войск с Урицкого направления было остановлено, тогда гитлеровцы решили прорваться к Ленинграду через Колпино.

В середине сентября 1941 года Дегтярева вызвали в Смольный и приказали срочно быть в Колпине: «Бугайчуку там тяжело».

Вместе с офицером разведки лейтенантом Сутуло он поехал в Колпино, нашел на КП командира 125-й стрелковой дивизии генерала Бугайчука, которому уже сообщили о машинах PC. «Положение сложное, — сказал генерал. — Немцы могут прорвать оборону». Было уточнено расположение наших войск, срочно послан офицер разведки с приказом дивизиону занять огневую позицию, подготовлены данные для стрельбы по указанному генералом участку. Началась новая фашистская атака, ее встретили залпом PC. Когда дым рассеялся, генерал П. П. Бугайчук долго смотрел в бинокль на результаты нашей работы и затем сказал: «С такой первоклассной техникой нас никто не победит».

Не раз приходилось участвовать двум нашим батареям в отражении попыток фашистов сбросить в Неву наш десант с так называемого Невского «пятачка», на ее левом берегу, где оборонялись части 115-й стрелковой дивизии и 4-й бригады морской пехоты. Действовал дивизион и на Карельском перешейке, где держала оборону 23-я армия. В боях на Ленинградском фронте закалялся и мужал личный состав батарей. Командиры и бойцы хорошо понимали громадную ответственность, которая была возложена на нас командованием, доверившим нам столь грозное оружие. Один только залп наших батарей мог изменить все соотношение сил на поле боя. И мы старались постоянно держать в готовности боевые установки, соблюдать строжайшую секретность и бдительность. За все время боев не было потеряно ни одной боевой машины, несмотря на бомбардировки и массированные артналеты. Водители машин научились мастерски водить технику по дорогам войны.

Как-то раз, когда боевая установка, которую вел шофер Беляев, двигалась в район боевых действий, в воздухе появились «мессершмитты». Они сделали круг и атаковали машину. Однако Беляев вовремя затормозил, и бомбы легли впереди. Шофер открыл дверцу и, стоя на подножке, нажимая ногой на акселератор, вел машину дальше. С завидным хладнокровием он управлял машиной, то резко тормозя, то давая полный газ, и фашисты не могли поймать в прицелы автомашину. «Мессерам» пришлось уйти ни с чем, умелый водитель выиграл поединок.

Ленинградские заводы наращивали выпуск боевых установок БМ-13 и реактивных снарядов. Вскоре встал вопрос о формировании новых частей реактивной артиллерии. Дивизион вошел в состав сформированного гвардейского полка. Командиром его был назначен майор И. А. Потифоров, комиссаром — В. П. Шалев, а начальником штаба — майор Н. Д. Силин.


И. Е. Здохненко, полковник-инженер запаса ЭКЗАМЕН ПОД ОГНЕМ

В один из суровых ноябрьских дней 1941 года меня вызвал к себе начальник Ленинградского испытательного артиллерийского полигона И. Н. Оглоблин.

По дороге я пытался угадать, о чем же теперь, в третий раз за этот день, будет разговор. Как будто уже все доложено: результаты ночной поездки на предприятия города, изготовляющие артиллерийские снаряды и мины; состояние дел с изготовлением стальных сварных артиллерийских гильз на заводе «Электрик» и фибровых гильз на бумажной фабрике имени Володарского; ход контрольных испытаний 132-миллиметровых реактивных снарядов, собранных на заводе имени М. И. Калинина; подготовка к испытаниям пусковых установок БМ-13, изготовленных заводом имени Карла Маркса…

Иван Николаевич сказал:

— Через час поедем в Смольный к Михаилу Васильевичу, он хочет послушать вас, в основном по гильзам… — Я готов доложить.

— Вот и хорошо, через час выходите и садитесь в машину.

Секретарь Ленинградского городского комитета партии по военной промышленности М. В. Басов, часто бывавший на полигоне при испытаниях новых образцов вооружения, встретил нас в своем кабинете в Смольном, пожал руки и попросил немного обождать, пока он не закончит беседу с группой товарищей, сидевших за большим столом.

Обстановка в большом квадратном кабинете была более чем скромная: кроме двух столов и стульев тут были диван, небольшой столик для телефонов, макет 82-миллиметрового миномета, еще два-три макета других образцов оружия.

Переводя взгляд с одного макета на другой, я стал мысленно в который уже раз сопоставлять эти образцы оружия с пусковыми установками и реактивными снарядами М-13, которыми занимался последнее время. Как жаль, что мы не имели их в достаточном количестве к началу войны! А ведь основные испытания опытных образцов были проведены еще в 1939 году здесь же, в Ленинграде.

Помню, как в августе 1939 года майор Е. М. Дроздецкий и я, только недавно окончивший Артиллерийскую академию имени Ф. Э. Дзержинского, были вызваны к начальнику отдела полигона майору Н. П. Полякову.

— Предстоит важная и срочная работа, — неторопливо и, как всегда, сухо и сугубо официально начал Поляков, обращаясь к нам и к военинженеру II ранга П. А. Кучменко, нашему начальнику отделения, вошедшему в кабинет раньше. В таком же официальном тоне он продолжал: — Более подробно вас проинформирует начальник отделения, а я поставлю основные задачи и требования. Главное — это качество и сроки испытаний, объективность во всем. Техника вам дается новая, необычная, поэтому внимательно изучите документацию и сами образцы после их поступления…

Так просто было получено задание, значение и важность которого мы тогда не сразу и не в полной мере осознали, но совершенно ясно представляли себе, что в данном случае имеется в виду не рядовое испытание. Предстояло провести полигонную проверку первых образцов пусковых установок и 132-миллиметровых осколочно-фугасных реактивных снарядов к ним.

Основную техническую документацию на пусковые установки и снаряды к ним мы получили в сентябре 1939 года. Одновременно поступило и дополнительное указание Главного артиллерийского управления, подписанное комкором В. Д. Грендалем, в котором говорилось о необходимости проведения испытаний таким образом, чтобы они носили сравнительный характер по определению боевых и эксплуатационных свойств пусковых установок обоих вариантов. В этом же документе указывалось, что работы по приказанию наркома обороны необходимо форсировать, а дату их начала донести телеграфом. Представителем Главного артиллерийского управления РККА на испытаниях назначался военный инженер II ранга В. В. Аборенков.

Началась очень беспокойная жизнь, до предела насыщенная заботами о высококачественном и ускоренном проведении работ для всех ее участников, и в первую очередь для руководителей испытаний, решавших не только технические, но и многие организационные вопросы.

Весь коллектив инженерно-технических сотрудников и рабочих полигона трудился не считаясь с личным временем, настойчиво преодолевая различные трудности, добиваясь безупречного выполнения всех работ, имевших отношение к испытаниям.

Безотлучно находился на полигоне Василий Васильевич Аборенков, с которым мне приходилось часто встречаться по служебным делам до и после испытаний. Человек он был образованный, доброжелательный и общительный, хотя по внешнему виду казался несколько суровым. В свои сравнительно немолодые годы он обладал завидной энергией и работоспособностью, здраво оценивал боевые возможности и перспективу развития реактивного оружия, делу отработки которого отдавал все свои способности и знания. И надо отдать должное: преодолев немалые трудности, он сумел довести дело до создания конкретных боевых образцов реактивной техники для сухопутных войск.

— Я верю в новое оружие, оно, безусловно, пробьет себе дорогу в войска, — говорил Василий Васильевич. — Надо, чтобы прониклись такой же верой все руководящие товарищи, особенно артиллеристы. В этом и заключается одна из задач наших испытаний.

Помню, что при этом он неоднократно с чувством большой симпатии и уважения упоминал имя заместителя начальника Главного артиллерийского управления (он же председатель Артиллерийского комитета) Владимира Давыдовича Грендаля, всемерно поддерживавшего разработку реактивного оружия и своими активными действиями, включая личные доклады в самые высокие правительственные органы, оказывавшего неоценимую помощь В. В. Аборенкову.

Перебирая в памяти активных участников полигонных испытаний первых образцов пусковых установок и снарядов М-13, не могу не назвать также профессора Ю. А. Победоносцева.

Он был всецело увлечен вопросами внешней баллистики реактивных снарядов, то есть законами полета снарядов в воздушном пространстве и факторами, определяющими важнейшие характеристики боевого действия: дальностью стрельбы и рассеиванием снарядов на местности при достижении ими цели.

Он лично буквально ощупывал своими руками каждый реактивный снаряд, подготавливаемый сотрудниками полигона к стрельбе, принимал участие в определении характеристик, могущих повлиять на правильность полета, а следовательно, сказаться на дальности полета и рассеивании снарядов.

Ю. А. Победоносцев, продолжительное время работавший в области ракетной техники, уже тогда был ученым с большим практическим опытом. Внешне он выглядел еще молодым человеком, в обращении был прост и общителен, а его наряд — кепка, длинное кожаное пальто и ботинки с крагами — мало что говорили о профессорском звании.

После каждой стрельбы (одиночными ли выстрелами или залповой) он, так же, как и мы, руководители испытаний, с нетерпением ожидал результатов наблюдений, по которым здесь же, на огневой позиции, изображал в блокноте схему падения снарядов на местности, позволяющую судить об их рассеивании.

Поступившие на испытания две пусковые установки были смонтированы на трехосных автомобилях ЗИС-6: первый вариант для стрельбы 132-миллиметровыми ракетными снарядами на 24 выстрела и второй вариант на 16 выстрелов.

Из установки первого варианта стрельба производилась при угле возвышения от 0 до 45° с борта автомобиля, а из установки второго варианта — при угле возвышения от 15 до 42° вдоль автомобиля через кабину водителя.

Кроме того, установка второго варианта была снабжена, наряду с ручными, электрическими приводами механизмов горизонтального и вертикального наведения, называвшимися электростартерами, питание которых производилось от аккумулятора автомобиля.

После пробных одиночных выстрелов, совмещенных с некоторыми первичными видами испытаний, показавших безопасность ведения стрельб и в целом давших положительные предварительные результаты как по пусковым установкам, так и по снарядам, проводились испытания залповым огнем для определения максимальной дальности стрельбы и характеристик рассеивания снарядов на местности (кучности боя).

К первым залпам из обеих пусковых установок, состоявшимся 4 октября 1939 года, готовились особенно тщательно. Заранее были определены временной режим и порядок стрельб, применяемая приборная техника и условия безопасности на позиции; залпам предшествовали одиночные пристрелочные выстрелы.

…Погрузившись в воспоминания, я не заметил, как быстро прошло короткое время ожидания в кабинете М. В. Басова. Закончив беседу с товарищами, прибывшими раньше нас, Михаил Васильевич обратился к нам и попросил сесть к столу, поближе к нему.

Сначала речь шла о гильзах. С артиллерийскими гильзами в Ленинграде в то время создалось чрезвычайно трудное положение. Если ленинградская промышленность уже наладила производство большинства предметов вооружения и исправно поставляла свою продукцию фронту, то артиллерийские гильзы изготовлялись лишь для одного типа орудия среднего калибра (122-миллиметровая гаубица), а для наиболее распространенных противотанковых, полковых и дивизионных пушек гильзы в Ленинграде в то время еще не производились.

Рассчитывать на снабжение извне, учитывая тогдашнюю военную обстановку, не приходилось, и городской комитет партии принимал все возможные меры для решения «гильзовой проблемы» своими силами. Ряду предприятий, в том числе заводу «Электрик», была поставлена задача отработать и наладить производство железных сварных гильз, бумажной фабрике имени Володарского — изыскать возможности изготовления фибровых гильз и т. д. К этому делу был подключен и наш артиллерийский полигон, поскольку задача не могла решаться без испытаний стрельбами.

Выслушав мой доклад о состоянии дел с гильзами, Басов кое-что уточнил, а затем спросил:

— А как с реактивными снарядами завода номер четыре?

— Контрольные испытания проводятся немедленно, но по сокращенной программе, — ответил И. Н. Оглоблин.

— Так-то оно так, — заметил Басов. — Но очень уж это трудно, Иван Николаевич. На заводе сильно сказывается нехватка людей, вновь сокращено снабжение продовольствием. К тому же — лишний расход снарядов. А в наших условиях каждому снаряду нет цены… Я вот о чем думаю: нельзя ли вообще отказаться от контрольных испытаний?

Оглоблин удивленно посмотрел на меня:

— То есть как это отказаться?! Должны же мы быть уверенными в оружии, которое даем фронту…

Я понял мысль М. В. Басова и поспешил высказать предположение:

— Можно же стрелять не на полигоне по местности, а прямо по фашистам! Контрольные группы реактивных снарядов с завода номер четыре имени Калинина, а также пусковые установки с завода имени Карла Маркса могут быть поданы прямо в воинское подразделение фронта. Таким образом, контрольные испытания снарядов и пусковых установок могут быть совмещены с выполнением боевой задачи.

Басов задумался.

— Пожалуй, это предложение заслуживает внимания, — сказал он наконец. — Прошу вас, Иван Николаевич, договоритесь обо всем в штабе артиллерии фронта, а я со своей стороны подскажу, — на усталом лице Басова промелькнула довольная улыбка.

На этом наша очередная беседа у секретаря горкома партии была закончена. Иван Николаевич задержался еще на некоторое время в штабе артиллерии фронта, здесь же, в Смольном, после чего мы отправились к себе на полигон. В пути я думал о предстоящих боевых испытаниях реактивной техники. Мысли мои опять вернулись невольно к тем памятным испытаниям 1939 года.

…В тот знаменательный день, 4 октября, на испытательной огневой позиции чувствовалась напряженная деловая обстановка. Испытатели и конструкторы, техники и рабочие — все здесь присутствовавшие в ожидании ответственного момента были в приподнятом, возбужденном настроении.

Как пройдут залпы? Как покажут себя при этом пусковые установки и снаряды?

Веских оснований для серьезных опасений не было: ведь при одиночных выстрелах неприятностей не происходило. Но то при одиночных… А как при залповой стрельбе? Условия-то во многом другие.

Эти вопросы, конечно же, волновали не только представителя Артиллерийского управления и конструкторов, они беспокоили и нас, руководителей испытаний, и рабочих.

День стоял ясный, безветренный и по-осеннему теплый, какие бывают иногда в эту пору в Ленинграде.

Поставленные на небольшом расстоянии друг от друга заряженные пусковые установки выглядели грозно и внушительно. Особенно впечатляла установка второго варианта — ажурная, красивая, взметнувшая вверх длинные направляющие.

Обстановка на позиции была не только напряженной, но и торжественной. Я особенно переживал этот момент: ведь через несколько минут мне предстояло произвести залп боевыми реактивными снарядами из нового вида оружия. Первой на максимальную дальность при угле возвышения 40° должна была стрелять установка второго варианта.

— Товарищ руководитель опыта! Все люди укрыты, наблюдатели готовы принимать стрельбу, связь с ними хорошая, можно начинать, — доложил мне арттехник Г. И. Требезов.

— Хорошо, будьте на связи с наблюдателями и повторяйте им мои команды.

Убедившись еще раз в том, что люди укрылись за защитными стенками и в рубке руководителей испытаний, я также укрылся за рубкой, где был установлен выносной прибор управления огнем, и очень громко подал обычную при стрельбах на испытательном полигоне команду:

— Внимание! Всем быть в укрытиях!

Эта команда была еще раз повторена и продублирована приблизительно в течение одной минуты частым звоном в колокол. Затем я достал из полевой сумки блокировочный ключ, вставил его в прибор управления огнем, и, повернув в боевое положение, вместе с командой «Внимание, залп!» начал неторопливо вращать левый маховичок прибора.

С каждым оборотом маховичка происходил протяжный выстрел, его звук сливался со звуком очередного выстрела, создавая сплошной раскатистый гул большой силы.

Неповторимый звуковой эффект дополнялся зрелищем лавины огня при движении снарядов на направляющих пусковой установки и огненными трассами за каждым снарядом на полете.

Через некоторое время донесся отдаленный громовой раскат рвущихся на местности снарядов.

Залп прошел успешно, все снаряды сошли с направляющих, пусковая установка была на месте и, по беглому осмотру, в целости.

После поданной мною команды «Отбой!» все присутствовавшие на испытаниях вышли на огневую позицию. Никто не мог скрыть радостного настроения, наперебой обменивались своими впечатлениями от только что проведенного залпа. Радостное удовлетворение выражали лица конструкторов, особенно ведущих конструкторов этой установки В. И. Галковского и А. П. Павленко. Не скрывал своего явного удовлетворения и В. В. Аборенков. Как много значила для него эта стрельба!..

Он поздравлял Ю. А. Победоносцева, конструкторов, нас — Е. И. Дроздецкого и меня — испытателей, отвечал взаимной радостной улыбкой обслуживающему испытания персоналу.

Е. И. Дроздецкий громко и весело что-то рассказывал В. В. Аборенкову.

Царило общее приятное оживление.

Однако не все были пленены этим настроением. Ю. А. Победоносцев подошел ко мне и спросил:

— Иван Евтихиевич, а что докладывают наблюдатели?

Этот вопрос не был для меня неожиданным, я уже успел переговорить с наблюдателями.

— Первые данные неплохие: все шестнадцать снарядов приняты наблюдателями в одном районе и дали полные разрывы. Но засечки приборами координат мест падения каждого снаряда не получилось — не успели, поэтому придется определять координаты методом непосредственного обмера на местности, — ответил я.

— Хорошо, но нельзя ли получить данные о размерах района по крайним падениям снарядов как по дальности, так и в боковом направлении?

В этом вопросе чувствовалось беспокойство профессора. Я снова связался с наблюдателями по телефону, получил примерные данные и передал их Ю. А. Победоносцеву.

— Ну что же, пока как будто неплохо, — успокоился он и, отойдя затем в сторону, начал рисовать в блокноте эллипсы рассеивания снарядов.

После осмотра и проверки отстрелявшей установки была проведена при тех же условиях залповая стрельба из пусковой установки первого варианта — по 24 выстрела в залпе.

Мы, испытатели, знали, что конструкторы и В. В. Аборенков не питают больших надежд на преимущество этой установки перед установкой второго варианта, скорее наоборот — полагают, что установка первого варианта покажет худшие результаты. Это предопределялось ее конструктивными особенностями (короткие направляющие, недостаточная устойчивость при стрельбе с борта машины и др.) и теми опытными данными, которые были получены ранее при пробных стрельбах в порядке заводской отработки.

Звуковой и зрелищный эффект при залпах из обеих установок, как и ожидалось, оказался идентичным. Однако даже при визуальном наблюдении было отмечено, что в процессе залпа колебания установки первого варианта в вертикальной плоскости по направлению стрельбы слишком велики и значительно превосходят такие колебания установки второго варианта.

Весь комплекс полигонных испытаний пусковых установок и реактивных снарядов к ним был закончен в довольно короткое время — несколько больше одного месяца.

Обработка, обобщение и анализ большого опытного материала, выполненные в основном руководителями испытаний, и написание отчета требовали сосредоточенного труда и значительного времени. Эта работа не откладывалась на послестрельбовый период и проводилась по мере получения опытных данных по отдельным видам испытаний. Сложившаяся обстановка была такова, что справиться в короткое время со всем объемом работ можно было, лишь использовав не только все рабочее время, но и значительную часть послерабочего времени. Практически дело свелось к тому, что нам вдвоем с Е. И. Дроздецким пришлось в последние дни работать до позднего вечера, а то и в течение ночи, отрабатывая раздел за разделом отчета.

Единодушным было наше мнение о том, что пусковая установка второго варианта и реактивные снаряды к ней по степени своей отработанности практически являются боевыми образцами нового перспективного вида оружия, имеющего большое значение для усиления могущества наших Вооруженных Сил.

— Вы понимаете, как это важно: за какие-нибудь десять — пятнадцать секунд произвести внезапный артиллерийский налет, скажем, одновременно дивизионом, полком, бригадой установок! Это же сотни, тысячи выстрелов! И сплошное осколочное и фугасное поражение противника на большой площади! А через несколько минут повторить, затем быстро сменить позицию и снова — по скоплениям живой силы и техники, по боевым порядкам и тылам…

— Правильно, Евгений Иванович! И добавьте к этому сплошному поражению силу морального воздействия, когда вокруг рвутся одновременно эти сотни и тысячи снарядов. Что ни говорите, это сила! Надо без какого-либо сомнения рекомендовать на вооружение, — горячо поддерживал я Е. И. Дроздецкого.

Было составлено и обсуждено несколько вариантов текста наиболее важных положений, общих выводов и заключения отчета по результатам проведенных испытаний.

С целью отработки более совершенной конструкции пусковой установки были предложены «изменения второго порядка», не требовавшие принципиальной переделки конструкции установки, для чего понадобилось бы много времени и усилий конструкторов-разработчиков.

Реактивные осколочно-фугасные снаряды одного из вариантов — с короткой боевой головкой и без надрезов на наружной поверхности, как показавшие лучшие результаты по дальности стрельбы и рассеиванию и удовлетворительные результаты по осколочному действию, — рекомендовались к войсковым испытаниям. Одновременно рекомендовалось продолжить доработку этих снарядов в направлении улучшения кучности (рассеивания) и увеличения дальности боя. Отчет об испытаниях был отправлен в Москву 16 ноября 1939 года. Сразу же после этого правительством было принято решение об изготовлении опытной серии пусковых установок на одном из московских заводов, что и было выполнено в 1940 году. Именно эти установки и пошли на вооружение самых первых подразделений — опытных батарей в начале Великой Отечественной войны.

…Но вернемся в ноябрь 1941 года. Итак, мое предложение о проведении контрольных испытаний боевыми стрельбами по противнику было принято. Предполагалось привлечь для этого имевшуюся на Ленинградском фронте отдельную часть БМ-13, непосредственно подчинявшуюся тогда Военному совету фронта.

Так и было практически. Мне пришлось несколько раз выезжать с пусковыми установками на заранее определенный участок Ленинградского фронта и проводить контрольные испытания снарядов или установок, или совмещенно тех и других залповыми стрельбами с одновременным выполнением боевой задачи — нанесения удара по фашистским войскам.

Больше всего запомнился первый выезд.

Мне предстояло выехать в расположение части и разыскать там командира части Потифорова, который знал цель моего приезда.

Подразделения дислоцировались в основном в лесистой местности между Пороховыми и Колтушами под Ленинградом, где я и встретился с И. А. Потифоровым. При первом же разговоре выяснилось, что батарея, которая будет вести стрельбы, расположена на Усть-Славянке, а огневая позиция определена в Колпино. Наносить огневой удар нужно будет по расположению противника в районе Красного Бора.

На старенькой «эмке» мы выехали в Усть-Славянку. Иван Алексеевич Потифоров произвел на меня впечатление требовательного и распорядительного командира. Внешне он выглядел по-строевому подтянутым, худощавым, в возрасте около тридцати лет. Был не особенно словоохотлив.

Приехав в Усть-Славянку, Иван Алексеевич отдал соответствующие распоряжения. Не задерживаясь (день был на исходе), батарея из четырех машин, заряженных снарядами, выехала в Колпино.

Огромный Ижорский завод, оказавшийся у передней линии фронта, был сильно изранен: многие цехи были разрушены и бездействовали. Но завод жил, работал, несколько его труб дымилось. На улицах Колпина — военные, чувствовалась близость фронта. Недалеко от колокольни, где находился наблюдательный пункт, мы остановились. Иван Алексеевич торопливо вышел из машины и направился на командный пункт части, где уточнил задачу и цели. Затем выехали на шоссе, идущее из Колпина на Пушкин. Остановились у крайних каменных двухэтажных жилых домов, здесь батарея заняла огневую позицию. Расчеты действовали быстро и слаженно. К большому нашему удивлению, из этих домов, постоянно находившихся под обстрелом и казавшихся безлюдными, вышли оставшиеся жители, в том числе ребята, и с большим любопытством смотрели на невиданные «пушки».

Очень быстро все было готово к стрельбе.

Необходимые данные о пусковых установках и снарядах у меня имелись, я внимательно проверил наружным осмотром состояние заряженных снарядов, вывешивание установок домкратами и справился об исправности огневой цепи всех пусковых установок.

После докладов командиров расчетов о готовности И. А. Потифоров, заметив на часах время, подал команду:

— По фашистским захватчикам — огонь!

Тут же последовал залп из всех установок.

На головы непрошеных пришельцев обрушилась лавина огня.

Ни один снаряд не остался на направляющих. Стрельба прошла хорошо, замечаний по снарядам и установкам не было. Мне оставалось только оформить акт о проведенном испытании.

После окончания стрельбы я выразил благодарность И. А. Потифорову и расчетам установок, после чего машины быстро снялись с огневой позиции. Мы же вдвоем с Иваном Алексеевичем, получив по пути на командном пункте сведения об удачном поражении цели, уехали на Пороховые, где по Рябовскому шоссе, в доме № 20, Иван Алексеевич квартировал.

После чая с очень черствыми ржаными сухарями я простился с Иваном Алексеевичем, извинявшимся за столь скромное угощение.

Уезжал я с чувством огромного удовлетворения тем, что принимал участие в испытаниях пусковых установок и снарядов М-13, ставших грозой для фашистов.


И. А. Потифоров, гвардии полковник в отставке ГОРОД В БЛОКАДЕ

Война захватила меня в Ленинграде. Как раз 22 июня 1941 года я вернулся из командировки с Кольского полуострова.

В штабе округа мне официально подтвердили, что началась война. Как кадрового военного, меня назначили в оперативный отдел штаба Ленинградского фронта. Поскольку я окончил артиллерийское училище, то в начале войны мне пришлось выполнять задания командующего артиллерией фронта.

В конце июля 1941 года в распоряжение нашего фронта поступила батарея реактивных минометов М-13 — невиданное по тем временам оружие. Командиром батареи был лейтенант П. Н. Дегтярев. А в октябре 1941 года мне было приказано сформировать полк реактивных минометов М-13 и стать его командиром. Это был первый реактивный полк на Ленинградском фронте. Он долгое время даже не имел номера — просто назывался полком PC М-13. Позднее ему дали номер, и он стал именоваться 38-м гвардейским минометным полком М-13. В него вошла и батарея Дегтярева (он стал к этому времени командиром дивизиона).

Итак, я командир первого и пока, в ноябре 1941 года, единственного в Ленинграде полка реактивной артиллерии. Формировать новую часть и командовать ею всегда трудно. Тем более что реактивная артиллерия была новинкой, о которой никто не слышал ни в училищах, ни на учениях. Но главная трудность была в другом — Ленинградский фронт переживал тяжелое и опасное время. Немцы пытались прорваться в город, который оказался в блокаде. Наступил голод.

Мы начали обучать личный состав ведению огня из реактивных минометов. Это в основном были граждане, призванные из запаса, то есть люди, не имеющие представления не только о «катюшах», но и вообще об артиллерии (исключение составляла первая батарея, которой ранее командовал П. Н. Дегтярев).

И все-таки главной трудностью в то время был голод. Солдатам выдавалось триста граммов хлеба. Одно только название, что хлеб, — сырой и липкий, с него на морозе текла вода. Как сейчас вижу картину: берет старшина трехсотграммовую солдатскую «пайку», режет на три части — на завтрак, обед и ужин. Раздаст по кусочку, а остальное — в железный ящик, под замок.

У большинства офицеров семьи находились в Ленинграде, поэтому они часть и без того скудного пайка отдавали детям. Мы старались эвакуировать их семьи на Большую землю, чтобы офицеры лучше питались и были полноценными воинами.

Дело не только в том, что голод сам по себе мучителен и подрывает здоровье. Известно, что война — это прежде всего тяжелая физическая работа. Солдатам и офицерам необходимо быть сильными: ведь после суточных трехсот граммов не очень качественного хлеба приходилось вести бой, заряжать установки, а каждый снаряд весил 43 кг, и солдату надо поднять не один такой снаряд.

Помню, с какой радостью ждали мы баржу с Большой земли к 7 ноября 1941 года, на которой везли продовольствие. Но баржа была потоплена немцами.

В Токсове стояла запасная часть, из которой мы получали резерв. Однажды я направил туда комиссию отобрать солдат для нашего полка. Комиссия работала три дня, но так никого и не отобрала — некого было отбирать, потому что там нормы питания оказались еще меньше наших, полевых.

Большие трудности мы испытывали с бензином и снарядами, экономили, как только могли.

Но мы не сидели сложа руки. Хорошо понимая, что питание стало одной из основ боеспособности полка, создали специальную команду, которая из-под снега выкапывала неубранную картошку, собирала в болотах клюкву. Пришлось пустить на мясо лошадей. При медпункте мы создали как можно лучшие условия для тех солдат, которые нуждались в дополнительном питании, чтобы они не потеряли последние силы. А когда открылась дорога через Ладожское озеро, положение наше улучшилось: увеличилась норма хлеба, стали поступать посылки от трудящихся с Большой земли.

Полк формировался в помещении бывшего 2-го Ленинградского артиллерийского училища на улице Воинова. Дислокация оказалась неудачной: немцы систематически били по Финляндскому вокзалу, и в случае недолета снаряды падали на нас. Командование решило убрать полк из города. Нас перевели на Пороховые, в лесопарк — это место надежно охранялось и было хорошо укрыто. Но гитлеровцы, видимо, каким-то образом узнали, где мы находимся, и стали часто бомбить этот район. Тогда нас перебросили в деревню Янино, а позже в поселок Колтуши.

Надо сказать, что за нашим полком фашисты охотились специально. Реактивная артиллерия на Ленинградском фронте только еще создавалась. Снаряды в начале войны готовились на дымном порохе. После каждой нашей стрельбы при безветренной погоде над батареей повисал черный дым, который держался довольно долго и становился хорошим ориентиром. Гитлеровцы сразу же бросали авиацию, и она начинала бомбить это место. Но мы уже были далеко: сразу после залпа реактивные минометы уезжали с позиции. А вражеская авиация, бывало, делала по нескольку заходов, расходуя боезапас на облако черного дыма.

Реактивные минометы окружались особой секретностью. Оставить машину врагу значило выдать немцам устройство грозного оружия. Даже на картах и схемах номер полка не указывали, а писали: «Хозяйство Потифорова».

Воевали мы особым образом. Распоряжался нашим полком лично командующий артиллерией фронта. Подразделения не имели ни постоянных позиций, ни определенного участка. Нас в шутку звали «пожарной командой». И это название было метким, потому что нас бросали туда, где создавалась наиболее реальная опасность прорыва фашистов в город. Мы отражали атаки, уничтожали большие скопления противника, ликвидировали огневые средства и поражали резервы в глубине вражеской обороны. Иногда вели огонь дивизионами, иногда батареями, а то применяли и отдельные машины. Полк дрался в Сосновой Поляне, у Невской Дубровки, в районе Красного Бора, у Пушкина.

В январе 1942 года наш полк участвовал в срыве наступления противника в районе Сосновой Поляны. Мы дали два дивизионных залпа. Самолет-корректировщик сообщил, что большинство атаковавших гитлеровцев уничтожено.

Наши солдаты сразу полюбили «катюши», и машины полка были желанными гостями на любом участке фронта.

В тяжелых блокадных условиях весь личный состав работал и воевал на совесть. Был создан дружный и боеспособный коллектив. По боевым качествам полк не отличался от кадровых артиллерийских частей. Ради этого много поработали мои боевые друзья: комиссар полка подполковник А. В. Шалев, пропагандист майор М. О. Храбров, заместитель командира полка подполковник С. А. Бардин, начальник штаба полка подполковник Н. Д. Силин, командиры дивизионов майор Г. И. Алымов и капитан П. Н. Дегтярев.

Я никогда не забуду ставшего в 1942 году командующим артиллерией фронта генерал-майора Г. Ф. Одинцова. Несмотря на ответственную должность и большую занятость, Георгий Федотович часто посещал полк, был всегда прост, доклады командиров слушал с большим вниманием, к нему любой мог обратиться запросто. Он всегда шутил, был в хорошем настроении, создавал простую деловую обстановку и, пожалуй, этим воспитывал командиров частей больше и лучше, чем иные — разносами. Как сейчас слышу его голос:

— Ну, а кормить-то командующего артиллерией будешь? Но только с солдатской кухни…

Особо хочу сказать о солдатах, которые на своих плечах вынесли нечеловеческий груз войны. Хотя, как я уже говорил, война — это прежде всего адский труд, но, кроме того, это и ни с чем не сравнимый героизм, причем героизм массовый, когда даже и не знаешь, кто же тут герой, потому что герои — все.

Одно время боеприпасы полка рассредоточено хранились в Летнем саду. Однажды во время налета немецкой авиации в них попали зажигательные бомбы. Некоторые снаряды загорелись и сработали — полетели через решетку сада в Неву. Создалась опасная ситуация. Да и зрелище это само по себе было страшное: горящие снаряды вырывались из штабеля и с воем перелетали высокую ограду. Солдаты, охранявшие боеприпасы, не раздумывая, кинулись к штабелям и сбросили зажигательные бомбы на землю. Бойцы не побоялись и ракет, хотя знали их страшную силу: они могли испепелить даже только своим огнем, вырывавшимся из сопла, не говоря уже о взрыве. Короче, шли на смерть, но снаряды и здания в центре города спасли.

Запомнился мне и такой случай. На станцию Ржевка прибыли два эшелона с боеприпасами. Налетевшая фашистская авиация сбросила несколько бомб. Один эшелон полностью взорвался, а второй загорелся. Наш полк подняли по тревоге и бросили расцеплять и растаскивать оставшиеся на других путях вагоны. Солдаты работали в дыму, в огне; в горящих вагонах рвались патроны и гранаты. Чтобы представить грозившую им опасность, скажу, что когда взорвался первый эшелон, то на его месте образовался глубокий овраг. В радиусе двух километров разрушились старые деревянные дома, с других посрывало крыши и трубы. Все это не остановило солдат, и большую часть боеприпасов они спасли.

Разумеется, у артиллеристов реактивных орудий, как и у всех на фронте, были не только военные тяготы, случался у нас и отдых.

В декабре 1941 года в наш полк приехала артистка Ленконцерта Клавдия Шульженко. Поселили мы ее в штабе. Стояли сильные морозы. Как сейчас вижу: молоденькая, в солдатской шубе и валенках, поет она в холодном клубе свои задушевные песни. Клавдия Ивановна Шульженко выступала на позициях три дня. Солдатам пришлись по душе ее песни. А когда есть хорошая песня, так и воюется веселее.

Потом наступила самая большая радость: наш реактивно-минометный полк был брошен на прорыв блокады.


ПРОРЫВ

Л. Ф. Прусьян, гвардии подполковник в отставке ЗАКАЗ ФРОНТА

Будучи сотрудником редакции газеты Ленинградского фронта «На страже Родины», я часто бывал на предприятиях блокадного города, нередко приезжал и на завод имени Карла Маркса, где осваивался выпуск боевых реактивных установок. Мне довелось быть очевидцем героического труда карломарксовцев.

…Евгений Мышкин заканчивал смену. В те блокадные дни она длилась одиннадцать часов.

На своем огромном расточном станке Мышкин выполнял тончайшие, ювелирные работы. Ни минуты отдыха, весь в напряжении. Неожиданно к станку подошел мастер. По его стремительной походке, озабоченному взгляду Мышкин догадался… Да, так и есть — поступил новый, срочный заказ.

— Понимаешь, некому поручить.

— Фронтовой?

— Ну конечно.

Евгений больше ни о чем не спрашивал. Фронтовой заказ! В те дни, когда враг стоял у стен Ленинграда, эти слова обрели магическое свойство. Казалось, человек валится от усталости. Но откуда-то берутся силы, расправляются плечи. И в руках — быстрота, злость.

Мышкин совсем не богатырь, щуплый, невысокий. Да и голод наложил отпечаток — щеки впали, синева под глазами. Пришлось ему изрядно повозиться: работа незнакомая, сложная. Закончил под утро. И тут узнал: поступила новая партия деталей с припиской «Сделать немедленно».

У мастера язык не поворачивается. Растерянно смотрит на расточника.

— Давайте детали, — тихо говорит Мышкин.

— Отдохни малость, ты ведь устал.

— Не очень.

Качаясь, пошел к станку.

Больше суток проработал он без сна, без отдыха. А потом, подстелив ватник, свалился тут же у станка — скоро ведь опять заступать на смену.

Не знал тогда Евгений Мышкин (ныне кавалер ордена Ленина), что обтачивал он части нового оружия, которое народ вскоре с нежностью назовет «катюшей». И что при одном лишь упоминании этого простого русского имени фашистов будет бросать в дрожь и трепет.

До войны Ленинградский завод имени Карла Маркса изготовлял текстильные машины. Самая что ни на есть мирная продукция. Из тканей, сотканных на карло-марксовских машинах, шили красивые платья и костюмы, делали уйму других полезных вещей.

Но вот началась война. Первые же ее дни вписали в облик и характер заводского коллектива новые черты: собранность, решительность во всем.

Удивительно быстро перестроился завод на военный лад.

Фронту нужно оружие. Разрабатывается новая технология, изготовляется инструмент, перестраиваются станки.

Сроки фантастические: сегодня — заказ, завтра — сделай. Производство минометов освоили за месяц. В июле получили задание, а в августе более ста карло-марксовских минометов уже вели огонь по фашистам. В октябре сорок первого боролись за выпуск ста тысяч снарядов. Сто тысяч ударов по врагу!

Изготовляли мины, замки к пулемету «максим», части для танков КВ. Делали все, что могли, для фронта, для разгрома врага.

Новый правительственный заказ был окружен глубокой тайной. В приказах по заводу, в телефонных перепалках начальников цехов стали упоминаться «коробки». Мало кто знал, что это реактивные установки БМ-13.

В цех въезжали новенькие грузовики странного вида — без кузовов. Их доставляли с Большой земли через Ладогу, а порой самолетами. Не все доходили: на Дороге жизни настигали их вражеские бомбы, а иные проваливались под лед.

Как только машины прибывали, немедленно начиналась работа.

Вместе с «грузовиком» поступал пульт управления (артиллерийская часть). Все остальное делал завод.

Первыми вступали в дело сварщики. Они укрепляли шасси, придавали им жесткость, готовили рамы, на которых должны были монтироваться реактивные установки.

Рама должна быть необыкновенной прочности. При выстреле отдача огромной силы может перевернуть машину. Рама должна выдержать.

На долю работников кузнечно-сварочного цеха выпали изрядные хлопоты и сложности в создании нового оружия.

Начальника этого цеха П. В. Камнева директор завода полушутя-полусерьезно спросил:

— Петр Владимирович, умеете токарный станок отличить от фрезерного?

Камнев умел. Он неплохо разбирался в станках, был знаком с механической обработкой любезного его сердцу металла. Впрочем, директор об этом знал. И уже без улыбки, очень серьезно, очень твердо сказал:

— Придется вам оставить свой цех. Возглавите производство снарядов.

Камневу подчинили несколько механических цехов. Кривая выпуска снарядов неуклонно рвалась вверх.

Но вот заместитель командующего Ленинградским фронтом появился в кабинете директора, и впервые на заводе прозвучало это слово — «коробки». В тот же день, к великой радости сварщиков, кузнецов, штамповщиков, жестянщиков, Камнев был возвращен в свой цех.

Питомец Ленинградского политехнического института Петр Камнев начал свою трудовую жизнь в 1931 году на Ижорском заводе мастером участка прессов в 5 тысяч тонн, в то время крупнейших.

Как-то пригласили его в один из ленинградских вузов заменить заболевшего преподавателя — вести курс по обработке металла давлением, дело хорошо знакомое, любимое. Увлекся преподаванием, научной работой.

Камневу не было еще тридцати, когда он заведовал кафедрой. И вдруг, к удивлению коллег, преуспевающий молодой ученый покинул институт. Он отчетливо понял: ему не хватает инженерной практики. Наука о металле, которой Камнев посвятил себя, мертва без производства.

Забегая вперед, скажем, что впоследствии Петр Владимирович вернулся в науку. Ныне на его счету 245 печатных трудов. Свыше двух десятилетий возглавляет профессор П. В. Камнев кафедры и одиннадцать лет является бессменным председателем Ленинградского областного научно-технического общества машиностроителей.

А тогда, в 1936 году, он поступил на завод имени Карла Маркса и с головой окунулся в мир прессов и паровых молотов. Еще через два года о кузнечно-сварочном цехе, которым заведовал Камнев, узнал весь Ленинград. Это был первый в городе стахановский цех.

Когда началась война, дружный коллектив цеха вдвое поднял и без того высокую выработку.

Участок шарниров штамповал мины. Казалось, все выжимали из штамповочных молотов. Молодая работница Анна Смирнова предложила перестроить работу. Бригадир засомневался:

— Да ты мне молот сломаешь.

Но Анна сломала не молот, а старые нормы. В тот день, когда она дала рекордную выработку, подручным у нее был… П. В. Камнев. Вскоре весь участок стал работать по методу Смирновой и давать в четыре раза больше мин, чем раньше.

Камнев строг. Но зато как умеет поддержать новатора, создать условия для плодотворного труда! Особенно оценили рабочие заботу начальника об их блокадном быте, питании. Это было так важно в те дни, когда смерть ходила по пятам.

Вот почему радовались в цехе возвращению Камнева, когда началась работа над рамами для «коробок».

…Сразу же возникли крупные неприятности. Боевые машины еще не доходили до своих частей, а уже лопались сварные швы рамы. Не выдерживали пересеченной местности, рытвин, ухабов — не по зеркальной глади асфальта приходилось ездить.

Страшно было подумать, что будет, если с такими рамами «катюша» поведет огонь.

Камнев потерял покой. Поручалась ведь эта работа лучшим сварщикам. Еще и еще раз все выверил. Стало ясно: нельзя вести сварку обычным электродом. А каким надо? Если бы провести опыты, испробовать то, другое. Но на это совсем нет времени.

Вспомнил Петр Владимирович своего давнего знакомого, ученого, большого знатока сварки. С замиранием сердца набирал телефонный номер. Встреча состоялась, Константин Васильевич Петрань оказался в осажденном городе. Он предложил вести сварку особым марганцево-молибденовым электродом.

Да, это то, что нужно. Но возникли новые трудности. Работа эта требовала совершенно иных приемов и режимов, чем те, к которым привыкли в цехе. Даже таким корифеям сварочного дела, как высококвалифицированный сварщик завода К. Линкольн, пришлось переучиваться. Сварщик Линкольн тогда совершил поистине трудовой подвиг: в считанные дни он добился того, на что по технологии полагалось не один месяц. Давая продукцию и на ходу обучаясь, достиг виртуозности. Будто всю жизнь работал с этим капризным незнакомцем — электродом ОММ-55. Учился сам и учил молодых сварщиц. С его помощью спокойная, вдумчивая Екатерина Смирнова и маленькая, ершистая Надежда Губанова превосходно освоили сварку рам.

Сварщикам приходилось работать при очень высокой температуре. Мастера — парторг цеха Григорий Антонович Быстров и Михаил Михайлович Леонов — много сделали для того, чтобы создать нормальные условия рабочим, облегчить их труд.

Нередко к сварщикам присоединялась Валентина Герасимова — диспетчер цеха. Она оказалась способной ученицей Линкольна.

Бывало, сразу 15–20 «грузовиков» заполняли пролеты тринадцатого корпуса. Тогда непрерывно, днем и ночью, сверкали пламенем сварочные аппараты.

Много дел было кузнецам. А еще больше — жестянщикам. Они изготовляли из железных листов ящики для аккумуляторов, угольники, запасные части. Запевалой у них в работе был Иван Иванович Фадеев — никому за ним не угнаться.

Ответственные детали — подъемный винт, корпус прицела, «пяту» — поручено изготовлять токарям. Но работать кому? В мастерских сплошь мальчишки, девчонки, вчерашние домохозяйки. Совсем недавно они не знали, как и подступиться к станку. Приходилось скамейки подставлять юным рабочим, чтобы смогли дотянуться до суппорта.

Но вскоре они станут уверенными мастерами. В четырнадцать мальчишеских лет придет трудовая слава к Вале Лукину. Станет незаменимым пятнадцатилетний Володя Воронович: он научится работать на токарном, строгальном, фрезерном, зуборезном и долбежном станках. Женщины в совершенстве овладеют специальностями, которые до войны считались мужскими, «слабый пол» к ним не допускался. Молодежная бригада токарей комсомолки Татьяны Серовой завоюет первенство в городе. Милые, славные труженицы, неувядаемы ваши свершения в блокадных буднях!

Но тогда, когда начиналась работа над «катюшей», выручала старая гвардия — те немногие, которых не отправили с завода. Когда они настаивали, чтобы их отпустили в действующую армию, им отвечали: «Здесь тоже фронт. Кому-то надо делать оружие».

Токарь Иван Колодкин обрабатывал подъемный механизм. За эту часть всегда был спокоен старший мастер Анатолий Александрович Балясников.

— Иван умрет, но не покинет пост, — говорил он.

Из цеха Колодкин не уйдет, пока все, что нужно, не сделает. Сколько бы для этого ни пришлось простоять у станка.

Работает он удивительно быстро. Ну, а качество? Тут уж говорить не приходится. Сотни тысяч деталей вышли из рук Колодкина, и все их отличает чистота отделки.

Блокада подкосила Ивана. Не так уж он широк в плечах, не так осанист. Худущий, от этого кажется еще выше. Однако и теперь красив в работе. Руки движутся плавно, точно — ни лишнего жеста, ни суеты.

Пройдут годы, имя рабочего-коммуниста Ивана Колодкина будет окружено ореолом почета. На груди засверкает орден Ленина, его изберут депутатом Ленсовета, десятки его учеников продолжат славу учителя.

Но уже в годы блокады (да еще и до войны) был он в ряду самых искусных токарей завода. Уже тогда вносил поправки в расчеты конструкторов, разрабатывал свою технологию. Станок его был своеобразной лабораторией всего нового на заводе.

Неоценимый вклад в изготовление «катюш» внес и другой беззаветный умелец — токарь Иван Сергеевич Васильев.

На испытании первых заводских «катюш» присутствовал начальник заводского ОТК Иван Григорьевич Куриленко. Вернулся сияющий:

— Сказка!

Детали для реактивных установок делали во многих цехах, в сущности не зная их назначения. А собирали «коробки» в обстановке строжайшей секретности в девятнадцатом корпусе. Доступ туда имели немногие.

Тут самое время сказать о человеке, в чьи руки вверен был выпуск нового, страшного для врагов оружия.

Безраздельно хозяйничал в девятнадцатом корпусе Василий Сергеевич Мусолин.

Почему пал на него выбор?

На заводе немало было прекрасных командиров производства, среди них более эрудированные, лучше подготовленные, чем Мусолин. Но, пожалуй, не было более организованного, более настойчивого, целеустремленного.

Поступил Василий Мусолин на завод в 1930 году, после демобилизации из Военно-Морского Флота. В новом слесаре нетрудно было узнать недавнего моряка: бушлат, брюки клеш, из-под выреза рубашки выглядывает тельняшка. И во всем этакая спокойная уверенность человека, крепко стоящего на ногах, закаленного в штормах, обветренного свирепыми норд-вестами.

Придя на завод, Мусолин участвовал в сборке первых прядильных машин. Горячие были дни. Многое не ладилось — дело новое. Детали приходилось подпиливать, подшабривать, подгонять: не соединялись. Работали сборщики до тех пор, пока ноги держали. Потом тут же в цехе немного поспят — и снова за работу. Все они были молодыми, крепкими, здоровыми парнями. Выносливее всех — Мусолин. Была в нем какая-то внутренняя собранность, упорство в труде.

— Флотская хватка, — с одобрением говорили товарищи.

Через два года Василий Сергеевич стал старшим мастером сборки. А еще через несколько лет возглавил цех.

Когда осенью 1942 года завод получил сверхсрочный заказ Военного совета Ленинградского фронта изготовить свыше ста «коробок», те, кто был причастен к заказу, понимали, что предстоит большое сражение.

Под руководством Мусолина создается мощный объединенный механосборочный цех. В него вливаются крупнейшие на заводе первый и седьмой цехи, а также ремонтно-токарный и штамповочный. Отдел главного технолога завода временно становится отделом по подготовке производства объединенного цеха.

В эти дни трудились с особенным вдохновением.

Чудеса творил, монтируя балки, Михаил Бодров. Этот невысокий человек, с рыжей бородкой клином, объездил до войны десятки городов. Знаменитый монтажник устанавливал карломарксовские машины на многих текстильных фабриках страны.

Монтаж балок боевой установки требовал большой смекалки: не ладилось с подгонкой пазов. Что сделал Бодров? Выточил болванку вроде снаряда, по ней подгонял паз.

Пожилой сварщик Чистяков трудился с юношеским пылом. Их было немало, таких стариков. Некоторые уже числились на пенсии, но с первыми тревожными вестями с фронтов вернулись в родные цехи.

В эти дни совсем сбилась с ног верная помощница Мусолина комплектовщица Александра Балута. Увидел ее один из офицеров, прибывших за боевыми машинами, удивился:

— Что у вас здесь, детский сад?

Восемнадцатилетняя Саша, маленькая, худенькая, похожа была на девочку. А работала за двух-трех взрослых. Она знала путь каждой детали. Никому не даст покоя, пока не получит нужные для сборки части. И сама, выбиваясь из сил, тащила их на тележке в девятнадцатый корпус.

Заказ Военного совета фронта был выполнен досрочно. Карломарксовские «катюши» участвовали в исторических январских боях 1943 года под Ленинградом. Кольцо вражеской блокады было разорвано.

Завод занимался также «лечением» пострадавших «катюш». Они доставлялись прямо с поля боя — израненные, изувеченные.

Каким бы сложным ни был ремонт, он продолжался не более суток. Таков был строжайший приказ. Вместе с рабочими ремонтировали машины и сами воины-ракетчики. Порой прибывал новый экипаж: старый погиб в сражении.

Как-то во время ремонта раздался взрыв. Сварщика, который ставил заплату, отбросило взрывной волной. Оказалось, за броню завалились патроны, их не заметили.

У Мусолина появилась новая обязанность — осматривать все поступающие на ремонт машины. Однажды обнаружил в балке снаряд.

— Не могу принять.

Уехали. Где-то в лесу разрядили орудие.

Завершал ремонт маляр Петр Федорович Васильев — броня кабины, будто новая, сверкала свежей краской.

Тщательно укрытая чехлом грозная машина выезжала из заводских ворот и, набирая скорость, мчалась по Лесному проспекту. Скоро черно-фиолетовые разрывы ее залпов снова будут крушить врага.

Память воскрешает героические события тех дней, обстановку, в которой создавались «катюши». Эти страницы в биографии завода пропитаны порохом и дымом пожарищ, муками и кровью наших людей.

Боевое крещение завод получил в октябре сорок первого. Полутонная фашистская бомба упала на второй механический. Бомба фугасно-осколочная. Огромный корпус сразу был объят пламенем.

Всю ночь шла борьба с разъяренной огненной стихией. Водопровод уже не работал, воду брали из Невки, люди выстроились длинной цепочкой, передавая ведра из рук в руки. Смельчаки взбирались на пышущую жаром толевую крышу. Пожар отступил перед мужеством советских людей. Отстояли половину корпуса, спасли значительную часть оборудования, не дали пламени перекинуться на соседние здания.

Потом еще не раз завод подвергался бомбежкам и обстрелам. Только за одну ночь бойцы заводской команды МПВО обезвредили сорок фашистских зажигалок.

Погибали от бомб и снарядов, от голода. Как воины на боевом посту. Пробил снаряд стену, и упал у своего станка, обливаясь кровью, замечательный токарь Кириллов. Унесли умирающего товарища в медпункт и стиснув зубы продолжали работать. Токаря Петра Борисова недавно поздравляли с орденом Красной Звезды. Еще вчера из последних сил он обтачивал детали, а сегодня не пришел: по дороге на завод умер от истощения.

К тому времени, когда началось изготовление «катюш», карломарксовцы уже испытали первую лютую блокадную зиму. Не забылся день, когда полностью прекратилась подача электроэнергии, остановились станки, потухли вагранки и печи. Но те, кто держался на ногах, ежедневно приходили, как прежде, на завод. Грелись у огня, разведенного в жаровнях.

Потом жизнь стала возвращаться в обледенелые цехи. Ослабевшими руками запускали омертвелые станки. Карломарксовцы знали: чем больше дадут оружия, тем меньше фашистской нечисти останется на свете, тем скорей будет одержана победа. Изможденные, голодные, они находили в себе силы делать то, что казалось невмоготу сытым, хорошо отдохнувшим людям.

Ни голод, ни холод, ни обстрелы не сломили дух карломарксовцев. Вместе с осажденным городом они продолжали жить, бороться, ковать оружие. Они чувствовали себя воинами в своих цехах, заваленных ржавыми стружками, с забитыми досками окнами.

В годы войны к заводскому знамени рядом с орденом Ленина прикрепили второй орден — Трудового Красного Знамени. Высокое признание заслуг коллектива.


А. П. Константинов, гвардии полковник в отставке «КАТЮШИ» ВСЕХ СИСТЕМ

В книге Маршала Советского Союза В. И. Чуйкова «Конец третьего рейха» есть выражение: «„Катюши“ всех систем». Оно означает, что в гвардейских минометных частях в минувшую войну действовали установки не только родоначальницы нового оружия БМ-13, но и боевые машины с более тяжелым снарядом. Были такие установки и в частях Ленинградского фронта.

Блокировав город, гитлеровцы стремились постоянными бомбежками и артиллерийскими обстрелами, голодом и холодом сломить сопротивление его героических защитников.

Немецко-фашистское командование понимало, что будут предприняты все возможные меры, чтобы прорвать кольцо блокады. Оно поставило перед фашистскими войсками задачу удерживать занимаемые позиции. Враг закопался глубоко в землю. Подступы к населенным пунктам и узлам дорог враг покрыл густой сетью окопов, блиндажей, огневых точек.

В эти тяжелые для защитников города дни Военный совет Ленинградского фронта принимал действенные меры не только к активной обороне, но и к подготовке сил для взламывания гитлеровских укреплений блокадного кольца.

В октябре 1941 года инициативная конструкторская группа под руководством генерала С. М. Серебрякова начала разработку проекта тяжелой реактивной минометной установки БМ-28. В эту группу входил и я.

Генерал И. Н. Оглоблин (который являлся одновременно и уполномоченным Главного артиллерийского управления Красной Армии по Ленинграду) на заседании Военного совета Ленинградского фронта представил эскизный проект и доложил тактико-технические характеристики проектируемой установки. Военный совет одобрил нашу инициативу и принял решение изготовить партию тяжелых реактивных снарядов в количестве 200 штук, определив и предприятия, которым поручалось изготовление снарядов и установок.

При разработке проекта нами учитывались трудности со снабжением извне и то, что изготовление установок будет полностью осуществляться на предприятиях Ленинграда в условиях блокады. Мы стремились, чтобы производство узлов и сборка установок отличались простотой и не требовали применения дефицитных материалов и сложной технологической оснастки. Эти условия обеспечивали производство и выпуск установок М-28 в предельно короткие сроки.

Уже в ноябре 1941 года рабочие чертежи БМ-28 были переданы для изготовления: камер и сопловых блоков — на Машиностроительный завод имени В. И. Ленина, головных частей снарядов — на Металлический завод, а рам и тарных ящиков (которые служили и направляющими для схода мины) — на 3-ю Ленинградскую мебельную фабрику. Позднее к производству корпусов снарядов был подключен и завод «Большевик».

Отработкой состава порохового заряда по заданным баллистическим параметрам занимался большой знаток порохов инженер-подполковник И. А. Чирков.

Экономя время, к отработке порохового состава приступили, не дожидаясь окончания изготовления и поставки с заводов корпусов мин. Изготовили также камеры и сопловые блоки двигателя. Вместо штатных головных частей мины использовались корпуса обычных артиллерийских снарядов, приводимых к нужному весу инертными материалами. К донной части снаряда приваривался корпус камеры с сопловым блоком, и с помощью такого макета мины начали отработку порохового заряда.

Эта работа сильно затруднялась из-за отсутствия в Ленинграде ряда компонентов, нужных для создания пороха. Но опыт, а главное, желание победили все трудности — состав пороха под нужные баллистические параметры был создан.

Не менее сложно решался вопрос и со снаряжением головной части мины разрывным зарядом.

Для снаряжения одного боевого комплекта мин БМ-28 требовалось около 10 тонн тротила. Этого блокадный Ленинград позволить себе не мог. Имевшиеся запасы тротила предназначались для других целей. Его необходимо было заменить пусть менее стойким, но не дефицитным взрывчатым материалом.

Решение этой задачи Военный совет поручил одному из специальных химических институтов города. Проведя ряд исследований и опытов, специалисты института отработали рецептуру суррогатного взрывчатого вещества и технологию снаряжения головных частей мин.

Уже к апрелю 1942 года Ленинградский полигон получил для испытаний 10 полностью снаряженных тяжелых мин и две установки БМ-28. Из этого числа две мины сразу же подверглись испытаниям, которые подтвердили ожидаемую предельную дальность полета снарядов и их действие на местности. О результатах испытаний сообщили в штаб артиллерии фронта. Нам приказали оставшиеся 8 мин подготовить для демонстрации руководству фронта.

В один из апрельских дней 1942 года для ознакомления с устройством и действием вновь созданного оружия — тяжелых реактивных мин — прибыли члены Военного совета фронта, секретарь ЦК партии А. А. Жданов и другие ответственные командиры.

Залп с двух рам восемью минами на предельную дистанцию полета снарядов произвел внушительное впечатление на присутствующих, и они дали высокую оценку действию тяжелых реактивных снарядов. Приказано было срочно отработать таблицу стрельбы установки и готовиться к применению БМ-28 в боевых условиях, а начальнику штаба артиллерии выделить из состава частей фронта один минометный дивизион и придать его нам.

Для проведения дальнейших испытаний установки БМ-28 и подготовки ее к применению в боевых условиях была организована группа офицеров-специалистов из 16 человек, на которую была возложена подготовка и руководство боевыми операциями придаваемого ей минометного дивизиона. В состав этой группы вошли офицеры: автор этих строк (руководитель группы), П. П. Аполлонский, А. Н. Боев, И. И. Васин, В. К. Жарновецкий, И. Е. Здохненко, А. И. Колесников, С. Н. Минченко, Л. Н. Обожин, М. А. Соловцев, А. Д. Преснов, С. П. Туманов, Н. Т. Костыгов, К. А. Лебедев, А. П. Григоренко и Г. И. Суетин.

Так Военный совет Ленинградского фронта за очень короткий срок, не беспокоя Ставку, своими силами и средствами создал новое, чрезвычайно эффективное и грозное оружие, действие которого впоследствии высоко оценили войска.

Нелишне здесь напомнить, что, несмотря на огромную заботу и внимание, которые ГКО проявлял к вопросам организации снабжения осажденного города, полностью обеспечить Ленинград необходимым вооружением, материалами и продовольствием правительство в тех условиях не могло. Город, стянутый кольцом вражеской блокады, имел единственную отдушину — Ладожское озеро. Путь через Ладогу (зимой — по ледовой Дороге жизни, а в пору навигации — с помощью транспортных судов и барж) находился под постоянным огневым воздействием врага, который нещадно бомбил и обстреливал средства передвижения, следующие по Ладоге.

Для того чтобы обеспечить войска, оборонявшие город, боеприпасами и оружием, необходимо было наладить производство всего необходимого на месте. И это было сделано, несмотря на острую нехватку материалов, жесткий лимит на электроэнергию, транспорт, горючее, несмотря на голод, холод, обстрелы и бомбежки. Вся промышленность города-фронта имела четкий план производства предметов вооружения. Даже фабрики со специфическим профилем, такие как табачные и кондитерские, точили корпуса мин и снарядов. Мелкие кустарные предприятия (типа инвалидных артелей «Примус», «Напильник» и т. п.) изготавливали детали к автоматам, корпуса ручных гранат и другие военные изделия.

В самую тяжелую пору блокады города, страшную зиму 1941/42 года, ленинградская промышленность продолжала выпускать предметы вооружения и не только обеспечивала нужды Ленинградского фронта, но в ответственный период битвы за Москву даже отправила по воздуху ее защитникам полковые орудия и минометы.

Освоение и налаживание в суровых блокадных условиях производства тяжелых реактивных установок БМ-28 было одним из поистине героических подвигав тружеников блокадного Ленинграда.

Новые установки вскоре вступили в дело. В середине июля 1942 года генерал И. Н. Оглоблин и я, как руководитель подготовки дивизиона БМ-28, были вызваны в штаб командующего артиллерией фронта и ознакомлены с начатой там проработкой операции в Старо-Панове. Дивизиону БМ-28 была поставлена задача: из района расположения 42-й армии нанести огневой удар и уничтожить узел укрепленного района противника Старо-Паново. На этом участке немцы ближе всего подобрались к городу и из полевых орудий обстреливали цехи Кировского завода, портовые сооружения, улицы и площади Кировского района и Петергофское шоссе. Врага нужно было сбить с занимаемых им укрепленных позиций и потеснить подальше от города.

Получив от командующего артиллерией 42-й армии генерала М. С. Михалкина все указания и уточнив район расположения будущих огневых позиций батарей БМ-28, я вместе с офицерами дивизиона направился на место. Было решено огневые позиции расположить в овраге, проходящем по переднему краю обороны, правее Петергофского шоссе, юго-западнее больницы Фореля.

Место оказалось превосходным. Это был глубокий овраг, имеющий скрытые подходы от Петергофского шоссе, прикрытый с левого фланга насыпью железной дороги, фронтально расположенный в сторону противника. В стене обратного ската оврага были отрыты землянки для укрытия расчетов во время залпа и возможных обстрелов противником, а также для хранения боеприпасов. На каждой батарее отрыли глубокие ниши для установки рам минометов, подготовили данные для залпа по Старо-Панову. Выбор места огневой позиции играл решающую роль в успешной подготовке залпа гвардейских тяжелых минометов. Реактивные снаряды БМ-28 имели дальность полета всего 1600 м, поэтому, учитывая глубину накрытия цели, огневые позиции приходилось оборудовать в непосредственной близости от противника, а это требовало повышенной осторожности, маскировки и аккуратности в работе, так как малейшая оплошность могла привлечь внимание врага и провалить всю подготовку к залпу.

В ночь с 19 на 20 июля 1942 года начали доставлять на огневые позиции батарей рамы установок и ящики с минами. Транспортировка происходила в полной тишине, по заранее разработанным маршрутам, исключающим возникновение встречного движения.

Светлая июльская ленинградская ночь плохо скрывала цепочки солдат, переносивших на руках длинные, тяжелые ящики с минами и молча, без стука, плотно укладывавших их на рамы.

На батареях офицеры В. К. Жарновецкий, Л. Н. Обожин, А. Д. Преснов, П. П. Аполлонский, И. И. Васин, М. А. Соловцев руководили наводкой установок на цель и укладкой на рамы мин. Команды отдавались вполголоса. Люди работали быстро и слаженно — сказывалась упорная учеба на полигоне.

К 5 часам утра тяжелая физическая работа была закончена. Из укрытий к минам подведены запальные линии. Весь освободившийся личный состав батарей выведен из района огневых позиций и направлен в тыл дивизиона, который располагался в подвале здания больницы Фореля.

На огневых позициях оставались только офицеры, которые должны были осуществить последнюю перед залпом операцию: ввернуть взрыватели в головные части мин и, получив команду, с помощью подрывных машинок произвести залп.

Доложив по телефону командующему артиллерией о готовности дивизиона, я стал ждать дальнейших распоряжений.

Офицеры взяли на себя обязательства: ни одной оставшейся на рамах мины, все снаряды отправить к врагу! У каждого за голенища сапог были засунуты так называемые «макароны» из бездымного пороха, чтобы, если откажет электрозапал, поджечь воспламенитель заряда мины через сопло.

В практике боевых действий такие случаи отказа электрозапалов были, но с помощью «макарон» все мины отправлялись в расположение цели.

7 часов 30 минут. Ясное, безветренное июльское утро. Солнце уже поднялось довольно высоко, но легкий туман, как серебристый покров, еще висел над равниной и оврагом, укрывая нашу огневую позицию от наблюдателей врага. Стояла тишина. Где-то правее нас изредка звучали одиночные выстрелы — это, очевидно, вели «охоту» снайперы. Наблюдательный пункт дивизиона располагался на стыке двух батарей БМ-28, откуда мне было видно скрытное движение на батареях наших артиллеристов, которые должны были открыть огонь после залпа БМ-28, и постепенное накапливание в окопах пехоты, готовившейся к броску.

7 часов 45 минут. От командующего артиллерией получен приказ — ввернуть взрыватели! Теперь время тянулось еще медленнее. Нервы напряглись до предела. И как назло, немцы, точно что-то почуяв, начали обстрел района огневой позиции из батальонных минометов. К счастью, мины рвались с небольшим перелетом, за оврагом. Откуда-то из глубины обороны наша артиллерия открыла огонь по минометной батарее врага, заставив ее замолчать. Мы поняли: нас берегут и охраняют. Еще раз проверили целость проводов запальных линий. Все было в порядке.

8 часов 00 минут. Командующий артиллерией приказал открыть огонь. Команда на батареи — и в ту же минуту загремел залп. Огневая позиция дивизиона заволоклась огромным облаком порохового дыма, пыли и земли, летевшей из-под сопел реактивных снарядов. Воздух наполнился воем и ревом работающих пороховых зарядов. Небо прочертили огненные факелы низко летящих мин. И вот на позициях врага забушевал огонь, в воздух взлетели обломки бревен, балок, камни. Глухо задрожала земля. 192 реактивные мины в считанные секунды доставили к цели около 10 тонн взрывчатки!

Эффект залпа был потрясающим. После воя тяжелых мин и грохота разрывов на фронте установилась короткая пауза: наша артиллерия, не слышавшая ранее подобной «музыки», начала артподготовку с некоторым опозданием, а «царица полей» пехота поначалу вжалась в стенки окопов, но затем, хотя и тоже с опозданием, пошла в решительную атаку.

Офицеры, убедившись в сходе всех мин, забрали подрывные машинки и быстро со всеми бойцами покинули огневые позиции. Через 20 минут в овраге, где находились наши огневые позиции, уже бушевал грохот рвущихся снарядов и авиабомб. Враг из глубины своего расположения открыл сосредоточенный артиллерийский огонь и подверг авиационной бомбежке овраг, который к этому времени уже опустел.

Нам довелось потом слышать от участников Старо-пановской операции много лестных отзывов о работе нашего тяжелого дивизиона. Отмечали, что подготовка к залпу была проведена так скрытно, что он явился неожиданностью даже для соседей, находившихся на флангах и в тылу дивизиона, не подозревавших, что за подготовка велась в овраге. Отличный отзыв о результатах огня дали и части, занявшие Старо-Паново.

Автор книги «У стен Ленинграда», бывший снайпер Ленинградского фронта И. Пилюшин так описывает начало Старо-пановской операции: «Не успело выглянуть солнце, как земля глухо ахнула и затряслась. Пронизывая дымку утреннего тумана, проносились над нами раскаленные стрелы. Это „катюши“ обрушили свои снаряды на голову врага. На нашем участке началась Старо-пановская операция… Буквально за несколько часов наступления были взломаны все укрепленные рубежи противника… В первые часы наступления вражеские танки, артиллерия и авиация бездействовали, настолько они были парализованы внезапным ударом наших войск».

По показаниям пленных, время залпа совпало со сменой гарнизона укрепрайона Старо-Паново. Немецкий пехотный батальон принимал позиции и сменял батальон испанцев из «Голубой дивизии». Оба батальона были накрыты залпом и полностью уничтожены.

Все пленные единодушно свидетельствовали, что залп наших БМ-28 произвел большое моральное воздействие на тех фашистских вояк, которые находились вне зоны поражения и оказались лишь наблюдателями сокрушительного действия нового оружия.

За успешное выполнение боевого задания наша группа и офицеры дивизиона М-28 получили правительственные награды. Вскоре после разбора Старо-пановской операции, который провел генерал Г. Ф. Одинцов, мы получили новое задание: нанести огневой удар по одному из основных узлов обороны врага на этом участке фронта — сильно укрепленному городу Урицку.

Возник вопрос о выборе огневой позиции. Местность на этом участке фронта равнинная, открытая. Готовить огневые позиции в нескольких сотнях метров от противника было невозможно. Единственно правильным, хотя и рискованным выходом, было попытаться вновь использовать овраг, из которого нанесли удар по Старо-Панову. Так и решили. Очень скрытно, ночами, без шума огневые позиции в овраге были приведены в порядок. Установлены и наведены на Урицк рамы. Вновь проделана утомительная, тяжелая работа по скрытной переноске и установке мин. Утром 30 июля 1942 года прогремел второй залп. И на этот раз он дал превосходные результаты: укрепления врага в районе падения мин были буквально сметены. Достаточно сказать, что в это летнее безветренное июльское утро красная кирпичная пыль от разбитых залпом укреплений Урицка держалась в воздухе свыше двух часов. Вновь после залпа противник обрушил лавину огня на пустой овраг. Гитлеровцы долго помнили место, откуда дважды по ним были нанесены такие тяжелые удары: в течение длительного времени они ежедневно производили артналеты по оврагу.

В августе резко обострилась обстановка в районе нашего плацдарма на левом берегу Невы, на так называемом Невском «пятачке».

Занятый еще в сентябре 1941 года, когда наши войска с помощью переправ, наведенных саперами генерала Б. В. Бычевского, форсировали Неву и, завязав бой с противником, закрепились на левом берегу, в районе Московской Дубровки, этот кусочек территории упорно удерживался нашими частями.

Значение занятого плацдарма для прорыва блокады города было очень важно. Немцы это прекрасно понимали и делали все, чтобы сбросить с левобережья героический гарнизон Невского «пятачка». Авиация и артиллерия врага непрерывно обрабатывали огнем и металлом эту многострадальную землю, стараясь уничтожить ее защитников. Но Невский «пятачок» жил, и справиться с его гарнизоном, отделенным от основных войск фронта широкой многоводной Невой, противник не мог.

В августе стало известно, что враг решил нанести мощный концентрированный удар и ликвидировать наш плацдарм на левом берегу Невы. Нужно было упредить врага и сорвать его планы.

Получив распоряжение от генерала Г. Ф. Одинцова, дивизион перебазировался под Невскую Дубровку, в район действия Невской оперативной группы. Передо мной была поставлена задача нанести огневой удар по скоплению вражеских войск и техники, которые сосредоточивались в районе развилки дорог Арбузово — Рабочий поселок № 6 — 1-й городок для последующего удара в район Невского «пятачка».

Обстановка под Невской Дубровкой все больше накалялась и стала очень напряженной. Враг наращивал частоту бомбежек и обстрелов Бумкомбината на правом берегу Невы: на месте бывшего здесь некогда густого смешанного леса с симпатичными полянами сплошь и рядом торчали лишь пни различной высоты, громоздились обломки деревьев, срезанных снарядами и бомбами. На опушке одной из таких лесных полян, стараясь не нарушать хаотического нагромождения поваленных деревьев, и встал на огневую позицию дивизион М-28.

В назначенное время прогремел залп, сразу же после него наши Илы пошли на штурмовку скоплений противника, а артиллерия открыла беглый огонь. Вражеская операция по ликвидации Невского «пятачка» была сорвана.

Через очень короткий промежуток времени после залпа немцы открыли огонь по нашим огневым позициям, но особенно интенсивно повели обстрел бревенчатого настила между шоссейной дорогой и лесом. Я не мог сначала понять, чем фашистам досадил этот бревенчатый настил. Но вот воздух наполнился шумом летящих самолетов. Появилась первая волна бомбардировщиков Ю-88, которые один за другим начали пикировать на все тот же бревенчатый настил. А следующие за этой волной самолеты начали бомбить весь район от опушки леса до шоссе. Грохот разрывов сотрясал всю округу. Бомбы ломали бревна настила, поднимая высокие фонтаны грязи, покрывая грунт глубокими воронками, которые тут же заполнялись болотной жижей. Все стало ясно! Немцы, очевидно, принимали подразделение тяжелых минометов М-28 за наши прославленные «катюши» М-13 — подвижные установки, смонтированные на автомобильных шасси.

Враг полагал, что, разрушив настил через заболоченный участок, он сумеет поймать дивизион в ловушку и уничтожить его в лесу, из которого последовал залп.

Можно предположить, что немцев ввел в заблуждение их «костыль» — самолет-разведчик, который рано утром неоднократно пролетал над этим районом и, судя по характеру полета, производил аэрофотосъемку. Вероятно, был заснят и сделанный накануне вечером настил, и след колес на сыром грунте от наших автомашин ЗИС-5, которые ночью подвезли к лесу снаряды М-28 (оттуда на ОП их доставляли на руках), и, разгрузившись, по той же колее через настил возвращались на шоссе и далее в тыл.

А вот обнаружить расположение батарей М-28, стоявших на огневых позициях на опушке этого же леса и готовых к залпу, вражеские фотометристы не смогли. Отличная маскировка установок, осуществленная старшими на батареях офицерами А. Д. Пресновым, М. А. Соловцевым, В. К. Жарновецким, Л. Н. Обожиным и А. Н. Боевым, сделала дивизион невидимым сверху.

Не исключено и другое: немецкой разведке, возможно, удалось узнать о том, что в Ленинграде спроектирована и изготовлена опытная установка М-28 на шасси полуторатонной автомашины ГАЗ. На ней была установлена тумба, имевшая круговое вращение, с рамой, на которую накладывались 4 ящика с минами М-28. Из района бывшего аэродрома под Невской Дубровкой опытная установка дала залп по деревне Арбузово на левом берегу Невы. Еще при рассмотрении эскизного проекта, а особенно после испытаний опытной установки, стала ясна тактическая и экономическая нецелесообразность монтажа тяжелых минометов на шасси автомобиля, и впоследствии от производства их отказались.

Наибольший эффект применения реактивных мин М-28, имевших дальность полета всего 1600 м, достигался установкой их на переднем крае нашей обороны и стрельбой дивизиона залпом по заданной площади.

Оборудование огневых позиций и вся дальнейшая подготовка к залпу требовали предельной скрытности, тишины и маскировки. Это успешно достигалось при установке мин на шарнирных рамах, и было совершенно неосуществимым, когда они размещались на автомобильных шасси.

Следующей задачей, поставленной дивизиону, было нанесение удара по войскам и укреплениям врага в поселке Лобаново, расположенном на левом берегу Невы.

Мы перебазировали установки М-28 в район бывшего полевого аэродрома.

Нам было поручено испытать 8 опытных зажигательных мин М-28. С этой целью среди развалин маленького кирпичного заводика на берегу Невы расположили два огневых взвода, подготовили исходные данные для стрельбы, порядок схода мин запрограммировали через одну: одна — фугасная, одна — опытная (зажигательная). Залп по местечку Пелла большого эффекта от применения зажигательных мин не дал, поэтому дальнейшее изготовление таких мин прекратили.

Выполнив задачу, дивизион вышел из Невской оперативной группы и направился в распоряжение командующего артиллерией 55-й армии полковника В. А. Коробченко.

55-я армия готовила крупную операцию по захвату плацдарма на правом берегу реки Тосны, у ее впадения в Неву, и прорыву обороны противника в районе Ивановское — Мга.

Две батареи дивизиона, переправленные на левый берег Невы, расположились на огневых позициях выше здания Главспиртостроя с задачей нанести удар по площади на правом берегу реки Тосны, у ее впадения в Неву. Одна же батарея была установлена на правом берегу Невы, в створе с железнодорожным мостом через реку Тосну, с задачей фронтального удара по левому берегу Невы, выше железнодорожного моста.

В заданное время, перед началом общей артиллерийской подготовки, залп был произведен всеми тремя батареями одновременно.

Создание в условиях блокированного города установок М-28 было высоко оценено правительством. В 1943 году руководители проекта генерал-майор С. М. Серебряков и инженер-майор М. Н. Алешков стали лауреатами Государственной премии, а группа офицеров, принимавшая активное участие в проектировании и боевом испытании установки М-28, награждена орденами и медалями Советского Союза.

Для более эффективного, массированного использования установок М-28 казалось заманчивым создать бригады тяжелых минометов. Но шел 1942 год. Год трудный не только для Ленинграда, но и для всей страны. Ограниченные возможности промышленности блокированного города помешали в тот период созданию на Ленинградском фронте новых подразделений М-28. Каждый боевой комплект М-28, получаемый от промышленности, расходовался дивизионом только там, где Военный совет фронта планировал проведение боевой операции, имеющей большое значение для обороны города.

Но время расплаты с врагом приближалось. Ленинградский фронт начал пополняться новыми частями различных родов войск, постепенно прибывающими через Ладогу с Большой земли. В середине августа 1942 года прибыли и вновь сформированные на Большой земле, но еще не участвовавшие в боях три отдельных гвардейских дивизиона М-30: 524, 525 и 526-й.

Эти дивизионы были вооружены более современными установками и реактивными снарядами. Но наши установки М-28 ценны тем, что именно они положили начало боевым действиям тяжелых реактивных систем.


С. Н. Захаров, гвардии старший лейтенант запаса БРОСОК ЧЕРЕЗ НЕВУ

В гвардейские минометные части я пришел в конце 1942 года из армии противовоздушной обороны Ленинграда. Отдельные дивизионы тяжелых реактивных минометов формировались в это время в районе поселка Токсово, недалеко от города.

Штаб вновь создаваемых частей найти было нетрудно — он разместился рядом с железнодорожной станцией. Здесь было оживленно. В штаб приходили призванные в армию люди самых разных возрастов и специальностей. Среди них прежде всего подыскивались те, кто имел профессию шофера, водительские права и опыт вождения автомашин. В Токсово усиленно поступала транспортная техника — грузовые машины ЗИС-5 и ГАЗ-АА, не новые, а еще вчера развозившие грузы в блокадном Ленинграде. Формирование частей шло ускоренными темпами. По всему чувствовалось, что готовится крупная наступательная операция, но какая — мы еще не знали.

Меня назначили старшим электриком третьей батареи 578-го отдельного дивизиона, на эту же должность в другую батарею — лейтенанта В. П. Есакова.

Наш дивизион разместился в двухэтажном деревянном здании бывшей школы. Оно стояло в лесу, примерно в километре от железной дороги Ленинград — Токсово. Ударили сильные морозы, и первое, чем пришлось заняться, — это утеплять помещения. Окна и двери завешивались плащ-палатками. Дымили и весьма условно обогревали комнаты временные печурки, которые мы сами мастерили из железных бочек. Досок не было, поэтому нары заменили еловыми ветками, которые настелили на пол. Поверх них разложили все те же незаменимые плащ-палатки.

Наша учеба началась одновременно с началом формирования. Еще ни одна батарея не была укомплектована новым оружием, поэтому изучение материальной части и подготовка огневых расчетов велись всего на двух имевшихся установках реактивных минометов, которыми по очереди пользовались все батареи дивизиона. Первым командиром 578-го дивизиона был гвардии майор Вишневский, а нашей третьей батареи — гвардии старший лейтенант Герштанский, прибывший на Ленинградский фронт с Большой земли. Он и проводил занятия с личным составом батареи.

Конструктивно установки были очень просты, и требовалась главным образом отработка практических навыков в их монтаже и загрузке снарядов. Собственно, боевая установка реактивного миномета состояла всего из четырех частей: рамы, сошника, стойки и прижимных угольников.

В лесу, на поляне, где снег был утоптан солдатскими валенками, мы каждый день тренировались в освоении нового оружия, доводя свои движения до автоматизма. На линии фронта батареи ставились сошники и стойки. Затем на сошники — рамы. Особая тонкость была в укреплении рам: они должны были устанавливаться с определенным направлением и углом наклона, чтобы снаряды надежно сохраняли заданную траекторию полета.

Но упорная повседневная учеба до определенного момента являлась неполной. Дело в том, что в дивизионе совсем не оказалось электротехнического оборудования, без которого реактивные минометы оставались лишь набором деталей. Впрочем, мы еще толком и не знали, какое электротехническое оборудование необходимо. Этот вопрос, равно как и другой — об обязанностях электриков этих частей, нас давно интересовал, но ответить на них сначала никто толком не мог.

Занятия, проводимые Герштанским, мало-помалу проясняли некоторые моменты, и мы теоретически уже ясно представляли, что должны делать, когда новое оружие вступит в бой. Скрытно, обычно под покровом ночи, наши части занимают боевые позиции на переднем крае обороны. Выбираются места для установки минометов, складирования боеприпасов. Но вот подготовка закончена, огневые расчеты ставят установки, загружают на них снаряды и уходят. Остаются только электрики, которые монтируют электрические цепи и подключают электрозапалы снарядов к источнику тока.

Но даже и несложного электротехнического оборудования, чтобы отработать эту технологию, не было, не было даже провода. На одном из совещаний у начальника штаба гвардии полковника Захарова, где решался вопрос обеспечения боеготовности дивизиона, я предложил использовать старый провод, который можно взять на законсервированных предприятиях Ленинграда. На другой же день на грузовике, выделенном в мое распоряжение, мы выехали в город.

…Машина затормозила у проходной завода «Электроаппарат». На мгновение возникло старое забытое ощущение, с которым я когда-то входил в эту проходную. С 1936 года до призыва в армию я работал здесь. Невольно потянуло в центральную лабораторию, где до войны велись интереснейшие испытания и исследования, откуда начинало жизнь отечественное высоковольтное оборудование. Здесь мы ставили опыты, спорили до хрипоты, готовы были сутками не уходить с работы. Отсюда я бежал на занятия вечернего отделения Политехнического института. Напряженная, большая жизнь кипела в этих стенах. Сейчас завод стал неузнаваем, он словно замер.

Большую часть его оборудования эвакуировали в Свердловск, где в годы войны создали единственный завод в стране, выпускающий электрическую аппаратуру высокого напряжения. То, что осталось, когда начались артиллерийские обстрелы города, перевели на «Светлану», где, как и на других предприятиях Ленинграда, выпускалась продукция для нужд фронта. На территории завода нас встретила лишь небольшая группа людей, охранявших молчаливые полуразрушенные цеха и ведущих героическую борьбу с последствиями артобстрелов и бомбежек.

Собрать нужное количество проводов оказалось не так-то просто. Они находились на значительной высоте, а когда мы начали вытягивать их вниз, стали обрушиваться куски штукатурки, стекла, кирпичи, оторванные доски — помещения были основательно повреждены снарядами и бомбами. Кроме проводов на «Электроаппарате» мы взяли переключательные панели, которые могли пригодиться при изготовлении приборов управления огнем. Некоторое оборудование мы получили в Электротехническом институте и могли считать свою поездку удачной. Если в дивизион не поступит специальное оборудование, то этими средствами можно обеспечить предстоящую боевую операцию.

Прежде чем выехать на боевые позиции, вновь сформированные дивизионы должны были выполнить зачетные стрельбы. Они прошли вполне успешно, и 20 декабря 1942 года группа офицеров, сержантов и солдат выехала на правый берег Невы, в район Черной речки, для выбора огневых позиций.

Вскоре против поселка Марьино, в редком лесочке из берез и осин, которые отделяли нас от переднего края обороны, расположился наш дивизион. Третья батарея стояла в 20–30 м от гатиевой дороги, ведущей к Неве.

Местность оказалась болотистой. Даже морозы не сковали болото — под тонкой корочкой снега и земли хлюпала вода. В таких условиях о землянках и мечтать не приходилось, а на сооружение солидных укрытий не нашлось материала: лес был настолько редким, что его едва хватало для маскировки. Укрытия мы делали из ветвей, тонких стволов и снежно-ледяных брустверов. Но скоро выяснились и положительные стороны торфяного болота. При обстреле мины, артиллерийские снаряды и авиабомбы, падая, уходили глубоко, поэтому меньше осколков разлеталось в стороны. Правда, при этом выворачивалось большое количество торфа, воды и грязи со страшно неприятным запахом. Между прочим, эту воду приходилось и пить.

Но на быт внимание обращать было некогда: мы готовились к серьезным боям. Нашей первой целью в первом бою должен был стать вражеский укрепленный район в поселке Марьино, замыкающий кольцо блокады. Подготовка операции велась втайне, боевые средства тщательно маскировались. Мимо нас по дороге подтаскивались ночью понтоны для переправы через Неву. Их скапливали в рощице, тщательно пряча под ветками и снегом. Вдоль всего района сосредоточивалась артиллерия разного калибра и дальности стрельбы. Лишь отдельные орудия вели пристрелку. Противник тоже не открывал интенсивного огня, хотя его разведывательные самолеты часто появлялись над нами.

В первых числах января наш дивизион получил все полагающееся электротехническое оборудование, которое мы тут же полностью подготовили к выполнению предстоящей боевой задачи. Не оказалось лишним и оборудование, привезенное из Ленинграда, — при огневых налетах часто повреждались магистральные сети, имевшие большую протяженность.

Бойцы и командиры подразделений чувствовали, что ведется активная подготовка к наступлению, но дата и сам факт наступления хранились втайне до последнего дня.

Поздно вечером 11 января 1943 года личному составу батареи был зачитан приказ командующего войсками Ленинградского фронта генерал-лейтенанта артиллерии Л. А. Говорова о начале наступления наших войск и осуществлении совместно с войсками Волховского фронта прорыва блокады в районе Синявино — Мга. Радость, нас охватившую, нетерпение, с которым мы ждали наступления следующего утра, объяснить нетрудно — ведь все понимали значение этой операции и ее успешного завершения. В тот день многие подали заявления о приеме в партию, подал его и я с просьбой перевести меня из кандидатов в члены ВКП(б).

Ночью мы смонтировали все боевые установки дивизиона. Еще раз проверили угол их наклона, а потом стали загружать снарядами, каждый из которых вместе с упаковкой-направляющей весил около 100 кг. На рамы устанавливалось по восемь снарядов: в два ряда по четыре штуки.

А мимо нас по дороге подтягивались к переднему краю пехотные части, задача которых — прорвать оборону в этом районе.

К утру все снаряды были уложены и закреплены на боевых установках. Как только забрезжил рассвет, электрики начали прокладывать магистральные сети дистанционного управления огнем и подключать к ним электрозапалы снарядов. Младшие электрики батарей работали очень четко. Помощь пришлось оказать только одному: он еще раньше обморозил руки. Пальцы коченели и не гнулись на морозе, работа же в рукавицах или перчатках исключалась, потому что зачистить и скрутить провода можно только голыми руками.

Не имея опыта ведения огня в боевых условиях, все изрядно волновались и старались предусмотреть любые возможные случайности, чтобы обеспечить во время предстоящего первого залпа нормальную работу установок. В начале девятого поступила команда: «Ввернуть взрыватели и снять маскировку!» Потом время потянулось томительно долго до следующей команды, ради которой велась вся подготовка. Ведь это был первый залп тяжелых реактивных минометов на Ленинградском фронте в таком большом количестве! Проверялось умение управлять грозным оружием, которое вручила нам Родина. Наконец команда: «Снять колпачки!» Опять минуты ожидания… Идут непрерывные проверки исправности цепей управления. И вот первая для нашей части команда: «Огонь!» Повернуты ручки приборов управления, и, словно напуганные птицы, с резким шипением с установок один за другим восьмерками стали вылетать снаряды с длинными огненными хвостами. Они оставляли в земле глубокие ямы, из которых клубами валил пар от растаявшего снега и разогретой болотной воды. Еще долго можно было видеть, как наши снаряды поднимались вверх и летели в сторону врага, неся ему возмездие.

Затем послышался грохот разрывов, который слился с гулом артиллерийских выстрелов. Началась артподготовка. Было видно, как множество орудий, ранее незаметных, теперь извергали огонь, посылая сталь на голову неприятеля. Снарядов, не сошедших с установок, во всех батареях дивизиона оказалось немного. С помощью подрывных машинок их быстро направляли вдогонку основному залпу. Судя по всему, с первой задачей мы справились. Во время артиллерийской подготовки мы должны были перезарядить установки, то есть снять с них уже пустые ящики и уложить новые для повторного залпа перед началом атаки.

Подготовка ко второму залпу шла значительно организованнее и быстрее, хотя противник и постреливал по нашим огневым позициям. Удачный опыт первого не учебного, а боевого залпа придал уверенность, и мы старались как можно лучше применить свои знания и навыки, полученные на занятиях. Около одиннадцати часов был дан второй залп. После грохота разрывов наших снарядов послышалось дружное «ура» поднявшейся в атаку пехоты.

Наша задача в этом районе была выполнена. Пустые ящики из-под снарядов сложили в штабеля, рамные установки сложили и тщательно замаскировали, а электропроводку смотали на самодельные деревянные барабаны.

Мимо наших позиций к линии фронта пошли танки, артиллерия, а оттуда стали поступать раненые.

Мы с жадностью слушали свежие новости о наступлении. Сообщения радовали: 63-я гвардейская стрелковая дивизия продвигалась вперед. На следующий день и мы переправились на левый берег и, поддерживая наступление пехоты, дали несколько дивизионных и батарейных залпов по отступавшим частям противника. Переправляясь по наведенному через Неву мосту, мы снова увидели те понтоны, которые еще совсем недавно скрытно подтаскивались к переднему краю. Теперь они были в работе, глубоко осели под тяжестью людей и техники, которые шли в глубь прорванной обороны врага. Но прорыв в районе Марьина еще не означал прорыва блокады Ленинграда. Вражеские части под Шлиссельбургом еще яростнее оказывали сопротивление, почувствовав возможность своего окружения.

Упорные бои развернулись в районе рощи «Красный мак». Враг так ожесточенно отражал здесь атаки наших стрелковых частей, что в подавлении противника на этом участке фронта потребовалась наша помощь. К ночи бои стихли, и батарея получила задание дать залп одним огневым расчетом, то есть с восьми установок. Расположился расчет в редком кустарнике на опушке леса, где только что стихли жестокие рукопашные бои.

Вся ночь прошла в подготовке к завтрашнему бою. Тишина лишь изредка разрезалась отдельными автоматными и пулеметными очередями да единичными минометными разрывами. Мы подготовились к залпу и ждали команды. Туман постепенно стал рассеиваться, становилось все яснее. Передний край вражеской обороны был совсем рядом, и противник мог обнаружить наши установки.

И тут громыхнули наши минометы. Стрелковые части сразу же двинулись вперед. Бой был совсем недолгим, и после него пехотинцы впервые за долгие месяцы обороны начали успешное продвижение, сминая позиции врага.

Этот залп оказался последним в боях за прорыв блокады Ленинграда. Войска Ленинградского и Волховского фронтов соединились. Наш дивизион был собран и размещен неподалеку от освобожденного Шлиссельбурга (ныне Петрокрепость), над которым снова развевался Красный флаг. После боев за Шлиссельбург мы вошли в состав только что сформированной 6-й тяжелой минометной бригады.


И. А. Орлов, генерал-майор И ПОДНЯЛИСЬ В АТАКУ

12 марта 1942 года по приказу командующего 1 гвардейскими минометными частями Ставки Верховного главнокомандования генерал-майора артиллерии В. В. Аборенкова на фронт под Ленинград прибыл 20-й гвардейский минометный полк. Он вошел в подчинение оперативной группы ГМЧ Волховского фронта и направился в район боевых действий частей 377-й стрелковой дивизии 59-й армии — Спасская Полисть, Михалево, Трегубово, Глушицы. Полк был сформирован в Москве и состоял из трех дивизионов: 26, 210 и 211-го. Два из них формировались впервые, а 26-й под командованием гвардии майора А. И. Романова и гвардии старшего политрука Ф. К. Химича уже участвовал в сражениях на Западном фронте, прошел славный боевой путь, приобрел боевой опыт.

За участие в разгроме гитлеровцев под Москвой и проявленные при этом личным составом мужество и отвагу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1942 года он был награжден орденом Красного Знамени. «В боях на Западном фронте 26-й гвардейский минометный дивизион грудью своей прикрыл Москву и за проявленный героизм личного состава был удостоен высокой правительственной награды — ордена Красного Знамени» — так было записано в приказе по полку[18]. На базе этого дивизиона теперь развертывался полк.

Командиром полка стал гвардии майор Алексей Иосифович Романов — опытный, боевой командир, проявивший в боях с врагом мужество и находчивость, награжденный орденом Красного Знамени, хороший организатор, человек с беспокойной душой, глубоко переживавший все, что делалось в полку.

Комиссар полка, Федор Касьянович Химич, к тому времени уже имел солидный опыт партийно-политической работы, проявил личное мужество и храбрость в борьбе с немецкими захватчиками, был награжден орденом Красного Знамени.

Начальником штаба полка с мая 1942 года стал гвардии майор Петр Ильич Продан. Он отличался подтянутым внешним видом, скромностью, общей культурой, ровным, спокойным характером и выдержкой, был душевным, обаятельным человеком, пользовавшимся общим уважением и любовью.

В 20-й полк на должность комиссара батареи я прибыл в январе 1942 года после госпиталя, уже повоевав на Западном фронте и получив два ранения. Боевое крещение я принял в составе артиллерийского полка 32-й Краснознаменной Дальневосточной стрелковой дивизии на историческом Бородинском поле в боях под Москвой.

Обстановка на участке фронта, куда прибыл полк, была очень сложная, ожесточенные бои не прекращались ни на один день. Гитлеровское командование, не считаясь с потерями, подбрасывало на передний край все новые и новые резервы, и атаки следовали одна за другой. Части 377-й дивизии с неимоверным напряжением удерживали свои рубежи. Чувствуя превосходство в силах и средствах, враг стремился прорвать оборону, опрокинуть наши войска.

Именно в этот критический момент, к радости защитников Ленинграда, и прибыли наши «катюши».

Я был уже не новичок на фронте и повидал всякого, но первый наш бой на ленинградских рубежах запомнил навсегда. Помню, как восхитила меня железная выдержка командира нашего 26-го гвардейского минометного дивизиона гвардии капитана Дмитрия Кондратьевича Капацына. Кругом рвались снаряды, трещали пулеметные очереди, с душераздирающим завыванием пикировали немецкие самолеты, а он спокойно, уверенно и деловито отдавал приказы командирам батарей, указывал места огневых позиций и наблюдательных пунктов. Когда командиры батарей доложили о готовности, он так же невозмутимо, только еще тверже скомандовал: «За Родину, за Ленинград, по фашистской сволочи — огонь!»

Под Москвой мне довелось только издалека видеть огонь «катюш», здесь же я был непосредственным участником огненного залпа по врагу. Вверх взвились сотни реактивных снарядов с ярко-красными хвостами, а через несколько секунд в расположении гитлеровцев, в районе Спасской Полисти, Трегубова, Глушиц заплясали фонтаны разрывов, поднимая в воздух деревянные блиндажи, части разбитых пулеметов, орудий и самих фашистских захватчиков.

Это был первый залп гвардейских минометов на этом участке фронта. Удар был внезапным и ошеломляющим. Фашистское командование лишилось до батальона солдат и офицеров, склада боеприпасов, более двух десятков различных машин.

Так гвардейцы известили врага о своем прибытии на фронт.

На следующий день дивизионным залпом по району Лесопункта и южнее Городка было уничтожено до роты фашистской пехоты и несколько машин. Командир стрелкового полка позвонил капитану Капацыну: «От души благодарю, готов расцеловать вас!»

С каждым удачным залпом, успехом в бою рос наступательный порыв гвардейцев, каждый из них стремился сделать все от него зависящее, чтобы приблизить победу над врагом.

Этому в значительной степени способствовал комиссар дивизиона политрук Филипп Иванович Колотев. Его искренность, простота, скромность, умение увлечь людей зажигающим словом и личным примером бесстрашия привлекали гвардейцев. К комиссару шли, чтобы получить совет, поделиться своими радостями или горем, приходили и просто так, чтобы поговорить с ним, узнать последние фронтовые новости. Капацын и Колотев, люди, разные по характеру, прекрасно дополняли друг друга и в бою, и в минуты передышки.

Мы были горды тем, что наше появление на фронте заметно поубавило спеси у фашистских вояк. Сокрушительный огонь гвардейских минометов пробивал внушительные бреши в рядах противника, несшего все большие потери. «Катюши» наводили на вражеских солдат страх и ужас.

Однако враг был еще силен. В районе населенных пунктов Мостки, Любино Поле, реки Полисти он сосредоточил значительные силы пехоты, артиллерии, минометов и предпринял ряд попыток атаковать и прорвать оборону наших войск. Разгорелись жаркие бои, которые продолжались всю вторую половину марта 1942 года.

Дивизионы «катюш» нашего полка постоянно перебрасывались с одного места на другое, туда, где осложнялась обстановка, где было трудно или где намечалось наступление наших войск. 26-й гвардейский минометный дивизион получил задачу поддержать боевые действия частей 377-й и 372-й стрелковых дивизий 59-й армии, нанести удар по пехоте, танкам и огневым точкам, сорвать атаку врага.

К месту развернувшихся жестоких боев первыми прибыли гвардейцы 1-й батареи 26-го гмд. Командир дивизиона Д. К. Капацын не случайно самую трудную задачу нередко возлагал на гвардейцев 1-й батареи, командовал которой старший лейтенант Александр Иванович Беляков. Я обрадовался, когда был назначен комиссаром этой батареи.

Беляков еще в боях под Москвой проявил незаурядную доблесть и отвагу (лично встав к орудию подбил пять немецких танков), был награжден орденом Ленина. Это был опытный и мужественный командир, обладавший сильной волей. Простота и доступность в отношениях с подчиненными сочетались у Белякова с постоянной требовательностью, подкрепляемой личным примером.

…Прибыв на место и быстро сориентировавшись в обстановке, Беляков приказал лейтенанту Николаю Малышеву связаться с наблюдательным пунктом, а сам, несмотря на сильный обстрел, направился к командиру стрелкового батальона. За ним еле успевали разведчики Михаил Остросаблин и Василий Морозов.

В траншее, куда они пришли, у телефона на одном колене пригнулся капитан-пехотинец. Весь черный от копоти и дыма, с изнуренным лицом и воспаленными глазами, стараясь перекричать шум и грохот боя, он скандировал в телефонную трубку: «Про-дер-жи-тесь е-ще ча-са два. Во что бы то ни ста-ло!»

Беляков доложил о прибытии батареи «катюш» для поддержки батальона. Капитан крепко пожал ему руку.

— Теперь мы живем, — с облегчением вздохнул он. — Сегодня уже шесть атак отбили. Вон посмотрите вперед, сколько фашистских бандитов нашли себе конец. И все лезут как угорелые. У нас силы на исходе. А артиллерия не может подойти ближе по таким болотам и открытой местности.

В этот момент огонь противника резко усилился. Подбежавший разведчик доложил: «Пехота и танки противника сосредоточились западнее реки Полисти и в роще „Темная“. Начинают выходить на рубеж для новой атаки».

Беляков понял: ждать нельзя ни минуты. Он приказал срочно подтянуть батарею к передовой. Через несколько минут заряженные, в полной готовности боевые установки показались на дороге. Но когда они приблизились к намеченной огневой позиции, прямое попадание вражеского снаряда вывело из строя головную машину, а на второй ранило механика-водителя П. Жуланова. Колонна остановилась на виду у противника: с дороги свернуть нельзя — торфяное болото, вокруг разрывы снарядов, с визгом летят осколки.

Беляков бросился к машинам: «Сержант Горохов, почему остановились?» — «Водитель ранен».

Не говоря ни слова, Беляков вскочил в кабину и дал полный газ. Машина заревела и рванулась вперед, за ней другие. На полном ходу выскочили на возвышенность — место, выбранное для огневой позиции.

В это время пехота противника, следуя за танками, в седьмой раз пошла в атаку. Беляков скомандовал: «Угломер… прицел…»

Прошла минута, другая, командиры боевых расчетов сержанты Н. Горохов, Н. Соловьев и Д. Филин доложили о готовности. Молнией взметнулись вверх реактивные снаряды. Дымными факелами вспыхнули четыре вражеских танка, пехота противника залегла.

Не успели гитлеровцы опомниться от залпа батареи Белякова, как на огневые позиции прибыли батареи П. Александрова и С. Белова, и через несколько минут грянул уже дивизионный залп.

Горели танки, машины, цистерны с горючим, рвались склады с боеприпасами, над вражескими позициями бушевала огненная буря. Казалось, горит сама земля под ногами захватчиков, испепеляя непрошеных гостей.

Воспользовавшись растерянностью фашистов, стрелковый батальон капитана Чубаря быстро поднялся и пошел в контратаку. В передовых рядах пехоты продвигалась и батарея старшего лейтенанта Белякова (остальным батареям приказано было срочно прибыть на левый фланг дивизии, где развертывались не менее жестокие бои). Более 3 км наши бойцы преследовали врага, пока не наткнулись на новый рубеж обороны противника. Снова произошла жестокая схватка. Танки и самоходные установки гитлеровцев в сопровождении пехоты двинулись навстречу советским бойцам. Враг вел сильный огонь из всех видов оружия.

Беляков был ранен. Через повязку на плече просачивалась кровь. Стиснув зубы, он молчал. Гвардейцы ждали его команды: ведь расстояние до противника небольшое. Но Беляков видел, что еще не вся вражеская пехота вышла из укрытия, минуты две-три надо подождать, чтобы накрыть ее на открытом поле. Наконец он подал команду: «По пехоте… огонь!» Через мгновение на том месте, где только что находились немецкие цепи, взметнулись вверх столбы огня, земли и дыма. Когда дым рассеялся, пехота противника лежала, немногие оставшиеся в живых уже не пытались идти в атаку. Но танки и самоходки продолжали продвигаться и вести сильный огонь. Вслед за комбатом были ранены командиры боевых установок сержанты Николай Горохов и Василий Фомин, бойцы Иван Мусатов и Александр Царев. Но ни один из них не покинул поля боя, пока мог держаться на ногах. Гвардейцы стояли насмерть. Следующий залп «катюш» пришелся по вражеским танкам. Три из них сразу задымились, остальные замедлили движение, некоторые остановились и с места начали вести прицельный огонь.

К исходу дня враг ввел в бой новые резервы и снова пошел в атаку. Наши стрелковые подразделения сильно поредели. Почти все офицеры вышли из строя. У артиллеристов и у гвардейцев-минометчиков не осталось снарядов. Фашисты приближались к огневым позициям. Тогда Беляков поднялся и, крикнув: «Гвардейцы! Отомстим гадам за Ленинград!», — бросился навстречу врагу.

За ним последовали солдаты и сержанты. Пробежав несколько шагов, Беляков размахнулся и бросил одну за другой две гранаты. Более десятка гитлеровцев было уничтожено, но сам комбат упал без сознания — рядом разорвалась вражеская мина. Гвардеец Дегтярев бросился на выручку своего командира, но был сражен автоматной очередью. Сержант Василий Морозов и лейтенант Николай Малышев, рискуя жизнью, вынесли с поля боя Белякова и Дегтярева. В медсанбате, в деревне Селище, Беляков на второй день, 31 марта, пришел в сознание, узнал командира дивизиона капитана Капацына и меня. Первыми его словами были: «Как там батарея? Немцы остановлены?»

Услышав, что враг не только остановлен, но и отброшен еще почти на километр, облегченно вздохнул, закрыл глаза и тихо проговорил: «Отомстите фашистам…»

Мне хотелось ему сказать: «Как же так, Александр Иванович? Сколько раз меня останавливал, ругал и предупреждал, чтобы я не лез в самое пекло, а себя вот не уберег… — Но тут же подумал: — Какое уж тут может быть „бережение“!» За эти дни меня, например, и землей заваливало в траншее, и осколок чиркнул по каске, и шинель была пробита в двух местах, а самого чуть царапнуло — просто повезло. Поэтому я сказал как можно бодрее: «Поправляйтесь быстрее, комбат, мы еще вместе с вами повоюем».

В этот день Совинформбюро сообщало, что на одном из участков Ленинградского фронта противник после сильного артиллерийского обстрела пытался атаковать наши войска. Все атаки немцев были отбиты. Противник потерял только убитыми до 700 солдат и офицеров. Советской артиллерией был подавлен огонь нескольких артиллерийских батарей немцев и уничтожено 7 шестиствольных минометов. В другие дни сообщалось еще короче: «Продолжались бои местного значения», «Предпринимались поиски разведчиков». Но за этими сообщениями скрывался массовый героизм советских воинов, стоявших насмерть у стен Ленинграда.

В течение апреля — мая 1942 года на некоторых участках фронта гитлеровцы неоднократно пытались создать перевес в живой силе и технике и перейти в наступление. Они старались выполнить указание Гитлера о захвате Ленинграда.

14—16 апреля юго-восточнее Чудова шел ожесточенный бой, не прекращалась артиллерийская канонада, батареи «катюш» до десяти раз в день выезжали на передовые огневые позиции и производили залп по врагу. В результате части 59-й армии не только остановили врага, но и продвинулись на несколько километров вперед, захватили 12 орудий, свыше 100 лошадей, более 30 немецких солдат взяли в плен.

В этом бою был тяжело ранен наш разведчик Михаил Остросаблин, а меня и связиста Павла Межевова оглушило разорвавшимся в 5 м от нас снарядом.

За проявленное в этом бою мужество наши гвардейцы К. Тимаев, В. Поляков, М. Торчин, И. Мусатов, Н. Горохов, Д. Филин, С. Белов, Н. Малышев, А. Бабушкин были представлены к правительственным наградам.

Бои продолжались. В один из дней на рассвете наша батарея выехала на опушку леса для занятия огневой позиции. Вдруг мы увидели группу офицеров, идущих прямо к нам. Впереди — Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов. Мы его сразу узнали, хотя до этого видели только на портретах.

Мы в это время давали залп по разрушенной деревне Гора, в которой засел противник, он был точным и хорошо наблюдался с места, где находился маршал. Ему понравилась четкость, быстрота и слаженность работы боевых расчетов батареи. Он тепло поблагодарил и пожал руку командиру полка А. Романову и комиссару Ф. Химичу, выразив благодарность всем гвардейцам.

Через несколько минут маршал и сопровождающие его лица пошли вперед, через редкий лес, в передовые цепи атакующей пехоты, к той деревне, по которой мы только что дали залп. Эта деревня на возвышенности в тот же день была взята при первой же атаке.

Вместо выбывшего из строя А. Белякова командиром 1-й батареи был назначен лейтенант Савелий Евстратович Белов. Этот трудолюбивый, простой и скромный человек делал свое дело без внешних эффектов, но всегда любую задачу выполнял блестяще. Он обладал завидной выдержкой и мужеством, в любой самой сложной и опасной ситуации находил правильное решение. В скором времени он стал командиром 26-го гмд, а затем начальником штаба 20-го гмп.

Еще до формирования 20-го гмп Белов в качестве командира взвода участвовал в боях на Западном фронте в районе Вереи, Истры, Крюкова, Химок. «19 марта 1942 года при стрельбе по скоплению пехоты противника, пытавшейся перейти в контрнаступление, взвод Белова уничтожил до роты пехоты противника» — так свидетельствует один из архивных документов об одном из боев того периода[19].

Белову совершенно чужды были необдуманные решения и действия, малейшая поза, зазнайство. Боевые задачи он выполнял сосредоточенно, уверенно, с большой выдержкой, проявляя при этом хладнокровие, решительность и стойкость. Если он принимал решение, то прилагал все силы, чтобы выполнить его. Таких на фронте называли трудягами войны. Они не стремились к славе — слава сама находила их. Белов был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I степени и многими медалями.

Белов был немногословен и на первый взгляд несколько суховат, но его слова доходили до сердца гвардейцев, и все знали, что командир дивизиона не бросает своих слов на ветер.

Неоднократно командир дивизиона выводил батареи на открытые позиции и на прямую наводку. Чуждый ложной рисовки и безрассудного удальства, он смело шел на риск, когда это было вызвано действительной необходимостью. Примеру командира следовали все бойцы и офицеры дивизиона. Во время боя одна из установок была разбита и могла попасть в руки врага. Пиротехник А. Бабушкин под сильным артиллерийским огнем и без инструментов не смог ее отремонтировать. Тогда он голой рукой зажал контакты электросвечей автодвигателя и держал их до тех пор, пока установку не вывели в укрытие.

12 мая 1942 года меня вызвали в Малую Вишеру, в штаб фронта, к генерал-майору П. Н. Кулешову (ныне маршал артиллерии, начальник Главного ракетно-артиллерийского управления Советской Армии). Командующий оперативной группой гвардейских минометных частей вручил мне второй орден Красного Знамена, объявил приказ о присвоении воинского звания старшего политрука и о назначении комиссаром 210-го гвардейского минометного дивизиона 20-го гмп.

15 мая комиссар полка Ф. К. Химич представил меня личному составу 210-го гмд.

Ближе знакомиться с гвардейцами 210-го гмд мне пришлось уже непосредственно в бою.

Весь 1942 год у стен Ленинграда шли ожесточенные бои, предпринимались неоднократные попытки прервать блокаду, но не хватало ни людей, ни боевой техники, ни вооружения, чтобы нанести решительный удар по врагу. Гитлеровцы пока имели здесь численное превосходство. Однако повседневные активные боевые действия наших войск изматывали силы врага, обескровливали его.

5 июня 20-й гвардейский минометный полк перешел в подчинение 4-й армии, в район Гладь — Грузино — Будогощь — Кириши, чтобы поддерживать действия частей 288-й стрелковой дивизии.

Полк «катюш» не задерживался долго на одном месте. Как только создавалась сложная и опасная обстановка или намечалось предпринять наступление на каком-либо участке фронта, сразу же там появлялись гвардейцы-минометчики.

17 августа 1942 года наш полк получил приказ перейти в оперативное подчинение 8-й армии и совершил марш в район боевых порядков армии к Апраксину Городку.

27 августа части 8-й армии перешли в наступление. 20-й гмп входил в состав частей усиления 3-й гвардейской стрелковой дивизии, имеющей задачу овладеть опорным пунктом противника — Синявином.

Наш 210-й гвардейский минометный дивизион действовал восточнее Синявинских высот, на участке Гонтовая Липка — Гайтолово. Здесь разгорелись ожесточенные бои. Стрелковые части беспрерывно обращались к нам за помощью, и батареи «катюш» посылали один залп за другим по врагу.

Особенно дерзко, умело и активно действовала 2-я батарея 210-го гмд. Она шла непосредственно в боевых порядках атакующей пехоты. Многие солдаты и офицеры погибли или были ранены. Батареей командовал комиссар батареи политрук Филипп Яковлевич Жилин, которого было трудно узнать во время этого боя. Мы привыкли в любых условиях видеть его всегда опрятным, подтянутым, чистым, предупредительным и корректным. А тут он предстал весь черный, закопченный, с воспаленными глазами, перевязанной головой. Видно было, что от усталости, бессонных ночей и огромного напряжения политрук едва держится на ногах. Однако и в такой обстановке он остался энергичным и инициативным офицером, огнем своих «катюш» поддерживал пехотинцев, а когда не осталось снарядов, собрал своих гвардейцев и повел их в штыковую атаку на врага.

Гитлеровцы были выбиты уже из второй траншеи, когда разорвавшейся рядом миной Жилина смертельно ранило. Гвардейцы вынесли его с поля боя, но жить ему оставалось меньше суток.

В этом же бою был ранен начальник штаба дивизиона старший лейтенант Николай Иванович Христюк и еще восемь гвардейцев, а начальник дивизионной разведки лейтенант Ф. Петухов подорвался на вражеской мине.

Героической смертью в этом бою погибли командир орудия Н. Гулай, гвардейцы В. Шалагин, И. Оболенский, А. Мерезниченко; тяжело ранены гвардейцы С. Сергеев, А. Слугин, Е. Субботин, Н. Цукрей, В. Новиков, И. Скрипкин, Ф. Петров, П. Стрибук. Все они, пока могли держать в руках оружие, оставались в строю.

С каждым днем сражение принимало все более ожесточенный характер. Ранены были командир дивизиона капитан Соколов, командир батареи старший лейтенант А. Орлов, комиссар батареи политрук С. Быков и многие другие. Сгорела одна боевая установка и две машины, были повреждены 23 автомашины и почти все боевые установки «катюш». Я, вновь оставшись и за комиссара и за командира дивизиона, получил боевую задачу дать несколько залпов по укрепленным позициям врага в Рабочем поселке № 3. Задачу мы выполнили, хотя в боевых расчетах осталось всего по нескольку человек, взводами командовали младшие командиры вместо выбывших из строя офицеров.

В укреплении боевого духа наших войск, повышении их стойкости огромное значение имела партийно-политическая работа. Командиры и политработники направляли ее на обеспечение выполнения поставленных зада подчеркивали роль Коммунистической партии, Советского правительства и всего народа в подготовке разгрома врага на Ленинградском направлении.

Большую помощь частям фронта оказывала Ленинградская партийная организация, направляя в действующие части лучшие свои кадры для укрепления политорганов и партийных организаций.

Запомнился агитатор полка майор Алексей Пименович Горшков, пожалуй, единственный в полку пожилой, по нашим представлениям, человек (ему было за сорок). Гвардейцы дивизиона относились к нему с открытой солдатской любовью. К нему шли за советом и помощью, как к родному отцу, и не потому, что он был старше нас по возрасту, а потому, что он был влюблен в свое дело и с уважением относился к человеку. Гвардейцы с нетерпением ждали его прихода в дивизион. Знали, что он расскажет много интересного о внешней и внутренней политике, о событиях на фронтах, о предстоящих задачах. К нему шли и офицеры и солдаты за консультациями, за советом. Мы звали его ходячей энциклопедией, потому что он обладал всесторонними знаниями, был человеком начитанным и на какой угодно вопрос мог дать ответ. Он был всегда среди людей, принимал близко к сердцу горе всякого, а о своем никому не говорил, хотя долгое время не знал, жива ли и где находится его семья после эвакуации из Ленинграда.

В каждом подразделении его считали своим, близким человеком, и вел он себя со всеми просто и доступно. Он и в бою так же просто держал себя. Часто, бывало, во время боя Горшков появляется в самом горячем месте, где головы нельзя поднять. Первый увидевший его офицер или солдат кричит: «Товарищ майор, быстрее сюда!» — и, если тот не торопится, выскакивает, хватает за рукав и тащит в свою траншею, чтобы уберечь от пули и снарядов. Он не сердится на такую фамильярность, улыбается и прыгает в траншею. А то вдруг, всего прокопченного пороховым дымом, измученного, увидишь его в рядах пехотинцев, которых поддерживает наш полк «катюш». Там Горшков тоже за работой: разъясняет пехотинцам, как надо использовать залпы «катюш». Скромный, честный, трудолюбивый, он много сделал для обеспечения боевых успехов полка.

Трудно переоценить роль в достижениях 20-го гмп его комиссара, а затем начальника политотдела подполковника Федора Касьяновича Химича. Опытный политработник, хороший организатор масс, умелый воспитатель гвардейцев, он прошел вместе с полком всю войну. Его отличала высокая требовательность к коммунистам и ко всему личному составу, настойчивая борьба за твердый воинский порядок и дисциплину.

Не однажды мне приходилось видеть его в бою, и каждый раз я замечал, что начальник политотдела в боевой обстановке становится энергичнее, целеустремленнее, четче, живее, переживает приподнятое боевое возбуждение и проявляет личную храбрость, мужество и выдержку.

20 июня 1942 года в районе Спасской Полисти мы оказались под сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем. Несмотря на свист осколков и пуль, Химич продолжал шагать, как ни в чем не бывало, и только настойчивость ординарца заставила его укрыться за деревом.

В боях на Синявинском плацдарме, как всегда, в самый критический момент боя в дивизионе появился комиссар полка Ф. К. Химич. Он прошел на огневые позиции, побеседовал с каждым боевым расчетом, с разведчиками и связистами, коротко рассказал гвардейцам обстановку на фронте и на нашем участке, разъяснил боевую задачу полка и дивизиона.

Внезапно начался сильный артиллерийский налет противника на наши огневые позиции, посыпались снаряды, а тут еще начали пикировать, бомбить и строчить из пулеметов «юнкерсы». В грохоте и шуме слышим голос комиссара полка: «В укрытие! Не подставляйте головы под снаряды!» А сам ходит во весь рост, как будто опасность смерти его не касается. То, что 20-й гмп успешно выполнял боевые задачи, все гвардейцы имели твердую уверенность в победе, высокий наступательный порыв и стойкость в бою, — прежде всего результат политической и организаторской деятельности и личного примера храбрости и мужества комиссара полка.

А в этот раз он не смог скрыть своей озабоченности. Мне он сказал: «Надо продержаться еще несколько дней. Нам обещают дать пополнение людей и боевой техники. Кроме того, скоро вернется из госпиталя Соколов, и вам будет легче». И действительно, командир дивизиона капитан Петр Константинович Соколов в скором времени вернулся и снова встал в строй.

Продолжались ожесточенные бои. Уже много ночей подряд не смыкал глаз командир дивизиона капитан Соколов. Наш дивизион десятки раз перебрасывали с одного участка на другой. «Катюши» внезапно появлялись там, где было трудно. Все мы понимали, что готовится новое большое сражение.

Мы давно с нетерпением ждали наступления. Как-то около боевых установок собрались командиры орудий: широкоплечий Александр Айвазян, коренастый сибиряк Николай Канаев, высокий, статный украинец Иван Бороденко, подвижный русоволосый белорус Василий Герилович, механики-водители Иван Белов и Николай Мальцев. Они увлеклись разговором и не заметили, как к ним подошел капитан Соколов.

«Если не секрет, о чем беседуете?» — спросил капитан.

В ответ Бороденко протянул командиру листок бумаги. На нем было написано: «Прошу принять в ряды Коммунистической партии. Доверие Родины оправдаю в бою. Если погибну, прошу считать меня коммунистом». Соколов посмотрел на других и тоже увидел в руках У них заявления.

«Надумали вы правильно, — промолвил Соколов, — решение ваше одобряю. Все честные люди в самые трудные минуты жизни связывают свою судьбу с нашей партией. Только вот насчет „если погибну…“ не одобряю. Пусть гибнет враг, а мы еще увидим день Победы».

И здесь, у «катюш», завязался разговор о том, как надо действовать в бою, чтобы разгромить фашистов.

Долго тянутся последние минуты перед наступлением. Люди нетерпеливо поглядывают на часы. И вот грянул залп «катюш». Через минуту раскатился гул артиллерийской канонады. На голову врага обрушился шквал металла. Передний край обороны противника окутался дымом.

Наши стрелковые подразделения пошли в атаку. Тяжелая артиллерия не могла двигаться за пехотой. И только дивизион «катюш» следовал непосредственно в ее боевых порядках и расчищал ей путь мощными залпами. Наши боевые установки были смонтированы на гусеничном ходу и обладали высокой проходимостью.

На левом фланге сильный огонь противника вынудил пехоту залечь на открытом поле. Капитан Соколов это видит и командует: «Дивизионом — огонь!»

Теперь путь свободен. Пехота поднимается и стремительно движется вперед.

Через некоторое время командир стрелкового батальона снова обращается к капитану Соколову: «Выручай, друг, дай еще два-три залпа, иначе захлебнется атака». А в наличии осталось снарядов всего на один залп. Машины с боеприпасами застряли где-то за 3–4 километра от боевых установок. Что делать? Командир вызывает старших сержантов Айвазяна и Карасева и приказывает им доставить снаряды на огневую позицию на тягачах. Любой ценой, но скорее!

По бездорожью, по изрытому воронками полю, под огнем противника тягачи И. Мальцева и И. Демьянова быстро добрались до машин с боеприпасами. Загрузив тягачи, Айвазян приказал взять на буксир машины. Но только двинулись в путь — их накрыли мины немецкого шестиствольного миномета. Разрывы рядом. Еще мгновенье — и боеприпасы вместе с машинами и людьми взлетят на воздух. Быстрее вперед, выйти из-под обстрела! Ранен Николай Мальцев. Его заменил Иван Карасев, тоже раненный в плечо. До огневых позиций батареи осталось полкилометра. Снова разрыв снаряда. Парторг батареи Карасев упал замертво: осколок пробил партбилет и попал прямо в сердце.

«Приказ выполнен, — доложил командиру Айвазян, прибыв на огневую позицию, и тихо добавил: — Парторг погиб».

Гвардейцы зарядили боевые установки. На одном из снарядов они увидели надпись мелом, сделанную накануне рукой парторга Карасева: «Фашистам — от гвардейцев, за Ленинград!»

Прогремел залп, через три минуты — второй. На врага обрушилась лавина огня. Наша пехота снова пошла вперед.

Под сильным огнем мы с Соколовым по траншее добрались до наблюдательного пункта. Пять минут назад командиру батальона по самое плечо оторвало руку, и он был не в состоянии руководить боем. Соколов понял: момент критический, медлить некогда — и взял командование на себя. Бойцы стрелкового батальона, увидев в своих рядах капитана-артиллериста и почувствовав уверенную руку, сразу приободрились. Стрелковые подразделения вместе с гвардейцами-минометчиками начали продвижение вперед.

На подступах к Рабочему поселку № 8 гитлеровцы имели зарытые в землю танки, более двух десятков огневых точек, траншеи в полный профиль, минные поля, проволочные заграждения. Все подступы к поселку держались под обстрелом. Командир стрелкового полка передал Соколову: «На вас надежда. Дайте побольше огня». — «Гвардейцы не подведут», — ответил капитан.

Вскоре немецкое командование подбросило сюда свыше двух батальонов пехоты, артиллерию и минометы, намереваясь во что бы то ни стало вернуть утраченные позиции. Гитлеровцы перешли в атаку. Силы наших стрелковых подразделений были на исходе. Больше половины личного состава выбыло из строя. Гвардейцы дивизиона капитана Соколова оказались лицом к лицу с врагом.

От прямого попадания загорелись две боевые машины 1-й батареи. Лейтенанты Н. Г. Чуркин, А. П. Орлов, бойцы Ф. Петров, М. Строков, И. Новиков, Д. Король, И. Жеребцов, невзирая на пулеметный огонь и разрывы снарядов, бросились тушить огонь. В это время фашистские автоматчики обошли дивизион с тыла. В этом направлении нельзя было стрелять из «катюш» из-за опасности нанести поражение своим войскам. Создалась угроза захвата врагом боевых установок. И тогда, перекрывая шум и грохот, раздался властный голос капитана Соколова: «Приготовить гранаты! Огонь по моей команде!»

Гвардейцы заняли свои места в траншеях у боевых машин и ждали команды. Гитлеровцы выбежали на опушку леса, увидели «катюши», загалдели, ускорили движение, рассчитывая, что у боевых машин никого не осталось в живых. Когда враги приблизились на 20–30 метров, капитан Соколов скомандовал: «Гранатами — огонь!»

Загремели разрывы. Застрочили пулеметы. Немцы в замешательстве побежали назад.

«За мной!» — скомандовал Соколов и бросился вперед. Вслед за ним — лейтенанты А. Орлов, Н. Чуркин. На поле боя осталось около сотни фашистских трупов. Но угроза не миновала. В затишье между атаками Соколов собрал оставшихся в живых. Вид у всех был до предела измученный. Некоторые не могли даже стоять на ногах. Капитан не меньше, а пожалуй, больше других перенес в этих боях, он тяжело волочил раненую ногу, однако твердо проговорил: «Знаю, нелегко нам. Но мы обязаны устоять во что бы то ни стало. Наш долг — освободить Ленинград от блокады».

Вперед решительно шагнул комсорг дивизиона Э. С. Амирахмедов. Быстрый, подвижный, с горящими глазами, он горячо, с кавказским акцентом заговорил: «Товарищ гвардии капитан, пока у нас бьется сердце, пока мы можем держать в руках оружие, враг не пройдет…»

Соколов пожал ему руку.

Весь день продолжался бой. Гитлеровцы несколько раз атаковали минометчиков, но гвардейцы стояли насмерть. К исходу дня, когда положение казалось безвыходным, Соколов подошел к боевой машине Айвазяна: «Сколько осталось снарядов?» — «На один залп».

В это время на опушке снова показались гитлеровцы.

«Выше головы, друзья! Осталось немного продержаться…» — Капитан не успел закончить фразу, как на огневые позиции обрушился шквал вражеского огня. Загорелись боевые установки «катюш» гвардии сержанта Федора Развельчука и гвардии старшего сержанта Ивана Бороденко. Гвардейцы понимали, что вывод из строя всех боевых установок грозит дивизиону гибелью. Поэтому все, кто мог держаться на ногах, бросились спасать от огня боевые машины. К ним подбежал и капитан Соколов. И вдруг рядом разорвался снаряд. Осколок ударил Соколова в голову…

Не увидел наш боевой друг дня Победы. В кармане гимнастерки у Соколова мы нашли письмо от жены и фотографию маленького сынишки, полученные накануне боя. Он не успел им ответить. Ответ мы писали коллективно. Многие глотали слезы и до боли сжимали кулаки. Вскоре из Тбилиси пришло письмо. Вероника, вдова Соколова, писала: «Отомстите врагу за наше горе, а я воспитаю сына таким, каким был его отец».

Коммунистическая партия и Советское правительство предпринимали громадные усилия для избавления Ленинграда от блокады. Благодаря успешной работе тыла войска Ленинградского и Волховского фронтов пополнились людьми, получили значительное количество боевой техники и вооружения. Это позволило Ставке Верховного главнокомандования в конце 1942 года дать директиву этим фронтам по подготовке операции с целью прорыва блокады Ленинграда.

Удар по врагу намечалось нанести одновременно с востока и запада с задачей разгромить немецкие войска южнее Ладожского озера и прорвать вражескую блокаду города. Волховскому фронту предстояло наступать с востока, из района населенных пунктов Липки, Рабочий поселок № 8, Гайтолово; а Ленинградскому фронту — нанести удар с запада, с правого берега Невы, из района Московской Дубровки, Шлиссельбурга. Войска обоих фронтов должны были соединиться в районе Рабочего поселка № 5.

То, что надвигаются решительные события, мы почувствовали в декабре 1942 года по большому скоплению живой силы и техники, по действиям разведчиков и саперов. Было зачитано обращение Военного совета фронта, призывающее воинов не только стоять насмерть в обороне, но и готовиться к решающим боям. 20-й гвардейский минометный полк получил новое пополнение гвардейцев, успел отремонтировать почти все боевые установки «катюш» и был готов к новым сражениям.

В сентябре 1942 года 20-й гвардейский минометный полк вошел в состав 2-й ударной армии и поддерживал боевые действия частей 4-го гвардейского стрелкового корпуса под Синявином.

Наш 210-й гвардейский минометный дивизион, которым после гибели Соколова командовал смелый, боевой, инициативный офицер гвардии капитан Петр Сергеевич Александров, занимал огневые позиции недалеко от переднего края обороны противника, восточнее Рабочего поселка № 8.

В течение нескольких месяцев гитлеровцы укрепляли рубеж обороны в деревне Липки, Рабочих поселках № 5, 7, 8, Гайтолове. Враг считал этот рубеж неприступным. Он имел здесь не только глубокоэшелонированные инженерные сооружения, но и значительные силы своих войск и техники.

К исходу дня 11 января 1943 года был получен боевой приказ Военного совета фронта о наступлении с целью прорвать блокаду Ленинграда. Вечером состоялся митинг личного состава нашего дивизиона. Среди гвардейцев царил огромный патриотический подъем. Выступающие гвардейцы заверяли, что не пожалеют жизни, но боевую задачу выполнят с честью. Многие подавали заявления с просьбой принять их в ряды Коммунистической партии, а если погибнут в бою — считать коммунистами.

В дивизион прибыла делегация из Ленинграда. Возглавлял ее седой, с потемневшим лицом, пожилой рабочий, который рассказал о тяжелых условиях жизни и труда в осажденном городе и призвал гвардейцев скорее освободить Ленинград от блокады. От имени гвардейцев я заверил рабочих, что мы не пожалеем ни сил, ни жизни для разгрома врага.

На митинг к нам прибыла делегация и от воинов стрелкового полка, который нам предстояло поддерживать в бою. От нас на митинг содружества к пехотинцам 314-й стрелковой дивизии ходили я, командир взвода разведки гвардии лейтенант В. Я. Селих и комсорг батальона гвардии старший сержант Э. С. Амирахмедов.

И вот настал тот день, которого мы все ждали. 12 января, в 9 часов 30 минут утра, грянул залп «катюш» трех наших дивизионов. Он одновременно был и сигналом к артиллерийской подготовке всего фронта. Через минуту раздался грохот канонады. На голову врага обрушилось море огня, которое бушевало полтора часа. Затем наши стрелковые подразделения, сопровождаемые огнем артиллерии, пошли в атаку, с ходу ворвались в траншеи противника, прорвали его передний край обороны, овладели поселком Липки и устремились к Рабочему поселку № 5.

Однако гитлеровцы упорно сопротивлялись. Они не давали подойти к Рабочему поселку № 5, удерживая очень выгодный для них укрепленный район Рабочего поселка № 8, расположенный на возвышенности, заболоченные подступы к которой были открыты и заминированы. Для нанесения решительного удара сюда прибыл 210-й гвардейский дивизион «катюш» гвардии капитана П. С. Александрова. Боевые установки, смонтированные на гусеничном ходу, обладая высокой проходимостью, на предельной скорости двигались по бездорожью к переднему краю. Под огнем противника они развернулись в боевой порядок и дали залп по Рабочему поселку № 8. Огонь гитлеровцев сразу ослабел. Воспользовавшись замешательством фашистов, наши стрелковые подразделения бросились вперед, в направлении Рабочего поселка № 5, где должны были встретиться Ленинградский и Волховский фронты. Весь день шли ожесточенные бои.

Во время наступления наших войск в районе Гайтолова вражеская артиллерия беспрерывно рвала связь между огневыми позициями и наблюдательными пунктами. Чтобы обеспечить беспрерывную связь в бою, требовалось большое мужество и умение. Связисты отделения П. Я. Межевова под огнем противника обеспечивали непрерывную связь. Лично сам командир отделения связи Павел Межевов устранил 13 порывов и обеспечил управление боем.

В районе Рабочего поселка № 8 от обстрела была порвана связь в пяти местах. Старший сержант Эмир-султан Амирахмедов в течение десяти минут устранил четыре порыва. Пятый порыв он соединить не успел, так как противник открыл яростный огонь. Тогда Амирахмедов зажал в руках концы телефонного провода, под продолжающимся обстрелом, несмотря на контузию, 15 минут не выпускал их из рук и тем обеспечил связь в момент наступления нашей пехоты[20].

Радиотелеграфист Роман Вашкевич в течение трех суток обеспечивал бесперебойную связь, будучи ранен, отказался пойти в медсанбат, остался в бою, самоотверженно выполняя боевой приказ, и погиб смертью храбрых.

Умело и стойко действовал в бою командир орудия 1-й батареи 210-го гмд сержант Герасим Леонтьевич Филиппов. За один день боевых действий его боевая установка произвела 16 точных залпов по целям противника. Невзирая на ураганный обстрел и бомбежку, его расчет выполнил боевые задачи и уничтожил сотни гитлеровцев. От прямого попадания загорелась боевая установка. Несмотря на опасность взрыва, Филиппов личным примером увлек за собой гвардейцев, потушил огонь и спас установку.

Начальник разведки полка гвардии капитан Михаил Владимирович Кудрявцев вместе с разведчиками, связистами и радистами всегда находился на переднем крае, в самых трудных и опасных местах. Перед боем он неизменно появлялся в дивизионе и учил разведчиков, как действовать в бою, делился с ними боевым опытом, вспоминал отдельные эпизоды из жизни бывалых разведчиков, доходчиво и просто рассказывал всем гвардейцам о боевой обстановке на данном участке и на всем фронте.

Как и положено разведчику, он знал все подробности обстановки и то, что было можно, рассказывал нам, вставляя в рассказ то шутку, то острое словцо. Кудрявцев всегда был жизнерадостен и прост в обращении, подтянут и опрятен. В бою появлялся среди гвардейцев как-то внезапно, на самом опасном участке боя. Все вокруг измученные, прокопченные, а на нем, кажется, все блестит, и не заметно, что он уже третьи сутки не спит и в каждом бою испытывает трудностей гораздо больше, чем любой из нас.

Для осуществления взаимодействия войсковых соединений в бою Кудрявцев повседневно посещал передовые наблюдательные пункты мотострелковых подразделений, бывал у танкистов, вместе с саперами изучал направление атак наших войск, не раз вместе с пехотой ходил в атаку и оттуда, с передней линии огня, где решался исход сражений, умело управлял огнем «катюш» всего полка. Такое взаимодействие всегда приводило к победе.

Разведчики полка и дивизиона под руководством Кудрявцева добывали ценные сведения, изучали обстановку, проникали в тылы вражеских войск, устанавливали расположение частей, огневых точек и линию обороны противника. В значительной степени благодаря умелым действиям разведки командование могло принимать правильные решения, а полк — успешно выполнять боевые задачи.

Архивные документы свидетельствуют, что, будучи помощником начальника штаба 20-го гмп, Кудрявцев в момент «порыва связи с дивизионами дважды под непрерывным артиллерийским обстрелом и бомбежкой в районе западнее деревни Гайтолово доставлял в дивизионы приказ об открытии огня. В обоих случаях приказ был доставлен вовремя, контратаки гитлеровцев были сорваны. 2 февраля 1943 года, будучи в боевых порядках дивизионов, тов. Кудрявцев обнаружил скопление войск противника. Залпом полка, произведенным по этой цели, уничтожено до роты солдат и офицеров противника, разрушено два дзота»[21].

Под стать Кудрявцеву был и начальник штаба полка гвардии майор Петр Ильич Продан. В любой самой сложной и опасной обстановке, показывая пример мужества и стойкости, он оставался твердым и решительным, никогда не повышал голоса, распоряжения отдавал уверенно и спокойно.

Я ему фактически обязан жизнью. Однажды в разгар боя он появился на наблюдательном пункте 210-го дивизиона в районе Гайтолова. Противник усилил артиллерийский и минометный обстрел. Одна наша боевая установка, подбитая вражеским снарядом, остановилась метрах в двухстах от наблюдательного пункта. Я рванулся из НП, намереваясь добежать до установки и помочь ей уйти из-под огня. Майор Продан спокойно, но твердо приказал вернуться и почти силой задержал меня на наблюдательном пункте еще на несколько минут. В это время раздался сильный взрыв — прямое попадание снаряда в боевую установку. После взрыва майор сказал: «Всегда надо помнить, что и на фронте жизнь не должна обрываться напрасно, а уж если отдавать жизнь придется, за нее должны дорого заплатить наши враги».

Бои по прорыву блокады Ленинграда развивались с нарастающей силой. Враг отчаянно сопротивлялся. Гитлеровцев приходилось выбивать из каждого опорного пункта.

В одном из таких пунктов — в роще северо-западнее Рабочего поселка № 5 — немцы закрепились, зарыв в землю танки, подготовив более двух десятков других огневых точек. Все подступы к своей обороне они заминировали.

«На вас вся надежда, дайте побольше огня», — сказал командир стрелкового полка капитану Александрову. «Гвардейцы не подведут», — ответил командир дивизиона.

Три дивизионных залпа уничтожили немало гитлеровцев, разрушили их оборону. Наши бойцы начали продвигаться вперед. Но оставшиеся огневые точки противника вскоре ожили и задержали наступление пехоты.

Враг подбросил новые силы.

К концу дня, когда положение еще более осложнилось, в дивизион на помощь прибыла батарея управления, которой командовал всегда жизнерадостный, смелый, боевой офицер — старший лейтенант Горислав Валентинович Колосов.

Вновь прибывшая батарея с ходу вступила в бой, усилила огонь и наша пехота. Гитлеровцы не выдержали, стали отходить. И тут мы услышали нарастающий гул боя с противоположной стороны. Немцы попали под перекрестный огонь, заметались, а затем большими группами начали сдаваться в плен. Это было ново для нас и радостно. Прошло еще несколько часов, и воины двух фронтов — Ленинградского и Волховского — встретились. Блокада Ленинграда прорвана! Южнее Ладожского озера образовался узкий коридор, по которому в этот же день пошли в город Ленина машины с продовольствием и другими грузами.

Это была большая победа!

Указом Президиума Верховного Совета СССР, от 8 сентября 1943 года 20-й гвардейский минометный полк был награжден орденом Красного Знамени за выполнение боевого задания по прорыву блокады города Ленина.

В дальнейшем приказом Верховного главнокомандующего № 0174 от 2 июля 1944 года 20-му гмп было присвоено наименование Свирский — за прорыв обороны на реке Свири. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 ноября 1944 года полк награжден орденом Красной Звезды — за освобождение города Киркенеса в Северной Норвегии[22].


ГВАРДЕЙСКИЙ УДАР

И. Смирнов, гвардии подполковник запаса ПОСЛЕ ПРОРЫВА

Замкнув кольцо блокады вокруг Ленинграда, фашисты создали на подступах к городу сильно укрепленную полосу обороны с глубоко эшелонированной и разветвленной системой бронированных дотов. На каждый километр фронта враг имел до 22 огневых точек, каждый квадратный метр площади реки Невы простреливался с 10–12 различных направлений. Бои по прорыву блокады показали, что для взламывания столь сильной обороны врага требуется не только тяжелая ствольная артиллерия, но и реактивная артиллерия большой мощности.

В нашей стране к этому времени были созданы тяжелые фугасные реактивные снаряды М-20 и М-30 и специальные рамные пусковые установки к ним. Еще в период подготовки к прорыву блокады Ленинграда начала формироваться 6-я тяжеломинометная бригада. В ее состав были включены 523, 524, 525, 575, 577 и 578-й отдельные гвардейские минометные дивизионы М-30. Первый был сформирован под Москвой и в сентябре 1942 года переправлен на баржах через Ладогу в осажденный Ленинград.

Управление, штаб и службы бригады были сформированы из моряков, ранее проходивших службу на кораблях Балтийского флота, участвовавших в боях на Невском «пятачке». Материальная часть бригады укомплектовывалась автомобилями ЗИС-З и ГАЗ-АА, у некоторых дивизионов были машины американского производства — «форды» и «шевроле». Командиром бригады назначили полковника Андрея Михайловича Лобанова. До этого он командовал в Крыму 8-м гвардейским минометным полком. Начальником политотдела бригады стал подполковник М. М. Федоров, начальником штаба — подполковник И. С. Белов, помощником начальника штаба — капитан П. В. Требушенко.

Первый боевой порядок бригада заняла по правому берегу Невы, на север от Невской Дубровки. Здесь были заблаговременно подготовлены огневые позиции.

Я прибыл в бригаду в конце декабря 1942 года, после окончания 1-го Московского Краснознаменного минометно-артиллерийского училища имени Красина, которое тогда находилось на Урале, в городе Миассе. Вместе с другими выпускниками училища по Дороге жизни, проложенной через Ладогу, мы попали в Ленинград и оказались на Фонтанке, 90, где тогда помещался штаб артиллерии фронта. Со мной был мой друг младший лейтенант Илья Коваленко, с которым я до училища вместе воевал тоже в составе ГМЧ на Северо-Западном фронте. Коваленко начинал кадровую службу в Кронштадте комендором, затем его направили в Морской отдельный гвардейский минометный дивизион, с которым он оказался весной 1942 года на реке Ловати под Старой Руссой.

В Ленинград я попал впервые, но много о нем читал и слышал, поэтому очень хотелось ближе узнать этот героический город. По праву старожила Коваленко знакомил нас, своих однокурсников, с городом. Был морозный, туманный день. Meтроном монотонно отсчитывал секунды. Мы спешили, так как завтра с утра должны были отправиться в часть, под Токсово. Город, хотя и блокадный, был очень красив. Мы побывали на Дворцовой площади, на Невском проспекте, добрались к Смольному. При этом несколько раз попадали в район обстрела.

На следующий день я прибыл в 523-й отдельный гвардейский минометный дивизион, которым тогда командовал капитан Черниевский. Меня назначили заместителем командира батареи. Так в 19 лет я встал в ряды защитников Ленинграда и с этого дня считаю себя ленинградцем.

Когда я начал знакомиться с личным составом батареи, то прежде всего обратил внимание на то, что бойцы здесь были из Сибири, с Урала, с Волги, словом, со всех концов страны. Встречались москвичи, немало было и ленинградцев. Так, электротехник батареи гвардии лейтенант Л. В. Дубровицкая оказалась ленинградской спортсменкой, воспитанницей института имени Лесгафта.

В те дни, после прорыва блокады Ленинграда, гитлеровцы всеми силами стремились восстановить разорванное кольцо вокруг города. Чтобы сорвать планы врага, в феврале 1943 года Военный совет фронта принял решение нанести удар из района Колпина на Красный Бор — Тосно соединениями 55-й армии. К 1 февраля бригада сосредоточилась в поселке Рыбацкое для обеспечения боевых действий 55-й армии на рубеже Красный Бор — Ям-Ижора — Чернышеве.

На участке Красного Бора противник держал оборону силами 250-й «Голубой дивизии» испанцев. Используя особенности местности, в том числе узкие овраги между железными дорогами, враг сумел создать очень сильно укрепленную полосу. Подступы к переднему краю и Колпину хорошо им просматривались.

Здесь, в непосредственной близости от Колпина, вдоль железной дороги Ленинград — Москва, дивизионы нашей бригады и приступили к подготовке огневых позиций. Условия для этого были исключительно трудны. Местность голая, простреливаемая. На машинах в позиционный район не проехать, а на вооружении у нас находились тяжелые рамные пусковые установки М-30. Из-за их небольшой дальности стрельбы (не более 2800 метров) подготовка к выполнению боевого задания проводилась прямо под носом у противника. На занятие огневых позиций и подготовку к залпу отводилось всего двое суток. Работать приходилось только ночью. На огневые позиции — на расстояние более 1000 м — гвардейцам пришлось на руках перенести 288 пусковых установок, 1152 снаряда, вес каждого с ящиком составлял 95 кг. И все это делалось под непрерывным артиллерийским, минометным, пулеметным огнем.

В ночь с 9 на 10 февраля 1943 года на тщательно замаскированных огневых позициях оставались только командиры батарей, младшие электротехники и по 2–3 человека из расчетов. Остальной личный состав был укрыт в каменном здании школы.

Утром началась артиллерийская подготовка. Мы дали залп, но во 2-й батарее, которой командовал лейтенант Владимир Скотников, в рамах остались снаряды. Тогда по приказу комбата группа управления выскочила из окопа и бросилась к оставшимся снарядам, чтобы выпустить и их. Комбат Скотников наблюдал, как электрики, руководимые младшим лейтенантом Степановым, выпускают по одному снаряду. В это время недалеко от Скотникова разорвалась мина, и осколок ударил его в грудь. Его отправили в госпиталь, а мне пришлось принять командование над батареей. С нею я и прошел от Невы до Одера.

После артиллерийской подготовки наша пехота в яростном рукопашном бою выбила противника с занимаемых позиций, овладела высотами и частью населенного пункта Красный Бор. Вскоре враг был отброшен и от Колпина.

В ходе боя командование 55-й армии произвело перегруппировку с целью развития дальнейшего успеха в направлении Тосна. В связи с этим подразделения нашей бригады заняли новые огневые позиции, теперь уже под Красным Бором. Проезд на автомобилях сюда возможен был только по железнодорожным насыпям. А они были все изрыты траншеями, искорежены воронками. Кроме того, некоторые участки пути были заминированы. Пришлось строить новую дорогу. Строительство длилось две ночи и велось под непрерывным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем.

На третью ночь подразделения бригады заняли боевой порядок на скатах высот и в оврагах под Красным Бором. Наши огневые позиции подвергались непрерывному обстрелу противником, связь часто рвалась, выходили из строя электропровода пуска.

Бойцы моей батареи разместились в землянке, доставшейся от испанцев из «Голубой дивизии». Она была с выходом в сторону противника. Едва мы ее заняли, как на нашу огневую позицию обрушился шквал вражеского огня. Все вокруг гудело. Несколько реактивных снарядов сорвалось с наших рам. Это произошло в тот момент, когда рядом с ящиком снарядов разорвался немецкий снаряд. Горячим осколком пробило ракетную часть, в результате чего воспламенился пороховой заряд и снаряды, самопроизвольно срываясь с направляющей ящика, начинали быстро скользить по земле с ревом и пламенем, ежесекундно меняя направление при встрече с кочками и другими неровностями и взрываясь. Отдельные снаряды устремлялись ввысь, точно с трамплина. Этот огневой налет нас кое-чему научил. В дальнейшем мы вворачивали взрыватели в головную часть и снимали колпачки непосредственно перед залпом по специальным командам: «Ввернуть взрыватели!» и «Снять колпачки!». За колпачки отвечал командир группы. Он сдавал их по счету командиру батареи в доказательство того, что снаряды были выпущены приведенными в окончательно снаряженный вид.

Весь февраль и первую половину марта подразделения нашей бригады находились на огневых позициях под Красным Бором, обеспечивая наступательные действия стрелковых частей. В марте от каждого дивизиона были выделены «кочующие батареи». Это было новое в тактике ведения огня ГМЧ для систем тяжелого калибра. Мне пришлось командовать одной из них, производить пуски отдельными снарядами, залпы отдельными установками, а также и батарейные залпы по строгому графику, разработанному штабом бригады и согласованному с нашей пехотой. В те дни приходилось встречаться и обмениваться опытом с командирами других «кочующих батарей»: лейтенантом В. А. Красных, лейтенантом H. А. Чашиным.

Пробовали мы стрелять и снарядами М-28. Эти снаряды и легкие металлические пусковые рамы к ним изготовлялись тогда в осажденном Ленинграде. Дальность стрельбы этих 280-миллиметровых снарядов была всего 1,1–1,5 км (с различными баллистическими данными). Головная часть снаряда заливалась взрывчатым веществом, чувствительным к детонации, особенно при минусовой температуре воздуха. Огневые позиции приходилось занимать в боевых порядках самых передовых стрелковых подразделений с таким расчетом, чтобы огневой удар наносить в глубину обороны противника. Это было весьма рискованно, так как неприятель стремился всячески засечь наши позиции и постоянно обстреливал их из всех видов оружия.

27 апреля 1943 года бригада вошла в состав 1-й гвардейской минометной дивизии, командиром которой был генерал-майор В. Г. Соловьев, начальником штаба — полковник В. Д. Петров. В составе этой дивизии бригада продолжала боевые действия до октября 1944 года.

7 мая 1943 года представители Военного совета Ленинградского фронта вручили нашей бригаде боевое гвардейское знамя, которое с честью было пронесено гвардейцами от Ленинграда до Берлина. Знамя принял командир бригады гвардии полковник А. М. Лобанов. Он опустился на колено, поцеловал знамя и вместе с нами, стоящими в строю, произнес слова гвардейской клятвы на верность партии, народу.

Те незабываемые минуты до сих пор стоят у меня перед глазами. Тогда мне посчастливилось быть в строю при вручении гвардейского знамени, затем я присутствовал при вручении бригаде боевых орденов и, наконец, находился в строю бригады в день ее расформирования. Вместе со всеми я тогда поцеловал знамя, потом сопровождал его в Москву, где сдавал знамя в Центральный музей Советской Армии, а боевые ордена бригады — в Секретариат Президиума Верховного Совета СССР.

Все эти события свято хранятся в памяти оставшихся в живых гвардейцев бригады.

…После завершения боевых действий под Красным Бором в нашей бригаде произошли некоторые изменения. Вместо 6 дивизионов стало 4. Если раньше мы загружали на пусковую установку 4 снаряда ТС-30, то теперь, удлинив прижимные стяжки, закрепляющие ящики в раме, стали загружать на установку 8 снарядов (в два яруса). Огневая мощь батарей и дивизионов увеличилась в 2 раза, и поэтому сокращение бригады на 2 дивизиона не только не уменьшило ее силы, а наоборот, за счет двухъярусной загрузки ее мощь даже повысилась.

В мае 1943 года бригада передислоцировалась в Лесное, в полосу боевых действий 67-й армии, где 22 июля начались наступательные бои на Синявинском выступе. Нам тогда приходилось производить по нескольку залпов, не меняя огневых позиций, и мы видели, как на Синявинских высотах бушевало море огня от наших залпов. В артиллерийской подготовке в составе 1-й гвардейской минометной дивизии участвовали 2, 5 и 6-я бригады М-30, а также несколько полков М-13.

В этих боях особенно отличились дивизионы нашей бригады, которыми командовали офицеры В. Т. Москалев и А. Г. Рыжановский. Здесь, в условиях лесисто-болотистой местности, бойцы проложили дороги из жердей и фашинника. Проходившие по ним тяжело груженные боеприпасами машины нередко проваливались в топь. Тогда приходилось разгружать их от боеприпасов, вытаскивать из грязи и вновь пробиваться в район огневых позиций. Когда машины добирались до намеченного рубежа, гвардейцам приходилось почти километр волоком по болоту тащить ящики со снарядами. И это надо было делать и днем, и ночью, под артиллерийским обстрелом и бомбежками. Руки солдат были в кровавых мозолях, с сорванной кожей.

Поистине героическим был тогда труд водителей машин. Совершая рейсы в Шлиссельбург за снарядами и обратно на огневую, каждый из них в одиночку выгружал и разгружал свою машину, и так до тех пор, пока буквально не падал от изнеможения.

В те дни мы подчас завидовали личному составу гвардейских минометных полков М-13, где установки были смонтированы на автомобилях. «Им-то что, — говорили наши ребята. — Они зарядились, выехали на огневую позицию, „пропели“ „Катюшу“ и — марш в тыл на зарядку боеприпасами. Их немцы и засечь-то не успевают, а если и открывают огонь, то уже по пустому месту. А мы, пока подготовим залп своих тяжелых систем, измучимся, да и уйти быстро не всегда удается». Бои под Синявином продолжались до 6 сентября 1943 года. В них тогда особенно отличились наши электротехники: Сергей Захаров, Михаил Степанов, Василий Есаков, Александр Суханов, Лариса Дубровицкая, Иван Сикорский, военфельдшер Лев Левицкий и санинструктор Анна Кубракова (Тищенко).

А вообще надо сказать, что в тех боях не было различия, кто командир, а кто рядовой. Всем без исключения приходилось делать общее дело — готовить залпы. Немало наших боевых друзей при этом пали смертью героев. Тогда остававшиеся в строю мелом писали на снарядах: «За Кувшинова», «За Крестьянинова» — и посылали эти снаряды на позиции немецких захватчиков.

В дни боев я сдружился с командиром 3-й батареи старшим лейтенантом Сашей Алексеевым — гвардейского роста, молодым, красивым парнем. Мы и огневые выбирали вместе, и фланги наших батарей бывали рядом. Как-то в начале августа мы с ним стояли у землянки на бруствере окопа, любуясь рассветом над Синявинскими высотами. Наши батареи были готовы к залпу. Над болотами клубился густой туман, было сыро, прохладно. Наша артиллерия молчит, немцы постреливают, нервничают. Проревел «ишак» (так мы прозвали немецкий шестиствольный миномет), выпустил по нам свои реактивные мины. Наблюдаем их взрывы. В низине хорошо слышен каждый разрыв, и видно было, как на его месте поднимался огненный пузырь, напоминающий те мыльные пузыри, какие пускали мы в детстве. При первых лучах солнца эти пузыри, поднимаясь выше тумана, играли всеми цветами радуги. Красивое зрелище. Любуемся им и рассуждаем: вот как запустим своих «головастиков», так, наверно, почище этих пузыри будут: из земли, металла да фашистских костей.

Внезапно несколько вражеских мин разорвались на нашей огневой. Мы с Сашей не успели спрыгнуть в окоп, как вокруг нас засвистели осколки. У Саши в это утро за борт шинели была засунута тяжелая книга. Любил он читать. После обстрела, закурив, снова увидел я у него книгу, спрашиваю: «Что ты читаешь?» Отвечает: «Перечитываю „Войну и мир“ Л. Толстого». Достает книгу, подает мне. Я беру ее и замечаю, что она пробита. Открываю и вижу в книге горячий осколок. Взглянул на шинель Саши, а на ней дырка в том месте, где лежала книга. Возвратив книгу вместе с осколком, посоветовал Саше сберечь их до конца войны как память об этом утре…

…В ходе Синявинской операции было перемолото несколько гитлеровских дивизий и уничтожено большое количество вражеской боевой техники. В конце операции от нашей бригады были выделены «кочующие батареи», которые еще некоторое время продолжали боевые действия.

В один из сентябрьских дней 1943 года в штаб бригады, находившийся в это время на левом берегу Невы, у поселка Мартино, были вызваны отличившиеся в боях гвардейцы для получения правительственных наград. Капитан П. В. Требушенко — отличный строевик, строгий и требовательный командир, построил под обрывом берега прибывших, четко доложил о них вышедшему из блиндажа командиру бригады. Полковник стал вручать ордена и медали, благодарил каждого награжденного за верную службу Родине, пожимал руку.

Вот из строя вызвали рядовую Антонину Петрову. С левого фланга шагнула вперед совсем еще юная семнадцатилетняя девушка. Все мы знали ее, прославленную связистку, которая по телефону передавала нам на огневые команду «Огонь», строго следила за дисциплиной связи, не допуская лишних разговоров, и все время держала в повиновении наших дежурных телефонистов. Особенно отличилась она в синявинских боях, неоднократно под огнем противника восстанавливая нарушенную связь.

Чеканя шаг, Тоня вышла из строя и подошла к комбригу. Но когда он вручил ей медаль «За боевые заслуги», Тоня растерялась и вместо уставного ответа «Служу Советскому Союзу», краснея, ответила: «Спасибо». Комбриг нахмурился и сказал: «Коряво, „малая“. Что же тебя не научили, как надо отвечать?.. Ну, ничего, научишься. Еще время есть до следующей награды». И добавил: «Носи на здоровье…»

…Накал боев на Синявинском выступе несколько спал лишь в октябре 1943 года. Тогда наша бригада полностью сосредоточилась в Лесном и стала приводить в порядок боевую технику. 8 октября командующий артиллерией Ленинградского фронта генерал Г. Ф. Одинцов перед строем бригады вручал нам медали «За оборону Ленинграда». А 16 ноября за образцовое выполнение боевых заданий командования в Синявинской операции Указом Президиума Верховного Совета СССР бригада была награждена орденом боевого Красного Знамени. Тогда на знамени бригады засверкал первый орден.

…Наступил декабрь 1943 года. Бригада получила приказ занять боевой порядок под Пулковом. Это была подготовка к боям за окончательное снятие блокады Ленинграда. В целях скрытности подготовки операции личный состав не занимал оборудованные огневые позиции до ночи на 13 января 1944 года. В эту ночь был занят боевой порядок, боевые установки наведены на цели, все замаскировано.

15 января 2300 орудий и минометов 42-й армии, а также реактивная артиллерия обрушили огонь по 17-километровому участку обороны противника. Наша бригада произвела залп в 9 часов 30 минут. Стояло туманное с легким морозцем утро. Туман был настолько густым, что в 15–20 шагах уже было трудно что-то рассмотреть. Несколько раз подавались команды: «Внимание», «Ввернуть взрыватели», «Отставить», «Ввернуть взрыватели» — и так далее. Мы уже думали, что не придется сегодня нам стрелять, нервничали. Тем более что справа, со стороны Ораниенбаума, со вчерашнего дня была слышна артиллерийская канонада.

Но вот туман стал редеть, одна за другой стали поступать команды на готовность залпа, и наконец поступила долгожданная команда: «Залпом, огонь!» В тот же момент в гром артиллерийской подготовки включила свой голос и 6-я бригада. Это был наш вклад в дело окончательного разгрома фашистов под Ленинградом.

В развернувшихся затем схватках за Пулковские высоты смертью храбрых пали многие наши гвардейцы. В их числе был и мой боевой друг командир батареи капитан Саша Алексеев.

В ночь на 16 января подразделения бригады в колоннах вышли из деревни Виттолово, продвигаясь за наступающими частями 42-й армии. 17 и 18 января шли упорные бои за овладение мощным красносельским узлом обороны противника. Мы участвовали в штурме Красного Села, вели огонь по огневым точкам отчаянно сопротивлявшегося врага. 19 января Красное Село было взято. За успешные боевые действия по разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом 24 соединениям и частям фронта было присвоено почетное наименование Красносельских. В их числе была и 1-я гвардейская минометная дивизия, в состав которой входила наша бригада. В тот же день Москва салютовала доблестным войскам Ленинградского фронта, завершившим разгром петергофско-стрельнинской группировки противника.

А мы в это время уже снова шли вперед вместе с нашими наступающими частями, на Гатчину. На подступах к ней противник особенно старался удержать населенный пункт Тайцы, так как отсюда он готовил контратаку. Необходимо было сорвать его замысел и уничтожить накапливающуюся вражескую группировку. Особенно отличился тогда дивизион гвардии майора В. Т. Москалева. Оказавшись ближе всех к вражеской обороне, он с ходу развернулся, быстро изготовился и залпом накрыл большое скопление гитлеровцев. Путь для дальнейшего наступления через Тайцы на Гатчину был открыт. 26 января она была с боем взята. Продолжая обеспечивать боевые действия 42-й армии, бригада двигалась теперь в направлении на Волосово, Веймарн, Старополье, Сланцы.

…Мы продолжали наступать. Настроение у нас было отличное: ведь мы все дальше гнали захватчиков…


Е. П. Аксенов, подполковник-инженер запаса РАДИ УСПЕХА В БОЮ

Никогда не забуду солнечный майский день 1943 года. В этот день я приехал во фронтовой, блокадный Ленинград.

Семь лет назад, еще будучи студентом, я приезжал сюда по туристской путевке всего на несколько дней, и чудесный город навсегда покорил мое сердце. Потом, когда началась война, много читал и слышал о жестоких испытаниях, выпавших на долю ленинградцев, об их стойкости. Великий город на Неве стал мне еще ближе и дороже.

Теперь — новая встреча, очевидно надолго. Почти два года шла война, и приехал я сюда, разумеется, не туристом. В кармане моей гимнастерки лежало направление, где было написано, что я назначаюсь заместителем начальника оперативной группы гвардейских минометных частей Ленинградского фронта.

Город строг и суров. Разрушенные дома, завалы, траншеи. Во всем — зловещие следы войны, близость фронта. Блокада была уже прорвана, но враг еще стоял у стен Ленинграда. С волнением вглядывался я в лица ленинградцев. Голод, блокада наложили свой отпечаток. Но нет, не сломили этих людей неслыханные страдания. Меня поразило их спокойное мужество. В облике почти каждого жителя осажденного города чувствовалась решимость биться до конца. Ни тени уныния, ни страха.

Сразу, как прибыл в Ленинград, я включился в напряженную боевую работу оперативной группы ГМЧ. На прием дел, раскачку времени не было. На ходу знакомился с подчиненными, с обстановкой в частях, состоянием боевой техники.

Штаб оперативной группы размещался в знакомом каждому ленинградцу большом желтом здании Областного военкомата на Фонтанке, в центре города. Тесными нитями он был связан со всеми участками Ленинградского фронта, где действовали «катюши».

Был я тогда еще молодым человеком, но уже имел боевой опыт. Инженер-механик по образованию (институт окончил перед войной), прошел ускоренную офицерскую подготовку и полтора года воевал в гвардейских минометных частях Калининского фронта.

Начальника оперативной группы генерал-майора С. В. Васильева я знал еще по Калининскому фронту. Это был опытный, боевой генерал, к тому же сердечный, обаятельный человек. Найти с ним общий язык было нетрудно.

Как заместитель Васильева по технической части, я и подчиненные мне офицеры обеспечивали части боевыми машинами, следили за их состоянием, эксплуатацией. Много приходилось заниматься ремонтом боевой техники. Вначале у нас не было своей ремонтной базы. Выручал завод имени Карла Маркса. В его цехах мы с помощью рабочих завода восстанавливали машины, пострадавшие в бою.

Несложный ремонт проводился в полевых условиях. Если неисправной оказывалась автомашина, боевую установку перемонтировали на новую.

Но основные наши усилия направлялись на обеспечение частей всем необходимым для боя, в первую очередь реактивными снарядами.

Это станет понятным из простого расчета: только для одного залпа дивизии гвардейских минометов требуется около 3,5 тысячи снарядов М-31. А на грузовую автомашину можно было погрузить лишь 20–22 таких снаряда. Не трудно подсчитать, какое огромное число рейсов должны были совершить водители автомашин, сколько требовалось для этого горючего, людей для погрузки и разгрузки снарядов. Только для одного залпа одного соединения! Ну, а если для множества залпов и для нескольких соединений?

Ленинградский фронт в 1943 году вел активные боевые действия, притягивая значительные силы врага, в частности в Синявинской операции. Главной же задачей фронта оставалась подготовка к решающим боям за окончательное освобождение Ленинграда, в которых гвардейским минометным частям отводилась значительная роль. Подготовка к историческому сражению началась еще осенью 1943 года, а накопление реактивных снарядов — еще раньше, летом.

После прорыва блокады стала действовать новая ветка железной дороги, проложенная вдоль южного берега Ладожского озера. По ней Ленинград получал все необходимое для жизни и боя, в том числе и реактивные снаряды. Доставлялись они с большой предосторожностью. В каждом железнодорожном составе было не более десяти вагонов с реактивными снарядами — старались их рассредоточить.

Железная дорога подвергалась непрерывным вражеским бомбежкам и обстрелам. Особенно опасным был узкий коридор длиной в 8 километров на левом берегу Невы. Грохот проходивших поездов каждый раз вызывал неистовый огонь фашистов. Наши составы старались проскочить опасную зону в темное время, не замеченными врагом.

Доставка снарядов в части на автомашинах также велась с наступлением темноты. Требовалась большая находчивость, умение ориентироваться в ночной обстановке, чтобы миновать простреливаемые врагами места, доставить груз в сохранности.

Наиболее сложно было обеспечивать гвардейские минометные части 2-й ударной армии, которая находилась на Ораниенбаумском плацдарме. Все снабжение ее шло через залив, главным образом, с пирса Лисьего Носа.

Представителем возглавляемого мной отдела в гвардейских частях 2-й ударной армии был старший лейтенант Алексей Панков. О нем мне хочется сказать особо. Этот двадцатидвухлетний офицер, коренной ленинградец, хорошо знал дело, выполнял свои обязанности с молодым задором и энтузиазмом. Он почти постоянно находился в частях, на передовых позициях.

Панков окончил артиллерийско-техническое училище уже во время войны. И отличился в первом же бою. Во время залпа взорвался снаряд, загорелась «катюша». Возникла опасность для других боевых установок. В любую минуту могли взорваться в горящей машине остальные снаряды. К тому же немцы открыли прицельный огонь по огненному зареву. Панков, оказавшийся рядом, бросился выносить снаряды, гасить пламя. Один снаряд заклинило, он его в считанные минуты разрядил.

Во время подготовки к январским боям 1944 года и в ходе наступления Алексей Владимирович вдумчиво и умело помогал командирам гвардейских минометных частей и подразделений решать оперативные вопросы. Ему приходилось заниматься скрытной установкой боевых машин в ночь перед штурмом, выбором мест для полевых складов, чтобы приблизить снаряды к идущим вперед частям, и т. д. Однажды на одном из участков боя не хватило взрывателей к реактивным снарядам. «Катюшам» пришлось замолчать. Панков на машине пробился в Ленинград сквозь встречный могучий поток наступающих войск. В тот же день он доставил взрыватели на передовую.

Такими же, как Панков, энергичными, отважными, знающими были и другие офицеры моего отдела — капитан М. Мальцев, воентехник I ранга И. Чечетин, старшие лейтенанты В. Антонов и Н. Орлов. Они находились постоянно в тех подразделениях, в которых складывалась наиболее сложная боевая обстановка. Благодаря таким офицерам в оперативной группе всегда знали положение дел во всех гвардейских минометных частях, могли действенно им помогать в выполнении боевых задач.

Следует сказать, что оперативное руководство нашими частями было тогда нелегким делом. Реактивная артиллерия была в то время новым оружием, не во всех вопросах для нас самих была полная ясность, не все моменты предусмотрены инструкциями, да и самих подробных инструкций еще не было создано. Нам, молодым тогда командирам, приходилось самим решать на ходу множество возникающих вопросов. Часто сама практика, сама боевая жизнь подсказывала, чем следует заниматься.

Как-то при перебазировании полка машина со снарядами попала в кювет. Стали ее разгружать. Чтобы легче носить тяжелые снаряды, их вынимали из ящиков. Один солдат споткнулся, уронил снаряд, а тот оказался с ввернутым взрывателем. Произошел взрыв, погибли люди. Пришлось срочно составлять инструкцию о порядке перебазирования частей. Строжайше предписывалось, чтобы при переезде ни в коем случае не вынимать снаряды из ящиков. Кстати — о снарядах. Снаряды не только присылались с Большой земли. Часть их изготовлялась в Ленинграде заводами Кировским, Ижорским, имени Калинина и др.

В Ленинграде было освоено изготовление своего типа снаряда — М-28. Он мог запускаться с простых деревянных полозьев-ящиков, которые изготовляла одна из мебельных фабрик. Правда, снаряд этот — детище осажденного города — не лишен был и недостатков; например, у него была меньшая дальность полета. Но было и колоссальное преимущество — делали его здесь же, под боком у фронта, его не надо было ниоткуда везти. Вот почему каждый лишний такой снаряд был, что называется, на вес золота.

Однажды меня вызвал прибывший на наш фронт командующий гвардейскими минометными частями Советской Армии генерал-лейтенант П. А. Дегтярев.

— Вы знаете, что на Н-ском заводе (он назвал его номер) скопилось много снарядов?

Конечно, я знал об этом, неоднократно бывал на заводе.

— Это, товарищ генерал, забракованные снаряды, — объяснил я. — У работников завода руки не доходят, чтобы просмотреть их, исправить.

— А почему бы нам самим это не сделать?

Такая мысль мне и раньше приходила в голову, но я не решался, как говорится, высказать ее вслух, — требовался транспорт, люди. Но раз об этом заговорил сам командующий…

— Снаряды следует вывезти, — заключил генерал. — Сколько вам для этого нужно времени?

— Двое суток.

Генерал согласился. И мне теперь надо было действовать быстро.

Гвардейским минометным частям, расположенным поближе к городу, было предписано к утру следующего дня выделить по 8 автомашин с людьми.

Чуть свет подъезжая к заводу, я увидел неподвижную колонну грузовиков и множество солдат. За сутки все бракованные снаряды доставили на склад ГМЧ. Опытные офицеры внимательно проверили их, выявили, какие у них повреждения. Было установлено, что у некоторых не обнаруживалось лопастей или было отколото взрывчатое вещество, а то и просто забита резьба. Снаряды рассортировывали, заменяли части, подчищали. Результаты превзошли ожидания: 95 % снарядов вернули к жизни, отправили в части.

И в дальнейшем, посещая наш фронт, генерал Дегтярев всегда интересовался состоянием «снарядных дел». Он дотошно вникал в детали, помогал находить новые резервы боеприпасов, что для блокадного города было так важно.

Генерал Дегтярев побывал на складе ГМЧ, который размещался в поселке Шувалове, в помещении бывшего овощехранилища. Он проверил, как хранятся снаряды, и остался доволен.

В связи с этим мне очень хочется рассказать о начальнике склада — капитане Василии Ивановиче Князеве. С глубоким уважением вспоминаю я этого высокого, плечистого сибиряка с простым, добрым крестьянским лицом. Удивительно хорошо было с ним работать. Не было случая, чтобы Князев не выполнил в срок какое-либо распоряжение, «отвертелся» бы от канительного дела. Честность, добросовестность, инициатива отличали все его действия.

Вверенное Князеву бесценное богатство — боеприпасы для «катюш» всего фронта — хранилось в безупречном порядке. Хозяйство Князева было поистине беспокойное. Днем и ночью прибывали вагоны со снарядами. И отсюда же непрерывным потоком отправлялись машины с дорогим грузом на все участки фронта.

Вагоны никогда не задерживались на складе сверх установленного срока, хотя график их разгрузки был предельно жестким. Грузовики всегда вовремя отправлялись в ответственный рейс. Людей на складе было мало, но трудились они самоотверженно.

Князев — превосходный организатор. Пожалуй, самая сильная его черта — уменье сплотить людей, направить их энергию на выполнение поставленных командованием задач. Василий Иванович по-отечески заботился о подчиненных, об их быте, питании. И они отвечали ему сердечной солдатской любовью.

Стоило Князеву сказать: «Надо, ребята…» — и сколько бы до этого «надо» ни трудились, люди забывали об усталости, отдавались делу с полным напряжением сил.

В горячие часы Князев и сам таскал ящики со снарядами, а своих подчиненных подбадривал шуткой.

Вспоминаю такой эпизод. Необходимо доставить на Ораниенбаумский плацдарм большую партию снарядов. Для этого выделили в наше распоряжение несколько барж. Стояли они у набережной Малой Невки, берега которой в этом месте были совершенно не приспособлены к погрузочным работам. Снега выпало мало, на дорогах гололед.

Погрузить баржи надо было в течение одного дня силами и средствами склада. Задача казалась непосильной.

Подсчитали вместе с Князевым все возможности, сняли на погрузку хозяйственников, писарей, весь личный состав склада. Все автомашины проверили, привели в полную исправность. Стоило хоть одной на короткое время выйти из строя — не уложились бы в срок.

Составили четкий график, организовали непрерывный подвоз снарядов на набережную по «челночной системе». Ни одна минута не была потеряна при подаче ящиков на баржи. Своими силами изготовили простейшее оборудование для облегчения погрузки. Трудно, например, опускать ящики на дно баржи, — приспособили деревянные спуски.

Любо было смотреть, как трудятся люди.

Ровно в 24.00 буксиры с баржами отправились в путь. К утру они благополучно прибыли на место.

Князев был отважным офицером. Не раз я видел, как он хладнокровно и решительно действовал под огнем врага.

…Фашисты бомбили станцию Веймарн. Горели вагоны со снаряжением и боеприпасами, рвались снаряды. Князев со своими солдатами, пренебрегая опасностью, вытаскивали из огня все, что можно сохранить, спасали снаряды.

Многое сейчас вспоминается о тех далеких днях. И то, какой страх наводили на врага своими сокрушительными залпами наши боевые установки. И то, с какой любовью говорили бойцы всех родов войск о легендарных «катюшах». И то, какую заботу о наших частях проявляли командование фронта и Ленинградская партийная организация.

В трудный час я нередко по поручению командующего ГМЧ отправлялся в Смольный. Не было случая, чтобы заботы реактивных частей оставались без внимания, чтобы их нужды не удовлетворялись.

Простое русское имя Катюша, которым народ назвал новое грозное советское оружие, открывало двери и сердца всех, к кому мы обращались.

Все понимали, что значит в бою залп реактивных минометов.


В. И. Савельев, кандидат военных наук ПОЛК НАЗВАЛИ КРАСНОСЕЛЬСКИМ

Ранним утром 3 января 1944 года меня вызвали в штаб 54-го отдельного гвардейского минометного дивизиона 38-го гвардейского минометного полка. Он располагался в одном из домов на Международном (ныне Московском) проспекте, примерно напротив здания, где сейчас находится Московский райком КПСС.

Через 10–15 минут я переступил порог штабной комнаты, куда уже прибыли командиры батарей старшие лейтенанты А. В. Карпов и И. И. Сергеев, а также командиры других подразделений. Здесь же были начальник штаба дивизиона старший лейтенант А. В. Зверев и заместитель командира дивизиона по политической части капитан И. П. Котов.

Командир дивизиона капитан В. Ф. Растроста, убедившись в том, что все вызванные собрались, начал совещание со слов: «Товарищи офицеры, день, которого мы с нетерпением так долго ждали, наступил. Нам предстоит совместно с другими частями разгромить немецких оккупантов под Ленинградом и освободить Ленинградскую область от врага!»

А затем он познакомил нас с задачей, поставленной дивизиону, и определил роль и место каждого подразделения в ее выполнении. Дивизион, действуя в составе полка, должен был в период артиллерийской подготовки подавить живую силу и огневые средства в опорных пунктах, артиллерийские и минометные батареи фашистов перед участком прорыва 30-го гвардейского стрелкового корпуса и в ходе наступления поддержать боевые действия частей 64-й гвардейской стрелковой дивизии.

Началась тщательная и всесторонняя подготовка к боям.

Мне, как начальнику разведки дивизиона, пришлось заниматься организацией разведки расположения противника, и в первую очередь районов, по которым планировались наши огневые удары.

В течение 4–6 января был выбран и оборудован наблюдательный пункт на северо-восточных скатах Пулковских высот. Местность была покрыта густой сетью траншей, ходов сообщения и отсечных позиций. На поверхности вместо могучих и стройных сосен, ранее растущих здесь, одиноко и сиротливо торчали обгорелые стволы. Этот пейзаж дополняло множество воронок — следов вражеской артиллерийской «обработки» района нашей обороны.

С 7 января началось изучение вражеской группировки. В порядке взаимодействия к нам поступала информация о противнике от общевойсковых штабов 30-го гвардейского стрелкового корпуса и штабов артиллерийских частей. Анализируя получаемые материалы и сопоставляя их с данными своей разведки, мы пришли к выводу, что на направлении наступления наших войск враг создал сильную оборону с мощными долговременными сооружениями. Глубина главной полосы составляла 4–6 км. Передний край прикрывался проволочными заграждениями и минными полями. Каждый узел сопротивления и опорный пункт этой полосы имел большее количество орудийных и пулеметных дзотов, а на важнейших направлениях были сооружены доты. Плотность дзотов и дотов в первой полосе обороны достигала 8 — 12 на километр фронта, из них до 10 % были железобетонными. В 6—10 км от главной полосы обороны проходила вторая, которая состояла из отдельных опорных пунктов. Для создания узлов сопротивления и опорных пунктов гитлеровцы использовали все населенные пункты на переднем крае и в ближайшей глубине. Особенно мощные узлы сопротивления были созданы в районах Урицка, Красного Села, Большой Виттоловки, а также Вороньей горы.

Пока разведчики занимались своим делом, огневые взводы под руководством лейтенантов И. Н. Шахрая и А. М. Лукошина оборудовали позиции для боевых машин и хранилища для боеприпасов. Эта работа проводилась обычно в ночное время со строгим соблюдением мер маскировки. К 8 января, несмотря на трудный болотистый грунт, удалось отрыть неглубокие капониры для боевых машин, оборудовать укрытия (погребки) для хранения снарядов и подъездные пути к огневым позициям.

Значительное место в подготовке к боевым действиям занимала партийно-политическая работа, направленная на создание наступательного духа у личного состава, воспитание готовности до конца выполнить свой священный долг перед партией и Родиной.

Неизгладимый след в памяти оставила встреча с рабочими и служащими ленинградского механического завода «Главхлеб», организованная по инициативе партийной и комсомольской организации полка.

Это предприятие шефствовало над нашей частью с июня 1942 года; располагалось оно на Обводном канале, напротив завода «Красный треугольник».

В период блокады механический завод вместо оборудования для хлебопекарной промышленности выпускал мины различных калибров. К началу 1944 года здесь в основном трудились женщины и подростки, не имеющие достаточного производственного опыта, но все они горели страстным желанием в трудную годину сделать все возможное для победы.

Вспоминается такой случай. В декабре 1943 года мне с группой солдат и сержантов довелось побывать на заводе и познакомиться с работой ряда цехов. Войдя в цех, где изготовляли корпуса мин, мы были поражены увиденным. В огромном, душном и плохо освещенном помещении теснились прижавшиеся друг к другу станки, на которых работали в основном девушки и ребята. Я заметил, что за одним из ближайших к нам станков деловито распоряжается хрупкая девушка с большими выразительными глазами на бледном и очень миловидном лице. Ее небольшую фигуру плотно облегал халат, голова была аккуратно повязана косынкой.

— Константин Иванович, — обратился я к сопровождающему нас директору завода, — кто это?

— Это наша самая юная стахановка — Лиля Качалова, — последовал ответ.

— Сколько же ей лет?

— Недавно исполнилось четырнадцать!

— Всего четырнадцать! А как же она справляется с таким сложным делом?

— Справляется отлично. Задание перевыполняет в полтора раза, а в прошедшем месяце выполнила план даже на сто шестьдесят два процента.

А вот обратите внимание на девушку, которая трудится справа от Лили. Это Аня Брыль. Она выполняет план, как правило, на сто шестьдесят — сто восемьдесят процентов. И так работает большинство наших молодых рабочих, — завершил разговор Константин Иванович.

Посетив цехи и побеседовав с рабочими, мы воочию убедились, что ни отсутствие необходимых условий труда, ни холод, ни постоянное недоедание — ничто не смогло сломить воли мужественных тружеников завода.

К трудностям общего порядка надо добавить систематическую бомбежку и непрерывный артиллерийский обстрел территории завода. Были дни, когда в расположении завода разрывалось до десятка тяжелых снарядов, неоднократно отмечались случаи прямого попадания в цехи, мастерские, склады и служебные помещения. Все это часто приводило к трагическим последствиям. Однако ничто не смогло нарушить установленного ритма работы предприятия.

Встречаясь ранее с рабочими завода, я всегда чувствовал себя как бы в долгу перед ними: казалось, что в их глазах затаился немой укор нам — воинам Ленинградского фронта. Никогда не забуду, как однажды меня остановил пожилой рабочий и прямо задал вопрос:

— Когда же вы погоните фашистов, долго ли они еще будут зверствовать?

И если раньше мы отвечали на это в общем виде, что, дескать, настанет пора и они получат по заслугам, то в декабрьский приезд на завод с полным основанием можно было заверить своих шефов в том, что час возмездия скоро настанет.

На встрече от имени гвардейцев-минометчиков выступил капитан И. П. Котов. Он рассказал о боевом подъеме, царившем среди гвардейцев, и заверил коллектив завода в том, что каждый солдат и офицер нашей части сделает все для выполнения своего воинского долга и разгрома фашистов у стен Ленинграда. С наказом к личному составу части обратился директор завода К. И. Константинов.

В период подготовки к боям день ото дня росла численность партийной организации дивизиона, которая к началу операции увеличилась на несколько десятков человек. Лучшие из лучших воинов вступали в партию, считая за честь идти в бой коммунистами.

В комплексе мероприятий партийно-политической работы особо памятны митинги, посвященные задачам личного состава по снятию блокады, которые прошли в дивизионах 3 января, а также доведение до личного состава обращения Военного совета фронта к воинам перед началом наступления.

В душе затаилась надежда встретить кого-нибудь из своих однокашников и друзей. Хотя я отлично понимал, что это маловероятно, что это только мечты! Но так хотелось увидеть знакомое лицо, почувствовать еще больше неразделимую связь с городом, который для меня олицетворял Родину!

Из писем родных и близких мне было известно, что многие мои сверстники воюют под Ленинградом, а некоторые из них сложили свои головы за наш священный город. Одним из них был комсомольский вожак 6-й специальной артиллерийской школы мой друг Леня Уткин.

Организатор школьных вечеров, отличный спортсмен и бессменный руководитель ученического оркестра, он пользовался непререкаемым авторитетом у ребят.

В 1943 году старший лейтенант Уткин героически погиб в боях под Колпином.

А вот и мой дом под номером 56. К счастью, он стоит по-прежнему целым и невредимым. На сердце стало как-то легче, спокойнее. Вечерело. Я посмотрел на часы. Пора было возвращаться в часть, теперь мой дом был там, среди товарищей по оружию.

10 января командир полка подполковник Г. И. Алымов вызвал к себе на наблюдательный пункт командиров дивизионов с докладами о готовности к наступлению.

Наблюдательный пункт находился на высоте с отметкой 66,6, между первой и второй траншеями нашей обороны, на расстоянии 250–300 м от переднего края противника и представлял собой блиндаж с двумя накатами. В центре его на уровне глаз была амбразура для наблюдения за полем боя, справа от нее стоял походный стол, слева находились нары для отдыха.

Путь к наблюдательному пункту оказался нелегким: маршрут движения непрерывно обстреливался артиллерией и прочесывался сильным пулеметным огнем. Пришлось местами передвигаться перебежками, а иногда и по-пластунски.

…Первым докладывал капитан В. Ф. Растроста, а за ним остальные командиры дивизионов.

Из этих докладов складывалось впечатление, что все вопросы решены детально, что предусмотрены все варианты действий в зависимости от возможных условий обстановки. Как бы в подтверждение этому, заслушав последним командира 56-го огмд капитана А. П. Новикова, командир полка подытожил:

— Вот теперь я убежден в том, что к бою мы готовы. Могу лишь подчеркнуть необходимость проявлять больше инициативы, стремительно идти вперед с пехотой, прокладывать ей путь.

Уверенность подполковника передавалась и нам, офицерам, присутствующим на наблюдательном пункте. Каждый из нас хорошо знал, что Алымов не очень-то щедр на похвалу, никогда не делает необоснованных выводов и скоропалительных заверений.

Вспоминая сейчас об этом, нельзя не сказать еще несколько добрых слов о подполковнике Г. И. Алымове.

Большой боевой опыт, высокая эрудиция в военных вопросах, твердая воля и незаурядное мужество снискали уважение и любовь к нему всего личного состава части. Людей привлекало и то, что под внешней суровостью, немногословностью в разговоре и кажущейся замкнутостью этого человека скрывалась добрая и отзывчивая душа.

Приняв в конце 1942 года командование полком, Г. И. Алымов сделал многое для того, чтобы полк стал одной из лучших частей фронта. Под его руководством полк особенно отличился в боях при прорыве блокады Ленинграда, поддерживая действия 136-й стрелковой дивизии. В послевоенное время, знакомясь с материалами архива Министерства обороны, я имел возможность узнать, что за период этих боев полком было дано 3 полковых и 11 дивизионных залпов, в результате которых уничтожено до двух полков вражеской пехоты, 228-й артиллерийский полк гитлеровцев, а также разрушено 19 дзотов и 27 землянок с живой силой и отбито 12 контратак противника.

Однако вернемся к подготовке и началу наступления наших войск в январе 1944 года.

Под покровом ночи с 14 на 15 января огневые подразделения заняли позиции слева от Московского шоссе (километров на пять южнее Ленинграда). 15 января, в 9 часов 20 минут, началась мощная артиллерийская подготовка. И как было не раз прежде, первыми обрушили залпы на голову врага гвардейские минометы. К ним присоединилась остальная артиллерия. С наблюдательного пункта было хорошо видно, как справа и слева от позиций дивизиона прокатилась волна вспышек-выстрелов. Со стороны Ленинграда глухо и мощно били орудия морской артиллерии. Все слилось в единый, непрерывно усиливающийся могучий гул выстрелов и разрывов. Завершилась артиллерийская подготовка также мощным ударом гвардейских минометных частей.

Более полутора часов наша артиллерия крушила немецкую оборону, перепахивала траншеи, разрушала доты и дзоты. Куски разорванной проволоки, глыбы железобетона взлетали к небу, взрывались минные поля.

Огонь наших подразделений точно накрыл опорные пункты и дзоты, на местах которых теперь дымились воронки да виднелись остатки вооружения и обломки деревянных конструкций.

Позже, прибыв с донесением в штаб полка, я встретился с первым помощником начальника штаба капитаном Н. П. Сутулой. На его традиционный вопрос: «Как идут дела у вас?» — я доложил: «Дела идут хорошо. Фашисты драпают. Но вот боеприпасов у нас маловато».

— Командир об этом знает, и мы, со своей стороны, принимаем все меры для своевременного обеспечения дивизионов снарядами, — сказал Николай Павлович. — А, кстати, знаешь ли ты, сколько вообще было выпущено снарядов нашей армией в период артподготовки?

— Откуда же мне знать!

— Представь себе, артиллерия только одной сорок второй армии израсходовала около двухсот двадцати тысяч снарядов!

Но это было позже. А сейчас, после завершения артподготовки, все находившиеся на наблюдательном пункте прильнули к биноклям. Я занял место у стереотрубы и отчетливо видел, как под прикрытием огня артиллерии передовые подразделения 64-й гвардейской стрелковой дивизии генерала И. Д. Романцова ворвались в первую траншею и стали проникать в глубь вражеской обороны. Однако противник, опираясь на сохранившиеся в глубине и на флангах наступающих войск опорные пункты и бросаясь в яростные контратаки, пытался сдержать натиск гвардейцев. Особенно упорное сопротивление он оказал в районе мощного узла обороны — деревни Финское Койворово.

Для поражения обороняющегося противника в этом опорном пункте по решению командования привлекалось несколько гвардейских минометных частей. В связи с этим во второй половине дня дивизиону была поставлена задача сменить огневые позиции и подготовить огонь по Финскому Койворову. По заданию командира дивизиона я в этот момент находился на огневой позиции.

С получением приказа огневые взводы под руководством старшего лейтенанта И. И. Сергеева быстро вышли в назначенный район и начали развертываться в боевой порядок.

И тут со стороны Красного Села и Вороньей горы противник открыл ураганный огонь по нашим позициям. Дело в том, что наше командование, стремясь возможно эффективнее использовать удары гвардейских минометов прежде всего по резервам, вынуждено было приблизить их боевые порядки к переднему краю, иногда в районы, расположенные на открытой местности и хорошо просматриваемые с господствующих высот, которые еще находились в руках врага. Так было и в нашем случае. Противник нас прекрасно видел, отлично понимал, какую опасность представляют для него грозные «катюши», и поэтому использовал все имеющиеся средства для борьбы с ними.

Невзирая на все усиливающийся артиллерийский огонь, боевые машины гвардейцев продолжали выходить на позиции. По всему чувствовалось нарастание накала боя: перед огневыми позициями минометчиков с ходу развернулись батареи дивизионной артиллерии, по дороге на Красное Село прошли танки, усилила огонь наша дальнобойная артиллерия, начали выдвижение вперед резервы и вторые эшелоны соединений и частей 30-го гвардейского стрелкового корпуса.

С командного пункта на огневую позицию поступила команда: «По пехоте гранатой, взрыватель осколочный, буссоль… Готовность доложить!» Личный состав расчетов бросился по своим местам и стал приводить машины в боевое положение.

В сложившейся обстановке привести к бою боевые машины оказалось не простым делом. Даже процесс заряжания машин был крайне трудным. Под артиллерийским огнем личному составу расчетов приходилось подносить к машинам на расстояние 50–70 м тяжелые снаряды, каждый из которых весил более 42 кг. Чтобы ускорить дело, в работу включились механики-водители боевых машин, водители транспортных машин, артмастера и вообще все, кто оказался под рукой.

В этом бою мое внимание привлек высокий, богатырского сложения механик-водитель старшина А. И. Портнов. Взвалив на каждое плечо по снаряду, он ускоренным шагом пересекал позицию и быстро доставлял свою ношу к боевым машинам, а затем бегом возвращался к ящикам с боеприпасами. И так повторялось несколько раз!

Тем временем интенсивность огня противника усилилась: десятки снарядов рвались непосредственно на позициях и вблизи от них, со свистом проносились осколки, срезая на своем пути и без того редкие израненные деревья. Всю позицию заволокло дымом, воздух наполнился гарью и специфическим запахом тола. Осколками снарядов и взрывными волнами была повреждена боевая машина, которой командовал младший сержант А. Г. Лекомцев. Командир и несколько номеров были контужены, а рядовой И. Ф. Емельянов тяжело ранен в голову. Однако никто не оставил своего поста. Все, кто мог, вместе с командиром расчета пытались устранить повреждения и восстановить вышедшие из строя агрегаты и узлы.

На помощь расчету немедленно устремились техник-лейтенант В. М. Иванов и артиллерийский мастер старший сержант С. Д. Скотников.

— Всем отойти от машины! — скомандовал техник-лейтенант. — Скотников! Отключи питание.

Отдав необходимые распоряжения, сам Василий Михайлович забрался на направляющие машины и, не обращая внимания на грозящую опасность (ведь на направляющих находились снаряды, которые могли от прямого попадания в любую минуту взорваться), искусно орудуя инструментом, устранил обнаруженные повреждения. Через несколько минут установка была готова к стрельбе.

В результате взрыва опрокинулась и загорелась другая боевая машина. Много мужества и самоотверженности пришлось проявить ее расчету, чтобы ликвидировать возникшую опасность. Особенно отличился старший сержант А. Ф. Борисов. Несмотря на полученные ожоги и непрекращающийся обстрел, он ловко подогнал машину-тягач к лежащей на боку установке и с помощью троса и крюка поставил ее «на ноги».

А с командного пункта все настойчивее раздавалось:

— Ускорить готовность!.. Доложить о готовности!

Наконец грянул залп! Самым примечательным было то, что в нем благодаря мужеству личного состава смогла участвовать большая часть боевых машин подразделения.

Задача была выполнена своевременно. Наступили сумерки, и противник, отчаявшись сломить волю гвардейцев, почти прекратил обстрел огневой позиции, только отдельные разрывы напоминали о том, что происходило здесь несколько минут тому назад.

Затихли выстрелы и с нашей стороны. Наступило, как обычно бывает после напряженного дневного боя, временное затишье. Последовала команда на перемещение боевых порядков в другой район. Надо было готовиться к решению новых боевых задач.

Так закончился первый день боевых действии гвардейцев-минометчиков на Пулковских высотах, день, вселивший в наши сердца большие надежды. Каждый солдат и офицер чувствовал, что еще немного усилий, еще несколько ударов по врагу — и тот будет окончательно отброшен от Ленинграда.

Первые дни наступательных боевых действий ознаменовались массовым героизмом воинов всех родов войск. Именно в эти дни в нашем дивизионе появились первые кавалеры ордена Славы. Одним из них был комсорг дивизиона сержант И. В. Герасимов. 15 января, находясь в составе разведки, он проник в тыл отходящих подразделений противника с целью захвата «языка». В завязавшейся ожесточенной схватке Герасимов лично уничтожил нескольких солдат и, несмотря на полученное ранение, взял в плен двух гитлеровцев. Доставленные в штаб пленные дали ценные для нашего командования сведения.

18 января с новой силой разгорелись бои на подступах к мощному узлу противника в районе Красного Села. Гитлеровцы, стремясь избежать окружения своей петергофско-стрельнинской группировки, начали отводить часть сил на Красное Село для усиления красносельского гарнизона.

Однако полностью осуществить свой замысел врагу не удалось. На пути отходящей группировки противника встали несколько частей 30-го стрелкового корпуса, в том числе и 38-й гвардейский минометный полк.

Непосредственный участник этих событий начальник разведки полка старший лейтенант Ф. А. Голуб позже рассказывал мне, что первыми обнаружили вражеские колонны разведчики нашей части Ф. В. Хрипунов и Ф. И. Иванов и сразу доложили подполковнику Г. И. Алымову. Тотчас им была поставлена задача командирам дивизионов на подготовку огня. Буквально считанные минуты потребовались огневым взводам для нанесения удара. Колонны фашистов были точно накрыты шквальным огнем «катюш». Разгром врага завершили появившиеся со стороны Финского залива девятки Илов, полившие свинцовым дождем метавшихся в панике гитлеровцев.

Когда вместе с наступающими частями мы достигли этого района, то увидели сотни вражеских трупов, десятки уничтоженных машин и бронетранспортеров, а также несколько разбитых орудий.

К утру 19 января воины 63-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием полковника А. Ф. Щеглова (ныне генерал армии), преодолевая сопротивление противника, комбинированным ударом с двух сторон овладели Вороньей горой. Успех боев на Вороньей горе ускорил и взятие Красного Села, которое являлось ключевой позицией в обороне противника.

За Красносельский узел сопротивления вели бои части 64-й гвардейской стрелковой дивизии. К исходу 18 января завязались бои непосредственно за Красное Село, но ураганный огонь из дзотов и дотов сдерживал наступательный порыв наших войск. Тщетны оказались и попытки артиллерии создать бреши в обороне противника.

Стало очевидным, что без преодоления системы долговременных сооружений врага невозможно без больших потерь овладеть красносельским опорным пунктом.

Вспоминаю, как командир стрелкового полка обратился к офицерам поддерживающих частей с вопросом:

— Что же, братцы, будем делать? Если не уничтожим доты и дзоты, наступление сорвется!

— Товарищ полковник, — сказал майор-артиллерист, — прежде чем уничтожить эти цели, надо знать их точное расположение. Вот этого нам как раз сейчас и не хватает.

— Какое будет ваше предложение?

— Предложение одно — срочно выслать общевойсковую разведку и включить в ее состав артиллеристов и гвардейцев-минометчиков.

— Хорошо, давайте с разведки и начнем!

После этого группе полковых разведчиков, куда вошли и разведчики нашего дивизиона старший сержант А. Д. Платонов, сержант П. Т. Аверин и рядовой К. Н. Салеев, была поставлена задача — под прикрытием темноты проникнуть в Красное Село и разведать систему огня и сооружений на его северо-восточной окраине. Разведчики отправились в путь. Противник, как бы чувствуя неладное, непрерывно освещал местность, вел пулеметный огонь из многих точек и осуществлял методический артиллерийский обстрел наших боевых порядков.

С наблюдательного пункта было видно, как, используя интервалы между разрывами снарядов и перерывами в освещении местности ракетами, цепочка разведчиков перебежками вплотную подошла к крайним строениям города и скрылась из виду.

Прошел час, другой, и вдруг в тылу врага раздались звуки выстрелов. Все мы, наблюдавшие за действиями разведки, отлично понимали, что означает эта беспорядочная стрельба. Откровенно говоря, никто уже не рассчитывал увидеть отважных разведчиков целыми и невредимыми. Но, к нашей общей радости, поздно ночью разведгруппа вернулась в расположение части, успешно выполнив задание. Она добыла важные данные, благодаря чему представилась возможность эффективно спланировать огонь по наиболее уязвимым местам вражеской обороны.

В ночь на 19 января несколько батарей 1-й гвардейской минометной дивизии прямо под носом у противника развернули свои рамы. Особо трудным оказалось обеспечить своевременную доставку снарядов на огневые позиции. Утопая в глубоком снегу, спотыкаясь на разбитых участках дороги, тяжело дыша и часто останавливаясь для отдыха, номера парами подносили из позиции тяжелые ящики со снарядами (каждый снаряд весил более 90 кг).

Наблюдая эту картину, я не выдержал и спросил одного из офицеров:

— Неужели нельзя было подвезти боеприпасы на машинах?

— К сожалению, нельзя, — последовал ответ, — из-за распутицы машины сюда не подойдут.

Надо еще учитывать и другое: маскировку наших позиций. До противника рукой подать!

Залпы тяжелых гвардейских минометов в сочетании с ударами «катюш» и огнем артиллерии расчистили путь нашим наступающим частям. В дело вступили танковые бригады подполковника В. Л. Проценко. Подойдя к северо-восточной окраине Красного Села, они развернулись в боевой порядок и перешли в атаку.

Очень активно в этот момент действовала авиация. Илы непрерывно висели над полем боя, поражая огневые средства и пехоту фашистов. Особенно запомнились яростные атаки одного из звеньев штурмовиков, которым (как мы узнали после) командовал лейтенант К. Д. Мамыкин. Самолеты в полном смысле слова утюжили позиции врага, действуя на бреющем полете и на низких высотах.

В этих боях отличился помощник командира огневого взвода нашего дивизиона старший сержант В. П. Антипов. Во время штурма Красного Села он заменил выбывшего из строя командира взвода и обеспечил своевременное открытие огня по противнику. Об этом замечательном человеке и прекрасном командире хотелось бы рассказать более подробно. Небольшого роста, широкоплечий, с добродушным, открытым лицом, он располагал к себе буквально с первого взгляда. Отличительными чертами его характера были откровенность, душевность и отзывчивость. Приходилось порой удивляться, как необычно просто и быстро он находил общий язык с подчиненными, как умел в нужную минуту поднять настроение людей и вдохновить на подвиг. В общем, как обычно говорят, он был душой подразделения. Вспоминаю, как в один из дней, когда расчеты отдыхали около боевых машин в импровизированных шалашах, прибыв на огневую позицию, я услышал какие-то неясные звуки, доносившиеся со стороны первого расчета. Подхожу ближе и уже отчетливо различаю знакомую мелодию одной из русских песен. Вхожу, а вернее вползаю, в шалаш и наблюдаю следующую картину. В середине шалаша сидит Антипов и приятным тенором вполголоса запевает: «Меж высоких хлебов затерялося небогатое наше село…» Солдаты же, прижавшись друг к другу, расположились вокруг запевалы и дружно подхватывают.

Около 12 часов 19 января разрозненные группы фашистов, засевшие в отдельных домах и подвалах, были ликвидированы. Судьба вражеской группировки, обороняющейся в Красном Селе, была решена.

В честь воинов, освободивших Красное Село и Ропшу, в столице нашей Родины вечером 19 января был произведен салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

В приказе Верховного главнокомандующего личному составу частей, отличившихся в боях за Красное Село, в том числе и нашей части, была объявлена благодарность. Спустя несколько дней до нас дошла радостная весть о том, что наш полк удостоился почетного наименования Красносельского.

В разгаре боев не было возможности собраться всем вместе и поделиться общей радостью. На наблюдательных пунктах, на огневых позициях в минуты временного затишья стихийно возникали митинги и собрания, где каждому хотелось высказать свои чувства, излить душу.

В штабе дивизиона подвели итоги боевой деятельности за эти дни. Они оказались значительными: за пять дней боев дивизионом было дано 23 залпа, израсходовано 1126 снарядов и уничтожено до пяти батальонов противника, а также подавлено семь батарей и разрушено несколько дзотов. Это был первый наш вклад в общее дело окончательного разгрома врага под Ленинградом.

27 января войска 42-й армии развернули наступление в юго-западном направлении, где на их пути находился крупный населенный пункт и мощный узел сопротивления Волосово. 90-я стрелковая дивизия попыталась с ходу овладеть Волосовом, но эта попытка успеха не имела. Тогда эту задачу возложили на 11-ю стрелковую дивизию 122-го стрелкового корпуса. Командир дивизии решил, прикрывшись частью сил с севера, главными силами нанести одновременный удар с запада и востока и разгромить противника, обороняющегося в Волосове.

Я в этот период вместе с разведчиками находился в боевых порядках одного из стрелковых полков дивизии, наступавшего с запада. Ведя наблюдение за полем боя, мы обнаружили несколько батарей и скопление живой силы противника. Мешкать было нельзя. Вызываю по радио командира дивизиона, передаю ему координаты целей и прошу немедленно открыть огонь. К моему удивлению, капитан В. Ф. Растроста, коротко ответив: «Вас понял, продолжайте вести разведку», — огня открывать не стал. Откуда мне было знать тогда, что к этому моменту поддержка 11-й стрелковой дивизии была возложена на 321-й гвардейский минометный полк, а нашему полку предстояло решать другую задачу?

Во второй половине ночи после дружного залпа 321-го гвардейского минометного полка и огня артиллерии части 11-й стрелковой дивизии внезапно для противника ворвались в Волосово и к утру полностью очистили его от фашистов. На поле боя противник оставил около 50 орудий, 20 пулеметов, 7 танков и другую боевую технику.

В конце января дивизиону была поставлена новая и необычная задача — совершить стремительный марш на Гдовское направление и поддержать соединения 122-го стрелкового корпуса в разгроме противника, обороняющегося на восточном побережье Чудского озера.

Марш начался в ночь на 1 февраля. Двигались по маршруту: Терпилицы, Заручье, Кислино, Рудно, Сланцы, Гдов. Условия марша были тяжелые: дороги, как правило, разбиты, почти все мосты на маршруте движения разрушены.

Самым впечатляющим событием в ходе выдвижения на новый рубеж оказалась встреча с партизанами бригады Героя Советского Союза К. Д. Карицкого.

Первых представителей народных мстителей наш дивизион встретил у переправы через реку Лугу. Наши передовые части только что перешли реку, и на долю партизан выпала задача обеспечить охрану коммуникаций и оказать помощь войскам в быстром продвижении вперед.

Помнится, одним из первых нас приветствовал юноша-партизан с гранатой за поясом, с винчестером в руках, в шапке с красным околышком. Вся его фигура, собранная и подтянутая, производила впечатление и внушала к нему уважение.

Здесь произошла необычная и трогательная встреча фельдшера дивизиона младшего лейтенанта медслужбы А. Б. Быстрова со своим двоюродным братом Витей Шиловым — 14-летним ленинградским школьником.

В середине июня Витя выехал из Ленинграда в район Гдова к родственникам на отдых, где его и застала война. Еще до подхода гитлеровцев к этим местам Витя ушел в лес и вступил в один из создаваемых партизанских отрядов. К 1944 году это был уже опытный партизанский разведчик. Неоднократно он засылался в тыл к противнику и всегда добывал нужные сведения. За свои подвиги юный разведчик был награжден медалью «Партизану Великой Отечественной войны» I степени. Встретив брата, он обратился к командованию полка с просьбой принять его в славные ряды гвардейцев-минометчиков. Эту просьбу поддержал и начальник Вити по партизанскому отряду. Так появился у нас сын полка. Витя с честью оправдывал оказанное ему доверие: он принимал самое активное участие в боевых действиях части, и его ратный труд был отмечен еще рядом правительственных наград.

В ходе марша на коротких привалах, особенно в уцелевших населенных пунктах, воинов обычно окружали жители. Завязывался разговор.

В одной из деревень к нам подошел седой как лунь старик и тихим голосом вымолвил:

— Добрый день, сынки!

— Здорово, отец! — дружно приветствовали его бойцы.

— Бегут гады, — сказал старик, махнув рукой в сторону фронта, — хватит, напились нашей кровушки!

— Что, тяжко было? — обратился к старику старший лейтенант И. Н. Шахрай.

— Какое там тяжко! Совсем невмоготу было. Есть нечего — все гады отобрали. А тут еще работа каторжная на торфоразработках, лесозаготовках, на дороге. Но мы не сидели сложа руки, от мала до велика делали все возможное, чтобы помочь партизанам.

Да, советские люди даже в невероятно жестоких условиях оккупации находили в себе силы не покориться врагу и сохранить веру в светлое будущее.

Запомнилась деревня Кислино — один из центров партизанского края. Из рассказов местных жителей мы узнали, что гитлеровцы в течение двух лет так и не смогли установить в этом районе свой порядок. Здесь в каждой деревне партизаны имели своих людей, осуществлявших руководство сельским хозяйством и политической жизнью, здесь жили по своим, советским законам, сюда, хотя и с большим опозданием, но почти регулярно поступала газета «Ленинградская правда».

11—14 февраля 108-й и 123-й стрелковые корпуса 42-й армии вели боевые действия по разгрому фашистских войск на восточном берегу Чудского озера. И как много столетий тому назад, когда немецкие псы-рыцари были здесь разбиты наголову русскими дружинами Александра Невского, так и в феврале 1944 года гитлеровские оккупанты потерпели сокрушительное поражение и Чудское озеро вновь стало нашим.

В этих боях дивизион, действуя в составе полка, произвел несколько залпов, обеспечивая продвижение пехоте к танкам. Так завершился один из важнейших этапов участия подразделений 38-го гвардейского минометного полка в боях по снятию блокады Ленинграда и освобождению Ленинградской области. Командующий артиллерией фронта генерал-лейтенант артиллерии Г. Ф. Одинцов, отмечая заслуги полка, в телеграмме на имя командира части сообщал: «Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3.3.1944 года ваш полк награжден орденом боевого Красного Знамени. Полк заслужил этого награждения боевыми делами под Ленинградом, являясь ведущим полком среди ГМЧ фронта!..»

Это был второй орден Красного Знамени на знамени нашего полка.

После наступательных боев на Гдовском направлении и Нарвском плацдарме полк расположился в деревне Радовели, недалеко от Нарвы. Все мы понимали, что передышка — дело временное. Никто не сомневался в том, что скоро начнется новое наступление и наша часть будет действовать на направлении главного удара — на Таллин. Мы стояли как раз на прямой, соединяющей Нарву со столицей Эстонии.

Неожиданно полк получил распоряжение двигаться не на запад, а на юг, в район Тарту. Люди терялись в догадках, но на вопрос «почему?» ответа не находили.

— Да что тут гадать на кофейной гуще, — сокрушаясь, горячился командир взвода лейтенант Сергей Муратов. — Все ясно: решили дать отдохнуть, посылают туда, где потише.

— Ну это ты брось, — прервал всегда рассудительный лейтенант Алексей Лукошкин. — Еще не было такого, чтобы наши «катюши» на задворках в тени отсиживались.

На войне много не рассуждают. На войне выполняют приказ. Недолгие сборы — и дивизионы полка двинулись в путь. Еще по-летнему тепло грело солнце. Шли вдоль берега Чудского озера. Колонны машин быстро спускались на юг. Ничто не мешало продвижению вперед. И только у самого города Гдова в небе появилась знакомая всем «рама» со свастикой на крыльях. Это был вражеский разведчик.

Гитлеровцы, не зная точно замысла нашего командования, понимали, что перемещение это делается неспроста. Вскоре появились и «гости». Наши зенитчики открыли огонь по «юнкерсам», не давая им возможности нанести прицельный бомбовый удар по колоннам машин.

Фашистские стервятники, развернувшись, ушли за горизонт над Чудским озером. И вдруг гул моторов послышался с противоположной стороны: «юнкерсы», совершив нехитрый маневр, появились над лесом. Зенитчики вновь встретили их плотным огнем.

Несколько бомб упали совсем рядом с колонной нашего дивизиона. Несколько человек ранило. Загорелась транспортная машина. Водитель рядовой Д. М. Нестеров свернул в кювет. В кузове находились боеприпасы. Казалось, вот-вот произойдет взрыв. Забыв о смертельной опасности, Нестеров вступил в борьбу с огнем, сбивая языки пламени куском брезента. На помощь подоспели солдаты батареи, пожар удалось погасить.

Только скрылись «юнкерсы» — подала голос вражеская артиллерия. Гитлеровцы вели огонь с противоположного берега Чудского озера, но мы продолжали движение.

Вскоре одна за другой колонны подошли к узкому перешейку, где Чудское озеро сливается с Псковским. Часть полка была переброшена на паромах на противоположный берег, занятый нашими войсками. Другая часть — в основном транспортные машины — своим ходом обогнула Псковское озеро и подошла к поселку Ахья. Здесь подразделения снова встретились и продолжили путь на Тарту.

Четырехсоткилометровый марш был позади. Полк пришел как нельзя более вовремя. В этом районе шли тяжелые бои.

Девятого сентября подполковник Г. И. Алымов вызвал в штаб командиров дивизионов. Все собрались в здании всемирно известного Тартуского университета. Здесь была определена задача полку, суть которой заключалась в том, чтобы поддержать огнем «катюш» 116-й корпус генерала Фетисова, а затем и сменивший его 108-й стрелковый корпус. 17 сентября, в 7 часов 30 минут, трехминутным огневым налетом началась артиллерийская подготовка, в которой участвовал и наш полк. Затем в течение 27 минут артиллерия вела в основном методический огонь, разрушая оборонительные сооружения противника.

Всех, кто находился на наблюдательных пунктах, поразило то, что артиллерия противника все это время молчала. Видимо, гитлеровцы не хотели дать себя обнаружить, раскрыть свои огневые средства. Наконец они не выдержали и открыли ответный огонь по нашим позициям. Это позволило разведчикам уточнить расположение вражеских батарей, после чего на них был обрушен настоящий шквал огня. Под действием сокрушительных залпов «катюш» и ударов артиллерии фашисты замолчали.

В 8 часов утра последовал второй, еще более мощный налет по врагу изо всех артиллерийско-минометных средств. В 8 часов 20 минут под звуки Гимна Советского Союза и раскаты солдатского «ура!» бойцы атаковали первую вражескую траншею.

Наш 54-й гвардейский минометный дивизион действовал в составе созданной по приказу Маршала Советского Союза Л. А. Говорова подвижной танковой группы, насчитывавшей 85 танков, 24 самоходно-артиллерийские установки, 25 орудий. Мы должны были прорвать оборону противника и, продвигаясь по его тылам в сторону города Тапа, сковать резервы гитлеровцев, действовавших на направлении главного удара наших войск.

Для нас, гвардейцев-минометчиков, такая операция была более чем необычной. «Катюши» со дня своего создания еще ни разу не вели боевых действий в тылу врага.

Ответственность была высока. Это понимали все, от солдата до офицера. Готовили технику, готовили людей. Офицеры изучали местность, по которой придется пройти, данные нашей разведки о противнике, способы ведения огня в необычных условиях. Повсюду проводились беседы. Особенно неутомим был наш комиссар, замполит дивизиона Иван Котов.

Начальник политотдела первой танковой бригады полковник Заяц собрал политработников всех подразделений, входящих в состав подвижной группы. От нас на совещание прибыл парторг дивизиона младший лейтенант Павел Мурмо. Собравшимся разъяснили характер действий танкового десанта, порядок ведения огня с ходу, рассказали, как нужно обеспечивать взаимодействие в бою.

Перед самым рейдом в тыл неприятеля в дивизионе состоялся митинг. На нем выступали командиры и солдаты. Лучше всех, пожалуй, мысли и чаяния гвардейцев выразил тогда рядовой Сычев.

— Нелегка наша задача, — говорил он, — но мы готовы выполнить приказ Родины, не пожалеем своей жизни, чтобы освободить Советскую Эстонию от фашистских полчищ, от этих извергов, которые измываются над нашими советскими людьми. Мы отомстим врагу за погибших боевых товарищей. Кровь за кровь, смерть за смерть!

Подвижную группу было решено ввести севернее города Тарту, в районе поселка Волди. Нужно было преодолеть оборонительные линии, проволочные заграждения, минные поля, огневые точки, врытые в землю танки и самоходные установки. По опорному пункту врага ударили «катюши» и артиллерия. Казалось, взрывы снарядов и мин перепахали все на пути прорыва. Однако 108-й стрелковый корпус, в полосе действий которого находилась подвижная группа, продвинулся за полдня всего лишь до окраины поселка Кассинурме. Здесь танковый десант пробил оборону гитлеровцев и начал самостоятельный рейд по тылам противника в направлении Йыгева, Ракке, Ярви-Яни, Тапа.

Во время прорыва наши разведчики во главе со старшим сержантом Сергеем Егонянцем захватили в плен солдата 4-й роты 1149-го пехотного полка. Допрашивали его в кузове движущейся машины. Гитлеровец оказался хорошо осведомленным о том, где и какие части расположены на пути к Тапу. Полученные сведения были переданы командиру подвижной группы и сыграли немаловажную роль в дальнейшем продвижении танкового десанта.

Так вместе с танками начался рейд «катюш» по тылам фашистов. Впереди шла головная походная застава. Следом за ней авангард — танковый батальон бригады во главе с полковником Проценко. По распоряжению комбрига представители разведок всех приданных частей и подразделений примостились на броне командирского танка и отсюда осуществляли связь со своими штабами.

Нападения ждали откуда угодно, поэтому подвижная группа двигалась как единое целое. По первому сигналу и «катюши», и самоходные установки, и орудия могли открыть огонь, принять бой. Боевые машины дивизиона были расчехлены, на направляющих лежали реактивные снаряды.

Разведчики дивизиона гвардейских минометчиков еще в боях под Ленинградом зачастую бывали на переднем крае и оттуда вели корректировку огня своих батарей. На этот раз в составе головной походной заставы шли самые смелые и самые опытные разведчики — старший сержант С. Егонянц, ефрейтор К. Салеев и младший сержант Н. Грачев. Я держал с ними постоянную связь и все, что они передавали мне, тут же сообщал командиру дивизиона.

Мы проезжали один населенный пункт за другим. Уже позади Ракке, Ярви-Яни. Пока что стычек с фашистами не возникало. Однако на подступах к Тапу головную походную заставу встретили пулеметные очереди.

Быстро развернулись танковые батальоны, а следом за ними и все остальные части и подразделения. Враг открыл огонь по танкам из противотанковых орудий, надежно укрытых каменными домами. Каждый дом, каждый подвал был настоящей крепостью. Особенно губительным для нас был минометный огонь. Появились раненые. Нужно было заставить замолчать неприятельские минометные батареи. Но как? Их позиции скрыты. А бить наугад — толку мало. И вдруг я услышал по рации голос младшего сержанта Николая Грачева:

— Слева от центральной улицы, за красным каменным домом, позиция фашистских минометов.

Я тут же передал данные начальнику штаба дивизиона капитану А. В. Звереву. Казалось, расчеты только и ждали этого. Грянул залп из всех двенадцати реактивных установок. Вражеские минометы замолчали.

В атаку двинулась первая танковая бригада. Ее вел сам командир, полковник Проценко. По данным воздушной разведки он знал, что на вокзале стоят эшелоны, которые направлялись на Таллин. Нужно было во что бы то ни стало отрезать им дорогу. Танки, ведя огонь на ходу, быстро продвигались по улицам к железнодорожному вокзалу. Паровозы были уже под парами, когда на путях появились советские танки. Ни один эшелон так и не сумел покинуть Тапу.

Стрельба уже стихла, когда разведчик ефрейтор К. Салеев сообщил, что вдоль западной окраины города движутся машины с гитлеровцами. Видимо, это были остатки находившихся в Тапу частей, пытавшихся удрать в Таллин. Доложили командиру подвижной группы, который приказал В. Ф. Растросте дать залп дивизионом по отходящему противнику.

Прошло всего несколько минут после команды «К бою!», и со всех сторон послышалось:

— Первая готова! Вторая готова! Батарея готова!

И тут же властное, короткое:

— Огонь!

Ухнули на едином выдохе все установки дивизиона. Огненные молнии настигли фашистов. На месте двигавшихся машин поднялись клубы огня и дыма. Вряд ли что могло уцелеть в этом пылающем смерче. Командир группы поблагодарил гвардейцев за точный, сокрушительный удар по врагу.

От Тапу до Таллина, как говорится, подать рукой. Гвардейцы горели желанием участвовать в освобождении столицы братской республики. И вновь нашим желаниям не суждено было сбыться. В ночь на 21 сентября командующий войсками Ленинградского фронта поставил перед подвижной группой полковника Проценко новую задачу. Мы повернули на юго-запад. Теперь наш путь лежал к портовому городу Пярну. И снова, преодолевая отчаянное сопротивление гитлеровцев, двигались мы по эстонской земле через города и села.

В районе поселка Тюри подвижная группа вынуждена была остановиться. Танки подошли к небольшой реке Пярну. Саперы сразу же приступили к наведению переправы. И вдруг с другого берега раздались выстрелы. Фашисты открыли огонь из всех видов оружия. Проценко приказал майору Растросте уничтожить огневые точки противника. Эту задачу поставили перед командиром установки сержантом А. Лекомцевым.

Гвардейцы дружно выкатили установку на прямую наводку. Потребовался всего один залп, чтобы заставить замолчать гитлеровцев. Саперы за короткий срок подготовили переправу. И снова путь на Пярну.

Пройдя поселок Пярну-Ягуни, подвижная группа достигла пригорода Пярну. Чтобы попасть в город, нужно было преодолеть водную преграду. Рассветало. Кругом тишина. Полковник Проценко собрал командиров частей и подразделений. Держали совет, что делать. Двигаться через мост рискованно: он наверняка заминирован. В таком случае без тщательной разведки обойтись нельзя. Отдав приказ дивизиону развернуться и быть готовым дать залп, командир бригады вызвал меня к себе.

— Необходимо разведать, что делается в городе, — сказал он. — Подберите группу и отправляйтесь. Обо всем, что заметите, сразу же сообщайте. До города доберетесь на лодках.

Группа была создана почти целиком из разведчиков нашего дивизиона. Людей я хорошо знал и надеялся на них. Мы погрузились в лодку и тихо погребли к городу. Стоявшая вокруг тишина настораживала: а вдруг у самого берега засада? Но до берега мы добрались не сразу — лодки уткнулись в плывун. Нас отделяло от земли метров двадцать пять, не более. Эта полоска воды была полностью забита плывущими бревнами. По ним и предстояло добраться до берега. Сделать это оказалось не так-то просто. Мы то и дело оказывались в воде. С трудом выбирались из нее и снова оказывались в холодной купели.

Наконец выбрались на берег. Огляделись — ни души! Тишина жуткая. И вдруг из-за угла одного дома показался мужчина с белым платком в руках. За ним как-то боязливо шла группа жителей города. Мы знали, что гитлеровцы вели пропаганду среди населения: дескать, русские уничтожают всех от мала до велика. Когда «парламентеры» подошли поближе, я спросил, что это значит.

Мужчина ответил, что они, горожане, просят, чтобы пощадили и без того разрушенный город, чтобы не обстреливали его напрасно, потому как фашисты почти все разбежались. Остались небольшие разрозненные группы.

Выслушав «парламентеров», мы направились к центру города. Едва мы вышли из переулка на главную улицу, как застучали автоматные очереди. Пришлось принять бой.

Вскоре к городу подошли части 108-го стрелкового корпуса. Жители тепло, со слезами на глазах, встретили своих освободителей. Рейд гвардейцев-минометчиков в составе подвижной танковой группы завершился.

Очень бы хотелось, чтобы жители знали, кто освободил их город.


М. В. Кудрявцев, полковник, кандидат военных наук РОДИНА САЛЮТУЕТ ГЕРОЯМ

20 октября 1943 года, простившись с друзьями из 20-го гвардейского минометного полка, я ехал в штаб оперативной группы гвардейских минометных частей Ленинградского фронта для прохождения дальнейшей службы.

Дорога от Рабочего поселка № 8 вела к Ново-Ладожскому каналу. Слышна была артиллерийская канонадa: фашистская артиллерия под Синявином продолжала обстреливать не только боевые порядки наших войск, но и железнодорожные составы, следовавшие в Ленинград по вновь построенной после прорыва блокады железной дороге.

Контрбатарейщики 67-й армии хорошо знали свое дело: как только вражеские батареи начинали стрельбу, на них немедленно обрушивался точный огонь нашей артиллерии.

Слева и справа от дороги видны были воронки — следы бомбежек и артиллерийских обстрелов. Мой путь лежал по земле, обильно политой кровью воинов двух фронтов, осуществивших в январе 1943 года прорыв блокады Ленинграда.

Наш 20-й гвардейский минометный полк, в котором я в то время служил, мощными, сокрушительными залами своих орудий громил живую силу и огневые средства фашистской 227-й пехотной дивизии на направлении Гайтолово — Синявино. За образцовое выполнение боевых задач в операции по прорыву блокады полк был награжден орденом Красного Знамени. Многие офицеры, сержанты и солдаты были удостоены правительственных наград.

Теперь я следовал к новому месту службы. Товарищеская атмосфера проводов, напутствий не покидала меня. Нелегко было расставаться с однополчанами, с которыми участвовал в тяжелых боях в марте — мае 1942 года по прорыву фронта окружения 2-й ударной армии под Мясным Бором, в наступательных боях в августе-сентябре 1942 года и в прорыве блокады Ленинграда в январе 1943 года, в тяжелых боях под Синявином летом 1943 года.

…Машину трясло на ухабах и колдобинах. Вот уже и Пороховые. Ленинград непривычно пустынный, печальный и в то же время величественный и прекрасный. Проезжая по шоссе Революции, я вспомнил клятву питерских рабочих в дни, когда городу было присвоено имя великого Ленина: «Быть ленинградцем — значит быть стойким, бессменным часовым пролетарской революции». Защищать такой город — великая честь.

К штабу оперативной группы гвардейских минометных частей, который размещался на третьем этаже в доме 90 по набережной Фонтанки, я подъехал поздно вечерам.

Поднимаясь по лестнице, я встретился с капитаном И. Фунштейном — офицером оперативного отделения штаба.

— Мы тебя уже давно ждем, — едва поздоровавшись, скороговоркой выпалил он, — работы невпроворот, — и пригласил следовать за ним.

В большой комнате было пустынно. Энергичным жестом Фунштейн показал на свободный стол:

— Занимай, он без хозяина.

В дверях показался высокий, стройный полковник. Это и был начальник штаба оперативной группы гвардейских минометных частей Сергей Александрович Бардин. Получив разрешение, я направился в его кабинет для доклада.

Выслушав доклад, полковник пригласил меня сесть. В это время начался артиллерийский обстрел. Продолжая внимательно читать мое предписание о назначении на новую должность, Бардин пояснил:

— Артиллерийские обстрелы города происходят систематически. Примерно в девятнадцать ноль-ноль и в двадцать три ноль-ноль. Когда особенно многолюдно возле Большого драматического театра, фашисты обстреливают здание театра. Все недолетевшие снаряды попадают к нам. Несколько дней тому назад один снаряд угодил в столовую, где питаются офицеры штаба. Тяжело ранена официантка, пострадало здание.

Отложив мое предписание в сторону, он подробно рассказал о характере предстоящей работы, о коллективе офицеров штаба.

Мне предстояло работать в составе только что созданного инспекторского отделения штаба группы, возглавляемого гвардии майором Дмитрием Митрофановичем Комиссаровым, ветераном Ленинградского фронта, тоже только что назначенным на эту должность.

— В состав штаба включены также отделения: кадров, шифровальной службы, интендантского снабжения, связи. Все это, — заключил начальник штаба, — должно способствовать более качественному решению задач по управлению гвардейскими минометными частями.

На следующий день состоялось мое знакомство с начальником оперативного отделения майором И. С. Беловым. Под его руководством предстояло участвовать в разработке оперативно-тактической летучки для предстоящего сбора командиров, начальников политотделов и штабов гвардейских минометных частей, который должен был проводить начальник оперативной группы гвардейских минометных частей Ленинградского фронта гвардии генерал-майор артиллерии Степан Васильевич Васильев.

Разработка летучки велась с учетом реальной обстановки Пулково-Лужского направления. В ходе разработки материалов я близко познакомился с гвардии капитаном Евгением Михайловичем Роговым, тоже новичком в штабе. Его огромная работоспособность, высокая подготовленность по оперативно-тактическим вопросам произвели на меня сильное впечатление. Работал я с большим желанием, старался порученную мне работу сделать как можно лучше. Не все сразу получалось. Я это хорошо понимал и старался перенять все лучшее у Евгения Михайловича. Материалы были разработаны в срок.

На сборе учились не только командиры, начальники политотделов и штабов, но и офицеры штаба оперативной группы ГМЧ. Учились целесообразному применению огня и маневра гвардейских минометных частей в общей системе огня и маневра артиллерии при решении задач артиллерийского наступления, оценке противника, целей, планируемых для поражения залпами гвардейских минометных частей, определению огневых возможностей и учета их при планировании огня, выбору огневых позиций в условиях лесисто-болотистой местности с учетом необходимой дальности стрельбы по целям определенной конфигурации. Нужно было осуществлять выбор огневых позиций так, чтобы цель поражалась основной частью эллипса рассеивания.

— Одной из задач, которую надо решить в бою, — указывал на сборе генерал С. В. Васильев, — является задача умелого выбора целей для гвардейских минометных частей и подготовки точного их огня.

Для меня, тогда еще молодого офицера, участие в подготовке материалов и в самом сборе явилось настоящей школой военной науки. В ходе сборов произошло деловое знакомство с руководящим составом гвардейских минометных частей Ленинградского фронта.

Уже в ноябре 1943 года по утвержденному плану осуществлялась проверка хода боевой подготовки и выполнения указаний начальника оперативной группы ГМЧ в гвардейских минометных частях фронта. Во всех штабах частей шла кропотливая учеба, подготовка к предстоящей операции. Офицерский состав учился умению планировать огонь и организовывать управление своими подразделениями. Хорошую подготовленность показали части, которыми командовали гвардии полковник А. М. Лобанов, гвардии подполковники Н. Д. Силин, П. Н. Дегтярев, А. В. Овчинников.

В летних и осенних боях 1943 года войска Ленинградского фронта активными действиями сорвали намерения фашистских войск вновь выйти к южному берегу Ладожского озера и восстановить блокаду Ленинграда.

Теперь по указанию Ставки Верховного главнокомандования готовилась операция по окончательному разгрому немецко-фашистских войск под Ленинградом и полному снятию блокады города.

На основе ориентировки о предстоящей операции начальник Оперативной группы ГМЧ фронта доложил командующему войсками Ленинградского фронта генерал-полковнику Л. А. Говорову и командующему артиллерией генерал-лейтенанту артиллерии Г. Ф. Одинцову предложения по боевому применению гвардейских минометных частей в предстоящей операции, а именно: распределение их по армиям, количество и место залпов в артиллерийском наступлении, расход и обеспечение боеприпасами и возможный маневр частями в ходе ведения боевых действий.

Для участия в операции на направлении глазного удара фронта — в полосе действия 42-й армии — привлекались все имевшиеся во фронте гвардейские минометные бригады и четыре гвардейских минометных полка; на направлении действий 2-й ударной армии с Ораниенбаумского плацдарма — три гвардейских минометных полка.

Планирование боевого применения гвардейских минометных частей на предстоящую операцию учитывало и их перегруппировку на направления наступления 42-й и 2-й ударной армий, оказание помощи штабам артиллерии армий в создании группировки гвардейских минометных частей, планирование их огня, организации управления, обеспечения боеприпасами. Для перевозки, например, расчетов через Финский залив приходилось сначала выяснять возможности транспортных средств Балтийского флота, условия погрузки, а затем производить расчеты.

Большой круг вопросов, решаемых штабом Оперативной группы ГМЧ фронта при планировании, объяснялся тем, что в составе Ленинградского фронта штатных армейских оперативных групп ГМЧ не было. Офицерам штаба Оперативной группы ГМЧ фронта приходилось согласовывать значительное количество вопросов со штабами артиллерии армий и даже корпусов.

К концу декабря 1943 года все вопросы планирования были завершены. На совещании офицеров штаба гвардии полковник С. А. Бардин объявил распределение офицеров для выезда в войска. Обстановка требовала изыскания новых форм управления. Поэтому на совещании было объявлено о том, что управление гвардейскими минометными бригадами и четырьмя гвардейскими минометными полками, действующими на направлении главного удара фронта, в полосе 42-й армии, будет осуществляться начальником Оперативной группы ГМЧ фронта с помощью основного состава штаба группы.

Для управления полками, действующими в полосе 2-й ударной армии (с Ораниенбаумского плацдарма), создается группа во главе с заместителем начальника Оперативной группы ГМЧ фронта гвардии полковником А. И. Романовым. В состав ее назначались майор И. Скосогоренко, капитан И. Фунштейн, старший техник-лейтенант А. Панков и я. Решение вопросов обеспечения планомерной деятельности созданной группы возлагалось на командира 30-го гвардейского минометного полка. Этот полк, которым командовал гвардии подполковник Д. Хрущ, еще в октябре был перевезен на транспортных баржах через Финский залив на Ораниенбаумский плацдарм.

Перебросить назначенных офицеров штаба группы на плацдарм предполагали самолетом и морским транспортом. Вылет полковника А. И. Романова, с которым должен был лететь и я, намечался на 2–3 января 1944 года.

Из-за нелетной погоды мне и полковнику А. И. Романову удалось вылететь на Ораниенбаумский плацдарм только 5 января. Был сильный ветер. Наш маленький, легкий ПО-2 бросало из стороны в сторону. Но самолет, ведомый опытным летчиком — начальником штаба отряда, все же благополучно доставил нас на плацдарм.

Ораниенбаумский плацдарм до осени 1943 года оборонялся Приморской оперативной группой. Занимая фланговое положение, он постоянно угрожал войскам 18-й немецкой армии. Поэтому гитлеровцы неоднократно пытались его ликвидировать, но из попыток этих так ничего и не вышло.

Командование войсками Ленинградского фронта решило нанести второй сильный удар именно с этого плацдарма в направлении Гостилицы — Ропша, прорвать оборону противника и совместно с войсками, наносящими главный удар из района Пулкова на Ропшу, окружить и уничтожить войска 18-й армии. В последующем намечалось главными силами 2-й ударной армии развивать наступление в направлении Волосово — Кингисепп, а частью сил — на Гатчину. Здесь, на плацдарме, уже располагалось командование 2-й ударной армии. Командующим артиллерией был генерал-майор артиллерии Б. Б. Чернявский.

Для решения задач артиллерийского наступления во 2-й ударной армии на 10,5-километровом участке прорыва создавалась плотность 130 орудий и минометов на 1 км фронта прорыва. Продолжительность артиллерийской подготовки атаки устанавливалась 65 минут. За это время каждый из трех гвардейских минометных полков должен был произвести по четыре залпа снарядами М-20; первый — с началом артиллерийской подготовки и последний — в конце; два залпа — в середине артподготовки атаки.

В период огневой поддержки полки готовились к поражению пехоты и огневых средств противника двумя полковыми залпами через 30 и 45 минут после начала атаки, а спустя 70 минут — по одному дивизионному залпу от каждого полка.

Для артиллерийской поддержки атаки штабами артиллерии фронта и 2-й ударной армии был разработан новый метод ее проведения, соответствующий характеру обороны фашистских войск под Ленинградом.

Для лишения противника возможности маневрировать огнем и подкреплениями из глубины обороны было решено при поддержке атаки войск первого эшелона огневому воздействию подвергать те же цели, что поражались в период артиллерийской подготовки.

Снятие и перемещение огня в глубину перед атакующими стрелковыми подразделениями должно было производиться по сигналу их командиров. Как показал бой, при таком порядке действий артиллерии противник был ошеломлен, не смог установить момент перехода от артиллерийской подготовки к поддержке самой атаки, а его живая сила и огневые средства находились под постоянным огневым воздействием нашей артиллерии на всю глубину досягаемости ее огня.

В ночь на 14 января нами был занят наблюдательный пункт на горе Колокольня, рядом с пунктом командующего артиллерией армии. С этой высоты можно было наблюдать передний край и ближайшую глубину вражеской обороны.

В течение ночи, особенно на рассвете, разведка пристально следила за обороной противника. Штабы гвардейских минометных полков доносили об отсутствии каких-либо изменений в обороне фашистов.

14 января утро выдалось тихим. Гору Колокольня окутал густой туман. Наблюдать стало труднее. Проведена сверка времени. Получены доклады о готовности.

В 9 часов 35 минут огненные кометы «катюш» понеслись в сторону противника. Вслед за ними над всем Ораниенбаумским плацдармом и Финским заливом загрохотали сотни орудий: это открыли огонь артиллерия 2-й ударной армии и корабли Краснознаменного Балтийского флота.

От мощных ударов содрогалась земля, рушилась долговременная оборона немцев.

В 10 часов 40 минут соединения 43-го и 122-го стрелковых корпусов начали атаку. Враг сопротивлялся. Захватчики не ожидали удара такой силы с Ораниенбаумского плацдарма. Уже в первые часы операции их система огня и управление оказались нарушенными. Тяжелыми снарядами М-20 разрушались оборонительные сооружения, уничтожались огневые средства.

Пехота и танки продвигались вперед. За первые два дня наступления наши войска продвинулись на 6 км. В последующие дни, наращивая силу удара за счет ввода в бой вторых эшелонов корпусов, войска продолжали расширять прорыв по фронту и в глубину, создавая тем самым угрозу окружения противника в районе Красного Села, Ропши, Стрельны. Артиллерия непрерывным огнем сопровождала наступающие дивизии. По указанию командующего артиллерией генерал-майора Б. Б. Чернявского 17 января массированным огнем гвардейских минометных полков была поддержана атака подвижной группы армии, а 18 января — ввод в сражение второго эшелона армии — 108-го стрелкового корпуса. Залпы проводились снарядами М-13.

Гвардейские минометные дивизионы двигались вслед за наступающими пехотой и танками. 17 января все дивизионы были готовы к отражению контратак противника при попытке его вывести остатки петергофско-стрельнинской группировки из образовавшегося мешка.

Боеспособность полков обеспечивалась бесперебойным артиллерийским снабжением. Большая заслуга в этом принадлежала инженер-капитану Е. П. Аксенову и старшему технику-лейтенанту А. В. Панкову, умело организовавшим работу транспорта. А. Панков зачастую лично сопровождал на огневые позиции колонны автомашин с боеприпасами.

19 января войска 2-й ударной армии штурмом овладели мощным пунктом и важным узлом дорог Ропшей, а к исходу дня в районе Русско-Высоцкое соединились подвижные части 2-й ударной и 42-й армий. Для поражения живой силы и огневых средств противника в районе Ропши дважды производил залпы 30-й гмп.

Оборона немцев под Ленинградом была сокрушена. Хваленый «Северный вал» с мощными оборонительными сооружениями и большим количеством огневых средств, о неприступности которого так много шумела гитлеровская пропаганда, был прорван. Противник оставил на поле боя сотни убитых. Были захвачены орудия беззаботнинско-настоловской группировки, обстреливавшей Ленинград. На щитах фашистских орудий можно было видеть четкие записи установок для стрельбы по Кировскому заводу, порту, больницам, школам, театрам, трамвайным остановкам, площадям Ленинграда.

За 6 дней напряженных боев войска фронта продвинулись на 20 км и расширили прорыв на каждом из направлений на 40 км по фронту. Это была замечательная победа! За отличное выполнение заданий командования многим соединениям и частям были присвоены наименования городов и поселков, которые они освобождали. 30-му гвардейскому минометному полку было присвоено наименование Ропшинский.

19 января столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам Ленинградского фронта в честь одержанной победы.

Наступление продолжалось. Сломив сопротивление немцев, оборонявших подступы к железной дороге Нарва — Красногвардейск (Гатчина), войска 2-й ударной армии развернулись и начали наступление в направлении на Кингисепп.

При овладении нами 27 января 1944 года поселком Волосово фашисты предприняли отчаянную контратаку. Для поражения контратакующих частей был проведен маневр артиллерии, в том числе и гвардейских минометных полков. Для усиления наших частей из состава 42-й армии, действовавшей слева от нас, привлекался 20-й гмп. Массированный огонь артиллерии по контратакующей группировке противника слился воедино с залпами торжественного артиллерийского салюта в Ленинграде, возвестившего о том, что вражеская блокада окончательно ликвидирована, что немецко-фашистские войска разгромлены под Ленинградом.

После овладения Волосовом соединения армии перешли к преследованию, неприятеля. 1 февраля советские войска овладели городом Кингисеппом и, развивая успех, захватили два плацдарма на левом берегу реки Нарвы.

Нашей группе офицеров надлежало возвратиться в штаб оперативной группы ГМЧ фронта и принять участие в подготовке и осуществлении Выборгской операции. Для проведения ее в состав войск Ленинградского фронта прибывала артиллерия с других фронтов и из резерва Ставки Верховного главнокомандования. На меня возлагалась задача по организации встречи и размещения в выбранных районах 40-го и 70-го гвардейских минометных полков, которыми командовали гвардии подполковники А. Карась и И. Кузьменко.

70-й гмп поступал на усиление 23-й армии. Его командир в ходе разгрузки и сосредоточения полка на Карельском перешейке то и дело спрашивал: «А мы на главном направлении будем?» На ответ: «Все войска будут решать главную задачу — освобождать Карельский перешеек от противника», — он продолжал свое: «А другие прибывающие полки тоже здесь сосредоточиваются?»

Можно было понять стремление командира полка быть вместе с полком там, где будет решаться основная задача по разгрому противника на направлении главного удара наших войск. Гнать фашистов подальше от города Ленина — таково тогда было всеобщее желание.

Условия, в которых приходилось действовать нашим войскам, были крайне тяжелые. Озера и болота создавали многочисленные неудобства, затрудняющие развертывание войск и их изготовку к наступлению. Используя выгодные топографические факторы, вражеское командование подготовило ряд оборонительных полос (рубежей), создав глубоко эшелонированную прочную оборону: сеть оборонительных полос, ряд промежуточных и отсечных позиций, насыщенных большим количеством железобетонных и дерево-земляных сооружений. Каждая полоса состояла из ряда траншей, соединяющих дзоты, убежища, землянки и доты. Опорные пункты, расположенные на возвышающихся участках местности, имели круговую оборону с большим количеством противотанковых и противопехотных препятствий.

Прорыв таких укреплений планировался штабами особенно тщательно. Создавались сильные группировки войск. Из общего количества на фронте 39 дивизионов «катюш» 24 дивизиона сосредоточивались на проведение Выборгской операции, что позволило создать на 1 км участка прорыва плотность пусковых установок БМ-13 — 8, рам М-30 — 35.

Три полка из четырех и 1-я гвардейская минометная дивизия в составе трех бригад были сосредоточены на направлении главного удара фронта, наносимого 21-й армией вдоль Выборгского шоссе. На этом участке был размещен и 40-й гмп.

При создании группировки гвардейских минометных частей учитывалось, что каждый стрелковый корпус, наступающий на главном направлении 21-й армии, усиливался одним полком, который мог эффективно решать огневые задачи по поражению открыто расположенной пехоты противника в период поддержки и сопровождения наступающих войск.

В штабе оперативной группы ГМЧ составлялась карта огневых задач гвардейских минометных частей. На нее наносились также огневые позиции дивизионов. По такой карте можно было быстро проводить анализ всех запланированных для гвардейских минометных частей целей и проверять эффективность залпового огня.

Тщательно организовывалась и велась разведка. Запланированные для поражения цели засекались пунктами сопряженного наблюдения, организуемыми в масштабе части. В соответствии с выполненными расчетами по поражению целей осуществлялось накопление боеприпасов.

Для непосредственного управления гвардейскими минометными частями, привлекаемыми к участию в Выборгской операции, в конце мая штаб Оперативной группы ГМЧ развернул пункт управления на окраине Сертолово-2. Была установлена надежная проводная связь со всеми частями, штабом артиллерии фронта и штабами артиллерии 21-й и 23-й армий.

В ночь на 9 июня 1944 года группой офицеров штаба во главе с начальником Оперативной группы ГМЧ был занят НП. Он располагался вблизи пункта командующего артиллерией 21-й армии генерал-лейтенанта артиллерии М. С. Михалкина.

Утром 9 июня 1944 года внезапно для противника на всем фронте Карельского перешейка был открыт огонь из стрелкового оружия, винтовок, автоматов и пулеметов. Это вынудило фашистов выйти из убежищ и укрытий и занять места (как показывали впоследствии пленные) для отражения атаки наших войск.

Артиллерийские расчеты противника тоже изготовились к открытию огня.

Спустя 2–3 минуты наша артиллерия произвела мощный огневой налет по целям на переднем крае противника, в ближайшей глубине его обороны и по артиллерийским батареям. Огонь велся в течение 5–6 минут. В ходе ответного огня противника были вскрыты и уточнены дополнительные цели. После этого был открыт огонь на разрушение долговременных оборонительных сооружений противника. Стрельба велась как с закрытых, так и с открытых огневых позиций. Прямой наводкой били артиллерия крупных калибров, вплоть до 203-миллиметровых гаубиц и 406-миллиметровых морских систем. Успешно действовала и авиация. Гвардейские минометные части в огневом налете пока участия не принимали.

К вечеру 9 июня, с 18.00, началась разведка боем, в ходе которой уточнялись система огня противника, степень разрушения (подавления) оборонительных сооружений, захватывались пленные, по показаниям которых производилась корректировка планирования огня.

В течение ночи специально выделенная артиллерия вела методический огонь, цель которого была — помешать врагу производить восстановительные работы, не дать офицерам и солдатам противника возможности для отдыха.

Утром 10 июня залпами гвардейских минометных полков началась артиллерийская подготовка атаки. Первый залп был дан снарядами М-13.

После 5—6-минутного мощного налета артиллерии по всем вскрытым целям начался методический огонь с целью разрушения стыков траншей и оборонительных сооружений, проволочных заграждений, надолб, уничтожения огневых точек.

В 8 часов 10 минут гвардейские минометные полки и 1-я гвардейская минометная дивизия произвели залпы, а в 8.20 войска 21-й армии начали атаку.

Уже первые захваченные пленные подтверждали высокую точность огня артиллерии, в том числе и залпов «катюш».

В первый день войска прорвали первую оборонительную полосу на фронте до 20 км. В районе станции Белоостров войска продвинулись в глубину на 12–14 км, форсировав с ходу реку Сестру.

При форсировании реки Сестры особо отличился командир батареи 318-го гмп старший лейтенант Иван Антонович Хоменко, следовавший с передовыми подразделениями 63-й гвардейской стрелковой дивизии.

Войска 21-й армии, нанося существенные потери противнику, к исходу 12 июня вышли на отдельных направлениях ко второй полосе обороны, но прорвать ее с ходу не смогли.

По приказу командующего войсками фронта Маршала Советского Союза Л. А. Говорова была произведена перегруппировка войск. Скрытно с направления Средне-Выборгского шоссе в район Райволы перебрасывалась 1-я гвардейская минометная дивизия.

В 8.00 14 июня началась мощная 90-минутная артиллерийская подготовка атаки. С началом ее было произведено два полковых залпа гвардейских минометов. В конце артподготовки вместе с гвардейскими минометными полками давала залп вся 1-я гмд мощными снарядами.

В 9 часов 30 минут соединения 109-го и 108-го стрелковых корпусов начали прорыв и овладели мощным узлом сопротивления Кутерселька. Фашисты предприняли контратаку, стремясь не допустить расширения фронта прорыва и продвижения наших войск в направлении на Выборг.

Для отражения контратаки противника командующий артиллерией 21-й армии генерал-лейтенант артиллерии М. С. Михалкин привлек бригаду полковника П. И. Люзикова и отдельный истребительно-противотанковый дивизион. Были даны два дивизионных залпа БМ-13.

О генерале М. С. Михалкине в то время среди артиллеристов Ленинградского фронта утвердилось мнение, как «об огневом генерале главного направления». Действительно, Михаил Семенович возглавлял артиллерию 42-й армии, которая упорными боями сдержала натиск немцев под Пулковом. В 1941 году полковник М. С. Михалкин лично водил в атаку полки для восстановления утраченных позиций. В дальнейшем он продолжал руководить артиллерией 42-й армии, действовавшей на направлении главного удара фронта при снятии блокады Ленинграда. Теперь он возглавлял артиллерию 21-й армии, которой было суждено взломать долговременную оборону на Карельском перешейке. Решительные его действия по привлечению различных артиллерийских частей и подразделений гвардейских минометных полков позволили быстро открыть огонь по контратакующим частям и не дать фашистскому командованию осуществить контратаку на направлении обозначившегося нашего успеха.

В последующем в прорыв вводится 110-й стрелковый корпус (резерв фронта). Гвардейские минометные части наносят залпы снарядами М-13. Всего было произведено при вводе в сражение корпуса четыре дивизионных залпа.

20 июня 1944 года войска Ленинградского фронта освободили город Выборг. 70-му гвардейскому минометному полку было присвоено наименование Выборгский. Взятием Выборга и выходом наших войск к оборонительному рубежу противника, проходившему здесь вдоль озер Вуоксинской системы, фактически заканчивается Выборгская операция.

В результате ее проведения линия фронта на Карельском перешейке была отодвинута от Ленинграда более чем на 150 км. Командование фашистских войск вынуждено было предпринимать срочные меры для усиления разбитых соединений: перебрасывались соединения из Южной Карелии и из Эстонии.

Но войска Ленинградского фронта продолжали наступление к границе с Финляндией для овладения островной зоной в Выборгском заливе.

К 15 июля войска фронта продвинулись еще на 15–20 км, ликвидировали плацдарм на правом берегу реки Вуоксы и очистили в заливе от вражеских войск до полутора десятков островов.

Поражение вражеских войск на Карельском перешейке и в Южной Карелии привело к изменению военно-политической обстановки на всем северном участке советско-германского фронта и создало благоприятные условия для выхода Финляндии из войны и развертывания наступательных операций в сентябре-октябре 1944 года в Прибалтике и на Севере.


И. А. Хоменко, полковник, Герой Советского Союза ПРЯМОЙ НАВОДКОЙ

Накануне боев за Выборг 318-й гвардейский минометный полк был передислоцирован с Нарвского плацдарма в полосу наступления 21-й армии и сосредоточился в лесу, на направлении главного удара, вне досягаемости огня артиллерии противника.

Огневые позиции были выбраны на удалении 2–2,5 км от переднего края вражеской обороны, в низком редком сосняке с заблаговременно оборудованными укрытиями для установок, боеприпасов и личного состава. Взаимодействие с пехотой было организовано таким образом, что каждый командир-артиллерист (от командира батареи и выше) лично встретился с командиром того стрелкового подразделения (части), которое он будет поддерживать в ходе наступления.

Командир 1-го дивизиона гвардии майор А. А. Ильин был на наблюдательном пункте командира дивизии, наносившей удар вдоль шоссе Ленинград — Выборг, а я — с командиром полка, который наступал на главном направлении дивизии.

Прибыв к пехотинцам, я рассказал им о возможностях наших установок ГМЧ и наилучших способах их применения. Особенно подробно объяснил, за счет чего создается большой эффект ведения огня по открытой живой силе и технике.

Мой наблюдательный пункт располагался в 250 м от переднего края противника, рядом с НП командира полка, в 1,5–2 км от дороги Ленинград — Выборг.

В ночь перед наступлением моя батарея заняла огневую позицию и получила необходимое количество боеприпасов.

Перед проведением артподготовки во всех батареях дивизиона были проведены митинги, на которых воинам разъяснялось, что только успешным наступлением, мощным ударом по вражеской армии мы можем ускорить выход Финляндии из войны, возвратить Родине захваченные фашистами наши исконные земли и старинный русский город Выборг.

Особенно запомнилось мне выступление гвардии майора Никонова — участника гражданской войны. От имени всех воинов он заверил командование в том, что приказ Верховного главнокомандования будет выполнен.

Утром 10 июня 1944 года началась артиллерийская и авиационная подготовка, которая продолжалась 2 часа 20 минут. Батареи вели огонь по опорным пунктам в ближайшей глубине обороны противника.

После артиллерийской и авиационной подготовки пехота при поддержке артиллерии поднялась в атаку и вскоре овладела первой позицией. Но с продвижением в глубину вражеской обороны ожесточение боя нарастало. Фашисты цеплялись за каждый опорный пункт, пытаясь задержать наше наступление. Они вели сосредоточенный огонь и несколько раз переходили в контратаку, пытаясь любой ценой остановить решительный штурм наших бойцов. В боевых порядках батальонов первого эшелона я продвигался вместе с командиром стрелкового полка.

Части дивизии уже в первый день операции с ходу форсировали неширокую, но стремительную реку Сестру, прорвали фашистскую оборону и продвинулись в глубину на 14 км. В ходе наступления приходилось преодолевать сильное сопротивление. Во второй половине дня при приближении к реке командир стрелкового полка получил приказ захватить железобетонный мост через Сестру. Нужна была мощная поддержка огнем. Оценив создавшуюся обстановку, я решил, что наиболее эффективным будет огонь прямой наводкой одиночными установками.

Согласовав свои действия с командиром стрелкового полка, я запросил по радио командира дивизиона майора Ильина и попросил его утвердить эти намерения. Он одобрил наш план и выделил в мое распоряжение дополнительное количество снарядов.

Батарея была срочно приближена к переднему краю. Она располагалась почти рядом с НП. Это значительно улучшило управление: приказы командиру взвода и командирам боевых машин мною отдавались лично.

С целью не дать противнику безнаказанно отойти на противоположный берег, батарея произвела несколько залпов одиночными установками.

Как только завершился обстрел, пехота с криками «ура» при поддержке танков стремительно атаковала гитлеровцев, сломила их сопротивление и начала преследовать буквально по пятам.

Огонь прямой наводкой реактивными снарядами не только нанес большие потери врагу, но и оказал на него сильное психологическое воздействие. Фашисты отступали к мосту в одиночку и группами, на машинах и пешком, бросая технику, пытаясь как можно быстрее взорвать мост и занять оборону на западном берегу Сестры.

К решающему штурму моста большинство наших танков прекратили огонь, израсходовав имевшиеся у них снаряды. Создалось критическое положение. Обстановка требовала продолжать натиск на врага имеющимися силами, не дожидаясь подхода остальных танков, и, пользуясь паникой, на плечах отступающего противника ворваться на мост и захватить его. По данным разведки мы знали, что мост заминирован и подготовлен к взрыву. Это еще более усугубляло критичность обстановки и требовало решительных действий. К этому времени стрелковый полк, намного продвинувшись вперед, оторвался от основных сил дивизии. У командира полка и у меня созрел дерзкий план: посадить пехоту на танки для стремительного броска с целью захвата моста, а батарею PC вывести на прямую наводку и медленным (растянутым по времени до 1,5–2 минут вместо 15 секунд) залпом по живой силе и двум пушкам, оборонявшим мост, создать условия для успешного выполнения стрелковым полком задачи.

Буквально за считанные минуты была поставлена огневая задача командиру взвода, указаны точки прицеливания по пулеметам и пушкам противника, установлено время занятия открытой огневой позиции и открытия огня. Командиры боевых установок выбрали позиции, определили маршруты подхода, расчехлили установки, доложили о готовности. Состав боевых расчетов уменьшили наполовину во избежание лишних потерь. И вот настала минута штурма: вверх взвилась ракета. Тотчас к мосту устремились танки с десантом, а «катюши» быстро заняли позиции и открыли огонь.

Одна за другой замолкали огневые точки противника от меткого огня батареи. На противоположном берегу началась паника. В бинокль было хорошо видно, как падала сраженная осколками нашего залпа прислуга орудий, несла потери пехота. Раненые фашисты ползком старались укрыться в сосняке. Но большинство не могло подняться: здесь, на реке Сестре, они нашли свою смерть. Враг, не считаясь с тем, что часть его сил осталась на нашей стороне реки, взорвал мост. Многие из гитлеровцев были захвачены в плен. Но бой разгорался. Наша пехота вплавь форсировала реку и заняла плацдарм на противоположном берегу. В головных подразделениях были и разведчики батареи. В ходе форсирования нами реки противник выдвинул и развернул батарею, которая вела огонь по подразделениям стрелкового полка. Потребовалась быстрая подготовка залпа еще двух установок по этой батарее. Батарея врага была уничтожена. На плацдарм переправился и я.

Фашисты опомнились и начали яростно атаковать нас при поддержке танков и артиллерии. Вместе с разведчиками и связистами своей батареи с автоматами в руках в общем порыве с нашей пехотой мы вступили в бой для отражения контратаки. Бой был жарким. Были потери и у нас.

Вскоре к нам подошло подкрепление. Был наведен понтонный мост. По нему переправилась часть танков и две боевые установки батареи гвардии сержантов Хусаинова и Михайлова, которые быстро заняли огневые позиции в боевых порядках пехоты для стрельбы прямой наводкой.

Захват плацдарма на реке Сестре, а затем и разгром контратакующих подразделений противника создали выгодные условия для стремительного наступления советских частей на Выборг.

За боем наблюдал член Военного совета Ленинградского фронта генерал А. А. Кузнецов, который и приказал представить отличившихся к званию Героя Советского Союза.

Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 18 ноября 1944 года это высокое звание было присвоено и мне. Награду в Кремле 26 декабря 1944 года мне вручил О. Ю. Куусинен — заместитель Председателя Президиума Верховного Совета СССР.

Бой за Выборг мне запомнился на всю жизнь.


Э. И. Орловский, гвардии майор запаса НА КАРЕЛЬСКОМ ПЕРЕШЕЙКЕ

Вот уже много лет, когда в конце января мы, ленинградцы, празднуем день полного снятия блокады нашего славного города, я вспоминаю своего боевого друга Николая Ивановича Винникова, ставшего за подвиг, совершенный в боях на Карельском перешейке, Героем Советского Союза.

Я познакомился с Винниковым летом 1942 года. Знакомство началось с того, что ему и другим молодым командирам, которые прибыли к нам в 40-й гмп, я рассказывал о параде войск 7 ноября 1941 года, в котором мне, тогда еще курсанту артиллерийского училища, посчастливилось участвовать. Запомнилась мне живая реакция Винникова на все то, что я рассказывал, его желание узнать все подробности того исторического парада.

А было это так.

…Красная площадь. Раннее утро 7 ноября 1941 года. Идет снег. На площади выстроились войска. Среди них — мы, курсанты 1-го Московского Краснознаменного артиллерийского училища имени Красина. Мы стояли против здания Исторического музея, там, где в мирное время на военных парадах всегда находились слушатели Военной академии имени М. В. Фрунзе. Они открывали традиционные военные парады на Красной площади. На сей раз честь открыть парад выпала нам, курсантам 1-го дивизиона училища, где впервые начали готовить специальные командные кадры для реактивной артиллерии. Это был необычный, поистине исторический парад — ведь тогда, в ноябре 1941 года, враг стоял у стен Москвы.

Замерли войска. На левом крыле Мавзолея В. И. Ленина — руководители партии и правительства, на правом — военачальники. Торжественно и величаво раздается мелодичный и волнующий бой главных часов Советского Союза — Кремлевских курантов. На белом скакуне из ворот Спасской башни Московского Кремля выехал принимающий парад Маршал Советского Союза Семен Михайлович Буденный.

Приняв рапорт от командующего парадом генерала армии Артемьева, С. М. Буденный в первую очередь подъехал к нашей колонне и поздоровался:

— Здравствуйте, товарищи курсанты-артиллеристы!

— Здравия желаем, товарищ маршал!

— Поздравляю вас с праздником — годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции!

— Ура-а-а! Ура-а-а! Ура-а-а! — понеслось над Краской площадью.

Маршал повернул своего скакуна вправо и стал поздравлять войска, стоявшие напротив Мавзолея.

И еще долго над Красной площадью стояло могучее солдатское «ура». А в воздухе над площадью все время слышался гул авиационных моторов. Это, несмотря на идущий снег, патрулировали наши самолеты.

Дана команда к маршу. Послышалась дробь военных барабанов, и мы, курсанты, возглавляемые начальником училища полковником Ю. П. Божановым, впоследствии маршалом артиллерии, четким шагом прошли мимо Мавзолея В. И. Ленина. За нами двинулись и остальные шеренги солдат. Многие из участников парада прямо с площади отправились на передовые позиции.

…В конце января 1942 года состоялся первый в Советском Союзе выпуск командиров, специально подготовленных для реактивной артиллерии. В марте 1942 года я был назначен командиром взвода управления только что созданного 40-го гвардейского минометного полка. И вот летом этого же года с новым пополнением в полк и прибыл Николай Иванович Винников, молодой лейтенант — ему на вид было не более 18 лет — среднего роста, худощавый, сероглазый, очень подвижный и энергичный. Он рассказал мне, что недавно окончил Пензенское минометное училище и рад, что попал в гвардейские минометные части, так как еще в Пензе, а потом в резерве очень много слышал о «катюшах».

Я принял в то время командование батареей. Н. И. Винников стал просить взять его к себе. Его назначили командиром взвода управления нашей батареи.

В дальнейшем Николай Винников был назначен командиром разведки дивизиона.

На этой должности ярко проявился его боевой талант. Много военных дорог мы прошли вместе. Полк перебрасывали с одного фронта на другой. В декабре 1943 года на 2-м Прибалтийском фронте меня назначили помощником начальника оперативного отдела Оперативной группы ГМЧ, а Николая Ивановича Винникова 2-м помощником начальника штаба 40-го гмп (начальник разведки полка). С болью в сердце я покинул свой 40-й гвардейский минометный полк, с которым прошел почти двухлетний боевой путь, и продолжал с волнением следить за его дальнейшей фронтовой судьбой. Там остались мои друзья.

5 мая 1944 года по приказу командующего ГМЧ Красной Армии 40-й гмп прибыл на Ленинградский фронт, войдя в оперативное подчинение командующего артиллерией 21-й армии фронта в районе станции Белоостров. К началу июня 1944 года Ленинградская область уже почти полностью была очищена от гитлеровцев, и только на северо-западе линия фронта проходила всего в 30 км от города.

Оккупировав Карельский перешеек, захватчики за три года создали здесь так называемый «Карельский вал» — мощную, сильно укрепленную в инженерном отношении линию обороны, за которой находился старинный русский город Выборг.

10 июня 1944 года, в 6 часов утра, гром гвардейских минометных частей и артиллерии Ленинградского фронта возвестил о начале сражения за Карельский перешеек, за освобождение города Выборга. 2 часа 20 минут длилась артиллерийская подготовка. 40-й гмп в этот день дал 5 полковых залпов, обеспечивая наступление стрелковых частей 21-й армии.

За первый день наши воины продвинулись на 6–8 км. В передовых цепях стрелковых рот и батальонов наступающих частей армии двигались и разведчики 40-го гмп. Гвардии старший лейтенант Николай Винников был всегда там, где нашим передовым стрелковым частям приходилось с большими боями преодолевать яростное сопротивление врага.

Ветеран полка Константин Иванович Сушан — ныне учитель в Москве и председатель совета ветеранов полка — свидетельствует: «Коля не раз и не два после очередной артобработки шел с разведчиками вперед. Разобьют валуны и укрепления, продвинутся на 300–500 метров, и надо огнем долбить снова. Я, как начальник артснабжения полка, с шоферами не успевал подвозить им снаряды».

Особенно отличились разведчики полка и их командир в боях за высоту 109,6, восточнее озера Пасторское (ныне Правдинское). Эта высота господствовала над местностью, и на ней находился командный пункт врага. Высота и местность вокруг нее представляли собой сильно укрепленный узел противника. Все попытки наших войск овладеть этой высотой завершались неудачами. Мы несли большие потери. Тогда Николай и его разведчики, точно разведав огневые точки гитлеровцев, определив местонахождение их наблюдательных пунктов, ходов сообщения, блиндажей, передали командиру полка гвардии подполковнику Андрею Григорьевичу Карасю — ныне генерал-лейтенанту артиллерии — обстановку и координаты целей и запросили массированного огня «катюш».

Николай Винников понимал, что реактивные снаряды дивизионного залпа будут разрываться очень близко и от наших передовых стрелковых цепей. Идти вплотную за разрывами реактивных снарядов рискованно из-за их большого рассеивания. Но обстановка требовала тесного взаимодействия со стрелками, и Николай Винников первый со своими разведчиками пошел вслед за разрывами реактивных снарядов в атаку, показывая стрелкам пример. Разведчики полка сержант Усанов, ефрейтор Исаев, рядовой Тарасов, радист сержант Акимов и другие пошли за своим командиром, с криком «ура» ринулись на штурм высоты 109,6. Они вырвались далеко вперед, захватили на высоте вражеский командно-наблюдательный пункт, очистили его от противника и, несмотря на неоднократные контратаки гитлеровцев, стали корректировать огонь своего полка. Вскоре подоспели наши части, успех был закреплен.

20 июня 1944 года, в день, когда советские войска освободили Выборг, 40-й гмп поддерживал наступление частей 6-го стрелкового корпуса 21-й армии севернее нынешнего села Вещево, недалеко от южного берега реки Вуоксы.

Особенно упорные бои разгорелись на участке между озерами. Николай передавал по радио координаты целей, просил огня и, как только разрывались ракеты, двигался вперед. Бойцы стрелковых частей видели, что молодой офицер, представитель подразделения «катюш», со своими разведчиками уверенно продвигается вперед, и старались не отставать от них.

20 июня 1944 года был последним днем в жизни отважного офицера. Осколок вражеской мины сразил бесстрашного разведчика коммуниста Николая Ивановича Винникова. Тогда ему шел всего двадцать первый год. Он ушел из жизни, не успев до конца ощутить ее красоту, но он знал, что такое Родина и как ее нужно любить и отстаивать во имя лучшей жизни на земле.

Сержант запаса Сергей Петрович Акимов, который от первого и до последнего дня был при Винникове радистом, вспоминает: «Он был среднего роста, строен, подвижен, с чистым истинно русским лицом, любил стихи, особенно Есенина и Блока. Не кичился своим званием перед младшими, особенно перед рядовыми. Отдавал свой паек в общий котел и ел из одного котелка со всеми. Всегда с шуткой и смехом. Мы его любили, а поэтому слушались беспрекословно. Он любил песни и сам пел. Любил цветы, даже самую маленькую травку всегда ласкал и распрямлял. Это был человек кристальной души».

Под оружейные залпы гвардейцев полка Николай Винников был похоронен вместе со своим разведчиком гвардии рядовым Трофимовым и еще 20 бойцами в братской могиле в километре от деревни Сувеное (ныне деревня Среднегорье). Впоследствии учащимся Выборгского производственно-технического училища № 6 — членам группы «Поиск» под руководством замечательного человека Серафимы Максимовны Усковой удалось установить, что эта братская могила в дальнейшем была перезахоронена на гражданском кладбище поселка Красносельский, Выборгского района, Ленинградской области, где совместно с Николаем Винниковым лежат еще 21 воин 40-го гвардейского минометного полка.

18 ноября 1944 года Указом Верховного Совета СССР Николаю Ивановичу Винникову было посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза. 19 ноября 1944 года, в День артиллерии, Указ был опубликован в газете «Известия».

Вскоре в городе Нижнем Ломове, Пензенской области, матери героя Прасковье Андреевне была вручена Грамота Верховного Совета СССР «О присвоении Николаю Ивановичу Винникову звания Героя Советского Союза».

Долго мы, однополчане, не знали полной биографии погибшего друга. Благодаря более чем пятилетнему розыску юных следопытов Выборгского ПТУ № 6 «Поиск» и отряда пионеров 7–6 класса 198-й школы Калининского района г. Ленинграда она была восполнена.

Николай Иванович родился 20 июля 1923 года в деревне Внезапное, Викторовского сельсовета, Кореневского района, Курской области, в семье бухгалтера хлебоприемного пункта. После окончания 4-летней школы в своей деревне он поступил в семилетнюю школу деревни Викторово, которую успешно окончил и стал учиться в средней железнодорожной школе № 32 при станции Льгов-1, Московско-Киевской железной дороги, которую окончил в 1940 году с похвальной грамотой. В это время вся семья переехала в город Гродно, где Николай пытался поступить в военную летную школу, но его не приняли — мало лет.

Началась война. Коля обращается в Гродненский горвоенкомат, чтобы его взяли добровольцем на фронт, но ему отказали — он еще несовершеннолетний.

Семья эвакуировалась в город Ломов, Пензенской области. По дороге потерялись младшие сестры: Ира, ученица 5-го класса, и Дина, дошкольница, но позже они были найдены.

Отец и мать стали работать на пункте заготзерна в Ломове. В 1942 году умирает отец, а мать и сейчас проживает в этом городе у одной из дочерей.

По приезде в город Ломов Николай часто обращался в райвоенкомат с просьбой отправить его добровольцем на фронт, но получал неизменные отказы — нужно подрасти.

Наконец в декабре 1941 года райвоенкомат направляет его в Пензенское артиллерийское училище.

В училище Николай учился хорошо, его фотография украшала доску Почета. В начале июля 1942 года Н. И. Винников окончил училище и был откомандирован на Калининский фронт. В поезде, по пути на фронт, он отправил матери в Ломов открытку, в которой писал: «Домой вернусь героем». Он стал Героем Советского Союза, но не был с родными и с нами в радостный День Победы.

В память о Н. И. Винникове одна из улиц города Ломова носит его имя. Отряд пионеров 7–6 класса 198-й школы Калининского района г. Ленинграда также носит имя героя.

…После выхода нашей армии на Карельском перешейке к государственной границе СССР 40-й гмп был переброшен к восточным рубежам Эстонской Советской Социалистической Республики и принял участие в освобождении города Таллина, за что ему и было присвоено наименование Таллинский.

Летом 1944 года войска 2-го Прибалтийского фронта, в состав которого входила наша оперативная группа гмп под командованием генерал-лейтенанта артиллерии Алексея Ивановича Нестеренко, в районе Опочки перешли в наступление.

Противник под ударами войск Ленинградского, 1, 2 и 3-го Прибалтийских фронтов и Краснознаменного Балтийского флота откатывался все дальше на запад. Но он все еще продолжал огрызаться. Чтобы сломить оборону врага, требовалось внезапным ударом овладеть плацдармом на противоположном берегу реки Западной Двины (ныне Даугава). Дивизионы, полки и бригады гвардейских минометных частей фронта в течение двух суток в условиях бездорожья, главным образом в ночное время, были переброшены на фланг фронта на расстояние 200 км. Они, будучи в этой операции единственным средством артиллерийского усиления, совместно с дивизионной артиллерией внезапным мощным огнем поддержали переправу стрелковых частей и обеспечили захват плацдарма на реке. 13 октября 1944 года столица Латвийской Советской Социалистической Республики древний город Рига была освобождена. Боевые «катюши» вышли на берег Балтийского моря. 2-й Прибалтийский фронт влился в состав Ленинградского фронта. Командующий Ленинградским фронтом, Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза Леонид Александрович Говоров, использовав залповый огонь ГМЧ, в 6 часов вечера 8 мая 1945 года решительно повел войска Ленинградского фронта на последний штурм вражеской курляндской группировки.

В 10 часов 40 минут 9 мая в Палчи, где совсем недавно размещался штаб вражеской группы армий «Север», вступили наши подразделения. Затем шесть дней и ночей мы в числе других соединений войск Ленинградского фронта разоружали гитлеровцев.


Л. М. Воеводин, генерал-лейтенант артиллерии в отставке, Герой Советского Союза НА ВСЮ ЖИЗНЬ ВРЕЗАЛОСЬ В ПАМЯТЬ

По-видимому, никогда уже мне не забыть о своей первой встрече с «катюшами», заставившей меня изменить старой своей знакомой — ствольной артиллерии. Правда, мне приходилось слышать о новых минометных частях, но я любил свою гаубицу — пушку, с которой сдружился еще в боях на Халхин-Голе, и не помышлял об «измене», считая ее лучшим достижением тогдашней артиллерийской техники. Но тут судьба свела меня с ответственным работником аппарата ЦК партии Л. М. Гайдуковым, который предложил принять командование над «катюшами». Помню, что поначалу отказался я наотрез. А он мне: «Да погоди ты горячиться! Поедем-ка на испытательный полигон. Посмотришь, сам решишь». Я сдался, и мы отправились на испытание. То, что я увидел, буквально потрясло меня: это был смерч из огня и металла. Я был поражен до глубины души и сразу же влюбился в ставшую потом легендарной «катюшу». Тут же согласился с предложением Гайдукова и до сих пор горжусь тем, что командовал гвардейскими минометными частями до конца войны.

После первой встречи с «катюшами» я побывал в Ставке Верховного главнокомандования и получил назначение — вступить в командование группой гвардейских минометных частей на Южном фронте.

После боев на Южном и других фронтах весной 1943 года я прибыл на Волховский фронт, которым командовал тогда генерал армии К. А. Мерецков. Меня назначили командующим гвардейскими минометными частями фронта. Будет неправдой, если скажу, что я воспринял этот перевод на другой фронт с радостью. Поднялся первый раз на наблюдательный пункт, и сердце мое сжалось. Кругом видимости никакой, сплошные леса. А «катюшам» нужен простор. Сразу же вспомнились украинские степи. Все атаки и контратаки как на ладони. Вот где фашисты испытали на своей шкуре мощь нашего нового оружия! Там уже никуда не скрыться. А здесь… «Да, — думаю, — нелегко нам придется».

Гитлеровцы стремились любыми средствами снова сомкнуть кольцо вокруг города Ленина, смять узкий проход между Ладожским озером и Синявинскими высотами, ширина которого едва достигала 12 км. Этого допустить было нельзя. Пробитый героическими усилиями защитников Ленинграда в январе 1943 года, этот «коридор» нужно было сохранить во что бы то ни стало. По нему в город прибывали эшелоны с продовольствием, топливом, сырьем для промышленности, вооружением и боеприпасами для войск.

Нашим минометным частям в то время вручались гвардейские знамена. Повсюду шли митинги. Бойцы, командиры, преклонив колена перед гвардейским знаменем, клялись беспощадно громить врага. «Я буду сражаться за Ленинград, — говорил комсорг Амирамедов, — как за свои места, в которых вырос. За каждый разбитый дом в Ленинграде, за каждую пролитую слезу женщины я отомщу фашисту-мерзавцу».

Такие заверения звучали повсюду. Объезжая огневые позиции частей, я убеждался в едином стремлении бойцов-гвардейцев быстрее сокрушить врага. В районе Гайтолова стояли 18-й и 20-й гвардейские минометные полки, которые поддерживали 18, 374 и 120-ю стрелковые дивизии. Первым командовал прошедший, как говорится, огонь и воду полковник Алексей Андреевич Носырев, вторым — майор Александр Васильевич Овчинников, бесстрашный, грамотный офицер. Здесь же я познакомился и с командиром 319-го полка майором Асеевым, умным и опытным офицером. От Гайтолова линия фронта проходила северо-восточнее Тортолова, Мишкина, Поречья, юго-западнее Воронова и, наконец, севернее Ладви. Повсюду шли позиционные бои. Враг беспрерывно совершал артиллерийские налеты на позиции гвардейцев-минометчиков. То и дело в небе появлялись бомбардировщики Ю-88 и сбрасывали свой смертоносный груз на головы бойцов. Досаждали и шестиствольные фашистские минометы. Словом, тишины было мало.

В апреле 1943 года особенно тяжелые бои шли в районе знаменитой рощи «Круглая». Здесь гитлеровцы сконцентрировали крупные силы, надеясь прорвать нашу оборону, выйти к реке Круглой и соединиться с действующими там частями. Одна контратака следовала за другой. Отражая вражеские контратаки своим огнем, двое суток мужественно сражался дивизион 20-го полка под командованием майора С. Е. Белова. Фашисты обрушивали шквал раскаленного металла на позицию батареи старшего лейтенанта Кулакова. Не обращая внимания на разрывы снарядов, водители Белоус и Толкачев вывели установки на запасную позицию. Комбат, получив данные от майора Белова, дал два батарейных залпа по скоплению живой силы в районе рощи «Круглая» и уничтожил до батальона противника. За два дня дивизион Белова отразил шесть вражеских атак. Гитлеровцы понесли большие потери и, по существу, отказались от мысли прорвать оборону наших войск.

В ходе боев особенно отличились разведчики минометных частей. Они все время были на передовой, в самом пекле боя, и по рации сообщали, где находится противник. Это были поистине бесстрашные люди. По всему фронту шла слава о связисте-разведчике Романе Вишкевиче. Двадцать раз вражеские мины рвали связь, и двадцать раз под огнем он восстанавливал ее. Он так и погиб, соединяя концы проводов.

Как и под Ленинградом, мы широко использовали здесь «кочующие установки». Они полностью оправдали себя. Находясь в обороне, гитлеровцы копили силы для нового наступления. И вот тут-то наши «катюши» начинали свои маневры вдоль фронта. Они были неуловимы. Едва фашисты нащупывали огневую позицию, как установка исчезала и появлялась в другом, заранее выбранном месте. Мастерство минометчиков было поистине великолепно. Помню, как лично вручал я орден Красного Знамени старшему сержанту Евстифееву, расчет которого умудрился в течение получаса произвести пять залпов. Только за один день гвардейцы этого расчета прямой наводкой уничтожили несколько танков, две минометные батареи, до роты солдат противника.

«Кочующие установки» держали врага в постоянном напряжении. Они появлялись там, где их никто не ожидал, и нередко прямой наводкой били по переднему краю. Такая тактика изматывала неприятеля, приносила ему большие потери в живой силе и технике, уничтожала его огневые точки.

В начале июля фашисты, подтянув свежие силы, нанесли мощный удар по нашей обороне юго-западнее Ладожского озера. Наступление началось ранним дождливым утром. Главный удар их был направлен на деревню Гайтолово. Медленно, подминая мелкий кустарник, двигались серо-зеленые танки. Свыше шестидесяти бронированных машин, ведя огонь на ходу, приближались к нашему переднему краю. Следом шла пехота.

Советские солдаты, находясь в залитых водой окопах, понимали, что сдержать стальную лавину будет нелегко, что бой предстоит тяжелый. И вдруг пасмурное небо расчертили огненные молнии. Это заговорили «катюши» 12-й гвардейской минометной бригады, которой командовал Сергей Андреевич Кутании. Из окопов наши бойцы видели, что творилось вокруг фашистских танков. Все окуталось дымом и пламенем. Настоящий кромешный ад. Машины останавливались, из них выскакивали гитлеровцы и в страхе бежали куда попало. Но везде их настигала смерть.

Вражеское наступление было сорвано. После этого боя советские бойцы прониклись такой любовью к родным «катюшам», что, когда рядом разворачивались гвардейские минометные дивизионы, у них поднималось настроение. Заслышав в воздухе их свистящее «дыхание», они улыбались, и кто-нибудь обязательно говорил: «Ну, держись, фашист проклятый, сейчас угостит тебя наша „катюша“. Это тебе за все!» И удары гвардейцев действительно сокрушали все укрепления гитлеровцев. Не было им спасения ни в блиндажах, ни в дзотах, ни в окопах и укрытиях.

Во второй половине июля 1943 года намечалось наступление наших войск в районе Мги. Мгинская операция готовилась самым тщательным образом. В неприятельский тыл отправлялись разведчики, чтобы захватить «языка» и выявить группировку сил противника. Все на фронте знали, что, когда «катюши» открывали огонь, враг, как правило, прятался в укрытия. Это и было использовано при поддержке разведгруппы. Мы давали два-три залпа по переднему краю противника, загоняли фашистов в землю, и за это время разведчики успевали проникнуть в тыл к гитлеровцам, вели там наблюдение, захватывали «языка» и возвращались обратно.

Наступление началось в районе деревни Вороново. Передний край неприятельской обороны был сильно укреплен. Оборонительные линии проходили сразу же за крутым берегом реки Поречье, высота которого достигала в некоторых местах 7 м. Далее, за проволочным заграждением, шло минное поле, за ним — фронтовая траншея шириной до 1,5 м, по обе стороны которой на участке в 280 м насчитывалось четырнадцать пулеметных, семь минометных и три противотанковые огневые точки, не считая врытых в землю танков. Здесь же была отрыта двадцать одна ячейка для стрелков. Траншеи соединялись ходами сообщения, которые тянулись от фронта в тыл, до самой деревни. Между ними гитлеровцы установили дзоты, укрытия и блиндажи. В глубину на 100–200 м были расположены противотанковые заграждения, состоящие из завалов и надолб. Система огня перекрестная, а местность вокруг хорошо пристреляна.

Взломать такую оборону — дело нелегкое, поэтому пехота очень надеялась на помощь «катюш». В районе деревни Вороново действовал 29-й гвардейский полк, которым командовал майор Григорий Антонович Мисник, и 7-я гвардейская бригада под командованием талантливого офицера Михаила Григорьевича Григорьева.

Наступило утро 22 июля. Моросил мелкий дождь. Все батареи заняли свои огневые позиции, ждали только сигнала. 5 часов 45 минут. Пасмурное небо озарилось огненными всполохами. Это 7-я бригада дала залп из всех своих установок. Вторя ей, пять залпов сделал 29-й полк. Загрохотали орудия нашей артиллерии. Артподготовка длилась два с половиной часа. После этого стрелковые дивизии (286, 256 и 364-я) двинулись в наступление и в яростном рукопашном бою захватили первую и вторую полосы обороны противника. Наши реактивные снаряды сделали свое дело — взломали укрепления врага. На пути пехоты не осталось ни одного неразрушенного дзота. Земля вокруг была буквально перепахана взрывами мин.

Начались тяжелые бои на так называемом Мгинско-Синявинском плацдарме. В районе Тортолово — Поречье в бой вступила 12-я гвардейская минометная бригада. Восточнее Любани действовала 10-я гвардейская минометная бригада. С ее командиром полковником Юрием Александровичем Каморным мы воевали еще на Центральном фронте. И вот теперь встретились здесь, под Ленинградом, да еще в такие жаркие деньки.

Сейчас просто невозможно себе представить, откуда тогда у людей брались силы. Гвардейцы не спали по нескольку суток. А если и спали, то урывками, между боями, прямо под открытым небом. Их буквально шатало от неимоверной усталости. Но звучала команда «К бою!», и все становились на свои места. И, как всегда, разили врага без промаха. Пример мужества и бесстрашия показывали разведчики. Начальник разведки старший лейтенант Григорий Трюхан шел в цепи наступающих и передавал сведения о целях командиру. Каждый залп дивизиона точно накрывал врага. И вдруг рация замолкла. Напрасно капитан Глухов охрипшим голосом вызывал Трюхана. Он молчал. А без него дивизион слеп. Глухов представил себе, как трудно приходится пехоте без их помощи, как, осмелев, фашисты ринулись в контратаку. И вдруг…

— Я — Сосна, я — Сосна…

— Григорий! — радостно закричал Глухов. — Жив, дружище! Как там у тебя?.. Что с тобой?

В ответ послышалось:

— Прицел…

— Прицел, — повторил командир дивизиона. — Огонь!

И снова звучал в наушниках рации голос Григория Трюхана, и снова летели на головы фашистов мины. Так было до наступления темноты. А через некоторое время на наблюдательный пункт принесли израненного начальника разведки. Позже я вручил отважному офицеру орден Красного Знамени.

В те дни легенды ходили о смелом разведчике Симохине. Когда темнело, он уходил в тыл противника, а на рассвете возвращался. По карте Симохин показывал, где расположены вражеские минометные батареи, огневые точки, машины, танки. И «катюши» били без промаха.

Однажды Симохин, как всегда, перешел линию фронта, разведал расположение противника и, возвращаясь обратно, увидел вдруг огонек. «Блиндаж», — мелькнула мысль. Отважный разведчик подобрался ближе. Часового не было. Он бросил в приоткрытую дверь одну за другой две гранаты. Держа наготове автомат, вбежал в блиндаж. Оставшиеся в живых пять фашистов подняли руки вверх. Всех их под утро Симохин привел на позицию батареи. Они дополнили данные смелого разведчика.

С диким ожесточением сражались фашисты на подступах к деревне Поречье. Боясь «катюш» больше смерти, они буквально охотились за ними. Нащупав огневую позицию, не жалели огня. Но гвардейцы, проявляя выдержку и бесстрашие, не обращая внимания на свистящие осколки, выпускали по врагу снаряд за снарядом.

В эти дни на моих глазах настоящий подвиг совершил командир дивизиона майор Григорий Круподер. Неожиданно перед наступающими частями 374-й стрелковой дивизии появился вражеский бронепоезд. Он открыл огонь из всех своих огневых средств. Советские бойцы вынуждены были залечь. И тогда майор Круподер приказал дивизиону стать на прямую наводку. Едва гвардейцы начали разворачиваться, как на них посыпался град снарядов. Однако никто не помышлял об укрытии. Все были заняты одним: быстрее подготовить установки к бою.

Вдруг комдив почувствовал, как чем-то тяжелым его ударило по ноге. Острая боль разлилась по всему телу. Нога стала тяжелой и непослушной. «Ранен!» — мелькнула мысль, но он продолжал командовать. Первой подготовилась к бою батарея капитана Глухоманюка.

— Огонь! — скомандовал Круподер.

— Огонь! — повторил комбат.

И через несколько секунд до гвардейцев донеслось могучее русское «ура!». Пехотинцы, увидев, что от бронепоезда остались только груды искореженного металла, поднялись в атаку. Враг был опрокинут. А гвардейцы собрались около установки, командиром которой был Алексей Бородинов — душа и гордость батареи, кавалер многих боевых орденов. В этом бою он пал смертью храбрых. Его сын, младший сержант Иван Бородинов, видя, как упал сраженный осколком отец, не раздумывая, принял командование на себя. Гвардейцы на могиле боевого друга поклялись отомстить врагу. И они сдержали слово. Только в боях за Поречье эта батарея уничтожила свыше 200 гитлеровцев и 10 минометных батарей врага.

Незабываем подвиг гвардейцев батареи лейтенанта Алексея Дорожкина. Фашисты засекли огневую позицию. Между установками рвались снаряды. Уже убито несколько человек из расчетов. Сам командир тяжело ранен. Но гвардейцы стоят: они должны в условленное время дать залп по вражеской цели.

Ждет команды раненный в руку Дмитрий Проценко. Все подготовлено и у Александра Окатова. Готов выполнить приказ сержант Косов, у которого оторваны пальцы правой руки. Наконец охрипшим, чуть слабеющим голосом комбат выкрикивает: «Огонь!» Со свистящим придыханием мины уносятся в сторону гитлеровского опорного пункта. Боевой приказ выполнен.

В эти суровые летние дни 1943 года особо отличилась также батарея, которой командовал старший лейтенант Николай Бакумов. Ему было поручено занять огневую позицию и дать залп по опорному пункту Тортолово. Гитлеровцы обнаружили движущиеся «катюши» и повели по ним пристрельный огонь. Мины разрывались в нескольких шагах от установок. Появились раненые. Но батарея продолжала идти полным ходом в указанный район. Потребовалось всего 28 минут, чтобы она развернула свои боевые порядки. И тут Бакумова осколком ранило в голову. Отважный офицер, перевязав себе рану, продолжал командовать. Батарея сделала два залпа и подавила вражеские огневые точки.

Менять позиции гвардейцам приходилось довольно часто. Обычно делалось это под покровом ночи. Дороги проходили через болота, машины застревали в пути. Люди брали на плечи рамы, сошники, стойки и снаряды и бесшумно двигались в кромешной темноте. На помощь им приходили пехотинцы. Установки своевременно доставлялись на позиции и изготовлялись к бою.

Вот короткое, скупое донесение в штаб 12-й гвардейской минометной бригады:

«Лейтенант Демишев вел батарею по железнодорожной насыпи. Нужно было свернуть вправо, чтоб попасть на огневую позицию. Но кругом болото, дороги никакой, тьма непроглядная. Выручила пехота: на руках машины перенесли по болоту. Гвардейцы подготовили установки к бою. А на рассвете вдруг посыпались мины. Гитлеровцы, видимо, выследили батарею. От разрывов снарядов засыпало лейтенанта Демишева и нескольких солдат. Выбравшись из-под земли, комбат обнаружил, что Чепелев и Серебрянников тяжело ранены, Наумов контужен. От прямых попаданий покосились установки. КП разрушен. Из обрушенного блиндажа вытащили 18 человек пехотинцев. Из них пять офицеров.

Под огнем противника приступили к наведению порядка на позиции. В небе появились „юнкерсы“. Сбросили бомбы. Несмотря ни на что, гвардейцы продолжали работать. Загорелись ящики. Языки пламени поползли к боеприпасам. Это грозило взрывом. Рискуя жизнью, младший сержант Алейников бросился к горящим ящикам. Пожар ликвидировали. Установки вновь подготовили к бою. Заряжающим стал даже санинструктор Джураев. Наконец батарея сделала два залпа по огневым точкам гитлеровцев. Сразу же поднялась в атаку пехота и с ходу освободила станцию Синявино».

Бывало так, что гвардейцы не отходили от установок по двое суток. И к ним на позицию приходили повара и кормили людей горячей пищей. Но больше, чем еду, ждали они машины с боеприпасами. Водители не знали ни сна, ни отдыха. Все время в пути, все время под обстрелом врага.

Однажды гитлеровцы засекли четыре машины, груженные боеприпасами, и открыли по ним огонь. Водитель Григорий Никитаев видел, как остановилась сначала головная машина, а затем и те две, которые шли следом за ним. Никитаев объехал ведущего и, маневрируя, вывел свой грузовик из-под огня. Затем бегом бросился на выручку товарищам. Все три водителя были тяжело ранены. Никитаев сумел не только отвезти их в медсанбат, но и доставил на позицию боеприпасы.

…В середине августа наступление приостановилось. За время Мгинской операции только одной 12-й гвардейской минометной бригадой с 22 июля по 15 августа 1943 года было выпущено 12 753 мины (вес каждой 110 кг), уничтожены 101 дзот, 44 огневые точки, 16 минометных батарей. В этих боях нами широко применялись многократные мощные налеты по врагу. Полковые и бригадные залпы крушили оборону противника, разрушали блиндажи и укрытия, уничтожали живую силу и технику гитлеровцев. Всего гвардейские минометные части Волховского фронта выпустили более 110 тысяч реактивных снарядов разного калибра. Большую помощь оказывал нам Ленинград, где был хорошо налажен выпуск ракет М-30 и М-31. Они буквально вспахивали оборонительные линии противника.

Полки и бригады за сокрушительные удары по врагу не раз получали благодарности от командиров дивизий и командующих армиями. Там, где появлялись наши «катюши», всегда начиналось успешное отражение атак противника, а при хорошем взаимодействии со стрелковыми частями и продвижение наших войск. Именно за Мгинскую операцию 319-й гвардейский минометный полк и 7-я гвардейская минометная бригада были награждены орденами Красного Знамени. Большое число командиров дивизионов и батарей, командиров установок, заряжающих, водителей и разведчиков стали кавалерами многих орденов и медалей. Лично мне был вручен орден Кутузова II степени.

Осенью 1943 года, в период оборонительных боев, гитлеровцы вели беспрерывный обстрел наших огневых позиций. Гвардейцам вновь пришлось зарыться в землю. Вырывали широкие окопы для установок и узкие — для боеприпасов. Готовили основные и запасные огневые позиции на двух-трех направлениях. Вспомнили тактику «кочующих установок». Позиции для них выбирали в стороне от основных огневых позиций батарей. Цели для нанесения удара давали разведчики.

«Кочующие „катюши“» появлялись в самых неожиданных для врага местах. Однажды лейтенант Таскаев выбрал огневую позицию прямо на льду озера, в километре от первой траншеи гитлеровцев. Ночью, стараясь не шуметь, гвардейцы подготовили к бою свои установки. Ранним утром, чуть забрезжил рассвет, «катюши» ударили прямой наводкой по переднему краю противника. Пока фашисты опомнились, водители Таразанов, Шигарев и Широков успели отвести машины на безопасное расстояние и скрыться в лесу.

В дни, когда гвардейские минометные части не участвовали в боях, солдаты занимались боевой подготовкой. Они совершенствовали мастерство ведения огня с открытых и закрытых позиций, учились готовить установку к бою в наикратчайший срок. В свободное время политработники читали лекции, проводили беседы, рассказывали об успехах Красной Армии на других фронтах, о героических подвигах гвардейцев-минометчиков.

Приближался новый, 1944 год. Бойцы чувствовали, что скоро начнется наступление. Повсюду проходили собрания, на которых принимали в партию лучших солдат, сержантов и офицеров. Проводились митинги, выступали артисты ленинградских театров, показывались фильмы «Она защищает Родину», «Чапаев», «Александр Невский».

Согласно плану нового наступления основной удар наносила 59-я армия в направлений Новгорода. Утром 14 января началась продолжавшаяся почти два часа артиллерийская подготовка. Тысячи мин на голову врага обрушили гвардейские минометы. 12-я гвардейская минометная бригада под командованием полковника Сергея Александровича. Кутанина произвела залп. 1189 мин буквально стерли с лица земли оборонительные линии противника. 310-я стрелковая дивизия пошла в наступление и с ходу овладела Тайцами, Тюгицами, Подберезьем. Минометчики все время шли за пехотой.

10-я гвардейская минометная бригада вступила в бой южнее Любани. Здесь же, севернее деревни Ладвы, действовал 29-й полк. Батарея старшего лейтенанта Владимира Лебедева, опередив пехоту, вышла к лесной речке. Ночью комбат организовал переправу, и гвардейцы первыми появились в Любани. Рядом с местной больницей они оборудовали позицию и отразили несколько контратак, пока не подоспели основные силы.

За образцовые боевые действия по освобождению города Любани 29-му гвардейскому минометному полку подполковника Д. А. Мисника приказом Верховного главнокомандующего было присвоено почетное наименование — Любанский. В дальнейшем путь полка, который поддерживал наступление 282-й стрелковой дивизии, проходил через деревни Паншино, Усадище, Тарповичи, Морозино, Данев Луг, Долгово и, наконец, через Новгород. За это время было сделано 30 полковых и 364 дивизионных и батарейных залпа, уничтожено 13 100 вражеских солдат и офицеров, 100 огневых точек, 14 танков и 2 эшелона.

Гвардейцы полка на каждом шагу проявляли мужество и отвагу. В одном из боев батарея капитана Михаила Леканцева попала под сильный обстрел противника. Старший сержант Андрей Дмитриев, видя, как после разрыва снаряда упал командир огневого взвода лейтенант Федор Васильев, бросился к офицеру и вынес раненого из-под огня. Затем вернулся, занял место командира и стал управлять огнем. Залпами «катюш» было уничтожено до батальона гитлеровцев и две противотанковые пушки.

Наступление развивалось по всему фронту. Чаще всего разведчики, а нередко и сами командиры батарей и дивизионов находились в цепи атакующих. Так, при освобождении станции Волосово 120-й стрелковой дивизией комбат 20-го гвардейского минометного полка капитан Александров сидел в танке и радировал с передовой на огневую позицию. Своими залпами «катюши» сумели подавить на пути продвижения почти все огневые точки испанской «Голубой дивизии». В направлении Вороново — Тортолово — Мга — Новгород действовал 18-й гвардейский минометный полк. Батареи и дивизионы блеснули искусством маневра и подготовки установок к бою. Осенняя учеба и боевой опыт не прошли даром. Их удары подавляли огневые точки противника. Особенно большие потери гитлеровцы несли в районе Мги. Продвигаясь вперед, пехота на своем пути почти не встречала ни дзотов, ни минометных батарей. Все они были уничтожены залпами наших «катюш». За успешное освобождение поселка полку приказом Главкома было присвоено почетное наименование — Мгинский.

Гитлеровцы поспешно отступали по всему фронту. 59-я армия вышла на рубеж обороны Новгорода. К югу оборонительная линия врага проходила до западного берега озера Ильмень, к северу — до рек Волхов и Малый Волховец и состояла из сильно укрепленных опорных пунктов. Начался штурм вражеских укреплений. Гвардейские минометные части не отставали от пехоты. В одном из боев минометчики ворвались во вражеский блиндаж и увидели страшную картину: на полу лежали обгорелые трупы. Оказывается, фашисты согнали сюда тяжелораненых пленных, облили их бензином и подожгли.

Эта весть быстро облетела гвардейцев. Они поклялись беспощадно мстить врагу. С юга, поддерживая огнем пехоту, рвался к Новгороду 319-й полк, награжденный за участие в Мгинской операции орденом Красного Знамени. По тонкому льду реки Волхова и озера Ильмень двигались машины. Первым, не обращая внимания на разрывы мин и снарядов, вел свою установку, обходя проруби, младший сержант Павел Плюхин. Некоторые машины проваливались и уходили под лед. Но батареи, несмотря ни на что, двигались вперед. Только вперед!

Противоположного берега Волхова наши «катюши» достигли в тот момент, когда фашистские танки выходили во фланг одному из стрелковых полков. Быстро развернувшись, гвардейцы дали по ним несколько залпов. Большинство бронированных чудовищ, окутанные огнем и дымом, остановились, другие, развернувшись, поспешно отступили. Все дивизионы и батареи полка обрушили свои залпы на оборонительные сооружения противника, мешавшие нашей пехоте войти в старинный русский город Новгород. Особенно отличились в те дни комбаты лейтенанты Корякин и Кабахидзе, командир дивизиона старший лейтенант Кутин и бойцы их подразделений.

20 января 1944 года вместе с пехотой гвардейцы вошли в Новгород. Жители города со слезами на глазах встречали воинов Красной Армии. Москва салютовала освободителям. А на следующее утро, 21 января, по радио был оглашен приказ Главкома о присвоении 319-му гвардейскому Краснознаменному минометному полку майора А. И. Асеева почетного наименования — Новгородский, всему личному составу была объявлена благодарность.

12-я и 10-я гвардейские минометные бригады поддерживали стрелковые части, наступавшие на Новгород с севера. Гитлеровцы благодаря хорошо оборудованным опорным пунктам сумели организовать здесь упорное сопротивление. Бои за первую позицию приняли затяжной характер. Разрубить этот узел и расчистить путь пехоте должны были «катюши». Опытные комбриги полковники Сергей Алексеевич Кутании и Юрий Александрович Каморный блестяще справились с этой задачей.

В тот январский день сыпал густой снег. Все вокруг бело. Всем дивизионам и батареям назначено время бригадного залпа. У нас не было тыла. Комбриги, комбаты, комдивы и я — все были на передовой. На многие огневые позиции гитлеровцы обрушили шквал огня. Но «катюши» молчали — ждали назначенного часа. У каждой бригады своя цель, свой опорный пункт, которые должны быть разрушены до основания.

Люди не обращали внимания на разрывы снарядов и мин. На огневой позиции батареи, которой командовал старший лейтенант Федорук, разорвавшийся снаряд сбил мины с трех установок. Под огнем гвардейцы бросились устанавливать их на место. Казалось, залп будет сорван. Несколько человек уже ранено, но никто не уходил в укрытие. И гвардейцы успели. В назначенный час голос батареи присоединился к мощному гулу установок всей 12-й бригады.

Новгородско-Лужская операция завершилась успешно. Она сыграла важную роль в снятии войсками Ленинградского и Волховского фронтов блокады города Ленина. Ее ударной силой была наша славная артиллерия и легендарные «катюши».


П. А. Дегтярев, генерал-лейтенант артиллерии в отставке ПОРУЧЕНИЕ СТАВКИ

Великая Отечественная война застала меня в стенах Артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского, в которую я был принят слушателем после участия в хасанских событиях.

В первые дни войны я был вызван из академии в Центральный Комитет ВКП(б) и назначен военным комиссаром артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Красной Армии (ГАУКА), где впервые узнал о новом, реактивном оружии.

В начале сентября 1941 года меня пригласили в Кремль к Верховному главнокомандующему. Там после короткой беседы объявили, что мне доверено быть членом Военного совета гвардейских минометных частей Ставки Верховного главнокомандования. Командующим этими частями назначен большой специалист по новой технике военный инженер 1-го ранга В. В. Аборенков, а другими членами Военного совета — секретарь Московского комитета ВКП(б) Н. П. Фирюбин и заведующий отделом ЦК ВКП(б) Л. М. Гайдуков.

— Они должны заниматься, — сказали мне в ЦК, — организацией массового производства реактивного вооружения — боевых установок и реактивных снарядов, а также кадрами для этого производства и формируемых гвардейских минометных частей, а вы — боевым применением их.

Меня предупредили также, чтобы я и другие руководящие работники ГМЧ начали изучение новой техники, а также способов ее применения в бою. В заключение мне сообщили, что на фронтах Великой Отечественной войны успешно бьют врага несколько батарей, вооруженных новым оружием, что с фронтов, в том числе и от ленинградцев, поступили восторженные отзывы о действии реактивной артиллерии.

Было известно, что первая на Ленинградском фронте реактивная батарея, затем развернутые на ее базе отдельный дивизион, а в дальнейшем минометный полк с успехом выполняли возложенные на них боевые задачи, оказали большую помощь пехоте в отражении многочисленных атак вражеских войск.

В Центральном Комитете партии неоднократно подчеркивали, что гвардейцы должны быть особенно стойкими в обороне и отважными в любом наступательном бою, что, как бы ни была тяжела сложившаяся обстановка, секретная реактивная техника ни в коем случае не должна попасть в руки врага.

Военный совет гвардейских минометных частей Красной Армии, оказывая необходимую помощь Ленинградскому и Волховскому фронтам, был очень рад, что ленинградцы в своем осажденном городе организовали производство боевых установок и реактивных снарядов, а также сформировали и вооружили реактивным оружием несколько гвардейских минометных полков, что было очень важно.

Войска Ленинградского фронта уже в 1942 году наряду с крупной группировкой артиллерии Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота поддерживали 5-я гвардейская тяжелая минометная бригада первоначально в составе 12 дивизионов, а также 38-й, а затем 320-й и 321-й гвардейские минометные полки.

Гвардейские минометные части в первые годы войны, как правило, в начальной стадии артиллерийской подготовки производили мощный огневой удар по узлам сопротивления противника, а когда атакующая пехота поднималась в атаку, их огневой удар повторялся. По такой же тактике планировалось применение гвардейских минометных частей при организации прорыва блокады Ленинграда.

Большое внимание обращалось также на готовность гвардейских минометных полков к отражению контратак пехоты и танков врага.

В середине января 1943 года я прибыл со Сталинградского фронта в Ставку Верховного Главнокомандования, где получил приказ вылететь на Волховский и Ленинградский фронты для передачи опыта боевого применения реактивного оружия в ходе Сталинградской битвы и оказания возможной помощи гвардейским минометным частям этих фронтов в обеспечении прорыва обороны противника.

Задача была ответственная и почетная. Рано утром я вылетел из Москвы на скоростном (по тем временам) бомбардировщике СБ. Однако при подходе к Волховскому фронту наш самолет был атакован истребителями противника, поврежден и при вынужденной посадке в район фронтового аэродрома «Хвойное» скапотировал и перевернулся. Весь экипаж и я получили ранения и оказались во фронтовом госпитале в городе Тихвине, откуда меня через несколько дней на самолете командующего авиацией дальнего действия генерала А. Е. Голованова (впоследствии маршала авиации) переправили в московский госпиталь. Поэтому мне, к сожалению, не удалось принять непосредственного участия в одной из важнейших операций наших войск — прорыве блокады Ленинграда.

Но надо сказать, что все запланированное Ставкой для гвардейских минометных частей Ленинградского и Волховского фронтов было ими выполнено, успех на первом этапе наступления нашей пехоты в значительной степени обеспечен огнем артиллерии фронта и Балтийского флота, а также 5-й гвардейской минометной бригады и трех гвардейских минометных полков, действовавших в трудных условиях зимы и лесисто-болотистой местности.

Наступление ударной группировки войск Волховского фронта навстречу ленинградцам началось 12 января 1943 года. 2-я ударная армия имела задачу прорвать сильно развитую оборону противника на участке поселков Липка — Гайтолово, уничтожить шлиссельбургскую группировку врага и, развивая наступление, соединиться с войсками Ленинградского фронта. Чтобы помочь 2-й ударной армии и прикрыть ее левый фланг, частью сил прорывала фашистскую оборону 8-я армия Волховского фронта.

Действия войск 2-й ударной армии поддерживали наряду с сильной группировкой артиллерии 10-я и 12-я гвардейские тяжелые минометные бригады, 509-й и 512-й отдельные гвардейские минометные дивизионы, вооруженные станками БАЛ-30 для стрельбы реактивными снарядами калибра 300 мм, а также 20, 29 и 318-й гвардейские минометные полки БМ-13. Части и соединения 8-й армии поддерживал 30-й гвардейский минометный ПОЛК.

Огневые задачи гвардейским минометным полкам ставились командирами дивизий, которые они поддерживали, а гвардейским тяжелым бригадам и отдельным дивизионам задачи на разрушение и уничтожение наиболее мощных узлов и опорных пунктов полевой обороны врага, особенно мешавших наступлению наших войск, ставили командующий артиллерией 2-й ударной армии и начальник Оперативной группы гвардейских минометных частей Волховского фронта генерал-майор П. Н. Кулешов, ныне маршал артиллерии.

Совместными усилиями войска ударных группировок Ленинградского и Волховского фронтов при поддержке артиллерии и гвардейских минометных частей и соединений, ломая упорное сопротивление врага, прорвали его сильно развитую и длительное время сооружаемую оборону, 16 января соединились и с поворотом на юг образовали общий фронт, продолжая наступательные действия.

Между Ладожским озером и линией фронта образовался «коридор» шириной 8—11 км, который сразу же был использован нами для обеспечения Ленинграда всем необходимым.

В конце января 1943 года наступление наших войск было остановлено в связи с возросшим вражеским сопротивлением, опиравшимся на сильные узлы и опорные пункты обороны и систематически контратакующие танки.

Противник перед войсками 67-й армии Ленинградского фронта занимал оборону на рубеже: поселок Синявино — Рабочий поселок № 6 — треугольник железных дорог — 1-й Городок. В руках неприятеля оказались господствующие высоты и лучшие условия местности для маневра войск, и особенно его танков. Во второй половине июля 1943 года, после отражения вражеского наступления на Курской дуге, нас с генералом Л. М. Гайдуковым вызвали в Кремль, в Ставку. В приемной мы встретили командующего авиацией дальнего действия генерал-полковника авиации А. Е. Голованова, который также был вызван к Верховному главнокомандующему. Приняли нас всех троих и рассказали, что противник, занимая выгодные позиции по Синявинским высотам, систематически пытается ликвидировать «коридор», по которому идет почти все снабжение войск Ленинградского фронта и населения города, и вновь ввергнуть героический Ленинград в тиски блокады. Нас кратко проинформировали об успешно развивающемся наступлении наших войск в центре советско-германского фронта и поставили перед нами три задачи:

1) во что бы то ни стало не допустить ликвидации «коридора» и восстановления вражеской блокады Ленинграда. Всей мощью гвардейских частей и соединений, а также ударами авиации дальнего действия срывать неприятельские атаки и подготовку к ним;

2) мощными ударами гвардейских минометных частей и авиации дальнего действия разрушить сильный стратегический узел вражеской обороны Келково — Мга — Синявино и помочь войскам Ленинградского и Волховского фронтов овладеть им;

3) не допустить снятия войск противника с Ленинградского и Волховского фронтов для переброски их на направления, где трещит вражеская оборона и успешно наступают наши другие фронты, и, напротив, стремиться даже привлечь на себя дополнительные силы врага.

— Если потребуется, — сказали в Ставке, — сожгите все на Синявинских высотах своими реактивными снарядами и бомбами, но не допустите восстановления врагом блокады Ленинграда.

Генералу А. Е. Голованову и мне было приказано базироваться на Ленинградском фронте, а генералу Л. М. Гайдукову — на Волховском, держать между собою постоянную связь и обратить особое внимание на организацию взаимодействия между фронтами.

К вечеру этого же дня мы с генералом А. Е. Головановым благополучно приземлились на аэродроме Волховского фронта в районе «Хвойного». На подходе к аэродрому нас встретили две пары фронтовых истребителей, а на аэродроме — командующий Волховским фронтом, впоследствии Маршал Советского Союза К. А. Мерецков и член Военного совета фронта генерал Т. Ф. Штыков, которые уже знали о нашем вылете из Москвы. Рано утром следующего дня мы с генералом А. Е. Головановым на автомашинах отправились на Ленинградский фронт по освобожденному в январе «коридору». В штабе фронта мы встретились с командующим генералом Л. А. Говоровым, членами Военного совета А. А. Ждановым и А. А. Кузнецовым, начальником штаба генералом Д. И. Гусевым, командующим артиллерией генерал-лейтенантом Г. Ф. Одинцовым и начальником Оперативной группы гвардейских минометных частей Ленинградского фронта генерал-майором артиллерии С. В. Васильевым. Рассказали им о задачах, поставленных Верховным главнокомандующим. В дальнейшей работе нам часто приходилось общаться с этими замечательными людьми — военачальниками и крупными работниками нашей партии.

Задачи июльско-августовской (с 22 июля по 22 августа 1943 года) наступательной операции Ленинградского фронта были возложены на 67-ю армию, усиленную значительными силами и средствами фронта. Она наносила главный удар и должна была прорвать оборону противника на участке Арбузово — треугольник железных дорог — Синявино, уничтожить противостоящего противника и последовательно овладеть его опорными пунктами обороны: Арбузовом, высотой 22,0, совхозом «Торфяник», Синявином. Затем прорвать второй оборонительный рубеж противника по реке Мойке, форсировать ее, овладеть опорными пунктами Лобановом, высотой 52,3, Келколовом и выйти на рубеж реки Мги. Овладев районом Синявина, немедленно и прочно закрепиться[23].

Сильная и развитая в глубину оборона противника была организована на трех оборонительных рубежах. Первый и второй рубежи соединялись между собой пятью отсечными позициями. Армейские резервы противника были сосредоточены в районах Мги и Тосна. Противник имел сильные артиллерийские группировки, в том числе большую группу тяжелой артиллерии, производившую систематический обстрел города, занимал выгодные позиции для наблюдения и маневра.

Третий оборонительный рубеж был оборудован на реке Мге. В центре рубежа находился сильный артиллерийский противотанковый келколовский узел — ключ всей обороны противника на втором и третьем рубежах. Действия наземных войск активно поддерживались вражеской авиацией.

Наши войска находились в очень тяжелых условиях: торфяно-болотистая местность, почти полное отсутствие дорог и возможностей для маневра войск, в том числе и танков. Противником просматривался весь боевой порядок и расположение тылов наших войск вплоть до Ладожского озера. Таким образом, все передвижения людей и материальных средств, необходимых для боя, происходили на виду у врага, и, по существу, наши наступательные действия не могли быть внезапными для противника.

22 июля 1943 года после сильной артиллерийской подготовки и ударов фронтовой и дальней авиации при поддержке танков войска 67-й армии прорвали передний край обороны противника на участке Арбузово — совхоз «Торфяник» и продвинулись в глубину до 1,5 км. Однако в результате контратак пехоты и танков противника они вынуждены были отойти на исходные позиции. В дальнейшем части 67-й армии девять раз (25, 26 и 30 июля, 1, 4, 13, 18, 19 и 21 августа 1943 года) переходили в наступление, пытаясь прорвать фашистскую оборону и овладеть келколовским узлом обороны, но успеха не имели и в основном отходили на занимаемые до атаки рубежи. Примерно те же результаты имели и наступавшие войска Волховского фронта. Почти после каждой неудачной атаки и отступления наших войск в контратаку переходили вражеские войска, стремясь сбросить нас в Ладожское озеро. Но и атаки врага неизменно отбивались с большими потерями для него, а попытки восстановить блокаду срывались. На какое-то время возникло зыбкое равновесие сил на этом участке фронта.

Действия 67-й армии Ленинградского фронта в июльско-августовской операции поддерживали наряду с крупной группировкой артиллерии фронта и Краснознаменного Балтийского флота 1-я гвардейская минометная дивизия М-30 в составе трех гвардейских минометных бригад (2, 5 и 6-й). Дивизией командовал генерал-майор артиллерии В. Г. Соловьев, начальником штаба был полковник В. Д. Петров. Действия армии поддерживали также пять гвардейских минометных полков БМ-13 (20, 30, 38, 313 и 321-й). 321-й гвардейский минометный полк был расположен на стыке 67-й и 55-й армий и привлекался для ведения флангового огня при отражении атак и контратак противника в районе Арбузово — совхоз «Торфяник».

Не менее крупная группировка гвардейских минометных частей и соединений, действия которых координировал генерал-майор Л. М. Гайдуков, поддерживала наступательные действия войск Волховского фронта.

Перед гвардейскими минометными частями и соединениями были поставлены следующие огневые задачи:

— разрушение опорных пунктов и узлов сопротивления, уничтожение и деморализация живой силы противника, находящейся в этих сооружениях, огнем 1-й гвардейской минометной дивизии и гвардейских минометных полков М-13. Огонь должен быть внезапным и подготовленным скрытно;

— уничтожение и подавление минометных батарей противника массированным огнем гвардейских минометных полков;

— непосредственное сопровождение наступающих частей огнем и колесами, для чего привлекались специально выделенные батареи и боевые установки БМ-13, находившиеся в боевых порядках наступавших войск;

— срыв подготавливаемых контратак в местах сосредоточения и отражение атак и контратак пехоты и танков противника;

— изнурение живой силы противника, воспрепятствование восстановительным работам в разрушенных опорных пунктах и узлах сопротивления противника и подходу его резервов к переднему краю обороны.

Для выполнения этих задач привлекались отдельные «кочующие установки» БМ-13 и огневые группы станков М-30. Стрельба велась снарядами М-13 и М-28 преимущественно ночью с заранее подготовленных огневых позиций. Наблюдение и управление огнем осуществлялось непосредственно из передовых окопов нашей пехоты. Боевые задачи гвардейским минометным частям и соединениям ставились общевойсковыми и артиллерийскими начальниками. Связь организовывалась телефонная и по радио, дублировалась офицерами связи.

Наблюдательные пункты оборудовались часто на деревьях, а передовые наблюдательные пункты располагались в передовых окопах пехоты.

Инженерное оборудование боевых порядков частей было очень сложным, глубоко закапываться в землю оказалось невозможным: все выкопанное немедленно заливала вода. Аппарели для боевых установок, как правило, приходилось делать насыпными, боеприпасы хранились в специальных деревянных срубах. Подвоз боеприпасов был возможен только ночью.

За период с 22 июля по 27 августа 1943 года пять гвардейских минометных полков и 1-я гвардейская минометная дивизия произвели 27 бригадных, 37 полковых, 312 дивизионных, 192 батарейных залпа и 784 залпа огневыми группами и одиночными установками. Было израсходовано 29 058 тяжелых реактивных снарядов (М-31, М-30 и М-28) и более 54 000 реактивных снарядов М-13 и М-20[24].

Пятью гвардейскими минометными полками, поддерживающими боевые действия 67-й армии Ленинградского фронта, было отбито за это время более 164 атак и контратак пехоты и танков врага, стремившегося восстановить блокаду Ленинграда.

С тем же напряжением выполняли боевые задания гвардейские минометные части Волховского фронта, действовавшие в не менее трудных условиях лесисто-болотистой местности.

Днем и особенно ночью бомбили врага самолеты авиации дальнего действия, сбрасывая на его головы бомбы крупного калибра. Активно работала мощная артиллерийская группа Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота.

Синявинские высоты были буквально перепаханы разрывами бомб и снарядов. Большие потери понес противник в живой силе и технике. Это лишило фашистские войска возможности вновь выйти к Ладоге и восстановить блокаду города. Тем самым советские войска выполнили первую, главную задачу, поставленную Ставкой Верховного главнокомандования: большие силы и средства врага были прикованы к этому участку советско-германского фронта. Противник не только не мог снимать отсюда войска на другие фронты, но все время вынужден был подбрасывать и вводить в бой резервы и пополнять войска танками, артиллерией и другой военной техникой. Так что и вторая задача, поставленная Ставкой, была выполнена, чем существенно оказана помощь другим нашим наступавшим фронтам. Невыполненной, по существу, осталась лишь одна задача — не удалось полностью разгромить врага и овладеть его мощным келколово-мгинским узлом обороны.

В начале сентября 1943 года последовала директива Ставки о прекращении наступательных действий в районе Келколово — Синявино и об организации прочной обороны наших войск, исключающей восстановление блокады города на Неве. Началась подготовка к новой операции Ленинградского фронта на другом участке, успех наступления на котором сулил и выполнение задачи, не решенной нами. Будучи вызваны в Москву, мы с генералом Л. М. Гайдуковым продолжали внимательно следить за событиями, происходившими на Ленинградском фронте.

Замечательное наступление двух армий Ленинградского фронта, начавшееся 14 января 1944 года навстречу друг другу, является одной из классических операций советских войск, хорошо подготовленной и осуществленной. Одна армия фронта наступала с Ораниенбаумского плацдарма, куда искусно и скрытно были завезены по воде необходимые силы и средства, обеспечивающие прорыв обороны противника и развитие наступления, в том числе гвардейские минометные части.

Противник не ожидал появления «катюш» на плацдарме, и их огонь оказался для него внезапным и ошеломляющим. Об этом свидетельствовали показания солдат и офицеров противника, захваченных в плен в ходе наступления.

Оборона врага была прорвана. Войска 2-й ударной и 42-й армий к намеченному сроку соединились в районе города Ропши. Этим завершился первый, важнейший этап операции войск Ленинградского фронта, в результате которого окончательно и бесповоротно с Ленинграда снималась изнурительная блокада врага. Это был первый политический и стратегический результат совершенной операции, которая успешно развивалась дальше как зимняя операция трех наших фронтов: Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского.

Гвардейские минометные бригады и полки явились в этой операции мощной ударной силой, которая ломала отчаянное сопротивление гитлеровцев, наносила врагу невосполнимые потери в живой силе и технике.

За напряженный ратный труд и умелое выполнение боевых заданий командования в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в этой операции Указом Президиума Верховного Совета СССР 1-я гвардейская минометная дивизия и ее 2, 5 и 6-я гвардейские минометные бригады были награждены орденами Красного Знамени. За особые заслуги в освобождении от захватчиков города Красное Село приказом Верховного главнокомандующего дивизии было присвоено почетное наименование — Красносельская, а 2, 5 и 6-й бригадам — почетное наименование Ленинградских.

Орденами Красного Знамени были награждены 18, 20, 30, 38, 318, 320, 321 и 322-й гвардейские минометные полки, а приказами Верховного главнокомандующего за особые отличия в освобождении от врага советских городов почетные наименования были присвоены: 18-му гвардейскому минометному полку — Мгинский, 30-му гмп — Ропшинский, 38-му и 320-му полкам — Красносельские и 321-му гвардейскому минометному полку — Пушкинский.

Одновременно с Ленинградским фронтом в наступление с целью разгрома противостоящей группировки противника и освобождения от врага старинного русского города Новгорода перешли войска Волховского фронта. Активными наступательными действиями против 16-й армии противника им помогали войска 2-го Прибалтийского фронта. Действия всех трех фронтов были взаимно увязаны и развивались успешно. В составе 2-го Прибалтийского фронта наступление поддерживала одна гвардейская минометная бригада, вооруженная станками БМ-30, пять гвардейских минометных полков с установками БМ-13, гвардейский минометный полк БМ-8-48. Начальником Оперативной группы гвардейских минометных частей фронта был один из опытнейших ракетчиков генерал-лейтенант А. И. Нестеренко.

Гвардейские минометные части и соединения помогли войскам всех трех фронтов разрушить, надежно подавить и прорвать сильную и глубоко эшелонированную оборону противника, окружить и уничтожить ряд его крупных группировок. В дальнейшем гвардейские минометные части и соединения активно поддерживали наступательные действия войск Ленинградского фронта в Нарвской операции, в освобождении от врага советских городов Нарвы, Пскова, Таллина, Эстонской Советской Социалистической Республики и входивших в ее состав островов. Три гвардейские минометные бригады (6-я из состава 1-й гвардейской минометной дивизии, 3-я и 19-я бригады, прибывшие из резерва Ставки) и пять гвардейских минометных полков (29-й и 318-й гмп фронтов, а также 24, 40 и 70-й гмп из резерва Ставки Верховного главнокомандования), будучи вовремя сосредоточены, обеспечили успешный прорыв обороны противника на Карельском перешейке, помогли войскам фронта освободить город Выборг и ускорить выход из войны Финляндии.


ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ РОДИНЫ

Н. Д. Силин, гвардии полковник в отставке ОТ ЛЕНИНГРАДА НА ЗАПАД…

Наш 320-й гвардейский минометный полк был сформирован в осажденном Ленинграде почти накануне прорыва блокады (точнее — за месяц до начала боев). Вдумываясь в истоки боевой истории нашей части, еще глубже понимаешь величие подвига ленинградцев — рабочих, работниц, инженеров, техников и воинов. Какой силой воли, каким мужеством надо было обладать, какой высокий класс мастерства и организаторских способностей иметь, чтобы в таких невыносимо трудных условиях создавать и осваивать реактивную технику!

Прямо с заводов боевые установки своим ходом шли в расположение полка, где они в торжественной обстановке вручались воинам.

Вот характерные для того времени эпизоды, отраженные в политдонесениях.

«Принимая боевые машины, бойцы и командиры заверяли ленинградцев и командование полка, что всю силу и мощь этого грозного оружия они направят на уничтожение фашистских оккупантов под Ленинградом».

«Выступивший на одном из митингов гвардии красноармеец Конраев заявил:

— Поклянемся, товарищи гвардейцы, в совершенстве овладеть этой техникой, с тем чтобы всю ее мощь направить на уничтожение врага».

«Получая ключи от пульта управления, командир орудия гвардии сержант Цимбал сказал:

— Хотя я родился и жил в Киеве, но считаю себя не только киевлянином, но и ленинградцем… Я заверяю вас и клянусь, что моя боевая машина будет работать только на отлично».

В начале боев по прорыву блокады полк поддерживал 45-ю гвардейскую стрелковую дивизию, которая наступала в районе 8-й ГЭС. 12 января 1943 года мы дали 7 полковых залпов по огневым точкам и живой силе противника, 13 января — 10 дивизионных залпов, израсходовав 3500 реактивных снарядов. А 14 января, когда враг попытался сбросить в реку наши передовые подразделения, которые заняли несколько позиций на левом берегу Невы, гвардейцы-минометчики вместе с пехотинцами отбили 6 контратак. В этот день мы выпустили по гитлеровцам 719 мин, уничтожив до трех батальонов вражеской пехоты.

В январе 1943 года полк поддерживал и 13-ю стрелковую дивизию. Много славных подвигов совершили гвардейцы-минометчики в эти дни. 15 января наводчик 3-й батареи 2-го дивизиона 320-го гвардейского минометного полка В. Ф. Кузин один под артиллерийским обстрелом вел огонь по врагу, заменив убитых и раненых товарищей. Шофер того же дивизиона Ф. И. Архипов вывел из-под огня свою установку, одновременно взяв на буксир боевую машину товарища. Благодаря подвигу водителя гвардейцы-минометчики смогли своевременно поддержать наступление наших стрелковых подразделений.

Однажды, уже после прорыва блокады, когда шли бои за Красный Бор, гвардии красноармеец С. Г. Кантаев, увидев, что загорелся склад боеприпасов, бросился к нему, успел сбить и потушить пламя, а затем под сильным артобстрелом погрузил в автомашину боеприпасы и привез их на огневую позицию. И поспел как раз вовремя, так как противник только что перешел в контратаку. Огнем «катюши» враг на этом участке был остановлен.

С 9 апреля 1943 года 320-й гвардейский минометный полк был передислоцирован в район Пулкова. Девять месяцев мы поддерживали здесь активные оборонительные бои на рубежах 85-й и 125-й стрелковых дивизий в полосе 42-й армии и одновременно вели контрбатарейную борьбу и подготовку к решающему наступлению под Ленинградом. Командовали в это время дивизионами гвардии капитаны Г. Т. Райсян, С. А. Ищенко и И. В. Львов.

Враг еще стоял у стен города, обстреливал его, зверствовал в оккупированных районах области. Политработники полка, дивизионов (начальник политотдела полка гвардии майор М. О. Храбров, секретарь парторганизации гвардии капитан П. К. Молотков, помощник начальника политотдела по комсомолу гвардии капитан М. А. Глебов, заместители командиров дивизионов по политчасти гвардии майоры А. М. Кузнецов, И. М. Афоничев и И. И. Рудой) вели большую партийно-политическую работу среди гвардейцев. На партийных и комсомольских собраниях обсуждались важнейшие вопросы, связанные с авангардной ролью коммунистов и комсомольцев в бою, обеспечением организации наступления на всех его этапах. На каждом партийном собрании принимали в партию все новых и новых людей, которые хотели идти в бой коммунистами. Если на 1 января 1943 года в полку было 93 коммуниста, то ровно через год их стало уже 261.

Во время подготовки к боям и в ходе наступления на батареях и в орудийных расчетах выпускались боевые листки. О героях, отличившихся в боях, писались письма их родителям. Вот одно из таких писем:

«Дорогой Иван Ионович и Наталья Яковлевна! Орудийный расчет шлет вам пламенный гвардейский привет и благодарит вас за воспитание сына, патриота нашей Родины, Касимцева Николая Ивановича. Он стойкий, непоколебимый, он мужественно выполняет волю своей Родины. Наш орудийный расчет гордится Вашим сыном как славным воином Красной Армии, не знающей ни страха, ни усталости в борьбе за освобождение советских городов, сел и деревень от фашистских захватчиков. Мы заверяем вас, что выполним свой священный долг, очистим Советскую землю от фашистских оккупантов… Блокада города Ленина уже прорвана, скоро враг под Ленинградом будет полностью разгромлен!»

…В январе 1944 года перед началом наступления во всех подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания, воины продолжали подавать заявления о приеме их в партию и комсомол. Гвардейцы встречались с ленинградцами, заверяли их, что не пощадят ни своих сил, ни самих жизней ради победы.

Командиры дивизионов выехали на рекогносцировку, выбрали огневые позиции, наблюдательные и командные пункты, организовали разведку переднего края и огневых средств противника в глубине обороны. Всего перед наступлением было обнаружено 36 пулеметных точек, 8 минометных батарей и 6 артиллерийских батарей.

До начала боев связисты подтянули и замаскировали телефонные линии, подготовили радиосвязь. С 10 по 15 января подвезли значительное количество боеприпасов. Боевые порядки полк занял в ночь с 14 на 15 января 1944 года. Для личной связи командиры дивизионов убыли в стрелковые полки. Я, как командир полка, был связан по телефону с командиром 63-й стрелковой дивизии гвардии полковником А. Ф. Щегловым и командующим артиллерией этой дивизии гвардии полковником Ф. А. Будановым.

14 января 2-я ударная армия начала наступление с Приморского плацдарма. На следующий день предстояло наступление 42-й армии. Обе армии должны были окружить и разгромить петергофско-стрельнинскую группировку противника. В ночь с 14 на 15 января я вместе с политработниками гвардии подполковником Т. Т. Рязановым (в то время начальником политотдела нашего полка), гвардии майорами А. М. Кузнецовым, И. М. Афоничевым и И. И. Рудой побывал на огневых позициях, проверил огневые расчеты батарей и убедился, что весь личный состав знает свои задачи.

15 января мы, поддерживая 63-ю гвардейскую дивизию, не только сумели поразить цели, но и отразить в районе Александровки крупную контратаку противника. 16 января наш полк поддерживал огнем эту же дивизию в районах Верхнего Койрова, Коколова, Малого Виттолова, Малого Карлина, Вороньей горы и Красного Села.

В дальнейшем, с 17 по 29 января, благодаря мобильности гвардейских минометов мы смогли быстро менять позиции и поддерживать огнем наступление 72, 224, 86, 291-й стрелковых дивизий 42-й армии, участвовавших в боях за освобождение от фашистских оккупантов Красного Села, Гатчины, Волосова, Осьмина, Ляд, Плюссы, Струг Красных.

В этих боях многие минометчики продемонстрировали подлинные образцы храбрости и самоотверженности. Гвардии рядовой В. П. Попов отважно бросился тушить огонь на заряженной установке. Рискуя жизнью, он ликвидировал пожар, чем предотвратил взрыв остальных снарядов, гибель людей и боевой машины. Санинструктор гвардии рядовой О. П. Рыбакова во время боев за Красное Село, спасая жизнь раненым, бросилась в горящую машину. Шофер транспортной машины гвардии рядовой А. М. Матвеев, маневрируя под огнем противника, вовремя доставил боеприпасы на огневую позицию. Командир огневого взвода гвардии лейтенант Артемьев, будучи ранен, продолжал командовать расчетами до конца боя.

Особо отличились в этих тяжелых боях коммунисты и комсомольцы. 29 января в перерыве между боями было проведено партийное собрание 2-го дивизиона, на котором его командир С. А. Ищенко отметил действия водителей-коммунистов Брилова, Котова, гвардейцев Погожева, Валова, Мурашева, Касимцева, которые своим бесстрашием показывали пример всем воинам дивизиона. Из 32 коммунистов дивизиона 24 были представлены к правительственным наградам. За время боев парторганизация дивизиона приняла в партию 18 человек.

После успешных действий в боях за Красное Село приказом Верховного главнокомандующего от 21 января 1944 года полку было присвоено наименование Красносельский, а за взятие городов Гатчины, Струг Красных, станции Плюсса Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 марта 1944 года он был награжден орденом боевого Красного Знамени.

27 апреля полк перешел в состав 3-го Прибалтийского фронта. В связи с наступлением весенней распутицы, размывшей все шоссейные дороги, в боях наступила оперативная пауза. Мы использовали ее для ремонта боевой техники, усиленной боевой и политической учебы. Ветераны полка в этот период с большим старанием передавали свой боевой опыт новичкам.

…17 июля 1944 года войска 3-го Прибалтийского фронта с плацдарма на реке Великой у Пушкинских Гор прорвали оборону 18-й вражеской армии и начали победоносное шествие на запад, изгоняя фашистов с земель Псковской и Ленинградской областей, тесня их дальше от Ленинграда. В этих боях участвовал и 320-й Красносельский Краснознаменный гвардейский минометный полк.

За последующие двое суток советские соединения и части продвинулись на запад на 40 км. 20 июля они перерезали шоссе Остров — Резекне, создав угрозу островской группировке врага.

21 июля войска 67-й армии взяли город Остров, чем создали благоприятную обстановку для освобождения Пскова.

Освободить Псков было приказано 128-й стрелковой дивизии 42-й армии. Наступление поддерживал 2-й дивизион нашего 320-го полка. Ранним утром 22 июля 1944 года после мощной артиллерийской подготовки части 128-й стрелковой дивизии, сбив гитлеровцев с основного рубежа обороны, овладели восточной частью Пскова, но форсировать реку Великую с ходу не смогли — немцы не давали подойти к берегу.

Успех форсирования реки Великой зависел от быстроты огневого воздействия на противника, который держал оборону по западному берегу реки на своей еще не до конца разгромленной линии «Пантера».

Командиру 2-го дивизиона была поставлена задача прикрыть переправу частей 128-й стрелковой дивизии через реку Великую огнем прямой наводки.

Гвардии майор С. А. Ищенко произвел рекогносцировку местности, наметил переправы, позиции для ведения огня прямой наводкой и места для укрытия боевых установок, сосредоточения реактивных снарядов. Артиллерийские наблюдатели быстро разведали и засекли цели на левом (западном) берегу Великой. Ночью Ищенко вывел установки одной батареи в места укрытия.

В ночь на 23 июля началось форсирование реки в районе разрушенного железнодорожного моста. Противник с левого берега открыл плотный огонь из всех видов оружия по лодкам и плотам. С. А. Ищенко приказал батарее выйти на открытую позицию и дать залп по засеченным целям. Снаряды, словно огненные стрелы, прочертили трассы через реку. На левом берегу запрыгали вспышки разрывов снарядов. Фашисты замолчали.

Во время переправы стрелковых подразделений батарея произвела три залпа, израсходовав 192 снаряда, а когда советские пехотинцы подошли к левому берегу, «катюши» перенесли огонь в глубь обороны немцев. Залпами прямой наводкой огневые средства противника были подавлены, бойцы успешно форсировали Великую и к утру овладели западной частью города.

Утром 23 июля 1944 года Псков был освобожден. А вечером, находясь уже далеко за Псковом, мы слышали по полевым радиостанциям приказ Верховного главнокомандующего, в котором среди отличившихся во время штурма Пскова отмечался и наш полк.

Под ударами советских войск гитлеровцы поспешно отходили на заранее подготовленные рубежи обороны. На ленинградской и псковской земле мы видели трупы людей — стариков, женщин и детей, замученных захватчиками, сожженные деревни и села, разрушенные поселки и города. Повсюду торчали печные трубы, чернели руинами взорванные и разрушенные здания. Жители, уцелевшие от зверской расправы, проклинали фашистских палачей и просили нас быстрее уничтожить эту нечисть. Мы клялись отомстить врагу за смерть и муки советских людей.

Летом в начале осени 1944 года полк участвовал в боях за города Остров, Палкино, Изборск, Печера, Выру и многих других населенных пунктов Ленинградской области, Эстонской и Латвийской ССР. «Катюши» надежно поддерживали пехоту.

Иногда обстановка на поле боя складывалась так, что гвардейцам-минометчикам приходилось действовать вместе со стрелками в рукопашных боях. Еще за три дня до взятия Пскова, утром 20 июля, части 23-й стрелковой дивизии перерезали шоссе Остров — Резекне и вели бой за станцию Брянчаниново (в 12 км юго-западнее Острова), но были остановлены огнем бронепоезда противника, который курсировал по железной дороге Брянчаниново — Остров.

Корректировать огонь по бронепоезду с наблюдательного пункта командира дивизиона и командира полка было невозможно: мешала находившаяся впереди высота. Я поставил начальнику разведки 1-го дивизиона гвардии лейтенанту Сарапулову задачу выйти на высоту, произвести пристрелку дивизиона по бронепоезду и уничтожить его.

Группа Сарапулова продвигалась по ржаному полю. Вдруг у самой высоты она была остановлена вражеским огнем. Гитлеровский офицер с расстояния 10 м дважды выстрелил из пистолета в Сарапулова и ранил его в голову. Третьего выстрела он сделать не успел: его срезал автоматной очередью разведчик Ушаков. Сарапулов, несмотря на тяжелое ранение, подал команду рассредоточиться, обойти фашистов справа и слева, а сам короткими очередями из автомата открыл огонь.

Гитлеровцы подняли было руки, затем, увидев перед собой лишь небольшую группу бойцов, попытались вновь взяться за оружие. Но разведчики и радисты вторично открыли огонь из автоматов. Не выдержав его, фашисты окончательно побросали оружие и сдались в плен. Хотя сильно поврежденный бронепоезд ушел в тыл, горстка наших бойцов захватила в плен 98 солдат и обер-лейтенанта.

К исходу того же дня командир дивизиона гвардии капитан Г. Т. Райсян, находившийся на наблюдательном пункте в деревне Бельково (западнее города Острова), заметил, что под натиском превосходящих сил противника наши стрелки кое-где начали отступать. С помощью своих разведчиков и радистов Г. Т. Райсян остановил их, приказал залечь около наблюдательного пункта и по его команде отражать вражескую контратаку.

Пьяные гитлеровцы, ведя беспорядочный огонь из автоматов, были уверены в успехе. Однако в 250 м от окраины деревни они были встречены организованным огнем советских стрелков и экипажей двух СУ-76. Немецкая контратака захлебнулась. Около получаса шел ближний бой. Самоходные установки расстреляли последние снаряды. Тогда Г. Т. Райсян решил атаковать противника. Первыми поднялись гвардейцы-минометчики Скакун, Максимов, Воронцов. Своим примером они увлекли солдат стрелкового подразделения. Атака оказалась неожиданной для врага, он дрогнул и стал отступать. Завязалась рукопашная схватка. Это обеспечило успешное продвижение наших войск вперед.

Рядом с нами успешно действовал 28-й ордена Красного Знамени Новгородский гвардейский минометный полк. Для преследования отходящего врага был создан головной отряд, в который входили усиленный стрелковый батальон 326-й стрелковой дивизии, несколько приданных ему артиллерийских подразделений и дивизион «катюш». В районе деревни Баровенки одна из батарей 2-го дивизиона 28-го гмп, оказавшись впереди головного отряда, попала в окружение.

На батарее был в это время командир дивизиона гвардии майор Кузниченко. Оценив обстановку, он сумел быстро организовать круговую оборону огневой позиции, а сам с небольшой горсткой гвардейцев пошел на сближение с вражеской ротой. Сперва гвардейцы вели огонь из автоматов. Потом командир батареи гвардии старший лейтенант Ильичев открыл огонь из боевых установок и метким залпом накрыл цель. Уцелевшие гитлеровцы бросились бежать и снова попали под автоматный огонь гвардейцев.

Началась яростная рукопашная схватка. В ход пошли приклады, штыки и ножи. Майор Кузниченко, дважды тяжело раненный, продолжал руководить боем до полного уничтожения противника. Командир боевой установки гвардии сержант Калинин, тоже раненный, закрыл своим телом раненого Кузниченко от удара вражеского штыка. Калинин погиб, но спас жизнь командиру дивизиона.

Эти события происходили в конце июля 1944 года. Войска 3-го Прибалтийского фронта, завершив в это время Псковско-Островскую операцию, остановились перед вражеским оборонительным рубежом «Мариенбург».

Перед началом операции по прорыву рубежа в подразделениях прошли партийные и комсомольские собрания. Коммунисты и комсомольцы клялись беспощадно бить фашистских извергов. Водитель боевой установки комсомолец гвардии сержант М. И. Петров, выступая на одном из собраний, сказал: «Завтра мы пойдем в бой, будем бить прямой наводкой. Я даю слово комсомольца, что моя боевая установка будет метко разить фашистских гадов».

Произведя перегруппировку войск, 116-й и 122-й стрелковые корпуса 67-й армии 10 августа после мощной артиллерийской подготовки прорвали оборону противника на участке Алаотса — Куракозе (в 16 км от города Изборска) и, преодолевая упорное сопротивление фашистов, начали продвигаться в направлении города Выру.

3-й дивизион нашего полка (командир И. В. Львов, заместитель по политической части И. И. Рудой), двигаясь в боевых порядках одной из частей 43-й стрелковой дивизии, поддерживал ее действия своим огнем. В первой половине дня 10 августа «катюши» вышли в район деревни Воронкино. Командир дивизиона выслал вперед группу разведчиков из 7 человек во главе с гвардии техником-лейтенантом В. И. Исаковым. Подойдя к окраине деревни Русский Бор, разведчики обнаружили неприятельскую тяжелую артиллерийскую батарею, отходящую в походной колонне на запад. Вместе с батареей в колонне отступали два немецких танка. В. И. Исаков пошел на дерзкий риск — решил устроить засаду. Этому способствовала удобная местность. Разведчики, расположившись во ржи и в придорожной канаве, приготовились к сражению. Подпустив фашистов поближе, они по команде Исакова открыли сильный огонь из автоматов. Часть вражеских солдат бросилась бежать в разные стороны, а остальные залегли около орудий и открыли ответную стрельбу. Начали стрелять и фашистские танки, вышедшие из колонны. Силы были явно неравными: 7 наших разведчиков против 60 немецких солдат и двух танков. Вызывать огонь «катюш» было нельзя, так как он мог накрыть своих.

В первые же минуты боя четыре разведчика были тяжело ранены. Лейтенант В. И. Исаков, сержант А. Л. Плешков и рядовой Г. И. Зайцев втроем продолжали отбиваться от озверевших гитлеровцев. Когда патроны оказались на исходе, В. И. Исаков приказал A. Л. Плешкову бежать в расположение дивизиона и доложить командиру о случившемся (дивизион занимал боевой порядок в 1,5 км от этого места). Кончились патроны, бойцы стали отбиваться ручными гранатами. Как только А. Л. Плешков доложил гвардии майору И. В. Львову о бое, на помощь разведчикам немедленно была послана группа бойцов во главе с офицером. Прибежав на место перестрелки, гвардейцы обнаружили B. И. Исакова и Г. И. Зайцева мертвыми. Израсходовав все патроны и гранаты, комсомольцы Василий Исаков и Георгий Зайцев подорвали себя последними гранатами.

Гитлеровцы оставили на дороге 10 трупов, два тяжелых орудия с тягачами, автомашину и две повозки и, забрав с собой раненых солдат, ушли в лес.

За этот подвиг техник-лейтенант Василий Иванович Исаков был посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени, рядовой Георгий Илларионович Зайцев — орденом Отечественной войны II степени. Они похоронены в братской могиле у деревни Кашино Печерского района Псковской области, недалеко от шоссе Рига — Псков.

Мы, ветераны полка, часто бываем на этой могиле. Она всегда в живых цветах, за ней ухаживают красные следопыты Горончаровской школы того же района. Благодаря им мать Зайцева смогла через 30 лет со дня гибели сына приехать на его могилу.

Уместно здесь вспомнить и о подвиге комсомольца М. И. Петрова. Клятва, которую он дал на комсомольском собрании перед наступлением, была выполнена им с честью. Во время прорыва немецкой обороны на линии «Мариенбург» боевая установка Петрова первой преодолела нейтральную полосу, прошла вражескую траншею и успешно уничтожала огнем прямой наводки огневые точки и живую силу противника. За один день она израсходовала 96 снарядов М-13, из них 64 — на ведение огня прямой наводкой. Установка получила 62 осколочные и пулевые пробоины, но до конца боя не вышла из строя.

Часто обстановка складывалась так, что пехота, попадая под губительный огонь, не могла продвигаться вперед. Тогда на помощь ей приходили гвардейцы-минометчики. В первый день штурма линии «Мариенбург» командир дивизиона гвардии майор Г. Т. Райсян находился на наблюдательном пункте рядом с командиром стрелкового батальона, а командиры батарей гвардии старшие лейтенанты С. П. Волошин и Ф. П. Полетаев — на головных боевых машинах своих батарей.

В 6 часов 15 минут в небо взвились красные ракеты. Воины стрелковых подразделений дружно поднялись в атаку, но, пробежав 100–150 м, не достигнув первой траншеи противника, вынуждены были залечь под сильным огнем гитлеровцев.

Оценив обстановку, Г. Т. Райсян приказал старшему лейтенанту С. П. Волошину вести огонь прямой наводкой. Четыре боевые установки, покинув аппарели и преодолев уже частично разбитое нашим артиллерийско-минометным огнем проволочное заграждение и спираль «Бруно», вышли на линию первой траншеи противника и с ходу ударили по ожившим огневым точкам врага. Расстреляв 64 снаряда, боевые установки отправились на перезарядку, а на их место в это время вышла батарея Ф. П. Полетаева.

Появление боевых установок в непосредственной близости от врага, их массированный огонь ошеломили и деморализовали фашистов. Воины наших стрелковых подразделений, видя перед собой боевые установки реактивных снарядов и пользуясь сильно понизившейся активностью гитлеровской обороны, решительно бросились вперед. Фашисты начали разрозненными группами отходить в северо-западном направлении, на деревню Воронкино, а частично стали сдаваться в плен. Я видел со своего наблюдательного пункта эту впечатляющую картину и вместе с другими командирами радовался успеху.

Первый дивизион нашего полка преследовал отходящего противника 8 км. Так как он оторвался от своей пехоты, я приказал Г. Т. Райсяну остановиться на опушке леса около деревни Воронкино, занять круговую оборону и продолжать вести бой с отступающим врагом до подхода стрелковых частей.

Тем временем на соседнем участке 2-й дивизион 28-го полка передислоцировался на выжидательную огневую позицию до дальнейших распоряжений командира полка. И здесь было то же самое: наши стрелковые подразделения, поднявшись в атаку, с боем овладели первой траншеей противника, но дальше продвигаться не могли из-за сильного ружейно-минометного огня с восточной стороны леса. Они залегли и начали перестрелку с противником.

Положение было критическим. Идти в лоб на пулеметы противника, ведущие огонь с коротких дистанций, было нельзя. Атака пехоты захлебнулась. Командир дивизиона гвардии майор М. Н. Кузниченко, находившийся на наблюдательном пункте вместе с командиром стрелкового полка, вызвал дивизион на огневые позиции для ведения огня прямой наводкой. Дивизион снялся с выжидательной позиции, на большой скорости выехал на выбранные заранее открытые площадки и произвел залп всеми своими боевыми установками по восточной части лесного массива. Выпущенные в течение 7—10 секунд 128 снарядов М-13 создали большую плотность огня. Они рвались и на земле и в воздухе. Тысячи смертоносных осколков падали на опушку леса. Огневые точки противника смолкли. Наши пехотинцы воспользовались этим, поднялись во весь рост, ворвались в лес и начали преследование поспешно отступающих гитлеровцев.

13 августа после взятия города Выру 2-й дивизион нашего полка был передан в оперативное подчинение 191-й стрелковой дивизии, которая готовилась к десантной операции в межозерном дефиле Чудского и Псковского озер.

В ночь на 16 августа передовые батальоны, выделенные из полков дивизии, без артиллерийской подготовки высадились на западном берегу и, встретив слабое сопротивление противника, захватили там плацдарм. Командир дивизии решил высадить и второй эшелон десанта. На рассвете бригада речных кораблей Краснознаменного Балтийского флота с помощью легких судов и понтонов произвела успешную высадку второго эшелона на западный берег межозерного дефиле (ширина — более 3 км). Со вторым эшелоном дивизии переправлялся на западный берег и 2-й дивизион нашего полка.

Дивизион погрузился на три металлических понтона, и караван медленно пошел к западному берегу. Когда он отошел от места погрузки на 1,5–2 км, его атаковали 16 самолетов Ю-87. При первых же заходах вражеским летчикам удалось перебить буксирный трос, соединявший катер с понтонами. Караван потерял управление и стал отличной мишенью. Осколки бомб пробили стенки понтонов. Вода стала заливать их. Враг продолжал бомбить. Затем, сбросив весь свой смертоносный груз, он начал обстреливать наших гвардейцев из пулеметов. Появились убитые и раненые. Несмотря на сложную обстановку, весь личный состав дивизиона вел огонь по самолетам противника из ручных пулеметов и личного оружия.

Командир дивизиона гвардии майор С. А. Ищенко и его заместитель по политической части гвардии майор И. М. Афоничев под непрерывной бомбежкой и обстрелом с самолетов делали все возможное для спасения личного состава и материальной части. Ни один человек не покинул понтонов. Даже раненые откачивали воду, поступавшую через пробоины. Пробитые в понтонах отверстия затыкали пилотками, гимнастерками, шинелями, закрывали своим телом. Матросы буксира сумели завести новый трос. Караван пошел дальше к пункту высадки.

Недалеко от берега понтоны, имевшие по 25–30 осколочных и пулеметных пробоин, наполовину затонули, но все же дивизион сумел высадиться на западный берег, сразу вступил в бой и поддержал своим огнем наступление 191-й стрелковой дивизии.

Ранним утром 25 августа части 86-й стрелковой дивизии генерал-майора С. П. Демидова и 146-й стрелковой дивизии генерал-майора С. И. Карапетяна ворвались на окраину города Тарту. Начались уличные бои.

К 17 часам южная часть города была освобождена от немецко-фашистских захватчиков. Форсировав реку Эма-Йыги, полки дивизий к исходу дня овладели северной частью города.

В итоге напряженных боев во второй половине августа войска 67-й армии 3-го Прибалтийского фронта, поддерживаемые авиацией 14-й воздушной армии, разгромили группировку гитлеровцев на подступах к Тарту и 25 августа при содействии десанта, высадившегося в районе Мехикорма, штурмом овладели городом. Продолжая наступление, войска 67-й армии форсировали реку Эма-Йыги, захватили плацдарм на ее северном берегу и к исходу 26 августа продвинулись на 15–20 км в направлении Выртсьярви. Гитлеровское командование не хотело мириться с обстановкой, сложившейся в районе Тарту. В первых числах сентября противник, сосредоточив на узком участке фронта северо-западнее города крупные силы пехоты, более пяти дивизий, танковую группу «Штрахвиц», 84-ю танковую бригаду «Нидерланды» и другие части, попытался вернуть город Тарту. Большие бои продолжались здесь с переменным успехом и завершились нашей победой…

…7 сентября я был назначен заместителем начальника штаба артиллерии 3-го Прибалтийского фронта. В командование 320-м полком вступил гвардии подполковник В. Е. Зырин. 3 октября 1944 года полк был переподчинен командующему артиллерией 61-й армии и участвовал в боях за взятие города Лигатне. 7 октября того же года он вошел в подчинение командующего артиллерией 1-й ударной армии. Ему выпала честь вместе с воинами Прибалтийских фронтов освобождать столицу Латвийской ССР город Ригу.

После этого полк в составе войск 2-го Прибалтийского фронта, сделав 110-километровый марш, сосредоточился в городе Добеле. С 24 октября 1944 года по 28 марта 1945 года он участвовал в боях по уничтожению окруженной группировки противника в Курляндии. За время боевых действий в годы Великой Отечественной войны полком уничтожено до 5 тысяч солдат и офицеров противника, отбито 118 контратак, подавлено огнем 17 артиллерийских, 64 минометных батареи.

Славный боевой путь на запад прошел 320-й ордена Красного Знамени Красносельский гвардейский минометный полк. Примечательно, что, созданный в осажденном Ленинграде, он закончил войну в Курляндии, где были пленены последние остатки дивизий врага, осаждавших великий город на Неве.


И. Н. Радченко, гвардии полковник в отставке НА ЗЕМЛЯХ ПРИБАЛТИКИ

В апреле 1944 года приказом Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами СССР я был назначен начальником Оперативной группы гвардейских минометных частей вновь созданного 3-го Прибалтийского фронта.

Напутствуя меня, командующий ГМЧ Красной Армии генерал-лейтенант П. А. Дегтярев сказал:

— Фронт выделен из состава войск Ленинградского фронта, фронтовой аппарат создается на базе двадцатой армии непосредственно в боевой обстановке.

Заместителем по строевой части был назначен полковник Ф. Н. Чумаков. Штаб группы, службы тыла и технические подразделения комплектовались из состава бывшего Волховского фронта, возглавил штаб полковник Н. А. Фомин. Под мое непосредственное командование поступали три гвардейские минометные бригады М-31 и пять гвардейских минометных полков М-13.

— Постарайтесь использовать опыт применения реактивного оружия, приобретенный вами на Сталинградском, Южном и четвертом Украинском фронтах, — посоветовал в заключение Петр Алексеевич.

Я встречался с генералом Дегтяревым, будучи еще комиссаром, а потом командиром 4-го гмп под Сталинградом в 1942 году, под Ростовом, а затем в Донбассе и под Мелитополем в 1943 году, когда я был помощником командующего и исполняющим обязанности командующего ГМЧ фронта.

Штаб 3-го Прибалтийского фронта размещался в лесах и маленьких деревушках западнее старинного русского города Порхова. Я представился командующему фронтом генералу армии И. И. Масленникову, членам Военного совета генерал-лейтенанту М. В. Рудакову и генерал-майору Г. М. Яшечкину, а также начальнику штаба генерал-лейтенанту В. Р. Вашкевичу и командующему артиллерией генерал-полковнику С. А. Краснопевцеву.

Командующий фронтом генерал армии Иван Иванович Масленников, невысокого роста, с загорелым и обветренным лицом, спокойный, малоразговорчивый человек, выслушав доклад, пригласил меня сесть и вкратце ознакомил с обстановкой…

3-й Прибалтийский фронт удерживает оборону тремя общевойсковыми армиями на рубеже протяженностью до 200 км, в основном вдоль реки Великой, занимая Стрежневский плацдарм на западном берегу реки южнее города Острова. В составе фронта дополнительно имеется еще одна общевойсковая армия и действует 14-я воздушная армия, а также артиллерийские, танковые и инженерные соединения резерва Ставки Верховного главнокомандования, в том числе гвардейские минометные части. Нам противостоит 16-я немецкая армия, которая все время пытается сбросить в реку Великую советские части и очистить Стрежневский плацдарм.

— Надо готовиться к наступлению, чтобы разгромить псковско-островскую группировку немцев и освободить наши города от гитлеровских захватчиков, — сказал генерал. — Это будет трудная задача. Местность на переднем крае повсюду открытая, хорошо просматривается с господствующих высот; единственная рокадная дорога на виду у немцев, под непрерывным их огнем. Скрытнее перемещение и размещение боевых порядков наших войск крайне затруднительно. Внезапность нашего удара в этих условиях исключена. Вся надежда только на сильное огневое воздействие поддерживающих пехоту танков, артиллерии, ГМЧ, авиации.

Я знаю мощь огня прославленных «катюш», — подытожил свое сообщение командующий, — и возлагаю большие надежды на гвардейские минометные части.

Части ГМЧ 3-го Прибалтийского фронта имели большой опыт боевых действий в лесисто-болотистой местности, участвовали в боях по прорыву блокады Ленинграда, умели хорошо взаимодействовать на поле боя с общевойсковыми, танковыми и механизированными частями и соединениями. Офицеры в совершенстве владели всеми методами ведения залпового огня. Политработникам частей удалось хорошо наладить работу партийных и комсомольских организаций, обеспечить высокий боевой подъем личного состава.

За короткое время я ознакомился с состоянием бригад и полков. Огневая мощь Оперативной группы ГМЧ 3-го Прибалтийского фронта была очень большой. Все гвардейские минометные части одновременным залпом за 8—10 секунд выпускали почти 5 тысяч ракет улучшенной кучности среднего и большого калибра. Они надежно поражали противника на площади около 300 га. Повторный залп полки М-13 могли произвести через 30–40 минут, бригады М-31-12 — через час.

Для успешного использования ГМЧ в предстоящих наступательных операциях надо было ознакомить с боевыми свойствами «катюш» командиров общевойсковых соединений и частей. Я доложил об этом командующему фронтом. Он включил эту тему в программу занятий на десятидневных сборах командиров соединений фронта. Нам отвели один полный день. Сборы проводились на полигоне — точной копии участка предстоящего прорыва обороны противника.

Программой было предусмотрено показать боевые машины и реактивные снаряды, рассказать об их боевых свойствах, а также провести нашими подразделениями боевую стрельбу по целям с уменьшенной в 10 раз плотностью.

На показное занятие я пригласил своего боевого друга — командующего ГМЧ 2-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенанта Алексея Ивановича Нестеренко, который помог нам дельными советами в организации и проведении столь ответственного мероприятия.

Для наблюдения за разрывами реактивных снарядов у цели были подготовлены надежные блиндажи, из которых участники сбора наблюдали поражающую эффективность гвардейских «катюш».

Занятие мы провели хорошо, но не обошлось без курьеза.

Я решил до прибытия генерала армии Масленникова пристрелять цель из установок М-31. «Рамы ведь, — думал я, — точно не наведешь». Подал команду «Двенадцать снарядов — огонь!». А вскоре телефонист доложил: «Выстрел». Глянул я на дорогу… и обмер. По ней двигалась колонна легковых автомашин. На передних ехал весь Военный совет фронта во главе с генералом Масленниковым. Дорога вела прямо к цели, а потом круто поворачивала к блиндажам. В ужасе я подал команду «Стой!», но было поздно. Ракеты большой мощности слетали одна за другой с рам и летели через колонну автомашин.

Рванули они дружно в разных местах и именно в тот момент, когда колонна начала поворачивать вправо. Генерал Нестеренко, стоя рядом, невесело сказал мне: — «Задело, наверное. Готовься объяснить как следует».

Тем временем машины одна за другой, преодолев дымно-пыльную завесу от взрывов, подходили к блиндажам, с них сходили генералы и офицеры. Неуверенным шагом я пошел навстречу командующему фронтом, Нестеренко шел рядом со мной. Генерал Масленников, возбужденный столь неожиданным и мощным «приемом», шел, однако, спокойно, по-видимому, исключая всякую случайность и возможность ошибки. Еще издали он спросил меня: «Готовы ли к стрельбе?» И не дожидаясь ответа, сказал: «Давайте будем начинать», — и пошел в блиндаж. У меня полегчало на душе. Проходивший мимо нас командующий 1-й ударной армией, давно знакомый мне генерал-лейтенант Н. Д. Захватаев пошутил: «Слушай, гвардеец, ты нас так заиками можешь сделать».

Получив разрешение начать занятие, я встал перед амбразурой блиндажа и указал места и размеры целей, подлежащих поражению. Потом последовательно подавал команды на открытие огня. Вначале выстрел произвели две боевые машины М-13 прямой наводкой. Ракеты разлетелись узким вытянутым эллипсом, начиная с 300-метрового расстояния от огневых позиций и на километр в глубину. Затем произвели залп батареи М-13 со средней дальностью стрельбы, положив свои снаряды круглым эллипсом невдалеке от блиндажа, так что вокруг нас засвистели осколки. Потом дала батарейный залп снарядами М-31 тяжелая бригада на предельной дальности, сотрясая землю, вытянув свой эллипс далеко вдоль линии фронта. Ближайший снаряд разорвался очень близко от блиндажа, и взрывной волной меня сбило с ног.

Генерал И. И. Масленников начал разбор показных занятий. Дав участникам сбора конкретные указания об использовании «катюш» в предстоящих боях, он объявил благодарность гвардейцам — участникам показных занятий и стрельбы.

Это занятие способствовало более эффективному применению гвардейских минометных частей в последующих боях и тесному взаимодействию их с общевойсковыми соединениями и частями.

За месяц до наступления нам привезли 20 тысяч маленьких ракет М-8. Я доложил об этом командующему фронтом и высказал предположение, что, очевидно, прибудет полк М-8, ибо у нас нет ни частей, ни подразделений с боевыми машинами под этот калибр ракет. Генерал Масленников сказал: «Если нас усиливают, то потребуют и большей отдачи».

Откровенно говоря, я допускал другое предположение: что снаряды нам заслали ошибочно, но докладывать командующему ГМЧ Красной Армии генералу Дегтяреву об этом не стал. Я обрадовался случаю, и вот почему: в городах Сольцы и Порхов скопилось много подбитых боевых машин. Часть их мы использовали для ремонта боевых машин ГМЧ нашего фронта, а пригодные пакеты направляющих от БМ-8 девать было некуда. У нас возникла идея добыть грузовые автомашины «студебеккеры» и на их шасси силами нашей походно-ремонтной мастерской смонтировать боевые установки БМ-8, а потом вооружить ими сверх штата гвардейскую минометную бригаду М-31, чтобы они могли принять участие в маневренных боях. Дело в том, что тяжелые бригады М-31, вооруженные станками для запуска больших ракет, очень громоздки и малоподвижны. Для стрельбы с рам требовалось много времени на подготовку, поэтому в маневренных боях их почти не использовали. Нанесут они свой сокрушительный удар по оборонительным сооружениям и живой силе врага в период артподготовки, обеспечат продвижение наших войск вперед и остаются без применения до следующего оборонительного рубежа или опорного пункта противника.

Командир 10-й тяжелой минометной бригады М-31 полковник Каморный с большим энтузиазмом принял мое предложение и начал готовить к этому своих гвардейцев.

Я доложил командующему фронтом о наших намерениях и попросил его выделить для этой цели 12 «студебеккеров», одновременно высказав свои предположения об ошибочной засылке ракет М-8 в наш адрес, и сообщил, что еще не докладывал о своей идее генералу Дегтяреву.

Генерал Масленников охотно поддержал наше предложение. Сейчас, сказал он, новых «студебеккеров» у него нет, но, вероятно, скоро будут, так как идет эшелон машин. И тут же по телефону отдал распоряжение начальнику тыла фронта выделить для ГМЧ 12 новых «студебеккеров» из числа прибывающих эшелоном.

Заручившись поддержкой командующего, я приказал поставить под монтаж прибывшие к нам 9 новых «студебеккеров» специально для будущего дивизиона, вооруженного боевыми машинами М-31-12, с расчетом возвратить дивизиону это количество автомашин по поступлении машин нашему фронту.

Работа закипела. В мастерские прибыло пополнение слесарей из бригад, в Москву послали автомашину за аккумуляторами и прицельными приспособлениями. И вдруг я получил от генерала Дегтярева шифровку, в которой предписывалось немедленно погрузить 20 тысяч ошибочно засланных нам реактивных снарядов М-8 и отправить их 3-му Белорусскому фронту.

«Вот же беда какая. Рушится наша затея в самом начале. Что делать? Просить генерала Дегтярева? Но поддержит ли он нашу инициативу?» — думал я с досадой. С тяжелым камнем на сердце пошел я докладывать командующему фронтом. Прихожу и вижу у него в блиндаже представителя Ставки Верховного Главнокомандования генерал-полковника Сергея Матвеевича Штеменко.

— Заходи, полковник Радченко, докладывай, как рождаются маленькие «катюши», — приветливо встретил меня командующий.

И он сам начал рассказывать Штеменко о нашем намерении сделать своими силами боевые машины М-8.

Удивленно посмотрев на меня, С. М. Штеменко сказал:

— Молодцы! Ну и как, получается?

— Получается-то хорошо, — ответил я, — мастера работают день и ночь. К началу наступления успеем все сделать, да вот неприятность тут у нас приключилась…

Я показал командующему фронтом шифровку. Масленников прочел ее, молча передал Штеменко. Тот улыбнулся и спросил командующего:

— А что, ваша затея действительно стоящая? Реальное дело?

Масленников вопросительно посмотрел на меня, и я твердо доложил, что затея хотя и новая, но без риска, оправданная, и подробно разъяснил суть дела. Представитель Ставки внимательно выслушал меня, подал свой шифровальный блокнот, сказал:

— Пишите шифровку в Ставку. Я подпишу. Идите в приемную и сформулируйте с порученцем.

Не скрою, я обрадовался такому исходу, вышел в приемную. Порученец в звании полковника, увидев в моих руках знакомый ему шифровальный блокнот, подошел ко мне, взял блокнот и спросил, что будем писать. Я изложил суть дела. Через несколько минут полковник отдал шифровку Штеменко, который кое-что подправил, подписал и через открытую дверь сказал мне:

— Действуйте, полковник, поможем.

Я ушел вполне удовлетворенный. В штабе распорядился пока реактивные снаряды М-8 не отгружать, а сам с тяжелым предчувствием стал обдумывать доклад своему непосредственному начальнику — генералу Дегтяреву.

Предчувствие меня не обмануло. Через пять часов мне позвонил начальник штаба фронта генерал-лейтенант Владимир Романович Вашкевич и сообщил, что меня к аппарату ВЧ приглашает Дегтярев. «Будет буря», — думал я, торопливо идя в блиндаж Вашкевича. И действительно, генерал Дегтярев ругал меня нещадно, с присущим ему сарказмом. И поделом: я сам понимал, что виноват. Всякую инициативу надо проводить умело и докладывать о ней в первую очередь своему непосредственному командиру — это непреложный армейский закон.

— Эти снаряды нужны третьему Белорусскому фронту. Там идут тяжелые бои. А ты их прячешь. Для кого и почему? — гремел в трубке голос Петра Алексеевича.

Я пытался оправдываться, но получалось невнятно и неубедительно.

— А где ты взял машины под монтаж БМ-8? — спросил Петр Алексеевич уже более спокойно.

— Пока монтирую установки на девяти «студебеккерах», присланных вами для спецдивизиона БМ-12,— ответил я.

— Час от часу не легче, — снова стал возмущаться командующий. — Чем же ты будешь подвозить боеприпасы к дивизиону БМ-31-12? Ведь эти машины имеют целевое назначение.

Я ответил, что к нам прибывает эшелон автомашин, командующий фронтом приказал выделить для ГМЧ 12 новых «студебеккеров».

— Ну, смотри, прибалтийский наместник, — сказал в заключение генерал Дегтярев, — если не будут использованы ракеты М-8, снимем с должности и будем тебя судить.

Как ножом по сердцу резанули меня эти суровые, но справедливые слова. Дело было не в угрозе о снятии с должности… Уж кто-кто, а я-то прекрасно понимал, что значит ощущать нехватку боеприпасов. Невольно вспомнил действия своего 4-го полка «катюш», прикрывавшего отход наших войск из-под Харькова летом 1942 года. Пока у нас были ракеты, мы били врага на всех участках фронта, сокрушали колонны и скопления гитлеровских войск, сдерживали их прорыв к Дону. А когда боеприпасы кончились, мы превратились в обоз. Горько было смотреть на нагло рвущихся фашистов и сознавать свою беспомощность… Вдруг в таком положении окажутся наши товарищи с 3-го Белорусского? А предназначенные им снаряды лежат без дела у меня…

До предела расстроившись, я начал обдумывать пути исправления своей ошибки. Возникла даже идея: своим транспортом немедля отправить эти боеприпасы адресату. Однако ее тут же решительно отвергли мои заместители, указав на трудности согласования движения колонн автомашин вдоль трех фронтов. Кроме того, наши машины были сейчас заняты.

В конце концов мы пришли к тому, что коль скоро дело начато, обратного хода давать не стоит. Монтаж новых установок подходил к концу. Генерал Дегтярев все же выделил нам необходимое количество щелочных аккумуляторов и прицельных приспособлений. Боевые расчеты из 10-й гвардейской минометной бригады в срочном порядке изучали приемы стрельбы из БМ-8. Успели все сделать за три дня до начала наступления фронта. Штабисты включили дополнительную огневую мощь БМ-8 в план артиллерийской подготовки.

В ночь накануне наступления мы установили боевые машины на огневые позиции вблизи переднего края вражеской обороны, с большим риском подвезли к ним ракеты и уточнили график огня по времени и месту. Делая это, мы и не предполагали, что завтра девять наших маленьких «катюш» сыграют прямо-таки решающую роль в прорыве столь крепкой обороны врага.

Ранним утром 17 июля 1944 года началось мощное артиллерийское наступление на Стрежневском плацдарме на сильно укрепленную оборону гитлеровцев. На широком фронте забушевала с нарастающей силой стальная метель. Стреляли тысячи артиллерийских орудий, сотни боевых машин гвардейских минометных частей, нещадно бомбили врага сотни наших самолетов. В стане фашистов свирепствовал ураган огня. Огромные клубы дыма и пыли образовали широкое черное облако, медленно сносимое ветром на юго-запад. Непрерывный зловещий рев от выстрелов и разрывов разносился на десятки километров. Воздух наполнился гарью и смрадом, трудно стало дышать. Этот кромешный ад длился более часа. Казалось, все будет сметено нашим могучим огненным шквалом.

Внезапно стрельба прекратилась, лишь часть артиллерии перенесла свой огонь в глубину, готовясь сопровождать атаку пехоты огневым валом. С командного пункта взлетела серия зеленых ракет, и тут же поднялась в атаку наша пехота. Отовсюду слышались громкие призывы: «За Родину!», «Вперед!», «Ура!».

Начали поступать доклады командиров атакующих дивизий. На участке 54-й армии, ранее отличившейся при прорыве блокады Ленинграда, наступление нашей пехоты продвигалось медленно. Ожили некоторые вражеские огневые точки. Стрелковые подразделения несли потери, часто залегали. Артиллерия стремилась уничтожить опорные пункты немцев, но на это уходило много времени. Темп наступления явно снижался. А вот на участке 1-й ударной армии атака пехоты была более успешной. Стрелковые подразделения уверенно продвигались вслед за непрерывным огнем гвардейских минометов. Уже с половины артподготовки маленькие «катюши» начали сыпать по врагу свои ракеты М-8. Большинство боевых машин заряжалось 48 ракетами, другие — 36. Они выпускали одновременно, за 10–15 секунд, почти 400 ракет, а так как командир бригады поставил на каждую установку усиленный расчет из 12–16 человек, то перезарядка и повторение залпа производились буквально через каждые 10–12 минут. Стрельба велась боевыми машинами по мере их готовности, поэтому полет ракет на позиции противника получался почти непрерывным, отчего гитлеровцы оказались под постоянным огнем. «Катюшам» вторили артиллерия и танки. Меняя прицел, снаряды маленьких реактивных орудий постепенно улетали все дальше в глубину гитлеровской обороны. Получался своеобразный огневой вал, за которым шла пехота, очищая окопы, траншеи, блиндажи и добивая фашистов. Конечно, непрерывная стрельба с одной позиции стала возможной лишь благодаря абсолютному господству в воздухе нашей авиации и надежному подавлению артиллерийских батарей противника нашей ствольной артиллерией.

За успешными действиями маленьких «катюш» с одобрением наблюдали члены Военного совета фронта и представители Ставки: генерал-полковник С. М. Штеменко, маршал артиллерии Н. Д. Яковлев и маршал авиации Г. А. Ворожейкин. Я доложил командующему фронтом, что это ведут огонь те самые «малышки», которые мы сами сделали. Они вполне оправдали себя.

Начались бои за Пушкинские Горы. Я на «додже» с разведчиками и радиостанцией, со связистами на «виллисе» немедленно выехал туда. Фашисты не выдерживали наступательного натиска наших войск, поспешно отходили, зло отбиваясь арьергардными подразделениями на опорных пунктах.

Очень больно было видеть, во что превращены издавна дорогие каждому советскому человеку пушкинские места: парк и рощи наполовину вырублены, Святогорский монастырь полуразрушен и заминирован, родовой дом Пушкиных в Михайловском горел; домик Арины Родионовны развален, бревна его использованы немцами на блиндажи и на топливо.

Кстати, о блиндажах. По пути нам попались оставленные фашистами блиндажи, в которых ранее размещался, очевидно, большой штаб фашистов. Блиндажи, хорошо отделанные, оборудованные, обставленные даже мягкой мебелью, удачно «вписывались» в холмы и были тщательно замаскированы. Через окна виднелись накрытые столы с яствами и винами, но все это явно отдавало имитацией «поспешного бегства» их хозяев. Поэтому, когда разведчики открыли первый блиндаж, входить туда я им не разрешил. Слишком подозрительно все располагалось и слишком соблазнительными и свежими казались продукты. Да и вино могло быть отравленным. Второй блиндаж я собрался было открыть сам, но, взявшись за ручку, как-то сжался под влиянием неприятного предчувствия. Я повиновался ему и не стал открывать дверь. Приказал принести длинную проволоку и привязал ее к ручке двери. Укрывшись метрах в двадцати, я сильно дернул за проволоку, и в ту же секунду блиндаж взлетел в воздух. Мы расставили возле остальных блиндажей таблички с надписью «Заминировано» и сообщили об этом начальнику инженерных войск фронта.

Наша наступательная операция благополучно развивалась. Враг не выдерживал натиска советских войск и поспешно отходил, бросая боевую технику. Появились большие группы пленных гитлеровцев.

19 июля 1944 года Москва от имени Родины салютовала войскам 3-го Прибалтийского фронта 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

В приказе Верховного главнокомандующего от 19 июля 1944 года отмечалось, что «войска 3-го Прибалтийского фронта форсировали реку Великая, прорвали сильно укрепленную, развитую в глубину оборону немцев южнее города Остров и за два дня наступательных боев продвинулись вперед до 40 километров, расширив прорыв до 70 километров по фронту». В перечне войск, отличившихся в этих боях, упоминалось и о частях полковника Радченко.

Три месяца войска 3-го Прибалтийского фронта вели трудные, непрерывные бои за освобождение Эстонии и Латвии. Гитлеровцы сопротивлялись с упорством обреченных, цепко держались за каждый населенный пункт и естественную преграду, создавали там опорные пункты и рубежи обороны.

Советские войска неудержимо рвались вперед. Следуя в боевых порядках пехоты, гвардейские «катюши» вели внезапный огонь отдельными батареями, а иногда даже и боевыми машинами.

3 августа 1944 года дивизион 321-го гмп, сопровождая подвижной отряд из дивизий 14-го гвардейского артиллерийского корпуса, случайно оказался впереди него. Неожиданно батальон вражеской пехоты, усиленный десятью танками, атаковал наш дивизион под Лаурой. Медлить и маневрировать было смерти подобно. Поэтому все 12 боевых машин М-13 в считанные минуты развернулись в боевой порядок и открыли огонь прямой наводкой. Они уничтожили два взвода немецких автоматчиков, три пулеметные точки, минометную батарею и разметали несколько автомашин с пехотой.

18 июля 1944 года 1-й дивизион 28-го гмп сопровождал отряд 47-го стрелкового полка. Внезапно отряд подвергся огневому налету минометной батареи фашистов из-за реки Льжа и залег. Командир дивизиона майор Христюк дивизионным залпом разметал вражескую батарею, а последующими двумя залпами обеспечил передовому отряду возможность форсировать реку и закрепиться на занятом плацдарме.

12 августа 1944 года 319-й гмп поддерживал преследование стрелковой дивизией поспешно отходящего противника. Боевая машина М-13 сержанта С. Ремезова с водителем младшим сержантом Уточкиным, двигаясь в голове колонны, оторвалась от нее и, обогнав на 2 км пехоту, настигла колонну гитлеровцев у деревни Пялтри. Не растерявшись, командир машины подал боевому расчету команду открыть огонь по врагу прямой наводкой. Неожиданный залп рассеял фашистов, панически бежала рота автоматчиков, расчет 155-миллиметровой гитлеровской батареи бросил 4 орудия, запряженных 16 лошадьми.

22 августа 1944 года усиленный батальон 31-й немецкой пехотной дивизии контратаковал наступающие части нашей 33-й ГСД в районе Карногори. Бойцы, прижатые вражеским огнем к земле, ждали помощи. Помог им командир 321-го гмп майор Б. П. Соколов. Он быстро определил отсечный рубеж впереди наших стрелков и, как только немецкие танки, а за ними и пехота достигли его, одним дивизионом «катюш» произвел губительный огневой налет, да так удачно, что только два танка из пяти уцелели и с остатками солдат повернули вспять. Однако далеко они не ушли: их настигли две боевые машины гвардейцев и прямой наводкой с 400-метровой дистанции подбили оба танка.

12 августа 1944 года в оперативную группу гвардейских минометных частей 3-го Прибалтийского фронта прибыло 12 боевых машин БМ-31-12 для стрельбы тяжеловесными фугасными ракетными снарядами М-31. Солдаты называли их иногда «Иваном Грозным».

На следующее утро перед строем всей 10-й гвардейской минометной бригады мы вручили эти боевые машины одному из дивизионов. Гвардейцы клялись бесстрашно и на всю огневую мощь использовать новые грозные боевые «катюши» для уничтожения гитлеровских захватчиков.

В течение трех часов боевые расчеты осваивали правила стрельбы, после чего мы вывели этот дивизион на передовые позиции для первого залпа.

Севернее эстонского городка Выру наступала 189-я стрелковая дивизия, которой командовал талантливый военачальник генерал-майор П. А. Потапов. Дивизия с боями брала один за другим вражеские опорные пункты или, блокируя, обходила их. Во второй половине дня продвижение передового отряда дивизии было приостановлено организованным пулеметным и артиллерийским огнем противника в дефиле между обширными болотами, исключающими обход опорного пункта фашистов справа и слева. Мы с командиром бригады полковником Каморным застали генерала Потапова на наблюдательном пункте командира стрелкового полка. Он отдавал приказ о подтягивании артиллерии дивизии и намеревался после ее огневого налета атаковать в лоб опорный пункт противника.

Увидев меня, Потапов обрадовался и сообщил, с какой бедой они встретились:

— Наша пехота, обстреливаемая интенсивным огнем гитлеровцев, залегла; танковая рота в составе трех машин Т-34, встреченная сильным противотанковым артиллерийским огнем, вынуждена укрыться. Немцы превратили в дзоты каменные строения двух расположенных в километре друг от друга хуторов, а между ними вкопали в землю танки. Трудно мне своими силами преодолеть столь крепкий узел сегодня, — сказал генерал, — а завтра будет еще труднее. Немцы за ночь заминируют все подступы и подтянут резервы. Вот бы ударить по гадам вашими «катюшами», теми, что вы нам показывали на учениях.

Я с удовольствием подумал: «На ловца, как говорится, и зверь бежит. Какая чудная цель подвернулась для испытания нашей новинки». Мы с Каморным понимающе переглянулись.

— Ну что ж, товарищ генерал, давайте повторим наше учение. Познакомьтесь — командир десятой бригады. Это он на полигоне попугал вас, а теперь пусть на поле боя пугнет фашистов, — ответил я.

Командир бригады быстро изучил необходимые данные и определил боевой порядок дивизиону.

— Через час «катюши» будут заряжены и выйдут на огневые позиции, станут в трехстах метрах отсюда, в лощине у мостика на дороге, — доложил полковник Каморный, показав место на карте.

Мы с командиром дивизии уточнили взаимодействие наших подразделений. Решили, что после залпа вперед двинется пехотный десант на трех танках, а за ним ускоренно атакует остальная пехота. Командующий артиллерией дивизии своим огнем будет подавлять минометную батарею противника, чтобы она не обрушила свой огонь на огневые позиции «катюш», а для гарантии Камерный решил бортовыми машинами с тарой из-под ракет демонстративно маячить вдали от огневых позиций на виду у противника, отвлекая туда его минометный огонь.

Вскоре мы увидели выход на огневую позицию боевых машин. Заряженные и расчехленные, они двигались одна за другой, сверкая на солнце ракетами, грузно качаясь и скрипя рессорами, занимая заранее обозначенные колышками свои места. Когда дивизион был готов к стрельбе, полковник Каморный пошел на наш наблюдательный пункт с докладом.

И тут — бывает же такое — какое-то тревожное предчувствие заставило меня пойти на огневую позицию и лично самому еще раз все проверить. И что же? При проверке оказалось, что у двух машин не отключены стопоры. Произошло это из-за неопытности и волнения боевого расчета. Это было опасно: застопоренная ракета при стрельбе могла сорвать с машины весь пакет направляющих и унести его на несколько метров вперед или опрокинуть боевую машину. Ударившись взрывателем, снаряд мог разорваться, вызвать детонацию всех ракет, что стало бы катастрофой для всего дивизиона.

После исправления ошибки мы вернулись на наблюдательный пункт. Тем временем были закончены все приготовления к атаке. Полковник Каморный подал условным сигналом команду на открытие огня, и через минуту грянул залп. Одна за другой сходили с направляющих 100-килограммовые ракеты. За 10 секунд дружно со свистом улетело на головы врага почти 150 таких ракет. Позади боевых машин поднялось огромное пыльно-дымовое облако.

На поле боя на какие-то мгновения воцарилась тишина, стрельба прекратилась с обеих сторон, но почти сразу же раздался страшной силы взрыв в стане врага, сотрясая округу на многие километры. Цель была поражена точно и надежно. Оборону гитлеровцев заволокло густым черным облаком. Воздух наполнился гарью.

Генерал Потапов дал сигнал к атаке, и пехота рванулась вперед. Еще не успели рассеяться дым и пыль у цели, а танкисты с пехотным десантом на броне уже проходили теперь безмолвный опорный узел фашистов.

Через полчаса мы проехали место, пораженное нашим залпом. Зрелище действительно было ужасным. Все поле покрылось огромными воронками, достигавшими на мягком грунте в диаметре 12, а в глубину 4 метров. Валялись разметанные трупы фашистских солдат, лошадей. Горели машины, растительность и строения. Да, не зря трепетали гитлеровцы перед страшным огнем наших славных «катюш».

Прощаясь, генерал П. А. Потапов восторженно сказал:

— Подумать только, какая огневая силища в ваших руках! Посудите сами, чтобы мощью сравняться с ударом вашего гвардейского дивизиона М-31-12, нам потребовалось бы сосредоточить здесь более двухсот артиллерийских стволов не менее чем среднего калибра. Это же шесть артполков! Для сосредоточения такого количества частей потребовалось бы много времени. Внезапность при этом исключена. Тут бы целый базар получился. Мы пожелали командиру дивизии успеха в преследовании врага, а сами поехали на другие направления.

В жестоких боях за Тарту 122-й стрелковый корпус резко выдвинулся вперед юго-западнее города, в направлении Эльвы и Отепя, стремясь обойти тартускую группировку фашистов с запада и ударить ей в тыл.

Противник, усилив пехотную дивизию генерала Страхвица двумя танковыми бригадами (около 100 танков и столько же броневиков), двумя дивизионами минометов и артиллерии, перебросил ее из Риги железнодорожным транспортом в город Валгу, а оттуда — своим ходом, и контратаковал наш корпус в районе Эльвы. Начались кровопролитные бои. Корпус нуждался в сильной огневой поддержке.

23 августа 1944 года я направил туда из резерва опергруппы гвардейскую минометную бригаду и выехал сам. Не доехав до Отепя, мы попали на минное поле, подорвались, и я был ранен. Позже я узнал, что с помощью гвардейцев-минометчиков наши части разгромили контратакующую дивизию Страхвица.

В сентябре 1944 года наши части с боями освободили одновременно два города: Валгу и Валку. Это, по существу, один город, разделенный рекой, по которой проходила государственная граница между Эстонией и Латвией. В боях за него участвовал 28-й гвардейский минометный полк. Командир его подполковник М. Н. Ясюнас в ночь накануне наступления направил туда свою разведку с заданием водрузить по два флага в каждом городе. Немцы по обыкновению бросали осветительные ракеты и, увидев красные флаги на зданиях, начинали стрелять по своим, принимая их за наши подразделения. Город был взят на следующий день без особых разрушительных боев.

9 августа 1944 года в бою погиб начальник штаба Оперативной группы ГМЧ 3-го Прибалтийского фронта гвардии полковник Николай Алексеевич Фомин — способный офицер и бесстрашный человек. Его трудно было удержать в штабе, он всегда рвался на передовые позиции.

Мы похоронили погибшего с воинскими почестями на площади в центре города Острова. Его память с любовью чтут островитяне. В 1973 году я проезжал город, теперь восстановленный и разросшийся. Могила Фомина была аккуратно убрана, на ней лежали живые цветы.

25 августа 1944 года Москва салютовала войскам 3-го Прибалтийского фронта в честь освобождения города Тарту. Его штурмом взяли части 67-й армии под командованием генерала В. 3. Романовского. К концу августа наши войска отбросили гитлеровцев на 15–20 км севернее города, на реку Эма-Йыги, захватив выгодный плацдарм, а 1-я ударная и 54-я армии вышли на рубеж Валга — Гулбене и начали перегруппировку войск и подготовку к решительному наступлению на Ригу. Однако противнику удалось скрытно сосредоточить большие танковые и механизированные силы севернее Тарту, внезапным ударом 3 сентября прорвать нашу оборону и устремиться к Тарту. Создавалась угроза захвата города и выхода противника в наш глубокий тыл. Военный совет фронта поставил задачу командующим всеми родами войск фронта, в том числе и мне, срочно выехать в город Тарту, подтянуть туда все, что можно, во что бы то ни стало остановить продвижение вражеских полчищ и удержать город. Это было около 12 часов дня.

Я по радио отдал приказ четырем полкам М-13 и одной тяжелой бригаде М-31 немедленно сняться с боевых порядков без тыловых подразделений и форсированным маршем сосредоточиться южнее Тарту. В 16 часов я приехал с разведкой в город. Вскоре туда прибыли командующие артиллерией, танковыми, инженерными войсками фронта и командующий 14-й воздушной армией. Все подтягивали свои силы для отражения натиска врага.

Обстановка создавалась критическая. Не было известно точное расположение наших обороняющихся частей. Их штабы находились в движении. Мы с командующим 14-й воздушной армией генерал-лейтенантом К. П. Журавлевым поднялись на водонапорную башню, где уже занял наблюдательный пункт прибывший раньше всех командир 320-го гмп полковник Н. Д. Силин. Там я поставил ему задачу на разведку противника и установление связи со стрелковыми частями.

С высоты башни хорошо был виден город и далеко просматривались его окрестности. Самолеты генерала Журавлева быстро захватили господство в воздухе. Мы наблюдали движение колонн войск, но чьи они, установить в вечернее время было трудно. Прибывшие ГМЧ с ходу занимали боевые порядки и организовывали разведку поля боя. К этому времени нам удалось обнаружить большое скопление войск, танков, артиллерии противника в лесу за рекой Эма-Йыги на подступах к городу. Чувствовалось, что фашисты намерены взять город с ходу. Мы с генералом Журавлевым решили уничтожить эту группировку огнем «катюш» и одновременным бомбовым ударом авиации. Я нацелил туда два полка М-13, а Журавлев поднял в воздух большую группу бомбардировщиков и штурмовиков. Все было готово к открытию огня, как вдруг один майор из отходящих наших частей доложил, что в этом лесу советские войска. Пришлось уточнять положение дополнительной разведкой. А тем временем наши бомбардировщики уже тучами кружили над городом, просили указать цель.

Противник притих. Вскоре посланные мною на машинах разведчики доложили по радио, что их обстреляли немецкие автоматчики. Сомнения отпали: в этом лесу сосредоточен враг. Я подал команду «катюшам» открыть огонь, а генерал Журавлев обрушил бомбовый удар с воздуха. Сила одновременного огневого удара была огромна. Противник понес большие потери в людях и технике, его намерение захватить город Тарту было сорвано. Наши войска приободрились, а колонны противника, приостановив движение, начали маскироваться в лесах. Нам стало легче различать, где свои, а где противник. Полки «катюш» отыскивали подошедшего врага и накрывали его огнем. Враг был разбит и отброшен от стен города Тарту.

В этих боях гвардейские минометные части оказались самыми маневренными и подвижными из всех наземных войск фронта. Для четырех полков и одной бригады потребовались считанные часы, чтобы совершить марш от 70 до 140 километров и нанести противнику мощные огневые удары.

После этого боя вместо погибшего Фомина начальником штаба Оперативной группы ГМЧ фронта был утвержден командир 320-го гмп полковник Николай Дмитриевич Силин, а на его место был назначен подполковник В. Е. Зырин.

6 сентября я был на наблюдательном пункте все на той же водонапорной башне города Тарту. Пополудни к ней подошло несколько легковых автомашин, из передней вышел командующий Ленинградским фронтом Леонид Александрович Говоров. Я много хорошего слышал о нем, а встретился впервые. Внешне он показался мне сухим и угрюмым, но в последующем разговоре стало ясно, что он деловой и спокойный человек. Говоров спросил меня, где сейчас командующий фронтом генерал Масленников и когда его можно ждать. Я тут же связался по телефону с начальником штаба фронта генералом Вашкевичем, тот сказал, что генерал Масленников сейчас в 1-й ударней армии и что в Тарту прибудет к вечеру. Я сообщил об этом маршалу. Говоров попросил доложить обстановку, сам сел за стереотрубу и начал изучать поле боя. Я доложил ему обо всем, что произошло в эти дни, о том, что противник отброшен от Тарту и что плацдарм на реке Эма-Йыги захвачен. Все это показал ему на местности. Маршал Говоров спросил: «Какова емкость плацдарма?» Я сообщил размер плацдарма и добавил, что он достаточен для исходных позиций стрелкового корпуса. На это Говоров заметил: «Трудно, но попробуем».

17 сентября 1944 года 2-я ударная армия Ленинградского фронта с этого рубежа перешла в решительное наступление и закончила его победоносным разгромом гитлеровцев в Эстонии.

Наш 3-й Прибалтийский фронт 14 сентября 1944 года перешел в наступление в направлении Риги и в тяжелых, кровопролитных боях, сломив сопротивление гитлеровцев, 13 октября вместе со 2-м Прибалтийским фронтом овладел городом.


И. Д. Кобец, гвардии подполковник запаса К БАЛТИЙСКОМУ МОРЮ

Войска Ленинградского фронта рвались на запад. 30-й гвардейский Краснознаменный ордена Суворова III степени Ропшинский минометный полк М-13 шел в боевых порядках передовых подразделений и стрелковых частей, овеянных ратной славой в боях за город Ленина.

После освобождения городов Волосово, Кингисепп мы вместе со стрелковыми частями форсировали реку Лугу. Начался штурм города и крепости Нарва.

В то время я командовал 2-м дивизионом 30-го гмп. Он первым открыл огонь по сосредоточению войск противника в районе станции Нарва. Взять город с ходу частям 63-й гвардейской стрелковой дивизии не удалось. Дивизия форсировала реку Нарву южнее города и захватила плацдарм. В очень трудных условиях лесисто-болотистой местности, при отсутствии каких-либо дорог для маневра и подвоза боеприпасов велись упорные кровопролитные бои по расширению плацдарма и выходу наших войск на берег Финского залива западнее Нарвы.

Гитлеровцы оказывали яростное сопротивление. Они обстреливали из всех видов артиллерии наши войска, находящиеся на плацдарме, предпринимали энергичные меры, чтобы не дать возможности частям полковника Щеглова расширить плацдарм, выйти на берег залива и отрезать нарвскую группировку фашистов. Одновременно гитлеровцы пытались ликвидировать плацдарм, захваченный гвардейцами. Но неколебимо стояли части дивизии, хорошо нам знакомые еще по боям за освобождение поселка Ропша.

На этом освобожденном кусочке эстонской земли западнее реки Нарвы из гвардейских минометных частей был только один наш полк. Личный состав его имел богатый опыт ведения боевых действий в сложных условиях болотистой местности, полученный на Волховском фронте, на Синявинских болотах. Мы научились оборудовать огневые позиции с таким расчетом, чтобы можно было вести огонь на восток, на север и на запад, вкруговую. Землянки, укрытия для техники делались быстро из срубов бревен и обкладывались землей и торфом. Всю зиму и весну шли тяжелые и упорные бои. Приходилось вести огонь по пехоте, танкам, артиллерийским батареям и по позициям шестиствольных минометов.

В 1944 году рано наступила оттепель. Кругом израненный снарядами лес, больше похожий на кустарник, почти непроходимые болота. Боеприпасы приходилось доставлять на огневые позиции вручную с баз, которые находились за рекой.

Гитлеровское командование, стремясь, очевидно, преподнести своему фюреру подарок ко дню рождения, решило ликвидировать наш плацдарм, как нож, занесенный во фланг за их спиной, потопить его защитников в реке. С этой целью противник 19–20 апреля нанес сильный артиллерийский и авиационный удар и начал штурм наших позиций. Вот тут мы и увидели, как горят их танки от меткого огня «катюш».

Дивизион подвергся сильному обстрелу. На позициях батарей старших лейтенантов Витковского и Русанова было все изрыто снарядами и бомбами. Но батареи вели огонь и позиций не оставляли. Маневрировать было негде.

Особенно ожесточенному обстрелу минометным огнем подверглась батарея старшего лейтенанта Эдуарда Николаевича Витковского. В первый же налет были ранены все шоферы боевых установок, находившиеся возле своих машин. Но волевой и энергичный командир батареи продолжал выполнять задачу. За руль сели командиры взводов.

В этом бою особо отличились командир минометной батареи старший лейтенант Э. Н. Витковский (ныне он работает заведующим роно Октябрьского района Ленинграда), командир взвода лейтенант М. П. Плеханов (ныне кандидат зоотехнических наук, проживает в г. Омске).

Общевойсковые части были потеснены врагом вплоть до огневых позиций артиллерии, но огнем прямой наводкой и контратакой к вечеру положение было восстановлено. Подразделения дивизиона и на этот раз с честью выдержали испытания, проявив присущие гвардейцам стойкость и мужество. Больших потерь мы не имели только потому, что умело использовали опыт боев под Синявином, даже на болоте сумели хорошо укрыть боевую технику и личный состав, лишь прямые попадания приносили ущерб.

После освобождения Нарвы и оборонительных боев на новом рубеже, во второй половине сентября 1944 года, мы получили приказ преследовать противника в направлении города Таллина. Дивизион находился в стороне от маршрута на 20 км. Несмотря на бездорожье, он в ночных условиях быстро снялся с позиций, вышел на свое направление и, догнав передовые стрелковые подразделения, начал оказывать им помощь огнем. Фашисты яростно цеплялись за каждый выгодный рубеж. Все мосты на многочисленных реках были взорваны, сооружены различные завалы и препятствия в сочетании с минами разных назначений. Но советские войска наступали решительно и стремительно. К вечеру мы подошли к городу Раквере. Мост через реку — одни обломки. Пришлось нам переправляться вброд, а технике — по останкам железнодорожного моста. В темноте дивизион переправился по этому мосту — чуть стоявшему, с ветхими шпалами. Переправа заряженных пусковых установок по такому мосту да еще ночью была, конечно, риском: малейшая неосторожность могла привести к беде. Но боевая обстановка вынуждала пойти на этот риск. Четко соблюдая светомаскировку и правила безопасности, всем личным составом дивизион успешно переправился на противоположный берег. Сразу же был подготовлен и произведен один батарейный залп.

Части дивизиона настойчиво продвигались вперед. Для быстрого преодоления мелководных каменистых рек, подъемов и спусков, через овраги впереди боевых машин пустили машины с лебедочными устройствами, они и были как бы путепрокладчиками.

Позади Раквере. Освобожден город Тапа. Впереди столица Эстонии — Таллин. На наше направление со стороны города Тапа вышли войска 8-го эстонского стрелкового корпуса.

Дивизиону приходилось обгонять другие колонны, своим огнем обеспечивая движение вперед. Встретив колонну 3-го дивизиона нашего полка (командир майор З. А. Кормов), я спросил его, почему его дивизион стоит. Он ответил, что впереди поднялась стрельба и обстановка неясная, поэтому движение на марше остановилось. Проехали вместе с ним вперед километра 2–3 и выехали на опушку леса. Впереди оказалась большая, шириной 2–3 км, безлесная полоса, на той стороне, на возвышенности, — сосновый лес. С противоположной опушки леса немцы вели интенсивный огонь по нашим танкам и пехоте. Подбито и горят несколько танков, несет потери пехота. Артиллеристы развертываются с ходу и открывают огонь прямой наводкой. По обе стороны развертываются в боевой порядок стрелковые подразделения. Я подбежал к группе офицеров, но никого из знакомых не встретил. В это время с той стороны пришел «виллис», на котором привезли убитого полковника — заместителя командира 8-го эстонского стрелкового корпуса. Вышедший из машины полковник, увидев, что сзади в колоннах машины «катюш», на русском языке отдал приказ немедленно вызвать командира. Я тут же представился. Он тоже. Это был командующий артиллерией корпуса полковник Ару-Кушинский.

Вот с этого времени и до полного освобождения Эстонии наш дивизион и полк поддерживали соединения эстонского корпуса. Командующий артиллерией четко поставил мне задачу на поражение огневых средств и пехоты гитлеровцев на опушке леса. Дивизион был развернут с ходу слева от дороги, прямо в боевых порядках батальонов первого эшелона — между танками, минометными и артиллерийскими позициями — и открыл огонь. Это была стрельба прямой наводкой, поскольку с огневых позиций были видны и цель и результаты огня. После массированного огня дивизиона, минометов и полков артиллерии организованное сопротивление фашистов прекратилось. Захватчики, оставив позиции и разбитую технику, разбежались по окружающим лесам и пригородам Таллина. Там они уничтожались подразделениями стрелковых частей.

Преследуя противника, наши передовые соединения к утру вошли в Таллин. Дивизион вошел в город в 11 часов 21 сентября. Остановился в парке «Кадриорг», возле памятника «Русалка», на берегу Финского залива. В этом районе Таллина еще не было наших войск. Бой в это время шел где-то на юго-западной окраине города. Впереди была видна пылающая гавань. С залива доносилась стрельба кораблей. На улицах и между домами метались жители с узлами и мешками. В окнах домов виднелись лица женщин и детей.

В дивизион прибыл начальник штаба полка майор Н. Л. Рогозенко. Он ввел меня в курс событий. Таллин полностью освобожден. Все дивизионы полка в городе. Командир полка гвардии подполковник Д. М. Хрущ в пригороде Таллина легко ранен. Поставлена задача привести личный состав и технику в надлежащий порядок, подготовиться к участию в параде войск, освободивших столицу Эстонии Таллин.

После торжественного прохождения войск по освобожденному Таллину, где нас восторженно встречало и приветствовало население, прямо с парада мы отправились преследовать фашистов в направлении Хаапсалу, Виртсу, Пярну.

Если материковую территорию Эстонии освободили относительно быстро, то за острова бои были тяжелые и затянулись до глубокой осени, особенно за остров Саарема. Остров Муху от полуострова Виртсу отделяет пролив шириной около 9 км, соединяющий Рижский залив с Балтийским морем и отделяющий Моонзундские острова от материка.

Дивизиону была поставлена задача обеспечить своим огнем высадку на остров Муху подразделений 249-й стрелковой дивизии 8-го эстонского стрелкового корпуса, а затем самому высадиться на остров и принять участие в его освобождении. Совершая марш из района Хаапсалу в район Виртсу, мы видели множество амфибий и понтонов, шедших в исходный район для десантирования. Южнее шли бои за освобождение города Пярну. Форсирование такой мощной водной преграды проводилось с ходу, без какой-либо паузы, с использованием наличных переправочных средств. На берегу сооружались паромы из двух понтонов для погрузки на них легких танков, артиллерии и машин, которые должны были буксироваться через пролив катерами.

Мне приказали произвести огневой налет по причалу Койвисто на острове Муху, куда должен высадиться десант для захвата плацдарма. Но мы с огневых позиций на берегу не достаем до цели. Можно бы расположиться на пирсе Виртсу, который глубоко вклинился в пролив, но он очень узкий. На пирсе многочисленная боевая техника стрелковых частей в готовности к погрузке на катера и паромы. Однако другого выхода нет. Нам разрешили занять огневые позиции на узкой ленточке пирса, далеко вдающегося в пролив, чтобы сократить расстояние до цели. Батареи пришлось расположить уступом друг за другом, как бы в затылок. Так же расставили и боевые машины — почти вплотную друг к другу на левой кромке пирса, у самого среза воды, оставив его правую сторону для причаливания катеров и посадки десанта.

Все в готовности и ожидании. Солнце покидает горизонт. На горизонте северо-западнее острова показались катера, шедшие в кильватерном строе в нашем направлении. Парторг дивизиона старший лейтенант В. Н. Ясновский раньше служил на кораблях Балтфлота. Он сразу определил — это быстроходные бронекатера. Десант на амфибиях развернутым строем отчалил от берега и взял курс на Койвисто. Гитлеровцы открыли огонь по катерам, но своевременно была поставлена дымовая завеса и их стрельба особого вреда десанту не принесла. Как только он достиг середины пролива, наш дивизион и ствольная артиллерия открыли огонь. Наш залп был положен точно в цель, но часть снарядов все же упала в воду. Катера на полном ходу подошли к пирсу Койвисто, и началась молниеносная выгрузка. Гитлеровцы открыли ураганный огонь, и не все дошли на амфибиях до берега, многим пришлось вплавь и бродом по грудь в холодной воде добираться до берега. Десант стремительным рывком с ходу взял пирс и поселок Койвисто. Плацдарм быстро был расширен для высадки главных сил. Моментально началась доставка войск на катерах и прицепленных к ним паромах. За ночь остров был почти полностью освобожден.

Утром на паромах, которые буксировали катера, высадились все боевые машины дивизиона с боеприпасами и личным составом. На самодельных паромах хорошо вмещалась полковая пушка, но боевая машина М-13 — это не пушка, она по своим габаритам еле-еле входила на паром. Малейшая раскачка на волнах парома или буксира — и машина кренится на борт, угрожая вместе с расчетом опрокинуться в воду. Опыт моряков, саперов, обеспечивающих погрузку на паромы, и стойкость и мужество личного состава дивизиона позволили без каких-либо неприятностей высадиться на остров. Такая высадка в условиях неспокойного моря, под огнем противника была нелегким делом: ведь опыта десантирования «катюш» на такие расстояния и на таких подсобных плавсредствах на Ленфронте не было. Мы были первые. Другие дивизионы переправлялись на баржах. В этот же день через штаб артиллерии корпуса была получена телефонограмма от заместителя командующего артиллерией 2-й ударной армии гвардии полковника Романова, поздравлявшего нас с успешной высадкой на остров. В ней также сообщалось, что за боевые действия под Нарвой и Таллином многие солдаты и офицеры дивизиона награждены орденами и медалями. Я был награжден орденом Александра Невского.

Остров Муху с островом Саарема через пролив шириною 3–4 км соединяет дамба с хорошо оборудованной на ней шоссейной дорогой. Противник взорвал в некоторых местах дамбу, и она находилась под постоянным прицельным огнем. Рота эстонских стрелков сумела ночью пройти по дамбе на берег острова, но была схвачена немцами и варварски истреблена. Трупы изуродованных бойцов были выставлены на кольях прибрежной изгороди у дамбы. Об этом варварстве фашистов стало известно во всех подразделениях корпуса, и люди поклялись отомстить за погибших товарищей.

Полковник Ару-Кушинский, зная немецкий язык, в присутствии меня и других офицеров на наблюдательном пункте лично допрашивал пленного немецкого офицера, который показал, что кроме гарнизона на остров Саарема прибыло много разных частей и подразделений, они в срочном порядке занимают рубежи, организуют оборону.

Медлить с высадкой десанта и захватом плацдарма было нельзя, и началась подготовка к форсированию пролива на подручных средствах: на плотах, обыкновенных рыбацких лодках, просто вброд, по дамбе. Дивизион побатарейно на широком фронте занял боевой порядок и подготовил огонь по разным целям.

День выдался солнечный и сухой. С наступлением темноты подразделения заняли исходный рубеж для броска через пролив. Ствольная артиллерия и мой дивизион открыли огонь. Это была стрельба на расстояние 3,5–4 км, по сути дела почти прямой наводкой, так как с огневых позиций видна цель, видны разрывы снарядов и результаты. На берегу противника загорелась сухая трава, солома и постройки. Гитлеровцы оказались в огне и дыму. Огонь и дым ослепили захватчиков и осветили место высадки нашим войскам. Очаги огня были хорошими ориентирами для десантников.

Форсирование пролива и овладение плацдармом прошло успешно. Утром была восстановлена дорога по дамбе, по которой дивизион, невзирая на обстрел, переехал на остров Эзель (Саарема).

Нацисты упорно цеплялись за каждый рубеж, но войска 8-го эстонского стрелкового корпуса, громя и уничтожая противника, настойчиво продвигались в глубь этого огромного острова в направлении города Курессаре (ныне город Кингисепп). Освобождались хутора и деревни. Радостно встречало наши войска население.

В районе села Пейде в дивизион прибыл начальник штаба полка майор Н. И. Рогозенко. Он же исполнял и обязанности командира полка. Мне стало известно, что остальные дивизионы полка находятся в Виртсу, ожидая очереди для переправы, что приняты меры для отгрузки боеприпасов, что с острова Даго после овладения им высадилась знакомая нам по боям под Ленинградом и Нарвой 131-я стрелковая Ропшинская дивизия и наступает в направлении Кихельконна — полуостров Сырве.

Днем и ночью шли бои, темп продвижения не снижался. На одном из рубежей гитлеровцы засекли позиции дивизиона и открыли по ним артиллерийский огонь, а затем произвели воздушный налет. В районе наших позиций оказался командир корпуса генерал-лейтенант Пэрн. Рядом с его машиной разорвался снаряд. Взрывной волной генерал был выброшен из машины, но остался невредим. По его команде мы подавили стреляющую батарею, за что тут же получили благодарность. Автотехник дивизиона старший лейтенант П. С. Щербаков со своей бригадой помог шоферу восстановить поврежденную машину командира корпуса.

В течение двух дней и ночей шли упорные бои за освобождение Курессаре. Дивизион вел огонь одиночными снарядами и залпами из отдельных установок. Перед городом Курессаре мы уже израсходовали почти все снаряды, остался всего один снаряд на установку.

Дивизион, догоняя отступавших фашистов, влетел на полном ходу в город среди белого дня. Город был совершенно цел. Не видно было никаких разрушений. Ни пожаров, ни взрывов — тишина для нас непонятная. Впереди, на одной из улиц, стояли три танка во главе с командиром батальона майором Андреевым. Он уточнял обстановку, а мне сообщил, что в городе «я да ты», да несколько мелких подразделений разведки на мотоциклах 7-й стрелковой дивизии, что остальные войска уничтожают группировку немцев в лесах севернее города.

В центре города — церковь, вокруг нее большая территория, обнесенная высоким каменным забором. Вот и разместился дивизион во дворе церкви, подготовив по забору круговую оборону. В это время в город прибыл майор Н. И. Рогозенко. Он сообщил, что на пути к нам находится колонна с боеприпасами. Он также сообщил, что первый дивизион (командир капитан Евгений Михайлович Шестак) уже переправляется на остров. Мы с ним проехали по городу на пристань. В Рижском заливе видны какие-то корабли и баржи, уходящие в залив, на пристани много разных чемоданов, узлов, мешков и т. п., валяющихся в беспорядке. Вернулись в дивизион. В это время произошел взрыв в здании, расположенном рядом с церковным забором. Мы его не успели проверить, считали, что там прячутся церковные служители. Но там был склад боеприпасов, и немцы его подорвали.

Взрывом был ранен в голову начальник штаба дивизиона капитан Н. В. Комиссаров. В должность начальника штаба вступил командир 1-й батареи старший лейтенант Э. Н. Витковский.

В Курессаре прибыл начальник штаба 7-й стрелковой дивизии с некоторыми штабными подразделениями, и по его распоряжению была занята оборона на северной окраине города, откуда ожидался удар отступающих немецких подразделений.

Вечером в городе началась стрельба с чердаков, из окон домов и подвалов, взрывы зданий учреждений, предприятий и просто жилых домов. Пламя пожаров осветило город. Стало светло и жарко. Стрельба закончилась под самое утро.

Саарема был освобожден, но полуостров Сырве до глубокой осени упорно удерживался противником. Там много пришлось пролить крови. Не хватило войск 8-го эстонского корпуса и 131-й стрелковой дивизии. Здесь пришлось вести бои нескольким корпусам. Кроме нашего 30-го гмп принимала участие в боях прибывшая 5-я тяжелая реактивная бригада прорыва М-31 полковника С. М. Карпачева. Мужественно дрались солдаты 8-го эстонского корпуса и закаленные в боях под Синявином, под Ленинградом и Нарвой воины 108-го стрелкового корпуса генерал-лейтенанта Алферова.

За освобождение островов и города Курессаре по представлению командования 8-го эстонского корпуса многие офицеры и солдаты дивизиона были награждены орденами и медалями. Я был награжден вторым орденом Александра Невского.

Сломив оборону немцев на перешейке полуострова Сырее, войска генералов Романенко, Аликаса и Трушкина преследовали противника в направлении южного мыса полуострова. Стоявшие в 6–7 км от берега немецкий линкор и много мелких кораблей вели прицельный огонь по подразделениям дивизии генерала Трушкина.

Мне приказали открыть огонь по скоплению кораблей. Залп дали всем дивизионом, и он лег точно в центре группы кораблей. Те из них, что уцелели, ушли от берега и скрылись в Балтийском море. Больше мы их не видели у берегов Моонзундского архипелага.

Это был последний залп по противнику славного 30-го гвардейского Краснознаменного ордена Александра Суворова Ропшинского минометного полка М-13, и произвел его мой дивизион. Дивизион, в котором я прошел всю службу от командира взвода до командира дивизиона, от его формирования до его расформирования. Дивизион, принимавший участие во всех больших и малых операциях на Волховском и Ленинградском фронтах. Дивизион, в котором вся материальная часть одной батареи была приобретена на средства его солдат и офицеров, все свои сбережения и полностью зарплату за 1942 год внесших в фонд обороны — на изготовление «катюш». За это мы в свое время получили благодарность Верховного главнокомандующего.

Вплоть до ухода на пенсию я служил в реактивной артиллерии, всегда помнил боевые традиции и боевой опыт своего дивизиона и по мере сил внедрял их в практику обучения вверенных мне подразделений.


А. И. Нестеренко, лауреат Государственной премии, генерал-лейтенант артиллерии в отставке НА ЗАВЕРШАЮЩЕМ ЭТАПЕ

24 июня 1941 года, на третий день войны, на базе управлений и войск Ленинградского военного округа был образован Северный фронт, который 23 августа решением Ставки был разделен на два фронта — Ленинградский и Карельский.

Ленинградский фронт сковывал громадное количество вражеских войск у стен Ленинграда, прикрывал Москву с севера, а на завершающем этапе войны во взаимодействии с Волховским, 3-м и 2-м Прибалтийскими фронтами громил Курляндскую группировку войск в Прибалтике.

Специфика и сложность театра военных действий фронта требовала особой оперативности в работе штабов и гибкого руководства боевой деятельностью войск. Пожалуй, ни один фронт не имел столь сложных и своеобразных условий, как это было на Ленинградском фронте в течение всей войны. Разрабатывая мероприятия по ликвидации курляндской группировки врага, мы учитывали опыт предыдущих боев.

900-дневная оборона блокированного и осажденного города требовала четкого взаимодействия с Балтийским флотом, Ладожской флотилией, бомбардировочной и истребительной авиацией, с соседними фронтами — Карельским и Волховским, а после прорыва блокады — согласованных действий с 3-м и 2-м Прибалтийскими фронтами. Нужно было организовать жесткую оборону на Карельском перешейке, сдерживать натиск гитлеровских войск с юга и юго-запада, укреплять оборону со стороны Балтийского моря и прочно удерживать плацдарм на побережье Финского залива в районе Ораниенбаума, отражать систематические воздушные атаки и вести контрбатарейную борьбу с вражеской артиллерией, и в то же время накапливать силы и готовиться к прорыву и снятию блокады.

Все это, безусловно, налагало отпечаток и на характер боевых действий артиллерии и гвардейских минометных частей.

Чтобы избавить город Ленина от варварских бомбардировок и артиллерийского обстрела, нужно было разгромить гитлеровскую группу армий «Север», которая включала в себя 741 тысячу солдат и офицеров, 10 070 орудий и минометов, 385 танков и штурмовых орудий, 370 самолетов[25].

Советское командование решило осуществить разгром этой вражеской группировки силами Ленинградского, Волховского, 2-го Прибалтийского фронтов и Балтийского флота с привлечением авиации дальнего действия. В составе этих фронтов насчитывалось 1 миллион 241 тысяча солдат и офицеров, 21 миллион 600 тысяч орудий и минометов, 1475 танков и самоходных орудий, 1500 самолетов[26].

14 января 1944 года войска Ленинградского и Волховского фронтов перешли в наступление. В это же время войска 2-го Прибалтийского фронта под командованием генерала М. М. Попова активными действиями сковали 16-ю армию группы войск «Север» и не допустили ее переброски под Ленинград и Новгород.

Оперативными группами ГМЧ этих фронтов командовали: на Ленинградском фронте — генерал-майор артиллерии С. В. Васильев, на Волховском — генерал-лейтенант артиллерии Л. М. Воеводин, на 2-м Прибалтийском фронте командование было доверено мне, начальником штаба был полковник М. А. Якушев.

В результате зимних наступательных операций 1944 года войск Ленинградского, Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов при активном содействии артиллерии и авиации Краснознаменного Балтийского флота и отрядов партизан Ленинградской, Новгородской и Псковской областей, численность которых к этому времени достигла 35 тысяч человек, противник был отброшен от Ленинграда на 220–280 км. Вражеская блокада города-героя была снята окончательно и бесповоротно. Это был великий праздник не только для ленинградцев, но и для всего советского народа.

11 июля 2-й Прибалтийский фронт нанес мощный удар в направлении Резекне и Мадоны, а через пять дней южнее Псковского озера перешли в наступление войска вновь созданного 3-го Прибалтийского фронта (Волховский, Северо-Западный и Калининский фронты, выполнившие свои исторические миссии, к этому времени были упразднены, а их войска влились в 3-й и 2-й Прибалтийские фронты). Ленинградский фронт во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом продолжал освобождать побережье Эстонской и Латвийской Советских Социалистических Республик и острова Моонзундского архипелага.

Приказом народного комиссара обороны от 2 августа 1944 года гвардейские минометные части были подчинены командующему артиллерией Красной Армии, командующий ГМЧ стал его заместителем по ГМЧ. Начальники оперативных групп фронтов и армий стали заместителями соответствующих командующих артиллерией.

По этому поводу Военный совет артиллерии Красной Армии разослал директивное письмо в артиллерийские и ракетные войска, в котором говорилось:

«„Бог войны“ артиллерия и гвардейские минометные части преграждали путь врагу в оборонительных боях и расчищали путь нашей доблестной пехоте и танкам в наступлении. В ходе войны артиллерия и ГМЧ, работая бок о бок, выросли в грозную силу для врага… Призываем вас к дружной и согласованной работе в единой семье славных советских артиллеристов… Приказываем вам напрячь все силы и энергию, чтобы в кратчайший срок выполнить приказ Верховного главнокомандующего преследовать раненого фашистского зверя по пятам и добить его в собственной берлоге».

Объединение гвардейских минометных частей с артиллерией способствовало более тесному взаимодействию и обязывало командующих артиллерией фронтов, армий, корпусов и дивизий лучше знать состояние и особенности их боевого применения. Однако с полным подчинением ГМЧ командующему артиллерией в некоторых армиях 2-го Прибалтийского фронта появилась вредная тенденция — раздавать гвардейские минометные части (оперативно переподчинять) корпусам, дивизиям, стрелковым полкам, то есть использовать реактивную артиллерию как обычную, иногда раздавая части даже подивизионно. Это приводило к распылению маневренных ударных огневых средств и подчас напоминало стрельбу «из пушки по воробьям». Получалось так, что количество частей реактивной артиллерии росло, а эффект их массированного и внезапного применения снижался.

Это обязывало нас принять меры, чтобы командующие артиллерией армий, корпусов и дивизий, а также общевойсковые начальники лучше узнали особенности боевого применения ГМЧ.

Перед нами встала задача на конкретных примерах боевого применения ГМЧ показать эффективность и экономичность массированного и маневренного использования этого оружия. С этой целью мы решили выпустить сборник примеров боевого действия ГМЧ.

Эту идею поддержал командующий войсками фронта генерал армии А. И. Еременко.

Имея обобщенные материалы по ранее проведенным операциям и описания наиболее интересных эпизодов из донесений частей, во фронтовых условиях за два месяца нам удалось подготовить и в типографии топографического отдела штаба фронта напечатать сборник под названием «Гвардейские минометные части в наступлении и преследовании». Само название сборника говорило о его направленности. В составлении этого пособия принимали участие и гвардейцы: подполковники М. А. Якушев, П. П. Куриенко, В. А. Плотников, В. И. Задорин; майоры В. В. Смирнов, И. Б. Бровко, Ф. И. Комаров, И. И. Муравьев, Н. Д. Ленчик, В. С. Вдовухин, В. М. Арбузов, П. И. Ожеренков; капитаны Э. И. Орловский, А. А. Носич и старший лейтенант М. И. Сонкин. Я был инициатором его создания и ответственным редактором. Книга была разослана в армии, корпуса и дивизии, общевойсковым и артиллерийским начальникам и всем командирам ГМЧ фронта.

В сборнике наглядно показывалось, что использование гвардейских минометных частей в период артиллерийской подготовки дает значительную экономию в технике и людских ресурсах. В передовой статье мы привели сравнительную таблицу, где давался точный расчет, сколько требуется артиллерийских средств для обеспечения прорыва обороны на фронте в 6 км в двух вариантах: в первом без применения ГМЧ, причем плотность артиллерии бралась 300 стволов на 1 км фронта прорыва, следовательно, всего 1800 орудий; во втором варианте на 1 км мы брали 100 стволов, то есть всего 600 орудий и, кроме того, двенадцать полков М-13 и три бригады М-31 реактивной артиллерии. По опыту прошлых операций мы полагали, что оба эти варианта обеспечивают прорыв обороны противника, причем при втором варианте легче сохранить внезапность, которая имела решающее значение.

При подсчете оказалось, что во втором варианте, то есть при применении ГМЧ, требовалось на 912 орудий меньше и такое же количество тягачей к ним. Таким образом, высвобождалось две тысячи автомашин, что давало экономию горючего около 300 тонн. Сокращалось также 600 артиллерийских наблюдательных пунктов (батарейных, дивизионных, полковых). Плотность боевых порядков уменьшалась более чем на 400 огневых позиций артиллерийских и минометных батарей. В первом случае привлекалось свыше 63 тысяч человек — артиллеристов, во втором случае только 33 тысячи, а решали они одну и ту же огневую задачу.

Вот какие преимущества и экономические возможности, по нашим расчетам, давало новое оружие при правильном его использовании.

После освобождения городов Резекне, Мадоны, Тарту и Таллина в сентябре и октябре 1944 года шли упорные бои за освобождение Советской Латвии, ее столицы и островов Вормси, Даго, Муху, Саарема.

В первых числах октября 1944 года на 2-й Прибалтийский фронт прибыл командующий Ленинградским фронтом Маршал Советского Союза Л. А. Говоров. Ставка Верховного главнокомандования возложила на него координацию боевых действий 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов по окончательному освобождению Латвии и ее столицы Риги.

Вот тогда-то мне впервые и довелось встретиться с этим прославленным суровым и мужественным полководцем. Во время боев на дальних подступах к Риге маршал Говоров, находясь у командующего фронтом генерала армии А. И. Еременко, вызвал к себе с докладами командующего артиллерией 2-го Прибалтийского фронта генерал-полковника П. Н. Ничкова и меня.

После нашего представления первая его фраза была:

— Доложите о группировке ваших частей и их состоянии.

Вначале об артиллерии докладывал генерал Ничков, опытный артиллерист, спокойный и уравновешенный человек. Он пытался доложить и о гвардейских минометных частях, но маршал остановил его: — «О ГМЧ доложит генерал Нестеренко».

Наши доклады он слушал внимательно, не перебивая, опустив голову, изредка исподлобья сурово поглядывая на нас, делая карандашом пометки в своем блокноте. После моего доклада он спросил, как мы планируем обеспечить части снарядами в динамике боя и сколько ожидается их на подходе. Получив ответы, он пристально посмотрел на меня и сказал: «С вашим сборником я ознакомлен. Хорошо, что Вы обобщаете боевой опыт». Затем спросил у генерала Еременко, какие у него к нам претензии.

— Претензий нет, — ответил командующий.

— Вы свободны, занимайтесь своими делами, — сказал маршал Говоров.

А через некоторое время из штаба фронта последовали боевые распоряжения о срочной переброске полков и бригад на усиление армий и дивизий, имеющих успех в продвижении.

Основные силы 2-го-Прибалтийского фронта нацеливались в обход Риги с юго-запада.

13 октября 1944 года войска 2-го и 3-го Прибалтийских фронтов с боями вошли в столицу Латвийской ССР город Ригу. Некоторые полки ГМЧ этих фронтов получили почетное наименование Рижских.

В ходе боевых действий с 14 сентября по 22 октября наши войска освободили Эстонскую и большую часть Латвийской и Литовской ССР.

38 фашистских дивизий группы армий «Север» были прижаты к мерю на Курляндском полуострове и 3 дивизии в Клайпеде.

После освобождения Риги 3-й Прибалтийский фронт был расформирован, его войска пошли в основном на усиление 2-го Прибалтийского. Так, к нам прибыли 10-я и 12-я гвардейские минометные бригады 28-й и 320-й гмп, которые ранее сражались у стен Ленинграда.

Войска Ленинградского фронта во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом продолжали вести упорные бои за освобождение островов, а войска 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов с октября 1944 года по май 1945 года вели бои по ликвидации курляндской группировки врага.

Для руководства боевыми действиями по окончательному разгрому курляндской группировки фашистских войск в начале февраля 1945 года на 2-й Прибалтийский фронт, в литовский город Илокяй, снова прибыл Маршал Советского Союза Л. А. Говоров с командующим артиллерией генерал-полковником Г. Ф. Одинцовым, с Оперативной группой генералов и офицеров своего штаба. Под их общим руководством штаб фронта приступил к подготовке наступательной операции на участке 6-й гвардейской армии генерала И. М. Чистякова. Прорыв обороны противника намечался севернее Приекуле.

На направлении главного удара, в центре полосы прорыва, вводился 30-й гвардейский стрелковый корпус Ленинградского фронта. Он являлся одним из наиболее опытных и подготовленных стрелковых корпусов. На своем счету корпус имел восемь успешных операций по прорыву укрепленных полос обороны противника. На него и возлагалась главная задача. К этому времени он был полностью укомплектован, а его части хорошо обучены наступательным действиям.

Корпус из города Тарту перебрасывался по железной дороге эшелонами и к 14 февраля сосредоточился в полосе 6-й гвардейской армии, в районе Вайноде.

В это время 30-м гвардейским стрелковым корпусом командовал Герой Советского Союза генерал-майор А. А. Щеглов (ныне генерал армии), волевой и энергичный генерал, прекрасный товарищ. До войны мы с ним вместе учились на одном курсе в академии имени М. В. Фрунзе. Не одну сотню километров пробежали на лыжах во время тренировок и соревнований. По лыжам он был моим главным соперником и являлся капитаном курсовых волейбольных и баскетбольных команд, в которых участвовал и я. Оба мы прошли финскую кампанию и с первых дней Великой Отечественной войны тоже были на фронте. Но после окончания академии в 1939 году это наша первая встреча. Мы были ей бесконечно рады, вспоминали академические годы, но главной темой нашего разговора было предстоящее наступление. Я старался подробнее рассказать ему об особенностях боевых действий на нашем фронте, о сложной местности и серьезной обороне противника с применением танков и самоходных орудий. Я рекомендовал Щеглову настоятельно просить для усиления корпуса как можно больше тяжелых бригад и полков ГМЧ для обеспечения прорыва массированным и внезапным огнем.

Щеглов ответил, что на километр фронта прорыва мы будем иметь 215 стволов, 30 орудий прямой наводки. Кроме того, корпус поддерживает группа ГМЧ в составе двух тяжелых бригад и четырех полков. Командующий артиллерией корпуса полковник Ходаковский, хорошо подготовленный и опытный артиллерист, имеет достаточный опыт в планировании артиллерийского обеспечения и управлении огнем в ходе боя.

— Так что я уверен, что в первый же день мы прорвем оборону противника, — заключил он.

— Это хорошо — иметь такую уверенность, но надо помнить пословицу «не говори гоп, пока не перепрыгнешь», — по-товарищески напомнил я. Враг у нас еще очень серьезный, широко использует в обороне танки и самоходные орудия, умело создает подвижные броневые узлы сопротивления… Предстоит серьезный бой, ведь курляндская группировка — это последняя надежда фашистской Германии. Враг будет сопротивляться до последнего… Так что лишние полки ГМЧ, как говорится, не помешают.

Говорить так у меня были все основания. Я видел ожесточенность сопротивления фашистов и знал эффект внезапного и массированного применения ГМЧ, особенно в ночных условиях. Мне вспомнился тогда первый ночной залп, которым я непосредственно руководил. Это было еще в 1941 году на юге, в Полтавской области.

…Разведкой было обнаружено большое скопление гитлеровских войск в рощах. Достать противника там своим огнем мы не могли. Но и оставить его в покое было опасно — с утра он мог превосходящими силами перейти в наступление… По карте установили, что вражеское сосредоточение можно накрыть нашим огнем, если боевые машины вывести за передний край, на линию боевого охранения, а это можно было сделать только ночью, да и то с большим риском.

Мы решили силами одного дивизиона 4-го полка пойти на такой риск. Предупредили об этом наши передовые цепи и боевое охранение, организовали надежное прикрытие огневой позиции своими пулеметами и автоматами. Ночью тихо, с потушенными фарами вывели заряженные боевые машины на заранее подготовленную огневую позицию и внезапно произвели залп. В такой близости от стреляющих ночью боевых машин я и комиссар полка И. Н. Радченко были в первый раз, до этого свои залпы мы видели лишь издалека, с наблюдательных пунктов. А сейчас нам пришлось находиться всего метрах в тридцати — сорока от стреляющих машин.

Картина оказалась потрясающая. Вначале выстроенные в ряд на сокращенных интервалах боевые установки осветились ярким светом факелов реактивных струй первых снарядов. Затем раздался пронзительный скрежет, от которого задрожала под ногами земля и каждая частица тела. С высоко поднятых ферм непрерывным потоком вылетали кометы с ослепительными хвостами… Позади машин вначале образовались серые облака, которые от яркого освещения на глазах превращались в оранжево-белые клубы и завихрения. От стремительно уносящихся вверх огненных снарядов с длинными ослепительными хвостами нам казалось, что все окружающее пошло вниз — и боевые машины, и ярко освещенная местность. Это изумительное зрелище продолжалось всего 10–12 секунд, но запечатлелось оно в памяти на всю жизнь. Впоследствии мне не раз еще приходилось наблюдать ночные залпы вблизи, а после войны присутствовать при запусках межконтинентальных ракет. Но ни один из этих запусков не произвел на меня такого сильного впечатления, как тот первый ночной залп дивизиона из нейтральной полосы под Диканькой.

…Угас факел последнего снаряда, и все вокруг погрузилось в кромешную тьму, как это всегда бывает после яркого света ночью. До нас донеслись громовые раскаты взрывов. Вокруг сильно пахло порохом и пылью. Помню, что этот ночной залп так ошеломил гитлеровцев, что в течение 15–20 минут с их стороны не было сделано ни одного выстрела. Цель была поражена, а мы не потеряли ни одной машины.

…И здесь в Курляндии я был убежден, что внезапность массированного огня имеет важнейшее значение для успеха в наступлении. Своими соображениями я поделился с генералом Г. Ф. Одинцовым. Приятной была встреча и с ним. Еще в 1939 году перед самой финской кампанией он командовал корпусным артиллерийским полком, а я — дивизионным. Полки наши в городе Омске размещались в одном городке. Я, в то время еще молодой и малоопытный командир полка, многому научился у него. Осенью 1939 года я со своим 170-м артполком убыл на финский фронт, и с того времени мы с ним не встречались. Теперь, спустя много лет, к концу войны, я стал его заместителем по ГМЧ.

Маршал Говоров и генерал Одинцов потребовали от командующих артиллерией армий и корпусов планирования артподготовки в предстоящей операции методом, который применялся на Ленинградском фронте. Суть его заключалась в одновременном подавлении всей глубины обороны противника с широким применением орудий прямой наводки по переднему краю. После артиллерийской подготовки, перед переходом пехоты в атаку, артиллерийский огонь с переднего края постепенно переносится в глубину, как бы сползая на последующие траншеи. Отсюда возникло название «сопровождение пехоты методом сползания». Очевидно, этот метод хорошо себя оправдал там, где оборона противника просматривалась на большую глубину и наблюдаемые цели надежно подавлялись прицельным огнем. Но здесь условия местности были совсем иные…

20 февраля 1945 года войска 6-й гвардейской армии после полуторачасовой артиллерийской подготовки перешли в наступление. В центре двигался 30-й гвардейский стрелковый корпус, имея две дивизии в первом эшелоне и одну во втором. Справа был 84-й, а слева 2-й гвардейский стрелковый корпус.

Передовые батальоны 30-го стрелкового корпуса дружно поднялись в атаку и с ходу захватили первые траншеи гитлеровцев. Но, продвигаясь вглубь, они были задержаны организованным артиллерийским огнем и огнем пулеметов и автоматов из вторых и третьих линий траншей. Пехота вынуждена была залечь. Попытки возобновить атаку желаемого успеха не принесли. К исходу дня передовые батальоны на левом фланге продвинулись на 2–2,5 км, а на правом всего лишь на 1,5 км.

В то же время малочисленные дивизии соседних корпусов 6-й гвардейской армии в атаку пошли осторожнее. Постепенно прогрызая вражескую оборону, они продвинулись значительно дальше своих соседей.

Противник, неся большие потери, оказывал отчаянное сопротивление, умело использовал складки местности, кустарники, часто переходил в контратаки при огневой поддержке групп по 4—10 танков. В большинстве случаев танки действовали с двух направлений, создавая сильный перекрестный огонь.

Оказать поддержку передовым батальонам, неравномерно вклинившимся в оборону гитлеровцев, своим огнем мы не могли, а из-за сложной пересеченной местности орудия прямой наводки выдвигать в передовые цепи было очень трудно, они несли большие потери в людях и отставали.

С 20 по 28 февраля частями корпуса было отражено 36 вражеских контратак. К 28 февраля дивизии корпуса вышли на рубеж реки Варталы. Сюда же подошли и соседние корпуса. Дальнейшее наше наступление было остановлено.

При обсуждении этой операции в штабе командующего артиллерией 2-го Прибалтийского фронта генерал-полковника П. Н. Ничкова мы пришли к выводу, что основные причины медленного продвижения — это потеря элемента внезапности, недооценка сложных условий местности, прочной и глубоко эшелонированной системы обороны противника с применением танков и самоходных орудий. Кроме того, была и недостаточная плотность артиллерийского огня по первым траншеям, так как с самого начала артиллерийской подготовки огонь распределялся на всю глубину обороны противника. Залпы тяжелых бригад (М-31) из-за близкого положения своей пехоты перед атакой положить по переднему краю было невозможно. Огонь бригад М-31 был дан по узлам сопротивления в ближайшей глубине обороны противника. А длительный период пристрелки и полуторачасовая артиллерийская подготовка позволили противнику определить направление нашего главного удара, перенацелить огонь своей артиллерии и подтянуть с других участков свои резервы, танки и самоходные орудия для контратаки…

С этими выводами согласился и генерал Одинцов.

А ведь была возможность на участке прорыва сосредоточить значительно больше артиллерии. Только гвардейских минометных частей имел фронт 15 полков и 4 тяжелые бригады. Но командованию фронтом хотелось обеспечить и другие армии фронта достаточно мощными артиллерийскими группами. Стремительного нашего наступления в тот момент не получилось. Наступил новый период подготовки к завершающей наступательной операции. К моменту второго приезда маршала Говорова и генерал-полковника Одинцова на наш фронт в Оперативной группе ГМЧ фронта было разработано пособие по расчету плотности огня гвардейских минометов с правилами пристрелки реактивными снарядами улучшенной кучности. В этом пособии приводились простые и очень нужные в боевой практике формулы и таблицы. Они позволяли быстро производить расчеты необходимой плотности огня и потребное количество установок для выполнения той или иной огневой задачи, тем самым обеспечивалось эффективное применение грозного оружия.

Начало элементарному расчету плотности огня гмч с учетом распределения снарядов на площади эллипсов рассеивания положил гвардии майор Г. А. Тюлин — бывший начальник штаба армейской группы ГМЧ Северо-Западного, а затем нашего фронта. В дальнейшем, при окончательной отработке этого пособия, большую помощь мне оказали гвардии полковник М. А. Якушев и гвардии майор Э. И. Орловский.

О подготовке пособия я доложил генералу Одинцову, он горячо поддержал идею его выпуска и приказал срочно с этим материалом отправить офицера в Ленинград для издания его типографским способом. Это было поручено гвардии капитану М. Е. Сонкину, который через месяц привез с собой из Ленинграда 200 экземпляров.

В своем предисловии к пособию генерал Одинцов подчеркнул, что оно полезно не только офицерам ГМЧ, но и командующим артиллерией стрелковых дивизий, корпусов, армий, а также в своей практической части — общевойсковым командирам. Руководство-пособие под названием «Расчет плотности огня ГМЧ и методы пристрелки» было одобрено начальником штаба артиллерии Красной Армии генерал-полковником Ф. А. Самсоновым. По распоряжению генерала Одинцова оно было немедленно разослано в армии фронта для командиров стрелковых дивизий, командующих артиллерией корпусов, дивизий и всех командиров гвардейских минометных частей фронта.

1 апреля 1945 года в литовский город Мажекяй прибыл штаб Ленинградского фронта во главе с начальником штаба генерал-полковником М. М. Поповым.

Войска 2-го Прибалтийского фронта были включены в состав Ленинградского фронта. Командующим фронтом стал Маршал Советского Союза Л. А. Говоров, командующим артиллерией фронта — генерал-полковник Г. Ф. Одинцов, его заместителем по ГМЧ назначили меня, начальником штаба артиллерии фронта стал генерал-майор Г. М. Бруссер, начальником отдела по оперативному использованию ГМЧ — полковник М. А. Якушев.

С учетом опыта предыдущих лет войны, особенно опыта Брянского фронта, стало ясно, что в этих конкретных условиях прорвать фронт обороны противника возможно только при внезапном ударе и в таком направлении, где противник меньше всего ожидает наступления наших войск. Мною было подготовлено предложение, которое сводилось к более эффективному применению частей ГМЧ. Предлагалось прорыв осуществить на участке 51-й армии, в 15–20 км на юго-запад от Приекуле. Здесь леса позволяли скрытно сосредоточить войска и тем самым обеспечить внезапность удара. В случае успеха наши войска кратчайшим путем выходят на выгодный рубеж и перерезают рокадную дорогу противника, лишая его маневра своими резервами, самоходными установками и танками.

Артиллерийское обеспечение прорыва должно быть осуществлено внезапным мощным огневым тараном 3–4 тяжелых бригад М-31 и 10–12 полками М-13 и, безусловно, с привлечением всей ствольной артиллерии, расположенной в районе прорыва, и артиллерийских частей, которые могли быть незаметно переведены в этот район с соседних участков.

Имея такое количество артиллерии — бригады М-31 и полки М-13 и достаточное количество боеприпасов, — можно было без длительной артиллерийской подготовки в короткий промежуток времени создать мощный огневой удар внезапного залпового огня высокой плотности, надежно обеспечивающий подавление и уничтожение всех огневых средств в намеченной полосе прорыва.

Доложить свои соображения Одинцову и обсудить их с ним я не смог — он отсутствовал. Прежде чем обратиться к маршалу Говорову, я решил предварительно посоветоваться с членом Военного совета фронта генерал-лейтенантом В. Н. Богаткиным. Говоров его уважал и с его мнением считался, поэтому я решил заручиться его поддержкой. Богаткин с моим предложением согласился и обещал поддержать. Он попросил оставить карту с нанесенным вариантом прорыва обороны противника и расчет артиллерийских средств и сил. При очередной встрече с маршалом он обещал доложить ему мои предложения.

Дня через три Богаткин пригласил меня и сообщил, что маршал Говоров внимательно выслушал его, посмотрел и приложенные расчеты, некоторое время поразмыслил, а затем заявил:

— Такой вариант операции возможен. Надо серьезно и тщательно готовить операцию — местность сложная, противник все еще силен. В тылу он имеет хорошие дороги и свободу маневра.

Как потом стало известно, в это время, 16 апреля 1945 года, мощной артиллерийской подготовкой и массированными авиационными ударами началось величайшее сражение Великой Отечественной войны на подступах к Берлину.

Война пришла в столицу фашистской Германии — туда, откуда она началась.

Несмотря на то, что судьба гитлеровской Германии была предрешена, фашистское командование, теперь уже во главе с гроссадмиралом Деницем, еще лелеяло бредовые мечты о том, что при помощи сепаратных соглашений с нашими союзниками — США и Англией и еще достаточно мощной курляндской группировки фашистских войск оно сможет спасти от неминуемой катастрофы фашистскую Германию. Поэтому прижатые к морю 36 фашистских дивизий не сдавались и упорно сопротивлялись.

Ленинградский фронт под командованием Маршала Советского Союза Л. А. Говорова тщательно готовил ставшее в этих условиях решающим наступление для окончательного разгрома фашистских войск в Курляндии. К исходу 8 мая подготовка операции была закончена. В это время я находился на участке 51-й армии, проверял готовность гвардейских минометных частей. Вечером командующий армией генерал Я. Г. Крейзер сообщил нам, что фашистскому командованию предъявлен ультиматум о безоговорочной капитуляции.

Наступил долгожданный мир. Солдаты и офицеры поздравляли друг друга, обнимались, плакали…

С наступлением темноты фронт осветился тысячами костров, множеством фар и осветительных ракет. Темное небо бороздили яркие лучи прожекторов. Эта величественная картина победы на всю жизнь сохранилась в моей памяти.

Через несколько дней по дорогам потянулись угрюмые колонны пленных из фашистской Курляндской группировки. Их оказалось более трехсот тысяч.


ТАМ, ОТКУДА ПОШЛА ВОЙНА

П. В. Требушенко, гвардии майор в отставке СКВОЗЬ ОГОНЬ

Четвертый год войны. Советская Армия приближается к государственной границе Германии, Обстановка на фронте к этому времени была для нас благоприятной. Однако гитлеровское командование стремилось любой ценой затянуть войну. Особые надежды оно возлагало на стабилизацию фронта в Восточной Пруссии.

6-я гвардейская Краснознаменная Ленинградская минометная бригада, в которой я служил первым помощником начальника штаба, после переоформления и получения новой техники под Москвой проделала многосуточный путь по железной дороге и 26 декабря 1944 года выгрузилась на станции Луков в Польше. Затем она совершила марш в район Слуп, где вошла в подчинение 14-й артиллерийской дивизии прорыва РВГК.

Сосредоточившись на Магнушевском плацдарме, на западном берегу Вислы, в районе Гловачув — Бронислав, бригада, которая в это время находилась в подчинении 8-й гвардейской армии, начала подготовку к Висло-Одерской операции. В первых числах января 1945 года командир бригады полковник А. М. Лобанов собрал командиров дивизионов майора В. Т. Москалева, капитана Н. С. Овсянникова, майора А. Я. Волкова и познакомил их с обстановкой. Затем все сели в машины и выехали на рекогносцировку. Выбрав места для командных пунктов и огневых позиций, командиры дивизионов вернулись в свои подразделения. А на следующий день началось возведение на выбранных позициях инженерных сооружений и командных пунктов. Для боевых машин были вырыты аппарели, для личного состава — блиндажи.

Накануне наступления нас посетил командующий гвардейскими минометными частями 1-го Белорусского фронта генерал-лейтенант И. А. Шамшин. Генерал нацеливал нас на то, что если мы успешно осуществим прорыв, то необходимо преследовать противника вплоть до реки Одера.

По плану артиллерийской подготовки огневой удар был намечен на 14 января. Погода в этот день была неблагоприятной: утро выдалось пасмурное, густой туман не позволял вести визуальное наблюдение за противником. Выбранные заранее точки наводки боевых установок скрылись в тумане. Пришлось выбирать новые.

Ровно в 8 часов 30 минут над Вислой прогремели первые раскаты артиллерийской канонады. Это было началом действий 1-го Белорусского фронта. Наши дивизионы с нетерпением ждали команды. И вот наступила долгожданная минута: комбриг подал команду «Огонь!». В тот же миг на опорные узлы сопротивления гитлеровцев со свистом и воем устремились наши реактивные тяжелые снаряды. 432 снаряда, выпущенные бригадой за несколько минут, сотрясли воздух и гулко отозвались мощными взрывами в укреплениях фашистов. Наша пехота, сопровождаемая танками и артиллерией, пошла вперед.

Через час после артподготовки дивизионы снялись с огневой позиции и двинулись вперед за пехотой. Глубоко эшелонированная оборонительная полоса противника была прорвана. Когда наши войска пересекли рубеж, который только что обрабатывался артиллерией, минометами и реактивными снарядами, то увидели перед собой обугленную землю, изрытую воронками, с начисто снесенными проволочными заграждениями, с траншеями, засыпанными землей так, что по ним свободно проезжали машины.

16 января Верховный главнокомандующий в своем приказе объявил благодарность личному составу бригады за отличные боевые действия по прорыву обороны противника на западном берегу Вислы. Его текст, отпечатанный на специальных бланках, был вручен каждому воину. Таких поощрений наша бригада на Берлинском направлении удостаивалась шесть раз.

Поддерживая наступление 8-й гвардейской армии по маршруту Гловачув — Едлинск — Рава Мазовецка — Пасека Воловска — Глухов — Березины, бригада совершала ежесуточный марш по 40–60 км. Только с 18 по 22 января она прошла с боями 200 км. 20 января дивизионы сосредоточились в Лодзи. Нужно было быстро подтянуть тылы, заправить машины горючим, доставить снаряды.

Боевая обстановка потребовала выделения одного дивизиона на многосуточное преследование отступающего противника. Эта задача была возложена на дивизион А. Я. Волкова. Комбриг распорядился слить бензин с транспортных машин и передать его Волкову. Следуя за наступающими частями по маршруту Лодзь — Поддембице — Конин — Гнезен — Клоедорф — Вангровец, Волков поддерживал непрерывную связь с комбригом, докладывал обстановку и состояние готовности дивизиона. Надежность связи обеспечивали начальник связи бригады капитан Платонов, радист комбрига старший сержант Г. И. Курженков, рядовой А. П. Хаванов.

Высокое мастерство на скоростном марше требовалось от водителей тяжелых боевых машин. Большинство из них были ветеранами бригады, прошли на своих машинах тысячи километров, провели за рулем сотни бессонных ночей в тяжелых условиях бездорожья под Синявином, Колпином, на Псковщине, на извилистых дорогах Карельского перешейка.

29 января огневые дивизионы бригады пересекли государственную границу фашистской Германии и начали свой марш в глубь страны.

Чем дальше продвигалась бригада по вражеской территории, тем безлюднее казалась та. Немецкое население, обманутое пропагандой Геббельса, поспешно отступало на запад, бросая обжитые места. Города Ландсберг, Фриденберг, многие мелкие населенные пункты не проявляли никаких признаков жизни. Но с быстрым продвижением вглубь мы стали встречать отдельных немцев, а также и целые семьи, укрывшиеся в лесных землянках. Встречались также колонны военнопленных фашистов и узники концлагерей.

Впоследствии, убедившись в лживости пропаганды гитлеровцев о «зверствах», якобы чинимых русскими, население стало возвращаться обратно.

Далеко оторвавшись от штаба и тыла, дивизионы продолжали преследовать противника. Командование поставило перед нами задачу стремительным маршем выйти на рубеж реки Одера. На это нацеливал нас и комбриг А. М. Лобанов. Здесь уместно сказать несколько слов о командире нашей бригады. Отличительной чертой его характера была требовательность. Любил он грамотных, исполнительных командиров, опирался на них, и они его не подводили. Принимая решение, он всегда учитывал мнение других, советовался со специалистами. Распоряжения комбрига всегда были предельно кратки, дельны и понятны. В подчиненных он воспитывал исполнительность, добросовестность, был строг в вопросах дисциплины, но меры наказания применял как исключение, в минимальных размерах, зато никогда не скупился на поощрение отличившихся. О его чуткости говорит такой случай. Когда бригада вела бои в Берлине, переписка воинов со своими семьями была временно нарушена. Долгое время не получала писем и жена офицера С. Н. Захарова. Она прислала письмо Лобанову с просьбой сообщить о муже, и комбриг незамедлительно дал ответ, успокоил ее, сообщил, что у Захарова все благополучно.

…Выполняя приказ комбрига, дивизионы устремились на запад и с ходу дали огневой залп по промежуточному оборонительному рубежу Дейч-Филене, на котором гитлеровцы попытались сдержать натиск советских войск. Еще при подходе к этому рубежу Лобанов получил донесение, что наши передовые части встретили упорное сопротивление фашистов. Разведчики докладывали о наличии у противника танков и артиллерии. Гвардейским минометам требовалось не теряя времени внезапно ударить по скоплению врага.

Командиры дивизионов Волков и Москалев доложили командиру бригады по радио, что их боевые машины находятся ближе всех к огневому рубежу. Лобанов приказал им с ходу открыть огонь по врагу. Приказ был выполнен.

Успешно преследуя противника, наступающие соединения обходили города и крепости, оставляя в тылу недобитые части фашистских войск. Эти «недобитки» беспокоили нас, временами создавая помехи. Так, в конце января батарея гвардии старшего лейтенанта В. И. Смирнова находилась на отдыхе в населенном пункте. Внезапно радист батареи принял открытым текстом команду Лобанова, штаб которого оказался отрезанным от наших передовых частей пробивавшейся из окружения большой группировкой нацистов, располагавшей танками и самоходными установками. Текст гласил: «Выйти на прямую наводку и огнем из боевых машин уничтожить вражескую группировку».

Гвардейцы батареи, выйдя в указанный район, с ходу развернули боевые машины и дали залп. Гитлеровцы не ожидали такого «сюрприза». После залпа их строй заметно поредел, оставшиеся в живых, бросая технику, поспешно разбежались по ближайшим лесам.

…Совершая многокилометровые переходы по территории Германии, командованию бригады пришлось серьезно поработать над организацией работы службы тыла, и в первую очередь — над обеспечением горючим и боеприпасами. К чести наших тыловых служб надо сказать, что бригада не испытывала серьезных затруднений в обеспечении всем необходимым для организации преследования. В те дни добросовестно трудились опытные товарищи: заместитель командира по тылу гвардии майор Шаляпин, начальник артснабжения гвардии майор Александр Синяткин, помощник комбрига по технической части гвардии капитан Клебанов.

1 февраля наши гвардейские минометы вышли на берег Одера. Первым этого рубежа достиг дивизион А. Я. Волкова. Командир дивизиона по рации доложил комбригу: «Задача выполнена, дивизион потерь не имеет. Продолжаю двигаться вперед».

Впоследствии Волков рассказывал:

— Когда наши машины подходили к Одеру, на лицах гвардейцев расцвели радостные улыбки. Дошли! Надо немедленно доложить комбригу о выполнении приказа. Докладываю. Не дождавшись конца моего доклада, комбриг прерывает меня и передает: «Спасибо! Поздравляю! Объявите благодарность личному составу. Подготовьте наградной материал на отличившихся. Действуйте по обстановке».

А обстановка сложилась такая: наши передовые части с ходу форсировали Одер и продолжали углублять и расширять плацдарм на его западном берегу. Вслед за наступающими частями по льду реки перешел на другой берег и командир дивизиона с разведчиками и связистами. Продолжая преследование, они вышли на железнодорожную линию, соединяющую Кюстрин с Берлином. В это время по линии шел пассажирский поезд, следовавший из Берлина. Не доходя до нашей группы примерно метров двести, поезд остановился. Вместе с пехотинцами и танкистами к поезду подошли и наши гвардейцы. В дверях вагонов показались немцы в штатском и в военной форме. Когда мы стали вытряхивать гитлеровцев из вагонов, они вначале возмущались тем, что здесь оказались русские. По их понятиям, нам положено было находиться еще в 150 км от Одера.

Едва мы начали сортировать пассажиров: гражданских в одну сторону, военных в другую, — как радист сообщил Волкову, что его вызывает Первый (кодовый номер комбрига). На вопрос «Что делаете?» Волков сообщил: «Занят необычным для артиллериста делом». Комбриг приказал срочно вернуться на восточный берег и приступить к выполнению новой задачи.

…С выходом на Одер бригада вошла в подчинение 5-й ударной армии. К этому времени действия немецко-фашистских войск здесь заметно активизировались. Оно и понятно: ведь Берлин был уже совсем рядом. Но наши воины знали: ничто не спасет фашистов, близок час, когда эта главная цитадель гитлеровцев будет взята.

Дальнейшему расширению плацдарма на левом берегу Одера мешала вражеская группировка, укрывавшаяся в Кюстрине: она держала под непрерывным обстрелом важные дорожные коммуникации, ведущие к переправе через Одер.

В начале марта наша бригада была привлечена к участию в уничтожении этой группировки. В связи с этим начальник штаба бригады приказал мне произвести выбор нового места для штаба. Со мной отправились старший сержант Г. Ф. Цыганков, рядовой А. П. Хаванов и ефрейтор П. И. Воробьев. Сперва мы двигались спокойно, но, когда машина выехала на открытое место, ударили пулеметные очереди, затем поблизости стали рваться мины. Шофер, увеличив скорость, сумел проскочить обстреливаемый участок и свернул за угол разрушенного дома. В этот момент над нами появились фашистские самолеты и начали бомбежку. Машина была повреждена осколками авиабомбы. Но свою задачу мы все-таки выполнили.

В этот же день командир дивизиона гвардии капитан Н. С. Овсянников с группой офицеров и разведчиков вышел на рекогносцировку местности на участке 32-го гвардейского стрелкового корпуса. Поскольку позиции, которые занимали фашисты, еще не были четко определены, Овсянников в полный рост приблизился к поляне, выбранной по карте для огневой позиции. Но не успел он развернуть карту, как гитлеровцы открыли автоматный огонь. В завязавшейся перестрел