КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Грезы. Один мужчина — два облика (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Олечка Миронова Грезы. Один мужчина — два облика

1

Солнечная система, Земля.

«Интересно, есть ли там жизнь?» — часто думала Катерина глядя на далекие звезды ночного неба.

Катя очень любила раздумывать над этим, она никак не могла прийти к какому-то определенному выводу — верить ей в неземную жизнь или нет. В большинстве случаев она все же сдавалась под доводами официальной науки, и, отходя от окна, засыпала с мыслями, что люди одиноки во вселенной.

И когда сегодня, она по обыкновению собиралась уже ложиться спать, вдруг увидела падающую звезду, та стремительно неслась на землю, сияя своими огнями. Зная о том, что люди из древне загадывали желания на упавшую звезду, Катя тоже загадала, произнеся его шёпотом:

— Если вы там, на других планетах тоже существуете, я хочу в этом убедиться лично.

Уже ложась в мягкую постель, девушка подумала: «Какая глупость, как какой-то камень из космоса может исполнить желания». Так с этими мыслями, Катя и уснула.

2

Чуть ранее, в другой галактике.

Сегодня утром Хьюберт получил задание отправится с проверкой в колонию на планете Салгора, они совсем недавно стали ее колонизировать и там было много проблем. Лететь ему совсем не хотелось, но выбора не было, начальство приказало — выполняй, на Бекденере Авторитарное правление.

Через час по межгалактическому времени, Хьюберт уже полностью собравшись, осматривал себя в голографическом экране, который выдавал полную его копию в три д объёме. Высокий, абсолютно гладкий, худой, с длинными тощими руками и продолговатой, как дыня головой, на которой были огромные глаза, размахивая руками голограмма ходила по комнате, представляя ему все ракурсы.

— Ой, все, собрался я уже. Исчезни. — приказал бекденерианец, и голограмма исчезла.

Хьюберт перед каждым путешествием себя так рассматривал, так как всегда был не доволен своей внешностью, он считал, что можно было бы быть еще более худым, так как именно это ценится в бекденерианцах, может, поэтому у него и не было до сих пор спутницы.

Сев в свой космический корабль, Хьюберт первым делом запросил у компьютера точный маршрут, он летел туда впервые и хотел наверняка знать, с чем может столкнуться в пути.

— Маршрут построен и абсолютно безопасен. — сказал приятный женский голос из динамиков.

— Какова протяженность маршрута? — спросил хозяин корабля.

— Вы пролетите через три галактики. — ответил все тот же голос.

— С ума сойти. Что ж вы не могли колонизировать планету поближе? — непонятно у кого спросил Хьюберт.

Бекденерианец потянулся, расправив кости перед долгим полетом, несмотря на космическую скорость, и нажал кнопку пуска двигателя. Хорошо, что они уже давно летали на белой энергии, если бы не это топливо, то еще пришлось бы несколько раз останавливаться на дозаправку, да и вообще не получилось бы летать на столь маленьком корабле. Раньше, они были большие, так как приходилось возить с собой топливо, и еще брать человека в помощники, что бы смотрел за кораблем, пока другой возиться с топливом.

Но к счастью для Хьюберта, это была проблемой дедов, когда он родился, мир уже изменился, и потому он всегда летал один, на своем собственном космическом корабле, который получил от правительства, когда поступил на службу.

Несколькими днями позже.

Хозяин корабля, и он же командир, спокойно спал в небольшой комнате, специально отведенной для этого. Внутри корабля использовалась искусственная гравитация, за счет которой в нем можно было чувствовать себя как дома.

Корабль неожиданно затрясло, его стало кренить то в одну сторону, то в другую, отчего Хьюберт проснулся. Он немедленно отправился в рубку, к пульту управления и самому большому иллюминатору на корабле, через который он увидел, что об борт бьются астероиды.

— Доложить обстановку. — скомандовал он компьютеру, садясь за штурвал.

— Мы вошли в пояс астероидов, который образовался за счет распада бывшей планеты солнечной системы — Фаэтон. — все тем же мелодичным голосом ответил компьютер.

— Пояс астероидов? Ты же говорил, что маршрут безопасен? — негодовал капитан, пытаясь увести корабль от ударов, впрочем, у него это мало получалось.

— Он безопасен, мы пролетим через пояс в течении тридцати минут. — ответил компьютер.

— Продержусь ли, эти тридцать минут? — спросил сам у себя бекденерианец.

На пульте управления горели множество лампочек, которые сигнализировали о больших неисправностях. А теперь еще и по правому боку сильно ударил крупный осколок, добавив разгерметизацию.

— Ближайшая планета пригодная для жизни? — спросил он у компьютера.

— Земля. — ответил искусственный интеллект.

— Прокладывай маршрут, будем садиться там. — приказал Хьюберт, он всегда говорил «мы», хоть и был на корабле один живой, просто привык считать свой корабль компаньоном, и сейчас он погибал.

Небольшой космический корабль входил в земную атмосферу, которая обжигала его корпус, отчего тот походил на горящий болид, который на планете земля привыкли называть «падающая звезда».

3

Утром Екатерина проснулась в плохом настроение, ночью ей снились кошмары, она, когда поздно ложиться, ей всегда сниться всякая чушь. Поэтому утром ее короткие рыжие волосы выглядели клочковатыми, а голубые глаза отекшими, разве что пухлые коралловые губы не пострадали.

— Дорогая, ты сегодня плохо выглядишь. — сказала бабушка, когда Катя садилась за стол.

— Да, знаю, плохо спалось. — честно призналась Катя.

— Опять небось на звезды смотрела? — сказала бабушка.

Не то, что бы она к этому негативно относилась, просто все подружки деревенские говорили ей, что, дескать, внучка странная, все в «звездах» летает.

— Бабуль, я совсем чуть-чуть. Неужели, тебе, не интересно, есть там кто или нет? — спрашивала каждый раз Катя бабушку, и та каждый раз отвечала:

— Не интересно, я и так знаю, нет там никого. Телевизор нужно смотреть, новости, а не всякие там глупости читать в этом. Вашем итенете.

— Интернете, бабуль, интернете. — исправляла бабушку Катя. — И ничего там не глупости, а рассказы очевидцев, как пришельцы прилетали.

— Единственное, что может к нам прилететь из космоса, так это метеорит. Вон вчера, какой падал, видела? — спросила бабушка.

— Видела. А ты что, тоже смотрела? — заинтересованно спросила внучка.

— Никуда я не смотрела, опару для пирожков ставила, ну и заметила краем глаза, как он в лес упал. — ответила бабушка.

— Сгорел, наверное, в атмосфере… — печально сказала Катя.

— Вот о чем ты думаешь? У всех уже внуки давно за муж по выходили, да по женились, а ты все звезды, метеориты. Сгорел не сгорел… Эх… — махнув рукой сказала бабуля и принялась делать пирожки.

— Успеется еще с этим, мне всего то двадцать, куда торопится? Мамка дома тоже самое говорит, я потому к тебе на выходные и приехала, так ты тоже начинаешь. Вот возьму в следующий раз, и вообще из деревни уеду. В город. Вот. — надув щёчки сказала Екатерина.

— А это правильно, может там себе, жениха найдешь, а то у нас в деревни-то и выбирать не с кого. Кто нормальный был, всех уже расхватали, остались одни или пьяницы, или лоботрясы… — затянула лекцию бабушка.

Катя быстро осушила кружку с чаем, взяла со стола горсть конфет, запихнув их в карман, и пошла прочь говоря на ходу:

— Я пойду прогуляюсь, сегодня погода хорошая, а то после завтра опять на работу.

Не дождавшись ответа бабушки, Катерина вышла на крыльцо, и взгляд невольно упал на лес, тот самый, куда вчера ночью падала звезда. Она оглядела себя: джинсовые шорты, футболка с коротким рукавом, совсем не для прогулки по утреннему лесу, но идти обратно в дом и слушать бабушкины причитания не хотелось, а потому взяв с крыльца шаль, она укрыла ей руки, а на ногах благо были кроссовки, а в них как известно пройдешь и огонь, и воду и медные трубы, чего уж говорить о лесе.

Катя уверенно зашагала по тропинке ведущий за деревню, она часто ходила по ней за грибами или ягодами, так как жила в соседней деревне с родителями, но почти все выходные проводила у бабушке, что бы той не было одиноко.

4

Когда корабль вошел в атмосферу, Хьюберт потерял сознание от перегрузки организма, он не был готов к такому, так как в обычной ситуации корабль оснащен защитой от перегрузок, но сейчас она не сработала от неисправности.

— Мы сели? — спросил он у компьютера, испытывая дезориентацию.

— Да, но посадка была аварийной. — из одного динамика раздался голос компьютера, второй динамик молчал.

— Повреждения. — сказал бекденерианец.

— Значительные. — ответил компьютер.

— Я и так вижу, что значительные. — сказал командир, видя расколовшуюся панель управления, разные обломки на полу. — Конкретнее.

— Их много. Корабль не может летать. — заключил искусственный интеллект.

— За-ши-би-сь. — по слогам проговорил Хьюберт. — Свяжи меня со штабом, мне нужно доложить о происшествие.

— Это невозможно, передатчик дальних волн поврежден. — мелодичный голос из динамика.

— Атмосфера? — приуныв спросил капитан.

— Пригодна для жизни. — сказал компьютер.

— Население? — продолжил задавать вопросы Хьюберт.

— Земляне. — ответил голос из динамиков.

— Развитие? — снова вопрос.

— Примитивные. — и снова ответ, а позже на мониторе включились картинки иллюстрирующие жизнь земли. — Земляне, еще молодая цивилизация, находиться в начале развития.

— Я смогу найти у них запчасти для ремонта корабля? — спросил капитан, в надежде на положительный ответ, ведь отрицательный означал бы. Что он проведет всю свою жизнь на этой планете, а худшего представить невозможно было.

— Да, сможете, но не конкретно те которые нужны, придется заменить простыми, их технологии не развиты. — проанализировав историю земли сказал компьютер.

— Значит мне нужно будет отправиться в их города. — заключил Хьюберт, к счастью для которого, он был метаморфозом.

Вообще-то для бекденерианцев эта способность была редкостью, но ему посчастливилось родится именно таким, а потому он мог моментально изменять свою внешность, становясь похожим на любую расу. Таких как он, как правило использовали как шпионов, что бы узнавать больше о своих соседях по вселенной. Но Хьюберт провалил экзамен, он плохо справляется с эмоциями, и когда они переполняют его, он вновь приобретает свой истинный облик.

Впрочем, он был даже рад, что не стал шпионом, у них слишком большая ответственность, и в случаи провала, слишком большие наказания.

Хьюберт вызвал голограмму, и стал подбирать себе внешность, основываясь на тех картинках, что показал ему компьютер. В итоге он выбрал молодого мужчину, около двадцати пяти лет, с каштановыми волосами, зелеными глазами и загорелой кожей. Из одежды он остановился на джинсах, рубашке и кроссовках, не забыл и о голове, нацепив шляпу. Когда образ был завершен, он мысленно заставил каждую клеточку своего тела изменится, и стать в точности похожим на голограмму, впрочем это было только тело, одежда появилась сама, у них давно существовала особая технология молекул, один и тот же комбинезон мог принимать любую форму, когда-то они придумали эту технологию для экономии ресурсов.

— Вот и ладненько. — сказал он сам себе.

Теперь оставалось только решить проблему языка, но и тут развитые технологии не прогадали, всем бекденерейцам еще в младенчестве вживляли чип в головной мозг, который автоматически мог переводить все языки, а его носитель говорить на всех языках занесенных в базу. Теперь только оставалось выяснить есть ли язык в базе, впрочем если нет, то это не страшно, он не собирается контактировать с примитивными людьми.

— Компьютер, язык землян есть в базе? — спросил он.

— Какой именно? — уточнил голос из динамика.

— Что значит, какой именно? Я же сказал, язык землян, или тебя тоже нехило шибануло при посадке. — рассмеялся Хьюберт.

— У землян много языков, в каждом уголке планеты говорят на своем. — мелодично ответил компьютер.

— Вот же недоразвитые, как можно на одной планете говорить на разных языках? — возмутился капитан. — Ладно, хоть какие-то есть?

— Да, некоторые есть, были изучены во время коротких контактов. Они занесены в базу. — снова тот же голос из динамиков.

Затем он взял свой коммуникатор, где компьютером уже был проложен маршрут до ближайших мест, где, по его мнению, могут находиться пригодные запчасти и элементы.

— Открыть шлюз. — приказал он компьютеру, и тут же послышался знакомый «писк» открывающегося шлюза.

Хьюберт подошел к выходу, и взглянув наружу просто обомлел, там все было зеленым. Не в смысле, что выкрашено в зеленый цвет, а там был лес, самый, что ни есть настоящий лес. Он незамедлительно достал коммуникатор и стал делать снимки, что бы потом показать их на родной планете.

— Обалдеть. — прошептал Хьюберт, ступая на землю.

На Бекденере уже много лет не было лесов, в процессе эволюции они все их уничтожили, и теперь могли видеть разве что в специальных учреждениях, где они росли за стеклом, в качестве музейного экспоната.

От чистейшего лесного воздуха, у него закружилась голова, очень трудно было справляться с нахлынувшими эмоциями. Спустя некоторое время, когда он справился с непривычной атмосферой, и смог адоптироваться под новые условия, и новое тело, он неспешна пошел вперед, пробираясь сквозь лесную чащу.

В скором времени он вышел на тропинку, по которой и зашагал навстречу новому миру.

5

Катя шла по тропинке, и думала о том, где бы мог быть этот метеорит. «Если он не сгорел в атмосфере, то должен был оставить обугленные деревья на земле, ну или как минимум воронку.» — думала про себя девушка. — «И идя по тропинке, навряд ли я на него наткнусь.»

Пройдя еще немного, Катя заметила, что навстречу ей по тропинке тоже кто-то идет, а присмотревшись была удивлена, парень явно был не из местных.

Хьюберт шел с детским восторгом разглядывал все, что попадало под его взгляд: деревья, насекомые, цветы, а потому идущую навстречу девушку не заметил, пока не столкнулся с ней.

— Местные. — широко улыбаясь сказал Хьюберт.

— Ну да, я живу в соседней деревне. — ответила девушка, совсем не подозревая, что парень в действительности имел в виду под этими словами.

— Ты женского пола. — все так же широко улыбаясь сказал парень.

— Да-а. — уже насторожившись, ответила девушка, при этом оглядывая себя, вдруг она и впрямь выглядит странно. — А вы, вот, явно не местный.

— Нет, не местный. А что, это так сильно заметно? — уже переставая улыбаться, и так же оглядывая себя, спросил Хьюберт.

— Ну да, сразу видно, что не деревенский, мы-то всех своих знаем. Из города? — спросила девушка, и пришелец, успокоившись выдохнул, поняв, что девушка имела в виду. А он-то решил, что чем-то выдал свое происхождение.

— Да-да, из города. — подтвердил парень.

— А вы тут давно гуляете? — спросила Екатерина.

— Можно и так сказать. — ответил парень.

— А вы тут метеорит не видели? — спросила девушка.

— Метеорит? — переспросил Хьюберт, дабы убедится, что правильно расслышал.

— Да, метеорит. Он сегодня ночью упал, а вы не видели? Прямо в лес падал, яркий такой. — пояснила девушка. — Я его вот ищу, думаю, может он не сгорел в атмосфере.

Хьюберт, будучи умным созданием, быстро сообразил, что девушка говорила о нем, точнее о его корабле, она видела его падение, но приняла за обычный метеорит.

— Нет, там точно не видел. — ответил парень, указывая в сторону своего корабля, что бы девушка не пошла туда искать. — Да и в другом месте, навряд ли найдешь, он наверняка сгорел.

— Меня Катя зовут. — сказала девушка.

— А меня Хьюберт. — ответил пришелец, решив что ничего страшного не произойдет, если скажет как его зовут.

— Ах… - вырвался у девушки восторженный возглас. — Никогда не слышала такого имени.

Хьюберт задумался, он не думал, что его имя будет столь странно звучать для землян.

— приятно было познакомится, но я наверное, пойду. — сказала Катя, и зашагала дальше по тропинке, решив еще немного погулять.

Хьюберт пошел свой дорогой, в том же направление, куда и собирался, довольно быстро позабыв о встрече с землянкой, он снова был захвачен природой.

6

Екатерина вернулась домой к бабушке к обеду, обсалютно недовольная прогулкой, метеорит не нашла, только комары искусали. Да еще эта странная встреча никак из головы не выходила, было что-то в ней не так, а что, она понять не могла. Сидя за столом, она очень медленно ела суп, отчего бабушка спросила:

— Что, все о звездах думаешь? Сколь ж можно…

— А? Нет. — ответила девушка. — Бабушка, а ты не помнишь, сегодня автобус из города к нам ходит?

— Нет, не ходит. — ответила бабуля.

— Точно? — уточнила девушка.

— Точно. Автобус ходит по вторникам и четвергам, а сегодня суббота. — ответила бабушка. — А ты чего спрашиваешь, в город собралась?

— Нет, Аня просила узнать. — соврала девушка.

После обеда Катя лежала в гамаке на улице, раз за разом в мелочах прокручивая в голове утреннею встречу, и ломая голову, что же не так.

— Парень из города, это ясно как день, но как он сегодня попал к нам, если автобуса не было? — спрашивала девушка сама себя, а затем сама себе отвечала. — Ну зачем обязательно автобус? Его ведь могли и на машине довезти.

Уже к полднику у Екатерины наступило мозговое истощение, но она нашла еще одну странность:

— У него не было вещей! — воскликнула девушка, и бабушка, что собирала огурцы с грядки, выпрямилась и посмотрела с непониманием на внучку, спросив:

— У кого не было вещей?

— А? — спросила Катя, не сразу поняв, что выкрикнула те слова в слух. — Да не у кого, бабуль, не у кого. Это я над ребусом думаю.

Бабушка махнула головой, дескать, вот молодежь нынче пошла, вечно не поймешь их. А Катя подумала про себя, что ребус действительно интересный попался. Если он действительно приехал из города, где его вещи, ну хоть малюсенькая сумочка, у него ничего не было, кроме какой-то штуки в руках, скорее всего мобильник неизвестной ей модели, городские они всегда поновее берут.

— Бабуль, я к Ане. — сказала Катя, и соскочив с гамака отправилась к подруге.

Аня была единственной подругой Кати, и знала все новости в деревни, а значит именно у нее и стоит спросить о городском.

Она застала подругу за ее излюбленном занятием, та плела себе колье из бисера, что бы выглядеть моднее.

— Анька, привет! — сказала Катя с порога.

— О, Катька, привет! Заходи. — ответила подружка.

Катя прошла в комнату, и села за стол, напротив увлеченной подруги, та уронив бисеринку, проговорила:

— Вот растяпа! Эх, ладно, говори с чем пришла, по делу или так?

— Можно сказать, что и по делу. — сказала Катя.

— Ну тогда слушаю. — отложив изделие в сторону сказала Аня.

— Ты не знаешь, к кому в деревне приехали гости на выходные? — спросила прямо Катя.

— Оппа, вот это вопрос. — произнесла Аня, а потом подумав добавила. — Да не к кому вроде.

— Вроде или точно? — серьёзно уточнила Катя.

— Точно. — твердо ответила Аня. — А почему ты спрашиваешь?

— Да утром случай один странный был. — задумавшись сказала Екатерина.

— Какой? — Ане стало любопытно, что скрывает подруга. — Давай рассказывай.

— Да рассказывать-то особо нечего, я утром пошла в лес искать упавший ночью метеорит, и на тропинке столкнулась с городским. — рассказала Катя.

— Парнем? — уточнила Аня.

— Ага. — кивнула в ответ подруга.

— Красивый? — не унималась Анна.

— Да, но странный. — все так же задумавшись говорила Катя.

— Чем? — Аня вошла в раж, разговоры о парнях были одними из ее любимых, даже несмотря на то, что сама она уже как год была за мужем за трактористом Ванькой.

— Я не знаю как тебе объяснить, просто понимаешь, странный и все. Одет смешно, не по нашему, а как в заграничных фильмах показывают, и мобилка у него какая-то странная тоже. — пыталась объяснить Катя подруге, что ее насторожило. — Да и имя у него странное, ну или он просто пошутил.

— Ого, да вы уже и познакомится успели? И как зовут? — с неподдельным интересом спросила Аня.

— Скажешь тоже, познакомится, просто перекинулись парой слов. Хьюберт. — ответила Катя.

— Обалдеть! Вот это имечко, ну точно под киношника косит, городские они все там ку-ку. — сказала Аня покрутя палец у виска. — Самого-то небось поди Петька или Степка зовут.

Катя рассмеялась, и подумала, что дескать как можно было быть такой дурой, она то и вправду поверила, что того Хьюбертом зовут.

— Ну и что, вы с ним теперь замутите? — спросила вдруг Аня, которая была в этом вопросе куда более сговорчивой, нежели Катя.

— Ты хоть думаешь что говоришь? Твоя учеба в городе определенно плохо на тебя повлияла. — сказала Катя, которая в вопросах взаимоотношения полов сильно отличалась от подруги.

— Да потому что живем тут в своем хуторе как в средневековье, увидели как целуешься с парнем, так все уже, бабки клеймо проститутки повесили. А в городе все совсем не так, так к этому давно свободно относятся, сходятся, расходятся, и никто между прочим, как ты свою «честь» до свадьбы не бережёт. Вот. — заключила Аня.

— Я жду своего единственного. — серьезно ответила Катя.

— До пенсии ждать будешь. — возразила Аня. — Ну так что, насчет моего вопроса?

— Я его больше не видела, и куда он пошел не знаю. Да и вообще, он не в моем вкусе. — почему-то покраснев, ответила Катя.

— Как была старой девой, так старой девой и останешься. — сказала Аня, и потеряв всякий интерес к подруге, вновь взялась за бисера плетение.

Катя, поняв, что дальше разговор не получится, пошла прочь из Анькиного дома. Она шла по дороге, и все думала, куда же действительно делся городской? Если он не к кому не приехал в деревню, то где он?

7

Хьюберт вышел в деревню, но она была безлюдной, ранним утром все были заняты домашними делами, а потому он прошел населенный пункт никем не замеченный. Он сделал несколько снимков домов, так как они были очень необычными для него, все из дерева, материала которого давно не было на Бекденере.

Он был поражён этой планетой, насколько тут еще все было первобытным, еще только начинало свое развитие, но было меж тем прекрасным. Планета, на которую он летел, тоже только начинала свое развитие, но там были другие условия, и атмосфера, а потому растения на ней не росли, но было много полезных ископаемых, из-за чего было принято решение колонизировать ее. А тут мир был совсем другим, миром отдыха, как он его про себя назвал.

Покинув деревню, Хьюберт вышел на асфальтированную дорогу, и согнулся на корточки, что бы пальцами потрогать асфальт.

— Автострада, только из очень плохого материала. — сказал он неизвестно кому, а потом пошел дальше.

Пройдя немного дальше, он увидел автомобиль, который проехав мимо него — остановился, а затем от-туда высунулся шофер, и спросил:

— В город идешь?

— Да. — сказал Хьюберт.

— Садись, подвезу, в ногах правды нет. — сказал водитель, и подумал, «вот деревенские, вечно разоденутся, как клоуны».

Хьюберт не задумываясь ни на миг пошел в автомобилю, правда возле него немного притормозил, рассматривая. На его планете, наземный транспорт уже давним-давно не использовали.

— Ну, че встал-то, поехали. Или что, машин раньше не видел? — захихикал водитель.

— Ну почему не видел, видел, на картинках. — проговорил тихо Хьюберт, но водитель его расслышал.

— Да, совсем смотрю деревни вымирают, раз вы там машины только на картинках видите. А у вас там, поди только трактора и комбайны? — спросил водитель.

— Ага. — решил согласиться пришелец, дабы не ляпнуть еще чего лишнего.

Машина отъехала, а Хьюберт думал, как же она на таком двигателе загрязняет такую прекрасную атмосферу, и хотел было уже высказать это в слух, но потом передумал.

— А я с дачи еду, летом живу там, а в выходные на базар мотаюсь, смотрю, парень идет, ну и думаю, что хорошего человека не взять. Да и мне не так скучно ехать будет, дорога-то неблизкая. — сообщил водитель. — Меня кстати. Вадим Петрович зовут.

— А я Х… — пришелец хотел назвать свое имя, но быстро вспомнил утренний разговор с девчонкой, и как та была удивлена его странным именем. — Дима. Хохлов Дима.

— Ну вот и познакомились. — ответил водитель.

Они ехали до города около полутора часов, а гость с другой планеты про себя возмущался, что за это время, можно было не то что на соседнюю планету слетать, но и в другую солнечную систему.

Когда они въехали в город, Вадим Петрович остановил машину на остановке, где Хьюберт и вышел, любезно поблагодарив водителя.

Хьюберт сверился с коммуникатором, маршрут был верным, и пошел дальше. Он искал яхт строительный завод, по информации компьютера некоторые запчасти могут быть использованы. Еще ему были нужны металлические листы, что бы залатать пробоины от астероидов, и кое что по мелочи. Начать он решил именно с яхт, так как от этих деталей зависела техническая часть, а именно сможет корабль летать или нет.

Он шел по городу и рассматривал дома, они были уже более похожими на те, что строят на его родной планете. Довольно быстро он дошел до завода, и остановился перед высоким забором и шлагбаумом.

К нему навстречу вышел охранник, и спросил:

— Здравствуйте! Что вам здесь нужно?

— Мне нужны кое какие делали. — сказал Хьюберт.

— Это тебе не магазин, тут ничего не продают. — сказал охранник.

Хьюберт с самого начала знал, что ничего не продают, и что добыть их будет сложно, но выбора у него не было.

— Да, конечно. Я пожалуй пойду. — сказал Хьюберт и пошел прочь.

Точнее он просто сделал вид, что пошел прочь, на самом деле, он лишь обогнул завод с другой стороны, где не было охраны. Он достал коммуникатор и подключился к камерам наблюдения завода, что не составила труда для его продвинутых технологий. Взломав систему слежения, он заменил запись в реальном времени, старыми записями, тем самым став невидимым для камер.

Следующая неприятность, которая ждала Хьюберта, это колючая проволока на всей протяженности забора.

— Да что б тебя… — выругался пришелец, который рассчитывал просто перемахнуть через забор.

Но так как эта задумка оказалась провальной, он стал искать другие пути, ибо мгновенной регенерацией он не обладал.

Передумав множество вариантов, он пришел к выводу, что ему придется все же решать проблему с ненавистной проволокой.

— Ну, что за дикий народ? — говорил он сам себе, а потом добавлял мысленно: «но зато эффективный метод, а будь тут какая-нибудь охранная кибернетическая ловушка, я бы ее просто взломал».

Так как проволока была довольно толстой, обычными щипчиками было ее не перекусить, а идти искать какой-нибудь инструмент побольше, еще и подключать к электропитанию было рискованно, и самое простое, что он смог придумать, это одеяло.

Да-да, самое что ни на есть просто одеяло, которым укрываются на ночь, он решил, что просто накинет его на шипы и перелезет, место тут безлюдное, а камеры не увидят.

Добыв одеяло в ближайшем супермаркете, которое он к слову добросовестно купил, расплатившись сенсорно с коммуникатора, который автоматически перевел его родную валюту в местные земные рубли, и с чистой совестью возвращался к запримеченному место проникновения.

Он свернул одеяло в несколько слоев и закинул на проволоку, та зацепившись за шипы, надежно прикрепилась, и Хьюберт довольный собой, стал перелазить через забор.

Оказавшись на территории завода, он проверил карту объекта, и выбрав нужное здание пошел к нему, не забывая оглядываться, ибо того что узреть его могут земляне никто не отменял.

К счастью, он без проблем добрался до склада, и более того, тут ему снова улыбнулась удача, замок оказался цифровым, и он без проблем взломал его код, после чего проник внутрь.

А вот тут начиналась настоящая головоломка, ибо класть все на свои места земляне не умели, и на складу творился настоящий хаос.

— Твою ж галактику… — выругался пришелец. — Да я тут год буду искать и ничего не найду.

Но делать было нечего и ему пришлось идти в самую гущу этого хаоса и лично смотреть каждую детальку сверяясь с компьютером. И чего он только не нашел: винты, леера, флагштоки, различная фурнитура, пока не нашел нужные ему. И когда все необходимое было собрано, это оказалась довольно не маленькая «кучка», которую ему было совсем некуда положить. Но и тут спасибо хаотичности землян, так как все в этой же неразберихи он нашел сумку, куда в последствии и сложил все свои запчасти, прихватив с собой еще и отвертку на память.

Обратно он так же незаметно вернулся к заботу, и уже был на другой его стороне когда услышал голос охранника, который заметил одеяло, а потому Хьюберт быстро ретировался, так и будучи не замеченным.

Перейдя город, он вернулся к той самой остановке, на которой утром его высадил Вадим Петрович, и сел на лавку. Было уже далеко за полдень и ему хотелось кушать, но с собой он не взял еды, да и утром не поел будучи весь на нервах.

Неподалеку от остановки был ларек с выпечкой, и пришелец пошел к нему. Подойдя ближе он был ошеломлен исходящим запахом, таким манящим, таким необычным.

— Здравствуйте, чего изволите? — спросила продавщица. — Может булочек с маком? Или круасаны со сгущенкой? Ватрушки с творогом свежие, сегодня утром привозили. — начала нахваливать свой товар продавщица.

— А, давайте все, что вы перечислили. — улыбаясь сказал Хьюберт, которому эти названия ни о чем не говорили.

— Может, еще пампушку с джемом? — кладя все в пакет спросила женщина.

— Можно. — согласился пришелец.

Продавщица довольная собой положила еще и кренделек, а Хьюберт так же дистанционно расплатился, и пошел вновь на остановку. Там развернул булочку с маком, и понюхал ее, она пахла ванилином, и необычным для него запахом выпечки. На его планете уже давно не было такой пищи, они питались специальными порошками, которые разводили в воде.

С осторожностью он откусил кусочек, и его рецепторы испытали до селе невиданную феерию вкуса. Это было фантастически вкусно, сладко, ароматно, ему казалось, что ничего вкуснее он в жизни не ел.

Так он и сидел на лавочке кушая выпечку, когда рядом с ним остановилась машина, а из окошка высунулась уже привычная голова Вадима Петровича:

— Ну что, обратно в деревню? — спросил он.

— Да-а. — невнятно ответил Хьюберт, так как рот был набит.

— А что сидишь тогда? Садись давай. — сказал шофер, и пришелец быстро подчинился.

— А я вот продуктов закупил, и тоже обратно еду, смотрю, опять ты сидишь. — заговорил Вадим Петрович, а затем взглянув на тяжёлую сумку с какими-то деталями, спросил. — А ты смотрю тоже по делам в город мотался?

— Да. — ответил Хьюберт, и быстро вспомнив их первое путешествие добавил. — Трактор сломался.

— Ааа… — протянул водитель. — Ну, это бывает, моя ласточка тоже часто ломается.

Так они ехали, болтая ни о чем и обо всем одновременно, а Хьюберт все больше и больше узнавал о планете Земля.

8

Катя сидела на лавочке и щелкала семечки, когда к ней прибежала запыхавшаяся Аня.

— Видела. — сказала Аня плюхнувшись на лавку. — Ви-де-ла.

— Кого? Или что? — не понимала Катя.

— Ой, какая же ты вечно тормознутая. — зафыркала Аня. — Твоего утреннего красавчика видела, а кого же еще.

— Где? — у Кати аж кулек с семечками выпал из рук.

— В деревне. Шел с сумкой мимо дома по тропинке, так по ней и пошел дальше в лес, я проследила. Ну он секси конечно. — заключила подруга.

— В смысле в лес? — спросила ошеломленная Катя.

— В прямом, а какой здесь еще может быть смысл? Прошел через всю деревню и потопал себе дальше по тропинке, а она как тебе известно идет в лес, там и заканчивается. — сказала Аня. — Ох, с таким бы, да на сеновал…

— Да погади ты со своим сеновалом, что ты сейчас сказала? Тропинка заканчивается в лесу, то есть она никуда не выводит? В другую деревню, или… — спрашивала Екатерина.

— Да какая другая деревня? Она идет до середины леса, и заканчивается, чисто по грибы да ягоды сходить. — сказала Аня. — Ну лан, пойду я, а то корову еще доить.

Аня ушла, а Катя так и осталась сидеть в полном непонимании. Она никогда не думала о том, что тропинка идет в никуда, она то просто по ней никогда далеко не ходила, в глубь, только по краю, и возвращалась обратно, так как в глубине живут медведи.

А теперь получалось, если тропинка никуда не идет, то парень шел из неоткуда. Городской парень в лесу, без вещей, шел из неоткуда. А теперь наоборот, с сумкой шел обратно в лес. Бред какой-то, вот есть, самый что ни есть настоящий бред. Еще он явно не хотел, что бы она искала метеорит в лесу, потому что, наверное, сам там что-то скрывает.

Катя сидела, думала и думала над всем, и в итоге вопросов стало еще больше. В результате, она не придумала ничего лучше, кроме как отправится в лес, на поиски незнакомца. Она быстро переоделась, собрала рюкзак, взяв фонарик, несколько бутербродов, теплую кофту и дождевик. Бабушке сказала, что идет к Ане, и будет у нее ночевать, так как ее муж сегодня с мужиками уходит на ночную рыбалку. Бабушка поохав, что знает она ту рыбалку, пропьют у реки до утра, да придут на следующий день к вечеру, дед всегда так ходил.

Катя же решительно шагала по тропинке, она была твердо намеренна узнать, что этот чужак делает в их лесу. Когда она подошла к тому месту, где столкнулась с ним, стала внимательнее смотреть по сторонам, теперь он мог быть где угодно, и незаметно для себя, она поняла, что еще утром было странного. Парень просто налетел на нее, не заметив, так как смотрел на деревья, как будто бы видел их впервые.

Еще один бред, подумала девушка, как можно видеть деревья впервые, ну хорошо, пусть городской, но ведь там огромные парки, она видела, когда ездила на экскурсию еще в школе. А этот смотрел на них с таким удивлением, и восхищением? Мысли шли в голову одна за другой, Катя даже не успевала за ними.

Пройдя еще немного, она увидела смятую траву с левой стороны тропинки, и поломанные ветки деревьев, как будто кто-то шел через них, свернув с тропинки. Этот кто-то был явно больших размеров, а значит тут одно из двух: или этот тот самый городской, или медведь. Лучший способ узнать, проверить, и катя пошла по следу сломанных веток.

Идти было плохо, место дикое, ягод тут не было, а потому никто не ходил, и жагала росла большая, даже через джинсы жалила ноги, репейник прилип на кофту, комары пищали над ухом, а в волосах путались ветки.

— И для полного «счастья», сейчас окажется, что это был медведь. — бубнила себе под нос Катя, но с намеченного пути не сворачивала.

9

Хьюберт вернулся к себе на корабль, и при помощи компьютерных инструкций занялся ремонтом. Ремонт, это как раз была его специальность, он летал по колониям, и проверял работу всех систем, и если что-то работало с перебоями, исправлял это, поэтому починить корабль для него было не трудно.

У него из головы никак не выходила та утренняя встреча с девчонкой в лесу. В человеческой особи было что-то манящие, раз за разом он вспоминал ее, проговорил даже имя: «Катя», и подумал, что на его планете нет таких коротких имен. Ему было даже немного грустно оттого, что он больше ее не увидит.

Он менял деталь двигателя, когда услышал шорох в деревьях, хорошо не успел завести для проверки, тогда бы не услышал. Он осторожно отошел за корабль, и стал смотреть в ту сторону, от куда доносились звуки. Включив коммуникатор, он быстро просканировал место, и увидел на тепловизоре фигуру, явно принадлежащее человеку, а не животному.

Через пару минут из-за деревьев вышла девушка, она стояла с разинутым от удивления, и смотрела на корабль.

— Только этого мне не хватало. — проговорил сам себе пришелец.

Хьюберт вышел из-за корабля, и пошел к девушке, которая уже довольно близко подошла к кораблю, и быстро узнал в ней Катю.

— Что ты здесь делаешь? — спросил он.

— Так значит, это был не метеорит, а военный самолет? — вопросом на вопрос ответила Катя.

— Что? Не понял. — честно ответил Хьюберт.

— Ночью упал не метеорит, а военный самолет. Или… — девушка задумалась на мгновение, и добавила. — Или корабль инопланетян.

— Догадалась таки. — пробубнил Хьюберт.

— А ты значит его нашел, и решил, что вся слава открытия внеземных цивилизаций достанется тебе одному? Поэтому и не хотел, что бы я искала метеорит. — затараторила Катя.

— Что значит нашел? Я на нем прилетел. — возмутился Хьюберт.

— Чего? Совсем крыша поехала. — театрально кидая взгляд на макушки деревьев сказала девушка. — А гуманоиды, они там внутри?

— Какие еще гуманоиды? Какая крыша? Я же сказал, что это я на нем вчера упал с неба, так как попал в астероидное кольцо, и ваша планета была ближайшей с подходящей атмосферой, вот и пришлось на нее аварийно садиться. — как на духу сказал Хьюберт.

— Ха-ха! Чем докажешь, пришелец недоделанный? — рассмеялась девушка, и своим недоверием сильно взбесила бекденерианца, отчего тот мгновенно сменил облик на свой родной.

— Ма-ма… — сказала девушка, и упала в обморок, но не ударилась, к счастью Хьюберт успел ее подхватить.

10

Екатерина очнулась на борту космического корабля, куда ее принес Хьюберт, так как на улице уже стемнело, и было не безопасно. Впрочем, основной целью было обезопасить не девушку, а от девушки, дабы та не сбежала, когда придет в себя.

— Вы меня убьете? — спросила Катя.

— Зачем? — спросил пришелец.

— Я тебя видела, и могу рассказать об этом. — сказала Катя.

— И что? Мне достаточно продержать тебя здесь до окончания ремонта моего корабля, и ты будешь свободна. Тебе никто не поверит, а доказать ты ничего не сможешь, так как я уже улечу. И максимум, что ты себе получишь, так это казенное учреждение, в виде психиатрической клиники. — сказал Хьюберт.

— Значит я ваша пленница? — уточнила девушка.

— Да. Тебе запрещается покидать корабль. — а затем немного подумав Хьюберт добавил. — впрочем, я готов дать тебе больше свободы, можешь выходить в лес, но не дальше ста метров от корабля.

Сказав это, он надел на руку девушки браслет, который засветился зеленым, Катя с удивлением посмотрела на него, но не успела спросить зачем он, Хьюберт объяснил сам:

— Он будет отслеживать расстояние, когда он зеленый, ты можешь ходить свободно, а когда станет красным, ты не сможешь пойти дальше.

— И что меня остановит? — спросила Катя.

— Мощнейший импульс электротока. — пояснил пришелец.

— И надолго я привязана к тебе? — уточнила девушка.

— На пару земных дней. Как только разберусь с повреждениями я покину планету, и браслет перестанет работать, ты сможешь уйти. — спокойно сказал Хьюберт.

Ему даже понравилось что девушка пришла, ему хотелось побыть в ее обществе. Он никогда не видел раньше жителей земли, и уж тем более не общался с их представительницами женского пола. Ему стало интересно, какие они, землянки, чем отличаются от бектенерианок.

— Меня будут искать. — сказала Катя.

— А кто-то знает, о том, что ты пошла сюда? — спросил Хьюберт.

— Нет. — честно ответила Катя.

— Тогда почему тебя должны искать именно здесь? — с хитрой улыбкой спросил представитель другой цивилизации.

— Вот ведь влипла. — пробубнила Катя.

— Воспринимай это как небольшое путешествие. — сказал пришелец.

— Значит, вы можете выглядеть как мы? И любой из нас, может на проверку оказаться пришельцем с другой планеты? Так вот почему вас никто не может найти. — Катя озвучила в слух свои мысли.

— Ах-ха. — рассмеялся Хьюберт. — Во вселенной тысячи обитаемых планет, и сотни рас, которые выглядят по разному, и лишь некоторые из них имеют способности к метаморфозу.

— Чему? — девушка не поняла, услышав не знакомое слово.

— Ну если проще, то способность изменять свой облик, подстраиваться под обстоятельства. Эта особенность была выработана долгим процессом эволюции. — объяснил внеземной парень.

— И часто вы посещаете нас? — девушка решила узнать как можно больше, пусть ей потом никто не поверит, зато она сама будет знать.

— Нет, на вашей планете мы были всего несколько раз, и то с чисто с экскурсионной точки зрения. — сказал пришелец, а после увидев непонимание на лице девушки, добавил. — мы цивилизованно сотрудничаем между планетами, а с вами это сделать невозможно, вы еще слишком примитивные.

— Ты хочешь сказать, что мы пещерные люди? — надув губки фыркнула девушка.

— Ну, типа того. — ответил Хьюберт. — Но это не так уж и плохо. Моя планета опережает вашу в своем развитие на несколько веков, но при этом мы потеряли связь с природой, у нас ее больше нет. Только огромные высотки, звездолеты и компьютеры, а у вас тут красиво, все зеленое, есть насекомые, мы же на это можем смотреть лишь в музее.

— Как вы живете без лесов? — вытаращив глаза, спросила Катя.

— Просто, мы другой жизни не знаем, они исчезли несколько сотен лет назад. Когда идешь вперед за технологичным прогрессом, всегда приходится чем-то жертвовать. — грустно сказал Хьюберт.

Сегодняшнем днем, он так больше и не занимался кораблем, а отвечал на многочисленные Катины вопросы, рассказывал о своей родной планете Бекденере.

Кати уже было совсем не страшно, скорее наоборот, ей даже понравилось быть его пленницей, всего за несколько часов она столько узнала о других мирах, сколько не знала за всю свою жизнь.

Через пару часов девушка проголодалась и полезла в рюкзак за бутербродами, которые с интересом рассматривал пришелец, ему была очень интересна земная еда. Если булочку он уже попробовал, то колбаса и сыр были для него в новинку, и ему ничего не оставалось, как выменять Катин перекус на свою пищу. Предложение обмена девушка быстро приняла, так как ей было все интересно, и возможность попробовать космическую еду она не упустит.

11

Ближе к ночи, когда стемнело, Хьюберт включил ночное освещение, которое было очень романтичным, по мнению Кати. Все внутри корабля приобрело другие очертания, и теперь выглядело более мило. Приглушенное свечение напоминало толи свет луны, толи свечей на столе, но так или иначе взгляд Кати стал все чаще и чаще падать на губы Хьюберта.

И чем дальше шло время, тем больше ей хотелось поцеловать пришельца, спустя некоторое время это навязчивое желание уже совсем не давало ей покоя, она больше не о чем другом и думать не могла.

— Да что ж такое со мной происходит? — сама себя спрашивала девушка, когда вышла на улицу, что бы легкий лесной ветерок вернул ей способность здраво мыслить.

Постаяв минут пять на улице, Катя вернулась на корабль, и когда она заходила в рубку управления, где все это время и просидела, она столкнулась с выходящим от туда Хьюбертом, да так, что их губы оказались рядом на одном уровне.

Екатерина больше была не в силах противостоять своему порыву, и будучи скромной деревенской девушкой, которая никогда раньше толком даже нормально не целовалась, сейчас она с жадным поцелуем набросилась на Хьюберта.

Представитель другой расы оторопел от неожиданности, но на поцелуй ответил, у него и самого проскакивала мысль, какого это, с землянкой. Бекденерианец не отличался особой скромностью, у него не единожды в постели побывали женщины, но исключительно только бекденерианки. Он раньше никогда даже не задумывался о том, что бы слиться с представительницей другой расы.

Поцелуй вышел довольно страстным, и если следовать логике, получил ожидаемое продолжение. Хьюберт обнял девушку, и целуя ее, стал руками забираться под ее футболку, пальцами скользить по спине, от чего у девушки вырвался стон наслаждения. Он стянул с нее футболку, потянулся к бретелькам бюстгальтера, и резким движение сорвал его с нее.

Катя неумело расстёгивала пуговицы его рубашки, и он, поняв, что у нее плохо выходит, снял ее с себя сам. Нежные пальчики скользили по мускулистой груди парня, девушка впервые позволила себе так сорваться, ее щеки пылали от стыда, но она не хотела останавливаться.

Когда Хьюберт принялся ласкать ее молодую упругую девичью грудь, она вновь непроизвольно издала стон, и в этот момент к ней на мгновение вернулась способность здраво мыслить.

— Может не стоит, ты ведь гуманоид… — сказала Катя.

— Но ведь сейчас я выгляжу как люди. Ну если логично размышлять, то для меня ты гуманоид. — улыбаясь и часто дыша сказал ей на ушко Хьюберт.

— Ммм… — простонала девушка, когда его рука опустилась вниз, в ее джинсы, а затем и вовсе забралась в ее трусики.

В деревне Катя прослыла как самая ответственная, целомудренная и завидная невеста, и вот сейчас вся репутация летела в тар-тарары. Но ей было все равно, она всю жизнь гадала, есть ли жизнь на других далеких планетах, и ждала своего единственного принца, и сейчас ей казалось, что она его нашла. Нашла именно на той самой далекой планете, он был для нее одновременно самым любимым мужчиной, ибо она влюбилась в него с первого взгляда, только признавать это не хотела, и доказательством того, что жизнь во вселенной многогранна и бесконечна. А потому она без колебаний решила, что именно ему и быть ее первым мужчиной, а потом пусть будет, что будет.

Хьюберт еще никогда и никого так не хотел, как эту земную девушку, а потому с трудом сдерживал себя, ему хотелось в первую очередь доставить удовольствие ей. И ему это удалась, Екатерина наконец поняла, ощутило все то, о чем ей так часто говорила подруга Анька.

И когда все закончилось, за иллюминатором уже светало, и люди просыпались, что бы начать новый день, а они же наоборот, обессиленные наконец-то уснули.

12

Только к полудню Катя проснулась, по-прежнему находясь в объятиях Хьюберта, и ее мгновенно охватил стыд за все то, что было между ними.

— Ой, мамочки, что же теперь будет… — прошептала Катя.

Девушка осторожно выбралась из-под обнимающей ее руки Хьюберта, и пошла к рубке, где валялась ее одежды. Идя голой по космическому кораблю, она чувствовала себя совсем беспомощной, но стоило ей одеться, и это чувство прошло.

Она вышла на улицу, солнце уже было высоко, и голод давал знать о себе урчанием в животе. Еще в голову лезли мысли о том, что бабушка наверное уже волнуется, но она успокаивала себя тем, что она пленница, и ничего не может изменить.

— Тоже мне пленница, смотри правде в глаза, отдаваться ему без памяти тебя никто не заставлял. Бабушка там волнуется, небось уже всю деревню обежала, а у нее спина больная, пока ты тут развратничаешь. — говорил ей внутренний голос, и она заплакала, настолько тошно и противно стало.

Хьюберт неслышно подошел сзади, и смотрел на плачущую девушку, он так же ощутил укол совести, за то, что соблазнил ее, такую хрупкую, такую невинную…

— Ты можешь идти. — сказал Хьюберт, снимая браслет с руки девушки.

— Что? — спросила Катя, утирая слезы.

— Я сказал, что ты свободна, иди. — сказал пришелец, и видя что девушка медлит, накричал на нее. — Пошла вон! Уходи!

Катя быстро соскочила, и побежала прочь, в лес, к тропинке, подальше от разъярённого гостя из космоса.

А Хьюберт так и остался стоять, он еще долго потом смотрел в след убегающий девушки, ему не хотелось, что бы она уходила, но одновременно с этим, ему не хотелось причинять ей боль, он в первые в жизни влюбился. Влюбился по-настоящему, так, что за ее слезинку готов был оставить ее навсегда, его сердце разрывалось, и не важно в каком обличие.

13

Катя прибежала домой к бабушке вся заплаканная, упала ничком на кровать, и заревела еще больше. Бабушка бросила тесто, и стала расспрашивать:

— Что случилось? С Анечкой поругались?

— Нет. — сквозь слезы сказала Катя, а потом добавила. — Я метеорит нашла.

— Вот дуреха, и из-за этого так реветь? Я думала и вправду что случилось. — забубнила бабушка.

— Случилось. Я влю-бии-лась. — еще громче заревела Катя.

— А ревешь тогда чего? — опять спросила бабушка.

— Он меня прогнал. — сотрясаясь от слез проговорила Катя.

— Ну и что, что прогнал? — театрально спросила бабушка.

— Ну как что? Как же ты не понимаешь, он меня не любит. — развернувшись лицом к бабушке сказала Катя.

— То, что прогнал, еще не значит, что не любит. Иногда нас отталкивают, потому, что боятся нас. Боятся, что они хуже нас, боятся, что нам будет плохо с ними, да много почему. — сказала бабушка.

Катя стала думать над словами бабушки, может она и права конечно, он ведь прогнал ее когда она плакала, а ночью наоборот был очень нежен. Но вдруг заревела пуще прежнего.

— Ну а теперь-то что? — спросила бабуля.

— Он уезжает сегодня, или завтра. Навсегда. — еле выговорила сквозь слезы Катя.

— А чего тогда ты здесь сидишь и ревешь? Иди пока не уехал, потом локти будешь кусать. — сказала бабушка. — Если бы я так сидела и ревела, то не было бы у тебя дедушки.

Катя перестала плакать, и теперь уже просто смотрела в одну точку, а затем резко соскочила, и, схватив сумку, быстро побросала в нее некоторые свои вещи. Девушка остановилась напротив бабушки, и крепко обняла ее.

— Ну что ты, как будто в последний раз видимся. — пробубнила бабушка, обнимая внучку.

— Скажи маме, что у меня все хорошо. — сказала Катя, хотя знала, что мать даже далеко не сразу заметит ее отсутствие.

— Ну все, беги давай, а то опоздаешь, и принц твой уедет без тебя. — сказа бабушка, которая искренне желала внучке счастья, и понятия не имела, что Катя собралась совсем не в соседнюю деревню, и даже не в соседний город.

Знала бы бабушка правду, она наверное заперла бы внучку на семеро замков, и как говорится, без сладкого. Но она ничего не знала, а потому со спокойным сердцем отпустила ту. А Катя с чистой совестью, шла навстречу своей судьбе.

14

После ухода Кати, Хьюберт решил, что не будет затягивать с ремонтом, и отправился на поиски металла, что бы залатать пробоины. Ремонт двигателя он так же завершил довольно быстро, все добытые им запчасти идеально подошли, и корабль был на ходу.

Хьюберт завершил ремонт своего звездолета, и решил не на минуту не задерживаться на этой планете, слишком многое она всколыхнула в его сердце.

Он уже проверил двигатели, системы — все отлично работало, и вышел в последний раз на улицу, что бы навсегда сохранить в памяти такой чистый, зеленый лес. Он обошел вокруг корабля, убрав поломанные деревья, которые помещают взлететь. Пришелец уже развернулся и стремительно пошел в корабль, когда услышал за спиной:

— Стой!

— Стой! — кричала Катя, и когда увидела, что он обернулся, перестала бежать, и пошла не спеша, страх закрался в ее голове, но сердце по прежнему было решительно.

— Катя? Что ты здесь делаешь? — спросил Хьюберт, который пошел ей на встречу.

— Ты уже улетаешь? — спросила Катя.

— Мне больше нечего делать на твоей плате. — сказал Хьюберт, а потом неожиданно для себя добавил. — Хочешь полететь со мной?

— Да! — радостно ответила Катя.

— А как же твоя бабушка, она ведь будет тебя искать? — спросил Хьюберт, вспомнив слезы девушки.

— Нет, не будет, я ее предупредила что уеду. — улыбаясь сказала Катя.

— Даже не хочу знать, что ты ей сказала. — рассмеялся пришелец.

Хьюберт радостно обнял девушку, и признался ей, что безумно в нее влюблен, и она была на седьмом небе от счастья. Она была любима, и это было главное, а то, что на другой планете, и с непонятным каким-то бекденерианцем — не важно.

— Ну что, полетели? — еще раз спросил Хьюберт.

— Да! — вновь повторила свой ответ девушка, и они поднялись на корабль.

Пролог 

Прежде чем загадать желание на падающую звезду, подумайте дважды, ибо они порой сбываются совсем не так, как рассчитываем мы.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • Пролог 



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики