Вольный стрелок (fb2)


Настройки текста:



Константин Фёдоров Вольный стрелок

Форпост Федерации, безымянная система

— Ли-и-й-ти-и-и-на-а-а-н-т!!!

От надрывного крика низенького и толстого коммандера, казалось, треснут и взорвутся мириадами осколков антикварные фужеры, стоявшие на полках в специальных подставках.

— Капитан, ган! — невозмутимо поправил его Дикий.

— Нет! Ты! Ли-й-ти-и-и-на-а-а-нт! Ты у меня вечным лейтенантом будешь! Я устрою тебе веселую жизнь! Я тебя разжалую!! Я тебя сгною!!! — коммандер выскочил из-за стола и, брызгая слюной, бросился к подчиненному, но остановился.

Мало того, что Дикий был на голову выше его, так и в своей броне он был непоколебим, как скала.

— Капитан! Ган! — с нажимом проговорил он, глядя немного поверх головы коммандера.

— Я разжалую тебя в лейтенанты, капитан! — все же проиграл битву духа начальник, отступив и отведя глаза.

— Вряд ли, ган! Я отношусь к другому ведомству. Ган! — позволил себе слегка улыбнуться Дикий.


1

Сотни кораблей крутили свой смертельный танец, осыпая друг друга тоннами зарядов и гигаваттами энергий. Каждый держал свое место в строю, то выходя в первую линию, под полноценные плюхи противника, то пропуская вперед более свежего собрата. Вперед и вверх, в яркой оболочке энергощита, назад и вниз с потускневшей защитой, почти не сдерживавшей попадания противника.

Правильный эскадренный бой тем и отличался от лихого наскока, что каждый знал свое место и четко выполнял предписанные перестроения. Сила в единстве. Однако, это была и сила, и, одновременно, слабость. Сила в том, что четкий строй позволял получать дозированный урон, а слабость… слабость была в том же. Даже если ты не готов, но подошла твоя очередь — будь добр выйти вперед и получить свою порцию, прикрывая отходящий в заднюю линию корабль, который до этого защищал тебя.

То с одной, то с другой стороны периодически сверкали слишком яркие вспышки, как будто последние вздохи выгорающих эмиттеров щитов, а то и сигнализирующие об уничтожении несчастливой боевой единицы, попавшей в фокус нескольких кораблей противника. Ремонтные бригады боевых единиц, отошедших во вторую линию, надрывались, пытаясь хоть как-то залатать наиболее опасные пробоины и поменять хотя бы часть вышедших из строя эмиттеров, но с каждым разом получалось это все хуже и хуже. Гибли люди, выбывали ремонтные сервы, да и времени на подобный «отдых» становилось все меньше и меньше. Корабли выходили в первою линию, не успевая устранить большинство повреждений, и держали удар все хуже и хуже. Вынуждаемые, чтобы не погибнуть, раньше времени отходить в глубину строя, они, тем самым, сокращали время передышки и своим сменщикам.

Флот пятился назад, оставляя куски брони, сбитое, изуродованное оборудование, оплавленные остовы погибших кораблей. И последних становилось все больше и больше! С боков на общий строй то и дело налетали орды вражеских дронов, ИПов и штурмовиков, выпускающих сонмы ракет, торпед и зарядов, истощавших и так не успевающие перезарядиться щиты. Зенитные посты били не переставая, опустошая накопители в попытках отогнать столь больно кусающую мошкару. Собственная малая авиация, уже существенно прореженная, не могла обеспечить защиту. Чаще всего первый же вылет спешно подготовленной машины становился последним ее вылетом.

— Построение 25-8! — пришла новая команда от командующего флотом.

Корабли послушно прервали четкую боевую работу, расходясь по указанным местам. Все схемы построений давно были отработаны штабом и капитанам требовалось лишь своевременно занимать отведенные их кораблям места. Когда враг раскусывал тактику, его выстрелы становились точнее, фокусировка четче, а противодействие лучше, и дело командующего с его штабом было определять или даже предопределять такие моменты, на ходу меняя построение. Другое дело, что перестроение под плотным огнем противника всегда было чревато. Вот и сейчас несколько кораблей вспыхнули и полетели по инерции… изломанными и обожженными грудами металла!

Кот поморщился. Как же не вовремя адмирал отдал команду, как же не вовремя! Из подчиненной ему пятерки легких крейсеров осталось только три. Уже избитые, с почти не действующими башнями главного калибра, они все еще огрызались, но крайне плохо! Стрелять средним калибром было бессмысленно — слишком далеко, только впустую опустошать погреба и накопители. Противник мудро держался на дальней дистанции, додавливая их почти обессиливший флот. На взгляд Кота, сейчас только общее отступление… да просто бегство! Только оно могло спасти остатки флота. Продолжение боя только увеличивало бесполезные потери. Или… или резкий выход на среднюю дистанцию и огонь из всех стволов! Даже не на среднюю, на близкую дистанцию! Не считаясь с потерями! Вплотную! Так, чтобы бить могли даже мелкокалиберные артавтоматы, а выпущенные торпеды не успевали захватываться системами наведения ПРО!

— Построение 4–2! — новая команда, хотя корабли едва успели занять свои места в предыдущем ордере.

Теперь бесформенной массой на месте остался линкор из соседней группы.

— Да что же он творит-то! — выругался Кот, глядя на результат маневров командующего. — Вперед! Всех вперед!

Но… Флот пятился назад.

Так-монитор весь был испещрен метками. Зеленых не было вообще. Почти все корабли горели желтыми и оранжевыми огнями, свидетельствующими о тяжести повреждений. Еще немного, и выходящие в первую линию начнут просто гибнуть. Массово. Почти сразу же!

Противник уже перестраивался в огромную полусферу, со всех сторон огибая гибнущий флот. Еще немного, и тяжелые выстрелы станут рвать борта, до этого «пощипываемые» малой авиацией. Тогда нервы капитанов истребляемых кораблей могут и не выдержать, а планомерное отступление превратится в давку, где каждый будет спасать свою собственную шкуру.

Вражеский флотоводец тоже это понимал, и он нарушил целостность собственного строя, далеко вперед выпуская щупальца из наиболее быстрых «загонщиков», оголяя центр и оставляя там лишь ударные линейные корабли, с утроенной яростью принявшиеся сыпать зарядами.

— Ну же… Ну! — сжал кулаки Кот. — Вот он, шанс!

На командующий медлил.

— Построение 18-4! — пришел приказ, и Кот понял, что следующей последует команда к отступлению.

Их адмирал прикрывал избитые линкоры не менее избитыми крейсерами и эсминцами. Он сознательно жертвовал слабыми кораблями, чтобы спасти ударную силу флота. Бессмысленная жертва… Две трети отступающих, если не больше, будет истреблено уже выдвинувшимися «загонщиками». Их будут отстреливать как в тире, по очереди догоняя на разгоне!

А Кот… А Кот с его кораблями так и останется здесь, прикрывая подгорающую задницу улепетывающего сверхлинкора «Тритерр», который будет уносить недоумка-адмирала со всем его штабом!

— Ха! — оскалился Кот. — Помирать, так с музыкой! — и отдал команду подчиненным. — Полный ход! Делай, как я!

По его команде крейсер ринулся вперед, в сторону противника, выписывая полупетли и зигзаги, чтобы сбить наводку вражеских орудий. За ним двинулись его корабли. Два корабля… Третий вспух моментально рассеявшимся облаком, оставившим после себя лишь множество кувыркающихся обломков. Прямое попадание крупного калибра, детонация реактора и артпогребов. Мгновенная смерть.

— И так и так дохнуть! — рыкнул Кот на недоуменные взгляды офицеров. — Вы не поняли еще, что сейчас нас тут просто бросят!? А так хоть что-то сделаем!

Маневр оказался неожиданным как для противника, так и для своих.

Если противник просто опешил от такой наглости, то собственное командование отозвалось начальственным: «Вернуться! Держать строй!». Один из подчиненных крейсеров замедлился и стал разворачиваться, выполняя приказ вышестоящего, и тут же оказался накрыт градом попаданий, разорвавшим корабль на несколько неравных частей. Вражеские командиры не зря ели свой хлеб и сконцентрировали огонь на дерзких выскочках.

Попадание! Еще одно!

— Щит тридцать процентов! — оповестил энергетик.

Всего нескольких точных попаданий крупного калибра хватило, чтобы емкость щита катастрофически упала.

— Энергетик! Все — в щит! Оставь нам один залп, остальное — в щит! — скомандовал Кот. — Ведомым — повторить!

Заряд накопителей стремительно пополз вниз, остановившись на десятипроцентной отметке, а пленка энергощита заметно уплотнилась, разом подскочив почти до максимума. Все больше из быстро приближающихся вражеских кораблей переключалось на отчаянных, ведя огонь практически в упор. Только резкие маневры позволяли минимизировать процент попаданий. Правда, «резкие маневры» в исполнении пусть легких, но все же крейсеров, выглядели как брачные танцы упитанных китов, а «минимизация попаданий» выражалась лишь в проценте прошедших вскользь зарядов… но вкупе со временем перезарядки вражеских орудий это давало шанс живыми преодолеть расстояние до противника!

— Левее! Идем к флагману! — до хруста сжал подлокотники ложемента Кот. — Под борт! Вплотную! Торпеды — к бою!

Борт вражеского флагмана, сверхлинкора, как и флагмана их добиваемого флота, был все ближе.

— Вниз! Вниз! Всю мощность на маневр! — заорал Кот.

Интуиция? Возможно. Но каким-то шестым чувством Кот почуял, что на него нацелилась сама смерть.

Команда корабля сработала четко, и вот уже воя от перегрузки маневровыми движками крейсер стал проваливаться вниз. Мимо пронеслось что-то невообразимое, в ноль содрав остатки энергощита всей верхней части и, словно ножом, срезав надстройки. Ведомый, немного замешкавшийся, превратился в вспухающий цветок, сверкавший всеми цветами радуги. Когда волна взбесившихся энергий спала, на месте последнего крейсера подчиненной группы остались лишь небольшие обломки, шрапнелью разлетающиеся в разные стороны.

— Всю мощность на движки! Полный ход! — сжал зубы Кот. — Энергетик! Щиты забудь! Все — на движки! Пусть хоть сгорят!

Корабль, будто получивший пинок, рванулся вперед. Индикаторы давно дрожали в красных зонах, а сейчас панель стала быстро расцвечиваться сигналами многочисленных отказов не выдерживающего такого отношения оборудования.

Крейсер с практически неактивной силовой защитой содрогался от попаданий, вскрывающих корабль как жестянку и срывающих целые пласты внешней брони, но борт вражеского флагмана становился все ближе.

Кот зажмурился, ожидая того самого, последнего, заряда, который поставит точку в их безумном рывке, но корабль вдруг перестал содрогаться.

— Прорвались… — прошептал он, открыв глаза.

Прямо перед ними нависал неспешно проплывающий мимо борт вражеского флагмана. Суда сопровождения перестали вести по ним огонь, опасаясь задеть собственного командира. Лишь мелкокалиберные орудия ближней обороны вражеского сверхлинкора продолжали молотить почти расстрелянный крейсер.

— Мощность на щит! Разворот! Синхронизировать скорость! Идем под бортом! — сориентировался Кот.

Шкала емкости щита медленно двинулась вверх. Оставшиеся в строю генераторы надрывались и выли, питая щит и даря минуты жизни израненному кораблику. Рядом с проплывающим монстром крейсер смотрелся как легкий дрон рядом с их собственным кораблем. Как маленькая мошка.

В борту сверхлинкора, почти напротив их корабля, распахнулся шлюз, из которого показался нос стартующего корабля ранга не меньше корвета. Небольшой участок силового щита моргнул, пропуская дружественный объект.

— Залп! Залп!! — заорал Кот, помечая стартующего жирной меткой приоритетной цели. — Полный залп!!!

Уцелевшие орудия, и так нацеленные на врага, шелохнулись, корректируя прицел, и выплюнули заряды. Стартующий корвет… Нет, скорее, эсминец! Эсминец, не успевший поставить собственный щит, дернулся и застрял в шлюзе, так и не выйдя до конца.

— Всем, всем, чем можно — бей в шлюз! Энергетик, всю мощность на перезарядку! Огонь по готовности!

Жиденький залп пробил в так и не вышедшем эсминце дыру, в которую угодила еще и торпеда из последней, еще отзывающейся на команды, пусковой. Торпеда, не успевшая встать на боевой взвод из-за малого расстояния, смяла внутренности небольшого корабля, прошив их как бумагу, и, подгоняемая все еще работающим двигателем, оказалась глубоко внутри вражеского флагмана…

Сноп огня от взрыва выкинул из шлюза уничтоженный эсминец как пробку из бутылки! И больше того, факел бил и бил, не переставая! Видимо, поврежденные внутренние магистрали гиганта давали хорошую пищу бушевавшему пламени!

Корпус избитого крейсера содрогнулся от новых попаданий. Корабли сопровождения открыли шквальный огонь, уже не заботясь о целостности флагманских бортов.

Мошка была признана опасной!

— Что?! Съели?! — от избытка чувств кричал Кот. — Съели, с…

Очередное попадание погасило свет.


2

Кот очнулся и, сорвав шлем, с трудом вывалился из ложемента. Да он весь промок от пота! Все же эта ПВР, полная виртуальная реальность, ни капли не позволяла усомниться в реальности происходящего!

На подкашивающихся ногах он добрел до преподавателя.

— Ган кптан, курсант Кот бой окончил! — хрипло отрапортовал он.

— Угу, вижу. — Ворчливо отозвался преподаватель, капитан Ас Шелтер, которого за любимую присказку и несносный характер за глаза все звали «курвой». — И что ты там вытворял, кур-рва?!

— Увлекся, ган кптан. — отвел глаза Кот. — Не мог видеть, как нас избивают…

— Оставь свои объяснения при себе! — махнул рукой капитан. — Ты не выполнил приказ, сломал строй… — «Курва» смерил Кота оценивающим взглядом и, понизив голос, продолжил: — И иди в душ, а то промок, будто ты эту торпеду вручную заряжал. У тебя есть еще минут тридцать, пока этих недоумков добивать будут.

Капитан отвернулся, вперив взгляд в монитор, на котором отображались продолжавшие гибнуть корабли их погибающего флота. Еще несколько курсантов, убитых в учебном бою, встали со своих мест и направились к преподавательскому месту.

— Шагай, не маячь мне тут! — вздернул бровь Ас Шелтер. — Времени у тебя все меньше, а воняющий потом курсант мне неприятен. Марш!

Кот, едва переставляя ноги, поплелся к выходу.

Преподаватель, капитан Ас Шелтер, «курва», за свой вздорный характер так и не получивший высоких чинов, был одним из немногих любимых и уважаемых Котом преподавателей. Уважаемых Котом, но не любимых собственным начальством. Ас Шелтер не заискивал перед вышестоящими, напрямую говорил то, что думает, был груб, не лез за словом в карман и плевал на условности происхождения. За что, кстати, и был нелюбим начальством и многими «родовитыми» курсантами!

Кот успел. И прийти в себя, приняв освежающий душ, и вовремя вернуться. В большой аудитории-амфитеатре собрались практически все, а это означало, что скоро должны были появиться и остальные. Так оно и случилось. Подгоняемые преподавателем в зал влетели последние «участники боя», а вслед за ними ввалился и зло пыхтящий Ас Шелтер, тут же упавший в кресло за управляющей консолью.

— Поздравляю! Зачет вы провалили! Куррва! — предсказуемо начал он. — Вы ленивые бестолочи, которые могут только пачками дохнуть! В ваши, куррва, тупые головы бесполезно пытаться вложить хоть толику умений! То, что вы, куррва, знаете из загруженных баз, вы не умеете использовать и на десятую часть! Куррва! Я вас, куррва, повыгоняю всех, через одного! Не будь я преподавателем тактики! Куррва!

Ас Шелтер зло выдохнул сквозь зубы.

— А теперь, куррва, начнем разбор вашего провального задания! Позорище! Куррва!

— Ган кптан, это же было Вестхольмское сражение! Мы не имели возможности победить! — подал голос один из курсантов.

— Что? Куррва вас туда! Не имели?! Кто, куррву его, сказал это?! Курсант Ас Торок? Ты, хоть и имеешь, куррва, наибольшее общее количество баллов, ты тупой, куррва твоя, как старый камень! Куррва! Тебе не в Академии учиться, а до конца дней твоих, куррва, энсином на орбитальном гварде ходить! Так бездарно просрать выигрышную позицию может только тупой кретин! Куррва! — раскричался, вскочив на ноги, Ас Шелтер. — Ну и что, что Вестхольмское? Ты должен был вести бой, а не реагировать на последствия! А ты, куррва, именно что реагировал! С запозданием!

— Но, ган кптан…

— Молчать, куррва твоя! — рявкнул преподаватель. — А то я не посмотрю, куррва, что ты дотянул до последней декады, и выкину, к куррвам, на куррву! Пойдешь в следующий набор, с нуля! Куррва! Всем десять минут подключиться, сдать выкладки!

Ас Шелтер упал обратно в кресло, зло пыхтя. Все то время, пока его курсанты «сдавали свои действия» ИскИну, он мрачно что-то бубнил себе под нос.

— А теперь начнем разбор! — едва дождавшись подтверждения, подскочил он с места. — У нас сегодня целых два героя: благополучно просравший свой флот курсант, куррва, Ас Торок, и не выполнивший приказ курсант Кот! Оба — сюда! — Ас Шелтер ткнул пальцем в возвышение в центре.

Аудитория зашелестела шепотками. «Герои» же, молча поднявшись, спустились вниз. И если Ас Торока подбадривали друзья-товарищи, то Кота… просто обходили вниманием. Ни с кем за этот год он так и не сдружился, а друзей-подпевал, как у сына высокопоставленного адмирала Ас Торока, у него, «низкого выскочки», отродясь не водилось.

— Жду ваших объяснений, курсанты!

Начал Торок. По его раскладу, тут же высвечиваемому ИскИном, бой был проведен категорически правильно, строго по учебнику тактики. Превосходящие силы, оборонительное построение, изматывание противника, планомерное отступление и рывок оставшихся сил из почти захлопнувшейся ловушки. И лишь рывок не выполнившего приказ Кота, командира небольшого отряда легких крейсеров, привел к увеличению потерь.

— Куррва! Хорошо курсант! Хоррошо разложил-то как! Куррва! — оскалился преподаватель. — А теперь ты! Начал! — палец Ас Шелтера ткнулся в Кота.

Что ж, доклад об учебном бое давно стал обыденной практикой в жизни Кота, практически с самого начала обучения! Вот и сейчас он привычно «раскладывал» собственные действия. Стандартные построения, стандартные позиции, стандартные потери… и лишь ближе к концу Кот замялся, но все же продолжил. И свое видение ситуации, и свой отчаянный рывок, и потерю всех ведомых, и глупое, по всеобщему мнению, укрытие «под бортом» вражеского флагмана. И гибель.

— Так что, курсант? Похоже, ты считаешь, что был прав? И невыполнение приказа было оправдано? — прищурился Ас Шелтер.

— Так точно, ган кптан! — Хмуро отозвался Кот. — Считаю!

А что ему было терять? Середняк во всем, по результатам набранных баллов он и так и так не входил в число «лидеров», за которых уже бились «покупатели» из разных ведомств, предлагавших отличникам-умникам все лучшие условия для дальнейшей службы. Не было у него и высокопоставленных родственников, которые почти прибрали под свое крыло «обученных продолжателей традиций». Он уже жалел, что почти год назад принял предложение «черного».

— Расслабился, куррва?! Решил иметь свое мнение, куррва?! — зарычал Ас Шелтер. — Ну так чтобы не расслаблялся, минус десять тебе баллов по дисциплине! Куррва! Я вас, куррва туда!!! Курсанты, куррва! Не удивляйтесь изменению своих рейтингов! Бездари! Куррва! Все! Все свободны! Исчезните с глаз моих, болваны! Куррва вас так!


3

На сегодняшний день и занятия, и зачеты были закончены. Вернее, был завершен один, единственный на сегодня зачет. По тактике. Тому самому предмету, который в Академии считался основным. Предмету, категорически влияющему на общие баллы и рейтинг.

Кот, добравшись до своего кубрика, завалился на кровать и задумался. Тогда, год назад, его, только-только выпущенного из медкапсулы, едва не насмерть затаскали по всяческим инстанциям, допросам и комиссиям.

Шутка ли! Единственный вменяемый из всего экипажа, да и то, даже не из экипажа, а обычный штрафник, просто мясо, взятое на борт лишь для того, чтобы сберечь жизни «штатных штурмовиков». «Привлеченный специалист», как стали его называть после того, как на базу эскадры примчался кто-то из высокопоставленных, кто-то из тех, про кого даже говорили только хорошо и только шепотом. Того, по чьему приказу экстренно и безжалостно распотрошили до сих пор зацикленного ИскИна и раскопали действительно официально оформленное обещание безвременно почившего конкордовца о снятии со всей команды штрафников всех обвинений после операции. Того, кто сначала ознакомился со всеми материалами, а после и сам пришел к запертому в камере сержанту.

«Черного». Высокопоставленного чиновника КОНКОРДа. Человека, которому просто не смели возражать.

А, впрочем, человека ли? Все то время, что он находился рядом, находящийся в полном раздрае чувств Кот чувствовал то необъяснимый страх, почти переходящий в ужас, то непреодолимую тягу рассказать все-все-все, включая вылетевшее из памяти детство, то неподдельное восхищение участием в его судьбе такого высокого человека! Однако он как-то сдержался

После непродолжительной беседы «черный» хмыкнул, сказал, «сержант, ты перспективен», и предложил два варианта. Либо Кот, с которого уже сняты все обвинения, продолжает службу, но тогда с него до конца контракта не слезут собственные безопасники, которые будут держать его под плотным контролем и непременно попытаются добиться всех, даже самых мельчайших подробностей этого непонятного боя, либо… Либо он примет предложение и с хорошей характеристикой будет отправлен учиться в Академию Флота, на курс младшего и среднего командного состава, ведь к офицерам совсем другое отношение, нежели к обычным сержантам, пусть и серв-мастерам. Времени на раздумья не было, ведь время у высокого чина не безгранично, да и львиная часть выделенного лимита уже была потрачена на разбор этого дела.

В общем, Кот тогда принял предложение, о чем сейчас начал жалеть.

Что ему в этом офицерском звании? Больше власти? Больше денег? Ха! Три раза «ха»!

Власть Коту не нужна. Какой смысл распоряжаться судьбами и жизнями десятка или нескольких десятков подчиненных ему человек? Офицерское звание не столько давало новые возможности, сколько налагало новые обязанности и ограничения. Офицер! Это звучало гордо! Для сынков высокопоставленных… всяких! Которые давно уже привыкли не обращать внимания на «мелочь под ногами», «обслуживающий персонал» и «тупых подчиненных». Родственники всегда «тянули наверх» родственников, отпрысков ли или просто племянников, но факт в том, что в высших эшелонах давно уже «прописались» несколько десятков семей, занимавших почти все ответственные посты и… практически передававшие их из рук в руки «своим». Этим-то все дороги открыты, все пути горят зеленым цветом! А Коту… просто Коту, без приставки «Ас» или, хотя бы, «Аст», потолок — командование орбитальным гвардом, обычно старой, толстой и весьма тихоходной калошей, прикрывающей подступы к планете. С вечными дежурствами и «экстренными стартами», когда какой-нибудь ушедший от патруля контрабандист с «горячим грузом» попытается прорваться на орбиту в надежде нырнуть вниз и затеряться на поверхности. И вот тогда, будь добр, успей выйти с базы и дойти до указанной точки, и при этом ни-ни-ни! Нельзя ни напрягать старые движки, которые грозят развалиться, ни пересекать старт-векторы важных кораблей, ни совершать «опасных маневров вблизи», которые, единственные, могут позволить успеть занять позицию. Мирное же время, не война же! Все должно быть по правилам! Чинно, аккуратно, осторожно! И, как результат, сплошные выговоры, лишения, нервотрепка… и отправка в такую глубокую дыру, в которой даже нашествию Хшаров обрадуешься — хоть какое-то событие!

Деньги? Благодаря «черному» в деньгах он не нуждался. Надо отдать должное, но сам ли конкордовец, или его команда, но они раскопали буквально все, касающееся службы Кота. В том числе и те его несколько рапортов, касающихся некачественных деталей боевых сервов, массово поставлявшихся во Флот. Громкое расследование, множество вскрывшихся фактов хищений… и большие премиальные деньги инициатору, чьи рапорта послужили основой расследования. Действительно большие! При желании Кот мог отправиться жить в Центральные Миры или купить собственный корабль… да даже небольшую эскадру. Вот только отпускать его со службы никто не собирался, а штрафы при досрочном увольнении уверенно съедали почти весь неожиданно свалившийся достаток. Да и проблем вылезло море: далеко не все обрадовались подобному повороту, ведь полетели многие головы и качественно уменьшились некоторые состояния, а уж найти «истинного виновника» людям, обладающим властью и деньгами, особого труда не составило. В том числе еще и поэтому друзей у Кота так и не появилось. Так, приятели… и то — по пальцам перечесть.

Да лучше бы было командовать своими сервами и хоть каждый день ходить на абордажи! Все одно меньше риска, нежели сдерживаться под уничижающе-презрительными взглядами всяких «Ас Тороков», «Ас Силтенов» и прочих, со всеми их кодлами лизоблюдов-подвывал!

Кот в сердцах ударил кулаком по стене.

Техника! Техника его конек, а не все эти игры-выкрутасы нынешнего «высшего офицерского общества», куда ему, взявшемуся из ниоткуда недоумку-сержанту, «дали возможность войти» только по личной протекции кого-то столь высокопоставленного, что отказать просто не смогли!

Еще бы… Академия Флота! Если обычные «линейные» офицеры, которых и за офицеров-то с трудом принимали все эти «высшие», выпускались в обычных училищах, то «Академики» считались «белой костью, лицом Флота»! Конкурс на поступление был высочайший, и в этом конкурсе соревновались не столько умения и знания будущих курсантов, сколько «высота и влияние» хлопочущих родичей. Чаще всего с большим и широким карманом, ведь обучение стоило ого-го каких денег!

Все было отдано на коммерческую основу. Все! Даже будущее государства, ведь эти люди, выпускники, должны были командовать кораблями, эскадрами и флотами, защищавшими рубежи. «Только высшие из высокородных должны принимать ответственные решения! И вам оказана высочайшая честь, предоставившая возможность присоединиться к этому обществу!»

И только Кот не вписывался в эту идиллическую картинку. Кот… и еще несколько человек. Правда, эти «несколько» успели получить высшие награды Федерации и оттого были взяты вообще без конкурса, только ради поднятия престижа Академии. Но они умели держать нос по ветру и давно уже влились в чьи-то «команды», уйдя в тень «явных лидеров»… тех же Ас Тороков и Ас Силтенов! И только он, бывший свежеиспеченный старшина, наглец, привыкший держаться особняком, никуда не влился. И остался один, между нескольких огней. С осознанием того, что его, не пожелавшего никому кланяться, с удовольствием «утопят» почти сразу же после выпуска.

— Тьфу! — раздраженно сплюнул Кот, отворачиваясь к стене.

Поздно что-то менять. Еще неделя — и все решится. Общий подсчет баллов. Выпуск. И… дальнейшая служба. Там, куда «пошлют». А это может быть очень и очень далеко…


4

В аудитории царила неразбериха и стоял непрекращающийся гул, чем-то похожий на гудение роя беспокойных пчел. Шумели курсанты, только вчера принятые на обучение и которых сегодня всей толпой, сразу после завтрака, загнали в это помещение со множеством столов, расставленных стройными рядами.

— Кто-нибудь знает, для чего нас тут собрали? Что это такое? — раздавались со всех сторон голоса будущих офицеров.

На каждом столе лежало по паре планшетов, чем-то похожих на персональные коммуникаторы, но бывших в несколько раз больше привычных многим ПК.

Девяносто пять, или даже больше, процентов курсантов были юношами и девушками из хороших семей, лет восемнадцати-двадцати, с огромными амбициями и уже изученными базами знаний. Офицерская школа им была нужна только для того, чтобы, отточив и закрепив новоприобретенные знания, пройти тесты и получить допуски, подтверждающие полное освоение материала. Кот, облаченный в обычный десантный комбез со старшинскими знаками различия, задумчиво обозревал всю эту кутерьму.

— Можешь уйти. Тут сяду я! — высокомерно произнес какой-то юнец, смотревший куда-то поверх головы Кота. — Я Ас Торок, и это место по праву — мое!

— Свободен. — Ответил Кот, с ног до головы смерив парня спокойным взглядом. — Ты опоздал к раздаче. Я уже здесь сижу.

— Я — Ас Торок! — повысил голос парень. — Я, по праву семьи, займу причитающееся мне место!

— Займешь, — спокойно согласился Кот, — в свое время. А сейчас найди себе другую цель.

— Ты кто такой?! — взвизгнул юнец, перекрывая гомон толпы и привлекая к себе внимание окружающих. — Моя семья входит в число высших граждан! А ты? Кто ты такой?

Все больше новоиспеченных курсантов, привлеченных необычным шумом, собирались вокруг точки конфликта. Некоторые даже залазили на соседние парты, чтобы своими глазами увидеть происходящее.

— Я тот, с кем ты разговариваешь, — холодно ответил старшина.

— Я — Ас Торок, и если я требую от тебя встать и уйти, ты должен это сделать! — надрывался аристократ.

— Ас Торок? — наконец поинтересовался Кот. — Сын Адмирала Флота Антона Ас Торока?

— Да! — яростно выкрикнул парень.

— Знаешь, если бы это мне сказал твой отец, адмирал, добившийся в этой жизни определенных высот, я бы прислушался к его словам. — Кот не хотел раздувать скандал, но постепенно начинал закипать и медленно встал, упрямо нагнув голову. — И, уважая его возраст и звание, уступил бы ему место. Но ты еще никто! Ты пока что ничего не добился и просто прикрываешься именем славной семьи.

— Да ты… Да как ты смеешь?! — взбешенный парень, бросившись на старшину, попытался с силой толкнуть его в сторону.

Кот, перехватив руку нападающего, дернул того на себя, перехватил и отправил в недолгий полет.

Толпа угрожающе зашумела. Случившееся рушило все устои! Какой-то неизвестный, не имевший отношения ни к одной высокой Семье, посмел так грубо возразить потомку старого рода! Включилась классовая солидарность, и молодые люди вплотную обступили наглеца, желая кулаками вбить в того правила поведения.

— Глупые юнцы! — прорычал Кот. — Вы пришли сюда чтобы учиться и получить офицерский патент или чтобы меряться, чья семья круче? Я готов дать ответ всем, кто считает, что его честь задета! Но не сейчас, а в свободное время! До начала занятий пять минут, а вы собираетесь устроить безобразную драку! Вы дворяне или докеры?!

Угрюмо ворча, курсанты отступили.

— Я… Тебя!!! — поднявшийся на ноги парень в бессильной злобе тряс кулаками, не решаясь, однако, подступиться.

Привыкший к совсем другому отношению он не ожидал, что его, как щенка, просто отбросят в сторону.

— Ты меня вызовешь? — усмехнулся Кот. — Хорошо. После занятий и после обеда. До обеда я не ем маленьких мальчиков!

— В три часа! Бой «до капсулы»! — Ас Торок в ярости брызгал слюной.

— Здесь учебное заведение, — спокойно ответил Кот, — никаких «до капсулы»! Учебным оружием, до ста очков.

— Скотина! Нищеброд!

Закипая от потока оскорблений, Кот медленно пошел к парню.

— Я заслужил право здесь учиться. А ты получил все даром, от семьи, не сделав ничего! — он навис над заткнувшимся юнцом. — Так что сядь и заткнись! Сядь! А вы?

Кот резко развернулся к остальным.

— А вы что? Вы тоже пришли учиться? Или вы хотите просто приятно провести время? Не выйдет! Либо вы отдаете все силы учебе, либо вы вылетаете! Хотите поставить меня на место? Попытайтесь! В личное время, официально! За банальную драку вылетим все, с пометкой «недостоин обучения». Ваши семьи не будут прикладывать усилий, не станут тащить недостойных! И если я, заслужив честь учиться здесь, заслужу ее еще раз, то вы? Вы сможете это сделать? Сможете год тянуть лямку простого пехотинца, стараясь не забыть все то, что есть во вложенных в вас базах знаний? Сможете?

Шум в аудитории прекратился. Все слушали старшину в угрюмом молчании. До многих только сейчас стало доходить, что они вышли во взрослую жизнь.

— Так что рассаживайтесь по местам. Через минуту придет преподаватель. Занятия у нас будет вести капитан Рой Ас Шелтер, «курва Рой», если слышали про такого, а он никогда не опаздывает! Сесть, я сказал!

В словах странного старшины было столько силы, что многие безвольно опустили свои пятые точки на ближайшие сиденья, а остальные, обегая потерянными взглядами лица товарищей, побрели к ближайшим свободным местам.

Кот, отвернувшись, недовольно поморщился. Снова проявилась эта непонятная сила… Но как же не к месту это произошло!


5

— Тьфу! — снова сплюнул Кот, подскочив.

Как-то незаметно для себя он задремал, а во сне ему привиделся самый первый день обучения. Да-а-а… такое точно не забудешь! Ведь именно с этого и пошли все разногласия.

Снова улегшись и перевернувшись на другой бок, Кот снова задумался.

Деваться некуда, придется служить. Хорошо, хоть не заставили подписать новый контракт, а удовольствовались старым, еще действующим. А там оставалось не так уж и много… чуть больше половины срока. Дотянуть лямку и — свобода!

А еще большим плюсом оказались именно занятия. Спокойное и размеренное, по сравнению с прошлой жизнью, усвоение знаний помогло восстановить память. Почти всю. Он вспомнил родную планету, как жил, что делал, как куда-то попал… Вот только «последний кусок» никак не хотел занять свое место, оставаясь призрачными видениями на грани сознания. Последний кусок, объяснявший, как он из мира с двигателями внутреннего сгорания, средневековья по нынешним меркам, попал сюда, в мир межзвездных полетов и таких же войн.

Кот вздохнул.

Тайны, клубки тайн… Когда же они распутаются? Откуда у него такая нейросеть, что видавшие виды медтехники только раскрывали в изумлении рты, глядя на результаты запроса-отклика? Откуда у него столь значительный объем внутренней памяти, что в него поместилось насколько месяцев непрерывной записи? Откуда?

Хорошо, хоть попался грамотный медик, объяснивший причины беспрестанной головной боли, свалившей Кота на обратном пути после того злополучного боя. Хотя… злополучного ли? Тут как посмотреть.

Тот медик просто обратил внимание на странность, посоветовав проверить «выполняемые действия», тогда-то Кот и понял, что с момента начала отпуска и едва не разгоревшегося скандала с полицейским он вел постоянную запись. Стоило отключить функцию, как головная боль пропала. Тот же медик и посоветовал не удалять запись, равномерными кусками распределившуюся где-то в памяти, а попробовать продать ее. Продать продюсерам, режиссерам, не-пойми-кому, снимавшим ставшими модными фильмы «с эффектом присутствия» для виртуальной реальности. Медик дал идею под соусом «вдруг заинтересуются», ведь для ВР-фильмов требовалось нечто определенное, особое, почти безэмоциональное состояние актера, да и сшивался этот фильм из многих-многих кусочков коротких записей, ведь, как сказал тот же медик, «обычно пару часов, потом дамп переполняется и голова болит дико, вот, как у тебя!». Тогда он наобум отправил кусок записи первому попавшемуся в поисковике продюсеру ВР-фильмов, который вскоре запросил личной встречи.

Личной встречи не получилось. Кот к тому времени уже числился в Академии, закрытом учреждении, в который был запрещен доступ посторонним. Хоть и находилась Академия на одной из Центральных планет Федерации, пропускной режим был чрезвычайно строгим. Ни туда, ни сюда! Ни курсанты не могли покинуть территорию, ни посторонние — проникнуть внутрь.

Продюсер, хоть и расстроился, присутствия духа не потерял, заключив с Котом отсроченный контракт, по которому тогда еще старшина Кот поставляет ему куски записей, а уж он делает из них фильм. Оплата — по результатам проката, ведь фильм от «никому не известного главного актера и уже старого продюсера может и не пойти!». Кот согласился. Но вот уже год от этого продюсера не было ни слуха, ни духа… Хотя и в этом оказался большой плюс — память была основательно разгружена!

И, как вишенка на торте, многие считали его весьма «таинственной личностью». Странный, независимый, богатый… С неизвестными высокими покровителями, устроившими его в Академию, но больше никак себя не проявлявшими. Именно поэтому он и был «середняком» в рейтинге: почти все преподаватели имели отношение к каким-либо семьям, а поэтому умышленно-провокационно занижали баллы, ожидая возмущения, жалоб и последующих реакций, которые позволили бы определить «высоту покровительства».

Но не было ничего. Никакой реакции.

На рапорты курсанта, возмущенного явной несправедливостью, непременно следовал ответ «преподавателю виднее», но покровители никак себя не проявляли. А вскоре и сам курсант перестал хоть как-то реагировать, стоически принимая все сыпавшиеся на него невзгоды. Через полгода от него отстали, но рейтинг уже был окончательно запорот.

Только очень малая часть преподавателей, «независимых», к числу которых относился и капитан Ас Шелтер, не участвовала в этой травле. Но они и так были очень строги, и получить высокий балл у них считалось чем-то нереальным.

— А-а-а… ну и хрен с ним! — зевнул Кот, засыпая. — Ну и…


6

Ас Шелтер, с задумчивым видом поигрывавший вилкой в темном углу небольшого уютного ресторанчика, заметил подходившего к нему человека только тогда, когда тот приблизился почти вплотную.

— Ну и что ты вытворяешь, Рой? — грозно навис над столиком гость. — Ты понимаешь, что ставишь под удар не только себя?!

— А, привет, Дрю! — отозвался Ас Шелтер. — Присаживайся. Тут неплохо кормят!

— Это я и без тебя знаю, — пропыхтел гость, впихивая грузное тело в сиденье небольшого низкого стула. — Уф-ф-ф! Если бы не местная кухня, ни за что бы не стал ходить в это хшарово место! Уж очень мебель у них неудобная.

— Национальный колорит, Дрю, — пожал плечами Рой Ас Шелтер. — Ты ведь знаешь, как последнее время стало модно «вспомнить предков».

Гость сделал заказ подбежавшему официанту, и вновь уставился на Роя.

— Знаю. Но ты не уходи от темы, Рой. Что ты вытворяешь? — тяжелым взглядом гость попытался придавить Роя, но тот лишь задумчиво продолжал играть вилкой над почти не тронутым блюдом. — Ты ведь понимаешь, что многие семьи будут весьма недовольны твоим решением. На тебя снова посыпятся шишки! Тебя снова постараются убрать!

— Понимаю, Дрю. — Спокойно отозвался Рой. — Но мне уже на все плевать. Деньги у меня вроде бы есть, знания и умения — тоже. Ты ведь знаешь, старый друг, как я отношусь к этим выскочкам.

— Выскочки… — пробурчал Дрю. — У этих выскочек веса побольше, чем у всех нас вместе взятых… Так что же произошло?

— Один курсант почти переломил ход Вестхольмской бойни. Если бы не тупость командующего флотом, одного из этих выскочек-недоумков, бой был бы выигран нашей стороной.

— Да ты что?! Этого же не может быть! — удивился Дрю. — Это же… Это же…

— Вот-вот. — Согласился Рой. — Вот и я о том же.

— Как это получилось?

— Сам не понимаю. Нестандартные действия, неподчинение приказу… Много всего. И даже не знаю, как это сказать, с чем сравнить. Он пошел на верную смерть, без вариантов. Сделал это в самый лучший момент. Потерял всю свою группу, но все же прорвался к флагману. И влепил торпеду в открытый шлюз.

— Хм…

— По расчетам ИскИна, почти треть внутреннего объема их флагмана была уничтожена. Флагман был выведен из строя, Дрю! И если бы недоумок Ас Торок, лучший по, куррва его, рейтингу, поддержал атаку имеющимися силами, то они выиграли бы бой и уничтожили восемьдесят процентов всего флота вторжения! Я несколько раз пересчитывал — все подтвердилось.

— Тс-с-с… без имен! — шикнул Дрю. — Это поэтому ты выставил такие баллы?

— Да. Куррва его так. Если бы не эти недоумки, то мы могли бы впервые… ИскИн выдал девяносто пять процентов победы!

— Ну надо же, никогда бы не подумал, — задумался Дрю. — Ну, а тебе-то что с того? Ты вроде как никогда не интересовался рейтингом Академии, и слышать от тебя такое мне по меньшей мере странно.

— Да какой рейтинг, куррву его туда? — пыхнул злостью Рой. — Эти недоумки станут командовать кораблями, а самые недоумистые — эскадрами, и, не приведи Спящие, флотами! Это они выйдут на защиту границ и поселений, а командующий, не видящий ничего дальше своего носа, это верная смерть! И полный прос… кха! Кха! — закашлялся он. — Потеря флота.

— М-м-да-а-а… — замялся Дрю. — Да, теперь я тебя понимаю. Но и ты пойми меня… я исправил баллы, иначе нас сожрали бы. Считай, весь курс рухнул в бездну.

— Да правь, что хочешь и как хочешь. — Отозвался внезапно успокоившийся Рой. — Ты начальник, тебе виднее. Но я бы этих… куррва их… дальше энсина на стопгварде не выпустил. И еще, старый друг… Правь баллы только вверх. Если ты срезал балл тому, кто это заслужил — я не пойму.

Капитан Рой Ас Шелтер встал и направился к выходу.

В спину ему, не отрываясь, смотрел адмирал Андр Ас Солст, начальник Академии.

И ему уже порядком надоели выходки строптивого Роя!


7

В небольшом баре-забегаловке рядом с доками было многолюдно и шумно. Кто-то только недавно задоковался, кто-то только готовился уйти в рейс, но все они старались выпить рюмку-другую, обменяться новостями, и даже, быть может, продать что-либо из запрещенного и пользующегося спросом, привезенного в одном из многочисленных матросских тайничков. Матросы наливали и пили, пили, пили…

Капитаны подобными забегаловками брезговали. Для них существовали заведения классом повыше.

— Йу-ху-у, Петер! Братан! Так ты, говоришь, с того красавца, который к нам прямиком из центральных миров пришел?! — полупьяный матрос по-дружески приобнял собеседника. — Надо же! Я думал там у вас все снобы, богачи, с обычными людьми брезгуете общаться. А вы, вон, нормальные парни оказались!

— Иди в дыру, Гарк! — отозвался такой же полупьяный матросик. — Богачи, скажешь тоже! Матросская доля везде одинакова, что в ЦМ, что тут, на окраине! Стой вахту, тащи обязанности — вот и все!

— Но платят вам, наверное, не в пример больше?

— Да как и всем! — отмахнулся Петер. — Но, конечно, побольше, чем здесь! И регулярно — этого не отнять. Там, в ЦМ, с этим знаешь, как строго!

— У-у-у… хотел бы я к вам, — протянул Гарк. — А то наш жлоб только обещаниями кормит…

— А ты не завидуй! — оттолкнул его собутыльник. — Мне для этого знаешь, что вынести пришлось?

— И что? Что? Что ты меня тут толкаешь? — оскорбился Гарк. — Что-то подставил, что ли? У вас там через это место набор ведется, что ли?

— Я тебя сейчас так толкану, что мокрого места не останентся! Подставил я там что-то! Да я тебя, слупа вонючего…

— Остынь, Петер! — на плечо возмутившегося матросика легла тяжелая ладонь его сокомандника. — Нам скоро на вылет. Капитану трудности не нужны, ты сам знаешь.

— Да ты слышал, что он сказал? — возмутился матросик, но тут же сник. — Понял.

Его оппонент, уже приготовившийся к драке, с удивлением смотрел на быстро остывшего собеседника.

— И че? Это все? — не понял он.

— Все, — отвернулся от него Петер. — Сам слышал, что боцман сказал. И ты не прав. Никто из нас ничего не подставляет, другие критерии отбора.

Матросик замолчал, хлопнул еще одну рюмку и покосился на Гарка, продолжавшего, как дурак, стоять с сжатыми в кулаки руками. Гарк и сам понял, как по-дурацки выглядит в глазах товарищей, и сел обратно.

— Что, так строго все? — так же не глядя на несостоявшегося противника, спросил он.

— Угу, — буркнул Петер, опрокидывая еще один стаканчик. — Строже некуда!

— Ну… ты это… прости, брат… — неловко промямлил Гарк. — С меня выпивка… Мир?

— «Вторую звезду», две, — буркнул Петер.

— Хшары! — почесал затылок Гарк. — Дороговато… А, ладно! Но тогда с тебя рассказ!

— Ага, договорились! — усмехнулся Петер.

Дождавшись, пока автомат выставит два стаканчика напитка, Петер уронил искру из прилагавшейся палочки-зажигалки и быстро всосал в себя горящие коктейли.

— Ух! Аж до печенок пробрало! — выдохнул он.

— Ну, ты, брат, силен! — уважительно протянул Гарк. — Я бы так, наверное… Нет! Не рискнул бы!

— Ха! — самодовольно усмехнулся Петер. — Я и не так еще могу! Что, еще выставишь?

— Не! Дорого очень, — отказался Гарк, и сразу же напомнил, — ну… рассказ с тебя!

— О чем услышать хочешь? — пьяненько подмигнул Петер. — О том, какие девочки в ЦМ? Или как там богачи живут? Ха-ха! Про груз и порт назначения не спрашивай, все равно не расскажу!

— Ты мне про ваш «отбор» расскажи. Что там особого такого?

— Что особого? А вот, смотри!

Петер воровато оглянулся и быстрым движением одними пальцами вывернул металлический стаканчик из-под «второй звезды» наизнанку… и тут же вернул все обратно.

— Это что это? Фокус? — Гарк ошалело смотрел на помятую, с порвавшимся краем, посуду.

— Не-а, не фокус. Кости с тианитовым напылением, миановые вставки, сухожилия усилены фогиевыми струнами. Ну и мышцы, соответственно, с тирановыми пластами. А еще тут, — Петер постучал по своему виску, — контроллеры и усилители реакции. Так что, сам понимаешь… зря на меня прыгал. Я б тебя просто размазал.

— О-о! — округлил глаза Гарк. — Так это… хшары тебя побери! Зачем тебе это??

— Так судно у нас быстрое. Ускорение такое, что и беспилотник не догонит. Вот… чтобы вахту стоять, без такого не обойдешься!

— Ух! В дыру три орбиты! Хшаров на хвост в полторы единицы! — выразился Гарк. — И это чтобы обычным матросом взяли? А деньги? Это ж стоит как… как… как какой-нибудь старенький транспортник! Не жалко было отдавать столько?

— Капитан заплатил.

— А, хшары! Так их через… — Гарк разразился долгой тирадой. — Рисковый он у вас, капитан ваш! А если ты уйдешь? Или «разберут» тебя?

— Не уйду… — криво усмехнулся Петер. — У меня контракт, считай, пожизненный. И разобрать не разберут. Маяк у меня. Если что — тут через десять минут половина команды будет! Мало никому не покажется! Дисциплина у нас и взаимовыручка похлеще, чем на военных кораблях будет!

— О-о-ох… — выдохнул Гарк. — Это да… Ну, ладно, за это выпить надо! А то у нас такие раздолбаи… Дохнуть будешь — мимо пройдут, будто не заметили! А еще команда называется…

Через некоторое количество времени и бесчисленное множество стаканчиков Гарк и Петер были уже лучшими друзьями. Никто б и не заподозрил, что совсем недавно один из этих друзей просто нарывался на драку со вторым. Они горланили песни, обсуждали женщин, клялись в вечной дружбе.

— О! Все! — Петер дернул головой и поднялся. — Таймер! Мне времени… ик!.. только в себя прийти и осталось! Ик! Давай, дру… дружище! Бывай! Мне… Ик!.. Пора!

— Ы-ы-ы… — промычал Гарк. — Ды-авай! Хо… хороше… хо старта! А-а-а… нет! Я про-ы-ы-ы… вожу тебя! Чтобы-ы-ы… не заблу… дился! Вот!

Подпирая друг друга, друзья направились к причалам. Благо, хоть идти недалеко было.

— Bo-o-о…ы-ы-ыт… твоя посудина! Ик! — икнул Гарк. — Все! Лети!

— Лечу! — согласился Петер.

— А… это… что везете? Ик?

— А почту… возим! Все, дружище! По… Ик!.. пора! Уви… Ик!.. димся еще!

— Пока! — Гарк взмахнул рукой, чуть не упав. — Уви… ы-ы-ы… димся!

Петер с трудом зашел в корабль, а Гарк, с не меньшим трудом дойдя до ближайшей стены, упал и уснул.


8

Настойчивый зуммер поднял Кота ни свет, ни заря. Вернее, это ему так показалось, на самом деле подъем был в обычное для этого время, строго по распорядку. На соседней койке заворочался сосед по двухместному кубрику, практически единственный человек, с которым Кот хоть как-то общался.

— Ну ты и спать! — присвистнул сосед. — Что, досталось вчера от курвы?

— Так, слегка… — поморщился Кот.

— Ничего себе, «слегка»! — хохотнул сосед. — Курва вчера весь день ходил как не свой. На всех срывался! Просто рычал! Да за его «куррвами» вообще нормальной речи слышно не было! — сосед весьма удачно спародировал преподавателя. — Так что он тебе сделал?

— Десятку баллов с дисциплины сразу снял, — скривился Кот. — Я теперь, похоже, вообще в задницу провалился…

— Ну… да, по дисциплине минус десять — это не так уж и страшно! Хотя… за два дня до выпуска… Не успеешь реабилитироваться. А по тактике что?

— А хрен его знает! — с чувством выразился Кот. — Сразу не сказал, все «курвами» своими сыпал и с дебилами сравнивал. Узнаем… в ближайшем терминале.

На территории Академии сеть была под запретом. Считалось, что в первые двадцать четыре часа подготовленный человек мог снять подробнейшую информацию со своего мозга, которая потом просто затиралась… и переслать ее интересующимся. Потому и запрет — давать шанс шпионам противника в получении деталей методик подготовки кадров никто не собирался. Строгое, строжайшее экранирование и полный контроль!

Поэтому весь год курсанты проводили в бессетевом пространстве. Правда, как шутили многие, эти методики давно уже были известны всем желающим, а бессетевое пространство было просто блажью начальства, усложнявшего жизнь всем окружающим.

— Ну, пойдем! Что ждать-то? Там, наверное, уже весь курс собрался, все терминалы займут! Тогда до вечера ничего не узнаем! — поторопил сосед. — Давай!

— А-а-а… иди сам! — махнул рукой Кот, передумав. — Что я там не видел? Самое дно рейтинга? Я только на завтрак пойду, м-м-м… и в спортзал потом. У меня сегодня последний зачет, да и тот после обеда.

— Хех, — усмехнулся сосед. — Что, совсем не интересно? Ну… Как знаешь!

Сосед ушел, оставив равнодушного Кота валяться и дальше.


9

На завтрак Кот так и не попал… Впрочем, как и в спортзал.

Только-только, когда он, вдоволь належавшись, собирался выйти, его вызвали к начальнику Академии. Срочно! Форма одежды — полная! «Полная форма» включала в себя даже защитный шлем и использовалась как «предбоевая».

Быстро переодевшись и выскочив, Кот помчался в административный корпус, перебирая в памяти все свои прегрешения.

Этот вызов был как что-то из ряда вон выходящее — начальника Академии курсанты видели едва ли не пару-тройку раз за все обучение: при приеме, при выпуске и, может быть, в связи с каким-либо событием. Начальник, через своих заместителей и помощников, курировал все процессы на территории подчиненного ему учебного заведения и обычно не снисходил до простых обучающихся.

Бегущего Кота провожали удивленными взглядами.

— Эй! Как тебя… Кот! Стой! — обернувшись, он увидел Ас Торока. — Куда ты? Стой!

Надо же… Точно, что-то случилось, если даже этот сноб, общавшийся с Котом только посредством кого-то из своей «свиты», решил заговорить напрямую!

— Нет времени. — Холодно отозвался Кот, — Потом!

— Сш-ш… хшаров ублюдок! — услышал он вслед раздраженное шипение.

Потом! Все — потом! Сейчас ждет начальник. Не стоит усложнять самому себе жизнь, надо поторопиться!

В шикарной приемной старого адмирала было на редкость многолюдно. Тоже выбивается из привычного. Обычно два-три человека, максимум пять — большее количество посторонних человек адмирал просто не пускал на свою территорию. Штаб-лейтенант, адъютант, порученец, секретарь, «три-в-одном» одним словом, увидев Кота и сверившись с данными на скрытом от всех экране, тотчас же пропустил курсанта в кабинет.

— Ган адмирал, курсант Кот по вашему вызову прибыл! — доложил он, перешагнув порог.

— Явился, — недовольно пробурчал адмирал. — Вот он, ваш герой! Любуйтесь! — адмирал повел рукой, указывая на Кота собравшимся у него людям. — И к чему была нужна такая спешка, господа… союзники?

— Насколько я знаю, через день в Академии выпуск? — сказал один из присутствующих. — Я ведь не ошибаюсь, так господин адмирал?

— Так. — Помрачнел начальник Академии. — И я… хм… надеюсь! — адмирал особо выделил последнее слово. — Надеюсь, что вы все же объясните, почему моим курсантом заинтересовались на самом верху!

— Две минуты, господин адмирал. Я обещал, что объяснюсь с вами в присутствии курсанта, и я это сделаю. Вы сейчас все поймете. — Говоривший сделал шаг вперед,

— Господин Кот, прошу подойти ближе. Встаньте сюда!

Адмирал кивнул, подтверждая… просьбу, звучавшую как приказ, и Кот сделал три четких шага, встав точно в указанное место.

— Курсант Кот, за спасение жизни моего личного помощника и его семьи, за сохранение важных данных и проявленную доблесть, я, барон Риз, награждаю тебя знаком «Луч»! С этого момента тебе всегда будут рады в наших портах. Все расценки для тебя и твоего корабля будут снижены на тридцать процентов. Торговые и официальные представители баронства окажут тебе всю разумную помощь. Поздравляю, курсант! — здоровяк шагнул вперед, прикрепляя на плечо Кота переливавшуюся всеми цветами ленту. — Господин адмирал! Этот человек, оставшись один после трудного боя, будучи раненым и не обладая необходимыми навыками, спас жизнь важного для меня человека, в частном порядке совершавшего инспекцию принадлежавших мне… скажем так, активов за пределами баронства. Секрета я из этого не делаю, про мои активы знают едва ли не все, но в этот момент многое оказалось под угрозой. И я рад, что нашелся человек, не побоявшийся вступиться там, где остальные просто прошли бы мимо! Да, кстати… почему просто Кот? А где приставка?

— Я не отношусь ни к одной из высоких семей! — ответил Кот.

— М-м-м… хм! — задумался барон. — Тогда, Кот, я могу сделать тебе подарок. — Он усмехнулся. — Господин адмирал, вы позволите?

— А-а-а… да-да… — Судя по всему, адмирал лихорадочно рылся в личном деле Кота, пытаясь найти хоть какую-то зацепку. — А что вы хотите сделать, барон? — опомнился он.

Кот, лицо которого было скрыто за забралом шлема, слегка усмехнулся. Насколько он знал, «этот бой», как и сам рейд СБшной эскадры с участием конкордовца, который он и сам помнил очень смутно, был засекречен настолько, что вряд ли у самого адмирала имелся подобный допуск.

— Этот подарок не входит в число оговоренных с управлением внешних связей Флота, но, думаю, они не воспротивятся. Я всего лишь подарю ему приставку.

— Минуту! — всполошился адмирал.

Похоже, он попытался связаться с кем-то, но барон не дал ему такой возможности.

— Господин адмирал, у нас нет свободного времени на ваши консультации. Надеюсь, вы понимаете, насколько Федерации важны поставки нашего тэриума. Важны настолько, что мне и всем моим сопровождающим сразу же, по первой просьбе, дали допуск в ваше, весьма закрытое, к слову, заведение! — барон нахмурился. — Примите решение, адмирал! Тем более что я уверен, Федерация будет только рада улучшению отношений между нашими государствами!

— Я… разрешаю. — Решился начальник Академии.

— Курсант! Сними шлем и встань на колено! — потребовал барон. — Я, барон Риз, своей волей и имеющимся у меня правом, за неоспоримые заслуги передо мной лично и перед баронством в целом, дарую тебе, Кот, ненаследуемое право владения планетоидом класса «А» в системе три-сигма-шестнадцать-восемьдесят «Росс» четвертого граничного сектора по имеющейся класификации. — Барон положил правую руку на склоненную голову Кота. — Учитывая твою службу во Флоте Федерации, снимаю с тебя обязанность личного управления и защиты вверенного имущества. Управлением будет заниматься предложенный мной администратор, защиту обеспечат мои регулярные подразделения. Служи с честью, Кот Аст Росс!

Возникла неловкая пауза.

— Поблагодари барона, курсант! — раздалось шипение начальника.

— Клянусь служить честно и с честью! — выдал Кот, чем вызвал сдавленное «хык!» со стороны адмирала.

Даже рука барона вздрогнула.

— Ты знаешь, что произнес малую присягу верности? — спросил он.

— Не знал. — Ответил Кот. — Таких тонкостей в программе обучения нет!

— Ха-ха-ха! — рассмеялся барон, убирая руку. — Господин адмирал, не напрягайтесь! Я сделаю вид, что не услышал, и оплошность вашего курсанта останется между нами! Но вам все же стоит включить подобные нюансы в академическую программу! Можешь встать, Аст Росс!

Кот поднялся, взглянув в глаза барону.

— О-о-о… постой-ка… — удивился барон. — Кажется, я тебя знаю! Сержант… м-м-м…

— Нет, барон, — перебил его Кот, — вряд ли мы знакомы. Курсант Кот! — он наклонил голову в коротком кивке. — Курсант Кот Аст Росс!

— М-м-м… Наглец! Возможно, что я и ошибся… — прищурился барон. — Ладно! Но я воспользуюсь своим правом и дам тебе второе имя. Просто «Кот Аст Росс» будет маловато. Дерзкий… наглый… Дикий! Да, пожалуй, «Дикий» будет в самый раз! — барон улыбнулся. — Примешь ты это имя?

— Да, господин барон, приму. — Коротко поклонился Кот и, вроде бы про себя, пробормотал: — Надеюсь, на складах планетоида «Росс» достаточно продовольствия…

— Ах-ха-ха-ха-ха! — рассмеялся барон Риз. — Вижу, далеко пойдешь! Курсант Дикий… Кот Аст Росс! Ха-ха-ха! Но твою ошибку я запомню. Когда закончится твой контракт с Федерацией, знай — у меня для тебя всегда будет место!

— Благодарю, господин барон. — Снова кивнул Кот.

— Мне ты сейчас не нужен. Главное я уже сделал. Тебе осталось лишь утрясти формальности, подписав несколько документов. Можешь сделать это в приемной. Вы ведь не возражаете, господин адмирал?

— Не возражаю. — Кивнул начальник академии. — Можешь идти, курсант!

Кот, козырнув, развернулся и вышел. Вслед за ним потянулись люди барона.

— А я хотел бы обсудить с вами некоторые вопросы, господин адмирал. — Задержался сам барон. — Раз уж я все равно здесь, было бы глупо упускать такую возможность!


10

На средней станции во фронтире, далеко от границ Федерации, царила нездоровая суета. Посыльные шерстили все притоны и забегаловки, вылавливая и утаскивая на корабли просто подвыпивших или капитально загулявших членов команд.

Станция де-юре числилась как «перевалочная база поисковиков», но де-факто принадлежала небольшому пиратскому клану. Пираты «щипали залетных», взимали мзду с «постоянных», «держали под крылом» небольшую флотилию мусорщиков, растаскивавших на металлолом и запчасти места давних боев, «имели долю» с львиной части контрабанды, идущей через их станцию, периодически отбивались от лихих налетов «соседей» по ремеслу и так же периодически сами ходили «пощекотать нервишки»… В общем, вели совершенно обычную для этих мест жизнь. Примерно треть боевых кораблей постоянно была «в поиске», но минимум две трети обязательно находились на базе!

Команды отдыхали, корабли ремонтировались, запасы пополнялись. Все шло своим чередом, пока к причалу не пришвартовался один из эсминцев, совсем недавно ушедший в «свободный поиск». Выскочивший из гипера корабль, на всех парах помчавшийся к станции, наделал немало переполоха! Что такое? Атака конкурентов? Рейд боевого флота корпораций, мстящих за потерянные грузы или корабли? Нашествие хшаров, которые, по слухам, всегда наносили свои удары из глубины фронтира?

Поднятые по тревоге стрелки разбегались по своим постам, капитаны лихорадочно искали «отдыхающих» членов команд, контрабордажные группы суматошно вооружались в арсеналах и оружейных комнатах. Даже условный сигнал «все в порядке», переданный с корабля, не успокоил диспетчеров, спешно активировавших многочисленные рубежи обороны и поднимавших станционные щиты. Мало ли что? Этот корабль ждали не раньше, чем через неделю, и спешное возвращение настораживало!

Эсминец, лихо сбросив скорость у самой «красной зоны», медленно пошел к причальной мачте, а капитан корабля запросил встречу с самим Тимом ЗэВэ, жесткой рукой державшем в повиновении станцию со всей пиратской вольницей. Диспетчеры, недоуменно переглянувшись, переправили запрос явно сошедшего с ума капитана секретарше Тима. Капитан всего лишь эсминца был слишком мелкой сошкой, чтобы общаться с самим Звездным Волком!

— Хе… Стью, отправь запрос инженерам, пусть готовят сервов у третьего шлюза. Им, похоже, снова придется борта от требухи отчищать! — осклабился старший смены.

— Что, Стас, думаешь, ЗэВэ его «погулять» отправит? — ощерился Стью. — Ну, развлечемся хоть! И ты, это… подгони туда кого-нибудь из дронов с камерой хорошей! Может, красиво получится… продадим потом!

Третий шлюз был любим ЗэВэ. Очень любим. Через его ворота периодически «гуляли» сильно проштрафившиеся пиратики или некоторые из «второстепенных» заложников, за которых никак не хотели вносить выкуп.

Капитан едва пришвартовавшегося эсминца путей вылетел из корабля и помчался в центр, прямиком в апартаменты подтвердившего встречу Волка. И через двадцать минут после того, как эта встреча состоялась, на станции началась суматоха…

— Я тебе говорю, Волк! Там такая дура здоровенная! Вся покоцана, вся в подпалинах и шрамах! Размером не меньше МТ! — капитан эсминца возбужденно вился вокруг неспешно вышагивавшего Тима. — Старье несусветное! Такого даже в каталогах нет!

— А почему ты думаешь, что там что-то стоящее? — лениво поинтересовался Тим.

— Ну, Волк! Я же говорил! — почти заскулил пират, но все же начал повторять свой рассказ. — Шел я, шел, вижу — масса непонятная. Я — туда, а там — это! Я уж думал гроб старый, пустой, течением прибило, а они мне лучом по азбуке семафорят! Похоже, совсем без связи остались! Хотел ближе подойти, пощупать, а они десяток каких-то кракозябр выпустили. С меня размером, только базы ноль выдали — нет таких в реестрах, самоделки какие-то! В общем, тормознули они меня, а потом шаттл подошел. Ну, я ж пустой, да и деваться мне некуда — пустил я их. А там, прикинь, коты! Десяток котов с такими вот зубочистками! — капитан руками показал размер «зубочисток». — В общем, поставили они транслятор и со мной капитан их связался. Помощи попросил, сказал, что им топливо, припасы и материалы нужны. Мол, готовы расплатиться ЭМ-кристаллами и оборудованием. Как задаток оставил сканер какой-то и один кристалл, сказал, что будет ждать на месте. Я покивал, пообещал, думал просто деру дать… а потом сканер этот по базе пробил! Волк, это же древние! Их оборудование! Да такой сейчас целое состояние стоит! Тем более, коты там… Думаю, мусорщикам этим повезло нераспотрошенное поле найти, но чисто выйти не сумели, повредились. И своим весточку передать не могут, и уйти никуда не получается! Думали, наверное, что я контрабандист простой… а я ж в твоей стае! У нас — бригада! Да мы их самих распотрошим! Да там, наверное, полные трюмы добра Древних! А кошаки эти, я сам видел, без энергетического ходят, только с зубочистками этими! Обычные поисковики, видать, без усиления! Дунуть, плюнуть, растереть! И кракозябры их эти тоже старье! Ну что они сделают-то против стаи?

— Значит, говоришь, десяток эсминцев на тебя выпустили? А корабль с Межзвездный Транспорт размером?

— Да, Волк! Именно так!

— Хм, — задумался старый пират, — если у них боевой ангар есть, то там еще пара тяжелых крейсеров и сотня перехватчиков могут прятаться. Или даже линкор приберегли…

— Да что там может быть-то? Если с «поля», то ведь уже битое все! Сама эта дура, говорю ж, вся побитая, будто скорты рвали! Да там целые секции брони просто сорваны, место пустое! И получасовой прыжок всего лишь!

— Цыц! — рявкнул Тим. — Думать мешаешь!

Через некоторое время алчность Волка взяла верх над природной осторожностью, позволившей ему выжить в этом трудном мире, сколотить свою, совсем не маленькую, «стаю» и подмять под себя «гнездо».

— Общий вылет! — скомандовал он. — В гнезде остаются только стопгварды и дежурная смена птичек! Диспетчеры, щиты держать полностью, рубежи в готовности! Нас не будет сутки, может, двое. Это время вы и без стаи продержитесь, если зевать не будете. А если зевнете, я потом лично всех оставшихся выпотрошу! Ну… что стоим? Бегом-бегом-бегом!!

Так и началась эта суета…


11

Донельзя рассерженный Ас Торок, курсант, не отец, вышагивал около жилого корпуса.

— Хшаров ублюдок! Низкий выскочка! Ну, ничего… Ты еще не знаешь, с кем связался… — зло бурчал он.

Как же! Его, самого Ас Торока, лучшего на курсе, унизил какой-то бывший старшина! Вылезший из грязи! Не имеющий ни одного, хоть чем-то прославившегося, предка, ни одного добившегося славы родственника! И как унизил! Прилюдно! Не отозвавшись на его, Ас Торока, прямое обращение!! Как он посмел?!!

«Свита» давно уже рассосалась по своим делам, рядом с исходящим злобой предводителем остались лишь несколько «особо приближенных», но и те вскоре резко «ополовинились». Какая-то новость заставила многих из будущих выпускников бегом нестись к терминалам, чтобы своими глазами увидеть подтверждение невнятных слухов. Вскоре один из «сбежавших» вернулся, нашептав ненадолго остановившемуся Ас Тороку последние известия. Тот вспыхнул радостной злостью и немного притих, что-то прикидывая.

Возвращавшийся Кот вначале не понял странных взглядов, бросаемых на него проходящими мимо курсантами, но вставший на его пути Ас Торок все прояснил.

— Ты! — начал тот, горящими глазами глядя на Кота. — Ты почему не ответил, когда я тебя окликнул?

— Торопился, — спокойно ответил Кот, — и я ответил тебе.

— Почему ты не остановился?! — вскипел Ас Торок. — Отмахнулся от моего вопроса, от меня, как от навязчивого таска!

— Торопился, — ухмыльнулся Кот, которого начала забавлять ситуация, — вызов начальника Академии весомый повод, чтобы не отвлекаться на кичащегося своими славными предками пустоголового курсанта.

— Ты, хшаров выкормыш! Ты как смеешь?! Что ты себе позволяешь?! — еще больше взъярился Ас Торок. — Я слышал, ты получил приставку «Аст»? Что, на большее длины языка не хватило?

— Ты свой язык-то укороти! И обороты сбавь, а то надулся так, что лопнуть можешь, — откровенно издевался Кот, которому этот сноб давно уже стоял поперек горла. — А то смотри, опозоришься от напряжения, не выдержат мягонькие мышцы твоего внутреннего давления. Или ты уже? И поэтому так кричишь? У-ф-ф… То-то я думаю, чем это тут так пахнет!

— Что-о-о?! — Ас Торок схватил Кота за ворот.

И тут же оказался на земле.

— Ты… Я… — Сплюнул пыль Торок. — Я размочалю тебя! Я тебя уничтожу!

— Насмотрелся фильмов? — съязвил Кот. — Ты на ногах-то устоять не можешь! А я всего лишь защищался. Тут ведь камеры повсюду, на записи все видно.

— Ты идиот, если не знаешь законов планеты, на которой находишься. — Высокомерно улыбнулся, поднимаясь, Ас Торок. — Это где-то на периферии, на грязных убогих станциях и зачумленных кусках грязи, откуда ты и явился, уже забыли закон высших! Но здесь, на одной из центральных планет, они действуют! ИскИн! — он повысил голос. — ИскИн!

— Слушаю, курсант Ас Торок. — Отозвалось из динамика.

— Зарегистрируй мою претензию к курсанту Аст Россу! Оскорбление чести, выраженное в прямом неуважении к члену рода Торок!

— Зарегистрировано. — Индифферентно отозвался ИскИн Академии.

— Я просчитал тебя, ублюдок! На основании зарегистрированной претензии мы повесим на тебя метку! Семейную! — победно улыбнулся Ас Торок. — И твоя жизнь превратится в ад!!

— Хшаров хвост… — Прошипел Кот. — ИскИн?

— Курсант Ас Торок имеет право. — Все так же индифферентно отозвался ИскИн. — Руководство Академии уведомлено об инциденте.

— Что тут происходит?! — раздался рык адмирала, прорывающегося сквозь толпу собравшихся на бесплатное зрелище курсантов. — Отставить! Я запрещаю!

— Поздно, господин адмирал! — вздернул подбородок Ас Торок. — Все уже сделано!

— Я пока еще начальник Академии! — еще пуще заревел адмирал. — И я не позволю заниматься глупостями на подответственной мне территории! Вот выпуститесь — и творите, что хотите! Но не здесь! Ас Торок! Твой отец…

— Именно здесь, и именно до выпуска, господин… пока еще начальник Академии. — Дерзко прервал его тираду наконец-то отряхнувшийся от пыли Ас Торок. — Отец меня поддерживает! А вам я бы посоветовал привести дела в порядок до прилета комиссии, которая выяснит, каким таким образом неизвестный и не блещущий знаниями курсант за день до выпуска взлетел почти на самую верхушку рейтинга! И, кстати, комиссия будет здесь уже через несколько часов. Господин адмирал!

— Хшаров хвост! Да я…

— Что стоишь, новоявленный Аст Росс? — издевательски произнес Ас Торок. — Готовься к аду! А лучше просто беги! — он, уверенный в своем превосходстве, дернул головой, пропуская мимо ушей адмиральскую ругань.

И, резко развернувшись на каблуках, ушел через расступающуюся перед ним толпу курсантов, оставив Кота и изрыгающего проклятия начальника Академии.

— Я что-то пропустил? — вкрадчиво пробасил не пойми откуда появившийся барон. — О-о-о! Вот так история! Господин адмирал, надеюсь, вы разрешите мне остаться и посмотреть? Хочу напомнить, что мое разрешение находиться на территории Академии действует еще двадцать два часа. Вы не против? Вот и хорошо!


12

Гранд-адмирал Флота Ас Сэт, сидевший в кресле с остановившимся и побледневшим лицом, невидящим взором смотрел на дальнюю стену. Он сидел так уже добрый десяток минут, и только играющие желваки говорили о том, что перед собравшимися не труп и не зависшая голограмма, а вполне живой человек.

— Итак! — проскрипел очнувшийся Ас Сэт. — Давайте еще раз. По пунктам. По порядку. С самого начала! Вы должны понимать, господа адмиралы, что если мы не дадим удобоваримый ответ, то в свете разгоревшегося скандала мне придется уйти. Со всей своей командой, то есть с вами. Нас всех «уйдут» по политическим мотивам! А в преддверии назревающей войны это будет означать лишь одно, Флот останется без единого компетентного командования, войну мы проиграем и всей Федерации придет конец.

Ас Сэт прикрыл глаза рукой и глухо продолжил.

— Этим тупоголовым членам правительства этого не объяснить, а большинство из них настолько тупоголовы, что даже в сенат их пропихивали родственники-корпоранты, подкупом и шантажом набиравшие нужные количества голосов. И именно их интересы эти болваны сейчас отстаивают. Интересы корпораций, а не Федерации. И я не смогу прикрыть дело, оставив это дерьмо вариться во внутренних проверках и расследованиях. Слишком широкую огласку получил инцидент. Слишком широкую! И если мы не отчитаемся должным образом, мы уйдем. С позором.

Ас Сэт, убрав руку с глаз, грозно взглянул на начальников ключевых служб и отделов Штаба Флота Федерации.

— Многие из вас сейчас думают «А при чем тут я?». Объясняю! Вы все — моя команда! По крайней мере в глазах Сената. И если уйду я, то уберут и вас. Одним моментом! И никого не спасут никакие заступники. Ни-ко-го и ни-ка-ки-е! — по слогам произнес Ас Сэт.

Адмиралы молча переглянулись. До них только-только стало доходить, что Ас Сэт собрал их всех неспроста. Что действительно ситуация настолько серьезна, что их всех просто уберут. Уберут! Не смотря ни на выслугу лет, ни на стаж командования, ни на прошлые заслуги. Даже те, из осведомленных, кто уже втайне примерял на себя гранд-адмиральскую должность и подумывал о кадровых перестановках, напряглись.

— Начнем снова. — Вздохнул гранд-адмирал. — Найдите объяснение, какого хшара была затеяна эта дебильная проверка нашей долбаной Академии? Кто и на основании чего выступил ее инициатором?! Какой звезды при этом присутствовал барон Риз?! На все про все у нас есть пять, от силы шесть часов. До ближайшего заседания сената. Поэтому четыре часа вам на сбор информации и два часа нам всем для составления правильной картинки произошедшего и оформления доклада.

Ас Сэт пристально оглядел каждого присутствующего, не задержавшись ни на ком взглядом больше пары секунд, но и этой пары секунд адмиралам хватило, чтобы внутренне вздрогнуть.

— Я знаю о вас все. — Ас Сэт откинулся на спинку кресла. — Я знаю, кто за каждым из вас стоит, знаю, кто вас поддерживает, кто вас пропихивает наверх и страхует на местах. Поэтому я собрал именно вас. И именно вы должны дернуть за все ниточки, растрясти все связи, но разворошить это хшарово корыто дерьма и достать из него крупинки истинной информации, которые позволят всем нам выплыть и не захлебнуться. Добытую информацию передавайте напрямую моему личному секретарю для обработки и обобщения. Господа адмиралы! У вас четыре часа. Сбор у меня ровно в три. Приступайте.

Через три часа пошли первые данные, а к исходу этого часа стали появляться и адмиралы. Когда все собрались, Ас Сэт начал совещание.

— Что ж, картина ясна. — Произнес гранд-адмирал, все это время анализировавший поступающие данные и так и не двинувшийся с места. — До начала совещания… Господа адмиралы Ас Кинн и Ас Троп, намеренное искажение вами поступающей информации в угоду вашим покровителям могло поставить под удар всех нас. Хорошо, что у меня есть свои каналы проверки. Прошу вас в срочном порядке выполнить мои поручения, исполнение не терпит отлагательств. Поручения вы найдете на своих рабочих терминалах. Приступайте.

Названные адмиралы, побледнев, встали и направились к выходу. То, что их «штрихи» были выявлены и о них объявлено прилюдно означало, что их карьере пришел конец. Не простят ни сослуживцы, ни гранд-адмирал.

Дождавшись, когда опальные адмиралы покинут кабинет, Ас Сэт продолжил.

— Для начала обрисую общую картину. Проверка была инициирована адмиралом Ас Тороком на основании заявления его сына, курсанта Ас Торока. Курсант был недоволен явным, по его мнению, завышением баллов одного из сокурсников. Мнение отца совпало с мнением сына и, к хшаровым хвостам, была сформирована эта долбаная проверка! — позволил себе скривиться адмирал. — Так как это было внутреннее дело, никто из нас не вмешался. Не то, чтобы не успел — никто и не знал ничего до того, как все дерьмо полезло наверх! Как назло в это время в Академии ошивался барон Риз. Как выяснилось, тот самый конкурент Ас Торока успел оказать ему какую-то услугу, в ответ на что барон наградил курсанта личным титулом и дал прозвище. Курсант принял и то, и то, став, в результате, Диким Котом Аст Росс. Убрать оттуда барона никто не смог, этот хитрый хшаров хвост надавил на все свои связи и получил возможность участвовать в комиссии. Тэриум из его баронства оказался слишком важен для Федерации по сравнению с такой мелочью. В результате работа пошла не так, как ожидал Ас Торок. Комиссия не нашла признаков завышения балла курсанту Коту… нынешнему Аст Россу. Примерно в то же время прилетел региональный начальник КОНКОРДа, отчего-то тоже заинтересованный в этом курсанте, и после этого все покатилось прямиком в дыру! Рассердившись за задержку выпуска, вызванную злосчастной комиссией, КОНКОРДовец принял личное участие в комиссии… результат вы знаете. Более двух третей преподавателей работало на известные семьи, завышая баллы «нужным» курсантам и занижая «не нужным». Это скандал. Это полный… скандал! Преподаватели уже уволены, но пересчет баллов дал, в дыру, убойную картину!

Ас Сэт глотнул воды и оглядел притихших адмиралов.

— Многие курсанты этого выпуска Академии по количеству баллов могут претендовать лишь на низшие должности на кораблях Флота, а некоторые вообще могут быть назначены лишь на корыта планетарной обороны. Барон Риз уже заявил, что выпускников наших школ и академий он будет приглашать на службу только после полного тестирования по учебным программам баронства. Заваривший эту кашу молодой Ас Торок оказался в их числе, как оказалось, полностью завалив тактику, профильную для офицеров Флота. Курсан… уже лейтенанта Аст Росса забрал к себе КОНКОРДовец, предложив место во вновь созданном подразделении. Вы знаете, они имеют такое право. В сухом остатке имеем: скандал с выпускниками, скандал с преподавателями, скандал с союзниками… Дыру во флотском бюджете. Многие сателлиты Федерации уже отказываются от найма наших выпускников, а вместе с этим измельчал и поток «выкупных». Что будем с этим делать, господа адмиралы? Скоро уже заседание сената, и мне надо будет как-то отчитаться… Прошу высказывать ваши мысли.

Мыслей у адмиралов было много. Седые и не очень головы прожженных карьеристов работали четко.

Провести общую переаттестацию всех выпускников за последние десять лет, отправить комиссии по всем учебным заведениям — вот только некоторые из идей, которые были оформлены в официальные пункты протокола.

Адмиралы говорили и говорили, спорили, корректировали формулировки. Гранд-адмирал только удовлетворенно кивал, его подчиненные не утратили сноровки и ясности мышления, выдавая именно то, что хотел предложить и он сам.

Результатом совещания стал целый ворох приказов, распоряжений… и развернутый доклад на почти трех сотнях страниц, с которым Ас Сэт должен был отправиться на экстренное заседание сената. А сам гранд-адмирал, удостоверившийся в правильном ходе штабной работы, думал: «Вот же хшаров курсант! Дикий Кот! Я его и ненавижу за проблемы, и в то же время уже люблю за это взбаламученное болото! Жаль, что его переманили в КОНКОРД, очень жаль! Эх… как так получается, что лучшие кадры пролетаю мимо Флота? Как?»

Просто по результатам работы комиссии, внезапно ставшей очень принципиальной и беспристрастной, Дикий Кот Аст Росс стал лучшим выпускником этого года. А по количеству набранных баллов, пожалуй, и доброго десятка последних выпусков.


13

Кот, задумавшись и нахмурившись, сидел в шикарном салоне личной яхты капитан-судьи Эрлиха, уносившей его самого и его нового работодателя все дальше и дальше от злосчастной Академии. Предложение члена совета КОНКОРДа было шокирующим… и в то же время щедрым и притягательным.

Конкордовец предложил «вольный найм», именно так неофициально назывался данный тип контракта. Новоиспеченному лейтенанту было предложено возглавить вновь созданное подразделение Флота Федерации, но относиться оно будет к флотской службе безопасности, а задачи этому подразделению будет ставить непосредственно капитан-судья Эрлих.

Офицер Флота, неподконтрольный никому, кроме самого Эрлиха. Не зависимая от причуд командования эскадра с максимально возможными полномочиями. Перезарядка и обслуживание на любых флотских базах, либо, с огромной скидкой, на всех прочих станциях, лояльных к «галактической полиции».

Единственное и весомое «но» заключалось в следующем: Кот должен был снарядить эскадру за свой счет!

Сам Эрлих, удовлетворенный проделанной им в Академии работой, искоса поглядывавший на замершего перед ним лейтенанта, выразился так:

— Слушай меня внимательно, лейтенант. Во Флоте тебе жизни не будет. Слишком многим ты вольно или невольно наступил на хвост. Тебя заклюют, съедят, подставят. Ты будешь вечно виноватым и постоянно крайним. Ты будешь последним во всех списках. Ты осознаешь это?

— Так точно, господин капитан-судья. — Мрачно отозвался Кот.

Да уж… «наступить на хвост» многим семьям у него получилось! И все равно, что проверку затеял Ас Торок, и все равно, что продажные преподаватели своими завышениями и занижениями подставились сами… Для всех виновным был именно он — тот самый камень преткновения, из-за которого все и началось! Потому, что именно из-за него в «проверке» принял участие сначала барон Риз, а затем и конкордовец Эрлих!

— Но твой стиль мне понравился, а твои баллы меня впечатлили. Я хочу сделать тебе предложение. Ты встанешь во главе флотского подразделения, но подчиняться будешь непосредственно мне. Только мне. Лично мне! У меня есть возможность и право сделать это. Только у меня будет одно условие. Снарядить и укомплектовать эскадру ты должен будешь за свой счет. — Увидев, как вздрогнул Кот, Эрлих усмехнулся. — Да-да, эскадру! Разве я этого не говорил? Не сразу, постепенно, но через год под тобой должна ходить полноценная и преданная лично тебе эскадра. А ты будешь предан лично мне, ведь я дам тебе билет в нормальную жизнь! Тебя что-то смущает?

— Да, господин капи…

— Наедине называй меня просто Эрлих, — прервал его конкордовец.

Каким бы странным это ни было, но сейчас Эрлих не вызывал у Кота дрожи. Не было того, что он испытал в карцере после возвращения из того самого рейда.

— Деньги, Эрлих. Где я возьму столько средств, чтобы укомплектовать и содержать целую эскадру?

— Я осведомлен насчет состояния твоего счета. Там, кажется, около двух сотен миллионов кредитов, так? И, насколько я знаю, выплаты по результатам расследования, начатого с твоей подачи, еще не закончились. Слишком много успели наворовать эти деятели, так что небольшой приток средств у тебя будет еще какое-то время. Так, миллионов двадцать, примерно. Ты вполне можешь позволить себе купить хороший крейсер или небольшой линкор… или действительно эскадру, но откровенного старья. А мне нужна полноценная и грозная боевая единица, а не хлам, летающий на честном слове и точечной сварке.

— Один корабль это не эскадра.

— Я буду давать тебе задания. При должной удаче и наличии головы у тебя будут неплохие призовые. Так ты согласен? Ответ надо дать именно здесь и сейчас. Второго такого предложения не будет!

— Да, согласен, господин капитан-судья! — решился Кот.

— Я не ошибся в тебе! — ухмыльнулся Эрлих. — Что ж, лейтенант! Собирай вещи… или что там у тебя есть, и шагай на стартовую площадку к моему шаттлу. Допуск я тебе дал. Не стоит лишний раз светиться перед толпой обиженных жизнью… которые считают, что обижены тобой! И смотри не попади в новые неприятности, хе-хе. Да, кстати, пока ты под моим крылом, мести Ас Тороков можешь не опасаться. Хоть и внесли они тебя в свой черный список, но тягаться со мной у них силенок маловато! Твои документы оформят без тебя, и без тебя же пришлют ко мне для оформления всех формальностей. Все, иди!

И вот теперь Кот сидел и напряженно думал, что делать дальше? Эрлих обещал помочь купить достойный корабль, но это ведь только начало… Где набрать команду? Кого взять в команду? Какие строить планы?

Кот напряженно думал.

Эрлих, улавливая отголоски эмоций своего нового сотрудника, только усмехался. Он своей цели добился. Если у Дикого Кота хватит сил, удачи и здравомыслия, то в руках Эрлиха появится прекрасный инструмент, который пригодится в будущем. Нет? Ну что ж! Значит, такова его судьба.

За долгую жизнь через руки Эрлиха прошли сотни таких «инструментов», и потеря или приобретение еще одного особой роли не сыграет.

«Кстати, Федерация готова к планируемой войне гораздо меньше, чем считалось», — мелькнула в его голове мысль. — «Если во всех учебных заведениях подобная этой академии ситуация… то им придется очень туго! Кстати, надо доложить об этом на совете. И провести проверку еще и у имперцев — вдруг у них то же самое? Хотя… имперцев в моем секторе нет, и по их проблемам пусть болят головы у других!»


14

Чем-то донельзя раздраженный техник-оружейник ворвался в тренировочный зал.

— Кейт! Так тебя хшара туда через звезду дыры жуков! Кейт! Где ты есть?! Кейт!!! Ты что, туда в поле, наделала?! Ке-е-ейт!!! — заорал он. — Выходи!! В дыру звезды хшара!! Кейт!!!

— Чего тебе? — девушка словно из ниоткуда появилась рядом с беспомощно озиравшимся техником.

Зал тренировок был довольно большим и запутанным, а техник, как и остальные технари, не очень-то жаловал тренировки, и поэтому просто потерялся, оставшись у входа и не решившись идти вглубь.

— Ты что, хшара тебе, натворила?! — еще сильнее заорал техник. — Ты что с мехом сделала, жучиная твоя натура?! Я тебе не для этого разрешение давал!! Как мне теперь обслуживание проводить, как, я тебя спрашиваю?! Ка-а-ак?!!

— Ну, во-первых, разрешение давал не ты, а капитан-коммандер Михлов. Так что, во-вторых, прекращай орать и внятно излагай, что тебе не нравится, — оборвала его Кейт.

— Ты! Ты!! — дернулся техник, но даже не подумал понизить голос. — Ты зачем заменила штатные привода своего меха на серию Ви-семь? Ты понимаешь, что батареи, даже с подкачкой, не хватит на нормальную работу?!!

— Ви-семь вполне нормально монтируются в штатные каналы. — Пожала плечами Кейт. — Штатные не позволяют показать меху все, на что он способен.

— Ты, в звезду через астероид! Ты чем думала, дыра жука?!! Прежде, чем что-то делать, надо спр… Ой!

Техник ойкнул, когда не в меру сильная девица жестко приложила его о стену.

— Я. Тебе. Сказала. Заткнуться! — четко проговорила она. — Если еще хоть раз позволишь себе обращаться ко мне подобным образом, я тебя измочалю! Из больнички не вылезешь! Понял меня, жучиная слизь?! Понял?!!

— По… Понял… — пробормотал полузадохшийся технарь.

— Если понял, объясню еще раз! — Кейт отпустила технаря. — Ви-семь прекрасно встают в штатные техканалы меха! Это раз! Они не сбоят, не зацепляются, не подтираются! Это два! И служба обеспечения готова закупать их как расходники — это три! Разрешение на это получено у кап-комма Михлова! Что еще не так?

— Но… там же крепежные узлы… И батарея еще…

— А-а-а, дружок! Так ты просто не знаешь, как их обслуживать?! — прищурилась Кейт. — И ты так и не понял, что я усиленную батарею воткнула! Все с тобой ясно! Ты в очередной раз не обновил базу!

— Я не… не… Кейт! Ты пойми! Обновление базы стоит бешеных денег! Да еще и зачет потом сдавать… — сдался техник.

— Пятьсот кредитов для тебя — бешеные деньги?! — взвилась девушка. — Ты! Слизь! Отрыжка жука! Я не спрашиваю, куда ты деваешь заработанное, но свои обязанности ты должен выполнять! А если не справляешься, так быстро вылетишь! Пробкой! Как из сброс-шлюза! Неделю тебе на обновление даю! Если мой мех через неделю не будет обслужен как следует, я сама добьюсь чтобы тебя выперли! Ты мне веришь?!

— Верю… — пробурчал техник, и добавил едва слышно. — Бешеная стерва! Ты и дохлого на ноги поднимешь и заставишь под свою дудку плясать…

— Что ты сказал? — взвилась Кейт.

— Понял я! — испугался техник. — Все понял, у меня неделя есть! Все сделаю!

— Понял он… — пробурчала девушка. — Пшел отсюда, слизень! Или, хочешь, я устрою лично тебе отдельную тренировочку?

— Не… я пошел! Времени в обрез! Дел много! Надо все успеть! — технарь выскочил в раздевалку.

— Тьфу! — сплюнула Кейт. — И откуда они такие берутся? Э-э-э… — она разочарованно помотала головой.

— Хей, злюка! — из дверей высунулась чья-то лысая голова, покрытая замысловатой вязью татуировок. — Что хотел от тебя этот выкидыш? Как и все? И что, опять не дала?

Из раздевалки послышался дружный гогот переодевавшихся десантников, а голова спешно убралась обратно, практически чудом избежав столкновения с полотном старомодной двери, висевшей на простых петлях.

— Ты это… если надоедать будет — нас зови! Мы дадим, а потом еще и догоним! Без вопросов! — голова вновь высунулась в приоткрывшуюся щель и тут же спряталась обратно, вызвав новую волну смеха и подкалывающих шуточек.

— Балбесы! — беззлобно выругалась Кейт. — Переодевайтесь быстрее! Устроим тренировку! Я сегодня без меха, так что буду радовать вас видом своей задницы, прикрытой только то-о-оненьким комбезом!

— О-о-о! — из раздевалки раздался дружный рев, перемежающийся не менее дружным гоготом.

— Но предупреждаю, кто заляпает меня слюной — пощады потом пусть не ждет!

— Да мы тебя не просто заляпаем, мы ж тебя всю зальем! Ох!

Лысая голова, вновь высунувшаяся, чтобы сказать очередную скабрезность, чувствительно получила по лбу и, охнув, спряталась обратно, вызвав новые раскаты смеха.

Кейт самодовольно улыбнулась.

Во Флоте все оказалось не настолько страшно, как рисовал вербовщик. Не страшнее, чем на открытых тренировках, когда поклонники и заказчики соревнований откровенно разглядывали тренирующихся, а потом не менее откровенно обсуждали спортсменов и спортсменок, зачастую делая недвусмысленные предложения. И ведь многие соглашались, получая выгодные предложения… Многие, но не она сама!

И «дикие десантники», которыми пугали молодежь, оказались вовсе не настолько дикими, чтобы не понимать простых человеческих слов. Поначалу, конечно, пришлось попотеть, гоняя особо настырных и доказывая, что она — как и они. Но потом все встало на свои места и пошло как надо.

Кейт снова улыбнулась.

И почему она раньше так боялась?


15

— Господин лейтенант! Сюда, господин лейтенант! Присядьте, господин лейтенант! Чашку тоника? Может, чего-то покрепче? Что еще желаете, господин лейтенант? — служащие верфи просто рассыпались в любезностях и были сверхпредупредительны, стараясь предугадать малейшее желание клиента.

Похоже, Эрлиха на этой верфи прекрасно знали, а также знали, кто он такой. Поэтому всего пары слов управляющему хватило для того, чтобы с Котом обращались как с каким-то важным толстосумом. Перед отлетом Эрлих сказал еще пару фраз, после которых на Кота стали поглядывать с еще большим интересом.

— Надо же, — подумалось ему, — всего десять минут провел на станции. Прилетел, меня высадил, что-то сказал и улетел — а со мной уже носятся, как будто я минимум президент или гросс-адмирал…

— Господин лейтенант! — в приемную вихрем ворвался управляющий, проводивший Эрлиха. — Прошу простить меня за непредвиденную задержку!

Причину этой задержки Кот сам, лично, видел сквозь толстое стекло панорамного окна, выходящего на стартовые площадки верфи. Причину звали Эрлих, капитан-судья КОНКОРД, который стартовал совсем недавно, но это не мешало управляющему тараторить, как будто из малокалиберного счетверенного артавтомата.

— Мы всегда рады подобным клиентам, даже если они могут быть просто гостями! — разливался в любезностях управляющий. — И мы всегда готовы предложить клиентам самое лучшее, что производится на верфях «Либерман спейс инжиниринге»! Вы ведь знаете, что эта верфь — наша центральная? — доверительно склонил голову управляющий. — Поэтому именно здесь и именно сейчас вы получите самый наилучший выбор в этой части галактики! Могу я предложить вам тоник? Чего-нибудь покрепче? Особое обслуживание, столь необходимое такому матерому звездному волку?

— Давайте к делу. — Сухо ответил Кот, которому совсем не по душе пришлась столь откровенная лесть.

— Конечно! — всплеснул руками управляющий. — Вы хотите оформить особый заказ? Хочу предупредить, что сроки и стоимость строительства будут зависеть от сложности проекта и…

— У меня мало времени. Давайте посмотрим, что у вас есть! — сузил глаза Кот.

— Так даже лучше! — обрадовался управляющий. — Сюда, пожалуйста! В демонстрационный зал! Здесь мы наглядно и быстро покажем все достоинства предлагаемых нами кораблей! Девочки! Хоп-хоп!

Несколько «девочек», до этого наперебой предлагавших Коту то попить, то выпить, стайкой унеслись вперед.

— Прошу! Прошу, господин лейтенант!

— Несколько вопросов. Что вы хотите мне показать? — сказал Кот, неспешно шагая по переходу.

— Мы покажем все самое лучшее! — чрезвычайно широко и дружелюбно улыбнулся управляющий. — Господин Эрлих подтвердил, что у вас, господин лейтенант, самый высший допуск! Поэтому мы даже сможем предложить вам кое-что из закрытых разделов, обычно недоступных широкой публике!

— Это хорошо, — нейтрально отозвался Кот, — я заинтересован.

Судя по всему, это «нечто из закрытых разделов» грозилось вылиться в значительное удорожание. А количество денежных средств было, в свете предстоящих расходов, весьма невелико!

Сопровождаемый идиотично-радостным управляющим, Кот наконец-то дошел до демонстрационного зала. «Девочки-хоп-хоп» уже все приготовили. «Немного перекусить», «слегка выпить» и «чуть-чуть расслабиться» уже было готово на нескольких столиках перед планшетным столом, в данный момент крутившим голорекламу верфи.

— Начнем подешевле? Подороже? — уточнил управляющий.

— Начнем с середины! — отрезал Кот.

— Как пожелает заказчик! — расцвел очередной улыбкой управляющий. — Вот, пожалуйста! Тип «Боро-Тай». Прекрасный крейсер! Обратите внимание, что от изначальной серии поколения «два-семь» остался, фактически, только корпус! Корабль улучшен, основные узлы и механизмы стоят серии «два-десять», а некоторые даже «два-двенадцать»…

— Дальше! — потребовал Кот.

— О! Господин лейтенант настоящий знаток! Вам нравятся более защищенные модели? Их есть у нас! Вот, представляю улучшенные нами «Тридэкс» и «Алколь»! Увеличенный броневой пояс, опять-таки узлы и агрегаты вместо серийных поколения «два-восемь» стоят «два-одиннадцать» и «два-двенадцать»! Эти корабли будут актуальны еще долгие десятилетия!

— Дальше!

— Конечно! Вот, представляю вашему вниманию…

— Сколько всего кораблей выставлено на продажу здесь, на вашей верфи? — бесцеремонно оборвал управляющего Кот.

— Тридцать семь, господин лейтенант! — снова расцвел улыбкой тот. — Корабли нашей верфи пользуются устойчивым спросом в силу неизменно высокого качества сборки!

— Давайте не будем тратить наше общее время. Покажите мне их все. Я выберу сам! Передайте описание и характеристики. Сюда. — Кот постучал пальцем по виску.

— Конечно, как пожелает заказчик! — улыбка управляющего несколько завяла.

Похоже, его попытка «сплавить лежалый товар» успехом не увенчалась. Лейтенант, судя по идентификатору, буквально вчера выпустившийся из учебного заведения, оказался не так-то прост!

Получив пакет данных, Кот на некоторое время отключился. Управляющий успел даже немного заскучать, когда строптивый клиент зашевелился.

— Что-то выбрали, господин лейтенант? — услужливо склонился он.

— Да, есть несколько интересных кораблей. — Кивнул Кот. — Давайте обсудим. Дайте доступ к столу.

Беззвучная команда — и вот уже Кот вывел на голограмму модель заинтересовавшего его корабля.

— Прекрасный выбор! — обрадовался управляющий. — Легкий линкор, серия «Пустошь», модель «Гнев». Только-только сошел со стапелей! Как и все другие корабли доработан нами до совершенства! Модули и оборудование поколения «два-двенадцать», можно сказать, это самый новый корабль на сегодняшний момент! Цена составит всего-то сто семьдесят миллионов кредитов! Согласитесь, для такого современного совершенства это не цена, а просто наш вам подарок!

— Не пойдет, — поразмыслив, отказался Кот.

Слишком дорого! Еще ведь надо обслужить, набрать команду, сделать несколько тренировочных вылетов со стрельбами…

— Вот этот, — повинуясь команде стол вывел еще один корабль.

— О-о-о! Это — наша гордость! — расцвел управляющий. — Индивидуальный проект! Хочу уточнить, из того самого особого раздела! Тяжелый десантный крейсер. Поколение три, позвольте заметить! Ни у кого такого нет и в ближайший десяток лет не предвидится! Был создан по особому заказу одного очень, очень влиятельного человека, ну просто очень влиятельного! Именно от него мы узнали о существовании третьего поколения и получили возможность создать этого красавца! Серии и, как вы понимаете, типа, у него еще нет. Индивидуал! — управляющий развел руками, вроде как извиняясь, но было видно, насколько он горд. — Экипаж всего шестьдесят человек, три смены по двадцать! Этого вполне достаточно для управления! Это просто чудо! Сверхвысокая автоматизация! Обратите внимание на цвет! Белый! Это не просто прихоть, это специальное отражающее покрытие брони, рассеивающее до сорока процентов при поражении высокоэнергетическим оружием! Плюс десантная палуба на роту, заметьте, полноценную роту, десанта! Сто двадцать обученных человек с полным вооружением — это вам не шутки! Для доставки всей этой, не побоюсь сказать, мощи, имеется десантный дек на шесть «пиявок». И к тому же летная палуба на четыре перехватчика… или восемь беспилотников — кому как нравится! Усиленная броня! Запас мощности составляет тридцать пять процентов! Это песня, а не корабль! И это чудо мы можем вам отдать всего-то за двести пятьдесят миллионов!

— Тяжелый крейсер за такие деньги? Даже дороже вашего прекрасного линкора?

— Так ведь третье поколение! — развел руками управляющий. — Индивидуальный проект! Эксклюзив, прямо так скажем!

— А что случилось с этим очень и очень влиятельным заказчиком?

— Внезапно умер. Погиб. — Состроил печальную гримасу управляющий. — Сами знаете, что наша жизнь полна опасностей. Вот и заказчик, оплатив нам всего тридцать процентов стоимости, попал в неприятности и умер. Такое тоже случается, даже с очень влиятельными людьми… У наследников, к сожалению, не оказалось денег, чтобы забрать корабль. Да и допуск у них…

Поняв, что едва не сболтнул лишнего, управляющий замолк, внимательно глядя на Кота. Кот же, хоть все прекрасно расслышал, давно нацепил на лицо бесстрастную маску. Управляющий, не прочитав ничего, успокоился.

— Ясно. Не пойдет, — отказался Кот.

Цена перекрывала все имеющиеся средства.

Рассматривая следующие варианты, Кот все равно в мыслях возвращался к белому кораблю. Чем-то он привлек его внимание… Хищностью своей, что ли?

— Достаточно. — Прервал он очередные разглагольствования управляющего. — Ничего достойного особого внимания у вас нет. Старье с переделками, которое доступно даже на небольших верфях. Правда, состояние отходивших некоторый срок кораблей будет несколько похуже, чем у ваших, но и цена будет более чем адекватной!

— Но позвольте! — всплеснул руками управляющий. — Наши корабли — новые! Только со стапелей! Посмотрите, какие красавцы!

— Мне нужен корабль не для парадов, а для боя! — отрезал Кот. — Как вы думаете, что станет с «красавцем» после первого же боестолкновения? Весь лоск исчезнет, останется только истрепанное судно, зияющее пробоинами и покрытое подпалинами! Вы стараетесь впихнуть мне неликвид или ширпотреб!

— Зря вы так, зря! — сокрушенно покачал головой управляющий. — Вот можете сами убедиться — через месяц из представленных вашему вниманию кораблей у нас не останется ни одного! Все они найдут своих счастливых владельцев!

— Хм… даже он? — Кот ткнул пальцем в голограмму «белого», вновь высвеченного столом.

— Ну, этот, возможно, немного задержится… — заюлил управляющий. — Вы же сами понимаете, что ценителей прекрасного не так уж и много, да и не каждый…

— Вы хотите сказать, что далеко не у каждого имеется нужный допуск? — насмешливо прервал его Кот. — А у кого есть допуск, тот отнюдь не стремится вступать в прямой бой?

— Ну-у-у… можно сказать и так. Но, в конце концов, покупатель найдется и на него! Ведь высокое качество наших кораблей известно всем!

Управляющий немного оправился от удара и перешел на свою обычную сверкающе-улыбчивую манеру общения, но Кот не собирался просто так отпускать этого пройдоху.

— Так значит, мало кому известное третье поколение так и будет стоять у вас в «закрытом разделе»? Корабль, в который вы вложили свои, скажем так, немалые средства? Сколько раз вы показывали его потенциальным клиентам? Два? Три раза? Я думаю — ни одного! Слишком специфический корабль, под слишком специфические задачи!

— В конце концов третье поколение официально выйдет в серию, и корабль найдет своего владельца! — пафосно ответил управляющий.

— И сколько пройдет лет, прежде чем падет завеса секретности? Тридцать? Сорок? Пятьдесят лет? Когда еще проведут официальные испытания, признают безопасность и законодательно дадут верфям право производить и собирать все использованные вами компоненты? — давил Кот. — Те же пятьдесят лет? Вы смеетесь? Через пятьдесят лет на стоянке ваш корабль никто не возьмет! Покупатели будут шарахаться от него, как от судна-призрака! Как же, пятьдесят лет не находился покупатель! Вы этого хотите?

— Такого никогда не случится! — управляющий вытер пот со лба.

— Это случится, если вы и дальше будете упорствовать! — припечатал Кот. — И вы потеряете вложенные в судно деньги! Просто потеряете! Это для вас — замороженные средства! Вроде бы и «вот они», и в то же время не воспользуешься! Да даже если его разобрать, вы все равно не окупите затраченных средств! Ведь вы пошли навстречу пожеланиям «очень важного человека», построив корабль практически за свои деньги? Я ведь прав?

— Что вы хотите? — сдался управляющий.

— Назначьте адекватную цену, и я возьму его, — откинулся на спинку дивана Кот.

— Двести миллионов?

— Сто сорок, и ни кредитом больше! — отрезал Кот. — Когда вы официально сможете начать продавать этот корабль всем подряд, он не будет стоить и ста. А если вы продадите его раньше… кому угодно, так скажем… Думаю, господин Эрлих очень заинтересуется данным фактом. А отследить столь заметное судно не составит труда.

— Сто шестьдесят? — с надеждой произнес управляющий. — Меньше — и я прямо сейчас нанесу себе необратимый ущерб! Мои дети станут нищими и будут проклинать столь расточительного отца!

— Ваши дети, думаю, учатся в лучших учебных заведениях, занимают ключевые посты на ваших же верфях и передвигаются исключительно на яхтах премиум-класса! Сто пятьдесят, это последняя цена! И я все серьезные ремонты произвожу только на вашей верфи!

— По рукам! — выдохнул управляющий, он же хозяин. — Давайте теперь поговорим об оснащении и вооружении корабля.

— Нет, уважаемый господин Либерман. Корабль уже всем оснащен. Вы ведь показывали голограмму готового судна, и я согласился на ваши грабительские условия только по этой причине. Я даже пошел вам навстречу и согласился повысить цену до ста пятидесяти, вместо окончательных ста сорока!

— Нет же, нет! Вы не можете так! — заломил руки Либерман. — Это грабеж! Это же тридцать миллионов! Лучшие орудия от «Соломоне вепон»! Прекрасные мощные двигатели от «Изего машинен»!

— Судя по именам… вы перечислили ваших родственников, — ухмыльнулся Кот. — Я и тут готов пойти вам навстречу, разделив горе непредвиденных потерь. Из озвученных вами тридцати миллионов я десять уже включил в стоимость судна. К сожалению, у нас вышло некоторое недопонимание, поэтому я разделю ваше горе… м-м-м… скажем, пополам. И добавлю еще десять миллионов. Итого общая сумма будет равна ста шестидесяти. И я обещаю, что никогда и никому не скажу о вашем сговоре с «Изего машинен», находящимися, кажется, в Империи, торговые отношения с которой не позволяют ввозить на территорию Федерации корабельные двигатели.

— Вы! Вы заставляете меня задыхаться от горя! — неподдельно рыдал Либерман. — Но я настолько люблю Федерацию и уважаю ее законы, что с горем и слезами приму ваше предложение! Ведь двигатели «Изего» ни в чем не уступают нашим, используют однотипные детали, но стоят в два раза дешевле даже с учетом доставки!

— Договорились! Сто шестьдесят. — поднялся Кот.

— Нет-нет! — бросился к нему Либерман. — А артпогреба? А необходимый запас провизии и прочих, важных для жизни, мелочей? Вы же не хотите умереть от голода или залетных пиратов, едва вылетев? А, в конце концов, команда для вашего нового судна? Либерман настолько щедр, что готов устроить вам все необходимое, не выходя из этого кабинета!

— Хм…

— Сидите! Сидите здесь, господин лейтенант! Я все устрою! Мне надо всего лишь немного времени, чтобы подобрать проверенных поставщиков и дать заявки в достойные конторы найма! Девочки! Хоп-хоп!

С этими словами Либерман исчез, а девочки, незаметными тенями растаявшие где-то по углам зала, оживились.

— Господин лейтенант! Выпейте тоника! Господин лейтенант! Очень, очень вкусный шеммет, попробуйте! Господин лейтенант! Вы так напряжены, так напряжены… легкий массаж шеи?

Не дожидаясь ответа, одна из девочек стала легко разминать плечи и шею. Это неожиданно оказалось настолько приятно, что Кот погрузился в легкую дрему. Практически незаметно ловкие руки массажистки стали спускаться ниже… и ниже… и ниже… Пришел он в себя от того, что кто-то легкими движениями снимал с него комбинезон.

Открыв глаза, Кот ошалел, три «девочки-хоп-хоп» массировали его практически оголенную тушку, а одна склонилась над ним с вполне явными намерениями.

— Вы напряжены, господин лейтенант, — ласково шептали они, — расслабьтесь, мы поможем вам расслабиться…

— Брысь! — рявкнул Кот, вскочив и моментально приведя себя в порядок.

Действительно талантливые массажистки, но неудавшиеся любовницы, испуганной стайкой разлетелись по углам, где и потерялись в полумраке. Через пару минут появился как будто ожидавший этого момента Либерман.

— Господин лейтенант! Я все устроил в самом лучшем виде! — с порога заявил он. — У вас будет полный комплект всего самого лучшего! Четко откалиброванные заряды, полные холодильники натуральных, заметьте, продуктов и несколько тонн пищевых расходников! Не говоря уж о максимально свежих медицинских картриджах для вашего современнейшего медотсека! Плюс ко всему полный комплект необходимых сервов для поддержания работоспособности!

— Хм… Быстро же вы справились! — усмехнулся Кот. — И какова цена ваших услуг?

— Сущие копейки! Все самое лучшее, дешевле вы не найдете! И всего-то семьдесят восемь миллионов!

Похоже, ушлый верфевладелец решил наверстать свое на «дополнительных услугах»!

— Список цен и перечень поставщиков! — потребовал Кот.

— Обязательно! Обязательно! — обворожительно улыбнулся Либерман. — Мы, честные дельцы, никогда не обманываем столь значимых для нас клиентов!

— Список!

— Вот, вот… передал! — Либерман скромно уселся в сторонке, дожидаясь, пока Кот разберется в ворохе данных.

Разобраться в груде запутанных данных было нелегко. Кот с головой погрузился в изучение запутанных схем… и разобрался. В голове, будто щелкнув, встали на место воспоминания о том, как он когда-то давно «высчитывал объемы», увязывая их с поставщиками, ценами и плечами доставки. После этого все стало предельно ясно. И это пробудило в душе ярость!

— Что ж, господин Либерман. Я вас понял! — нахмурившись, произнес Кот. — Действительно, все лучшее и действительно дешевле не найдешь. Вот только «дешевое из лучшего» и «лучшее из дешевого» это совершенно разные вещи! Вы меня поняли?

— Я… я… я что-то не совсем вас понимаю… — забормотал Либерман.

— Зато я вас прекрасно понял! — зло рявкнул Кот.

Приступ злости был почти задавлен волей Кота, но все же сам он почувствовал, как по всему его телу волосы встали дыбом. Что-то «плескалось почти у горла», требуя выхода.

— Я прекрасно понял ваш расчет, господин Либерман! — сквозь зубы произнес он. — И я не согласен ни с вашими ценами, ни с вашими методами!

Хозяин верфи вжался в свое кресло, с ужасом глядя на Кота.

— И хочу вам сказать, господин Либерман. На будущее. — Еле сдерживаемая ярость клокотала, заставляя рычать. — Прежде чем что-то делать, узнайте, против кого вы это что-то делаете! А ваши девочки пусть зарубят себе на носу, некоторые из клиентов за несанкционированные домогания… Могут! Оторвать! Им! Головы!

Вырвавшийся рык успокоил Кота, но заставил и самого Либермана, и его притаившихся «девочек-хоп-хоп» замереть в страхе.

— Я… я… простите… простите, господин лейтенант, — трясущимися губами едва выговаривал Либерман, — я… я не знал… я не думал…

— Вот теперь знайте и думайте. — Уже спокойно проговорил Кот. — А пока подготовьте корабль и выделите перегонную команду. Я вылетаю немедленно!

— Я… д-д-да… сию секунду… Уже… уже, господин лейтенант… — бормотал Либерман.

Судя по закатившимся глазам, он спешно отдавал необходимые распоряжения напрямую, без использования навороченного планшетника, так и оставшегося валяться на полу.

— Надеюсь, десяти минут будет достаточно, чтобы выполнить мои пожелания. Расчет за корабль произведу уже на борту, перед отлетом.

Кот вышел, как вышла из него и вся ярость, оставившая на губах горечь.

Если бы он «поддался девочкам и расслабился», то он, скорее всего, не стал бы досконально разбираться во всех хитросплетениях Либермановой бухгалтерии, и остался бы в дураках. Действительно, «дешевое из лучшего» и «лучшее из дешевого» это совершенно разные вещи!


16

В небольшом баре самой обычной торговой станции, расположившемся у самых доков, царило необычайное оживление, не случавшегося, пожалуй, с самого его открытия, с бесплатным угощением будущих потенциальных клиентов. Капитан недавно пристыковавшегося корабля объявил необычную для этих мест акцию: набор в экипаж! И проводить набор он решил именно здесь, в прямой видимости выходного шлюза, ведущего к «припаркованному на стреле» кораблю!

Это было и удивительно, и одновременно настораживающе. А вдруг этот самый капитан ищет «одноразовую команду»? Один вылет — и все, лови, солнце! И хорошо еще, если просто выкинет где-нибудь на окраине, а то ведь, действительно, может и того… «пешком на солнце» отправить.

Корабль притягивал к себе взгляды. Ослепительно белый, новый, и даже изящный. Не обычные неприхотливо-убогие пустотные конструкции, где внешняя красота была отдана на откуп жесткой функциональности и развесовочному расчету, а действительно законченный стремительный силуэт. Необычный.

Как ни старались знатоки, но угадать ни поколение, ни тип, ни модель никто не смог. Что-то было похоже на одно, что-то на другое, но в целом картинка никак не складывалась. Люди строили догадки.

— Может, это подновленное корыто «до-первого» поколения? — предполагал кто-то, но его сразу осаживали. — Ты что говоришь-то, дурень? Никакого «до-первого» нету! Все, что старше второго поколения — это первое! А уж первое поколение вдоль и поперек изучено, включая все нештатные переделки и вольные компоновки! Нет, не то!

— А может, это вообще что-то древнее? — высказывал свое мнение кто-то другой, но и его доводы разбивались в пух и прах. — Какое древнее? Ты на обшивку посмотри! Новье! Да и старый Зул, знаете его все, да? Что когда-то археологией занимался… кхе…кхе… Ну да, черной… но ведь археологией же! Вот! У Зула в силу его прошлых занятий база «древних кораблей» в пятерку изучена! Ну, ладно… в четверку… почти… Но все типы он знает! И он однозначно сказал «нет такого!» То есть что-то «вроде похожее есть, но — не то!». Да вон же он сам сидит! У него лично спросите! Зул, старый огрызок, ты-то что приперся?

— А вдруг капитану понадобятся специалисты по древностям? — кряхтел старый, морщинистый дед. — А я — вот он! Готовый ко всему! Да и деньжат бы… не помешало. Я ж последний раз полный цикл не вылежал, вот и постарел враз… А так я еще — ого-го!

— Да нет! Пират это! Смотри, какие обводы! Точно тебе говорю — пират! Старую команду выбили, так он за новой в наше захолустье прилетел! — предполагал третий, но и его моментально поднимали на смех. — Какой пират? Ты вообще идиот, да? Пират, да на таком корабле? Корабль же заметный, ему, как на наших корытах, идентификатор просто так не сменишь! Не, идентификатор-то сменишь, но силуэт-то останется! Заметный очень! Заметут такого пирата очень быстро, а пираты, они ж не дураки! Это ты дурак, если такое в голову пришло!

Но все сходились в одном мнении, странно все это!

Некоторые докеры видели, что с корабля сошла небольшая, по-видимому, перегонная, команда, сразу же пересевшая на другое судно и убравшаяся со станции, значит, корабль только со стапелей… но метки верфи на корабле так и не нашли! Поэтому докеры помалкивали, вернее, предпочитали помалкивать, пару раз получив в зубы от более крепких, чем они, «знатоков».

К назначенному времени бар был переполнен.

— Ну где же этот капитан? — волновались люди. — Или это шутка была?

И тут же сходились во мнении, что нет, не шутка. Объявление было передано по официальным каналам, которым можно было верить. Поэтому люди волновались, спорили… но ждали! Толпились даже «на улице», полностью забив телами прилегающие коридоры и переходы.

Через эту толпу пробирался мужчина в потертом, уже не новом комбинезоне со знаками различия лейтенанта Флота. С каждым шагом идти становилось все сложнее.

— Куда прешь? — остановил его какой-то здоровяк, в спину которого уперся лейт. — Не видишь, что ли, что забито все?

— Вижу. — отозвался лейт. — Но у меня встреча в этом баре. Поэтому я должен пройти!

— Ха-ха-ха! Да ты, видать, тоже наниматься пришел? — хохотнул здоровяк, легко, как будто бы и не было сжимавших его со всех сторон плеч, развернувшийся к собеседнику. — Думаешь, твое лейтенантское звание поможет? За что списали-то?

— Нет, не наниматься. Нет, я не списан. — Коротко ответил лейт, пытаясь двигаться вперед.

Но пытаться сдвинуть этого здоровяка было как пытаться сдвинуть голыми руками скалу.

— Не лейт… не прорвемся мы, — прогудел здоровяк, повернувшись вокруг своей оси еще раз и оглядев плотную толпу. — Да и места ограничены. Нам — точно не хватит!

— Почему ты так решил? — остановился лейт. — Что-то за тобой числится нехорошее? Что-то такое, что боишься никуда не возьмут и оттого и тратишь свою жизнь здесь, на этих задворках мира? Тебя-то за что списали?

Лейт заметил на комбинезоне здоровяка выцветшие следы колодок, говорившие о том, что владелец комбеза долгое время носил опознавательные знаки принадлежности к Флоту.

— Да дал в рыло одному… излишне навязчивому… командиру, который работать мешал. Если б я его приказам подчинился, весь корабль бы в дыру ушел. Он же перепутал новую «схему семь» со старым «вторым подводом», ну и полез… Я ему объяснить пытался, так нет — он же целый лейт! Полез показывать, как правильно делать надо. Вот и не осталось мне ничего другого, как просто вырубить идиота. Рапорт бы дойти не успел, как этот… хшаров знаток… угробил бы корабль. Сам бы угробился — ладно, но я б тоже угробился, а мне жить хотелось!

— И что? — заинтересовался лейт.

— А ничего! Он, как очнулся, рапорт сам подал! Ну, меня и загребли… прямо с вахты. Я-то, конечно, объяснил все, знающие люди меня поняли… да только вот «авторитет офицера» никто подрывать не захотел. И рапорт уже в сети висел, официальный. Я-то того лейта хорошо приложил. Шум поднимать не стали, в штрафники отдавать тоже. Как-никак, спас я корабль со всем экипажем. Оценил это капитан… Но заштрафовали конкретно, контракт «за несоблюдение» аннулировали, «черную метку» в личку впаяли да и выкинули на ближайшей станции. Как назло, на этой. А отсюда, как из той дыры, и деваться некуда.

— Надо же, какая история, — покачал головой лейт. — И давно ты здесь? Чем занимаешься?

— Да вот уже года два как. Ничо, привык уже! — хмыкнул здоровяк. — Тут подработаю, там подкручу. Жить можно, если потихоньку.

— И чем занимаешься?

— Да всем понемногу. В основном — оператор мехгрузчика. Когда получается — латаю энергосистемы разным кораблям, у которых те последние дни доживают и капитаны которых готовы довериться хоть хшарам, чтобы только долететь, а не то, что бывшему техник-сержанту второго ранга с «черной меткой»… А ты что это интересуешься? — внезапно насторожился добродушный здоровяк, сжимая кулаки. — Ты что это, жизнь мою выпытываешь, что ли?!

— Да нет, не выпытываю. Собеседую. Раз ты техник-сержант, ты сумеешь отправить свою учетку мне. Прямо сейчас. Я — тот самый капитан корабля, объявивший набор. Ну? Учетку! — спокойный, но властный голос лейта подстегнул увальня, и через пару минут лейт сказал. — Ты предварительно нанят. Официальный найм после теста на корабельном оборудовании. Справишься — войдешь в экипаж. Нет — свободен. Все честно.

— Э-э-э, — замялся здоровяк, — а как же… метка?

— А мне наплевать, — пожал плечами лейт, — главное, чтобы специалист хороший был, меня устраивал и мне же подчинялся. До того, кого ты не устроил, мне дела нет. А сейчас помоги добраться до бара. Видишь ведь — люди ждут.

— Э-э-э… да… господин лейт… э-э-э… То есть, так точно, господин капитан! — и, развернувшись, резво заработал локтями, надрывая глотку. — Дорогу! Дайте дорогу капитану! Капитан идет! Дорогу!!!


17

— Кпац! Клац! Клац! — лязгающие звуки приближались.

Бывший гордый и страшный Звездный Волк, в прошлом удачливый пиратский капитан, испуганно вжался в дальнюю стену наспех смонтированной клетки. Под ребра больно ткнулась какая-то выступающая железяка, но пират почти не обратил на это внимания — приближающееся «клац-клац» было страшнее!

В круге света появился боевой серв, выполняющий обход. Неизвестная… но эффективная модель! Десяток таких сходу захватил его корабль, ураганом сметя всю защиту и всех защитников. Шедшим следом за ними кошакам оставалось только упаковывать раненых, но еще живых пиратов. Кошакам это действо не нравилось, но они дисциплинированно подбирали выживших, впрочем, нередко даря «удар милосердия» тяжело раненным. Лишние рты кошакам явно не были нужны, видимо, действительно, с припасами было туго.

Все это Волк видел на обзорных экранах, находясь в боевой рубке. Что происходило вокруг его избитого, лишенного хода, корабля, он не видел: первым делом атакующие снесли большую часть надстроек, лишив его флагман связи и внешних камер.

Тогда он, с легкостью распоряжавшийся чужими жизнями, так и не решился нажать на спусковую скобу личного игольника, приставленного к голове… о чем сейчас отчаянно жалел!

— Клац! Клац! Клац! — серв неспешно прошествовал мимо, поводя из стороны в сторону стволами.

Волк вжался в прутья еще сильнее.

— Лишь бы не появились эти мохнатые выродки, лишь бы не появились! — мелькала в его голове мысль.

— Заждался нас, малыш? — мохнатая рука-лапа молнией просунулась меж прутьев клетки, прижав пиратского капитана к стенке и поигрывая острыми когтями у самого горла. — Поиграем?

— Нет! Нет!! Не-е-ет!!! — отчаянно заорал капитан… но не тронулся с места.

Чтобы самому напороться на как будто специально подставленные когти, нужны были решимость и сила воли. Которых у капитана не было. Сила была. Воли — в достатке. Именно они позволили подмять под себя пиратскую вольницу и с легкостью отправлять подчиненных на смерть. Но вот силы воли — не было…

— Ну что же, малыш, — промурлыкало это животное, тихо подкравшееся с неожиданной стороны, — поиграем!

— Нет, нет! Не надо! — зарыдал капитан. — Что вы от меня хотите?

— Просто поиграть! — оскалилась… кошка. — Больше нам нечего хотеть от предателя. Ты предал свое слово, ты предал наш договор, ты предал бы всех, будь у тебя такая возможность. Но такой возможности у тебя больше не будет! И поэтому мы просто поиграем!

Кошка в предвкушении зажмурилась.

Волк умел и любил причинять боль, но вот собственной боли боялся. А «игры» кошаков заключались в том, что собравшиеся подростки гоняли его по всему большому помещению с клеткой и по ближним коридорам и переходам корабля, куда ИскИн давал доступ. Догоняли, ловили, отпускали и вновь догоняли. «Слегка царапая добычу», как они выражались. То есть, не задевая жизненно важных органов и не давая умереть от потери крови. Они причиняли боль. Боль! БОЛЬ!! И капитан в ужасе бежал и бежал, бежал и бежал, бежал и бежал…

Вконец загнанного, его полностью вылечивали, запихивая в медкапсулу, и вновь сажали в специально для него сваренную клетку. До следующей «игры».

— Нет! Нет! Не надо! Не хочу-у-у-у!!! — завопил бывший Звездный Волк, обмочился и потерял сознание.

— Фу, мерзость какая! — брезгливо отдернула лапу кошка.

— И долго нам еще играть? — рассерженно зашипела она. — Никому это не нравится! Ни ему, ни, тем более, нам!

— Я думаю, он почти готов. — Спокойно произнесла соткавшаяся рядом с кошкой голограмма. — Спасибо Сайна!

— Пф-ф-ф! — фыркнула кошка. — Куприн! Если бы я не знала тебя раньше, я бы решила, что ты просто больной маньяк!

— Ты сама знаешь, что это необходимо, — ответила голограмма, — психотип данного… хм… индивидуума, так скажем, показал, что он очень боится боли и расплаты за свои деяния. А совместив одно с другим, добавив вечный полумрак вокруг места заключения и лишив его чувства времени, мы в кратчайшие сроки достигли нашей цели. Всего три дня — и он уже боится до обморока. Он сдаст нам свою станцию с потрохами!

— Эш-ш-ш! — оскалилась кошка. — Все равно это урон нашей чести!

— Ты предпочла бы, чтобы мы потеряли еще несколько кораблей и несколько сотен твоих братьев и сестер, атакуя в лоб? Прорвать укрепленную и активированную оборону даже обычной торговой не так-то просто, а уж станции пиратов, ежедневно ожидающих и успешно отбивающей все атаки конкурентов, так вообще нереально! — жестко сказал Чейз. — В этом случае вы могли бы просто шагнуть в шлюз, чтобы не тратить зря ресурсы. Их и так осталось слишком мало!

— Все же их корабли мы раскатали быстро! — скривилась Сайна.

— Они просто не ожидали ответной атаки, — спокойно ответила голограмма. — Судя по опросам пленных, они думали найти здесь полуживое старое корыто с небольшой горстью мрринов и полными трюмами добра. А этот их капитан вообще пошел на подлость, ведя переговоры о торговом обмене и скрывая свои истинные цели до последнего момента. Причем многие были с ним полностью согласны! И с этим дерьмом ты хочешь воевать честно?

— Многие, но не все!

— Не все, это да. — Согласился Куприн. — Но подавляющее большинство — поддерживали. Соберись, Сайна! Осталось совсем немного — и этот выродок сам проведет наши корабли через все пояса обороны! А нетронутая станция это совсем не то, что избитая выстрелами орудий! Ты знаешь, что мы давно урезали суточные пайки вполовину. Еще немного — и у бойцов не будет сил даже на очередной вылет, не то, что на штурм! Нам нужна хотя бы временная база. Нет, она нам не просто нужна, она необходима! Ты единственная из мрринов можешь сделать это. Так сделай!

— Я все это знаю… знаю… Но как же противно…

— Я обещал вас вывести — и я вас вывел! С боями, с потерями, с трудом — но вывел! Не подвел! Не подведи же и ты! Ты последняя надежда своего народа и примкнувших к вам людей. Мы же… — Куприн хмыкнул, — мы же, ты это знаешь, нуждаемся только в энергии. А вы — в кислороде, питании, медицине, пространстве. Поэтому — не подведи! Осталось совсем немного. Потерпи!

— Я сделаю это! — кошка гордо вскинула голову. — И пусть потом шипят мне вслед… Я доведу дело до конца!

— Вот и молодец. — Буднично произнес Куприн. — Я в тебе не сомневался, как не сомневался в тебе и сержант Кот. Продолжи эту… игру. Ты хорошо справляешься.

— Тьфу, псш… Да и ты неплохо себя держишь! Надо же, ты показал себя не только хорошим командиром-тактиком, но и политиком!

— Да уж, никогда не думал, что мне придется уговаривать помешанную на чести мрринку, — поморщился Куприн. — Но что только не сделаешь, лишь бы выполнить данное обещание!

— Признайся! Мы ведь тебе не безразличны! И ты вовсе не так отстранен и холоден, как старался показать нам все это время! — прищурилась кошка.

— Датчики показывают, что пациент готов очнуться, — отвернулся Куприн.

Голограмма растворилась. На полу клетки застонал пиратский капитан. Сайна вновь растворилась в полумраке, чтобы спустя некоторое время подкрасться к очнувшемуся Звездному Волку.

— Ну что, малыш? Поиграем?

Через несколько часов Звездный Волк был готов сдать всех с потрохами, что и сделал в обмен на обещание «отпустить и больше не играть». И еще через сутки станция была захвачена.

Всплывший после прыжка неизвестный корабль вначале перепугал диспетчеров, объявивших общую тревогу… Но вышедший на связь Волк успокоил всех, сказав, что эскадра осталась «дочищать» место боя, а сам он ведет трофей домой. Полтора часа лета, стыковка… и в открывшиеся шлюзы хлынула волна мрринов и боевых сервов! Еще через полчаса все было кончено.

Наслушавшись откровений плененных пиратов и насмотревшись «любимых видео», кошаки не щадили почти никого. Совсем «ни к чему не причастных» на станции не было. Лишь немногие из бросивших оружие сохранили жизнь. Для мрринов пираты были «лишенными Чести», то есть теми, кому и жить-то не стоит. А Куприн с другими свободными ИскИнами, управлявшие боевыми сервами, просто и незатейливо зачищали всех. «Пиратам — смерть!». Так, в свое время, было заведено в их Империи. И они не собирались пересматривать свои взгляды!


18

По результатам собеседования и тестового запуска оборудования на борту корабля осталось только тридцать технарей. Этого количества людей едва-едва хватало на полторы полноценные вахты, но деваться было некуда.

«Видимо, придется урезать вахтенных вполовину», — от осознания этого факта Кот страдальчески поморщился, — «по десять человек смена, мало!»

Но деваться было некуда. Из всех собравшихся и «предварительно нанятых» только эти специалисты представляли из себя хоть что-то, остальные же оказались никуда не годными специалистами. Среди прошедших тесты Кот с удивлением увидел и того самого здоровяка, так хорошо пробившего ему дорогу к бару.

Если честно, он мысленно успел списать со счетов добродушного бывшего техник-сежанта и так же мысленно попросить у него прощения за несбывшиеся надежды. Но здоровый, как медведь, техник переминался с ноги на ногу среди оставшихся. Сам Кот участвовал в «окончательном отборе» постольку-поскольку, по большей части контролируя ведение «тестов» из командной рубки и прислушиваясь к ровному голосу бортового ИскИна, по приказу капитана все мощности бросившего на оценку не «виртуальных знаний», нет, а реальных умений специалистов!

Гул голосов стих, едва лишь Кот появился на палубе.

— Становись! — Спокойно приказал он. — Смирно!

Как положено выстроились, ну, или попытались это сделать, едва ли треть технарей. Остальные же бесформенной кучей застыли на месте, не зная, как правильно реагировать на приказ.

— Техник-сержант! Да, ты! — палец Кота ткнул в здоровяка. — Как твое имя?

— Техник-сер… э-э-э… Динкер, господин капитан. — Прогудел здоровяк.

— Будешь старшим среди этой толпы, техник-сержант. Возвращение звания подтвердишь делом. — Кивнул Кот. — А пока что построй это стадо. Смотреть тошно!

Туда, сюда, здесь тычок, там шлепок — и через пару минут перед новоиспеченным капитаном корабля стояло уже хоть какое-то подобие строя.

— Господин капитан! Техническая секция построена! — гаркнул Динкер.

— Вольно! — Кот прошелся вдоль строя, вглядываясь в лица.

В своем потертом комбезе он выглядел невзрачно, но люди обходили этот момент стороной. Как же — он же наниматель! Капитан! В чем хочет — в том и ходит! И лишь в нескольких глазах Кот увидел понимание: капитан не сидел сложа руки в рубке, а сам, лично, облазил все закоулки корабля. Отсюда и потертости, и несколько свежих пятен смазки. Хмыкнув, Кот замер перед строем, заложив руки за спину и покачиваясь с пятки на носок.

— В общем так! — начал он. — Говорю вам сразу: корабль — боевой! Нанимаю вас я, плачу я, звания даю я, но звания утверждать будет штаб Флота. Так что не надейтесь, что завтра же получите официальное подтверждение. Оклад как во Флоте, по утвержденному мной званию, без ожидания подтверждения. Боевые, походные, вахтовые надбавки прибавляются к окладу. Призовые делятся между всей командой по кодексу наемников. С этим ясно?

— Ясно, господин капитан! — вразнобой ответили ему.

Динкер лишь покосился на новых подчиненных.

— Скажу еще раз, корабль — боевой! У меня на судне признается лишь одно: дисциплина! Я сказал — вы сделали! В небоевой обстановке, если вы видите более оптимальное выполнение моего приказа, докладываете мне — и делаете! В боевой обстановке — делаете именно так, как я сказал! Выпивка и иные… средства… на моем корабле — запрещены! Выловленные будут немедленно списаны и оставлены на ближайшей станции! Выловленные во время боевого вылета или несения вахты будут дожидаться этой самой ближайшей станции в карцере. Ясно?

— Так точно, господин капитан! — первым рявкнул Динкер, заглушая подчиненных и подавая им пример.

— Хорошо. — Кивнул Кот. — Повторю в третий раз, корабль — боевой! Поэтому просиживать комбезы в портах мы не будем. Мы раз за разом будем ввязываться в схватки, воевать, ходить на абордажи. В бою участвуют все. Техники должны быть готовыми поддержать силы десанта как технической поддержкой, так и оружием. Поэтому тренировки, тренировки и снова тренировки. Это ясно?

— Так точно, господин капитан! — снова рявкнул Динкер, но остальные, Кот это видел, почти все промолчали.

— Не согласные… Шлюз — там! — он ткнул рукой в направлении выхода. — И лучше сделайте это сейчас, пока не подписали контракт! Я знаю, что вы — лучшие специалисты на этой станции и легко вернетесь к своей привычной работе. Но разве вы не хотите узнать вкус побед? Посмотрите на этот корабль! Такого ни у кого нет! И, наверное, ни у кого и не будет! — Кот ни разу не лукавил, ведь к моменту официального запуска «третьего поколения» будут отработаны оптимальные серийные модели, и «эксклюзивный корабль» по завышенной цене вряд ли кто закажет. — Разве вы не хотите получить свою долю «приза»? Разве вы хотите и дальше прозябать в этой дыре, имея лишь призрачные шансы убраться отсюда подальше? С теми, кто останется, мы заработаем собственное грозное имя и деньги. Но я не буду обещать спокойной жизни! Имя и деньги зарабатываются только потом и кровью! Чужой и… своей. Кто не готов — вон отсюда!

Из строя, поколебавшись, вышли пяток человек и, оглядываясь, направились в сторону шлюза.

— Что ж! Хорошо! — Кот даже не посмотрел в сторону уходящих, как будто их и не было. — Дух в вас есть! Тогда слушайте дальше: я не люблю лишней крови и, тем более, крови своих людей. Я никогда не буду отправлять вас в бессмысленные атаки, закрывая вами оплошности штурмовиков. Техники — не те люди, чтобы просто бросать их в мясорубку боя! При штатном абордаже, а таких, я уверен, будет большинство, если не все полностью, вы, технари, пойдете в бой только по собственному желанию! Только за «штурмовой» надбавкой! Но я выпущу вас только после того, как вы сдадите мне все, я повторю — все зачеты. Мои зачеты! Ясно?

— Так точно, господин капитан! — уже дружнее и веселее отозвались оставшиеся.

Трое из ушедших ранее, задержавшиеся у выхода, повернули обратно и попытались пристроиться в конце шеренги.

— Я вас не приглашал! — резко повернулся к ним Кот. — Вы сделали свой выбор! Марш отсюда!

Двое вздрогнули, как от удара, и развернулись, но третий остался.

— Я сказал — марш отсюда! — повысил голос Кот.

— Господин капитан! — упрямо склонил голову оставшийся. — Я совершил ошибку, решив уйти. Прошу принять меня обратно!

— Ошибку, говоришь? — оскалился Кот. — За ошибки платить надо! Вот именно сейчас ты расплатился местом в моей команде!

— Господин капитан! Прошу — возьмите в команду!

— Хм… — задумался Кот.

Подготовленные люди были нужны.

— Я готов платить за свои ошибки. — Сказал оставшийся.

— Платить, говоришь… — Идея пришла внезапно. — Ты готов подписать контракт на половинных начальных условиях? — вкрадчиво произнес Кот. — И ты готов, в дополнение к основным обязанностям, войти в штурмовую бригаду в качестве постоянного оператора серв-поддержки второй линии? Абордажникам нужна будет качественная поддержка! — как он вспомнил, оставшийся упрямец демонстрировал хорошие навыки в управлении сервомеханизмами. — Что скажешь на это предложение?

Техник поиграл желваками, немного подумал… и упрямо вскинул голову:

— Готов!

Строй задержал дыхание.

— Что ж! Ты нанят! С одним условием. Сейчас ты расскажешь, громко, при всех, те причины, по которым ты сначала ушел, а потом вернулся. Это должны слышать все. Так будет правильно. Тебе с ними служить, воевать, прикрывать спину, если понадобится. И я думаю, что все они хотели бы знать, не поменяешь ли ты мнение снова, но уже в бою! М-м-м?

— Я решил, господин капитан, что вы набираете просто «мясо», пользуясь нашим не самым лучшим положением. — Техник говорил ровно, не опуская взгляда. — Новый корабль с запоминающимся внешним видом, капитан которого — свежий лейтенант. Я решил, что ты подставной, набирающий разовую команду для какой-то громкой акции, причем тот, кто дал деньги и диктует условия, собрался прокрутить это за счет наших жизней. Поэтому я ушел.

— И почему же ты вернулся? — сузил глаза Кот.

— Я изменил свое мнение. Подставной не сказал бы таких слов, продолжая накачивать всех шелухой обещаний про «громкое имя, большие деньги, почести и славу». Так про бой и кровь своих людей мог сказать лишь тот, кто прошел через все это и не хочет повторения для своих людей. — Упрямец, интонацией выделив слово «своих», продолжал бурить Кота взглядом. — И я хочу спросить, господин лейтенант… Сколько боевых?

Кот помолчал, глядя будущему подчиненному прямо в глаза. Вообще-то капитан… капитан корабля… Но да — лейтенант.

— Больше пятидесяти. — Отрывисто бросил он. — Динкер! Это — твой зам! Разбейте людей по вахтам! Вольно! Разойдись!


19

Дмитр Ван Крыж, «Предвестник Встречающих», лениво потягивал коллекционное вино из высокого бокала. За прошедшее время его организация разрослась до неимоверных размеров, насчитывая сотни миллионов последователей. Конечно, был и отток, хватало и разочаровавшихся, но приток все еще перевешивал. И с управлением все наладилось — на всех значимых местах давно уже стояли верные только Дмитру люди.

Изначальная позиция организации, «никаких пожертвований», осталась прежней, но пытливые умы нашли выход из ситуации. Пожертвования никто не брал… но была организована «очередь прошений», где за небольшую плату каждый, желающий от Спящих справедливости, мог за небольшую плату передвинуть именно свое прошение «чуть выше», увеличивая возможность скорейшего выполнения своих чаяний. Деньги текли бурной и полноводной рекой! Да и сам «предвестник» немного изменился: он раздобрел, обзавелся привычкой окружать себя всем самым лучшим и едва ли не ежемесячно проходить полный «курс реабилитации», омолаживая организм и вливая в него новые силы.

— Предвестник! Пришли посетители. — Над столом соткалась голограмма молоденькой девочки-секретарши, скромно потупившей глазки, но исподволь бросавшей лукавые взгляды в сторону Дмитра.

Предвестник не любил ИскИнов, поэтому его окружал только живой обслуживающий персонал!

«Новенькая? М-м-м», — подумал он, но вслух лениво спросил: — Им назначено?

— Да, предвестник! — мелко заморгала секретарша. — Запланированная встреча с главами поисковых ветвей.

На эмблеме «Встречающих», которую Дмитр составлял лично, было нарисовано дерево с густой кроной, могучим стволом и ярко выраженными корнями, опирающееся на яркую землю, составленную из множества мельчайших крупинок. Земля изображала Спящих, корни — Говорящего, могучим стволом был сам Предвестник, а ветки и листья — прочими членами. Символизм.

— Пусть проходят в зал. — Величественно повел рукой Дмитр, вставая и подходя ближе к столу.

Девочка ему понравилась.

«А она очень даже ничего», — подумал он, обходя голограмму и всматриваясь в мельчайшие детали. — «Тяжело все-таки быть главой открытой организации, ох и тяжело! Сплошное напряжение, сплошные нервы! Огромное напряжение, просто огромное… Надо пригласить ее… после собрания!»

Секретарша, заметив внимание со стороны влиятельного предвестника, мило заморгала еще чаще, вовсю стреляя глазками. Как у нее получалось делать все одновременно, и скромно потупиться, и мило моргать, да еще и стрелять в его сторону заинтересованными взглядами, Дмитр так и не понял.

— Я иду! — сообщил он, накидывая тяжелую мантию.

— Я оповещу! — голограмма исчезла.

«Нет, определенно! Надо пригласить ее после собрания!» — решил Дмитр.

Ничего нового на собрании сказано не было. Сержант по имени Кот бесследно исчез. Даже завербовавшиеся во Флот члены ветвей не смогли найти ни единой зацепки о его местонахождении.

— Ищите, братья мои! Ищите! — провозгласил Дмитр, заканчивая собрание. — Пусть младшие братья стараются, растут в чинах и должностях! Пока они слишком малы, чтобы узнать все, что нам нужно! Он где-то рядом, я это чувствую, как чувствую приближение Спящих! Ищите!

Главы «ветвей» дружно встали, ожидая, пока главный выйдет.

— Зайди… чуть позже, — улыбнулся Дмитр секретарше, проходя мимо.

— Да… предвестник… — жарким шепотом ответила та.

Судя по всему, девица прекрасно поняла, зачем ее зовут. И, судя по всему, именно этого она и добивалась!


20

— Это дерьмо! Полное дерьмо! — голограмма Куприна застыла в центре зала собраний.

Он перехитрил самого себя! Пиратская станция, оборону которой оцифрованный офицер боялся не прорвать имеющимися силами, для чего и затеял всю эту игру с пиратским капитаном, оказалась полным ничтожеством.

— Ну и что вы улыбаетесь? Что? — накинулся Куприн на мрринов. — Что не так?!

— Все так! — проговорил скалящийся мррин. — Мы взяли, что хотели!

— Куприн, успокойся! — властно сказала Мать. — Лучшего, я так понимаю, мы не найдем!

— Но это убожество! Как на этом… этом… Как на этом можно построить нормальную оборону?! — Куприн всплеснул виртуальными руками.

— Ну, люди ведь как-то жили. — Мать пожала плечами. — И даже успешно отбивались от налетчиков. Зато теперь у нас есть база.

— База? Это — база? Ни запаса материалов, ни запаса продовольствия, ни хоть мало-мальски нормальных исполнительных механизмов! Мы ведь задержимся тут на неопределенное время!

Судя по всему, ИскИн поддался своим человеческим чувствам и почти потерял способность логически мыслить. Кошка Мать, пошептавшись с Сайной, легко подтолкнула ту вперед, Сайна была единственной среди всего человеческо-мрринского экипажа, кто достаточно легко находил общий язык с ИскИном.

— Куприн! Постой! — окликнула голограмму Сайна. — Зачем нам двигаться куда-то дальше?

— Я дал слово вывести вас! — на мгновение повернулся к ней ИскИн. — А теперь вы на боевых кораблях будете вынуждены охранять оставшихся, а я не могу рискнуть базовым судном для того, чтобы доставить вас к людям!

— Куприн! Мы уже вышли! — мягко произнесла Сайна. — Услышь меня! Мы вышли!

— Сайна права, Куприн! — поднялась с места Мать. — Ты выполнил свое обещание! Дальше мы не пойдем.

— Куда вышли? В это захолустье? — ИскИн ткнул рукой куда-то в сторону далекого борта.

— Зато здесь уже живут люди и нет арахнов. Значит, ты вывел! — философски заметила Мать.

— Как это не пойдете? — до ИскИна вдруг дошел смысл сказанного старшей кошкой.

— Мы дальше не пойдем. — Спокойно ответила Мать. — Нас вполне устраивает это место.

— Но здесь же ничего нет! Здесь беззаконие, пиратская зона!

— Когда вы с коллегами просеяли базы данных станционного ИскИна, вы сказали, что система богата ресурсами. Работать мы умеем. — Парировала Мать. — Воевать, как ты знаешь — тоже! Что представляют из себя корабли нынешних пиратов, ты и так уже видел. Не им тягаться с нами. А по поводу нападений… ты уверен, что государства людей примут такое количество переселенцев? Мрринов? С боевыми кораблями? Я думаю, что первое, что они сделают, так это постараются нас разоружить. На это мы никогда не согласимся. И что останется? Война? С людьми? Это будет хуже, чем с арахнами. Те хоть нападали только после экспериментов Архитектора.

— М-да… Ты права. — ИскИн нахмурился. — А что делать нам? Боевые корабли — ваши, под нашим командованием остался только базовый. Вы нас откровенно недолюбливаете, мы вас, честно говоря, тоже.

— А так ли это, Куприн? — влезла прищурившаяся Сайна. — Мы уважаем вас, оцифрованных, за ваши несомненные достоинства: постоянную бдительность, холодную рассудительность, трезвый расчет. Мы от вас не отказываемся, мы приняли вас.

— Под вашим командованием мы потеряли намного меньше сестер и братьев, чем это было бы без вас. Мы приняли вас. — Подтвердила Мать. — И мы готовы сотрудничать и жить с вами бок о бок и дальше.

Кошаки, представляющие боевые корабли, согласно закивали.

— А вы? — вновь выступила Сайна. — Так ли ты уверен, что мы действительно вам неприятны?

— Я нахожусь в постоянной связи с другими ИскИнами, — холодно ответил Куприн, — и я прекрасно осознаю их чувства по отношению к вам.

На последних словах Куприн немного сбавил гордый тон… Растерялся.

— И… мы готовы принять вас в нынешнем статусе. — Через пару мгновений продолжил он. — Лучших, чем вы, бойцов под нашим командованием никогда не было. А после многих боев во время пути сюда, когда бойцы сами шли в бой, по своей воле, а не вынуждено подчиняясь приказу, мы приняли то, что вы не марионетки в чужих руках, а партнеры. Мы рады, что вели вас в бой, что сражались вместе с вами.

Похоже, сейчас голограмма говорила «за всех» ИскИнов.

— Мы готовы оказать всю посильную помощь в организации обороны. Мы готовы остаться с вами на прежних условиях. В нашем нынешнем статусе в современных государствах людей нам не найдется места.

— Я надеялась на это. Нет, я была уверена в этом! — торжествующе сказала Мать. — Сержант Кот хитрец! Он был прав, разделив тактическое и стратегическое командование! За время долгого пути и совместно проведенных боев мы стали как две половины одного целого. И лучше быть одним целым, чем двумя половинами!

— Однако, — Куприн единолично вернулся к управлению голограммой, — такого я даже не ожидал. Слишком уж долго и упорно мы замалчивали этот скользкий вопрос, только сейчас открылись. Да, я со всеми согласен. Начнем работу?

— Начнем. — Согласилась Мать.

Начальники людской части населения-команды, вроде бы не принимавшие участия в этом обсуждении, только ухмылялись. Хитрая кошка, втайне от вроде бы вездесущих ИскИнов, обговорила все с ними заранее.

— Часть ресурсов, необходимых для ремонта, мы добудем, — задумчиво произнес Куприн, включившийся в работу, — а часть… — голограмма улыбнулась, — а часть принесут нам конкуренты-пираты! Они ведь не оставят попыток захватить станцию! А их корабли и станут самостоятельно пришедшими к нам ресурсами! Так давайте приготовим им горячую встречу! Все, на чем они прилетят, пойдет в дело!


21

Вот уже третий день капитан так взбудоражившего станцию корабля совершал странные маневры по системе, то разгоняясь, то замирая на месте, а то и выделывая непонятные кренделя. Видавшие виды диспетчеры вовсю наблюдали за непонятными эволюциями, отвлекаясь только на проводку достаточно редких в этой глуши кораблей. Своими наблюдениями они с удовольствием делились с желающими, меняя свои рассказы на «кружку слабого» или «рюмку горячего».

Наконец маневры закончились, а белый красавец прямым ходом направился к причалу. Но, пристыковавшись, корабль не спешил открывать переходные шлюзы, заставляя любопытных докеров изнывать от нетерпения, ожидая хоть кого-то, кого можно было бы расспросить.

Кот в это время разговаривал с экипажем, рассевшимся в столовой.

— Ну, что я могу сказать, — лейтенант вышагивал между рядов, разглядывая уставшие, посеревшие лица, — ходовые испытания можно признать успешными. Команда, даже в таком, сильно усеченном, составе, прекрасно справилась со своими задачами. Я спокоен за судьбу корабля. Мы дойдем до любой точки в пределах трехсуточного перехода.

Уставшие люди лишь вяло кивали в ответ. Да и сам Кот выглядел не лучше подчиненных, даже хуже, отстаивая по нескольку вахт кряду. Управлять крейсером мог только он. Пилотов среди технарей не было.

— Сейчас мы все отдыхаем. Сутки. Мы это заслужили. — Кот присел на свободный стул. — Если у вас есть, что забрать — забирайте. Если у вас есть, что доделать — доделывайте. Через сутки мы пойдем дальше.

— Куда пойдем, капитан? — спросил кто-то. — Команда слишком мала.

— Как раз в трехсуточном переходе есть крупная станция с региональным отделением конторы найма, — Кот пожал плечами, — туда и направимся. Надо доукомплектовать экипаж, набрать абордажную группу.

Смысла скрывать маршрут не было. Не боевой ведь вылет — обычный рутинный переход.

— Там же закупим недостающих сервов, личное вооружение и защиту, заполним склады и баки… Да много чего нам надо. Пока что мы не готовы к каким-либо самостоятельным действиям. — Кот устало потер глаза. — Так что отдыхайте. Контракты с вами подписаны, первые выплаты я уже произвел. Единственная просьба — спать возвращайтесь на корабль. Я не хочу недосчитаться хоть кого-то из вас перед вылетом.

— Капитан, а может есть смысл немного пополнить команду снова здесь? — приподнял руку «тот самый упрямец», на поверку оказавшийся весьма грамотным и ответственным специалистом. — И в абордажную группу, мне кажется, можно набрать людей. Ты ведь интересовался лишь технарями, тебе было важно ходовые вахты набрать. Есть толковые парни, оставшиеся «за бортом» только потому, что не подходили под твои запросы или просто ничего сложнее ручного оружия в руках не держали.

— Если «своего» оружия, то лучше пусть и дальше остаются здесь, — вяло пошутил Кот, вызвав такие же уставшие улыбки. — А если ты про боевое, то пусть приходят… часов через шесть, или даже восемь. Сейчас я не в состоянии с кем-то серьезно разговаривать.

— А еще технарей? — вновь подал голос все тот же «упрямец». — Есть люди, которые сначала не поверили тебе из-за тех же мыслей, что и я. А есть почти готовые специалисты, которые точно справятся с делом, но еще не имеют подтверждающей записи в учетке.

— Веди всех, — махнул рукой Кот, — поговорим. А сейчас все свободны. Шлюзы разблокированы. Отдыхайте. — И добавил чуть слышно. — Да и я отдохну…

— Да, капитан.

Люди вяло поднялись и стали разбредаться, лишь «упрямец» задержался рядом со своим капитаном. Кот поднял голову. Как же его… А! Минош! Хороший техник, немного механик, оператор сервов, вполне профессионально одновременно управлявший двумя машинами.

— Куда приводить людей, капитан? — спросил он.

— Давай… в тот же бар. Через восемь часов. — Ответил Кот.

Больше ничего в голову не пришло. Его занимало лишь одно желание: спать, спать, спа-а-ать…


22

Противный зуммер, слышимый только самому адресату, жужжал непрерывно, разгоняя сон и побуждая встать. С трудом поднявшись, так и не выспавшийся как следует Кот отдал вполне осознанную команду прекратить это издевательство, тут же с некоторой тоской вспомнив «штрафной будильник». Тот разгонял сон моментально и необратимо, заставляя вскакивать как ошпаренному… Именно это и надо было сейчас, перед встречей с новыми потенциальными членами команды!

Приведя себя в порядок, Кот скосил глаза на время. До назначенной встречи оставался всего-то десяток минут. Следовало немного поторопиться, чтобы не получилось как в прошлый раз. Правда, такого наплыва желающих больше не будет, но… в жизни случается всякое. Вновь так безбожно опоздать капитан не желал.

В баре, действительно, было немноголюдно. То ли этот бар с «серв-барменом» не пользовался особой популярностью, то ли просто время было неурочное, но внутри находился только Минош с десятком товарищей и пара-тройка случайных посетителей.

— Приветствую, капитан! — поднял ладонь Минош. — Вот те люди, про которых я говорил.

— Что ж, — Кот потер глаза, — подходите по одному, побеседуем.

Само собеседование не отняло много времени, люди действительно знали толк в войне. Только с двумя технарями, оказавшимися учениками Миноша, было немного сложно. Минош гарантировал наличие у них знаний, никак не отраженных в учетной карте, но проверить было необходимо. Слову совсем недавно нанятого «техника» Кот не очень-то и доверял. Не был похож Минош на обычного технаря, ну вот не был — и все тут!

Сам же Минош, пристроившийся рядом и изредка комментировавший слова собеседуемых, выжидательно смотрел на лейтенанта.

— Предварительно наняты, — принял решение Кот, — но смотреть на их умения я буду лично. Осталось решить вопрос с учетками. Деньги на официальные зачеты есть? Иначе работать не смогут, ты сам это знаешь.

— Нет, — отрицательно покачал головой Минош, — пустые давно.

— Хорошо. Деньги дам. Потом отработают.

— Капитан, есть еще несколько человек в абордажную группу, — протянул Минош, — но они также, как технари, официально не аттестованы.

— Лишних денег нет, — отрицательно покачал головой Кот. — Еще много закупок предстоит. Броня, вооружение, расходники, сервы… список бесконечен. И это все дорого.

— Гхм… простите, что лезу не в свои дела, — кашлянули рядом. — Лейтенант… капитан, если позволишь себя так называть… А так ли тебе нужно покупать только новое? Ведь можно все найти в прекрасном качестве, но гораздо дешевле.

Кот повернул голову. Недалеко от них сидел морщинистый посетитель, щуря хитрые и умные глаза и показательно покашливая в кулак.

— Зул! Ты-то что лезешь? — поднял бровь Минош.

— Подожди, — остановил технаря Кот. — Ты что-то предлагаешь? Сразу говорю, нелегальный товар не интересует!

— Хех, — почесал голову старик. — Я предлагаю варианты. Ничего нелегального, все по закону и официально. Но — дешевле.

— Слушаю тебя.

— Капитан… возьми в команду! — неожиданно предложил дед, заставив Кота опешить. — Не смотри на меня так. Я крепок еще. Денег не хватило, просто не долежал я в капсуле положенный срок. Вот и, видишь, поморщило меня немного. Так-то мне сто десять всего, слабоумием не страдаю!

— В команду… А что ты предложить можешь? Что умеешь?

— Так… обеспечением же нужно заниматься. — Пожал плечами дед. — Если с твоим, капитан, подходом, так и разориться недолго. А я как раз этим и займусь.

— Сначала я должен выслушать твои предложения, — кивнул Кот, — а потом решу, нужен ли в команде чистый только снабженец или нет.

— Я вот что предлагаю, — дед подумал, подумал, и решил все-таки раскрыть карты. — Периодически на флотских складах проводится распродажа «вылежавших срок» запасов. Ну и всяких там трофеев или излишков собственного вооружения. Аукцион флотские проводят. Если за пайки и прочее «доступное всем» имущество драка идет отчаянная, то на броню, вооружение и боезапас покупателей-то, считай, и нет. Нелегально такой товар не перепродашь, проблем потом по горлышко отхватишь, а «чистым» покупателям такое не надо. Поэтому закупаются там только официально зарегистрированные команды наемников, да и тех очень мало. Вот и висят лоты по минимальной цене… и так и не выкупаются. Можно до пятидесяти, а то и семидесяти процентов от стоимости новья сэкономить. А мне, знаешь ли, в свое время было все равно, из чего пристрелить могут, из нового, только с завода, или из прошедшего восстановление. И то, и то одинаково смертоносно.

— Ты-то, старый черный археолог, откуда это знаешь? — недоверчиво прищурился Минош. — Если даже я… — он осекся, но Кот уже оставил в памяти зарубку.

— Да, действительно. Откуда? — поддержал вопрос Кот.

— Ну… археолог… в прошлом. — Согласился дед. — Но в тоже время и эксперт по торговым операциям. Знаешь ли, на добытое еще покупателя найти надо было! — он с вызовом уставился на Миноша.

— И что же такой эксперт делает тут, на задворках цивилизации? — усмехнулся Кот.

— Так жизнь-то по разному крутит. — Усмехнулся в ответ Зул. — То вверх, то вниз… — он провел ладонью, изображая движение, — то вверх… — дед поднял ладонь повыше, чтобы сразу же низко-низко опустить ее, — то вниз! И вот у меня это последнее «вниз» сейчас и наступило. Застрял я тут. Корабля нет, оборудования… тоже уже нет. Деньги почти закончились. А кому тут, на этих окраинах, нужен торговый эксперт? Никому. Если только вам вот пригожусь, иначе все, конец.

Зул пожал плечами, выжидательно глядя на Кота.

— И давно ты здесь… вот так вот «вниз»? — уточнил Кот, оглядывая Зула.

Лицо того не выглядело ни испитым, ни подверженным зависимостям.

— Да уж года три, наверное. Как раз перед этими вот бродягами и поселился. — Зул кивнул на Миноша. — Компаньоны мои, видимо, забыли про меня… или покрошили их. Кто ж знает. Археология дело такое… прибыльное, но рисковое!

— Не хочешь ничего мне рассказать? — повернулся Кот к Миношу.

Игнорировать такой толстый намек было нельзя.

— Скрывать мне нечего, капитан. — Минош особо выделил «капитана». — Наемники мы. Неудачливые. Это… — он показал рукой на «новобранцев», — это остатки нашей команды. Официально как наемная группа мы не регистрировались, там сборы очень уж большие. Ходили полулегально, частными контрактами, на свой страх и риск. Думали кредитов подкопим, корабль сначала получше и поновее купим, а потом уж и регистрацию пройдем. Чем новее корабль, тем выгодней контракты, за гроши работать не хотели. Но, как видишь, не судьба оказалось. Наниматель наш последний с гнилью оказался, под удар весь конвой подвел. Скрыть хотел что-то или страховку получить — нам уже не до разбирательств было. Жизнь спасать пришлось. Пираты налетели внезапно, расстановку сил и слабые стороны прекрасно знали, оборону мгновенно продавили. Хозяин конвоя, наниматель, моментально вымпел выбросил… сдался, значит. Но ведь только он все конвойные так-схемы знал! Значит, он и сдал нас! В плен мы не захотели, выкупаться нечем было, значит нас в рабство бы продали или просто в шлюз спустили. Решили пробиваться. Уйти нам не дали. Бились мы до последнего, пока движки нам не порезали. Дальше бессмысленно сражаться было. Кто жив оставался, загрузились в спасботы, да и рванули оттуда. Вот… остальным спасам не повезло. Да и капитан наш не ушел. А мы вроде как везунчики оказались, сюда добрались… да так тут и остались.

— Спасботы? — недоверчиво поднял бровь Кот. — И вам дали уйти? Как далеко это было?

— Старый у нас кораблик был, еще первого поколения. Совсем «первого». Тогда еще на спасботы малые прыжковые двигатели ставили, на один-два суточных перехода. Боты легкие, движки не хуже БИПов тянут, на разгон-прыжок мало времени уходит, — пояснил Минош, — это-то нас и спасло. Вот… как-то так. — Техник развел руками.

— А сам ты кем был?

— Первым помощником. — Вздохнул Минош.

Кот задумался. Дед, затаив дыхание, давно уж замер в ожидании.

— Зул, ты нанят! — наконец сказал Кот, а дед тайком выдохнул. — Минош, сколько из твоей команды еще осталось?

— Еще три человека, но они покалечены. Денег на полноценное лечение нет.

— Что, так и оставите их здесь?

— Оставим, но не бросим. Мы так и выживали: кто что заработает, то в общую кучу кладет. — Упрямо сжал губы Минош. — Дадут Спящие, с тобой денег заработаем, перешлем. Как в норму придут — догонят нас, попробуют наняться. Если места не будет… что ж! Подождут, пока место освободится или наймутся на другой корабль!

Отношение бывшего первого помощника к своей команде понравилось Коту.

— Заберем всех! Медкапсулы есть, расходники в базовом комплекте имеются. Подлечим. Потом решим и с наймом.

Теперь облегченно выдохнул и Минош. На подобное он даже надеяться не мог!


23

Рассчитанный маршрут до флотских складов, на которых должен был проводиться очередной аукцион, составил шесть с половиной дней в пути. Сама распродажа же должна была проводиться через полторы декады, поэтому Кот решил не торопиться и заглянуть «по дороге» в несколько систем. И отдохнуть, ведь управлять кораблем при отсутствии штатных пилотских смен приходилось в одиночку самому капитану, и закупиться. Да и потренировать команду по дороге в относительно мирных условиях… Корабль формально принадлежал Флоту, с легкой руки конкордовца записанный как флагман «вольноопределяющегося подразделения поддержки», и в ответ на переданный Котом по дальсвязи маршрутный лист из регионального штаба поступило распоряжение: «По маршруту вести дозорно-патрульную службу».

Распоряжение это пришло практически перед отлетом, вынудив лейтенанта усмехнуться.

— Как это знакомо, даже если управления нет, то должна быть хотя бы его видимость! — пробормотал он, выполняя предстартовые процедуры.

— Эй! Ай-джи-би вошемнадтшать-тридтшать три-ноль вошемь! — прорезался веселый голос диспетчера. — Лейт! Ты так и будешь букво-цифрами щеголять, или все же дашь кораблю имя?

Уже вся станция была в курсе, что корабль совсем новый, а управляет им лейтенант, «совсем зеленый». Ртов членам своей команды Кот не затыкал. Да, лейтенант, да, только после выпуска… Главное то, что за ним все же пошли, а дальше сама жизнь расставит все по своим местам!

— А чем тебе букво-цифры не нравятся? Дикция страдает, выговорить не можешь? — отшутился Кот.

— Диктшия поправитшя! — так же весело отозвался диспетчер. — День-другой, и жуб на меште будет! А ты вроде как в тшентр намылилшя, там это… жашмеют! Шражу половину своего, и так маленького, авторитета потеряешь! Как команду-то набирать будешь? Не пойдет никто!

— Ничего! Найдутся люди! — мрачно отозвался Кот.

Имя кораблю он действительно так и не дал.

— Найдутшя, — покладисто согласился диспетчер, — вот только жа ушлуги швои больше жапросят! Это я тебе верно говорю!

— Вылет давай и маршрут согласовывай, зубоскал! — раздраженно отозвался Кот.

— Шоглашовал уже, — отозвался диспетчер, но так и не угомонился. — Шлышь, лейт! А региштрируйся тут! Тебе же вше равно, где, но жато ш именем пойдешь! Это быштро, вшего-то чаш-другой, не больше! И недорого. Полторы тышячи кредитов — и твой красаветш уже в общем реештре! Ближе к тшентру гораждо больше стоить будет, там швоя накрутка, и не малая!

— Времени нет! — отрезал Кот.

Давать отбой вылету из-за того, что он банально не подумал о имени корабля… Нет!

— Лейт! Ешли нет времени у тебя, так оно ешть у меня! Пока ты не вылетел иж шиштемы, я вше это могу и шам жделать! Накинешь мне шотню — и дело в кармане!

Корабль отстыковался от причальной фермы и медленно пополз назад.

— Что за реестр?

— Да общий, капитан! — решил подлизаться диспетчер, сменив немного пренебрежительное «лейт» на вполне достойное «капитан». — Международный, междунатшиональный, между что-то-там еще… Общий, коротше! Ригиштратшия череж тшентральные миры идет, потому и в кредитах. Жато ты потом хоть в ТшеЭм жарулить шможешь, ешли пуштят!

— Ладно. Оформляй! — Согласился Кот.

— Шейтшас, шейтшас… — оживился диспетчер. — Вот, это шама жаявка шо вшеми реквижитами, а это мой шчет! Давай, пока не улетел! Корабль в шиштеме должен быть!

На графе «Собственное название корабля» Кот запнулся. Как назвать белого красавца он даже не думал. В голове роились тучи мыслей. Почти все, что приходило в голову, было банально или просто глупо.

— Ну что же вы как дикари! — ругнулся диспетчер на пилотов какого-то стыковавшегося бота, не переключая связь. — Совсем одитшали там на аштероидах швоих, тшто ли?! Ни жаконов, ни правил…

Дикари…

Кот усмехнулся. Сам он — «дикий», и по второму имени, и по воспоминаниям о родной планете. Дикари еще по развитию, настоящие дикари. Выполнение задач, о которых вскользь упомянул Эрлих, тоже не предполагало действий в упорядоченных флотских рядах, скорее «дикарями» мотаться по ничейным территориям. Его люди, нанятые в этом, забытом всеми, месте, тоже явно не с центральных планет выходцы. Так и есть — дикари они, со всей командой и пока что не существующей эскадрой!

«Дикарь» — недрогнувшей рукой заполнил он пустующую строчку.

Пара команд, и заявка вместе с оплатой и «диспетчерским бонусом» унеслись адресату.

— Вот! Другое дело! — обрадовался диспетчер. — Я как жнал, тшто мои ушпуги понадобятшя! А ты говорил, тшто нет, не лежь, не лежь! — пробубнил он глухо, явно куда-то в сторону, и тут же ясно и четко, обращаясь к стартующему крейсеру: — Хорошего пути, Ай-Джи-Би! Вы еще не ражгонитешь как шледует, как имя уже у ваш будет! Хорошего пути! «Дикарь», надо же… хорошо, хоть не «Непобедимый» какой-нибудь или «Потрошитель»… а то повидал я на швоем веку… Ой! — диспетчер поспешно отключился.

Последние его слова явно никому конкретному не предназначались.

Через несколько часов, почти перед самым прыжком, пришло уведомление: регистрация пройдена, имя присвоено. Диспетчер выполнил условия контракта.


24

— Грузовое судно Ар-Бэ-два-два-семь-одиннадцать! Двигатели стоп, щиты снять, реакторы пять процентов! — уже по голосовой связи вызывал Кот. — Грузовое судно Ар-Бэ-два-два-семь-одиннадцать! При неподчинении приказу буду считать вас нарушителями!

Капитан преследуемого грузовика больше не отзывался, лишь мельком появившись при первом вызове. Более того, грузовичок резко увеличил ход и мчался к краю системы, истошно взывая о помощи! Даже пара предупредительных выстрелов не заставила коммивояжера одуматься, расстояние было слишком велико и заряды прошли далеко в стороне.

Стрелять «Дикарю» было особо нечем, «продажный» боекомплект орудий составлял всего-то по десятку выстрелов на ствол, а заполнить артпогреба они просто не успели. Вот и приходилось гнаться за улепетывающим во все лопатки «потенциальным контрабандистом», а крейсер с массой 1,5 МТ это совсем не то, что небольшой грузовик всего-то, максимум, с 0,4! Грузовик успешно разрывал дистанцию, а Коту приходилось только бессильно сжимать кулаки, глядя, как уходит его жертва!

— А-а-а… Были бы перехватчики… — сморщился Кот. — Ходовая! Что с движками? — запросил он.

— Выдаем максимум! — ответил Динкер, как раз в это время стоявший вахту. — Могли бы, конечно, еще прибавить, но энергии не хватает!

— Щиты четверть, остальное — на двигатели! — распорядился Кот.

Крейсер ощутимо прибавил в ходе, расстояние перестало увеличиваться. Вскоре дистанциометр показал уже уменьшение дальности до цели, а торговец разразился новой чередой панических воплей. Дистанция продолжала неумолимо сокращаться, когда небольшой кораблик исчез в слабой вспышке перехода.

— Отбой тревоги, — устало промолвил Кот, с сожалением глядя на опустевшую точку в пространстве, — продолжаем маршрут.

Торгаш ушел как раз по направлению их движения, поэтому корректировать курс даже не пришлось. Через полчаса и «Дикарь», разогнавшись, ушел в гипер. Следующей точкой, по плану, являлась достаточно крупная станция, на которой можно было бы отдохнуть самому и дать отдых уставшему экипажу. Трехсуточный переход на корабле с минимальной командой ожидаемо выпил все силы.

Через несколько часов, расстояния между системами были небольшие, крейсер выпал в обычный космос, истощив энергию прыжка и прорвав тонкую пленку перехода. Торгаш, оказывается, шел сюда же! И расстояние до него сократилось — разница масс даже на столь коротком отрезке позволила «Дикарю» двигаться в гипере быстрее, значительно сократив разрыв в расстоянии!

Грузовик, заметив за кормой настырного преследователя, вновь ускорился и разразился призывами о помощи.

— Грузовое судно Ар-Бэ-два-два-семь-одиннадцать! Двигатели стоп, щиты снять, реакторы пять процентов! — мстительно повторил Кот.

Теперь-то не уйдет!

Из всех, периодически встречавшихся на их пути судов, Кот выбрал именно этот грузовик: небольшой, команда невелика, грузовые деки тоже не слишком большие. Самое то, чтобы выполнить директиву о «дозорно-патрульной службе» и, заодно, в почти боевой обстановке немного потренировать собственную абордажную группу. А заодно и посмотреть, что они из себя представляют «в деле». Даже если команда грузовичка оказала бы сопротивление, личного оружия, все же сохраненного наемниками после всех мытарств и с позволения капитана перенесенного на борт крейсера, должно было хватить!

— Ай-джи-би восемнадцать-тридцать три-ноль восемь, «Дикарь», двигатели стоп, орудия по походному, щиты снять, реакторы пять процентов! — как громом раздался чей-то голос. — Повторяю! Двигатели стоп, орудия по походному, щиты снять, реакторы пять процентов! Невыполнение приказа будет рассмотрено как сопротивление, открываю огонь без предупреждения!

Со стороны астероидного поля появилась россыпь отметок, распознанных как группа эсминцев Флота. Грузовичок, отчаянно перегревая движки, описал дугу и спрятался за приближающимися кораблями.

Делать нечего, выполнив требования патрульных, крейсер завис в пространстве. Ссориться с Флотом, формально принадлежа тому же Флоту, было не с руки, а командир группы эсминцев просто игнорировал все попытки выйти на связь!

Разойдясь в разные стороны, эсминцы застыли, наведя на «Дикаря» стволы орудий и жерла пусковых. «Загонщики», — усмехнулся Кот. Стандартная тактика, окружить, истощить щит мелкими и больными «укусами» со всех сторон и добить торпедами. Слаженная группа эсминцев могла «закусать» так кого угодно!

— Говорит лейтенант Дикий Кот Аст Росс, капитан корабля Ай-Джи-Би восемнадцать-тридцать три-ноль восемь, «Дикарь»! — на открытой волне произнес Кот. — Приписан к вспомогательному подразделению Флота Федерации, выполняю задачу по ведению патрульно-дозорной службы на утвержденном маршруте! Прошу объяснить причину задержания судна! Повторяю!

— Отставить, лейт! — на канале появился чей-то голос, а в голопроекторе возникла фигура грузного капитана. — Жди гостей с проверкой.

— Принял. Открываю флай-дек, обозначаю зеленым. — Кот заткнулся.

Через несколько минут от одного из эсминцев отделился катер, направившийся прямиком к открытой летной палубе.

Дождавшись, когда автоматика закрепит катер в приемном боксе и выровняет давление, Кот шагнул внутрь. Навстречу ему из катера выбрался тот самый грузный капитан в сопровождении тройки штурмовиков в полной броне.

— Лейтенант Дикий Кот Аст Росс! — первым приветствовал он старшего по званию.

— Капитан Войнич, — кивнул тот. — Лейт, что за представление ты тут устроил?

— Я? — удивился Кот. — Я всего лишь выполняю предписание. Капитан, это вы заблокировали мой корабль, мешая исполнению распоряжения.

— Ты переполошил полсектора, — устало выговорил капитан. — Может, продолжим в другом месте?

— Прошу за мной. — Кот повернулся и пошел впереди, показывая дорогу.

Проводив капитана в небольшой зал отдыха, Кот внимательно посмотрел на офицера.

— Так в чем причина задержания? — спросил он.

— Ты переполошил полсектора. — Повторил капитан. — Меня с ребятами прямо из патруля на перехват бросили. Знаешь, наверное, что у нас неспокойно?

Кот отрицательно покачал головой.

— Не знаешь? — удивился капитан. — Откуда ты такой взялся? И что у тебя за корабль, кстати? В базе нет таких.

— Взялся я почти прямо с верфи. — Усмехнулся Кот. — Корабль выполнен по индивидуальному проекту, вот и отсутствует в базах. В базах нет, но на деле — вот он, есть. Так что у вас такое происходит, если даже своих под прицелом держите?

— Угу… теперь ясно все. — Кивнул капитан. — Лейт, ты хоть до ближайшей нашей базы доберись, метки прошей. Если бы не близость основных сил, покрошили бы — и все тут. Не стали бы рисковать. В такое время одного идентификатора совсем недостаточно!

— Обязательно доберусь! Так все же, в чем дело?

— А-а-а… ты ж не знаешь. — Капитан устало откинулся на спинку дивана. — У нас кто-то отчаянный действует, потрошит торговцев. Регулярно вот такие же «малыши» пропадают. — Капитан мотнул головой куда-то в сторону. — Даже одиночные патрули пропадать стали. Вот и ходим усиленными группами, почти совсем не отдыхаем.

— Да что у вас творится-то? — неподдельно возмутился Кот. — Даже своих «крошить» собираетесь!

— Наши штабные умники выдали предположение, что этот «кто-то» ходит с нашим же идентификатором. — Капитан устало прикрыл глаза. — Поэтому и патрульные, и торговцы его совсем не опасаются, пока не становится слишком поздно. Вот и ловим его всеми силами… считай, уже четвертая декада пошла.

— М-да, — Кот покачал головой, — дела-а-а… А что же ты, капитан, почти в одиночку, всего с тремя бойцами, к мне поперся? Вдруг я и есть «тот самый»? Взял бы сейчас тебя в заложники и…

— Устал я… очень устал… — капитан говорил, не открывая глаз. — Если бы ты тем самым оказался, мне бы, наверное, какого-нибудь «героя» дали… пусть и посмертно…

Кот вздрогнул. Пустотка? У офицера, командующего группой боевых кораблей? Да не может быть! Что тут вообще происходит?!

— Ах-ха-ха! Да нет у меня пустотки, лейт, расслабься! — капитан заливисто расхохотался и встал с дивана. — Видел бы ты сейчас свое выражение! Уах-ха-ха! На запрос по тебе быстро ответ пришел, да, новый корабль, да, новое подразделение. Так что я ничем не рисковал. Посмотреть просто хотелось на такое чудо! Ведь индивидуальные проект! По таким проектам, как я раньше думал, только богатеи свои яхты строят. А тут, смотри-ка, боевой корабль! Ну что, покажешь?

Видимо вся гамма чувств отразилась на лице у Кота, потому что капитан, хлопнув его по плечу, вновь расхохотался.

— Ну? Показывай своего «Дикаря»! — отсмеявшись, вновь попросил он. — Ни разу на «индивидуале» не был!

Почти через час довольный экскурсией капитан попивал тоник с Котом, обсуждая особенности корабля. Обсуждение шло живо, капитан оказался знатоком.

— Н-да, согласен. Белое покрытие поможет. Особенно против пиратов — у них, в основном, энерго стоят. Это хорошее, хорошее решение! Но вот в эскадренном или флотском бою толку от него не будет!

— Так я ж во вспомогательном! — хитро улыбался Кот. — Мне в общий строй, знаешь ли, и не надо будет! Я так… тишком, бочком, по тылам…

— Ну, в таком ракурсе — да! Но вот заметность… Тебя ж даже оптикой через полсистемы видно! Блестишь в лучах, как звезда первой величины!

— А ты попробуй пойми, куда именно смотреть надо! — парировал Кот. — А если уж заметили и сканерами зацепили, то здесь никакой защитный окрас не поможет! Метку поставят — все, крутись как хочешь! Пока за дальность не выйдешь, с крючка не сорвешься!

— И это тоже верно. — Капитан покачал головой. — Хороший у тебя корабль. Эх, мне б такой на заре службы… Ух! Слушай, лейт! А что у тебя немноголюдно так? Мы, пока ходили, всего несколько человек видели. Автомат, что ли, полный?

— Да какой автомат? — поморщился Кот. — Команды просто нет. Там, куда меня перегонщики с верфей довели, едва-едва полную вахту набрал, идем на пределах сил и возможностей. Да абордажников десяток, хороших. Знают, с какой стороны за дело браться. Думал вот сюда, к вам, заскочить, еще добрать. Здесь же, вроде как, отделение конторы найма есть. Да склады и танки тоже заполнить… У меня всего по чуть-чуть, на донышке, ни на серьезный поход, ни на бой ничего не хватит.

— А-а-а… ну да! Ты ж вспомогательный, тебе флотский экипаж не положен. Сам набирать должен. Контора есть, людей набрать сможешь. — капитан задумчиво пожевал губами. — Смотрю я, лейт, нормальный ты. Свой. Дам совет небольшой: зайдешь на базу, на прошивку, ничего не бери. Наши снабженцы тебе полные трюмы нагрузить-то нагрузят, но потом такой счет выставят — закачаешься! Все свои недостачи и ошибки за твой счет закрыть постараются. Вот так вот.

— Да, спасибо! Понял, — кивнул Кот. — Я, вообще-то, и не собирался на базе наполняться. Хочу на склады флотские заскочить, там, слышал, аукцион проводить будут.

— Тоже хорошее решение, — согласился капитан. — Флотский стандарт, пусть даже и немного полежавший. Все равно отказов гораздо меньше будет, чем всякую чушь у пройдох разных покупать. Тогда еще совет дам. Найди на складе кого-нибудь… эм-м-м… вменяемого. Поговори, потолкуй. Вопросы порешай. Тогда будет тебе лежалое, но лучшее. Понял меня, да? — капитан искоса взглянул на лейтенанта. — А то всунут такое хшарово дерьмо, что намучаешься с ним потом. Угу?

— Понял. Еще раз спасибо! — кивул Кот.

— Ну, пора мне! — поднялся капитан. — Хороший корабль! Да и капитан его, смотрю, тоже неплох. Давай, лейт! Бывай! И еще — будут предлагать подежурить, половить «всяких» — не соглашайся! Как только согласие дашь — попадешь! Поставят маршруты обходить, этого неуловимого потрошителя выслеживать. А мы уже всеми силами четвертую декаду его ищем, но даже на след не вышли.

— Тоже понял! Опять — спасибо! И вопрос еще есть… — Кот немного замялся. — Капитан, ты-то что мне помогаешь? Советы даешь?

— А понравился ты мне. — Капитан прямо взглянул в глаза. — Нет в тебе того пренебрежения, снобизма, с которым все «высокие» на нас, «простых», смотрят. Да и твое «аст» говорит о том, что ты не каютный воин, а за дело приставку получил. Редко такое встретишь в наше время. Да, кстати, на мостик лучше при параде выходи. Торгаш тот, когда тебя увидел, только из-за твоего вида за пирата и принял. Понимаю, тяжело одному, но ты не пренебрегай, договорились?

Кот только кивнул.

— Не провожай, дорогу сам найду. — Капитан шагнул к выходу. — Иди в рубку. Как мы выйдем — стартовать можешь, я из катера отбой своим ребятам дам. Бывай, лейт!

Стоило катеру выйти из дека, как эсминцы сняли блокаду, собираясь в походном строю.

«Дикарь» разгонялся, а Кот думал о том, насколько же велика на самом деле пропасть между «простыми» и «высокими». Если даже в настолько отдаленных гарнизонах «простые» офицеры, которых во Флоте было большинство, их не переносят.


25

Гневно сжимая кулаки, Кот шел по станции. Позади была встреча с коммандером, начальствующим над силами регулярного Флота в этом регионе. Очередной «Ас-кто-то-там», подобных которому на его пути встретилось уже большое количество… Но ни один не был настолько мерзок! И теперь Кот отчетливо понимал, почему и его, и весь его штаб настолько не любят «линейные» офицеры!

Коммандер явно ни во что не ставил «молодого лейтенанта», показывая это всем своим видом!

— Лейтенант! — цедил он через губу, свысока поглядывая на стоящего перед ним Кота. — Интересы и силы Флота здесь представляю я! И я лучше знаю, что Флоту надо, а что — нет! В настоящий момент у нас не хватает патрульных кораблей, и я даю тебе отличную возможность послужить на благо Федерации, оказав помощь в поимке опасного преступника.

— Господин коммандер! — отнекивался Кот. — Мой экипаж не укомплектован, погреба пусты, боевое слаживание до конца не проведено! Я стану обузой для уже сформированных групп и не смогу нести дежурство в одиночку!

— Тогда передай корабль Флоту сроком, скажем, на три декады, под ответственность нового капитана. — Презрительно скривился коммандер. — У меня найдется обученный экипаж, который сумеет выполнить задачу!

— Господин коммандер! — уперся Кот. — Корабль является частной собственностью! Никому и ни под чью ответственность я его не передам!

— Ты отказываешься выполнять приказ, отданный в предбоевой обстановке?! — повысил голос коммандер. — Тогда на тебя будет написан рапорт, контракт расторгнут, подразделение расформировано, а корабль конфискован, как недопустимый к владению в частных руках на территории Федерации!

— Я не отказываюсь, господин коммандер. Я прошу дать время на набор экипажа и боевое слаживание.

— Пять дней тебе! — брезгливо поджал губы коммандер. — И не дай Спящие, лейтенант, ты не выйдешь на маршрут в указанный срок. Свободен!

Действительно, был такой закон, про который Кот совсем забыл. Корабль, имеющий тяжелое вооружение, должен был быть либо в составе Флота, либо иметь соответствующую «наемническую» лицензию, либо числиться в корпорации, оплатившей лицензию на соответствующее по классу боевое подразделение в своем составе. Иных вариантов не было!

И да, коммандер вполне мог конфисковать «Дикаря». В регионе, в связи с участившимися нападениями и пропажами кораблей, было введено военное положение. Со всеми вытекающими… Любое флотское подразделение, не имеющее иного приказа, поступало в распоряжение военного коменданта, в данном случае — того самого коммандера!

Почти ничего не видя перед собой, Кот зашел в первый попавшийся бар. Надо же… с живым барменом! Видимо, сказывалась близость флотского штаба, поэтому и обслуживание «на уровне»… как, скорее всего, и цены.

— Астру! — отрывисто бросил он, усевшись на высокий стул.

Неудержимо тянуло хлебнуть чего-нибудь крепкого. Убойно крепкого! Сложив руки в замок и опершись подбородком, Кот деактивировал АВАТ.

Бармен сноровисто смешал коктейль и ловко поставил-прокатил его по отполированной до блеска стойке.

— Что, лейт, досталось? — спросил он, получив подтверждение оплаты.

— Не то слово! — выдохнул Кот.

— Не переживай! Все через это проходили, — философски заметил бармен, — и никто еще не умер.

— Никто. — Вздохнул Кот.

— Нас дерут, а мы — крепчаем! — усмехнулся бармен, выдав неофициальный девиз абордажников. — Твое здоровье, лейт! — он легко «махнул» небольшую стопку.

— Что? Вот так, на рабочем месте? — приподнял бровь Кот.

— А-а-а! Смена заканчивается. — Беспечно махнул рукой бармен. — Эти штабные крысы только через час появляться станут, а меня к тому времени уже тут и не будет. Смотрю, на боевые выходил? — сменил тему он.

— Было дело, — ответил Кот.

Коктейль уже стал действовать, начиная шуметь в ушах мало привычного к таким «расслаблениям» лейтенанта. Последовав совету бывалого капитана, он перестал выходить на мостик в обычном комбезе, а сегодня явился к коммандеру еще и нацепив на грудь «колодку», отражавшую все его достижения. На нее-то теперь и посматривал дружелюбный бармен.

— Я вот тоже… погулял в свое время… — Бармен прикрыл глаза. — Эх, было время!

— Ну! Давай еще по одной! За мой счет! — и, получив новую порцию, крякнул: — За Десант!

— Ух! Хорошо пошла! — ухнул бармен, проглотив свое пойло.

— Хорошо! — согласился лейт, в теле которого стала появляться приятная легкость, а проблемы и огорчения — уходить на второй план. — Ты сам-то как здесь оказался?

— Да все просто! — бармен «на своей стороне» достал откуда-то раскладной стул и уселся напротив, — Оттарабанил как-то контракт, вложился в дело. Теперь вот, здесь работаю. Совладелец я… всего этого хозяйства! — он повел рукой, указывая на внутренности бара.

— И долго?

— В баре уже второй десяток. Там — три «долгих».

— Удачливый! — улыбнулся Кот. — Тогда — еще по одной! За удачу!

Мир уже стал ощутимо добрее, заблестев новыми красками. В баре было все так же пусто, никто не мешал им с барменом накачиваться.

— За удачу, говоришь… За нее надо что-то особое. Секунду!

Ту самую «секунду», затянувшуюся на добрых десяток минут, Кот с интересом следил за действиями неожиданного собутыльника. То просто колдовал, по очереди смешивая разные крохотные, микроскопические порции и поочередно сливая их в пузатые стаканы.

— Моя особая! «Внутрянка»! — Похвалился бармен, выставляя пойло. — Ну — до дна! За Удачу!

Коктейль проскользнул с легким холодком, но в желудке взорвался сверхновой и пошел как будто стрелять фейерверками, заставляя все шире открывать глаза.

— Мастер! — прохрипел Кот, с трудом выдыхая.

— А то! Опыт! — самодовольно усмехнулся бармен. — Чем вообще занимаешься?

— Службу служу. — Просто отозвался лейт. — Что же еще остается?

— Да вид у тебя просто такой был, что вот-вот «за несоблюдение» вышвырнут. — Пояснил уже изрядно пьяненький бармен. — Насмотрелся уж. Ходите потом, остатки с горя пропиваете… А многие потом и работу через меня же ищут. — Бармен хитро прищурился.

— Нет, у меня еще не так уж все плохо. — Мотнул головой Кот. — Но насчет работы — учту! Если что — обращусь!

В голове ясно возникло понимание, что — все! Пора заканчивать! Попытавшись встать, Кот понял, что ноги не держат.

— Хе-хе! Прыткий какой! — оскалился бармен. — После «внутрянки» так быстро никуда не уйдешь!

— Уйду! — пьяно уперся Кот. обеими руками держась за стойку. — Дел — за гланды! Надо!

Короткое усилие — и АВАТ заработал. В боку ощутимо кольнуло.

— Ох… — одной рукой схватившись за бок, другой лейт намертво вцепился в стойку.

Несколько минут, и шторм прекратился, оставив лишь высокие волны. Появилась возможность идти без желания упасть на четвереньки для обретения устойчивости. Кряхтя, как дед, Кот, покачиваясь, двинулся к выходу.

— Силе-о-он! — раздалось сзади. — Заходи еще! Буду тебя как р-редкий экспонат показывать!

Не оборачиваясь, Кот махнул рукой.

Было глупо подключать АВАТ. Пустая трата денег на недешевую выпивку, алкоголь которой сейчас активно извлекался из крови антитоксинными фильтрами. Но… упрямство! Сказал уйду — значит уйду!

Да и дел, действительно, было много. Вот только, похоже, на сегодня они уже закончились…


26

Совещание только началось, но все кураторы уже замолчали, обдумывая новые данные и внося корректировки в свои планы в свете открывшихся фактов.

— Получается, ни Империя, ни Федерация к войне не готовы?

— За Империю сказать не могу, эта часть пространства вне моей юрисдикции, но Федерация с сателлитами не готовы — это факт. Вскрытые злоупотребления в системе образования показывают, насколько беспомощными могут быть нынешние выпускники. — Эрлих говорил медленно, взвешивая каждое слово. — Сейчас начинаются проверки предыдущих выпусков, переаттестации. Возможны замещения некомпетентных командиров. И неизвестно, сколько нынешних командиров судов и командующих эскадрами, если не флотами, получили свои места подобным же путем. Судя по всему, эта система действует достаточно продолжительное время, и никого уже давно не удивляет приверженность «преподавателей» определенным семьям и кланам. Вы знаете, что Федерация частично под моим надзором, и я заявляю: она не готова к полноценной войне. Небольшие пограничные стычки, возможно, перенесет безболезненно, но полноценная война может ее уничтожить как государство. На стабилизацию ситуации требуется время, по моим расчетам, не меньше трех-пяти лет. И я подозреваю, что подобное может сложиться и в Империи с ее колониями.

— Кто из кураторов может подтвердить слова Эрлиха? — проскрипел председатель.

Кураторы ответили отказами или просто промолчали. Да, они знали о неких скандалах во флотской среде, но считали, что это внутреннее дело подопечных, и даже не стали разбираться в происшествиях!

— Что скажут кураторы по Империи? — вновь проскрипел председатель.

И здесь кураторы ответили молчанием.

— Значит, все будет идти по уже выработанному плану. — От голоса председателя становилось неприятно, как от звука железа, скребущего по стеклу. — Больше того. Процессы уже запущены, и для их остановки требуется веское основание. Таких оснований я не вижу. Совещание окончено.

Кураторы покинули зал, а оставшийся председатель усмехнулся одними губами.

Развалится? Да пусть разваливается! Из этих обломков вырастут новые государства! Пусть хоть опять провалятся в «темные тысячи»! Центральным Мирам под их руководством, с их технологически совершенным флотом, ничего не грозит! И ничто не помешает вновь занять главенствующее положение.

А людям уже давно нужна большая война!


27

— Бип! Бип!! Бип!!! — сигнал будильника заставил открыть глаза и поднять тяжелую голову.

Кот все же перенастроил будильник, убрав раздражавший его зуммер, но не менее противное «бип» гвоздем вбивалось в многострадальный мозг! Судя по всему, АВАТ так и не смог удалить все последствия вчерашней спонтанной попойки.

— Что ж ты там такого намешал-то?! — простонал Кот, тяжело поднимаясь. — А-а-а!

Бок нещадно болел. Кажется фильтры АВАТа вновь забились, проходили уже! Пора менять. Расходы, сплошные расходы! Не то, чтобы денег не было, нет, счет «в кредитах» пока что радовал, но вот планируемые расходы грозили изрядно его уменьшить. А посмотрев «на вчерашнее» Кот вообще ужаснулся. Нет, в кредитах все выглядело не так уж и плохо, но вот в федеративных марках стоимость выпитого просто зашкаливала.

— Тьфу! Ну и ладно! — махнул рукой Кот. — Хоть расслабился, негатив весь снял. А то на этого гребаного «Аса» никаких нервов не хватит! М-м-м… И что ж такого он там намешал-то, паразит?!

Покряхтывая и постанывая, лейтенант направился в столовую: что-нибудь съесть было просто необходимо! Да и внутреннее расписание стоило соблюсти — завтрак, как-никак!

— Привет, капитан! — поднял руку Динкер. — Команда на борту, в полном составе!

До обеда было объявлено время отдыха, поэтому он мог позволить себе такие вольности. Хотелось чего-то… Мяса! Сделав заказ и взяв поднос, Кот тяжело уселся за свободный столик.

— Командир! — подсел к нему за столик Зул. — Я тут присмотрел некоторые позиции из закупочного списка. Лучше взять именно здесь, сейчас местный рынок перенасыщен, предлагают неплохие скидки. Твое одобрение требуется, — пояснил он в ответ на недоуменный взгляд. — И деньги, конечно!

— Была попытка проникновения на борт! — доложил Минош, остававшийся старшим вахты. — Подготовленная пара. Одного мы взяли, второй ушел.

— Почему не сообщили сразу?

— Капитан, тебе не до того было! — улыбнулся Минош. — А так одного тепленьким взяли…

— Впредь о подобных происшествиях докладывать сразу! — разозлился Кот. — До того мне или нет, решу сам. Ясно?!

— Так точно, господин капитан! Разрешите доложить?

— Докладывай, — уже спокойно произнес Кот.

Злиться сил не было.

— Попытка проникновения, стандартная пара. Один ломает, другой страхует. Вскрыли шлюзы второго трюма, прошли внутрь. Оба в неплохих «Тенях». Мои парни устроили засаду, одного взяли. Второй ушел. — Кратко доложил Минош.

— Почему сразу не вызвали патруль?

— Не было времени ждать, — пояснил Минош. — Только переполошили бы их. А так ребята с этим делом знакомы, смогли подкараулить. Да и не удержали бы мы их до прихода патруля. Сам знаешь — без брони мы, а одним ручным против диверсантов не особо-то и навоюешь…

— Потери есть? — сразу напрягся Кот.

— Нет, чисто взяли. Гупнули ЭМИ, у первого сразу маскировка слетела и привода зависли, второго лишь немного зацепило, потому и уйти смог. Подготовленная пара, грамотно шли. — Повторил Минош. — Выковыривать из брони не стали, как был, так в карцер и запихнули. Был риск, что и этот отвиснет и уйдет.

— Хорошо. — Кот положил голову на сцепленные руки. — Но лучше бы вызвали патруль. Пока не снарядим вас как следует — не рискуйте. Впредь все вахты только по боевому… после того, как закупимся.

— Ясно, командир. Абордажная группа вся на месте. Раненых, больных, озабоченных — нет! — улыбнулся Минош.

От дальнего столика донесся радостный гогот. Абордажники, гордые своей ночной победой, услышали его слова.

— Вот же зубоскалы, — улыбнулся и Кот. — Минош, пересмотреть условия контракта готов?

— Ты к чему это, командир? — напрягся Минош. — Я, вроде, повода для недовольства не давал…

— Опыт у тебя есть. Умения и знания — тоже. Предлагаю тебе должность старшего помощника. Справишься?

— Отчего это не справлюсь? — расслабился Минош. — Справлюсь!

— Вот и хорошо, — кивнул Кот. — Тогда заканчивай завтрак и готовь корабль к вылету. А мне еще поесть надо и заявку на специалистов в контору найма отправить.

Собравшиеся заулыбались над Миношем. Вылез? Получи! Старший (или первый) помощник — это, ведь, не только увеличение оклада, это и большая ответственность! Сам же Кот нацелился на кусок… мяса? Не мяса? В общем чего-то, выданного пищевым агрегатом, но пахнущего острым и мясным.

— Закупаться будем? — Зул, все острые моменты этого утра тихо и скромно «пересидевший в сторонке», решил напомнить о себе.

— Может ты на себя еще и всю корабельную бухгалтерию возьмешь, если нетерпеливый такой? — скосил на него глаза Кот.

— Можно! — улыбнулся Зул. — А еще могу суперкарго быть. И все это вместе тоже смогу. С соответствующим увеличением оклада! — Зул улыбнулся еще шире, вызвав очередные смешки среди команды.

— Значит, назначен! Доступ к корабельному счету… дал! — Кот вновь нацелился на еду.

— Капитан, а деньги? — возмущенно воскликнул Зул, быстро проверивший состояние счета.

— Будут деньги! — рявкнул Кот. — Пожрать только дайте!

В этот раз хохотом разразились все!


28

Флотские склады представляли собой на первый взгляд беспорядочное нагромождение доков, причальных мачт, ангаров, модулей, переходных галерей и всего прочего, необходимого для жизни и работы. Все это было защищено мощным поясом обороны. Фактически, вся эта небольшая система с доживающим свой век солнцем и единственной, безлюдной, каменистой планетой, представляла собой мощное укрепление: автоматические защитные станции и скан-буи пачками стали попадаться практически сразу же после выхода из прыжка. Кроме них склады защищала еще тройка стареньких линкоров планетарной обороны, обладавших низким ходом, но огромной емкости щитом и столь же большим количеством орудий, а также несколько стопгвардов и крейсеров в окружении целого сонма беспилотников.

— «Дикарь», иди точно по вектору! — сразу же предупредил диспетчер после обмена данными и заявления цели прибытия. — Сойдешь с курса, и я за твою целостность не отвечаю!

Скорее всего, где-то во тьме прятались и минные поля, до поры до времени скрытые маск-полем. Или еще проще — мины были покрыты поглощающим покрытием, а минные банки могли просто висеть деактивированными до команды диспетчера.

Похоже, складская оборона вполне могла отбить налет нескольких эскадр. Против целого флота они, конечно, долго не продержались бы, но вот связать налетчиков боем и задержать их до подхода сил регулярного Флота — вполне!

— Строго у вас! — ни к кому не обращаясь произнес Кот.

— А то! — радостно отозвался диспетчер. — Аукцион же! Так что, во избежание, так сказать…

— Понял! Держусь вектора!

Причальные мачты и доки были почти полностью заполнены гражданскими, почти гражданскими и полувоенными судами. Судя по всему, флотские распродажи пользовались огромной популярностью! Выделенные «под клиентов» модули просто кишели жаждущими получить свою долю дельцами.

— Мда… Кот, плохо все! — помрачнел Зул, быстро выцепив одну ему понятные данные из местной сети. — Местный начальник, штаб-коммандер Ас Килхенн, «для упорядоченья торгов» ввел «торговую очередь». Исходя из только ему ведомых условий, он организовал «основную группу», которую и допустит до торгов с началом аукциона. Остальных будет добавлять по десять заявителей в час согласно очередности. Мы едва ли не самые последние в списке. Да мы тут сутки, не меньше, проторчим только для того, чтобы к оставшимся лотам доступ получить!

— Тьфу, хшарова дыра! — выругался Минш. — И здесь то же самое… Командир, сейчас попробую решить! Только допуски мне все дай!

Минош, снабженный всеми необходимыми допусками и идентификаторами, тотчас же умчался «наводить контакты», и уже через полчаса притащил за собой довольно мрачного капитана-снабженца.

— Вот! Наш капитан! — бесцеремонно ткнул он пальцем в сторону Кота. — Все — на нем!

— Капитан Марш. Идентификатор! — мрачно потребовал он.

Кот практически вывалил на него ворох цифровых документов. Закрыв глаза, капитан замер. Судя по движению глазных яблок за веками, он лично проверял и перепроверял данные.

— Статус подтвержден. — Мрачно выдал он вердикт. — Получите доступ к основным торгам согласно очередности, к закрытым — тоже.

Снабженец развернулся и пошел по своим делам.

— Кэп, не мешай! — едва слышно шепнул Минош и бросился вдогонку. — Капитан! У нас есть ряд вопросов некоторым позициям. Комплектация, состояние, дополнительные возможности. Не откажи, проконсультируй!

Минош, будто бы от волнения, крутил в руках какую-то палочку, привлекая к себе внимание. Удивленный Кот, пристальней посмотрев на обычно уравновешенного уже старшего помощника, замер. Минош, убедившись, что снабженец все видит, показывал на пальцах условные знаки абордажников. «Тишина», «все хорошо», «разговор», «цель», снова «тишина» — и так по кругу.

— Хорошо. Я смогу выделить несколько минут. — Бросив на Кота косой взгляд согласился капитан. — Только быстрее. Работы много, наплыв большой. ИскИн еле справляется.

— Интересует позиция два-два-четыре общего списка и восьмая из «служебного». — Кивнул Минош, подтверждая, что все понял. — Давай отойдем, здесь мы мешаем проходу. — И против всех ожиданий увлек капитана в сторону громко галдящей толпы.

Буквально через десять минут он возвратился.

— Командир, людно здесь! Вернемся на корабль? — он заговорщицки подмигнул. — Все равно торги не скоро еще откроются!

— Идем! — согласился Кот, но сразу после шлюза «прижал» старпома: — Что за тайны, Минош?!

— Все в порядке! — кисло улыбнулся старпом. — От тебя — никаких тайн. Пообщался я с этим капитаном. Тут даже наш «флотский статус» не поможет, лоты, выставленные в общую продажу, идут на общих условиях. Кэп может поспособствовать, но это будет стоить денег. Ждет полчаса, потом — все!

— Сколько хочет?

— За сто тысяч он внесет нас в список основной группы, а за сто двадцать даже пришлет своего подчиненного, который скомплектует для нас все как надо, проконсультирует, что и как в «служебном» списке и проследит за тем, чтобы в комплектность не затесалось «лишней некондиции»… Кредитов.

— Что — кредитов? — не понял Кот.

— Цена не в марках, а в кредитах. — Поморщился Минош. — Якобы, он так риски свои нивелирует.

— Тьфу! — раздраженно сплюнул Кот.

— Кэп, соглашайся. — Влез Зул. — Если все будет так, как оговорено, мы все равно в плюсе останемся, чем чего-то не хватит и докупаться будем на общем рынке. Железно тебе советую — соглашайся!

Кот, стиснув зубы, задумался. Платить своим, флотским, за непонятную очередь в своем же, флотском, подразделении?!

— Соглашайся. — Серьезно повторил Зул. видя сомнения. — И я бы посоветовал вместе с «помощником».

— Ладно. Деньги как передавать?

— Вот номер счета. — Минош поделился длинной вереницей цифр и букв.

— Зул, оплати из корабельной. — Перекинул номер Кот. — Если что — хоть след останется.

— Счет анонимный. — Предупредил Зул, ориентировавшийся в финансовых делах как рыба в воде. — В случае нестыковок вернем, но доказать ничего не сможем.

— Перечисляй! Сто двадцать. — Кот, раздраженный, ушел в свою каюту, но буквально через десяток минут его вызвал вахтенный, выставленный у шлюза.

— Капитан, тут к тебе какой-то местный пройти хочет. Штаб-старшина. Говорит, от какого-то Марша пришел!

— Пропусти, в кают-компанию отправь. — Распорядился Кот. — ИскИн! Пригласи старшего помощника и нашего бухгалтера, Зула. Жду их через пять минут в кают-компании!

В кают-компании уже ждал здоровяк-старшина, коротко представившийся:

— Тренг.

На взгляд Кота, Тренг был не меньше их Динкера, а то даже и больше. И еще — он ему кого-то напоминал. Кого-то знакомого, но давно и прочно забытого. Больше того, сам Тренг тоже как-то странно поглядывал на Кота, но говорил только «по делу».

Буквально за двадцать минут все детали были оговорены, а нюансы улажены. Комплектацией лотов занималась команда техников под предводительством Тренга, а сам Тренг присваивал лоту длинный буквенно-цифровой номер и готовил краткий обзор содержимого. Для «Дикаря» он пообещал вставить в номерах лотов три буквы подряд — ДСП, то есть «Дикарь Силы Поддержки». Объем предполагаемых закупок был велик, поэтому весь список был разбит на больше, чем два десятка частей, и старшина порекомендовал повнимательней следить за номерами, мол, если лот «уйдет» из-за их собственной забывчивости или нерасторопности, то к нему претензий быть не должно. На том и договорились.

Уже на выходе старшина помялся, помялся… и вдруг спросил:

— Лейт, тебе слово «Грим» что-то говорит?

— Грим? Кажется, это что-то для маскировки. — Ответил Кот.

Старшина посмотрел на него еще раз. отвернулся и молча вышел.

— Грим… Грим… хм… — задумался Кот. — А может… «Грим»? А… Старшина!!!

Выскочив вслед, Кот в два прыжка догнал мгновенно развернувшегося здоровяка.

— Дальняк? Грим? Тренг? — пристально глядя на старшину спросил Кот. — Тренг, это ты?

— Дикий! Дикий!! — обрадованно взревел здоровяк, сжав плечи Кота. — Это точно ты!

— Тренг, это точно ты! — обрадовался Кот. — Тренг! Вот уж не ожидал! Не ожидал! Есть время? Посидим, новостями обменяемся!

— Есть немного, — улыбнулся Тренг, — до торгов еще далеко.

— Пойдем, старшина! Ничего особого не обещаю, пусто у меня, но тоником точно обеспечу!


29

Рассевшись на диванчиках, Кот с Тренгом, не стесняясь, разглядывали друг друга.

— Смотрю, добился своего, — произнес Кот, чтобы заполнить возникшую паузу. — Ты все хотел на теплое место пересесть, на склады перевестись. И вот, уже штаб-старшина, на складах, на аукционах!

— Что есть — то есть! — усмехнулся Тренг. — Не все так, как хотелось бы, как предполагалось, но в целом — да. И на склад ушел, и вот звание даже получил. Вырос, так сказать!

— Можно только поздравить! — улыбнулся Кот. — Но вот все же не ожидал, что встречу кого-то вот так! Просто случайно!

— А ничего случайного не бывает! — глубокомысленно заметил Тренг и более внимательно оглядел Кота. — Да и ты, смотрю, время не терял! Вон, целый лейт уже. Кораблем командуешь! Вот уж не ожидал такое увидеть! Нет, конечно, я сразу увидел, что ты парень не промах, но чтобы прямо вот так вот…

Лейтенант со старшиной одновременно рассмеялись.

— Да вот это как раз случайно и вышло! — отсмеявшись, ответил Кот. — Я же, как помнишь, такое даже не планировал. Ни жизни не знал, ни прошлого своего не помнил. Все мутно впереди и смутно позади. Из мыслей только то, что податься некуда, ничего не умею, ничего не помню… Думал, мол, контракт оттарабаню, а потом видно будет. А оно вон как повернулось!

— Вижу, не сидел на месте ровно. — Тренг, прищурившись, вгляделся в «колодку». — Боевые? Хм-м-м… много?

— Больше полусотни.

— Ого! — присвистнул Тренг. — И ты все еще с нами? Да, кстати, ты в учебке на кого пошел-то?

— Да, как ты и советовал, на техподдержку.

— Странно, — почесал щеку Тренг. — Я как-то не припомню, чтобы такие большие заварушки случались в последнее время. Поддержка… А где боевых-то столько набрал?

— Да пришлось тут… с эсбэшниками походить. А они что-то вроде патрульного рейда по фронтиру как раз устроили. Вот как раз там большинство этого «счастья» мне и привалило.

— Вдвойне везунчик! — понимающе кивнул Тренг. — Как я понимаю, черные лихо погуляли! Так?

— Так… — поморщился Кот. — Только не «вдвойне» получается, а «втройне». Я в это время в штрафниках был, так черные вообще нас не берегли. От слова «совсем».

— Ого! — удивился Тренг. — В штрафниках? За что?!

— Да вот, история такая нехорошая получилась… Долго рассказывать.

— А ты коротенько можешь? Не поверишь — так интересно, что аж подпрыгиваю от нетерпения!

Тренг в подтверждение своих слов несколько раз качнулся вверх-вниз, от чего крепкий даже с виду диванчик жалобно заскрипел. Кот кивнул, обижать Тренга отказом не хотелось, но даже «короткий рассказ» затянулся минут на десять.

— …вот так я и оказался тут. — Закончил Кот. — Вроде и хорошо все, капитанствую, вроде и судно новое, и люди неплохие подобрались, и подразделение «свободное», и во Флоте числюсь… но вот эти сплошные «но» мешают. Трюмы пусты, в складах слупы от голода переборки жрут, а на флотских базах заполняться себе дороже выйдет. Предупредили уже ребята, мир не без добрых людей. — Кот подумал, подумал, и добавил: — Да и слупов, наверное, тоже нет. Не завелись еще.

— Я вот не пойму, — задумался Тренг, — то, что ты парень неглупый, я знаю… Но почему хозяин корабля денег не дал? Должен же он был понимать, что пустая скорлупа далеко не улетит и долго не протянет? И почему он с комендантом вопрос не решит, если уж так лихо в академии этой разобрался? Корабль дал, а вопросы решить?! Вот не пойму, и все тут!

Тренг хлопнул ладонью по подлокотнику.

— Да, ты точно не понял. — Кот потер ладонью лоб. — Тренг… Корабль — мой! Этот хозяин — я. И денег мне брать больше неоткуда! И срок на укомплектование команды, поставленный тем «доброжелателем», который кораблю не хозяин, еще не скоро выйдет, а местный комендант, коммандер Ас-кто-то-там, не помню кто, привлекает нас к патрулированию. Не отвертишься!

— Ну, Дикий… — протянул Тренг.

— Да, Тренг. Я еще не все рассказал. Я не совсем Дикий. Я Кот. Зови так, мне привычней будет.

— Что? Кот? — удивился Тренг. — Память проснулась? Подробней можно?

— Память не до конца проснулась, но да — многое вспомнил. — Кот устало потер глаза. — А подробней… Я теперь Дикий Кот Аст Росс. Как-то так…

— Ну ни-че-го се-бе, — протянул Тренг. — Откуда?! Эм… хм… так мне тебя теперь как, господином лейтенантом Аст Россом звать?

— Брось, Тренг! Это ведь ты мне, считай, путевку в нынешнюю жизнь выписал. Какой «господин лейтенант», о чем ты?! А «откуда»… Я ведь тебе рассказывал, что еле вышли из рейда? Ну… так получилось… я там корабль с остатками экипажа выводил. Как это получилось не помню, в полубеспамятстве был. И по дороге защитил одного кого-то от другого кого-то, а этот кто-то оказался доверенным лицом одной важной шишки со многими полномочиями. Вот и дали мне «Аста». А за что именно, толком и не помню. Мне сейчас не до «астов» этих. У меня голова о другом болит: как закупиться тем, что надо, и еще и денег на зарплату команде оставить, хотя бы на несколько месяцев!

Кот снова потер пальцами глаза и вдруг вспылил.

— А еще это ваш! Капитан, к хшарам его, Марш! Сто двадцать тысяч кредитов! Ну это надо же! За, считай, просто своевременный допуск к лотам! Хмурый он вечно ходит, дыра его поглоти!

— Не-не-не, Кот, не горячись! Кэп — свой мужик, правильный. — Тренг положил ладони на колени и выпрямился. — То, что его вот так вставляют — от этого и хмурый ходит. Это дела комма нашего, кэп тут не при чем.

— Да что у вас, черти задери, происходит?!

— То и происходит, что Ас Килхенн наш решил деньжат рубануть. Да и не один, видимо, решил, если все с рук ему сходит. Аукционы флотские — это дело привычное, а он вот очередь свою придумал. На бумаге все красиво, да только вот те самые «но», о которых ты говорил, мешают. У тебя свои «но», у нас — наши. — нахмурился Тренг. — Все «очередные» начальнику базы уходят, до последней марки! Мы в курсе всего этого, но к делу не пришьешь, недоказуемо это. Вот и хмурится кэп: приказ ему дан однозначный, но неофициальный. Не нравится, но ничего не поделаешь. Не выполнишь — службы не будет, выполнишь — под судом ходить станешь. И мне не нравится, тоже под статьей, получается, хожу, да только уходить некуда. А комм сейчас, получается, вообще никаким боком сюда, везде кэп светится — ему и крайним быть. Марш наш не из Асов, деваться ему некуда, сам понимаешь. Вот… зубами скрипит, но делает. Так что не надо зря… не надо!

— Тьфу, — огорчился Кот, — чуть хорошего человека не обидел! Верю тебе, Тренг, верю. Но легче от этого не стало. Коммандеры эти… Мало мне их хороших попадалось! В основном такие… как в грязи извалявшиеся…

— Асы! — как выплюнув, сказал Тренг. — Кто из них не на боевых кораблях ходит, из тех большинство таких. А тех, которые правильные, наверх не пускают. Как и «обычных», выше шта-кап-комма не поднимают. Все коммы и выше «чьи-то»… там либо семьи, либо корпораты стараются. Нам туда хода нет!

Тренг вздохнул.

— Слушай! Ди… Кот! — вдруг оживился он. — А ведь… можно тебе помочь, можно!

— Да как ты мне поможешь? — вяло отмахнулся Кот. — Чем?

— Зови своих! Сейчас расскажу. Все по полкам разложу, разве что печать не поставлю! — Тренг решительно рубанул воздух ладонью. — Зови своих!


30

— А-з-з-з! А-з-з-з! — мягко и коротко звякнул звоночек, а над закрытыми дверьми загорелась лампа.

Двери открылись.

— Основную группу прошу пройти в торговый зал! — в дверях встал усиленный флотский наряд, нацепивший аж тяжелые бронескафы. — Остальные в порядке утвержденной очереди!

Кот в сопровождении Миноша и вездесущего Зула с трудом протолкались через плотную толпу. Люди, не попавшие в число «избранных», не горели желанием уступать дорогу.

— Капитан Аст Росс, крейсер «Дикарь»! Со мной бухгалтер и старпом!

— Есть такие. Заходи! — стоявший на входе Тренг едва заметно прищурил один глаз.

— Почему втроем!? От корабля вообще-то по одному пускают! — закричал кто-то.

— Вспомогательное подразделение Флота! — крикнул в ответ старшина. — Они вообще по отдельному списку и по внутренним правилам идут! Если кто не доволен — жалуйтесь коммандеру Ас Килхенну, это его приказ!

Тренг помолчал и веско добавил:

— Недоверчивым обещаю: мы проследим, чтобы все прошло согласно установленной процедуры! А особо недоверчивые и недовольные рискуют попасть в списки полной проверки. Еще вопросы?!

Недоверчивых и недовольных не оказалось.

Рассевшись на неудобных складных стульчиках, Кот со своей командой приготовился ждать.

— Есть связь, сеть активна! Пароль на вход… подходит! — оживился Зул. — Через пять минут начнется!

Так сказать, «во избежание», сеть во всех помещениях, предназначенных для будущих покупателей, была отключена. А на время торгов включалась только локальная, и только в торговом зале. Вокруг с шуршанием и покряхтыванием рассаживались остальные «счастливцы», также заплатившие достаточно круглую сумму!

— Ну… начинается! — Кот уселся поудобней. — Дело за малым — не упустить «наши»!

— Не упустим! — поджал губы Зул. — Вы только на наши лоты открытые начальные ставки делайте. Я по именам отслежу!

Несколько командиров наемников, тоже получивших доступ к «закрытому разделу», с неудовольствием поглядывали на флотского лейтенанта, опасаясь конкуренции. Они пришли за конкретными позициями… но были бы не прочь «урвать» дополнительный кусок! Интересно, что именно они хотят приобрести? С этим, нечистым на руку, складским начальником, похоже, все было возможно…

— Кэп, не спи! — Зул чувствительно ткнул его под ребра. — Смотри: наймы на свое поставили, теперь наше пробовать начинают!

Действительно, какое-то количество «их» лотов уже были перебиты наемниками, а на некоторых уже с первых секунд красовались наемничьи имена и названия их кораблей!

— Ну… с-с-собаки… — рассердился Кот, — я вам устрою! Знали же, что это — наше! Мы ж к вам не лезли, что ж вы лезете-то?!

«Наемничьи» лоты, как он успел присмотреться, тоже содержали «адресную» аббревиатуру. Выбрав первый попавшийся, не самый дорогой и не самый дешевый, Кот упрямо стал перебивать ставку.

— Ты что делаешь? — зашипел на него Минош. — Смотри, этот аж звереет! — он ткнул рукой на капитана наемников, смотревшего в их сторону с перекошенным от злобы лицом.

— А нечего тут! — упрямо, с каким-то мальчишеским задором, ответил Кот. — Сам «в наше» полез! Мы-то свое выкупим, а вот он пусть подергается!

Ставка за ставкой, перекрыть немного, еще немного, совсем чуть-чуть, в пределах минимально допустимого, на последних секундах, потом поднять сразу после их ставки, а потом еще и скакнуть вверх на три! Кот совсем забыл про свои цели, азартно «играясь» с обнаглевшим капитаном. Еще немного… А! Черт с ним! Пусть выкупает! Последние секунды… Ну же! Ну!

Но наемник отчего-то не торопился. Резко встав, отчего хлипкий стульчик с грохотом сложился и упал, наемник вышел, почти выскочил из зала! Секунды истаяли как лед, «осчастливив» Кота… «чужим» лотом. И ценой. Заигравшись, незаметно для себя он «задрал» цену аж до двенадцати миллионов… Миллионов! Двенадцати!! Кредитов!!!

Под ребрами болело от, кажется, частых тычков Зула, от которых Кот только отмахивался. Сам же Зул, видимо, давно успокоившись, смотрел на своего капитана грустными глазами.

— Ну что? Угомонился? — покачал он головой. — Денег-то хватит?

— Хватит, — позеленев, ответил Кот.

Денег хватило. Почти впритык. На личном счету, с которого он торговался, осталось «всего ничего». Едва-едва на покрытие текущих расходов и зарплату команде…


31

Всю дорогу до корабля то Зул, то Минош «доставали» своего капитана расспросами… и подколками.

— Не-е-е… капитан! Ты же наш капитан, хоть еще и лейтенант! — ерничал Минош. занявший позицию слева от стремительно шагавшего Кота. — Так вот. к тебе в каюту, персонально тебе, я лично повешу накладную! В рамочке! Если, конечно, ваши флотские ребята все еще по старинке действуют и пластик выдают!

— Так хоть что там было-то? — недоумевал Зул. поспевавший за ним с другой стороны. — Что ты так ухватился-то? Что-то стоящее, надеюсь?

— Не помню я! — раздраженно отвечал Кот. — Просто торговался, и все!

— Торговался — и все?! — Зул аж отстал, но тут же догнал его вновь. — А за что торговался?

— Ну, значит, было за что торговаться! — многозначительно поддел Минош/ — Капитану нашему виднее, куда он свои деньги просаживает! Надо же — двенадцать… Зул, двенадцать! Миллионов! И не наших обычных тер, заметь! Кредитов!

— Все! Хватит! — раздраженно рявкнул Кот, и вдруг остановился. — А действительно… за что? В смысле — за что торговался тот капитан? Наемник? Он до последнего торговался. Мою ставку перебить у него, похоже, просто денег не хватило!

— Действительно, — Минош почесал затылок. — С тобой, кэп, все ясно, а он? Этот наемник не показался мне зе… э-э-э… увлекающейся личностью! — вывернулся он.

Кот только поморщился, поняв, от какого высказывания удержался старпом. «Не показался мне зеленым новичком» — примерно так прозвучала бы фраза, не придержи Минош язык.

— Так чего же мы ждем? — преувеличенно бодро воскликнул Зул, уловив напряженность. — Купленное уже на корабле! Флотский сервис, все для покупателей! Пойдем, да и посмотрим!

— Лейтенант! Эй, лейт! — раздался сзади голос.

Кот обернулся. Их догонял тот самый наемник. Бегом догонял.

— Лейт, я не понял тебя! — сходу начал он. — Ты какого хшара мой лот выкупил?!

— Лейтенант Дикий Кот Аст Росс, капитан крейсера «Дикарь», вспомогательная эскадра Флота! — мгновенно взъерошился Кот. — А ты кто? Наверное, сам президент Федерации? И тебя должны узнавать без представления?

— Капитан Ас Тонг, крейсер «Зверь», корпорация «Флю Таг», — стиснул зубы наемник.

— Слушаю, капитан Ас Тонг, — холодно ответил Кот. — В чем дело?

— Лейтенант, ты выкупил мой лот. Мой лот! — побагровел Ас Тонг. — Какого хшара?!

— Капитан! Ты хотел выкупить мой лот! — в тон ответил ему Кот. — Какого хшара?

— Я хотел, а ты выкупил! — взревел Ас Тонг.

— Ты только хотел, а у меня хватило денег! Так в чем проблема? — отрезал Кот.

— Нет, мы так не договоримся, — выдохнул Ас Тонг и, сбавив тон, продолжил. — Лейт, ставку на твой лот я сделал случайно. Поэтому я готов возместить деньги, тобой потраченные. Я хочу выкупить у тебя мой лот.

— Случайно поставил… на четыре лота сразу?! Так что, нет, господин капитан Ас Тонг! — уперся Кот. — То, что я купил — моё! А свое я не отдам.

— Лейт! Не напрягай! — набычился Тонг. — Предлагаю разойтись миром. Я тебе — деньги, ты мне — моё!

— Это уже моё! Разговор окончен! Точка! — Кот резко развернулся. — Экипаж, за мной!

— Кэп, ты что уперся-то? — тихо спросил Зул, стоило им немного отойти. — Я справки навел — у него тяжелый линейный крейсер. С полным экипажем!

— Не понравился он мне! — зло ответил Кот.

— Еще один Ас, — пробурчал Минош, когда они отошли еще дальше.

— И команда у него… полная, — сокрушенно вздохнул Зул. — Вот Спящие мне свидетели — вернуть попытается! Кэп, ты, если что, ссылайся на торговое уложение пункт два-двенадцать-восемьдесят три! Результаты торгов оспариваются только в судебном порядке, ты имеешь полное право не отдавать купленное и уже доставленное! — Зул задумался. — Хм… или по-другому попытается. Перехватит он нас, точно перехватит!

— Ты можешь остаться здесь! — резко остановился Кот. — Расчет выдам полностью!

— Нет-нет-нет! — замахал руками Зул, чуть не впечатавшийся в спину Кота. — Мне ли бояться?! Да и… капитана такого…хм… да, такого! Вряд ли найду!

— Хе-хе! — осклабился Минош. — Да уж! Где ты найдешь такого капитана, который тебя, старого пройдоху, за две недели сразу и до корабельного счета, и до корабельных трюмов допустит!

— Ты давай тут не… это! Старпом новоявленный, жука тебе в хвост! — оскорбился Зул. — Я всегда честно работаю на честного нанимателя!

— Хорошее уточнение! — не остался в долгу Минош. — А кто решает, честны ли с тобой? Ты сам?

— Все, налаялись? — оборвал их Кот. — Если да, то пойдем посмотрим, за что этот… ас… так боролся! А если нет, то я и сам посмотрю. А вы можете и дальше гавкаться!

Кот, не оглядываясь, вновь скорым шагом пошел вперед. Зул с Миношем, сразу же прервавшие перебранку, поспешили вслед.

— Зул, а что такое «лаялись» и «гавкаться»? — почти шепотом спросил Минош.

— А я откуда знаю? — таким же шепотом изумился Зул. — Это у тебя спрашивать надо! Ты ж наемником был, да еще и первым помощником! У вас на четыре слова — три руганью идут!

— Да я и не знаю даже, — чуть приостановился Минош. — Вроде и непонятно, и вроде не ругань.

— Значит, со своей планеты притащил! — определился Зул. — Ты ж видишь — нестандартный он! Точно с окраин откуда-то! Ладно, пойдем скорей! А то действительно без нас…

Тем временем Кот, успевший практически «влететь» в переходный шлюз своего «Дикаря», остановился. К нему на связь, напрямую, без обычного соединения через корабельный ИскИн, вышел аж сам коммандер Ас Килхенн!

— Слушаю, господин коммандер! — принял вызов Кот.

Все-таки Ас Килхенн тоже был флотским офицером, и имел гораздо более высокое звание, нежели он, всего лишь лейтенант.

— Лейтенант Аст Росс! — раздался голос, причем Кот как наяву увидел его высокомерного хозяина. — В процессе торгов произошел системный сбой. К сожалению, сбой пришелся на часть именно ваших покупок, поэтому придется вернуть несколько лотов. Список я передам. Лоты будут выставлены повторно, торги через три дня.

— Да, господин коммандер! Так точно! Будет исполнено!

— Вот и хорошо, лейт! — покровительственно бросил Ас Килхенн, похоже, не уловивший издевки. — Лично проследи, чтобы печати были целы! Я отправлю к вам своего человека, он проверит!

— Так точно, господин коммандер! — подтвердил Кот. — Однако по торговому уложению пункт два-двенадцать-восемьдесят три, — кстати вспомнил он своевременный комментарий Зула, — результаты проведенных торгов оспариваются только в судебном порядке!

— Вот, значит, как! — от голоса коммандера явно повеяло угрозой. — Хорошо, лейт! Запрещаю покидать станцию до завершения расследования, либо, во избежание порчи спорного имущества, требую передать его под охрану на станционный склад! Вылет без моего разрешения будет считаться неподчинением прямому приказу и бунтом! Оборонительным системам отдан приказ вести огонь на поражение! За грузом в течение десяти минут прибудет мой подчиненный. — И ехидно добавил: — Потрудитесь исполнить, господин лейтенант…

Коммандер отключился, оставив Кота бессильно скрежетать зубами.

Определенно, что-то здесь было не так.


32

Шлюзовые створки тихо зашипели, открываясь

— Что замер, кэп? — в шлюзе показались наконец-то догнавшие его Минош с Зулом. — Передумал, что ли?

— Да тут такое дело… — Кот вкратце пересказал им разговор с большим складским начальником. — Так что у нас есть небольшой выбор: либо сидим тут, но тогда нам комендант впаяет дезертирство, либо сдаем обратно, но тогда ничего не узнаем.

— М-да-а-а, — почесал затылок Зул. — А я тебе говорил: не связывайся! Что бы в том контейнере сейчас ни было, мы кругом в пролете оказываемся. Если сдадим, то тогда кто этому Ас Килхенну помешает заменить содержимое? Напихают барахла всякого, снова опечатают… а наемник откажется, и всунут обратно нам: нате, владейте! Печати же не повреждены, все, мол, в порядке, что сдали, то и возвращаем! Деньги только потеряем. А если не сдадим, то…

— То потеряем корабль, — мрачно продолжил Кот. — Комендант не отступится. Да-а-а… А ведь, похоже, Ас Килхенн в курсе наших проблем! Иначе с чего ему нас удерживать, перед выбором таким ставить? Может, они как раз с комендантом свои делишки и прокручивают? То-то жалобы дальше штаба не уходят!

— Какие жалобы? — не понял Минош.

— А ты видел, сколько там обиженных осталось? — Зул ткнул пальцем куда-то за спину, намекая на торговый зал. — Тех, у кого денег на «основную группу» не хватило? Но вот Спящие мне в свидетели — жаловались они! Как положено, на действия подразделений Флота только во флотские же штабы! Местные штабы. Масштаб не тот, чтобы их жалобы где-то выше рассматривали!

— Вот-вот, — подтвердил Кот его догадку, — и я так думаю.

— Что делать будем?

— Что делать… что делать… — задумался Кот. — А что тут сделаешь? Смотреть будем! Зул, надеюсь, ты этот контейнер поглубже спрятал? И… м-м-м… твой автосклад полностью функционален?

— М-м-м… нет. Это последний выкупленный лот, его и доставили последним. Стоит на самом верху… — удивился Зул, и вдруг хлопнул себя по лбу: — А-а-а! Понял! Да, конечно! Самое ценное, самое дорогое… Конечно! Глубоко стоит! Так просто не доберешься! Склад!!

Он прикрыл глаза, отдавая команды автоматическому складскому комплексу. Кот только усмехнулся.

— Капитан! Тут капитан Марш пришел! — вызвал вахтенный.

— Пропусти! — коротко приказал Кот.

Шлюз коротко сработал, пропустив внутрь капитана Марша, выглядевшего еще более мрачным.

— Лот забрать? — повернулся к нему Кот, и, не дожидаясь подтверждения, кивнул на застывшего Зула: — Вот, наш кладовщик-бухгалтер как раз проверяет, куда контейнер запихнули.

— Вот… проверил! Глубоко стоит! Просто так не доберешься! — вновь «вернулся к ним» Зул. — И это… Кэп, неполадки у меня. Перегрел я там что-то, или еще чего, но автосклад часа два, или даже три, на ремонте простоит. Извини, система новая, что-то я не учел. — Зул виновато развел руками, но в глазах прыгали веселые искры.

— Вычту из оклада! — пригрозил Кот, подхватив игру. — Капитан, сам видишь, не можем прямо сейчас выдать… Складской комплекс слетел!

Марш помрачнел еще больше, закрыл глаза, видимо с кем-то связавшись, и, наконец, тряхнул головой.

— Сейчас погрузчик приведут. Лейтенант, можно тебя на пару слов? — он взял Кота за локоть, кивнув Миношу и Зулу. — А вы идите, идите! Склад откроете, погрузчик встретите!

Дождавшись подтверждения от Кота, подчиненные ушли, а Марш прямо зашипел… куда-то в сторону. Явно разговор неофициальный.

— Лейт! Ты что вытворяешь? Ас Килхенн слюной давится и криком заходится! Ты зачем с этим Тонгом связался? Это же племянник нашего… коменданта! Тренг за тебя как за нормального говорил…

— А я и есть нормальный! — вырвал локоть Кот. — Увлекся, с кем не бывает! Ты мне вот что скажи, кэп: это нормально, когда наемник за контейнер «лежалого» барахла такие деньги вывалить готов? Мне вот кажется, что нет!

— Мне тоже! Но ты пойми! Мне два месяца до конца контракта осталось! Дослужить — и все! Оставаться не хочу! Хоть и жаль выслугу терять, но в этом дерьме плавать уже выше моих сил!

— А ты уверен, что чисто уйдешь? — Кот тоже говорил вполголоса. — Уверен, что на тебя не навесят чего-нибудь? Уверен, что не пустят по твоим следам эсбэшников? А ведь нет человека, нет и проблемы, украл — ушел — потерялся! Уверен, что такого не будет?

Кот импровизировал на ходу, но было видно, что Марш и сам думал над этим.

— Я ни в чем не уверен, — признался он. — Но что еще делать — не знаю!

— Зато я знаю! Пойдем! — Кот потянул за собой отчаявшегося капитана.

— Ты понимаешь, что я не могу позволить тебе вскрыть контейнер? — поинтересовался Марш. — У меня однозначный приказ.

— А мы и не будем ничего вскрывать. Идем!


33

На складе уже ворочался неповоротливый мехпогрузчик, в кабине которого виднелся человек во флотском комбезе. Кот замер. Он-то надеялся, что погрузчиком будет обычный, хоть и большой, серв!

— Требования безопасности, — пояснил Марш в ответ на молчаливый вопрос Кота. — Любой крупный механизм, который может причинить складам урон и который можно взять под дистанционный контроль, к использованию запрещен. Только мехи на ручном управлении.

— Хш-шары-ы! — еле слышно выругался Кот, но сразу же добавил уже нормальным голосом: — Кэп, ты понимаешь, что я не могу позволить твоему человеку орудовать в моем трюме? Выводи меха! Подождете, пока систему автосклада восстановят!

— Не могу! Приказ вернуть лично и срочно! — коротко отозвался Марш. — Вплоть до вызова усиленного наряда в тяжелом снаряжении при препятствовании!

— Марш, слушай! Пойми! Я же сейчас запечатаю корабль и включу системы обороны! И буду торчать тут, отбиваясь, пока не прилетит кто-то, кто возьмет на себя ответственность!

— Приказ!

— Марш, пойми же! Тебя покрошит в первую очередь! Это просто расстрел получится!

— И своего товарища тоже под расстрел пустишь? — Марш кивнул в сторону меха. — Там Тренг!

— Да черт бы тебя побрал! — взорвался Кот. — Не могу я «просто отдать», Марш! Не могу!! Разве ты не понимаешь, что Ас Килхенн тебя просто подставляет?!

— Понимаю, — капитан Марш кивнул. — Но у меня приказ.

Видимо, что-то такое мелькнуло в глазах Кота, готового начать действовать, поэтому Марш быстро добавил: — Хорошо. Что предлагаешь?

— Я могу за управление сесть! — вдруг влез Зул, который вместе с Миношем стоял рядом и слышал эту перепалку от начала, и до конца. — Эм… мехгрузчики в троечку… Справлюсь!

— Откуда?! — пораженно выдохнул Минош.

— А-а-а… чем только не приходилось заниматься! — отмахнулся Зул. — Ну что? Позволите?

— ИскИн! Под запись: официально требую от представителя флотских складов передать управление мехгрузчиком одному из моих людей! — поднял руку Кот. — Основание: ведение работ внутри корабля должно осуществляться только членами команды или нанятыми специалистами!

— Выполнено. Отправлено в адрес флотского склада на рассмотрение, — отозвался ИскИн и запнулся, через секунду продолжив: — Согласовано. Требование не противоречит правовым нормам и приказам, отданным начальником флотских складов.

Кот позеленел от злости. Вот хотел он все «по-тихому» сделать, так нет же, чертов ИскИн с его хшаровыми тупыми алгоритмами… Услужливый идиот! Официальные запросы и требования официально же направляются «в адрес»! Хотя… судя по скорости, их запрос согласовал станционный ИскИн. так что Ас Килхенн, скорее всего, остался в неведении… Но рассчитывать только на это не стоило!

— ИскИн, веди полную запись! Марш! Слышал? Твое же начальство признало мои требования справедливыми! Выгоняй Тренга! Зул, принимай управление! — Кот помедлил, и добавил: — И еще, Зул! Действуй предельно аккуратно, ты понял? По требованиям начальника склада ни печать, ни сам контейнер не должны пострадать! Ты понял меня? Ведем полную запись.

— Как не понять? Понял! — по лихорадочному блеску глаз своего «многопрофильного бухгалтера» можно было обо всем догадаться. — Сделаем все аккуратненько… Как надо!

Марш, бросив на Кота острый взгляд, отдал команду, и через несколько минут Тренг уже стоял возле них, а Зул угнездился в прозрачной рубке, опробуя механизм.

— Марш, что за дела? — поинтересовался Тренг, на что капитан только молча кивнул на лейтенанта.

— Так надо, Тренг! — жестко отрезал Кот, заставив старого знакомого недовольно поморщиться.

Зул же, опробовав меха, приступил к работе. Поднимая и переставляя контейнеры, он заставлял меха постоянно топтаться на месте или мелко-мелко семенить, если надо было переместить груз в сторону.

— Да что он делает? — недовольно произнес Тренг. — Он же так шарниры задерет!

Наконец, искомый контейнер был извлечен и мех Зула, держа в руках-лапах ценный груз, засеменил к выходу. Вдруг с ясно слышимым звоном и скрежетом мехгрузчик повело в одну сторону, потом в другую. Зул, пытаясь удержать равновесие механизма, слишком дернул «руками», и контейнер слетел с направляющих, снеся несколько стоек складской системы и сильно ударившись о силовую балку.

— Звезда ходовой! — Тренг еле сдержался, чтобы не броситься к оседающему под собственным весом механизму. — Тут на декаду теперь работы!

— Прости, кэп! — в глазах Зула, молодецки выпрыгнувшего из кабины, не читалось ни капли раскаяния. — Я, кажется, не рассчитал свои силы! И это… Похоже, там что-то сломалось!

— Накажу! — Кот бросился к открывшемуся «спорному контейнеру», створки которого от удара перекосило и заставило открыться.

Из контейнера наполовину выпало что-то массивное, но при этом было видно, что еще несколько таких же штук осталось внутри.

— Хм… странно! — вслух удивился Кот. — По вашей же накладной тут запчасти к сервам и боеприпас к стамиллиметровым рэйлам. Не похоже. Капитан Марш, что это за хрень? Не знаю такой!

Даже Тренг удивился. Марш же, прочитав маркировку, устало опустился на корточки и закрыл лицо рукой.

— Это хшарова дыра, — устало ответил он. — Все. Никто никуда не полетит. Это дыра…

— Что это? — Кот требовал ответа.

— Маск-модули «Тень». Последняя модель. Недавно приняты на вооружение для установки на корабли диверсионных групп. Никогда их не видел, только по базе нашел. — Марш, словно извиняясь, пожал плечами. — Недавно обновил. По должности положено.

— Спецификацию скинь! — потребовал Кот, и, получив требуемое, вслух зачитал: — Для установки на корабли малых классов, включая эсминцы. Полное поглощение всех спектров излучения. Маскировка от девяносто восьми процентов сканирующих систем, принятых к производству…

— Это хшарова дыра, — вновь произнес Марш. — Это не случайность, тут ничего не происходит без ведома начальника. Ас Килхенн никого живыми не выпустит. Ни-ко-го…

— Похоже, Кот, сейчас самое время потревожить твоего «доброжелателя», — высказал задумавшийся Тренг. — Иначе он не то, что эскадру, он и тебя самого больше не дождется!

Судя по всему, он прекрасно понял то, о чем говорил Марш.


34

Кошак, опрометью выскочивший из шлюзовой камеры только пристыковавшегося корабля, вихрем промчался по коридорам и переходам, распугивая встречных. Мррины и люди, встретившиеся на пути, вжимались в стены, пропуская бешено мчавшегося молодого боевого вождя одного из Кланов.

— Ар-рх-х-х… Успел! — выдохнул он, возникая на пороге зала собраний.

Что поделать, пришлось пробежаться! Тема экстренного собрания была очень важна для скитальцев! Причем тема такая, которую не доверить системам связи, которые можно и взломать… Отступники. Отступники и недовольство глав пиратских картелей — последнее было даже важнее изгоев!

— Все в сборе. — Глава собрания медленно поднялся с места. — Кррин, ты чуть не опоздал!

— Прошу простить! — мррин склонил взъерошенную голову перед авторитетом старого кошака. — Был далеко. Очень далеко. Пришлось торопиться.

— Хорошо, — старый мррин кивнул. — ИскИн! Закрыть двери, опечатать зал! Протокол «стена»!

— Принято. Выполняю. — Отозвался ИскИн старого линкора, бывшего когда-то гордостью какого-то флота.

Когда-то… Сейчас линкор типа «Фанг», поколения два-семь, считался уже порядком устаревшим. Ну да скитальцам и «мусорщикам», которыми для всех остальных являлись мррины, было достаточно и этого. Зубастым скитальцам, дорого продававшим свои жизни! Только из-за этого их не уничтожили: дураков совать свою голову под выстрелы отчаянных вояк и рисковать потерей корабля при высадке абордажной группы почти не осталось. Непревзойденные абордажники, мррины знали толк в ближнем бою, зачастую захватывая практически корабли оппонентов целыми. Знали это и пиратские кланы, по чьим территориям и кочевали кошаки, причем знали это уже давно, поддерживая взаимовыгодные отношения с воинственными «пустотными кочевниками»… а «большим государствам», которые могли бы выставить современный, хорошо укомплектованный и обученный, флот, мррины «дорогу не переходили»! И вот сейчас весь привычный порядок, выстраиваемый тысячелетиями, грозил рухнуть.

Пиратские лидеры были очень недовольны!

Пропала сеть, у собравшихся недовольно запищали планшетники и коммуникаторы. Уши слегка заложило излучением подавителей, заставив некоторых пожилых кошаков скорчить недовольные гримасы.

— Начнем. — Старый мррин, оглядев ряд зеленых точек, подтверждающих полное экранирование, снова встал. — Суть проблемы вы знаете, но я напомню: где-то глубоко в диком у кланов захватили станцию. Даже не станцию, а всю систему! Система была транзитной, через нее проходили многие маршруты контрабандистов. Захватчики закрыли движение, что не понравилось многим. Объединенные силы двух их серьезных кланов, хотевших вернуть прибыльную точку, были разбиты, корабли выбиты почти полностью. Оставшиеся утверждают, что среди захватчиков много мрринов, поэтому претензии предъявили нам! Пираты проявили редкое единодушие, что не случалось очень давно… обычно они грызутся за право добить ослабевших. Но не сейчас. Что скажете, главы? Участвовали ваши бойцы?

— Не мы! Не мы! Не мои! — по очереди ответили все.

— Я так и думал. — Кивнул старый кошак. — Все из нас знают, что захват станции или системы — бесполезен. Мало захватить, надо еще и удержать! Техника выходит из строя, новую нам брать почти неоткуда. Запасы истощаются, а все сношения с миром и вся торговля у нас через пиратов и контрабандистов. Все наши попытки в прошлом не увенчались успехом, поэтому мы давно договорились: не трогать! Не трогаем мы — не трогают нас. Именно этот принцип позволяет нам до сих пор вести наш поиск. Это все знают? Это все помнят?

— Да, Отец Искатель! — склонили головы собравшиеся.

— Поэтому я спрошу еще раз, по-другому! — Кошак вздернул голову. — Кто-то знает, чьи воины участвовали в нападении и захвате?

— Нет! Нет! Нет… — ответы, как и в прошлый раз, были единодушны.

— Хорошо. Я верю вам. — Старый мррин устало опустился на свое место. — Возможно, это сделали изгои. Но это не уменьшает проблемы. Нам выставили жесткие требования. Либо полная компенсация, либо своими силами вернуть им базу. Иначе нас погонят отовсюду и будут истреблять при первом же удобном случае. Нам перестанут поставлять расходники и запасные части, у нас перестанут покупать добытое. Под этим подписались все «вольные капитаны» и «проныры». Думаю, скрепляющим звеном здесь выступили контрабандисты — именно по их карману ударило больнее всего. Обходные маршруты слишком длинны и небезопасны. У нас ограничен выбор — только два предложенных варианта. На какой из них нам согласиться? Что скажете, главы?

— Второй! Второй!

— Согласен с вами, главы, — прикрыл глаза мррин. — Но нам придется собрать все наши силы. Все без исключения. Захватчики разбили объединенные эскадры «Красноперых» и «Мглу», а это серьезная заявка. Не знаю, откуда они взялись, не знаю, кто им помогает, но всех сил только изгоев не хватит, чтобы провернуть подобное… Однако виноватыми делают нас! Поэтому собираем когти в один кулак и бьем! Общий сбор через три декады. Ответ кланам я дам. — Старый кошак открыл глаза и поднялся. — Совещание проведено, решение принято. Приступайте! ИскИн, отмена протокола!


Появилась сеть, уши «отпустило», последними разблокировались двери. Главы потянулись к выходу.

— Кррин, останься. — Старый кошак приподнял лапу. — У меня есть для тебя задача.

Дождавшись, пока все выйдут, старый мррин подозвал к себе молодого.

— Кррин! Без разведки наш путь навсегда закончится там, в глубинах дикого. У твоих когтей самые лучшие и быстрые корабли. К приходу основных сил ты должен разведать подступы, маршруты и окрестные системы. И… если захватишь мррина, оставь его в живых. Поговори! Вряд ли наших изгоев среди захватчиков будет много. Такие бойцы пригодились бы и нашим кланам. Если вольешь их к себе как младшую ветвь — я не буду возражать. Иди!

Молодой кошак почтительно кивнул. Поставленная задача была ему вполне по силам!


35

Возвращение «Дикаря» вышло если не триумфальным, то, по меньшей мере, широко обсуждаемым. Как же: капитан, который еще лейтенант, «вскрыл злостные нарушения» на флотских складах, не подчинился приказу преступника-коммандера и целых семь часов оборонял свой корабль от боевых сервов, волнами атаковавших упрямый корабль!

Обсуждали все и всё — от удачливости капитана, буквально в последние секунды до «глушения сети» успевшего «сообщить куда надо» и позвать на помощь, до слаженности немногочисленной команды, отбившей все атаки и удержавшей корабль у причала, не дав расстрелять себя прямо «на входе». Едва ли не поименно обсуждали каждого члена команды, как, что и когда тот делал. Обсуждали коммандера Ас Килхенна, по слухам, продававшем практически каждому желающему все, что угодно, включая новейшие разработки совершенно убойных оружейных систем и сбежавшего от эскадры эсбэшников, прибывших для расследования, едва ли не на корабле Древних. Обсуждали величину недостач, ужасаясь масштабам воровства. Более сведущие заодно обсуждали и явную дыру в безопасности склада: пристыковавшийся корабль оказывался вне зоны действия станционных орудий и пусковых комплексов, а многочисленные оборонительные платформы отказывались стрелять внутрь удерживаемого периметра.

Рассуждения и обсуждения начались задолго до их прибытия.

Торговцы, собравшиеся на распродажу и задержанные по приказу коммандера Ас Килхенна «до ликвидации бунта», испуганной стаей разлетелись сразу после появления такой возможности, разнося факты, слухи и просто свои досужие домыслы по окрестным системам. Хоть «возможность» эта и была предоставлена тем же Ас Килхенном, спешно бросившим все и сбежавшем на одном из экстренно стартовавших кораблей, люди предпочитали об этом не вспоминать. Зато они с удовольствием рассказывали, как «Собственными глазами видели!» и «толпы, просто огромные толпы боевых сервов, которые разнесли полстанции и почти разобрали тот корабль», и «горы убитых подручных» и «мастерство пилотов этого «Дикаря», которые уворачивались, только представьте, даже от очередей плазменной спарки!».

В общем, хватало и обычных сплетен! И далеко не все они были безобидны.

Коту же откровенно не повезло. Если его команда, стоило им пристыковаться, разошлась, практически расползлась, по капсулам и кубрикам, то ему, как командиру, пришлось держать отчет перед комендантом. Коммандером Ас Толлом, что Кот почти намертво запомнил, получив официальный приказ срочно явиться с отчетом едва только его «Дикарь» выскочил из гипера в системе. Делать было нечего, пришлось не столько управлять кораблем, сколько составлять официальный рапорт с приложением документов и видеосвидетельств, хотя штатный ИскИн, глуповатый, на взгляд лейтенанта, и сам прекрасно справился с «движением по прямой» и небольшими корректировками курса.

— Значит так, лейтенант! — процедил коммандер Ас Толл, ознакомившись с отчетом. — На складах ты побывал. Так побывал, что долго еще не забудется! Трюмы заполнил. Даже успел вернуться в срок. Значит, завтра на маршрут! Без возражений! Твои проблемы меня не касаются! Маршрутную карту получишь на выходе. Кругом! Марш!

Оставалось только выйти из негостеприимного кабинета, что лейтенант и сделал.

Комендант снова вывел его из себя! Идя по центральному переходу и вполголоса ругаясь, он получил оповещение из конторы найма: мол, специалисты подобраны, даже с излишком, просим подойти для проведения собеседований и отбора подходящих.

— Ну, хоть что-то приятное сегодня случилось! — проворчал Кот, резко останавливаясь и разворачиваясь в сторону офиса наемников.

Его резкая остановка чуть не привела к столкновению шедшего за ним почти вплотную человека.

— Эй! Смотри, как ходишь! — раздался в спину недовольный оклик, а за плечо схватила чья-то жесткая рука. — Тебе говорю, лейт!

Обернувшись, лейтенант увидел злую гримасу на лице невысокого крепыша, сменившуюся неподдельным удивлением.

— Кот? Ты?!

— Гарз? — напряг память Кот. — Ну надо же! Сплошные старые знакомцы попадаются!

— Да, не ожидал тебя увидеть, не ожидал! Смотри-ка, уже целый лейт! — бывший штрафник оценивающе поцокал языком. — Значит, и ты дожить смог! И даже в офицеры выбился! Молодец! Что делаешь тут? Куда идешь и че недовольный такой?

— Так… служу. — Неопределенно ответил Кот. — В контору найма сейчас иду. А недоволен потому, что только-только от Ас Толла! Ты-то что тут делаешь?

— Да-а-а… Он тот еще засранец! — согласился Гарз. — Я тоже в контору, контрактик интересный подворачивается. Я ж наемник! Надо ухватить! Пойдем, расскажешь про себя.

— Да рассказывать нечего. Служу. Вот, сейчас в вашу контору иду — говорят, людей подобрали, собеседовать надо. — Поморщился Кот.

Присутствие наемника, когда-то бывшего с ним в одном штрафном взводе, ему было не по душе.

— Стой-ка! — Гарт вдруг схватил его за рукав. — Так ты тот самый лейт, который на новом корабле? Лейт — капитан? С неполной командой?

— Да. Тот самый! — Кот недовольно выдернул рукав из цепких пальцев, но Гарт вновь его схватил.

— Постой, не торопись. — Видно было, что наемник о чем-то напряженно думает. — Пойдем-ка помедленней…

— Что такое? — нахмурился Кот, однако шаг замедлил.

Гарз хмуро посмотрел на лейтенанта, но с ответом не торопился. Только хмурился все больше и больше, напряженно что-то взвешивая в своей голове.

— Так! Слушай меня сюда, лейт! — Гарз, решившись, говорил вполголоса, но довольно грубо. — В конторе абордажников не бери. Понял меня?

— Не понял! — Кот аж остановился.

— Иди! Не стой! — прошипел Гарз. — Не привлекай внимания. Я и так рискую. С твоим заказом связан еще один, «черный». Наняться на корабль, похоже, как раз твой, и по сигналу ударить в спины, помочь с захватом. Я тебе должен был, поэтому не возьмусь, но сюда еще несколько команд слетелись. Понял меня?

— Понял!

— Раз понял, то не бери группы. Одиночек набирай, эти чистые должны быть, но спаянные команды не бери! И меня не свети! Откажись под любыми предлогами. Ну все, лейт, бывай! Теперь мы в расчете!

Гарз отцепился и почти мгновенно скрылся в каком-то то ли баре, то ли магазинчике, зазывавшем посетителей цветной рекламой. Кот же медленно пошел дальше, обдумывая услышанное.

Наемник явно не врал. И его слова «теперь мы в расчете» придавали вес его словам. Когда-то Кот вольно или невольно, но спас жизнь Гарзу и его людям, и теперь наемник «всего лишь» отдал долг!

Кто-то объявил на него охоту? Неизвестно. Кому-то понравился корабль? Вот это более вероятно… И этот «кто-то» обладал большим весом для того, чтобы скинуть наемникам «черный заказ»! Настолько большим, что пекущиеся о чистоте своей репутации конторы найма молча этот заказ проглотили и приняли к исполнению!

— Значит, команды не брать, только одиночек… — Кот тряхнул головой. — Ну, ладно! Спасибо… брат!

Будто бы споткнувшись, Кот чертыхнулся, но сложил пальцами несколько знаков: «принял», «сделаю», «готов»! Может быть, ему показалось, но за яркой рекламой мелькнуло лицо Гарза, наблюдавшего за этой пантомимой.

— Значит, только одиночек! — Кот уверенно пошел вперед.

Предупрежден, значит, вооружен. Одиночки, так одиночки. Люди в команду нужны, поэтому он выслушает и попробует взять всех!



36

На корабле все было спокойно. Тех нескольких часов, что Кот провел в штабе, сначала ожидая в приемной, а затем и выслушивая указания «неприятного коммандера», хватило, чтобы часть команды пришла в себя… та часть, которая заняла свободные капсулы в медблоке.

Взойдя на борт лейтенант направился прямиком в столовую, где, по подсказке ИскИна, и находилась большая часть отдохнувших. На входе его перехватил Минош, сходу, в лоб, огорошивший Кота вопросом.

— Капитан! Что с диверсантом делать будем?

— Каким? — не понял Кот.

— Ну, тем, что недавно прихватили! Перед этим походом на склады, будь они неладны! — напомнил Минош. — А то, знаешь ли, незаконно удерживать хоть кого-то… Чревато!

— Почему это незаконно?! — возмутился Кот. — Пробрался на наш корабль с неизвестными целями? Попался? Пусть посидит!

— Ну да, пробрался, попался… И посидел! Несколько дней уж сидит! — парировал Минош. — Или мы сейчас выдвигаем обвинение и передаем его властям, или отпускаем! Дальше держать нельзя. Если кто-нибудь из его подельников пожалуется, то проблем получим… а то еще и в попытке работорговли обвинить могут!

— Даже так?

— А как ты думал? Там, на складах, нарушителей по «общей ответственности» и не взяли бы, флоту нет дела до гражданских! А здесь как раз имеются гражданские власти. Так что, решай, командир! У нас всего-то часа полтора осталось, потом правовое время выйдет!

— А что тут решать-то? — буркнул Кот. — Сдаем! Вот только побеседовать бы надо. Кто, зачем, почему… Как думаешь, Минош?

— Поддерживаю! — Ответил старпом. — Хорошо бы узнать, кому мы дорожку перешли.

— Идем!

— Подожди, ребят позову! — остановил Кота Минош. — ИскИн четыреста восемьдесят три попытки взлома зарегистрировал, наблюдение отключилось. Не прост парень, ох, как не прост! Да и костюмчик у него хороший. Может, — старпом красноречивым жестом показал броню, — а?

— Да, согласен. — Кивнул Кот. — Бери ребят в полном обвесе! Да и нам самим не мешало бы броню нацепить. Давай, собирай почетный караул и сам готовься. Ну, и я тоже!

Через десять минут Кот, Минош и еще тройка бойцов, экипировавшиеся как на штурм, собрались в небольшом зале перед карцерными дверьми.

— Ты — туда, ты — сюда, ты — стой тут! — быстро расставил людей старпом. — Ну что… Подробнее посмотрим, кого прихватили?

— Угу. ИскИн, выход из блока заблокировать! Минош, открывай! — приказал Кот.

Открывшиеся глухие двери явили взглядам заключенного моментально как бы покрывшегося дымкой и бросившегося к выходу. Едва видимый силуэт прыгнул на Миноша, который своим тяжелым бронескафом закрыл выход, и обрушил на него шквал ударов!

— Ах! Хшарова задница! — запыхтел старпом, пытаясь отбиться. — Чтоб тебя!

Привода тяжелой брони просто не успевали за стремительными движениями диверсанта, кулаки которого мелькали с бешеной скоростью. Бац! Ногу Кота, прилетевшую в щель между массивным скафом Миноша и притолокой дверей, диверсант не учел, удар пропустил и теперь ворочался на полу, откинутый в центр камеры.

— Вот же жучья отрыжка! — пожаловался Минош. отходя назад. — Он мне визор повредил!

— Слышь, ты! — рявкнул Кот. — Сюда слушай! Еще раз дернешься — будем на поражение стрелять! Нас тут пятеро, не скроешься! Дыр навертим, к такой-то бабушке, и как есть, так и охранке сдадим! Парни, покажите! — один из абордажников шагнул вперед, показавшись диверсанту, и недвусмысленно поднял ствол, а Кот продолжил: — Я запись веду, подтверждение, что сам нарвался, у нас будет! Понял меня?

Фигура замерла. Пленник осознал, что шутки кончились!

— Если понял, снимай маскировку и медленно выходи! Предлагаю соглашение! Поговорим, потом отпустим! Даже охранке сдавать не станем! Дернешься — стреляем! Или вообще тебя там и погасим! Ну?!

Фигура медленно выпрямилась, маскировка спала, показывая броню диверсанта во всей красе. На боку, куда пришелся полновесный удар бронированного ботинка Кота, была видна явная вмятина.

— Ага, вижу, понял! Давай ме-е-едленно сюда! Дашь повод — прибьем! — скомандовал Кот.

Диверсант вышел на середину свободного пространства и несколько раз повел шлемом, оценивая обстановку. Десантники напряглись, вскинув оружие.

— Без шуток! — рявкнул Кот. — Встал тут, броню снял! Потом говорить будем! — и добавил, видя нерешительность пленника. — Шустрый ты больно. Ребята в напряге, вдруг у кого палец дрогнет. Собирай тебя потом из запчастей… А без брони и напряга не будет. Ну! До трех считаю! Раз!.. Два!..

На третьем счете диверсант снял шлем, явив взорам красное, распаренное лицо. Женское! Серые короткие волосы, большие миндалевидные глаза, вздернутый носик… Диверсант оказалась весьма симпатичной! И злой.

— Броню снимай! — приказал Кот. — Либо сама, либо мы поможем! Давай-давай, не тушуйся!


Диверсантка бросила шлем на пол, уперлась руками в стену и вышагнула из будто раскрывшейся цветком брони. Фигура в обычном комбезе была спортивной, подтянутой. Кот, открывший забрало собственного шлема, поморщился от тяжелого запаха.

— Ну чё? Довольны? — злобно оскалилась пленница. — Я ваши требования выполнила! Чё ты нос-то морщишь? Сам посиди столько дней в этой скорлупе, потом морщись!

— Зар-р-раза! — восхищенно присвистнул Минош. — Надо же! Бронька-то легкая, а меня в ближнем чуть не уделала! Сильна!

— Ну, говорите, о чем хотели! — вздернула свой и так вздернутый носик диверсантка. — А потом выпускайте! Как договаривались! Я запись договоренности сделала, если что — житья вам не будет!

— Это не мы говорить будем, а ты рассказывать! — веско произнес Кот. — Кто ты, как зовут, какого черта ты к нам поперлась, кто заказчик, кто напарник… В общем — все рассказывай!

— Хорошо! — согласилась девчонка. — Я из «полутени», зовут Тень. Поперлась к вам по заказу. Напарника не знаю — его отправили за мной приглядывать и подстраховывать, я его без шлема и не видела! Отзывался на Тика, как реально зовут — не знаю! Заказ простой был — добраться до вашего ИскИна и выпотрошить данные корабля. Кораблик приметный, никто такого не видел, заинтересовался кто-то. Заказчика не знаю, не мой уровень! Заказ пришел по сети, через посредника, как и обычно. Посредника Мрак зовут, ищите сами, где он и кто он — не знаю! Что знаю — рассказала. Теперь выпускайте!

— Что-то мало ты знаешь… — протянул Кот. — Минош, кто такие эти «полутени»?

— Профессиональные тихушники. Что-то добыть, что-то разузнать, что-то втайне подложить, — мрачно отозвался старпом. — Она действительно ничего больше не знает. Простой исполнитель.

— Во! Твой Минош знает, о чем говорит! — подняла вверх палец девчонка, и снова добавила: — Отпускай! Я свою часть сделки выполнила!

Минош выжидательно посмотрел на своего капитана.

— Тьфу ты! — ругнулся Кот. — Ладно! Выкинь ее с корабля!

— Что? — вытянулось лицо у Миноша. — Как?

— Да просто возьми и выпни через шлюз. — Махнул рукой Кот. — В общую галерею. Пусть катится, куда хочет! Договор есть договор.

— Ну… ладно. Сделаю. — Судя по лицу старпома, тот явно недоумевал.

— Стопэ! — рявкнул Кот на дернувшуюся было к скафу диверсантку. — Скаф у нас останется! Трофей! Попалась — так и катись как есть! Нечего к честным людям на корабли лазить! Может, возьмешься за ум… а то так или пришибут случайно, или поймают и на каторгу загремишь. Все, Минош, гони ее отсюда! ИскИн, разблокируй выход!

— Ты! Хшарова дырка! — взвизгнула девчонка. — Слуп вонючий!..

— Стоп-стоп-стоп! — усмехнулся Минош, хватая диверсантку за шкирку. как нашкодившего котенка. — Командир сказал выгнать, значит — выгоню!

В его бронированной лапе ухваченная за ворот комбинезона девчонка выглядела как смешно дрыгающийся воробей, а для усиленной сервоприводами скафа руки и вес в полсотни девичьих килограмм был сродни пушинке. Взвизги и крики рассерженной Тени, немудреным способом транспортируемой Миношем к выходу, отсеклись закрывшейся дверью. Кот устало снял шлем.

— И что, командир? Просто выгоним, да? — поинтересовался один из парней. — Сдавать не будем? За этих воришек обычно награда хорошая от властей перепадает… Не любят они этих шкодников!

— Пожалел я ее. Молодая ведь совсем… Сдать в охранку — так действительно на каторгу улетит, да и поиздеваются еще. — Отвернулся Кот. — Выплачу я вам награду за поимку. И за скаф трофейный причитающуюся долю получите — всё, как полагается. За это не волнуйтесь.

Абордажники только переглянулись.

— Ну, все, пойдем. Театр закончился, нечего броню зря таскать! — распорядился Кот. — Да и мне пора уже идти… Дел много!

Через пятнадцать минут Кот уже выходил обратно на станцию, отправив в контору найма подтверждение своего скорого прихода.

— Я в контору. ИскИн, подготовь помещения для команды. Минош, организуй встречу, пусть размещаются, как придут. И сразу хоть немного, но протестируй новичков, думаю, многие из них с «временным контрактом» будут!

— Ясно, сделаем! — кивнул провожавший лейтенанта Минош.

В это время личный счет Кота коротко бипнул, оповестив хозяина о зачислении небольшой суммы.

— Эм-м-м, — удивился Кот, вызывая своего «бухгалтера». — Зул, что это такое?

— Как это что? — в свою очередь удивился Зул. — Твоя доля за трофей! Скаф необычный, интересный. Я его решил у нас в запасниках оставить, на корабль выкупить, а не на торги выбрасывать. Пробил по рынку стоимость, вычел амортизацию, оценил и разделил призовые. Это — твоя доля!

— Ну ты… быстрый!


— Какой есть! — самодовольно усмехнулся Зул, отключаясь.


Удивленно покачивая головой, Кот все же миновал шлюз, но, не сделав и десятка шагов, остановился. Недалеко кто-то всхлипывал, еле сдерживая рвущиеся наружу рыдания.

— Что случилось? — Кот заглянул за стойку с какой-то аппаратурой, из-за которой и раздавались всхлипы. — Ты?!

На него смотрела давешняя диверсантка, но от прошлой злой уверенности в ней не осталось и следа. Девушка съежилась, привалившись к переборке и подтянув колени к подбородку.

— Что пялишься? — выкрикнула она. отворачиваясь. — Доволен?!

— Ты… чего ревешь-то? — Кот присел на корточки напротив. — Мы же тебя охранке не сдали, как и договорились.

— Да лучше бы сдали! — всхлипнула девчонка.

— Не понял! Ну-ка, объясни! — нахмурился Кот.

— Объяснить? Объяснить, да?! — девчонка вскинула на него полные слез глаза, смахнула их рукавом и вновь отвернулась. — Думаешь, облагодетельствовал, да? Благодетель хшаров! И куда я теперь?!

— Ну, не на каторгу — точно! — встал Кот. — А если недовольна, так давай пересмотрим. Не вопрос. Охранка быстро прибудет!

— Мне без скафа тут делать нечего! — девчонка взяла себя в руки и зло посмотрела на Кота. — Скаф верни, а?

— Не могу, — развел руками Кот, — его уже оценили, в актив корабля записали, а деньги как призовые разделили. Дорогой для тебя подарок выйдет. Ты бы пошла, лучше, да работу нормальную нашла.

— Нормальную работу?! Нормальную работу?! — глаза девчонки непроизвольно наполнились слезами. — Там, по-твоему, нормальная работа?! — она мотнула головой в сторону яркой вывески, обещающей «все удовольствия» матросам прибывающих кораблей. — Мне там до конца жизни «нормально работать» придется!

— Ну-ка, поподробней! — снова присел Кот. — Ты вроде неглупая, много умеешь. Вон как шлюз наш лихо вскрыла! Какой бордель, о чем ты говоришь?

— Ага, как же! «Не глупая»! — зло скривилась девушка. — Я, кроме драки и взлома, не умею ничего! Меня здесь прижмут сразу же как увидят! Займ за скаф до конца не выплатила, сейчас уже, наверное, и проценты набегут! Заказ-то я не выполнила… Возьмут за шкирку, вот, как Минош твой, и отволокут на ближайшую точку! Отрабатывать!

Девушка снова всхлипнула.

— Ну, извини! — развел руками Кот. — С этим ничем помочь не могу. Сама вляпалась. Знала, на что идешь.

— Да пошел ты… — девушка снова отвернулась.

— Хм… — хмыкнул Кот.

Дел было невпроворот, поэтому он выкинул из головы неудачливую «сумеречницу» и пошел по своим делам.


37

«Поход» в контору найма вышел, можно сказать, удачным. По крайней мере необходимый минимум в «20 человек — вахта» был набран. Тот самый минимум, который позволял вполне комфортно и адекватно управлять кораблем и всеми его системами, а не так, как они шли сюда, напрягая все физические и моральные силы.

Конечно, людей он набрал гораздо больше, с прицелом на будущее, ведь «минимум» есть «минимум», поэтому штат лучше бы и увеличить… Но вот ведь загвоздка: у многих, набранных «впрок», значились «испытательные» контракты, а значит, кто-то из них обязательно получит отказ после первого же вылета. Кто-то не справится с задачами, кто-то не вольется в команду… а кто-то, возможно, и вообще окажется «лишним на борту». Кот понимал это и не строил иллюзий. Но, по крайней мере, предстоящий патруль он выдержит достойно! Должен выдержать!

Размышляя о новых членах команды, он как-то незаметно для самого себя забрел в тот бар, где его совсем недавно «угощали» убойной «внутрянкой». Пришел в себя он от дружного рева посетителей, которых в этот раз оказалось на удивление много!

— Да он это! Точно он! Лейт, иди сюда! — призывно махал руками давешний бармен, который в этот раз сидел за столиком в окружении немаленькой кучки товарищей, а не торчал за стойкой.

Кот невольно поморщился. Неужели узнали? И сейчас насядут, будут просить рассказать подробности…

— Я вам говорю! Как насос всосал мою «внутрянку» и ушел! — радостно кричал бармен. — Сам ушел!

— Да брось! Куда ему! — смерил Кота взглядом какой-то детина. — Да даже я с твоего пойла с ног валюсь! Похлеще, чем плазмой долбит!

— Не веришь?! — приподнялся «бармен». — А на спор?! А…

— Верю, док, верю! — усмехнулся детина. — Всегда тебе верю! Но знаю твою тягу ко всяким спорам! И как ты до сих пор долю свою не проспорил, ума не приложу!

Люди за столиком грянули дружным смехом, заставив «бармена»-дока побагроветь.

— Лейт! Да иди ж ты сюда! — взмолился он. — Ты ж у меня единственный, кто своими ногами ушел! Легенда, можно сказать!

— Привет! — Кот, подойдя, хлопнул по подставленной ладони. — Так ты док, что ли? А я думал, просто бармен!

Собравшиеся вновь захохотали, но в этот раз «бармен» не смутился.

— Вот он! — обрадовался Док. — Лейт, слушай! Ну докажи этим обормотам, что и офицеры пить умеют! Не верят же!

Кот почесал за ухом. Вроде бы все дела на сегодня окончены, «на маршрут» только завтра… Да и не зря же ноги сами его сюда принесли!

— Доказать? А почему бы и… да! — он уселся на свободное место. — Что пьем? Кто платит? И, Док, свою «раздеризадницу» больше не предлагай! Я и в прошлый раз еле жив остался! А мне завтра на вылет!

От хохота, казалось, рухнет столик. Похоже, каждый из присутствующих опробовал на себе «коктейльное мастерство» Дока.

— Ладно. Пьем обычное, — согласился Док. — Но с тебя обещание: показать этим засранцам, что я ни капли не солгал! Что ты после внутрянки уйти смог!

— Договорились! — Кот хлопнул по вновь подставленной ладони. — Но не сейчас. Вернусь, вот тогда и повторим!

— Хоп! — Док подскочил, как на пружинах. — Эй, Барри! Давай, доставай «нашу»! Видишь, собрание окончилось, сейчас пить будем!

— Док, слушай! — Кот толкнул «бармена» локтем. — А что за собрание-то?

— Так это остатки моей роты, — пояснил Док. — А заодно и совладельцы этого заведения. Давай познакомлю, что ли! — и, не дожидаясь согласия, заорал. — Хей! Вот тот самый лейт, про которого я говорил! Зовут его Кот — знайте все! А кто захочет с ним выпить — сами и представляйтесь! А то у меня язык заплетется вас всех перечислять!

Теперь захохотал весь зал. Похоже, Док был всеобщим любимчиком, а к его шуткам и непринужденной манере разговора уже давно привыкли.

— Хе-хе! Наш Док в своем стиле! — качнул головой детина. — Я Барке! Ну, знакомы!

Он поднял уже наполненную рюмку. Коту ничего не оставалось делать, как последовать его примеру.

— Знакомы! — и первая порция полетела внутрь. — Ух… а это что за пойло?

— Мы тут как бы совладельцы этого бара, так что свое заведение стараемся не разорять! — усмехнулся плотно сбитый мужичок. — Поэтому пьем приличное, но совсем не дорогое! Я Алекс. Ну, знакомы!

— Знакомы! — и вторая рюмка отправилась за первой.

— Недорогое, но такое, чтобы потом встать можно было, а не сутки в капсуле бока отлеживать! — вступила в разговор коротко стриженая спортивного вида женщина. — Знаешь ли, со службы привычка осталась — быть всегда наготове. Я Рита. Знакомы!

— Знакомы!

— Ну да! Как вспомню — так вздрогну! — подключился еще один. — Всегда так было: только засядешь где-нибудь, расслабишься, как тут же либо «общий сбор» прилетает, либо вообще «экстренный вылет»! Я Миррекс. Знакомы!

— Знакомы!

После пятой стопки лица стали мелькать сплошной чередой, а имена посыпались как из скорострелки. Марк, Тацик, Силла, Ранта, Рэмми, Андро… и так далее, и далее, и далее…

Кот вздрогнул, очнувшись. В голове уже не просто шумело — волны плескались почти у самых глаз, своим гулом забивая уши.

— А ты молодец, лейт! Надо же, очнулся! — весело завопил Док. — Хей! Лейт с нами! Бар! Бар! Бар-р-р!

— Бар-р-р-р!! — весело отозвались со всех сторон.

Судя по всему, гулянка набрала обороты.

— Я ж говорил — наш человек! — Док хлопнул Кота по плечу. — Тут некоторые и десятку выдержать не могут, а ты, глянь-ка, два круга прошел, прежде чем отрубился! Ха!

— Док… это… — Кот тяжело поднялся. — Туалет где?

— Вон туда топай! — махнул рукой развеселый Док. — За стойкой налево, потом прямо и направо. Смотри не перепутай! Налево и еще раз налево — кладовка! Если туда ворвешься, Барри тебе этого не простит! Ах-ха-ха-ха!

— Постараюсь запомнить! — потряс головой Кот.

АВАТ на попытку активации отозвался ноющей болью… ведь фильтры Кот так и не успел заменить. Пришлось отказаться от такого заманчивого способа «быстро прийти в себя». Освежившись и немного разогнав мутную пелену, он вернулся в компанию, уже вроде бы воспринимавшую его как своего.

— Что, поплохело? — на входе в зал его встретили Док с Барксом. — Давай сюда, садись… на вот, выпей.

— Что это? — с трудом сфокусировал глаза Кот.

— Пей! Полегчает! — кивнул Барке.

Кот проглотил предложенную капсулу, запил тягучим сиропом из поданного бокала… и осознал, что в зале воцарилась тишина! Все, замерев, смотрели на Дока, что-то набирающего на своем наладоннике.

— Чист! — воскликнул Док, ткнув пальцем в какие-то данные на большом экране. — Следов активных веществ не обнаружено! А-а-а! Ритка! Ты проспорила мне желание! Учти, оно будет одно, но три раза!!

— Ха, скакун! Вы слышали? — рассмеялась Рита. — Скакун какой! Если ты три раза не отработаешь, я с тебя потом все пять стребую!


Зал снова взорвался хохотом. Гулянка возобновилась.

— Что это было? — Кот никак не мог сосредоточиться.

— Проверка, — просто ответил Док.

— Пьешь с нами. Мы угощаем. Пьешь, как все! Если заглотил нейтрализатор или что-то похожее — это неуважение ко всем нам. А это плохо! — весомо проговорил Барке. — Лейт, ты молодец. Уважаешь! Я — Барке! Маст-садж, десант, три долгих, один короткий, сорок два боевых! Знакомы!

В лапах Баркса появилась стопка, которую тот лихо залил в глотку. В руках Кота появилась такая же, которую он машинально выпил.

— Я Майер. Док. Мед-лейт, десант, четыре долгих, восемнадцать боевых! Знакомы!

— Я Рита. Мед-садж. Три долгих. Знакомы!

И знакомство продолжилось… нет! Понеслось! По второму, а то и третьему, кругу!


38


— Пи-и-ип! Пи-и-ип! Пи-и-ип! — назойливое пищание заставило Кота открыть глаза.

Голова… была, скажем так, мутной. Болеть ничего не болело, но осознание происходящего доходило с некоторым трудом. Перед глазами возникло мутное пятно, превратившееся неяркую лампу «дежурного света», светившую сквозь толстую прозрачную крышку. Кот шевельнулся. «Запрос. Запрос.» — В мозг ткнулось сообщение какого-то оборудования, на которое привычно был дан привычный же ответ «Связь».

— Истощение заправки расходного материала! Замените картридж! — судя по всему, запрос пришел от медкапсулы. 

— Отказ! — выбрал Кот. 

Ну, истощилось так истощилось. Прийдет медик — все заменит. При чем тут он? 

— Прервать выполнение задачи? — снова запросила капсула. 

— Подтверждаю. — выбрал Кот. 

Прозрачная крышка, коротко пшикнув, пошла вверх. 

«Так это меня, что ли, лечили?» — мелькнула запоздалая мысль. — «Да-а-а… видимо, меня. Туго соображаю… Туго…» 

Покряхтывая, Кот выбрался из капсулы. Похоже, той самой «заправки» хватило лишь на то, чтобы снять абстинентный синдром. То, что он вчера что-то пил, помнилось очень хорошо! 

— Капитан! Прошу прибыть на мостик! — пришло сообщение от корабельного ИскИна. 

— Вот еще! — возмутился Кот. — Сначала пожрать, потом дела! 

Яркий свет в коридоре резал глаза. Прищурившись, Кот отправился в столовую. В желудке было пусто, как в недрах выработанного «до нуля» астероида. 

— Ну… командир… Ну ты даешь! — спешащий навстречу Минош резко остановился. — Ты в порядке? 

— Почти. А в чем дело? — проскрипел Кот. 

В горле пересохло, поэтому голос получился… даже самому себе неприятным. 

— Ты рожу-то свою видел? 

— Не видел. И видеть не хочу! — так же скрипуче отозвался Кот. — Сначала поесть, попить… потом на рожу смотреть. И дела все тоже потом! 

Минош отодвинулся, пропуская командира. 

В столовой было немноголюдно. Всего несколько человек, похоже, таких же «опухших», как и сам Кот. Подсаживаться к ним и узнавать «причины» желания не было. Пусть, вон, старпом разбирается со столь явным нарушение дисциплины! А у него одна задача — доковылять до столика и что-нибудь «закинуть в топку». Но сначала — пить! Пить!! Пить!!! 

Выпив подряд три стакана чего-то освежающего, выбранного почти наугад, Кот слегка ожил. Дойдя до дальнего ото всех столика, он тяжело опустился на стул, грохнув перед собой поднос с пищей. Напротив него присел Минош, молча смотревший, пока Кот пытался протолкнуть внутрь еду, отчего-то ставшую чрезвычайно противной. Наконец, насилие над собственным организмом завершилось, а лейтенант откинулся на спинку стула. 

— Ну, командир, ты даешь… — покачал головой Минош. 

— Что, стыдить будешь? — уже более-менее нормальным голосом произнес Кот. — Не стоит. Самому стыдно. Но — бывает… Да! Бывает! 

— Нет, стыдить тебя мне не по должности, — скривил гримасу Минош, — тем более что ты не только капитан, но и мой работодатель. Но вот к ответственности призвать хочу! Зачем надо было так нажираться перед вылетом?! 

— Выбора не было. — в свою очередь скривился Кот. — Вернее, был, но я выбрал этот вариант. Ничего, я почти в порядке. Рука не дрогнет, от причала отойду, а там пусть ИскИн до прыжка рулит! Маршрутную карту внес? 

— Внес. — Поджал губы Минош. — Да… если ты еще не понял, то мы давно уже как на маршруте. Уже часа два как в разгоне стоим. 

— Что? — поперхнулся Кот. — Как это «мы вышли»?! 

Прислушавшись к ощущениям, он понял, что — да! Корабль разгоняется! 

Патрулирование! Маршрут! Почти боевой вылет! Кот сорвался с места. 

— Кто в рубке? — прохрипел он уже на бегу. 

— Пилот. — Просто ответил Минош, бежавший за ним следом. 

— Откуда? — изумился Кот. — Я вчера в конторе ни одного так и не взял! Просили столько, что проще было эскадру укомплектовать, чем этих наглецов нанимать! 

Минош ответить не успел. Как вихрь ворвавшись в рубку, Кот с удивлением посмотрел в серые глаза… пилота, глядевшего на него через визир шлема. Пилота… Пилотессы… Женщины, в общем! 

— Это кто? Откуда?! — обернулся он к Миношу. 

— Ролита. Пилот. Из моей бывшей команды. Это она калекой была. Вчера как раз полный курс закончился, капсула отпустила. Тебе сказать не успели, ты как раз «в конторе» был… А как вернулся, тебе вообще было бесполезно о чем-то говорить. Только и смогли, что в капсулу запихнуть, чтобы оклемался побыстрее! — ядовито ответил Минош. 

— А… в команде-то как…? — никак не мог понять Кот.

— А в команду ты их сам включил, в самом начале. Зул тогда спросил что-то вроде «как учет посторонним вести, на которых расходники уходят», так ты на «открытый контракт» моих перевел. — Пояснил Минош. — Так что они полноправные члены команды… Без оклада. 

— А-а-а… ясно! — выдохнул Кот. — А допуск-то как? 

— А что допуск? — удивилась пилотесса. — Я линкором рулила! ИскИн допуски проглотил и к управлению допустил. А ты что-то против имеешь, командир? 

— Я-а-а… нет! Не против! Даю добро на управле… кхм! — Кот понял, что его «разрешение на управление», скажем так, запоздало. — Рули, в общем! В прыжок уйдешь? По маршруту проведешь? 

— Пф-ф-ф! — отозвалась женщина. 

— Ну, вот и ладно… Вот и хорошо… — Кот выскочил из рубки как пробка из бутылки, и тотчас же «прижал» вышедшего за ним старпома: — Так, Минош! Давай рассказывай, что тут еще произошло, пока я… м-м-м… 

— Да ничего особенного! Пока ты там «м-м-м», — Минош усмехнулся, — мы по графику вышли на маршрут, сейчас идем на первую точку. Прибывших «новичков» я разместил, кое-кого успел уже в деле проверить. Сейчас по факту «двойные вахты» идут. Новички и в паре с ними уже проверенные люди, контролируют, что и как те делают. Общий доклад будет сразу после вахты. 

— Что-то еще? — насторожился Кот, уловив недосказанность. 

— Ну… да! Я не могу понять, зачем ты притащил с собой такую куча народа! — прямо высказал старпом. — Нет, я, конечно, понимаю, что корабль по факту частный… Но на боевой, кстати, вылет, тащить на борт три с лишним десятка не пойми кого! И еще эту, как ее… Тень! Ее-то зачем притащил? 

— Ее? Зачем? М-м-м… — застонал Кот. — Я хоть что-то говорил? 

— По поводу Тени сказал: «Жалко ее, пусть с нами походит! В другом месте выпустим!», а по поводу остальных сказал: «Пусть ребята развеются, а то затосковали по нормальной работе!». Причем «ребята» эти не многим лучше тебя были. Вот как бы и все! Возражать тебе бесполезно было. Я этих «ребят» твоих по кубрикам десанта разложил, места свободного там много. Тень с ними куда-то тоже. Особо «обребяченных» мы с парнями в медблок отправили, боялись, что до корабельного утра не доживут, помрут, бедняги. 

— М-м-м! — Кот схватился за голову. 

— А еще скажи, почему нормальную абордажную группу не набрал? Пришло человек пять всего. Друг друга не знают, специальности такие разные, что нормальную штурмовую группу из них не соберешь! Тренировки техников, это, конечно, хорошо, но хотелось бы видеть нормальных бойцов, знающих свое дело! 

— М-м-м! — Кот застонал еще громче. — Это все? Полный… хшаров зад! Понимаешь, Минош, не мог я нормальную группу взять! Прошла информация, что подстава может быть. Вот и… а-а-а! — он махнул рукой, выражая всю степень горести. 

— Информация? — насторожился Минош. — От кого? 

— Да встретился мне случайно человек один… который считает, что жизнь мне должен. — Уклонился от прямого ответа Кот. — Вот этой информацией он со мной расчет и произвел. 

— Хм… если этот «должник» из наемников, то да, можно верить. Для них такой долг свят! Они даже заработок готовы потерять, но долг отдать. Из них? 

— Да. — Не стал юлить Кот. 

— Ну, командир, — почесал Минош в затылке, — с тобой не соскучишься! Я вот теперь и не знаю, что и думать… Зря мы с тобой на контракт встали или нет? Сплошные какие-то приключения под твоим началом! То на складах непонятки, то вот теперь оказывается, что нам под хвост «черных наймов» подсадить хотели! Со складов-то мы без потерь вылезли, а вот теперь и не знаю даже! Ведь придется за каждым «новичком» приглядывать, чтобы не дай Спящие… Да, кстати, что со всем тем барахлом делать, которое мы по совету этого твоего старшины складского набрали? Так и лежит ведь… почти весь грузовой дек забит! 

— М-м-м! — почти в голос застонал Кот. 

— Командир! Командир! — сбоку подлетел Зул. — Что со всем барахлом делать будем? Там ведь половина «не продажная», а половина требует вдумчивого перебора! Корабль-то не безразмерный, грузовая палуба тоже! А забито все, даже больше положенного! Да и не грузовик ведь у нас! С таким грузом летать — только себе в убыток! У нас же не движки древних! Наши заправки и регулярного обслуживания требуют! А у нас ведь перегруз! Поэтому перерасход! 

— М-м-м! …! …! — выругался Кот. — Пока идем так! Дайте нормально в себя прийти, после решать будем! 

— И что он сказал? — вполголоса спросил Зул, когда Кот, державшийся за голову, удалился. — Это он ругался или что? 

— А Спящие его знают! — так же вполголоса ответил Минош. — Я опять не понял. Вроде бы ругался… — и пустился вдогонку, крича: — Командир! Постой! Командир! Подожди, еще вопрос есть!!



39

Тихие разговоры и перешептывания прекратились.

— Продолжай, — благосклонно кивнул докладчику головой моложавый, но с заметной сединой, адмирал флота. 

Штаб-коммандер Ас Трэлл, заместитель руководителя Службы Дальней Разведки Флота Федерации, кивнул в ответ. В чем смысл устного доклада, занимающего столько драгоценного времени, он до сих пор не понимал. Все было изложено в более удобной, электронной, форме! Нет, он, конечно, догадывался, что таким образом «высшие» руководители, вся верхушка адмиралитета, просто тянет время и пытается переложить большую часть ответственности на плечи коллег-адмиралов, мол, не я один сказал — все так решили… Но эти мысли он, занимающий ответственный, но не очень высокий, пост, старался держать при себе! 

— Итак, вот результат общей сводки данных о потерях наших разведчиков и подтвержденных фактов о потерях разведчиков наших соседей, то есть, имперцев. Наши — красные, их — синие! — повинуясь его жесту, часть голографической россыпи звезд окрасилась в разные цвета. — Как мы видим из статистики, в этой области Диких систем происходят регулярные пропажи разведчиков, причем в последнее время это происходит все чаще и чаще. А вот из этой области, — часть разноцветных звезд подернулась дымкой, образующей неправильной формы воронку, — из этой области данных разведки давно не поступало. Одиночные корабли не возвращаются, а посылать целые эскадры мы не имеем возможности. Исходя из соседства этой области с Роем, — часть звезд в «основании» воронки подернулась черной дымкой, — жуки могли начать экспансию. Этим и можно объяснить невозврат кораблей: они уничтожаются практически сразу после перехода… или на обратном разгоне! 

— Возможно ли оснастить корабли разведки дальсвязью? — уточнил один из адмиралов. 

— Да, вполне! — ответил коммандер. — Прототипы кораблей с носимыми трансляторами у нас имеются. Но возникает несколько моментов: для использования транслятора необходимо иметь цепочку ретрансляторов, что, сами понимаете, в Диком невозможно. Пиратские корабли и эскадры, которые имеют в Диком базы, никогда не упустят возможности захватить или «разобрать» подобное «бесхозное» оборудование, стоимость которого практически достигает стоимости полностью оснащенного линейного корабля. Есть еще одно препятствие: для позиционирования транслятора необходимо время, это минимум несколько часов. Возможно, этих часов у транслятора просто не будет, а это выливается в неоправданные финансовые потери. Транслятор стоит гораздо дороже ретранслятора! 

— Какие будут предложения? 

— Провести разведку силами одного из линейных флотов, а лучше сразу двух! Тогда один флот будет обеспечивать растянутую линию коммуникации, а второй в полном составе сможет провести разведку. Ориентировочно такой рейд займет около полутора месяцев, а стоимость… 

— Хватит! — оборвал докладчика адмирал флота. — Мы подумаем. На повестке дня есть более насущные вопросы. Коммандер, докладывайте! 

«Раскрашенная» карта поблекла, приняв первоначальную нейтральную расцветку. К возвышению вышел следующий штаб-коммандер, помощник еще одного адмирала. 

— Господа адмиралы! — коротко кивнул он, — По нашим данным соседи собирают большую группу судов в этом районе. — Часть карты вновь раскрасилась, выделив группу звезд. — Количественный состав предполагает, что задействованы силы двух флотов. Цели сбора нам неизвестны, это держится в строжайшей тайне. Доклад окончен! 

— Совместить два доклада! — скомандовал адмирал флота. — Вывести результат! 

Звездная карта вновь запестрела, обозначив и данные предыдущего докладчика. 

— Возможно, имперцы задумали разведывательный рейд в эту самую «темную» область, а возможно, это и флот вторжения. — Задумался адмирал флота. — Через Дикий зайти нам в слабо защищенное подбрюшье, захватить несколько систем или даже государств наших слабых союзничков… Хм… Лишить нас привычных ресурсных баз… Хм… Или просто сковать своими действиями наличествующие силы или вообще оттянуть с передовых рубежей часть наших сил. И тогда ударить уже напрямую! 

Вторя его словам, карта моментально расцвечивалась «вариантами». 

— Что скажете, коллеги? — обратился он к остальным адмиралам. 

Выслушав ответы, сводившиеся к единому мнению «Да, это все вполне возможно», адмирал флота задумался. Мозг его заработал, словно отлаженный механизм, взвешивая и рассматривая одно решение за другим. Но все сводилось к одному: с одной стороны, это похоже на правду, а оттого неплохо, боевые действия Флоту нужны, с другой стороны, если первого не случится, это прекрасный повод «растрясти порядком зажиревшие» ряды, сместив одних командиров и командующих и назначив других… И то, и другое выглядело привлекательно. 

— На основании полученных данных предлагаю следующий вариант. — Решил адмирал флота. — Принять к исполнению план дальразведчиков, используя Первый и Третий Колониальные Флоты. Мобилизовать силы союзников для обеспечения охраны ретрансляторов связи. Учитывая сложившиеся напряженные отношения и все увеличивающиеся разногласия, в дальнейшем именовать силы имперцев «силами вероятного противника». Господа адмиралы, для принятия предложения требуется обсуждение и ваше решение! 

Через какой-то десяток минут с весьма незначительными корректировками план был принят!


40 

Первый день патрулирования прошел спокойно. Пилот в рубке управляет профессионально, бояться нечего… Поэтому Кот все же отоспался. Выбравшись «на ужин», он был удивлен шумом и гамом, царившем в столовой. 

— И вот, представляешь, тащу я его, значит… — заливал нашедший благодарные уши Док, рассказывая, судя по всему, очередную историю. 

На капитана корабля никто не обратил особого внимания, лишь члены экипажа приветствовали лейтенанта. «Гости» же были изрядно навеселе! «Не проспались еще», — решил Кот, отправляясь на вахту. Пилота, «рулившую» кораблем, следовало сменить.

Сама вахта прошла спокойно. Управление кораблем, «шерстившем» первую в перечне систему, не требовало особого труда. С внутрисистемными маневрами ИскИн прекрасно справлялся и сам, требовалось лишь контролировать его действия и изредка вмешиваться, корректируя излишне прямолинейные маневры. Через двенадцать часов такого «дежурства» Кот отправился спать, сдав вахту подошедшей Ролите. Так как пилотов было всего двое, он и Ролита, то корабельные сутки они поделили на две вахты — ровно пополам. 

Второй день начался похожим на первый, единственным отличием было то, что в коридоре, ведущем в столовую, взасос целовалась парочка «гостей». Снова нетрезвых. Одно хорошо было — нормальная пара! Ну вот не переносил Кот «свободных»… на дух не переносил! 

— О, кэп! Привет! Классный отпуск! — парочка, оторвавшись друг от друга, приветствовала подходившего к ним Кота, но тут же вернулась к прерванному занятию, стоило ему пройти мимо. 

В столовой Док все так же травил байки. Возможно, даже не повторяясь, потому что слушавшие его с раскрытыми ртами члены команды «Дикаря» до сих пор не потеряли интереса. 

Сменив Ролиту, за время своего дежурства успевшую прыгнуть в следующую систему, Кот вновь пустил корабль «шерстить» пространство. Но в этот раз большую часть времени провел, наблюдая за «гостями». Бывшие десантники-абордажники слонялись по всему кораблю, совали нос во все щели, приставали с вопросами или рассказами ко всем членам экипажа, отвлекая тех от выполнения обязанностей. «Гости» все еще были пьяны. Новый корабль «прощал» допускаемые экипажем из-за отвлечения внимания оплошности… но капитану это категорически не нравилось. Да просто возмущало! К концу смены Кот внутренне почти вскипел, но после вахты еле добрался до своей каюты, едва передав управление Ролите. 

На третий день нервы Кота не выдержали. В очередной раз наткнувшись в коридоре на праздношатающегося и «слегка нетрезвого» «гостя», он взорвался! 

— ИскИн! Дежурная вахта на месте, остальным — общее построение на жилой палубе! На выполнение — десять минут! — рыкнул Кот. 

Через установленные десять минут собрался только собственный экипаж. «Гости», в принципе, тоже… но далеко не все! Некоторые решили, что приказ капитана корабля их не касается, продолжая удовлетворять свое любопытство или прочие «потребности». Обо всех их «укромных местах» Кот был прекрасно осведомлен. Система слежения на «Дикаре» была просто отличной! 

— Я сказал — все! Док! Десять минут тебе собрать всех своих оболтусов! Выполнять! Чтобы в строю были все! Без исключения! — от бешенства горло Кота издавало какой-то рык, а не голос. 

Побледневший Док, по-видимому, моментально протрезвевший, выхватив нескольких своих собутыльников из «стада», бросился на поиски. Облегчать ему задачу, подсказывать, кто где находится, взбешенный лейтенант не желал, но Док, похоже, и сам прекрасно знал все их привычки. «Стадо гостей», тем временем, вспомнив былые навыки, преобразилось в подобие корявого, но все-таки строя, дышащего ядреным перегаром. Через отведенные десять минут все стояли в строю. 

— Экипаж! Делаю вам замечание! При несении вахты, при исполнении служебных обязанностей, запрещаю отвлекаться на посторонние разговоры с посторонними! Выполняйте свою работу так, чтобы это почувствовали и я, и корабль! — Кот раздраженно мерял шагами всю «линейку» вдоль общего строя. — Теперь вы, «гости»! Вы находитесь на боевом корабле во время несения боевого дежурства! Поэтому не отвлекать мой экипаж! Всем всё ясно?! 

— Да, господин лейтенант! — дружно отозвался строй. 

— Экипаж — разойдись! Гости — на месте! — скомандовал Кот. 

Члены экипажа, слегка напуганные таким резким выступлением своего привычно-спокойного и слегка «на своей волне» капитана, быстро ретировались. Пройдя вдоль строя «гостей», Кот подошел ближе и, понизив голос, заговорил. 

— Да, я был пьян. Пьян! Это не дает мне оправдания. Но я давно пришел в себя! А чем заняты вы? Вы шатаетесь по кораблю, вечно пьяны, разлагаете дисциплину экипажа! Если вы хотели снова почувствовать себя в строю, снова сходить на вылет — так чувствуйте! Ощущайте! Займитесь делом, специалисты! Расхолаживать же мне экипаж — не позволю! Нам еще декаду идти по этому долбаному маршруту, всунутому мне этим долбаным Ас Килхенном! 

— Но лейт… капитан! Нам нечем заняться! — подал голос Док.

— Нечем?! — повернулся в его сторону Кот. — Нечем?! Док! Вы с Ритой единственные медики на корабле! Так займитесь медблоком! 

— А остальные? 

— А остальные… тренируйтесь! Восстанавливайте навык! Тренируйтесь с моими людьми! Места много, могу выделить даже грузовую палубу под тренировки! 

— А… 

— Оружейную открою, амуницию выделю. Но для этого до конца патрулирования вы будете у меня на свободном контракте. Не членам экипажа расхаживать по кораблю в боевой броне запрещено! — почти успокоился Кот. 

— А… 

— Недовольных и несогласных я быстро спроважу на первое же попавшееся корыто! Будете добираться сами, как хотите и куда хотите! — отрезал Кот. — Сидели бы спокойно, ничего бы этого не было, а так — сами напросились! И еще одно! Увижу кого пьяным или под кайфом — высажу! Сразу же! Не разбираясь и куда попало! Ясно?! 

— Так точно, ган кптан! — рявкнули подобравшиеся десантники. 

— А я? — вылезла вперед Тень. 

— А ты — с ними! — махнул рукой Кот. — Скаф свой не проси даже — обойдешься стандартным средним. Их у нас с бо-о-ольшим запасом!


41

— Последние данные! — отрапортовал оператор.

Адмирал молча всмотрелся в россыпи звезд с указателями флотов и соединений, двинувшихся навстречу друг другу.

— Судя по всему, наши приготовления в пятом секторе не остались незамеченными. — констатировал он явный факт. — ИскИн! Начальников направлений и командиров соединений на экстренное совещание!

В течение десятка минут на канале защищенной связи появились почти все. Кто в данный не имел возможности безопасного подключения, ограничился отчетом, но все ключевые фигуры присутствовали.

— Ознакомьтесь с оперативными данными. Жду вашего мнения! — начальник оперативного штаба, адмирал Ван Коолен, был по обыкновению немногословен.

Коммандеры и адмиралы, ознакомившись с обстановкой, так же немногословно выразили свое видение, отправив основной массив собственных выкладок одним пакетом.

— Обобщая, я вижу три варианта. — Ознакомившись со всеми мнениями, спокойно резюмировал начштаба. — Первый. Федераты тоже заинтересовались сектором Ай Восемь и также собираются провести масштабную разведку. Для этого их наличных сил вполне достаточно. Второй. Федераты знают больше, чем мы, и намереваются помешать нам провести разведку. Для этого их сил тоже хватит. Третий. Федераты собираются воспользоваться выводом основных сил сектора и нанести по нам удар! Третий вариант возможен лишь при наличии охраны линий коммуникаций, собственных сил их флотов на это недостаточно, они только распылят свой ударный кулак…

— Уточнение оперативных данных!

Все замолкли, получая данные так-карты, расцветившейся десятками новых точек, обозначавших эскадры «союзников Федерации». Все они двинулись в область, отмеченную как место сбора ударных флотов.

— Так. Уточнение: охрана коммуникаций у них теперь есть. Для этого будут использованы силы слабых «союзников», которые, впрочем, вполне справятся с этой несложной задачей. Поэтому готовим развитие событий по третьему варианту, — заключил начальник оперативного штаба. — Принимаю решение. ИскИн! Подготовить расширенный доклад в Управление Флота! Привести в полную боевую готовность третью и четвертую бригады оперативного реагирования! Объявить повышенную готовность силам самообороны систем, находящихся в радиусе двухдневного прыжка от точки выхода! Подготовку пятого и седьмого ударных флотов продолжить прежним порядком. Возражения, уточнения есть?

Возражений и уточнений не было.

— Оперативное совещание закончено. Действуйте по плану!

Командиры и начальники молча отключились. Военная машина, скрипя проржавевшими за долгие годы мирной жизни шарнирами, стала набирать обороты.

Все же в Империи все делалось по слову и решению высшего начальства, не чета насквозь прогнившей Федерации, где никто не решался брать на себя ответственность! Но и расплата за ошибку была гораздо, гораздо выше…


42

— Ар-р-ш-ш-аш-ш! — прорычал-прошипел Кррин, в ярости сжимая подлокотники.

Вот уже битый час его «когти» гоняли этот невзрачный кораблик, не давая тому разогнаться для ухода в гипер и стараясь обездвижить. «Кораблик», похоже эсминец «до-первого» поколения, судя по отсутствию такой модификации в базе данных, отчаянно маневрировал и при каждом удобном случае «показывал зубы». Уже трое из «когтей», таких же одноклассников-эсминцев, вышли из боя и отошли в сторону «зализывать раны»!

«Совершеннейшая рухлядь, которой нет даже в древних базах», как классифицировал этого разведчика знаток-старьевщик, весьма успешно огрызалась и в то же время не давала крейсеру Кррина подойти на расстояние уверенного выстрела, чтобы поставить точку в этой чересчур уж затянувшейся погоне!

— Хр-р-р! — хрипел Кррин, но сделать ничего не мог.

Приказ Отца-Искателя был однозначен: взять пленного.

Сначала все шло по плану. Осторожная разведка, аккуратные перемещения, определение зоны охвата. Скрытный выход на позиции и грамотно устроенная засада позволили перехватить одиночного разведчика… И вот тут все планы полетели под хшаров хвост! «Когти», получившие строжайший наказ лишить хода, обеспечить высадку абордажной партии, действовали осторожно… и несли потери! Кто ж знал, что эта «развалюха» окажется такой живучей!

Командир одного из «когтей», разъярившись, нарушил приказ, вместо точечных орудийных уколов выпустив целый веер ракет! Кррин даже не успел ни рявкнуть на ослушника, ни пожалеть о потере пленных, как ракеты достигли цели… Щит разведчика ярко замерцал, отражая попадания. Удивленный Кррин даже протер глаза: «развалюха», давно гоняемая его подчиненными, выдержала полный ракетный залп!

Из боя вышел еще один «коготь», сигналя о потере боеспособности.

Потери в этом бою превысили все, даже самые негативные, расчеты! Вне себя от ярости, Кррин бездумно стукнул по кнопке. Стартовавшая ракета «крейсер-класса» ярким цветком ушла к цели. Заметившие пуск «когти» врассыпную бросились от обреченной жертвы! Рисковать попасть под «дружественный огонь» не хотел никто — взрыв боевой части такой ракеты гарантированно оставлял от неудачника «малого класса» только оплавленные обломки.

Не избежал подобной участи и вражеский разведчик. Из куста разрыва вылетел, безвольно кувыркаясь, только обгоревший, плюющийся во все стороны искрами замыканий и струями утечек, остов.

— Проверить! — мрачно бросил Кррил, осознавший, что он натворил.

Ему было от чего мрачнеть. Сроки подходили к концу, уже скоро общий флот мрринов подойдет к точке сбора, а он еще толком не выполнил ни единого указания Отца! Кррил погрузился в раздумья.

Спасбот, вылетевший к обломку и уже давно успевший прилепиться к борту мертвого кораблика, вдруг свечой взмыл вверх и, напрягая движки, понесся «домой».

— Что там? — сверкнул глазами Кррил.

— Выживший! — выдохнул связист.

— Срочно! Срочно его сюда! Подготовить медблок! Медики — к шлюзовой! — взревел Кррил, и сам, не выдержав, бросился на летную палубу.

Переход, шлюз, переход, шлюз, шахта, шлюз — привычные отсеки родного корабля так и мелькали перед глазами молодого кошака. Летная палуба встретила его шумом и суетой. О цели вылета знала вся команда, и взятие долгожданного пленного стало настоящим событием!

— Осторожно! Осторожно! — вокруг спускаемого по деку спасбота тела вьюном вился человек-медик. — Не трогайте шлем! Не повредите систему…

Морды мрринов и лица людей мелькали в живом водовороте. Кррил с разгона пробился к спасботу и навис над «спасенным».

— Что с ним? Как он? — рявкнул он.

— Обгорел сильно! — развел руками медик. — Я не уверен…

В это время очнувшийся член экипажа сбитого разведчика судорожным движением руки откинул затемненное забрало. Кррил замер. Мррин! Сразу же — и такая удача! Сразу попался именно тот разумный, который и был ему нужен!

Спиралью закручивавшиеся усы кошака в обрамлении кучерявившейся шерсти, не выдержавшие жара, слабо зашевелились. Мррин, поводя слезящимися, заплывшими глазами, пытался что-то сказать, отталкивая медика и настойчиво подзывая кого-то.

Кррил шагнул вперед и склонился над пленником.

— Я здесь! — сказал он. — Говори!

Мррин, прищурив, видимо, почти ничего не видевшие глаза, похоже, опознал в капитане крейсера соплеменника. Оплавленные усы шевелились, потрескавшиеся губы и пересохшее горло с трудом издавали какие-то звуки. Кррил склонился еще ниже, пытаясь разобрать невнятный шепот.

— Скажи… Скажи Матери… идут. Они идут! — горячечно шептал мррин. — Много… рядом! Матери…. Скажи Матери! Передай… она должна знать!

— Какой матери? — не понял Кррил. — Тебя как зовут? Из какого вы клана?

— Скажи… Матери… — мррин обмяк.

Стоявший рядом медик виновато развел руками.

— Прости, командир! Ничего бы я не сделал. — Сморщился он. — Слишком сильные повреждения. Я даже не знаю, как он досюда-то дотерпел…

Кррил молча отошел. Матери… Про какую мать говорил этот отступник?


43

Тревожный зуммер вырвал Кота из сна. Он успел поспать совсем чуть-чуть, всего-то часа полтора, когда Ролита включила сигнал. Все, как положено: при любой нештатной ситуации капитан… спать не должен!

— Что случилось? — вызвал он.

— Командир, тебе стоит подойти в рубку! — отозвалась Ролита.

— Через пять минут буду, — буркнул Кот, одеваясь, — отбой связи.

Вскоре он уже стоял в рубке, склонившись над планшетным столом.

— Поймали сигнал бедствия и запрос о помощи, — доложила пилот. — Сразу вызвала тебя. Иду в ту сторону. Запрос сейчас покажу.

Повинуясь ее приказу, развернулась голограмма, на которой проявился силуэт, похоже, облаченный во флотский скаф. Качество было плохим, голограмма подергивалась как от сильных помех, голос то пропадал, то снова появлялся.

— Говорит ле…т Ли….ан, эсминец номер два-два-восемь… база… Имею повр…ния, веду бой с або…. уппой! Прошу помощи! Прошу помощи!

— ИскИн! Старшего помощника в рубку!

Еще через пять минут экстренно вызванный старпом нависал над планшетником рядом со своим капитаном.

— Что думаешь, Минош? — спросил Кот.

— А что тут думать? — почесал затылок старпом. — Идти придется, да мы, собственно, уже и идем. Два корабля, на запросы не отвечают, активность минимальна. Мы в патруле, сигнал бедствия получен, запрос о помощи тоже. Проверить обязаны!

— Да все я это понимаю! — в сердцах стукнул кулаком Кот. — Вот только не нравится мне что-то. Не нра-вит-ся!

— О чем волноваться-то? — удивился Минош, — У нас крейсер, а там, судя по всему, наш эсминец схватился, похоже, с грузовиком.

— Да-да, я понимаю, — задумчиво отозвался Кот, — но что-то тут не так! Точно что-то не так!

— Это ты, командир, просто не выспался! — авторитетно заметил старпом. — По себе знаю: от недосыпа и усталости всякое мерещиться начинает! Подумаешь! Патрульник перехватил контрабандиста, но не выслал досмотровую группу, а сам пристыковался. Экипаж грузовика, а может, не только экипаж, решили сами захватить погранца. Такое часто бывает.

— Да не в этом дело! — отмахнулся Кот. — Ролита, долго нам идти?

— Еще минут двадцать. — отозвалась пилот.

— ИскИн! Боевая тревога! Всем занять места по боевому расписанию! — скомандовал Кот и развернулся к Миношу: — Вот смотри какое дело, старпом! Мы уже пятые сутки чешем системы как гребнем. Ни одного нашего пограничника видно не было! А тут вдруг, близко к границам, кстати, раз — и появился атакованный кем-то патрульный эсминец! А ведь они парами ходить должны, в пределах быстрого прыжка. И возникает вопрос: а где второй? Почему он не спешит на помощь?

По кораблю заревел баззер, поднимая экипаж по тревоге. Все, включая капитана и старпома, бросились в оружейные, спешно экипируясь в боевые комплекты. Десяток минут, половину пути, люди были заняты экипировкой. Вновь появившись в рубке, Кот напряженно всмотрелся в планшет и почти упал в ложемент.

— Полная боевая готовность! Щиты на максимум! Ролита! Особое приглашение надо?! Бегом в оружейку!

— Да, капитан! — поморщилась пилот, выбираясь из своего кресла, — Управление передала.

— Командир, ты уверен? — аккуратно поинтересовался Минош, плюхнувшись на свое место.

— Нет! Хшаровы ноги! — высказался Кот. — Но вот сам же видишь, нас просто подталкивают к «единственному решению»! Не оставили нам выбора! И запрос, и сигнал бедствия — все вместе!

— А что не так? — не понял тот.

— Да понимаешь, Минош, — скривился Кот, — нас вынуждают действовать по уставу! Только запрос или только маяк — я бы понял, но тут… Метки видишь? И я вижу. Одна из них — якобы наш патрульный эсминец, а вот вторая, похоже, действительно торгаш. Малое торговое судно. Сигнал бедствия идет с эсминца до сих пор, причем он даже не прервался, когда нам сообщение передавалось! Значит, независимый маяк активировался. А включается он только при получении критических повреждений… И какова вероятность того, что торгаш-контрабандист расстрелял боевой эсминец и берет его на абордаж? Правильно. Почти нулевая.

— Н-да, — подобрался Минош, — действительно!

В рубку, повизгивая сервоприводами, ввалилась Ролита, уже в бронескафе, а не в обычном ходовом комбезе, в котором была раньше. Как и все пилоты, она не любила доспех, считая, что уж в рубке-то точно ничего не грозит!

— Управление приняла! — доложила она, умостившись в ложементе.

— Минош! На тебе вооружение! — приказал Кот. — И вызови Динкера — посадим его на щиты! За мной общее управление и контроль!

— Есть, капитан! — отозвался старпом.

Разгораясь ореолом активно накачиваемого щита, щупая пространство стволами орудий и сенсорных комплексов, «Дикарь» летел к месту боя.


44

Чем ближе было место «боя», тем напряженней становился Кот. Наконец, стал возможен визуальный контакт. Оптические усилители нацелились по ходу движения, выдавая картинку нужной точки.

Сцепленные корабли, с которых и передавался сигнал, висели без каких-либо признаков жизни, только ходовые огни выдавали место их положения в беспросветной черноте космоса. «Жесткая» сцепка, которой эсминец был присоединен к торговцу, едва-едва подсвечивалась помаргивающими осветителями, но в остальном не было ни единого признака жизни!

— Минош! Что скажешь?

— А что тут сказать? Если там что-то и происходит, то происходит внутри, — отозвался старпом. — Внешний осмотр ничего не даст, здесь только самим стыковаться или штурмовую группу высылать…

— По уставу мы обязаны оказать посильную помощь в бою и принять участие в эвакуации раненых и пострадавших, — с тоской произнес Кот, — а у нас и отправить-то некого… У самих абордажников едва десяток наберется!

— И если отправим их, то сами останемся с голым задом. — Понимающе кивнул Минош. — Может, технарей, а? Они вроде как успели потренироваться.

— Ты сам знаешь, что в их контрактах нет такого, — ответил Кот. — Новенькие все откажутся, а «старых» уже я не пущу — в них я уверен, а в новичках — нет.

— Командир! — подал голос Динкер. — А ведь движки у них заглушены! У обоих!

Это насторожило Кота еще больше. Заглушить в бою, пусть и абордажном, двигатели корабля… На такое не пошел бы даже полнейший новичок!

— Ролита! — отреагировал он. — Ход одна треть! Подходи «на газах»! Сумеешь?

— Оу-у-у! — восторженно отреагировала пилотесса. — Сделаю! Давно на струях не танцевала! Перехожу на ручной!

«На газах» — значит тяга основных уменьшалась ненамного. Ровно настолько, чтобы уравновесить их противотягой тормозных, с участием также уравновешивающих друг друга рулевых движков. Что-то подобное Кот сделал на шаттле, еще в бытность свою «сержантом Диким», но на крейсер его умений пока что просто не хватало.

«Дикарь» будто поплыл, слегка покачиваясь из стороны в сторону и вверх-вниз. Ролита действительно знала свое дело!

— Стыкуемся? — деловито уточнил Минош.

— Нет! — отрезал Кот. — Что у нас из летающего есть?

— Пара пиявок и тройка БИПов, — отрапортовал Минош, — успели подготовить.

— Отправь пиявку! Пустую! — распорядился Кот. — Кажется там обзорные камеры есть и возможность дистанционного управления присутствует. Если что не так — то потеряем только технику. Это обидно, но люди мне дороже!

— Выполняю! — Минош сосредоточенно всматривался в так-монитор. — Кто поведет? У меня пара человек могут вживую рулить, но на дистанционку навыка нет!

— На меня переключи! — потребовал Кот. — Я справлюсь!

На панели последовательно моргнули оповещения, что десантный бот готов к вылету, стартует, вышел,

Тут же в мозг «ткнулось» предложение подключения. Ответив согласием, Кот будто превратился в саму «пиявку»: движки-ноги, камеры-глаза… Сигнал чуть-чуть запаздывал, поэтому десантный бот слегка дергался, но со стороны казалось, что пиявкой просто управляет новичок. «Десантная банка» вырвалась вперед, но крейсер шел за ней практически по пятам.

— Так… так… так… — приговаривал Кот, облетая «пиявкой» вокруг сцепки», и вдруг закричал: — Ах ты ж! Ролита! Полный ход! Лево-верх! Вверх, так тебя!!!

Когда пилотесса, вздрогнув от дикого вопля, отключила двигатели торможения и рулевые одного борта, «Дикарь» дернулся и стал выполнять замысловатый кульбит. «Пиявка», шедшая почти вплотную к торговцу, в это время попала в тень сцепившихся кораблей, потеряла управляющий сигнал и ткнулась «мордой» в борт торгаша. Сработала автоматика, прикрепив бот к обшивке и включив резаки…

В этот момент все взорвалось. В клочья разнесло и эсминец, и торговца, и прилепившуюся к нему «банку». «Дикарю», только-только начавшему маневр и не успевшему отойти на хоть сколько-то безопасное расстояние, близким взрывом «слизнуло» добрую треть щита, сильно тряхнуло и немного закрутило в пространстве.

— Что за…?! Хшара туда ему! Какой дыры?! — на общем канале послышалась многоголосая ругань.

— Кэп! Что за дела?! — сквозь какофонию прорвался голос Дока. — Что за танцы вы там танцуете?! У меня трое пострадавших!

— Пострадавших в медблок! — отреагировал Кот, промаргиваясь.

Резкий разрыв связи с мгновенно уничтоженной «пиявкой» не лучшим образом сказался на его самочувствии.

— А-а-а! Три в дыру хшара матки! — закричал Динкер. — Ролли, маневр! Маневр! Крути!!

— Чтоб вас драли! — вторил ему Минош. — Лево тридцать, захват! Захват, твою туда! А-а-а, чтоб тебя!!

«Дикаря» еще несколько раз основательно тряхнуло. Трясло так, что ругань «Доковой десантуры» поднялась с новой силой!

— Да что там происходит?! — надрывался Док.

Пока Кот приходил в себя, на минимально-безопасном расстоянии от крейсера сбросили маскировку два эсминца, сразу выпустивших четверку торпед и целую ракетную серию, и три «пиявки», сходу бросившихся «присасываться» к практически лишенному щита кораблю. Две торпеды и несколько ракет успела сбить «ближняя оборона», но оставшиеся прорвались, до конца сняв щит и оставив глубокие выщерблены на броне.

— Экипаж! Приготовиться к отражению абордажа! — проморгавшись и оценив обстановку, рявкнул Кот. — Переход два, стойки семь, двенадцать! Переход четыре, стойка три!

— Какой абордаж?! Какое отражение?! — орал Док. — У меня уже пятеро пострадавших!! Отмените, к хшарам, эту вашу долбаную учёбу!!!

— Это не учеба! — разъярился Кот. — Корабль атакован неизвестным противником! Десант! Подчиняю вам всех сервов на третьем канале! Не дайте этим ублюдкам добраться до узлов! Техсекция! Кто умеет — все в грузовой! Контейнеры с четвертого по седьмой — там сервы, что мы у Флота закупили! Расконсервируйте, заряжайте и сразу в бой! Цепляйте на третий канал — десантура сама подберет! Все! Марш-марш-марш!!!

Освещение моргнуло, выправилось, моргнуло… и погасло, оставив только «аварийку».

— Кэп! ИскИн на перегрузку ушел! — панически выкрикнула Ролита. — Они ЭМИ бьют, контур накрылся, управления нет! Ничего сделать не могу!

— К хшарам! — взревел Кот, выбираясь из ложемента. — Минош! На тебе общее управление! Динкер, делай что хочешь, но перенаправь энергию на щиты, иначе нас просто забьют! Ролли, как эта железяка очнется, хватай управление и крути что хочешь, чтобы нас не достали! Я в грузовой — помогать технарям с сервами! Иначе не справятся, а без серв-поддержки всех сомнут!

— Есть! Есть! Есть! — коротко ответили офицеры.


45

— Держим! Держим!

— На второй палубе требуется подкрепление!

— Обойдите их по третьему переходу! Фланг оголили, можно ударить!

Какофония возгласов на общем канале едва-едва позволяла разобраться в происходящем. Ладно, хоть внутренние каналы групп работали стабильно, позволяя «сопартийцам» слышать друг друга без вмешательства «соседей».

И хорошо, что на борту «Дикаря», пусть и случайно, но все же оказалась группа опытных вояк! Иначе крейсер давно бы был захвачен. Больше восьми десятков вражеских штурмовиков завязли в грамотной обороне «Доковых вояк», поддерживаемых, в меру сил и возможностей, десятком «штатных» десантников и четырьмя десятками пока еще слабо обученных технарей.

— Кэп! ИскИн запустился! Навигатор в работе! — передал Минош. — Определяю место положения… Упс!

— Что там еще? — нервно спросил Кот, не отрываясь от снаряжения очередного серва.

— Входящий вызов. Требуют капитана. Принимай! — не менее нервно ответил старпом.

Кот, не вдаваясь, подтвердил прием.

— О-о-о! Лейтенант! Надо же, жив еще! — послышался чей-то голос. — А я уж думал, кишочки в пустоте полощешь! Что, ресурса только на «голос» осталось? Неужто контроль теряешь?

— Кто говорит? — отрывисто спросил Кот.

— Капитан Ас Тонг, крейсер «Зверь». — Глумливо отозвался голос. — Помнишь, ты у меня лот увел? А, гнида?! Поломал мне всю игру! Помнишь!? — в голосе появилась неприкрытая злость. — А теперь я уведу у тебя корабль!

— А не запыхаешься уводить? — стиснул зубы Кот.

— Нет, не запыхаюсь! — судя по всему, «капитан Ас Тонг, крейсер «Зверь», ухмылялся. — У тебя на борту девять десятков моих абордажников, к которым сейчас еще команды эсминцев присоединятся. А у тебя? Десяток десанта да толпа «мяса»? Много ты там еще контролируешь-то?

— Да уж что-то контролирую!

— Ага, я вижу. То-то тебя до сих пор «вбок-вперед» тянет! Что, над движками контроль потерял? Ничего… сейчас мои ребята и до реакторов доберутся! А когда я догоню — еще полсотни бойцов высажу!

Кот разорвал связь.

— Минош! Доклад! — вызвал он.

— Плохо все, командир! — ответил старпом. — Эсминцы бить перестали, похоже, погреба пусты. Стыкуются к пиявкам, ребятам сейчас еще жарче будет! А нас догоняет крейсер. Опознаватель выключен.

— Это «Зверь» капитана Ас Тонга! — отозвался Кот. — Того, у кого мы «лот увели». Говорил сейчас именно с ним!

— Ах, хшарова он задница! — выругался Минош. — Ничего не боится, дерьмо жука!

— Кэп, у нас проблемы! — включилась Ролита.

— Да уж знаю! Почти сотня «проблем» на борту уже! — съязвил Кот.

— Нет, у нас еще проблемы! Эсминцы к пиявкам жестко встали, на противоход нам, и движки на полную врубили! Не передавлю никак, тормозят нас! И маневр блокируют, на шестьдесят хуже!

— Ролли, держись! Что можешь делай, но не дай нас догнать! Мы уже последний контейнер потрошим, хоть немного огня добавим! ИскИн! Сколько сервов в строю?

— Активировано семьдесят пять механизмов разных классов. На запросы отвечают сорок семь. — отозвался ИскИн. — Безвозвратно потеряно восемнадцать.

— Давайте, давайте! — подогнал технарей Кот. — Последний десяток активируем! Потом следующий контейнер потрошите и вон те два! Там запчасти и технические машины. Быстрее, быстрее!! Я технов возьму, попробую эвакуировать не совсем битых боевых — их в строй ставьте! Быстрее!!!

Люди, и так работавшие на пределе, попытались ускорить работы. Сам Кот, «ухватив» ближайшую пару технических сервов, бросился к одной из ближайших точек боя, где жирными оранжевыми метками определялись поврежденные боевые машины.

— Кэп! Дай доступ к моему! — подскочила к нему чья-то фигура. — От меня в прямом бою толку мало, а так попробую помочь!

— Давай! — отмахнулся Кот, не разбираясь, кто именно это был.

Главным для него в этот момент была целесообразность. «Мало толку сейчас» и «потом помогу» оказались именно тем, что сумело дойти до его сознания.

— Кэп! Куда?! — заорал Минош. — Твое место в рубке!!!

— Старпом, не мешать! — рявкнул Кот. — У меня в этом побольше опыта! Если не сейчас и не я — то потом и не надо будет!

— Ой, дурной! Ой, дурно-о-ой! — схватился за голову Минош. — А если убьют?!

— А ведь он прав! — глубокомысленно заметил не пойми откуда взявшийся в рубке Зул. — Если не перемолоть этих… захватчиков… то нас тут всех убьют. Догонят — и убьют! Думаю, этот Ас Тонг пленных брать не будет!

— Но ведь он же капитан!

— И что? Есть ты! Примешь временное командование. — Спокойно ответил Зул. — Корабль без капитана еще выживет, а вот если при таком раскладе нас еще и этот «Зверь» догонит — сдохнем все, без вариантов!

Бой, как в плохом кино, слился для Кота в одну сплошную вереницу разрозненных кадров. Вот он, напрямую управляя техническими сервами, тащит измочаленные вражеским огнем боевые машины, сразу же отправляя их на ремонт, а вот вытаскивает орущего от боли человека с простреленным насквозь скафом, одновременно перехватывая управление свободной тройкой «боевых», оставшихся без «погонщика». Вот появились еще машины, и сознание привычно «делится», принимая под командование свободные единицы.

Техно, техно, боевик, техно, боевик… Прибыл-убыл, убыл-прибыл… Выстрел-выстрел-перезарядка, выход-отход, захват-рывок, захват-рывок… Бесконечная череда. Бесконечная! До полного отключения.


46

— Пи-и-ип… Пи-и-ип… Пи-и-ип… — противное пищание заставило Кота открыть глаза.

— Истощение заправки расходного материала! Замените картридж! — всплыла надпись.

— Отмена. Выход. — Прозрачная крышка капсулы уползла вверх, открывая выход.

Кот немного полежал, вспоминая. Освещение горело ровным мягким светом. Соседние медкапсулы были заполнены. Высунувшись и присмотревшись, он узнал несколько лиц. С облегчением откинувшись назад, Кот замер.

«Свои! Похоже, мы все же ушли», — мелькнула мысль. — «Если бы нас догнали, вряд ли бы стали лечить моих людей!»

Дверь медблока открылась, впуская Дока. Бледного, осунувшегося, уставшего — но живого! На мгновение прикрыв глаза, обмениваясь с капсулой информацией, тот тряхнул головой и покосился на продолжавшего лежать Кота.

— Средние показатели в норме. — Наконец бесцветным голосом произнес Док. — Полностью лечение не окончено. Будешь продолжать?

— Нет, потом. — Кот выбрался из капсулы.

— Хорошо. — Так же бесцветно ответил Док.

Через минуту дверь снова распахнулась, пропуская загруженного медсерва в сопровождении Риты. Судя по обилию желто-красных индикаторов, дела раненого были плохи. Перегрузив окровавленное тело в освободившуюся капсулу и ловко заменив картридж, Док бросился вслед за умчавшимся куда-то медсервом.

— Почти половина ребят ушла в свет. — Рита, выглядевшая не лучше Дока, присела на край капсулы.

— Прости… Сочувствую! — Кот хмуро опустил голову. — Я… не ожидал такого.

— Никто не ожидал. — Рита поднялась. — А сочувствие… Оставь себе! Иди… капитан. Тебя на мостике ждут, а у меня работы много.

Медик пошла вдоль заполненных капсул, снимая показания.

На мостике Кота действительно ждали. Ролита привычно занимала кресло пилота, но, судя по расслабленной позе и открытому визору, просто отдыхала. Лейтенант прислушался к ощущениям: да, корабль стоял на месте. Минош что-то обсуждал с Динкером и Зулом.

— О! Кэп! — махнул рукой Минош. — Долго шел! Заждались уже!

— Кот! Как трофеи делить будем? — живо обернулся к своему капитану Зул.

— Сначала доклад о потерях! — хмуро выговорил Кот. — Все остальное потом!

— Общая сводка готова, — отреагировал Минош, — но, может, тебе еще и словами рассказать?

Кот вникнул в сухие строчки доклада. Выведено из строя полностью, повреждения в процентах, ранения, потери… Лаконично и сухо. Как раз для официального доклада.

— Давай словами! — кивнул он.

Минош, устроившись поудобней, принялся за рассказ.

— Ну, в общем, начало ты помнишь. — Начал он. — Эсминцы под маск-полем сидели, ждали, когда мы на дистанцию подойдем. У каждого под брюхом переполненная пиявка торчала, эти сразу на штурм пошли. И ведь грамотно, хшары их возьми, сидели! При любом раскладе два из трех на минимальном расстоянии оказывались. Видимо, опытные были… ур-р-роды! Под блиц заточены были — вооружение ракетно-торпедное, с ЭМИ головками. Не подойди мы на газах — так бы там и остались! А так Роли, вон, успела маневр начать, когда нас накрыли. ИскИн на перегрузку ушел, но движки-то тянут! Вот и ушли мы оттуда… не пойми куда! — Минош хмыкнул. — Что, в общем-то, потом нам только на руку сыграло.

— Эти уроды нас постоянно ракетами с ЭМИ глушили, не давали ИскИну в себя прийти, — подала голос Ролита, — сам понимаешь, ни управления, ни связи, ни обзора — все напрочь отрубилось!

— И на щит я накачку дать не мог. — Влез Динкер. — Команды не проходили. Как качало понемногу, так и продолжало подкачивать, но это капля в море была — они моментально снимали все, что влиться успело.

— Угу, — кивнул Кот, — я как раз тогда на расконсервацию умотал.

— Да-да! Умотал — вот правильное слово! А ведь ты капитан! Твое место — в рубке! За боем следить, команды отдавать! Капитан в последнюю очередь в бой идет! — наставительно поднял палец Минош. — А ты, как обычный технарь, в трюм кинулся! А потом и в бой, как абордажник простой! А если б тебя убили?!

— Так не убили же! — буркнул Кот.

— Правильное решение было! — влез Зул. — Я тогда еще тебе сказал: убьют капитана — ну и ладно, судьба у него такая, значит. Ты бы управление подхватил. А без его помощи не сдержали бы мы напора. Вот видят Спящие — не сдержали бы!

— Ну, спасибо тебе… бухгалтер! — ядовито произнес Кот. — Значит, убили бы — и хрен с ним?

— Не знаю, что такое хрен, но догадываюсь! И готов повторить! Умер бы — значит сам дурак! Но помощь твоя своевременной оказалась! — вздернул подбородок Зул.

— Ладно! Хватит… м-м-м… собачиться. — Прервал перебранку Минош. — В общем, сервы ко времени оказались. Первый напор мы сдержали, а дальше завязли они, затормозили. А там и эсминцы боезапас расстреляли, ИскИн наш в норму пришел. Ну, мы ребята знающие — сразу по всем каналам шум пустили. Эти-то, похоже, хотели нас неповрежденными взять, вот и лупили только ЭМИ. А как аппаратура в норму пришла — так и заглушили мы их, все же мощные блоки у нас стоят, не чета этим. — Минош пренебрежительно кивнул куда-то в сторону. — Вот. Эсминцы, похоже, по своему «старому плану» сами на стыковку пошли. Встали к пиявкам к нам противоходом и движки врубили, тормозить нас стали. Тут и «Зверь» этот нарисовался.

— Помню. — Кивнул Кот.

— Хм… хм… Ну да! Ты ж в это время еще соображал хоть что-то. — Улыбнулся Минош. — Ну вот, встали они, команды повысаживали… на усиление своим абордажникам, надо полагать. А связи-то у них нет! Скоординироваться не могут! Тип судна для них не знакомый, плана коридоров-переходов нет! Вот и давили кто куда хотел. Несколько раз чуть не прорвались, но удержали мы их, удержали… — почмокал губами Минош. — И по отдельности бить стали. Одну группу вообще чисто отсекли — они даже понять не успели, что тылы голые. Всех там и положили! Наши к тому времени озверели — не брали пленных, не хотели. Особенно эти твои, пьяные десантники, отличились. Их в первые минуты боя, пока они все происходящее считали тренировкой и чересчур расслабленные были, едва ли не десяток чуть в свет не отправили. Так и рассердились они, когда дошло, стеной встали. Опыт-то не пропьешь!

— Рита сказала уже, — помрачнел Кот, — говорит, почти половины их группы не стало.

— Это потом уже, а поначалу всех успели до капсул донести. — Ответил Минош. — Вот, значит. Одну группу мы в расход вывели, оставшихся давить стали. А тут и Тень отличилась — пробралась на один из эсминцев, пока он без команды был, взломала, да и отключила его напрочь! Целая группа без обеспечения осталась! Этих мы тоже быстро придавили. Все же подготовленный диверсант — это большая сила. Даже если он, или она, в нашем случае, одна!

— Даже так? — поднял бровь Кот.

— Это ты еще продолжения не знаешь! — усмехнулся Минош. — В общем, пока мы воевали, нас «Зверь» догнал. И, понимаешь ли, сходу на абордаж пошел! Капитан, видимо, решил, что нас никак додавить не могут… Связи-то у них не было! А Роли, не будь дурой, не стала им мешать!

— Не стала мешать… не дура… — поморщилась Ролита. — Они на подходе еще порцией ЭМИ шарахнули! Наш ИскИн опять перегружаться стал. А то бы я покрутилась!

— Ну… да. — Вынужденно согласился старпом. — Это так. Да и я бы, думаю, башни бы в ход пустил. А так получилось так, как получилось! — Минош зло оскалился. — В общем, капитан этот на жесткую встал и экипаж к нам запустил! Не ожидали мы такой наглости, да и ИскИн молчал, поэтому вошли они чисто, по палубам растеклись. Первых Док заметил, он как раз очередного раненого в медблок сопровождал, поднял панику. Ну, мы к тому времени как раз последних «пиявочников» додавливали… но не успели развернуться. В спины нам ударили. Вот тут-то и потери появились… Отрезали нас от Дока. Ребята просто не дожили до капсул.

— А я? — спросил Кот. — Что я делал?

— А ты невменяем был. — ответил Зул. — Достучаться до тебя не могли. Сам на одного из сервов похож был — ни единого лишнего движения, только глаза под веками туда-сюда, туда-сюда… Сколько ты там держал-то? По нашим прикидкам, двенадцать или тринадцать машин одновременно. Силен! Так двенадцать или все же тринадцать?

— Не помню, — сознался Кот, — я вообще почти ничего не помню!

— Ну да неважно! — махнул рукой Минош. — Больше десятка — это уж точно! Ну… развернулись мы, сдержали еще и этих. А на том крейсере десанта, ну, может быть, десяток оставалось, остальные техники обычные. Основная часть абордажной секции, я так понимаю, как раз на пиявках была. Да, и в руках техника ствол убить может, но… в тактике и стратегии они вообще никакие! Крошить мы их стали! Тут-то капитан их понял, что дело жареным пахнет! Стал обратно на свой корабль пробиваться! Там в своих переходах и ИскИн свой помог бы, и турелей, как потом выяснили, понатыкано было… И тут снова возникла Тень! Я же говорю: диверсант — сила! Она и крейсерские ИскИны ломанула! В рубке только вахта оставалась, связист и щитовик, так девочка их вырубила и вскрыла управление как обычную банку! И закрылась в рубке! А там капсула — за декаду не прорежешь!

— Вот как, значит, — задумался Кот.

— Да! — кивнул Минош. — Именно так! Иначе покрошили бы нас в их коридорах, а потом отошли бы они в сторону — и жахнули по нам из всего, что у них есть! Разнесли бы в щепки! И поэтому для такого боя потерь у нас — самый минимум! Полтора десятка десанта и технарей столько же. Зато трофеев… Считай сам! Крейсер со всем барахлом, три эсминца и три неплохие пиявки. Все «живое»! Живее некуда!

— А почему я этого вообще не помню? — задумался Кот. — Бой, вроде как, отрывками помню… глазами сервов. А вот их корабль — нет!

— А ты отрубился! — прояснил момент Зул. — Следил я за тобой. Вот как всех чужих с «Дикаря» вычистили и к ним полезли — так ты и отрубился. Перенапрягся, похоже. Ну, я сразу Дока к тебе и направил, вне очереди, так сказать.

— М-да… Док… — отвел глаза Кот. — Потерял парней… переживает.

— Да не за то он переживает! — криво усмехнулся Минош. — Что смерть? Все мы рано или поздно там будем! Они переживают, что такой кусок мимо рта пролетает! Ты ж их на «свободном контракте» держал, только ради того, чтобы допуск к оружейке дать, помнишь? А свободные на официальную долю претендовать права не имеют, только по решению капитана!

— Вот оно как… — задумался Кот. — Значит, решаю так! Зул! Считай долю с учетом всех, на общих основаниях, независимо от того, кто на каком контракте был! Доли погибших выделяй отдельно, не дели и к призовым живых не плюсуй! Доли погибших из «пьяной команды» отдадим Доку — пусть сам распределяет, а наших… попробуем найти наследников. Если не найдем — уйдет в корабельный фонд. — Кот на минуту замолк, что-то взвешивая. — Минош! Формируй призовые команды! Пусть идти будем медленно, с отдыхом, но из трофеев ни одного не бросим! А я пойду, пожалуй, переоденусь…


47

— Капитан! Пришел запрос из штаба, пометка «срочно». — Запрос ИскИна вырвал Кота из дремы.

Уснуть полноценно он так и не успел. Впрочем, уже далеко не в первый раз…

— Ну что там еще? Опять, скорее всего, вызывают… Еще одна очная ставка или что там они еще придумали! — пробурчал Кот, поднимаясь. — Давай! Принимаю!

Как он и предположил, это снова оказался «срочный вызов». Как завуалированно звучало в тексте официального письма, «вскрылись очередные факты, для проверки и подтверждения которых капитану крейсера «Дикарь» лейтенанту Дикому Коту Аст Россу предписывается прибыть в штаб к стольки-то такого-то числа». И, как всегда, это «к стольки-то» едва-едва оставляло запас времени, чтобы привести себя в порядок и добраться до места!

— Чтоб вас, черных, черти драли! — в сердцах выругался Кот, собираясь.

Уже третий день его мурыжили всяческими проверками, перепроверками, уточнениями и выяснениями. Миношу, который фактически командовал кораблем, досталось гораздо, гораздо меньше! После трех вызовов от него отстали, а вот за Кота взялись еще пуще прежнего!

Нет, конечно, сначала, сразу после прибытия, СБшники несказанно помогли. Благо, Кот догадался заблаговременно отправить уведомление о результате боя на склады, где до сих пор хозяйничала эскадра «черных»… и своему «благодетелю», капитану-судье Эрлиху!

«Черные» примчались на базу даже раньше него самого, еле ползущего из-за уставшей команды, «тонким слоем размазанной» по всем кораблям добытой в бою эскадры, и сразу же «оккупировали» корабли, потроша все ИскИны и базы данных. И вот по этому-то поводу Кота и затаскали по проверкам…

Добравшись до штаба, Кот уже привычно шагнул в открывшиеся двери, минуя часового.

— Лейтенант Аст Росс, по вызову, — доложил он.

— Иди по указателю, — отозвался дежурный сержант.

В глазах дежурного Кот увидел… сочувствие? Возможно. Дежурные несли шестичасовые вахты, и несколько суток вызываемый по многу раз лейтенант успел примелькаться, ну а его историю, из-за которой и происходили все эти бесконечные вызовы, на всей станции, включающей далеко не только один штаб, не знал только ленивый!

Еще бы, вернуться из вполне обыденного патрульного вылета во главе целой эскадры, захваченной в абордажном бою! С падающей с ног от усталости командой, численности которой едва-едва хватало на ходовые вахты всех судов, и медблоками, под завязку забитыми тяжело раненными бойцами! С несколькими десятками пленных, главный из которых, аристократ, капитан Ас Тонг, в данный момент давал показания…

— Лейтенант Аст Росс прибыл! — доложил он, перешагнув через порог.

Формальность, да. Следователь, кстати, в чине коммандера, давно был уведомлен о его прибытии, даже, скорее всего, отслеживал его перемещение по штабу, но устав и субординацию никто не отменял. Тем более что в одном кабинете с «черным» находился и комендант. Тот самый высокомерный коммандер Ас Толл, которого Кот просто тихо ненавидел!

— Да, да, лейтенант. Вижу, прибыл! — заявил следователь, покачивая ногой в высоком темно-сером, и явно не форменном, ботинке. — Садись!

Кот, помедлив, уселся на предложенное место. Неудобный пластиковый стул, как нарочно, стоял не в самом удобном месте. Так получилось, что оба офицера оказались вроде бы прямо перед ним, но Ас Толл был гораздо правее, а следователь гораздо левее.

«Странно», — проскочила мысль. — «Раньше из черных никого выше кэпа не видел, а тут целый коммандер!»

— Лейтенант! Что ты можешь сказать про штаб-капитана Григона? — спросил «черный».

— По-моему, начальник штаба. Именно через него мне маршрут пришел. — Ответил, напрягши память, Кот.

— Да, начштаба, — подтвердил Ас Толл. — Напомни-ка, лейт, как ты маршрутную карту получил?

— Маршрутная карта была получена на выходе из штаба. Распоряжение коменданта.

— Да, было такое, — согласился Ас Толл. — А скажи-ка, куда ты отправился после этого?

— На корабль, — коротко ответил Кот.

— А по моим данным, лейтенант, ты направился в бар! — подал голос «черный». — Что ты там делал? Вспомни, может, ты общался с кем-то? Может, кому-то дал лишнюю информацию?

— Да пил он там! — вновь взял слово Ас Толл. — Говорят, еле-еле на своих ногах вышел! С толпой таких же алкашей, десантуры уволенной! Вполне мог! К сожалению, я не смог сразу же наказать нарушителя, а запись была стерта!

— Ну так что, лейт? Было такое? — вкрадчиво спросил следователь.

Вопросы с разных сторон заставляли крутить головой, что не выспавшемуся Коту ох, как не нравилось… как и сами эти вопросы!

— М-м-м… так точно, господин коммандер! — Кот вскочил. — В баре был, но это не помешало мне своевременно вывести корабль на маршрут!

— Я бы так не сказал. — Черный дернул носком ботинка. — Судя по записям твоего же ИскИна, корабль выводил не ты! Да ты садись, садись!

— Выводил штатный пилот! — подтвердил Кот. — Но это не меняет дела! Корабль ушел вовремя!

— Сесть, лейтенант! — рявкнул Ас Толл. — Не маячь! А как отнести к делу то, что ты вышел на маршрут, имея на борту три десятка гражданских лиц?!

Кот понял, что его просто загоняют в ловушку. Травят, как зверя!

— К чему эти вопросы, господа офицеры? — он уселся обратно. — Если вы позволите уточнить, то эти «гражданские лица» — бывшие десантники Флота. Опытные бойцы! Именно благодаря им, заключившим со мной контракты, и был выигран абордажный бой!

— Да вот понимаешь ли, лейт, — протянул черный, — что-то у меня не сходится картинка. Ты вышел на маршрут, не имея положенного экипажа, но имея на борту множество пьяных гражданских, которые, по твоим словам, и выиграли бой. При этом твой ИскИн был выключен, а ИскИны захваченных тобой кораблей… взломаны! Это мои специалисты определили однозначно!

— ИскИн был на перезагрузке! Нас ЭМИ долбили! — возмутился Кот.

— И ведь как своевременно это произошло! — усмехнулся Ас Толл. — Из всех данных сохранилось только то, что из ниоткуда возникли несколько меток, пустили ракеты… и — все шито-крыто! ИскИн отключен, делай, что хочешь!

— Да я же сам отчет отправил! Сам обо всем доложил! Нечего мне скрывать! — взорвался Кот.

— А точно ли нечего? — вкрадчиво спросил безопасник. — Ты уверен в этом? А вот мне почему-то кажется, что ты просто хочешь легализовать украденные корабли! Заметь, украденные у Флота! — заметив недоумение на лице лейтенанта, он изобразил крайнее удивление. — Как?! Ты не знал?! Эсминцы ведь, по найденным признакам, именно наши пропавшие патрульные! А ты нагло хочешь присвоить и их, и крейсер, пришедший на выручку атакованным флотским!

— Ага! Я, с неполной командой, специально ловил патрули и ввязывался в драку с заведомо более сильным противником! Странные у вас предположения, господа коммандеры!

— Ты не дерзи нам тут, лейтенант! — грозно нахмурился Ас Толл. — Не забывай про субординацию! Ты, лейт…

— Подождите, господин Ас Толл! Лейтенант просто не понимает, что ему грозит. — Прервал гневную тираду безопасник. — А грозит ему лишение звания, расформирование его «эскадры» и, в дальнейшем, судебное преследование за пиратство. Это если он не сделает правильных выводов.

— И что вы от меня хотите? — горько спросил Кот.

— Не упирайся, лейт! Перестань ссылаться на параграф «о трофеях». Верни корабли их законному владельцу — Флоту! Добровольно! — выдал безопасник.

— И крейсер? Он тоже принадлежал флоту? — уточнил Кот, опешивший от такой наглости.

— Крейсер? Нет, крейсер в составе флотской группировки не числился, — едва заметно ухмыльнулся Ас Толл. — Его мы готовы признать твоим трофеем. Но ремонт эсминцев ты проведешь за свой счет! Корабли должны вернуться в строй полностью боеготовыми!

— Вот, значит, как… господа коммандеры, — криво усмехнулся Кот. — Раздеть меня, значит, хотите? Вы, коммандер Ас Толл, за мой счет хотите возместить потери, понесенные Флотом вследствие ваших просчетов, а вы, господин коммандер, не знаю вашего имени, играете свою, пока что не понятную мне, игру… Ваше предложение не принимается! И не будет принято! Я буду требовать полного разбора! И тогда уже у вас будут спрашивать, почему ходили одиночные патрули и почему на захваченных мной эсминцах стояли совершенно секретные «тени»!

— Значит, лейтенант, зубки решил показать? — оскалился Ас Толл. — Хорошо же! Тебя предупредили — ты не внял! Хотели по хорошему — но теперь будет по плохому! Все! Свободен!

Кот встал, выполнил уставное приветствие и вышел.

Коммандеры переглянулись между собой.

— Передавил ты его, Тим, — произнес безопасник, — надо было аккуратней действовать.

— Да, не получилось, — констатировал факт Ас Толл, — лейт оказался редкостным упрямцем.

— Надо было подождать еще немного, ты сам видел, что он еле на ногах держался, — высказал безопасник, — Мои ребята как надо сработали, ни минуты покоя ему не давали, да и выспаться не позволяли. Еще бы день-другой…

— Сам знаешь, что нет у нас больше времени, — хмуро произнес Ас Толл. — Уже завтра «трофейное решение» принимать придется. Затягивать с этим я больше не могу, иначе сам не прав перед законом окажусь. Да пол-сектора уже аплодирует этому, хшары бы его забрали, лейтенанту! Слишком уж громко он появился!

— Да, втихую сделать не получилось, — согласился безопасник. — Если бы штаб тихо-мирно сидел на своей отдельной станции, а не арендовал добрую четверть этой торгово-перевалочной, то все получилось бы!

— Арендовать для Флота было дешевле, чем строить и поддерживать жизнеобеспечение своей собственной! А разместить штаб требовалось срочно! — напыщенно произнес Ас Толл. — И мое решение поддержали на самом верху!

— И только это тебя и спасает, — ухмыльнулся безопасник. — Арендовать такие площади… у своего же дальнего родственника и выдать это за «благо для флота»… Да на те деньги, что за все эти годы ушли на аренду, можно было три новых отдельных штаба построить!

— Но-но-но, Тим! — погрозил пальцем Ас Толл. — Твои игры с этим твоим «ручным» Ас Тонгом тоже до добра не довели! А? Отбился от рук твой мальчик? Решил поиграть в свою игру и подставил непогрешимого «черного»?

— Откуда узнал?! — скрипнул зубами безопасник.

— Ладно, ладно! — примирительно поднял руки коммандер Ас Толл. — Знаешь ты, знаю я — и никто больше знать не будет! Мы давно вместе дела делаем, и у каждого накопилось гора компромата. Сдавать тебя не в моих интересах! Я попробую прикрыть твою задницу… Думаю, что все же заставлю этого лейтенанта сдать «тени»! Но тебе придется готовить деньги. Просто так этот Аст Росс ни единой игрушки не вернет! А втихую выкупить трофейные блоки, оплатив их с флотских счетов, не выйдет. Думаю, это всем нам предельно ясно.

— Да уж, — проворчал безопасник, — недооценили мы щенка…

Внезапно Ас Толл прижал к уху руку.

— Что? Кто? — недоумевающе пробормотал он. — Кто-о-о?!

Дверь в их кабинет распахнулась.

— Хорошего времени, господа офицеры, — произнес вошедший, глубоко вдохнув воздух. — Чувствую, здесь кипят нешуточные страсти!

Оба коммандера, словно окаменев, посмотрели на бесцеремонного гостя.

— Хоть мы и стараемся не вмешиваться в подобное… Но тут, подозреваю, особый случай! — вошедший сел на стул, с которого совсем недавно встал лейтенант. — Что ж, господа коммандеры. Побеседуем.

Человек в мундире капитан-судьи плотоядно оскалился.

— Побеседуем… — повторил он, с удовольствием ощущая тонкий аромат поднимающейся паники с терпкими нотками животного ужаса. — Побеседуем…


48

Добравшись до своей каюты, Кот обессиленно рухнул в постель. Сил не осталось ни физических, ни душевных. Бесконечные допросы, вызовы на которые чаще всего приходили в самое неудобное время, вымотали его физически и морально… А недавно прошедший разговор с высокими начальниками и вовсе лишил последних сил!

— Капитан! Срочный вызов! — вновь пиликнул неугомонный ИскИн.

Хотя почему это неугомонный? Просто исполнительный…

— Ну кто там еще? — скривился Кот. — Что им опять-то надо?!

Но, прочитав сообщение, мигом собрался и выскочил в док! К себе его вызвал тот, кого не стоило сердить хоть малейшей задержкой.

— Третий причал, второй док, ангар двадцать девять бэ, — бормотал он, на бегу, — двадцать девять бэ…

Мысль о том, что можно было вызвать служебный кар, пришла ему в голову уже тогда, когда он, вспотев и запыхавшись, стоял перед шлюзом в «двадцать девять бэ». Положение усугубляло то, что в этой части станции барахлил климатизатор… и было и так жарко!

— Тьфу! Ухф… Уффф… — выдохнул он, — черти бы побрали… уффф… с хшарами вместе… уххх… этих долболомов! Уффф! Командование, растуды их… Уффф!

Немного отдышавшись и смахнув пот со лба, Кот шагнул к комму, вделанному в стену рядом с дверьми.

— Лейтенант Аст Росс, по вызову! — доложил он.

— Капитан крейсера «Дикарь»? Входи, — отозвался комм.

За шлюзом, на причальной «банке», Кота встретил служащий с невыразительным и не запоминающимся лицом, одетый в стандартный рабочий комбез… но с боевым иглометом на боку!

— Постой, отдышись. Охладись. — Спокойно сказал встречающий, смерив Кота оценивающим взглядом.

Действительно, в «двадцать девять бэ» было прохладно. То ли климатизатор здесь работал как положено, то ли сказывалась близость космоса, отделенного от внутреннего объема лишь не самой толстой створкой основных ворот… Коту это было безразлично. Главным для него было то, что здесь, в прохладе, он все же смог унять бешено бившееся сердце и, в конце концов, перестать потеть!

— Готов? — осмотрел его еще раз встречающий. — Идем.

Выпрямившись, Кот кивнул. Человек на мгновение прикрыл глаза, и внешний шлюз корабля дрогнул, открывая доступ внутрь. Кот поразился толщине брони и плавности работы приводов шлюза. Такую махину и крейсерские-то привода открывали бы не спеша, с усилием… А тут…

— Вперед. Второй справа. — Указал встречающий, возвращаясь обратно на пост.

Шлюзовые створки пошли обратно, отгораживая внутренний объем от окружающего мира, а Кот пошел вперед. Вторая дверь справа убралась при его приближении и, миновав короткий коридорчик, лейтенант вошел в каюту.

— Лейтенант Кот Аст Росс прибыл! — доложил он.

— А-а-а… Заноза! — легким кивком приветствовал его капитан-судья Эрлих. — Молодец. Не заставил меня ждать. Ты отдаешь себе отчет в том, что своим сообщением заставил меня бросить кучу важных дел и сломя голову нестись хшары знают куда? И разгребать за тобой тонны дерьма?

— Так точно! Осознаю! — ответил Кот, застыв по стойке «смирно» и глядя куда-то в стык переборки с потолком. — Но дерьма за мной не было, господин капитан-судья!

— Я не про твое дерьмо говорю, а про те огромные кучи, что с такой легкостью вскрываются при твоем появлении! — с легкой толикой недовольства заметил Эрлих. — Ты уведомил меня, что эскадра собрана. И что же я увидел? Мусор без экипажей?

— Я не рассчитывал на скорый ответ, господин капитан-судья! Тем более я не рассчитывал на личное прибытие! Я думал, что успею скомплектовать экипажи и провести слаживание!

— Несколько хорошо побитых кораблей — это ты назвал эскадрой? — прищурился Эрлих. — Кораблей, которые у тебя хотели забрать? А если бы я включил тебя в свои планы? Ты бы, получается, подвел меня?

— Моей вины в этом нет! — напряженно ответил Кот, почувствовавший возможное приближение неприятностей. — Я действовал строго по закону! В чем причина такого ко мне отношения вышестоящего командования, я не понимаю!

— А ответь-ка мне на несколько вопросов. — Голос Эрлиха заледенел, а по ногам лейтенанта пробежала холодная волна… страха?

— Так точно, господин капитан-судья! — выкрикнул он, прогоняя наваждение.

— Каким образом достались тебе эти корабли? Каким образом ты вскрыл недостачу на складах новых для Федерации блоков? Ты знал, что это взаимосвязано? Ты все спланировал? Как ты это сделал? Кто помогал тебе? — с каждым вопросом Эрлиха на Кота наваливались волны непонятной силы, заставлявшей вибрировать каждую клеточку его тела.

— Корабли взял в бою! Недостачу вскрыл случайно! Цепочка нелепых случайностей, я не мог этого спланировать! О связи не знал! Никто мне в этом не помогал! — ответил Кот.

— О чем ты не договорил? Вспоминай! — рявкнул Эрлих, а Кота как окатило ледяной волной.

— Корабли взял в бою! Недостачу вскрыл случайно! Цепочка нелепых случайностей, я не мог этого спланировать! О связи не знал! Никто мне в этом не помогал! — вновь ответил Кот.

— Вспоминай!! — снова обдало непонятной волной.

— Корабли взял в бою! Недостачу вскрыл случайно…

— Вспоминай!!! — волна превратилась в бушующий прибой, дробящий даже камни.

— Корабли…

— Вспоминай!!!

После очередного «вспоминай» Кот потерялся. Он не мог даже понять, сколько времени и как отвечал на вопросы капитана-судьи. Опомнился он только перед шлюзом корабля в компании все того же не запоминающегося человека с невыразительным лицом.

— Отдохнул? Отдышался? — осведомился человек. — На выход! Нам пора вылетать.

Обернувшись и бросив взгляд на «патрульник» КОНКОРДа, Кот послушно вышел. Корабль как корабль… побольше эсминца, но гораздо мельче крейсера. Но вот почему при взгляде на него начинают дрожать ноги?!

Шлюзовые створки закрылись за его спиной, и тотчас же загорелся огонек «предстартового комплекса».

Лейтенант, волоча ноги, устало поплелся к себе.


49

Эрлих устало отер пот со лба. С момента ухода «потерявшегося» лейтенанта прошло уже достаточно много времени, но капитан-судья никак не мог прийти в себя. Почему-то все его усилия пропали даром. Вся сила, что он использовал, как будто падала в какую-то черную дыру! Лейтенант, покачиваясь, твердил одно и то же: «Корабли взял в бою! Недостачу вскрыл случайно! Никто мне в этом не помогал!».

Одно и то же, с незначительными вариациями. Неужели действительно лейтенант говорил правду? Или он, Эрлих, потерял силу? Или — или?

— Пятый! — негромко позвал он, зная, что услужливый ИскИн донесет его волю до любого уголка судна. — Зайди!

Подозрения надо разбивать или подтверждать. Сразу же.

В дверь вошел вызванный член экипажа.

— Что было позавчера в семь десять? — спросил Эрлих, дополняя вопрос привычным усилием, но вкладывая столько же, сколько он вкладывал в вопросы для лейтенанта. — До мельчайших подробностей!

— В семь десять… — покачнулся «пятый», — я… нес вахту… хр-р-р… ахрр…

«Пятый» вдруг захрипел, из глаз и ушей полилась кровь. Он упал на пол, несколько раз дернулся, как вышедшая из строя игрушка, и затих. Сила никуда не делась.

— Второй! Пятый вышел из строя. Списать, утилизировать. ИскИн. Составить заявку на нового пятого.

Эрлих безучастно смотрел, как появившиеся члены экипажа убирали «вышедшего из строя», а сервы-уборщики затирали кровавые следы. В голове его роились далекие от этого действа мысли.

Сила никуда не делась… Значит, лейт отвечал правдиво. И все же как он выдерживал то, от чего даже у слабо восприимчивого синта сгорели мозги? Может, лейт — неинициированный псин? Или кто-то так поработал над ним, установив непробиваемую защиту?

Эрлих негромко рассмеялся над собственными мыслями.

Лейт — псин? Да всех детей досконально проверяют! Даже взрослые «дикие» перед установкой нейросети в обязательном порядке проходят проверку! Нет, это исключено! Тогда что? Лейт — чей-то ставленник? Тоже смешно! Защиту, которую не смог пробить он, один из сильнейших, должен был бы поставить кто-то на порядок сильнее! Мастер? Ему это давно не надо, и столь же давно он не покидал пределы «головы», а все его «заказы» осуществлялись руками «ближнего круга», их, троих наиболее близких и доверенных. Кроме того, Мастер не стал бы «ломать игру» ему, Эрлиху… Бред! Мастеру было глубоко плевать на все их внутренние споры и разногласия.

Эрлих снова негромко рассмеялся.

Корабль еле заметно вздрогнул, покидая док, а сам капитан-судья ненадолго задумался.

— Первый! Надо пройти краем, проработай маршрут. — Приказал он.

Потраченные силы надо было восполнить, а где это лучше сделать, как не на «краю»? Пространстве, где кто-то постоянно радовался и грустил, умирал и ненавидел…

Патрульный корабль КОНКОРД мягко ускорился, вызвав небольшой переполох среди подходивших к станции судов. Пилот «патрульника» не сильно заморачивался правилами, напрямую выходя на наиболее короткий и удобный маршрут.

Право сильного. Право хозяина…


50

Наконец-то добравшийся до каюты, вконец измотанный, Кот заснул мертвым сном. Как ни странно, но его никто не беспокоил! Прекратились неурочные «срочные вызовы», следователи СБшников перестали донимать его по всяким мелким вопросам. Даже неугомонный Зул, раньше то и дело славший короткие сообщения с вопросами «а как это» и «а что с этим», и тот притих.

В общем, никем не беспокоимый, лейтенант проспал больше суток!

— Капитан? — встретил его вопросом Минош, похоже, заранее уведомленный ИскИном и специально поджидавший Кота в столовой. — Выспался наконец-то?

— Вполне, — буркнул Кот. — Что опять стряслось?

— Ну почему же сразу «стряслось»? — удивился Минош.

— Потому, что ты последнее время меня только проблемами нагружал.

— Ну, так время такое было! — глубокомысленно ответил старпом. — А сейчас спокойно все до дальней орбиты. Ну так что тебе покровитель-то твой сказал? Что дальше-то делаем?

— А что, про «решит ли он наши проблемы» ты уже больше не спрашиваешь? — язвительно спросил Кот, — Раньше, помнится, ты меня только этим вопросом и донимал!

— Так время же другое было… — повторился Минош. — А-а-а! Ты же ничего не знаешь! Проспал! Все уже! Нет больше проблем! Закончились вместе с комендантом и половиной его штаба! — Минош едва не подскочил. — В сеть, так понимаю, не заходил еще? Так зайди! Многое узнаешь!

Столько энтузиазма было в голосе Миноша, что Кот не удержался, и, отставив в сторону недоеденный завтрак, влез в станционную сеть. Десятка минут хватило, чтобы уяснить: Ас Толла больше нет! Не физически «нет», а «нет как офицера Флота», занимающего высокую должность. Еще вчера комендант в сопровождении командира эскадры «черных» заявились в службу внутренней безопасности и наперебой принялись повествовать о своих прегрешениях! Они вспоминали все, сдавали всех и дополняли друг друга, стоило кому-то забыть хоть об одной мельчайшей детали, которую помнил второй. Это происходило при полном ошеломлении безопасников, к которым недавно заглянул аж целый капитан-судья КОНКОРД, заявивший, что «они совсем не выполняют свои обязанности».

В общем, коммандеру Ас Толлу — конец! Как и многим из его штаба. Всем тем, кто не считал зазорным выполнять «разные» поручения коменданта и про которых сейчас взахлеб рассказывал сам комендант. А таких было много… Другие просто «не приживались».

— Капитан! Срочный вызов! — сообщение ИскИна притушило начавшую было разгораться радость.

— Да что за… — вполголоса выругался Кот. — Принимаю!

— Что, опять? — округлил глаза Минош, — Я думал, тебя больше не тронут!

— Если бы… — буркнул Кот, поднимаясь. — С чего это вдруг?

— Так все говорят, что капитан-судья тебя защищать примчался. И защитил! Все же шептались, что Ас Толл под тебя усиленно копает, даже «черного» привлек! А что, разве не так? — прищурился Минош. — Да и то, что после разговора с судьей все начальство каяться кинулось, а ты спокойно спать завалился, тоже о многом сказало… многим!

— Ага! — поморщился Кот. — Так «защитил», что я с трудом помню как до причала добрался. А сейчас, хоть убей, не вспомню даже, о чем с ним разговаривал! Видимо, судья просто не нашел за мной тяжелых грехов.

— Ну… общий смысл я понял. — недоумение на лице Миноша было Коту непонятно, вроде бы говорил он как обычно. — Говоришь, значит, не нашел у тебя конкордовец тяжелых проступков и преступлений, так?

— Так, — кивнул Кот.

— Слушай, командир, — сказал Минош после минутного раздумья, — ты никому больше это не рассказывай. Мне сказал — и хватит! А остальные пусть думают, что за тобой капитан-судьи стоят… И не стоит их разубеждать! Тебе же жить легче станет, за каждым можно немного… как ты там сказал… грехов? Да. За каждым можно грехов найти. Пусть лучше боятся что-то против тебя сделать, думая, что и их капитан-судьи могут проверять прилететь! Да и нам, твоей команде, вслед за тобой тоже легче будет! Договорились?

Настала очередь Кота задумываться. В принципе, старпом говорил правильные вещи! Пусть… пусть лучше боятся несуществующей «поддержки судей», чем от зависти или по иным причинам ставят палки в колеса!

— Договорились, — медленно кивнул Кот.

Минош в ответ только улыбнулся.

— О! Командир! — влетел взъерошенный Зул. — Ты-то мне и нужен!

— Запрос бы отправил, если так срочно!

— Ну да, ну да! — покивал Зул. — И у тебя бы опять появилось полмиллиона причин отложить это дело! А так ты волей-неволей, но меня выслушаешь! Дело-то финансовое, отлагательств не терпит!

— Зул, давай позже! — поморщился Кот, поднимаясь. — Меня снова в штаб вызывают!

— А я о чем говорю?! — подскочил Зул. — Вот и первая причина нашлась! Но выход есть! Я с тобой пойду, по дороге обсудим.

— Идем! — обреченно кивнул Кот.

Все же, сбросив финансово-складские дела на Зула, он избавился от многих головных болей… и если уж «бухгалтер-кладовщик» был так настойчив, то дело действительно не терпело отлагательств!

— Понимаешь, командир, — Зул мелко семенил рядом с широко шагавшим Котом, — наши грузовые деки забиты под завязку! Что на «Дикаре», что на «Звере». Даже эсминцы, можно сказать, перегружены!

— А там-то что? — пораженный Кот даже замедлил шаг.

— А там продовольствие и боеприпасы тоннами, да еще и амуниции разной… тоже порядочно! — прищурился Зул. — Ждали они нас, видимо, давно, а полные бойцов «пиявки» как раз к эсминцам привязаны были. Вот эти-то оравы кормить и обеспечивать надо было. Вот и забили эсминцы по максимуму.

— И что?

— Как это «что»?! — возмутился Зул. — Девать все это мы куда будем?! Продовольствие-то ладно, самим пригодится, а вот боеприпасов и амуниции у нас большой излишек! Мы ж на складах по самую макушку закупились, или ты забыл уже? И, кстати, что с этими покупками делать будем? У нас сейчас ни места, ни возможностей нет. Не переработаем!

— Хм-м-м… Здесь, на станции, производственно-складские площади снимай, — отговорился Кот, — разгрузимся…

— А деньги? — прервал его Зул. — Денег на счету нет! Все, до последней марки, на «призовые» выплаты ушло! И то, «привлеченной» десантуре в первую очередь все полностью выплатил, а своим неполные доли выдал. По твоему же, заметь, приказу!

— Деньги… деньги… деньги… — задумался Кот.

Его счет тоже давно уже «показал дно». Остались какие-то жалкие остатки былого богатства. Крохи, которых хватило бы на жизнь одному человеку, но никак не на обеспечение корабля, а тем более целой эскадры!

— Ладно! Ты решай по деньгам, а я пока пробегусь, площади посмотрю. — Зул, так озадачивший своего капитана, оставил Кота наедине с проблемами. — Предложения есть, но надо все самому осмотреть! А то, знаешь ли, всякого дерьма хватает! Обмануть легко могут!

— Деньги… деньги… — Кот, погруженный в свои мысли, не заметил ни как исчез, почти испарился, Зул, ни как он сам дошел до штаба.

— Лейтенант, стой! — окрик заставил его очнуться. — Стой, говорю! Иначе огонь на поражение открою!

Прямо перед Котом, на расстоянии всего в пару метров, стоял часовой с недвусмысленно наставленным на него оружием.

— Лейтенант Дикий Кот Аст Росс! В штаб, по вызову!

— Давно бы так! — пробурчал часовой, убирая оружие и делая шаг в сторону. — А то идешь и идешь. Или жизнь тебе не дорога? Всадил бы в тебя заряд… Сам ведь знаешь порядок: доложись, получи разрешение и шагай спокойно!

— Извини, братан! Задумался! — искренне ответил Кот. — Проблем выше головы.

— Да и у нас, знаешь ли, не меньше! — тихо отозвался часовой. — После этого конкордовца нас так гоняют, что аж три шкуры слазит! Иди уже, иди! Я и так нарушаю, с тобой болтая. Иди!

— Бывай! Легкого дежурства тебе! — кивнул Кот.

Часовой двинул своим «штормом», обозначая приветствие.

— Лейт… постой! — едва слышно проговорил он, когда Кот сделал шаг вперед. — Я слышал, ты людей набирать будешь? Команды не хватает? Возьми меня! К хшарам всю эту штабную службу! Думал, спокойно контракт добью, но жизни здесь нет. Только штрафы и выговоры.

— Ты ж на действительной службе! Как я тебя возьму?

— Есть такая практика. Приписанные к Флоту суда, прямо как твой корабль, могут быть укомплектованы служащими Флота. На добровольной основе и по согласию самих служащих! Вроде как «в аренду у Флота» экипаж берешь! — быстро зашептал часовой. — Не один я такой, много нас! Ты не сомневайся, мы к тебе пойдем и честно лямку тянуть будем! Поговори там, а?

— Я подумаю. — отозвался Кот, заходя в штаб.


51

Огромнейший зал с тысячами представителей правительств Федерации и союзных ей государств еле слышно гудел. Собравшиеся обсуждали довольно резкое предложение, выдвинутое одним из участников. Сам он, стоя на парящем в воздухе возвышении, дерзко посматривал вокруг.

— Повторите еще раз ваше предложение, — проговорил председатель, глядя на обработанный и обобщенный список вопросов, градом сыпавшихся от остальных депутатов. — Смысл его понятен не всем.

— Хорошо! Я предлагаю делить системы по идентификационным признакам проживающих и работающих в них людей!

— То есть?…

— То есть, если вы пришлый, то вы должны будете доказать свою полезность именно для местного населения, а не опираться на сомнительные «достижения», сделанные где-то в другой части галактики!

— Поясните, на основании чего вы сделали столь радикальные умозаключения? — спросил председатель.

— На основании того, что нам, жителям окраин, уже надоели чужие! Те, кто непонятно где и неизвестно за что набрали высокие количества гражданских баллов! Те, кто, прилетев в наши системы, рвется в управление, не зная мыслей, требований и желаний проживающего народа! — депутат упрямо вздернул подбородок. — Те, кто своим присутствием рушит сами основы нашего самоуправления!

— Законы на всей территории Федерации одинаковы для всех, — заметил председатель, вчитываясь в выдаваемую ИскИном справку. — И если кто-то набрал гражданские баллы не «у вас», то это означает лишь то, что он был полезен нашему общему делу в другом месте.

— То-то и оно! — горячо возразил депутат. — Я об этом и говорю! Кто-то, где-то, как-то! Это положение вещей нас не устраивает! Мы хотим жить и развиваться, а не просто участвовать в «общей цепочке»! Решения, принимаемые такими, прошедшими в наши местные системы власти, чужаками, тормозят наше развитие! Как пример, в прошлом году такие чужаки продавили решение о расширении зоны ресурсной добычи, зная, что запасы руд и минералов не безграничны! Вместо того, чтобы построить завод так необходимой нам электроники, бюджет был потрачен на наращивание мощностей шахт и перерабатывающих предприятий! А ведь ту же самую электронику мы вынуждены завозить издалека, переплачивая за доставку и соглашаясь с часто очень завышенными ценами! Нас давно держат в рамках «ресурсной колонии» без малейшей надежды на дальнейшее развитие, и загоняют в эту дыру все глубже и глубже!

— Подождите! Вы находитесь довольно далеко от центральных систем. — по знаку председателя высветилась часть звездной карты, — и ваша область богата ресурсами. Ведь целесообразно развивать то, что у вас в избытке, чем строить что-то еще, что будет просто убыточно! Я так понимаю, что ни один частный инвестор не решился на создание хоть чего-то, не связанного с добычей?

— Да! И это мы хотим прекратить! Зачем нам частные инвесторы, если есть бюджет, за счет которого мы сможем создавать то, что нам необходимо в данный момент? — упрямо вздернул подбородок депутат. — Мы хотим создать дополнительные рабочие места…

— Подождите! — прервал его председатель. — Рабочие места будут и на шахтах. Вы же понимаете, что и потребитель вашей продукции вынуждены платить, в том числе, и за доставку? Вы в равных условиях!

— Нет! Не в равных! И это — проблема!

— И как же вы собираетесь решать эту проблему?

— Мы хотим ввести национальную идентификацию. Родной язык, родная история! Внутреннее управление налогами! Выборы по собственным гражданским баллам…

— Ваше предложение имеет явные признаки сепаратизма! — резко оборвал его председатель. — Ваше предложение снято с повестки! Ищите частного инвестора и прекратите занимать наше время подобной ерундой!

— Так вы же, хшара вам, не даете развиваться! — возмутился депутат. — Любое сложное производство, сложнее, чем крупноузловая сборка из готовых узлов и деталей, законодательно является непрофильной для нашей области и облагается двойным налогом! Ни один частник, ни одна корпорация…

Микрофоны были выключены, а возвышение с уже беззвучно беснующимся оратором опустилось вниз, где депутата мигом скрутили охранники. Председатель невозмутимо продолжил.

— На очереди предложение депутата от системы Эр-три-два ноля восемь третьего сектора о… местном самоуправлении? Это уже не шутки! — возмутился председатель, прочитав «содержание предложения». — Я запрещаю выдвигать подобные предложения! Переходим к следующему…

Заседание продолжилось. Несмотря даже на то, что некоторая часть присутствующих возмущенно зашевелилась.


52

Выйдя из штаба после почти двухчасовой беседы, Кот облегченно выдохнул. Удалось! Блеф, по совету Миноша, был удачным! Пара туманных намеков и несколько многозначительных молчаний в ответ на некоторые вопросы — и «временно исполняющий обязанности коменданта» штаб-капитан Чех стал настолько сговорчивым, насколько это вообще было возможно в его положении!

Еще бы! Согласиться с предложением Кота вернуть захваченные вместе с эсминцами «тени» за половинную стоимость — да только за это одно стоило бороться! Каждая «тень» стоила как почти половина ударного крейсера! Хотя можно было вынудить отдать их за гораздо меньшую цену — просто запретив выход «затененных» кораблей и вывоз со станции демонтированных блоков! А благосклонно встреченная просьба доукомплектовать экипажи «добровольцами из числа служащих Флота»? А еще несколько «практически мелочей» в виде предоставления флотских сервов для проведения технического обслуживания и ремонта кораблей эскадры и нескольких других, «упрощающих жизнь» «мелочей»?

Возможно, конечно, что успешным переговорам способствовало и то, что штаб-капитан Чех и сам был не из «высоких», попав во «временно исполняющие обязанности» лишь потому, что более высокие чины оказались арестованы, но даже намека на эту сторону взаимоотношений не было сделано. Штаб-капитан Чех, своим горбом прошедший все ступени до своего звания, и лейтенант Кот Аст Росс, тоже получивший приставку к имени в бою, а не по наследству, нашли общий язык! Так что теперь лейтенант имел достаточно средств, чтобы купить хоть новый крейсер вместо избитого «Зверя», но все же решил ограничиться ремонтом. Ремонтом всей эскадры и арендой площадей, про которые говорил Зул. Кстати!

Спохватившись, Кот перевел на корабельный счет деньги, и тотчас же пришло сообщение от довольного Зула, мол, все нормально, как раз вовремя, склад — именно то, что надо, уже арендован, разгрузку начинаем!

Вздохнув, Кот составил новый запрос. Теперь уже в «Либерман спейс инжинирингс». Каким бы ни был пройдохой сам Либерман, но работавшие на него люди знали свое дело! Да и договоренность о «значительных ремонтах»…

Ответ от Либермана пришел почти сразу, лейтенант не успел сделать и пары шагов. Похоже, он все же действительно был внесен в «особый список клиентов», про который так распинался верфевладелец, и каждое сообщение без каких-либо проволочек поступало самому Либерману.

Владелец верфи рассыпался в любезностях и гарантировал «скорейший и качественнейший ремонт во всей галактике», запрашивал перечень повреждений для составления ремонтной сметы и спрашивал, мог бы он был быть еще чем-нибудь полезным для столь ценного для него клиента.

Перечень повреждений по всем кораблям быстро прислал Минош, у которого давно было все готово. Кот, вздохнув еще раз, переслал его Либерману, дополнив просьбой прислать перегонные команды и организовать «прием-передачу кораблей в месте постоянного базирования». Конечно, подобная услуга даст ушлому дельцу прекрасную возможность увеличить цену, но команда нуждалась в отдыхе! А, после получения «призовой доли» отдых должен был стать для них полным!

Ответ Либермана был предельно деловит и краток: через сутки перегонные команды будут на месте, окончательная смета на ремонт будет предоставлена после обследования на верфях. Ответ лейтенанта порадовал, как и деловая хватка — когда было нужно, Либерман действовал стремительно!

Пока шла переписка, ноги сами донесли Кота до знакомого места… Бар! Тот самый, чьим владельцем была изрядно сейчас поредевшая команда бывших десантников. Почти уже на пороге лейтенант замялся. Может, не стоит сюда заходить? Вон, сколько подобных заведений в округе, можно выбрать любой другой…

Случайность разрешила все сомнения. Выходивший из бара человек, наткнувшись на мявшегося в нерешительности лейтенанта, молнией заскочил обратно, оглушая всех ревом: «Лейт пришел!!!». Высыпавшая толпа подхватила Кота под руки и буквально затащила внутрь!

— Лейт! Лейт!! — скандировали посетители, пока привычно торчащий за стойкой Док смешивал коктейль. — Лейт!!!

— Заглянул все же! — Док протянул Коту бокал. — А мы думали — все! Расчет кинул и забыл!

— Да как-то времени все не было, — замялся Кот, — да и товарищей вы потеряли…

— Так судьба наша такая! — широко улыбнулся Док. — По нам стреляют, мы стреляем, а кого подстрелили, значит, удача кончилась! Ты не беспокойся! Всех по чести проводили, никого не забыли. А деньги, извини, на развитие пустили. Посчитали, что у кого наследники есть, то им лучше каждую декаду понемногу, чем большую сумму сразу. А у кого нет… у того нет. — Док помолчал, посмотрел в зал. — Скажи, что ли, что нибудь. Видишь, народ ждет! Ти-и-ихо! Лейт говорить будет! — неожиданно рявкнул он, заставив Кота дернуться.

Зал, только что гремевший воплями, моментально затих.

— М-м-м… гхм… — прокашлялся Кот. — В общем… гхм…

— Классная речь, лейт! Жарь дальше! — хихикнула Рита.

Зал поддержал ее громовым хохотом.

— Молчать, садж! До рядовой разжалую! — захохотал и Док. — Да тихо вы, хшаровы дети! Дайте лейту сказать нормально!

Постепенно хохотки прекратились. Люди вновь смотрели на замявшегося лейтенанта.

— Что тут говорить? Док, ты — засранец! Поймал меня как раз тогда, когда я совсем не готов! — разозлился Кот.

Зал снова взорвался хохотом, теперь уже в адрес бармена.

— Но-но! Смотри, намешаю тебе в следующий раз чего-нибудь… сразу поймешь, кто из нас засранец, а кто нет! — заржал Док, своим ответом вызвавший новую волну смеха.

— Ладно! Тут действительно говорить нечего! — Кот начал говорить, не дожидаясь тишины. — Мне жаль, что так вышло! Мне жаль, что вы потеряли друзей! Но в то же время я понимаю, что не будь вас — я сам бы остался там! Не выдержали бы мы атаку, порвали бы на лоскуты всю команду! Хочу сказать про вас! Вы знаете, что такое «Честь»! Вы все бились в полную силу, не помышляя об отступлении и о «свободном контракте»! Вы были практически на «птичьих правах», но все же вырвали победу из пасти этих чертовых предателей, этих пиратов-наемников! И я хочу выпить за вас, десантники! Хоть вы и не на службе, но десантник бывшим не бывает! Так что — за вас! За десант!

Кот, не отрываясь, выпил бокал.

— Док… с-с-скотина… Опять твое, «фирменное»? — еле выдохнул Кот.

— А то как же! — оскалился Док. — Ну что, все слышали лейта?! Стоя! За десант!

— За десант! — дружно грянуло из зала.

— Ну ты, лейт, силен! — покачал головой Док, когда крики начали стихать. — Такую речь толкнул! Да и мою «тройную внутрянку» одним махом заглотил… Слушай, там, кажется, тебя ждут, — он ткнул пальцем в дальний угол. — Похоже, тоже флотские. Бывшие, как и все мы. Сходил бы, что ли, побеседовал. Давно уж приходят. Два дня так уж точно! Ведь как-то узнали, ждут…

— Док! Ну куда мне в таком виде разговаривать? — возмутился Кот, чувствуя, как внутри разгорается огонь фейерверков. — Ты мне специально, что ли, свою фирменную подсунул?

— Бесплатно же! — засмеялся Док, протягивая какую-то таблетку. — Ладно, ладно! Держи вот. На полчаса, думаю, хватит. Соображать будешь. Но потом накроет по полной! В моей «внутрянке» так все замешано, что ничем ее не вывести! Я же медик все же, действия всех препаратов знаю!

За дальним столиком сидели… капитан Марш со старшиной Тренгом!

— Привет, лейт! — поднялся с места Марш. — Вижу, тебе рады тут! Да и речь ты толкнул такую, что аж огонь по жилам… Подожди! Это… те? Те ребята, с которыми ты целую эскадру захватил?!

— Да, они! — кивнул Кот. — Кто жив остался.

— Тогда понимаю! — ответил Марш. — Им есть чему радоваться…

— А вы тут какими судьбами? Не зря же несколько дней, говорят, просидели. — Кот плюхнулся на сиденье. — Если что-то надо, давайте… быстрее. Меня тут, сами видели, подпоили немного. Через минут двадцать я еле ходить буду, а уж хоть что-то соображать не раньше завтрашнего дня начну!

Марш быстро переглянулся с Тренгом.

— Тут такое дело, лейт. — взял слово Тренг. — В общем, мы сейчас без работы и с черными метками. Всей нашей сменой…

— Тренг, что надо? — грубовато поторопил его Кот, чувствовавший, что перед глазами стало слегка плыть. — Денег занять? Сколько? Много не дам, у меня эскадра, которую кормить и снабжать надо.

Тренг вновь переглянулся с Маршем.

— Парни, быстрее! Или ждите, потом поговорим!

— Есть места в команде? — в лоб спросил Тренг. — Нас полтора десятка, технари хорошие. Считай, вся смена со складов. Нас признали косвенно виновными в том, что произошло, оштрафовали, уволили, но хоть судить не стали. Просто «нашли крайних», начальник-то сбежать успел. Всех знаю, за всех поручиться готов! Не подведем! Возьмешь?

— М-м-м… Места есть, — кивнул Кот, и его ощутимо повело. — Но званий вам прежних не дам! Марш, ты же тоже в команду хочешь? Ну вот! А я — лейт! Как же так, капитан и под командой лейтенанта! И ты, Тренг, тоже старшиной не будешь, пока себя не проявишь! Если идете ко мне — то с самого нуля, с самого низа! А работа есть… работа всегда есть! Устроит такое предложение?

— Да! — кивнули оба. — Всех устроит!

— Вот всех и беру! Тренг, я твоему слову верю! И технари на дороге не валяются, технари в барах сидят! — пьяно хихикнул Кот. — Простите! Слегка пьян… Сейчас старпому сообщу. К нему… нет, лучше к бухгалтеру подойдите! Все, сообщил! Значит, к старпому и бухгалтеру! Они вам быстро фронт работ выделят… Нарежут, так сказать, обратной резьбой… Хе-хе… Упс!

Кот качнулся, но выпрямился, поддержанный твердой рукой Марша.

— Пр-ростите, парни! Все вопросы — к тому вот засранцу за стойкой, — лейт не глядя ткнул пальцем за спину. — А я сегодня гуляю! Эх! Все, решили?

Тренг и Марш согласно кивнули.

— Лейт! А что ты здесь? Да еще в неизвестной компании? Идем к нам! — кто-то подхватил Кота под руки. — Не забывай боевых товарищей!

— И подруг! — хихикнула пьяненькая Рита.

— Но-но! — покачал пальцем Кот. — Ритка, ты — подружка Дока! А мне чужого не надо!

Собравшиеся ответили дружным хохотом, а Док состроил подходящую случаю мину и развел руками.

— Что, и все? — спросил Марш, склонившись к Тренгу. — И беседовать не станет? Как-то я по другому себе это представлял!

— Ну… — Тренг почесал макушку. — Я тоже иначе все это видел. Но ты же слышал, что он сказал. Моему слову верит! Значит, нанял. Пойдем, что ли. Найдем этих, как его… бухгалтера и старпома!

Тренг с Маршем вышли, поминутно оглядываясь, а Кот… А Кота, волей «засранца-Дока», затянуло водоворотом гулянки.


53

— Следственный эксперимент. Пятая попытка. — Спокойно произнес человек в черном бронескафе с зеркальным забралом шлема. — Утверждение подследственных, что подобным образом была открыта некая «дальняя дорога», пока не подтверждено. Ошибки первой попытки учтены, корректировка проведена. Запись ведет капитан Корз, служба безопасности Федерации.

По команде капитана пришли в движение сервы, в строгом порядке принявшиеся втыкать в отверстия жезлы-активаторы, во множестве конфискованные у сектантов.

Корз отстраненно смотрел на это действо. В заверения «замазавшихся» в непонятных жертвоприношениях он не верил ни на сол. Однако столь резонансное дело следовало завершить! Завершить так, чтобы ни у кого не осталось ни единого сомнения! Он давно бы бросил эту пустую затею, но однозначный приказ командования, «подтвердить или опровергнуть», не оставлял вариантов. Приказ есть приказ!

Первые попытки завершились громким пшиком, и в прямом, и в переносном смысле этого слова. Возникавшая было в центре выжженного пятна яркая точка исчезала с громким хлопком, так и не вырастая до размеров огромного шара, из которого прямо во время расследования массового убийства когда-то стали вываливаться люди. Найденные записи «главного сектанта» помогли каким-то «умным идиотам из Управления» создать некую «последовательность активации», которую с механической точностью выполняли сервы, объединенные под общим управлением специально выделенного ИскИна.

Уже в пятый раз…

Хотя капитан недовольным не был. Курортная планета, как-никак! А если учесть, что между «активациями» должен был проходить минимум месяц, то график «день работы — месяц отдыха!» полностью устраивал безопасника! Тем более что от всех других обязанностей его освободили, а «специальная эскадра» прибывала точно к сроку очередных «испытаний».

«Умники» думали, вносили корректировки и присылали новую последовательность, за которой следовал приказ: «Продолжать!». И Корз, с каждым разом все отчетливей и отчетливей предвидя новый месяц отдыха, отдавал приказ на начало действия и вел запись.

Вот и сейчас он прилежно наблюдал за медленно разгорающейся точкой, ожидая привычное «пух-х-х»… Но в этот раз что-то пошло не так!

Точка померцала, померцала, явно готовясь исчезнуть, и вдруг вспыхнула с новой силой, как будто к лампе на издыхающем старом аккумуляторе подсоединили внешний источник питания! Резким скачком точка превратилась в ярко пылающий шар, в котором замелькали какие-то тени.

Капитан оторопело смотрел на происходящее. Вот уж кто-кто, а он, вдоволь насмотревшийся на доморощенных «спасителей» и «пророков», такого не ожидал! Все эти «чудотворцы», на поверку оказывавшиеся обычными лжецами, использовавшими для одурманивания своих последователей разные, чаще всего запрещенные, средства и технологии, такого и сделать бы не могли!

«Неужели начальство действительно что-то знало?» — мелькнула у него мысль.

Однако мысли остались мыслями, а инструкции он все же выполнил. Мощность вынесенного наружу передатчика была усилена, и информация в режиме реального времени рекой потекла в мобильный штаб!

Тени в шаре обрели контрастность, объем… и превратились в… в… жуков! Жуков, волнами ставших «выплескиваться» наружу! Разных! Капитан, до этого видевший арахнов лишь в записях и на картинках, попятился назад!

Жук, одним из первых «материализовавшийся из шара», пощупал маленькими передними лапками ближайшего серва… и плюнул в него кислотой, почти моментально превратив механизм в груду запчастей, оплывающих, истекающих едким дымом и плюющихся искрами замыканий!

— Задача завершена! — радостно отрапортовал ИскИн. — Последовательность выполнена!

— Отставить! Отменить! — Корз, никак не ожидавший подобного, запаниковал. — Прекратить выполнение!

— Задача завершена! Последовательность выполнена! — повторился ИскИн. — Отмена завершенной задачи невозможна!

Еще несколько замерших сервов превратились в никуда не годные обломки.

— Деактивировать установку! Извлечь активаторы! — заорал, уже не сдерживаясь, капитан, споткнувшись об одного из сервов и упав на пол. — Боевая тревога! Боевая тревога!!

— Уточните порядок действий. — ИскИн честно пытался понять, что же от него хотят.

— Любой! Да достань же эти хшаровы активаторы, в звезду тебя!! — отчаянно кричал капитан, пытаясь отползти назад и своими суетливыми действиями мешая блоку управления бронескафа принять вертикальное положение.

Из шара показался большой арахн, сразу же напружинившийся и выпустивший по человеческим механизмам серию то ли плевков, то ли еще чего-то.

— Уточните зада… Выполняю! — то ли ИскИн наконец-таки понял панические команды капитана, то ли ему извне пришел более конкретный приказ, но уцелевшие сервы принялись вытаскивать активаторы.

Шар было моргнул, но разгорелся с новой силой. Видимо, что-то поддерживало его работу «с той стороны», а жуки, словно получившие приказ, принялись прицельно «стрелять» в сторону любого движения!

— В дыру всех, с орбиты, через пояс… — бормотал Корз.

Кое-как справившись с приступом паники, капитан замер, позволяя блоку управления поднять бронескаф «на ноги». Выросшая среди низких сервов человеческая фигура привлекла внимание «большого жука».

— Птц! Птц! Птц! — в сторону капитана полетели непонятные сгустки.

— Ать-я! — заорал Корз, руку которого словно опалило прямо через бронепластины скафа, вскользь задетого одним из «плевков».

Броня на глазах оплывала, обтекая более крепкие детали сервопривода и оголяя «внутренний слой», от которого тоже уже шел легкий дымок.

— Выпол… — ИскИн заткнулся, оплывая безобразным комком после плевка одного из жуков.

«Они не по движению бьют, а по энергоактивности», — мелькнула у Корза мысль.

Очередная серия «плевков большого жука» пришлась точно в цель. Камера безопасника-капитана погасла.

Коммандер службы безопасности безучастно глядел на погасший экран.

— Капитан Корз выбыл. — Выдала служба мониторинга. — Биометка неактивна.

Коммандер не подал и вида, что доклад до него дошел. Капитан… небольшая потеря.

Коммандер ждал!

Пиликнул входящий вызов.

— Подтверждаю. Окно в пространство жуков, держат с той стороны.

На картинке орбитальной съемки стали видны первые вестники жучиного племени, выбиравшиеся из подземного комплекса.

— Принял! — произнес комм, выслушав указание, и отдал приказ. — Локальный орбитальный удар! Координаты по метке! Большая серия, до полного уничтожения!

Ударный линкор СБ-шной эскадры, висевший на орбите, нацелил курсовые орудия на указанную точку и разразился чередой выстрелов. До полного истощения накопителей!

Пораженная точка на поверхности планеты вспухла облаком разрывов и провалилась «сама в себя», образуя немалых размеров кратер, в который тотчас же хлынула морская вода.

— Приказ выполнен! Прорыв закрыт! — доложил он по дальней связи и переключился на внутреннюю сеть. — Сообщение на планету: возможно землетрясение, возможно возникновение волны цунами, возможно образование пылевого облака. Службам спасения готовность ноль! Информация о причинах орбитального удара будет предоставлена позднее.

Комм отрешенно посмотрел на экран, на котором расплывалось густое облако пылевой взвеси, и отвернулся.

— Жаль! — поджав губы, произнес он. — Еще одна точка минус…

Спецэскадра СБ снялась с орбиты, отправив администрации укороченную версию ролика, снятого погибшим капитаном.

А где-то далеко-далеко в движение пришла целая армада кораблей-ульев. Направление на неоднократно сработавший, но сейчас «отключившийся приемо-передатчик», было четко определено!

А уж цели и задачи давно были вбиты в маток на уровне инстинктов.


54

«Бип! Бип! Бип! Бип!», — противный писк будильника наконец-то достучался до мозга.

— Ах-х-хренеть! — простонал Кот, пытаясь нащупать эту адову выдумку настоящих палачей. — И где же я вчера так … Убей, не вспомню…

Рука, против обыкновения, провалилась, не нащупав тумбочку с надоедливым будильником на привычном месте.

— Да что же это такое… — скривился Кот, пытаясь открыть глаза. — Я что, не дома?! М-м-м…

Глаза открываться совершенно не хотели, пытаясь «доспать остатки». В голове мелькали обрывки сна: чужие планеты, странные люди и механизмы, космические корабли, непонятное оружие… Странно, но голова, хоть и болела, но не раскалывалась, как обычно бывало после всяческих «празднований». Да ощущение, что «с организмом почти порядок»… откуда оно? Пил, ведь, пил!

— Входящее сообщение. — Где-то в голове мурлыкнул мягкий голос.

— Давай! — автоматом, как во сне, махнул рукой Кот.

И резко проснулся, сев на… кровати? И глаза открылись полностью и сразу. В голове из ниоткуда возникло осознание: мужчина, называет по прозвищу как старого знакомого, говорит о проблемах, зовет выйти в столовую. И сразу же память подсказывает, столовая ниже уровнем, по переходу направо, вторые двери.

— Что за… — Кот оглянулся и отчаянно протер глаза.

Обстановка такая, как и была в его сне! Или… или не во сне?!

Глаза привычно прикрылись, в голове стали появляться и осознаваться графики, планы, выполнение, проценты, что-то еще… Привычно?! Привычно?!!

— Первый помощник запрашивает связь. — Снова мурлыкнул голос, и снова Кот на полнейшем автомате скомандовал: — Давай!

— Привет, командир! — раздался бодрый, с ехидцей, голос, а прямо перед ошарашенным Котом возникла соткавшаяся из ниоткуда фигура. — Проспался? Слушай, после каждого твоего загула у нас какие-то приключения начинаются! Может, хватит уже? — мужчина присмотрелся. — В чем дело? Командир? Что-то не так?

Кот помотал головой. Минош. Это Минош, первый помощник. Старпом…

— Зайди, — коротко сказал Кот, откидываясь на вздутие в изголовье, напоминающее подушку.

А ничего так… удобненько!

— Командир, ты в порядке? — в каюту прямо-таки вихрем ворвался Минош. — Что происходит?

— Минош! — Кот снова сел. — Мы с тобой говорили? Про меня, про то, что я не помню, откуда я…

— Ну, вроде было, — Минош почесал в затылке, — а может и не было. Мы столько всего проговаривали, что и не вспомню так сразу…

— Давай тогда еще раз: я появился где-то на окраине Федерации, был вызволен из плена, нет, из рабства, экипажем дальней разведки. Ничего про себя не помнил, только какие-то обрывки. Начал фактически новую жизнь, пошел на службу. Теперь я здесь.

— Ну, — осторожно проговорил Минош, — может и было… Но не помню. Ты как, в порядке?

— В порядке, — кивнул Кот. — Вернемся к разговору. Теперь я вспомнил. Резко и все полностью. Сначала думал, что это сон у меня был, а теперь вижу, что не сон. Память одна и память другая как будто параллельно существуют…

— Ну… меня вспомнил? То, что у тебя эскадра и целая команда, помнишь? Коды-пароли к счетам не забыл? Знания-навыки не пропали?

— Ну… вроде бы нет… — заосторожничал Кот, — вроде бы помню все…

— Вот и хорошо! — весело оскалился Минош. — Это и есть главное! А то, чем и кем ты раньше был, можешь оставить при себе. Вспомнил, и ладно!

— Эм-м-м… — промямлил Кот.

— А раз все вспомнил, то давай текущие дела делать и вопросы сегодняшние решать! — отрубил Минош. — Ты командир, на тебе ответственность. А все рефлексии свои оставь на потом! Появится у тебя время свободное, подумаешь, повспоминаешь, соединишь свои «две памяти». А сейчас проблема у нас, — Минош развел руками, — без тебя ну никак!

— Гхм! — откашлялся Кот. — Что там «не так»?

— Что за люди на корабли рвутся? — огорошил его Минош. — Говорят, что мы им все сроки срываем, что корабли им еще принять надо, да и путь не близкий. Уже почти полчаса на причале толпятся, неустойками грозят, мол, за срыв сроков нам счет выставят. Кто это?

— Корабли принимать? Дорога дальняя? — сморщился Кот, вспоминая. — А-а-а! Так это перегонщики! Корабли на верфь погонят, на ремонт!

— А… мы? — не понял Минош.

— А команде я решил отпуск дать. Отдохнуть всем надо, как следует отдохнуть. Так что, готовь корабли к передаче, старпом! И «Дикаря», и «Зверя»! А команде передай, что у них есть декада, именно столько крейсера будут гонять туда-сюда и ремонтировать!

— О-о-о! Это хорошо! — оживился Минош. — Это — дело! Все, приказ понял, пойду заниматься! — Минош поднялся, но у самого выхода обернулся. — Да, командир, к тебе там Зул рвался. Я сначала сам зайти решил. Но у тебя, вижу, порядок. Так что?

— Пусть тоже сюда подходит, — решил Кот, — Я пока… привыкну. Ко всему.

— А-а-а… ладно! Сейчас придет!

Минош ушел, но буквально через пять минут в каюте появился чем-то взбудораженный Зул.

— Командир! — с порога начал он. — Я вижу, ты решил складскую команду увеличить? Там капитан этот, со складов, и старшина тот, который нам схему предложил. С ними еще человек с десяток, или, может, чуть больше. Работать рвутся! Я им пока доступ обрезал. Так что? Нанял ты их, или как?

— Да… нанял… — Кот все же вспомнил «начало вечера» и разговор. — Нанял!

— Хорошо! — аж засветился Зул. — Я им тогда доступ на склад даю, пусть работают! — он прикрыл глаза, а глазные яблоки мячиками запрыгали туда-сюда под опущенными веками. — Да! А что это там Минош суетится, запросы мне непонятные шлет? Что значит, его «куда девать» и целый перечень?

— Крейсера на ремонт уходят, — пояснил Кот, — старпом корабли к передаче готовит.

— А-а-а… Да?! К передаче?! Так те люди действительно… Так! — Зул решительно поднялся. — Командир! Снятых площадей не хватит для всего того барахла, что мне Минош подсовывает! Пойду я, надо пару мест оббежать, посмотреть, что предлагают! И все, все, что есть, то и выгрести! А то знаю я этих перегонщиков, им корабль с полными трюмами отдашь, а они порожняк пригонят и скажут, что так и было! Ну, все, я побежал!

Неугомонный Зул пулей выскочил за дверь.

Кот же вновь откинулся на «подушку». Надо попытаться все осмыслить… ну, или не все, а хотя бы хоть что-то… за те пару часов, что корабли будут готовить к переходу!


55

В кадровом отделе штабе сектора царило нездоровое оживление.

Еще бы! Не каждый день рядовой и сержантский состав массово подает рапорта на «добровольный перевод…» с совсем не сложных должностей при штабе на действующий боевой корабль! Причем частный корабль! Причем так массово, что даже конкуренция образовалась не меньше, наверное, чем в офицерское училище!

— Да что за хшарова дыра! — возмущалась Сэта, служившая в кадровом отделе. — Что им там, сладком намазали?! Или девок им полный трюм обещали с президентским окладом?!

Ее можно было понять. За годы работы «в кадрах», она… совсем отучилась работать. Вялотекущие назначения-смещения, равно как и приемы-переводы, в основном проходили мимо ее прекрасных пальчиков, вполне себе прекрасно обрабатываемые ИскИном. А сейчас всегда безотказный штабной ИскИн внезапно оказался сверхзагружен внезапно посыпавшимися проблемами, зачастую едва успевая своевременно обрабатывать в разы увеличившийся документооборот. А на кадровые вопросы мощностей не осталось!

Вот и пришлось девушке самой готовить горы документов, практически вручную набирать приказы, распоряжения, уведомления, согласия, отказы… и прочую, столь необходимую, бюрократическую волокиту. А так как она, «устроенная по протекции», не особо утруждала себя «лишним обучением», то и документы, ею составленные, выходили из ее же рук корявыми, косноязычными и с множеством ошибок.

— И что мне теперь? Собственного ИскИна, что ли, покупать? — ныла она. — Или базу грамматики ставить? Так ведь ее же учить надо, а сейчас не отпустят никуда… Да и база эта непрофильная, долго учить буду… Не отпустят же!

— Ты бы не плакала, а работала лучше! — сморщила гримаску ее соседка по кабинету. — Знала, куда идешь! Тебе не за нытье твое усиленно платят, а за работу! Да и не обойдешься ты одной грамматической базой! Тебе еще «деловую переписку» бы воткнуть надо и «планирование времени»!

— Сама себе воткни! Сама знаешь что и сама знаешь куда! — окрысилась Сэта, и снова принялась ныть. — Нет, ну очень много же работы! У тебя, вон, вижу, всего пять запросов осталось, а у меня никак не меньше пятидесяти! Может, поможешь?

— Я, в отличие от тебя, училась когда надо! И не «зарабатывала» аттестации «разными работами»! — обиженно вздернула носик соседка. — Сама справишься! Меньше времени на свои «поиски» тратить будешь!

— Нет, ну а кого из местных-то выбирать? Они все уже вдоль и поперек известны… Вот и приходится к «проходящим» присматриваться, — вздохнула Сэта, вновь принимаясь за работу.

На какое-то время в кабинете воцарилось молчание.

— Нет, ну ведь очень много же, — вновь заныла Сэта. — Ты, вон, уже минут десять сидишь, расслабляешься, а мне еще делать и делать! А через два часа лайнер придет, туристический! Там, сама понимаешь, просто так никто не летает!

— Так ты не «делаешь», а «переделываешь»! — резонно заметила соседка. — А это разные вещи!

— А какая разница? — злорадно усмехнулась Сэта. — Что делаю, что переделываю, а сроки выходят! А за просрочку с нас обеих головы поснимают, всех премий лишат, штрафов навешают, да еще и выдерут!

Соседка немного помолчала, взвешивая сказанное.

— Ладно, давай, помогу, — нехотя произнесла она, — действительно ведь и мне достанется… А то из-за тебя, хшарова жучка, и мне попадет! А у меня расходы, кредит…

Сэта, довольно взвизгнув, тотчас перекинула соседке добрую половину документов.

— Марша! Ты прелесть! — выпалила она.

— Прелесть, — пробурчала соседка, погружаясь в работу, — думала бы ты, что ли, головой, а не тем местом…

— Да ладно тебе! — примирительно произнесла Сэта. — Сладкие подарки от моих кавалеров вместе ведь едим! А ты все бурчишь и бурчишь!

— Это да. Вместе, — нехотя согласилась соседка. — А то ведь когда еще лигийских сладостей попробуешь? Я ж не такая, как ты…

Вновь в кабинете ненадолго воцарилась тишина.

— Ма-а-арш… А ты меня прикроешь на часик? — прервала молчание Сэта. — Лайнер ведь сейчас придет… А та-а-ам…

— Работай! — грубо отозвалась соседка. — А иначе и то, что взяла, обратно верну!

— А от сладостей не отказывалась! — обиженно буркнула Сэта.

— И не буду отказываться! — решительно отрубила Марша. — Я тебе, пустоголовой, за это всегда помогаю!

— Но там же…

— Работай! — еще решительней отозвалась соседка. — Прикрывать не буду, и все за тебя делать не собираюсь! И вообще, хватит проезжих цеплять! Ты к нашим получше присмотрись!

— Да кто у нас тут есть-то? — обиделась Сэта. — Нищие лейтенанты, бедные капитаны и грязные местные? Кто побогаче, те давно уже с парами! Даже сбоку не пристроишься… Или страшные, как хшары!

— А ты нового лейт-кэпа, что, не видела? — Марша даже оторвалась от работы. — Ты что, серьезно?!

— Что за «лейт-кэп»? — переспросила Сэта. — Новое звание? И почему это я про него не знаю?

— Звание лейтенант, командует каким-то несерийным крейсером, да еще и целой эскадрой впридачу! — огорошила ее соседка. — Потому и «лейт-кэп». И, вроде, один еще…

Снова воцарилось молчание. Трудилась Сэта до того времени, пока не исправила все ошибки, а перед уходом заглянула-таки в учетные данные перспективного лейта!

«Да! За это стоит побороться!» — про себя решила она.


56

Жужжание приводов, взвизги и тарахтение отверток, лязг железа и нервное цоканье опор технических сервов, перетаскивавших тяжелые детали, все звуки складывались в знакомую картинку ремонтно-восстановительных работ.

— Лейт! Командир! — раздался громкий голос. — Команди-и-ир!

Кот, тихо дремавший в тихом уголке, нехотя открыл глаза, поднялся и шагнул на освещенное место. Серв, переносивший какую-то железяку, шарахнулся в сторону, освобождая человеку дорогу. Кот проводил его долгим взглядом, поражаясь совершенству техники. Ему до сих пор изредка казалось, что он все еще спит.

— Вот ты где! — рядом с ним материализовался Тренг. — Ты зачем связь отключил? Найти никак не можем!

— Да надоело все! — махнул рукой Кот. — Тишины немного захотелось.

— Здесь? — иронично приподнял бровь Тренг. — Лучше бы в каюту пошел!

— Здесь! — кивнул Кот. — Так привычней как-то. А в каюте… найдут быстро!

— А-а-а… Угу! — весело оскалился Тренг. — Это точно! Там найдут, — он склонил голову и заговорщицки произнес. — Там к тебе эта… курьерша… снова прискакала! Может, все же обрадуешь девочку своей персоной? А то носится, бедняга, по нескольку раз за смену…

— Ага, конечно! — скривился Кот. — Снова, наверное, какую-то странную писульку на подпись или согласование притащила!

— Ну так на то ты и командир, чтобы к тебе все носили и через тебя все шло! — усмехнулся Тренг. — А к девочке ты все же присмотрись. Не просто так она сюда бегает, ох, не просто так!

— Ладно, ладно, — проворчал Кот, — где там эта… посланка?

— Да вон стоит, головой крутит. Как антенна целеуказания! И частота вращения соответствует! — хохотнул Тренг. — Ох, командир! Завидую я тебе! Ни на кого не смотрит, только тебя выцеливает!

— Не завидуй! — дружески толкнул его в бок Кот. — Неизвестно еще, что от той «штабной антенны» прилетит! Сейчас как влепит нам торпеду в бок, мало не покажется!

— Ах-ха-ха! — рассмеялся Тренг. — Торпеду! Да пусть приемный дек сначала откроет, а там и торпеду не так обидно будет!

— Во, навелась уже! — буркнул Кот. — Летит, как на форсаже!

«Штабная девочка», бодро помахивая планшетом, бежала в их сторону.

— Лейтенант! Лейтен… Ой! — почти добежав до Кота с Тренгом, штабная споткнулась и практически рухнула на лейта, выронив планшет. — Оу-у-у… М-м-м…

— Что случилось? — Кот обеспокоенно заглянул в лицо девушки. — Ты в порядке?

— Не-е-ет! Не в порядке! — из глаз «штабной» ручьями потекли слезы. — Нога! Болит!

Кот прикрыл глаза, вызывая медиков, и уже через пару минут на месте происшествия уже появился штатный медик в сопровождении медсерва.

— Ничего страшного! — заверил он, проведя сканером вдоль ноги. — Легкий ушиб и, максимум, небольшое растяжение. Полчаса в капсуле, и как новенькая бегать будешь!

— Не пойду в капсулу! Я свой лимит исчерпала уже! — уперлась девушка.

— Да мы оплатим! — заверил ее Кот.

— Не пойду! Не хочу, чтобы за меня платили! Лучше… лучше в каюту меня отнесите! И заключение официальное дайте, начальству отправлю.

Кот, пожав плечами, распорядился. Медик, так же пожав плечами и состроив гримасу, погрузил девчонку на серва и вынес из технического помещения.

Лейтенант отошел обратно в «свой уголок» и снова закрыл глаза, но вскоре был разбужен медиком.

— Командир! — тронул его за плечо медтехник. — Командир! Девчонка плачет, что выронила где-то здесь свой планшет и так и не заверила какие-то документы! Просит тебя подойти… с планшетом.

— Вот… блин! — с чувством выразился Кот.

— Ну-у-у… — протянул медик, разводя руками.

В спину удаляющемуся лейтенанту с усмешкой смотрел Тренг.

— Что смеемся? — деловито спросил Марш.

— Да вот, кэп, — по привычке ответил Тренг, хотя ни он, ни его бывший командир уже не имели прежних званий, — попал наш лейт, ох, попал! Эта бестия ж не отвяжется, пока своего не добьется!

— Ну и что? — пожал плечами Марш. — Ты им фонарь, что ли, держать собрался? Это их дело. Ну, сойдется он с девчонкой, ну, сложится все. Так и хорошо! А то, знаешь ли, ни разу я его в «квартале» не видел. Пусть разрядится!

— Хех! Да она его всухую выдоит! — откровенно рассмеялся Тренг. — Видел, как глазки блестели?

— Да и хшары с ней! — рубанул ладонью воздух Марш. — Ты вот что, старшина. Лейт наш что-то часто «теряться» стал. А его ищут постоянно, нас дергают. Давай-ка подумаем, что б такого сделать, чтобы знать, где он отсиживается. И нам чтобы не подставиться, а то сам знаешь, незаконно все это.

— Давай подумаем! — Тренг почесал затылок, выкинув из головы «всю эту хрень», как выражался их командир.


57

Строй преподавателей не совсем ровной линией застыл перед главным зданием.

Капитан Ас Шелтер, любопытствуя, высунул голову вперед и иронично оглядел шеренгу. Начальства еще даже на горизонте видно не было, а то, что ИскИн все пишет… Да и хшары с ним! Капитан недовольно покосился на глазок камеры и вновь оглядел строй.

«М-да-а-а… Отвыкли наши… кабинетные вояки. Совсем отвыкли от «палубной линейки». А некоторые, похоже, и привыкнуть толком и не успели! Эх-х-х, преподаватели… Кур-р-рву так!» — мелькнула у него мысль.

— Командир на палубе! Смир-р-на-а-а! — гаркнул дежурный.

Многие преподаватели подтянули животики и постарались принять бравый вид.

Ас Шелтер брезгливо сморщился: стоявший справа от него коммандер отчаянно потел и столь же отчаянно пах…

«Боится», — заключил капитан, — «ох и боится же, кур-р-рвина дыра!»

Ему самому терять было нечего. Из-за несносного характера звания пролетали мимо него как «кометы по краю системы»: вроде бы и должно было что-то быть, но только все мимо и очень незаметно. И бояться ему было нечего — о его принципиальности давно уже слагались легенды!

Адмирал Андр Ас Солст, начальник Академии, вышел из здания в сопровождении «черного» штаб-коммандера, и, чеканя шаг, будто вбивая многотонные сваи в покрытие площадки, направился к строю.

Сосед справа шумно сглотнул… и до ноздрей Ас Шелтера донесся новый запах. Совсем не пота! Деваться было некуда — не выходить же из строя из-за такого… соседа! Капитан задержал дыхание и приготовился стоически терпеть.

— Вольно! — зычно приказал начальник, встав на привычный «пятачок» перед строем. — Господа офицеры! Прошу с пониманием отнестись к тому, что я сейчас скажу!

Адмирал помолчал, искоса взглянув на «черного». Эсбэсник безмятежно стоял, безучастно глядя куда-то вдаль.

— Вы все знаете, что в связи с некоторыми, не самыми приятными, обстоятельствами проводилась общая проверка. Во всех учебных заведениях, не только у нас! В настоящий момент проверка закончена. Результаты проверки обобщены, доложены в Генеральный Штаб. Штаб принял решение. — Адмирал вздохнул, будто перед прыжком в ледяную воду. — Господа офицеры! Мы все уволены!

Строй замер, недоверчиво глядя на своего начальника.

— Да! Не «вы», а «мы»! Я тоже уволен. Штаб посчитал, что в сложившейся ситуации это будет наилучшим и наименее безболезненным выходом. Приказ подписан. — Адмирал потряс в воздухе планшетом. — Академия в нынешнем виде расформирована. Учебная часть передается в ведение Службы Безопасности. Дообучение и выпуск курсантов, проходящих в данный момент обучение, будет осуществлено преподавателями, назначенными Управлением СБ. Прошу вас до вечера передать дела, учебные планы и… и все остальное представителям СБ. Копия приказа будет передана в ваш адрес после выхода из зоны ограниченной связи. На этом все. Вольно! Разойдись!

Огорошенные офицеры остались стоять на месте, не верящими взглядами сверля адмирала и СБшника. Пауза затянулась.

— Ну, что встали?! Пр-р-реподаватели, кур-р-рву вас так! — зарычал, не оборачиваясь, через плечо Ас Шелтер, выйдя вперед и засунув руки в карманы. — Стоят тут, кур-рва, рты разинули! В дыру все! Кур-рва! Допреподавались!

Вздернув подбородок, Ас Шелтер направился в сторону учебных классов. Все передать эсбэшникам? Да не вопрос! У него в делах полный порядок!

А собраться… а соберется он потом! Вещей он за свою службу много не накопил, десять-пятнадцать минут — и все, на выход.

Как он уже понял, церемониться с ними никто не собирался, поэтому… Поэтому до вечера надо успеть сделать абсолютно все. Вечером им, скорее всего, заблокируют все доступы. Просто выкинут на улицу!

Помещения служебные. Уволенных никто не оставит.


58

Кота, тихонько дремавшего в уголке, нашли. Снова.

— Блин! — только и выразился он.

Да, он решил не снимать себе отдельную каюту на время ремонта кораблей. Если весь экипаж стараниями Зула благополучно разместился в пустующем складе неподалеку, разбив его на временными перегородками на небольшие комнатки-каютки, то сам Кот предпочел отдыхать на месте. И пищевой автомат, и питьевая вода были, а уж спать при шуме работ было для него, прежнего, привычным делом.

Да, он решил все время «крутить гайки», проверяя и перепроверяя свои «новые», приобретенные уже «в этой жизни», навыки и умения, а заодно и присматриваясь к недавно нанятым техникам, разбившимся на три смены и довольно шустро принявшимся за работу. Технари прекрасно справлялись, направляемые своими старшими: Тренгом, Маршем и еще каким-то «бывшим сержантом». Ну так, конечно! Тренг, похоже, давно свой план обогащения придумал, вот только выполнить его в одиночку не сумел. Ни ресурсов, ни возможностей не хватило… А технарям подобная работа была привычной!

Да, он решил, что «на складе», «в работе», ему будет проще «сложить все вместе», чередуя работу и «самокопание в свободное время»… И шло все, в принципе, по плану, по меньшей мере в первой части: знания и навыки никуда не делись, руки будто бы сами знали, что где открутить, подкрутить, поправить или убрать. Но вот с «самокопанием» все никак не складывалось. Этого самого свободного времени почти не оказалось! Да и производственно-складское помещение, снятое Зулом, похоже, оказалось слишком мало, чтобы затеряться.

— Командир, вот ты где! — прогудел Тренг, заглядывая за массивную балку, за которой Кот и устроил свое «лежбище». — А мы тебя ищем, ищем…

— Нашли уже, — проворчал Кот, поднимаясь.

— Конечно нашли! — появился в поле зрения Марш. — На своей-то ремонтной площадке и не найти?! — Марш коротко хохотнул. — Но ты, лейт, умеешь так запрятаться, что даже нам попотеть приходится!

— Что у вас там? — недовольно поджал губы Кот.

— Не выспался? — прищурился Тренг. — А я говорил тебе: переселяйся ко всем! Тебе там Минош и каютку организовал! А ты все упрямишься, по углам прячешься! Смотри, придавит тебя случайно серв какой-нибудь! Они ж тоже тебя не видят, раз найти не могут!

— Не придавит! — буркнул Кот.

Уж чего-чего, а его новых навыков хватало, чтобы почти автоматически, раз в несколько минут, соединяться по очереди со всеми сервами, «оббегать», так сказать, «мехпарк»… Затирая в куцых мозгах машин любые данные о собственном местонахождении и отменяя команды о своем поиске. Мозг с нейросетью работал четко, не заставляя каждый раз осмысленно выполнять одни и те же действия. Автоматически, практически на уровне рефлекса… почти как переставлять ноги при ходьбе.

— Командир, там наши к тебе рвутся! А я не пускаю, мол, в производственной зоне лишним делать нечего! — подмигнул Тренг. — Хотят праздник устроить. Пойдешь?

— Нет, не хочу. Напраздновался уже! Так напраздновался, что на год вперед впечатлений хватит! — поморщился Кот. — Пусть без меня идут.

— Ну, если не пойдешь, то хоть адресок скинь, где ты так ответственно и качественно надирался! — рассмеялся Марш. — В общем-то, только этот интерес их и заставил кучей пойти, а не по одному шарахаться. По одному-то никак найти не могут!

— А что не подошли, не спросили?

— Так… командир… — замялся Тренг, — опасаются тебя. Ты и раньше-то… внушал, так скажем. Чуть что — раз, два — и как машина. Без лишних эмоций, без ненужных слов. Чпок, чпок — и порешал… или даже пострелял всех! А-а-а… ты ж не знаешь, что народ про «тот абордаж» рассказывает…

— М-м-м? — приподнял бровь Кот.

— Ладно, пролетели! — заткнулся Тренг. — Так все же не пойдешь?

— Не пойду. Но адресок скину, — мотнул головой Кот.

— Эх… а мы тебе подарок приготовили… — состроил кислую мину Марш, — чтобы, значит, хоть чем-то выделялся ты. А то в обычном рабочем комбезе ходишь, перемазан по уши, от простого техника сразу и не отличить. Вот!

В его руке, как из ниоткуда, появилась какая-то змейка, целиком составленная из небольших, стального цвета, шариков. Марш тряхнул рукой, и по змейке пробежала волна огоньков. Зрелище завораживало.

— Дорого? — поинтересовался Кот, разглядывая безделушку.

— Откуда дорого?! — замахал руками Тренг. — Сами сделали! Материал, да, особый, но не совсем редкий и не дорогой! В любом серве используется! Шарики на полинити, крохотный блок питания. Крепишь на руке, на одежде, да где угодно! И вот, отличительная черта командира готова!

— А если не редкий и не дорогой, то почему все такое не носят? — не поверил Кот.

— А потому, что для этого несколько технических баз надо на максимуме иметь! — усмехнулся Тренг. — И доступ к этому самому «недорогому». Ты ж не будешь работающего серва потрошить только для того, чтобы пару-тройку шариков достать? Вот! Не будешь! А мы тут как раз этим и занимаемся… Так что материала подобного у нас в достатке. Держи!

Марш шагнул вперед и пристроил змейку на плече Кота. Змейка прикрепилась, еле заметно переливаясь огоньками при каждом движении.

— Ладно… уболтали! — улыбнулся Кот. — Но сразу говорю! Мне все эти цацки не нравятся!

— Ну-у-у, — развел руками Марш, — бывает! Так адресок-то дашь?

— Лови! — Кот переслал адрес «доковского бара». — Но сразу предупреждаю! «Особая», которой хозяин меня с ног, как из крупного калибра, сбивает, не такая уж и дешевая вещь…

— Разберемся! — весело оскалился Тренг. — Ладно, оставайся… А мы пошли! Да, кстати, что это за фиговину ты там собрал?

— Где? — не понял Кот.

— Да вон там, на стенде висит, дергается, — показал Тренг. — Странная конструкция. Не логичная и не оптимальная. Ходовых четыре всего, палка какая-то сзади. Голова явно выделена — любой сшибет, не задумываясь даже. Да и еще и замотана какой-то синтетикой распушенной, к узлам основным для ремонта сразу и не подберешься.

— Скучно было. Экспериментировал. — буркнул Кот. — Животное у меня на планете такое есть, собака. Но вот получилось, как получилось… кракозябра!

— М-да-а-а… — протянул Тренг, — странная у вас планетка, если такие вот… кракозябры… водятся.

Непривычное для себя слово Тренг выговорил с трудом

— Я ж говорю, получилось как получилось. — отвернулся Кот.

— Ну и ладно! Водятся и водятся. Ну, мы пошли! — Тренг беспечно махнул рукой, и, уже уходя, спросил. — Там к тебе Тень рвалась, все что-то обсудить хотела.

— Ну… подскажите ей, где я, раз уж все равно нашли. Побеседую, — кивнул Кот.

— Оп! — хлопнул ладонью по балке Тренг, скрываясь.

Через несколько минут в закуток заглянула Тень.

— Привет, командир! Можно? — спросила она.

— Подожди, сейчас выйду! — остановил ее Кот.

Пространство между балкой и переборкой было слишком тесным, чтобы нормально общаться.

— Ой, какая прелесть! — девчонка сразу «навелась» на переливающуюся огоньками змейку. — Командир! Где взял?! Я тоже хочу!

— Ты не отвлекайся! — сморщился Кот. — Что хотела?

— В общем… тут такое дело… — замялась Тень. — Командир! А нельзя ли выйти куда-нибудь, где потише?!

Уходить никуда не хотелось. Кот прикрыл глаза, проводя опрос. Сервы работали в автоматическом режиме, техников ни одного не было. Пара команд, и воцарилась тишина…

— О-о-о… Круто! — округлила глаза девчонка.

— Так что случилось? — поторопил ее Кот. — Время идет, работа стоит. Ты ж не просто так ко мне рвалась? Давай, не мнись. Рассказывай!

— Ну-у-у… — Тень, похоже, растеряла остатки смелости.

— Ну в чем дело-то? — нахмурился Кот. — Боишься? Ты недавно, считай, в одиночку эсминец захватила. ИскИн сломала и пилотов перестреляла. Вот там — да! Там действительно страшно было! А сейчас безобидного меня испугалась!

— В общем… Командир! — решительно тряхнула челкой Тень. — Ты ведь знаешь, кем я была? Откуда пришла?

— В общих чертах, — согласился Кот. — Ну и что?

— Надо дела там закрыть! — выпалила, как в холодную воду бросилась, Тень. — Не могу я иначе, не могу незавершенку оставить! Разреши!

— Разрешаю. Закрывай, — кивнул Кот. — Как много времени тебе понадобится?

— Часа три, может, четыре. Нет! Три с головой хватит!

— Иди.

Тень несмело посмотрела в глаза Коту. И куда только девалась вся ее бесшабашная смелость, которой она бравировала в самом «начале знакомства»?

— Разрешаешь?

— Я же сказал, иди! — кивнул Кот. — И ради этого ты так долго настраивалась? Могла и не отпрашиваться.

— Ну… командир… понимаешь… — снова замялась девчонка. — Все говорят, что ты… не любишь… м-м-м… теневых. Вот я и…

— Боялась, что выгоню, если узнаю? — понимающе усмехнулся Кот. — Да, «теневых» не люблю. Но ты ведь сейчас в моей команде. Если бы узнал, что ты решила снова с ними какие-то делишки провернуть, то да — выгнал бы. Не задумываясь! А просто «дела закрыть» — это святое. Иди, закрывай. А что за дела-то?

— Да скаф мой! — оживилась Тень. — Я ж за него не расплатилась до конца. А моей, уже выплаченной, доли сейчас с избытком на все хватает! Надо должок вернуть… Да и сказать, что дел с ними я больше не имею!

— Это правильно! Это — по-нашему! — улыбнулся Кот. — И вот что… Держи! — Кот снял с плеча змейку и пристроил ее на руке Тени. — Мне это украшательство без надобности, а тебе, вижу, понравилось!

— Спасибо, командир… — растаяла Тень… и порывисто обняла лейтенанта!

— Ладно уж, что там… Иди! — смутился Кот. — Только давай договоримся: вернешься, доложишь — и больше ни-ка-ких с ними дел! Обещаешь?

— Так точно, командир! — Тень, похоже, сама испугалась своей порывистости. — Вернусь — доложусь!

— Шагай уже… Тень! — усмехнулся Кот, переборов смущение.

Девчонка развернулась и настоящей тенью растворилась среди оборудования.

Кот вновь прикрыл глаза… и через несколько мгновений отовсюду раздался привычный шум работающих механизмов.

— Командир… Кот! — девчонка, как настоящая тень, снова неслышно появилась на расстоянии вытянутой руки. — Давай через три часа встретимся? Посидим, поговорим… Мне это очень надо!

Тень просительно заглянула в глаза опешившему Коту.

— Очень! — повторила она.

— Ну… давай…

— Лови адрес! Там ресторанчик небольшой. Недорогой, уютный! Я столик уже забронировала! Не забудь! Через три часа встречаемся! — и вновь растворилась.

— Вот ведь… — задумался Кот.

Что уж скрывать, девочка ему нравилась. Нравилась своей бесшабашностью, умелостью, внешним, очень аккуратным, видом. Но вот… Поболтать.

— Хм! — задумался он. — Поболтать… А если «доболтаемся»? Отношения между починенным и командиром… А! Наплевать! Схожу, поболтаю. А там видно будет!

И Кот, решившись, со спокойной душой отправился… в душ.

Надо же было привести себя в полный порядок!


59

Быстрым шагом лейтенант подходил к складу, в котором на временное проживание устроилась вся его команда.

— Засранка! — зло бормотал он. — Порву! Предложение свое забыла — ладно, но командиру доложиться была обязана!

Датчик дверей, просканировав Кота и дождавшись подтверждающего кода, радостно пиликнул, открывая скромную «дверь для доступа персонала» в большом полотне ворот. Небольшой шлюз, внутренняя дверь… и по ушам ударило развеселой песней!

— А на… поне… — слов почти не было слышно за громкой музыкой, но угадывался «общий мотив», — разнесло пылью!

Кот стремительно шагнул внутрь. Кто-то увидел его, и музыка тотчас же притихла, но не умолкла совсем.

— Командир на палубе! Смир… Ык!.. но! — рявкнул кто-то.

— Вольно! — махнул рукой Кот, прекрасно понимая, что это всего лишь «дань уважения», и никто не будет подскакивать с нагретого места.

— Лейтен… нант! Мы тебя обож-жаем! — перед ним возник вусмерть пьяный Марш. — Так… Ик!.. кое место нам показ-за-ал! Надо же! А я ведь тут… Ик!.. много раз был, но… — Марш потерял нить собственной мысли, — но не был! А ты был! И мы теп… Ик!.. тперь тоже были!

Кот огляделся. Почти вся команда была пьяна…

— Командиру — хоп! Хоп! — пьяно заголосил кто-то.

— Хр-р-ра-а-а! — дружно заревела команда.

— Тень здесь? — спросил Кот.

— А мы… Ик!.. А мы простым нагрелись! — пьяно улыбнулся Марш. — Друг… гое пойло доро… Ик!.. дргое оказалось, хшар-рова плесень! Командирское, в дыру его! Будут… Ик!.. деньги — попробую! Точно попрбую! — сбивчиво объяснялся Марш.

— Тень здесь?! — повысил голос Кот.

— А! Нет! — замотал головой Марш. — Ты с Миношем пог… Ик!.. погвори! Он трезв! Деж… журит! Минош! Минош, жука за ногу! Ик! Ком…мандир тебя требует!

— Командир? — из какой-то двери возник совершенно трезвый Минош. — Командир! Иди сюда, здесь потише будет! — махнул он рукой.

— Ты что, не пошел со всеми? — первым делом поинтересовался Кот, едва только дверь закрылась за его спиной, отсекая большую часть шума гулянки. — Единственный трезвый из команды.

— Не один. Со мной еще полтора десятка вахтенных, — пожал плечами Минош, и, увидев недоуменный взгляд, пояснил. — Отпуск отпуском, а дежурство организовать надо было. Кто-то должен быть трезв, за всем следить и разруливать неприятности. Тебя же не найдешь, ты в производственной зоне закупорился. Да и не люблю я такие гулянки… Вот одно с другим и сложилось. Я, и те, кому «не повезло», следим за порядком. А ты что такой… при параде? — отметил он свежую форму Кота.

— Тень видел? — не стал отвечать на вопрос Кот.

— Нет, — ответил Минош, — но сейчас спрошу.

Он вышел в общий зал и его голос перекрыл гам:

— Где Тень?! Кто ее видел?!

— Кмндир! — в дверь ввалился Тренг. — А где… хде цепочка наша?

— Подарил Тени, — отмахнулся Кот, — я эти цацки не люблю, а девчонке понравилось.

— А-а-а… Поял! — пьяно хихикнул Тренг. — Классная девчонка! Поддержуюю!

— Да ничего ты не понял! — рыкнул Кот. — Просто подарил!

— А че теперь ищешь? — хитро прищурился Тренг.

Вкупе с осоловелым взглядом, его хитрый прищур составил незабываемую картину!

— Договорились встретиться. Не пришла, — коротко ответил Кот.

— Во-о-от! Дгворились же встретиться! — мозг Тренга работал в одном направлении. — Что?! Не пришла-а-а?! Ща исправим! Найдем!

Тренг выскочил в общий зал, откуд сразу же раздался его рев:

— Марш! Ма-а-арш! Где планшетник наш?! Где? Не вижу… Нашел!

Кот вышел вслед за ним. Заинтересованные поведением Тренга люди даже примолкли, понизив общий уровень шума.

— Вот! — Тренг вновь появился, тряся планшетом. — Командир! Ща поможем! Ща найдем!

Он принялся тыкать куда-то в планшет непослушными пальцами.

— Чё? Чё за дыра? — через пару минут недоуменно пробасил он. — Марш! Смотри! Эта… хрень твоя… испортилась!

— Да не может быть! — возмутился Марш, выхватывая планшет. — Подключим внешню… Ик… нтенну! Все рабо… Ик!.. ботает! Вот! Точка… есть! Триангу… Ик! Тьфу! Определяю! Вот! Нправле… Ик!.. ление, расстояние! Две двести кэмэ, три-два-восемь, минус шестьдесят… Две двести пятьде… Ик!.. десят…

Марш осекся, недоумевающе глядя на Кота.

— Не работает, — состроил гримасу он. — Лейт тут. А точка — там! А что ты там делаешь, командир? Нет, ты тут! — Марш пьяно помотал головой. — Не работает! — пьяно заключил он. — Ну и в дыру ее!

Он замахнулся, желая выбросить планшет. Коту едва удалось перехватить руку! Держа в руках планшет, он пустым взглядом глядел на удаляющуюся точку.

— Что случилось? — возник рядом Минош. — У тебя на лице все написано.

— Не верю. Не верю! — пробормотал Кот. — Не мог я так в человеке ошибиться. Не мог!

— Да что случилось-то?! — дернул его Минош.

— Вот, — показал Кот, — эта точка — Тень. Удаляется от станции. Как же так? Как я мог так ошибиться? Уходит…

— Или ее увозят, — задумался Минош. — Вы же договорились встретиться, как я понял? И мне она показалась ответственным человеком. Вот так все бросить и улететь, не сказав никому ни слова, не в ее правилах!

— Да… да… похоже… — Коту вспомнились ее слова о «надо закрыть там дела, не могу иначе». — Увозят… Увозят?! Минош! Боевая тревога! Что у нас? Два эсминца? Обеспечь возможность старта через пятнадцать минут! Я пока выясню, какие суда ушли со станции за это время и куда направились!

Не слушая ответа старпома, Кот сорвался с места!


60

Кот в бешенстве навис над испуганным дежурным диспетчером.

— Ты мне скажешь, какие суда и куда ушли! — он выдернул сжавшегося диспетчера из ложемента и приподнял над полом, тряся его как яблоню. — Богом клянусь, я раздраконю твою вышку при первой же возможности, если не дашь информацию! И плевать мне на последствия! Ты понял меня?!!

— Не могу! Не положено! — заныл диспетчер, приводя Кота в еще большую ярость. — Мне голову оторвут!

— Идиот! — зарычал Кот. — У меня человека украли! И с каждой минутой все дальше и дальше увозят!

— Обратитесь в полицию, в СБ, к капитан-судьям, наконец! Да хоть в Совет Федерации! — взвыл диспетчер. — А я не имею права!

Диспетчер все время искоса поглядывал на вскрытую дверь диспетчерской, в которую осторожно заглядывали взбудораженные сотрудники.

— Время тянешь? — понял Кот и рявкнул. — Минош, связь! Взвод тяжелой пехоты по боевому! Блокировать диспетчерский центр, никого не пускать!

— Лейтенант! Что ты себе позволяешь?! — раздался от входа начальственный голос.

На «явные беспорядки» явился спешно поднятый начальник охраны в сопровождении взвода станционной полиции!

— А, начальник! — обернулся Кот, откидывая диспетчера в сторону. — Заходи, гостем будешь!

— Что тут вообще происходит? — возмутился капитан, делая шаг в диспетчерскую.

Полицейские в легких жилетах за его спиной просочились в диспетчерскую и черными тараканами рассыпались вдоль стены, беря Кота на прицел.

— Капитан! На два слова! — Коту уже нечего было терять после того, что он тут устроил, и поэтому он пошел ва-банк. — Да не дергайся! Я, как видишь, без оружия! Просто поговорить хочу!

Охранник вскинул руку, останавливая своих людей. С такой наглостью он в своей жизни еще не сталкивался, а поэтому осторожничал. Кого-то другого он давно бы уже… А вот этого наглеца — не решился!

— Капитан! — подойдя близко, почти вплотную, выговорил Кот. — Разговор пока не для лишних ушей. Пока! — особо выделил он. — У меня украли человека! Члена команды! Украли! Здесь! На этой станции!

Кот опять стал заводиться, но взял себя в руки.

— Заметь! Член команды не погиб в бою, не выбыл по ранению! Украден! — сжал зубы Кот. — Ваш диспетчер посоветовал мне обратиться едва ли не в Совет Федерации и к капитан-судьям… А знаешь что? Я так и сделаю! Потом!

Кот перевел дух.

— Потом. Но сначала я все же вытрясу из этого недоумка список кораблей и их маршруты! Подожди, кэп! — приподнял ладонь Кот. — Я знаю, что ты скажешь! Но послушай меня! У меня здесь полностью команды двух крейсеров. Общая десантная секция больше двухсот человек! Двести человек тяжелой и средней пехоты сейчас снаряжаются по-боевому и поддержат меня во всех моих начинаниях! Ты беспорядков хочешь?!

— Это бунт! — холодно ответил начальник охраны.

— Да мне насрать, как вы это потом расцените! Потом, а не сейчас! — рявкнул Кот. — Пехота готовится! А может… а может, вы с похитителями заодно? Ну так арестовывай меня! Пусть моего человека увезут, продадут, расчленят! Я посижу в вашей камере, подожду прибытия КОНКОРДа… А они прилетят! Знаешь ведь, что недавно случилось с двумя коммандерами? Они же к вам каяться прибежали?! А ведь они всего лишь заигрались… со мной! Хочешь, чтобы и по твою душу капитан-судья прилетел?! Хочешь?! Так я обеспечу!!! Так обеспечу, что все висяки этого сектора на тебе повиснут!!! До конца жизни каяться и отмываться будешь!!!

— Подожди, лейтенант, не пыхай плазмой, — капитан, видимо, сопоставил в голове некие факты. — Что ты добиваешься? Что хочешь?

— Да мне всего-то нужен перечень судов, вышедших со станции ближайшие… уже полчаса! Их курсы и маршруты! Мне нужен только один из них! Направление мы засекли, за всеми гоняться не будем! — зло ответил Кот.

С каждой «затянутой» минутой похитители удалялись все дальше и дальше.

— Минуту! — ответил капитан, отходя к диспетчеру.

Полицейские как один вскинули оружие. Кот замер.

— Ты понимаешь, что мы не имеем права разглашать подобную информацию? — тихо сказал вновь подошедший начальник охраны. — Но… вон там, в стороне, есть дублирующий пульт. Даже не полноценный пульт, а так… аварийное рабочее место. Общую информацию за последние полчаса ты там сможешь найти.

— Хорошо! — кивнул Кот.

— И отмени «тяжелый взвод», — попросил охранник, — иначе, действительно, беспорядки могут начаться…

— Хорошо! — ответил Кот. — Минош! Отбой тяжам! Через десять минут встречаемся у кораблей! Абордажную группу усиль двойным сервов!

Не слушая бубнеж старпома, Кот уселся в кресло. Пара минут… этого оказалось достаточно, чтобы сориентироваться и определить два судна, ушедших по интересующему его вектору.

— Спасибо, кэп! — встал Кот. — Я этого не забуду. И не переживай… я вернусь. И за все, что натворил, отвечу! У меня здесь, знаешь ли, людей много остается… И техники тоже.

Старший охранник махнул рукой, отдавая приказ своим людям, и Кот быстрым шагом, почти бегом, выскочил из диспетчерской.


61

— Что значит «почти готовы»?! Что значит «нет экипажа»?! — бушевал Кот через десять минут у причала с эсминцами, «почти готовыми к выходу». — Что значит, «только на один корабль»?

— А то и значит! — орал на него в ответ Минош. — То, что трезвых только на один экипаж! Пятнадцать человек трезвой вахты — это экипаж только одного эсминца! И то повезло, что допуски у них крейсерские, с эсминцем справятся! Объявил «просто отпуск», дал адрес «хорошего бара», что еще хочешь? Все! Лететь некому! В отпуске все! Отдыхают! Хорошо еще, что успели реакторы на ход вывести!

— Черти бы вас драли! — рявкнул Кот. — Кто сейчас пьян?

— Да все крейсерские! Все, кто в нашем общежитии был!

Все «крейсерские»… все, кто «в общаге был»… Мысль Кота заработала с удвоенной скоростью, и через минуту он отправил вызов по недавно появившемуся номеру.

— Сэта? Привет, это Кот, — проговорил он. — Да, я тоже рад тебя слышать. Слушай, дело очень срочное! Из тех, кто подавал согласия о переводе, надо скомплектовать экипаж эсминца. Да, пятнадцать человек. Да, срочно. Да, сейчас же! Именно сейчас! И нужно это было уже полчаса назад! Да, я понял. Да, с меня причитается. Какой час?! Через пятнадцать минут все должны быть на месте! Тех, кто «лучше, но сейчас вне доступа», даже не рассматривай! Да! Кто есть! Понял! Договорились!

Кот, шумно выдохнув, разорвал связь.

— Та самая «реактивная штабная», — пояснил он Миношу. — Что с десантом?

— Десант будет! — заверил Минош. — Все сейчас экстренно трезвеют. Еще десять-пятнадцать минут, и человека по три-четыре десанта будет на каждом корабле! Через час еще какая-то часть в себя придет.

— Почему так мало?

— Больше не разместишь, тяжи все, места нет! Мало места в эсминцах! Еще я и ты место займем, а еще и скаф твой! Не мог сразу надеть, что ли?! — ответил Минош. — «Большие пиявки», которые нас атаковали, не готовы, да и цеплять их долго. И тяжи много места занимают! Да, только тяжи! У них комплекция покрепче, быстрее в себя приходят! Других сейчас не и добудишься, о них даже не спрашивай! И двойной комплект боевых сервов где я тебе достану?! Какие были — с крейсерами ушли! Только рабочую тройку «грантов» найти смог, да эту еще твою… «кракозябру», как Тренг говорит!

— Командир! — раздался рев. — Я готов! Остальные экипируются, сейчас подтянутся!

К причалу тяжело топал Тренг в тяжелом бронескафе.

— Тренг?! Ты же техник!

— Да я не же всегда техником был! Тем более что хоть и выпил я наравне со всеми, но мне для моей массы больше других надо! Вот и пришел в норму раньше, — пояснил Тренг. — А тут ведь такое дело… девку своровали! Ценного специалиста! — моментально поправился он, увидев, как начал багроветь Кот. — Вот и решил я в первых рядах стариной тряхнуть… поспособствовать, скажем так… Да и «определялка» моя со мной!

Тренг, приблизившись, потряс зажатым в могучей лапе планшетом.

— Тебе ведь разбираться еще надо будет! — пояснил он. — А я так уже все знаю! Да и некому больше лететь… остальных до утра трезвить придется. Слабоваты…

Тренг тяжело вздохнул. За его спиной в переходе, ведущем к кораблям, по одному-двое стали появляться люди, поглядывающие по сторонам и явно кого-то ищущие.

— Сюда! Ко мне! — крикнул Кот.

Сэта не подвела. Действительно, тринадцать… нет, вон еще двое… пятнадцать человек прибыли в течение указанного времени!

— Я — лейтенант Дикий Кот Аст Росс, кто меня не знает! — не дожидаясь, пока подтянутся отставшие, начал он. — Я тот, к кому вы хотели в команду. И то, что вы собрались так быстро, говорит мне о многом! Вы имеете возможность быть принятыми без испытательного срока.

Кот оглядел собравшихся, слушавших его предельно внимательно. К «новичкам» подтянулись и свои, «крейсерские».

— У меня украли человека. Члена команды. Просто украли. Моего… ять, члена команды! Украли! — завелся он. — Перед вами два эсминца! На этом идет «старая» команда под командованием капитана Миноша, на другом — мы с вами! Задача: догнать два корабля! Проверить! Найти! Все ясно?! Готовы?!

— Так точно! — почти дружно ответили люди.

— Корабли к вылету приготовить! Через пять минут старт! Минош, опоздавших не ждем! Будет по одному-два абордажника — уже хорошо! По местам! — рявкнул Кот.

Через отведенные командиром пять минут корабли, задраив шлюзы, отошли, оставив на станции большую часть «не успевших» десантников.


62

Герго Гор задумался, глядя на монитор, на котором отсчитывались последние минуты до запланированного маневра, и чуть не упустил время.

— Реакторы стоп! Основные стоп! Вправо девяносто, идем на вспомогательных! Накопители до восьмидесяти! — рявкнул он, спохватившись, когда обратный отсчет дошел уже до «минус десяти» секунд.

Его среднетоннажный грузовик «Счастье», послушно выполнил маневр, погасив «факел» основных двигателей и исчезнув с экранов дальних сканеров, ориентировавшихся, в основном, на выхлоп. Для всех возможных наблюдателей пропавшая метка корабля говорила лишь о том, что прыжок совершен. Но это было далеко не так!

— ИскИн! Перезагрузка! — скомандовал он, и, дождавшись момента, выхватил цилиндр ИскИна из гнезда, и обернулся к пилоту с помощником-суперкарго. — Все! Свободны полчаса! Я же вижу, что вам давно уже чешется… валите, развлекайтесь! Сам справлюсь!

Дождавшись, пока люди, слегка расплываясь в свете аварийного освещения, выйдут из рубки, Герго погладил вместилище ИскИна.

— Ой, ты мой хороший, — проворковал он, не обращая внимания на тревожный баззер. — Ты мой красавец! Помощник! Мой счастливчик!

С этими словами он, поглаживая цилиндр, дошел до скрытого фальшпанелью сейфа, в котором лежал… двойник ИскИна. Минута, и «двойник» прочно занял место «счастливчика», начав процесс активации. Герго задумчиво посмотрел на выход.

— Сходить, что ли… Нет, дождусь! — решил он.

Похоже, там «уже приступили», и быть после всех не хотелось. Вот завтра, может быть…

Загрузившийся ИскИн подал звуковой сигнал и зажег основное освещение. Все! С этого момента федеральное «Счастье» официально превратилось в «Горан 2-12», торговое судно окраин! Которое сейчас плавно набирало ход, следуя маршрутом, перпендикулярным маршруту «Счастья».

Герго усмехнулся. Ему, бывшему мусорщику-пирату-«свободному торговцу» несказанно повезло найти поврежденный ИскИн. А уж мозги и знания он приобрел не удачей, а собственным тяжким трудом. И еще повезло, что под рукой была готовая на все, ради лишнего кредита, команда. Отчаянная команда, не боявшаяся ни хшаров, ни жуков, ни федерального законодательства! И еще умеющая держать язык за зубами. Болтуны как-то… не прижились. Или не выжили!

Герго усмехнулся еще раз.

За прошедший десяток лет он здорово приумножил свое благосостояние! Да что там скрывать, многократно приумножил! Но он не хотел больше рисковать.

Нынешнее его занятие хоть и было тоже довольно рисковым предприятием, но имело гораздо меньше шансов «попасть на зуб» какой-нибудь «более зубастой» цели, что сплошь и рядом происходило в «вольных системах фронтира». Нет! Хватит с него никому не нужного риска! Хоть и ходил он до сих пор «во фронтир», но ходил только «прикормленными» маршрутами, где ему не угрожало практически ничего, кроме внезапного нападения жуков или хшаров, что могло произойти с вероятностью один на миллиард! То есть, никогда.

Герго усмехнулся в третий раз, искоса поглядывая на монитор. Его ребята уже вовсю развлекались с «последним пополнением», но это зрелище ему быстро наскучило. Ну что нового можно было увидеть? Все одно и то же… одно и то же…

Он задумался. Его схема была предельно проста и вполне безупречна. Вылетев с очередной станции и набрав крейсерскую скорость, Герго имитировал прыжок по объявленному маршруту и менял ИскИна. Дальше полет продолжал официально уже совсем другой корабль! ИскИн «Горан 2-12» был туповат и покладист, что вполне устраивало Герго, а ИскИн «счастливчик»… Этот при каждой новой загрузке спрашивал «что за корабль?» и принимал любое имя с любым портом приписки и любым идентификационным номером, придуманным Герго! В этом и было его, Герго, удача!

Каждый раз «новое судно» приходило в порт, официально регистрировалось, какое-то время стояло у причала и уходило, зачастую унося в себе «лишних людей», за номинальную плату поставляемых «теневыми». Насколько Герго понимал, это были либо должники, либо… Да ему все равно, кто это был! Это были живые деньги, вполне себе прекрасно поддающиеся обналичиванию на многих фронтирных станциях! А его криозахоронки позволяли пройти любой таможенный досмотр, что Федератов, что Имперцев, не говоря уже о их более мелких «сателлитов и союзников»! Даже если поиски пропавших и велись, то искали все какую-нибудь «Мечту», «Счастье» или даже «Адмирала Гагана Возага» с невероятными идентификаторами. Фантазия у Герго была богатая, и он ни разу не повторялся! Чему, впрочем, немало способствовала «вскрытая» идентификационная база кораблей Империи тысячелетней давности, купленная по случаю за какие-то смешные деньги…

В рубку ввалились донельзя довольные пилот и суперкарго.

— Ты много потерял, Герго! — ухмыльнулся пилот, плюхаясь в ложемент. — Это было незабываемо! Это была просто битва, да что там, настоящая бойня!! Все с синяками остались, а Симонт вообще двух зубов лишился! Но и результат того стоил… Да! Давно так не развлекались! Слушай, может, не будем пока морозить? Ну, пару деньков еще, а?

— А если патруль?

— Да обдолбим чем-нибудь, чтобы без шума, да и запрячем так, что и хшары не найдут! — хохотнул суперкарго-помощник. — На совсем крайний случай спустим в межброневой отстойник. Ни одна проверка больше получаса не длится, а уж полчаса по любому выдержит!

— Ладно, повременим немного! — благодушно махнул рукой Герго. — Заодно и обломаем чуть-чуть. Только вы не увлекайтесь! Теневые говорили, что это ценное приобретение! Если пришибете случайно, вычту втройне!

— Что, и карту ФПИ дали? — уточнил пилот. — Значит, точно «бывший их» человечек!

Герго, в очередной раз взглянув в монитор, напрягся.

— Санчос, тебя в звезду через хшара! — рявкнул он. — Бегом сюда! Вместе с тем, что у тебя в руках! Живо!!!

Через несколько минут запыхавшийся Санчос ввалился в рубку.

— Это что?! — грозно спросил Герго, глядя на переливающуюся огоньками «змейку» в руках матроса. — Вдруг маяк?!

— Да я… случайно нашел… видимо, оторвалась, пока «играли», — замямлил Санчос.

— Положил сюда, быстро! — Герго указал на пульт. — И марш на пост! Живо!!

В каюте у капитана в сейфе лежали не только деньги. Там же находилось и его собственное оружие, вполне рабочий пистолет древних, и портативный сканер. Безумно дорогие вещицы! Каюта находилась почти рядом с рубкой, и уже через несколько минут вспотевший Герго навис над пультом, водя активным мультиспектральным сканером над «змейкой». Сканер молчал. Капитан отер пот со лба, выключил сканер и облегченно выдохнул.

— Ну вот что за идиоты? — пожаловался он помощнику. — Говоришь им, говоришь… И все мимо! А если бы это маяк был? Представляешь? Сколько уже раз нам подставы кидали?! А мы как раз уже под завязку забились!

Говорил Герго отнюдь не про грузовые трюмы. Там-то как раз места еще хватало!

Сканер пространства коротко пикнул, показав две новые метки.

— Хм, — озадачился Герго. — Вояки куда-то спешат. Два эсминца, на полном ходу…

— Не! На форсаже шпарят! — авторитетно заметил пилот. — У них обычным ходом скорость на ноль-четыре единицы меньше. Ишь, торопятся как! Похоже, за тем ундером гонятся, который мимо нас недавно прошмыгнул!

— А может, за нами? — насторожился Герго.

Но эсминцы, подтверждая предположение пилота, прошли мимо почти на самой границе дальности обнаружения. Только ИскИн коротко пиликнул, выдав информацию о прошедшем «опросе» со стороны военных кораблей. Но это дело было привычным.

Герго уселся на свое место, задумавшись о своих делах. Маршрут, деньги, ожидаемая прибыль, расходы, премии, деньги, деньги, деньги… Забот, и, соответственно, мыслей, у владельца корабля всегда хватало!

Черненькая «змейка», сиротливо лежавшая на пульте, привлекла внимание, и совершенно машинально Герго ухватил украшение и принялся «пересыпать» из руки в руку. Мерцание искорок завораживало, выгоняя из головы лишние мысли и позволяя морально отдохнуть.

Мощные двигатели ровно разгоняли «Горана», уверенно унося в расчетную точку прыжка.


63

Эсминцы неслись как поджаренные. Пилоты выжимали всю мощь из двигателей, и даже чуть-чуть больше!

— Полный ход! Самый полный! Движки не жалеть! — скомандовал Кот сразу после выхода со станции.

— Принял! — по строгому лицу Миноша, голограммой висевшему перед Котом, было сложно что-то понять, но Кот откуда-то точно знал, старпом недоволен.

— Минош! — позвал лейтенант. — Что-то случилось? Прямо говори.

Старпом пожевал губами, явно о чем-то раздумывая.

— Не нравится мне это! — в лоб заявил он. — Ты переполошил всю команду, устроил не пойми что на станции, а теперь еще и движки кораблям выжигаешь. Ради чего? Или Тренг правду сказал?

Тренг за спиной Кота шумно вздохнул.

— Нет. Не так! — скупо отрезал Кот, прекрасно поняв, куда клонит Минош. — Ради члена команды. Вы мои люди. Моя команда. За вас, за каждого, я всем рога пообламываю… Если буду знать, кому ломать! Не только вы «контрактные обязательства» на себя брали. Я взял на себя не меньше. И за каждого из своей команды буду бороться до последнего! В меру сил и возможностей.

Взгляд Миноша, командовавшего соседним кораблем, потеплел.

— За кем хоть гонимся? — спросил он.

— Наша цель — два судна. — спохватился Кот. — Данные я из диспетчера выбил. Только они в нашем направлении ушли. Ундер «Сыльса» и торговец «Счастье». Идентификаторы сейчас передам.

— А с чего ты вообще уверен, что она там? — уточнил Минош.

— Я так понял, Тренг с Маршем метку мне подкинули, чтобы не искать по всем закоулкам! — Кот покосился на Тренга, уткнувшегося в планшетник. — А я эту метку случайно Тени отдал. Вот в ту сторону и идем…

— Командир, метка пропала! — встревожился Тренг.

— Координаты отметь! И направление засеки! — резко бросил Кот. — Мы правильно идем?

— Уже! — ответил Тренг. — Да, пока правильно.

Эсминец Миноша постепенно уходил вперед, плавно «виляя» по ходу движения. Пилотировала корабль Ролита, оставшаяся с Миношем и так и не пошедшая на общую гулянку. Кот уже давно подозревал, что старпома с пилотом связывают давние отношения… Но не вмешивался. Их дело!

«Границы гравитации использует», — понял Кот.

Пилот же «его» корабля тупо «давил на всю катушку», строго держась проложенной маршрутной линии.

«Привык в строю ходить», — снова понял Кот. — «Чистый исполнитель. Исполнительный, ответственный и безынициативный».

— Минош, кто у тебя из десанта? — уточнил Кот. — Стартовали мы экстренно… У меня только Тренг и я сам.

— У меня трое, — недовольно отозвался Минош, — если что, придется сильно напрячься!

— На торговце максимум человек двадцать-тридцать, — отозвался Кот, — а на ундере человек пять команды, не больше!

— Если чем-то неправильным занимаются, то и больше команда может быть. — предположил Минош.

— Вряд ли у них что-то кроме легкого ручного есть, — подумав, заключил Кот. — Иначе бы им пришлось лицензии оформлять и все такое прочее…

— Ага! Точно! Лицензия — это обязательно! — съязвил Минош. — А захоронки и тайники в кораблях уже давно отменили и демонтировали! У них все, что угодно, оказаться может!

— Надеюсь, сил хватит, — посмурнел Кот.

— Дошли до последних координат! — подал голос Тренг. — Сигнал не появлялся!

— Идем дальше, курс тот же! — скомандовал Кот, и корабли понеслись дальше.

Сканер дальнего обнаружения пискнул, высветив метку.

— Та-а-ак… Торговец, какой-то «Горан 2-12». Судя по идентификатору, откуда-то из фронтира. Не наш! — вынес вердикт Минош.

— Вижу… — хмуро отозвался Кот. — Станция, ответьте номерному двенадцать-двенадцать!

— Слушаю! — отозвался кто-то.

— Диспетчер! Новая смена? — уточнил Кот.

— Нет, не сменили еще, — кисло отозвались «на том конце».

— Уточни, что там со «Счастьем» и «Сыльсой»! — потребовал лейтенант.

— По меткам ушли в прыжок, — злорадно отозвался диспетчер, не забывший унижения. — Лейтенант, возвращайся! Тут тебя целая делегация дожидается! А поиском пусть компетентные службы занимаются!

— Отбой связи! — оскалился Кот. — С-с-сволочь! Я тебя, блин, по палубе раз-з-змажу! Минош, слышал?

— Да, — отозвался старпом. — Что делать будем?

— На тебе ундер. За ним прыгай. Систему первого прыжка в диспетчерских данных найдешь, — решил Кот, — Ролита поживее ходит, да и масса у тебя побольше, в прыжке побыстрее дойдешь, а там догнать постарайся. Я за «Счастьем» прыгаю.

— А если не догоню? — уточнил Минош.

— Возвращайся! — решил Кот. — Искать резвый ундер бесполезно.

— Принял, — ответил Минош, и почти тотчас же его эсминец прыгнул.

Видимо, они шли как раз по разгонному вектору ундера, нацелившись в правильную сторону, и Минош смог прыгнуть сразу же после расчета. Пилот эсминца Кота только-только подправил курс и стабилизировал корабль, выходя на «прыжковую прямую», когда Тренг взорвался отборной руганью.

— Метка! Метка, хшара им в зад! Командир! Метка появилась, в звезду всех через три орбиты! Метка!! — взревел он. — Метка!!!

— Отмена прыжка! Сбивай курс!! — заорал Кот, видя, что таймер отсчитывает последние секунды до перехода в подпространство. — Сбива-а-ай!!!

Пилот, исполняя приказ, завилял, сбрасывая скорость и сбивая расчетный курс. Рявкнул баззер, включилось аварийное освещение.

— Накопители переполнены, — тревожно подал голос ИскИн.

— Щит! Щит на полную! Все в него лейте!! Маневрируй! Трать лишнее!!! — кричал Кот, лихорадочно отдавая команды.

Накопители, переполненные излишками так и не потраченной на прыжок энергии, которую продолжал накачивать выведенный «на мощность» реактор, грозили взорваться. Энергографики полыхали кроваво-красным цветом. Перенаправленная на щиты энергия быстро заполнила индикатор до «полного», но ее еще оставалось слишком много! Пилот делал, что мог: если бы эсминец был на колесах и на дороге, он шел бы юзом, боком, задом, вертелся бы волчком, в дым сжигая покрышки… Но этого было недостаточно!

— Все в щит! В щит!! Только в щит!!! — Кот принял единственно верное решение.

Принудительно перенаправленная энергия бурным потоком хлынула в эмиттеры щита. Переполненные эмиттеры сначала подавали тревожные сигналы, а потом стали взрываться… Один за другим, опаляя борта, выбрасывая в космос волны «излишков» и сонмы мелких осколков. Если бы кто-то посмотрел на это со стороны, то он бы увидел нестерпимое сияние, «подогреваемое изнутри» яркими вспышками. Как новая звезда!

— Ф-ф-фу-у-ух, — выдохнул Тренг, открыв забрало шлема и вытирая обильный пот со лба, — пронесло!

— Надо же! Меня от страха «чуть не пронесло», а ты «уже»! — нервно хохотнул Кот. — Молодец! Быстрей командира управился!

Исполнительный, но мертвенно белый пилот, только-только осознавший, что едва не произошло, с ужасом смотрел на своего сумасшедшего капитана.

— Тренг! Дай координаты! — скомандовал Кот. — Курс на точку! По отсекам осмотреться, доложить о повреждениях!

— П-п-ринял! — трясущимися губами ответил пилот, а лейтенант принялся принимать отчеты команды.

Потрепало корабль сильно. В рубке и в отсеках стоял отчетливый запах гари, с которым не справлялся ставший барахлить климатизатор. Хорошо, что отчеты приходили электронными, и Коту не пришлось слушать голоса людей! Обработав данные, ИскИн выдал вердикт: повреждения систем тридцать процентов, повреждения корпуса сорок.

— Как из боя вышли! — дрогнувшим голосом выразил свое мнение Тренг. — Еще немного, и звездочкой светили бы на всю галактику… Недолго. Секунды три.

— Обошлось! — нервно ответил Кот. — Хорошо, что движки не пожгли! Без всей этой внутренней хрени как-нибудь обойдемся, а без движков все это зря было бы! Тренг! Метку в расчетный блок постоянно скидывай! ИскИн! Расчет новой точки относительно предыдущей метки! Рассчитать курс, определить вектор, ускорение цели! Рассчитать точку прыжка для серийного транспортного корабля модификации два-двенадцать!

Через минуту на так-мониторе появился расчет: вектор, скорость, ускорение, расчетная точка прыжка.

— Успеем перехватить? — с надеждой спросил Кот.

— Успеем! — уверенно ответил пилот.

После этого… безумства… у пилота будто открылось «второе дыхание» и «третий глаз». Он практически видел маршрут и те места, где можно «немного подкорректировать», ускоряя бег опаленного кораблика. А может, это лейтенант на него так подействовал? Ведь выполнил же он, не задумываясь, откровенно самоубийственный приказ…

Поврежденный эсминец продолжил свой бег.


64

Герго бездумно играл «змейкой», отрешенно глядя куда-то вдаль. Голова была полностью свободна. И от расчетов, и от подозрений, и от подсчета возможной прибыли… От всего! Давно уже он не испытывал такого, очень давно!

Сканер пискнул, найдя цель и выставив метку.

— Что-то вояки разлетались, — буркнул пилот.

— А? Что? — спохватился Герго, аккуратно положив свою игрушку. — Что говоришь?

— Вояки, говорю, разлетались! — повторил пилот. — Смотри-ка, еще один. Несется, будто зад подгорает…

В рубке воцарилось молчание.

— Ха! — воскликнул пилот. — И точно подгорает! Смотри, как его ободрали!

Он указал на «приблизительные характеристики», выданные обсчитавшим данные ИскИном.

— М-да-а-а, повредили! — вслух задумался Герго. — Интересно, где это его так?

— Не тут, это точно! — отозвался пилот. — Транзитом, видимо, идет. Курс видишь?

— А что ему там делать? — снова вслух подумал Герго. — Дальше только пара пустышек и все, один прыг до фронтира. Ни баз военных, ни верфей там нет…

— А хшары его знают, что он там забыл! — отозвался пилот. — Может, заварушка какая-то, вот и несется на помощь. Серьезная, видимо, заварушка, если даже таких драных на помощь отправляют! Хотя о чем это я? Номерной… кто их там считает? Расходники любой войны.

Только сейчас Герго понял, что говорил вслух.

— Так! — разозлился он. — Расходник, хшара тебе! Лучше новый маршрут прикинь! Если впереди заваруха, то нам в нее точно лезть не стоит!

— Сейчас сделаю, — сморщился пилот, но надолго его обиды не хватило. — Не, ну точно, по нашему курсу идет!

— Что-то там случилось, — поджал губы Герго.

— Ишь ты, разогнался-то как! — продолжил пилот. — Давно уже, наверное, на прыжковую вышел… А он все чешет и чешет! Экономит, что ли? Как и мы, в оптимал нацелился?

— Разогнался, говоришь? — насторожился Герго, бросив взгляд на так-экран. — Давно на прыжковой? Если бы что-то случилось, так не стали бы они экономить! Как на скорость вышли, так и скакнули бы! Проверь, не один ли это из тех, что недавно мимо пронеслись?

— Да не, те целые были! И давно уже прыгнуть должны были! — отмахнулся пилот. — Да и как я его проверю? Не спрашивать же!

— Идиот! — прошипел Герго. — По идентификаторам проверь! Те должны были в журнале остаться!

— М-м-м… О! Ага, точно! Один из тех! — удивился пилот, выполнив приказ капитана.

— Это за нами! — внутри Герго все оборвалось. — Ходу добавь! Жми на полную! Сколько до скорости?!

— Через пятнадцать минут наберем! — пилот вывел движки на максимум.

«Торгаш» ощутимо прибавил ходу. Мощные двигатели, специально купленные и установленные «с запасом», рванули корабль вперед.

— «Горан два-двенадцать», говорит лейтенант Флота Федерации Кот Аст Росс! — ожила связь. — Двигатели стоп, реакторы на минимум, щиты снять! Приготовиться к досмотру!

— А вот хшара тебе! — оскалился Герго. — ИскИн! Вызовы не принимать, на запросы не отвечать! На общей волне передавать «атакован неизвестным кораблем», подать сигнал бедствия! Экипажу общая тревога!

Пилот без команды добавил движкам мощности, выводя их в красный сектор.

— Десять минут! — отчитался он. — Быстрее не сможем. Движки сожжем!

— Жми! — только и сказал Герго. — Елозь! Они стрелять могут!

«Горан 2-12», отчаянно «крича» на всю систему и «скользя по плоскостям», несся «к выходу»!


65

— Метка пропала! — голос Тренга раздался тогда, когда они уже вышли на курс, в точности повторявший курс торговца. — Но это они. Это точно они! Последние координаты совпадают!

— Капитан! Цель ускорилась! — заметил пилот. — ИскИн дает расчет, что через десяток-полтора минут выйдут на прыжковую скорость!

— ИскИн! Связь с «Гораном»! — дернулся Кот. — «Горан два-двенадцать», говорит лейтенант Флота Федерации Кот Аст Росс! Двигатели стоп, реакторы на минимум, щиты снять! Приготовиться к досмотру!

Торговец не ответил.

— Они ускорились еще! — заметил пилот. — Минут восемь-десять до прыжка! Не успеем!

— «Горан два-двенадцать», говорит лейтенант Флота Федерации Кот Аст Росс! — повторил Кот. — Двигатели стоп, реакторы на минимум, щиты снять! Приготовиться к досмотру! При невыполнении требований открываю огонь!

Вместо ответа торговец выдал на общей волне «атакован…» и включил сигнал бедствия.

— Канал заблокирован абонентом, — подал голос ИскИн.

— Сволочь! — в сердцах выкрикнул Кот. — ИскИн! Оружие к бою! Выполни расчет дальнейших прыжковых точек по данному маршруту!

Из оживших башен выползли орудийные стволы, отодвинулись заслонки пусковых шахт ракет.

— Цель в зоне уверенного поражения, — отрапортовал ИскИн. — По вектору три возможных конечных точки.

— Уйдут, — заметил Тренг, — непонятно, куда прыгнут. Точек три, а мы одни!

— Пять-семь минут! — пилот был собран, как никогда ранее.

— Залп! — Кот голосом продублировал команду.

Выстрелило только курсовое орудие… Бортовым не хватало радиуса поворота! На торговце сверкнула вспышка.

— Щит усиленный, — прокомментировал Тренг результат попадания, — обычно у торгаша плотность меньше!

— Будем крутиться — сами потеряем скорость! — подал голос пилот.

— Крутись! — решил Кот. — Общий залп!

Эсминец, повинуясь уверенной руке, встал чуть боком и, словно собака, «повел носом», описывая полукруг. Орудия разряжались, когда цель попадала в зону поражения, шахты поочередно выплевывали ракеты, светлячками несшиеся к ставшему удаляться торговцу.

— Попадание. Попадание. Попадание, — выдавал ИскИн, — цель на рубеже гарантированного поражения!

— Две-три минуты! — напряженно отчитался пилот.

Последняя стайка ракет достигла «Горана», на котором сверкнула более яркая вспышка.

— Повреждение двигателя. — ИскИн провел анализ повреждений.

— Ускорение упало! — тут же отчитался пилот. — Плюс пятнадцать минут до выхода на прыжок!

— Догоняй его! — чуть не подпрыгнул Кот. — Параллельный курс! Огонь по готовности! По движкам бейте!

У этой модели корабля основные двигатели стояли едва ли не открыто. Проектировщики в свое время, видимо, решили, что для мирного торговца важнее объем трюмов и что ему не надо прятаться под броневым слоем.

— Понял!

Эсминец плавно нагонял потерявший ускорение корабль и скоро пошел параллельным курсом, поочередно разряжая успевшие зарядиться орудия.

— Попадание. Попадание. Попадание, — отчитывался ИскИн. — Напряженность поля растет.

Множественные попадания никак не вредили торговцу, по крайней мере ИскИн об этом не докладывал. Как, впрочем, не вредил и эсминцу обстрел из малокалиберных оборонительных башенок торговца.

— Ускорение еще упало! — снова доложил пилот. — Еще плюс десять!

— Да они щит качают! — понял Кот.

— Похоже, да! Так ведь и уйти могут! — подтвердил Тренг.

Мощности вооружения обычного эсминца явно не хватало, чтобы пробить щиты и повредить хотя бы еще один двигатель. Капитан «Горана», видимо, прекрасно об этом знал. А предыдущая, случайная, удача была обусловлена тем, что он хотел быстрее уйти и щит просто не успел полностью наполниться теми крохами энергии, которая оставалась от работающих на полную мощь двигателей!

— Ближе! Ближе! — Кот вцепился в подлокотники ложемента, едва не отрывая их усилием закованных в боевую броню рук. — Еще ближе! Щитом дави!

— Капитан! — напряженный, обливающийся едким потом пилот подвел эсминец едва ли не на двадцать метров к борту торгаша, вплотную по космическим меркам.

Соприкоснувшиеся энергощиты кораблей пошли всполохами, на корпусах заискрили выходящие из строя эмиттеры.

— Ограничение! Ближе не могу! Не передавливаем мы их, емкости не хватает!

От близких взрывов собственных ракет эсминец затрясло, а от и так не полного щита остались какие-то жалкие доли процента. Ракетные пусковые перезарядились очень не вовремя!

Хотя почему «не вовремя»? Очень даже вовремя! Щит торговца заметно «просел», тоже практически до нуля. Просел настолько, что отдельные выстрелы орудий стали прорываться к двигателям!

— Дави! — бешено заревел Кот. — Дави дальше! Не все орудия бьют! Крутанись!!

Пилот, не задумываясь, выполнил команду. Эсминец крутнулся вокруг своей оси… и его сильно тряхнуло, закрутив и отбросив в одну сторону, а оторванная надстройка с висевшими гроздьями сплющенных антенн, беспорядочно вращаясь во всех плоскостях, полетела в другую.

— Повреждение! — ожил ИскИн. — Отсек три разгерметизация! Выполняю противо…

— Заткнись! — рявкнул лейтенант, неотрывно глядя на экраны. — Отключить голосовое оповещение!

Судя по всему, столкновение полностью сняло щит торговца, и заряды эсминца стали беспрепятственно дырявить его слабо защищенные двигатели!

— Ускорение падает! Плюс десять минут до точки!! Плюс пятнадцать! Плюс двадцать… Плюс тридцать! Падает дальше! — пилот, стабилизировав корабль, похоже, полностью изжил свой страх и теперь говорил с какой-то яростной бесшабашностью. — Мы сделали их!

— К абордажу! — зарычал Кот. — Десанту приготовиться!


66

Безрезультатная погоня заставляла Миноша хмуриться все больше и больше. Вот уже несколько часов после прыжка его корабль прочесывал «пустую транзитную» систему, напрягая двигатели и выставив сканеры на максимально дальнее обнаружение.

Безрезультатно!

Злосчастный ундер как в воду канул. То ли просто спрятался, почуяв за собой погоню, то ли действительно обладал настолько мощными движками, что ушел так быстро, что даже не попал в сферу действия сканеров.

— Возвращаемся! — наконец принял решение Минош. — Бесполезно искать.

— Сканеры в дежурный? — поинтересовалась Ролита, выполнив маневр и передав управление кораблем ИскИну.

Минош ненадолго задумался.

— Нет, пусть на максимуме посвистят. Вдруг все же выцепят! — ответил он.

— Ты все еще надеешься? — криво улыбнулась пилот. — Или решил выполнить «волю нанимателя» до конца? А точно ли ее украли, или просто загудела где-то на станции? А то ведь командир наш в последнее время какой-то совсем странный стал. Ради обычной наемницы, пару декад назад подобранной почти на свалке, такое устроил, что как бы и всем нам не досталось! За компанию!

Минош снова задумался.

— Знаешь, Ролли, — произнес он, — а ведь мы тоже обычные наемники. Наемники. — Он словно покатал это слово во рту. — Ты разве не привыкла еще? И я его в чем-то поддерживаю.

— В чем же? — скривилась Ролита. — В поисках? Да она — никто! Ворюга, взломщица! Тень, в хшара ее задом… Если бы из одного клана мы были, или хотя бы из одной корпорации… Так нет же! Просто наемница! А мы тут, задницы в мыле, должны ее разыскивать!

— В том, что она из нашей команды! — отрезал Минош. — А за свою команду и я бы в свое время…

— Так то ты! — возразила пилот. — У нас и клан один был, еще с планеты, и корпорацию мы свою чуть не организовали! Зря ты эту затею бросил, конечно…

— А налоги мы с каких доходов платили бы? — нахмурился Минош. — Не забывай, в какой хшаровой дыре и в каком бедственном положении мы оказались! В каком положении ты сама была! Страховки за корабль еле-еле хватило долги погасить и в вас хоть как-то жизнь поддерживать! Если бы еще и корпорацию распускать пришлось, то денег бы точно ни на что не хватило! И вообще, заканчивай эти разговоры. Я лейта поддерживаю, и точка! Потому, что и сам бы так сделал!

— Ну и… ладно! — надула губки Ролита, но надолго ее не хватило. — Слушай, а что с лейтом-то стало? Вроде нормальный был, а как с этим капитан-судьей пообщался, так как подменили его! Ходит, смотрит, морда спокойная вроде… но я-то замечаю! Удивляется на каждом шагу! Как будто первый раз в жизни все видит.

— А я разве не рассказывал тебе? Лейт наш с какой-то далекой планеты…

Разговор прервался писком сканера. На так-мониторе появилась метка.

— Та-а-ак… Почтовик, центральные миры, следует транзитом, декларация, проверка проведена, — прищурился Минош, прочитав результаты «запрос-ответа». — Не тот!

Корабли разошлись.

— Ну, Мин! Ну! Рассказывай! — Ролите явно не терпелось.

— Хм. — Минош посмотрел на подругу. — Значит, лейт наш…

Под неспешный разговор капитана и пилота эсминец продолжил прыжковый разбег.


67

Абордажа как такового не было. Поняв, что уйти уже никак не удастся, капитан «Горана» деактивировал башни обороны и зажег зеленый маяк над шлюзом. И он же «встречал» абордажную партию на входе.

— Ну а что я должен был подумать, господин лейтенант? — капитан торговца испуганно оправдывался. — Догоняет нас корабль, явно недавно из боя! Требует остановиться и фактически отдать корабль в его руки. Очень! Очень похоже на обычный налет с захватом!

— А идентификатор ты, скажешь, не видел?! — рявкнул Кот.

— Ну… идентификатор… — Торгаш замялся. — Знаешь… Сейчас-то да, вижу, что ты действительно флотский, а тогда… У твоего корабля метка «вспомогательного подразделения», к службе контроля или даже к пограничникам ты не относишься. Всякое случается! Вот я и решил, скажем так, от беды подальше… Подал сигнал бедствия и решил уйти! Если бы не прав оказался, так хшары с ним, заплатил бы штраф на ближайшей станции. Лучше уж штраф, чем корабль потерять! У меня все записано, скрывать я ничего не собираюсь!

Кот только стиснул зубы. Крыть, в общем-то, было нечем.

— Что перевозите?

— Натуральные продукты, — с готовностью ответил торговец. — Натуральные овощи, натуральное мясо, все натуральное. Если будет желание, возьмете мой контакт. Доставим точно в срок и только самое свежее, бережной заморозки. Никаких «экстренных методов»! Герго никогда не подводит своих заказчиков! Перечень я сейчас скину!

— Пройдем…те… в рубку, — сквозь зубы ответил Кот, — там и перечень мне скинешь, и контакт оставишь.

— Да-да, конечно. — Торговец освоился, поняв, что никто его ни грабить, ни убивать не собирается. — Господин лейтенант… я, конечно, все понимаю, служба и все такое… Но как будет оплачен ущерб? Двигатели моего корабля повреждены, броня тоже пострадала. Вполне возможно, что я сорву сроки доставки, а это тоже ущерб!

— Это в том случае, если на борту нет ничего запрещенного, — прищурился Кот.

— Нет! Конечно же, нет! — торговец воздел руки и закатил глаза от возмущения. — Я занимаюсь честной торговлей! Так кому выставлять счет? Адмиралтейству?

— Тогда… я оплачу все лично. — Кот отвернулся. — Идем. Куда?

С компоновкой этого типа судов лейтенант знаком не был.

— Налево, по переходу наверх, направо, — с готовностью отозвался Герго.

— А почему команда увеличенная? — спросил Кот по дороге. — Обычно, вроде, больше двадцати-тридцати человек не бывает. А у тебя… м-м-м… аж шесть десятков!

— Так груз особый! Ухода и бережного обращения требует. Меньше никак нельзя, не справятся, упустят что-нибудь. Товар испортится, а он много денег стоит!

— И ты возишь свой товар во фронтир?

— Что поделать? — торговец картинно пожал плечами. — Настоящие ценители есть и во фронтире! Но вот возможностей организовать правильную ферму во фронтире нет. Опасно, знаешь ли. Но есть торговцы вроде меня, которые готовы рискнуть и доставить людям радость.

Торговец, сопровождаемый Котом и Тренгом, зашли в рубку.

— ИскИн! Отчет о грузе перешли господину лейтенанту. Подготовь…

— А это что? — внимание Кота привлек браслет-змейка, сиротливо лежавший на пульте.

— Это? Это безделушка какая-то! — торговец почти не задержался с ответом, но небольшую паузу Кот все же заметил.

— Где-то купил? Я тоже себе такую хочу. — Кот отвернулся, чтобы скрыть едва подавленный приступ ярости.

— Это… м-м-м… это не моя! — отказался торговец. — Кто-то из трюмных матросов принес, а я у него посмотреть взял! Сейчас спрошу! ИскИн! Санчоса в рубку, срочно!

Через пару минут запыхавшийся матрос уже стоял в рубке.

— Санчос! Ты где это купил? — Герго, отвернувшись от флотских, сделал зверское выражение лица. — Господину лейтенанту безделушка понравилась, он хочет такую же.

— Так, господин Герго, на станции купил! — Санчос старательно округлял глаза и играл в дурака. — Рядом с доками магазинчик сувенирный есть! Там этого добра навалом! Отдают почти даром. Если господину лейтенанту понравилось, я могу подарить!

— Дайте посмотреть. — Кот протянул руку.

— Да, конечно! — Герго с готовностью передал украшение.

— Да-а-а, красиво. — Лейтенант пересыпал змейку из руки в руку, отрешенно глядя на переливающиеся искры. — Тренг, тебе тоже нравится? Это она?

— Да, командир! — Тренг повернул к лейтенанту планшет, на котором горела одинокая точка. — Это точно она!

Кот резко развернулся. Выражение его глаз не предвещали ничего хорошего ни самому Герго, ни всей его команде.

— Тренг! — отрывисто приказал Кот. — Обыскать здесь все! Не оставить ни одной щели! Разрешаю… нет! Приказываю делать все, что потребуется! Ответственность беру на себя! Найдите…

— Это произвол! — закричал Герго. — Я буду жа…

Резкий удар бронированной перчаткой в грудь заставил торговца подавиться своим криком и отлететь к переборке.

— Вот это — произвол! — зло сказал лейтенант, сжимая кулаки. — Тренг! Исполнять!


68

Выстроившиеся в походный порядок корабли Мрринов ждали. Охранение висело по краям построения, растопырив гроздья антенн и сканеров. Система, назначенная точкой сбора, не была безопасной… Как, впрочем, и все прочие системы фронтира.

Старшины Мрринов совещались.

— Вы ознакомились с отчетом Кррила. И теперь понимаете всю глубину моих сомнений. — Отец положил голову на лапы, что было признаком крайней усталости. — Погибший от ран просил передать весть Матери. Кто такая «Мать» мы не знаем, зато мы знаем то, что ни один из изгоев не забудет клановые знаки! Погибший же явно не понял ничего. Он ни разу не видел этого!

— Он мог впасть в беспамятство от ран, — возразил один из старейшин, — у него могло повредиться зрение. Он мог уйти в собственный мир от переизбытка боевых коктейлей!

— Это так, — согласился Отец, — но это не исключает и того, что наш поиск подходит к концу. В том же отчете есть характеристики их корабля. Они… превосходят наши.

— Они могли найти никем не разграбленную базу Древних, — возразил кто-то.

— Это обычный патрульник. — покачал головой Отец. — Вряд ли в обычный патруль отправили бы столь ценный корабль. Изгои, скорее, продали бы его, чтобы купить новый крейсер, или даже линкор!

— Может, это был не обычный патруль? — осторожно заметил еще один старейшина. — Может, это была просто перегонка корабля с места на место?

— Да, и за время перегона перегонная команда научилась управлять кораблем как своим телом! — не выдержал Крилл.

Старейшины смерили его неодобрительными взглядами. Крилл был слишком молод, чтобы на равных выступать в совете!

— Я согласен с ним. — Отец Искатель поднял голову. — Прежде, чем атаковать… я хочу с ними встретиться!

— Отец! Ты предлагаешь войти к ним с открытой грудью? — недовольно спросил глава одного из кланов. — Если это изгои, они обязательно вспорют нам брюхо!

— Да. Если мы атакуем такие корабли — мы умрем. Умрем сразу же, в бою пощады не просим. Если мы не атакуем — мы тоже умрем. Пусть не сразу, но умрем. Нас просто затравят! — Отец Искатель обвел всех тяжелым взглядом. — А если мы пойдем открыто, то у нас еще есть шанс.

— Я не поведу своих бойцов на убой! — поднялся недовольный. — Отец, прости! Я не согласен с твоим решением!

— Марх! Ты давно недоволен положением дел. — Отец Искатель поднялся с места. — Я знаю, что у тебя есть сторонники. Кто еще полностью поддерживает Марха?

Добрая треть глав, в основном сильнейших «боевых кланов», поднялись.

— Это ваше окончательное решение? — мрачно спросил Отец Искатель. — Вы или идете со всеми или… Возврата не будет.

Пара из поднявшихся, взвесив что-то, уселись обратно. Остальные, во главе с Мархом, остались стоять.

— Вы решили, — слегка кивнул Отец Искатель. — Мы ведем поиск, мы отдаем все силы нашему поиску. Мы идем к тем, к кому зовет нас сердце. Ведет нас Отец Искатель. Мы Ищем! — пропел он ритуальную фразу. — Кто устал от Поиска, может уйти, начав для себя новую жизнь. Вы выбрали! Поиск будет продолжен без вас!

Взбунтовавшиеся главы кланов молча вышли. Отец Искатель тяжело опустился на свое место.

— Что будет дальше? — хмуро спросил кто-то из оставшихся.

— Дальше мы войдем в их систему и сначала будем говорить. — Отец Искатель говорил, отвернув голову в сторону. — Если нам суждено погибнуть, то мы погибнем достойно. Так или иначе, но наш Поиск будет окончен. Все больше и больше наших котят рождаются с отклонениями. Об этом знают немногие, но мы давно исчерпали возможности нашего вида…

Главы поморщились. Тема, затронутая Отцом Искателем, была болезненна.

— Я знаю, все хотят жить. — Отец повернулся к остальным. — Но мы ослабели настолько, что с каждым годом вынуждены отдавать все больше и больше наших детей… наших здоровых детей!.. в услужение богачам. Они к нам никогда не возвращаются. Это слишком высокая цена! Мы умрем сразу. Мы умрем с Честью. А ушедшие… они испытают всю горечь затянувшейся агонии.

— Приказывай, Отец. — Склонили головы старейшины.

— К походу готовиться! — теперь Отец говорил резко и отрывисто. — Расчет ордера и прыжковой очереди будет выслан директивно! Начало движения по команде!

Через некоторое время масса мрриновских кораблей, уменьшившаяся больше, чем наполовину, пришла в движение.


69

— Командир! Командир! Мы нашли ее!! — вопль, раздавшийся из динамиков, переполошил всех находящихся в рубке.

— Где? Где?! — подскочил Кот.

— В межброневом пространстве тайник был, — ответил матрос, — но состояние плохое. Сильное обморожение, обширные внутренние повреждения!

— Капсула! Капсула есть?! — накинулся Кот на пилота, оказавшегося к нему ближе всех.

На эсминце медкапсул не было.

— Н-нет! — выдавил из себя перепуганный мужик.

Герго, сидевший у стены и зло сплевывавший сквозь зубы, украдкой усмехнулся.

— На корабль ее! Срочно! — рявкнул Кот. — Экипаж! Выжмите все, до последнего эрга, но доставьте ее к медикам живой! Бегом! Бегом!!

— Командир! — через несколько минут раздался деловитый голос пилота. — Все на борту. Ждем тебя!

— Не ждите! Экстренный старт!! — ответил Кот. — Я остаюсь на контроле! Довезите ее живой! И пришлите ремонтников… — он обернулся к Герго. — Твое корыто стоит разобрать по запчастям. Уверен, мы найдем немало интересного!

— Да пошел ты! — снова сплюнул торговец. — Драть тебя хшарам!

— Не-е-ет, дорогой мой! — кровожадно оскалился Кот. — Драть будут тебя! Я лично приложу все усилия, пущу в ход все связи, но засуну тебя в самую дырявую дыру в этой вселенной! Тебя и всех, кто был причастен!

— Командир! — раздался в наушнике голос Тренга. — Я тут почти арсенал нашел! Прикинь, даже пятерка тяжелых бронескафов есть!

— Тренг?! — опешил Кот. — А ты что здесь делаешь?

— Ну, ты же сказал «экипаж», — Тренг, похоже, пожал плечами, — а я в экипаж эсминца не вхожу. Вот и остался доковырять то, что матросы наши на полпути бросили. И не зря остался, как вижу!

— М-да-а-а, — выдохнул Кот, — ты один?

— Нет, со мной еще эта… «крокозябра» твоя, и «грант» переходы патрулирует, — ответил Тренг. — Что с арсеналом делать?

— А что с ним делать? Оставь как есть, — безразлично произнес Кот, — скоро погранцы подойдут, им и покажешь. — Он вновь обернулся к торгашу. — Вот видишь, и арсенал ваш нашелся. Еще проверить надо, где вы эти бронескафы взяли… А сколько еще обнаружится?

— Ну, что делать будем? — в рубку ввалился Тренг, своим тяжелым бронескафом сразу же заполонив большую часть свободного пространства.

— Ждать будем! — отозвался Кот.

— Господа офицеры, — подобострастно заговорил Герго, — может, договоримся? Я всего лишь перевозчик… Мне дали заказ — я его выполняю!

— О чем? — немаленькая фигура Тренга загораживала обзор и Коту пришлось выглядывать из-за его плеча. — О чем ты хочешь договариваться?!

— У меня вот, деньги есть! Много! Здесь, в сейфе… чип на предъявителя… все, что скопил, готов вам отдать! Вы поймите, я просто перевозчик! Мне дали заказ — я повез! — Герго, кряхтя и отдуваясь, стал подниматься с пола,

— Сидеть! — гаркнул Кот.

Герго, скривившись, плюхнулся обратно.

— Господа офицеры! Войдите в мое положение! Это же не я сам… Я только перевозчик… У меня есть деньги…

— Командир! — еле слышно проговорил Тренг. — Кто-то же ему девчонку отдал! Кто-то на станции! Пусть контакты даст!

— Договориться хочешь, говоришь? — сориентировался лейтенант. — Давай поговорим.

— Да, господа офицеры! У меня есть деньги, я все отдам! — запричитал Герго.

— А кто тебе девочку нашу отдал? — вкрадчиво спросил Кот. — Давай начнем с них. Сбрось мне контакты! Тогда мы будем уверены, что ты действительно раскаялся и готов говорить, а не просто пустую породу гоняешь!

— Да, господин лейтенант! — Герго показательно схватился за сердце. — Я готов, готов! Все, как вы хотите, господа офицеры! Я готов сотрудничать!

На сеть лейтенанта упал объемный файл. Кот погрузился в чтение… Похоже, торговец в панике скинул ему все свои «деловые контакты», а не только местные!

— И деньги, деньги! Я сейчас, секунду! Секунду…

Торгаш, успешно сыгравший роль слабого, немощного и едва живого после перенесенного удара, вдруг юрким слупом метнулся к до сих пор распахнутой двери.

— Куда! Стоять! — закричал Кот, но неповоротливый в своем тяжелом бронескафе Тренг не позволил перехватить беглеца.

Зато сам Тренг успел поймать дернувшегося было за своим командиром пилота, просто пригвоздив того тяжелой рукой к ложементу.

Освещение моргнуло. Кот, сумевший обойти Тренга и высунувшийся в коридор, отпрянул от пронесшейся мимо него очереди оборонительной турели, вывалившейся из потолочной ниши недалеко от рубки.

— Все! В звезду! Он контрабордаж врубил! — выдохнул Кот. — Сейчас еще вооружатся, и каюк нам!

— Ну, так быстро у них не получится! — Тренг, захлопнув забрало, поудобней перехватил штурмовой игольник. — Я перед тем, как сюда уйти, «гранта» на охрану поставил. Машинка не из слабых, просто так не разберешь!

— Экипаж шестьдесят человек. Сколько там, в оружейке этой, комплектов было? — спросил Кот, и, выслушав ответ, провел нехитрый подсчет. — Значит, еще минимум одна-две должны быть! Зажмут!

— Лейт, ты идиот! — из динамиков донесся голос сбежавшего торговца. — Отправил всех своих людей! Ха-ха-ха! И-ди-от!

— У нас твой пилот! — откликнулся Кот. — Ты ведь не хочешь, чтобы с ним что-то случилось? И рубка под нашим контролем!

Тренг посмотрел на обмякшего в ложементе пилота, потерявшего сознание после его удара.

— Пилот? Да! Хороший парень! — отозвался Герго. — Был… Но своя шкура дороже! А рубка… Да хоть все там разгроми! У меня и аварийная есть! Дойду, куда надо!

— Командир… дело дрянь! — выговорил Тренг. — У нас боезапаса не хватит, если они всей толпой на штурм пойдут! А если еще и сервы контрабордажные у них есть…

Подтверждая его опасения, в рубку сунулся механизм, отпрянувший назад от выданного Тренгом, державшим вход на прицеле, потока игл.

— Легкие! — выдохнул Кот. — С ними справимся! Но со всей командой — нет! Тренг, где там эта оружейка?!

— Два перехода налево и прямо метров сорок! — отозвался Тренг. — В каюте фальшстена была! Командир, если прорываться, то только сейчас! Упустим время — все! Не выйдем даже!

— Идем! Ты первый, у тебя броня толще! — отозвался Кот. — Но прежде… — Кот выдал длинную очередь, громя находившееся в рубке оборудование. — Жаль, до ИскИна не доберемся… Нет времени. Вперед!


70

— Номерной! Куда так торопишься? — окликнул веселый голос.

— Эсминец номер «двенадцать-двенадцать», вспомогатель… — начал было отвечать пилот, но был быстро прерван.

— Да знаю я, кто ты! И знаю, что за подразделение. Идентификаторы ИскИны сверили, — голос не дал договорить. — Куда гоняли-то? И где ваш лейт? Диспетчер утверждает, что он на этом корабле ушел. Я капитан Войнич, вызови своего лейта и притормози немного!

— Господин капитан! — пилот ни на йоту не отклонился от курса и ни капли не сбросил скорость. — У меня на борту раненый, в критическом состоянии. Приказ лейтенанта Аст Росса: на станцию доставить живым! Сбросить скорость не могу! Простите! Приказ!

— Нашли все же! — явно удивился Войнич. — А сам лейт-то где?

— Лейтенант остался на торговце, дожидаться, — туманно пояснил пилот.

— Какой торговец?! Ты о чем вообще говоришь?! — взорвался капитан. — Докладывай четко!

— Лейтенант Аст Росс остался на торговом корабле, на котором перевозили нашего человека. Координаты… выслал! — четко ответил пилот. — Торговый корабль «Горан два-двенадцать», захвачен. Лейтенант ждет техников для ремонта двигателей и доставки арестованного торгового судна на станцию!

— Вот хшара вам в пояс! — выругался Войнич. — Вы там что, покрошили всех, что ли?! И почему сигнал не подали?

— Нет, господин капитан, — удивился пилот, — все шестьдесят человек команды торговца живы и здоровы… Сигнал не подали потому, что корабль поврежден, до станции добить дальности связи не хватает.

— Сколько?! — изумился Войнич. — Шесть десятков?! И лейт там один?! Вы что, совсем ополоумели с вашим лейтенантом?!

— У нас был приказ, — потерянно отозвался пилот, — доставить…

— Ладно! Жми! Выполняй свой приказ! — отозвался капитан. — А я до точки дойду, посмотрю, что и как…

— Так точно, господин капитан!

Корабли разошлись на встречных курсах.

— Надо же… шесть десятков команды… Что за торговец-то там такой? Хм… Шесть десятков здоровых головорезов спокойно ждут, пока их привезут на суд, — задумался капитан. — Да ну! Чушь какая-то! Прибавить ход! — скомандовал он, — База! Это Войнич! Запрашиваю подкрепление в координаты…


71

Весь немаленький флот мрринов ввалился в систему, как слон в посудную лавку. Корабли все появлялись и появлялись, тут же выстраиваясь в боевой ордер. Уж в чем-чем, а в искусстве массовых переходов им не было равных! Жизнь научила…

К удивлению старейшин, их как будто не заметили! В системе продолжалась мирные работы! Между ясно видимой станцией и каким-то здоровенным, похоже, полуразобранным кораблем туда-сюда сновали небольшие суденышки. Пара-тройка больших транспортов необычной формы медленно перемещались по орбите безжизненной планеты, а в россыпях астероидов кипела своя, не менее бурная, жизнь.

— Мы хотели поговорить! — одернул Отец Искатель нескольких глав кланов, загоревшихся жаждой немедленной атаки. — ИскИн! Запрос на общем канале!

Запрос ушел, а через некоторое время пришел ответ: "Говорить готовы!"

— Кто вы и зачем вторглись в наше пространство? — задала вопрос соткавшаяся голограмма человека в какой-то странной, непривычной, форме.

— Я хочу говорить со старшим! — поднял лапу Отец Искатель.

— Можешь говорить со мной, — голограмма усмехнулась. — Я капитан Куприн, представляю администрацию свободного поселения «Выход».

В довесок к странной форме говорила голограмма тоже странно. Слишком… правильно! Слишком… старомодно! Применяя обороты речи, давно уже используемые только в качестве примеров в «общеобразовательных» базах.

— Мы пришли воевать, — Отец Искатель медленно снял шлем своего боевого комбеза, — но вначале мы хотели бы поговорить.

— О! Мррин! — удивился Куприн. — Ну надо же!

— Да, мррин! — гордо согласился Отец Искатель. — Мы все тут — мррины!

Как ему показалось, «представитель администрации» осознал, что целый флот мрринов — это большая проблема, ведь слава мрринов как отчаянных и безудержных бойцов давно разнеслась по всему освоенному миру… Но нет! Куприн удивился не из-за этого!

— Мать! — произнес он куда-то в пустоту. — Подключись! Срочно! Тут для вас сюрприз нарисовался!

Мужчина без предупреждения исчез, просто-напросто оборвав связь, но вместо него появилась… пожилая мрринка.

— Кто ты? — без обиняков спросила она, увидев Отца Искателя. — Я не знаю тебя!

— Я… мррин! Как и ты! — дрогнувшим голосом ответил старейший. — Прошу личной встречи!

— Хорошо. Мы примем тебя. Коридор до станции будет выделен, — загадочная «мать» отключилась.

— Приготовить бот! — приказал старик. — Я вылетаю. Один!

— Отец! — подскочил с места начальник охраны. — Вдруг это ловушка?! Ты не можешь идти в одиночку!

— Сядь! — жестко сказал старый кот. — Если это и ловушка, то погибну я один. Нечего жалеть выжившего из ума старика, принявшего иллюзию за правду. Если это ловушка, то и ты ничем мне не поможешь. Твои силы понадобятся в бою! Если он все же случится…

Через десяток минут одинокий бот тусклой звездочкой устремился к станции, которая, как ни странно, вовсе и не готовилась к обороне! Все так же сновали «малыши», все так же «крутили орбиту» тяжелые транспорты, все также копошились «добытчики».

Бот шел навстречу судьбе.

Один.


72

Бой разгорелся не на шутку. Основная часть команды торговца отчаянно пыталась выбить упрямых флотских из захваченного теми арсенала, отправив на ремонт двигателей всего лишь пятерку техников.

Герго бесился от бессилия. Вместо того, чтобы быстро пришибить этих хшаровых вояк, совместными усилиями подлатать движки и убраться из этой всеми Спящими проклятой системы, «его парни» устроили затяжной бой!

— Что вы тянете?! — орал он на подчиненных. — Вас, жучьих выкормышей, шестьдесят человек! Вы, хшаровы ублюдки, что, воевать разучились?!

— Да иди уже сам, в звезду, повоюй! — наконец не выдержал кто-то. — У них, хшар возьми, основная оружейка! И они до рэйлов добрались — переборки влет дырявят! А мы только с игольниками остались!

— Что ты мне пылишь?! Что пылишь?! — еще пуще взъярился Герго. — А про плазму в третьем боксе вы забыли?! У вас одной только плазмы десять штук!!!

— Ага! И легкие скафы! Основная у них! Тяжи и середняки там стоять остались!

— А где полтора десятка средних, что во втором стояли? — сбавил тон Герго.

Открытое недовольство вооруженной команды попахивало бунтом…

— У нас уже потери десяток человек! Средние он вспомнил! — зло отозвался матрос. — У тебя вообще ББС, так помог бы их выбить!

— А кто вас выведет, если со мной что-то случится? — чуть не подпрыгнул от возмущения Герго. — Кто вас уведет, хшары вас забери, из этой дыры?!

— Слушай, Герго! — отозвался кто-то еще. — Если ты в своем ББСе не подойдешь и нам не поможешь, то тебе выводить некого будет! Еще минус один у нас!

Еще несколько человек также открыто выразили недовольство. Герго насупился. Лезть под выстрелы отчаянно не хотелось, но…

— Сейчас подойду! — буркнул он, взяв на заметку недовольных.

Такое прощать он не собирался. Эти люди должны будут… исчезнуть. Бунтари и недовольные ему в команде не нужны!

— Что тут у вас происходит? — подошел он к кучке матросов, сгрудившихся у поворота.

— Воюем мы! — обернулся один из матросов. — Хшаровы флотские! Тяж прикрывает, а середняк нам диверсии, в жука его так, устраивает!

Матрос зло сплюнул, приоткрыв забрало. В подтверждение его слов угол переборки вспучился, а почти в середине выпуклости появилось неровное отверстие. Матрос, стоявший рядом с Герго, мешком повалился на пол, а остальные резко перебрались дальше от поворота.

— Надо же! Счастливчик! — пробормотал кто-то, оттащивший тело упавшего назад. — Шлем раскололо, а лоб нет! Ага… Угол не тот, да и две переборки перед этим прошибло. Кинетика потерялась.

Говоривший поднял с пола деформировавшийся шарик.

— Смотри, капитан! — матрос подкинул шарик на руке. — Видишь? Мы даже подойти ближе не можем! Рэйлы у них! Наши рэйлы, особые! Середнякам даже через две переборки кости ломает, а легких вообще едва не в клочья рвет! Помог бы ты, что ли…

Матрос зло оскалился. Герго поставил еще одну метку напротив его имени, этот уйдет первым!

— Остальные где? — спросил он, на что ему только махнули рукой и пробурчали, мол, «где-то с той стороны вдоль стен трутся». — Скоординироваться что, не пытались?

— Пытались, кэп. Две атаки провели, но этим, похоже, все равно. Лейтенант вытащил «пустых» тяжей, они ими прикрываются! Тогда-то мы человек восемь наглухо и потеряли. — Еще один матрос скупо кивнул на оплывающее кровью тело у переборки. — А остальных потом уже. Вот так же, через стены! — матрос повторно кивнул, но уже в сторону недавнего попадания.

— Ладно, подвиньтесь. — Герго осторожно подошел к углу, быстро высунулся… и тут же отпрянул назад, падая на пол.

Его боевой бронескаф вполне позволял вытворять подобные трюки!

Напротив того места, где он должен был стоять, стена вспучилась еще раз, а по полу покатился очередной шарик рэйла.

— Так… так… так… — что-то подсчитал в уме Герго. — Эй! На той стороне! Подвигайтесь немного, внимание отвлеките! Против вас тяж с игольником, а мне нужно, чтобы и рэйл в вашу сторону повернулся или отвлекся хотя бы! Поняли? Ну… начинайте!

Выждав десяток секунд, Герго повторил свой предыдущий маневр и сразу же, уже без паузы, высунулся за угол. Рэйл в его руках отстучал положенную «тройку».

— Ну вот! — удовлетворенно произнес он, отступая назад. — Тяж минус. Только ошметки полетели! Болваны, ничего без меня сделать не можете! Сейчас всей кучей навалимся, лейта дожмем!! Всем ясно?! Ну… начали!!!


73

— А, черт побери! — Кот выстрелил и еще раз попытался приладить на место сползающий шлем.

Во время второй атаки бол прошел между плечом и шеей, напрочь выведя из стоя систему крепления шлема и только чудом не задев самого Кота.

— Что у тебя? — Тренг выпустил очередную порцию игл и ловко сменил магазин.

— Да снова кто-то высунуться пытался! — ответил лейтенант. — Не знаю, задел его, нет…

— Что?! — переспросил Тренг.

Связь в поврежденном шлеме барахлила и не все слова Кота доходили до адресата.

— Лезут, говорю! — повторил лейт.

— А-а-а! У меня тоже пытаются! — Тренг, полусогнувшись телом и слегка согнув ноги, сосредоточенно «выцеливал» кого-то со своей стороны. — Снова зашевелились, жука им в глотку!

— Тренг!

— Что?

— Ниже согнись! Спина открыта!

— Что?!

— Спина голая! — повторил Кот. — Пригнись! Или сместись влево!

— А-а-а! Не могу! Это же тяж! Все! Предел! Дальше не гнусь! — ответил Тренг, похоже, так и не расслышавший лейтенанта до конца. — О-о-о! Снова лезут!

Со стороны Кота тоже началось какое-то движение. Он, прицелившись, вновь «продырявил угол». Все-таки эти «пиратские рэйлы» оказались хороши! Удобные, мощные, перезарядка три секунды… Одно было плохо: стреляли они только одиночными. Шары подавались по одному, зато и лупили так, что обычные внутренние переборки насквозь прошибало!

Из-за угла высунулся, почти не скрываясь, кто-то из команды торговца, вскинул оружие… на стволе замерцали вспышки вылетающих болов, «доведенных до среза» магнитными импульсами.

Три секунды! Кот выстрелил, но противник уже успел скрыться. Шипение игольника за спиной Кота вместо коротких очередей беспрерывно продолжалось уже пятую секунду. Похоже, Тренг «работал» на полное опустошение магазина!

— Тренг! Что у тебя? Жарко? Помощь нужна? — спросил Кот. — Тренг!

Напарник не ответил. В секторе было чисто, движения никакого не было, и Кот смог обернуться.

Бывший старшина стоял, уперев ствол игольника в пол… а из-под развороченных спинных пластин хлестала кровь вперемешку с техническими жидкостями из разбитых магистралей.

— Тренг! — отчаянно закричал Кот. — Тре-е-енг!!

Старшина не отзывался…


74

Торговец встретил корабль Войнича мертвецкой тишиной. На запросы никто не отвечал, связь никто не держал. Только ИскИны обменялись дежурными «опознаваниями». Правда, ИскИн торговца передал еще код «идет бой», и больше ничего!

Досмотровая группа, в полной готовности вошедшая через гостеприимно распахнувшийся шлюз, не нашла живых. То тут, то там валялись оружие и тела с различной степенью повреждений. Большинство мертвецов носили хоть и легкие, но далеко не «гражданские», бронескафы, но попадались и трупы во вполне серьезной средней броне.

— Кэп! Это какая-то хшарова мертвецкая! — пожаловался капитану Войничу сержант, командовавший группой. — Уже третьего смотрим — всех к звезде! Ни одного раненого!

— Продолжайте осмотр! — скупо отозвался Войнич.

Лейт ему пришелся по душе, но вот его глупость просто возмущала. В одиночку остаться против полусотни головорезов! В том, что это никакие не «мирные торговцы» он уже убедился, не может у мирных быть такого количества оружия, и, тем более, бронескфов! Не может!

— В рубке чисто! — доложил сержант. — Еще шестерых нашли. Нули.

— Блокируй рубку. Отправь тройку бойцов наших техников встретить, — приказал капитан, — попробуем вскрыть ИскИна, разобраться, что происходит!

— Принял! — коротко отозвался сержант.

Вскоре пришел доклад: технари на месте, приступили к работе.

— Капитан! Ничего сделать не можем! — доложили они. — ИскИн пятого класса, не наш уровень!

— Хшары его забери! — выругался Войнич. — Ладно, оставим до базы. Сержант, продолжай осмотр! — и пробормотал себе под нос. — Надо же разобраться, что тут происходит!

Одна из точек, обозначавших бойцов досмотровой группы, моргнула и перекрасилась в желтый цвет.

— На турель наткнулись! Восприняла нас как противника! Болта зацепило, легко, — доложил сержант. — Похоже, на турели здесь отдельная система. Технари говорят, что это не основной ИскИн, тот к нам лоялен.

— Осторожней там! — приказал Войнич. — Не рискуйте напрасно!

— Понял! — отозвался сержант, и тут же вышел на связь снова. — Капитан! Тут просто бойня!! Смотри картинку!

Войнич переключился на видеоряд. Камера на шлеме бойца показывала коридор, заваленный телами. Человек пятнадцать-двадцать лежали вповалку, почти не оставив на полу свободного места.

— Все нули! — доложил сержант, осматривая тела. — Похоже, тут была давка. Они от кого-то убегали! А этот кто-то просто догонял их и убивал. Одного за другим.

— Продолжай осмотр!

— Принял… — похоже, сержант заколебался.

И Войнич прекрасно понимал его! В группе сержанта было всего десять человек, а капитан отправлял его туда, откуда бежали несколько десятков здоровых людей, одетых в бронекостюмы и знающих, с какого конца браться за оружие! Сержант вздохнул, вполголоса выругался… и пошел дальше!

Изображение дрожало и прыгало. Видимо, сержант перестраховывался. Вперед выдвинулся щитовик, закрывший следовавших за ним бойцов. Сержант, как и положено, держался чуть позади, страховал и контролировал.

— … их забери… — невнятно произнес сержант, стоило им только завернуть за поворот, а в унисон ему выругался и Войнич..

В центре коридора стояло несколько тяжелых пехотинцев. Однако тяжи не шевелились, и приготовившиеся было обороняться бойцы, осмелев, пошли дальше.

— Капитан, доспехи пусты! — доложил сержант, добравшись до тяжей и проведя вдоль доспехов сканером. — М-м-м… нет, не все! Здесь… здесь Тренг, служащий вспомогательного подразделения Флота. Нули.

— Ясно. Идите дальше!

Группа миновала еще пару коридоров, расправившись с еще одной контрабордажной турелью и пройдя мимо двух уже разбитых. В этот раз бойцы были готовы, ранений никто не получил. Периодически им попадались убитые.

— Нули, — каждый раз докладывал сержант.

Войнич только морщился. Выяснить, что именно тут произошло, не представлялось возможным, а это раздражало!

— Капитан! Помощь заказывал? — раздался веселый голос.

Войнич переключил свое внимание. На так-мониторе ярко горела пара быстро приближавшихся точек, по меткам эсминцев из его же группы.

— А! Дрен! — отозвался он. — Вас что, с патруля сняли?

— Ну да! Мы даже прыгнуть не успели, как приказ из штаба: развернуться, экстренно помочь!

— Готовь свои группы! Тут на торговце что-то непонятное. Надо моих усилить!

— Понял, кэп! Группы снаряжаются! — так же весело отозвался Дрен.

— К-капитан! — вызов заставил Войнича снова переключиться. — Там… там что-то… что-то есть! Мы д-дальше не п-пойдем!

Голос видавшего виды сержанта дрожал и прерывался. Сам он крутил головой во все стороны, а камера выхватывала исказившиеся, покрытые бисеринками пота, лица солдат.

— Отходите! — скомандовал капитан. — Отходите!!

С каждым шагом назад лица бойцов все больше и больше становилось лицами людей, а не дрожащих силиконовых кукол. Несколько десятков метров назад — и группа вновь была боеспособна. По крайней мере, щитовик вновь закрылся щитом, а штурмовики взяли наизготовку оружие, до этого просто болтавшееся в бессильно опущенных руках.

— Что там было, садж?

— Не знаю, капитан! — все еще подрагивающим голосом ответил сержант. — Что-то ужасное… Мы, как подходить стали, почувствовали. А еще несколько шагов сделали… и вообще головы потеряли. Еще немного, и назад бы бросились!

— Понял. — нахмурился Войнич. — Отходите дальше и ждите. Еще две группы на подходе. Будет поддержка.

— Принял, — сержант окончательно взял себя в руки, превратившись в прежнего бывалого и уверенного в себе служаку. — Ждем!


75

Стыковка прошла штатно. Да и с чего бы было возникнуть нештатной ситуации, если всем процессом управляли ИскИны, а человек-пилот даже не вмешивался, только контролируя совершаемые маневры.

Минош, ожидавший как минимум вопросов, а, скорее всего, и неприятностей, был удивлен полнейшим отсутствием хоть какого-то интереса. А учитывая их с лейтенантом вылет, это было еще и странно. Ну, пришел эсминец, ну, встал на стоянку… Обычное дело!

Хотя… излишне суетящиеся «грачи» швартовой команды привлекали внимание.

— Экипажу заниматься по плану! — скомандовал он перед выходом. — И… будьте ко всему готовы!

Пока Минош покидал корабль, швартовщики успели уже установить стопоры, проверить крепления и подвести внешнее питание. Обычно на это дело уходило не менее получаса неспешных работ, а тут всего пять-семь минут и все готово!

— Стой! Что происходит тут?! — схватил он за плечо пробегавшего мимо взмыленного «грача». — Что за суета?!

Швартовщик недовольно дернул плечом, но Минош держал крепко и отпускать не собирался! Поневоле пришлось отвечать.

— Пусти, начальник! Видишь, времени нет!

— Так ответь, что происходит, и беги себе, куда надо! — заметил Минош.

«Грач» кинул взгляд на Миноша, на корабль, на номер, что-то взвесил… и выдал!

— А-а-а! Так ты из этих, что ли? Из «помогателей»? — проговорил он. — Смотри, ваши на месте, на любые вылеты-отлучки строгий запрет. Лейт ваш у медиков, как привезли, так сразу и отправили. Торгаша буксирами тянут, решили «как есть» приволочь. Вещественные доказательства. Подробней можешь, вон, у вашего флотского командования спросить! А сейчас пусти! Дел выше макушки!

— Да что за дела-то у тебя такие срочные? — опешил Минош, но «грача» все же отпустил.

— Да непонятки какие-то с торгашом этим! — уже убегая, крикнул «грач». — Тут целая высокая комиссия собирается! А нам, хшарова плесень, отдуваться приходится!

— Эй, Мин! В сеть станционную зайди, новости посмотри! Тут пишут, что нас едва ли не в пиратстве обвиняют! — Ролита была верна себе и уже успела «все узнать». — Лейт у медиков. Готовься! Начать спрашивать могут с тебя!

— Угу. Понял, — буркнул Минош, — спасибо, Ролли. Обрадовала так обрадовала!

— Да не за что! — отозвалась пилот. — Обращайся!


76

Капитан Войнич ходил по торговому кораблю. Заняться особо было нечем. Приказ был однозначен: «Доставить в док, обеспечить работу техников, находиться на месте!». Поэтому, пока спешно прибывшие «квалифицированные сотрудники», а попросту говоря, официальные взломщики, трудились над ИскИном, он решил осмотреть судно. Все же торговец был «последней серии», достаточно дорогой корабль, и вживую, а не по схемам, ознакомиться с планировками было интересно. Владельцы подобных машинок обычно предпочитали безопасные внутренние маршруты, а тут на тебе, и приписан к какой-то занюханной фронтирной станции, и направлялся примерно туда же.

Да и еще раз пройти по местам недавнего боя, составить в голове картинку и сделать какие-то выводы совсем не помешает! Ведь по прибытию на базу появится много вопросов, в том числе и к нему самому, а что это, а почему так, а как ты думаешь… Штабные никогда не упускали случая показать свою значимость, аналитическое мышление и побольнее уколоть обычного «офицера линии», пусть и командира подразделения!

В коридорах и переходах пахло… Тела уже были убраны, но кровавые потеки и разводы остались. Систему уборки принудительно отключили, чтобы усердные сервы не зачистили следы, сейчас являющиеся доказательствами… чего-то. Зачем это надо было, капитан не понимал. Ведь все уже снято, отсканировано, официально запротоколировано от положения и позы тел до последней капли крови…

После усиления его группы досмотр прошел штатно, если, конечно, «штатным» можно считать обилие свежих трупов. «Его сержант» даже не мог внятно объяснить, чего же такого они испугались, только что-то мямлил и отводил глаза. На судне было найдено пять живых человек, включая того странного лейтенанта, без сознания валявшегося рядом с в хлам измочаленного боевого бронескафа. Судя по метке, тело в ББС принадлежало капитану этого «Горана»… А четверых выживших матросов, забившихся в какие-то щели, потом долго из этих щелей выковыривали.

Войнич внутренне передернулся, вспоминая. Забить руками человека в бронескафе — совсем нетривиальная задача, а уж в боевом бронескафе вообще что-то из разряда фантастики, однако лейт как-то справился, превратив шлем капитана торговца почти в лепешку. Сейчас лейт вместе с «торговыми матросами» давно уже был на станции, а Войнич, вот, вынужден был оставаться на медленно буксируемом судне.

— Капитан! ИскИна вскрыли! — вышли на связь «ломатели». — Будешь смотреть?

— Да! — развернулся Войнич. — Сейчас приду!

— В кают-компанию иди! В рубке тесно и неудобно! — хохотнули взломщики.

Вольготно расположившиеся в кают-компании спецы, успевшие уже намешать себе каких-то коктейлей и наготовить закусок, в ответ на вопросительный взгляд капитана непринужденно пояснили.

— А что? Не пропадать же добру! Смотри, сколько всего! Не экономил торгаш на своих, ох, не экономил! А на базе интенданты набегут, что опишут, что растащат… Или ты думаешь, что они все в общий котел скинут? Не-е-ет, большая часть по их каютам осядет!

Войнич, пожав плечами, набрал полный поднос и себе!

Спецы понимающе переглянулись, капитан был «свой, свойский», такой же выходец из низов, которого так же не баловали ни «теплыми местами», ни должностями, ни премиями…

— Ну! Что вы там накопали? — спросил Войнич, устроившись. — Показывайте!

— Сейчас, сейчас, — один из спецов, прикрыв глаза, мелко перебирал в воздухе пальцами, а на голограмме в центре кают-компании с ошеломительной скоростью мелькали кадры и сцены. — Вот! Смотрим!

Минут через десять Войнич поморщился.

— Что это? Бой идет? А где он? Одни спины торговцев видно!

— Что поделать? — пожал плечами спец. — Там камеры сбиты. Смотрим, что есть! О! Смотри, как стену вспучило! Чем-то серьезным долбят! Надо же! И не боятся…

На голограмме один из команды торговца отлетел после попадания заряда, пробившего угол переборки.

— Расположились удачно, — заметил капитан, — почти в центре судна, до бортов и магистралей далеко.

— Это да! — согласился спец. — Во! Смотри, смотри! Кажется, капитан их подошел! В БэБээСе, точно, капитан! Смотри-ка, опытный!

На картинке человек в ББС уклонился от выстрела, а потом просто вышел за угол и разрядил свое оружие.

— Ну-ка, ну-ка… Верни немного назад! Увеличь-ка пушку его! Ну-ка, что у нас там из оружия найдено было, — оживился Войнич. — Давай к плану привяжем… м-м-м… да! Это он тяжа сбил! Точно, он!

— Опытный! — Спецы переглянулись и кивнули. — Смотри… Собираются! Сейчас в атаку рванут!

Однако вместо ожидаемой атаки вся толпа «торговцев» вдруг развернулась, и, бешено паля во все стороны, рванула вглубь корабля. Пораженные «дружественным огнем» так и разлетались во все стороны! Вслед за ними выскочил кто-то без шлема, на бегу подхвативший валяющееся оружие… и камера погасла. Кто-то из «торгашей» выбил объектив.

— Все! — огорченно произнес спец. — Дальше записей почти нет. Убегающая толпа, за ними этот, без шлема который, и камеры гаснут.

— М-да-а-а, — протянул Войнич, — чего-то же они испугались… Так испугались, что стреляли во все стороны!

— До базы дойдем, там разберутся! — уверенно ответил спец.

— Разберутся, — кивнул Войнич. — Ладно, пойду пройдусь. Еще два с половиной часа тащиться…

Капитан вышел.

— Упс, — округлил глаза второй спец. — Дикс, ты резерв забыл. Смотри!

На картинке «в спину» было видно, как тот, кто был без шлема, добивал отставших, подхватывал новое оружие, не тратя время на перезарядку старого, и гнался за убегающими дальше. Этих кадров было мало, но общее представление о бое составить можно было.

— Хм… Толд, красиво же идет! — задумчиво протянул спец. — Как думаешь, потянет на «шокирующую новость»? Если еще и кадры «после боя» добавить с этими живописно разбросанными по коридорам телами, брызгами…

— А почему бы и нет? — хитро подмигнул второй. — Только, Дикс, не сразу репортерам отдавай! Пусть оно в штабе немного погуляет. А потом уже никто хшаровых хвостов не сыщет!

— Не держи за дурака! — ухмыльнулся Дикс. — Гонорар пополам.

— Само собой! — раздвинул губы в улыбке Толд. — Давай, качай уже! А то кэп вернется… А я наши следы подотру, будто мы в «резерв» и не лезли!

И спецы, переглянувшись, засмеялись.


77

Медблок встретил капитан-коммандера Волта мягким желтоватым цветом и общим умиротворением. Дежурный медик, бросившийся было на шум открываемых дверей, отступил в сторону, едва завидев вошедшего. Волт редко «светил» свою принадлежность к едва ли не всесильной СБ, но медики его уже знали. Хватило одного посещения, чтобы его беспрепятственно стали пускать куда угодно, даже в бокс «интенсивного восстановления».

— Что по ноль-восьмому? — негромко спросил Волт даже не оборачиваясь.

Топавший за ним медтехник, однако, расслышал вопрос.

— Повышенный расход, ган кап-комм, — отозвался он. — Уже третий картридж жрет, но улучшений не заметно. Прогноз тот же, ориентировочно сутки.

— Таймер все так же сбивается? — уточнил Волт.

— Да. После каждой замены начинает новый отсчет, — подтвердил техник.

Волт, дошедший до капсулы, посмотрел на пациента.

Лейтенант, взбудораживший половину эсбэшников сектора, выглядел плохо. Осунувшееся лицо, впалые щеки, синие круги под глазами… И это в капсуле «полного восстановления», быстро поднимающей на ноги едва ли не мертвых!

Волт провел рукой над крышкой, сконцентрировавшись на своих ощущениях.

Ничего! Снова посыл ухнул как в черную дыру!

— Продолжайте, — бросил он, отойдя, — обо всех изменениях докладывать мне лично. Сразу же! Даже раньше, чем дежурному врачу. Ясно?

— Да, ган кап-комм, предельно ясно! — поддакнул побледневший техник. — Сначала в СБ, потом всем остальным!

— Не в СБ, а лично мне, — уточнил Волт, снова высвободив толику энергии.

— Лично… сразу же… — натужно сглотнул техник. — Конечно, понятно! Как тут не понять…

Капитан-коммандер слегка ухмыльнулся, выходя из медблока, но тут же вернул на лицо каменное выражение. Эти нормалы такие беззащитные… ими так легко манипулировать… Жаль, что он в свое время не прошел отбор «системы КОНКОРД»!

Ведь перед хорошо обученными капитан-судьями так же беззащитен был он сам.


78

Двое техников не спеша копошились в одном из трюмов недавно притащенного на буксире торговца.

— Ну что, Толь, делать будем? — тоскливо спросил один из них, оглядывая казавшуюся бесконечной вереницу контейнеров. — С чего начнем? Тут же работы…

— С начала начнем, — буркнул напарник, — начнем с начала, а закончим концом.

Ему тоже не нравилось «делать работу за складских», но деваться было некуда. Интендантские, узнав, что на корабль уже нашлись «новые хозяева», предоставившие достаточные подтверждения «права перехода собственности», наотрез отказались проводить инвентаризацию. Мол, раз груз не поступает в их ведомство, то и ответственность за него нести они не желают. Разгорающийся скандал был пресечен приказом «сверху»: «Опись провести силами досмотровых групп».

Досмотрщики-штурмовики тоже сумели отвертеться от работы… Вот и пришлось Толю и Дантеру, единственным из всей бригады эсминцев, у кого в учетке числились «складские» базы, отдуваться за всех!

— Да хшары их забери! — возмутился Толь, дойдя до середины штабеля. — Ну почему мы такие невезучие?! А, Дан?

— Не называй меня Даном! Сколько раз тебе повторять?! — сквозь зубы ответил напарник. — Я — Дантер! Еще раз так назовешь — зубы пересчитаю!

— Ладно, Дантер! — сморщился Толь, которому было просто лень проговаривать такое длинное имя. — Это ведь только второй трюм из пяти! Оу-у-у… Столько работы еще…

— Раньше сделаем, раньше освободимся, — угрюмо ответил Дантер. — Работай давай!

— Да работаю я… работаю, — кисло отозвался Толь.

Нехитрые действия уже «сидели в печенках». Подойти, открыть пульт, вывести перечень, сверить с декларацией, осмотреть замки, осмотреть пломбу, осмотреть питание, осмотреть… осмотреть… осмотреть… И это в то время, когда остальные члены команды наслаждались отдыхом! Несправедливо ведь: они работают, а другие отдыхают! Вот если бы на судне был аврал, или им дополнительно оплачивали… Так нет же! Все отдыхают, а они работают! Да еще и климатизатор в этом трюме барахлил, вместо обычной «приемлемой температуры» нагоняя «повышенную».

— Да к хшарам оно все! — Толь в сердцах захлопнул крышку пульта и сел, прислонившись спиной к прохладным створкам контейнера.

— Чем дольше просто сидишь, тем дольше пахать будешь! — со второго яруса свесился Дантер. — Что развозмущался-то?

— Не люблю пахать задаром! — поднял голову Толь. — Эх… и дернули же меня хшары эту базу выучить…

— Угу! Я тоже хотел в складские податься, — Дантер издал короткий смешок, — но тоже что-то не срослось. Вот и приходится вместо почесывания пуза с тобой тут, в жаре этой, париться!

— Тьфу! — сплюнул Толь. — Эй! Дружище! У меня идея!

— Что, опять? — вновь выглянул Дантер. — Ты меня со своими идеями достал уже!

— Ну почему мы должны бесплатно работать, когда другие отдыхают? — продолжил Толь, не обратив внимания на едкое замечание напарника. — Надо компенсировать эту несправедливость!

— Рапорт, что ли, на командира отправить? — ухмыльнулся Дантер. — Ну давай! Тогда следующие «дополнительные дежурства», штук пятнадцать, как я думаю, точно твои будут!

— Не рапорт, нет! — Толь хлопнул ладонью по контейнеру за спиной. — Вот тут, в этих ящиках, тонны всяких натуральных деликатесов, которые жрут только богатеи…

— И что?

— Неужели два работящих техника не заслужили попробовать, что это такое? — Толь задрал голову вверх. — Мы же до конца жизни так и будем только на картинки смотреть и описания читать! Ну, может, в виртуале еще в руках подержим…

— Ну так в вирте ты и съесть его можешь! — Дантер снова высунулся. — Не отвлекай! А то так и будем весь отдых тут париться!

— В вирте это не то, — протянул Толь. — Ты же сам знаешь, если в реале не пробовал, то в вирте настоящего вкуса никогда не поймешь!

— Это да! — согласился напарник. — Но отдавать половину декадной выплаты за маленький кусочек этого дерьма я не согласен!

— Да зачем отдавать?! — возмутился Толь. — Говорю же, тут тонны этого добра! Бесхозного пока что! Можно и бесплатно попробовать!

— Пломбы вскрыть хочешь? — Дантер больше не высовывался, продолжив работу. — Не советую. Всю недостачу на тебя повесят. До конца жизни будешь расплачиваться!

Но Толь уже ухватился за свою идею.

— А кто узнает? — пробормотал он, примеряясь. — ИскИна сняли, я это точно знаю. Запись не ведется, раз ИскИна нет. Мы тут одни… Может, они сами вскрывали!

Пломба, моргнув на прощание диодом, отвалилась. Толь решительно взялся за рычаг.

— Э-э-э! Ты чего! — среагировал на шум Дантер. — Я в этом не участвую!

— Да брось! — и Толь озвучил напарнику все свои доводы. — Риска нет! Точно тебе говорю! Вот, в этом контейнере как раз «фрукты» обозначены! Аж десяток видов! Попробуем немного… А в отчете укажем, что контейнер без пломбы!

Створки разошлись, открыв содержимое. Штабель ящиков, переплетенных трубками охлаждения, выглядел заманчиво. Дантер, все же спустившийся вниз, с интересом заглянул внутрь.

— Ты смотри! — присвистнул он. — У каждого своя, независимая, система!

— Ага! Я такую и не видел еще! — согласился Толь. — Что там в спецификации? М-м-м… КаТэ двенадцать ноль семь, производство ЦэЭм, для транспортировки особо ценных грузов в установленной температуре… независимое питание… Во дают эти, из центральных миров! Такая система! А вот сейчас мы и посмотрим, как она работает!

Каждый ящик крепился на салазках. Толь решительно вытащил один, затем второй, следующий. В ящиках под прозрачными крышками лежали ряды замысловатых фруктов.

— Заметят ведь! — нерешительно сказал Дантер, хотя было видно, что он сам не прочь попробовать на вкус это чудо.

— А мы из глубины возьмем! — ухмыльнулся Толь. — Первые ряды пусть нетронутыми останутся. А там… Кто знает? Может, поставщики схалтурили! Или из команды кто-то спер! Контейнер-то вскрытым числиться будет… Помоги вот эти два достать, что-то не могу за третий ряд ухватиться!

Однако, пришлось достать еще не два, а целых шесть ящиков, чтобы понять, что «третьим рядом» идет что-то, совсем не похожее на «фруктовые контейнеры».

— Да что это, в звезду, такое?! — возмутился Толь. — Неужели этот «дэрсоль узала» такой большой?! Тем более хоть посмотреть на него надо!

Цилиндрический предмет, наполовину вытащенный из контейнера, не был похож ни на что, известное техникам.

— И маркировка отсутствует. — пробурчал Дантер. — Может, с другого конца? Достаем полностью?

— А-а-а… не надо! — мотнул головой Толь. — Тяжелый очень, обратно запихивать замучаемся! Вот… тут что-то вроде окошка есть! Только посмотрим и обратно загоним! Такое большое вскрывать — спалимся! Все не съедим, а кусочек незаметно отщипнуть никак не выйдет!

С этими словами Толь решительно провел рукой по «окну», стирая с него иней.

— Это… Это что за хшарова… — потрясенно вздохнул он.

Из «окошка» на них смотрело искаженное лицо человека.

— Вот же… — Толь, отпрянув, судорожно вытирал ладони о комбез. — Что делать будем? Вернем как было?

— Думаю, не получится уже. — Дантер указал рукой на вытащенные ранее ящики.

Емкости для фруктов, оставшись без питания, в трюмной жаре успели разморозиться. На прозрачных крышках изнутри собрались многочисленные капли…

— Давай, герой-пробователь, — Дантер тяжело вздохнул, — оформляй контейнер как вскрытый. Прикрывай наши задницы. А я эсбэшников вызову…


79

Офицеры СБ пристально смотрели на голограмму, вполголоса обсуждая свои, только им понятные, темы.

— Вот! Как видите, это переломный момент. — заметил Волт. — Если сложить все данные, получается, что именно сейчас или чуть ранее погиб его напарник. Налицо спонтанная реакция.

— Хороший усилитель, — отметил кто-то.

— Еще и транслятор, — заметил другой, — усилить мало, надо было еще и транслировать. У него получилось.

— Значит, Волт, ты настаиваешь на том, что это была спонтанный прорыв?

— Да, Тонг, все указывает именно на это, — кивнул капитан-коммандер. — Косвенно это подтверждают медики. Уже вторые сутки лейт трупом лежит. Только датчики и весьма повышенный расход картриджей говорят, что он еще не умер.

— Как такое может быть? — осторожно заметил один из офицеров. — Способности определяются еще в детстве, после чего неофиты проходят длительное обучение…

— Да, Волт, как так вышло, что усилителя-транслятора могли пропустить? — заметил коммандер Тонг, номинально старший в этом собрании.

— Совсем недавно лейта вызывал к себе капитан-судья Эрлих, — подумав, ответил Волт. — Судьи обычно давят, чтобы узнать что-то их интересующее, а уж судьи такого ранга легко могут и передавить… Возможно, прорыв связан именно с этим.

— Подтверждаю, — заметил один из офицеров, — в истории есть такие примеры. После плотного общения с капитан-судьями некоторые совершенно не выдающиеся личности проявляли в себе дар.

— Тем более, что Эрлих общался с ним неоднократно., — благодарно кивнул Волт. — Говорят, этот лейтенант — вообще его протеже. Возможно, он сам что-то в нем почувствовал, но упустил момент. Сами понимаете, судьям мы настолько прямой и деликатный вопрос задать не можем.

— Значит, вопрос о компетентности лейтенанта можно снять, — задумался Тонг. — Неофиты в прединиционном состоянии еще и не такие глупости вытворяют. А что в дальнейшем? Получится привлечь его к нам?

— Задел есть. Делу о неспровоцированном нападении и возможной попытке пиратства уже дан ход. Формально признаки есть: его подчиненная могла сама забраться в тот корабль, тем более что в межброневом пространстве никаких датчиков нет, — ответил Волт. — Сами понимаете, просто привлечь к работе уже сформировавшегося человека, почувствовавшего силы, невероятно сложно. Именно поэтому мы начинаем работать с детьми.

— Тебе виднее, Волт! — поднял руки Тонг. — Среди нас ты лучший ищущий! Да и как тебе не верить… Нас всех с детства готовили!

— Только вот боюсь, что выгорел он, — нахмурился Волт. — Я несколько раз был в медблоке, проверял. Отклика нет. Наоборот, все проваливается как в дыру! Расход медкартриджей говорит либо об активной перестройке, либо о полном восстановлении. Пока не очнется и пока мы не проведем тесты, говорить об этом рано. Но я подозреваю, что действительно выгорел…

— Это будет обидно, — заметил Тонг, — «усилитель-транслятор» редкий дар.

— Все в руках Спящих, — кивнул Волт. — Но думаю, надо разрешить его команде навестить своего капитана. Может, это поможет…

Волт замолчал, приложив к уху пальцы. Практически синхронно с ним то же самое сделали и остальные офицеры СБ.

— Что?! — округлил глаза коммандер Тонг. — Обнаружены крио?!

— А, хшары! — нахмурился Волт. — Похоже, дело может развалиться.

— Да какое дело?! — едва не взвыл Тонг. — У нас под носом неизвестные пачками вывозят граждан Федерации, а мы ничего об этом не знаем! Живо! Живо туда! Люди должны видеть, что СБ работает!!!

— А я, пожалуй, еще раз в медблок наведаюсь, — заметил Волт.

Тонг лишь кивнул, соглашаясь. Капитан-коммандер хоть и был ниже по званию, но превосходил его по пси.


80

Старый кот, довольно-таки давно уже сидевший в большом зале, лениво повернул голову на звук шагов.

— Здравствуй… Мать, — слегка склонил голову он.

— И ты здравствуй… Отец, — кивнула не менее старая кошка. — Прости, были неотложные дела.

— Если ты назначила совещание, будь добра не опаздывать сама! — резко заметил кот.

— Прости, — глаза кошки сверкнули сталью. — Молодняк опять передрался, пришлось определять наказание!

— Я знаю об этом, — степенно кивнул кот, — это ведь мои подрались с твоими. Но я отложил все на потом и пришел к назначенному времени!

— Довольно препираться! — возникшая голограмма оборвала едва начавшуюся перепалку. — Я вижу, вы никак власть поделить не можете! Мать! Вспомни, о чем мы договаривались, когда начинали выход! Неужели ты не можешь взять себя в руки?

— У меня нет рук! — буркнула кошка.

— Значит, в лапы! — повысил голос Куприн. — Мне не нравится то, что происходит!

— Никому не нравится, — отвернулся кошак. — Но столь явное проявление неуважения никому бы и не понравилось!

— Да как ты… — привстала кошка.

— Молчать! — рявкнул Куприн.

Старые кот с кошкой удивленно примолкли. Куприн, обычно спокойный и уравновешенный, никогда не позволял себе такого!

— Начнем сначала. — Куприн заговорил обычным тоном. — Вы, поначалу, поняв, кто есть кто, приняли решение слить народ в единое целое. Так?

— Так… Так… — подтвердили мррины.

— Тогда почему же вы до сих пор цепляетесь за старое? — изогнула бровь голограмма. — Ты, Шана, цепляешься за Мать Хранительницу, а ты… извини, до сих пор не знаю твоего имени… Ты до сих пор какой-то Отец Искатель!

— Меня зовут Харм! — прищурился старый кот. — И почему это «цепляемся за старое»?!

Кошка промолчала, лишь сморщив нос и слегка показав клыки.

— А вы разве не поняли еще? — голограмма «присела» на край стола. — Ну какой ты, Харм, Отец Искатель, а? Ты что искал? Пропавшую часть своего народа? Ну так оглянись! Ты нашел их! А ты, Шана? Мать Хранительница? Ты, как и все предыдущие, хранила свою часть народа от вырождения, отслеживала переплетение родственных связей. Тоже оглянись! Вас теперь столько, что можно больше настолько строго ничего не отслеживать! И что ты теперь хранишь, а? — Куприн покачал головой. — Вы постоянно противоречите друг другу… А глядя на вас и остальные начинают друг друга сторониться!

— У нас языковой барьер, — скривился старый кот, — мои не понимают, что говорит большинство из… обретенных!

— Это вы для нас «обретенные»! — вспыхнула кошка. — А у нас не было столько времени, чтобы досконально изучить ваш «общий»! Мы постоянно воевали, шли с боями! А те, кто научился хорошо говорить, постоянно в дальних патрулях и разведке!

— Так дайте моим такие же корабли, и они сами будут в разведку ходить! — возмутился кот. — Вы же сами не выпускаете моих бойцов, говоря, что наши корабли слишком «устаревшие», а мои «не могут хорошо освоить ваше управление»!

— Стоп! — снова рявкнул Куприн. — Вы опять за свое?! Да договоритесь же уже, наконец!

— О чем?! — в один голос воскликнули Харм и Шана. — О чем еще договариваться с этим… этой… — тут их голоса пошли вразнобой.

— Хватит! — Куприн стукнул бы по столу кулаком, был бы он материален. — Если не договоритесь, то дальше все вернется как было! Одна будет… хранить, а другой — снова искать! Только что вы будете «хранить» и «искать»?! Что?!

Кот с кошкой неприязненно покосились друг на друга, но замолчали.

— Я вижу три пути объединения, и ни один из них не мешает другому. Напротив, если их объединить, то все пройдет так, как нам надо. — Куприн вновь был само спокойствие. — Первый путь. Все малые и средние устаревшие корабли будут утилизированы и пущены на увеличение жилых площадей станции и производство наших, более совершенных, моделей. Оставим только большие корабли с тяжелым вооружением, и то только потому, что противник будет обладать примерно схожим по характеристикам оружием, а мы не имеем возможности строить собственные крупные. Все же наш «носитель носителей» это не полнофункциональная верфь. Экипажам устроить совместное проживание, так быстрее наступит взаимопонимание.

— Они передерутся, — буркнул Харм, — Ма… Шана из-за этого и опоздала. Хотя я уверен, что только в хорошей драке можно понять против… — кошак осекся.

— Ага, именно противника, — подметил оговорку Куприн. — Все вы до сих пор относитесь к своим родичам настороженно, как к возможному противнику. И одни, и другие. Возможно, это происходит неосознанно, но все же это ясно видимый факт. Совместное расселение и совместная работа помогут сломать этот барьер. Да, Шана! Будут драки! Будут бои и выяснение отношений! И ваше дело не пресекать их, а не допустить убийств! Работайте со своими, работайте!

Старые мррины поворчали для порядка, но согласились.

— Второй путь, — продолжил Куприн, — сформировать совместные экипажи. В первую очередь из молодняка. Совместные действия под угрозой опасности для жизни быстро помогут найти взаимопонимание, да и взаимное обучение языку пойдет гораздо быстрее.

— Знаю я, куда ты клонишь! — проворчала Шана. — Молодняк в одном экипаже быстро сойдется в пары…

— Да-да-да! — весело улыбнулся Куприн. — И это станет еще одним блоком в деле объединения народа!

— Согласен, — степенно кивнул Харм, — это будет действенным средством.

Все замолчали, обдумывая предложения Куприна… или делая вид, что обдумывая. Эти идеи давно витали в воздухе, и только непонятные разногласия между Отцом и Матерью мешали их осуществлению.

— И третий путь? — не выдержала Шана.

— Да сойдитесь вы уже, наконец! — широченная улыбка не сходила с лица голограммы. — Я же вижу… мы все видим, как вы друг на друга смотрите! И это будет еще один, едва ли не самый действенный, путь! Когда сходятся лидеры, подчиненные невольно тянутся вслед за ними!

— Мы слишком стары, — проворчал Харм, — не выйдет из этого никакого толка…

— Да! И очень самолюбивы, — подтвердила Шана. — Мы не выдержи…

— Вы еще многое можете сказать! — прервал ее Куприн. — То «не то», это «не так», и еще вот это «не совсем»! Это отговорки! Просто отговорки! Так что… либо сходитесь, либо уступите место более молодым, которые смогут! — припечатал он. — Иначе все ваши начинания рассыпятся в прах, толком и не начавшись. Думайте!

Голограмма растворилась в воздухе, оставив старых мрринов наедине.


81

— Павло! Павло!! — раздался крик одного из корреспондентов. — Ну посмотри же ты, что мне прислали!

— Еще раз крикнешь — уволю, к хшарам! — рявкнул, приподнимаясь, редактор.

— Ну так я тебя уже пятый раз по сети прошу! — снизил голос корреспондент. — А ты все не смотришь и не смотришь… Протухнет ведь!

— Да от тебя давно уже свежака не было! Тухляк один… — громко проворчал редактор, вызвав сдержанные смешки коллег, но все же запустил просмотр материала.

— Интересно… интересно… — забормотал он буквально через минуту, и закричал уже сам: — Свили! Откуда это? К кому еще попало?

— Пришло с окраин! — ответил корреспондент. — Продавец уверяет, что работает только со мной и никому больше не отправлял!

Корреспондент явно набивал себе цену.

— Ага, а ты ему так и поверил! — снова рявкнул редактор. — Быстро! Официальный запрос в адмиралтейство! Посмотрим, что они скажут! И готовьте материал для новостей! Оформите как надо и все такое… Ну! Хоп-хоп! Живо!!

Редактор захлопал в ладоши, «приводя в движение» работников медиа-студии…

Через полчаса на новостном канале, транслирующемся на добрую половину Федерации, замелькали рваные кадры, а бодрый голос красавицы-ведущей радостно объявлял, что «…совместными усилиями службы безопасности и сил Флота была пресечена попытка торговли похищенными гражданами Федерации. По имеющейся информации судно направлялось в сторону Империи, а среди похищенных был даже… О, ужас!.. депутат Совета от одной из дальних систем! А для вас мы приберегли самое интересное: кадры штурма корабля-нарушителя и действия штурмовой группы. Тем более что, судя по записи, действовал всего один человек!»

Редактор удовлетворенно потирал руки, правительственный заказ на «определенную тему» был почти закрыт.

— Свили! — вызвал он. — Давай, бери группу и шуруй туда, на станцию эту… как ее там… В общем, сделай мне хороший и большой материал! Чтобы как минимум на целую передачу хватило, а не всего лишь на пару строк «текущих новостей»!


82

Как сообщили медики, состоянием лейтенанта активно интересовались. В принципе, желание капитана-коммандера «наведаться в медблок» по большей части было связано именно с этим. Интересно ему стало, да и интуиция просто кричала, что это неспроста!

Переодетый в комбез медтехника Волт, слегка прикрыв глаза, сидел в уголке блока, наблюдая за капсулой. По его распоряжению было сообщено, что состояние лейтенанта по прежнему критическое, но доступ в медблок будет открыт всем желающим, и, к немалому удивлению капитан-коммандера, потянулся постоянный ручеек людей. Волт втихую «светил» их всех.

Первым пришел Минош, занимавший должность первого помощника на крейсере «Дикарь», который ежедневно, едва ли не ежечасно, справлялся о здоровье «своего лейтенанта». Его можно было понять… в отсутствие официального хозяина и капитана весь груз забот лег на его плечи.

Вторым, как ни странно, оказался Зул, занимавший странную должность «кладовщика-бухгалтера». Разобравшись, что это такое, Волт понял и его. Корабельный казначей, которому доверили все счета и запасы. Этот старик волновался, откуда брать деньги на текущие потребности, и долго стоял у капсулы, рассказывая свои трудности бессознательному телу.

Появились и члены команды, которым командир просто пришелся по душе и которые не хотели бы его потерять.

А потом пошло-поехало. Волту даже иногда казалось, что в медблоке перебывало все, без исключения, население станции! Он, устав, давным-давно перестал «глубоко светить» всех подряд, ограничиваясь лишь поверхностным сканированием. У лейтенанта оказалось неожиданно много поклонников! Большинство просто с интересом рассматривало «местную легенду», кто-то с жалостью, а кое-кто и со скрытым злорадством… Таких Волт брал себе на заметку: случайно ли, нет, но лейтенант успел «оттоптать ноги» многим. Причем, оказывается, далеко не самым добропорядочным гражданам.

«Заметки» поступили «в разработку» и уже через сутки его непрерывного дежурства СБ вскрыло несколько «сетей», среди которых были и «теневики», и контрабандисты… и даже пираты! Не сами, конечно, а их пособники, но дела это особо не меняло. Капитан-коммандер распорядился их «пока не трогать», не желая «спугнуть клиентов». Очень богатый уж получился улов за эти неполные сутки, и Волт, невзирая на собственную усталость, надеялся «нацедить еще», но больше ничего нового так и не выявилось.

Когда Минош и Зул, уже вдвоем, «зашли на очередной круг», кап-комм не выдержал.

— Все, все! Хватит! — поднялся он из своего уголка. — На сегодня прием окончен! ИскИн! ИскИн! Аннулировать общий доступ! Перевести медблок в обычный режим!

Минош недоуменно посмотрел на «наглого меда», но не сдвинулся с места, а Зул, похоже, вообще не обратил на Волта никакого внимания, продолжая рассказывать лейту свои трудности. Кап-комм, подойдя ближе, уловил только обрывок «жалобы».

— …ну вот и что теперь делать? — вещал Зул. — Ты набор объявил, люди пришли, им аванс выплачивать нужно! А где я его возьму? Не могу же я имущество распродавать! Вернее, могу, но оно же, наверное, для другого нужно будет! Ты же планы свои никому не сообщил!

— Заканчивайте! — серый от усталости Волт подошел почти вплотную. — У вас что, других занятий нет, как полутрупу на жизнь свою жаловаться?

— И этот туда же! — еще больше сморщил и так морщинистое лицо Зул. — Ты что, мед, не знаешь, что если с ранеными разговаривать, то они лучше на поправку идут? Ну и что, что в капсуле! Все равно ведь хоть краем мозга, но воспринимает!

— Все, все, идите уже… — Волт все же продолжил выгонять посетителей. — Нашлись тут… сторонники разных методов!

— Зул, старый ты болван! — уже у дверей взорвался Минош. — Вот все тебе об этом говорят, а ты на своем настаиваешь! Нахватался дерьма разного в своих… экспедициях! Поможет, поможет… Дел действительно выше головы, а ты все «надо к лейту зайти, надо к лейту зайти»! Не помогает это!

За его спиной капсула коротко звякнула и несколько раз пропищала, о чем-то сигнализируя.

— Помогло же! — Зул высунулся из-за плеча выталкивающего их из бокса «медика» и замахал рукой. — Ко-от! С возвращением! Добро пожаловать в мир живых!

Волт медленно обернулся.

В открывшейся капсуле сидел бледный, осунувшийся, с синими мешками под глазами… но все же оживший лейтенант.


83

Кота, едва выпущенного из медблока, сразу же утащили к себе СБшники, заставив Миноша и Зула изрядно понервничать. Правда, минут через тридцать его все же выпустили.

— Что они хотели? — встрепенулся Зул, вскакивая с неудобного стула в приемной офиса безопасников. — Все в порядке?

— В порядке, — хмуро отозвался лейтенант, выходя «на улицу». — Все выспрашивали, наводящие вопросы задавали. Аппаратуру какую-то подключили… В конце концов сказали «сгорел» и отпустили.

— А… что сгорело-то? — недоуменно отозвался Минош. — Импланты слетели, что ли?

— А хрен их знает! — с чувством отозвался Кот. — Не импланты, точно. Эти работают, с ними в порядке все. Объяснять не захотели! Сгорел — и все тут! А мне теперь думать, что именно там сгорело…

— Ну, если импланты в норме, то и думать не о чем, — успокоился Минош. — Может, жучка какого-то к тебе подсаживали, а он и сгорел у них. Ты же с СБшниками в рейде как-то был? Могли и там «своего» навешать…

— М-м-м… Возможно, — кивнул Кот. — Долго меня «не было»?

— Почти пять дней, — скривился Минош. — Мы уж думали — все! Не вылезешь, и регенератор не спасет. Меды втайне рассказали, что расходники один за другим улетали, а ты как был едва живым, так таким и оставался. Если бы не СБ с их однозначным приказом — давно б могли отключить…

— И такое бывает?

— Случается, — криво усмехнулся Минош, — когда «оплаченное» заканчивается, а новых денежных вливаний нет. Отключают… За тебя первый расходный картридж Флот оплатил, это в страховку стандартную входит, ты ж все-таки флотский офицер, а остальные за счет СБ пошли, к нам не обращались даже.

— Ну, хоть какая-то от них польза, — усмехнулся в ответ Кот. — Где Тренг? Как там Тень? Успели… довезти?

— Тренг погиб. Ты ведь знаешь это? — полуутвердительно спросил Минош, на что Кот только хмуро кивнул. — А Тень… Да, довезли, успели. Но… лучше тебе самому посмотреть. Она у нас на корабле сейчас. Да, еще, чтобы ты знал, пригнали и «Дикаря», и «Зверя», отремонтировали качественно, сам принимал.

— Ясно. По срокам как раз подходит, — кивнул лейт. — Где стоят?

— «Зверя» на внешней стоянке оставили, «Дикарь» на мачте третьего причала, — ответил Минош. — Команды и все имущество на кораблях, дальнейшую аренду помещений Зул не одобрил.

— А чего бы это я одобрил?! — пробурчал Зул. — Денег нет! Да, командир… Денег дай! Текущих расходов много, скоро на счетах нули только останутся.

— Все, что к продаже готовили, продал? — уточнил Кот.

— Давно уже, — вздохнул Зул, — только несколько позиций неходовых осталось. Сам знаешь, что сервов, которых Тренг предлагал переоснастить и как ремонтных на продажу выставить, почти всех покромсали. Но если бы не они, то не мы бы сейчас «Зверем» распоряжались, а Ас Тонг нашим «Дикарем» где-нибудь хвастался…

— Тренг… — вздохнул Кот.

— Да, зайди к станционному медику, — глухо сказал Минош. — Поговорить он с тобой хочет. Как раз насчет Тренга.

— Зайду, — ответил ему Кот. — А деньги, Зул… Сделай «счет эскадры». Перечислю туда то, что у меня есть, чтобы больше не зависели от таких вот случайностей. А тебе даю разрешение при необходимости распродавать «излишки». Нам лишнее не нужно, только трюмы забивать и палубы загромождать.

— Это как это «излишки»? — засуетился Зул. — Нет у нас лишнего! Все в дело пойдет, все пригодится! А вдруг еще пострелять придется? Да и пожрать у нас все любят… Нет у нас таких излишков, которые продавать надо!

В этих обсуждениях они дошли до «Дикаря» и даже добрались почти до медблока.

— Вот, лейт… там она, — остановился Минош. — В каюте медика пока что поселили. И до капсул недалеко, случись что, да и каюта все же… Мы тебя тут подождем.

Тень при звуке открывающихся дверей дернулась, стащив с головы очки дополненной реальности.

— Привет! — поздоровался Кот, присаживаясь на край кровати. — Как ты тут? До сих пор отлеживаешься? Я думал, давно уже носишься где-нибудь, обидчиков гоняешь!

Девушка безучастно посмотрела на него глубоко запавшими глазами. Поняв, что поздоровался он излишне бодро, лейтенант осторожно взял ее за руку. Левую.

— Ну… как ты? — тихо повторил он.

— Привет Ко… командир, — запнулась Тень. — Жива, как видишь…

Она правой рукой взяла левую и переложила ее поудобней, криво улыбнувшись.

— Жива, — Кот потянулся, чтобы поправить девчонке упавший на глаза локон.

Тень дернулась, заслонившись правой, действующей, рукой.

— Что с тобой?

— Не знаешь? — отвернулась Тень. — Эх… командир…

— Сам только что из капсулы. — Кот смотрел не отрываясь. — Знаешь, что Тренг погиб?

— Знаю, — безучастно ответила девушка, не поворачиваясь. — Мне жаль.

Лейтенант смотрел и никак не мог понять, та ли это Тень, которая порывисто бросилась ему на шею, или не она, а ее копия? Он попытался вновь взять ее за руку.

— Не надо, командир, — остановила его девушка. — После того, что там было… мне… мне неприятно прикосновение мужчины. Прости.

Кот посмотрел на нее долгим взглядом, внутренне пожалев, что работорговцы отделались всего лишь смертью. Делать в этой каюте больше было нечего.

— Ладно… пойду я. — Поднялся он. — Выздоравливай…

— Я ждала тебя. Я надеялась, — голос Тени остановил лейтенанта почти у дверей, — что придешь и спасешь. Ты появился в моей жизни не в самый подходящий момент, но все равно это было вовремя. Появился, взял в команду и позволил неплохо заработать… Уйти из «тени». Или не вовремя. Если бы не ты, я так и ломала бы корабельные сейфы или вскрывала ИскИны по заданию теневиков… Имела бы постоянный риск быть пойманной и небольшую, но стабильную прибыль. А сейчас…

Она одной рукой подняла и отпустила вторую, тут же бессильно упавшую на постель.

— А сейчас я — балласт, — тихо произнесла она. — Еще и нога. Это не вылечить. Медики говорят, что это что-то с проводимостью нервных каналов… Регенератор не помогает. И это останется со мной до смерти.

— Я искал тебя… Мы искали тебя! — ответил и сразу же поправился Кот. — И… Те, кто это сделал… Они умерли.

— Мне не легче от этого, — снова отвернулась Тень, — скоро и я буду там же. Я — балласт. Ты спишешь меня с корабля и мне останется только проживать то, что успело накопиться на моем счету.

— Тень! Забудь о списании! Существуют же, в конце концов, биомеханические протезы! — сжал губы Кот. — Нет безвыходных ситуаций!

— И ты потерпишь в своей команде механиста? — горько усмехнулась Тень. — И команда смирится с этим? Даже если мне хватит денег поставить протез — все равно рано или поздно придется «потеряться» в каком-нибудь порту. Уж я-то знаю, механисты могут спокойно жить только во фронтире или где-нибудь на далеких окраинах… Только там нет этого предвзятого отношения…

— Забудь! — жестко ответил Кот. — Ты член команды! Если потеряешься, то мне придется перевернуть вверх дном ту станцию, где ты решишь это сделать, и все равно найти тебя! Столь ценными специалистами не разбрасываются… — Кот криво усмехнулся. — А протезы будут оплачены мной. Не спорь!

Тень и не спорила, снова отвернувшись к переборке.

— Я сегодня же попрошу Зула найти специалиста, — шагнул к выходу Кот, — думаю, что он быстро справится.

— Ну что? — встретили его Минош с Зулом. — Увидел?

— Зул! — не отвечая, приказал Кот. — Найди специалиста по установке биомеханики, договорись о сроках и цене. Чем быстрее, тем лучше. Займись прямо сейчас!

— О-м-м… Сделаю! — Зул, несмотря на кажущуюся старость и дряхлость, моментально исчез.

— Минош, — лейтенант, прислонившись спиной к переборке, потер ладонями лицо, — ты что-то про Тренга хотел сказать…

— Надо в морг зайти, — внимательно посмотрел на него помощник.

— Проводи, — попросил Кот, — мне сейчас… тяжело. Не хочу идти один…

Минош только кивнул. Вся дорога прошла в молчании, и лишь почти у самого входа старпом, кашлянув, спросил: — Ну… Как там твоя женщина?

— Не моя, — глухо ответил Кот, — все закончилось, так и не начавшись.

— Ясно, — покивал, поджав губы, Минош. — Ну, пойдем.

Недовольное лицо медика, возникшее на экране, быстро изменилось на заинтересованное, стоило ему услышать, кто именно пришел.

— Заходи! — сказал он. — Прямо по коридору, никуда не сворачивай!

И он же ждал в кабинете, посматривая что-то в планшетнике.

— Лейтенант Аст Росс? — кивнул он. — Я Дрант. Значит, Тренг ваш… да? Я не ошибся?

Дождавшись скупого кивка, медик удовлетворенно улыбнулся. Подчиняясь его команде, сервы вынули из одной из камер тело, запаянное в непрозрачный пластик.

— Ну-с, господин лейтенант, — медик натянул на руки перчатки, пошевелил пальцами, разминаясь, а кибердок своими манипуляторами повторил его движения. — Итак, Тренг! Девяносто восемь лет, проникающее ранение спины… — Доктор что-то говорил, но Кот его не слышал.

Лейтенант смотрел на лицо Тренга, уже помещенного в капсулу кибердока и освобожденного от укутывавшего его пластика. Вымытый и безмятежный, Тренг, казалось, сейчас встанет, махнет рукой и вновь приветственно пробасит: «Привет, командир!»…

— …Итак… Можно приступать? — тычок Миноша вернул Кота к действительности, но уловил он только окончание долгой речи.

— К чему приступать? — вздрогнув, спросил он. — Я не расслышал.

— Я же все сказал! И кому я говорил?! — медик явно рассердился, но, переборов раздражение, стал повторять самое, по его мнению, важное. — Долгов у вашего Тренга нет, все кредиты закрыты. Претендующих на что-то наследников тоже не появилось, значит, импланты твои, лейтенант! У него было установлено четыре, но один, к сожалению, вышел из строя. Не откликается.

— И что? — не понял Кот.

— Я же говорю, четы… вернее, три импланта! — медик в раздражении скрючил пальцы, но пересилил себя и в этот раз, натужно улыбнувшись. — Не самые новые, но вполне неплохие для своего класса. Их стоимость, при благополучном извлечении, конечно, составит примерно сто тридцать-сто пятьдесят тысяч марок. Покупателей я найду, но за свои услуги попрошу треть вырученной суммы. Не меньше!

— Не понял? — не дошло до Кота. — А… как же…? Как же он?

Лейтенант кивнул на тело старого товарища.

— Тело? В утилизатор, как обычно. Там без разницы, в каком виде труп поступает, — безразлично пожал плечами медик. — Или, если хочешь, в крематорий. А прах — пф-ф-ф! — медик сложил губы трубочкой и дунул. — Прах в сторону звезды. Но это только за отдельную плату!

— Что ты сказал?! — наконец-то дошло до Кота. — Все равно?! В утилизатор?!

Ярость затуманила мозг, все доходило как через толстую подушку. Перед глазами стояло лишь лицо медика, беспрестанно повторявшего «в утилизатор… в утилизатор… в утилизатор…».

Опомнился Кот только через несколько долгих мгновений от скованности и тяжести, повисшей на плечах. Минош навалился на него всем телом, стараясь удержать и орал в ухо: «Лейтенант! Командир!!». Медик стоял у дальней стены, сжавшись и подняв в защитном жесте руки.

— Ты… Ты… — Кот никак не мог подобрать подходящего эпитета. — Мразь! Если… Если хоть что-то сделаешь, я тебя…

— Успокойся! Успокойся, командир! — снова повис на нем Минош. — Успокойся!

— Ты понял меня?! — Кот, вырвавшись из захвата, шагнул к медику вплотную. — Ты меня понял?!

— П-п-понял, — еле выговорил трясущимися губами не на шутку испугавшийся мед, полностью закрывшись.

— Пойдем, командир, пойдем! — оттянул Кота в сторону старпом. — Он все понял. Понял он все! Так ведь? Понял?

— Д-да-да! П-понял! — мелко закивал мед.

— Подготовь тело для прощания! — обернулся Кот уже от дверей. — И не дай Бог! Не дай Бог будет что-то не так…

— Сделаю! Все сделаю! — медик все еще опасливо гнулся, не решаясь отойти от стены.

— Не дай Бог! — еще раз крикнул лейтенант, увлекаемый Миношем, уже на выходе.

— Командир, что с тобой, командир?! — Минош выволок Кота, еле державшегося на ногах, из морга.

— Минош, — лейтенант привалился к стене, — Минош… Тренг жизнь свою отдал! За меня, за него, в конце концов… за этого меда! Он ведь мог оказаться на месте Тени, легко мог оказаться! А он?! Импланты достать?! В утилизатор?!!

Минош с силой прижал командира к переборке.

— Успокойся! Успокойся! Командир, успокойся! — твердил он. — Это обычное дело… Обычная практика! Подписывая контракт для выполнения оговоренных обязанностей, мы как бы передаем в распоряжение контрактора свои знания, свое тело и, соответственно, все в нем находящееся… Это обычное дело. Флот не опускается до таких мелочей, но частные контракторы не упускают возможности компенсировать свои потери…

— Обычное дело? — горько спросил Кот. — Все думают только о деньгах… Обычное дело… У меня в команде такого не будет! Запомни, Минош! Не будет!!

— Да, командир, не будет… Не будет, — старпом повел лейтенанта прочь, — не будет…

Медик, успевший прийти в себя, наблюдал за их уходом через обзорную камеру.

— Дурной какой-то, — передернулся он, — сумасшедший! Идиот! Нет, ну надо же… Столько денег — в пустоту…

Он, успокаивая расшалившиеся нервы, уже почти не дрожащей рукой щедро налил себе из бутылки, извлеченной из ящика стола. А потом еще чуть-чуть. И еще немного…

— Почти сто пятьдесят тысяч… А может, и все сто семьдесят, тут как договориться получится, — задумался он, глядя на отложенные в сторону перчатки. — А! К хшарам! — и «инструмент» был окончательно убран.

Бешеный лейтенант, едва остановленный спутником, его грозное, непонятное «не дай Бог!» и собственный страх заставили меда забыть про алчность.


84

Всю дорогу до крейсера Минош почти тащил лейтенанта на себе.

— Ну, командир, успокойся уже! — увещевал он. — Жизнь надо дальше жить, планы строить. Жизнь не заканчивается!

Кот молчал.

Его грызла совесть. Его грызло осознание того, что один из лучших людей, кого он знал, сильный и добродушный Тренг погиб по его вине. И он не мог придумать себе оправдания… да и не пытался. А холодное безразличие Тени, ее «я ждала, я надеялась…» только добавляло горечи.

Перед самым кораблем старпом крепко приложил лейтенанта к переборке.

— Соберись, командир! Вон, уже почти семь сотен человек тебя, твоей команды ждут! — в сердцах высказал он. — Что я тебя как новичка зеленого в чувство привожу?! У тебя боевых за полсотни, ты там такого уже насмотреться должен был!

И лейтенанта «прорвало».

— Понимаешь, Минош… Я говорил ему «сдвинься», говорил же! — глухо сказал Кот, глядя в корабельную переборку прямо перед собой. — Но не проконтролировал, нет… И он погиб, защищая меня… выполняя мой приказ… Прикрывая мне спину! Мой друг… Я помню его давно, с самого своего появления в этом мире. Он тогда постоянно мне что-то говорил, подсказывал, учил… И он же посоветовал мне как жить дальше… Потом наши дороги разошлись, а потом я снова его встретил. И он же подсказал ту схему, которая позволила бы мне не упасть в финансовую пропасть. А сейчас он там, мертвый… а мне теперь как-то с этим жить…

— Он солдат, Кот! Солдатом был, солдатом и умер! Умер, выполняя свой долг! — зло выговорил Минош. — Его больше не вернешь! Соберись, говорю тебе! Возьми себя в руки! Выпей, сходи к девкам, наконец! Полегчает! Точно тебе говорю!

— Хватит уже пить, — отвернулся Кот. — А девки… Не пойду я к ним. Когда спишь с женщиной, то оставляешь ей частичку себя, своей души. Я это чувствую. Не хочу по мелочам растрачиваться. Не буду!

— Да посмотри вокруг! Все так живут, все так делают! Даже имеющие пару, нет-нет, да и пробегутся «по красноте» или найдут «просто приключения»! — еще больше обозлился старпом. — Понимаешь?! Да у тебя гормональный дисбаланс начался! А ты все какими-то непонятными мерками меряешь!

— И ты? — взглянул на него Кот. — И ты от Ролиты бегаешь?

— Я?… — стушевался Минош. — Я — нет. Но мы с Ролли давно уже… Зачем они мне? Я… не хочу…

— Вот и я не хочу, — грустно улыбнулся Кот. — Только ты не хочешь, потому что у тебя Ролита, а я не хочу потому, что не хочу растрачиваться. Я цельный, и раздергиваться на кусочки не желаю. А те, кто «бегает»… Это слабые люди. В них самих чего-то не хватает, а они не знают чего именно. Вот и ищут…

Минош не нашелся, что ответить. Но и отказываться от своих мыслей о «профилактике» не захотел.

— Знаешь, командир, — после затянувшегося молчания сказал он, — тут тебя девчонка эта, штабная, все искала. Места себе не находила. Даже в медблоке, кажется, несколько раз ее видел… Сэтой зовут. Сходил бы ты к ней, что ли? Успокоил бы, поговорил. Может и полегчало бы…

— Сэта? Да, помню. — Кот прикрыл глаза. — Сейчас позвоню, скажу, что все хорошо…

— Нет! Ты сходи! — встряхнул его Минош. — Сходи, говорю! Не надо «звонить»!

— Думаешь? — приоткрыл глаза Кот.

— Уверен! — ответил Минош. — Иди! А я тебя провожу. Вижу, что не отошел еще толком после медиков и эсбэшников, можешь и не дойти…

В этот вечер лейтенант на корабль не вернулся.


85

— Здравствуйте, здравствуйте господин коммандер! — Свили, ураганом ворвавшись в кабинет коменданта, небрежным жестом выпустил из широких рукавов несколько камер, тотчас же разлетевшихся по разным углам помещения. — Меня зовут Свили! Я корреспондент канала «Первые новости»! Господин коммандер! Позвольте взять у вас интервью! Информация о том, как вы здесь, на окраинах нашей Федерации, успешно боретесь с пиратами, контрабандистами и работорговцами весьма заинтересовала нас! Для того, чтобы как можно подробней осветить происходящее, надо, так сказать, получать информацию непосредственно на месте! А у кого еще брать интервью, как не у коменданта? Кто лучше всех знает, что происходит на его территории? Конечно, комендант! И вот я здесь! Так что прошу, не отказывайте! Расскажите всем, как…

Свили говорил и говорил, говорил и говорил. Немного лести, «добавить значимости», показать важность… Этот прием работал, сработал он и сейчас. Флотский начальник заметно подобрел, и, вначале не очень охотно, а потом все с большей радостью, стал отвечать на многочисленные вопросы. Тем более что никаких секретов он не выдавал, а появиться в федеральной ленте новостей… О-о-о!

— …и в завершение нашего интервью, господин коммандер, хотел бы получить ваше разрешение пообщаться с тем лейтенантом, чья группа и осуществила захват. Насколько я знаю, под его командованием целый крейсер? — вроде как невзначай заметил Свили. — А если бы можно было получить разрешение… м-м-м… сходить с ними на вылет, в патруль, к примеру? Да! Это было бы очень и очень познавательно!

— Да, это вполне возможно. — Коммандер снисходительно улыбнулся желанию гражданского корреспондента. — Лейтенанта как раз вызывают в штаб округа. Пойдет он на своем корабле… а специально для вашего ознакомления с работой Флота получит задание вести патрулирование по маршруту движения.

— Спасибо! Спасибо, господин коммандер! — едва ли не растекся Свили. — Это будет очень, очень интересно! Будьте уверены, все это напрямую пойдет на рассмотрение главного редактора! Я, конечно, ничего не обещаю, но главный редактор заинтересован сделать целый цикл передач… и, уверен, съемки будут вестись здесь, у вас! Ну, не смею больше отнимать драгоценное время… А где я могу увидеть этот корабль?

— Крейсер «Дикарь» на… — коммандер дождался поступления данных, — на мачте третьего причала. Лейтенант в малом ангаре того же причала, проводит… проводит «церемонию прощания». Погиб у него кто-то.

— Спасибо, господин коммандер! Огромная моя благодарность! — поднялся Свили. — Мне пора! Благодарю за потраченное на меня время!

Щелкнув пальцами, он заставил камеры вернуться к нему обратно и спрятаться в рукавах. Свили не любил «обычные комбезы», предпочитая свободную одежду индивидуального покроя…

Выйдя из штаба, корреспондент согнал с лица улыбку.

— Все записал? — спросил он напарника, контролировавшего работу камер, и, дождавшись кивка, выплюнул. — Стирай, к хшарам! Более тупого идиота я в жизни не видел! Нас редактор с дерьмом за такие кадры сожрет! Хотя… подожди! Не надо стирать! Вдруг этот лейт еще большим идиотом окажется, так хоть разбавим хоть чем-то… Ладно! Пойдем в этот ангар. Давай-давай, живенько! Там собрание какое-то, вдруг что интересное появится…

Как они ни торопились, но успели только к самому концу. Свили даже поразился, как много подчиненных оказалось у этого лейтенанта! Люди, облаченные в бронескафы, стояли почти монолитной стеной, оставив только небольшие просветы. Вроде как «разделение команд». Это Свили понял сразу!

— Раз, два… — начал считать он. — Да выпускай ты уже дополнительных! — нетерпеливо обернулся он к напарнику. — …пять, шесть… Шесть команд! У него шесть кораблей, что ли?! А комендант всего про один крейсер говорил… Давай! Давай ближе подгоняй! Видишь, моих не хватает!

«Его» камеры давно уже порхали вдоль строя, снимая и общим, и крупным планом сосредоточенные лица людей и стоявшего напротив них лейтенанта.

— …и теперь мы прощаемся с ним, — говорил лейтенант. — Он, не думая, отдал жизнь за своего товарища, выкраденного работорговцами. Он стеной встал на их пути, погиб, но не дал уйти от возмездия. Среди нас много новичков, но я хочу, чтобы это услышали, чтобы это прочувствовали все: своих не бросаем! Это наш девиз! Это наш принцип! У нас будет только так! Своих не бросаем! Сейчас же… Мы прощаемся с Тренгом. Честь ему! — лейтенант приложил руку к груди, отдавая приветствие, и склонил голову.

Судя по всему, это было чем-то новеньким. Люди стали неуверенно переглядываться…

— Честь! Честь! Честь! — первыми сориентировались, видимо, «старички» или офицеры, знавшие своего командира лучше других и скопировав его позу.

Вслед за ними стали повторять остальные, и скоро весь строй стоял, склонив головы и отдавая последнюю дань уважения павшему.

— И еще! — выпрямился лейтенант. — Минош! Выйти из строя!

Из шеренги вышел человек, сделал несколько шагов и повернулся.

— Минош… ты был хорошим первым помощником. — Камера выхватила лицо вышедшего, на котором мелькнуло недоумение.

Обычно после таких слов следовало увольнение… Но человек моментально взял себя в руки, только стиснув зубы и окаменев лицом.

— Ты был хорошим первым помощником, — повторил лейтенант, — но на этой должности ты не на своем месте. Минош! «Зверь» — твой!

Вышедший из строя недоуменно повернулся к лейтенанту.

— Крейсер «Зверь» — твой. Ты теперь его капитан, — кивнул лейтенант. — Формируй команду. Но, пока ты еще не передал дела и обязанности, найди достойную замену тем, кого заберешь с собой. Поздравляю… капитан!

Сначала тихо и нерешительно, но с каждым мгновением все громче и громче, строй разразился приветственными криками.

— Вольно! Разойдись! — скомандовал лейтенант.

Строй рассыпался, какая-то группа кинулась восторженно поздравлять новоиспеченного капитана корабля.

— Господин лейтенант! Господин лейтенант! — Свили кинулся к уходящему. — Я корреспондент «Первых новостей»! Комендант сказал, что вы скоро вылетаете в штаб округа и что мы пойдем с вами!

Лейтенант повернулся, окинув неприязненным взглядом Свили и его сшитый на заказ, дорогущий даже с виду, «образ».

— Корреспондент? — прищурился он. — Комендант сказал? Да, я вылетаю. Завтра, в два часа. Но без официального и прямого приказа на борту моего корабля ноги постороннего не будет!

Резко кивнув, лейтенант развернулся, оставив о корреспондента обескураженно хлопать глазами. Так со Свили еще никто не обращался…


86

— Господин адмирал! Новые данные от дальников! — вытянулся адъютант.

— Выгружай, — махнул рукой командующий, — пока на мой личный терминал. Секретность, как всегда, «три плюса»?

— Так точно! — кивнул адъютант. — Как обычно, до прочтения стереть! — позволил он себе пошутить.

— Так! Капитан-коммандер! — беззлобно хлопнул по столу адмирал. — Ты мне тут шуточки эти прекращай! А то быстро обычным капитаном на калошу переведу…

Пройдя идентификацию и напрямую, через разъем, подключившись к терминалу, адмирал погрузился в сводку.

— Адъютант! Сбор штаба! — скомандовал адмирал через пару минут. — Немедленно!

— Так точно! — подтянулся адъютант.

Судя по тону адмирала флота, шутки закончились…

Через десяток минут экстренное совещание началось. Полученные от дальней разведки сведения не радовали.

— По имеющимся данным, противник стягивает силы к границам своей территории. Силы еще двух или трех флотов подходят непосредственно к границе, останавливаясь в двух-трех прыжках. — Хмуро говорил командующий, а на огромной стратегической карте меняли цвета целые области, над которыми появлялись новые значки и обозначения. — Похоже, готовится полномасштабная операция. Третий и пятый колониальные, действующие по существующему плану, могут попасть в мешок и быть уничтожены. Требуется корректировка плана. Приступайте. Немедленно!

Высшие офицеры прикрыли глаза, отправляя вводные своим отделам и группам. Предложения принимались, компоновались, отметались и корректировались, пока не был выработан окончательный вариант.

На помощь колониальным флотам, уже готовым к выходу, направлялся Второй Ударный, а ближе к границе передислоцировались еще четыре Флота. Адмиралтейство не могло допустить, чтобы у противника оказался численный перевес…


87

— Привет! Заходи. — Чмокнув в щеку, Сэта, в «домашнем халатике», отошла в сторону, пропуская Кота внутрь. — Извини, я не готова еще. Подождешь? — не дожидаясь ответа она упорхнула, но все же остановилась и обернулась, вопросительно взглянув на лейтенанта.

Он только молча кивнул. «Эти женщины неисправимы», подумал Кот, снимая ботинки.

— Проходи сюда, — раздался ее голос. — Тоник будешь?

— Буду, — ответил он, заходя.

Вчера Кот так и не понял, как они оказались в постели. Минош довел его до жилья девушки, надо заметить, состоявшего из двух помещений, и вполне комфортабельных… а сам быстро испарился. Они с Сэтой говорили, говорили, говорили… даже, вроде, что-то пили… Она оказалась хорошей собеседницей, умея промолчать, где надо, а где надо и вставить нужное слово. «Самое то» для убитого своими мыслями лейтенанта.

Утро они встретили вместе. Кот не был снобом, но то, что девчонка вытворяла ночью… Хотя почему «девчонка»? Вполне взрослая, знающая себе цену и ни капли не смущающаяся утром! Договорившись «вечером» сходить куда-нибудь, они разбежались по своим делам. И вот этот вечер настал…

— Где пропал? Иди сюда! — позвала Сэта.

Одно из помещений было шикарной спальней, второе что-то вроде рабочего зала с пищевым блоком. Сейчас девушка была именно в зале. Любуясь ее гибкой фигуркой, Кот сел на стул и приготовился ждать. Она, грациозно изогнувшись, что-то закладывала в пище. Ткнув пальцем кнопку включения, Сэта бросила на него короткий взгляд.

— Что ты так смотришь?

— Ничего. Просто смотрю, — ответил Кот.

И правильно, что он мог еще ответить? То, что во время ее перемещений короткий домашний халат приоткрывался, открывая взору то стройную ножку выше бедра, то часть аккуратного холмика груди? Или то, что невозможно было отвести взгляд от плавных изгибов ее фигуры?

— Ну… смотри! — хитро улыбнулась Сэта. — А я пока волосы просушу.

Кот, глядя на нее, задумался. От размышлений его отвлек мелодичный звонок блока.

— О, готово! — сказала она, закончившая сушку волос и вышедшая из ванной. — Ты какой тоник будешь? Черный? Зеленый?

— Черный. Большую кружку, — улыбнулся Кот.

— Хорошо, — ответила она и потянулась к верхней полке.

Короткий халатик задрался сильнее, открыв взору ноги выше середины бедра.

— Помоги! Видишь, дотянуться не могу!

Он встал, подошел к ней.

— Вон, там, — указала Сэта рукой на верхнюю полку, но в сторону не отошла.

Подойдя к ней вплотную, Кот дотянулся до кружки, слегка прижав ее бедра к столешнице.

— Ой! — оступилась девушка, и лейт подхватил ее свободной рукой, попавшей в вырез халата.

— Извини, — сказал было Кот, но она прижала его руку к себе и медленно опустилась с цыпочек.

Его ладонь ощутила упругий холмик… Сэта слегка сжала его ладонь своей. Кот почувствовал, что ее бедра, слегка покачиваясь, прижались к его паху. Так и не наполненная тоником кружка выскользнула из ослабевших пальцев и глухо ударилась о столешницу. Сэта аккуратно развязала пояс халатика и положила на свою грудь его вторую ладонь, не поворачиваясь, продолжая всем телом вжиматься в лейтенанта и откинув голову ему на плечо.

— Не торопись, — выдохнула девушка, повернувшись к лейтенанту лицом и положив руки ему на плечи.

— Хорошо, — хрипло ответил Кот, скользя руками по ее телу.

Она, прижавшись, закинула руки ему за шею и села на столешницу, откинувшись всем телом назад. Окончательно распахнувшийся халатик соскользнул с обнаженных плеч, оставив ее ослепительно обнаженной.

Лейт гладил ладонями ее тело, целовал ее шею легкими касаниями губ, спускаясь все ниже и ниже…

— Ох, — выдохнула она. — Ох… подожди… постой… — Сэта оттолкнула Кота и спрыгнула на пол. — Пойдем со мной! Пойдем!

Взяв его за руку, она потащила его за собой. В соседнюю комнату.

Толкнув лейта в сторону кровати, она нетерпеливо дернула застежки комбинезона.

— Подожди, — хрипло вздохнул Кот.

— Нет! Я сама! — Она резкими движениями содрала с него одежду.

Лейтенанту оставалось только переступить с ноги на ногу, окончательно освобождаясь от слетевшей с него одежды.

— Я хочу, чтобы ты все-все чувствовал, — она медленно опустилась вниз, — я хочу, чтобы ты все-все видел, — шептала она, склоняясь все ниже и ниже…

Так они никуда и не пошли.

— Знаешь, а ведь ты вернула меня к жизни, — задумчиво проговорил Кот, поглаживая округлое плечо. — Плохо мне было…

Они уже давно лежали на влажных простынях, отдыхая. Сэта, уютно устроившись на изгибе локтя Кота, тихо сопела в подмышку.

— Да? — сонно отозвалась она. — Угу… я рада…

— И никуда мы так и не сходили, — умиротворенно продолжил размышлять Кот, — а мне завтра на вылет. В штаб округа вызывают, туда два дня лету… Там еще неизвестно на сколько задержат, и два дня обратно… Мне, конечно, сегодня все очень понравилось, но свои обещания выполнять нужно!

— Вернешься — сходим. — Сэта закинула на него ногу. — Давай спать, а?

— Дождешься? — приподнял голову Кот.

— Дождусь, конечно! — девушка царапнула его ногтем. — Спи уже! Завтра на службу…


88

Мрргарх с показным равнодушием отвернулся от раздраженно шипевшей кошки.

— Поверниш-ш-сь! — потребовала та. — Мы не закончтш-ш-или!

— Закончили! — сказал, как отрезал, кошак. — На сегодня — все! Задание выполнено, ты три часа занималась со мной техническими вопросами, я три часа обучал тебя бою! Хватит с меня! Продолжим завтра.

Сайна ему нравилась. Даже не так, его просто тянуло как магнитом! Но… Кто она, и кто — он? Она дочь Матери, главы Найденных, а он… Он сейчас — никто. Позор своего рода, наплевавший на контракт и вдобавок потерявший твинка, ради которого и поставил на карту все…

Ему лучше равнодушно отвернуться. Так меньше боли. Уже пятую декаду они, сведенные случайным выбором, «были вместе», обучали друг друга тому, что знали лучше другого. Сайна «натаскивала» Мрргарха по технической части, а сам кошак «гонял» кошку на боевых тренировках.

— Ты не запомнил и трети того, чш-ш-што я тебе хотела дать! — прошипела ему в спину кошка. — И не смей меня игнорировать!

— А ты не освоила и пятой части того, чему я тебя учу! — резко обернулся Мрргарх, взглянул на кошку… и все же не удержался. — Дала бы ты мне другое — взял бы все, без остатка!

— Наглец! — зло сверкнула глазами кошка. — В круг!!

«Круг». Еще одно нововведение, привнесенное Найденными. У них было принято решать разногласия «в кругу»… по другому — на дуэли. И никто не выходил из круга без подпорченной шкурки!

Другое дело, что чаще всего после «круга» большинство разногласий казались настолько мелочными, что… Да, в общем-то, благодарен был Мрргарх за такое новшество. Сплетни и разговоры за его спиной, до этого бывшие частым явлением, быстро увяли, стоило всего несколько раз вызвать обидчиков. Все же он был одним из лучших ближников…

Кошак, зло посверкивая глазами, взъерошился. Вызван на бой… кошкой! Унижение? Она настолько ни во что его не ставит?!

На его стороне сила и опыт, на стороне Сайны — гибкость и изворотливость. И зачем он отчего-то щадил эту стерву в учебных схватках? Зачем давал ей ложную уверенность, что она «на уровне»?

Ближайший круг был совсем недалеко.

Мрргарх задумчиво провел выпущенным когтем по полосе остро отточенной стали. Оружие… Нет! Бой будет бе