Друг или Враг? (СИ) (fb2)


Настройки текста:



========== Пролог ==========

Алиса Клэптон и Дин Хоггарт с самого начала были лучшими друзьями.

Многое переживая вместе, они старались всегда поддерживать друг друга. Он называл её “моя принцесса”, а она, смеясь, всегда называла его “драконом”. Никто не понимал этих шуток, но это было не обязательно. Они создали свой собственный мир, доступный только им.

Алисе никогда не нравились обычные сказки, в которых принц побеждает дракона и сбегает вместе с принцессой, чтобы потом жить долго и счастливо. Что-то в этом казалось ей неправильным. Как можно не замечать, что дракон беспокоиться и оберегает тебя? И кто вообще может победить дракона?

Дин с самого начала поставил для себя задачу, что он должен оберегать Алису от всех видимых и невидимых угроз. Много раз вступая в драку из-за неё, он всё чётче и чётче осознавал, что никогда в жизни не оставит Алису одну. Ведь он её дракон.

Дин много читал про звёзды, а потом рассказывал ей о них, ведь это так нравилось ей.

А он просто наслаждался моментом, когда Алиса восторженно смотрела на звёзды, как она закрывала глаза и тихо, себе под нос, шептала своё желание. Она никогда не говорила ему, чего желала, но он и так понимал её без слов.

Этот вид взаимопонимания, который они достигли за многолетнюю дружбу, очень нравился им обоим. Взаимопонимание без слов и каких-либо жестов.

Но даже в самой радужной дружбе порой бывают чёрные тучи. Их никак нельзя избежать.

И совсем скоро разразится ураган, бушующий вокруг них.

Вот тогда и настанет время перемен. Но не известно, что будет после.

========== Глава 1 ==========

Комментарий к Глава 1

тапки принимаются:)

Частный дом под номером семьдесят шесть по улице Бейкер Роуд нечем не отличался от других таких же неприметных домов.

Этот дом был небольшим, всего лишь два этажа. На втором этаже находился балкон, заставленный множеством горшков с цветами, что было неудивительно, ведь сейчас конец августа, а это значит, что на улице самая жара.

Домик был светло-зелёного цвета. За ним был небольшой садик, засеянный газонной травой. Посередине этого садика стоял бассейн, в нем до сих пор плавали забытые своей хозяйкой, надувные игрушки. Недалеко от бассейна стояла беседка, в которой за столом сидела светловолосая кукла с голубыми глазами, а рядом с ней стоял игрушечный сервиз.

Около забора росло множество цветов, которые сейчас, к сожалению, заканчивали своё цветение.

А с другой стороны от бассейна находились летние качели, на которых сейчас «засыпал» плюшевый мишка. Рядом с ним сидела маленькая чёрноволосая девчушка, которая пела колыбельную песню своему любимому мишке.

— Алисия! Быстро заходи в дом! К нам сейчас придут гости! — на небольшую площадку перед домом вышла женщина лет двадцати пяти — тридцати.

Создавалось такое впечатление, как будто она специально не выходит ближе к солнцу. Но это ощущение моментально исчезло, когда она наконец ступила на солнечный участок, и её лоснящиеся тёмные волосы начали сверкать.

У женщины кожа была близкого к фарфоровому цвета, что идеально оттеняли её тёмные волосы и карие глаза. Домашнее платье хорошо подчеркивало её тонкий стан и длинные ноги. Эта женщина вполне могла бы быть фотомоделью, но работала журналисткой в одном из модных журналов.

— Сейчас, мам! — прокричала девочка. — Я только уложу спать Барни!

— Неси Барни в дом. Сегодня обещают дождь, Барни промокнет, если ты оставишь его спать на улице, и он на тебя обидится и уйдет, — ласково сказала мама Алисы. — Мы потом уложим его спать рядом с тобой, в твоей комнате.

— Ой, я не хочу, чтобы Барни уходил! — сказала малышка и сгребла Барни вместе с подушечкой и одеяльцем в охапку. — Я тогда сейчас ещё Долли заберу!

— Забирай и идем в дом, а то сейчас придут к нам гости, а дома никого нет, кроме папы, — рассмеялась мама Алисы.

— Я всё, — пропыхтела Алиса, подходя к матери. В руках Алисы было множество игрушек, чьи имена знала только она сама.

— Давай, я заберу у тебя хотя бы половину игрушек, — женщина протянула руки к игрушкам.

— Я сама, — ответила Алиса и убежала в дом.

— Опять бегает со своими игрушками? — улыбнувшись, спросил входящий на крытую площадку мужчина, светловолосый и голубоглазый, примерно того же возраста, как и мама Алисы. Именно от отца девочке и достались голубые глаза, хоть они и были немного ярче, а вот черные волосы и фарфоровую кожу она унаследовала от мамы. В отличие от своих женщин у папы Алисы была смуглая кожа, что ничуть не портило его. Сейчас на мужчине были джинсы, майка и дочкин фартук, который был ему явно мал.

Женщина рассмеялась, глядя на мужа, который смотрел на неё непонимающим взглядом.

— Что-то не так, Люси? — с таким же не понимающим взглядом спросил мужчина, от чего женщина ещё сильнее начала смеяться.

— Нет, Эрик, просто, когда придут гости, сними этот фартук, пожалуйста, — сквозь смех проговорила Люси.

Мужчина непонимающе посмотрел вниз на свой внешний вид, а затем, пожав плечами, обнял свою жену и трепетно поцеловал её в волосы. Послышался звонок в парадную дверь.

— Это, наверное, наши новые соседи, — улыбнулась Люсьена, стирая слезы, выступившие после продолжительного смеха, пошла открывать дверь.

— И по совместительству мой новый начальник с женой и сыном, — улыбаясь, сказал Эрик, идя вслед за женой. Она бросила на него быстрый взгляд, и Эрик, поняв её совершенно без слов, снял с себя фартук Алисы.

— И сколько же их сыну лет? — спросила женщина, проходя гостиную.

— По-моему, примерно столько же, сколько и Алисе, — сказал Эрик, открывая дверь своим гостям.

На пороге дома стояли двое взрослых людей, и один маленький мальчик.

Женщина была примерно такого же возраста, как и её муж, то есть двадцати пяти — тридцати лет. Короткие русые волосы, зелёные глаза, смуглая кожа. Улыбка модели. Замечательная фигура, которой могла бы позавидовать любая женщина. Одета она была в чёрные джинсы-дудочки, красную тунику с рукавом три четверти. На ногах — обычные туфли на небольшом каблуке. У женщины немного выступал животик, говоря о том, что она, возможно, ждала ребёнка.

Мужчина был довольно высокий. Светловолосый, как и Эрик, только глаза цвета пасмурного неба. Кожа светлая, но не как у Люсьены. Довольно накачанное тело, что хорошо видно через обтягивающую белую майку. Темные джинсы хорошо смотрелись с ней. Кроссовки как раз подходили к одежде.

Что же можно было сказать о мальчишке? Он примерно такого же возраста, как и Алиса, может, года на два постарше. Светлые волосы, серые глаза, немного смуглая кожа. Мальчишка улыбался во все свои зубы. Одет он был просто: в фиолетовую футболку с изображением дракона, шорты и сандалики. В руках мальчик держал пирог, который он, и его родители, хотели подарить своим новым соседям, в знак взаимопонимания и будущей дружбы.

— Привет, Эрик, — первым сказал мужчина, который стоял за дверью и протянул папе Алисы руку для рукопожатия.

— Привет, Логан, — улыбнулся Эрик и пожал руку своему боссу.

— Познакомьтесь, моя жена — Зоуи, и мой сын — Дин, — мужчина рукой указал на свою любимую жену и сына.

Эрик слабо кивнул головой Зоуи в знак приветствия, после чего присел и пожал руку Дину. Кажется, мальчик был невероятно рад, что к нему отнеслись, как ко взрослому.

— Я — Люси, моего мужа все знают, а это… стоп, где Алиса? — мама Алисы стала поворачивать голову, но свою дочь в прихожей не обнаружила.

Тут во второго этажа раздался топот, будто бежала не одна маленькая девочка, а десятки маленьких девочек. В прихожую влетело некое лохматое чудо в розовом платье, которое смутно напомнило Люси свою дочь. На губах у «чуда» красовалась неровно накрашенная помада, от уха до уха.

— А это моя дочь, Алиса, — выдохнул Эрик, улыбаясь своей дочери. Она никогда не умела спокойно сидеть на месте, а всё время любила что-то делать. И обычно это не поддавалось логическому объяснению.

Чудо бегало по прихожей, и кричало что-то вроде: «отныне я королева Алиса!». Дин рассмеялся, отдал пирог отцу подошел к Алисе, встал на одно колено, как в фильмах про рыцарей, и преклонил голову.

— Я буду рад защищать столь прекрасную королеву. Я буду доблестным рыцарем, — совершенно серьёзно сказал мальчик, всё ещё не поднимая своей головы

— Разве ты рыцарь? — Алиса, наконец, остановилась и стала разглядывать мальчика. — Ты не рыцарь! Ты дракон!

Мальчик поднял голову и увидел, как девочка протягивает свою руку и улыбается. Он протянул руку в ответ и встал.

— Меня Алисой зовут, а тебя? — улыбнулась девочка.

— А я Дин, — рассмеялся паренёк. Взрослые смотрели на это всё с легким недопониманием. Прямо на их глазах проходил обряд посвящения в друзья.

— Запомни, дракон Дин, теперь ты должен будешь охранять меня от всяких там принцев, которые будут приходить просить моей руки.

— Да, принцесса Алиса, я буду охранять Вас до конца жизни, — так же серьёзно сказал Дин. После этих слов дети рассмеялись.

— Пойдем, я покажу тебе Барни! — Алиса потянула Дина на второй этаж.

— Барни? — удивился Дин, когда Алиса тащила его на второй этаж.

— Моего плюшевого мишку, — смеясь, сказала Алиса.

Алиса открыла дверь в свою комнату и Дину перед глазами предстала нежно-сиреневая комната, которая полностью была заставлена игрушками. На окнах росли фиалки, а под окнами стояла кровать, заправленная фиолетовым одеялом. Под одеялом лежал огромный плюшевый медведь. На столе, напротив кровати стояло огромное количество кукол.

На шкафах было множество наклеек с различными мультипликационными персонажами.

Алиса приложила палец к губам, что означало: «тихо».

— Вот, знакомься, это Барни, — шепотом сказала Алиса, показывая на спящего медведя, который занимал почти всю кровать.

— Он очень большой, — сказал Дин, смотря на медведя.

— Ты не бойся, он не страшный, — улыбнулась Алиса, говоря в полный голос.

— Я и не боюсь, — гордо сказал Дин. — В конце концов, я — Дракон, а не какой-то там рыцарь. Мне надо охранять принцессу, а не бояться медведей. И я своё обещание сдержу.

Алиса опять рассмеялась, но потом вдруг стала серьёзной. Ну, как серьёзной, если не считать помады, которая была намазана от уха до уха, то она стала серьёзной.

— Дин, а что, если мы будем лучшими друзьями, а потом, когда мы вырастем, тебе прикажут меня убить, что тогда? — неожиданно задала свой вопрос Алиса.

— Убить? Я не смогу тебя убить, потому что я поклялся защищать тебя ценой собственной жизни, — весело отозвался Дин, садясь на мягкий ковер.

— Дин, а ты будешь моим лучшим другом? — Алиса подсела поближе к мальчику и в ожидании ответа посмотрела ему в глаза.

— Конечно, буду! — улыбнулся Дин.

— Тогда я буду твоей лучшей подругой, — в ответ на улыбку Дина Алиса тоже улыбнулась, из-за чего, её «вторые губы» стали ещё шире.

— Алиса, — неожиданно протянул Дин.

— Что? — тут же отозвалась Алиса.

— Ничего, просто твоё имя слишком длинное, — усмехнулся Дин. — Я буду звать тебя, Ал, хорошо?

— Хорошо, Дин! — рассмеялась Алиса.

За такой непринужденной беседой дети провели ещё много времени. Они узнали, что будут учиться в одном классе, что из-за работ их родителей, они теперь будут много времени проводить вместе.

Возможно, это начало большой дружбы, а возможно и чего-то большего, чем простой дружбы.

Но что их ждет дальше? Не знает никто.

========== Глава 2 ==========

— Хей, Ал, давай живее! — кричал под окном дома номер семьдесят шесть по улице Бейкер Роуд молодой парень лет восемнадцати. Светлые волосы развивались на слабом ветру, а серые глаза сейчас больше походили на чёрные. Одет он был в джинсы, чёрную, обтягивающую футболку с изображением какого-то персонажа из мультика, чёрные кеды и такого же цвета кожаную куртку.

— Хоггарт, ты обезумел? — Алиса открыла окно и зашипела на своего лучшего друга, который сейчас стоял и смеялся во весь голос, глядя на злую Алису. Она невольно улыбнулась. Вот почему он до сих пор её лучший друг. Он так же, как и она, любил делать что-то неподдающееся логике.

— А что, Ал? Я предупреждал, что если ты не выйдешь из дома в девять, я буду громко требовать, чтобы ты вышла, — сказал весёлый Дин и опять начал смеяться. — Я ведь твой лучший друг и люди, в крайнем случае, меня поймут. А если нет, то, надеюсь, ты будешь навещать меня в психиатрической клинике.

— Подожди две минуты, — Алиса смерила Дина злым взглядом, от которого его накрыл очередной приступ хохота. Девушка постаралась скрыть свою улыбку, прикусив губу. Его улыбка всегда была слишком заразительна, он всегда был в центре внимания.

Она прикрыла окно и посмотрела на свой шкаф. Она конечно уже не раз ходила на подобные вечеринки, но только не к девушке Дина. Вернее, она редко ходила на такие вечеринки, особенно учитывая тот факт, что многие ненавидели её из-за того, что Дин является её лучшим другом, и его девушка не была исключением.

«И чего он только в ней нашел? — мысленно вскричала Алиса. — Да, хорошая внешность, да, хороша во всем, да, она идеальна, но она полная стерва! Вечно унижает не таких, как она! А что же Дин? Не замечает ничего, кроме своей любимейшей Мелисы! Интересно, а если я ей вырву клок волос, он на меня сильно разозлится?».

— Так, в джинсах я не пойду, — пробормотала Алиса, заходя в свою небольшую гардеробную. — Нет, это платье мне не нравится, это слишком классное! А вот это уже лучше.

Алиса достала из шкафа чёрное обтягивающее платье с длинными рукавами, но открытыми плечами, доходящее ей до середины бедра, кожаную куртку и ботильоны на высоком каблуке.

— Принцесса Алисия, скинь мне свои длинные волосы, чтобы прекрасный принц смог забраться по твоим волосам наверх высокой башни и спасти тебя! — снова раздался голос Дина у улицы. Но, кидать всем волосы она не собиралась, потому что, к сожалению, они доходили ей всего до пояса. Алиса быстро нашла выход и выкинула Дину в окно свои старые туфли, которые были ей малы. А жаль, они были красивые.

Раздался звук падения чего-то тяжелого на землю и шипение Дина.

— Клэптон, блин! — раздался ворчливый голос Дина с улицы. — Ты чего туфлями раскидалась?

— А что ты мне ещё предлагал выкинуть в окно? Печеньки, шоколад и молоко? — с насмешкой спросила Алиса.

— Ну а… сейчас подожди, — Дин достал из кармана телефон, быстро набрал сообщение и убрал обратно в карман. — Так, о чем я. Ах, да. Ну, а что в этом такого? Печенек можно и побольше.

— Какой ты мечтатель, Хоггарт, — заметила Алиса и снова выглянула в окно. — И вообще, чего ты у меня под окнами орешь? Зашёл бы в дом и сам всё взял. Такое чувство, будто дружим первый день, и ты не знаешь, где и что находится в доме. Заходи и возьми печенье.

— Ал, ты как всегда в своём репертуаре, но ты уверена, что всё хорошо? Мне кажется, что ты что-то недоговариваешь, — Дин умел легко распознать настроение у всех. Ну, только если считать Алису за всех. Ведь для него не было ничего важнее, чем его лучшая подруга.

— Ничего, я сейчас выйду, — Алиса закрыла окно и начала одеваться.

«Она на меня злится. Всё из-за Мелисы. Интересно, а что если…» — Дин усмехнулся. Хорошая идея пришла ему в голову. Обычно в этот момент надо начинать волноваться.

— Я готова, Дин, — раздался тонкий, застенчивый голос от входной двери. Дин повернул голосу и застыл.

Перед ним стояла Алиса. Нет, не Алиса, какая-то совершенно незнакомая девушка. Тёмные волосы были завиты и спадали с плеч чёрным водопадом. Подводка и тушь хорошо подчеркивали её большие голубые глаза. На слегка приоткрытых губах присутствовал нежно-розовый блеск, который идеально подчеркивал её пухлые губы.

На шее был любимый Алисин золотой медальон, который когда-то подарил ей Дин. На шее последнего же висел точно такой же медальон, только из серебра. Когда-то давно они купили их, чтобы всегда напоминать о том, что они есть друг у друга.

Чёрное платье оголяло плечи, демонстрируя слегка загорелую кожу. Платье идеально обхватывало её миниатюрную идеальную фигурку и открывало вид на длинные ноги, которые визуально удлиняли чёрные ботильоны. В руках Алиса держала чёрную кожаную куртку.

— Отлично выглядишь, — хриплым голосом сказал Дин, ещё раз оглядывая Алису и понимая, что он выглядит, как идиот. Она тоже поняла это и рассмеялась. Её улыбка вселила в него уверенность.

«Да, ещё бы, а как мне ещё вести себя со своей лучшей подругой, которая выглядит немного очень привлекательно? — саркастично подумал Дин. — Хотя, какой там немного. Но ведь она всегда выглядела привлекательно. Так почему меня начало волновать это именно сейчас?».

— Спасибо, — тихо прошептала она, поднимая свой смущённый взгляд на него.

— Ну что, едем? — Дин вопросительно изогнул бровь и прошел к дороге, где была припаркована его новенький чёрный Ford Edge.

Алиса медленно, слегка покачивая бедрами, подошла к машине, взялась за ручку двери, как вдруг вспомнила и, обернувшись, поинтересовалась:

— Подожди, Дин, а как же Моника? Я надеюсь, Рафаэль с ней посидит? — спросила Алиса, смотря своими большими выразительными голубыми глазами на своего лучшего друга. На её губах была слегка заметная улыбка.

— Не бойся, Алис, когда они с моими родителями вернутся из парка развлечений, Рафаэль сказал, что позовет Монику к себе посмотреть какой-то там мультик, — Дин обнадеживающе улыбнулся Алисе. Он заметил в её глазах веселый огонёк.

— Алис? Дин, не часто услышишь из твоих уст моё полное имя, — рассмеялась Алиса, садясь на сиденье и откидывая волосы назад.

— А что, мне нельзя тебя так называть? А, Ал? — спросил Дин, садясь на водительское сиденье и лукаво посмотрел на Алису, а затем они оба рассмеялись.

— Просто, за двенадцать лет нашей дружбы я услышала от тебя своё полное имя раз пять, — сквозь смех сказала девушка и на несколько секунд положила голову Дину на плечо, отчего парень вздрогнул. Через несколько секунд машина тронулась с места, унося своих пассажиров в дом к девушке Дина — Мелисе.

***

Мелиса Флауд была девушка из богатой и обеспеченной семьи, да и к тому же ещё и первая красавица в школе. Ну, и, конечно же, девушкой Дина. Не понятно только, как самая популярная девушка школы и он сошлись… быть может потому что Дин тоже занимал не последнее место по популярности в школе. Это Алиса была в школе серой мышкой, не заметной для общества, так что Мелисе даже не было смысла думать, что между ними может что-то получиться. И это даже не обращая внимания на то, что они знают друг друга больше половины жизни и лучше, чем Дин, Алису не знал никто.

У Мелисы были рыжие волосы, доходившие до плеч. Красивая загорелая кожа, хрупкое телосложение, красивая фигура и зелёные, словно кошачьи, глаза. Мелиса была любимицей учителей, капитаном школьной команды поддержки, встречалась с капитаном футбольной команды и ужасно недолюбливала Алису.

Дин всё время пытался помирить свою девушку и свою лучшую подругу.

Обычно, у него ничего не получалось и он просто не знал причину вражды этих двоих. Алиса объясняла причину их вражды тем, что просто на дух не переносит Мелису, но, ради Дина, готова найти общий язык даже с крокодилом. Конечно, умей бы Дин читать между строк, то понял, что под крокодилом Алиса имеет ввиду его девушку, но, так как он не умел этого, Алиса удачно пользовалась положением.

— Ал, самое главное не обращай на Мелису внимания. Чтобы она не говорила, не обращай внимания, поняла? — пока Дин въезжал в ворота частного дома, он давал наставления Алисе.

— Да я знаю, знаю, — пробормотала не совсем веселая Алиса. — Я буду аккуратна, не переживай за меня, Дин.

— Я не могу за тебя не переживать, Ал, — рассмеялся Дин, припарковывая машину на свободном месте. — Потому что ты значишь для меня слишком многое.

Алиса отстегнула ремень безопасности и вышла из машины, Дин следом за ней. Полной грудью вдохнув воздух, она оглянулась. Она не любила все эти шумные вечеринки, потому что обычно предпочитала сидеть дома под пледом и читать какой-нибудь роман.

— Динушка, маленький мой зайчик! — раздался крик, а потом цоканье каблуков по заасфальтированной площадке для машин. Алиса тихо рассмеялась, прикрыв рот ладошкой, и быстро скрылась с глаз Мелисы, на прощание послав Дину воздушный поцелуй.

К Дину подбежала девушка в туфлях на высокой платформе оранжевого цвета. Одета она была в такого же цвета обтягивающее мини-платье, которое было явно ей мало, но хорошо подчеркивало её фигуру. Волосы были собраны в высокий хвост.

— И тебе привет, Алис… то есть Мелис, — быстро поправился Дин и обнял Мелису, поцеловав её в уголок губ, а потом вытянул из кармана коробочку и открыл её. В коробочке было очень милое на вид ожерелье, которое Мелиса сражу же на себя и надела.

— Спасибо, Динушка, это так мило, — Мелиса обняла его и поцеловала в губы. Ему никогда не нравилось это её “Динушка”, и он много раз говорил ей об этом. Но Мелиса снова и снова продолжала его так называть. — Пойдем, мы все тебя уже заждались. Я же не могу начинать мою вечеринку без моего парня.

Мелиса потянула Дина за руку и потащила в сторону дома. Там уже на полную громкость гремела музыка, и танцевало множество людей, отмечая восемнадцатый день рождения Мелисы.

— А вот и виновница торжества! — закричал в микрофон ди-джей, указывая на Мелису Свет прожекторов тут же выцепил её тонкую фигурку, которую с жадностью обнимал Дин. — Надеюсь, все в сборе, поэтому объявляю начало торжества, и слово предоставляется отцу нашей всеми любимой Мелисы — мистеру Флауду.

На небольшую сцену вышел высокий мужчина в дорогом костюме с бокалом шампанского в руках. Наверное, Мелиса пошла в отца. У неё были такие же волосы, глаза, даже их походки были чем-то схожи.

— Ну, для начал я хочу поприветствовать всех здесь собравшихся, на восемнадцатом дне рождении моей любимой и единственной дочери, — начал свою речь мистер Флауд. — Я, конечно, всегда знал, что моя дочь пойдет в меня, но она превзошла все мои ожидания! Да, она очень общительна, всеми любима, красавица и умница…. Жаль, что этого не увидит твоя мать, Мелиса — она была бы очень рада. Что ж, я хочу, чтобы ты навсегда оставалась такой красивой и всеми любимой девочкой — этот бокал я поднимаю за тебя!

Мистер Флауд поднял руку со своим бокалом в сторону Мелисы и кивнул ей, за тем поднес бокал к губам и осушил его за один раз.

— Что ж, веселитесь, дети! — мистер Флауд спустился со сцены под аплодисменты всех собравшихся ребят. Ди-джей снова включил музыку, но на этот раз то был медленный танец.

Дин повернулся к Мелисе и галантно протянул руку. Мелиса тут же обвила руки вокруг шеи Дина, и они начали танцевать в такт музыке. От Мелисы пахло дорогими женскими духами, аромат у которых был настолько резкий, что у Дина тут же начало резать нос.

Он тут же невольно начал сравнивать духи своей девушки и лучшей подруги: у Алисы был нежный аромат, и когда Дин обнимал Алису, что случалось не очень часто, о чём он жалел и прилагал все возможные усилия, чтобы исправить это, парень никак не мог надышаться этим немного сладковатым запахом, который он всегда очень любил. Дин тут же вспомнил эту маленькую, хрупкую, всегда улыбающуюся фигурку Алисы. Порой, он хотел прижать её к себе и закрыть от всего окружающего мира, уберечь от всех опасностей, которые подстерегали её на каждом шагу. Но каждый раз его останавливала мысль, что он может прижать её настолько сильно, что сломает ей все кости. А у Мелисы же это был всегда резкий запах, который можно было почувствовать за метр от нее. Этот запах, особенно его обилие, всегда вызывал у Дина некое отвращение, но когда он пытался заговорить с Мелисой о смене духов — она начинала устаивать скандал.

— О чем ты думаешь? — наверное, уже в который раз спросила Мелиса, оглядывая парня.

Но он не успел ответить, потому что краем глаза заметил Алису с какой-то маленькой коробочкой в руках, пробирающуюся сквозь толпу, чтобы подарить Мелисе подарок. Хоть Алиса и надела каблуки, чтобы казаться выше, у неё это плохо вышло. Мелиса проследила за взглядом Дина и тут же остановилась. Её лицо исказила злоба.

— Клэптон?! — закричала Мелиса, увидев маленькую девушку, которая сейчас пыталась пролезть между двух парней. — Что ты здесь делаешь?! По-моему тебя никто не звал!

Мелиса подлетела к девушке и что есть силы, отпихнула её. Подарок выпал из рук Алисы и послышался характерный звук бьющегося стекла.

Сама Алиса упала на пол и больно ударилась головой. Из её глаз потели слезы, которые она тут же были вытерты рукой, благодаря себя за то, что купила водостойкую подводку.

Алиса медленно поднялась с пола и, подойдя к подарку, подняла его с пола, отряхнула и вновь прижала к себе, стараясь выдавить из себя улыбку.

— Я пришла на твой день рождения, мне тоже пришло приглашение, — Алиса слегка улыбнулась и протянула маленькую коробочку Мелисе. — С Днём Рождения! Правда, подарок немного разбился, но я думаю, что рамку можно поменять. Надеюсь, он тебе понравится.

Разъяренная до предела Мелиса выхватила подарок и отшвырнула его куда подальше, чуть не попав при этом в Дина. Парень еле увернулся от летящей в него коробочки.

Ди-джей остановил музыку, чтобы лучше слышать, что же будет происходить дальше. Все с интересом уставились на двух девушек, одна из которых была разъярена до предела. Вокруг них образовалось пространство, а некоторые ребята даже достали телефоны, чтобы снять происходящее на камеру.

— Я тебя сюда не приглашала! И даже под угрозой смертной казни не пригласила! Ты меня бесишь, Клэптон! Сейчас я сотру эту милую улыбку с твоего лица!

Мелиса накинулась на ничего не понимающую Алису и ударила её по лицу, от чего последняя девушка потеряла равновесие, опять упала на пол. Она попыталась подняться, но Мелиса не дала её шанса этого сделать. Мелиса схватила Алису за волосы и потащила в сторону выхода.

— Мелиса, хватит! — Дин больно схватил свою девушку за талию и руку и начал оттаскивать от Алисы. Наконец у него это получилось. Толпа разочарованно охнула, но телефоны никто убирать не спешил.

Алиса села на полу и стёрла с щёк слёзы, а затем пригладила волосы. Девушка пару раз шмыгнула носом и обвела взглядом всех собравшихся. Дин увидел небольшую ссадину на лбу, видимо, от ногтей Мелисы.

Наконец поднявшись на ноги, она, покачиваясь, подошла к Мелисе. Её бездонно-голубые глаза выражали печаль. На плече появились несколько царапинок, судя по всему причиной их появления так же послужили ногти Мелисы.

Сердце у Дина болезненно сжалось — он никогда не любил, когда Алиса плачет, а теперь её слезы видели все. Ему хотелось подойти и прижать её к себе, вытереть слёзы, вдохнуть его любимый запах духов, утешить её и больше никогда не отпускать. У него всегда было желание быть с ней, но ещё никогда оно не было таким сильным.

— Знаешь, это больно, — Алиса слегка поджала губы, прямо смотря на Мелису. — Если честно, я не понимаю, за что ты меня так ненавидишь. Что я тебе такого сделала, чтобы до такой степени меня ненавидеть? Да, я не мисс популярность и не мисс любимица всех, я просто самая обычная девушка, которая, как и все остальные, пришла на твой день рождения, чтобы поздравить тебя. Это всё из-за Дина? Знай, я на него не претендую, и никогда не претендовала. Он просто мой самый близкий человек. Я не против того, чтобы вы встречались, я просто счастлива за своего друга и за тебя. И пускай ты меня не любишь, я поздравляю тебя с днем рождения и надеюсь, что у тебя с Дином всё будет хорошо. Мне нравится ваша пара. А теперь, если тебе так не нравится моё присутствие здесь — я ухожу. Надеюсь, я не испортила твой праздник. А если испортила, то прости меня. Как и прости меня за то, что я за что-то тебе не нравлюсь.

Алиса развернулась и направилась к выходу. Все внимательно следили вслед девушке в чёрном платье. Повисла напряженная тишина, пока не закрылась дверь.

Как только дверь закрылась, Дин отпустил Мелису, злобно обвел глазами всех здесь собравшихся и остановил свой взгляд на Мелисе. А все просто делились впечатлениями о драке двух девушек.

Дин в который раз отметил, до какой степени прогнило это общество. Взамен того, чтобы попытаться что-то предпринять и помочь, они достали телефоны и начали снимать всё происходящее на видео.

А ещё он отметил, насколько Алиса очаровательна. Даже после всех унижений, которые она сейчас перенесла, она продолжала не видеть проблем в обществе. Она словно смотрела на этот мир сквозь розовые очки. Но ведь именно поэтому он обещал быть рядом с ней всегда.

— Мелиса, что ты наделала? — сквозь зубы проговорил Дин, сжимая и разжимая кулаки, чтобы хоть как-то успокоиться. Сейчас он совершенно не отвечал за свои действия. Он хотел защитить Алису от всего того, что только что сделала с ней она. Он бы с радостью пережил всё это за Алису много-много раз, лишь бы она не страдала. Он бы умер ради неё.

— Преподала урок маленькой непослушной девочке, — с улыбкой сказала рыжеволосая девушка, поправляя выбившиеся из прически пряди. Быть может, она была красива, но её душа прогнила насквозь. Прогнила до такой степени, что это уже невозможно исправить.

Так вот для чего ей такой резкий запах духов, для того, чтобы скрыть запах гнили.

— За что? — Дин сделал шаг вперед, на встречу Мелисе. — Правда, за что ты её ненавидишь? Я просто не понимаю, почему всё это. Боишься, что она станет лучше, чем ты? Боишься, что она займёт твоё место?

— Она уже стала лучше, чем я! — лицо Мелисы побагровело, и она перешла на крик. — Всегда, всегда она была тебе дороже, чем я! Как только она появляется на горизонте, то ты тут же забываешь обо всём, что происходит вокруг тебя! Когда ты видишь её, то смотришь так, как когда-то очень давно смотрел на меня! Знаешь, порой я ей даже завидую. Она в сотни раз дороже тебе, чем я. Ты не смотришь так на меня, как обычно смотришь на неё. Ты смотришь на неё с такой заботой и нежностью, как никогда не смотрел на меня. Знаешь что, вы друг друга стоите! Я тебя ненавижу!

Дин вдруг почувствовал, что ему глубоко плевать на все эти чувства Мелисы, на то, что они уже долго встречаются. Сейчас ему просто хотелось помочь Алисе, как обычно, прижать к себе, успокоить. Он подошёл и поднял маленькую коробочку с пола, которую несколько минут назад пыталась вручить улыбающаяся Алиса имениннице.

Словно тень, Дин вновь увидел маленькую улыбающуюся Алису. Его Ал. Только его. Ту самую девушку, которая так любила просто побыть с ним. И ей было не важно, кто он, кем он является. Для неё он просто был её драконом. Она так любила погулять с ним, посмотреть на звезды на крыше, сходить в кино. Мелиса часто говорила, что он бегает за ней, как собачка. Но это не так. Он просто, как настоящий дракон, готов прийти на выручку своей принцессе. В любое время. Иногда ему казалось, что он нуждается в ней гораздо больше. Гораздо больше, чем она нуждается в нём. Она была необходима ему, как воздух. Порой, когда ему было плохо, она просто приходила и была рядом с ним. Не говоря ни слова. В такие минуты он был безумно счастлив, что у него есть Алиса. И она только его и ничья больше.

Дин протянул эту коробочку Мелисе и та с удивлением взяла её, совершенно не понимая, к чему этот жест. А он спокойно развернулся и направился к выходу, ничего не говоря, небрежно засунув руки в карманы куртки.

— Дин! Выбирай: или я, или эта дрянь Алиса! — прокричала Мелиса в спину Дина, который почти дошёл до двери. Внезапно все чувства покинули его, и осталось только два: чувство леденящего спокойствия и правильного выбора.

Рука Дина легла на ручку двери:

— Я выбираю Ал, — сказал он, даже не обернувшись, и закрыл за собой дверь.

Мелиса от ярости отшвырнула бедную маленькую коробочку, и она порвалась. Из неё вылетела фоторамка с фотографией двух людей: рыжей улыбающейся девушки с зелеными глазами и светловолосого сероглазого парня, глаза у которых светились счастьем. Но эта фотография теперь осталась лишь напоминанием прошлого, которое уже никогда не вернуть.

***

Алиса шла по обочине дороги в сторону дома, совершенно не обращая внимание на неровную дорогу. Ей просто была необходима эта прогулка. Чтобы подумать.

Хоть с момента их приезда в поместье Флауд не прошло и пятнадцати минут, ей казалось, что прошла целая вечность. Вечность, за которую она даже не успела состариться и умереть. В голове вновь и вновь кружились искры воспоминаний и та боль.

Сзади раздался рев мотора, и из-за поворота вылетела чёрная машина с Дином за рулем. Машина притормозила рядом с Алисой, окно открылось, и высунулась взъерошенная голова Дина.

— Извините, девушка, вас не подвезти до города? — со смехом спросил Дин.

— Извиняю, но к незнакомцам в машину не сажусь! — сказала Алиса и прибавила шаг. Дин от удивления остановил машину и посмотрел на Алису. Она так смешно сердилась, хотя было видно, что сейчас она сама пытается не засмеяться в голос. Она никогда не умела злиться на него. И этим она нравилась ему.

Вся в небольших царапинках она упрямо шла с гордо выпрямленной спиной, не обращая внимания ни на что. Порой он любил её упорство, но в данный момент оно его ужасно раздражало. И ведь это из-за него она стала такой упрямой.

— Ал, да сядь ты! До города около пятнадцати километров! Ты будешь очень долго идти, — крикнул Дин. Он решил использовать последний способ заставить Алису сесть в машину.

— Сколько?! Нет, что ты, Ал, дом Мелисы находится недалеко — говорил он! А что же на самом деле? Пятнадцать километров! Ну, Хоггарт! — Алиса остановилась и зло оглядела Дина.

— Что? На машине конечно не далеко. Садись, давай. И возьми в бардачке салфетки, — сказал Дин и слегка улыбнулся. Он видел, что Алиса колеблется: садиться ей в машину или нет.

Наконец она приняла решение: обошла машину и села. Достала из бардачка салфетки и начала стирать с себя следы грязи и пыли, которые были после её небольшого падения на пол.

— Давай помогу, — Дин отстегнул ремень и повернулся к Алисе. Последний раз он видел её в слезах, когда она узнала, что родители разводятся. Тогда она проплакала всю ночь, а Дин спокойно просидел рядом с Алисой всё это время. Тогда он действительно чувствовал свою важностью, чувствовал, что она нуждается в нём. Это было четыре года назад. Сейчас он отобрал у Алисы салфеточку и повернул её голову к себе, чтобы видеть её лицо. — Я расстался с Мелисой.

Голос Дина звучал спокойно, словно он сейчас спрашивал, нравится ли Алисе погода за окном. Это было не какое-то громкое заявление, а самая обычная констатация факта. Челюсть отпала от головы Алиса и Дин поспешно вернул её на место, сдерживая внезапно накативший на него приступ смеха.

— Что, прости? — Алиса вывернулась из рук Дина и удивленно посмотрела на него. Нет, она знала, что Дин будет рвать и метать, но не настолько же.

— Того, — Дин снова взял в свои руки лицо Алисы и нежно провел большим пальцем по щеке Алисы. От этого жеста Алиса вздрогнула, но вырываться не стала, наоборот, повернула голову в сторону руки Дина и нежно улыбнулась. — Я же обещал, что буду тебя оберегать всегда и от всего. Будь это злобный принц или недовольная Мелиса.

Алиса приблизила своё лицо к лицу Дина и легонечко поцеловала его в щёчку. В голове у Дина тут же начал носиться рой неясных даже ему самому мыслей. Почему-то именно она заставляла его сердце биться чаще.

— Спасибо, Дин, просто за то, что ты есть, — сказала очень тихо Алиса. — Порой мне кажется, что я слишком плохая для такого, как ты. Многие говорят, что ты для меня просто собачка, которая готова прибежать по первому моему зову, но это не так. Я очень сильно привязана к тебе. И не представляю своей жизни без тебя, я не могу прожить без тебя и дня. Я люблю тебя, Дин. Люблю, как моего самого лучшего и самого близкого друга. Ближе тебя у меня никого нет. И, не будь тебя, я бы осталась в этом мире совсем одна. Я счастлива, что встретила тебя. Спасибо тебе за это.

Дин улыбнулся и, протянув руки, крепко обнял её. Он не представлял этого мира без неё. Отстранившись спустя какое-то время спустя, парень начал вновь стирать грязь и пыль с её лица. Всё это время она внимательно следила за выражением лица Дина. Потом он дотронулся до задней части плеча Алисы и тут же одёрнул руку. На его пальцах осталось небольшое количество крови.

— Ал, — прошептал Дин.

— Я знаю, там нет ничего страшного, просто немного счесала кожу, — улыбнулась Алиса, смешно высунув язык. - Ты же знаешь, всегда, когда я нервничаю, я начинаю чесаться.

Тут у Алисы в кармане зазвонил телефон с мелодией их школьной рок группы «Драконы», солистом в которой был Дин.

— Кто-то фанат нашей группы, — лукаво сказал Дин и подмигнул ей, за что незамедлительно получил легкий удар по плечу.

— Тихо, это папа. И, пожалуйста, поехали домой, — умоляюще посмотрела на него Алиса. — Да пап?

Разговор продолжался минуты три, после чего Алиса положил трубку и вся бледная повернулась к Дину.

— Дин, — очень взволнованно проговорила Алиса.

— Что? — не отвлекаясь от дороги, спросил Дин.

— Бен приезжает завтра.

Машина резко остановилась, от чего Алиса чуть не улетела через лобовое стекло, но с трудом осталась на месте.

— Прости, мне кажется, я не расслышал, повтори.

***

— Я дома! — это была первая произнесенная Дином фраза, когда он вошёл в дом. Парень тут же бросил свои ключи от машины и дома на небольшую стоечку около входной двери и, присев на одно колено, принялся развязывать кеды, стараясь не окровавить шнурки, потому что на его руках всё ещё оставалась кровь Алисы. Правда, она уже засохла.

Внезапно он посмотрел на влажную салфетку, которую по прежнему сжимал в руке.

Вот сейчас он почувствовал себя немного глупо.

— Привет, Дин, как у Мелисы? — в прихожую вошла его мама. Она осталась точно такой же, как и десять лет назад, разве только вокруг глаз появились небольшие сеточки морщинок. Она очень любила улыбаться.

— Нормально, — Дин расстегнул куртку и начал её снимать, как бы нарочно пряча руку и с кровью Алисы.

— Это что, кровь? — от внимательного взгляда Зоуи не укрылось ничего. Она тут же подошла и развернула руку Дина ладонью к себе. — Чья это кровь?

Зоуи смотрела на Дина суровым взглядом, от чего ему стало не по себе. Он не хотел говорить матери, что произошло. Но, видимо, придется. Надо было смыть кровь, какой же он дурак.

— Это кровь Ал, она опять нервничала и начала чесаться, — сказал Дин, стараясь избегать взгляда мамы. — А меня не было рядом, чтобы вовремя убрать её руку. Они же с Мелисой не ладят. Ну вот, Мелиса и решила “преподать урок”. А я накричал на неё, сказал, что Алиса мне дороже всего и расстался c Мелисой. Но ведь это правда. Алиса гораздо дороже мне, чем Мелиса. Я… я не смогу без неё, мам.

Дин понуро опустил плечи и наконец, взглянул в глаза мамы, его глаза горели полной решимостью. Всегда, когда тема заходила об Алисе, Дин был готов защитить её от всего.

Совершенно всего.

— Алисе нужна помощь? — после долгого молчания спросила Зоуи, видимо обдумав всё сказанное Дином. — Если что — бинты на кухне.

— Нет она сказала, что сама все сделает, а потом ляжет спать, потому что завтра приезжает Бен, — Дин сжал и разжал кулаки. Как же он ненавидел Бена.

— Самое главное — не убей, — смеясь, в прихожую вошёл отец Дина. Такое чувство, что время для него замерло — он совершенно не изменился за эти десять лет. Точно так же, как и его мать. Порой Алиса смеялась, что они не принадлежат к людям.

— Знаешь, я постараюсь, — сквозь зубы пробормотал Дин, снова сжимая кулаки. — Я спать пойду, завтра же с ребятами в парк идем.

Дин повесил куртку в шкаф и направился к лестнице на второй этаж. Эта лестница была что-то типа фотогалереи их семьи.

Множество фотографий висели по обе стороны лестницы. Вот фотография со свадьбы родителей: мама в пышном белом платье с фатой на голове, а рядом весело улыбающийся папа в чёрном строгом костюме и красной бабочкой. Вот папа и мама стоят у роддома с небольшим свертком в руках, перевязанным синей лентой. А вот он, мама и папа стоят у того же роддома с ещё одним таким же свертком.

Дальше почти на всех фотографиях присутствовала Алиса. Вот они в парке, а вот они ходили в поход. Это его десятилетие. А это они на первое сентября в пятом классе. Каждая фотография с самого детства… он не представлял, какой была бы его жизнь, если бы не познакомился с Алисой. Каждый день он проводил рядом с ней. Пожалуй, она единственный человек, который знает о нем всё. Абсолютно всё. И никому он её не отдаст. Никогда и никому. Даже Бену.

========== Глава 3 ==========

Утром Алиса проснулась в довольно плохом расположении духа.

Голова ужасно болела, и вообще всё тело, да и к тому же сегодня приезжает Бен.

Дело в том, что Бен — её троюродный брат, который хочет, чтобы она принадлежала только ему. В последний раз, когда он приезжал лет шесть или даже семь назад его побил Дин, за то, что из-за Бена плакала Алиса.

Бен сказал, что когда он вырастет, приедет за ней и заберет навсегда, чтобы она больше никогда не видела «этого дурака Дина».

Тогда Алиса убежала из дома вся в слезах. Все искали её несколько часов, но нашёл именно Дин.

Она сидела на поле возле одинокого дуба, куда они с Дином часто ходили любоваться на звёзды. Дин всегда много рассказывал ей о звёздах.

Он тогда очень долго утешал Алису и говорил, что никакому Бену её не отдаст. А потом случилась драка. Дин, несмотря на то, что был младше Бена смог изрядно избить его, хотя потом сам две недели ходил с синяком под глазом и загипсованной рукой.

Алиса невольно усмехнулась, вспоминая эти переживания.

— Доброе утро, Лиса! — из-за спины выглянуло улыбающееся личико её сестры — Моники. Вообще, Моника и Алиса были очень похожи внешне. Такие же длинные, тёмные волосы, светлая кожа… только Моника унаследовала цвет глаз — карий — от матери, а у Алисы были голубые глаза — от отца. — Мы с Рафаэлем договорились сегодня сходить в парк, покататься на роликах. Дин сказал, что вы пойдете с нами!

Моника весело улыбнулась и похлопала в ладоши.

— Конечно сходом, Мони! Ты иди, сделай завтрак, а я быстренько схожу в душ и вернусь, хорошо?

— Конечно, сестренка! — Моника развернулась и, напевая какую-то веселую песенку, вприпрыжку пошла на кухню.

Алиса зашла в свою комнату, взяла большое белое полотенце и направилась в душ.

Тёплые струи воды приятно щекотали кожу. Последние следы грязи смывались с тела. Тело неприятно жгло, из-за того, что остались небольшие ссадины, но и они скоро должны были пройти. Алиса постояла под душем чуть меньше десяти минут, а потом, обернувшись в полотенце, вышла из ванной, спустилась на первый этаж и застыла на месте.

Дверь с легким щелчком открылась, на пороге появился Бен, держа в руках небольшую сумку, и закрыл за собой дверь. Повернулся и тоже застыл.

— Ты решила сразу для меня приодеться? — оглядывая Алису, спросил Бен, облизывая губы. Его голос был слегка хриплым. Да, а он подрос за то время, пока они не виделись. Хотя, Дин выглядел более эффектно, чем Бен.

Алиса открыла было рот, для какого-нибудь злостного ответа, но тут входная дверь распахнулась с ноги, ударив Бена в спину, из-за чего он пошатнулся и завалился на бок.

На пороге стоял Дин и весело улыбался.

— Привет, Ал! — весело сказал Дин, заключая Алису в объятия, ничуть не смущаясь её вида в полотенце, хотя это только снаружи. «Опять этот запах её духов. Да, она замечательна и мила даже в полотенце». — Что тут происходит?

Дин обернулся и громко рассмеялся, увидев валяющегося на полу Бена в виде звездочки.

— Это что, я? — невинным голосом спросил Дин и похлопал глазками для большего эффекта, как когда-то видел в одном кино.

Как он и ожидал, Алиса тут же рассмеялась.

— Конечно, нет, Дин, он сам упал! — Алиса сама поддалась веселому настроению друга. Как она любила такие моменты. Когда приходил Дин, то этот мир словно обретал краски. Их мир, в котором всегда были только они вдвоём, и им никогда не было дела до остальных. В такие моменты она была действительно счастлива. А ещё более счастливой её делал тот факт, что таких моментов было по-настоящему много.

— Я так счастлив, что я тут ни при чём, ведь я против насилия, — Дин театрально приложил ладони к сердцу и обворожительно похлопал глазами. — И вообще, оденься! Мы через полчаса идем в парк.

— Я уже иду переодеваться, Дин, не беспокойся. Мони, собирайся, мы выходим через полчаса! — прокричала Алиса, убегая на второй этаж, придерживая руками полотенце, которое так и норовило соскочить.

Дин резко развернулся к Бену, поднял его за грудки и припечатал к стене. Он ненавидел его всей своей душой. Но только ради Алисы он пришёл сюда сегодня так рано. Вернее, он вообще сегодня не ложился спать, потому что всю ночь сидел у окна, выжидающе вглядываясь в прохожих, надеясь, что он не увидит Бена. Быть может, это был просто глупый розыгрыш, и на самом деле Бен сегодня не приедет?

Но как только он увидел Бена в окне, то все надежды были разрушены в прах.

— Тронешь её хотя бы пальцем, тварь, и на этой стенке будут висеть твои органы на продажу! — прорычал Дин, сильнее вдавливая Бена в стенку. Это были не какие-то пустые угрозы, он точно осознавал, что сможет воплотить их в жизнь.

— Мне кажется, или у тебя самого на неё большие планы? — просипел Бен, барахтаясь на весу. Он не выглядел испуганным, скорее полностью уверенным в своём превосходстве. Эта манера бесила Дина.

— Она никогда не будет твоей, потому что я не позволю тебе тронуть её хотя бы пальцем, — Дин приблизил своё лицо к лицу Бена и злобным шёпотом выплевывал ему в лицо слова. — Она — единственный лучик солнца в моей жизни и так просто я от неё не отступлюсь. Она будет с самым достойнейшим, на мой взгляд, человеком. Но точно не с тобой, тварь.

— И этот самый достойнейший — ты, — ухмыляясь, сказал Бен, нагло смотря Дину глаза.

Он занес свой кулак для удара, чтобы стереть эту идиотскую ухмылку с лица Бена.

— Дин, я готова, — раздалось с лестницы, и в следующее мгновение на первом этаже появилась Алиса. — И что тут происходит?

Алиса злобно посмотрела на Дина, а потом перевела взгляд на Бена.

Дин отпустил Бена на пол, от чего тот он пошатнулся, но всё же устоял на ногах. Отряхнувшись от несуществующей грязи, Бен кивнул Дину и пошёл на второй этаж, при этом улыбнувшись девушке.

— Мы просто поговорили, милая, не волнуйся, — раздался сладостный голос со второго этажа. Девушка закатила глаза.

Алиса была одета в тёмно-синие джинсы с рванными коленями, розовый топ, просторную майку, открывающую топ, короткую джинсовую куртку и белые кеды, от чего казалась очень маленькой.

В это время со второго этажа спустилась и Моника, которая держала в руках рюкзак с роликами.

Моника была одета в джинсовые бриджи, фиолетовую широкую футболку без рисунка и её любимые балетки. Волосы она как обычно собрала в две косички, но надоедливые пряди чёлки уже выскальзывали из прически.

— Я готова, — пропела Моника, самая первая, вылетая из дома, помахал рукой Рафаэлю. Дин и Алиса весело переглянулись и вышли из дома вслед за Моникой. Оба знали их секрет: они влюбленный друг в друга, но никто из них не может решиться сделать первый шаг. Это было иронично.

Рафаэль стоял и о чём-то рассказывал Монике, очень активно жестикулирую руками. А она, в свою очередь мило улыбалась ему и кивала головой или театрально округляла глаза.

— Наверняка рассказывает о том ужастике, который мы вчера смотрели, — усмехнулся Дин, останавливаясь для того, чтобы взять Алису за руку. Он нежно провел по руке Алисы своей рукой и уверенно посмотрел ей в глаза. — Знай, если он тронет тебя хотя бы пальцем, то тогда я буду медленно отрезать ему все конечности и скармливать ему же. Это будет про…

— Дин, со мной всё будет хорошо, не стоит обо мне так беспокоиться. Конечно, из нас двоих только ты всегда был бесстрашным, но пора и мне что-то перенять от тебя.

Алиса улыбнулась ему и обняла его, обвив руками его талию.

— Дин, Алис, мы идём? — спросил светловолосый мальчик, брат Дина — Рафаэль. Они с Дином были очень похожи, только Рафаэль был ростом чуть повыше Алисы, но всё равно очень высокий для своих десяти лет. Они с Дином часто смеялись над Алисой из-за её роста, а она выпячивала нижнюю губу, словно обиделась, хотя сама пыталась не рассмеяться.

— Да, конечно, идём, — отозвался Дин и отвёл взгляд от Алисы. — Только надо вам воды купить, а то пить захотите.

— А я кушать хочу, — робко сказала Алиса, с надеждой смотря в глаза Дина. От этого взгляда Дин всегда просто таял. Хотя, даже когда она на него смотрела, он забывал обо всём.

— Там магазин около парка есть, так что купим, — улыбнулась Моника и первой двинулась в сторону парка.

***

Парк представлял собой огромный лес, с множеством забетонированных тропинок, огромного озера и небольшого парка аттракционов.

По бокам от дорожек, стояло множество лавочек, на которые можно было присесть после долгой ходьбы и немного отдохнуть.

— Мони, какая же ты медленная! Давай быстрее догоняй! — раздался чуть ли не на весь парк голос Рафаэля.

— Я ещё даже ролики не надела! Рафи, подожди! — слегка раздосадованный голос Моники донесся до Рафаэля.

Потревоженные их громкими голосами прохожие оборачивались и неодобрительно смотрели на ребят, которые потревожили тишину этого места.

Наконец Моника справилась со шнуровкой и поехала догонять Рафаэля, который на этот момент уже почти скрылся за поворотом.

— Ну что, а мы куда пойдем? — спросила Алиса и заговорщики подмигнула Дину. В её руках был небольшой хот дог, а в руках у Дина её молочный коктейль.

— Нет, всё, в парк аттракционов я с тобой больше не пойду! — Дин отскочил от Алисы и в примирительном жесте замахал руками.

— Ну, Дин! — жалобно протянула Алиса, скрещивая руки в молящем жесте.

— Нет, с меня хватило четырех поездок на американских горах и шесть кругов на колесе обозрения. А когда мы катались на маленьких водных катерах в бассейне и «случайно» перевернулись, из-за того, что тебе было жарко? — Дин говорил все, если сдерживая смех, смотря на с каждым мгновением всё больше и больше сутулящуюся Алису. — Ну конечно если хо….

— Алиса! Дин! Привет! — раздался голосок невысокой девочки и короткими светлыми волосами, собранных ободком. Она весело улыбалась, махала рукой и бежала в их сторону. Следом за ней спокойно шел парень, но тоже улыбнулся и приветливо махнул рукой.

— Белла? — Алиса оглянулась и посмотрела в сторону бегущей к ней навстречу девушки. Ростом девушка была чуть повыше Алисы, но в отличие от Алисы она чувствовала себя неуютно из-за маленького роста и поэтому носила туфли с высоким каблуком.

— Привет! — сказала улыбающаяся девушка, которая сейчас пыталась отдышаться после быстрого бега.

— Привет, Бел! Какими судьбами вы тут? — как-то странно коварно улыбаясь, спросила Алиса и подмигнула лучшей подруге.

Девушка тут же покраснела и отвернулась. К ней подошел весёлый парень и приобнял её за плечи.

— Да, Алис, ты была права, мы встречаемся уже пару дней, — сказал парень, подмигнув Алисе. А потом внимательно на неё посмотрел своими удивительными фиолетовыми глазами. — Мне кажется, или раньше ты была выше?

Шон поднял руку на уровне плеча и помахал её, как бы обозначая Алисин рост, а затем нагнулся и помахал своей рукой около колена. Сзади раздался громкий смех Дина, а Белла тут же взъерошила парню светлые волосы.

— Дай пять, Шон! — всё ещё смеющийся Дин подбежал к светловолосому и протянул ему руку.

— Вот вам смешно, а может у нас с Беллой разовьются комплексы по этому поводу, и мы перестанем быть собой? — Алиса злобно сверкнула глазами в сторону парней. Они всё ещё задорно смеялись.

Дин подбежал и взъерошил Алисе волосы. Даже так она была очаровательна. Дин вообще сомневался в том, что она когда-то могла выглядеть не очаровательно.

— Не комплексуй, Клэптон! Нет ничего постыдного в том, что ты маленького роста, я всё равно буду рядом с тобой, — Дин подошёл к своей лучшей подруге и погладил её по щеке.

Чуть отстранившись от неё, парень облокотился на перила, ограждающее озеро. Но вот только довольно старые доски уже давно износились, и Дин, сопровождаемый громким треском, рухнул вниз.

Алиса подошла к заборчику, посмотрела вниз и громко рассмеялась. Внизу, примерно в метре под забором, сидел мокрый Дин. Из воды торчала лишь шея и голова. В волосах были запутаны водоросли, а всё лицо было в тине.

— Не смешно, Ал, — злобно сказал и сам смеющийся Дин.

К заборчику подошли Шон и Белла и тоже начали смеяться. Шон достал телефон и сфотографировал новую моду от Дина Хоггарта на телефон.

— Ну что, как вылезать будешь? — спросил Шон, отпустил Беллу из объятий и подошёл ещё ближе к заборчику.

Дин посмотрел на Шона долгим, пронзительным взглядом, а потом протянул ему руку и со щенячьим взглядом спросил:

— Помощь друга?

Шон рассмеялся, но всё же протянул руку Кикиморе. Последний, в свою очередь, крепко ухватился за руку Шона и… со всей силы потянул друга вниз. Шон, который стоял не совсем крепко и не ожидал такой подставы, с легкостью перекинулся через заборчик.

— Клэптон, — позвал девушку Дин и поманил её пальцем. На этот жест девушка усиленно закачала головой в разные стороны и отскочила подальше от заборчика на всякий случай.

— Хоггарт, идиот, как вылезать то будем? — Шон кое-как пытался стряхнуть с себя тину, но у него ничего не получалось и он только ещё больше размазывал её по лицу.

Дин, который, видимо, бывал в этом озере уже не первый раз, спокойно подошёл к бережку, схватился руками за перекладины и подтянулся.

Когда Дин оказался на твердой земле, то под ним тут же образовалась огромная лужа воды. В след за Дином вылез и Шон.

— И что нам теперь делать с нашим внешним видом? — пытаясь вернуть хоть капельку своего самообладания, спросил Шон.

Дин оглядел парк.

Хороший вопрос, что делать.

Его взгляд прошелся по Белле и остановился на Алисе. Он скользил по её тонкой фигурке вверх-вниз, пока не остановился на большом чёрном рюкзаке в её руках. Для неё он был очень большой.

Потом Дин перевел взгляд на Беллу и увидел в её руках такой же рюкзак.

— Точняк! — Дин хлопнул себя по лбу и повернулся на пятках к Шону. — У нас сегодня тренировка и мы рюкзаки взяли сразу.

Шон тоже хлопнул себя по лбу. Потом посмотрел на наручные часы и показал их Дину.

Они переглянулись, посмотрели на девчонок, потом на рюкзаки, опять переглянулись и сорвались с места. Схватили рюкзаки и побежали дальше, прочь от озера, от парка.

Алиса достала свой телефон, тоже посмотрела на время и показала Белле. Часы показывали без пятнадцати минут четыре. А ровно в четыре у парней начиналась тренировка.

Как-то долго они с ребятами шли в парк. Хотя они ещё и пиццерию по дороге зашли.

— Сейчас, подожди, я сестре позвоню, а потом пойдем, — сказала Алиса, листая номера телефонов в своем мобильнике. — Мони? Слушай, тут у Дина тренировка, я с ним туда пойду, ну посижу просто. А вы тогда когда накатаетесь, то домой идите. Чтобы в семь дома были, ладно? Всё, до встречи, Мони. Можешь у Рафаэля остаться.

Алиса отключилась и убрала телефон в маленький рюкзачок.

— Идем? — спросила Белла.

— Да, конечно, — с улыбкой проговорила Алиса, первая начиная идти в сторону выхода из парка. — Только, я совсем немного хочу какой-нибудь молочный коктейль. потому что мой упал в озеро вместе с Дином.

— Знаешь, — начала Белла. — Я тоже.

Девушки дружно рассмеялись и направились в сторону торгового центра, где продавали самые вкусные молочные коктейли.

***

Две девушки сидели в торговом центре и весело попивали молочные коктейли.

Часы показывали полпятого.

— Бел, может, мы уже пойдем? — спросила Алиса, первая, допивая свои молочный коктейль.

— Да, наверно уже пора, — Белла встала и выкинула пустой стаканчик из-под коктейля.

Они очень любили вот так просто посидеть и поговорить обо всём.

Алиса встала, тоже выкинула свой стаканчик и направилась к выходу.

— Ой, Алис, подожди, я сумку забыла, — раздался сзади голос Беллы.

Алиса обернулась, чтобы что-то ответить, но тут она в кого-то врезалась и едва не упала на пол, но неизвестный, с которым она столкнулась, ухватил её за талию.

— Ох, простите, я такая невнимательная, — пробормотала Алиса, и уставилась на тёмно-серую мужскую футболку, надетую на какого-то парня. От него приятно пахло мужским одеколоном с цитрусами.

— Нет, это ты меня прости, я тебя не заметил, — сказал бархатистый голос, а затем руки парня исчезли с её талии, и девушка сделала шаг назад, чтобы лучше разглядеть парня, с которым столкнулась.

Алиса подняла голову и посмотрела на говорившего. Перед ней стоял и виновато улыбался темноволосый парень примерно её возраста. Его зелёные глаза выражали сочувствие.

— Ничего страшного, — прошептала Алиса, удивляясь тому, насколько идеально выглядят её зелёные глаза. Он был как раз в её вкусе.

— Меня Майкл зовут, а тебя? — парень сразу повеселел, видя, что с Алисой всё хорошо.

— Меня Алиса, приятно познакомиться, — сказала Алиса с широкой улыбкой. — Ох, прости, я спешу.

Алиса посмотрела вдаль и нашла взглядом Беллу. Она стояла и смотрела на них, как-то коварно улыбаясь.

— Может, хотя бы оставишь свой номер телефона? Я хочу загладить свою вину, — опять виновато проговорил Майкл.

Алиса быстро написала свой номер в телефоне Майкла и сохранила.

— Вот, а теперь пока, — сказала Алиса, весело улыбаясь, и вприпрыжку направилась в сторону поджидающей её Белле.

— Пока, Алис, — сказал вслед удаляющейся Алисе Майкл.

***

— Ты видела, как он на тебя смотрел? — воодушевленно говорила Белла, размахивая руками. Как она любила такие моменты, когда Алиса краснела до кончиков волос и пыталась придумать какие-нибудь отговорки. Правда, в этот раз этого не произошло. Темноволосая всего лишь мило улыбалась и повторяла одно и тоже уже в который раз:

— Ох, Бел, это было просто случайное знакомство.

— Да? А зачем ты тогда оставила ему свой номер? — не унималась Белла.

— Он хотел загладить свою вину, Бел — в этом нет ничего такого, — успокоила свою подругу Алиса и заправила прядку волос за ухо. Да, Майкл определенно был в её вкусе.

— Ну, — Белла беззаботно откинула прядь своих волос себе за спину, а затем улыбнулась. — Я думала у тебя, наконец, появится парень.

— Он мне не нужен, — Алиса широко улыбнулась. — О, смотри, вот Шон бегает!

Алиса быстро начала взбираться на разноцветные трибуны, чтобы лучше видеть ход игры.

— Странно, а где Дин? — Белла начала оглядывать поле в поисках друга.

На поле находилось очень много парней, которые тренировались перед матчем, назначенным на тридцать первое августа.

Тогда же, когда и группа Драконы давала своё выступление. В эту группу входили Дин, Шон и ещё несколько парней.

— Клэптон, я рад видеть тебя здесь, — раздался громкий командный голос какого-то человека сзади девушек.

— Добрый вечер, тренер Моск, я тоже очень рада вас видеть, — проговорила Алиса, улыбнувшись мужчине. У них были довольно тёплые отношения, и порой они даже подшучивали друг над другом.

— Ты ещё не подумала над моим предложением? — тренер Моск присел на лавочку рядом с Алисой.

Алиса выразительно подняла бровь и посмотрела на тренера Моска, словно он только что сказал самую большую глупость в её жизни, а затем усмехнулась.

— Да, подумала, и мой ответ: я не стану капитаном школьной команды поддержки. Я не собираюсь переходить дорогу Мелисе. Мне проблемы не нужны, — Алиса чуть пожала плечами, а затем плотнее закуталась в куртку Здесь было довольно прохладно.

— Вот, Клэптон, зря ты так, — проговорил тренер с грустью в голосе. — Я думал, что ты хочешь болеть за Хоггарта, ходить на матчи…

— Я не хочу занимать место Мелисы, — со злостью чуть не выкрикнула Алиса, но потом добавила уже спокойнее: — Я не хочу, чтобы она ненавидела меня ещё сильнее. А болеть за Дина я смогу и просто так, наблюдая за ним с трибун.

— Конечно, Мелиса порой хорошая, но зрелище тебя с пробитой головой на полу бассейна в том году я буду помнить всю жизнь, — тренер Моск поёжился. — Но то, что Моника ненавидит тебя — ещё не повод отказываться от этого предложения.

Алиса отвела взгляд и поймала взгляд Дина. Он смотрел на неё с такой нежностью. Алиса тряхнула головой.

«Ну да, с нежностью, — пронесся в голове ехидный голосок — Если это нежность, то я… эмм… капитан школьной команды поддержки…».

Алиса попыталась отогнать эти мысли и тряхнула головой.

— Хорошо, я стану капитаном, но это не из-за Дина! — поспешно добавила Алиса.

Тренер Моск посмотрела на Алису с удивлением и как-то оценивающие, а затем улыбнулся ей.

— Отлично, Клэптон, хороший выбор, я знал! — тренер Моск хлопнул по спине Алисы с такой силой, что ей показалось, что её позвоночник сейчас вылезет с другой стороны. — Форма в подвале, там целая коробка. Иди, переодевайся и подружку захвати. Репетировать будете!

Алиса и Белла вышли на поле недалеко от того места, где тренировались футболисты. На них были надеты короткие юбки с шортами внизу и топики с названием футбольной команды — Драконы.

— И что придумывать будем? — спросила Белла. Она чувствовала себя неуютно в этой форме, поэтому всё время ёжилась и пыталась хоть немного прикрыться.

— Ну, я не знаю… — в задумчивости проговорила Алиса. — «Драконы» вперед — слишком банально. А если…

Глаза Алисы зажглись весёлым блеском. Белла, зная Алису прекрасно понимала, что этот блеск не предвещает ничего хорошего и на всякий случай отошла подальше.

— Дин Хоггарт — капитан!

И если он баран,

То мы его в костёр

И сделаем ковёр!

После того, как Алиса очень громко прокричала эту фразу — все находящиеся на поле упали с ног от дикого приступа смеха. Такое состояние всех находящихся на поле продолжалось минут пять. Первым пришёл в себя тренер Моск:

— Клэптон! Когда я просил что-нибудь оригинальное, я имел в виду именно это! — вытирая выступившие от продолжительного смеха слёзы, прокричал тренер.

— Так, а давайте только ковёр из меня делать не будем? — смеясь, прокричал Дин.

— А значит ты не против костра? — крикнул кто-то из команды.

Все снова громко засмеялись.

— Так, а теперь все дальше занимаются своими делами! — крикнул тренер Моск и свистнул в свисток, что означало, что тренировочная игра продолжается.

***

— Блин, ну Клэптон конечно сегодня отожгла, — об этом, после тренировки гудела вся мужская раздевалка. — Особенно эта её про Дина!

Все снова рассмеялись. Дин сейчас был у тренера и обсуждал планы на ближайшую неделю.

— Кстати, а эта форма на Алисе смотрится лучше, чем на всех остальных, — продолжал этот же парень.

— Да, Белла как-то так жмется, ну, она застенчивая, всё понятно, — поддержал его тему другой парень, мечтательно улыбнувшись.

— Ох, парни, если сейчас всё то, что вы говорите, услышит Дин, — сказал Шон, намеренно выдержав длинные паузы.

Все переглянулись, но тема всё равно продолжилась.

— Да Хоггарт сам в неё влюблён, поэтому так её и бережёт, — сказал первый говоривший. Видимо, Алиса его правда зацепила.

Все рассмеялись.

— Пф, будь бы я на месте Дин, я бы с ней давно уже переспал, — продолжал первый. — Она реально похожа на продажную девушку! Вот поэтому Дин её так и бережёт! А как она вчера на этом дне рождении? Я не понимаю, за что ты меня ненавидишь! Ещё бы! А вот я понимаю. Она гораздо круче Мелисы. И милее раз в сто. Не такая она, как эта стерва Мелиса. И вообще у Алису формы куда лучше, чем у Мелисы. Я бы с ней переспал. И причём не один раз! Да и выглядит она, в отличие от Мелисы, более с…

Договорить он не успел, потому что кто-то налетел на него и припечатал к шкафчику. Его ноги болтались, не доставая до пола сантиметров десять. К его шее была приставлена чья-то рука, что означало: всего одно неверное слово, и ты получишь собачий кайф.

Перед ним, ужасно злой, стоял Дин и смотрел испепеляющим взглядом.

— А ну как, Леон, повтори, что ты сейчас сказал, — попытался вежливо попросить Дин, но выходило у него это с трудом. Все с ожиданием замерли, что же ответит, обычно всегда острый на язык, Леон.

— Я же знаю, что ты прекрасно слышал, что я сказал, — как бы с издевкой произнес Леон. Из-за этой фразы он получил сильный удар в челюсть, упал на пол, но потом был опять поднят и прижат к шкафу.

— Ответ не правильный, но верный, — сказал Дин. Он ещё раз ударил Леона со всей силы. — Если ты ещё хоть раз посмотришь в сторону Алисы взглядом, который мне не понравится — этом будет твой последний взгляд на жизнь, понял? И поверь мне, я не шучу.

Дин смотрел на него таким взглядом, будто хотел прямо сейчас воплотить свою идею в жизнь и пытался с трудом воздержаться от этой идеи.

— Ха, да твоя Алиса, в самом деле, просто продажная дрянь! — выкрикнул Леон. Дин ударил его снова, потом снова и снова. Леон злорадно усмехнулся, прекрасно понимая, какое наказание за это может понести Дин.

— Дин, Дин, успокойся. Дин, — Шон схватил Дина и оттащил его от Леона. Тот медленно встал и вытер кровь с разбитой губы. Костяшки на пальцах у Дина были разодраны в кровь.

— Ты исключен из команды до четвёртого сентября! — злобно выкрикнул Дин, а потом добавил уже спокойнее: — В последнее время ты стал показывать слишком плохие результаты и в защите, и в нападении. Ты будешь приходить тренироваться вместе со всеми, но участвовать в матче ты не будешь.

Все с удивлением посмотрели на Дина. Раньше, до прихода Дин, Леон был лучшим игроком в команде, но это было три или даже четыре года тому назад.

— Завтра тренировка в шесть, — сказал Дин, закидывая рюкзак на одно плечо. — Чтобы были все. Если будет дождь — то тогда никому не приходить. До завтра.

Дин вышел из раздевалки и захлопнул за собой дверь.

***

Время близилось к десяти часам вечера. Почти весь свой остаток дня Алиса и Белла провели в придумывании всяких кричалок и движений для подбадривания футболистов на поле. Домой Алиса шла уставшая, но довольная. Сейчас она придёт домой, там мама приготовила вкусный ужин, а потом к ней с ночёвкой придёт Дин. Они вместе посмотрят фильм, поедят, а потом, на следующее утро, они пойдут на ещё одну тренировку.

С этими мыслями Алиса не заметила, как подошла к дому.

— Привет, мам. Вернее, пап, я дома, — сказала Алиса. При упоминании о матери ей стало немного грустно. Родители развелись, когда Монике было четыре года. — Прости, что я поздно, просто я теперь капитан школьной команды поддержки.

— Молодец, только твоего отца вызвали срочно на работу, — раздался сладостный голос с лестницы. Алиса замерла. Она совершенно забыла про Бена. — Мы тут одни. Совершенно одни. Теперь ты точно будешь моей.

Алиса попятилась назад, но она уже закрыла дверь, и путей к отступлению не было. Внезапно он почувствовала себя зверем, загнанным в клетку.

— Бен, не надо, Бен, ты пьян, — прошептала Алиса. Но он, на удивление, её услышал.

— Надо, Алиса, надо, просто ты ещё не всё понимаешь, — сладко проговорил Бен. Он грубо схватил Алису за руки и потянул в комнату, попутно снимая с неё джинсовую куртку. Алиса пыталась сопротивляться, за что получила удар в спину.

— Ну что ты плачешь? Да, вначале будет немного больно, но в конечном счёте ты будешь принадлежать только мне, — прошептал Бен в ухо Алисе.

Бен швырнул Алису на диван и заломил руки девушки вверх, крепко связывая их верёркой, которую, судя по всему, подготовил заранее.

Алиса попыталась отпихнуть Бена, но он был сильнее неё. За сопротивление Алиса получила удар в скулу. Из вчерашней разбитой губы снова потекла кровь. Когда со связыванием рук было покончено, Бен торжествующе оглядел свою работу и бросил быстрый взгляд на камин, в котором время от времени потрескивали дрова. Алиса, проследив за его взглядом, поняла, что в камине лежит железная палка, на конце которой стоит какой-то герб.

— Ну, детка, я же знаю, что ты хочешь принадлежать мне и только мне, — прошептал в самое ухо Бен и навис над ней.

Алиса плюнула ему в лицо, за что опять получила сильный удар.

— Маленькая стерва, я тебе покажу, что со мной шутки плохи.

Бен попытался дотянуться до железной палки в камине, но, потом, видимо, решил вначале приглядеть место для своего клейма принадлежности.

Бен снова навис над Алисой и оглядел её.

— Я хочу, чтобы клеймо твоей принадлежности мне было видно везде, — с безумством в голосе прошептал Бен, и принялся скользить взглядом по телу Алисы, ища подходящее место и, остановившись на лице, удовлетворенно хмыкнул. Бен вновь потянулся к камину и уже практически достал до палки, но тут раздался щелчок двери.

— Ал, я «Челюсти» принес, давай посмотрим? — раздался весёлый голос Дина.

— Дин! Ммм! — Алиса пыталась попросить о помощи, но Бен зажал ей рот рукой.

Неужели сейчас Дин подумает, что дома никого нет, и уйдет? Это значило, что ей придётся до конца своих дней ходить с клеймом на всё лицо? Если бы она вообще выжила после такого.

Девушка чувствовала страх, но старалась быть сильной. Она обещала. Она сама хотела больше не зависеть от помощи Дина, она больше не та маленькая девочка, которую надо оберегать.

— Ал? Ты тут? — Дин начал идти в сторону гостиной, где и находились Бен и Алиса.

Он влетел в комнату и сразу же включил свет. Зрелище, которое он увидел, повергло его в шок, но потом он набросился на Бена и сбросил его с Алисы.

Алиса отползла в сторону стены, поджала ноги в голове. Она обещала Дину быть сильной, но она никогда не была такой. Первая слеза скатилась по её щеке.

— Помнишь наш сегодняшний разговор? — садистским голосом спросил Дин. — Так вот, готовься к его исполнению!

Глаза Дина, из серого цвета стали ярко-янтарного. Он кинулся на Бена и начал его бить уже и без того стёртыми в кровь костяшками.

Дин и сам замечал, что в последнее время он стал слишком агрессивен и вспыльчив, но это шло словно из глубины души, и он не мог сопротивляться этому чувству.

В конце концов, всегда, когда дело касалось Алисы, он был готов пойти на многое, лишь бы с неё всё было хорошо.

Бен пытался что-то сказать, но Дин ничего не слышал, кроме всхлипов Алисы. Он буквально озверел.

«Я обещал, что она никогда не будет плакать! — проносились мысли в голове Дина. — Но я не смог сдержать обещания. Не смог сдержать его из-за Бена. И сейчас он поплатится за это.»

Бен был без сознания, но Дин всё равно продолжал бить его.

— Дин? — тихий шёпот, почему он его услышал? — Дин, не надо. Мне страшно.

Этот тихий голос будто выкинул сознание Дина на поверхность моря ярости в его душе.

Его глаза вновь стали серого цвета. Он вдруг понял, что избил Бена чуть ли не до смерти.

Дин подошёл к Алисе и обнял её, как будто пытаясь скрыть от остального мира. Сейчас его единственной целью было защитить её от всего мира. Он бы сжёг весь мир, лишь чтобы она осталась жива, и всё было хорошо. Он успокаивающе начал гладить Алису по волосам и шептать успокаивающие слова ей на ухо. Всхлипы постепенно стали прекращаться.

Так Дин просидел рядом с Алисой минут пятнадцать, пока она не уснула.

— Пойдем спать, Ал, — прошептал Дин, поднимая Алису на руках.

Дин донес Алису до её комнаты и уложил на кровать, а затем, поддавшись непонятному порыву, быстро поцеловал её в лоб.

Парень уже был готов направиться к выходу, как услышал голос:

— Нет, Дин, пожалуйста, не уходи, мне страшно, — Алиса проснулась и уже сидела на кровати. Её тёмные волосы освещались луной, от чего она показалась Дину величайшей на свете тайной. Тайной, принадлежавшей лишь ему.

— Хорошо, — Дин снял футболку и залез к Алисе под одеяло. Алиса как всегда прижалась к нему и, уткнув свой нос в его ключицу, мирно уснула, а он потом ещё очень долго лежал и думал о ней. О всём происходящем.

На первом этаже слышался хруст костей, как будто по человеку ломали все кости много-много раз. Бен открыл глаза и, немного кряхтя, встал. На нем не было ни единой царапинки.

— Грядет время перемен, Дин Хоггарт и мы ещё встретимся, я обещаю…

========== Глава 4 ==========

— Проходи, дорогая, — входная дверь дома номер семьдесят шесть открылась от родного ключа и впустила в дом слегка прохладный ветер, который принесли два человека.

Этими двумя людьми оказались хозяин дома и его будущая жена, о которой Алиса и Моника ещё ничего не подозревали.

— Эрик, а у тебя довольно уютный домик, — проговорила Сюзанна и поцеловала отца Алисы и Моники в щёчку.

— Ещё бы, за ним следят две мои очаровательные дочки, — с улыбкой проговорил Эрик и проследил за кошачьими движеньями Сюзанны, которая вешала свою джинсовую куртку на вешалку.

— Кстати, а где они? — спросила Сюзанна и повернулась к Эрику. Её тёмно-зелёные глаза притягивали и словно очаровывали его.

Эрик с восхищением посмотрел на Сюзанну. Она была действительно красива: светло-русые волосы, которые слегка вились, тёмно-зелёные глаза, хорошая фигура, да и вдобавок она очень хороший собеседник.

— Моника сегодня ночует у Рафаэля, а Алиса спит наверху в своей комнате, — проговорил Эрик, с любовью смотря на свою будущую жену.

— О, хорошо, пойду Алисочку разбужу, — сказала Сюзанна и направилась наверх, стараясь не особо шуметь, чтобы не выдать своё присутствие.

— Иди, а я пойду, поставлю чайник и приготовлю что-нибудь покушать.

Сюзанна аккуратно поднялась наверх, чтобы нечем не выдать своё присутствие, открыла дверь в Алисину комнату и закричала. На кровати лежал полураздетый парень спиной к ней и обнимал Алису, которая спала в непонятно откуда взявшейся футболке. После её крика парень зашевелился, повернулся на источник звука и приоткрыл одни глаз. Из-за его спины выглянула растрепанная и заспанная Алиса и тут же вскочила с кровати, одной рукой оттягивая футболку вниз, чтобы хоть как-то скрыть свою наготу.

На крик Сюзанны прибежал Эрик, удивленно уставился на эту картину, в особенность на всю побледневшую Сюзанну, и рассмеялся. Конечно, со стороны эта картина для людей выглядела довольно странно, но для Эрика это было привычно. Дин и Алиса с самого детства были хорошими друзьями, поэтому такая картина не вызвала у мужчины никаких отрицательных эмоций или негодования.

— Ах, да, Сюзанна, это лучший друг Алисы — Дин, — тихо посмеиваясь, сказал Эрик, слегка обнимая женщину за плечи.

Дин тоже вскочил с кровати, неловко улыбнулся во все тридцать два зуба и почесал рукой затылок, а затем слегка пожал плечами.

— Простите за это недоразумение, дядя Эрик, — с напущенной виной в голосе проговорил Дин и отвесил шутливый поклон, а затем они оба рассмеялись.

Сюзанна ещё раз оглядела всех собравшихся в комнате.

Улыбающаяся Алиса, которая уже успела надеть шорты и гоняющаяся за Дином по комнате, весело хохочущий Дин, не особо сильно старавшийся убегать от Алисы и её будущий муж, кричащий какие-то наставления Алисе.

— Так, всё, хватит, прекратили этот балаган! — закричала Сюзанна. — Чтобы в моём доме такого не было! Молодой человек, выйдете, пожалуйста, из комнаты Алисы, а ты, юная леди, оденься прилично. Вспомни то, что мы с тобой покупали неделю назад в бутике.

Дин валяющийся на полу, пытающий прикрыться от Алисиных ударов подушкой, и Алиса, сидящая на Дине, застыли. Весёлая улыбка Дина постепенно сползла с лица.

— Стоп, что? — первая опомнилась Алиса. — В вашем доме?

Алиса встала с Дина и отшвырнула подушку обратно на кровать и в непонимании уставилась на отца, чуть склонив голову вбок.

— Ну, видишь ли, Алиса, Сюзанна хотела сказать, — начал, было её отец, но его перебили:

— Я твоя будущая мама, — весело договорила Сюзанна и протянула руки, чтобы обнять Алису. — Теперь мы точно будем лучшими подругами!

Но Алиса не разделяла радости Сюзанны. Она медленно переводила взгляд с отца на Сюзанну, к которой никогда не разделяла симпатии отца, а в горле начинал образовываться непонятный ком.

Конечно, после развода её родителей прошло уже почти четыре года, но она никогда не думала, что отец вот так спонтанно приведёт в дом женщину. И что этой женщиной окажется Сюзанна, которой Алиса не очень-то и симпатизировала.

— Я на несколько дней хочу уехать к маме, мне необходимо всё обдумать, — тихо прошептала Алиса, даже не глядя в лицо своему папе.

Девушка быстро открыла шкаф, и достала оттуда небольшой белый рюкзак с ярко-красными цветами. С полок она кинула в рюкзак голубую рубашку с открытыми плечами, белые джинсы и запасную пару нижнего белья. Тихо охнув, она ещё уложила туда белые кеды и небольшую косметичку, лежащую на столе.

Сняв с себя шорты, Алиса надела на себя тёмно-синие джинсы с рваными коленями, чёрный, свободный топ на тонких лямках, открывающий пупок, и джинсовую куртку.

Протянув руку, девушка взяла свои чёрные кроссовки на белоснежной подошве и короткие носочки. Обувшись, она почти в плотную подошла к отцу и остановилась.

— Я вернусь через несколько дней, как раз к началу учебного года, — тихо и сбивчиво зашептала девушка, не поднимая глаз. — Монике скажи, что всё хорошо и что при необходимости она может звонить мне. Не беспокойся, я просто хочу немного подумать.

Алиса коротко кивнула ему головой и вышла из своей комнаты и медленно начала спускаться вниз по лестнице

— Алисия Мария Клэптон, что всё это значит? — прокричал вслед её отец.

Она обернулась и нежно улыбнулась ему.

— Ты даже не помнишь, как меня зовут, — печально прошптала Алиса. — Моё второе имя — Аделина, а вот второе имя Моники — Мария. Но ты не виноват, кто запоминает вторые имена, которыми не пользуешься. Прости, пап, я знаю, что я поступаю неверно, но мне это необходимо. Всё хорошо.

— Ал, постой! — крикнул Дин, натягивая футболку и вылетая из её комнаты, но на первом этаже уже хлопнула входная дверь. — Ох, Ал.

Дин тихо хмыкнул и, обернувшись через плечо, посмотрел на кучу напечатанных фотографий над столом Алисы.

Вот они летали в Германию в прошлом году, вот они в походе, когда были в шестом классе, вот они с Алисой идут в первый класс, а вот они на семилетии Алисы. И его любимая, сделанная примерно, в марте в школе: улыбающийся Дин в голубой рубашке и галстуке, а за ним, поднявшись на носочках, стоит Алиса и приобнимает одной рукой. Её голова слегка повернута на бок и лежит на плече Дина. Эта нежная улыбка, всегда смеющиеся глаза.

Он схватил свои кроссовки, рюкзак и несколько дисков, а также джинсовую куртку, которая висела на стуле.

— Я за ней присмотрю, — очень серьёзно проговорил Дин. В его глазах больше не было того маленького огонька веселья, которые было всего несколько минут назад.

Отец Алисы всегда знал, что когда дело касается Алисы, Дин весел только внешне. То детское обещание, данное ей ещё в детстве всё ещё было в силе, и он всеми силами пытался сдержать его. Дин всегда беспокоился об Алиса слишком сильно, чтобы вот так запросто дать ей уйти одной в неизвестном направлении.

В кармане джинсов прозвенел телефон, и Дин отвлёкся на сообщение, но всё же быстро направился к выходу, чтобы догнать девушку.

Он в спешке вышел из дома, надеясь на то, что Алиса не слишком обидится, если он немного запоздает со своей помощью.

***

Девушка с чёрными волосами медленно бродила по улицам, совершенно не зная, куда ей пойти.

Сейчас она решила просто прогуляться напоследок по городу, который она покинет на некоторое время. Конечно, после заявления отца о новой свадьбе, ей вообще не хотелось возвращаться домой, но она понимала неправильность своих мыслей.

Внезапно она осознала, что с этим городом у неё связано очень много воспоминаний.

Вот в этом переулке Дин впервые подрался из-за неё с мальчиками из школы. А раньше, через дорогу от этого переулка, прямо напротив, находился очень милый ресторанчик, в котором они с Дином очень любили сидеть после школы. Жаль, что его закрыли.

А за этим забором когда-то находился огромный бассейн, в который они с родителями и семьёй Дина ходили каждое воскресенье. Теперь его снесли и хотят построить новый торговый центр.

Вот там, за поворотом находится площадь с огромным фонтаном. Именно на этой площади они с Дином учились кататься на скейте. Вернее, Алиса сидела на бортике фонтана и улыбалась, смотря на то, как её лучший друг пытается выполнить различные трюки.

А вот уже виднеется аптека, в которой Алиса покупала бинты и зелёнку для Дина, после того, как он упал со скейта. Алиса легонько улыбнулась.

Нет, с этим городом связано очень много воспоминаний, которые невозможно забыть.

— Алис! — раздался голос за спиной.

Алиса обернулась, не понимая, кто её зовет.

За ней, улыбаясь, бежал её вчерашний знакомый — Майкл, с которым она столкнулась.

— Ты чего так рано по городу гуляешь? — укоризненно спросил Майкл, но глаза сразу выдали его настроение. — И где ты успела разбить бровь?

Майкл быстро подошёл ближе к Алисе, и, проведя пальцами по её лбу, откинул волосы с её лица.

— Ох, я, наверное, счесала, — буркнула Алиса, дотрагиваясь до брови.

Майкл подошел к ней, повернулся спиной и немного присел, имитируя звук скорой помощи.

— Запрыгивай, донесу тебя до аптеки, и купим там пластырь, — Майкл обернулся к Алисе и усмехнулся. Правда, зачем при этом запрыгивать ему на спину, она не понимала.

Она с недоверием посмотрела в его глаза. Он её совершенно не знает, но при этом предлагает помочь.

«Хотя, я его тоже совсем не знаю, но при этом я, пожалуй, приму его помощь, — подумала Алиса, нежно обхватывая его шею и обвивая ноги вокруг пояса».

— А потом, я же так и не загладил свою вину, — с улыбкой сказал Майкл, хватая Алису за коленки, чтобы она не упала в случае чего. — Может, съедим по мороженому?

Майкл обернулся и с надеждой посмотрел на Алису. Она нежно улыбнулась ему и провела рукой по волосам, тихо рассмеявшись.

— Я только за, — смеясь, сказала Алиса, когда Майкл начал идти. — Мне всё равно некуда пойти.

— В каком смысле некуда пойти? — удивился Майкл, переходя дорогу. Как хорошо, что аптека находилась не так далеко.

— Ну, — задумалась Алиса. Почему она должна рассказать всё человеку, которого вообще почти не знает? — Я сказала папе, что мне надо время, чтобы всё обдумать по поводу того, что он привёл в дом другую женщину.

Майкл медленно дошёл до аптеки, слегка наклонился, и аккуратно посадил Алису на скамейку рядом с аптекой.

— И куда ты теперь? — после паузы, наконец, спросил Майкл.

— В начале, я поем с тобой мороженого, а потом я пойду к Дину. Надеюсь, он отвезёт меня к маме, — Алиса слегка улыбнулась.

— А Дин — это твой парень? — спросил темноволосый парень, явно заинтересованный её историей. — Подожди меня здесь, я скоро приду.

Алиса кивнула и сняла с себя рюкзак, аккуратно поставив его на лавочку рядом с собой. Когда Майкл уже заходил в аптеку, Алиса крикнула ему:

— Дин — это мой лучший друг, а парня у меня нет!

Она успела увидеть лишь легкую улыбку на губах у Майкла, прежде чем он зашёл в аптеку.

Алиса оглядела улицу вокруг себя. Сейчас было примерно десять часов утра, поэтому многие были уже на работе, а многие ещё не проснулись.

Унылые прохожие брели по улице, совершенно не зная, чем им заняться.

Девушка достала из своего рюкзака телефон. Дин не звонил. Ну ладно, пускай немного отдохнёт. Ведь у него очень сложная неделя. Тем более, она ведь с Майком, значит волноваться ей не о чем.

— Я вернулся, — раздался весёлый голос над головой у Алисы. Она подняла голову и увидела Майкла.

В руках он держал небольшой пакетик, в котором лежали бинты, пластырь и маленькая бутылочка минеральной воды. Он присел рядом с Алисой на лавочку и вновь откинул волосы с её лица.

— Ты такая неуклюжая, — сказал Майкл, внимательно осматривая кровоточащую бровь. — Ну ладно, это легко поправимо.

Он достал из пакетика бинт и оторвал небольшой кусочек. Затем он открыл бутылку с водой и намочил бинт.

Майкл аккуратно, будто проделывал это много раз, массирующими движениями стёр кровь с её щеки, а затем аккуратно обработал саму рану.

— Ну, вот и всё, — сказал Майкл, заклеивая бровь пластырем. — Только, это выглядит немного нелепо, но даже это не мешает тебе быть очаровательной.

Майкл посмотрел ей в глаза и улыбнулся.

«У него красивая улыбка, — подумала про себя Алиса и тоже улыбнулась».

Алиса закинула рюкзак на плечо и встала с лавочки.

Майкл оценивающе оглядел её и усмехнулся:

— Ну что, по мороженому?

— Давай, я знаю место, где продают вкуснейшее мороженное во всем городе, — чтобы показать, насколько вкусное это мороженное Алиса сделала большой круг руками и облизнула губы.

Майкл рассмеялся.

— Хорошо, тогда я плачу!

Алиса взяла Майкла за руку и повела в сторону магазинчика с мороженым.

***

Да, обычно он получал сообщения типа: «Привет:) Как дела?)», а тут целое: «Привет, я надеюсь ты сегодня не занят:) Давай встретимся на главной площади сегодня в семь?)».

Дело в том, что вот уже почти месяц он переписывался с какой-то таинственной незнакомкой. Он не знал о ней почти кроме её имени: Элизабет.

Но вот она. Она знала о нем почти всё.

Эта таинственность одновременно и забавляла, и бесила Дина.

Кто она? Откуда у неё его номер? Почему она почти не говорит себе?

Дин дошел до своего дома и сбросил с плеч рюкзак. Вчера он ночевал у Алисы. Хотя родители никогда не были против того, чтобы он оставался у неё с ночевкой. Они всегда с Алисой были не разлей вода. И только дважды они поссорились. Один из этих случаев был где-то в седьмом классе. Он тогда только вступил в футбольную команду и начал ухаживать за Мелисой. Именно с того момента Алиса и Мелиса всё время ссорились.

Алиса пыталась быть рядом с лучшим другом, а Мелиса рядом с любимым человеком. А потом Мелиса с её группой зажали Алису в углу раздевалки и сказали, что если она не отстанет от Дина, то её жизнь никогда не будет спокойной.

Алиса никогда не отличалась храбростью, поэтому слишком легко поддавалась на угрозы.

В тот же день Алиса подошла и Дину и сказала, что больше не хочет иметь с ним ничего общего. Сказала, что он скучный и у неё есть новый лучший друг. А после развернулась и ушла. Тогда Дин ещё крикнул ей вслед: «Ну вот и катись на все четыре стороны!». Но он так и не заметил слёз в её глазах.

Сердца Дина болезненно сжалось. Хоть прошло уже много времени, но при каждом воспоминании тех дней, он чувствовал, что снова оказался в том времени. Он ненавидел себя за эти слова. Ненавидел за то, что не увидел слёз в её глазах и не понял, что её просто вновь запугали.

Тогда Алису сбила машина. Она перебегала через дорогу, и пьяный водитель не успел затормозить. Свидетели происшествия вызвали скорую и Алису отвезли в больницу.

Дин вернулся домой и увидел заплаканную маму Алисы. Она и рассказала ему о том, что его лучшую подругу сбила машина. Сердце Дина как будто остановилось. Он сказал ей, чтобы она уходила. Но если она действительно уйдет, так ничего и, не услышав. Он развернулся и сломя голову побежал в больницу, даже не слыша криков за его спиной, говорящих ему остановиться.

Прибежав в больницу Дин, тут же кинулся в приемную регистратуру. Тогда там сидела такая толстая тётя, которая очень долго отказывалась сказать, где лежит Алиса. Тогда он ещё перепрыгнул через стойку регистратуры и схватил журналы. Там, одним из самых последних в списках числилось имя Алисы.

Она потом ещё долго со смехом вспоминала ему этот случай. При воспоминании об её смехе Дин невольно улыбнулся. Своим смехом она всегда его веселила. Он был такой очаровательной, такой нежный, такой любимый.

Дин побежал искать нужную ему палату. Он бежал и бежал, пока не увидел заветный номер: 317.

В окошко палаты он увидел её. Она лежала вся бледная и немного приоткрытым ртом. Волосы спутаны и разбросаны по подушке. Рука в гипсе.

Тогда он присел рядом с ней и взял её за здоровую руку. А потом просил прощения. Долго. А она всё никак не просыпалась. Дин тоже уснул, а потом проснулся от того, что кто-то гладит его по волосам. Он открыл глаза и увидел улыбающуюся Алису. Она плакала. Плакала от того, что он пришёл. Даже после всего того, что случилось — он пришёл. Эта история надолго запомнила ему. Именно тогда он пообещал себе, что никогда не покинет её снова.

Дин посмотрел на экран телефона. Пропущенных звонков нет, значит, Алиса не звонила. Странно.

Он начал подниматься вверх по лестнице на чердак. Когда-то давно они с Алисой уговорили его родителей на то, чтобы они отдали чердак, под комнату.

Несколько месяцев они с Алисой почти не вылезали с чердака, вначале разбирая его, а потом крася. Фиолетовый, белый и синий. Именно такие были цвета в комнате Дина на чердаке.

Хорошо, что рядом с ним была Алиса и помогала ему. Иначе на чердаке не было уюта, который есть сейчас.

Дин поднялся по лестнице и залез на чердак. Большая кровать с множеством подушек и мягких игрушек.

Небольшая гардеробная, мягкий синий коврик, письменный стол, три стула. Телевизор, на котором Алиса очень любила смотреть мультики. И множество фотографий, которые были повешены на всех стенах. Ими была обклеена почти вся комната. Только он и она. Лучшие друзья детства и друзья навсегда. Она всегда доверяет ему всё.

Абсолютно всё. А он её оберегает.

Она постоянно смеялась, что в обычно сказке принцесса живет долго и счастливо с принцем, а в их сказке принцесса и дракон живут долго и счастливо. И он был согласен навсегда остаться драконом для своей принцессы.

«Хорошо, давай» — таким был его ответ на вопрос Элизабет.

Затем он набрал номер всей своей команды и разослал им сообщения: «Сегодня тренировки не будет, всем до завтра».

***

— М-м, а ты действительно была права! — сказал Майкл, жадно поглощая мороженое. — Это и вправду самое вкусное мороженое, которое я пробовал!

— А я говорила, а ты мне ещё, наверное, и не верил, — усмехнулась Алиса и легонько толкнула его в бок бедрами, прежде чем рассмеяться.

Смех Майкла вторил её смеху, а затем от провёл пальцем по её носом, стирая мороженое.

— Ну, может было немного, но отныне я буду верить тебе всегда.

Алиса улыбнулась и запрыгнула на бортик фонтана.

— Спасибо, что нашёл меня, — усмехнулась Алиса и в её глазах проскочила грусть. Она вспомнила, как Дин всё время приходил за ней. Даже когда у него были свои дела. А сейчас где он?

Девушка встряхнула головой. Нет, прочь такие мысли. У него может быть своя личная жизнь, он не обязан вечно бегать за ней. Они не обязаны быть всегда вместе, чтобы быть лучшими друзьями.

Майкл заметил ей подавленное настроение и присел рядом с ней.

— Ну, ты чего? — он взял её за руку. Она вздрогнула и подняла глаза на него.

— Я просто понимаю всю неправильность своих действий, — ответила Алиса, вновь опуская глаза. — И я надеюсь, что кто-нибудь меня поймёт и простит.

— Кто-нибудь — это этот твой Дин?

— А кто ещё? — Алиса подняла глаза к небу. День только начинался, а уже было жарко. — Кроме него у меня больше никого не осталось, если не считать Мони.

— Расскажи о них, — попросил Майкл, поближе пододвинувшись к Алисе.

— Ну, Мони — моя младшая сестра. Мы с ней всегда были, словно не разлей вода. Родители, после рождения Моники стали чаще ссорить, из-за этого мы с Дином очень часто гуляли с ней и Рафаэлем. А, да, Рафаэль — это младший брат Дина. Они с Мони одногодки. Ну, а Дин — это мой единственный лучший друг с самого детства. Мне было шесть, когда мы познакомились. Тогда он ещё сказал, что будет защищать меня он всяких там принцев, который придут просить моей руки, он будет моим рыцарем, а я рассмеялась и сказала, что он не рыцарь. Он — дракон. Как потом рассказала мама, то все взрослые были в шоке от нашей серьёзности. Я не знаю почему, но как только я увидела его, то сразу поняла, что этого человека я никуда не отпущу. И ссорились мы только дважды…. Самый последний был в том году, нас рассорила Мелиса, его бывшая девушка. Она стащила мой дневник и подделала мой подчерк. А потом подкинула его Дину. Там было написано, что он меня бесит и что в своих снах мне интереснее. А он, прочитав это и узнав мой подчерк, подошел ко мне, отдал дневник и сказал: «Ну, вот и оставайся в своих снах!». Тогда я сломалась, ведь без Дина я не могла. Мы всегда были вместе. Но тогда он действительно ушёл. На совсем. Я замкнулась. Перестала есть, спать. Ходила по школе, словно приведение. Мне было так плохо, я так хотела умереть. Но не могла оставить Мони одну. Я осталась одна. Совершенно одна. Мне было так стыдно из-за своей слабости, но я не могла что-либо изменить. На самом деле я самая обычная слабачка, которая от малейшего давление впадает в истерику.

— И ты даже не пыталась с ним помириться?

— Пыталась, но как только я к нему пыталась подойти, он отворачивался и уходил. А потом, на физкультуре я потеряла сознание. Последнее, что я видела, так это обеспокоенное лицо Дина, а потом опустилась темнота. Когда я пришла в себя, то услышала, как Дин приговаривает: «Хватит жить жизнью, которой не существует». Я села и увидела его. Волосы взъерошены, форма помята. Он ходил по комнате туда-сюда и ждал, пока я проснусь. Повернувшись и увидев, что я сижу, он сказал: «Дура! Ты просто не представляешь, как ты меня напугала! Я тебя ненавижу!». Сказав это, Дин подбежал ко мне и заключил в крепкие объятия. А я не знаю почему, но я расплакалась. Дин начал гладить меня по волосам и шептать на ухо успокаивающее слова. Я была так рада, что он ведет себя так. «Прости, что я вел себя, как полный идиот. Прости, Ал. Я… я так боюсь тебя потерять. Ты самая лучшая подруга, которую вообще можно придумать. Когда я увидел этот дневник, мне стало так больно. Я не мог читать это, потому что я живу тобой. Я был так зол на себя за то, что повёл себя, как последний идиот, что просто не мог заставить подойти и извиниться, потому что боялся, что ты возненавидишь меня. Но Ал, я не знаю, что бы я делал, потеряй тебя сейчас». Мы так и не выяснили, кто подделал мой дневник, но оба догадывались, кто это был.

— То есть, потом всё было хорошо? — спросил Майкл, глядя на Алису, всё ещё не отпуская её руки.

— Конечно, кстати, хочешь, я фотки покажу? — Алиса весело улыбнулась и достала из кармана телефон. На заставке стояла фотография Дина и Шона, когда они вчера валялись в озере.

Майкл рассмеялся.

Следующей фотографией, которую Алиса показала, была со спящим Дином, на котором были нарисованы закрученные усы и повязка на один глаз.

Затем шли их фотографии с костюмированной вечеринки в самом начале лета. Алиса, в костюме черной кошки. Черные лосины подчеркивали худые ноги, хвост, который был пришит очень искусно, майка подчеркивала фигуру, чёрные волосы были завиты, в волосах был ободок с ушками, а на шее виднелась красная лента с погремушкой. На лице были нарисованы усики и носик. На ногах туфли на высокой шпильке.

Дин был одет в костюм принца. Светлые волосы уложены, смокинг, красная бабочка.

Дин просто стоял и улыбался в камеру, а Алиса положила голову Дину на плечо, повернулась полу боком и изогнулась всем телом от Дина.

Фотографии со дня рождения Моники, с пикника…

Смотря на эти фотографии, Майкл улыбался. Вроде, они все одинаковые, но Дин и Алиса на них такие разные…

Где-то вдалеке ударил гром, и показалась вспышка молнии.

— Кажется, пора ехать домой, — буркнул Майкл, смотря на быстро надвигающиеся тучи.

— Согласна, — сказала Алиса, вставая с бортика фонтана. — Ну, что же, до скорой встречи. Если что, звони. Я надеюсь, что это не была наша последняя встреча.

Алиса подмигнула и помахала Майклу рукой, а затем подошла и быстро обняла его. Майкл, находясь в небольшой прострации от действий Алисы, помахал ей рукой, а потом ещё долго смотрел ей вслед.

***

Дин посмотрел на часы — половина седьмого. Если он не хочет опоздать, то пора ему собираться. Он быстро зашёл в душ, оделся и лег на кровать. Он думал о том, что скажет Элизабет.

И вообще, кто она такая? Как выглядит? А о чем ему говорить? Он пытался придумать хотя бы небольшой диалог в своей голове, но, как назло, все его мысли снова и снова устремлялись к девушке с тёмными волосами и глазами, цвета морской волны.

Где она сейчас. И тем более с кем. А, может, что-то случилось?

По непонятным ему причинам он всегда очень волновался за неё. Каждый раз, каждым момент, когда ей плохо, он всегда был рядом.

Может, стоит позвонить? Узнать, где она, всё ли хорошо.

Дин вскочил с кровати и взял телефон. На дисплее высветилось, что сейчас без пятнадцати минут семь. Но пропущенных нет. Если с ней действительно что-то случилось, пока он просто так валялся на кровати, то он себе этого не простит.

Он выглянул в окно. По дорожке между домами уныло плелась Алиса. Ему показалось, что с сердца упал огромный груз, который давил всё это время, пока он не знал, где она.

Быстро сбежав вниз, Дин влез в свои кеды, схватил кожаную куртку и успев крикнуть: «Всем пока, я ушёл!», он выбежал навстречу Алисе.

— Ал, всё хорошо? Почему ты не позвонила? Я волновался, — сказал Дин, оглядывая Алису и заключая её в крепкие объятья. Вроде всё хорошо, кроме пластыря на брови. — Что с ногой?

Дин приблизил своё лицо к её и аккуратно провёл по щеке.

— Обработать не надо?

Алиса мило улыбнулась и покачала головой, кладя свою руку поверх его руки.

— Всё хорошо, я была с Майклом. А бровь я, наверное, просто счесала, но Майкл помог мне. Мы ходили в нашу любимую палатку с мороженым. А не позвонила я потому, что думала, что ты занят. Я же не знаю твоих планов. Может, ты гулял где. Или спал. Я же знаю, как сильно ты устаёшь. Не беспокойся Дин, я должна уметь сама позаботиться о себе, а не дёргать тебя каждый день.

Улыбка медленно сползла с лица Дина.

— Каким Майклом?

Алиса ненадолго замешкалась, а потом, щелкнув пальцами, достала телефон из заднего кармана джинсов.

— Вот таким, — Алиса показала Дину фотографию с Майклом. Они были чем-то похожи. Майкл сделал из длинных волос Алисы себе бороду и смеялся, а Алиса надула щёки и удивленно открыла глаза. — Кстати, ты меня сейчас к маме не отвезешь?

Дин посмотрел на наручные часы и виновато улыбнулся так, как он всегда отказывал в чем-то Мелисе. Алиса всё поняла без слов.

— Прости, но у меня сейчас свидание. Давай, я приеду в девять и отвезу тебя?

Алиса понимающе кивнула и улыбнулась, слегка обняв его.

— И чего же ты стоишь? - весело спросила девушка, подталкивая его к машине. - Я пока подожду тебя где-нибудь, а затем мы поедем.

— Ал, ты самая лучшая подруга на свете, - прошептал её на ухо Дин, закапываясь носом ей в волосы.

Алиса улыбнулась, а затем отстранилась от него и поправила ворот его джинсовой куртки.

— Поспеши, ты же не хочешь заставить девушку ждать.

Дин наклонился и поцеловал Алису в щёку, а затем быстро отстранился и побежал в сторону машины.

— В девять мы поедем, не забудь! — крикнул Дин, и Алиса помахала ему рукой.

Дин достал из кармана куртки ключи от машины и сел в неё. Быстро доехав к месту встречи, он стал ждать. Тучи медленно затягивали небо, но ещё медленнее для Дина тянулись минуты ожидания. Начал капать мелкий дождь, который потом разошелся в ливень. Но Дин упорно ждал, натянув куртку на голову, пока придет его таинственная незнакомка. Минута тянулась за минутой, сменяя одна другую. В последний раз, посмотрев на часы и увидев на них без десяти минут девять, Дин уже наверняка убедился, что она не придет, сел в машину и медленно отправился домой.

Самое главное — не заболеть. Хотя, всё будет наоборот. Голова гудела, перед глазами всё плыло, он чувствовал легкую дрожь во всем теле.

Приехав домой, и кое-как припарковав машину, он зашёл в дом. Решив ничего с себя пока не снимать, он прошёл в кухню. На его удивление, за столом сидели его родители и ещё какие-то три незнакомца.

Как только он вошёл, один из незнакомцев встал и подошёл к Дину.

— Дин Хоггарт, я полагаю? Мистер Клавиус, — мужчина протянул руку Дину в знак приветствия. Мужчина был чем-то похож на Алису. Такие же тёмные волосы, которые едва тронула седина, приятные глаза, уже немного потускневшие от времени.

— Да, это я, приятно познакомится, — сказал Дин, в ответ, пожав мужчине руку. Затем он хлопнул себя по лбу и повернулся к матери: — Мам, Ал. Где моя Ал?

Зоуи немного напряглась, а потом достала из кармана немного помятую записку.

Дин дрожащими руками взял записку и быстро пробежался глазами по тексту. Подчерк Алисы был ему давно знаком, и он с легкостью мог прочитать всё, что написано на листочке. Дочитав, он резко сорвался с места, уронив записку, и выбежал на улицу.

Мужчина, который назвался мистером Клавиусом, поднял помятый листочек и прочитал вслух:

«Прости, Дин. Я так больше не могу, мне необходимо время, чтобы всё обдумать. Я сильно устала. Ты всегда был рядом со мной, Дин, за что я тебе очень сильно благодарна. Не беспокойся, я смогу о себе позаботиться, со мной всё будет хорошо. Доверься мне. Я больше не та маленькая девочка, нуждающаяся в постоянной опеке. Теперь грядёт время перемен. Я надеюсь, ты всё поймёшь и отпустишь меня, мне просто нужно время, и я вернусь

В ожидании скорой встречи,

Алиса».

***

Выбежав за дверь, он побежал на автобусную станцию. Волосы моментально снова промокли и в ботинках раздавались неприятные хлюпающие звуки. Он бежал, и в голове у него крутилась только одна мысль: «Лишь бы она ещё не уехала».

Сейчас его мир словно рушился у него на глазах.

Голова ужасно кружилась, но у него была только одна цель: вернуть её. Выпросить прощения и снова быть рядом, как обычно. Сейчас это казалось такой несбыточной мечтой.

Он свернул в самом конце улицы. Пробежав ещё несколько переулков, он опять свернул. Лёгкие ужасно горели, но сейчас он не мог так просто остановиться. Если остановится, то потеряет её навсегда.

И вот, конечный пункт его назначения — станция.

Дин пробежал ещё чуть-чуть в поисках нужной ему остановки и остановился.

Ещё раз оглядевшись, он увидел небольшой жёлтенький автобус, под номером семьдесят три, который сейчас отъезжал от станции.

В одном из самых последних окон он увидел грустное лицо Алисы.

Он кинулся вслед за автобусом. Кричал, просил, чтобы остановили, но автобус только набрал скорость и уехал, увозя вместе с собой девушку, по имени Алиса.

Совсем обессилев, Дин упал на колени. Он почувствовал, что его медленно накрывает темнота. Рядом с ним появились те трое мужчин и его родители.

— Мы заберем его, — сказал мистер Клавиус. — Такое редко встретишь. Но все воспоминания об этой девушке мы заблокируем. Это может помешать обучению, он явно к ней сильно привязан.

Щелкнув пальцами, вокруг всех мужчин образовался пузырь, и они исчезли.

========== Глава 5 ==========

Промокшая до ниточки, на заднем сиденье автобуса сидела темноволосая девушка и скучающе смотрела в окно. Да, может, она поступила слишком опрометчиво, но что ещё оставалось делать? Может быть, надо было послушать Дина. Дин. Порой он бывал такой заносчивый, эгоистичный. Но не с ней. С ней он всегда был спокоен. Один раз, когда они сидели с Беллой за и попивали очередной молочный коктейль, Белла сказала, что Алиса — педаль тормоза для Дина. Она всегда могла его успокоить, просто обняв.

Хотя, разве она и сама не была сегодня эгоистичной, когда рассказывала про Майкла?

Алиса мимолетно взглянула в окно, и ей показалось, что она видела, как Дин бежит за автобусом. Она встряхнула головой и попыталась отогнать эти мысли. В своей записке она всё ему объяснила. И она ведь планировала вернуться через пару дней.

Она отвернулась к окну и достала наушники. Ехать ещё час, так что послушать музыку будет в самый раз.

Вставив наушники в разъем, она, не смотря на дисплей, нажала на первую песню.

Драконы — школьная группа, в которой состоял Дин. Эту песню он написал о них. Что-то мокрое скатилось по её щеке. Она быстро провела рукой по щеке и поняла, что плачет. Но почему она плачет? Она ведь не навсегда расстаётся с ним, а лишь на пару дней. Но даже сейчас она осознавала, что даже эти пару дней вдали от Дина покажутся ей вечностью, ведь они всегда были вместе. Лучшие друзья на век.

Алиса вновь посмотрела в окно. На улице было уже темно, поэтому она видела своё отражение. Перед ней предстала девушка, с растрепанными черными волосами, слегка подтекшей тушью и промокшая до ниточки.

Она медленно перевела взгляд на людей, сидящих в автобусе. В нем, помимо Алисы сидело ещё три человека: пожилая дама с седыми волосами, которые были собраны в пучке, и пара людей примерно возраста Алисы.

Девушка о чём-то рассказывала парню, активно жестикулирую руками, а парень нежно улыбался, смотря на девушку.

Алиса тоже невольно улыбнулась, наблюдая за ними.

«Мы с тобой — Принцесса и Дракон» — прозвучала в наушниках фраза.

— Юная леди, с вами всё хорошо? — рядом с Алисой кто-то сел и погладил по голове. Алиса сняла наушники и посмотрела, кто это был. Пожилая дама сидела рядом с ней и улыбалась. Морщинки собрались вокруг рта, глаз, на лбу.

— Да, спасибо, всё хорошо, — улыбнулась девушка.

— Мне показалось, что вы о чем-то грустите, — женщина убрала руку с головы Алисы и положила обе руки на колени.

— Нет-нет, что вы.

— Куда же вы держите путь в столь поздний час?

— Я еду в другой город, погостить к маме, — сказала Алиса, мимолетно проведя взглядом по окну. Не было ни одной машины, ни на встречу, ни по их стороне.

— Но, как вы доберетесь до другого города? Ведь это последний автобус на сегодня.

— Ничего страшного, я найду способ, как добраться, — Алиса повернулась обратно к женщине и улыбнулась. — Это будет своеобразным доказательством, что я могу найти выход из любой ситуации.

— Всё, автобус дальше не идет! Выходите! — крикнул водитель.

Алиса медленно встала, и помогла подняться женщине.

Выйдя из автобуса, она огляделась. Небольшой населенный пункт, состоящий в основном из небольших частных домов. Вокруг лес. Алиса посмотрела в сторону дороги. Дальше дорога шла под уклон вниз, и где-то далеко виделись огоньки города.

Если идти по дороге, то идти надо будет до завтрашнего вечера, но если идти через лес, то вполне можно добраться до рассвета.

— Простите, но мне пора, — сказала Алиса, оглядываясь на старушку.

Алиса сорвалась с места и побежала в сторону леса.

— Удачи, — пожилая дама помахала рукой в знак прощания в след удаляющейся Алисы. А потом добавила, но уже тише: — Тебя ждет много сложностей на пути, Алиса. Береги себя. И того мальчика, который будет рядом с тобой.

Повернувшись, женщина растворилась в воздухе.

Алиса бежала через лес. Кругом было темно и не было слышно ни звука.

Деревья повторяли собой друг друга, раскинув корни на несколько метров в разные стороны. Споткнувшись и упав уже несколько раз, Алиса решила бежать несколько осторожнее.

Только сейчас эта идея показалась ей очень глупой. Идти ночью через лес в потёмках, ничего не видя вокруг себя было ужасной идеей. Надо было просто позвонить Дину, извиниться за своё поведение, а там они бы уже что-то придумали.

И кто вообще знает, что может ожидать её в этом лесу? Может, здесь полно диких опасных зверей, которые готовы наброситься на неё в любой момент?

Тряхнув головой, девушка постаралась отогнать эти мысли подальше. Это всего лишь её разыгравшееся воображение.

Пробежав ещё несколько метров, она опять упала. Легкие горели, разбитые ноги ужасно зудели, по всему телу были ушибы и ссадины, из которых сочилась кровь, но страх ещё сильнее подгонял её.

В темноте ветки складывались в странные фигуры, а шелест листьев напоминал чьё-то дыхание. Даже мысли о том, что это плод её воображения не успокаивали её.

Она старалась бежать без остановок. По её картам в телефоне ей оставалось пробежать ещё около десяти километров и будет город.

Она бежала и бежала, перед глазами от усталости всё плыло, а ноги не слушались.

Что-то хрустнуло за её спиной, и она оглянулась. Это был огромный тетерев, присевший на ветку. Вдруг из-под ног ушла земля, и Алиса упала вниз с обрыва.

Она попыталась подняться, но нога онемела. Вдруг перед глазами всё поплыло, и сознание начало медленно уходить.

«Это конец», — успела подумать девушка, перед тем, как окончательно потеряла сознание.

***

Дин медленно открыл глаза и посмотрел в потолок. Глаза сразу начало резать из-за того, что окно было открыто нараспашку и по потолку плясали солнечные зайчики, которые отражались от кувшина с водой, стоявшего на тумбочке рядом с кроватью.

— Скажите, вы помните, как вас зовут? — спросил строгий женский голос где-то рядом с ним. Парень поморщился. Голова гудела, во рту сильно пересохло, а мышцы болели, как после долгой тренировки.

Он перевел взгляд на говорившую девушку. Это была девушка лет двадцати с собранными тёмными волосами в высокий конский хвост. Белое платье с кружевным передничком дополняли её образ.

— Я Дин Хоггарт, — сухим голосом сказал Дин и лег обратно на подушку, прикрывая глаза.

Девушка сделала какую-то пометку в блокноте и снова обратилась к Дину с вопросом:

— Какой курс подготовки вы желаете пройти: ускоренный или обычный?

— Что ты вообще несешь? — Дин сел на кровати и посмотрел на девушку, больше всего на свете желая, чтобы она ушла. Её голос жутко раздражал, но она кого-то ему напоминала. Но вот кого — он вспомнить не мог.

— Мистер Клавиус, зайдете, пожалуйста, — девушка выглянула за дверь, а потом зашла с уже знакомым Дину человеком.

— Дин, ты уже пришёл в себя? — спросил мистер Клавиус.

Дин ничего не ответил. Он изучающе осмотрел комнату, а потом посмотрел в окно.

— Где я?

Мистер Клавиус подошел и присел рядом с Дином на кровати.

— Послушай, парень. То, что ты сейчас услышишь — может полностью изменить твою жизнь. Ты — охотник на нечисть. Теперь ты не сможешь быть просто школьником, которому самое главное — вечеринки и друзья. Теперь ты один из самых страшных людей для вампиров, нечисти и отступников, которые приняли не ту сторону. Ты должен быть хладнокровным, бессердечным.

— Так, где камера и куда помахать рукой? — презрительно фыркнул Дин, ощущая себя полным идиотом, которого разыгрывал ещё больший идиот.

— Дин, я не шучу, — без тени улыбки продолжил мистер Клавиус. — Ты ведь и сам замечал изменения. Ты стал более быстрым, сильным, ловким, твои чувства стали острее. И не отрицай этого.

— Почему я должен быть уверен, что вы говорите правду? — настороженно спросил парень, прищуривая глаза.

— А тебе остаётся какой-то другой выбор? — вопросом на вопрос ответил мистер Клавиус. — Если ты будешь вести себя хорошо, то я помогу вспомнить тебе кое-что очень важное.

— Кое-что? — переспросил Дин.

Мистер Клавиус загадочно улыбнулся, а затем рассмеялся.

— Даю тебе день на раздумье. Если согласишься, то будешь проходить быстрый курс подготовки.

Мистер Клавиус встал с кровати и направился к выходу. Дав девушке какой-то жест на выходе, она тоже вышла.

— Почему вы не сказали ему, что он не вспомнит ту девушку? — спросила светловолосая, стараясь поспевать за мистером Клавиусом. — Ведь его воспоминания о ней заблокированные навсегда.

— Поверь мне, Изабелла, у них очень сильная связь. Не знаю почему, но когда он был в бессознательном состоянии, то всё время звал её. Мне не очень нравится это, потому что такого ещё ни разу не было. Но ведь он так же первый охотник на нечисть, рождённый от запретного брака.

— Но почему вы думаете, что он сейчас согласится тренироваться? — удивилась Изабелла.

— Он очень амбициозен и упрям. Это я заметил ещё, когда общался с ним в первый раз. Он согласится, я уверен в этом.

— Мистер Клавиус! — раздался крик за их спинами.

Мистер Клавиус и Изабелла обернулись. За ними по коридору шёл Дин.

— Я согласен, когда можно начинать? — спросил Дин.

— Прямо сейчас! Изабелла, подготовь, пожалуйста, Дину тренировочную форму.

***

Дин стоял в белой комнате, одетый в чёрные штаны, белую свободную рубашку и чёрный плащ. Пока ему разрешили надеть кеды, но в будущем они должны были смениться высокими сапогами.

— Это основная форма охотников, — сказал мистер Клавиус. — Во время битвы мы обычно скидываем плащ или же, если знаем, что битва предстоит тяжелой — надеваем доспехи, но это бывает очень редко и сейчас доспехи исчезают. Согласись, что человек в доспехах в современном мире будет выглядеть нелепо. Все охотники, так же, подчиняются кодексу, за нарушение следуют наказание, иногда даже смерть. Что же, приступим. Ты умеешь драться врукопашную?

— Да, я ходил на тренировки. Я умею драться на мечах, ножах, стрелять из лука и арбалета.

— Отлично, тебя надо будет учить гораздо меньше, чем мы предполагали, — мистер Клавиус усмехнулся. — Посмотрим, как ты умеешь драться. Изабелла!

В комнату вошла уже знакомая ему девушка в черном кожаном костюме. В руках она несла большой арсенал оружия, предназначенного для тренировок.

— Это Изабелла. Она твой личный тренер. Через несколько дней ты покажешь нам, на что ты способен.

Девушка мило улыбнулась и помахала ему рукой.

— Приступим, — Изабелла кинула ему меч в ножнах. — Пока мы будем драться на муляжах, чтобы особо не поранить друг друга. Учти, что когда ты выйдешь на реальное поле боя, твоё умение драться на мечах будет очень ценным уроком.

Изабелла присела на пол и похлопала рукой к кожаной перчатке рядом с собой.

— Садись, мне надо установить с тобой мысленную связь, чтобы знать, что и как ты будешь делать во время тренировок.

— А если у меня сокровенные мысли? — усмехнулся Дин, обнажив свои зубы. Он заметил, что Изабелла закатила глаза.

— Не волнуйся, я буду видеть только мысли насчет тренировок. На твоих воспоминаниях стоит сильный блок, через который я не могу пробиться, — Изабелла посмотрела на Дина и устало улыбнулась.

Дин присел рядом с ней и посмотрел ей в глаза. Голубые, цвета морской волны. На мгновение, закрыв глаза, он увидел девушку с волосами цвета ночи и глазами цвета морской волны. Он не мог вспомнить, кто она и существует ли вообще, но при её воспоминании его пульс участился.

Дин открыл глаза и вновь посмотрел на Изабеллу.

— Что-то случилось? Ты что-то видел? — с беспокойством спросила темноволосая.

— Нет, всё хорошо, — улыбнулся Дин.

Изабелла кивнула и положила руки ему на голову. Он почувствовал тепло, которое разлилось по всему его телу, а потом всё резко прекратилось.

— Я установила с тобой ментальную связь, но она очень слабая. Что-то или кто-то блокирует её, — устало кивнула Изабелла.

— Зачем тебе вообще нужна со мной связь? — спросил Дин, вставая и помогая подняться Изабелле.

— Чтобы я могла понять, как ты будешь вести себя в экстремальных ситуациях.

Изабелла достала муляж меча и сказала:

— Начнем!

***

Алиса очнулась уже ближе к утру. Как ни странно, но нога уже не болела, а от ссадин и ушибов почти ничего не осталось.

Она встала и огляделась. Голова болела, да и всё тело тоже.

Посмотрел на телефон, она удивилась: когда она смотрела на телефон, то оставалось ещё около десяти километров, а сейчас меньше трёх.

Где-то далеко небо уже начало розоветь, что означало, что до рассвета оставалось совсем немного.

К радости Алисы овраг был не очень высоким, что помогло ей спокойно выбраться наверх. И вдохнуть воздух полной грудью. Как ни странно, она чувствовала себя отдохнувшей, но мышцы во всём теле болели от малейшего движения.

Она продолжила свой путь пешком, потому что на бег уже не осталось сил, поэтому девушка медленно шла, едва переставляя ноги через большие корни деревьев.

Что-то хрустнуло за её спиной, и она нехотя обернулась, а потом закричала от ужаса. По её следам шёл человек. Вернее, это вряд ли был человек: весь в крови, с оборванной одеждой. А потом, когда он поднял глаза, она поняла, что это действительно не человек. Его глаза были красно-янтарного цвета.

Алиса побежала. Так быстро она не бегала ещё никогда. Она бежала без оглядки назад. Сейчас цель у неё была только одна: добежать до мамы и спрятаться от этого ужасного существа.

Она слышала, что за ней кто-то бежит, но не оглядывалась. И вот, лес начал заканчиваться. Впереди показалась машинная дорога, а вот, на холмике уже стоял дом её матери.

Она выбежала на обочину дороги и продолжила бежать вверх по холму. Но вот, из-за горизонта показалось солнце, которое начало опалять кожу Алисы. Девушка закричала.

Кожа тут же покрылась волдырями, они начали мгновенно расширяться и нарывать, и она потеряла сознание от боли во второй раз за эту ночью.

Последнее, что она видела, прежде чем окончательно попасть в объятия тьмы - ярко-красная дверь дома, где жила её мать.

***

Девушка с тёмными волосами подбежала к парню, схватила за руку и потащила в воду. Она задорно смеялась, и её смех был ужасно заразительным.

Дин и сам начал невольно смеяться. Зайдя в воду по колено, девушка начала брызгаться. Когда Дина это достало, то он схватил её за талию и нырнул в воду. Девушка вцепилась в него, и когда он встал, то она так и осталась висеть на нем. Смешно повиснув на нем, она мило жмурилась от капелек воды, стекающим по её лицу.

— Можешь меня уже отпускать, — рассмеялся парень и погладил девушку по волосам. Этот жест стал для него уже таким близким, родным. Как и эта девушка…

Дин вскочил и огляделся. Пропала та веселая девушка, море, ощущение дежавю. Он лег обратно на кровать, но образ той девушки никак не уходил из его головы.

Он откинул одеяло и подошел к подоконнику. Запрыгнув на него, он достал альбом, карандаш и ластик. В детстве он перепробовал много увлечений, и одним из этих увлечений было рисование.

Он закрыл глаза и перед ним предстал образ девушки, которая, казалось, была лучиком солнца.

Порисовав несколько часов, он почувствовал усталость и решил пойти лечь спать. Завтра будет долгий день. Завтра он должен будет написать песню, которая будет отражать чувства к ней.

Парень усмехнулся, потому что он даже понятия не имел, действительно ли она реальна. Но он знал, что эти чувства не были подделкой.

Уже почти засыпая, он мысленно надеялся, что уснув, он снова встретиться с этой девушкой. Ему очень хотелось вновь увидеть её, почувствовать её запах, обнять и прижать к себе, рассказать ей о звёздах.

— Дин, вставай, тренировка скоро начнется! — сказал ему на ухо нежный голос.

Он неохотно открыл глаз и увидел перед собой Изабеллу.

— Да-да, и тебе доброе утро, — пробормотал Дин, стараясь залезть обратно под одеяло.

Изабелла потянула на себя одеяло, а Дин, запутавшись в нем, рухнул на пол.

— Ладно, ладно, намек понят, встаю, — лениво проговорил Дин и поднялся с пола. — Что мы сегодня делаем?

Дин начал судорожно вспоминать, куда он вчера закинул футболку, но ничего так и не шло на ум. Он залез под кровать. И действительно, там валялась его футболка.

— Ты здесь только второй день, а уже ничего не можешь найти, — рассмеялась Изабелла.

— Так всегда и бывает, — беззаботно усмехнувшись и пожав плечами, сказал Дин.

Тут перед его глазами пронеслась картина. Ему было лет семь. Он ночевал у той девушки. Они ночью, тайком от родителей, выбрались на крышу, расстелили там одеяло и смотрели на звезды. Он очень много о них знал и рассказывал её о звёздах. Показывал всякие созвездия, а потом указывал на небо, а она радовалась, когда видела падающую звезду. И так продолжалось много лет.

Дин невольно улыбнулся.

— Ты чего там под кроватью лыбишься, как человек с психическими отклонениями? — спросила Изабелла.

Дин вылез из-под кровати и отряхнулся.

— Нет, ничего, — усмехнулся он. — Кстати, ты так и не ответила на вопрос. Что мы сегодня делаем?

— Ну, так как ты у нас мистер Совершенство, то предлагаю сегодня тебе просто побегать, а потом в зал. И так ты будешь тренироваться ещё несколько дней. А потом у тебя будет зачет.

— Какой сегодня день? — спохватился Дин. Ведь в последний день лета у него была назначена игра, а потом концерт.

— Воскресенье, — немного удивляясь, сказала Изабелла. — А что?

— В понедельник у меня игра. И концерт. Я должен всё сдать сегодня, — серьезно сказал Дин.

Изабелла округлила глаза. Потом посмотрела в блокнотике и сделала какие-то пометки.

— Я постараюсь сделать всё, что смогу. А сейчас, пойдем в тренажерный зал, я покажу тебе, что надо делать.

***

— Алиса, как ты себя чувствуешь? — над ухом Алисы раздался нежный шёпот, который выбросил её из глубин сознание. Она открыла глаза и посмотрела на человека, который говорил с ней. Над ней сидела её мать, аккуратно поглаживая её по голове.

— Мама, я добралась, — обрадовалась Алиса и попыталась её обнять, но она остановила её.

— Лежи, пока тебе надо набраться сил. Хотя, это произойдет довольно быстро, — сказала Люси, вставая с кровати.

Алиса опустила глаза и поняла, что её рука покрыта волдырями, а кое-где кожа вообще отсутствовала.

— Что со мной случилось?

— Алиса, прошу, послушай, — медленно начала говорить Люси. — Дело в том, что когда-то я принадлежала к клану самых могущественных вампиров в мире. Моя мама, то есть твоя бабушка, была предводительницей этого клана. После неё должна была быть я. Но я так испугалась ответственности, что убежала. Меня нашёл твой папа. Он не знал, что я вампир, да и я не очень как хотела рассказывать. Я вышла за него замуж. Когда узнала, что беременна тобой, я искренне надеялась, что всё обойдется, и ты не будешь вампиром. Но когда ты родилась я сразу же поняла, что это не так. Твои глаза говорили о многом. Клыки уже были. Мне удалось загипнотизировать врачей. Они написали, что ты абсолютно здорова, без каких-либо отклонений. Но только я знала правду.

— Почему ты мне об этом не рассказала? — Алиса села на кровати.

— Это было очень тяжело. Тем более, у вампиров, рожденных вне клана, способности проявляются ближе к двадцати годам. Ты, к сожалению, оказалась исключением. Охотники, узнав, что ты вампир не в клане, убьют тебя сразу. Мы надеялись, что Дин тоже будет вампиром, как и его мать. Но вчера стало известно, что он охотник. Какая ирония. Вы были лучшими друзьями, а теперь ему придётся убить тебя, узнав, что ты не состоишь в клане.

— То есть, вы специально познакомили нас Дином? — непонимающе спросила Алиса.

— Да, у Дина в роду много чего намешено, в том числе и запретные союзы. Логан, к примеру, оборотень, а Зоуи — вампир.

— Так вот почему у него были такие странные глаза…

— Что?

Алиса перевела взгляд на больную руку. Она почти зажила, остались только небольшие шрамы, но и они тоже очень быстро затянулись.

— Дело в том, что, — Начала Алиса, а потом выпалила на одном дыхании: — Когда Дин дрался с Беном, то его глаза стали янтарного цвета.

— Янтарного? Значит, кровосмешение произошло не совсем удачно…

— В смысле?

— Янтарные глаза обычно принадлежат оборотням.

— А если глаза красно-янтарные? — с интересом спросила Алиса.

— Где ты видела такие глаза? — Люси вскочила с места и подлетела и Алисе, больно вцепившись ей в плечи.

— В лесу, когда я сюда шла за мной оно погналось.

Люси быстро подбежала к окну и задернула шторки. Затем подбежала и заперла дверь на замок.

Затем убежала куда-то в комнату и притащила оттуда сумку.

— Послушай, Алиса. Только очень внимательно. Тебе надо срочно уходить. В сумке есть кремы, которые я разрабатывала на протяжении многих лет. Через несколько недель ты, конечно, можешь, будешь обойтись и без них, но пока, чтобы тебе не гореть на солнце, они тебе очень нужны.

— Но, мама, — непонимающе покачала головой девушка. — Я проделала такой долгий путь, чтобы ты прогнала меня прочь?

Люси достала одну баночку крема и протянула Алисе, совершенно игнорируя её слова.

— Намазывайся, — приказала Люси. — Я уже позвонила, пока ты спала. Тебя ждут в школе для детей, таких так ты. В начале тебя могут там не любить, особенно оборотни и вампиры. Но ты должна. Там тебя научат всему. В сумке ты найдешь кредитные карты и нужные тебе номера. Как только тебе исполнится восемнадцать — ищи клан. И как можно скорее. Можешь позвонить бабушке. Я думаю, она будет рада тебя принять.

Люси мимолетно взглянула на часы.

— Через десять минут отходит автобус. Скорее, Алиса. Можешь спросить дорогу. Тебя там будут ждать. Школа Херсон.

Люси схватила Алису за руки и крепко обняла.

— Я люблю тебя, Алиса.

— Мони… она тоже?..

— Нет, она человек. — Люси отпустила Алису и посмотрела ей в глаза. — Ты должна быть сильной. Прости, что всё так сумбурно и то, что я толком ничего не успела тебе рассказать, но потом, как только ты приедешь в школу, тебе ответят на все твои вопросы.

Люси открыла дверь и вытолкала Алису за дверь.

— Остановка там, — Люси показала рукой на небольшую площадку со знаком остановки. — Доезжаешь до конечной остановки. Надеюсь, там тебя встретят. Не бойся за меня, всё будет хорошо.

***

— Дин, переодевайся, я уговорила мистера Клавиуса, чтобы ты сдал экзамен сейчас, — в зал вбежала Изабелла с формой Дина.

Дин оторвался от своего блокнота и положил ручку.

— Да, спасибо, я сейчас только Шону песню скину, — Дин достал телефон, сфотографировал листочек блокнотика и отправил своему лучшему другу.

— Ты пишешь песни? — с любопытством посмотрела на него Изабелла.

Дин посмотрел на Изабеллу и кивнул.

— Ладно, давай форму.

Изабелла протянула Дину форму и спросила:

— Ты будешь переодеваться прямо здесь?

— Мне и надо-то только рубашку переодеть, — усмехнулся Дин, смотря на то, как Изабелла медленно начала заливаться краской. — Что будет в этом экзамене?

Изабелла пожала плечами и отвернулась.

— Ой, да ладно тебе. Только не говори, что ни разу не видела, как переодеваются парни, — рассмеялся Дин. — Да и к тому же, я уже переоделся.

— Тогда пойдем, — сказала Изабелла и направилась прочь из зала.

Она повела его по каким-то коридорам, пока не привела в какую-то абсолютно белую комнату, но в одной стене он заметил небольшой блик, который говорил о том, что за ним будут наблюдать.

«Почему у них всё белое?» — в который раз задумался Дин.

— Жди здесь, скоро скажут, что ты должен будешь делать, — сказала Изабелла и вышла, закрыв за собой дверь.

Дин оглядел комнату. В комнате было несколько видов оружия. Может, они попросят продемонстрировать его умения?

— Дин Хоггарт, внимание, — сказал какой-то металлический женский голос. — Ваше задание: убить вампира.

Дверь в комнату открылась, и он увидел маленькую хрупкую девушку с волосами, доходящими примерно до пояса. Все волосы были спутаны, одежда порвана и в крови. Как она могла быть убийцей? Зачем вообще убивать вампиров?

Но эту маленькую фигурку он узнает из тысячи. Как только он увидел эту девушку, то он вспомнил всё. Все те воспоминания, которые у него пытались отобрать. Не долго же продержались их блоки.

— Ал, — легкий шепот сорвался с его губ, и он сделал один неуверенный шаг в её сторону. — Прости, Ал, прости, я такой идиот. Я был нужен тебе, а в итоге оставил тебя одну. Ал, я себя за это ненавижу. Что ты тут делаешь?

Девушка подняла голову и повернула её на бок. Это больше не была та маленькая, хрупкая девушка, которую Дин обещал защищать до конца своих дней, он понял это по её взгляду. Она открывала и закрывала рот, при этом шумно принюхиваясь. Её манера поведения больше походила на животное, нежели чем человека.

— Ал! Что случилось?

Но девушка его как будто не слушала. Она накинулась на него и попыталась укусить. Из её рта потекла кровь, обрызгав Дина.

Дин отпихнул её и откатился.

— Ал, сопротивляйся, — крикнул Дин. Он понимал, что не сможет нанести ни одного удара этой девушке, а тем более убить её. В его голове вновь и вновь крутился лишь один вопрос: «Как такое могло произойти?»

Прекрасно осознавая, что его Алиса никогда не смогла бы стать такой, Дин снова и снова твердил себе, что он с радостью умрёт от её рук, но никогда в жизни не причинит её вреда. Он просто не сможет этого сделать, это было не в его власти.

Она ещё раз накинулась на него. Дин успел отпрыгнуть, и Алиса врезалась в стену, а парень, стукнувшись плечом, потерял равновесие и рухнул на пол.

Затем девушка быстро вскочила на ноги и опять бросилась на него. Дин и сам не заметил, как с силой откинул её в стену. Девушка медленно закрыла глаза и скатилась по стене. Она не дышала.

Только сейчас до него дошло осознание того, что он сделал. Обещая себе, что он никогда не навредит ей, он навредил ей.

Дин подбежал к ней, рухнул на колени и провел по её щеке, стирая кровь. Её щека была ледяной. Она не подавала признаков жизни.

Дин чувствовал, как его раздирает ярость к себе. Он ненавидел себя за то, что он сделал, кем он является. Если быть охотником значит убивать дорогих тебе людей, то в гробу он видел такое предназначение.

— Ал, прошу тебя, открой глаза, — жалобно взмолился Дин, наклоняясь ближе к ней, чтобы прислушаться к её дыханию. — Ты не можешь вот так просто оставить меня одного. А как же все наши обещания? Помнишь, после окончания школы ты хотела отправиться в кругосветное путешествие, чтобы посмотреть на звёзды с разных уголков земли? Я уже почти накопил денег, чтобы мы могли поехать вместе. Мы ведь с тобой лучшие друзья навек. Кем я буду без лучшего друга? Кем я буду без тебя? Я же не знаю, как жить без тебя. Почему ты не движешься, Ал?! Открывай глаза, ну же…

По его щеке скатилась одинокая слеза, и он, до крови прикусив губу, ещё сильнее прижал к себе девушку, закапываясь носом в её волосы.

Она больше никогда не откроет глаза. Больше никогда не посмотрит на него, не улыбнётся. Он больше никогда не услышит её звонкий смех. Он уже никогда не сможет рассказать её о своих чувствах.

Во всём виноваты охотники и их кодекс.

Дин вскочил на ноги и подбежал к стеклу, за которым сидели те, кто наблюдал за ним.

Он с силой ударил в стекло и закричал:

— Что вы с ней сделали, ублюдки?! Алиса никогда не стала бы вампиром! Никогда! Это всё вы! Я ненавижу вас! Я ненавижу ваш грёбанный кодекс и весь ваш мир! Я уничтожу всех вас! Я уничтожу весь этот чёртов мир!

Дверь открылась, и в комнату вбежал темноволосый парень, который начал оттаскивать его от стекла.

Он схватил Дина и бросил в стену.

— Успокойся! Это кукла, идиот! — начал орать на него парень, ударив Дина в щёку. — Разуй свои глаза, она никогда не была настоящей! Хороший же ты друг, раз не смог отличить подделку!

Дин поднял глаза и просмотрел на парня. Тёмные волосы, зелёные глаза.

Когда он его уже видел?

Он оказался выше, чем представлял себе его Дин. Он вообще надеялся на то, что никогда в жизни не увидит его, потому что Алиса отзывалась о нём слишком хорошо. Он просто пытался втереться ей в доверие, ведь она слишком доверчива и наивна.

— Майкл?

Парень в удивлении повернулся к Дину, подняв брови вверх.

— Откуда ты…

Но не успел он договорить, как Дин вскочил со своего места и молниеносным движением припечатал его к стене, выбив из лёгких воздух.

— Где Ал?

========== Глава 6 ==========

— Я не знаю, где она, — Майкл смотрел на Дина взглядом, который не предвещал ничего хорошего. Если бы ярость могла быть буквальной, то сейчас вся комната была бы погружена в хаос. Майкл ненавидел Дина за то, кем он является, за то, что он стал особенным не только в рядах охотников, но и в сердце Алисы. — На телефон она не отвечает, дома её нет. Но поверь мне, если я найду её первым, и она доверится мне — к ней ты больше не подойдешь, я тебе обещаю.

— Поверь мне, она доверяет только мне, — с недоброй усмешкой сказал Дин, ещё сильнее вжимая своего оппонента в стену.

Майкл и Дин смерили друг друга уничтожающими взглядами, а потом Дин разжал руки и Майкл аккуратно приземлился на пол, совершенно не создав никакого шума.

Затем отряхнул свою рубашку и ещё раз посмотрел на Дина. А после подмигнул ему.

В комнату вошёл мистер Клавиус и напряжение в воздухе сразу разрядилось. Он с усмешкой посмотрел на Майкла и Дина, а затем по-отечески похлопал их по спинам. Кажется, его забавляла их ненависть друг к другу.

— Почему ты её вспомнил, парень? — спросил мистер Клавиус, внимательно осматривая, Дина. – Ты никогда недолжен был даже думать о ней, не говоря о том, чтобы в первую же секунду, после того, как увидел её, позвать её по имени.

Дин ненавидел все их правила и законы. Как вообще можно стирать человека из памяти, заставляя забыть все ваши совместные воспоминания? А если бы Дин не вспомнил? Что тогда? Алиса обещала вернуться через несколько дней, как раз к началу учебного года, а тут, внезапно, он забыл бы её навсегда? Это бы сломало её.

Дин с ненавистью посмотрел на Майкла, а потом перевел взгляд на мистера Клавиуса, по его лицу ходили желваки.

— Ну, как вам сказать, Алиса — самое дорогое, что есть в моей жизни. Без неё я был бы не таким. И если вы встретите её в действительности и она хотя бы раз улыбнулась вам, а она улыбнётся, ведь она всегда так делат, то её нежная улыбка навсегда останется в вашем сердце. Да, Майкл? — Дин саркастично посмотрел на Майкла, а затем подмигнул ему.

— Ты знаешь эту девушку, Майкл? — спросил мистер Клавиус. Он вопросительно посмотрел на парня и приподнял бровь, от чего он закашлялся.

— Да, Учитель, я знаю эту девушку, — ответил Майкл, отводя взгляд. — И все сказанные им слова действительно правдивы.

Дин рассмеялся, от чего получил удар кулаком в челюсть.

Сплюнув кровь на пол и вытерев рот рукавом, Дин посмотрел на Майкла и, уже было, занес кулак, но резкий голос мистера Клавиуса прервал это действие:

— Ну, раз вы так хорошо ладите друг другом, то работать вы будете вместе!

Парни переглянулись, а потом наперебой начали кричать:

— Но мистер Клавиус! Это не честно! Не надо! Всё совершенно не так!

— Я не желаю ничего слушать, вы свободны, — мистер Клавиус махнул рукой и собирался уйти из комнаты, но ему помешали.

— Мистер Клавиус, я могу быть свободен? — спросил Дин, подходя к двери и преграждая ему путь. — Я же говорил, что у меня сегодня очень важный день.

Мистер Клавиус оценивающе посмотрел на Дина.

— Да, но, — он выдержал паузу, — с завтрашнего дня ты учишься в другой школе. В соседнем городе уже несколько лет орудует вампир, и Майкл никак не может его вычислить.

Дин рассмеялся и посмотрел на Майкла. В ответ он пустил убийственный взгляд и руками показал, как откручивает ему голову.

А после, внезапно, до него дошёл смысл сказанных слов. Он уедет в другой город. Он не сможет попрощаться с Алисой, потому что она вернётся уже после того, как он уедет. Это не могло быть правдой. Всё так хорошо начиналось, а тут, внезапно, его жизнь вновь потеряла веру. Хотя, быть может, она приедет сегодня? Ведь сегодня была важная игра. А она всегда приходила на все его игры.

— До встречи, Майкл, — усмехнулся Дин и вышел вслед за мистером Клавиусом из помещения, на последок послав парню воздушный поцелуй.

***

Дин вбежал в раздевалку. Многие были уже готовы. Сегодня состоялась последняя игра в этом сезоне. Если они её выиграют, то возглавят первенство команд в зачёте по всему округу. И, если они его займут, конечно, то поедут на межрегиональные соревнования.

— Хоггарт, как можно так сильно опаздывать? — спросил парень, уже полностью одетый в форму для игры.

— У меня были неотложные дела, — быстро ответил Дин, а затем извиняющее улыбнулся. — Где Шон?

Парни в раздевалке переглянулись и пожали плечами.

— Чёрт, — пробормотал Дин и ударил ногой по шкафчику. Шкафчик открылся, и из него вывалилась всё содержимое. Дин зашептал проклятия. Почему сегодня всё идёт не так?

Дверь в раздевалку медленно открылась, и вошёл Шон, про себя напевая какую-то песню.

— Привет, Дин! — Шон приветливо помахал Дину. — Мы с парнями сочинили музыку на слова, которые ты мне вчера скинул. Что это на тебя вдруг нахлынуло вдохновение? Давно я не видел столько чувств в твоих песнях.

— Потом всё расскажу, — усмехнулся Дин. — Я, просто, понял, что та, которая была мне нужна, всё это время находилась близко. А я оказался полным идиотом.

Шон с удивлением посмотрел на Дина, но промолчал. Кажется, он догадался, про кого шла речь и насмешливо подмигнул.

В это время в раздевалку вошёл тренер Моск.

— Хоггарт, ну наконец-то ты пришёл! Переодеваемся и на поле все, живо!

Тренер Моск ходил между рядами лавочек и поторапливал каждого. Дин быстро натянул футболку, чтобы никто не увидел его синяки на теле, после боя с роботом-Алисой.

— Дин, ты чего сегодня такой странный? — к нему подошёл Шон.

Дин посмотрел на Шона, и его взгляд говори о том, что он не очень хочет говорить, но все же начал свою речь, тщательно подбирая слова:

— Мне кажется, что я очень сильно обидел Алису. Я обещал, что буду охранять её от всего, а в итоге не уберег от самого себя. Она сказала, что всё хорошо и даже начала давать мне какие-то наставления, но только сейчас я понял, насколько сильно она нуждалась во мне. Возможно, даже больше, чем за всё время, что я был рядом с ней, именно в тот вечер она нуждалась во мне больше всего на свете. Я променял её на какую-то незнакомую мне девушку. Но придя домой я обнаружил лишь записку, где она просила не беспокоиться о ней, что с ней всё будет в порядке. Вот только я не в порядке. Я не нахожу себе места. Мне ужасно стыдно за то, что я так растоптал все её чувства. Я не знаю, где её искать. Да и к тому же сейчас ещё перехожу в новую школу. А если я не успею рассказать её обо всех моих мыслях и чувствах? Что, если я не увижу её больше? Чёрт! Шон, я не знаю, что делать, я такой идиот. Я ненавижу себя за это.

Шон уставился на парня, а его взгляд заметно потускнел.

— Ты, типа, поверил в эту девушку? — с горечью в голосе сказал Шон, закапываясь в свои волосы. — Я выдумал Элизабет, чтобы отвлечь тебя от Мелисы. Думал, что ты бросишь эту стерву, потому что я ненавижу её и понятия не имею, что в ней такого особенного, что ты встречался с ней.

Дин удивленно посмотрел на Шона, а потом рассмеялся с иронией.

— Ещё лучше, я променял Ал на несуществующую девушку. Она точно врежет мне, когда узнает об этом. Хотя, это же моя Ал. Она рассмеётся и скажет, что даже несмотря на это всё равно считает меня своим другом.

Шон успокаивающе положил руку на спину Дина.

— Давай так: я спрошу у Беллы, может она знает, где она. Всё-таки они хорошо общаются, я не думаю, что она могла уехать куда-то и бесследно пропасть— заверил его Шон. — Ну, а сейчас, капитан, что будем делать?

— Выигрывать, — рассмеялся Дин, беря свой шлем и закрывая шкафчик.

***

Дин достал телефон из кармана штанов. На заставке стояла его лучшая подруга с цветочным венком на голове. Она всегда была такая милая, такая нежная, такая любимая. Он улыбнулся своим мыслям. Алису любили практически все. Рафаэль считает её старшей сестрой, родители до такой степени к ней привыкли, что ни дня не могут без неё, а он взял и испортил всё. Абсолютно всё. Дин знал, что она собиралась поехать к своей маме в другой город, но Дин надеялся, что она хотя бы позвонит ему, как доберётся. Но уже несколько дней от неё не было ни одной весточки. Где она? Что с ней могло случиться? Он так переживал за неё, что мысли о победе были забиты куда-то в самый дальний уголок его сознания. Всё ли с ней хорошо? Может быть, она сейчас где-то далеко, одна, в темноте. Она так боится темноты. Этот страх всегда смешил его, но прилив гордости, который он ощущал от осознания того, что сможет защитить её от всех опасностей, которые всегда шли за Алисой попятам.

А в итоге вышло так, что он не смог уберечь её от самого себя.

— Хоггарт, сколько можно тебе кричать?! — тренер Моск злобно выкрикнул эти слова прямо на ухо Дину. — Игра начинается через десять минут, а ты рассиживаешься! Иди, подбодри остальных! Скажи что-нибудь парням, как ты умеешь.

Дин медленно встал и, не говоря ни слова, направился в сторону поля. Многие уже стояли там, кто-то ещё потихоньку подходил. На трибунах сидело множество людей, все шумели. Он быстро пробежал взглядом по трибуне.

Алисы не было видно. А ведь обычно она сидела в первом ряду, в его старой толстовке, наблюдая за игрой.

Дин улыбнулся, вспомнив, как пару лет назад она перелезла через ограждение и пошла спорить с судьёй, потому что была уверена, что он судил неверно. Именно этот её поступок принёс им победу. С тех пор она стала неназываемым символом их команды.

— Дин, ты чего такой странный? — спросил кто-то из парней, стоящих в кучке около раздевалок. Обычно Алиса называла их «Могучей Кучкой».

Дин ничего не ответил, а только лишь обвел всех собравшихся медленным взглядом.

— Я не знаю, кто наши противники, — начал он свою речь. — Но, я точно знаю, что мы должны победить. От этой игры будет зависеть всё: если мы победим, то возглавим первенство команд, и, даже может быть, поедем на международные соревнования. Ну, а если проиграем, то никуда не попадем. Так, тактику все помнят?

Все дружно закивали.

— Я как обычно могу сменить её, но вначале все играем по той тактике, которую я разработал на последней тренировке, - продолжил Дин, а затем обнадёживающее улыбнулся. — Кто бы ни был нашими противниками, мы всё равно останемся сильнейшей командой.

На поле зажглись прожектора, что означало, что до игры осталось, не так много времени. Трибуны ликовали. Тут собралось много людей с их школы, но пришли и просто случайные болельщики, которые всегда поддерживали их на соревнованиях.

— Дин! Дин! Да обратишь ты на меня внимание или нет? — низкая темноволосая девочка усиленно махала руками, чтобы привлечь к себе внимание. Рядом с ней спокойно сидел светловолосый мальчик и устало смотрел на поле. Он ненавидел регби и ненавидел брата за то, что он был капитаном школьной команды по регби, ведь все надеялись, что он пойдёт по его стопам. Дин повернулся на голос и увидел Монику, младшую сестру Алисы, и Рафаэля.

— Я сейчас, — сказал Дин и направился в сторону ребят. — Что такое, Мони?

— Где Алиса? — спросила она и шмыгнула носом.

— Ох, Мони, если бы я ещё знал. Она не звонила тебе?

— Хоггарт, наш выход!

Дин отвернулся от Моники, сказав при этом: «Я найду её», но точных слов она так и не услышала.

— Готовы, парни? — Дин подбежал к своей команде и весело улыбнулся. Затем надел шлем и вытянул руку. Остальные проделали те же движения, что и капитан.

— Раз! Два! Три! Драконы, вперед! — прокричали все участники футбольной команды, после чего все выбежали на поле. Трибуны встретили их громкими аплодисментами. Затем на поле выбежали и их противники, но аплодисменты трибун были более тихими. Это и не удивительно, ведь они играют на чужой площадке.

На поле вышел судья, и жестами попросил капитанов подойти и поприветствовать друг друга.

Все две команды выстроились в две шеренги напротив друг друга. От общих шеренг отделилось по два человека и подошли к судье. Лицо Дина вытянулось, когда он узнал в капитане противоположной команды Майкла.

Майкл же, в ответ на его вытянутое лицо, усмехнулся, а затем послал воздушный поцелуй. Он был явно не удивлён, встретив тут Дина.

Судья пожал руку вначале Дину, затем Майклу. Дин протянул руку Майклу, и он нехотя пожал её.

— Капитаны, может быть кто-нибудь из вас захочет дать преимущество сопернику и без жеребьёвки отдаст противнику возможность ввести мяч и игру? — спросил судья. Это был простой вопрос, но обычно никто не уступал.

— Я уступаю Дину, — с усмешкой сказал Майкл. — А ещё я предлагаю играть на интерес. К примеру, на Алису.

Ухмылка Майкла стала ещё шире и Дин сжал кулаки, чтобы не стереть это идиотскую ухмылку с его лица.

— Ал не вещь, чтобы играть ей, — Дин с ненавистью посмотрел на Майкла, но несмотря на бурю, царившую в его глазах, говорил он достаточно спокойно. — Она сама выберет кто для неё Друг, а кто Враг.

— Так и скажи, что боишься проиграть, — рассмеялся Майкл.

— Я не боюсь проиграть, я боюсь того, что Ал узнает об этом и тогда она уже точно вмажет мне за всё, — передразнивая Майкла, улыбнулся Дин, скрещивая руки на груди. — И кто ты вообще такой, чтобы решать за неё, с кем ей комфортно?

Судья с недоумением смотрел на спорящих капитанов. Затем просвистел три раза и показал рукой на Дина, что означало, что мяч принадлежит его команде. Трибуна начала кричать. И это не удивительно, все собравшиеся здесь обожали их команду.

***

Дин сидел под холодными струями душа и мужской раздевалке. Какой же он дурак. Захотел показать своё превосходство, а в итоге всё испортил.

Перед глазами тут же всплыли моменты из их игры. Команда Майкла действительно очень сильный противник. Да и ещё этот спор с Майклом и переход в другую школу. Дин совсем расклеился и не смог правильно рассчитать силы. С первых минут их команда начала проигрывать. Да и ещё у главного нападающего их команды Майкл выбил плечо. Судья сказал, что это несчастный случай и не стал сажать Майкла на скамейку запасных.

Дину пришлось кардинально менять тактику игры. Он переставил нескольких человек и они вроде даже начали выигрывать.. Но это было ненадолго. Майкл отправил свою команду в нападение. И ещё одному человеку из их команды выбили плечо.

На этот раз Дин окончательно разозлился и решил играть по правилам Майкла…. За что и был посажен до конца тайма на скамейку запасных. Хорошо, хоть до конца тайма оставалось семь минут.

Дин начал кричать своей команде, как правильно надо сделать и осыпать «комплиментами» Майкла, за что тренер вылил на него кружку холодной воды.

К концу тайма счет был не очень хороший: 15:8 в пользу команды Майкла.

Дин подозвал всех к себе и начал объяснять план действий на второй тайм.

Он поставил двух самых быстрых людей из его команды в нападение, и ещё пять человек защищать бегунов, а все остальные в защите. Сам тоже пошёл в нападение.

Начался второй тайм. Ребята в защите играли очень хорошо, поэтому команда Майкла не могла пробиться к воротам. Но и они сами не могли пробиться через защиту. Когда до конца тайма оставалось две минуты, Дин решил сделать «попытку». До победы им не хватало одного очка, но лучше сделать «попытку».

Дин встал и вышел из душа. Пожалуй, этот момент он запомнит на всю жизнь. Как потом рассказал ему Шон, которого Дин быстро ввёл в происходящее, его глаза зажглись жёлтым огнем. Это значит, что отцовская половина берет своё. Он побежал к линии мёртвого меча и на последних метрах его сбил Майкл. Тут же прозвучал свисток, означающий, что игра окончена. Дин пытался сказать, что ему должны дать «штрафную попытку», но ничего не вышло…. Судья сказал, что всё было по правилам.

А Майкл лишь усмехнулся, и Дину показалось, что он сказал: «Теперь Алиса будет моей». Даже несмотря на все заверения Дина в том, что Алиса не вещь, Майкл всё равно упрямо продолжал верить в то, что теперь она будет с ним.

Дин оглядел парней, сидящих в раздевалке. Он их подвёл. Их всех.

— Парни, простите, я ужасно виноват перед вами.

Все подняли глаза на Дина.

— Да ладно, Дин, подумаешь, проиграли этим задавакам, — усмехнулся темноволосый парень. Его звали Рей. Они с Дином хорошо общались и Рей так же учувствовал в музыкальной группе. — В следующем году ты сделаешь всё ещё лучше. Мы все верим в тебя. Недаром же ты наш капитан уже столько лет подряд.

Все парни одобрительно загудели, словно улей, а Дин улыбнулся им. Было жаль растаптывать все их мечты, но, по крайней мере, лучше они узнают это от него, а не из слухов, которые будут гулять по школе.

— Я перевожусь в другую школу, — сказал Дин, подходя к своему шкафчику и доставая оттуда джинсы и рубашку.

— Что?! — казалось, это сказали всё парни, находившиеся в этой раздевалке. Дин не мог смотреть им в глаза, но он должен был это сделать. В последнее время он подводил слишком многих, чтобы теперь нормально смотреть на то, как люди, которым он был дорог, печально смотрят на него.

— Да, поэтому я подвел вас в последний раз, — Дин обернулся и посмотрел на ребят. Они все были расстроены. Ещё бы, четыре года вместе. — И мой последний концерт в этой школе тоже состоится сегодня. Хотя, надеюсь, меня не выкинут из группы, и я смогу время от времени приезжать и играть с вами.

— Мы всегда будем рады видеть тебя здесь, — прокричал как всегда весёлый Шон.

Дин усмехнулся и оглядел их всех. Как же он будет по ним скучать…

***

Сцена представляла собой небольшое помещение в актовом зале их школы. Обычно на их концерты собиралось множество людей из их школы. Иногда даже заглядывали посторонние люди, которые случайно услышали музыку из здания школы.

И сейчас в зале находилось множество народа.

На сцену вышли участники группы «Драконы»: Дин, Шон, Рей, Стив и Алекс.

Толпа загудела, самые яростные фанатки начали выкрикивать имена своих любимчиков из группы.

Парни спели пару их старых, но любимых песен. Толпа подпевала и танцевала. Затем Дин подошёл, что-то сказал парням и снова вышел в свет софитов.

— Сейчас мы с парнями исполним новую песню, — сказал Дин в микрофон. — Эту песню я написал вчера, в извинение для девушки, которую не так давно ужасно обидел. Если ты сейчас здесь, то мне искренне жаль что я так поступил.

Где-то в толпе он увидел улыбающуюся рыжеволосую девушку со своими верными подругами-хвостиками. Они улыбались, ведь думали, что эта песня написана для неё. Пришло время для ещё одного разочарования.

— И, если что, простите, мы её не репетировали, — сказал в микрофон Шон и провел рукой по струнам.

Заиграла тихая музыка, и Дин начал петь, крепко сжимая в руке микрофон.

Слова песни были простые, но попадали в самое сердце, надолго отпечатываясь там. Перед глазами Дина вновь и вновь проносились картины их с Алисой совместного времени. Его было слишком много, но всё же отдельные моменты слишком сильно впечатались в его памяти:

Они вдвоём сидят на крыше его дома и, укутавшись в одно тёплое одеяло, смотрят на звёзды. Её волосы отливают серебром и с каждым порывом ветра она прижимается к нему всё сильнее, ища тепла, а он, тихо смеясь, обнимает её и трепетно целует в висок, думая о том, что для него она всегда будет самой лучшей на всём свете;

Они вдвоём гуляют по вечернему парку, она ест уже третье клубнично-банановое мороженое, потому что оно её любимое, а затем пачкает себе нос, и он, всё так же тихо смеясь, рукавом своей кофты стирает это мороженое, потому что она должна быть милее всех на свете;

Все бегут домой после школы, на улице жуткий ливень, но лишь она, в своём летнем нежно-голубом платье, промокшем и прилипшим к телу, кружится босиком на асфальте, раскинув руки в разные стороны, а он, наблюдая за ней со стороны, в который раз отмечает, что для него она красивее всех на свете;

Она, весело улыбаясь и смотря ему прямо в глаза, крепко держась за его руки, едет на скейтборде, а затем, потеряв равновесие, падает в его объятия, а он, крепко обнимая её, начинает кружить по площади, мысленно благодаря её, что она стала для него самой идеальной на свете.

Вдруг музыка стихла, и слышались только аккорды на гитаре.

Дин пропел:

Я не могу уйти, я не могу бежать,

Прошу, пусти меня, я так устал страдать,

Я поверну назад, все стрелки у часов,

Убью всех адских псов.

Вдруг софиты погасли и музыка затихла. Молчание длилось буквально несколько миллисекунд, а затем Дин и Шон прошептали в микрофон:

Чтоб снова стать героем… твоих снов.

Зал взорвался аплодисментами, толпа гудела.

— Ну, а сейчас, концерт закончен, — тихо объявляет Дин в свой микрофон, глазами обводя всех собравшихся. — Я рад, что вы были такой замечательной публикой.

***

Дин вышел через чёрный вход и направился к автомобильной стоянке.

Когда он шёл, то даже не обернулся. Да, он будет скучать, но, здесь больше не будет Алисы. Она забрала свои документы и перевелась в другую школу, совершенно ничего ему об этом не сказав. И где же она теперь?

Парень скучал по ней больше, чем мог предположить. Для него она стала чем-то особенным, чем-то непостижимым, без чего он уже не представлял своей жизни.

Он так увлекся своими мыслями, что не заметил, как перед ним выросли две фигуры.

Спокойно стоящий мистер Клавиус и злорадно ухмыляющийся Майкл.

Оба были одеты во всё чёрное. Единственным отличием было то, что на мистере Клавиусе был длинный плащ, а на его ученике новенькая кожаная куртка.

— Ну что, как тебе второе мес… — злорадно начал Майкл, но его перебил мистер Клавиус:

— Собирайся, парень, ты будешь наблюдать за тем, как профессионалы будут расправляться с настоящим вампиром. И на этот раз без глупостей.

Дин оглядел себя. Рванные голубые джинсы, ярко-красная клетчатая рубашка, такого же цвета кроссовки, белая майка, куча блёсток на теле. Да и ещё он вспомнил, что Шон вылил на его волосы полфлакона лака.

— Я одет немного не по вашему стилю, — усмехнулся Дин и помахал им рукой, собираясь уйти. Но его путь преградила рука Майкла, протягивающая битком набитый рюкзак.

— Я прихватил несколько вещей специально для тебя, — злорадно сказал Майкл.

Дин испепеляюще посмотрел на него, но делать больше нечего. Даже этот райнд выиграл Майкл.

— Переоденешься в фургоне, — спокойно сказал мистер Клавиус и направился к припаркованному чёрному фургону.

“Спасибо, что не белому,” - про себя поблагодарил его Дин, вспоминая, как сильно его удивлял цвет комнат в здании, где его держали охотники.

Дин посмотрел на своего чёрного мустанга и на фургон, за тем снова на машину и на фургон.

— А как же моя машина? — наигранно печально спросил Дин, протягивая к ней руку.

Майкл закатил глаза и хлопнул себя по лбу, под нос бурча что-то про кретинизм.

— Уже завтра она будет стоять у тебя под окнами в школе.

Дин зашёл в фургон и начал стягивать с себя рубашку.

***

Когда фургон остановился у домика на холме, то из него доносились крики. Дин вышел из фургона, одетый как раз по форме охотника. Всё здесь казалось каким-то знакомым. Из дома вышли люди, одетые во всё чёрное, а в следующее мгновение дом вспыхнул, как спичка. Послышался женский крик.

И тут Дин вспомнил. Это дом, где очень любила быть Алиса и её мама.

И крик…

— Миссис Клэптон! — Дин рванул в сторону дома, но его удержали сильные руки.

========== Глава 7 ==========

Алиса ехала на последнем сидении автобуса и смотрела в окно. Телефон почти разрядился, но даже это не мешало ей слушать музыку. В голове крутилось множество мыслей, одной из которых была: «Что же будет дальше?». Сейчас она едет в непонятном направлении неизвестно куда, и ещё её должен непонятно кто встретить.

Вся эта ситуация до чёртиков пугала её.

Всего два дня назад она была обычной девчонкой с обычными проблемами, а теперь она внезапно оказалась вампиром, которого должны убить. Раньше она всегда мечтала о такой жизни, когда читала книги. А сейчас, оказавшись на месте главной героини, она понимала, что вряд ли сможет справиться самостоятельно.

Как в такой ситуации все героини романов держат себя в руках?

Ну да, обычно с ними рядом оказывается симпотяжка-герой, который помогает во всём разобраться. Видимо, в её случае это будет не роман, а триллер или драма.

Кто-то тронул Алису за плечо.

— Конечная остановка, пора выходить, — сказал парень, который сидел перед ней. Алиса кивнула ему и встала со своего места.

Когда она вышла из автобуса на остановке почти никого не осталось. Как только её заметили две девушки, то поспешили подойти к ней, на перебой о чём-то споря.

У одной были очень длинные лоснящиеся светлые волосы, доходящие ей до середины голени и милое личико: большие голубые глаза, слегка пухлые губы, аккуратный носик, длинные ресницы. Одета была в светлые джинсы и ядовито-розовую футболку. На ногах туфли на высокой платформе тоже розового цвета.

Вторая девушка была рыжей, с зелёными глазами и более грубыми чертами лица. Одета, конечно, не так вызывающе, как первая: чёрные бриджи, зелёная майка, клетчатая рубашка и кеды. Из-за волос торчали острые ушы, как у эльфа.

— Привет! — сказала рыжеволосая. — Ты Алиса Мэлкин?

Вначале Алиса находилась немного в ступоре, но потом вспомнила, что Мэлкин — это старая фамилия мамы.

— Да, это я, — пробормотала Алиса, глядя на двух девушек, неуверенно переступая с одной ноги на другую.

— Приятно познакомится, — радостно сказала рыжеволосая и протянула руку. — Я Вивьен Броуст, а это Лорелайн Уильямс.

Светловолосая, которую Вивьен представила, как Лорелайн приветливо махнула рукой, весело улыбаясь.

— Можно просто Лорен, — сказала Лорелайн и тоже протянула руку.

Алиса пожала руки двум незнакомкам. В них вроде бы не было ничего особенного, но она была уверена, что с ними будет много весёлых моментов.

— А где все твои вещи? — спросила Лорен, когда они уже начали отходить от остановки.

Алиса вспомнила, как в спешке засовывала вещи в рюкзак, как взяла только кеды и кроссовки. Она ведь не думала, что ей придётся перевестись в новую школу, что она больше никогда не сможет увидеть свою семью и Дина.

Она скучала по нему. Теперь всё казалось ей неправильным и пугающим, ведь Дин всегда был рядом с ней. Только с ним она чувствовала себя в безопасности.

А сейчас, оказавшись совершенно одной в незнакомом ей месте, она чувствовала себя потерянной и напуганной. А ещё она очень боялась написать ему простое сообщение о том, что с ней всё хорошо, потому что боялась, что он сердится на неё за ту маленькую выходку.

— Я не решила брать много вещей, — соврала она, откинув прядь волос назад.

Алиса успела в стешке переодеться у матери с светлые джинсы и нежно-голубую рубашку с открытыми плечами, а сверху накинуть чёрную джинсовую куртку, которую в последний момент успела схватить с вешалки в доме её матери.

Так же в автобусе Алиса успела выбрать из волос листву и расчесать их, прежде чем собрать их в толстую косу. Но больше всего сейчас девушка благодарила себя за то, что успела накрасться, подправив размазанные стрелки и потёкшую тушь.

— Ой, да ладно тебе, Лорен, все равно сейчас придём, и ей дадут школьную форму, — упрекнула подругу Вивьен.

— Да, ты права, — пробормотала Лорелайн, а затем снова весело продолжила: — Кстати, а ты кто?

Алиса немного замешкалась, ведь они сами назвали её имя.

— Но…

— Нет, не в том смысле, как тебя зовут, а в том смысле, кто ты, — звонко и задорно рассмеявшись, тут же нашлась с ответом Лорелайн. — Я, к примеру, русалка, Вивьен эльф, а ты кто?

Алиса снова оглядела девушек. Может ли она им довериться? Хотя, рано или поздно они всё равно узнали бы, кто она такая, поэтому какой смысл это скрывать?

— Я вампир, — проговорила Алиса, пожимая плечами.

— Вампир? — с восторгом в глазах поговорила Лорелайн. — Слышишь, Вивьен, теперь мы водим дружбу с вампиром. Просто, у нас в школе вампиры и оборотни не общаются с такими, как мы. Мы отбросы. И между собой они, кстати, тоже не общаются, поэтому тут всё сложно.

К этому времени девушки дошли до ворот школы. Огромные железные ворота возвышались на десять метров от земли и казались входом в другую реальность. Сверху было большими буквами написано: «Школа Херсон». За воротами виднелось огромное здание и ещё несколько построек поменьше.

Как только они вошли, перед ними вырос огромный силуэт мужчины. Он был одет к дорогой костюм, и от него приятно пахло одеколоном. Приглядевшись, Алиса поняла, что это не мужчина, а парень лет двадцати-двадцати пяти.

— Алисия Аделина Мэлкин? — строго спросил он, оглядывая Алису. Да, сейчас она поняла, насколько глупо выглядела эта картина. Парень был идеально одет, а она выглядела, словно оборванка.

— Просто Алиса, пожалуйста, — тихо сказала Алиса, опуская глаза и носком кроссовка начиная медленно ковырять какой-то камешек. Она никогда не умела смотреть людям прямо в глаза, потому что была слишком застенчива для этого. И это бесило её. Ей больше не хотелось вести себя так, но эта манера поведения слишком сильно въелась, поэтому от этого было не так просто избавиться.

— Мэлкин никогда не попускают глаза в пол, Алиса, — строго сказал директор. — Я мистер Бейвери. Я научу тебя быть настоящей Мэлкин, как когда-то меня этому научила твоя мать. Девочки, идите в свою комнату и разбирайте вещи. Позже Алиса к вам присоединится.

Вивьен и Лорен кивнули и направились по дорожке в сторону другого здания, весело смеясь и о чём-то говоря. Алиса всегда мечтала о том, чтобы у неё была лучшая подруга. Нет, Белла была её хорошей подругой, но девушка никогда не могла назвать её лучшей подругой. У неё всегда был только Дин. Конечно, она была этому рада, но порой она задумывалась над тем, какого это - иметь лучшую подругу.

Затем мистер Бейвери посмотрел на Алису и улыбнулся.

— Можешь звать меня просто Калеб, когда рядом никого нет, — он больше не выглядел таким злобным и устрашающим, скорее даже милым. Он поманил её пальцем и направился в сторону здания. — Первое правило Мэлкин: никогда не опускай голову или глаза вниз. Всегда держи спину ровно и веди себя так, будто принадлежишь к королевской семье. Говори уверено, в твоей речи не должно быть пауз или каких-то недоговорок. И всегда смотри в глаза говорившему.

Алиса поняла, что её новая манера поведения как раз должна соответствовать той, которую она так давно пыталась себе привить.

Они быстро дошли до здания, и Калеб легким движением руки открыл тяжелые двустворчатые двери.

— Второе правило Мэлкин: учись контролировать свои силы. Когда я пришёл сюда в первый раз я снёс эти двери с петель, практически расколов их на щепки, — рассмеялся Калеб.

Алиса застыла от удивления. Перед ней предстала огромная лестница, которая из середины холла уходила спиралью наверх. Огромные окна, мраморные полы. Здание было выполнено в стиле девятнадцатого века.

Алиса шагала за мистером Бейвери, стараясь успевать за его быстрым шагом и запомнить все эти правила. Было сложно, потому что отныне она больше не сможет быть той, кем является.

— Если вы всё знаете о Мэлкин, то почему ваша фамилия Бейвери? — робко спросила Алиса.

Калеб усмехнулся.

— Я не принадлежу к клану Мэлкин. Но я состою в нем. И без робости. Быть уверенной во всем — вот главное правило Мэлкин. И вот ещё. Я буду завтра очень рад, если ты придешь не в школьной форме.

— Но девочки сказали, что школьная форма обязательна, — продолжила Алиса. Она никак не могла смириться с тем, кто она теперь.

Калеб резко развернулся и прижал её к стене.

— Ты не поняла, что я сказал? — злобно прошипел Калеб, опаляя её щёку горячим дыханием. — В этой школе есть охотники. Если не будешь вести себя, как положено, то они тебя убьют. Я разрешаю тебе вести себя, не как все. Даже не разрешаю, а приказываю.

На мгновение в глазах Алисы проскочил огонёк уверенности, а затем она усмехнулась и отпихнула Калеба от себя, усмехнувшись.

Ради того, чтобы выжить и вновь увидеть Дина, она была готова на многое.

— Я Мэлкин, — гордо сказала она, глядя прямо в глаза Калебу. — И отныне в этой школе правила диктую я.

Калеб усмехнулся, обнажая клыки.

— Отлично, Алиса. А теперь я покажу тебе, как ставить остальных на место. В этой школе вампиры или оборотни заправляют всем. Но уже давно здесь не было достойного вампира, чтобы сместить оборотней с поста славы. Кажется, этот вампир сейчас стоит передо мной. Запомни только одно: оборотни не любят вампиров. Но так же они их боятся. Если ты хочешь диктовать правила, то ты должна осознавать, что тебя будут все бояться. Ты станешь примером, эталоном. Но для этого ты должна вести себя, как Мэлкин, а на Клэптон. Один неверный шаг и ты упадешь. Уже с сегодняшнего дня ты должна вести себя как лидер. Для этого тебя и отправили ко мне. Чтобы я научил тебя, как быть эталоном.

За всё то время, пока Калеб говорил, они не сдвинулись с места, но потом он резко развернулся и направился вверх по лестнице, пару раз свернул в коридоре, затем толкнул массивную деревянную дверь. За дверью скрывался маленький уютненько обставленный кабинет. Стены были выкрашены в зелёный цвет, небольшой шкаф с книгами, стол и миленький диванчик.

Калеб жестом указал на диванчик, а сам подошёл к книжному шкафу и достал книгу. Затем присел и передал книгу Алисе.

— Эту книгу когда-то написала твоя мать для тебя, — загадочным голосом проговорил Калеб. — Здесь всё о клане Мэлкин. Прочитай её. Ты узнаешь многого о этом клане. Что касается форма. Помнишь Лорен и Вивьен? Ты, наверное, будешь жить в их комнате. Форма уже лежит там. Но ты же помнишь наш разговор про неё? Она выглядит безобразно. Ты — Мэл….

— Я Мэлкин, — перебила его Алиса и кивнула головой. — Я больше не та застенчивая девушка, которая при малейшей опасности пряталась за лучшего друга. Теперь я стану другой. Я обещаю.

— Так лучше, — сказал Калеб, глядя на Алису и чуть улыбаясь ей. Она всё схватывала на лету. — Но тебе надо научиться в нужный момент показать всем свои клыки.

***

В комнату Алиса зашла уже не той робкой девушкой, а полноценной Мэлкин. Конечно, играть роль стервы для неё в новинку, но она быстро привыкнет к этому.

— И снова привет, девчонки, — усмехнулась Алиса, плюхаясь на единственную свободную кровать. Пока так себя вести было непривычно, но она, пожалуй, к этому быстро привыкнет. — Меня направили к вам в комнату, теперь мы живем вместе.

— И тебе привет, Алис, — удивленно сказала Вивьен. Ещё не так давно Алиса предстала перед ними робкой девушкой, а теперь видела в ней ту Мэлкин, которую все должны боятся. И что если потребуется, то она пойдет по головам.

Во взгляде Алисы проскочила неуверенность, но она сразу же взяла себя в руки.

— Это же моя кровать, да? — спросила Алиса, сидя на кровати, которая судя по всему пустовала.

— Да, конечно, располагайся, — ответила за подругу Лорелайн. — Шкаф один на всех, но у тебя вроде вещей не много. Хотя, у нас у самих их не очень много. Это подарок от тех, кто здесь раньше жил. Шкаф сам создаёт одежду по твоему желанию. Но ты располагайся и чувствуй себя как дома.

Алиса оглядела комнату, а потом резко подсела к Вивьен и Лорен на кровать.

— Вы здесь давно? — спросила она, хитро прищурив глазки.

— С первого класса, — не понимая, о чем идет речь ответила Вивьен.

Алиса загадочно улыбнулась.

— Вы поможете мне, — просто сказала она. — Я слышала, что здесь всем заправляют оборотни и мне это не нравится. В конце концов, я Мэлкин. И я не позволю оборотням обойти меня. Отведите меня к ним.

Вивьен и Лорелайн переглянулись и кивнули. А затем встали и направились к двери.

***

Девушки зашли в огромный спортивный зал, где сейчас тренировались члены команды поддержки. Вернее, пополняли свои ряды.

— Главная здесь — Линда Пентхлау. Она оборотень. Учителя её не очень любят, потому что она та ещё стерва. Та, что стоит рядом — её помощница: Миканиэль Фремпт. А вон та женщина — тренер нашей команды поддержки. Она обычный человек, но знает о нас всё, их относят к видящим, — шептала Вивьен. — Но у тебя нет шансов. Они не примут вампира в свои ряды.

Девушка, которую Вивьен назвала Линдой, была невысокого роста со светлыми волосами средней длины и карие глазами. Миканиэль же была приятного вида шатенкой и большими зелёными глазами. Они обе были одеты в одинаковые чёрные лосины и жёлтые футболки. Алиса поморщилась от этого цвета.

— Теперь я понимаю, почему вас считают отбросами, — злобно проговорила Алиса, сверкнув глазами в их сторону. — Вы просто боитесь их. А я нет.

Слова вырвались как-то сами собой, и только после того, как девушка произнесла их, она поняла, что это могло звучать очень обидно. Она хотела извиниться перед ними, но затем отбросила эти мысли. Она ведь должна быть стервой.

Мысль о том, что она действительно хотела быть такой медленно исчезала. Она не хотела быть стервой, она просто хотела стать более уверенной в себе.

Но чтобы править балом надо стать королевой. А для этого придётся ещё немного поторчать в шкуре стервы.

Она медленно прошлась до Линды, которая сейчас разговаривала с девочкой, которой объявила об отказе. Девчонка умоляла взять её в команду, но Линда твёрдо стояла на своём. У Алисы возникло отвращение к ней. Она умоляла. Умоляла у той, кому разницы на всё, кроме своей внешности. Алиса быстро подошла в Линде и приветливо махнула рукой, улыбнувшись.

— Привет, я Алиса и я новенькая. Очень давно мечтала быть в команде поддержки, — сказала она, продолжая улыбаться. — Ты не могла бы взять меня?

Глаза Линды зажглись янтарным, а потом вновь стали карие. Затем она оглядела Алису, медленно скользя по её телу.

— Кто ты? — наконец спросила она.

— Ты, кажется, меня невнимательно слушала, — медленно и вкрадчиво проговорила Алиса. — Я Алиса и я новенькая.

Вивьен и Лорелайн, наблюдая за всем этим, от интереса подошли поближе. Тренерша так же подошла к Линде и уставилась на Алису.

— Ты, кажется, невнимательно меня слушала, — зло проговорила Линда, теряя терпение, повторила она. Алиса была удивлена, что она не начала брюзжать слюной. — Кто ты?

Алиса рассмеялась. Прямо в лицо Линде.

— Только не говори, что не учуяла мой запах, — всё ещё смеясь, проговорила Алиса. — Или у щенка ещё не до конца развился нюх? Мне так жаль тебя, наверное, сложно быть слабой.

Она сама не понимала, что говорит. Словно кто-то говорит за неё. Кажется, она действительно быстро привыкла быть Мэлкин.

Глаза Линды снова зажглись янтарным цветом. Но на этот раз в них читалась откровенная злоба. Послышался утробный рык.

Все, кто находились в зале, начали подходить поближе, внимательно слушая, что произойдёт дальше.

В следующее мгновение Линда бросилась на Алису, но та молниеносным движением увернулась и поставила подножку.

— Знай своё место, щеночек, — медленно проговорила Алиса, чтобы позлить Линду и обнажила клыки. — И учись контролировать себя. Я думала, что наш разговор продлиться подольше, прежде чем ты на меня набросишься.

По толпе прошёл возбуждённый шёпот, а затем послышались крики одобрения. Кажется, в этой школе Линду никто не любил.

Она повернулась ко всем и, как и учил её Калеб, уверено и с высоко поднятой головй, заговорила:

— Я Алиса Мэлкин из клана Мэлкин. И я заявляю права на элиту в этой школе. Сколько можно жить под вероломным и унизительным правительством оборотней? Сколько можно терпеть ненависть к тем, кто находится выше вас, потому что они принадлежат к более высокому классу, который не является таким? Я хочу сказать, что невозможно всю свою жизнь терпеть унижение и гонение, потому что вы не такие, как ложно-элита в школе. Я уничтожу все ваши классовые деления и навсегда уничтожу тиранию Линды. Вы больше не обязаны притворяться кем-то, кем вы не являетесь на самом деле, это невозможно. Все мы, кем бы мы не являлись к какой бы сверхъестественной расе мы не принадлежали, мы должны быть равны и держаться друг за друга. Иначе какой смысл во всей этой школе?

Тренер оглядела Алису и, одобрительно кивнув, сказала:

—Линда, я не хочу, чтобы ты была капитаном в этом году. Потому что в её словах было слишком много правды касаемо тебя. Теперь Алиса капитан команды поддержки. Надеюсь, ты выше того, чтобы сойти с ума от популярности.

Люди, которые стояли и наблюдали за всем, этим одобрительно закричали.

Алиса оглядела всех. Наверное, многие из них пришли попробовать вступить в команду. Проигнорировав слова тренерши, Алиса вышла на середину зала и громко сказала:

— Что ж, раз теперь Линда не капитан, а я никого не видела из вас, то кастинг пройдет снова, — нагло усмехнувшись, она продолжила: — Щеночек, ты в команде. Миканиэль, ты тоже. Вивьен, Лорен, я уверена, что вы справитесь.

Решившихся попробовать себя в роли черлидера оказалось меньше, чем предполагалось. Всего четыре девушки, которых Алиса тут же приняла.

«Возможно, завтра будет больше людей, — подумала она, выходя из зала».

На её удивление она не увидела ни одного вампира. Где все они? Именно это она и спросила у девочек, к которым уже успела привыкнуть - Вивьен и Лорен.

— Из-за того, что Линда заправляла всем в школе, вампиры просто боялись высунуть свои носы, — начала свою речь Вивьен. — Но теперь с тобой всё будет по-другому. Я слышала, что клан Мэлкин является одним из самых влиятельных кланов среди всех. И что с участниками этого клана связываться себе дороже. Многие оборотни боятся их. Возможно, именно поэтому Линда так быстро и смирись со вторым местом.

— Но, а что насчёт остальных? — спросила Алиса. — Ведь многие могли возразить. К примеру, Миканиэль. Ведь они с Линдой, вроде как, дружат.

— Они дружат только потому, что Миканиэль не является особо популярной среди учащихся, — ответила Лорелайн. — А дружба с Линдой помогала ей быть хоть немного заметной. Вообще на тех, кто состоит в каких-либо школьных командах, обращают внимание. А на тебя, теперь особенно будут обращать внимание. Ты только приехала в школу, как тут же пошла, ставить Линду на место. На самом деле, как я считаю, то Линда совсем свихнулась со своей популярностью.

— Так вы общаетесь со мной, чтобы быть немного популярными или чтобы я не свихнулась? — рассмеялась Алиса. Вивьен и Лорелайн тоже рассмеялись.

— Нет, ты просто хороший человек, — сказала Вивьен. — Вернее вампир. Но можешь не скрывать себя. Ты не такая, какой пытаешься себя показать. Ты другая.

— Ты права, — немного опустив голову, ответила Алиса. — Я другая, но я должна такой быть, ибо я Мэлкин.

Вивьен и Лорелайн переглянулись.

— Я хочу знать тебя настоящую, — тихо сказала Лорелайн, аккуратно дотрагиваясь до руки Алисы. Она подняла глаза и улыбнулась.

К этому времени девушки как раз дошли до их комнаты. Алиса направилась к своей кровати и достала телефон.

— Только обещайте, что никому ничего не расскажете. Иначе меня убьют. И я не шучу. На самом деле я Алиса Клэптон. Ничем не приметная девчонка, учащаяся в старшей школе. В этом году я должна была стать капитаном черлидеров, но оказалось, что я вампир. У меня есть, вернее был, лучший друг с самого детства. Я обещала ему, что вернусь сегодня, но всё пошло совершенно не так и больше я его не увижу. Хотя может это и к лучшему. Единственное о чем я жалею, так это о том, что я не попрощалась с ним должным образом, а лишь оставила записку, обещая скоро вернуться. Он всегда был рядом. Был. Я так сожалею о том, что так поступила, я очень надеюсь, что он не сердится на меня. Если бы я могла вернуть всё назад, то никогда бы так не поступила. Я просто искала себе оправдание.

По щеке Алисы скатилась слеза. А потом ещё одна и ещё одна. В следующую секунду слёзы уже лились градом по её щекам и падали на телефон, где была фотография улыбающегося Дина. Её Дина, её лучшего друга, который всегда, не смотря ни на что был рядом с ней, помогая и поддерживая.

Вивьен и Лорелайн присели рядом с Алисой и обняли её.

— Может у тебя ещё будет шанс увидеть его, — сказала Лорелайн.

— Он охотник, а я вампир, — вытирая слезы, ответила Алиса, прежде чем тихо шмыгнуть носом. — Сбылось то, о чём обычно пишут в сопливых романах про любовь. Что будет, если ему прикажут меня убить?

— Вот это незадача, — пробормотала Вивьен. — Мы тебе поможем. В конце концов, мы теперь, наверное, подруги.

Алиса улыбнулась и обняла девушек.

— Спасибо, — просто сказала она. На её глазах снова выступили слёзы.

Остаток вечера девушки просидели на коврике и просто разговаривали.

Алиса рассказала им о своей семье, Дине, школе. Вивьен и Лорен почти никогда не покидали стен школы Херсон. Им было интересно узнать обо всём. О том, как живут обычные люди. А Алиса многое узнала о школе. Тем более, что завтра её снова предстоит играть наследницу рода Мэлкин. Знать обо всех в школе было полезно. Знать, кого бояться, а кому доверять.

========== Глава 8 ==========

Дин и Майкл приехали в школу ближе к утру. Дин чувствовал себя ужасно. На его глазах горел дом, в котором находилась мама его лучшей подруги, а он был бессилен, чтобы помочь ей.

Он кричал, пытался что-то сказать, но всё было безрезультатно. Майкл держал его и заставлял смотреть на то, как горит дом.

«И так будет с каждым, кто осмелится нарушить кодекс, — сказал тогда Майкл, а его глаза жестоко свернули в свете пламени».

Дина временно поселили в комнате вместе с Майклом и ещё одним парнем из команды по регби. От такого соседства не был раз ни Дин, ни Майкл. И только третьему соседу, кажется, было всё равно.

Когда они зашли в комнату, то увидели, что сосед не спит. Увидев их, он подскочил на кровати.

— Привет, Майкл, — весело сказал сосед. — Уже вернулся со своей очень важной миссии?

— Как видишь, я успел как раз к началу года, — буркнул недовольный Майкл. — А это Дин, он живёт с нами. Но это временно. Надеюсь, что сдохнет он быстрее, чем съедет.

Злой Майкл плюхнулся на кровать и указал на единственную не занятую. Дин, тоже не в очень хорошем расположении духа прошёл к кровати и уселся на неё. Как ни странно школьная форма уже лежала на кровати. Затем протянул руку парню.

— Привет, я Дин, — сказал он, стараясь выдавить из себя улыбку. Дин чувствовал себя раздавленным и растоптанным, но он не собирался давать Майклу очередной план для насмешек.

— Привет, а я Итан, — кажется, он всегда был в хорошем расположении духа. — Кстати, у нас тут смена власти.

Дин и Майкл вопросительно уставились на Итана. В ответ он улыбнулся и достал телефон.

— До этого главной стервой нашей школы была Линда. Оборотень. Ну, может им это не свойственно, но популярность и всё такое. Ну, Майкл, тебе ли не знать. А теперь Линда повержена и теперь школа принадлежит вампирам. А главный виновник этого торжества — Алиса Мэлкин. Это видео с ужасной скоростью разлетелось по школе, все только об этом и говорят.

Дин и Майкл, как ужаленные, подскочили к Итану и уселись рядом. Он включил видео.

Дин сдавленно вскрикнул, а вслед за ним и Майкл. На видео стояла их Алиса. Она выглядела идеально. Но всё-таки Дин почувствовал небольшую неуверенность в её голосе. Но это не удивительно, ведь он знал её больше половины жизни.

«Я Алиса Мэлкин из клана Мэлкин. И я заявляю права на элиту в этой школе. Сколько можно жить под вероломным и унизительным правительством оборотней? Сколько можно терпеть ненависть к тем, кто находится выше вас, потому что они принадлежат к более высокому классу, который не является таким? Я хочу сказать, что невозможно всю свою жизнь терпеть унижение и гонение, потому что вы не такие, как ложно-элита в школе. Я уничтожу все ваши классовые деления и навсегда уничтожу тиранию Линды. Вы больше не обязаны притворяться кем-то, кем вы не являетесь на самом деле, это невозможно. Все мы, кем бы мы не являлись к какой бы сверхъестественной расе мы не принадлежали, мы должны быть равны и держаться друг за друга. Иначе какой смысл во всей этой школе?».

Майкл откинулся назад и грязно выругался.

— Первая девушка, в которую я влюбился, и она оказалась вампиром.

Дин рассмеялся, отчего получил удар по голове.

— Если учитель об этом узнает, то следующим, кто сгорит в доме, будешь ты, — прошипел он. — Да и к тому же я самый популярный в этой школе, мы просто обязаны быть вместе.

— Самый популярный ты ненадолго, — усмехнулся Дин. — И ещё я хочу в команду по регби.

Майкл вопросительно изогнул бровь, а затем рассмеялся.

— С какой стати?

Дин злобно рассмеялся, а затем покачал телефоном с включенным диктофоном.

— Если не примешь, то мистер Клавиус обо всём узнает, — нарочно медленно и, растягивая буквы, произнес Дин.

Майкл заскрежетал зубами, но делать было нечего.

— Ладно, ты в команде, — злобно прошипел Майкл, недовольно глядя на то, как Дин отключает диктофон. Он был слишком сообразительным. — Но только попробуй что-нибудь выкинуть.

Тут у Итана, про которого все забыли, зазвенел будильник.

— Шесть утра, пора вставать, — сказал он, виновато улыбаясь.

***

Надоедливый будильник звонил уже в третий или четвёртый раз. Алиса только сильнее закуталась в одеяло, потому что вставать совершенно не хотелось. Тем более, если учесть, что она легла спать только час назад, из-за того, что читала книгу, которую ей дал Калеб.

Читая её, она поняла, что всё сделала правильно. И то, как она поступила с Линдой, и то, как оделась. По крайней мере, её персона ещё некоторое время не вызовет подозрений. И вообще она не собиралась задерживаться здесь надолго. Как только весь шум вокруг неё уляжется, она сбежит из этой проклятой школы, найдёт Дина, и они вдвоём сбегут от всех правил.

— Алис, вставай, — проговорил ленивый голос Вивьен. — Первый учебный день в новой школе настал.

Алиса нехотя встала и вскрикнула. Надоедливое солнце пробралось через шторку и сильно обожгло ей руку. К счастью, процесс заживления пошёл очень быстро. Хорошо, что солнце обожгло её сейчас, а не во время того, как уже вышла на улицу. Тогда всей её игре пришёл бы конец. Она прочитала, что у вампиров, рожденных в клане нет проблем с солнцем.

Девушка быстро встала и намазала всё тело кремом, который ей дала мама. На руке не осталось ни единого шрама. Это и хорошо.

Затем она подошла к шкафу и подумала, что же ей надеть. Школьную форму нельзя. Но ведь в джинсах тоже нельзя идти в первый день.

— Алис, ты чего зависла? — спросила Лорелайн, которая застёгивала блузку. Они с Вивьен были уже почти одеты, а вот Алиса ещё стояла посередине комнаты в старой футболке Дина.

Оглядев их, она улыбнулась, ведь точно знала, что произведёт фурор.

Алиса повернулась к шкафу. Лорелайн ведь говорила, что стоит лишь подумать, и нужная одежда уже будет висеть на вешалке в шкафу. Она свела от усилия брови, и, открыв шкаф, увидела то, что хотела.

***

По коридору шагали три девушек. Двое одеты в школьную форму, а вот третья сильно выделялась из толпы: красная клетчатая юбка, белая блузка с вырезом, чёрный удлинённый пиджак с рукавами три четверти и туфли на высоком каблуке.

Что же собой представляла школьная форма? Чёрная классическая юбка, блузка, галстук и пиджак. И выглядело это действительно отвратительно.

Но эта девушка отличалась от всех.

— Алис, почему все на нас так странно смотрят? — спросила Лорелайн. Кажется, она не привыкла к такому вниманию. Хотя, это и не было удивительно, ведь по их с Вивьен словам, они были лишь серыми мышками, совершенно ничем не примечательными. Но пришло время меняться.

— Ох, Лорен, все смотрят не на нас, а на Алису, — пояснила подруге Вивьен.

Алиса развернулась и посмотрела на своих новых подруг. Они совершенно не выделялись из толпы. Похожи, однообразны. Это было так скучно.

— Да уж, девочки, вам надо поменять свой стиль, — весело сказала Алиса. - С завтрашнего дня я занимаюсь вашей одеждой.

Она весело рассмеялась, а затем быстро повернулась и врезалась в кого-то. Вокруг её талии тут же обвились сильные руки и прижали к себе.

— Аккуратней, Алис, — послышался бархатный голос Майкла ей на ухо. Алиса улыбнулась и обвила руки вокруг его шеи.

— Я так рада тебя видеть, — прошептала Алиса, а затем отстранилась от него и внимательно оглядела, как он выглядит.

Все взгляды находившихся людей в коридоре устремились только к ним.

— Хм-м, — Алиса театрально надула губы и почесала затылок. — Когда ты говорил, что не умеешь завязывать галстук, я думала, что ты шутишь.

Она подошла к нему и быстро перевязала галстук. Почему парни не умеют завязывать галстуки?

Майкл выглядел шикарно. Нет тех растрепанных тёмных волос: они теперь идеально уложены. Костюм сидел точно по фигуре и был немного ушит, что выделяло его из толпы.

— Спасибо, — улыбнулся Майкл. — У тебя сейчас какой урок?

— Французский, — улыбнувшись, сказала Алиса. — А у тебя?

— Математика, — ответил Майкл. — Ненавижу математику.

— Алис, нам пора, а то опоздаем, — напомнил голос за спиной.

— Точно, пока, Майкл, до встречи, — Алиса помахала ему рукой, а затем послала ему воздушный поцелуй. Этот жест напомнил ему Дина, но ведь не зря они столько лет общались.

Майкл посмотрел вслед удаляющейся Алисе, а потом крикнул:

— Я могу просить у тебя о свидании?

Алиса повернулась и улыбнулась ему той улыбкой, от которой сердце начинало таять:

— Конечно!

А затем она снова повернулась и пошла по коридору, на ходу о чём-то разговаривая с подругами.

Дойдя до кабинета французского языка и зайдя в него, Алиса остановилась, как вкопанная.

За последней партой сидел светловолосый парень и о чём-то беседовал с Линдой. Она громко смеялась, а он в ответ лишь усмехался, всем своим видом показывая, что ему не очень интересен этот разговор.

— Алис, ты чего встала? — спросила Вивьен, которая уже успела положить свою сумку за свободный столик. Оглядев класс, она поняла, что осталось только одно место рядом с новеньким парнем. Приглядевшись, она узнала в этом парне Дина, про которого вчера рассказывала Алиса. — Если хочешь, то мы можем поменяться местами.

— Нет, всё хорошо, я справлюсь, — белая как снег проговорила Алиса. Она боялась, что он не простит её за то, что она так дерзко растоптала все свои обещания и уехала, на прощание оставив лишь записку. Она боялась, что Дин не захочет иметь с ней ничего общего. Она боялась, что сейчас, поздоровавшись с ним, она не получит ответа и тогда её сердце разобьётся на маленькие осколки.

Она гордо подняла голову и прошагала и единственному свободному месту, про себя отметив, что Дин проигнорировал правила и надел его любимые красные кроссовки на белой подошве под форму, да и ещё самые обычные чёрные джинсы. И галстук завязал на узел. Да уж, надо будет провести им с Майклом урок по завязыванию галстуков. Но они с Дином ведь больше не общаются. Если только он её простит.

Дин заметил её, когда она подходила к нужному ряду, и понял, что она будет сидеть перед ним. Как и раньше. Затем он перевел взгляд на Линду и понял, что Алиса тоже одета совсем не по форме.

Когда она подошла к свободному месту, он слабо улыбнулся ей и едва заметно кивнул головой, боясь, что она всё ещё в обиде из-за того, что он променял её на несуществующую девушку.

Алиса же в этот момент чувствовала, как земля уходит из-под ног, и она готова рухнуть вниз. Значит, он всё ненавидит её за то, как она поступила с его чувствами. Значит, всё то, что существовало между ними теперь потеряло всякий смысл.

От холода в её взгляде Дин почувствовал себя разбитым. Она не могла вот так просто уничтожить всё, что было между ними.

Прозвенел звонок и в класс вошла учительница французского языка.

— Класс, у нас с вами в этом году пополнение, — взамен приветствия проговорила она. — И я уверена, что они вам понравятся, потому что они оба смогут выделиться из топлы. Наверняка они станут популярными в этой школе. Особенно если учесть, что только они сегодня пришли одеты не по форме.

Дин и Алиса переглянулись и улыбнулись друг другу, а затем парень подмигнул ей.

— Дин Хоггарт и Алиса Мэлкин, прошу любить и жаловать, — сказала она. — Меня зовут мисс Робелс. Ребята, а расскажите что-нибудь о себе. Давайте, не стесняйтесь, вставайте.

Самой первой встала Алиса и громко сказала:

— Меня, скорее всего, все знают после вчерашнего, — весело сказала она. — А вот о том, кто Дин я с радостью послушаю.

Она послала игривый взгляд в сторону Дина. Он приподнял бровь и посмотрел на Алису, а затем хитро обвёл глазами класс.

— Ну, что же я могу о себе сказать, — задумчиво проговорил Дин. — Я приехал к вам из другого города. И всё из-за своих весёлых способностей. Надеюсь, что вы ещё услышите обо мне.

Посмотрев в сторону Алисы, он усмехнулся и плюхнулся обратно на своё место.

— Ну что же, класс, начнём урок, — сказала учительница, не замечая напряженной ситуации, возникшей между Дином и Алисой.

Она написала на доске тему урока и начала что-то быстро говорить по-французски.

Дин вырвал листок и аккуратным, разборчивым подчерком написал: «Нам надо поговорить», и быстро просунул свернутый листок к Алисе на парту.

Она быстро что-то написала на листке и передала его обратно, зажав его двумя пальцами и отведя руку за спину.

Дин развернул его и прочитал: «О чём?»

«Ты сердишься на меня?»

«За что?»

«За то, что я оказался полным идиотом, оставив тебя, когда был нужен. Мне жаль.»

«Я думала, это ты злишься на меня из-за того, что я сбежала и просто оставила тебе записку»

«Даже если это будет необходимо, я не смогу злиться на тебя, Алиса Клэптон»

Дин передал ей записку и услышал, как она тихо рассмеялась, а затем, отвела руку назад, внизу, под партой, чтобы никто не видел, и Дин крепко ухватился за неё, твёрдо давая в своей голове обещание ни за что не отпускать её руки.

— Дин, Алиса, вы можете повторить, что я сейчас сказала? — спросила учительница, стоя прямо над ними. — Что, только пришли в школу и уже решили срывать мне уроки? К директору! Оба! Живо!

Кто-то зашептал: «Просите прощения», но они лишь покорно встали и вышли из класса, не проронив при этом ни слова.

Прошло секунд тридцать, а затем в дверь всунулась голова Дина и он спросил:

— А где кабинет-то?

Весь класс рассмеялся, а учительница раздражённо закатила глаза.

— Поднимаетесь на второй этаж, прямо по коридору, налево, ещё раз налево и последняя дверь у окна, — сказала мисс Робелс.

Дин закрыл дверь, повернулся и чуть не врезался в Алису, которая подошла поближе, чтобы послушать. Конечно, она знала, где находится кабинет, но она не должна этого показать. Ведь, что бы сейчас не происходило, теперь они навечно разведены по разные стороны баррикад.

Дин быстро обхватил её талию руками, чтобы она случайно не упала. Вот уже второй раз по пятнадцать минут она оказывается в объятиях довольно симпатично парня.

— Прости, — прошептал Дин и зарылся носом в её волосы. В ответ она лишь покрепче прижалась к нему и тихо заплакала. — Эй, ну ты чего, Ал? Всё хорошо.

— Я вела себя, как последняя идиотка, — так же тихо сказала Алиса. — Прости за то, что я так сбежала. Прости за эту записку, я ненавижу себя за неё, я ненавижу себя за то, что вела себя так. Дин, я очень сильно люблю тебя, я не знаю, как я пережила эти несколько дней вдали от тебя. Я всё время думала о тебе, я была готова умереть.

— Я тоже очень сильно тебя люблю, Ал, — сбивчиво зашептал Дин, обвивая свои руки вокруг её талии и начинай медленно гладить её по волосам. —Я чувствовал себя полным идиотом, потому что побежал к несуществующей девушке, которая вдобавок ко всему оказалась Шоном. Мне казалось, что мой мир разбивается, когда мне отдали ту записку. Я не представляю своей жизни без тебя.

Алиса звонко рассмеялась. Как он любил её смех.

— Давай лучше сделаем вид, что мы не так близко знакомы? — как в фильмах про американских шпионов спросила Алиса. — Просто в этой школе свои правила, которые я ещё до сих пор не поняла. И это подорвёт твою репутацию, если выяснится, что охотник водит дружбу с вампиром.

— Откуда ты знаешь? — переспросил Дин, чуть отстраняя её от себя. - И вообще, значит, Майклу ты позволяешь приглашать себя на свидания, хотя он тоже является охотником, а со мной ты даже не знакома? Твоё коварство разбивает мне сердце.

Алиса провела рукой по его волосам и растрепала их ему, а затем, поднявшись на носки, аккуратно дотронулась своими губами до его щеки.

— Значит, я расскажу им всю правду, потому что не хочу вновь заставлять тебя страдать.

Затем схватила его руку, и они побежали вверх по лестнице, потом долго петляя по коридорам, наконец, дошли до нужного им кабинета.

Дверь открылась прямо перед их носами.

— Дин, Алиса, вы бьёте все рекорды этой школы, — послышался голос из-за двери. — Я, конечно, ждал вас сегодня, но не так рано. Заходите.

Дверь открылась чуть шире, и ребята смогли войти.

— Прийти к директору в первый день школы это редкость, — проговорил мистер Бейвери. — У меня вообще нечасто бывают гости. Но я уже понял, что вы особенные.

— Это ещё почему? — непонимающе спросил Дин.

— Вампир и охотник, друзья с самого детства, — тихо сказал мистер Бейвери. — И как несправедливо обошлась с вами судьба. Вы что-то типа Ромео и Джульетты, переводя на сверхъестественный лад.

— Есть только одна проблемка, — усмехнувшись, сказала Алиса. — Мы не влюблены друг в друга.

Директор усмехнулся, но ничего не ответил, а лишь коротко кивнул головой.

— Я не буду вас наказывать, — сказал он. — А ещё, Дин, я же говорил, что ты живешь с Майклом временно. Время истекло. Теперь твоя комната 273.

Прозвенел звонок.

— Алиса, собери сейчас всех участниц команды поддержки на первую тренировку, — спокойно проговорил мистер Бейвери. — Ну, а что касается тебя Дин: я слышал, что ты был капитаном по регби в своей старой школе. Что ж, удачи тебе.

Дин и Алиса вышли из кабинета и разошлись каждый в своем направлении: Дин в спортзал, а Алиса искать свою команду.

***

Через десять минут вся команда поддержки стояла в полном составе на входе в спортзал. Пришла даже Линда, которая была явно этому не рада. Все девушки стояли в спортивной форме. Алиса распахнула двери в зал, и они, одна за другой, зашли в зал.

«Да уж, — подумал про себя Дин, увидев Алису в обтягивающих лосинах и майке. — Если они начнут репетировать, то место капитана у меня в кармане. Майкл будет обязан отвлечься на неё».

Оба тренера стояли и о чём-то спорили.

— Тяжело работать вместе, когда вы женаты, — шепнула Алисе Миканиэль. — Просто многие новенькие с непониманием на это смотрят.

— Да, если бы ты не объяснила, то я вряд ли сама разобралась, — рассмеялась Алиса.

— Я Миканиэль, — представилась девушка. — Мы, кажется, официально ещё не представлены.

— Я Алиса.

— Так, девочки, шевелим булочками и идём на улицу, — крикнула тренерша.

Алиса еле слышно зарычала. Зачем говорить, чтобы пришли в зал, если всё равно идём на улицу?

— Ты не обращай внимания, — сказала другая девушка. Кажется, её звали Кэсси. — Она всегда такая.

— Это точно, — протянула вторая девушка. — Я Мередит, если что. А это Диана и Майя.

Две девушки, которых она приняла вчера в команду, приветливо помахала рукой.

Теперь в беседе принимали участие все, кроме Линды. Она просто шагала чуть позади остальных и хмуро смотрела на Алису.

Тут сзади раздался оглушительный гам и топот, и на выход пронеслась команда по регби. Самым первым пробежал Майкл и помахал рукой Алисе. Она в ответ только улыбнулась и тоже махнула рукой.

Следом за ним бежал Дин, который тоже приветственно кивнул ей головой. Она послала ему воздушный поцелуй, а парень сделал вид, что поймал его и прижал к сердцу. Это была их своеобразная маленькая традиция, о которой они оба не задумывались.

— А что у тебя с Майклом? — неожиданно спросила Майя.

— И с Дином? — спросила Мередит.

Алиса шла в ступоре пару секунд, потом улыбнулась и ответила:

— С Майклом у меня на днях состоится свидание, а с Дином мы хорошие друзья. Мы учились в одной школе.

Тут в руке у Алисы зазвенел телефон, она посмотрела на дисплей и заметила сообщение от Дина: «Ты рассказа им не всю правду, но я рад, что ты не соврала».

— Вы просто не представляете, как тяжело новеньким в школе, — как будто ничего не произошло, продолжила она.

— Тяжело? — вдруг спросила Линда. — Тяжело быть популярной, а потом в один миг стать униженной и растоптанной кровососом. А тебе хорошо, пришла в школу, сразу заняла моё место, идёшь с самым популярным парнем на свидание, да и ещё в тебя влюблён симпатичный новенький по имени Дин. Ты просто не представляешь, как тебе повезло. А ты заявляешь, что тебе тяжело.

— Так, девочки, что за спор? — в этот момент к ним подошла тренерша. — У вас нет времени на споры друг с другом. Если будете так ругаться, то разминку будем делать с мальчиками.

Все тут же замолкли, и только Алисе эта идея пришлась по душе. Раньше она часто тренировалась с мальчиками, потому что Дин часто брал её на свои тренировки, и она, от нечего делать, часто проводила разминку с командой по регби.

— А давайте, — сказала она. — Я за. Я покажу, как надо правильно бегать.

Тренерша посмотрела на Алису, как на сумасшедшую, но кивнула.

— Раз ваш капитан так хочет, то вы кружок пробежите с мальчиками. На скорость, девочки.

Все кивнули и вышли на улицу. Мальчики как раз вставали на исходные позиции для бега на время. Алиса побежала и встала как раз между Дином и Майком. Помахала вначале Дину, а потом Майклу.

— Ал? — удивился Дин.

— Алис? — переспросил Майкл.

— Мы бегаем с вами, — весело ответила она. — И спорим, что я вас обгоню?

Дин хмыкнул.

— Ты разве не помнишь, что никогда не могла меня обогнать? — спросил он.

Алиса так же хмыкнула, передразнивая Дина, а затем скрестила руки на груди и важно запрокинула вверх голову.

— А я немного смухлюю, — сказала она, показывая клыки.

— Ну, хорошо, я тоже, — в ответ на это Дин показал Алиса свои янтарные глаза. У него уже гораздо лучше получалось контролировать свои силы.

— Эй, обманщики, — обиженно сказал Майкл, который был самым обычным человеком. — Без сверхъестественных сил.

Дин и Алиса рассмеялись, а затем Алиса дотронулась до руки Майкла и прошептала тихое “Обещаю”.

Раздался свисток тренера и все побежали.

Троица сразу выбилась вперед. Дин и Майкл бежали чуть впереди, но Алиса покорно бежала в метре от них, не отставая, как раз попадая в своеобразный воздушный карман. Ей действительно никогда не удавалось обогнать Дина, если только он этого не позволял.

Круг был около пятисот метров. На последнем повороте Алиса резко вырвалась вперед, обогнав Дина, который, как она была уверена, намеренно сбавил скорость, чтобы дать ей выиграть, и начала обгонять Майкла, но прямо перед финишной чертой её неуклюжесть взяла верх и она, споткнувшись об собственную ногу, упала, не добежав нескольких метров до черты. Майкл перепрыгнул через руку Алисы и финишировал первым, а вот Дин замедлил свой бег и присел рядом с Алисой.

— Всё нормально, ничего не сломала? — обеспокоенно спросил он, помогая ей сесть. Их обгоняли люди, но Дин встал так, чтобы, при самом неудачном стечении обстоятельств, удар пришёлся на него, не задев при этом Алису.

— Я вампир, а ты охотник-оборотень, — злостно ответила Алиса. — Мы не можем ничего надолго сломать.

Дин рассмеялся и помог Алисе подняться.

— Голубки, хватит ворковать, вы вообще собираетесь пересекать финишную черту? — спросил тренер. Все уже добежали и пересекли финишную черту.

Все рассмеялись, включая Дина и Алису.

— Вместе? — спросил Дин, протягивая Алисе руку, чтобы помочь ей встать.

— Вместе, — сказала она, и схватила руку Дина. Они вместе переступили финишную черту.

Девчонки из команды захихикали, а парни начали ухмыляться. Только Майкл был не очень рад данному стечению обстоятельств.

— Так, а теперь девочки на разминку, а мальчики на отбор в основной состав, — крикнул тренер.

Тренерша тут же подошла к девушкам и построила их спиной к полю. Началась «Жестокая разминка», как назвала её Миканиэль.

— Так, значит, — начал тренер командирским голосом. — Хоггарт, как член проигравшей команды ты в защите. Все остальные обходят Дина и бьют по воротам. Затем Дин повторяет тоже упражнение, только с Майклом в защите. А у тебя, Майкл, кстати, очень нехорошее соперничество на роль капитана. Если бы они не проиграли, то я бы не задумываясь, назначил Дина капитаном, а то у тебя одни девушки на уме! Ну, как девушки, девушка!

— Мы бы выиграли, если бы мне назначили штрафной! — возмутился Дин, делая шаг вперёд.

— Начали! — взамен ответа крикнул тренер и дунул в свисток. Все надели шлемы.

В этот момент Алиса обернулась и показала Дину большой палец и вновь послала воздушный поцелуй. Он вновь сделал вид, что поймал его в кулак и прижал к сердцу. Это придало Дину сил. Она всегда так делала перед очень важной игрой. Первый парень побежал на Дина, но он сбил его с ног и парень потерял мяч.

— Отлично, Хоггарт, — крикнул тренер. — Следующий!

Так продолжалось со всеми. Ни одному не удалось пройти мимо Дина.

И, наконец, настала очередь Майкла. Но он был совершенно не сосредоточен на игре, потому что его взгляд был прикован к Алисе, которая, звонко смеясь, что-то рассказывала другим девушкам. Тут подбежал Дин и резко пихнул Майкла, от чего у него из рук вылетел мяч.

— Майкл! — начал орать тренер. — Не разочаровывай меня! Прошу! А иначе можешь попрощаться с местом капитана! Ещё раз!

Но Дин уже вошёл во вкус скидывать Майкла с ног и поэтому все три попытки Майкла прошли даром. Тренер уже скрипел зубами от злости.

— Ладно, Майкл, ты меня разочаровал! — крикнул тренер. — Дин, теперь ты в нападении. Майкл, Себастьян, вы в защите!

Если бы только тренер знал, какую ошибку он совершал, то ни за что так не сделал бы.

Дин в нападении был гораздо лучше, чем в защите. Да и к тому же теперь было гораздо легче обойти раздосадованного Майкла.

Обойдя двоих, Дин попал точно в ворота.

— Да, Хоггарт, да! — кричал тренер. — Ребята, разрешите вам представить вашего второго капитана Дина Хоггарта!

Все начали аплодировать Дину, а он побежал к Алисе, подхватил её и начал кружить по полю. Она звонко смеялась, обхватил его шею руками, хотя даже не понимала, в чём заключается его радость.

— Что случилось, Дин? — поинтересовалась, наконец, Алиса, когда Дин перестал её кружить.

— Перед тобой стоит второй капитан нашей команды по регби, — радостно объявил Дин, поправляя воображаемый пиждак.

Алиса начала прыгать и хлопать в ладоши, а затем вновь обняла его.

— Неужели ты обошёл того, кого не смог обойти на игре?

— Откуда ты узнала и это?

— Белла всё рассказала, — улыбнулась Алиса и чуть отстранилась от него. — А ещё прислала видео с концерта. Это было очень мило.

Алиса в последний раз коротко прижалась к Дину и побежала обратно к своей команде.

— Она будет моей, — раздался голос за его спиной. Это был Майкл.

— Я же говорил, что она сама решит, кому доверять, а кому нет, кто для неё друг, а кто враг, — злобно сказал Дин. — Мы знакомы с ней уже больше десяти лет. И не думаю, что кто-то вообще сможет нас разлучить.

— Это мы ещё посмотрим, — сказав это, Майкл развернулся и пошёл прочь от Дина. В душе Дин ликовал, что всё сложилось именно так. Но ему казалось, что надвигается что-то страшное. И это его несколько пугало. Он в последний раз посмотрел на Алису. Она сейчас смеялась, в окружении своих подруг. Наконец он может не переживать за неё. Хотя кто знает… он точно знал, что грядёт время перемен.

========== Глава 9 ==========

Алиса стояла под тёплыми струями душа после долгой и изнурительной тренировки. А ведь ещё одна тренировка назначена на вечер.

— Алис, ты ещё долго? — раздался голос из-за стенки. Этот голос принадлежал Лорелайн.

— Я уже выхожу, — весело ответила она. Выключив воду и обернувшись в полотенце, девушка открыла дверь душевой.

Перед неё стояла весёлая Лорелайн. Она улыбнулась и приветливо махнула рукой.

— Мы тебя тогда ждать не будем, — улыбнулась светловолосая девушка. — Встретимся в кабинете. Если что, то второй этаж и направо.

— Хорошо, я попробую не потеряться, — рассмеялась Алиса.

Лорелайн вышла из раздевалки вместе с Вивьен и другими девушками, и Алиса осталась совершенно одна.

Улыбка тут же сползла с её лица. Девушка подошла к лавочке и присела. Её глаза наполнились слезами, и она закопалась руками в чуть влажные волосы.

— Я никогда не буду здесь своей, — прошептала она сама себе. — Быть может, я теперь популярна, но я всегда буду не такой, как все. За что мне всё это? Почему я не могу быть такой же сильной, как и все остальные?

Одна слеза скатилась по холодной щеке и упала на пол.

— Не такой, как все остальные? — раздался голос из-за шкафчика. Алису тут же стёрла слёзы и встала. Перед её взором предстала Линда. — Не такой? Ты смеёшься? Только пришла в школу и уже вокруг тебя все крутятся. Что тебе в этом не нравится? Ты заняла моё место. Все эти годы я была центром вселенной. Меня все любили! Ты понимаешь? Меня!

Линда сорвалась на крик. Но потом быстро опомнилась и продолжила уже тише:

— Я тебя ненавижу, Мэлкин, — прошептала она, оскаливаясь. — Не поворачивайся ко мне спиной, а то я могу перегрызть тебе глотку. И поверь мне, я буду делать это долго и мучительно. Твоя регенерация тела будет начинаться снова и снова, но она не будет заканчиваться, потому что рядом буду стоять я.

Линда подошла к Алисе почти вплотную и дерзко взглянула в её лицо. Алиса дерзко вздёрнула вверх подбородок. Линда занесла руку с когтями над головой Алисы, но тут кто-то её поймал.

Прямо за её спиной стоял Дин.

— Куколка, ты, кажется, что-то перепутала, — с ледяной улыбкой на лице произнес Дин. Он поднял голову и его глаза зажглись янтарным цветом. — Если я ещё раз услышу, что ты хоть слово скажешь в её сторону, то тебе не поможет никакая регенерация. Уж поверь мне, за неё мне не жалко нарушить правила вашей школы. Поэтому я готов прямо сейчас сломать тебе руку.

Линда презрительно усмехнулась.

— Ты знаешь её не так много, а уже ведешь себя, как рыцарь.

Дин улыбнулся своей улыбкой типичной улыбкой, но в ней было что-то пугающее.

— О, детка, я не рыцарь, я дракон. И ты невнимательно слушала её. Одиннадцать лет назад я обещал, что буду защищать её всегда и от всего. Она моя принцесса. Мой лучик солнца. Я люблю её, как самого близкого мне человека. За всё это время она ни разу не предала меня. Она особенная. И я не дам тебе с ней что-либо сделать. А сейчас проваливай.

Дин разжал руку, и Алиса увидела белые следы на запястье Линды. Теперь там будет синяк.

— Как-то это слишком сладко, Хоггарт, меня чуть не вырвало. Ну ладно, оставлю вас наедине, голубки. Вешайте лапшу на уши друг другу и дальше.

Линда посмотрела на парня ненавидящим взглядом, но потом покорно вышла из раздевалки и громко хлопнула дверью.

Дин подошёл к Алисе и крепко прижал её к себе, закопавшись носом в её волосы. За столько лет это стало таким родным.

— Даже если я окажусь во тьме, я буду мечтать о свете, — тихо сказала Алиса. — Рядом с тобой.

— Ты не будешь во тьме, — так же тихо сказал Дин. — Я вытащу тебя оттуда любой ценой. Я никогда тебя не оставлю одну. Я обещаю всегда быть рядом. Всегда. Я никогда тебя не оставлю.

Алиса печально усмехнулась.

— Когда ты такое говоришь, с одной стороны мне это ужасно приятно, а с другой стороны я чувствую себя полной эгоисткой. Ведь рано или поздно история с Мелисой может повториться. Я не думаю, что твоей девушке будет приятно, что тебя больше волнует другая.

— На самом деле это вполне обычно дело, что ты тогда заревновала меня к Элизабет и так поступила, — усмехнулся Дин. — Ведь ты влюблена в меня.

Алиса округлила глаза и отпрыгнула от Дина, одной рукой придерживая полотенце, а другую выставив вперёд и отогнутым указательным пальцем.

— Что, прости? — воскликнула она, когда Дин начал громко смеяться. — Я влюблена в тебя? Тебя слишком сильно Майкл по голове ударил, раз ты так считаешь?

Дин рассмеялся ещё громче, облокотился спиной об стену и сполз по ней вниз, всё так же продолжая задорно смеяться, отчего Алиса и сама улыбнулась.

— Твоё лицо, — сквозь смех проговорил Дин. — Ты бы видела своё лицо. Это того стоило. Я пошутил, успокойся, Ал.

Парень медленно встал и протянул Алисе мизинчик.

— Лучшие друзья?

— Лучшие друзья.

Алиса протянула Дину мизинчик, и они цепко сцепились.

Затем Дин, не говоря ни слова, махнул её рукой и быстро вышел из раздевалки.

Вот уже во второй раз за небольшой отрезок времени она осталась одна, но на этот раз на душе было как-то тихо и спокойно. И всё это благодаря Дину. Она всегда была благодарна ему. Он простил её за то происшествие, когда она выдала себя полной эгоисткой, за что потом долго проклинала себя. Хотя, проклинает и сейчас. Возможно, сейчас всё было по-другому, не поступи она тогда так. Но уже было поздно что-то менять.

Алиса взглянула на дверь. Влюблена? Кто знает…

***

— Алис, ты чего так долго? — весело спросила Вивьен. Судя по всему, они с командой уже довольно-таки давно дошли до кабинета.

— А, да я, — начала было Алиса, но тут её перебил громкий голос по радио:

— На сегодня все уроки отменяются, через десять минут жду всех у входа в школу.

— Что происходит? — непонимающе спросила Алиса, поочерёдно оглядывая Вивьен и Лорен, но они лишь одновременно развели руками.

Все переглянулись, но никакой идеи в голову так и не пришло. К Алисе подошёл Дин, затем подтянулись девчонки, и они все вместе пошли в сторону выхода из школы. Там была огромная давка: все старались как можно скорей выйти из здания.

— Ау, — пискнула Алиса, когда ей в очередной раз наступили на ногу. Но перед ней даже и не подумали извиниться. Опять.

— Давай ты встанешь сзади меня и будешь аккуратно идти по моим следам? — предложил Дин и взял её за руку.

Алиса посмотрела на Дина и отрицательно покачала головой. Но, к счастью, в этот момент показалась дверь, и они вышли на улицу.

Перед ними стоял Калеб и внимательно осматривал всех присутствующих.

— Ну что ж, — медленно проговорил он. — Остальных мы ждать не будем. Как всем известно, в нашей школе каждый год проходит курс выживания для старших классов. И в этом году он состоится сегодня.

По толпе прошёлся оживленный шёпот, а Дин и Алиса непонимающе переглянулись.

— Да, ребята, сложно вам будет, — раздался голос за их спинами, подпрыгнув от неожиданности, они развернулись и увидели Майкла. Дин оскалился, а Алиса приветливо махнула ему рукой. — Вы ведь ничего не знаете здесь. Не волнуйся, Алис, я помогу тебе.

— Но, — продолжил свою речь директор. — В этом году правила немного поменялись. Теперь вы будете в командах по четыре человека. Я назову лишь одну команду, а дальше вы найдёте свои имена в списках. Итак: Дин Хоггарт, Майкл Вальдес, Алиса Мэлкин и Линда Пентхлоу.

По толпе прошёлся оживленный шёпот. Два охотника, вампир и оборотень. Это что-то новое. Тем более Алиса и Линда не ладят. Да и Дин с Майклом не очень.

— Какого черта? — произнесли Дин, Майкл и Алиса хором. Только Линда, казалось, была совершенно не удивлена всему происходящему.

— Почему я так и знала? — только и спросила Линда, обводя всех суровым взглядом. — Если из-за вас мы проиграем, то я вам всем перегрызу глотки.

Она резко развернулась, при этом ударив Дина по лицу волосами и резко зашагала прочь.

— Смотрите свои имена в списках быстро идите собирать вещи. Через час я буду ждать вас на этом же месте.

Толпа снова оживлённо зашепталась, а Дин, Майкл и Алиса переглянулись. Дальнейших ход событий предугадать было просто невозможно.

***

Спустя пятьдесят минут после объявления директора об ориентировании, Дин и Майкл неожиданно встретились у входа в комнату Алисы. Оба были уже готовы и за их спинами виднелись рюкзаки.

— Какого чёрта ты тут делаешь? — спросил Майкл, оскаливаясь.

Дин в ответ лишь усмехнулся, и открыл было рот для очередного злостного ответа в сторону Майкла, но тут дверь распахнулась и на пороге стояла Алиса, Вивьен и Лорелайн.

Майкл внезапно, стал косить под хорошего мальчика, а Дин посмотрел на Майкла и рассмеялся. Алиса поздоровалась с парнями и приветственно махнула им рукой.

Да, одета Алиса шикарно. Обтягивающие чёрные лосины, топ, майка, на бедрах висела ветровка, а за плечами виднелся небольшой рюкзак. Волосы уложены в высокий хвост.

— Шикарно выглядишь, — слегка запинаясь, произнёс Майкл и пихнул Дина локтем под рёбра.

Алиса одарила его улыбкой, принадлежавшей лишь ему, и Майкл окончательно растаял.

— Ал, — жалобно протянул Дин, в очередной раз поправляя надоевшую чёлку. — Сделай что-нибудь. Мне уже давно следовало подстричь волосы.

Алиса отвлеклась от Майкла и подошла к Дину.

— Ты, может, присядешь? — со смешком спросила Алиса, протягивая руки к голове Дина.

Но взамен того, чтобы присесть, Дин внезапно схватил её за талию и быстро усадил себе на плечи, руками придерживая её колени.

Алиса, звонко смеясь, достала из бокового кармана рюкзака расчёску и причесала непослушные волосы Дина, отчего они уже не стояли ёжиком, а выглядели, как нормальные волосы. Затем она сняла одну из невидимок со своих волос и, забрав непослушную чёлку Дина назад, заколола её на макушке.

— Ну, вот и всё, — весело сказала Алиса, убирая расчёску обратно в рюкзак.

— Ал, я тебя обожаю, — Дин опустил её обратно на пол и крепко обнял, при этом показав Майклу язык. Алиса, не видя происходящего за своей головой, весело рассмеялась от этого жеста и обняла Дина в ответ.

Майкл покачал кулаком прямо перед носом Дина, а потом спросил, обращаясь скорее к Алисе, чем ко всем остальным:

— Ну что, идём? Нас, наверное, уже все заждались.

Он первым направился в сторону выхода из общежития, а все остальные за ним.

Ребята шли и весело смеялись, казалось, что даже Дин и Майкл начали потихоньку ладить. Но, быть может, весь этот театр был для того, чтобы Алиса не стала на них ворчать, потому что очень сильно привязалась к обоим?

— Сколько можно вас ждать? — раздражённо сказала Линда, оглядывая свою новую команду, которой она явно была не рада.

Дин подошёл и приобнял Линду за плечи. Улыбнувшись своей особенной улыбкой, от которой таяли все девушки, он заговорил:

— Прости, куколка, что мы так сильно тебе подводим. Я обещаю, что мы всеми силами постараемся выиграть.

А потом добавил, чтобы слышала лишь она:

— И прости за сегодняшнее происшествие в раздевалке, я слегка вспылил. Мир?

От этих слов Линда, кажется, растаяла.

— Хорошо, — тихо произнесла Линда, во все глаза глядя на Дина. Её щёки стали пунцовыми. — Мир.

Алиса закатила глаза. Её лучший друг всегда каким-то непонятным образом влиял на девушек, заставляя их странно вести себя в его присутствии.

Дин снова улыбнулся, а затем оглядел всех собравшихся.

— Ну что, идём?

***

Автобус с учащимися школы подъехал к лесу.

— Не обращайте внимания, что лес такой маленький, — радостно произнес Калеб — директор школы. — Специально для вас мы разработали кое-что новое. Как только вы войдёте в портал, то дороги назад уже не будет, вы окажетесь в другом лесу, не принадлежащему этому миру. Единственный выход — это пройти все задания и отыскать выход. У каждой команды будет карта, но ей можно воспользоваться лишь один раз. Как только вы посмотрите на нужное вам направление, то карта уничтожится. Но всё не так просто. В лесу расставлены ловушки. И я не советую в них попадать. Тот, кто первым найдёт выход, тот и победит. Всем удачи!

С этими словами он вышел из автобуса, а вслед за ним и все остальные учащиеся. После них подъехало ещё несколько автобусов. Ну вот, вся старшая школа тут.

Огромная поляна, сразу за которой начинался лес, а перед самой кромкой леса стояли огромные каменные ворота, ведущие в никуда.

— Не переживай, — к Алисе подошёл Майкл и нежно взял её за руку. — Самое главное — держись рядом и всё будет хорошо.

Он обнадёживающее улыбнулся, и Алиса не смогла удержаться от ответной улыбки.

К ним подошёл Дин и тоже улыбнулся Алисе, не обратив на Майкла никакого внимания.

— Мы выиграем, обещаю, — весело сказал Дин, смотря прямо в бездонные голубые глаза Алисы.

— Так, насколько я поняла, то все команды выбросит в лес в разных местах, — к ним подошла Линда. — Как мы будем действовать?

Все оглядели друг друга. Действительно, как они будет действовать, не обсуждалось.

— Майкл, Дин, Алиса, Линда, — раздался голос их директора. — Готовьтесь, вы входите туда первыми.

— Твою же ж, — начал было Майкл, но его перебил Дин:

— Идём, нет времени ругаться.

Четверо ребят подошли к огромным каменным воротам. Они выглядели довольно старыми. Некоторые камни потрескались от времени, кое-где зияли огромные чёрные пустоты. Внезапно ворота вспыхнули синим цветом, и лица ребят обдало тёплым ветерком. Переглянувшись, они взялись за руки и шагнули в неизвестность.

***

Алиса очнулась на холодном полу в каком-то неизвестном месте. Холодные стены окружали её со всех сторон. Но в одной из них зияла огромная дыра.

Девушка ещё раз огляделась. Никого из её команды не было видно.

— Дин! — крикнула девушка, оглядываясь по сторонам. Эхо вторило ей, но никакого ответа так и не последовало. — Майкл! Линда!

И опять ответом было лишь её эхо.

Она встала и, покачиваясь, направилась в сторону единственного видного ей выхода. Голова болела, а боль в мышцах была невыносима. Но надо было найти остальных. Надо идти дальше ради их всех.

Подойдя ближе, девушка заметила, что это была не дверь, а скорее пролом в стене. Значит, возможно, кто-то побывал здесь и до неё. А возможно, кто-то или что-то будет охотиться на всех в этом непонятном месте.

Девушка вылезла из помещения, в котором оказалась. Её глазам предстал длинный коридор с множеством ответвлений.

— Лабиринт, — произнесла Алиса. — Куда же идти?

Она ещё раз огляделась по сторонам. Никаких намеков на то, куда идти или где находится выход из этого лабиринта, не было видно. Девушка присела на корточки и оглядела пол в поисках следов. Ничего.

Не понимая, что происходит, девушка направилась дальше по лабиринту.

— Алиса, — донесся до неё странный шипящий голос. — Иди ко мне, я помогу тебе отсюда выбраться, не бойся. Просто подойди ко мне, Алиса. Я знаю, где выход. Иди сюда, маленькая сладкая девочка.

Она обернулась и задрожала от страха, едва сдерживаясь, чтобы не закричать. По её следам шло непонятное существо. Наверное, именно оно окликало её. У него было человеческое очертание, но только голова склонена на бок под неестественным углом. Старая, разорванная одежда, под которой виднелись чешуйки, как у змеи. Всё тело обезображено. Огромные порезы виднелись тут и там, пришитые конечности, и неумело зашитый рот. Сквозь нитки был высунут длинный, раздвоенный на концах язык. Длинные тёмные волосы были измазаны в грязи. И… у этого существа отсутствовали глаза. Скорее всего, оно ориентировалось в лабиринте при помощи своего языка, как бы пробуя на вкус воздух.

— Я чувствую страх, — с довольством сказало существо. — Откуда я знаю твоё имя? Ты ведь сейчас об этом думаешь?

Оно рассмеялось каким-то гортанным звуком. Возможно, причиной этого звука послужила так же неумело пришитая шея.

— Я знаю о тебе всё. Твои мама и бабушка виноваты в том, что я оказалась здесь. Я была так же красива, как и ты. Самоуверенна, так же, как и ты. Несчастна, так же, как и ты. На меня возлагали большие надежды, но теперь уже двадцать лет я брожу по этому лабиринту, пытаясь найти отсюда выход. Твоя бабушка бросила меня здесь умирать! Она думала, что спасает мир от меня. Эта болезнь, болезнь, которая мне досталась от неё. Она намеренно заразила меня, чтобы проверить, как эта болезнь будет прогрессировать у вампира. А затем убила меня! Моя собственная мать! Отрубила мне голову, а затем пришила обратно, сетуя на себя за это. Но ведь никто не знал, что эта болезнь даёт абсолютное бессмертие. Даже после самых тяжёлых ран я встану и начну убивать дальше. И сейчас я убью тебя! А потом примусь за тех, кто тебе так дорог! С кого бы начать? С Дина или с Майкла? Как думаешь? Жаль, что я не смогу видеть выражение ужаса на их лицах. Да и на твоём тоже. Но ничего, я послушаю, как вы будете кричать от боли!

Существо вытянуло вперед руки и начало с невероятной скоростью бежать в сторону Алисы.

Девушка успела увернуться в последний момент, когда существо прыгнуло на неё. Быстро вскочив на ноги, Алиса бросилась в другую сторону.

— Тебе не скрыться в этом лабиринте от меня! — противно зашипело существо, даже не думая начать догонять Алису. — Я знаю здесь всё! И когда я найду тебя, то…

Дослушать Алиса не успела. Она бежала по лабиринту, совершенно не жалея ног. Девушка много раз падала, разбивая себе колени и руки в кровь. Слова того существа всё крутились у неё в голове. Она должна найти Дина, Майкла и Линду. Должна предупредить их об опасности.

Но коридоры выглядели одинаковыми, и в какой-то момент её показалось, что она заблудилась во всех этих бесконечных поворотах и дорогах.

Свернув в последний раз, она вбежала в большую зеркальную комнату.

Не понимая, что происходит, она посмотрела в зеркало.

Внезапно картинка начала меняться и перед ней в зеркале оказалась маленькая шестилетняя девочка и огромными голубыми глазами и двумя хвостиками. Она задорно рассмеялась и побежала в другую сторону. Там стояли два человека и весело махали её рукой.

В этих людях она узнала своих родителей. Таких молодых и беззаботных, когда они ещё не ссорились и просто были счастливы.

В зеркале замелькали различные образы из её жизни. Множество воспоминаний с Дином. Все такие яркие и красивые. По щеке Алисы скатилась слеза. Как бы она хотела все вернуть. Она закрыла глаза и улыбнулась. Но ведь всё и так хорошо. Они снова лучшие друзья. Открыв глаза, она заметила, что в зеркале на неё смотрит маленький Дин. Невероятный взгляд серых глаз. Он протягивал ей руку, как бы приглашая её поиграть с собой. Словно зачарованная, Алиса направилась к зеркалу и тоже протянула ему руку.

— Ал, нет, — закричал до боли знакомый голос. Стёкла затрепетали, и по ним прошлась едва заметная пелена. — Это ловушка, не дотрагивайся до зеркала!

Но было уже слишком поздно. Алиса дотронулась до зеркала и в следующее мгновение их, словно мягкие крылья ангела, обняла тьма.

========== Глава 10 ==========

— Ал, прошу, Ал, не умирай, — над ухом Алисы послышался уже так давно знакомый до боли голос. — Прошу, очнись. Я отдам всё, только очнись.

— Ах, господи, ещё один нюни распустил, — послышался ещё один незнакомый до этого Алисе голос. — Я же сказал, что её жизни ничего не угрожает. А ты: «Я всё отда-а-ам, только очнись». Ох, покажите место, где меня может вытошнить.

Дин, казалось, даже не слышал этой колкости в его сторону.

— Ал? — наверное, уже в который раз спросил парень, проводя по мягким волосам Алисы.

Девушка слегка пошевелилась и с трудом открыла глаза.

— Дин? — хрипло спросила она, пытаясь сесть, но тело, словно, не слушалось. — Что произошло?

— Как это что произошло? — спросил тот же самый незнакомый голос. — Ты дотронулась до зеркала. И освободила меня. Ох, как некультурно с моей стороны. Моя Леди, спасибо, что освободила меня. Меня зовут Джаспер Мэлкин. Я очень рад, наконец, познакомиться с тобой. О тебе ходит множество историй. Ты особенная, Алисия Мэлкин.

Парень учтиво, словно по-кошачьи, поклонился. Его светлые волосы были зачёсаны назад, а ярко-зелёные глаза выражали любопытство. А одежда… она была похожа на ту, которую носили в девятнадцатом веке все состоятельные люди Англии.

Дин ничего не ответил.

— Послушай, Ал… — после долгого молчания заговорил парень. — Это было одно из испытаний. И… твоё тело… ну… ты стала ребёнком, Ал.

Глаза девушки расширились от удивления, и она попыталась сесть. При помощи Дина ей это удалось. Алиса оглядела себя… Хорошо, что вместе с её телом уменьшилась и её одежда. Действительно, она стала маленькой. Кажется, лет шесть, может семь.

— А… как?.. И кто это? — девушка указала на светловолосого парня, который представился её Джаспером.

Дин обернулся и уставился прямо на Джаспера. А потом… подошёл и провёл рукой прямо по парню, отчего его тело стало почти прозрачным. Он рассмеялся и отскочил в сторону.

— Эй, это щекотно, однако.

— Ал, здесь никого нет, — произнёс Дин, смотря прямо в бездонные глаза Алисы. Он подошёл и помог ей подняться. Крепко держа её за руку он уверенно направился куда-то вглубь лабиринта. Рядом тут же возник Джаспер.

— Он не видит меня, моя Леди, — произнёс он, печально улыбаясь. — Вот уже двести лет я был заточён в том зеркале, и, благодаря тебе, наконец, освободился.

— То есть ты призрак? — удивленно спросила Алиса. Дин непонимающе уставился на Алису, но продолжил идти. Он всегда безоговорочно ей доверял.

— Именно так, моя Леди, — ответил Джаспер. — Вот же чёрт! Куда он нас ведёт? Послушай, моя Леди, вам нужно срочно свернуть, иначе это приведёт вас прямо к логову этой проклятой ведьмы.

При упоминании о ведьме Алиса быстро остановилась и потянула Дина за руку. Дин резко остановился и обернулся.

— Что такое, Ал? — спросил он, присаживаясь рядом с ней на корточки, чтобы суметь посмотреть ей в глаза.

— Давай свернём в тот коридор? — спросила она, указывая на поворот.

— Ну ладно, давай.

Дин свернул в коридор, который ему указала Алиса. Они долго шли куда-то по лабиринту, как вдруг Дин опять резко остановился.

— Кто-то идёт, спрячься, — тихо сказал он и выпустил руку Алисы из своей руки. Алиса огляделась по сторонам. Никакого намёка на то, где можно спрятаться, вообще не было.

— Моя Леди, — позвал её Джаспер и возник недалеко от стены. — Опасности нет. Это один из твоих друзей. Можете не волноваться. Я предупрежу, если рядом с вами будет опасность. Я уже достаточно потерял людей, чтобы потерять ещё и вас.

Из-за поворота послышались шаги. Дин приготовился выпрыгнуть на то, что сейчас готово было выйти из-за поворота. Ещё чуть-чуть и… Дин выпрыгнул на человека и тут же ударил его по лицу. Потеряв равновесие, они оба покатились по полу. Дин занёс руку для ещё одного удара, но потом внезапно остановился.

— Майкл? — спросил он.

— Да, придурок, это я! — злостно сказал Майкл. — И мой синяк под глазом тоже тут! С какого чёрта ты сразу распускаешь кулаки? Хотя бы спросить, кто идёт. Нет, надо сразу бить.

Дин рассмеялся, а потом одним резким движением поднялся.

— Значит, ты просто не встречался с той штукой, которую видел я, — весело ответил он, протягивая руку Майклу, чтобы тот смог подняться. Майкл недовольно посмотрел на Дина, но всё-таки принял его помощь и твёрдо встал на ноги.

— Ты тоже её видел? — Алиса медленно подошла к Дину и Майклу.

— Алиса… почему ты… маленькая? — удивленно спросил Майкл, но Алиса смотрела только на Дина, совершенно не обращая внимание на Майкла. Он кивнул. — Эй, меня кто-нибудь слышит?

Алиса, наконец, перевела взгляд на Майкла.

— Зеркала, — ответил вместо неё Дин. — Заклинание зеркал. Я не успел.

— Дин, ты ни в чём не виноват, — улыбнулась Алиса. — Скажите, только честно. Я стала совсем маленькой?

Дин и Майкл переглянулись, а потом одновременно присели и начали тянуть Алису за щёки, при этом злорадно приговаривая:

— Щёчки, щёчки, щёчки.

Алиса рассмеялась и попыталась отбиться от их рук.

— А знаешь, что ещё? — как-то загадочно сказал Дин. — В детстве она жутко боялась щекотки!

— Эй, это не честно, — рассмеялась Алиса.

Но Дин внезапно остановился и стал чрезвычайно серьёзным.

— Линда в опасности, — сказал он и сорвался с места. Майкл и Алиса переглянулись. Затем он присел, и Алиса запрыгнула ему на спину.

Дин бежал, не жалей собственных ног. Никто не должен умереть. Он не смог остановить охотников, чтобы мама Алисы смогла жить, так надо спасти Линду. На самом деле, он винил себя в её смерти. И почему он не знал, что она и Алиса вампиры? И почему их фамилия Клэптон, а сейчас Алиса представляется всем, как Мэлкин? Слишком много вопросов крутилось у него в голове. Но сейчас не время для раздумий.

Дин выбежал из-за поворота и резко затормозил. Он оказался между Линдой и каким-то непонятным существом, но это было явно не та женщина, с которой он мило поболтал несколько часов.

Это было огромное существо, ходящее на четырёх лапах. Длинные, худые ноги с четырьмя пальцами и очень длинными ногтями. Этими ногтями оно разрезало плоть и поедало её. Короткое туловище, полное отсутствие лица, за исключением рта. Зубы шли тремя неровными рядами и торчали из пасти.

— Эй, нападать на хрупкую девушку не слишком хорошо, особенно такому большому мальчику, как тебе, — весело сказал Дин и повернулся спиной к Линде.

Чудовище взвыло и накинулось на Дина. Он легко увернулся, и когти существа разрезали воздух.

— Кто ты? — взревело существо, пытаясь распознать, где сейчас находится Дин. Он рассмеялся.

— Я Дин Хоггарт, а ты кто? — задорно спросил Дин.

— От тебя воняет множеством существ. Но это не помещает мне тебя убить!

Существо сделало резкое движение одной из лап, и Дин не успел увернуться. Острые когти разрезали его футболку и на груди оказались четыре перпендикулярные царапины, из которых тут же хлынула кровь.

— Эй, мы так хорошо болтали, — сказал Дин и нахмурился. — Ну, раз ты хочешь серьёзно поговорить, то ладно, давай.

В этот момент где-то в коридоре послышались быстрые шаги. Из тени выбежал Майкл, а у него на спине сидела маленькая Алиса.

— Дин, у тебя всё хорошо? — спросил Майкл, оглядывая его с ног до головы.

Потом повернулся к монстру и уставился на него. Аккуратно поставив Алису на землю, Майкл вытащил из-за пазухи два коротких ножа и кинул один из них Дину.

Дин поймал его и кивнул Майклу в знак благодарности.

Они оба накинулись на монстра, но он каким-то особым способом смог увернуться.

— Моя Леди, прикажите ему убраться, — послышался голос Джаспера. — Он должен вас послушать. Этот лабиринт создан вашими предками. Все монстры здесь должны слушаться тех, в ком течёт кровь Мэлкин!

Алиса перевела взгляд на монстра. Он одним легким движением откинул Дин в стену и он, издав короткий вскрик, больше не шевелился.

— Дин! — закричала она и кинулась к нему. Подбежав, она присела рядом с ним. Он ещё дышал. Девушка поднялась на ноги и закричала существу: — Убирайся! Ты причинил уже достаточно вреда! Просто уходи!

Монстр, который уже занес лапу для удара, внезапно остановился и опустил её. А потом внезапно развернулся и заскрежетал своими когтями по каменному полу в сторону от ребят. Все подбежали в Алисе и Дину.

Линда тут же присела рядом с Дином и проверила пульс.

— Он жив, — с облегчением в голосе произнесла она. — Только сильно ранен.

— Как тебе это удалось? — спросил Майкл, уставившись на Алису.

Алиса лишь покачала головой.

— Сейчас мы должны помочь Дину, — ответила она, присаживаясь рядом с ним. — По идее, у него должна быть хорошая регенерация.

— Нам надо уйти в безопасное место, — предложил Майкл. — Я понесу Дина.

— Его нельзя нести в таком состоянии! — воскликнула Линда. — Мы не знаем, насколько глубокие порезы. А что, если у него повреждены какие-то важные органы?

Все переглянулись. Что делать никто не знал.

— Моя Леди, я знаю, где есть безопасное место, — внезапно появился призрак Джаспера. — И там есть ручей, чтобы промыть его раны. Ничего серьёзного нет. Порезы не особо глубокие, просто он сильно ударился и его оглушило. Через полчаса он придёт в себя.

Алиса коротко кивнула Джасперу.

— Я видела безопасное место, — тихо сказала Алиса. — И там есть ручей, чтобы промыть Дину раны. Не думаю, что у него что-то серьёзное. Скорее всего, его просто оглушило.

Линда и Майкл кивнули. Майкл аккуратно взял Дина и перекинул его руку через себя. С другой стороны Дина подхватила Линда. Алисе осталось только взять все их рюкзаки и попытаться их нести.

Джаспер указывал дорогу. Они долго петляли по лабиринту, как вдруг Линда не выдержала:

— Мэлкин, мы ещё долго будем бродить по чёртову лабиринту, совершенно не зная, куда идти дальше? Ты стоишь из себя всезнайку, хотя это совершенно не так!

— Что, прости? — спросила Алиса и повернулась к Линде. Майкл удивленно переминался с ноги на ногу.

— Именно это! Как только ты пришла, то сразу всё стало не так! С самых вершин я упала на самое дно, где царит абсолютная темнота! А знаешь, почему она там? Потому что её отбрасываешь ты! Ты затмила всех. И что самое главное: я понимаю, что ты действительно лучше меня во всём! Но чёрт! Почему именно ты? Ты пришла, и я стала никем…

По щеке Линды скатилась слеза, и она быстро свободной рукой стерла её со своей щеки.

— Как только пришёл Дин, то я подумала, что вот он мой шанс снова стать собой, такой, какой меня знали люди. Да, чёрт, я влюбилась в него! Но он почему-то выбрал тебя. Почему ты такая? Почему тебя все любят, а меня ненавидят? Я не понимаю одного: что в тебе есть такого, чего нет во мне?

— Ал — лучик солнца в нашей непроглядной тьме, — очень тихо произнёс Дин. — Она не отбрасывает тень, она разгоняет тьму.

Линда удивленно уставилась на Дина и замолчала.

— Прости, — внезапно сказала Алиса. — Я не представляю, какого этого с самого верха упасть на дно, но я знаю, какого это всю жизнь находиться на дне. Если я тебя чем-то обидела, то так и скажи. Я попытаюсь исправиться.

Линда ничего не ответила.

Алиса развернулась и сделала последний поворот. И вот перед ними открылся небольшой проход в место, походящее на лес.

Как только они все зашли туда и посадили Дина спиной к дереву, то Линда резко сорвалась с места и скрылась где-то в чаще леса.

Майкл долго смотрел ей в след, а потом, сказав, что попробует раздобыть еды тоже ушёл. И вот Алиса и Дин остались одни у озера.

— Снимай футболку, — коротко сказала она. А затем ушла собирать какие-то травы.

Вернувшись через несколько минут, у неё в руках были какие-то ягоды и непонятные травы.

Достав из сумки небольшую миску, она набрала воды из ближайшего ручья. И снова вернулась к Дину.

— Дин? — спросила она, видя, что он очень тяжело дышит. Он весь вспотел и, кажется, у него начинался жар. — Дин!

— Всё нормально, — хрипло ответил он, но всё-таки нашёл силы улыбнуться.

Алиса коротко кивнула и принялась обрабатывать его раны. Они действительно оказались не очень глубокими. Промыв их, она размяла ягоды и положила на его грудь эту кашицу.

— Что это?

— Бузина красная, — спокойно ответила Алиса. — Она обеззараживает и немного снимает боль. Как хорошо, что мама заставляла меня выучивать все целебные травы и растения. А теперь отдыхай. Скоро тебе должно стать лучше. Тем более ты же у нас сильный. Я верю в тебя.

Она подложила ему под голову свою ветровку и он, кажется, уснул.

— Как он? — спросил Майкл, выходя из-за деревьев.

— Уже лучше. Регенерация работает очень хорошо. К вечеру он будет уже на ногах, надеюсь.

— Ну, хорошо, ляг, отдохни, а я пока приготовлю поесть, — улыбнулся Майкл и принялся разводить костёр. Он принёс двух зайцев и, кажется, собирался их зажарить.

Спустя полчаса очнулся Дин. Его раны полностью затянулись, и он чувствовал себя просто замечательно.

Не сказав ни слова, он взял свою часть еды, он отправился куда-то вглубь леса. Алиса и Майкл удивленно уставились на него, но останавливать не стали.

— Линда, ты где? — крикнул он куда-то вглубь леса.

— Здесь, — тихо ответила она. Он моментально повернул голову в ту сторону, откуда был её голос. Она сидела на земле и прижимала колени к груди.

Дин просто присел рядом с ней и протянул свою часть еды ей.

— Поешь, ты должна набраться сил, — слегка улыбнувшись, ответил он.

— Почему ты это делаешь? — просто спросила она и посмотрела прямо ему в глаза. — Почему? Зачем ты даешь мне надежду? Ведь я ничтожна.

— Потому что ты не такая, какой стараешься себя показать.

— Но, а как же все твои слова об Алисе? Ты ведь влюблён в неё. И это очень странно, что она ещё не замечает этого.

— Я не влюблён в неё. Может быть, когда-то она была для меня целым миром, но не сейчас, нет.

— То есть, твоё сердце сейчас свободно? — Линда пододвинулась поближе к Дину. Она положила голову к нему на плечо и посмотрела на звёздное небо.

— Ну, не совсем, — Дин как-то загадочно улыбнулся. — Да и к тому же ты не ничтожна. Ты замечательная девушка, Линда.

— Я не ничтожна? Я никто, — Линда шмыгнула носом и рукавом стёрла выступившие на глаза слёзы. — Я всегда считала себя крутой, а на деле…

— Не слушай то, что говорят другие, — Дин слегка приобнял её за плечи. — Да, порой Алиса бывает заносчива, но на самом деле она не такая ужасная, как тебе кажется. Просто попробуй с ней подружиться, а не пытаться перегрызть ей глотку. Я верю в тебя, ты сможешь снова стать такой, как была.

По щеке Линды скатилась слеза. Она уткнулась лицом ему в плечо и разрыдалась.

— Почему ты так резко изменила отношение ко мне? Вроде бы, ты меня ненавидела. Или мне показалось?

— Я не ненавидела тебя, — утирая слёзы, произнесла Линда. — Я ненавидела Алису. А так как ты так заступался за неё, то я и подумала, что ты ну… такой же, как и она. А на самом деле ты защищаешь всех.

— Я всегда смогу защитить тебя, — тихо произнёс он, а затем наклонился и прикоснулся губами и её виску. — Просто верь мне. Ну, а теперь пойдём, ребята нас, наверное, уже заждались.

Он с лёгкостью встал и протянул руку Линде. Она неуверенно протянула ему руку. Он приободряющее улыбнулся и помог ей подняться.

Вместе они дошли до небольшого лагеря, который разбили Майкл и Алиса.

— А мы собирались уже идти вас искать, — усмехнулся Майкл. — Ушли куда-то оба, даже нам с Алисой ничего не сказали.

— Простите, ребят, — усмехнулся Дин и плюхнулся на землю рядом с костром. — Зато мы поговорили по душам.

Дин и Линда переглянулись, и она слегка покраснела.

— Ладно, давайте ложиться спать, — весело ответил Дин и слегка поворошил уже тлеющие угли в костре.

Он откинулся назад и лёг на холодную землю. Алиса присела рядом с ним.

— Ложись, Ал, — он похлопал рядом с собой. Она пододвинулась с к нему и легла рядом.

— Спокойной ночи, ребята, — тихо произнесла она и уткнулась носом в грудь Дину. Рядом с ними легли Майкл и Линда.

Сейчас, лежа вот так рядом с Алисой он снова вспоминал те времена, когда они были только собой и никем больше. Когда-то они любили вот так просто лежать рядом и не думать ни о чём. С такими мыслями Дин ушёл в мир грёз.

***

— Дин, — мягко произнёс какой-то непонятный голос, отчего Дин проснулся. Он сел, стараясь как можно меньше потревожить Алису, чтобы она не проснулась. — Дин.

Голос шёл откуда-то со стороны тумана. В его голову пришла мысль разбудить остальных и предупредить их об опасности, но как ни странно опасности он не чувствовал.

Дин встал на ноги и огляделся по сторонам. Откуда-то из-за дерева показалась фигура девушки с длинными тёмными волосами.

— Я ждала тебя, Дин, — произнесла она. — И очень много слышала о тебе. Твоя преданность Алисе поражает. И именно поэтому предлагаю свою помочь. Не часто я так делаю, но всё же. Я ведьма и могу исполнить любое твоё желание, но только одно. И хорошенько подумай, прежде чем озвучить его. Второго шанса тебе не выпадет.

Дин оглядел ребят. Он может попросить всё, что угодно. Может загадать, чтобы все они прошли испытание и вернулись домой целыми и невредимыми, может пожелать, чтобы Алиса стала нормальной. Но тут он понял, что есть то, что ему действительно необходимо. И без этого ему будет сложно жить дальше, особенно после всех его слов Линде.

— У вас есть любовное зелье? — спросил он.

— Любовное зелье? Для тебя? — ведьма рассмеялась ему прямо в лицо. — Ты шутишь, Дин Хоггарт? Ты популярен, можешь влюбить в себя любую девушку, лишь только посмотрев на неё и улыбнувшись. Человек, который выглядит, как ты не должен даже думать о любовных зельях!

Дин переступил с ноги на ногу. В его голове крутилось множество мыслей, одной и которых была: «Откуда она знает моё имя? И вообще столько знаешь обо мне?», но сказал он совершенно другое:

— Нет, — произнес парень с небольшим отчаянием, а затем едва заметно прикусил губу. — Мне нужно не любовное зелье, а противоположное. Что-то, что могло бы полностью уничтожить влюбленность.

Ведьма удивленно изогнула бровь и улыбнулась.

— Уничтожить, — повторила она задумчиво. — Может быть, тебе необходимо зелье ненависти?

— Нет, — вскрикнул Дин, но вспомнив, что он не один, сказал чуть тише: — Более мягкое. Я хотел бы остаться с ней друзьями. Мне необходимо заглушить эти чувства.

— Ну, знаешь ли, Хоггарт, — неожиданно резко произнесла ведьма. — Если ты хочешь оттолкнуть от себя девушку, то для этого есть и более простые способы это сделать! Хотя я не понимаю, чем тебе так не понравилась девушка, раз ты хочешь избавиться от неё такими способами. Я не буду тебе помогать!

С этими словами она резко развернулась и зашагала прочь.

— Но, ведь зелье нужно не для неё, — шепотом произнес Дин, глядя вслед уходящей колдунье, хотя его и так никто не должен был услышать. — А для меня.

Он понимал, что все эти чувства не дают ему нормально жить. Но он совершенно ничего не мог с ними поделать.

Дин не мог точно сказать, когда это началось. Он просто помнил, как однажды, проснувшись посреди ночи и выглянув в окно, посмотрел на звёзды и всё осознал. Эти чувства словно разрушали его изнутри, не давали жизни. Но он не мог избавиться от них. Потому что даже несмотря на всю их катастрофичность, то тёплое чувство, возникающее у него в душе каждый раз, когда она только появлялась где-то в поле его зрения, было слишком приятно и естественно. Словно именно так всё и должно быть.

Дин сел под дерево и зарылся руками в волосы. Это был такой хороший шанс сделать что-то ради остальных, а он…

Парень посмотрел на маленькую Алису. Она такая крохотная и беззащитная. Ему хотелось защитить её от всего мира, как это было всегда.

— Запомни, Дин Хоггарт, — казалось, что голос звучит со всех сторон. — Конец ближе, чем ты думаешь. Определись, на чьей ты стороне.

Голос смолк так же неожиданно, как и начался. Дин вскочил и огляделся по сторонам. Никого не было видно. Но он почувствовал неминуемую опасность, от которой было невозможно уйти. А если ему это просто кажется?

— Давай же, идиот, додумайся, — произнёс Джаспер, с интересом оглядывая Дина. А что он ещё мог делать? Единственный, кто его видит, так это Алиса. Он не мог предупредить об опасности Дина, но точно знал, с какой стороны она появится. И на этот раз опасность была смертельная.

— Ал! Майкл, Линда! — закричал Дин. — Просыпайтесь, уходим!

Он подбежал к Линде и начал трясти её за плечи. Она приоткрыла глаза, а затем резко вскочила на ноги.

— Что-то приближается, — только и сказала она, озираясь по сторонам.

Майкл и Алиса уже встали и отряхивались от травы и листьев.

— Да, — произнёс Дин, напрягая своё зрение. — Но это что-то очень сильное. Мы не выживем, если встретимся с ним.

— Моя Леди, — произнёс Джаспер, подходя к Алисе. — Мы сможем уйти, но для этого надо передвигаться очень быстро. Это один из стражей этого лабиринта. И он не очень-то любит гостей.

Алиса поглядела на остальных. Они были готовы принять бой.

— Ты сможешь нас отвести в безопасное место? — Алиса с надеждой посмотрела на Джаспера. В ответ он лишь кивнул.

— Ребята, нам надо уходить! — крикнула Алиса и все с удивлением посмотрели на неё. — Это один из стражей! Он убьёт нас!

Все переглянулись и кивнули. Алиса повернулась и побежала вслед за Джаспером. Он словно плыл в воздухе. Кажется, страж тоже почувствовал их, потому что где-то вдалеке послышался рёв.

— Чёрт, он почувствовал вас! — крикнул Джаспер.

— Джаспер, ты, кажется, что-то говорил про то, что все эти существа должны слушаться меня? Или нет? — уже изрядно запыхавшись, проговорила Алиса. Кажется, уменьшилось не только ей тело, но и ещё её выносливость.

— Это не тот случай, моя Леди, — ответил он, оборачиваясь, чтобы убедиться, что за ним бегут все. — Эти существа появились уже после создания лабиринта. Их создала твоя тётя. Так самая женщина, с которой ты и Дин встречались в лабиринте. Он не послушается тебя. Надо будет перейти реку. Так вы смоете свои следы.

— С кем ты говоришь? — спросила Линда. Алиса ничего не ответила. Ну не могла же она сказать, что видит призрака своего предка.

Они резко свернули к реке и оказались перед бурлящей водой.

— Нам надо перейти реку, чтобы скрыть свой запах, — коротко сказала темноволосая девушка и указала на воду.

Все переглянулись.

— Это может быть не безопасно, — ответил Майкл за всех.

— Какая разница? — ответил Дин. — Уж лучше слегка промокнуть, чем быть сожранными заживо.

— Слегка промокнуть? — удивилась Линда. — Дин, ты видел, какое там течение? Нас снесёт моментально. Мы не успеем и шага сделать.

— Линда, просто верь мне, — ответил Дин. — Ты хочешь, чтобы тебя сожрали? Этой штуке только это и надо. Я чувствую его. Не знаю почему, но я каким-то образом слышу его. Единственное, что ему надо, так это убрать нарушителей со своей территории.

Линда долго смотрела прямо в глаза Дину, затем кивнула. Все посмотрел на Майкла в ожидании его решения.

— Ладно, ладно, — устало произнёс он. — Не оставаться же мне здесь одному.

Дин направился к реке и первым вошёл в воду. Она оказалась ледяной, но других путей не было. Вслед за ним зашла Алиса, потом Линда и замыкал это шествие Майкл.

Дин сделал ещё один шаг. Его ноги заскользили по илистому дну, но он смог удержать равновесие, хотя течение оказалось очень сильным. Он легко шёл, и вода доходила ему до живота, но вот Алисе было сложнее, потому что ей уровень воды оказался почти по горло.

— Аккуратнее, здесь ил, — произнес он, чтобы услышали все, а потом добавил уже тише: — Ал, может быть, я понесу тебя?

Девушка отрицательно покачала головой и упорно продолжила идти дальше.

Они уже почти дошли до середины реки. Алисе приходилось поднимать голову, чтобы не наглотаться воды и с каждым её шагом вода слегка относила её дальше по течению. Дину пришлось взять её за руку, чтобы её не унесло.

Одна сильная волна полностью накрыла голову Алисы, отчего она разжала руку и с головой ушла под воду. Дин сделал шаг в сторону и тоже ушёл под воду. Но он быстро выплыл и начал звать её по имени. Ответа не последовало.

— Переходите реку и ждите нас на той стороне! — крикнул он Майклу и Линде. — Спрячьтесь где-нибудь и сидите там, только тихо, чтобы страж вас не нашёл. И как можно быстрее. Он скоро будет около реки.

Они только кивнули и попытались идти быстрее. Дин ещё раз выкрикнул имя Алисы и прислушался. Ответа не было слышно. Его очень сильно сносило течением, и он никак не мог найти точку опоры. Видимо, там, где они шли было что-то вроде брода.

Дин нырнул под воду. Там ничего не было видно из-за большого количества ила. Он напряг зрение. Ничего не видно. Но вынырнул, чтобы набрать ещё воздуха, а затем снова нырнул на глубину. Течение уже достаточно снесло его от Майкла и Линды, и, если Алиса потеряла сознание, то её тело уже могло отнести довольно далеко. Но вот он увидел маленькое тело, которое зацепилось ногой за какую-то корягу. Кажется, она потеряла сознание, потому что её тело неподвижно лежало на илистом дне. Он подплыл и с лёгкостью разорвал корягу, за которую зацепилась её нога, а потом нежно обхватил её тельце и всплыл на поверхность воды. Кажется, страж, потеряв их след, уже успел куда-то уйти. По крайней мере, Дин больше не чувствовал его рядом. Он прислушался к дыханию Алисы, и… она не дышала. Дин попытался как можно быстрее добраться до берега.

Он вылез на берег и положил безжизненное тело Алисы на мокрый песок. Парень присел рядом с ней и закинул её голову вверх.

— Ну, если ты об этом узнаешь, то убьёшь меня, Ал, — со смехом произнёс Дин и склонился перед ней. Он поднёс свои губы к её губам, обхватил её рот своими губами и резко выдохнул воздух, при этом зажав её нос рукой. Девушка резко открыла глаза и закашлялась водой. Дин повернул её на бок, и она выплюнула всю воду, которая осталась в её легких. — Господи, Ал, я так переживал за тебя.

Он заключил её в крепкие медвежье объятья. Оба холодные, мокрые.

— Осторожно, задушишь, — прохрипела она, но всё-таки обняла Дина в ответ. Так они просидели ещё несколько минут. Просто так, не говоря ни слова. Они понимали, что здесь и не нужны никакие слова.

Дин поднялся и помог подняться Алисе, когда где-то вдалеке они заметили приближающиеся фигуры Линды и Майкла. Они подбежали к ним, и Майкл заключил Алису в объятия, а Линда приобняла Дина. Алиса и Дин были полностью мокрые, в тине, одежда порвана и волосы спутаны.

— Я так переживал за тебя, — прошептал он, ещё крепче прижимая Алису к себе. От него было тепло, но почему-то в этих ледяных объятиях Дина было в миллион раз больше тепла, чем в нежных прикосновениях Майкла.

— Да, но только в воду за ней бросился, почему-то Дин, а не ты, — фыркнул Джаспер, стоя прямо над Майклом.

— Это так страшно, — прошептала Алиса. — Если бы не Дин, то я умерла.

Дин усмехнулся, а затем, как-то странно смотря на Майкла, произнёс:

— Не страшнее, чем сгореть в собственном доме, не правда ли, Майкл?

Между ними происходила какая-то невидимая борьба, и, кажется, Дин выигрывал в ней.

— Ладно, — наконец сдался Майкл и с виной посмотрел прямо в голубые бездонные глаза девушки. — Послушай, Алиса. Всё дело в том, что…

Алиса непонимающе посмотрела на Дина, а затем перевела взгляд на Майкла.

— Я не понимаю, — произнесла она и взяла лицо Майкла в свои руки. — Что такое, Майкл? Скажи.

— Алиса, твоя мать мертва, — просто сказал он. — Её убили охотники. И мы с Дином были там, когда она заживо горела в собственном доме.

Глаза Алисы расширились и наполнились слезами.

— Ты лжёшь, — прошептала она, закрывая рот рукой и с надеждой во взгляде глядя на Дина, но он в ответ только покачал головой, как бы подтверждая, что Майкл прав и всё действительно так. — Это не может быть правдой.

Дин сделал один шаг, присел рядом с Алисой и обнял её. Всё это произошло буквально за мгновение.

— Прости, Ал, мне так жаль, — прошептал он в самое ухо Алисе. Она уткнулась ему в плечо и разрыдалась. Затем её обнял Майкл. Даже растроганная Линда подошла и взяла её за руку.

Так они просидели несколько минут. Наконец, Алиса вытерла слёзы, тем самым размазав уже несколько застывший ил по лицу.

— Подожди, я сейчас, — произнесла Линда и подошла к реке. Намочив кусок ткани, она подошла к Алисе и начала смывать застывшую грязь.

Дин как-то внимательно на неё посмотрел. Так он разглядывал её где-то с минуту, пока, наконец, не произнёс:

— Ал, у тебя температура?

— Может быть…

Она попыталась подняться, но у неё ничего не вышло. Она рухнула на землю и закашлялась кровью.

— Моя Леди! — воскликнул Джаспер и подошёл к темноволосой девушке, но ничего сделать он не мог. — Ох, нет! Твой организм! Он не может сдержать столь большое количество магии. Совсем скоро твоё тело…

— Умрёт, — произнёс Майкл, тем самым закончив за Джаспера фразу. — Её тело, как сосуд. Но оно не выдерживает такого количества магии.

— Что мы можем с этим сделать? — забеспокоилась Линда, присаживаясь рядом с Алисой. Она положила голову темноволосой себе на колени.

— Ничего, — раздосадовано ответит Майкл, смотря на девушку.

— Как это ничего? — разозлился Дин. — Ты вроде бы клялся, что влюблён в неё. А теперь стоишь и просто смотришь на то, как она умирает? Ты серьёзно, Майкл?

Дин вскочил и поднял Майкла над собой. Его силы вот-вот были готовы выйти из-под контроля, но он пока их сдерживал.

— Если потребуется, то я займу её место! — закричал Дин, смотря прямо в глаза Майкла. — Я готов отдать свою жизнь ради неё! Я готов умирать снова и снова, лишь бы с ней всё было хорошо! А ты, видимо, не так и сильно её любишь, раз просто готов стоять и смотреть на то, как она умирает! Я хочу умереть взамен неё! Я хочу, чтобы она жила!

После этих слов мир вокруг них словно замер. Все удивлённо озирались по сторонам, не понимая, что происходит, а потом всё исчезло вместе с ребятами, но последнее, что они услышали было: «Прощай, моя Леди».

========== Глава 11 ==========

Дин очнулся лежа на холодной земле. Над ним склонились несколько человек и удивленно на него смотрели. Среди них он узнал и директора школы — мистера Бейвери.

— Слава Богу, — с облегчением в голосе проговорил мистер Бейвери, когда увидел, что Дин открыл глаза. — Он очнулся! Врача сюда!

К нему тут же подбежали несколько людей. Они начали задавать множество вопросов, но в его голове прочно засел один единственный вопрос, который волновал его больше всего.

— Ал… — слабо проговорил Дин. Он не мог контролировать своё тело. — Что с Ал? Она умирала. Она…

— Дин, всё хорошо, Дин, — прямо над ним появилось обеспокоенное лицо Алисы. Она уже стала нормальной. Больше не было той детской неряшливости и милого выражения её глаз, которое он так обожал. — Мы вернулись уже несколько часов назад. И ты единственный, кто всё это время был без сознания. Всё хорошо. Просто прими их помочь. Они не причинят тебе вреда.

Она присела рядом с ним и легонько поцеловала его в лоб, отчего он сильно удивился. Она никогда так не делала, но это было до такой степени приятно, что он не придал этому особого значения.

— Твои глаза напоминают мне океан, — тихо произнёс Дин и зарылся рукой в волосы Алисы. — У меня ещё никогда не было такого дикого желания утонуть.

Алиса мило хихикнула и положила голову ему на грудь.

— Я не знаю, чтобы делала, если бы ты не проснулся, — тихо прошептала Алиса, поднимая глаза и смотря прямо в его глаза. — Ты очень дорог мне, Дин…

Дин усмехнулся, прежде чем отпихнул Алису в сторону, отчего она откатилась от него на несколько метров, но, кажется, она не была удивлена этому.

— Кто ты? — спросил он. — Я точно знаю, что ты не Ал. Она бы начала ворчать, и говорить, что я идиот, и всё в этом роде. Так что кто ты и где я?

Алиса подняла голову, но её лицо больше не походило на лицо Алисы. Перед ним во всей красе предстало то самое существо, с которым он мило болтал в лабиринте. Оно представилось одной из клана Мэлкин. Только в нём что-то изменилось. Не было видно этих порезов, да и рот больше не был зашит. Но её кожа всё ещё была неестественного серого оттенка.

— А ты смышлёный мальчик, Хоггарт, — ответило существо и улыбнулось ему. От этой улыбки Дина едва заметно передёрнуло. От этой улыбки веяло леденящим душу холодом.

— Что ты хочешь от меня и где Ал? — спросил Дин, поднимаясь на ноги.

— О, не беспокойся, с твоей Алисой всё хорошо. Чего нельзя сказать о тебе. Ты хотя бы знаешь, где ты?

Дин промолчал и с вызовом посмотрел на неё, отчего она театрально съежилась, но в её глазах читалась насмешка.

— Какой характер, — существо подошло к Дину и провело длинными ногтями по его щеке. От этого движения проявилась маленькая струйка крови. — Знаешь, будь я пятнадцатилетней девчонкой, то без памяти влюбилась бы в тебя. Но, увы, этот возраст уже прошёл. А жаль.

— Чего ты хочешь от меня?

— Оу, какие мы дерзкие. Ты, вроде бы, говорил, что хочешь умереть за Алису. Так? Ну, поздравляю, ты мёртв и сейчас стоишь на перепутье. Но ты мне слишком понравился, чтобы так просто отпустить твою душу. Поэтому я предлагаю тебе сделку. Я возвращаю тебя к жизни, а ты, взамен, освободишь меня из лабиринта и вернёшь мне прежний облик. Я не так много и прошу. А ты сможешь спокойно вернуться к своей жизни и дальше пытаться завоевать сердце Алисы. Или же Линды? Ах, у вас всё так сложно. Вот ещё одна причина того, почему я не хочу снова стать пятнадцатилетней девчонкой.

Дин смотрел на существо и отвёл взгляд.

— Не волнуйся, я не обману тебя. Тем более, что ты единственный человек, который может помочь мне выбраться отсюда. Да и тебе тоже. Иначе не видать тебе больше никого из твоей прежней жизни. Будешь бродить по лабиринту в виде призрака, как это делал Джаспер. Кстати, если бы не он, то я бы давно порвала тебя на кусочки. Да и всех твоих друзей тоже.

Дин резко подошёл и прижал существо к дереву, схватив его за руки и подняв их высоко над его головой.

— Даже не вздумай угрожать мне или моим друзьям, — прошептал Дин в самое ухо этому существу. На удивление Дина от него довольно приятно пахло цветами и корицей.

В ответ на это существо подалось вперёд и жадно впилось в губы Дина. Он остолбенел, но почему-то совершенно не мог этому сопротивляться. Прямо на глазах существо начало видоизменяться. Тело приобрело более женственные формы, волосы посветлели и отросли, кожа приобрела приятный светлый оттенок, на щеках заиграли румяна, одежда изменила свой вид. Теперь Дин целовал довольно привлекательную блондинку с миловидным лицом лет восемнадцати.

Разорвав поцелуй, Дин оглядел девушку и немного опешил.

— Привет, — прошептала девушка, пытаясь отдышаться после долгого поцелуя. — Как тебе такая я? Милашка, не правда ли? Кстати, я Алина. Но только не та, о которой ты мог подумать. Я плохая сторона Алины. Ну, а ты заключил со мной сделку. Приятно пожить, Хоггарт. И запомни: грядёт время перемен. Очень скоро тебе придётся выбрать свою сторону, ведь конец ближе, чем ты думаешь.

Алина развернулась и пошла куда-то вглубь леса, на прощание, махнув ему рукой. Дин долго смотрел ей вслед, а потом закричал:

— О каком конце вы все мне говорите?

Но его вопрос так и остался без ответа.

***

— Хоггарт, идиотина, дыши! — над ухом Дина раздался назойливый голос Алисы. Это было первое, что он услышал, когда очнулся.

Она рыдала. Холодные слёзы стекали по её щекам и капали ему на грудь. Слегка похлопывая его по щекам, она звала его по имени и всевозможно обзывала.

Когда Алиса очнулась, то уже вернулась к нормальному размеру, а рядом с ней лежал Дин, Майкл и Линда. Дин не дышал, а Майкл и Линда приходили в сознание. Увидев состояние Дина, они тут же пообещали Алисе как можно быстрее привести помощь и убежали в непонятном направлении, оставив Алису наедине с телом Дина. Она пыталась сделать ему непрямой массаж сердца, но ничего не помогало, и Алиса совсем отчаялась.

— Хей, Ал, веселее, — хрипло произнёс Дин. Тело не слушалось, и он не мог пошевелить даже пальцем. — Ты ведь не забыла, что я люблю твою улыбку и просто ненавижу, когда ты плачешь. Ты помнишь, что в последний раз случалось с парнем, из-за которого ты плакала? Прости, но побить себя у меня вряд ли получится.

— Дин, — прошептала Алиса, не веря своим ушам и смотря на него так, словно увидела призрака. На мгновение её всхлипы прекратились, но потом она разрыдалась с новой силой. — Я тебя ненавижу, Хоггарт.

— Ты просто не представляешь, как сильно я люблю тебя, Ал, — так же хрипло произнёс он и, подняв руку, одним лёгким движением прижал её к своей груди. Она крепко обняла его, и слёзы непроизвольно полились из глаз.

Девушка тихонечко ударила его кулаком в грудь, боясь причинить ему боль. Он театрально поморщился.

— Я тоже тебя очень люблю, Хоггарт, — прошептала она, а потом произнесла чуть громче: — Так люблю тебя, что я убить готова! Не смей меня больше так пугать, идиот. Я думала, что…

Она не смогла договорить, потому что слёзы снова непроизвольно потекли из её глаз. И она зарылась носом в его грудь. От Дина пахло рекой, кровью и потом. Он ещё сильнее прижал её к себе, как бы пытаясь показать, что с ним всё хорошо.

— Всё хорошо, Ал, — прошептал он, точно зная, что она его услышит. — Видишь, я живой. А ещё переставай плакать, ведь кто-то просто обожает твою улыбку. И нет, я не намекаю на себя.

Девушка рассмеялась и посмотрела в глаза Дина.

— Какой же ты всё-таки идиот, Хоггарт, — мягко сказала она, точно зная, что он не обидится. — Но я действительно очень сильно тебя люблю. Ведь ты мой лучший друг. И тогда в лабиринте… знай, я бы не раздумывая отдала свою жизнь за тебя.

— Я бы умирал столько раз, сколько потребуется, лишь бы снова увидеть твою улыбку, — Дин медленно сел и посмотрел прямо в бездонные глаза Алисы, затем закопался в её волосы и потянулся прямо к пухлым губам девушки, аккуратно гладя её щеку большим пальцем своей руки. Её ресницы затрепетали, и она немного покраснела, но тоже потянулась в сторону Дина. Их губы находились уже в нескольких сантиметрах друг от друга, и девушка ощутила тёплое дыхание Дина на своих губах, как внезапно откуда-то со стороны кустов они услышали голос Майкла:

— Они точно были на той поляне, нам осталось идти не так и много.

Дин внезапно изменил свою траекторию и нежно поцеловал Алису в лоб, а она обняла его за шею и положила свой нос между его ключиц.

— За твой поцелуй я бы отдал целый мир, — тихо прошептал Дин, обжигая ухо Алисы своим тёплым дыханием.

Через мгновение на поляне появилось множество людей, во главе с Майклом и Линдой. Все обеспокоено глядели на Дина и Алису. Увидев представшую перед ними картину все остановились, а потом наперебой начали что-то говорить.

— Жив, — с облегчением выдохнула Линда и побежала к седевшим на земле ребятам, при этом крепко схватив за руку Майкла и потянув за собой. Они подбежали к Дину и Алисе и сели на землю рядом с ними. Грязные, мокрые, но такие счастливые. Они обнялись все вместе.

— Я так рада, что мы все живы, — прошептала Алиса, точно зная, что все услышат её и улыбнулась.

— Я тоже, — так же тихо ответила Линда. — Никогда не думала, что скажу это, но я счастлива, что мне досталась такая команда. Даже несмотря на то, что я вначале была не рада всему этому, но сейчас… всё изменилось.

К ним подошли многие учителя из их школы. Все выглядели встревоженными.

— Послушайте, ребята, — начал мистер Бейвери. Майкл впервые видел его таким нервным. — Вы должны рассказать всё, что там произошло с вами. Мы должны знать, что там было.

— Что там было? — переспросил Дин, ненавидяще глядя на директора его новой школы. — Там было смертельно опасно. Мы чуть все не умерли!

Он попытался встать, но у него ничего не вышло и, потеряв точку опоры, Дин начал падать обратно на землю. Его умело подхватил Майкл и подставил своё плечо.

— Я не знаю, какого чёрта вы решили повернуть нас смертельной опасности, но это было просто ужасно, — произнёс Майкл, помогая Дину твёрдо встать на ноги. — Мы бегали от стражей, сражались с монстрами, боролись за свою жизнь каждую минуту.

Мистер Бейвери ещё раз оглядел их всех.

— Послушайте, всё дело в том, что, кажется, произошло досадное недоразумение, и портал забросил вас не туда, — извиняющимся тоном произнёс директор, ещё раз оглядывая ребят. — Вы никак не должны были туда попасть. Возможно, это чья-то ужасная ошибка…

— А возможно вас пытались убить, моя Леди, — произнёс голос откуда-то из-за их спины. Алиса повернулась и застыла. Перед ней во всей своей красе стоял Джаспер. Именно стоял, а не парил в воздухе, как это бывает обычно. И он больше не прозрачный. Сейчас он выглядел, как обычный привлекательный парень, а его светлые волосы больше не выглядели такими идеальными.

— Джаспер…

— Да, моя Леди, я снова человек, — он положил руку на сердце и склонился перед ней в учтивом поклоне. — Спасибо тебе, что вытащила меня…

Договорить он не успел, потому что на него налетела Алиса и крепко обняла за шею, при этом повиснув на нём. Он удивлённо воскликнул, но потом улыбнулся и тоже крепко обнял её за талию.

От Джаспера пахло стариной… старыми, потрёпанными временем книгами, даже, можно сказать, что пахло вечностью. Его одежда была точно сшита по его фигуре: красный шейный платок элегантно завязан, чёрное пальто из шерсти точно обхватывало его талию, а из-под пальто виднелся жилет из чёрного атласного шелка с узорами и простая рубашка. Штаны были клетчатыми, судя по всему из хлопка, но только он был бос, не было видно привычного цилиндра, перчаток и трости, как у типичного англичанина девятнадцатого века. Но по его костюму точно можно было сказать, что он принадлежал не к низшему сословию.

— Я так рада, что ты снова человек, Джаспер, — прошептала Алиса.

— Моя Леди, — хрипло произнёс Джаспер. — Ты меня задушишь.

Алиса слегка покраснела и отпустила Джаспера, но потом они оба рассмеялись. К ним медленно подошёл Дин, пытаясь устоять на ногах, и, весело улыбаясь, протянул ему руку.

— Привет, я Дин Хоггарт.

Джаспер в ответ тоже улыбнулся и пожал ему руку.

— Я знаю, кто ты. О вас с Алисой шумит весь потусторонний мир. Я Джаспер Мэлкин — предок Алисы. Надеюсь, мы с тобой подружимся.

— О, кажется, дружить с Мэлкин у меня в крови, — тихо пробубнил Дин, вспоминая его новую знакомую Алину.

— Что ты имеешь в виду? — спросили хором Джаспер и Алиса.

— Дин! — окликнул его чей-то голос. — Нам надо обработать твои раны.

Это были Линда. В руках девушка держала аптечку. Она подошла и легонько дотронулась до спины Дина, отчего он поморщился. Линда удивлённо посмотрела на него, но в её глазах он увидел тревогу.

— Я ударился о камень, когда пытался вытащить Ал из воды, ничего страшного, — коротко пояснил он, но, даже не смотря на боль, нашёл в себе силы улыбнуться. Смотря в глаза Линды, он прочитал в них мольбу. — Ладно, обработай мои синяки и раны, пожалуйста. Только тебе придётся очень долго со мной возиться.

— Я не против провести с тобой и целый день, — коротко ответила Линда, а затем развернулась и пошла куда-то в другую сторону. Дин посмотрел вслед Линде, затем повернулся к Джасперу, Алисе и Майклу и коротко махнув им рукой, трусцой побежал догонять Линду. За время этого секундного замешательства Майкл и Джаспер успели познакомиться.

Ребята долго провожали их взглядами, но потом Майкл, наконец, разрушил тишину и произнёс:

— Но он ведь оборотень. Или кто он там. В общем, на нём ведь должны быстро затягиваться раны и всякое такое. Разве нет?

Алиса и Джаспер переглянулись и во все глаза уставились на Майкла.

— Майкл, — нежно произнесла Алиса. — Ну, вот почему ты такой неромантичный? Разве ты не видел, как Линда смотрит на Дина? Он ей нравится. А Дин, в свою очередь, решил не терять возможности найти себе девушку. Это ведь Дин. Как его лучший друг могу с уверенностью заявить, что Линда явно входит во вкусовые рамки Дина.

Алиса очертила воображаемые рамки руками, имитируя женскую фигуру.

Майкл замялся, а потом резко схватил Алису за талию и жадно впился в её губы. Девушка вскрикнула от неожиданности, но потом расслабилась и ответила на поцелуй Майкла, при этом обвив руками его шею. Разорвав поцелуй, парень, тяжело дыша, произнёс:

— Ну, и кто из нас теперь неромантичный?

В его глазах читалась страсть, Алиса рассмеялась и приобняла его.

— Ты украл мой первый поцелуй, — весело ответила она.

— Ну, если считать искусственное дыхание за поцелуй, то нет, — очень тихо произнёс Джаспер, чтобы его услышала одна Алиса. Она моментально стала пунцового цвета. В голове всплыли слова Дина. За твой поцелуй я бы отдал целый мир. Девушка встряхнула головой, отгоняя эти воспоминания.

— Я ещё раз прошу тебя о свидании, — прошептал Майкл, опаляя ухо Алисы своим тёплым дыханием. — Если ты согласна, то я жду тебя сегодня в девять часов у ворот школы. А если не согласна, то ты всё равно уже моя девушка, Алиса Мэлкин.

С этими словами он развернулся и направился к Калебу, который сейчас стоял и, бурно жестикулируя руками, что-то объяснял. Таким образом, Алиса и Джаспер остались вдвоём.

— Кого из них ты любишь? — неожиданно спросил Джаспер. От такой неожиданности Алиса покраснела и закашлялась. Светловолосый парень подошёл к ней и учтиво похлопал по спине.

— Про что ты?

— Я знаю, что ты прекрасно поняла вопрос, моя Леди. Кого ты любишь больше: Майкла или Дина?

— А ты когда-нибудь любил? — вместо ответа задала свой вопрос Алиса. Она повела его к дереву и села в тени его ветвей. Несмотря на то, что сейчас стояло начало осени, было довольно-таки жарко.

— Эй, нечестно отводить тему, я первый задал вопрос, — рассмеялся Джаспер, но Алиса заметила, что веселье было слегка наигранным.

Она пододвинулась поближе и положила голову ему на плечо.

— Ты погрустнел, — коротко ответила она, смотря куда-то сквозь ветки дерева на облака. — Я затронула плохую тему для разговора? Если да, то можешь не отвечать, я всё пойму.

Джаспер тоже поднял голову вверх и долго любовался на облака, перед тем, как, наконец, начать свой рассказ:

— Я любил только одну девушку всю свою жизнь. Но только это была не та любовь, о которой пишут в книгах и посвящают песни. Это была обычная любовь от старшего брата к младшей сестре. Отец бросил нас с мамой, когда узнал, что она беременна. И мы остались вдвоём. Уже в десять лет мне приходилось работать, чтобы обеспечить себя, мать и ещё не родившуюся сестру. Ещё тогда, во время беременности, мама начала тяжело болеть. Она редко вставала с кровати, а врачи только разводили руками. Мне приходилось работать ещё больше, чтобы купить ей лекарства и спасти две жизни. Мне было совершенно плевать на себя, поэтому я, не жалея собственных сил, принимался даже за самую тяжёлую работу.

— Но твоя одежда… ты никак не мог принадлежать к низшему сословию, — в замешательстве произнесла Алиса, ещё раз оглядывая его. Мягкий голос Джаспера нежно перебил её:

— Дослушай, а потом уже суди. Итак, о чём это я… ах, да. Я очень много и усердно работал. Но после родов маме совсем стало плохо, и она скончалась в ту же ночь, как только произвела на свет моё маленькое счастье — мою Алину. Я понял, что не хочу, чтобы с Алиной случилось то же самое, что и с нашей матерью и поклялся себе, что не буду любить никого так сильно, как люблю мою маленькую леди. Поэтому я решил обеспечить её всем, чтобы она ни в чём не нуждалась. И я снова начал браться за самую грязную и непосильную работу. Она росла и с каждым днём моя любовь к ней становилась всё сильней и сильней. Алина росла точной копией своей покойной матери. Я старался ей ни в чём не отказывать. Она была моей маленькой принцессой. Каждый день, приходя с работы, я зверски уставал, но каждый раз, видя её улыбку, во мне словно открывался второй источник энергии. Моё маленькое чудо. Прошло довольно много времени, и Алина заболела. По всем признакам это была та самая болезнь, которой болела и мать. Я был в отчаянии. Но ничего поделать с этим не мог. Такая маленькая. И умерла. Ей было всего девять лет. Она не дожила недели до своего десятилетия. Но умирала она с улыбкой на лице, чтобы не расстраивать меня. Только в самый последний миг пустила слезу. Я не мог на это смотреть. Точно зная, что существует способ возвращать людей из мёртвых, я начал проводить свои эксперименты. Знаешь, какой главный закон алхимии? Должен производиться равноценный обмен. Единственным равноценным обменом было обменять свою жизнь на жизнь моей любимой Алины. И ты знаешь… тогда я был настолько охвачен безумием, что запросто согласился на это, лишь бы Алина смогла жить. Я знал, что медлить нельзя, поэтому тут же принялся за дело. Но… ничего не произошло. Видимо, я был настолько жалок, что моя душа не шла ни в какое сравнение с огромным сердцем моей сестры. В итоге я оказался в лабиринте. Как оказалось, мой отец принадлежал к клану Мэлкин, и я тоже был вампиром. Возможно, именно из-за этого тогда я не смог её оживить. Ты ведь знаешь, что люди говорят о том, что у нас нет души. Но смотря на тебя, моя Леди, я понимаю, что это не так. Знаешь, ты чем-то похожа на мою принцессу. Только её волосы были светлыми, как солнце, а твои волосы больше напоминают мне ночь. Такие ночи без звёзд, когда нет ничего, кроме тебя и тьмы вокруг. Но Алина всегда любила звёзды. И знала о них практически всё. Моя принцесса всегда знала, что сказать и всегда дарила радость окружающим. А я… не смог её сберечь.

Джаспер перевёл взгляд с неба на Алису и увидел, что в её глазах застыли слёзы. Она ещё ближе пододвинулась к нему и обняла.

— Вот так закончилась моя грустная история любви, — подытожил Джаспер, поглаживая Алису по волосам. — Ну, а что…

— Алиса, Джаспер, — окликнул их кто-то. Алиса подняла взгляд и увидела Калеба. Он махал им рукой. — Пора ехать, все вернулись, ориентирование закончилось. Думаю, что можно смело сказать, что вы выиграли.

Джаспер поднялся первым и протянул руку Алисе. Она печально улыбнулась и поднялась на ноги, приняв помощь Джаспера.

***

Алиса ввалилась в комнату, которую она разделяла вместе с Вивьен и Лорелайн. Наверное, они приехали на другом автобусе, потому что уже сидели на кровати и о чём-то мило беседовали. Увидев Алису, они тут же замолчали, а потом подбежали к ней и крепко её обняли.

— Мы так волновались за вас, — произнесла Вивьен. — Мистер Бейвери понял, что что-то не так уже после того, как вы зашли в портал. Они пытались вас вернуть, но ничего не выходило. А потом…

— Потом нас просто отправили в лес с разными заданиями, потому что никто не знал, как поведёт себя портал в следующий раз, — закончила за подругу Лорелайн. Было видно, что они действительно рады видеть Алису.

Она мило улыбнулась им всем и направилась в душ, сказав что-то типа: «Я скоро вернусь».

Темноволосая девушка вышла из душа спустя, примерно, сорок минут, плотно завернувшись в полотенце.

— Простите, что так долго, — ответила она. — Просто вся эта грязь никак не хотела отмываться от моего тела.

Вивьен и Лорелайн хитро переглянулись и захихикали. Алиса удивлённо изогнула бровь. Подруги ещё раз посмотрели на неё и произнесли:

— А это правда, что ты идёшь на свидание с Майклом?

— Да, — тихо произнесла Алиса. А ведь и правда. Она совсем об этом забыла. Взглянув на время, девушка ужаснулась. Было почти восемь. — Чёрт. Я не успею собраться. Видимо, придётся отложить свидание. И вообще, как вы об этом узнали? Он позвал меня только сегодня…

— Ты не знаешь про блог? — спросила Лорелайн, показывая экран своего телефона. — Блог мисс Загадки. Она несколько минут назад опубликовала это в своём блоге. Его читает почти вся школа. Но никто не знает, кто она. Кстати, с момента твоего появления в блоге только и пишут, что о тебе.

В голове Алисы тут же завертелось множество мыслей, но она их тут же отогнала, потому что вспомнила, что буквально через час состоится её свидание.

Темноволосая подбежала к шкафу и подумала о своём шикарном платье, которое осталось в её гардеробе в Калифорнии. Открыв шкаф, она обнаружила то самое платье, о котором и думала.

Это было милое красное платье, чуть выше колена с юбкой полусолнцем и кружевной вставкой на конце подола. Бретели заменяла полупрозрачная ткань, которая закрывала плечи. Так же внизу стояли её чёрные туфли на небольшом каблуке.

Быстро нарисовав идеальные стрелки на глазах, она на лету стала плойкой завивать волосы. На часах было без пятнадцати минут девять. Алиса подвела губы красной помадой и, совершенно забыв про куртку, пулей вылетела за дверь, крикнув своим подругам короткое прощание.

Майкл, увидев Алису из далека, тут же остолбенел от её внешнего вида, но, быстро взяв себя в руки, он подошёл к ней и аккуратно поцеловал в губы, даже не стараясь углублять поцелуй. Взяв её за руку, он куда-то её повёл.

На самом деле Майкл тоже выглядел замечательно: тёмные джинсы, светлая рубашка на выпуск, застёгнутая не до конца и чёрные пиджак.

Как только они вышли из-за ворот школы, то тут же направились к чёрной машине. Майкл галантно открыл дверь, и Алиса села в машину. Затем он обошёл машину и сел сам, при этом мило улыбнувшись Алисе.

Они ехали довольно долго, но так как Алиса не знала местности, то даже не могла предположить, куда именно парень везёт её. Затем Майкл свернул с дороги и поехал по лесу. Когда машина остановилась, то на небе уже светила луна. Ещё пару дней и будет полнолуние.

Майкл открыл дверь Алисе и подал руку. Выйдя из машины, она огляделась: небольшое озеро, со всех сторон окруженное лесом. Прямо в центре озера находилась беседка, в которой горело множество свечей. Маленький мостик и небольшая лодочка, на которой они, кажется, поплывут.

— Я решил, что для первого свидания надо выбрать более романтичное место, чем обычный ресторан или кинотеатр, — шепнул Майкл на ухо Алисе, видя, что она застыла от удивления.

Он мягко взял её за руку, повел к лодке и помог сесть. Затем сам залез в лодку, отвязал её от причала. Майкл привстал и протянул Алисе пиджак.

— Вечером здесь довольно холодно, поэтому возьми, — нежно сказал Майкл.

Алиса мило улыбнулась и накинула на плечи пиджак Майкла.

Затем Майкл взял вёсла и, мягко опуская их в воду, начал грести. Алиса опустила одну руку в воду. Вода оказалась тёплой и приятно щекотала кожу.

Подплыв к беседке, Майкл привязал лодку, вышел из неё и помог подняться Алисе. На столе стояло множество фруктов и сладостей.

— Я не знаю, что ты любишь сильнее всего, поэтому накупил множество всякой еды, — Майкл отодвинул стул и помог Алисе присесть.

Затем сам сел напротив неё.

Так, за непринужденной беседой прошло около двух часов. Из-за слишком позднего времени Алиса попросила отвезти её обратно, ведь завтра надо было идти в школу. И ещё перед сном надо почитать блог этой мисс Загадки.

Приехав обратно в школу, они остановились возле двери в комнату, где жила Алиса. В коридоре было довольно темно, но Алиса чётко различала лицо Майкла, благодаря её идеальному зрению.

— Спасибо, Майкл, за этот замечательный вечер, — просто сказала она.

В ответ он приобнял её за талию и притянул к себе.

— Ты замечательная и просто удивительная девушка, Алиса. Моя девушка.

Майкл начал медленно наклоняться вниз, но Алиса, встав на носочки, поцеловала его в щечку, и сказав: «Пока», быстро зашла в комнату.

Зайдя в комнату, она улыбалась собственным мыслям. Спать не хотелось, поэтому Алиса, сняв с себя платье, надела на себя джинсы и футболку, а затем, накинув сверху свой кардиган, вышла за дверь и направилась к выходу из здания. Тем более, что её подруги уже крепко спали.

Прохладный ветер приятно трепал волосы, ещё сильнее их спутывая, но ей было плевать. Девушка уже даже и не помнила, когда в последний раз она так просто гуляла по улице. Без всех этих забот.

Было очень мало фонарей, из-за чего основным освещением служили звёзды и луна. На небе не было ни облачка. Ей тут же вспомнился Джаспер и его рассказ об Алине. Это действительно лучше любых книг. Любовь брата и сестры. Ведь действительно бывают такие люди, которые готовы умереть за другого. Например, она и Дин. Дин…

Она тут же вспомнила, как когда-то давно они с Дином вылезали на крышу и смотрели на созвездия. Воображение тут же нарисовало его детское выражение лица, его смех. Дин всегда был рядом с ней. Не смотря ни на что. И если бы она не была такой эгоисткой, то никогда не было бы всех этих ссор. Хотя и ссорились они довольно редко, но всё же ссорились. Но в остальном всё было просто прекрасно. Девушка свернула с дороги и направилась куда-то вглубь школьного двора. А ведь она и не представляла, какой большой этот двор. Но сейчас ей было плевать на это, потому что она полностью погрузилась в свои воспоминания. Это было самое лучше детство, которое только может нафантазировать себе девушка. Детство, когда не было проблем. Детство, когда были только она и Дин.

— Навевает воспоминания, не правда ли? — спросил до боли знакомый голос. Голос, который всегда будет принадлежать самым счастливым воспоминаниям из детства.

Алиса повернула голову в ту сторону, откуда шёл звук. Под корнями большого дерева сидел Дин и смотрел на неё пронзающим взглядом серых глаз. В его взгляде было что-то притягивающее, чего не было во всех остальных взглядах. Он всегда смотрел на неё с такой нежностью и любовью, как никогда никто на неё не смотрел. Не смотрел так сегодня даже Майкл. Но сейчас в его взгляде читалось что-то ещё, чего Алиса, к сожалению, не могла распознать.

На мгновение в голове Алисы пронеслась мысль о том, что он выглядит довольно привлекательно: растянутый и потёртый тёмный свитер, растрепанные светлые волосы, едва колышущиеся на ветру, книга, этот выразительный взгляд серых глаз…

Почему-то именно сейчас воображение девушки детально воспроизвело случай на поляне, после завершения испытания. А что, если бы Майкл тогда не пришёл? Он бы действительно её поцеловал? Нет, не может быть. Она же его лучший друг детства. Всегда вместе. Принцесса и дракон.

Он резко встал с земли и почти вплотную приблизился к Алисе. От такой неожиданности девушка отшатнулась и потеряла равновесие, но тёплые руки Дина крепко обвили её талию и вплотную прижали к парню. Она почувствовала едва уловимый запах его одеколона. Ведь когда-то давно именно она подарила ему этот одеколон. И с тех пор он пользуется только им. Но, судя по всему, он чем-то очень сильно раздражён.

— Как свидание? — несколько резко спросил светловолосый парень, почти вплотную приблизив своё лицо к лицу девушки. На удивление она почувствовала ещё и запах алкоголя.

— Дин, ты пьян? — удивленно спросила Алиса. Она волновалась за него. Он никогда не любил выпивать слишком много, да вообще не особо любил пить, поэтому почувствовать запах алкоголя от Дина было дикостью.

— К сожалению, благодаря моим сверхъестественным способностям я не могу напиться, — печально сказал Дин. — Ты не ответила на вопрос: как свидание?

Девушка поняла, что он чем-то раздражен. От этой догадки ей и самой стало смешно, но всё-таки она её озвучила:

— Ты что, ревнуешь? Дин, ты же мой…

— Ревную? — перебил её парень. — Что ты. Я просто не понимаю, как ты могла так быстро предать всё то, о чём мы клялись друг другу. Все те слова… оказывается, это было для тебя просто пустым звуком. Так, время для того, чтобы посмеяться надо мной. Ну как же, ведь у тебя есть Майкл. А ещё мне очень интересует вопрос Джаспера. Но теперь я точно знаю, что ты ответишь. Ты знаешь, я считал тебя особенной, моей маленькой принцессой, которую надо охранять от всяких там принцев. Но, видимо, принцесса нашла своего принца, поэтому в драконе она больше не нуждается. Наша сказка закончилась, принцесса. Поэтому…

Дин наклонился и, сжав рукой её щёки, холодно поцеловал в губы. Это даже не было поцелуем, а так, обычное прикосновение, но в нём было столько чувств, сколько не вкладывал в свои самые страстные поцелуи Майкл. Потом Дин отшатнулся и с ужасом посмотрел на Алису, словно совершил самое зверское убийство, но затем быстро взял себя в руки и произнёс:

— Это был мой прощальный подарок тебе, принцесса.

— Дин, — прошептала девушка, прикладывая руку к своим губам. Она рухнула на колени.

Но парень уже развернулся и быстро зашагал прочь от этого места, крепко сжимая в руках книгу. Алиса ещё долго молча смотрела ему вслед, пока его полностью фигура не растворилась в темноте. Холодная слеза скатилась по её щеке, а потом ещё одна…и ещё она. Быстро встав, она побежала прочь от этого места, стараясь вытереть слёзы рукавом, но у неё ничего не выходило.

Из-за дерева вышел зеленоглазый парень и усмехнулся.

— Я же обещал, что мы ещё встретимся, Дин Хоггарт. Как мило, что вы поссорились именно сейчас, а то я боялся, что мне придется прибегнуть к кое-чьей помощи…

========== Глава 12 ==========

Алиса открыла один глаз и недовольно поморщилась, недовольно глядя в окно. Надоедливые лучики солнца пробились через неплотно закрытую штору и светили ей прямо в лицо. К счастью, её кожа больше не начинала возгораться на солнце, как и обещала ей мама.

С момента их с Дином ссоры прошло уже полторы недели. За всё это время они так ни разу и не общались. Ну, а если и общались, то это были какие-то колкости и замечания в сторону друг друга. Так же, на следующий день после того разговора у дуба Дин начал встречаться с Линдой. Они, словно, были созданы друг для друга. Он старался во всём её поддержать, а она всегда находилась рядом с ним. Кстати, Алиса и Линда начали более или менее ладить. По крайней мере, по сравнению с тем, как сейчас относились друг к другу Алиса и Дин, то можно считать, что девушки вообще довольно хорошие подруги. На удивление бывших лучших друзей Линда пыталась их примирить, но у неё ничего не вышло. Даже, казалось бы, Майкл, который с такой недоброжелательностью относился к Дину, тоже пытался их помирить. Все замечали, что с момента их ссоры оба изменились. Конечно, на людях они всегда вели себя довольно доброжелательно, но иногда, случайно встречаясь взглядом, они старались испепелить друг друга. На уроках их война перерастала в соперничество. Теперь каждый из них старался ответить на наибольшее количество вопросов. Каждый день они уделяли, по меньшей мере, по паре часов, чтобы выучить предстоящую тему. А учителя на них нарадоваться не могли. Ведь теперь они потихоньку становились отличниками. И да, теперь Майкл и Алиса встречаются официально, о чём немедленно поспешила написать в своём блоге мисс Загадка. Кстати, о мисс Загадке. Алиса взяла телефон, который лежал под подушкой, и разблокировала его. На заставке больше не стояла их с Дином совместная фотография. Теперь, каждый, кто возьмёт телефон, увидит улыбающееся лицо Майкла и Алису, нежно целующую его в щёку. Девушка быстро нашла нужную ей вкладку и открыла блог. На её удивление там была одна новая запись. Эта мисс Загадка вообще ложится спать?

Итак, это снова я — мисс Загадка. Я знаю всё о вас, но вы не знаете ничего обо мне. И сейчас я собираюсь рассказать вам все последние новости школы.

С чего бы начать?

Ну, пожалуй, начну я, как обычно, с наших некоронованных королей и королев школы, звёздной четвёрки, победителей испытаний и просто идеальных пар: Дина, Алисы, Линды и Майкла.

Спешу вам сообщить, что Дин и Алиса до сих пор не могут снова найти общий язык и перестать конфликтовать. Никто не знает, почему это могло произойти? Лично я уже неделю ломаю над этим голову, но так ни к чему и не пришла. Кстати, я тут вот что выяснила: оказывается, что они соврали нам, как только пришли в школу. Они были лучшими друзьями довольно долгий срок времени. Так что могло послужить причиной ссоры двух лучших друзей? Разность взглядов? Отношения? Популярность?

Между прочим, я вот что могу сказать насчёт популярности: наш новый заместитель директора Джаспер Мэлкин собирается устроить осенний бал, на котором мы, скорее всего, будем выбирать короля и королеву осени! Кто же может ими стать? Дин? Алиса? Майкл? Линда? Может быть, кто-нибудь осмелиться бросить им вызов?

Думаю, что в этом учебном году нас ожидает множество сюрпризов.

А ещё… у нас с вами новый помощник заместителя директора — Бен. И да, он довольно привлекательный. Так что, дамы, осторожно, это горячо. Ну, а вам, мальчики, я советую начать беспокоиться.

И, пожалуй, это все новости, которые мне удалось разузнать.

С вами была я, мисс Загадка, ваш шпион в необычном мире. Надеюсь, что мы с вами снова встретимся на страницах блога в следующий раз.

Алиса резко села в кровати и ещё раз перечитала текст. Выборы короля и королевы? Сейчас? А разве они не проводятся в конце года?

Тут она заметила, что ещё вчера вечером ей пришло сообщение от Майкла. В нём было написано следующее: «Спокойной ночи, моя принцесса. Ты уже слышала последние новости? Поздравляю, ты номинирована на королеву осени. До встречи в школе!»

Девушка откинула одеяло и поставила босые ноги на пол. По коже тут же побежали мурашки и темноволосая поёжилась. Она подошла к окну и одним резким движением открыла шторку. В глаза тут же ударил яркий свет, и Алиса прищурила глаза. Не смотря на то, что был уже конец сентября, на улице стояла довольно тёплая погода, почти каждый день светило солнце.

Алиса развернулась и посмотрела на всё ещё спящих Лорелайн и Вивьен. Решив их не будить, она схватила полотенце и направилась в ванную. Она включила прохладную воду, что помогло ей окончательно прогнать остатки сна. Постояв под душем несколько минут, Алиса выключила воду и, обернувшись в полотенце, вышла из душа. Она подошла к шкафу и достала оттуда одежду. Да, она добилась индивидуальной формы для группы поддержки, что ей очень сильно нравилось. Девушка быстро надела свою форму, состоящую из красной клетчатой юбке, доходящей до середины бедра, белой блузки и принялась натягивать свои гольфы чуть выше колена. Часы показывали шесть утра. У неё было ещё полно времени, чтобы поспать, но что-то словно тянуло её на улицу. Алиса надела свои ботильоны на каблуке и, схватив чёрную кожаную куртку, вышла за дверь, стараясь не особо шуметь, чтобы не разбудить своих соседок.

Она открыла дверь корпуса и вдохнула свежий, слегка холодный воздух в свои лёгкие, а при выдохе вместе с воздухом выпустила изо рта белый пар.

Девушка улыбнулась каким-то своим мыслям и зашагала куда-то вглубь кампуса, совершенно не замечая на себе чьего-то внимательного взгляда.

Она прошла ещё несколько десятков метров и свернула с тропинки, направившись в сторону старого дуба, где последний раз она была полторы недели назад. По непонятным ей причинам, её тянуло именно туда. Быть может, воспоминания, а может и нечто большее. Она подошла к дубу и положила руку на холодную кору, а затем прислоняет лоб. Неожиданно для неё самой, перед глазами пронеслись непонятные картинки. Вот она маленькая с родителями гуляет по парку. Но там есть ещё одна она. Девочка улыбается и зовёт её по имени. Но только кто она?

Алиса резко отшатнулась от дерева и врезалась в чью-то широкую грудь. Её обняли горячие руки. Она обернулась и увидела перед собой улыбающееся лицо Бена. Девушка тихо вскрикнула и попыталась отшатнуться от него, он его руки крепко прижимали её к Бену.

— Тихо, малышка, — мягко произнёс он. Перед глазами Алисы тут же пронеслись воспоминания того вечера: Бен срывает с неё одежду, потом Дин избивает его. — Не бойся, сейчас я точно ничего тебе не сделаю. Но тебе следует быть осторожнее. Вдруг, в следующий раз это буду не я.

Алиса начала потихоньку отходить от шока. И действительно, сейчас он не принимал никаких попыток ничего с ней сделать.

— Тогда такого чёрта ты прижимаешь меня к себе? — довольно резко спросила Алиса, пытаясь как можно более дерзко улыбнулась.

— Даже не пытайся показать, что ты не боишься меня, — спокойно ответил Бен, грубо схватив Алису за лицо. — Мы оба знаем, что ты до жути боишься меня. И на этот раз никакой Дин тебе не поможет. Как хорошо, что вы поссорились. Ну, я думаю, что у нас буде ещё достаточно времени, чтобы поболтать. Красиво оденься сегодня, всё-таки тебя будут выбирать в королевы.

Бен отступил и резко развернувшись, зашагал прочь, просто махнув Алисе рукой, даже не обернувшись. Как только он скрылся из вида, то она осела на землю и закопалась руками в волосы.

***

Девушка вернулась в комнату уже ближе к восьми часам. Уроки начинались в полдевятого, поэтому у неё было ещё достаточно времени, чтобы подготовиться к новому дню. Ключ уже знакомо щёлкнул в замке, и Алиса вошла в комнату.

— Доброе утро, — сказала Алиса, увидев, что Вивьен и Лорелайн уже не спят. За этот небольшой промежуток времени они стали ей отличными подругами. Они сидели на своих кроватях и что-то бурно обсуждали, но увидев Алису, прекратили спор и хором поздоровались. — Что происходит?

— Мы обсуждаем, что надеть на сегодняшний вечер, — весело ответила Лорелайн и откинулась на кровать. Она выглядела действительно счастливой.

— Там будет парень, который нравится Лори, — хитро улыбнувшись, ответила Вивьен и подмигнула подруге.

— Вивьен! — с упрёком произнесла Лорелайн и кинула в подругу подушкой. Алиса тихо рассмеялась и, подойдя к Лоролайн, аккуратно присела на краешек её кровати. Она нежно обняла подругу и тихо спросила:

— И кто же этот счастливчик?

— Джек из футбольной команды, — краснея, произнесла Лорелайн и зарылась носом в подушку. — Но он совершенно не обращает на меня внимания. И вообще я не уверена, что когда-нибудь обратит, ведь всем парням в школе нравишься ты, Алис.

Девушка тихо рассмеялась, а потом ответила:

— А вот и не угадала. Он недавно спрашивал о тебе у Майкла. Ну, а все подробности я расскажу потом, иначе мы все опоздаем в школу.

Алиса рассмеялась ещё громче и, увернувшись сразу от двух летящих в неё подушек, первая выскочила в коридор.

***

Не успели девушки зайти в школу, как по школьному радио прогремел грозный голос Калеба, который сообщил, что Алисе, Майклу, Дину и Линде надо немедленно пройти в кабинет директора. Идя по уже довольно знакомой дороге, девушка размышляла над тем, что они могли сделать, чтобы сутра пораньше их вызывали к директору. Ребята из школы здоровались с ней, окликали по имени, а она лишь улыбалась и приветливо махала всем рукой.

Наконец, дойдя до кабинета директора, она легонько толкнула дверь рукой, словно всё ещё боялась своих новых сил, она не торопясь зашла в помещение. Она приветливо улыбнулась, но оглядев кабинет, улыбка медленно сползла с её лица. Вместе с уже привычными для неё людьми: Джаспером и Калебом, в кабинете сидел ещё один человек, при воспоминании о котором у Алисы по коже тут же начинали бегать мурашки. Человек, с которым она сегодня столкнулась у дуба. В мягком кресле, прямо напротив окна, в дорогом костюме, сидел Бен.

— Доброе утро, моя Леди, — приветливо сказал Джаспер. Сколько она не пыталась отговорить его так называть её, но он всё равно продолжал. Она уже привыкла этому и, порой, даже называла его Лордом, отчего оба потом долго смеялась.

Сейчас девушка подхватила конец своей юбки и, сделав изящный реверанс, произнесла:

— Доброе утро, Лорд, рада вас видеть.

Оба рассмеялись, и даже по лицу Калеба проскочила еле заметная тень улыбки, а Бен смирил всех лишь едва заметным взглядом.

— Итак, по какому поводу ты нас вызвал? — спросила Алиса, присаживаясь на мягкий диванчик рядом со шкафом.

— Пусть все соберутся, тогда я и скажу, — таинственно ответил Калеб.

Примерно в этот же момент, как Калеб договорил, в кабинет директора зашли остальные ребята. Линда тут же подошла и, присев рядом, обняла подругу. За эти полторы недели они действительно подружились, несмотря на не очень хорошее знакомство и последующие отношения.

Дин и Майкл что-то обсуждали, но увидев Алису, Майкл подошёл к ней и, наклонившись, поцеловал в губы. Дин же не посмотрел в её сторону. Но, увидев Бена, его кулаки невольно сжались и глаза, буквально на мгновение, вспыхнули янтарным цветом. Но парень быстро взял себя в руки и, отведя взгляд в сторону, посмотрел выжидающе на директора школы.

Увидев такую реакцию, Бен усмехнулся.

— Только вспоминали вас, — спокойно ответил он, но Алиса увидела небольшой огонёк веселья в его глазах. — Итак, как вы догадываетесь, что вы здесь не случайно. Я хочу вас кое о чём попросить.

— Если вы опять хотите отправить нас в лабиринт, то я пас, — ответил Дин. Он стоял, облокотившись об стену, скрестив руки на груди.

— Нет, в лабиринт больше никто из вас не вернётся, — произнёс Джаспер. — Мы хотели попросить вас украсить зал для вечернего бала. Просто мы подумали и решили, что кто, как не вы, сможет справиться с этим заданием. Да и тем более, с вашими силами, вы управитесь с этим гораздо быстрее. И чем быстрее вы справитесь, тем быстрее сможете пойти собираться на бал. А вам надо выглядеть идеально, ведь именно вас будут выбирать на звание короля и королевы осени.

— Ладно, ладно, мы всё поняли, — лениво протянул Дин, отталкиваясь от стены. — Я за. А вы?

Ребята лишь коротко кивнули и, договорившись встретится через десять минут в зале, разошлись.

***

Дин зашёл в огромный зал и увидел Алису. Она уже бегала по помещению и разгружала какие-то коробки, как всегда она выглядела необычайно красиво даже в старом растянутом свитере. А ведь когда-то именно он подарил его ей. Парень как обычно улыбнулся ей и помахал рукой, но девушка всего лишь смирила его взглядом и отвела глаза. Он не понимал её поведения. Уже больше недели она не общалась с ним, а он не понимал этого. Как-то после того, как они вернулись из лабиринта, ему приснился довольно странный сон, где он что-то говорил Алисе, а потом последовала единственная фраза, которая прочно засела в его голове: «Наша сказка закончилась, принцесса». Поцелуй. Холодный, ничего не значащий и одновременно настолько чувственный. А на следующее утро он проснулся рядом с Линдой и всё изменилось. Алиса начала избегать его, да и он почему-то всегда говорил не то, что хотел. Они начали часто ругаться, хотя, казалось, что они делают всё это просто друг другу назло.

— Хей, Ал, может тебе помочь чем? — как можно более дружелюбно постарался произнести Дин.

— Перенеси эти коробки в ту часть зала, — холодно ответила Алиса и указала на большую кучу коробок, в которых что-то лежало. — Я потом отправлю к тебе Майкла. Здесь не так и много работы, как мы ожидали.

Дин кивнул и, схватив сразу две коробки, потащил их в другую часть зала. Через некоторое время пришли Майкл и Линда и, действительно, как и обещала Алиса, Майкл тоже принялся разносить коробки под чутким руководством Алисы и Линды, которые в это время уже начали что-то украшать. Они весело разговаривали, видимо обсуждая, какое платье им сегодня надеть. Алиса иногда звонко смеялась на весь зал, но потом прикрывала рот рукой и продолжала дальше с интересом слушать Линду.

Внезапно Дин пошатнулся и, схватившись за голову, рухнул на пол. Мир поплыл перед его глазами. В голове слышался какой-то непонятный голос. Он словно звучал из всех мест одновременно, то становясь громче, то говоря почти шёпотом. К нему тут же подбежала Линда и начала что-то кричать. Затем над головой Линды возникли ещё две. Это были Алиса и Майкл. Все трое выглядели обеспокоенно, но ничего не могли сделать, потому что даже не знали, что происходит с Дином. А он в свою очередь ничего не мог ответить им, потому что старался хоть как-нибудь заглушить все эти звуки, зажимая руками уши. Внезапно все звуки разом стихли.

— Дин, — наконец услышал он голос Линды. Она была на грани истерики, хотя они все выглядели обеспокоенно.

— Я в норме, — хриплым голосом ответил он, а затем, присев, обнял Линду и успокаивающе начал гладить по волосам. — Мне надо освежиться.

С этими словами он резко поднялся и направился в сторону выхода. Дин зашёл в мужской туалет, и, моментально сократив расстояние от входа до раковины, резко включил воду и засунул под холодную струю голову, отчего по телу моментально побежали мурашки. Он вынул голову из-под крана и уставился на себя в зеркало. Струи воды стекали по его лицу, а мокрые волосы неприятно прилипли к шее. Внезапно отражение Дина в зеркале ухмыльнулось ему, хотя парень был точно уверен, что он не улыбался.

— И это всё, на что ты способен? — спросило отражение и его лицо растянулось в ещё более зловещей улыбке. — Мы же оба знаем, что с тобой не всё хорошо. А эти сны, похожие на реальность? Ты уверен, что это сны? И мы оба знаем, почему ты не можешь рассказать об этом никому.

— Я всё расскажу Линде, — ответил Дин, смотря прямо в глаза своему отражению. Но в ответ на его слова отражение лишь покачало головой.

— М-м-м, нет, — коротко ответило оно. — Я так не думаю. Я даже готов поспорить, что не расскажешь. А всё по тому, что тебе снится не Линда.

Дин начал отрицательно мотать головой, а отражение всё так же продолжало нахально улыбаться.

— Алина что-то сделала со мной, — хрипло ответил Дин и протёр глаза, но его отражение всё ещё принадлежало не ему. — Это обычная галлюцинация.

— О-о, ты снова нашёл себе оправдание? — злорадно заметило отражение. А ведь, правда, он мог рассказать Линде, что что-то не так, но всё равно почему-то не делал этого. — Это так. А как насчёт всех тех встреч во снах с Алиной?

Отражение попало в самую точку. Ему уже неделю снилось, как он ходит в лес встречаться с Алиной. Они гуляют, просто разговаривают обо всём. Но в этом было что-то неестественное, чего Дин понять не мог. Почему он не рассказал о своих снах Линде? И почему Алина постоянно спрашивает про то, что делает Алиса?

— Именно поэтому ты будешь и дальше продолжать всем врать, — подвело итог отражение. — И они будут верить тебе, потому что хотят верить в эту ложь. И не ври мне, ты чувствуешь влечение к Алине, не так ли? Ты любишь её, хотя ещё сам не понял этого до конца. Или же тебе нравится Алиса?

Отражение опять растянулось в нахальной улыбке и с вызовом посмотрело на Дина в ожидании его следующих слов, но Дин лишь замахнулся и одним резкам движением разбил зеркало, которое моментально разлетелось на сотни маленьких осколков, а некоторые даже впились ему в руку.

Из осколков, которые лежали на полу послышался голос отражения.

— О, Дин…

— Ты так разъярён, — продолжил сам Дин, смотря на свою руку, из которой текла кровь, но благодаря быстрой регенерации порезы уже начали стягиваться. — Остынь, а пока заберу тебя ненадолго.

Дин усмехнулся и, встряхнув рукой, отчего из неё выпали все осколки, вышел из туалета.

***

Дин зашёл обратно в зал. К его удивлению половина зала была уже украшена. Он даже не сомневался, что Алиса с Линдой воспользовались своими сверхъестественными силами, потому что его не было всего лишь двадцать минут. Внезапно лестница, на которой стояла Алиса пошатнулась. Дин среагировал мгновенно. Его глаза вспыхнули красным цветом и он, буквально за считанные секунды, пересёк зал. Девушка упала чётко в его руки. Она крепко зажмурилась, ожидая твёрдого соприкосновения с полом, но почувствовала лишь тёплые крепкие руки. Она открыла один глаз и с опаской посмотрела на Дина. В ответ он лишь обворожительно улыбнулся, и Алиса не удержалась от ответной улыбки.

— Спасибо, — прошептала она одними губами. Он кивнул в ответ.

— Хей, у вас там всё в порядке? — крикнул из другой части зала Майкл, которого Линда попросила помочь.

Алиса покраснела и моментально спрыгнула с рук Дина.

— Да, всё хорошо, — в своей обычной манере ответила она и уже собиралась снова залезать на лестницу, как её внезапно удержала чья-то рука.

— Лучше я, — нежно ответил Дин, и, слегка отодвинув Алису от лестницы, начал сам забираться на неё.

— Хоггарт, — медленно начала Алиса, отчего он остановился и повернулся с ней, слегка наклонившись вперёд, чтобы лучше слышать её. — Ты пытаешься со мной заигрывать?

Дин наклонился к девушке ещё ближе, отчего она почувствовала его горячее дыхание у себя на губах.

— Если бы я пытался с тобой заигрывать, то давно бы уже сделал это, — он наклонился к ней ещё ближе и слегка поцеловал в губы, даже не пытаясь углубить поцелуй. — Что скажешь, Клэптон?

Он отодвинулся от неё и, усмехнувшись, начал взбираться вверх по лестнице, а она непонимающе посмотрела на него, точно не зная, что с ним происходит.

***

— Алис! — девушка обернулась, чтобы посмотреть, кто её окликнул. За ней по грунтовой дорожке шла Линда, плотнее кутаясь в свитер, чтобы не замёрзнуть. Обе выглядели уставшими, потому что провели около пяти часов за тяжёлой работой по украшению зала.

— Привет, — вымученно сказала девушка, но всё-таки нашла в себе силы улыбнуться, отчего изо рта тут же вылетело облачко пара. — Ты уже решила, в чём тебе идти? Если нет, то наш шкаф тебе в помощь.

Алиса мило улыбнулась и обняла подругу. А ведь всего лишь две недели назад они ссорились и просто на дух не переносили друг друга.

— Насчёт этого, — медленно начала Линда, покусывая ноготь. — Я хотела узнать, какой тип девушек нравится Дину.

— Эмм, что, прости? — Алиса удивлённо изогнула бровь. С чего бы ей это спрашивать? Неужели она видела, как он её поцеловал? — С чего бы тебе это спрашивать? Вы же и так встречаетесь.

Линда замялась и начала водить носком ботинка по земле.

— Или нет? — спросила Алиса.

Внезапно Линда подняла глаза на Алису. В них застыли слёзы, а сама девушка начала дрожать всем телом.

— Всё так сложно, Алис…

Не говоря ни слова, Алиса схватила её за руку и быстрыми шагами направилась в комнату. Зайдя, она, не говоря ни слова, усадила Линду на свою кровать и достала плед, чтобы укрыть Линду, которая была на грани того, чтобы не расплакаться. Налив в две кружки горячий шоколад, Алиса села рядом с подругой и, протянув одну из кружек ей, посмотрела на неё в ожидании объяснений.

— Мне кажется, что он любит другую, — тихо ответила Линда и горячая слеза скатилась по её лицу. Воображение тут же нарисовало в голове Алисы несколько моментов их с Дином встреч. Нет. Они ведь друзья. Но разве с друзьями целуются?

— С чего ты это взяла? — аккуратно спросила Алиса, пододвигаясь поближе к Линде и кладя свою голову ей на плечо.

Линда опустила глаза и ещё долго смотрела в кружку, перед тем, как произнести:

— Мне кажется, что ему нравишься ты, Алиса. Просто… когда вы с ним пересекаетесь в коридоре, то порой, пока он думает, что я не вижу, он смотрит на тебя с такой болью и одновременно с такой нежностью, с какой он никогда не будет смотреть на меня. И я понимаю, что держать его бесполезно, но просто не могу его отпустить, потому что действительно люблю его. А порой он во сне произносит твоё имя. Рассказывает что-то про принцессу и дракона. Я понимаю, что никогда не заменю ему тебя, но…

Договорить Линда не успела, потому что Алиса крепко обняла её и успокаивающе начала гладить по волосам.

— Я никогда не встану между тобой и Дином. Мы с ним просто друзья. Друзья и враги одновременно. Мы оба не можем, друг без друга, но стараемся показать обратное. Но мы только друзья и ничего больше. Я люблю Майкла. А Дин любит тебя. И я уверена в этом на сто процентов. Ну, а теперь давай собираться на бал, а то опоздаем, и ещё влетит за это.

***

Двери в зал распахнулись и в помещение зашли две девушки, впустив вместе с собой порыв ветра. Обе выглядели идеально, хотя все ожидали этого от них, ведь именно они номинированы на звание королев школы. Хотя, вроде, обычно из-за этого все становятся злобными по отношению друг к другу, но только не они. Обе зашли в зал и, как ни в чём не бывало, помахали всем рукой.

Их тут же окружили люди. Все старались заговорить с ними, получше рассмотреть их наряды. У темноволосой девушки был наряд вампира, как она сама сказала. Чёрный корсет, короткая чёрно-синяя пышная юбка, синие лосины, ботильоны на высоком каблуке, тоже чёрно-синие и высокие кожаные перчатки выше локтя. Волосы слегка подкручены. Как всегда идеальные стрелки, ярко-красная помада. Она с удовольствием отвечала на все вопросы, и была, можно сказать, душой компании. Но, а другая девушка была не очень общительной блондинкой в костюме пирата. Красная, довольно длинная юбка с разрезом до середины бедра, белая блузка, чёрный кожаный корсет под грудью и, в заключении, большая шляпа с огромным пером на голове. Внезапно заиграла какая-то весёлая песня, и темноволосая, крепко схватив за руку блондинку, выбежала из кольца окружившей их толпы и выбежала на середину зала. Так они протанцевали около тридцати минут. Все взгляды были уставлены на них. Они смеялись и шутили, совершенно не замечая людей вокруг. Тем более что их парней не было видно в зале. Но потом темноволосой стало жарко, и она, оставив подругу, вышла из зала. Сомнений, куда пойти у неё не было: крыши — её самые любимые места. Именно туда она и направилась.

Алиса вышла на крышу и порыв холодного ветра тут же начал раскидывать её длинные волосы. Она села на самый край крыши и посмотрела на небо. Огромное тёмно-синее небо с множеством звёзд открылось её взгляду.

— Как когда-то давно, не так ли? — внезапно раздался голос откуда-то из тени, но Алисе он был знаком.

— Ты прав, Дин, — спокойно ответила она, даже не повернув головы в его сторону. Внезапно боковым зрением она почувствовала какое-то движение справа от себя и, посмотрев туда, увидела, что Дин тоже сел рядом с ней на крыше. Сказать, что он был обворожителен, значит не сказать ничего. Волосы больше не торчали в разные стороны, а были аккуратно причёсаны, хотя чёлка уже слегка отросла и спадала ему на лицо, отчего он постоянно вскидывал голову, чтобы откинуть её. На нём были чёрные джинсы, в которые была заправлена белая рубашка, а сверху была накинута ярко-красная мантия с мехом по краям. Не хватало только короны, хотя, через минут тридцать она всё равно достанется ему, в этом не было сомнений.

Потом возникла тишина, хотя, кажется, что обоим она была по душе. Они просто сидели рядом и смотрели на звёзды. Как когда-то давно. И словно не было тех полутора недель. Хотя в Дине было что-то неестественное, но что это Алиса ещё не поняла.

— Хей, Ал, — начал Дин. Алиса улыбнулась. Только он её так называл. Это было что-то типа маленькой фишки, известной лишь им. — Послушай. Прости меня. За все эти дни. Я не знаю, что это было.

Алиса, слегка замёрзнув, встала со своего места, и решила, уже было пойти обратно в зал, но тут к стене её припечатало тело Дина, обеими руками схватив её руки и подняв высоко над головой.

— Чёрт, Клэптон, ты сводишь меня с ума, — выдохнул Дин в самые губы Алисе. Девушка опешила от такого, но не успела она ничего сказать, как её губы накрыли губы Дина. Это не было похоже ни на один из тех поцелуев, который был раньше. Он был властный и требовательный, страстный и нежный одновременно. Но Алиса, по непонятной ей самой причине, ответила на поцелуй. Парень отпустил её руки и, положив свои руки на её талию, крепче припечатал к стене. Она обвила свои руки вокруг его шеи и закопалась в его волосы. Внезапно девушка оттолкнула его и, тяжело дыша, произнесла:

— Кто ты?

Парень улыбнулся свойственной для него улыбкой, но Алиса знала, что эта улыбка точно не принадлежит Дину.

— А ты догадливая, Малышка, — произнёс он. — Я управляю телом Дина. Сейчас оно принадлежит мне. И единственный, кто может изгнать меня — он сам. Но, судя по всему, он не собирается этого делать, раз уж я управляю им всё то время, с тех пор, как вы вышли из лабиринта. Никогда не задумывалась, почему ты выжила? Нет? А я тебе отвечу. Он спас тебя, заняв твоё место. Он умирал взамен тебя! Он до такой степени влюблён в тебя, что умер сам, только бы ты смогла жить. Пусть даже и не с ним. Пусть даже он больше никогда не увидел тебя. Он не смог бы жить без тебя! А ты даже этого не заметила.

Алиса смотрела на Дина. Вернее на то, что было Дином.

— Дин, — тихо позвала она его по имени, отчего существо пошатнулось. — Борись, Дин. Ты нужен мне. Ты нужен мне как никто другой. Чёрт, Хоггарт, если ты сейчас не вернёшься, то я обещаю, что надеру тебе зад, как когда-то ты надрал его Бену! Пожалуйста, Дин. Я не могу без тебя! И за эти полторы недели я поняла это. Кто, как не ты поставит меня на место? Ты бы как обычно сказал, что я слишком зазналась, стала слишком эгоистичной. Дин…

Внезапно Дин издал крик, не похожий на человеческий. Он рухнул на пол, и из его рта потекла кровь. Затем он перевернулся на бок и начал откашливаться. Через мгновение он перестал шевелиться.

Алиса подбежала к нему и, рухнув на колени, начала нащупывать пульс. К её глубочайшему облегчению он был. Внезапно парень широко открыл глаза.

— Хей, Ал, — хрипло произнёс он. Девушка выдохнула с облегчением и крепко обняла его за шею. — Тихо, задушишь.

— Прости, — прошептала Алиса. — Я так рада, что ты вернулся.

— Но я же никуда не уходил, — весело ответил он и погладил нежно её по волосам. Девушка подняла на него голову и задала вопрос, который поверг его в шок:

— Так ты ничего не помнишь?

Дин непонимающе посмотрел на неё, а потом на то, во что они оба одеты.

— Дин, прошло уже полторы недели с тех пор, как мы вернулись из лабиринта. И всё это время тобой кто-то управлял.

Дин покачал головой.

— Значит, это были не сны, — тихо ответил Дин. А потом, поняв, что Алиса не понимает его слов, решил пояснить. — Я почти ничего не помню из этих полутора недель. Просто знаю, что они были. Я встречался с девушкой. Алиной. Она спасла мне жизнь, но я всё надеялся, что это были сны. Послушай, Ал, мы оба находимся в опасности. Я думаю, что она попытается что-либо предпринять, но пока, вроде, мы в безопасности.

Алиса легла рядом с ним на холодный бетон на крыше. Дин обнял её, и девушка положила голову ему на грудь. Они оба смотрели на звёзды, пока Дин, неожиданно не заговорил:

— Я искренне рад, что в этой школе у тебя всё по-другому, — прошептал он. Алиса подняла голову и посмотрела ему в глаза. Порой ему казалось, что в них можно утонуть. — Ты популярна. Ты теперь никогда не будешь одна, тем более, что у тебя есть Майкл. Здесь тебя никто не будет унижать. Ты нравишься всем. Но каждый раз, когда я вижу твою улыбку, слышу твой смех, подаренный не мне, внутри словно всё пустеет. И, ты знаешь, быть может, я совсем эгоист, но меня убивает тот факт, что мне придётся делить тебя с кем-либо. Я хочу быть рядом с тобой. Я не знаю, что произошло за все эти полторы недели, но чёрт, я надеюсь, что ты простишь меня. У меня не осталось ни одного человека, который был бы мне столь же дорог, как и ты. Я хочу, чтобы всё было как раньше: только ты и я. И больше в этом мире нам не нужен никто. Но я понимаю, что этого не будет уже никогда. Но я никогда не желал чего-либо так сильно, как желаю быть рядом с тобой. Я знаю, что я эгоист, но… Может, ты разрешись своему дракону и дальше охранять свою принцессу?

Алиса тихо рассмеялась.

— Ты всегда будешь в моём сердце, мой дракон. И это я должна перед тобой извиняться. Если бы я тогда, хотя бы раз в жизни подумала не о себе, то сейчас всё могло быть по-другому. Я действительно являюсь эгоисткой. Не понимаю, почему считала, что ты всегда, даже по самому первому зову являться ко мне. Я считала, что если ты рядом, то ты должен быть рядом всегда. И за это я ненавижу себя. Не понимаю, что нашло на меня тогда, когда я решила отодвинуть твою личную жизнь на второй план ради себя. И, если ты захочешь уйти, то я обещаю, что отпущу тебя. Я не буду больше эгоисткой.

Дин тихо рассмеялся.

— Да, ты была немного эгоисткой…, а может и не немного. Но, по крайней мере, я понял, что ты нуждаешься во мне точно так же, как я нуждаюсь в тебе. Но я прощаю тебя. Ведь я не представляю своей жизни без тебя. Не забивай себе голову. Просто в следующий раз попробуй вначале подумать, а не сразу действовать. Если бы тогда подумала, то мы оба сейчас не лежали на холодном бетоне на крыше школы и не студили себе свои старые, дряхлые косточки.

— Хоггарт, тебе всего восемнадцать, — воскликнула Алиса и рассмеялась. Внезапно они оба услышали приближающиеся шаги и, быстро вскочив на ноги, вновь уселись на край крыши. В следующее мгновение дверь на крышу распахнулась и в ней показалась фигура Майкла.

— О, вот вы где, — воскликнул Майкл. У него на голове красовались огромные рога, а за спиной развивался плащ. — А я вас везде ищу, пойдёмте, сейчас будут объявлять короля и королеву осени. Все ждут лишь вас.

Все трое спустились с крыши, и зашли в огромный зал. Все взгляды были устремлены на них. Алиса махнула Дину и Майклу и подбежала к Линде.

— Итак, а теперь, когда все уже здесь, — раздался голос со сцены. Алиса посмотрела туда и увидела Джаспера. — В этом году у нас довольно странная ситуация. Ну, ни для кого не секрет, что в этом году королём осени стал Дин Хоггарт.

Внезапно зал взревел. Все хлопали, кричали, свистели. Алиса бросила быстрый взгляд на Дина и заметила, как он, улыбнувшись, начал пробираться через толпу. Все старались дотронуться до него, что-то сказать, а он лишь дарил свою улыбку всем подряд. Парень вышел на сцену и помахал всем рукой.

— Спасибо всем, кто в этом году голосовал за меня, — просто сказал он в микрофон. Какая-то девушка вышла на сцену и надела на голову Дина корону.

— А вот королевой в этом году становится, — загадочно произнёс Джаспер. — Итак, друзья, давайте поаплодируем. Королева Дина на этот вечер — Майкл Вальдес!

В зале повисла тишина. Майкл был в замешательстве. Внезапно откуда-то раздался смех Алисы, а потом она же начала аплодировать. Зал тоже рассмеялся и, под громкие овации, Майкл вышел на сцену. Он был в замешательстве. Та же самая девушка вышла на сцену и надела на его большую розовую корону, отчего Дин не выдержал и, сев на корточки, начал истерично смеяться, при этом закрыв лицо руками.

— По традиции, первый танец, во второй половине вечеринке, открывают король и королева, — весело сказал в микрофон Джаспер. Судя по всему, его и самого забавляла эта ситуация.

Внезапно Дин перестал смеяться и посмотрел на Джаспера. К Дину подошёл Майкл.

— Чур, поведу я, — спокойно ответил он.

— Нет, моя королева, я здесь король, — ответил Дин и обворожительно улыбнулся. Конечно, они разговаривали между собой, но так как микрофон не был отключен, то это слышал весь зал, который уже едва ли не умирал со смеху.

Майкл злостно посмотрел на него, но спорить не стал. Чем быстрее это начнётся, тем быстрее это закончится. Заиграла медленная музыка и Дин, который находил эту ситуацию довольно забавной, обвил свои руки вокруг талии Майкл и закружил его в медленном танце. Лицо Майкла сначала покраснело, затем побелело, а потом позеленело. Все люди едва стояли на ногах от смеха, а Дин, улыбаясь во все тридцать два зуба, помахал рукой Алисе и Линде. Алиса помахала ему и, сказав, что ей надо в туалет, удалилась из зала. Она медленно шла по плохо освещённым коридорам, но на её удивление она впервые не боялась темноты. Она зашла в туалет, толкнув дверь ногой и, совершенно не смотря под ноги, пошла в сторону одной из кабинок. Внезапно она обо что-то споткнулась и упала на холодную плитку. Повернув голову, она закричала. То, обо что она споткнулась, было человеческое тело. Полностью обескровленное человеческое тело. Это была девушка и, присмотревшись повнимательнее, она узнала в ней Миканиэль. Её глаза остекленели. Она лежала на полу, белая и холодная, словно снег. Из глаз Алисы полились слёзы. Микки была так добра с ней…, а теперь лежит на холодном полу в туалете. Внезапно дверь распахнулась и в неё вбежал Дин. Он тяжело дышал.

— Я услышал, как ты кричала, что та…

Договорить он не успел, потому что увидел тело. Он подбежал к ней и, крепко прижав к себе, вынес из туалета и усадил на холодный пол в коридоре.

— Тшш, — прошептал Дин и погладил её по голове. Пока дверь закрывалась, Алиса неотрывно смотрела на тело. — Не смотри. Что произошло?

Алиса покачала головой.

— Я не знаю, — в перерывах между всхлипами произнесла она. — Я шла в туалет. А потом… Микки. Она… она лежала там. Мёртвая. Она ведь обескровлена? Так? А что, если все подумают…

Дин успокаивающе погладил её по голове, прошептав что-то отрицательное, но Алиса не вслушивалась. Внезапно коридор наполнился народом. Учителя, ученики, а охотники, во главе с Майклом уже всё осматривали. Внезапно Майкл произнёс одну версию, которая повергла всех в шок.

— Алис, это ты убила её?

========== Глава 13 ==========

Дин резко вскочил на ноги и, угрожающе расправив плечи, встал напротив Майкла, загородив собой Алису. Он был выше Майкла на полголовы и гораздо шире в плечах.

— Вальдес, ты в своём уме?! — почти прорычал Дин. — Так ты вообще мог до такого додуматься?

Майкл подошёл к Дину и посмотрел ему в глаза.

— Я озвучиваю единственную версию, которая приходит мне на ум, Дин. Между прочим, ты тоже должен сделать так же, а не тут же бросаться её защищать! Пускай она, твой друг, пускай она моя девушка, но она могла убить…

Договорить он не успел, потому что Дин, одним лёгким ударом в челюсть сбил Майкла с ног. Он упал и начал что-то кричать, проклиная Дина, но парень уже не слушал его. Король развернулся и, сняв с себя плащ, накинул на Алису, а затем, аккуратно подняв её на руки, бережно прижал к себе. Толпа расступалась перед ним, но для него не существовало никого, кроме его принцессы, которая сейчас, вжавшись в грудь Дина, дрожала всем телом. Он зашёл в другой корпус и, толкнув дверь ногой, зашёл в комнату Алисы, в которой она жила ещё с двумя соседками. На его удивление, в комнате никого не было. Дин положил девушку на кровать и уже собирался уходить, как она внезапно окликнула его.

— Что, Ал?

— Посиди со мной, пока я не усну, — шёпотом попросила Алиса и пододвинулась ближе к стене. Дин аккуратно присел на край кровати и погладил её по волосам, отчего девушка слабо улыбнулась. — А раньше ты бы, не раздумывая, стянул с себя футболку и залез ко мне под одеяло. А потом я бы полночи пыталась его у тебя отобрать.

Дин печально улыбнулся.

— Я не знаю, что было межу нами, пока моё тело принадлежало не мне.

Алиса нежно провела рукой по его волосам, а потом дотронулась до его щеки. В её голове почему-то сразу всплыли моменты их поцелуев, о которых он не помнил. Но в ответ она лишь покачала головой, как бы говоря, что ничего страшного он не сделал.

— Мне даже страшно представить, что ты могла обо мне подумать. Знай, я бы никогда не сделал ничего такого, что делал тот, другой я. Но чёрт я даже не понимаю, за что мне надо просить прощения, потому что я совершенно не помню, что делал все эти полторы недели. Вдруг я сделал что-то не так или даже сказал? Откуда я могу знать? Ох, Ал, если бы ты знала, что сейчас твориться у меня на душе… с одной стороны я понимаю, что тот, другой я, действовал по моим тайным желаниям, которые я сам ещё не до конца понял. Меня всегда будешь беспокоить ты. Ты самое лучшее, что случалось со мной. И, если ты скажешь, то я уйду, но только произнеси, и я останусь рядом с тобой на всю жизнь. Разреши дракону охранять свою принцессу. И я буду жить только ради тебя. Я буду жить только для того, чтобы вновь увидеть твою улыбку и услышать твой смех. Я не могу жить без тебя, Ал, ведь я… привязан к тебе.

Дин посмотрел на Алису, но она, обняв его руку, уже мирно спала, отчего он тихо рассмеялся. Сколько раз он уже пытался рассказать ей о своих чувствах? Но каждый раз его что-то останавливало. Например, почему он не признался ей тогда, на крыше? Быть может, он боится быть отвергнутым? Ну да, у неё есть красавчик Майкл, который в ней души не чает. Но разве он правильно поступил, обвинив Алису в том убийстве? Или, может, это Дин слишком опрометчив по отношению к ней? Может, Майкл прав, что не стоит так сломя голову защищать её? Или, может, все эти чувства просто ошибка и он принял привязанность за влюблённость? Дин покачал головой. Он совершенно запутался во всём этом.

Внезапно дверь в комнату открылась и в ярком луче света из коридора возникли две фигуры. Это были Вивьен и Лорелайн, если Дин правильно запомнил их имена.

— Эм, привет, — сказала рыжеволосая девушка, завидев Дина, сидящего на кровати у Алисы. — Ты Дин, да? Мы не успели познакомиться, хоть ты здесь и уже почти две недели. Я Вивьен, а это Лорелайн.

Светловолосая девушка помахала ему рукой из-за спины Вивьен. Дин кивнул в знак приветствия и указал на спящую Алису. Девушки понимающе кивнули и зашли в комнату, тихо закрыв за собой дверь.

— Это правда? — шёпотом спросила Лорелайн и увидела, как Дин в темноте изогнул бровь. — Ну, то, что она убила человека.

Кулаки Дина сжались, и он уже был готов вскочить с кровати, но вспомнил, что если он встанет, то разбудит Алису. Взамен этого он лишь тихо покачал головой.

— Нет, конечно, она не могла. Я нашёл её плачущей на полу в туалете перед трупом Миканиэль. Она не могла произнести ни слова, а лишь смотрела на остекленевшие глаза и бледную кожу. Она была в таком состоянии. Это и было ужасно. А теперь ещё все думают, что это она убила Микки. Но я точно знаю, что она этого не делала. И я докажу это любой ценой.

Девушки переглянулись, но ничего на это не ответили.

— Ты так привязан к ней, — после нескольких минут молчания, внезапно произнесла Вивьен. — Это из-за того, что вы дружите столько лет?

Дин лишь кивнул, совершенно не собираясь отвечать на этот вопрос, потому что вначале ему надо было разобраться в своих чувствах по отношению к девушке, которая каждую ночь занимала место в его снах.

— Я очень сильно привязан к ней, — неожиданно для себя ответил Дин. Он, вроде бы, собирался промолчать, но почему-то начал говорить. — Ещё тогда, когда нам было по шесть лет, я поклялся её защищать. И вот, уже одиннадцать лет я оберегаю её от всего мира. Несмотря на то, что вначале она может показаться немного противной и вредной, она очень чувственная и ранимая. Мы с ней всегда были, не разлей вода. И, я надеюсь, что и останемся такими. Ну, а сейчас давайте спать, а то завтра идти в школу.

— Ну, вообще-то нет, — немного задумчиво и намеренно медленно начала говорить Лорелайн. — Мистер Бейвери сказал, что завтра будет родительский день. Поэтому не думаю, что кто-нибудь завтра будет учиться.

Дин понимающе кивнул, а потом, аккуратно вытащив свою руку из-под щёки Алиса, стянул с себя футболку и лёг рядом с ней.

— Ну, раз так, то спокойной ночи, — шёпотом ответил Дин и погладил Алису по волосам. Девушка, почувствовав тепло, поближе пододвинулась к нему.

***

Алиса проснулась из-за того, что ей стало очень жарко. Она открыла глаза и поняла, что рядом с ней лежит Дин, обвив её талию своими руками, и крепко прижимает к себе. Она нежно провела рукой по его волосам, отчего он лениво открыл один глаз.

— Прости, я не хотела тебя будить, — тихо прошептала Алиса и виновато посмотрела на него.

— С добрым утром, принцесса, — взамен всяких слов ответил Дин. Алиса тихо рассмеялась и легонько ударила его в грудь.

— С каких пор ты называешь меня принцессой, а не Ал?

— Ты всегда была моей принцессой или мне лучше называть тебя пандой? Опять ты не сняла макияж перед тем, как лечь спать, — тихо и немного укоризненно прошептал парень. — Как ты себя чувствуешь?

Алиса посмотрела на него, и у Дина снова создалось такое впечатление, что сейчас он утонет в её глазах. Внезапно она прикрыла их и покачала головой.

— Не очень, но если ты скажешь, что труп Миканиэль мне приснился, то моё настроение поднимется до отличного, — пробормотала она и села на кровати.

— Прости, Ал, но этого я сказать не могу, — немного грустно произнёс Дин и провёл по её волосам, отчего девушка мечтательно улыбнулась, закрыла глаза и потянулась к его руке. Прямо как тогда, в машине, когда он пытался поцеловать её, а у неё неожиданно зазвонил телефон. Он резко сел рядом с ней и посмотрел в глаза. Она же, почувствовав какое-то движение рядом с собой, открыла глаза и увидела прямо перед собой лицо Дина. Но она не вскрикнула от неожиданности, а лишь нежно улыбнулась ему.

— Спасибо тебе, Дин, — мягко произнесла она и положила свою руку поверх руки Дина. — Я так рада, что на протяжении всех этих лет ты остаёшься моим лучшим другом. Знай, чтобы ни случилось, какой бы стервой я себя не повела, ты всегда останешься в моём сердце, как мой лучший друг, мой дракон…

Дин слегка покачал головой и, спрятав глаза под чёлкой, встал с кровати. Часы на тумбочке рядом с кроватью показывали семь утра, но почему-то Дину показалось, что пока Алиса произносила свою небольшую речь благодарности, прошло часа три. Только лучший друг. А на что он ещё, собственно, надеялся. Он взял свою футболку и, коротко махнув девушке рукой, вышел из комнаты, пробормотав какие-то слова прощания. А Алиса так и осталась сидеть на своей кровати, не понимая, что послужило такой резкой смене настроения у Дина.

***

Прошли уже более двух часов, как Дин ушёл из комнаты, а для Алисы эти два часа показались настоящей вечностью.

Во-первых, первым потрясением стала для девушки статья мисс Загадки, которая в своём блоге подробно описала то, как она, Алиса, убивала Миканиэль. Почему-то этих подробностей не знала даже сама Алиса. Тем более, если учесть, что она не убивала Миканиэль.

Во-вторых, из того же самого блога мисс Загадки Алиса узнала, что сегодня состоится родительский день. Для девушки это стало самым настоящим потрясением. Но потом внезапно возникло какое-то противное чувство, которое сдавливало грудь. Чувство печали. Единственный, кто мог знать, где она находится, сейчас мёртв. Этим человеком была её мать. А затем возникло ещё более противное чувство грусти. Как там отец и Моника? Ищут ли её? Или просто забыли о ней, как о дурном сне? Это чувство сжирало её изнутри, но она вскоре забыла о нём, потому что проснулись её соседки по комнате — Вивьен и Лорелайн. Но почему-то грусть никуда не ушла. Девушка погрузилась в свои мысли и лишь иногда кивала подругам в знак того, что она их слушает.

Через два часа после пробуждения Алисы и ухода Дина все ученики школы оказались на школьном дворе. Вот-вот должны были открыться ворота школы, за которыми уже толпились взрослые. Алиса шла вместе со своими подругами, лавируя между учениками. Видя её, многие отворачивались, а многие начинали тыкать пальцами. У некоторых в глазах читалась откровенная ненависть. Девушка шла, посильнее закутавшись в свой тёмно-зелёный свитер, жалея, что она не надела ничего потеплее, стараясь не обращать внимания на все эти взгляды. Так же она заметила, что в школе увеличилось число охранников. Должно быть, это те самые охотники на нечисть, к которым теперь принадлежал Дин. И все они следили за ней. Все взгляды были устремлены к ней, отчего ей захотелось провалиться сквозь землю. Девушка уткнула взгляд в пол, надеясь, что сейчас откроют ворота и все отвлекутся от неё, но этого никак не происходило. Внезапно кто-то подбежал в ней и, приобняв за плечи одной рукой, поцеловал в макушку. Девушка подняла взгляд и увидела перед собой Дина. Он прямо светился изнутри. Наверное, был счастлив, что скоро увидится с родителями.

— Хей, выше нос Ал, — весело произнёс он и одним пальцем стукнул её по носу. — Всё не так плохо, как ты думаешь. Я уверен, что все забудут про это уже через несколько дней.

Но девушка лишь покачала головой.

— Я беспокоюсь не из-за этого Дин. Просто мне грустно. Единственный, кто знал, где меня можно найти, сейчас мёртв из-за охотников. Ненав…

— Тш, — Дин приложил указательный палец к её губам, а затем стёр выступившую слезу с слегка покрасневшего глаза Алисы. — Учти, сейчас даже и у стен есть уши. Все эти охотники готовы в один миг наброситься и убить тебя, если ты сделаешь хотя бы один неверный шаг. Так что не думаю, что тебе стоит так высказываться. А, тем более, теперь я твоя семья. Или нет? Ты что, не считаешь меня частью своей семьи? Или все те твои слова о лучших друзьях были пустым звуком?

Парень театрально надул губы и обиженно посмотрел на Алису. Она слегка улыбнулась и легонько ткнула его под рёбра. Внезапно ворота открылись, и на территорию школы хлынула толпа родителей. Все выкрикивали имена своих детей, а дети в свою очередь старались найти своих родителей. И только Алиса и Дин не двинулись с места. Они так и остались стоять и смотреть на всю эту толпу народа. Они оба выглядели шикарно. У обоих отличные внешние данные, идеальный вкус, и они идеально сочетались друг с другом: светлые и тёмные волосы, смуглая и аристократически-бледная кожа, глаза цвета пасмурного неба и цвета моря. Они так и стояли рядом друг с другом и о чём-то тихо беседовали, но внезапно их прервал чей-то голос:

— Ну и глухие вы, детки, вампир и парень с кучей чего намешенного, а не слышите, как мы вам кричим, — по-дружески произнёс отец Дина Логан.

Оба от неожиданности подскочили на месте и во все глаза уставились на родителей Дина.

— Какого чёрта?.. — начал было Дин, а потом подошёл и просто обнял своих родителей. Но, вспомнив про Алису, он жестом подозвал её к себе и заключил всех троих в медвежьи объятия. Алиса знала, что он счастлив. Хотя и пытался не показывать этого при ней, чтобы не расстроить её ещё сильнее. Правда она не понимала, зачем при этом надо скрывать свою радость. Тем более от неё. За эти почти двенадцать лет она успела изучить его, как свои пять пальцев. — Привет.

— Здравствуйте, — тихо пробормотала Алиса и сморгнула с глаз слёзы. — Ну, я пойду, оставлю вас.

Девушка с лёгкостью и проворностью кошки выбралась из семейных объятий Хоггартов и засунула слегка замёрзшие руки в карманы тёмных джинсов. Прежде, чем кто-нибудь из них успел проронить хотя бы слово, девушка весело зашагала куда-то прочь. Но, не пройдя и десяти метров, она услышала, как кто-то окликает её по имени. Немного покрутив головой, она заметила Джаспера, который жестом подозвал её к себе. Алиса пожала плечами и подошла к нему.

— Пойдём, я тебя кое с кем познакомлю, — тихо прошептал он и поманил её пальцем. Джаспер направился куда-то в сторону от основной массы учеников и зашёл в небольшой лес. Алиса точно не знала, какую площадь занимает территория школы и как далеко отсюда находится забор. Или, может быть, здесь вообще больше не было забора. Они прошли ещё около пятисот метров, прежде, чем остановились. — Пришли. Знакомься, Алиса, это твоя бабушка, Александрия Мэлкин.

Из тени вышел невысокий силуэт женщины. Глаза Алисы расширились. В этой женщина она узнала ту самую старушку с пучком седых волос на голове из автобуса. Она тогда подсела к ней и погладила по голове. Значит, эта женщина…

— Привет, Алиса, — дружелюбно сказала она и улыбнулась. Морщинки моментально возникли на её лице. — Ты помнишь меня?

Но девушка словно потеряла дар речи. Она лишь кивнула и во все глаза уставилась на женщину, отчего она лишь закатила глаза, а затем начала меняться прямо на глазах. Её волосы удлинились и стали чёрными, она стала немного выше, изменилась одежда, она стала более женственной, а с лица исчезли все морщинки. Буквально через десять секунд перед ней стояла совершенно другая женщина, и по её виду ей нельзя было дать больше тридцати пяти.

— Так лучше? — немного раздраженно спросила женщина, которую Джаспер представил, как Александрию. Судя по тому, что было написано в книге, которую ей любезно одолжил Калеб, её бабушка уже много лет управляла самым могущественным кланом вампиров. Именно эту фамилию мама назвала ей, а теперь она её носит — Мэлкин. — И вообще, твоя мать что, не учила тебя манерам? Всегда знала, что Люси не очень хорошо слушала на уроках этикета.

Внезапно Алиса перестала пялиться на свою бабушку.

— Конечно, простите меня, миссис Мэлкин… э-э… или бабушка? — замялась девушка и выжидающе посмотрела на женщину. Джаспер в это время просто стоял рядом с Алисой и просто наблюдал, не желая вставлять ни слова.

— Как тебе угодно, милая, — внезапно бабушка Алисы улыбнулась. — Ты так выросла. Никогда не думала, что ты станешь такой красавицей. Видимо, я ошибалась.

— Простите…

Наконец в разговор вмешался Джаспер.

— Твоя бабушка обладает способностью к ясновидению, — пояснил он. — И всё это время за тобой наблюдали, готовые в любой момент прийти на помощь. Но вообще, нам запрещено вмешиваться в жизнь обычных людей, которой они тебя считали…

Внезапно бабушка подняла руку, и голос Джаспера моментально стих.

— Подойти ко мне, дитя, — ласково сказала она и Алиса, словно завороженная, начала шагать в сторону своей бабушки. — Я действительно всё это время наблюдала за тобой. Следила за тем, как ты росла, как делала свои первые шаги, как пошла в начальную школу, как познакомилась с этим мальчиком… Дином. Но сейчас твоя жизнь находится под угрозой. Послушай, у нас мало времени.

Женщина посмотрела по сторонам, а вслед за ней это сделал и Джаспер.

— Даже и у стен есть уши, — как можно тише произнесла Александрия. — Запомни, чтобы ни происходило, тебя кто-то подставляет. Я ещё не знаю, кто это. Но выясню это. Я не дам своей внучке погибнуть.

Да, от женщины, выглядевшей лет на тридцать пять было странно слышать слово внучка, но Алиса не придала этому особого значения. Она, по непонятной причине, понимала, что этой женщине точно можно верить.

— Запомни, Алиса, мне очень жаль, что такое произошло с твоей мамой, — ещё быстрее начала говорить женщина. — Чтобы она тебе не рассказывала про меня, знай, я всегда любила её. Даже не смотря на то, что она сбежала прямо в ночь перед церемонией, когда я должна была передать ей всю власть над кланом. И сейчас я не хочу потерять ещё и тебя.

Внезапно её тело начало расплываться и становиться всё более прозрачным. Алиса с опаской обернулась на Джаспера, но он лишь кивнул головой, подтверждая, что так и должно быть.

— Я люблю тебя, Алиса и обязательно найду способ, как спасти тебя, — прокричала женщина, перед тем, как окончательно исчезнуть. Алиса потянулась к ней, но схватила руками лишь воздух.

Джаспер подошёл к ней и положил руку на её плечо.

— Кто-то оборвал связь с ней, — тихо произнёс он, поглаживая Алису по плечу. — И кто-то действительно желает твоей смерти.

Алиса лишь коротко кивнула и осела на землю, совершенно запутавшись в том, что здесь происходит.

***

Дин шагал по территории школы, заглядывая в каждый закоулок. Он искал Алису. Она так быстро исчезла в толпе, что он совершенно не успел попросить её остаться. Из её семьи никто не приехал, хотя родители рассказали ему, что отец Алисы думает, что она погибла в том пожаре вместе с матерью. Ведь в доме было найдено два обгоревших тела. Кому принадлежало второе тело, Дин даже догадываться не мог. Охотники до сих пор скрывали от Дина всё, потому что до сих пор не доверяли ему. Но как можно ставить долг выше дорогого тебе человека? Этого Дин до сих пор понять не мог. По крайней мере, судя по всему, Алиса порвала с Майклом. Именно так написала мисс Загадка в своём блоге пару минут назад. А это значило, что Алиса уже успела вернуться в школу. Да, похоже, что Дин задержался дольше всех. Он долго пересказывал родителям всё, что произошло с ним за это время. И про то, как он видел, как горел дом матери Алисы, как они попали в лабиринт, как им кто-то управлял, как он понял, что всё-таки влюблён в Алису. При упоминании о любви к Алисе, отец Дина долго хохотал и едва ли не катался по земле от смеха, сквозь смех, стараясь произнести что-то вроде: «Ну, ты и тормоз» или «Почему об этом уже знали все, кроме тебя?», а быть может, это было и «Наконец-то!». А, быть может, это было и то, и другое, и третье, но Дин так и не понял. Затем, сказав ещё пару напутствующих слов, родители удалились, но Дин видел, как отец каждые двадцать метров сгибается пополам от новых приступов смех и произносил что-то вроде: «Какой-то мой сын тугодум. А он точно от меня? Я вроде думал меньше», на что мама, не выдержав, в последний раз его приступа хохота произнесла: «Я ждала от тебя предложения семь лет, а знакомы мы были и того больше». После этой фразы отец как-то притих и до ворот школы они дошли молча. Дин только рассмеялся им вслед. Да, он точно пошёл в отца.

И вот сейчас Дин бродил по территории школы, просто наслаждаясь этим тихим вечером, который, казалось, ничто не может нарушить. Но ему это лишь казалось. Откуда-то из-за угла вынырнул Бен и, увидев Дина, расплылся в улыбке. Но его радости Дин не разделял. Кулаки автоматически сжались, а глаза снова вспыхнули янтарным цветом.

— Привет, Хоггарт, — дружелюбно протянул Бен и расплылся в ещё более любезной улыбке. — Как делишки? Как настроение?

— Настроение подсказывает мне, что тебе надо набить морду, — рыкнул Дин и сделал шаг навстречу Бену, но он даже и не вздумал отступать.

— Ты думаешь, что тебе сойдёт это с рук? — весело рассмеялся Бен. — Не думаю, что твой наставник будет в восторге от того, что ты меня побьёшь.

На мгновение Дин кровожадно улыбнулся, оскалив идеальные зубы, но потом снова стал серьёзен.

— Ты знаешь, мне как-то плевать на то, что обо мне подумают другие.

— Тебе гораздо важнее, что подумает о тебе твоя любимая Алиса? Ты знаешь, я так хотел чуть-чуть поиграть с ней, а ты всё испортил. Ну, разве у тебя никогда не было желание прижать её к стене, а затем…

Но Дин прижал к стене совершенно не Алису, а Бена и приложил руку к его горлу. Но Бен лишь рассмеялся.

— Да, примерно так. Ах, да, ты же уже делал так. Тебе понравилась моя идея с происшествием на крыше? Обидно только лишь то, что ты так быстро пришёл в себя. А она всего лишь сказала пару милых слов.

— Так значит, это ты управлял мной?

Но Бен опять лишь только рассмеялся. Дину казалось, что он чего-то не договаривает.

— Нет, но идея с поцелуем на крыше была моей, — ответил Бен и опять рассмеялся. — А ты даже ничего не помнишь, бедный, маленький щеночек. Или тебя лучше называть охотником? А, может, вампиром? Что там ещё было? Хм. Ах, я совершенно забыл, я же спешил, совсем скоро Алиса должна найти новое тело. И я хотел видеть выражение ужаса на её лице, когда обнаружит его.

Зрачки Дина расширились, и он один раз сильно вмазал Бену по лицу, отчего из его разбитой губы потекла кровь.

— Значит, это ты убиваешь людей? Это ты подставляешь Алису!

— Нет, — загадочно ответил Бен. — Иначе меня изгонят, если узнают, что это я. А я ведь этого не хочу. Это делает…

Его слова прервал крик. В этом крике Дин узнал Алису. Он, даже не дослушав Бена, швырнул его на холодную землю и бросился в ту сторону, откуда исходил крик. Бен лишь рассмеялся ему в след и крикнул:

— Я же предупреждал, что грядёт время перемен, Дин Хоггарт! И вот оно настало! Так на чьей ты стороне? На стороне победителей или проигравших?

Но его вопрос так и остался без ответа. Бен медленно встал и, отряхнув свои костюм от земли и травы, прокричал:

— Сюда! Я слышал, что кто-то кричал!

А потом, ухмыльнувшись, медленно зашагал в сторону, куда побежал Дин, засунув руки в карманы своих дорогих брюк.

***

Дин бежал, не разбирая дороги, пробираясь сквозь ветки и спотыкаясь об корни деревьев. Он уже перестал считать, сколько раз он споткнулся, для него было важно только одно: успеть спрятать её от всего мира.

Он, в последний раз свернув, увидел Алису, сидящую перед телом. Это опять было тело девушки. Длинные, светлые волосы, собранные в высокий хвост, светлые лосины с каким-то узором, кофта с изображением мультяшного персонажа… Дин сбавил темп бега, а потом и вовсе остановился. В этом теле он узнал…

— Лорелайн, — тихо, сквозь слёзы прошептала Алиса и потрогала холодную щеку своей подруги. Тело тоже было полностью обескровлено, но у Дина создалось такое впечатление, что это всего лишь глупый розыгрыш и сейчас эта весёлая девушка вскочит на ноги и, громко рассмеявшись, скажет, что всё это была обычная шутка. Но этого не произошло. Алиса провела пальцами по губам и волосам девушки, дотронулась до её веснушек на её немного курносом носике и, упав ей на грудь, разрыдалась ещё сильнее. — Лорен, Лори.

Она шептала её имя, как заклинание, тихо плача, лишь иногда всхлипывая и шмыгая носом.

— Пожалуйста, Лори, — наверное, уже в который раз повторила Алиса. — Ты не должна умирать. Прошу, Лори…

Дин подошёл и дотронулся до плеча Алисы, отчего она вздрогнула, но потом, поняв, что это Дин, её плечи продолжили вздрагивать. Парень присел рядом с ней и телом Лорелайн. А Алиса, разрыдавшись ещё сильнее, прижалась к нему, крепко вцепившись длинными пальцами в ткань его пуловера. Дин не нашёл ничего лучше, кроме как погладить её по голове, шепча какие-то слова.

— Она мертва, — констатировала Алиса и всхлипнула. — Это всё из-за меня…

— То есть, ты признаёшь, что убила её? — спросил мужской голос. Дин повернул голову в сторону источника звука и узнал в этом мужчине мистера Клавиуса. За ним шёл отряд охотников из десяти человек, но все были незнакомы Дину, а так же, после них шло множество людей из школы. Но Алиса не могла произнести ни слова. За неё ответил Дин:

— Вы в своём уме? Убила человека, а потом в слёзы? По-моему, это странно, даже не смотря на то, что она девушка.

— Хоггарт, тебя мы вообще не спрашивали, — грозно ответил ему мистер Клавиус. — И вообще отойди от неё. Она признала, что убила её.

Дин открыл рот, чтобы ответить какой-нибудь колкостью, но внезапно заговорила Алиса, отчего он вздрогнул.

— Я никого не убивала. Меня кто-то пытается подставить. Я пока не знаю, кто, но… Лори была моей подругой. Лучшей подругой. Я бы никогда так не поступила. И с Миканиэль тоже. Она была очень хорошей. Такая дружелюбная, милая, приветливая. Совсем, как Лори. Лори приняла меня такой, какая я есть. Со всеми моими странностями и недостатками. Я любила её, как подругу. Она всегда, когда у меня не было настроения или я просто была грустной, ходила в столовую и приносила мне оттуда печенье и горячий шоколад. И она всегда улыбалась. Я всегда удивлялась, как ей это удаётся. А теперь… вот к чему это привело. Она лежит на холодной земле, обескровленная, а все винят в этом меня. Но я этого не делала. Я ещё даже ни разу не попробовала крови. Я вообще боюсь её вида. Да, довольно комично, вампир, а боится крови.

— Это всё пустые отговорки, — внезапно очень резко вставил мистер Клавиус. — Мы видели вампиров, которые выглядят ещё более безобидно, чем ты. Но они тоже убивали. И я не думаю, что какая-то там дружба тебе помещала убить человека. И как ты объяснишь тот факт, что тебя уже во второй раз по счастливой случайности получается первой найти тело? Прости, куколка.

Внезапно Дин вскочил на ноги и загородил собой Алису. Он оскалился и издал рык, а его глаза вспыхнули янтарным цветом.

— Я не дам вам её убить, — прорычал он, скалясь на мистера Клавиуса и всех, кто рискнул бы к ним подойти. — Только через мой труп.

Мистер Клавиус переглянулся со всеми остальными охотниками.

— Ты сам этого захотел, парень. Взять Дина Хоггарта.

Сразу трое охотников побежали на Дина, но он откинул их в сторону, словно это были обычные свалянные из ваты игрушки. Один из них врезался в дерево и осел на землю. Но эта схватка была явно неравной. Двое охотников встали на ноги и к ним присоединились ещё пятеро. Первый набросился на него, но Дин снова отшвырнул его, всё так же загораживая своим телом Алису. Но в то время, как Дин был отвлечён на одного из охотников, другой запрыгнул на него сзади и начал душить. Алиса тихо вскрикнула. Один из охотников, который не принимал участия в сражении, достал из-под плаща какой-то шприц и, быстро подбежав к Дину, вколол ему в плечо всё содержимое этого шприца. Дин упал на колени, а охотник, который сидел у него на спине, мягко приземлился на ноги прямо за Дином.

Двое охотников подхватили его с двух сторон и подняли на ноги. Кажется, он постепенно отходил от действия препарата, который ему вкололи.

— Пустите, уроды! — внезапно закричал Дин и начал вырываться из рук охотников, но они его крепко держали.

— Дин! — внезапно крикнула Алиса и вскочила на ноги. На её щеках были видны дорожки от ещё не до конца засохших слёз. — Ты хотел знать, что ты делал, пока тобой управляли? Так вот, знай…

Девушка резко подбежала к нему и жадно впилась в его губы. Он резко вырвал руки у охотников и крепко прижал её к себе. Волосы Алисы развивались на ветру и лезли в глаза и рот, но Дина и Алису это не особо волновало. В этот поцелуй они вложили все те чувства, которые были между ними на протяжении долгих лет. Разорвав поцелуй, оба посмотрели друг другу в глаза.

— Я люблю тебя, Ал, — вот так просто сказал Дин. — Разреши своему дракону охранять свою принцессу, ведь я до безумия люблю тебя, принцесса. И я любил всё это время…

— Убить его! — прокричал мистер Клавиус и Дина резко схватили за руки. Алиса попыталась бежать за ним, но её удержали крепкие руки Майкла.

Последнее, что видел Дин, перед тем, как его посадили в машину, было ухмыляющееся лицо Бена.

========== Глава 14 ==========

— Ал, успокойся, — произнёс Майкл прямо над ухом девушки. Она рвалась схватить Дина за его пуловер, но двое охотников затолкали его в машину и она моментально тронулась.

— Не называй меня Ал! — прокричала Алиса и развернулась к Майклу. — Только он мог меня так называть… Почему они забрали его? Он ведь ничего не сделал! И почему все считают, что Лори убила я? Майкл…

Девушка крепко вцепилась в его руку и снова заплакала. Он лишь крепко обнял её и погладил по волосам. Всё то, что написала мисс Загадка в своём блоге, было сплошной ложью. Они не расставались. Хотя, судя по тому, как Дин обнимал Алису, а девушка жадно впивалась в его губы, Майкл был лишь обычным заменителем. Но ведь он любил её…

— Они убьют его? — слишком тихо спросила Алиса, из-за чего Майклу пришлось ещё додумывать, что она спросила. — А потом они убьют и меня?..

Майкл лишь ещё раз погладил её по волосам. Он не мог сказать ей, что, скорее всего, Дину опять прочистят мозги, чтобы он больше не помнил её. Но ведь в тот раз он её вспомнил, так что же помешает ему вспомнить всё и в этот раз? Да, скорее всего его убьют, если он вообще ещё жив…

***

Девушка шла по коридору школы, крепче спуская рукава кофты и впиваясь ногтями в ладони. Люди, видя её, начинали перешёптываться и тыкать в неё пальцами. Она шла, опустив глаза в пол, лавируя между учениками. И зачем она только решилась пройти через школу, зная, как её воспримут после того, как она нашла тело Лорелайн. И ещё Дин. При воспоминании о нём в горле Алисы образовывался ком, и она не могла нормально дышать. Только сейчас, спустя почти двенадцать лет она понимала, что всё это время была безумно влюблена в него. И осознание этого пришло ей именно в тот момент, когда она, возможно, потеряла Дина навсегда.

— Алис, — услышала она чей-то знакомый голос. Обернувшись, она увидела, что за ней идёт Вивьен. Она ней не было лица. На щеках виднелись застывшие дорожки от слёз.

Алиса не могла произнести ни слова. Она просто не знала, как начать. Может, теперь Вивьен будет ненавидеть её, считать, что это она убила Лорелайн? Если так, то все в этой школе отвернуться от неё. Линда не разговаривала с ней с тех пор, как нашли тело Миканиэль. Она смотрела на неё так, словно это она убила её. И с Дином рассталась, потому что он защищал Алису. Но все её раздумья снова вернулись к Вивьен. Она внезапно подошла и крепко обняла Алису.

— Они ничего не сделали с тобой? — обеспокоенно спросила Вивьен, внимательно оглядывая Алису. — Я слышала, что они забрали Дина. Это правда?

— Вивьен, — тихо прошептала Алиса. — Я нашла тело Лорелайн. Она мертва.

Вивьен кивнула головой в знак того, что она уже знает всё это, но на её глазах навернулись слёзы.

— Я верю в то, что ты не виновата в её смерти. Ты просто не могла.

Алиса сморгнула выступившие слёзы и крепче обняла подругу. Она единственная из всех поверила ей.

— Пойдём домой, — произнесла Вивьен и потянула её за рукав свитера, но Алиса лишь активно покачала головой из стороны в сторону.

— Я не хочу туда идти, — прошептала Алиса, боязливо озираясь по сторонам. — Я больше вообще никуда не хочу идти. Зачем кому-то подставлять меня? Чем я кому-то не угодила?

Вивьен огляделась по сторонам, а затем наклонилась к Алисе и зашептала:

— А что, если кто-то хочет отомстить всему твоему клану? Я так подумала. А почему бы и нет. Здесь не только межклановая война, но и месть. Может, где-то поблизости бродит вампир, который хочет отомстить твоему клану? Ты не знаешь таких? Хотя это всего лишь теория.

Алиса задумалась и её брови сошлись на переносице. Единственная, кого она знала, была та девушка из лабиринта, её родственница. Но если и так, то как она смогла выбраться из лабиринта? Она, вроде, что-то типа её тёти, хотя, быть может, является и кем-нибудь другим.

— Алис? — видимо, уже в которой раз повторила Вивьен. — Всё нормально?

— А? Да, — ответила Алиса и выдавила из себя некое подобие улыбки. Внезапно кто-то сзади дотронулся до её плеча, отчего она резко развернулась, но увидела перед собой лишь Майкла. Он наклонился к ней так, что опалял своим дыханием лоб Алисы.

— Ал… кхм… Алис. Мистер Клавиус хочет тебя видеть, — произнёс Майкл, стараясь избегать смотреть ей в глаза. Девушка лишь коротко кивнула ему и, махнув рукой Вивьен, направилась вслед за Майком. Они долго петляли по коридору, пока, наконец, не пришли к кабинету директора.

Они молча вошли в кабинет и Майкл, поклонившись, моментально вышел из кабинета. Алиса оглядела кабинет. С последнего визита в этот кабинет ничего не изменилось: всё тот же большой дубовый стол, небольшой диванчик. Только в кабинете не было Калеба, Джаспера или, хотя бы, Бена. В кремле Калеба сидел мужчина с тёмными волосами, которые уже едва тронула седина. Он был одет, как поняла Алиса, в одежду, которую носят все охотники: брюки, чёрную удобную кофту, тёмный плащ, на ногах обеты высокие сапоги.

— Алиса Мэлкин, я полагаю? — спросил немного раздраженно этот мужчина. — Я мистер Клавиус. Я буду вести твоё дело.

— Какое дело, простите? — перебила его Алиса, стараясь выглядеть как можно более безразлично.

— Дело, об убийствах, которые ты совершила, — раздраженно разъяснил мужчина и почесал подбородок.

— Простите, о каких убийствах? Наверное, вы оговорились, быть может, здесь лучше сказать: которые я совершил? Я, лично, стала свидетелем лишь одного, — медленно начала говорить Алиса, подходя к столу и поглаживая его указательным пальцем. А потом девушка сорвалась едва ли не на крик: — Того, как вы приказали убить Дина!

А потом, немного опомнившись, продолжила уже тише:

— Я не думаю, что вы поступили так только один раз. Сколько ещё крови на ваших руках? Ах, да, простите, вы ведь только отдаёте приказы, а другие их исполняют. Но это не означает, что ваши руки не в крови. Хотя, быть может, вы уже весь в крови тех, кого приказали убить.

Алиса видела, как лицо мистера Клавиуса менялось с каждым её словом. Внезапно весь страх исчез, и осталась только глубокая ненависть и отвращение. Внезапно словно прорвалась дамба. В свои слова она вкладывала всю ту обиду, которую она чувствовала. Ей доставляло радость смотреть на то, как у мистера Клавиуса изменяется лицо. Оно превратилось из довольного в пунцово-красное от злости.

— Довольно! — внезапно прокричал он эти слова, а затем подскочил и схватил девушку за горло, отчего вся её уверенность мгновенно поубавилась. А затем зашептал ей в самое ухо: — Если ты думаешь, что сможешь сказать пару колких фразочек и я тебя отпущу, то ты глубоко ошибаешься. Я докажу, что это совершила ты. Тем более, что теперь я заправляю всем в этой школе. И не думай, что в этот раз твой глубоко любимый Дин сможет тебя спасти. Ведь он мёртв. Увести её!

В кабинет моментально забежали трое мужчин, одетые в форму охотников и, прежде чем Алиса успела что-либо сказать, её вывели из кабинета.

***

Прошло чуть больше недели с тех пор, как Алиса нашла тело Лорелайн. С тех пор, как убили Дина. Она ходила по школе, словно приведение, никого не замечая вокруг. Хотя и её никто не хотел замечать. Первые несколько дней все тыкали в неё пальцами и смеялись за её спиной, но потом всем это как-то поднадоело. Сейчас Алиса словно вернулась в старую школу, где её никто не замечал. Хотя, даже не смотря на все те издевательства, что ей приходилось переживать от Мелисы, бывшей девушки Дина, которую он бросил прямо на её же вечеринке. Но тогда не было всех этих проблем, никто не погибал из-за неё, рядом всегда был Дин, готовый посчитать зубы любому, кто её обидит.

Алиса шла, сильнее укутываясь в свой свитер. На улице стало прохладно и вот, через две недели будет Хэллоуин. Это будет первый Хэллоуин с шести лет, который она отметит без Дина.

— Алиса Мэлкин, зайдите, пожалуйста, в кабинет директора, — прогремел по школьному радио голос мистера Клавиуса. Алиса поморщилась. За неделю с небольшим это стало уже традицией: заходить в кабинет директора. Только шла она туда не для душевных разговоров, а для допросов. Охотники всё ещё надеялись повесить на неё эти убийства. И, кажется, их было не только два. Каждый день Алиса ждала нового убийства и того, что её мучения, наконец, закончится и её убьют. Она уже смирилась с этим и понимала неизбежность всего этого.

Девушка медленно шагала в сторону кабинета директора. Стук её высоких каблуков отражался от стен. Недавно прозвенел звонок, поэтому в коридоре сейчас было непривычно пусто. Тёмные джинсы уже привычно обтягивали ноги, а слегка растянутый свитер нежно ласкал кожу при ходьбе.

Алиса свернула в последний раз и увидела уже привычную дверь. Она, даже не стучась, открыла дверь и застыла на месте. Тут же возник рвотный позыв, но она его предотвратила. В кресле сидел мистер Клавиус, а за его спиной стоял Калеб и… пил его кровь.

Заметив её, он оторвался от его горла и улыбнулся окровавленными губами. Из уголка губ вытекла струйка крови, но он быстро вытер её рукой.

— Ох, Алиса, — притворно-нежно проговорил он и расплылся в ещё более доброжелательной улыбке. В книге, которую ей оставила мама, она читала, что вампиры, после того, как попьют кровь ещё некоторое время одурманены, словно находятся под кайфом. Так вот, кто подставлял её всё это время.

— Но почему?.. — только и смогла прошептать Алиса, отступая к двери, чтобы позвать на помощь, но ей преградили путь Бен и ещё какая-то светловолосая девушка, которую Алиса не знала. Но почему-то она чувствовала, что эта девушка очень опасна.

— Почему? Ох, бедная, маленькая Алиса, — весело проговорил Калеб и сделал ей шаг навстречу. — Это всё из-за твоей матери, Алиса. Когда-то давно… очень давно, я пришёл сюда. Она была здесь, такая милая, красивая, добрая. Она помогла мне тогда. И я, маленький, наивный пацан, влюбился в неё по уши. Тогда она как раз была примерно твоего возраста. Сейчас ты очень похожа на неё. А я считал, что если и она полюбит меня, то я стану не только самым счастливым человеком на земле, но и получу доступ к власти. А она видела меня только маленьким парнем, который бегал за ней, словно хвостик. А потом она сбежала, бросив меня. И я потерял всё. Ещё тогда я затаил на неё обиду. А потом, много лет спустя, она позвонила мне и спросила, смогу ли я помочь её дочери, у меня в голове созрел план: я лишу её самого дорого, что есть в этой жизни — тебя. Но я не учёл одного: её могут заподозрить во всех этих убийствах, которые совершил я. И вот, она мертва. Поверь, я не хотел, чтобы она умирала так быстро. Я хотел, чтобы вначале охотники убили тебя, а потом я бы вмешался и сказал: «Ой, какая жалость, это сделала не она, а её мать».

Алиса стояла, не веря своим ушам. То есть, все эти убийства совершил Калеб? То есть, все те люди погибли только ради мести?

— А ты, Бен? — она резко развернулась к парню, который стоял за ней. — А что движет тобой? Тоже ненависть к моей матери?

Парень залился смехом.

— О, нет, куколка, нет, — наконец выговорил он и подошёл к ней, схватив за щёки, не давая возможности выбраться. — Я ненавижу тебя. Мне всего лишь надо было чуточку твоего внимания, но ты и Дин ведь такие хорошие друзья, что вам, кроме друг друга никто не нужен. Я был влюблён в тебя. Кажется, это какая-то традиция: разбивать чужие мужские сердца. Ах, да, ты же когда-то помолвилась, что не знаешь, где находится сердце. Нам, тогда, было лет по восемь, помнишь? Но теперь-то ты знаешь, где находится сердце? Ну конечно, особенно если учесть, сколько чужих сердец ты разбила.

Внезапно, где-то позади, послышался топот ног: бежали охотники.

— Пора уходить, — проговорила девушка, смотря на Калеба и Бена. — Но поверь, Алиса, ты разрушила и мою жизнь тоже.

А потом они трое, словно по волшебству, исчезли. Алиса осталась стоять одна, наедине с трупом мистера Клавиуса. Внезапно она поняла, что если не убежит, то её убьют. И она, сломя голову, бросилась прочь из кабинета.

Она слышала крики охотников, крик Майкла, как он клялся убить её, если найдёт. Алиса смахнула выступившие на глаза слёзы. Её предал человек, которого она любила. Даже не смотря на все те чувства, что она испытывала к Дину, она по настоящему любила Майкла.

***

Темноволосая девушка бежала по лесной чаще. Она старалась не зацепляться волосами за ветки, но у неё это плохо получалось. Вся одежда была в грязи, как когда-то давно, когда она бежала от ищейки. Тогда ей казалось, что это начало чего-то нового, чего-то неожиданного, а оказалось, что это был просто ещё один путь в тупик. В тупик, из которого уже нельзя найти выход. Её преследовали охотники. Её обвиняли в убийствах, которых она не совершала. Человек, которого она любила сейчас старается выследить её и убить. А любила ли она именно его? Может, все эти чувства были ошибкой? Досадным недоразумением? Или же она сейчас просто старается успокоить себя? Все отвернулись от неё. Остался лишь один человек, который был на её стороне. И, который, скорее всего, убит. Какого это, любить одновременно двоих? Раньше она думала, что такое возможно лишь в романах. Но, а теперь… она сама оказалась героиней этого романа, этой дурацкой мыльной оперы. Почему она считала, что если перестала быть человеком, то обязательно её ждёт большая жизнь? Сейчас она понимала, как была глупа. Больше нет никого. Никого, кто был рядом с ней и был так дорог ей. По идее, сейчас на глаза должны были выступить слёзы, но такого не произошло. Она уже давно выплакала всё, что только могла. Позади неё послышались чьи-то голоса. Скорее всего, это охотники вновь напали на её след. Она уже устала убегать. Хотелось просто лечь и плакать. И пускай её найдут, пускай убьют. Но они убили совершенно невиновного человека. Убили из-за неё. Он старался защитить её, оградить от всех опасностей, пойти против их дурацкого кодекса. А они забрали его. Быть может, ему опять промыли мозги, и сейчас он где-то там, среди отрядов охотников идёт по её следу, чтобы убить. От этой мысли было одновременно ужасно грустно и ужасно радостно. С одной стороны он будет жив, а с другой стороны… возможно, именно он убьёт её. И последним, что она увидит, будет его лицо, а после она навсегда уйдёт из этого мира. Она уже не сомневалась в том, что скоро умрёт. Просто приняла это, как факт. Охотники обязательно найдут её, как нашли её мать. Вопрос только в том, убьют ли они её быстро или будут смотреть на то, как душа медленно покидает её тело.

Где-то позади девушки послышался уродливый чавкающий звук. Они применили последнее оружие: выпустили ищеек. Значит, жить осталось не больше двадцати минут, тем более, если учесть, что этот лес был не особо большой. Очень скоро. Уже очень скоро она встретится с мамой и всеми теми невинными людьми, которые умерли только из-за того, что она существовала. Она точно знала, кто её подставил, и точно знала почему. Она даже знала, кто убил всех этих людей. Но только кто ей поверит? Конечно же никто. Она настолько увлеклась своими мыслями, что даже не заметила ямы, в которую провалилась её нога. Послышался неприятный хруст. Девушка поморщилась и закричала от боли. Ну вот, теперь они точно знают, где она находится. Она медленно пошла, стараясь как можно меньше наступать на больную ногу. Она чувствовала, как кость вновь встаёт на место, как срастаются сухожилия, но до полного исцеления ей не хватит времени. Всё. Её дорога закончилась. Осталось несколько минут до того, как они найдут её. Осталось каких-то несколько минут до её смерти. Хотя она всегда представляла свою смерть не так. Она всегда думала, что умрёт в глубокой старости, но вот только никогда не знала, кому достанутся её сорок кошек, с которыми она будет жить. Девушка точно знала, что никогда не сможет найти свою любовь, а оказалось, что была влюблена сразу в двоих.

Внезапно впереди показался небольшой обрыв. Где-то далеко уже заходило солнце, от чего небо окрасилось в розовые, оранжевые и красные цвета. А здесь красиво. Если бы до её смерти не оставалось меньше пары минут она, может быть, потом ещё часто приходила сюда. Внезапно за спиной послышался хруст ломающихся веток и, буквально через мгновение, на встречу к ней выскочило пять ищеек. Их красно-жёлтые глаза светились в уже спускающемся сумраке. Внезапно где-то на небе зажглась первая звезда. Девушка улыбнулась. Сразу вспоминалось детство или недавний случай на крыше, но всё это было до того, как её начали обвинять в убийствах.

Где-то за спиной послышались голоса, и на поляну выбежало около тридцати охотников. Все они были в одинаковой одежде, а лица скрывали капюшоны.

— Хватит убегать! — вперёд вышла фигура, и девушка узнала в нём человека, которого когда-то любила, но он предал её. — Ты не можешь бежать вечно!

Девушка лишь пожала плечами и повернулась к охотникам, ожидая скорой смерти. Она была уже готова к своей смерти.

— А разве не ты учила меня сражаться до конца? — откуда-то с другой стороны поляны послышался до боли знакомый голос. Парень, как обычно прислонился к дереву и скрестил руки на груди. — А сама сдаёшься, значит?

Парень отошёл от дерева и под всеобщими взглядами медленно дошёл до девушки. Он встал на её сторону. Единственный охотник, который не повиновался приказу. Единственный, кому она была дороже всех правил и запретов. Парень, который вытерпел боль и удары, лишь бы вновь увидеть её. Девушка улыбнулась ему, а он лишь приветливо кивнул ей головой. Ей лучше никогда не узнавать, какие теперь шрамы будут скрываться под его одеждой. Ей лучше не знать, как его принуждали встать на сторону охотников, и как его били, когда слышали отказ. Он встал перед ней, загородив её своей спиной и расправив плечи.

— У тебя ещё есть время передумать, — прокричал тот самый парень, который предал девушку. — Иначе мы убьём тебя вместе с ней!

В ответ на эти слова парень лишь усмехнулся и бросил мимолётный взгляд на девушку. В её глазах застыл страх и ужас. Страх за его жизнь. Она уже смирилась со своей смертью, но явно не хотела, чтобы он умирал за неё. А он мечтал об этом всю жизнь. Он мечтал отдать жизнь за того, кто будет ему дороже всех. И вот, она стоит за его спиной и смотрит на него столь нежно, как когда-то смотрел он на неё. Он достал меч из ножен.

— Потанцуем, мальчики? — с усмешкой спросил парень и бросился в бой.

— Дин! — закричала девушка и попыталась удержать его, но схватила руками воздух. И вот так всегда. Он, не жалея себя, заступается за неё. Всегда.

Он уже старался отбиться сразу от двух охотников, а она так и стояла, словно завороженная и не могла пошевелиться, только смотрела на то, как дерётся Дин. Внезапно где-то сбоку возник Майкл. От неожиданности девушка даже вскрикнула.

— Алис, — мягко произнёс он. — Зачем ты их всех убила?

— Я не убивала их, Майкл, верь мне, — с мольбой в голосе произнесла Алиса. — Это всё Калеб… то есть мистер Бейвери. И Бен. Калеб был влюблён в мою мать, а потом задумал отомстить. Майкл… я не убивала их.

Но парень лишь покачал головой, отчего чёлка закрыла его лицо.

— Я верил тебе… но всё это было ошибкой!

Майкл прокричал эти слова, отчего стаи чаек, которые мирно спали где-то неподалёку, взлетели высоко вверх. Они летали по небу и кричали, но Алиса словно погрузилась в глаза Майкла. Там она увидела сильную боль, разочарование, обиду, любовь. А затем она увидела слёзы. Майкл, занеся клинок вверх, резко пронзил живот Алисы. Тут же возникла резкая боль. А потом Майкл начал прокручивать клинок почасовой стрелке, нежно прижимая Алису к себе.

— Прости, прости, прости, — шептал он в самое ухо Алисы. Но она лишь улыбнулась и погладила его по щеке окровавленными руками.

— Спасибо, Майкл, — по её щекам тоже потекли слёзы. — Я уже давно хотела этого. Но, я, правда, не убивала никого…

Алиса закрыла глаза и откинулась назад, а Майкл так и не вытащил клинка из её живота, зная, что иначе она сможет регенерировать. Он в последний раз взглянул на её лишённые крови губы и встал напротив Дина. Он уже успел ранить или убить около пятнадцати охотников. Его грудь тяжело вздымалась, и он был весь в крови… это была его кровь.

— Нет, — прошептал он, видя Алису с клинком в теле. — Нет. Вальдес, ты не мог убить её! Нет!

— Дин, — мягко проговорил Майкл, но Дин, кажется, даже не заметил того, что его позвали. — Дин, ты всё ещё может вернуться обратно. Охотников сейчас очень мало. Нам важен каждый. Теперь я занимаю пост мистера Клавиуса. И я прощу тебя, если ты попросишь. Мы же, вроде как друзья. И были влюблены в одну девушку.

— Да, в девушку, которую ты только что убил! — прокричал Дин и выставил перед собой клинок. — Я никогда не вернусь к вам! Для вас ничего не значат чувства. Абсолютно ничего! Только ваш идиотский кодекс! Да плевать я на него хотел! Ты убил самое дорогое, что было в моей жизни.

Майкл лишь пожал плечами, а затем резким движением бросился в бой. Дин увернулся от клинка и выставил свой, распоров Майклу ногу. В глазах Дина не читалось ничего, кроме ненависти. Он был готов убить всех, а затем умереть сам. Но Дин и так был тяжело ранен, отчего каждое движение давалось ему с большим трудом. Майкл провёл ещё серию атак, но они не увенчались особым успехом: Дин удачно парировал все удары. Но вот одна из ран на ноге Дина подвела его, и он не успел увернуться. Клинок распорол живот.

Дин медленно выпустил клинок из рук, и он со звоном упал на землю. По ногам Дина побежала кровь. Парень, схватившись за живот, рухнул на землю всего в нескольких метрах от Алисы. Майкл, не сказав ни слова, отвернулся от Дина и пошёл прочь. Но Дину было всё равно. Как она там? Дин, стараясь не отпускать руку от живота, начал медленно ползти в сторону Алисы. Доползя, он потянулся к ней свободной рукой и крепко ухватил её за руку. Она открыла глаза и повернула голову в его сторону, изобразив некое подобие улыбки.

— Хей, Ал, как ты? — спросил Дин, и у него изо рта вытекла маленькая струйка крови, а затем он закашлялся ей.

— Получше, чем ты, — попыталась пошутить Алиса. — Прости.

— За что?

— За то, что ты сейчас лежишь и умираешь на холодной земле. Не думаю, что ты именно так представлял себе свою смерть.

— Ошибаешься, — постарался улыбнуться Дин. — Я всю свою жизнь мечтал отдать жизнь за свою принцессу. Я дракон. Драконам положено умирать, когда придёт принц. Но чёрт, Клэптон. Сколько я себя помню, ты всегда была небезразлична мне. Вначале, как просто друг, а потом это переросло в нечто большее. Ты была моей первой любовью, Ал. А помнишь, когда я только начал встречаться со своей первой девушкой, ты говорила, что драконы могут любить лишь однажды? Ты права. Я всё это время любил тебя. Лет с восьми. Поэтому… я не представляю своей жизни без тебя. Я люблю тебя. Быть может, ты скажешь, что дракон не может любить свою принцессу, но так, как тебя, я не любил никого.

Дин снял своё кольцо с пальца и надел на маленький пальчик Алисы, но её сил хватило лишь на то, чтобы посильнее сжать руку и произнести:

— Прощай, мой дракон.

— Прощай, моя принцесса, — прошептал Дин и отправился вслед за ней.

Это были их последние слова. Оба были мертвы.

Комментарий к Глава 14

очень жалко прощаться с этим миром…

но любой сказке или сну когда-нибудь приходит конец…

========== Глава 15 ==========

Светловолосая девушка расхаживала по своей комнате в поисках наушников. Она напевала какую-то песню, которую вчера ей скинул её парень. Она усмехнулась. Любая девушка мечтает о том, чтобы этот парень принадлежал не ей. Но, а что поделать? Они лучшие друзья с шести лет, они всегда вместе, они словно были созданы друг для друга… и вот, недавно, он как обычно пришёл к ней, только какой-то зажатый и немного сконфуженный. Когда девушка спросила, что не так, то он ответил, что влюблён в одну девушку и никак не может добиться от неё взаимности, на что она рассмеялась. Он, только посмотрев на любую девушку, может влюбить её в себя, а тут какая-то особа не поддалась его чарам? «Ну, подойди, и признайся ей, — ответила она тогда. — А ещё лучше поцелуй, а потом признайся. Или хочешь, я с ней поговорю?»

И тут произошло то, чего она ожидала меньше всего: парень подошёл к ней и с жадностью впился в её губы. А потом, словно с его плеч свалился огромный валун, улыбнулся своей обычной улыбкой и прошептал в самые губы: «Мне будет интересно, как ты разыграешь разговор сама с собой. Это странно. Но я люблю тебя, Алина».

— Алин? Хей? Земля вызывает Марс. Ты чего залипла? — послышался голос откуда-то со стороны входной двери. Она обернулась. Он стоял, как всегда идеальный, прислонившись к входной двери в её комнату. Светлые волосы как всегда торчат в разные стороны, серая футболка, чёрные джинсы, такого же цвета кеды, в руке видна кожаная куртка.

Девушка лишь покачала головой и, подойдя к нему, поцеловала его в щёку. Он зарылся рукой в её светлые волосы, которые были чуть ниже талии.

— Отлично выглядишь, — прошептал он и снова наклонился, чтобы поцеловать её. Ещё бы. Короткая белая свободная футболка, тёмные джинсы, ботильоны на каблуке, идеальные мягкие волосы, о которые мечтает любая девушка их школы. Хотя, о её внешности и фигуре мечтает любая. А о том, сколько людей мечтает о её парне вообще представить страшно. Но он, Дин Хоггарт, лучший друг с детства, достался ей.

— Дин Хоггарт, я официально заявляю, что ты знаешь, как польстить девушке, — рассмеялась она и, схватив со стула кожаную куртку и сумку, вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. — Куда мы сегодня?

Парень пристально посмотрел на неё, изобразив суровое лицо. Девушка непонимающе посмотрела на него и уже хотела спросить, что случилось, когда Дин поднял её на руки и начал кружиться по коридору. Девушка весело смеялась, раскинув руки в разные стороны.

— Куда пожелаешь, — ответил он, наконец, поставив её на землю. Он взял её за руку и повёл на первый этаж. Она шла, слегка покачивая бедрами и что-то весело щебетала, а он всё никак не мог отвести от неё взгляда. Всё-таки она идеальна. И он был очень рад, что всё же смог признаться её в своих чувствах.

— Дин, ты слышишь? — поинтересовалась она и на её щеках выступили слегка заметные ямочки.

— А? Прости, теперь залип я, — ответил он, улыбнувшись, отчего у него тоже появились ямочки. Девушка почала головой, но всё-таки ответила:

— Может, купим попкорн, газировки, закажем нашу любимую пиццу, позовём Рафа и Мони и посмотрим фильм дома?

Парень одобрительно покачал головой.

— Только не зря же я собирался, — весело ответил он. — Мы съездим за пиццей, сами зайдём в магазин и купим газировки и попкорна. Окей?

Девушка одобрительно закивала головой.

***

Из торгового центра вышли двое молодых людей. Парень нёс в руках много пакетов с едой, а у девушки в руках было три коробки с пиццей, а сверху ещё возвышался пакет с суши. Они дошли до машины и, положив пакеты в багажник, сели в салон. По радиоприёмнику заиграла тихая музыка и парень улыбнулся.

— Помнишь, под эту песню мы танцевали года два назад под дождём?

— М? Да, помню, весело было, — она повернулась к нему и слегка улыбнулась. Он прищурил глаза. — Что?

— Это я должен спрашивать, — тихо ответил он и положил свою руку ей на плечо. — Это всё из-за неё?

Девушка ещё несколько секунд не понимала, о чём он, а потом слегка утвердительно кивнула головой.

— Завтра будет двенадцать лет, как её нет рядом со мной, — прошептала она и на её глазах выступили слёзы. — Это я должна была быть на её месте. Но она оттолкнула меня, хотя я тогда наговорила ей много гадостей. Почему я решила тогда убежать? Если бы не я, то она всё это время была бы рядом. Мы были всегда вместе, а потом я, по своей глупости, сказала, что она никчёмна. А она лишь улыбнулась и сказала, что чтобы я не сказала, она всегда будет любить меня. А потом… та машина…

Из глаз девушки потекли слёзы, и она вытерла их тыльной стороной ладони, но всё-таки она нашла в себе силы продолжить рассказ, хотя прекрасно знала, что Дин знает эту историю наизусть.

— Я стояла, не в силах пошевелиться и лишь смотрела на быстро приближающуюся машину. Удар… и я лежу на обочине, а под колёсами оказалась она… Я виню себя в этом. Виню в том, что уже тогда была такой эгоистичной, а она всегда была доброй к людям. Мне кажется, что если бы ты знал её, то она тебе обязательно понравилась. Она во всём была лучше меня, хоть и старше всего на два часа. Но её нет. И это всё из-за меня. Она находится в коме уже двенадцать лет, Дин. Двенадцать лет я стараюсь забыть тот день, но каждый раз, закрывая глаза, я вижу перед собой её изуродованное тело под колёсами машины. А ведь врачи говорят, что она уже давно должна была выйти из комы. Всё зажило, не осталось и следа. Но она не просыпается. Как думаешь, она ненавидит меня?

— Ох, Алин, — прошептал Дин, обнимая её и глядя по волосам. — Конечно, она не ненавидит тебя. Если бы она ненавидела тебя, то я не думаю, что она бы оттолкнула тебя из-под колёс. Она оставила мне мою прекрасную девушку целой и невредимой. Она скоро проснётся, я уверен.

Но девушка отчего-то расплакалась только ещё сильнее.

— Дин, если она не проснётся завтра, то её отключат от аппарата искусственного дыхания. Послезавтра она уже будет мертва. И так и не узнает, как я её сильно люблю.

— Но ведь все перестали надеяться то, что она проснётся уже давно, — тихо прошептал Дин, заглядывая в её глаза. — Вспомни, Мони даже не знает, что у тебя есть сестра. Твои родители не ходят к ней уже больше семи лет, а просто исправно платят деньги клинике, оплачивая услуги. Может, пора отпустить её? Ты цепляешься за призрачную возможность. Чем больше она лежит в коме, тем меньше шансов у неё выйти оттуда. Даже если она и выйдет, то, что с ней будет? Она не знает школьного материала, у неё нет друзей, она жила последний раз в пять лет. Она просто не сможет привыкнуть к реальному миру, Алина.

Девушка отрицательно покачала головой и со злобой посмотрела на него.

— Нет! — внезапно воскликнула она, а потом добавила, но уже тише. — Я стараюсь ходить к ней каждый вечер… читаю учебники, рассказываю обо всём. Ты знаешь, иногда, во сне, она улыбается, а иногда плачет. Врачи говорят, что она что-то видит в своём сне. Словно она сама создала там себе мир. Может, она заперта там? Может, она не знает, что лежит здесь в коме?

— Алина, послушай, — тихо произнёс Дин, взяв её за плечи. — Она не сможет жить здесь. Она не знает этого мира. И то, что ты ей обо всём рассказываешь, не меняет ничего. Да и к тому же, если случиться чудо, и она действительно выйдет завтра из комы, то кто ей поможет здесь освоиться? Она не сможет нагнать весь пройденный нами материал до экзаменов. Это просто невозможно. Она останется изгоем, как Ник. Алина, тебе надо отпустить её. Прошу. Ради неё самой. Отпусти её. Хватит мучить и её, и себя.

Алина лишь уставилась куда-то перед собой, размышляя над словами Дина. А потом она внезапно кивнула головой.

— Да, Дин, ты прав, — прошептала она, а потом взглянула на него и слегка улыбнулась. — Я и правда мучаю и её, и себя. Надо перестать мечтать о том, что уже не совершиться и просто отпустить её. Но завтра… я хочу быть рядом с ней, когда её отключат. Пожалуйста. После этого ты не услышишь от меня ни слова о ней. Я просто хочу быть рядом с ней, когда она уйдёт навсегда, хорошо?

Парень кивнул головой и поцеловал её с лоб.

— Хорошо, но тогда я поеду с тобой. Я же не хочу, чтобы твои родители потом оплачивали восстановление больницы после затопления? По крайней мере, я уже чувствую, как на полу начинают образовываться лужи.

Девушка рассмеялась и пихнула его локтем под рёбра. Машина тронулась с места. Дин и Алина поехали смотреть фильм в кругу семьи.

***

— Алина, Дин, мы вас уже заждались, — как только ребята открыли дверь, то откуда-то со стороны гостиной послышался голос отца Дина, Логана.

— В магазине жуткие очереди, — весело ответила Алина и прошла в гостиную с пиццей и суши, а следом за ней зашёл и Дин с двумя под завал набитыми пакетами с едой. — Что вы тут делаете?

— Алина, послушай, — начала говорить её мама, Люси. — Мы собираемся…

— Отключить её от аппарата послезавтра? — спросила Алина немного громко, обводя всех присутствующих взглядом. — Я знаю.

Мама лишь отрицательно покачала головой, и, встав со своего места, подошла к ней, крепко ухватив за руку.

— Не послезавтра, Алина, а завтра вечером, — ответила она. — Прости.

Алина лишь покачала головой и, вырвав свою руку из рук матери, подошла к Дину, крепко обняв его.

— Я смирилась с тем, что её больше не будет, — тихо произнесла она после нескольких минут тишины, которую никто не желал нарушать. — Мы только мучали её всё это время, не давая уйти. А теперь… она, наконец, обретёт покой.

— Вы о том? — весело спросила Моника, младшая сестра Алины. Они с Рафаэлем, младшим братом Дина, стояли у дверей и наблюдали за собравшимися в гостиной людьми. — И вообще, вы вообще обнаглели. Привезли пиццу и даже не позвали нас на неё.

Алина улыбнулась. Моника чем-то была похожа на её сестру: такие же тёмные волосы, но глаза были карие. Моника, одетая в тёплый свитер, подошла к столу и подняв вверх крышку от коробки, извлекла оттуда два куска пиццы, один для себя, другой для Рафаэля. Они оба уселись на диван, одновременно закинув ноги на мягкий пуф, и уставились на взрослых.

— Итак, — подвела итог Моника. — Мы готовы слушать ваши мнения и предложения. Может, узнаю что-нибудь новое о нашей семье. У меня, часом, нет сестры-близняшки, которая когда-то давно пропала, а теперь вы её нашли?

— У тебя нет, — тихо ответила Алина, тоже взяв кусок пиццы, но, посмотрев на него, положила на место. — А вот у меня есть…

Моника, кажется, не ожидала такого поворота событий, потому что подавилась куском пиццы и закашлялась. Рафаэль постучал её по спине.

— Ты сейчас типа пошутила, да? — наконец спросила Моника, откашлявшись. Она выжидающе посмотрела на сестру, но всё-таки отложила этот несчастный кусок пиццы от греха подальше.

Алина, ничего не сказав, пулей вылетела из гостиной, но вновь появилась в ней, спустя пару минут. В руках она держала какую-то потрёпанную временем коробку. Девушка аккуратно поставила её на стол и, не торопясь, открыла. На неё смотрело сразу семь пар глаз. Алина достала из этой коробки множество фотографий и разложила их на столе.

— Это я и моя сестра, Мони. Я сохранила все фотографии.

***

Алина проснулась в своей кровати и сладко потянулась. Солнце светило за окном, и некоторые лучики пробивались сквозь неплотно задвинутые шторы. Девушка нехотя откинула одеяло и поморщилась, когда ноги коснулись холодного пола. Она плотнее укуталась в махровый халат и направилась в сторону ванной, чтобы принять душ и смыть с себя остатки сна. Девушка зашла в ванну и включила душ. Может, ей это всё приснилось?

Она вышла из душа в слегка приподнятом настроении и, не заходя в комнату, сразу направилась в свою гардеробную, которая находилась напротив двери в её комнату. Когда-то эта комната принадлежала её сестре, но потом родители приняли решение сделать там гардеробную для Алины. Сейчас там находился целый лабиринт из шкафов и коробок, которые встречались на каждом шагу, но Алина с лёгкостью находила путь в этом бесконечном лабиринте одежды. Она прошла куда-то вглубь комнаты и, найдя свитер с слегка растянутыми рукавами бежевого цвета и светлые джинсы, вышла и гардеробной, плотно прикрыв за собой дверь.

Переодевшись, она спустилась вниз, для того, чтобы позавтракать. За большим обеденным столом сидели её родители и младшая сестра.

— Доброе утро, — звонко произнесла Алина и растрепала сестре волосы, отчего та начала что-то возмущенно бубнить себе под нос. — Что на завтрак?

— Тосты с малиновым джемом, как ты любишь, — ответил отец и, положив газету на стол, поцеловал Алину в щёку. Девушка звонко рассмеялась, отчего все улыбнулись. Её любили все: родители, учителя, сверстники. А почему её нельзя любить? Общительная, милая, добрая, красивая. Но Алина никак не могла начать жить полной жизнью, потому что постоянно оборачивалась назад, думая, как бы сделала её сестра. Да, она старалась быть похожей на свою сестру, и постоянно расстраивалась, потому что никак не могла стать ею.

— Мои любимые, — ответила девушка и, взяв тарелку, положила на него один тост и жирным слоем намазала джем.

— Ты не особо заедайся, а то бока отрастишь, — съязвила Моника, потому что на тосте Алины джем закончился.

Мама строго посмотрела на Монику.

— Не беспокойся, в гараже есть ещё одна банка джема.

— Я схожу, — вызвалась Алина, доедая свой тост. Но не успела она встать из-за стола, как тут же села обратно на стул, схватившись за голову.

— Алина? — позвал её кто-то из семьи, но голос звучал отдалённо.

— Простите, мне надо бежать, — сказала Алина и пулей выбежала из дома, оставив родителей и Монику сидеть в замешательстве и смотреть ей вслед.

***

— Ты уверена, что она должна проснуться? — наверное, уже в сотый раз спросил Дин, внимательно смотря на дорогу. Десять минут назад Алина ворвалась к нему на чердак и, скинув его с кровати, заставив отвезти её в больницу. Он уже давно намекал ей на то, что пора сдать на права, но она наотрез отказывалась это делать. Вообще она только недавно начала ездить на машине, потому что до ужаса боялась их, после того случая с сестрой.

— Да, Дин, я уверена, — произнесла Алина, подпрыгивая на своём сидении от нетерпения. — Побыстрее, я хочу быть там, когда она проснётся.

— Алин, я не могу превышать скорость, иначе всю оставшуюся дорогу нам придётся идти пешком из-за того, что нас остановят полицейские.

Алина слегка поумерила свой пыл, но всё так же продолжала подпрыгивать, словно она действительно была готова выйти из машины на полном ходу и побежать до больницы со скоростью света.

Больница находилась за городом, но ехать туда было, довольно, недолго даже на велосипеде. Наконец они подъехали к больнице, и машина ещё даже не успела остановиться до конца, как Алина выбежала из неё и пулей бросилась к входу.

— Девушки, — пробурчал себе под нос Дин и, припарковав машину, заглушил ей и, не торопясь, выйдя из машины, лениво направился вслед за своей девушкой, потягиваясь на ходу. Он даже не успел позавтракать, хорошо, она хотя бы дала ему время одеться.

Он открыл дверь и зашёл в помещение, оглядываясь по сторонам. Небольшое помещение, в котором то и дело проходили врачи и санитары, было выполнено в пастельных тонах.

Алина стояла рядом со стойкой и что-то выясняла. «Регистратура» прочитал Дин сверху от этой стойки. Внезапно Алина сорвалась с места и бросилась куда-то в коридор.

— Что случилось? — поинтересовался Дин у женщины, которая сидела за этой стойкой.

— Моя сестра вышла из комы после двенадцати лет. Через сорок минут её должны были отключить, Дин, — взамен женщины ответила Алина, которая уже слегка запыхалась. — Её нет в палате. Никто не может найти её. Постой здесь, может она придёт сюда. У неё должны быть длинные тёмные волосы и голубые глаза. Если увидишь, то позови её по имени, она должна откликнуться. Только не пугай её, прошу.

Алина уже развернулась, чтобы снова скрыться в коридорах, как её за руку удержал Дин.

— А как её зовут?

— Алиса.

***

Алиса открыла глаза и резко села на кровати. За окном светило солнце, отбрасывая лучи на белые стены, а в больничной палате мирно пищал аппарат, извещая, что пациентка проснулась от длительного сна. Она свела брови к переносице и попыталась вспомнить, что произошло. Ненависть Калеба, заговор с Беном, предательство Майкла… Острая боль, и она в крови падает на холодный пол. Крик Дина. Он зовёт её, пытаясь отбиться от Майкла, а потом Майкл пронзил его мечом. Дин тоже падает на землю. Дин… в голове тут же зазвучал его хриплый голос, его признание в своих чувствах: «Я всю свою жизнь мечтал отдать жизнь за свою принцессу. Я дракон. Драконам положено умирать, когда придёт принц. Но чёрт, Клэптон. Сколько я себя помню, ты всегда была небезразлична мне. Вначале, как просто друг, а потом это переросло в нечто большее. Ты была моей первой любовью, Ал. А помнишь, когда я только начал встречаться со своей первой девушкой, ты говорила, что драконы могут любить лишь однажды? Ты права. Я всё это время любил тебя. Лет с восьми. Поэтому… я не представляю своей жизни без тебя. Я люблю тебя. Быть может, ты скажешь, что дракон не может любить свою принцессу, но так, как тебя, я не любил никого».

А потом он вложил в её руку окровавленное кольцо. Где оно? Она опустила голову вниз и разжала руку. В нём поблёскивало кольцо Дина, то самое кольцо, которое он отдал перед смертью. Но ведь она выжила. А что, если он тоже жив? Надо узнать, где он. Найти его, ведь она так и не успела сказать, что тоже любила его… любила всё это время, как он любил её.

Девушка попыталась встать, но с первого раза у неё ничего не вышло. Она попыталась ещё и ещё, но её мышцы не слушались её, словно она пролежала здесь очень долго. А действительно, сколько прошло с момента признания Дина?

Наконец, ей удалось встать, но она столкнулась с новой проблемой: её ноги тряслись, и она не могла нормально сделать ни одного шага. Но надо идти. Вдруг никто не знает, что она очнулась? В голову пришло единственное верное решение: идти, опираясь на стену.

Она, пошатываясь, дошла до двери и открыла её. В коридоре никого не было, что было ей только на руку, потому что иначе её могли остановить и вернуть обратно в палату и она так и не нашла бы Дина. Идти было тяжело, даже несмотря на то, что она описается на стену. Она сильно похудела за то время, когда в последний раз смотрела на себя в зеркало. Да, и что это за такая странная белая пижама в цветочек?

Последний раз свернув, она увидела высокого светловолосого парня в немного растянутом чёрном свитере. В руках он нервно теребил ключи от машины и смотрел куда-то вдаль, даже не замечая того, что прямо за ним стоит девушка. Он стоял спиной к ней, но сомнений не было — это Дин.

Она нашла в себе силы, и, сделав последний рывок к нему, приобняла со спины.

— Я так рада тебя видеть, Дин, — прошептала она, и её глаза наполнились слезами.

Он повернулся к ней лицом и непонимающе улыбнулся, от чего на его щеках заиграли ямочки:

— Прости, а… мы знакомы?

========== Глава 16 ==========

— Прости… а мы знакомы?

Это вопрос прозвучал, как гром среди ясного неба. От этого вопроса Алиса отшатнулась в сторону и, потеряв равновесие, начала падать, но её, словно тряпичную куклу, поймал Дин. Перед глазами всё плыло, а в ушах стоял звон. Почему? Почему он говорит это? Может, это всего лишь очередная глупая шутка с его стороны? Нет. Этого просто не может быть.

К ним подбежали какие-то люди в белых халатах и девушка, похожая на Алису, как две капли воды. Эта девушка уже давно занимала все её сны, только… там у неё были тёмные волосы, как у самой Алисы, а сейчас они были светлые, как волосы у Дина.

— Алиса, — прошептала она и её глаза затмили слёзы. Девушка прижала руку к губам, подавляя всхлипы. Алиса непонимающе посмотрела на неё, а потом… все эти сны… они были реальны. Нет, не так.

Её завели в какой-то просторный белый кабинет со множеством световых приборов. Алису усадили на кушетку и многие ушли из кабинета. Вокруг неё суетились сразу две женщины в белых медицинских халатах, проверяя её состояние. Они светили фонариком ей в глаза, заглядывали в рот, чтобы проверить состояние горла, били молоточком по её коленям, чтобы проверить состояние нервов. Наконец закончив осмотр, женщины кивнули какому-то мужчине и удалились. За дверью Алиса увидела, как Дин обнимает ту самую девушку, похожую на неё и успокаивающе гладит по волосам. Но дверь закрылась, и Алиса больше ничего не смогла распознать. Мужчина придвинулся к ней на стуле и внимательно посмотрел на неё. Это был мужчина средних лет с коротко стриженными рыжими волосами. Его зелёные глаза были скрыты под увеличительными очками. Он был одет в точно такой же белый халат, как и все остальные, а на халате был прикреплён бейдж с именем: доктор Авалент.

— Скажи, ты помнишь, как тебя зовут? — мягко спросил мужчина.

— Алиса, — ответила девушка, поправляя растрепавшиеся волосы. — Алиса Клэптон.

Мужчина одобрительно закивал головой и сделал какие-то заметки в большой папке.

— Отлично, — проговорил мужчина, поднимая на неё глаза, и незаметным жестом поправил очки. — Меня зовут доктор Авалент, я твой лечащий врач. Скажи, ты помнишь, что произошло?

Алиса подняла взгляд на него. Под её небесно-голубыми глазами залегли тёмные круги, а лицо было мертвенно-бледным, из-за чего её мешки выделялись ещё сильнее. После нескольких минут тишины, Алиса отрицательно покачала головой.

— Я знаю только то, что всё до этого было… ложью?

Алиса горько усмехнулась, а лечащий врач закивал головой.

— Ты права, Алиса, — ответил мужчина, вновь подправляя свои очки. — Ты двенадцать лет провела в коме. Ты помнишь, как ты попала в кому?

Алиса вновь отрицательно покачала головой и потёрла виски. Голова гудела и почему-то во всём теле внезапно возникла слабость. Двенадцать лет в коме? Значит, всё то, что происходило за эти двенадцать лет, было… нереально?

— Когда я была маленькой, у меня была сокровенная мечта, — тихо отозвалась девушка, игнорируя вопрос доктора Авалента. — О девушке и парне. Девушку звали так же, как и меня — Алиса, наши лица были очень похожи. Она была очень доброй и милой, а потом… стала вампиром. Парня звали Дин. Он был лучшим другом Алисы. В детстве они постоянно мечтали о сказке. Но только эта сказка была не совсем обычной… она была о принцессе и драконе. Она была о них. А сейчас… я двенадцать лет провела в коме и весь тот мир… он был нереален. А Дин… он существует и в самом деле, только понятия не имеет обо мне. Почему-то сейчас, глядя на него, моё сердце сжимается от боли. Мне жалко саму себя. Потому что всё то, что было между нами… осталось во сне.

Последние слова Алиса буквально прошептала, потому что ей приходилось подавлять внезапно образовавшийся ком в горле. И почему она именно сейчас решила разреветься? За это действие она корила себя ещё сильнее. А, главное, из-за чего? Из-за парня. Это же бред. Да, у них были чувства, да она безумно влюблена в него, но… то, что было во сне, должно оставаться во сне. Надо продолжать жить дальше, ведь её, наверное, здесь ждали.

— Та девушка… это… моя сестра? — спросила Алиса, смахивая внезапно набежавшие слёзы с ресниц. — Алина?

Мужчина одобрительно закивал головой и снова сделал какую-то пометку в своей папке.

— Ты помнишь, как ты впала в кому? — всё не отставал от неё доктор Авалент. Алиса поморщилась, пытаясь вспомнить события двенадцатилетней давности.

— Мы с Алиной тогда поссорились, — тихо прошептала Алиса, смотря на закрытую дверь. — Она что-то сказала мне, но я… понимала, что она всего лишь очень сильно разозлилась.

Девушка улыбнулась, озаряя своей улыбкой помещение. Доктор Авалент не удержался от ответной улыбки.

— Это было так глупо, — смеясь, проговорила Алиса. — Вроде, это было из-за плюшевого мишки. Я пошла следом за ней, а потом… удар. Боль во всём теле, крик родителей, плач Алины. И… смерть? Да, возможно это была смерть. А потом, мне снилось, что я продолжаю жить. Я познакомилась с Дином, мы стали лучшими друзьями. Мы выросли вместе, но… рядом с нами не было Алины. Потом я познакомилась с Майклом, родители развелись, мама уехала в другой город… а потом всё завертелось так быстро: я стала вампиром, убили мою мать, Дин и Майкл оказались охотниками, меня начали обвинять в убийствах, которые я не совершала, а потом… Дин заступился за меня, когда я была в смертельной беде и нас убили. А потом я проснулась здесь.

Алиса перевела дыхание и взглянула на доктора Авалента. Он что-то быстро записывал в папке и от напряжения даже высунул кончик языка.

— То есть, — наконец сказал он, поднимая взгляд на неё. — Ты хочешь сказать, что ты не знала Дина, когда впадала в кому, а потом… он оказался реальным?

Алиса кивнула головой, а потом перевела взгляд в окно. Уже начинали сгущаться сумерки.

— Интересно, — прошептал доктор Авалент и снова что-то записал. — Возможно, ты знаешь Дина из-за того, что Алина… связана с тобой. Хм, это сложно объяснить. Учёные предполагают, что у близнецов есть особая связь, установленная между ними. Это ещё не объяснено.

Доктор Авалент встал со своего места, и, открыв дверь, впустил в помещение Алину и Дина. Сестра со слезами на глазах смотрела на Алису и, кажется, была готова броситься и обнять её, но Дин крепко сжимал ей локоть, чтобы она не сделала этого.

— В общем, — начал доктор Авалент, кладя папку на стол. — Я проверил её состояние, она в норме. Но пока что за ней нужно тщательное наблюдения, поэтому, прошу, первый месяц привозите её ко мне каждое воскресение, а дальше мы посмотрим. Сейчас любой стресс для неё может стать роковым, и она вновь впадёт в кому, поэтому избегайте всего этого. Она, если захотите, может пойти в школу, но, опять-таки, за ней нужно наблюдать. В принципе, это всё, что я хотел сказать, вы можете забирать Алису домой.

Алина, которая до этого напряжённо вглядывалась в лицо доктора Авалента, облегчённо выдохнула и, запрыгав на месте от радости, вначале обняла Дина, а потом бросилась к Алисе. Она крепко обняла её за шею и вновь заплакала. Алиса нежно улыбнулась, смотря на сестру, и погладила её по голове.

— Хей, — тихо сказала Алиса, всё так же глада Алину по голове и спине. — Сколько я себя помню, ты всегда была плаксой. Неужели на двенадцать лет так ничего и не изменилось? Я думала, ты, хотя бы, повзрослела.

Алина рассмеялась сквозь слёзы, а потом отстранилась от Алисы, вытирая слёзы тыльной стороной ладони.

— Просто, — так же тихо произнесла Алина. — Просто все эти двенадцать лет я винила себя.

Алиса тихо рассмеялась и обняла сестру.

— И зачем? — поинтересовалась Алиса, вновь отстраняясь от Алины, чтобы видеть её лицо. — А ведь сделала так, потому что хотела защитить тебя. Прости, что заставила так долго тебя ждать. Я… я словно была заперта там и не могла найти выход. Выход, чтобы вернуться к тебе.

Алина улыбнулась и вновь бросилась на шею к сестре. Где-то со стороны они услышали протяжный вздох Дина, а Алиса даже увидела, как парень закатил глаза.

— Поехали домой, Алин, — произнёс он, прислоняясь спиной к стене. Алина возмущённо подняла на него взгляд и свела брови, а потом внезапно смягчилась и она улыбнулась.

— Да, ты прав, — ответила она. — Только теперь с нами ещё и Алиса. Не забывай.

Дин кивнул, а затем первым вышел из кабинета, буркнув какие-то слова прощания доктору Аваленту. Алина схватила Алису за руку и тоже вышла из кабинета. Алиса топала своими босыми ногами по холодному полу больницы.

— У тебя ничего нет накинуть на себя? — внезапно спросила Алина, оборачиваясь к сестре. Вообще, по идее, они были одинакового роста, но только вот Алина ходила на высоких каблуках.

— Ну, да, конечно, глупый вопрос. Там немного прохладно, прости, я забыла тебе взять что-либо.

Внезапно Дин развернулся на сто восемьдесят градусов и направился в сторону Алины и Алисы. Он стянул с себя свитер и остался в одной футболке.

— Надень, — не глядя на Алису сказал Дин и протянул ей свитер. Он вновь развернулся и направился к выходу, небрежно засунув руки в карманы джинсов.

Алиса быстро надела на себя его свитер. Он оказался ей сильно великоват и, скорее, походил на очень короткое платье.

— Спасибо… Дин, — сказала Алиса ему вслед, но он даже не повернулся. Но почему-то она была уверена, что он усмехнулся.

***

Алиса боязливо вышла из машины и тут же наступила на небольшую веточку, которая проколола её и без того нежную кожу. Девушка вскрикнула.

— Алис, что такое? — тут же поинтересовалась Алина, подходя к ней. — Проколола ногу? Сейчас зайдём домой и всё обработаем.

По непонятной даже самой Алисе причине, она почему-то вспомнила, как Майкл обрабатывал ей бровь. Внезапно она почувствовала, как её ноги оторвались от земли и Дин, глубоко вздохнув, видимо для того, чтобы не бросить Алису обратно на землю, поднял её, перекинув через плечо.

Алина захлопала в ладоши.

— Ты такой хороший, Дин.

Дин пробормотал что-то неразборчивое, чего не смогла разобрать даже Алиса, двинулся в сторону дома вслед за Алиной.

— Мы дома! — весело прокричала Алина, первой заходя в дом. Следом за ней зашёл Дин и поставил девушку в растянутом свитере на пол.

Из кухни тут же вышли родители близняшек и родители Дина, а со второго этажа спустились Моника и Рафаэль. Все уставились на Алису, словно увидели призрака. От такого огромного количества взглядом на себе, девушка замялась и слегка покраснела, но Алина крепко взяла её за руку и переплела их пальцы.

— Эм, привет? — немного неуверенно произнесла Алиса, оглядывая всех здесь собравшихся. Внезапно к ней подбежала Моника и крепко обняла её. От этого жеста Алиса отшатнулась назад, не удержав равновесие, но Дин выставил вперёд руку и, не глядя на неё, помог устоять на ногах. Алиса с благодарностью посмотрела на него, но он не удостоил её даже взгляда.

— Привет, — произнесла Моника, крепче обнимая Алису. — Меня зовут…

— Моника, Мони, — произнесла Алиса, а все вновь уставились на неё, а затем перевели взгляд на Алину. Девушка отрицательно покачала головой, давая понять, что она ничего не рассказывала об их семье. — Я знаю. Я Алиса, старшая сестра Алины.

— Всего лишь на два часа, — обиженно произнесла Алина и показала сестре язык. Алиса рассмеялась и одной рукой слегка обняла сестру. Алина рассмеялась в ответ, но, кажется, родители не разделяли их радости.

— Алина, — тихо позвала её мать. — Подойди сюда, нам надо поговорить.

Улыбка тут же стёрлась с лица девушек и Алина, слегка опустив плечи, подошла к матери.

— Алина, ты хотя бы понимаешь, что это значит? — спросила её мать, отводя её чуть подальше от Алисы. — Она обуза. Она не сможет вновь начать нормально жить. Она… она ведь ничего не знает, Алина.

— Она твоя дочь! — неожиданно резко и громко выпалила Алина, отчего все присутствующие в доме уставились на неё. Она виновато всех оглядела, а затем добавила уже тише: — А ещё она моя сестра. И, наверное, она очень устала.

Мать закивала головой, хотя, судя по всему, была не очень довольна решением своей дочери. Да, Алиса для неё, как и для всех, умерла ещё двенадцать лет назад, и только Алина продолжала держаться за её призрачный силуэт.

Семья Хоггартов распрощалась со всеми и быстро ушла, не решаясь смотреть на их семейную драму.

— Алиса, — притворно мягко сказала мать. — Прости, но у нас нет для тебя комнаты, поэтому… тебе придётся спать на чердаке. Это временно, не переживай.

Алина открыла было рот, чтобы что-то произнести, но Алиса её опередила:

— Я прекрасно понимаю, что для вас я умерла ещё тогда, когда меня сбила машина. И да, я знаю, что я вообще не должна здесь быть, потому что сегодня меня должны были отключить. Вы знаете, это ужасно, когда ты находишься в сознании, но ничего не можешь сказать или сделать. А сейчас, приехав сюда, я понимаю, что лучше бы меня отключили.

Алиса тихо поднялась на второй этаж, даже не взглянув на родителей и, найдя небольшую верёвочку, потянула за неё и на неё едва не упала лестница.

Она отпрянула в сторону, а затем, быстро забравшись наверх, подняла за собой лестницу и закрыла дверцу.

Алина посмотрела на родителей пустым взглядом.

— Если вы называете это радушным приемом своей вернувшейся с того света дочери, в буквальном смысле, то я не хочу вас знать, — произнесла она, а затем скрылась где-то на втором этаже и громко хлопнула своей дверью.

***

Алиса оглядела чердак. Да, не так она представляла своё возвращение домой, совершенно не так.

На чердаке было множество коробок, покрытых толстенным слоем пыли. Два мансардных окна давали лёгкое освещение, а огромное окно в стене под крышей выходило на улицу со стороны дороги. Вот там зажегся свет в доме у Хоггартов. Хотя, какое ей до этого дело. Теперь Дин совершенно чужой для неё. Теперь Дин принадлежит Алине. И теперь Дин, кажется, ненавидит её.

Алиса прошла куда-то вглубь чердака и нашла там старый, запылившийся матрас и маленькую розовую подушку. А ведь когда-то эта подушка принадлежала ей. Девушка схватила матрас и передвинула его в сторону окна. А ведь она всё так же боится темноты. Хотя до этого никому нет дела. Она аккуратно положила матрас рядом с окном, но из него всё равно поднялся столб пыли, отчего она закашлялась. Алиса бросила на матрас подушку. Только сейчас она вспомнила, что до сих пор была в свитере Дина. Она снова зашла куда-то вглубь чердака и извлекла оттуда коробку, с надписью «Алина». Там лежали её старые вещи. Алиса нашла там старые пижамные клетчатые штаны и большую потянутую серую футболку, которая, судя по всему, принадлежала Дину. Она сложила свитер и положила его рядом с подушкой, чтобы потом не забыть отдать этот свитер Дину.

На чердаке было довольно прохладно, а ведь к утру должно было стать ещё холоднее. Алиса присела на матрас и взглянула на свои руки. Она изгой. Единственное, кто действительно рад тому, что она проснулась, так это её сестра. И то это, наверное, только потому, что она винила себя в том, что она оказалась в коме. Алина нашла где-то рядом с собой старое разбитое зеркало. И зачем хранить на чердаке разбитое зеркало? Сейчас это волновало её меньше всего.

Она взглянула в зеркало и увидела сотню своих отражений в осколках: спутанные чёрные волосы, бледная кожа, мешки под глазами, голубые глаза.

— Нарциссизм сейчас считается болезнью, ты знаешь? — поинтересовался голос откуда-то из темноты. Алиса тихо вскрикнула и выронила зеркало. Силуэт постепенно выходил из тени, и Алиса узнала в этом силуэте Дина. Только сейчас она заметила, что одно из мансардных окон было приоткрыто. Видимо, именно так Дин и попал на чердак. Но почему на чердак, а не в комнату к Алине?

— Что ты тут делаешь? — поинтересовалась Алиса, заправляя выбившуюся прядку за ухо. Она присела на пол, чтобы собрать осколки зеркала и моментально обрезала руку. Она чертыхнулась, но продолжила собирать осколки, на которых теперь оставались её кровавые отпечатки.

— Пришёл поговорить, — коротко ответил Дин и не сдвинулся с места, хотя, судя по его взгляду, он заметил, что она порезалась.

— Об Алине? — поинтересовалась она, даже не взглянув на него, но в один из осколков она увидела, как изменилось его лицо. Видимо, Алина была слабым местом Дина.

— Да, — ответил он и, несколькими быстрыми движениями сократил между ними расстояние и, больно схватив её за руку, вывернул, взглянув на порез. — Порез глубокий, надо обработать.

Алиса выдернула руку из его руки и, даже не взглянув на него, довольно резко произнесла:

— Какое тебе дело до моего пореза? — поинтересовалась она, бросив на него мимолётный взгляд. В его глазах она заметила смятение. Почему она ответила так резко? Сейчас она корила себя за это. — Извини.

Дин ничего не ответил, а лишь встал и отошёл от неё на достаточное расстояние и встал рядом с окном.

— Как я уже говорил, я хотел поговорить, — безразлично произнёс Дин. — И, да, ты права, это об Алине. Не стоит портить её отношения с родителями. Ты для всех просто пустое место. Тебя не существовало для них двенадцать лет, а теперь ты внезапно объявилась и начала портить Алине жизнь. Запомни, она делает всё это лишь из жалости к тебе. А ещё, потому что считает себя виноватой в том, что ты оказалась в коме. Но сейчас… ты вернулась и всё пошло наперекосяк. Не смей испортить ей жизнь, а иначе я испорчу её тебе.

Дин повернулся к ней и его глаза в лунном свете сверкнули холодом. После всего того, что было между ними в её снах, было очень тяжело слышать от него такое. В её горле вновь образовался ком, а глаза закрыла пелена слёз.

Девушка сдержанно кивнула.

— Рад, что ты всё поняла, — стараясь сделать свой тон как можно более дружелюбным, произнёс Дин, а затем, развернувшись, он вновь направился к мансардному окну.

— Дин, — окликнула его девушка, всё ещё сидя на коленях перед разбитым зеркалом.

— Что? — раздражённо поинтересовался парень, даже не удосужившись её взгляда.

— Свитер, — тихо произнесла девушка, указывая на аккуратно сложенный в уголке матраса свитер. — Забери его.

Дин долго молчал, с интересом разглядывая её, а она старалась делать вид, что не замечает на себе его пристального взгляда. Она всё так же собирала осколки с пола, а из руки всё так же сочилась кровь. Внезапно Дин громко хмыкнул и, кажется, даже расплылся в улыбке.

— Оставь себе, — ответил он, всё ещё улыбаясь. Кажется, у него не все дома, раз он так быстро меняет своё настроение. — Ночами здесь бывает холодно. Конечно, я бы предпочёл, чтобы тебя отключили, и ты здесь не появлялась, но для Алины ты нужна. Хотя, это ненадолго. Уж поверь, я смогу сделать из твоей жизни Ад. И ты останешься одна среди разбитых зеркал и осколков прекрасного прошлого.

Дин, больше не сказав ни слова, выпрыгнул в окно, но почему-то у Алисы не оставалось сомнений, что он направился прямиком в комнату Алины, чтобы весело провести с ней эту ночь.

***

— Дин, — услышал парень над своим ухом взволнованный голос Алины. Да, их с Алисой голоса были абсолютно разными. У Алины был нежный и ласковый голос, а вот голос Алисы был похож на перезвон сотни маленьких колокольчиков или на пение птиц утром в лесу. Так, стоп, почему его мысли устремились не к тому? Голос продолжал звать его по имени, но он не хотел вставать. Они с Алиной уснули лишь несколько часов назад, хотя, сегодня им надо в школу. — Дин! Да проснись же ты! Дин! Алиса, она сбежала!

Парень резко сел на кровати, широко раскрыв глаза. Одеяло спало, обнажая его накачанный голый торс.

— Как? — хрипло произнёс он, смотря на девушку. Она уже успела надеть короткую юбку и светлую блузку, хотя сегодня ночью без одежды она выглядела явно лучше, отметил про себя Дин.

— Я не знаю, Дин, — едва не плача прошептала девушка, присаживаясь рядом с ним на кровать. — Я поднялась к ней на чердак, чтобы разбудить её и, возможно, попросить поехать с нами в школу, но её не было, а окно было открыто. Почему она сбежала? Это, наверное, из-за родителей. Они не должны были так жестоко с ней обращаться…

Её плечи затряслись и она, закрыв лицо руками, начала тихо хныкать. Дин встал из-под одеяла и, подойдя к ней, одной рукой обнял за плечи, крепче прижимая к себе.

— Алин, — тихо позвал он её. — Давай так: ты пойдёшь в школу и не будешь ни о чём беспокоиться, а я за это время найду её.

Девушка слегка отстранилась от него и слегка красными глазами, посмотрела на него. В её глазах читалась надежда, а дорожки от слёз уже начали немного подсыхать на её щеках.

— Правда?

Дин коротко кивнул головой и, вытерев её слёзы, впился в её губы. Она ответила на его поцелуй и обвила руками его шею. Спустя примерно минуту, Дин разорвал поцелуй и, тяжело дыша, прислонил свой лоб к лбу Алины.

— Ладно, я пойду, а то если кто-нибудь из твоих родителей увидит меня здесь в таком виде, то они мне кое-что отрежут.

Алина звонко рассмеялась ему в след, глядя, как он, схватив свою футболку, выпрыгивает в окно.

***

Темноволосая девушка в ярко-красной шапке шагала на высоких каблуках по городу уже довольно много часов. Она, словно не замечая никого вокруг, внимательно оглядывала здания, фонтаны, парки. Всё было точно так же, как и в её сне. Или, может быть, это был не сон? Может, это действительно, как и говорил доктор Авалент, что-то связанное с Алиной? Может, это из-за неё она видела всё это?

Прохожие внимательно разглядывали девушку в потянутом чёрном мужском свитере с заплатками на локтях и в старых, уже довольно потёртых, тёмно-синих джинсах. Красная шапка плотно обхватывала её голову и прикрывала уши, не давая волосам особо разлетаться на сильном ветру. Тёмные ботиночки на высоком массивном каблуке были слегка великоваты, но Алисе было уже всё равно. Да, она была меньше Алины, потому что у неё совершенно не было мышечной массы. Да, у неё были формы, причём довольно неплохие, но её руки были обтянуты кожей и, кажется, там совершенно отсутствовали мышцы. Что можно было сказать и о ногах. Да, пора начинать есть.

— Алин? — услышала она чей-то голос. Наверное, это обращение было к ней, ведь они, даже не смотря на её излишнюю худобу и цвет волос, были похожи. И на ней был свитер Дина. Она не нашла ничего лучшего, даже не смотря на то, что на чердаке было полно старых вещей. — Ты покрасила волосы?

Алиса обернулась, и на её глазах моментально навернулись слёзы. Перед ней, в чёрных джинсах, светлой рубашке и кожаной куртке стоял никто иной, как Майкл. Его тёмные волосы развевались на сильном ветру, а зелёные глаза источали любопытство. Он так и стоял полуоборота к ней, вынув один наушник из уха с перекинутым на одну сторону рюкзаком.

— Нет, я не Алина, — сглотнув ком в горле и найдя в себе силы улыбнуться, произнесла она. — Я её сестра.

Заметив его непонимающий и немного растерянный взгляд, Алиса решила пояснить:

— Я двенадцать лет провела в коме. И только вчера вышла из неё, чем очень сильно обрадовала Алину и… огорчила всех остальных.

Майкл подошёл к ней и взял в руку прядь её волос. От этого жеста она вздрогнула. Он накрутил эту прядь на указательный палец.

— Мне жаль, — произнёс он. В его взгляде действительно читалась печаль. — Что ты тут делаешь?

Девушка немного замялась. Действительно, что она тут делает? Она сбежала из дома, считая, что без неё им всем будет лучше. Но ведь это действительно так. Она лишь обуза для всех.

— Я решила немного осмотреть город, — соврала она и нацепила на себя одну из фальшивых улыбок. К счастью, Майкл этого не заметил. — Подышать свежим воздухом. Здесь многое изменилось с тех пор, как я последний раз гуляла в этой местности.

Майкл рассмеялся.

— Двенадцать лет назад? — поинтересовался он, всё ещё немного смеясь. — Ещё бы. Прости, Алис, я бы ещё немного с тобой поболтал, но если я опоздаю на тест по математике, то учительница меня порежет. Ну, не в прямом смысле, конечно. Пока, я надеюсь, что мы ещё увидимся.

Он отошёл от неё и, помахав рукой, вновь засунул наушник в ухо и направился дальше в школу. Алиса тоже помахала ему рукой на прощание.

После разговора с Майклом её настроение немного поднялось, хотя в голове всё ещё крутились слова Дина: «Уж поверь, я смогу превратить твою жизнь в Ад».

Она поморщила носик. Зачем она проснулась? Может быть, ей действительно просто исчезнуть из их жизни? Всем будет проще, если её просто не будет существовать. Девушка улыбнулась своим невесёлым мыслям. Даже если это и плохо, даже если это неправильно, она должна это сделать.

Алиса развернулась на сто восемьдесят градусов. Прямо перед ней, буквально в ста метрах, стояло огромное заброшенное высотное здание. Его так и не достроили, но оно было достаточно высоким, чтобы, если спрыгнуть, умереть почти сразу.

Алиса, аккуратно пролезла между прутьями забора. Здание возвышалось перед ней, как огромный уродливый великан. Девушка, найдя вход, начала быстро взбираться по лестнице. Дойдя до самого верхнего этажа, который был построен, она вышла на площадку. Ветер бросал её волосы в разные стороны, но её это сейчас мало волновало. По её щекам текли жгучие слёзы обиды и разочарования в самой себе. Не так она представляла себе всё это, явно не так. Она сделала один неуверенный шаг в сторону обрыва, а потом ещё один и ещё один.

— И куда-то это собралась? — послышался уже знакомый голос за её спиной. Она резко обернулась. Прямо за ней стоял Дин. Края его кожаной куртки трепал ветер, а волосы уже сильно спутались. Алиса застыла. Что он тут делает?

— Ты не поверишь, вниз, — съязвила она, незаметно вытирая слёзы. Он точно не должен их видеть. Только не он. — А ты что тут делаешь? Не думаю, что тоже решил быстро прыгнуть вниз. Знаешь, говорят ощущения невероятные от полёта.

— Ты-то откуда знаешь? — поинтересовался Дин, делая шаг в её сторону. В ответ на это девушка отступила на шаг назад.

— Я не настолько тупая, — злобно ответила Алиса, глядя в его глаза. В них не читалось ничего, кроме безразличия. Значит, он здесь только из-за того, что его попросила Алина. Но как он смог так быстро её найти? — Ты, конечно, можешь думать обо мне, что хочешь.

— Ты знаешь, что самоубийство не выход? — негромко поинтересовался Дин, не отводя от неё взгляда. Она насмешливо посмотрела на него и изогнула бровь.

— А ты-то, откуда знаешь? — спросила Алиса, делая ещё один шажочек в сторону пропасти. — Не думаю, что ты когда-то вдумывался над самоубийством. Ведь… у тебя есть всё! А что же касается меня, так у меня ничего нет. У меня нет друзей, нет представлений о настоящей жизни, нет ничего! Дин, это жутко больно осознавать, что ты чужая в этом мире. Я не нужна никому, даже Алине. Через пару дней, наигравшись, она забудет обо мне, как о старой игрушке. Я просто не знаю другого выхода.

— Ал, — прошептал он, делая несколько шагов в её сторону. — Ты ведь не против, чтобы я тебя так назвал? Просто Алиса… это как-то длинно. Так вот, я отвлёкся. Ал, Алина не сможет без тебя. Все двенадцать лет она жила, оглядываясь на тебя. Она постоянно думала о том, как бы ты себя повела в той или иной ситуации. Суицид — не выход. Да, и тем более, я уже обещал превратить всю твою жизнь в Ад. И, поверь, я смогу найти множество других способов это сделать.

Он немного жестоко оскалился и взглянул на неё из-под чёлки, а затем сделал несколько шагов в её сторону, а она, в свою очередь, не ожидая такого, отступила назад и, потеряв точку опоры на этих каблуках, начала широко раскачивать руками, чтобы удержать равновесие на краю. Но гравитация бессердечна. Алиса слишком сильно отклонилась назад и была готова полететь вниз, как её схватила рука Дина, и он притянул её к себе.

Притянул к себе слишком сильно, отчего они оба рухнули на землю. Алиса широко раскрыла глаза, глядя на него. Зачем он это сделал? Зачем? Она уже была готова распрощаться с жизнью. Зачем он спас её?

— Хотя бы спасибо сказала, скелет, — пробурчал он, лёжа на холодном бетоне. Но её руку он так и не отпустил. — И убери своё костлявое колено с моего паха.

Девушка закатила глаза и, бросив на него презрительный взгляд, произнесла:

— Вначале отпусти мою руку, Дон Жуан.

Он быстро расцепил свою железную хватку, и она моментально откатилась в сторону от него. Оба тяжело дышали и смотрели друг другу в глаза. Почему-то у Дина создавалось такое ощущение, что если он будет смотреть в её глаза ещё хотя бы пару секунд, то его затянет в глубокую бездну моря. У Алисы были глаза насыщенного тёмно-голубого цвета, в то время как у Алины они уже давно перестали быть такими.

Дин отвёл глаза в сторону, на небо. Оно было затянуло огромными уродливыми серыми тучами. Солнца не было видно уже вторую неделю. Тучи лениво ползли на север, даже несмотря на сильный ветер, который уже порядком спутал волосы парня. Порой, лёжа вот так на крыше, можно подумать о вечности. Но из раздумий его вывел надоедливый голос Алисы:

— Ты ещё долго будешь здесь разлёживаться, Дон Жуан?

Дин поморщился и положил одну руку на лоб, прикрывая глаза, чтобы не видеть её. И зачем она только проснулась?

— Тебе-то какое дело, скелет? — негромко и несколько резко поинтересовался Дин, всё-таки бросая на неё мимолётный взгляд. Она подошла к краю и Дин напрягся, готовый броситься вновь, схватить её за руку и оттянуть от края. Если бы сказала Алина, то он бы прыгнул вниз, вместо неё.

— Мне-то никакого, — подражая ленивый тон Дина произнесла девушка, откидывая назад пряди волос. — А вон тем полицейским, кажется, дело есть.

Дин моментально оказался рядом с Алисой и вгляделся вниз. Действительно, рядом со зданием была припаркована полицейская машина и сейчас оттуда выходили два полицейских. Дин негромко чертыхнулся и, крепко схватив Алису за руку, бросился вниз.

Она старалась поспевать за ним на этих высоченных каблуках Алины, но у неё это плохо выходило, поэтому Дин, ещё раз чертыхнулся и, подхватив её на руки, ещё быстрее просился вниз. Где-то на первом этаже уже слышались гулкие голоса хранителей правопорядка и парень, ещё раз чертыхнувшись, остановился на втором этаже и поставил Алису на ноги. Он метался по этажу, судорожно пытаясь найти выход, но, казалось, что его просто не существует.

Алиса тоже металась по этажу, но всё-таки обнаружила выход, ходя он был не особо радужный. Внезапно на лестнице замелькал свет фонарика и Алиса, схватив Дина за руку, бросилась к так и не достроенному выходу и первой прыгнула вниз, потянув за собой Дина. Парень кричал, что-то типа: «ты сумасшедшая», а Алиса лишь весело рассмеялась. Они приземлились в огромную кучу песка, подняв столб пыли. Где-то над их головами раздались крики полицейский и Дин, не медля ни секунды, вскочил с места и потянул девушку за собой, крепко переплетя их пальцы между собой. Они бежали какими-то закоулками, весело и громко хохоча. Погоня отстала от них ещё несколько минут назад, но они всё так же продолжали бежать, пока не выскочили на оживлённую улицу. Рядом с ними было небольшое кафе, в которое Дин затянул Алису. Они оба сели за столик и им принесли меню.

— Ну, что же, скелет, давай, я буду тебя откармливать, — произнёс Дин, всё ещё тяжело дыша. Его щёки и нос были красными от холода, а ямочки на щеках весело сверкали. Он улыбался искренне, кажется, в первый раз за всё их недолгое знакомство. — Ты не против, если я закажу?

Алиса, тоже улыбаясь, отрицательно покачала головой. Ямочки тоже сверкали на её щеках, и она искренне улыбалась ему.

Дин жестом подозвал к себе официанта и, заказав большую порцию картофеля фри, два гамбургера с курицей и два больших стакана с кока-колой, отпустил официанта.

— Ты отлично придумала спрыгнуть в песок, — сказал он, потянувшись через весь стол и откинув с её лица прядь волос. Она улыбнулась ему.

— Спасибо, что взял меня тогда на руки, когда мы бежали по лестнице, — ответила девушка. — На этих Алининых каблуках жутко неудобно бегать. И, тем более, её обувь мне велика.

— Ты такая маленькая, — произнёс Дин, не отводя взгляда от её глаз. А потом, откашлявшись и, словно вспомнив все свои угрозы, злобно произнёс: — Но это был первый и последний раз, когда я спасал твой зад, запомни. Если бы меня не попросила Алина, то ты бы уже давно лежала внизу того здания с переломанными костями.

— А потом ты бы потанцевал на моей могиле, — злобно прошипела она, наклоняясь к нему ближе. — Дон Жуан.

— Скелет, — презрительно фыркнул он, бросая мимолётный взгляд на часы.

Надо отвезти её к Алине.

***

В машине они ехали молча, не проронив ни слова. Дин включил радио, а Алиса отвернулась к окну. Она смотрела на мелькавшие здания и деревья. Вроде всё было ей знакомо, но одновременно всё казалось чужим. Время было около двенадцати и, по словам Дина, у Алины в это время должен быть перерыв.

Машина Дина затормозила рядом с огромным зданием, и Алиса узнала в этом здании ту самую школу, в которую она ходила в коме. Вернее, Алина ходила в неё в реальности, а Алиса просто видела всё это.

— Приехали, — презрительно фыркнул Дин, даже не взглянув в её сторону, и вышел из машины.

Алиса отстегнула ремень безопасности и, вслед за Дином, вышла из машины. К Дину тут же подбежала толпа девушек, что-то кричащих и визжащих, а Дин обворожительно им всем улыбнулся. Интересно, у всех парней в крови умение так улыбаться или это вырабатывается только когда ты популярный?

— Дон Жуан, — окинув Дина презрительным взглядом, произнесла Алиса, чем привлекла к себе всеобщее внимание. Вначале все, округлив глаза, следили за ней, а затем, отойдя от Дина, окружили девушку. Дин закатил глаза и, усмехнувшись, прошептал:

— Скелет.

— Алина, тебе так идёт тёмный цвет волос, — твердили все наперебой. От такого внимания у неё закружилась голова. Она начала пятиться назад и внезапно в кого-то врезалась. Её обхватили сильные мужские руки и прижали к себе. Девушка тут же почувствовала едва уловимый запах дорого одеколона.

— Мы снова встретились, Алиса, — бархатным голосом прошептал Майкл на ухо Алисы. — Прости, я так спешил, что не успел представиться. Я Майкл.

Алиса обернулась к парню, но отпускать её из своих объятий он не собирался.

Он обворожительно улыбнулся ей, а она, в ответ, выдавила из себя самую доброжелательную улыбку.

— Спасибо, что поймал меня, — произнесла она, всё-таки вырываясь из его объятий. Дин подошёл к ним и на ходу, пожав руку Майкла, больно схватил Алису за локоть и увёл подальше от всей этой толпы. Алиса еле поспевала за ним.

— Дин! — прокричал голос откуда-то справа от них, и они оба узнали в этом голосе Алину. Она бежала к ним, через толпу, стараясь придержать юбку, улетавшую от сильного ветра. Она подлетела к Дину и повисла у него на шее. В ответ на это парень искренне улыбнулся и обнял её, положив руки на её тонкую талию. — Знаешь, что? Я обо всём договорилась!

Она отошла от Дина и подошла к Алисе, положив руки на её плечи и заглянула в её глаза.

— Пойдём, — радостно произнесла она и потянула её за руку. Дин обречённо вздохнул и, небрежно засунув руки в карманы, пошёл следом.

***

Дин и Алина сидели перед кабинетом директора, ожидая, пока оттуда выйдет Алиса. Алина лениво закинула ноги на Дина и что-то читала. Дин так же лениво развалился на стуле и внимательно вглядывался в лицо Алины. Она была восхитительна: светлые волосы обрамляли её идеальное лицо, длинные ресницы, светло-голубые глаза, пухлые розовые губы, которые она слегка покусывала, читая. На её фоне Дин всегда считал себя ничтожеством, хотя на её фоне все выглядели ничтожеством. Но почему, закрывая глаза, Дин видел перед собой совершенно другой образ Алины?

Внезапно из кабинета вышла белая, как мел, Алиса. Её губы побелели, а глаза были уставлены куда-то в пол. Она нервно теребила края свитера, который ей не очень любезно одолжил Дин. Алина моментально вскочила со своего места и подлетела к сестре.

— Ну, как всё прошло? — первым делом поинтересовалась она, разглядывая сестру. Алина уговорила директора их школы посмотреть Алису и, если всё пойдёт нормально, то её должны были взять в школу. — Ну, как, ты прошла?

Дин напрягся. Если она прошла, то вся его жизнь закончится: Алина будет вечно просить за ней присматривать. Это станет настоящим Адом не дня неё, а для него. Хотя, судя по её бледному лицу и понурившимися плечам, её завалили по полной программе, и она поняла, насколько глупа. Но, внезапно, на её лице появилась улыбка. Дин выдохнул и, выражая ненависть, посмотрел на неё. Почему появилась она, и он отошёл на второй план? Да кто вообще такая эта девчонка?

— Я прошла, — весело ответила девушка и начала весело улыбаться, отчего у неё на щеках заиграли ямочки. — Математика третьего уровня, я всё ответила на отлично.

Алина запрыгала от радости и обняла сестру. Дин закатил глаза. Сколько радости на пустом месте. А главное, почему. Ну, прошла она и прошла. Зачем устраивать из этого праздник?

— Надо это отпраздновать, — весело произнесла Алина и, схватив Дина за руку, потащила к выходу из здания.

========== Глава 17 ==========

Алиса сидела на своём матрасе, и устало потирала глаза. Они с Алиной прогулялись пешком до дома, а когда пришли, то Дин уже приехал из магазина с полными пакетами еды. Позже с работы пришли родители, Моника и Рафаэль вернулись с вечерней прогулки, и все сели за стол. Но, казалось, что радуется одна Алина. Да, все улыбались, но улыбки были уж больно фальшивые. Примерно через час Алиса, сославшись на головную боль, вышла из-за стола и направилась на свой чердак. Судя по звукам, когда она ушла, стало гораздо веселее. Алиса лишь плотнее укуталась в свитер, который ей отдал Дин, и плюхнулась на матрас, подняв при этом кучу пыли. На чердаке было жутко холодно, судя по всему, Алиса забыла закрыть окно, когда вылезала под покровом ночи на улицу, для того, чтобы сбежать. Она положила голову на подушку и закинула ноги на свою самодельную кровать, даже не снимая ботинок. На чердаке перегорела лампочка, поэтому было не только холодно, но и темно. Алиса повернулась к окну и бросила мимолётный взгляд на улицу. Дождь. По стеклу медленно стекали капельки, словно наперегонки стараясь достичь низа оконной рамы. Алиса шумно вздохнула. Она не представляла, что её ждёт впереди. Но, ведь в коме она выстояла против всех, когда все отвернулись. Так почему здесь не должно быть как же? Наверное, потому что она не является такой сильной, какой представляла себя в коме. И, наверное, потому что там у неё был Дин. А здесь… здесь он даже не замечает её. И сегодня… он делал это всё только ради Алины. Алина. Она ведь любит её. Хотя, может, Дин и прав, наигравшись, про неё забудут.

— Ты опять хнычешь там, что ли, скелет? — раздался знакомый голос откуда-то из темноты. Но Алиса сразу узнала этот насмешливый и немного язвительный голос — это был Дин. Он снова пробрался через окно и в свете фонаря, отбрасываемого от окна, его волосы отливали грязно-жёлтым светом. Он как всегда небрежно стоял, прислонившись к какой-то коробке, а на его лице застыла фальшивая улыбка. Он всегда натягивал её, когда разговаривал с Алисой. Но каждый раз, когда в комнату, словно лёгкий весенний ветерок, влетала Алина и её светлые волосы развевались при ходьбе, уголки губ Дина невольно начинали ползти вверх, и он всеми силами старался сдержать улыбку. Алиса помнила, как в коме Дин смотрел на неё так же. Но это было давно. Это было настолько давно, что Алиса уже успела позабыть, как выглядит его улыбка. Его настоящая, искренняя улыбка, которую он всегда дарил ей. Сейчас она, скорее всего, больше никогда её не увидит. Вернее, этого не было никогда. Всё это было лишь частью её воображения.

— И не подумала бы, Дон Жуан, — громко и чётко произнесла Алиса, садясь на своей самодельной кровати. Судя по всему, он не ожидал такого резкого ответа, потому что в его глазах промелькнуло смятение, чего не могла не заметить Алиса. Она мысленно усмехнулась про себя.

— Я рассказал Алине всё, что было сегодня, — произнёс Дин, подходя ближе к матрасу. Его голос был холоден, а глаза не выражали ничего. — Конечно, с преувеличением, и я ни слова не сказал о том, что я ненавижу тебя. В моём рассказе я герой, который спас маленькую девочку от падения с крыши, а потом, когда она была в шоке, отвёл её в кафе и накормил. И, конечно же, хорошо к ней относится. Понятно? Из твоих уст рассказ должен звучать так же, а иначе тебе не пережить первого дня в школе.

Он резко и больно правой рукой схватил Алису за щеки, отчего её губы стали, как у рыбки. Он наклонился к ней и выдохнул в самые губы:

— Адских снов, скелетик.

А затем Дин резко встал и, выпрыгнув из окна, оставил Алису в замешательстве. Что это только что было? Он старается казаться в глазах Алины героем, коим не является? Ну ладно, пока придётся играть по его правилам. Но потом… потом она отомстит ему с полна.

***

Алиса проснулась из-за того, что кто-то светил фонариком ей в лицо. Девушка лениво открыла один глаз и заметила, что рядом с ней стоит Алина во всей своей красе. Она как всегда мило улыбалась, а в руке она держала свой новенький телефончик с включённым фонариком. Её волосы отливали серебром, а половина лица, до которого не доставал свет, было скрыто в тени.

— Доброе утро, Алиса, — едва ли не пропела она, мило улыбаясь. — Ты же не забыла, что сегодня твой первый день в школе?

Она улыбалась, смотря на сестру. И у Алисы тоже невольно заиграла улыбка, смотря на неё. Вот и смысл, по которому она здесь. Если бы она не проснулась, то Алина винила бы себя в её смерти.

— И как ты тут живёшь? Здесь же сыро, холодно и темно? — поинтересовалась Алина, оглядывая чердак, на котором спала Алиса. — Прости, надо было позвать тебя спать к себе. Я не подумала об этом. В моей комнате всё равно стоит двуспальная кровать, и мы могли уместиться на ней вдвоём. Ах, я такая глупая.

Она опустилась на грязный пол и обняла сестру. Алисе ничего не оставалось, кроме как обнять её в ответ.

— Ты не глупая, Алина, — прошептала Алиса, крепче обнимая сестру. — Ты замечательная. Самая лучшая сестра, которую только можно придумать.

Алина в последний раз покрепче прижала к себе Алису, а затем, встав, потянула сестру за собой.

— Идём, или ты думала, что пойдёшь в старой толстовке Дина в школу?

***

Алиса взглянула на себя в зеркало и ахнула. Да, Алина постаралась на славу: тёмные волосы пышным водопадом спадали на плечи, сзади красовался бант из волос. На лице нанесён мягкий макияж, судя по всему выполненный в розовых тонах. Белая блузка была заправлена в чёрную юбку со складками, а поверх всего этого был накинут серенький кардиган, чуть выше юбки, которая доходила ей до середины бедра. Дальше следовали колготки телесного цвета и дополняли этот образ те самые чёрные ботинки, в которых Алиса вчера гуляла.

Алина обняла сестру и тоже посмотрела на неё в зеркало. Их лица были не похожи, даже не смотря на то, что они были близнецами: у Алины лицо было более округлой формы, нос чуть менее курносый, более пухлые губы, глаза на несколько тонов светлее, чем у Алисы. Глядя в зеркало на свою сестру, сердце у Алисы замирало. Она была красавицей. И светлый цвет шёл ей гораздо больше.

— Ты у меня милашка, Алис, — произнесла Алина, слегка улыбаясь, прикрывая глаза и зарываясь носом в волосы Алисы. Алиса не удержалась от ответной улыбки и положила свои руки поверх рук Алины.

— Алин, едем? — нарушив всю идиллию, поинтересовался Дин, только что вошедший в дверь. Он закатил глаза, увидев, как Алина нежно обнимает свою сестру. — Говорю сразу, она едет на автобусе, заднее сиденье забито вещами. И нет, я не могу их выложить.

Алиса открыла глаза и недовольно посмотрела на парня через зеркало. Да, может быть, где-то в глубине её всё ещё продолжал пожирать маленький червячок, отпуская ехидные фразочки по поводу её чувств к Дину, но все они были в прошлом. По крайней мере, она старалась убедить себя в этом. А что ей ещё оставалось делать? Он ненавидит её, потому что считает, что она может только всё портить.

Он был одет в тёмные джинсы, майку и слегка помятую рубашку. Его волосы, как всегда были растрёпанными. Да и Алина тоже одета в джинсы и свитер. Это нечестно, почему она должна ходить в юбке, когда её сестра спокойно гуляет в штанах?

— Ну, доеду на автобусе, не развалюсь, — произнесла Алиса, хватая сумку с кровати Алины. Эту сумку ей так же любезно одолжила Алина. Она вообще была готова на всё, ради того, чтобы её сестра была счастлива. И Дин думал, что до добра это не доведёт.

Она направилась к выходу из комнаты, стараясь как можно быстрее отсюда убраться. Алина пыталась что-то сказать, но Дин лишь отрицательно покачал головой, не давая ей превратить невнятный набор слов в предложение. Алиса уже вышла из комнаты и направилась в сторону лестницы, ведущей вниз, как внезапно её руку поймал не кто иной, как Дин. Он резко дёрнул её назад, отчего она, пошатнувшись, едва не упала на него. Щеки и уши моментально вспыхнули, но Алиса не могла прямо сейчас упасть в грязь лицом. Надеясь на то, что её порозовевшее лицо более или менее скрыто волосами или вообще не видно под слоем косметики, который на неё нанесла Алина, она резко вздёрнула голову и с вызовом посмотрела на парня, который, судя по всему, не спешил выпускать её руку.

— Чего тебе? — как можно резче и тише произнесла девушка, стараясь заглянуть за его спину, чтобы там не стояло Алины. Ведь для неё они играли роль хороших друзей. Поняв её намерения, он тоже оглянулся, но Алины не было видно. Он, наконец, отпустил её руку и, наклонившись почти к самому лицу, прошептал:

— Старайся особо не греметь костями в автобусе, чтобы не распугать людей, скелет.

От него приятно пахло мужским одеколоном, а вблизи его серые глаза были похожи на пасмурное небо. Алиса, в последний раз взглянув в его глаза, резко развернулась, тем самым стукнув его волосами по лицу и, гордо подняв голову, зашагала к выходу из дома, оставив Дина стоять в одиночестве в коридоре.

Стоя вот так и глядя ей вслед, он в который раз невольно восхитился ею. На первый взгляд она казалась крохотной девушкой, которую можно прихлопнуть одной рукой, но на самом деле под этой кукольной внешностью таился невероятный характер. Даже после всего того, что ей пришлось пережить, она не теряла себя. Конечном он был бы счастлив спихнуть её тогда с крыши, но глядя в её невероятно голубые глаза, он просто не мог допустить того, чтобы они потеряли свою синеву. В последний раз, взглянув ей вслед, он зашёл обратно в комнату к Алине и, притянув её, поцеловал в шею, хотя часть его мыслей были посвящены не ей.

***

Девушка зашла в класс и тут же огляделась. Вот на задней парте третьего ряда, считая от окна, лениво потягивается Дин, совершенно не обращая на неё внимания, а вот перед ним сидит Алина и показывает ей, что надо улыбнуться. Пожалуй, после того, как она вышла из комы, то Алина стала что-то типа её ангела-хранителя. Помогала освоиться, понять, что и как устроено, в то время как даже родители отвернулись от неё. А за партой у окна, отвернувшись к нему, сидит светловолосый парень в тёмном свитере. Он смотрел куда-то в окно и, кажется, его совершенно не волновало то, что происходит сейчас в классе. Он даже не повернул голову, чтобы посмотреть, кто вошёл.

— Класс, познакомьтесь, это сестра Алины Клэптон — Алиса, — произнесла учительница. — Прости, Алиса, но у нас нет времени, чтобы ты рассказала о себе, потому что скоро начинаются контрольные работы. Присаживайся и постарайся что-нибудь понять. Если будет непонятно, то можешь остаться после уроков.

Алиса кивнула головой и прошла за единственную свободную парту между Дином и тем странным парнем в свитере.

— Эм, прости, здесь свободно? — спросила она у того парня, но он даже не повернул головы в его сторону, а всё так же неотрывно смотрел в окно.

— Нет, присаживайся, — ответил за него Дин, но тоже не удостоил Алису даже взглядом. И только Алина улыбнулась ей и показала большой палец.

Алиса села за парту и, достав ручку и тетрадь, начала списывать с доски тему. Но ей не давал покоя тот парень, что сидел слева от неё. Что с ним такое?

Она украдкой посмотрела на него. Он довольно симпатичный. Светлые волосы, зелёные глаза, вроде довольно накачанный, но из-за свитера ей было плохо видно. А действительно, что с ним?

— Что с ним? — спросила Алиса у сестры и Дина, но они оба пожали плечами, не обращая на неё внимания.

— Не обращай внимания, сестрёнка, — весело прошептала Алина. — Тебе ещё много надо наверстать.

Алиса ещё долго елозила на месте, но слушать учителя было мукой, хотя она объясняла довольно трудную тему. Дождавшись, когда учительница опять отвернётся к доске, чтобы что-то записать, девушка повернулась к этому парню.

— Хей, у тебя всё хорошо? — шёпотом спросила девушка, наклоняясь поближе к парню. Внезапно он повернул голову в её сторону, но в его взгляде ничего не читалось, кроме безграничной печали. Он посмотрел ей в глаза несколько секунд, а затем вновь отвернулся к окну. Кажется, он даже не открыл тетрадь, чтобы что-то записать из лекции учителя. Интересно, а какая у него улыбка? Почему-то ей захотелось посмеяться вместе с ним. Но почему? Она даже не знает его.

Алиса быстро вырвала листочек из тетради и быстро нарисовала там маленького толстого мопса в обнимку с большим пушистым котом, сидящих под солнышком, которое тоже улыбалось. Она кинула этот листочек парню на парту. Он мгновенно отреагировал и, развернув листок, посмотрел на картинку, а потом… вновь отвернулся к окну, отчего девушка даже немного расстроилась.

Так прошёл весь первый урок. Но ведь сейчас ещё будет перемена, а потом второй урок. Внезапно Алиса вспомнила про те кексы, которые вчера приготовила, пока все были заняты чем-то своим.

Она осторожно достала из сумки пакет и, достав оттуда один кекс, протянула его парню.

— Попробуй, я сама приготовила, — весело сказала Алиса. Но парень опять только посмотрел на неё и опять отвернулся к окну. Внезапно откуда-то из-за её спины возникла рука Дина и, схватив кекс, исчезла. Алиса повернулась к нему. Он, ехидно посмотрев на неё, засунул этот кекс себе в рот. Жуя, он пытался что-то произнести, но у него ничего не выходило.

— А ещё есть? — наконец разобрала его слова Алиса. В ответ она лишь кивнула, достала из сумки целый пакет таких кексов и отдала его Дину. Он сразу принялся поедать содержимое, украдкой стараясь посмотреть на Алину. Ах, так вот ради чего весь этот цирк с наигранным дружелюбием.

Алиса повернулась обратно к этому парню и начала прожигать его взглядом. Если бы она умела метать молнии из глаз, то от этого парня уже давным-давно осталась бы лишь кучка пепла.

— Хей, ты, может, своё имя скажешь? — задала она вопрос, но он опять даже не повернул в её сторону головы. — Нет? Ну ладно. Меня Алиса зовут, если тебе, конечно, интересно… и, если ты меня вообще слушаешь.

Прозвенел звонок и все сели на свои места. Учительница начала вести урок, а Алиса, совершенно её не слушая, тоже уставилась в окно. И почему тут всё так сложно? В коме всё было по-другому. Лучше бы она вообще не просыпалась. И умерла бы во сне. Там с Дином всё было хорошо. Он беспокоился о ней, переживал за неё, заступался за неё. А здесь? Он парень её сестры. И ему совершенно плевать на неё. Как и всем остальным. Какая разница, есть она или нет? Хотя, по тем фразам, которыми она перекидывалась с Дином, она поняла, что единственное, что изменилось — жизнь Алины. На одну проблему у неё стало больше. Она посмотрела на свои руки. На большом пальце виднелось серебряное кольцо, которое Дин оставил ей перед тем, как они оба умерли в её коме и которое, каким-то невероятным способом, перенеслось вместе с ней сюда. Затем она взглянула на руку Дина и увидела точно такое же кольцо. Это было довольно странно.

За такими печальными размышлениями прошла оставшаяся часть урока. Звонок ничего не улучшил и Алиса, в последний раз взглянув на того парня, самой первой вышла из кабинета и направилась на улицу. В руках она несла стопку книг, которые надо было начать читать немедленно, чтобы хоть как-то сдать экзамены. Внезапно обо что-то споткнувшись, Алиса полетела на землю, а вместе с ней и все её книги. Как только её тело коснулось земли, то она почувствовала сильную боль в обеих коленках и локте. Она огляделась вокруг. Многие, кто видел, как она упала, смеялся над ней и указывал пальцами. От этого на глазах Алисы навернулись слёзы. Ну почему она такая неудачница? Девушка села и посмотрела на разбитые коленки, из которых бежала кровь, стекая по рваным колготкам, а затем она взглянула на всю кучу учебников, которые валялись вокруг неё. На этот раз она заплакала. Она точно неудачница.

Внезапно кто-то подошёл к ней и присев рядом с ней, и начал собирать учебники. Она подняла глаза, полные слёз, и увидела того самого парня, с которым она пыталась заговорить два урока. Он быстро собрал учебники и, присев поближе к ней, улыбнулся и произнёс:

— Привет, Алис, меня Ник зовут. Давай я тебе помогу.

Он протянул ей руку и девушка, крепко ухватилась за неё, а потом он потянул её вверх, отчего она встала с земли. Они дошли до ближайшего дерева и, сев под ним, Алиса достала влажные салфетки и начала протирать царапины.

— Ты прости, просто мне непривычно, что меня никто не жалеет или не тыкает пальцами, — начал Ник. — Просто, ты понимаешь, неделю назад мы с родителями и младшей сестрой попали в аварию. А несколько дней назад я был на их похоронах. Все жалели меня, отчего мне было противно по отношению к самому себе. Я до сих пор не могу смириться с их потерей. Они были для меня всем, а теперь у меня нет никого. Ну, а у тебя какая история? Я чувствую в тебе что-то родное, но не знаю, почему.

Алиса удивлённо посмотрела на него, а потом заговорила, смотря в глаза Ника.

— Я только два дня назад вышла из комы, в которой я провела двенадцать лет. Хотя у меня ситуация не из лучших. Родители, после того, как я вышла из комы, сказали мне всего несколько слов. Я словно чужая в этом мире. Это так ужасно, когда за спиной тысячи дорог…

— И ни одной домой, — закончил за неё Ник.

— Точно, — тихо произнесла она, глядя прямо в тёмно-зелёные глаза Ника. Они искрились. Но она не могла разглядеть в них каких-то определённых чувств.

— Слушай, а у тебя ещё остались те кексы? — поинтересовался Ник, заправляя выбившуюся прядь тёмных волос за ухо Алисе. Она улыбнулась ему.

— Сейчас посмотрю, но ты знаешь, Дин, порой, может сожрать слона.

Внезапно улыбка сползла с лица Ника.

— Знаю, когда-то мы с ним были лучшими друзьями, — пояснил он, смотря куда-то вдаль. Алиса проследила за его взглядом и заметила, что он смотрит на Дина, Алину и Майкла. Они стояли втроём и о чём-то весело разговаривали. Порой был слышен звонкий смех Алины. — А потом… появился Майкл и Дин забыл обо мне, как о старой игрушке. И, поверь мне, не стоит влюбляться в него, потому что он потом обязательно разобьёт тебе сердце.

Алиса горько усмехнулась и, придвинувшись поближе к Нику, положила голову ему на плечо. Вначале парень вздрогнул, но потом, поняв, что беспокоиться не о чем, расслабился.

— Я же говорила, что у меня довольно странные отношения со всеми, — пояснила она, неотрывно смотря на свою сестру. Она была просто восхитительной. — Так вот, Дин меня просто ненавидит. И вообще ему плевать, если ли я или нет меня. Он думает, что я только мешаю Алине. И могу испортить всё, о чём она мечтает. Порой я думаю, что лучше бы я не просыпалась.

— Эй, нельзя так говорить, — упрекнул девушку Ник и легонько стукнул её по носу, отчего она улыбнулась. — У тебя есть, ради кого жить.

— Ради кого?

— Ради меня.

***

И вот, все уроки были пройдены, и остался последний, на который Алису уговорила пойти Алина — физкультура. Алиса тихонько приоткрыла дверь и заглянула внутрь. В раздевалке уже находилось много девушек, но, насколько поняла Алиса, они все входили в школьную команду поддержки.

Алиса толкнула дверь и зашла внутрь. Все взгляды тут же устремились на неё. От такого чрезмерного внимания к её персоне, щёки и уши Алисы моментально вспыхнули.

— Привет, — тихо сказала девушка, поднимая глаза от пола. Девушки, находящиеся в раздевалке, несколько секунд внимательно разглядывали её, а потом каждая вновь занялась своим делом. Да, хорошее начало знакомства.

Алиса подошла к единственной свободной лавочке и, сев на неё, достала из сумки старую потёртую кофту с длинным рукавом. Лосины уже были надеты на ней, закрывая разбитые колени. Следующим из сумки она достала старые кроссовки Алины, которые, по её словам, она надевала лишь дважды.

Алиса быстро переоделась и уже сидела, зашнуровывая кроссовки, как дверь внезапно открылась и в неё, словно нимфа, зашла Алина. Она ещё не успела сказать ни слова, как вокруг неё уже стояли все девушки, которые находились в раздевалке. Так вот, что значит быть некоронованной королевой школы. Алиса лишь слегка кивнула сестре, когда она прошлась мимолётным взглядом по ней.

Все девушки что-то говорили наперебой, хвастаясь новыми вещами, рассказывая о том, какие красивые парни учатся у них в школе, какая сегодня красивая Алина. В ответ на все их реплики, Алина лишь кивала головой, стараясь уделить внимание каждой из них.

Следующей, кто вошёл в дверь, оказалась их учительница по физкультуре.

— Как на базаре, честное слово, — прямо с порога заявила она, оглядывая толпу девушек. Это была женщина с туго затянутым на макушке хвостом, на ней был надет спортивный костюм, хорошо обтягивающий её накачанную фигуру. Увидев такую ночью, Алиса бы испугалась. — Так, Алина, надеюсь, что ты помнишь, что завтра у вас начинается отбор на чемпионат. И, надеюсь, что все те, кто в нём участвуют, уже собрали свои вещи. Сегодня часть, которая не едет на чемпионат сдаёт метание, а все остальные отрабатывают движения. Я ясно изъясняюсь?

— Да, тренер, — хором произнесли девушки, чуть отходя от Алины, давая ей больше пространства. Она лишь улыбнулась и заправила золотую прядку за ухо.

— Ну, тогда идём тренироваться, — весело произнесла Алина и, достав из шкафчика форму, быстро переоделась. — В этот раз мы точно приедем с кубком.

Все одобрительно закивали, а Алиса так и осталась сидеть на лавочке. И зачем она только сюда пришла? Какой-то чемпионат, какое-то метание. Это же… это же ужас какой-то.

Она вышла самой последней, плотно закрыв за собой дверь в женскую раздевалку, а потом, следом за остальными девушками, вышла на поле, где уже тренировалась футбольная команда.

— Так, а это что у нас за курьи ножки? — громко поинтересовалась тренерша, судя по всему, обращаясь к Алисе. Все девушки захихикали, озираясь на Алису. — Ты вообще ешь, деточка?

От такого огромного количества взглядов, Алиса растерялась. Что можно было на это ответить? Внезапно на помочь пришла Алина.

— Это моя сестра, тренер, — пояснила она, подходя к Алисе и кладя руку ей на плечо. — Она только недавно вышла из комы, поэтому ещё не успела набрать мышечную массу, но обещаю, что я помогу ей это исправить.

Женщина самодовольно хмыкнула, в последний раз прошлась по Алисе недовольным взглядом, а затем скомандовала, обращаясь к остальным девушкам:

— Два круга вокруг стадиона.

Уже под конец первого круга Алисе стало тяжело дышать, ноги стали ватными. В висках стучало, а лёгкие обжигало воздухом. И, к тому же, она уже беспощадно отстала от всех остальных. Внезапно её в плечо, со стороны поля, прилетел мяч и она, потеряв равновесие, рухнула на прорезиненное покрытие школьного стадиона.

Вокруг неё снова послышался смех. Алиса быстро села и огляделась. К ней подбежал Дин, нацепив на лицо эту дурацкую улыбку, которая так бесила её.

— Прости, — сочувственно заявил он, хотя глаза выдали его: он был счастлив, что так произошло. Возможно, он даже специально бросил в неё мяч. Дин протянул ей руку и Алиса, оглядевшись, заметила подбегающую к ним Алину. Так вот ради чего весь этот цирк. — Давай, я помогу тебе подняться, ничего не болит? Может, отвести тебя в медпункт?

Алиса злостно на него посмотрела, а он в ответ лишь ухмыльнулся. Девушка протянула ему руку, и он вытянул её наверх. Подбежавшая к ним Алина не успела ничего произнести, потому что её перебила тренер:

— Хоггарт, выключай свой режим Дон Жуана и марш на поле.

От такого заявление Дин, видимо, опешил, а Алиса самодовольно хмыкнула. Недаром же она обзывала его так. Дин послал Алисе последний уничтожающий взгляд, а потом, быстро схватив мяч и поцеловав Алину в висок, побежал обратно на поле.

— Алина, — мягко сказала тренер, подходя ближе к ней. — Иди, собирай всех, и начинайте тренироваться, чтобы не оплошать, а ты…

Тренер злобно посмотрела на Алису, отчего у неё всё внутри сжалось.

— А ты живо марш на метание!

Алиса кивнула головой и пошла вслед за тренером. И как же правильно метать? Она увидела, как тренер достала из сумки три мяча и, положив их рядом с Алисой громко произнесла:

— Курьи ножки, начинай.

Алиса взяла в руку один из мячей и невысоко подкинула его. Он оказался гораздо тяжелее, чем она предполагала, хотя довольно удобно ложился в руку.

Подойдя к линии, Алиса замахнулась и бросила мяч.

— Девять метров! — громко произнесла тренер, а все, кто находились на поле, начали смеяться. — Это даже на двойку не тянет, курьи ножки.

Алиса взяла ещё один мяч, и снова кинула его. Но и на этот раз он не улетел дальше. Под конец третьей попытки, все, кто видели её провал, уже буквально лежали на земле, задыхаясь от смеха. Но только Алисе было не до смеха. На её глазах уже в который раз за этот день выступили предательские слёзы. Почему она такая неудачница? Почему? Почему она не может быть такой же крутой, как её сестра?

Алиса развернулась и побежала в сторону женской раздевалки, на бегу смахивая выступившие слёзы. Она схватила лежавшую на полу сумку и, быстро запихнув туда свои ботинки, вылетела из раздевалки. Она быстро выбежала с территории школы и побежала, петляя по переулкам. Наконец остановившись, девушка осмотрелась. Она не имела ни малейшего понятия, где находится. И, что самое главное, она не помнила, как здесь оказалась. Девушка уже в который раз за этот день мысленно упрекнула себя за свою глупость. И как теперь попасть домой? Или стоит ли туда вообще попадать? Может, лучше уйти насовсем, не оставив ни единой весточки, где её искать? Или это будет слишком жестоко по отношению ко всем? Хотя, кому она нужна… Почему-то Алиса была уверена, что даже Алина не станет по ней скучать.

Алиса медленно побрела куда-то, совершенно не планируя, куда идти. К её великому сожалению, через несколько часов она вышла на свою улицу. Зато она успела увидеть небольшой парк и новый торговый центр, которых она не видела в своей коме. Алиса медленно открыла входную дверь и заметила, что ни в одной из комнат дома не горит свет. Она сбросила с плеч рюкзак. Значит, дома никого нет. Да, скорее всего, Алина уже уехала, но где же родители и Моника?

Ничего не понимая, девушка прошла на кухню, попутно включая в прихожей и гостиной свет. На холодильнике видело две записки, прикреплённые магнитиками. Алиса подошла и сняла с холодильника одну из них. Записка была небольшой, написанная розовой ручкой с аккуратным почерком. Почему-то Алиса поняла, что записка от Алины.

«Привет, сестрёнка,

Прости, что уехала, не попрощавшись, но я просто не знала, где тебя искать. Прости, что не была рядом, когда тебе было плохо. Прости. Я понятия не имею, как тебе сейчас тяжело. Я уехала на две недели. Родители и Моника сегодня улетели на две недели в Италию. Так что я попросила Дина, чтобы он присмотрел за тобой. Я надеюсь, что вы подружились с ним. Что бы ни случилось, не переставай быть моим лучиком солнца. Прошу. Не опускай руки, даже если тебе кажется, что всё слишком плохо. Обещай мне.

С любовью, Алина».

Алиса перевела взгляд на другую записку и заметила, что на ней написано всего три слова: «Для Алины. Мама».

Значит, родителям точно плевать на неё. Алиса даже не стала читать, что написано в этой записке, ведь она предназначалась не ей. Девушка облокотилась на стену и медленно сползла вниз. Слёзы предательски выступили на глазах, загораживая мир белой пеленой. Она тихо всхлипнула.

Почему всё именно так? Зачем она вышла из комы? Зачем? Почему она не умерла? Ещё раз тихо всхлипнув и шмыгнув носом, девушка нашла единственный выход: она встала с пола и, открыв шкаф, достала огромный кухонный нож.

Слезы непроизвольно закапали на блестящее серебряное лезвие ножа. Девушка медленно провела по руке, оставляя небольшой красный след на запястье. По телу тут же разлилась боль, как бы стараясь остановить свою хозяйку от необдуманных поступков, но она была непреклонна. Порез получился довольно большим, но не глубоким, не задев вены. Алиса не слышала, как хлопнула входная дверь, и кто-то тихо позвал её по имени. Она занесла нож ещё раз над рукой, и вновь начала проводить по запястью, на этот раз сильнее нажимая на рукоятку. Лезвие с лёгкостью вошло в кожу и тут же окрасилось в тёмно-красный цвет.

— Дура! — раздался голос где-то над ухом. Нож одним лёгким ударом вылетел из рук девушки и, звеня, рухнул на пол. Дин рывком развернул на себя Алису и потряс её за плечи, чтобы хоть немного привести её в чувство. Девушка расплакалась с удвоенной силой и попыталась осесть на пол и дотянуться до ножа, но её с лёгкостью подхватили на руки.

Алиса не особо разбирала дороги, куда её несут. Несут и всё. Она даже не особо понимала, кто её несёт. Она словно находилась в бреду. Она почувствовала, как её усалили куда-то и внезапно сверху на неё полилась ледяная вода. Почему-то сразу после этого пришло леденящее душу осознание: она уже во второй раз пыталась совершись самоубийство.

Она посмотрела на своё запястье. Порез был не глубокий. Но он был. Вода ледяными струями обнимала её, не давая что-либо видеть перед собой. Откуда-то появилась бутылка и Алиса, схватив её, принялась с жадностью пить содержимое. Только на третий глоток пришло осознание того, что это алкоголь. Горло неприятно обжигало, а в носу стоял этот противный запах спирта.

Алиса выплюнула содержимое в ванну и протянула бутылку обратно руке.

— Что это?

— Коньяк, — пояснил голос, и Алиса с ужасом узнала в нём голос Дина. — Алкоголь помогает притупить чувства. И боль.

Дин выключил холодную воду и, взяв на руки, поставил на пол и обернул в полотенце. У Алисы зубы стучали от холода, но почему-то сознание полностью вернулась. Как и жуткое осознание происходящего. Девушка почувствовала, как её вновь подхватили на руки и куда-то понесли. На этот раз это оказалась гостиная. Дин усадил её на диван, явно борясь с желанием бросить её где-нибудь и уйти домой, и достал из кармана джинсов перекись, зелёнку и бинты.

Он больно ухватился за руку Алисы и, развернув её запястьем вверх, принялся обильно поливать его перекисью. Алиса закричала от боли. Перекись больно шипела и пузырилась на её запястье, не давая крови пойти с новой силой. Неожиданно Дин наклонился над её рукой и принялся дуть на ранку. Наконец решив, что перекиси достаточно, парень оторвал немного бинтов и промокнул рану. Страшно было даже подумать, что могло бы произойти, приди Дин хотя бы на десять секунд позже.

Дин обработал края пореза зелёнкой и замотал всё бинтами, завязав ровный бантик. А затем встал над Алисой и недовольно посмотрел на неё.

— И что это было? — грозно спросил он, возвышаясь над девушкой скалой. Неожиданно Алиса почувствовала, как в носу защипало, а на глазах вновь образовалась пелена. Действительно, что? — И что ты теперь плачешь?

Алиса тихонько шмыгнула носом и произнесла:

— Дин, я никчёмна.

Неожиданно для неё Дин тихо рассмеялся и, присев рядом с ней, приобнял её за плечи.

— Ну, не настолько и никчёмна, — пояснил он, беря её за руку и переплетая их пальцы. — По крайней мере, кексы у тебя вкусные. А теперь иди, переодевайся, а то заболеешь ещё. Алина чётко сказала, чтобы бы была в норме, когда она вернётся. А превратить твою жизнь в Ад я успею всегда.

Комментарий к Глава 17

Простите за такую огромную задержку главы, но у меня сломался телефон, где была почти полностью написана глава и у меня, в буквальном смысле этого слова, опустились руки. Я очень хочу исправиться, потому что прекрасно понимаю, как тяжело ждать выхода новой главы, особенно когда продолжение выходит так редко. Я честно-честно постараюсь исправиться и обещаю, что больше не буду до такой степени забрасывать фанфик.

Так же я решила, что действия действительно происходят слишком быстро, поэтому в ближайшее время буду переделывать некоторые главы.

========== Глава 18 ==========

Алиса несколько раз переворачивалась с боку на бок, то откидывая с себя одеяло, то обнимая его одной ногой, то укрываясь им с головой. Было слишком жарко. Внезапно в голову пришло жуткое осознание: у неё на чердаке всегда было слишком холодно, чтобы она спала без одеяла. Да и матрас был более твёрдым. Алиса резко открыла глаза и уставилась в тщательно выбеленный потолок. Это точно был не её чердак.

Девушка попыталась сесть, но что-то лежало поперёк её груди, не давая ей подняться. Приподняв голову, она поняла, что это рука…

— Хоггарт! — вскрикнула девушка и, откинув его руку, села в кровати. Они лежали на диване в гостиной её дома. На парне не было футболки, и Алиса невольно залюбовалась его рельефным телом, прикусив нижнюю губу.

Дин недовольно поморщился и, проведя рукой по волосам, приоткрыл один глаз. Заметив изучающий взгляд Алисы на себе, он усмехнулся.

— Я, конечно, понимаю, что я хорош собой, — немного хрипло произнёс он. — Но может ты прекратишь пялиться на меня?

Алиса громко фыркнула, чтобы хоть немного скрыть своё смущение и, как можно более уверено произнесла:

— О, Боже, больно надо. Ты лучше скажи, какого чёрта ты спал и закидывал свои грабли на меня? Я лучше не буду вообще спрашивать, что ты делал со мной в одной постели.

Эти слова дались девушке с трудом, потому что, даже не смотря на то, что Дин так ужасно относился к ней, она всё ещё испытывала к нему симпатию. Да, может быть, она уже была не такой сильной, но она была. Алиса просто не могла поверить в тот факт, что Дин больше не её лучший друг, теперь он является её врагом. Теперь ей даже не с кем поделиться своими мыслями, ведь у неё нет Дина. Раньше, когда она была в коме, Дин всегда был рядом. Пожалуй, это ещё одна причина, по которой она не хотела просыпаться.

— Так ты не помнишь? — как-то немного пошло улыбнулся Дин и вопросительно вскинул бровь. — Я думал, что ночи, проведённые со мной забыть просто невозможно.

— Самооценку снизь, — грубовато произнесла Алиса, откидывая парня презрительным взглядом. — Если ты мне сейчас же не расскажешь, что произошло, то клянусь, я надеру тебе зад.

Видимо, Дину было впервые слышать отказ, потому что следующую минуту он просто сидел и смотрел на Алису, судя по всему, переваривая отказ. Всё это время девушка просто сидела напротив него и ждала, что же он ответит.

— Ты вчера пыталась совершить самоубийство, — тихо произнёс он, всё ещё не отводя глаз от её лица. Значит, он не переваривал отказ, а думал, как сказать это всё помягче. — Я вовремя пришёл проведать тебя, потому что попросила Алина. И увидел, как ты огромным кухонным ножом режешь себе вены. Я отнёс тебя в душ и включил ледяную воду, чтобы ты хоть немного пришла в себя. А потом, когда к тебе пришло осознание происходящего, ты, на удивление, оставалась леденяще-спокойной. Это насторожило меня, и я решил остаться с тобой, потому что Алина просила приглядеть за тобой. Но я клянусь, в следующий раз, когда ты решишь совершить самоубийство, я помогу тебе в этом. И даже Алина меня не остановит. Вот что, но в няньки я не нанимался.

Дин в последний раз поглядел в бездонно-голубые глаза Алисы и, резко вскочив с дивана и собрав все свои вещи, направился к выходу. Всё это время девушка сидела на кровати и не шевелилась. Она всё так же продолжала смотреть туда, где всего лишь минуту назад лежал Дин. Парень хмыкнул, смотря на девушку, и направился к выходу из дома, ведь надо было ещё собираться в школу, а опоздать на первый урок он не хотел.

— Спасибо, — это слово, тихо произнесённое девушкой из гостиной, догнало Дина уже у входной двери. Парень обернулся. Алиса сидела к нему в пол-оборота, часть её лица было скрыто в тени, и прожигала его взглядом. В её глазах не читалось ничего или, быть может, Дин просто не мог в них ничего прочитать. Слегка кивнув головой, Дин быстро скрылся за дверью.

***

Алиса медленно шагала по школе, читая учебник по алгебре и крепче кутаясь в рукава серого свитера, который нашла на чердаке. Учительница обещала обязательно спросить её в ближайшее время, а снова предстать перед людьми неудачницей она не хотела. Всё, хватит, хватило и одного раза.

Она слышала, как ребята перешёптываются за её спиной, но какая разница в этом знании, если ты всё равно ничего не можешь поделать?

— Хей, Ал, — голос прямо над ухом заставил вздрогнуть, а учебник непроизвольно выпал из рук и с грохотом рухнул на пол. — Прости, я напугал тебя? Я не хотел, честно. Просто я кричал тебе до этого, но ты не слышала.

Парень наклонился и поднял учебник, перевернув его обложкой вверх.

— А, алгебра.

Алиса, наконец, смогла пошевелиться и сдёрнула с парня капюшон, тем самым взъерошив светлые волосы. Увидев его слегка обиженный взгляд, она рассмеялась и легка приобняла парня.

— Конечно, Ник, теперь алгебра — моя единственная любовь на ближайшие пару месяцев. А вообще… ненавижу математику.

— Но-но-но, не стоит посягать на святое, — Ник театрально возвёл руки к небу и указал пальцем на потолок. Алиса рассмеялась. — А если серьёзно, хочешь, я помогу тебе? У меня, вроде, всё хорошо с математикой.

— Знаю я твоё «хорошо», — презрительно фыркнув, произнесла Алиса, окидывая Ника взглядом. — Сидишь, весь урок пялишься в окно и тебя ничего не волнует. Думаешь, я не знаю, как приходят у тебя уроки математики?

Ник рассмеялся и, открыв учебник на произвольной странице, протянул Алисе и подмигнул, отчего девушка тоже рассмеялась.

— Я прекрасно знаю все темы, потому что отец заставлял меня учиться, — ответил Ник, беря Алису за руку и, переплетя их пальцы, потянул её в кабинет. — Так что, ты не отвертишься от меня, Клэптон. Я помогу тебе. Как ты вчера помогла мне.

Алиса рассмеялась и мимолётным жестом откинула прядь волос назад, отчего Ник на несколько секунд даже засмотрелся. Алиса заметила его взгляд и улыбнулась, а ямочки заиграли на её щеках.

— Кстати, а почему Ал? — внезапно спросила Алиса, отчего парень даже впал в стопор. Действительно, почему?

— Не знаю даже, это как-то само собой вышло, — ответил Ник и тоже улыбнулся. — Тебе не понравилось? Я больше не буду тебя так называть, обещаю.

Девушка тихо рассмеялась и покрепче сжала руку Ника.

— Наоборот, мне нравится. Называй меня Ал.

Ник улыбнулся и, подойдя к нужному кабинету, распахнул дверь, а затем поклонился, протягивая руки в сторону двери, как бы приглашая Алису войти. Девушка звонко рассмеялась, прикрывая ладошкой рот, но всё же присела в реверансе, растягивая полы свитера.

— Ник, вы с вашей спутницей как раз пришли вовремя, — произнёс молодой мужчина, оглядывая только что вошедшую пару и улыбнулся, слегка кивнув.

Он был довольно очарователен, отметила про себя Алиса. Темные волосы зачёсаны назад, худое лицо с чётко выраженными скулами, большие серо-зелёные глаза, обрамлённые длинными ресницами. Он был одет в чёрные брюки и серый лёгкий свитер, а на руке красовались чёрные часы. Он сидел, облокотившись на стол и скрестив руки на груди.

— Меня зовут Алиса, — произнесла девушка, подходя поближе к учителю. — Алиса Клэптон. Я сестра Алины.

При упоминании о сестре и воспоминании о вчерашнем дне, настроение как-то упало. Но она нашла в себе силы улыбнуться и подняла глаза на учителя.

— Мистер Эшфорд, — представился мужчина и слегка кивнул. — Алиса, значит. Подойди ко мне после урока. Я наслышан о твоей ситуации и хочу поговорить с тобой… об этом.

Он мимолётно взглянул на Дина, что не утаилось от Алисы, и глаза у девушки расширились. Неужели он всё ему рассказал? Теперь она долго будет ходить по психологам, а потом её упекут в больницу, где она проведёт остаток своей жизни… одна. Из раздумий её вывел голос мистера Эшфорда:

— Присаживайтесь в группу к Мелисе и Дину, я дам вам задание, которое вы должны будете представить в конце этого месяца, то есть через две недели.

Алиса мысленно сжалась, представляя, какой её ожидает разговор после уроков и прошла к указанной ей группе, под всеобщие взгляды учеников.

Девушка присела на стуле, рядом сел Ник, и кивнула Мелисе, которая даже не думала удосужиться её взглядом. Да, пожалуй, единственное, что не изменилось после того, как она вышла из комы — Мелиса. Видимо, ни Дин, ни Мелиса не были рады этому соседству, но им приходилось мириться с этим.

— Итак, класс, — произнёс мистер Эшфорд, обводя глазами всех в классе. — Скажите, какая природа у страха? Кто-нибудь знает? Ну, или хотя бы дайте определение страха. Можно даже не научными словами.

Неожиданно заговорил Дин, отчего Алиса вздрогнула, потому что заговорил он практически над её ухом:

— Страх — это сильная отрицательная эмоция, которая возникает в результате воображаемой или реальной угрозы и представляет опасность для жизни человека.

Алиса повернула голову и встретилась глазами с Дином, потому что он в буквальном смысле буравил её взглядом. Почему-то, смотря в его глаза, девушке сразу вспомнился тот день на крыше, когда он спас её.

Дин, на удивление был очень серьёзен, а когда закончил говорить, то плотно сжал губы, но взгляда от Алисы так и не отвёл, продолжая разглядывать лицо темноволосой девушки.

Но даже когда он был так серьёзен, то всё равно продолжал быть идеальным: растрёпанные светлые волосы, торчащие во все стороны, чётко выраженные скулы, ярко-серые глаза, которые всё так же неотрывно смотрели на неё. Кажется, он даже не собирался отводить от неё взгляд. Им он пытался как-то достучаться до Алисы, старался показать, что в страхе нет ничего позорного. Его не нужно бояться, с ним надо бороться. Из раздумий их вывел голос учителя и они, наконец, прекратили эту невидимую игру в гляделки.

— Всё верно, Дин, — произнёс мистер Эшфорд, беря в руки книгу, которая лежала у него на столе. — Психологи относят чувство страха к эмоциональным процессам и считают его врождённой эмоцией. Например, как чувство голода. Когда вы проголодаетесь, организм даст вам об этом знать. Страхи бывают разные и у каждого из них разные причины и последствия. Вот, к примеру, Алиса, ты не против?

Девушка удивлённо посмотрела на него, но, так и не поняв сути его вопроса, отрицательно покачала головой.

— Вот смотрите, — сказал мужчина, снова обводя взглядом класс. — Алиса только что вышла из комы, и она практически не знает этого мира. Значит, сейчас у неё страхов гораздо больше, чем у всех остальных. Обычно люди бояться чего-то нового, а для Алисы это всё по-новому. Она может бояться темноты, громких звуков, клоунов, пауков, одиночества, в принципе, как и вы все. Согласитесь, вы боитесь хотя бы чего-то из того, что я перечислил. И не надо качать головой, Дин. Если ты не замечаешь за собой страха, это не значит, что его нет. Так вот, каждое новое событие, которое происходит в её жизни, должно пугать до дрожи в коленках, но ведь нельзя бояться всего, так? Со страхом надо бороться, чтобы потом, когда я спрашивал вас об этом, вы отрицательно покачали мне головой, как это сделал Дин.

Неожиданно прозвенел звонок, но все остались сидеть за своими местами и словно завороженные смотреть на учителя. Он рассмеялся.

— Ну, по крайней мере, я могу быть уверен, что урок вам понравился, — всё ещё немного посмеиваясь, произнёс он. — Так, ладно, как и обещал, сейчас раздам темы ваших заданий. Дин, Алиса, Ник, Мелиса, вам, пожалуй, достанется тема: «Проявления различных страхов при анализе личности человека». Тема довольно сложная, но я бы не сказал, что там есть что-то мега сложное.

Он назвал все остальные темы для групп, а затем отпустил. Все встали и лениво поплелись на следующие уроки, а Алиса, закинув сумку на плечо, боязливо подошла к мистеру Эшфорду. Он изучающе посмотрел на неё, а потом бросил взгляд куда-то за её спину. Девушка тоже обернулась и увидела, как Дин, облокотившись на ближайший стол, стоит, скрестив руки под грудью, и так же изучающе оглядывает мистера Эшфорда.

— Дин, я могу тебе чем-то помочь? — поинтересовался учитель, вопросительно вскинув бровь вверх. Дин подошёл к Алисе и почти вплотную встал за её спиной. Девушка почувствовала тепло, исходящее от его тела.

— Вы же хотели с ней поговорить, мистер Эшфорд, — спокойно произнёс парень, хотя по голосу Алиса почувствовала, как он старается сдержать раздражение. — Так говорите.

— Дин, я ценю тебя за то, что вовремя задумался об Алисе, но если ты сейчас же не выйдешь из кабинета, то мне придётся выставить тебя отсюда. Если ты любимчик остальных учителей, то это не значит, что я тоже обязан тебя любить. Тем более, как школьный психолог, я должен оставить наши с Алисой разговоры в тайне. Так что, выйди, пожалуйста, из кабинета и прикрой за собой дверь, Дин.

Парень презрительно фыркнул и, в последний раз бросив мимолётный взгляд на Алису, который она почувствовала, даже стоя к нему спиной, вышел из кабинета, закрыв за собой дверь. Но Алиса знала, скольких усилий ему стоило не хлопнуть дверью.

Пообщавшись с ним несколько дней, она поняла, что такой парень, как Дин, привык получать всё, что захочет и очень раздражался, когда не получал этого. Девушка решила не опираться на всё то, что видела в коме, потому что была не уверена, действительно ли всё так. Хотя, пообщавшись немного с Дином, симпатия к нему немного поубавилась, а в душе с каждой встречей возрастало чувство ненависти к нему. Он считает, что она вещь, пустое место. Хотя, для многих это действительно так.

— Алиса, — из раздумий девушку вывел голос мистера Эшфорда. — Ты знаешь, почему я попросил тебя остаться?

Алиса вскинула голову, посмотрела прямо ему в глаза, а затем произнесла:

— Не стоит верить всему, что говорит Хоггарт, — беззаботно произнесла девушка. — Вы же знаете, если ему что-то не нравится, то он просто выходит из себя. Как сейчас, например.

— Я не думаю, что Дин стал врать о том, что ты пыталась покончить жизнь самоубийством, — довольно резко произнёс мистер Эшфорд, подходя к Алисе. Он больно схватил её за руку и, задрав рукав чуть вверх, показал ей перебинтованное запястье, которое она пыталась скрыть. — Извини.

Мистер Эшфорд отступил на шаг назад, и снова посмотрел на Алису.

— Пойми, это не шутки, — тихо произнёс он, отворачиваясь к окну. — Дин прибежал в класс раньше всех и был очень взволновал, когда старался быстро рассказать суть всей ситуации.

Он то и дело отводил глаза и даже пытался прекратить разговор на какой-то стадии, но я просил его продолжить. Алиса, ты очень хорошая девушка, возможно, даже лучше Алины, но пойми, суицид не предназначен для таких светлых людей, как ты. Я позвонил в больницу, в которой ты… находилась на лечении. Они сказали, что твой случай очень необычен. Обычно, между приходом человека в себя и полным выходом из комы должно пройти время. За это время должны были наблюдаться признаки того, что ты приходишь в себя. Но у тебя этого не было. Ты просто встала и пошла. Возможно, для тебя это было шоком. Возможно, ты боишься всего этого мира. Я не буду спрашивать, что ты видела в коме, может быть, потом ты сама захочешь мне это рассказать. И, честно говоря, я даже не хочу говорить, что суицидом ты не решишь все свои проблемы. Просто знай, если что-нибудь случится, ты можешь прийти и поговорить об этом со мной. И, если что, поверь, выставить за дверь Хоггарта я смогу.

Он быстро подошёл к столу и, быстро написав что-то на листочке, протянул его Алисе. Девушка взяла его и посмотрела, что на нём написано.

— Это мой адрес и телефон, — пояснил он, проводя пальцем по листочку. — Если что-нибудь произойдёт, и ты снова забьёшь свою голову мыслями о суициде, позвони или просто приди. В крайнем случае, я всегда буду в этом кабинете. Я не хочу, чтобы такая девушка, как ты, Алиса, умерла, так и не узнав вкуса жизни. Ты удивительна. Хотя бы только по тому, что смогла снова заставить Ника улыбнуться. Я хочу стать тебе другом и помочь пережить этот период суицидальных мыслей. Давай так, как посчитаешь нужным, а я буду наблюдать за твоим состоянием. Договорились?

Алиса, всё ещё не до конца осмыслив происходящее, медленно кивнула головой, а мистер Эшфорд расплылся в улыбке.

— Отлично, тогда не имею права тебя больше задерживать.

Алиса ещё раз кивнула головой и направилась к выходу из кабинета, попрощавшись с мистером Эшфордом. Открыв дверь, она даже не удивилась, увидев Дина, который стоял, облокотившись на стену, и старательно делал вид, что что-то ищет в своём телефоне.

— Всё подслушал? — злостно поинтересовалась Алиса и легонько стукнула его по плечу.

— Даже и не думал, — в тон ей ответил Дин, встречаясь с её злостным взглядом и усмехнулся. — Как прошёл разговор?

Алиса подошла почти вплотную к нему и буквально прошипела:

— Давай договоримся: я не лезу в твою жизнь, а ты не лезешь в мою. И я тебе обещаю, как только закончится школа, я уеду и больше не появлюсь в твоей жизни. А пока что, давай не портить друг другу жизнь. Да, мы будем играть хороших друзей для Алины, но в реальности такого не произойдёт. Клянусь. Так что прекрати строить из себя народного героя. И если ты думаешь, что улыбнувшись мне своей фирменной улыбкой, я тут же брошусь тебе на шею, ты глубоко ошибаешься.

Алиса развернулась и пошла прочь от Дина, направляясь к своему шкафчику, чтобы взять учебник по экономике.

— Пожалуйста, — крикнул ей вслед Дин, отчего она вздрогнула и обернулась. Он всё так же стоял, прислонившись к стене, и провожал её взглядом. Алиса непонимающе подняла бровь, а парень в ответ на её жест усмехнулся. Наконец Алиса поняла, что это ответ на её благодарность. Она, точно так же, как и он, с утра, слегка кивнула головой и направилась дальше по коридору в сторону своего шкафчика.

Дойдя до нужного места, Алиса ввела код и открыла шкафчик. Из него вылетел какой-то листочек. Алиса поставила учебник на полку, а затем присела и подняла листок. Он был аккуратно сложен вдвое. Развернув, девушка увидела надпись: «Не общайся с Ником».

Алиса тут же обернулась и посмотрела по сторонам в поисках того, кто это написал. К сожалению, понять, кто это был, так и не удалось. Все просто делали вид, что не замечают на себе внимательных взглядов девушки.

— Хей, Ал, — неожиданный окрик где-то рядом с ней заставил девушку вздрогнуть. Она быстро обернулась и увидела Ника, который стремительно приближался к ней. Решив, что парень, увидев записку, расстроится, Алиса быстро скомкала её и убрала в задний карман джинсов. — Зачем мистер Эшфорд попросил тебя остаться после урока? Всё хорошо?

Девушка улыбнулась и, достав из шкафчика учебник по экономике, тут же захлопнула его, повернувшись к парню лицом.

— Конечно, Ник, — всё так же улыбаясь, произнесла она, молясь про себя, чтобы улыбка выглядела естественно. — Просто он спрашивал, как я осваиваюсь в реальном мире. И сказал мне, если что, всегда готов оказать помочь психолога.

Ник понимающе кивнул, сделав умное выражение лица, но лёгкая улыбка выдала его с головой. Он поверил.

— У тебя сейчас экономика? — спросил парень после нескольких кивков. Получив утвердительный ответ, его настроение немного упало. — Вот досада, у меня сейчас английский. Может, встретимся после уроков, и я помогу тебе с математикой?

Алиса виновато улыбнулась, а затем произнесла:

— Извини, я хотела сходить в одно место после школы. Давай завтра? Я обещаю, что буду внимательно слушать своего репетитора.

Они оба рассмеялись, а затем, попрощавшись, отправились каждый на свой урок. Алиса так и не заметила на себе пристального взгляда Дина, который стоял за одной из колонн, а затем, когда они разошлись, парень презрительно фыркнул и, выйдя из своего укрытия, направился на физкультуру.

***

Темноволосая девушка боязливо зашла и оглядела небольшое помещение. Это был спортивный зал, рекламу которого она увидела, пока шла в школу.

— Добрый день, могу я вам чем-то помочь? — поинтересовалась девушка, которая, судя по надписи на футболке, работала здесь. У неё было спортивное телосложение, из-за чего Алисе стало стыдно за своё тело, на котором практически не наблюдалось мышц. — Ты ведь пришла в зал? Давай я всё покажу. Иди, переодевайся, а потом я проведу небольшую экскурсию. И можешь начинать заниматься. Первое занятие наш клуб предоставляет бесплатное.

Алиса кивнула и прошла в раздевалку, куда указывала девушка. Это было небольшое помещение, выкрашенное в бежевые цвета. Окна была занавешены жалюзи, под окнами стояли ряды скамеек, а с противоположной стороны находились ярко-красные шкафчики, которые закрывались на ключ. Алиса сбросила свои вещи в ближайший шкафчик, и, быстро переодевшись и собрав волосы в хвост, направилась обратно в зал.

Девушка, которая встретила её на входе, всё так же стояла на своём месте и чинно дожидалась, пока Алиса переоденется. Увидев, что она вышла, девушка, работающая в зале, весело защебетала, проводя небольшую экскурсию. Помещение было небольшое, разделённое на несколько залов с различными тренажёрами.

Для Алисы самым главным было хоть немного нарастить мышцы. Хоть немного, чтобы Хоггарт прекратил обзывать её скелетом. Ну, а потом можно будет и отработать удары, чтобы набить смазливую мордочку Дон Жуану.

Алиса отправилась на беговую дорожку. После первый минут трёх лёгкие уже горели, а ноги отказывались случаться, но Алиса решила упорно идти к своей цели. Она бежала ровно двадцати минут, стараясь пересилить себя. Поначалу это давалось очень тяжело, но потом, уже ближе к одиннадцатой минуте, ноги снова начали слушаться, а лёгкие привыкли к такому темпу бега.

Затем Алиса отправилась немного покачать мышцы на ногах и руках, надеясь на то, что силы у неё прибавится. Прошёл уже примерно час с её прихода в зал, когда она почувствовала, что боль в мышцах уже скоро станет невыносимой. Ну, по крайней мере, теперь Алиса была точно уверена, что мышцы у неё точно имеются.

Напоследок девушка решила заглянуть в зал, где висели боксёрские груши. Убедившись, что там никого нет, Алиса тихо зашла в помещение и подошла к одной из груш. Сжав свою маленькую ручку в кулак, она, что есть силы, ударила по боксёрской груше, отчего она даже немного пошатнулась.

По руке, начинаясь от пальцев и заканчиваясь в локте, прошелся, словно электрический ток. Руку тут же начало саднить. Чтобы хоть немного уменьшить боль, она встряхнула рукой.

— Ну, кто же так бьёт, Алис, — где-то со стороны входа раздался голос, который принадлежал темноволосому парню. Алиса обернулась и увидела Майкла, который, прислонившись плечом к стене, наблюдал за ней. На его губах застыла улыбка, а глаза искрились любопытством. Он был одет в чёрные шорты и белую майку с круглым вырезом на груди.

— Ой, Майкл, я не знала, что ты тут, — немного смущаясь, произнесла Алиса и немного отошла от груши, пряча больную руку за спиной.

— Не надо смущаться, — улыбнулся он и, подойдя к девушке почти вплотную, вытащил руку Алисы из-за спины и аккуратно провёл по ней рукой, из-за чего на щеках девушки заиграл лёгкий румянец. — Зачем ты здесь?

Алиса подняла голову и посмотрела в зелёные глаза Майкла, а затем улыбнулась. Постепенно её улыбка становилась всё шире, а потом она и вовсе тихо рассмеялась.

— Наверное, это одна из самых глупых причин, которая только может быть. Я хочу как-нибудь врезать Хоггарту. И причём врезать с такой силой, чтобы стереть эту смазливую улыбочку с его лица.

Майкл понимающе кивнул, а потом тоже рассмеялся.

— Я покажу тебе, как правильно бить, — наконец произнёс он, отпуская руку Алисы и подходя к столу, на котором лежали специальные эластичные бинты и боксёрские перчатки. — Но только при одном условии.

Алиса непонимающе изогнула бровь. Майкл хитро улыбнулся и, подойдя в ней, начал наматывать эластичный бинт на её руку. Молчание длилось примерно с минуту, пока Майкл заматывал руки Алисе, а затем, когда он принялся за свои, наконец, произнёс:

— Я должен видеть, как ты это сделаешь.

— Я согласна.

Они оба рассмеялись, а затем Майкл пальцем поманил Алису к одной из боксёрских груш. Он встал к ней, повернувшись левой стороной, а Алисе указал на место перед собой.

— Самое главное, когда ты бьёшь — это позиция ног, начал Майкл свою теорию. — Многие не придают этому значения, но это действительно так. От правильной позиции ног зависит практически вся сила удара. Ты правша или левша?

— Правша, — не понимая смысла вопроса, ответила Алиса.

— Отлично, — весело произнёс Майкл. Его дыхание опаляло уже и шею Алисы. Он стоял слишком близко. Близко настолько, что она чувствовала тепло, исходящее от его тела. — Левая нога должна быть впереди, а правая стоять на одни шаг позади и на полшага вправо.

Майкл поставил свои ноги в правильную позицию и Алиса, смотря на его ноги, встала в точно такую же позицию. Причём правая нога была чуть развёрнута наружу.

Парень положил одну руку на талию Алисы, а другую положил примерно на середину берда, из-за чего его дыхание щекотало кожу на шее Алисы.

— Вес распредели равномерно, но всё-таки немного больше веса отводи на правую ногу. И не опирайся на полную ногу, старайся опираться на носок, но не слишком сильно, иначе потеряешь равновесие. Чуть согни колени, это даст тебе больше силы. Расслабься, не напрягай так живот. И бёдра тоже, это даст больше баланса.

Затем руки Майкла плавно переместились на плечи Алисы.

— Плечи и руки должны быть расслаблены. Локти прижаты, кулаки кверху, подбородок прижат.

Майкл поставил Алисе руки в нужную позицию, и начал слегка раскачиваться, и девушке ничего не оставалось, кроме как начать раскачиваться взад-вперёд вместе с ним.

— Плечи должны быть лишь чуть-чуть направлены в сторону соперника, в данном случае в сторону груши. Они не должны торчать в разные стороны, чтобы не открывать живот. Левая рука прикрывает большую часть тела, в то время как правой ты должна наносить удары, но не забывай, что левая рука тоже должна работать. Во время боя ты должна быть полностью сконцентрирована, потому что противник не будет бить одной рукой. Он может наносить хуки с разных сторон. А теперь, наноси удар. Но помни о самом главном: для того, чтобы удар получился с большей силой, ты должна полностью выпрямить руку. И бить надо всем корпусом, а не только руками. И тогда, поверь мне, Дин ещё с неделю не сможет нормально улыбаться. Да, хотел бы я это увидеть.

Алиса нанесла одни удар правой рукой. Практически не почувствовав боли, она нанесла точно такой же удар левой рукой, а затем повторила эту серию ударов, стараясь полностью концентрироваться на противнике.

— Отлично, из тебя хороший ученик, — похвалил её Майкл, отходя чуть назад. — Ну, а теперь…

Он сделал резкий выпал вперёд, легонько стукнув Алису по ногам, отчего она, потеряв равновесие, рухнула на Майкла, который, рассмеявшись, поймал её в свои объятия.

— Не забывай, что в реальном мире у тебя может быть не один противник, а несколько, — пояснил он, видя недовольный взгляд Алисы. — Ладно, на сегодня хватит, уже поздно. Пойдём, я провожу тебя до дома.

— Но мы же только начали, — обиженно произнесла Алиса, твёрдо вставая на ноги. Майкл легонько стукнул её пальцем по носу, а затем рассмеялся.

— Не всё сразу, Алис, — всё ещё немного посмеиваясь, ответил он. — Собирайся, я буду ждать тебя на улице.

И Майкл ушёл, засунув руки в карманы шорт и насвистывая какую-то песню. А Алиса так и осталась стоять и смотреть ему вслед. Он поражал её. Пожалуй, он единственный, кто оставался естественным в любой ситуации, будь то обычная встреча на улице или тренировка в спортзале.

Девушка быстро переоделась и поспешила выйти на улицу, где её ждал Майкл, как и обещал. Он тоже успел переодеться и сейчас стоял перед ней в обычном тёмно-зелёном свитере и чёрных джинсах. На одном плече висит рюкзак. Волосы легонько трепал ветер.

— Ну что, идём? — поинтересовался он и слегка улыбнулся, склонив голову чуть вбок. Алиса слегка кивнула, и они вместе зашагали по улице. Было уже довольно темно, отчего Алиса невольно залюбовалась на звёзды. — Нравится?

— Да, — прошептала она, как завороженная не отрывая взгляда от неба. — Это… так прекрасно. В детстве мы с Алиной всегда думали, что каждая звезда принадлежит одному человеку. И чем ярче звезда, тем лучше человек. Она всегда говорила, что я вот эта, а я всегда считала, что эта звезда её.

Алиса указала на самую яркую звезду на небе, а потом улыбнулась, заправляя прядку волос за ухо.

— Мне кажется, что вы обе можете претендовать на эту звезду, — прошептал Майкл, не отрывая взгляда от Алисы. Она была симпатична ему. Даже очень симпатична, но она была слишком очаровательна для него. И её голубые глаза. Они так и тянули к себе. Казалось, ещё немного, и он растворится в самой пучине моря, больше не увидев солнечного света. Но чем дольше он смотрел в её глаза, тем непреодолимое становилось это желание утонуть.

— Прости, но звание Дон Жуана уже занято, — произнесла Алиса и взглянула на него, слегка улыбнувшись. — А если честно…

Алиса отвела взгляд и как-то печально улыбнулась, поправляя съехавшую сумку. Из-за чего-то в горле образовался ком, который мешал говорить.

— Тебе ведь симпатична не я, — тихо прошептала девушка, вновь поднимая свой взгляд на Майкла и смотря прямо ему в глаза. — Тебе нравится Алина. А я… я просто похожа на неё. Но я никогда не была ею. Поверь, она в сто раз лучше меня. И это всегда будет так. Меня теперь не существует ни для кого, я просто тень, остаток от той пятилетней девчонки, которая спасла сестру, вытолкнув её из-под машины. Но сейчас… сейчас существует Алина… но не я.

Предательская слеза скатилась по щеке и девушка поспешно вытерла её, надеясь на то, что Майкл не заметил её минутной слабости. Но, видимо, она ошиблась, потому что в следующую секунду её сгребли в объятия.

— Прости, — прошептал он в самое ухо Алисы. — Ты права. Я влюблён в Алину. Ещё с самого первого момента, как увидел её. Но уже тогда она представилась мне, как «девушка Дина». Так что… мне никогда не добиться её. Прости, если обидел тебя. Но твои слова ложь. Ты должна не просто существовать, ты должна жить. И… теперь я на сто процентов уверен, что просто обязан тебе в этом помочь. Я помогу тебе начать жить. Я помогу тебе перестать быть той пятилетней девчонкой. Ты не должна быть тенью, ты должна сиять. Сиять, как та звезда.

Майкл чуть отстранился от Алисы, но всё ещё крепко сжимал её плечи в руках и заглянул ей в глаза.

— Я помогу тебе начать жить, — всё так же тихо прошептал Майкл. — Ты удивительная девушка, Алиса. И, поверь, ты, возможно, даже в сотню раз лучше Алины. Но ты закрываешься ото всех, не давая всем увидеть, какая ты на самом деле. Перестань убегать от реальности. Прекрати закрываться в себе. И тогда… к тебе потянутся люди.

— Гораздо проще, когда есть готовый сюжет: правила есть, а выбора нет, — ответила Алиса, снова поднимая глаза на небо. — Когда я была в коме, то там я действовала, не задумываясь. Просто делала это, словно у меня действительно был готов сюжет. А здесь… мне страшно. Я боюсь оступиться и упасть, ведь если я упаду, то уже никогда не поднимусь.

— Если ты упадёшь, то я подам тебе руку и расстелю красную ковровую дорожку, — смеясь, произнёс Майкл и, взяв Алису за руку, потянул в сторону её дома. — Доверься мне. Покажи мне, какая ты настоящая. Я хочу узнать всю тебя, а не только пятилетнюю девчонку, как ты выражаешься.

Девушка рассмеялась и покрепче сжала руку парня, который потащил её в сторону дома. Они дошли за несколько минут, не говоря ни слова. А зачем нужны были слова, если они и так понимали друг друга?

— Спасибо, — прошептала Алиса, и, поддавшись чувствам, сделала шаг навстречу Майклу и крепко обняла его. Она услышала, как парень усмехнулся и тоже приобнял её, слегка поглаживая по волосам. — Пока.

Она первая сделала шаг назад и, помахав рукой, забежала под навес, открыв дверь родным ключом, зашла внутрь. Пожалуй, впервые за несколько дней она была действительно счастлива. Счастлива, что она просто существовала. И, что самое главное, будущее, уже не казалось таким мрачным. Но счастье длилось не долго.

— И где тебя только черти носят в такое время, — раздался раздражённый голос откуда-то со стороны гостиной, а затем в прихожей резко включился свет. Алиса слегка прищурила глаза из-за слишком большого количества света. Когда глаза наконец привыкли, девушка приоткрыла один из них и увидела перед собой Дина, который устало потирал глаза. Судя по его взъерошенному виду, своим приходом Алиса разбудила его.

— Так ты тоже их видишь? — злостно и несколько саркастически поинтересовалась Алиса. Почему-то видеть его сейчас совершенно не хотелось.

— Ха, смешно, — в тон её произнёс Дин и поднял на неё свой затуманенный взгляд. — Тебе вы в комики, Клэптон.

— Только после того, как ты выметешься из моего дома, я подумаю над твоим предложением, — произнесла Алиса и поставила сумку на пол. — Что ты тут вообще делаешь? По-моему, у нас был уговор про то, что я не лезу в твою…

Дин усмехнулся и прошёл в прихожую, не дав закончить фразу, легко закинул Алису на плечо и занёс в гостиную. Девушка брыкалась и пыталась укусить Дина за спину, но он пресекал все её попытки. Кинув, словно куклу, Алису на диван, он чуть отошёл.

— Пока я буду лезть в твою жизнь, — без эмоций произнёс он, холодно глядя на неё. — Так попросила Алина. А вот потом, катись ты на все четыре стороны, Клэптон. Мне плевать, что будет с тобой. Ты сама пытаешься испортить себе жизнь. Если бы я хотел, то уже превратил твою жизнь в Ад, но я ведь пока не сделал этого. Раз ты так хочешь, то хорошо, я сейчас уйду. Только скажи. Мне уйти, а, Ал?

Девушка промолчала, а Дин, посмотрев на неё несколько секунд, чертыхнулся и быстро зашагал в сторону выхода.

— Я не твоя вещь, и тем более не вещь Алины! — прокричала Алиса буквально за секунду до того, как хлопнула дверь. Почему-то она почувствовала себя виноватой перед ним. Он волновался за неё, а она так обошлась. Но в голове крутилась фраза, когда-то сказанная им в коме: «Разреши своему дракону охранять свою принцессу, ведь я до безумия люблю тебя, принцесса».

При воспоминании о том, что происходило в её вымышленном мире, на глазах наворачивались слёзы.

Там всё было по-особенному.

Семья, друзья, школа. Там всё шло своим естественным ходом и казалось, что это просто поток воды, который несёт её по течению.

А сейчас. Сейчас ей казалось, что она плутает в лабиринте и не может найти выхода. При всём этом она уже еле передвигает ноги и вот-вот упадёт, так и не найдя выхода.

Почему-то после того, как она прогнала Дина, на душе стало особенно тошно. Дин был своего рода маячком, слабо-освещающим ей путь, а сейчас. Она осталась одна в кромешной тьме.

С одной стороны ей хотелось бежать за Дином и просить у него прошения, но, а с другой… словно это что-нибудь изменило. Он всё равно продолжал бы так к ней относиться.

Ведь он ненавидит её, считает виноватой во всём. Пожалуй, он бы желал, чтобы она не просыпалась. И зачем только Алина попросила приглядывать за ней? Всё было бы гораздо проще.

Только сейчас Алиса поняла, что, даже не смотря ни на что, где-то в глубине души всё ещё осталась надежда на то, что Дин изменит своё к ней отношение.

Девушка опустила голову и взглянула на кольцо, которое перевесила на цепочку. Сейчас оно болталось на её шее безвольной побрякушкой, но Алиса прекрасно помнила, как Дин вложил окровавленное кольцо ей в руку. Почему оно оказалось с ней после того, как она очнулась уже в этом мире?

Почему сейчас так больно вспоминать Дина и все его слова?

Вроде бы она обещала себе, что закроет все эти чувства на замок.

Слишком много вопросов и слишком мало ответов.

Сейчас Алиса понимала лишь одно: для того, чтобы она смогла и дальше нормально жить, ей необходима работа, которая будет приносить ей хоть немного денег, и она сможет купить себе еду.

Алиса поднялась обратно на свой чердак, и устало плюхнулась на матрас. Даже не смотря на то, что сейчас весь дом был в её распоряжении, она по-прежнему возвращалась на свой чердак. Почему-то именно здесь все её проблемы словно становились меньше. Словно всё плохое оставалось там, внизу.

А здесь… существовало лишь самое важное.

Девушка уснула, так и не услышав, как открылось мансардное окно и в комнату, вместе с прохладным осенним ветром, залез Дин.

— Ох, как же ты меня бесишь, Ал, — прошептал он и укрыл её принесенным с собой разноцветным пледом.

Он не понимал, почему его так тянет к ней, но точно понимал, что совсем скоро его прочно выстроенная стена ненависти рухнет. Он даже прекрасно помнил все сны, в которых его мысли занимала лишь она.

Комментарий к Глава 18

Извините за очередную задержку…

Просто порой возникает желание всё бросить и вообще отрубить себе руки, чтобы больше не мучиться, но я понимаю, что надо писать, ведь кто-то ждёт выхода новой главы… надеюсь…

========== Глава 19 ==========

Первым, что услышала Алиса, когда проснулась, было пение птиц за окном. Следующим было чувство острой боли где-то чуть выше сердца. Девушка поморщилась и постаралась открыть глаза. Ресницы слиплись, всё тело ныло, а в горле жутко пересохло.

С трудом открыв глаза, Алиса уставилась на тщательно выбеленный потолок. Но, ведь на чердаке потолок заменяют деревянные балки. Так, где же она? Почему она не в своей комнате? Девушка попыталась сесть, что тут же отдало жуткой болью внизу живота. Почему живот так болит?

— Ал? — где-то рядом с ней послышался тихий, хриплый голос. Этот голос она очень хорошо знала. Дин. — Ал! Ты очнулась. Ал… прости, Ал. Я не смог защитить тебя. Я ненавижу себя за это. Ал.

Внезапно Дин прижал её к себе, закопавшись лицом в её спутанные волосы. Его белая футболка плотно облегала тело, а под ней чувствовалось его рельефное тело. Руки были перемотаны бинтами, начиная от кисти и уходя куда-то под рукава футболки. На некоторых бинтах были следы от крови. Кровь? Откуда кровь? Что происходит?

Жуткое осознание пришло к Алисе чуть позже: она снова находится в мире комы. Почему? Она что, умерла?

Дин легонько поцеловал девушку в макушку, а затем, чуть отстранившись, заглянул в её глаза, слегка улыбнувшись.

— Почему ты смотришь на меня так, словно увидела призрака? — прошептал он, проводя рукой по её щеке. От этого жеста на глазах девушки навернулись слёзы. Вот он, Дин. Её Дин, которой был рядом с ней всю жизнь. И пусть эта жизнь была иллюзией, созданной ей же, но она верила в неё двенадцать лет. — Эй, Ал, не плачь. Всё хорошо. Я с тобой.

Дин наклонился к ней и слегка поцеловал в уголок губ, а затем, прижавшись к её лбу, снова зашептал:

— Я твой без остатка. И не думай, что сможешь так просто избавиться от дракона. Я ведь обещал, что буду рядом с тобой.

Алиса слегка всхлипнула, прижавшись к нему, а затем обвила руки вокруг его шеи, закопавшись длинными тонкими пальцами ему в волосы. Она услышала лёгкий смешок с его стороны, а затем почувствовала горячие руки у себя на талии. Он положил свою голову девушке на плечо так, что теперь опалял своим горячим дыханием её шею и ухо.

— Почему мы живы? — прошептала Алиса. Этот вопрос действительно был интересен ей. Конечно, сейчас больше всего её интересовало совершенно другое: почему она снова здесь? Но откуда Дин мог знать ответ на этот вопрос?

— Нам очень повезло, — таким же тихим голосом ответил Дин, всё ещё не выпуская её из своих объятий, словно боялся, что она может исчезнуть. — Мимо проходила стая оборотней. Они-то нас подобрали. Сейчас мы в их логове. Ты находилась буквально на волоске от смерти. Но ты ведь у меня сильная? Идём, я тебя кое с кем познакомлю.

Дин, наконец, выпустил Алису из своих крепких объятий, и потянул за собой. Одеяло спало с груди девушки, и она заметила, что всё это время лежала в нежно-голубом платье с узким ремешком на талии. Оно было примерно по колено.

Алиса встала и, поблагодарив Дина за то, что он протянул ей её белые кеды, которые стали практически серыми, быстро обула их.

Дин приобнял её за талию, потянув в сторону двери.

Как только Дин открыл дверь, Алиса увидела перед собой длинный коридор, уходящий вглубь здания.

— Этой стае принадлежит заброшенная больница, — пояснил Дин, ведя её по коридору, который казался Алисе бесконечным. — Они всё отстроили заново и твёрдо пустили здесь свои корни. Больница скрыта от посторонних и, не зная, что она здесь есть, её так просто не найти.

Дин, всё ещё одной рукой придерживая одной рукой Алису за талию, свободной рукой толкнул огромную деревянную дверь, которая появилась перед ними, спустя буквально минуту ходьбы.

Первой, что увидела Алиса, когда дверь открылась, была огромная люстра, которая свисала с потолка и освещала всё помещение. Комната, в которую Алису привёл Дин, была просто огромной. Наверное, потолки в этой комнате были намеренно снесены, оставляя лишь небольшие проходы, ограждённые перилами, чтобы в эту комнату можно было попасть с любого этажа.

Взглянув вниз, Алиса поняла, что, скорее всего эта комната была что-то вроде гостиной. Сейчас внизу находилось около пятидесяти человек. И все эти пятьдесят человек замерли, наблюдая за Алисой и Дином, а потом, внезапно, все разом начали что-то кричать.

— Они рады, что ты очнулась, — прошептал Дин на ухо Алисе. — Все с нетерпением ждали этого, чтобы познакомиться с тобой. Оказывается, о нас с тобой уже много лет шумит весь мир нечисти.

Они одновременно рассмеялись, а затем Дин, крепко схватив Алису за руку, потянул вниз. В который раз, смотря в его глаза, Алиса понимала, что просто не видит своей жизни без Дина.

А что, если весь тот мир ей приснился? Что, если тот мир был всего лишь плодом её воображения? Быть может, реально всё это? Реален Дин, реальны все эти люди?

Нет.

Алиса прекрасно осознавала, что всё это ей просто сниться. Она так же прекрасно осознавала, что сказка должна закончиться. Только вот в какой момент должна закончиться эта сказка?

— Итак, Ал, знакомься, — весело произнёс Дин, обводя рукой людей, обступивших их полукругом, как только Дин и Алиса оказались на первом этаже. — Это бывшая стая моего отца.

Алиса обвела взглядом всех собравшихся. Они смотрели на неё с такой нежностью, словно она тоже была частью их стаи. Здесь люди не делились на национальности, пол, возраст. Они просто были частью стаи.

К ней подбежала толпа детишек, наверное, возрастом до десяти лет. Они все смеялись и повторяли её имя. Разом кинувшись на девушку — она наверняка упала, если бы не Дин, который выставил свою руку и придержал её за спину — они обняли её со всех сторон.

— Мы рады, что ты проснулась, Алиса, — произнесла одна девочка с такими же, как и у неё, тёмными волосами. — Когда вас только принесли сюда, то Дин только и делал, что повторял твоё имя. Он не находил себе места почти неделю.

Алиса улыбнулась, погладив её по голове, а затем бросила мимолётный взгляд на Дина. Он нежно улыбнулся, заметив её взгляд.

— Алиса, а ты потом поиграешь с нами? — спросил маленький мальчик, лет пяти. Он с мольбой смотрел на неё своими карие глазами. Девушка улыбнулась и, погладив его по каштановым волосам, кивнула. Мальчик радостно взвизгнул.

Из толпы вышел какой-то мужчина, ростом под два метра с широкими плечами. Сразу было видно, что он не просто оборотень, потому что все расступались перед ним. Его глаза были светло-серыми и зеленоватым отливом, а русые волосы были убраны назад. Широкие, высокие скулы выгодно подчёркивали его худое лицо. Пухлые губы, тонкий нос, волевой подбородок. Только смотря на его лицо, Алиса могла подумать, что это какой-то телеведущий или типа того. Но при более детальном рассмотрении, девушка поняла, что, скорее всего, этот мужчина является воином стаи: всё его тело было покрыто шрамами.

— Доброе утро, — произнёс он, слегка кивая Алисе. — Меня зовут Рей, я альфа этой стаи. Рад, что ты проснулась.

А затем он обратился уже ко всем собравшимся:

— Идите, садитесь есть, завтрак уже остывает. Позже команда три отправляется на патрулирование, а команда семь остаётся следить за территорией. Всё понятно?

Он говорит тихим, размеренным голосом, но в этой огромной комнате царила тишина, отчего его голос казался невероятно громким.

Поняв, что речь альфы закончена, все тут же отправились кушать, как и сказал Рей.

Дин взял Алису за руку и тоже потянул её в сторону столов.

Он отодвинул Алисе стул и, дождавшись, когда она присядет, сел слева от неё. Улыбнувшись, он произнёс:

— Приятного аппетита.

Алиса улыбнулась ему и, кивнув головой, принялась кушать кашу, запивая её зелёным чаем. Все за столом весело смеялись и о чём-то разговаривали. Смотря на этих людей, Алиса невольно улыбнулась. Они все — одна большая семья, которая беспокоится за каждого своего члена. Почему-то ей сразу вспомнился Джаспер. Интересно, а в реально мире он тоже существует? Реальный мир…

— Ал? — из транса её вывел голос Дина. Только сейчас она поняла, что всё это время сидела и смотрела на кружку с чаем. — Всё хорошо?

— Мм? — девушка подняла на него свой затуманенный взгляд на Дина с едва заметно слабо улыбнулась. — Я просто задумалась. Всё хорошо.

— Дин? — внезапно за их спинами раздался всё такой же спокойный голос Рея. — Можно с тобой поговорить? Это ненадолго. Извини, Алис.

Девушка улыбнулась ему и покачала головой, как бы сообщая, что всё в порядке. Дин встал из-за стола и, кивнув ей, ушёл вслед за Реем. Алиса могла ещё долго смотреть им вслед, если бы к ней не подбежали дети.

— Алиса, ты обещала с нами поиграть! — весело кричали они наперебой, а затем, схватив Алису за руки с двух сторон, потянули её на улицу.

***

— Я рад, что она очнулась, — первым нарушил тишину Рей, ведя Дина по коридорам бывшей больницы. — Когда мы только нашли вас, это было жуткое зрелище.

Перед глазами у Дина пронеслось окровавленное тело Алисы, в руке у которой было зажато серебристое кольцо. Его кольцо.

Она лежала на холодной земле, вся в грязи. Волосы были спутаны, на лице были видны редкие царапины от ветвей деревьев. Даже мёртвой, она была невероятно красива.

Дин прижимал к себе её тело, не веря, что их сказка закончилась. Он до последнего верил, что она сможет регенерировать, как это сделал он. Он прижимал к груди её бездыханное тело, надеясь услышать, как её сердце снова начнёт биться.

— «Почему ты не движешься?» Ты вечно повторял этот вопрос, — произнёс Рей, наконец останавливаясь около одного из окон, которое выходили на улицу. — Даже когда ты точно знал, что она мертва, ты всё равно продолжал спрашивать, почему она не движется. Ты словно обезумел, Дин.

— Я думал, что умерев, я больше не вернусь в этот мир, — прошептал Дин, наблюдая за тем, как на ветру колышутся ветви деревьев. Этот мир действительно можно было принять за реальный. И порой Дин действительно так считал. Порой ему казалось, что он может скрыться здесь от всех проблем. Или даже остаться здесь навсегда. — Но оказалось, что я жив. И, это было просто нереальное чувство, когда я жив, но её не было рядом со мной. В том мире… в том мире всё не так. Я не могу даже взглянуть на неё, потому что я ненавижу её. По крайней мере, я пытаюсь заставить себя так думать. Я просто не могу заставить себя думать о том, что моя принцесса жива и в реальном мире. Я думал, что все эти сны вижу только я. Но оказалось, что я просто был заложником её комы. А сейчас я просто заложник её сна. Как только она проснётся, то я надеюсь, что этот мир прекратит существовать.

— Почему ты так относишься к ней? — удивлённо спросил Рей, отчего его брови взлетели вверх. — Как же все те слова любви, которые ты говорил ей?

Дин нервно засмеялся и взъерошил волосы своей рукой.

— Я хочу помочь ей. Я хочу, чтобы она освоилась в реальном мире. Я постоянно наблюдаю за ней, смотрю, чтобы она не натворила глупостей. Но я просто не могу быть с ней в том мире. Алина… это разобьёт ей сердце. Когда мы только познакомились с ней, я думал, что она сможет в реальном мире заменить мне Ал. Я думал, что она и есть Ал, ведь они сёстры. Я предложил ей встречаться потому, что не мог быть рядом с Алисой. Я знал, что у неё есть сестра, я знал, что она лежит в коме, но я не знал, что это Ал. Моя Ал, которую я люблю с восьми лет. Я её дракон. С Алиной… с ней всё не так. Да, она невероятно мила, но только с Ал я чувствую, что я живу. Я просто не могу сломать ей жизнь.

— Ты никогда не думал, что ты уже ломаешь её жизнь? — спросил Рей, присаживаясь на подоконник. — Своим поведением, своими поступками?

— Думал, — прошептал Дин, выглядывая в окно. Так на лужайке сидела Алиса, укутанная в тёплый плед, который ей принесли дети. Заметив на себе чей-то взгляд, она обернулась и посмотрела в окно. Увидев Дина, девушка улыбнулась и помахала ему рукой. В ответ на это, Дин лишь слабо улыбнулся. — Но я просто не могу заставить вести себя иначе. Ещё тогда, в больнице, когда она подбежала ко мне и вцепилась своими тонкими пальцами в мой свитер, я дал себе обещание, что не покажу вида, что я знаю её, помню её. Потому что иначе она навсегда осталась бы привязана к этому миру, к этой сказке, которой не быть реальной в том мире. И, ты знаешь, сейчас я понимаю, что просто не могу заставить себя вести с ней иначе. Я понимаю, что она ненавидит меня в том мире, я понимаю, что она хочет остаться здесь. Может, я и сам всё порчу, но только сейчас, здесь, я помню всё. Как это обычно и бывает, люди не запоминают сны. И там, в том мире, мне кажется, что она действительно всё портит, я не могу даже смотреть в её сторону. В том мире я чувствую, что нас что-то связывает, но мне кажется, что она просто портит жизнь мне и Алине. Она бесит меня своей улыбкой и своим смехом, но постепенно я начинаю вспоминать всё. Тогда в больнице, когда я услышал её голос, он показался мне отдалённо знакомым, но я не мог вспомнить, где я его слышал. Постепенно, смотря на неё, я вспоминаю этот мир, эти чувства. Сейчас, находясь в её собственном мире, я всё помню, помню, какой я дурак, как я веду себя с ней. Но в том мире… я не могу вспомнить, что люблю её. Люблю мою принцессу.

Рей ещё долго вглядывался в лицо Дина, хмуря свои брови, прежде чем задать следующий вопрос:

— Значит, ты не помнишь её в том мире?

— Это сложно объяснить, чёрт, — Дин тоже присел на подоконник и откинул голову на холодное стекло. Это немного привело его мысли в порядок, хотя в голове всё ещё царил хаос. — Когда я был маленьким, образ Алисы плотно засел у меня в голове. Я грезил ей, надеясь хоть когда-то найти её в реальном мире. Позже я встретил Алину и подумал: «Чёрт, да вот же она, моя Ал». Я постепенно начал забывать события снов, часто даже не помнил, снилось ли мне что-то. Быть может, наши подсознания каким-то невероятным образом связаны, и Алиса смогла оживить меня здесь. Я не знаю. Постепенно я совершенно забыл о ней. Да, порой мне снились сны вместе с ней, но я плохо помнил их. Мы с Алиной начали очень много времени проводить вместе, я предложил ей встречаться. А потом… в мою жизнь, словно ураган, выбив дверь с ноги, ворвалась Алиса и перевернула весь мой мир вверх дном. В больнице, когда она прошептала моё имя, я спросил: «Прости, а мы знакомы?» Но я точно знал, что где-то её видел. Сейчас, находясь в том мире, я постепенно вспоминаю всё, я вспоминаю её улыбку, смех, голос. Вспоминаю все наши с ней совместные моменты. Но это происходит слишком медленно. Я просто не могу заставить себя вспомнить. Просто осознаю, что я забыл что-то очень важное для меня. Мне кажется, что когда я всё вспомню, будет уже слишком поздно.

— Так почему бы тебе сейчас не насладиться с ней последними минутами? — поинтересовался Рей, кивая в сторону окна. Дин устало перевёл взгляд на окно. Он действительно устал от всего этого. Он устал жить в неведении, устал от того мира. Сейчас он прекрасно понимал Алису, которая хотела остаться жить здесь.

На улице светило солнце, и дул лёгкий, не по-осеннему тёплый, ветерок. Алиса всегда любила осень. Не ту осень, когда на улице дует сильный ветер, а по небу плывут громоздкие серые тучи, отчего в душе медленно начинает зарождаться депрессия.

Она любила именно такую осень: светлую, лёгкую, солнечную. Она любила слушать песни птиц за окном, любила наблюдать за тем, как листья, медленно кружась, падают на асфальт, создавая своеобразный разноцветный ковёр, из-за которого на душе становилось тепло. Алиса любила осенью сесть с одеялом на окно и, попивая тёплое молоко, она могла часами смотреть на осень.

Дина всегда забавляла эта любовь. Вроде бы, это была самая обычная погода, а вроде как она всегда радовалась осени.

Алиса всегда радовалась жизни, даже когда тёплая осень заканчивалась, а на смену ей приходила холодная, наполненная мерзкими дождями, погода. Сейчас, после того, как она проснулась, Дин больше не видел той особой радости в её глазах. Раньше она была лучиком солнца, а сейчас ему казалось, что его солнце потухло.

Парень перевёл взгляд с деревьев на Алису, которая всё так же сидела, укутанная в тёплый плед и о чём-то весело рассказывала детям. Она улыбалась, хотя он прекрасно знал, что сейчас ей хочется плакать. Да, он наговорил ей много ужасных вещей, за что проклинал себя.

— Да, ты прав, — произнёс Дин, переводя свой взгляд обратно на Рея. Может, воображение Алисы и немного изменило его, но Дин узнал в нём мистера Эшфорда — их школьного психолога. Да, она умеет выбирать людей. — Я должен провести с ней остаток времени.

Дин резко вскочил с подоконника и, кивнув Рею, быстрым шагом направился на улицу, надеясь, что именно сейчас Алиса проснётся.

Он толкнул дверь плечом и вышел на улицу. Тут дел лёгкий ветерок, от которого на душе царило спокойствие. Теперь понятно, почему в этом мире никогда не было снега: Алиса любила осень. Возможно, люби она её чуть сильнее, этот мир был бы полностью погружён в осень.

— Хей, Ал, — позвал её Дин, наблюдая за тем, как она что-то оживлённо рассказывает детям, при этом активно жестикулируя руками.

Девушка сразу же обернулась на голос и, увидев его, улыбнулась.

— Всё хорошо, Дин? — поинтересовалась она, тщательно вглядываясь в его лицо, словно старалась запомнить всё до мельчайших подробностей. — Ты выглядишь обеспокоенным. Что-то случилось?

Он усмехнулся, глядя в её бездонные глаза. Она всегда с точностью угадывала его настроение. Рядом с ней он чувствовал себя безоружным, но его это забавляло.

— Всё отлично, Ал, — произнёс он, присаживаясь рядом с ней. — Я просто хотел с тобой поговорить, но, видимо, ты занята.

Девушка улыбнулась, обнажая ряд безупречно ровных зубов, а затем встала со своего насиженного места. Кивнув детям, она вновь повернулась к нему, стараясь разглядеть в его глазах ответ на свои не заданные вопросы.

— Так о чём ты хотел поговорить со мной?

Дин рассмеялся. Он прекрасно знал, что она согласиться на это, даже если от неё будет зависеть судьба мира. Она всегда ставила его на первый план. Точно так же, как и он её. Для него всегда важнее была она, чем все окружающие. Если бы он только мог всё помнить, то в том мире она бы больше никогда не подумала плакать. Плакать из-за него. Сейчас он был готов сжечь весь мир дотла, лишь бы он всё смог вспомнить в том мире. Но так устроен человек: не запоминать большую часть своих снов.

От этих мыслей сердце Дина болезненно сжалось. Только сейчас он прекрасно помнил все его слова, сказанные ей в разгар ссоры. И почему-то он не понимал, за что так ненавидит её в том мире.

Дин взял её за руку и повёл обратно в здание больницы. Он нашёл это место ещё вчера и точно знал, что ей оно понравится. Дойдя до последнего этажа, он толкнул массивную дубовую дверь в одну из комнат и завёл ей внутрь. Услышав её удивлённый вздох, он усмехнулся.

Старое, с выбитыми стёклами, деревянное окно открывало вид на осенний лес, который выглядел, словно разноцветная мозаика. Красные клёны, жёлтые дубы, зелёные ели. Даже у него, человека, уставшего от этого мира, при этом пейзаже захватывало дух. Что же можно было говорить об Алисе, для которой этот мир был всем.

— Ты же понимаешь, что всё это нереально? — решил поинтересоваться Дин, заглядывая ей в глаза. Почему-то в уголках её глаз он увидел слёзы.

— Да, — прошептала она, поднимая глаза на него, а затем переводя взгляд на осенний лес. — Но я хочу остаться здесь. Навсегда.

— Ох, Ал, — прошептал Дин, слегка обнимая её за плечи и целуя в макушку. Сейчас, в этом нежно-голубом платье она выглядела невероятно мило, а глаза, наполненные слезами, заставляли сердце Дина биться чаще. — Это невозможно. Ты должна жить в том мире, ведь он реален.

— Я ничего не должна! — неожиданно очень громко сказала Алиса и повернулась к нему лицом. На её лице застыла гримаса ужаса. — Ты просто не представляешь, что происходит в том мире, Дин! Я не могу… я не могу.

Девушка осела на пол и, прижав колени к груди, закрыла руками лицо. Неожиданно Дину стало очень жаль её. Действительно, она была заложницей комы двенадцать лет, без шанса на реальную жизнь. А он… он ненавидит её. Она пытается убить себя, а причиной попыток её самоубийств является он.

— Ал, — Дин присел рядом с ней и позвал её. Его голос был тихим, но в этой пустой комнате он казался невероятно громким. — Ал, не плачь. Расскажи мне всё. Тебе станет легче. Я обещаю.

Девушка подняла на него свой затуманенный взор, полный слёз, а затем отрицательно покачала головой. Её плечи вздрагивали, а по щекам струились горячие слёзы. Сейчас, сидя вот так, Дин в который раз ловил себя на мысли о том, насколько она слаба и беззащитна. Любой мог обидеть её. Но, зная её любовь к людям, Дин осознавал, что она просто не сможет ответить. Из-за этого на душе скребли кошки.

Тогда Дин пододвинулся ещё ближе и, взяв её лицо в свои руки, поцеловал её в щеку, а затем большими пальцами вытер её слёзы.

— Ты же знаешь, я ненавижу, когда ты плачешь, — прошептал Дин, ещё раз проводя большими пальцами по её щекам. Её глаза блестели от слёз, но, даже не смотря на это, она слабо улыбнулась. Она всегда старалась улыбаться, даже когда мир катился к чёрту, она всегда продолжала подбадривать его. — Расскажи мне всё. Я хочу знать, что твориться у тебя на душе.

— Дин, — прошептала она, кладя свою маленькую ручку поверх его руки. — В том мире ты ненавидишь меня. И это невероятно больно. Я не могу даже поговорить с тобой по душам, как это происходит сейчас. Тот ты просто невыносим. И, порой мне кажется, что ты хотел, чтобы я не просыпалась. Чтобы я навсегда осталась здесь, не важно, отключили бы меня от аппарата искусственного дыхания или нет. В том мире у меня нет ничего. У меня нет друзей, у меня нет даже семьи. Для родителей я пустое место, лишний рот, который портит их идеальную семью. Я пустое место, и никому не важно, есть я или нет. Дин, я не могу так больше.

Парень встал, а затем потянул Алису за собой, помогая ей встать на ноги. Она с надеждой смотрела в его глаза, надеясь увидеть там поддержку. А он… он в который раз проклинал себя из-за того, что не помнит её в том мире. Ему было жаль её. Она всего лишь беспомощная девушка, застрявшая в созданном ей же мире, который больше не имел права на существование.

— Всё будет хорошо, Ал, — прошептал он, в который раз поражаясь синеве её глаз. Сейчас, видя её слёзы, слыша её печальную историю, он в который раз проклинал себя за то, что не может ничего вспомнить. Не может вспомнить её. — Ты ведь у меня сильная, я верю, ты сможешь освоиться в том мире.

— Но я хочу остаться в этом мире, — прошептала она и её глаза снова наполнились слезами. — Дин, можно я останусь здесь? Прошу. Я хочу быть здесь всегда. Там до меня никому нет дела. Прошу, я хочу остаться здесь.

— Нет, — это слово далось ему с огромным трудом. Он и сам хотел быть в этом мире, хотел помнить её, помнить их. Но это было нереально. Сейчас он должен был заставить её жить в том мире, не оглядываясь на этот. — Это невозможно, ты и так слишком долго была в сказке. А теперь наша сказка в этом мире закончилась, принцесса.

— Я хотя бы смогу снова оказаться здесь? Я не могу жить там, — прошептала она, хватаясь своими тонкими пальцами за его плечи. В её глазах застыло отчаяние вперемешку с болью. Ему и самому было больно смотреть на неё. На её застывшие слёзы, хрупкое тело. — Я могу хотя бы изредка появляться здесь, видеть тебя. Ведь ты мой дракон, мой Дин. Ты моё всё. Я не знаю, чтобы я делала все эти двенадцать лет без тебя. А там… я не могу даже поговорить с тобой, чтобы ты не излучал ненависти ко мне. Я не могу без тебя. Я смогу ещё увидеть тебя?

От её слов сердце обливалось кровью, но он прекрасно понимал, что ничего не сможет изменить. Он будет медленно вспоминать её, вспоминать их мир. Но это будет слишком медленно.

— Прости, Ал. Мы больше не увидимся. Пришло время прощаться, — Дин отступил на шаг, не отпуская её рук. Он старательно избегал её взгляда. Парень почувствовал, как она ещё сильнее вцепилась в его плечи, но боли он не чувствовал. Это могло значить только одно — он скоро проснётся. Он проснётся и всё забудет. Забудет её слёзы, которые она проливает из-за него. Забудет всю её боль, все её чувства, которые она открыла ему. Она будет тихо страдать, боясь открыться людям, а он ничего не сможет сделать.

— Но почему? Почему я не могу остаться здесь? В этом мире, где ты рядом, — слезы заполнили глаза Алисы до предела, и она зажмурилась, отчего по её щекам тут же заструились слёзы, которые она так старательно сдерживала всё это время. Она просто не могла отпустить его сейчас. Она вообще не могла отпустить его. — Почему я должна видеть, как тот ты меня презирает, почему моё сердце должно трещать по швам? Я хочу остаться здесь. Навсегда. Почему я не могу остаться в этом мире?

— Потому что тот мир настоящий, принцесса. Это твоя жизнь, большую часть которой ты провела в иллюзиях. Ты сможешь стать там своей, ты сможешь стать моей принцессой и там, я верю в тебя, слышишь? — девушка сжалась и начала всхлипывать, Дин подошёл к ней и заключил в крепкие объятия. Их последние объятия. — Я верю в тебя. Так поверь в себя и ты! Я бесконечно люблю тебя, Ал, прости. Я надеюсь, что ты поможешь мне всё вспомнить и там. Я верю в тебя, принцесса. Верю всем своим черствым сердцем.

Парень схватил девушку за плечи и, прижав к себе на мгновение и в последний раз поцеловав её в лоб, толкнул в окно. Он даже не услышал вскрика с её стороны. Но почему-то от этой тишины становилось ещё больнее. В следующую секунду он исчез навсегда из этого мира, просто заставив себя проснуться.

Листва хлестала по щекам, от слез царапины начинали щипать. Она прекрасно понимала, что всё закончилось. Алиса проснулась.

========== Глава 20 ==========

Алиса проснулась рано утром, как только лучи солнца заглянули в её окно, словно намеренно стараясь прекратить сон девушки. Она вскочила на своей самодельной кровати и едва не закричала. Этот сон снова напомнил ей о чувствах, которые она так старательно скрыла где-то в глубине души, боясь поделиться этой тайной с другими.

Дин… при воспоминании об этом имени, тут же возникло чувство стыда. Почему она должна опускаться до его уровня, говоря людям всякие гадости, отталкивая всех от себя? Нет, она не станет этого делать.

Девушка села на своём матрасе, откинув плед в сторону. Запоздалое осознание пришло позже: это был не её плед. Так откуда он?

Она поднялась на ноги и, отряхнув джинсы, спустилась вниз.

Надо было придумать, как извинится перед Дином. Но прежде надо зайти в душ. Вчера она уснула, даже не помыв голову.

Алиса медленно зашла в ванную комнату и плотно закрыла за собой дверь, попутно включив тёплую воду и сняв повязку, которую накладывал Дин, когда она пыталась покончить с собой. Да, на её запястье всё ещё осталась застывшая корочка крови, но уже можно было ходить без повязки. Возможно, на её кисти останется шрам, но сейчас это как-то отошло на второй план.

Сбросив с себя одежду, Алиса зашла под прохладные струи воды. По телу тут же прошлась волна мурашек, и девушка поёжилась, проводя руками по тонким плечам. Вода помогала ей расслабиться, сбросить все негативные эмоции, что накопились за все прошедшие дни.

Она ненавидела своё тело, но ничего не могла поделать с этим. Ведь это вообще было удивительно: после двенадцати лет она неожиданно встала и пошла. Хотя, она действительно не хотела просыпаться. Но после того сна, в котором она поговорила с Дином по душам, она поняла, что надо продолжать жить, не оглядываясь назад.

Алиса покачала головой, откидывая эти мысли. Он должна показать Дину, что он не прав. Что она не только может накладывать на себя руки. Она может жить. Она больше не та маленькая девочка, которая когда-то вытолкнула сестру из-под машины. Она взрослая, вполне самостоятельная девушка, способная, в случае чего, даже отпор.

Выключив воду, она завернулась в белое махровое полотенце и, собрав всю одежду, которая лежала на полу, направилась на чердак.

Надо было найти, что надеть на сегодняшний день.

Алиса открыла один из ящиков и вытащила первую попавшуюся вещь. Этой вещью оказалось нежно-голубое платье, с тонким ремешком на талии и короткими рукавами.

Алиса ещё раз оглядела платье и, удовлетворительно хмыкнув себе под нос, надела его, даже не смотря на то, что оно в точности повторяло платье из её сегодняшнего сна. Платье, как она заметила, доходило ей до колена, и, вроде как, выглядело довольно мило. К сожалению, зеркала рядом не оказалось, хотя её не особо заботило то, как она выглядела. Она нашла в той же коробке чёрный кардиган с рукавами три четверти и накинула его на себя.

Спустившись вниз, она первым делом заглянула в холодильник, проверив его содержимое. Еды осталось не так много, а денег на неё не было. Ну, всё-таки придётся устраиваться на работу, но об этом надо будет позаботиться завтра.

А сегодня… сегодня надо извиниться перед Дином за её вчерашнее поведение. Может быть, он и заслужил это, но она чувствовала себя виноватой. Виноватой перед этим придурком, который ненавидел её всей душой.

Алиса на скорую руку, как только могла, приготовила шарлотку, рецепт которой нашла в кулинарной книге, лежавшей на кухне.

Конечно, готовка далась ей тяжело, но, порезавшись несколько раз, приготовление было завершено. На всё это ушло около тридцати минут и, взглянув на время, девушка отметила про себя, что уже десять часов, а это значит, что Дин должен был уже проснуться.

Обув свои бессменные ботинки, Алиса вышла из дома — плотно закрыв за собой дверь — неся в руках свой пирог.

Она перешла дорогу, про себя отметив, что машина Дина стоит рядом с домом, а это значило только то, что парень всё ещё дома, и позвонила в дверь.

По ту сторону послышались шаги и через несколько секунд дверь распахнулась. На пороге стояла мама Дина, весь её домашний костюм, состоящий из майки и бридж, был в муке. Увидев Алису, она слабо улыбнулась, хотя Алисе показалось, что она не была рада её видеть.

Девушка улыбнулась как можно более доброжелательной улыбкой и, протянув ей торт, произнесла:

— Доброе утро, миссис Хоггарт, я испекла вам пирог.

Алиса протянула свою шарлотку женщине, а потом, ещё раз улыбнувшись и помахав рукой, развернулась и весело зашагала в сторону дома. Конечно, она хотела сделать совершенно не это, но, а зачем навязываться людям?

— Эм, Алиса? — как-то неуверенно позвала девушку миссис Хоггарт. — Может быть, ты зайдёшь? Мне было бы очень интересно пообщаться с тобой. Тем более, что я осталась в компании трёх неотёсанных мужланов, которые даже не могут помыть за собой посуду.

— Я всё слышу! — раздался весёлый голос мистера Хоггарта откуда-то из дома, а через несколько секунд он уже стоял на пороге рядом с его женой. — Проходи, Алиса. Познакомишься с Рафом. А я пока схожу, разбужу Дина.

Он удалился куда-то на второй этаж, а Алиса, немного замешкавшись, всё же зашла в дом. Миссис Хоггарт радушно улыбнулась ей и направилась куда-то вглубь дома, ведя Алису за собой.

— Ты пришла как раз вовремя, — буквально пропела она, ставя пирог на стол. — Я только поставила в духовку пирожки, так что скоро они будут готовы. Ну, а пока, мы успеем немного поболтать. Как ты себя чувствуешь?

Она весело лепетала, не прекращая улыбаться, отчего Алиса и сама невольно улыбнулась. Возможно, ей просто показалось, что мама Дина не рада ей. И почему только Алиса вечно себе всё накручивает?

— Нормально, — произнесла Алиса, не отводя взгляда от миссис Хоггарт. Конечно, она знала, что её зовут Зоуи, но почему-то сейчас ей показалось не компетентным называть её по имени. — Я стараюсь как можно быстрее освоиться, но пока мне даётся это тяжело. Тем более, сейчас, когда Алина уехала. Я осталась одна дома. И это… немного непривычно. Но я стараюсь привыкнуть. И подружиться со всеми.

Миссис Хоггарт утвердительно закивала головой, а затем, закончив свою небольшую уборку на кухне, присела напротив Алисы и девушка заглянула в её зелёные глаза. В них она увидела лишь бесконечную доброту и радость жизни. Эта женщина улыбалась глазами. И, даже не смотря на то, что в уголках её глаз уже залегли морщинки, она выглядела молодо.

— Эм, привет всем, — услышали они голос со стороны входа на кухню. Синхронно повернув головы в сторону входа, они увидели перед собой Рафаэля, младшего брата Дина. Они были похожи внешне: у Рафаэля были такие же светлые волосы, смуглая кожа. Он был относительно высок для своего возраста, хотя был младше Алисы чуть больше, чем на шесть лет.

— Привет, — радушно произнесла Алиса, улыбнувшись ему. — Я Алиса. Сестра Моники и Алины.

— Я понял, ты похожа с ними, — весело ответил он, присаживаясь на стул рядом с Алисой. — Я Рафаэль, можно просто Раф. Ой, это что, шарлотка? Обожаю шарлотку! А ещё у меня есть коллекция машинок. Я тебе потом её как-нибудь покажу!

Алиса рассмеялась. Всё-таки многие вещи из её комы были схожи с вещами из реального мира. Она прекрасно знала, что любит Рафаэль и Дин.

— Доброе… какого чёрта? — раздался возмущённый голос откуда-то со стороны входной двери. Алиса закатила глаза. Она пришла извиниться, а он уже с утра пораньше орёт. — Клэптон? Мам, по-моему я вчера всё сказал по этому поводу!

Алиса повернулась к Рафаэлю и тихо прошептала:

— Что ты там говорил насчёт коллекции машинок? Покажешь? Мне очень интересно.

Рафаэль, который до этого момента неотрывно следил за своим разъярённым старшим братом, повернул голову к Алисе, а затем, слабо улыбнувшись, кивнул.

Девушка крепко схватила Рафаэля за руку и приободряющее улыбнулась. Он покрепче схватил её руку и, весело усмехнувшись ей, повёл на второй этаж, огибая стороной разъярённого Дина, который даже не удосужился посмотреть на них.

Рафаэль быстро забежал вверх по лестнице и, свернув влево, открыл первую дверь по коридору. Алиса присвистнула: комната с огромным окном выполнена в сине-серо-белых тонах, множество шкафов со стеклянными вставками, которые были заставлены книгами и машинками.

Огромный диван был заправлен фиолетовым пледом, а на нём стояло несколько подушек.

— Прости, здесь немного не убрано, — произнёс Рафаэль, смущенно улыбаясь. — Вот, смотри.

Рафаэль открыл один из шкафов, демонстрируя Алиса свою коллекцию. Она действительно была огромной: высокий шкаф был полностью заставлен машинками.

— У тебя потрясающая коллекция, — прошептала Алиса, как завороженная глядя на шкаф, стараясь запомнить каждую деталь.

— Спасибо, — весело ответил Рафаэль, немного отходя от шкафа, давая Алисе возможность лучше рассмотреть его коллекцию. — Только вот Дин говорит, что это глупо — собирать игрушечные машинки.

— А ты не слушай Дина, — смеясь, сказала Алиса, кладя руку на плечо Рафаэлю. — Каждый должен делать то, что ему нравится. Может, Дин просто завидует тебе, потому что у него нет такой огромной коллекции, а есть всего лишь одна машина?

Рафаэль в ответ на эти слова весело рассмеялся, но внезапно, услышав с первого этажа крики его матери и Дина, заметно погрустнел.

— В последнее время Дин стал слишком раздражительным, — прошептал Рафаэль, заглядывая в глаза Алисы. — Он больше не ходит со мной в парк, не разговаривает по душам. Он стал всё больше времени уделять Алине, совершенно забыв обо мне. А теперь он ещё и ссориться с мамой.

Алиса обнадёживающее улыбнулась и слегка дотронулась до его руки.

— Рафи, — медленно начала она, а затем запнулась. Не будет же она рассказывать ему обо всём, что твориться у неё на душе. — Ты не хочешь послушать одну песню? Мне кажется, что я слышала её в коме, и слова очень плотно засели у меня в голове. Ты будешь первым, кто услышит эту песню.

Кажется, от этих слов Рафаэль немного оживился, а затем, активно закивав головой, присаживаясь на диван.

Алиса, глядя на него, немного замешкалась. Она даже не представляла, умеет ли петь. Но, услышав очередной громкий возглас с первого этажа, Алиса, неожиданно для себя, запела:

— Я не могу уйти, я не могу бежать,

Прошу, пусти меня, я так устал страдать,

Я поверну назад, все стрелки у часов, убью всех адских псов,

Чтоб снова стать героем… Твоих снов.

На несколько секунд в комнате воцарилась тишина, а затем Рафаэль зааплодировал, широко улыбаясь.

— Это мило, — весело произнёс он, а затем, вскочив с дивана, бросился куда-то к письменному столу. Он открывал все ящички, в поисках чего-то. Наконец, он радостно вскрикнул и достал из самого нижнего ящика своего стола помытый листочек. — Вот, это написал Дин, но почему-то выбросил. Может, потому, что эта песня посвящена не Алине. Но я-то не промах, сразу нашёл этот листочек. Он обычно пишет песни утром, как только проснётся. Не знаю почему, но мне кажется, что он грезит не Алиной.

Последнее предложение он почти пошептал, а затем протянул Алисе листочек. Первым, что бросилось в глаза Алисы — идеальный почерк. Дин писал разборчиво, словно выводил каждую букву. Быть может, он несколько часов думал над этими строками, прежде чем начать писать.

Та самая мечта моих снов,

Готов любить до боли, до слёз,

Пока я не избавлюсь от оков

Душа пропитана тобой насквозь.

Читая эти строки, Алиса улыбалась. Она не представляла, кому они были посвящены, но точно знала, что если бы он дописал эту песню, то она пользовалась бы диким спросом. Слишком много чувств были выложены на бумаги и, наверное, они так и не нашли выхода в музыке.

Почему-то сейчас, читая эти строки, ей становилось невероятно жалко Дина. О его чувствах никто и никогда не узнает. Они будут навечно заперты в его душе и медленно убивать его изнутри.

— Мне нравится текст песни, — прошептала Алиса, ещё раз вглядываясь в листок. — Вот только обидно, что она не дописана.

— Возьми себе, — весело произнёс Рафаэль, собирая всё, что он вывалил из стола, обратно в ящики. — Может, допишешь. Или заставишь Дина дописать.

В ответ на это девушка лишь рассмеялась. Конечно, она не будет говорить Рафаэлю, что Дин ненавидит её. Хотя, это и так понятно, но ей просто хотелось ещё хоть ненадолго уберечь его от этого невероятно жестокого мира.

— Ладно, я пойду домой, Рафи, — мягко прошептала Алиса, поглаживая его по светлым волосам, а затем легонько стукнула Рафаэля по носу. Он улыбнулся. — Мне ещё надо приубраться на кухне, а то после моей безупречной готовки, такое чувство, словно там был ураган.

Они одновременно рассмеялись, а затем Алиса, помахав ему на прощание рукой, вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь, чтобы, в крайнем случае, крики Дина были не так слышны.

Но она не угадала, Дин уже закончил свою утреннюю перебранку с матерью и теперь, ничего не подозревая, почти бегом поднимался на второй этаж, чтобы зайти на свой чердак.

Поворот налево, кто-то неожиданно оказывается перед ним и он, вместе с Алисой, падает на пол, при этом прижав её своим телом.

Дин вовремя успел подставить руку, чтобы она не ударилась головой об пол, но грохот стоял знатный.

— Скелет, тише греми своими костями, — прошипел Дин, выдыхая эти слова прямо в её губы. Он окинул взглядом её лицо, заостряя внимание на её пухлых губах. Почему-то сейчас её лицо показалось очень родным, а пухлые губы — самыми сладкими на свете. — Вечно ты путаешься у меня под ногами, Клэптон.

Дин оторвал взгляд от её губ и посмотрел в её глаза. Он ожидал увидеть там что угодно, но почему-то её глаза не выражали ничего. Она устало улыбнулась и слегка прикрыла глаза, потирая тонкими пальцами свой висок.

— Знаешь, Дин, — тихо начала она, глядя на него из-под опущенных ресниц. — Мы оба просто подкидываем дров в огонь, тем самым разжигая нашу вражду ещё сильнее. Я уже сказала тебе вчера, что не лезу в твою жизнь, так и ты не лезь в мою. Прошу. Давай просто не будем портить друг другу жизнь…

— Ал, — неожиданно он прервал её, привлекая внимание. Его рука, которая до этого момента была у неё на затылке, плавно переместилась на пол и он, поставив вторую руку с другой стороны головы Алисы, слегка приподнялся, давая ей шанс вздохнуть полной грудью. — Я не могу не лезть в твою жизнь, ведь я обещал Алине, что с тобой ничего не случиться, пока её не будет. Ты думаешь, я сам в диком восторге из-за того, что меня назначили твоей нянькой. Поэтому просто катись к чёрту, Клэптон.

Последние слова он буквально прорычал, а затем, быстро встав, зашагал по коридору, попутно отряхиваясь, словно желая стряхнуть с себя воспоминания этого разговора.

Алиса села на полу и смотрела на него до тех пор, пока он не скрылся за одним из поворотов. Она закопалась своими пальцами себе в волосы, стараясь хоть немного унять царивший в её голове хаос.

После того сна, тех слов, сказанных Дином, смотреть на него стало ещё больнее. Теперь она поняла: любить невероятно больно. Перетерпеть столько боли и разочарования ради только одного мига счастья.

Девушка встала и, расправив складки на платье, медленно спустилась вниз. Попрощавшись с родителями Дина и Рафаэля, она быстрым шагом направилась к выходу из дома. Окрик догнал её, когда она уже закрывала входную дверь. Она обернулась, и увидела, как Рафаэль стоит на середине лестницы, смущённо глядя на неё.

— Алис. Дело в том, что обычно мы с Моникой каждую субботу ходили в парк, но сейчас Моники нет. В общем… ты не составишь мне компанию? Я угощу тебя сладкой ватой.

Рафаэль поднял на неё глаза, полные надежды, и Алиса просто не смогла устоять. Рафаэль действительно хороший мальчик, удивительно, что у него такой противный старший брат.

— Конечно! Я с удовольствием составлю тебе компанию, — весело улыбаясь, произнесла Алиса. — Только мне действительно надо убраться на кухне.

Рафаэль облегчённо рассмеялся.

— Ну, тогда через полчаса я буду ждать тебя у твоего дома.

***

Ровно через полчаса, Алиса вышла из дома, закрывая дверь на ключ.

Она сменила свои бессменные ботинки на каблуке на обычные чёрные кеды, которые так же откопала в одной из коробок на чердаке. Её чёрный кардиган был немного испачкан в муке, от которой она сейчас старалась отряхнуться, но у неё ничего не выходило.

Рядом с домом стоял Рафаэль, одетый в серые джинсы, голубую рубашку и чёрную кожаную куртку. Да, кажется, одеваться он учился от Дина.

За плечами у него виднелся синий рюкзак, поперёк лямок которого был перекинут скейтборд.

Увидев её, Рафаэль улыбнулся и помахал ей рукой.

— Я решил взять скейтборд, — произнёс он, как только Алиса спустилась по ступенькам ему навстречу. — Надо же тебя как-то развлекать. Я ни разу не видел, чтобы ты искренне улыбалась с тех пор, как вышла из комы. Почему?

Алиса поражённо смотрела на него, не понимая, откуда в его юном возрасте у него такая проницательность. И она улыбнулась ему. В уголках её глаз застыли слёзы, но она всё равно улыбнулась ему и крепко обняла.

— Идём, — прошептал Рафаэль, поглаживая Алису по волосам. Из-за того, что она надела кеды, Рафаэль был чуть ниже её, но не намного. — А по дороге ты расскажешь, что было с тобой там.

Рафаэль чуть отстранил Алису, чтобы перехватить её руку, а затем потянул её куда-то по дорожке, но отпустил, как только убедился, что. Девушка идёт следом за ним.

— Ты веришь, что прошлое может вернуться? — спросила Алиса, решая, что если он захочет, то всё равно всё узнает. Не было смысла от него что-то скрывать, потому что он и так мог до всего догадаться.

— Оно нас не покидает, — неопределённо пожав плечами Рафаэль, глядя куда-то вдаль, видимо, думая о чём-то своём. — А почему ты спрашиваешь?

— Когда я была в коме, то видела весь этот мир, — произнесла Алиса, стараясь разглядеть, куда он так напряжённо вглядывается. — Видела эти улицы, дома, лица. Я жила в этом мире, но только созданным моим подсознанием. Я видела тебя, Дина, Мони. Я видела всех вас. Но откуда я могла знать вас? Знать ваши лица? Когда я вышла из комы, то думала, что весь тот мир остался позади, но оказывается, что всё не так.

— Тогда это не прошлое преследует тебя, а ты пытаешься бежать за будущим, — после долгого молчания произнёс Рафаэль. Где-то вдали Алиса разглядела очертания ворот парка. — Знаешь, лучше всего — старайся жить настоящим. Ты не можешь знать, что произойдёт с тобой в следующий час, а твоё прошлое — иллюзии, созданные твоим подсознанием. Просто забудь обо всём и наслаждайся сегодняшним днём. Пробуй что-то новое, рискуй. Но живи. Улыбайся, дари всем свою улыбку, ведь она так прекрасна. Помни, кто-то может влюбиться в тебя из-за твоей улыбки.

Алиса ошарашено смотрела на Рафаэля, не веря, что в его возрасте можно так мыслить. Он всё больше удивлял её. Своей открытостью, жизнелюбием, он помогал ей понять, что значит жить. Он давал ей советы, который дал бы не каждый взрослый человек.

В который раз она проклинала Дина, который просто не может быть так же похож на своего брата. Почему он не может быть хоть чуточку так же добр к ней, как Рафаэль?

Рафаэль завёл её в ворота парка, и Алиса огляделась: много деревьев, рассаженных в произвольном порядке, небольшие забетонированные дорожки, которые напоминали о присутствии человека, редкие лавочки, расставленные по бокам от дорожек. Вот там виднеется собачья площадка, а из-за деревьев выглядывает колесо обозрения. Видимо, на территории этого парка есть и аттракционы. Девушка мысленно поставила в уме галочку, что ещё обязательно сходит туда.

— Пойдём к фонтану, — Рафаэль вновь схватил её за руку и потянул по одной из дорожек. — Там самая ровная дорога, так что тебе надо будет только научиться держать равновесие. Это не сложно, поверь мне.

Пока Рафаэль вёл её по замысловатым дорожкам, Алиса продолжала оглядываться. Видимо, этот парк пользовался большой популярностью, потому что-то и дело им навстречу проходили люди разных возрастов и пробегали маленькие дети, что-то весело крича друг другу.

Если сейчас задуматься, то Алиса не помнит практически ничего из того, что было с ней до того, как она впала в кому. Она помнила машину, удар, боль по всему телу, крики Алины и родителей. Но она не помнит, чтобы так же весело бегала вместе с сестрой по парку, играя во что-то.

Она вообще ничего не помнила. Почему ложные воспоминания заняли всю её память? Почему до сих пор, вспоминая события комы, на глазах наворачиваются слёзы? Она помнит бескровные тела, которые она находила, помнит, как слёзы душили её, когда охотники забрали Дина. Помнит печальный взгляд Майкла, когда она целовала Дина.

Но почему все эти воспоминания затмили настоящие? Почему сейчас так больно осознавать, что она вообще не помнит реального мира?

— О чём ты задумалась? — спросил Рафаэль, глядя за тем, как Алиса в очередной раз провожает взглядом пробегающую мимо детвору. — Ты выглядишь очень печальной.

Алиса наконец перевела взгляд на её собеседника и отрицательно покачала головой, давая понять, что всё хорошо.

— Я просто думаю о том, что я ничего не помню из реального мира, — прошептала она, видя, как мимо них опять пробегают дети: две девочки-близняшки с русыми волосами, собранными в косички. Они что-то кричали друг другу. — Я не помню, чтобы я тоже так бегала с Алиной. Я не помню, как мы с ней играли. А играли ли вообще? Я помню только боль от того, что меня сбила машина. И больше ничего. Я помню, как Алина хватала меня за руку, плача и прося прощения. Но я не помню своего детства, которого у меня практически не было. Я не помню ничего…

Внезапно раздался громкий звук, и Алиса увидела, как Рафаэль поставил перед её ногами скейтборд.

Алиса начала удивлённо озираться по сторонам, пока не поняла, что под эти невесёлые мысли они дошли до фонтана. Фонтан был довольно большим, но не огромным. Он находился на площадке, по бокам от которой были расставлены лавочки.

Многие дети катались здесь на роликах, велосипедах и самокатах, а их родители наблюдали за своими детьми.

Алиса недоверчиво посмотрела на Рафаэля, а затем на скейтборд. От этого жеста Рафаэль рассмеялся, а затем, поставив одну ногу на скейтборд, пару раз толкнулся другой ногой. Проехав пару метров, он развернулся и поехал обратно, затормозив около Алисы.

— Видишь, в этом нет ничего сложного, — весело произнёс он, убирая ногу со скейтборда. — Самое главное, разверни доску по ходу скейтборда, а не параллельно. Тогда разворачиваться будет ещё проще. Чуть согни колени и не отклоняйся сильно назад. Давай, у тебя получится.

Рафаэль чуть подтолкнул скейтборд к ногам Алисы, и она, в последний раз недоверчиво посмотрев на него, поставила ногу, как и сказал Рафаэль.

Доска оказалась неустойчивой, но Алиса, даже не обратив на этого особого внимания, толкнулась одной ногой.

Проехав пару метром и расслабившись, что всё получилось так легко, Алиса потеряла равновесие и упала за холодный асфальт, даже не вскрикнув, хотя боль в ноге и голове стояла просто адская. При падании она как-то плохо подвернула ногу и ударилась головой. Где-то в лодыжке тут же появилась боль, но она была более или менее терпимой.

Позади послышался женский смех, и она обернулась.

Только не это. Дин, Майкл, ещё какой-то неизвестный ей парень и четыре девушки. Одна из них смеялась в голос, указывая на неё, а затем этот смех подхватили две другие девушки. Алиса опять публично опозорилась. И опять из-за пустяка.

Почему-то именно сейчас на глаза навернулись слёзы.

***

После того разговора с Алисой, Дин чувствовал себя просто ужасно. Настроение упало, и вообще не было желания куда-либо идти.

Почему-то где-то внутри он чувствовал, как его раздирает ненависть к самому себе. Каждый раз, когда он видел её, то в голове тут же начинало происходить что-то странное. Он как будто пытался вспомнить что-то очень важно, но у него это не выходило.

Дин с разбега плюхнулся на кровать лицом вниз. Его мало волновало то, что он только недавно её заправил, что все его волосы снова будут торчать в разные стороны. Сейчас он просто устал. Нет, не физически — морально.

Дин перевернулся на спину и начинал тупо пялиться в потолок.

Именно сейчас ему не хотелось ничего.

Он вновь перекатился на кровати и достал из-под подушки альбом.

Да, он немного умел рисовать.

Но вся проблема заключалась в том, что он умел рисовать только один образ. Силуэт той девушки, которая всё никак не выходила из его головы, и он никак не мог вспомнить, кто она.

Она какой-то близкий друг?

Нет.

Она обычная знакомая?

Нет.

Так кто же она?

Он открыл альбом и быстро пролистал все страницы.

Почему-то сейчас, смотря на её силуэты, они показались отдалённо знакомыми ему. Он снова и снова всматривался в её тонкий стан, длинные волосы. Он никогда не мог вспомнить её лица, но почему-то был уверен, что эта девушка не Алина.

«Наша сказка закончилась, принцесса».

Эти слова прогремели в его голове, как гром среди ясного неба. Какая сказка? При чём здесь принцесса?

« — Потому что тот мир настоящий, принцесса. Это твоя жизнь, большую часть которой ты провела в иллюзиях. Ты сможешь стать там своей, ты сможешь стать моей принцессой и там, я верю в тебя, слышишь? — девушка сжалась и начала всхлипывать, Дин подошёл к ней и заключил в крепкие объятия. Их последние объятия. — Я верю в тебя. Так поверь в себя и ты! Я бесконечно люблю тебя, прости. Я надеюсь, что ты поможешь мне всё вспомнить и там. Я верю в тебя, принцесса. Верю всем своим черствым сердцем».

Эти слова раз за разом крутились в его голове. Это ведь был его сегодняшний сон? Или нет?

В следующую секунду Дин резко сел на кровати и схватился за голову, зарывая пальцы в волосы. От внезапно нахлынувших воспоминаний разболелась голова, а в глазах потемнело. Внезапно все звуки вокруг него разом смолкли и перед глазами начали всплывать картинки:

« — Ревную? — перебил её парень. — Что ты. Я просто не понимаю, как ты могла так быстро предать всё то, о чём мы клялись друг другу. Все те слова… оказывается, это было для тебя просто пустым звуком. Так, время для того, чтобы посмеяться надо мной. Ну как же, ведь у тебя есть Майкл. А ещё мне очень интересует вопрос Джаспера. Но теперь я точно знаю, что ты ответишь. Ты знаешь, я считал тебя особенной, моей маленькой принцессой, которую надо охранять от всяких там принцев. Но, видимо, принцесса нашла своего принца, поэтому в драконе она больше не нуждается. Наша сказка закончилась, принцесса. Поэтому…

Дин наклонился и, сжав рукой её щёки, холодно поцеловал в губы. Это даже не было поцелуем, а так, обычное прикосновение, но в нём было столько чувств, сколько не вкладывал в свои самые страстные поцелуи Майкл. Потом Дин отшатнулся и с ужасом посмотрел на девушку, словно совершил самое зверское убийство, но затем быстро взял себя в руки и произнёс:

— Это был мой прощальный подарок тебе, принцесса».

Майкл? При чём здесь Майкл? Кто такой Джаспер? И кто, чёрт возьми, эта девушка, которая уже на протяжении многих лет занимает все его сны? Почему он не может вспомнить её лица?

Дин встряхнул головой.

Мир снова ожил, и он услышал настойчивый звон телефона. На экране высветилось имя звонившего абонента: «Майкл». Да, лёгок на помине.

— Да, — хрипло и немного резко произнёс Дин, прикладывая трубку к левому уху. Он сам удивился от своего голоса, но Майкл, видимо, намеренно проигнорировал его тон.

— Хоггарт, ты придурок, — произнёс Майкл довольно громко, отчего Дин даже немного отнял телефон от уха.

— Почему? — непонимающе спросил Дин, растерянно моргая и смотря куда-то в пустоту. Конечно, в любом другом случае Дин отпустил по этому поводу какую-нибудь шутку, но только не сейчас. Сейчас его голова была занята совершенно другим. Кто она?

— Это утверждение, Дин, — весело произнёс Майкл в трубку, а затем рассмеялся. — Ты забыл, что мы сегодня договорились с ребятами сходить в парк? А? Я жду, пока ты заедешь за мной уже минут сорок.

— А.

Дин всё ещё сидел на своей кровати и смотрел в пустоту. Те воспоминания, та девушка всё никак не могли выйти из его головы.

— Всё в порядке, дружище? — поинтересовался Майкл. По голосу Дин понял, что он действительно взволновал. Да, даже не смотря на то, что они дружат около двух лет, Дин мог с уверенностью назвать его своим лучшим другом. Он всегда помогал вытаскивать его из различных передряг.

— Да, я просто, — Дин задумался и снова взъерошил волосы. Вообще он не хотел никуда ехать сегодня, но раз он договорился с Майклом, то просто обязан сдержать своё обещание. — А, забей, скоро буду.

Дин нажал на кнопку отбоя вызова и встал с кровати. Голову всё ещё немного кружилась, но это противное чувство пустоты внутри потихоньку проходило.

Схватив свою куртку, Дин взглянул на себя в зеркало, которое висело на одной из стен его комнаты. Вернее, его чердака.

Светлые волосы спутаны, футболка помята, под глазами залегли огромные круги. Да, выглядел он так себе. Хотя, какая ему разница, он едет гулять с Майклом, а не покорять многомиллионную публику.

Дин удовлетворённо хмыкнул и, спустившись на первый этаж, надел свои чёрные кеды.

— Я ушёл с Майклом, — крикнул Дин куда-то в дом. Сейчас ему было невероятно стыдно за своё поведение перед родителями и Рафаэлем. Он и сам не понимал, чем эта очаровательная улыбка Алисы так бесит его. Он не понимал, почему, видя её, ему хочется кричать от бессилия. — Буду вечером.

Дин схватил свои ключи от машины, которые лежали в прихожей на тумбе, и вылетел за дверь, даже не надев свою куртку, о чём моментально пожалел. Холодный ветер, даже несмотря на светившее солнце, неприятно щекотал кожу, отчего по рукам Дина мгновенно пробежали мурашки, но он даже не поёжился.

Дин дошёл до машины, которая была припаркована рядом с домом и, нажав кнопку разблокировки, сел на руль, бросив куртку куда-то назад.

Почему-то сейчас, когда он сел в машину, в голову пришла та самая девушка в чёрном платье. Она стояла перед ним, и они о чём-то весело разговаривали, судя по всему о какой-то вечеринке. Она мило улыбалась, отчего на её щеках играли ямочки, но это всё, что он видел. Её лицо словно было скрыто туманом.

Да и вся она словно состояла из тумана. Словно эта девушка сама создавала этот туман.

Дин встряхнул головой, и устало положил руки на руль, откинувшись назад на кресло.

Сейчас ему казалось, что он медленно сходит сума.

***

— Ты серьёзно видишь какую-то девушку во сне? — взволнованно едва ли не закричал Майкл, наклоняясь чуть вперёд, чтобы лучше разглядеть лицо Дина, который сейчас напряженно вглядывался на дорогу.

— Не ори ты так, — прошипел Дин, покрепче сжимая руль автомобиля. Сейчас он почему-то жалел о том, что рассказал всё Майклу. Теперь он не отстанет от него, пока не выпытает из него всю правду. Но что знал сам Дин, для того чтобы сейчас всё рассказать ему. — Нет. То есть, да. Но нет. Чёрт, я не знаю. Я совершенно запутался в себе.

Майкл долго вглядывался в черты лица Дина, стараясь разглядеть хоть малейший признак его вранья, но таких не наблюдалось.

— Но эта девушка не Алина? — уточнил Майкл, вновь откидываясь на спинку кресла, прекращая внимательно изучать лицо Дина. — Или я что-то не правильно понял.

Дин поджал губы и одной рукой провёл по волосам. Майкл прекрасно знал этот жест. Он означал, что Дин думает, говорить правду или пытаться и дальше гнуть свою линию.

— Только попробуй соврать мне, — сказал Майкл, переводя взгляд с Дина на лобовое стекло. Они почти были на месте. — Если соврёшь и я узнаю об этом, то клянусь, я надеру тебе зад. Говори.

— Эта девушка не Алина, — просто сказал Дин. Его голос был уставшим и немного хриплым. — И я понятия не имею, кто она. Я даже не знаю, как она выглядит. Знаю только то, что у неё длинные волосы и ямочки на щеках. И ещё я знаю, что у нас с ней что-то типа связи. Я постепенно вспоминаю всё, но это происходит слишком медленно. Я схожу сума, Майкл. Я не могу выкинуть её из своей головы. Я рисую её, пишу ей песни. Но я понятия не имею, кто она.

С каждым словом Дин начинал говорить громче, а в конце своей тирады стукнул по рулю и глухо зарычал. А потом Дин закатил глаза и медленно выдохнул, словно пытаясь успокоиться.

Майкл хитро улыбнулся, изучая поведение своего друга. Таким он видел его впервые. Но сейчас он был живым. Порой Майклу казалось, что сердце Дина заледенело и очерствело уже давно, но сейчас, глядя на его переживания по поводу его таинственной незнакомки, Майкл понял, что он ошибался.

— А может это Алиса? — немного посмеиваясь, спросил парень, стараясь лучше разглядеть реакцию Дина на его слова. Но Дин пришёл в бешенство.

— Я ненавижу Клэптон, уясни, — прорычал он, бросая мимолётный взгляд на Майкла. — И просто не понимаю, что вы все в ней нашли. Забудь про неё. Просто забудь. Я не хочу вспоминать её. Я вообще не хочу знать её, гребанная…

— Дин, ты проехал парковку, — спокойно произнёс Майкл, скрещивая руки на груди. — И перестань так отзываться о ней. Она ни в чём не виновата. Она просто бедная девушка, которая отчаянно пытается привыкнуть к этому миру. Не сердись на неё за это.

— Может быть тогда тебе побежать и вытереть ей слюни, которые она сейчас пускает в подушку из-за того, что я такой плохой? — выкрикнул Дин, паркуя машину на стоянке рядом с парком. — Она просто невероятная идиотка. И, если тебе так этого хочется, то я уступлю место няньки тебе!

Дин бросил злостный взгляд на Майкла и первым выскочил из машины, захлопывая дверь.

Майкл усмехнулся. Она заинтересовала Дина. Это было видно по его реакции на все вопросы о ней. Может, лёд, окутавший сердце Ледяного Короля, наконец треснул?

Майкл вышел из машины вслед за Дином, и тоже захлопнул дверь.

— Прости, я погорячился, — сказал Дин, подходя к Майклу. — Просто, как только она появилась в моей жизни, то всё тут же пошло наперекосяк. И я не понимаю, где здесь реальность, а где вымысел. Я только знаю, что дракон должен найти свою принцессу.

Майкл понимающе закивал головой, а потом вдруг неожиданно осёкся:

— Постой, что?

Но Дин уже не стоял рядом с ним, а шёл куда-то к входу в парк. Приглядевшись, Майкл увидел остальную компанию, с которой они договаривались встретиться.

Майкл покачал головой, глядя ему вслед. Порой Дин поражал его. Поступки Дина никогда не поддавались логичному объяснению. Но именно этим Дин и интересовал всех. Никто никогда не знал, в какой момент сердце Ледяного Короля может растаять. И сейчас Майкла просто интересовало то, что будет дальше. Сейчас Дин был похож на бомбу замедленного действия, которая была готова рвануть в любой момент.

Майкл улыбнулся собственным мыслям и, засунув руки в карманы его чёрных джинсов, медленно направился в сторону компании ребят. Дин уже обменялся со всеми приветствиями и сейчас разговаривал о чём-то с Зиком — главным тусовщиком их школы. У его родителей была сеть небольших ресторанчиков в городе.

Зик как всегда был одет с иголочки: бежевые брюки, серая футболка и чёрная кожаная куртка. Дополняли этот образ чёрные оксфорды, которые Зик просто обожал.

— Всем привет, — без особого энтузиазма сказал Майкл, вытаскивая одну руку из кармана и махая ей остальным.

На него тут же налетели три девушки и разом обняли. И только одна, с волосами цвета осени смущённо помахала ему рукой. Это была Вивьен, одна из подруг Алины. Её не взяли на соревнования из-за того, что не так давно её подруга Лорелайн умерла в автокатастрофе. Сейчас Майкл видел, как ей приходится тяжело, но она старалась не подавать вида.

Тремя другими девушками были две незнакомые девушки и… Мелиса? А она-то что здесь делает? Вроде, они вообще договаривались прогуляться только с Зиком и обсудить предстоящую вечеринку, которую он хотел устроить у себя в доме.

Майкл непонимающе посмотрел на Дина и поднял брови вверх, а затем многозначительно посмотрел на Мелису. Дин только неопределённо пожал плечами, а затем кивнул на Зика.

— Здарова, Майкл, — радушно произнёс и пожал ему руку, как только девочки отпустили его из своих объятий. — Ну, что, куда идём?

— Ой, а пойдёмте-ка к фонтану, — весело засмеялась Мелиса и девочки, которые, как успел понять Майкл, были у неё на побегушках, активно закивали головой. — Я хочу посмотреть, как он работает, ведь скоро его выключат.

Вивьен тоже смущённо кивнула головой, как бы соглашаясь с ними. Майкл в который раз удивлённо поднял брови. Никогда до этого он не видел Вивьен такой подавленной.

Дин и Зик, громко обсуждая музыку и о чём-то споря, тут же двинулись по дорожке к фонтану. Мелиса победно засмеялась, а две другие девушки противно захихикали. Да, это будет долгая прогулка.

— Эй, Вивьен, — Майкл подбежал к ней, когда все остальные уже ушли далеко вперёд. — Ты как?

— В норме, — тихо пояснила она белыми губами. Да, Вальдес, это был глупый вопрос. — А ты как? Мне показалось, что Дин был немного зол, когда выходил из машины.

— Не волнуйся, вот что, но истерику Дина я унять сумею, — обнадёживающее улыбнулся Майкл и дотронулся до плеча Вивьен. Она немного вздрогнула и посмотрела на него своими зелёными глазами с немного расширенными зрачками. Её лицо было бело, как мел, да и сама она выглядела устало. — Что ты делаешь в этой компании? Вроде, ты никогда особо не была близка с Мелиссой.

Вивьен неопределённо пожала плечами и посмотрела куда-то вдаль, скрестив при этом руки под грудью. Она выглядела очень подавлено, а её черная одежда, состоящая из толстовки и джинсы, лишь добавляли ощущение того, что с ней не всё хорошо.

— После смерти Лорелайн я никак не могла найти компанию, с которой могла начать нормально общаться, — тихо начала Вивьен, бросая мимолётный взгляд на Мелису и двух её подпевал, которые сейчас старательно пытались привлечь внимание Дина.

— Алина? — спросил Майкл, прослеживая за её взглядом. Он не мог поверить, что Алина бросила подругу в такой тяжёлый для неё период времени.

Вивьен печально улыбнулась, чуть склонив голову вбок, а затем перевела взгляд на Майкла.

— Первое время она поддерживала меня, но потом из комы вышла её сестра, и ей стало как-то не до меня, — переводя взгляд Майкла на кромки деревьев, которые качались от порывов ветра и разные стороны. — Мелиса подобрала меня, как ненужного щенка. И, ты знаешь, это жуткое чувство.

Майкл понимающе закивал головой и снова дотронулся до плеча Вивьен.

— Ты знаешь, у меня есть хорошая кандидатура на предмет твоего друга, — спокойно начал Майкл, всё ещё не отпуская плеча Вивьен, но затем осёкся, когда услышал, как пронзительно и мерзко рассмеялась Мелиса, а затем этот смех подхватили её подпевалы.

Майкл проследил за тем, куда указывал палец Мелисы и остолбенел. На земле, потирая лодыжку и едва ли не плача, сидела Алиса и с ужасом глядела на их компанию. Майкл, понимая, что от Дина она помощи не дождётся, начал стремительно прорываться вперёд, кажется, даже случайно пихнув Мелису в бок. Хотя сейчас ему хотелось окунуть её с головой в кислоту, он понимал, что вначале надо помочь Алисе. Ведь он обещал.

— Привет, Алис, — весело улыбаясь, Майкл подбежал к ней и протянул руку, чтобы помочь ей подняться. — Прости, времени не было бежать за красной дорожкой. Но обещаю, теперь я буду носить её с собой.

Майкл потянул её за руки и поставил на ноги, а затем, оглядевшись вокруг увидел, как к ним подбегает взволнованный Рафаэль и оглядывает Алису с ног до головы.

— Ты как? — спросил он, подходя к ним ближе. — Привет, Майкл.

Алиса улыбнулась и незаметно для всех вытерла слёзы, выступившие на уголках её глаз. Её улыбка как всегда была самой искренней, которую Майкл только видел.

— Я в порядке, — беззаботно ответила она, и отмахнулась своей тонкой ручкой. — Ты видел? Я простояла к доске дольше, чем ты ожидал!

Она звонко рассмеялась, а затем, попытавшись сделать шаг, тихо зашипела и поджала ногу под себя.

Майкл взволнованно попытался подхватить её, но не успел, потому что это сделал Дин. Он даже не смотрел в её сторону и, скорее всего, делал это только ради того, чтобы не казаться конченым ублюдком.

— Спасибо, Ра… Дин? — кажется, Алиса была удивлена не меньше всех остальных. Она старалась напряжённо вглядываться в его лицо, стараясь разглядеть хоть одну эмоцию, но ничего не видела. Выражение его лица выражало лишь безразличие.

Она бросила мимолётный взгляд на компанию, с которой пришли Майкл и Дин. Сейчас они сидели на одной из лавочек, и Мелиса рыдала навзрыд. Кажется, Дин, перед тем, как броситься ловить Алису, что-то сказал ей.

— Вечно от тебя одни проблемы, — прошипел он, а затем, закинув её на одно плечо, словно она мешок с картошкой, поднёс ей к лавочке и усадил. Сам он присел на корточки, схватил левую ногу Алисы в свои руки и положил к себе на колени. Его холодные руки медленно заскользили по её лодыжке, ощупывая каждый миллиметр кожи. — Ничего жить будешь, просто подвернула ногу. Иди домой, приложи лёд и больше никуда сегодня не выходи.

Алиса выдернула свою ногу из его цепких рук и, наклонившись к его лицу так, что их носы практически соприкасались друг с другом, злостно зашипела:

— С чего ты взял, что я буду делать так, как ты скажешь?

Внезапно перед ними появился Майкл.

— Воу, ребят, полегче, тут всё-таки дети, — Майкл многозначительно кивнул в сторону Рафаэля. — Вы чего вообще творите?

Дин и Алиса синхронно хмыкнули и, скрестив руки на груди, отвернулись друг от друга. Майкл издал лёгкий смешок. Да, это будет сложно. Неожиданно он усмехнулся, потому что вспомнил старую детскую игру.

— Хей, принцесса, ну ты чего? — Майкл присел рядом с ней и приподнял её лицо своей рукой за подбородок и заглянул в её глаза. — Дин, а слабо ли тебе сейчас отвезти Алису до дома и приложить к её лодыжке лёд?

Дин закатил глаза и с вызовом посмотрел на Майкла, как на психически больного, с которым он собирался подраться.

— Да, ребят, давайте мы с вами втроём будем играть в «слабо?» — Майкл усмехнулся, когда заметил смятение в глазах Дина.

К ним подсела Вивьен и протянула Алисе мятную конфету.

— Вот держи, — прошептала она и погладила её по плечу. — Не переживай из-за Мелисы, она всегда была стервой.

— Спасибо, Вивьен, — Алиса нежно улыбнулась ей и дотронулась рукой до её холодной руки. От неожиданности девушка вздрогнула, а затем подняла глаза на неё и удивлённо раскрыла рот.

— Откуда ты, — начала было Вивьен, но осеклась. А затем продолжила уже более хриплым и тихим голосом: — Откуда ты знаешь моё имя.

На пару секунд Алиса зависла, тупо смотря в никуда. Краска слезла с её лица, и она сидела, белая, словно мел. А затем, наконец, придумав оправдание, она улыбнулась и покачала головой.

— Про вас всех мне рассказывала Алина, — простодушно произнесла Алиса и вновь звонко рассмеялась. — Вы все играете для неё очень важную роль. И я рада, что познакомилась с друзьями Алины.

Алиса вновь закивала головой, словно сама была рада тому, что так быстро придумала это на ходу и посмотрела каждому из них в глаза, особо задержавшись на Дине. Их взгляды сошлись в невидимой борьбе.

— Алис, прости, — внезапно где-то рядом с ними раздался голос Рафаэля. Он стоял, закинув руку на затылок и смущённо улыбался. — Только что звонил Дюк, я забыл про проект по биологии. Ты не против, если я оставлю тебя? Найдёшь дорогу до дома сама?

Алиса улыбнулась ему и кивнула головой. Рафаэль не удержался от ответной улыбки и, быстро подойдя к ней, обнял, а потом, так же быстро, как появился, исчез из поля их зрения.

— Ну, что ж, ребят, мне пора, — Алиса обворожительно улыбнулась им и попыталась встать, как внезапно была усажена обратно на лавочку сильными руками. Дин всё так же сидел около неё на корточках и тщательно вглядывался ей в лицо. Затем, презрительно закатив глаза и цокнув языком, он поднялся и постучал себя по ногам, отряхиваясь от несуществующей грязи.

— Ты не слышала, что я сказал тебе? — холодно поинтересовался он, глядя прямо в её бездонные голубые глаза. Почему-то, смотря в них, он понимал, что тонет. В голове снова возникла каша.

«Она присела рядом с ним и легонько поцеловала его в лоб, отчего он сильно удивился. Она никогда так не делала, но это было до такой степени приятно, что он не придал этому особого значения.

— Твои глаза напоминают мне океан, — тихо произнёс Дин и зарылся рукой в волосы девушки. — У меня ещё никогда не было такого дикого желания утонуть.

Она мило хихикнула и положила голову ему на грудь.

— Я не знаю, чтобы делала, если бы ты не проснулся, — тихо прошептала она, поднимая глаза и смотря прямо в его глаза. — Ты очень дорог мне, Дин…»

Парень схватился за голову и, пошатнувшись, присел рядом с Алисой на скамейку, бормоча себе что-то под нос.

— Дин? — Алиса дотронулась уже успевшей замёрзнуть рукой до его горячего лба. Внезапно он отпрянул от неё и ненавидяще посмотрел на неё.

— Не прикасайся ко мне, — прошептал он, а затем снова встал на ноги, кивнув при этом Майклу, что всё хорошо.

— Так, всё, ребят, я устал от ваших перепалок, — Майкл хлопнул в ладоши, встав с насиженного места на скамейке. — Мы играем в «слабо?» И возражения не принимаются. Единственное что, Вивьен, ты с нами?

Девушка весело покачала отрицательно головой, и замахала руками.

— Нет, спасибо, я буду наблюдателем.

— Отлично, — Майкл кивнул ей, и она улыбнулась ему в ответ. По крайней мере, она начала смеяться, это было уже хорошим признаком. — Что ж, Дин, слабо ли тебе отвезти Алису до дома и приложить к её лодыжке лёд?

Дин презрительно фыркнул и, развернувшись, направился в сторону Зика и ещё трёх девушек, которые сидели на лавочке с другой стороны фонтана, бурча себе под нос что-то нецензурное, как внезапно его догнали слова Алисы:

— Ой, да ладно тебе, Майкл. Ты и сам прекрасно знаешь, что ему слабо.

Дин остановился на месте, сжимая и разжимая кулаки. Как же его бесила эта девчонка своим острым языком и вечным непослушанием. Тихо зарычав, Дин резко развернулся на месте и, снова схватив Алису и перекинув через плечо, как мешок с картошкой, пару раз подбросил в воздухе, словно пытаясь положить её поудобней.

— Постарайся не съезжать, скелетик, — прошептал он и, предчувствуя свою месть, стукнул её по пятой точке, отчего девушка возмущённо взвизгнула. Недолго раздумывая, она сделала с ним то же самое, благо, тянуться было недалеко и…

— Чёрт, Клэптон! — воскликнул Дин и подпрыгнул на месте, отчего девушка рассмеялась. — Зачем надо было кусать меня за спину? А если я заражусь бешенством?

— Уже бешеные собаки при укусе не могут заразиться, — парировала Алиса, стараясь злостно посмотреть его в глаза, но получалось так, что она сверлила взглядом его затылок.

— А, значит, ты признаешь, что ты та ещё сучка? — поинтересовался Дин и из-за чего-то улыбнулся. Ему нравилась эта перепалка. Но вот только это не утаилось от внимательного взгляда Майкла, который всё это время прислушивался к их словам, готовый в любую минуту броситься, чтобы разнять их. Но пока никто из них не был готов сцепиться друг с другом.

— О, поверь мне, я ещё нормальная сучка по сравнению с таким кобелём, как ты, — презрительно фыркнула Алиса и скрестила руки под грудью. Её лицо медленно начинало становиться пунцовым из-за того, что она висит на Дине вниз головой.

Дин усмехнулся и пропустил её фразу мимо ушей. Кивнув Майклу, он произнёс:

— Ну, я скоро вернусь, подожди меня здесь. Если тебе не слабо, конечно.

С этими словами Дин развернулся и, ещё раз подбросив Алису на своём плече, за что получил удар по спине, понёс её в сторону машины, чтобы отвезти её домой и приложить лёд к немного опухшей лодыжке.

***

— Привет, Ник, — почти пропела Алиса, немного отходя от двери, чтобы пропустить Ника вовнутрь дома. Он мило улыбнулся ей и зашёл в дом, принося с собой холод улицы. После того, как Дин привёз Алису домой, прошло чуть больше двух часов и за это время на улице заметно похолодало.

На часах, висевших в гостиной, застыло время: без десяти минут шесть.

— Привет, — весело поздоровался с ней Ник, скидывая с плеч рюкзак и закрывая за собой дверь. Он снял кроссовки и повесил куртку на крючок в прихожей дома семьи Клэптон.

Алиса кивнула ему, а затем, медленно, немного прихрамывая, направилась в гостиную. Ник последовал за ней.

— Всё хорошо? — поинтересовался Ник, кивая на ногу Алисы. Дин намазал её лодыжку какой-то мазью и перемотал её эластичным бинтом. Вообще, он строго-настрого запретил ей вставать, но кто будет слушать Хоггарта?

— Конечно, просто подвернула ногу, — Алиса прошла в гостиную и села на диван, а затем похлопала рядом с собой и Ник сел рядом. — Может чай?

Ник отрицательно покачал головой, а затем, достав из рюкзака учебники и тетради по математике, разложил их на журнальном столике, который стоял здесь как раз кстати.

— Итак, что из этого ты не понимаешь?

Алиса долго смотрела на него, а затем рассмеялась, чуть склонив голову вбок. Ник непонимающе изогнул бровь.

— Может, я лучше скажу, что я понимаю, а ты объяснишь мне всё остальное? — всё ещё смеясь, произнесла Алиса. — Просто… я как бы понимаю всё, но я не могу ничего объяснить. И это меня жутко бесит.

— Ну, для этого я здесь, — произнес Ник и накрыл её руку своей рукой. — Чтобы помочь тебе.

***

Алиса лежала на своём матрасе, на чердаке, и устало смотрела в потолок.

Сегодняшний день был очень насыщенным разными событиями и, если бы не ссоры с главным придурком этого мира — Дином Хоггартом, Алиса могла сказать, что события были хорошими.

Алиса чуть оттянула полы старой футболки вниз. Она повернулась на другой бок и укрылась разноцветным пледом, даже несмотря на то, что она была в длинных пижамных штанах, она всё равно мёрзла. Плед такой мягкий и тёплый. Стоп. Но этого пледа ведь здесь не было. Или он был?

Алиса села на матрасе, откинув плед в сторону, и быстро пробежалась глазами по комнате. У окна лежал её бело-голубое одеяло, которым она обычно укрывалась. Тогда откуда взялся плед?

Дин.

Это имя пронеслось у неё в подсознании буквально за мгновение и почему-то плотно засело у неё в голове.

Хоть он и говорил, что ненавидит её, но всё равно продолжал заботиться. Она даже не сомневалась, что он поможет ей сегодня в парке. Конечно, Хоггарт ещё тот напыщенный индюк, который строит из себя невесть что, но Алиса прекрасно понимала, что всё это является лишь игрой.

Его собственной игрой без каких-либо определённых правил, игроком в которой является он один.

Он создал свой собственный мир, оградившись в нём от остальных, но почему-то Алиса была точно уверена, что совсем скоро его игра закончится его же поражением.

Окно, ведущее на чердак, открылось, и в него влез не кто иной, как Дин Хоггарт, впуская вместе с собой моросящий дождик и пожелтевшую листву. Алиса поёжилась и покрепче укуталась в принесённый Дином когда-то плед.

— Дин? — спросила она, видя, как он, немного пошатываясь, подходит к ней. — Всё хорошо, Дин?

Глаза Алисы, уже успевшие привыкнуть к темноте, смогли уловить, как Дин немного поморщился.

Выйдя в свет, отражаемый от окна, Алиса заметила, как его лоб был покрыт лёгкой испариной, а сам он тяжело дышал.

Дин присел рядом с ней на матрас и положил голову на её плечо. Алиса тут же дотронулась до его лба и тихо вскрикнула.

У парня была высокая температура.

— Это было последним местом, куда я хотел прийти, но другого места просто не было, — тихо и немного хрипло произнёс Дин, всё ещё тяжело дыша. Кажется, болезнь совсем подкосила его. — Я не хотел, чтобы мама опять пичкала меня тоннами таблеток.

Он тихо рассмеялся, хотя в данной ситуации Алисе этот смех показался неуместен. Сейчас Дин больше походил на безумца, нежели на того заносчивого парня, которого Алиса уже успела очень хорошо узнать.

— Дин, тебе всё равно нужны таблетки для того, чтобы сбить температуру, — Алиса провела рукой по его волосам, а затем попыталась встать, потянув Дина за собой за руки. Но парень, словно капризный ребёнок, надул губы и, выдернув свои руки из её хватки, рухнул на матрас. — Дин, прекрати вести себя, как маленький и капризничать.

— Хочу и капризничаю, — ответил он, устало потирая виски. — Вот ты вообще вредная постоянно, но я же тебя как-то терплю.

— Ну да, терпишь, — пробурчала себе под нос Алиса, а затем добавила, чтобы услышал уже и он: — Тогда пойдём, мне казалось, что на кухне осталось немного шарлотки.

Дин подозрительно прищурился, смотря на неё, а затем почти моментально оказался на ногах, улыбаясь так, словно он действительно маленький ребёнок, которому только что подарили игрушку, которую он давно хотел.

— Уговорила, — тихо прошептал он и первым направился на кухню.

Алиса последовала за ним и, обогнав его на лестнице, ведущей на первый этаж, первой зашла на кухню и включила свет.

К тому времени, как Дин не торопясь дошёл до кухни, Алиса уже поставила кипятиться чайник и выставила на стол пирог с яблоками и конфеты.

Как только Дин зашёл, Алисе в глаза тут же бросился нездоровый румянец у него на щеках. Глаза блестели несуществующим блеском, а сам он выглядел очень уставшим.

Алиса быстро нашла в одном из кухонных ящичков пакетик с изображением градусника и кружки с чаем. Прочитав на упаковке, что это является жаропонижающим, она притвор