Соперник (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



========== Пролог ==========

Казалось, что после падения Вудбери и бегства главного врага всей группы, жизнь в тюрьме снова заиграет яркими красками. Апрель выдался на редкость теплым, солнечным, и множество новых лиц заметно преобразили мрачную крепость. Детский смех стал неотъемлемой частью каждого дня, заставляя даже самых хмурых личностей, таких, как, к примеру, Дэрил Диксон, пусть и скромно, но улыбаться. А с легкой женской руки, вернее, нескольких женских рук, тут и там появлялись различного рода безделушки, придающие тюремным блокам и камерам уютный вид. В столовой появились скатерти и плетеные вазочки с искусственными цветами, в умывальнике повесили крючки и полочку для разного рода баночек с кремами, скрабами и чем-то не совсем понятным мужской части населения, а на выходе рядом с дверью прикрепили зеркало.

Даже на вылазки теперь ходить стало проще – прибавилось и мужчин, которые с готовностью рвались помогать укреплять заборы, прочищать шланг для воды и привозить продукты. Само собой получилось, что люди, пытаясь жить нормальной жизнью, даже стали разбиваться на парочки, и, что более удивительно, никаких любовных треугольников не было и в помине. После долгих месяцев бесконечного страха, боли и потерь наступила долгожданная белая полоса, в которой просто не было места никаким склокам и спорам из-за сердечных дел.

Те, кто прибыл в тюрьму из Вудбери, быстро усвоили, что мрачного вида охотник в рваных джинсах и кожаной жилетке не потерпит никого возле коротко стриженной мадам с кухни, хотя вот так сразу трудно было сказать, что между ними что-то есть. Кэрол на эту тему никогда не заговаривала, а Дэрил и вовсе отличался особой молчаливостью. Но то, что все их якобы случайные переглядки, подшучивания женщины над Диксоном и его своеобразная забота, заключающаяся чаще всего во фразах, типа: «Женщина, ну куда ты лезешь, это ведь тяжелые ведра/кастрюли/осторожно, блин, там ходячий!» не просто нечто из области дружбы, было понятно и без слов.

Суровый с виду лидер тюремчан по имени Рик Граймс был одиноким мужчиной, хотя не заметить его томные взгляды в сторону темнокожей женщины с катаной не смог бы даже слепой. Эти двое в открытую улыбались друг другу, смеялись, шутили и, похоже, были вполне довольны теми отношениями, которые между ними были. Сын Рика пару раз обмолвился о том, что был бы не против, если бы его отец сошелся с Мишонн, но всякий раз эта тема быстро сводилась в шутку, и все о ней на время забывали. Хотя стоило кому-нибудь хотя бы один глаз скосить в сторону Мишонн, как Рик принимался по пятам следовать за своим «конкурентом», поглаживая висящий на поясе кольт. Желание приударить за горячей дамой тюрьмы тут же пропадало.

Гленн и Мэгги и вовсе были единственной женатой парой, и никому даже в голову не приходило портить отношения ребятам. Один из новичков, Боб, еще не так давно борющийся с одной своей пагубной привычкой, в последнее время подался в ярые оптимисты и пытался сразить своим обаянием неподступную Сашу, чей брат каждое утро таскал полевые цветы для Карен, тоже приехавшей из Вудбери. Вторая дочь Хершела, Бет, тоже не смогла воспротивиться чарам весны и уже который вечер прогуливалась с Заком. Даже Карл и тот положил глаз на одну новенькую девочку своего возраста. Хершел, смеясь, прозвал тюрьму Городом Любви.

Сформировавшаяся идиллия устраивала абсолютно всех. Порядок был как в отношениях, так и в обыденной жизни; у каждого были свои обязанности, от которых никто не отлынивал, а все перерывы во время кропотливой работы были строго нормированы. У забора работали в три смены, а на вышке сторожа менялись каждую ночь. На кухне царствовала Кэрол, помощники же ее чередовались по составленному графику, так же, как и в прачечной, и в импровизированной швейной мастерской. Зато после шести вечера, когда начинало темнеть, работа прекращалась, не считая, разумеется, охраны тюрьмы, и каждый был волен делать то, что пожелает. Разве что дети с недовольными лицам корпели над домашними заданиями, за которые потом получали баллы. Баллы обменивались на желания, которые чаще всего состояли в просьбах привезти с вылазок ту или иную вещь или игрушку. Такой режим был составлен не сразу, но устраивал всех. До тех пор, пока не появился еще один новичок, который, пусть и невольно, но сбил весь распорядок.

========== I. Человек в лохмотьях ==========

Погода явно решила как-то загладить вину перед оставшимися в живых людьми после суровой и очень холодной зимы, и солнце принялось согревать землю с того самого момента, как только появлялось из-за горизонта. На небе не было ни единого облачка, и Рик, собираясь на вылазку, даже засомневался, стоит ли брать с собой куртку. На дворе была весна, но столбик ртути в термометре подобрался к отметке в двадцать с лишним градусов, и теперь жители тюрьмы изнывали от жары, не решаясь открывать так старательно заклеенные окна. Мало ли, вдруг снова станет холодно? Отопления ведь нет.

- Вентилятор бы, - заметила Мишонн, обмахиваясь старой газетой с пожелтевшими страницами. – Или веер какой-нибудь?

- Мы посмотрим что-нибудь, - с готовностью откликнулся Боб, светясь улыбкой. Опять пытался произвести впечатление на Сашу, которая, как и большинство, пребывала не в лучшем расположении духа из-за жары. Да и ей еще предстояло провести полдня вместе с Кэрол в душной кухне возле газовой плиты.

В отличие от Боба, Рик, Дэрил и Гленн были настроены менее оптимистично. Слепящее солнце может стать серьезной проблемой, когда придется держать ухо востро, высматривая, нет ли какой опасности поблизости. Лучи небесного светила отражались практически ото всех поверхностей, что было большим минусом. Дэрил прибавил к списку жизненно-необходимых вещей несколько пар солнцезащитных очков.

Когда все, наконец, было готово, автомобиль, в котором заняла свои места группа, тронулся с места. Тайриз отпер ворота, молчаливым кивком пожелав мужчинам удачи, а Кэрол, как только машина выехала за пределы тюрьмы, громко хлопнула в ладоши, призывая всех приступать к работе. До вечера о Рике и остальных предпочитали даже не думать, боясь накликать беду. В это время никогда не знаешь, как все может повернуться.

За рулем всегда сидел Дэрил. Он же выбирал музыку, в то время как пассажиры синхронно вставляли в уши затычки, лишь бы не слышать те душераздирающие вопли, которые охотник искренне считал шедеврами современного искусства. Его странные вкусовые предпочтения никто и никогда не обсуждал, а уж вытащить из магнитолы кассету было равносильно самоубийству. Казалось, что Дэрил одним только взглядом отпилит руку всякому, кто посмеет помешать ему наслаждаться музыкой.

Эта поездка ничем не отличалась от многих других. Дэрил кивал в такт песне, тряся волосами, которые то открывали ему обзор на дорогу, то скрывали напрочь весь окружающий мир. И опять же, пытаться объяснять Диксону, что его нежелание стричься может всех угробить, было бесполезно. Все равно, что убеждать ходячего, что есть человечину нельзя, как поговаривал порой Боб. Этот парень вообще много чего говорил, но в его речах всегда находилось место для ходячих.

Рик, искоса поглядывая на Дэрила, который даже подпевал своей любимой группе, лишь глаза закатил. Сейчас Граймса больше волновало, что в салоне автомобиля, даже не смотря на открытые окна, царила духота. Он чувствовал, как рубашка прилипла к его мокрой спине, и пожалел, что все-таки надел куртку. В попытке ее снять он случайно задел локтем Гленна, который, ойкнув, дернулся вперед, задевая плечо Дэрила. Тот, опешив от того, что кто-то посмел нарушить его покой, повернул голову и открыл рот, намереваясь высказать неуклюжему товарищу все, что о нем думает. Его перебил испуганный вскрик Боба.

Машина с глухим стуком сбила кого-то, так внезапно появившегося на дороге. Издавая режущий слух скрип, машина остановилась, когда Дэрил вдавил педаль тормоза в пол. На несколько секунд в автомобиле воцарилась тишина, прерываемая лишь частым дыханием группы. Нервно сглотнувший Боб осторожно повернул голову и стал всматриваться в боковое зеркало, ожидая увидеть, как из-под машины выбирается разъяренный ходячий. Впрочем, именно этого ожидали все, а уж когда до их ушей долетел протяжный стон, Рик и вовсе предложил выбраться наружу и добить гада.

- Тогда ты первый иди, - подтолкнул Граймса Гленн, подавая ему лом.

- Его Дэрил сбил, он пусть и идет, - возмутился Рик, воображение которого уже во всех красках нарисовало ему, как он опускает ноги на землю, и в щиколотки тут же впиваются зубы мертвеца.

- Как бабы, блин, - проворчал Диксон, доставая из-под сиденья арбалет и заряжая его. Сделав глубокий вдох, он резко распахнул дверцу и выпрыгнул наружу, тут же выставив перед собой оружие. Рик, Гленн и Боб замерли, ожидая, когда стрела охотника, со свистом рассекая воздух, вонзится в голову мертвеца, но Диксон почему-то не спешил стрелять. Нахмурившись сильнее обычного, он пристально разглядывал того, кто лежал под машиной, издавая жалобные стоны.

- Чего ты медлишь? - почему-то шепотом спросил Рик, с опаской высунув голову в окно.

- Так он того… живой, - неуверенно пробормотал Дэрил. – Мне его добить или как?

- Как, живой? – чуть ли не хором спросили все, выбираясь из машины и заглядывая под нее. И вправду, человек, лежащий на земле, был жив, хотя своим внешним видом до жути напоминал ходячего.

Это был мужчина лет тридцати, одетый в какие-то лохмотья. Он не получил серьезных повреждений, разве что подвернул ногу при падении. Он был истощен и измучен, словно прошел пешком немалый путь; в его темных волосах тут и там торчали мелкие ветки и листья, а подошва на одном ботинке не отвалилась до сих пор только благодаря какому-то чудо. Человек этот, которого Боб окрестил бомжом, с трудом мог говорить, да и то, речь его была невнятной. Рик и Дэрил уложили его на заднее сиденье, где мужчина тут же уснул, и Диксону пришлось везти эту находку обратно в тюрьму, а там уже передавать на попечении Хершелу и команде бравых медсестер, которыми возомнили себя Кэрол, Саша и Мэгги с Бет. Сам же Дэрил, предположив, что этот задохлик не доживет и до завтрашнего утра, вернулся к группе. С вылазки они приехали ближе к ночи, с полным багажником продуктов и всяких мелочей.

- Он пришел в себя, - накладывая мужчинам есть, рассказывала Кэрол, порхая по кухне между плитой, столом и стеллажом с продуктами. – Сказал, что его зовут Джеймс, и что он три дня провел в пути, спасаясь от бродячего стада мертвецов. Они убили почти всю его группу, напали прямо посреди ночи. Те, кто выжил, кинулись бежать. Джеймс уже думал, что остался один, а тут вы его… нашли. Хершел сказал, он быстро поправится. Надо только хорошенько за ним поухаживать.

Под конец своей речи Кэрол поставила на широкий поднос большую тарелку каши, в которой аппетитно плавали большие кусочки мяса, чашку с горячим чаем, в котором даже виднелась долька лимона, вазочку с сухофруктами и столовые приборы. Дэрил, бросив взгляд в свою тарелку, в которой, кроме кости, ничего и близко похожего на мясо не было, с неодобрением покосился на поднос, недоумевая, куда это его потащила довольная Кэрол. И главное, чем это она так довольна?

Остальные же, если и заметили что-то, обсуждать увиденное не спешили, слишком утомленные вылазкой. Расправившись с ужином, мужчины поставили тарелки в раковину и разошлись по своим камерам еще до того, как Дэрил, сгибая в узел вилку, попытался заговорить с ними о новичке. Конечно, этому Джеймсу пришлось не сладко, не это ведь не повод кормить его мясом, которое, между прочим, Дэрил волочил по лесу несколько часов на своем плече, да еще и лимон на него переводить. Подумаешь, группу он потерял и несколько дней без еды прожил. В тюрьме много кто может подобных историй рассказать, тот же Боб, к примеру. Мир таков, что поделать.

Даже не доев остатки каши, Дэрил с грохотом бросил тарелку в уже полную раковину и быстрым шагом направился в сторону медпункта. Для всех он шел туда вовсе не для того, чтобы посмотреть, что там делает Кэрол. Он просто хотел извиниться перед Джеймсом за то, что чуть не переехал его. Ну и что, что Дэрил априори не перед кем не извиняется? Когда-то же надо начинать, да и это всего лишь дурацкий предлог.

- Я думаю, добавить щепотку молотого перца было бы не лишним, - донесся до Дэрила вполне приятный мужской голос, когда охотник переступил порог больничного блока. В одной из дальних камер настежь была распахнута дверь, и в коридор лился едва заметный свет.

- Ну вот все-то вы знаете, а! – последовал довольный возглас Кэрол, а затем ее смех. – А что насчет грибов? Здесь растут какие-то, но я не слишком в этом сильна.

Грибы? Дэрил даже замер, занеся в воздух ногу. С каких пор Кэрол перестала разбираться в грибах? И что это вообще за дурацкая тема разговора? Как будто не о чем больше поговорить, кроме как о корешках всяких.

- Да, с грибами надо проявлять осторожность. Но оно того стоит, уж поверьте. Между прочим, я какое-то время работал поваром в одном ресторанчике…

- Так вот откуда у вас такие познания в кулинарии, - восхищенно отозвалась Кэрол.

- … и мое грибное рагу расхватывали вмиг, - продолжил Джеймс. Судя по его интонации, он улыбался. Дэрил сжал кулаки так сильно, что вилка, про которую он благополучно забыл, впилась в ладонь, оцарапав кожу до крови. – Так что как только я отсюда выберусь, мы обязательно посмотрим, что же здесь растет. Может быть, нам повезет.

- Это было бы очень здорово, - вновь улыбнулась Кэрол. Правда, улыбка быстро сползла с ее лица, когда на пороге камеры она заметила Дэрила, который выглядел так, словно ему предстояло прямо сейчас бросаться в бой с армией ходячих мертвецов. – Что случилось? – мягко спросила женщина. Диксон, глядя на вполне себе живого Джеймса, позабыл даже, зачем явился сюда.

Джеймс оказался вполне обычным, по меркам Дэрила, мужчиной. Темные, слегка взъерошенные волосы, карие глаза, тонкие губы и немного растерянное выражение лица. Широкие плечи не скрывала даже помятая рубашка, которую вытащили из гардероба Рика, и под тонкой тканью отчетливо виднелись мышцы. Не Тайриз, конечно, с его-то комплекцией буйвола, но соперник из него получится толковый. Если, конечно, он вообще драться умеет.

- Что с твоей рукой? – заботливо спросила Кэрол, так и не дождавшись от Дэрила хоть каких-нибудь слов, и замечая, как по его пальцам левой руки струится кровь. Поднявшись со стула, на котором сидела до этого, женщина достала аптечку и быстрыми ловкими движениями обработала и перемотала рану охотника, который все так же буравил взглядом Джеймса. Тот даже занервничал, явно не понимая причину такого внимания.

- Это… ну, там, извини, короче, - опомнился Дэрил, когда Кэрол закончила с его раной и вопросительно посмотрела ему в глаза, словно спрашивая, что он тут еще забыл. – За то, что на дороге было.

- Не стоит извиняться, я сам был виноват, - заметно расслабился Джеймс, тепло улыбаясь. – Услышал, как рядом едет машина, и сам выбежал навстречу. Боялся, что вы проедете мимо. Так что все в порядке.

- Угу, - отозвался Дэрил, которому вообще было до лампочки, кто там и в чем виноват. Кэрол же вновь засияла, явно дивясь скромности новоприбывшего и его вежливости. – Поздно, блин, уже, спать иди, - рявкнул Диксон, отчего Кэрол даже подскочила на месте, удивленно округлив глаза. Пожелав Джеймсу спокойной ночи, она удалилась из камеры, как и охотник, которому там точно делать было нечего. От дружелюбного «И вам спокойной ночи, Дэрил!» мужчина чуть в дверь не вошел. Далеко не в первый раз в тот момент он пожалел, что не переехал этого мужика, когда была возможность. Другой такой возможности ему, похоже, больше не представится.

========== II. Предлоги, подставы… подарки ==========

После вылазок Рик всегда чувствовал себя неважно. Сказывалось нервное напряжение – мужчина больше других волновался и переживал о каждом члене группы, готовый в любой миг рискнуть жизнью, чтобы помочь кому-нибудь. Хершел не раз говорил ему, что тот доведет себя до могилы, если будет и дальше накручивать себя по поводу и без, но Рик постоянно отмахивался от речей старика. Разве что раздобыл себе лечебную мазь для все чаще ноющей поясницы по совету Грина, и сейчас, достав из шкафчика крошечный тюбик, подумывал о том, что это лекарство – неплохой предлог, чтобы провести какое-то время с Мишонн. Ощущать, как ее нежные руки касаются его кожи, чувствовать ее близость, сладкий запах ее кожи. И, может быть, если выдастся удобный момент, якобы случайно повернуться не так и очутиться с ней лицом к лицу, в такой близости, что избежать чего-то большего, чем простых слов, будет практически невозможно.

Довольный своим планом, Рик даже брызнул себе на шею несколько капелек с трудом добытого парфюма, от которого, как заметил Гленн, тащится большинство девчонок. Учитывая то, что этот азиат умудрился окольцевать весьма заметную и темпераментную дамочку, словам его можно было смело верить, что Граймс и делал. Осмотрев крошечный флакончик, Рик вздохнул и, откупорив крышку, буквально размазал по телу его содержимое, решив, что ради такого случая не жалко истратить последние запасы. Нет, ну вариант с мазью ведь беспроигрышный!

Одев свою самую чистую рубашку, Рик пригладил торчащие во все стороны волосы и, вертя в руках тюбик, направился в сторону столовой. Вышедшая оттуда Кэрол с улыбкой пожелала ему доброго утра; на подносе в ее руках вновь стояла тарелка каши с мясом и стакан чая, но в дополнение к обычному для всех завтраку там еще лежало сочное яблоко и – что самая настоящая редкость! – зубочистка в бумажной упаковке. Рик даже врезался в дверной косяк, засмотревшись на поднос. Еще бы, фрукты в такое время года были редкостью, что уж говорить о зубочистке! Не особо заботясь о приличиях, мужчины использовали пальцы и ногти. А этот, Джеймс, оказывается, привереда. Зубочистки ему подавай, ишь какой нашелся.

Впрочем, об этом Граймс очень быстро забыл. В тот самый момент, когда увидел, как из больничного блока выходит Мишонн, причем женщина явно пребывала в хорошем настроении. Решив не забивать себе голову вопросами о том, что она могла забыть у Джеймса – а ведь кроме него в том блоке и не было больше никого, - Рик двинулся к даме своего сердца, держа наготове мазь. Мишонн, заметив мужчину, приветливо ему улыбнулась.

- У меня тут… Кхм, я хотел… В смысле, ты не сильно занята? – начал запинаться Рик, осознавая вдруг, что уже очень давно не пытался ни с кем флиртовать или как бы невзначай приглашать остаться наедине. Однако, нервное все-таки это дело. Так ведь никаких мазей не хватит.

- Вообще-то занята. Собираюсь в город, надо кое-что поискать, - ответила женщина. Рик тут же сник, понимая, что, как минимум, до вечера ему ничего не светит. Впрочем, разве оно не к лучшему? Вечером даже лучше, там и до ночи недалеко, если попытаться растянуть процесс растирания мази по его пояснице. Поесть что ли, чтобы прибавить себе пару лишних килограмм?

- Только будь осторожна, - пробормотал Граймс, пытаясь добавить голосу как можно больше тепла, но вышло, как и всегда, когда он провожал кого-либо на вылазку. Кажется, даже Дэрилу он говорил эти слова с большей нежностью, чем это получилось у него сейчас.

- Ты тоже, - ответила Мишонн, указав на мазь в руках Рика. – Я позову Хершела, пусть посмотрит, что там с твоей спиной. Заодно узнаю, не надо ли чего-нибудь в аптеке поискать.

Женщина развернулась и ушла раньше, чем Рик успел вставить хоть слово. Обреченно вздохнув, он поплелся на кухню, где за столом уже сидел снова чем-то недовольный Дэрил. Напротив него расположился Зак, который с самым сосредоточенным видом кидался гречневыми зернами в тарелку Диксона. Охотник, казалось, совсем этого не замечал, пребывая где-то в своих мыслях.

- Вот, блин, бабы, - заговорил он вдруг, когда Рик, наложив себе поесть, присел рядом. – Чего им вечно надо-то? Грибы эти дурацкие. Да я их целую бочку могу насобирать, и не потом, а прямо сейчас вообще.

Резко поднявшись из-за стола, с грохотом опрокинув стул, Дэрил широким шагом покинул столовую, продолжая бормотать себе что-то под нос. Зак и Рик, переглянувшись, непонимающе пожали плечами, недоумевая, что это нашло на охотника с утра пораньше. Но, судя по его первым словам, можно было предположить, что в странном поведении Диксона повинна Кэрол. И что уже успело случиться у этих двоих?

Покончив с завтраком, Рик отправился на огород, где пробыл до самого обеда. Поясница его совсем разнылась, так что в столовую мужчина вошел, сгорбившись и не в силах выпрямиться. Хершел, с которым все-таки поговорила Мишонн, заставил Граймса стаскивать с себя рубашку, а затем принялся мазать кремом его поясницу своими совсем не теплыми и далеко не нежными руками. Мысленно Рик чуть не разрыдался, жалея, что истратил весь свой парфюм в никуда, да еще и лишился возможности заманить в свою камеру Мишонн. И какой же предлог теперь придумывать? А главное, сколько на это уйдет времени?

К счастью, Мишонн с вылазки вернулась довольно быстро. Рик только и успел, что обмотать поясницу старым шарфом и накинуть сверху джемпер. Выйдя из камеры, он направился было навстречу женщине, но та, бросив на шерифа мимолетный взгляд, держа в руках какой-то сверток, прошла мимо него прямиком в больничный блок. Граймс с изумлением уставился ей вслед, пытаясь понять, что происходит, а потом, недолго думая, пошел следом, стараясь ступать тихо и осторожно. Впрочем, даже если кто-то застукает его, он всегда может сказать, что ищет Хершела. Спина-то по-прежнему болит.

Как и ожидал Рик, Мишонн скрылась в камере Джеймса, откуда тут же послышались веселые голоса и довольные возгласы. Граймс тут же опустил одну руку на свой кольт, проходя ближе к заветной камере и жадно ловя каждое слово, доносящееся оттуда.

- Это именно то, что мне так было нужно, - говорил Джеймс. В голове Рика замелькали тысячи вариантов того, что могло понадобиться вдруг мужчине. Сигареты? Оружие? Карта штата, чтобы убраться отсюда как можно скорее? – Сидят просто идеально.

Сидят? Глаза Рика стали размером с два блюдца. Почему-то первое, о чем он подумал, были трусы. А почему нет-то? У Джеймса ведь, по сути, нет вообще никакой одежды. Вполне вероятно, что он попросил… кхм, женщину? Допустим. Он попросил Мишонн привезти ему нижнее белье. Тогда получается, что он там сейчас прямо при ней его и меряет?!

Такого Рик точно потерпеть не мог. Да как этот Джеймс вообще смеет? Надо срочно проучить этого нахала, а лучше – выгнать его из тюрьмы! Граймс даже позабыл про больную спину, вмиг домчавшись до камеры Джеймса и с удивлением замирая на пороге. Да, они точно пришлись ему впору. Только не трусы, а очки в тонкой черной оправе, которые придавали мужчине весьма солидный вид.

- А я тут… Хершела искал… - замямлил Рик, ощущая вдруг себя таким идиотом, что впору провалиться сквозь землю. И, несмотря на то, что Джеймс не оказался каким-то там извращенцем, Граймс все равно ощутил укол ревности. Вот, значит, зачем Мишонн отправилась на вылазку – раздобыть очки новому жителю тюрьмы. Променяла Рика с его мазью на этого проходимца и его дурацкие очки.

- Кажется, он был на заднем дворе, - отозвалась Мишонн. Кивнув, Рик вышел, но совсем покидать блок не торопился – Мишонн-то оставалась внутри. Почему это, интересно?

- Ну, вот, теперь, я думаю, смогу помочь тебе с твоей просьбой, - сказал Джеймс, заставив Рика плестись еще медленнее. Джудит и та с легкостью обогнала бы своего папашу.

- О, это было бы просто здорово. Других ведь совсем не допросишься, да и не хочется с такой просьбой кого-то беспокоить – здесь и у стен есть уши, - ответила женщина. – А сама я в этом не сильна. Но ты, правда, сможешь? Мне бы очень этого хотелось.

- Мой отец занимался подобными вещами, так что я кое-чему у него научился. Никаких проблем, - не без улыбки отозвался Джеймс.

Рику оставалось только зубами скрипеть от злости, не понимая ни слова из их разговора, и раздражаясь из-за этого еще больше. Что это там такое, о чем Мишонн смогла сказать только Джеймсу? И чему это там он научился у своего отца? Да кто он такой вообще, это человек по имени Джеймс? Сейчас бы надеть свою форму да опросить этого незнакомца, за каким чертом он в тюрьму явился. И не просто явился, а сразу стал секретничать с чужой, ну, или почти чужой, женщиной. Что-то тут явно не так, и Рик выяснит, что именно. Пусть даже ему снова придется позволить Хершелу обмазывать себя мазью.

========== III. Три мушкетера ==========

Утро не всегда бывает добрым. Очень часто оно приносит с собой различного рода неудобства и даже мелкие неприятности. Весь вчерашний вечер Дэрил ползал вдоль забора, не побоявшись даже выбраться за его пределы прямиком к ходячим, и собирал грибы. Абсолютно все, что попадались ему под руки – перебрать их он намеревался позже. На тот момент главным было набрать этих скользких, а иногда еще и кишащих мелкими жучками и червячками, не то растений, не то черт пойми чего.

Конечно, в детстве Дэрилу не раз приходилось есть грибы не только в жареном, но и вареном виде – когда у брата на охоте дела шли совсем худо, а отцу и матери не было дела до того, чтобы позаботиться о продуктах. Правда, переев их тогда, сейчас мужчина даже от одного только их запаха нос воротил. А ведь он еще собирался приготовить из них что-нибудь вкусное для Кэрол! Какое-нибудь очень изысканное и необычное блюдо, такое, чтоб женщина от восторга закатывала глаза, томным голосом в восхищении шептала имя Дэрила и слезно умоляла его о добавке. Тогда о Джеймсе она точно позабудет.

Кто же знал, что прятать свою добычу в старую бочку, укромно стоящую в темном уголке за старым самодельным сараем Хершела, будет большой ошибкой. Утром, едва только начало светать, Дэрил, зевая и почесывая затылок, направился за грибами, намереваясь побыстрее перебрать их все, почистить и что-нибудь из них сделать. Что именно он будет готовить, Диксон пока еще не решил. Надеялся, что как только он выложит уже очищенные продукты на разделочную доску, то идея какого-нибудь фантастически вкусного блюда сама прилетит ему в голову. Ну, мало ли, озарение какое снизойдет или что-нибудь в этом духе. Поймает вдохновение, разбудит своего внутреннего повара, послушает внутренний голос или попросит Мэгги, которая, вроде как, обязана уметь делать всякие вкусные штуки. У нее ведь есть муж, которого она балует или должна баловать, по мнению охотника, чем-нибудь эдаким. Помимо съедобного белья из секс-шопа.

Но почему-то бочки за сараем не оказалось. В воздухе вперемешку с запахом дерева витал едва уловимый аромат грибов, да только их самих нигде не было видно. Дэрил недоуменно нахмурил брови, пытаясь понять, куда подевались результаты его вчерашнего лазанья вдоль забора. Неужели кто-то украл бочку? Но что за дурак это мог сделать? Может, Джеймс, прознав о планах Диксона, решил устроить ему подлянку? Ну, точно ведь, это все Джеймс! Кто же еще-то?

Сжимая кулаки так, что захрустели пальцы, Диксон пулей выскочил из сарая, на пороге врезаясь в кого-то и сшибая его с ног. С громким воплем на землю свалился Рик, удивленно вытаращив глаза на охотника – в них читался немой вопрос: «За что?».

- Блин, нечего так бесшумно подкрадываться! – возмутился Дэрил, сделав Граймса виноватым. – Колокольчик себе на шею повесь.

- Какая муха тебя укусила? – поднимаясь на ноги, спросил Рик, потирая ушибленный копчик. Мало ему проблем со спиной, так теперь еще и присесть будет невозможно!

- Узнаю, какая – пришибу, - все так же злобно ответил Дэрил, в общих чертах рассказав об украденной бочке с грибами. Рик, внимательно выслушавший его, вдруг побледнел и закрыл ладонью рот. Отступая назад, он очень тихо начал лепетать что-то о своей ненаглядной Вайолет, подарке судьбы и прочей чуши, пока Дэрил, наконец, не понял, что же произошло. – Какой нахер подарок судьбы?! – взвыл охотник, угрожающе надвигаясь на побледневшего Рика.

- Так я же… не знал… думал, Хершел собрал или кто… зачем было ставить сюда-то? – пытался защищаться Граймс, отскакивая назад сразу на два шага, едва не угодив при этом в лужу.

- Затем, блин, что не твоего ума дело! – бесился Дэрил. – Молодец вообще, еще и Джеймс этот, чтоб его…

- Джеймс? А тебе-то он что сделал? – навострил уши Рик, тут же припоминая, как этот наглец вчера испортил ему всю малину с Мишонн. И секретничал потом с ней, обсуждая что-то, известное только им двоим. Диксон, пожав плечами, с неохотой, но все-таки рассказал, что «этот хмырь» положил глаз на Кэрол, соблазняя ее всякими там кулинарными познаниями. Граймс, в свою очередь, рассказал о том, что Джеймс еще и на Мишонн глаз положил.

Грибы мужчины отправились собрать вместе, позабыв о разногласиях и том, что прошлую партию Рик скормил Вайолет. В глазах Рика и Дэрила Джеймс теперь казался коварным соблазнителем, который, по всей видимости, был тем еще ловеласом. Конечно, времена сейчас тяжкие, людей становится все меньше и меньше, а потому чего мелочиться-то? В тюрьме столько дам, почему бы не приударить за всеми сразу, не особо заботясь, если у этих самых дам другие ухажеры?

- Сначала он весь такой из себя милый и несчастный, излучающий вежливость и обаяние, а потом и заметить не успеешь, как он начнет шастать в камеру к твоей женщине, - бурчал Рик, с остервенением срывая грибы, которых после вчерашнего рейда Дэрила значительно поубавилось.

Дэрил еще больше насупился, не желая обсуждать возможные планы Джеймса. Мысленно он уже несколько раз вернулся в тот злополучный день, когда встретил на дороге этого человека, и переехал его несколько десятков раз, чтоб уж наверняка. А потом бы еще стрелу ему точно в лоб всадить. Хотя, можно, конечно, прямо сейчас взять в руки арбалет и избавиться от этого ходячего недоразумения, но… Что-то все-таки не позволяло опускаться до такого низкого уровня. Нет, здесь придется действовать хитростью. Как-то вытурить этого противного мужика прочь, да еще и обставить все так, будто он сам изъявил желание уйти.

Уже наступило время завтрака, когда Рик и Дэрил закончили собирать грибы. Спрятав их все в тот же сарай, да для надежности еще и приколотив крышку бочки гвоздями, мужчины двинулись в столовую, уставшие и почти обессилевшие. Рик снова хватался за поясницу, жалея, что мазь закончилась, а Дэрил только недовольно пыхтел, исподлобья косясь в сторону дверей больничного блока. Едва только мужчины переступили порог столовой, как застали возмущенных Кэрол и Мэгги, которые буравили друг друга сердитыми взглядами, стоя по обеим сторонам обеденного стола. Между ними лежал поднос, на котором стоял уже ставший привычным набор блюд для Джеймса.

- Сейчас моя очередь! – вцепилась тоненькими пальчиками в этот поднос Мэгги, притягивая его к себе. – Тебе пора отдохнуть, и так который день разрываешься между кучей дел!

- Мне совсем не трудно, - покачала головой Кэрол, хватаясь за поднос с другого края и не давая девушке забрать его себе. – К тому же, мне все равно надо сходить к Хершелу.

- Зачем это? – прищурилась девушка.

- Надо… надо… – замялась Кэрол, заметив вдруг Дэрила. На секунду ее лицо приняло задумчивое выражение, а потом женщина, засияв, вновь перевела взгляд на Мэгги. – Дэрилу надо мазь от мозолей поискать, он уже вторую неделю жалуется, что ему ботинки жмут! Правда, дорогой?

Диксон, лишившись вдруг дара речи не то от такого вранья Кэрол, не то от ее вопроса, прозвучавшего до невозможности ласково, машинально кивнул. Рик даже не успел как следует двинуть ему локтем, чтоб не посмел ляпнуть глупость, как на лице Кэрол уже расцвела победная улыбка, а Мэгги разочарованно вздохнула. Выхватив у девушки поднос, женщина с гордостью удалилась, а Мэгги, проводив ее завистливым взглядом, принялся смахивать крошки со стола.

- Чего уставились? Ешьте быстрее, мне еще посуду мыть, - рявкнула Грин, отвернувшись к раковине и начав греметь уже стоявшими там грязными тарелками и чашками. Только сейчас Рик, повернувшись к чайнику с кипятком, заметил стоящего в углу Гленна, который сжимал в руках кружку и растерянным взглядом смотрел на свою благоверную. Он еще явно не понимал, что его любимая пала очередной жертвой крупномасштабной катастрофы по имени Джеймс, и Рик с Дэрилом, как только Мэгги вышла прочь, поспешили посвятить во все парня.

- Но Мэгги моя жена, - неуверенно пролепетал азиат, не веря в коварные планы Джеймса по захвату всех женщин тюрьмы, как с азартом рассказывали Граймс и Диксон. Что-то в их речах казалось парню неубедительным, и чтобы окончательно развеять все сомнения, он решил сам посмотреть на этого Джеймса. Быть может, он вовсе не так плох, как о нем говорят?

Из больничного блока как раз вышла Кэрол с уже пустым подносом. Гленн, сделав вид, что увлечен рассматриванием отваливающейся штукатурки рядом с дверью, дождался, пока женщина вернется на кухню, и только потом вошел в блок. Он не успел и шага ступить, как услышал голос Мэгги. Девушка с увлечением рассказывала что-то Джеймсу, и Ри, спрятавшись в одной из пустых камер, принялся прислушиваться к их разговору.

- Вы действительно сможете это сделать? Это просто невероятно! Но это очень бы помогло, он ведь в последнее время сам уже не справляется, а просить о помощи никого не хочет. Он у меня гордый, - сокрушалась Мэгги.

- Все мужчины такие, не он один, - отозвался Джеймс. – Конечно, это будет не так-то просто, надо будет съездить в город и поискать там все необходимое. Это займет пару дней, но мы обязательно что-нибудь придумаем.

- Как же здорово, что вы очутились здесь. Не в больничном блоке, конечно, а в нашей тюрьме, - заулыбалась Мэгги, рассыпаясь в благодарностях. – Только нужно будет сделать все так, будто это была только ваша идея, не моя. Он, хоть и не показывает этого, но порой бывает очень обидчивый. Уж я-то знаю.

Гленну же улыбаться совсем не хотелось. Это с чем же таким он там не справляется? И с каких это пор он стал обидчивым? Ну, подумаешь, были у них с Мэгги небольшие ссоры, и он частенько подолгу дулся, хоть и понимал, что со стороны это выглядит глупо. Но зачем теперь рассказывать об этом совершенно незнакомому человеку, да еще и выставляя его, Гленна, совсем уж немощным нытиком? Конечно, в этой ситуации злиться стоило только на Мэгги, но парню не понравилась и готовность Джеймса помочь девушке разобраться с ее непутевым мужем. Ага, поможет он ей, как же! Сам, небось, раскатал губу, ведь Мэгги из всех местных женщин самая красивая. Положил на нее глаз, прознав о том, что мужик у нее совсем хилый, и теперь точно начнет к ней клинья подбивать. Правы были Рик и Дэрил, гнать надо этого Джеймса отсюда!

- Ну что, убедился? – спросил Рик, как только Гленн вышел из больничного блока. Тот угрюмо кивнул, решив не вдаваться в подробности беседы Джеймса и Мэгги. А Граймс и Дэрил, переглянувшись, потерли руки. – Ладно, каков будет наш план?

========== IV. Первый блин всегда комом ==========

План так и не пришел. Идеи Дэрила, все, как одна, сводились к тому, чтобы организовать этому Джеймсу несчастный случай, хотя в представлении самого Дэрила случаи эти на несчастные совсем не тянули. Скорее, были похожи на преднамеренные убийства, и Рик, будучи копом, никак не мог этого допустить. По его мнению, стоило дождаться подходящего момента, когда Джеймс сам проколется. Не может ведь этому ловеласу везти вечно! Но Гленн, уверяя Граймса в том, что так они могут до самой старости ждать, предложил попросту сосватать Джеймса с какой-нибудь девицей, которая завладела бы всеми его мыслями, сердцем и прочими органами. Чтоб он влюбился в нее без памяти и даже думать забыл о ком-либо другом.

Каждый, будучи уверенным в своей правоте, предложение товарищей принимать отказывался, и потому, недовольные и разочарованные, все трое отправились спать, решив понадеяться на завтрашний день. Утро вечера мудренее, как говорят. Может, завтра им повезет.

Но назавтра Рик, проснувшись раньше своих товарищей, едва не подавился зевком, войдя в столовую. Там, между Кэрол и Мишонн, уже сидел Джеймс. Вполне себе здоровый, с небрежно причесанными волосами, в чистой и выглаженной рубашке, и, что самое главное, с довольной улыбкой на лице. Он внимательно слушал с энтузиазмом рассказывающую что-то Кэрол и кивал в такт ее словам, изредка вставляя какое-нибудь замечание. Женщина жадно ловила каждое его слово, кивая и продолжая без умолку о чем-то трещать. Дэрил, заметив эту картину, и вовсе застыл с открытым ртом.

- О, доброе утро, - отозвалась Мишонн, приметив застывших в дверях мужчин. – У нас сегодня особенный завтрак – Джеймс приготовил грибное рагу. Съедите все до последнего кусочка вместе с тарелкой и пальцами – до чего же вкуснотища!

Поднявшись из-за стола, женщина поставила в раковину пустую тарелку и вышла из столовой, оставив Граймса и Диксона в компании все еще не умолкающей Кэрол и Джеймса. Дэрил, процедив сквозь зубы что-то не совсем цензурное, уселся за стол, а с ним и Рик, который даже не знал, как себя вести. То ли, как лидеру группы, принять участие в разговоре, а заодно и поспрашивать Джеймса насчет его дальнейших планов, то ли поддержать Дэрила и играть в молчанку. Правда, Диксон даже к тарелке, которую прямо перед его носом поставила Кэрол, не притронулся, а еда пахла, надо заметить, очень даже вкусно.

Немного поколебавшись, Рик все-таки подковырнул вилкой кусочек гриба в каком-то соусе, а потом с опаской сунул его в рот. Крошечный кусочек буквально растаял на языке, оставив после себя приятное послевкусие, и Граймс, чисто машинально, зачерпнул новую порцию, тут же проглатывая ее. Дэрил смерил его немного удивленным взглядом, а потом, видимо, сочтя шерифа предателем, встал из-за стола и вышел из блока. Рик же, мучаясь угрызениями совести, съел все, что было в тарелке, а потом даже добавку себе навалил. Проклиная Джеймса с его кулинарными талантами, он обещал себе больше не быть таким слабаком. Вот только еще одну тарелку навернет, и будет снова ненавидеть этого напыщенного индюка!

- Рик, верно? – спросил вдруг Джеймс. Граймс, оторвавшись от восхитительного рагу, заметил, что Кэрол уже куда-то подевалась, и теперь они с новичком остались наедине. – Вы ведь сегодня отправляетесь в город?

- Да, - осторожно кивнул Рик, пытаясь по лицу мужчины прочитать, что тот собирается сказать дальше. Неужели попросит его подвезти, чтобы отправиться потом восвояси? Или, что еще хуже, напросится с ними? Терпеть его потом в машине, удерживать Дэрила от попытки натравить на новичка мертвецов, возиться с ним, присматривать…

- Я бы и сам справился, но моя нога все еще не позволяет мне быстро бегать, поэтому мне приходиться просить о помощи тебя. Если будет не слишком накладно, ты не мог бы посмотреть где-нибудь садовый шланг, несколько бутылок со спиртом, желательно, медицинским, и кое-что из инструментов? – поинтересовался Джеймс. Рик, которого стало распирать любопытство, – зачем все эти вещи понадобились вдруг Джеймсу? – неопределенно пожал плечами. Мол, он, конечно, постарается, но вовсе не факт, что все получится.

Джеймс подробно расписал Граймсу, какие именно болты, шурупы и отвертки ему нужны, и даже записал все аккуратным почерком на тетрадный лист. Рик, сунув бумажку в карман, кивнул и отправился собираться. В его голову мигом влетел хитроумный план, как же подпортить жизнь этому самому Джеймсу, и он поспешил поделиться им с Дэрилом и Гленном, которые тоже готовились к вылазке.

План был прост, как табуретка. Рик собирался привезти все, что попросил Джеймс, но решил подпортить садовый шланг. Проколоть его в нескольких местах, чтобы то, что задумал Джеймс, не сработало. Дэрил и Гленн не поняли, как это поможет Джеймсу понять, что его появлению в тюрьме не рады, но спросить с Граймсом не стали. Тем более, никаких других идей у них все равно не было, а посмотреть на расстроенную физиономию новичка уж очень сильно хотелось. Правда, Дэрил предложил еще и сунуть в этот шланг кусок тротила, но Рик, похлопав охотника по плечу, буркнул, что они приберегут эту идею на другой раз.

До города троица добралась без каких-либо проблем. Набрав продуктов и всяких мелочей из списка, они отыскали для Джеймса садовый шланг, бутылки со спиртом и целый чемодан всякой ерунды из какого-то строительного магазина. Рик очень аккуратно подрезал основание шланга и, чтобы скрыть это, мазнул там краской нужного цвета. Если не приглядываться, то брак не будет виден. Довольные своей работой, мужчины сели в машину и отправились в тюрьму.

У въезда их встретил чем-то озабоченный Боб. Было непривычно видеть вместо улыбки на его лице какое-то задумчивое выражение. Все трое, словно почувствовав неладное, тут же накинулись на мужчину с вопросами, и тот, замахав руками, буркнул, что ничего страшного, вроде как, не случилось.

- Просто… Саша вдруг стала… такой… веселой, - дернул плечом Боб. – Я столько старался, а она и бровью ни разу не повела, а тут улыбается ходит… Я даже и не знаю, что думать.

- Не успел из лазарета выйти, как принялся охмурять еще одну женщину! – хлопнул себя по колену Рик. Заметив недоумевающий взгляд Боба, шериф тут же рассказал ему о том, как Джеймс мнит себя Дон Жуаном и Казановой в одном флаконе, строит козни против мужчин тюрьмы и совращает всех особей женского пола. Боб от его слов впал в депрессию и захотел выпить. Бутылку, залпом.

- Надо было все-таки подсунуть ему хоть петарду какую-нибудь, - пробурчал Гленн, на что Дэрил согласно закивал головой, словно китайский болванчик. Но Рик снова остудил их пыл, сказав, что и испорченного шланга пока хватит. Тем более, вдруг этот дурень решил построить какой-нибудь самогонный аппарат? Может, и без всякой взрывчатки у него там все рванет, да так, что… Как-нибудь, в общем.

- Спасибо большое! – расплылся в улыбке Джеймс, когда Рик принес ему все, что тот просил. – Надо сказать Мэгги, что можно приступать. Вот она обрадуется. Только тс-с-с, - приложил палец к губам Джеймс и подмигнул Рику. – Пока никому ни слова.

Граймс машинально кивнул, не понимая, о чем идет речь. Но тот факт, что Джеймс упомянул Мэгги, шерифу совсем не понравился. Что это у них там за секреты с Мэгги? Что вообще у этого новичка за секреты с половиной женщин тюрьмы? Почему он, Рик, не может и двух слов нормально связать в попытке пригласить Мишонн хотя бы на подобие свидания, а этот хмырь, даже толком не зная женщину, уже строит там с ней какие-то планы?

Съедаемый одновременно завистью и ненавистью, Рик весь остаток дня провозился на огороде, а вечером поспешил в свою камеру. Уткнувшись носом в подушку, он до самого утра пролежал без сна, раздумывая обо всем и сразу, и поднялся только тогда, когда в его камеру ворвался запыхавшийся Гленн.

- Он… там… с Мэгги… - тяжело дыша, пролепетал Гленн, указывая рукой куда-то в сторону. Рик не сразу понял, о чем толкует азиат, и с большим трудом заставил его говорить нормально. Выяснилось, что с самого раннего утра Мэгги пропадает где-то вместе с Джеймсом. Где именно – никто не знает. То есть, вообще никто. Парочка словно сквозь землю провалилась.

- Не паникуй, - попытался успокоить парня Рик. – Может, они и не вместе вовсе, ну.

- А что, если он похитил ее? – округлил глаза Гленн. – Надо вызвать полицию, написать заявление! Ты – полиция! – словно осенило парня. – Я объявляю свою жену в федеральный и вообще международный розыск! Ну же, чего ты сидишь? Ищи мою Мэгги!

Рик, словно старый пес, попытался взять след, но, к его удивлению, никто действительно не знал, куда могли подеваться Мэгги и Джеймс. Даже Кэрол, которая, вроде бы, уже знала всю подноготную о новичке, рассказывая потом всем подряд о том, какой же Джеймс хороший, чуткий и вообще мастер на все руки, лишь плечами пожала. Он позавтракал, помог ей помыть посуду, а потом ушел. Кажется, сказал, что занят чем-то очень важным, и что это касается Мэгги.

- Точно похитил, - заламывал руки Гленн, повсюду таскаясь за Риком. В своем воображении парень нарисовал совсем уж жуткие картинки того, что этот ненормальный новенький мог сделать с его женой. Мало им Губернатора было с его садистскими замашками, так теперь еще этот странный Джеймс объявился. А вдруг он вовсе не случайно кинулся под колеса их машины? Вдруг он все это спланировал заранее? Еще и историю себе сопливую придумал, чтоб втереться в доверие.

- Мэгги? – вынырнул из своих мыслей парень, заметив вдруг вошедшую в блок Мэгги. Девушка прямо вся светилась и, заметив своего благоверного, подскочила прямо к нему.

- Пойдем скорее найдем моего отца, надо кое-что ему показать, - заговорщически зашептала девушка, взяв парня за руку. Подгоняемый любопытством, Рик последовал за ними, и вскоре, отыскав Хершела, все четверо вышли на задний двор. Там, скрытый от любопытных глаз, был разбит небольшой огород, в котором Хершел проводил большую часть свободного времени. Рик выращивал свои помидоры в другой части тюрьмы и никогда не совался сюда, зная, что старик хочет, чтобы это место принадлежало только ему. Все-таки, он до сих пор скучал по своей разрушенной ферме.

- Что вы тут опять придумали? – недоверчиво прищурился Хершел, глядя на слишком уж веселую дочь. Гленн и Рик удивленно переглянулись, не понимая, что происходит, а из-за старого, выброшенного сюда за ненадобностью генератора, выглянул Джеймс. Он вытирал руки о кусок какой-то тряпки и загадочно улыбался.

- Это все Джеймс, - заявила Мэгги. – Представляешь, он придумал, как облегчить тебе работу на огороде. Он сумел починить старый генератор, как-то его исправил и… ты сам должен увидеть, что теперь творит эта штука!

Заинтригованный, Хершел подошел к генератору, и Джеймс вытащил откуда-то из-за него садовый шланг. У Рика внутри словно что-то оборвалось – интуиция отчаянно вопила, что сейчас случится что-то плохое. Гленн, видимо, подумав о том же самом, перевел вопросительный взгляд на Рика, но Хершел уже взял в руку злополучный шланг и прошел к огороду, а Джеймс, повернувшись к генератору, потянул за какой-то рычаг.

- Он работает на спирте, - сказал мужчина, похлопав по корпусу железяки. – Нескольких бутылок должно хватить на месяц.

Издав какой-то булькающий звук, генератор зашумел, а из шланга в руках Хершела потекла вода. На лице старика появилась довольная улыбка – теперь не придется таскать тяжелые ведра сюда. Генератор был подключен к насосу, которым сам качал воду из реки, и потому процесс поливки теперь облегчился в разы. А какая была экономия времени! Но тут что-то пошло не так. Джеймс удивленно вскинул брови, заметив, что в том месте, где шланг был подключен к генератору, во все стороны начала брызгать вода. Несколько секунд – и шланг с корнем вырвало из основания, а приличный напор холодной воды с силой ударил в грудь мужчины.

Рик и Гленн с ужасом смотрели, как Джеймс, пролетев несколько метров назад, падает на спину в лужу грязи, помяв собой одну из грядок Хершела. Старик и Мэгги тут же кинулись к нему – девушки дернула за рубильник, и вода перестала заливать все вокруг. Кашляя, Джеймс с помощью старика поднялся на ноги, потирая затылок. Рик и Гленн словно приняли обет молчания, испуганно переглядываясь и не произнося ни слова.

- Как же оно так? - удивился Джеймс. Он поднял с земли оторвавшийся шланг и принялся его осматривать. Вот его взгляд скользнул по прорези, и лицо мужчины прояснилось. Готовый сгореть со стыда, Рик открыл было рот, чтобы покаяться во всем, но тут Джеймс хлопнул себя по лбу и издал смешок. – Так увлекся собиранием мотора, что и не заметил, как подрезал шланг. Ну надо же, чуть было все не испортил. Теперь придется его подрезать и заново вкручивать…

- Мы можем привези новый, - пропищал Рик, ткнув локтем в бок Гленна. Тот лучезарно улыбнулся, согласно кивая головой, и проклиная себя за все глупые мысли. Совсем не о нем, оказывается, позавчера говорила Мэгги, и вовсе Джеймс не какой-то там коварный соблазнитель. Надо же было придумать такую чушь!

Тем не менее, Рик от своего мнения отказываться не собирался, ровно как и Дэрил. Гленн, ощущая вину перед Джеймсом за свои нехорошие мысли в его адрес, теперь уже не был уверен в том, что этому мужчине стоит как-то мстить. Но Рик и Диксон быстро промыли мозги парню, запугав его тем, что Хершел теперь наверняка считает Джеймса отличным парнем, а значит, в скором времени захочет увидеть его в роли своего зятя. Для Бет мужчина по возрасту не годится, а вот для Мэгги – в самый раз. Такого Гленн точно не мог допустить.

И снова провели они ночь в попытках придумать новый, более коварный и действенный план.

========== V. «Рататуй» по-тюремному - горчит, однако! ==========

Генератор работал исправно. Новый шланг, который Рик вез в тюрьму, чуть ли не пылинки с него сдувая, пришелся в самый раз. Джеймс довольно ловко подкрутил нужные гайки, настроил напор воды, сделал что-то еще, не совсем понятное Граймсу, и, собрав инструменты в сумку, удалился в свою камеру. Отныне и навсегда – или сколько там ему отведет времени госпожа Судьба, - мужчина будет жить в блоке вместе с остальными. Правда, нога его все еще болела, и мужчина прихрамывал, а потому пока сидел без дела, в основном о чем-то размышляя или почитывая какой-нибудь потрепанный фолиант из местной библиотеки.

Рик, несмотря даже на огромную гору дел, свалившихся на его плечи, все равно умудрялся, пусть и краем глаза, присматривать за новичком. Мало ли, тот, оказавшись еще ближе к слабому женскому полу, пустится во все тяжкие, включив свое и без того жгучее обаяние на полную мощь? Из-за того, что все еще хромал, мужчина весь день был волен делать то, что пожелает. Больная нога не позволяла ему даже воду на кухню носить, хотя вот ошиваться в том районе - вполне. Рик заметил, что новичок слишком уж часто то меряет шагами не отличающееся большими размерами помещение, то что-то задумчиво бормочет себе под нос, осматривая хлипкие стеллажи и кухонную утварь, то о чем-то перешептывается с Кэрол. Граймс не понимал, почему Джеймса так тянет именно сюда, и лишь искренне радовался, что Дэрил пропадает на своей охоте, ничего этого не замечая.

Нагло удравшая из загона Вайолет заставила Рика навернуть не один круг вокруг тюрьмы в попытке поймать свинью. Он потратил на это около часа, упустив из виду Джеймса, который, к его удивлению, наконец-то покинул кухню, удалившись в свою камеру. Заинтригованный Граймс, навалив себе тарелку супа, дождался, пока остальные закончат с едой и разойдутся, и только потом накинулся с расспросами на Кэрол, которая только глазами удивленно хлопала, словно не понимая, чего мужчина от нее хочет.

- О чем он спрашивал? Да ни о чем, интересовался, не слишком ли мало места в этой комнатушке, ну, я и сказала, что по-другому у нас никак не получается все поменять. То времени нет, то сил, то элементарного желания – это ведь надо подыскать что-нибудь подходящее, потом отремонтировать и все такое, а кому этим заниматься? – разбухтелась Кэрол, к сожалению Рика даже не собираясь замолкать.

Он даже пожалел, что вообще поднял эту тему – женщина битых полчаса полоскала ему мозг тем, что мужиков в тюрьме навалом, а ничего толкового они сделать не могут. Даже разваливающуюся полочку в душе и то приколотить некому. Мэгги себе два пальца отбила, пытаясь выровнять покосившуюся стенку шкафа в кладовой. Мишонн едва не переломала себе все конечности, забравшись на крышу и попытавшись залатать дыру над комнатой, где в плохую погоду играли дети. А Саша и сама Кэрол вчера весь вечер таскали тяжеленные бревна к забору, в котором начала образовываться брешь.

- Я про Бет умолчу, бедная девочка ногу себе вывихнула, упав на лестнице – там попросту отвалился кусок ступеньки! Я, конечно, все понимаю, мужчины у нас заняты, ездят на вылазки, а это очень опасно, но ездите-то вы далеко не каждый день! Но хотя бы элементарные вещи вы… Рик, стой, ты куда? Но ты не доел!

Почти пулей выскочив из ставшей вдруг слишком тесной и неуютной кухни, Рик остановился только рядом со своей камерой, пытаясь отдышаться. Сколько же вдруг претензий свалилось на его седеющую голову! Просто невероятно, что в один миг все мужики тюрьмы стали такими безответственными свиньями, нахлебниками и бездельникам. Надо же, и с чего это вдруг столько негатива в их сторону? Наверно, потому что объявился идеальный Джеймс, который вон генератор с насосом для Хершела соорудил, а до этого грибное рагу приготовил. Да что толку от его генератора и рагу? Пф, ерунда какая, такое всякий сможет сделать, было бы только желание.

И все-таки этого оказалось вполне достаточно, чтобы на его фоне остальные оказались ни на что негодным мусором. Рик скрипнул зубами от злости, косясь в сторону камеры Джеймса. В свете догорающей свечи мужчина что-то увлеченно чертил на листах бумаги, нацепив на нос очки и периодически тыча пальцем в большие кнопки калькулятора. Никак составляет план по завоеванию дамских сердец или раздумывает, как бы лучше одним махом избавиться от местных мужиков. Сейчас бы ворваться в его камеру да разорвать в клочья все его бумажки, а потом схватить свечу и воткнуть ее прямо в…

- Рот закрой, пасть порвешь, - очень культурно поприветствовал Рика вернувшийся с охоты Дэрил. Граймс сам не понял, почему он глазел на Джеймса с открытым ртом, но, вытерев текущую тонкой струйкой по подбородку слюну, с радостью уставился на охотника. Того, казалось, такое внимание даже немного смутило.

- У меня появилась идея! – дрожащим от возбуждения голосом прошептал Рик, ухватив Дэрила за отвороты жилета. Тот испуганно кивнул, пытаясь вырваться из хватки шерифа, но Граймс лишь придвинул свое лицо к самому уху охотника и принялся нашептывать ему свою идею. В конце концов, смирившись с жарким дыханием Рика, от которого становилась щекотно, Дэрил согласно кивнул, быстро прикидывая, что план друга не такой уж и плохой.

Выловив за шкирку Гленна, который все это время пытался следить за своей супругой, мужчины притащили его в сарай, где стояла бочка с грибами. Откупорив крышку, мужчины потащили свой тайник прямиком на кухню, но сначала Дэрил должен был как-то вытурить оттуда Кэрол. Женщина сидела за столом, листая старенький журнал и помешивая кипящее в маленькой кастрюльке варево. Кажется, на ужин планировалась жидкая вареная мука. Причем в подозрительно маленьких порциях.

- Что-то случилось? – удивленно спросила Кэрол, замечая в проходе бубнящего что-то себе под нос Дэрила. – Или ты голоден? Подожди немного, Саша пошла на огород за зеленью, мы салат быстренько сделаем.

- Тебе это… уйти надо, - выдохнул Диксон, проклиная мысленно Рика с его затеями. Ну что они, не мужики что ли? Могли бы развести костер за блоками, и там уже приготовить этот чертов романтическо-праздничный ужин для женщин. Так нет же, решили заявиться на кухню, и только одному Диксону надо как-то изворачиваться и избавляться от ненужных свидетелей. В данном случае – от любопытной Кэрол, которая, похоже, приняла слова реднека за вопрос.

- Уйти? Да нет, вроде бы, если только никто не звал меня. Меня кто-то звал? – все так же удивлялась Кэрол. От содержимого кастрюльки поплыл на удивление приятный запах. Кажется, яблок и чего-то еще. Корицы?

- Нет, - покачал головой Дэрил, и чуть было не треснул себя по лбу. Она ведь сама предложила такой хороший вариант, а он его упустил.

- Тогда я не понимаю, - совсем растерялась женщина.

- Блин, тебе надо уйти отсюда, понятно? – начал злиться Дэрил, чуть не стукнув кулаком по столу для пущего эффекта. – Мне нужна кухня. И сковородка.

- Ладно, только плитку выключу, - озадаченно пробормотала Кэрол, перекрывая газ и поспешно удаляясь из кухни. В ее глазах читалось отчаянное желание вызвать психиатрическую перевозку, и, вполне возможно, женщина сейчас на всех парах помчится к Хершелу, решив, что Диксон с ума сошел. С таким грозным видом и требованием сковородки он явно задумал запытать кого-нибудь до смерти прямо на кухне.

Дождавшись, пока Кэрол свернет за угол и скроется в просторном коридоре, Дэрил позвал затаившихся в одной из пустующих камер Рика с Гленном. Те, втащив в кухню бочку, закрыли дверь и принялись метаться по крохотному помещению в поисках посуды и столовых приборов.

Рик был уверен, что без труда сумеет вспомнить все ингредиенты, которые были в рагу Джеймса, но, как он ни пытался, в конечном итоге лишь испортил значительную порцию грибов, намешав из них такую кашу, что впору отправлять ее на свалку с ядерными отходами. С трудом избавившись от липкой субстанции, от запаха которой слезились глаза, мужики решили импровизировать. Грибы, они ведь и в Африке грибы. Главное, избавиться от всяких там поганок, а все, что останется, можно просто пожарить. Хотя нет, зачем просто? Саша вон зелень принесла, в изумлении открыв рот и застыв на пороге. Пришлось в срочном порядке выгонять ее прочь, да и грозить, чтоб не трепала никому о том, что видела.

- Здесь есть морковка, - потер руки Рик, вытаскивая скудный запас овощей из шкафчика в углу. Гленн уже мелко порубил всю зелень, которой щедро усыпал кусочки грибов, уложенных ровным слоем на сковороду. В ход пошла и морковь на пару с луком, а в довершении такой экспозиции было использовано содержимое из кастрюльки Кэрол.

- Не знаю, что-то мне эта бурда доверия не внушает, - нахмурился Гленн. – На кашу похоже.

- Давай рассуждать логически. Скоро ужин, эта бурда похожа на соус и ее тут мало. Значит, это и есть соус к ужину, - немного путано заявил Рик, выливая содержимое на сковороду. Кашица зашипела, соприкоснувшись с разгоряченным дном сковороды, и по кухне поплыл вполне себе приятный аромат. Вдохнув его полной грудью, все трое удовлетворенно улыбнулись, решив, что ужин удался. Ну ведь разве может блюдо с таким восхитительным запахом оказаться невкусным?

Накрыть стол было в разы проще, чем аккуратно разложить содержимое сковородки по тарелкам, а потом еще и правильно столовые приборы разложить. Дэрил, запутавшись в вилках, попросту отбросил в сторону их все, гордо положив у тарелки ложку.

- Что? Универсальная вещь, - с умным видом заявил охотник. Рик и Гленн,переглянувшись, сделали то же самое.

Удивленные Мэгги, Кэрол и Мишонн даже не догадывались, что за сюрприз им приготовили мужчины. По их сияющим лицам можно было судить, что речь идет о чем-то грандиозном, и потому странная на вид каша из вроде знакомых, а вроде и совсем непонятных продуктов ввела женщин в еще больший шок.

- Ну, хоть что-то, - едва слышно прошептала Мишонн, покосившись в сторону Рика. Тот даже подмигнул ей, сам же и покраснев от такого жеста, и пригласил всех к столу.

Устроившись поудобнее на стульях, дамы с опаской стали рассматривать блюдо, в то время как Рик, Дэрил и Гленн в нетерпении зачерпнули ложками свое творение. На вкус странное блюдо оказалось не менее странным, чем на вид – вроде бы, вкус жареных гриб чувствовался явно, но было там что-то еще, такое непонятное, но почему-то смутно знакомое…

- А соус вы взяли… - пробормотала вдруг Кэрол, замолкнув на полуслове.

- Из кастрюльки, - кивнул Рик, все еще пытаясь понять, что же за таинственный ингредиент появился в рагу. Горчит ведь немного.

- Кхем, но это был не соус, - все так же неуверенно сказала Кэрол. Переглянувшись с подругами, она вдруг прикрыла ладонью рот, издав тихий смешок. – Это была маска для волос. Я рецепт нашла в одном из журналов, очень простой и действенный.

Как по сигналу – Рик, Дэрил и Гленн выплюнули все то, что так усердно до этого жевали, и наперегонки помчались к умывальнику. Ближайший находился прямо на улице, но, проигнорировав его, мужики бросились к бочкам с водой, сунув в них головы и жадно глотая воду. Понятно теперь было, что это там так горчило – не иначе, как шампунь!

Едва сдерживающие смех женщины вышли следом. Правда, смеяться они перестали быстро, как только заметили во дворе Джеймса, который что-то усердно мастерил последние несколько часов. Мужики, отплевавшись и напившись, нахмурились, заметив, что мужчина умудрился соорудить деревянный каркас для какой-то постройки.

- Рано вы, - покачал головой Джеймс, бросая взгляд на свои наручные часы. – В общем-то, это должен был быть сюрприз. Я думал, что летняя кухня сейчас пришлась бы в самый раз – и места побольше, и вообще удобнее. Воду не надо таскать туда-сюда, да и на свежем воздухе аппетит лучше.

О неудавшемся ужине забыли мгновенно. Женщины, по крайней мере. Рик, Дэрил и Гленн хмуро взирали на скромно улыбающегося похвалам Джеймса, скрипели зубами и отчаянно пытались придумать, как поскорее избавиться от этого подхалима. Кухню он летнюю, значит, решил построить. Придумал, как угодить всем и вся, опять. Да как он посмел вообще?! И что у него еще на уме?

- Надо проникнуть к нему в камеру, - решительно заявил Рик, поманив за собой товарищей. – Прямо сейчас.

========== VI. Мальчишник в Вегасе… ну или почти в Вегасе. ==========

В камере царит полумрак; на стоящей в самом дальнем углу тумбочке сиротливо догорает свеча, отбрасывая причудливые тени на бетонную стену. Койка заправлена колючим синим одеялом, которых в тюрьме в изобилии, а сверху ровной стопочкой уложены вещи, подобранные специально для мужчины Сашей и Кэрол. Ничего особенного, всего лишь запасные брюки, пара чистых рубашек и пара черных носков. На крючке у самой двери сиротливо висит тонкая куртежка, а на самодельной полке лежит альбом для рисования и баночка с канцелярией. Копаясь в ручках, карандашах и погнутых скрепках Рик уверенно искал какие-нибудь подозрительные вещи или вообще что-нибудь, что не вписывалось бы в окружающую его обстановку. Он даже проверил карманы одежды, но не нашел ничего, кроме нескольких фантиков от конфет – кстати, где это Джеймс конфеты нашел, да еще и шоколадные?

В темном коридоре топтались Дэрил и Гленн, стоя на стреме. Женщины, кажется, собирались всю ночь восхищаться невиданной изобретательностью Джеймса, и это не могло не злить. Как же никто из мужчин тюрьмы не додумался до того, чтобы соорудить летнюю кухню? Гленн вздыхал, понимая, что вообще никогда не задумывался о том, удобно ли Кэрол и остальным готовить в такой крохотной комнатушке. Если честно, он без каких-либо мыслей брал свою тарелку с едой, а потом, уже пустую, ставил ее в раковину. Дэрил пытался припомнить, не упоминала ли о каких-либо неудобствах Кэрол – что ей, попросить было трудно? Зачем молчать и надеяться, что мужики сами что-нибудь придумают?

- Ничего, - хмуро сказал Граймс, выходя из камеры. В этот момент в коридоре послышались шаги, и мужчины, как по команде, рванули обратно в камеру. Только Дэрил, замерев на пороге, вытащил свой арбалет, словно намереваясь раз и навсегда избавиться от соперника. Еще бы, такая удобная возможность выпала: кругом темнота, тишина, и в блоке практически никого нет – все заканчивают работу и идут поесть в столовую.

Наконечник стрелы уперся точно в нос застывшему на месте Бобу, который, издав писк, поднял верх руки. Тут послышался звон разбитого стекла, и ноги Боба и Дэрила обдало холодными брызгами.

- Ты че тут шляешься? – возмутился Диксон, убирая арбалет и замечая, что в кармане жилета Боба припрятана еще одна бутылка. Мужчина, всхлипнув, готов был поведать друзьям обо всех своих печалях и невзгодах, заставивших его тайно вынести из аптечки Хершела пару бутылок со спиртом, но в коридоре вновь кто-то появился. И в этот раз силуэт принадлежал Джеймсу, который выглядел весьма удивленно, заметив на пороге своей камеры незваных гостей.

- Что-нибудь случилось? – поинтересовался мужчина, сдвинув брови к переносице. Рик заметил, как его товарищи по несчастью начали одновременно мычать что-то нечленораздельное, пытаясь придумать какую-нибудь вескую причину, чтобы находиться здесь, и понял, что пора брать ситуацию в свои руки.

- Мы тут, короче, подумали и решили – а чего мы как не родные, надо же познакомиться как следует! – улыбнулся во все зубы Граймс, выхватывая у Боба бутылку и тряся ею в воздухе.

- Серьезно? – в один голос спросили Джеймс, Дэрил, Гленн и Боб. Потом все четверо принялись удивлено переглядываться, пока Рик не отвесил ощутимого и незаметного пинка стоящему рядом Гленну. Тот, поняв, наконец, о чем толковал шериф, яростно закивал головой, выдав пятиминутную речь о силе дружбы и важности взаимопонимания в такое сложное время, как зомби апокалипсис.

- Что ж… Ладно, схожу тогда за стаканами, - не без сомнения сказал Джеймс. Прихрамывая, он направился в кухню, а Рик, осознав, что сбегать сейчас будет совсем уж глупо, затолкал всех в тесную камеру.

- Но мне нельзя пить, Мэгги ждет… у нас там… - замялся Гленн, пытаясь пробраться обратно к выходу, но фигура шерифа твердо стояла у него на пути.

- Друзья, сегодня важная для нас ночь, - серьезным голосом заговорил Рик, отталкивая Гленна на колени усевшемуся на койку Дэрилу. – Как говорится, врага надо знать в лицо. А как узнать человека лучше, если не споить его до полубессознательного состояния? Правильно, никак. Помните, товарищи, нас четверо, а он – один. Кто-нибудь из нас точно сумеет сохранить ясность ума и твердость духа и завершит эту священную миссию!

Рик даже указательный палец верх поднял. Правда, пустить скупую мужскую слезу у него так и не получилось, но это было и не важно. Вернулся Джеймс со стаканами, и Боб, тяжело вздыхая, откупорил бутылку и налил всем выпить.

- Ну, что же, - откашлялся Рик, поднимая свой стакан. – Поприветствуем Джеймса! Нового члена нашей большой и крепкой семьи!

Чокнувшись стаканами, мужчины выпили их содержимое залпом. Гленн буркнул, что не помешало бы и закуску какую-нибудь соорудить, и Рик согласно кивнул, вспомнив о том, что на его огороде растет редиска. Решив, что этот овощ все же лучше, чем вообще ничего, Граймс жахнул еще стопочку перед тем, как тащиться в свою камеру за фонариком и лопатой, а потом почему-то все резко померкло, утаскивая мужчину в пучину тьмы и жуткой головной боли…

Прохладный ветерок ласково касался кожи, и Рик сначала подумал, что забыл закрыть окно в своей камере. Перевернувшись на другой бок, мужчина почувствовал, как что-то твердое больно упирается прямо в копчик. Попытавшись отпихнуть это «что-то» рукой, Рик ощутил острый укол в палец и тут же распахнул глаза. Ни стен, ни потолка, ни даже кровати. Мужчина был не в своей камере.

С удивлением подняв голову, он увидел вокруг себя задний двор тюрьмы и обнаружил, что лежит среди груды полуобгоревших и сломанных досок, одна из которых упирается ему в копчик. Из указательного пальца торчала приличных размеров заноза, а вся одежда почему-то была перепачкана в копоти. С трудом заставив себя сесть, Рик тут же схватился за голову, пытаясь понять, как он тут оказался, но в голове была непроглядная тьма и смутные очертания вчерашнего вечера. Камера Джеймса, бутылка спирта и Дэрил, пытающийся сказать какой-то тост. Кажется, уже изрядно подвыпивший охотник пытался восхвалить женщин тюрьмы, но получилось у него что-то совсем уж неприличное. А что было до этого? И после?

Каждое движение отдавалось тупой болью в области затылка. Рик слез с пепелища, спотыкаясь и понимая, что где-то умудрился потерять один ботинок. Но хуже было внезапное осознание того, откуда взялось это самое пепелище. Не здесь ли вчера был каркас летней кухни, выстроенной Джеймсом?

С ужасом взирая на то, что осталось от еще даже не успевшей набрать масштабы постройки, Рик, словно ошпаренный, отскочил на несколько шагов назад. Это что же получается? Они так напились, что сожгли всю постройку? И Джеймс с ними был? Или они и его сожгли?

Хватаясь за сердце, которое вдруг совершило резкий кувырок в грудной клетке, Граймс на ватных ногах подошел к пепелищу, сиплым голосом позвав новичка по имени. Нет, ну а вдруг он где-нибудь там, заваленный досками, лежит и не может пошевелиться? Опустившись на четвереньки, Рик попытался отодвинуть одну из обгоревших деревяшек, из-за чего в итоге рухнула вся куча, подняв в воздух облачко пыли и серые хлопья пепла. Несколько раз чихнув, Рик отшатнулся от кучи, отползая в сторону и поднимаясь на ноги. Из-за жуткого похмелья трудно было сосредоточиться, но одно мужчина знал точно – надо срочно заметать следы.

Оглядев груду досок, мужчина издал протяжный стон, понимая, что сейчас он точно не сумеет по-быстрому избавиться от этой кучи. Хотя… вроде бы, утро еще совсем раннее. Если только остальных разбудить, а там уже вместе с ним оттащить все доски к забору, то, может, никто ничего и не заметит. Разве что Джеймс немного удивится, увидев, что его строение за ночь куда-то подевалось. Если, конечно, сам Джеймс за ночь никуда не подевался.

Почему-то прихрамывая на правую ногу, Рик двинулся в блок, мысленно моля, чтобы все еще спали. Но, к его разочарованию, жители тюрьмы давно уже бодрствовали, заканчивая с завтраком и готовясь заниматься своими делами. Судя по сердитым и разочарованным взглядам, брошенным в его сторону, все уже были в курсе, что же натворил Граймс. А тот искренне не понимал, как такое вообще могло произойти, и понуро добрел до стола, где клевал носом Дэрил.

- Что вчера было? – спросил Рик, надеясь, что хотя бы охотник расскажет, как прошла вчерашняя пьянка. Но Диксон упрямо помотал головой, опуская глаза в стол и пытаясь скрыть их за своей челкой. А при виде подошедшей к столу Кэрол с тарелкой каши для Граймса, он и вовсе покраснел.

- Знатно вы вчера погуляли, - язвительным тоном сказала Кэрол. Поймав вопросительный взгляд Рика, она вздохнула, присев рядышком. – Уж не знаю, с чего у вас там все началось, но зато отчетливо помню, как проснулась я от того, что кто-то бесцеремонно стаскивает с меня одеяло.

Ничего не понимающая женщина первым делом потянулась к ножу, лежащему под подушкой, но кто-то нагло перехватил ее руки, а потом принялся неуклюже тыкаться колючей щекой в ее шею. Готовая начать вопить о попытке изнасилования, Кэрол уже открыла рот, но тут незваный визитер пьяным голосом и заплетающимся языком принялся говорить что-то о том, что она, Кэрол, только его, и что он для нее построит хоть десять летних кухонь. Хоть и с трудом, но по голосу женщина поняла, что в ее личное пространство вторгся не кто иной, как сам Дэрил Диксон.

Звать на помощь Кэрол передумала тут же. Скорее, чуть не разрыдалась в приступе умиления и от того, что дождалась, наконец-таки, первого и весьма серьезного шага от охотника. И только она собралась обнять Дэрила в ответ, сказать ему, что никакие кухни ей и даром не нужны, лишь бы только он рядом был, как тут тишину нарушил громоподобный храп. Диксона хватило от силы на пару минут, потом он благополучно уснул, удобно устроившись на груди Кэрол. Битых двадцать минут женщина потратила на то, чтобы столкнуть с себя тяжелое тело охотника, а когда тот с грохотом свалился на пол, обиженно отвернулась к стенке. Утром для нее было сюрпризом не только то, что Дэрила и след простыл, едва она только глаза открыла, но и то, что охотник вообще ничего не помнил о своем ночном визите.

- Но я, блин, реально не помню такого, - зашептал Дэрил, когда Кэрол, бросив на него испепеляющий взгляд, ушла. – А она теперь пилит и даже есть не дает. И что мне делать? Бабы, блин.

Рик пожал плечами, залпом выпивая стакан воды. Ему бы проблемы Дэрила, который упрямо не желал делать каких-либо шагов навстречу к Кэрол и продолжал ревновать ее к каждому столбу. Неудивительно, что та стала заглядываться на Джеймса. Тот наверняка понимает все без каких-либо намеков, говорит красивые слова, дарит подарки без повода и угадывает все желания. Идеальный, блин, мужик.

Поняв, что Дэрил вряд ли поможет ему что-либо вспомнить, Рик отправился искать Гленна, который точно должен был запомнить все события прошедшей ночи. Но азиат, как оказалось, покинул пьянку очень быстро. Не найдя на своем огороде редисок, Рик попросил Гленна поискать что-нибудь съедобное в огороде Хершела, и парень ушел туда. Откопав там кочан капусты за неимением ничего более подходящего, Ри вернулся в камеру Джеймса, но там уже никого не было. Прождав там полчаса, азиат решил, что про него все забыли, и ушел к Мэгги.

Нет, ну хотя бы Боб точно должен был что-нибудь запомнить! Отыскать этого человека было в разы сложнее, чем всех остальных. Мужчина сидел в душевой, приложив ко лбу мокрую тряпку, и клялся всем богам мира, что раз и навсегда завязывает с алкоголем.

- Я проснулся у ворот, - прохрипел Боб, заметив Рик. – У чертовых ворот. С букетом полевых цветов в одной руке и ключами от машины в другой. Причем никакой машины рядом не было. Правда, Хершел говорит, что одного автомобиля они не досчитались…

Предчувствуя что-то нехорошее, а может, и наоборот, хорошее, Рик решил попытать счастья в камере Джеймса. Может, этот мужик решил уехать после вчерашней пьянки? А что, машины-то нет, да и летней кухни тоже. Может, это он ее сжег, а потом попросту сбежал? Хоть бы все было именно так!

Но в камере Рик столкнулся с живым и невредимым Джеймсом, который нахмурился, завидев Граймса в дверях. Поняв по взгляду мужчины, что вчера все-таки произошло что-то не очень приятное, шериф тут же принялся извиняться, бурча, что никогда в жизни не напивался до такого состояния. И вообще, это все не он, а проклятый паленый алкоголь.

- Так ты что, вообще ничего не помнишь? – переспросил Джеймс. Рик покачал головой, и мужчина вздохнул, начав рассказ.

Первую половину бутылки мужчины распили еще в камере. Отправленный за чем-нибудь съедобным Гленн все не появлялся и не появлялся, а разговор тем временем сам собой зашел о женщинах. Рик пожаловался, что никак не может решиться на первый шаг, потому что вроде бы не так давно потерял жену и боялся начинать новые отношения; Дэрил сказал примерно то же самое, только без отсылки на мертвую жену, а Боб списывал неудачи в отношениях на свою карму.

- У вас замечательные женщины, - искренне заявил Джеймс, который, в отличие от ребят, все еще сохранял ясность ума. – Вам просто необходимо набраться смелости и решиться на новые отношения. Ведь сейчас такое время, что на счету каждая минута, и наши сомнения и страхи могут помешать отыскать дорогу к счастью.

В общем-то, распинался Джеймс довольно долго, а вот Дэрил коротко и ясно заявил, что надо приступать ко всяким там планам прямо сейчас. Выпив еще по стаканчику, мужчины вышли из блока и нетвердой походкой двинулись к одному из автомобилей. Кому именно пришла в голову идея отправиться на поиски цветочного магазина, Джеймс не помнил, зато рассказал, как машина заглохла на первом же повороте к городу, и мужчинам пришлось возвращаться обратно в тюрьму на своих двоих. Как только она оказались на территории, Боба вдруг осенило – да ведь кругом растет немало цветов! Вооружившись ножом, он принялся рвать их, повторяя что-то о Саше и ее слишком переменчивом настроении. Оставив мужчину одного, Джеймс, Рик и Дэрил двинулись обратно в тюрьму.

Но по дороге Дэрилу в голову пришла какая-то идея, и он быстрым шагом умчался куда-то внутрь блока, а Рику вдруг захотелось посмотреть поближе на летнюю кухню. К удивлению Джеймса, мужчина вдруг принялся буянить, пытаясь снести «эту хрень», а потом попытался ее поджечь. Джеймс мешать ему не стал, вдоволь наслушавшись весьма оскорбительных слов в свой адрес, а потом попросту ушел в свою камеру.

- Честно говоря, я не совсем понимаю, что на тебя нашло, - закончил свой рассказ Джеймс. – И чем тебе так не угодила постройка. Я просто пытаюсь быть полезным для вашей группы. Вы спасли мне жизнь, и я вам обязан. Если тебя или кого-то еще что-то не устраивает, вы можете обсудить это со мной, и если придется, я могу уехать. Мне не впервой будет оставаться одному.

Сказав это, Джеймс вышел из камеры, на ходу одевая перчатки. Рик ощутил, как на него волнами накатывает чувство вины, и уже спустя пару минут трусил следом за Джеймсом к заднему двору, где еще вчера стоял каркас кухни. Поначалу не зная, как объяснить свое поведение, Рик молча помогал мужчине разгребать завал, а потом, вздохнув, начал рассказывать, как умерла его жена, как ему было трудно смириться с ее смертью, а потом с тем, что его начало влечь к почти незнакомой женщине, как на него свалилось много обязанностей и все в этом духе. О том, что он винил во всех проблемах Джеймса, Рик тактично умолчал, в конце несколько раз извинившись.

- Думаю, я смогу помочь тебе, - задумался Джеймс. – Разумеется, если ты поможешь мне закончить эту постройку.

- Конечно, - обрадовался Граймс, чувствуя небывалое облегчение. Может быть, этот мужчина вовсе не так плох, как остальные себе придумали? Вон, помогать собирается, да и не злится даже за сожженную кухню. Но начавшую расти к новичку симпатию буквально втоптал в землю Боб, которому вдруг срочно надо было переговорить с Риком.

- Я кое-что вспомнил. О вчерашнем вечере, - зашептал Боб, отведя Граймса в сторону от Джеймса. Бросив взволнованный взгляд в сторону занятого досками новичка, мужчина вздохнул. – Кажется, Джеймс хочет увести у меня Сашу.

========== VII. Ни себе, так людям. ==========

Разобраться в путаной речи Боба без пол-литра чего-нибудь горючего было практически невозможно. Мужчина бубнил что-то про переменчивое настроение Саши, про то, как она никогда не улыбалась его шуткам, даже самого его, скорее всего, не воспринимая всерьез, а с появлением в тюрьме Джеймса вдруг повеселела. Да так, словно влюбилась: порхала по блокам, как бабочка, смеяться стала чаще, словом, расцвела так, что Боб, кажется, влюбился в нее еще сильнее. Если такое, конечно, вообще было возможно.

- А Джеймс тут причем? – никак не хотел вникать в самую суть Рик, заставляя Боба в очередной раз закатывать глаза и картинно заламывать руки. Как он шерифом-то стал, будучи таким тугодумом?

- Неужели не ясно? – искренне возмутился Боб. – Она изменилась, когда в тюрьме появился Джеймс. И он вчера что-то говорил о ней… Что-то… В общем, что-то о ней. И улыбался при этом.

- Улыбался, значит? – переспросил Граймс, стараясь сохранить серьезное выражение лица. Впрочем, в словах Боба вроде как и было что-то странное, а вроде и не хотелось в очередной раз ошибиться и сделать Джеймса без вины виноватым. И так, кажется, далеко зашли они со своими беспочвенными подозрениями. – Ладно, я попробую с ним поговорить. А ты пока иди… Не знаю, отдохни, выглядишь, если честно, не очень.

Кивнув, Боб развернулся и ушел к себе, решив пока ничего не предпринимать и оставить все Рику. В конце концов, тот был копом, а значит, умеет раскалывать подозреваемых и все в этом роде. Вот пусть и разберется с Джеймсом, допросит его, выведает, узнает. Сделает все, что нужно. Хотя после того, как бравый офицер полиции сжег кухню, которую так старательно вчера выстраивал новичок, тот вряд ли согласится беседовать с ним по душам. Боб всерьез задумался над этим, а потому решил на всякий случай придумать какой-нибудь запасной план. Конечно, такой вариант, как поговорить о происходящем с самой Сашей, мужчина даже не думал рассматривать.

Рик же, отправив Боба в тюрьму, вернулся помогать Джеймсу. Он старался быть как можно более дружелюбным, хотя сам новичок особо к общению не стремился, и потому несколько часов они лишь обменивались короткими фразами, вроде: «Подай мне молоток», «Как думаешь, такой высоты будет достаточно?» и «Надо бы поискать где-нибудь краску». А когда наступило время обеда, оба двинулись в столовую, сохраняя молчание и изрядно вымотавшись, трудясь под палящими лучами солнца.

На обед был наваристый мясной суп; Дэрил успешно сходил на охоту ранним утром, не сумев никак оправдаться перед Кэрол и не выдержав ее довольно-таки сердитых взглядов. Ну, и, разумеется, чувство голода тоже давало о себе знать. Прежде чем возвращаться в тюрьму, Диксон даже зажарил себе белку на тот случай, если Кэрол и дальше будет морить его голодом. Впрочем, женщина теперь перешла к новой тактике: поесть ему дала, да только насыпала туда столько перца, что бедняга охотник до самой ночи мучился жаждой, мотаясь между баками с водой и туалетом.

Прихлебывая вкусный бульон, Рик пытался подобрать подходящие слова, чтобы начать разговор с Джеймсом по поводу опасений Боба, но ничего путного в его голову, как назло, не приходило. Зато Джеймс, неторопливо поедая суп, то и дело приветливо улыбался и кивал снующим мимо женщинам, в числе которых была и Мишонн. Граймс с силой сдавил в кулаке ложку, завидуя сидящему напротив него мужчине. И как у него только получается вести себя так непринужденно, так уверенно, так приветливо? И улыбнуться для него не проблема, и комплимент даже отвесить. Похвалил суп Кэрол, отметил новую прическу Мэгги, спросил, не нужна ли Мишонн новая заточка для ее катаны, подмигнул Саше, которая в ответ залилась смехом, пытаясь прикрыть ладошкой рот. Со звоном разбившаяся о бетонный пол тарелка, которую не то случайно, не то специально выронил Боб, наблюдающий эту картину, словно привела Рика в чувство.

- Это, я чего хотел узнать, - начал мужчина, вытирая губы салфеткой и отодвигая от себя уже пустую тарелку. Зависть внутри медленно превращалась в настоящего динозавра, который хотел наброситься на соперника и душить его, пока тот не прекратит быть таким милым и дружелюбным. Серьезно, нельзя же быть таким чутким, таким идеальным, черт возьми!

- По поводу Мишонн? – спросил Джеймс, тоже заканчивая с трапезой. – Точно, я даже забыл. В общем, слушай и запоминай, но только я тебе ничего не говорил.

Рик замер, навострив уши; робкая попытка завести разговор о Саше вдребезги разбилась о надежду завоевать сердце Мишонн. Куда там Бобу с его подозрениями, когда речь идет о таких важных вещах!

- Это же она только с виду такая серьезная. Ты не забывай, что она в первую очередь – женщина. А уже потом боец с катаной и все такое, - полушепотом объяснял Джеймс, попивая чай с долькой лимона и шоколадной конфетой. Рик удивленно вскинул брови, упустив тот момент, когда такая роскошь оказалась в руках собеседника. Кэрол до сих пор что ли подкармливает новичка? А ему говорит, что конфеты только для детей. А лимон и вовсе на самый крайний случай.

Джеймс не предложил ничего такого, о чем Рик бы и сам не смог догадаться. В принципе, мужчина просто хотел донести до Граймса мысль, что Мишонн на самом деле слабая и беззащитная женщина, которой не хватает мужского тепла и ласки, а ее боевой вид играет роль защитной стены. В этом новом мире страшно довериться кому-либо полностью, тем более, учитывая все ошибки прошлого. У Мишонн было не лучшее прошлое, ровно, как и у Рика. Они оба потеряли близких им людей и не хотели, чтобы такое случилось вновь.

- Не торопись. Сделай первый шаг и подожди, дай ей все обдумать, - посоветовал Джеймс. Граймс задумчиво кивнул, прикидывая, с чего бы можно было начать этот самый первый шаг, но в голову лезли воспоминания о бутылке водки вчерашним вечером и рассказе Кэрол о том, как Дэрил попросту вломился в ее камеру. Не самый плохой вариант, надо сказать.

После обеда работать стало немного легче, так что значительная часть летней кухни уже была готова. Джеймс, разминая все еще гудящую ногу, удалился к себе в камеру, а Рик, пытаясь вспомнить, где сейчас Хершел, на цыпочках пробирался к его неприкосновенному запасу всякого медицинского барахла. Изысканного вина там точно не было, но зато был спирт, а он не так уж и плох, если учесть, что ничего другого сейчас все равно не найти.

Выкрав одну бутылку, Рик незаметно для всех вернулся в свою камеру, тут же прикрыв дверь. Зажег свечу, отыскал стакан и махнул сто грамм для храбрости. Он вовсе не собирался напиваться, но надо же было как-то скрыть волнение? Впрочем, сто грамм оказалось для этого маловато, а потому он махнул еще пару порций, пока не почувствовал легкое головокружение. Пить больше было опасно, Рик это прекрасно понимал, но и идти к Мишонн с одной только початой бутылкой тоже было как-то неправильно. По примеру Боба, он нарвал полевых цветов у забора, и только потом направился к Мишонн.

- Либо сейчас, либо никогда, - пыхтел себе под нос Рик, петляя по темным коридорам в поисках нужной камеры. Остальные давно уже спали, и только из каморки Хершела выглядывал тоненький лучик света - в последнее время старика мучила бессонница.

От выпитого Рика немного пошатывало, и в какой-то момент он на секунду потерял ориентацию в пространстве, вписавшись плечом в стену. Тряхнув головой, он заметил, что чуть было не прошел нужную камеру и, легонько постучав, уверенно перешагнул порог. Тот факт, что Мишонн уже спала, его не особо волновал.

Двигаясь в темноте на ощупь, он медленно достиг кровати, на которой спала его благоверная. Опустив цветы и бутылку прямо на пол, Рик с невероятной быстротой избавился от рубашки и брюк, оставшись в трусах, носках и майке. Он вовсе не хотел торопить женщину, призывая ее вот так сразу предаваться плотским утехам; просто воспитан он был так, что никогда не ложился в кровать в верхней одежде. А сейчас он просто хотел прилечь рядом со своей возлюбленной, бережно провести рукой по ее волосам, прижать к себе, обнять и этими жестами показать, что она может всецело ему доверять. Что он останется с ней рядом, несмотря ни на что, будет оберегать, холить и лелеять. И вообще сделает все, что она попросит.

Рик прилег прямо поверх колючего одеяла, положив одну руку на талию спящей женщины. Талия на ощупь оказалась не совсем такой, какой представлял себе мужчина – под пальцами даже сквозь плотную ткань отчетливо можно было нащупать пресс. А женщина время зря не теряет. Рука мужчины невольно скользнула выше, стараясь обходить особенно возбуждающие зоны, и остановилась на плече Мишонн. Тоже, надо сказать, не по-женски крепком. Слегка сжав его ладонью, Рик подался вперед, намереваясь коснуться губами щеки своей благоверной и шепнуть на ушко пожелание спокойной ночи. Щетина на ее щеке тоже был совсем не женской.

- Кэрол, - выдохнул в ответ Дэрил, переворачиваясь на бок и одним движением прижимая Рика к себе так крепко, что у того аж дыхание сперло. Не успевший даже пикнуть, Граймс вынужден был вытерпеть суровый мужской поцелуй прямиком в губы. Диксону потребовалась пара секунд, чтобы сообразить, что что-то не так.

Кэрол, конечно, за последние несколько месяцев успела сильно измениться. Не только по характеру, но и внешне. В этой вечной суматохе с постоянным страхом перед ходячими приходилось держать себя в форме. Но, несмотря на частые тренировки, Кэрол все-таки оставалось все такой же хрупкой женщиной, как и раньше, а тот, кого Дэрил стискивал сейчас в объятиях, явно превышал Пелетье по своим габаритам. И судя по отсутствующей груди, это кто-то был мужчиной.

- Всегда знал, что здесь что-то не так, - подняв выше свечу, чтобы свет от нее озарил всю камеру, пробормотал Хершел. В мерцающем огоньке Рик и Дэрил с ужасом смотрели друга на друга, не решаясь даже ослабить свои объятия. От истошного вопля проснулись все, включая даже несколько больных из соседнего блока.

- Что случилось? – встревожилась Кэрол, на пару с Мишонн, Бобом и Джеймсом подходя к камере Дэрила, откуда незамедлительно вылетел Рик в трусах и майке. При виде раздетого шерифа и раскрасневшегося Диксона, который, закутываясь в одеяло, ругался себе под нос, женщина ахнула, явно подумав что-то совсем нехорошее. Мишонн лишь изогнула дугой брови, а Боб и Джеймс, переглянувшись, непонимающе уставились на Граймса.

- Может, кто-нибудь объяснит, в чем дело? – спросила Мэгги, подходя на пару с Гленном к своему отцу.

- Да, объясни-ка, что это, блин, было? – возмутился Дэрил, еще плотнее заматываясь в одеяло.

Смущенный таким пристальным вниманием и своим видом, Рик открывал и закрывал рот, не зная, что тут вообще можно сказать. Признаваться всем, что он просто перепутал камеры, а на деле шел к Мишонн? Нет, ему проще было еще раз зайти в камеру Дэрила и пролежать в его объятиях-тисках до самого утра, чем прилюдно признаться в своих чувствах. И хотя вряд ли кто-либо мог поверить в то, что между ним и Дэрилом могут быть какие-либо отношения, кроме дружеских, сказать что-то все равно надо было.

- Это была… я… просто помогал Дэрилу, - забормотал Граймс, бросая взгляд сначала на удивившегося Диксона, а потом на Кэрол. В голову моментально влетала весьма убедительная причина, по которой он торчал в камере охотника. Надо было только постараться понятно и доступно всем объяснить. – Кэрол, помнишь, Дэрил приходил к тебе в камеру ночью, а утром ничего не помнил? Ему было так стыдно за это, он весь день убивался и не знал, как все исправить. Ты же женщина, ты уже давно догадалась, что он к тебе чувствует. Да что нет-то? Не отмахивайся. И ты, Дэрил, перестань угрожать мне свернутой шеей, мы должны сказать правду! Кэрол, я просто помогал ему все вспомнить. Для него это было очень важно, понимаешь? Если бы ты только дала ему еще один шанс, то поняла бы, что он искренне сожалеет о том, что случилось. Вернее, о том, чего не случилось, и что он забыл даже про это.

Казалось, шаткая версия все-таки имела успех. Кэрол задумалась, бросая вопросительные взгляды на Дэрила, а тот, стиснув зубы и потупив взор, изо всех старался сдержать себя от того, чтобы убить на месте Рика Граймса с его речами. Нет, он, конечно, был совсем не против того, чтобы помириться с Кэрол. Еще одну порцию перченного супа его организм мог и не выдержать. И потому он едва заметно кивнул, готовый от смущения провалиться сквозь землю. Хотелось махнуть на все рукой и послать к черту чужое мнение, но Дэрил это Дэрил, для него и такое признание далось нелегко. Зато губы Кэрол коснулась едва заметная улыбка, и это уже было что-то.

- Ладно, расходитесь уже по своим камерам, - махнул рукой Хершел, и Рик, до этого затаивший дыхание, спокойно выдохнул. Только мелькнувшее на лице Мишонн разочарование заставило его ощутить укол вины. Со своими отношениями так и не разобрался, зато помог другу. Можно сказать, что ночь прошла не так уж и плохо.

Вздохнув, Рик подобрал с пола свои вещи, которые любезно выкинул ему из своей камеры Дэрил, и только было направился к себе, как по блоку в очередной раз прокатился крик. В этот раз было уже совсем не до шуток.

========== VIII. Уроки брутальности ==========

- Разойдитесь все, я из полиции!

Побросав свои вещи, Рик чуть ли не галопом помчался на чей-то крик, расталкивая всех на своем пути. Сопровождавший вопль грохот стих, когда мужчина добрался до камеры так называемого потерпевшего. К его удивлению, тем несчастным был Джеймс, который сидел прямо на холодном полу, сжимая обеими руками свою ногу. Рядом валялась сломанная мышеловка.

- В чем дело? – спросил Рик, не совсем понимая, что происходит. Как оказалось, Джеймс, возвращаясь в свою камеру, угодил ногой в мышеловку, почему-то лежавшую на пороге его камеры. Видимо, пока он вместе с остальными выходил посмотреть на Рика и Дэрила, кто-то подсунул ему такой вот неприятный сюрприз. У Граймса не было ни тени сомнения в том, кто же это сделал.

- Ты что творишь? – прижал он Боба к стенке, когда все остальные разошлись, наконец, по своим камерам, а Джеймса Хершел увел в больничный блок, чтобы осмотреть ушибленный палец на ноге.

- А ты чего? – ощетинился Боб. – Обещал поговорить, все узнать, а сам! Еще и весь день с ним в строителей играете, как лучшие друзья, а он враг, между прочим! Ты сам меня в этом убеждал, и что теперь? Он вдруг хорошим стал? Он хочет увести наших женщин!

От нерадивого мстителя ощутимо несло перегаром, так что Рик дотолкал Боба до его камеры и запер там, заявив, чтобы тот хорошенько проспался, а уже потом пытался что-то делать. И чего только этому неугомонному видится что-то неясно? Сам Граймс не замечал что-то, что Джеймс пытается за Сашей ухаживать, ни намека – не считая подмигивания в столовой, но ведь это такая мелочь, - вообще ничего. И что с того, что это сам Рик и начал убеждать всех в том, что новенький – угроза для женского пола? Подумаешь, нашли вообще кого слушать. Как загон со свиньями надо почистить, так никто его призывов не слышит, а тут из такой мелочи целого слона раздули.

Хотя, конечно, советчик из Джеймса был совсем никудышный. Сделай первый шаг, не торопись… Да ну его, тут надо действовать иначе. Как не торопиться-то, когда и время поджимает, и штаны? Нужно быть решительным, уверенным, брутальным мачо, прямо, как… как… Дэрил?

Соваться прямо сейчас в камеру Дэрила, чтобы просить совета о брутальности и мужестве, точно было нельзя. Не в трусах и не после того, как Рик и так едва не заночевал в обнимку с любвеобильным реднеком. Вздохнув, Граймс уныло поплелся к себе, намереваясь встать завтра пораньше и сразу начать подражать Диксону. А чего, он так-то стильный вполне, не считая дырок на коленках, но, может, именно это и делает его сексуальным в глазах других женщин? И волосы надо отрастить, а бороду сбрить к чертям, все равно чешется без конца. Уже представляя себя верхом на байке рядом с восхищенной Мишонн, Рик благополучно добрался до камеры и почти мгновенно уснул.

Боб проснулся позже всех, мучаясь от сильной головной боли, и заодно и от чувства вины, которые было совсем уж некстати. Он был уверен, что именно Джеймс виновен в странном поведении Саши и ее перепадах настроения, но в то же время понимал, что с мышеловкой накануне все-таки переборщил. Стоит, наверно, пойти и извиниться… перед Риком. И попросить его, чтобы не трепал никому о том, что было. И с алкоголем пора завязывать, а то из-за этих пустых бутылок в камере уже ногу поставить негде.

Пригладив пятерней топорщащиеся во все стороны волосы, Боб побрел в камеру к Рику, кивая тем, кто встречался ему на пути. Жилище бывшего шерифа находилось в самом начале блока, рядом с выходом, и Боб, заметив, что дверь уже открыта, решительно переступил порог камеры. Но почему-то вместо Граймса у дальней стенки спиной к решетке стоял Дэрил, причесывающий, ставшие вдруг короткими, волосы.

- Дэ… Рик? – опешил Боб, когда мужчина повернулся. Рваные и мятые джинсы, жилетка на голое тело, изрядно поношенные сапоги – чем не Диксон? Только стрижка и висящий на поясе револьвер в общую картинку чутка не вписывались.

- Похож, да? Отлично, - потер руки довольный Рик. – Погоди, стой там, мне надо отрепетировать походку.

Ссутулив плечи, Граймс положил одну руку на кобуру, а вторую оставил безвольно болтаться вдоль тела. Неторопливо, вразвалочку он двинулся к Бобу, скребя пятками по полу. При этом его брови как-то странно дергались, а уголки рта расплывались в пугающей ухмылке, из-за чего Боб сначала нервно икнул, а потом поспешил выбежать из камеры, поклявшись себе на самом деле завязать с выпивкой. Причудится же такое!

Рик не понял, с чего вдруг мужчина так резко удрал, не сказав ни слова, но предположил, что просто сразил своим новым образом его наповал. А как иначе-то? Он ведь сделал все так же, как и Дэрил, вернее, пока только оделся, почти как он. Арбалет, конечно, вещь тоже весьма сексуальная, но Рик обращаться с ним не умел, да и не желал учиться. У него был револьвер, который, правда, стал все чаще заедать, но зато выглядел он весьма устрашающе.

Потерев уже гладкий подбородок, Рик вышел из камеры, уже с первых шагов повергнув в шок проходившую мимо Мэгги. Девушка чуть шею не вывернула, косясь на шерифа и словно пытаясь понять, не подводит ли ее зрение. Гленн так и вовсе отшатнутся в сторону, врезавшись затылком в стену, а Дэрил при виде своего «двойника» задом попятился обратно в камеру, бурча что-то о чертовых белочках и недосыпе. Рик хотел было сунуться к Диксону, попросить его помочь и дальше сформировать подходящий образ независимого и дико брутального мужика, но заметил, как в столовую свернули Джеймс и Мишонн, о чем-то тихо переговариваясь.

Дэрил сразу же был забыт. Только недавно исчезнувшая ревность снова начала возвращаться, подталкивая Рика в сторону столовой – нельзя было оставлять Мишонн наедине с этим коварным разлучником! Ну, или не совсем коварным и вовсе даже не разлучником, с этим Граймсу еще предстояло разобраться. Но в любом случае ему надо пойти туда и показаться Мишонн, ведь именно для нее он так старался. Сейчас женщина, поди, от неожиданности выронит тарелку с кашей себе под ноги и сначала даже не поверит своему счастью. Еще бы, такой мужик и весь только ее! Как бы только не разрыдалась от умиления.

В столовой при виде Рика пороняли свои тарелки практически все, кто там был. Раздув грудь от гордости, Граймс уверенно и неторопливо приближался к столику, за которым устроились Джеймс и Мишонн. Мужчина подавился кашей, а женщина замерла с открытым ртом и поднесенной к нему ложкой. Рик, остановившись напротив дамы своего сердца, терпеливо ожидал, когда же Мишонн, наконец, обретет дар речи и скажет, что она думает обо всем этом. Что Рик просто невероятно идеальный, сексуальный и мужественный, мечта каждой женщины, и какая же она, Мишонн, была глупая, раз так долго его не замечала. И что теперь она готова исполнить любое его желание, быть с ним всю жизнь, да хоть в сам Вудбери уйти…

Но вместо трогающих до слез признаний Мишонн вдруг начала смеяться, выронив на столешницу ложку. Рик решил, что это у нее нервное – не поверила своему счастью, бедняжка. Но, как оказалось, дело было вовсе не в нервах женщины.

- Ну, это, че… - выдал Граймс, пытаясь подражать речи Дэрила. Кто знает, может, в этом тоже есть какой-то шарм.

- Знаешь, Рик, - отсмеявшись, начала Мишонн. – Если бы мне нравились мужики в дырявых шмотках и со странным подобием на косую челку, то я бы, наверно, затащила в постель Дэрила. Силенок-то у меня хватит, - подмигнула ему женщина, от чего Рик раскрыл рот, потеряв дар речи. Это чего получается, она на Диксона глаз положила? Реднек увел у шерифа женщину? Но… как же… черт возьми, что происходит вообще?!

- Кхм, ты, конечно, меня извини, но все это… - Джеймс красноречиво обвел взглядом Рика, когда Мишонн и остальные ушли из столовой. – Думаю, к завтрашнему дню тебе все-таки стоит привести себя в порядок.

- Зачем? – уныло спросил Рик, понимая, что все его старания оказались напрасными. А это ведь он еще не начал есть кашу руками, облизывая пальцы и томно постанывая от удовольствия.

- Ну как, завтра ведь твой день рождения, - напомнил Джеймс. – Подарки, знаешь ли, внимание и все такое. Алкоголь, в конце концов. У тебя есть все шансы.

День рождение. У него. Завтра. Рик ощутил, как по всему телу волной разливается нетерпение. Ну точно ведь, как он мог забыть про свой праздник? В такой-то день просто обязаны исполняться абсолютно все его желания! По крайней мере, хотя бы одно точно должно будет сбыться.

========== IX. Еще один секрет ==========

Сегодняшний день Кэрол решила посвятить маленькой Джудит. Бет, которая целыми днями нянчилась с малышкой, наконец-то получила долгожданный выходной, который намеревалась провести наедине с Заком. Зная о том, что парень, пусть уже и достаточно взрослый, давно уже хотел запустить воздушного змея на просторном заднем дворе тюрьмы, девушка решила подарить ему такую возможность. Несколько дней назад по ее просьбе Рик привез с вылазки несколько упаковок с такими змеями, окрашенными в самые разные цвета. Никогда не державшая в руках такой игрушки, Бет решила, пока есть время до свидания с Заком, самой опробовать змея.

Расправив тонкую ткань, и покрепче сжав в руках катушку с леской, Бет вышла на задний двор. Кристально-чистое небо, теплые солнечные лучи и прохладный ветерок были прекрасным дополнением к хорошему настроению, и девушка, решив не медлить, начала разбег. Правда, почти в самом начале пути она споткнулась о торчащий из земли камень, и проворный змей, подхваченный порывом ветра, выскользнул у нее из руки. Он резко взлетел вверх, описал дугу и перемахнул точно через сетчатый забор, зацепившись за самый его край. Тонкая ткань безвольно повисла на самом верху, и как бы Бет не старалась, дотянуться до змея у нее не получалось. А снять его надо было, причем до прихода Зака, иначе весь сюрприз был бы испорчен. А Бет так хотела, что это был именно сюрприз.

К ее счастью, что во двор, прихрамывая из-за опухшего пальца, вышел Джеймс с ведром мутной воды. Он помогал Саше с уборкой, и намывал полы на кухне. Вдохнув полной грудью чистый воздух, мужчина выплеснул грязную воду в траву и собрался уже уходить, когда услышал, как Бет робко зовет его по имени.

- Я такая неуклюжая, вот, посмотрите, - тараторила девушка, показывая на застрявшего змея и объясняя, что его надо как можно скорее оттуда снять. Правда, Джеймс даже при своем немалом росте не мог дотянуться до игрушки, но предложил подсадить Бет, чтобы она сама сняла ее оттуда. Такая затея могла быть очень опасной, если бы за забором находились ходячие, но, так как их там не было, Джеймс спокойно опустился на одно колено и сцепил руки в замок, сделав тем самым «ступеньку» для девушки.

Как только она ступила на его руки, осторожно цепляясь пальчиками за сетку, Джеймс приподнялся, и Бет с легкостью сорвала с верхушки забора уже испорченного змея. Но тут мужчина ощутил вспышку боли в раненной ноге, и покачнулся, едва не уронив Бет. Он успел перехватить ее поудобнее, но они все равно шлепнулись на землю, причем мужчина оказался сверху.

Так и не выбрав удачного момента для разговора с Риком, Боб бесцельно бродил по блокам тюрьмы, раздумывая, не стоит ли ему самому поговорить с Сашей. Он столько сил потратил на то, чтобы заполучить от нее хотя бы одну улыбку, но всякий раз она оказывалась непреклонна, словно бы и не замечая мужчину даже. А тут появился в тюрьме этот новичок, и женщина прямо-таки расцвела, как роза. Не может это быть простым совпадением, ну никак не может! Надо выяснить, в чем тут дело, и желательно как можно скорее. Пока с очередной вылазки Боб не притащил еще пару бутылок «огненной» водички, не в силах решить подобную головоломку на трезвую голову.

Он уже был настроен на серьезный разговор, проходя мимо большого окна в переходе между блоками, как заметил какое-то движение на заднем дворе тюрьмы. Остановившись и приглядевшись, Боб с удивлением заметил, что у забора в траве лежат в обнимку Бет и… Джеймс. Ага, смеются даже, пытаясь подняться, и нисколько не волнуются о том, что кто-то может их заметить. Джеймс первым поднялся на ноги и протянул руку Бет, а потом, заполучив от нее поцелуй в щеку, направился обратно в блок. К тому времени, когда мужчина перешагнул порог, Боб уже со всех ног мчался к Хершелу, чтобы рассказать об увиденном. Еще бы, это же самое настоящее доказательство того, что этот новенький – коварный соблазнитель!

Хершел молча выслушал рассказ Боба, щедро приукрашенный мелкими подробностями вроде игривого блеска в глазах Джеймса или его руки, находящейся вовсе не на талии девушки, а намного, намного ниже. Задумчиво потерев щеку, старик вздохнул, понимая, что его младшая дочка успела-таки повзрослеть вопреки всем желаниям отца, но даже несмотря на это, мужчина не одобрял выбора дочери. К тому же, она ведь еще совсем недавно встречалась с Заком, а теперь что, переключила свое внимание на мужика постарше? Нет, Джеймс казался Хершелу вполне неплохим человеком, но уж точно никак не подходящим для его Бет.

Довольный собой Боб удалился, намереваясь затаиться где-нибудь в темном уголке и подслушать, как Хершел будет отчитывать Джеймса, но его отвлекла Саша, которой понадобилась помощь на кухне. Мужчина тут же позабыл о новичке, Бет и Грине, и помчался намывать посуду, в то время как Хершел уже звал к себе Джеймса.

Старик устало присел на край кровати в своей камере, жестом указав Джеймсу на стул рядышком. А когда тот присел, завел долгую речь о морали, семейных ценностях, разнице в возрасте, наивной первой любви и прочем, пока не сбился с мысли и не застопорился, пытаясь как-то красиво закончить свою нотацию. В конце концов, попросту махнув рукой, он в вежливой форме попросил Джеймса держаться подальше от Бет.

- Но почему? – искренне удивился тот, явно не понимая, о чем это вообще Хершел тут двадцать минут распинался.

- Она еще слишком маленькая для тебя. Пойми, ты взрослый мужчина, а она еще юная девушка, которой и так приходится не сладко. Я не знаю тебя достаточно хорошо, но опасаюсь, что ты можешь попросту воспользоваться доверчивостью и наивностью Бет…

- Нет, погодите, я не собираюсь никем пользоваться! – округлил глаза Джеймс.- Вы думаете, что… Ох, нет же, конечно нет! Я и не думал ни о чем таком, и Бет, я уверен, тоже. К тому же, у нее ведь есть молодой человек. А у меня…

Джеймс говорил весьма убедительно, но главным аргументом в том, что он вовсе не собирается пытаться начинать какие-либо отношения с Бет, да и вообще с какой-нибудь другой женщиной тюрьмы, была история, рассказанная мужчиной. И его робкая просьба не распространятся никому на эту тему, по крайней мере, в ближайшее время. Хершел понимающе кивнул, весьма впечатленный теми событиями, о которых поведал ему Джеймс, и бережно возвращая ему маленькую черно-белую фотографию, которую мужчина дал ему, чтобы доказать, что не врет. Старик сочувственно похлопал Джеймса по плечу, пообещав оставить весь этот разговор в тайне, а заодно попытаться угомонить всех тех, кто плюется ядом за его спиной.

- В смысле? Что-то не так? – насторожился Джеймс, но Хершел уже выпроводил его из своей камеры и поплелся в столовую, чтобы поговорить с Бобом.

Боб уже заканчивал мыть посуду и выглядел еще более несчастным, чем утром. Он-то надеялся, что, отправившись в добровольное рабство на кухню, проведет какое-то время наедине с Сашей, но та, поставив в духовку творожную запеканку, попросту ушла, а потом ее заменила Мэгги, которая была сегодня чрезвычайно болтлива и целый час пересказывала мужчине какие-то статьи из женского журнала. Зачем только, непонятно.

Увидев на пороге кухни Хершела, Боб с радостью сбросил с себя фартук, надеясь, что старик сейчас поблагодарит его за оказанную помощь и предложит вместе начать составлять план, как избавиться от надоедливого новичка, но на деле все оказалось совсем не так.

- Ни у тебя, ни у кого-либо еще нет повода ревновать свою женщину к Джеймсу, - заявил старик, потирая свою бороду и как-то загадочно улыбаясь. – Поверьте мне на слово, этот человек вам не враг и не соперник.

Не дав Бобу и рта раскрыть, Хершел ушел, так и не объяснив ничего. И что тут можно было подумать?

========== X. Чего боится Дэрил Диксон ==========

Попытка Рика переодеться в Дэрила и изображать из себя охотника еще долго не выходила из головы самого Дэрила, который поначалу был в шоке от своего друга. Никогда бы Диксон не подумал, что кто-то решит примерить на себя его шкуру. Скорее, сам реднек вполне мог бы попытаться хотя бы на время стать кем-то другим, кем-то, кто мог бы понравиться Кэрол, к примеру. Сменить рваные джинсы на хорошо выглаженные брюки, жилетку – на рубашку, только без галстука, которым мужчина вполне мог бы придушить себя в попытке завязать что-то стоящее. И расчесаться еще можно, если, конечно, единственная расческа не сломается о такую лохматую гриву.

Представив себя в образе эдакого офисного человека, Дэрил не сдержал тихого смешка. Куда ему наряжаться, словно идиоту, только для того, чтобы загладить свою вину перед Кэрол. Да и, тем более, прошедшей ночью Рик неплохо так выгородил его перед женщиной, так что, скорее всего, Пелетье больше не злится, и Дэрил, соответственно, больше ей ничего не должен. Если бы все на самом деле было так просто.

Казалось, что Кэрол подменили. Диксон никогда еще не ловил на себе настолько долгих и томных взглядов и упорно делал вид, что не замечает невероятно большого и весьма соблазнительного выреза на кофте женщины, когда та наклонялась прямо перед реднеком, подавая ему на завтрак двойную порцию каши с кусочками мяса. И каждое ее прикосновение, которое вроде как было случайным, а вроде как и нет, словно обжигало кожу, отчего Дэрил, как ошпаренный, старался отодвинуться от еще и хихикающей Кэрол подальше. Быть может, она упала с кровати утром, хорошенько треснувшись головой, а может, так на нее подействовала ночная сцена.

Проматывая в голове ее странное поведение, Дэрил до обеда просидел в своей камере, пытаясь понять, что нашло на эту женщину. Ладно бы, она просто смотрела на него с легкой улыбкой, как делала это раньше. Но закусывать губу и еще при этом дергать бровями? Охотник нервно сглотнул, вспоминая, насколько все-таки это выглядело сексуально, и пронзившая его вдруг догадка была подобна раскату грома прямо посреди блока. Диксон подскочил на кровати, с ужасом осознавая, что Кэрол-то, оказывается, пыталась его соблазнять. Соблазнять! Его! Вот так просто!

С каких пор эта женщина перестала ограничиваться своими едкими шуточками и скромными пожеланиями доброго утра или спокойно ночи? Дэрила, в принципе, все устраивало. Нет, конечно, в своих мечтах, а порой даже и снах, Кэрол заходила куда дальше простых дразнилок, но чтобы воплотить все это в жизнь… Зуд в самом низу живота унять хотелось, но стоило только представить, что все это будет происходить на самом деле, как от страха пропадало всякое желание.

За советом Дэрил намеревался обратиться к Рику, но тот, похоже, тоже был не в себе. То ли перегрелся уже где с утра пораньше, то ли он всегда был таким: с биноклем бродил по площадке второго этажа, подглядывая за кем-то в окно и записывая все свои наблюдения в блокнотик с “Хэллоу Китти”. Где только эту детскую дрянь откопал?

Гленн в роли советчика тоже не подходил. Хотя его случай был очень даже схож – это ведь Мэгги стянула с парня всю одежду в их первый раз, а потом заявила, что отныне они пара и все такое. Бедному парню даже слова сказать не дали, хотя, судя по всему, он не очень-то и хотел что-то говорить. Еще бы, никогда спросом не пользовался, а тут стал единственным молодым парнем в группе со стариками и женатиками, и у бедной Мэг просто выбора другого не было. Кореец ли, китаец, азиат – все равно, лишь бы в постели не был такой хилый, каким на вид кажется. Походу, не был, раз она до сих пор с ним обитает и даже вполне искренне про любовь говорит.

А что, если Кэрол тоже сумеет пробраться в камеру Диксона, причем сразу со всеми своими вещами, а потом ее оттуда уже будет не выгнать? Дэрил не был уверен в том, что сможет справиться со всеми этими серьезными отношениями, нужно ли это вообще ему, хотя мысль о том, что Кэрол будет совсем рядом и можно будет не только глазеть, но еще и трогать ее без риска для жизни, была соблазнительна. И пугала.

Хершел на дамского угодника не тянул явно, как и Боб, который снова ходил какой-то весь поникший и мятый. Да и Зак мало был похож на отъявленного ловеласа, разбирающегося в женщинах, раз со счастливой улыбкой запускал воздушного змея на заднем дворе, пока Бет смиренно ждала его у крыльца. И кто же оставался? Кто-нибудь из Вудбери, чьих имен Дэрил не знал и узнавать не собирался? Тайриз, которого в последнее время вообще не видно? Может быть, Карл? А что, малой вон бегает под ручку сразу с двумя сестрами, Лиззи и Микой, и выглядит вся троица вполне себе счастливой.

Угрюмо уставившись себе под ноги, Дэрил с трудом признал, что, похоже, единственный человек, который сможет ему помочь – это Джеймс. Обращаться к врагу не хотелось до чертиков. Это ведь к нему с самого первого дня бегала Кэрол, с ним она делалась каким-то своими секретами, с ним обсуждала готовку и всякую лабуду, для нее он строил летнюю кухню, и по сей день они общаются так мило и беззаботно, словно знают друг друга всю жизнь. Дэрил точно так не сможет, и никогда не сумеет наверстать этот большой отрыв между ним и Джеймсом. Новичок без лишних проблем и довольно быстро выбился в лидеры, оставив реднека далеко позади.

И все-таки, переборов себя, уныло опустив голову, Дэрил направился в камеру Джеймса. Он еще не решил, как именно попросить у мужчины совета, и даже не знал, будет ли тот его вообще слушать и помогать. Они же и не общались нормально, в конце концов, да и это ведь Диксон чуть его не переехал. Остается только надеяться, что Джеймс уже забыл об этом. А если нет, то устроить ему амнезию не составит большого труда.

Джеймс, к счастью, сидел на своей кровати и читал какую-то книгу. При виде Дэрила он удивился, но тут же поспешил приветливо улыбнуться, и даже отложил фолиант в сторону. Диксон смутился, совсем не ожидая такой встречи, и тут же поспешил затолкать подальше все свои негативные мысли в адрес этого человека. Граймс же как-то вдруг сдружился с ним, хотя еще недавно сам и вопил на всех углах, что новичка не иначе как на виселице вздернуть надо.

- Что-нибудь случилось? – спросил Джеймс, жестом приглашая незваного гостя пройти в камеру. Не топтаться же ему на пороге.

- Я это… За советом, - кашлянув и зайдя в помещение, пропыхтел Дэрил. Он почувствовал, что начал краснеть, и еще ниже опустил голову, так что до Джеймса теперь доносилось едва слышное бормотание. – Там Кэрол того…

- Чего – того? – удивленно переспросил Джеймс, настораживаясь и даже приподнимаясь с кровати.

- Хочет она меня, - выдохнул Диксон, и мужчина сел обратно, еще больше ошарашенный. Поначалу ему казалось, что реднек просто шутит. Решил разыграть его или обхитрить, или еще что-нибудь. Но Диксон выглядел настолько несчастным и искренним, таким озадаченным и сбитым с толку, что было понятно, что никакая эта не шутка.

- Ну так это… Возьми ее, - протянул Джеймс, продолжая удивляться происходящему. Кому расскажи – не поверят ведь!

- Что, просто пойти и взять? – уточнил Дэрил, внимательно прислушиваясь к каждому слову новичка.

- Да, - кивнул тот.

- Тогда я пошел, - более воодушевленно сказал Дэрил, начиная пятиться к выходу из камеры.

- Иди, - все так же удивленно отозвался Джеймс.

- Ну… ушел, - замешкавшись на пороге, пробурчал Диксон. И, махнув рукой, довольный Дэрил двинулся на поиски Кэрол, которая как раз заканчивала купать Джудит.

- Что-то случилось? – поинтересовалась женщина, когда охотник буквально прожег в ней дыру взглядом, словно дожидаясь, пока она с ним заговорит. Увидев кивок реднека, Кэрол попросила Сашу присмотреть за маленькой Джу, а сама направилась следом за Диксоном, который, ухватив ее за руку, уверенно вел куда-то вглубь блока.

- Дэрил, что… - начала Кэрол, когда мужчина притащил ее в свою камеру и закрыл дверь, навесив на нее свое пончо. Камера погрузилась во мрак, и женщина не смогла продолжить предложение. Отчасти и из-за того, что Дэрил вдруг решительно сгреб ее в объятия, бесцеремонно подталкивая к кровати и тыкаясь сложенными в трубочку губами то в лоб, то в нос, то вообще в ухо. Грех было брыкаться или сопротивляться, когда охотник ни с того ни с сего перешел в такое наступление. К тому же, разве Кэрол не этого пыталась добиться от него еще утром?

Уже поздним вечером, когда весь блок начал погружаться в сон, Дэрил, водя пальцем по обнаженному плечу спящей на его груди Кэрол, думал о том, что Джеймс, оказывается не такой уж и плохой советчик.

========== XI. День рождения ==========

Рик не мог поверить, что забыл про свой день рождения. Благо хоть Джеймс напомнил, так у него появилось время подготовиться к предстоящему празднику: выстирать, наконец-таки, свою любимую рубашку, повязать Вайолет розовую ленточку на ухо и придумать желание. И заодно весь вечер маяться, пытаясь угадать, помнит ли о его празднике Мишонн, а если помнит, то приготовила ли она ему подарок или же нет, или она вообще не помнит о том, что у какого-то там Рика Граймса завтра особенный день. Второй вариант был бы обиднее всего, и Рик, скрестив пальцы, до самой ночи подсматривал за женщиной, пытался угадать по ее поведению, в курсе ли она, что завтра за день. Почему-то все его инстинкты копа упорно молчали.

К ночи весь блокнот, позаимствованный у кого-то из детей, был исписан мелким почерком бывшего шерифа. Перечитав записи, Рик с удивлением отметил, что слишком уж часто сегодня Мишонн оказывалась в опасной близости от Джеймса, и червяк сомнений насчет этого мужчины вновь начинал грызть Граймса. Ну как можно не думать ни о какой ревности, когда Джеймс то и дело ошивается рядом с пассией шерифа? Говорит с ней о чем-то, улыбается, помогает, смешит. Еще и заметно сникший Боб успел подлить масла в огонь – опять, - сказав, что Хершел знает что-то эдакое о новеньком. Раздираемый любопытством, сомнениями, волнением и страхом перед грядущим важным днем, Рик долго не мог уснуть.

Ощущая жажду, он со вздохом выбрался из кровати, обмотался пледом и двинулся на кухню, надеясь, что в чайнике осталось хотя бы немного воды. Тишина в темных коридорах нарушалась сопением спящих людей и редким скрипом кроватей, когда кто-нибудь начинал ворочаться. Рик старался ступать как можно тише, но, проходя мимо камеры Мишонн, замедлил ход, косясь в ее сторону. Быть может, она все-таки помнит про него праздник и приготовила ему подарок. Лежит сейчас там где-нибудь красиво-упакованная коробочка на тумбочке рядом с кроватью с прикрепленной к ней сбоку запиской, в которой говорится о…

Раздавший вдруг шорох со стороны кухни заставил Рика насторожиться. Что бы там сейчас не происходило, было это довольно-таки шумно. Граймс поспешил туда, столкнувшись на пороге с появившимся откуда-то из темноты Дэрилом в одних только трусах. Рик хотел было спросить, почему Диксон шатается ночами в противоположной стороне от своей камеры, но по покрасневшим вдруг щекам друга быстро смекнул, что шляется тот не абы где. Чуть не прикусив язык от зависти, Рик шагнул через порог, хватая стоящий на полке у двери фонарик и включая его. В ярком свете возникли лица Боба и Саши, причем оба выглядели рассерженными.

- Че шумите? – сонно спросил Дэрил, щурясь от света и потирая небритую щеку. Саша и Боб разом открыли рты и принялись что-то говорить, но их голоса сливались в единый гомон, из которого не то, что слов, предлогов разобрать нельзя было.

- Спокойнее, весь блок спит, - остановил их Рик, поправляя сползающее покрывало. Надув губы, Боб отвернулся, видимо, таким образом предоставив первое слово Саше.

- Он вломился ко мне в камеру, принялся обвинять меня в какой-то там измене, нес какую-то чушь и грозил устроить кому-то… кхм, повторять дословно не буду, но это явно была угроза, - загибала пальцы Саша. Рик и Дэрил, переглянувшись, перевели взгляды на Боба, который принялся сваливать все на Джеймса, но быстро смолк, когда поймал на себе одновременно удивленный и возмущенный взгляд Саши.

- Боб, мы, кажется, обо всем уже говорили, - вклинился Рик, но его никто не услышал. Саша схватила со стола чашку и кинула ею в Боба, который только чудом успел увернуться.

- Идиот! Какой же ты идиот! – топнула ногой женщина. – Джеймс просто случайно подслушал наш с Тайризом разговор, и я попросила его никому ничего не рассказывать. Но раз уж ты так далеко зашел в своих нелепых домыслах, то скрывать уже, думаю, ничего не стоит. Да и все равно все узнают скоро. Карен и Тайриз ждут ребенка! Вот так вот. А ты напридумывал себе невесть чего и устроил тоже непонятно что. Когда до тебя дойдет, что мне ты нравишься и никто больше?

Голос Саши стал тише и спокойнее, но от этого произведенный последним вопросом эффект не стал менее ошеломляющим. Боб нервно икнул, во все глаза уставившись на женщину, будто она ему сейчас не в симпатии призналась, а пригрозила убить. Рик и Дэрил, почувствовав себя неловко, начали пятиться к выходу, но слишком медленно, чтобы не услышать дальнейшего разговора.

- Так ты… а я… а ты… - беспомощно залепетал Боб, искреннее не понимая, с чего вдруг Саша так резко переменила свое решение. Ведь еще недавно она даже смотреть в его сторону не хотела, а на деле вон как все оказалось. И как понять этих женщин?

- А ты? Да ты только болтал без умолку, конечно мне надоело постоянно слушать, как ты изворачиваешься, придумывая все эти нелепые истории. Я ведь столько тебе намекать пыталась, а ты так увлекался анекдотами и баснями, что не замечал даже, когда я уходила! – размахивала руками, словно ветряная мельница, Саша. – Нет бы, взять и поцеловать уже, а не языком молоть. Неудивительно, что я такая мрачная ходила, когда все вокруг милуются и улыбаются, а мой мужчина только на словах герой.

То ли такое внезапное признание, то ли слова «мой мужчина» все-таки возымели свой эффект. Не дав больше Саше ни слова сказать, Боб в два шага преодолел расстояние между ними и, сжав плечи женщины, поцеловал ее в губы. В этот момент Рик закрыл дверь на кухню, не сдержав завистливого вздоха, и не успел даже повернуться к Дэрилу, чтобы спросить, что тот думает обо всем этом, а охотник уже скрылся в камере Кэрол, почесывая пятую точку. Граймсу оставалось разве что зубами от злости скрипнуть, а потом понуро брести к себе. Быть может, и ему, наконец, завтра повезет?

Утро торжественного дня не принесло никаких хороших новостей. По крайней мере, Рику, которого вопреки всем надеждам и мечтам разбудила вовсе не Мишонн, а Гленн, и не страстным поцелуем, а всего лишь грохотом рухнувшей тумбочки. Ойкнув, парень принялся потирать ушибленный палец и попутно пытался растолкать лидера, говоря что-то о праздничном завтраке и ожидающих его жителях тюрьмы. Граймс натянул на голову одеяло, пребывая не в самом лучшем настроении для того, чтобы отправляться в столовую и улыбаться всем, принимая поздравления. Да еще и вечером по-любому ведь какое-нибудь торжество устроят. В этом новом мире ведь осталось так мало поводов для праздника.

Но кто-то проворный стянул с Рика одеяло, а потом еще и шлепнул скрученным в жгут полотенцем по заднице, призывая перестать быть овощем и идти к людям принимать дары и поздравления. Этим кем-то оказался счастливый Боб, который, похоже, после сегодняшней ночи снова стал заядлым оптимистом. Похоже, жизнь в тюрьме начала мирно возвращаться в прежнее русло, и только Граймс видел вокруг сплошные минусы, которые мешали ему даже в свой день рождения пребывать в хорошем настроении.

Тем не менее, поддавшись на уговоры Гленна и Боба, мужчина все-таки поднялся с кровати, привел себя в божеский вид и выдвинулся в столовую, где каждый попадающийся ему на пути человек считал своим долгом поздравить лидера общины с его праздником. Слушая искренние пожелания всего самого наилучшего и собрав в руках целую гору всяких мелочей и сувениров, Рик не мог не заметить, что настроение его все-таки улучшилось, хотя самого главного поздравления он еще не получил. Мишонн почему-то нигде не было видно. Как и Джеймса.

Кэрол приготовила для Рика чай с лимоном и даже поставила перед ним на стол вазочку с вкусными шоколадными конфетами, при виде которых мужчина чуть не прослезился. Наконец-то и на его улице наступил праздник! Уплетая шоколад за обе щеки, он уже совсем выкинул из головы мысли о Мишонн, решив, что грех в такой день расстраиваться и сходить с ума. В конце концов, у него ведь еще остались верные друзья и дети, которые любят его и точно не променяют на какого-то там Джеймса. По крайней мере, очень хотелось на это надеяться.

После завтрака Рик отправился было к забору, чтобы вместе с Дэрилом и Гленном залатать дыры и проверить территорию, но те отправили его обратно в блок, сказав, что тот имеет право устроить себе день отдыха. И все остальные, к кому Граймс подходил с желанием помочь, так же отправляли мужчину валяться на кровати и ничего не делать, что было даже немного непривычно. Рик ведь давненько нормально не отдыхал и не бездельничал.

Мужчина весь день вынужден был наблюдать за тем, как расцветают в преддверии лета тюрьма и ее жители. Как Кэрол, Саша и Мэгги порхают по кухне в сплетенных из первых распустивших цветов венках на своих головах, как Дэрил, Боб и Гленн то и дело подшучивают друг над другом и ведут какие-то серьезные беседы, косясь в сторону своих дам. Как дети со счастливыми лицами бегают по блокам и двору, радуясь теплой погоде и предстоящему вкусному ужину. И только Рик с каждым новым часом становился все угрюмее.

Где же Мишонн? Почему она до сих пор не пришла и не поздравила его? Она ведь не могла забыть, не тогда, когда всюду только и говорят, что о Рике, о том, какой же он замечательный лидер и хороший человек. Или все-таки могла? Или попросту игнорирует его? Может, он ей разонравился? Или вообще никогда не нравился? Может, она разочаровалась в нем после его попытки переодеться в Диксона?

От всех этих вопросов голова шла кругом, и на ужин в честь своего праздника Рик едва не опоздал. А когда переступил порог почему-то темной столовой, где с трудом виднелись лишь смутные очертания в свете заходящего солнца, чуть не споткнулся о стул. В тот же момент всюду вспыхнули свечи и керосиновые лампы, и нестройный хор разномастных голосов принялся напевать всем известную песенку. От такого внимания Граймс немного оттаял, выдавив из себя улыбку, и тут же был завален цветными свертками и коробками в шелестящей оберточной бумаге. Чьи-то цепкие пальцы уже дергали во все стороне отчаянно заболевшие уши, а кто-то усердно похлопывал мужчину по занывшему вмиг плечу. У бедного Рика, чьи руки начали неметь от тяжести подарков, создалось впечатление, будто друзья решили не иначе, как убить его, чтобы поделить между собой его кусок праздничного сладкого торта.

С трудом отбившись от жаждущих еще и обнять до кучи именинника, Рик свалил все подарки на свободный стол у двери и заметил, как к нему почти неслышной походкой подошла Мишонн, держа руки за спиной. На ее губах играла лукавая улыбка, и Граймс не смог не улыбнуться в ответ. Вот она, наконец-то, пришла и смотрит на него, явно намереваясь что-то подарить. Коробка, которую она протянула ему, тяжелее, чем кажется, и мужчина просто не может устоять перед тем, чтобы разорвать упаковку и посмотреть, что же там внутри. Пока остальные начинают раскладывать по тарелкам салаты и куски ягодных пирогов, Рик заворожено вертел в руках довольно-таки старинный с виду револьвер, перевязанный красной ленточкой.

- Во время вылазок нашла один антикварный магазинчик, и там в главной витрине лежало это, - принялась рассказывать Мишонн, как и Рик, касаясь пальцами холодного металла. – Я сразу подумала о тебе и решила, что ты обрадуешься. Только он почему-то не работал, хотя с виду был вполне исправен, и я не знала, как его можно починить. Кэрол увидела револьвер и сказала, что Джеймс как-то упоминал об антикварной лавке своего отца, и я решила обратиться к нему. Он действительно починил его, можешь даже проверить, я и патроны подыскала подходящие.

Все-таки Кэрол вполне оправдывала свою репутацию местной сплетницы, которая знала все и обо всех. Не зря, видимо, бегала к Джеймсу все то время, пока он приходил в себя, и успела выведать о нем массу полезной информации. Теперь стало ясно, о чем же секретничали Мишонн и Джеймс, и от осознания этого становилось как-то легче. Все-таки, Джеймс этот изворотливый мужик оказался, ведь столько раз его уже подозревали в самых тяжких грехах, а он все равно умудрялся выходить сухим из воды.

- Загляни в коробку, они там, - подмигнула мужчине Мишонн, направляясь к основной массе празднующих, имея в виду патроны. Или не совсем их, если, конечно, они не кружевные и не ярко-красного цвета. Сообразив, что на дне коробки лежит часть гардероба женщины, причем весьма микроскопическая и сексуальная, Рик не то, что дар речи потерял, он позабыл, как дышать надо. Чуть не выронив сию драгоценность, мигом понимая, на что так прямо намекнула Мишонн, Граймс весь вечер прижимал коробку к себе, выпил несколько стопок для храбрости и под общие аплодисменты уже изрядно подвыпивших друзей, разрезал большой торт.

Бет и Мэгги все еще пели, хлопая в ладоши, для тех, кто пытался танцевать на плохо слушающихся ногах, а Рик уже тихой поступью следовал к камере Мишонн, куда не так давно ушла сама женщина. На ходу стягивая с себя рубашку, мужчина уверенно шагнул в темное помещение, тут же оказываясь нос к носу с Мишонн, на которой, к изумлению Рика, уже почти не было одежды. Кружево полупрозрачной ночной сорочки, едва прикрывающей бедра, мало что могло спрятать, и на женщине смотрелось до того непривычно, что Граймс даже подумал, что попал не в ту камеру. А ну как это на самом деле Мэгги тут стоит, в ожидании Гленна?

Но тихий голос, зовущий его по имени, принадлежал вовсе не Мэгги, и Граймс, судорожно сглотнув, с опаской коснулся руками талии женщины, в тот же миг ощущая, как ее руки обвиваются вокруг его шеи, причем в довольно-таки крепкой хватке. Он уже успел позабыть, что эта женщина довольно-таки бойкая особа. Неудивительно, что не успел он и рта раскрыть, как оказался спиной на койке, а проворная Мишонн оказалась сверху, ловкими тонкими пальцам расстегивая ремень на его брюках. Рик предпочел думать, что в его заторможенности виноват выпитый алкоголь, а вовсе не страх облажаться после стольких месяцев монашеского образа жизни.

Когда и на нем не осталось ничего, кроме причудливых трусов с героями диснея, которых, как надеялся Рик, в темноте не видно, мужчина все-таки осмелел, срывая тонкую ткань со столь желанного тела Мишонн и прикасаясь ладонями к нежной коже. Она наклонилась к нему, прикасаясь к губам нежным поцелуем, от которого Граймс опьянел еще больше, уже прижимая ее к себе крепче, словно пытаясь доказать всем, себе и ей тоже, что она – только его. Почему он не мог сделать этого раньше? Даже Дэрил сумел-таки перебороть свои страхи и затащить Кэрол в постель, а Рик что? Бравый шериф, боящийся женщин. Ну, ничего, сейчас он все исправит. За одну ночь наверстает все, что упустил.

Впопыхах стянув с себя и с Мишонн последние детали гардероба, Рик, предвкушая долгую и очень бурную ночь, уверенно перевернулся, подминая женщину под себя и прокладывая дорожку из поцелуев от ее губ к ключицам. Рискнув провести пальцами по ее груди, Граймс вновь ощутил головокружение, в этот раз весьма приятное, и, услышав тихий вздох, сорвавшийся с губ Мишонн, принялся опускаться ниже, пока кровать под ним почему-то не начала куда-то уплывать. Или это он вдруг начал соскальзывать, отчаянно вцепившись руками в бедра тут же вскрикнувшей женщины.

- Поосторожнее там, Ромео, - усмехнулась она, но Рику было вовсе не до смеха. Чертова простынь под ним уверенно съезжала на пол, и вскоре мужчина, утянув за собой и Мишонн, свалился на холодный бетонный пол, весьма ощутимо ударившись копчиком. Еще и, кажется, умудрился заехать коленом по спине женщины, которая, чертыхаясь, принялась сминать в руках податливый тонкий шелк. – Да чтоб я еще раз советов Мэгги послушалась, - процедила она сквозь зубы.

Рик не сразу понял, о чем говорит Мишонн, а когда до него дошло, что эту ночь женщина специально планировала для него, да и не сама, а прося совета у подруги, он тут же поспешил ее обнять, утыкаясь носом в ее шею и сдавленно хихикая. Мишонн, которая поначалу решила, что Граймс при падении сильно ударился головой, но потом, поглаживая его по затылку, сама не смогла сдержать улыбки.

- Хватит уже ржать, шелковые простыни – это романтично, - заявила она, но Рик еще долго не мог успокоиться, и Мишонн пришлось затыкать его поцелуем. До самого утра у Граймса уже не было ни поводов посмеяться, ни даже возможности это сделать.

День рождения прошел на славу.

========== Эпилог ==========

Дэрил лениво закурил сигарету, постукивая носком ботинка по колесам автомобиля, на котором они с Риком, Гленном и Бобом собирались отправляться на вылазку. Этой же машиной он сбил Джеймса, который, к всеобщему удивлению, решил сегодня поехать с ними. Он даже собрал зачем-то с собой полный рюкзак всякой всячины и плотно закрыл дверь своей камеры, как будто не хотел, чтобы кто-нибудь заглядывал туда в его отсутствие. Глупо, ведь у тюремчан нет привычки врываться в чьи-то покои, а уж воровства здесь и вовсе не бывает. Разве что Боб утащит порой пару бутылок медицинского спирта у Хершела, но это ведь мелочь.

- Хорош уже копаться там, как бабы, блин, ехать пора, - позвал друзей Дэрил, усаживаясь за руль. Рядом с ним тут же пристроился Рик, который после своего дня рождения, прошедшего несколько дней назад, все еще с трудом ходил, виня во всем ставшую вдруг неудобной кровать, от которой болело все его тело. На деле, конечно, причина была совсем в ином, но вслух ее никто не озвучивал.

Боб, Гленн и Джеймс уселись позади, и всю дорогу молча слушали, как Дэрил подвывает своей любимой группе, тряся волосами и практически не глядя на дорогу. В середине пути Джеймс вдруг заговорил, попросив Диксона остановить машину там, где они в свое время встретились. Почему-то для бывшего новичка, уже ставшего своим, это было очень важно.

- Но тут лес кругом, - заметил Рик, когда Дэрил все-таки затормозил на обочине рядом с тропой, по которой к этому месту пришел Джеймс.

- Я знаю, - невозмутимо отозвался тот, вылезая из автомобиля и закидывая за спину рюкзак. – Мне предстоит долгий путь через этот лес.

Дэрил, который все еще подпевал, резко замолк и как и остальные, с недоумением уставился на Джеймса. Тот, полной грудью вдохнув прохладный еще воздух, наполненный ароматами цветов и зелени, вытащил из нагрудного кармана рубашки какой-то картонный прямоугольник и протянул его Диксону. На черно-белом снимке была изображена молодая женщина с вьющимися темными волосами и заразительно-милой улыбкой.

- Ее зовут Лара, - пустился в объяснения мужчина. – Мы жили вместе в том лагере, на который напали ходячие, и из которого мне пришлось убегать, сломя голову. Мертвецов было так много, и они напали так неожиданно, что у нас не было возможности как-то скоординировать свои действия или хотя бы договориться заранее, где мы встретимся. Я видел только, как она убегала в сторону шоссе, но не мог последовать за ней.

Улыбка на губах мужчины стала печальной, а затем и вовсе исчезла, оставив после себя лишь горечь утраты и неловкость, повисшие в воздухе.

- Она моя жена, - продолжил он спустя несколько минут тяжелого молчания. – Я собирался отправляться на ее поиски сразу же, как только хотя бы немного приду в себя, но знаете, как это обычно бывает… Время идет, надежда гаснет, и в голову невольно лезут далеко не самые хорошие мысли. Я мог бы уйти еще несколько недель назад, но всякий раз останавливал себя. В таком мире… лучше жить в неведении, чем узнать, что человека, который тебе дорог, уже нет в живых. Я хочу найти свою жену, но я боюсь того, что могу найти ее… не такой. Изменившейся. Мертвой.

Ни Дэрил, ни Гленн, ни Боб и уже тем более Рик не знали, что тут можно сказать. Молчание затягивалось, и Джеймс, забрав снимок и убрав его в карман, снова вздохнул и улыбнулся так тепло, что казалось, будто все его страхи мигом улетучились в никуда. Странный, все-таки, он человек.

- Ну, мне пора. Я и так уже задержался. Очень счастлив был повстречать таких замечательных людей, как вы. Спасибо за все и, надеюсь, когда-нибудь мы еще увидимся. – Он пожал руку каждому, все еще улыбаясь.

- Адрес знаешь, будем ждать, - отозвался Дэрил. – Только это, под колеса больше не прыгай, рукой махни, и мы остановимся.

- Так и быть, твою камеру мы трогать не будем, - кивнул Рик.

- Я припрячу одну бутылочку… ладно, две бутылочки, - подмигнул Боб. – Посидим, как в старые добрые.

- У тебя все получится, мы мысленно с тобой, - закончил Гленн.

Джеймс махнул рукой на прощание и двинулся по тропе в лес. Все четверо наблюдали за его удаляющимся силуэтом, пока он совсем не скрылся за деревьями, и только потом сели обратно в машину и двинулись в путь. В салоне повисла тишина; Дэрил больше не пел. Никто из них даже не догадывался, что когда-нибудь они начнут вдруг скучать по этому странноватому типу, который появился в их жизни так же внезапно, как и решил из нее исчезнуть. Тишину нарушил удивленный и в то же время возмущенный голос Рика:

- Блин, а кто теперь будет готовить грибное рагу?