КулЛиб электронная библиотека 

Командир роты офицерского штрафбата свидетельствует [Александр Пыльцын] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Александр Пыльцын Командир роты офицерского штрафбата свидетельствует. Материалы проходившей в 2012-13 гг. интернет-конференции генерал-майора в отставке Пыльцына Александра Васильевича на Форуме «17 марта»

От администрации Форума


Пыльцын Александр Васильевич – автор нескольких книг о штрафных батальонах. Та, что выложена в интернете – «Штрафной удар, или как офицерский штрафбат дошёл до Берлина» – это самое первое и самое несовершенное издание 2003 года. «Penalty strike» – она же в переводе на английский язык (Лондон, Великобритания). Впоследствии с получением массы дополнительных сведений, в том числе и из Центрального Архива МОРФи других источников, книга несколько раз переиздавалась под названиями «Правда о штрафбатах» (М.:Яуза, 2007–2008), «Главная книга о штрафбатах» (М.:Эксмо, 2009), «Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта» (Научно-популярное издание Беларуси, 2 издания), и последнее издание 2012 года «Штрафбат в бою от Сталинграда до Берлина без заградотрядов» (М.:ВЕЧЕ, 2012).



Александр Пыльцын, с декабря 1943 по май 1945 года воевал командиром взвода и командиром роты в 8-м Отдельном (офицерском) штрафном батальоне 1 Белорусского фронта (полевая почта 07380), прошел в нем от Белоруссии до Берлина и подробно, обстоятельно и честно рассказал об этом боевом пути, не приукрашивая «окопную правду», но и не очерняя прошлое. На фронте его не раз считали погибшим, однажды даже была заготовлена похоронка, три раза он несмотря на тяжёлые ранения, по излечении возвращался в свой офицерский штрафбат.

Герой Великой Отечественной войны, генерал-майор в отставке, академик Академии военно-исторических наук и Академии проблем безопасности и правопорядка РФ, почётный гражданин белорусского города Рогачёв. За книгу об офицерском штрафбате Александр Васильевич удостоен звания Лауреата Первой литературной премии имени Маршала Советского Союза Л.А. Говорова.


Обращение А.В. Пыльцына


Обращение Александра Васильевича Пыльцына ко всем, кто будет принимать участие в Форуме:

Дорогие товарищи, сегодня, несмотря на многие документально-доказательные публикации последних лет, не прекращаются вымыслы и просто чудовищная ложь, используемые не только «забугорными», но и своими фальсификаторами, доморощенными. Ими будто даже и не замечаются произведения многих других историков-публицистов и честных авторов.

Не принимаются во внимание и документально подтверждённые факты в моих книгах о штрафбатах, признанных честными и правдивыми. Они разошлись по миру более чем 70-тысячным тиражом, в том числе книга «Штрафной удар» (Санкт-Петербург), переведенная на английский язык и дважды изданная в Лондоне «Penaltystrike» (Helion & Company Ltd), «Правда о штрафбатах», «Главная книга о штрафбатах» (Москва), «Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта», вышедшие тоже двумя изданиями в Беларуси, а также выпущенная уже в 2012 году издательством “ВЕЧЕ” «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов». Читательница А. Занозина оставила в интернете такой отзыв на неё: «Замечательная документальная повесть о тех годах и тех событиях! О многих вещах, до прочтения книги, даже не догадывалась. Книга действительно открывает завесу на исторические события и военное время, искаженное современными фильмами и многочисленными романами о Великой Отечественной войне. После прочтения по-новому стала оценивать масштабы войны, чувства людей и состояние страны в то неспокойное время!

Советую прочитать всем. В первую очередь, людям, глубоко интересующимся событиями Второй мировой…».

Или вот ещё несколько фраз из большого и очень эмоционального письма петербурженки Инны Сарафоновой: «Недавно я посмотрела документальный фильм по телевидению с Вашим участием. Он произвёл просто переворот в моём сознании на тему войны вообще, а штрафбатов и заградотрядов – в частности. В школе нас учили, что заградительные отряды были угрозой отступающим солдатам, расстреливали их нещадно и т. п. Не хочу винить свою молодую учительницу истории, её тоже так учили…

Вашу книгу ’’Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов” читаю на одном дыхании и не могу оторваться: столько в ней силы духа и любви к своей стране и своему народу. Не говорю уже о фактической информации, которая меняет многое из того, чему нас уже успели “научить”… Хочу сказать Вам огромное спасибо. Вы делаете очень важное дело своими телевыступлениями и книгами.

Побольше бы, конечно, такой информации. Только теперь я понимаю, что от моего поколения, от меня лично зависит, какую историю будут изучать мои дети. Спасибо Вам большое за жизнь и победу!» (июль, 2012 год).

В работе над своими книгами я поставил главной задачей создать цельный и вместе с тем истинно правдивый рассказ о реальном, действительно существовавшем и воевавшем в годы войны штрафбате, оперев свою память на память моих боевых друзей-однополчан и их благодарных потомков, а также и на доступные мне военно-исторические документы. Подробности о некоторых изданиях моих книг в ответе на один из вопросов значительно ниже.

Полагаю, мне удалось рассказать о том, что нам довелось в действительности увидеть, пережить и прочувствовать. Это неизгладимая память как о фронтовой солидарности офицеров в штрафбате, в каких бы рангах они ни сражались плечом к плечу, так и о той сердечности, которую проявляли белорусы и в ту, уже ушедшую, эпоху, и сегодня.

Почему я так поздно взялся за перо? Многие послевоенные годы я всё-таки надеялся на то, что из числа фронтовых штрафбатов найдётся кто-то из очевидцев, уцелевших штрафников или их командиров, владеющих пером, кто сможет правдиво, на фактическом материале, рассказать об этих уникальных формированиях Великой Отечественной как бы изнутри. Правдивых публикаций так и не дождался. Мои боевые друзья по штрафбату многие годы подталкивали меня на этот нелегкий ответственный труд – написать для современников и потомков свои личные, но именно штрафбатовские воспоминания о войне. Тем самым хоть частично, но опровергнуть, дезавуировать ту ложь, которая наслоилась за уже немалые послевоенные годы.

Видимо, само время повелело и мне взяться за это нужное и важное, на мой взгляд, дело. Особенно теперь, когда уже не стало почти всех моих боевых товарищей, а тем более самих штрафников, и погибших в боях, и тех, кто выжил тогда, в огне войны, но не дожил до наших дней. Мои настойчивые поиски очевидцев-штрафбатовцев, к сожалению, уже малоэффективны, редко, но нахожу только их детей и внуков. Время неумолимо, нас, «долгожителей», остаётся всё меньше и меньше. Чувствую себя «последним из могикан», то есть из штрафбатовцев Великой Отечественной. Даже телевизионщики обращаются за интервью ко мне как единственному(?) из тех, кто это видел, чувствовал и пережил сам, и ещё что-то помнит.

Наш штрафбат, как говорят об этом документы войны, формировался одним из первых штрафных батальонов ещё под Сталинградом. В моих книгах использовано много документальных материалов, ксерокопий малоизвестных широкому читателю архивных документов именно по нашему 8-му штрафному батальону, присланных по моей просьбе Центральным Архивом Министерства обороны России (ЦАМО).

Главной своей целью в моих книгах я поставил показать то непростое, но поистине героическое время. Но показать это через людей, с которыми меня сталкивали обстоятельства, через события, которыми заполнялась жизнь, не только в штрафбате, в войне, но показать в меру своих способностей и ТУ ЭПОХУ, свидетелями которой мы были, которая осталась теперь лишь в памяти да в произведениях представителей нашего, увы, уходящего поколения победителей (жаль, что не в школьных или вузовских учебниках).

Для человека естественно ностальгировать по времени своей молодости. Моя работа над книгами – тоже ностальгия, но не столько по нашей молодости и времени, выпавшему на нашу боевую юность, сколько по той высокой любви к Родине, владевшей нашим поколением, которая помогла нам преодолеть неимоверные трудности, и которую всё-таки, пусть пока не архиуспешно, но удаётся выхолостить из душ многих молодых граждан России уже сформировавшейся армии фальсификаторов, доморощенных лжеисториков и лжепатриотов. Как прекрасно ответил в своё время известный советский поэт Ярослав Смеляков тем, кто «жалеет» нас, представителей довоенного поколения:

Я не хочу молчать сейчас,
Когда радетели иные
И так и сяк жалеют пас,
Тогдашних жителей России.
Мы грамотней успели стать,
Терпимей стали и умней,
И не позволим причитать
Над гордой юностью своей
А в завершение позвольте мне привести стихи, написанные моим сыном Александром, как обращение уже к своим детям, к совсем юному поколению:

Замрите, слушайте, смотрите, ребятишки,
Дыханье затая, став чуткими втройне:
Ведь вы последние девчонки и мальчишки,
Которым суждено услышать о войне.
Я буду рад общению с моими респондентами этого форума и готов, в силу моего умения и познаний, ответить на все ваши вопросы. Если кому-то захочется обратиться ко мне, минуя руководство форума, для таких я называю свой E-mail:

pyltsynbat@gmail. com


С уважением, А.В. Пыльцын

Ответы на вопросы 2012–2013 с интернет-конференции Форума «17 марта»

Бессмертное счастие наше
Россией зовется в веках.
Мы края не видели краше,
А были во многих краях.
В. Набоков «Родина»
Родиться русским – слишком мало:
Им надо БЫТЬ, им надо СТАТЬ!
И. Северянин «Предгневье»
Краткое пояснение к ответам

В связи с тем, что одни участники форума, задавая вопросы, представлялись исключительно интернетовскими псевдонимами, другие – полными именами, возрастом и даже адресом, а третьи только инициалами, в сборнике помещены вопросы без их авторства, без указания дат поступления их, а в некоторых случаях и в несколько сокращённом виде. Надеюсь, мои респонденты свои вопросы узнают, а читателям важна именно суть, изложенная в ответах.


Итак, перейдём к основному содержанию по схеме ВОПРОС-ОТВЕТ.

1. Расскажите о начале своего жизненного пути с детства и до призыва в Советскую Армию
Даю несколько сокращённый вариант одной из глав своей книги с тем эпиграфом, который считаю характеристикой нашего поколения победителей.

Мы – счастливое поколенье:
Есть что вспомнить и чем гордиться,
Перед чем преклонить колени,
Что хранить в серебре традиций.
Наше время прошло мгновеньем,
Чтоб в истории утвердиться.
Мы – счастливое поколенье,
Есть что вспомнить и чем гордиться.
Анатолий Молчанов, ленинградский поэт
Начну со своей родословной. На первый взгляд, это может представлять мало интереса для современного читателя, но для характеристики той эпохи, в которой формировалось мировоззрение нашего поколения, и мое в частности, это, считаю, имеет определенное значение. Да и не помешает пролить свет на непростые тридцатые годы, как они складывались на Дальнем Востоке, особенно голодный для населения многих регионов СССР 1933 год, когда мне было всего 10 лет, но я хорошо помню это время.


Драматические события того труднейшего для всей страны года в недавнем прошлом некоторые из руководителей Украины, а вкупе с ними и недобросовестные «историки» возвели в ранг умышленного «голодомора» именно украинцев «москалями» и «кацапами» и даже соорудили «музей голодомора», в котором большинство фотографий, выставленных на стендах этого «музея», отображали не голод 1932–1933 годов в Украине, а Великую депрессию в США.

Фальсифицированными оказались и «Книги памяти жертв голодомора», издаваемые во многих украинских областях. В одних случаях в книги заносили живых украинцев – согласно спискам избирателей. В других случаях в книги попадали умершие не от голода, а попавшие под лошадь, спившиеся и прочие случайно убиенные.

В общем, от голода в разной степени страдали в то время Поволжье, Урал, даже Кубань, Сибирь, да считай, вся наша страна, но не возводили там это бедствие в ранг умышленного геноцида, как взбрело это в голову некоторым политикам Украины. Голодный 1933 год коснулся тогда и Дальнего Востока, откуда я родом.

Появился я на свет в конце 1923 года в семье железнодорожника на Дальнем Востоке, в одном из районов Хабаровского, тогда ещё Дальневосточного края, на полустанке Известковый. Это уже потом, в 1948 году этот полустанок получил статус городского посёлка, стал узловой железнодорожной станцией, от которой идёт железная дорога на север, на Чегдомын. Недолго наша семья прожила там, затем моему отцу доверили участок железнодорожного пути между Известковым и станцией Биракан. Там, вблизи большого охраняемого моста через реку Кульдур, мы ещё прожили в доме совсем рядом с железнодорожной колеёй. Когда в 1931 году мне пришла пора поступать в школу, отец добился перевода на станцию Кимкан. Станция эта тогда была значительно больше разъезда Известковый, и там имелась начальная школа, «выросшая» вместе со мной в неполно-среднюю (7 классов). К началу войны в нём было, пожалуй, более тысячи жителей, 2 неполно-средних школы, библиотека, клуб, медпункт. Советскую власть представлял сельсовет, потом – поссовет.

В постсоветские годы Кимкан не узнать: посёлок давно уже переименован в село, жителей там осталось человек 80, закрыты все социально-культурные учреждения. Школьников, которые там живут, возят в райцентр Облучье, в школу-интернат. Нет там и сельсовета, это село теперь приписано к поселковому совету Известкового, в 10 километрах. Разруха, как и во всей российской глубинке.

На этой станции наш дом на одну семью, который по железнодорожной терминологии называли почему-то «будкой», стоял ещё ближе к железнодорожным путям, так что, когда проходил поезд, дом дрожал, будто вместе с ним собирался тронуться в дальний путь. И настолько мы привыкли к этой близости и грохоту железнодорожных составов, что когда через 3 года перешли жить в новый, более отдаленный от рельсовых путей дом на 8 семей, который именовался железнодорожной «казармой», то долго не могли привыкнуть к, казалось бы, неестественной тишине. Кстати сказать, и казарм этих уже нет, снесли.

Отец мой, Василий Васильевич Пыльцын, родился ещё в XIX веке, в 1881 году. Я даже втайне гордился, что в один год с маршалом Ворошиловым. Он, костромич, по каким-то причинам (говорил об этом весьма неохотно и туманно), то ли от жандармского преследования, то ли от неудачной женитьбы, сбежал на Дальний Восток.

По тому времени отец был достаточно грамотным человеком. В нашем доме хранилась многолетняя подшивка дореволюционного журнала «Нива» и большая библиотека классиков, которую я в раннем детстве почти всю перечитал.


На всей моей детской памяти отец был бригадиром путейцев, а затем дорожным мастером на железной дороге. Вообще он был не только мастером железнодорожным. Мастер он был и на все руки. Домашняя, довольно замысловатая мебель и многое из металлической кухонной утвари, а также всякого рода деревянные бочки и бочонки под разные соленья и моченья были сделаны его собственными руками. Всё он мог, всё умел, вплоть до лужения кастрюль, умел даже огромной «продольной» пилой с кем-нибудь из напарников распилить толстенное бревно, помещённое на специальные высокие козлы, распустить его на аккуратненькие тоненькие доски. Кажется, не было дела или ремесла, которого он бы не знал и чего бы он не умел.

В семье он был строг, и мы, дети, боялись одного его взгляда, хотя он никогда не пускал в ход ремень и не поднимал на нас свою увесистую руку. Когда мы, малолетки, не в меру шумно шалили, маме нашей достаточно было даже молча, взглядом обратить наше внимание на отца, как мгновенно стихал наш энтузиазм.

Несмотря на широкую общественную деятельность, особенно в области оборонных кружков типа «осоавиахим» и прочих, он не вступал в ВКП(б) и любил называть себя «беспартийным большевиком». Однако в 1938 году за допущенную его подчиненным ошибку при ограждении участка работ по замене лопнувшего рельса, что едва не привело к крушению пассажирского поезда, отец был осужден на три года лишения свободы за халатность – политическую статью тогда ему не «пришили».

Вышел он из заключения к самому началу Отечественной войны. Обладая странной особенностью весьма громко разговаривать сам с собой, в конце 1941 года, без свидетелей, вслух, откровенно негативно высказался по поводу того, что «Гитлер облапошил всех наших «гениальных» вождей». А самый главный из них (т. е. Сталин), попросту «прос/7ал Россию». (Здесь я из этических соображений заменил одну букву в отцовской фразе.) Кто-то услышал это, донёс куда нужно («стукачей» тогда было немало), и отец в соответствии с тогдашними порядками был репрессирован, выслан с Дальнего Востока куда-то на Север или в Сибирь, где и пропал его след. Не знаю, не мог или не хотел он о себе что-нибудь сообщать, но сведений о нём мы никаких так и не имели. Вот этот случай иногда заставлял происходящее со мной или вокруг меня как-то связывать между собой, чаще без достаточных оснований.

Но об этом в своё время. Однако, перед этими событиями он совершил, казалось бы, необъяснимый поступок, осуждаемый всеми жителями нашего небольшого пристанционного посёлка: в начале 1942 года, когда я уже был курсантом военного училища и «учился на лейтенанта», отец вдруг демонстративно приревновал нашу маму, скромнейшую женщину, и ушёл из семьи. Так внезапно он оставил маму с малолетней дочерью, тогда как мы, все трое сыновей, уже служили в Армии, причём старшие братья были на фронте. Это только значительно позже, уже после войны, я догадался об истинных мотивах его поступка. Зная о моём нахождении в военном училище, о том, что я готовлюсь стать лейтенантом, чтобы «не помешать» мне, сыну репрессированного, окончить курс обучения, демонстративно бросил семью, женился и публично отказался от своих детей.

Не знаю, как отреагировали на эту нашу семейную новость мои братья, к тому времени уже фронтовики. Я же, получив письмо сестрёнки о том, будто отец публично заявил, что мы все для него, якобы, больше не семья, до глубины души оскорбился его предательством, как посчитал тогда. Сгоряча ответил письмом, в котором были, помню, такие слова: «Если у тебя больше пет пас, детей, то у мепя больше пет такого отца». А он, совершив это, как мне показалось, предательское дело по отношению к своей семье, «спокойно» отправился в ссылку. Оказывается, отец мой и здесь был на высоте, приняв на себя проклятие родных ради их же благополучия. Его репрессирование, как мне не раз казалось, как-то сказывалось и на моей судьбе. Однако, пишу я об этом не потому, что нынче стало «модным» хоть чуточку быть причастным к репрессированным, к «врагам народа», а потому что не всё было так беспросветно тогда, как стремятся то непростое время размалевывать черными красками современные толкователи нашей истории.

Мама моя, Мария Даниловна, была моложе отца на целых 20 лет и происходила из семьи простого рабочего, же-лезнодорожника-путейца. Её отец, мой дед, Данила Леонтьевич Карелин, работавший в то время под началом моего отца, был широкой кости, крепкий сибиряк, как тогда говорили: истинно русский «чалдон», заядлый охотник, рыболов и страстный пчеловод. Моя бабушка по материнской линии Екатерина Ивановна происходила из Хакасии. Дед рассказывал, что он выкрал ее девицей из соседнего хакасского селения. Оба родителя мамы были неграмотны. Правда, бабушка Катя умела удивительно сноровисто и чуть ли не на ощупь считать деньги дедовской зарплаты.

Маму мою, вообще не знавшую грамоты, но откуда-то помнящую несметное количество метких народных пословиц и поговорок, учил грамоте я, когда уже сам стал учеником первого класса, хотя бегло и уверенно читал давно, лет с четырехпяти. По моему упорному настоянию она стала посещать открытый при школе кружок «ликбеза», «ликвидации безграмотности», широко тогда распространённых по всей стране и имеющих большое значение в деле быстрого повышения грамотности основной массы рабоче-крестьянского населения. А я с удовольствием и гордостью «курировал» ликвидацию её безграмотности и сравнительно заметных её успехов.

Мама довольно быстро освоила азы грамоты, стала не бойко, но уверенно читать и, правда с трудом, писать. На большее у нее не было ни времени, ни терпения. Однако этой грамотности ей хватило, чтобы с началом войны, когда мужское население «подчистила» мобилизация, освоить должность оператора автоматизированного блокпоста на станции, где мы жили. Там она проработала ещё не один год после окончания войны, заслужив правительственные медали «За трудовое отличие», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и высшую профессиональную награду – знак «Почетный железнодорожник».

Семья наша не относилась к разряду богатых. Тогда социальное неравенство не было так заметно, как сейчас, и вообще, ни о каких выдающихся богачах даже анекдотов не сочиняли, просто тогда и не могло быть таких долларовых миллиардеров, как ныне Абрамовичи, Прохоровы, Дерипаски и иже с ними. Но самый тяжелый голодный 1933 год мы пережили без трагических потерь. Знали мы, что во всей стране разразилась эта беда.

Не было у нас тогда радио, но пассажиры поездов, проходящих через нашу станцию Кимкан, достовернее всяких СМИ сообщали о том, как живут другие области и республики. И, к слову сказать, тогда и разговоров не было о каком-то особом голоде на Украине, откуда, пусть не в массовом порядке, но целые семьи, в том числе и еврейские, переезжали «осваивать» дальневосточные земли.

Между прочим, в 1934 году там была образована и Еврейская автономная область – ЕАО.


В основном нас в эти голодные 30-е годы спасала от голода тайга. Отец, тоже умелый охотник, снабжал семью дичью. Помню, в особенно трудную зиму почти каждый выходной он уходил в тайгу с ружьем и приносил то одного-двух зайцев, то нескольких белок или глухарей, и мясом дичи мы были, в общем, обеспечены. Должен сказать: беличье мясо нам тогда очень нравилось. Ещё я помню, как у нас по квартире были расставлены многочисленные рогульки с натянутыми на них шкурками пушных зверей. Это отец умело выделывал, а затем сдавал в лавки «Заготпушнины» эти беличьи и заячьи шкурки, получая взамен весьма дефицитные тогда муку и сахар.

Кроме того, с осени он брал небольшой отпуск и уходил в ту же тайгу на заготовки кедровых орехов, приносил их домой мешками. Приспособился собственноручно изготовленным прессом давить из их зерен отличное «постное» кедровое масло, которое ныне считается особо целебным. Молоко от собственной коровы или продукты из него нередко уходили на продажу, или «бартер», как сегодня модно говорить. Остававшийся жмых от кедровых орехов мама использовала для изготовления «кедрового молока» и добавок в хлеб, который пекла лепёшками из очень небольшого количества муки, перемешанной с имевшимся тогда в свободной продаже ячменным и желудёвым «кофе» да овсяным толокном (булочки из этого теста не получались). Совсем недавно я узнал, что это толокно, которое нынче в продаже найти непросто, содержит около 20 % белков, в его состав также входят пищевые волокна, лигнин, антиоксиданты, витамины группы В, аминокислоты. Этот продукт препятствует закупорке артерий, улучшает сон, снимает стрессы, положительно влияет на состояние нервной системы, имеет эффективные противоопухолевые свойства, полезен для эндокринной системы. В одной его чайной ложке содержится пятая часть дневной нормы белков и много полезнейшей клетчатки. Вот эти совершенно чёрные от кофе, особого вкуса лепёшки как-то заменяли нам настоящий хлеб и хоть на время насыщали наши детские желудки. Когда я к 13–14 годам вытянулся и ростом перегнал своих старших братьев, у меня возник вопрос: почему я, младший из братьев в семье, стал длиннее их обоих, и среднего, Виктора, и старшего, Ивана? Сестрёнка Тоня, самая младшая в семье, оказалась тоже не самой маленькой по росту из поселковых девчонок!

Через много лет после войны я нашёл ответ на этот детский вопрос. Как-то попалась мне одна научно-популярная статья о пользе кедровых орехов. Оказывается, этот дар тайги – не только просто кладезь самых различных витаминов, в том числе и способствующих развитию детских организмов, но он ещё удивительно богат различными дефицитными микроэлементами. Я даже рискну перечислить их: марганец, йод, медь, титан, серебро, алюминий и другие. Но, оказывается, эти орешки ещё и богаты веществами, которые теперь модно называть антиоксидантами, то есть, предотвращающими старение организма! И это ещё не всё. Оказывается, ореховые ядрышки содержат до 44 процентов белка, или в 12 раз больше, чем в курином мясе, а 100 граммов их содержат почти 700 килокалорий!

Так вот почему мы сравнительно легко перенесли трудные тридцатые, голодные во всей стране годы (а не только на Украине, как твердят антирусские «историки»). Очевидно, не только наши растущие организмы успешно пополнялись тогда необходимыми составляющими для своего рода акселерации, но и, наверное, определённое долголетие тоже тогда в нас заложилось. Ну, это уже, видимо, из области желаний и предположений. А если читателю хочется и дальше знакомиться с нашим взаимодействием с дальневосточной природой, немного ещё терпения.

Была у нас семейная традиция ежегодно делать различные заготовки плодов диких растений, ягод, грибов. Эти заготовки спасали нас не только от голода, но и от свирепствовавшей тогда на Дальнем Востоке, особенно в северных его районах, цинги, особенным лекарем от неё была дикорастущая черемша с острым запахом и вкусом чеснока, которую дома привыкли солить в сравнительно большом бочонке. С детства мы были приучены к сбору всяких «полезностей» и хорошо их знали. Собирали и в большом количестве сушили грибы – маслята, моховики и главные грибы – белые и большие белые грузди! На соление брали также рыжики и лисички, но особый грибной деликатес – беляночки и волнушечки. Благо грибных полян в ближайшем лесу было много, выбор был, зиму нужным ассортиментом дикоросов обеспечивали.

Фруктами Дальний Восток, как известно, не богат. Но зато ягод!!! В ближайшей тайге мы находили земляничные поляны, кусты жимолости, целые заросли малины, которые кроме нас иногда посещали и медведи, о чём нас не уставали предупреждать взрослые, хотя мне лично такая встреча, к счастью, не была суждена. А если подальше, на так называемые «ягодные мари», то мы ходили только со взрослыми, хотя «взрослыми» в этих случаях считались и мальчишки лет с 14–15. Оттуда приносили мы полные «туеса» (короба из берёзовой коры) голубики, брусники, морошки.

Отец и дед занимались рыбной ловлей, но не на удочку, как мы, мальчишки, а более «производительно», при помощи сплетенных из ивовых прутьев так называемых «мордуш» или «вершей» для ловли рыбы. Иногда раз в неделю отец или дед ходили на недалеко протекавшую бурную, студеную речку Кимкан забирать улов. Иногда приносили «мелочь», а в период нерестового хода лососевых и красную рыбу: горбушу, кету или кижуча, некоторые экземпляры которых достигали веса 6–8 килограммов. В этом случае появлялась у нас и красная икра, хотя тогда, до войны, в отдельные годы она не была редкостью в магазинах. И все это и варилось, и жарилось, и засаливалось, и сушилось. А в общем – все шло к столу… Можно подумать: «ну, прямо царский стол!» Это таёжно-речное дальневосточное разнообразие помогало не только выживать в трудные годы, но и просто укреплять здоровье наших растущих организмов, да и выносливость взрослых.

Пожалуй, о тайге, которая нас хорошо подкармливала и лечила, о природе уже достаточно. Теперь о том, в какой среде мы росли. Семья наша не была набожной. Отец, по-моему, всегда был откровенно неверующим, хотя поддерживал, скорее, не религиозные, а обрядовые праздники. Мама тоже к этим праздникам относилась с почтением, но, тем не менее, у нас никогда по-настоящему не соблюдали ни малых, ни «великих» постов. Зато на масленицу пекли огромное количество блинов, на пасху – красили яйца, хотя в то время это занятие, по известной причине, широко не афишировалось, а многие это делали даже тайком.

Тогда, в 30-е годы, почти в каждом более или менее значительном населённом пункте открыли магазины со странным названием «Торгсин». Это слово мы расшифровывали как «Торговля с иностранцами». Эти магазины скупали у населения золотые, серебряные изделия и всякого рода украшения из драгоценных камней. Фактически там происходил своего рода обмен их на белую муку-крупчатку, сахар и прочий дефицит. Мама в первую очередь отнесла туда золотые нательные кресты взрослых (у нас, детей, их и не было!) и только после этого – другие, невесть какие богатые украшения, оставив себе все-таки любимые золотые малюсенькие серьги. А в годы моей активной детской «атеистической» деятельности мы, ребятишки, с особенным усердием и упоением ставили для взрослых массу «безбожных» спектаклей, которые с видимым удовольствием посещали взрослые, и их одобрительные аплодисменты и угощения, конечно, нас поощряли. Да в каких только «союзах» и обществах мы, дети, тогда не состояли! Даже в МО 11-Ре! (Международная Организация Помощи Революционерам), Осоавиахиме и т. п. имели «членские билеты» и даже платили членские взносы, копеечные, по «детскому тарифу».

В нашей семье всего родилось семь детей, но трое умерли ещё в младенчестве (что по тому времени не являлось редкостью), и до начала войны нас дожило четверо: два моих старших брата, моя младшая сестра и я. Пытался я несколько раз составить генеалогическое древо нашего рода, но отец мой никогда не посвящал нас в свою родословную, и дальше своего деда Данилы и бабушки Кати по материнской линии я так ничего и не узнал. Это сегодня многие уж очень дотошно разыскивают свои «дворянские» или даже «графско-княжеские» корни, если даже фактически их и не было, чтобы как-то подчеркнуть свою «белую кость» или «голубую кровь», лишь бы хоть чем-то выделиться из общенародной массы и получить какие-нибудь морально-политические привилегии.

А вот по боковым ветвям нашего рода мне хорошо были знакомы другие дети и внуки Карелиных, жившие недалеко от нас. Это брат мамы, Петр Данилович Карелин, тоже дорожный мастер, коммунист, в 1937 году совершенно неожиданно попал под репрессивный каток и был расстрелян как «враг народа». Остались у него не совсем здоровая жена и пятеро детей, которым удалось выучиться, пережить войну. Дети Петра Даниловича, младшая его сестра Клавдия Даниловна (1915 года рождения), работавшая телеграфисткой на крупной узловой железнодорожной станции по тому времени на весьма ответственной должности, несмотря на репрессированного брата, никогда не чувствовали каких-либо притеснений, как члены семьи «врага народа» (ЧСВН), как об этом ныне кричат на всех углах активисты прозападного «Мемориала». Кто-то из этих детей честно отслужил в Армии или на Флоте, а кому из них даже доверяли работу, связанную с государственными секретами. Некоторые ушли из жизни только недавно, в постсоветское время, другие живы и теперь.

Может, никого из них не преследовали потому, что никаким «врагом народа» мой дядя Петя не был, а понадобился как ритуальная жертва действительным врагам общества. Во-первых, для помех развитию индустриализации и экономики предвоенного периода, убирая честных и умелых работников и руководителей. Помните, когда Хрущёв, будучи на Украине, посылал в политбюро многотысячные списки на расстрел, и Сталин был вынужден одёрнуть его, написав на таком списке: «Угомонись, Никита!» (другие утверждают, что слова были – «Уймись, дурак!»)?

Во-вторых, этим они создавали негативный образ набиравшего авторитет и народную любовь руководителя страны Сталина, чем пользуются и ныне всякого рода антисталинисты-антисоветчики.

Должен честно сказать, что тогдашние поиски «врагов народа» заражали многих. Но что удивительно: наряду с этой намеренно широкой кампанией происходило мощное воздействие на умы (и не только молодежи), воспитывавшее любовь к нашему строю и идеалам коммунизма. Достаточно вспомнить только фильмы и патриотические песни того времени. И это необычайно обостряло и чувство любви к Родине, и сознание высокого патриотизма. С этими чувствами мы вступили в священную войну против гитлеровской фашистской Германии. С ними и победили, пройдя почти через 4 года тяжелейших испытаний. Вот только теперь, в «новой» России, о патриотизме не только мы, старики, но и многие, родившиеся после нас, говорим с ностальгией и в голосе, и в душе.

Но вернёмся к моей довоенной жизни и нашей семье того времени. Как я уже говорил, у меня было два брата. На старшего из них, Ивана (1918 года рождения), я, когда заметно вытянулся ростом, был так похож внешне, что нас часто путали даже знакомые.

Так вот, Иван отличался разносторонними способностями: прекрасно играл на самых разных музыкальных инструментах, удивлял всех талантом рисовальщика, считался одаренным в математике. Его учитель иногда за оригинальные решения задач выставлял ему вместо «пятерки» «шестерку». Кстати, сразу же по окончании 10-ти классов он был приглашен на должность учителя математики в нашу поселковую школу-семилетку.

В 1937 году он был призван на военную службу в береговую охрану Тихоокеанского флота, где успешно осваивал и специальность радиста, и одновременно исполнял роль учителя в группах ликвидации малограмотности и неграмотности среди красноармейцев и краснофлотцев, что в те годы не было удивительным. В начале 1942 года он оказался в действующей армии. Находясь в составе 5-й Ударной армии Южного фронта, участвуя уже в освобождении Запорожья, «гвардии сержант Пыльцын Иван Васильевичв бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 18 сентября 1943 года», – так было написано в «похоронке».

Второй брат, Виктор, старше меня на три года, особыми талантами не выделялся. После окончания средней школы он год поработал на железной дороге помощником дежурного по станции, хотя никаких курсов для этого не проходил. Просто мы, дети железнодорожника, были «хорошо подкованы» в разных профессиональных направлениях, познаниях. Я, например, учась в 3–4 классе, «на зубок» знал все правила, записанные в инструкциях по «путевому хозяйству», и даже на экзаменах, которые принимал отец у своих рабочих и путевых обходчиков, пытался подсказывать тем, кто затруднялся с ответом.

Виктора в 1939 году призвали в воздушно-десантные войска на Дальнем Востоке. Незадолго до начала войны бригаду ВДВ, в которой он служил, перебросили на Украину, где ему и довелось встретить первые удары фашистской военной машины, и испытать горечь отступления. При обороне Северного Кавказа он был ранен, лечился в госпиталях и погиб (вернее – пропал без вести) в декабре 1942 года где-то под Сталинградом.

Сестра моя Антонина Васильевна (1927 года рождения) после 1945 года избиралась в наш поселковый Совет депутатов трудящихся. А после переезда на жительство в Ленинград, работала с секретным делопроизводством в одном из райвоенкоматов города. Доверяли ей, несмотря на репрессированного отца.

До 7-го класса я учился в нашей поселковой школе (там я вступил в комсомол), а с 8-го класса и дальше мог учиться только в железнодорожной средней школе города Облучье, расположенного километрах в 40 по железной дороге от станции Кимкан, нашего постоянного места жительства. Тогда я по собственной инициативе написал Наркому Путей сообщения Л.М. Кагановичу письмо, в котором рассказал о трудностях нашей семьи в обеспечении моего желания дальнейшей учебы, в том числе и то, что отец – железнодорожник и в 1938 году осужден за халатность на 3 года.

Вскоре я, школьник, получил правительственное письмо, в котором распоряжением Наркома мне обеспечивались за счет железной дороги все виды платежей за обучение до получения среднего образования и проживание в интернате при школе, а также бесплатный проезд по железной дороге к месту учебы и обратно. Я хорошо запомнил характерную подпись на официальном бланке письма: «Л. Каганович». Особо запомнилась большая, несоразмерно высокая заглавная буква «Л» (Лазарь). Так что учеба в Облученской железнодорожной средней школе на все три года мне была обеспечена.

В отличие от нашей поселковой школы, в Облученской средней школе мы ежедневно после уроков занимались в разных оборонных кружках, и это фактически была хорошо организованная военная подготовка. Штатных военруков в школе не было, а в определенное время в школу или интернат приходили к нам настоящие сержанты из воинских частей, располагавшихся в городе, и тренировали нас по всем оборонным, как тогда говорили, предметам. Некоторые мальчишки, кроме того, ходили на занятия в аэроклубы, где учились и самолетом управлять, и с парашютом прыгать, что давало им преимущество – уже после 9-го класса поступать в летные училища. Уже после войны я пытался разыскать моих школьных товарищей по нашему выпускному 10-А классу, но безуспешно. Никого из ребят так и не нашёл, наверное, всех подобрала под себя война.

Я лично окончил школу с отличными оценками по всем предметам и получил аттестат № 1 с «Золотой каёмкой». Золотых медалей тогда ещё не было, они стали вручаться лишь после окончания войны с 1945 года. В июне 1941 года, буквально за два дня до начала Великой Отечественной войны, мы завершили учёбу в средней школе. И с нашего «выпускного бала» будто началась совершенно другая глава жизни, не только нашей, юношеской, но и всего народа, всей страны нашей. Ведь тогда, 22 июня, началась долгая, почти на 4 года, тяжелая война. На алтарь Победы в ней, ради разгрома германского фашизма, угрожавшего не только нашей Родине, а всему человечеству, наша страна положила миллионы жизней советских людей. Вот и наш штрафбат вложил свою посильную лепту в эту Победу. Но до неё ещё надо было дойти через многие испытания, кровь и смерть.

2. Как Вы полагаете, состоялась бы наша Великая Победа без штрафбатов и заградотрядов?
Я категорически против тезиса о том, что войну выиграли штрафники, тем более, когда Победу связывают с заградотрядами. Проследим возможное количество штрафбатов на фронтах Великой Отечественной воны. Например, возьмём только наиболее активный в военном отношении 1944 год. В нём общее число имевшихся в Действующей армии штрафных батальонов на каждый фронт было не до 3-х, а в основном только по одному. Среднемесячно на всех фронтах суммарно их было не боле 10–11.

Давайте произведём несложный расчёт-анализ. Самое крупное воинское объединение в войне 1941-45 гг. ФРОНТ, в составе которого в зависимости от стратегических задач было 5–7, а то и более общевойсковых АРМИЙ, которые, в свою очередь, состояли из корпусов, дивизий. Возьмем для расчёта только количество дивизий, которых в Армии могло быть от 5 и более. (Для упрощения в нашем анализе не будем принимать в расчёт более мелкие фронтовые и армейские части.) Дивизии, в свою очередь, состояли из 5–6 полков: стрелковых, артиллерийских, танковых, тоже не считая 4–5 отдельных батальонов. Стрелковый полк, как правило, состоял из 5–6 батальонов и равных ему дивизионов. А теперь с очень большим допущением посчитаем, сколько же было в ОДНОМ ФРОНТЕ батальонов и им равных воинских формирований. Получится где-то около 5 тысяч батальонов. А штрафные батальоны формировались, как правило, ОДИН на фронт. Получается, что штрафбат – это одна пятитысячная часть фронтового войска! Это в том случае, если штрафбат был в полноштатном составе около 800 человек, считая вместе штрафников и более 100 штатных офицеров, сержантов и рядовых.

А такое у нас было только в боях от Курской дуги до завершения боёв за Брест. Остальное время от Сталинграда до Берлина батальон воевал поротно: одна рота воюет, другая формируется… Можем ли мы при этом считать, что штрафбаты сыграли решающую роль во всеобщей победе? Только бессовестные борзописцы позволяют себе такое, тем более, если они верят не фактам, а вымыслам всяких Володарских и иже с ними. Ведь ныне покойный Володарский неоднократно уверял, что штрафбатов была ОДНОВРЕМЕННО в действующей армии ТЫСЯЧА! Может, Вы помните одну из телепередач «Линия жизни», где тогда ещё самоуверенный сценарист уточнял эту цифру, «снизив» её до 980(!!!). И наше ТВ такой бред транслировало не один раз.

Не стоит умалять значение и роль штрафбатов в других масштабах, когда они для выполнения отдельных или особых задач передавались временно в состав Армии или дивизии, действующей на главных или весьма ответственных направлениях. Например, в Рогачёвско-Жлобинской операции февраля 1944 года наш батальон был передан 3-й Армии генерала Горбатова и своим 5-суточным дерзким рейдом в тыл противника настолько дезорганизовал немцам управление своими войсками, что это помогло дивизиям армии Горбатова овладеть сильно укреплённым оборонительным рубежом фашистов и взять город Рогачёв. Именно из этого района была впоследствии начата крупнейшая стратегическая операция «Багратион».

Или когда в той же операции «Багратион» наш батальон вместе с полками 38-й Гвардейской Лозовской стрелковой дивизии, завершая окружение Брестской группировки противника, в течение трёх суток отражал попытки прорыва ЧЕТЫРЁХ немецких дивизий. Тем самым наш штрафбат совместно с одним полком этой дивизии обеспечил возможность войскам 70-й Армии уничтожить и пленить оставшихся фрицев, освободить город Брест, а далее выйти на территорию Польши и даже дойти до Вислы. Вот в таких масштабах роль штрафбата была не только заметна, а иногда и определяюща.

От имени фронтовиков, от имени погибших на фронтах штрафников, с которыми вместе проливал кровь на той войне, заявляю, что не могу пройти мимо умышленных искажений истории возникновения и боевых действий штрафных формирований, созданных Приказом Сталина «Ни шагу назад». А искажённое до неузнаваемости представление о них, всё настойчивее вдалбливается современными СМИ в умы приходящих нам на смену поколений.

Что касается армейских штрафных рот, то своих личных впечатлений о них не имею, так как не приходилось с этими формированиями на фронте соприкасаться. Но достоверно знаю из документов и от тех, кто имел с ними дело, что фронтовые офицерские штрафбаты и армейские штрафные роты в какой-то степени объединяет лишь общая принадлежность к понятию «штрафные», да, может быть, и возлагаемые на тех и на других особо сложные боевые задачи в масштабах тактических.

Но штрафбаты и штрафные роты были совершенно разными воинскими организациями. Они не были похожи между собой, прежде всего по составу, а сочинители неправды о них умышленно смешивают офицерские штрафбаты (неофицерских штрафбатов «в природе не было») с армейскими штрафротами, заполняя эти вымышленные штрафбаты всякого рода зэками-рецидивистами, политзаключёнными, приговорёнными к расстрелу, которых к фронту и близко не подпускали – хватало им работы и в тылу.

Хочу здесь затронуть вопрос о словах и делах тех, кто нынче стоит у руля нашей страны. Ещё более 10 лет тому назад, 22 июня 2005 года, в день, когда наша Россия, народы бывших советских республик отмечали 60-летие самой скорбной даты в своей истории – начало вероломного нападения фашистской Германии, фактически со всеми странами Европы, Владимир Путин, будучи Президентом России, говорил: «Мы будем защищать правду об этой войне и бороться с любыми попытками исказить эту правду, унизить и оскорбить память тех, кто пал, поскольку историю нельзя искажать». А через 5 лет, в 2006 году, как и все участники войны, я получил стандартное поздравление с Днём Победы, в котором, напоминая о том, что в этом юбилейном году исполнится 65 лет с трагической даты начала Великой Отечественной войны, Владимир Путин по этому поводу написал: «Исторический масштаб и значение Победы не подвластны времени. Ведь то, что было истинно великим, останется великим навсегда». Какие правильные слова!

Сменивший его на посту Президента Дмитрий Медведев спустя 3 года, в 2009 году, в своём обращении к участникам Великой Отечественной войны вынужден был констатировать, что положение с правдой о войне и Победе у нас, мягко говоря, не улучшилось: «Мы стали чаще сталкиваться с тем, что называется сейчас историческими фальсификациями. Причем такие попытки становятся все более жесткими, злыми, агрессивными. Мы никому не позволим подвергнуть сомнению подвиг нашего народа». (Подчёркнуто мною. – А.П.) Но жаль, что эти призывы руководителей нашей страны не стали настоятельной рекомендацией для тех, кто и накануне юбилеев Победы пытается создавать телепередачи, фильмы и книги, которые искажают правду и порочат память погибших. Да, пожалуй, и сами авторы этих красивых (не более!) фраз, высказав их, тут же забыли. Мало того, ведь никто не опровергнул опубликованное в интернете высказывание того же Путина, что Берлин был взят только потому, что воинов подгоняли сзади стоящие пулемёты.

Уже глядя на такие мнения представителей власти, не только отдельные, даже высокопоставленные политики, но и многие их более мелкие последователи утверждают, что только пулеметные заслоны послужили причиной подвигов бойцов Красной Армии и Флота. Клевета на героев Великой Отечественной войны, очевидное и культивируемое историческое невежество антинародной, антипатриотической кампании заставляют с документальной точностью вновь обратиться к некоторым вопросам советской истории военного периода.

Ведь знают они, эти «правдолюбцы», что в годы Великой Отечественной войны подвиг пехотинца Александра Матросова повторили 470 бойцов, закрыв своими телами амбразуры дотов и дзотов, а 506 авиационных экипажей совершили подвиг подобно Николаю Гастелло, направив свои самолеты на войска и технику врага, и 26 летчиков повторили подвиг Алексея Маресьева. И если советские воины совершили 595 воздушных, 160 танковых, 16 морских таранов, если ни один корабль, ни одна подводная лодка советского ВМФ не спустили боевой флаг перед противником – то что, это всё было «эффектом заградотрядов»? Всё это факты, а не цифирь советского «агитпропа», как пытаются бросить тень на это некоторые «историки». А многосуточные очереди в военкоматах с объявлением войны, в которых и я, 17-летний мальчишка, только что окончивший 10-й класс, сам простоял двое суток, чтобы попасть на фронт. Может и нас, таких по всей стране, тоже пулемёты НКВД подгоняли?

Наверное, стоит напомнить этим «знатокам» истории Великой Отечественной войны, что более 11 тысячам Героев Советского Союза за годы войны присвоено это высокое почётное звание не за «подвиги по приговору» или совершённый героизм под прицелом пулемётов заградотрядов. И вот ещё: за боевые отличия в эти годы кавалерами солдатского Ордена Славы III степени стали около миллиона воинов, а более двух с половиной тысяч из них получили Орден Славы I степени, то есть практически стали полными кавалерами этого ордена. И понятно же каждому здравомыслящему, что не из-под палки, не под угрозой заградотрядовского пулемета шли на славный подвиг рядовой солдат и его взводные, ротные и другие командиры.

В дополнение к сказанному следует добавить, что Постановлением ГКО № 10 от 4 июля 1941 «О создании добровольческих дивизий народного ополчения Москвы и Московской области и мобилизации трудовых ресурсов на производство» в июле-октябре 1941 года в Москве сформировано 16 дивизий Народного ополчения (около 160 тыс. чел.), куда добровольно вступали советские патриоты.

Ленинград сформировал десять дивизий, причём ленинградские ополченцы уже 20 июля 1941 года вступили в бой на Лужском рубеже и сражались мужественно и упорно. Большинство ополченских дивизий стали впоследствии гвардейскими. И всё это без каких-либо пулемётов за их спинами. Неоспоримы факты, когда молодёжь осаждала военкоматы, а многие из юношей и девушек приписывали себе год-другой, чтобы обманом попасть на фронт – это что, пулемётные заслоны гнали их туда? Как в народе говорят, «ври, но знай меру!».

Господа фальсификаторы, не думаете ли вы, что известный постулат Геббельса «чем чудовищнее ложь, тем скорее в неё поверят» может и вас когда-то привести к такому же бесславному концу?

Вот ярые ненавистники всего советского, всего исторически правдивого о Советском Союзе, да и о России с её древних времён уж как только не извиваются, чтобы оболгать успешного руководителя нашей Великой страны СССР Иосифа Виссарионовича Сталина, в том числе и за его приказ № 227, получивший в народе название «Ни шагу назад», изданный им в самое тяжёлое время войны.

Мне в связи с этим приходит на память то ли притча, то ли легенда о том, как нерешительность или непринятие нужных, иногда жёстких мер в критической ситуации может привести к непоправимому. Эта притча-легенда гласит о том, как во время крушения поезда между двумя вагонами зажало ступню молодому человеку, и он не мог освободиться от этих тисков. А вагон уже горел, и пламя приближалось. Собравшиеся охали, ахали, но помочь бедолаге никто не мог. Вдруг рядом оказался военный с саблей, выхватил её из ножен и хотел отрубить зажатую и уже размозжённую часть ноги. Присутствующие бурно запротестовали и не дали военному «сделать больно» человеку. Так он и остался. А через минуту… заживо сгорел вместе с вагоном. Не похоже ли это на то, что если бы не были приняты те жёсткие меры известного, наверное, уже всем приказа № 227 в нужный момент, о которых так злословят нынче «любители правды», сгорела бы и наша Родина в огне навязанной нам войны, как сгорел бедняга в той легенде, наверное, основанной всё-таки на реальном событии.

По-моему, один из персонажей документального фильма «Подвиг по приговору», в котором довелось принять участие и мне, бывший штрафник, полковник в отставке Николай Чернов, очень точно выразил мысль, наверное, всех фронтовиков; «Чтобы судить о штрафных батальонах, надо самому пройти войну, быть военным человеком… На войне идёт речь о жизни и смерти не только человека, но и всей страны. Штрафбаты были созданы своевременно и принесли большую пользу, укрепив дисциплину в армии вообще и предотвратив многие необдуманные поступки или решения военных разных рангов. Я был офицером-штрафником и считаю, что невиновные там если и были, то единицы. Офицер, командир, всегда ответственен за дела и поступки своих подчинённых. Я понёс наказание за своих подчинённых, да это было уроком и для других».

Российский канал НТВ к 65-й годовщине Победы запустил на ТВ многосерийную документальную телеэпопею «Алтарь Победы». Намерение благое, в этом сериале многие фильмы отражают мнения фронтовиков и положительно оценены ими и военными историками. В этих фильмах много записей телеинтервью с участниками войны. Это достойно похвалы, ибо к следующему юбилею Победы очень трудно станет отыскивать для интервью победителей, каждому из которых, сегодня уже очень не молодых, будет, если ещё повезёт, то по крайней мере, лет уже за 90.

Но НТВ и здесь, несмотря на утверждения многих фронтовиков, упорно гнёт свою «линию». Например, в фильме «Генералиссимус», посвящённом роли в войне Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, главным судьёй Сталина выступил артист Кваша, сыгравший в фильме «В круге первом» по Солженицыну грубо искажённый образ Верховного как некоего злобного монстра. Несмотря на положительную, порой даже восторженную оценку фронтовиками роли Верховного, финал фильма заканчивается следующим «итогом»: «Победа в Великой Отечественной войне достигнута советским народом не благодаря, а именно вопреки Сталину».

Будто Верховный Главнокомандующий всеми силами работал на победу гитлеровцев, противостоял прославленным командармам и маршалам в командовании войсками, а в конечном счёте – мешал всему советскому народу разгромить врага. На моё возмущение таким «итогом» один из команды создателей этого фильма отреагировал так: «Нам была установка не обелять Сталина». Он, конечно же, умолчал, кто именно дал такую «установку. Но надо бы знать тем, кто берётся за исторические фильмы, что и очернять историю своей страны, даже если она в недалёком прошлом была Советским Союзом, не только непорядочно, но и просто подло!

И в недобрым словом помянутом фильме из этой серии «Штрафбат», в котором принимали участие я и наш бывший штрафник, тогда уже полковник в отставке Семён Басов, судьёй мнений фронтовиков, прошедших суровую школу штрафбатов, выступает актер Серебряков. Он там утверждал, что в фильме «Штрафбат» с его участием «всё правда, я много читал и много знаю». Что читал и что может знать о войне этот, в общем неплохой актёр, если родился он через 20 лет после войны? Расчёт как раз на то, что не знающие истинной правды зрители верят таким, просто как хорошим актёрам. И выходит в итоге фильма, что вруны не они, авторы злостнолживой киноподделки, а говорим неправду мы, видевшие штрафбаты в боях, ходившие в атаки на немецкие пулемётные гнёзда, получавшие их пули и погибавшие вместе со штрафниками! Надо же набраться такого хамства, такой наглости! Хотя после одной из передач «НТВэшники», где было откровенно на весь мир заявлено: «Наш последний аргумент – хамство», ничему уже не удивляемся.

Недаром известный киноактёр Леонид Филатов в своём удивительно точном по многим параметрам «Федоте-стрельце» выразил по подобным поводам весьма подходящую к данному случаю мысль:

А что сказка дурна – то рассказчика вина.
А у нас спокон веков нет суда на дураков!..
С нашим возмущением уже не считаются ни на телевидении, ни во многих властных структурах, где бы мы его не высказывали. Знаем мы, чьи ноты на пюпитрах наших доморощенных фальсификаторов, чьи песни они поют. В США, например, опубликован список 100 великих полководцев мира. Сталина в этом списке, конечно, нет, а вот Гитлер стоит в нём 14-м по счету! Какой он великий полководец, если проиграл войну Сталину? Из наших советских полководцев Жуков – на 70-м месте, Конев – на 54-м. Всех собрали: Александр Македонский, Чингисхан, Юлий Цезарь, Наполеон… Но нет Кутузова, который побил того же Наполеона, нет и Александра Невского, победившего немецких псов-рыцарей. Многих наших советских в этом списке вообще нет. Чем плох, например, Рокоссовский или Черняховский, Горбатов или Говоров и многие другие как полководцы? Зато американцы, англичане – в изобилии.

Вот откуда наши «судьи», клеветнический тандем Сванидзе-Млечина и прочие фальсификаторы масштаба покрупнее, оказывается, черпают «установки». Они совместно специально унижают Россию. И весь этот американский бред изготавливается и распространяется по всему миру, как это я сам слышал не раз, бывая в Канаде, ближайшем соседе и сателлите США, где для оправдания современной «исторической правды» повсеместно утверждают, что фашизм победили США и Великобритания, а не Советский Союз.

И ещё об одном заблуждении. Как-то в присланной однажды мне из Америки Нью-Йоркской газете «Еврейское Слово» было опубликовано интервью Льва Бенциановича Бродского, которому довелось участвовать в качестве штрафника в знаменитом рейде нашего 8-го штрафбата в феврале 1944 года во вражеский тыл под Рогачёв. После войны он, как видно, эмигрировал в США. Он говорил, что в штрафбате комсоставу было предоставлено право за неповиновение расстреливать штрафников без суда и следствия. Когда корреспондент задал ему вопрос о том, многих ли вот так расстреляли за то время, когда он, Бродский, отбывал наказание в штрафбате, тот ответил: «Представьте себе, никого. Дисциплина у нас была на высоком уровне. Да и в командовании не было жестоких, кровожадных людей. Не могу судить по нашему штрафбату об остальных. Может быть, это был образцовый штрафбат». Слава Богу, здесь он не соврал, хотя в его интервью и были отвороты от правды. А за то, что наш штрафбат был «образцовый», – спасибо!

Теперь снова о наших боевых действиях, чтобы ещё раз опровергнуть бездоказательные домыслы, а часто и откровенную ложь о том, что за штрафниками всегда стояли заградотряды. Никаких заградотрядов, о чем многие хулители нашей военной истории говорят, пишут и стряпают дорогие фильмы, за нами не было. Интересно, как эти псевдоисторики представляли бы заградотряд, понуждающий штрафников действовать там, за линией фронта, как действовал наш 8-й штрафбат в феврале 1944 года при взятии Рогачёва? У всех нас тогда была вера в то, что эти штрафники, бывшие офицеры, хотя и провинившиеся в чем-то перед Родиной, остались честными советскими людьми и готовы своей отвагой и героизмом искупить инкриминированную им вину, которую, надо сказать, в большинстве своем они сознавали или против которой, скрепя сердце, не возражали. Особенно переживали своё направление в штрафбат те, которые бежали из плена, рискуя жизнью, чтобы снова встать в офицерский строй защитников Родины. Вставали в офицерские батальоны, но… рядовыми. Ради возвращения в офицеры нужен был «испытательный срок».

Нам, кто прошёл школу штрафбатов, многие годы настоятельно было рекомендовано «не распространяться» о штрафбатах. И когда мы уже не в силах были нести это тайное бремя правды, терпеть злостное искажение её некоторыми «продвинутыми» фальсификаторами и стали нарушать этот запрет, часто слышали: «А, шшрафбаты-заградотряды – знаем!!!». И вот это «знаем!» сводилось, прежде всего, к тому, будто штрафников в атаки поднимали не их командиры, а пулемёты заградотрядов, поставленные за спинами штрафников. Это упорное многолетнее искажение фактов привело к тому, что в обществе сложилось превратное представление об истории штрафбатов. Честно скажу: надеюсь, что эта интернет-конференция поможет развеять оставшиеся сомнения у тех, кому ещё кажутся правдой некоторые книжные и киношные «сочинения» о штрафбатах.

Многим, наверное, известны книги молодого энергичного историка Игоря Васильевича Пыхалова, сделавшего немало открытий той правды о Великой Отечественной войне, которую либо замалчивают, либо намеренно извращают любители «жареного» в нашей советской истории. Он напоминает, что, начиная с хрущёвской «оттепели», в фольклор так называемых «шестидесятников» прочно вошли душераздирающие рассказы о сталинских заградотрядах. Рисуется зловещий образ «палачей из НКВД», которые, удобно устроившись позади боевых порядков фронтовых частей, только и ждали, когда последние начнут отступать без приказа, чтобы начать безжалостно расстреливать их из автоматов и пулемётов, как это нафантазировано в известном 11-серийном фильме «Штрафбат» Володарского-Досталя. Причем всё это, как правило, приводится, чтобы проиллюстрировать «людоедскую» сущность сталинского режима.

Версию о заградотрядах при штрафниках запустила во время войны фашистская геббельсовская пропаганда, а позднее эта версия использовалась либо в определённых интересах фальсификаторов нашей военной истории, либо была принята некоторыми публицистами на веру по незнанию истории Великой Отечественной.

Юрий Бондарев, Герой Соцтруда, многократный лауреат Ленинской и Государственных премий СССР, известный военный прозаик и сценарист многих исторических

фильмов о Великой Отечественной войне воевал и на Сталинградском фронте, и на 4-м Украинском. В правдивости и честности этого человека едва ли найдётся хоть один сомневающийся. Многим известны его слова: «Когда мы драпали, заградчики нас останавливали, собирали, велели занять оборону, но ни единого выстрела никто из них не сделал. В этом я клянусь».

Маршал Язов воевал на Волховском фронте. Дмитрий Тимофеевич утверждал примерно то же самое, что и Бондарев, но ещё добавил, что на Ленинградском, Карельском, Прибалтийском фронтах заградотрядов не было вообще.

За постперестроечные годы в средствах массовой информации появилось много публикаций, авторы которых утверждают, что штрафники шли в бой под страхом пулемётов заградительных отрядов. Словом, что-то вроде отчаяния обречённых. Да, была отчаянная храбрость – ведь даже лёгкое ранение штрафника расценивалось как искупление им вины с правом перевода в обычную действующую часть на соответствующую его воинскому званию должность. Но чего не было так это чувства обречённости, как и стоящих якобы за спиной штрафников заградотрядов.

О заградотрядах, как и о штрафбатах, много было домыслов и вымыслов, особенно в недобросовестно состряпанных кинолентах, подобных уже упоминавшемуся «Штрафбату» по сценарию Володарского. Там заградотряд расстреливает штрафбат даже не отступающий, а просто так, видимо ради развлечения заградотрядников, или даже ради того, чтобы доставить удовольствие садистам-создателям этой фальшивки. Никогда даже близкого соседства нашего штрафбата с заградительными отрядами не было. Единственное близкое «соседство» с ними оказалось только в строках приказа Сталина. Если заградительные отряды создавались одним приказом, то это вовсе не означает, что создавались они именно для штрафбатов или штрафрот.

В штрафбат попадали, безусловно, разные офицеры-штрафники, но в абсолютном большинстве это были люди, имеющие и достаточную военную подготовку, и твёрдое понятие об офицерской чести, стремившиеся скорее вернуться в офицерский строй. А таковое, естественно, могло наступить только после непосредственного участия в бою, и никакие понуждения или принуждения под угрозой оружия им не были нужны. Понимали они, что штрафбатам именно Сталинским приказом была уготована судьба передовых боевых отрядов, используемых на наиболее трудных участках фронта.

Иногда, не часто и не очень громко, но называли штрафники своё временное, не очень надёжное и ласковое пристанище «Сталинским штрафбатом», естественно, не в том смысле, как трактовались «Сталинские соколы», а по авторству главного их создателя. И если штрафбат сравнительно долго находился в состоянии формирования или подготовки к боевым действиям, всем известные слова ещё до войны популярной песни «Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин» чаще произносились в смысле «Ну, когда ж нас в бой пошлёт товарищ Сталин?», чтобы, если повезёт и не погибнуть (а на войне убивают не только штрафников), то скорее встать в офицерский строй защитников страны своей.

В свои 95 лет закончивший земной путь, бывший штрафник, уже упоминавшийся мною, полковник Басов так говорил о нашем штрафбате, в котором он «смывал вину» перед Родиной: «Ясожалею, что оказался невинным штрафником, но и горжусь тем, что штрафбат, в который меня направили, был особоупорным, особо дерзким и отважным. В нём веемы были объединены не одной обидой или несчастьем, а одной ненавистью к врагу, одной бедой, свалившейся на нас, одной любовью к Социалистической Родине – Советскому Союзу». Спросили бы бывшего штрафника Басова, нужен ли был такому воинскому коллективу заградотряд, думаю, ответ был бы однозначным.

3. Были случаи, когда штрафники считали себя невинно осуждёнными?
Да, такие случаи, и не единичные, были. Представьте себе, за что только можно было угодить в штрафбат. Штрафников можно было условно разделить на несколько категорий. Основная из них, о которой и говорилось в приказе Сталина «Ни шагу назад», – это офицеры переднего края, провинившиеся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, командиры и комиссары всех родов войск, допустившие самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа, или офицеры, совершившие уголовно наказуемые преступления (повреждения техники, вооружения, разбазаривание, порчу военного имущества и пр.). Причем, направлять в штрафбат их могли и по суду военного трибунала, или такое право без суда предоставлялось командирам дивизий и выше, а рядовых и сержантов за аналогичные преступления мог без суда направить командир полка, но только в штрафную армейскую роту, а не в штрафбат. Другая группа штрафников представляла собой офицеров из тыловых частей, находящихся как в прифронтовой полосе, так и во всех внутренних военных округах, вплоть до самых удалённых, например, Сибири, Дальнего Востока, Севера, также совершивших нарушения строгих законов военного времени.

Штрафники в большинстве были люди дисциплинированные, порядочные. Скажу даже – высокого долга и высокой воинской морали. Конечно, изначально все они были разные, и вина у каждого была своя. Рядом могли находиться растратившийся где-то в тылу пожилой техник-интендант и юный балбес-лейтенант, который опоздал из отпуска или по пьянке подрался из-за смазливой медички. Другая группа – это офицеры, оказавшиеся во вражеском плену, но бежавшие из плена или попавшие в окружение и не участвовавшие в партизанском движении в тылу врага. Редко, когда и в мирное время осуждённые не ропщут на размеры или условия наказания. Так и у штрафников редко кто полностью соглашался с мерой наказания, определённой ему трибуналом или личным решением высокого начальника. Иногда и мы, их командиры, соглашались с их мнением, но изменить, естественно, ничего не могли. Вот только 3 примера, описанных в моих книгах.

Первый. Был в моём взводе бывший капитан-лейтенант Северного флота Виноградов. Будучи начальником какого-то подразделения флотской мастерской по ремонту корабельных радиостанций, он во время проверки отремонтированной рации на прием на разных диапазонах и частотах наткнулся на речь Геббельса. И по простоте душевной, владея немецким, стал ее переводить на русский в присутствии подчиненных. Кто-то рассказал об этом товарищам, а слух дошёл то ли до

Особого Отдела, то ли до слишком усердного политработника, и в результате получил Виноградов свои два месяца штрафбата «за пособничество вражеской пропаганде».

Второй. «За трусость» какой-то комдив направил в наш штрафбат своего командира разведроты майора по фамилии Родин. Мог ли быть трусом разведчик, имевший Орден Красного Знамени и другие награды, в том числе и медаль «За отвагу»? Явно строптивый майор чем-то другим не угодил генералу. Жаль, погиб он штрафником в боях на польской земле.

Ещё один пример. Воевал в нашем батальоне штрафником бывший воениженер 3 ранга Басов Семён Емельянович. Не сдавался он в плен, но, выходя из окружения, нечаянно угодил туда. Продержали их там под открытым небом в октябре три недели, не давая никакой пищи. Удалось ему бежать, дошёл ночами до своих родных мест в Орловщину до предела истощённым и решил, прежде чем перейти линию фронта к своим, хоть немного набраться сил, подкормить свой вконец обессилевший организм. Пришли наши войска, его приняли как специалиста в мостостроительный батальон, а вскоре вызвали в штаб и объявили, что направляется в штрафбат рядовым. Конечно, ропот по этому поводу был у бежавших из плена, говорили даже: «Английская королева своих офицеров, бежавших из плена, орденом награждала, а нас штрафбатом». Потом понимали они, что некоторые, попавшие в немецкий плен, как и власовцы, соглашались работать на фашистов, и их нередко забрасывали в тыл наших войск в составе шпионско-диверсионных групп. Потому для многих из побывавших в плену или пересидевших на оккупированной территории штрафбат был боевой проверкой благонадёжности. Семён Басов воевал на Курской дуге, был ранен, восстановлен во всех офицерских правах, воевал до Победы, много раз награждён. Мы с ним дружили до самой его кончины почти в 95 лет. Полагаю, на вопрос ответил.

4. Случалось ли, что штрафники стреляли в спины командирам или друг другу?
С почти 100 % уверенностью могу заверить, что у офицеров командного звена, получавших пулевые ранения или погибших от этого, ранений в спину или в другие части тела того же расположения никогда не фиксировали, хотя на это наш особист обращал пристальное внимание медиков и санинструкторов. Да и явных или скрытых угроз со стороны штрафников ни я, ни мои товарищи не замечали. Всё-таки не нужно забывать, что переменный состав подразделений штрафбата – вчерашние и завтрашние офицеры, а не уголовники-рецидивисты. Лишь об одном запомнившемся случае, который можно было истолковать неоднозначно, расскажу.

В моей роте было несколько бывших офицеров, «условно освобожденных» из тюрем и лагерей, выпросившихся на фронт. Одного из них, еще сравнительно молодого, не сильно исхудавшего (был в колонии близок к кухне), но уже давно не державшего в руках оружия, я пожалел и назначил поваром ротной походной кухни. Меня тогда почему-то не смутили его руки, до локтей исписанные темно-синими узорами татуировки, и некоторые его тюремно-лагерные замашки и жаргон. Он утверждал, что будучи техником-интендан-том запаса, до получения срока за поножовщину работал где-то на юге поваром ресторана, и что из обычной солдатской провизии сможет готовить приличную еду, тем более, что это удавалось ему делать из более чем скромного списка лагерных продуктов.

Вскоре, когда боевой расчет роты был в основном завершен, взводы и отделения сформированы с учётом подготовки бойцов, дальнейшее поступление пополнения его уже не меняло, но крепких здоровых бойцов я перевёл из обеспечивающих подразделений в стрелковые взводы. Коснулось это и того, «татуированного». Он не сдержал по этому поводу своего озлобления, и я впервые услышал нечто вроде угрозы в мой адрес: «Ладно, капитан, увидим, кого первая (или первого?) пуля догонит». Я никогда не был самоуверенным человеком, однако, отсутствие этого качества не мешало мне в нужную минуту быть решительным и настойчивым. И эта будто вскользь брошенная им фраза только укрепила меня в правильности решения. Когда делаешь дело, принимаешь решения и несешь за них ответственность – тут не до сомнений. Это уже потом, в таких случаях, когда дело сделано, можешь анализировать: а мог бы сделать лучше, решить правильнее, не «перетянул ли струну»? Да и свой принцип «боишься – не делай, делаешь – не бойся» должен оставаться незыблемым всегда. Мой несостоявшийся «повар» в бою погиб, а меня тогда «догнала» пуля, но немецкого снайпера, к счастью, не со смертельным исходом.

Не было и придуманных Володарским бандитских «разборок» между штрафниками, как это показано в его скандально известном «Штрафбате», когда вор в законе убивает своего солагерника за какой-то старый тюремный «грех». Но вот совсем другие случаи «самострелов» в период оборонительных боёв перед взятием белорусского Бреста у нас были разоблачены, и с помощью самих же штрафников. Одно время вдруг стали появляться среди штрафников легко раненные осколками в мягкие ткани, как правило, в ягодицы. Ну, а коль скоро штрафник ранен, пролил кровь – значит, искупил свою вину со всеми вытекающими отсюда последствиями. Число таких случаев здесь, в обороне, где время пребывания в штрафбате текло как-то медленнее, стало подозрительным. Особисту нашего батальона через других штрафников, презрительно относившихся к таким «хитрецам», удалось узнать истинные причины и технологию этих ранений.

Оказывается, во время артналета, под грохот разрывов снарядов, «изобретатели» этого способа бросали в какой-нибудь деревянный сарайчик, а то и в глухой окоп ручную гранату, а затем из стен сарайчика или обшивки окопа выковыривали ее осколки. После этого из автоматного патрона вынимали и выбрасывали пулю, высыпали половину пороха и вместо пули вставляли подходящего размера осколок. А дальше – дело техники. В очередной артналет из этого автомата выстреливали заряженный осколок в мягкое место – и получали «легкое ранение», а значит, вожделённую свободу. Правда, когда эту хитрость раскусили, почти всех «хитрецов» выловили в войсках и вновь судили, теперь уже за умышленное членовредительство и фактическое дезертирство из штрафбата. Эти «умники» не возвращались в ШБ. Некоторых, с учетом их прежних «заслуг», приговаривали к высшей мере и расстреливали, других лишали офицерских званий по суду и направляли в штрафные роты. Свидетели расстрелов, если они бывали, одобрительно встречали приговоры. Вообще к трусам и подобным «изобретателям» в офицерском штрафном батальоне относились, мягко говоря, негативно. В подтверждение – ещё один факт.

Во время оборонительных боёв под Жлобином (Белоруссия) произошёл такой случай. Из штаба с каким-то поручением шёл к окопам штрафник, назовём его «штабной». А навстречу ему с термосом шёл за обедом на батальонную кухню другой штрафник. Назовём его «кухонный». Встретились они, и «кухонный» говорит «штабному»: «Хочешь хорошие немецкие трофейные часы?» «Штабной» подумал, что тот по фронтовому обычаю предлагает «махнуть не глядя», и говорит, что у него ничего подходящего в обмен нет. Тогда его визави говорит, чтобы тот в обмен дал ему пулю и поясняет: «Я тебе часы, а ты мне прострелишь вот эту руку». Тогда «штабной» снимает с плеча автомат, взводит курок и командует: «А теперь поднимай, такую растакую, и вторую руку» и пойдешь в штаб, не думай, сволочь, что кроме тебя в нашем ШБ есть ещё такие же гадины!» – привёл его в штаб к комбату. Несостоявшего членовредителя особист увёл в особый отдел более высокого ранга. Его больше никто не видел. Как говорят, Кесарю кесарево. Вот такие были иногда штрафники.

5. Есть ли сегодня открытые и достоверные данные о безвозвратных общих потерях в штрафбатах и штрафных ротах?
Согласно архивным отчетно-статистическим документам, численность (с точностью до ОДНОГО человека) переменного состава (собственно штрафников) всех штрафбатов и армейских штрафрот составляла: в 1942-м году – 24 993 человека, в 1943-м – 177 694, в 1944-м – 143 457, в 1945-м -81 766 человек. Таким образом, через офицерские штрафные батальоны и армейские солдатско-сержантские штрафроты суммарно за всю войну прошло, по официальным данным, около 428 тыс. человек, точнее – 427 910. Однако, если считать по «методике» таких «историков», как теперь уже покойный автор сценария 11-серийного скандального «Штрафбата» Володарский, то количество числящихся по Перечням Генштаба 65 штрафбатов – «советская» нереальная цифра.

По его многократным утверждениям их было около ТЫСЯЧИ, да если брать в расчёт «сталинскую норму» 800 штрафников в каждом (вот и загоняли виновных и невинных туда попробуй не выполнить сталинский норматив!), это уже получится 800 тысяч! Добавив ещё числящихся в том же Перечне 1.048 армейских штрафрот, где в расчёт брался не штатный минимум 200 человек в каждой, а «по слухам» 500-1000 штрафников, то получится действительно ужасная цифра: более 2-х МИЛЛИОНОВ штрафников! Вот где можно разгуляться фантазиям Володарского, Сванидзе и иже с ними фальсификаторов, привыкшим валить в одну кучу всё: репрессированных Сталиным, расстрелянных «врагов народа» и раскулаченных, загнанных в Гулаг, на Колыму, на Соловки интеллигентов, маршалов, генералов и офицеров, и нести эту безмерную цифирь в СМИ для оболванивания слушателей и зрителей прочими сочинёнными ими «ужастиками».

Однако, на самом деле, и штрафбатов фактически было не 65, а чуть больше 20, так как в Перечне указывались все имевшиеся у них номера, которые менялись у одних и тех же батальонов по разным причинам. И было их не 3 на Фронт, а, как правило, ОДИН. Так что одновременно в Действующей армии их было фактически только 10–11, воевали они большую часть только поротно, а числом 800 случалось, например, нашему батальону, вести бои только в 3-х операциях. Да и армейских штрафрот по тем же причинам было тоже не тысяча с лишним, а в 2–3 раза меньше. Я просто назову ещё малоизвестные большинству цифры.

В армейских штрафных ротах среднемесячная их численность была 102 человека, а даже не 200, как по штату. Общая среднемесячная списочная численность штрафников во всех штрафных частях, батальонах и армейских ротах – 277 326 человек. Для сравнения: среднемесячная списочная численность действующей армии в том же году— 6 млн 550 тыс. человек. Нетрудно подсчитать, что доля штрафников достигала меньше полпроцента численности Действующей армии.

Известно, однако, что в некоторых Воздушных Армиях существовали одно время так называемые «штрафные эскадрильи», а в Военно-Морском флоте Адмирал Кузнецов создал даже штрафные роты и «отдельные штрафные взводы», но все они были настолько малочисленны, что не могут повлиять на показатели общей численности штрафников в Действующей армии на фронтах Великой Отечественной войны. Точных или даже приблизительных данных раздельно по штрафбатам и штрафротам нам пока не удаётся ВЫЛОВИТЬ в архивах. Мне иногда кажется, что это сокрытие делается намеренно, чтобы заведомо не ограничивать точными цифрами неуёмную фантазию фальсификаторов.

Итак, за всю войну в штрафные части было направлено всего лишь 1,24 % от общего числа воевавших. Таким образом, вопреки уверениям недобросовестных публицистов, не «трупами штрафников», оказывается, завалили агрессора, не штрафбаты были главной силой, добывшей Победу.

Я ещё не совсем полно ответил на вопрос, именно о безвозвратных потерях. Под безвозвратными потерями в общем смысле понимают личный состав воинского формирования, выбывший из него в боевых условиях. К штрафным частям это может относиться только с определённой поправкой, т. к. к этим потерям статистика относит и тех, кто выбывает из штрафников досрочно и «безвозвратно», проявив подвиг. В числе «убывших по другим причинам» статистиками рассматривается и другая категория, но штрафники, как правило, не дезертируют и в плен не сдаются, хотя отдельные случаи бывали. Пока мне не удалось найти хотя бы приблизительную общую для всех штрафных формирований цифру погибших и раненых штрафников. Да и вряд ли такие сводные сведения где-то открыты, даже в архивах.

Некоторые данные о безвозвратных потерях ВО ВСЕХ штрафных батальонах и армейских штрафных ротах только за декабрь 1943 года мне удалось найти. Всего суммарно из них за один месяц выбыло 26 446 человек, в том числе убитых, раненых и заболевших 16 244 человека. Обычно число убитых и раненых соотносится в среднем, как 1:2 или даже 1:3, независимо от того, какой сложности или боевой напряжённости выполнялась боевая задача (о заболевших – отдельно). Это соотношение получалось и тогда, когда я подсчитывал потери батальона для своих книг, но об этом чуть ниже.

Итак, при соотношении 1:3 в нашем случае число убитых составит 4 054 и раненых – 12 160. Если из общего числа выбывших 26 446 человек за то же время 4 885 выбыло досрочно, за боевые подвиги, да по отбытии срока, «не пролив крови», 3 472, а всего не «кровью искупивших вину» 8 357, или даже более 30 %, это, как понимаете, только в худшем варианте.

Общие потери могут быть, конечно, разные в разных случаях, но соотношение убитых и раненых всегда очень близко к общепринятому, расчётному 1:2 или 1:3. И ещё: как правило, штрафники не болеют (если отдельные из них не симулируют какую-нибудь болезнь), а всякого рода недомогания скрывают, чтобы не продлять себе срок пребывания в штрафной части. Поэтому, для более корректного расчёта, число заболевших в расчёт брать не будем, или, как говорят математики, этим числом можно пренебречь. Тем более, что заболевшему, если он какое-то время находится в лечебном учреждении, медсанбате, госпитале, срок наказания не идёт, и после выздоровления он должен продолжить отбытие наказания.

К примеру, я уже после войны вёл для своих книг расчёты по боевым потерям при окружении Брестской группировки противника. Как мне стало известно по архивным материалам ЦАМО РФ, после завершения боёв по окружению Брестской группировки противника в нашем батальоне из числа вступивших в операцию «Багратион» 630 воинов переменного состава к её завершению осталось 376 человек, то есть, грубо говоря, немногим больше половины.

Получается, что 254 человека (630 – 376 = 254) – боевые потери, но сколько из них ранено, а сколько погибло, таких данных у меня пока нет. Однако, если принять соотношение погибших и раненых 1:2 или даже 1:3 – как это примерно бывает, то получится: раненых там было 190, погибших 64 (или соответственно 170 и 84). Вполне правдоподобно, хотя неизвестно, сколько раненых умерло в медсанбатах и госпиталях, и кто знает, скольких раненых не довезли живыми до них?

Например, в нашем батальоне после 5-суточного дерзкого рейда по тылам немцев всех раненых не «пристрелили», как иногда врут о нас записные лгуны, и даже убитых штрафники вывезли. Так вот, за мужество, героизм и боевые подвиги, совершённые при выполнении особо важной боевой задачи, решением Командарма Горбатова и Командующего Фронтом Рокоссовского 600 человек из 800 бескровно перестали быть штрафниками, то есть 75 %!!!

Так что разглагольствования о том что из штрафбатов почти никто живым не возвращался, а раненых добивали – уже даже и не миф, а злонамеренное враньё.

6. Сейчас на Западе, да уже и у нас поднимают истерию по поводу “изнасилования немок”и тому подобное. Что бы Вы могли рассказать об отношении штрафников к мирному населению Европы?
Современные «ПРАВДОИСКАТЕЛИ» уже пишут и говорят о «миллионах» изнасилованных немок, от малолетних девочек до дряхлых старух, для убедительности стряпают грязные киноподелки о массовом насиловании их советскими воинами, солдатами и офицерами. Надо полагать, что зверства солдат Вермахта, всякого рода их прислужников не могли оставить равнодушными к этому зверью советских солдат, особенно тех, кто рвался в проклятую Германию отомстить за повешенных или заживо сожжённых его родных, его семьи, его детей. Нелегко было удержать ярость этих солдат, и на первых порах происходили случаи, об одном из которых я рассказывал в своих книгах, не буду сейчас его снова пропагандировать, кто прочтёт любую из моих книг, узнает подробности.

А что касается НАСИЛОВАНИЯ немок, то это такая же ложь, как и многое другое, пропагандируемое от Геббельса до Солженицына. Скажу только, что иногда наши воины не могли устоять от соблазнов, которыми провоцировали их сами немки, да и немцы.

Наверное, известно всем, кто знаком с документами Ставки Верховного Главнокомандования о запрещении неправильного отношения к немецкому населению, о строжайшей ответственности вплоть до расстрела, и в нашем штрафбате было несколько штрафников, поплатившихся за подобное. Ко времени перехода границы Германии я был уже женат, и был случай, о котором я не писал в своих последних книгах. Однажды, во время передислокации нашего батальона, пришлось на ночлег остановиться в доме, где жила немецкая семья. Хозяин, достаточно пожилой немец, предложил мне с женой, которая в то время была медсестрой в нашем батальоне, отдельную комнату, но тут же «предположив», что моя жена устала, позвал сюда двух своих дочерей и предложил мне выбрать для себя любую… Какая гадость! Пришлось поменять место ночлега. А вот единственный случай, отмеченный даже в приказе по батальону. Даю выписку из него, присланную мне из Центрального Архива МО РФ: Приказ от 5мая – «за нарушение моего приказа, запрещающего вступать в интимные отношения с немецкими женщинами, капитана Г… М.И. арестовать на 5 суток домашнего ареста с удержанием 50 % денежного содержания». Как видите, ни о каком насиловании нет ни слова, потому что это был, как мы узнали потом, обычный в то время факт, когда инициатором была женщина. Были и другие случаи, не ставшие достоянием комбата или «не замеченные» им, причём не всегда обходившиеся без медицинских последствий, но всегда по инициативе немецкой стороны и чаще с целью именно заражения, что в общем-то несколько охлаждало пыл желающих.

А что касается штрафников, то они, надо полагать, понимали, что нарушение приказа Ставки может так приплюсовать это преступление к уже имеющемуся, что это может закончится очень печально. В Германии в нашем батальоне такие случаи не были нам известны, а вот в Польше однажды, когда мы стояли южнее Седлеца, перед взятием Варшавы на формировании, ко мне, командиру роты, пришла полька лет 25 и заявила, что её изнасиловал один из моих бойцов, размещавшийся с группой солдат в их доме. Зная уже, что поляки любят что-нибудь выторговывать, и подозревая нечестность жалобщицы, я объяснил, что за такое преступление, если оно будет доказано, нашего бойца могут расстрелять. Тогда она взмолилась и стала убеждать меня, что «не тшеба того», что он «добже» это делал. На том инцидент и закончился. И зарубежные писаки, да и сами поляки, стремящиеся требовать от России миллиардных компенсаций за провокационную Катынь, не додумались сочинить байку о миллионах изнасилованных полек воинами «Советов».

7. К сожалению, о деятельности СМЕРШ очень мало сведений даже сейчас. Приходилось ли Вам взаимодействовать с представителями этого органа контрразведки, как Вы оцениваете их вклад в борьбу с врагом?
По моим наблюдениям, о представителях этих органов, в современных фильмах особенно, упоминается гипертрофированное количество всякого рода не то что сведений, а просто измышлений. Достаточно вспомнить хотя бы скандально известный 11-серийный фильм «Штрафбат» Волдарского-Досталя, где чуть ли не за каждым штрафником следит смершевец, и даже бестолковым комдивом-генералом командует представитель этого всесильного органа. Рисуется зловещий образ «палачей из НКВД», которые только и ждали, чтобы начать безжалостно расстреливать штрафников. Причем всё это, как правило, приводится, чтобы проиллюстрировать «людоедскую» сущность сталинского режима.

Возьмите любой из современных фильмов на тему Великой Отечественной войны – там обязательно эти зловещие фигуры определяют события как в боевых условиях, так и в местах, далёких от фронта. И даже в сценах, изображающих довоенный быт советских людей, когда органов «СМЕРШ» вообще ещё и не было, всё равно без этих синих фуражек с красным околышем наши киношники обойтись не могут. Известно же, что этот армейский (то есть Наркомата Обороны, а не НКВД-вский орган) был создан уже в апреле 1943 года.

Представители этого войскового органа «СМЕРШ» имелись в Особых Отделах каждого полка или в отдельных крупных войсковых подразделениях, в том числе и в нашем штрафбате. В крупных воинских формированиях (корпус, армия) им иногда подчиняли часть армейских заградотрядов. Но даже в нашем штрафбате на 7 рот примерно по 100 штрафников в каждой был по штату и фактически всего ОДИН офицер – «смершевец», или, как мы их называли, «особист». Чем он занимался, нам было неинтересно, каждый на фронте делает своё дело, но именно ему удалось разгадать и изобличить в нашем штрафбате хитрецов, наловчившихся «получать» лёгкие осколочные ранения, дающие им освобождение от наказания штрафбатом за совершённые ранее преступления и восстановление во всех офицерских правах, как «искупивших кровью» свою вину перед Родиной.

Насколько мне стало известно уже значительно позднее, ещё 21 апреля 1943 года, И. В. Сталин подписал Постановление ГКО № 3222 сс/ов (сов. секретно особой важности) об утверждении положения о Главном Управлении контрразведки «Смерш» (Смерть шпионам) и его органах. Начальник Главного Управления контрразведки НКО “Смерш” был подчинен непосредственно Наркому обороны, а „Смерш” армий, корпусов, дивизий, бригад, отдельных батальонов и т. п., а также военных округов и других соединений и учреждений Красной Армии подчинялись только своим вышестоящим органам, а не МВДэшным комиссарам.

Задачами этого вновь организованного органа Красной Армии ставились борьба с агентурой противника, с проникшими в части армии антисоветскими элементами, получение данных о результатах борьбы с изменой Родине и предательством (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних), дезертирством, членовредительством и тому подобными явлениями, чему мы, офицеры войскового звена, а тем более штрафбатовские, были даже довольны, считая, что это важное на фронте дело передано в надёжные руки. Мы уже были в курсе того, что эти органы плотно занимались проверкой военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника, тем более что уже значительная часть пополнения к нам поступала после таких проверок.

Никакого отношения к преследованию мирного населения ГУКР СМЕРШ не имело, да и не могло этим заниматься, так как работа с мирным населением – прерогатива территориальных органов НКВД-НКГБ. Вопреки распространенному мнению, органы СМЕРШ не могли приговорить кого-либо к тюремному заключению или расстрелу, так как не являлись судебными органами. Приговоры выносил военный трибунал или Особое совещание при НКВД.

Как нам теперь известно, всего за годы войны военной контрразведкой обезврежено более 30 тысяч шпионов, около 3,5 тысяч диверсантов и свыше 6 тысяч террористов. К немцам за линию фронта заброшено нами свыше 3 тысяч агентов. Только за период существования органами СМЕРШ с 19 апреля 1943 года до окончания войны проведено 183 радиоигры с использованием разоблачённых или пришедших с повинной диверсантов, заброшенных немцами в наш тыл. Дезинформация, передаваемая гитлеровцам, способствовала успеху Курской битвы, Белорусской, Ясско-Кишиневской, Висло-Одерской и других операций и, в итоге, всей Победы в Великой Отечественной войне.

8. Были ли в штрафбатах комиссары, и если были, как к ним относились штрафники?
Да, были, как и во всей Красной Армии. Штрафбаты, как известно, создавались после 28 июля 1942 года, и первым комиссаром нашего штрафбата был Ларенок Павел Прохорович. И воинское звание у него тогда было «батальонный комиссар», что соответствовало общевойсковому «майор». Тогда был установлен порядок, при котром приказы командира санкционировались комиссаром. Во всех подразделениях штрафбата (ротах, взводах) тоже на первых порах назначались политработники, а поскольку командир роты в штрафбате был приравнен к командиру батальона в обычных частях, то и в ротах были тоже комиссары рот, ну, а во взводах – политруки. Было это предусмотрено, наверное, ещё и по предположению, что управлять подразделением из проштрафившихся офицеров одному командиру не под силу. Тогда в эти подразделения назначались ещё и офицеры в ранге обычных заместителей, так что у командира взвода, например, были политрук и замкомвзвода, оба в ранге штатных офицеров. В октябре того же 1942 года с целью укрепления единоначалия в Красной Армии институт комиссаров был упразднён, и вместо них назначались «заместители командиров по политической части». Командир теперь уже отдавал приказы без подписи замполита.

Через некоторое время, когда стало ясно, что штрафники-офицеры – вполне управляемое войско, в подразделениях штрафбата (ротах, взводах) должности политработников и штатную офицерскую должность заместителя командира взвода отменили, оставив только в ротах обычных заместителей, и то на случай, если командир роты в бою будет ранен или убит. За счёт сокращения числа политработников в ротах и взводах при замполите комбата был создан довольно внушительных размеров политаппарат, главным звеном которого были должности «агитаторов батальона».

Отношение штрафников к комиссарам, а затем и к политработникам вообще формировалось скорее в зависимости от личных или профессиональных качеств политработника. К одним относились с уважением, даже с любовью, как например, к майору Оленину, о котором штрафники, когда этот майор оказывался или в окопах, или в цепи наступающих, говорили: «С нами О-Ленин!». Любили и другого агитатора – майора Пиуна, которого знали как смелого, но и человека с лирикой в душе. Он в свободное от боевых действий время или на отдыхе после напряжённых занятий по подготовке к боям и т. п. всегда организует хоровые песни, так просветлявшие души и сердца штрафников. Не любили болтунов вроде капитана Виноградова, тоже агитатора, за которым кроме слов не видели дела.

9. Существовали ли специализированные танковые или авиаштрафные подразделения?
Никаких специализированных танковых, артиллерийских, сапёрных и тому подобных штрафных формирований ни в каких исторических архивных документах тщательно изучавшие историю Великой Отечественной войны историки не обнаружили. Существовали некоторое время в некоторых воздушных армиях создаваемые для провинившихся лётчиков «штрафные эскадрильи», а в Военно-морском флоте – отдельные штрафные роты и даже отдельные (то есть самостоятельные, не входящие в состав других аналогичных формирований) взводы. Несколько данных об этом я приведу из своей последней книге «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов» (М., ВЕЧЕ, 2012).

В специальной главе этой книги отмечалось, что даже некоторые военные историки высказывают сомнения в том, что в годы Великой Отечественной войны наряду со штрафными батальонами и ротами были и штрафные авиаэскадрильи. Развеем эти сомнения: были!

Но если штрафбаты в составе фронтов и штрафроты в составе общевойсковых армий создавались в соответствии с приказом Наркома обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 г., то штрафные эскадрильи в составе воздушных армий формировались в те же сроки, скорее, по инициативе самых высоких авиакомандиров, не по велению сверху. Однако, поскольку их формирование было делом инициативы самих авиаторов, они не числились в Генштабе, и данные об их количестве и сроках существования могут определить лишь энтузиасты. Естественно предположить, что учитывалось, конечно, то, что летчику, проявившему трусость в воздушном бою, при штурме или бомбардировке цели, техническому специалисту, плохо обслужившему самолет, целесообразнее искупать вину не в боевых порядках штрафного стрелкового батальона или роты, а в небе или на аэродроме.

Отличие штрафной эскадрильи от штрафбата прежде всего в том, что в ней в одном строю искупали вину летчики-офицеры, летчики-сержанты, авиаспециалисты как среднего, так и младшего звена, хотя и других отличий было немало. Например, в 8-й воздушной армии было создано три штрафные эскадрильи десятисамолетного состава (не всегда укомплектованные полностью). В системе столь мощного авиационного объединения это капля в море, но их воспитательное значение преуменьшать нельзя.

Однако в нашем штрафбате авиаторы были, и довольно нередко. Попадали они за самые различные преступления из частей, не участвующих в боевых действиях, из военных округов нашей большой страны до самых берегов Тихого и Северного Ледовитого океанов, да и был специальный приказ Наркома Обороны, за какие преступления лётчиков направлять именно в штрафбаты в пехоту. Надо сказать, что боевые лётчики у нас воевали героически. Особенно остался в моей памяти офицер по фамилии Смешной, который в бою за плацдарм на Одере, завладев фауст-патронами противника, подбил ими 2 вражеских танка и поднял своим примером роту в атаку. Жаль, что в том бою он погиб. По моему настоянию был представлен к званию Герой Советского Союза, но награжден посмертно орденом Отечественной войны I степени.

Не редкостью были у нас и моряки; я даже, будучи командиром роты, сформировал из них отделение из офицеров-моряков. Наверное, многие знают, что наряду с Наркоматом Обороны во время войны существовал ещё и Наркомат Военно-морского флота, всё-таки подчинённый Ставке. Имеются сведения, что Нарком ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов издал 28 декабря 1944 года приказ № 0935 «О порядке направления в действующий флот, флотилию офицеров, осуждённых военными трибуналами…», где были указаны места дислокации штрафных частей ВМФ. Один из авторов книги «Штрафбаты по обе стороны фронта» Игорь Васильевич Пыхалов из Перечней Директивы Генштаба №№ 17–21 от 2.04.1960 г. приводит список семи штрафных рот и шести штрафных взводов, числящихся на Флотах и Флотилиях. Вот они:

Балтийский флот – 487-я, 612-я ОШР и 587-й Отдельный штрафной взвод (ОШВ);

Черноморский флот – 613-я ОШР и 588-й ОШВ;

Северный флот – 614-я ОШР;

Волжская военная флотилия – 610-я ОШР;

Дунайская военная флотилия – 472-я ОШР и 473-й ОШВ;

Днепровская военная флотилия – 845-я ОШР, 732-й и 846-й ОШВ;

Северный оборонительный район – 589-й ОШВ.

Вот, пожалуй, и всё, что можно сказать о штрафных формированиях в авиации и на флоте. Что же касается современных публикаций, поднявшихся у нас на волне интереса ко всему «штрафному», то чего только не сочинят стремящиеся «погреть руки» на острой «штрафной» теме, включая уже отсочинявшего Володарского с его скандально известным «Штрафбатом», «романом» и фильмом! В эту же сомнительную компанию попал и нынешний непотопляемый (пока) руководитель Союза кинематографистов Михалков с его штрафбатом из «врагов народа» в известном своими отечественными и международными провалами фильма «Утомлённые солнцем-2», порядком утомившим уже всех на многих континентах планеты. Пока, глядя на них, сочиняют, а наши издатели получают немалые барыши от печатания и насыщения книжного рынка самыми невероятными байками то о женских штрафбатах, то о танковых штрафных ротах, то о смертниках, то о специальных штрафных группах диверсантов.

Достаточно включить поисковик в интернете, чтобы найти книги о штрафниках, то одно только издательство «ЯУЗА-ЭКСМО» выдаст чуть ли не полсотни «сочинений» под общей громкой рубрикой “Штрафбат. Они сражались за Родину! “ – серия книг о героизме советских людей в Великой Отечественной войне. Штрафники тоже любят свою родину! А там будет и_Владимир Першанин со своими вымыслами «Штрафник, танкист, смертник», «Штрафник из танковой роты», «У штрафников не бывает могил» и др., Георгий Савицкий: «Штрафники против асов Люфтваффе», Роман Кожухаров: «Пуля для штрафника», «Штрафники не кричали “Ура!”, «Штрафники против “Тигров”», и т. д. Там, наконец, и книга Погребова «В прорыв идут штрафные батальоны», и Михеенков со своими «Штрафниками против гитлеровского спецназа», «Заградотрядом» и много другого штраф-мусора, но не перечислены действительно документально правдивые издания. Эти зловредные сочинительства своим враньём и клеветой очень болезненно откликаются в сердцах тех, кто воочию видел и на своих нервах пережил «штрафную школу» войны.

10. Насколько верили штрафбатовцы Советскому руководству и на чём эта вера была основана (убеждённость, авторитет, Присяга, привычка подчиняться старшим, страх наказания, единство помыслов – разбить врага, защитить родных… или другое)?
Для начала приведу высказывание бывшего штрафника нашего батальона, в котором он «смывал вину» перед Родиной, ныне покойного полковника Семёна Емельяновича Басова, закончившего свой земной путь в 95 лет. Он так говорил о нашем штрафбате: «Я сожалею, что оказался практически невинным штрафником. Но и горжусь тем, что ВОСЬМОЙ ОТДЕЛЬНЫЙ офицерский штрафбат, в который меня направили, был особо упорным, особо дерзким и отважным. Мы не роптали на свою судьбу и не кляли Советскую власть. В нём все мы были объединены и сплочены не одной обидой или несчастьем, не одной виной, а одной ненавистью к врагу, одной бедой, свалившейся на нас, одной любовью к Социалистической Родине – Советскому Союзу, и потому сражались за неё, как истинные патриоты. Наш батальон был настолько стойким и упорным, что никогда и нигде не отступал ни на шаг, ни на метр, ни даже на сантиметр! И я этим всегда горжусь, а не прячу своего штрафного прошлого».

Думаю, что в этих словах человека, прошедшего и окружение, и унизительный страшный немецкий плен, и отчаянный побег из него с риском для жизни, и штрафбат, человека, воевавшего до самой Победы и заслужившего не один боевой орден, сказано почти всё, а под Советской Родиной все мы понимали тогда и каждую пядь её земли, и советский строй, и своё родное место, своих родных и близких.

Что касается страха наказания, то все они уже были наказаны штрафбатом и понимали это, а такая опасность повторного наказания могла возникнуть только у людей с преступными замыслами. Привычка подчиняться старшим, конечно, играла определённую роль, так как майор или полковник, попавший в штрафбат, хоть и временно, но был лишён своего прежнего воинского звания и понимал, что он в данной ситуации лишь рядовой солдат, а значит, подчинён командиру, лейтенант он или капитан. «Приказ начальника – закон для подчинённого» – это прочно в сознании каждого, кто принимал присягу, да тем более не один год прослужил в армии, потому что каждый штрафник – офицер в совсем недавнем своём прошлом.

Уверен, что как у всех честных воинов Красной Армии, так и у штрафников, вера в Советское руководство, в руководящую и направляющую силу тогда Великой страны нашей, Партию большевиков была сильнее своих личных частных обид. И верность Присяге, убеждённость в правоте сталинского «Враг будет разбит, победа будет за нами!», его и партии авторитет и, безусловно, единство помыслов – разбить врага, защитить родных – и были теми основополагающими причинами того подвига, который совершили Красная Армия и весь советский народ. (Я исключаю из понятия НАРОД и АРМИЯ предателей, дезертиров, мародёров, спекулянтов и симулянтов, которые бывают, к сожалению, в любом обществе и были, хоть в ничтожном меньшинстве и в нашей стране, и в её армии.)

Попробуйте теперь представить нашу нынешнюю «руководящую и направляющую силу», партию «Единая Россия» и такую же ситуацию, как в той, Великой Отечественной, да ещё и послесердюковские Вооружённые «Силы» России, разрушенные до основания явно не по собственной инициативе, и не по широте мышления торговца модной мебелью.

Что бы стало или что станет, если подобное случится?

Ответ на этот гипотетический вопрос, пока трудно сформулировать.

11. Были ли проявления национализма среди штрафбатовцев, в чём они проявлялись? Была бы Красная Армия крепкой, если бы она строилась не на основе советского патриотизма, а на основе национализма?
Наверное, ответ на вторую часть вопроса содержится в нём самом, но тем не менее, попробуем его несколько развернуть. Мне за мои 40 лет воинской службы пришлось послужить не только в штрафбате. До военного училища с самого начала войны полгода служил в 5-м армейском запасном стрелковом полку 2-й Краснознаменной Армии Дальневосточного Фронта. Далее судьба забросила меня (и тоже на полгода) в разведвзвод 198-го стрелкового полка 12-й стрелковой дивизии той же Армии Дальневосточного Фронта, где-то под Благовещенск на Амуре. Потом полгода в военном училище в Комсомольске-на-Амуре, а затем (и опять полгода!) на Дальнем Востоке, в районе озера Ханко (Уссурийский край), уже на границе с той частью Китая, которая была захвачена японцами и называлась тогда Маньчжурия. Эти подробности я сообщаю для того, чтобы мои респонденты представили разнообразие национальностей и в тех местах, и, соответственно, в Армии. Знаете ли вы, что коренное население там – северные народы (алеуты, вепсы, долганы, ительмены, камчадалы, кеты, коряки, нанайцы, ненцы, нивхи, орочи, саамы, телеуты, тувинцы, удэгейцы, ульчи, челканцы, чуванцы, чукчи, чулымцы, шорцы, эвенки, эскимосы, юкагиры, якуты) и ещё более 15-ти малочисленных народов?! Но основное население, как теперь говорят, – русскоязычное, переселенцы из России, Украины Белоруссии и даже Польши. Так что получается – и в Армии такой «интернационал», что не каждый может его вообразить. Но не было никаких межнациональных трений, никакого национализма ни в каком виде!

Какое-то время пришлось послужить взводным командиром и в Южно-Уральском военном округе, где готовили и ежемесячно отправляли маршевые стрелковые роты на фронт. Там, наоборот, основной контингент мобилизованных поступал из среднеазиатских республик. Эти вчерашние чабаны плохо владели русским языком или вовсе его не знали. Для нас, не знающих их языка, трудности были неимоверные. Хорошо, что командиром нашей роты был капитан Нургалиев (надеюсь, только однофамилец недавнего министра, так «продуктивно» проведшего аттестацию крупных полицейских чинов), да среди призванных оказался молодой казах, только что окончивший среднюю школу в ближайшей Сибири. Они подсказывали, как перевести на тюркский русскую команду, например, «Встать», «Окопаться!», «Огонь!» и другие. А этот симпатичный казашонок научил меня произносить некоторые фразы, убеждавшие моих солдат, что я хочу не только научить их понимать русский язык, но и сам стремлюсь к познанию их слов. А это располагало их ко мне, и обучение шло более результативно. И никакой злости или выражения недовольства.

На фронте в штрафбате национальный состав был тоже пёстрый, хотя большинство было русских, но заметная прослойка штрафников была из украинцев, меньше белорусов, были евреи, грузины, армяне, редко представители малочисленных народов Севера и Северного Кавказа. Не считаю проявлением национализма безобидные анекдоты или дружеские розыгрыши, когда позволяла боевая обстановка. Среди постоянного комсостава был у нас командир миномётного взвода еврей Миша (Моисей) Гольдштейн, боевой офицер, но вне боёв – весельчак, шутник, аккордеонист, плясун, и как только появлялся новый штрафник из его нации, Миша найдёт время и прощупать его настрой, и пошутить. Любимыми его анекдотами были про еврея-снайпера «с кривым ружьём», а особенно вот этот: «Командир: “Ну, орлы мои, в атаку, вперёд!” – Видит: двое остались в окопе. – “Почему остались?”, “Так мы не орлы, мы Львы: он Лев Шендерман, а я Лев АбрамОвич”». Так вот этот Миша Гольдштейн почти всегда добивался, чтобы его вынужденный собеседник признавал себя ОРЛОМ, независимо о того, какое действительно он носит имя. Естественно, за нормальные национальные взаимоотношения отвечал командир подразделения, а ему помогали гасить, если возникало что-то похожее, штатные офицеры-агитаторы батальона, закреплённые за ротами. Ни о каком «одобрении» не могло быть и речи априори.

Ну, а насчёт того, была бы Красная Армия крепкой, если бы она строилась не на основе советского патриотизма, а на основе национализма, то мне кажется, что этот вопрос и не требует никаких доказательств или пояснений. Наша Великая Победа 1945 года – неоспоримый факт.

Это уже теперь, в совсем недавнее время, было модно недобро позубоскалить над чукчами, посмеяться над мусульманами. Зато почти перестали травить анекдоты про евреев, взамен этого стали плодиться не только анекдоты про тупых, ленивых, пьяниц – русских, но у них, являющихся для России странообразующей нацией, столпом её, отобрали национальность. А заодно, так сказать, походя, лишили национальной принадлежности и татар, башкир, бурятов, чувашей, чукчей, якутов и более сотни других народов. И даже послушный Конституционный Суд признал неконституционным оспаривание ликвидации в паспорте графы с названием своей национальности и любые попытки их восстановления. Все в России теперь безликие «россияне», что фактически не объединило их, а обозлило, разъединило, возникли сепаратистские настроения, стремление отделиться от веками сложившегося единства.

Нет в стране разумной национальной политики, как нет и продуманного экономического, морального, культурного, молодёжного будущего и многого другого, разумного, взвешенного именно ради благосостояния народов страны и всего другого важнейшего, что могло бы удержать ее от безостановочного сползания до уровня самых отсталых стран Африки.

12. Многие ли командиры рот и штрафбатов погибли на войне?
Что касается погибших командиров штрафбатов и отдельных армейских штрафных рот, то, поскольку я глубоко занимался изучением истории только своего, 8-го ОШБ, то что случалось в других штрафных формированиях, постараюсь узнать в будущем, если у меня его будет достаточно. Возраст, однако!.. По данным о своём батальоне могу сообщить, что из 4-х комбатов на этой должности не погиб никто, а что было с ними после штрафбата – это уже совсем другой вопрос.

Из командиров рот нашего батальона самым первым, и даже раньше штрафников, погиб командир стрелковой роты капитан Чёрный Спиридон Григорьевич, в батальоне с первых дней формирования с 15.08.1942 года. Погиб 21.08.1942 года, пробыв на этой должности всего неделю.

В числе погибших (я не уверен, что это полные данные) у меня также числятся:

Командир роты из первого набора командного состава штрафбата капитан Блинов Григорий Иванович, погиб 10.10.1942 года.

Замкомроты старший лейтенант Титенко Иван Александрович, исполнявший обязанности командира роты, выбывшего по ранению, погиб на Курской дуге 15.07.1943 года, в батальоне с первых дней формирования.

Командир стрелковой роты капитан Богачёв Михаил Иванович… Погиб в Белоруссии под Жлобином 23.12.1943 г.

В том же бою под Жлобином 23.12.1943 года погиб и командир роты ПТР капитан Бойков Степан Иванович. В батальоне с 28.07.1943 года.

Один из моих самых близких друзей Янин Иван Егорович, старший лейтенант, заместитель командира роты. Погиб на Наревском плацдарме (Польша) 30.10.1944 г.

Список погибших взводных командиров мог бы быть, естественно, длиннее, ведь они тоже командовали: «Вперёд, в атаку, за мной!», а «за мной» можно командовать, лишь находясь впереди. Погибали и политработники, такие как старший лейтенант Желтов Александр Матвеевич, – агитатор, парторг батальона. Он погиб во время рейда в тыл врага в районе г. Рогачева 21.02.1944 г.

Могу привести примеры и того, как командиры рот нашего батальона получали, и неоднократные, почти смертельные ранения.

Например, встретивший под Берлином День Победы командир стрелковой роты майор Чесноков Степан Матвеевич. В батальоне с первого дня формирования, где старшим лейтенантом был назначен командиром взвода ПТР. За время пребывания в батальоне был трижды ранен, но каждый раз, даже после тяжелейших ранений, возвращался в батальон.

И завершу этот список собственной персоной. Как и майор Чесноков, я тоже встретил Победу под Берлином, и тоже майором, и тоже трижды ранен, правда, не за 3 года, а всего за полтора, и два раза почти с «летальным» исходом. Заготовленные «похоронки» после таких ранений «опровергал», так же упорно возвращаясь к штрафникам. А вероятность погибнуть для командира роты штрафбата была очень реальной.

13. Были ли партийно-политические занятия с переменным составом? Кто и как их проводил и была ли от них польза? Могли бы их заменить беседы со священниками, как это предлагается в нынешней Российской армии?
Смотри далее.

14. Были ли комсомольцы и коммунисты среди переменного состава штрафбатовцев? Имели ли они какие-то привилегии? Как строились взаимоотношения между партийцами постоянного и переменного составов? Между партийцами и беспартийными?
Поскольку вопросы касаются практически одной темы, ответ объединяю. Принадлежность к партии большевиков была огромным стимулом и реальной обязанностью офицера переднего края быть первым в бою, в атаке, в рукопашной. На фронте, особенно в частях переднего края, вступление в партию надо было заслужить, и писали мы тогда в заявлениях: «Хочу быть в первых рядах защитников Родины», хотя штрафбаты и так были не «вторыми». Отношения между партийными и беспартийными основывались на одной только привилегии: быть первым в бою, в атаке – и никаких других привилегий или льгот. Как и потом, уже после войны, находились такие, которые «пролезали» в коммунисты только ради карьеры. Но это уже не в войсках переднего края.

Офицеры-штрафники в большинстве своём в недавнем прошлом были или коммунистами, или комсомольцами, хотя здесь у них не было соответствующих партийных и комсомольских билетов, и здесь никого не выделяли по этим признакам. Конечно, мы, их командиры, опирались на некоторых из них и чаще всего на тех, кто в душе считал себя коммунистом или комсомольцем. Однако, чаще всего многие из них не утратили духовной связи с партией и комсомолом и даже иногда сами собирались, особенно перед атаками, на неофициальные партийные или комсомольские собрания.

Конечно, как пел Владимир Высоцкий, «нам не писать: “считайте коммунистом”». Официальных парторганизаций штрафников не создавалось, но политработники батальона знали партийно-комсомольское прошлое штрафников, и иногда сами проводили с ними в боевой обстановке, а тем более, вне её, индивидуальные, а когда позволяла обстановка, и групповые беседы с этой категорией переменного состава.

В периоды, когда батальон находился на формировании или отдыхе, и мы, постоянный командный состав, интенсивно готовили штрафников, особенно не имеющих опыта пехотного боя (лётчиков, артиллеристов, моряков, танкистов и других специалистов, например интендантов, техников и т. п.), то из 12–14 часов боевой подготовки выделялось 1–2 часа политических занятий, которые проводились штатными агитаторами из политсостава батальона. Была ли от них польза? Наверное, это зависело, прежде всего от того, смог ли расположить к себе слушателей, был ли он авторитетен у них, а это функция многих личностных качеств и факторов.

Относительно бесед священников – не могу представить их в Красной Армии, но судя по тем священнослужителям, с которыми я поддерживаю контакты, если бы и те были такими же, как, например, дьяк о. Владимир Василик, они бы были полезны (см. в поисковике в связи с моей фамилией).

В свободное от боевых действий время или на отдыхе, формировании, вечерами, после напряжённых занятий по боевой подготовке, когда нет ночных занятий, или до них ещё остаётся достаточно времени, майор Пиун находил возможность организовать хоровые песни, так просветлявшие души и сердца штрафников. Не любили болтунов, вроде капитана Виноградова, тоже агитатора, за которым кроме нотаций и выспренных слов не видели дела.

Несколько слов о том, как подбирался политсостав в штрафбат.

Первым комиссаром нашего штрафбата был (тогда ещё были комиссары и политруки) батальонный комиссар Павел Прохорович Ларенок. Меня тогда в батальоне ещё не было, и его воспоминания прислал его сын, Анатолий Ларенок. К сожалению, Анатолия Павловича уже нет в живых, но, полагаю, он не был бы на меня в обиде, если я поведаю об этом и вам. Вот фрагмент из воспоминаний Павла Прохоровича Ларенка об этом. «В первых числах августа 1942 года меня вызвали к начальнику политуправления фронта тов. Галаджеву. Судя по всему, он внимательно изучил моё личное дело. После непродолжительной беседы предложил мне должность… комиссара штрафного батальона»!

К тому времени отец имел немалый боевой опыт. Будучи старшим инструктором по пропаганде политотдела 1-й воздушно-десантной бригады 5-й армии Юго-Западного фронта, вывел с боями из окружения (с 14 сентября по 3 октября 1941 года) 214 человек в полной форме и при всех документах. С ноября 1941-го по август 1942 года был партследователем при парткомиссии Юго-Западного фронта.

«Вы проявили себя с наилучшей стороны при выходе из окружения, – сказал Галаджев, – за что представлены к Ордену Красного Знамени… Трудности будут большие. Вот, ознакомьтесь с приказом Народного комиссара обороны Иосифа Виссарионовича Сталина 227 от 28 июля

1942 года и Положением о штрафных батальонах. Командный состав этих специальных формирований подбирался из проявивших себя в боях коммунистов». Из Положения я узнал, что права командира штрафбата приравниваются к правам командира дивизии, что подчиняется он непосредственно командующему фронтом, что год службы в штрафбате идёт за шесть лет, а не за три года, как в обычных частях, находящихся на фронте. Я согласился, заверил Галаджева, что сделаю всё возможное, чтобы оправдать доверие.

– Вот и отлично! – улыбнулся Галаджев. – Через два часа вы будете представлены командующему Фронтом Константину Константиновичу Рокоссовскому.

Был час ночи, когда я впервые в жизни увидел прославленного генерала.

– Не струсите? – спросил Рокоссовский. – Это более опасная служба, чем в обычных частях. В бой поведёте командиров. И сами пойдёте рядом.

– Не струшу, – ответил я.

Дальше разговор вёлся в непринужденной форме. Рокоссовский расспросил меня о родителях, о семье, которая оказалась на оккупированной территории, о службе в армии».

Далее Анатолий Ларенок рассказывал, что его отец в августе 1943 года был тяжело ранен. С поля боя его вытащил штрафник по фамилии Попелыш, который сам получил ранение в ногу. Их вместе доставили в госпиталь. Своего спасителя отец вспоминал всю жизнь. После госпиталя отца направили на краткосрочные фронтовые курсы, в группу командиров полков. Курсы находились в Мичуринске, а затем – в Рыльске. В районе Жлобина отец был снова (в пятый раз!) ранен и контужен. Почти полгода находился на излечении. Потом участвовал в боях на Одере. Войну закончил в Берлине, где был назначен заместителем коменданта района Вайсензее. Там он встретился с… майором Александром Попелышем, который участвовал в штурме рейхстага.

Вот так обычно складывались взаимоотношения офицеров-штрафников с офицерами постоянного состава. Примеров тому в моих книгах читатель встретит немало.

Вот таковы были в основном политработники штрафбата. У меня есть очень краткие и далеко не полные данные о некоторых из них.

Я уже упоминал Ларенка, Оленина, Пиуна, несколько слов ещё о них.

Ларенок Павел Прохорович. Первый комиссар штрафбата, в батальон прибыл к началу его формирования в 1942 году в звании старшего батальонного комиссара. Впоследствии – майор, заместитель комбата по политчасти. Перед боями на Курской дуге в мае 1943 года убыл в резерв Отдела Кадров Политуправления Центрального Фронта.

Оленин Семен Тарасович, майор. Парторг и агитатор батальона с февраля 1944 года. Кто читал мои книги, знает о его смелости. Откомандирован в распоряжение Начальника Политотдела спецчастей 1-го Белорусского Фронта 28 апреля 1945 года, когда штрафбат, подойдя к окраинам Берлина, был выведен из боя, так как штрафбаты запрещалось использовать в боях за крупные города, в том числе и на советской территории, и в Польше, и в Германии.

Пиун Павел Ильич, майор, агитатор батальона. Родился в 1918 году. Образование – 3 курса техникума в 1939 году и Смоленское военно-политическое училище в 1941 году. На фронте с июня 1941 года. В 8 ОШБ прибыл в первые дни его формирования в сентябре 1942 года на должность заместителя командира роты по политчасти (вначале политрука роты), а с августа 1943 года – на должность агитатора батальона. В боях в населённом пункте близ города Жлобин (Белоруссия) неожиданно столкнулся с вооружённым немецким солдатом, готовым нажать на спусковой крючок своего шмайссера, но был спасён находившимся рядом штрафником. Убыл из батальона на должность заместителя командира стрелкового батальона после взятия Бреста.

Желтов Александр Матвеевич. Старший лейтенант. Агитатор – парторг батальона. Погиб во время рейда в тыл врага в районе г. Рогачева 21 февраля 1944 года, вырвавшись вперёд при уничтожении моторизованной колонны немцев. Это его заменил потом майор Оленин.

Казаков Кирилл Моисеевич, майор. Заместитель командира батальона по политчасти с августа 1944 г. Родился в мае 1913 года в Могилёвской области, Белоруссия. Прибыл из резерва Политуправления 1 Белорусского Фронта. До этого имел 2 ранения. Был под стать другому комбату Батурину, который, в отличие от прежнего комбата Осипова, не любил нас, и командиров, и штрафников. Убыл Казаков из батальона после Победы.

Лоптев Михаил Иванович, майор, заместитель комбата по политчасти. Прибыл в батальон из резерва Политуправления Центрального Фронта 14.05.1943 г. Родился в 1911 году в Кировской (Вятской) обл., образование общее среднее и Ленинградское военно-политическое училище в 1941 году. Убыл в Отдел кадров Политуправления Белорусского Фронта 25.01.1944 г.

Вот все, кого я знал и о ком у меня есть какие-то данные.

15. Российское телевидение постоянно навязывает зрителям тезис, будто победа в Великой Отечественной войне была достигнута «не благодаря, а вопреки Сталину». А как относились к Сталину штрафники?
Мы, фронтовики, возмущены теми масштабами «десталинизма», которые развёрнуты уже не первый год во всех средствах массовой информации, замыкающихся на современные власти. Эти СМИ правильнее было бы называть средствами дезинформации. Фактически сегодня нет никаких телепередач, ни художественных фильмов о советском времени, ни в документальных передачах, в которых бы не сквозила эта тема. Уж на что популярным был вроде бы и историческим, и не ангажированным канал «365», но теперь и здесь обосновался некто Правдюк, который с пеной у рта просто клокочет тем самым «десталинизмом».

Канал НТВ давно уже стоит на этих позициях, и достаточно вспомнить специальную передачу «Сталин с вами?» 20 декабря 2009 года, в канун 130-летия со дня рождения Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина. В ней молодые, агрессивные журналисты устроили позорный, непристойный даже для современных «ток-шоу» шабаш, словно свора злых шавок набрасывались на всех, кто говорил добрые слова о Сталине.

Наиболее употребляемый ими аргумент против сталинского периода Советской власти был: «А мясо вы тогда ели?». Да ели мы и рыбу, и мясо! Может быть, не столько, сколько на Рублёвке или во французском горнолыжном Куршавеле ест сейчас наш «высший класс». У них «барбекю» свиные и куриные, мясо на ребрышках, говяжьи стейки и другие деликатесы, приготовленные в маринаде с виски, – чуть ли не ежедневное меню. Но шашлыки на бесплатных курортах Грузии, Абхазии, бешбармак и узбекский плов в советских общедоступных санаториях Средней Азии – ели! А замороженные на зиму сибирские пельмени не переводились ни в самой Сибири, ни на Урале, ни на Дальнем Востоке.

Кинодокументалист из Зауралья Александр Голубкин, создавший первый документальный фильм по моим книгам под названием «Штрафбатя», по поводу этого непристойного телевизионного шабаша написал мне: «Смотрел эту гнусную, в очередной раз сделанную на НТВ передачу. Смотрел с Вовкой, который в конце сказал по поводу передачи и её ведущих: (<Пап, а они ведь на Сталина тявкают, потому что они ВСЕ его боятся. Они тявкают, а в глазах у них страх и УЖАС”. Вовке 14 лет, и он все понял».

Боятся нынешние «перестройщики» России не столько света этого имени, идущего из нашего недалёкого героического прошлого и поддерживаемого нами, поколением «уходящим». Боятся они того, что, отдаляясь по времени от нас, имя Великого Сталина становится величественнее и привлекательнее для новых поколений, как непревзойдённый пример истинного служения своему народу.

В фильме того же НТВ «Генералиссимус» о роли в войне Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина главным судьёй Сталина выступал ныне уже покойный артист Кваша, сыгравший в фильме «В круге первом» по Солженицыну грубо искажённый образ Верховного как некоего злобного звероподобного монстра.

Несмотря на положительную, порой даже восторженную оценку фронтовиками роли Верховного, финал фильма заканчивается следующим «итогом»: «Победа в Великой Отечественной войне достигнута советским народом не благодаря, а вопреки Сталину». Будто Верховный Главнокомандующий всеми силами работал на победу гитлеровцев, противостоял прославленным командармам и маршалам в командовании войсками, а в конечном счёте – все 4 года мешал всему советскому народу разгромить сильнейшего врага. А его, видите ли, непонятно как победили «стихийно создавшаяся» мощная Армия и «неожиданно» сверхоганизованный тыл страны, обеспечивавший Армию все 4 года всем необходимым для Победы.

Когда мне удалось дозвониться до сорежиссёра этого фильма Вячеслава Закий, то на мой вопрос, как же они могли игнорировать мнение фронтовиков, он ответа л . «Нам была дана жёсткая установка – не обелять имя Сталина». Да не нуждается это Великое светлое имя в каком-либо «обеливании»! Но нельзя же его и очернять беспредельно, бессовестно! Мы, конечно, понимаем, что «установка» эта не от Кашпировского, и даже не от хорошо оплачиваемых руководителей НТВ и их подручных, а от руководства повыше, от истинных хозяев. Но видно невдомёк тем, кто берётся за исторические фильмы, что и очернять историю своей страны, даже если она в недалёком прошлом была Советским Союзом, – не только непорядочно, но и просто подло.

Теперь об отношении штрафников к имени «Сталин». Как любили говорить штрафники из бывших военнопленных, «английская королева своих офицеров, бежавших из вражеского плена, орденом награждала, а нас – в штрафбаты!». Конечно, неправомерно было всех, кто попал в немецкий плен, отождествлять с предателями. Возлагали тогда эту несправедливость на приказ Сталина № 270 от 1941 года. Не знали все мы в то время, что автором этого приказа был известный теперь провокатор, а тогда только что назначенный заместителем Наркома обороны и начальником Главного политуправления Лев Мехлис, из-за которого пострадали и многие генералы, волею Сталина освобождённые от незаслуженных преследований тогдашних сверхактивных выискивателей «врагов народа».

Однако, штрафники понимали и то, что множество диверсионно-шпионских групп, заброшенных немцами в наш тыл, состояло из бывших военнопленных, сломившихся морально в фашистских лагерях, а проверить благонадёжность всех, бежавших из плена или остававшихся длительное время на оккупированной территории, в тех условиях могли только организованные по приказу Сталина «Ни шагу назад» штрафные формирования.

Имя Сталина ассоциировалось у штрафников, скорее, с надеждой и верой в полное доверие народа, страны. Всем известные слова популярной ещё до войны песни «Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин», если штрафбат находился сравнительно долго в состоянии формирования или подготовки к боевым действиям, чаще произносились в смысле «Ну, когда ж нас в бой пошлёт товарищ Сталин?». В своих книгах я приводил имевшие место факты, когда фронтовики переделывали на свой род войск многие песни. И штрафники от этой «моды» не отставали. Например, очень популярную тогда у артиллеристов песню «Марш артиллеристов», оригинальный текст которой (1943 года) начинался со слов: «Артиллеристы, Сталии дал приказ», всем известный и ныне припев, да и многие другие слова этой бодрящей дух песни штрафники переделали на свой лад, переиначив слова:

Бойцы штрафбата, Сталин дал приказ,
«Назад пи шагу!» – Родина за нас!
За слёзы наших матерей,
За сыновей и дочерей! Вперёд!
За Сталина! За Родину!
Вперёд! Вперёд!!!
Как видите, имя Сталина штрафники поставили даже впереди слова «Родина», наверное и потому, что с ним у них связано было не столько их пребывание в штрафбате, сколько и надежда на полное очищение от подозрений в их неблагонадёжности.

Некоторые «знатоки» утверждают, что призывы «За Сталина» кричали только политруки, и то из окопов. Не водили эти «знатоки» подчинённых в атаки и рукопашные, не ходили на пулемёты, как взводный или ротный командир, который, поднимая подчинённых в «смертью пропитанный воздух» (по Владимиру Высоцкому), командует «За мной, вперёд», а потом уже, как естественное, само собой вырывалось «За Родину, за Сталина», как за всё наше, советское. Я сам слышал не раз, когда после такой моей команды, как эхо: повторялись слова «За Сталина!» многими штрафниками. А это «За Сталина» вовсе не означало «вместо Сталина», что иногда трактуют те же «знатоки». Патриотизм был тогда не «совковый», как любят ныне сквернословить хулители нашего героического прошлого. Был истинный, советский, настоящий патриотизм.

В ответ на патологическую активность «десталинизаторов» завершу ответ на столь актуальную ныне тему о роли Иосифа Виссарионовича Сталина, Верховного Главнокомандующего в Великой Отечественной войне, словами, произнесёнными известным всей стране полковником Генштаба Владимиром Квачковым, ныне безосновательно содержащимся «под следствием» в Лефортово. Может, одна из причин такого длительного «расследования» и состоит в том, что в этих словах звучит сама справедливость:

«Пройдет ещё не одно 130-летие, забудутся имена Хрущёвых, Горбачёвых, Ельциных и их последователей, но имя Великого Сталина будет светить ещё ярчеI»

16. Ваше мнение о Рокоссовском, Великом полководце Отечественной. Фронтовики спорили, кто более велик, он или Жуков. Расскажите, каково отношение к нему штрафников, Вы об этом, наверное, хорошо знаете
Хорошо ли я знаю этих выдающихся полководцев, судить не мне. В своих книгах, статьях, выступлениях я непременно подчеркиваю, что в число Маршалов Победы совершенно несправедливо и неправомерно не включают и замечательнейшего военачальника, Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского. Мне безмерно жаль, что судьба военная не забросила меня в наш штрафбат хотя бы несколькими днями раньше, когда командующий Белорусским Фронтом, ещё не маршал, а генерал Рокоссовский побывал в окопах батальона.

Тогда, сразу же после тяжелых боев под Жлобином, батальон понёс большие потери и в переменном, и в командном составе, и тяжёлые раздумья и подавленное настроение у всех их могло развеять только какое-то необычное, сверхположительное явление. И будто Бог послал именно этого генерала к штрафникам! Или он сам почувствовал, что штрафные офицеры, жаждущие возвращения в строй действующих через это чистилище штрафбатовское, нуждались в поддержке такого, пусть «полуБога», каким весь фронт считал своего Командующего. Сколько было впечатлений у тех, кому посчастливилось поговорить с ним, увидеть его, и ещё свежо было в памяти многих счастливое событие, на которое я не успел буквально на 3 дня. Все восторгались его манерой разговаривать спокойно, доброжелательно, уважительно и со штрафниками, и с их командирами.

Такие восторженные отзывы о Константине Константиновиче Рокоссовском не единичны. Мне оставалось только сожалеть, что я не был участником той встречи с ним, не довелось лично встречаться и во всей своей последующей службе и жизни. Но наслышан о нём от тех, кому посчастливилось лично видеть этого легендарного человека, читал многие воспоминанияо нём. Я не буду приводить известные Вам впечатления маршала авиации Голованова, но вот несколько других свидетельств.

Кирилл Константинов в своей книге «РОКОССОВСКИЙ. Победа не любой ценой» пишет:

«Рокоссовский много беседовал с младшими офицерами, солдатами, политработниками. Всем им льстило такое внимание со стороны маршала, который не стеснялся шутить с рядовыми бойцами, находиться с ними в грязном окопе или мёрзлой землянке. Кстати, известны случаи, когда Рокоссовский приходил даже в штрафные роты и благодарил воинов за службу – беспрецедентный случай для высшего офицера Красной Армии».

Наверное, автор этой книги и имел в виду случай, когда Рокоссовский в декабре 1943 посетил именно наши окопы, а может и подобные посещения Командующим других штрафников. Правда, мне кажется, что Константинов всё-таки предполагал посещение Рокоссовским, конечно, офицерских штрафбатов, так как именно там было потенциальное пополнение войск фронта офицерским составом.

А вот другая цитата из той же книги:

«…Спокойная и уважительная манера общения с подчинёнными, ясность и чёткость формулируемых задач, творчество и находчивость при разрешении сложных. А ещё многих подкупала его улыбка. Открытое и добродушное лицо, сияющие глаза сразу располагали к этому человеку».

Многие фронтовики, которым, прямо скажем, посчастливилось иметь контакты с прославленным полководцем, вспоминают именно эти особенности одного из выдающихся военачальников, маршала Советского Союза Рокоссовского, которого, без сомнения, нужно отнести к Маршалам Победы если не выше, то наравне с Георгием Константиновичем Жуковым. Наверное, одних только восторженных отзывов о нём набралось бы не на один том.

В феврале 1944 года пришла весть о разделении нашего Белорусского Фронта на 1-й и 2-й Белорусские. Обрадовало оно нас тем, что наш штрафбат остался у прославленного генерала Рокоссовского, вскоре ставшего маршалом Советского Союза. И это было более чем приятно.

Это событие совпало с выводом батальона из боёв под Рогачёвом для переформирования, так как за успешное выполнение боевой задачи в 5-суточном боевом рейде по тылам противника, как и обещал Командарм Горбатов от имени Командующего Фронтом, почти весь переменный состав (штрафники) был, как сказали бы теперь, реабилитирован, то есть, восстановлен во всех офицерских правах и отчислен из батальона либо в свои части, либо в кадровые органы фронта или армий без ранений, без «пролития крови».

По документам ЦАМО РФ:

«Только до 1 марта (всего через 5 дней после вывода из боя!) было досрочно, за боевые заслуги освобождено от дальнейшего пребывания в штрафбате и отчислено из него с восстановлением во всех правах 260 человек, К тому времени уже были оформлены все документы ещё на 147 досрочно освобождаемых».

А ведь на каждого участника того беспримерного рейда во вражеский тыл под Рогачёв нужен был персональный приказ Командующего Фронтом, которым и приводилось в действие само освобождение, и, находясь в ожидании приказов, батальон не вводился в бой Многим уже были вручены боевые награды: ордена Славы III степени, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Всего только за 5 дней боевых действий более 400 человек досрочно, за боевые подвиги, а всего по итогам рейда в тыл противника было восстановлено в офицерских правах около 600 человек. Ведь за эти 5 дней боя получили вожделенный офицерский статус и те, у кого сроки исчислялись даже тремя месяцами штрафбата.

Сравните эти цифры и оцените масштабы той лжи, которую стремятся наши доморощенные фальсификаторы, вроде Володарских и им подобных, вдолбить в головы тех, кто не был участником Великой Отечественной, будто из штрафбатов было только 2 выхода: ранение или бесславная гибель.

Из многих публикаций известно, что в течение почти трёх лет (с августа 1937 по март 1940 года) генерала Рокоссовского, находящегося под следствием по оговору, нещадно избивали, «выбивая» признания в сотрудничестве с польской разведкой, и даже молотком размозжили пальцы ног, изуродовав их на всю жизнь. В той же книге Кирилла Константинова «РОКОССОВСКИЙ. Победа не любой ценой» есть такое свидетельство:

«Использовать машины было невозможно: во-первых, они то и дело застревали в грязи, а во-вторых, всем было бы не разместиться в них. Рокоссовский со штабом тоже шагали по осеннему бездорожью, как и простые бойцы. Тут имел значение и психологический фактор: командир понимал, что вселить надежду и уверенность можно только личным примером, поэтому и месил сапогами грязь, как все, а пустой штабной автобус ехал следом».

Привёл я это свидетельство для того, чтобы читателю было ясно, сколько значит в боевой обстановке личный пример командира, и что понимающий подчинённых руководитель знает этому цену. А нужно учесть ещё, что Константину Константиновичу месить грязь сапогами было ох как не-просто.

И генерал Горбатов, и наш комбат полковник Осипов были из плеяды Рокоссовского, то есть из тех командиров, которые понимали ценность личного примера и заботы о людях в обстановке нелёгких боевых будней. Тогда у меня родились такие вот незамысловатые строки, относящиеся ко всем им:

В их глазах, кристально чистых, боевых
Всегда отчётливо, заметно отражались
Глубокая, отцовская забота о живых,
А вот о павших – глубина большой печали.
Многим известна история с Варшавским восстанием 1944 года, организованным лондонским эмигрантским польским правительством без согласования с советским командованием и категорическим нежеланием координировать свои действия со штабом Рокоссовского.

Когда с середины сентября восстание стало безнадёжно захлёбываться, по запоздалой просьбе его руководителей, наконец-то вышедших на связь со штабом маршала Рокоссовского, наша авиация начала снабжение повстанцев. И уже 18 сентября генерал Бур-Комаровский, руководивший восстанием по команде из Лондона, вынужден был сообщить по английскому радио, что налажена связь с командованием «русского» фронта, и что советские самолеты непрерывно сбрасывают восставшим боеприпасы и продовольствие. Кроме того, наши самолеты штурмовали и бомбили немецкие позиции по заявкам повстанцев. Однако эта помощь по вине руководства Армии Крайовой (АК) пришла слишком поздно. Стремясь всё-таки помочь повстанцам, маршал Рокоссовский развернул операцию по высадке десанта на другой берег Вислы в районы, указанные связными от АК.

И когда подразделения Первой Польской Армии, входившей в состав 1-го Белорусского Фронта, несмотря на большие потери, переправились через Вислу, они попали в лапы к гитлеровцам. Оказывается, к моменту их высадки из этих районов по приказу генерала Бура срочно отвели и восставших, и подразделения АК. Как это назвать..?

В таких условиях, как вспоминает маршал Рокоссовский, смысла в продолжении десантной операции не было. Пришлось всё прекратить.

С какой болью об этом вспоминал маршал К.К. Рокоссовский, поляк по происхождению, многие годы после войны по просьбе правительства Польши возглавлявший Министерство обороны Польской Народной Республики.

Не собираюсь судить о полководческих качествах, например, командарма генерала Батова, тем более что наибольшие потери были у нас именно, когда наш штрафбат придавался его Армии. Поэтому приведу суждения о нём авторитетнейшего полководца Великой Отечественной маршала К.К. Рокоссовского. В книге «Солдатский долг» он пишет, что в декабре 1943 г. П.И. Батов:

«…сосредоточив все усилия на своем левом фланге, недоглядел, что враг подтянул крупные силы против правого фланга армии, хотя мы его об этом предупреждали. Спохватился командарм, когда гитлеровцы смяли часть правого фланга и начали выходить в тыл основной группировки войск армии… Увлечение командарма легким продвижением войск без достаточной разведки и игнорирование предупреждений штаба фронта (подчёркнуто мною. – А. П.) о нависшей опасности обошлось дорого: мы потеряли значительную территорию на очень важном для нас направлении…».

Понятно, что неоправданных людских потерь там было немало.

Вспоминая о действиях армии Батова в наступательной операции «Багратион», в той же книге Константин Константинович писал: «65-я Армия, не встречая в Беловежской Пуще особого сопротивления со стороны противника, вырвалась вперед и тут попала в неприятную историю. Не обеспечив фланги (подчёркнуто мною. – А. П.), армия была атакована с двух сторон частями двух немецких танковых дивизий… лишив Командующего на некоторое время связи и управления ими. Командование фронта послало на выручку стрелковый корпус и танковую бригаду. Положение было восстановлено. Но Павлу Ивановичу пришлось пережить тяжелые минуты».

Маршал Рокоссовский даже здесь смягчает критику Командарма-65. Но в его командных качествах заметно подчеркиваются и слабые места Батова: «отсутствие надлежащей разведки, недостаточное внимание флангам и некоторая самоуверенность, приводящие к большим, и чаще всего – неоправданным, потерям».

А вот ещё один момент из боевых будней нашего штрафбата. Несколько попыток разведроты 38-й гвардейской дивизии, которой наш батальон был придан, захватить немецкого «языка» оказались неудачными. Тогда задача добыть пленного была поставлена нашему батальону. Вначале была идея комдива генерала Г.М. Соловьева провести силами штрафбата или хотя бы одной его роты разведку боем. Однако комбат, всегда имевший собственное мнение, нашел другое решение, опираясь, видимо, на мнение генерала Горбатова, о чём я прочёл в его воспоминаниях:

«Такой способ разведки я ненавидел всеми фибрами души – и не только потому, что батальоны несут при этом большие потери, но и потому, что подобные вылазки настораживают противника, побуждают его заранее принять меры против нашего возможного наступления».

Генерал упоминает в своей книге «Годы и войны» и о соответствующих указаниях маршала Рокоссовского, который требовал:

«для сохранения внезапности и экономии боеприпасов разведки боем накануне наступления не предпринимать».

Видимо, наш комбат полковник Осипов хорошо усвоил Суворовскую «науку побеждать», которой так уверенно владели и маршал Рокоссовский, и генерал Горбатов.

В первые дни Висло-Одерской операции в боях за Варшаву с южных подступов к ней нам удалось выйти к реке Пилица. Уже многие годы спустя я узнал, что в августе 1914 года здесь воевал молодой драгун 5-й кавалерийской дивизии Константин Ксаверьевич Рокоссовский. «Ксаверьевич» – это его настоящее польское отчество. Он изменил его потому, что по-русски оно почти всегда звучало из других уст, да и писалось как «Савельевич». За дерзкий подвиг во время разведки сил противника за рекой Пилица (!) он был удостоен своей первой воинской награды – Георгиевского Креста. Как жаль, что тогда, в 1944 году, мы этого не знали.

А теперь приведу высказывания тех, кто его знал лично. Генерал-лейтенант Н.А. Антипенко, начальник тыла фронта вспоминал:

”К.К. Рокоссовский свою работу строил на принципе доверия к своим помощникам. Доверие это не было слепым: оно становилось полным лишь тогда, когда Константин Константинович лично и не раз убеждался в том, что ему говорят правду, и что сделано всё возможное, чтобы решить поставленную задачу. Именно поэтому руководство фронта было так сплочено и спаяно: каждый из нас искренне дорожил авторитетом своего командующего. Рокоссовского на фронте не боялись, его любили”.

Маршал Советского Союза И.Х. Баграмян писал о Рокоссовском:

*Константин Константинович выделялся своим почти двухметровым ростом. Причем он поражал изяществом и элегантностью, так как был необычайно строен и поистине классически сложен. Держался он свободно, но, пожалуй, чуть застенчиво, а добрая улыбка, освещавшая его красивое лицо, притягивала к себе. Эта внешность как нельзя лучше гармонировала со всем душевным строем Константина Константиновича, в чем я вскоре убедился, крепко, на всю жизнь сдружившись с ним”

Несколько периодов из фронтовой действительности с участием Рокоссовского:

Зима 1942–1943. Командующий Донским фронтом Рокоссовский принимает по приказу Ставки Сталинградский фронт у Ерёменко. Проводит операцию «кольцо» – окружение 300 – тыс. армии гитлеровского фельдмаршала Паулюса, который, сдаваясь, сдаёт свой пистолет только Рокоссовскому. На приёме военачальников Сталинградской битвы, Сталин всем жмёт руки, а Рокоссовского обнимает: «Спасибо, Константин Константинович». В 1963 году, в 20-летие Сталинградской битвы, в Сталинграде славят Хрущёва и Ерёменко – Рокоссовский туда не поехал в знак протеста.

Лето 1943 г. Исход Курской битвы решён в нашу пользу благодаря плану Рокоссовского, на котором он настоял перед Сталиным – вопреки Жукову и Василевскому.

1944 г. В операции по освобождению Белоруссии («Багратион») Сталин принимает план Рокоссовского (опять против Жукова и Василевского). Впервые в мировой военной истории на фронте в 900 км немцам наносятся два главных удара и – разгром противника, несмотря на их превосходство в численности и технике. Жуков в своих воспоминаниях отбирает приоритет этого решения у Рокоссовского.

1945 г. В Висло-Одерской операции в Германии, Жуков, как зам. Верховного Главнокомандующего, берёт на себя командование фронтом Рокоссовского. Сталин своим письменным приказом снимает Жукова с должности своего зама и назначает его командующим 1-м Белорусским фронтом, которому, вместе со 2-м Белорусским фронтом, куда переводит Рокоссовского, и 1-м Украинским фронтом Конева, поручает взять Берлин. Что они и выполняют. Представьте обиду Константина Константиновича, поляка, которому не доверили освобождать Варшаву, где тогда пряталась от немцев живущая там его сестра, да и взятие Берлина приписывают фронтам Жукова и Конева, а Рокоссовский будто бы ни при чём.

Сталин поручает 24 июня 1945 Жукову принимать Парад Победы, а Рокоссовский командовал парадом. Два самых лучших, два самых ярких и талантливых полководца. Один – жёсткий, подчас грубый, но заставляющий подчиняться его воле силой своего буйного нрава, не стесняясь и непристойных слов. Я сам был свидетелем подобной сцены во время его “оленьей охоты” в Германии под Лейпцигом. Другой – выдержанный, интеллигентный, почти всегда спокойный, уравновешенный, но в своих продуманных решениях твёрд и несгибаем.

Вот известный факт из их долгих служебных взаимоотношений. Было время, когда на заре их службы в Красной Армии Жуков был подчинённым Рокоссовского. Потом, уже в Отечественную войну, их роли поменялись по известным причинам. И Жуков в телефонном разговоре с Рокоссовским, чувствуя своё более высокое положение, применил кроме грубой формы разговора вообще и нецензурщину. Константин Константинович спокойно, но твёрдо сказал своему начальнику: «Если когда-нибудь Вы позволите себе такое со мной обращение, я просто не буду с Вами разговаривать». И Жуков с ним больше не допускал подобного.

В личном фонде маршала Климента Ефремовича Ворошилова, хранящемся в Российском государственном архиве социально-политической истории, имеется рукопись маршала К.К. Рокоссовского. В ней оказался текст, который не вошёл в известные мемуары “Солдатский долг”. Причина его изъятия – Рокоссовский резко критиковал Ставку, Жукова и Василевского, её представителей за беспардонное и порой, по его мнению, даже вредное для дела вмешательство в действия командующих фронтами в ходе Сталинградской битвы. Может, именно поэтому Жуков утверждает, что идею двух главных ударов операции «Багратион» предложил вовсе не Рокоссовский, а он, Жуков. Один этот неправдивый эпизод ставит под сомнение и некоторые другие его воспоминания.

Да если ещё присовокупить сюда заявление Константина Константиновича, который на предложение Хрущёва «написать о Сталине что-нибудь, да почерней» отказал ему в этом, заявив:

– Никита Сергеевич, товарищ Сталин для меня святой.

А вот «товарищ Жюков» во многих эпизодах своих «Размышлений» не один раз пытается свою вину свалить на Сталина, и за Хрущева выступил на известном пленуме по «антипартийной группировке».

Так что по их полководческому таланту я бы не отдал неоспоримого приоритета Георгию Константиновичу Жукову, которого на фронте очень многие боялись, старались не попадаться на глаза.

По человечности же, душевности, заботе о подчинённых на первое место поставил бы Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского, которого беззаветно любили и о котором штрафники, да и, наверное, все солдаты и офицеры говорили «отец родной».

17. Использовались ли штрафные соединения в войне с Японией?
Я располагаю только данными о том, что в период боевых действий в войне против японских милитаристов, в августе 1945 года были сформированы два штрафбата: 3-й ОШБ Забайкальского фронта и 40-й ОШБ Дальневосточного фронта. Существовали они, естественно, только до конца войны с Японией, причём 3-й всего 14 дней, а 40-й -25 дней.

Война эта, все знают, была скоротечной, и не сравнить же эти батальоны с теми штрафбатами, которые не одну «смену» штрафников пропустили через себя в боях с германским Вермахтом. Поскольку мне известно по собственному опыту, что штрафбату от начала формирования до ввода непосредственно в боевые действия было необходимо определённое время, то имелось ли в них нужное количество «активных штыков», как тогда было принято говорить, если боевые действия Дальневосточного и Забайкальского фронтов ещё не могли успеть выявить достаточного количества офицеров, ненадлежащим образом выполнявшим свои обязанности в боевых условиях. Успели ли они вообще повоевать, у меня таких документальных данных нет.

18. Сейчас модно говорить о тяжёлом морально-психологическом состоянии воинов у вернувшихся из горячих точек. Появились даже выражения вроде «афганский синдром» или «чеченский синдром». Как вы чувствовали себя? Было ли у вас в 1945 и 1946 годах после окончания войны чувство своей ненужности в этой жизни?
Никаких «синдромов» вроде «вьетнамского» у американцев, а потом и «афганского» или «чеченского» у наших воинов у нас тогда не было. Был, я бы сказал, «ПОБЕДНЫЙ

СИНДРОМ»! Да, мы ПОБЕДИЛИ, мы освободили пол-Европы, наш сапог в Берлин ступил, сколько народов спасли от фашизма! И никаких тяжёлых морально-психологических состояний, вызванных чувствами ненужности себя в мирной обстановке, у абсолютного большинства бывших фронтовиков не проявлялось. Тем, что победно закончили тяжелейшую войну, советские люди гордились, этим жили. С этим «синдромом» отстраивали всё, что было порушено, взорвано, загублено во время войны – восстанавливали.

Конечно, были проблемы у многих. Увечья, тяжёлая инвалидность, утрата семей, жилища, полуголодный паёк – всё это было следствием войны, не нами начатой, но нами наконец законченной. Была у многих неустроенность, но не было отчаяния, не грызла совесть за якобы неправедно уничтоженного противника. Ведь в сознании каждого прочно закрепилось то, что всё это было совершено при защите своего Отечества и всего человечества от фашистского притязания на мировое господство… Не сравнить же Великую Отечественную ни с афганской, ни с чеченскими войнами ни по их масштабам, ни по значению. Очень к месту здесь стихи уважаемого Александра Харчикова, из которых я взял только небольшую часть, с его разрешения вставив слово «штрафники» вместо «бойцы»:

Генерал-старикан седовласый:
Говорил он “полкану”: “Салага,
Хоть и был ты комбатом в Афгане,
Не видал ты того, бедолага,
Что отцы на войне повидали.
Ты не видел горящую ниву
Той земли, что была нам своею,
Ты не шел через всю Украину,
Ты не знаешь, как бабы жалеют.
Ты не видел, сынок, как вставали
Вслед за мной штрафники из окопов
И орлами в атаку взлетали,
Полземли пешкодралом протопав.
Ты не видел, как мы наступали
Сквозь прорывы поротно, повзводно,
Как голодных детей согревали
И кормили из кухонь походных.
Как живыми мы в плен не сдавались,
Л израненных нас выносили,
С поля боя ползком выбираясь,
На руках медсестрички России…”
Пусть не обидятся на меня и на Александра Анатольевича ни «афганцы», ни «чеченцы» – их героизм неоспорим, но разные это войны. И «синдромы» несопоставимы.

Огромную многомиллионную армию после войны нужно было сократить, и была проведена демобилизация таких масштабов, которая вернула в народное хозяйство страны те самые излишние в армии мирного времени миллионы для восстановления страны. Я оказался в числе оставленных в армии, но и тут речь шла о сохранении кадров даже с использованием офицеров на более низких должностях, чем они достигли за время войны.

Два года после победы мне довелось ещё послужить в Советских Оккупационных войсках в Германии, а затем многих из нас переводили в войска на Родину. Вот здесь мне пришлось на себе испытать ту кадровую чехарду, которая тогда была в наших Вооружённых Силах. Мне, боевому офицеру в звании «майор» с боевыми орденами, после долгих проволочек «подыскали» должность категории «старшего лейтенанта» по учёту офицеров запаса в Косогорский райвоенкомат Тульской области. Да ещё жить пришлось рядом с огромным металлургическим заводом, постоянно извергающим из своих многочисленных труб облака чёрного дыма, от которого наши лёгкие не были в восторге. Был тогда в ходу у офицеров такой анекдот:

Вызывают в кадровый орган уже немолодого генерала-комдива и спрашивают, как он смотрит на назначение его на должность командира полка.

– Положительно! – отвечает генерал.

– А если батальон?

– Положительно!

Повели, обрадованные неожиданным итогом – кадровики генерала к высокому начальству.

– Это верно, что Вы положительно смотрите на предложенные должности?

Генерал отвечает:

– Да… положил я кое-что на всех вас! У меня большая выслуга, пойду на пенсию!

У меня-то выслуга всего была только годы войны, до пенсии было очень далеко, и потому мне пришлось соглашаться на такое назначение. Вот там я и столкнулся с проблемами тех, кто увольняется в запас, не имея образования по гражданским специальностям. В Тульской области главным потребителем рабочих рук были угольные шахты, но не имеющие специальной подготовки офицеры, уволенные в запас, принимались туда только на самые неквалифицированные рабочие места: грузчиками, навалоотбойщиками. Помню, на учёт ставил полковника запаса бывшего начальника связи танкового корпуса. Так вот, его, имеющего огромный фронтовой опыт организации связи в боевых условиях, но не имеющего специального образования, с трудом устроили дежурным телефонистом в одном из шахтоуправлений наряду с девчонками-семиклассницами.

Безусловно, проблемы послевоенного устройства своей жизни у каждого вернувшегося с войны были. Глядя на такое положение, мне, имеющему только военное образование в пехотном училище, стало понятно, что коснись меня увольнение из армии, где и кем мне придётся работать? А у меня семья, уже двое детей… И тогда я решил получить высшее образование через военную академию, непременно дающую и гражданскую специальность. Подал рапорт в Военно-юридическую академию, благо там не нужно было сдавать вступительные экзамены по математике, физике. Во-первых, прошло уже 9 лет после школы, а во-вторых, после тяжёлого ранения в голову у меня стали появляться проблемы с памятью, поэтому выбор мой был однозначен – поменьше сложных экзаменов.

Предварительные экзамены в юракадемию я сдал, но на мандатной комиссии мне предложили изменить направление. Куда, мол, боевому майору, с таким войсковым опытом, да в юристы… Давай в Академию Фрунзе, на общевойсковой факультет, недостающие экзамены тебе зачтём! А я стоял на своём: хочу получить и гражданскую специальность, которую Академия Фрунзе не даёт! Один из генералов – членов комиссии – даже предложил мне Ветеринарную академию: – там получишь гражданскую специальность – кобылам клизмы ставить!

Поскольку я настойчиво отказался от общевойсковой академии, в юридическую мне та самая мандатная комиссия отказала, видимо, рассчитывая, что я передумаю. Однако, поиски военной академии, дающей и гражданскую специальность, привели меня в Ленинградскую Военно-транспортную академию, на инженерный факультет которой надо было сдавать уйму экзаменов, в том числе и по физике, и по всем разделам математики. К экзаменам готовился изо всех сил, выдержал их, был принят на инженерный автомобильный факультет, покончил со своей чадящей Косой Горой. Через 5 лет сумел окончить академию с отличием. Так что цели своей добился.

Я никогда не жалел о тех решениях, которые принимал в своей жизни, хотя, анализируя их позже, оценивал по-разному. Например, в ту самую общевойсковую академию после войны поступал тоже с боевыми орденами, тоже майор Петров Василий Иванович, ставший впоследствии Маршалом Советского Союза. Или другой известный маршал Язов Дмитрий Тимофеевич – войну окончил капитаном с одним орденом, получил полное среднее образование только в 1953 году, но потом Академия имени Фрунзе дала ему возможность тоже дорасти до такого высокого звания. Видимо, дело ещё и в более высоких деловых и других качествах, давших им такую перспективу.

Так что «чувства своей ненужности» в этой жизни, ощущения чужеродности общества, отрыва собственных интересов от интересов общества, ощущения безвозвратного окончания какого-то очень важного периода в моей жизни я не переживал, да и у своих сверстников не видел.

19. Можете ли Вы рекомендовать участникам настоящей конференции хотя бы некоторые из фильмов о Вашей фронтовой службе, что будет интересно всем, особенно тем, кто не читал Ваших книг. И каково Ваше мнение о русофобском видеоролике Карабанова?
Из списка документальных фильмов с моим участием, прошедших на экранах разных российских телеканалов, и даже не прошедших на них, хотя снятых не общероссийскими телестудиями, уже есть ссылки, выложенные участниками форума. Кроме перечисленных там, сообщаю дополнительно:

1. МТРК МИР. «Секретные материалы»: «Помни войну» http://mirtv.ru/programms/1440654/episode/5127829

2. Новости 5-го канала от 28 июля о годовщине приказа «Ни шагу назад» http://kaban.tv/archive/5kanal/2012-07-28/ 457026

У меня на дисках есть записи полных телеинтервью различным каналам: «Культура», НТВ, Россия-1, Белорусскому столичному ТВ, но у меня нет технических возможностей и умения выложить их в интернете. Я бы мог дать их тем, кто может это сделать, чтобы дать возможность увидеть всё, что я рассказывал, без купюр.

Хочется в связи с этим несколько подробнее коснуться современных фильмов на военно-историческую тему, упорно пролезающих на наши телеэкраны. У меня на этот счёт сложилось определённое мнение, которое, наберитесь терпения, и прочтите довольно объёмный текст этого ответа.

Проблемы, связанные с фальсификацией истории Великой Отечественной войны, не новы, но и не проходящи, они давно на слуху в нашей стране, и также как коррупция, не уменьшаются, а расширяется их воздействие на общество, как расширяются круг фальсификаторов, методы и приёмы их тлетворного влияния на общество. В последние годы, учитывая, что наши телепрограммы транслируются по всему миру, население не только России, даже не только СНГ, целенаправленно травят ядом покаяния за советский период истории нашей родины, проклиная его то за пакт о ненападении 1939 года, то за расстрел генералов, оголивших фронт, и даже за генерала-предателя Власова, то за никем не доказанную Катынь, то за жестокость Жукова, то за штрафбаты, за победу под Курском, за вроде бы умышленно неторопливое взятие Варшавы, то за поспешность штурма Берлина и неоправданные жертвы при этом, то за Победу в той войне вообще и т. д., и т. п.

Денег из госказны, то бишь из карманов налогоплательщиков, на «предотвращение фальсификации истории Великой Отечественной войны» не жалели. Только михалковские «Утомлённые солнцем», утомившие зрителей уже всех континентов планеты «Предстояние» и «Цитадель» обошлись нам в 55 млн американских долларов, не считая немалых затрат на попытки выставить эти гипертрофированные поделки и на Каннский кинофестиваль, и на «Оскара», как известно, с треском провалившиеся не только там. Провалились они и на отечественном прокате, несмотря даже на принудительные платные просмотры для старших школьников во многих регионах России, от Приморья и до центра страны.

Никита Михалков, самопровозглашённый столбовой дворянин и никакими силами не сменяемый руководитель российского Союза кинематографистов – не первый и далеко не последний в деле создания антиисторических фильмов, перечислять их – Сизифов труд.

Из арсенала действий фашистов во время войны известны факты, когда немцы забрасывали подростков с оккупированных территорий в качестве диверсантов в советский тыл. А вот российский режиссёр Александр Антонесян в своём фильме по сценарию некоего Владимира Файнберга «Сволочи» показывает всё наоборот. Похоже, что название фильма больше соответствует характеристике его авторов.

Сделаю небольшое отступление. С Файнбергом меня, хотя и заочно, познакомили, когда я только работал над первой своей книгой о штрафбате, а об этом сведения просочились в печать. Тогда этот Файнберг тоже что-то сочинял на «штрафбатовскую» тему и решил мне показать какие-то фрагменты своих «опусов», рассчитывая, наверное, на то, что я затаил зло на идею Сталина о штрафбатах. Его сочинительство я тогда раскритиковал, как абсолютно ничего не имевшее общего с реальной фронтовой действительностью. Оно действительно было похоже на бред полоумного фантазёра-страшилыцика. На этом наши контакты закончились, но его стремление к осквернению того святого, что было на войне (а на войне случаются и действительно события, далёкие от святости), видимо, и привело к «Сволочам» и тому подобной клевете на действительность.

Полоумие зарвавшихся киновралей, как эпидемия, распространяется всё шире. На кино- и телестудии всё уверенней наступают сценарии то о женских штрафбатах, то про комсомолок, которым Сталин приказал обслуживать американских матросов, прибывающих в наши северные порты с морскими конвоями, а потом (ну как же без зверства сталинского!) утопил их в барже (тоже не первый приём у киношников). Такие «шедевры», как «Московская сага», «Курсанты», «Александровский сад» и многие другие, упорно внедряют умышленную неправду в умы неискушённой смены новых российских поколений.

Постановщики фильма «Первый после Бога» (режиссёр Василий Читинский) превратили героя-подводника Александра Маринеско в преследуемого злобными НКВДэшниками пьяницу, путающегося со шведской проституткой…

Или взять ещё один фильм, «Последний бой майора Пугачёва», поставленный Владимиром Фатьяновым по сценарию Володарского, который использовал в своих целях рассказ Шаламова, переданный им известному «обустройщику России» Солженицыну, «знатоку» ГУЛАГа.

Кстати, наверное, я не первый, кто обратил внимание на соответствие фамилии «Со-лже-ницын» на то, что сочиняет её владелец. Ведь в русском языке приставка «со» означает сознательное соучастие в содеянном, как, например, сотрудничество, согласие, соратники или вполне понятное слово соглядатай. Ну чем не солжетворец, например. Так что и Со-ЛЖЕ-ницын вызывает устойчивые подобные ассоциации и, как видно, не только у меня.

Варлам Шаламов, как известно, в основном и был поставщиком «фактов» и вымыслов о колымских и других «местах отдалённых» для автора «Архипелага ГУЛАГА» и других его «Иванов Денисовичей». Как утверждает бывший зэк Шаламов, и как это показано в фильме по Шаламову, побег совершили майор Советской Армии и несколько таких же невинно осуждённых фронтовиков, гибнущих в борьбе с чекистами-палачами. Исторически факт дерзкого побега в действительности был, только не фронтовики его совершили, а дюжина зэков, из которых 2 полицейских, 7 власовцев и 3 уголовника-рецидивиста.

В мае 2012 года был снят с широкого показа, хотя и не запрещён, как явно провокационный, фильм «4 дня в мае», где доблестные солдаты Вермахта громят советских танкистов, возжелавших изнасиловать немецких девочек вместе с их не первой молодости опекуншами в каком-то интернате для сирот. Премьера была намечена на 7 мая, в канун Дня Победы! Хорошо продуманный «подарок» ветеранам-побе-дителям!

Откровенно и злобно антипатриотичный фильм «Служу Советскому Союзу», действия которого разворачиваются в годы Великой Отечественной в лагере для заключенных, несмотря на открытое письмо с требованием снять эту зловредную киноподелку с эфира, все же был показан.

Одним из последних фильмов о героях Великой Победы, по телеэкранам прошла киноподелка «Жуков», вызвавшая у нас, ветеранов, просто омерзение. Жизнь человека-легенды, Маршала Победы Георгия Жукова, снял специально для Первого канала Алексей Пиманов по сценарию Валерии Байкеевой и Виталия Москаленко (вот знатоки-то нашей военной истории через замочную скважину). В главной роли – теперь уже известный актер Александр Балуев. Не о Маршале Победы идёт в фильме речь, а о «сексуально озабоченном» маршале, бабнике, о всех его женщинах.

И эта непотребная киностряпня, в которой ну никак нельзя было обойтись без грубой сексуальной сцены, калькированной Балуевым из собственной роли в другом фильме (таковы уж современные вкусы киношников!). И всё это выдаётся авторами как «правда, которую утаивали».

Конечно, Народный артист СССР Михаил Ульянов, создавший признанный народом образ маршала, если бы мог встать из гроба, наверняка отвесил бы пощёчины и Балуеву, и Пиманову, а сам Маршал Победы, четырежды Герой Советского Союза Георгий Константинович, учитывая его характер, поступил бы ещё решительнее.

Что касается Пиманова, то у меня с ним тоже случились, хотя и не личные контакты, но зато малоприятные, о чём в своё время сообщала и газета «Советская Россия». А если об этом вкратце, то ещё перед 60-летием Победы ко мне домой в Санкт-Петербург приехала съемочная группа от Пиманова снять рассказ о человеке, прошедшем суровую штрафбатовскую школу, о нашем штрафном батальоне. Съёмка прошла, по мнению руководительницы киногруппы, очень удачно, и этот интересный материал, сказала она, скоро войдёт в одну из передач к Дню Победы, мне даже сразу назвали дату, когда материал выйдет в эфир, вручили поздравительную открытку от Пиманова и тысячерублёвую купюру, которую я воспринял то ли как полагающийся гонорар, то ли как подарок ветерану к Дню Победы, то ли просто «на бедность».

Пришло назначенное время, прошёл и День Победы, а моего интервью ни в программах на неделю, ни на экранах не было. Руководительница съёмочной группы на мои телефонные звонки отвечала уклончиво, а потом сообщила, что материал забраковали, а её уволили как не справившуюся с заданием. Я понял, что заказчик, то есть Алексей Пиманов, рассчитывал получить материал, соответствующий «Штрафбату» Володарского-Досталя, уже вышедшего на экраны телевидения, или подтверждающий хотя бы основные версии их фильма. Но ничего подобного от меня Пиманов не получил, потому и забраковал отснятый видеоматериал.

И тогда я написал ему письмо, в котором твёрдо и безапелляционно назвал его попытку «подкупить» меня этой купюрой, заявив, что и за тысячу сребреников мы, ветераны, свою честь не продаём. Вернул ему этот денежный знак, испортив его нелестной для него фразой, а письмо попросил опубликовать в «Советской России», что там и сделали, поместив даже фото этой тысячи с моей «резолюцией».

Так что мою пощёчину, хотя и нереальную, он всё-таки, полагаю, получил. Вот такой «правдолюбец» и «правдоискатель», этот Пиманов, и едва ли от него можно было ожидать чего-нибудь похожего на правду.

Однако, зритель стал уже разбираться в изощрённом «художественном» вранье, поэтому телекиноиндустрия всё заметнее переходит на «более доказательную» видеопродукцию – документальные или точнее – псевдодокументальные поделки, именуемые авторами как «документальный фильм, снятый методами игрового кино» с участием актеров и массовки, а также с применением новейших достижений компьютерной графики. Немыслимая ранее такая «комбинация» представляется зрителю этими «изобретателями» часто в виде «реконструкции» нужной авторам версии реальных событий, а то и в виде «комментария» авторов, якобы присутствующих при «реконструируемых» событиях.

Такие «фокусы», по мнению тех же авторов, создают более доказательную базу. Как только приближается какая-то знаменательная дата из истории тяжелейшей войны сороковых-пороховых прошлого века, изобретатель «документально-игрового» кино Пивоваров тут как тут со своим новым «документально-игровым» опусом «исправляет несправедливость». Так он «откликнулся» в 2010 году фильмом «Брест. Крепостные Герои» на события, связанные с Брестской крепостью, то есть очередным собиранием негатива об этой героической истории. В ролях Алексей Серебряков, неоднократно «испытанный» на неправде, ну и сам Пивоваров.

Серебряков достаточно известен по роли комбата-штраф-ника Твердохлебова из «художественного» фильма-пасквиля «Штрафбат» Володарского-Досталя. Но особенно он запомнился нам участием в документальном фильме такого же названия из НТВэшской серии «Алтарь Победы», приуроченной к 65-летию Победы. В этом фильме после высказываний моего и многих других участников войны, повествующих правду о штрафбатах, Серебряков в финале фильма опровергает нас своей фразой: «Я много читал, много знаю о войне, и то, что показано в том фильме, всё правда».

Это значило, что то, о чём говорили непосредственные участники войны, реально прошедшие штрафбатовскую школу – всё ложь! А свою «правду» о героическом Бресте открыли в очередной раз нам в своём фильме Пивоваров и К0.

Можно предугадать и то, какими фильмами может откликнуться Пивоваров на Сталинградскую, Курскую битвы, операции «Багратион», «Висло-Одерскую», «Берлинскую», да мало ли ещё чего можно исказить и опошлить, найти негатив или домыслить его в освобождении Варшавы или взятии Берлина… И на всю эту антипатриотическую, антиисторическую вакханалию наше российское правительство не жалеет средств. Не из собственного же кармана эти кинодельцы берут весьма немалые денежки.

Вот такими лжеисторическими «художественными» или «документально-игровыми» фильмами-фальсификатами упражняются в извращении советской военной истории современные кинодеятели, а ведь заказы на такие кино-опусы и немалые финансовые подкрепления они получают явно не от отечественных зрителей. Поэтому ничего удивительного нет и в том, что в Берлине российские журналисты слышали от немецких экскурсоводов возле Рейхстага просто умопомрачительные искажения, тотальную фальсификацию, недопустимое отношение к тому, что на самом деле было.

Уместен, хотя априори и риторичен вопрос: «Почему это так происходит?»

Во-первых, надо полагать, что широкая фронтальная западная пропаганда давно поставила целью принизить нашу Победу, приписать её себе. А во-вторых, наши доморощенные фальсификаторы уж очень усердно «работают» на эти западные идеи своими собственными фальсификаторскими изысками. Конечно, знают они, что их «произведения» в наше время глобальной информационной войны сразу же становятся известны всему миру и подкрепляют, даже усиливают негативное воздействие на массы в угоду западным идеологам. Хотите того или нет, но получается, что «пятая колонна» лжеисториков всех мастей постоянно растёт и совершенствует свою тактику и стратегию.

Не знаю, на кого работали, например, организаторы празднеств на Бородинском поле в 2012 году, когда там торжественно, с демонстрацией по всем ТВ-каналам, то есть на весь мир, отмечалось 200-летие сражения при Бородино. Торжества начались почему-то не у памятника русским воинам, а возложением цветов к памятнику «Мёртвым Великой армии» Наполеона, сооружённому французами на выкупленных у России нескольких квадратных метрах земли. Кому первой отдала честь Россия в этот День на этом Месте и почему? Не пресловутая ли «политкорректность» или «толерантность» заставила поставить на второй план своих погибших в той войне после тех, кто пришёл грабить и покорять Россию? И не вдохновит ли каких-нибудь Пивоваровых на подобные явно антиисторические киноопусы такая демонстрация неуважения к своим героическим предкам?

Вот и думай после этого о патриотическом воспитании на примерах предков. Так мы можем дойти и до первопоклонения воякам фашистского Рейха.

Не иначе как умышленной фальсификацией стали и «документально-игровые» фильмы того же Пивоварова. Поэтому, наверное, в сентябре 2004 года он получил «Орфея» за «документальный» фильм «Ржев. Неизвестная битва Георгия Жукова». Главная тема фильма – 33-я армия М.Г. Ефремова и его самоубийство. На самом деле эта армия в период Ржевской битвы была на левом фланге Западного фронта, а Ржев – на правом, поэтому с войсками оборонявшейся в районе Ржева 9-й немецкой армии части армии Ефремова даже не соприкасались. Так что все дальнейшие рассуждения и «доказательства» авторов фильма – изначальные и умышленные искажения. Зрителя убеждают о зря погибших миллионах. «Советских солдат загоняли как скот на немецкие пулеметы». Закавыченные слова на совести авторов фильма, исповедующих привычный их постулат «пушечного мяса» и «заваливанием противника трупами своих солдат».

К таким же «шедеврам» относятся фильмы «Москва. Осень. 41-й» и «22 июня. Роковые решения». Не станем подробно разбирать искажения этих, как и других фильмов А. Пивоварова, скажем только, что во всех них акцент сделан на грубейшие исторические ляпы и несуразности. «Творчество» новоявленного «гения игрового-документального кино» Пивоварова уж очень точно попадает в колею западных «историков» и политологов, стремящихся всё, что происходило на советско-германском фронте, исказить до неузнаваемости.

В 1997–1998 годах мне довелось побывать в Канаде. Там уже в то время совсем молодые канадцы и даже канадские ветераны Второй мировой были убеждены в своём видении истории этой войны: «Победу над фашистской Германией одержали США, Великобритания, Канада (?!) и их союзники, а Советский Союз только кое в чём им смог помочь в меру своих сил».

Немного времени прошло с той моей поездки в Канаду, а теперь и у нас в стране под лозунгами «культурной толерантности» или «политкорректности» идет искажение исторической правды, переписывание истории.

Простите мои личные переживания, но не могу не привести факт, когда дама, берущая у меня интервью для телекомпании «Россия-1», на одну из моих фраз о том, как мы перехитрили фрицев, вдруг возмущённо заметила мне, что «это не честно, не по правилам». Будто речь шла не о жестокой войне за свободу и независимость огромной страны, нашей Родины, а о чём-то вроде греко-римской борьбы по определённым правилам. Пришлось ей разъяснять, что военная хитрость – одна из составляющих и тактики, и стратегии любой армии. Даже Кутузов, когда ему задали вопрос, как ему удастся победить Наполеона, ответил что-то вроде: «Победить не знаю, а обмануть смогу». Не уверен, что убедил собеседницу, но факт сам по себе прискорбный, если в наших СМИ сотрудники, снимающие для эфира материалы о Великой Отечественной, уже со столь «запудренными» мозгами, с таким ералашем в головах.

Вот такие дела у нас с «сохранением» исторической правды и вдалбливанием фальсификата в различных вариантах через кино- и телеэкраны.

По поводу видеоролика Карабанова. Посмотрел 4-минутный ролик «О победе, ветеранах и русском народе». Ну что тут можно комментировать.

Ведущий АРИ-радио В. Карабанов плюёт в нём на Победу и оскорбляет русский народ. Подлец, рядящийся в русского, с душой недобитого гитлеровца. И послать его куда-нибудь подальше. Ему могут аплодировать только такие, как Сванидзе и ему подобные. Они, эти отрицатели всего советского, у властей в фаворе открытой или тайной, помогают им формировать «гражданское общество». Если в Израиле есть уголовная ответственность за отрицание «Холокоста», то у нас за отрицание Победы и за изощрённое издевательство над ветеранами Великой Отечественной даже порицания по закону нет, и пока современная власть существует, уверен, не будет.

20. Что бы Вы могли сказать по поводу употребления алкоголя и табака на фронте? Это умышленная алкоголизация или допинг, при котором «пьяному море по колено»?Как вы относитесь к их употреблению в мирной жизни?
Ваше очень объёмное письмо-вопрос без ущерба для его смысла я сократил, но специально вычленил фразу о «большевиках-комиссарах», смысл которой в том, что они и их последователи в наше время «загребали жар чужими руками, спаивали солдат па фронте водкой, а своих детей (если таковые у них были) как от огня берегли от вхождения в ряды защитников».

Отвечаю отдельно и особо, специально выделяя эту часть ответа:

Если самым главным комиссаром во время войны считать Сталина, то его дети, наверное, известно вам, не прятались даже от войны, на которой убивают. Те же, кто перекрасились из «комиссаров», и стали господами и олигархами – это другой род человеческий, их дети даже в мирное время далеки от понятия «гражданин своей страны». Главным мерилом жизни у них Золотой телец, а пьют и курят они немеряно не только в Куршавелях или на Канарах.

По поводу «НАРКОМОВСКИХ» 100 ГРАММАХ водки. Если её нам выдавали перед атаками или перед наступлением, а в праздники – и в обороне, то эта чуть бодрящая доза так перегорала у бойцов переднего края, что ни о какой «умышленной алкоголизации» не могло быть и речи. Другое дело, если эти 100 граммов перепадали и тем, кто в атаках не бывал, да если он «принимал» ещё и «за того парня», то тут сказывались и доармейское любительство, и биологические особенности организма. Я знаю случаи, когда мирное время не могло остановить таких любителей, и они плохо кончали.

Во фронтовых условиях курили многие, и этот наркотик как-то снимал напряжение, переживания, которых там хватало. Курил и я сам, по молодости втянулся так, что даже на фронте курил трубку, далеко не безобидный способ, особенно если набивать её махоркой или даже самосадом, если Вы знаете, этот вид крепчайшего табака. Но трубка хорошо грела руки, и это было очень важно зимой. Долго не мог бросить курить, хотя и были неоднократные, но не столь серьёзные попытки, но вот уже более 25 лет не курю. Примером для меня всю жизнь послевоенную был наш командарм генерал Горбатов, который никогда в жизни не курил, к спиртному даже не прикасался, да и многих других дурных привычек не имел. И когда у меня появились проблемы с сердцем, я всерьёз решил бросить эту привычку. Помогли мне в этом не заговоры, молитвы, даже не экстрасенсы, а собственная воля и то, что я объявил во всеуслышание: «Бросаю курить окончательно и бесповоротно». И это было моим главным оружием, так как в своей жизни я не привык «сорить словами», а всегда был верен своему слову. Это помогло мне справиться с многолетней дурной привычкой.

Сегодня отрицательно оцениваю не только сам факт употребления табака и алкоголя, но и политику современного руководства России, отменившего госмонополию на это зелье, что привело именно к умышленной алкоголизации, а вместе с этим к наркотизации, не говоря уже о табакокурении. Наше государство постоянно снимает с себя обязанности по управлению страной, перекладывая это то на загребущие руки новоявленных буржуев, то на региональные и муниципальные власти, то вообще на чиновников разных масштабов, от министров до частных владельцев. Что касается производства и продажи спиртного и табачных изделий, то тут, если Президент и Правительство, Федеральное собрание и Дума не задумаются над этой архиважной проблемой России, то вымрет наша страна, тем более при современной медицине, ставшей фактически ПОЛНОПЛАТНОЙ или вовсе нелечебной.

21. Что бы вы сказали себе, 17-летнему довоенному юноше, представ перед ним в образе неведомого старца? О чём предупредили бы, к чему наставили бы?
Если фантазировать, так уж представим того неведомого старца ещё и провидцем. Простите, если эта «фантазия» уже теперь известного «старца – ясновидящего» будет по-стариковски не очень краткой. Если, конечно, пофантазировать, то тем предвоенным юношам я сказал бы, что на ту войну, про которую мы тогда пели «если завтра война, если завтра в поход…», точно и верно настраивали нас всех, готовили к защите Отечества. И если кому-то это «завтра» ещё кажется каким-то далёким, это большая ошибка, и что нас, школьников, да и всё взрослое население и всю промышленность, всё народное хозяйство правильно готовили, всесторонне. Развёрнутые в стране широчайшие индустриализация и коллективизация неизмеримо усилили нашу мощь. Однако, превратить страну из отсталой в процветающую в техническом отношении, какой она стала после почти десятка лет империалистической и гражданской войн, нам не хватило времени. Война начнётся в июне 1941 года, как только вы окончите средние школы.

Но мы устоим и победим, хотя и с большими потерями и людей, а поначалу и земли нашей, промышленных и добывающих предприятий. Фашизм, угроза всему человечеству, будет повержен, и к этому святому делу примкнут даже многие наши извечные недруги вроде Англии, США, хотя их главные руководители будут долгое время обещать помощь в виде открытия «второго фронта», а втайне они станут планировать выступить против СССР, как только у нас начнут иссякать силы. Будущий президент Америки на второй день после начала войны заявит: «Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет выигрывать Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга».

Мы не дадим осуществиться этим зловещим планам, повернув войну вспять после таких битв, как Сталинградская, Курская, мы освободим Украину, Белоруссию. Три года англо-американцы будут выжидать, но когда увидят, что и без их прямого участия в разгроме фашизма мы побеждаем уверенно, тогда они весьма ограниченно войдут в прямое вооружённое вмешательство на нашей стороне, открыв, наконец, в 1944 году обещанный ещё в конце 1941 года второй фронт. Мы и без этой «помощи» изгоним фашистов из Польши и водрузим знамя Победы в самом Берлине. За пять послевоенных лет страна, потеряв за время войны огромное число наиболее работоспособного населения, в основном восстановит всё, что в течение долгих лет войны ежедневно разрушалось бомбами, снарядами и оккупационным беспределом фашистов.

Буквально почти сразу после победы над Германией и Японией наши «союзники» устами руководителя Англии объявят «холодную войну» Советскому Союзу, разработают доктрину внедрения так называемой «демократизации» нашего общества и самыми изощрёнными способами будут стремиться разрушить тот моральный и экономический потенциал, которым будет обладать послевоенный СССР.

Изобретённой к тому времени бомбой небывалой разрушительной мощности будут грозить всему миру. В советском народе, перенесшем такие большие человеческие жертвы, такие разрушения, возникнет желание предотвращать повторение всяких войн. Естественно родившуюся в нём готовность идти на компромисс, выразившуюся как «лишь бы не было войны», заокеанские «друзья» и наши недруги сумеют превратить в безоговорочный постулат и использовать для достижения своих подлых целей.

Всегда имея главной целью уничтожение любыми способами первого в мире социалистического государства, империалисты вначале через людей неустойчивых или сверхамбициозных, типа Никиты Хрущёва, помогут оболгать нашего вождя и организатора побед товарища Сталина, посеют раздор и неверие в высокие цели социализма. Затем подберут и более хитрых «агентов влияния», типа Горбачёва, его приспешников Яковлева, Шеварднадзе и других, с помощью которых внедрят обманную идеологию «перестройки» нашего общества в «социализм с человеческим лицом». И тогда найдут и приведут к рулю государством авантюристов Ельцина и иже с ним, которые тоже не без помощи Запада обманом развалят страну, а сопротивляющуюся законную власть России расстреляют из танковых орудий…

Враги скрытые и явные, «забугорные» и свои поведут страну назад, в капитализм. И если первое в мире социалистическое государство СССР, ставшее сильнейшей в мире державой, первой проложившей путь человечеству в космос, будет успешно противостоять мировой системе капитализма, то постсоветская Россия, по воле ставших у её руководства прислужников той системы, станет второразрядной страной на планете Земля. А бывшие «союзники» разместят вдоль всех западных и южных границ России свои военные базы с ракетно-ядерным вооружением.

А дальше останется разложить наших людей морально, нравственно, вселить в них жажду развлечений, сексуальных и других наслаждений, потребления и приобретения, выветрив из них стремление к созиданию, чувства товарищества, взаимовыручки, коллективизма, скромности и верности. В ход будет пущено всё: низкопробная музыка, засорение когда-то могучего русского языка примитивными иностранным мусором; широким фронтом пойдёт наступление на всю нашу историю славянства, особенно – русских, у которых даже под благовидным предлогом отнимут право называть себя русскими.

И в этом они преуспеют, если ветераны и пришедшие им на смену новые поколения, упустят это поле борьбы, которое может стоить нашей стране многих Бородинских, Куликовских, Прохоровских полей, Сталинградских и других великих битв, побед над Гитлером, Наполеоном, шведскими и немецкими псами-рыцарями и многого другого. Вот к чему приведёт страну казалось бы безобидный и даже гуманный лозунг «Лишь бы не было войны», если мы поверим пришедшим в «Новую Россию» «дерьмократам».

А наставление будущему поколению, молодым, кто останется после той тяжелейшей войны, одно: будьте бдительны, не давайте себя обмануть или убаюкать хитростями, изобретёнными нашими вечными недругами. Не дайте развязать ещё более опасную войну – идеологически-информа-ционную. Не опоздайте встать горой за нашу Родину, не отдавайте её в руки воров и предателей, какими бы они лозунгами ни прикрывались. Успехов вам в этом и ПОБЕДЫ!!!

22. Не встречался ли Александр Васильевич со своим бывшим комбатом Батуриным после войны? И что сказал ему (или хотел бы сказать) как о человеке и о его способах руководства воинским подразделением?
Спасибо за внимательное чтение моей книги. А по поводу Батурина скажу, что не встречался и не хотел бы. В моих книгах вы прочтёте, что «в глупость людей, достигших высокого положения, я не верю, а скорее, верю в их непорядочность».

Сегодня, когда у меня появились документы, более проясняющие личностную характеристику нашего бывшего комбата Батурина, я бы добавил к тем словам ещё «и даже в подлость». Среди этих документов есть ксерокопия наградного листа на Батурина, подписанного командиром дивизии.

Эта ксерокопия убедила меня в том, что согласованное решение пустить мою роту на минное поле приняли комдив и комбат совместно и не без одобрения командарма Батова. Косвенным доказательством этому служит следующий факт: за время боевых действий на Наревском плацдарме Батурин ни разу не побывал даже в окопах, когда мы после тяжёлых боёв и больших потерь почти месяц держали оборону.

А в наградном листе на Батурина, наверняка сочинённом им самим и подписанном командиром дивизии генерал-майором Борисовым, перечислены все подбитые нашей ротой танки, самоходка «фердинанд», уничтоженные фрицы – всё приписывалось самому Батурину. Вот такая у него была «порядочность и честность». И будь такая встреча сегодня, я бы дал ему этот «наградной» документ, чтобы прочёл его он при мне. И достаточно. Беседы никакой не состоялось бы.

23. Расскажите, каким Вам запомнился день Победы и как Вы его встретили?
День Победы 9 мая 1945 наш батальон встретил в одном из пригородов Берлина. Со дня на день мы ждали капитуляции Германии, и я в который раз вспоминал, что еще в 1944 году написал стихотворение, в котором были слова: «И весной. в начале мая, прогремит Салют Победы над землей!».

И весна уже в самом разгаре, и начало мая уже обозначено, а Победы все нет и нет…

Но вот этот миг наступил в ночь на 9 мая! Вскоре после 12 ночи вдруг влетает к нам связист и кричит: «Победа, капитуляция, ура!». Будто вначале на миг все внутри нас, как и вокруг, замерло, а потом эмоции, накопленные за весь период непрерывных боев, лавиной выплеснулись наружу. Летели вверх фуражки и шапки под те же крики: «Победа, капитуляция!». Люди бросались друг к другу, тискали друзей в объятиях, целовались, многие плакали, не стесняясь слез радости. На улице уже гремел Салют Победы. Стреляли вверх все, кто из пистолетов, кто из автоматов и пулеметов, даже характерные звуки выстрелов из противотанковых ружей были слышны. Да не только на улице, наверное, а действительно над всей землёй!!!

Почему-то именно тогда мозг просверлила мысль о том, сколько миллионов пуль разного калибра летит сейчас в небо. Но задержаться, остаться там они не могут, и все обязательно вернутся на землю почти с той же скоростью, с которой они вылетели из многочисленных стрелявших стволов. И неужели, пусть даже единственная из них, попадёт в человека и убьёт его?! Убьёт именно в ночной час, когда так долго длившаяся война, наконец, закончилась! И теперь совсем уже неважно, кто станет жертвой этой пули, воин, который ЧЕТЫРЕ года шёл трудными, огненными дорогами войны и только что радовался избавлению от ожидания вражеской пули или осколка снаряда, или какой-нибудь немец или немка, пусть и не очень радующиеся нашей Победе….

Ближе к рассвету первого дня МИРА, растратив почти все запасы патронов и ракет, мы стали постепенно собираться к штабу. Вышел комбат Батурин с замполитом Казаковым, поздравили всех с окончанием войны, и комбат объявил, что в 12 часов дня по московскому времени на местном стадионе будет торжественный обед в честь Победы для всего батальона. Приказано было устроить стол и для «временных солдат», вчерашних и, конечно, завтрашних офицеров. Ведь наверняка будет Указ о помиловании тех, кто не успел искупить свою вину перед Родиной, а боёв больше уже не будет, как мы тогда думали, НИКОГДА!

На торжественном обеде речи говорили все. Кто кратко, кто многословно, но в словах каждого были и радость Победы, и боль потерь, и вера в долгое мирное будущее, и надежды на светлое счастливое завтра. А каждая речь завершалась тостом, и считалось добрым знаком каждый тост сопровождать полной чаркой. Видимо, предугадав это, на стол поставили не привычные за долгие годы кружки, фляги и стаканы, а по-мирному – рюмки (и где их столько набрали?).

Меня после недавнего тяжёлого ранения в голову при форсировании Одера наш батальонный доктор и моя жена строго оберегали, чтобы кто-нибудь не подлил водки или чего то подобного. Поэтому я просто радовался за моих боевых друзей, кого-то уже порядком захмелевшего, а кого-то, к удивлению ещё совершенно трезвого, несмотря на то, что выпито ими значительно больше привычных в боях Наркомовских 100 граммов.

Через много лет после того Великого Дня Победы как-то попались мне очень трогательные стихи М. Владимова, написанные от лица тех, кто родился уже тогда, когда та война для них была когда-то, но благодарные потомки умели ценить то святое прошлое:

Ещё тогда пас не было на свете,
Когда гремел салют из края в край.
Солдаты, подарили вы планете
Великий Май, победный Май!
Перед 65 годовщиной Победы в газете «Пограничник», выходящей в Санкт-Петербурге, я прочёл уж очень подходящие и к тем, уже далёким годам, и к нынешнему времени строки из песни на слова Феликса Лаубе «В наших сердцах Победа»:

Пусть много лет и много зим пройдёт,
Века сотрут события и даты…
Но не забудет никогда народ
Победу нашу в давнем сорок пятом.
Вот и не забывается она теми, кто её подарил стране, миру. Надеемся, не забудется она и потомками Победителей.

Потом многие стали ждать дня, когда начнутся долгожданные отпуска, а кто – увольнения и поездки домой, к родным, если и они остались живы. Через очень много лет после тех дней, уже здесь, в Ленинграде, который мой язык так и не научился называть Санкт-Петербургом, я узнал о нашем Александре Анатольевиче Харчикове, многие стихи которого очень совпадают то с одним событием в жизни, то с другим. И вот с теми, послепобедными днями перекликаются следующие строки:

И вот она – наша Победа!
Домой эшелоны спешат,
Победа! Победа!! Победа!!!
Страна обнимает солдат.
Победа! Победа! В салютах Москва,
Мы живы… и с нами Отчизна жива!
24. На войне всякое случалось, жизнь есть жизнь, вспоминается ли Вам какой-нибудь смешной случай в духе Василия Тёркина?
Честно говоря, в штрафбате смешного было мало, хотя без юмора на войне было бы ещё труднее. Но помню, когда все смеялись до слёз.

Как-то в период между боями собралась большая группа офицеров, штрафников, курили, рассказывали кто какие-нибудь памятные случаи из фронтовой жизни, кто анекдоты или какие-то байки. И зашел разговор, кому на войне физически тяжелее всего. Не однажды штрафники-летчики, хлебнувшие пехотного пота, говорили, что все лётные пайки, будь их воля, отдали бы пехоте. Многие высказывали свои доводы и, в общем, уже стали соглашаться с тем, что тяжелее всего пехоте.

Но тут ввязался в спор ставший уже общим любимцем, лишь недавно перешедший в постоянный офицерский состав батальона из штрафников, старший лейтенант Валера Семыкин, командир взвода связи при штабе батальона. Его довод заключался в том, что пехота захватила вражеский окоп или окопалась на новом рубеже – и все, дальше она физически уже отдыхает, если не окапывается или не отражает контратаку. А связисты с тяжеленными катушками и телефонным аппаратом все еще мотаются вдоль окопов, устанавливая телефонную связь между подразделениями. Или же в походе десятки километров радист тащится с рацией, а в ней, матушке, килограммов 20–30. Команда «привал», все вповалку, отдыхают, а ты её развертывай, давай связь с начальством. Иногда тянут телефонный провод метров на 500, а то и больше, в тыл или к соседу, а тут еще артобстрелом порвет где-то провод – вот и бегает связист, навьюченный как ишак, да еще со своим вещмешком и своим оружием, то туда, то сюда… И когда почти все затихли, сраженные убедительными доводами Валерия, вдруг капитан Вася Цигичко в наступившей тишине своим сочным густым басом спокойно и тихо сказал: «И все без толку…».

Через мгновение наступившей тишины разразился такой громкий хохот понявших шутку! Некоторые хохотали почти до истерики, до слёз. Пожалуй, чуть ли не громче всех хохотал сам связист Валерий. Были и другие «шутки», но не для женского уха.

25. В книгах Александр Васильевич рассказывает: когда попутные машины не хотели его подвозить, он применял хулиганский метод их остановки – стрельбу по колёсам. Не боялся ли Александр Васильевич ответственности за такие свои вольные действия?
В описании этого единственного в моей фронтовой жизни поступка, который я сам охарактеризовал не как браваду или даже какую-то сверхрешительность без оглядки на возможные последствия. Вот смотрите, что там написано:

Конечно, этот способ был не только неправедным, хулиганским у даже для фронтовых условий, да и просто опасным. Ведь можно попасть и не по колесам, а тогда – трибунал. Но почему-то мне не было страшно».

Этот способ «АВТОСТОПА» на фронте был уж не так и редок, да и чаще всего это были выстрелы вверх, чтобы просто обратить внимание на серьёзность предупреждения. Конечно, применяя такой метод «голосования», как крайнюю меру, взвешиваешь, что опаснее: возможные последствия его применения или ответственность за невыполнения в указанный срок какого-то важного приказа.

26. Много разговоров идёт о вооружении штрафбатов. А вот я бы хотел спросить: какое индивидуальное оружие (включая трофейное) Вы считали наиболее результативным на поле боя?
Наше штатное оружие – винтовки, особенно самозарядные Токарева СВТ, дегтярёвские ручные пулемёты РПД, станковые пулемёты Горюнова СГ-43, автоматы ППШ, противотанковые ружья любой системы, ручные гранаты и… саперные лопатки! Я не говорю уже о пистолетах ТТ или системы «Наган». В хорошо натренированных и умелых руках всё перечисленное очень даже результативно, включая и малые лопатки, у которых бойцы затачивали до остроты топора боковые части лопаточных лезвий. Вполне подходящее оружие в рукопашном бою!

Из трофейного оружия брали автоматы-«шмайссеры», если к ним доставалось достаточно патронов. Они были легче, имели откидной приклад и рожковый магазин, который хотя и вмещал меньше патронов, чем дисковый у ППШ, но заряжать его было удобней и проще. Винтовки не брали, наши были не хуже, а пулемёты «МГ» – только до первого «приземления» в песок или рыхлую землю – отказывали. Немецкие ручные гранаты с длинной деревянной ручкой неудобны, зато их «фауст-патроны», или как потом они стали называться «панцерфаустами», старались использовать, если такая возможность предоставлялась. Хорошее средство борьбы не только с танками!

27. Верно ли, что когда штрафникам не хватало винтовок, им давали штык от винтовки товарища?
Понимаю, что Вы внимательно читали мою книгу и обратили внимание на фрагмент, в котором приводился рассказ бывшего командира армейской штрафной роты 64 Армии, с кем меня судьба свела лет через 45 после войны в Харькове. Беседа с тем бывшим командиром штрафроты по трагическим причинам внезапного его ухода из жизни у нас тогда не состоялась, и я привёл лишь фрагмент из газетной статьи о нём. Там речь шла об одновременном прибытии срочном обмундировании и вооружении большой партии бывших заключённых, добившихся в исправительных лагерях права искупить свою вину перед Родиной на фронте.

И вот, когда эта партия зэков оказалась больше численности, положенной по штату, а штатного оружия на всех не хватило, выход из положения был в том, что кому-то достались только штыки от винтовок. Понятно, что я не смог уже уточнить у этого офицера, ходили ли эти штрафники в атаки, вооружённые только штыками, но думаю, что до получения боевой задачи и им было выдано недостающее огнестрельное оружие, ведь роты эти формировались где-то вблизи полковых тылов, а там и вопросы снабжения решались быстрее.

Уверяю Вас, в нашем батальоне оружия всегда было в достатке, и даже новыми его образцами батальон вооружался иногда раньше, чем обычные полки и батальоны, так как боевые задачи нашему батальону ставились чаще сложнее, и подготовительного времени для этого оказывалось иногда меньше. Но когда позволяла обстановка, то ещё до получения боевой задачи проводились занятия и тренировки, направленные, в том числе, и на получение навыков владения оружием, особое внимание при этом обращалось на подготовку «пехотному бою» бойцов, прибывших из других родов войск.

По свидетельствам других командиров армейских штрафных рот, им всегда предоставлялось время, хотя иногда и крайне ограниченное для полного вооружения и обучения приёмам владения вручённым оружием. Надеюсь, Вы убедились, что оружие от штрафников не пряталось по складам, а выдавалось им, как правило, сразу же по прибытии в подразделение, независимо от того, когда будет подразделению поставлена боевая задача.

28. Очень часто ругают нынешнюю молодёжь. Понятно у они не получили достойного патриотического воспитания, прежде всего на государственном уровне. Ваше мнение о современных молодых людях, и что бы Вы могли им сказать, как наказ на всю жизнь?
Считаю совершенно неправильным здесь стричь всю молодёжь под одну гребёнку. Конечно, начиная с недоброй памяти «горбачёвских» времён, когда вначале в комсомол внедрили идею обогащения через создание организаций НТТМ (научно-техническое творчество молодых), а на этой почве стали пропагандировать, развивать и поддерживать (порой искусственно) кооперативное движение. Тогда у самой активной части молодых, особенно студенчества и молодых научных работников, появились и стали расти частнособственнические тенденции. Перестали быть определяющими сознание и песни, в которых звучала тема «Жила бы страна родная и нету других забот» и «Раньше думай о Родине, а потом о себе». Появились другие желания и вожделения. Пошло на убыль стройотрядовское движение среди студентов, положительное влияние комсомольских пионервожатых на подрастающую смену.

Не случайно, конечно, внедрялись в молодёжную среду эти изменения. Известно, что тогда главный руководитель страны Советов генсек Горбачёв с первых своих месяцев власти зачастил со своими визитами на Запад, в США, Англию. И хлынули оттуда «общечеловеческие ценности»: поклонение доллару, стяжательство, музыкальные «шедевры», воспевающие антимораль, потоки фильмов, прославляющих право силы; экраны телевизоров стали всё больше заполняться насилием, трупами, кровью.

А дальше – больше. Уже в начале 21 века у нас в моду стал входить и пропагандироваться почти открытый секс, чувственные удовольствия, наркомания масштабов, перехлёстывающих Запад. В школах с младших классов стали внедрять в программы половое «воспитание», приведшее к появлению 11-летних матерей, которые своих детей воспринимали как продолжение кукол, от которых они еще не выросли. Появились многочисленные красочные журналы, слово «бойфренд» стало почти обязательным атрибутом замужних женщин в фильмах. Неизмеримо шире стали распространяться порнография и все остальные «ценности» западного образа жизни. Тайная проституция стала «работой», даже в Госдуме пытались поставить на обсуждение вопрос о её легализации. Открылась фактически поощряемая безразличием властей торговля секс-рабынями да и многое другое.

Так называемая «гласность» превратилась в ничем не ограниченную «свободу слова и действий», при которых цензура нравственности уступила место вседозволенности. Горбачёвский лозунг «Разрешено всё, что не запрещено» успешно перекочевал к последующим законодателям, отменившим законы советские и не торопившимся формулировать чёткие новые, чем и открыл ворота во всё низменное. Если ко всему этому добавить наступление широким фронтом на патриотизм, придумав на него оскорбительный эпитет «совковый», насмешку над уважением к героизму дедов и отцов в борьбе с фашизмом, на внедрение в души молодых всеми средствами массовой информации правового нигилизма, то станет ясно, что у детей, выросших в этой атмосфере морально-психологического кризиса, не может остаться не затронутой негативом их психика.

Надо сказать, что за последние годы многие молодые люди стали понимать пагубность бездействия наших властей в воспитании гражданственности новых поколений, а может и сознательных их действий по разложению морали молодёжи, и стали обращаться к опыту старших поколений. Всё заметнее становится число тех, кто стал понимать положительное в нашем недавнем прошлом, когда зарплата была невысокой, но это компенсировалось, дополнялось бесплатным школьным и вузовским образованием, обеспечением выпускников вузов рабочими местами, бесплатной самой разнообразной медицинской помощью, ежегодной диспансеризацией всех слоёв населения, широкодоступной санаторно-курортной системой. Бесплатное обеспечение жильём и совершенно символичные тарифы ЖКХ, отсутствие безработицы, массовое спортивное движение, широчайшая сеть кружков творческой самодеятельности и многое другое обоснованно позволяют представителям старшего поколения лишь с малой долей шутки иногда произносить: «Оказывается, мы уже жили при коммунизме, только не понимали этого».

Скажу честно: были у нас тяжёлые мнения о «потерянных поколениях», но пробудившиеся у молодых за последние годы активность, интерес определённой их части именно к героическому прошлому страны рождают надежды, что не пропадёт Россия, вырастет достойная смена, сумеющая восстановить справедливость в нашей стране и международный авторитет Великой России. Вот к этой грандиозной цели и призвал бы я современную и будущую молодёжь. Как в таких случаях говорят: я не выступаю от имени всех старших поколений, это мои личные впечатления, но хотелось бы надеяться, что я в этом не одинок, и нашему поколению есть преемники.

29. Можно ли в наших условиях современному молодому человеку воспитать в себе те качества, благодаря которым Ваше поколение построило, отстояло и восстановило Советскую державу? Как им готовить себя, чтобы стать настоящим человеком?!
Смотри далее.

30. С чего надо начать воспитание у современной молодёжи такого же патриотизма, чтобы быть во всесторонней готовности защищать Родину, какая была у Ваших сверстников?
Это, пожалуй, очень нелёгкие вопросы, но считаю их близкими, потому и попробую, хоть и слишком развёрнуто, ответить сразу на оба.

На вопрос, можно ли в наших условиях современной молодёжи воспитать те качества, которыми обладало наше поколение, отвечу: нужно! Но ситуация после развала Советского Союза изменилась на прямо противоположную. Мы оказались не в стране, где была власть народа, где главными мерилами чести и доблести были труд, нравственность, высокая мораль. Там нас, детей и молодых, воспитывали сама жизнь, её цели, её достижения, её песни, фильмы, литература, комсомол и пионерия, школа, да и многое другое. Нынешняя молодёжь уже, если считать с Горбачёвских времён, оказалась во власти диаметрально противоположной идеологии, а если отсчёт вести с развала Великой Мировой Державы – СССР, то живём мы в стране, где к власти пришли грабители и расхитители созданного за советские годы, всякие Чубайсы, абрамовичи, миллеры и послушные им правители, а главным мерилом их «доблести» стало личное богатство, валютное и материальное, расхищение природных богатств, а население, и особенно подрастающее поколение, умышленно и настойчиво травится ядом безнравственности, аморальности, разложения семейных устоев и разрушения коллективизма.

Понятно, что наш опыт воспитания патриотизма в чистом виде едва ли приемлем в новых условиях. Нужны новые безусловные принципы воспитания, новые нравственные и педагогические императивы.

Мы, поколение победителей, в своё время воспитывали подрастающую смену примером своей жизни, своих поступков. Затем, с возрастом, наша деятельность по воспитанию молодых стала всё больше переключаться на личные встречи, лекции, беседы, уроки мужества в школах и т. п., что вкладывало тоже определённые результаты в общую систему воспитания, в том числе и патриотизма. Но изменившееся отношение антинародной власти к тем, кто создавал, защищал и восстанавливал страну, ко всему, что они сделали за всю свою жизнь, те унижения, которым они подвергаются уже много лет, упорно выбивают нас из активной колеи.

Я далеко не молод, последние годы с молодёжью не встречаюсь и по состоянию здоровья, и по возрасту. Ведь как-никак, мне уже под 90, а молодые воспитатели, тоже воспитанные на исторических извращениях, наверняка подумают: «Что там наговорит дряхлый старик… Да сам он едва ли придёт, надо ещё его привезти, а там разволнуется, может, придётся и скорую вызывать… Стоит ли…»

В школьных программах давно уже нет почти ничего о тех, кто завоевал День Победы, зато по литературе, по велению Путина, школьники теперь вместо Шолохова и Бондарева изучают «Архипелаг…» Со-ЛЖЕ-ницына.

Приведу, опуская слова благодарности, несколько фраз из большого и очень эмоционального письма ко мне от петербурженки Инны Сарафоновой:

«В школе пас учили, что заградительные отряды были угрозой отступающим солдатам, расстреливали их нещадно и т. п. Не хочу винить свою молодую учительницу истории, её тоже так учили… Вашу книгу “Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов” читаю на одном дыхании… просто переворот в моём сознании на тему войны вообще, а штрафбатов и заградотрядов – в частности. Не говорю уже о фактической информации, которая меняет многое из того, чему нас уже успели “научить”. Побольше бы, конечно, такой информации, только теперь и я понимаю, что от моего поколения, от меня лично зависит, какую историю будут изучать мои дети. Не могут слова выразить всего, что хочется сказать и сделать» (июль, 2012 год).

И перестали нас приглашать в школы, а именно там самая пора активно воспитывать патриотизм.

Зато теперь в школах, да и не только, активность проявляют те, кто в «Мемориале» под руководством бывшей советской диссидентки Л. Алексеевой, а ныне гражданки США на немалые американские «гранты» воспитывают «патриотизм». Кто-то из заключенных действительно подневольно трудился в лагерях и колониях (кофе, конечно, там в постель не подавали!), но жил без бомб, снарядов, пулемётных ливней, а кто-то и примазался к ним за «зелёные». Тогда весь советский народ был на войне: на фронте ежеминутно убивали или калечили, а в тылу добровольно из последних сил добывали или делали своими руками «всё для фронта, всё для Победы!» Этот «Мемориал» уничтожает у школьников веру во всё доброе, что было в советское время, и вытравливает веру в героев, в советский патриотизм.

Сеять зёрна патриотизма туда, где выхолощена героическая часть истории нашего народа, в почву, засорённую антипатриотическими гербицидами, наверное, можно, но дадут ли они добрые всходы? Хорошо, если наши книги, наши интернетовские форумы и конференции будут не самоцелью, а станут пособием для тех, кто пришёл или придёт нам на смену.

Ещё один аспект этой проблемы. К ребятишкам в школы, на беседы или лекции в рабочие коллективы в советское время мы ходили «при всех орденах и медалях», которые подтверждали то, чему тех ребят мы учили. А теперь боимся выйти с ними на улицу, а вдруг сорвут ордена и медали, а то и пристукнут, чтобы отобрать. Если даже выйдешь с планками своих наград – проследят, где живешь, проникнут в квартиру, убьют, чтобы завладеть наградами. Ведь сколько наши СМИ показывали таких случаев ограблений «с летальным исходом», но я не помню, чтобы хоть раз показали, что злодеев поймали, прилюдно судили и примерно, особо строжайше наказали этих бандитов. А может, это тоже в программе «демократов» по воспитанию, и не только молодых?

Честно говоря, получал большое удовольствие от встреч с суворовцами и кадетами в Ленинграде, но это было уже 4–5 лет назад, а потом, наверное, уже сердюковское влияние помешало продолжению этих встреч.

Зато самые активные встречи с комсомольцами, школьниками, в международных молодёжных летних лагерях продолжались в соседней Беларуси, куда мы с удовольствием ездили по нескольку раз в год.



Вот о том, как проблема воспитания патриотизма решается в Беларуси и что можно воспринять или видоизменить для российских условий из их опыта, над этим стоит подумать.

Особо следует сказать о реально существующей в Беларуси и эффективно работающей общегосударственной системе патриотического воспитания населения. В отличие от России в Беларуси основными институтами государственной (подчёркиваю: государственной) молодёжной политики остались и Республиканский Союз молодёжи, и Республиканская пионерская организация. Именно там для воспитания патриотизма есть по советскому образцу правительственная программа. Там существует и активно работает молодёжная организация БРСМ (Белорусский Республиканский Союз Молодёжи), который ведёт счёт своей истории с образования Ленинского комсомола Советского Союза и развивает его лучшие традиции.



Кто знаком с выступлением Президента Беларуси Александра Лукашенко на встрече с делегатами республиканского собрания этой молодёжной организации, тот знает, какой уровень государственной заботы проявляется там. Именно в Беларуси сохранили и совершенствовали советское студотрядовское движение. Мне, например, было несказанно приятно, когда прислали из Рогачёвского райкома БРСМ копию Диплома педагогического отряда им. Александра Пыльцына за первое место на областном конкурсе студенческих педагогических волонтёрских отрядов. Конечно, вызвал приятное удивление факт присвоения моего имени студотряду, но рад был узнать, что он волонтёрский, то есть выполняющий педагогическую работу безвозмездно. Значит, их еще не захватила зараза «монетизации».

Деятельность молодёжных организаций Белоруссии, так или иначе, связана с воспитанием патриотизма. В документах Белорусского Республиканского Союза Молодёжи записано: «Целью БРСМявляется создание условий для всестороннего развития молодёжи… содействие развитию в Республике гражданского общества, основанного на патриотических и духовно-нравственных ценностях белорусского народа», а одним из главных приоритетов работы белорусского комсомола является уважение к подвигу воинов бывшего Советского Союза.

Известно: патриотами, как и солдатами, не рождаются. Ими становятся, если только для этого создаются определённые условия. Не так давно некоторые наши доморощенные критиканы всего советского прошлого низвели слово «патриот» до уровня чуть ли не ругательства. Можно сколько угодно ёрничать, язвить и иронизировать по этому поводу, но любовь к Отечеству, уважение к его истории и армии надо воспитывать. В Рогачёвском районе более 120 братских могил воинов, погибших в годы Великой Отечественной, и большинство из них закреплены за комсомольскими организациями или рабочими коллективами, находятся под их заботами по благоустройству. Ещё более поражает тонко продуманная и талантливо осуществляемая работа по воспитанию детей и подростков в пионерских организациях Республики. Конечно, самих белорусов не удивляет активное существование государственной Белорусской республиканской пионерской организации (БРПО). Но в нашей постсоветской России это, к сожалению, забытая форма воспитания подрастающего поколения.



Новые поколения белорусов, в том числе и подрастающие, в основном считают фундаментом будущего наше героическое прошлое. У меня сложилось твёрдое впечатление, что в Беларуси делается всё для того, чтобы память о героической истории советских народов сохранилась у потомков. Свидетельством тому строки стихотворения брестской школьницы Виктории Садко, уже уверенной в «потомках своих». Я приведу здесь только четыре строки:

Военные годы ушли в лихолетье.
Мы знаем о них из рассказов родных.
Мы помним о прадедах наших. Поверьте,
И помнить научим потомков своих.
Определяющим в этом «помнить научим» на современном этапе развития Беларуси является проводимая властями активная идеология, основанная на высокой морали во всех её звеньях. Известно не об одном случае проявления вандализма по отношению к памятникам войны за рубежом и в самой России. Слово вандализм в Беларуси всем понятно, но вот проявлений этого варварства, да и просто неуважения по отношению к памятникам Отечественной войны там просто нет.

Мне стыдно за мой город, известный всему миру как Город-герой Ленинград, но я всё-таки приведу здесь фрагмент статьи «Санкт-Петербургских ведомостей».

В ней говорилось, что наш город и Ленинградскую область посетила делегация ветеранов из Бреста. Автору этой статьи, сопровождавшему гостей к «Дороге жизни», тоже было стыдно, когда белорусы, видя пустующие поля, брошенные дома, покосившиеся заборы, не раз изумлённо спрашивали: «Л почему здесь никто не работает?». В статье приводятся слова гостьи, председателя Брестского городского совета ветеранов:

«Для меня Ленинград всегда был и остается символом святости. Я без всякого ложного пафоса искренне преклоняюсь перед теми, кто отстоял Ленинград, выжил в блокаду. Но почему же люди, которые живут здесь сейчас, до такой степени не уважают свой город?! Почему им не стыдно за тот мусор, в котором погряз Петербург? У нас за такую грязь на улицах руководителей, отвечающих за состояние города, давно бы уже сняли с работы! Поймите, я вовсе не хочу посрамить ваш город – это просто крик души. Мы были просто шокированы, когда возле памятника погибшим детям “Цветок жизни” пришлось возлагать цветы и венки буквально в мусорную кучу».

И это у памятника погибшим цветкам жизни!

Ещё один мощнейший рычаг воспитания патриотизма страны – её Вооруженные Силы. Думаю, нет нужды говорить, что сердюковская армия России никак не может быть таким рычагом, особенно, когда вскрылись гигантские аферы, организованные и проведенные в «Оборонсервисе», который справедливо в народе назвали «оборотень-сервис».

В России ныне, в 2012 году, одной из трудно решаемых проблем является обеспечение призыва в армию, когда стали обычными «отлавливание отказников», не желающих служить по призыву, «дедовщина», которую не удаётся победить ни удлинением сроков призыва, ни сокращением сроков службы до одного года, ни «контрактизацией». Главная вина этого – полная утрата авторитета российской армии в народе и просто нежелание защищать интересы «высшего» класса – богачей-олигархов, всяких Чубайсов, абрамовичей, миллеров и их правителей-покровителей, да расплодившихся воров – коррупционеров, чиновников, а не защиту интересов своего народа, который в основной массе довели до уровня «низшего», то есть нищего класса.

Первопричина этого – практически полная замена воспитания этого высокого чувства патриотизма у молодёжи и подмена его «сексуальным воспитанием», вернее – моральным разложением юношей и девушек, которыми занимаются почти поголовно современные СМИ, а также откровенной тотальной «монетизацией» совести, где всё уже подчинено «золотому тельцу».

А вот Вооружённые Силы Беларуси есть концентрированное выражение заботы Белорусского государства о своей армии, есть создание атмосферы полного отсутствия боязни призывников служить в ней и даже устойчивый конкурс молодых людей на призыв в её ряды. В белорусской армии, как свидетельствует российская военная газета «Красная Звезда»: «Призывные комиссии имеют возможность производить отбор – в армию призывают одного из трёх, а в некоторых районах – одного из пяти призывников. И это с учётом всех ограничений по здоровью и необходимых требований к уровню образования».

Не пройдёт такой солдатский конкурс тот, кто имеет не то что судимость, но и просто приводы в милицию, даже вроде бы по пустяшному поводу: ругнулся в общественном месте, подрался, не там пиво попил, замечен милицией – и всё, в армию не пойдёшь! И ведь не пользуются парни такими приёмами, чтобы избежать призыва. В республике неукоснительно соблюдается правило: не отдал долг Родине – поставил сам себе клеймо – и закрыта тебе дорога в государственные структуры: ни на какую, даже мало-мальски руководящую работу можешь не рассчитывать.

В Рогачёвском районе, например, патриотическому и интернациональному воспитанию способствует межславянский детский палаточный городок “Крыничка”, располагающийся в одном из красивейших уголков района. Возникает эта детская республика в летние каникулы уже более 20 лет кряду и под знамёнами БРСМ собирает представителей трёх славянских государств: Белоруссии, России и Украины. Организаторами его выступили Рогачевский райисполком, Гомельское областное отделение общественного объединения «Белорусский фонд мира», Райком БРСМ при поддержке представительства областного управления Республиканского центра по оздоровлению и санаторно-курортному лечению.

Сюда приезжают пообщаться и подружиться ребята из 6–8 российских городов, в том числе Курска, Смоленска, Вологды, городов Подмосковья, украинских Новоград-Во-лынска, Чернигова, Житомира, белорусских Добруша, Жлобина, Гомеля, а также школ Рогачевского района. Одна из задач этой «Крынички» – пропаганда здорового образа жизни, формирование многостороннего позитивного миротворческого опыта и активной жизненной позиции.

Мне неоднократно доводилось бывать там, и каждый раз нас приятно удивляет эта «Крыничка». Здесь формируют искреннее стремление новых поколений к единому славянскому миру, с каждым годом расширяется география её участников. И всё это проходит под знаком будущего единого союза славянских государств. Об этом однажды районная газета «Свободное слово» поместила следующий абзац: «С особым трепетом и вниманием выслушали ребята слова генерал-майора в отставке А.В. Пыльцына, освобождавшего Рогачёв от немецко-фашистских захватчиков в годы войны. Обращаясь к молодёжи, он сказал: «Я вижу в “Крыничке” прообраз будущего Славянского Союза. И именно вам, ребята, предстоит сделать этот Союз братских славянских народов реальностью».

Глядя на воодушевлённые счастливые лица «Крыничан» верилось: придёт время, как сказал (правда, по другому поводу) великий Пушкин:

Когда народы, распри позабыв,
В великую семью соединятся…
В России, например, вместо комсомольских, пионерских объединений существуют всякого рода скаутские организации с самыми разными (и не всегда приемлемыми) идеологическими платформами. И хотя в отдельных регионах есть и пионерские (в прежнем понимании) организации, но государство их не финансирует и пока даже не поощряет, они полностью брошены на произвол судьбы и под влияние сомнительных, а то и откровенно разлагающих молодёжь комсомольского возраста идеологий.

Известно, что молодая энергия всегда ищет выхода, вот потому отсутствие продуманной молодёжной политики и поддерживаемых государством молодёжных организаций ведет к стихийному созданию групп с сомнительными, а то и с преступными целями, то «ищущих адреналина», а находящих наркотики, то пополняющих криминал, либо попадающих в различные противоправные секты.

Не так уж давно сначала дали расплодиться «баркашовцам» с гитлеровскими атрибутами и только после этого запретили. Вместо них появились «лимоновцы» с флагом, фактически копирующим гитлеровский, только вместо свастики в белом кругу – советский серп и молот. Да и сам Эдик Лимонов тщится быть похожим, хоть формой бородки, на Троцкого. Не зря молодёжную организацию «Наши» называют «нашистами». Едва ли Навальному или Удальцову с их амбициями удастся выйти в настоящие лидеры и повести за собой, да и другим не дадут этого сделать наши мощные войска МВД, которые предназначены для «внутреннего потребления» и способны жестоко подавлять всё, что не согласовано с ними. Состоялась бы Октябрьская революция, если бы Ленин согласовывал подготовку и свершение революции либо с царскими властями, либо с правительством Керенского?

Не берусь давать рецепты молодым воспитания в себе патриотизма. Начинать, по-моему, нужно с себя, но не как советует Андрей Макаревич в своей «программе» наведения порядка в стране. По его программе бороться со взяткам просто: нужно «не давать взяток, и взяточники, как главная причина коррупции, исчезнут». А почему Андрей не бросил клич «не брать взяток»?

Да, опыт Сердюкова говорит, что и без взяток можно миллиарды прикарманивать. Так что начинать нужно со своего личного поведения, изменения отношения к патриотизму вообще, активно противостоять внедрению в умы оскорбительного эпитета «совковый», придуманного нашими недругами с определённой целью расчленения нашего общества.

Изменить личное отношение к патриотам старшего поколения, проявлять уважение к пожилым людям, начиная с поездок в общественном транспорте, в общественных местах. Одним важным морально-этическим императивом должно быть изменение ставшего привычным поведения для очень большой части молодёжи, за более чем 20 лет зомбированной всеми средствами и способами в неуважении к старшему поколению, эгоистическим отношением ко всему окружающему.

По этому поводу помнятся два характерных явления. Одно анекдотичное. В электричке (автобусе, метро и т. п.) пожилой человек просит юношу уступить ему место. Сидящая рядом дама говорит пожилому: “Да пусть сидит, ещё настоится, когда состарится!”

Второе совсем не из этого ряда. Во всех аптеках, поликлиниках, сбербанках, магазинах, столовых и других специальных и общедоступных помещениях были на видных местах таблички:

«Инвалиды и участники Великой Отечественной войны принимаются (или обслуживаются) вне очереди (или в первую очередь)».

Это в то время, когда нас, фронтовиков, было не «в разы», как коверкают русский язык сегодня, а в тысячи раз больше, чем осталось сегодня. Известный Закон РФ «О монетизации льгот…» лишил нас, ветеранов-фронтовиков, практически всех привилегий, а так называемая система «бесплатного обеспечения лекарствами» настолько нестабильна и сопряжена с такими большими моральными и физическими нагрузками, которые без последствий могут выдержать только совершенно здоровые люди, коим такие лекарства не нужны вовсе.

Если до того злополучного закона каждый из защитивших нашу Родину в страшной войне имел предоставленное Советской властью неоспоримое право бесплатного проезда в коммунальном транспорте, а один раз в год мог любым видом транспорта (железнодорожный, водный, воздушный) в любой точке Советского Союза посетить боевого друга или поклониться его могиле, да мало ли поводов случалось для таких поездок, то в «монетизированной» России заслуженного фронтовика – инвалида – не пустят бесплатно даже в полупустой трамвай. Реакция на унижение завоевавших Великую Победу, на патриотизм не заставила себя ждать.

Явная «монетизация совести» придумавших тот аморальный «закон», как страшная эпидемия, захватила вначале чиновников до самого малого ранга, а затем распространилась и среди молодых.

Сегодня не редкость, когда инвалиду-фронтовику, сгорбленному прожитыми годами, фронтовыми ранами и болезнями, с палочкой-костылём пытающемуся, надеясь на сострадание окружающих, даже молодые, цветущего здоровья парни или девицы не то что не предложат своего места в очереди, а ещё и нагрубят вроде: «Тебе бы, дед, пора очередь на кладбище занимать!»

Нужно менять нравственные императивы и, например, выходя из дома, поставить себе целью пожелать здоровья каждому встреченному пожилому человеку, помочь ему перейти улицу, войти в автобус или трамвай, прогнать с уличной или садовой скамейки сидящего на её спинке парня или девицу, топчущих и пачкающих обувью именно ту часть, на которую мог бы присесть и перевести дух уставший пожилой человек. Эта «мода» вошла уже давно, и местные власти и общественность, вместо того чтобы образумить безобразников, ликвидировали скамейки: нет скамеек – нет проблем!

Да мало ли поводов проявить внимание к представителям старших поколений! Можно и своми руками сделать что-нибудь полезное для пожилых людей во дворе своего дома или потребовать от чиновников ЖКХ что-то изменить или отремонтировать, изготовить. Вот тогда произойдёт перелом в сознании молодого человека, увидит он нетерпимость и к другим ненормальностям в жизни, и захочет объединиться с такими же «прозревшими» для свершения более серьёзных дел.

Простите, более радикальных рецептов дать не могу. Во-первых, ещё не время, и во-вторых, дать совет и остаться в стороне – не в моих правилах. Думаю, цитата из письма Инны Сарафоновой, приведенной в начале ответа, показывает, что кое-что в воспитании патриотизма мне удаётся.

31. Довелось ли Вам побывать в городе Калининграде, бывшем Кёнигсберге? Какая у Вас самая любимая песня?
На первую часть вопроса мой ответ будет краток. Мои фронтовые дороги прошли мимо, хотелось бы побывать и в

Калининграде, но по состоянию здоровья, к сожалению, я стал «невыездным» даже в Беларусь, за освобождение которой воевал, где мне присвоили звание «Почётный гражданин» города Рогачёв Гомельской области. Но с рогачёвскими ветеранами и с организацией БРСМ (Белорусский Республиканский Союз Молодёжи) связи не теряю, тем более что там уже много лет активно действует студенческий педагогический отряд, носящий моё имя.

А насчёт любимых песен – пою я сам редко, и то только если кто-то рядом уверенно ведёт мелодию песни. До тяжелого ранения в голову в Берлинской операции я не замечал за собой такого недостатка и в свободное от боёв время часто с удовольствием пел со своими бойцами-штрафниками. Тогда не только моими любимыми были песни про Ермака («Ревела буря»), в которой с каким-то особенным чувством произносились слова: «И пала грозная в боях, не обнажив мечей, дружина…», будто слова «пала грозная в боях» примеряли к своим предстоящим боям…

Чаще других запевали любимую чапаевскую из известного тогда всем фильма: «Ты добычи не добьешься, черный ворон, я не твой», а особенно – «Бежал бродяга с Сахалина» и «Славное море, священный Байкал», и даже про гибель «Варяга», где слова «последний парад наступает» отвечали тому состоянию души, которое было тогда у штрафников, готовящихся к своему, как многим из них казалось, «последнему параду», к боевым действиям «во искупление вины своей» перед Родиной, какова бы эта вина ни была…

Любили петь и многие распевные украинские про «Зеленый гай, густесенький», где «вода як скло блинцть», да еще «Ой ты, Галю». В медсанбате, помню, с одной сестричкой под собственный гитарный аккомпанемент развлекали раненых романсом, исполняемым дуэтом, про каких-то розовых чаек. Но это всё в далёком прошлом.

А ныне самой любимой песней, пожалуй, считаю Тухмановский «День Победы», хотя очень люблю Ножкина с его песней «Последний бой, он трудный самый», а в исполнении Олега Анофриева – «Призрачно всё в этом мире бушующем, есть только миг, за него и держись». Уж очень соответствуют эти слова нашему фронтовому, не только штрафбатовскому, времени, где все мы постоянно чувствовали себя в том миге «между прошлым и будущим». Очень нравится «На безымянной высоте», там слова будто про нас. Ведь в штрафбат на командные должности нас отобрали в декабре 1943 года – тоже, как и в этой песне, 18 офицеров, а до Победы «нас оставалось только трое из 18 ребят». Да ещё песня из фильма «Белорусский вокзал», не очень почитаемого мною за его антисоветские во многом позиции Окуджавы. Как мне показалось, он писал в ней про штрафбат, но строгая военная цензура по известным причинам её не пропустила, как не позволяла писать о штрафбатах даже очень крупным военачальникам. Вот я и взял на себя смелость переделать эту песню о «десятом десантном» в песню про штрафбат. И мы, небольшая группа штрафбатовцев, впервые после войны собравшиеся на 40-летие Победы, пели её как Гимн нашему штрафбату.

Грела наши души и сердца также Сарухановская «Дорогие мои старики». Я не перечисляю здесь песен Людмилы Зыкиной, Валентины Толкуновой, хотя многие из них тоже любим и сегодня поём с моей женой Антониной Васильевной, певуньей с чистейшим звонким голосом и изумительно тонким слухом. Жаль, не пишут сегодня таких песен, которые и словами, и мелодиями трогают сердца. Нынешняя попса редко бывает содержательна, осмысленна, благозвучна и… прилична.

32. Какова на Ваш взгляд основная причина крушения СССР, сыграл ли в этом свою роль офицерский корпусу изменивший советской присяге?
Развал Советского Союза так тщательно, тайно и замаскированно готовился с приходом к власти Горбачёва, прозванного в народе Мишкой Меченым. Все горбачёвские лозунги и реформы под броскими названиями «гласность», «ускорение», «социализм с человеческим лицом», «общечеловеческие ценности» и подготовленная ими в сознании населения «перестройка». Наконец, манипуляция с референдумом 17 марта 1991 года, где был поставлен хорошо продуманный провокационный вопрос: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться нрава и свободы человека любой национальности?

Как широко была развёрнута инициированная «меченым» критика существующего строя, что Беловежское соглашение, которое «сообразили на троих» собравшиеся на свою «тайную вечерю» в резиденции тогдашнего президента СССР Михаила Горбачёва в бывшей деревне Вискули свежеиспечённые президенты Ельцин, Кравчук и председатель Верховного совета Белоруссии Шушкевич, не было вначале правильно оценено народами СССР. В том числе ещё тогда многочисленным отрядом воинов-победителей, отстоявших целостность СССР в годы тяжелейшей войны. Эти Геростраты ликвидировали Советский Союз всего через каких-то 9 месяцев после референдума, на котором за «сохранение СССР» проголосовало абсолютное большинство участников. Эта «троица» разрушили достояние всего прогрессивного человечества – Союз Советских Социалистических Республик. Перестал существовать огромный СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ ЛАГЕРЬ, скреплённый ВОЕННЫМ ВАРШАВСКИМ ДОГОВОРОМ. Это развязало империализму руки. Мир снова отброшен к уровню противостояния времён Первой мировой войны. Это явный регресс в развитии человечества..

Считаю очень уместным привести здесь слова, высказанные кандидатом философских наук белорусом Олегом Дунаевским:

«История ставит оценки но результатам. Мне очень сомнительно, что день 1991 года в Виску лях станет когда-либо государственным праздником в какой-нибудь из суверенных и очень независимых республик. Уверен, этот день в Виску лях навсегда останется чёрным днём в календарях. И ещё, очень стыдно за развал великой страны перед отцами, защитившими её в годы Великой Отечественной войны».

И если поначалу аббревиатура СНГ (Содружество Независимых Государств) воспринималась как что-то похожее на «обновлённый Советский Союз», то вскоре этот СНГ стали расшифровывать как «Сбылись Надежды Гитлера».

Но привели СССР к этому развалу согласованно и методично Рональд Рейган с Маргарет Тетчер и Михаил Горбачёв. Союз был уничтожен без германского Вермахта, без танков Гудериана и самолетов Геринга, без полевых жандармерий и карательных отрядов СС. Его уничтожило западное, считай американское организационное оружие, политические технологии нового поколения, сокрушившие атомную державу без единого выстрела. Выстрелы прозвучали потом, когда пришло время Ельцину уничтожить орудийным огнём сопротивляющуюся народную власть России.

Значительную роль в обострении обстановки сыграли действия сотрудников московской милиции по разгону митингов и манифестаций в поддержку Верховного Совета и задержанию их активных участников в период с 27 сентября по 2 октября 1993 года, что в некоторых случаях приобретало характер массовых избиений манифестантов с применением спецсредств.

Ну, а в чьих внешних интересах, да и под чью дирижёрскую палочку этот развал был осуществлён, достаточно привести такой неоспоримый факт: за две недели до Беловежских событий бывший премьер-министр Великобритании, «железная леди» Тэтчер в Хьюстоне (там, где Черчилль в 1946 году объявил «холодную войну» против СССР) заявила: «Сейчас де-факто произошел распад Советского Союза, однако де-юре Советский Союз пока существует. Я уверяю вас, что в течение ближайшего месяца вы услышите о юридическом оформлении распада Советского Союза». Вот послушные «оркестранты» и сыграли по заокеанским нотам похоронный марш Советскому Союзу, и Ельцин первым побежал докладывать об этом не Горбачёву, а Рейгану в Вашингтон – Горбачёву докладывал Шушкевич.

Я, например, очень хорошо помню слова Ельцина, прозванного в народе просто ЕБН, после его визита в США, когда он утверждал: «Дважды облетев вокруг статуи Свободы, я почувствовал себя в два раза свободнее». Почему-то наши СМИ «забыли» эти слова Ельцина, как не помнят и его обещания «положить свою голову на рельсы». Оно и видно, от чего он освободил свою совесть! А народ помнит эти слова, да и многие поступки «царя» Бориса, сожалеет, как это ему можно было верить вообще. Ведь вскоре этот Герострат-Ельцин убедительно доказал свое отношение и к стране, и к законной власти расстрелом из танковых орудий Верховного Совета России в октябре позорного для истории России 1993 года, а днём позже – штурмом телецентра Останкино с пулемётами бронетранспортёров и гранатомётами. Общее число жертв этих кровопролитий по разным данным (от пофамильных списков погибших до показаний многочисленных свидетелей) составляет от 150 до 500–700 человек. И как стало известно значительно позже, в этом позорном бесчеловечном ельцинском кровавом преступлении участвовали иностранные спецслужбы.

Имеются довольно убедительные данные, что танковые экипажи, стрелявшие по Верховной власти России, были укомплектованы офицерами, согласившимися на это за очень крупное денежное вознаграждение, немедленное увольнение из армии и предоставление возможности покинуть страну. Может, не все оказались «за бугром», может, кто-то из этих предателей затаился и у нас, в России, но как им вообще живётся после этого?

Что же касается офицерского корпуса Вооружённых Сил Советского Союза, я бы не стал обвинять его огульно в измене или нарушении присяги, кроме тех, у кого честь и совесть переборола нажива любой ценой. Я сам в то время уже 10 лет находился в отставке, но знаю от друзей, ещё находившихся на военной службе, что и там шла скрытая подготовка личного состава к предстоящим событиям.

Может не все знают, что 19 августа 1991 года, выполняя приказ ГКЧП о введении войск в Москву, генерал Грачёв, будучи Комадующим ВДВ, обеспечил прибытие в столицу 106-й Тульской воздушно-десантной дивизии и взятие ею под охрану стратегически важных объектов. За отказ арестовать Ельцина тот, став уже президентом России, «расплатился» со своим спасителем – назначил Грачёва Министром обороны РФ. Так что определённая часть генералитета тоже была «распропагандирована», что повлияло и на офицерский состав. Да и в Украине, где я жил в то время после отставки по болезни, тоже просто обманули население: к моменту Беловежских соглашений Украинская ССР была объявлена «самостийной», офицерский состав там принуждали принять присягу «на верность Украине», а несогласных отказаться от Присяги Советскому Союзу, увольняли. Причём, как мне говорили такие уволенные, пенсия, например у полковника, прослужившего в Советской Армии 20 лет, была чуть ли не меньше, чем у прапорщика, уволенного после того, как он присягнул «самостийной, незалежной». Ну а что касается республик Средней Азии, Казахстана, там исподволь давно лелеялись ханско-байские привилегии руководителям разных рангов, а тут и «повезло».

Думал вначале ответить коротко, но не получилось, уж извините, очень больная тема. Да и вопросы, чувствую, заданы с глубоким интересом к событиям прошлого и современного. Рад, что молодые серьёзно думают о преемственности поколений, значит, есть уверенность, что не пропадёт, не сгинет наша Родина.

33. Есть ли будущее у сегодняшних постсоветских республик и их народов, где любые должности в государственном аппарате покупаются за деньги, определённая часть народа равнодушна к своему завтра?
У каждого государства, тем более у каждого народа всегда есть какое-то будущее. Только почти всегда от самого народа зависит, какое государство он создаст (или он позволит навязать себе его), куда его это государство поведёт и какими методами и способами. Ваш вопрос фактически уже содержит и ответ. Ну, куда может вести свой народ государство, где всё продаётся и всё покупается? У нас в России даже родилась фраза: «Если чего-нибудь нельзя купить за деньги, тогда можно за большие деньги». Нам уже известно, какими большими или даже ОГРОМНЫМИ деньгами ворочают, и далеко не бескорыстно, те самые олигархи и чиновники министерского ранга, которых бесстыдно прячут от заслуженной кары. Вот Сердюкова не сняли за то, что сознательно, умышленно оставил Россию беззащитной, а официально освободили, якобы для того, чтобы без него объективно разобраться с «Оборонсервисом».

Версий об истинных причинах отставки Сердюкова сейчас множество, но похоже, что такой масштаб коррупции, который расцвёл в оборонном ведомстве, и общественное мнение, готовое взорваться от деяний, направленных на разрушение Вооружённых Сил России, стали неприятны даже для президента.

Правда, в обществе обоснованы и предположения, что будет ему светить не уголовная ответственность, не нары за вредительство «в особо крупных размерах», а очень тёпленькое местечко. Таких примеров немало. Непопулярные министры Нургалиев, Фурсенко, Голикова, отправленные в отставку, стали советниками президента или получили не менее тёпленькие места. Значит, ценит их «опыт» Владимир Владимирович!

Например, Сергей Дарькин, бывший губернатор Приморья, хорошо нагревший руки за почти 12 лет правления краем, особенно в период подготовки к Владивостокскому саммиту 2012 года, не выдержав критики общественности, в феврале 2012 года по «собственному желанию» ушел в отставку. Но оказался не в опале, а после длительного отдыха «от трудов праведных» в Париже в июне 2012 года уже назначен заместителем министра регионального развития. Для справки: официально суммарный годовой доход Дарькина

– 1,6 млрд рублей ($53 млн). Его супруга Лариса Белоброва

– актриса, заодно и владелица банка «Приморье» (активы

– около 26 млрд рублей). Можно себе представить, какими средствами при подготовке Приморья к саммиту ворочал Дарькин, и сколько отстегнул и себе, и кому нужно. А дороги, построенные там, вот уже второй раз смывают приморские дожди, хотя, по потраченным на них средствам, должны стоять прочно и вечно!

Как и всех крупномасштабных воров, которым уже нельзя дальше воровать в одном месте, высокие власти переводят на другое. Ну, а в зависимости от «благонадёжности» и личной преданности – поближе к верхушке, а иногда где и масштаб побольше. Что, например, Дарькину Приморье, он его уже «освоил», теперь вся Россия, всё развитие её регионов в его руках, где при созданных ныне «системах» контроля и ответственности, фактически поощряющих безграничную коррупцию, ещё больше в нужный карман пойдёт.

Правда, некоторые юристы-крючкотворцы предлагают под коррупцией понимать только взяточничество, а другую форму наживы относить к иным категориям преступлений. А со взятками наш бывший президент Медведев узаконил не лишение свободы с конфискацией, а пусть и «кратные», но только штрафы. Выходит, жалеем коррупционеров, да и штрафами можно бюджет государства пополнять: чем больше и крупнее взятки, тем больше средств в бюджет – заводы-то не работают, деревни вымирают!

Это, видимо, и есть современная «борьба» с коррупцией. Наверное, постепенно забывается громкое дело генерала милиции Бокова, директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ о его попытке вымогательства взятки в 46 млн долларов США. Генерал Боков 16 февраля 2011 года был освобожден от занимаемой должности.

Понятно из материалов следствия, что имеющийся у него 7-этажный «дачный домик» в 50 комнат, полных антиквариата и других ценностей, с 25-метровым плавательным бассейном на 4 дорожки, теннисным кортом, прудом и многочисленными «придомовыми» постройками явно не по средствам даже для такого ранга милицейского чиновника. Конечно, его аппетиты не сравнить с вымогательством больничной санитарки, зарплаты которой не хватает на ежемесячную оплату «услуг» ЖКХ. Вроде оба взяточники, да масштабы…

Вот тут наказание преступника всё-таки настигло. Никулинский районный суд Москвы 4 июня 2012 года приговорил экс-директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью стран СНГ генерал-лейтенанта милиции Александра Бокова к 9 годам колонии общего режима за хищение почти 10 миллионов долларов обманным путем. Вымогательство такой, наверное, крупнейшей в истории взяточничества суммы, как видно, не зачтено, да и недвижимость, тоже приобретённая явно нечестно, не конфискована. Пусть этим неправедным богатством пользуются его родственники, а там, смотришь, и УДО грянет «за хорошее поведение», а «непосильным трудом» нажитое – при нём!

Что же касается курса России, посмотрим, куда направлен её «драйв» (любимое слово прежнего президента Медведева). Кстати, многим известно, что английское «драйв» однозначно немецкому «дрейф», а дрейфовали, как известно, советские полярные станции на льдинах в Северном Ледовитом океане не по заданному курсу, а по воле океанских течений. Что же, и наша сегодняшняя Россия должна плыть дальше по чужой воле, «без руля и без ветрил»?

Значит, не зря нам уже четверть века, ещё с «горбачёвских» времён, упорно и настойчиво навязывают сознание того, что мы – страна дикая, нецивилизованная и т. п., что русские – народ ленивый, пьянствующий, ничего путного не умеющий. И что нам, чтобы жить, всё нужно с приставкой хотя бы «ЕВРО» (Евроокна, Евродвери, Евроремонт), всякие «шопы», «шоу». Товароведы стали у нас мерчендайзерами, «секретарши» – офис-менеджерами, вошли в моду бойфренды, кого раньше пренебрежительно называли любовниками, появились «омбудсмены» и всякая другая нерусь.

Мы, русские умельцы, даже блох подковывали, паровозы и самолёты, радио и телевидение первыми изобрели, дорогу человечеству в космос открыли, а ныне всё, от кораблей до огородных грабель и даже канцелярских скрепок, завозим из дальнего зарубежья. И простите мне стихотворную цитату из Фёдора Ивановича Тютчева, который ещё в мае 1867 года сказал:

Как перед ней не гнитесь, господа,
Вам не снискать признанья от Европы:
В её глазах вы будете всегда
Не слуги просвещенья, но холопы.
Напрасный труд – нет, их не вразумишь, —
Чем либеральней, тем они пошлее,
Цивилизация – для них фетиш…
Как теперь глаголят всякие Сванидзе, Пивоваровы, Млечины и им подобные, не тупиком исторического развития человеческого общества был СССР и не преждевременным дитём цивилизации. Это было государство, имеющее твёрдую цель, умеющее видеть будущее и чётко планировать его не «дорожными картами», а пятилетними и даже семилетними планами. Оно показало миру правильный вектор развития, азимут движения человеческому обществу планеты Земля. Это был первый в мире социалистический союз дружных народов, разгромивший реальную угрозу порабощения – гитлеровский фашизм. Победа над этим злом человечества в 1945 году стала реальностью только благодаря СССР и является его достоянием, принадлежит в основном ему, кто бы и как ни стремился внушить миру другое. Вот тогда был правильный курс, с которого не надо было сворачивать ни хрущёвской «оттепелью», ни горбачёвской «перестройкой», ни, тем более, ельцинским рыночным хаосом. И почему-то терпим всё…

Позвольте закончить свой ответ ещё одними, теперь уже очень горькими строками замечательной нашей современницы Валерии Вьюшковой:

А то, что сами мы лешим в тартарары,
Понять нам не дано куриными мозгами.
Нам кажется, что мы легко скользим с горы…
Мы – падаем!
На камни.
В пропасть.
Вверх ногами!
34. Ваша книга «Правда о штрафбатах. Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина» – это уже окончательный вариант, или есть и другие издания? Если автор этой книги всё ещё харьковчанину тогда насколько непросто ему было получить доступ к российским военным архивам?
Книга, которая вызвала столько вопросов, не последнее издание. Издательство «Эксмо» после этого выпустило ту же книгу под названием «Главная книга о штрафбатах». С этим издательством случился конфликт, так как я не согласился с надуманной картинкой, размещённой на обложке, где у них пулемёт за спиной штрафников гонит их в атаку, что противоречит главному содержанию книги. Я разорвал с ними договор и запретил дальнейший её тираж. После этого дважды издавалась в Минске специально адаптированная для Беларуси книга под названием «Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта», рецензированная Институтом истории Беларуси. Каждое последующее издание дополнялось появляющимися у меня архивными документами и документальными свидетельствами потомков моих сослуживцев по ОШ Б.

Уже в 2012 году издательством «Вече» была издана наиболее полная по насыщенности документами того, давно уже прошлого военного времени книга «Штрафбат в бою, от Сталинграда до Берлина без заградотрядов». Правда, книга вышла тоже без единой фотографии, зато на обложке штрафники идут в атаку без принуждения. Если сможете приобрести, прочтите её. Мне, её автору, приобрести удаётся только через интернет-магазины. Издатели анонсировали, что могут доставлять книгу во все крупные города бывших республик СССР, хотя на самом деле книжная торговая сеть страны преодолеть Уральский хребет почему-то не может.



Если мне ещё достанет времени и сил, да найдётся издательство, готовое выпустить новый, ещё более документированный вариант, на книжном рынке может появиться не одна новая книга, опровергающая домыслы и злостные вымыслы о штрафбатах и штрафниках, о командирах, водивших их в атаки, в рукопашные.


Относительно моего гражданства. Из Вооружённых Сил СССР я по болезни был уволен в запас ещё до развала Советского Союза и остался жить по месту службы в Харькове, где нас всех, запасников, не спрашивая, зачислили в украинское гражданство. Из Украины мне всё-таки удалось перебраться в Россию, и теперь я не харьковчанин, а ленинградец, хотя и живу в Санкт-Петербурге. О сложностях получения российского гражданства мне, русскому, родившемуся в России, воевавшему за Советский Союз, правопреемницей которого стала Россия, я тоже писал в книгах. Так что я теперь полноправный российский гражданин, правда, утративший право называть себя русским: вот россиянин я, «без роду, без племени», и всё тут.

Что касается архивных документов, то по состоянию здоровья, особенно после сложнейшей операции на открытом сердце, я не могу посещать госархивы и просиживать там дни в поисках документов. Когда вышла моя самая первая книга «Штрафной удар…», я послал её в Центральный Архив Министерства обороны России (ЦАМО РФ, г. Подольск) как подарок руководству Архива с просьбой выслать мне некоторые справки. Там настолько, видимо, прониклись уважением к теме, к её правдивому отображению, что мне специально подобрали материалы, касающиеся событий и имён, упоминаемых в книге, и сравнительно скоро выслали более СОТНИ ксерокопий различных приказов, донесений и справок. Ими я подтверждал и расширял сведения, помещённые в первой книге, написанной только по памяти и по письмам своих фронтовых друзей, когда они ещё были живы. Радовался тому, что моя память меня не подвела, и никаких серьёзных отклонений от реальных событий не было.

Часть документов присылают мне люди, занимающиеся поиском своих родных, погибших на войне, дети и внуки моих фронтовых друзей. Как говорят, мир не без добрых людей, вот они и помогают нам доносить истинную правду потомкам о том тяжком, но героическом времени.

35. Знакомство с современными книгами о штрафбатах и их роли в Победе убеждает, что Вы – один из наиболее авторитетных и цитируемых авторов книг на эту тему. Где могут приобрести Ваши книги жители небольших городов и посёлков? Можно ли электронную версию Ваших книг разместить в интернете?
Мою последнюю книгу издательство «ВЕЧЕ» не хочет печатать больше, а тот тираж, что вышел в начале этого года, они не разослали ни в страны СНГ (ближнее зарубежье), ни даже в Минск, хотя я просил и туда, и в Харьков, Одессу, Днепропетровск. Мало того, общий тираж моих книг составляет уже более 70 тысяч экземпляров, а в ВЕЧЕ она издана малым тиражом, трудно читаемым мелким шрифтом, на газетной бумаге, без фотографий, подтверждающих её историческую документальность, с огромным количеством опечаток и погрешностей.

Военные историки, несмотря на это, считают её лучшей из моих книг, а реализуется она только в самых крупнейших городах европейской части России до Урала, и ни одного экземпляра не доставлено на продажу ни в Сибирь, ни на Дальний Восток, просто им невыгодна доставка на дальние расстояния, а главное теперь – не просветительство «от Москвы до самых до окраин», а выгода, чистая прибыль. Сегодня у нас многое измеряется не исторической ценностью, морально-этической значимостью, а финансовой выгодой или даже нужностью для достижения целей по оболваниванию населения.

И во Владивостоке, и в Иркутске, и даже в малых городах, даже в излишнем количестве, можно найти и Резуна-Суворова, и Володарского, и Донцову с Марининой, Акунина и многих других. Но там едва ли читатель найдёт исторически правдивую литературу. Если бы издательства Сибири или Дальнего Востока согласились издать ещё один, заметно дополненный документами, вариант моей книги, я бы предоставил им такую возможность, даже без гонорара.

Сам я покупаю книги, в том числе и свои для раздачи, через книжные интернет-магазины, и как поступать читателям небольших городов и посёлков, право, не знаю.

На всякий случай даю список моих книг с аннотациями самих издательств:

Штрафной удар, или как офицерский штрафбат дошел до Берлина (издание СПБ, Знание, 2003, 2-е букинистическое издание. СПБ, Знание, 2005). Книга рассказывает об увиденном и пережитом автором, прошедшим Великую Отечественную войну в офицерском штрафбате, который был создан по известному приказу Сталина “Ни шагу назад!” В ней нет ни одного придуманного события или вымышленного участника. Предельно правдиво освещены судьбы штрафных офицеров и их командиров. Рассчитана не только на представителей старшего поколения и военных историков, но и на молодых читателей.

Правда о штрафбатах. Как офицерский штрафбат до шел до Берлина (М.: Яуза, 2007). От издательства: “В прорыв идут штрафные батальоны…” Будучи фактически под полным запретом, после падения СССР эта тема стала одним из главных козырей антисоветской пропаганды, любимым поводом для обличений “проклятого тоталитарного прошлого” и политических спекуляций нечистоплотных псевдоисториков. Кульминацией этой кампании стал показ по государственному телевидению скандального сериала “Штрафбат” – насквозь лживой агитки, старательно подводившей к мысли, что именно “штрафники выиграли войну”, хотя на самом деле в 1941–1945 гг. численность штрафных частей составляла всего 1,24 % от численности советских Вооруженных Сил, не говоря уж о том, что далеко не все воевавшие в штрафбатах были штрафниками. Согласно сталинскому приказу, постоянный командный состав штрафных рот и батальонов – от взвода и выше – комплектовался “из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников”.

Одним из таких офицеров “постоянного состава” был автор этой книги.

Штрафбаты по обе стороны фронта. И. Пыхалов, А. Пыльцын, А. Васильченко (М. Яуза, 2007). Вот уже два

десятилетия доморощенные “властители дум” старательно замазывают “белые пятна” отечественной истории черной краской. Не является исключением и Великая Отечественная война. Современные средства массовой информации и кинематограф создают впечатление, будто Победой мы обязаны исключительно штрафникам, которых подгоняли пулеметные очереди заградотрядов.

Что же было в действительности? Как и зачем создавались штрафные части? Кем они были, советские штрафники? В сборнике, составленном известным российским историком, автором “Великой оболганной войны” Игорем Пыхаловым, представлены как документы, так и свидетельства очевидцев того времени, ветеранов-штрафников и их командиров. Впервые в отечественной исторической литературе рассказывается в ней и о штрафниках Третьего Рейха, у которых вообще не было возможности вернуться из штрафных батальонов и остаться в живых.

Главная книга о штрафбатах (М.: Яуза, Эксмо, 2009). От издательства: «Главный военно-исторический бестселлер, выдержавший несколько изданий и разошедшийся рекордными тиражами! Уникальные мемуары советского офицера, с декабря 1943 по май 1945 года воевавшего в 8-м Отдельном штрафном батальоне (полевая почта 07380), прошедшего с ним от Белоруссии до Берлина и подробно, обстоятельно и честно рассказавшего об этом боевом пути – не приукрашивая “окопную правду”, но и не очерняя прошлое. Правдивые книги о советских штрафниках можно пересчитать по пальцам одной руки. И эта среди них – лучшая» (об иллюстрации на обложке см. выше).

«Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта» (Минск, 2010, два издания 2011–2012 гг.). Настоящие издания содержат исторический материал о белорусском периоде боевых действий 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта. Книга акцентирована на событиях, связанных с освобождением Белоруссии от немецко-фашистского ига вплоть до завершающих боев за Брест. В книге нашли отражение эпизоды, связанные с периодами боевых действий на всем фронтовом пути от Волги до Одера, от Сталинграда до Берлина

«Пенальти страйк» (Penalty Strike). Перевод на английский, Великобритания, Лондон. Kindle BookPrint Book Feedback Help Expanded View Close.: The Memoirs of a Red Army Penal Company Commander, 1943-45 (Stackpole Military History Series) Alexander V. РуГсуп(Author). Kindle Edition $11.99 Penalty Strike: The Memoirs of a Red Army.


По поводу размещения моих книг в интернете. Я бы с удовольствием согласился на такое размещение, тем более что пока, как мне известно, в интернете выложено только самое первое, скажем прямо, довольно несовершенное издание моего “Штрафного удара…”, написанного в опоре только на воспоминания, без привлечения архивных документов, которыми меня впоследствии щедро снабжал Центральный Архив МО РФ. Кроме того, после первой публикации я получил много вошедшей в последующие издания информации от моих коллег-штрафбатовцев или их потомков.

Моего компьютерного опыта совершенно недостаточно для свершения действий по размещению моих книг или других их электронных дублей, и я буду рад, если какая-то инициативная организация сможет грамотно это осуществить. Я всегда готов к этому.

Готовя к печати этот материал о моих книгах, решил вставить часть откликов на них, пришедших уже после конференции. В них о том, что думают и говорят по этому поводу ближайшие потомки штрафбатовцев, а также в Музее Великой Отечественной войны на Поклонной Горе.


Мнение Василия Павловича, сына командира роты майора Тавлуя П. С.

Слова «Восьмой отдельный штрафной батальон 1-го Белорусского фронта» в моей памяти с самого раннего детства. Эти слова постоянно упоминал мой отец, Тавлуй Павел Семёнович, бывший командир миномётной и стрелковой рот этого батальона и в разговорах с собеседниками, и просто в общении в семье, с детьми, внуками, родственниками.

Эти слова он произносил с нескрываемой гордостью до самых последних дней жизни, и, видимо, потому, что 8-й ОШВ оставил значительный след в его жизни. С раннего детства в моей памяти имена его боевых товарищей: Ивана Владимировича Матвиенко, Филиппа Андреевича Киселёва, Бориса Алексеевича Тачаева и уж, конечно, глубоко почитаемого отцом командира батальона полковника Аркадия Александровича Осипова. Меня очень приятно поражает единство Вас, Александр Васильевич, и моего отца в оценке командирских и сугубо человеческих качеств А. А. Осипова. Объяснение одно: Вы пишете ПРАВДУ о штрафбатах.

В последнее время в России и в остальных странах СНГ, Прибалтики, Грузии, не говоря уже об Украине, освещение страниц истории Великой Отечественной войны зачастую тенденциозно, извращённо. А природа не терпит пустоты, вакуума, и это привело к тому, что в нише истории Великой Отечественной войны в последнее время место правды заняли ложь и фальсификации, особенно у нас, на Украине.

То ли по прихоти, то ли по политическому расчёту наших бывших президентов появились лжегерои С. Бандера и Р. Шухевич, которые и дня не были гражданами Украины (Австро-Венгрии, Польши, Германии – да!). Но если они «герои», то кто же тогда мой отец и его боевые побратимы, воевавшие и участвующие в освобождении Путивля и Бурыни Сумской области, сёл в районе Чернигова, Ковеля и Ратно Волынской??? А к какому разряду воевавших отнести тех 8 миллионов 668 тысяч 400 военнослужащих, и в том числе 2 миллиона 300 тысяч членов ВКП(б), которые заплатили своей жизнью (не чужой) за Победу, ныне незаслуженно забытых и целенаправленно оболганных целого ряда политическими шулерами и предателями от Резуна до Познера???

К счастью, в этом году ситуация меняется в сторону объективности и исторической правды.

Ваши книги «Штрафной удар», «Правда о штрафбатах», «Страницы истории 8-го штрафного…» ценны в первую очередь тем, что впервые наиболее полно, всесторонне и объективно показана именно правда о штрафных батальонах, которая диаметрально отличается от лжи псевдодемократов, псевдоветеранов Великой Отечественной, и особенно псевдоисториков.

Пишу: впервые показана правда потому, что правда о войне ряда «сочинителей» на эту тему, в том числе и Михаила Сукнёва в «Записках командира штрафбата», при всём уважении к его боевому пути, к его боевым наградам, истинной правде не отвечает. Ваши книги написаны не казённым, а живым языком, и даже нельзя предположить, что пишет не профессиональный литератор. Многие читатели Ваших книг благодарны Вам за то, что в истории войны Вы отвели штрафникам и штрафбатам то место, которое они заслужили своим героизмом и воинской доблестью.

Сыновнее Вам спасибо за добрую память о наших отцах – командирах и штрафниках 8-го Отдельного штрафного батальона 1-го Белорусского фронта, прошедших трудными дорогами войны от Сталинграда до Берлина.

Что касается книги белорусского издания, то любой драгоценный камень от шлифовки приобретает новые грани, даже высвечивает другими бликами, становится ценней. Так и это драгкамень. А книга в умелых руках автора и подавно сверкает новыми гранями, становится всё интересней.

Один из моих родственников, добротный знаток литературы, когда я его торопил побыстрее прочесть и вернуть мне Вашу книгу «Правда о штрафбатах», ответил: «Ты знаешь, книгу познавательного характера, как эту, надо читать несколько раз, смакуя, как старое вино. Я думал, что немного знаю историю Великой Отечественной хотя бы потому, что мой отец погиб на восточной окраине Будапешта, и память о нём побуждала к этому. Но о штрафбатах, вернее, правду о них, я не знал до тех пор, пока не прочел «Правду о штрафбатах» А.В. Пыльцына».

Благодаря Вашим книгам не только рядовой читатель, но и сами фронтовики открывают и познают новые страницы истории той войны. Считаю, что для многих из потомков с выходом Ваших книг на книжный рынок откроются новые забытые имена и штрафников, и офицеров постоянного состава штрафбатов, а их потомки порадуются доброй славе фронтовика.

Мой младший брат Валерий так до сих пор и не смог достать Вашу книгу, сделать это у нас, на Украине, очень непросто, её в книжных магазинах нет, такие книги на прилавках не залеживаются.

Огромнейшая Вам благодарность за правду о штрафниках Великой Отечественной.

Тавлуй Василий, сын командира роты 8 ОШБ и все его потомки


Отзыв Владимира Павловича, сына политработника штрафбата майора П.И. Пиуна.

О некоторых эпизодах боев в составе 8 ОШБ зачастую мне становилось известно лишь во время встреч отца с товарищами-фронтовиками. Насколько тяжелыми для моего отца были воспоминания о тех боях, в которых он принимал участие, могу судить по тем кошмарам, которые преследовали его ночью. Серия книг А. В. Пыльцына о штрафбатах стала для меня и памятью об отце и его боевых делах, и семейной реликвией, которая должна остаться моим сыновьям и последующим поколениям. Несколько экземпляров книги я разослал близким родственникам. Они должны знать, какие неимоверные усилия пришлось приложить их героическому деду и его боевым товарищам по 8 ОШ Б, чтобы остановить наползающий мрак фашизма. Большое спасибо Александру Васильевичу и за то, что он в одной из книг, выпущенной белорусским издательством “ИВЦ Минфина” в 2009 году, поместил фотографию моего отца периода 1942 года и некоторые его воспоминания о своих боевых товарищах из 8 ОШВ. Надеюсь, что найдется и у нас издательство, которое напечатает эту книгу. Пока же получить нужное мне для родственников количество экземпляров этой книги не удается.

По сути дела Александр Васильевич одним из первых своими книгами и выступлениями на телевидении нанес удар по одному из пропагандируемых телевидением мифов о том, что штрафники состояли сплошь из уголовников, и именно они вынесли на себе тяжесть самых кровавых боев. Талантливо сделанный, но лживый телесериал “Штрафбат” не должен был оставаться “правдой” о войне. Ведь даже артист, исполнявший роль главного героя в этом фильме – командира батальона, не видит ничего страшного в искажении реальности, в котором он принимал участие.

Как тут не сказать о том, что комплексная акция по подрыву символов, связанных с Великой Отечественной войной, массированно начатая пресловутым Западом через перебежчика В.Б. Резуна (“Суворова”), к большому сожалению, принесла и приносит свои результаты. Именно поэтому книги А.В. Пыльцына имеют особую ценность, противодействуя операциям психологической войны против России. Благодаря А.В. Пыльцыну появился целый ряд других книг под общим названием “Правда о штрафбатах”. Правда о штрафбатах от первого лица – вот что такое книги А.В. Пыльцына.

С искренней благодарностью, все потомки майора-штрафбатовца Пиуна


Письмо-благодарность 05.06.15. № 01.3-15/878 из Центрального музея Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. на Поклонной горе от Заместителя директора по культурно-просветительской работе М.М. Михальчева

Уважаемый Александр Васильевич!

Центральный музей Великой Отечественной войны выражает Вам искреннюю благодарность за переданную в дар книгу «Штрафбат: наказание, искупление. Военно-историческая быль», автором которой Вы являетесь.

Книга Ваших воспоминаний, несомненно, будет интересна для сотрудников нашего музея. Она послужит дополнительным источником изучения подробной истории Великой Отечественной войны, в частности истории штрафных формирований, заградотрядов, а также будет использована сотрудниками нашего музея при подготовке и проведении тематических выставок и конференций.

Признательны за пополнение фонда нашей библиотеки, где Ваша книга займёт достойное место и в ближайшее время будет представлена на выставке новых поступлений.

Желаем Вам здоровья, благополучия и дальнейших творческих успехов.

Заместитель директора музея по культурно-просветительской работе М.М. Михальчев


От сына и внука моего друга-штрафбатовца майора Степана Чеснокова

Здравствуйте, уважаемый Александр Васильевич!

Огромное Вам спасибо за правдивое освещение событий, происходящих на войне. Читая Ваши книги, я ощущаю, что слушаю рассказы своего отца, Вашего боевого товарища по батальону – 100 % совпадение! Хорошо, если все послевоенные поколения прочтут эти книги и мысленно представят, что происходило на самом деле. Многие мои знакомые, которые прочли Вашу книгу, увидев фамилию Чесноков Степан Матвеевич, спрашивают не твой ли это отец. Я с гордостью отвечаю: да. Я работаю в кинематографии с 1982 года. Много работал на военных картинах. «Битва за Москву», «Сталинградская битва» (режиссер Юрий Николаевич Озеров), «Победа» (режиссер Евгений Матвеев), «Верными останемся» (режиссер Андрей Малюков) и др. Читал сценарии, слушал беседы творцов, которые сами участвовали в войне и шепотом говорили: «Снимаем не совсем то, но делать нечего, госзаказ и пропаганда».

Спасибо Вам, фронтовой сослуживец и боевой друг моего отца.

С уважением Чесноков Михаил (сын) и Чесноков Евгений (внук) фронтовика-штрафбатовца майора Чеснокова Степана Матвеевича, 29 декабря 2015 года


От Кирилла Батуркина, внука моего фронтового друга майора Бориса Тачаева

«От книги Вашей не мог оторваться. Ожидал встретить «сухой» исторический очерк, а получилось, что сам окунулся в эту тревожную, иногда жуткую атмосферу, где есть место и юмору, и оптимизму. Хочу признаться – до этого мои представления в общем основывались на известных штампах: войну выиграли «горами трупов», «водкой» и «заградотрядами». Да и оценки на первый взгляд солидных и уважаемых людей были категорично очернительными.

Я имею в виду известного и вроде бы солидного писателя В. Астафьева, его роман «Прокляты и убиты», который я и считал образцом «последней правды» о войне. Да и вообще, нам настойчиво прививалось, что вся «правда» – она оттуда, с запада, ее и надо слушать, на нее равняться. Последние события показали: такого потока бесстыдной лжи и хамства от западных СМИ и всевозможных «общественников» на моем коротком веку еще не было. Очень хорошо, что всё, наконец, встало на свои места.

Спасибо Вам огромное, Кирилл Батуркин

Июнь, 2014 год

36. Кто из советских и постсоветских публицистов, писателей наиболее полно, развёрнуто и правдиво смог описать противостояние 1941–1945 годов?
Перечислять всех – задача нелёгкая. Наиболее правдивым и честным писателем считаю Юрия Васильевича Бондарева, стоящего на позициях правды и поныне, Михаила Шолохова, его земляка Виталия Закруткина (по фронтовым корреспонденциям).

К этой группе отношу (с определённой осторожностью) также Константина Симонова.

Из писателей и публицистов нашего времени отметил бы прежде всего Елену Прудникову («Ленин, Сталин, технология невозможного», «Ложь, ставшая историей» про Катынь), Игоря Пыхалова с его «Великой Оболганной войной» и книгами «СССР без Сталина: путь к катастрофе», «За что Сталин выселял народы», Вадима Кожинова, Арсена Мартиросяна с его «Трагедией 1941 года», а также весьма объёмный труд (784 стр.) «Трагедия 22 июня. Блицкриг или измена? Правда Сталина»).

С Юрием Бондаревым знаком по личной переписке, так сказать, эпистолярно.

С Константином Симоновым имел счастье личного знакомства, с Еленой Прудниковой и Игорем Пыхаловым дружим, имел честь давать им рекомендации в Академию военно-исторических наук, действительным членом которой состою уже почти 10 лет.

37. Очень многие офицеры, адмиралы оценивают нынешнего президента, главнокомандующего Путина, как державника, патриота Росси. Ваше мнение о личности и деятельиности этого человека?
Если в первое время после всегда «навеселе» Ельцина многие увидели в Путине трезвомыслящего деятеля, с которым связывали и грядущие добрые перемены, то последующий за этим период разочаровал большинство поверивших в него.

Да, конечно, он державник, твёрдый, упорный, но не той мировой Великой Державы, какой был союз трудящихся классов её, а державы, поправшей права и благополучие трудового народа ради наживы «высшего класса», миллиардеров, умножающих своё богатство за счёт всего того, что создано советским народом. Твёрдо стоит Владимир Владимирович на страже их богатства, долго и так же твёрдо стоял и на охране разрушительных деяний Сердюкова, как твёрдо (пока?) благотворствует дальнейшим безнаказанным действиям деяниям автора «прихватизации» Чубайса, назначая его на самые выгодные для него и его подручных области экономики, которые тот, как и Сердюков разваливает – то энергетическую систему страны, то теперь «Роснано», куда идут огромнейшие средства, оседающие в бездонных карманах нечестных «руководителей».

Что касается Путина как патриота, то я бы с таким определением сущности Путина не согласился. Патриот – это тот, кто мыслит о благе ОТЕЧЕСТВА и действует ради его народа, а не отдельной его части, кто бережёт и сохраняет богатства, им созданные и природные, а не разбазаривает их, кто, наконец, вкладывает все свои силы на защиту страны, а не отдаёт её во власть или в любую форму зависимости чужеземцам. Полагаю, частично ответ на этот вопрос Вы найдёте и в следующем ответе на Ваш же второй вопрос.

38. Не могли бы Вы прокомментировать свежие скандальные новости в Министерстве обороны нашей страны
Отставку Министра обороны Сердюкова понимающие люди, в первую очередь военные, требовали давно, уже много лет били во все колокола. Ваш покорный слуга не единожды публиковал свой анализ разрушительных действий Сердюкова на этой должности, например, в журнале КПРФ «Политическое просвещение» № 6 в 2011 году и даже в интернете на «Русской народной линии» (http:/ / ruskline.ru / analitika / 2011/06/22/ sberech _ istinnuyu _ istoriyu _geroicheskogo_pokoleniya_pobeditelej/).

Процитирую с некоторыми сокращениями только часть той большой статьи:

Силовыми структурами нашей страны, предназначенными для «внутреннего потребления», руководят полные, четырёхзвёздные генералы, генпрокурор на своём мундире носит даже погоны с маршальской звездой, а оборонным ведомством, предназначенным для осуществления безопасности страны от внешней военной угрозы, у нас управляет сугубо невоенный человек.

Его заместители-генералы заменяются тоже гражданскими лицами, совсем молодыми дамами, наверное, потому, что они не принимают воинской присяги, и их не может постичь «суровая кара» за её нарушение, как было в Советской Присяге. Ну и какой с них спрос, если их деяния фактически будут направлены не на защиту Отечества?

Конечно, если бы Мминистром обороны был грамотный генерал, прошедший все дорожки военной службы, разве позволил бы он сотворить то, что сделано и делается с Армией и с военно-промышленным комплексом страны специалистом по торговле, не имеющим никакого представления об организации обороны такого гиганта, как Россия?

Нам, профессиональным военным, особенно участникам той войны, особенно видна разрушительная деятельность нынешнего руководства Вооружёнными Силами России, громогласно провозглашённая как строительство армии «Нового Облика».

Тщательно изыскивая ошибки, допущенные руководством СССР, приведшие к неудачам первого года войны, наша официальная историческая масс-медиа совершенно не касается тех проблем, которые возникли в современной оборонной безопасности.

Главная проблема современной военной реформы Российской армии в том, что и в Министерстве обороны, и выше, похоже, плохо понимают, что же такое армия, Вооружённые Силы, поэтому, соответственно, там не способны выбрать правильную стратегию и идеологию военной реформы.

Система Военных округов нашей страны выстрадана не только Великой Отечественной, но и всей военной историей России. Ныне вместо Военных округов, оправдавших себя временем и географическим положением гигантской территории России, по воле «Верховных» Сердюков копирует американский образец так называемых «оперативных командований»: переформирование армий, дивизий и полков в бригады батальонного состава, в результате чего уйдет наиболее опытный командный состав высшего звена – командующие армиями, командиры корпусов и дивизий, а также командиры полков. А полк всегда на Руси был основной войсковой единицей. Кто же будет обучать ещё не набравших опыта офицеров бригадного и батальонного звена?

А теперь о так называемой «профессионализации» армии. В 2003 г. была принята федеральная целевая программа перехода на комплектование по контракту, а в сентябре 2010 г. министр Сердюков заявил, что денег на контрактников нет. То есть, потрачены зря миллиарды народных денег, но виноватых, естественно, тоже нет. Возвратились к призывной системе с сокращением срока службы до 1 года, что не оправдало надежд на приток желающих служить, «отлавливание» призывников и «дедовщина» не канули в лету, сроками призыва и отсрочками от него жонглируют из года в год, что формирует стойкое представление о хаосе в армии.

Под видом освобождения армии от небоевых функций продовольственная, вещевая, медицинская и другие снабженческие и обеспечивающие службы выведены из армейского звена в гражданскую систему вроде бы для того, чтобы оставить командирам всех степеней только две задачи – поддерживать боеспособность и заниматься профессиональным воспитанием подчиненных. Что, эти гражданские бизнес-организации поднимутся «по тревоге» вместе с войсками, перебрасываемыми к местам боёв? Или теперь войска будут вести боевые действия без отрыва от своих стационарных кухонь?

Ныне в Сухопутных войсках Российской армии количество офицеров гигантски сокращено, замещено сержантами. Американский образец сержанта почему-то стал главным в переустройстве Российской армии, и «кредо» американского сержанта: «Я сержант – лидер солдат, и являюсь «становым хребтом армии», – стало в нашем военном ведомстве, видимо, главенствующим. В аппарате Министра обороны

США и штабах видов вооружённых сил многими вопросами занимаются главные сержанты или штаб-сержанты в должностях помощников министров или начальников штабов. В каждой американской части имеется свой сержант-майор, являющийся прямым начальником всех сержантов этой части. В подражание «сержантской» армии Америки идет у нас губительная реформа военного образования. Расформировываются имеющие многолетний опыт и богатейшую материальную базу военные училища, и даже многие факультеты военных академий превращены в сержантские учебные центры.

Практически уничтожаются крупнейшие военные академии. В 2009 и 2010 годах в военные вузы не было принято ни одного человека. Такого разрыва в подготовке военных кадров среднего и высшего звена не было со времен Петра Первого. Идет полная деградация вузов, особенно страдают научные школы, поскольку ничем не обоснованные решения о перемещении из крупных городов сокращённых до абсурда военных академий разрушают сложившиеся научные коллективы и фактически ликвидируют годами создаваемую научную материальную базу.

Так что идёт большая распродажа. Газета Минобороны «Красная Звезда» и телеканал «Звезда» изобилуют объявлениями о продаже «высвобождаемого недвижимого военного имущества» от Москвы и Санкт-Петербурга до Хабаровска и Владивостока, в других городах и районах страны, продаются учебные поля и полигоны. «Всё на продажу»! Нет предела смекалке министра Сердюкова и его команды. Сократилось количество военных городков в России более чем в 120 раз, в том числе военных аэродромов – с 33 до 8. А это очень привлекательные объекты с коммерческой точки зрения, тем более если она повсюду сопряжена со взятками и фантастическими «откатами».

Выгодная продажа или передача разным заинтересованным структурам земли, недвижимости и инфраструктуры, высвобождаемых от ликвидации академий, училищ, военных городков и аэродромов – очередной этап «военной реформы» Министра обороны Анатолия Сердюкова, по образованию и опыту – торговца, хотя и мебелью. Может поэтому-то его не беспокоит вопрос о том, как собираются решать проблему населения этих более чем 20 000 военных городков.

Оказывается, коммерческая деятельность Сердюкова этим не ограничивается. В сентябре 2008 г. создано ОАО «Оборонсервис», в которое вошло 316 предприятий и организаций, раньше принадлежавших МО РФ. Председателем «Оборонсервиса» министр обороны Сердюков своим приказом сам себя и назначил. Это ОАО создано для утилизации полутора десятков тысяч танков, тысячи самолетов, десятков кораблей, подводных лодок… В несколько миллиардов долларов США обойдётся эта утилизация, да ещё реализовать металл – продукцию утилизации – можно будет дополнительно на миллиарды долларов!

К целому ряду других разрушительных нововведений в нашу военную безопасность добавилось решение невоенного Министра Военного ведомства о том, что броня для автомобилей и легкой бронетехники Российской армии будет закупаться в Германии. Это нам, русским, у которых в недавнем прошлом в СССР была самая лучшая броневая сталь в мире! И наша Победа в определённой степени зависела от качества советской брони. Теперь уж не споём: «Броня крепка, и танки наши быстры». Минобороны уже заставило КамАЗ и другие компании, производящие военную технику, заключать контракты с зарубежными производителями брони для автомобилей разведки, бронетранспортеров, боевых машин пехоты и т. п. Импорт брони будет иметь роковые последствия для отечественных металлургов, и не только; они ведь без госзаказа лишатся не только перспектив на модернизацию, но и на само существование.

Закупаем бронированные машины в Италии, французский вертолетоносец «Мистраль», и не один, а целых 4, хотя ясно, что под наши вертолёты они не подойдут, и расчёт на то, что вертолёты для них тоже будут французские. На производство собственных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) «бесполезно ухлопано 5 миллиардов рублей» (и гадать не нужно, куда они ушли!), и закупаем израильские. Даже пуговицы на новую армейскую форму, госзаказ на которую получил модный модельер Юдашкин, будут производить итальянцы!

Еще не всю Российскую армию переодели в новую форму, а первая же зима с русскими морозами показала «качество» её. В сибирском гарнизоне более 200 солдат, а на Урале немногим меньше простудились и были госпитализированы с воспалением лёгких и заболеванием почек. То ли заказчик, то ли сорвавший немалый куш на этом Валентин Юдашкин считали, что российский рядовой не в самых разных погодных условиях будет нести службу или даже (Боже упаси!) выполнять боевую задачу, а охранять манекенщиц на подиумах… В общем, настоящим золотом, или чёрным – то есть нефтью, будем оплачивать заграничные рабочие места, а свои заводы, фабрики продавать на металлолом, учёных и высококвалифицированных специалистов – тоже продавать, как продаём или покупаем спортсменов, тренеров.

Если подводить итоги сказанному о наших Вооружённых силах, то, во-первых, утрачены боеспособность российской армии и былое уважение к ней в народе. Это неуважение проявляется и со стороны руководителей государства: особенно демонстративно это было явлено всему миру во время Парада Победы в Москве 9 мая 2011 года, когда молодые спортивные Президент России, то есть Верховный Главнокомандующий, вместе с Премьер-министром страны принимали торжественное прохождение войск Российской армии, развалившись в креслах, и беспечно о чём-то беседовали, похоже – «травили» анекдоты.

Позволял ли себе такое пренебрежение к своей армии тот Верховный, который привёл её к Победе, Генералиссимус Сталин, всегда, даже уже стареющий, но неизменно стоя встречавший парады на трибуне Мавзолея, да даже очень немолодая Английская Королева допустила ли бы подобное? Говоря об искажении истории, нельзя не упомянуть о том, что и Мавзолей к парадам Победы прячут под фанерой, нет под штандартами фронтов пусть только портретов Командующих этими фронтами, не говоря уже об их Верховном.

Можно уверенно констатировать, что проведенные Сердюковым по повелениям «Верховных» реформы, завершают трудно поправимый вред стране:

– ликвидированы единые системы:

а) военного управления; б) мобилизационная и в) система подготовки и ведения войны;

– сокращение численности армии, офицерского корпуса и высшего командного состава не соответствует геополитической обстановке и провоцирует вероятных противников;

– ликвидирована государственная идеология воинской службы: священный долг, каким она была, переведён в денежное выражение, армию превращают в наёмную;

– ликвидирована система профессиональной подготовки военных кадров;

– разрушены основы, уничтожаются реальные институты военной науки;

– ликвидируется принцип единоначалия и личной ответственности командира за состояние подразделения, части введением всякого рода наблюдателей за его деятельностью по обучению и воспитанию подчинённых;

– введением штатных священнослужителей нарушены ст. 14 Конституции РФ и Федеральный закон 1997 года «О свободе совести и о религиозных объединениях»;

– взорван военно-промышленный комплекс как единая система реализации военно-технических идей во всех областях науки и техники, обеспечивающий опережающее создание необходимого армии оружия и боевой техники высокого качества; утрачены технологии и возможности выполнения военного госзаказа;

– ликвидирована система всестороннего тылового обеспечения войск, чем они обречены на поражение даже не в длительных боевых действиях.


Общий вывод

Россия все более теряет способность осуществлять вооруженную защиту страны даже в пределах своей национальной территории. Что же еще надо сделать А. Сердюкову, чтобы он утратил доверие президента, и его, как столичного мэра, отрешили бы от должности из-за этой самой утраты доверия?


И в заключение

Ещё в 1948 году Совет национальной безопасности США по инициативе А. Даллеса принял директиву 20/1 «Цели США в войне против России». Вот только малая часть её:

«Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить. Как? Мы найдем единомышленников… Найдем союзников – помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа…

И лишь очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратив в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества».

Не знаю, как другим, но мне кажется, что многие из наших руководителей не то чтобы не замечают, «не догадываются», как превращаются в действительность эти людоедские идеи американца Алена Даллеса. Иногда, даже гневно произнося правильные слова осуждения умышленных искажений истории, они практически делают многое для того, чтобы эти заокеанские планы осуществлялись у нас и быстрее, и безвозвратнее. Но не удастся западным идеологам «оболгать и объявить отбросами общества» здравомыслящих и честных людей России, всё больше и активнее встающих на защиту завоёванной в 1945 году Победы.


Ну вот, наконец, показалось, что нынешний Верховный верно оценивает фактическую угрозу стране с Запада, полный развал системы её военной безопасности и безграничную коррумпированность сердюковского мин-аппарата. Дошли до его понимания и тысячи подобных публикаций, требований и возмущений тех, кто изначально видел эти деяния преступного триумвирата. Ведь Сердюков старательно исполнял, что ему поручалось свыше, от Верховного и Правительства. Всё, что можно было разрушить, ликвидировать, уничтожить, распродать, на чём безбожно обогатиться и обогатить кого нужно, – наверное, всё уже сделано. “МАВР СДЕЛАЛ СВОЁ ДЕЛО, МАВР МОЖЕТ УХОДИТЬ”. Но Президенту жаль просто прогнать своего верного слугу как проворовавшегося, как преступника, поэтому – «в отставку по собственному желанию», чтобы «объективнее расследовать афёры Оборонсервиса» и попытаться сохранить «такого способного», чтобы где-нибудь обеспечить ему заслуженно тёплое местечко.

Сергею Шойгу задача не из лёгких. «Продолжать и умножать всё хорошее», что сделал со страной и её армией Табурет-кин – тут голову сломать можно, выискивая то, чего вообще не могло быть. Конечно, Шойгу – генерал армии, хотя военное образование – в объёме военной кафедры гражданского института. Однако более популярного генерала в России трудно было найти. Он самый популярный и авторитетный государственный деятель, да и оборонное ведомство России спасать надо. Конечно, не могли же предложить этот пост, например, генерал-полковнику Леониду Ивашову, не единоросс он! И опытнейший, настоящий военный генерал Герасимов – то, что нужно для руководства этим важнейшим ведомством. Безусловно, восстановить всё, что разрушено, распродано и просто уничтожено с тем аппаратом, который создал его предшественник, с теми, кто это всё громил, едва ли найдётся смельчак и умелец.

Может удастся Сергею Кужугетовичу вместе с генералом Герасимовым, бывшим в своё время Командующим Ленинградского Военного округа, подобрать подходящих генералов в оборонный аппарат, и если не восстановить всё, то хотя бы выправить главное. Да если им сверху мешать не будут, что маловероятно, то дай им Бог. А для полного успеха мало поменять министра. Нужно менять систему, а для этого нужны другие масштабы перемен.

39. К Вашим книгам каналы телевидения, радио и периодическая печать пока не проявили заметного внимания. В то же время они пестрят фамилиями фальсификаторов и лжеисториков. Что патриотическая общественность могла бы сделать, чтобы изменить эту ситуацию?
К предыдущим ответам, на эту тему видимо, следует добавить совсем немного. Мои неодноразовые попытки рекламировать свои книги, в том числе и через газеты левого толка, не всегда были успешны. Надо сказать, что даже коммунистическая «Радиослово» (руководитель Суворов Вячеслав Прокофьевич) никак не отреагировала на факт передачи им моей книги, хотя мог бы не только её рекламировать, как он это делает по поводу разного рода предметов быта, но даже читать отдельные главы, пусть в сокращённом виде. Во всех своих телеинтервью я всегда представлял свои книги, но в эфир эти представления не попадали по известным причинам. А вот в интернете, к моему удивлению, на сайте «Русская народная линия» (rusline), работающем под эгидой духовенства, нашлось место для большой статьи о моей книге с рекомендацией её посетителям сайта, в основном верующим людям, за что я Главному редактору этого сайта – А.Д. Степанову и лично Владимиру Василику премного благодарен.

Так что теперь, когда в продаже осталось ограниченное количество моих книг, их реклама, видимо, будет не так эффективна, но начнем хотя бы с газеты «Ленинский путь» пусть она покажет пример и начнёт печатать хотя бы отдельные главы «с продолжениями» из номера в номер. А там, смотришь, и большие газеты заинтересуются. Не знаю, изменит ли это ситуацию, но «лиха беда – начало!»

40. Имеет ли право такой лидер оппозиционной (во всяком случае на словах) партии, как Зюганов ограничиваться общими фразами о коррупции, и ни слова о главном, что необходимо для искоренения этого зла?
Ставить это в вину Геннадию Андреевичу я бы не стал. Он руководитель крупнейшей левой партии, состоящей в легальной оппозиции, его иногда допускают в средства массовой информации. Не так давно по каналу «Россия-24» целый час транслировалось его интервью, в котором были очень важные цифры и факты, раскрывающие истинное положение во многих сферах жизни нашей страны, её народа и тех, кто страной «правит».

Конечно, он мог бы назвать и главных «правителей» и призвать к их аресту или хотя бы к смещению. Тогда если бы, например, не был застрелен полковник Буданов, то и он сидел бы не в Думе, как Зюганов, а где-то рядом с полковником Квачковым. В самом безобидном варианте – «едросы» выставили бы его из Думы, и тогда некому было бы вообще произносить те самые слова и «общие фразы», которые ориентируют массы на истинное, а не на показушное состояние страны.

Беда, скорее, в том, что хотя руководимая Геннадием Зюгановым КПРФ и вторая по величине партия в России, она еще не приобрела той силы и того влияния, которые позволили бы ей, а значит, и её руководителю не только говорить, но и действовать.

Когда-то во время определённого разброда в революционном движении В.И. Ленин выдвинул лозунг: «Прежде, чем объединяться, нам надо решительно размежеваться». Так вот в наше время все действительно левые партии и движения всё ещё продолжают «решительно размежёвываться», даже и не думая объединяться во имя одной цели.

Попробуйте посчитать, сколько в России партий и движений, вроде бы революционных, сколько провозглашают почти одинаковые программы, только с небольшими «принципиальными» разногласиями. Сколько других прогрессивных организаций, например, под козырьком «Советских офицеров» (и т. д, и т. п.), и нам станет ясен один вывод: найдя общие платформы и отказавшись от некоторых своих «принципов», все эти силы, объединившись в один увесистый кулак, могли бы стукнуть им так, чтобы известную фразу матроса Железнякова при разгоне учредиловки «караул устал!» нынешние правители восприняли бы, как нужно!!!

Однако человека, способного объединить все действительно прогрессивные организации, всех недовольных нынешней эксплуататорской верхушкой властей, от федеральной, региональной, судебной и прочих, пока в России не проявилось, хотя, будем надеяться. Ведь такие гении, как Ленин или Сталин, говорят, рождаются раз в 100 лет. А ведь, похоже, как раз подошло время, скоро 100-летие Великого Октября!

Нынешние российские власти очень умело (учителя у них на Западе опытные!) спекулируют на «свободе слова», дозированно позволяют «выпускать пар» и в разного рода «шоу» на телевизионных СМИ, и на «Болотных» или «Сахаровых», зорко следя за тем, чтобы не был перейдён Рубикон.

Думаю, этим своим ответом Америки я не открыл.

41. Как отзывались в окопах о союзниках вообще, а также о Втором фронте и о “военной помощи”,получаемой по ленд-лизу, в частности?
Понимаю, вопрос именно об «окопном» мнении, а не о сегодняшней оценке этой военной помощи. Я бы не ставил в кавычки эти слова, помощь эта была, конечно, не только ботинками с обмотками, консервами со свиной тушёнкой, непривычно остро пахнущим (не сказать грубее) плавленым сыром да яичным порошком. Но мы, пехота, только слышали от штрафников из числа лётчиков, танкистов, автомобилистов о технике, которую нам поставляли союзники. Не знали мы тогда, и что такое «ленд-лиз», но могу только сказать о тех мнениях, которые исходили из уст штрафников.

От танкистов мы слышали, что танки у них какие-то «Валентайны» никудышные, и броня у них плохая, да и моторы у них бензиновые, «горят эти тапки, как соломенные», ругались танкисты. Гусеницы у этих танков, говорили танкисты, наполовину резиновые, только для парадов и хороши (как и ботинки с картонной подошвой!).

Летчики тоже не очень хорошо поминали их технику. Ругали какой-то истребитель, не помню точно его марку, говорили, устаревший английский, который сняли с вооружения у себя, а нам передавали: «На тебе убоже, что нам не гоже». Сдержанно отзывались о «Кобрах», хвалили «Дугласы».

Зато автомобилисты хвалили «Студебеккеры», «Виллисы» и почти с восторгом отзывались о «Доджах Три Четверти».

Повторяю: это то, что осталось в моей памяти из тех разговоров; собственного мнения у меня тогда по этим машинам просто не могло быть. Морякам или ничего не доставалось, либо нечего было обсуждать, никаких суждений слышать не приходилось, хотя моряки у нас были не редкость.

Что касается «Второго фронта», то мы тогда вообще перестали верить, что его когда-нибудь откроют. Это потом стало известно, что американцы и англичане свою стратегию Второй мировой войны строили по принципу, который, отвечая на вопрос о своем отношении к нападению Германии на СССР, провозгласил в июне 1941 г. Трумэн, возглавлявший тогда чрезвычайный комитет США по исследованию программы вооружения: «Если мы увидим, что Германия побеждает, мы должны помогать России, и если будет побеждать Россия, мы должны помогать Германии. Надо дать им возможность убивать друг друга как можно больше».

С самого начала войны такие вот «союзники» всё обещали 2-й фронт: и в 41-м, и в 42-м, и в 43-м, и в мае 1944-го, а «открыли» его, когда уже всем стало ясно, что мы и без него обойдёмся: и Сталинградскую выиграли, и тяжёлую Курскую, после которой так двинулись на запад, что с ходу преодолели Днепр. Всему миру уже стал ясен исход войны. Вот тогда союзники, зная о масштабах готовящейся на вторую половину июня стратегической операции «Багратион», испугались, что Красную Армию может не остановить даже Ла-Манш; в начале июня 44-го фактически нисколько не повлияв на оперативно-стратегические планы Ставки В ГК, наконец, «обозначили» этот Второй фронт. Сообщение об этом в окопах было встречено без какого-либо энтузиазма. Честно говоря, наша операция «Багратион» началась в заранее намеченный срок, всего через 2 недели после начала операции «Оверлорд» высадкой англо-американского десанта во французской Нормандии, но вовсе независимо от их высадки на континент.

Современную оценку и «ленд-лиза», и других сторон союзнической помощи нам в годы войны, более квалифицированную, полагаю, Вы найдёте в специальных добросовестных исследованиях.

42. Неплановое включение: диалог с Я.Е.Джугашвили. В ходе конференции у меня завязался диалог с правнуком Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина Яковом Джугашвили. Учитывая особенности личности этого моего респондента, помещаю фрагменты диалога прежде, чем перейти ещё к одному вопросу из Донецка, поступившему более, чем через 2 года после завершения моей интернет – конференции
А.В. ПЫЛЬЦЫН ЯКОВУ ЕВГЕНЬЕВИЧУ ДЖУГАШВИЛИ, ПРАВНУКУ ВЕЛИКОГО СТАЛИНА И ЗАЩИТНИКУ ЕГО СЛАВНОГО ИМЕНИ

Дорогой Яков Евгеньевич, дискуссия, развернувшаяся на форуме, лишний раз подтверждает всё более разрастающуюся разобщённость наших патриотических сил, союзов, партий и организаций. Причём, выискиваются и возводятся в непреодолимые препоны самые разные причины от неприятия внешности отдельных руководителей этих движений до разности их увлечений в искусстве и даже вкусов.

Многим памятна ленинская формула: «Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться». Эту формулу Ленин вывел ещё в 1900 году, за 17 лет до Октябрьской революции. После развала СССР прошло уже почти четверть века, но мы, почитатели главного строителя могучей Советской Державы И.В. Сталина, считающие себя советскими патриотами-сталинцами, всё ещё «решительно размежёвываемся», и нет даже признаков объединения.

Всем известна старая сказка о венике и прутиках. Создаётся впечатление, что мы уже даже прутики стремимся расщепить на что-то совсем уж непригодное. Но даже каждый дворник скажет, что веник связать можно только из цельных хороших прутиков. С давних времён также известно, что сжатым кулаком можно нанести удар сильнее, чем растопыренными пальцами. Не станем приводить примеры справедливости таких утверждений – они бесспорны.

В связи с этим, к Вам, Яков Евгеньевич, у меня вопрос:

– Сможем ли мы, патриоты с разной окраской, объединиться, если не появится среди нас ЛИЧНОСТЬ, если хотите – ВОЖДЬ, который нас объединит, а для этого сможет убедить нас всех отринуть из своих платформ всё второстепенное, определить и собрать в единый кулак всё главное?

Не помню точно, когда и по какому телеканалу смотрел телепередачу «Свобода мысли». Кому доверили передачу с таким названием, «свобода» каких мыслей доверена этим «мыслителям»? Там одной из ведущих была известная скандалистка с весьма аморальной репутацией, Ксения Собчак. Вместе с ней безобразно злостный Матвей Ганапольский да ещё одиозный Алексей Венедиктов, глава «Эха Москвы», явно не только антирусской, но откровенно антироссийской радиостанции.

Даже без всяких признаков приличия они на чём свет стоит обливали грязными помоями своих выдумок имя великого Сталина, грубо унижали Евгения Яковлевича Джугашвили, Вашего отца, опровергавшего их измышления. Атака на руководителя нашей родины СССР Иосифа Виссарионовича Сталина широким фронтом развёрнута явно не без «установок» сверху. Преступно посмертное гонение на имя человека, который из отсталой России и других, ещё менее развитых стран в экономической, культурной и социальной сферах сделал Великую сверхдержаву СССР.

Державу, победившую фашизм, угрожавший всему человечеству, победившую многие развитые капиталистические страны в экономике, показавшую человечеству путь к дальнейшему благосостоянию людей планеты.

Разворовавшие уже почти всё, что было создано в годы сталинских пятилеток, наши воры-олигархи, их покровители, не способные подняться до уровня руководителей времён Сталина, этой «десталинизацией» сегодня пыжатся опустить прошлое нашей советской страны до отметки разворованной, обнищавшей современной России, а гениального Сталина – до своего уровня, бездумных и неспособных руководителей.

Мы, фронтовики, возмущены теми масштабами «десталинизма», которые развёрнуты уже не первый год во всех российских средствах массовой информации, замыкающихся на современные власти. Эти СМИ правильнее было бы называть средствами дезинформации. Фактически сегодня нет никаких телепередач, ни «художественных» фильмов о советском времени, ни документальных передач, в которых бы не сквозила эта тема. Уж на что популярным был вроде бы историческим, и не ангажированным канал «365», но теперь и здесь обосновался некто «Правдюк», который с пеной у рта просто клокочет тем самым «десталинизмом».

Канал НТВ давно уже стоит на этих позициях, и достаточно вспомнить специальную передачу «Сталин с вами?» 20 декабря 2009 года, в канун 130-летия со дня рождения Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина

В ней молодые агрессивные журналисты, словно свора злых шавок, набрасывались на всех, кто говорил добрые слова о Сталине, устроили позорный, непристойный даже для современных «ток-шоу» шабаш. Наиболее употребляемый ими аргумент против сталинского периода Советской власти был: «А мясо вы тогда ели?». Да ели мы, и рыбу, и мясо! Может быть, не столько, сколько на Рублёвке или во французском горнолыжном Куршавеле ест наш «высший класс» сегодня. Но шашлыки на бесплатных курортах Грузии, Абхазии, бешбармак и узбекский плов в советских общедоступных санаториях Средней Азии – ели! А замороженные на зиму сибирские пельмени не переводились ни в самой Сибири, ни на Урале, ни на Дальнем Востоке.

Кинодокументалист из Зауралья Александр Голубкин, создавший первый документальный фильм по моим книгам под названием «Штрафбатя», по поводу этого непристойного телевизионного шабаша написал мне: «Смотрел эту гнусную, в очередной раз сделанную на НТВ передачу. Смотрел с Вовкой, который в конце сказал по поводу передачи и её ведущих: «Пап, а они ведь на Сталина тявкают, потому что они ВСЕ его боятся. Они тявкают, а в глазах у них страх и УЖАС». Вовке 14 лет и он все понял».

Боятся нынешние «перестройщики» России не столько света этого имени, идущего из нашего недалёкого героического прошлого, поддерживаемого нами, поколением «уходящим», и многими, приходящими нам на смену. Боятся они того, что, отдаляясь по времени от нас, имя Великого Сталина становится величественнее и привлекательнее для новых поколений как непревзойдённый пример истинного служения своему народу

В фильме того же НТВ «Генералиссимус» о роли в войне Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, главным его судьёй выступал ныне уже покойный артист Кваша, сыгравший в фильме «В круге первом» по Солженицыну грубо искажённый образ Верховного, как некоего злобного монстра. Несмотря на положительную, порой даже восторженную оценку фронтовиками роли Верховного, финал фильма заканчивается следующим «итогом». «Победа в Великой Отечественной войне достигнута советским народом не благодаря, а вопреки Сталину». Будто Верховный Главнокомандующий всеми силами работал на победу гитлеровцев, противостоял прославленным командармам и маршалам в командовании войсками и, в конечном счёте, все 4 года мешал всему советскому народу разгромить врага, которого, видите ли, победили «стихийно создавшаяся» мощная Армия и «неожиданно» сверхорганизованный тыл страны, обеспечивший Армию всем необходимым для Победы.

Когда мне удалось дозвониться до сорежиссёра этого фильма, то на мой вопрос, как же они могли игнорировать мнение фронтовиков, он ответил: «Нам была дана жёсткая установка – не обелять имя Сталина». Да не нуждается это Великое светлое имя в каком-либо «обелении»! Но нельзя же его и очернять беспредельно, бессовестно! Мы, конечно, понимаем, что «установка» эта не от Кашпировского или более современных шарлатанов, и даже не от хорошо оплачиваемых руководителей НТВ и их подручных, а от «установок» истинных хозяев свыше. Но видно невдомёк тем, кто берётся за исторические фильмы, что и очернять историю своей страны, даже если она в недалёком прошлом была Советским Союзом, – не только непорядочно, но и просто подло.

Одним из направлений антисталинизации многие фальсификаторы истории берут на «вооружение» свои домыслы о приказе Сталина «Ни шагу назад» о создании штрафных батальонов, из которых, как считают они, не было выхода, и в которых имя Сталина вызывало, якобы, только ненависть. Не знаю, есть ли у Вас, дорогой Яков Евгеньевич, хоть одна из моих книг о штрафном батальоне, в которых я рассказывал об отношении штрафников к имени Сталин.

Постараюсь поведать об этом, а также о сопутствующем этой теме.

В штрафбат, как известно, направлялись только офицеры, нарушившие присягу, проявившие трусость, неустойчивость на поле боя или совершившие другие воинские преступления, а также побывавшие в немецком плену, вышедшие не со своей частью из окружения, или, находясь на оккупированной территории, не участвовавшие в партизанском движении. Как любили говорить бывшие военнопленные: «Английская королева своих офицеров, бежавших из вражеского плена, орденом награждала, а нас – в штрафбаты!». Конечно, неправомерно было всех, кто попал в немецкий плен, отождествлять с предателями. Возлагали тогда эту несправедливость на приказ Сталина № 270 1941 года. Не знали все мы в то время, что автором этого приказа был известный теперь провокатор, а тогда только что назначенный заместителем Наркома обороны и начальником Главного политуправления Лев Мехлис. Из-за него пострадали и многие генералы, впоследствии волею Сталина освобождённые от незаслуженных преследований тогдашних сверхактивных выискивателей «врагов народа», вроде Хрущёва и ему подобных.

Однако понимали штрафники и то, что множество диверсионно-шпионских групп, заброшенных немцами в наш тыл, состояло из бывших военнопленных, сломившихся морально в нечеловеческих условиях в фашистских лагерях. Оказались они не такими стойкими, как, например, известный военный фортификатор, генерал-лейтенант инженерных войск Дмитрий Карбышев, доктор военных наук. Или как командир артиллерийской батареи старший лейтенант Яков Джугашвили. Проверить благонадёжность всех, бежавших из плена, или остававшихся длительное время на оккупированной территории, в тех условиях могли только организованные по приказу Сталина «Ни шагу назад» штрафные формирования.

Имя Сталина для штрафников ассоциировалось скорее, с надеждой и верой в полное доверие народа, страны. Всем известные слова популярной ещё до войны песни «Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин», если штрафбат находился сравнительно долго в состоянии формирования или подготовки к боевым действиям, чаще произносились в смысле «Ну, когда ж нас в бой пошлёт товарищ Сталин?».

В своих книгах я приводил имевшие место факты, когда фронтовики переделывали на свой лад многие песни родов войск. И штрафники от этой «моды» не отставали. Например, очень популярную тогда у артиллеристов песню «Марш артиллеристов», текст которой (1943 года) начинался со слов: «Артиллеристы, Сталин дал приказ», всем известный и ныне припев, да и многие другие слова этой бодрящей дух песни штрафники переделали на свой лад, переиначив слова:

Бойцы штрафбата, Сталии дал приказ,
«Назад пи шагу!» – Родина за нас!
За слёзы наших матерей,
За сыновей и дочерей,
Вперёд! За Сталина!
За Родину! Вперёд! Вперёд!!!
Как видите, имя Сталина штрафники поставили даже впереди слова «Родина», наверное, и потому, что с именем Сталина у них связано было не столько их пребывание в штрафбате, сколько надежда на полное очищение от подозрений в их неблагонадёжности.

Некоторые «знатоки» утверждают, что призывы «За Сталина» кричали только политруки, и то из окопов. Не водили подчинённых эти «знатоки» в атаки и рукопашные, не ходили они на пулемёты, как взводный или ротный командир. А именно они, поднимая подчинённых в «смертью пропитанный воздух» (по Владимиру Высоцкому), командуют «За мной, вперёд!», и естественным было продолжение «За Родину, за Сталина!», как за всё наше, советское. Я сам слышал не раз, когда после такой моей команды, как эхо, повторялись слова «за Сталина!» многими штрафниками. А это «за Сталина» отнюдь вовсе не означало «вместо Сталина», что иногда трактуют те же «знатоки». Патриотизм был тогда не «совковый», как любят ныне сквернословить хулители нашего героического прошлого. Был истинный, советский, настоящий патриотизм.

В ответ на патологическую активность «десталинизаторов», на столь актуальную ныне тему о роли Иосифа Виссарионовича Сталина, Верховного Главнокомандующего в Великой Отечественной войне, приведу слова, произнесённые всем известным бывшим полковником Генштаба Владимиром Квачковым, сказанным им в 2009 году:

«Пройдет ещё не одно 130-летие, забудутся имена Хрущёвых, Горбачёвых, Ельциных и их последователей, но имя Великого Сталина будет светить ещё ярче!»

Ныне Владимир Квачков несправедливо осуждён вместе с его соратником, бывшим капитаном МВД Алексеем Киселевым, и приговорены: первый к 13 годам заключения в колонии строгого режима, второй к 11 годам. Оба признаны виновными в «попытке государственного переворота». По мнению следователей и суда, группы ополченцев под руководством Квачкова готовились, «вооружившись арбалетамиу захватить воинские части и на танках въехать в Москву». Абсурдность такого приговора очевидна, но скорее всего полковнику Квачкову припомнили и «покушение» на непотопляемого «приватизатора» Чубайса, и то высказывание Владимира Васильевича на канале НТВ в передаче «Сталин с нами».


Дорогой Яков Евгеньевич. Вот и второй вопрос к вам:

Если у вас нет моих книг «Правда о штрафбатах» или «Штрафбат в бою от Сталинграда до Берлина без заградотрядов», и Вы хотели бы их иметь, можете ли Вы сообщить мне, каким способом я смог бы переслать или передать с кем-то из Ваших надёжных людей. Мои адреса и телефоны есть в администрации Форума.

С уважением к Вам, с почтением и любовью к Вашему прадеду, а нашему Верховному Главнокомандующему, Генералиссимусу Советского Союза Сталину Иосифу Виссарионовичу, к Вашему деду Якову Джугашвили, настоящему офицеру-патриоту, и Вашему отцу, полковнику, учёному, патриоту Евгению Яковлевичу.

Генерал-майор Вооружённых Сил СССР в отставке, Фронтовик, автор книг о 8-м офицерском штрафном батальоне, Лауреат литературной премии им. Маршала Говорова Л.А.

Академик Академии военно-исторических наук, Почётный гражданин города Рогачёв Республики Беларусь

Пыльцын Александр Васильевич 22.04.2013 г.


ОТВЕТ ЯКОВА ДЖУГАШВИЛИ 23.04.2013

Уважаемый Александр Васильевич!

Отвечаю на ваш вопрос: “…Сможем ли мы, патриоты с разной окраской, объединиться, если не появится среди нас ЛИЧНОСТЬ, если хотите – ВОЖДЬ, который нас объединит, а для этого сможет убедить нас всех отринуть из своих платформ всё второстепенное, определить и собрать в единый кулак всё главное?..” А давайте я задам контрвопрос: “Как мы узнаем, появился такой вождь или нет?” Может, он уже есть, а мы его не узнаём? Какая разница, есть вождь или нет, если мы его не видим? Согласны? Дело не в вожде, а в ИДЕЯХ. Людей должна объединять ИДЕЯ или комплекс ИДЕЙ. И вот когда БОЛЬШИНСТВО людей будет пропитано ОДНОЙ ИДЕЕЙ, вот тогда и появление вождя заметят ВСЕ.

Сталин и Ленин стали вождями только после того, как объявили об ИНОМ ПУТИ для России. За что и почему марксисты – эсеры, кадеты, меньшевики, либералы – объявили гражданскую войну марксистам-болыневикам? Именно потому, что Ленин со Сталиным были верны НАРОДУ и решили СЛУЖИТЬ ЕМУ, а не Марксу. Вот это и была та идея, которая объединила ВЕСЬ НАРОД. И те, кто принял эту идею и стал осуществлять её на ПРАКТИКЕ, автоматически считался в народе вождём…

Второе: “…Если у вас нет моих книг «Правда о штрафбатах» или «Штрафбат в бою от Сталинграда до Берлина без заградотрядов», и Вы хотели бы их иметь, можете ли Вы сообщить мне, каким способом я смог бы переслать или передать с кем-то из Ваших надёжных людей. Мои адреса и телефоны есть в администрации Форума…” У меня нет ваших книг, и я бы с удовольствием их приобрёл. Где их можно купить в Москве? Когда буду в Москве, обязательно схожу и куплю. Если их нет в продаже, то я пока не знаю, как их можно будет мне передать…. Я подумаю и сообщу админу (Я сейчас в Тбилиси и не знаю, когда смогу быть в Москве)…


ПЫЛЬЦЫН А.В.

Уважаемый Яков Евгеньевич, внимательно читаю Вашу полемику на Форуме. Вот уже 12 страниц запружены перепалкой: Вы – Савельев – Мамушкин – «Айболит». У каждого своё принципиальное мнение. Ваши оппоненты, как тот некрасовский мужик, который «всяк на своём стоит». Не хочу ввязываться в бесплодные дискуссии, во многом с Вами согласен. Но несколько слов о роли личности в истории.

Вы говорите, что «людей должна объединять ИДЕЯ или комплекс ИДЕЙ. И вот когда БОЛЬШИНСТВО людей будет пропитано ОДНОЙ ИДЕЕЙ, вот тогда ипоявление вождя заметят ВСЕ. Сталин и Ленин стали вождями только после того, как объявили об ИНОМ ПУТИ для России».

И далее: «Какая разница, есть вождь или нет, если мы его не видим? Согласны? Дело не в вожде, а в ИДЕЯХ».

Да, конечно, «автоматически считался в народе вождём» только человек, обладающий великой идеей. Другой никто вождём не станет, а без него и идея такая не родится сама по себе. Вы, может, и не заметили, как сами подтверждаете незыблемый постулат о значении личности.

Возьмем, к примеру, такое: может ли мозаичная картина сама собой сложиться без вмешательства Мастера? Как художник вы согласитесь со мной в том, сколько бы ни трясли мешок с разноцветными камешками – сами они никогда не соберутся в произведение искусства. И собрать воедино пусть близкие, но не идентичные идеи может только тот, кто выдвинет всеобъединяющую для определённой цели идею и сможет возглавить такое сообщество. Может быть, это укоренившееся у нашего поколения (мне уже 90) сложилось на примере таких личностей, как Ленин и Сталин, может, и на примере полководцев Великой Отечественной Жукова, Рокоссовского и Горбатова, под знамёнами которых и таких, как они, мы смогли победить. А может, это и закономерность, которую отрицать просто неразумно. Дай бы Бог, чтобы Вы оказались правы хотя бы в ближайшие 100 лет!

По поводу моих книг. Пока единственный мною испробованный вариант – через книжные интернет-магазины, там кое-где ещё есть эти книги.

Успехов Вам во всех делах Ваших, в защите имени Великого предка Иосифа Виссарионовича Сталина и в том общественном деле, которому посвящаете своё время.

С глубоким уважением, А. Пыльцын

43. Вот тот самый вопрос из Донецкой Народной Республики, (поступил в июле 2015 г..); Бандеровцы бьют тяжёлой артиллерией по жилым кварталам города, но нам приказано не открывать ответный огонь, хотя всё необходимое для этого имеется. Бывало ли подобное положение во время Великой Отечественой? В смысле, немцы стрелять по нашим могут, а мы в ответ – ни-ни? Речь не идёт о случаях, когда нечем было ответить, а когда всё необходимое для ответа было, но наше командование месяцами запрещало бить по немцам в ответ?
На этот почти риторический вопрос постараюсь ответить, хотя может и слишком пространно.

Из собственного опыта Великой Отечественной войны знаю только то, что было у нас в штрафбате. Поскольку задачи нам ставились, как правило, наступательного характера, нам всегда выдавалось достаточное количество боеприпасов, и никогда не поступала команда экономить их при этом. Другое дело, если мы находились в обороне, перед наступлением, тогда, как правило, поступала команда экономно расходовать патроны, беречь их для наступательных действий.

Находясь, например, в ожидании наступления на Брест в развитии операции «Багратион», была жесткая установка всем войскам этого участка обороны экономить патроны и снаряды. Даже не отвечать на ежевечерние артналёты немцев, а открывать огонь только в случаях явного нападения противника. Это было оправдано сложившейся боевой обстановкой и экономией огневых средств перед длительным наступлением.

Например, во время нашего боевого рейда в тыл противника в районе Рогачёва в феврале 1944 года боеприпасы были выданы на трое суток боя, а мы находились в оперативном тылу немцев с боями 5 суток, и, естественно, у многих бойцов боезапас после 3-го дня истощился, и комбат дал команду экономить патроны. Взрывали склады противника, применяя «карманную артиллерию», – гранатами, сжигали штабы войсковых частей и соединений приданными нам огнемётами.

Что касается умышленного и бессмысленного разрушения жилых построек, то в том легендарном рейде комбат, сам родом из Рогачёвского района, просил нас не причинять вреда хатам, в которых «квартировали» немецкие солдаты, а уничтожать немцев, когда они покидают жилища.

В боях на территории Польши и Германии у нас не было случаев умышленного разрушения жилищ, кроме разве отдельных случаев, когда в них были устроены сильные огневые точки или пункты сопротивления, по которым применялись артиллерия или бомбометание. Тут уж ничего не попишешь, по нашим заявкам бомбили и применяли крупнокалиберную артиллерию по сильно сопротивлявшимся объектам.

Приведу некоторые общеизвестные примеры из истории Великой Отечественной войны.

Освобождение и спасение Кракова является в истории военного искусства классическим примером подчинения военной цели целям политико-экономическим. В 1945 году древний польский город уцелел благодаря Маршалу Советского Союза Ивану Степановичу Коневу, хотя никто не отрицал, что определённую роль в спасении Кракова сыграла и разведывательно-диверсионная группа лейтенанта Алексея Николаевича Ботяна-«Алёши» и группа военных разведчиков под кодовым названием «Голос» Евгения Березняка, чему в советской кинематографии даже посвящён фильм «Майор Вихрь».

Атака Советской Армии на город началась 19 января около полуночи. Передовые части 1-го Украинского фронта маршала Конева, наступая без применения артиллерии и орудий, смяли стремительным броском оборону фашистов и ворвались в Краков. Маршал Иван Степанович Конев писал в своих послевоенных воспоминаниях:

«Мы не собирались отрезать гитлеровцам путь к отступлению. Не такую мы себе поставили задачу. Если бы мы это сделали, нам пришлось бы долго выкуривать их отсюда, и несомненно, от этого пострадал бы город, – утверждал после войны маршал. – Фашисты заложили в городе мины под всеми главными зданиями, под многими архитектурными памятниками. Но взорвать их не успели. Не успели также взорваться мины с часовыми механизмами. В первые дни сапёры работали буквально без передышки».

Современные западные лжецы и профессиональные фальсификаторы, в том числе и доморощенные, пытаются отрицать вклад Конева в спасение города, запретившего использовать при штурме тяжелую артиллерию. Уже много лет сочиняются всякие «опровержения» и новые версии событий, как отрицаются и подвиги панфиловцев, как Зою Космодемьянскую пытаются превратить из патриотки в простую поджигательницу русских деревень, а Александра Матросова – в безоружного штрафника. Также упорно пытаются посеять сомнения, говорил ли правду Конев, а вслед за ним и советские пропагандисты, как в своё время и честные историки из Польской Народной Республики (ПНР). А все они тогда утверждали, что Красная Армия сделала всё, чтобы в ходе боёв не допустить разрушения города.

Потомки жителей города Кракова, спасенного от разрушений маршалом Коневым и советскими разведчиками, «отблагодарили» маршала весьма своеобразно. Улицу, названную в честь маршала-освободителя Конева, переименовали в улицу бойцов Армии Крайовой, а памятник маршалу Коневу снесли.

Хорошо известен пример разрушения Варшавы, столицы Польши, участником боёв за освобождение которой был я сам.

16 января уже к полудню войска 1-го Белорусского фронта, в составе которого действовал и наш 8-й офицерский штрафбат, освободили первую из европейских столиц – Варшаву. Мы ожидали увидеть столицу-красавицу, как рисовалась она в нашем воображении, но город лежал в развалинах, были уничтожены богатейшие исторические памятники. Так «поработали» гитлеровцы. Мы были свидетелями, как советские солдаты разминировали город, а потом узнали, что они обезвредили 85 000 различных мин, 280 хитроумных взрывных ловушек, более 50 фугасов. Нашими войсками было немедленно налажено питание жителей города из армейских запасов. Большое количество продовольствия, в том числе свыше 60 тыс. тонн хлеба, медикаментов СССР безвозмездно выделил полякам.

Президент Крайовой Рады Народовой Б. Берут и премьер-министр Временного правительства Э. Осубка-Моравский писали 6 февраля 1945 года И.В.Сталину: «Благодаря помощи славянских, советских республик население города Варшавы будет обеспечено продовольствием вплоть до нового урожая, а, кроме того, свыше миллиона людей в наиболее разрушенных немецкими захватчиками районах Польши будет спасено от голода. Никогда не забудет польский народу что в самый трудный и тяжелый период своей истории он получил братскую помощь советских народов не только кровью и оружием Красной Армии, но и хлебом, а также огромными усилиями хозяйственного характера».

Наверное, многие, хотя бы со слов старших поколений советских людей, ещё помнят о тех трудных военных годах, когда наше население само бедствовало, когда всё отдавали фронту, оставляя себе лишь на не очень сытное житьё да способность работать, помня главное: «Всё для фронта, всё для победы».

К сожалению, в современной Польше предпочитают забывать обо всем этом и продолжают уничтожать даже память о русском солдате-освободителе вместе с его могилами и памятниками ему. В боях за освобождение Польши погибло 650 тысяч советских солдат и офицеров и около шестидесяти тысяч воинов Войска Польского. И это современные политиканы и националисты предпочитают предать забвению.

Теперь другой случай. В далёкие уже теперь 60-е годы прошлого века мне довелось служить в 38 армии Прикарпатского военного округа. Командующим этой армии был тогда генерал-майор Николай Григорьевич Штыков. В своих книгах, упоминая о нём, я писал, что по каким-то причинам он всегда был жёлчным, злым, казалось, просто ненавидящим подчиненных офицеров управления армии. При очередных «разносах» (похоже, только из них его деятельность и состояла), переходил на грубости и унижение человеческого достоинства. Почти всегда, когда подходили к его кабинету, многие чувствовали, что «в воздухе пахнет грозой», и будто над каждым висит Дамоклов меч. Но недавно нашёл в интернете материал, в какой-то степени объясняющий эту особенность его характера.

www.world-war.ru/blagodarnaya-drezdenskaya-galereya/

В конце войны он командовал воздушно-десантным полком, а тогда десантники действовали, как пехотинцы. Этому полку десантников под командованием тогда ещё подполковника Шлыкова Н.Г. было приказано взять замок Кёнигштайн, который размещался на отвесной скале. Это крепость в Саксонской Швейцарии Германии, недалеко от Дрездена, на одноимённой горе на левом берегу Эльбы, рядом с городом, также носящим название Кёнигштайн. Разведчики полка выяснили, что гарнизон замка небольшой, но хорошо вооружен и способен вести длительные боевые действия, используя защитные свойства местности. К тому же в Кёнигштайн вела единственная дорога, которая находилась под прицельным огнем противника.

Вскоре подполковнику Шлыкову доложили, что батальоны полка готовы к атаке, а артиллеристы полковой артиллерии – к открытию огня по противнику. Шлыкову оставалось только дать приказ на начало артиллерийской подготовки и штурма. Но он понимал, что окончание этой кровопролитной войны – дело нескольких дней. Замок без больших потерь не взять. Нужны ли они, если войска Красной Армии ведут бои уже в Берлине. Скорая победа очевидна, и только от него зависит жизнь десятков, а может, и сотен солдат и офицеров.

Штыков дал команду, но не ту, которую от него ждали солдаты и офицеры штурмовых групп. Команда была: «Огня не открывать!». А сам он, привязав к штыку карабина белый платок, взяв с собой двух автоматчиков, переводчика и листок со стандартным текстом, призывающим немецкий гарнизон к капитуляции, направился к замку, каждую секунду ожидая выстрелов из его амбразур. Но выстрелов не последовало.

При подходе парламентеров к замку ворота отворились, поднялась подъемная решетка, и к ним вышел немецкий полковник. Выслушав ультиматум, он заявил, что нужно некоторое время на обдумывание. Через несколько минут ворота снова отворились, и командир гарнизона протянул Н.Г. Шлыкову символические ключи от замка. У ворот замка немецкие военнослужащие (15 офицеров, 35 унтер-офицеров и 115 солдат) сдавали оружие (автоматы, пулеметы и карабины).

Вот так действовали наши командующие и командиры, спасая людей, жилища, архитектурные сокровища и ценности.

А как варварски разрушали города наши союзники, мне довелось увидеть, когда я служил после окончания войны в Военной комендатуре Лейпцига. Мне неоднократно приходилось бывать в Дрездене и с целевыми посещениями, и проездом. И все мы видели, что осталось от Дрездена, особенно от Старого Дрездена, как называли его часть, отделённую рекой Эльба. Тогда мы видели ужасавшие взор руины города, но практически об этом варварстве знали мало. Зато значительно позже, особенно теперь, нам стали известны и цели этого варварского разрушения, и технология так называемых «ковровых» бомбардировок.

К 1945 году англо-американцы давно уже были большими специалистами по уничтожению германских городов, ими были разработаны даже специальные технологии «ковровых бомбардировок», основной целью которых являлось подавление «морального состояния гражданского населения противника», путём его массового уничтожения и тотального разрушения всего, что могло спасти уцелевших. Так они действовали и 13 февраля 1945 года. Вечером 243 британских бомбардировщика типа «Ланкастер» вылетели двумя волнами и сбросили 1478 тонн фугасных и 1182 тонны зажигательных бомб. Спустя три часа состоялась вторая атака, и 529 «Ланкастеров» сбросили 1800 тонн бомб. В результате люди в Дрездене сгорали заживо, почти как при ядерном взрыве.

14 февраля днём 311 американских летающих крепостей В-17 сбросили 771 тонну бомб, 15 февраля американская авиация сбросила ещё 466 тонн бомб. Спасающиеся от огня мирные жители были атакованы британскими истребителями «Мустанг».

После этого американские ВВС провели ещё две бомбардировки. 2 марта 406 бомбардировщиков В-17 сбросили 940 тонн фугасных и 141 тонну зажигательных бомб. 17 апреля 580 бомбардировщиков В-17 сбросили 1554 тонн фугасных и 165 тонн зажигательных бомб.

По моим подсчётам суммарно это составляет 11 297 тонн бомб, что только немного меньше мощности американской атомной бомбы, сброшенной на японский город Нагасаки. Площадь зоны сплошных разрушений в городе в 4 раза превысила площадь зоны полных разрушений в Нагасаки. Дрезденское убийство по масштабам своим и цинизму претендует на то, чтобы считаться самым подлым в истории всех войн, наряду с атомной бомбардировкой японских городов. По всей видимости, западным союзникам в то время было необходимо показать всю свою силу и мощь, прежде всего перед новой мировой державой, Советским Союзом. Для этого и был выбран почти не пострадавший за всю войну от бомбежек Дрезден, также как и в дальнейшем для атомной бомбардировки Хиросима и Нагасаки.

Да и примеры их «подвигов» во Вьетнаме с широким применением тех же ковровых бомбардировок даже малых деревень и напалма красноречиво говорят о морали и границах ведения войн войсками, ограничения причинений страданий гражданскому населению.

Сегодня все свои преступления в Украине западная проамериканская пропаганда сводит к «проискам» России и самих народных республик Малороссии. И в одесской «Хатыни» сами себя подожгли, и в ДНР ополченцы сами по своей территории ведут огонь, убивая малых детей, и войсковые танковые соединения России составляют главную силу ополченцев, да и многое другое, и не только устами представительницы Госдепа США известной мадам Псаки.

Они, надо отдать им должное, успешно научают варварским действиям своих киевских марионеток фашистов-бан-деровцев, направляя их извращённое сознание на теперь укрепляющуюся Россию, всегда стоящую для Запада вожделенным куском планеты. Наше российское руководство всё ещё считает США и Евросоюз «партнёрами», но надо бы помнить важный смысл несколько изменённой нами известной русской пословицы: «Козла бойся спереди, коня сзади, а англо-американцев – со всех сторон».

В заключение своего, может и не столь узкоцелевого ответа на заданный мне вопрос, скажу: конечно, определённая нерешительность руководства России, главного соседа республик Донбасса и Луганщины, упование на результативность бесконечных и бесплодных переговоров с безумным упорством в них представителей Киевской хунты и всего англо-американского Запада накладывают определённые ограничения на действия ополченцев.

Видимо, вам, кто видит все события там, понятнее, почему вместо решительного отпора врагу вы по собственной инициативе и в одностороннем порядке отводите свои войска, почему не отвечаете огнём на огонь.

Опыт нас, фронтовиков 40-х годов прошлого века, видимо, не всегда может быть образцом для подражания в современных войнах, но твёрдость в управлении, разумность в принятии решений и настойчивость в их исполнении всегда останутся главными условиями и в малых, и в больших победах.

Искренне желаю вам побед в борьбе за самостоятельность против бесчинствующих последышей бандеро-фашистского режима.

Итоговые отзывы, отклики на форум, поздравления

1. От Александра Харчикова, организатора Форума “17 марта”.

Конференция Александра Васильевича Пыльцына проходит не так динамично, как хотелось бы большинству из нас. Сказывается всё-таки возраст нашего ветерана-патрио-та, фронтовика, но читая ответы на вопросы, получаешь знания драгоценной информации, и эти ЗНАНИЯ преподносятся ЖИВЫМ, ИНТЕРЕСНЫМ и ПРОСТЫМ РУССКИМ ЯЗЫКОМ. Читаю и перечитываю эти ответы с неослабевающим вниманием.

Дело, на мой взгляд, не только в возрасте. Александр Васильевич очень внимательно относится к собеседникам и даёт глубокие, исчерпывающие ответы. Подготовка таких ответов требует немалых усилий, поэтому просьба ко всем участникам встречи отнестись с пониманием к этому обстоятельству. Быстро отвечать могут разве что юмористы-клоуны, но и они, скажу вам по секрету, как правило, пользуются для этого разного рода стимуляторами и наркотой, да и возраст у них раза в два-три поменьше будет, чем у генерала-фронтовика Пыльцына.

Очень много важного и интересного содержится в ответах. Причём это относится даже к совершенно неожиданным сторонам бытия, на первый взгляд никак не связанным с основным объявленным направлением Форума.

Самое неприятное, конечно, то, что даже так называемые «патриотические» СМИ почти не принимают участие в публикациях, в воспроизведении на радио статей и живого слова Героя-фронтовика.

Поэтому, кстати очень низок, а с годами неуклонно снижается общественный интерес к теме Великой Войны на пространстве интернета. Но без героического прошлого, которое возвышает человека и окрыляет его душу, не будет и героического будущего. СПАСИБО Александру Васильевичу за то, что он даёт нам возможность сохранить в своей памяти и передать нашим потомкам страницы этого прошлого. Будущее полностью зависит от нас.

С искренним уважением, Ваш Александр Харчиков, бард русского сопротивления


2. От Ирины Александровны Горбатовой, внучки генерала Горбатова Александра Васильевича, легендарного командарма Великой Отечественной.

Дорогой Александр Васильевич! Огромное Вам спасибо за ту патриотическую работу, которую Вы проводите во всех средствах массовой информации. По сути, Вы сейчас пишете еще одну книгу, где можно узнать об эпизодах, не вошедших в Ваши уже изданные книги, можно ознакомиться с Вашим мнением о современном положении в стране и армии и о событиях в новейшей истории нашей многострадальной Родины! Да не иссякнет Ваш боевой дух и настрой, и поможет молодым людям правильно определить свою позицию в отношении Великой Отечественной войны, Советского Союза и советских людей!

Знаменательно, что эта конференция проходит накануне Вашего дня рождения, что дает возможность людям, не знающим об этом, направить Вам свой луч положительной энергии и доброжелательности! У Вас столько последователей и искренних поклонников, что и не снилось тем горе-кинема-тографистам и писакам, которые облили грязью святое – нашу Победу!

Спасибо за добрые слова, сказанные в адрес моего деда и других достойнейших военачальников, не попавших в список «лучших полководцев». От этого они хуже не стали, правда? Светлая и вечная им память!

Ваша Ирина Горбатова


3. От Валерии Вьюшковой

Дорогой Александр Васильевич!!! Поздравляю Вас с 95 годовщиной Великого Октября!!!

Не могу не высказать моего восхищения глубокими и всеохватывающими ответами генерала на вопросы! Какие у Вас знания! Какой прекрасный русский язык! Сколько силы духа! Например, Вы пишете о гнусных фильмах – да как у Вас сил хватает смотреть эту гадость?

Я, например, не в состоянии их смотреть: как увижу клевету на Революцию, Войну, Советы – так и выключаю!

Александр Васильевич, Вы – гигант! Я Вас мысленно сравниваю со Львом Толстым.

И не могу не высказать моей благодарности за то, что Вы цитируете мои стихотворения! Глубокоуважаемый Александр Васильевич коснулся в своих ответах темы искажения истории Великой Отечественной войны в фильмах, в нынешнем “искусстве”, перечислил известных режиссёров, актёров, некоторые фильмы. В связи с этим я поместила стихотворение “ФИЛЬМЫ О ВОЙНЕ”, которое посвятила Александру Васильевичу при первом нашем знакомстве, через месяц после написания стихотворения. А написала я его после телевизионной передачи, где молодой самодовольный актёр заявил, что во время войны подлецов было столько же, сколько и сейчас!!! Меня это заявление возмутило до глубины души!!!

Сегодня, когда уже рта не могут открыть ни по радио, ни по ТВ, ни в фильмах, чтобы не сказать гадость и ложь про Советские времена, про Советских людей, – а что им ещё остаётся делать, как не чернить созидателей и защитников, сами не могут ничего ни создать, ни защитить! Только разрушают да воруют, а «бабки» наворованные вывозят из страны!

Ваша работа, Ваши книги и выступления говорят ПРАВДУ!!! ЭТО ТАК ВАЖНО!!! И не могу не высказать моей благодарности за то, что Вы цитируете мои стихотворения! СПАСИБО ЗА ВСЁ! ДЕРЖИТЕСЬ! БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ!!!


ФИЛЬМЫ О ВОЙНЕ

Посвящается Александру Васильевичу Пыльцыну, командиру роты штрафного батальона

Киношников орда, актёры молодые!
На фильмах о войне, в которых правды нет,
Куёте деньги вы в униженной России,
Внушая молодым свой голливудский бред,
Готовите стране в грядущем много бед!
Не надо лгать про тех, кто победил фашистов,
Что были, мол, они – такие же, как вы!
Неправда! Души их – намного были чище!
Их дух сильнее был в борьбе с делами тьмы!
Не надо лгать на тех, кто победил фашистов,
Что подлецов средь них – не меньше, чем средь вас!
Советский человек – душой был коммунистом.
ВАМ – подлость и жестокость свойственны, как раз!
Их честному труду учили с малолетства.
Был человек для них – товарищ, друг и брат.
У вас – мечты о том, чтоб получить наследство.
«За деньги – можно всё!» – вам с детства говорят.
Их ум светлее был в благом стремлении к знаньям!
Присущи были им долг, благородство, честь!
Их в жизнь послал Творец с особенным заданьем:
Россию отстоять! Они сказали: «Есть!»
Им щедро дал Господь таланты созиданья.
Страну восстановив, – открыли в Космос дверь!..
Есть времена, когда рождаются Титаны.
Есть времена пигмеев, времена потерь…
Фашистов победил в войне Советский Воин!
Их с вами не сравнить, и вам их не попять…
Для вас бандит и вор, коль он богат – достоин.
Не меч, – вам рюмку б не за Родину, за кошелёк поднять!
Впитали мусор вы, тлен глянцевый листая.
В вас – сопли либералов и лжи буржуйской муть!
Их – коммунизм растил. И воспитал их – Сталин.
А Сталин – честным был. Не крал он. Вот в чём Суть!
Вьюшкова Валерия

23.02.10.


4. От председателя Ленинградского комитета Международного Союза Советских офицеров

Добрый вечер, дорогой Александр Васильевич!

Внимательно читаю всё о том, что происходит на конференции и вокруг неё. Рад за Вас. Вы, как всегда, – на высоте!!! Оповестил всех, кому встреча могла быть интересна. Их более полусотни. Некоторая скованность вопрошающих может объясняться тем, что многие из них – Ваши читатели, а после прочтения Ваших книг многие вопросы прояснились. А те, кто Ваших книг ещё не читал, следят за ходом конференции, пока не задавая вопросов. Со временем зададут, да и к книгам Вашим потянутся!

Подумал, что полезно было бы дать ссылки на фильмы и телеинтервью с Вашим участием. Всё-таки изображение воспринимается быстрее. Но, вероятно, для этого требуется согласие компании-владельца творческого продукта? Берегите себя от чрезмерной нагрузки, которая пришлась на Вас в эти дни. Поклон Антонине Васильевне!

Ваш Виталий Владимирович

15 ноября 2012


5. От Главного редактора газеты «Ленинский путь» Б.В. Харламова и Ленинградской организации КПСС

Глубокоуважаемый Александр Васильевич! Огромное спасибо Вам за Ваш самоотверженный ратный труд, за правду о Войне и штрафбатах! От имени коммунистов – членов

КПСС – сердечно поздравляем Вас с 89-летием со дня Вашего рождения и желаем Вам крепкого здоровья и новых успехов на литературном фронте!

Имел счастливую возможность прочитать почти все Ваши книги, изданные с 2005 года, и глубоко восхищён их правдивостью и честностью, замечательным русским языком и литературным стилем. Но прежде всего – Вашим мужеством выступить против фальсификации и лжи, распространяемыми либералами и космополитами о Великой Отечественной войне и о жизни в Советском Союзе. На примере своего боевого пути в рядах 8-го ОШБ 1-го Белорусского фронта Вы документально показали, какими сплочёнными были советский народ и его Красная Армия, как ответственно Советская власть и её руководители и военачальники готовили страну к войне, как мужественно и самоотверженно вся страна сражалась с гитлеровскими захватчиками…

Из Ваших книг, как и из всей советской истории, следует, что истоки Победы в Великой Отечественной войне лежат в коллективистской природе Советской власти, сплотившей вокруг коммунистов всех рабочих и колхозников в монолитный советский народ, который «прежде думал о Родинеу а потом – о себе». Либералы и «демократы» эту сплочённость называют «тоталитаризмом» и вместо неё насаждают индивидуализм, национализм и космополитизм (т. е. «разделяют и властвуют»).

Знакомство с современными книгами о штрафбатах и их роли в Победе убедило меня в том, что Вы, многоуважаемый Александр Васильевич, – один из наиболее авторитетных и цитируемых авторов книг о штрафных офицерских батальонах.

И это естественно, поскольку Ваши книги не только правдивы, но также оригинальны и достоверны, так как написаны участником событий.

Главный редактор газеты «Ленинский путь»

Б.В. Харламов,

Ленинградская организация КПСС


6. От Веры Николаевны Атамановой, Москва

Уважаемый Александр Васильевич!

С большим вниманием, восхищением ясностью мысли и изложения следила за Вашими ответами. По возрасту я близка к Вам и помню, как спорили фронтовики: кто более велик, Жуков или Рокоссовский. Не берусь сама определить, считаю правомерным: оба велики. Но личность Константина Константиновича для меня более привлекательна. У Голованова или у Чуева прочитала, что Сталин, принимая после войны Рокоссовского у себя на даче, лично нарвал букет роз и преподнес ему со словами: «Вы награждены всеми орденами Родины, это от меня».

Уважаемый Александр Васильевич! Огромнейшее спасибо за ВАШ ответ в таком развернутом виде. Было приятно видеть ВАС в числе, если так можно выразиться, почитателей Великого полководца Константина Константиновича Рокоссовского. Примите мой маленький подарок.


ШТРАФБАТЕ

Александру Васильевичу Пыльцыну
Свидетелей былой войны теперь маловато.
Наш путь до истины и труден, и сложен.
А Пыльцын идет с легендарным комбатом
За правду, в атаку на фальшь и на ложь.
Как гордо имя звучит АЛЕКСАНДР!
Мы знаем воина такого с детства.
Святой – переведем приставку «Санкт»,
Прибавим истину: Вы тоже Невский.
Спасибо ВАМ огромное!

В.Н. Атаманова


7. От Александра Павловича Хрящевского

Дорогой Александр Васильевич!

Во-первых, желаю Вам ещё долгие годы быть в боевом строю. Благодарю Вас за развёрнутые, глубоко аргумента-рованные ответы. Мне показалось, что у Вас сложилось впечатление, будто и я считаю «господ» Путиных, Сердюковых, шойгу, Рогозиных державниками, патриотами. Я своё отношение к этим персонам давно и окончательно определил.

И никакие рокировки меня не обманывают. Не лишним будет вспомнить, что ещё в начале 90-х, когда Сердюков ещё только примерял на себя торгово-мебельный халатик, тогда ещё не забывший именования «товарищ» Сергей Шойгу уже вполне остервенело рвался к государственной власти и собственности, вплоть до тысячи автоматов, выделенных им в 1993 году Е. Гайдару для подавления Октябрьского восстания.

Дело в другом: у меня достаточно широкий круг знакомых, сослуживцев, однокашников, преподавателей училищ, академий, но при высокой их образованности, несомненной профессиональной компетенции – поразительнейшая политическая слепота и наивность! Может, один из пятидесяти или из ста мыслит трезво. Вот для убеждения таких, а точнее других, чуть менее наивных, сомневающихся, думающих людей я задавал Вам свои вопросы.

Думаю после окончания Конференции распечатать материалы для таких верующих и сомневающихся. Выражаю искреннее восхищение стойкостью, ясностью мысли и чёткостью изложения.

Желаю здоровья Вам и Вашей Супруге.

С глубоким уважением, офицер-подводник Александр Хрящевский


8. ОТ АДМИН: 18 ноября Герою Великой Отечественной Войны, командиру роты 8 ОШБ, Штраф Бате, генерал-майору в отставке А. В. Пыльцыну исполняется 89 лет.

Уважаемый Александр Васильевич!

От имени всех патриотов нашего форума поздравляю Вас с Днём рождения!

Желаю Вам всего самого наилучшего и самого справедливого.

Душа – это информационное поле, записанное на матрице времени. Она материальна и вечна. Она сияет тем ярче, чем ярче человек прожил свою жизнь. Ваша жизнь – пример для подражания!

С грозным приказом “Ни шагу назад!”
Намертво встал за Отчизну Штрафбат.
Слава советских героев бессмертна!
МУЖЕСТВУ РУССКОМУ НЕТУ ПРЕГРАД!
Жив солдат, если живы наследники славы,
Но не сброд, что продастся за грош,
Жив солдат, если ПРАВДА в честИ у Державы,
А не гнусная грязная ложь.
Если есть за спиною НАРОДНАЯ сила,
Что способна надёжно знамёна держать,
Значит, НАШИ ГЕРОИ ВСЕГДА будут живы,
Значит, бесам РОССИЮ НЕ ВЗЯТЫ
Александр Васильевич, Вы – один из последних представителей военного поколения победителей, несущий людям ПРАВДУ о Великой Войне. СПАСИБО Вам, СОЛДАТ ПОБЕДЫ, СПАСИБО Вам, товарищ генерал-майор Советской Армии, СПАСИБО Вам, СТАЛИНИСТ, ГЕРОЙ и ГРАЖДАНИН!

Русский бард Александр Харчиков


Ответ А.В, Пыльцына Александру Харчикову

Дорогой Александр Анатольевич! Спасибо за высокую оценку моей деятельности, но считаю себя не “сталинистом”, как настоящие Ленинцы не считали себя “ленинистами”. Считаю себя СТАЛИНЦЕМ, и, надеюсь, это не умаляет значения этого великого имени.

С уважением,

Александр Пыльцын


9. От журналиста-поэтессы из газеты «Русский инвалид» Клары Аникиной

Дорогой Александр Васильевич, сердечно и душевно поздравляем Вас с Днём рождения!

Наши добрые пожелания бесконечны: здоровья, успехов в Вашем воистину историческом деле защиты ПРАВДЫ о Великой Отечественной войне советского народа, защиты нравственности его новых поколений. Просто удивительно, как спокойно, интеллигентно и тактично отвечаете Вы на вопросы участников Форума. Думается, Ваши убедительные слова многих принудят задуматься над прошлым, которое молодым, двадцатилетним, остаётся неизвестным, дико искажённым. Вы делаете великое дело!

Мы желаем Вам прежней и даже в сотни раз большей любви родных, близких, друзей и всех, кто Вас знает!

Мы гордимся дружбой с Вами, с Вашей Берегиней Антониной Васильевной, с Вашими детьми и их семьями, присоединяемся ко всем добрым их пожеланиям и надеемся, что Ваш День рождения ещё не раз отпразднуем торжественно и радостно. Будьте здоровы, дорогой Александр Васильевич!

Поздравляем Антонину Васильевну, Серёжу, Сашу, Леонида и всех-всех с именинником!

Крепко целуем, обнимаем.

Ваши Клара и Анатолий Аникины 18.11.2012 г.


10. От Людмилы Заверняевой

Здравствуйте, дорогой Александр Васильевич!

Поздравляю Вас от всего сердца с Днём Рождения!!!

Вы легендарный и героический человек, я восхищаюсь Вашим несгибаемым характером в борьбе за Родину и справедливость, писательским талантом, Вашей ответственностью за судьбу нашей страны. Сил Вам, света Любви и Добра, и доброго Здоровья нам на радость! И ещё я очень рада Вашей крепкой и дружной семейной паре – Счастья и Радости!

Спасибо, дорогой Александр Васильевич, за Ваш героический Подвиг и за наши жизни!!! Спасибо Вам за ответы и за добрые пожелания! Здоровья и Добра!

С огромным уважением,

Людмила Заверняева



Примите наш подарок к этому славному событию.

Мир живёт Красотой и Добром
Под биенье отважных сердец.
Счастья, Радости в мирный Ваш дом!
И СПАСИБО за подвиг, Отец!
С огромным уважением и низким поклоном, Людмила


Мой стих «Батя» – Вам от меня подарок

Александру Васильевичу Пыльцыну, генерал-майору в отставке, почётному гражданину города Рогачёв (Белоруссия), командиру роты 8 отдельного штрафного батальона 1-го Белорусского фронта


БАТЯ

Мне ложь и блажь – не по нутру,
И жизнь дана для Правды.
И снова врут, от страха врут
Буржуи про штрафбаты.
Идёт незримая война,
У власти – рай мертвецкий.
Не «Россиянин» нужна,
Нам дорог строй советский!
Ведь там иуд не признают,
Дельцов не уважают,
Воров ведут на правый суд,
Врагов уничтожают.
Я сам себе заградотряд
Ударной нашей роты.
Сестра мне – совесть, долг – мой брат,
Надежда – крепче дота.
Зачем нам был заградотряд
Штрафного батальона —
Сердца возмездием горят
К врагам по всем законам.
Нам путеводная звезда
Со Спасской башни светит.
Вперёд! Вперёд! Нельзя назад,
Там мамы, жены, дети…
Нам в души смотрит Ленинград
Блокадными глазами!
Вперёд за Сталина, штрафбат,
И Правда вместе с нами!
Веду в атаку штрафников —
Отважных офицеров.
«Ура!» – до кончиков штыков
Стальной струною нервов.
Боятся фрицы – не уйдут
Живыми от штрафбата:
Здесь в десять раз сильнее бьют
Фашиста-супостата.
С каким усердием рвались
Позорные фашисты
Забрать любовь мою и жизнь,
И веру в коммунистов.
Земля заходит ходуном —
Бес лязгает копытом.
Спасают честь и отчий дом
Штрафбатовцы – элита!
Наш путь осколками прошит,
Нас ждут слепые мины,
И смерть глухая мельтешит,
Мыча напев старинный.
Штрафбат идёт! Вперёд! Вперёд!
И вот – огнём накрыло…
Встаёт из роты целый взвод
За ротным командиром.
И в рукопашную – вперёд,
Где гады окопались!
Отваги пыл и страха лёд
В один комок срастались.
Вспорола горло у врага
Сапёрная лопата.
Своих потеря – дорога.
Противникам – расплата.
Восходит новая заря
Для нас кровавым потом.
Закат убитых кровь ронял
Во тьму за горизонтом.
Здесь месяц вертится быстрей —
За шесть идёт в штрафбате.
Здесь режут души до кровей,
Пока дыханья хватит.
Не дождь, а слёзы матерей
В ненастье обжигают.
Не ветер – стон богатырей,
Что мир для нас рождают.
Все штрафники стоят во фронт —
Победы день желанный!
Живых бойцов наперечёт —
Весна залечит раны.
Наград военных перезвон.
Я воевал в штрафбате
И штрафниками награждён
Высоким званьем Батя!
Спасибо, дорогой Александр Васильевич, за Ваш героический Подвиг и за наши жизниIII Спасибо Вам за ответы и за добрые пожелания!

Здоровья и Добра!


С огромным уважением, Людмила


РЕЦЕНЗИИ НА СТИХ ЛЮДМИЛЫ ЗАВЕРНЯЕВОЙ «БАТЯ»

Сейчас всем нелегко, и представляю, как Вам тяжело жить в наше время предательское, но Вы молодцы, до сих пор в боевом строю. Вами все восхищаются, поддерживают.

Под моим стихом «Батя» читатели просят Вам передать благодарность за всё, что сделали для нас и нашей Родины, скопирую Вам некоторые:


– Валентин Курмышов 28Л1.2012 15:00.

Да, поразительное произведение, не зря зашел. Передайте, если это возможно, низкий поклон А.В. Пыльцыну. Дай Бог ему здоровья!


– Николай Боев 25.11.2012 22:18

Уважаемая Людмила, благодарю Вас за такое замечательное произведение!

Мой старший брат около 2-х лет воевал в штрафбате, мало того, что за умелое ведение войны, был восстановлен в офицерском звании, но остался жив (!).

Лишь после освобождения Белоруссии, при взятии Куршской косы, уже будучи “чистым кадровым”, в январе 1945 г. был ранен, и захвачен в плен. Мать получила на него “похоронку”, но всё равно ждала, и он, выжив, пришёл домой в конце лета 45 г. В память о таком феномене я написал стихотворение:

http://www.stihi.ru/2011/02/21/10804.


– Людмила Бурденко 20.11.2012 16:19

Спасибо, Людмила, что затронула эту тему, очень больную. Мой папа прошел всю войну и вернулся только в 47-м., добивали по лесам гадов. Пришлось и в штрафной повоевать, где получил 13 ранений. Шли на колючую проволоку, на дзоты, весь удар принимали на себя, расчищая путь бойцам второго звена. Отважные были ребята, смелые и горячие головы, любящие свою Родину, и брешут те, кто говорит обратное. Подонков туда не брали, что они могли бы…


– Ирина Лазаренко 15.11.2012 20:02

Людмила – это такое счастье, что такие БАТЬКИ ещё живы и о войне можно услышать от них. Писать и рассказывать о них – долг всех честных люден, у которых еще осталась совесть. Слишком много лжи, ещё не ушли ветераны в мир иной, а история Великой Отечественной что дышло. Вертят в угоду царькам-участковым.

Много боли у ветеранов душевной. Не измерить её ничем. Они по сути так и остались в той весне 1945. С верой в мир во всём мире и с верой в счастливое будущее, которое у каждого солдата висело на волоске. Горько…

Мы пробрали Победу. За иллюзии фактически.


– Вадик 15.11.2012 15:00

Впечатлило и напитало образами. Вечная слава героям. Добра и мира.


– Сергей Загульный 14.11.2012 23:26

Огромной важности стихотворение, дорогая Людмила. Я сейчас на работе, с телефона прочёл Ваше замечательное стихотворение пришедшим на смену мужикам – выслушали с интересом


11. От журналиста из Сергиева Посада Ольги Солнышкиной

Здравствуйте, уважаемый, дорогой Александр Васильевич! Именно сейчас, ближе к вечеру, когда уже прозвучали тысячи теплых слов в Ваш адрес, разрешите и мне присоединиться к компании поздравляющих Вас с Днем рождения. Зная Вашу непростую судьбу, предполагаю, что в Вашей жизни был не один день рождения – день, в который посчастливилось словно родиться заново. Но думаю, что Вы и не предполагаете, какому количеству людей Вы дали новое рождение – новое понимание истории, новое осмысление войны, новое видение прошлого и взгляд на будущее. Я – одна из этих людей, и искренне благодарю Вас за этот дар.

Год за годом Вы обретаете новых друзей и последователей, месяц за месяцем Вы даете людям свою мудрость, день за днем Вы горите, каждую секунду Вы любите жизнь. Спасибо за этот прекрасный пример Человека и за возможность и нам ощущать себя причастными к подвигу Вашей жизни.

Александр Васильевич, да это целая новая книга получилась! Как Вы все это осилили? Не без помощи Антонины

Васильевны, подозреваю. Привет вам обоим – молодым, жизнерадостным и трудолюбивым!

Это, действительно, очень сложно – ответить на такое количество вопросов, да не “сдуться”, а обстоятельно и развернуто довести все до конца. Вы – настоящие бойцы.

У меня к вам есть просьба – исполните мечту. А мечта такая – мне бы хотелось иметь берлинскую фотографию Александра Васильевича 1945 г. (копию, конечно) с подписью на обороте. У меня есть небольшой семейный архив, и было бы, может не скромно, но очень приятно иметь там и эту фотографию.

С уважением и любовью,

с пожеланиями доброго здоровья, Ольга, 18.11.1912 г.


12. От Осаулко Станислава Валерьевича, сотрудника лаборатории, Украина

Хочу выразить свою сердечную признательность Александру Васильевичу за предоставленную возможность из первых уст узнать правду о самой великой и самой страшной войне. К сожалению, я долгое время был лишён такой возможности: мой дед-фронтовик, успевший и побывать в немецком концлагере, и повоевать под Кёнигсбергом, умер, когда я ещё был школьником. Пока он был жив, мне казалось: я всегда успею его расспросить – но…

Затем был коллапс системы и безвременье 90-х годов, и только сейчас, в 21 веке, интернет позволяет познакомиться с мнением ветеранов, узнать получше от непосредственных участников событий о Войне. Прикоснуться к их памяти. Спасибо, что вы есть! Благодарю за информацию о новой книге «Штрафбат в бою, от Сталинграда до Берлина без заградотрядов», попытаюсь её найти.

Спасибо Вам, Александр Васильевич, что взяли на себя тяжкий труд донести до нас Правду о войне. Если бы не вы, фронтовики, нам пришлось бы учить историю по млечиным да по соЛЖЕницыным. Так что если не вы (ветераны), то кто же?

Не расстраивайтесь, если какой-то из заданных вопросов покажется Вам недостаточно важным, серьёзным или масштабным. Просто наше поколение хочет знать о тех огненных годах всё – даже мелочи, например, «какими биноклями предпочитали пользоваться командиры на поле боя».

Желаю Александру Васильевичу крепкого здоровья, неиссякаемой целеустремлённости в деле установления истины о войне, – чтобы он не проигрывал свои битвы с болезнями и слабостью!

Желаю вменяемых редакторов в издательствах, которые поймут, что книга писателя Пыльцына нужна не только лично генералу Пыльцыну – но и всем нам, живущим сейчас. Живущим благодаря подвигу Осипова, Басова, Бельдюго-ва, Ражева и многих, многих других.


13. Поздравление с праздником 9 мая 2014 года от АДМИН форума «17 марша»


Дорогие паши и любимые Александр Васильевич и Антонина Васильевна!


ДЕНЬ ПОБЕДЫ – это Ваш славный день и наш самый дорогой праздник!

Поздравляю Вас, ПОБЕДИТЕЛИ!!! Вы сделали даже больше того, что могли для нашей Родины! Это Вами восхищался весь мир, который Вы избавили от фашистской чумы. Это Вам мы благодарны за свою жизнь и мирное небо над нами! Это с Вас мы берём пример – как надо было любить свою советскую Отчизну и бороться против её врагов, защищая своё самое дорогое, что есть в жизни – честь и преданность своему народу, своей родной земле! Низкий поклон Вам, славные люди! Здоровья вам на долгие годы, нам на радость!

Сегодня на нашу землю пришла беда, и уже фашизм снова поднимает голову. Имя этой беде капитализм – извечный враг нашей страны. Вы по-прежнему на передовой со всей мужественностью и стойкостью и продолжаете сражаться не менее эффективным оружием – словом, проявляя всё самое лучшее, что есть в наших советских людях, отстаивая Правду! Победа будет за нами! Правда на нашей стороне! С Днём Победы!


14. Поздравление от потомков штрафбатовца майора Пиуна

Александр Васильевич!

Как и Вы, наш отец и дед майор Павел Ильич Пиун, многие живые и погибшие ваши однополчане принесли эту Победу для всех, не жалея своей жизни и здоровья. Лучшие сыны Отечества сложили свои головы и отдали свое здоровье на алтарь Победы над фашизмом. Однако вирус фашизма очень живуч даже в тех средах, где считалось, что его вытравили навечно. Все, что мы видим сейчас на Украине – это фашиствующие бандиты, воспитанные в духе ненависти ко всему советскому, к русским и русскоговорящим.

К сожалению, информационная война на Украине была нами даже не проиграна, она просто не велась многие годы, потому что велась-то – она тогда против носителей социалистической идеи здесь, в России. Это Чубайс, не стесняясь, забивал «последний гвоздь в крышку гроба коммунизма», это Москва держала в Киеве злейшего врага российского народа Зурабова, формировала с начала 90-х и в своей стране наплевательское отношение к ветеранам, победившим гитлеровский фашизм.

Российская армия во многом при Сердюкове утратила свой потенциал, а тех, кто впрямую в этом виноват, упорно выводят из-под ответственности. Олигархи-миллиардеры молчат. Хотя бы один высказался по поводу «хатынской» трагедии в Одессе. Молчат, потому что Запад может лишить их купленных футбольных и баскетбольных клубов и всего остального, накопленного «непосильной работой на галерах».

Многое неясно в России. Крым вернули – замечательно! Собирание земель хотя бы в форме таможенного и других союзов – отлично. Но внутри страны монолитного единства народа, которое требуется в положении осажденной крепости (к которому мы движемся с заметным ускорением), нет и не может быть при таком ужасающем расслоении населения. Именно это учитывает Запад, издевательски называя черное белым, а белое – черным. У наших руководителей нет понимания, что наступает время передела уже поделенного мира. И Запад нам определил место на задворках, если только не желает раскассировать по-бжезински.

Желаю вам, Александр Васильевич и Антонина Васильевна, здоровья и всего доброго. Как говорил Эрнест Хемингуэй: «Впереди пятьдесят лет необъявленных войн, и я подписался на весь этот срок». Нам не избежать войны с оживающим фашизмом, будь то Украина или Европа вкупе с США.

С уважением, от потомков майора-фронтовика, штрафбатовца Пиуна – Владимир Пиун (сын)


Вместо заключения

От АДМИН Форума

18 февраля 2013 года


Дорогой Александр Васильевич!

Огромное Вам спасибо за участие в разговоре. Рассказанное Вами дало богатую пищу для размышлений. Вы сообщили много ценного и интересного, в том числе даже для такого совершенно неожиданного, казалось бы, направления, как борьба с табачной зависимостью.

На этом разрешите от имени администрации Форума принести Вам глубокую благодарность за плодотворную совместную работу.


От А.В. Пыльцына. 23 февраля 2013 года

Всем участникам конференции и Форума!

Каждый из вас, кто в своё время служил в нашей доблестной и непобедимой Советской Армии, или служили ваши-отцы, деды, примите от имени нашего, старшего, поколения сердечные поздравления с Днём Советских Вооружённых Сил, ныне Днём Защитника Отечества. Наши вам пожелания здоровья и приложения сил от каждого по способности, чтобы возродить былую мощь и былую славу наших Вооружённых Сил, а значит и нашей Большой Родины.

Пусть станет Она снова Великой не только размером, но и Великой по духу, по своему примеру для всех народов и государств. Пусть в нашей памяти вечно живут герои, защищавшие страну в годы Великой Отечественной войны и на всех других этапах и рубежах нашей истории.

Светлая память нашим Великим полководцам и военачальникам, создавшим Науку побеждать и приводить наш народ к ПОБЕДАМ!!!

Вечная память вооружённым Защитникам Родины, погибшим тогда и не дожившим до сегодняшнего тревожного времени!

Мои поздравления всем Вашим родным и друзьям, имеющим отношение к этому Празднику, да простят мне мой несовершенный стих.


ЗАЩИТНИКАМ ОТЕЧЕСТВА, ВЧЕРАШНИМ И СЕГОДНЯШНИМ

Все, кто служил в Советской Армии или на Красном Флоте,
Давно уже отцами стали, и даже не однажды – дедами,
Кто лётчик, кто танкист, кто в артиллерии или пехоте —
Гордились мы своим Союзом и его Великими Победами.
Отечество родное защищали от фашистов на войне
И в годы мирные, народ страны, саму Великую Державу
Надёжно сберегли от всех попыток недругов извне
Нас запугать иль покорить, забрать богатства «на халяву».
Сегодня старики в отставке. Две различных жизни:
Прекрасное «тогда» и тяжко грустное «теперь»…
К нам лезет НАТО, нет того могущества Отчизны,
Чтоб всем непрошеным могли бы «указать на дверь».
Осталось нам, всем ныне отставным или «в запасе»,
Бороться словом так отважно, как герои наших войн,
Чтоб те, кто будет после нас, смогли в народной массе
Создать необоримый, неприступный для врагов заслон.
Да будет наших патриотов миллионы, легион,
Пусть никогда не будет он повержен, побеждён,
А враг, в какие б маски не был маскирован, обряжён,
Необоримой силой правды был, как нечисть, поражён!
С уважением и благодарностью за участие



Оглавление

  • От администрации Форума
  • Обращение А.В. Пыльцына
  • Ответы на вопросы 2012–2013 с интернет-конференции Форума «17 марта»
  • Итоговые отзывы, отклики на форум, поздравления
  • Вместо заключения