Академия магии. Начало. (fb2)


Настройки текста:




Пролог

Древний замок окутала тишина. Он словно чувствовал приближение чего-то недоброго, рокового. И только тихий женский шепот, и отвечающий ей скрипучий голос, нарушали атмосферу неизбежности. Духи были в гневе. Как посмели они нарушить древний завет молчания при приближении рока? Когда все живое ждет появления великих судей? Но казалось, им не было дела до гнева древних, давно ушедших за грань.

Скрипучий голос древней старухи произнес:

— Так надо, Ирма. Сама знаешь, так лучше будет. Девочке здесь не выжить.

В глазах молодой красивой женщины застыла горечь и обреченность:

— Я не могу ее отдать, как ты не понимаешь? Она все, что у меня осталось…

Старуха сварливо, едва не брызжа слюной заговорила:

— Раньше нужно было думать, когда против воли рода шла. На что надеялась? Что примут бастарда? Глупая девка, сама себе приговор подписала. Судьи уже идут, ты слышишь… Быстрее думай, а то и дитя с собой потянешь.

Словно почувствовав, что говорят о нем, маленький сверток зашевелился и тоненько пискнул. Женщина посмотрела на сокровище в своих руках, такая маленькая, беззащитная, нежная. Единственное напоминание о ее грехе и любви. Как же отдать тебя? Кто же тебя защитит лучше матери?

А вредная бабка все говорила и говорила:

— Если не будешь дурой, то увидитесь с ней снова. Сейчас метку поставим, и сможешь ее призвать назад в этот мир, когда подойдет время.

Женщина встрепенулась, в ее глазах еще недавно пустых, вспыхнула надежда:

— Когда?

Карга скрипуче рассмеялась:

— Во время кровавой луны.

Молодая мать, еще недавно окрыленная надеждой, сникла:

— Ведь это только через четверть века.

— Зато она будет жива…

Больше не слушая возражений, она выхватила сверток из обессиленных рук, в ее руках сверкнул кинжал. Почувствовав опасность, сверток завозился, захныкал. Ребенку не нравилась эта сморщенная ведьма. Но той было все равно, она быстро распеленала малышку, подняла над ней кинжал, произнесла несколько слов, и сделала надрез на спине ребенка. Тишину разорвал надрывный детский плач, но через мгновение все смолкло. В комнате не осталось и следа ребенка.

****

Глава 1

День был мерзким! Настроение тоже мерзкое! И всему виной мой день рождения. Каждый год одно и то же. Почему то именно в этот день, мне особенно грустно и тоскливо. А сегодня, как назло, все не заладилось с самого утра. Несмотря на то, что был законный выходной, директор вызвал на работу. Незапланированный субботник, блин. И вот под угрозой лишения месячной премии, нас приволоклось в офис человек десять. Работать не хотелось совершенно, поэтому все лениво переговаривались, и только когда на горизонте маячила фигура начальника, изображали бурную деятельность.

После трудового, слава богу сокращенного дня, коллеги вспомнили что у меня сегодня знаменательная дата, значит можно пойти побухать за мой счет. А вот о подарках конечно никто не вспомнил. Под общим давлением, пришлось сдаться, и все порулили в ближайший бар. Оставила там половину своей месячной зарплаты. Но на этом неприятности не заканчивались. Напившийся в хлам менеджер Костя, решил обрадовать именинницу своим вниманием, а то что я его не просила тоже не в счет. После нескольких попыток слюнявого поцелуя, он все же получил по лицу и отстал.

Когда стало совсем весело, решила что гулянье может продолжиться и без виновницы торжества, и тихо свалила. Иду я, никого не трогаю. На улице прохладно и свежо, только недавно прошел дождь. Измученная жаждой земля поглотила всю влагу. Только на асфальте остались лужи. По закону подлости, когда я уже практически дошла до дома, оставалось только улицу перейти, как какой-то урод на лексусе промчался мимо, и окатил меня с ног до головы. Приличных слов не осталось, одни матерные.

Мокрая, грязная, злая в одиннадцатом часу вечера я наконец добралась до своей квартирки. Сбросила с себя грязные вещи, и с наслаждением забралась в душ. В голову пришла мысль: "Какая точная фраза, день рожденья грустный праздник". Вымывшись, завернулась в теплый халат, сразу стало легче. После душа всегда так, создается впечатление словно сбросила с себя всю тяжесть накопленную за день.

В очередной раз, наверное сотый, пересмотрела фильм про Бриджит Джонс, и по ее примеру решила подвести итоги года. Итак, количество лет — двадцать пять, количество постоянных партнеров — ноль, непостоянных тоже ноль, количество лишних килограммов- пять. Да, неутешительные цифры. Расстроившись окончательно, пошла спать.

***

Ммм, как приятно солнце ласкает кожу. Надо же, неужели вчера забыла задернуть шторы? И птички поют, что странно. Ведь в городе за вечным шумом машин, гудением сирен, их практически не слышно, а здесь такую красивую трель выводят.

Приятно…

Ветерок ласкает кожу…

Так, стоп, какой ветерок? Я же в квартире! Перевернулась на бок, открыла глаза. Что за черт? Как я здесь оказалась? А где собственно это здесь? Оглянулась по сторонам, я лежала на полянке, которую со всех сторон окружал лес. Это чья-то шутка? Может подмешали снотворного, и пока я спала перевезли меня на эту опушку? Так не смешно ведь, по крайней мере мне. И нелогичность таких выводов в данный момент меня не интересовала.

— Идиоты, не смешно. Кто это сделал?

В ответ тишина, только стайка птиц сорвалась с ближайших деревьев, и устремилась ввысь.

Все таки это как-то стремно. Нужно выбираться отсюда, где-то же должна быть тропинка, которая приведет меня к трассе, а там поймаю попутку и доберусь до города. Не хотелось представлять, что обо мне могут подумать. Лохматая, босая, в не слишком скромной пижаме. Надеюсь не нарвусь на какого-нибудь озабоченного психа. А вот когда вернусь в город, и найду тех уродов которые решили так подшутить на до мной, просто прибью. Без суда и следствия.

С такими воинственными мыслями я дошла до края полянки, и услышала девичий смех. Ах смешно вам, курицы общипанные. Сейчас вам будет не до смеха. Развернувшись, заспешила в сторону, откуда слышались задорные голоса. Они становились все ближе и ближе.

Разъяренной фурией я выскочила из-за кустов, и напоролась на каких-то ряженных девиц. Здесь что, какая то ролевая игра проходит? Девиц было двое, одеты они были в длинные сарафаны с вышивкой, длинные волосы заплетены в косы с кулак толщиной, обе субтильностью не отличались. И вот стою я смотрю на них, а они на меня. При чем глаза у обеих испуганные, дергаются, корзины с чем-то побросали.

Одна из них отмерла, да как завопит во все горло:

— Мавка, маааавкааа…

И бросилась бежать. Ее товарка словно онемела, и не могла сдвинуться с места, пока та оглашала окрестности своим ревом. Я болезненно поморщилась. Все таки вчерашняя попойка не прошла бесследно. Пока пыталась прийти в себя, девушка бухнулась на колени:

— Не губи, нейка. Никому не скажу, что ты здесь живешь.

Кажется она переигрывает. Что за мавки, нейки? Во что они вообще играют?

— Слушай, я не в игре. Можешь встать, роль отыгрывать со мной не надо. Скажи, где ваш лагерь стоит, и есть ли у кого телефон позвонить?

Девушка уставилась на меня не понимающими глазами. Ну ладно, поговорим по вашему.

— Селение где ваше?

Реакция на мои слова была странная, та ударилась в слезы и запричитала:

— Не губи, не губи. Там дети малые, да старики. Мужиков всех на войну послали.

****

Нет, я девушка терпеливая, но она меня откровенно достала. Раннее пробуждение неизвестно где, никак не улучшает настроения.

— Если сейчас же не отведешь, не знаю что сделаю.

Та мелко затряслась, закивала головой и начала подниматься с колен. Я протянула ей руку, а она шарахнулась в сторону как от чумной. Ну да ладно, не хочет, не надо.

Шли мы недолго. Все это время девушка плакала и причитала, чем неимоверно раздражала меня. Головная боль все усиливалась, и когда мне казалось, что я просто скоро прибью заигравшуюся девицу, впереди показались крыши. И уже через минуту я была близка к истерике.

Я была в деревне. Деревне!!! Куда я попала? В пригороде уже такого не сыщешь днем с огнем. Только разве что где-нибудь в музее истории. Меня окружали деревянные домики. Сделанные, наверное, без единого гвоздя. Я такие бани русские видела. Из сруба. А это были дома. Вокруг каждого стоял частокол, несло навозом и со всех сторон слышалось мычание, блеянье и кудахтанье. Может, это какая-то секта здесь живет? Что-то типа поближе к природе, к древним корням?

Когда подходили к ближе к центру, мне стало не по себе. Здесь было явное волнение. Слышалось бряцанье и воинственные восклицания. Еще через некоторое время, я услышала голос второй девушки, которая сбежала с криком и подвыванием.

— Знахарку звать надо.

— И что она сделает? Здесь колдун нужон.

— Нету колдуна. Сами сжили прошлую семдницу. Али запамятовали?

— Так знахарка колдунья знатная, говорят.

— Говорят, что кур доят.

— Степан, нарываешься. Али сам супротив мавки пойдешь? Хочешь ей в услужение навеки попасть?

Больше не было сил выслушивать этот бред, и я шагнула на площадку, где проходило собрание. Стоило мне появиться в поле зрения говорящих, как ряды стремительно редели. Только человек пять мужиков стояли бледные, губами шевелили, а ни слова сказать не могли.

— Дамы и господа, извините что прерываю вашу беседу, но можно ли мне позвонить. Есть ли у кого телефон?

На меня непонимающе смотрели. Один детина, я так поняла, Степан подался вперед:

— Сама пришла.

А после уже более смело, обращаясь к оставшимся четверым, которые в это самое время изображали памятники самим себе:

— Мужики, хватай нечистую. К знахарке ее дотащим, уж всех не подалеет.

Я даже как следует обидеться не успела на нечистую. Ну да, с утра душ не приняла, но вчера то купалась. От этих и то больше вони исходило, не говоря о пятнах пота, проступающих на рубахах. Эти мужланы подбежали ко мне, не дали слова больше вставить. Один руки скрутил, второй рот рукой закрыл. Мне стало страшно, мало ли что этим фанатикам в голову взбредет. Может они закрытое сообщество, и всех из внешнего мира принимают за врагов и угрозу которая должна быть уничтожена.

— Стешка, чего стоишь? Быстро веревку неси, и тряпку рот заткнуть. Долго не продержим. Небось волшбу начала насылать…

Уже ничего не понимая, я начала бешенное сопротивление. И все равно мне было, что и так прозрачная маечка задралась, а там больше никакого белья нету. Ну и что, что шортики начали съезжать показывая трусики. Я свою жизнь или честь так просто не отдам. А эти особи повышенной потливости начали глубоко дышать, и лапы удерживающие меня все чаще пытались подержать не там где надо. Один из этих уродов сказал:

— Сильна чертовка, уже чувствую ее силу. Привораживает нас она…

Я едва ли не засмеялась. Правда ситуация к этому совсем не располагала. Пятеро озабоченных мужиков, это как-то слишком. Я на такое не согласна, даже не смотря на то, что секса не было уже пол года. Уже почти отчаявшись, услышала властный женский голос:

— Что здесь происходит?

Все мужики как-то разом скуксились, но лап не разжали. Только поубирали их с нескромных мест.

— Я спрашиваю, что здесь происходит?

Заговорить решил тот самый Степан:

— Дык, мы это, мавку поймали.

И указал на меня.

Я подняла глаза и увидела самую красивую женщину, которая когда либо мне встречалась. Длинные смоляные волосы рассыпаны по плечам, зеленые кошачьи глаза смотрят с интересом.

— Да какая же это мавка? Колдунья разве что. Где нашли?

— Стешка с Зарьей в лесу.

— И что же, две девушки сами мавку в деревню притащили?

— Нет, она сама пришла.

Женщина снова посмотрела на меня, в ее глазах читался интерес:

— Сама значит…

Она подходила ко мне ближе. Всматривалась в мое лицо, словно искала там что-то. По мере того, как она приближалась, на ее красивом лице все больше отражалось изумление и неверие. Краски покидали ее, уже почти подойдя, она прошептала бескровными губами:

— Зарина, не может быть. Дитя…

Она что-то пыталась еще сказать, но голос ее не слушался. Только беззвучно шевелились губы. Честно говоря, я уже была не рада что пошла сюда. Лучше бы искала дорогу до шоссе, и не попала бы в самое логово психов.


Пока я размышляла о своем незавидном положении, женщина взяла себя в руки.

— Отпустите ее.

Повиноваться никто не спешил. Меня только крепче сжали, и отпускать не собирались. Знахарка зло сощурила глаза, она видела гораздо больше чем кто либо пытался показать.

— Если сейчас же не отпустите, нашлю мужскую немочь. Месяц к девкам подойти не сможете.

Мужики тут же разжали руки. Так как ноги меня уже не держали, я опустилась на землю. И теперь да, я была нечистая. Тоже потная, грязная и злая.

— Глаша, пойди возьми у кого из девок платок побольше, или какое-нибудь покрывало, что бы прикрыть девчонку пока дойдем домой.

Только сейчас обратила внимание, что знахарка была не одна, а с девушкой. Та была такой худенькой и щупленькой, что я за спинами этих бугаев ее и не заметила. Она кинула на меня любопытный взгляд, и мышкой юркнула в ближайшую избу. Уже через минуту подошла ко мне, протягивая в руках большой красочный платок. Ни минуты не сомневаясь взяла его, и закуталась как в покрывало. Все стратегически важные места прикрыты, уже хорошо.

Знахарка смотрела на мои действия с доброй улыбкой:

— Пойдем.

Из двух зол выбрала меньшую. Уж лучше остаться в компании с двумя женщинами, чем со всеми этими мужиками.

Мы неспешно двинулись опять в сторону леса. Когда почти дошли, женщину окликнули:

— Эй, Айна. А магу о колдунье говорить? Как раз в Дубках на днях будет, проездом.

Айна, а именно так звали знахарку, обернулась к говорившему:

— Я сама сообщу кому надо.

Больше нас не останавливали. В моей голове были тысячи вопросов. Но я пока не решалась заговорить. Еще просто жутко хотелось есть и пить, аж желудок сводило. Удивительно, как это он еще молчит, обычно при голоде он начинает такие рулады выводить, что мне нередко стыдно становилось. Когда отошли на достаточное расстояние я все таки спросила:

— А куда мы идем?

— Ко мне домой.

— А зачем? Может вы скажете как пройти к шоссе, и я пойду. Не хочу вас обременять.

Знахарка остановилась, и грустно посмотрела на меня. Вот не понравился мне этот взгляд совершенно.

— Зарина, давай придем домой, и я все тебе расскажу.

Она уже второй раз так меня называет.

— Меня зовут Алиса. Можно просто Лиса.

На мои слова не обратили внимания. Остаток пути мы преодолели в молчании.


Глава 2

В лесу, в чаще самой, стояла избушка Бабы Яги. Нет, куриных ножек не было. Но все остальные атрибуты присутствовали. Острый частокол украшали изображения человеческих костей, везде росли какие-то грибочки, травки. Пучки той же травы были развешаны повсюду. Мне стало не по себе. Вот сейчас вылетят гуси лебеди за добычей. Хотя, а вдруг добыча сегодня я? Не хочу умирать, а тем более от рук людей страдающих каннибализмом. Я слишком молода. Получается, я попала в руки местной Бабы Яги, а девчушка наверное ее помощница Кикимора. Меня провели внутрь большой избы, находясь в оцепенении даже не сопротивлялась. Внутри оказалось на удивление уютно и светло. Большая печь в углу комнаты, расписана под хохлому, у окна большой стол, возле него лавка. Горшки и травы везде расставлены. А другая половина комнаты перегорожена тканью. Я точно в сказку попала. Довершал всю картину огромный черный кот с зелеными глазищами, который вышел нам на встречу.

— Мррр. Гостью привели?

Я едва не осела на пол. Говорящий кот? Может я еще сплю и мне такой диковинный сон снится. Решила ущипнуть себя, чтобы проверить. Ущипнула, зашипела от боли, но видения никуда не исчезли. Они стояли, и с любопытством наблюдали за моими манипуляциями.

— Вася, как тут без нас? Ничего не случилось?

Кот терся об ноги знахарки:

— Да что ж случится то? Вас то всего ничего не было.

А может я сошла с ума, и сейчас лежу в психушке под какими-то препаратами? В реальность происходящего верилось с трудом.

— Ну и хорошо. Ставим самовар. Зарине поесть надо. Глаша, посмотрите в моих сундуках ей платье. Негоже девице почти голой ходить.

После этих слов пришла к выводу, что есть меня пока не собираются. Если бы хотели, то не одевали. А то что Зариной постоянно зовут и ладно. Хоть груздем назови, только в кузов не бросай.

Тем временем, шустрая девушка схватила меня за руку, и ни слова не говоря потащила за шторку, разделяющую комнату пополам. Это оказалось что-то вроде спальни. Две грубо сколоченные кровати, одна пошире, другая поуже да пара сундуков, составляли всю обстановку. Глаша подошла к одному из сундуков и зарылась в его недра. Через время достала оттуда льняной сарафан. Протянула мне. Не стала сопротивляться, все же с голым задом ходить не хотелось. Быстро переоделась после чего вышла "на кухню". Меня окинули оценивающим взглядом, и удовлетворенно кивнули, оставшись довольными моим внешним видом.

— А теперь садись за стол, Зарина. Ты пока ешь, а я тебе историю расскажу.

История это хорошо. Всегда любила узнавать что-то новое. К тому же есть жутко хочется. Не отравят же меня в самом деле?

Стоило мне сесть за стол, как тут же передо мной появилась чашка с горячим чаем и плюшки.

— Перед тем как начать рассказ, хочу у тебя кое-что спросить.

— Спрашивайте.

— У тебя есть на спине шрам?

Как она узнала? Я даже не знала как его получила. Он у меня с младенчества был.

— Да, есть. Под лопаткой.

Женщина закрыла лицо руками, и застонала. Мне ее даже жалко стало, хотя я не понимала почему она так убивается?

— Зарина, как думаешь, где ты?

— Вы знаете, я тоже хотела бы получить ответ на этот вопрос.

— Ну хорошо, спрошу по другому. В каком ты мире?

Так, разговор чем дальше тем интереснее. Скоро нужно будет звать санитаров. Здесь массовое помешательство.

— Что за странные вопросы? Мы живем на планете Земля, которая в свою очередь, находится в солнечной системе.

От взгляда которым меня одарили, стало не по себе. Таким жалостливым, полным скрытой горечи и досады.

— Нет, Зарина, сейчас ты в мире под названием Мирол. Ну это не совсем другой мир, это скорее мир параллельный тому, из которого ты пришла. Они как отражение друг друга. Только в кривом зеркале. У вас ведь есть разные истории, сказки про колдунов разных? — ничего не понимая, я кивнула. — Так вот, эти сказки чаще всего вам приходят от нас. Знаю, ты сейчас ничего не поймешь, ты выросла в мире где нет магии. Не по своей вине конечно, но все же… И тебя кто-то призвал обратно. Только это была не я. Я смирилась, жила как могла, и не хотела тебе портить жизнь. Только иногда наблюдала за тобой, боялась потревожить. Но кто то все же позвал обратно. Но только кто? Меня все это сильно тревожит.

Я абсолютно ничего не поняла из этой путанной речи.

— Женщина, вы о чем вообще? Знаете, я наверное наелась. — отодвинула от себя чашку, мало ли какими травками они увлекаются, это неслабо приложить должно, чтобы такие истории вещать, и при этом свято верить в них. — Можете мне сказать в какую сторону идти, чтобы можно было выйти к шоссе, и как далеко мы от города?

Уже начала подниматься, как на меня рявкнули:

— Сядь.

Сама не понимаю почему, но моя пятая точка в тот же миг словно прилипла к лавке. Я не могла сдвинуться даже на миллиметр.

— Я не хочу чтобы тебе навредили. Поэтому ты выслушаешь все, что я тебе скажу. Понятно?

Я закивала головой. Где-то же читала, что с психами спорить нельзя, они становятся агрессивными.

— Ты не можешь попасть домой, по крайней мере в ближайшее время.

А это уже попахивает похищением и удерживанием силой.

— Меня будут искать.

— Пускай ищут. Все равно не найдут. И скорее всего, в том мире откуда ты пришла, все воспоминания о тебе стерлись. Тебя там как и не было. А сейчас все таки выслушай меня, и я попытаюсь сделать все, чтобы ты поверила моим словам, понимаю для тебя это не легко, но хотя бы попытайся.

Опять, как болванчик, закивала головой. Женщина, получив подтверждение с моей стороны, завела рассказ.

— Когда то давно, жила принцесса одного из пяти королевств. Вот только королевство то было темное и злое. Царила там сила, противиться коей не смел никто. И название той силы было — судьи великого рода. Дело в том, что в судьбе каждого настоящего поколения, принимали непосредственное участие предки минувших лет. Их звали духи рода, и вот из них выбирались сильнейшие, которые могли вершить суд над теми, кто пошел против воли рода.

И вот однажды принцесса встретила на своем пути мужчину. Нет, он не был из знатного рода, а что еще хуже, он был из другого королевства, там где люди и маги жили в согласии, и каждый был волен поступать так, как захочет, как говорила ему совесть. Несмотря на то, что у принцессы уже был жених, одобренный родом, она влюбилась и не смогла сопротивляться этому чувству. До свадьбы были еще целые месяцы, и влюбленные думали что придумают как избежать ее. Закономерным результатом страстных встреч двух молодых людей стала беременность девушки. Она понимала, если о ней узнают, то тут же убьют и ее и не родившееся дитя. Испуганная, не привыкшая преодолевать трудности девушка, кинулась к своей старой няне, которая была ведьмой, и поделилась с ней своей проблемой. Та выслушала ее, и пошла к отцу. Девушка думала о том, что дни ее сочтены, но получилось все по другому. Старая нянька сказала королю, что над ней снасильничали, и я понесла.

Отец был в гневе, он едва ли волосы на себе не рвал. Как же, заключен брачный контракт с самым сильным родом соседнего королевства, и не важно что род не человеческий, маги тоже долго живут. Было принято мгновенное решение, никто больше не должен узнать о позоре дочери. Ее сослали в дальний замок, в котором никто давно не жил, там даже слуг не было. Привыкшей к роскоши и безделью принцессе пришлось учиться выживать самой, только при помощи старой няньки, которая последовала за девушкой.

Когда подошел положенный срок, родилась здоровая крепка девочка. И вот тогда принцесса узнала цену, которую должна заплатить за свои опрометчивые поступки. Старая ведьма рассказала ей, что для того чтобы спасти ее, пришлось рассказать кто отец ребенка. Мага в тот же день схватили и казнили. Девушка думала, что жить ей больше не зачем, ведь у нее забрали ее любовь. Так было до тех пор, пока она впервые не взяла на руки свое дитя, в тот миг все остальное отошло на второй план. Ее мир теперь был в этом маленьком существе.

Но судьба решила, что она мало была наказана. Опять же няня ей сказала, что скоро придут судьи рода. Они будут вершить суд не над ней, а над ребенком. И скорее всего, малышка после этого не выживет. Материнское сердце рвалось на части, она не могла потерять еще и ребенка. Она готова была сама умереть, лишь бы малышка жила. Но она была слишком ценна для своего рода, единственная принцесса, которая должна была стать женой одного из глав могучего рода.

Она искала выход, и не могла его найти. Как поступить? Куда бежать? И вот тогда ведьма предложила выход. Нужно было отправить дитя в другой мир, там ее не достанут. Сказано, сделано. В тот же день ребенка отправили в другой мир. Ведьма пообещала, что малышку можно будет призвать обратно через метку, которую оставили на маленьком тельце. Но только через четверть века, в ночь кровавой луны.

Когда малышка исчезла в межмирном портале, безутешная мать думала что ей не зачем больше жить. Судьи рода были в гневе из-за поступка женщин. Старую няньку казнили на месте, а принцессе было велено готовиться к свадьбе, которую больше откладывать никто не собирался.

В ночь бракосочетания девушка решилась на побег. Как ей это удалось, она до сих пор не понимает. Но она смогла сбежать в соседнее королевство, в то где когда-то жил ее любимый. Она стала деревенской знахаркой, хранительницей, колдуньей. Скоро в уверенной в себе женщине невозможно было узнать маленькую, испуганную принцессу. Вот только больше никто не смог тронуть ее сердце, оно словно оледенело. Еще принцесса приняла для себя самое сложное решение, которое только возможно. Когда придет время, она не станет звать обратно свое дитя. Пусть малышка проживет свою жизнь как хочет, и не в этом жестоком мире. Но кто то грубо нарушил ее планы, кто-то у кого прав на зов не меньше чем у нее. И это может быть только род.

Я сидела и тихо обалдевала.

— Грустная сказка. Но какое я имею к этому отношение?

— Ты до сих ничего не поняла?

— Что я должна понять?

— Зарина, ты и есть тот ребенок.

— Это что шутка? Сегодня что, первое апреля? Или где-то скрытая камера находиться и это тупой розыгрыш?

Я чувствовала что истерика близко. Мне было совершенно не понятно что за фигня вокруг происходит, но участвовать в этом не хочу.


— А что такое первое апреля или камера?

Это свою лепту в карнавал безумия решил внести и говорящий кот. И вот если женщину с причудами, избушку и все остальное как-то можно было объяснить, то говорящего кота нет. Только больной фантазией.

— Я что попала в страну чудес? А где тогда безумный шляпник?

На меня смотрели с откровенной жалостью. При чем все, даже глюк в виде говорящего кота.

— Зарина, тебе лучше сейчас успокоиться и отдохнуть. Разговор продолжим позже.

Знахарка подошла ко мне, и положила руку мне на лоб. Она была нежная и в то же время слегка шершавая. Стоило ей только коснуться меня, как в тот же миг словно покрывалом накрыли, меня начало уносить в сон.


Глава 3

Спала я на удивление хорошо. Снились мне такие реальные и красочные сны, что практически поверила в них. Это на моем организме наверняка алкоголь так сказывается, нельзя пить. Как же хорошо, что сегодня воскресенье и идти никуда не нужно. Сейчас встану, выпью кофейку, и почитаю что-то интересное.

Такие мысли меня одолевали ровно до тех пор, пока я не открыла глаза. Тут же со стоном их закрыла. Не смотря на мое желание это был не сон. Я все так же находилась в избушке Бабы Яги. И пусть образ милой женщины ничем не напоминал сморщенную каргу, все равно что-то зловещие в ней было.

И вдруг ко мне пришло понимание. Вчерашний рассказ! Ведь наверняка она говорила о себе. И вот если я та девочка которую отправили расти в другой мир, это значит что она моя мама. Но это же не возможно, у меня уже была мама, и папа был. Там в другой реальности, и наверняка они сейчас сума сходят, где делось их чадо. А это значит, что на коком то этапе произошла ошибка. Я была не той, кто им нужен.

— Проснулась?

От этого мурчащего голоса просто мурашки по коже. Все таки противоестественно когда животные говорят.

— Нет, еще сплю.

— Ну, не вредничай так. Там Айна заждалась уже. Как-никак двадцать пять лет ждала.

"Только не меня" пришла в голову мысль.

Я повернулась к коту и задала вопрос, который просто мучил меня:

— Скажи, как у тебя получается разговаривать, и все животные здесь говорят?

Могу поклясться, что после моего вопроса кот нахмурился, или скривился я так и не поняла толком. У него на носике даже небольшие морщинки собрались.

— Я не простой кот. Я фамильяр, поэтому могу говорить. Чему вас только учат в том мире?

— Ну уж точно не тому, что есть говорящие коты. Стоит об этом кому-то сказать, как упекут в психушку. А хотя после всего, что произошло мне туда и дорога.

Решила, что хватит спать и поднялась с кровати. Меня туда любезно кто-то положил и даже переодел. Я нашла на сундуке свое вчерашнее платье и одела его.

По избе разносился просто божественный запах еды. В животе заурчало. Я даже обрадовалась, вернулись привычные реакции. Все же не зря говорят, утро вечера мудренее. Вот проспала я практически сутки, и все не таким уж и ужасным кажется.

Ну попала я в другой мир, ну и что? С кем не бывает? Тут же противный внутренний голосок отозвался: " А ни с кем не бывает". Но я мужественно затолкнула его обратно.

Не успела я выйти как на меня уставилась еще пара глаз.

— Выспалась?

— Да, спасибо. Мне действительно было это нужно. Как я могу обращаться к вам?

Женщина смущенно потупилась:

— Я понимаю, что мамой звать ты меня пока что не можешь. Зови Айной. Это мое имя последние двадцать пять лет.

— Хорошо, буду звать вас Айной.

У меня назрел еще один насущный вопрос.

— Скажите, а где можно умыться? И мне бы в туалет сходить.

— Во дворе бочка с водой стоит. Там можешь освежиться, а в углу двора возле забора туалет.

— Спасибо.

Я уже развернулась чтобы выйти, как мне вдогонку сказали:

— Зарина, только не выходи за забор. Деревенские за тобой охоту объявили. Сказали, что ты их соблазнила, и сбежала.

Я едва не выругалась вслух. Теперь мне с оглядкой постоянно ходить?

На улице погода стояла просто чудесная. Так и хотелось пробежаться босиком по зеленой траве, которая просто пружинила под ногами. Но помня наставления знахарки, дальше забора не зашла. Обошлась простым обследованием подворья. Ничего примечательного, если бы не вчерашний рассказ, могла бы решить что я действительно в обычном лесном домике, в месте до которого не дошла цивилизация. А что, сейчас многие строят пансионаты с уклоном на древность, там даже телефоны нужно оставлять у администратора, для большего слияния с природой. Но все таки некоторые несоответствия имелись: воздух был слишком чистым, трава слишком зеленой, лес слишком густой.

О проблемах насущных снова напомнило требовательное урчание. Со вздохом направилась обратно к избе. На пороге лежал Васька растянувшись во всю длину, и косился на меня хитрыми глазами. Неужели следил? Словно подтверждая мою догадку, тот промурчал:

— Надо же, даже сбежать не пыталась. Так не интеррресно…

Проигнорировав животное, переступила через него и вошла. А там уже был накрыт стол, и ожидали только меня.

— Знаете о чем я подумала?

На меня с выжиданием посмотрели.

— Вы сказали, пять королевств. Но у нас в сказках их девять.

Айна со вздохом произнесла:

— Пять объедененных, и четыре свободных.

— Вот оно как. А в каком мы сейчас?

— В четвертом.

— А в каком жили вы?

****

— Во втором.

— А…

Договорить мне не дали, перебив в самом начале.

— Зарина, давай сейчас поедим, а потом я отвечу на все твои вопросы.

Спорить не стала, так как организм четко напоминал о том, что он тоже полностью за такой вариант.

Насытившись до отвала, давно себе такого не позволяла, постоянные диеты замучили. Но сейчас у меня стресс, поэтому можно. Решила возобновить свой допрос.

— Айна, а кто мог все таки призвать меня сюда?

— Как я вчера говорила, точно сказать невозможно. Но есть еще один вариант, возможно тебя позвал сам мир.

— Как это сам мир? Ему людей тут мало? Так у нас во многих странах перенаселение, и думаю было бы много желающих эмигрировать в волшебный мир.

Вспомнились все фанаты других миров. У меня даже подруга была одна из таких. Она просто грезила попасть в фэнтези мир, спасти что-то или кого-то, и найти волшебного принца, хотя нет не принца, она больше по демонам разным выступала.

Мои размышления на тему мировой несправедливости прервали.

— Не совсем поняла о чем ты, но мир может призвать только свое дитя. Ну еще возможно, что тебя выкинул твой мир, значит у тебя начала просыпаться магия, а так как там магии нет, ты стала с ним не совместима, вот тебя и выбросило.

Внезапно захандрила. И здесь я была не нужна, и там не к месту. И родители наверное с ума сходят, если помнят обо мне.

— И что теперь делать? — вопрос сорвался сам собой.

— Есть только один вариант. Показываться сейчас тебе нельзя. Самым лучшим будет дождаться новой ночи кровавой луны, и отправить тебя обратно. Но ждать не меньше года нужно, а как тебя спрятать получше я еще не придумала.

Целый год быть в этой глуши? Без интернета, телефона, да хотя бы элементарного унитаза и душа? Я не согласна.

— А побыстрее никак?

Айна отрицательно покачала головой. Просто кошмар, я застряла на год в сказке.

— Можно хотя бы выйти прогуляться?

— Самой нет. Только со мной, Глашей и Васькой.

Ну они двое понятно, но что сделает кот, если мне будет угрожать опасность? Поцарапает?

— А сейчас можно с кем-нибудь выйти? Мне просто необходимо проветриться.

Женщина нахмурилась, но все же через время ответила:

— Можешь пойти с Глашей к ручью, травы нужно насобирать. Только еще Василия с собой возьмите.

Согласно кивнув вышла во двор. Кот все так же нежился на крылечке. Не удержалась, и все таки погладила его пушистый живот, он от удовольствия замурчал и вытянулся еще сильнее, хотя казалось куда уж дальше.

— Вась, мне Айна разрешила до ручья пройтись. Там Глаша должна травы собирать. Только сказала тебя с собой взять.

Кот по человечески вздохнул и поднялся.

— Не дадут поспать. Ну, пошли.

Идти пришлось не так уж и долго. Или это дорога незаметно прошла? Лес вокруг был такой красивый, что дух захватывало, а ручей оказался небольшим озерцом с кристально чистой водой. Я такие только на картинках про заграничные курорты видела. Вода так и манила подойти поближе, окунуться в нее. Я как зачарованная шагнула ей навстречу, и тут же ощутила как в ногу впиваются иглы. Возмущенно вскрикнув, попыталась стряхнуть их с ноги, но не тут то было, они начали впиваться еще больнее, и к тому же добавились еще и вопли:

— Куда прешь, блаженная? Стой, кому говорю. Вот выскажу все Айне, когда придем, нашла куда девчонку посылать.

Эти вопли позволили прийти в себя. С удивлением отметила, что стою застыв всего в метре от воды, а она по краям какая-то зеленая, прямо изумрудная, и в глубину искорки уходят. Очнувшись сразу, почувствовала боль в разодранной ноге.

— Васька, ты что творишь? Больно же.

Кот возмущенно фырчал. Хвост и шерсть на загривке стояла дыбом.

— Я что? Это ты что, прешься в опасные места голову сломя? Еле успел остановить.

— Что не так? Красивое озеро.

— Красивое озеро. — очень натурально передразнил меня кот. — Это ядовитое озеро, нельзя в нем купаться. Ясно тебе?

Чего ж так орать?

— Ясно, ясно. Можно было просто сказать, а не царапаться.

Тот снова возмущенно засопел:

— Да я орал во всю глотку, даже сорвал. А ты не слышала, вот искупалась бы в нем, и не увидели бы мы тебя больше. Оно же бездонное, засасывает неосторожных путников, а где выплюнет никто предугадать не может.

Теперь уже с опаской покосилась на эту красоту. Надо же, а так и не скажешь. Хотя зелень по краям явно нездоровая.

- Ладно. Спасибо, что спас. А где же Глаша?

— Ниже по ручью травы собирает.

Я уже сделала первый шаг, как меня скрутила жуткая боль. Она расходилась от груди по всему телу. Первой мыслью было что у меня сердечный приступ, не выдержал организм пережитого стресса. Но это предположение отвергало свечение, которым были охвачены мои руки, и которое исходило из солнечного сплетения. Боль все сильнее скручивала меня, я уже не видела как ужас застыл на звериной морде. Как вокруг начала гореть трава, и жухнуть цветы. Перед глазами была только красная пелена боли. Не выдержав, я потеряла сознание.


Глава 4

— Что нам делать?

— Что делать? Что делать? Мага звать нужно. Она третьи сутки в себя не приходит.

— А если маг догадается.

— А что ты предлагаешь? Она не справится сама. Сгорает, сама видишь.

Я попыталась открыть глаза и посмотреть на говоривших. Кто там сгорает? Это они про меня? Наверное да, у меня вся кожа горит. Я попала в пожар? Ничего не помню. Только какой-то бред про деревню, избушку, ядовитый ручей. А в груди словно комок или узел образовался, дышать не дает. И что это за свет все время через веки проникает? Снова темнота, вот она подходит и мягко укутывает меня, и я проваливаюсь в мягкую, бархатную пустоту. Здесь нет надоедливых голосов, и этого слепящего света.

Возвращалась в реальность я урывками. И в реальность ли? И вот когда я все таки смогла открыть глаза, увидела мужчину который низко склонился на до мной, и что то внимательно рассматривал. Когда он увидел мой взгляд, то слегка вздрогнул. Повернулся к кому-то в комнате, и сказал:

— Она не перегорела.

Чей-то судорожный вздох.

— Но нельзя предугадать, когда будет следующая вспышка. Чем вы думали укрывая необученного огненного мага?

— Но мы не знали что она маг. Думали простая колдунья.

Говорила Айна, я узнала ее голос. Сразу как-то легче стало.

— Она может не пережить следующий приступ. Вы же знаете, что такие как она, сгорают вместе с магией.

— А вы можете печать поставить?

— Вы с ума сошли? — какой визгливый неприятный голос. — Какая печать? Да в ней такая сила, что она выпьет меня до дна, и не заметит.

— Что же нам делать?

— Вы прекрасно знаете что делать. Ее нужно срочно отправить в академию на перекрестке. Я напишу рекомендации. Как раз скоро начинается новый набор. Но не медлите, времени в обрез.

— Только не туда. Куда угодно, только не туда.

Уже откровенно злой ответ:

— И куда же вы предлагаете отправить необученного мага ее уровня? Вы сами знаете, что там лучшие преподаватели. Если вы откажитесь, то я напишу донесение королю о том, что вы скрываете потенциально опасное существо.

После этих слов я снова начала отключаться. Оказывается, я потенциально опасное существо, не человек. А внеземная сущность. Перед тем как погрузиться в темноту подумала: " А я никогда не верила в инопланетян…"

В следующий раз приходить в сознание было гораздо легче. Чувство жжения больше не мучило, только легкое покалывание в районе солнечного сплетения и жуткая жажда. С трудом разлепила потрескавшиеся губы:

— Пить.

Где-то рядом что-то грохнулось на пол. Послышался шум и какая то возня, и вскоре губ коснулась такая желанная прохладная влага.

— Ты как?

Надо мной склонилась Айна. В каждом ее движении чувствовалось неподдельное беспокойство.

— Не знаю, меня как будто каток переехал, при чем не один раз.

Она слегка улыбнулась:

— Это наверное значит, не очень хорошо. Извини, я иногда не очень понимаю о чем ты говоришь.

— Что со мной?

Так как Айна отошла, я не могла больше ее видеть. Голову повернуть пока что не представлялось возможным, любое движение приносило боль. Но это не помешало услышать мне тяжелый вздох.

— Ох, девочка. Прости меня.

Это еще что такое? За что мне нужно прощать ее? Не нравиться мне все это. Вдруг вспомнился тот мужик с визгливым голосом. Помнится все смутно, но кажется он чего-то требовал от колдуньи.

Я попыталась встать, и тут же обессилено рухнула обратно на кровать.

— Нет, не вставай, лежи. Тебе сегодня нельзя подниматься. Хорошо что ты пришла в себя раньше, чем мы рассчитывали. Будет время подготовить тебя. Хотя бы морально.

— Вы о чем?

Говорить мне все еще было довольно трудно.

— Не сейчас. Отдыхай пока что.

Она вышла, оставив меня наедине со своими мыслями. Попыталась хоть что-то вспомнить из того, что видела или слышала в горячечном бреду. Вспомнился образ странно одетого мужчины, который говорил об опасном существе, и кажется этим опасным существом была я. Потом что-то про инопланетян. Мысли в голове продирались словно сквозь вату. Откуда-то из задворков сознания, всплыло воспоминание об академии. Точно, он требовал чтобы меня туда отправили.

Эти мысли заставили меня забеспокоиться. Я где-то подобный сценарий развития событий уже читала. Я не хочу ни в какую академию. Мне с лихвой хватило нашего, земного университета. И если для многих это была счастливая студенческая пора, то для неуверенной в себе и слегка стеснительной девочки, та пора стала настоящим испытанием. Нет, со временем конечно, прошла и неуверенность и стеснительность, но воспоминания об этом все равно были неприятными. Так что я не стремилась почувствовать все прелести студенческой жизни вновь, к тому же я уже старовата для этого.

****

— Зарина, вот выпей это.

К моим губам снова поднесли кружку с чем-то терпко пахнущим. Вопросительно посмотрела на знахарку.

— Этот отвар поможет тебе справиться со слабостью, и завтра ты уже сможешь встать.

Она заставила выпить меня все, до последний капли. После этого я почувствовала, что меня снова начинает уносить в сон.

****

Ура! Я снова живу и жизнь прекрасна. Такие позитивные мысли возникают в голове, когда встаешь с кровати и ничего нигде не болит, и не тянет. Как же хорошо. С удовольствием потянулась. Солнце уже клонилось к закату. В избе было на удивление тихо, а вот снаружи слышался какой-то шум, и гул голосов. Тихонько прошла к двери и приоткрыла ее. А там творилось нечто невообразимое. Возле ворот стояли пятеро женщин и двое мужчин, все разряженные в пух и прах. А за их спинами маячила громадная фигура Степана. Даже этот принарядился, видно рубаху поменял, сапоги начистил. Как они летом в сапогах ходят, ногам не жарко? Вот только, что вся эта веселая компания здесь забыла?

— Ваш товар, наш купец.

Ого, похоже я вовремя проснулась. Оказывается вон какие страсти разворачиваются.

— Неужто ко мне свататься пришли? Так я уже стара для такого дела.

— Нет, Айна, к подопечной твоей. Дошел слух, что сирота она бедолашная, заблукала в лесу, а ты ее приютила. Вот к тебе пришли, чтобы все было чин по чину.

Обалдеть, ничего себе. Это по мою душу, то есть руку сердце, и что там еще полагается в таких случаях.

— Наш Степан всем хорош. Работящий сверх меры, мельница своя есть. Жена будет как сыр в масле кататься.

Ага хорош, а еще могуч, вонюч и волосат. Как и полается настоящему мужику.

Тем временем весь этот балаган набирал обороты.

— Девка твоя знать нужды не будет. Любить будет до смерти, с первого взгляда зажгла его, и прогорит до скончания века.

Я едва сдержала смешок. Любить до смерти не надо. А с другой стороны, оказывается я прямо таки роковая женщина. От одного взгляда воспламеняются, никогда раньше за собой такой особенности не замечала.

Я видела как Айне протянули что-то очень похожие на каравай. Но она не приняла, даже близко не подошла. Слышно было только ее ровный голос.

— Наш товар не для вашего купца.

Было видно как после ее слов Степан насупился, и выступил вперед.

— А что так? Али рожей не вышел?

— Да и рожей тоже.

Он рассержено засопел.

— Да девка ваша, может порченная уже. Решил взять из жалости.

— Не нужно здесь твоей жалости, идите откуда пришли.

На мгновение стало тихо.

— Зря ты так, Айна. По людски хотели, девчонка та все равно ничейная. Кто первый поспеет, тот и заимеет.

Ага, до смерти. Что за ерунда происходит? Любовь с первого взгляда, блин. Знаю я такую любовь, не раз видела. Похотью еще называется.

— Идите Рада, нечего вам здесь делать.

После того как за поздними посетителями закрылась дверь, Айна развернулась в сторону двери. Ее глаза метали молнии. Но когда она увидела меня, то сразу же улыбнулась.

— Видела, очередь из женихов выстраиваться. Выбирай не хочу.

— Не хочу.

Она рассмеялась.

— А где Глаша и Васька?

— Васька пошел на охоту, а Глашу за травами еще с утра послала, скоро должна вернуться. Пошли что ли чай пить. Да разговор есть.

Это наверное традиция такая, как разговор, так сразу чай.

Айна споро накрывала стол. И уже минут через десять в кружках дымился травяной отвар, а большом блюде лежали ватрушки. Эх, прощай моя диета. Встретимся не скоро.

— Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, все хорошо. Вот только что со мной было?

- Ох, даже не знаю с чего начать. Заварили кашу, теперь не расхлебаешь. Зато теперь одно прояснилось, не род тебя призывал, магия пробуждающаяся в этот мир выбросила.

Почему-то не разделяла ее облегчения по данному поводу. Один черт, как бы там ни было, а я здесь.

— Мне показалось, или пока я болела приходил какой-то мужчина.

Еще один горестный вздох.

— Если бы показалось. Тебе так плохо было, что пришлось мага звать. Васька еле поспел в Дубки добежать, пока тот не уехал. Он как увидел тебя, так сразу выяснения начал. Откуда, как, что. А что мне было сказать? Я хоть и не доучилась магии в свое время, но кое-что поняла. Сила в тебе проснулась, и не простая, а огненная. У твоего отца такая была. И все бы ничего, если бы что-то другое было, мы бы справились своими силами, но огневики если не обучить их сгорают.

— Сгорают? Совсем?

— Да. Тело не выдерживает нагрузки, и они сначала перегорают магически, а потом сгорают физически.


Вот это новости. Совсем не радостные. Нет, воспоминания разговора между магом и колдуньей возникали в голове, но я думала что это все же горячечный бред. Точнее, надеялась на это.

— И что нам делать?

— Не нам Зарина, тебе. Тебе придется пойти на обучение в нашу академию.

Полная ж…

— А как же возврат домой?

— Об этом можно пока забыть. Ты не сможешь уйти, пока не совладаешь со своей магией.

Вот это я попала. Думала что год без цивилизации это долго? Что теперь скажешь? Хотя…

— А сколько там учиться нужно?

— Три года.

— Знаете, Айна, мне кажется я старовата для этого дела. К тому же, что я там делать буду? Я не знаю этого мира, обычаев. Да я просто белой вороной буду.

— Белой вороной?

— Ну, не такой как все.

Айна невесело рассмеялась:

— Насчет возраста не переживай. Там же не только человеческие маги учатся, а и другие существа. У всех взросление начинается по разному. Поэтому можно сказать ты еще ребенок. А то что не такая как все, объяснить еще проще, скажешь что в лесу росла с теткой. Это объяснит твою нелюдимость.

На словах все просто выходило, но шестое чувство так некстати проснувшиеся предупреждало о предстоящих неприятностях.

— Когда я должна там быть?

— Завтра спозаранку будем выдвигаться. Нам нужно до обеда дойти до Дубков, а оттуда развозка до города будет.

— Завтра? Так скоро? Я думала будет больше времени. Хотела больше обо всем разузнать, а так получается буду тыкаться как слепой котенок.

Айна погладила меня по голове.

— Нет другого выхода Зарина. Видит Бог, я не хотела этого. А тут еще эти деревенские дурни как сговорились. Повадились сватов отправлять. кто-то пустил слух что ты сирота, на тебя напали, а ты убегала и заблудилась в лесу. Ау нас как с сиротами, если нет отца или братьев которые защитят, так можно права предъявить, да в свой дом женою забрать.

Боже, что за дикие порядки такие. Прямо как у неандертальцев дубиной по голове дал и в сою пещеру утащил.

— Как же вы тут выжили?

— Так я по статусу вдова. К вдовам другое отношение, какого возраста они ни были бы. Все же лучше уехать пока что еще чего не придумали, а то начнут тебя как дичь выманивать за ворота да ловить.

Представила себе эту картину, и едва сдержала смех.

— Айна, что же я буду делать одна? Ведь я даже таких вещей не знала. А вдруг облажаюсь в чем-то элементарном, что знают абсолютно все?

— Облажаешься?

Едва не хлопнула себя по лбу. Ну вот, даже изъясняться нормально не могу. Сленговые словечки так и соскальзывают с языка.

— Опозорюсь, сделаю или скажу что-нибудь не так. и чем дольше мы разговариваем тем больше становиться вероятность этого.

— Ох, Зарина, тоже думала об этом. Боязно тебя одну отпускать. Я с тобой остаться не могу, Глаша уехать пока что тоже не может, привязана к этому месту. Остался только Василий. Возьмешь его как своего фамильяра.

— Василий? То есть моим защитником будет кот?

— Не смотри на него свысока. Он ведь не просто кот, а фамильяр, по правилам я вообще не имею права его тебе давать. Но отпускать одну еще страшнее. До города мы дойдем вместе, там нужно будет прикупить все необходимое, а потом ты отправишься в академию, а я обратно сюда.

У меня были тысячи вопросов, которые требовали ответа. Что это за академия? Как там учиться? Как справиться со своей магией, которая меня едва не убила?


Глава 5

Меня разбудили очень-очень рано. Можно даже сказать, спозаранку. Солнце еще даже полностью не встало, а если учесть что сейчас лето, то это практически ночь. Для меня это было подобно изощренной пытке, ведь под утро сон самый сладкий. Но на мои возражения, нытье и сопли никто не обратил внимания. Пока я одевалась, Айна собрала пару небольших котомок.

Когда вышли во двор, я зябко поежилась. Воздух был по утреннему свеж и прохладен, даже роса еще не сошла с травы. Вспомнилось, как часто в детстве, родители отправляли меня к бабушке на лето в деревню, и она вставала также рано, а десять часов утра для нее был уже обеденный час. Никогда не понимала, как так можно насиловать свой организм.

— На чем мы будем до Дубков добираться?

— Сначала я думала попросить кого-нибудь из деревенских отвезти, но после вчерашнего не буду. Лошадь и приличная повозка есть только у мельника и головы деревни. Навряд ли сейчас мельник обрадуется моей просьбе, после того как его сынку дали от ворот поворот, и еще кто, сирота какая-то. Поэтому пойдем пешком. Не так уж и далеко, всего семь верст, к обеду, а то и раньше доберемся.

Я едва не застонала в голос, уже мысленно конвертируя расстояние. Верста чуть больше километра, а это значит, что предстоит нам прошагать не меньше десяти. С моей любовью к физическим нагрузкам и патологической ленью, это просто непосильная задача. Я неоднократно записывалась в спортзал, вдохновленная идеей похудения и приобретением красивой спортивной рельефной формы, но каждый раз одно и тоже, меня и моего рвения хватало максимум на шесть, семь занятий, а после я решала, что и так неплохо выгляжу.

- Айна, ну ладно я или вы. Но представьте как бедному животному на его маленьких лапках будет непросто проделать этот путь.

При моих словах маленькое животное издало недовольное шипение, высказывая таким образом свое мнение по поводу его личности. Он вообще был не в духе со вчерашнего вечера, после того как знахарка сказала что ему предстоит меня опекать.

— Не переживай, если он устанет, ты его понесешь.

— Я?

Мне бы себя донести, на утяжеление я не согласна.

— Ну а кто? Я старая и немощная женщина. А пешком нам предстоит идти из-за твоих женихов.

Я скептически посмотрела на эту старую и немощную, которой больше тридцати никто не даст.

— А я то тут при чем? Я что, их звала? Вообще в первый раз в жизни видела, кто ж знал, что у вас все такие здесь озабоченные. И вообще, девушка которая проводила меня тогда в деревню, говорила что там остались только старики и дети, а все мужики на войну пошли. И вот мне интересно, он к какой категории относится, дите или старик?

Айна в ответ на мою вспыльчивую речь рассмеялась:

— А нечего было голым задом перед мужиками крутить. К тому же какая война? У нас обычные люди в ней участия не принимают лет триста как.

Я запыхтела как рассерженный чайник. Еще немного и пар из ушей повалит. Это я голым задом крутила? Да я защищалась как могла от их домоганий, а меня обвиняют непонятно в чем.

— Да не сердись ты. Понимаю, что не хотела ты этого, может и к лучшему все сложилось. Все равно в деревне жизни тебе не дали бы, а так под присмотром будешь, жаль только что не моим, и глупостей там разных не делай. Хотя Василий присмотрит, да?

Кот недовольно засопел, но все же снизошел до ответа:

— Да.

За такими разговорами мы незаметно прошли и наш лес, и деревню. Солнце уже встало, и начинало заметно припекать.

— Может остановимся ненадолго?

Несмотря на то, что первая часть пути по утренней прохладе прошла довольно сносно, то сейчас идти становилось все тяжелее. Ноги устали, и было ощущение, что к каждой привязали по пятикилограммовой гире. Вот где лишние килограммы действительно лишние, была бы я тонкой и звонкой, сейчас бы летела как перышко, а так тащусь как тяжеловоз.

— Передохнуть бы хотя бы пол часика.

— Где ты отдыхать собралась? В чистом поле, под палящим солнцем? Вот сейчас дойдем до лесочка, там в тенечке сядем и передохнем.

Я мученически вздохнула. Да до этого лесочка идти еще минут сорок, он только как полоска на горизонте виднеется.

— А кто-то говорил, что мне моими маленькими лапками будет тяжело идти, а сама плетешься с трудом.

Это решил вставить свое слово обиженный кот. За время всего путешествия он выдавил из себя буквально пару фраз, и то нехотя.

— А что вы хотите от городского человека, не привыкла я к таким нагрузкам.

— Да разве ж это нагрузка? Мы же не до самого города пойдем пешком, а только до соседней деревни. А там сядем на развозку, они людей берут за умеренную плату, так и доберемся до города всего за пару деньков.

— Ага, для бешеной собаки семь верст не крюк.

Кот сразу же взвился:

— Ты кого собакой назвала?

— А ну прекратите.

Айна решила прекратить нашу перепалку, пока не дошло до рука и когтей прикладства.

****

— Чего ругаетесь как кошка с собакой? Вам вместе еще жить предстоит, а мне уже страшно вас самих оставлять.

Мы пристыжено замолчали, не потому что стыдно нам было, а потому что решили отложить выяснения отношений и видовой принадлежности на потом. Об этом ясно говорили взгляды, которыми мы обменялись с вредным животным.

Решила перевести тему, в тишине идти было тоскливо. Эх, мне бы телефон свой сюда с полным зарядом батареи, и наушники. Мечты, мечты…

— Айна, расскажи что-нибудь об этой академии. Что меня там ждет?

— Зарина, я сама не так уж и много знаю. Училась я в другом месте, и то как уже говорила, не до конца.

— Ну хоть что-нибудь, это же лучше чем вообще ничего.

Та тяжело вздохнула, но все же заговорила.

— Это самая древняя академия всех королевств. Отличается она от всех тем, что принимает всех одаренный существ, несмотря на расовую принадлежность. Находится она перекрестке вех девяти королевств, поэтому так и называется " Академия на перекрестке", ее много раз пытались переименовать, но ни одно название так и не прижилось. Вокруг нее, позже был построен город, и назвали его Росстань. Тебе предстоит пройти вступительное испытание, там определят твою силу, и направление в котором ты будешь учиться.

А это определенно интересно.

— А если я провалю вступительное испытание?

— Это невозможно. С твоей силой, ты обязательно пройдешь.

— Но я не умею ей пользоваться. Может они мне скажут зажечь сотни свечей или огненные мячи побрасать, а я не умею.

— Зарина, что за глупости ты придумываешь? Кто необученного мага будет просить что-то там зажигать, а тем более бросать? Все привал.

Даже не заметила как дошли до лесочка. Он был жиденький, не в пример нашему, но желанную тень все же давал. Я с облегчением опустилась на землю, и с удивлением наблюдала за Айной.

Она отошла в сторону, и громко заговорила:

— Эй, хозяин леса, не будешь ли ты против что остановились в твоих владениях отдохнуть?

Зашумели кроны деревьев, стало слегка жутковато. Мало ли что у них в этих лесах водится?

— Если не против присоединяйся к нашей трапезе. Чем богаты, тем и рады.

Листва еще сильнее зашумела, и из-за кустов вышло чудо-юдо. Это был местный аналог Хоттабыча, только нечесанный, лохматый, в каком-то тряпье. С бороды и волос торчали листья и ветки, а глаза хитрые, так и шныряют туда-сюда.

— Айна, ты что ли?

Вот и голос под стать. Хриплый, словно прокуренный.

— Я. Здравствуй Никифор.

— Куда на сей раз путь держишь? И что за краса с тобой?

Он своими хитрыми глазками прошелся по мне. Ох не простой этот дед, не простой.

— Воспитанница моя, в академию ее отдаю.

— Воспитанница говоришь? Да она ж у тебя лет пять еще к деревне привязана будет.

Айна недовольно скривилась, ей явно не нравился этот допрос.

— Это другая воспитанница Никифор. — и останавливая новые вопросы, спросила. — Ты с нами есть будешь или как?

Тот еще раз покосился на меня, и утвердительно кивнул:

— Буду, нечасто сейчас ко мне гости заглядывают.

— Да, как же им заглядывать к тебе-то? То болото среди леса вдруг появится, то ветки так путь заступят, что не пройти через них.

Я с сомнением посмотрела на жиденький лесок.

— Так, уважение выказывать нужно.

— Ага, а еще сивуху подносить.

Чудо дед рассмеялся, и подошел ко мне. Несмотря на дикий внешний вид, пахло от него лесом и свежескошенным сеном.

— Как звать то тебя краса?

— Ал… — начала было я, но перехватив взгляд Айны закончила. — Зарина я.

— Хорошее имя. Я Никифор, хозяин этого леса.

— Ппприятно пппознакомиться.

— Ба, Айна, она у тебя заикается? Как же в академии учиться будет?

За время пока мы вели беседу, знахарка уже расстелила покрывало и разложила нехитрую снедь.

— А ты не наседай на девку. Не заикается она, испугалась просто.

Тот удивленно посмотрел на меня:

— Испугалась? Кого?

За меня ответила все та же Айна:

— Знамо кого, тебя конечно. Насел на нее, со своими вопросами.

— Да что такого я спросил-то, только как зовут.

Женщина сердито подбоченилась:

— Ты или отстань от нее, или иди восвояси. Сам знаешь, могу и без твоей помощи пройти, зову только по старой дружбе, и из уважения.

Дед отступил от меня, с любопытством рассматривая стол:


— Не сердись. Не трону я девку твою, стар уже стал. Вот годочков так сто назад, уж не пропустил бы просто так.

— Да ладно, ты не прибедняйся. Помню, как чуть больше двадцати лет назад замуж-то звал.

— А что, я и сейчас готов.

Этот диалог вызвал у меня смех. Ну никак не могла представить красивую, статную Айну, рядом с этим чучелом огородным.

— Все, поговорили и хватит, все к столу. Сейчас подкрепимся, и дальше в путь.

Ели быстро и молча. Я даже не заметила как сильно проголодалась. Правильно говорят, аппетит приходит во время еды. И пусть было только немного мяса, сыра и пирожки, но все было очень вкусным, пальчики оближешь. Когда наелись, стали собираться. За время обеда я слегка привыкла к виду дикого старика, поэтому уже так не шугалась. А тот хитро сверкая глазами, и скалясь, что удивительно, всеми и при этом явно здоровыми зубами, что для его почтенного возраста нетипично, а протезисты здесь навряд ли есть, решил произнести напутственную речь.

— Айна, мой тебе совет. Расскажи своей воспитаннице по дороге как можно больше, уж больно пугливая она у тебя, особенно как для той, кто будет учиться в академии на перекрестке. Если меня испугалась, то что о других говорить.

С этими словами он исчез так же неожиданно как и появился. Только подозрительный шум в кустах настораживал. Копперфильд, блин.

Глава 6

До Дубков мы добрались ближе к обеду, когда солнце не пригревало, а уже заметно так припекало. Я была жутко уставшая, мокрая и пыльная. Боже, мне кажется, что я что угодно отдала бы за прохладный душ и антиперспирант. Все время опока я шла, думала о том, что мне крупно не повезло. Но почему в книгах о попаданках не говорилось о том, что ты будешь потеть как лошадь, и тебе ничего не поможет, а еще вся дорожная пыль покроет тебя ровным серым слоем. И вот у меня вопрос, это только со мной так? Я что, какая то неправильная? Типа все бегают чистые и благоухающие, одна я самая ароматная. К конечному пункту, я превращусь в родную сестру того чудо деда. Хотя нет, ему до меня далеко, от него хотя бы пахло приятно. Нужно срочно будет выяснить о косметических магазинах, должны же женщины как-то за собой ухаживать? И тут пришла страшная мысль, а может они придерживаются мнения, что умылась и уже красавица. Тогда я не выживу.

Занятая такими мыслями, даже не обращала внимания на деревню и ее жителей. Ну деревня как деревня, разве что немного больше той, из которой пришли мы, а так та же живность бегает, такие же люди снуют вокруг.

Айна, которая была по прежнему свежа и бодра, чем вызывала во мне приливы зависти, направилась в сторону самого большого дома. Там уже собралась внушительная толпа. Она не смущаясь начала проталкиваться ко входу в здание, а я как идущая сзади, получала все возмущение и тычки недовольных. Василий как самый благоразумный, остался в стороне.

Кода протолкнулись к дому, то я увидела небольшую, грубо сколоченную кибитку на колесах. Вот на этом нам предстоит продолжить путешествие? И закрались такие нехорошие подозрения, что все эти люди тоже хотят доехать до города. Да туда же больше пяти человек не поместиться, ну ладно шесть, если очень постараться.

Еще одна странность состояла в том, что как только мы оказались возле транспортного средства, я увидела Ваську. Он сидел возле колеса, и умывался, и я поспорила бы на что угодно, что он при этом ехидно улыбался. Ну как у него это получилось? Ведь точно помню, что он не пошел за нами, а отошел в сторону. Дальше раздумывать на эту тему мне не дали. Раздался зычный голос бравого мужика:

— Загружайсь!!!

После этих слов началась настоящая вакханалия. Нас прижали к дверям этой пародии на транспорт. Под давлением, я думала расплющусь. С трудом, но все же удалось открыть дверцу. Как Айна взяла Ваську на руки, я вообще не видела, только услышала крики.

— Куда с животиной прешь?

— Людям места нет, а она кошака с собой тянет.

И все в том же духе, хотя больше матерных слов проскакивало.

Не обращая ни на кого внимания, мы забрались внутрь и притиснулись к стеночке. Через пару минут, места не было для того, чтобы даже вдохнуть. С грустью вспомнила наши маршрутки и метро в час пик. Оказывается там еще было вольготно и свободно. А сейчас люди были везде, они вываливались из дверей, лезли на крышу, карабкались по стенам.

На улице слышалась ругань, и всех перекрикивающий мощный голос.

— Все, отошли. Не влезете уже. Куда полезла блаженная?

Уже не надеясь выбраться отсюда живой, я просипела вопрос:

— Сколько нам так ехать?

— Завтра с утра будем в городе. Так что, потерпеть не так уж и долго придется.

Это не долго? Да это же целая вечность. Как можно больше двенадцати часов провести в этой давке? Нас же либо раздавят, либо же мы сваримся.

Тем временем все резко стихло. Все кто не поместился, теперь стояли в стороне, и зло сверлили глазами тех, кому повезло больше. Как только нас пропустили, и не растерзали когда мы пролазили без очереди?

Повозка медленно тронулась, она скрипела и стонала, но упорно продвигалась вперед. А к опасности свариться заживо или быть растоптанной, добавилась еще одна. Просто задохнуться. У меня возникло ощущение, что каждый кто сейчас здесь находился, посчитали святым долгом перед тем как куда-то ехать, наесться чеснока и лука, и побольше. Аромат стоял просто убийственный, я не знала куда мне сунуть свой нос, чтобы глотнуть свежего воздуха. И это магический мир? Они что, до сих пор не придумали как быстрее добраться до места хотя бы с минимальными потерями? Так как после такого путешествия потери явно достигают максимума. А может, это у них такой естественный отбор? Кто не доехал до точки назначения, тот не достоин.

Через час такой езды, а может и гораздо больше, я поняла что лучше бы прошла весь путь пешком, даже если бы при этом стерла ноги до самых колен. На меня давили, наваливались, локти и колени были везде, а значит и синяки тоже везде. Когда в очередной раз ощутила сильный тычок под бок, непроизвольно вырвался вопль:

— ЧЕРТ!

Слово не воробей, вылетит не поймаешь. Кажется, я сказала кодовое слово для самоуничтожения. Со всех сторон понеслись крики:

— Черти?

— Где черти?

— Опять черти нападают?

И люди, еще недавно стремившиеся попасть в повозку, теперь также стремительно пытались выбраться из нее. И то, что на ходу выпрыгивали, и выпадали, это ерунда.

С криками:

****

— Черти опять нападают, спасайся кто может.

Они выпрыгивали на ходу. Через пару минут в повозке остались только бесчувственные или покалеченные. Я относилась к последним. Мне отдавили ногу, и у меня было ощущение что она стала размера сорок первого растоптанного, и никогда не придет в норму. Руки были не лучше, по ним также успели знатно пройтись, пока я поддавшись всеобщей панике, по примеру всех, попыталась выползти наружу, но была остановлена твердой рукой Айны.

— Молодец, Зарина, распугала всех. Теперь доберемся с комфортом.

Это решил все таки нарушить обед молчания наш говорливый кот. Словно в противовес его мнению, повозка резко затормозила, в дверях стала широкоплечая фигура капитана, или как их там называют, этой повозки, и раздался громогласный голос:

— Это какая дура про чертей заговорила? У кого совести хватило так людей пугать?

Я решила молчать до последнего, пусть докажут. К тому же, кто же знал что они тут все такие нервные. Вот где разгулялись бы психологи и психиатры.

— Молчите? Ну ладно, как узнаю, несдобровать той, что это сделала.

Я по прежнему молчу. А что, может она закричала и первая из повозки ломанулась? Показалось бедняге. Поэтому сделав вид что полностью поддерживаю этого детину, сказала:

— Совсем совести у людей нет, честный люд пугают почем зря.

Он подозрительно на меня посмотрел, махнул рукой, на манер да ладно, что с тебя взять, прикрыл покосившуюся, но уцелевшую дверь и ушел. Через мгновение мы снова тронулись.

Постепенно все начинали приходить в себя. Да нас и осталось всего-то пять человек и кот. Все таки что не делается, все к лучшему.

— Айна, что я сказала-то такого? Это запрещенное что-то?

— Видишь ли, Зарина, черти были долгое время напастью этого края. В деревнях вроде наших, люди не уважают магию, колдовство и прочее, поэтому так далеки от этого, а черти этим пользовались.

Пришедшая в себя дородная женщина подтвердила:

— Ох и натерпелись же мы от них. А ты что, не здешняя, что ли?

За меня ответила Айна:

— Не здешняя. Сирота, выросла она в седьмом королевстве.

— Ох, бедняжка. Так ты ниче и не знаешь про здешние порядки?

Отрицательно покачала головой, подтверждая, что таки да, не знаю.

— Ох, так лет с десять назад, эти окаянные свинорылые повадились ходить по деревням, да девок самых красивых забирать.

— Зачем?

На меня с удивлением посмотрели.

— Как зачем? Ведомо зачем. У них же все женщины того, страшные как смертный грех. Вот они наших и заманивали.

— И много заманили?

— Да почитай, каждую красавицу в каждом селе и забрали.

Так, или я чего-то не понимаю, или у них вкусы на мужчин были слегка неправильные?

— Да как же черти могли приманить красавиц? Они же свинорылые.

Все, кто находился в повозке засмеялись.

— Нет, ну а что? Я не права? Вы же сами говорили.

— Ох, совсем забыла что ты из седьмого королевства приблудилась. Вам же там и из дома то не выйти, не говоря о том, что нечисть какую увидеть.

Я посмотрела на Айну, она невозмутимо сидела, и видимо не собиралась принимать никакого участия в разговоре, мать называется. Васька тоже сделал вид что он ни разу ни волшебное создание, а просто обычный блохастый кот, который занимается своими обычными кошачьими делами, то есть выгрызает этих самых блох. Меня бросили на произвол судьбы, а да ладно, где наша не пропадала.

— Точно вы говорите. Я дальше дверей дома и не ходила, да что там дверей, к ним и то меня не подпускали.

На меня смотрели с искренним сочувствием. То есть у них тут девок воровали, а сочувствуют они мне.

— Бедная девочка, как ты дожила да таких лет-то без солнца? То-то бледная и немощная такая.

Немощная? Хотя да, по сравнению с этой женщиной я действительно немощная. Но разговор начал уходить куда-то не туда.

— Так что там с чертями то?

— А с чертями… Знамо что, они зло.

Она что издевается?

— Да вы что? А я думала они пушистые и хорошие, и только от жизни свинячей пятак приобрели.

— Ох, девка да какой пятак? Я ж тебе говорю зло они. А как ведомо зло привлекать должно, притягивать. А кого свиным рылом привлечешь? Сказка это для детей придумана была, чтоб когда забалует дитя, ты его припугнул чертом, и он успокоился.

Ага, и заикой стал.

— А какие тогда они? Черти эти.

— Ну знамо какие, красивые. Они ж зло, а там все такие. Вот и пришли они однажды в деревню одну, чертей десять все высокие, статные чернявые, только рога и выдают. И начали выпытывать, что да к чему. Мужикам это не понравилось, да и кому понравиться, когда девок увести хотят. Вот они и похватались за косы да вилы, да только куда им до силы лихой-то. Их и уложили даже минуты не прошло, а девки как увидали чертей этих, так сами за ними и пошли. Семьи оставили, никого не спросили, даже вещей не собрали. Просто ушли на ночь глядя, и ни что не могло их остановить. Вот тогда и решили, что это колдовство какое, магов вызывали. Да те только руками разводили, и вот года два назад все прекратилось, не приходят они больше, но бояться их от этого не меньше, поэтому и девок красивых прячут, да присмотр за ними особый.


Ну, ничего себе история. Весь мой мир рушиться. Оказывается черти красавцы. К тому же я не особо виню девушек ушедших за ними, так как экземпляры мужчин, который я видела в деревне, полностью оправдывали их действия. Я бы тоже наверное к чертям ушла.

— А почему женщины у чертей страшные? Они что, не зло?

— До хто ж его знает? Зло то они зло, но такие страшные, как будто этого зла никогда и не видели.

Очень интересно. Явная несправедливость.

— А где этих чертей увидеть можно?

На меня с подозрением посмотрели, но ответили:

— Да вот в Росстань приедем, и насмотришься. Там этой нечисти видимо невидимо ходит. Оттого приличных девушек и не пускают туда.

Так, что-то я запуталась совсем.

— А если все ехали в город, а там нечисть разная, чего же они из повозки на ходу выпрыгивали?

— Так в городе нельзя волшбу насылать. Там все защищенные, если кто прознает, что колдовал на человека, то накажут. Хоть что-то хорошего в этом проклятом городе.

— Проклятом? Вы это о чем?

— Так Росстань же.

Я непонимающе посмотрела на нее. К нашему разговору уже прислушивались все.

— Ты и этого не знаешь, что ли?

Я отрицательно покачало головой, и виновато потупила глаза.

— Правду говорят, что в седьмом королевстве не женщин, а цветы выращивают. Росстань же находится на перекрестке всех королевств, свободный город. Туда может прийти каждый: человек ли, или нечисть какая, всем дорога открыта. Вот все и прут туда, поступают в местную академию. То еще место, как можно людям учиться вместе с нечистью, чему их там научат?

А вот это уже вообще интересно. Это куда же меня на обучение хотят отдать? Снова взглянула на Айну, но она избегала моего взгляда, что меня совершенно не порадовало.

— А вы зачем в Росстань едете?

Этот вопрос мне задала другая женщина, такая миловидная, круглая и румяная что непроизвольно вызывала симпатию.

— Да вот в академию сказали поступать.

Мертвая тишина воцарилась на несколько секунд, а потом заговорили все и сразу.

— Да как можно-то?!

— Это кто ж такое удумал?!

— Нельзя девку отдавать туда!

Я решила прекратить этот поток возмущения:

— По другому нельзя было.

Все снова замолчали, и с сочувствием смотрели на меня. Блин, я сама себе уже заранее сочувствую.

— Ох, беда, беда. И не спасти уже девку никак-то. Соблазнит тебя там черт какой-нибудь, или еще какая нечисть, и все пропала девка.

— Вы же говорили, что в городе все защищены.

— Так коли по доброй воле, то можно. Мы ж собой потому незамужних и красивых не берем. Соблазн то очень велик, даже для нас. А что говорить о молодых и горячих.

Чувство полного попадалова во мне крепло с каждой минутой нашего разговора.

— Вот тебе мой совет. Если видишь красивого мужика, беги не оглядываясь. Выбери себе пообычней, да поприземистей. Точно не ошибешься.

— То есть мой вариант маленький и страшный?

Все согласно закивали. Во что меня только втравили. И Айна тоже хороша, могла хотя бы предупредить, куда отправить меня собралась. Нет, молчит как партизан, ни слова за все время дороги не выдавила. Она что, собиралась бросить меня на растерзание мужчинам повышенной привлекательности? Нет, я никогда особо гулящей не была, если была возможность выбора, то дискотеке или вечеринке, предпочитала тишину и общество любимых книжных героев. Наверное, поэтому до сих пор и замуж не вышла. Но все же я женщина, и мне присущи гормоны, которые иногда требуют выхода. А у меня секса давно не было, и теперь меня в логово к непонятно кому везут? Надеюсь у знахарки припасен какой-то антивозбудин, и мне не придется опозорится на всю академию. И я буду как неприступная скала или крепость, которую не взять. Хотя может эти красивые образцы мужественности будут глупые или чересчур самоуверенные. У меня не что не отбивает желания так как эти два показателя, там уже ничто не поможет, ни сексуальность, ни красота, ничего.

Таким образом пытаясь успокоить себя, я потеряла нить разговора. Да и какая разница, что они там говорят. Как говорится: "Ушла в себя, вернусь не скоро".


Глава 7

Проснулась я от резкого толчка, и громкого стука в стену, который сопровождал ор:

— Приехали. Выгружайтесь.

Спросонья не сразу поняла где нахожусь. У меня такое часто бывает, пока не проснусь, не могу сориентироваться. Осмотревшись вокруг, и увидев что возлежала я на пышных телесах своей соседки, вместо подушки, быстро встала. Надо же какая добрая, даже не возмущалась по этому поводу. Наоборот, увидев что я проснулась, сочувствующе проговорила:

— Совсем поди умаялась. Вчера заснула, не добудишься. Да оно и к лучшему, отдых то в этой проклятой академии тебе не светит. Ну ладно, удачи тебе. Да береги себя, не поддавайся чертям этим, умеют они на ухо хорошие слова шептать.

С этими словами она с кряхтением вылезла из повозки. За ней потянулись остальные. А так как мы заходили первым, то выходить предстояло нам последними. Я встала и попыталась хоть как то размять затекшие мышцы. Не тут то было, я не то что размять, двигаться с трудом могла. Марафон не прошел бесследно, к тому же синяки полученные во время спасания селян от наступления чертей, также давали о себе знать. Теперь нескоро приду в норму. Какое там поступление, мне бы отлежаться пару денечков, но не дадут же, изверги.

Сделала шаг к выходу, не без труда слезла. И почему никто не додумался хотя бы лесенку какую приделать, что ли? А то приходиться прыгать, как козе горной. Простые движения, не вызывавшие раньше никакого труда, сейчас приходилось делать с усилием.

— Быстрее вылезай, давай. Или ты решила здесь поселиться?

— Вась, отстань а? Всю дорогу молчал, вот будь так добр и сейчас помолчи, хорошо?

Кот обиженно насупился. И что с ним происходит? Прямо слова не скажи. Он меня по поводу и без повода подкалывать может, а мне значит не положено. И Айна ведет себя загадочно, укуталась платком до самых бровей, и ни слова не говорит.

Оглянулась по сторонам, и обомлела. Я готовилась увидеть снова какую-нибудь деревню, разве что побольше. Но передо мной раскинулся настоящий город. Он был так похож на старые европейские города. С их мощенными улочками, каменными домами, готическими соборами. Везде сновали, кажется, люди. Присмотревшись немного, поняла что только кажется. Так как у некоторых индивидов присутствовали рога, хвосты, когти, клыки, которые они не стеснялись демонстрировать. Я ощутила себя как на косплее. Ну не может же эта зеленая кожа и выступающие клыки быть настоящими. Или вон те витые рога, шипастый хвост и длинные черные когти, тоже никак не могут принадлежать человеку. И чем больше я смотрела на них, тем больше пялились на меня. Представляю как сейчас выгляжу, и понимаю что ничего хорошего они там не увидят. Платье грязно-серое, волосы всклочены, так как даже расчесаться было нечем, и при этом не умывалась. Красота просто. И тут словно не замечая моего, мягко сказать, помятого вида, ко мне двинулся один из этих клыкасто, когтисто, хвостатых.

— Девушка, вам помочь? Может вы заблудились? Или проводить куда?

Стою хлопаю глазами, и не могу ничего сказать. Он улыбнулся, но лучше бы этого не делал. У него были острые зубы, и кажется их было слишком много. Таких зубов у вегетарианцев не бывает. И мне почему то кажется, что он не кору дерева ими грызет. Я в испуге отпрянула, и с надеждой посмотрела на Айну, но та стояла ни слова не говоря. На выручку пришел Василий:

— Чего к моей хозяйке прикопался? Иди куда шел, демон блудливый.

Тот внимательно оглядел кота, усмехнулся:

— Ведьма значит. Поступать, наверное, приехала? Ну тогда удачи, увидимся.

И снова улыбнулся своей акульей улыбкой. Предвкушающе так. Мама, забери меня отсюда. Так, стоп, моя биологическая мама здесь рядом, играет в молчанку.

— Айна, в чем дело? Зачем ты со мной вообще поехала, если онемела после Дубков сразу?

За нее снова ответил Василий:

— Не может она пока говорить. Вот когда убедиться, что ничто не угрожает, тогда и заговорит. Давно мы тут не были.

— Просто замечательно. А мне что делать пока она убеждается? А вдруг опять кто-нибудь подойдет?

Кот раздраженно зафырчал:

— А вот нечего пялится. Сама провоцируешь, а потом жалуешься. И что мне с тобой делать дальше?

Раздался тихий, едва слышный голос:

— Василий хватит.

Оказывается, это Айна вышла из своего онемения.

— Что дальше?

Этот вопрос очень интересовал меня. Неплохо было бы поесть и умыться. Но мечтам не суждено было сбыться, так как знахарка произнесла:

— Сейчас покупаем все нужное, приводим тебя в порядок и сразу в академию. Времени не так много осталось.

Она двинулась вперед, я следом за ней. Шествие замыкал кот.

Прошли мы недалеко. Через несколько поворотов был рынок. Там все пространство занимали пестрые палатки. Чего там только не было… Через некоторое время были куплены пару юбок, несколько льняных рубашек и даже, к моему глубочайшему изумлению, несколько штанов. Остальное было мелочи. Канцтовары не покупали, как сказала Айна, в академии все выдадут. И вот в конце нашего шопинга, я спросила про косметику, в красках обрисовав свои трудности, она понятливо кивнула. Мы зашли в один из магазинов, где разжились несколькими баночками, щетками и гребнями. Прижимая к себе это сокровище я шла по улице, и мечтала умыться и переодеться. Словно прочитав мои мысли Айна тихо произнесла:

— Зарина, сейчас зайдем на постоялый двор. Я все равно комнату снимать на сегодня буду, обратно только завтра отправлюсь. Там ты приведешь себя в порядок, и пойдете к академии. Нужно все делать быстро, большая часть дня уже прошла, а нам до наступления темноты нужно все успеть.

Согласно кивнула. То что большая часть дня прошла я заметила. А со вчерашнего дня маковой росинки во рту не было. Я переживала насчет фигуры, что поправлюсь? Да ничего подобного, пару раз покормили и хватит.

Остановились мы возле небольшого каменного здания с красивой вывеской. Пока знахарка ходила платить, мы с котом внимательно и с интересом все осматривали. Сняв комнату, поспешили на верхний этаж. Там не дав мне опомниться всучили рубаху и штаны, приказав быстро умыться, расчесаться и переодеться. Справилась я в рекордные сроки. И посвежев, проголодалась еще больше. Выходя из комнаты решила высказать свое возмущение, но не успела. Там был уже накрыт стол, и пахло все так аппетитно и вкусно, что едва не захлебнулась. Ура!!! Я все таки буду есть, меня покормят!

— Садись ешь Зарина. И пока ешь, послушай.

Ну конечно, как же без этого. Обычные застольные разговоры, все проблемы нужно решать именно во время еды, чтобы аппетит сильно не разгулялся.

— Есть еще какие-то сюрпризы?

— Я не понимаю о чем ты. Но к академии я с тобой не пойду. Возьмешь Василия и отправитесь, как только поедите.

— Как не пойдешь? Зачем вообще было провожать?

— Я должна была убедиться, что ты доберешься вовремя. Прости меня, я понимаю что тебе тяжело. Поверь, мне сейчас не легче. Я не могу близко подходить к академии, так как есть вероятность что меня раскроют. Там есть один маг, который знает меня. Я рисковать так не могу. Не сейчас. Ведь если раскроют меня, то также поймут и кто ты.

— Отлично просто, Айна. Ты информацию всю выдать можешь? А то выдавливаешь из себя по крупицам. Что еще я должна знать?

Она виновато потупила глаза. Мне ее даже жаль стало, такой несчастной она выглядела.

— Я уже говорила тебе, что сама многого не знаю. Запомни только несколько основных правил: никто не должен узнать настоящего имени рода…

Тут я не стерпела, и раздраженно ее прервала:

— Да как же они узнают-то? Я сама его не знаю.

— Вот и хорошо. Вот и не надо тебе знать. Запомни, зовут тебя Зарина Лесная, ты сирота, а вырастила тебя деревенская знахарка. Всю жизнь ты прожила недалеко от деревни, в лесу. Этим можно будет объяснить некоторые твои странности. И самое основное, самое главное правило — не попадайся на глаза ректору академии. Старайся быть незаметной. Помнишь все что говорили про чертей?

Я утвердительно кивнула.

— Так вот, он самое настоящие порождение бездны, намного хуже тех о ком рассказывали. Держись от таких подальше. Прошу тебя! А ты Василий проследи.

Молчавший, и не влезающий до этого в наш разговор кот, недовольно протянул:

— Да уж прослежу за ней, что бы не опозорилась на всю округу.

Не знаю как себя сдержала и не съязвила в ответ. Видимо в неравной борьбе перевесил голод. Расправившись с едой, засобирались в дорогу. Я взяла свои вещи, Василию вещи были не нужны, поэтому ему еще лучше.

Айна провожала нас долго. И столько неподдельной тоски было в ее глазах, что против воли аж сердце защемило. Кот вообще уходить не хотел, с трудом но знахарка заставила.

Шли мы неспешно, даже несмотря на то, что начинало смеркаться. На душе было пусто. Как же меня угораздило? Я всего лишь обычный человек, до этого жила размеренной скучной жизнью, работала рядовым бухгалтером, при чем была в этом деле весьма посредственной. И вот как я могла очутиться в этом странном мире? До сих не верилось, я все ждала того момента, когда проснусь, и все снова станет как обычно.

— Все, пришли.

Я посмотрела на Василия. Ему ведь тоже сейчас нелегко. Пришлось расстаться с хозяйкой, ради незнакомой девицы. Но все он не раскисает. Хотя ему все же легче, он кот, и для него этот мир родной.

Посмотрела куда же мы пришли. А стояли мы в центре большой площади, где возвышался величественный замок. И был он настолько величественен и мрачен, что я сразу же ощутила себя маленькой и ничтожной. Вообще всему городу была присуща некоторая зловещая мрачность, но там хотя бы это впечатление разбавляли яркие вывески, красивые витрины. А здесь ничего, только темный камень, и давящая атмосфера. И вот здесь мне предстоит провести ближайшее время?

Словно подтверждая мои мысли кот раздраженно произнес:

— И чего опять застыла? Солнце скоро сядет, и ворота закроют. И так опаздываем, пошевеливайся.

После этих слов сделала первый неуверенный шаг в сторону учебного заведения. Чувствую себя первоклашкой, с трепетом идущую на первое сентября. Хотя нет, не совсем так. Тогда было радостное нетерпение, ведь мы еще не знали что нас ждет, а сейчас у меня был реальный тремор. Но все же пересилив себя, глубоко вздохнула, расправила плечи, и уже уверенной походкой направилась в сторону ворот.


Глава 8

Как только ступила за ворота, те с тихим скрежетом закрылись. И как это понимать? Намек что обратного пути нет? Так мы не отступаем, не приучены к подобному.

— Насилу успели. Еще чуть-чуть и все.

Я и интересом посмотрела на Василия.

— И что теперь?

— Как что? Иди в академию. Сегодня успеешь еще испытание пройти. Если впустили, значит примут.

Все же слегка мандражируя, но не подавая виду, направилась к величественному зданию. Ощущала себя букашкой, которую сейчас по неосторожности кто-нибудь раздавит.

Возле подножия лестницы, словно охраняя вход, сидели два огромных каменных чудовища. И вот честно, было ощущение, что они пристально наблюдают за каждым моим шагом. А возле самого входа, стоял молодой мужчина явно кого-то ожидая. Как оказалось меня.

— Сколько можно вас ждать? Последний день отбора, и уже закрыты ворота. Надеялись что уже все, как услышали что остался еще один поступающий.

— Вы меня ждали?

Он с недовольством посмотрел на меня:

— А вы кого-то еще здесь видите?

Отрицательно покачала головой, так как действительно везде царила просто гробовая тишина, и создавалось зловещие ощущение, то мы одни здесь.

— Пойдемте, я должен проводить вас к приемной комиссии.

Больше ничего не говоря, он развернулся и зашагал по холодному мрачному коридору. Я шла следом, стараясь не отстать ни на шаг. Страшновато оставаться одной, или с котом в этом жутком месте. Словно попала в логово вампира из старых фильмов. Для полного завершения картины не хватало только гробиков, используемых в качестве кровати.

А мы все шли и шли. Я потерялась бы здесь сто процентов, с моим топографическим кретинизмом. Мы раз пятый уже сворачивали по коридорам, и поднимались по винтовой лестнице вверх, пока наконец не остановились возле одних из многочисленных дверей.

Мой провожатый толкнул створки, и напоследок пожелал:

— Удачи. Вам она понадобиться.

С таким обнадеживающим напутствием я вошла в комнату. Хотя это скорее был зал. Он разительно отличался от всего, что я видела в этом замке до сих пор. Хотя вроде бы тот же холодный камень, но отполированный до блеска. Мебели нет никакой, только огромный стол и кресла, в которых сидят загадочные личности. Загадочные, потому что лиц их не было видно. Я почувствовала, как что-то теплое коснулось моей ноги, опустила взгляд. Оказалось, что это Василий устроился практически у меня на ногах, ни капельки не смущенный этим действием.

Зазвучал холодный, даже какой-то замогильный голос:

— Откуда животное?

Моего ответа видимо никто не ждал, так как ответил писклявый противный голос:

— Ведьма она значит. Что не видишь, что ли? Фамильяры такого уровня только у них бывают.

В этот диалог вступил еще один из этих экзаменаторов. Его голос был глубокий и какой-то бархатный. Вот только нотки откровенного призрения слегка портили общее впечатление.

— Очередная ведьма? За сегодня это уже сотая. — и обращаясь уже ко мне, спросил. — Вам что, здесь медом намазано что ли? Идите в свою ведьминскую школу, и учитесь там, зачем в академию пришли?

Я стояла и глупо хлопала глазами, не в состоянии произнести ни слова. Кажется, это уже слишком.

— Девушка вы что немая или глухая?

Наконец удалось выдавить из себя:

— Нет.

Ну не могу ничего с собой поделать. В таких ситуация я всегда теряюсь. Уже позже приходит злость на себя, что ничего не сказала в ответ. Проигрываю несколько раз мысленно произошедшую ситуацию, и рассуждаю что могла сказать на ту или иную колкость. Но почему то в нужный момент мое красноречие меня покидает. Просто бесит.

— Так может вы умственно отсталая? — это снова писклявый, противный голос, который явно принадлежит женщине. — Таким не место в нашем учебном заведении.

Я возмущенно застыла. Что за х… эта их академия, если здесь при поступлении позволяют так себе разговаривать.

— Я не ведьма. И с моими умственными способностями все в порядке. В отличие от вашего хамства.

Послышался тихий смешок. То есть я их веселю? Клоуна заказывали?

— Мы уже сотый раз за сегодня слышим это. Зачем вы хотите поступить в академию? Мужа ищите? Так для этого не обязательно поступать сюда, в городе достаточно мужчин для такого дела, кто-нибудь да польстится.

Все, это была последняя капля.

— Я думала, что пришла поступать в академию. Оказалось что я ошиблась, это какое-то сборище идиотов. Всего доброго.

Развернулась чтобы уйти, но не смогла сделать и шага. Прямо как тогда, когда в избушке у Айны приросла к скамье. А позади меня слышался возмущенный шепот, и старческий властный голос.

— Она не ведьма. Вы что не видите? Устроили здесь бог знает что. Девушка, вернитесь на место.

Оцепенение отпустило меня, и я смогла обернуться.

****

— Подойдите ближе.

Медленно, словно опасаясь нападения, подошла поближе.

— Как вас зовут.

— Зарина Лесная.

— Откуда вы?

— Из деревни Березовка.

— Из какой семьи?

— Я сирота. Воспитывала меня местная знахарка. Это что, допрос?

— Это стандартная процедура опроса при поступлении. Вы хотите получать стипендию или на платное обучение?

Я задумалась над этим вопросом. Мы Айной это не обсуждали, но денег навряд ли у нее много. Поэтому ответ был очевиден.

— Я претендую на стипендию.

Послышался недовольный голос:

— Еще одной голодранки не хватало.

— Профессор Стархова, я попросил бы вас воздержаться от комментариев.

Этот старик, судя по голосу здесь главный. После того как недовольные шепотки стихли, обратился снова ко мне.

— Когда проснулась ваша магия, и какова ее природа?

— Несколько дней назад. Огневая магия.

Ответом мне было ошеломленное молчание.

— Огневая? Вы уверенны?

Я не могла понять чем вызвана подобная реакция.

— Ну, мне так сказали, и настоятельно рекомендовали поступить именно в эту академию.

Снова недолгое молчание, и фраза которая меня страшила во всем этом больше всего.

— Ну что ж, сейчас посмотрим. Приступим к испытанию.

Один из экзаменаторов сделал жест рукой, и передо мной прямо из воздуха возникла сфера. Она была чистой и прозрачной, похожей на мыльный пузырь, который переливался всеми цветами радуги, и еще по нему проходили разряды голубоватого цвета. Это что, ток? Меня решили просто поджарить, чтобы долго не возиться? Мои страхи подтвердились едва раздался приказ.

— Положите руки на сферу, и максимально сожмите ее.

Делать этого я уж точно не собиралась. Склонности к самоубийству у меня никогда не было:

— Вы серьезно хотите чтобы я притронулась к предмету, который находиться под электирическим напряжением?

— Я не совсем понимаю о чем вы, что весьма странно. Но вам нужно положить руки на сферу для того чтобы мы могли увидеть природу вашей магии, и внутренний потециал.

Почувствовала как в ногу впились когти. Посмотрела вниз, там все так же был Василий, который перепутал мою ногу с когтеточкой. Он выразительно посмотрел в сторону сферы, словно безмолвно намекая на то, что я должна сделать. Поняв что выхода у меня нет, осторожно протянула руки в сторону шара.

Остальное произошло, можно даже сказать, без моего участия. Как только я протянула руку, шар слово магнитом приклеился к ним. Я инстиктивно его сжала. В то же мгновение он стал сначала желтым, потом оранжево красным, он был похож на клубок огня у меня в руках.

Со стороны наблюдателей послышался изумленный вздох, и все заговорили разом.

— Огневик.

— Сила выше пятого уровня.

— Как она еще не сгорела?

— Вы только посмотрите на потенциал. При должном обучении, может достичь не меньше девятого уровня.

— Какая способность преобладает над всеми?

После этого вопроса тишина, а потом прямо в воздухе начали появляться какие-то символы, и расчеты.

— Боевая единица, и при этом, что самое странное вторая сильнейшая способность целительство.

Снова изумленный шепоток.

— Можете отпустить сферу адептка Зарина.

Стоило это сказать, как шар сам, снова без моего участия, отлип от рук и исчез. Раздался уверенный женский голос.

— Адептка зачислена на факультет целительства.

Недолгое молчание, после которого раздался глубокий и бархатистый голос.

— Нет, адаптка зачислена на факультет боевой магии.

Женщина даже возмущенно подскочила.

— Магистр Атли, она девушка. Какая боевая магия? К тому же у нее большая склонность к целительству. При небольшой корректировке способностей, это станет ее сильнейшей стороной.

— Она боевой маг, магистр Лута. Это ее сильнейшая способность, и было бы очень глупо отправить подобный экземпляр на целительский факультет.

— Да как вы можете?..

Начинающийся скандал прервали на самом интересном месте.

— Достаточно. Адептка Зарина Лесная зачислена на факультет боевой магии, но с дополнительными занятиями по целительной магии.

Женщина явно была не согласна.

— Проректор Хольмстейн, вам не кажеться что это слегка поспешное решение? Может подождем ректора, и он примет окончательное решение?


— Магистр Лута, вы сомневаетесь в моей способности принимать верные решения?

Та сразу пошла на попятную, снова села и уже тише добавила.

— Нет, но ситуация особая. У нас давно такого не было.

— Ректора нет в городе. К тому же, я думаю он был бы согласен со мной. В нынешнем положении мы нуждаемся в боевых магах, особенно огневиках, больше чем в целителях. И пол уже не важен.

Я стояла и ошеломленно молчала. Я боевой маг? И что они делают? С кем то борятся? Тогда я не хочу. Моя трусость склоняет меня к пацифизму. Но мое мнение, по всей видимости, никого не интересовало.

— Адептка, как я уже сказал, вы зачислены на факультет боевой магии. Послезавтра общее собрание для новоприбывших, и первый день учебы. Завтра вы должны получить вещи и все необходимое для прибывая и учебы в " Межрасовой академии магии." На заселение сегодня вы опоздали, поэтому вас проводят во временную комнату, а завтра с утра заселитесь в общежитие. Подойдите.

Я подошла ближе к говорившему. Он протянул ко мне руку.

— Дайте свою руку.

Не без опаски протянула. Он взял со стола какой-то предмет и защелкнул на запястье. Это оказался обычный металлический браслет. Только металл был чересчур холодным.

— Этот браслет для того, чтобы котролировать ваш уровень магии. Ваше животное будет жить с вами?

— Да, со мной.

— В общежитии нельзя иметь животных, но так и быть сделаем исключение. Завтра с утра сначала зайдите в канцелярию, подпишите стандартный договор на обучение и стипендию, и там же получите дальнейшие инструкции. Все, а сейчас свободны. В комнату вас проводят.

Выходила я из зала в смешанных чувствах. Не покидало ощущение нереальности происходящего. На выходе меня ждал тот же мужчина. который проводил сюда.

— Поздравляю с поступлением.

— Спасибо.

Мы снова шли по тем же коридорам, но теперь они выглядели не так мрачно как раньше. И вся обстановку вокруг изменилась. Появились красивые панели на стенах, мягкие ковры на каменном полу. Видя мое замешательство, спутник проговорил:

— Защитная магии академии. Те кто не является ее учащимися или преподавателями, видят все по другому.

Понятливо кивнула. Неужели и так бывает?

Через время подошли к небольшой двери в стене.

— На сегодня это ваша комната. Вот, возьмите.

Мне протягивали карту. Самую обычную, бумажную. Я взяла, так как навряд ли меня будут постоянно сопровождать.

— Спасибо.

— Спокойной ночи.

На этом меня оставили в одиночестве. Толкнула дверь, она оказалась незапертой, и прошла внутрь небольшой комнаты. Главное, что меня сейчас интересовало это кровать, и она здесь присутствовала.

Глава 9

Это утро ничем не отличалось от предыдущих, проведенных в этом сумасшедшем мире. То есть мне не светило больше спокойное пробуждение. Проснулась от того, что кто-то истошно мяукал. Открыла глаза, осмотрелась вокруг, нашла источник шума. Он сидел в изголовье кровати и вопросительно смотрел на меня. Посмотрела в небольшое окно, рассвет только-только занимался. Да это форменное издевательство. Со словами:

— Еще рано, дай поспать. — снова закрыла глаза.

Через мгновение мне на лицо нагло опустилась огромная, волосатая туша. Почувствовав что шерсть не только в носу, а уже и рот полон шерсти, со злостью подскочила, сбрасывая с себя не в меру наглое животное.

— Вась, ты что совсем обнаглел?

Кот сидел и как ни в чем не бывало смотрел на меня своими бесстыжими глазами.

— Ты что, дар речи потерял?

Он отрицательно покачал головой. Что с ним происходит? Тем временем он выразительно посмотрел на карту, которая лежала рядом с кроватью. Вчера так устала, что не даже не раскрыла ее.

Подошла подобрала, повертела в руках, и из нее выпал какой-то сверток. Осторожно взяла в руки. Там было что-то мягкое и теплое. Развернула, оказалось что это ошейник для кота, который был сделан из мягкой кожи, вот только застежка не совсем обычная, выполненная из какого-то кристалла, она мягко мерцала и источала тепло.

Посмотрела на кота, он вопросительно выжидательно на меня.

— Это нужно на тебя одеть?

Он утвердительно закивал. Подошла к нему и осторожно защелкнула. И уже через минуту пожалела, что сделала это.

— Ну наконец то. Думал никогда не догадаешься.

— А что не так?

— Что не так? Это проклятая академия блокирует любую магию животных, и фамильяров в том числе. Меры безопасности, чтоб их.

— Так ты говорить не мог?

Кот недовольно смотрел на меня:

— А ты что думала, я просто так молчу?

— Ну, не знаю. А вдруг в тебе проснулось чувство такта. И вообще, зачем ты меня в такую рань разбудил?

— Совсем обленилась? Уже утро на дворе, солнце встало. Я есть хочу.

С трудом сдержалась чтобы не стукнуть его чем-то тяжелым.

— Скажи Василий, если я сниму эту штуку, ты не сможешь говорить?

Кот отскочил от меня на безопасное расстояние.

— Ты не посмеешь. Кто тогда тебя от глупостей защищать будет?

— Даже не знаю, вчера же как то без тебя обошлась.

Раздалось рассерженной сопение.

— Ты еще не знаешь куда попала. А сейчас одевайся и пошли искать где можно поесть. Я с голоду помираю.

Стоило ему об этом сказать, как я тоже почувствовала непреодолимый голод. А нам вчера никто не сказал, где здесь кормят, и кормят ли вообще.

Осторожно развернула карту. Там оказалось схематическое изображение академии. Как ни странно, все что там было написано я понимала. С этим разберусь попозже, а сейчас решаем проблемы насущные. И так столовая, где же ты. Через минуту внимательного изучения, поняла что ничего не поняла. Кот подошел и стоял за спиной, мешая своим громким сопением сосредоточиться.

— Василий или подойди помоги, или отойди подальше. Ты мешаешь.

Возмущенное сопение раздалось совсем близко.

— Это магическая карта. Каждая из них настаиваться на определенного человека, ну или не человека, и показывает все что ему нужно.

— Что-то я не замечаю, чтобы она хотя бы что-то показывала. А так мы с голоду помрем точно, пока столовую искать будем своими силами.

На меня смотрели как на очень глупого человека или ребенка. С этаким коктейлем из жалости и умиления.

— Зарина, тебе ее на себя настроить нужно.

С сомнением посмотрела на изделие из бумаги. Покрутила, мало ли может где-то есть кнопка перезагрузки, ну или что-то вроде того.

— Как я это сделать должна?

— Чему вас только в том мире учат? Не знаешь даже самых простых вещей. Кровью капни на карту, и все.

Просто замечательно, я до жути боюсь когда мне что-то прокалывают. На меня паника накатывает даже при мысли о том, что у меня будут брать кровь на анализ. А как саму себя уколоть, я даже не представляла. К тому же никаких острых предметов вблизи не наблюдалось. О чем собственно и сообщила некоторым умным. После моего замечания, этот кошак направился ко мне с кровожадным взглядом. Вот не нравилось мне все это совершенно.

— А зачем ты подходишь ко мне так?

— Зарина ты же есть хочешь?

— Хочу.

— Я тоже хочу, поэтому давай свой чертов палец, и закончим наконец с этим.

Палец я давать не хотела, поэтому спросила:

— Вась, а ты не слишком умный для кота?

— Для кота слишком, для фамильяра в самый раз. Палец давай говорю, а то проколю что под лапу попадет.

Понимая что выхода нет, протянула руку, зажмурила глаза. Боже, ну какой из меня будет боевой маг? Я даже простого укола боюсь, не говоря о чем то большем. Таких не берут в боевиков. Ощутила легкий укол, открыла глаза. На пальце набухала капля крови.

****

— Ну и долго ты на нее смотреть будешь? Капай уже.

Послушно капнула на бумагу. В то же мгновение с картой начали происходить метаморфозы. Она как голодное животное проглотила кровь, потом сжалась, скомкалась и превратилась в небольшой огненный шарик, который потянулся к моей руке. Испуганно отпрянула, на такое я не подписывалась. Сзади орал кот:

— Куда бежишь дура? Протяни ей руку, трансформация должна завершиться.

— Ага, и обуглевание конечностей мне обеспечено. Нет, спасибо мне рука еще понабиться.

Все это я проговорила не останавливаясь, и носясь по комнате, убегая от преследования огненного шарика. При этом постоянно ругая себя за то, что вернула своему фамильяру способность высказываться. На очередном витке по комнате, почувствовала что мне что-то попалось под ноги, споткнулась и растянулась навзничь на полу.

Огонек не став дожидаться пока я снова смогу двигаться, ринулся в мою сторону. В панике закрыла руками лицо. Ощутила как тепло коснулось внутренней стороны ладони, не было обжигающего жара или боли, просто ровное приятное тепло, которое распространилось от ладони до локтя. С опаской отстранила руки от лица, и посмотрела на них. Теперь левую ладонь украшал рисунок замка. Красивый такой и точный, а рядом со мной сидел кот и поджимал свою лапу, намекая на то. обо что собственно я споткнулась.

— Давай договоримся, если я говорю что это не опасно и нужно так сделать, ты это делаешь.

С сомнением посмотрела на него, потом на руку, потом опять на него:

— А откуда ты знаешь опасно или нет?

— Оттуда, что это твоя магия ее преобразовала, а значит она тебе не навредит. Смори где можно поесть. А то от всех этих нервов еще больше есть захотелось.

Я была полностью с ним согласно, но оставалась еще одна проблема:

— А как смотреть?

Издав горестный вздох, он закатил глаза.

— Ну не знаю, она под тебя подстраивалась. Но учитывая твои умственные способности, явно что-то не сложное. Попробуй подумай о том, куда хочешь попасть.

Уже даже не обижаясь на оскорбления со стороны некоторых, я решила попробовать. Сосредоточилась и представила себе еду. Ну или место где может быть предполагаемая еда. Несколько секунд ничего не происходило, а потом рисунок начал меняться. Исчез замок, а появились линии, которые превращались в коридоры и комнаты. Через время на моей руке был изображен путь, который вел из этого помещения в предполагаемое место поглощения пищи. Честно говоря, слегка жутковато смотрелось, когда происходит это у тебя на коже.

— Чего сидим? Кого ждем?

Ну что за вредное существо. Быстро умывшись и одевшись, собрала все пожитки, решила забрать все сразу, а вдруг в эту комнату больше не придется возвращаться. Мы отправились в сторону столовой. В этот раз благодаря местному аналогу навигатора, мы сами довольно быстро нашли место назначения. Это оказался большой зал, на первом этаже. Он был поделен на несколько секций, каждая секция имела свой цвет. Кажется, это не просто так, но сейчас когда просто зверски хотелось есть, думать об этом было некогда. Стол раздачи еды стоял в дальнем конце зала, без колебаний направилась к нему. Там никого не оказалось. Но голод необходимо было утолить, поэтому я громко постучала по столешнице. Звук действительно вышел громким, даже не ожидала. Через несколько минут раздалось недовольно кряхтение, и из незаметной двери в стене вышла невысокая, но полная женщина.

— Кого там в такую рань принесло-то?

Я виновато потупилась.

— Извините.

Та внимательно меня оглядела.

— А так это ты не свет ни зоря поднялась. Ну что ж тебе простительно, вон какая тощая.

Никогда не считала себя худышкой, но в этом мире видимо все немного по другому.

— Можно нам поесть?

Она с удивлением посмотрела на меня:

— Нам?

Не понимая причины ее замешательства произнесла:

— Ну да. Мне и моему коту.

— Коту?

Она внимательно еще раз посмотрела на меня. Обошла по кругу, а потом раздалось:

— А вот ты где. И чего прячешься?

Кот обнаружился сидящим под столом, и изображающим из себя предмет мебели.

— Ох, какой хорошенький. И как вам только разрешили оставить его? Сейчас мы тебя накормим маленький. Вылезай оттуда.

Кот наотрез отказывался. Я вообще не понимаю что здесь происходит, а тем временем женщина все уговаривала животное:

— Ну чего же ты упрямишься? Сейчас дам тебе вкусного мяса, вылезай давай.

Хотелось бы и мне вкусного мяса.

— Давайте я сама со своим котом договорюсь, а вы нам поесть дадите.

Она недовольно зыркнула на меня, как будто я отвлекла ее от самого интересного в мире занятия.

— Хорошо, располагайтесь. Так как вы первые, все принесу сама.

Бросив последний алчный взгляд на моего кота, она ушла.

Я наклонилась под стол, достала упирающегося кота, и задала вполне закономерный вопрос:

— Что с тобой происходит?

Тот посмотрел на меня безумными глазами:


— Зарина, нам надо выбираться отсюда. Это страшное место.

Недовольно посмотрела на него.

— Ты только сейчас об этом подумал? Так что происходит?

— Она из степных ведьм.

Он сказал это таким тоном, как будто эта фраза должна была все объяснить. Вот только мне это ни о чем не говорило.

- И?

— Что и? Она таких как я на завтрак ест, а такими как ты закусывает.

Эта милая женщина? Ну ладно она слегка странная, но все же милая. Оказывается последнюю фразу Василия слышала не только я. К нам как раз в этот момент подошли с подносом еды. Поставив его перед нами, женщина спокойно сказала:

— Я давно уже из клана ушла. По другому бы меня сюда и не приняли. Так что не переживайте, есть я вас не собираюсь. Просто последний раз ведьминского фамильяра видела очень давно. Сюда же их не допускают. Как вам только удалось провести это чудо с собой?

— Мне сказали, что сделают исключение.

Женщина с удивлением посмотрела на меня:

— Милочка, а к каким ведьмам ты принадлежишь?

— Я не ведьма.

Глаза собеседницы совсем изумленными стали:

— Интересно. Ну да ладно, не буду вам мешать. Приятного аппетита.

Она ушла, но при этом несколько раз оборачивалась, окидывая нас таким странным взглядом, что невольно становилось не по себе. Но любые мысли покинули нас, как только аромат который источала еда, достиг нашего обоняния. Больше ни на что не отвлекаясь мы дружно накинулись на еду.


Глава 10

Насытившись мы почувствовали себя значительно лучше и уверенней. Следующим по плану было посещение местной канцелярии. Найти ее также не составило особого труда. Пока мы шли, были видны изменения, происходящие внутри и за стенами этого учебного заведения. Коридоры постепенно наполняли голоса. Я старалась не слишком оглядываться по сторонам, боясь привлечь лишнее внимание, которое мне было совершенно ни к чему. И тем не менее, я успела заметить, что обычных людей, с обычной внешностью практически нет. Были либо слишком зубастые, либо рогато-хвостатые, даже парочка излишне волосатых попалась. Но все же мои опасения не оправдались, и все так или иначе, больше были приближены к человеческой внешности. Так практически и не поднимая взгляд от пола, я добралась до местного структурного подразделения. Когда открыла дверь, на меня неприветливо посмотрел маленький человечек. Самым выдающимся в его внешности была борода, она была очень длинная, и густая. Растительность практически полностью скрывала лицо, и только глаза под густыми кустистыми бровями злобно сверкали.

— Чего тебе?

Неуверенно потоптавшись на месте, не ожидала такого приема, произнесла:

— Здравствуйте.

На мое приветствие никак не отреагировали, и задали тот же вопрос с некоторыми дополнениями:

— Чего тебе, и кто такая?

Я совсем растерялась. Может я не туда зашла. Отступила на шаг, прикрыла дверь, прочла что там написано. Худшие опасения подтвердились, попала я туда.

Видя мою нерешительность, Василий решил взять дело в свои лапы. Раздраженно фыркнув, что в последние время вошло у него в привычку, произнес:

— Это новоприбывшая адептка Зарина Лесная. Пришла для заключения стандартного договора на обучение.

Гном нахмурился еще сильнее:

— Неуставное животное на территории академии. Еще не успели поступить, а уже нарушаете правила, адептка?

Наконец дар речи ко мне вернулся, и я смогла произнести:

— Животное уставное. Мне разрешили его оставить.

— Так, сейчас посмотрим. Адептка Зарина Лесная значит.

Он начал просматривать огромную кипу бумаг, которая лежала у него на столе. Не обнаружив искомого нахмурился еще сильнее, и начал просматривать стопку поскромнее. Там было всего с десяток листов, поэтому необходимое обнаружилось через минуту. Вытаскивая нужный, ворчливо пробормотал:

— Очередная иждивенка на нашу голову. Откуда только беретесь. Нет денег, сидите дома.

На его грубость я ничего не ответила. Да и что было отвечать? Что тоже не особо стремилась сюда попасть? Гном что-то быстро читал, и делал на другом листе пометки. По мере чтение его глаза изумленно расширялись.

— Зачислены на факультет боевой магии?

— Да.

— Огненный маг?

— Да.

— Надо же, как интересно. Присаживайтесь.

Его поведение изменилось. Не сказать что он стал вежливый, но все же откровенная грубость больше не проскальзывала.

Я присела на предложенный стул, и мне протянули тот самый лист который до этого внимательно изучали. Это оказался действительно типовой договор. Он был похож на те, который подписываешь при приеме на работу. Там перечислялись права и обязанности сторон. Что интересно, обязанностей было раза в два больше чем прав. Причем одна из обязанностей не понравилась мне особенно. В одном из пунктов значилось, что после окончания обучения, я должна буду проработать не менее пяти лет по направлению от академии. Если же нет, это грозило большими неустойками. Хотя переживать пока что не о чем, если удастся вернуться домой, то это меня избавит от данной повинности.

Больше ничего не вызвало вопросов. Я подписала договор предложенной перьевой ручкой. Моя подпись и печать академии тут же вспыхнули желтым цветом. И если с подписью никаких метаморфоз не происходило, то печать с красивыми вензелями МАМ БФ (Межрасовая академия магии, Боевой факультет), медленно отделялась от бумаги, и я уже предчувствовала что будет дальше. Даже приготовилась. Через секунду эта печать нашла свое место у меня на шее, с левой стороны. Если пойдет так и дальше, я вся покроюсь цветными татуировками.

— Все, теперь вы полноценная адептка нашей академии. Поздравляю. Разрешение на заселение получите у коменданта общежития. Оплата за комнату одна серебряная и две медный монеты.

Мы с котом переглянулись. Видимо нас посетила одна и та же мысль, об отсутствии денежных средств. Видя наше замешательство, гном все же снизошел до объяснений.

— Оплата за проживание в общежитии снимается со стипендии. Стипендию получаете здесь в конце каждого месяца.

Больше ничего не говоря он вернулся к перебиранию документов, непрозрачно намекая, что мы и так задержались. Мы не стали дальше обременять его своим присутствием, и поспешили в общежитии.

Странное ощущение. Кроме того что карта показывала куда идти, я словно интуитивно чувствовала направление. Очень скоро мы оказались перед большим мрачноватым зданием. Ну здравствуй общежитие. В земные студенческие годы меня миновала участь проживания в подобном месте. Хотя был момент, когда мне хотелось там поселиться. Но родители были категорически против, и не поддержали моего стремления к самостоятельности.

****

Сейчас возле входа творилось нечто невообразимое. Огромное скопление народа, и все с сумками, чемоданами. Отовсюду были слышны крики приветствия. Когда почти подошла, мне дорогу преградил уже знакомый индивид рогато-хвостатой наружности. И он снова улыбался во все свои устрашающие зубы.

— Ну привет. Говорил же, встретимся еще.

Не говоря ни слова, попыталась его обойти, да не тут то было. Меня перехватили огромной когтистой ручищей. Я услышала как за спиной зашипел Василий. Не обращая никакого внимания на мое животное, этот продолжал скалиться:

— Куда так спешишь? А познакомиться?

Боже, я слишком стара для подобных выходок. У меня это вызывает глухое раздражение. Отстранилась от него, презрительно посмотрела. Надеюсь, что именно так это выглядело, попыталась добавить в голос побольше холода:

— Я не имею желания с вами знакомиться. Можно пройти?

Никакой реакции. Только умильная улыбка.

— Нет, сначала скажи как тебя зовут.

— Зарина.

— А меня Грентир. Можно просто Тир.

Все это совмещалось с внимательным осматриванием собственно меня:

— Приятно познакомится. Теперь можно пройти?

Дорогу мне по прежнему уступать не спешили. Я заметила, как к нам направляется еще парочка подобных индивидов.

— Что ты там застрял Тир? — и окинув меня внимательным взглядом, добавили. — Какая цыпочка. Свежее мясо?

После этих слов мне резко поплохело. Не надо меня есть, я не вкусная. Еще немного и обморок был бы мне обеспечен, но меня в очередной раз спас Василий. Внезапно он начал увеличиваться в размере, и вот передо мной стоит кот, размером больше похожий на лошадь, и шипит злым голосом в лицо прибалдевшим и настойчивым.

— Моя хозяйка попросила ее пропустить. Брысь с дороги демоны блудливые. Уже говорил, чтоб не приближались.

Те с опаской бросив на меня последний взгляд, медленно отошли освобождая проход. Я не сразу смогла сделать шаг, так как еще не отошла от шока, поэтому Василий подтолкнул меня ко входу со словами:

— Ты перед каждой дверью застывать будешь? Иди уже быстрее.

А когда я в очередной раз обернулась посмотреть на него, он был уже обычного размера, и делал вид что ничего не произошло, и вообще это был не он.

— А как?..

Договорить мне не дали:

— Молча. Хватит вопросов, иди быстрее. Видишь какая толпень уже собралась. И все наверное заселиться хотят.

Вполне логическое предположение, не зря же здесь все толпятся. Прибавила ходу, и уже скоро стояла перед дверью с надписью "Комендант". На стук не ответили, да и не ожидала. Когда вошла, то увидела очередного гнома, ну прямо родного брата предыдущего. И практически такой же вопрос, правда немного другая вариация:

— Кто такая?

— Зарина Лесная.

Этот не стал больше ничего выяснять, зарылся в бумаги и через мгновение найдя искомое в задумчивости застыл:

— Боевой факультет?

— Да.

Уже чувствую себя попугаем.

В ответ раздалось задумчивое и многозначительное:

— Хммм.

Через минуту еще:

— И что мне с вами делать? Куда поселить?

И вопросительно уставился на меня. Я нерешительно произнесла:

— В общежитие.

— Понятно что в общежитие. Только в какое? На факультете боевой магии вы одна девушка, в комнате по два человека. Так с кем вас поселить?

Я впала в ступор. Да уж, проблема.

— А может куда-то не с боевыми магами?

Он на минуту задумался.

— Думаю можно. Сейчас минуту.

И снова начал рыться в бумажках. Вытащил одну из них и прочитал:

— Адель Ритчер. Второй курс. Живет одна в силу того, что никто не смог с ней ужиться. Да у вас выбор небольшой, все остальные места распределены. Ну так что, с кем селить? С целительницей Адель Ритчер или с боевым магом?

Ни секунды не сомневаясь, ответила:

— С целительницей.

— Отлично, одной проблемой меньше. А то еще дети пошли бы раньше времени. Подпишите договор на заселение, и получение всего необходимого. Предупреждаю, за порчу имущества по вине адепта, платит сам адепт. Ясно?

Утвердительно покивала.

Через время обзавелась еще одним увесистым мешком. Как мне объяснили, там была необходимая одежда, обувь, постельное белье, полотенца. Потом выдали ключи с веселым номером тринадцать, и отправили в женское общежитие номер три.

Когда я туда добралась, уже едва дышала от усталости. И противное животное, сколько бы я не просила, увеличиваться и помочь мне как тягловая сила, напрочь отказывался. В итоге дошла до нужной комнаты взмыленная и злая.


Несмотря на все опасения, комната оказалась на удивление уютной. И здесь всего было по паре: две кровати, два стола, два шкафа и два стула. Моя соседка уже заселилась, и сейчас с удивлением и недовольством наблюдала за мной.

В силу моей усталости, мне было совершенно наплевать на все, кроме кровати, поэтому я прошла к свободной, бросила рядом все вещи и плюхнулась на покрывало.

Со стороны соседней кровати донеслось:

— Ты кто такая?

Немного отдышавшись, и придя в себя произнесла:

— Твоя новая соседка. Меня зовут Зарина.

— Какая соседка? Мне сказали, что заселение уже распределено и что у меня не будет соседей.

Уставшая, чтобы спорить просто сказала:

— Значит тебя обманули.

Девушка что-то пробормотала про себя, кажется это что-то касалось моей личности и выскочила за дверь. Я же наплевав на все, сбросила с себя ботинки и забралась на кровать. Проваливаясь в сон, попросила Ваську, который сидел рядом:

— Присмотри за вещами, и разбуди меня через пару часиков хорошо?

Ответа не дождалась, быстро погружаясь в сон.


Глава 11

Разбудили меня не через пару часиков, а минут через сорок. Это была ругань моей соседки с моим же котом. И так пребывая не в самом радужном расположении духа, настроение испортилось совсем. Что им все неймется то так? Мирно жить не умеют? К шуму в комнате прибавился шум в коридоре, были слышны веселые голоса и заливистый смех.

Счастливые…

Увидев что я проснулась Василий завопил:

— Видишь, что ты надела? Она проснулась из-за тебя.

— Почему это из-за меня? Ты сам орал как по весне, блохосборник.

— На себя посмотри. Шавка нечесаная.

Так, это надо прекращать, иначе дойдет до драки. И помня о том, как мой фамильяр недавно вымахал в росте, за исход битвы я не ручаюсь. Со стоном сжала виски, голова жутко ныла, произнесла:

— Чего так вопите?

Василий тут же оказался рядом:

— Она пыталась твои вещи выбросить, пока ты спала.

Наконец я смогла рассмотреть девушку, которая хмуро уставилась на меня. Ничего особенного, разве что фигура несколько нестандартная и прикус слегка неправильный, но это только добавляет определенного очарования. Действительно запоминающейся чертой в ее облике, были глаза. Желтые, слегка раскосые, они смотрели на меня не мигая.

— Я сказала, она здесь жить не будет.

Еще раз вздохнула. Только этого не хватало.

— Послушай, я понимаю, что может быть тебе это не нравиться. Но у нас нет выхода. Поэтому я предлагаю мирное сосуществование. Договорились?

Девушка все так не мигая смотрела на меня.

— И почему именно ко мне? Ты даже не с целительского, я узнавала. Да еще с первого курса, и с котом.

— Это не просто кот, а мой фамильяр.

Нами с Айной было принято решение, придерживаться этой версии, ведь забирать чужого фамильяра было строго запрещено. Поэтому на ближайшее время он действительно мой.

— Просто отлично. Еще и ведьма.

Они меня достали. Чем им ведьмы так не угодили? Ладно еще степные, уже поняла, что они не самые приятные особы. Но остальные то, что сделали не так?

— Я не ведьма. — в который уже раз за сегодня говорю эту фразу.

На меня посмотрели скептически и с недоверием. Но пыла заметно поубавилось.


— Адель.

Неужели она решила представиться? Уже что-то.

— Как я уже говорила, Зарина.

— Не могу сказать, что приятно познакомиться. Но по видимому, в ближайшее время выбора нет.

Уже хоть что-то.

— Тебя на какой факультет зачислили, что поселили сюда? Там что свободных мест не было?

— Ну как бы сказать, места может и были, но половая принадлежность соседа не устроила.

— Это как?

Я хмыкнула. Несмотря на внешнюю неприветливость, девушка была очень любопытна. Колючки, скорее всего для вида. Может мы с ней подружимся? Хотелось бы общаться с кем то, кроме вредного животного.

— Ну мой предполагаемый сосед был мужского пола.

Она рассмеялась. Я заметила блеснувшие клыки, который были явно больше положенного.

— Такого быть не может. У нас так не селят.

— Поэтому я здесь.

В ее глазах читалось неподдельное любопытство, мне удалось ее зацепить.

— Так ты скажешь куда тебя зачислили?

— На факультет боевой магии.

Она с недоверием смотрела на меня.

— Серьезно? Не шутишь? Покажи татуировку факультета.

Я сразу поняла, что говорит она о печати на шее. Оттянула ворот, и продемонстрировала нательную живопись.

— Ничего себе. Такого не было уже лет триста как. Кто принимал экзамен? Сам ректор?

— Нет. Проректор Хол… Блин, забыла как его зовут.

— Проректор Хольмстейн.

- Да, точно он.

У девушки на лице появилось мечтательное выражение лица.

— Вот тебе повезло. Будешь учиться с элитой нашей академии. У нас боевики особая каста, туда стремится попасть каждый. А уж какие там мужчины, ммм… А какая у тебя магия?

Кажется я начала находить общий язык с соседкой. Ее внешняя бравада постепенно таяла, и почему с ней никто селиться не хотел?

— Огненная.

— Ну ничего себе, ты настоящая счастливица. Не то что я, целительница. Хотя и особого выбора не было, у нас в семье все целители.

— А у тебя есть еще какая-то магия, кроме целительства?

Она с превосходством посмотрела на меня:

— Конечно. Ведь я из клана северных волков. А нам всегда подчиняется хотя бы одна из стихий. У меня стихия земли.

****

Не совсем поняла о чем она, но видно было, что она очень этим гордиться.

Из коридора снова раздался дробный стук, и смех.

— Что там происходит?

Девушка как то разом сникла, и произнесла:

— Так сегодня последний свободный перед учебой день. К тому же все вернулись после каникул. Сейчас пойдут отмечать.

Я так поняла, это у них что-то на подобии студенческой вечеринки намечается.

— А почему ты никуда не идешь?

Девушка сникла еще больше.

— Со своим парнем поругалась, а больше ни с кем договориться не успела. Кроме того, у меня репутация здесь не очень хорошая.

Не понимаю, что с ней не так. Кажется вполне адекватная девушка.

— А почему ты одна живешь?

— Потому что я оборотень.

Это наверное должно было мне все объяснить, но я ни черта не поняла. Ну да ладно, пока не буду выспрашивать, чтобы не вызвать подозрений. Подняла взгляд, и увидела что соседка смотрит на меня с каким-то нездоровым воодушевлением.

— У тебя же сегодня тоже первый день был?

Медленно кивнула, не понимая к чему она клонит.

— И ты никого не знаешь, так ведь?

Снова утвердительный кивок.

— А завтра начинаются занятия, и неизвестно когда выпадет возможность в городе отдохнуть…

Уже постепенно начала понимать к чему весь этот разговор.

— Ты хочешь сходить в город?

Я просто не верила своим ушам. Она серьезно? Еще совсем недавно собиралась выбросить мои вещи на улицу, а теперь предлагает куда-то идти?

— Ну да. А почему бы и нет? Нужно же отметить начало занятий, а у тебя еще и поступление. Ну пожалуйста…

Я с сомнением посмотрела на Василия. Он сидел молча, но все время внимательно прислушивался к разговору.

— Она никуда не пойдет.

Адель раздраженно отмахнулась:

— Я не у тебя спрашивала. Ты что, нянька?

Я усмехнулась. Это точно подмечено.

— Может и не нянька. Но она все равно никуда не пойдет.

У девушки поникли плечи, и она всхлипнула. Этого только не хватало. Неужели так сильно погулять хотела? Пустив слезинку, она присела рядом со мной, умоляюще глядя.

— Я понимаю, ты не знаешь меня. Да и знакомство началось так себе. Но у меня сегодня такой паршивый день был. Не успела приехать, пошла к своему парню, а он в постели с какой-то воздушницей кувыркается. Нет, ты представляешь, променял меня на какую-то лахудру. Нет, я понимаю он инкуб, у него потребности, но не так же явно. Знал, что я приду, и специально это сделал. Хотел расстаться, так бы и сказал. А я может его любила.

Она снова всхлипнула. Мне так жалко ее стало. Мне была знакома подобная ситуация. Только мой парень, спал с моей лучшей подругой. Уже бывшей. Видя мое лицо, Василий грозно насупившись, сказал:

— Даже не думай.

Не слушая его возражений, произнесла:

— Хорошо, давай сходим в город.

Адель радостно взвизгнув поднялась с кровати. Слезы у нее моментально высохли, что вызвало у меня подозрение, что она не так огорчена как хотела показать.

— Отлично, давай собираться. Нужно успеть, пока ворота не закрыли.

А вот еще одна интересная новость.

— А как мы обратно попадем.

Та отмахнулась от моего вопроса.

— Главное успеть выйти, а вернуться гораздо проще.

Она больше не обращала на меня внимания, поглощенная сборами. Передо мной тоже встал извечный вопрос, что надеть? Навряд ли у меня найдется что-то подходящие.

Повернулась к своим объемным сумкам, и начала их разбирать. Каково же было мое удивление, когда кроме вещей что мы купили на рынке, я увидела несколько просто сказочно красивых платьев, и пару штук попроще. Когда Айна успела, ведь все время вместе были. А еще на дне сумки обнаружился кошелек с монетами. Я открыла, посмотрела, да тут бы хватило денег и на платное обучение. А ведь точно, она не хотела чтобы я привлекала к себе внимания, а это значит слиться с толпой, и поступить на платное. Но почему она ничего не сказала? И откуда у деревенской знахарки такие деньги? Чем дальше, тем загадочней.

И что же одеть? Я посмотрела на бегающую по комнате соседку, на ней было одето укороченное платье, оно было элегантным и простым. Надо же, здесь и такое носят. Я решила выбрать из тех платьев что попроще. Одно из них было глубокого синего цвета, с длинной юбкой. Дополнял платье легкий кожаный корсет.

Быстро переоделась, провела щеткой по волосам. Она оказалась тоже с секретом, стоило ей коснуться волос, как они красивыми блестящими волнами заструились по спине. Сейчас даже без макияжа я себе нравилась.


Сборы были закончены в рекордно короткий срок. Василий не пожелал участвовать в этом сумасшествии, и наотрез оказался идти с нами. При этом все время неодобрительно косясь на меня. Когда выходили из общежития, я заметила что народа стало еще больше, раза в два так. И большая часть спешила к воротам. Мы быстро слились с толпой. Меня почему-то больше не пугало многообразие и необычность адептов академии. Сейчас все были так похожи на обычных студентов.

Оказавшись за воротами, мы ненадолго остановились. Адель размышляла куда бы можно было пойти. Я предоставила выбор ей, так как города не знала совершенно. Она окинула меня цепким взглядом.

— Пойдем в "Драконий коготь". Там конечно дороговато, но сегодня можно.

Мы направились через площадь. А там свернули на ближайшую улицу, они все расходились лучами от центра. Точно не заблудишься. Подошли мы к красивому двухэтажному зданию, на вывеске которого красовался дракон. Полюбоваться мне не дали, Адель схватила за руку и потащила внутрь.

Практически все столы были заняты, только несколько в углу оставались свободными. Вот к одному из них мы и подошли. Как только сели, рядом с нами материализовался официант.

— Что леди будут заказывать?

Адель вопросительно посмотрела на меня.

— Что-то легкое, и не спиртное.

Она усмехнулась.

— Нам два дыхания дракона. И сырную нарезку.

Не прошло и пяти минут как перед нами оказались два высоких бокала с красной жидкостью, и тарелка с сыром. Даже удивилась, вот это скорость.

С подозрением понюхала содержимое. Алкоголем не пахло, только какими-то ягодами, не могла разобрать какими. Отпила немного, рот наполнил приятный, слегка терпковатый вкус.

— Ну как?

Глотнула еще разок, чтобы убедиться, что действительно вкусно.

— Вкусно, а что это?

Адель загадочно улыбнулась:

— Секрет.

Очень скоро содержимое бокала закончилось. Мы заказали еще по одному, потом еще. И вот на третьем бокале у меня начала кружиться голова. И возник вопрос, с чего бы такой эффект от безалкогольного коктейля? Но я доверяла своим ощущениям, а они говорили что нечто хмельное попало в мой организм. А это не очень хорошо. Так как мою пятую точку начнет скоро тянуть на приключения. Метаться уже было поздно, сделанного не исправишь. Но я еще припомню это своей соседке. Безалкогольное значит?

Посмотрела в ее сторону. Она во всю флиртовала с одним из молодых людей, которые подсели к нам, под предлогом, что нет свободных мест.

Свободный мест действительно не было, кроме одного стола. Его отделяла ширма, и туда никто не садился. Мне становилось скучно, слащавая красота подсевших, не привлекала совершенно. Я уже собралась сказать Адель, что хотела бы вернуться в общежитие, как открылись двери и появился ОН.

Именно так, с большой буквы. Это был мужчина моей мечты. Высокий, с широкими плечами, узкими бедрами, короче говоря с просто обалденной фигурой. К тому же еще и брюнет, и даже длинна волос как мне нравиться, и не длинные, и не слишком короткие. Такие, в которые приятно запустить руки. Стоило подумать об этом, как эти самые руки зачесались, требуя действий. Почувствовав пристальный взгляд, объект моих фантазий обернулся, и в упор посмотрел на меня. Его бровь вопросительно выгнулась. Я начала подниматься из-за стола. Вот и мои приключения…

— Зарина, ты куда?

Это Адель увидев мои действия, слегка всполошилась. Я посмотрела на нее:

— Видишь того обалденного мужика?

Она обернулась в ту сторону, куда я ей показывала. Слегка побледнела. И вот мне бы задуматься, с чего такая реакция? Но все правильные мысли покинули мою голову, мне хотелось подойти поближе к нему, и рассмотреть. Он такой же потрясающий вблизи, или мне это только показалось?

- Я хочу с ним познакомиться.

Адель побледнела еще больше. Попыталась меня остановить.

— Зарина, постой, это же…

Я ее не дослушала. Направилась слегка покачивающейся походной к своей мечте.

Глава 12

Кое как все таки удалось дойти до вожделенной цели. Соображалось плохо. В голову ничего умного не приходило, только нехитрый мотивчик и слова из песни:

О Боже какой мужчина,

Я хочу от тебя сына…

Мурлыча себе под нос, остановилась перед своей целью. Вблизи он оказался еще лучше. Такой мужественный, красивый. Общее впечатление портил только цвет глаз, они были яркого вишневого цвета, и сейчас с любопытством смотрели на меня. Но все мы с изъянами, поэтому это мелочь.

По всей видимости мозги совсем отказали, так как я не нашла ничего лучше как сказать:

— Ты офигенно выглядишь, мужик.

Его идеальные брови поползли вверх. Почему то вспомнились напутствия о том, что в этом мире только настоящее зло может быть красивым, а мой вариант вообще маленький и страшный. Но смотря на этого мистера совершенство, я отмела любые попытки здравого смысла достучаться до замутненного сознания.

— Девушка, это вы мне?

О, и голос ему под стать. Глубокий, красивый… Я почти растаяла.

Не особо заботясь о правилах приличия, схватила его за руку, и потащила к нашему столику. Краем глаза успела заметить как пара человек бросилась мне помешать, но идеальный мужчина остановил их движением руки.

— Составишь мне компанию.

Я даже не спрашивала, а утверждала. Когда подошли к столику, там царила гробовая тишина, да и вообще все в заведении подозрительно смотрели на нас. Наблюдали за каждым движением. Адель сидела бледнее мела, и пыталась мне что-то сказать, но незнакомец так посмотрел на нее, что она тут же закрыла рот.

Меня приобняли за талию, и у уха я услышала:

— У меня идея получше. Пойдем за мой столик, там нам никто не помешает.

Я не сопротивлялась, слегка озадаченная реакцией соседки.

Меня усадили за столик, и сели не напротив, а рядом.

— Девушка, вам не говорили что нельзя приставать к незнакомцам, особенно в нетрезвом виде. Можно нарваться на неприятности.

Мой хмельной разум выдал подобное воспоминание.

— Что-то такое говорили, еще в школе.

Но тут пришла мысль, что я уже далеко не юная девочка, и глупости иногда могу себе позволить. А потом просто разойдемся, и больше никогда не встретимся. У женщин тоже бывают слабости.

Незнакомец очень долго и внимательно на меня смотрел. И взгляд был такой прожигающий, словно он хотел покопаться у меня в голове. И чем дольше он смотрел, тем больше у меня пропадало всяческое желание находиться с ним рядом. Что-то неправильное в нем все же было. Просто с пьяных глаз сразу не заметила. Он что-то заказал подошедшему официанту, тот через несколько минут принес высокий бокал для меня, в котором плескалась зеленая жидкость.

— Пей.

А приказы я не люблю, особенно от незнакомцев.

— Спасибо, но мне наверное уже хватит.

— Это ты правильно подметила. От этого тебе станет легче, и есть шанс хотя бы что-то запомнить. А я знаешь ли, не люблю бесчувственные тела.

Я с сомнением посмотрела на жидкость, на мужчину. Он по прежнему продолжал сверлить взглядом меня. Решив, что хуже уже явно не будет, махом выпила содержимое бокала. На вкус было как полынь. Горечь заполнила весь рот, но позитивным моментом было то, что я начала трезветь. А вместе с тем, понимать что я наделала.

— Что уже стыдно становиться? Что-то ты быстро.

Теперь уже без прежнего трепета посмотрела на мужчину.

— Знаете, я наверное уже пойду.

Он насмешливо посмотрел на меня.

— Знаете, я вас еще не отпускал.

После чего подозвал тех самых людей, которые бросались на его защиту. Только это были не люди, у людей не бывает таких клыков. Кажется, я нашла себе очень крупные приключения.

— Отведите наверх.

Он кивком головы указал на меня. То есть моего мнения спрашивать не будут? После отрезвления начала приходить паника. Нужно еще выпить, довести себя до состояния бревна, и меня не тронут.

Меня подхватили под руки, и потащили к лестнице на второй этаж. Нормально так устроились, значит на первом этаже развлекаются прилично, а второй этаж для тех, кто хочет продолжения.

Провели меня в большую комнату, и сразу же оставили в одиночестве. Решила обследовать все на предмет горючей жидкости, мне сейчас просто необходим допинг. Через несколько минут поиски увенчались успехом. Нашла бутылку, кажется вина. Только собралась пригубить, как ее наглым образом вырвали из рук.

— Я же сказал, что не люблю бесчувственные тела.

От страха даже икать начала. Когда он вошел? Я даже не слышала шагов.

— Отдай.

Я требовательно протянула руку. Но меня не послушались. Оглядели с головы до ног оценивающим взглядом, после чего последовал приказ.

****

— Раздевайся.

— Что?

— Я говорю раздевайся. Или тебе помочь?

Так, а это уже плохо. Очень, очень плохо.

— Не надо мне помогать.

Он насмешливо поднял брови. При этом всем своим видом показывал, что ожидает моих действий. Ничего лучше не придумала как сказать:

— Вы не имеете права.

Раздался тихий смех:

— Неужели. И почему же?

Что за странный вопрос.

— Потому что это противозаконно. Я пришла сюда не по доброй воле.

Снова тихий издевательский смех.

— Ты как раз пришла по доброй воле. И все посетители подтвердят, что ты сама ко мне первая подошла.

Все, я попала. Он прав. Зачем только я пошла в этот долбанный город? Сидела бы тихо в общаге, и никого не трогала. Нет же, понесло меня на прогулку. Погуляла…

Тем временем индивид повышенной привлекательности направился к двери.

— Я вернусь минут через десять. Надеюсь, к тому времени ты уже будешь готова.

Он вышел, и я услышала щелчок замка. Меня еще и закрыли, чтобы не сбежала. Паника накрывала с головой. То что в пьяном бреду казалось нормальным, сейчас для меня было подобно ужасу. Да у меня же никогда не было случайных связей, я же сама себе потом мозг выем.

Заметалась по комнате в поисках выхода. Взгляд остановился на окне. Подошла к нему, подергала створки, они на удивление быстро подались. Я выглянула наружу, и оценила расстояние до земли. Было достаточно высоко, учитывая что здание немаленькое. Но выбора особого не было. Либо прыжок из окна, либо пополнение сексуального опыта с незнакомцем. К последнему, на трезвую голову я не стремилась, поэтому бесстрашно вскарабкалась на подоконник. В длинном платье это делать было неудобно, подняла подол и повязала вокруг талии. Окна выходили на тыльную сторону улицы, в небольшой дворик, и была надежда что моими прелестями любоваться некому. И еще мне очень понравились кусты, растущие прямо под окном. Они наверняка смягчат падение.

Вышла на широкий карниз, благо я на нем поместилась полностью. Медленно распласталась, и попыталась носочками дотянуться до карниза следующего этажа. С трудом, но мне это удалось., и уже оттуда совершила прыжок в кусты.

Приземление было не самым мягким, ветки оказались очень жесткими, и местами оцарапали кожу. Но это малая плата за побег. Не стала дожидаться, когда меня хватятся, и побежала в сторону академии.

Остановившись возле ворот, столкнулась с еще одной проблемой. Они были закрыты. И как мне попасть внутрь? Я осторожно подошла, подергала за прутья, но они не поддавались. Только откуда-то раздался сонный голос.

— Еще одна.

Я отпрянула.

— А кто говорит?

В ответ тот же сонный голос:

— Я. Пойдут в город, понапиваются, а потом дергают почем зря. Спать не дают.

И вот на воротах материализовалось лицо. Призрачное такое, слегка жутковатое. Это лицо внимательно осмотрело меня, и вынесло вердикт:

— Вроде трезвая. И чего шляешься по ночам? Приличные девушки по комнатам сидят. Ну ладно, раз трезвая, значит впущу.

Лицо исчезло, а в воротах открылась небольшая калитка. Я быстро прошмыгнула во двор.

До комнаты добралась в рекордно короткие сроки. Зашла, даже отдышаться не успела, как меня схватили в объятия, и крепко сжали. Я подобного не ожидала, и начала вырываться. Меня отпустили, оказалось что это соседка на радостях решила проверить целостность моих ребер.

— Живая. Слава Богу. Я уже думала что все. — и уже другим тоном, сварливым и злым. — Ты чем вообще думала? Ты к кому поперлась вообще? Тебе жить надоело что ли?

Я недоуменно смотрела на нее.

— Да что такого то? Могла хотя бы предупредить, что этот мужик псих какой-то. Еле сбежала.

Та посмотрела на меня с недоверием:

— Так ты сбежала? Все, это конец.

Конец, по всей видимости, мне. Но я ее мнения не разделяла. Удалось же сбежать, а встретимся мы еще вряд ли. Оглядела комнату, на кровати сладко посапывая спал Василий. И как не проснулся от наших криков. Хотя это к лучшему, не хочу чтобы узнал о моих приключения.

— Тише ты. Кота не разбуди. И вообще, давай уже спать, завтра рано вставать.

Соседка посмотрела на меня как на безумную, и молча начала раздеваться. Я тоже решила долго не тянуть, и ложиться спать. До рассвета оставалось не так уж и много времени. А завтра, наверняка, день будет не из легких.


Глава 13

Утро подкралось незаметно, и очень громко. Все началось с громкого и совсем нетипичного будильника. Окрестность огласил то ли вой, то ли рев объявляя всеобщую побудку. Но я была категорически не согласна с пробуждением. Казалось, вот только минуту назад закрыла глаза, и открыть их было просто непосильной задачей. Поэтому, перевернувшись на другой бок, накрыла голову подушкой, в надежде досмотреть свой сон. Но не тут было, стоило начать проваливаться в сладкую сонную негу, как меня бесцеремонно начали трясти за плечо.

— Зарина, вставай сейчас же, иначе опоздаешь на общий сбор, а потом еще и посвящение новичков. И поверь мне, лучше все таки не опаздывать.

Точно, сегодня же первый день учебы! Я моментально проснулась, и соскочила с кровати. На меня укоризненно выжидательно уставились две пары глаз, одни желтые, вторые зеленые.

— Который сейчас час?

— Уже половина восьмого. Приветствие начнется в восемь. Так что времени в обрез.

Так значит есть еще пол часа. Времени больше чем достаточно. Я вполне успею собраться. Быстро привела в себя в порядок. Умылась, причесалась. Остался вопрос только в том, что одеть.

Окинула взглядом свою соседку. Она уже собралась, и была готова к выходу. На ней была довольно симпатичная форма зеленого цвета. Надо у себя в выданных вещах посмотреть, наверняка также что-то похожие найдется. Нашла нужный мешок, открыла. Все таки сегодня нужно будет разложить все вещи по местам.

В недрах, казалось бы небольшого, но почему то внутри просто огромного мешка, нашлось пару комплектов одежды и обуви. Достала, осмотрела. Это действительно оказалась форма. Только она была не зеленого, а черного цвета. Простая рубашка, без каких либо украшений, кроме аббревиатуры ФБМ, вышитой с левой стороны груди золотыми нитями, обтягивающие черные штаны и кусок ткани, как мне пояснила Адель она одевается поверх штанов и закрепляется простой брошью. Получается что-то на подобии юбки с запахом. Было довольно удобно, и ничего не стесняло движения.

Ботинки также идеально подошли по размеру. Словно на меня сшиты. Единственное что меня смущало, это то что они были высокими и на шнуровке. А на улице хоть и позднее, но лето. Должно быть адски жарко, ходить во все это запакованной. Но других вариантов не было, и как я успела заметить, здесь практически все ходили в сапогах. Возможно для этого были какие-то причины.

Рассудив что для размышление на данную тему у меня еще будет время, быстро схватила в сумку, закинула туда огроменный талмуд, типа блокнот, карандаш, и что-то похожее на обычную перьевую ручку.

— Все, я готова. Пошли.

— А ты быстро, молодец. Я бы точно не успела.

Я хмыкнула. Ну не рассказывать же ей, что я была уже студентом, и не раз меня преследовала опасность опоздать на пары.

Мы направились к двери, уже выходя в коридор, я обернулась и посмотрела на Василия, который невозмутимо сидел у меня на кровати, и идти никуда не собирался.

— Ты идешь?

Он лениво потянулся, и только после этого сказал:

— Нет, мне там делать нечего. Я надеюсь, хотя бы на лекциях ты ничего не натворишь.

Ну и ладно. Захлопнула дверь. Несмотря на вчерашние приключения настроение было просто превосходным. Я решила, что хватит пессимизма, и пора становиться оптимисткой, Той самой, у которой стакан наполовину полный. Я шла за Адель, и весело мурчала под нос нехитрый мотив.

— Что это за мелодия? Не знаю такую.

Я с удивлением посмотрела на Адель. И только тогда поняла, что за песню я про себя мурчу. Из задворков памяти так и всплывали строки:

"Я не дам, я не дам, я не дам и не проси…"

Ну надо же, мое подсознание выдает такие перлы. А ведь не дала. Поборола свое искушение. Хотя это скорее мой страх, поборол мое искушение. Нужно что-то придумать, и как то объяснить суть песни Адель.

— Ну как бы сказать, это у нас деревенская такая песня про благочестивую девушку, которая не соблазнится даже самым красивым мужчиной.

Адель на меня внимательно посмотрела:

— Она что, дура?

Я совершенно не поняла логики ее мысли.

— Почему дура? Я же говорю, благочестивая.

Она скептически посмотрела на меня.

— Аааа… Ну, тогда понятно.

Что конкретно ей было понятно она не озвучила, а спросить я не успела, так как мы уже дошли.

Оказались в поистине огромной аудитории, где в центре располагалось возвышение, а вокруг него ступенями вверх уходили многочисленные скамьи, и не было им конца. Так вот, зал был практически полон, и только первые места полностью пустовали. Это не очень хороший признак. Адель с досадой цыкнула:

— Ну вот, из-за тебя все нормальные места заняты. Пошли наверх, и будем молиться, чтобы там еще нашлось для нас свободное местечко.

На самый верх идти не пришлось, где-то в середине нам удалось потеснить двух демонесс, чем они были крайне недовольны. Усевшись, я с интересом осмотрелась вокруг, и пришла к неутешительному выводу, что слегка выделяюсь в этой массе.

****

Нет, я не была какой-то особенной, или мега красивой. Но именно это и выделяло меня из общей толпы, моя обычность, или нормальность в человеческом понимании этого слова.

У меня не было шерсти, клыков, рогов и других экзотических атрибутов. Поэтому экзотикой здесь была я, и на меня все пялились. Некоторые, кажется, даже с гастрономическим интересом. Меня передернуло.

За руку тронула Адель:

— Кстати Зарина, все забываю тебе сказать…

Но она не договорила, ее прервал зычный мужской голос:

— Адепты, рады вас приветствовать в нашей академии.

Все одобрительно загудели.

— И вступительное слово, как обычно, произнесет наш ректор Арилэль Виллоу.

В зале наступила звенящая тишина, и напряженно молчание. Все смотрели в сторону двери. Мне тоже стало интересно, что там за жутик должен быть, что весь этот зверинец так тихо себя ведет.

И через мгновение у меня перехватило дыхание. Так как на возвышении, словно из ниоткуда, появился ОН. Именно этот вчерашний ОН, с большой буквы. Чувство полнейшего попадалова накрыло меня с головой. В голове крутился только один вопрос: "За что?" Ну просто не бывает таких совпадений. Почему из всех жителей этого города, я приставала именно к ректору данного учебного заведения?

Быстро села обратно, так как в порыве любопытства слегка привстала. Честно говоря, я бы и под стол залезла, но боялась что это привлечет ненужное внимание.

Посмотрела на Адель. Она невозмутимо сидела, и при этом делала вид, что все идет как надо.

Раздался глубокий, пронизывающий голос:

— Приветствую всех адептов Межрасовой академии магии. Для некоторых это первый день в нашем учебном заведении. Вас впереди еще ждет посвящение. Всем учащимся желаю продуктивного и познавательного года.

После этих слов, он снова растаял в воздухе. И это все? А как же высокопарные речи о высокой миссии, о светлом будущем которое нас ждет, когда мы закончим сие блистательное заведение? Но это даже к лучшему, стоило ему испариться как я облегченно вздохнула. Действительно, чего паниковала. Он ректор, я обычная студентка, здесь таких много. И шанс столкнуться с ним ничтожно мал, практически равняется нулю, если я буду прилежной ученицей. А теперь я к этому приложу все усилия.

- Все адепты кроме первых курсов могут быть свободны.

Адель поднялась со своего места:

— Я подожду тебя за дверью.

Согласно кивнула. И все таки, довольно милая девушка. Почему с ней никто до сих пор не жил?

Аудитория медленно пустела. Через несколько минут осталось около двухсот особей, разной степени человечности. Среди них я заметила около пяти таких же как и я, самых обычных. Два парня, и три девушки.

— Вы как новоприбывшие должны принести клятву о неразглашении того, что происходит за этими стенами. Это и является вашим посвящением.

Маленький щуплый мужчина нажал на выступ в полу, и оттуда поднялся небольшой столб, а на нем чаша. Все заметно занервничали. Сейчас явно будет происходить что-то не очень приятное. Видя нервозность присутствующих, он заговорил.

— Нечего опасаться, это стандартная процедура. Можете не переживать, личную или неприятную для вас информацию мы не собираемся выуживать. Это делается для вашей же безопасности.

Эти слова почему-то не обнадеживали. Но народ заметно расслабился. Всем было что скрывать.

— Выстройтесь в линию по одному.

Быстренько все выстроились в очередь. Я стояла шестой. Решила, что так даже лучше. И не первая, и не последняя. Как раз посмотрю, что делать нужно.

Первый парень подошел к столбу, мужчина взял его руку, полоснул по ладони и кровь начала капать в сосуд. Потом были непонятные слова, и это тоже напрягало, так можно и душу продать, и даже не догадываться об этом.

Пока подошла моя очередь, я успела себя основательно накрутить. Но все говорили одно и то же. Поэтому я убеждала себя, что все будет хорошо. Больше всего пугал нож и разрезание им моей руки.

Взяла себя в руки, подошла к столбу, протянула ладонь. В то же мгновение ощутила резкую боль, основательно так располосовали. Кровь тягучей струей потекла в чашу, и каково же было мое удивление когда она прямо там загорелась и испарилась.

— Клятва принята. Дальше.


Глава 14

Сжала руку в кулак, так как от подступившей дурноты слегка пошатывало. С трудом отошла от столба, также шатаясь дошла до двери. Едва выйдя, услышала:

— Быстро ты. Я приготовилась ждать дольше.

Через силу улыбнулась:

— Да что там делать долго?

— А чего бледная такая?

Сглотнула. Как ни странно, боли в руке не ощущала, сначала было легкое покалывание, а сейчас вообще ничего.

— Вида крови не люблю. Особенно своей.

Адель хмыкнула, скептически глядя на меня:

— И это говорит будущий боевой маг? К тому же о какой крови речь? Это же магическая клятва, все давно затянулось.

Я недоуменно посмотрела на нее, раскрыла ладонь и неверяще уставилась на длинный тонкий розовый шрам, который вместо глубокой раны сейчас украшал мою руку.

— Ничего себе. Вот это чудеса.

— Я тебя знаю всего день, но у меня в который раз возникает вопрос. Насколько глухой была деревня в которой ты жила, что даже не знаешь элементарных вещей?

Я тут же прикусила язык.

— Очень глухой. К тому же я росла в лесу.

Адель скептически посмотрела на меня:

— Ну-ну… Пошли в столовую, ничто так не пробуждает аппетит, как вид нашего ректора.

Хорошо что напомнила.

— Кстати о ректоре. Адель, было сложно сказать, что я не на того мужика вчера замахнулась? Предупредить как то, остановить?

Соседка явно не понимала своей вины:

— Нет, все таки ты странная. Кто же не знает лорда Виллоу? Все это очень подозрительно. В какой деревне, говоришь, ты росла?

— Я тебе не говорила в какой деревне. Не переводи тему. Так что с ним не так?

Она в задумчивости покачала головой.

— Да все с ним так. Сначала все в него влюбляются, бегают и пытаются случайно где-нибудь столкнуться. Ему это явно надоело, так что его пассий начали находить обескровленными. И ладно бы немного выпил и оставил, так нет же досуха все выцедил.

По мере ее повествования, у меня все больше и больше округлялись глаза:

— Обескровленными? Выпил до суха?

Не видя моего состояния Адель продолжила:

— Ну да, он же из древнего вампирского клана. А такие если захотят, могут вообще без крови обходиться, обычной едой питаются. Поэтому всех и поразили эти случаи. А так еще характер в силу возраста отвратительный, жуть как не любит когда с ним спорят. Я поэтому так и обрадовалась, что ты живая вернулась, думала уж больше не увижу, когда тебя увели.

Только сейчас до меня начало доходить, какой участи я избежала. И если надо было, снова бы сиганула в те кусты не задумываясь. Нет, я совершенно не горю желанием больше видеться с этим замечательным мужчиной. Буду обходить его десятой дорогой.

Мы дошли до столовой, там царило оживление. И теперь было понятно почему помещение поделено на цветные секции. У каждого факультета свой цвет. И вот там где все было траурно черным, сидели только особи мужского пола. Причем некоторые были просто ужасающей внешности. Меня передернуло, и я с надеждой посмотрела на Адель:

— А можно мне за твоим столом поесть?

Своим вопросом я ее отвлекла от восхищенного созерцания тех, кого я считала страшными и ужасными.

— Ты что? Если бы так можно было, я бы к тебе попросилась. Только посмотри на них.

Она снова уставилась в сторону чудищ. Я последовала ее примеру, но ничего примечательного не нашла. Единственный индивид который невольно привлек мое внимание, был с огненно рыжей копной волос, которая доходила ему до пояса. Даже позавидовала таким длинным и шикарным локонам.

— Все иди. А то скоро занятия начнутся. Расписание на этом же этаже в коридоре вывешено.

Еще раз бросив взгляд в сторону черных столов, она с тихим вздохом ушла. Я же наоборот со вздохом мучения направилась вперед.

Логично решила, что надо бы сначала подойти еды набрать, и направилась в сторону стола раздачи. Там царствовала все та же ведьма. Она узнала меня сразу, и заозиралась по сторонам.

— А где ваш фамильяр? Я ему уже и вкусненького приготовила.

— Он решил остаться в общежитии.

Плечи женщины поникли, и она как-то бесцветно произнесла:

— Понятно. — и уже другим тоном, более деловым добавила. — Что будете на завтрак?

Я окинула взглядом предлагаемое. Большую часть из всего не смогла идентифицировать, а к гастрономическим экспериментам пока не была готова. В памяти все еще было живо воспоминание о безалкогольном коктейле. Поэтому выбрала пару сырников и чашку травяного чая.

- Что вы так мало берете? Такая худенькая, как только дух в вас держится? Возьмите вот мяса побольше, белок он всегда на пользу телу.


Я была с ней не согласна. К тому же пробовать неизвестное мясо не рискнула, оно выглядело как-то подозрительно, и я никогда не любила стейки с кровью. Уж лучше хорошо прожаренное.

— Нет, спасибо. Мне вполне достаточно.

Она пожала плечами, больше не настаивая. Выдала мне желаемое, и отошла к другим жаждущим завтрака.

Я не спеша направилась в сторону отведенной зоны. И чем ближе я подходила, тем больше внимания к себе привлекала. Уже практически все, кто находился в столовой, с любопытством следили за каждым моим шагом.

Я осмотрела длинный стол, и нашла одно свободное место, оно было рядом именно с тем рыжиком, что привлек мое внимание.

И вот иду я, никого не трогаю. Взгляд устремлен четко вперед, спина прямая, голову гордо вздернула. А внутри все сжимается. И тут чувствую, как чья то рука огладила мою пятую точку. Потом раздался смех, и громовое:

— Это чья кошечка к нам забрела?

Потом за поглаживанием последовал шлепок, и довольное улюлюканье. Я не могла дать достойный отпор, так как руки были заняты подносом, хотела было поднос пустить на это благое дело, но желудок был категорически против таких действий, о чем громогласно заявил.

— Да кошечка оказывается голодная. И чья же ты? Диам не твоя ли? Это ты таких сладких любишь.

Снова раздался смех. В мою сторону повернулся именно тот рыжий:

— Девочка, чего тебе? Ты заблудилась что ли?

За девочку конечно спасибо, но ситуация бесит.

— Нет, не заблудилась.

Больше ничего не объясняя прошла к столу, и заняла место рядом с Диамом.

— Дорогая, наглость не самое лучшее качество.

Смерила его раздраженным взглядом. Мне дадут спокойно поесть? Решила все объяснить громко и внятно:

— Уважаемые. Меня зовут Зарина, и я адептка первого курса боевого факультета, поэтому имею право сидеть за этим столом. А сейчас будьте так добры, и отстаньте. Я хочу поесть.

После моих слов наступила изумленная тишина. Я воспользовалась этой паузой, чтобы утолить голод. Уже доедая последний сырник, почувствовала как опять какая-то наглая рука лезет мне на талию. Долго не думая, шлепнула по наглой конечности.

— А ты дерзкая, малыш. Мне такие нравятся.

Смерила рыжика оценивающим взглядом. Честно говоря парень был что надо. Тонкое черты лица, большие глаза, пухлые но мужественные губы. Ну прямо хоть сейчас на обложки глянца. Но тем не менее я произнесла:

— А мне такие нет.

Он рассмеялся тягучим хриплым смехом:

— Спорим, малыш?

— На что спорим?

— Что ты будешь по мне сума сходить уже через неделю.

Даже спорить не хочу. Мне мой ум еще пригодится, поэтому никуда ему сходить не надо.

— Я спорить не люблю, не азартная личность. И тебе того же желаю, а то можно и без штанов остаться.

Он как-то странно на меня посмотрел:

— Ну, если ты так хочешь…

И прозвучало это так многообещающе.

— Слушай, я от тебя ничего не хочу. Да я тебя даже не знаю, что бы чего то хотеть. Поэтому давай договоримся, ты даешь мне спокойно доесть, а я не отравляю твое существование.

На меня внимательно и насмешливо посмотрели:

— Отравлять существование? Даже интересно как это? Ну так и быть, малыш, во время еды я тебя не трогаю.

И на том спасибо. Посмотрела вокруг, все пялились на меня. Не очень приятное чувство. Что угодно отдала бы, чтобы оказаться где-нибудь в другом месте.

Быстро запихнула в себя остатки сырника, и тут же вскочила со скамьи. Моему бегству никто не препятствовал. Уже выйдя из столовой прижалась спиной к стене. Неужели здесь все такие странные? Тяжело мне придется. Только утро, а я уже на пределе.

Проклиная про себя всю эту академию, направилась в сторону расписания. Надеюсь хотя бы на занятиях подобного не будет.


Глава 15

Расписание, как и ожидалось оказалось магическим. Для того, чтобы понять что там написано, нужно было прикоснуться к цвету своего факультета, потом выбрать курс и имя учащегося. Для чего такие сложности непонятно. Но я попыталась проверить откроется ли мне расписание другого факультета, и у меня ничего не получилось, а со своим проблем не возникло. Прямо местный аналог сенсорного телефона, понажимал нужные значки и получил требуемое.

У меня в руках был небольшой лист. Сверху значилось мое имя, дальше семестр, а потом уже расписание занятий. Учебная неделя оказалась шестидневной. Последний день полностью посвящался профильным предметам и практике. В остальные было распределение, сначала лекция, потом практика, и еще два раза в неделю стояло целительство. Короче говоря, скучать не придется, программа довольно насыщенная. Я невольно даже ощутила воодушевление и интерес. Здесь не было привычных предметив: высшей математики, экономики и прочего. Вместо этого, сегодня первой лекцией стояло "Расоведение. Биологические и магические особенности рас.". В моем случае это был очень важный предмет, я не понимала кто к какому виду относится, и это было подозрительно для всех. Потому что для местных жителей было естественно отличать все это многообразие местной фауны. Следующей была не менее интересная лекция: " Магия, ее виды и особенности. Умение управлять магией." Потом еще стояла практика по этому же предмету.

Жаль только я не нашла в своем расписании ничего связанного с порталами. Хотя наверное глупо было предполагать получить все и сразу.

Посмотрела номер аудитории, куда предстояло пойти. Третий этаж, коридор А-6, аудитория восемь. Как все сложно. Подумала о направлении, и карта тут же перестроилась, показывая путь. А тем временем из столовой начали подтягиваться остальные адепты, и я поспешила покинуть это место. На сегодня всеобщего внимания с меня хватит.

Шла я вроде бы быстро, и при этом одной из первых покинула столовую. Но когда входила в кабинет, там уже было человек десять. Посмотрела внимательнее, оказалось девять и один мужчина постарше. Сейчас он с интересом рассматривал меня.

— А вот, я так понимаю, и последняя ученица.

С удивлением посмотрела на него. Я что опоздала? Посмотрела на часы, которые практически ничем не отличались от земных, и убедилась что нет, в запасе имелось еще минут десять. К тому же последняя? Нас будет всего десять? Теперь понятно почему они так переживают из-за дефицита боевых магов.

Преподаватель, а теперь я не сомневалась что это именно он, продолжил:

— Ну раз уж вы пришли последняя, то не спишите садиться на свое место. Первая начнете знакомство.

Я чувствовала себя первоклассницей. Жутко переживала, даже ладошки вспотели. При этом ощущала дискомфорт от десяти пар прожигающих меня взглядов.

— Меня зовут Зарина Лесная.

И замолчала. А что они еще хотят? Не буду же я им свою биографию рассказывать. Видя мои затруднения, преподаватель подтолкнул:

— Какой магией владеете, и какой уровень?

— Огненная магия, — и немного покопавшись в своей памяти, выудила одно из недавних воспоминаний. — Магия выше пятого уровня.

По классу пронесся пораженный шепоток. Преподаватель же удовлетворенно хмыкнул.

— Отлично. Садитесь к адепту Айгере Велосскому.

Я окинула взглядом класс. О ком шла речь не имела понятия, но заметила свободный стул рядом с юношей с необычным, слегка синеватым оттенком длинных светлых волос.

Когда подходила, он окинул меня внимательным, слегка высокомерным взглядом. И только оценив увиденное, приветственно и как-то снисходительно кивнул головой. Мне он не особенно понравился. От него так и веяло высокомерием и тщеславием. И при этом он обладал поистине ангельской внешностью, и довольно обманчивой хрупкостью. С опаской села рядом, вытащила все, что могло понадобиться на лекции, и уделила все внимание происходящему в аудитории.

А там продолжалось представление. Имен я так и не запомнила, исключением было имя моего соседа. Он оказался магом воздуха. Кроме меня был еще один огненный маг, он оказался демоном, еще два мага воздуха, два мага земли и три мага воды. Уровень у всех колебался между третьим и четвертым.

Когда закончилось знакомство преподаватель объявил:

— Меня зовут профессор Басстал, я буду у вас вести предмет расоведение. Мы заняли немного времени отделенного на лекции для знакомства, но это было просто необходимо. И так, кто может мне сказать сколько рас проживает в нашем мире?

Я скромно молчала, и надеялась что меня никто не спросит. Слава Богу пронесло. Поднялся высокий черноволосый парень, имени которого я естественно не запомнила:

— В настоящее время на территории нашего мира проживает несколько основных видов рас: демоны, оборотни, человеподобные.

Последнее меня особенно порадовало. То есть оказывается есть еще различные вариации человека.

— Совершенно верно. Кто может назвать хотя бы несколько представителей данных видов?

И взгляд был красноречиво направлен в мою сторону. Но я сделала вид, что ничего не вижу. Просто патовая ситуация, если бы могла, то заранее нашла бы книги в библиотеке, и прочитала. Но загвоздка в том, что книги мне никто не дал без посвящения, не смотря на все остальные отличительные знаки, а Адель я не могла расспросить без риска выдать себя.

****

На этот вопрос ответил мой сосед:

— Основными представителями демонов являются: вампиры, инкубы, суккубы, черти и другие представители, которых люди называют нечистью. К оборотням относятся все кто имеет вторую ипостась, в том числе водный народ русалки, мавки и так далее. К человекоподобным относятся непосредственно люди, ведьмы, гномы, эльфы. Хотя последние требуют для себя отдельного определения.

И так он сказал последнюю фразу, что я сразу же отнесла его к эльфам. Как оказалось не ошиблась.

Профессор усмехнувшись произнес:

— Все об этом осведомлены, как и о том, что ваша семья одна из самых рьяно выдвигаемых это самое требование.

Сосед сердито засопел, но ничего не посмел сказать преподавателю.

- Вы совершено верно ответили на мои вопросы. И по обычаю мы начнем с разбора одной из рас. Уже традицией стало начинать с вампиров. И так, кто ответит: к какому виду они относятся — жить или нежить?

И снова взгляд устремленный на меня, и на этот раз не только взгляд но и фраза, не оставляющая путей для отступления:

— Ну же, адептка Зарина, не стесняйтесь. Это же элементарные вопросы.

Шестеренки в моей голове с натугой заскрипели. Вспомнила все книги и фильмы про вампиров, и пришла к выводу, который и озвучила:

— Нежить?

— Вы утверждаете или спрашиваете?

— Утверждаю?

Профессор Басстал странно на меня посмотрел, после чего выдал:

— Странная манера речи. Откуда вы говорите приехали к нам?

Я потупилась:

— Я не говорила.

— Ну так? Мне же интересно где растят таких как вы, которые не знают элементарных вещей. Можно было бы предположить, что вы из седьмого королевства, но тогда бы мы не имели чести лицезреть вас. И так, повторяю свой вопрос. Откуда вы родом?

Вот же пристал. Какое ему вообще дело откуда я? Но ответить все же пришлось:

— Из деревни Березовка.

— Хм, это еще более интересно. уж где-где, а тех краях о нечисти знают все.

— Я росла в лесу, у знахарки.

Меня окинули оценивающим взглядом.

— Так уж и быть, пока что не будем заострять на этом внимания. Ответили вы правильно, вампиры относятся к нежити. Они являются одним из самых древних видов, при этом их количество всегда было практически неизменно. Чем обуславливается данный факт?

Снова взгляд на меня. Он издевается? Видимо да, так как отвечать он вызвал блондина, мага воды:

— Несмотря на то что вампиры нежить, они живородящие. Произвести на свет здоровое потомство может только женщина из людей. Это основная сложность, так как вампиры довольно закрытая раса.

— Просто отлично. Мы выяснили основные особенности данной расы. На дом вам будет задание более подробно изучить магические и биологические особенности.

Как только он это произнес, раздался звонок. неужели время так быстро пролетело? Быстро собрав все, и закинув в сумку поспешила к выходу, надеюсь следующее занятие будет не таким эмоционально выматывающим.


Глава 16

Следующая лекция разительно отличалась от предыдущей. Преподаватель ворвался в аудиторию одновременно со звонком.

— Доброго дня, адепты.

Мы одновременно ответили на приветствие. Прямо как в школе.

— Сегодня мы начнем ваше знакомство с вашей же магией. Кто уже призывал магию из своего источника?

Руки подняли всего пару человек.

— Да, в этом году не густо. Зато у вас аж два огненных мага, и к тому же одна девушка.

Никто не разделял его энтузиазма. Наоборот я чувствовала, что практически все считают, что мне здесь не место. У всех на лицах крупными буквами читалось, что я женщина и мое место на кухне, босой и при этом глубоко беременной. До их мира еще не добрался прогрессивный феминизм.

- Итак, сегодня вам предстоит выбрать партнера для связки, прошу помнить о том, что вы с ним будете тесно общаться во все время учебы.

Вот это новость. Как можно выбрать партнера, если никого не знаешь? Огляделась вокруг, все сидели с таким же замешательством на лице. А преподаватель не обращая на нас никакого внимания продолжил:

— При выборе партнера вы должны помнить об основных правилах подбора. Нельзя выбрать кардинально противоположную для себя магию. Так огонь плохо будет работать с водой, для него лучше воздух, в то время как для земли самым правильным вариантом будет вода. До конца занятия подумайте об этом и озвучьте свои предложения, если таковых не будет, распределение сделаю сам.

На несколько минут поднялся гул. Все что-то бросились обсуждать, только я и мой сосед сидели в абсолютном молчании. Я покосилась в его сторону. А ведь он маг воздуха. Возможно…

— Даже не думай…

Айгера с высокомерием взирал на меня, как на букашку.

— Больно надо.

Я обиженно отвернулась. Боже, как ребенок себя веду. Это на меня так действует окружающая обстановка. Я словно вернулась лет на семь назад.

Снова повернувшись к своему соседу, хотела было еще что-то сказать, как все разговоры были прерваны голосом:

— Сегодня будем обсуждать виды магии и ее источники. Итак на данное время различают четыре основных вида магии, которые состоят из природных компонентов: вода, огонь, воздух, земля. Как всем известно магия не может взяться ниоткуда, и уйти в никуда. Все это энергия данной вам стихии. В каждом из вас заложен источник, и вы должны его чувствовать здесь.

Он положил руку в район солнечного сплетения. Я сразу вспомнила жжение в этой точке, когда пробуждалась моя магия, чувство не из приятных. Надеюсь так не каждый раз будет.

— Иногда случается так, что источник настолько велик, что грозит поглощением носителя. И если носитель не справляется, его ждет магические выгорание в лучшем случае, в худшем летальный исход. Именно для этого вам нужно увеличивать ваш внутренний резерв, особенно тем у кого уровень уже сейчас выше пятого. В этом вам помогут физические нагрузки, тело должно стать более выносливым, и медитации, которые в свою очередь принесут внутреннее равновесие, и как следствие способность управлять своими силами.

Я сидела и слушала открыв рот. Даже не думала, что мне будет настолько интересно. Меня буквально затянуло. А он все рассказывал и рассказывал. О плетениях, щитах, защите и многих других вещах. Даже не заметила как прошли три часа отведенные на теорию и практику. Как объяснил преподаватель, для практики нам еще рано, нужно усвоить хотя бы теорию. В конце лекции он вспомнил о том, о чем говорилось вначале:

- Также для вашей скорейшей адаптации, вам и нужен будет партнер, который в случае необходимости вас поддержит магически. С помощью этой же поддержки вы сможете быстрее увеличить свой магический резерв. Кто выбрал партнеров?

Как оказалось сформировалась всего одна пара.

— М-да тяжелый случай. Значит, как и обещал я распределю сам. Смотреть буду по типу и по уровню магии. На личные симпатии внимания не обращаю.

Он начал называть имена. Те кого он называл молча кивали. Очередь дошла и до меня:

— Зарина Лесная и Айгера Велоский.

Посмотрела на своего соседа. Он скривился, словно только что съел целый лимон. Злорадно хмыкнула, я тебе еще покажу кто кого. Что-то мне подсказывает, что у нас будет не поддержка, а соревнование.

— Домашнее задание, написать всем доклад о своей магии. Все свободны.

Я подорвалась со стула и вылетела из аудитории. Все еще неуютно чувствую себя в этом обществе. Оказавшись подальше ото всех, устало замедлила шаг. Все действительно было увлекательно и интересно, но как же сложно преломить себя. Я ведь раньше считала все это сказками. Никогда не верила в подобные вещи, и вот словно в насмешку оказалась здесь.

Угнетало то, что я совершенно ничего не знаю. То, что для всех элементарно, для меня просто открытие. И спросить не у кого. Хотя стоп, как это не у кого? У меня же есть фамильяр, который отлынивает от своих обязанностей и наверняка дрыхнет в комнате.

Настроение поднялось вверх, и я стремительным шагом направилась в сторону общежития.

****

Соседки в комнате еще не было, а Василий как я и предполагала, предавался сну. Неужели целый день был этим занят?

— Вааась, я вернулась.

Ноль внимания, фунт презрения.

— Нет, ну это уже наглость. Вставай, вопросы есть.

И снова полный игнор. Подошла к коту, и подло дернула его за хвост. Раздалось раздраженное шипение, и меня поцарапали.

— Куда руки тянешь? Чего тебе?

Да, добрее сон его не сделал.

— Что с тобой? Целый день спишь, что ли?

— Отстань, я в печали.

Понятно. У кота признаки депрессии на лицо, то есть на морду.

— За Айной скучаешь?

Кот исподлобья зыркнул на меня, и обвинительно сказал:

— Все из-за тебя, сидела бы там в другом мире. Нет же, принесло сюда. Надо было разрешить тебе в озере искупаться, когда возможность была.

— Ну что ты такой кровожадный? Давай договоримся, если со мной за пол года ничего не случается, я тебя отпускаю обратно в Березовку.

Кот с надеждой посмотрел на меня, а я продолжила:

— Мне же не нужна постоянная нянька. Помоги побыстрее привыкнуть к новому месту, и будешь свободен.

Значительно повеселевшее животное бодро вскочило на лапы, и с воодушевлением спросило:

— Что ты хочешь знать?

Задумалась. Узнать я хочу очень, и очень многое. Но вот один момент стоит прояснить как можно быстрее.



Глава 17

- Вась, а что ты можешь сказать про нашего ректора?

Кот с подозрением уставился на меня.

— А зачем тебе?

Говорить правду я не собиралась. Не хватало мне еще нотаций и от него.

— Ну, он же все таки ректор. И хотелось бы знать о нем больше. К тому же, он так загадочно сегодня появился и исчез.

Васька презрительно хмыкнул, и соизволил ответить:

— Да упырь он. Так что удивляться нечему.

— Упырь, то есть вампир?

— Ну да, а что есть еще какие-то упыри?

Ох, могла бы я рассказать о человеческих упырях, которые дадут фору любому вампиру. Но зачем неокрепшую психику животного тревожить.

— Нет. Но что еще ты можешь рассказать? Я понимаю, для тебя все в порядке вещей, и все понятно. Но прошу понять и простить мою неосведомленность, и как можно быстрее исправить данное упущение.

Кот с тяжелым вздохом растянулся на кровати, подставив под руку голову, и непрозрачно намекая, что неплохо было бы ее почесать.

— Все знают ректора этого заведения. И конечно это ошибка Айны, что она тебе о нем не сказала. Он именно один из тех, кому не стоит попадаться на глаза.

В этом месте у меня непроизвольно вырвался нервный смешок. Да уж, не мешало бы раньше об этом рассказать, а еще фото показать и полную ориентировку дать всех личностей, встреча с коими для меня нежелательна.

Услышав нервный смех, кот с еще большим подозрением посмотрел на меня.

— А что это ты так смеешься? Что успела натворить?

Глаза в пол, что бы не было видно как они лихорадочно блестят.

— Ничего. Ну рассказывай дальше.

Мне не поверили.

— Я сейчас расскажу, что знаю. А потом ты мне расскажешь, что успела натворить, пока меня не было. Ну что за баба неугомонная. На минуту одну оставить нельзя.

На его слова я не обиделась. Видимо, у меня уже начал вырабатываться стойкий иммунитет.

- Ректор этот ваш, один из старейшин своей расы. Он входит в совет девяти, и насколько всем известно, его слово имеет там немалый вес. И что самое главное, он брат того, за кого хотели выдать Айну.

Ох, ты ж… Ничего себе, прямо бразильский сериал получается. Только с элементами триллера, плавно переходящего в ужасы с монстрами.

— Айну хотели выдать за вампира? И не боялись что он ее съест?

На меня удивленно посмотрели:

— Зачем ему ее есть? Она для других целей нужна была.

Я пыталась не вдумываться для каких.

— Ну как? Он же вампир, а они питаются человеческой кровью, а Айна человек. Значит он хотел ее съесть.

Раздался ехидный смешок, который почему-то исходил со стороны двери:

— Малыш, ты гениальные умозаключения делаешь.

Я подорвалась с кровати, попутно сбросила с нее же и кота. В испуге посмотрела в сторону говорившего, и в то же мгновение мои руки гневно сжались в кулаки.

В дверном проеме стоял рыжий, и с любопытством меня рассматривал. Как он вообще сюда попал? Ведь в женское общежитие их, в теории, не должны пускать. Но как оказалось на практике, все хотят денег даже в этом мире, особенно против них не устоят гномы. Сначала поторгуются, а потом продадут пропуск по выгодной цене.

— Что ты здесь делаешь?

Рыжий нагло усмехнулся, проследовал к стулу, и не спрашивая разрешения устроился там.

— Ты такая забавная, когда злишься.

Мой вопрос намеренно проигнорировали, и даже не пытались скрыть этого. Посмотрела на Василия, он настороженно но без агрессии, смотрел на незваного гостя.

— Я задала вопрос. Что. Ты. Здесь. Делаешь?

В этот раз Деамайн слегка скривился.

— Ты можешь говорить помягче? А то из-за этого тона так и хочется тебя отшлепать.

Я просто задохнулась от подобной наглости. А он как ни в чем не бывало продолжил:

— Я как твой близкий друг, и в будущем надеюсь не только, пришел спросить как прошел твой день. И что я вижу? Сплошную агрессию и необоснованные нападки.

— Необоснованные? Нападки? Слушай, ты в конец обнаглел или как?

На меня снова смотрели со снисходительной усмешкой на наглом лице:

— Или как… Ладно, малыш, успокойся. Меня больше интересует ваш разговор, из которого я сделал некоторые выводы. Откуда ты родом?

Боже, да что всех так интересует мое место проживания?

— А что?

— Видишь ли, Арилеля Виллоу знает практически каждый. Практически, потому что дети не в счет. Ты, малыш, на ребенка уже не похожа. К тому же, ты не знаешь особенности рас, что также знают все. И непроизвольно твоя неосведомленность вызывает множество вопросов.

****

Честно говоря, я запаниковала. Не знала просто, что ответить. Любое мое слово сейчас будет выглядеть смешно, у меня просто нет аргументов, чтобы опровергнуть все сказанное им.

Вместо меня заговорил Василий:

— Она выросла у знахарки, в лесу близ деревни Березовка. Не знает про таких как вы, потому что не рассказывали. На ней была печать дочери преступника, потому не могла покидать пределы деревни. Когда проснулась сила, она выжгла печать, и пришлось отправиться сюда.

Деамайн с интересом слушал, но я видела что не верит ни единому слову:

— Как для девушки выросшей в лесу, ты чересчур грамотна.

— Меня учила Айна.

Он скептически посмотрел на меня.

— Хорошо, сейчас я настаивать не буду. Но рано или поздно рассказать все же придется. И так уж и быть, я помогу тебе.

Поможет? Интересно с чем? Я, кажется, о помощи не просила. Видя мое замешательство, он продолжил:

— Можешь пока не благодарить. Потом рассчитаешься. И так, что ты хочешь знать?

Наглости этого парня просто нет предела.

— А кто вообще сказал, что мне нужна твоя помощь? И без тебя справлюсь.

— Малыш, давай договоримся. Ты убираешь свою неуемную гордость, а я на время убираю свое сногсшибательное обаяние, и пока что помогаю тебе по доброте душевной.

Сомневаюсь, конечно, что таковая у него имеется. Как впрочем и совесть, видимо в заводской комплектации подобное не предусмотрено. Посмотрела на Василия. Он подозрительно спокойно реагировал на все. А ведь до этого едва на демонов не кинулся, стоило им заговорить со мной. Возможно, никакой угрозы и нету.

— Хорошо. Скажи к какому виду ты относишься?

Мне показалось, или он слегка покраснел?

— Ты так это спросила… Знаешь, это весьма интимный вопрос, и обычно вообще не принято спрашивать.

Что за ересь вообще? Я как то особого значения этому не придавала. Разве это не то же самое, что спросить какой ты национальности?

— А что такого я спросила?

— Ты даже этого не знаешь. Интригующе. Видишь ли, раньше, еще в довольно древние времена, человеческие маги и другие, скажем так, сущности враждовали между собой за территорию. Темные времена были, всех как тогда говорили иных, считали порождениями бездны и истребляли. И вот тогда все наши начали копировать внешность человеческих магов. Некоторым приходилось маскировать совсем немного, например тем же вампирам. Зубы спрятал, на глаза иллюзию повесил, и уже человек. Остальным было сложнее, и внешность получалась разной степени экзотичности. С тех пор, и считается неприличным спрашивать, к какой расе ты принадлежишь. Может кто-то не хочет выдавать свою принадлежность. Теперь понятно?

Я задумчиво пробормотала:

— Понятно, что ничего не понятно.

— Это как?

— Молча.

На несколько секунд воцарилась тишина. Потом раздалось задумчивое:

— Хм, любопытно…

— Ну что еще?

Деамайн задумчиво глядя на меня произнес:

— Да ничего. Что еще тебе рассказать?

Несмотря на его рассказ, любопытство не давало мне покоя. Внешне он походил на человека. Отличались только глаза. Они были слегка раскосыми, и не было белка, было одно сплошное золото, с вертикальным зрачком. Смотрелось пугающе, и завораживающе одновременно.

— Так ты мне не скажешь кто ты?

Дем хмыкнул:

— Что, любопытство жить не дает?

Не стала юлить и скрывать:

— Есть немного.

— А что мне за это будет?

Уже заранее знаю, что пожалею, но все спросила:

— А что ты хочешь?

Он предвкушающе оскалился, так как улыбкой я это не назвала бы.

— Поцелуй.

— А губозакаточную машинку не подарить?

— Губозакаточную что?

Только сейчас поняла, что сказала:

— Ничего. А чего-то другого пожелать не хочешь?

— Нет не хочу. Ну так что? Согласна?

Подумала, подумала и кивнула. Ну в самом деле, что я теряю? А любопытство действительно просто не дает покоя.

— Отлично. Я саламандра.

Я ошеломленно на него смотрела.

— Саламандра?

— Ну да. Или саламандр, как тебе удобно будет. Та что как ты понимаешь, мы с тобой просто идеально подходим друг.

Да нифига подобного. Мне своего огня много, не говоря о чьем-то еще. Вслух же высказала короткое:

— Сомневаюсь.


— Нет, ну ты сама подумай. Когда увеличишь свой резерв тебе нужна мудет энергия сродни своей, и тебе вместо того, чтобы жечь костры можно будет просто попросить меня поделиться.

Я смотрела на него, и не могла понять о чем он говорит. Какие костры? Видимо этот вопрос читался у меня на лице:

— Потом все поймешь. Еще вопросы?

Я, честно говоря, уже даже боялась спрашивать.


Глава 18

- Я вижу от тебя сейчас ничего толкового не добьешься. Ты просто в шоке от моего благородства и щедрости.

Да, я действительно в шоке, от наглости и беспардонности некоторых. А он продолжил как ни чем не бывало, мне бы такое самомнение.

— Итак, что я там услышал последнее? Кто-то, кого-то должен был съесть, и насколько я понял, это было связано с вампирами. И вот скажи мне, душа моя, кто тебе сказал, что вампиры едят людей?

Насупившись, что наверняка выглядело глупо и по детски, но мне уже до этого не было дела, ответила.

— Вампиры же должны чем-то питаться, и они питаются людьми. И я не говорила, что они их едят, они их выпивают. Они же кровь пьют, правильно?

На меня смотрели с легким прищуром:

— Все правильно говоришь. Только уже много лет есть для этого дела добровольные доноры. Это то же самое, что прислуга. Подбирается индивидуально для каждого, а со временем и эта необходимость отпадает. Чем старше вампир, тем меньше необходимость крови, они могут обходиться и без нее. Для них это что-то вроде любимого сорта вина.

Я была в шоке. То есть кто-то добровольно соглашался быть кормушкой для монстров? Этот мир сошел с ума?

И меня мучил еще один не менее важный вопрос:

— И что все эти люди превращаются в вампиров?

Брови Диама удивленно поползли вверх.

— Почему?

— Ну как же? Вампиры кусают людей, заражают их кровь и люди превращаются в вампиров.

Еще немного моих рассуждений, и брови рыжего заживут своей жизнью.

— Это кто такое сказал? Как такое вообще возможно? Ты же не превращаешься в собаку, когда та тебя укусит? Почему должна превратиться в вампира, они просто хищники и рацион в начале их жизни немного отличается от общепринятого, не более.

— То есть, если меня укусит вампир, то я не стану такой же как он?

Диам устало прикрыл глаза:

— Можешь конечно попробовать. — потом на его губах появилась хитрая усмешка. — А может ты попробуешь укусить вампира? И он, по твоей логике, должен превратиться в человека.

На миг даже задумалась над его предложением. Потом одернула себя, если я укушу знакомого мне вампира, это ничем хорошим для меня не закончиться.

- А почему их называют нежитью?

Ответил мне Василий. Во время нашего разговора он совершенно расслабился, снова прикрыл глаза, и только с хитрой искоркой наблюдал за нами.

— Потому что они нежить. Зарина, даже стыдно за тебя. Такие вопросы глупые задаешь.

Я обиделась.

- И ничего не глупые. Они же живые: ходят, едят, спят.

— Это да. Вот только живут они на несколько столетий дольше любого мага, и ходят слухи, что проводиться там какой-то обряд еще в юношестве, который и делает и нежитью, или немертвыми как говорят у нас в деревне. Они словно застревают в промежуточном состоянии и неживой и не мертвый.

Из всего я поняла, что в этом мире крепко увлекаются черной магией, и повсеместно ее не стесняясь применяют.

— Зарина, а что тебя так вампиры заинтересовали. Неужели на ректора запала?

Это задал провокационный вопрос Диам. Не объяснять же ему, что мне нужно больше знать, чтобы избегать этого самого ректора как можно дольше. Желательно все время обучения.

— Ничего я не запала. Просто интересно стало.

Мне не поверили.

— Ну да, ну да. А про соседку свою не интересно? Вы все таки вместе живете. А вот про ректора, которого видела от силы две минуты, все выспрашиваешь.

Я поняла, что разговор пора сворачивать, иначе вообще не в ту степь зайдем.

— Спасибо, что навестил Диам, но мне еще в библиотеку нужно, домашку за меня никто не сделает.

Он легко поднялся со своего места.

— Отлично, поцелуй и пойдем. Я тебя провожу.

Вот и пришел час расплаты, и я пошла на попятную.

— Не нужно меня провожать. Сама дойду.

На что угодно поспорю, рыжик знал что я так отвечу. Но при этом совершенно не настаивал на немедленной уплате долга. Наоборот, тихо хмыкнул, как будто его ожидания подтвердились.

— Хорошо, малыш, расчет отложим на потом. Там глядишь, и до полноценной ночи дойдет.

Обрадованная уступкой, даже не обратила внимания на его слова. А вот, казалось задремавший кот, все слышал и тихо ответил.

— Даже не мечтай.

Ответом ему послужил многозначительный взгляд, и слегка высокомерное:

— А ты вообще не вмешивайся. Ты даже не ее.

На этот выпад кот отреагировал ленивым:

— Спорное утверждение.

И все, на этом перепалка закончилась.

Когда вышли из общежития, Диам все равно порывался меня проводить. Аргументируя это тем, что я вроде как диковинка для академии, и неприятности могут меня поджидать на каждом шагу. Я же исходя из взглядов, которые на меня бросала женская часть учащихся, поняла что рискую гораздо больше находясь рядом с ним. Категорически отказав, направилась в библиотеку.


Хранилище мудрости и знаний, оказалось мрачным и безжизненным. Рядом не оказалось ни одного живого существа. Только бестелесный дух парил над стеллажами книг, которые уходили далеко ввысь. Как ни странно пылью совершенно не пахло, был только так любим для меня запах книг. Его ни с чем нельзя сравнить. Он почему то вселял в меня уверенность и спокойствие.

— Чего тебе?

Хм, даже приведения не отличаются вежливостью. И это в якобы уважаемом и лучшем учебном заведении этого мира.

— Мне нужна информация о видах магии, и об особенностях рас.

Привидение ненадолго зависло, в упор глядя на меня. Создалось ощущение, что меня просто как рентгеном просканировали. После ничего не говоря, поднялось на несколько уровней вверх, и вернулось оттуда уже с двумя толстыми и объемными книгами.

— Вернуть нужно в конце недели.

Я постояла некоторое время, разглядывая книги. Не книги, а настоящие произведение искусства. В голову пришла еще одна интересная мысль.

— Скажите, а можно мне что-то о построении порталов.

На меня снова обратили свой взгляд, И даже на призрачном лице, я читала неодобрение. Опять что-то не то ляпнула?

— Рано тебе еще. Все, иди.

Поняв, что ничего не добьюсь, понуро опустив голову отправилась обратно в комнату. Хорошо, что по дороге никого не встретила, так как сил для очередной словесной пикировки просто не осталось.

Выполнение заданного затянуло меня с головой. Это оказалось действительно интересно. Даже не смотря на то, что в теории магии оказалось множество математических формул, ничем не уступающих высшей математике, вместе с теоретической физикой.

Высчитывать предлагалось абсолютно все. Для того, чтобы создать и правильно направить пульсар, нужно было учитывать температуру, скорость ветра, погоду вообще. Еще кучу непонятных для меня терминов. И вот продираясь сквозь нагромождение формул, я ощущала искренний азарт.

История рас оказалась не менее занимательной. В итоге прочитала все не только на заданную тему, но и нашла информацию про саламандр. Ее оказалось катастрофически мало, еще меньше чем про вампиров. Говорилось только о том, что это воплощенные духи огня, живут они кланами, и являются чрезмерно закрытой расой. Про вампиров тоже самое: живут закрытыми кланами или родами. Вскользь упоминалось об обряде, который проводили при достижении совершеннолетия, при этом никаких подробностей. Ни для чего он нужен был, ни как он проводился. Но терзают меня смутные сомнения, что без жертвы не обойтись. Все остальное я уже слышала либо на уроке, либо от Диама с Василием.

Когда уже заканчивала с домашним заданием, вернулась соседка. Она была просто крайне расстроенной. Но так как я за сегодня уже наговорилась достаточно, и откровенно говоря просто хотела спать, то уточнять причину ее расстройства я не собиралась. Но как оказалось, она и без моих вопросов готова все рассказать, прямо с порога.

— Нет, ты представляешь. Он не хочет со мной спать.

Уже ничему не удивляясь, спросила:

— Кто?

— Лем.

— Мне это ни о чем не говорит.

Она удивленно на меня посмотрела:

— Ах, ну да. Ты же новенька. Лем, это боевой маг с третьего курса. Просто красавчик, чистокровный демон. На него тут большая часть академии облизывается.

Уже успев увидеть, что в понимании Адель красавчик, меня слегка передернуло.

— И ты решила пополнить часть женского населения нашей академии, которая не дает покоя бедному мужику. Может он просто устал?

— Зарина, он же демон. Такие не устают.

Я устало потянулась и зевнула:

— Тогда даже не знаю. Ему нет оправдания.

Соседка раздраженно топнула ногой, не замечая моего сарказма.

— Вот именно. Я как последняя дура ждала его возле общежития, а он только поговорил пять минут со мной и ушел. И это после того, как мы расстались с Аро. Мне просто необходимо близкое общение с мужчинами, сейчас же осень.

Не совсем понимая о чем она, произнесла:

— Да он наглец. Как только он мог?

— Вот и я о том же…

Поняв, что мы можем крутиться вокруг этой темы еще очень долго спросила:

— А ты давала явные намеки?

— Я только разве что там не разделась, или прямо из штанов не выпрыгнула.

Внезапно вспомнился комедийный сериал, который я пересматривала раз сто уже. И там была очень интересная фраза, как раз на такие случаи.

— Видишь ли Адель, мужчины они же намеки не понимают. И так чтобы наверняка, вытащила одну грудь, дала ею пощечину, если с первого раза не понял достаешь вторую, и проделываешь то же самое. Так что не стой, а иди хорошенько его отхлестай.

Адель в изумлении замерла на месте. Она беззвучно открывала и закрывала рот, не в силах что либо произнести. Потом с сомнением посмотрела на свою относительно небольшую грудь, которая для подобных целей уж точно не подходила. Покраснела, и прошипела:


— Ты издеваешься?

Я не смогла удержаться и рассмеялась.

— Извини, я просто больше не могу ничем тебе помочь.

Девушка насупилась, и на некоторое время погрузилась в задумчивое молчание.

— Кажется, я знаю чем ты можешь мне помочь.

Уже предчувствуя неприятности, прост ответила:

— Нет.

— Ну ты же еще не знаешь, что я хочу предложить.

— И знать не хочу. Все равно нет.

Адель с хищным блеском в глазах подошла ко мне.

— А это мы еще посмотрим. Поверь, никто не захочет жить с оборотнем в комнате, у которого в период гона нет пары.


Глава 19

— Привет.

Сумку бросила рядом на стол. Настроение с утра, как ни странно, было просто отличное. В отличие от моего соседа. Он бросил на меня недовольный и хмурый взгляд. У меня создалось впечатление, что я взяла у него что-то просто жизненно необходимое, и не отдала.

— Привет? Это ты мне?

Я выразительно обвела вокруг себя взглядом, намекая, что поблизости никого больше нет. Аудитория пока что была практически пустая. Он также выразительно посмотрел на меня, давая понять что ждет ответа.

— Тебе.

Зря я это сказала.

— Я к тебе обращался? Или у меня на лице написано, что я жажду общения?

Хм, довольно интересный экземпляр. От него высокомерием за версту несет. Как я успела заметить, он ни с кем не общается. Конечно не так много времени прошло. Но все же, все между собой переговаривались. И только я, и этот индивид находились в зоне отчуждения. Ну я то понятно по каким причинам. Как же, женщина нарушила это царство сплошного тестостерона, да еще и уровень оказался выше чем у всех. А вот он намеренно избегал, я бы даже сказала пресекал любое общение. И если с остальными он может вести себя как ему заблагорассудится, то с общением со мной ему придется смириться. Нам еще ближайшие три года в паре работать. Хотя не факт, что только три.

Я узнала совсем не радостную для себя новость. Как оказалось, три года, это только общеобразовательный курс. А вот потом начиналась настоящая жесть. И эта самая жесть происходила только с боевиками, некромантами и целителями. На четвертом году обучения формировались группы из двух боевиков, одного некроманта, и одного целителя. И начиналось обучение и натаскивание групп, а после этого мы еще должны были отработать несколько лет на благо того государства, в которое нас распределят. Все это я вчера узнала от Адель. Я просто обалдела от размера своего "везения". Вот почему меня не зачислили например на артефактора? Уж как-нибудь наплела каких-то фенечек, и пусть им учиться пять лет. Или еще на кого-нибудь: провидицу там, или зельевара. Отучились три положенных года, получили лицензию, и пошли нести в мир доброе и светлое чудо магии. У них же нет профильного обучения после основного, отработок также нет. И без разницы, что в последний год они должны налепить столько артефактов на всю академию, что полностью отрабатывают плату за обучение. Лучше уж так. По моим самым скромным прикидкам, свободной я смогу быть лет эдак через десять, и то не факт. Если группа сработанная, то могут вообще не расформировывать и вызвать в любой момент. Мы же военнообязанные. Хотя с кем ведется эта самая война я пока так и не поняла.

После всего что я узнала, мне так и захотелось тут же найти какой-нибудь портал и свалить отсюда побыстрее. Но и тут меня постигло разочарование. Изучать порталы будем не скоро, а построить стабильный портал да еще на такое дальнее расстояние вообще неизвестно когда получиться. Нет, конечно был еще вариант воспользоваться стационарным порталом, только узнать верные координаты где хочу оказаться. Чтобы не попасть из огня да в полымя. Вот только единственный ближайший портал находился в административном отделении, у ректора. А я по понятным причинам не хотела с ним встречаться, да и верных координат не знала. Короче говоря, куда ни кинь — всюду клин.

И вот после долгих и нудных раздумий, практически всю ночь промаялась, я приняла просто жизненно важное решение. Сейчас мне нужно усердно учиться, пытаться влиться в местную фауну, и не привлекать к себе внимания. А там глядишь, когда вернусь домой, смогу стать каким-нибудь медиумом или магом. Например, потомственный черный маг Алисия снимет с вас любою порчу, сделает приворот и все такое. А что? Идея очень даже неплохая. Я ведь наверняка сейчас в том мире безработная. Меня, наверное, уже давно задним числом за нарушение дисциплины выкинули, если вообще помнят, что такая когда либо существовала. А так будет хоть какой-то заработок. И вот воодушевленная такими мыслями, я под утро заснула.

И мне совершенно не хотелось чтобы это кислое лицо, будто съел махом кило лимонов, портило мне все настроение.

— Слушай, Айгера, — когда я назвала его имя, он скривился еще больше. — Ты что переломишься если поздороваешься? Или с тобой приключиться нечто страшное? Будь проще и люди к тебе потянутся.

Меня окатили водопадом презрения:

— Я не разрешал обращаться к себе по имени. И мне совершенно не нужно, чтобы ко мне кто-то тянулся.

Да уж, тяжелый случай. Спорить больше не стала, иначе мы бы с ним просто подрались. Хотя наверное он ни на что кроме презрения не способен. Холодный, как ледышка.

Пока мы переругивались дверь открылась, и вошел проффесор Бестал. Как оказалось, он у нас ведет аж четыре предмета. Сейчас был практикум по магии. Он насмешливо окинул всех взглядом, после чего поздоровался:

— Доброе утро, адепты.

Мы слаженно поприветствовали в ответ.

— Я хочу начать с небольшой лекции. Итак, все со вчерашнего дня должны помнить, что распределение по парам в которых вы будете работать произошло не просто так. Вы не захотели сами выбрать партнера, и поэтому я распределил всех по природе магии и силе, так чтобы вы могли уравновешивать друг друга. Очень большая вероятность того, что именно в этой связке вы и останетесь на постоянной основе. Поэтому я советую всем налаживать отношения. — при этих словах он бросил взгляд в нашу сторону. — И в связи с этим, хочу сказать вам адепт Айгера, ваше прошение не будет удовлетворено, оно даже рассмотрено не будет.


Я бросила косой взгляд на своего соседа. Его лицо ничего не выражало, просто покер фейс какой-то. Он вообще какие-нибудь эмоции кроме презрения может выражать?

— А сейчас все поднялись и перешли в соседнюю аудиторию.

Мы все встали, и я различила едва слышный шепот больше похожий на шипение:

— Это еще не конец…

Ох, как же мне тяжело будет. Я еще ничего не сделала, а неприятности меня просто преследуют по пятам.

По соседству оказался большой пустой зал с мягким полом. Не хватало еще мягких стен, для завершения общей картины.

— Все садитесь. Каждый напротив своей пары. Сейчас будем учиться чувствовать источник, и делиться силой.

А вот это интересно. Ведь я после того памятного дня, когда меня моя способность едва не убила, больше не ощущала ничего необычного.

Все опустились на пол, и я просто физически ощущала на себе прожигающий взгляд.

- Вы должны расслабиться.

Это будет не просто. Как расслабиться, когда чувствуешь волны агрессии направленные в твою сторону? Но я честно старалась, даже глаза прикрыла, чтобы не видеть кислое лицо напротив.

- Когда расслабитесь, попробуйте достучаться до своего источника. Просто обратитесь внутрь себя, и вы почувствуете.

Несмотря на все мои опасения, расслабиться я таки смогла. Потом вспомнила о медитации, и решила погрузиться в подобное состояние. А вдруг поможет? Через несколько минут я пустым сосудом сидела на полу. А как известно, свято место пусто не бывает. Я ощутила сначала тепло в районе груди, оно меня словно гладило, ласкало и просилось наружу. Я как наяву видела большой клубок, состоящий из золотых нитей, они были словно меланжевая пряжа, разных оттенков. Немного подумав потянула за ниточку, она сама потянулась мне в руки, и вот как в детстве начала дурачиться, сплетая разные узоры. Когда уже практически получилось, ощутила как кто-то взял меня за руку, и на секунду вышла из транса, чтобы услышать:

— А теперь поделитесь силой с партнером.

После этих слов по моим рукам словно ураган промчался. Холодный и обжигающий одновременно. Он раздувал мой внутренний огонь. От испуга я выпустила из рук кружево, и оно само оплело мои ладони и исчезло.

Я открыла глаза, и увидела что вокруг все пылает, включая моего партера. Даже его глаза сейчас налились огнем. Жуткое зрелище. Отдернув руки вскочила, и угодила в руки преподавателя.

— И что это вы решили устроить адептка Лесная? Пожар? Только вот объясните, зачем пытались сжечь своего партнера? Вам повезло, что его уровень практически как ваш, иначе сейчас мы бы наблюдали за обгорелой головешкой. И все таки я правильно подобрал партнеров.

Отпустив меня, он одним движением погасил все пламя. Как ни странно не осталось никаких последствий после огня. Я с опаской посмотрела на Айгеру. Он не отрываясь наблюдал за мной, вот только в его глазах больше не было презрения. Там читался интерес, правда не совсем обычный, а как у патологоанатома, который хочет припаривать, тебя и рассмотреть все изнутри. Меня передернуло. Уж лучше бы было презрение.

Больше никаких эксцессов не было. Я не пыталась что либо плести, да даже обращаться внутрь не хотела. Просто сидела в задумчивости глядя в одну точку.

Когда прозвенел звонок я подскочила, гонимая желанием как можно быстрее оказаться подальше отсюда. Но не тут то было.

— Адептка Леская, и адепт Велоский подойдите ко мне.

Не было печали… Понурив голову пошла к преподавателю.

— За безобразие устроенное на уроке вы будете наказаны. Вы должны вместе убрать столовую вечером, после ужина.

Меня просто таки накрыло возмущение от подобной несправедливости, и не сдержавшись я воскликнула:

— За что?

Холодные глаза проффесора, фигурально выражаясь, прожгли во мне дыру.

— За оговорки и завтра будете убирать. А насчет за что, я вам говорил трогать источник? Или играть с ним?

Я отрицательно покачала головой.

— Вот и хорошо. Я думаю мы поняли друг друга. Все, вы свободны.

Мы развернулись, чтобы уйти, как были остановлены очень страшной для меня фразой:

— Еще одна такая вольность, и будете объясняться с ректором.


Глава 20

Выходила я из аудитории с опаской. Мне казалось, что стоит оказаться за дверью, как меня словно из ведра окатят презрением и критикой. Ведь по сути это из-за меня пострадал Айгера, он же ни в чем виноват не был, и в моем кружке вязания участия не принимал.

Но каково же было мое удивление, когда он ни слова не сказал. Вообще. Только не сводил заинтересованного взгляда, что в принципе напрягало еще больше.

— И что, ничего не хочешь сказать насчет наказания?

Он хмыкнул. Все таки способен выражать еще какие-то эмоции:

— Заслужила. Кто тебя вообще обучал?

Ко мне начали проявлять интерес?

— С чего вдруг такое любопытство по поводу моей скромной персоны?

Мне показалось или он смутился? Смотрелось очень забавно на его бледной, словно алебастровой коже. Блин, у меня скоро комплекс неполноценности развиваться начнет. Такое ощущение, что на коже вообще нет пор, такая гладкая, и на ощупь наверное как шелк. Тут же одернула себя. С чего вдруг такие мысли.

— Ну, нам же нужно узнавать друг друга получше, все таки предстоит в паре работать.

Я с удивлением смотрела на него. Он же сам еще недавно утверждал, что ни за что на свете не станет со мной работать, и вдруг такие изменения.

— Айгера, у тебя что раздвоение личности? Ты же сам просил не ставить нас в паре.

Его лицо тут же приняло уже ставшее привычным холодно-презрительное выражение.

— Я решил, что ты достойна того, чтобы работать со мной в паре.

Я была просто в шоке. То есть для того чтобы достучаться до этого чурбана, нужно было просто его немного поджарить. Интересно с ним все в порядке, или он тайный мазохист? Нормальный от меня бежал бы уже, предварительно пожелав отправиться во все места, где солнце не светит, а этот наоборот симпатией проникся.

— Ты не ответила на вопрос. Кто тебя учил магией владеть, ну или источник чувствовать?

— Никто.

— Почему? Денег на репетитора не было?

Может пойти путем меньшего сопротивления, и сказать действительно что денег не было? Возможно, это не так уж и отличается от истины. Но потом в голову пришла мысль, что если начну всем врать по разному, то сама запутаюсь в своей же лжи. Мне и так сложно ориентироваться, а еще и помнить что кому сказала просто нереально.

— Нет. Моя магия проснулась совсем недавно.

— Серьезно? Почему так поздно? На тебе печать была что ли?

Предчувствую, что это знакомство поближе еще выйдет мне боком. Решила не вдаваться в подробности. Все таки хорошо, что он в свои вопросы предполагаемые ответы вставляет:

— Что-то вроде того.

Следующей парой шла "Физическая подготовка боевых магов". Не знаю чем она отличалось от обычной, но название уже интриговало. Всю дорогу до спортзала, а нам пришлось пройти через весь двор, так как большое куполообразное помещение находилось на другом конце академической территории, я выслушивала вопросы, и невнятно на них отвечала.

А когда вошли в здание, нас ожидал не очень теплый прием. До сих пор меня не особо приветствовали, но и не трогали, моего соседа же просто не замечали. Сейчас ситуация в корне изменилась. Стоило войти в здание, как голоса стихли, и послышался один ехидный, слегка пришепетывающий голос:

— О, наша звездная парочка явилась.

Другой, здоровый детина устрашающий наружности, кажется маг земли, решил присоединиться:

— Только великих господ и ждем.

Раздались редкие смешки. Я не поняла, это что травля началась? Только из-за чего? Только открыла рот чтобы ответить, как Айгера меня опередил:

— Правильно, собаки должны ждать своих хозяев.

Здоровенный мужик тут же подскочил с места, оскалив зубы. Ну точно как пес.

— Ты кого собакой назвал?

Айгера окинул его презрительным взглядом:

— На кого пасть разеваешь, шавка?

Тот набычился еще больше, готовясь напасть. И за целостность своего партнера я не ручалась бы. Он же раз в пять меньше этого громилы. Когда я приготовилась к неминуемому, то есть к тому, что и мне попадет за компанию, очень удивилась и невероятно обрадовалась услышав властный, слегка хрипловатый голос.

— Прекратить.

Все тут же вытянулись по стойке смирно, даже Айгера напоминал струну, такой же прямой и натянутый. Мне стало очень любопытно кто же там. Обернувшись, увидела просто громадину. Нет, я конечно видела высоких людей, но этот было не просто высокий, он был огромный как гора, гора состоящая из мускулов. И эта гора произнесла:

— Что здесь происходит?

Тишина…

— Ты.

Он тыкнул пальцем в оппонента Айгеры. Тот вытянулся еще больше, и четко проговорил:

— Просто разговаривали.

****

Не смотря на весь страх перед этим человеком, он правду не выдал. И что-то мне подсказывает, что сделал он это правильно, иначе все было бы намного хуже. А так гора просто хмыкнула, окинула всех взглядом, немного дольше задержавшись на мне и сделала свои выводы:

— Паршивая овца все стадо перепортит.

Мне почему то показалось, что речь обо мне. Как преподаватель может позволять подобные высказывания в адрес студентки? Но трезво рассудив, решила держать свое мнение при себе. Ведь не зря все притихли, и с опаской посматривают на него. Не стоит проявлять никому не нужное геройство, и к тому же не хотелось давать повод для издевательств всем остальным.

— Все переоделись и вышли на площадку.

Все тут же кинулись к шкафчикам с табличками. Я с трудом нашла свой, их здесь было не меньше ста, и все с надписями. Переодевались тут же, и если для парней никаких трудностей не было, то меня одолевали некоторые проблемы. И так было только до насмешливых слов, не отличающегося тактом физрука, как я его про себя прозвала:

— И чего наша принцесса ждет? Пока ей отдельную комнату предоставят? — и уже другим тоном, более резким, продолжил — Вы боевой маг, барышня. В полевых условиях не будет отдельных кабинетов, придется привыкать. Быстро переоделись, даю вам пять минут.

Мне стало действительно обидно. Что я ему сделала? Создавалось впечатление, что своим появлением я нанесла именно ему смертельное оскорбление. На глаза начали наворачиваться слезы, но я их тут же со злостью вытерла. Ну что ж, ваша взяла. Действительно, чего это я веду себя как кисейная барышня, никогда за собой такого не замечала. Просто представлю, что я в купальнике, и все.

Резко рванула ворот форменной рубашки, пуговицы не поддались. Крепко здесь их пришивают. С раздражением сняла рубашку, под пристальными взглядами окружающих, стянула штаны и осталась в одном белье. Казалось еще немного, и со всех сторон послышится унизительный свист, но стояло гробовое молчание. Я повернулась к шкафчику и достала спортивную форму. От земной она практически ничем не отличалась. Материал был эластичный и обтянул фигуру как перчатка, не оставляя места воображению. После того как оделась, гордо вскинула голову, и посмотрела прямо на преподавателя.

Мне показалось, или в его взгляде действительно промелькнуло одобрение? Все остальные также прекратили пялиться, когда поняли что представление окончено.

Вся наша группа направилась на выход во двор. Там, огороженный высокой стеной, был полигон поделенный на несколько частей. Нас повели к полосе препятствий. Такие я видела в фильмах про армию. После того как нас построили, физрук решил представиться.

— Меня зовут магистр Горан. На все время вашего обучения, я ваш наставник во всем что касается физической подготовки и боевых навыков, где не используется магия. А теперь десять кругов по полю. Пробежать должны все- короткий взгляд в мою сторону. — Будете бегать, пока последний из вас не достигнет цели. Бегом.

Как только раздалась команда, все сорвались с места. Кажется, после этого урока меня ненавидеть будут еще больше. Знала бы, что так случится, ни за что не бросала бы спортзал, занималась бы до седьмого пота. А теперь результаты немочи на лицо. Пробежала всего два круга, а уже колет в боку и не хватает дыхания.

Когда к концу подходил десятый круг, я много нелестного услышала в свой адрес. Радовало только одно, вместе с последним адским кругом, пришел и конец паре. Я с трудом держалась на ногах, дышала прерывисто и с хрипом. Но все же я смогла… Как оказалось, гордиться было нечем.

Магистр Горан, неодобрительно глядя на меня произнес:

— В следующий раз, пока не выполним программу занятия, никто не уйдет с поля. Разойтись.

На меня со всех сторон посматривали с откровенной неприязнью и обещанием расправы.


Глава 21

Как дошла до комнаты не помню. Скорее не дошла, а доползла. Слава Богу меня не тронули, когда вышли из спортивного комплекса. Видимо пожалели, так как выглядела я не очень свежо и весело. Переоделась и то с трудом. Было уже все равно, кто там на что смотрит. Все мои мечты сводились к лежанию в горизонтальном положении как минимум дня три. Но при этом я со страхом понимала, что мне предстоит завтра идти на занятия. Да что там завтра, мне еще сегодня предстоит сделать домашнее задание.

И вот когда я заползаю в комнату, валюсь на кровать и только-только успеваю прикрыть глаза в блаженной тишине, как дверь открывается и в комнату влетает моя соседка. Она снова обозленная, просто отвратительно бодрая и явно желает выговориться. Единственные свободные уши в этой комнате у меня, так как даже кот куда-то делся, предстоит мне долгая и душещипательная история. Хотя может обойдется? В надежде на это снова прикрыла глаза. Но это не помогло, надежда в муках издохла при словах:

— Ты подумала?

Приоткрыла один глаз. Адель нависла надо мной, и грозно сведя брови сверлила взглядом.

— О чем?

Еще больше нахмурившись она произнесла:

— Как о чем? В выходной пойдешь со мной в город?

И вот что ей сказать? Намеков девушка явно не понимает, прямых отказов также. Она прет как непробиваемый танк, и единственный приемлемый для нее вариант, это мое безоговорочное согласие. Но у меня до сих пор еще живы воспоминания о предыдущем походе в город.

— Адель, а тебе больше не с кем сходить?

Она надулась, и обиженно протянула:

— Не с кем. Сейчас никто не хочет со мной общаться. Может я была слишком резка в прошлом году. Но у меня был сложный период. Ну там знаешь, половое созревание, переходной возраст и все такое. Бросалась на все, что движется, и вот результат.

Уже поняв, что поспать мне не дадут спросила:

— Что опять продинамил?

Адель с удивлением посмотрела на меня:

— Что это значит?

Чуть ли по лбу себя не шлепнула. Вот снова это происходит, я просто не могу постоянно следить за тем, что говорю. Для меня эти обороты речи, сленговые слова вполне нормальное явление.

— Я спрашиваю, что опять с Лемом не получилось?

— Ты такие интересные слова иногда говоришь, и не совсем понятные, любопытная должно быть у вас деревня., - и уже другим, каким-то потускневшим голосом продолжила. — Ну да, он опять не обратил на меня внимания. Вот что со мной не так?

Я посмотрела на девушку:

— Да все вроде бы на месте. Может ты просто не в его вкусе.

— Да кто его спрашивать будет. Но мне очень нужно, Зарина. Если не получится на выходных, придется экстренные меры принимать.

Даже боялась подумать, что это за меры такие. И что-то мне не нравиться взгляд, которым Адель меня окидывает.

— Зарина, а может…

Я не дала ей договорить. Догадываюсь к чему она ведет, не маленькая уже:

— Адель, не может, никак вообще и никогда.

Соседка снова сникла:

— Со мной точно что-то не так. Даже в город со мной сходить не хочешь.

Это бесконечное нытье никогда не закончится. И знаю что потом буду проклинать себя за слабохарактерность, за то что пошла на поводу. Но сейчас так хотелось просто отдохнуть.

— Хорошо, я пойду с тобой в город. Довольна?

Адель едва не прыгала от радости:

— Спасибо, дорогая. Кстати, как там с личной жизнью? Уже приметила кого-то?

Ох зря я надеялась, что от меня отстанут. И где шляется этот фамильяр когда он так нужен? Может хотя бы отвлек ее чем то.

— Нет.

— А я слышала другое. К тебе же приходил небезызвестный саламанд?

И откуда знает? Видимо здесь сплетни разносятся со скоростью лесного пожара, при этом обрастая новыми подробностями.

— Просто заходил. Хотел помочь освоиться.

Адель скептически хмыкнула:

— Ну да, конечно. Это ведь так похоже на нашего огненного мальчика.

Я начала раздражаться:

— Адель, ты можешь думать о чем-то другом, кроме секса или отношений?

Она ненадолго задумалась:

— Могу. Но когда хочется именно этого, очень трудно сосредоточиться на чем-то другом., - она тяжело, я бы даже сказало обреченно вздохнула. — Тебе не понять, ты человек. Вы можете, в определенной степени, контролировать свои желания, а двуипостасным это гораздо сложнее. Ведь нужно еще учитывать желания своего зверя, и в определенные периоды года инстинкты заглушают все остальное.

Мне даже жаль ее стало. Ведь, возможно, она действительно в этом не виновата. Но она хотя бы не скрывает этого и не лицемерит. Говорит прямо и открыто. Я, наверное, никогда так не смогу.

****

Уже не обращая внимания на ее болтовню, начала проваливаться в сон. Нужно вздремнуть хотя бы пол часика. Но Адель задалась целью не дать мне этого. Она снова подошла поближе, и потрясла за плечо:

— Ты чего такая уставшая? Я надеялась ты со мной сегодня еще сходишь на гулянье.

Я уже едва не рычала от злости:

— Адель, я устала просто невыносимо. На физподготовке нас нещадно гоняли, и мне нужен отдых.

Она понимающе покивала:

— Магистр Горан гонял?

Я обреченно кивнула.

— Сейчас, подожди минутку. Есть у меня одна штука, выпьешь, будешь как новенькая.

Она вскочила, подбежала к своему шкафчику и зарылась в его недра. С победным видом выудила небольшую стеклянную бутылочку, и торжественно преподнесла мне:

— Вот, выпей.

Наученная горьким опытом уточнила:

— Какие последствия?

— Никаких. Это обычное восстанавливающее зелье. Выпьешь, и будешь как новенькая.

Приподнявшись взяла бутылочку. А, была не была, хуже уже не будет. Махом выпила все содержимое. Сначала не было никакого эффекта, а потом появилось ощущение что все мышцы наливаются невероятной силой и бодростью. Хотелось прыгать, танцевать. Делать что угодно, лишь бы не сидеть.

— Ну что, идем на гулянье.

Смотрю на Адель. Эта мерзавка точно знала как действует зелье. Но все же лучше сходить на местную вечеринку, чем бревном валяться в кровати.

— Пойдем. Только у меня еще сегодня после ужина отработка. А потом обязательно пойдем.

Адель от удивления даже присела:

— Отработка? Это как же ты умудрилась всего во второй день обучения так попасть?

Не хотелось рассказывать, поэтому произнесла неопределенное:

— Так получилось.

— И с кем?

Скрывать не стала:

- Айгера Велосский.

Она даже присвистнула:

— Подруга, ну ты и экземпляры себе находишь. Ректор, Диам, Айгера. Мне бы даже завидно стало. Но они, к счастью, не в моем вкусе. А вот с остальными будь поосторожней.

Хотелось сказать. что никаких экземпляров я не ищу. Они сами меня находят. И честно говоря, уже даже как-то не по себе становится. Что будет дальше, если в самом начале меня просто таки преследует какой-то рок невезения.


Глава 22

На отработку я шла бодро и даже в приподнятом настроении. Все таки замечательное зелье, куда там земным энергетикам. Ужин я решила пропустить, так как аппетита совсем не было. И сейчас жалела об этом, голодный организм требовал пищи. Ну ничего, перебьется. Хотя отработка же в столовой, может что-то и перепадет.

Когда уже подходила к столовой, словно из ниоткуда появился Диам. Он был немного мрачный, и явно не в духе. При этом, кажется, ждал именно меня.

— Привет, малыш. Куда так спешишь?

В его голосе прорывались нотки раздражения:

— На отработку.

— Хм, любопытно. И с кем у тебя эта отработка?

Так, я чего то не поняла. Мне сейчас хотят закатить непонятную сцену? Но я вроде как никому ничего не должна. Так к чему все эти вопросы?

— С моим одногруппником, и по совместительству партнером.

Его вид стал еще более хмурым. Он начал надвигаться на меня, а я отступать. И не пойму почему. Я ведь ничего не сделала, а слегка жутковато стало.

— Партнер значит. И в чем он для тебя партер?

Нет, это издевательство форменное. Сначала Адель со своими намеками, теперь он. Они что здесь все помешанные? Я разозлилась, и сделала шаг вперед, практически упираясь грудью в него.

— Партер по занятиям. Понятно? А теперь дай мне пройти.

Пройти мне не дали. Диам слегка приобнял за талию, и притянул к себе еще ближе:

— Как насчет уплаты долга?

Я слегка покраснела. Да что он себе позволяет? Уперлась руками в его грудь, и попыталась оттолкнуть. Не тут то было. Отпускать меня никто не собирался. Это разозлило еще больше.

— Кому должна, я всем прощаю.

Над ухом услышала тихий смех:

— Зарина, детка, со мной этот номер не пройдет. Мне долги всегда отдают, а тем более такие.

По спине пробежали мурашки. Нет, он не был мне неприятен. Как может быть несимпатичен супер красивый, сексуальный парень? Это невозможно, подсознание тут же требует привлечь его внимание, выглядеть как можно лучше. В этом то и заключалась проблема. Я не могу дать слабину, не смотря на то, что как я поняла в этой академии довольно свободные нравы.

— Пусти.

— Нет.

Подняла голову, и заглянула в его глаза. Там была твердая решимость сделать то, что собирался. И не знаю чем бы все это закончилось, если бы не подоспевшая помощь. И пришла она откуда не ждали.

— И долго тут стоять обжиматься будешь? Нам еще столовую драить. Или ты думаешь, я сам все это делать буду?

Обернулась, и наткнулась на волну холода и презрения.

— Ты что не видишь, иду уже.

Он хмыкнул:

— Вижу как идешь. Так и до завтрака не дойдешь. Все, заканчивайте и пошли. Дел невпроворот.

Я ожидала, что после этого он уйдет, и оставит меня на произвол судьбы. Но нет, он застыл каменным изваянием рядом, и не сдвинулся с места, чем неимоверно злил Диама:

— Айгеррра, тебе пора.

Ноль эмоций. Как со стеной разговаривают. Я даже невольно восхитилась им, вот это выдержка. Тем временем у Диама настрой явно сбился, и он уже не прижимал меня так крепко к себе, но и не отпускал. Через время, когда этим двоим надоело играть в гляделки, саламандр склонился ко мне, и не то что прошептал, а прошипел фактически:

— Малыш, я соперников не потерплю.

А это уже наглость. И только я собиралась сообщить этому чересчур огненному и темпераментному, что я девушка свободная, и делаю что хочу, как его и след простыл.

Айгера стоял, и в задумчивости смотрел на то место, где секунду назад стоял рыжий.

— Что у тебя с ним?

Едва не зарычала с досады. Было такое чудесное настроение, и все коту под хвост.

— Ничего.

— Прям таки ничего? А мне показалось, что у вас довольно близкие отношения.

Раздраженно ответила:

— Тебе показалось.

И снова с каменным, ничего не выражающим лицом Айгера произнес.

— Просто хотел сказать, чтобы была осторожней. Если хочешь серьезных отношений, то выбрала не того парня.

Хотела вспылить, сказать что-то обидное, а потом сама себя одернула. Ведь действительно, что он мог подумать, застав в такой двусмысленной ситуации. Я бы тоже заблуждалась.

— Я не ищу серьезных отношения. В принципе никаких не ищу.

На меня посмотрели с недоверием. Такое ощущение, что попала я не в академию, а в брачное агенство.

— Ладно, пошли убирать, а то и до утра не управимся.

В столовой нас встречала уже известная ведьма. Она сегодня была на редкость радостной и довольной, и я очень надеялась, что это никак не связано с отсутствием моего кота.

****

Нас провели в огромное помещение за основным залом. Это была кухня, и размеры посуды поражали воображение. Огромные, с меня ростом кастрюли, сковороды больше напоминающие огромные плиты. И все это нам предстояло отмыть. Я уже заранее была в ужасе от объема работы. Мы и до утра не справимся. Но как оказалось, время у нас тоже строго ограничено. До отбоя, то есть осталось всего пара часов.

Я с тяжелым вздохом подошла к огромному крану, и попыталась открыть вентиль, силенок не хватило. Айгера молча наблюдал за моими потугами.

— Что ты стоишь? Или мне самой убирать все нужно?

Он с невозмутимым лицом спросил:

— А что ты делать собираешься?

Издевается, точно издевается.

— Я собираюсь набрать воды, и начать мыть эту посуду.

Пальцем ткнула в гору грязных тарелок. И вот теперь, на всегда хладнокровном лице отразилось отвращение.

— Руками?

Нет, блин, ж…й. Так и хотелось мне сказать. Но я героически сдержалась, и как к идиоту обратилась:

— А есть варианты?

Айгера окинул комнату взглядом, что-то прикинул в уме, с задумчивым видом постоял.

— Ну?

— Руками мыть я это не буду. Значит магией.

Может он действительно больной? А к больным нужно быть терпимей.

— Айгера, как ты собираешься делать это магией, если мы только источник чувствовать учимся. И если помнишь, не у всех это получается. Или забыл за что мы здесь?

Он отмахнулся от меня, как от назойливой мухи.

— Говори за себя. Я уже умею управлять источником. А с заклинанием чистки вообще никаких проблем, это самое элементарное и простое. Смотри.

Я внимательно следила за всем, что делал эльф. Он сначала нарисовал в воздухе фигуру, потом как будто оттолкнул ее и прищелкнул пальцами. И о чудо, часть тарелок оказалась чистой.

— Здорово.

Он повернулся ко мне:

— А теперь давай ты.

— Я?

— Ну да. Не мне же одному все делать. Наказали нас из-за тебя.

Растерянно сморю на него. Пытаюсь понять издевается или нет. Не похоже, лицо серьезное, хотя в большинстве случаев оно у него выражает не больше эмоций чем кирпич.

— Я не могу, и не умею.

Раздался тяжелый вздох, и столько обреченности в нем было, что мне его даже жаль стало.

— Хорошо, иди сюда. Я научу, и если что подстрахую.

Было слегка страшновато. Ведь в прошлый раз, когда обратилась к магии, я едва от него угольков не оставила, но любопытство взяло верх. Когда я подошла, Айгера стал у меня за спиной, и взял мои руки в свои.

— Вспомни как ты чувствовала источник сегодня на уроке. Можешь повторить это? — дождавшись утвердительного кивка продолжил. — Когда почувствуешь источник, медленно потяни из него нитку.

Я закрыла глаза, и потянулась к мотку огненной пряжи. Осторожно постаралась вытянуть самую тонкую ниточку. Ура, получилось. У уха раздалось:

— Вот так, молодец. А теперь нарисуй этой ниточкой руну Ти.

Непонимающе на него посмотрела. Он изобразил в воздухе что-то напоминающее G, только с загнуты вниз хвостиком.

— Отлично. А теперь разматывай нитку.

Когда тонкая паутинка находилась уже у одной из кастрюль, Айгера скомандывал:

— А теперь прищелкни пальцами, так ты оборвешь ниточку, и заклинание впитается и очистит поверхность.

Так и сделала. И не была предела моей радости, когда еще совсем недавно грязная посудина, сейчас сверкала и блестела от чистоты.

— Вот, теперь ты умеешь. Так что за работу, не хочу торчать здесь два часа.

И действительно дело пошло быстрее. Конечно не у меня, а у эльфа. Он на право и налево разбрасывался заклинаниями, в то время как я смогла правильно сплести и направить всего парочку еще. Но что удивительно, он молчал и не упрекал. За что несомненно я была благодарна.

Когда мы закончили, все вокруг сверкало чистотой. Довольная хозяйка кухни приняла у нас работу, и отпустила. У меня не было усталости ни в одном глазу, и учитывая дальнейшие планы на вечер, это не могло не радовать.

Через минуту молчания, решила спросить у своего спутника:

— Ты сегодня идешь на гуляние?

Он удивленно посмотрел на меня:

— Нет, я на такие мероприятия не хожу.

Кто бы сомневался.

— А ты значит идешь?

Я утвердительно кивнула. Он как-то странно на меня посмотрел, даже оценивающе:

— Тогда будь осторожной. Это там не помешает.


Поле этого загадочного напутствия, он свернул в сторону мужского общежития. Даже не попрощался. Ну и ладно. Весело напевая, пошла в сторону женского.


Глава 23

В комнате меня уже ждала взбудораженная соседка.

— Что так долго? Давай быстрее. Нужно успеть выйти из общежития до отбоя.

Ее нетерпение и волнение были заразительными, и передались мне. Хотя все же больше меня волновало где носит моего кота. Все таки надеюсь, приподнятое настроение нашей страшной поварихи, никак не связано с его исчезновением. Если к утру не обнаружиться, буду объявлять общеакадемический розыск, и полевать тогда я хотела на не привлечение внимания. И пусть я этим себе только хуже сделаю, но Ваську найду. Он хоть и вредный, но все в некоторой степени мой.

— Зарина, ты чего застыла? Я же говорю, времени в обрез.

Вот приставучая.

— Сейчас. Скажи мне, Адель, а ты случайно не видела сегодня Ваську?

Адель скривилась.

— Видела. Пришел, практически сразу как ты ушла. Какой-то странный, загадочный. Даже на меня внимания не обратил. — и уже более грустным голосом продолжила. — Хотя как раз в этом нет ничего удивительного. На меня никто не обращает внимания, никому я не нужна.

Опять это нытье началось. Так как мне изрядно надоело убеждать ее в ее же уникальности и исключительности, я просто молча пошла в ванную. Быстро приняла душ, и как всегда после этого, почувствовала себя гораздо лучше.

Особо не выбирала что одеть, натянула первое попавшиеся платье. Я не собиралась искать там себе любовные приключения. Кстати, о партнерах. У меня назрел просто таки животрепещущий вопрос. И вот одевшись, и приготовившись к выходу, я все же его задала Адель. Так как, считала, что только она сможет дать более менее вразумительный ответ. Да и других знакомых женского пола у меня не было.

— Адель, можешь ответить на один вопрос?

Подруга посмотрела на меня. Она уже успела отойти от вспышки депрессии, и была как прежде весела.

— Ну?

Я приняла это за согласие.

— Скажи мне, почему академия напоминает не учебное заведение высшего класса, а какое-то брачное агенство? Все прямо озабочены поисками партнеров.

Из всего, что я произнесла, Адель выхватила всего два интересующих ее слова.

— Брачное агенство? Это как?

Вот, блин. Как же объяснить попроще то?

— Ну это место куда ты приходишь, и тебе подбирают там жениха, любовника или еще кого, под твои вкусы и нужны.

Объяснила как могла. Ведь я никогда не интересовалась подобной сферой услуг. Но глядя на Адель поняла, что слова подобрала правильные.

— Очень интересно. Первый раз слышу о подобном. Очень полезная служба, должна сказать.

Она в задумчивости теребила прядь волос.

— Ты ответишь на мой вопрос или нет?

Она вздрогнула, словно очнулась ото сна.

— Да, конечно. Видишь ли, академия действительно неплохой шанс найти свою пару. Особенно наша, где смешано столько рас, можно подобрать потенциально сильного самца.

Я закашлялась. Она говорит, как о селекции животных.

— Ты серьезно?

Она не понимающе посмотрела на меня.

— А что такого? Здесь учатся самые сильные маги, и у нас как раз возраст соответствует. К тому же на последних курсах уже очень много пар сформированных, родители не против, так почему нет?

Действительно почему бы и нет? Ведь это ничем не отличается от того, что происходит у нас на Земле. Ведь очень многие выходят замуж и женятся еще не закончив учебных заведений, правда потом процентов девяносто этих браков распадется. Так с каких это пор я стала такой пуританкой? Скоро будет еще хуже, и буду как бабушка рассуждать о том, что в наше время такого не было.

— А как у вас с расторжением брака?

— Никак. Такого не бывает. Нас же, магов, никто не может заставить заключить брак, любовников сколько угодно может быть до брака, а потом все. И идут на этот шаг осознанно, к тому же брачный ритуал налагает нерасторжимые узы.

Хм, словила себя на размышлении о ее словах, и тут же одернула. С чего вдруг меня заинтересовала брачная тема?

За подобными разговорами не заметила как мы подошли к большой закрытой беседке, в самом дальнем углу парка. Я думала, что эта часть заброшена, а оказывается, еще вполне функционирует, и по всей видимости пользуется немалой популярностью у студентов.

Я осмотрелась, меня окружало ужасающее многообразие. Просто на любой вкус и цвет. Парней было немного больше, чем девушек. Но многие уже присматривались друг к другу. Меня в полной мере накрыло осознание того, какого характера гулянье это будет. Я уже чувствовала на себе заинтересованные взгляды, и злое шипение женской половины. Нет, я не была роковой красавицей, идущей по дороге из сердец. Но как я уже говорила, я была слишком обычной, и этим выделялась. Вот если бы у меня была зеленая кожа, или уши как у слона, ну на худой конец какой-нибудь хвост или рога, и на меня бы не обратили в общей толпе внимания.

****

Повернулась к Адель, чтобы сказать что хочу вернуться в комнату, как заметила ее не слишком адекватный взгляд направленный в сторону громадного существа.

Неужели это и есть тот самый Лиам? Я конечно, уже поняла, что вкус у Адель специфический, но это превзошло все мои ожидания.

— Адель, это Лиам?

Подруга с предыханием произнесла:

— Да, красивый правда?

Я окинула его взглядом. Скорее уж устрашающий. Рост больше двух метров, мускулатура очень развита, даже одежда скрыть не может. Огромные завитые рога, и хвост который сейчас нервно бил по ноге. Обалдеть просто, брутальность зашкаливает.

— Пойдем, я вас познакомлю.

— Не надо меня с ним знакомить. Это ты в нем заинтересована, вот и иди. А я здесь постою.

Адель внимательно посмотрела на меня:

— Зарина, в целях твоей же безопасности, я бы советовала тебе далеко от меня не отходить. Но конечно, если ты желаешь близкого знакомства с некоторыми из присутствующих, то пожалуйста.

Естественно после этих слов, я к ней буквально прилипла. Она неспешной, соблазнительной походкой направилась в сторону Лиама, я посеменила следом.

Остановившись напротив этого демоняки, почувствовала себя недорослем. Он возвышался над нами как гора.

— Привет Лиам.

Ох, какой сладкий голосок может быть у Адель. Она стояла в такой позе, чтобы как можно выгоднее подчеркнуть грудь, которая и так была едва прикрыта тканью.

— Привет. Кто это с тобой?

Он окинул меня оценивающим, и что еще более страшно, заинтересованным взглядом.

- Это моя подруга Зарина. — и как будто отвечая на незаданный вопрос, добавила. — Она занята.

Тот с сожалением протянул.

— Вот как…

Я не знала, что сказать. Мне просто хотелось оказаться как можно дальше отсюда. Я озиралась по сторонам, пытаясь найти решение, как мне убраться так, чтобы никто не заметил. И тут взгляд выхватил из толпы знакомую фигуру. Он словно почувствовал, что я смотрю на него, и резко развернулся. В глазах полыхнула ярость, еще миг и он оказался рядом.

— Что ты здесь делаешь?

От тона каким был задан вопрос, вздрогнула не только я, но и стоящая рядом Адель.

— Диам, ты чего рычишь?

Подруга была недовольна, что ее общение с Лиамом было прервано.

— Адель, я не к тебе обращаюсь.

Как уже было и раньше, когда кто-то пытается ограничить меня в свободе, или заявить какие-то права, я все воспринимаю в штыки.

— Я здесь стою.

Мой ответ только подогрел его злость. Он оторвал меня от Адель, и спросил еще раз:

— Что. Ты. Здесь. Делаешь?

Вообще охамел мужик. Вырвала свою руку, и едва удержалась от того, чтобы залепить ему пощечину.

Постаралась ответить как можно спокойнее:

— Я уже сказала. Стою. Повторила для глухих.

Адель неслышно подошла, и встала за спиной, молчаливо выражая свою поддержку. Но на ухо все же шепнула:

— Не выводи его из себя. Он опасен.

В том, что опасен я даже не сомневалась. Тем временем глаза у Диама полыхали огнем, прямо как у Айгеры, когда я ему переизбыток магии устроила.

— Ты сейчас пойдешь со мной.

Уже хотела возразить, когда Адель снова вмешалась:

— Лучше пойди. Он же сейчас здесь все к чертям спалит.

Я застыла в нерешительности.

Глава 24

Пока я не решалась что либо сделать, самопровозглашенный кавалер схватил меня за руку, и потащил в сторону облагороженной части парка. Я была так ошарашена, что даже не вырывалась, чем бессовестно пользовались. Таким образом мы минули парковую зону, прошли практически всю территорию академии, и оказались возле женского общежития. Ну хотя бы какой-то плюс, я хотела побыстрее уйти оттуда, мое желание сбылось. Хотя закралась предательская мысль, что впредь со своими желаниями нужно быть осторожнее.

Когда подошли к двери, я уже было приготовилась тормозить и поблагодарить за то, что проводил, но моих попыток не заметили, и как на буксире протянули дальше.

Моему возмущению не было предела. И где этот чертов комендант, когда он так нужен? Я заозиралась по сторонам. Ах, вот он, сидит где и положено. Вот только положенного возмущения не выказывает, выжидательно глядя на Диама. Тот порылся в кармане, и бросил на стол новенькую, желтую, блестящую монету, которая тут же исчезла в руках такого продажного служащего. Это просто безобразие. Но возмутиться мне опять таки не дали. Я просто элементарно не успела этого сделать. Только услышала в спину тяжелый вздох, и понимающее:

— Эх, молодежь…

То есть система безопасности у них здесь никакая. Вот сюда бы наших, земных бабушек комендантов, они бы всех построили. Тем временем не останавливаясь, в полной тишине мы дошли до комнаты. Диам с силой распахнул дверь, и втолкнул меня внутрь. Я по инерции сделала еще несколько шагов, и развернулась услышав как закрылась дверь с громким хлопком. Надеюсь, Диам ушел.

Мои надежды не оправдались, он стоял и в упор смотрел на меня сверкая злыми глазами. Непроизвольно его настроение передалось и мне. Решила сразу расставить все точки над i:

— Послушай, Диам, я скажу лишь раз, и надеюсь до тебя дойдет сразу. У нас нет и не будет никаких отношений. Я не ищу для себя приключений, тем более любовных. — мысленно добавила, что они сами меня находят. Даже страшно становится, что будет если я еще их искать начну. — Если ты хочешь, мы можем продолжить общение, но только как друзья.

По мере моей пылкой речи, его глаза все больше разгорались, чем неимоверно нервировали меня. Словно с действующим вулканом разговариваешь.

Молчание затягивалось, и прервать его решил уже буквально пылающий маг. Голос был его каким-то хриплым и приглушенным:

— Друзья говоришь?

Он начал наступать на меня. Естественным порывом было пятиться назад. Вот только я не рассчитала, что позади кровать. Вспомнила об этом только когда плюхнулась на нее. Весь злой запал куда-то исчез, и остался только страх. А тем временем Диам, не обращая внимания на мое состояние продолжил:

— Не ищешь отношений, тем более любовных? Поздно, малыш. Ты их уже нашла, теперь можешь только наслаждаться.

Он издевается? О каком наслаждении вообще идет речь. У меня аж поджилки от страха трясутся, а он продолжает свое наступление. Не придумала ничего лучше, как перелезть на другую сторону кровати, так между нами будет хоть какая-то преграда. Это была моя ошибка. Нельзя провоцировать нелюдей в таком невменяемом состоянии. У них, наверное, древние инстинкты охотника просыпаются. Не успела я даже слегка продвинуться в своем начинании, как меня схватили за лодыжку, и не дали сдвинуться с места. Но это было пол беды, в следующий миг я ощутила как ко мне прижались.

— Малыш, а вечер перестает быть томным.

Вот же ж, все черти этого мира. Попыталась увеличить дистанцию, но Диам был на стороже, и тут же обхватив за талию вернул на место. Низко наклонившись, прошептал на ухо:

— Пора возвращать долги.

После чего куснул за шею.

Это он конечно зря. Загнанная жертва бывает очень изобретательной, так как ничего другого ей не остается. Я рефлекторно сначала рванула вперед, а потом со всей силы двинула ногой назад, надеясь хотя бы так оттолкнуть назойливого поклонника. Мои надежды оправдались, даже больше чем я рассчитывала. Диам взвыл, и послышались проклятия. Из всего услышанного, я ровным счетом ничего не поняла. Но нужно было что-то срочно предпринимать, так как я сомневалась в его полной капитуляции. Наверняка сейчас отойдет, и снова ринется в бой с удвоенным рвением, подогреваемым задетым мужским самолюбием.

Решив, что времени у меня еще достаточно, рванула к двери. Но когда уже была практически у цели, пеня перехватили. Диам обхватил за талию, и развернул лицом к себе.

— Шалишшь?

Он стал шипеть как змея, и сходство с этой рептилией ему придавал тонкий раздвоенный язык, на миг мелькнувший в поле моего зрения. Это и вывело меня из ступора. Он же просто невменяемый. Попыталась говорить как можно спокойнее, мало ли что может спровоцировать эту огненную ящерицу.

— Диам, спокойно. Что на тебя нашло?

Успокаивающе положила руку ему на грудь, и прекратила попытки вырваться. Несколько минут мы так и стояли, он медленно но все же приходил в себя. Когда он прекратил пылать, и только в глазах были еще искорки произнес.

— Ты была там. Что ты там делала?

Когда он задавал вопрос, глаза снова полыхнули. Да что ж такое с этими посиделками не так, что он так вышел из себя? Решила его не провоцировать, и сказать правду.

****

— Адель попросила меня сходить с ней. Я согласилась, решила что развеяться не помешает.

Он недоверчиво посмотрел на меня:

— И все?

— Ну да, а ты что подумал?

Он нахмурился, размышляя над чем-то. Машинально начал поглаживать спину, было приятно. Даже захотелось прогнуться как кошка, но я задушила это желание на корню. Он может неправильно понять мои действия.

— Я подумал, ты пошла искать пару, вот и разозлился.

Теперь понятно. Нет, я конечно подозревала нечто подобное, но спросить все же следовало.

— А почему ты разозлился? Что здесь такого?

Он снова напрягся. С ним разговаривать, как по минному полю ходить.

— Ты не должна была туда идти. Я выказал свой интерес, и ты его поддержала.

Я ошалело захлопала ресницами. Когда это случилось? Верните время назад, и я исправлю эту оплошность. Дайте мне в конце то концов нормально учиться.

— Когда?

Я все же не сумела скрыть изумления.

— Когда приняла мою помощь. Когда флиртовала, давала обещания.

Обалдеть. Да флиртом там даже не пахло. Может он принял желаемое за действительное? Я помню только как пыталась побыстрее от него избавиться. Может ляпнула что-то неосторожно, и теперь расхлебывай последствия. В который раз напомнила себе, что необходимо следить за каждым словом.

— Отлично, с этим разобрались. Можешь отпустить?

Он отрицательно покачал головой. Нет, так нет. Постоим так.

— Диам, может я неосторожно дала тебе надежду, но как я уже говорила мне не нужны отношения.

Он слушал меня, но я понимала, что не слышал. Его взгляд блуждал по моему лицу, то и дело останавливаясь на губах.

— Я уже тебе сказал, поздно.

Я поняла, что разговаривать с ним, по крайней мере сейчас, просто бесполезно. Попыталась осторожно высвободиться, но добилась прямо противоположного эффекта.

— Я тебя сразу заметил. Как только ты вошла в столовую. Такая маленькая, хрупкая. Тебя так и хочется защищать.

Ага, от себя и защищал бы. Решила сделать еще одну попытку:

— Диам, я устала. Ты можешь оставить меня одну?

Он посмотрел мне в глаза:

— Ты этого хочешь?

И такой подтекст в вопросе, что не заметить его просто нереально.

— Я хочу спать. — и видя его вспыхнувшие глаза, поспешно добавила — В одиночестве.

Несмотря на все мои опасения, он повел себя благоразумно.

— Хорошо, я уйду. — и стоило мне расслабиться, как он добавил. — Сегодня.

И на том спасибо. Попыталась снова высвободиться, но он не отпускал. Вопросительно взглянула. В ответ он улыбнулся, такой широкой и обезоруживающей мальчишеской улыбкой.

— Поцелуешь на прощание?

Я не успела ничего ответить. Он стремительно наклонился, и прижался к моим губам. Диам оказался чертовски горячем, в прямо смысле этого слова. Создавалось впечатление, что у него температура.

Сначала поцелуй был довольно целомудренным. Просто касание губ губами. Но этого оказалось мало, через мгновение вихрь эмоций просто снес крышу. Меня никто еще так не целовал. Умело, со знанием дела. Пока его язык хозяйствовал в моем рту, я таяла, я горела и не могла с собой ничего поделать. Привел меня в чувство мой собственный стон, который непроизвольно сорвался с губ.

В это время Диам был занят тем, что покрывал мою шею горячими, обжигающими поцелуями. Я нашла в себе силы легонько отстраниться. В этот раз он меня не удерживал. Только глубоко и часто дышал, и в глазах опять плясал огонь.

— Ты просил только поцелуй.

Голос получился какой-то сдавленный и хриплый.

— Я могу попросить и больше.

Он сделал шаг ко мне, я от него. Поняла, что мы начинаем сначала, и твердо произнесла:

— Нет.

Он выглядел разочарованным. Но как ни странно, настаивать не стал.

— Хорошо, я уйду. Но как я уже говорил, это только на сегодня.

Он подошел, и легонько меня поцеловал, после чего стремительными шагами вышел из комнаты. Я обессиленно села на кровать, и едва не подскочила с нее, когда услышала задумчивое:

— Хм, интересно-любопытно.

Из-за кровати вальяжной походкой вышел Василий, и с ехидством уставился на меня.


Глава 25

— Ты все это время был здесь?

Кот с недоумением посмотрел на меня.

— А где мне еще быть?

Моему возмущению не было предела. Хотя облегчение все же преобладало. С ним все в порядке, его никто не съел.

— Тебя весь день не было. Где ты шлялся?

— Тебя только это интересует? Должен сказать, у тебя намечаются проблемы посерьезней, чем беспокойство обо мне.

Я понимала, что он в некоторой степени прав. Но хотелось прояснить еще некоторые моменты:

— То есть ты был здесь, и ничем не выказал своего присутствия? Где же твоя хваленая защита?

Кот запрыгнул на кровать, и с ехидной мордой произнес:

— Не хотел прерывать столь интимный момент.

Вот вредное животное. Я едва чести не лишилась, и не важно что девственность утеряна в далекие семнадцать, все же психологически я не была готова к этому. В этом мире все ощущалось по другому, как будто там, на Земле, это была другая жизнь, а здесь я начала все с чистого листа.

— Ты издеваешься? Какой интимный момент? Я едва прогнала его, и теперь замешана в непонятных отношениях, которые неизвестно куда заведут.

Кот возмущенно фыркнул:

— Вот не надо все перекладывать с больной головы на здоровую. Уже говорил, сама виновата. Ходишь тут хвостом крутишь. К тому же, ты видела его? Если бы я вылез, он бы меня спалил и не заметил. Это тебе его огонь нипочем, а мне очень даже вреден.

Я пристыжено замолчала. Действительно, как то сразу и не заметила, ведь его огонь не навредил мне. Да, я ощущала жар, но какой-то приятный, ласкающий. Чувство, как в горячую ванную опускаешься.

Тем временем Василий продолжил нравоучения.

— Ты, Зарина, меня совсем не слушаешь. Плохая компания эта твоя соседка. Вот опять с ней в город на выходных собралась, и не известно чем эта затея обернется. А если бы прислушивалась, то ничего не бы не случилось, и жила бы сейчас себе спокойно.

Он еще много чего говорил, но я уже не слушала. Я устала, нервное перенапряжение так же сказывалось не самым благополучным образом. Видимо действие зелья закончилось.

Под монотонное бурчание кота переоделась, и провалилась в сон.

***

С утра я была свежа и бодра. К моему великому изумлению ничего не болело, как я ожидала. Да, была легкая лень в мышцах, но не более. Посмотрела на кровать соседки, она по прежнему была аккуратно застелена, и намекала на то, что на ней никто не спал. Неужели у нее все получилось? Очень надеюсь на это, а то она становилась все более и более странной.

Быстро привела себя в порядок, и оделась. Времени еще было достаточно, и рассудив что в такое время в столовой будет мало народу, а может мне повезет, и вообще никого, поспешила туда.

К моей радости, ожидания подтвердились. Сидело всего несколько адептов, которые лениво и сонно ковырялись в своих тарелках. Аппетит разыгрался нешуточный, и навалив себе побольше съестного, побрела к секции боевиков. Там не было вообще никого. Утро начинается просто замечательно. Но стоило мне так подумать, как столовою начали наводнять голодные студенты. Они как саранча налетели на стол раздачи, и с неподъемными подносами направились кто куда. Среди всех я заметила Адель, она счастливо улыбнулась, и помахала мне рукой. Я легко махнула в ответ. Во мне взыграло любопытство, неужели действительно получилось?

Рядом со мной на скамейку кто-то грузно опустился. Скосила глаза, ожидая увидеть рыжего, но нет. Это был Айгера, но выглядел он как-то непрезентабельно, что ли. Весь слегка помятый, и не выспавшийся.

— Доброе утро.

Он только нечленораздельно промычал в ответ.

— Что с тобой случилось?

Айгера снова ограничился непонятным мычанием, и помахиванием руки в воздухе. Его поведение меня донельзя заинтриговало. Всегда такой идеальный, отутюженный и холодный Айгера, сейчас напоминал обычного взъерошенного студента, который накануне погулял на хорошей вечеринке.

Поняв, что не добьюсь от него ничего вразумительного, быстро принялась за еду. Расправившись со всем что набрала, снова обратила на него свой взор. Он сидел, и что-то потягивал из высокого бокала, и с каждым глотком было видно как он преображается. С лица исчезла бледность, вокруг глаз исчезли синяки, и лицо начало приобретать привычное высокомерие. Дождавшись пока стакан опустошится, предприняла новую попытку:

— Так что случилось такого, что ты спустился к обычным плебеям?

Айгера недовольно посмотрел на меня, но на вопрос отвечать не спешил:

— Ты доела? — дождавшись утвердительного кивка, продолжил. — Тогда вставай, и пошли на лекцию.

Я только сейчас спохватилась, я же не уточнила что у нас сейчас за занятие.

— А что у нас сейчас?

С тяжелым вздохом мне ответили:

— Зельеварение. У тебя что, память как у рыбки? Не можешь запомнить даже расписание.

****

Я обиделась. Нет, от своего фамильяра я еще могла выдержать подобные нападки, но не от посторонних. Да, кот мне стал вроде как родным.

— Все с моей памятью в порядке, просто слышала, что расписание могут менять.

— Ладно, не обижайся. Пошли.

Мы вышли из-за стола, и неспешно направились к выходу. Действительно куда спешить? Времени в запасе еще достаточно.

- Так ты скажешь что случилось, или мне догадываться?

Айгера патетично взмахнул руками, и загробным голосом произнес:

— Это ты во всем виновата.

У меня едва челюсть не отпала от подобного заявления.

— Это каким же местом?

От меня подобного ответа не ожидали, и изумленный эльф даже слегка притормозил. Я не стала дожидаться пока он придет в себя, и отправилась дальше. Через некоторое время он меня догнал.

Начал с обвинительного:

— Ты же сказала, что пойдешь на гулянье.

— Ну да, я там была. Правда не долго.

— Вот как. Тогда понятно. Я переживал, что с тобой может что-то плохое случиться, и пошел туда. Тебя нигде не было, хотя я все обыскал. Потом мне предложили выпить, я хлебнул всего раз, а потом провал. Ничего не помню. Очнулся в парке на скамейке.

Представила себе эту картину, и хихикнула. За это была вознаграждена негодующим:

— Тебе смешно? Я пошел туда чтобы тебе помочь, а тебе смешно?

Когда Айгера злился, он становился жутко забавным. И так всегда холодное лицо становилось просто таки каменным.

Примирительно подняла руки вверх:

— Извини, извини. И спасибо большое, что переживал.

Он высокомерно кивнул:

— Так-то лучше.

Это выражение вызвало новый виток веселья. В ответ на мой смех Айгера надулся, и хранил молчание до самой аудитории.

В класс мы входили так же в торжественном молчании, и в нем же провели остаток времени до пары.

Как только раздался ужасающий звонок, вошла женщина. Ну, наверное, это была женщина. Она была очень длинная и худощавая, с огромными черными глазами, и длиннючими зелеными волосами. Ее руки больше напоминали лианы, которые могли достать что угодно. А голос напоминал журчание ручья.

— Доброе утро адепты. Меня зовут проффесор Лиана Ростова. И сегодня у нас будет не совсем обычный урок. Прежде чем мы начнем составлять, и варить зелья, вам нужно научиться разбираться в травах, и поближе познакомиться с природой. Для этого мы сейчас все дружно перенесемся в заповедный лес.

Я слегка отвлеклась от ее речи, и не услышала как оказалось очень важной части, что потом сыграло со мной злую шутку. И всему виной какое-то насекомое, которое противно жужжа летало над преподавателем.

Когда очнулась все уже поднимались со своих мест, и выстраивались в шеренгу. Лиана Ростова начертила круг, поколдовала над ним, и он подернулся сизой дымкой.

— Все входим в портал по очереди. Пошли.

Шеренга бодро двинулась вперед. Когда подошла моя очередь, я слегка струхнула, но вездесущий Айгера просто толкнул меня в спину, и я носом загудела вперед. Уже мысленно приготовилась пропахать носом пол, но нет. Приземлилась я на мягкую душистую траву.

Тут же подскочила, и зло пробормотала уже стоящему здесь, и злорадно усмехающемуся партнеру:

— Ну погоди!

Сделать ничего не успела, так как из сизой дымки вышла проффесор Ростова. Она тянула за собой мешок.

— Итак, теперь один из пары подойдет ко мне, и выберет задание, которое вы должны будете выполнить. Задание заключается в том, чтобы найти определенное растение.

Только я сделала шаг, чтобы пойти к проффесору, как Айгера меня остановил.

— Я пойду.

Возражать не стала. Какая в принципе разница кому идти? Задания то вместе выполнять будем. Он подошел вытащил из мешка лист, развернул его и все увидели проекцию какой-то травы, похожий на синий укроп.

— О, отлично вам достался петроксис. Замечательное растение.

Айгера с серьезным видом кивнул, и подошел ко мне. Что-то мне не нравилось в его взгляде, там затаилось что-то коварное и нехорошее.

— Ну что, пошли?

Я пожала плечами:

— Пошли. — потом огляделась вокруг, нас непроходимой стеной окружал лес. — А куда?

Он хмыкнул, но все разъяснил:

— Обычно петроксис растет с южной стороны.

И мы двинулись через дебри. Уже через пять минут, я прокляла все на свете. Ветки цеплялись за все что можно, и за что нельзя. Руки чесались, я успела пожигляться об растение очень похожие на крапиву. Еще минут через двадцать мы вышли на большую поляну, и вот в конце этой самой поляны я увидела его. Этот синий укроп. Уже рванула туда, как меня дернули обратно.


— С ума сошла? Стоит тебе сделать шаг, как нападут гигантские пчелы. Они охраняют это растение. Ты что не знала?

Отрицательно покачала головой.

— Нет, не знала.

Айгера цокнул языком:

— Нужно аккуратно, ползком туда пробраться. Полезешь ты, тебе будет легче.

Уже собиралась возмутиться, когда он добавил:

— Они женщин не так остро чуют, как мужчин.

Уже тогда подумала, что это какой-то бред. Но возражать не решилась, мало ли.

— Когда доползешь, сорви пучок. Но в руках не сжимай, когда обратно ползти будешь. Зажми в зубах.

Чем дальше тем бредовее.

— А почему в руках не сжимать?

Айгера тяжело вздохнул:

— Ты что не знаешь? Если будешь сжимать в руках, кожа станет синей.

Тогда нелогичность его рассуждений меня не смутила.

— Хорошо, тогда я поползла.

Легла на землю, и работая локтями и коленями направилась в сторону синей травки. Как назло, в рот лезла разная трава, и когда я достигла своей цели, то наелась ее уже изрядно.

Укроп пах приятно, как ваниль. Недолго думая, сорвала одну веточку, посмотрела на нее, решила что этого маловато и сорвала целый пучок. Зажала траву в зубах, и поползла обратно. Когда оказалась на другой стороне полянки резво поднялась, и посмотрела на Айгеру. Он уставился на меня вытаращенными глазами:

— Ты это сделала?

Траву я еще не вытащила изо рта, поэтому промычала:

— Что?

Тот в изумлении смотрел на меня:

— Ты не слушала инструктаж? Я просто хотел немного подшутить над тобой, но не думал что ты это сделаешь!

Я уже начала волноваться, и от волнения пожевывать траву:

— Что???

Айгера в панике заметался по полянке, хватаясь за голову и причитая:

— В заповедно лесу нельзя ничего срывать. Нам за это влетит. — потом остановился, и посмотрел на меня безумными глазами. — Если не будет травы, то никто не докажет, что это мы ее сорвали. Ешь ее, быстро.

Я от испуга, и от понимая попадалова начала жевать голубой укроп. На вкус он был тоже очень даже ничего, сладенький такой. Когда проглотила последнюю травинку, мне уже было очень хорошо, просто замечательно. И солнышко такое яркое, и птички замечательно поют, и лошади по небу бегают.

Мотнула головой, но видение не исчезло. Лошади по прежнему парили в голубой дали, а птицы почему-то наоборот бегали по земле. Я ткнула пальцем в небо:

— Айгера, посмотри, лошадки.

Он подскочил ко мне. Зачем-то позадирал мне веки, и простонал:

— Нам конец.

Кому как. Мне сейчас было хорошо, и улыбка то и дело просилась на лицо.

Глава 26

Безмятежное счастье длилось недолго, и скоро меня накрыла жуткая апатия. Даже двигаться не хотелось, не хотелось видеть как перед глазами мельтешит взбесившийся Айгера, и то и дело пытается заглянуть мне в глаза.

Решив немного отдохнуть, прилегла на траву, и растянулась в форме морской звезды. Попыталась заснуть, и ощутила как меня аккуратно бьют по щекам.

— Зарина, Зарина не засыпай. Вставай, нужно идти.

Я попыталась открыть глаза. Это было просто таки непосильной задачей, но я с ней успешно справилась. Айгера встревожено всматривался в меня.

— Ты как?

Надоедливый как муха.

— Оставь, старушка. Я в печали.

Он ошарашенно уставился от меня, но что было самое главное, на время оставил в покое. Мне только того и надо было. Снова попыталась впасть в дрему, но ничего не получалось, хотелось есть. Сорвала травинку рядом, начала ее меланхолично жевать, и пропустила момент, когда вокруг наступила зловещая тишина. Айгера застыл на одном месте, и смотрел в ту сторону, откуда мы предположительно пришли. Еще через минуту надо мной склонилось лицо с необычными черными глазами.

— Адептка Лесная, что вы делаете?

Безразлично посмотрела на склонившуюся на до мной профессора Ростову. Меня почему то заинтересовал только один факт, которой я лениво озвучила:

— Какая вы длииинная.

Она на мгновение застыла, ее глаза гневно расширились, и она задала опять тот же вопрос:

— Я спрашиваю еще раз. Что вы делаете?

Постепенно начала чувствовать раздражение. Что они все ко мне пристали?

— Лежу. — а потом подумала, и добавила. — Ем.

Теперь я заметила недоумение промелькнувшее на ее лице.

— Что ешь?

— Траву.

Еще большее недоумения.

— Зачем?

Ну что за глупые вопросы? Хочу и ем.

— А с каких пор людям запрещено есть траву?

После этих слов проффесор наклонилась еще ниже. Оттянула мне веко, что то там посмотрела. Потом потянула носом воздух. Я не сдержалась, и после ее манипуляций, скорбно произнесла:

— Поднимите мне веки.

Так как глаза мои начинали сами собой слипаться. Я заметила как Лиана Ростова резко выпрямилась, и повернулась к Айгере:

— Что здесь произошло? Лгать бессмысленно, я вижу что она попробовала петроксис.

Я решила вставить свое слово.

— Веселую петрушку…

На меня мельком взглянули, и продолжили допрос:

— Меня интересует как это случилось?

Айгера замялся. Я медленно но верно возвращалась в состояние нормы. Пока что плохо соображала, как сквозь вату, и попеременно накатывало то веселье, то апатия.

— Ммм, понимаете проффесор Ростова., - он еще немного помялся, и продолжил. — Мы нашли петроксис, и решили подойти поближе, посмотреть. Когда подошли, Зарина наклонилась слишком низко над кустами, чихнула и случайно откусила несколько веточек.

Даже я находясь в не совсем вменяем состоянии не поверила в этот бред. Что говорить о Лиане.

Она скептически спросила:

— А почему она такая грязная?

Снова наступила пауза, и я решила ответить:

— Я несла веселую петрушку пчелам.

Наступила пауза. Потом ошеломленное:

— Каким пчелам? Зачем?

Глубокомысленно ответила:

- Потому что Айгера мужчина.

Снова тишина. Тяжелый раздраженный вздох.

— Понятно. От вас сейчас ничего толкового не дождешься. — и уже в приказном тоне. — Адепт Велосский поднял на руки адептку Лесную, и к порталу. Потом отнесешь ее в медкорпус. Объясняться будете с куратором.

Меня подняли с земли, и понесли в сторону леса. Было некомфортно, постоянно трясло, и к тому же ветки постоянно задевали лицо. Но как бы там ни было, я все же провалилась в беспокойный сон.

****

Проснулась я резко, как от толчка. Осмотрелась вокруг. Я была в большой белой комнате. Она вся словно искрилась чистотой. Здесь еще стояло несколько пустующих кроватей. Рядом с кроватью на стуле дремал Айгера. Что я здесь делаю? А что еще более любопытно, что здесь делает Айгера? Откинулась на подушки, прикрыла глаза, и тут же их распахнула. Я все вспомнила, и лес, и голубой укроп, и то что я вытворяла, стоило мне его попробовать. Резко вскочила с кровати. Вот черт, когда же это закончится? Где моя спокойная жизнь? Почему именно я попадаю в подобные ситуации? Подошла к стулу, где мирно дремал эльф, и со злостью пнула его. Он тут же подскочил как ужаленный, и начал вертеть головой по сторонам. Его полусонный взгляд остановился на мне.

— О, ты уже проснулась.


И вот после этих слов меня понесло:

— Ах ты кусок гоблинской пятки, ах ты упырь беззубый, поиздевался над беззащитной девушкой да?

Все это я говорила, грудью надвигаясь на опешившего парня. Он стоял открывал и закрывал рот, не зная что сказать. Вся холодная спесь с него мигом слетела. Подойдя к нему вплотную, ткнула пальцем в грудь.

— Ну и как понравилось? Посмеялся?

Наконец Айгере удалось взять себя в руки:

— Зарина, успокойся.

Но я только больше распалялась:

— Ах, успокойся. Как я могу успокоиться? Как, вот скажи мне как, я могу тебе доверять?

Он нахмурился, и мрачно произнес:

— Но я же не знал, что ты прослушала о чем нам на лекции говорили. К тому же как ты могла повестить на такую детскую шутку? Создается впечатление, что ты совершенно ничего не знаешь о самых простых вещах.

Его слова охладили мой пыл. Ведь действительно, сейчас вспоминая все, что произошло, становилось понятно как я сглупила. Если бы я знала больше, подобного не произошло бы. А меня никто не спешит просвещать. Кот где-то пропадает постоянно, Диам только то и делает что домогаеться, а у меня элементарно не хватает времени для того чтобы исследовать все самой.

— Так какого черта ты ничего мне не сказал, когда я начала жрать эту веселую петрушку? Да еще и требовал, чтобы я ее съела?

— Петрушку? При чем здесь петрушка? — не дождавшись от меня ответа, продолжил — Просто запаниковал, когда увидел что ты действительно сорвала петроксис. Он же практически нигде больше не растет, только в заповедном лесу. Его уничтожали, и уже не встретишь с свободном доступе.

Я уже поняла, что это трава местный аналог наркотика. Где бы еще со мной подобное произошло? За все свои земные двадцать пять лет я ни разу не пробовала наркотик. Никакой. И вот пожалуйста. Все прелести теневой студенческой жизни меня настигают с поразительной скоростью.

От размышлений меня оторвал тихий голос Айгеры:

— Зарина, раз ты очнулась, тебе нужно одеться. — он старательно отводил взгляд в сторону. — А потом мы пойдем к куратору писать объяснительную.

Только сейчас обратила внимание, что на мне кроме нижнего белья ничего нет. Вскрикнув бросилась обратно к кровати, и натянула одеяло до самой шеи.

— Выйди, пожалуйста. Я оденусь и пойдем.


Глава 27

Дни пролетали незаметно. С того памятного дня как мы с Айгерой отличились, и получили нагоняй от страшного дядьки куратора, больше ничего сверхъестественного не происходило. Нам естественно назначили наказание, и мы уже три дня драим академию. Чувствовала себя просто таки работником клининг компании, и должна сказать труд у них не легкий. А предстояло нам выполнять эту работу по меньшей мере еще месяц. Был конечно и положительный момент во всем этом. Меня никак не мог застать Диам, уходила я пораньше с утра, приходила уже за полночь, и до двух часов выполняла многочисленные домашние задания. Постепенно чувствовала, что организм начинает сдавать, поэтому с поистине фанатичным нетерпением ждала единственного выходного. Мне даже сны снились о том, как я сплю, и вижу сны.

По всем занятиям у меня было стабильно удовлетворительно, что слегка расстраивало. Ведь я действительно старалась. Может мне все же мешало то, что где-то глубоко в душе я сомневалась в реальности происходящего. Так и норовила ущипнуть себя за руку. У меня даже образовался синяк на сгибе руки, который я прятала под длинными рукавами. Не могу сказать, что я особо тосковала, или еще что-то. Единственными людьми за которыми я скучала были родители, а так больше никого. Близких друзей не было, только знакомые, любовников тоже. Можно сказать, что бурная личная жизнь у меня началась только после перемещения в этот мир.

И вот в то время как я мечтала о своем не то что выходном, а можно сказать отсыпном, Адель строила на этот день совершенно другие планы. Как же я ошибалась, когда думала что заполучив Лиама она успокоится. Как бы не так, наоборот она стремилась осчастливить всех вокруг, в том числе и меня. Адель загорелась мыслью устроить мою личную жизнь. Она решила, что раз у меня нет для этого времени, а само собой все не устроиться, то только она знает как сделать для меня все в лучшем виде. Причем знает даже лучше, чем я.

Поэтому в субботу вечером, когда я уставшая сверх меры, заползала в комнату думая о том как хорошо, что назавтра не нужно выполнять никаких заданий, Адель торжественно объявила:

— Зарина, я надеюсь ты помнишь о том, что мы завтра идем в город.

Усталый вздох сорвался с моих губ:

— Я никуда не пойду.

— Как не пойдешь? Что ты будешь здесь делать целый день одна?

Раздраженно ответила:

— Спать.

Соседка удивленно приподняла брови:

— Целый день?

— Да, целый день. Прошу меня не кантовать.

Больше не желая продолжать этот бессмысленный разговор, пошла в ванную. Там слегка придя в себя, вернулась в комнату, где Адель готовилась к долгому и нудному убеждению меня. Прервала поток слов, готовых сорваться с ее губ коротким.

— Нет. — потом продолжила уже менее категоричным тоном- Адель, я понимаю, что ты хочешь как лучше для меня. Но, пожалуйста, не нужно ничего делать. Ты уже должна была заметить, что наши совместные вылазки ничем хорошим не заканчиваются.

Подруга обиженно поджала губы, но промолчала. Решив, что это безоговорочная победа, со спокойной душей легла на кровать, укрывшись уютным одеялом. В сон провалилась практически мгновенно, поэтому не услышала тихо сказанного:

— Это мы еще посмотрим…

Утро как обычно началось сумбурно, точнее даже не утро, а поздний обед. Проснулась я от того, что уже по традиции Адель переругивалась с котом. Спорить они могли о чем угодно, даже о погоде. Если один из них скажет, что будет ясно, второй тут же будет утверждать, что сейчас немедля хлынет дождь, а может даже вопреки всей логике выпадет снег. Это могло бы быть даже смешно, не будь так печально, и когда не касалось непосредственно меня. Сейчас, как я спросонья поняла, причиной их ссоры была именно я.

Кот противным, мяукающим голосом, которым он говорил только с Адель пропищал:

— Она никуда не пойдет.

Адель ему отвечала яростным, слегка хрипловатым баском пропитого моряка, до сих пор не могу понять как у нее это получалось:

— Я не у тебя спрашиваю. Да ей все равно вставать пора, скоро солнце сядет, а она все спит и спит. Буди давай.

Кот видимо уперся не на шутку, и пропыхтел:

— Не буду. Пусть спит.

После этого послышался ехидный смешок, и уже более громким и звонким голосом, явно рассчитанным для меня было сказано:

— Вот Диам обрадуется, застав ее в таком виде. А он сказал, что скоро в гости зайдет.

Я подскочила на кровати так, будто мне туда змею засунули. Еще не совсем проснувшись заозиралась по сторонам.

— Вот и проснулась наша спящая красавица.

Я посмотрела в сторону говоривших. Они стояли посреди комнаты: Адель слегка растрепанная и взъерошенная, и Василий почему-то выросший в свою боевую форму. Он тоже был весь взъерошенный, хвост воинственно топорщился трубой.

— Вы что, дрались?

Адель слегка скривилась:

— Да твой кошак совсем обнаглел, не понимает на кого лапу можно поднимать, а кто может ее и оторвать.

****

На эти слова Василий злобно ощерился, на что я строго приказала:

— Успокойся. — а потом вспомнив о том, что собственно меня разбудило, спросила у Адель — Ты говорила сюда Диам направляется?

Она утвердительно кивнула, и еще добавила:

— Ну да. Он сказал, что сегодня настроен серьезно с тобой поговорить.

Ох, знаю я эти разговоры. Видимо мои попытки избежать встречи с ним не остались незамеченными. И что теперь делать? Видимо этот вопрос был у меня просто таки написан на лбу, так как Адель сказала:

— Ты можешь со мной и Лиамом пойти в город. С нами еще пойдет его друг Аз, так что тебе скучно не будет.

Я с подозрением посмотрела на соседку, уж не выдумала ли она все, чтобы вытащить меня в город. Как она сама говорила: "Нужно хотя бы раз в неделю себя выгуливать, и показывать людям." Но было непохоже, что она обманывает, поэтому с тяжелым вздохом сказала:

— Хорошо, сейчас оденусь. Когда выходим?

Адель радостно захлопала в ладоши, и беззаботно сказала:

— Да вот, минут через двадцать у ворот встречаемся.

Я посмотрела на нее как на ненормальную. Да нам только десять минут туда идти.

- Что ты на меня так смотришь? Скажи спасибо своем охраннику.

Я укоризненно посмотрела на Василия. Тот недовольно сверлил меня взглядом, потом все же не выдержал и высказался:

— Вот опять пойдешь с этой малахольной, она втянет тебя во что-то, а потом не разгребешь. Только-только вроде все наладилось, и опять на те же грабли.

Закончив тираду, он уменьшился, развернулся к нам попой и пошел в направлении окна, где еще через минуту исчез.

Не став больше тратить драгоценное время бросилась одеваться. выбрала неброское зеленое платье, с глухим воротом, и длинными рукавами. Мало ли что там за друг, зачем провоцировать кого-то своим внешним видом. Для этого вполне и Адель хватит. Собрала волосы в косу, и перебросив ее на плечо, сказала:

— Все, я готова. Можем идти.

Скептически осмотрев мой наряд, Адель довольно хмыкнула:

— Скромненько, но со вкусом. Аз таких любит.

С трудом подавила в себе желание тут же переодеться. Все равно это было единственное платье, подходящие для прогулки в город.


Глава 28

Парни, если можно так сказать, уже ждали нас возле ворот. Увидев нас, их морды-лица исказились хищными улыбками. Стоило нам только подойти, как Лиам згреб в охапку Адель, и звучно чмокнул ее в губы. Меня так и подмывало спросить, не мешают ли клыки, но я предусмотрительно прикусила язык. Мало ли, может я этим нанесу ему смертельное оскорбление. А совсем не хотелось видеть его в числе своих врагов.

Его друг тем временем плотоядно посматривал на меня. Я начала задумываться в своем здравомыслии. Ведь Диам уже мне был более менее знаком, и я по крайней мере знала чего от него можно ожидать, а этот пока что как загадка, которую я не имею никакого желания разгадывать.

Решила начать с вежливого:

— Здравствуйте.

Они заржали как кони:

— Ну, привет.



Аз насмешливо протянул мне огромную лапищу, и сказал:

— Аз.

С сомнением посмотрела на руку, и опасливо протянула свою.

— Приятно познакомиться. Зарина.

— Это я знаю. Это уже все знают, ты же становишься местной звездой. Мало кто в начале обучения сразу два наказания умудряется получить.

Решила ничего не отвечать на это. Меньше всего я хотела быть местной знаменитостью, тем более такой сомнительной.

Тишину прервала довольная Адель:

— Ну что, идем.

— А куда мы пойдем?

Все трое посмотрели на меня, но ответила Адель:

— Расслабься, Зарин. Никакой цели не преследуем. Просто прогуляемся по городу.

С облегчением выдохнула. Прогулка в людных местах это хорошо. К тому же пора прекращать бояться подобных личностей, мне предстоит в их обществе провести как минимум три года. Настроив себя на подобный лад, почувствовала уверенность.

Когда пересекали территорию ворот, из них выглянуло призрачное лицо, недовольным взглядом окинуло нашу компанию, и проворчало:

— Чтобы до двенадцати вернулись, позже не открою. А то знаю я таких…

С ворчанием призрак скрылся.

Адель повисла на Лиаме, и не отлипала от него. Как жвачка застрявшая в волосах. Мне досталось общество Аза. И как ни странно, он не делал никаких попыток к сближению, что неимоверно радовало. Хоть одно вменяемое существо.

— Аз, скажи, почему нашу академию все называют " Академия на перекрестке"? У нее ведь другое название.

Он не стал спрашивать, почему не знаю элементарных вещей и так далее, а просто спокойно ответил на мой вопрос:

— Потому что она стоит на перекрестке, и обычным людям так проще запомнить.

Я решила рискнуть еще по задавать вопросы:

— А это правда, что Росстань не подчиняется не одному королевству?

Он так же меланхолично ответил:

— Теоретически правда, но практически за всех отдувается академия, а если точнее то ее адепты. Ведь отработать мы должны в одном из королевств, и они заранее присылают заказы кто им нужен, и на срок отработки ты становишься подданным того королевства, куда распределят, и должен подчиняться их законам.

Ничего себе, едва не присвистнула я. Хотя нечто подобное и предполагала.

— А на каком факультете ты учишься?

Он впервые с начала разговора показал хоть какую-то реакцию, усмехнулся и зловещим тоном сказал:

— Некромантия.

Я не испугалась, как по всей видимости ожидалось, и с интересом спросила:

— Мертвых поднимаете?

Теперь с интересом смотрел на меня Аз:

— Что-то вроде того.

У меня еще было много вопросов, но я пока что придержала их, готовых сорваться с языка. К тому же Адель с Лиамом притормозили, и соседка капризным голосом протянула:

— Давайте зайдем туда. Пить хочется.

Я проследила за ее пальцем, и увидела двухэтажное здание с яркой вывеской на которой красовалась чашка и пироженка. От пироженки, которую не ела уже целую вечность, я бы не отказалась, поэтому с энтузиазмом поддержала:

— Пойдем.

Заведение оказалось очень даже приличное. Круглые столики, накрытые свежими хрустящими скатертями, цветы и умопомрачительный запах выпечки.

Я выбрала для себя бодрящий чай, и нечто похожее на шоколадный торт. Наши спутники заказали себе что-то в больших зеленых кружках. Я думала они будут здесь выглядеть неуместно или смешно, как медведи в кукольном домике. Но ничего подобного, они обладали такой пластикой и грацией, что смешными их назвать ни у кого не повернулся бы язык. Две девушки деревенского вида сидящие за соседним столом так и застыли поедая их глазами. До сих пор понять не могу, что их так привлекает. Хотя если вспомнить мою первую встречу с местным населением, многое становиться на свои места.

****

Решала не обращать внимания на злобные взгляды девиц, которыми они награждали меня и Адель, и откровенно провоцирующими которые доставались нашим спутникам. Сначала это давалось с трудом, но когда принесли мой тортик я забыла обо всем. Теперь я даже поняла о чем речь шла в рекламе, где все замирало пока шикарная барышня поглощала шоколад. Для меня время остановилось, и часы снова начали свой ход только когда десерт был съеден.

Недоуменно уставилась на пустую тарелку.

— Понравилось?

На автомате кивнула.

— Хочешь еще?

Посмотрела на Аза, он внимательно наблюдал за мной.

— Нет, спасибо.

Я действительно наелась. И несмотря на то, что с удовольствием съела бы еще кусочек, опасалась что он просто не влезет в меня.

Как оказалось все ждали меня, давно расправившись со своими порциями. Лиам ехидно заметил:

— Ты с таким наслаждением ела, что прервать тебя было бы преступлением.

Адель ткнула его в бок, а я покраснела, и сейчас наверняка напоминала помидор. Спасибо Азу, что он хотя бы промолчал.

Выйдя из кафе, мы осматривались по сторонам, решая куда бы еще пойти. Мы находились недалеко от академии, в центре. На улице начали зажигаться первые огоньки, посреди площади весело пел свою песню фонтан. Захотелось подойти поближе. Я озвучила свое желание, и никто не возражал. Уже на подходе заметила знакомую фигуру, которую никогда в жизни не забуду, даже если очень сильно захочется. Фигура была не одна, а с рыжеволосой пышногрудой спутницей. От этого почему-то на душе заскребли кошки. Я одернула себя, а то прямо как собака на сене ни себе, ни людям. Сама же отказалась, и не просто отказалась, а сбежала. А такому шикарному мужику бесхозным нельзя быть, это просто преступление. Такое тело простаивает.

Занятая такими мыслями даже не замечала, что не отвожу глаз от парочки. Не замечала пока не наткнулась на внимательный взгляд красных глаз. Вот здесь пришел он самый, писец который. Белый и пушистый.

Мне удавалось, не смотря на все неприятности избегать его в академии, а стоило выйти за ворота как тут же наткнулась. Я встала как вкопанная, на отрез отказываясь идти дальше. Спутники с недоумением смотрели на меня. Адель с волнением спросила:

— Зарина, что случилось?

Я едва слышно промямлила.

— Ррррек…

Договорить не получилось. Но она все поняла, резко развернувшись посмотрела в ту сторону, откуда не сводила глаз и я. В это время Арилэль Виллоу, что то сказал своей спутнице, и направился широким размашистым шагом в нашу сторону.

Адель быстро сориентировалась. Вручила мне коробку с пирожными, которые купила, чтобы съесть позже в общаге, и прошипела мне на ухо.

- Не бойся. Сейчас сделай лицо попроще, как будто у тебя с головой не порядок. Все поняла?

Я заторможено кивнула. Мне и стараться не надо, сейчас я и так выглядела не особо умной.

Тем временем ректор приблизившись в упор смотрел на меня:

— Факультет? Курс?

Голос был ледяным и вкрадчивым, а от самого мужчины так и веяло яростью. Я сделала вид, что обращаются не ко мне. Ответила Адель:

— Ректор, что вы. Она не учиться в академии. Это моя сестра. Она немного больная, и мы решили ее навестить, да ребята?

Она обращалась к Лиаму с Азом. Было видно, что они ничего не понимают, но согласно кивнули.

Раздался насмешливый голос:

— Больная значит? И когда же она успела заболеть? Еще недавно была здоровая.

Заметно побледневшая Адель не сдавалась:

— Вы вероятно перепутали ее с кем то.

Я видела, что ложь дается ей все сложнее. При этом этот неугомонный начал приближаться ко мне, с приказным:

— Отогнуть воротник.

Я сделать этого не могла. Поэтому когда он почти приблизился, сделала вид что увидела бабочку, и как всполошенная курица подпрыгнула на месте, сделала резкий разворот на сто восемьдесят градусов, и с воплем:

— Какая красивая бабочка, я ее поймаю.

Поскакала в сторону, при этом размахивая коробкой. Очень скоро пирожные украшали мостовую.

Я слышала как мне в спину бросили яростное:

— А ну стоять.

Но не остановилась бы ни за что на свете.


Глава 29

Я приостановилась всего раз. Когда за спиной услышала капризный голос:

— Арилэльчик, ты куда?

От такого слащавого голоса, и тона каким это было сказано, меня едва не затошнило. Моего преследователя видимо тоже. Так как даже издалека я увидела, как скривилось его лицо. Но потом глядя прямо на меня, оно исказилось ухмылкой, и он не менее слащаво ответил:

— Подожди меня, котик. Я сейчас. Здесь нерадивые адепты шастают.

Большегрудая лисица решила не сдаваться, и протянула:

— Но…

Договорить она не успела, так как Арилэльчик развернулся к ней и рявкнул:

— Я сказал подожди.

Это стало сигналом для продолжения моего забега. Высоко подпрыгивая, так как из роли городской сумасшедшей решила не выходить, помчалась куда глаза глядят. Уже даже ног под собой не чувствовала. Назад не оборачивалась, так как боялась увидеть преследователя. Я уже задыхалась, в боку нещадно кололо, и я решила что нужно что-то придумать. Ошалело стала осматриваться по сторонам. Интуиция подсказывала, что времени у меня не так много, как хотелось бы.

Переулок, в который я забежала, был глухой и темный. Среди не самых чистых двориков я заметила только одну вывеску. Но выбирать не приходилось, так как я прямо таки чувствовала, что пятки у меня горят, и на них уже наступают. Вот пристал, там его такая шикарная женщина ждет, а он за мной увязался.

Быстро вбежала в лавку. Ленивый продавец с недовольством уставился на меня. Создавалось впечатление, что прямо как домой попала. У меня возле дома был небольшой продуктовый магазинчик, и вот там похожая продавщица тучного вида, окидывала меня таким же недовольным взглядом. Как будто я к ней домой в грязной обуви зашла, и все ковры перегадила.

— Чего тебе?

Голос оказался под стать продавцу, хриплым и прокуренным. Хамства я терпеть в принципе не могла, но здесь уже столько всего видела, что просто не обратила внимания. Я осмотрела полки на наличие товара, все незнакомое, в стеклянных банках. В голову пришла просто таки безумная мысль. Мозги у меня отключились еще там, на площади, делаем все инстиктивно.

— У вас черная вакса есть?

Продавец лениво кивнул.

— Дайте самую большую банку.

Он с видом, с которым только на казнь идут, оторвал свою пятую точку от стула, и углубился куда то в недра кладовой. Вышел он оттуда с большой трехлитровой банкой. Ее содержимое радовало своей чернотой.

— Вот самый лучший товар. — сказал передовик тяжелого труда. — Держится несколько недель.

В тот момент я не обратила на его слова никакого внимания.

— Отлично. Сколько?

Он пожевал губами, и выдал:

— Две серебрушки.

Я внимательно посмотрела на него. Ведь явно сильно завысил цену, ну да ладно. Порылась в кармане и кинула на прилавок требуемую плату, подумала и добавила еще одну монетку.

- Мне нужна ненадолго ваша кладовая.

Продавец не спрашивал для чего, только сказал:

— Добавь еще одну монету, и выпущу через задний ход.

Кинула еще монетку. А ведь продуманный здесь персонал. Видимо не первая я такая. Только хотела пройти в кладовую, как мужик протянул:

— А за золотой еще и молчать буду.

Уууу, крохобор и шантажист. Как же хорошо, что я с собой деньги взяла. И сейчас просто таки вопрос жизни и смерти, поэтому потратиться не жалко. Хотя жаба внутри все же причитала, что такую сумму можно было бы потратить с большей пользой.

Кинув еще и золотой, взяла тяжеленную банку и гордо прошествовала в кладовую.

— Леди, вы бы поторопились. А то здесь скоро будет кто-то очень разозленный. Аж сюда фонит.

После этих слов ускорилась. Быстро расстегнула платье, стянула с шеи, и высоко закатала рукава. Из банки зачерпнула вонючую смесь, хоть бы вреда не было. Словно услышав мои мысли, продавец хихикнул:

— Не переживайте, коже не вредит. Гадостью не торгуем.

Надо же какой догадливый. Больше не сомневаясь, начала толстым слоем обмазываться черной смесью. Лицо, шею, руки. Секунду подумала, и обмазала еще и ноги. Мало ли что.

Гадость воняла, и мгновенно впитывалась в кожу. Прямо как крем. Очень скоро, я местами напоминала уголек. Осталось только что то решить с одеждой.

— За серебряный продам штаны и рубаху.

В какой интересный магазин я зашла. Прямо профильный, по преображению. Молча вытянула руку с монетой в щель. Ее проворно забрали, и сунули мне сверток. Это оказались огромные штаны, и не менее огромная рубаха. Кроме меня там могли поместиться еще пару человек. Но привередничать некогда. От рубахи оторвала нижнюю часть, подпоясала ей штаны вверху, и на лодыжках. Получилось что-то вроде шаровар. Просторная рубаха доходила мне до середины бедра, и скрывала все что можно. Я подозреваю, что сейчас было невозможно идентифицировать, девушка я или парень. Но это к лучшему. Когда преображение закончилось, громко крикнула:

****

— Хозяин, выпускай через заднюю дверь.

Мужик открыл дверь, окинул меня взглядом и хмыкнул:

— Прямо как из пекла за мужем прибежала. Еще бы копытца и вылитая чертиха была бы.

На его слова я не обиделась. Чем меньше на себя буду походить, тем лучше. Когда я выходила из маленькой дверцы, ну как выходила, больше пролазила. Так как то была не дверь, а больше окно, как кто-то зашел с парадного входа, и послышалось властное:

— Девушка заходила?

После чего ленивое:

— Не видали.

Что-то звякнуло. Подозреваю монета, и ускорилась. Я была не уверена, что продавец ничего не скажет, вопрос лишь в цене. Подобные продажные личности доверия не вызывали.

Оказавшись на улице, припустила в ту сторону откуда прибежала. Нужно попасть в академию, как оказалось, там затеряться намного проще, чем в городе. Пробегая по площади увидела своих друзей, они стояли и обеспокоенно что-то обсуждали. Рыжая стояла возле фонтана, и нетерпеливо притопывала ножкой, видимо любовника ждет веселая ночка отповеди. Вот не бегал бы за девицами того не желающими, и избежал бы разбирательств. Подходить к нашей компании не стала, боялась выдать себя. Хотя подозреваю, что сейчас и мать родная меня не узнает, и побежала дальше. Подгоняла меня еще и природная нужда, жуть как захотелось в туалет, а в таком виде проситься в каком-нибудь приличном заведении, кои наводняли весь центр не вариант. Вот так я трусила на подгибающихся от усталости ногах.

Когда увидела ворота родной альма-матер, едва не заплакала от облегчения. Только хотела вбежать, как они с лязгом закрылись прямо перед моим носом.

— Куда намылилась?

Я жалобно проскулила:

— Ворота, миленькие, пропустите. Очень нужно.

Призрачная морда высунулась и с подозрением уставилась на меня:

— За мужем блудным пришла?

Я удивилась:

— За каким мужем?

Ворота коротко ответили:

— За блудным.

Я что-то не понимаю. Даже на мгновение забыла о проблеме насущной, которая так и подгоняла меня:

— С утра не замужем была.

Ворота не сдавались, и решили продолжить светскую беседу:

— Как там в преисподней? Давно не была, начальство в отпуск не отпускает.

Терпеть было уже выше моих сил, и я взвыла:

— Ворота, миленькие, пропустите. Адептка я, учусь здесь.

Привидение помолчало, видимо размышляя над моими словами. После чего проговорило сварливо:

— Дожились, уже и чертих учиться отправляют. Метку покажи.

Отогнула воротник. Даже вакса не замазала метку, которая золотом проступила на потемневшей коже.

— Боевой факультет. Надо же. — и уже более милостиво. — Ладно проходи. Когда домой поедешь, передавай там всем привет от тетки Агры, там меня все знают.

Она оскалилась щербатым ртом, и наконец со скрипом калитка открылась.


Глава 30

Бежала я к общаге очень быстро, сопровождаемая удивленными взглядами. Видимо образ для перевоплощения я выбрала не совсем удачно. Ворвалась в комнату, и не обращая ни на кого внимания побежала по нужде. Когда изрядно повеселевшая, все таки успела, вышла, на меня едва не напал Васька. Он ощерился, и принял боевую форму. Шерсть стояла дыбом на загривке.

— Ты чего это?

Он замер, принюхался. Поводил носом в воздухе, после чего скривился и начал уменьшаться.

— Зарина?

— Ну а кто еще?

— Что с тобой случилось? Даже я тебя не узнал.

Я важно сказала:

— Маскировка, так нужно было. Выполняю все инструкции Айны, привлекаю как можно меньше внимания.

Услышала ехидный хмык, и не менее ехидное:

— Да уж, ты точно следуешь инструкциям. Тише воды, ниже травы.

Нет я конечно понимала его сарказм, но не нужно меня тыкать носом каждый раз в мои ошибки.

— А ты зачем со мной пришел? Для красоты?

Кот важно сказал:

— Для защиты. Но чувствую, скоро защищать будет некого.

Я отмахнулась:

— Сейчас в ванную схожу, и буду опять беленькая и чистенькая.

Снова раздалось ехидненькое:

— Беленькая ты будешь минимум дня через три.

Я с недоверием посмотрела на него, а потом начала вспоминать, что продавец тоже что-то такое про супер стойкость говорил. Только я тогда на это внимания не обратила. Схватившись за голову простонала:

— Как же мне на занятия теперь ходить?

Кот подошел, сел рядом, успокаивающе положил мне на ногу лапу. Я жуть как удивилась. С чего это? Посмотрела на него, а у него морда чеширского кота. Такая же ехидная и довольная. И вот эта морда бесстыжая протянула:

— А вот в следующий раз будешь слушать, что тебе говорят.

Со злостью вскочила, едва не отдавив коту лапу, и поспешила в ванную комнату оценивать фронт работ.

Когда посмотрела на себя в зеркало, едва не взвыла. На меня оттуда смотрело чучело огородное. Кожа стала ровного черного цвета, и ладно бы мулатка какая получилась, а так самый настоящий уголек. Резко выделялись губы розового цвета, как это их я не обмазала, и глаза. Они неестественно смотрелись. К этому образу подошли бы больше темно карие, а не мои зеленые. Волосы были всклочены, и местами стояли дыбом. Но это еще ничего, а вот черные пряди выглядевшие как проплешины неимоверно волновали меня. Это я от волнения приглаживала запачканными руками свою шевелюру, вот и получила. Сейчас я действительно мало напоминала ту Зарину, которая здесь училась.

Решила все же попытаться все это смыть, и стала под душ. Некоторое время вода действительно была черная, но потом словно смыв всю краску снова стала прозрачной. Я с надеждой посмотрела на свои руки, но они все так же радовали своей чернотой. Разве что только оттенок немного светлее стал. Сейчас я напоминала негра с проплешинами. А ну и ладно, может это и к лучшему. Пока все смоется, и ненужные поклонники отвалят сами, без каких либо усилий с моей стороны.

Таким образом поднимая себе настроение вышла из ванной. Кот по прежнему сидел на месте, и ехидно смотрел на меня:

— Ну и как успехи?

Я туманно ответила:

— Переменно.

— Хочешь достану зелье которое все это смоет сразу?

Я задумалась. Действительно было очень заманчиво. Но в моей голове уже зрел план отшивания назойливых ухажеров. Поэтому через минуту метаний, все же ответила:

— Нет. Пока что похожу так. А вот денька через три принесешь зелье.

— Ну как хочешь.

План пришлось задействовать раньше чем я думала. Только я собрала волосы в косу, и собралась взяться за учебники, все же занятия и домашку никто не отменял, даже в выходной, как раздался осторожный стук в двери.

— Кого это принесло?

Ворчливо произнесла я. Решила, что свои зайдут без стука, а так я никого не жду, и двери не открывала. Где-то с минуту была тишина, а потом раздался стук более настойчивый. Я раздраженно спросила, не поднимаясь со стула:

— Чего надо?

Снова на некоторое время стало тихо, а вот потом дверь с грохотом распахнулась. Разворачиваться я не спешила, за сегодня у меня уже весь адреналин израсходовался, хотелось тишины и покоя. Но покой мне может только сниться.

Мои грустные мысли прервало яростное:

— Дома уже значит? И где шастала?

Я апатично ответила:

— В Караганде.

Сейчас меня даже не злили собственнические замашки Диама. Мне было просто все равно о чем он там разглогольствует. Я полностью ушла в свои невеселые мысли. В них я была ровно до того момента, как меня с силой рванули со стула

— Обалдел что ли? Чего руки распускаешь?

Диам, уже слегка подкопченный и местами дымящийся, вытаращился на меня, и не мог произнести ни слова.

— Чего смотришь? Не учили что это неприлично?

Он сначала кивнул, а потом замотал головой из стороны в сторону, и наконец произнес:

— Зарина?

— А ты кого то еще ожидал увидеть?

Он судорожно сглотнул, и спросил:

— Что с тобой случилось?

Ох, надоели они мне. Одни неприятности от этих мужиков.

— Почернела от горя. Не видишь что ли? Надоели вы мне хуже горькой редьки. Все, свободен.

От неожиданности Диам даже отпустил меня. Но уже через минуту его глаза полыхали злостью:

— Ты что с собой сделала?

Вот неугомонный.

— Слушай, у тебя спросить забыла. Что хочу, то и делаю.

— Зарина, я серьезно. Ты сейчас непонятно на что похожа. Это хоть смоется?

— Нет, не смоется. Диам, пожалуйста, оставь меня одну.

Он не сдвинулся с места, все так же буравя меня взглядом.

— Одевайся, пойдем в медкорпус.

— Если тебе нужно, ты сам сходи, а я занята.

Диам потянулся, чтобы снова схватить меня за руку, как меня охватила просто таки сумасшедшая злость. Что он вообще себе позволяет? Распоряжается мной как вещью. Ненавижу. И вложив всю ненависть, прорычала:

— Вон.

Я не знаю как у меня это получилось, но вместе с рыком меня полностью охватило пламя, которое накинулось на Диама. Но не обжигало, а словно веник выметало из комнаты. Стоило мне это увидеть и испугаться, как все бесследно исчезло. Саламандр стоял в дверях, и смотрел на меня подозрительно блестящими глазами. Следующие его слова едва не заставили меня взвыть:

— Если раньше я еще сомневался, то теперь уверен. Готовься, малыш, у нас скоро свадьба.

Только хотела спросить какая к чертям свадьба, как его и след простыл.

— Мазохист чертов.


Глава 31

Я стояла и смотрела на дверь, до сих пор надеясь на то, что просто ослышалась. Но Василий разбил мои надежды своим:

— Ну что, готовиться к свадьбе будем?

У него явно поднялось настроение, и он расхаживал гоголем по комнате.

— Сбыть меня решил? Не получится.

— Так хорошая партия. Твоя стихия как раз. К тому же из знатного рода. Будешь как сыр в масле кататься.

Что-то я не поняла. С подозрением посмотрела на кота:

— Вась, а что это ты меня сватаешь, а? Какая тебе с этого выгода?

Я видела как хитро забегали его глаза:

— А что я? Я ничего. Беспокоюсь как тебя лучше устроить.

— Не нужно меня устраивать или пристраивать. Особенно таким образом. К тому же у меня нет планов на замужество в этом мире. Если ты не забыл, я на Землю вернуться хочу.

Василий не внял моим словам, и сделал очередную попытку.

— Так одно другому не мешает. Выйдешь замуж здесь, поживешь. Не понравится, вернешься в свой мир, выйдешь замуж там. В чем проблема то?

Это уже переходит все границы. Что он обо мне думает раз предлагает такое?

— Василий, уйди пожалуйста. Я хочу побыть одна. Мне нужно подумать.

Кот засуетился.

— Конечно, конечно. Подумай хорошенько.

Он проворно забрался на подоконник, и исчез в сгущающихся сумерках.

На меня снова напала апатия. И как мне выйти из сложившейся ситуации? Диама не оттолкнула даже моя сверх экзотическая внешность, а я так надеялась. Нужно поузнавать, возможно есть какое-то отворотное зелье. Что бы раз и навсегда, даже в мою сторону прекратил смотреть. Не то чтобы его внимание мне было неприятно, даже наоборот. Когда такой красивый мужчина проявляет к тебе интерес это льстит, но когда этот интерес приобретает какой-то маниакальный масштаб, становиться страшно. Стоит мне дать слабину, как обратного пути не будет.

Невеселые мысли просто таки тяготили меня, и я решила попробовать помедитировать, может это поможет отрешиться от всяческих дум. К тому же преподаватель настаивал делать это как можно чаще, чтобы обрести внутреннюю гармонию. Села на кровать, и попыталась затянуть ноги узлом, но сколько не пробовала, не получилось. Плюнула на это, и просто растянулась на покрывале. Главное ведь, чтобы было удобно. Я ведь не йог чтобы завязываться узлами и скручиваться, для меня этот уровень пока не доступен.

Попыталась расслабиться, и у меня это на удивление быстро получилось. Следующий этап, войти в нирвану. Выбросила все мысли из головы, там стало гулко и пусто как в колоколе. Сразу же ощутила себя легкой, как пушинка, и появилось ощущение, что я парю в мягком теплом коконе. Не знаю сколько я так пролежала, но вырвали меня из этого состояния резко и совсем не приятно, ощутимыми шлепками по щекам.

Открыла глаза, и увидела перед собой расширившиеся звериные глаза Адель. В них застыл ужас.

— Зарина? Ты меня слышишь?

Я недовольно прокряхтела:

— Ты чего дерешься?

Она все с такой же тревогой смотрела на меня:

— С тобой все в порядке?

— До недавнего времени было. А ты чего такая перепуганная?

— Думала, что ты сгорела. — увидев мой недоуменный взгляд, пояснила. — Захожу в комнату, ты лежишь и не двигаешься на кровати. Вся в золотых нитях, и с почерневшей кожей. Я подумала, что ты сгорела и уже начала обугливаться, вот и испугалась.

— И поэтому решила меня побить.

Она заломила руки:

— Но ты не откликалась!

— Со мной все в порядке. Можешь успокоиться.

Она все так же недоверчиво смотрела на меня:

— Знаешь, не хочу тебя растаивать но ты давно в зеркало на себя смотрела?

Я прекрасно понимала, что она имела ввиду, но сделала вид, что понятия не имею к чему она спрашивает:

— Не знаю, может с час назад.

Адель немного помолчала, но потом все же решилась.

— Зарина, только не расстраивайся. Мы все исправим.

— Да о чем ты?

— У тебя кожа почернела.

Я хихикнула, а потом не сдержалась и рассмеялась в голос. Просто Адель так забавно выглядела, полная драматизма и патетики.

— Что смешного я сказала? Если не веришь мне, посмотри в зеркало.

Я рассмеялась пуще прежнего. Это уже истерическое. Когда смех перешел в икоту, все же попыталась объяснить:

— Я ик, зна- ик-ю.

Адель начала сердиться:

— Успокойся сейчас же…

Ее слова вызвали новый приступ веселья. Так бывает, смеешься и не можешь остановиться, хотя уже очень хочется. Соседка метнулась к своему шкафчику, быстро что-то извлекла из него, и силой влила мне в рот. Буквально через минуту я уже успокоилась, и только утирала выступившие слезы.

****

— Успокоилась?

Я кивнула.

— А теперь все по порядку рассказывай.

Не знаю почему, но начала я с конца.

— Меня замуж позвали.

Адель от удивления аж рот открыла:

— Ректор?

Теперь пришло мое время удивляться:

— При чем здесь ректор?

— А кто тогда?

— Диам.

Адель неверяще смотрела на меня:

— Ты серьено? Наш хм, как бы помягче сказать, любвеобильный юноша предложил тебе замуж?

Я убито покивала головой:

— Ну да, я его своей магией из комнаты вымела, а он сказал чтобы к свадьбе готовилась.

Соседка присвистнула:

— Так это он тебя за отказ подкоптил?

— А с чего ты взяла, что я отказалась?

Она усмехнулась:

— Ты от него бегаешь и прячешься по углам не из-за большой любви, я полагаю.

Надо же какая она проницательная.

- Я не успела отказать. Он к тому моменту уже убежал.

Соседка сочувствующе погладила меня по руке:

— Так это он тебя так, да? — потом провела по черной руке, задумчиво посмотрела на свой палец, на котором не осталось следа черноты. — Оно что, не смывается? Это он наверное от ревности, чтобы на тебя никто другой не смотрел.

Я поражаюсь ее способности делать самые неожиданные умозаключения.

— Нет, это вакса или гуталин, я так и не разобралась. Намазалась, когда от ректора убегала. Кстати, а почему ты не спрашиваешь догнал ли он меня?

Адель хихикнула:

— Ну, то что не догнал мы поняли еще на площади. Он пришел весь такой в бешенстве. Подошел еще раз ко мне, и спросил на каком факультете ты учишься. Но не переживай, я тебя не сдала.

Я была ей крайне признательно, но меня почему-то крайне волновал еще один момент:

— А что его спутница?

На меня посмотрели с хитрой улыбочкой:

— А что? Ревнуешь?

Я постаралась сделать независимый вид, хотя предательский румянец так и заливал щеки:

— Не говори глупостей. Я ей не соперница. Просто интересно.

Адель задумчиво потеребила ткань юбки:

— Я бы не была так уверенна в этом. Он так за тобой помчался, хотя видел всего раз. И в этот момент, готова поклясться, его спутница мало интересовала.

— Не говори глупостей. Он просто, наверное, решил что своим побегом я нанесла оскорбление его самолюбию. А судя по всему, оно у него не имеет границ.

Та скептически хмыкнула:

— Ну-ну. Вот и его подружка что-то заподозрила. Там такую сцену закатила, что у прохожих от выражений уши в трубочку сворачивались.

Все таки я оказалась права, и красавец ректор лишился сладкого. Как говориться за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь. Так ему и надо. Хотя шестое чувство подсказывало мне, что мне это еще аукнется.


Глава 31/1

На утро, еще даже не поднявшись с кровати, я понимала, что вообще не отдохнула. Организм, привыкший жить по офисному графику, требовал еще хотя бы одного выходного. Но пропускать было нельзя, и так уже наказаний предостаточно, добавки просто не выдержу.

Как сомнамбула поднялась с кровати, и уже двинулась в ванную, когда краем глаза что-то заметила на кровати. Кое как продрала глаза, и поняла что это было. Вся простынь была в черных пятнах. О их происхождении было нетрудно догадаться. Но как же так? Ведь когда я ложилась спать, эта вакса не оставляла совершенно никаких следов. Раздумывая подняла руки к глазам, и вскрикнула. Если вчера они были ровного черного цвета, то сегодня я напоминала обгоревшего папуаса, который решил что неплохо бы ему стать альбиносом. Кожа пошла пятнами, разной степени насыщенности. Издав вскрик кинулась к зеркалу. Так и есть, все еще хуже чем вчера. Лицо также было пятнистым, и производило, мягко говоря, отталкивающее впечатление.

Не успела как следует расстроиться, как с кровати раздалось:

— Ну что, за зельем для смыва идти?

Сердито повернулась к говорившему. Я ему еще не простила вчерашнего сватанья.

— Нет.

А потом сама про себя подумала, что если вчера у Диама еще были хоть какие-то желания, то сегодня они точно отпадут. Даже отворот не нужен. Блин, надо было эту банку с ее содержимым забрать, а не бросать там. Ведь за нее немалые деньги были уплачены.

Слегка успокоившись, пошла в ванную. После душа, никаких изменений не произошло. Все такая же пятнистая. Что же интересно спровоцировало это облезание?

Когда вышла Васька решил продолжил наступление:

— И что такой страхолюдиной на учебу пойдешь?

— Пойду. И с каких пор тебя заботит моя внешность?

— С тех самых, как женихи комнату осаждать начали, и когда про ректорский интерес узнал.

Подслушивал все таки вчера.

— А тебе то что?

Кот как-то печально поджал ушки, и сделал космические глаза:

— Ой Зарина, кто угодно, только не этот упырь. Уж лучше саламандр, с ним хоть по своей воле сможешь сойтись или разойтись, а вот с упырем ежели свяжешься, то и волю потеряешь.

Все таки страшные вещи Василий иногда говорит, и пугают они меня просто до дрожи. Только хотела сказать какую-нибудь колкость, чтобы скрыть страх, как с соседней кровати послышалось сонное:

— Дайте поспать, неугомонные.

— Адель, а ты что на занятия не собираешься?

Та зевнула, причем так, что продемонстрировала весь набор крепких здоровых зубов.

— Мне после обеда, поэтому или уходите, или замолчите.

Мимоходом бросив взгляд на меленькие часы, решила что можно уже идти. Нужно расписание еще посмотреть. В столовую не пойду. Желудок все еще насыщали пирожные, которые Адель вчера принесла с собой. Она специально зашла еще раз в кондитерскую, где мы сидели, и купила их. Взамен на те, которыми я щедро украсила брусчатку на площади.

Выходя за дверь бросила через плечо:

— Василий, поговорим вечером.

Мне действительно нужно было расспросить его как можно больше. Что он имел ввиду, когда сказал, что останусь не по своей воле? Меня загипнотизируют или что?

Подходя к расписанию увидела, что там стоит несколько нелюдей из моей группы. Мне так и не удалось ни с кем наладить отношений, кроме Айгеры. Меня постоянно окатывали презрением, явно давая понять, что оказалась я здесь совершенно случайно, и это не то место где мне стоит быть. Но все же я не оставляла надежды завести пусть не дружеские, но хотя бы нейтральные отношения с ними. Поэтому подходя к стенду, громко сказала:

— Всем привет.

Мне ответили хмурым молчанием. Это бесило, могли хотя бы элементарную вежливость проявить, если не как к магу, то хотя бы как к девушке. И настроение у меня было не самым радужным, чем и оправдываю дальнейшее стервозное и слегка неадекватное поведение.

Я сложила губки бантиком, и вихляющей походкой подошла поближе. Вихляла я настолько сильно, что даже задела на вид хилого зеленоволосого паренька. Он отшатнулся как от чумной. Подойдя вплотную к стенду протянула:

— Мааальчики, а здороваться вас не учили? Или вас настолько сразила моя неотразимость, что вы языки проглотили?

"Мальчики" еще более хмуро посмотрели на меня, и что удивительно сделали слаженный шаг назад. Увидев их тактические отступление, натянула на лицо приторную улыбку:

— Куда же вы мааальчики? Подождите меня, вместе пойдем.

На мальчика здесь походил только зеленоволосый, все остальные напоминали больше гору перекаченных мышц на ножках. Самый большой мальчик все же решил высказаться:

— Мы это, пойдем уже. А ты не торопись, внимательно все изучи.

И они элементарно дали деру. Я даже удивилась. Вот оно как, когда ведешь себя как одуванчик, они наглеют и начинают приставать с распускание рук, а когда сама берешь инициативу, тут же их интерес увядает.


Тяжело вздохнув, и посетовав на мужское непостоянство, я вернулась к изучению стенда, и тут же едва не застонала в голос. Вот какому садисту пришло в голову первым занятием ставить физподговку? Ведь потом целый день будешь ходить уставшей. Я и сейчас себя не особо бодрой чувствовала, а что будет после издевательств преподавателя даже представить боялась.

Сзади кто-то подошел и слегка тронул за плечо:

— Привет.

Я повернула лицо к говорившему, и тихо ответила:

— Доброе утро, Айгера. Если оно таковым является.

Эльф несколько секунд молча смотрел на меня, после чего отскочил одним махом метра на два. Да, прыгал он знатно, как кузнечик.

— Что с тобой? — и не дожидаясь ответа, спросил — Это заразно?

До меня дошло почему от меня шарахнулись одногруппники до этого, они просто боялись заразиться. Может, подумали, что болезнь поразила мой мозг, и это объяснило бы мое поведение.


Глава 31/2

Как обычно, перед физподготовкой в раздевалке все дружной компанией переодевались. Но все же было некоторое отличие. Сейчас на меня никто не глазел, не раздевал взглядом, и не отпускал сальные шуточки. Наоборот, старательно отводили глаза. Я злорадно усмехнулась. Мой план работает, но видимо он не действует только на таких извращенцев, как Диам. Хотя, он же еще сегодня не видел меня.

Как только раздался сигнал к занятиям, все потянулись на открытый полигон. Когда вышла на улицу, настроение устремилось к отметке ноль. Там была настоящая полоса препятствий, но какая-то необычная. Здесь были какие-то шипастые вращающиеся приспособления, способные перемолоть живую плоть в фарш, острые иглы усыпающие землю, и болото с кипящей и нестерпимо смердящей в нем жижи.

В голове билась только одна мысль: "Все, я сегодня умру". Всем спасибо, все свободны. Спектакль окончен, и к сожалению не совсем счастливо и красиво. Посмотрела на стоявшего рядом со мной паренька. Он никак не выказывал своего волнения, ничего не выражающее каменное лицо. Постаралась сделать такое же. Ну а что мне еще остается? Не бегать же с криками " Помогите", тогда наверняка они сами же меня словят и бросят в это вонючее болото. А так страха не выказываю, и делаю вид что мне море по колено.

Появился магистр Горан. Как всегда огромный, и полный оптимизма.

— Всем доброе утро, адепты.

Мы все слаженно ответили тем же.

— Сегодня вас ждет полоса препятствий. Это самый первый, легкий уровень. Пройти должны все, кроме Лесной. Для нее особой задание.

Он повертел головой, что-то ища и не находя. Потом грозно сдвинул брови, и спросил:

— Где Лесная?

Я слегка стушевалась, и поэтому ответила не сразу.

- Я здесь.

Он окинул меня взглядом, и хмыкнул:

— Кардинально вы поменяли внешность. Эксперименты любите?

Я не знала что ответить на такой провокационный вопрос, поэтому просто кивнула.

Магистр Горан еще раз хмыкнул, и продолжил:

— Для тебя Лесная, будет особое задание.

Уже предчувствуя подвох тихо спросила.

— Это какое?

Он не переставал усмехаться, чем жутко меня напрягал. Так и предчувствую гадость какую-то.

— Так как твоя подготовка на порядок ниже, чем у других. И из-за тебя группа тормозит, ты пока что будешь заниматься индивидуально, в конце каждой недели экзамен. — и уже без тени смеха, более грозно добавил. — Все понятно?

Я по армейски вытянулась, и отрапортовала:

— Так точно.

Хотела еще честь отдать, но потом подумала что не оценят.

— Ну вот и отлично. Видишь вон там отдельная площадка?

Он показал в сторону перегородки, за которой находился еще один полигон, поменьше.

— Сейчас идешь туда. Там уже тебя ждет твой персональный тренер. В конце занятия приду проверю успехи.

Дав задания, он тут же забыл обо мне. Избавился и рад, гад такой. Я понуро шла к перегородке. Пройдя увидела небольшое поле. Оно было абсолютно чистым, только утоптанная земля. И там меня ждал громила, прямо родной брат нашего магистра. Когда я подошла он представился:

— Рид. Я так понимаю, это ты у нас слабое звено.

Я сварливо ответила:

— У кого это, у нас?

Он совершенно не удивился моим словам и тону, а только с интересом рассматривал.

— А мне говорили, что ты симпатичная. Даже не ожидал такого.

Я усмехнулась.

— А что, не нравлюсь?

Я уже поняла, что это один из студентов. Магистру Горану некогда было самому заниматься отстающей студенткой, вот и сбагрил меня одному из адептов.

Рид замялся перед тем как ответить. Было видно, что обидеть сильно не хочет, и соврать боится.

— Не то чтобы не нравишься, просто не в моем вкусе.

Выкрутился, надо же.

— И что делать?

Он скептически осмотрел меня, что то прикинул в уме и сказал:

— Сначала бег, а там посмотрим.

Что удивительно, он все упражнения выполнял вместе со мной. Но при этом не давал спуску. Девизом этого урока было повторение, мать учения. Поэтому когда в конце занятия прямо передо мной вырос канат, при этом он просто висел в воздухе ни к чему не крепясь, я едва сдерживалась чтобы не заорать. Я жутко устала, и с трудом передвигала ноги. Уже считала секунды до окончания этой пытки. Но этот палач, по другому я его просто не назову, был неумолим:

— Давай лезь. Мне нужно посмотреть насколько у тебя развиты сила и выносливость. Вперед.

Я стала как вкопанная, и не сдвинулась с места. Мало того что устала как собака, так я еще и высоты боюсь.

— А что, мало проверил? Ты меня уже загонял.

Он нахмурился:

— Не спорь со мной. У меня есть задача, и мы ее выполним.

Просто отлично, задача у него, а мне ее выполнять. Я вытерла рукавом лицо, так как полотенца нам никто не предоставлял, и уже собралась высказать все, что думаю обо всем этом, и о нем в частности, как споткнулась об заинтересованный взгляд. Так сморят на препарированную лягушку.

— У тебя что-то с лицом.

****

Подойдя поближе, он провел пальцем по щеке, на его руке остался черный след. Не может быть. Он осмотрел свою конечность, и весело сказал:

— Ты облазишь.

Я стояла и ошеломленно смотрела на его палец. Надо же, мне что продали бракованный товар? А как же обещанные недели? Неужели у меня такой ядовитый пот, что он просто выводит краску? Я не знала что сказать, и растерянно пробормотала:

— Это все ваша экология на меня так влияет.

Рид внимательно посмотрел на меня. Кивнул своим мыслям, и сказал:

— Понятно. Не мое это дело, разбирайся сама. А теперь на канат, быстро.

Он сделал пас рукой, и с земли поднялись мелкие камушки. Он оказался магом земли, и его особый талант было созидание. Он мог практически из ничего создать все что угодно. Как оказалось тоже боевой маг, только последнего курса, и это он так отрабатывал какую-то провинность.

Я сделала еще одну попытку договориться.

— Послушай, Рид, давай перенесем канат на следующий раз. У меня просто сил нет.

Он нахмурился, и угрожающе произнес:

— Адептка Лесная, я сказал со мной не спорить.

Стоило ему это произнести как несколько камешков понеслись в мою сторону, и пребольно ужалили в самое мягкое и уязвимое место. Я взвизгнула, и на подобии обезьяны повисла на канате. Раздалось довольное.

— А теперь передвигай руками, и вверх.

В голове осталась одна нецензурщина, поэтому рот я держала закрытым. С трудом, но все же мне удалось достичь верхней метки. Но ни в коем случае не стоило смотреть вниз. Я как листок развевалась наверху веревки, ни к чему не прикрепленной, и довольно хлипкой на вид. Голова закружилась, к горлу подступила тошнота, и я вцепилась мертвой хваткой в канат. Снизу раздалось:

— А теперь спускайся.

Я отрицательно покачала головой. Урок уже довольно давно был закончен, поэтому вскоре я услышала голос мастера Горана:

— Адептка Лесная, слазьте.

У меня от натуги уже не то что побелели, а просто таки посинели пальцы. И я уже не могла их разжать, даже при сильном желании. И вот когда я считала мгновения до своего конца, или сама свалюсь с каната, или меня снимут а оптом прибьют, как раздалось властное:

— Что здесь происходит?

Наступила зловещая тишина, которую все же прервал магистр Горан:

— Тренировка адепта, индивидуальная. А она забралась на канат, и отказывается слезать.

Раздалось безразличное:

— Значит снимите.

Они о чем-то еще посовещались, и через мгновение я почувствовала как под моими руками зашевелился канат, как змея. А этих ползучих я с детства терпеть не могу, и боюсь еще больше высоты. Поэтому мое чувство самосохранения дало сбой, и я просто разжала руки. Не успела даже пикнуть, как меня словно в кокон подхватили воздушные потоки, и плавно опустили на землю. Рядом с тем, встречи с которым я пыталась всеми силами избежать. Но видимо это просто судьба нас так и сталкивает нос к носу, из раза в раз. Это просто неизбежно. На меня в упор смотрели алые глаза. Именно алые, а в первую встречу они были цвета спелой вишни. Отвлек меня от созерцания красивого лица вкрадчивый голос магистра Горана:

— Адептка Лесная, это никуда не годится. Теперь тренировки у вас будут каждое утро, перед занятиями. Каждый день, вам понятно?

Я рассеяно кивнула. Рядом раздался еще один голос, от которого просто ползли по коже мурашки.

— Все таки адептка. Хм, любопытно. — а потом вкрадчиво и властно. — Полное имя, факультет, год обучения.

Я понимала что деваться мне некуда. Все, попалась, и теперь придется нести ответственность за свои прегрешения. Мгновенная карма, с отстроченным действием, честное слово.

— Адептка Зарина Лесная, факультет боевой магии, первый год обучения.

Я видела в его глазах сполохи, и не могла понять одного, какого черта он ко мне привязался. Ему баб мало, что ли? Насколько я слышала, они гроздьями на него вешаются, и их не останавливают трупы предшественниц.

— Зарина Лесная.

Он так произнес мое имя, словно пробовал его на вкус. Видимо наевшись продолжил:

— После занятий зайдите в кабинет ректора, адептка.

Больше ничего не говоря, он развернулся и ушел. Я растерянно осмотрелась. Рид и даже магистр Горан смотрели на меня с жалостью. Рид еще и добавил:

— Что ты уже успела натворить?

Я еще не пришла в себя, поэтому ответ получился как и голос бесцветным:

— Не знаю.

Магистр Горан прочистил горло, и сдавленным голосом сказал:

— Свободны адептка Лесная. Ожидаем вас завтра с утра. — и шепотом добавил. — Надеюсь живую.

Эти слова вывели меня из ступора, и я бросилась в выходу из полигона. Я была просто таки в бешенстве. Вот за что меня местные боги так не любят? Что я им сделала?


Глава 31/3

Остаток занятий прошел как в тумане. Я слышала о чем говорят, но совершенно не воспринимала. Что-то о щитах и методах их укрепления, вливание силы. Еще краем сознания выхватила фразу о том, что я открыла источник. Спросили как это получилось, и я даже что-то ответила. Но совершенно не помню что. Несколько раз Айгера спрашивал что случилось. Ну как мне ему все объяснить? Да и стоит ли?

Короче говоря, к концу занятий я готова была вприпрыжку бежать к кабинету ректора, лишь бы избавиться от этого давящего чувства. Правду говорят, что неизвестность хуже всего. В самом деле, чего я так испугалась? Не съест же он меня, в самом деле? Потом как то вспомнилось, что ректор вполне может, и далеко не в переносном смысле, и меня пробила крупная дрожь.

Когда закончилось последнее занятие, из-за парты я встала со смешанным чувством облегчения и ужаса. Не успел еще отзвучать звонок, как я подскочила, и побежала в сторону двери. Уже в коридоре сообразила, что не знаю куда нужно идти. Четко представила себе ректора, его образ впечатался в мое сознание намертво, посмотрела на карту. Она предлагала мне пройти в то здание, где у меня принимали вступительный экзамен.

Когда вышла на улицу, ноги отяжелели, словно к ним привязали по огромной гире. И я не шла, а еле плелась, смотря на студентов, которые счастливо смеясь порхали по двору академии. Как бы и мне хотелось так же беззаботно веселиться, но каждое мое веселье потом имеет не самые веселые последствия.

Как бы долго я не шла, но конец пути все равно приближался. И вот стою я уже возле шикарной приемной. Преследует ощущение, что попала в музей. С моей точки зрения все было жутко антикварным, начиная с карниза, и заканчивая ковром на котором я стояла. Вот если с собой прихватить хоть что-то на Землю, можно продать и несколько лет не бедствовать.

В приемной сидел мужчина средних лет. На первый взгляд человек, совершенно ничего выдающегося в его внешности нет. Какой-то весь серый и незаметный. Он относился к тем людям, которых увидишь и сразу же забудешь как они выглядят, стоит им отвернуться.

Подойдя к нему просипела, так как нормально говорить не могла:

— Я к ректору.

Он оторвался от изучения каких-то бумажек, оценивающе посмотрел на меня, слегка скривился и спросил:

— Вам назначено, или наказание?

Я передернула плечами показывая, что не знаю. Правильно расценив мое движение, он раздраженно рявкнул:

— Полное имя.

— Зарина Лесная.

Секретарь вытащил какой-то список в котором значилось с десяток имен, сверился с ним и кивнул.

— Сейчас у ректора посетитель, вам нужно немного подождать.

Хотела сказать, что могу подождать и много, но сдержалась. Скромненько присела на стульчик около кабинета.

Стоило мне только начать себя накручивать по различным пустякам, как дверь распахнулась и из нее выплыла лисица. В смысле та девица с большим бюстом, которую мы давеча в городе видели. Она плыла с таким достоинством, и уверенностью в себе, пока не наткнулась на айсберг носящий мое имя. Увидев меня, она едва не упала, зацепившись за собственное платье. И зачем такое волочащиеся по земле великолепие надевать спрашивается? Совершенно непрактично, и не сказала бы что красиво. Смотрится, как будто с чужого плеча снято.

Тем временем рыжая рассматривала меня с брезгливым вниманием. Потом в ее глазах мелькнуло узнавание, и она прошипела:

— Тыыы, — а потом, видимо уже слегка взяв себя в руки, более спокойно сказала. — Ты кто деточка? И что здесь делаешь?

Довольно странный вопрос учитывая специфику заведения. Я ведь не к ней домой пришла, а к руководителю учебного заведения. Почему-то мне жутко не нравилась эта лисица, и только этим можно объяснить слова сорвавшиеся с языка:

— А вы стало быть бывшая любовница ректора?

Лицо девицы пошло некрасивыми красными пятнами. Она вспыхивала за секунду. С ее губ сорвалось злое:

— А ты претендуешь на роль будущей?

Хотела сказать, что ни на что не претендую, а на место дамы сердца так тем более, но вместо этого вырвалось:

— Я что, перепутала кабинет ректора с местом проведения кастинга?

Рыжая набрала побольше воздуха в свою объемную грудь, видимо готовясь выдать очень длинную тираду, и даже начала:

— Деточка, если ты думаешь…

Это все, что она успела сказать, в следующую секунду ее прервали:

— Что здесь происходит?

Взгляд ректора скользнул по мне, и он спросил:

— Адептка Лесная, почему не проходите в кабинет?

Я не знала что ответить, поэтому молча встала и попыталась обогнуть лисицу. Но она не дала. Схватила меня за запястье, и обращаясь к ректору завопила:

— Что это такое Арвиэль? У тебя настолько вкус испортился, что ты бросаешься на подобных созданий?

Ректор явно опешил, он не был готов к подобному исходу событий.

— Ты о чем Мара?

Вздорная баба зловеще рассмеялась, и выпалила:

— Я об этой девчонке. В любовницы ее себе наметил?

****

Ректор нахмурился, а я втянула голову в плечи:

— С чего ты вообще это взяла?

Та потрясла меня за руку, которую все еще держала мертвой хваткой:

— Она сказала. Скажешь, что она врет?

Ректор перевел свой немигающий взгляд на меня. Оценивающе прошелся по моему лицу и фигуре, и только потом протянул:

— Ах, она сказала. Интересно, интересно.

— Что тебе интересно?

Кажется, сейчас у этой Мары будет истерика. Попыталась вырвать руку, но не тут то было, она в нее вцепилась словно клещ.

— Отпусти девушку, Мара. Это просто адептка.

Что удивительно, но она сразу же отпустила меня, глядя расширившимися глазами на ректора. Она вся побледнела, даже губы стали белыми, словно их покрыли слоем пудры.

Как только я освободилась, хотела рвануть в противоположную сторону, но была остановлена властным:

— В кабинет.

Не посмев ослушаться, понура пошла в указанную сторону.


Глава 31/4

Убранство кабинета мало чем отличалось от приемной. Все та же роскошная помпезность, только здесь преобладало темное дерево. Стоило мне только осмотреться, и присмотреть куда можно присесть, оказалась что никуда. В кабинете было одно кресло, явно ректорское, видимо негоже холопам в барских палатах сидеть, как за моей спиной бесшумно закрылась дверь. Ректор легкой походкой прошел к своему посадочному месту, и начал внимательно меня осматривать. Я даже поежилась, не взгляд а рентген какой-то. Тишину прервало слегка резкое:

— Так значит любовница?

Я даже побледнела от открывшихся перспектив, и отрицательно помотала головой, так как речь временно отказала.

- Что это вы молчите адептка Лесная? В первую встречу вы были гораздо разговорчивее.

Теперь краска бросилась мне в лицо. Еще бы, чего только стоит прыжок с окна. Я тоненько пропищала:

— Извините.

Потом все же взяла себя в руки, меня защитить некому только я сама, прочистила горло и более уверенно спросила.

— Зачем вы меня преследуете?

Удостоилась еще одного внимательного взгляда, и задумчивого:

— Сам не знаю.

Просто отлично. Обычный псих явление опасное, а псих который не знает что и зачем он делает, опаснее вдвойне. Видя мое замешательство, ректор пояснил:

— Адептка, вы же знаете к какой расе я принадлежу?

Неуверенно кивнула. К чему он это спрашивает? Хочет получить моральную компенсацию вполне материальным литражом? Так я не согласна, крови у меня не так много, чтобы еще помощь нуждающимся оказывать.

— Значит и об особенностях осведомлены?

Снова медленно кивнула. Все, наверное я онемела. Не могу выдавить ни слова. А паника вот уже, совсем рядом. Ох не зря я от него убегала, шестое чувство не врало, что он опасен.

А ректор словно не замечая ужаса, крупными буквами написанного на лице, продолжил:

— Вы знаете, у меня нет привычки знакомиться с пьяными сомнительными женщинами в не менее сомнительных кабаках. Но у нас очень обострено обоняние, и даже пары алкоголя не смогли скрыть запах вашей крови. — он задумчиво поднял глаза к потолку. — Вроде бы и человек, но есть что-то еще. Что-то совершенно незнакомое, но несомненно вкусное и притягивающее.

Я поежилась. Боже, он говорит обо мне как о колбасе. А потом я немного задумалась. Мысль о колбасе толкнула меня на сумасшедшую догадку. Незнакомое и притягивающее значит? Так я же для него ГМО. Нет, а что? В нашем мире с детства пичкают антибиотиками, различными лекарствами. Потом продукты, с моей зарплатой не всегда высокого качества, да и фаст фуд оставляет свой след в виде не сходящего жирка на попе. Это все впиталось в меня намертво, вот отсюда и необычный запах. Но не могу же я все это рассказать ему? И как выпутаться из этого положения?

Скороговоркой выпалила:

— Меня есть не нужно. Я невкусная, и наверняка ядовитая для вас.

В кабинете наступила недоуменная тишина, а потом раздался громогласный смех. Да даже не смех, а настоящий хохот. Слегка успокоившись ректор все сумел проговорить:

— Ты думала, что я тебя выпью, и поэтому убегала? Деточка, я не пью людей уже очень давно. Мне достаточно лет, чтобы обходиться без подобных мер.

Он встал из-за стола, и быстро подошел ко мне. Его красные глаза, с тонким вертикальным зрачком гипнотизировали меня:

— Просто хочется слышать этот запах. Да и ты сама притягиваешь, не смотря на видоизменения во внешности. Поэтому вариант с любовницей мне нравиться, к тому же Мара уже поднадоела своими истериками.

Он снова вперил в меня взгляд, ожидая какого-то ответа. И эти гипнотизирующие глаза. Поэтому я ляпнула:

— Уберите от меня свои сауроновские глаза. Вы меня гипнотизируете или что?

Ректор усмехнулся:

— Любопытно. А что, не действует?

— Действует. Поэтому и прошу убрать.

Как ни странно, но он выполнил мою просьбу. Снова сел в свое кресло.

— Что вы скажете на мое предложение?

Я включила полное непонимание:

— Какое?

Его моя попытка повеселила. Он оскалил губы в улыбке, показав слегка удлиненные и выпирающие клыки. Не пьет он кровь, ага как же. Уже поверила.

— Предложение стать моей любовницей. Вы кажется стремились к этому еще совсем недавно.

Я буркнула:

— Когда кажется, креститься надо.

И тут же прикусила себе язык. Что-то в этом мире я чересчур болтливая стала. Причем не там, и ни с тем с кем нужно и можно.

— Прости что?

Язык мой, враг мой, потому что я ответила:

— Прощаю. Любовницей быть отказываюсь, только законной женой.

У ректора от моей наглости даже зрачок расширился, и стал почти нормальным. Но видимо тактику я избрала правильную, подобными узами наш ректор не собирался себя связывать. Раздалось насмешливое:

****

— И чем же вызваны столь высокие требования?

Я гордо вскинула подбородок:

— Я девушка честная, выросла в деревне. Мне всегда говорили, что себя беречь для мужа нужно, и не распыляться направо, и налево. Иначе порченный товар потом никому не нужен. Поэтому все постельные дела только после замужества.

Ректор ошеломленно смотрел на меня. Видимо в его голове произошло замыкание, и он уже жалел что связался со мной.

— Это где же еще растят подобных девушек?

Не задумываясь ответила:

— В лесу.

Видимо он уже пришел в себя, так я видела злые искорки вспыхивающие в его глазах:

— В лесу значит? Что ж, раз вы такая честная девушка, и именно поэтому вы вешались на шею незнакомому мужчине, от избытка воспитания наверное. Я дам вам время подумать. А сейчас можете идти.

Я уже развернулась к двери, как за спиной раздалось:

— Я даю вам время подумать, но это значит привыкнуть к этой мысли. Приемлемый ответ может быть только один.

Я не обернулась. Быстро преодолела расстояние до двери, и не отказала себе в удовольствии громко ею хлопнуть напоследок. В голове роились совершенно невеселые мысли. Нужно срочно искать того, кто может построить портал, и отправит меня на Землю.


Глава 32

Ночью так и не смогла заснуть. И ничего удивительного, что с утра у меня голова была просто чугунная. А еще эта утренняя тренировка, чтоб ее. Так не хочется идти, а пропустить равносильно самоубийству. Потому что магистр потом три шкуры с меня спустит на уроке. Еще некоторое время повздыхав все же спустилась вниз.

Голову занимали совсем невеселые мысли. Что делать, и как быть? С одной стороны предложение руки и сердца, а с другой предложения побыть постельной грелкой. И я просто не знаю, что выбрать. С одной стороны, любовница ведь это не навсегда, ректор мужчина привлекательный, и мне наверняка понравиться, но с другой стороны шкурку мою мне жалко, как то привыкла я к ней за двадцать пять лет то, а у ректора по видимому столько этих любовниц, что на меня будет открыта охота. А оно мне надо?

Другой вариант стать женой саламандра. Это уже более серьезный шаг, потому что в этом мире брак- это нерасторжимые узы, а если у меня не получится вернуться обратно на землю, придется терпеть эту вспыльчивую головешку всю жизнь. Перспектива так себе.

— Эй, ты куда? Совсем замечталась.

Я очнулась. Оказывается я как сомнамбула уже добрела до площадки для тренировок, и не заметила. Меня ждал там только Рид, магистра не было. Я даже выдохнула с облегчением. Все таки адепт не так страшен.

— Привет. Что-то я себя неважно чувствую.

Рид нахмурился, и проворчал:

— Отлынивать не получится. У нас нормативы.

Я тяжело вздохнула. Кто бы сомневался? Наверное даже будь я при смерти, то и тогда бы слышала:

"Адептка Лесная, шесть кругов вокруг поля. Адептка Лесная, на полосу препятсвий…Смерть не повод пропускать тренировки.", и так далее.

— Ладно, давай, что у нас там сегодня? Перепрыгивание через котлы с кипящей смолой?

Рид рассмеялся:

— Люблю девушек с чувством юмора. Не была у тебя такая странная внешность, приударил бы.

Я даже испугалась:

— Не надо меня любить, и уже хватает ударенных.

Рид непонимающе заморгал, а я махнула рукой показывая чтобы особо не заморачивался.

Через сорок минут непрерывных истязания я поняла, что лучше бы прыгала через котлы. Меня измучили отжимания, подтягивания, приседания до такой степени, что я снова с трудом стояла на ногах. А впереди ведь еще пары. Напоследок я даже удостоилась подобия похвалы.

В столовую тащилась только для того, чтобы посидеть. Есть не хотелось совершенно, и это был просто таки беспрецедентный случай. Я дошла, и бухнулась на скамейку. Столовая была практически пустая, и это безумно радовало. Но радоваться мне пришлось недолго, скоро мое одиночество было нарушено Айгерой. Он был какой-то возбужденный, что для него было совершенно нетипично. Хотя я стала замечать, что со мной он все чаще снимает маску отчужденности, и показывает истинные чувства.

— Доброе утро. Ты чего такая измученная?

- У меня ежедневные утренние тренировки.

Он присвистнул, окинул меня взглядом и выдал:

— Ну тебе это только на пользу.

Я уже хотела его пнуть, как он снова заговорил:

— Ты уже видела какая у нас первая пара?

Я зевнула, и безразлично ответила:

— Нет, а что? Это из-за нее ты такой взвинченный? Какая-то эльфиечка вести будет?

Айгера от удивления даже запнулся:

— При чем здесь это? — и еще более воодушевленно добавил. — У нас первая пара призыв, и ведет ее сам ректор. Мы сегодня должны будем призвать совое животное.

После слова "ректор" я тоже встрепенулась:

— Как ректор? Он разве ведет лекции?

Айгера удивленно посмотрел на меня:

— Конечно. Правда больше практики, но и лекции иногда. Ты вообще меня слышишь?

Я покивала как болванчик. Призвать… Животное… Так, стоп. Какое животное? Последнюю мысль тут же озвучила:

— Какое животное?

— Свое. А какое оно будет зависит только от тебя. Надеюсь, что смогу призвать что-то полезное.

- Это что фамильяры? Так их же у магов нет.

Айгера покачал головой.

— Зарина, в который раз поражаюсь твоей неосведомленности. Фамильяры в основном спутники ведьм, и они находят их сами. А маги животных призывают, в будущем они должны стать верными помощниками.

Я фыркнула. Он сказал одно и то же, только разной терминологией.

— Ну и что мы их сами призываем? Суть та одна, фамильяры тоже хозяев защищают.

— Ты не права. Призывая животное ты связываешь свою и его энергию. Ты сможешь его чувствовать, а с фамильярами заключается что-то вроде контракта. Поэтому полностью на них положиться нельзя. А вот твой призванный будет защищать тебя ценой своей жизни, потому что если умрешь ты, умрет и он.

— Это же жестоко.

****

Айгера рассмеялся:

— Не более жестоко, чем контракт с фамильяром. Все пошли, а то опоздаем.

Когда выходили, я краем глаза заметила Диама. Он внимательно следил за каждым моим движением, как хищник. По спине даже мурашки побежали. Отвернулась, и ускорила шаг. Пока не приму какое-то решение, не хочу с ним встречаться.

Сегодня мы успели заскочить в класс всего за минуту до звонка. Стоило нам запыхавшимся устроиться на своих местах, как дверь распахнулась явив нам ректора в полной красе. Все таки он действительно дьявольски красив. Полностью мой тип. Но я стоически затолкала эти мысли обратно. Сейчас нужно сосредоточиться на учебе, как бы сложно ни было. А то призову какого-нибудь хомяка, и какая от него польза потом? Орехи мне таскать будет, и не даст с голоду умереть? И от беспрерывного употребления орехов, я превращусь в белку. Вот и вся польза.

Ректор пробежался по нам взглядом, ни на ком его не задержав. Раздался приятный глубокий голос:

— Доброе утро адепты.

В отличие от остальных преподавателей, он не ожидал от нас ответа, и без перерыва продолжил:

— Во время занятий обращаться ко мне магистр Виллоу. Сегодня у вас очень важное занятие. Все вы уже открыли свои источники, и сегодня вы впервые испытаете их. Вам предстоит призвать из других миров себе животное. Какое это будет животное зависит только от ваших сил и выдержки. У вас уже были занятия по стихосложению, и вплетанию в заклинания силы?

Раздались подтверждающие крики. Я тоже что-то такое помнила. Но у меня тогда не особо получалось. Но кого это интересовало?

— Отлично. Даю десять минут на подготовку, и начнем. Первым будет. — он на секунду задумался, покосился в журнал и продолжил. — Точнее первой, будет Адептка Лесная.

Я едва не подскочила с места и не крикнула, что против. Я хотела посмотреть как это будут делать остальные, а тут получается с места в карьер.

Ректор насмешливо посмотрел на меня:

— Какие-то возражения?

Я потупилась:

— Нет, магистр Виллоу.

— Отлично, приступайте. Не теряйте зря время.

Это прозвучало несколько двусмысленно, но я решительно отмела любые мысли не касающиеся учебы. И как назло, теперь голова была пустая словно колокол. Боже, я совсем отупела, в моей голове поселились вьюга и мороз. Я не могу сложить даже какую-то простую рифму. В голову лезут какие-то глупости типо палка-каталка, огуречик-человечек. Время неумолимо истекало, а листок передо мной был по прежнему девственно чист, и вдруг из задворков памяти всплыли слова. Да, они не имели никакого отношения к животным, но вдруг… Все равно ничего другого на ум не приходит, и я аккуратно вывела:

Пылал костер, рыдала ночь.

Ее любимое дитя

С золой костра летела прочь,

Оставив вечность для себя.

Жестокий мир на эшафот

Другую жертву поведет.

В века уйдут те имена,

Чей пепел ветер унесет.

Я мало представляла, что можно вызвать этим текстом, но это все же лучше чем ничего. Стоило только мне поставить последнюю точку, как над классом прошелся легкий ветерок, который вырвал у всех письменные принадлежности. Оригинальный способ.

— Все, пора. Взяли свою писанину и за мной.

Естественно все похватали свои листочки, и бросились вслед за ректором. Мы вышли на улицу, а потом оказались на тренировочном поле.

— Прошу адептка.

Я подошла, и замялась не зная что делать.

— Рисуете символ вызова, добавляете элемент своей стихии, становитесь в центр того что нарисуете, и зачитываете свой текст вплетая в него нити силы.

Ничего себе. И это на первой паре? И я так поняла, что помощи от него ждать не приходиться. Мне издевательски протянули толстый прут с острым наконечником. Я начала вспоминать, что знаю по пиктограммы вызова. Вспомнила одну, правда в учебнике говорилось, что она использовалась для вызова существ из древнего нижнего мира, но ведь было указанно, что можно рисовать все что угодно.

Я нарисовала круг, потом четыре вписанных в него треугольника, вывела необходимые символы, и в самом конце добавила символ стихии огня. Оказывается все же не зря я в библиотеке засиживалась, когда не приходилось от поклонников скрываться.

Встала в центр круга, и нараспев затянула песню. Получалось на удивление прочувствованно, она словно лилась откуда-то из глубины, как будто из самой души. И как-то само получалось обволакивать текст нитями. Потом я почувствовала резкую боль, и силы начали из меня просто вытекать как в бездонную воронку. Я думала, что не выдержу, и упаду. Но сильные руки поддержали меня, а злой голос прошипел на ухо:

— Дура. Что ты начертила? Ни на секунду отвернуться нельзя. Ритуал прерывать нельзя, терпи.

И я терпела. Сцепила зубы, и терпела эту невыносимую боль. Когда подумала, что сейчас умру, все прекратилось. Так же резко как и началось. Сейчас я чувствовала только жуткую слабость. Через пелену слез, застлавших глаза от боли я видела что-то огромное и черное, и это что-то отчетливо фыркнуло. Еще настораживала звенящая тишина вокруг. Я закрыла глаза, быстро смахнула слезы, и уже чистым незамутненным взором посмотрела на своего призванного. Это оказался конь, но какой-то странный. Ростом он был около двух метров в холке, черный как уголь, зубы не лошадиные а акульи, и еще на задних ногах и у копыт странные наросты, больше похожие на иглы ежа. Этот монстр стоял, и косился на меня рубиновым глазом, с вертикальным зрачком. Кого-то он мне жутко напоминает. Даже выражение морды такое нагло-презрительное я уже видела. Перевела взгляд на ректора, потом на лошадь, и едва не застонала. Точно, звериная копия нашего ректора. Пока я размышляла, все пришло в движение, и волнение. Со всех сторон слышалось:


— Варх, это варх посмотрите. Как у нее подучилось?

Я ничего не понимала, но чувствовала что животное недовольно. И еще этот монстр смотрел на меня недоуменно, как на мошку, случайно попавшуюся ему на пути. Но когда я попыталась к нему подойти, резво отошел назад, но не смог преодолеть линию круга. Послышался голос ректора:

— Поздравляю, ты стала счастливой обладательницей самой вредной и свирепой скотины наверное во всех мирах. А еще жутко умной и упрямой. Это второй раз за историю академию когда кто-то смог призвать варха. Тебе нужно дать ему имя, и дотронуться. Тогда ваша связь окрепнет.

Я задумалась, как же его назвать? Может быть ночь? Нет, не походит он же конь, а не кобыла. Пошевелила своими извилинами, и придумала. В свое время я жутко увлекалась аниме, и вот там подобные монстрячие животины обычно принадлежали лорду тьмы, и звали их заковыристо.

Я выпалила:

— Далахан. Его зовут Далахан.


Глава 32/1

— Хм, интересное имя. — раздался голос Айгеры. — Но ему подходит.

Я хмыкнула, еще бы не подходило. Он же вылитый транспорт для всадника тьмы. Общее безумие прервал вкрадчивый голос ректора.

— Теперь подойди и дотронься до него. Потом можно будет вывести его за круг вызова.

Я посмотрела на свою животинку. Он с недоверием косился на меня. И это я должна быть с ним связана, и он будет для меня верным другом? Пока что он смотрит на меня как мошку. Я решила начать знакомство:

— Привет, Далахан. Я Зарина, это я тебя призвала.

Конь фыркнул и замотал головой. Он, кажется, не в восторге от открывшихся перспектив. Сейчас он так напомнил саму себя, что мне его стало искренне жаль. Я его выдернула из родного мира, лишила всего привычного, и собираюсь накрепко привязать к себе. Разве это не жестоко, учитывая то что оставаться здесь я не собираюсь?

— Адептка Лесная, будьте так добры быстрее закончить. Время не резиновое.

Я встрепенулась, и сделала шаг навстречу. Далахан отошел на шаг. Я должна еще бегать за ним? Сожаление мигом испарилось. Эта лошадь явно не хрупкая девица, и вполне если что сможет защитить себя. Я посмотрела коню прямо в глаза, и раздраженно рявкнула:

— А ну стоять!

Животное застыло как изваяние. Было видно, что подчинение далось ему с трудом. Не мешкая я приблизилась к огромной голове, и положила руку на бархатистый нос. Конь осуждающе косился на меня своими рубиновыми глазами. Снова почувствовав вину, я прошептала ему на ухо:

— Прости меня. Я тебя не обижу.

Он фыркнул, как будто с насмешкой. Действительно, что я могу ему сделать?

— Связь завершена. Выводи его из круга.

Я взяла Далахана за пышную гриву, и медленно вывела за круг. Он больше не сопротивлялся. Хотя я четко с его стороны все еще чувствовала раздражение, но прибавилась еще и любопытство.

— Отлично, адептка Лесная. Следующий.

Я не особо внимательно наблюдала за остальными. Практически все время у меня уходило на то, чтобы не дать вредной лошади съесть мои волосы. Почему-то он решил, что для него это подходящее лакомство, и так и примирялся снять с меня скальп. Но при этом я чувствовала насмешку с его стороны. То есть надо мной банально издевались.

Отвлеклась я всего раз. Когда призыв делал Айгера. Все же мне было интересно, что у него получиться. Получилось нечто непонятное. Больше похоже на ящерицу, такое же длинное тело, мощный хвост, но на этом сходство заканчивалось. Там имелись шипы по всему телу, покрытые чем-то зеленым, и кожистые крылья. Но если судить по выражению лица Айгеры, он был полностью доволен.

Перед окончанием занятия нам показали где содержат животных. Каждому был присвоен номер, о чем говорили ошейники появившиеся на них. К тому же была донесена радостная новость, что ухаживать за своими питомцами должны мы сами. Два раза в день, утром и вечером приходить сюда: кормить, выгуливать и убирать. Нет, я даже не сомневалась в подобном исходе событий, только не могла пока понять как я все должна успевать. Пока что мне это представлялось с большим трудом.

Оставив питомцев в загонах, все медленно потянулись на выход. Пара была окончена, впереди еще одна по зельям и ядам. А на нее опаздывать нельзя, иначе эти яды и зелья станут испытывать на мне. Это такое наказание было для тех, кто не смог явиться вовремя. Я также как и все потянулась к выходу, но была остановлена:

— Адептка Лесная, задержитесь.

Вздрогнула, но шаг замедлила. Я уже поняла, что с ректором шутки плохи, и мне все равно не убежать. Когда все оказались далеко впереди, я почувствовала как он подошел, и стал у меня за спиной. Совсем рядом, настолько близко, что я даже дыхание его чувствовала.

— Вы что-то хотели?

Он усмехнулся. Нет, я этого не видела, но прямо кожей чувствовала эту ухмылку.

— Вы подумали над моим предложением?

— Нет еще. Мне нужно больше времени.

Он развернул меня к себе, и внимательно посмотрел в глаза:

— Имеет ли смысл откладывать неизбежное?

Вот пристал же. Я решила, что мне отступать некуда, и как заведенная повторила:

— Мне нужно больше времени.

Ректор продемонстрировал мне весь набор зубов, и сказал.

— Хорошо. Я дам вам больше времени. Только нужно будет кое-что сделать. Это будет моим условием для отсрочки.

Я схватилась за эту фразу, как за спасательную соломинку.

— Какое условие?

Снова этот пристальный хищный взгляд. Он словно не сомневается, что я соглашусь.

— Сегодня вечером вы должны прийти в мой кабинет.

Я испуганно дернулась:

— Вы сказали, что дадите мне время.

— Я не отказываюсь от своих слов. Но мне нужны гарантии. Я дам кое-что, что вы должны будете выпить.

Имея горький опыт от выпивания местных напитков, я засомневалась. Видя мое колебание ректор продолжил:

****

— Либо же вы можете принять мое предложение, и мы куда приятнее проведем время.

Ну уж нет. Во всем этом есть подвох. Я прямо чувствовала что что-то не так, что он конкретно не договаривает. Но особого выбора мне не предоставили, поэтому только молча кивнула головой, и добавила:

— Я приду.

Зачем конкретно приду, я не уточнила.

Ректор погладил меня по голове, как маленькую и добавил:

- Хорошая девочка.

Я впала в ступор. Он обращается со мной как с ребенком. Он точно мне любовницей предлагает быть, или удочерить пытается?

Пока я пыталась разобраться со своими тараканами, ректор внимательно оглядел меня, и пришел к выводу:

— Мне совершенно не нравиться этот дикий окрас кожи.

Так и сказал "окрас", как будто я кошка или собака какая-то. Не успела я возмутиться, как вокруг меня на сумасшедшей скорости запорхали красные огоньки, они приближались и приближались И через время начали жалить кожу. Я ругалась и пыталась стряхнуть их, но не тут то было. Проворные малышки не попадались мне под руку, ловко уворачиваясь. Еще с минуту они активно меня жалили, не обращая внимания на мое явное сопротивление процессу, а потом просто истаяли в воздухе.

Я снова оказалась лицом к лицу с ректором. Он удовлетворенно осмотрел меня, и сказал.

— Так лучше. И впредь, перед экспериментами с внешностью, согласуйте все со мной.

Он не прощаясь развернулся и ушел. Так хотелось плюнуть ему вслед, но я сдержалась, все таки опасалась последствий.

Мельком посмотрела на время, и обомлела. Я опоздала. И все из-за этого гада кровососущего. Остается только молиться, чтобы сегодня изучали что-то совершенно безобидное, иначе мне придется туго. Один из целителей опоздал на прошлый урок, и ему пришлось несколько дней ходить с рогами. Пока сами не отвались. А когда отвалились, на тех местах так и осталась плешь.


Глава 32/2

На пару по зельеварению я неслась как быстроногая лань, иначе не скажешь. Опасность стать подопытным кроликом очень сильно подгоняла. И все же я не успела. Подбегая к дверям, на миг замерла, внутри стояла тишина, и это говорило о том, что профессор Ростова уже на месте, и несет свет знаний неучам. Делать было нечего, за прогул наказание хуже чем за опоздание, поэтому набрав побольше воздуха я постучала в дверь. Потом робко ее открыла, и тихим шепотом спросила:

— Можно?

Лиана с сарказмом смотрела на меня. Я со страхом на нее. Дело в том, что тему написанную на доске разглядеть я не успела, поэтому мысленно готовилась к худшему.

— Неужели вы все таки решили снизойти до моего никчемного занятия?

Я потупилась, и пробормотала:

— Не никчемного.

Профессор Ростова вытянулась во весь свой немалый рост, и уже грозно произнесла:

— Если бы оно для вас было не никчемным, вы бы потрудились как и все прийти вовремя. И предупреждая ваш лепет, хочу сказать, оправдания мне не интересны. Обязанность каждого адепта посещать занятия. Сегодня вы этой обязанностью пренебрегли. — некоторое время она молча постояла, взирая на меня, потом продолжила. — Проходите. Сегодня вам повезло, зелье будет не с вредоносным составом.

Я едва сдержала вздох облегчения. Хоть где-то повезло. Сев на свое место наткнулась на жалостливый взгляд Айгеры, так как настроение у меня изрядно испортилось, буркнула:

— Чего тебе?

Только он хотел ответить, как бдительная профессор прервала наш разговор:

— Лесная вам мало наказания за опоздание? Придумать еще что-то в нагрузку?

Я мгновенно замолчала, и зло посмотрела на своего соседа. Но он делал вид, что не замечает моего буравящего взгляда, и все свое внимание уделил исключительно доске. Проследив за его взглядом, едва удержалась от того, что бы не вскочить и не выбежать за дверь. Так "повезти" могло только мне. На доске красовалась надпись " Любовные и приворотные зелья. Приготовление, свойства, пути снятия.". Попала так попала, его же на мне испробовать будут, и зная вредность нашей Лианы, спешить со снятием сего варева никто не будет. Тем временем урок тек свои чередом, профессор вещала:

— Сегодня изучаем очень интересную тему. Так как многие из вас уже скоро будут проходить практику где-нибудь в деревнях, вам нужно все знать о так называемых приворотах. Это очень распространенное зелье в деревенской, да и не только, местностях. В основном его варят знахарки и ведьмы. В первых случаях вы можете помочь, и снять ворожбу. А вот во втором вряд ли, там в основном делают на крови, так чтобы на вечно.

Очень интересная информация. То есть боевые маги занимаются еще и этим. Да уж, без работы не останемся. Вот только надеюсь сегодня меня угостят тем волшебным напитком, который знахарки готовят. Я же не так сильно опоздала.

Успокаивая себя подобным образом, я не забывала наблюдать за действиями профессора Лианы. Вот она выудила небольшой сосуд, поставила его на горелку, и начала туда добавлять ингредиенты. В это время мы должны были только смотреть, и все скрупулезно записывать. Не дай бог ошибиться дозой.

— Берете два миллилитра розовой воды, два листика мяты, пол грамма ванили, красный горький перец. И самый последний, но очень важный компонент — голубая плесень, один грамм.

В итоге у нее получился совсем маленький флакончик с красивой лиловой жидкостью.

— Это зелье направленного действия. Начинает набирать силу через двадцать минут после того, как его выпьют. Запечатление идет на того, кто в это время будет рядом. Так как сегодня у нас испытуемая адептка Лесная, ее партером будет адепт Айгера. Вы должны в течении суток записывать все действия подопытной, а завтра мы его снимем. Все понятно? Адептка Лесная подойдите.

Я даже не удивилась, все как я и ожидала. Естественно никто сразу снимать не будет. Хорошо хоть Айгера рядом будет, он на меня видов не имеет. Но все равно к столу преподавателя подходила с видом великомученицы. Мне протянули флакончик.

— Пейте. Мы все должны увидеть как будет происходить запечатление, и записать процесс изменений.

Ощущая себя лабораторной мышью я сделала глоток. На вкус было отвратным, и как его незаметно подсовывают? С видом героя отдала флакончик обратно, и проследовала к своему столу.

— Теперь все взяли инструменты, ингредиенты и приготовили любовное зелье.

Все принялись корпеть над заданием, я так же. Но чем дальше, тем жарче мне становилось. Чего-то не хватало, причем очень важного. Не рассчитав порцию горького перца, так как сосредоточиться стало просто невозможно, я превратила приворотное зелье в нечто взрывоопасное. Оно сначала забулькало, потом увеличилось в размере, а в итоге взорвалось. Но к моей неописуемой радости никого не запачкало, даже меня. Профессор вовремя заметила, и успела ликвидировать угрозу.

Она только открыла рот для того, чтобы мне сделать выговор, как в кабинете раздался злой голос. Я его сразу же узнала.

— Адептка Зарина Лесная и адепт Диамайн Огневиц немедленно явиться в кабинет ректора.

****

Я застыла. Как же мне быть? До конца занятия еще десять минут, и такой же срок для запечатления. Я стояла не двигаясь. Голос раздался снова:

— Я не ясно выразился? НЕМЕДЛЕННО!!!.

Я рванула с места не слыша возражений профессора. Что могло случиться такого, что нас вызвали на ковер. Да еще и с кем? С Диамом. Я его уже пару дней наблюдала только мельком, старалась обходить десятой дорогой. А тут на тебе.

Я бежала так быстро как могла, и кто бы мог подумать что господин несчастный случай подкинет мне жуткую подлянку. Чувствуя что приближается час икс, я ускорилась и уже не особо разбиралась кто стоит на пути. И вот в одном из коридоров я не глядя налетела на кого-то, кто также спешил. Только хотела возмутиться, как знакомый голос сказал:

— А вот и ты. Замечательно. Пойдем вместе, там тебя сюрприз ждет.

Я выдохнула и подняла глаза. Тут же в моей голове словно взорвался фейерверк. Я смотрела на Диама, и не могла оторвать глаз. Потянулась рукой к его лицу, чтобы убедиться что мне не сниться, что он действительно такой красивый. И вот он внимательно глядя на меня своими просто таки космическими глазами произнес:

— Что с тобой, Зарина?

Я не задумываясь ответила:

— Я люблю тебя.

Он еще внимательнее посмотрел на меня. Нагнулся, что-то понюхал, хмыкнул и спросил:

— Ты сегодня на зельеварение опоздала?

В ответ я только кивнула. Рядом с таким совершенством было просто невозможно разговаривать. Да и нужны ли разговоры, когда есть куда более приятные занятия? Диам не спешил что либо предпринять, стоял с задумчивым выражением лица. Потом взял меня за руку, и повел по бесконечным коридорам рассуждая вслух:

— Так даже лучше. Когда очнешься, уже не отвертишься. Я безумно переживал насчет твоей реакции, а теперь все будет просто замечательно.

Я не особо следила за нитью его рассуждений. Главное что он рядом, и в это момент я готова была пойти с ним хоть на край вселенной.


Глава 32/3

Я шла за ним следом и недоумевала. Как я раньше не замечала его притяжения? Он же такой красивый, такой великолепный. Ну и что с того, что раньше мне всегда брюнеты нравились? Рыжие даже лучше. Он должен быть с огоньком. Тут же мысленно про себя хмыкнула. Ну да, это про него, причем в буквальном смысле. Любит чрезмерный контроль? Так это тоже не плохо, всегда буду под присмотром.

Занятая подобными рассуждениями, и созерцанием рыжего великолепия, не заметила как мы подошли к двери ведущей в кабинет ректора. Я почувствовала раздражение. Там явно кто-то есть, а мне так хотелось побыть наедине с Диамом. Бессознательно потянулась к нему. Он развернулся, в упор посмотрел на меня, и взял за руку не позволив приблизиться еще. Разочарование накрыло с головой. Я не нужна ему, он не хочет меня обнимать.

Но мои сомнения развеяли слова:

— Не здесь, малыш. Там за дверью тебя ждет сюрприз. Только сильно не удивляйся.

Он решительно распахнул створки, и не задерживаясь в приемной, проследовал прямо в кабинет. Я как на привязи следовала за ним.

Как только я переступила порог кабинета, тут же слегка отрезвела, такая мрачная и давящая атмосфера здесь царила. Я огляделась, в кабинете появилась новая мебель, два больших стула на которых чинно восседала явно супружеская чета. Они даже были чем-то неуловимо похожи. Одинаковые длинные рыжие волосы, тонкие черты лица, большие выразительные глаза. И эти глаза внимательно смотрели на меня, даже не по себе стало.

Я перевела взгляд на ректора, и поняла кто здесь распространяет миазмы недовольства и откровенной злобы. Он не сидел, а стоял опершись на стол, руки сложены на груди, и весь вид выдает какую-то мрачную решимость.

Диам слегка сжал мою руку, я посмотрела на него, и тут же словно окунулась в омут с головой. Больше никто не имеет значения. Кто-то в комнате громко покашлял, пытаясь привлечь мое внимание. Оказалось тот рыжеволосый представительный джентльмен.

Диам слегка смущенно прервал всеобщее молчание, видимо вспомнив о правилах приличия.

— Зарина, познакомься, это мои родители — мама Милена Огневиц, и отец Владислав Огневиц.

Я с непонимающе посмотрела на него. Что здесь делают его родители? И самое важное, что здесь делаю я?

Он не замечая моего замешательства продолжил:

— Мама, папа познакомьтесь, это моя невеста Зарина Лесная.

Дурман снова слегка отступил от шока. Невеста? Я? Потом в больном мозгу всплыло воспоминание. Он что-то такое говорил, про свадьбу. Кажется, что мне стоит готовиться к ней.

Ректор проговорил холодным, можно даже сказать ледяным тоном:

— Кажется адептка Лесная была не в курсе ваших матримониальных планов. Вы уверены что все обсудили с ней?

Словно не слыша его слов, ко мне плавной походкой направилась женщина, приветливо распахнув объятия. Ее голос звучал словно патока, и обволакивал также:

— Как же я рада познакомиться с тобой, деточка. Мы уж и не чаяли, что наш сын захочет создать семью. Это новость стала радостью для всего клана. Поэтому мы и поспешили приехать, познакомиться.

Она подошла и заключила мен в объятия. Да уж, оперативность у них на высоте. Сама невеста еще не в курсе, а все остальные уже свадьбу планируют. Словно услышав мои мысли, предположительно будущая свекровь отстранилась, и спросила:

— Когда же свадьба? С этим затягивать нельзя. Чем раньше, тем лучше. Нашему Диамчику наследник нужен. Ведь должна ты знать как нелегко сейчас огненному народу.

Я не знала. И честно говоря, ее напор меня слегка испугал. И только действие приворота накрепко приковавшее меня к Диаму удерживало от позорного бегства.

— Госпожа Огневиц, о свадьбе еще рано говорить. Адептка Лесная только на первом курсе, к тому же находиться на бюджетном обучении. Вы сами должны понимать, что это значит.

Мне не давали вставить ни слова. Впрочем как и моему жениху.

Ректор обратился ко мне:

— Адептка Лесная вы давали согласие на брак с адептом Огневицем?

Я задумалась ненадолго. Потом перевела взгляд на Диама. Он напряженно смотрел на меня, ожидая ответа, и за меня все решили гормоны подкрепленные действием зелья. Не зная чему и зачем я едва слышно прошептала:

— Да.

Мне показалось или атмосфера стала еще более мрачной и зловещей. Так и ожидаешь, что сейчас раздастся гром, и молнии полетят во все стороны.

В этот раз недобрую паузу прервал отец Диама. Он громко хлопнул в ладоши, и довольно проговорил:

— Вот и отлично. Знакомство состоялось. У нас случайно оказались помолвочные браслеты.

Он откуда-то из воздуха извлек небольшую бархатную коробочку, открыл ее и протянул Диаму. Я с любопытством заглянула внутрь. Там лежали ободки словно сотканные из пламени.

Диам уже протянул руку, как вмешался ректор.

— Вы ничего не забыли?

Все недоуменно посмотрели на него. Он решил пояснить:

****

— Вы находитесь на территории учебного заведения. Адептка сейчас находится под моей опекой, как руководителя академии. Она сирота, и находится на бюджетном обучении, как я уже говорил, но меня никто не услышал. Я не давал согласия на ее обручение. К тому же, вам не кажется что подобные мероприятия лучше проводить в родовом гнезде.

Отец Диама так сильно сжал челюсти, что даже я услышала скрип зубов, а сам жених до боли сжал мою руку.

Будущая свекровь сладко пропела:

— Чем вызвано ваше несогласие?

Ректор немного помедлил с ответом внимательно всматриваясь в меня:

— Адептка находится под действием приворотного зелья. Поэтому все сказанное ей до этого, не является истиной.

Чета Огневиц растерянно перевела взгляд на сына:

— Это правда Диам? Как ты мог опоить девочку?

Диам зло прищурившись зыркнул на ректора. Надо же, ни капли его не боится.

— Я ее не опаивал. Встретил в коридоре когда она шла сюда, и только тогда понял что она под действием зелья.

Ректор зло проговорил:

— И совершенно случайно все совпало как нельзя лучше для вас. — и потом добавил уже более спокойно. — Сегодня я не дам согласия на брак. Может в другой раз.

Ему нечего было возразить. А мне было откровенно все равно. Хотелось просто побыть наедине с внезапно обретенным женихом. Но не тут то было, ко мне снова подплыла матушка Диама, клюнула меня в щеку, и скорбно проговорила:

— Скоро увидимся, дорогая. Надеюсь ты в ближайшее время посетишь наш замок.

Я промычала нечто невразумительное. Отец Диама коротко произнес:

— Всего доброго. — подойдя ближе к сыну, прошептал — Браслеты оставляю тебе. Я надеюсь ты понимаешь, когда у девушки не остается выбора.

Стоило ему это сказать как вездесущий ректор прошипел:

— Я бы не надеялся.

В ответ раздалось:

— На все воля богов.

— Не смею вас задерживать.


Глава 32/4

Диам схватил меня за руку, и повел в сторону выхода. Сопротивления с моей стороны не было, да и в принципе быть не могло. Уже подойдя к двери я услышала ледяной голос:

— Огневиц вы свободны, а Лесная задержится.

Все мое существо этому воспротивилось. Я мертвой хваткой вцепилась в руку Диама с твердым намерением ни за что его не отпускать.

— Может она подойдет к вам в другой раз? Вы же видите, что сейчас она не в состоянии вести беседы.

Я утвердительно закивала головой. Да, да я подойду в другой раз, только дайте нам уйти. Но вредный упырь был неумолим.

— Именно потому что адептка находится в неадекватном состоянии, ей следует остаться здесь.

Диам сжал губы в тонкую линию. Было видно, что он не собираться сдаваться.

- Адепт Огневиц, вам что-то непонятно? Я же сказал, можете покинуть кабинет. Или вам помочь?

Он подошел и силой отодрал мою руку, после чего отвел к одному из опустевших стульев и усадил. Диам не спешил уходить, он внимательно смотрел на меня, через некоторое время ему удалось выдавить из себя:

— Я подожду тебя возле кабинета.

Я тут же встрепенулась и радостно закивала. Но мою радость снова смело холодное:

— Не утруждайте себя. Все, свободен.

После чего дверь перед Диамом распахнулась сама собой. Это был уже непрозрачный намек, который просто невозможно было проигнорировать. Все же прямое неподчинение было чревато серьезными последствиями.

Как только дверь за моим самопровозглашенным женихом захлопнулась, я словно проснулась. Испарилось тупое обожание и обожествление. Пришло понимание всего происходящего, и стал понятен масштаб всех неприятностей. Мы едва не обручились, прямо здесь, в кабинете ректора, который сейчас с интересом изучал меня. Я с благодарностью посмотрела на него.

— Значит зелье первого порядка. Необходимо постоянное присутствие объекта обожания. Чем же вы так разозлили профессора Ростову, что она дала вам именно этот вариант?

Я потупилась и прошептала:

— Опоздала на урок. Между прочим по вашей вине.

На некоторое время в комнате воцарилось молчание. Потом атмосфера снова начала становиться напряженной, и ректор спросил:

— Замуж собралась?

Я отрицательно покачала головой, но он продолжил:

— У вас вообще присутствует чувство самосохранения, или вы его где-то потеряли?

Только хотела ответить что оно при переходе в этот мир наверное осталось там, в другом. Вместе с моим благоразумием и рассудительностью. Но вовремя прикрыла рот. Да и разозленный вампир не нуждался в моих ответах.

- Вы хотя бы понимаете чем вам грозит помолвка с одним из наследников самых закрытых кланов? — он метнул на меня взгляд, дождался пока я отрицательно мотну головой, и продолжил. — Жизнь только в стенах клана, ни шагу во внешний мир без сопровождения мужа. Я уже не говорю об учебе. Об этом придется забыть, потому что ни один из представителей этого рода ни за что не захочет чтобы на его жену смотрели другие, при этом сам он навряд ли будет себя в чем то ограничивать. Вы же уже слышали о проблеме одаренных огнем? И фраза насчет наследников вовсе не шутка. Вот и будете каждый год рожать по наследнику, поднимать демографию. Ну что, еще хочется замуж?

Я в ужасе смотрела на ректора. Если он хотел меня испугать, у него получилось. Теперь вариант с замужеством отпадал окончательно. Кто же знал что они здесь все больные. До этого мира еще не дошел дух феминизма и равноправия, они остались в дремучем средневековье. Где это видано жену запирать в четырех стенах? Уже вслух сказала:

— Нет, замуж я однозначно не хочу.

Арилель слегка успокоившись прекратил метаться по комнате, и вплотную подошел ко мне.

— Вы должны понимать, что первый шаг был сделан сегодня. Саламандры своего не упустят, они увидели вашу силу, она им необходима для усиления клана. К тому же, вы по глупости сами дали согласие на помолвку, и были приглашены в родовой замок. — он устало растер лицо руками — Ну и наломали же вы дров. Защитить вас теперь непросто, могут увести из под носа, а с вашей невоздержанностью это вполне возможно.

Я возмутилась:

— С моей воздержанностью все в порядке. Кто виноват, что у вас тут опыты на адептах проводят?

Он строго посмотрел на меня:

— Это часть учебного процесса. Все отлажено много веков назад. А в вашей ситуации есть один выход.

И хитро так посмотрел на меня. Как отреагирую на уловку. Я отреагировала вполне ожидаемым:

— Какой?

— Вы должны выпить немного моей крови. Это даст мне возможность знать где вы находитесь, и в случае чего быстро вас найти.

Я задумалась на тему: " А оно мне надо?" Подумала, подумала и решила что плохо не будет, так как хуже уже некуда. И решительно произнесла:

— Я согласна.

****

Глава 32/5

Ректор довольно рассмеялся, но не был ни капли удивлен. Он понимал, что меня загнали в безвыходное положение, и я как раненное животное мечусь из стороны в сторону пытаясь выбраться.

Я застыла в ожидании, когда он как в фильмах прокусит себе запястье, или пафосно нацедит кровь в высокий бокал. Но все вышло по другому. Он подошел к своему столу, взял нечто смахивающее на шило и слегка надавил им на палец. Выступила небольшая капля крови, и он протянул мне руку.

— Ну, долго мне ждать?

Я с удивлением посмотрела на него. Я должна облизывать его пальцы? И он уверен, что всего капли хватит? Но ректор смотрел на меня с ожиданием, и как мне показалось с каким-то зловещим предвкушением. Нерешительно потянулась к его руке, я не могла отвести взгляда от его глаз, они меня гипнотизировали и словно в омут затягивали. Все же решившись, медленно слизнула набухшую красную каплю. В тот же миг меня как будто током шибануло, даже слегка потряхивать начало. Арилэль схватил меня, и прижал к себе. Начал нашептывать на ухо:

— Все хорошо, девочка. Сейчас все закончиться.

И действительно закончилось. Так же неожиданно как и началось. В голове как будто просветлело. Я так хорошо себя давно не чувствовала. Словно в отпуске побывала. Слегка ошарашено спросила:

— Что это было?

Ректор усмехнулся:

— Всего лишь переходная фаза.

— Переходная фаза. Я что, теперь вампиром стану?

Он с удивлением посмотрел на меня. А потом место усмешки занял полноценный смех.

— С чего ты взяла такую глупость? Я имел ввиду начало установления связи.

Я с облегчением выдохнула. Попыталась высвободиться из ставших чрезмерно крепкими и интимными объятий. Мне не дали. Вампир смотрел на меня как то странно, как будто оценивал со стороны.

— Можно мне уже пойти?

— Не хочешь остаться? Неужели так противен? Насколько я помню, я тебе нравился, о чем ты высказалась еще в первую встречу.

Я слегка поморщилась. Мне этого никогда не забудут.

— Прошло уже много времени, и я поменяла свое мнение.

Вот, снова этот непонятный взгляд. Он точно мне что-то не договорил. Что-то с этой связью не так. Помедлив еще немного, меня все же отпустили.

— Сегодня можешь быть свободна.

— Сегодня?

— Завтра ты должна снова прийти сюда. Для полного становления связи нужно три капли крови.

Я поморщилась:

— А сегодня нельзя все сделать?

— Нет, нельзя. Хотя если ты уверена что выдержишь, можно попробовать.

Я вспомнила разряд прошивший меня насквозь, и решила что еще пару дней вполне могу сюда походить. С этим решением направилась к двери. Прощаться не видела смысла. Выскользнув за дверь, и оказавшись в коридоре первым кого я увидела был Диам. Он стоял возле окна словно изваяние, и взволнованно всматривался в меня. На меня тут же накатила злость:

— Как ты мог? Как ты мог так безобразно воспользоваться ситуацией?

Сказав это вдруг почувствовала жуткую усталость. Странно, только что готова была горы свернуть, а теперь ощущение что меня перекрутили через мясорубку. Не обращая внимания на то что Диам бросился мне на навстречу, пошла в сторону выхода. У меня не было сил не то что с ним спорить, а просто даже говорить не хотелось. Я не ожидала, да и не заслуживала такой подлости.

Вслед мне понеслось:

— Зарина, послушай…

Я не дала ему договорить. Через силу, но все же произнесла:

— Я не хочу тебя сейчас видеть.

Он с надеждой переспросил:

— Сейчас?

Тут же исправила:

— Вообще никогда.

Я не оглядывалась, чтобы посмотреть на него. Просто продолжила свой путь. Да и он не пытался меня догнать, за что я несомненно была ему благодарна.

Оказавшись в комнате, была едва не сбита с ног слегка увеличившимся фамильяром. Он скалился и рычал. Когда увидел меня, не смог скрыть своего удивления.

— Это ты? — потом поводив носом в воздухе, сказал. — Странно, я как будто чужака чувствую.

Я не хотела ничего объяснять, поэтому прошла к кровати, и в чем была в том на не и свалилась.

Но Василий никак не мог угомониться. Он хищно ходил по комнате и принюхивался. Постоянно при этом повторяя:

— Странно, очень странно.

В конце концов подошел к уже задремавшей мне, и начал обнюхивать. Я слегка приоткрыла глаза и спросила:

— Ты обалдел что ли? Что ты делаешь?

Он явно почувствовал то что искал, и зашипел в ответ:

— Это я обалдел? Это кажется ты остатков разума лишилась. Быстро говори что натворила.

****

Глава 32/6

Я никак не могла понять что не так, и почему это вредное животное просто не оставит меня в покое.

— Что не так? Что я опять сделала? И вообще, знаешь, фиговый с тебя защитник получился. Что есть, что нету. Все равно вляпалась куда только могла.

Сказав все это снова бессильно опустилась на кровать. Зато Васька взвился едва ли не до потолка от возмущения.

— Это значит я во всем виноват? Это у тебя мозгов не хватает. Сказали же сиди тихо. Так нет же, с самого первого дня потянуло на приключения. Скучно жилось? Так поверь, теперь будет очень весело.

Я не знала что ему ответить. С одной стороны он прав. Но только с одной, а с другой этот защитник палец о палец, ну или лапу об лапу не ударил, чтобы хоть как то предотвратить бедствие. До сих я практически ничего не знаю об этом мире, и вот так методом проб и ошибок все узнаю.

В очередной раз открылась дверь, и вошла Адель. Она была чем-то крайне взволнована. Только открыла рот, собираясь что-то сказать, как тут же его закрыла и принюхалась, совсем как до этого Васька.

— Кто это к нам заходил? Запах такой знакомый.

Вместо меня ответил кот.

— А никто не заходил. Это Зарина кровь упыреву выпила.

Адель застыла с приоткрытым ртом. Я оставила всяческие попытки заснуть. Ведь не дадут же. Села на кровати, и устало сказала:

— Я сегодня опоздала на зельеварение. Поэтому на мне испытывали любовное зелье. И именно сегодня Диам решил, что пришло самое подходящее время познакомить меня с родителями. Из-за приворота я ничего не соображала, и поэтому была на все согласна. Ректор предложил по быстрому избавить меня от этого, и дал каплю своей крови.

Адель пораженно застыла, а Василий наоборот метался по комнате не останавливаясь. Молчание слегка затягивалось, но вот соседка выдавила из себя:

— Что же ты наделала?

Я начинала злиться.

— Вы можете толком объяснить что такого я сделала, а не восклицать одно и тоже?

Адель присела рядом со мной, и успокаивающе погладила по руке.

— Ты главное не переживай. Все будет хорошо.

После этих слов еще недавно относительно спокойная я, это спокойствие потеряла. Я серьезно посмотрела на нее.

— Ты мне наконец скажешь в чем дело, или хочешь моей преждевременной смерти?

Она замахала руками:

— Что тебе за мысли в голову приходят? Сейчас все расскажу, просто удивилась. Никто в своем уме не станет пить кровь вампира, если не хочет конечно стать марионеткой. Ведь и такие бывают, мазохистами зовутся. Ты к ним относишься?

Так как такой склонности я раньше не испытывала, а сейчас я уже ни в чем не уверенна, жалобно сказала:

— Не знаю. Кажется нет.

— Только кажется?

Я покопалась в своих чувствах, и уже более уверенно сказала:

— Точно нет.

— Тогда твой поступок более чем странный. Дело в том, что вампирская кровь это привязка.

Я кивнула, и прервала ее:

— Ну да, мне ректор так и сказал, что это для того чтобы он смог если что разыскать меня. В свете последних событий это крайне важно.

Адель насупилась:

— Не перебивай, и слушай. Это только одна сторона медали, а вторая гораздо менее приятная. Кроме привязки, предполагается полное подчинение во всем. Это значит, что если он скажет тебе прыгнуть с обрыва, ты прыгнешь не задумываясь. Инстинкт самосохранения в этом случае не работает.

Я сидела, и не могла сделать вдох от ужаса объявшего меня. Казалось кто-то разом выбил весь воздух из легких. Я только и смогла, что полузадушенно просипеть:

— Что?

В этот раз Василий решил еще раз описать мое радужное будущее.

— Игрушкой будешь, вот что.

Во мне начала просыпаться злость. Что это за мир такой? Не убьют, так покалечат.

— Не дождется.

Адель грустно сказала:

— Это уже не зависит от тебя. Прервать ритуал уже не подучится, станет только хуже.

Во мне проснулось воинственное настроение.

— Мы еще посмотрим кто чьей марионеткой будет.

Моего энтузиазма не поддержали, а смотрели с откровенной жалостью. Ну и пусть идут к черту. Не в первый раз убеждаюсь, что спасение утопающих, дело рук самих утопающих.


****

Глава 33

Приняв для себя решение, я стала ему следовать. Хватит быть жертвой, и послушной куклой в руках веливозрастных детей. Только я могу решать свою дальнейшую судьбу, а они свои планы пускай засунут куда поглубже. С такими мыслями я проснулась с утра раньше обычного. До утренней тренировки необходимо было заглянуть в библиотеку. Я хочу знать все о вампирах, и их дурацких ритуалах. Как ни странно, но в этот раз Василий увязался за мной. Видимо подействовало недавнее внушение.

Прийти нужно было как можно раньше. Мой расчет был довольно прост, возможно с утра бдительность у библиотекаря слегка ослаблена, и я смогу найти что-то стоящие.

Коридоры были абсолютно пустынными, и мои шаги отражались гулким эхом. Но я не боялась кого-то встретить, в это время суток здесь не было ни одного адепта. Они как и обычные студенты любили поспать.

В храме знаний царила мертвая тишина. То что нужно. Не увидев нигде хранителя сего зала, я сняв обувь, медленно прошла к дальним стеллажам. Было видно, что этими книгами пользуются не часто. Корешки покрывал ровный слой пыли. Только хотела протянуть руку и взять приглянувшийся томик, как за спиной раздалось угрожающее:

— Что вы здесь делаете юная леди?

Я встрепенулась, и резко обернувшись уставилась в пустые глазницы, которые находились напротив моего лица:

— Здесь не у кого было спросить, вот я и прошла сама.

Мне ни на миг не поверили:

— Хотели взять запрещенную литературу?

Я состроила самое невинное лицо на которое только была способна:

— Запрещенную? Нет, что вы. Я всего лишь ищу информацию про вампиров. Мне нужно написать доклад.

Приведение полетало вокруг меня, и только тогда я заметила, что Васьки-то рядом нет. Вот гаденыш, снова испарился.

— Про вампиров значит? А ректор знает о вашем рвении к учебе? Я вижу на вашей ауре отпечаток, только еще не завершенный. Снять пытаетесь?

Я на интуитивном уровне чувствовала что нужно все отрицать. А еще лучше, чтобы меня посчитали недалекой и глупой. Сделала круглые глаза, несколько раз взмахнула ресницами как опахалами, и мимолетно пожалела что не являюсь голубоглазой блондинкой. Тогда эффект был бы более впечатляющим. А так удостоилась только презрительного, призрачного взгляда. Решила закрепить эффект, и прошепелявила себе под нос:

— Снять? Вы что ума лишились? Я за ним по всей академии бегала, умоляла поставить ее. А вы говорите, снять? Я что, на дуру похожа?

Привидение зависло, и испытующе посмотрело на меня. Наверное выглядела я убедительно, так как через мгновение, оно прошелестело загробным голосом:

— Вся доступная информация о вампирах на третьем стеллаже. Надеюсь найдете?

Я закивала головой как болванчик. Даже подумала, что немного переусердствовала, так как шея заныла. Уже практически выходя из вожделенной секции услышала:

— И где он таких дур находит?

Я с трудом сдержала смешок. А потом когда разговор постепенно начал до меня доходить, поняла что я не первая такая. Как часто наш многоуважаемый руководитель пользовался своим служебным положением?

Подошла к третьему стеллажу, и посмотрела какую информацию я могу добыть там. Оказалось ни какой. Просто вселенский облом какой-то. Посмотрела на время. До тренировки еще целый час. Несолоно хлебавши вышла за дверь библиотеки, и услышала тихое:

— Пссс.

Я посмотрела вниз, там сидел мой кот и заговорщицки мне подмигивал.

— У тебя еще есть время до занятий?

Я утвердительно кивнула.

— Тогда иди в комнату. Я следом приду.

Донельзя заинтригованная пошла вперед. Но когда вошла в комнату, Василий уже сидел на кровати, и нетерпеливо на меня поглядывал:

— Что ты медленная такая?

Я посмотрела на него, потом на дверь. Прикинула сколько я шла, и получалось что не мог он раньше меня здесь оказаться.

— Что в дверях стала? Иди сюда быстрее.

Подошла, посмотрела на кровать, и кинулась обнимать и целовать хитрого прохиндея.

— Вась, как у тебя получилось?

Он уворачивался как мог от моих проявлений чувств. Но мне все же удалось пару раз чмокнуть его в нос.

— Ловкость лап. Пока нежить на тебя отвлекалась, я быстренько и умыкнул. А теперь быстро просматривай, и надо ее на место поставить, пока никто не заметил.

Меня не надо было долго просить. Я мертвой хваткой вцепилась в небольшой томик. От него пахло пылью, бумагой, и еще чем-то незнакомым. Я протерла переплет и прочитала " Ритуалы и обряды закрытых кланов". То есть это не только про вампиров? И как такая книжка просочилась в наше альма-матер? Ведь наверняка я не первая студентка проникшая на запретную территорию, скорее всего были и более опытные и ловкие. Хотя вспомнила слой пыли на корешках, и уверовала в бдительность местной охраны.

С некоторым трепетом открыла книгу. Каждую страницу текста сопровождали рисунки, схемы, расчеты пока мне не доступные. Так можно искать иголку в стоге сена. Открыла оглавление, и скоро нашла то что искала: " Вампиры, ритуалы на крови"

****

Открыла нужную страницу, и обомлела. Там только привязывающих ритуалов было штук тридцать. Причем все с разным действием. Поискала свой. Так, ключевые три капли крови. Ага, вот нашла. Применяется для подчинения людей, которые в будущем используются как корм, слуги, охрана. У меня от гнева даже дыхания перехватило. Вот мышь летучая, переросшая. Это какую же участь он для мен избрал? Я тебе еще покажу где раки зимуют, гад ползучий. Предупреждала же как честная девушка, не трогайте хуже будет. И не факт, что мне. Не послушал, теперь пусть пеняет на себя.

Как там можно ритуала избежать? Внимательно прочитав оставшийся текст, поняла что никак. Если не закончить привязку, то ждет смерть от отравления. Но маленькая лазейка все же имелась. В конце ритуала необходимо было принести клятву. Что-то вроде установки не навреди, угождай и т. д. Так вот если эту клятву переиначить, а при этом еще и свое настоящее имя не проговаривать, то действие значительно ослабеет, и объект которого привязывают получит практически свободу. Практически, это потому что привязка на слежение все же будет работать. Но это все же лучше, чем быть безвольной рабыней, и прибегать по первому щелчку.

Глава 33/1

Вот с таким боевым настроем я отправилась на тренировку. Единственное что беспокоило, так это какое-то внутреннее ожидание, и даже можно сказать обида. Откуда могли взяться такие чувства? Исходили они не от меня, так как я давно уже ничего не жду, по крайней мере хорошего, а обижаться не собираюсь, так как на идиотов не обижаются, себе же дороже получится.

В последнее время стала замечать, что я изрядно похудела, и физические нагрузки с каждым разом даются мне все легче и легче. Об идеальной фигуре конечно еще рано говорить, но первые результаты появились, и мне несомненно это нравилось. По части ловкости все еще было не так радужно. Чаще всего я напоминала слона в посудной лавке, но Рид утверждал, что это также исправимо, и в скором времени моей гибкости позавидуют даже гимнасты. Верится конечно с трудом, но как говорится, время покажет.

Настроение незаметно поднималось вверх, несмотря на внутреннее гнетущее чувство. Ведь нельзя унывать все время, нужно всегда искать позитивные моменты во всем этом. Хочет ректор получить послушную игрушку? Ну и что в этом плохо? Получу неоценимый опыт в стиле пятидесяти оттенков серого. Почему именно такой опыт? Здесь я руководствуюсь простым расчетом, мужик он привлекательный, наверняка к нему в постель очередь бы выстроилась, а раз ее нет, значит, он с отклонениями. И отклонения эти, скорее всего серьезные, раз приходится привязывать объект желания.

Дойдя до стадиона и увидев Рида, который как обычно уже наматывал круги, крикнула:

— Доброе утро, труженикам физического труда.

Получилось слегка масло масляное, но ничего.

Он приостановился, и в ответ раздалось уже привычное:

— Почему так долго? Ты уже пол часа как заниматься должна. Разминка, и пять кругов для начала.

Что-то сегодня он быстро отповедь закончил, обычно это могло занять минут десять. Мне приходилось слушать о том какой он бедный-несчастный, что у него уже выпускной курс, дел по горло, а тут еще со мной возиться.

Как оказалось тренировка сегодня была экстра быстрой. Рид явно куда-то спешил. Насчет куда не распостронялся. Просто буркнул что закончили, и тут же скрылся. И как это понимать? Решив для себя, что ни делается все к лучшему, развернулась чтобы уйти, и снова почувствовала это глухое раздражение, обиду и уже нервозность.

Осенило меня внезапно. Точно, Далахан. Я про него со всеми этими неприятностями слегка подзабыла. Тут же ощутила себя виноватой. Именно по этой причине я не заводила домашних животных. Я элементарно могла позабыть о питомце, Василий выживал только за счет самопрокорма.

Быстро направилась не в сторону общаги, а в наш местный зоопарк. Совесть уже просто таки дыру во мне прожгла. Как же он там бедненький? Когда дошла до своей цели, бедненький оказался вполне ничего себе. Мирно что-то пожевывал, а увидев меня фыркнул и отвернул жутковатую морду. Я тут же бросилась к нему, меня совершенно не пугал его вид.

— Прости меня, миленький. Ну прости, так получилось.

Чувствовала себя женой, оправдывающейся перед мужем за свои прегрешения. Я попыталась заглянуть в его большие глаза, но вредина снова отвернулся.

— Далахан, ну посмотри на меня…

В таком духе мой монолог продолжался еще минут десять. Нет, коня конечно можно тоже понять. Его какая-то пигалица притащила через портал, и тут же о нем забыла. Но я же не специально.

Еще минут через пять он все же обратил на меня свое внимание. Поднял свои рубиновые глаза, уткнулся мне прямо в лицо своим мокрым носом, и тихо фыркнул.

Ощущения, скажем так, не самые приятные. После его фырчания часть слюны оказалась на моем лице. Это месть такая? Не удержавшись обняла его, в этом мире он пока что единственное существо, которому действительно нужно, чтобы я жила. Тихо шепнула ему на ушко:

— Ты со мной сбежишь?

Далахан фыркнул мне в волосы, и я приняла это за согласие. Наш миг единения был прерван громким мальчишеским голосом.

— А, так это вы хозяйка варха? Мы уж думали, что призвали монстра такого, а сами сбежали со страху. Мы как могли подкармливали его, но нормально еду он же только от вас возьмет.

И снова я ощутила вину. Это из-за меня он не доедал. Тут же поспешила следом за смотрителем, который обещал выдать нужную порцию корма. Порция оказалась внушительной, и я с трудом дотащила ведро. Я опасалась, глядя на внешность Далахана, что он хищник. Ведь зачем нужны такие зубы? Но оказалось, что нет. Его рацион мало чем отличался от того, что едят обычные лошадки. Разве что еще кора дерева и коренья какие-то. Подставив ведро животине я еще раз его обняла, и сказала:

— Вечером обязательно тебя навещу.

Потом вспомнила, что вечером мне предстоит поход к ректору, и исправилась:

— Ближе к ночи.

Далахан посмотрел на меня, и я ощутила волну легкого недоверия.

— Ты мне не веришь? Но я же извинилась. Честно приду, сможем подольше поговорить. — и не знаю почему, добавила. — На прогулку выйдем.

После слов о прогулке он внезапно оживился, чем напомнил мне собаку. Я сочувственно погладила его по загривку:

****

— Застоялся совсем, да?

Он тихонько фыркнул в знак согласия. Я провела бы здесь еще много времени, но это самое время уже поджимало. Не хотелось снова опоздать, и нарваться на новые неприятности.


Глава 33/2

— Подняли щиты.

Дружно со всех сторон появились радужные сполохи, различной интенсивности.

— Не бросать! Держим! Еще минуту.

Уже так хотелось послать этого мучителя в то место, где солнце не светит, но опасения за целостность шкурки заставляли держать я зык за зубами. Уже битый час мы упражнялись в построении и удерживании щитов. Со всех пот катился градом, и я не был исключением.

— Можете отпустить.

С облегчением втянула нитку энергии обратно. Физическая усталость это такая ерунда по сравнению с состоянием энергетически выжатого лимона. А все потому что нам сегодня перед занятием сообщили «радостную» новость. Мне сразу же стала понятна утренняя озабоченность Рида. Как оказалось, на границе третьего королевства образовался новый прорыв, и закрыть его им не удалось своими силами. Они обратились за помощью к руководству нашей академии, а так как боевиков нынче дефицит, пойдет даже первый курс. Только в качестве щитовиков, боевики с нас пока что аховые. Откровенно говоря, мне было страшно. Даже больше от неизвестности. Все примерно представляют с чем им придется столкнуться, только я мучаюсь от неизвестности. Хотя Айгера приблизительно попытался объяснить мне все. Он уже не удивлялся моей неосведомленности. Оказывается это разрыв между мирами, и вот из этого разрыва сюда лезут различные воинственно настроенные личности. Мир из которого они приходят, также не обделен магией, поэтому сражаться с ними могут только одаренные.

— Поднять щиты!

Я застонала. Руки уже отказывались подниматься. Я конечно понимаю, что тяжело в учении, легко в бою. Но мне уже сейчас жить не хочется. А впереди еще малоприятный визит к некоторым клыкастым.

— Опустили.

Все дружно выдохнули. Наш мучитель оскалился и произнес:

— Молодцы. Хорошо поработали.

Нас даже похвалили. Небывалый случай. Все это не очень хорошо пахнет. Нас случайно не пушечным мясом сделать хотят? Ведь по сути щитовики идут самые первые, выстраивая стену. Но везде есть слабые места, и стоит пробить хотя бы одну брешь, как все мы будем в опасности. Не нравится мне все это.

Тем временем преподаватель продолжил:

— Поход состоится через неделю. Идти будете группами по пять. Двое из вашей группы, один боевик старшего курса, один некромант старшего курса, и один целитель кому как повезет. Списки сможете посмотреть в главном зале.

Лучше бы целителя дали старшего, а не некроманта. Я почему-то была в этом уверена. Хотя с другой стороны, если некромант и боевики с нами будут хорошо работать, то возможно целитель не понадобиться.

Окончание занятия ознаменовалось звоном колокола. Снова поменяли звонок.

— Айгера, у тебя что сейчас за занятие?

Он устало посмотрел на меня. Если даже всегда идеальный эльф так выглядит, то мне страшно представить, что с моим внешним фасадом.

— Как и у всех, целительство. Сейчас же все переиначили, экстренные курсы.

— Понятно. Может, сходим, посмотрим списки?

Он безразлично пожал плечами:

— Пошли. Все равно я уверен, что мы с тобой в одной группе.

Я тоже в этом не сомневалась, но опасалась, что увижу там еще одно имя, совсем нежелательное для меня. В главном зале было не протолкнуться, столько народу набилось. Все таки в таких случаях, магия просто отличная штука. Я дотронулась до метки на шее, и мысленно потянулась к спискам. Краем глаза заметила, что Айгера сделал тоже самое. Перед внутренним взором появились имена, как и предполагали, мы с Айгерой были в одной группе, потом целитель Лан, некромант Аз и боевой маг Рид. Оказывается все, кроме целителя, мне были знакомы. Я облегченно выдохнула, слава Богу Диам не со мной в группе.

Сбоку раздался голос Айгеры:

— Странно.

Я повернулась к нему:

— Что именно?

— Почему саламандр не в нашей группе? Это было бы логично. Если что, ты могла бы поддержать его.

Я недовольно фыркнула:

— Знаешь, Айгера, мне кажется преподаватели и ректор лучше знают.

Он с сомнением еще раз бросил взгляд в строну расписания:

— Наверное, ты права.

— Конечно права. Пошли на целительство.

Аудитория оказалась забита под завязку. Просто яблоку негде было упасть. По всей видимости, сюда согнали всех, кого только можно. И вот мне уже даже интересно посмотреть на существ, которые вызвали такую панику. Мы с трудом нашли свободные места, и притулили свои не слишком большие телеса скраешку, хотя наши действия и вызвали негодование у представительниц неведомого мне вида. Но я было уверена, что негодовали они только против меня, так как Айгера тут же удостоился прицельного обстрела жаркими взглядами. Честное слово, даже я слегка краснела от смущения под таким пристальным вниманием, а ему хоть бы что. Лицо кирпичом, и ничто не могло его пронять.

****

Глава 33/3

Занятие началось не совсем типично. Обычно нам рассказывали о свойствах различных зелий, целительской магии, особенностях плетения исцеляющих заклинаний. Но в этот раз все началось с такого привычного для меня урока медицины, а точнее оказания первой помощи не прибегая к магии. Объяснялось это просто, вдруг с целителем что-то случиться, нужно обязательно знать что делать. При этом способ не должен быть энергозатратным, магия пригодится для другого. Показали как правильно наложить жгут, повязку, и даже как правильно закрепить шину.

Было видно, что многие адепты не совсем понимают зачем, и для чего это рассказывают. Видимо, наше любимое руководство решило не посвящать обычных студентов в свои планы. А то, что именно им предстоит рисковать своими жизнями, такая ерунда.

К концу занятия только человек двадцать внимательно слушали, и наблюдали за действиями преподавателя. Я была в их числе. Когда звонок известил об окончании занятия, я даже испытала некоторое разочарование. Нам еще многого не успели рассказать.

Как это ни странно, но Айгера был одним из тех, кто задремал на уроке. Пришлось его слегка подтолкнуть, чтобы пробудить ото сна.

— Айгера, просыпайся. Проспал все.

Он с ленцой потянулся, размялся, и как ни в чем не бывало, направился к двери.

- А меня подождать не хочешь?

Он затормозил уже у самого выхода:

— Зачем? Это же последнее занятие. Я в общагу.

— Подожди. Мне нужно кое-что тебе сказать.

Айгера все же остановился, и напряженно следил за моими передвижениями. И если ему удалось легко выйти из кабинета, то для меня это было затруднительно. Сложилось впечатление, что мне решили помешать любыми способами, и не дать дойти до своей цели. Как оказалось, я была права.

К нашему холодному эльфу подбиралась хрупкая блондинка ангельской внешности. Никогда не подумала бы, что он пользуется такой популярностью. Я не знаю о чем они говорили, но выражение лица Айгеры за все время разговора ни разу не изменилось. В конце разговора этот белокурый ангел бросила в мою сторону злобный взгляд, и растворилась в толпе.

Когда мне удалось добраться до друга, спросила:

— Кто это был?

Он меланхолично ответил:

— Не знаю.

Я даже опешила от такого ответа.

— Как это не знаешь? Ты что, имени не спросил?

Он так же безразлично произнес:

— А зачем мне оно?

Чем дольше я знакома с Айгерой, тем страннее он мне кажется.

— Айгера, скажи, а тебе девочки вообще нравятся?

После моего вопроса он даже остановился, и я едва не врезалась в него, так как шла немного позади.

— Ты на что намекаешь?

— Я не намекаю, я спрашиваю.

Мы возобновили движение. Было слышно недовольное сопение сбоку.

— Я не вижу смысла запоминать ее имя, или имя какой-либо дугой девушки. Все равно невесту мне подберут родители. Я стараюсь не привязываться, потому что мы потом тяжело переносим разрыв.

Так вот оно что. Вся эта напускная холодность всего лишь маска. Мне даже жаль его стало. Вся жизнь словно по расписанию, и ни шагу в сторону.

— А если ты влюбишься?

Его даже передернуло от такой перспективы.

— Это исключено.

Я грустно пробормотала себе под нос:

— Никуда не денешься, влюбишься и женишься.

— Что?

— Ничего. Так, мысли вслух.

Мы в молчании вышли из корпуса. Я повернулась, чтобы пойти в сторону административного здания, но Айгера задержал меня вопросом:

— Ты куда?

Юлить не стала, и прямо ответила:

— К ректору.

У него слегка приподнялись брови:

— Зачем? Что ты такого сделала, чтобы к самому ректору послали?

Я неопределенно махнула рукой, давая понять, что отвечать на этот вопрос не собираюсь. Но Айгера почему-то не отставал, и задал новый:

— Что ты хотела спросить?

Я едва не стукнула себя по голове. Точно, я же совсем забыла. Совсем мозги отказываются работать.

— Хотела предложить потренироваться в паре. Ты не занят сегодня, где-то после одиннадцати?

Айгера внимательно на меня посмотрел:

— Свободен. Но почему так поздно? Раньше никак?

Я грустно вздохнула. Покой мне только снится.

— Нет, никак. Я пообещала Далахану прогулку вечером.

Он усмехнулся:

— Ну да, такие обещания лучше выполнять. — и когда я уже собралась снова уйти, тихо сказал. — Будь осторожна.

****

Так же тихо ответила:

— Буду.


Глава 33/5

Дошла я довольно быстро, хотелось поскорее со всем закончить. В приемной меня никто не останавливал, и я беспрепятственно прошла дальше. Арилель сидел в своем кресле, и делал какие-то пометки в документах, которые лежали перед ним. Он никак не обозначил, что заметил мое вторжение, поэтому я тихо произнесла:

— Добрый вечер.

Он на мгновение оторвался от своего занятия, чтобы ответить:

— Присядь пока что.

Я присела на стул, который остался здесь с прошлого раза. С чего вдруг он решил их оставить? Как я поняла, никто из адептов, или же преподавателей, не удостаивался чести сидеть в его кабинете.

От нечего делать я рассматривала обстановку. Мне нравилась эта комната несмотря на некоторою помпезность. Всегда любила темное дерево в интерьере. В очередной раз мазнув взглядом по вампиру, заметила что он внимательно на меня смотрит.

— Как себя чувствуешь?

Он хочет знать действует ли его привязка? Нельзя ни в коем случае показывать, что я нашла хотя и призрачный, но выход из этой ситуации.

— Вчера было легкое недомогание, а сегодня все хорошо.

Он удовлетворенно кивнул. На миг в его глазах мелькнуло непонятное выражение, губы исказила ухмылка, и он ехидно спросил:

— В библиотеке нашла то, что искала?

Я даже не удивилась этому вопросу. Наоборот было бы довольно странно, если бы его не прозвучало. Я изначально была уверена, что ему обо всем доложат.

— К сожалению нет. В библиотеке оказались бдительные надсмотрщики.

Он мне не поверил. Я видела это в его глазах, а еще там была зарождающаяся злость. Он точно что-то знает.

— Возникла одна проблема, о которой мне доложили буквально перед твоим приходом. Догадываешься о чем я?

Я сделала лицо кирпичом. Все-таки общение с некоторыми личностями бывает заразительно, перенимаешь их привычки.

— Понятия не имею.

Ректор скептически посмотрел на меня:

— Неужели? То есть, это не вы вынесли древний фолиант из запрещенной секции?

Все-таки узнал. Но как такое могло случиться? Ведь Василий утверждал, что никто ничего не заметит.

— Я ничего об этом не знаю, и думаю, хранитель библиотеки может подтвердить, что я ничего не выносила.

Арилэль подался вперед. Он неотрывно следил за каждым моим движением, словно хищник, охотящийся за жертвой.

— В этом я даже не сомневаюсь. Скажи мне еще вот что, как там твой фамильяр? Ему не пора домой?

— При чем здесь он?

— Наверное, ни при чем. Просто интересуюсь, дань вежливости, так сказать.

Я поежилась под его внимательным взглядом. Он знал намного больше, чем показывал. И у меня возникает подозрение, что знает он практически все.

— Спасибо за беспокойство, с ним все хорошо. А насчет книги, может ваши хранители ошиблись, и все на месте.

Ректор скептически посмотрел на меня:

— Хранители не ошибаются.

Я рискнула возразить:

— Все бывает в первый раз. Они же наверняка древние, а как известно, старость не радость.

— Что ж, спасибо за совет. Обязательно проверим.

Каждое его слово сочилось ядом. Я поняла, что моя игра была разгадана, так и не успев начаться.

Ректор встал со своего места, и медленно приблизился ко мне. В его руках уже была спица.

— Готова?

Готовой я не была, и навряд-ли буду. Но оттягивая неизбежное, проблему не решить. Поэтому я твердо сказала:

— Готова.

Он проколол палец, и когда появилась большая алая капля, поднес его к моему рту. Слизнув каплю, я тут же ощутила подступающую к горлу тошноту. Через миг меня снова словно ударил неслабый заряд электричества. В это раз я сначала закусила губу, но почувствовав вкус собственной крови, разжала зубы. Не смогла сдержать болезненный крик, который постепенно перешел в стон.

Арилэль с силой сжимал меня, не давая навредить себе. И за это я была ему крайне благодарна. Спазмы так сжимали горло, что очень хотелось разодрать его. Мне казалось, что так станет легче дышать. Когда практически все закончилось, и я смогла вновь ощущать окружающий мир, первое что я почувствовала — это легкое поглаживание по голове, и тихое:

— Все хорошо, девочка моя. Все хорошо.

Я не знаю о чем, а главное чем я думала в тот момент, но просто не смогла удержаться, и сама потянулась к нему.


Глава 33/6

Черт, черт, черт! Я едва не рвала на себе волосы от отчаяния. Как же так получилось? У меня просто не находилось оправданий. Неужели это такое действие привязки? До сих как вспомню, так краснеть начинаю, и даже вечерняя прогулка с Далаханом ничуть не охладила.

В наш зверинец я явилась в растрепанных чувствах, пылая как костер. Сначала даже хотела отказаться от прогулки, но обещание есть обещание, и его нужно выполнять. Прогулка была пешей, так как я не рискнула пока что оседлать этого монстра, а потому неспешной. Сначала хотела привязать поводок, и как на ипподроме, выгуливать его по кругу. Но постом трезво рассудив решила, что в таком случае, скорее всего, Далахан будет выгуливать меня.

К моей радости, он был на удивление послушным, и не показывал свой норов. Скорее всего чувствовал, что я на взводе. Бродили мы по огромному двору больше часа, и когда я уходила уже смеркалось. В общагу я шла только с одной мыслью, мне нужно побыть в одиночестве. А какое одиночество может быть в комнате с Адель и Васькой? Они непременно захотят узнать что произошло. А мне совершенно не хочется вдаваться в подробности. Снова ощутила как вспыхнули уши. Да что со мной? Веду себя как маленькая девочка. В голове снова начали проскакивать картинки произошедшего.

Вот я тянусь к губам Арилэля, он застыл подобно каменному изваянию. Он не делает никаких ответных шагов, но и не отталкивает. Я накрыла его губы своими, и мир померк. Они были такие мягкие, такие чувственные. Но по прежнему никакого отклика. Меня это разозлило, и я укусила его за губу, не сильно, но довольно ощутимо. И вот тогда он отмер. Сжал меня до хруста, и уже он стал целовать. Со страстью, без капли нежности, даже с каким-то голодом и отчаянием. Полностью приняв правила игры, выгнулась в его руках. Он всего на миг оторвался от моих губ, и я тут же издала разочарованный стон. Мне не хотелось прерывать это безумие, со мной еще ни разу такого не было.

Я услышала хриплый рык у своего горла, и очнулась. Арилэль напоминал зверя, он глубоко и часто дышал, зрачки расширились до невозможности, и он смотрел на меня не отводя взгляда. Возбуждение уступило место страху. Я сейчас действительно боялась его, боялась даже пошевелиться. Он почувствовал смену моего настроения. Еще раз провел носом по шее, и остановился где-то в районе груди.

Я услышала глухое:

— Ты не девственница.

Он не спрашивал, а утверждал, и как будто обвинял в чем-то. Это заявление полностью отрезвило меня. Я отстранилась, и быстро спрыгнула со стола. Он следил за каждым моим движение, жуткое ощущение.

- Можно подумать, ты девственник.

Он нахмурился. Был видно, что он ожидал любого ответа, но не такого. Лицемер чертов.

— Это совершенно другое. Ты же говорила о своей порядочности и добродетели. И это оказывается пустой звук.

— Почему это пустой? Что мешает мне быть порядочной и добродетельной НЕ девственницей?

Ректор озадаченно молчал. Видимо в его голове происходил разрыв шаблонов. Решив не отвлекать его от размышлений, молча пошла к выходу. Но любопытство оказалось сильнее, и я все же спросила:

— Как ты узнал?

Он как будто на автомате ответил:

— Кровь. Ты прокусила губу, и я попробовал твою кровь, а она многое может рассказать.

Не став больше спрашивать, что еще там ему стало известно, быстро вышла за дверь. И вот с тех самых пор занимаюсь самобичеванием. Ну вот что на меня нашло?

К моему невероятному счастью в комнате не оказалось ни Адель, ни Васьки. Так что хотя бы пол часа уединения мне гарантированны. Только хотела прилечь, как раздался настойчивый стук в дверь. Сначала в голову пришла мысль, что это всемирный заговор, с целью не оставлять меня в покое, но тут же вспомнила, что сама говорила Айгере прийти потренироваться.

С тяжелым вздохом открыла дверь, и едва сдержалась чтобы тут же ее не захлопнуть. За дверью стоял, сложив руки на груди, и приняв решительный вид Диам. Они точно издеваются.

****

П

Глава 33/7

- Что тебе нужно?

На его лице проступали желваки, было видно, как ему тяжело сдерживать злость, тем не менее, он спокойно произнес:

— Нам нужно поговорить.

— Мне не о чем с тобой разговаривать.

Я предприняла попытку захлопнуть дверь, но Диам не дал. Он в последнюю секунду рванул створку на себя с такой слой, что мне показалось, оторвутся не только двери, но и моя рука их удерживающая.

— Зарина, я просил только поговорить. Давай ты будешь хорошей девочкой, и спокойно выслушаешь меня.

Да, недолго музыка играла. Самоконтроль у саламандра хромает на обе ноги. Стоит только немного отступить от намеченных им планов, как он вспыхивает словно сухая головешка.

Я хмуро посмотрела на его руку удерживающую дверь, потом на самого Диама.

— Говори что хотел, и уходи.

— Что прямо в коридоре разговаривать будем?

— Меня все устраивает.

Он начал наступать на меня, заставляя зайти в комнату. Потом вошел сам и закрыл за собой дверь.

— Меня не устраевает.

Я сейчас искренне пожалела, что в комнате нет Васьки и Адель. Хоть какая-то поддержка. У меня совершенно не было желания оставаться с Диамом наедине. Было видно, что муки совести у него уже прошли, и он теперь считает что прав во всем, что бы это ни было.

Когда он заговорил, голос его был уверенный, и бескомпромиссный.

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной к ректору, и сказала, что хочешь быть в одной группе.

Я опешила от подобной наглости. То есть после всего что случилось, он смеет мне приказывать? Я в упор посмотрела на него. Ну да, на лице маска самоуверенности и было видно, что отказа он не потерпит. Вот только его непомерному эго придется пострадать.

— Диам, ты случайно не заболел? Лихорадка пополам с бредом не мучают?

Он усмехнулся, я поняла, что он не расчитывал на легкую победу.

— Если бы ты сказала по-другому, я был бы разочарован.

Я зло бросила:

— Я просто счастлива, что порадовала тебя.

Диам не обратил на мой выпад никакого внимания и продолжил:

— Видишь ли, изначально мы стояли в одной группе, что вполне логично. У нас схожие силы, и мы могли бы работать как усилители друг для друга.

Я нахмурилась:

— То есть я — усилитель для тебя?

— Это вполне нормально. Ведь, по сути, я опытнее и сильнее. Но кто-то вмешался, и наши команды перекроили. И как думаешь, кто это был?

Я даже не сомневалась в личности своего благодетеля.

— Ректор.

Диама мой ответ почему-то разозлил. Он уже едва не полыхал. Не хватало, чтобы еще комнату спалил. Пусть к себе идет и там самовоспламеняется.

— Диам успокойся, и дыши глубже. Даже если бы ректор на это не обратил внимания, я бы сама попросилась в другую группу.

Он удивленно на меня смотрел. С его губ сорвалось:

— Но почему?

Я удивилась не меньше его. То есть он искренне не понимает, почему я не хочу его видеть, да и вообще находится в его обществе?

— Диам, ты издеваешься? Ты едва ли не обманом заставил меня сказать перед твоими родителями, что я согласна быть твоей невестой. Но при этом ты забыл просветить меня об устоях своей семьи.

Он удивился еще больше:

— О чем ты?

Я едва не зарычала от досады и злости. Какой же он твердолобый.

— Я о том, что ты планировал после свадьбы сделать из меня инкубатор. А в придачу к этой веселой перспективе, добавить полное затворничество.

По мере того как я говорила, лицо Диама все больше и больше мрачнело. Но он все же выдавил из себя:

— Н это стандартный брак для закрытого клана. Тебя ректор просветил, не так ли? Так вот, его клан также закрытый, и там правила еще жестче, чем у нас. Подумай об этом на досуге.

— Мне не о чем думать. Меня не интересует не ректор, не ты. Я просто прошу оставить меня в покое.

Диам сделал шаг ко мне, я отступила. Все же он действительно пока что сильнее меня.

Он заговорил, и его голос напоминал рокот бушующего огня:

— Выбирать придется, малыш. Никто не упустит потомка древнего клана, да еще каким-то невообразимым образом ставшую иномирянкой.

Я забыла как дышать. Вдох застрял где-то в горле. То есть все это время, он знал, и играл со мной как кот с мышкой?

— Откуда ты знаешь, и как давно?

Диам усмехнулся:

— Какая разница. Вот только я уверен, что ректор также в курсе, и в отличие от меня, он скорее всего знает к какому роду ты принадлежишь.

****

Мой мир рушился прямо на глазах. Они знают. Те, кто не должен был даже догадаться о том кто я, знают. Но как?

Мои размышления прервал стук в дверь. Я на автомате прошла, и открыла ее. На этот раз там был Айгера. Ему хватило одного взгляда на меня, чтобы понять, что все плохо.

— Зарина, что случилось? — его взгляд прошелся по комнате, и когда он увидел Диама, то напрягся. — Что он здесь делает?

Диам состроил наглую улыбочку, и глядя только на меня протянул:

— Если захочешь узнать больше, ты знаешь, где меня найти.

Он ушел не прощаясь. Мне хотелось кричать, или на крайний случай ударить его чем-то тяжелым, но я только молча смотрела на закрывшуюся дверь.

Глава 34

Айгера сначала с подозрением покосился на закрывшуюся дверь, потом на меня.

— Я не вовремя?

Устало махнув, сказала:

— Если бы ты пришел минут на пятнадцать раньше, я бы очень была тебе благодарна.

- Зарина, ты выбираешь себе неправильных покровителей.

Я удивленно посмотрела на него.

— Что ты имеешь ввиду? Я никого не выбирала.

Его лицо напоминало холодную маску. Что-то мне подсказывало, что Айгера злится. Видимо у меня талант, ничего не делая, выводить людей из себя.

— Значит, тебе повезло еще меньше, и они выбрали тебя.

Внезапно мне захотелось рассказать о своих проблемах хоть кому-нибудь, кто сможет выслушать, без подколов и издевок. Мне сейчас не нужны были советы, просто меня сжирала необходимость выговориться. Хуже чем сейчас, скорее всего не будет, хотя я себе это говорю каждый раз, и каждый раз попадаю все в большую передрягу. По сути, терять мне нечего, если знает о моей тайне Диам и ректор, то всегда есть вероятность, что об этом известно еще кому-то.

Немного поразмыслив, я все же решилась:

— Айгера, я хочу кое-что тебе рассказать, но обещай, что этот разговор будет только между нами.

Айгера не спешил отвечать. Он обвел взглядом комнату, увидел стул и прошествовал в его сторону. И только когда он уселся, то соизволил величественно кивнуть.

— Я слушаю.

Он не дал мне гарантий, что разговор останется между нами.

— Что бы ты сказал, если бы я оказалось из другого мира?

У эльфа брови поползли вверх, и на лице появилось озадаченное выражение. Хотя следующие его слова ввели меня в ступор:

— То есть, это все-таки тайна?

- В смысле все-таки? Хочешь сказать, что ты знал?

Удивление не сходило с его красивого лица. Было видно, что он не совсем понимает, чего я от него хочу.

— Не то чтобы знал, но догадывался. Да и вообще Зарина, если это тайна, то ты плохо ее скрывала. Ты же не знаешь элементарных вещей, которые знает даже ребенок. Ты понятия не имеешь о традициях и устоях нашего мира, они тебе претят. Это не оправдаешь тем, что в лесу росла. К тому же ты достаточно грамотна, как для той, что не знала внешнего мира, и все детство провела со знахаркой. Вывод напрашивается сам собой, ты из другого мира. У нас это редкость, но бывает. Но что удивительно, ты не чужая. У тебя наша магия, значит ты возвращенка.

Я слушала его с приоткрытым ртом. То есть все мои усилия были напрасны?

— Как думаешь, многие об этом знают?

Он ненадолго задумался:

— Скорее всего, те кто с тобой близко общается.

Облегченно выдохнула, их было не так много. Я сказала вслух, особо не к кому не обращаясь:

— И что мне теперь делать?

Айгера не разделал моего панического настроения. Поэтому с присущим ему спокойствием сказал:

— Учится дальше. Если то, что ты иномирянка секрет, я постараюсь помочь тебе его сохранить. Но как я понял, ректор и саламандр в курсе. — я обреченно кивнула, и он продолжил. — И для тебя это главная проблема, не так ли?

Невесело улыбнувшись, ответила:

— Это еще слабо сказано. Они оба предъявляют на меня права. При чем, ни одному, ни другому я не давала ни малейшего повода.

Айгера в задумчивости застыл. Я уж подумала, что он превратился в статую, как его лицо вдруг озарилось усмешкой, и он коварно протянул:

— А что если мы скажем, что ты моя невеста, и что мы уже прошли обряд обручения?

Сказать, что я удивилась, значит, ничего не сказать. У меня буквально отвисла челюсть.

— С ума сошел?

Эльф азартно потер руки. Я впервые наблюдала у него такое воодушевление.

— А что? Это выход, как для тебя, так и для меня. Мне на ближайшие три года удастся избежать настоящего обручения, а ты получишь защиту от претендентов, а потом просто разорвем помолвку и все. Каждый пойдет своей дорогой.

****

Глава 34/1

Я всерьез задумалась над его предложением. Было великим искушением дать согласие, и хотя бы ненадолго получить передышку. Но я также понимала, что ни ректор, ни саламандр не оставят меня в покое. В таком случае, подвергать Айгеру опасности я не хочу. Он конечно довольно сильный, но все же пока поигрывает, и вовлекать его в свои проблемы это верх эгоизма. Непременно должен быть еще какой-то выход. Больше не колеблясь, я произнесла:

— Спасибо за предложение, но я вынуждена отказаться.

На лицо эльфа набежала тень.

— Но почему? Неужели ты не понимаешь, что это действительно единственный выход из сложившейся ситуации. Они не отстанут, даже не надейся.

Я невесело улыбнулась, но все так же твердо сказала:

— Айгера, я не буду впутывать еще и тебя в это.

Впервые я увидела как красивые черты исказила гримаса гнева.

— То есть это все из-за твоего упрямства? Я предлагаю тебе защиту рода, а ты из-за чертового упрямства, и вымышленного благородства готова отказаться?

Я в растерянности смотрела на обозленного эльфа. Что на него нашло?

— Возьми себя в руки. Благородство тут не при чем. Просто я думаю, что фиктивная помолвка принесет больше проблем как мне так и тебе. Ты сможешь, в случае чего, противостоять ректору?

Слегка успокоившись Айгера впал в задумчивость. Не нравится мне это его состояние. Сейчас еще что-нибудь эдакое выдумает. Не выдержав долгого молчания, я его поторопила:

— Ну так?

С недовольным выражением лица он все же вынужден был признать:

— Нет.

— Что и требовалось доказать. А ты сам сказал, что в покое они меня не оставят.

— И какие в таком случае у тебя идеи?

Так как идей и планов у меня толком не было, да и времени их строить также, просто сказала:

— У меня только одна цель — вернуться домой.

Эльф даже не задумываясь сказал:

— Это невозможно.

— Я так не думаю.

Вот только я не добавила, что просто не позволяю себе так думать, даже допускать подобные боюсь.

Преувеличенно бодрым тоном спросила:

— Мы сегодня тренироваться будем или нет?

Айгера который все это время не отрывал от меня взгляда, и наверняка поняв гораздо больше чем я пыталась показать, сказал:

— Будем.

Я больше не хотела вести откровенных бесед, и поэтому вытащив мел, стала чертить защитный контур. Все же не хотелось разнести комнату во время наших экспериментов. Закончив, без слов села в центре, и вопросительно посмотрела на Айгеру. Он медленно, словно нехотя, поднялся со своего места и прошел в круг.

— Хорошо контур начертила.

Я хмыкнула:

— Необходимость заставила.

Он сел напротив, и взял мои руки в свои.

— С чего начнем?

— Давай как обычно.

Он кивнул, и через мгновение я ощутила легкое прикосновение ветерка. Было приятно, и я мысленно потянулась к источнику. Повеяло прохладой, и теперь уже по венам проносился холод, нет это был не холод, а ветер, который словно меха раздувал тлеющие угли. Я позволила чужой магии коснуться моего источника, и огонь полыхнул, резко и ярко. Открыв глаза, увидела что нас окружает пламя, и по куполу свободно гуляет ветер. Получилось! Не скрывая радости широко улыбнулась, и посмотрела на Айгеру, он также с легкой улыбкой смотрел на меня. Не скрывая удивления сказала:

— А у тебя глаза оранжевые, как огонь.

Он также внимательно глядя на меня произнес:

— А у тебя голубые и холодные, как ветер.

Я безмерно удивилась. Как такое может быть? Неужели усиление магии может давать такой эффект?

Айгера все так же глядя на меня, и загадочно улыбаясь, убрал свои руки. В тот же миг ветер ушел, остался только огонь. Я сконцентрировавшись втянула его в себя, сейчас это получилось гораздо легче чем раньше, и никакого дискомфорта.

Я поднялась, и уже хотела намекнуть Айгере что пора расходиться, как он сказал:

— Кажется, я понял что ректора и саламандра в тебе привлекло.

На миг застыв, все же нашла в себе силы спросить:

— Меня просветить не хочешь?

Эльф также поднялся, и снова прошел к тому самому стулу на котором сидел:

— Это пока что не точно, так что не уверен что нужно тебе говорить.

- Айгера, если у тебя есть какие-то соображения, говори.

Он тяжело вздохнул, поерзал на стуле, и когда у меня уже появилось желание его стукнуть, все же произнес:

— Ты работаешь как усилитель для любой магии, а еще ты можешь принять любую магию.

****

— Как это?

— Все довольно запутанно. Но если коротко, то магией тебя не убьешь, ты ее впитаешь как губка. Также тебе не страшны ментальные воздействия.

Я рассмеялась:

— Здесь ты явно ошибся, подействовало же на меня любовное зелье.

— Так это же не ментальное воздействие. Ты так же как и все поддаешься действию различных ядов и зелий.

Да, действительно было над чем подумать. И когда я уже практически переварила полученную информацию, Айгера добавил:

— И насколько мне известно, только в одном роду рождались дети с таким талантом, правда они были не огненные маги, но все же.


Глава 34/2

Я всю ночь не могла уснуть, раз за разом прокручивая разговор с Айгерой. В моей голове все никак не укладывалось то, что обо мне все знали с самого начала, и только играли как кошка с мышкой. И мне решительно не нравилась роль мышки.

Как эльф не пытался меня переубедить, я не изменила своего решения. Это мои проблемы, и решать их мне. К тому же была одна деталь о которой я рассказала другу, и его предположение мне не понравилось. Когда Айгера сказал, что ментальное воздействие мне не страшно, я вспомнила кое-что, а именно то, что когда я только попала сюда, Айна приказала мне не вставать с места, и я не могла сдвинуться. Нечто похожее произошло и уже в академии, на вступительных экзаменах. Кто-то из вступительной комиссии сказал мне: “ Стой”, и я отчетливо помню, как застыла на месте, не в состоянии сделать и шага. Ощущение не из приятных.

Когда я все это озвучила, Айгера озадаченно сказал:

— Значит они твои кровные родственники, только в этом случае защита не будет работать, она просто не рассматривает их как угрозу.

У меня вырвался нервный смешок, если насчет Айны я уверена, то вот насчет второго родственника меня терзают смутные сомнения. К тому же мне было жутко любопытно кто он и кем мне приходится?

И вот вокруг этого мои мысли крутились всю ночь. И конечно не было ничего удивительного в том, что с утра я была просто разбитой, нервной и злой. Видя мое настроение ни Васька, ни Адель не лезли с расспросами, за что я была им крайне благодарна.

Ночью, когда мысли не давали сомкнуть глаз, хотела пойти к Диаму, и вытрясти из него всю правду, но остатки благоразумия остановили. Ничем хорошим для меня этот поход не завершился бы.

Утреннюю зарядку я пропустила, просто не было сил носится по площадке резвой лошадью. Пусть наказывают, если так хочется, навряд ли это что нибудь решит. Вдруг на всю академию раздался властный, зычный голос пробирающий до дрожи:

— Всем адептам факультетов: боевая, целительская магии, а также некроманты, собраться в главном зале академии.

Я так и застыла, тревога противной змеей забралась внутрь. Это первый раз было такое, и что-то мне подсказывает, что это как-то связано с нашим будущим походом. Только мне удалось немного успокоится, и взять направление в главный зал, как снова раздалось:

— Адептка Зарина Лесная пройдите в кабинет ректора.

Снова став как истукан, я со злостью сжала руки, и злость моя была вполне обоснована. Вон как все кто еще недавно спешил, стали с любопытсвом коситься в мою сторону. Я чувствовала как румянец заливает щеки, а от этого становилось только хуже. Неужели нельзя было по другому это сделать, по тихому как-нибудь? Но сделанного не исправишь, поэтому я подняла голову повыше, и нарочито неспешным шагом пошла в противоположную ото всех сторону.

В приемную влетела разъяренной фурией, и уже хотела пронестись непосредственно к кабинету, как на моем пути вырос помощник этого самого клыкастого.

Я напрочь забыла о субординации и прошипела:

— Пошел вон.

На его лице абсолютно ничего не отразилось. В голову закралась мысль о том, не родной ли это брат Айгеры. Тем временем он с такой же каменной рожей произнес:

— У ректора сейчас посетитель.

Я немного отступила, и хмуро спросила:

— Зачем тогда он меня позвал?

В тон мне ответили:

— Посетитель незапланированный.

Поняв что на общее собрание я не успею, да и проводить его будет явно не ректор, стала в ожидании ходить из угла в угол. На месте мне не стоялось совершенно, сонливость как рукой сняло. Что ему понадобилось от меня настолько важного, что об этом нужно было сообщать во всеуслышание. К тому моменту как открылась дверь, я успела себя изрядно накрутить. Сделала шаг навстречу приоткрытой створки, и уперлась взглядом в пышные телеса рыжей лисицы. Подняла взгляд выше, и наткнулась на лавину ненависти которая исходила от нее. Невольно попыталась отступить, но она не дала, больно схватив за руку прошипела мне в лицо:

— Так это все таки ты, мерзавка.

Если бы взглядом можно было убивать, я бы уже свалилась замертво. А так просто стояла, и не понимающе смотрела на разозленную уже не лисицу, а прямо таки гиену, которая скалила зубы. Сделала еще одну попытку вырваться, и прошипела в ответ:

— Пусти.

Рядом с рыжей материализовался ректор, и с силой оторвал ее загребущие ручки. Та в отчаянии подалась вперед, и напоследок бросила мне в лицо:

— Убирайся в ту дыру из которой вылезла.

Меня слегка покоробило от ее слов. Дамочка явно не в себе. Ректор втащил меня внутрь кабинета, а ее вытолкал в приемную со словами:

— Мара, давай без истерик.

Хотелось поддеть его, сказать что он кажется опоздал со своими предложениями. Но все же предусмотрительно прикусила язык, не буду его провоцировать. После такой гарпии даже святой взбесится. Поэтому я как примерная ученица прошла внутрь кабинета, и села на стуле, сложив руки на коленях.

****

Глава 34/3

Наконец ректор справился со столь непосильной задачей как выпроваживание, по всей видимости, уже бывшей любовницы, и обернулся ко мне. В его взгляде все еще сквозило раздражение, поэтому я попыталась сделать взгляд поневинние, и спросила:

— Зачем вы меня вызвали?

Арилэль состроил улыбку акулы, видимо он решил на мне сорвать свое раздражение:

— А что так официально? — и как-то издевательски добавил. — Что, даже не поцелуешь?

Я мельком взглянула на его губы, но этого было достаточно чтобы щеки запылали. Мне было стыдно, но взяв себя в руки ехидно спросила:

— А вы еще не нацеловались сегодня?

Он удивленно посмотрел на меня, я выразительно посмотрела на дверь. Когда до него дошло кого я имею ввиду, он громко рассмеялся. Я не стала прерывать веселье, подождала пока он закончит, и снова задала свой вопрос:

— Зачем звали?

Ректор проигнорировал мой вопрос, и улыбаясь, мягкой походкой направился ко мне:

— Ревнуешь?

Я от возмущения даже рот приоткрыла. Я ревную? Да сдался он мне, как отопление летом. Но в ответ благоразумно произнесла:

— Ваша личная личная жизнь меня никоим образом не касается.

Ректор снова рассмеялся, у него просто отличное настроение сегодня. Интересно мышцы на лице не заболели постоянно скалиться? Стоило мне об этом подумать, как улыбка сползла с красивого лица, и уже серьезно, без намека на шутку, он сказал:

— Ритуал нужно завершить срочно, поэтому я вызвал тебя к себе.

Внутренне напряглась, ожидая продолжения, но его не последовало. Поэтому задала наводящий вопрос:

— К чему подобная спешка?

— В связи с осложнившейся ситуацией, и увеличением количества прорывов, все сформированные группы будут переброшены на границы сегодня.

У меня пересохло во рту, я думала в запасе есть хотя бы неделя. Но нам даже ее не дали. Боже, мы же совершенно ничего не знаем. Чем мы можем быть полезны? Неужели действительно будут использовать в качестве пушечного мяса?

Сделав над собой усилие все же смогла спросить:

— Когда?

Он понял что я хотела знать, и быстро ответил:

— После полудня.

— Нас для этого в главном зале собирали?

Арилэль утвердительно кивнул. Я сидела застыв каменным изваянием, меня просто таки парализовал страх. Да, я боялась и не собиралась скрывать этого. Я не хочу в этом участвовать, хочу домой. Поняв что еще немного и я просто зареву, помотала головой и дала себе мысленный подзатыльник: “Соберись, а то раскисла как тряпка”. Это хоть и слабо но помогло.

В мои мысли ворвался вкрадчивый голос:

— Подойди.

Мигом позабыв о своих переживаниях насчет грядущих опасностей, сосредоточилась на угрозе, которая сейчас находилась в непосредственной близости.

— Зачем?

Я видела как он снова начинает раздражаться, но следовать приказу не торопилась.

— Зарина, подойди будь добра, я тебя не съем.

Едва не выпалила, что съесть не съест, а понадкусывать вполне может. Устав ждать Арилэль начал подниматься со своего места, и делал он это так угрожающе, что я мигом вскочила и резвой козочка понеслась к нему. Он усмехаясь смотрел за моими передвижениями. Запоздало поняла, что этот гад издевается.

Когда я подошла к нему, ловко притянул меня к себе.

— Так что насчет поцелуя?

Внезапно севшим голосом сказала:

— Я против.

Тихий смех, и мурчащие:

— Уверена?

Я уже ни в чем не была уверена. Мои гормоны плясали в бешенном ритме, и это реакция только на то что обнял. Мне противопоказана его близость, иначе сердечный приступ обеспечен.

— Уверена.

Меня внезапно отпустили. Я тут же отступила на шаг. Но мою радость оборвали слова:

— Я пока что не настаиваю. Но я возглавляю группы идущие к границам. Надеюсь ты понимаешь к чему я это говорю?

Не задумываясь выпалила:

— В походе женщин не хватает?

Ректор в упор глядя на меня четко произнес:

— На данный момент меня интересует только одна женщина, и дольше я ждать не намерен.

Я не спорила. Какой от этого смысл? Он кроме себя никого не слышит. Если ему так неймется пусть эту рыжую Мару с собой берет. Внутри что-то тихо возмутилось против такого развития событий, я затолкала это недовольство подальше, но осадок остался. Поэтому вопрос который я задала, вышел резче чем хотелось бы:

— Мы ритуал сегодня завершать будем или как?

Ректор без слов полоснул палец, я также молча подошла и слизнула выступившую каплю. Как ни странно, на этот раз боли не было, вообще. Арилэль глядя мне в глаза произнес:

****

— Теперь ты должна произнести клятву. — я поняла что вот он, момент истины, а ректор продолжил. — Повторяй за мной:

Клянусь светом, клянусь тьмой

Идти следом за тобой

Служить телом и душой

Охраняя твой покой,

Я раба твоя навеки

Ты хозяин вечный мой.

Пусть услышат духи предков

Принимаю я дар твой.

Я прифигела от подобной клятвы. Но подобное я ожидала, и поэтому заранее заготовила собственный вариант. Набрав побольше воздуха, нараспев произнесла:

Клянусь светом, клянусь тьмой

Будешь следовать за мной.

Видеть след моей души,

И идти за ним в тиши,

Не закованной, свободной.

Пусть услышат духи предков:

Принимаю я дар твой,

Но свободна я душой.

Стоило мне только произнести последние слова, как вокруг нас закружился вихрь. Он неистово носился по комнате, все разбрасывая, и круша. Только не задевая две фигуры, которые стояли в центре комнаты не отрывая глаз друг от друга. Один смотрел с бешенством, другая с торжеством.

Мужчина разомкнул губы, и хрипло сказал:

— Клятва принята.

Я знала, что он именно это скажет. У него не было выбора, и теперь он действительно будет видеть где я, не более того. Но как оказалось я ошибалась. Стоило вихрю улечься, как ректор протянул:

— Свободная душой. — потом его губы исказила усмешка, и он добавил. — А про тело ты вероятно забыла?

Я открыла рот чтобы ответить, но не смогла, потому что действительно забыла. Все еще издевательски улыбаясь вампир протянул:

— Это будет интересно. Идите адептка, готовьтесь к отбытию.


Эпилог

Сборы были стремительными. Я бросала в сумку все, что считала необходимым. Адель в свою очередь запаслась целым арсеналом трав, и разных снадобий. Все происходило в абсолютной тишине, она даже не поинтересовалась куда я делась, и почему не пришла на общие сборы. Видимо все было действительно не очень радужно, раз моя всегда любопытная и веселая соседка вдруг превратилась в молчунью. Васька сидел у выхода терпеливо дожидаясь нас. Я не хотела его брать с собой, даже решила отправить к Айне. Но кот проявил удивительное упрямство, фактически всеми лапами вцепился в меня мертвой хваткой.

Над головами прозвучало то, что мы боялись услышать:

— Адепты сформированных групп, всем пройти в административный корпус, в портальный зал.

Мы с Адель переглянулись. Я прошептала:

— Мы будем переходить порталом?

Она в ответ пожала плечами:

— Так быстрее…

Больше тянуть было не к чему. Мы направились к двери. Во дворе царила суматоха. На боевиках, некромантах, целителях со старших курсов, буквально висели девушки разной степени страшности. Отовсюду слышались приглушенные рыдания. Мы вместе дошли до административного корпуса, но там нам пришлось расстаться. Каждый должен был найти свою группу, и уже тогда проходить в портальный зал. На прощание Адель шепнула:

— Жаль, что мы не вместе.

Я ее обняла, и прошептала так же тихо:

— Мне тоже. Но мы ведь все равно будем видится.

Она кивнула, и отошла. Я огляделась в поисках своих будущих соратников. Увидела Айгеру, помахала ему рукой. Он неспешно подошел.

— Готова?

— Да не особо. Ты кого-нибудь из наших видел?

Он отрицательно покачал головой. В ожидании потянулись минуты. Все постепенно начинали выстраиваться в очередь к большому, просто таки монументальному зеркалу. Было видно как по его гладкой поверхности проходит рябь. Я уже начала переживать что наша группа окажется неполной, но тут над головой раздалось:

— Привет. Чего такие кислые?

Я подняла голову, и увидела Аза. Он стоял, и с весельем взирал на все происходящее. Возле него возвышался Рид, а третий участник нашей группы мне был не знаком. Что примечательно, они все были на удивление бодры и веселы. Я не разделяла их настроения, поэтому мрачно буркнула:

— А чего веселится?

Аз насмешливо посмотрел на меня, потом окинул взглядом зал и протянул:

— Так сколько нового материала для работы появится.

Я не верила свои ушам. Все таки некроманты очень странные личности. Меня хлопнул по плечу Рид. От этого дружеского жеста едва пол носом не взрыхлила.

— Зря ты сегодня тренировку пропустила. Пошли ближе к порталу. Мы третья группа, значит третьими и пойдем.

Я облегченно выдохнула. Хорошо что не первыми. Групп оказалось не так много как я думала. Но посчитать не успела, в зал поспешно прошли ректор и еще два преподавателя. Я ними была женщина, и она показалась мне смутно знакомой. Ректор не стал говорить напутственных слов, просто проверил все ли в порядке с зеркалом, и возвестил:

— Сейчас переправляемся во второе королевство, и уже оттуда дальше. Через портал проходите по одному, очередность по номеру группы.

После того как он закончил, в портал первым шагнул один из преподавателей. Он просто прошел сквозь зарябившее стекло. Я успокаивала себя, что ничего страшного здесь нет, все настроено и проверено. Ни о чем другом сейчас я думать не могла.

Вот незаметно подошла и наша очередь. Первым шагнул Рид, за ним Аз, потом Лан. Я думала что Айгера пойдет впереди меня, но он что-то вложил мне в руку и подтолкнул к порталу.

— Иди, я буду замыкающим.

Я подошла к зеркалу, оно почему-то начало наливаться багрянцем. Я сделала шаг вперед, не слыша как за спиной раздается громовое:

— Стой.

Оказавшись по другую сторону портала удивилась. Где это я оказалась? И почему вокруг так темно? А нет, вон впереди маячит свет. Я пошла к нему, но внезапно мне стало не по себе, а тревога маленькими иголками стала впиваться под кожу. Что-то не так. Стоило об этом подумать, как меня скрутила боль, что то выжигало каленным железом метки на руке и шее. Я взвыла, и упала на колени. Подняться не смогла, меня поглотила темнота. Ничего не видя, ощутила только как упала на нечто мягкое. Боль постепенно проходила, но я так и не смогла открыть тяжелые веки. Меня унесло в сон.

Конец первой части



Р.S. От автора

Дорогие читали, спасибо за Вашу поддержку, за комментарии, как приятные и положительные, так и за Вашу критику. Очень надеюсь, что Вам было интересно прочитать эту книгу, и извините кому не понравилось, и кто был разочарован развитием сюжета. Я просто не смогла пока что из нашей гг сделать настоящую бой бабу, которая одним словом будет укладывать штабеля мужиков)) Но все еще впереди, ведь это была первая часть;) Надеюсь Вы будете ожидать продолжения. Затягивать со второй частью не буду. Поразмышляю над дальнейшим сюжетом, и недели через две начну выкладывать проду.

****

Мне очень интересно Ваше мнение — с кем Вы видите нашу гг? Кто больше подходит на роль ее любви? Напишите в комментариях:)

В качестве бонуса сделала визуализацию некоторых персонажей https://www.facebook.com/velenasolnceva Это то, как их вижу я, если Вы представляли их по другому, сбрасывайте свои варианты.

Еще раз всем ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!! До новых прод!!! Велена Солнцева.






MyBook - читай и слушай по одной подписке