Чудеса любви (СИ) (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Вот, наконец, я вернулся в Лагерь полукровок. Аннабет стоит рядом со мной, мы держимся за руку, нам машут наши друзья, и даже дети Ареса, кажется, рады нас видеть. Теперь нужно, пожалуй, пойти в большой дом, поприветствовать Хирона, мистера Д. (который обязательно исковеркает мое имя и отпустит какую-нибудь гадость) и нашего нового оракула Рейчел Элизабет Дэр.

- Я подойду чуть позже, – неожиданно сказала Аннабет. – Мне нужно пойти и узнать, как дела у моих ребят.

Она улыбалась, поэтому такие слова меня не напрягли. Мы разняли руки. Я поспешил к большому дому, а моя девушка – в домик Афины.

До чего же хорошо вернуться в лагерь! Вот меня с двух сторон хлопнули по плечам Тревис и Коннор Стоуллы. Вот Кларисса Ла Ру, проходя мимо вместе со своим бой-френдом Крисом Родригесом, дала мне подзатыльник и тут же подмигнула. Вот мы с Крисом пожали друг другу руки. Я любил Лагерь сильнее всего именно в такие минуты – когда встречаешься с друзьями и радуешься, что мы все смогли пережить еще год.

На терассе большого дома сидели Хирон и Рейчел. Где мистер Д. я не знал, да и какое мне до этого дело? Моя старая подруга-оракул обняла меня и тут же отпустила – видимо, не хотела, чтобы мы с Аннабет из-за нее ссорились, если она идет следом.

- Рад тебя видеть, Перси, – улыбнулся Хирон, но глаза его почему-то так и остались мрачно-задумчивыми.

Что-то было не так. Я перевел взгляд на Рейчел. Она тоже как будто была чем-то подавлена.

- Что такое? – занервничал я.

- Очередные распри богов, – ответил Хирон.

- Зевс и Посейдон? – нахмурился я. – Из-за чего на этот раз?

- Они-то как раз в кои-то веки не поссорились, – покачал головой Хирон. – Теперь между собой переругалась практически вся женская половина Олимпа. Афродита, Гера и Немезида…

- Подожди! – оборвал я его. – Немезида тоже с ними?

- Она покаялась, и ее простили, – пояснил Хирон. – Смерть Эфана сильно ее отрезвила. Так вот, Афродита, Гера и Немезида втроем стали наступать на Артемиду – дескать, ее идея вечно девственности ужасна. Афина и Гестия вступились. Ну, и слово за слово… В общем, Афина так обидела тех троих, что теперь они готовят заговор против ее детей. Точнее, против их женской половины. Нам известно, что они намерены послать сюда людей, чтобы они… – тут Хирон смутился и замолчал.

- Чтобы они изнасиловали дочерей Афины! – гневно закончила за него Рейчел.

Не отдавая себе отчета, я сжал в кармане Анаклузмос и прорычал:

- Надо что-то делать!

- Рейчел только что говорила мне то же самое, – развел руками Хирон. – Но, боюсь, мы бессильны против богов.

- Мы не были бессильны против титанов, – огрызнулся я, – и, думаю, справимся с тремя богинями! Кстати, остальные боги как к этому относятся? Неужели Зевс не может приструнить свою жену?!

В небе грянул гром – моя последняя фраза верховному богу явно не понравилась, но мне уже было все равно. Я хотел лишь одного – не допустить подобного кошмара.

- Понимаешь, – вкрадчиво заговорил Хирон, – Зевс предпочитает не вмешиваться в подобные ссоры – мол, женщины сами разберутся. Это, пожалуй, единственное, на чем они с Посейдоном и Аидом сходятся.

- А другие боги? – ухватился я за оставшуюся соломинку. – Гермес, Гефест…

- Сядь, – Хирон указал на место за столиком.

Я сел на стул, оперся руками о столешницу и горячо спросил:

- Неужели всем богам наплевать?!

- Большинству – да, – нехотя признался Хирон. – Есть, конечно, те, кто мог бы вмешаться. Хотя бы Гефест. Но у них с Афродитой и без того отношения – хуже некуда. Не думаю, что он полезет.

- Но есть надежда, Перси, – попыталась подсластить пилюлю Рейчел. – Мистер Д. отправился на Олимп, чтобы попытаться убедить Зевса вмешаться.

- Ну, и каковы, по-твоему, шансы на то, что ему это удастся? – проворчал Хирон.

- Но надежда-то все рав… – начала, было, Рейчел, но осеклась, потому что в потоке света на терассе возник мистер Д. Его лицо сияло от радости.

- Получилось? – одновременно спросили мы трое.

Мистер Д. оглядел нас, усаживаясь на свободный стул. Взгляд его задержался на мне. Бог ухмыльнулся.

- Ну, здравствуй, Джаксон, – произнес он, как я и ожидал, исковеркав мою фамилию. – Ты уже знаешь, да?

- Мистер Д, ну, не томите! – взмолился Хирон. – Получилось у вас что-нибудь?

- А то! – расхохотался директор лагеря. – За проявленное неравнодушие к моим подчиненным отец сократил мне срок еще на десять лет!

Я с трудом удержался от того, чтобы не сказать что-нибудь вроде «Тьфу, ты!».

- А девочки? – в один голос спросили Хирон и Рейчел, пока я мысленно костерил мистера Д, на чем свет стоит.

- Нет, – отмахнулся тот, – отец сказал, что не станет вмешиваться.

Я не обратил внимания на боль и ужас, вспыхнувшие во мне после этих слов. Я даже напрочь проигнорировал желание врезать мистеру Д. В эту секунду я принял решение приберечь гнев для того, что только что задумал.

- Кто-нибудь еще знает? – безо всякой интонации спросил я у Хирона.

- С ума сошел? – удивился кентавр. – Я и дочерям Афины не могу сказать – язык не поворачивается.

- Можно я сам? – спросил я.

- Ну, и как ты себе это представляешь? – саркастически фыркнул мистер Д. – «Привет, девочки, – он неуклюже попытался передразнить меня, – тут стая людей идет, чтобы изнасиловать вас».

- А что вы хотите? – нахмурился я. – Мы ведь не можем промолчать!

- Придется, – возразил Хирон. – Ты представь только, как они на это отреагируют.

- А остальные обитатели Лагеря? – пришла мне на помощь Рейчел. – Они-то имеют право знать!

- Вы что, всему лагерю растрепать собираетесь? – спросил мистер Д.

- Вот, что! – поднимаясь со стула, заговорил я, – раз Олимп намерен сидеть, сложа руки и ждать, пока все разрешиться само собой, пусть и ценой чести нескольких девушек, я этого делать не собираюсь!

- Перси! – крикнул мне вслед Хирон, но я уже убежал с терассы.

Неизвестно, каким образом, но в моей голове уже созрел план. И не думайте, я не заразился от Аннабет! Вовсе нет! Ну, может быть чуть-чуть… Да не суть! Короче, я знал, что делать.

- Перси! – неожиданно раздался из-за моей спины девчачий голос.

Я остановился и оглянулся. Меня нагоняла Рейчел.

- Ну, чего тебе? – довольно грубо спросил я, внезапно ощутив раздражение.

- Я, кажется, не провоцировала тебя на подобное обращение, – прохладно заметила она. Остановившись рядом со мной. – Помощь нужна?

- Прости, – виновато потупился я. – Сама понимаешь, нервы. А ты насчет помощи серьезно?

- Абсолютно, – отрезала Рейчел. – Если помнишь, мы были друзьями.

- Мы и сейчас друзья.

- У тебя есть план?

Я кивнул:

- Для начала, необходимо узнать, сколько у нас осталось времени. Я пойду, поговорю с отцом. А к тебе у меня будет просьба.

- Сделаю все, что смогу, – выпалила Рейчел.

- Найди всех старост, кроме Аннабет, – велел я. – Из домика Афины найдешь какого-нибудь парня. Скажи им, чтобы в одиннадцать вечера собрались на берегу фейерверков.

- Почему именно там? – спросила Рейчел.

- Во-первых, берег фейерверков довольно далеко от большого дома, – ответил я. – А во-вторых, мистеру Д. не придет в голову искать нас там. Если он заметит наше отсутствие, конечно, в чем я сомневаюсь.

- Ну, он-то, может, и не заметит, – возразила Рейчел. – А Хирон? Ты уверен, что…

- Хирону эта ситуация нравится не больше нашего, – отрезал я. – Не думаю, что он станет чинить нам препятствия. Скажешь всем, что велел я. Дело серьезное, поэтому пусть пока никто ничего никому пока об этом не говорит. Вопросы есть?

- Есть, – ответила Рейчел. – Что сказать ребятам, если они спросят, почему ты сам им ничего не сказал.

- Скажи правду, – велел я. – Все ясно?

Рейчел кивнула, и мы разбежались. Я, не оборачиваясь, на всех порах рванул в сторону Лонг-Айлендского пролива – обогнул поля клубники, пробежал вдоль конюшен и сиганул в воду, даже не остановившись, дабы перевести дух.

====== Глава 2 ======

Где находится дворец моего отца, я не знал, но приблизительно представлял, как его найти. Я приказал течениям нести меня в море с максимальной скоростью. Меня как будто прокатили на американских горках, но зато через двенадцать минут и три секунды (все мои мысли в соленой воде обостряются, если кто забыл) я уже был в открытом море. Остановив течения, я огляделся. К сожалению, вокруг никого не было, но это лишь немного прибавило мне хлопот. Я напрягся и призвал морских коней.

Они появились почти сразу. Пять или шесть прекрасных созданий. Точнее определить их количество мешало то, что они тут же начали нарезать вокруг меня круги. Их голоса звучали у меня в голове, образуя гул.

- Тихо, ребята, – приказал я, и они тотчас остановились. Их было все-таки шесть. – Кто-нибудь из вас знает, где мой отец?

- Он следит за отстройкой кузницы, повелитель, – ответил один из них. – Это совсем недалеко отсюда.

- Можешь меня туда отвезти? – спросил я.

- О, разумеется, повелитель, – засуетился тот, подплывая под меня, чтобы я мог сесть.

- Спасибо, – поблагодарил я, усаживаясь.

Вообще-то мне больше нравится путешествовать по воде при помощи течений, или, на худой конец, цепляясь за плавники акул (которые, как вы знаете, меня не трогают) и дельфинов. Но сейчас выбора у меня не было – в конце концов, я умею повелевать только конями.

Еще издалека я услышал шум сотен голосов, стук молотков и звук передвигаемых камней. И вот, передо мной открылась картина: циклопы во главе с Тайсоном отстраивали здание из руин, а мой отец стоял неподалеку, склонившись над каким-то планом. Когда конь подвез меня ближе, я увидел, что это – проект кузницы. Да, Аннабет бы понравилось!

- Отец, – окликнул я его, слезая с коня и преклоняя колено.

Посейдон обернулся, и я увидел, что на лице у него появляется улыбка.

- Перси! – воскликнул он. – Рад тебя видеть! Что-нибудь случилось, или ты так, в гости?

- Боюсь, что случилось, отец, – вздохнул я, выпрямляясь. – Мне нужно поговорить с тобой и Тайсоном.

- Из-за замысла Афродиты, Геры и Немезиды? – догадался Посейдон.

- Точно, – кивнул я. – Ты, конечно, не станешь вмешиваться, но у меня к тебе будет другая просьба.

- Хорошо, я сейчас позову Тайсона, – пожал плечами он и крикнул. – Тайсон! У нас гости!

Мой брат быстро обернулся и с радостным смехом побежал ко мне. Не успел я сделать и шагу навстречу, как оказался в его железных объятиях.

- Перси! – вопил Тайсон, легонько похлопывая меня по спине так, что ребра трещали. – Привет, братишка! Как же я по тебе соскучился!

- Привет, Тайсон! – прохрипел я. – Поверь, я тоже очень соскучился, но ты меня сейчас задушишь!

- Ой, прости, – смутился циклоп и тут же отпустил меня. – Так зачем ты здесь? Случилось чего?

- Давайте отойдем, – попросил я. – Здесь шумно.

Посейдон повел нас с Тайсоном вдоль стройки, а минуты через две мы уже стояли возле его восстановленного дворца. Отец присел на скамейку. Подошедшая морская дева тут же принесла ему нектар, но тот подал ей знак уйти. Мы с Тайсоном уселись рядом, и я заговорил:

- Вам известно, ЧТО собираются сделать Афродита, Гера и Немезида?

- Мне – нет, – нахмурил свою единственную бровь Тайсон.

Я торопливо рассказал ситуацию брату, но замялся, как Хирон, перед словом «изнасилуют». Все-таки, что ни говори, а Тайсон гораздо младше меня, несмотря на свои размеры. По уровню развития ему не больше десяти лет, и то, что для меня звучит достаточно обыденно, ему может быть непонятно. Но тут меня выручил Посейдон, сказав:

- Они причинят вред дочерям Афины.

- И Аннабет тоже? – испугался Тайсон.

Я невольно улыбнулся. Мой брат очень привязался к Аннабет. Почти так же, как ко мне. Уж он-то точно не останется в стороне.

- Да, – кивнул я.

- Пап! – взмолился Тайсон, обращаясь к Посейдону. – Пап, сделай что-нибудь!

- Если бы я мог, – вздохнул тот. – У меня сейчас с женской половиной Олимпа и без того отношения натянутые. Если я еще вмешаюсь, не ровен час, можно на войну нарваться.

- Да уж, что-что, а война богов – это паршиво, – заметил я. – К тому же, уж если мистер Д. не смог уговорить Зевса…

- Вот он как раз и мог бы вмешаться, – покачал головой отец. – Он имеет влияние и на Афродиту, и на Немезиду, не говоря уже о Гере. Просто Зевсу наплевать на жизнь полукровок – вот и все дела.

- А тебе? – хмыкнул я.

- Нет, – ответил Посейдон. – Мне не наплевать. Особенно, когда дело касается моих сыновей.

- Хм, ладно, – отмахнулся я, смутившись. – Вмешиваться не нужно. Как я уже сказал, у меня к тебе другая просьба, отец.

- Я слушаю, – кивнул он.

- Не мог бы ты как-нибудь аккуратно выяснить у Афродиты, Геры или Немезиды, когда примерно они пошлют своих людей?

- Зачем? – приподнял брови Посейдон.

- Затем, – я в бешенстве сжал кулаки, – что, раз всем наплевать, я защищу дочерей Афины сам! Для этого мне лучше знать точное время нападения.

- Хорошо, – согласился отец. – Поговорите пока, а я быстро смотаюсь на Олимп.

С этими словами он поднялся и исчез в потоке пузырьков. Я обратился к Тайсону:

- Ты ведь привязан к Аннабет, правда?

- Конечно, – просто ответил он. – Слушай, а можно я пойду в Лагерь и помогу тебе?

- Я об этом и хотел тебя попросить, – улыбнулся я. – Мне кажется, ты будешь там полезен, братишка. Так что, если отец тебя отпустит…

- Господи, когда ты научишься называть его папой?! – закатил глаза (пардон, глаз) Тайсон. – Он ведь столько для тебя сделал!

- Я однажды назвал его так, – пожал я плечами. – А так, не знаю. Привычка, наверное. Но давай не будем об этом – я сейчас не в настроении.

- Ну… – начал, было, Тайсон, но осекся, потому что рядом с нами из пузырьков снова возник Посейдон. Впервые в жизни я видел отца таким расстроенным.

- Перси, мне очень жаль, но ничего не вышло! – простонал он, буквально упав на скамейку между мной и Тайсоном. – Я пришел на Олимп, а там только эта троица – Афродита, Гера и Немезида. Так, стоило мне заикнуться про их замысел, такое началось… Гера такую истерику устроила, что, клянусь морскими раковинами, весь Олимп затрясся! В общем, оказывается, я – грубый, неотесанный мужлан, который не понимает, что у женщин свои разборки и лезет, куда не попадя, а если я немедленно не уберусь то тоже стану жертвой этих полулюдей – полуциклопов, и…

- Кого? – переспросил я.

- Ну, детей, рожденных смертными женщинами или полукровками от циклопов, пояснил отец.

- Такие бывают? – опешил я, гадая, что может заставить женщину полюбить циклопа (не в обиду Тайсону будет сказано).

- Да, бывают, – словно, прочитав мои мысли, ответил отец. – И рождаются они вовсе не от большой любви, а от того, что некоторые циклопы женщин… Ну, в общем, делают то же самое, что сейчас собираются сделать с твоей девушкой и ее сестрами.

- А эти циклопы чем-то отличаются от…

- Конечно, – пожал плечами Посейдон. – Они гораздо слабее своих чистокровных сородичей, хотя тоже имеют один глаз. Да, и будь осторожен – у них кожа не тоньше, чем у отцов.

- Окей, – вздохнул я. – Спасибо за помощь, отец.

- Да, кстати, пап! – воскликнул Тайсон. – Можно я пойду с Перси в лагерь и помогу ему?

- Ну, это само собой, – удивился отец. – Я только что собирался тебя об этом попросить. Но дело в том, что от тебя одного там толку особо не будет. Чтобы хоть как-то помочь, я выделю вам в помощь десять циклопов.

- Но ремонт… – попытался возразить Тайсон.

- Ты что, решил, что ремонт мне дороже жизни родных сыновей?! – возмутился Посейдон. – Если я не помогу, боюсь, вам недолго осталось, ребята. Нет, десять циклопов идут с вами, и это не обсуждается!

Я сидел, как громом пораженный. Мой отец только что сказал, что мы с Тайсоном ему дороги и что он беспокоится о нас? Ой, мамочки, ущипните меня кто-нибудь!

Тем не менее, я быстро взял себя в руки, подумав об Аннабет и других дочерях Афины. Если я хочу сберечь силы, мне нужно экономить, как положительную, так и отрицательную энергию.

- Хорошо, – кивнул я, снова сделав лицо непроницаемым. – Спасибо, отец. Только как мы спрячем этих самых циклопов от мистера Д? Они ведь не знают, что мы задумали.

- Ничего, я призову их, когда будет нужно, – встрял Тайсон.

- Ну, тогда давайте поторапливаться, – решил я.

====== Глава 3 ======

Не прошло и десяти минут, как мы уже стояли на пристани недалеко от домиков. Из соображений конспирации Тайсон велел циклопам оставаться пока в проливе.

-Что дальше, Перси? – спросил мой брат.

- Сначала нужно заручиться поддержкой кое-кого из наших старых друзей, – ответил я, доставая из кармана мобильник.

Естественно, даже после долгого пребывания в воде, аппарат был совершенно цел. У того, что ты – сын Посейдона есть свои плюсы. Так вот, я быстро нашел нужный номер и поднес телефон к уху, вознося молчаливую молитву Гермесу, чтобы звонок услышали. Наконец, в трубке раздался голос моей старой подруги:

- Алло?

- Привет, Талия, – поздоровался я.

- О, Перси! – обрадовано воскликнула она. – Как дела?

- Честно говоря, паршиво, – признался я. – Но ты можешь мне помочь.

- Что случилось? – тут же перешла на деловитый тон Талия.

- Дочери Афины в опасности, – просто ответил я.

- Их собираются убить? – уточнила дочь Зевса.

- Изнасиловать, – поправил я.

- Кошмар какой! – вскрикнула Талия. – Нет, мы не позволим обижать Аннабет! Что я должна сделать?

- Прийти в Лагерь и помочь нам защитить девочек, разумеется.

- Так, хорошо. Тогда я еще поговорю с госпожой – она должна понять.

- Попробуй, – согласился я. – Только приезжай скорее. И постарайся сегодня в одиннадцать вечера быть на берегу фейерверков.

- Постараюсь, – ответила Талия. – Не волнуйся, я тебя не брошу, даже если госпожа откажет.

- Я знаю, – тихо сказал я и отключился.

- Куда теперь? – спросил Тайсон, пока я убирал телефон.

Прежде, чем ответить, я посмотрел на часы. Было уже около девяти часов вечера. Солнце клонилось к закату, и горизонт уже был подернут нежно-розовым свечением. Значит, нужно поспешить.

- В домик, – сказал я Тайсону и повел его к нашему жилищу.

Но дойти туда спокойно нам было не суждено. Не успели мы появиться в поле зрения ребят, как они тут же бросились ко мне. Первой подбежала Кларисса.

- Перси, что случилось? – спросила она, в кои-то веки назвав меня по имени, что свидетельствовало о крайней степени ее беспокойства.

Я хотел ответить, но увидел, что рядом Аннабет и шепнул ей в ухо:

- Я все расскажу, когда мы встретимся на берегу фейерверков. Сейчас не могу. Просто веди себя, как обычно.

- Какая-то опасность, да? – догадалась она.

- Боюсь, что да, – коротко ответил я. – Ты, главное, не нервничай и не проболтайся Аннабет.

- Аннабет? – встрял в разговор подоспевший Джейк Мейсон. – С каких это пор у тебя появились от нее секреты?

- Вы все поймете, когда придете на берег фейерверков, – обратился я ко всем, кто подошел. – В одиннадцать, не забудьте! Все старосты уже в курсе?

- Только что появившиеся братья Стоуллы кивнули. Толпа, образовавшаяся возле нас с Тайсоном, начала рассасываться. Остались только Джейк и Кларисса. Аннабет с удивленным выражением лица подошла ближе и спросила:

- Что случилось?

- Ты о чем? – изобразила непонимание Кларисса.

Стоявший рядом со мной, Тайсон открыл рот, чтобы что-то сказать, но я вовремя наступил ему на ногу.

- Ой! – сердито воскликнул мой брат. – Я просто хотел сказать «привет».

- Привет, Тайсон, – поздоровалась Аннабет. – Что ты здесь делаешь?

- Он приехал в гости, – ввернул я прежде, чем мой братишка успел ответить.

Стоит заметить, я чувствовал себя просто ужасно. За четыре года дружбы и почти за год отношений я ни разу – НИ РАЗУ! – не соврал Аннабет. И в эту секунду я поклялся себе, что это будет первый и последний раз. Даром, что это – ложь во спасение.

- О, ну, ладно, – насупилась моя девушка и, надув губы, ушла в свой домик.

Уж этого я не смог вынести. Нужно было как-то ее утешить, сказать, что ничего смертельного не произошло и не произойдет – я этого не допущу.

- Иди в домик, – велел я Тайсону, – и жди меня.

- А можно я возьму его с собой в кузницу? – спросил Джейк. – Циклоп – незаменимый помощник.

Я просто кивнул и тут же рванул к восьмому домику. Но вот, что странно: заглянув внутрь, я никого не увидел. На кровати Аннабет тоже было пусто, но, стоило мне подойти, как меня кто-то сбил с ног. Я упал на эту самую кровать. Через мгновение меня перевернули на спину, и я едва не завопил. В комнате по-прежнему НИКОГО не было.

Кто-то сел на меня сверху, и тут только до меня дошло. Быстро прикинув в уме кое-что, я протянул руку и сорвал кепку с головы Аннабет. Да, это действительно была она, но такого яростного выражения лица, я у нее еще никогда не видел.

- Перси Джексон, если ты немедленно не скажешь мне, что происходит, между нами все кончено!

Это меня всерьез напугало. Наши с Аннабет отношения… Для меня они – все в мире. Мое счастье, моя любовь и моя жизнь заключены в этой девушке. Каждой клеточкой своей души и своего тела я рвусь к ней. Наши судьбы навеки переплетены. И если у меня это все отберут…

- Тише, тише! – поспешил воскликнуть я.

- Говори! – велела Аннабет, сжав коленями мои бедра и сев на пах.

От того, КУДА она села, в моем теле возникли странные химические реакции. Это было что-то такое… Так, стоп! Нужно держать свои чувства под контролем, иначе я никогда не спасу мою девочку!

- Говори! – повторила она.

Я не выдержал и рассказал, что задумали Гера, Афродита и Немезида. От таких новостей Аннабет остолбенела.

- Теперь ты понимаешь, почему я ничего тебе не сказал? – заключил я. – Боялся встревожить и напугать тебя. А ты что подумала?

- Я решила, что ты мне больше не доверяешь, – призналась Аннабет, все еще не придя в себя.

- Энн, – рассмеялся я, ощутив тепло внутри, – вот, только ты можешь так подумать.

- Так значит… против нас готовится заговор? – нерешительно спросила Аннабет, понемногу стряхивая потрясение.

- Что-то вроде, – сказал я. – Но не бойся, мы с ребятами сделаем все, чтобы защитить вас.

- А я и не боюсь, – прошептала моя девушка. – Ты же рядом.

Она слезла с меня, но легче мне от этого не стало. Пытаясь стряхнуть всколыхнувшиеся эмоции, я поднялся с кровати. Аннабет стояла рядом и озабоченно хмурилась. Я подошел, легонько привлек ее к себе и шепнул:

- Пойдешь сегодня на берег фейерверков? Мы с ребятами встречаемся там, чтобы все обсудить.

- Спрашиваешь! – фыркнула Аннабет. – Конечно, пойду! Это ведь касается меня и моих сестер!

- Отлично, – улыбнулся я. – Нам может понадобиться твоя светлая голова.

- А мне послышалось, или ты только что меня похвалил? – рассмеялась Аннабет, обхватив меня руками за шею.

Вместо ответа, я лишь поцеловал мою милую, удивительную девочку. Она охотно отозвалась, и мы уже не обращали внимания ни на что в мире. Поцелуй, словно, глоток успокоительного, заставил нас уйти от проблем хотя бы ненадолго. Нежные соприкосновения губ, языков и даже некоторых участков тел… На время все другое утратило для нас значение. Мы долго не могли остановиться. За одним поцелуем следовал другой – еще более страстный… Мы не отпускали друг друга до тех пор, пока сзади не раздалось ехидное:

- Кха-кха!

Я инстинктивно толкнул Аннабет за спину, в мгновение ока выхватил Анаклузмос и сорвал с него колпачок. Впрочем, это было зря, потому что на пороге стоял всего лишь брат Аннабет, Малколм.

- А, привет, ребята! – нарочито беззаботно произнес он. – Не хочу вас отвлекать, но дела не ждут. Может, вы…

- А, да, конечно! – опомнился я, надел колпачок на Анаклузмос и повернулся обратно к Аннабет.

Моя девушка приглаживала волосы, куда я, по видимому, запустил пальцы, ее губы припухли, а глаза блестели. И она смотрела на меня так, словно со мной было то же самое. Тут я заметил, что ее футболка, обычно, аккуратно выглаженная, сейчас вся смялась и была задрана почти до груди. Дьявол! Мы зашли дальше, чем было дозволено! Нет, с этим надо что-то делать!

- Прости, – сказал я. – Все будет в порядке. Мне нужно пойти и завершить свой план. Поговорим позже, хорошо?

- Хорошо, – покраснев, сказала Аннабет. – Только… хм… застегни рубашку.

Я посмотрел вниз и обнаружил, что почти все пуговицы на моей рубашке расстегнуты. Наверняка, пока мои руки приподнимали футболку Аннабет, ее проворные пальчики добрались сюда. Нет, с этим ТОЧНО надо что-то делать!

Быстро застегивая пуговицы, я выбежал из домика, влетел в свое жилище, сел на кровать, и, что было сил, сосредоточившись, мысленно позвал:

«Гроувер!»

«Перси? – отозвался у меня в голове удивленный голос друга. – Привет. Что-то случилось?

«Боюсь, что да, – сказал я. – Аннабет и другим дочерям Афины угрожает опасность. Можешь прийти сегодня в одиннадцать на берег фейерверков?»

«Конечно, – как всегда, без лишних вопросов, согласился мой друг. – Уже отправляюсь».

Отключившись от эмпатической связи, я снова посмотрел на часы и был очень удивлен. Уже десять часов! Я что, целовался с Аннабет целый час?! Кошмар! И ЧЕМ, скажите, я думал?! Уж точно не головой! Дочерям Афины угрожает такая, пардон, хрень, а я по часу целуюсь с одной из них! Спаситель, блин!

Итак, я, как хороший мальчик, решил поставить в известность маму. Ведь, кто знает, переживу ли я то, что задумал. И не смейтесь! Я не трус. Но я боюсь.

Впрочем, все мои страхи повылетали из моей головы, когда Ирида связала меня с мамой. Нет, я даже не успел ничего толком понять. Соединение длилось всего несколько мгновений, но этого мне ВПОЛНЕ хватило, уж поверьте! И дело было даже не в том, что мама была занята, а в том ЧЕМ. Я видел только их переплетенные обнаженные тела – ее и Пола, моего отчима – и тут же прервал соединение. Да и сама Ирида, похоже, все поняла, мгновенно отключив канал.

Я, будучи в полном шоке, еще долго сидел на одном колене, то открывая, то закрывая рот, как рыба, выброшенная на сушу. Меня одолевало смущение, уши горели огнем, и хотелось провалиться сквозь землю. Нет, конечно, я, как почти взрослый мужчина, понимал, что ни один брак без секса не обходится, но увидеть такое своими глазами… И, чтобы я еще после этого стал звонить домой… Нет уж, увольте!

Из состояния «а-че-это-ваще-щас-было» меня вывел звонок телефона в кармане. Окончательно я пришел в себя, увидев имя Талии на экране.

- Алло? – произнес я, нажав на кнопку принятия вызова.

- Перси, мы уже здесь, – проинформировала меня подруга.

- А «мы» – это кто? – спросил я.

- Это я и другие охотницы, – пояснила Талия. – Госпожа тоже будет, но немного позже. Она хочет поговорить с тобой тет-а-тет.

- Конечно, – согласился я. – Спасибо, Талия. Сейчас я подойду.

С этими словами, я положил трубку и посмотрел на часы. О, черт! Уже без пяти одиннадцать! Да что ж сегодня со временем такое творится?! Или это я с ума сошел?

Короче, неважно! Нужно поднимать свою, пардон, задницу и идти в домик номер восемь за Аннабет, а затем – на берег фейерверков!

====== Глава 4 ======

Когда мы с Аннабет пришли на берег фейерверков, все, кого я позвал, уже были там. Мы тепло приветствовали наших друзей и уселись на траву. Джейк не упустил случая ввернуть при этом:

- О, я смотрю, Перси не удержался и все рассказал своей подружке? Говорил же я: нет у него от нее секретов, и не будет!

- Заткнись! – посоветовала ему Кларисса и тут же обратилась ко мне. – Давай, не томи, Джексон! Что там случилось такого смертельного?

- Вот, как раз смертельного-то ничего, – возразил я. – А вот насильного… Или как бы сказать…

Я запутался и выпалил:

- Короче, дочерей Афины хотят изнасиловать, ясно вам?

Я рассказал им всю историю, начиная от замысла Афродиты, Геры и Немезиды. Пока я говорил, никто не проронил ни слова, да и после моего повествования на берегу фейерверков долго царило молчание. Наконец, Кларисса произнесла:

- Мать моя женщина!

- Согласен, – кивнул я. – Это ужасно. Я что хотел сказать…

- Подожди секунду, герой! – внезапно окликнули меня сзади.

Я обернулся и увидел Артемиду, богиню охоты, собственной персоной. Ой, кажется, пришло время божественного тет-а-тета! Держите меня, семеро!

Все, кто был на берегу фейерверков, не исключая меня, поднялись, как по команде. Не то, чтобы Артемида выглядела величественно, как, например, тот же Зевс, но от нее исходила непонятная энергия. Поэтому даже те из нас, кто ни разу Артемиду не видел, распознали в ней богиню.

- Здравствуйте, госпожа, – приветствовал я свою родственницу. – Талия говорила, вы хотите обсудить что-то со мной?

- Здравствуй, Персей, – кивнула Артемида. – Да, хотела. Давай отойдем.

Для меня было бы несколько странно повиноваться девочке-подростку, но я знал, что Артемида, как и Гестия, может при желании принять вид взрослой женщины. Вот, Афина, например, всегда была такой. Просто Артемиде и Гестии, видимо, нравилось находиться в подростковом возрасте. Да и привыкли все.

Так вот, мы с богиней охоты отошли к конюшне. С берега нас провожали удивленные взгляды, но я перестал их замечать, когда Артемида заговорила:

- Слушай, как я понимаю, ты собираешься защищать дочерей Афины своими методами, так?

- Верно, – кивнул я.

- А эти самые методы сводятся к кровавой бойне, в которой могут быть убитые и раненые, так?

- Так.

- И все это ты устраиваешь, чтобы защитить свою возлюбленную, так?

- Нет, не так, – отважился возразить я. – Я ничего не устраиваю и никого не заставляю в этом участвовать. Просто прошу у друзей помощи. Вы подумайте: сегодня собираются изнасиловать дочерей Афины, а завтра под раздачу попадут ваши охотницы. Поэтому нужно остановить этих людей-циклопов. Пока они не натворили еще больше бед.

- Трогательная речь, – заметила Артемида, помолчав. – Но все же ты не совсем откровенен, Перси. Признайся, ты хочешь, чтобы эта самая Аннабет потеряла девственность именно с тобой.

О, черт! Я не краснел так с того дня, как ребята, во главе с Клариссой, несли нас с Аннабет на руках, чтобы бросить в озеро! Да что ж за день сегодня, а?! Одно смущение сильнее другого! А уж если учесть, что на этот раз богиня облажалась…

- Я просто не хочу, чтобы кто-либо причинял ей вред, – заявил я. – И девственность здесь, поверьте, играет не самую важную роль.

- Угу, – улыбнулась Артемида, стоически перенеся свою ошибку. – Тогда у меня есть предложение: я приму дочерей Афины к себе в охотницы, чтобы защитить. Отряд, посланный сюда, их не тронет.

- По-моему, вам нужно спросить об этом самих девочек, – заметил я, чувствуя, как внутри все протестует.

- Верно, – кивнула богиня, – но Аполлон сказал…

- При чем здесь Аполлон? – опешил я.

- Это он уговорил меня внести такое предложение, – пояснила Артемида. – И, вообще, он после войны все больше внимания уделяет полукровкам. Не знаю, чем это вызвано, но факт остается фактом. И он велел мне сначала поговорить с тобой. Так что ты думаешь?

- А если у нас с Аннабет все же что-то будет, вы с отвращением бросите ее, как когда-то бросили мать Агрия и Орея? – напрямик спросил я. – Нет, все-таки в идеях Луки была доля истины – некоторые из вас не видят дальше собственных носов!

Последние слова у меня вылетели против воли, и я уже приготовился поджариться на месте. Но Артемида просто помолчала и произнесла:

- Возможно, ты и прав. Тогда я, действительно, поступила не очень красиво. С точки зрения мужчин. Но постарайся понять и меня. В моем отряде есть только девственницы, а она мало того, что нарушила клятву, так еще и с медведем!

- Но ведь тогда во всем была виновата Афродита со своей местью, – возразил я.

- Знаю, – отмахнулась Артемида. – И ты имеешь полное право осуждать меня за тот случай, потому что для тебя девственность не важна. Можешь считать меня слабой, но я решила не нарушать стабильность в своем отряде.

- Вот, видите, – горячо заговорил я. – Для вас важна стабильность! Вы будете защищать Аннабет, пока она девственница, а я – пока жив! И я никому не позволю причинить ей вред, включая и вас, госпожа, потому что я ее люблю!

- Любовь! – воскликнула Артемида, поморщившись. – Знаете, люди, меня поражает ваша глупость! Вы живете уже черт знает, сколько времени, но так и не поняли простой истины: любви нет! Это все – иллюзия, которая грезиться некоторым особям! И только мы, охотницы, избавили себя от этих грез!

- Ну, вы еще меня в свои ряды не агитировали! – невольно заржал я.

- И не собиралась! – рассердилась Артемида. – Ты такой же, как все мужчины!

- Не совсем, – посерьезнел я.

- Почему же?! – почти кричала богиня. – Да ты просто хочешь лишить Аннабет девственности, а потом…

- ЧТО?!!! – не помня себя, заорал я. – Это вы НА МЕНЯ наступаете?!!! Да я все это сборище организовал! Я всех друзей обзвонил! Я наступил на горло своей гордыне и поговорил с отцом! И после этого вы еще будете сомневаться в моих мотивах?!

Артемида ошеломленно смотрела на меня. Похоже, она не ожидала, что я так разойдусь. Да и я сам начал жалеть об этом.

- Простите, госпожа, – сделав глубокий вдох и немного остыв, произнес я. – Мне не следовало так злиться. Извините. Нервы.

- Бывает, – великодушно простила Артемида. – Итак, ты против моего предложения, верно?

- Не угадали, – ответил я, невольно злорадствуя. – Я не в восторге от этой идеи, но, если сама Аннабет захочет к вам присоединиться, я не стану противится. Я люблю ее и хочу, чтобы она была счастлива.

- Ты хочешь, чтобы я спросила у нее? – догадалась Артемида.

- И у всех остальных дочерей Афины, – кивнул я. – Ни я, ни вы не имеем права решать за них.

Мы с богиней охоты вернулись к ребятам. Все с любопытством смотрели на нас. Но я не обращал внимания ни на кого, кроме Аннабет, сомневаясь в правильности своего поступка. А если она согласится? Нет, я этого не переживу! Решив прыгнуть в Тартар, если потеряю свою девочку, я стал ждать, до крови кусая губы. Артемида тем временем спросила:

- Аннабет Чейз, хочешь ли ты присоединиться к охоте?

Сначала Аннабет ошеломленно смотрела на нее, а потом перевела взгляд на меня. По моему подбородку в то мгновение скользнула капля крови, что, похоже, и заставило мою девушку подойти ко мне. Мы прильнули друг к другу. Я неосознанно обнял ее, не до конца понимая, что происходит. Вдруг Аннабет так прощается?

- Нет, – заявила вдруг она. – Мне нравится то, что у меня есть. А существа, которые попытаются изнасиловать меня и моих сестер… Вместе мы все переживем!

Мне показалось, что я сейчас взлечу безо всякого пегаса. От слов моей возлюбленной меня переполняла радость, какой я еще в жизни не испытывал. А Аннабет на этом не остановилась. Ее теплые пальцы стерли каплю крови с моего подбородка, а мягкие губы коснулись моих.

- Фу! – поморщилась Артемида. – Ладно, это твое дело.

- А нам можно помочь полукровкам, госпожа? – спросила какая-то смутно знакомая мне девочка из охотниц.

- Это на ваше усмотрение, – ответила та. – Если кто-то из вас, захочет стать рядом с Перси, я не буду против. Никогда не думала, что скажу это, но он – достойный юноша.

С этими словами, она исчезла – только ударила по глазам вспышка.

- Эй, люди! – окликнул нас Тревис Стоулл. – Мы… это… мы, конечно рады, что у вас, типа, все хорошо, но вам не кажется… того… этого…

У парня, похоже, закончился словарный запас, и он замолчал. Мы с Аннабет, однако, все поняли и опустились обратно на траву.

- Что будем делать? – спросил Уилл Солас из домика Аполлона. – Надо ведь как-то девчонок выручать!

- Потому я и собрал вас здесь, – сказал я. – Мы с вами открыто выступили против армии титанов. И, если это нас не сплотило, тогда я уж не знаю. В общем, я прошу вместе со мной сразиться с отрядом людей-циклопов. Я ни на кого не оказываю давления, потому что понимаю, что это опасно. Просто прошу помощи, как у друзей. Если здесь есть те, кто пойдет за мной, встаньте.

Долю секунды царила тишина, а затем, как по команде, поднялись все, кто находился здесь: Джейк, Уилл, братья Стоулл Кларисса, Малколм (он представлял парней из домика Афины), Никко, Дина Коулз (дочь Ириды), Кайл Де-Льяно (сын Януса), Поллукс (сын мистера Д.), Талия вместе с охотницами, ну, и, ясное дело, Гроувер с Тайсоном – эти двое меня никогда не бросят.

Только одна девушка явно была в растерянности – Клео Дейронт, новая староста домика Афродиты. Что ж, чего-то подобного я и ожидал. С одной стороны мы – ее друзья и соратники, а с другой – родная мать. Тут любой бы растерялся.

- Клео, – обратился я к ней. – Вы со своими подопечными можете не сражаться, но если будете чинить нам препятствия…

- Я… я должна посоветоваться с ребятами, – тихо сказала Клео.

- Да и мы тоже, – вставил Джейк. – То есть, мы сами, ясное дело, будем сражаться, но ведь наши подопечные…

- Хорошо, – согласился я. – Подойдете ко мне утром по одному, но так, чтобы рядом не было Хирона или мистера Д, и скажете, что решили.

- А ты не думаешь, что на дочерей Афины могут напасть ночью? – спросила Талия.

- Вот это вряд ли, – вмешалась Аннабет. – Пока Гера призовет этих людей-циклопов, да пока они догадаются, кто их и куда зовет… Думаю, нападения нужно ожидать не раньше завтрашней ночи.

- Возможно, – решил я, – но сегодня от греха подальше я подежурю возле вашего домика.

- Ну, нет! – возразила Талия. – Один ты всю ночь не простоишь! Я сменю тебя в три.

- Хорошо, – кивнул я. – А теперь разбегаемся, пока нас не засекли.

Очень скоро на берегу фейерверков остался только вольный ветер, и уже никто не мог сказать, что всего минут десять назад здесь решалась судьба невинных девушек…

====== Глава 5 ======

Утром, я едва сумел разодрать веки, что, впрочем, неудивительно, учитывая, что я до трех часов нарезал возле домика номер восемь круги с Анаклузмусом наизготовку. С трудом проснувшись, я встретился с Талией. Она все еще несла вахту. Под глазами у нее залегли круги.

- Происшествий не было? – спросил я.

Талия покачала головой. Тут из домика вышла Аннабет и остальные дети Афины. Моя девушка улыбнулась, увидев, что с нами все в порядке, взяла меня за руку, и мы вместе двинулись на завтрак.

К нашему удивлению, ни Хирон, ни мистер Д. ничего не сказали по поводу внезапного появления в Лагере сразу и охотниц, и Тайсона, и Гроувера. Впрочем, после завтрака кентавр все же тихонько подозвал меня к себе. Я дождался, пока все уйдут, жестом приказал Аннабет не ждать меня и подошел.

- Твоих рук дело? – тут же спросил Хирон.

- Смотря, что, – не понял я.

- Наши внезапные гости, которых еще вчера не было, – терпеливо ответил кентавр. – Твоих, не отнекивайся. Я с трудом уговорил мистера Д. не превращать тебя прямо сейчас в морского котика. Но больше ему на глаза лучше не попадайся.

- Спасибо, Хирон, – поблагодарил я. – Да, это – часть моего плана по спасению дочерей Афины.

- Кстати, – спохватился он, – их, вроде, было пять, а на завтраке мы видели только четырех. Эту тему мистер Д. тоже хотел поднять, но я сказал ему, что сам все выясню. Так сделай милость…

- Ну, я не обратил на это внимания, – пожал плечами я. – Но я думаю, что знаю, где пятая девочка. Дело в том, что вчера приходила Артемида, и…

- Мать твою за ногу, Перси! – взвыл Хирон. – Ты и ее сюда втянул?!

- Никого я не втягивал! – возмутился я. – И не трогай мою маму!

Я рассказал Хирону о том, как Артемида вчера очутилась в Лагере, и пересказал некоторые фрагменты разговора с ней (понятное дело, огибая особо интимные детали).

- И, как я понимаю, согласилась только одна девочка? – подытожил тот, выслушав.

- Скорее всего, потому что иначе Аннабет и остальные подняли бы тревогу, – кивнул я.

- Ну, да, – улыбнулся Хирон. – Ладно, герой ты наш влюбленный, иди, защищай дальше свое сокровище. Только вот еще одно. Мистер Д. сказал, что на Олимпе о твоей операции спасения никто не узнает.

Я опешил. Надо же! Вот это мистер Д.! Нет, после того, как мы отстояли Олимп, он стал чуть-чуть менее противным, но такого благородства я от него, право, не ожидал!

- А он… не пил сегодня? – спросил я, будучи в полном ступоре. – А то, мало ли, вдруг еще с непривычки развезло…

- Да нет, старина Дионис просто надеется, что отец еще скостит ему срок, если дочери Афины уцелеют, – успокоил меня Хирон.

Кхм… Ну, чуда не произошло. В этом весь мистер Д. и все боги. На полукровок им чихать с высокой елки – только бы их божественную власть никто не трогал. Но без них на Земле был бы вечный мрак и хаос, так что приходится привыкать.

Попрощавшись с Хироном и выйдя из трапезной, я почти сразу был встречен Аннабет с вопросами, чего он хотел. Естественно, я все рассказал своей возлюбленной. Когда я закончил рассказ, она улыбнулась.

- Да, значит, если все пройдет удачно, нужно будет поблагодарить мистера Д. Пойдем, защитник ты мой.

Денек, вообще-то, выдался довольно приятным. Мы с Аннабет и охотницами составили план предстоящей битвы. Через какое-то время к работе подключились и все другие полукровки. Все до единого, кроме детей Афродиты. Из последних, вообще, пока никого не было. Впрочем, у нас и без того дел было невпроворот. Нико ди Анджело, мой друг и сын Аида, обрадовал меня новостью, что привел с собой армию мертвецов, а Гроувер – что в битве будут участвовать еще дриады, наяды и прочие.

Эти известия были приятны еще и тем, что меня озарило. Я вспомнил, как удачно когда-то воспользовался ракушками, чтобы вычистить загон коней-людоедов. Так почему бы сейчас не устроить этим людям-циклопам принудительный холодный душ?

Остальные приняли эту идею, и мы рванули на пляж искать ракушки. Я показал ребятам, как замечать их в обычном песке, и в результате набралось целых три мешка. Это, разумеется, вместе с песком. А Аннабет придумала, как сделать из всей этой мути чистые ракушки. Уж не знаю, как они там с другими детьми Афины химичили, – мешки они забрали к себе в домик – но через час перед обалдевшими нами стоял мешок чистых ракушек без единой песчинки. Впрочем, я уже достаточно давно дружу с Аннабет, чтобы понять: она может все.

Итак, этих ракушек нам вполне хватило, чтобы сделать из них подобие защитного круга у домика номер восемь, и, в дополнение, у кроватей каждой дочери Афины. Да уж, их насильники точно не уйдут сухими! Как минимум, простуду подхватят! Это, конечно, при том условии, что они смогут пройти через нас.

Каждый вносил свой посильный вклад в предстоящее сражение. Талия, например, учила детей Аполлона стрелять одновременно с охотницами. То есть, я хочу сказать, они, конечно, и так были крутыми стрелками, но пока не научились работать вместе. Дети Ареса и Гефеста, при помощи братьев и сестер Аннабет, всюду расставляли ловушку. Еще с ними крутился Поллукс, потому что он, как и я, унаследовал кое-что от своего отца. В частности, это был дар ЗАПУТЫВАНИЯ.

И все помогали нам по-своему. Я тоже тренировался одновременно сражаться и держать под контролем воду из ракушек. К тому же, наверное, вся эта атмосфера перед битвой оказала на мои мозги хорошее влияние, потому что часа в три, меня снова осенило. Я рванул в сторону конюшен и кое о чем потолковал со своими друзьями-пегасами…

Возвращаясь к своему домику, где мы устроили некое подобие штаба, я был вынужден пройти довольно близко от жилища детей Афродиты. До моих ушей оттуда случайно донеслись яростные споры, древнегреческие ругательства и даже мат (вот уж, чего я не ожидал от детей богини любви и красоты!).

Сделав вид, что ничего не заметил, я вернулся к себе. Мы с Аннабет и Клариссой как раз заканчивали доводить план до совершенства. Моя задумка с пегасами была, также, принята на ура.

Когда солнце уже начинало клониться к закату, в дверь домика номер три тихонько постучали. Я оторвался от плана, на всякий случай сжал в кармане Анаклузмос, и открыл. К моему удивлению, на пороге, робко улыбаясь, стояла Клео, за спиной у которой столпились другие сыновья и дочери Афродиты.

- Прости, что так поздно, Перси, – заговорила староста домика. – Мы с ребятами долго думали и решили, что неважно, на чьей стороне наша мать. Мы не обязаны слепо ей подчиняться. Тем более что она не права. Как думаешь, в вашем отряде хватит места нам?

Это стало достойным завершением такого дня. И через час, направляясь на ужин, я был почти уверен, что у нас все получится, если мы выступим дружно, как одно целое.

====== Глава 6 ======

За ужином мы все то и дело переглядывались. Я понимал, что, скорее всего, нападение будет сегодня ночью. Чтобы все детально обдумать, Гере, Афродите и Немезиде суток хватит за глаза. По ночам, как правило, все полукровки находятся в домиках. Идеальная возможность. Точнее, она была бы идеальной, не предусмотри мы с ребятами каждую мелочь.

После ужина мы с ребятами договорились собраться еще раз на берегу фейерверков. Только сегодня мы будем там в полном составе. То есть, не только все полукровки до единого, но и армия Нико, охотницы, циклопы во главе с Тайсоном и те, кого привел Гроувер. В результате набралась целая толпа.

- Мы всех вас благодарим за то, что пришли помочь нам, – заговорил я. – Как вы знаете, нам предстоит сражение. К сожалению, мы понятия не имеем ни о том, сколько будет людей-циклопов, ни о точном времени нападения. Но у нас есть одно преимущество. Мы – команда. И неважно, кто ты – полукровка, охотница, мертвец, циклоп, дриада, наяда или сатир. Сегодня мы – команда. Один за всех и все за одного.

Вы, конечно, догадались, что сам я такую грандиозную речугу толкнуть бы не смог, и будете правы. Мне очень круто помогла Аннабет. Разумеется, куда ж я без нее?

Речь была воспринята с энтузиазмом. Сегодня даже мертвецов никто не сторонился. Гроувер, который обычно смертельно боялся циклопов, сейчас хлопал их по плечам без тени страха на лице. Охотниц сейчас было не отличить от обычных полукровок – они смеялись и общались вместе с нами. Ну, а с дриадами и наядами полукровки всю жизнь дружили. Про самих обитателей Лагеря я, вообще, молчу. Мы всегда были единым целым, и ничто в мире не может нас разлучить.

- Итак, вперед, – через какое-то время скомандовал я. – На позиции.

Мы так изучили план, что все прекрасно знали, где они должны стоять и как наступать с точностью до выпада. Дети Гермеса, например, имеющие способность бесшумно и быстро передвигаться (все-таки их отец – бог воров) отправились к границам вместе с дриадами, которые должны были ветками и корнями своих деревьев держать оборону. Ну, и остальные тоже разбрелись по местам, предусмотренным планом.

Итак, мы ждали. Несмотря на то, что это было томительно, никто из нас не смыкал глаз ни на минуту, продолжая всматриваться в горизонт. Через два или три часа ожидания ко мне прибежал тринадцатилетний Дэн Крэкс, который был выбран главным разведчиком из-за своей незаметности и умения быстро бегать.

- Идут, – шепотом проинформировал он меня. – С юго-востока.

- Сколько их? – тоже шепотом спросил я.

- Двенадцать или тринадцать, – ответил Дэн. – В темноте не очень хорошо видно, но не больше пятнадцати.

Я кивнул. Примерно, такого количества мы и ожидали. И даже со стороной Аннабет не прогадала. Она говорила, что наступать, скорее всего, будут именно с юго-востока. Там им пройти будет проще всего – не надо перебираться через притоки Озера, и на пути находятся только поля клубники.

- Ваши уже сгруппировались там? – спросил я

- Ну, ясен пень, – отмахнулся Дэн. – И дриады тамошние в полной боеготовности. Ладно, если что, ждите их с юго-востока. Я побежал.

И только пыль за ним столбом поднялась. Я пару раз чихнул и жестом приказал лучникам, которые стояли за моей спиной, тоже сгруппироваться к юго-востоку от домиков. Пока они исполняли приказ, я тоже сделал несколько уверенных шагов эту сторону и пригляделся.

Шума я и не ждал. Дети Гермеса и дриады имеют привычку обезвреживать противников поодиночке, не нападая открыто. Вы спросите, как это делают дриады? Да очень просто. Они легко управляют своими ветками и корнями. Не успеет человек опомниться или хотя бы вскрикнуть, как он уже задушен насмерть. Это даже гуманно. Легкая и почти безболезненная смерть.

Минуты через три я заметил впереди более активное движение, из чего сделал вывод: началось. А еще минут через пять я увидел, что некоторым все же удалось прорваться, и они идут к нам.

- Перси, не надо! – зашептали мне в спину лучники, но я, пропустив предостережение мимо ушей, сделал еще шесть шагов навстречу.

Теперь я смог различить, что теперь их семеро. Остальные, кажется, полегли при встрече на границе. Насколько я мог судить, все они размерами чуть уступали Тайсону. Чуть впереди, правда, шел самый здоровый. Примерно, с моего брата, а может, и больше. Скорее всего, этот здоровяк и был у них главным, потому что, когда отряд остановился метрах в десяти от меня, именно он крикнул:

- Эй, парень, отойди-ка!

Он пока не видел лучников, потому что они находились под защитой деревьев, из зоны которой я вышел.

- Не дождешься! – заявил я в ответ, выхватив Анаклузмос и сорвав с него колпачок.

- Да брось! – воскликнул здоровяк. – У меня свои приказы, и мне совсем неохота с тобой возиться! Отойди в сторонку и будь хорошим мальчиком!

- Ага, щас! – хмыкнул я и сделал еще шаг вперед.

- Слушай сюда, парень! – рассердился человек-циклоп. – Для меня замочить такого мелкого назойливого комара, как ты – плевое дело! Но мне дали приказ: добраться до дочерей Афины, и по возможности избежать убийств!

- Хрен тебе, а не дочерей Афины! – вскричал я и поднял меч.

- Да что ты будешь де… – начал, было, психовать здоровяк.

- НА ПОЗИЦИИ!!! – во всю глотку завопил я.

- Стрелы на тетиву! – раздался позади меня голос Талии.

Не успел никто и ахнуть, как наши люди начали сходиться в армию с оружием наготове. Они вставали по обе стороны от лучников, чтобы случайно не попасть под обстрел. Сначала сбежались те, кто был ближе всех. Это оказался совмещенный отряд детей Гефеста, Ириды, Януса и мистера Д., которые находились на Арене. Секундой позже подоспела и армия мертвецов во главе с Нико – они патрулировали Зефиров ручей. Затем, перепрыгнув через приток Озера, прибежали дети Ареса вместе с Гроувером и отрядом наяд – их территорией был Амфитеатр. Почти одновременно сбежались дети Гефеста с дриадами (вроде бы, все были живы) и дети Афродиты, которые дежурили возле Трапезной. Последними появились циклопы во главе с Тайсоном, сопровождаемые этим его странным боевым кличем «Оливки!», который горланил мой брат. Наконец, из своего домика вышла Аннабет со своими братьями и сестрами.

Сказать, что люди-циклопы были впечатлены таким войском – это ничего не сказать. У того здоровяка, который мне угрожал, аж физиономию перекосило. Один из его ребят – похоже, самый трусливый – ринулся, было, бежать, но корень куста клена в мгновение ока выполз из-под земли, обвил его шею и... Да, я ошибся. Мне казалось, что дриады душат людей, но они поступают проще – ломают им шею. Доля секунды – и паникер тяжело грохнулся на землю. Мертвый.

Но, то ли предводитель отряда был таким преданным приказам, то ли ему просто жить надоело, он не отозвал своих ребят. А я, чтобы уж наверняка, громко свистнул. И вот, к нам летит туча пегасов. Понятия не имею, где Пират их откопал, но я мысленно пообещал позже угостить его огромным яблоком. Острием меча я указал на людей-циклопов. Пегасы налетели и стали сильно лягать их копытами. Они вынудили их отступить на несколько шагов, но быстро устали. Впрочем, по паре синяков пегасы им обеспечили, а это главное. Врага уже немного потрепали, а мы все еще полны сил. Я приказал пегасам отойти и гаркнул:

- Огонь!

В людей-циклопов полетели стрелы. Дети Аполлона и охотницы старались бить им прямо в глаза. С двумя это прокатило, и они упали, обливаясь кровью, но остальные стали уворачиваться. Тут уж здоровяк завопил:

- В атаку!

- Вперед! – спустя долю секунды крикнул я, и столкновение началось.

Уже схватившись с одним из них, я понял: мой отец был прав. Кожа людей-циклопов оказалась непробиваемой. Мой первый удар вполне мог отсечь человеку руку, но клинок лишь ударился о его плечо, не причинив тому никакого вреда.

Нападающий отряд был вооружен мечами из стигийской стали. Я мог пока только парировать удары моего противника, пытаясь добраться до его глаза. Но, похоже, мне попался не дурак. Он прикрывал лицо второй рукой, когда мой меч оказывался поблизости.

Тут я заметил, что дети Гефеста, Афины и мистера Д., выступив в первый ряд, теснят своих противников сторону Озера. Мы с Аннабет переглянулись, я мгновенно все понял и последовал их примеру. Не прошло и минуты, как двое сыновей Гефеста схватили меня за локти, не позволяя идти дальше. Спустя долю секунды, я понял причину. Из земли выросло некое подобие сети (только это была виноградная лоза) и обвила людей-циклопов, как мешок.

Точнее, почти всех. Предводитель отряда все же ухитрился в последнее мгновение увернуться от сети и, к моему ужасу, прыгнуть на Аннабет. Она кричала и пыталась вырваться, но где ей!

На один страшный миг я, как и все, оцепенел, но тут же пришел в себя. Этот одноглазый дебил смеет посягать на мою девочку! Все, умри, скотина! Мгновением позже я подлетел к ним. На мое счастье обе руки здоровяка были заняты, поэтому мне не пришлось искать другой подход. А уж я бы его нашел, не сомневайтесь! Ради моей девочки я мир переверну! Но этого делать не пришлось. Мой меч пронзил насильнику глаз с такой силой, что кровь хлынула даже изо рта. Меч вышел с другой стороны черепа – из уха. Это, впрочем, понятно – бить-то пришлось по диагонали.

Я быстро сбросил мертвого здоровяка с Аннабет. Моя возлюбленная была забрызгана его кровью. Бедняжку колотила дрожь. Насильник ухитрился почти совсем расстегнуть ее шорты. Я упал рядом с любимой на колени. Все еще дрожа, она поспешно вернула пуговицы в нормальное состояние и села. Я поспешил обхватить хрупкое тельце и позволил Аннабет прижаться ко мне. О, моя бедная девочка! Как же ты, наверное, испугалась! А меня-то как напугала!

- Тихо, тихо, – прошептал я в ухо возлюбленной. – Не надо, не бойся! Все хорошо! Больше никто тебя не тронет! Никогда! Клянусь тебе, Энн!

Я продолжал шептать ей слова утешения, а моя девочка – дрожать и плакать от ужаса у меня в объятиях, когда на поляне возник Гермес собственной персоной.

====== Глава 7 ======

- О! – восхитился бог, оглядев поле боя. – Отличная работа, ребята!

- Ты пришел, чтобы нас похвалить? – неожиданно холодно спросил у него Тревис Стоулл. – Мы и так знаем, что справились.

- Сынок, не злись, – примирительно улыбнулся Гермес. – Я просто принес сообщение с Олимпа. Вас всех просят явиться туда.

- Всех? – удивился Джейк.

- Да, всех, – подтвердил бог.

- Тогда нам нужно найти Аргуса, – подытожил Тревис.

- Я упрощу все, – вздохнул Гермес. – Стойте смирно.

Нас, словно, окутало густым дымом. Я чувствовал только Аннабет в своих объятиях и ее руки, обнимающие меня за шею. Все остальное на секунду исчезло. Но лишь на секунду. Когда дым развеялся, я открыл рот от удивления. Мы все находились на Олимпе, а вокруг нас на тронах сидели боги. Одни хмурились, другие явно нервничали, и лишь некоторые (среди них был и мой отец) откровенно радовались.

- А, вот и наши победители! – приветливо улыбнулся Аполлон. – Как дела, ребятки? Все живы?

В этом весь бог искусств и ремесел. Честное слово, иногда он напоминает мне мою маму! Более улыбчивого и жизнерадостного человека представить сложно. Если бы Аполлон еще и хокку по всякому поводу не выдавал, то общаться с ним было бы – одно удовольствие.

- Энн, – шепнул я Аннабет, – мы на Олимпе. Сможешь встать на ноги?

- Да, все в порядке, Рыбьи мозги, – улыбнулась она, постепенно приходя в себя.

Я помог девушке подняться и одновременно ответил Аполлону:

- Все хорошо, господин. Спасибо за заботу.

Когда я снова посмотрел на него, он дружески мне подмигнул и гордо посмотрел на своих детей, которые только что опустили луки.

- Джексон, ты как всегда, – встрял в разговор хмурый Зевс. – Говоришь с кем угодно, только не с хозяином!

- А ты, братец, лучше бы следил за своей полоумной женушкой, а не учил моего сына хорошим манерам! – рявкнул Посейдон.

- Что?! – завопила уязвленная Гера, вскочив с трона. – Это Я полоумная?! Да ты сам… Да я тебя сейчас…

Захлебнувшись в гневе, она посмотрела на мужа, который с равнодушным лицом наблюдал за назревающим конфликтом.

- Зевс, поддержи меня! – капризно потребовала богиня.

Тот поднялся. Я ощутил нехорошее предчувствие. Можете считать меня трусом, но за четыре года я прекрасно усвоил, что, если повелитель небес поднимается с трона, ничего хорошего ждать не приходится. Впрочем, этот гнев оказался направлен вовсе не на меня и даже не на отца.

- А я поддержу! – неожиданно закричал на супругу Зевс. – Только не тебя, Гера, а своего брата! В данной ситуации ты не права!

- Ладно, ладно! – мгновенно растеряв свой гнев, воскликнула богиня. – Дома поговорим! Совсем не обязательно, чтобы ссору слышали посторонние!

Произнося последнее предложение, она зло посмотрела на нашу толпу. Впрочем, мы не обиделись, потому что привыкли к такому высокомерию Геры.

- Да нет, пусть слышат! – не унимался Зевс, и в воздухе от его гнева явственно запахло озоном. – Ты, женушка, заставила меня за себя краснеть! Покрасней же теперь сама!

Гера обреченно вздохнула и села, уже, похоже, сожалея о том, что втянула мужа в свой конфликт с Посейдоном.

- Так вот, слушай! – заговорил Зевс. – Я не знаю, что там и в каком месте у тебя заиграло, но из равновесия ты меня вывела! А все из-за чего?! Из-за того, что ты злишься на девочку, которую сейчас обнимает мой племянник!

Я мог бы смутиться, но все это время мое внимание было приковано к Афине. Точнее, к тому, как странно она себя вела. Богиня ерзала на своем троне, как будто ей было неудобно сидеть, и нервно кусала губы, не отрывая глаз от Аннабет. А моя девушка, между прочим, уже успокоилась, но теперь, похоже, назло матери не отпускала меня. Но тут всеобщее внимание снова привлекла Гера.

- При чем здесь, вообще, эта девчонка! – вскричала она. – Я разозлилась на ее мать, которая оскорбила меня!

- Я бы не сказала, что это было так уж обидно, – неожиданно вмешалась Афродита.

Тут следует заметить, что все боги, так или иначе причастные к данному инциденту выглядели, приблизительно, как Афина. Гестия (теперь и у низших богов были троны), опустив глаза, казалось, ждала, что тоже попадет под раздачу. Артемида рассеянно теребила лук, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, даже с Аполлоном. Немезида, так и вовсе, нервно грызла ногти и дрожала от страха. Афродита же сидела абсолютно спокойно. Более того, вид у нее был явно довольный. Когда наши взгляды встретились, она ободряюще улыбнулась и подмигнула мне.

Тут только я все понял. Ведь Афродита – богиня любви, и, по идее, не должна поощрять изнасилование. Но и отступить уже не могла. А теперь я доказал свою любовь к Аннабет, не позволив случиться с ней ничему плохому. Понятное дело, ей это приятно!

А конфликт, тем временем, продолжался. Зевс орал на свою жену до хрипоты, иногда переходя на древнегреческий. Только растеряв весь словарный запас на всех языках, повелитель небес сел на трон, бормоча:

- У нее от злости крыша поехала, а я краснеть должен!

- Подожди секунду, отец, – вмешалась Талия, выступив вперед. – Так ты поэтому так злишься? Потому что тебе пришлось краснеть?

- Ну, да, – растерялся Зевс. – Гера подорвала мой авторитет.

- Ах, авторитет?!!! – взорвалась Талия, и в ее волосах заблестели электрические разряды. – Тебе дорог твой авторитет?!!! А на то, что чуть, было, не случилось с девочками, ты плевать хотел?!!!

- Да нет, дочь моя, ты меня не так поняла! – запротестовал Зевс.

- Так сделайте милость, господин, и объясните, потому что мы видим ситуацию именно так! – встрял в разговор Уилл Солас.

- Ребята, вы можете не вмешиваться? – поморщился Зевс. – У нас тут семейные разборки!

- Ваши семейные разборки зачастую приводят к трагедиям мирового масштаба, – пробурчала Кларисса, которая стояла слева от меня. – Я уж лучше лишний раз влезу!

- Помолчи! – воскликнул Арес.

Я повернулся к богу войны. Его очки сползли на кончик носа, и глаза яростно блестели, глядя на Зевса. Он жаждал кровопролития. Ну, уж этому не бывать!

- Талия, успокойся! – обратился я к подруге. – Нам ни к чему новые конфликты.

- Никогда не думал, что скажу это, но Джексон прав, – неожиданно поддержал меня Зевс. – Ведь ничего не случилось!

- А если бы случилось?! – вмешался Аполлон.

Взглянув на бога искусств, я едва узнал его. Он уже стоял и почти трясся от злости, хмуро глядя на Зевса.

- Послушай, отец! – твердо произнес он. – Я и сам, признаюсь, не очень-то ценил жизнь полукровок. Но в прошлом году они отстояли Олимп и доказали, что в некоторых отношениях намного лучше нас! Думаю, некоторым стоит пересмотреть свои взгляды так же, как это сделал я! В конце концов, кто уговорил Артемиду предложить ребятам помощь? Правильно, я! А еще, я же связался через Ириду с Уиллом и дал несколько советов!

- Отец прав, – подойдя, шепнул мне на ухо Уилл. – Это он посоветовал бить людям-циклопам в глаза.

- А еще, – подал голос Посейдон, – мне хотелось бы пожурить Афину.

Богиня вздрогнула.

- Какого черта ты позволила опасности нависнуть над своими дочерьми, да еще и зная, что это из-за тебя?! – продолжил мой отец. – Почему Артемида пыталась им помочь, а ты делала вид, что ничего не произошло?! Если бы моим мальчикам угрожала опасность, особенно, по моей вине, я бы землю с небом свел! И что ты за мать после этого?!

Меня тронули слова отца, и я удивленно посмотрел на него… Кхм, интересно, у меня галлюцинации, или в его глазах действительно была любовь, когда наши взгляды встретились?

- Знаешь, что?! – возмутилась Афина, не заметив переглядок. – Не тебе об этом говорить! Ты ведь тоже не всегда помогал своим сыновьям!

Посейдон открыл рот, чтобы сказать что-то дерзкое, но Зевс рявкнул:

- Хватит! Прекратить балаган!

Все примолкли, хотя мой отец и Афина продолжали гневно сверлить друг друга глазами.

- Ладно, – уже спокойнее обратился к нам повелитель небес. – Тех, кто напал на Лагерь, уже ликвидировали наши слуги. Гермес отправит вас обратно в Лагерь.

- Одну секунду, – подала голос Афродита. – Я хочу извиниться перед дочерьми Афины и перед всеми, кто защищал их. Простите. Мне с самого начала не понравилась эта идея. Гера настояла. И я очень довольна тем, что мои дети с вами. Больше я никому не причиню зла.

- Я тоже обещаю не трогать вас, – прорычала Гера, – но извиняться не собираюсь.

- Кто б сомневался, – побурчал Аполлон, который уже давно преспокойно сидел на месте.

- И я обещаю впредь держаться подальше от Лагеря, – сказала Немезида безо всякого выражения.

Кстати, богиня мщения оказалась молодой женщиной с угольно-черными волосами, мелкими кудряшками ниспадавшими ей до пояса. Ее карие глаза смотрели ясно и даже несколько завораживающе. Мужчины наверняка не обделяли ее вниманием.

Впрочем, для меня была одна девушка – моя милая, удивительная, чудесная Аннабет. Поэтому, когда Гермес, наконец, перенес нас в Лагерь, я чмокнул ее в макушку и произнес:

- Люблю тебя!

- Я тебя тоже! – шепнула она.

Я крепче прижал ее к себе, и мы пошли к домикам.

Должно быть, я однолюб, раз так люблю ее одну. Аннабет – это мой источник счастья. Источник света и добра… Что? Согласен, это звучит сентиментально и, пожалуй, слишком красноречиво для меня. Но любовь толкает нас и на большие подвиги. И эта самая любовь толкнула меня спасти мою девочку. Это, наверное, и называется чудесами любви. Ведь для этого чувства нет никаких границ, оно не поддается научному объяснению, но имеет над людьми огромную власть. И, может быть, те же охотницы Артемиды избежали любви, но они же лишили себя огромного счастья. Такого, как у нас с Аннабет. Мы любим друг друга и с удовольствием отдаемся во власть чудес нашей любви…