КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Небесный Трон 7 (fb2)


Настройки текста:



Юрий Лайтгер Небесный Трон 7

Пролог.


Усиленный песчаным вихрем двуручный клинок опустился на муравья размером с быка, покрытого жесткой бронёй. Монстр, который был уже и так сильно изранен предыдущими атаками Рейзела, более не мог сопротивляться. Его природная защита разлетелась в клочья, вслед за чем брызнула зелёная кровь. На землю осели две практически равные половинки, некогда бывшие грозным Титаном пиковой стадии.

Вонзив меч в землю, уставший Рейзел оперся на оружие. Его тело ломило от слабости, а лёгкие горели от напряжения. Он едва продолжал дышать ровно, не желая показывать слабость перед сестрой, хотя внутри всё буквально кричало о том, чтобы начать жадно хватать воздух ртом, попутно издавая громкие звуки. К этому моменту парень был даже не уверен, что снова сможет правильно поднять меч в ближайшее время. Руки и спина сильно болели от усталости и ран.

К счастью, так или иначе, но жуткий получасовой бой с толпой монстров близился к концу. Конечно, некоторые противники ещё были живы, однако Рейзелу более не требовалось вмешиваться. Оставшуюся троицу чудищ взяли на себя Сатор с Элеей.

Мощная вспышка пламени заставила Рейзела прикрыть глаза. Секундой спустя его обдало резким порывом горячего воздуха. Повернув голову вправо, он увидел обугленные тела двух муравьёв, заживо запёкшихся внутри собственной брони. Неподалёку стояла Элея, окутанная Техникой Покрова Огненных Молний, дарующей ей дополнительную силу, скорость и защиту. Девушка, в чьих руках покоились две короткие сабли, тоже выглядела уставшей, однако в отличие от брата она ещё была способна продолжать сражаться.

Элею больше не терзала боль духовной раны, ибо ещё два года назад она полностью исцелилась. А поскольку к тому моменту девушка уже приличное количество времени провела на конечной стадии, то подготовить душу к прорыву на пик Заклинателя она смогла даже с повреждённым Астральным Телом. Собственно, когда сеансы с Каем были завершены и от раны Элеи не осталось ни следа, то не прошло и трёх месяцев, как она совершила прорыв. После этого сестра Рейзела ещё полгода восстанавливала подзабытые навыки, что в Облачной Обители было сделать довольно легко, а затем и вовсе поднялась в первую сотню рейтинга. Ну а к нынешнему времени Элея уже как четыре месяца числилась учеником Небесного Этажа, куда могли попасть лишь лучшие из лучших.

Сестра внезапно повернулась к Рейзелу, и он рефлекторно вытянулся, перестав держаться за меч. Этим он словно стремился показать ей, что ещё способен биться. Что он ничуть не устал…

Вздохнув, Элея покачала головой. Она слишком хорошо знала своего брата, которого вырастила буквально с пелёнок, чтобы повестись на его нелепую игру.

– Отдохни… – произнесла девушка, как вдруг между ней и Рейзелом пролетел муравей.

Проследив взглядами за ним, брат и сестра увидели молниеносно переместившегося к монстру Сатора. Усиленный стихиями молнии и ветра воин легко добрался до отброшенного им же противника, приготовившись к удару. И хотя сильфу никак не давался Путь Тела (он же Путь Кулака), он всё равно являлся бойцом ближнего боя, что полагался на свою плоть. Сатор не обладал такой же стойкостью или физической мощью как Фэнг Бао, с которым Кай сражался в финале турнира на Плато Поднебесья, однако он с лихвой компенсировал эти недостатки с помощью своей огромной скорости и большей универсальности стихий.

Покрытый искрами молний и вихрем спрессованного воздуха кулак опустился на продолжающего лететь муравья. Яркий луч электричества пронзил монстра насквозь, попутно сжигая его внутренности, после чего чудище резко закрутило и вбило в землю. Сатор приземлился уже рядом с изувеченным трупом.

– Наконец-то закончили, – оглянувшись и не обнаружив врагов, произнёс относительно бодрый Сатор. Он был гораздо выносливее Рейзела и Элеи, чему способствовала особая техника Пути Молнии, стимулирующая его тело.

За минувшие пять лет Сатор стал значительно сильнее. Как и Элея, он тоже продвинулся к пиковой стадии, однако подняться на Небесный Этаж всё же не сумел. Слишком сложным для него оказалось Испытание Небесного Стража, которое он провалил уже три раза. Всё-таки он не был таким же гением, как Элея, и не владел уникальными способностями, как Рейзел. Впрочем, сдаваться сильф не собирался. Он активно тренировался, благодаря чему сумел даже стать двенадцатым в Списке Десяти Тысяч.

Что же касалось Рейзела, то он тоже не стоял на месте. За прошедшие года он прорвался на срединную стадию, а также поднялся до позиции Седьмого. Парень выкладывался по полной, чтобы не отставать от сестры.

– Сколько мы уже здесь? – спросил он, оглядывая десятки трупов муравьёв, которые без конца тянулись вдоль подземного коридора, по которому и пришла троица.

– Девяносто второй день, – коротко ответила Элея. – Мы должны быть уже близки к центру муравейника. Нужно поскорее закончить. Артефакт сокрытия уже на пределе, всего два заряда осталось.

– Старшая сестра права, но, думаю, стоит сейчас отдохнуть, – произнёс Сатор. – Поблизости не должно было остаться муравьёв, так что где-то сутки у нас будут. Хотя, наверное, нелишним будет установить поле невидимости.

Элея кивнула. Рейзел тоже не стал спорить. Хоть они и были крайне близки к центру гигантского подземного лабиринта, созданного целой колонией муравьёв, каждый из которых являлся Титаном, но спешить не стоило. Да, особый артефакт показывал, что впереди находится некий мощный источник энергии – вероятно, редкое сокровище, вокруг которого и образовался муравейник, однако недооценивать такие места было глупо.

– Но кто бы мог подумать, что в такой глуши найдётся подобное место. Всё-таки пустыня Ишар действительно огромна… – присев на камень, поделился мыслями Сатор, после того как закончил настройку артефакта. – Интересно, как давно оно существует?

– Вероятно, не больше нескольких сотен лет, – спустя несколько секунд ответил Рейзел. – В другом случае его уже давно кто-то бы нашёл. Так что нам повезло… А мы ведь даже не за этим выбрались в пустыню…

– Хорошо, что мы заранее на всякий случай приготовили артефакты. Не думаю, что мы во второй раз нашли бы этот муравейник, в таком аномальном месте как Ишар, если бы вернулись за припасами в Обитель, – добавила Элея, всматриваясь вглубь подземного тоннеля. – Всё-таки это отличное место для оттачивания боевых навыков.

Сатор и Рейзел синхронно кивнули. За последние три месяца, как они спустились в муравейник, каждый из троицы уже как минимум по разу достиг состояния, близкого к боевой медитации (особое просветление в сражении). В конечном счёте даже этого было достаточно, чтобы Рейзел, Элея и Сатор серьёзно улучшили свой стиль. Подобный результат практически невозможно было получить в безопасных условиях, так что им действительно повезло.

– Кстати, разве не пора отправить повторный сигнал Старшему, что мы живы и с нами всё в порядке? – поинтересовался Рейзел, взглянув на Сатора.

– Ещё есть время. Но мы слишком близко к центру. За эти месяца мы убили около пяти тысяч муравьёв, но при этом их плотность практически не снизилась. Не знаю, сколько их здесь всего, но кажется мне, что намного больше, чем десяток тысяч. Так что если использую артефакт связи сейчас, то из-за близости к центру нас заметит слишком много этих насекомых. Путь к сокровищу тогда будет заказан, – объяснил сильф. – Лучше передадим сообщение после получения сокровища. Так мы даже стянем побольше муравьёв к центру, чем частично освободим себе дорогу на поверхность.


***

Бой с королевой, а именно её встретили воины дальше, вышел на удивление долгим и… скучным. Как оказалось, её гвардейцами как раз были те муравьи, коих Рейзел, Элея и Сатор убили в последнем бою, перед приходом в центр. Ну а поскольку в каждом таком сражении ученики Обители активировали особый артефакт изоляции, то сбежать или как-нибудь ещё сообщить о врагах сородичам муравьи не могли.

Что же касалось самой королевы, то она была Тираном начальной стадии. Даже с артефактами всего для троицы Заклинателей, пускай и гениев, такой противник мог быть слишком опасен, если бы не одно но – муравьиная матка оказалась огромной неповоротливой и довольно глупой тварью, взращенной на банальном поглощении энергии неизвестного сокровища. Единственными сильными сторонами монстра были его мощные, но слишком предсказуемые атаки кислотой, оглушительный визг и прочнейшая броня.

С первым и вторым воины справились относительно без проблем. Даже одного попадания струи кислоты хватило бы, чтобы серьёзно покалечить или даже убить Рейзела, Элею или Сатора, несмотря на всю их защиту. Вот только все трое легко предугадывали эти атаки, уклоняясь от них.

Увы, с визгом королевы сделать они ничего не могли, отчего воинам пришлось на протяжении почти пятнадцати минут слушать этот ужас. Было не удивительно, что после такого у каждого из них сильно разболелась голова, и даже кровь потекла из ушей. Но, к счастью, Сатор заранее позаботился об изоляции логова королевы от остального муравейника при помощи особого артефакта, благодаря чему их сражению не помешали тысячи других муравьёв. Ибо именно для их призыва и нужен был тот визг.

А что же до чудовищно крепкой брони королевы, то единственное, что ученики Обители могли сделать – это продолжать осыпать её атаками. Собственно, именно из-за этого бой и затянулся аж на пятнадцать минут, после чего неумолкающего монстра наконец прикончили. Пришла пора забрать награду.

Мощный сигнал энергии исходил прямо из брюха гигантской твари. Явив саблю и покрыв её огнём, Элея направилась к муравьиной матке, дабы вытащить сокровище. Ничего не предвещало беды, как вдруг Рейзела пробил озноб. Аура королевы уже исчезла, так что в её гибели никто не сомневался, однако внезапно парень ощутил чужеродную волю. Дикая злость и жажда убийства были направлены прямо на его сестру.

– Элея!!! – испуганно закричал он.

Сестра Рейзела дёрнулась и остановилась, чтобы обернуться. Увы, опасности она не ощущала.

Тем временем одна из уцелевших конечностей королевы внезапно начала своё стремительное движение. В прошедшем бою они не использовались, так как были довольно короткими, однако сейчас Элея находилась слишком близко к муравью.

Девушка засекла приближающуюся угрозу, когда конечность преодолела уже половину пути. Элея моментально усилила технику покрова, которую так и не убрала после боя, однако уклониться от атаки не успевала. Ей оставалось только поскорее закончить формирование более сильной защиты.

Покрытая шипами нога муравьиной матки практически добралась до цели, как вдруг Элею откинул в сторону резко переместившийся к ней брат. Рейзел сразу же выставил свой двуручный клинок для защиты, но удар Тирана оказался гораздо сильнее, чем он предполагал.

Меч вырвало из рук Рейзела, а его самого немного повело в сторону. Мгновеньем спустя острый шип на конце конечности королевы насквозь пробил левое плечо парня, а затем и вовсе вонзился ему грудь, едва не задев сердце. В конечном счёте Рейзела откинуло на несколько метров.

Упав, Рейзел стал кашлять кровью. К нему тут же подскочили Сатор и Элея, сразу же приготовив для использования дорогие препараты. К счастью, рана парня оказалась не смертельной, так что ему быстро помогли.

– Ты… – произнесла Элея, сидя рядом с братом на коленях и поддерживая Технику Целительного Пламени Феникса, – дурак…

В ответ Рейзел лишь слабо улыбнулся.

– Ты мог умереть! – гневно добавила она, хотя было непонятно, на кого она злится сильнее: на себя или на брата.

– Моя защита лучше твоей, – тихо ответил Рейзел.

– Теперь посмотри, что с твоей рукой!

С левой рукой Рейзела действительно всё было плохо. Пронзивший её шип оказался достаточно широким, чтобы теперь конечность парня болталась на крохотном куске мяса.

– Мелочь… Я восстановлюсь. Знаю одного очень хорошего целителя, – вновь улыбнувшись, посмотрел он на сестру. – Но я не хотел вновь видеть тебя раненной или даже… – Рейзел резко замолк.

– Прости… – понурив голову, в итоге тихо ответила Элея. – Я была неосторожна.

– Глупости! Никто не мог знать, что такое случится. Эта тварь каким-то образом с помощью воли вложила в своё тело приказ перед смертью, и даже я ощутил его далеко не сразу.

– Я тоже впервые вижу подобное, хотя уже и доживаю пятый десяток, – попытался приободрить Элею Сатор. – Возможно, эта посмертная атака как-то связана с тем сокровищем, что внутри королевы.

Разозлённая Элея резко поднялась, при этом продолжив исцелять брата техникой. Явив пару пиковых сабель Королевского ранга, она совершила молниеносный взмах. Яркая вспышка трёх элементов: сабли, огня и молнии, рассекла пространство, вслед за чем тело муравьиной матки разорвало на несколько частей. Мёртвой она не могла поддерживать целостность своей защиты, которая уже и так была серьёзно нарушена, так что атака Элеи легко пробила броню.

Сатор резко скривился. И его можно было понять. Всё-таки именно от состояния туши Тирана зависит существенная часть её будущей цены.

Удостоверившись, что умершая королева больше не сможет атаковать, сильф приблизился к её останкам и подобрал сокровище, которое они и засекли артефактом ранее.

– Что это? – нахмурившись, удивлённо спросил он.

Элея с Рейзелом тоже с интересом взглянули на небольшой зелёный куб, покрытый трещинами, излучение энергии которого стало резко падать, а свечение угасать. Системное описание также не помогло им разгадать природу сего артефакта.


[Умбертольд]

Ранг: Королевский

Качество: Пиковое

Описание отсутствует.


– Впервые вижу, чтобы у артефакта не было описания. Обычно его либо создатель предмета делает, либо Система. Но чтобы ничего не было… – задумчиво покачал головой Сатор.

– Аналогично, – кивнула Элея.

– Возможно, в Обители нам удастся разобраться в том, что это за куб, – произнёс Рейзел. – Предлагаю возвращаться.

– Артефакт изоляции будет действовать ещё три часа, – не позволив ему подняться, сказала сестра. – Так что пока лежи и не сопротивляйся исцелению!

Спорить с Элеей парень не стал, и даже сконцентрировался на усвоении выпитого ранее целительного эликсира. Но так или иначе, три часа быстро истекли. Части тела королевы и небольшую горку относительно редких ресурсов (запас пищи матки) воины перенесли себе в кольца, а затем приготовились уходить.

Воспользовавшись в нужный момент артефактом связи, Сатор передал их Старшему в Обитель сигнал о том, что с ними всё хорошо, после чего троица поспешила покинуть это место. Они направились к тому же тоннелю, по которому сюда и пришли.

К счастью, теперь Элея, Рейзел и Сатор неплохо знали этот участок подземного лабиринта, так что не блуждали в нём, как прежде. Вдобавок из-за тысяч всё ещё разлагающихся трупов муравьёв, другие их сородичи несильно спешили возвращаться в зачищенную часть муравейника. Вот почему возвращение на поверхность заняло у троицы всего девять дней.

Как только чистое небо и палящее пустынное солнце вновь оказались над воинами, Рейзел вдруг замер.

– Опасность? – насторожилась его сестра, приготовившись к бою.

– Нет, ничего серьёзного, – тут же ответил парень, успокоив Элею и Сатора. – Просто мне пришло послание из Обители. Написано, что через шесть дней нужно явиться на сбор всей Десятки.

– Старший? – удивился сильф.

– Нет. Сам Хранитель Айрус созывает нас.


Глава 1. Пять лет спустя.


Чтобы вернуться в Обитель, Сатору, Элее и её брату понадобилось целых шесть дней – настолько далеко оказался портал от муравейника. Именно из-за этого Рейзел едва не опоздал на важный сбор Облачной Десятки, созванный самим Хранителем Айрусом.

Прибыв в специальный зал для совещаний за пару минут до начала, Рейзел занял своё место, попутно осматривая уже присутствующих здесь воинов. А оказалось их здесь немного.

В кресле с надписью "10" расположился гном по имени Тоджи – Заклинатель конечной стадии. Именно его пять лет назад Кай спас от яда, за что и получил от гениального кузнеца в благодарность Парные Клинки Кошмаров, выкованные из костей демона.

Девятую же позицию в рейтинге теперь занимал крупный дорган из рода Буйволов, которого звали Драдус. Ну а на восьмой расположилась Лая – обворожительная девушка-сильф с огненно-красными волосами. Оба гения, что ещё пять лет назад находились на верхушке первой сотни, тоже являлись конечными Заклинателями.

Рейзел был Седьмым, и кроме него, а также этих троих, в зале находился ещё один воин – Шакс. Собственно, за прошедшие пять лет лучник сумел прорваться до срединной стадии, а также подняться аж до позиции Четвёртого, тем самым доказав всем в Обители, что тоже является могущественным гением. Увы, выше забраться он более не мог, ведь там находились "монстры" совсем иного уровня. Впрочем, и сам Шакс не стремился демонстрировать всё, на что способен, продолжая вести шутливый образ жизни…

Как только Рейзел занял своё место, то читающий некую книгу лучник, что без зазрений совести закинул ноги на соседнее кресло, на секунду отвлёкся, дабы кивнуть парню в знак приветствия. В тот же миг послышался звук сработавшего артефакта переноса, что значило – прибыл кто-то ещё.

Присутствующие взглянули в сторону одного из десяти коридоров, из которого к ним вскоре поднялось трое эльфов – Лайтус Сикст, Тирвин Эсвикс и Мия Эсвикс. Они же – Третий, Пятый и Шестая. Собственно, именно эти места теперь занимала их троица.

После поражения Каю во время Массовых Игр Облачной Обители, Лайтус выбыл из Списка Десяти Тысяч, поскольку потерял свой жетон с рангом. Однако гениальному эльфу не составило труда вернуться в рейтинг, и буквально за три месяца подняться обратно в Десятку. Тогда он попытался вернуть своё прежнее место, бросив Каю вызов. С третьей попытки Лайтус победил, но затем уже Кай бросил ему вызов, вновь став Первым. В итоге их борьба продлилась почти год, после чего Кай настолько превзошёл Лайтуса в силе, что тот больше не мог с ним соперничать. Вот так ему и пришлось уступить первое место окончательно. Ну а поскольку Вторым был Номен, то сместить его Лайтус никак не мог. Поэтому он и стал Третьим.

Что же касалось Мии, которая в прошлом как раз и занимала этот ранг, то ей пришлось подвинуться. Некоторое время она пробыла Четвёртой, ведь Гуфель погиб в пустыне Ишар, однако вскоре в Десятку буквально ворвался Шакс, который и отобрал у девушки её позицию.

Так Мия стала бы Пятой, но, к её неожиданности, её собственный брат – Тирвин, оказался гораздо сильнее, чем она представляла. Поэтому он не уступил сестре свой ранг, вынудив её стать Шестой.

Что же касалось Норвуда, Дитрианны и Кенджи, то они покинули Десятку, поскольку стали пиковыми Заклинателями и поднялись на Небесный Этаж.

Прибывшие аристократы тем временем заняли свои места, решив не обращать никакого внимания на остальных присутствующих. Со времён Массовых Игр среди главных гениев Обители больше не было единства. Раньше Облачную Десятку, за исключением Второго, объединял лично Лайтус, подавляя остальных своей превосходящей силой. Однако теперь он более не являлся сильнейшим, и его положение после битвы с Каем сильно пошатнулось.

Теперь в Десятке было две конкурирующие группы: Кай, Шакс и Рейзел, а также Лайтус, Тирвин и Мия. Второй, как всегда, оставался нейтральным, а что же касалось новичков, то они тоже старались не примыкать ни к кому. Особенно этому способствовал тот факт, что если кто-то из двух сильнейших гениев пожелает подчинить новичков, то второй также начнёт действовать.

До начала совета оставалось менее тридцати секунд.

«Неужели старший ушёл в глубокую медитацию, и проигнорировал сообщение?» – нахмурился Рейзел, глядя на пустующее место Первого.

Парень уже хотел было обратиться с вопросом к Шаксу, как вдруг в его область восприятия словно из ниоткуда вошла странная и искажённая аура. Восемь воинов сразу же заметили тёмный туман, появившийся вокруг дальнего кресла. Практически никто не понимал, что происходит, из-за чего большинство напряглось.

Но не прошло и секунды, как чёрная дымка образовала расплывчатую фигуру, которая в конечном счёте приняла чёткий облик высокого и симпатичного темноволосого парня в чёрном одеянии. Он закинул ногу на ногу, а затем подпёр голову кулаком.

Кай наконец открыл глаза. Холодный взгляд его неестественных фиолетовых глаз упал на остальных членов Десятки, заставив вздрогнуть некоторых из них.

Кивнув Рейзелу в ответ на лёгкий поклон, Кай мельком посмотрел вправо. Кресло Второго в очередной раз пустовало. Парень вздохнул, а затем вдруг ощутил приближение мощного источника энергии. Целой секундой спустя это заметили и остальные присутствующие, после чего в зале наконец появился Хранитель Айрус.

Кай, а затем и все остальные, поднялся.

– Приветствуем Великого Мастера! – почти хором произнесли воины, вежливо поклонившись повисшему над столом старику.

– Садитесь, ученики Обители, – произнёс Небесный Дух. – Я буду краток… Когда-то давным-давно у этого места был владелец, однако теперь Облачная Обитель – это независимое место, не принадлежащее никому. Вот только она не может существовать в одиночку. Обитель связана с окружающими её странами, и есть определённые договорённости… Некоторые из вас должны знать, что ровно через пять дней в столице королевства Таэль пройдёт празднование годовщины завершение древней войны, некогда охватившей этот мир, которую сейчас отмечают раз в столетие. Особенное место в этом праздновании уделяется величайшим молодым гениям континента. Поэтому все вы приглашены на предстоящее событие. Впрочем, можно отказаться. Всем… кроме Первого. Как сильнейший рейтинговый ученик, ты, Кай, обязан посетить столицу Таэля – город Иллион в качестве представителя Облачной Обители. Кроме тебя там будут первые ученики остальных двух Обителей континента, а также гении могущественнейших семей Никрима, которые не пожелали обучаться в Обителях. Отказаться ты не можешь, иначе будешь исключен из Списка Десяти Тысяч на год. Что до остальных, то сейчас вы должны дать свой ответ: желаете вы отправиться туда или нет. Если согласитесь, то в течение пяти дней вы ещё сможете отказаться. На этом всё. Жду ваших ответов.

После этого старик посмотрел на Лайтуса, совсем проигнорировав тот факт, что место Второго вообще пустует. А ведь за такое нахальство обычно ученика ждало бы суровое наказание. По крайней мере, всех остальных за непосещение совета уже давно понизили бы в рейтинге, с наложением запрета на подъём в течение нескольких месяцев. Ведь Айрусу не нужны члены Десятки, которые смеют плевать на его довольно редкие поручения. Всё-таки первые десять мест – это не только большие возможности, но ещё и немалая ответственность.

– Для меня будет честью посетить подобное мероприятие, – поднявшись, вновь поклонился Лайтус.

Кивнув, Хранитель перевёл взгляд на Четвёртого – Шакса.

Лучник на мгновенье посмотрел на Кая, а затем тоже поднялся и совершил поклон.

– Я также желаю отправиться.

Следом шли Эсвиксы – Мия и Тирвин, которые тоже согласились. Дальше своё согласие дали Рейзел и Восьмая, а вот Девятый и Десятый вежливо отказались.

– Я услышал ваше решение. Если те, кто согласился, передумают, то вернитесь сюда и впишите своё имя, – сказал Айрус, бросив на стол свиток. – На этом можете быть свободны.

Как только Хранитель закончил говорить, то тут же исчез.

Перестав ощущать и видеть энергию Айруса, Кай поднялся. Вместе с ним это сделали Шакс и Рейзел, после чего их группа направилась в один из тоннелей. Вскоре они покинули зал для совещаний.

– Что с твоей рукой? – спросил Кай, когда они втроём попали в его дворец на пятом этаже.

– Старший заметил… – вздохнул Рейзел. – Попал под внезапный удар монстра, когда спасал сестру. К счастью, Элея уже подлатала меня, и теперь остаётся только ждать, пока тело само всё окончательно не восстановит.

– Насколько всё плохо?

В ответ Рейзел стал по-разному двигать левой рукой, что давалось ему с немалым трудом. Конечность откровенно плохо слушалась, а для боя так вообще была непригодной.

– Такое ведь довольно долго может восстанавливаться, – резюмировал Кай.

– Конечно. Но для меня это небольшая плата.

– Закатай рукав.

– Что? – удивился Рейзел. – Зачем?

– Просто поверь, – попытался улыбнуться Кай.

– Хорошо, Старший.

Рейзел оголил руку вплоть до жуткого шрама, после чего Кай приблизился к нему.

– Не сопротивляйся, – предупредил его парень, схватив за плечо.

Кай тоже закатал рукав одной руки, а затем, используя энергию меча, перерезал себе вены. Хлынула кровь. Шакс и Рейзел изумились, а затем вдруг осознали, что алая жидкость не падает, а наоборот – собирается в небольшой ручеёк, направляясь к шраму Рейзела.

Вскоре кровь Кая оплела плечо полукровки, вслед за чем стала впитываться в его руку. Через несколько секунд процесс закончился, и вместе с этим шрам Рейзела исчез. Он ощутил, как пропадает ноющая боль в конечности.

Кай позволил своей руке исцелиться, после чего отошёл от брата Элеи, на котором только что применил Технику Целительной Крови Ян. Её он создал относительно недавно, используя для этого линию крови, концепцию Ян и некоторую информацию о силе элемента крови, полученную от Ашциллы.

– Проверь, – предложил Кай.

Растерянный Рейзел пошевелил рукой. На этот раз действие далось гораздо проще, что заставило его улыбнуться. Теперь восстановление займёт не более пары недель. Техника Целительной Крови Ян не имела такой восстанавливающей силы, как линия крови истинного потомка Девятиглавой Небесной Гидры, однако она всё равно была лучше любых аналогичных техник своего уровня.

– Большое спасибо, Старший! – глубоко поклонился Рейзел, который за эти пять лет проникся глубоким уважением к Каю, решив следовать за ним, а не просто идти рядом. – Кстати, я ведь хотел спросить, – вдруг вспомнил он, достав из кольца добытый в муравейнике куб, – не знаете ли вы, что это?

Кай и Шакс с интересом взглянули на странную вещицу без системного описания.

– Умбертольд… – задумчиво произнёс Кай, а затем покачал головой. – Нет, впервые вижу такое.

Кай подумал было о Рун’Тан, но сразу же откинул идею обратиться к нему, поскольку тот ныне пребывал в глубокой медитации. За минувшие пять лет парень собрал огромное количество энергии души, поглощением которого старик сейчас и занимался. Собственно, для Рун’Тана это была целая треть от его максимального запаса.

Взглянув на Шакса, Кай увидел, как тот пожимает плечами.

– Жаль.

– Рейзел, у меня есть к тебе просьба, – вдруг серьёзно произнёс Кай. – Этот праздник, о котором говорил Великий Мастер Айрус, кажется мне довольно опасным местом. У меня нет выбора, но ты ещё можешь отказаться, о чём я тебя и прошу. Чутьё говорит мне, что ни тебе, ни мне рады там не будут. Тем более, когда ты ранен. Это словно банка с ядовитыми пауками, куда нас хотят отправить. Тебе там не место, так что останься в Обители.

– Но… Старший… Я так не могу, – твёрдо ответил Рейзел. – Даже если я пострадаю, то честь велит мне последовать за вами в такое место!

– Что ж, прости… – вздохнул Кай. – В таком случае, как глава твоей фракции… нет… как твой Старший, я приказываю тебе отказаться от посещения Иллиона.

Рейзел дёрнулся словно от пощёчины. Он сжал кулаки, а затем медленно кивнул.

– Хорошо, Старший.

– Спасибо… Останься лучше с сестрой.

– Тогда я вернусь в зал и впишу своё имя в свиток, – сообщил Рейзел.

Кай кивнул, и его последователь ушёл.

– Ты уверен в своём решении? Паренёк явно не был рад этому, – хмыкнул Шакс.

– Полностью. У меня плохое предчувствие по поводу столицы эльфов, так что советую тебе получше подготовиться к предстоящему "празднику", – посмотрел на друга Кай.

– Понял, дружище. Тогда брать своих ребят не буду, – кивнул лучник. – Но поехать мне всё же придётся. Не думаю, что ты один справишься со сбором информации так, как это умею я.

– Здесь ты прав. Праздник, где будут важнейшие персоны со всего континента – это идеальное место, чтобы наладить связи и поискать Лилию с Ивсимом, а также членов твоего клана. Так что без твоих навыков тут не обойтись.


***

Клинок просвистел в миллиметре от уха Кая. Он ринулся вперёд, но от его выпада без проблем уклонились. Следом парень попытался достать оппонента вторым мечом, однако атака оказалась легко заблокирована.

Стремительным рывком проскользив в сторону, Энни совершила неуловимое движение рукой. На груди Кая в тот же миг появился длинный, но неглубокий порез. Благо он успел вовремя сделать короткий шаг назад.

Не став медлить, девушка решила продолжить натиск. Её клинок стрелой выстрелил к горлу противника. Левым мечом парень попытался отбить оружие Энни, но та каким-то неимоверным образом вывернула руку так, что не только обошла препятствие, но при этом ещё и рассекла Каю запястье, заставив его выронить меч.

Девушка почти достигла цели, и даже приблизившийся к её сердцу второй клинок Кая, который она отклонила хлёстким ударом по руке парня, не мог ей помешать. Однако того, что вместо отступления противник бросится прямо к ней, она предсказать не могла.

Смертоносное лезвие впилось в плоть, но задело лишь краюшек шеи Кая. Не обратив на это никакого внимания, он прильнул к Энни, а затем ударил её лбом по лицу. Раздался хруст. Шокированная девушка сделала резкий шаг назад, рефлекторно взмахнув клином.

Кай отбил меч полукровки своим, а затем перешёл к наступлению. Казалось бы, у дезориентированной девушки нет шансов защититься, однако у Энни были свои мысли на этот счёт…

Что произошло следом, Кай сразу так и не осознал. Вот он почти достал Энни правым мечом, а вот она уже выбила оружие из его руки, а затем кончик её клинка замер напротив лба парня. И ведь произошло всё не так уж и быстро. Вот только движения девушки оказались настолько простыми и невзрачными, что мозг Кая сперва воспринял их как нечто абсолютно несущественное. Словно обычное дыхание. И лишь затем, вновь проанализировав случившееся, Кай понял, насколько великолепными были движения его противницы.

– Сдаюсь, – в конечном счёте сказал он, после чего Энни убрала свой меч.

– За эти пяти лет твой стиль стал намного лучше. Сегодня ты впервые почти победил меня, – произнесла девушка, подразумевая их регулярные поединки без техник, в которых Каю приходилось с помощью Поля Превосходства занижать свои физические параметры до уровня полукровки.

– Звучит как насмешка… Что это было? Неужели раньше ты поддавалась? – проигнорировал парень похвалу.

– Ошибаешься. Если быть честной, то только что я немного сжульничала. Эти движения… это была не я… Софи передала мне множество знаний о Пути Меча и фехтовании, но освоила я меньше процента. Самостоятельно повторить эти движения я сейчас никак не смогла бы, но в тот момент она почему-то решила дать мне подсказку… Это сложно описать, но я сравнила бы это с неким коротким озарением. Казалось, будто это и не я вовсе управляю телом… Так что ты действительно чуть не победил.

– Вот как… – задумчиво произнёс Кай, а затем и он, и Энни резко замерли.

Секундой спустя оба воина исчезли, как и арена вокруг них. Расположившийся неподалёку Кай наконец открыл глаза, завершив свою медитацию. Сейчас он находился в своём духовном мире, где раз за разом воспроизводил воспоминания своего поединка с Энни, случившегося три дня назад. И сегодня это наконец дало свои результаты.


Внимание!

Степень слияния с [Путь Меча] + 0,73%


За минувшие пять лет Кай сумел не только познать Закон Слияния, но ещё и начать объединение души, разума и тела с Путём Меча, что доступно всем, кто достиг идеального понимания. И благодаря тренировкам с более талантливой в этом аспекте Энни, сегодня он вновь повысил степень слияния с законами меча.

Вернувшись в реальность, Кай открыл параметры.


Параметры:

Возраст: 26

Раса: человек

Статус: Истинный Мастер

Ступень: Заклинатель

Стадия: Конечная


Характеристики:

• [Мощь]: 1444,02

• [Скорость]: 1421,5

• [Выносливость]: 1461,73

• [Стойкость]: 1534,12

• [Ментал]: 861,04

• [Энергия]: 2875

• [Свободные]: 0


Способности:

• [Техники Низшего Ранга. Смотреть]

• [Техники Земного Ранга. Смотреть]

• [Техники Золотого Ранга. Смотреть]

• [Техника Двойного Прорыва Плоти и Души]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

• [Техника Тела Тьмы]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

• [Техника Порхающих Крыльев Мечей. Том 5]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Живого Хранилища. Том 7]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Кровавого Снегопада Инь Ян]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

• [Техника Созидания: Укреплённый Лёд Всеразрушающей Пустоты]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

• [Техника Тёмных Клинков Небытия]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Покрова Бесконечного Пространства]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Фантомных Шагов. Том 7]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Тысячи Морозных Дверей]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Нерушимого Куба]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Защитного Разлома]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Скрытого Измерения. Том 7]. Ранг: Королевский. Качество: Пиковое.

• [Техника Гравитационного Коллапса Инь Ян]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

• [Техника Пришествия Владыки Войны]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

• [Техника Целительной Крови Ян]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.


Законы:

• Путь Меча (Изучающий [Идеальное познание]): Закон Слияния. Степень слияния: 43,12%

• Путь Пространства (Изучающий [Идеальное познание]): Закон Слияния. Степень слияния: 38,85%

• Концепции [Холод Пустоты/Инь/Ян]: максимальное понимание. Теперь качество и количество призываемых вами частиц [Холод Пустоты/Инь/Ян] будет полностью зависеть лишь от вашего уровня развития. Текущий уровень силы: Королевский ранг высокого качества.


Особенности и экипировка:

• [Истинный потомок Девятиглавой Небесной Гидры]

▬ ○ [Шесть Телесных Врат]

▬ ○ [Нет пределов – нет границ]

▬ ○ [Буйство Жизни: 2 уровень]

• [Призрачная Татуировка Инь Ян]. Прогресс: 80%.

▬ ○ [Сосредоточие Ян] Концепция: Ян. Прогресс: 100%.

▬ ○ [Сосредоточие Инь] Концепция: Инь. Прогресс: 100%.

▬ ○ [Изначальная Вспышка] Концепция: Ян. Прогресс: 100%.

▬ ○ [Прикосновение Небытия] Концепция: Инь. Прогресс: 100%.

▬ ○ [Форма Ян] Концепция: Ян. Прогресс: Заблокировано.

▬ ○ [Форма Инь] Концепция: Инь. Прогресс: Заблокировано.

• [Клятвы данные вам. Смотреть]

• [Любимец Законов]: вы способны увидеть то, что незримо для других.

• [Средний Энергетический Покров]: характеристики физического тела увеличены на 10% от общего запаса энергии; действует постоянная защита.

• [Проявление Души: Предельная Концентрация: 2 уровень]

• [Полное Скрытие Ауры]

• [Старший Дух Меча]. Прогресс развития: 69%.

• [Старший Дух Пространства]. Атрибут: разрушение. Прогресс развития: 81,04%.

• [Истинное Астральное Тело Холода Пустоты]: максимальный запас энергии увеличен на 15%, максимальное количество призываемых частиц закона увеличено на 15%.

• [Воля Мастера]

• [Поле Превосходства]. Внеранговое умение.

• [Энергетическое Расширение]: запас энергии навечно повышен на 500 единиц (соответствует 50% от запаса энергии начальной стадии ступени Заклинателя с 10.0 баллами фундамента).


Достижения:

• [Великий рост! (7)]: за единовременное достижение семи уровней Закалки Тела, вы получаете [7] свободных пунктов характеристик, которые вы можете распределить по своему желанию. Минимальное деление данного значения: [0,01] пункта.

• [Качественный рывок!]. Основываясь на ваших предыдущих успехах в изучении законов, а также резкого скачка субстанции «Энергия Души» вопреки нормам, вы получаете особенность [Любимец законов].

• [Преодолевая границы смертного! (1)]. За единоличную победу над Мастером (Заклинатель начальной ступени), будучи при этом смертным (Закалка Души Создание Источника), вы получаете [Нефрит Памяти] (автоматический выбор).

• [Почти смог: Элементалист]. Будучи смертным (Закалка Души Создание Источника), вы практически смогли победить Элементалиста начальной стадии своими силами, но в итоге вам помогли. Ваша награда: [Свиток Техники Тела Тьмы] (автоматический выбор).

• [Раньше времени]. Будучи смертным (Закалка Души Создание Источника), вы смогли развить свою волю до такого уровня, что она трансформировалась в Волю Мастера раньше, чем вы достигли ступени Заклинателя. Ваша награда: внеранговое умение [Поле Превосходства] (автоматический выбор).

• [Идеальный Фундамент]. Собственными силами вы сумели повысить качество своего развития до десяти баллов. Ваша награда: [Нефрит Памяти] (автоматический выбор).

Задания:

• [Поиск древней истины]: Узнайте причину падения Божественной Империи Бельтейз. Награда: неизвестно. Отказ: штраф в 1 000 единиц каждой характеристики или смерть. Время выполнения: 9 989 лет.


Взглянув на подросшее значение слияния законов меча с телом, разумом и душой, Кай удовлетворённо кивнул. Всё же именно этот фактор отчасти влиял на его скорость развития.

В прошлом Ашцилла, которая ныне скиталась по континенту в поисках ресурсов для себя, сообщила Каю, что на чем более ранней стадии познать определённый уровень законов, тем выше на их Пути сможет подняться воин. Всё из-за того, что менее сложной по своей структуре душе проще свыкнуться с новой силой, чем той, которая уже достаточно сильно эволюционировала. Поэтому наставница дала парню задание: достигнуть ста процентов слияния, прежде чем переходить на ступень Элементалиста. Собственно, поэтому Кай ещё не был на пике ступени, хотя мог без проблем прорваться.

Впрочем, никто, конечно же, не отменял процесс сбора необходимых для прорыва ресурсов. Кай обладал десятибалльным фундаментом, отчего нуждался в только лучших ингредиентах. И даже будучи Первым, во фракции которого состояли тысячи учеников, он не мог получить нужные ресурсы лишь по щелчку пальцев. Требовалось время на их поиски – долгие месяцы. Вот почему нельзя было даже сказать, что Кай сильно замедляет свой подъём по стадиям.


***

До отправки в эльфийскую столицу оставалось менее получаса, однако Кай всё ещё находился у себя во дворце. Он уже собирался спускаться на первый этаж, откуда их должен телепортировать в Таэль Айрус, но вдруг остановился.

Кай перенёсся в Хранилище – особое пространство, скрытое внутри его тела.

Внутри расположился небольшой участок джунглей, в тридцати метрах над которым парил небольшой остров с крупным деревом по центру. Кай без проблем запрыгнул на парящую скалу, после чего приблизился к созданному им в прошлом ледяному столу. Тут лежали все имеющиеся у него артефакты, алхимические препараты, духовные растения и прочие ресурсы.

Первым делом, конечно же, Кай посмотрел на пару аккуратно сложенных Клинков Кошмаров. Однако пришёл он не за ними.

Взгляд парня сдвинулся влево. Туда, где лежали артефакты, отобранные Рун’Таном у Злотуса. Всего их было четыре: парные кольца со связанным пространством, поисковый артефакт в виде компаса, Браслет Сковывающего Поля и одноразовый защитный медальон. Каждый предмет относился к элементу пространства и обладал высоким качеством Императорского ранга.

Взяв медальон, Кай надел его на шею и спрятал под одежду.


[Барьер Последнего Шанса]

Ранг: [Нет доступа: ваша ступень развития недостаточно высока]

Качество: Высокое

Особенность: автоматически формирует защитный барьер вокруг носителя в момент смертельной опасности. Осталось [2] заряда.

Ограничения: нет.


Как и говорил Шаксу, Кай действительно испытывал некую тревогу по поводу отправки в столицу эльфов. Неприятное предчувствие угнетало его, и поэтому парень решил заранее принять необходимые меры.

Закончив с этим, Кай приблизился к дереву с розовой листвой, которое вместе с островом забрал в качестве награды за победу на Массовых Играх пять лет назад. Приложив к нему ладонь, парень активировал Технику Целебной Крови Ян, при этом добавив в неё несколько капель энергии души.

Через десяток секунд Кай закончил и отошёл. Окинув растение энергетическим взглядом, он сразу заметил довольно мелкие, но всё же произошедшие изменения. Дерево день ото дня становилось сильнее, чего парень и желал. В дальнейшем он собирался использовать такое интересное духовное растение себе на пользу, но перед этим требовалось сделать его сильнее.

Вскоре Кай покинул Хранилище, а затем и свой дворец. Перед спуском он некоторое время провёл в восстановительной медитации, поэтому прибыл на первый этаж буквально в последнюю минуту.

В Зале Порталов он встретил Шакса, Лайтуса, Тирвина и Мию.

«Хм… Восьмая отказалась?» – заметил он отсутствие девушки-сильфа.

Пожав плечами, Кай приблизился к Шаксу. Однако не успел он начать разговор, как к ним наконец прибыл Хранитель. Воины почтительно поклонились, после чего Айрус велел им встать на платформу телепортации в пустыню Ишар.

– Сейчас я перенастрою портал, после чего вы будете перенесены в Иллион. Там вас встретит королевский представитель, – сообщил Небесный Дух. – Удачи, ученики. Не посрамите Облачную Обитель!

Следом Айрус исчез, а спустя несколько секунд вспышка телепортации накрыла пятерых гениев.

Вокруг сразу же стало шумно. Кай огляделся и увидел сотни воинов различных рас и ступеней. Впрочем, никого ниже пикового Заклинателя здесь не было. Парень сразу же узнал место, в котором очутился. Всё-таки он уже не в первый раз находился внутри Врат Ойкумены.

– Пожалуйста, сойдите с платформы! – раздался мощный голос Священного Лорда первого уровня, который обращался именно к прибывшим ученикам Обители.

Спорить с элитным королевским стражем никто не стал, и воины отошли в сторону. Ну а вскоре к ним подошёл пиковый Элементалист, представившийся слугой королевского дворца. Он стал рассказывать юным гениям о предстоящем событии, которое начнётся сегодня вечером, однако Кай его практически не слушал.

Сейчас он был полностью сконцентрирован на двух скрытых аурах Элементалистов конечной стадии, которые незаметно наблюдали за ним и Шаксом прямо с момента их прибытия. Вот только Кай без проблем заметил столь пристальное внимание к своей фигуре, поскольку тоже обладал Полным Скрытием Ауры, обычно доступным только Элементалистам. Такого наблюдатели не ожидали.

Осознав, что их раскрыли, двое эльфов поспешно покинули башню, вынудив Кая нахмуриться. Его предчувствие скорых неприятностей лишь усилилось…


Глава 2. Иллион. Столица Таэля.


Поселили Кая и Шакса в гигантском королевском дворце, расположенном в центре столицы с двадцатимиллионным населением. Что же касалось прибывших с ними Лайтуса, Тирвина и Мии, то троица аристократов отправилась в кварталы своих семей. Именно из-за своего статуса они и согласились посетить праздник, где должны были находиться не только как представители Облачной Обители, но ещё и как члены великих семей Таэля.

Всего празднование будет длиться три дня. И в первый вечер, который начнётся буквально уже через несколько минут, пройдёт малый приём – встреча величайших молодых гениев всего континента. Собственно, как раз туда Кай с Шаксом и направлялись, шагая вслед за одним из слуг дворца.

В крупном и роскошном зале уже находилось немало гостей, прибывших из сильнейших сект, семей и, конечно же, двух других Обителей – Морской и Горной. Лайтус, Тирвин и Мия тоже были здесь.

– Глядите, люди! – послышались шепотки, как только Шакс и Кай вошли.

– Как они сюда попали? Кто они такие?

– Эм-м… Кажется, я слышал о них… Но не думал, что это правда.

– Не томи! Говори, кто это?!

– Приглядись к их рукам, и сам всё поймёшь.

Вскоре присутствующие стали наконец осознавать, что Кай и Шакс – это Первый и Четвёртый рейтинговый ученик Облачной Обители. Метки парней были раскрыты, чего от них заранее попросили слуги, дабы не возникало никаких проблем.

После открытия шокирующей истины, гости начали поглядывать на Лайтуса.

– Что это значит? Как такое возможно? – не понимали Заклинатели. – Разве не Лайтус Сикст сильнейший у облаков?

– А я давно слышал слухи, что первое место Облачной Обители занял какой-то человек. Вот только тогда я думал, что это всего лишь какой-то бред…

– Это смешно. Мало того, что ничтожных слабаков человеческой расы вообще пустили в Обитель, так они ещё и первое место заняли! Это какой-то розыгрыш? Если так, то это лишь бросает тень позора на Облачную Обитель, – скривился сильф в белоснежном костюме, чьи глаза и волосы отливали цветом морской волны. – Но мне действительно интересно, почему это отродье носит такую же татуировку, что и я? – добавил Первый ученик в рейтинге Морской Обители, являющийся конечным Заклинателем. – Будь я на месте Хранителя Облачной Обители, то уже давно прибил бы всех людей в ней. Ведь Обители – это места для обучения гениальных Истинных Мастеров, а не тупых животных. Мерзость…

– Брат Ульис, как всегда, прав! – сразу же произнёс один из членов Морской Десятки. – Меня бы уже вырвало, если бы я знал, что вместе со мной обучаются такие отбросы! И даже этот зал теперь воняет, как только пришли люди… Сам не понимаю, как они могут быть членами Десятки? Как низко опустилась их Обитель?..

– Могу предположить, что Лайтус продал своё место этому человеку, – заговорил ещё один сильф.

Группа гениев из Морской Обители рассмеялась.

– Это насколько же бедной должна стать семья Лайтуса, чтобы он принял такое идиотское предложение? Ведь что ему может дать человек? Откуда у них богатства?.. Впрочем, этот вариант всё же возможен. Может быть, человеку просто повезло найти какой-то сверхценный ресурс, и Лайтус купил его, отдав своё место на время? Иначе действительно сложно понять, почему слабак на первом месте. Будь он даже главным гением всех людей, то что его раса может противопоставить нашим? Да и о чём здесь говорить, когда можно просто взглянуть на людей в нашем мире? Здесь они либо рабы, либо жалкие слабаки, способные только скрываться ото всех…

– Кстати, старший брат. Есть ещё один довольно забавный слух.

– Слушаю, – кивнул Ульис.

– Говорят, что этот человек, который сейчас Первый у облаков, в момент поступления пять лет назад был всего лишь на пике ступени Закалки Души.

Сильфы, все как один, повернулись к собрату, взглянув на него как на идиота.

– Естественно, я не верю в этот бред, – сразу оправдался он. – Просто было слишком много тех, кто говорил об этом, поэтому слух и стал таким популярным.

– М-да уж… действительно бред, – приложив ладонь к лицу, покачал головой Ульис. – Стать Заклинателем, а затем ещё до конечной стадии прорваться, и всё за пять лет – такого даже в легендах нет. Даже мне понадобилось четырнадцать лет на такое… Но если слухи ходят, то какая-то почва под ними быть должна. Думаю, их либо сам этот человек распустил, либо он просто использовал какой-то артефакт для маскировки своего развития. Выпендриться решил… Идиот… Кстати, а как его зовут-то?

Повисла тишина. Сильфы вновь повернулись к тому Заклинателю, который рассказывал о слухах, но теперь уже с вопросом во взгляде.

– Кажется… его имя Кай, вроде бы Кай Арнхард, – вспомнил он.

– Как и ожидалось, – ухмыльнулся Ульис. – Плебейское имя, что и должно быть у такого, как он.

– Эй! Неужели он идёт к нам? – заметили сильфы.

– Ожидаемо, – надменно хмыкнул Ульис. – Меня даже принц Таэля поприветствовал первым. Так что вполне логично, что и этот смерд, каким-то чудом оказавшийся Первым в рейтинге облаков, знает, кто я такой.

– Старший брат собирается его поприветствовать?

– Нет, конечно, – поморщился сильф. – Как только он подойдёт, чтобы познакомиться, то я сразу же прикажу ему убираться подальше с этого приёма. Нечего здесь делать человеческому мусору.

– А если он бросит вызов из-за оскорбления?

– И что с того?! – разозлился Ульис из-за глупого, по его мнению, вопроса. – С каких пор ты считаешь людей сильными? У него есть такая же связь с законами, как у сильфов? Или есть повышенный запас энергии, как у эльфов? Или может быть их тела непомерно сильны, как у великанов и дорганов? Нет, нет и нет! Они мусор, который каким-то чудом всё ещё выживает в мире боевых искусств. В конце концов у людей нет даже собственных стран. Они бедняки без ресурсов! Так чего же мог добиться этот смерд? Даже если он Первый в рейтинге Облачной Обители, то это не более чем глупая шутка судьбы! Да и кто знает, что у облаков там происходит? Может, все их главные гении получили какие-то травмы, из-за чего этот человек временно выбрался вперёд?! Так или иначе, но если он всё же посмеет бросить мне вызов, то я покажу этому мусору его место. Интересно, у него фундамент хоть восьми баллов достигает? Будет смешно, если нет…

Кай тем временем продолжал шагать в сторону сильфов из Морской Обители, которые, наблюдая за ним, не скрывали своих ухмылок. Высокомерие так и сквозило в их поведении.

– Он уже близко.

– На что он вообще надеется?

– Может немного проучить его? А то ведёт себя так спокойно, словно равен нам.

Ульис же больше не обращал внимания на разговоры других сильфов. Сделав максимально надменное и пренебрежительное выражение лица, а также слегка приподняв подбородок, он уставился на приближающегося Кая. Оставалось всего несколько шагов. Сильф с удовольствием ожидал, как сейчас макнёт этого человека в грязь и покажет ему его место, однако всё пошло не по плану…

Шокированный Ульис застыл на месте. Другие члены первой Десятки Морской Обители также не шевелились, с широко раскрытыми глазами глядя на Кая. Все они не могли поверить в происходящее.

«Он… он… он проигнорировал меня?! – мысленно выпалил сильф, осознав, что Кай только прошёл мимо. – Да как… как этот мусор смеет? Он точно видел мою метку Первого, а значит был обязан поприветствовать меня и начать знакомство! Ибо никто! Никто не смеет меня игнорировать! Да мне даже верховные эльфийские послы кланяются! Я главный гений всей расы сильфов и племянник самого правителя! Кем этот человек, чёрт возьми, себя возомнил?!»

Ульис развернулся и сделал шаг, но резко замер. Он понял, что если сейчас обратится к человеку первым, то лишь запятнает свою репутацию. Ведь это к нему приходят и начинают разговор, а не он.

– Ул, позволь мне его наказать, – взял парня за плечо его младший брат, занимающий вторую строчку рейтинга Морской Обители. – Это ты наследник нашего пропавшего пять лет назад отца. Мне же беспокоиться о своей репутации не обязательно.

Взяв себя в руки, Ульис вздохнул и ответил:

– Нет, не стоит. Смотри, – кивнул он на Кая, целью которого в конечном счёте оказался всего лишь столик с необычными закусками, которые он и решил попробовать, пока Шакс занимался налаживанием связей и сбором информации. На этом приёме, собственно, как и на предстоящих, задачей Кая было лишь показать своё присутствие. Больше ничего делать он не собирался, да и не должен был. – Похоже, грязным делом решили заняться великаны. Впрочем, это как раз в их духе.

В этот момент подавляющее большинство гостей, коих всего было около сотни, тоже наблюдали за Каем. И сейчас к парню как раз направлялся великан из Горной Обители, занимающий там позицию Третьего. Среди аристократов многих стран он был известен как Заклинатель, что обладал наибольшей физической силой. Собственно, на это намекал сам размер воина, который даже в уменьшенной форме достигал практически трёх метров, а в плечах был настолько широк, что своей фигурой мог закрыть сразу трёх Каев.

Многие с предвкушением ожидали, как своей силой этот воин сделает «лживого» Первого ученика Облачной Обители всеобщим посмешищем. Сам же Кай в это время спокойно пробовал различные деликатесы из редких духовных растений и частей тела могущественных монстров, лишь изредка посматривая на остальных гостей. Всё-таки ему было абсолютно плевать на чужое мнение и доносившиеся до его слуха разговоры. Холод Пустоты в душе подавлял все эмоции Кая, и за минувшие пять лет это воздействие стало лишь сильнее. Поэтому будь он на этом приёме даже без одежды и попади он в самую позорную ситуацию на глазах у всех, то это всё равно не поколебало бы ни струны его чувств.

Великан, на фоне которого Кай смотрелся ребёнком, тем временем наконец добрался до человека. Он не собирался вести беседу, а просто шёл вперёд. Здоровяк банально собирался сбить Кая, сославшись на то, что просто не заметил его у себя под ногами. Ну а поскольку всем гостям было запрещено использовать законы или энергию, то великан ни на секунду не сомневался, что человек упадёт. В случае же, если Кай резко отойдёт, то это тоже будет считаться всеми за демонстрацию слабости. Слишком поздно было уходить от столкновения.

В конце концов шагающий великан врезался в Кая и…

Резко оттолкнулся в сторону, словно налетел на нерушимую скалу.

– Аккуратнее, – слегка обернулся невозмутимый Кай. – Советую внимательно смотреть по сторонам, чтобы случайно не повредиться.

Растерянный великан пришёл в ярость от таких дерзких слов со стороны человека.

– Чего?! – процедил он.

– Мне повторить? – спокойно приподнял бровь Кай, после чего Третий в рейтинге Горной Обители резко упал на одно колено. Великан стремительно терял контроль над телом, поскольку воля в нём вытеснялась чужой.

Осознав, что сопротивление невозможно, несмотря на всю мощь его плоти, здоровяк поспешно мотнул головой. Безумное и необъяснимое давление тут же пропало, вслед за чем сильно ослабленный великан убрался прочь.

Настроение гостей тем временем резко изменилось. На смену предвкушению потехи пришло удивление и даже шок. Никто не ощутил использования ауры, энергии или законов, поэтому никто не мог понять, что же произошло. Никто… кроме Лайтуса, который сейчас слегка улыбался, медленно попивая свой напиток. Только он чувствовал, что сейчас Кай применил Поле Превосходства, в мастерстве манипуляции которым за эти пять лет достиг огромных успехов. Ну а улыбался эльф по той причине, что прекрасно знал, насколько глупы насмешки и попытки всех этих "гениев" доказать своё превосходство над Каем. В конечном счёте Лайтуса ещё забавлял тот факт, что он был, пожалуй, единственным Заклинателем в этом мире, который ещё относительно недавно мог победить Кая.

– Значит, он всё-таки на что-то способен, – снисходительно произнёс Ульис, при этом продолжая злобно рассматривать человека. – Но так даже интересней. Посмотрим, что ты завтра покажешь…

«Похоже, я недооценил его, – подумал пятый принц Таэля, который был единственным Заклинателем в семье, из-за чего и присутствовал на приёме гениев. Сейчас он находился в компании других представителей семей, правящих соседними странами, и был единственным из них, кто никак не комментировал Кая вслух. – Видимо, прав был брат…»

Так или иначе, но мероприятие только начиналось, и должно было продлиться ещё несколько часов, однако Кай вскоре покинул его. На приёме он пробыл ровно полчаса, которые от него ещё в Обители потребовал Айрус, после чего вернулся в выделенные ему покои.


***

Второй день празднования годовщины победы в древней войне начался с того, что всех гениев-Заклинателей собрали в боевом павильоне королевского дворца.

– Приветствую, дорогие гости, – поклонился эльф-Элементалист. – Я распорядитель этого места, Портрикс. И сегодня вас всех попросили прийти сюда из-за предстоящего соревнования. Вам, как главным гениям нашего мира, позволено продемонстрировать свою силу, поучаствовав в нашем небольшом соревновании. Конечно же, вы вольны отказаться, но тогда представлять ваши семьи, секты или Обители придётся другим воинам, если они тоже не откажутся. Сейчас слуги раздадут вам специальные браслеты, и если вы не желает участвовать в соревновании, то не принимайте их. Что же касается правил, то их можно будет узнать из специальных кристаллов в браслетах, куда заранее были вложены мои воспоминания.

Эльф закончил свою речь, после чего в павильон вошло несколько десятков пиковых Заклинателей с неплохим фундаментом, которые здесь были не более чем мелкими слугами.

Кай принял браслет. Как представитель Облачной Обители он должен был поучаствовать в соревновании, вот только побеждать в нём его никто не просил. Собственно, это Кай и сообщил Шаксу, Лайтусу, Тирвину и Мие.

– Я участвую, но делать ничего не намерен, – принимая позу для медитации, произнёс он. – Не вижу смысла.

Правила соревнования подразумевали создание команды. И хотя объединяться можно было с кем угодно, обычно группы формировались по принадлежности к чему-то общему. Например, семье, секте или Обители. Ну а поскольку от семей Сикст и Эсвикс на празднование в качестве юных гениев могли прийти только Лайтус, Тирвин и Мия, то им выгоднее было участвовать в соревновании в первую очередь как представителям Облачной Обители, а не по отдельности.

Что же касалось сути самих соревнований, то ими была банальная игра в захват флага. У каждой команды имелся специальный артефакт, который следовало защищать. Победить же в игре можно было двумя путями: либо собрав все чужие «флаги», либо продержавшись всё отведённое на соревнование время, добыв при этом наибольшее количество артефактов оппонентов. Кстати, именно из-за правил мероприятия представители Облачной Обители сейчас находились в наиболее неудачном положении. Ведь их команда состояла всего из пяти бойцов, один из которых и вовсе отказался помогать, когда другие группы имели по десять-пятнадцать Заклинателей, каждый из которых был как минимум на уровне слабейших гениев Облачной Десятки.

– Да как ты смеешь! – возмутилась наследница семьи Эсвикс, однако её слова проигнорировал даже брат. Собственно, сам Тирвин просто промолчал.

– Всё равно, – безразлично пожал плечами Лайтус.

– А я, пожалуй, всё-таки повеселюсь, – усмехнулся Шакс.

Вскоре слуги закончили раздавать браслеты, от которых никто так и не отказался.

– Рад, что все решили поучаствовать, – вновь заговорил распорядитель павильона. – Тогда приготовьтесь к соревнованию. Через несколько минут браслеты перенесут вас в специально подготовленное для этого события измерение. Помните, что боятся вам нечего. В случае чего браслеты спасут вас, ну а наблюдающие за соревнованием ваши Старшие и прочие почётные гости нашего короля не позволят произойти чему-то слишком опасному и ужасному. Желаю удачи!

Вскоре воинов действительно перенесло в пространственный карман, внутри которого раскинулся огромный лес. Соревнование началось.


Глава 3. Иллион. Столица Таэля 2.


Как Кай и предупредил, делать что-либо в соревновании он не намеревался. И дело крылось не в его лени или какой-нибудь надменности, а в банальном осознании того факта, что это бессмысленно. Любые испытания для воина должны быть достаточно сложными, чтобы он в итоге сумел получить от них пользу. Однако сегодня на этом соревновании гениальных Заклинателей всего континента не было тех, кто обладал бы хотя бы небольшим шансом победить Кая. Ну а раз здесь не имелось достойных ему противников, то и смысла играться с "детишками" парень не видел. Собственно, поэтому он и покинул команду, когда их перенесло к своему флагу.

Удалившись в лес по случайному маршруту, Кай стал бесцельно бродить. Изначально он планировал воспользоваться полученной от Ашциллы Техникой Скрытого Измерения, которая по своей сути являлась невидимостью, однако затем передумал. Решив, что нет смысла прятаться настолько тщательно, Кай всего лишь скрыл свою ауру, став неощутимым для духовного восприятия других Заклинателей.

Гуляя по лесу более пяти минут, Кай внезапно ощутил несколько незнакомых аур. В этом ему помогло расширенное при помощи тайного навыка Рун’Тана поле наблюдения.

Судя по колебаниям энергии, воины сражались, что и заинтересовало Кая. Он спокойно направился к незнакомцам, однако не успел. К моменту прибытия парня к нужному месту, чужих аур уже не было. Бой закончился ничьей, и оба гения были телепортированы обратно в королевский замок.

И хотя Кай не застал поединка, это событие всё равно зародило в нём интерес. Так что теперь он решил не просто бродить по лесу, а искать других участников и наблюдать за их сражениями. Именно так Кай и провёл следующие полчаса…

Соревнование близилось к концу. Всё-таки участников было немного, а большими размерами само измерение не отличалось, поэтому и длиться событие долго никак не могло.

Осознавая, что скоро всё закончится, Кай уже мысленно приготовился к возвращению во дворец, как вдруг в область его наблюдения вошло две довольно мощное ауры, одна из которых была знакома ему. Гении активно вели бой, и, естественно, парень решил понаблюдать.

Направившись вперёд, он вскоре выбрался к краю небольшой скалы, откуда открывался хороший вид на сражающихся внизу воинов. Ничуть не беспокоясь о собственном раскрытии, Кай невозмутимо сел, свесив ноги с обрыва.

Поединок внизу тем временем продолжался. Его участниками были одни из сильнейших гениев поколения: Второй ученик рейтинга Морской Обители – он же брат Ульиса, – и Третий ученик рейтинга Горной Обители – тот великан, что пытался сбить Кая с ног во время малого приёма.

Как и ожидалось, сильф из морского рода полагался на элемент воды, а также пространство и меч. Что же касалось его противника, то великану была ближе стихия земли, которую он использовал в паре с Путём Тела.

Более пятнадцати секунд воины обменивались ударами, осыпая друг друга разнообразными техниками и обычными атаками. Обладающий отменной защитой великан в основном пёр напролом, стараясь достать оппонента своими мощными кулаками. Его противник же был словно гибкий и неуловимый ручей. Он легко избегал практически всех атак здоровяка, при этом успевая совершать ответные удары. Увы, этого было недостаточно, чтобы серьёзно повредить великану, поэтому бой шёл относительно на равных.

Однако вскоре оба противника замерли.

– Заметил? – тихо спросил сильф.

– Пораньше тебя, – грубо пробасил великан.

– Тогда предлагаю сперва разобраться с этим недоразумением, а потом вернуться к нашему бою.

– Тогда он мой! – оскалился здоровяк, а затем вдруг исчез.

В том месте, где находился Кай, внезапно произошёл взрыв. Мощный грохот прокатился над лесом. Вскоре пыль улеглась, и сильф наконец увидел остатки разрушенной скалы, в центре которых стоял четырёхметровый великан.

– Ха! – вскинул он кулак к небу. – И эта букашка посмела опозорить меня на приёме? Что за трюк он использовал?

Брат Ульиса осмотрелся, но Кая не увидел.

«Браслет уже спас его? – подумал сильф. – Но почему я не ощутил колебаний пространства?»

Заклинатель внезапно вздрогнул. По его спине пробежались мурашки, а глаза резко расширились. Усиливая клинок техникой, он стал на максимальной скорости разворачиваться, намереваясь ударить нечто за своей спиной.

Время растянулось словно резина. Сильф слышал каждый удар своего сердца.

Почти развернувшись, он наконец увидел высокую фигуру чрезмерно спокойного человека с наклонённой вбок головой. Противник не двигался, позволяя мечу Второго добраться до себя. В конце концов так и произошло.

Кромка лезвия находилась менее чем в сантиметре от головы Кая, когда на волю наконец вырвалась мощная пиковая техника Королевского ранга. Водный взрыв накрыл парня, а затем с лёгкостью снёс немалый участок леса.

– И это всё, на что способен Первый облаков? – криво усмехнулся сильф, увидев ужасающий результат своей техники, но вдруг резко замер.

Невредимый Кай стоял в стороне. Атака, от которой, казалось бы, невозможно уйти, даже не задела парня, поскольку он в последний момент просто переместился.

– Ты серьёзно? – хрустнул шеей Кай.

Шокированный сильф не знал, что ответить. Он крепче сжал свой клинок, собираясь вновь атаковать, как вдруг появился великан. Тот сверху обрушился на Кая, который вновь уклонился, отпрыгнув в сторону.

– Дерись со мной, слабак! – прорычал здоровяк, снова помчавшись к человеку. – Хватит убегать!

Сильф тем временем наконец взял себя в руки, и тоже бросился к Каю. Второй и Третий разных Обителей продолжали нападать на человека, однако никак не могли его задеть. Кай уходил от каждой атаки. При этом он делал это не молниеносно, как с первой атакой сильфа, а с такой скоростью, которая была лишь немного выше скорости противников. Этим он неимоверно злил их.

Чтобы так легко превосходить в скорости двух гениев из Морской и Горной Обителей, Кай использовал Технику Фантомных Шагов, которая являлась прямым продолжением Техники Пяти Невесомых Шагов. Парню её передал Рун’Тан, когда тот наконец познал Закон Слияния на Пути Пространства.

Кай легко освоил все семь томов одной из лучших техник передвижения в божественной империи Бельтейз, благодаря чему в скорости он теперь серьёзно превосходил даже Лайтуса в его сильнейшей форме. Что же касалось наследия Ашциллы, то, к удивлению самой вампирши, её техника движений, созданная богами родной секты в Центральном Мире, была лишь немного лучше техники Рун’Тана. Ну а поскольку конкретно Каю лучше подходила техника именно старика, то её он и использовал.

Собственную же технику движений Кай пока создать не мог. По крайней мере такую, чтобы она была лучше чужих. Всё-таки способности такого типа не спроста являлись сложнейшими среди всех…

Вскоре противника парня начали выдыхаться.

– Всё? – до жути спокойно спросил Кай, глядя на тяжело дышащих оппонентов. Его выносливость не снизилась даже на четверть.

– Я признаю твою силу, – процедил сильф. – Но если будешь всё время убегать, то нас не победишь!

Кай вздохнул, а затем над поляной раскрылось чудовищной мощи Поле Превосходства. Брат Ульиса ощутил упавшее на него давление, однако легко справился с ним. Его воля была достаточно сильна, чтобы перебороть такое воздействие.

Посмотрев сперва на выстоявшего сильфа, Кай перевёл взгляд на великана. Тот улыбался, спокойно выдерживая давление Поля Превосходства.

– Вчера я понял, что это была воля, – прогремел голос здоровяка. – Так что подготовился.

«Из-за этого дерьма я не смог сегодня выпить Эликсир Звёздного Наслаждения. Чёртов алхимик не говорил, что оно усложняет управлением волей в теле! Но теперь началась эта грёбанная ломка! А-а-а-а! Поскорей бы закончилось соревнование. Уже не могу терпеть! – пронеслось в мыслях великана. – Нужно грохнуть человека!»

Выпустив несколько техник, Третий сразу ринулся к Каю, но тот вновь уклонился. Вот только в этот раз его противники были готовы к этому. Благодаря массовым атакам великана у Кая был небольшой выбор, куда отступать, поэтому сильф предугадал его маршрут.

«Попался! Теперь не уйдёшь!» – мысленно прорычал брат Ульиса, выпуская атаку прямо в цель.

Увы, противники даже не догадывались, что на самом деле Кай до сих пор даже не показал им и одной пятой от своей максимальной скорости. Он мог легко уклониться от этой якобы "ловушки", но не захотел. Взамен парень лишь активировал Технику Покрова Бесконечного Пространства, многократно усилившую его защиту.

Мгновеньем спустя сразу три огромных водных змея, созданных Королевской техникой сильфа, врезались в человека. Земля содрогнулась, а в точке удара образовался крупный кратер.

На лице сильфа появилась улыбка, когда он ощутил, что попал, однако она резко пропала. Он не мог поверить своим глазам, глядя на невредимого Кая.

– В общем-то… – развёл руками Кай, – вы даже неспособны пробить мою защиту.

– Уверен?! – выплюнул мгновенно переместившийся великан.

Он резко обрушил усиленный техникой громадный кулак на человека. Кай же уклоняться вновь не стал, а без проблем остановил удар голой ладонью прямо возле своего лица.

Обладай Кай всего лишь отличной защитой, то из-за перевеса в физической силе здоровяк всё равно задел бы его. Однако парень и сам обладал чудовищной телесной мощью, что его противник наконец осознал.

Великан был шокирован, но тем не менее сразу же начал атаку второй рукой. Вот только Кай оказался быстрее. Он сдержал мощь, но от удара в брюхо здоровяка всё равно отбросило на несколько десятков метров, после чего наконец сработал защитный браслет, телепортировавший Третьего из измерения.

Сильф тем временем был уже возле Кая. Он взмахнул клинком, стремясь разрубить человека надвое, но сумел рассечь лишь остаточное изображение. Кая же на том месте более не было.

Обнаружив ауру человека слева от себя, брат Ульиса попытался развернуться, но не смог. Лишь после этого он осознал, что его тело покрыто прочнейшим льдом.

– В чём тогда смысл? – со вздохом произнёс сильф, мысленно принимая поражение. – Почему сразу не закончил бой, а бегал от нас?

– Ожидал чего-то большего… – пожал плечами Кай. – Но видимо зря…

Ответить ошарашенному сильфу не дала вспышка телепортации, спасшая его от проникающего в тело Холода Пустоты.

Бой закончился, а вскоре подошло к концу и само соревнование. И как ни странно, первое место заняла команда именно из Облачной Обители.

Кай не стал помогать в этом. Что же касалось Шакса, то он тоже ушёл в одиночку, однако, в отличие от друга, не просто наблюдал за чужими боями, а самолично побеждал каждого гения на своём пути. В конечном счёте лучник перебил около трёх десятков противников, пока не выдохся и самолично не покинул измерение. Благо в браслете была такая функция.

Таким образом, Шакс был лишь частично связан с победой, основную же работу выполнили Лайтус, Тирвин и Мия. Эсвиксы занимались защитой флага, а захватом – Сикст. Собственно, за минувшие тридцать девять минут соревнования он забрал абсолютно все вражеские флаги, поэтому можно было даже сказать, что Лайтус в одиночку выиграл бы в этом событии, если бы мог взять свой флаг с собой. Это в очередной раз подтверждало его исключительный талант и силу, которую уважал даже Кай.


***

– План на вечер уже готов, – сообщил Каю Шакс. – Я наконец-то знаю, кто будет присутствовать. Если повезёт, то завтра даже отдохну.

Парни сейчас отдыхали в одной из комнат, выделенных им слугами, попутно обсуждая процесс налаживания связей и поиска товарищей.

– Почему так? – спросил Кай. – Разве не в последний день будет всё самое важное?

– Нет, дружище, это не так. Именно сегодня на большом приёме соберутся важнейшие персоны континента. А вот завтра будет парад и выступления короля, на котором останутся далеко не все. Точно будут главы других стран, но с ними я вряд ли вообще смогу пообщаться. Не тот уровень… Так что лучше действовать этим вечером.

– Понял, – кивнул Кай. – У меня какая роль?

– Будет как минимум три важные личности, что захотят с тобой пообщаться. Я дам тебе короткую справку о них. Постарайся не игнорировать этих Мастеров.

– Хорошо. Есть уже какие-то сведенья? Вчерашний приём гениев тебе что-то дал?

– Да. Было непросто, но я наладил некоторые связи с этими надменными выскочками. Увы, про Ивсима и Лилию нет ничего. С моими людьми такая же история. В любом случае глупо надеяться на скорые результаты. Это дело времени…

Сейчас у Шакса были подчинённые в каждой стране континента, и именно их он подразумевал, говоря "мои люди".

Ведь если вспомнить, то на Землю Шакс прибыл вместе с одиннадцатью талантливейшими Заклинателями Клана Яркой Луны. Они же были вместе с ним и на платформе переноса, когда происходила телепортация в этот мир. Увы, из-за действий Цзян Дао всех перенёсшихся сюда людей раскидало по разным местам, поэтому вначале лучник был разделён со своими слугами.

Однако Шакс стал Четвёртым в Облачной Обители, что дало ему немало власти и ресурсов. Он воспользовался своим положением, и за эти пять лет отыскал шестерых подчинённых. Среди остальной пятёрки трое были однозначно мертвы, а информации о ещё двух Шакс нигде не нашёл.

Так или иначе, но такой результат был лучше, чем тот, на который он рассчитывал изначально. Всё-таки этот мир довольно суров для людей, поэтому сперва лучник считал, что выживет не более двух-трёх членов его клана.

Среди выживших и устроившихся в Никриме шестерых его воинов оказался даже Элементалист, который прорывался к этой ступени за прошедшие пять лет. Собственно, этого воина Шакс и назначил управляющим созданной им три года назад разведывательной организации. Благо со знаниями Клана Яркой Луны и ресурсами Четвёртого парень мог себе это позволить. К тому же ему помог Кай, воспользовавшись своей огромной фракцией, стремительно сформировавшейся после его победы в Играх.

– А про Глефуса что скажешь?

– Ну… здесь даже связи с аристократами не нужны. В последний раз мои люди видели его в районе Забытых Гор.

– Это же та аномальная зона на территории гномов, к которой нет доступа из нашей Обители? – вспомнил Кай обрывок информации.

– Она самая, – кивнул Шакс.

Уже прошло более полугода, как Кай попрощался с Глефусом. Ибо семь месяцев назад великан наконец стал Элементалистом, из-за чего более не мог продолжать обучаться в Облачной Обители. Он отказался принять от парней отслеживающий амулет, чтобы поддерживать связь, поскольку решил на пару лет уйти в одиночное путешествие и временно разорвать связь с миром. Вот почему Шакс дал своим подчинённым приказ незаметно наблюдать за Глефусом.

– Но он ушёл слишком далеко в опасную зону для Элементалистов, так что слежка прервалась. Он, похоже, наконец обнаружил её.

– Вот как… Ожидаемо, – постарался улыбнуться Кай. – А что насчёт той парочки, что наблюдала за нами?

– Профессионалы, – вздохнул Шакс. – Они были в качестве официантов на малом приёме, но на этот раз так не палились, как во время нашего прибытия. Потом они ушли, и легко скрылись от моих подчинённых. Впрочем, учитывая их ступень и стадию, то сделать это было несложно. В любом случае, я не знаю, кто они и что от нас хотят. Но, думаю, сегодня вечером они снова появятся. Попробую вывести их на чистую воду через новых знакомых.

– Тогда удачи.

В ответ Шакс лишь ухмыльнулся.


***

Большой приём почётных гостей со всего континента начался. На этот раз банкет проходил не в небольшом зале на сотню гениев, а в громадном саду, где только за первые полчаса собралось более тысячи персон. Естественно, Кай с Шаксом тоже сюда прибыли.

Парни сразу же разделились. Шакс отправился налаживать связи согласно своему плану, а Кай просто отошёл в сторону, став у небольшого стола с яствами. На этот раз он тоже привлёк к себе внимание, однако далеко не только негативное.

Первым к Каю подошёл Кенджи, прозванный Связывающим Символы. В прошлом этот гном занимал Девятое место в Облачной Обители, и именно его младшего брата спас от яда Кай. Ныне талантливый артефактор являлся учеником Небесного Этажа, а поэтому и не был вчера на малом приёме гениев. Однако несмотря на свою молодость, как титулованный гном, Кенджи был одним из важнейших членов подгорного общества, так что тоже являлся почётным гостем этим вечером.

Кай некоторое время пообщался с гномом, после чего тот ушёл дальше. Следом к столику парня по очереди подошли Верховные Старейшины нескольких элитных сект Иллиона, которые вежливо и как бы невзначай предлагали место старейшины у себя, после того как Кай выпустится из Обители.

Отказывать парень не стал, но и соглашаться тоже. Каждому из них он вежливо сказал, что обязательно подумает.

Дальше к Каю подошёл тот, кого он совершенно не ожидал увидеть рядом с собой. Ведь приблизившимся эльфом оказался Септус – тот самый воин, который был вместе со Злотусом во время Испытания Облаков и который помогал ему заманить команду Кая в ловушку. Именно Септус использовал мощный артефакт, из-за чего открылся проход в Скрытую Долину Айве, а Шакс получил ужасные травмы.

За минувшие пять лет Септус достиг срединной стадии Заклинателя, а также поднялся до девяносто пятого места в Списке Десяти Тысяч. Ну а на этом приёме он присутствовал не в качестве выдающегося гения континента, а как наследник великой эльфийской семьи Шейликс.

Подошёл же он к Каю по той причине, что хотел извиниться. В Обители встретить Первого было довольно сложно, да и опасно для самого Септуса, поэтому он решил дождаться празднования годовщины победы в древней войне, чтобы встретиться.

Септус знал, что в прошлом Злотус чрезмерно зациклился на убийстве Кая, что в итоге и породило его внутреннего демона. Вот почему он не желал повторять эту его участь. Однако Септус осознавал, что во время Испытания Облаков сделал достаточно, чтобы ему было за что мстить. Поэтому он и решился наладить мир.

В итоге равнодушный Кай принял извинения Септуса, а также подаренный им редкий духовный фрукт с атрибутом меча низкого качества Императорского ранга. После этого аристократ отправился искать Шакса, также попросив передать свои извинения Глефусу, Энни и Феликсу, коих не было на приёме.

На этом обычные встречи для Кая закончились.

– Не скучно вам, младший, тут в одиночку стоять? – раздался скрипучий старый голос.

Кай спокойно обернулся, дабы увидеть медленно шагающего к нему сгорбленного старика эльфа в тёмной мантии, на чьей голове совсем не было волос. Даже бровей и ресниц. Вот только парень совсем не обратил внимания на внешность незнакомца. В первую очередь его привлекли цепкие и волевые глаза старика, отливающие изумрудом. Ну а во вторую – это, конечно же, было яркое энергетическое тело эльфа, в котором Кай видел целых девять баллов фундамента.

Подобное качество развития было вполне нормальным для гениев на ступени Закалки Души или даже Заклинателя, вот только старик был намного сильнее.

Ведь он являлся Священным Лордом десятого уровня.

Не будь душа Кая поглощена Холодом Пустоты, то этот факт однозначно как минимум ошарашил бы его. Ведь среди старых Священных Лордов он никогда не видел тех, чей фундамент был бы выше семёрки. Остальные воины на этом приёме казались детьми на фоне этого старика.

– Прошу прощения, но я не знаю, кто вы, старший, – поклонился Кай.

– Зови меня Тано, я из Секты Затерянного Острова.

Услышав название секты, Кай моментально осознал, кто перед ним. В мире Никрим Облачные Обители обычно считались лучшими местами для обучения, однако в действительности существовало сразу две крайне могущественные секты, способные сравниться с Обителями в наследии. Ибо обе эти секты были единственными, которые пережили древнюю войну и сохранились до нынешнего времени. Собственно, Секта Затерянного Острова была одной из них.

Что же касалось старика, представившегося Тано, то он являлся не кем иным, как Патриархом этой секты. Эльфом, который по слухам был способен потягаться даже с начальными Небесными Монархами.

– Для меня честь познакомиться с вами. Меня же зовут Кай Арнхард, я Первый в рейтинге Облачной Обители, – представился парень.

– Да, я знаю, кто вы, младший. Поэтому и подошёл к вам. Ведь у кого как не у вас спрашивать, слышали ли вы о некоем… Облачном Алхимике?

Кай не проявил никаких эмоций, но старик Тано вдруг жутко улыбнулся.

– Так назвался некий алхимик, чьи поистине уникальные и невероятные препараты продавались на нескольких элитных аукционах, – прохрипел он. – И у меня есть основания предполагать, что этот Облачный Алхимик как раз является учеником Облачной Обители.

– Неужели такой талантливый алхимик, если его работы оценили даже вы, может быть Заклинателем? – идеально сымитировав удивление, спросил Кай.

– Не знаю, – прищурился Священный Лорд. – Но если вы вдруг встретите его, то передайте, что Патриарх Секты Затерянного Острова готов взять приемника. Я буду в столице до послезавтрашнего полудня.

Не дожидаясь ответа, старик развернулся и ушёл прочь, оставив Кая наедине со своими мыслями.

«Он даже не сомневается, что это я. Но это было неожиданно. М-да уж… мне предлагают целую секту, – хмыкнул он. – Чую подвох…»

После этого с Каем побеседовали ещё несколько важных личностей, пытавшихся его завербовать. Среди них был даже капитан личной гвардии короля Таэля, в которую обычно принимали лишь эльфов, и в основном аристократов.

В конечном счёте к Каю подошли два молодых воина – пиковый Заклинатель и Элементалист срединной стадии.

– Здравствуй, Кай Арнхард. Я был впечатлён твоим сражением во время соревнования! – лучезарно улыбнулся высокий светловолосый эльф. – Ах! Прости, совсем забыл представиться. Я Норвий Флиан – пятый принц Таэля, – протянул парень ладонь.

Кай ответил на рукопожатие, а затем взглянул на Элементалиста.

– А это мой личный рыцарь, Шаоксан, – представил принц воина, который после этого молчаливо кивнул Каю. – Он, кстати, раньше тоже обучался в Облачной Обители, и даже занимал Пятое место в рейтинге.

– Рад знакомству, Ваше Высочество, – в конце концов кивнул Кай.

После этого завязалась непринуждённая беседа, в которой отлично управляющий ходом разговора принц старался сблизиться с Каем. Так прошло более десяти минут, пока их наконец не перебили.

ТЫ! – раздался внезапный выкрик со стороны.

Кай, принц Норвий и Шаоксан резко посмотрели в сторону, увидев там старого и очень болезненного эльфа – Священного Лорда восьмого уровня. Незнакомый Каю старик, чьё лицо было искажено злобой, быстро приблизился к нему, а затем схватил за шею и начал душить.

Любые Священные Лорды были сами по себе очень сильны физически, однако без техник усиления, а также с учётом возраста и расы, старик оказался слабее того, кто нёс в себе кровь Девятиглавой Небесной Гидры. Кай схватил эльфа за руки. Он мог легко оттолкнуть его, однако не желал демонстрировать такую мощь перед всеми, поэтому лишь сдерживал старика, не позволяя себя задушить.

– Ты! Это ты! Убийца! Вор! – кричал Каю в лицо эльф.

– Прекратите немедленно! – моментально воскликнул принц, схватив старика за запястье. – Лориус Ливарий, немедленно уберите руки от гостя моего отца, иначе я буду вынужден просить вас покинуть приём! – слова Норвия не доходили до Священного Лорда, поэтому парень нахмурился. – Вы создаёте проблемы собственной семье! Кидаете тень позора на неё! Если сейчас не отступите, то в этом преступлении ваш статус аристократа великой семьи больше ничего не будет значить!

«Откуда здесь вообще этот старейшина? Не помню, чтобы он был в первоначальном списке гостей…»

На этот раз старик наконец внял словам принца. Чертыхнувшись, он медленно убрал от Кая свои трясущиеся от злости руки. К этому моменту гвардейцы, отслеживающие каждый жест Норвия, медленно окружили Священного Лорда. Гости же тем временем начинали массово поворачиваться в сторону криков.

– Какое неподобающее поведение! – помрачнел юный принц. – Немедленно покиньте дворец! Я лично доложу отцу о случившемся здесь, и наказание будет суровым. Но сперва принесите извинения перед моим другом Каем. Постарайтесь хоть как-то уберечь себя от суда, ибо я буду первым свидетелем, если он пожелает для вас справедливого наказания!

Старик перевёл взгляд на принца, а затем глубоко, но ненадолго поклонился.

– Прошу прощения, Ваше Высочество Норвий, но… но, как высший аристократ, я требую исполнения своего права сильного! Я желаю, чтобы этого человека сейчас же задержали и передали моей семье Ливарий, дабы мы могли судить его за убийство моего внука Злотуса! – указал он пальцем на Кая.

Принц Норвий помрачнел ещё сильнее.

– У вас должны быть веские основания, чтобы требовать подобное, – раздался голос позади.

– Брат! – произнёс обернувшийся Норвий, увидев третьего принца, являющегося Священным Лордом первого уровня.

– Ваше Высочество Диклан, – поклонился старик. – С каких пор в нашем королевстве мерзкие люди защищены законом?

– С таких, как наступил мир, а у нас появились подданные и почётные гости других рас! – процедил в ответ третий принц, решивший поддержать младшего брата. – Поэтому повторю, какие у вас основания требовать заключить этого гостя под стражу?

– Вот! – рванула вперёд рука старика, на что даже Кай не успел среагировать. – Сами посмотрите! – эльф протянул сорванный с шеи парня медальон, который ощутил заранее. – Вот здесь находится печать семьи Ливарий! Именно этот медальон был у моего внука перед его гибелью, когда он отправился вместе с этим убийцей в пустыню Ишар! Для подтверждения вы можете проверить записной артефакт учёта моей части сокровищницы, который привязан ко мне духовным контрактом. Ещё пять лет назад медальон был там. А теперь сверьтесь с возрастом духовной метки этого человека на предмете!

Диклан принял артефакт Императорского ранга и тщательно осмотрел.

– Печать не подделка, – кивнул принц, и словно в ответ на его слова гвардейцы сдвинулись ближе к Каю. – И метке как раз пять лет.

На лице старика появилась ухмылка.

– Ложь, – внезапно все услышали спокойный ответ Кая. – Я никогда не отправлялся с твоим внуком в пустыню и не убивал его.

Пока Кай не спешил говорить, что Злотус сам пришёл за ним и его друзьями, и что эльфа в итоге убил Шакс. Ибо хотя он мог доказать всё это системной клятвой, однако парень не знал, что будет в таком случае. Он лишь защищался, но расценят ли аристократы это как достойную причину для убийства их собрата представителем угнетаемой в Никриме расы? Кай не знал, но прекрасно помнил, насколько силён расизм в этом мире. Особенно к людям.

– Сукин сын, да как ты смеешь?! – взъярился старейшина Лориус. – Кто ты вообще такой, чтобы перечить моим словам?! Назовись, человек!

– И после этого вы ещё говорите, что точно уверены, что я был с вашим внуком, – нагло хмыкнул Кай, после чего поднял левую руку с раскрытой меткой. – Я Кай Арнхард, Первый в рейтинге Облачной Обители.

– Первый?! Ты?! – растерялся старик. Увиденное противоречило его мировосприятию, из-за чего он даже на секунду замер. Перед собой эльф видел не более чем собаку, поэтому ему было крайне сложно, если не невозможно, принять тот факт, что Кай первый. Слишком сильным был шаблон, что люди ни на что не способный мусор. – Это какая-то шутка?..

– Нет, идиот. Проснись и помой глаза, – произнёс вернувшийся к Каю Патриарх Секты Затерянного Острова, который не мог игнорировать происходящее. – Перед тобой действительно сильнейший Заклинатель в рейтинге Облачной Обители.

Посмотрев вправо, дед Злотуса увидел пугающего его до чёртиков Священного Лорда десятого уровня, медленно шагающего к нему.

– Ты посмел оскорбить меня? Назовись!

Старик оскалился и ответил:

– Тано.

Лориус тут же побледнел, осознав, кто перед ним. Имя этого жестокого и всегда добивающегося своих целей лысого эльфа уже давно было ему известно. Что уж там говорить, если пятьсот лет назад у одного из великих семейств Таэля было на одну ветвь больше, пока её полностью не вырезали всего за один вечер из-за конфликта с главой Секты Затерянного Острова. Собственно, сам Лориус был косвенным свидетелем тех событий, что отлично запечатлелось в его памяти.

А ведь за ту семью тогда даже сюзерен не вступился, что было крайне неестественно.

– В любом случае, то, что на медальоне печать твоей семьи, не подтверждает, что это именно Кай Арнхард убил твоего внука, – вступился за парня Тано. – Пять лет назад по пустыне Ишар прошла ужасная песчаная буря, в которой случилась серия аномальных событий, что были заметны в разных пустынных городах. Вероятно, это было связано с демоном Чёрной Пирамиды. В тех событиях погибло немало групп искателей, и вполне может быть, что это случилось и с твоим внуком. Таким образом, мы снова приходим к тому, что у тебя нет доказательств виновности Кая.

Лориус боялся Тано, однако его ненависть к Каю была ещё сильнее. Поэтому он наконец взял себя в руки.

– Что за бред? Всем известно, что демон Чёрной Пирамиды – это всего лишь миф!

– Мне плевать на твоё мнение, – сморщился Тано. – В этом зале достаточно тех, кто слышал об аномалиях Ишары пятилетней давности.

Старик осмотрел зал, где все сейчас наблюдали за ними, и увидел десятки кивающих гостей. Это заставило Лориуса сжать кулаки.

– Хорошо! Хорошо! – гневно выкрикнул он, совсем позабыв о манерах. – Раз слову честного аристократа нет веры, то у меня не остаётся вариантов. Я не хотел этого показывать на публике, но…

Старейшина семьи Ливарий вытянул особый кристалл, из которого вскоре выстрелил свет, быстро сформировавший двигающуюся картинку. На записи присутствующие смогли увидеть Шакса, дерущегося со Злотусом, а также Кая на фоне. Конечно же, там был и момент, когда эльф видел своё обезглавленное тело в последнюю секунду жизни.

После демонстрации боя, Луриус подписал односторонний духовный контракт, на котором поклялся, что это настоящие воспоминания его внука перед смертью, переданные особой меткой ему. Свиток засветился зелёным, подтвердив слова старика.

В тот же миг настроение гостей изменилось. Сотни взглядов гневных эльфов упёрлись в Кая, к которому ещё сильнее приблизились гвардейцы. Часть воинов была в любой момент готова скрутить человека, замешанного в убийстве сородича, а тем более аристократа, а вторая часть уже занималась поиском Шакса. Требовался лишь приказ принцев арестовать людей, но те в этот момент находились в растерянности. Они не хотели терять такого перспективного гения, но при этом веские доказательства для необходимого суда наконец были продемонстрированы. И даже Патриарх Тано не мог против этого ничего возразить.

– Да, ты сам не убивал моего внука, – помрачнел старик, – но твой друг в этом явно участвовал. Осталось только выяснить, какова степень твоего соучастия.

Зал затих. Взгляды большинства гостей были сконцентрированы либо на Кае, либо на всё ещё молчащих принцах. Практически никто не обращал внимания на приближающуюся к парню со спины фигуру. Никто… кроме него самого. Абсолютно невозмутимый Кай просто ждал…

– Ладно, я забираю обратно свои слова о том, что, вероятно, мы никогда больше не встретимся… Но всё-таки как необычно было обнаружить столь знакомую ауру, лишь прибыв на этот приём, – услышали присутствующие могущественный голос, нарушивший тишину.

Кай спокойно обернулся.

– Приветствую вас, – поклонился он величественной фигуре начального Небесного Монарха, – Великий Мастер Старкс.


Глава 4. Конец и Начало.


Принцы Таэля, королевские гвардейцы, глава Секты Затерянного Острова Тано, старейшина Лориус Ливарий, а затем и все остальные гости дворца стали наконец обращать внимание на прибывшего в сад Старкса – властителя Удийна и седьмого Небесного Монарха континента. Присутствующие с удивлением начинали осознавать, что, пока Кай не обернулся, они даже не замечали приближающегося воина, словно подсознательно игнорировали факт его существования. Конечно же, это была Воля Мастера Старкса.

– Забавная у вас тут ситуация происходит, – усмехнулся он. – Краем уха я успел услышать некоторые детали, и поэтому задумался: неужели такого неоднозначного доказательства будет достаточно, чтобы подданные Таэля уже были готовы чуть ли не растерзать юнца? – повысив голос, дабы его слышали все, эльф оглядел расположившуюся вокруг толпу.

– Великий Мастер Старкс, – удостоив гостя лёгким поклоном, заговорил третий принц Диклан. – Вы ошибаетесь. Даже если здесь есть те, кто желает подобного, то никто этого всё равно не допустит. Кай Арнхард, как и Шакс Эльдивайз, почётный гость моего отца и представитель Облачной Обители, поэтому несмотря ни на что оба Мастера будут удостоены честного суда, где определится, виновны ли они. И конечно же, об этом событии мы лично уведомим Хранителя Облачной Обители.

– Но… – попытался было заикнуться о своём праве старик Лориус, но тут же оказался перебит.

– Ни о какой передачи этих людей в великую семью Ливарий для вашего внутреннего суда и речи быть не может, – глянул на эльфа принц. – Право сильного позволяет высшим аристократам решать судьбу неграждан Таэля, которые нарушили закон. Однако это право не распространяется на официальных представителей других государств и признанных нашим королевством независимых организаций, как, например, Облачная Обитель или Секта Затерянного Острова. И кому как не вам, старейшине великой семьи Ливарий, знать об этом нюансе?

После этого третий принц повернулся обратно к Старксу с вопросом во взгляде.

– Достойный ответ, – кивнул Небесный Монарх, а затем усилил голос Волей Мастера, что сумел осознать только старик Тано, который был единственным из присутствующих, способным самолично противостоять такой могущественно воле. – Но раз юнцов всё равно ждёт суд, то зачем же тянуть и лишать гостей такого зрелища? Конечно, обстановка немного не та, но разве здесь не собрались достойнейшие из достойнейших? Тогда кому как не этим господам стать свидетелями и участниками суда?

Старкс добился желаемого эффекта. Ошеломленные гости начали сперва оглядываться, а затем стали массово аплодировать ему, выражая поддержку.

– Но… но как мы можем провести суд сейчас? – засомневался третий принц, оглядывая присутствующих. У него, как и у младшего брата, был специальный артефакт, защитивший их от лёгкого внешнего воздействия воли Старкса. – Без тщательного расследования, квалифицированного судьи, дополнительных улик, приглашения Хранителя Обители и многого другого у нас не выйдет сделать это.

– Это правда. Но почему-то все в вашем обществе словно забыли об одном древнем и безотказном способе всё решить, – пристально вгляделся в принцев Старкс. – Иногда даже кажется, что аристократы о нём стараются и вовсе не думать, дабы не лишиться своих любимых инструментов – лжи и полуправды. Конечно же, я говорю о ритуале обмена системными клятвами.

– Я не… – побледнев, вдруг попытался отказаться старейшина Лориус, но на него внезапно обрушилось давление такой мощи, что он словно язык проглотил. Воля старика стала крошиться, уступая чужой, что в итоге и заставило его сдаться. Священный Лорд чувствовал, что если бы сопротивлялся навеянному желанию ещё хоть мгновенье, то мог бы сойти с ума, или даже повредить свою душу. – Я согласен.

Кай же тем временем сомневался. Для любого воина использование системной клятвы было сродни признанию своего бессилия, поскольку возникала необходимость вмешательства могущественной Системы. Именно из-за этого подавляющее большинство идущих по пути боевых искусств довольно сильно недолюбливали этот способ. Впрочем, не только это создавало столь негативное отношение к системным клятвам.

Существовало немало воинов, которые совсем не страшились смерти. Однако уничтожения Искры и прекращения цикла перерождений боялись даже боги. Вот почему использовать системные клятвы гораздо опасней, чем обычные духовные контракты. Ведь одно неверное слово, и всё – ты перестанешь существовать. И это уже не говоря о том, что каждая клятва – это немалая нагрузка на душу. Вот почему они всегда были и будут крайним вариантом. Вот только именно он и оставался у Кая…

«Не стоит волноваться о финальном решении "суда", если ты уверен в своей правоте. Лучше хорошо подумай над вопросами, чтобы выйти из ситуации, – положив ладонь Каю на плечо, передал ему свои мысли Старкс, чему из-за касания никак не смогла помешать выстроенная парнем некогда духовная защита. – Но не стоит обольщаться. Моя помощь – это лишь благодарность за то, что избавил Глубину от тёмного тумана. Хотя… знаешь, я даже, наверное, не буду спрашивать, куда ты дел тёмное сердце, от которого я уже и не знал, как избавиться…»

Без духовной связи, доступной со ступени Священного Лорда, ответить Кай ничего не мог. Ну а поскольку кивать было бы странно, когда все смотрят на него, то он просто промолчал.

Вскоре Кай и старейшина Лориус обменялись системными клятвами, что произошло, конечно же, не без помощи Старкса. Они пообещали, что правдиво и в полной мере ответят на вопросы друг друга, но не более чем на шесть штук.

Первым начал старик:

– Расскажи, кто убил Злотуса, связан ли ты с ним, желал ли ты этого, испытывал ли ненависть к моему внуку и как с этого медальона пропала моя духовная метка, а также куда делись остальные артефакты?

– Злотуса убил мой друг, – ответил Кай. – Для защиты товарищей и себя я тоже желал этого. Я не ненавидел Злотуса. Этот медальон и остальные артефакты у него забрал воин, который обучал меня. Он же стёр с них все метки. Сейчас артефакты у меня.

Кай не упал замертво, а его тело не рассыпалось в прах, что говорило об истинности ответа. Иначе сработала бы системная клятва.

Среди гостей разошлись шепотки. Гневных взглядов, направленных на Кая, стало больше. По сути, он только что признался, что является соучастником в убийстве высшего аристократа. Детали же и контекст произошедшего волновали мало кого из эльфов, из-за чего, будь Кай каким-нибудь простым учеником обычной секты, то его уже казнили бы без суда и следствия. Расизм всё-таки никто не отменял.

Впрочем, хватало и тех, кто нейтрально относился к расе и социальному положению Кая. А самые смышлёные даже отметили тот факт, что некий учитель парня забрал у Злотуса артефакты и легко снял с них метку Священного Лорда восьмого уровня. Но кто был на такое способен?..

Невольно некоторые гости начали поглядывать на Старкса…

– Теперь моя очередь, – произнёс Кай, легко игнорирую довольно ощутимый поток ненависти, направленный на него. – В пустыню Ишар пять лет назад я отправился вместе с группой своих товарищей. Но Злотуса среди них не было. Всё же вряд ли я мог назвать его другом, когда он прямо в Обители чужими руками попытался меня убить за то, что я всего лишь помешал ему во время прохождения Испытания Облаков. Так что вот мои вопросы, – на секунду замолк Кай, отмечая реакцию публики на свои слова, – для чего ваш внук Злотус отправился за мной прямо в пустыню Ишар пять лет назад? Он хотел отомстить? Если да, то по какой конкретно причине и что её вызвало? Ну и напоследок… кто тогда дал ему могущественные артефакты Императорского ранга и знал ли этот кто-то о целях Злотуса?

Старик невольно заскрипел зубами. Сжав кулаки, он впился взглядом в Кая, едва сдерживая себя, чтобы не убить парня.

– Советую не играться с Системой, – напомнил про клятву Старкс.

Старейшина Лориус тут же побледнел и покрылся испариной. Застеливший ему глаза гнев моментально сменился страхом безвозвратной гибели.

– Мой внук Злотус отправился в пустыню Ишар пять лет назад, чтобы убить тебя, – сдавленно прошипел он, но подавляющее большинство гостей прекрасно услышали его слова. – Да, это была месть. Он нуждался в ней по той причине, что страдал от внутреннего демона, вызванного страхом перед твоей силой и талантом, а также тем, что ты захочешь ему отомстить первым. Я дал ему те артефакты… – замолк он на мгновенье, а затем, опустив взгляд к траве, с искажённым от ненависти лицом процедил: – Да, я знал о его планах…

– Удивлён… – хмыкнул Старкс. – Я, конечно, прекрасно знаю, что мир боевых искусств далёк от справедливости. Воины постоянно убивают друг друга. Но неужели аристократы Таэля могут позволить себе даже такие бесчинства? Использовать помощь Священного Лорда и артефакты Императорского ранга против всего лишь Заклинателя, а затем требовать наказать мальчишку за то, что он защищался?.. – осмотрел он гостей, после чего добавил в голос немного Воли Мастера. – Таково сильнейшее государство Никрима?

Растерянные воины затихли. Несмотря на неопровержимое доказательство того, что Кай и его друзья лишь защищались, многие эльфы-аристократы всё равно видели в человеке врага – убийцу сородича. Однако слова Старкса всё же донесли до них нечто, что вынудило многих задуматься.

– Ошибаешься, Старкс Громовой Кулак, – вдруг раздался приятный величественный голос, и все тут же повернулись в сторону главного входа в сад. – Я соглашусь, что полной справедливости не существует. Сильные всегда будут в преимуществе над слабыми. Не только в бою, но и в мирном обществе. Однако это не отменяет того факта, что в моём королевстве действуют законы. И даже великие семьи не вправе их нарушать. Поэтому старейшина семьи Ливарий будет арестован и отправлен под суд за пособничество в попытке убийства, а также клевету.

В тот же миг гвардейцы резко окружили старика Лориуса, который не стал сопротивляться аресту. Однако на это уже практически никто не обратил внимания…

Окружившая Кая и остальных толпа зрителей стала расходиться, формируя живой коридор. Послышались шепотки, и многие гости начали кланяться:

– Ваше Величество!

Вскоре Кай увидел троих могущественных эльфов. В центре шёл начальный Небесный Монарх, близящийся к прорыву на следующую стадию. Собственно, это и был король Таэля – Уриил Флиан. Молодой правитель был одет в просторный роскошный голубой халат, украшенный вычурным гербом королевства, необычными узорами и уникальными красными камнями энергии, содержащими поистине неимоверное количество силы. Облачение эльфа являлось артефактом псевдо-Божественного ранга.

Справа от короля медленно шагал немного сгорбленный седой старик в тёмных одеяниях. Это был Магистр Оникс, являющийся правой рукой правителя, его учителем, а также сильнейшим воином Таэля – Небесным Монархом конечной стадии. Собственно, если не считать доступа к Вратам Ойкумены, то именно Оникс являлся причиной того, почему эльфийская держава – сильнейшая на континенте. Ведь больше ни у кого не было одновременно двух Небесных Монархов. А поскольку Старкс тоже был эльфом, пускай и независимым, то с недавних пор, как он прорвался, позиции их расы на политической арене Рейтгхема лишь усилились.

Третьим же воином, что шёл слева от Уриила, был его первый сын и наследник – Римир. Чрезмерно смазливый парень, выглядящий не старше Кая, обладал силой Священного Лорда восьмого уровня и фундаментов в восемь с половиной баллов. Таким образом, в будущем у него были все шансы тоже стать Небесным Монархом.

Кстати, Старкс ещё пять лет назад тоже был Гением (8), однако после успешного, но не идеального прорыва качество его оболочки души снизилось до семи целых и девяти десятых, из-за чего он более не мог подниматься по стадиям. Его путь развития закончился.

– Уриил Алый Закат, – кивнул Старкс, обозначая этим равенство. – Рад наконец-то снова встретиться.

– Я тоже счастлив, что ты решил посетить наш праздник. Может, представишь мне этого юношу, с которым ты, кажется, уже знаком?

– Конечно. Это Кай Арнхард, Первый в Облачной Обители. Когда-то давно он дважды помог мне.

– Правда? – изобразил удивление король, посмотрев на поклонившегося парня. – Как необычно. Что ж, в таком случае рад знакомству, Кай Арнхард. Смотрю, с моими сыновьями тебе уже удалось пообщаться.

– Да, Великий Мастер Уриил, – ответил Кай, вызвав всеобщее удивление.

– Каков наглец! – Магистр сделал резкий шаг вперёд, но моментально был остановлен ладонью короля.

– Успокойся, Оникс. Юноша в своём праве. Он не мой подданный и не мой слуга. Поэтому он волен обращаться ко мне, как к более могущественному Истинному Мастеру, а не как к королю. Впрочем, толика наглости в этом всё же есть, – усмехнулся монарх. – В любом случае, я приношу свои извинения за действия своего вассала. Он обязательно будет наказан, а тебе в качестве компенсации я лично позволяю оставить добытые в бою реликвии великой семьи Ливарий. Отныне они не имеют никаких претензий на полученные тобой артефакты.

В ответ Кай лишь поклонился, принимая извинений Уриила.

– Что ж, на этом мы временно покинем сад, – повернулся он к гостям и подданным. – Но приём только начался, так что, прошу, отдыхайте…

После этого вновь заиграла музыка, а присутствующие начали расходиться. Праздник продолжился.

Старкс, Уриил, его сын и Оникс направились к одному из выходов из сада.

«Ты ведь не мог не знать, что собрание Монархов пройдёт в другом месте», – передал король Старксу свои мысли.

На это собеседник лишь промолчал.

«Понимаю… Девятка, да ещё и Первый в Облачной Обители. Неплохой улов, – по-своему определил действия Старкса Уриил. – Но не многое ли ты себе позволяешь, используя Волю Мастера в моём дворце, на моих подданных и моих гостях?»

«Ты не мог не ощутить мою волю, а раз пришёл так поздно, то прекрасно понял, что ничего серьёзного я им не навеивал, – ответил Старкс. – Лишь немного ускорил события, которые и так пришли бы к подобному результату».

«Уверен?.. Хотя ладно. Если даже Тано заинтересовался парнем, то закрыть глаза, на то, что это всего лишь человек, даже у меня не получилось бы. С учётом Айруса, слишком большая поддержка выходит, – согласился король, после чего добавил серьёзным голосом: – Но в любом случае, надеюсь, такое больше не повторится. Иначе, если снова используешь Волю у меня дома, то наши отношения определённо станут хуже…»


***

Кая начали избегать. Он ушёл к другому одинокому столику, но это ничего не изменило. Теперь практически все гости знали его в лицо. Впрочем, самому парню было плевать. Он лишь желал поскорее закончить пребывание в этом месте.

Вскоре к нему подошёл Шакс, которого к моменту прибытия короля гвардейцы так и не смогли найти в толпе. Ну а затем его более и не искали.

Передав Каю, что с ним всё в порядке, Шакс ушёл продолжать налаживать связи, пускай, это и будет теперь сложнее делать. Так или иначе, но он собирался выполнить весь свой план на вечер.

Однако на этом внезапные встречи для Кая не закончились. Под конец приёма к нему подошёл тот, кого он совсем не ожидал увидеть рядом.

Эльф с внешностью и телом подростка был на целых три головы ниже человека. Одетый в тёмно-зелёный костюм Тирвин Эсвикс, в чьей руке расположился бокал особого алхимического алкоголя, спокойно приблизился к Каю.

Став возле правого плеча парня, Пятый окинул сад взглядом.

– Красиво здесь… Знаешь, а ведь я мог бы на самом деле сделать тебя инвалидом, когда мы впервые встретились у врат на первом этаже Обители. Не сам, конечно, если без техник, но ресурсов хватило бы. Подмога тогда была уже в пути, и требовался лишь мой приказ.

– Так почему же не попробовал? – не поворачиваясь к эльфу, поинтересовался Кай.

– Решил поверить в твой талант. Помнишь же, что я предложил вступить ко мне?

– Вот только ничего не вышло.

– Действительно, – улыбнулся Тирвин. – В итоге была дуэль с моим… с Рейзелом, которую ты внезапно выиграл. А ведь тогда я тоже мог покалечить тебя, если бы не решил защищать свою фракцию. Если бы сразу бросился на арену, то твои друзья с Небесного Этажа не успели бы помочь. А в том состоянии у тебя никаких шансов не было.

– К чему ты клонишь? – наконец посмотрев на собеседника, холодно спросил Кай.

– Прежде чем я отвечу, можешь, пожалуйста, сказать, – посмотрел эльф себе под ноги. – Кто лежит, а кто стоит на самой высокой горе?

Кай приподнял бровь, но всё же дал свой ответ:

– Лежит снег и стоит дерево?

– Красивый, но неправильный ответ, – усмехнулся Тирвин, а затем взглянул на Кая. – Так я и думал… Ладно…

– К чему этот разговор, может, объяснишь?

– Между нами было немало разногласий, где на кону могла стоять даже жизнь. Но я поверил в твой талант, и теперь хочу предложить забыть все обиды. И в качестве своих извинений я кое-что расскажу… Есть одно место… Оно намного лучше Обители. И нет, я сейчас не про Таэль или свою семью. Про это место ты даже не слышал… В общем, я предлагаю уйти туда вместе. Если согласишься, то… путь к божественности будет для тебя открыт, – резко повернулся к Каю эльф.

Слегка удивлённый парень прищурился, после чего покрутил головой.

– Нет. Не могу. Я уже выбрал свой путь, и менять его не намерен.

– Вот как, – действительно с сожалением вздохнул Тирвин. – Хорошо. Но если передумаешь, то до рассвета ты ещё можешь прийти к кварталу семьи Эсвикс. Поскольку потом меня уже не будет в столице. Я, Лайтус и Мия пропустим парад. Завтра утром мы вернёмся в Обитель, – отошёл он на несколько шагов. – Так что время подумать у тебя ещё есть. Надеюсь, твоя интуиция поможет сделать правильный выбор. Ведь это твой последний… шанс. Я не прощаюсь, – сказал напоследок эльф.

Ну а вскоре и сам Кай покинул сад, вернувшись в свою комнату. Ему оставалось ещё день провести в Иллионе, после чего он наконец сможет вернуться к тренировкам.


***

Глубокой ночью в просторный кабинет вошло двое Элементалистов конечной стадии. Воины склонились перед Священным Лордом шестого уровня, который продолжал разглядывать ночную столицу. Сейчас они находились на последнем этаже довольно высокого здания, поэтому вид с окна открывался действительно великолепный. Тысячи огней маячили вдали.

– Задание провалено, Мастер, – сообщил один из прибывших Элементалистов.

– Знаю. Сам всё прекрасно видел. Не ожидал вмешательства Старкса, но сама идея с приглашением того старейшины на приём была хорошей. К счастью, пятнадцать минут назад Старкс покинул Иллион через Врата Ойкумены, телепортировавшись к себе в Удийн. Судя по всему, его интересовал только политический аспект праздника. Теперь он нам не помешает.

– Отличные новости, Мастер. Ваш приказ?

– Мне доложили, что завтра утром Ульис Гард бросит вызов чести Каю Арнхарду, на основании победы человека над его младшим братом. Отказаться тот не сможет, а поэтому бой пройдёт, – наконец обернулся эльф. – Ваша задача следующая: устроить всё так, чтобы поединок начался в момент начала парада, и про него знало как можно меньше важных особ. Не дайте человеку умереть в бою, но вне зависимости от результата поединка поймайте его. Всем интересующимся сообщите, что парень ранен и его лечат.

– А что насчёт второго? Шакса Эльдивайза? – поинтересовались Элементалисты.

– Группу для его захвата я уже выделил. Все действия согласованы с Магистром Ониксом. Законное основание у нас будет. Вам теперь о нём не нужно беспокоиться.

– Как прикажете, Мастер.

– На этом свободны.

Замершие на одном колене воины склонили головы, а затем покинули кабинет. Священный Лорд же сел за стол, где ему сразу попалось на глаза досье на Кая Арнхарда. Глава Тайной Полиции королевства, подчиняющийся напрямую Магистру, мельком взглянул на лист, вслед за чем снова прокрутил всю информацию у себя в голове.

«Почти шесть лет назад в пустыне Ишар будто из ниоткуда появился смертельно раненный человек. Найден был торговцами, что продали его в Глубину в Удийн. Там человек проявил особенность Устойчивого и немалую физическую силу. Вскоре стал рабом бойцовских ям, а затем победил в Кулачном Мордобое. Имя Кая Арнхарда набирает известность. Его спутник – Шакс Эльдивайз тоже появляется в сводках, как один из призёров. Оба получают свободу, но следом Кай на три недели зачем-то возвращается в Глубину, а потом пропадает с пометкой о гибели. Но уже вскоре на границе проходит их троица. Третий – великан Глефус ди Сантос Но’Ритм. Бывший наследник семьи Но’Ритм. Тоже был рабом. Запутанная история. После этого трое прибывают в Дардин, где становятся учениками Секты Разящего Удара. Вероятно, вступают в сговор с обрётшим метку Облачного Вестника Феликсом Умбертом. Простолюдин, гений. Попадают на Испытание Облаков. Проходят его. Дальше в Обители Арнхард проявляет уникальные навыки алхимии, а спустя полгода побеждает в неких Играх, занимая Первое место в рейтинге. Пять лет развивается. Спонсирует разведывательную организацию Эльдивайза. В итоге оба прибывают в Иллион».

Закончив краткое перечисление всех важных событий из досье, Священный Лорд откинулся на спинку кресла.

– Довольно необычная история, как ни посмотри. Сложно поверить в совпадение, а значит… Ниагала наконец начала делать свои шаги, – решил порассуждать он вслух. – Но неужели люди так осмелели, что уже ничего не боятся? На что они надеяться, если даже против одного Таэля у них нет никаких шансов? Разведка уже давно исследовала их "империю" вдоль и поперёк. Только их император представляет угрозу, но это всего лишь начальный Небесный Монарх, так что шансов против покрытого артефактами Его Величества у человечишки нет, – усмехнулся эльф. – Единственное, что вызывает опаску, это связь Арнхарда с бывшим наследником Но’Ритм. Если люди получат поддержку великанов, то это неслабо ударит по нашей экономике. Нужно будет заняться этим…


***

На следующее утро Ульис Гард, как и ожидалось, бросил Каю вызов на дуэль. Отказаться парень не мог, поэтому поединок был назначен на полдень.

В нужное время Кай прибыл на указанную арену, где с удивлением обнаружил всего восемь незнакомых зрителей. Вскоре появился самодовольный сильф, после чего они сразу начали бой.

Увы, ничего особенного не произошло. Ульис, конечно, был сильнее тех двоих, которых Кай встретил на соревновании, однако он всё ещё уступал тому же Лайтусу. Таким образом, для победы Каю не пришлось использовать даже половину своих сил. Хватило всего одной третьей.

Оставив потерявшего сознание Ульиса валяться на арене, Кай направился к выходу, как вдруг дорогу ему преградили четверо пиковых Элементалистов. Посмотрев за спину, он увидел ещё четверых. Со стороны же приближалось двое Элементалистов конечной стадии, которых парень сразу же узнал – те самые наблюдатели.

– Могу я поинтересоваться, в чём собственно дело? – окликнул их Кай.

Отвечать ему не стали. Воины Тайной Полиции Таэля сразу же бросились к человеку, приготовив в руках ошейники-подавители.

«Вот как…» – нахмурился Кай, после чего мгновенно активировал Технику Фантомных Шагов. О победе над такими врагами он и не думал, но вот о побеге…

Первый приблизившийся к нему противник оказался шокирован, когда Кая внезапно уклонился от его хватки. Воспользовавшись эффектом неожиданности, парень сумел избежать нескольких выпадов, а затем и вовсе обойти часть Элементалистов. Увы, члены Тайной Полиции были готовы к этому.

Как только Кай приблизился к выходу с арены, то энергетическим зрением увидел вдалеке стену могущественного барьера, что окружил всю арену. Бежать было некуда.

Но Кай не сдавался. Раз выбора не оставалось, то пора было использовать Маску Великого Лжеца, у которой остался ещё один заряд. Он уже практически активировал артефакт, как вдруг раздался грохот такой мощи, что содрогнулись даже внутренности парня.

И Кай, и Элементалисты резко замерли. Взглянув вверх, они увидели гигантскую трещину, появившуюся посреди небес. Но воины не успели в полной мере осознать произошедшее, ведь мгновеньем спустя всю эльфийскую столицу накрыло бескрайней вспышкой чёрного пламени.

Более двадцати миллионов жителей и гостей Иллиона умерли в один миг…


***

Резко открыв глаза, Кай увидел тьму.

«Я умер? – неожиданно спокойно спросил он сам у себя, а затем наконец осознал: – Нет…»

Кай был цел и невредим, а потерял сознание всего на секунду из-за отголоска удара, встряхнувшего землю.

Первым мгновенно разрушился барьер, установленный для поимки Кая. Затем на его глазах моментально истлели тела тех Элементалистов, пока отобранный у Злотуса медальон защищал парня целых две секунды. Но в конце концов даже артефакт высокого качества Императорского ранга не выдержал и был разрушен жадными языками чёрного пламени.

Так бы Кай и умер, если бы вокруг него внезапно не появился алый кокон, которому была нипочём бушующая сила Инь.

«Выходит, об этом подарке говорила Ашцилла, перед тем как уйти, – осмотрел он барьер псевдо-Божественного ранга. – Но как она спрятала его в меня, если даже энергетическое зрение ничего не обнаружило? Разве что… техника была скрыта прямо в моей душе? Тогда без помощи Рун’Тана здесь точно не обошлось…» – хмыкнул парень.

Вдруг тьма над барьером расступилась, и Кай снова увидел небо.

Небо, где прямо сейчас шестеро Небесных Монархов разных рас сражались всего с одним человеком. Их противником был не кто иной, как сам император Ниагалы – Кирос Похититель Душ. Именно его атака, которую он подготавливал не один день, разом уничтожила весь Иллион.

– Нужно срочно уходить, – произнёс Кай, после чего оглянулся. Тёмное пламя всё ещё бушевало на останках столицы, поэтому выйти за пределы неподвижного барьера он не мог. Вспомнив о Шаксе, парень покачал головой. – Этот точно жив, – без тени сомнения произнёс он.

Кай сразу же сел в позу для медитации. Раз он не мог уйти пешком, то оставалось лишь одно – телепортация. К счастью, за минувшие пять лет он сильно продвинулся в этом искусстве. Кай усовершенствовал Шаг Сквозь Снега, создав на его основе Технику Тысячи Морозных Дверей. Работала она на тех же принципах, однако более эффективно.

Для перемещения Каю требовалась метка, в роли которой выступал особый ледяной кристалл из Холода Пустоты. Таких он создал ровно тысячу, которые в течение пяти лет запрятал по разным уголкам континента. Поэтому теперь парень в любой момент мог переместиться к желанному якорю. Впрочем, было и ограничение – сил конечного Заклинателя хватало максимум на телепортацию в пределах двухсот километров. К счастью, возле столицы в этом радиусе как раз был один ледяной кристалл.

Начав подготовку, Кай уже спустя минуту был готов к переносу. Цепочкой телепортация он собирался вернуться прямо в Обитель.


***

Во дворце Пятого собралось около восьмидесяти учеников из первой сотни рейтинга. Все они расположились на диванчиках в огромной гостиной, где, разделившись на небольшие группки знакомых, чего-то дожидались.

Вскоре к ним наконец вышел Тирвин – владелец дворца. Одет он был в необычное серебристое одеяние с металлическими вставками и прикреплёнными цепями.

– Ты попросил нас всех здесь собраться из-за какой-то важной причины, но сам при этом опоздал, – выразил общие мысли Лайтус, который тоже присутствовал.

Остальные ученики поддержали его неодобрительным гулом. Многие уже были готовы уйти, но Тирвин совсем не обращал внимания на общий настрой. Он лишь осматривал зал, отмечая отсутствующих.

– Прошу прощения, господа, – сухо ответил эльф, приблизившись к расположившейся на кресле сестре и став за её спиной. – Я задержался как раз по той причине, почему и собрал здесь вас сегодня.

– Ну так и зачем же ты нас звал? – спросила Восьмая.

– Ах… всё дело в том, что я хотел… – вдруг оскалился Тирвин, – попрощаться с вами.

Недоумение отобразилось на лицах учеников. Лайтус уже было хотел что-то спросить, но он, как и остальные, резко замер от шока.

– Кха… а-а… за… что?.. – прохрипела Мия, из горла которой внезапно вырвался металлический штырь.

– Как "за что"? – скривился Тирвин, чья ладонь сжимала загривок сестры. – За то, что все эти восемь лет мне приходилось терпеть твоё мерзкое общество и подчиняться "старшей сестрёнке".

Гости дворца тем временем вскочили со своих мест.

– Ты что творишь?! – закричал Лайтус, явив меч.

– Что и сказал, – вдруг изменился голос эльфа, после чего он начал увеличиваться и в целом меняться внешне, – прощаюсь с вами.

После этого Тирвин резко убрал руку от Мии, которая тут же свалилась на пол. Элемент металла уже проник в её тело, медленно убивая наследницу семьи Эсвикс.

– Где… мой… брат?.. – с трудом спросила она, глядя на совершенно незнакомого мужчину.

Тирвин оскалился.

– Умер ещё во время Испытания Облаков.

Трансформация закончилась, и присутствующие наконец увидели истинный облик незнакомца. Это был высокий парень с резкими чертами лица, чьи светлые волосы он лёгким движением руки без проблем уложил назад. Но изменилась не только внешность, но и аура воина. Теперь перед учениками стоял не Заклинатель, а полноценный Элементалист срединной стадии с девятибалльным фундаментом.

Но главным в трансформации оказалось даже не это. Ведь теперь Тирвин не был эльфом, над его головой маячила другая надпись.


[Раса: Человек]


– Кто ты такой?! – замерли в боевой готовности ученики.

Незнакомец усмехнулся. Он развёл руки, вслед за чем вокруг него стали появляться металлические клинки, покрытые молниями. Каждый из них был пиковой техникой Королевского ранга, наполненной чудовищной мощью гениального Элементалиста.

– Как же я мог забыть представиться, – насмешливо поклонился он. – Меня зовут Тирвин Зедол, и я… Двенадцатый Сын Ниагалы. Ну а что касается вас, то сегодня все гении Облачной Обители… умрут, – оскалился парень, после чего процедил: – Пора вам за всё заплатить, мерзкие нелюди.

В тот же миг все во дворце ощутили мощную ауру Хранителя Айруса. Однако облегчение учеников продлилось недолго, ведь мгновением спустя всю Обитель накрыла ещё более могущественная аура Небесного Монарха срединной стадии.

Прибыл Первый Сын Ниагалы.

Мир подошёл к концу. Настало время войны.


Глава 5. Падение Облачной Обители.


– Как думаешь, это правда? – спросил Касокс.

– Надеюсь на это, – пожал плечами Энфликс. – Но если наши ребята действительно нашли следы Алой Древесной Мантикоры, то мы сорвали куш, – улыбнулся он. – Если это хотя бы Тиран, то даже одного его когтя хватит на безбедную жизнь в столице лет эдак на пятьдесят!

– Гляжу, ты настроен оптимистично, – хмыкнул собеседник.

– А как иначе?

Лидеры группы искателей, что назывались Облачными Тиграми, вместе с двумя сотнями своих воинов шли вдоль главной улицы первого этажа Обители. Все они направлялись к Залу Порталов, откуда и планировали отправиться в Темнолесье.

За минувшие пять лет они сильно изменились. Независимые ученики нулевого уровня, что в прошлом пытались заполучить себе молодого алхимика Кая, а затем занимались продажей его зелий, теперь являлись членами его же фракции.

Энфликс и Касокс прошли Игры и остались в Обители. Собственно, как и большая часть их товарищей, с которыми они объединились в группу и тщательно подготовились к мероприятию. Ну а после того, как количество учеников Облачной Обители значительно снизилось, а первое место рейтинга занял Кай, угнетение нулей исчезло.

По сути, теперь нулевой этаж был пуст. Кроме редких чудиков, там более никто не обитал, поскольку его бывшим жителям, что не выбили на Играх, теперь никто не мешал проживать на первом этаже и подниматься по рейтингу. Ведь не было больше перенаселения в Обители.

Эльфы практически добрались до Зала Порталов, как вдруг один из них кое-что вспомнил.

– Кстати, а ведь Старший вернётся завтра, – посмотрел на друга Касокс. – А мы оставили кого-то, чтобы передать ему найденные ресурсы?

– Не волнуйся. Я позаботился об этом. Мы передали ресурсы старшему брату Рейзелу, так что… кха… – заговоривший Энфликс внезапно схватился за горло и захрипел.

– Что с тобой?! – подскочил к упавшему на колени другу Касокс, но затем и сам схватился за горло, ощутив удушье. В один миг его тело бросило в жар, а перед глазами всё начало туманится.

То же самое в этот момент происходило не только с ними, но и со всеми остальными учениками на первом этаже.

А из Зала Порталов тем временем спокойно вышел высокий худощавый мужчина с короткими пепельными волосами и лёгкой щетиной. На его лице со змеиными чертами словно навечно застыла лёгкая ухмылка.

Как обычно, прищурив глаза, Акио Зедол, он же – Шестой Сын Ниагалы, с удовольствием рассматривал мрущих словно мухи учеников Обители, что корчились в агонии. Никто из Заклинателей не был способен выжить внутри его Сферы Ядов, раскрывшейся на всю область первого этажа.


***

– Ты готов? – оскалился Ион, тот самый сильф, что помогал Каю в первые дни его пребывания в Обители и свёл его с Элеей.

– Не недооценивай меня, братан! – хмыкнул его давний друг Дилан. – За последний месяц я стал ещё сильнее!

Великан, что некогда работал охранником в лечебнице Элеи на нулевом этаже, теперь, как и Ион, был учеником второго этажа. Они оба выдержали ужасы Массовых Игр, предназначенных для отсева большинства учеников, а затем даже поднялись до пятой тысячи рейтинга, что в прошлом для них казалось невозможной фантастикой.

Остановившись друг от друга в десяти метрах, воины приготовились к очередному тренировочному бою, как вдруг Обитель вздрогнула. Шокированные Заклинатели резко замерли, став оглядываться.

– Ты это ощутил, братан? – спросил растерянный Дилан, продолжая оглядываться.

Однако ему не ответили.

– Ион, ты чего… – повернулся к сильфу великан, после чего резко осекся.

Его друга нигде не было. Остались лишь ступни и лодыжки, расположившиеся на том самом месте, где только что стоял Ион. Позади же них находилась десятиметровая идеально круглая дыра, ведущая прямо на первый этаж.

Побледневший великан, чьи руки стали непроизвольно трястись, поднял глаза. Посреди иллюзорного неба второго этажа зияло аналогичное отверстие. Прекрасное зрение пикового Заклинателя позволило ему сразу же осознать чудовищную истину – только что нечто с неимоверной скоростью насквозь пронзило всю Облачную Обитель.

Мгновением спустя Дилана придавила к полу жуткая аура Небесного Монарха срединной стадии.


***

– Тварь… – прохрипел быкоподобный дорган, принявший облик Полной Трансформации. – За нас… ото… мстят…

– Да заткнись ты уже, – поморщился Тирвин и спокойно наступил на голову поверженного врага. Раздался хруст и чавканье, вслед за чем участок пола окрасился алым, словно здесь разбили арбуз.

Невредимый Тирвин обтряс руки и оглянулся. Его дворец, заполненный трупами, был полностью разрушен, не выдержав жуткого сражения между большей частью учеников первой сотни рейтинга и гениальным Элементалистом. Впрочем, парню на это уже было плевать.

– Стоит признать, ты действительно пугающе силён, – сказал Тирвин, посмотрев на единственного выжившего: Лайтуса. – Даже с разницей в целую ступень мне всё равно непросто справиться с твоей скоростью. С другой стороны, ты и сам ничего мне сделать не можешь. Но всё же… тебя однозначно нужно убить. Не думал, что встречу такого гения, когда вступал в Обитель. Тогда я даже ожидал, что легко займу первое место, но вы, нелюди, оказались не так просты. С другой стороны, это даже лучше. Не придётся бегать за вами по всему континенту… – усмехнулся он. – Кстати, а ведь это именно я придумал план по атаке на Обитель. Ведь если мы собираемся истребить вас, то не лучше ли начать с главных гениев ваших рас, которые могут стать большой проблемой, если дать им вырасти?

Лайтус же Тирвина не слушал. Он полностью сосредоточился на попытке придумать, как выйти из ситуации.

Хотя за прошедшие года гениальный эльф и не поднялся в стадиях, он всё равно вырос в силе. Ведь все эти пять лет он неоднократно сражался с противником, о которого уже не раз обломал зубы. Вот почему Лайтус сейчас был намного сильнее, чем мог бы быть без стимула в виде Кая.

– Прекрасный план, согласись.

– Тирвин, неужели ты думаешь, что наши страны не справятся с вашей Ниагалой?

– Естественно, – хмыкнул Элементалист. – Мы тысячелетиями готовились к войне, пока вы играли в свои аристократические игры и лениво развивались. Мы шли вперёд и расширяли свои знания о боевых искусствах, пока вы паразитировали на украденном наследии. Что ещё говорить, если твоё королевство знало о нашей подготовке к войне, но даже не восприняло Ниагалу всерьёз? Даже если мы скармливали вашей разведке море дезинформации, надменные эльфы даже не подумали поделиться ею с другими странами! Так что у вас нету шансов. К войне вы не готовы!

– Ещё посмотрим, – помрачнел Лайтус, а затем разразился скоростью. Две пары крыльев из чистого света сформировались за его спиной.

«Бесполезно!» – улыбнулся Тирвин.

Вокруг него воспарили тысячи мелких металлических клинков, готовых в любой момент изрешетить любой объект, если тот приблизится. Однако столкновения не произошло.

«Решил сбежать? Как глупо… На первом этаже старший брат, да и не работают теперь порталы. Тщетная попытка отчаявшегося…» – парень вдруг прервался.

Тирвин увидел, что противник направляется не к вратам этажа, а куда-то в сторону. Мгновеньем спустя он наконец разгадал план Лайтуса.

«Он хочет сбежать через ту дыру?! – Тирвин резко бросился вперёд, попутно начав дистанционно атаковать эльфа. – Дерьмо! Господин Первый Сын слишком перестарался в своих атаках!»

Парень не мог упустить Лайтуса, поэтому использовал все силы, чтобы помешать тому. Однако у Тирвина ничего не получалось. Цель оказалась слишком быстра, чтобы техники могли задеть её.

«Чёрт возьми! Мои силы вернулись не до конца! Не могу слиться с Элементалями… – скривился Тирвин. – Нужно закрыть дыру!»

Сформировав подходящую технику, он сразу же направил её к появившемуся недавно отверстию, оставшемуся от пронзившей Обитель атаки Небесного Монарха. Искрящий молниями металлический шар мгновенно преодолел расстояние до цели, после чего превратился в прочнейшую стену, перекрывшую дыру.

Вот только… Тирвин опоздал. За миг до этого Лайтус успел проскользнуть внутрь, улетев вниз.

– Сука! – выкрикнул со злости человек. – Надеюсь, когда эта тварь пролетит мимо первого этажа, то Сфера брата прикончит её! Но твою ж мать! Кто вообще додумался так атаковать Обитель?! Чего стоит Заклинателям теперь просто спрыгнуть?! Да и какого хрена этот Лайтус оказался так силён? Он не должен был вырасти так сильно за эти пять лет! Ублюдок! А-а-а! – зарычал взбешённый Тирвин, сжав кулаки. – Хочу убить кого-то! Клятые нелюди!


***

Находящийся в восстановительной медитации Рейзел резко открыл глаза, как только ощутил накрывшую Обитель ауру Небесного Монарха. Спустя несколько секунд она пропала, и одновременно с этим к парню в комнату для медитаций вбежала Элея. Сейчас они оба находились в его дворце на пятом этаже.

– Что происходит? – спросил парень, стараясь поддерживать спокойствие.

– Я и сама не знаю, – покачала головой его сестра. – Неужели на Обитель напали?

Рейзел нахмурился.

– Это одно из наиболее защищённых мест в этом мире, и я верю в силы Хранителя Айруса. Но… – поднялся он, – думаю, нам лучше пока уйти отсюда.

Элея спорить не стала, так что они сразу направились в специальную комнату внутри дворца, откуда можно было переместиться на любой этаж.

– Как думаешь, откуда этот Небесный Монарх? – спросила по пути девушка.

– Не знаю… – вздохнул Рейзел. – Облачная Обитель открыта для всех достойных, поэтому она не враждует ни с одной из стран. Так что мне тоже ничего не понятно. Могу лишь предположить, что эта аура некоего мастера не из нашего мира. Но это сейчас не так важно. Нужно решить, что делать дальше.

– Предлагаю переместиться к горам Айве, а оттуда отправиться в Иллион к Старшему.

Рейзел кивнул.

Вскоре брат и сестра добрались до нужного места. Они приготовились к телепортации на первый этаж, но ничего не произошло. Седьмой попытался активировать платформу снова, но это дало тот же результат.

– Кольца тоже не работают, – вдруг сообщила Элея.

Рейзел попытался призвать оружие, но пространственное кольцо не активировалось.

– Похоже, использование законов пространства чем-то заблокировано, – сжал кулаки парень. – Теперь понятно, почему пропали искусственные духи из дворца.

– Раз мы не можем уйти с этажа, то нужно собраться с другими учениками, – решила Элея.

– Да, сестра.

Вскоре Заклинатели добрались до выхода из дворца, как вдруг массивные врата разнесло на куски. Прикрывшихся барьерами брата и сестру отбросило в стороны.

– Тук-тук, – расплылся в улыбке Тирвин, – а вот и я.

Рейзел и Элея моментально приготовились к бою, однако вступать в него не спешили, прекрасно ощущая ауру напавшего.

– Кто ты?

– Что? – удивился человек. – Разве ты забыл своего хозяина? Мне обидно… А я вот никогда не забывал о своём питомце. Особенно то, как он сбежал от меня.

– Ты… Тирвин?!

– Именно! – усмехнулся Элементалист.

– Элея, беги! – моментально закричал Рейзел. – Объединись с другими учениками! Я задержу его!

Вспыхнувший силой парень взмахнул созданным из песка мечом, с кончика которого сорвался десятиметровый песчаный смерч. Но на этом Рейзел не остановился и, используя силу духов, стал формировать технику за техникой. Ветряные лезвия, песчаные клинки, искусственные чудища, комбинированные атаки и многое другое направилось прямо к Тирвину.

Приближаться же к Элементалисту Рейзел не собирался, но и победить его дальними атаками он тоже не планировал, прекрасно осознавая невозможность подобного. Его целью было лишь отвлечь противника.

«Гробница Вечного Песка!» – наконец сформировал он эту технику, влив в неё максимум доступной за раз энергии.

Тирвин не уклонился. Ловушка схлопнулась, похоронив его под десятками тонн спрессованного песка.

Не прерывая связи с техникой и продолжая вливать в неё энергию и частицы законов, Рейзел на мгновенье оглянулся. Он хотел посмотреть, как далеко убежала сестра, но резко вздрогнул.

Бесполезно… – невообразимым образом заставляющий дрожать голос вырвался из-за стен Гробницы Вечно Песка, которая мгновением спустя разлетелась на куски.

Тирвин приблизился к полукровке столь быстро, что тот совсем не успел среагировать. Клинок Элементалиста почти добрался до цели, как вдруг его внезапно накрыло целым столбом пламени, отбросившим человека в сторону.

– Сильна, дрянь, – скривился Двенадцатый Сын Ниагалы, прикоснувшись к обожжённой щеке и посмотрев на оставшуюся во дворце Элею. – Ладно, тогда поиграем с вами посерьёзней, – оскалился он, а затем, глядя на ещё одну атаку девушки, специально произнёс: – Покров Стального Тела.

В тот же миг кожа и даже волосы Тирвина приобрели металлический блеск, словно парень стал ожившей статуей. Обрушившаяся на него следом техника Элеи больше не нанесла никакого урона, как и несколько новых атак Рейзела.

Тирвин вдруг рассмеялся.

– Вот и первая разница между нашими ступенями. Все мы трое используем техники пикового качества Королевского ранга, но я могу вкладывать в них столько энергии и с такой плотностью, что ваши становятся просто бесполезными, – объяснил он, легко выдерживая новые атаки Элеи и Рейзела. – А знаете, какая вторая?.. Правильно, – вдруг появился он возле Седьмого, – опыт!

Кисть Рейзела отлетела в сторону, и поверхность дворца наконец окропилась кровью.

Элея тут же бросилась к брату, осознав бесполезность дальних атак, но внезапно вонзившийся ей в живот клинок отбросил красавицу.

– Нет! Элея! – услышала скрючившаяся на полу девушка, чьё тело терзали молнии Тирвина.

Сестра Рейзела пыталась встать, но силы стремительно покидали её. Она могла лишь беспомощно наблюдать за братом при помощи ауры. И увиденное пробуждало в ней отчаяние.

Меч Тирвина медленно входил в грудь Рейзела, пронзая его сердце.

ОСТАНОВИСЬ!!! – закричала Элея из последних сил, но было уже поздно.

Аура её брата исчезла. Он упал на пол и перестал двигаться. Энергия стала стремительно покидать его плоть.

– Давай помогу, – донёсся до девушки голос Тирвина, который резким движением вытянул из её живота клинок. Молнии в теле Элеи ослабли, позволив ей слегка двигаться.

Но не успела сестра Рейзела даже дёрнуться, как мощный удар ногой прилетел ей в грудь, отбросив в сторону брата. Вот только Элее сейчас было плевать на себя. Очутившись в метре от единственного родного ей существа во всей Ойкумене, она начала ползти к нему.

Каждое движение давалось ей с невероятной сложностью и болью, но Элея терпела. За свою нелёгкую жизнь она успела понять, что только так можно чего-то добиться.

Постоянно ударяясь лбом о пол из-за ослабших рук, игнорируя вытекающую из живота кровь, прокусывая насквозь губы лишь бы сдержать эмоции и игнорируя неподвижного Тирвина она продолжала ползти. Из-за жутких судорог, вызванных молниями противника, Элее понадобилась целая минута, чтобы преодолеть этот злосчастный метр и наконец добраться до Рейзела.

Девушка дотронулась до брата, но тот, конечно же, не отреагировал.

– Нет… – прошептала она, подтягивая его к себе. – Это неправда… Дыши… – окровавленные руки обняли тело Рейзела, и с них стало изливаться свечение целительной техники. – Ты не можешь… не можешь… не можешь умереть! – выкрикнула Элея, прижав брата к себе ещё сильнее.

Эмоции Истинного Мастера хлынули наружу вместе со слезами.

Следующие две минуты показались девушке вечностью. Рана Рейзела закрылась, но, естественно, он более не двигался. Элея продолжала обнимать брата, не думая ни о чём. Ей хотелось проснуться от этого кошмара, но ничего не получалось.

– Как это ужасно… – присел рядом Тирвин. – Он ведь был так молод. Тебе, должно быть, сейчас невыносимо больно…

Элея слышала его, но никак не реагировала. Родители оставили её и маленького Рейзела ради своих прихотей, однако она выжила и вырастила брата достойным мужчиной, который был для неё всем. И теперь, лишившись его, она оказалась сломлена. Воля девушки не выдержала такого испытания судьбы.

– Не волнуйся, я избавлю тебя от этого, – поднялся Тирвин, и Элея наконец откликнулась.

Медленно повернув голову к Элементалисту, она уставилась на него своими незрячими глазами. Ей хотелось что-то сказать, но слова никак не шли из её рта.

Тирвин улыбнулся.

Движение меча, кровь, покатившаяся голова…

Развеяв искусственный клинок, Элементалист ногой оттолкнул ударившееся о пол тело Элеи, а затем схватил Рейзела за шею и поднял его. Ладонь Тирвина вонзилась полукровке в грудь, и он достал оттуда небольшой шарик-артефакт.

В тот же миг открылись глаза Седьмого и застучало его сердце. Он сделал резкий вдох, словно едва вынырнул из-под воды в последний момент.

– Ну как тебе? Шар Ложной Смерти заставил твою сестру подумать, что ты умер, и это сломило её. Это было печальное зрелище, которое ты должен был прекрасно видеть. Тебе понравилось?

ТВА-А-АРЬ!!! – безумно закричал пришедший в себя Рейзел.

Левая рука и обрубок правой ринулись к Тирвину, но их моментально сковали появившиеся металлические цепи. Собственно, как и его ноги. Элементалист отошёл от распятого Рейзела, который продолжал бесноваться.

– А-а-а-а-а! Сдохни! Сдохни! Сдохни! Ты-ы-ы! Тва-а-арь! – дёргался парень, но всё было тщетно. – Убью! Убью! Я убью тебя! А-а-а-а-а!!! Я!.. Гра-а-а-а!.. Убью!.. Верни-и-ись! СТО-О-Й!!!

Тирвин спокойно уходил из дворца, пока за его спиной неистово рычал Рейзел, чьи силы практически полностью подавлялись особыми цепями.

– Вот ты и показал свою истинную натуру. Нелюди действительно почти не отличаются от тупых животных… – покачал головой вздохнувший Тирвин. – А остался бы послушным рабом, то такого бы не случилось. Был бы моим питомцем в Ниагале… Но ты сам решил свою судьбу, и вот твоё наказание.

В конечном счёте уже у самого выхода Тирвин обернулся, после чего щёлкнул пальцами. Цепи натянулись, послышался хруст, а мгновеньем спустя Рейзел оказался разорван на части.

– Мои предки страдали ничуть не меньше… – злобно процедил помрачневший человек, вспомнив историю своей расы в этом мире.


***

Несколькими минутами ранее.

Небесный Этаж был последним в Облачной Обители, и представлял из себя открытую территорию без крыши, где располагались роскошные сады и озёра, посреди которых стояли десятки небольших башен. Собственно, так и выглядели дома учеников этого места, которые были больше внутри, чем снаружи.

Разразившиеся ауры Хранителя Айруса и неизвестного Небесного Монарха местные ученики ощутили первыми. Пиковые Заклинатели, готовящиеся стать Элементалистами, моментально прекратили свои тренировки и повыходили наружу. Все они замерли, лишь взглянув в небеса.

Там развернулось ужасное сражение могущественного мастера и Небесного Духа. Но что было более пугающим – это трещины, покрывшие ясное небо. Все ученики сразу же осознали, что искусственное пространство, внутри которого и находилась Обитель, подверглось удару.

– Что происходит?

– Откуда здесь Небесный Монарх.

– Кто напал на нас?

– Почему?

Вопросы почти трёх десятков лучших учеников Обители посыпались, как из рога изобилия. Однако всех их резко заглушил громогласный взрыв, наконец, разрушившегося измерения.

Ясная и приятная погода моментально сменилось мрачными тучами, прохладой и дождём, что сейчас царили во внешнем мире, куда и перенесло Обитель.

Замершие от шока ученики не могли поверить своим глазами. Некоторое время они просто оглядывались, пытаясь решить, что делать, но внезапно замерли. Заклинатели оказались скованы аурой Священного Лорда десятого уровня. Следом на особой платформе с небес спустилось двое людей.

Первым был старик, который и заставил всех учеников застыть. Могущественный воин являлся одним из нескольких верховных генералов армии людской империи. В силу своего возраста, а точнее – невозможности развиваться дальше, он не входил в число Сыновей Ниагалы, но при этом всё равно оставался одним из сильнейших слуг Кироса.

Вторым же человеком был молодой пиковый Заклинатель, что выделялся чрезмерно слащавой внешностью, презрительным взглядом, а также девятибалльным фундаментом. Он был последним – Тринадцатым Сыном Ниагалы.

– Мастер Жу Вэй, не сбегут ли эти нелюди с помощью артефактов переноса? – поинтересовался парень, пока они спускались.

– Не волнуйся, юный Талин, – сказал старик, вытащив на свет небольшую пирамидку пикового качества Императорского ранга. – Благодаря этому артефакту нашего повелителя, законы пространства в радиусе сорока километров могут использовать только подданные Ниагалы. Поэтому ни порталы, ни даже кольца учеников сейчас не сработают. – А теперь приготовься.

Летающая платформа, каждую секунду использующая для своей работы огромное количество Лазурных Кристаллов, наконец приземлилась. Старый генерал убрал редкий артефакт в кольцо, а затем вместе с учеником сделал несколько шагов. Секундой спустя оба воина встали на одно колено и склонили головы.

– Приветствуем Её Высочество, принцессу Энни Дивайд!

Замершая, но уже по своей воле девушка едва не вздрогнула при виде этих двоих. Воспоминания о самом страшном для неё человеке вновь пробудились. Облик Кироса Похитителя Душ, её отца и по совместительству императора Ниагалы появился перед Энни, после чего она рефлекторно сделала шаг назад и опустила взгляд.

Однако за эти пять лет девушка всё же сумела стать сильнее не только как воин, но ещё и как личность. Теперь она не замирала в ужасе от этих воспоминаний, как это случилось в финале Кулачного Мордобоя Удийна, когда Кай показал Инь, или возле пространственной трещины на Чёрной Пирамиде, когда она учуяла остатки ауры отца.

– Рада вас видеть, – с твёрдой решимостью ответила девушка. – Поднимите головы.

– Ваше Высочество, вы узнали, где он? – поинтересовался Жу Вэй.

– Нет.

– Но приказ…

– Это больше не нужно, – прервала Энни растерявшегося старика.

– Что? – нахмурился генерал. Парень рядом с ним тоже помрачнел. – Вся эта операция…

– Хватит перебивать меня, – холодно приказала девушка.

– Прошу прощения, – вновь склонил голову старик.

– Я выполнила задание, но координаты нам больше не нужны. Ведь ключ… уже у меня.

Мистический клинок, полученный девушкой на Выборах в качестве лучшей мечницы, медленно появился в её руке.

Обладающий наиболее развитым духовным восприятием Жу Вэй резко поднял голову и чуть не выпрямился.

– Это… – прошептал он, ощущая то, на что не был способен его юный ученик. – Вы действительно дочь нашего повелитель, – резко склонился он в глубочайшем поклоне, что повторил и его спутник. – Вы прекрасно выполнили задание, приблизив Ниагалу к процветанию ещё на несколько шагов. У меня нет слов. Я старый дурак, раз засомневался в вас. Нет мне прощения!

– Что дальше? – проигнорировав тираду Священного Лорда, спокойно спросила Энни.

– Естественно, – мягко улыбнулся Жу Вэй, – пора вернуться домой. Повелитель будет рад встречи с вами. Всё-таки шесть лет прошло…

Энни вдруг сжала кулаки и сцепила зубы. Райский сон закончился, и настало вернуться туда, откуда она в прошлом была только рада уйти. Вот только выбора у девушки не оставалось. Её ждал не только отец…

– Давай, – резко протянула она старику руку.

– Вот, Ваше Высочество, – старик передал ей уникальный одноразовый кристалл, как раз подготовленный для этого случая.

Сжав артефакт, способный моментально вернуть её домой, Энни напоследок спросила:

– Что будет с учениками и Обителью?

– Ученики Небесного Этажа станут рабами. Из оболочек их душ мы планируем вытянуть знания о техниках, выученных в этом месте. Остальные же умрут сегодня. Что же до Облачной Обители, то после того, что мы сделали, Хранитель точно не согласится сотрудничать с Ниагалой. А когда он поймёт, что проигрывает, то, вероятно, сам уничтожит Обитель. И этого никак не избежать. Поэтому жалеть её мы не будем. Увы, этот трофей нам не добыть, – покачал головой генерал.

– Ясно, – скупо ответила Энни, сдерживая любые эмоции. – Тогда я ухожу.

– Да, Ваше Высочество!

Напоследок девушка зачем-то обернулась.

«Прости…» – пронеслось у неё в мыслях, после чего Энни раскрошила кристалл в руке.

Вспышка телепортации охватила принцессу Ниагалы.

Старик и его ученик поднялись.

– Принцесса Энни действительно потрясающая, – мечтательно протянул Талин, который был бы не прочь увидеть девушку у себя в спальне. – Даже сложно поверить, что половина её крови принадлежит нелюдям…

Удар.

Парень резко отлетел на десяток метров от всего лишь одной пощёчины.

– Мелкий оборванец, не смей при мне восхвалять эту грязнокровку! Она ничем не лучше нелюдей. Эта потаскуха всего лишь инструмент в руках повелителя! Мы можем проявлять уважение к ней, как к вещи Его Величества, но не более! Уясни, ублюдок! – процедил разозлённый старик.

– Да, Мастер! – поклонился к земле испуганный Заклинатель, половина лица которого уже набухла. – Я всё понял!

– Прекрасно! А теперь вставай! Я помню, что ты просил дать тебе испытать свою силу на нелюдях. Скольких учеников этого этажа тебе нужно?

– Пожалуй, троих хватит, Мастер! – ответил парень.

– Хорошо, иди, – махнул успокоившийся генерал рукой, после чего его ученик и трое ближайших пиковых Заклинателей Небесного Этажа переместились в отдельный пространственный карман.


***

Уничтожение Облачной Обители близилось к концу. Все ученики, что находились в ней в этот день были либо убиты, либо пленены. Выжил лишь один воин, которому удалось сбежать.

Что же касалось самой Обители, то она более не парила в небесах. Теперь громадное здание-артефакт валялось на земле, превратившись в жалкие обломки. Единственное, что оставалось сделать людям Ниагалы – это добить Хранителя, который оказался чрезмерно силён. Но всё же без целого артефакта, к которому был привязан Айрус, его силы начали поспешно иссякать.

– Не ожидал, – посмотрел в небо Тирвин, где можно было заметить редкие вспышки техник. – Понадобилась помощь даже братца Акио и генерала Жу Вэй. Интересно, они сохранят летающие платформы целыми? Если нет, то, надеюсь, наказание меня не заденет, – вздрогнул парень, после чего продолжил сбор колец учеников.

А тем временем на развалинах первого дворца внезапно засверкал небольшой ледяной кристалл. Мгновеньем спустя рядом с ним появилась фигура из снега, вскоре принявшая облик Кая.

Выбравшись из руин, он осмотрелся.

«Это Обитель? – спокойно спросил у себя Кай, который остался всё таким же спокойным при виде этого ужасного зрелища. Холод Пустоты подавлял все эмоции. – Что здесь случилось?»

Внезапно парень ощутил остаточный след знакомой ауры, к которому и направился.

Откинув многотонную плиту в сторону, он наконец обнаружил искомое. На лице, что было до жути похоже на его сестру, запечатлелось бесконечное отчаяние. Осознав факт смерти Элеи, Кай пришёл к выводу, что и Рейзел тоже мёртв. Его остаточная аура ощущалась сразу в нескольких местах.

Вновь прокрутив это у себя в голове, Кай вздохнул. Случившееся никак не повлияло на его спокойствие. Он не чувствовал абсолютно ничего, что совсем ему не нравилось. Разумом парень понимал, что это неправильно, но ничего поделать с собой не мог.

Спокойно обернувшись, Кай увидел приблизившегося Тирвина, на лице которого была изображена крайняя степень удивления.

– Это… ты… ты вновь меня поражаешь. Неужели ты выжил в столице? Серьёзно? Что же за артефакт тебя спас? Или это был какой-то Небесный Монарх? Почему? – разразился вопросами парень, после чего внимательно осмотрел Кая. Увидев полное равнодушие с его стороны, Тирвин интерпретировал это по-своему. – Мне нравится твой настрой. Правильно, на жалкие жизни этих нелюдей нам, людям, действительно должно быть плевать.

Тирвин сделал несколько шагов к Каю, после чего услышал вопрос.

– Кто ты?

– Что?.. – удивился Элементалист, а затем рассмеялся. – Ах, прости! Совсем забыл… Меня зовут Тирвин Зедол. Всё это время я скрывался под личиной Пятого.

Кай наклонил голову. Его энергетическое зрение никак нельзя было обмануть, однако он всё же не раскрыл Тирвина. Это говорило лишь об одном – маскировка была настолько сильна, что для её раскрытия потребовалось бы сутками подряд тщательно вглядываться в Пятого.

«Это дело рук Кироса? Учитывая его навыки Мастера Душ и божественное кольцо, то вероятнее всего. Ведь я даже не обнаружил поддельную ауру и ступень, как и Рун'тан. Вряд ли Элементалист сам смог бы такое сделать», – спокойно проанализировал ситуацию Кай.

– Помнишь, я тебя спрашивал, кто стоит на самой высокой вершине, а кто лежит? – вдруг заговорил Тирвин. – Правильный ответ: там стоят люди, а лежат все их поверженные враги.

– К чему это ты? – посмотрел на Элементалиста Кай.

– К тому, что ты непростой человек… Ты гений, которых я даже у нас в империи не видел. Именно поэтому я хотел завербовать тебя к себе во фракцию пять лет назад, а теперь предлагаю перейти на нашу сторону, – Тирвин протянул Каю руку. – С наследием Ниагалы, помощью императора и своим талантом ты однозначно сможешь подняться выше ступени Небесного Монарха. Так что ты ответишь?

Кай опустил взгляд, несколько секунд рассматривая чистую ладонь собеседника.

– Кто убил Элею и Рейзела? – хладнокровно спросил он.

– Конечно же я! – усмехнулся Тирвин, а затем со смехом начал рассказывать подробности. – Эти нелюди были таким забавными! Думали, что могут победить меня! Напали вдвоём. Ну так я сперва засунул в Рейзела особый артефакт, из-за чего эта дура, – пнул он ногой голову Элеи, – решила, что он мёртв. Так ревела, так плакала, а-ха-ха-ха! Я бы с ними ещё поигрался, но приказ, есть приказ. Пришлось отрубить ей голову. Потом я вытащил артефакт из своего бывшего питомца, и он сразу же заорал как дикий зверь. Этот придурок видел всё, но ничего сделать не мог! Это ему такое от меня наказание было за то, что не выиграл у тебя на дуэли пять лет назад. Ну а в конце его разорвали на куски мои цепи. Но всё же как смешно, а-ха-ха-ха… Эти нелюди будто действительно испытывали такие эмоции, на которые способны только люди. Не может же зверьё быть таким, ты согласен?

Кай внимательно слушал Тирвина, а затем тщательно визуализировал это и прокручивал у себя в духовном мире тысячи и миллионы раз. В конечном счёте это дало… свой результат…

Внутри Кая будто что-то треснуло. Словно всего на миллиардную долю процента, но ослабла некая перегородка.

Оболочка Души позволяла живым существам обладать разумом и эмоциями, несмотря на их физическое тело, которого могло и не быть (как у духов, например). И именно эмоции души, которые обладали более высоким приоритетом перед телесными, блокировались Холодом Пустоты.

Однако только что Кай ощутил нечто. Нечто такое, что уже давно успел позабыть.

Странное чувство, от которого руки парня чуть ли не начали дрожать, рвалось из самых глубин Искры, которая была вне законов мироздания, а значит и Холода Пустоты. Казалось, словно оно вообще приходило откуда-то издалека. И хотя это чувство было в сотни тысяч раз слабее обычного, Кай всё же вспомнил его.

Это был гнев, порождённый единственным, что имеет любая Искра – волей.

И Кай хотел испытывать его…

Внезапно он пожал руку Тирвина, и тот улыбнулся.

– Рад, что ты сделал правильный выбор, хоть и не с первого раза, – кивнул Элементалист.

– Знаешь, Тирвин…

– Да?

Кай поднял взгляд, позволив собеседнику увидеть своё лицо, на котором сияла широкая и яркая улыбка радости. Улыбка человека, который словно испытывал вселенское счастье.

– Я хочу убить тебя.

В тот же миг Тирвин ощутил, как его шея оказалась разорвана голыми руками дикого зверя. Испытав бескрайний ужас, он рефлекторно сделал несколько шагов назад и схватился за горло. Это и позволило бледному как смерть парню всё же осознать, что он всё ещё жив и цел, а увиденное и испытанное было не более чем внушением.

Проявлением невообразимой жажды крови.

– Ты… – успел сказать Тирвин, после чего осознал себя уже высоко в воздухе.

На его броне появилась жуткая вмятина, а в рёбрах сильная боль. Казалось, словно только что его ударил настоящий Священный Лорд.


Глава 6. Холодный гнев.


Подброшенный ударом высоко в воздух Тирвин резко сплюнул кровь и, наконец, привёл разум в порядок. В его руках появился длинный меч с волнистым клинком – фламберг, и одновременно с этим молниеносно подлетевшая к нему тёмная дымка уплотнилась в виде Кая.

Звон столкнувшихся клинков разнёсся по всей округе, попутно породив резкий порыв ветра.

Парные Клинки Кошмаров, что уже раскрылись до уровня пикового артефакта Королевского ранга, оказались искусно заблокированы Тирвином. Вот только это ему не помогло. Безумная физическая мощь вновь отбросила его, сформировав настоящую ударную волну.

Кай же за противником не отставал. Моментально оказавшись над ним, он синхронно опустил клинки. Обернуться или уклониться Тирвин не успевал, поэтому даже не стал пытаться. Вместо этого, он сформировал защитную технику, закрывшую его спину толстым стальным щитом.

Техника выдержала удар Кая, тем самым подарив Тирвину целую секунду времени. Заискрив молниями, он со вспышкой переместился к земле и активировал Технику Покрова Стального Тела. Его кожа и волосы вмиг стали металлическими, а он сам обрёл дополнительную защиту и физическое усиление. Следом клинок Тирвина, тоже отличающийся пиковым качеством Королевского ранга, окутался алыми молниями – боевой техникой на основе двух соответствующих элементов.

«Чёртов предатель! Как вообще можно быть на стороне этих нелюдей?! – скривился Двенадцатый Сын Ниагалы, однако затем вдруг улыбнулся. – Но это всё равно твой конец. Ты не успел убить меня, воспользовавшись элементом неожиданности и моей растерянностью. Больше шансов не будет…»

– Нападай! – выкрикнул Тирвин, глядя на приземлившегося Кая. – Я покажу, насколько ты ошибся с выбором!

Дожидаться же позволения противника Кай не собирался, поэтому и так бросился в атаку, как только его ступни достигли земли. Рывком он сократил дистанцию, на что враг практически не отреагировал. Тирвин лишь ухмылялся, надменно глядя на оппонента, а в самом конце просто подставил под меч Кая правую руку. Собственно, то же самое он провернул несколько часов назад, когда ещё сражался с Лайтусом и другими гениями пятого этажа. В тот момент гениальный эльф, усиленный до максимума, сумел лишь поцарапать защиту человека. Чего-то подобного Тирвин ожидал и в этот раз, однако он просчитался. Слишком недооценил врага…

Энергия Кая вмиг стала намного плотнее, а его клинки покрылись тьмой с прожилками алого. Следом три пальца и часть ладони Тирвина оказались легко отсечены, чему сильно поспособствовала огромная физическая сила, вложенная в удар, и Техника Тёмных Клинков Небытия. Ныне это была основная боевая способность Кая, основанная сразу на трёх элементах: мече, пространстве и Инь. Создал же её он взамен устаревшей Техники Высвобождения Клинков, которая для нынешних противников была слишком некачественной.

Ощутив, как рука запылала болью, Двенадцатый Сын Ниагалы резко отскочил, едва избежав встречи со вторым клинком. Секундой спустя из его тела вырвалась целая волна молний, вынудивших Кая отступить.

«Что произошло?! Как, вашу мать, он смог меня ранить?! Сука, это невозможно! Разница – целая ступень!» – взъярился шокированный Тирвин.

Быстро перетащив отсечённый кусок плоти в кольцо, а на месте раны сформировав временный протез из металла, Тирвин сразу же начал создавать сотни покрытых молниями клинков, что вскоре единым скопом ринулись в сторону Кая.

Увидев приближающуюся технику, Кай взмахнул клинками, выпустив ей навстречу огромную волну тьмы. Часть созданных Тирвином мечей это уничтожило, остальные же, пускай их и потрепало, остались относительно целы.

Повторять атаку Кай не собирался, поэтому активировал Технику Фантомных Шагов. Его фигура тут же расплылась в пространстве, оставляя за собой десятки остаточных образов. Наблюдающий за противником Тирвин сделал инстинктивный шаг назад, глядя на то, как Кай уклоняется ото всех его клинков.

«Я сплю? Почему он двигается почти с той же скоростью, что и слившийся с Элементалём Лайтус? Разве Кай уже усилился до предела? – вопрошал у самого себя растерянный Тирвин. – Как он может преодолевать разрыв в целую ступень? Неужели он действительно был смертным пять лет назад, а не скрывал ступень, как я? Но… но даже если так, то разница между Заклинателями и Элементалистами всё равно больше, чем между Закалкой Души и Заклинателем. Почему же я всё ещё не убил его? Как это возможно?..»

Кай тем временем продолжал приближаться к противнику, уклоняясь и отбивая нацеленные на него клинки. Сейчас он думал лишь об одном – об убийстве Тирвина. Парня ещё с самого начала боя не волновала разница в ступенях, поскольку он был полностью уверен в своих силах. Его тело обладало мощью, которую противник и не мог себе представить, а идеальный контроль энергии позволял сделать её настолько плотной, что этого хватало для равного противостояния гениальному Элементалисту срединной стадии.

Однако, кроме этого, было у Кая ещё одно преимущество – его техники. Энергетическое зрение и идеальная память помогали ему легко изучать любые подходящие навыки, благодаря чему с момента перерождения на Саахе, двенадцать лет назад, он успел запомнить уже более ста тысяч различных техник. Более того – ныне Кай являлся хранилищем практически всех техник разрушенной Облачной Обители.

Благодаря такой базе, а главное – техникам, что передали Каю Ашцилла и Рун’Тан, он теперь был способен создавать новые умения, словно являлся настоящим древним мудрецом. Особенно в этом ему помогали Предельная Концентрация, Врата Разума и способность создавать энергию души, которую можно было использовать для таких медитаций.

За минувшие пять лет Кай создал не один десяток новых техник, некоторые из которых теперь являлись частью его боевого арсенала. И эти способности были настолько качественны, что легко превосходили любое наследие, имеющееся у империи Ниагалы. Таким образом, даже если Тирвин делал свои техники намного мощнее за счёт большего количества энергии, то Каю хватало и своего запаса Ки, ведь его техники попросту были гораздо эффективнее. Вот почему при разном количестве вложенной силы результат был приблизительно одинаков.

Собственно, поэтому из всех аспектов боевых искусств, в первую очередь, Кай – гений именно в создании техник. Из-за этого он и мог сейчас легко противостоять атакам Тирвина, каждая из которых, если не разрушить, без конца продолжала преследовать цель.

Отбив очередной клинок, Кай резко изогнулся назад, уклонившись от выстрелившей в него цепи, кончик которой был увенчан шипом с молниями. Однако это оказалась лишь первая такая атака. Ещё несколько цепей с огромной скоростью приблизились к парню. От части он уклонился, часть отбил, но вот ещё две всё же нашли свою цель.

Атаки добрались до левой ноги и живота Кая. Тирвин явил оскал, который тут же погас. Элементалист не понимал, что происходит. Два шипа дотронулись до его противника, но при этом будто продолжали лететь вперёд. На теле же Кая никаких ран не появилось.

Ну а мгновеньем спустя обе цепи резко отлетели назад, словно их что-то оттолкнуло.

Собственно, во всём был виноват энергетический покров, о чём Тирвин вскоре и сам начал догадываться. Техника Покрова Бесконечного Пространства, созданная лично Каем, усиливала его защиту таким образом, что когда приближался некий сторонний объект, то перед ним начинало формироваться дополнительное, но сверхсжатое пространство. Из-за этого любая атака банально не могла долететь до Кая, словно застряв в действительно бесконечном, хоть и очень тонком пространстве, расположенном вокруг него. Вдобавок к этому подобная защита обладала ещё одним эффектом – чем «дальше» продвигалась атака, тем сильнее её начинала отталкивать гравитация, действующая в «Бесконечном Пространстве».

Впрочем, был и минус у этой техники – на её поддержание во время активной защиты приходилось тратить довольно немало энергии. Так что Каю было гораздо выгодней либо уклоняться, либо отбиваться клинками.

Вскоре Кай всё-таки добрался до Тирвина, чему тот сознательно больше не препятствовал. За это время Элементалист успел получше подготовиться к столкновению, поспешно привыкая к вернувшемуся уровню силы. Например, в начале поединка его Техника Покрова Стального Тела использовалась лишь на треть. Но сейчас он наконец достиг пика. И это касалось не только защиты Тирвина.

В обычном состоянии энергетический покров усиливал мастера только на десять процентов от его максимального запаса энергии. Однако если использовать специальную технику, то этот процент можно увеличить. Теоретически за счёт энергии можно было временно повысить свои параметры вплоть до бесконечности. Но на практике воины редко когда могли достигнуть хотя бы сорокапроцентного усиления.

Что же касалось Тирвина, то его Техника Покрова Стального Тела позволяла повысить параметры аж на тридцать пять процентов от запаса Ки, что было довольно прилично. Благодаря этому в данный момент его характеристики в среднем достигали двух тысяч восьмисот единиц. Вот почему он считал, что готов наконец вернуться к ближнему бою.

Клинки вновь столкнулись, и Тирвин резко сжал зубы. Его колени подогнулись, а руки задрожали. Мощь, пришедшая вместе с ударами Кая, шокировала Элементалиста. Он не был готов к такой силе, поскольку и представить себе не мог, что покров оппонента сейчас усиливает его аж на шестьдесят пять процентов от всего объёма энергии, доводя параметры до трёх тысяч.

Но будто этого было мало, как Кай вдруг усилил натиск, тем самым показывая, что бьётся ещё не на пределе. Тирвин стал отступать, стараясь больше уклоняться, чем парировать. Однако сделать это было непросто. Кай оказался более искусен в фехтовании, чем этого ожидал противник. Поэтому, несмотря на весь свой опыт, переиграть врага во владении клинком у Тирвина никак не получалось.

«Бред!.. Это же невозможно! – пронеслось у него в голове, однако следом Тирвин резко успокоился. – Нет… Я должен забыть об эмоциях. Нужно победить, а значит придётся использовать их. Надеюсь, душа уже достаточно восстановилась после возвращения полной силы…»

Совершая очередной выпад, Кай вдруг ощутил, как его интуиция взвыла об опасности. Не успевая отступить, он моментально сформировал ледяные доспехи вокруг себя. Мгновением спустя его накрыла вспышка жуткого выброса энергии.

Игнорируя боль восстанавливающегося тела, Кай стал медленно подниматься. Его покров был пробит в нескольких местах, а от доспехов не осталось ни следа. Однако на это парень и бровью не повёл, сразу же начав формировать новую защиту.

Тем временем пыль наконец улеглась, раскрыв новый облик Тирвина. Теперь его тело было заковано в толстый металлический доспех, в руках покоился покрытый узорами алых молний фламберг, за спиной развеивался алый плащ, а по бокам левитировали два огромных железных щита, в центре которых ярко сияли электрические сферы. Двенадцатый Сын Ниагалы успешно завершил слияние сразу аж с тремя младшими Элементалями.

Кай успел увидеть, как заискрили молниями ноги противника, после чего тот резко очутился перед ним. Обрушившийся фламберг он принял на перекрещённые Клинки Кошмаров. Тьма и Молнии встретились, сформировав настоящий вихрь силы, что разметал в стороны обоих воинов.

Отброшенный Кай поморщился. Кости в его руках были сломаны, не выдержав силы вражеского удара. После слияния с духами Тирвин достиг сорокапроцентного усиления от покрова, благодаря чему теперь превосходил Кая в физической мощи.

Как ему и велела некогда Ашцилла, Кай всегда старался использовать только минимум сил для победы, что делал даже сейчас. Но теперь противник усилился, поэтому требовалось повысить планку.

Мгновение – и вот за спиной Кая уже развивается алый плащ, а свет вокруг тела слегка искажается вместе с пространством. Он наконец слился с двумя старшими Духами Пространства и Меча. Прорва энергии хлынула в его астральное тело.

Бой продолжился. Вспышки тьмы и молний снова и снова возникали посреди руин Облачной Обители.

На лице Тирвина вновь появилась улыбка. С тремя младшими Элементалями он начал подавлять противника. Его сила, защита и скорость превосходили таковые у Кая, из-за чего тот должен был постоянно отступать.

Вот только, чем дольше длился поединок, тем лучше Тирвин понимал, что даже доминируя, он толком не может нанести противнику урон. Каждый раз, когда он уже, казалось бы, загнал Кая в угол, тот всё равно умудрялся неким образом вывернуться и избежать атаки. В крайнем случае удары Тирвина встречались с вовремя сформированной защитой.

«Ты издеваешься?!» – мысленно зарычал он, став насыщать атаки ещё большим количеством Ки.

Кай же, казалось, позабыл об атаках, однако на самом деле он просто изучал противника. Не считая толстяка Зиркса, который был слегка безумен и ослаблен Глубиной, парень, можно сказать, впервые сражался с таким врагом. Настоящим Элементалистом. И хотя Кай был способен преодолеть грань ступеней, его противник, так или иначе, всё же оставался гением, прожившим как минимум семьдесят лет. Вот почему требовалось сперва адаптироваться.

Вдобавок у Кая имелась ещё одна проблема – он и сам до конца не знал, насколько силён. За пять лет он увеличил свою боевую мощь на целый порядок, однако соответствующих противников так и не встретил. Ни Лайтус, ни ученики Небесного Этажа не могли удовлетворить его запросы в силе. Конечно, были ещё начальные монстры-Тираны, которых Кай убивал уже в одиночку, но такие сражения нельзя было сравнивать с поединками против других мастеров. Что же касалось полноценных Элементалистов, то отыскать подходящих ему попросту как-то не удалось.

Вот и получалось, что Кай банально не знал, на что даже приблизительно может быть способен такой гений, как Тирвин. Поэтому собирался это выяснить прямо в сражении.

Бой длился уже более минуты, когда Кай, наконец, решил пойти в наступление. Избежав атаки фламберга при помощи Техники Тела Тьмы, и тем самым подловив не ожидавшего такого Тирвина, он совершил внезапный выпад клинком.

Под удар Кая резко переместился один из щитов противника, который и заблокировал атаку. Однако это было лишь начало. Покрывшая клинок Техника Тёмных Клинков Небытия вспыхнула силой и бурным потоком вырвалась вперёд. Щит вздрогнул, покрылся трещинами, а затем оказался оттеснён на полметра назад.

Шокированный таким поворотом Тирвин грязно выругался, а затем перенаправил энергию. Электрическая сфера в центре щита начала сиять ещё ярче. Молнии стали отталкивать тьму, уже успевшую разъесть края щита.

Тирвин приготовился к ответной атаке, как вдруг натиск тьмы исчез, а его спину моментально обожгло болью. Инь, частицы меча и пространства стали проникать в плоть, но парень разом разрушил их.

Резко обернувшись и совершив взмах, Двенадцатый Сын Ниагалы увидел лишь остаточный образ исчезнувшего Кая. В тот же миг его боковое зрение засекло движение справа. Молния моментально ударила туда, но противник вновь переместился.

«Что это?!» – не мог поверить своему восприятию Тирвин. Своей аурой он чувствовал, будто вокруг носятся сразу несколько врагов.

Кай же продолжал мелькать вокруг противника, двигаясь всё быстрее и быстрее. О такой скорости не мог мечтать даже Лайтус. Вот только достигнуть её было непросто. Ради этого Каю пришлось пожертвовать существенной частью защиты. Он рассеял ледяной доспех и ослабил защитные свойства техники покрова, перенаправив всю эту энергию в Технику Фантомных Шагов.

Спина, верх, левый бок, снова спина… Тирвин вертелся словно юла, стараясь защититься от безумно быстрых атак Кая. Однако даже так на его массивной броне появлялось всё больше и больше повреждений, которые не успевали восстанавливаться, прежде чем туда вновь ударяли клинки Кая. Не считая спины, раны теперь появились ещё на груди и ногах Тирвина. К счастью, все они были не слишком глубокими. Вот только сам факт, что Заклинатель избивает Элементалиста, неслабо так бесил последнего.

– Надоело! – выплюнул Тирвин, звонко стукнув кулаками.

В тот же миг его броня и два уже бесполезных не поспевающих за Каем щита разлетелись тысячами осколков. Однако техники не рассеялись, а были моментально переформированы. Вокруг Тирвина появилось гигантское облако из усиленных молниями маленьких клинков, не превышающих размер ногтя. Каждая «частица» двигалась со скоростью звука, а все вместе они были способных растерзать даже броню низкого качества Императорского ранга…

Вырвавшись из облака в последнее мгновенье его формирования, Кай мельком взглянул на правую ногу. От голени осталось лишь одно месиво, а стопы и вовсе не было. Впрочем, конечность уже регенерировала с жуткой скоростью, поэтому на неё он больше не обращал внимания. Двигаться же эта рана ему не сильно мешала, поскольку все свои движения Кай регулировал не только при помощи мышц, но ещё и Полем Превосходства, а также техникой покрова, где использовались законы пространства.

Тем временем Тирвин замер посреди облака из сотен тысяч миниатюрных клинков. Прикрыв глаза, он расставил руки, с которых сразу же сорвались молнии. Однако определённой цели у них не было. Электричество добралось до первых «частиц», а затем моментально распространилось по всему облаку. В тот же миг оно начало двигаться в одном ритме, словно став единым живым организмом.

Из металлического облака внезапно вырвалось несколько пучков, от которых Кай лишь в последний миг успел уклониться. Вот только после этого они не остановились. Атаки продолжили преследовать цель, пока из облака появлялись новые.

Взмахнув клинками, Кай послал в сторону металлического облака два тёмных серпа, попутно стараясь задеть и приближающиеся к нему атаки. Однако это не помогло. Направляющиеся к парню пучки с тысячами крохотных клинков попросту уклонились. Что же касалось облака, то оно вмиг вспыхнуло электричеством, вслед за чем вперёд вырвалась мощная молния, столкнувшаяся с техникой Кая. Оба удара разбились друг о друга…

Парень быстро осознал, что даже на максимальной скорости не сумеет долго уклоняться. Подобраться же к Тирвину он теперь тоже не мог. Защита Кая была не настолько хороша. В конце концов он решил вновь повысить планку минимальной силы.

В один миг температура в радиусе километра упала до нуля и продолжила стремительно понижаться. Над руинами Облачной Обители пошёл алый снег, в каждой снежинке которого скрывалось небольшое скопление частиц Инь и Ян. Две противоположные силы были готовы в любой момент либо взаимоуничтожиться, попутно сотворив мощный взрыв, либо усилить снежинку, готовую по желанию Кая трансформироваться во что угодно.

Секундой спустя металлическое облако и алый снег столкнулись.


Глава 7. Холодный гнев 2.


Казалось, наступила зима. Руины Облачной Обители спрятались под толщей снега, тысячи трупов учеников заледенели, а температура воздуха упала до минус ста. Начиналась снежная буря, в центре которой замерли две фигуры.

Противостояние Кровавого Снегопада Инь Ян и Грозового Облака Мириады Клинков продлилось меньше половины минуты, однако выдалось крайне суровым. Его последствия теперь ещё надолго задержаться в этой области, если никакой другой воин не использует здесь могущественную технику. Так или иначе, но столкновение закончилось ничьей.

Противники замерли в тридцати метрах друг напротив друга. Тирвин тяжело и с хрипотой дышал, держась за рёбра. Ему неслабо досталось, однако его противник выглядел ещё хуже. Кай был больше похож на мученика, с которого сняли кожу, чем на живого человека. Он шатался и дрожал, но несмотря ни на что, продолжал регенерировать. Однако не стоило обманываться. Хотя Кай и не спешил продолжить бой, он всё равно был готов в любой момент отразить удар и контратаковать, если противник посчитает его лёгкой добычей.

Тирвин понял, что финал близок. Это идеальный для него момент, чтобы использовать одну из сильнейших техник. Он был бы и не прочь применить её ещё в самом начале поединка, однако на это у парня банально не было времени. У любого достаточно талантливого Истинного Мастера всегда имелась как минимум одна техника, которую можно было бы назвать ультимативной – сильнейшей в его арсенале. Вот только, как и положено таким способностям, для их создания требовалось хотя бы пару секунд свободного времени. А если бой начинался внезапно, то применить такую технику сразу редко когда удавалось. Обычно такой момент появлялся лишь к концу битвы, когда её темп замедлялся, а противники выдыхались.

Была у ультимативных техник ещё одна проблема – они создавали немалую нагрузку на астральное тело, тем самым истощая духовную выносливость. Из-за этого всегда имелся риск провалиться. Ведь если противник сумеет защититься или сбежать от такого козыря, то сразу же получит огромное преимущество. Поэтому большинство воинов сознательно старались придержать свои сильнейшие техники до последнего момента, а лучше – дождаться пока их первыми использует оппонент, если только не были абсолютно уверены в своей победе. Именно по этой причине тот, кто первым был вынужден раскрыть козырь, зачастую и становился проигравшим.

Тирвин не знал, применил ли козыри Кай, однако выбора у него не оставалось. Он осознавал, что сражение зашло слишком далеко, чтобы тянуть с использованием ультимативных техник ещё сильнее. Иначе можно было вообще потерять шанс их применить, что станет величайшей глупостью в его жизни.

Элементалист резко поднял фламберг к небесам, и в тот же миг оттуда спустилась ослепительно яркая молния. Разогнав крупный участок снежной бури, она ударила прямо в парня, поглотив его целиком. Раскат грома заставил содрогнуться руины Облачной Обители.

Дабы не ослепнуть, Кай резко прикрыл глаза ладонью, а следом сделал пару шагов назад, выдержав прошедшую сквозь него ударную волну. Вскоре свечение пропало, и он наконец увидел противника.

На месте Тирвина стоял пятиметровый металлический воин, чьё тело покрывали ярко-синие и алые узоры. Все они сходились к отверстию на груди, где сиял целый клубок плотно сжатых кровавых молний. В руках своих великан держал увеличившийся в несколько раз фламберг, пока за его спиной парило пять двухметровых мечей с очень широкими лезвиями. Техника, которую применил Тирвин, называлась Колоссом Небесного Огня.

Кай моментально приготовился к чужой атаке, и она не заставила себя долго ждать. Один из клинков за спиной колосса вспыхнул электричеством, а затем, рассекая пространство синим шлейфом, понёсся к парню. Тот уклонился, однако второй клинок всё же настиг его. Большая часть силы атаки оказалась заблокирована техникой покрова, но некий процент всё же добрался до плоти Кая. Его развернуло на месте и резко откинуло.

Мгновеньем спустя рядом находился уже и сам Тирвин. Фламберг опустился на лежачего Кая, но тот успел вовремя подставить клинки. От мощи удара парня вбило ещё глубже в землю, а снег вокруг разметало прочь. В руках Кая раздался хруст.

Продолжая сопротивляться, он понемногу толкал тяжеленный фламберг прочь от себя, пока с него срывались алые молнии, вгрызающиеся в ледяные доспехи и покров Кая. С другой же стороны, тьма, хлыщущая с его клинков, оставляла лишь жалкие царапины на металлическом колоссе.

Сейчас Кай уступал оппоненту в физической мощи, однако при помощи Поля Превосходства и манипуляциям с гравитацией он сумел не только сдержать удар противника, но и начать понемногу оттеснять его. Увидев это, Тирвин решил не давать врагу ни шанса.

Крупная ступня колосса врезалась в бок лежачему Каю, отчего тот моментально улетел вдаль.

Пытаясь остановить беспорядочнее вращение во время полёта, Кай вдруг ощутил, как его грудь насквозь пронзило широкое лезвие, посланное Тирвином вдогонку. Мгновением спустя элемент молнии ворвался в его тело.

– А-а-а-а-а-а!!! – разнёсся над руинами Облачной Обители ужасающий крик боли.

Несмотря на размеры, металлический колосс догнал цель буквально за мгновение. Вот он замахивается фламбергом, а вот – руки Кая, попытавшего защититься, превращаются в кашу, а его клинки отлетают.

Следующее мгновенье – новая атака Тирвина разрушает появившуюся стену изо льда, вслед за чем Кая сносит ударной волной. Его всё ещё терзают молнии, а огромный клинок продолжает торчать из груди парня, чьё сердце больше не бьётся.

– Сгинь, предатель! – кричит Двенадцатый Сын Ниагалы, вознося свой меч к облакам.

Небесный огонь вновь спускается к Тирвину, однако на этот раз молния не исчезает сразу, а словно вливается в оружие парня. Фламбер начинает сиять всё ярче, наполняясь силой до краёв.

В следующий миг волна электричества расходится во все стороны, а сумерки в очередной раз озаряются светом. Тирвин наконец опускает меч, продолжая тянуть за собой молнию и высвобождая при этом всю накопленную мощь.

Не способный даже двинуться Кай видит приближающуюся смерть. Окруживший руины снег резко поднимается, следуя его воле, и огромной лавиной начинает нестись навстречу небесному огню.

Взрыв. Яркая вспышка. Грохот.

Укрывшийся в колоссе Тирвин, которого всё ещё продолжают терзать проникающие внутрь частицы Холода Пустоты, отодвинул созданные в последний миг щиты. Его взору открылся небольшой кратер, в центре которого на коленях стоял едва живой Кай. Парень был гол, а от его обожжённого и изуродованного тела шёл сильный пар.

Сжав меч покрепче, Тирвин рывком переместился к противнику. Даже видя жуткое состояние Кая, он всё равно не собирался медлить.

Занеся фламберг над головой, Элементалист моментально опустил его…


***

С момента, как во мне будто что-то треснуло… Нет, даже раньше. С момента, как я увидел заплаканную голову Элеи, что так похожа на Улию, дальше всё было как в тумане. Появившийся внутри гнев… откуда он пришёл? И почему он такой неестественный? Неужели это всё из-за Холода Пустоты, что хочет подавить даже мою волю, принявшую облик эмоции? Поэтому бой такой странный?

Сперва я не обратил на всё это никакого внимания. Проигнорировал странность, где словно сражаюсь не я. Или если говорить точнее, то будто я принимаю лишь часть решений. Но чем дольше длился бой, тем сложнее было не замечать, что из-за этого Тирвин начинает побеждать. Непонятные мне действия чередовались с правильными, что создавало хаос в рисунке боя. Это давало немалое преимущество врагу.

Переломный же момент наступил, когда мне всё-таки удалось заставить себя воспользоваться Холодом Пустоты, чему сопротивлялось всё остальное естество. Только тогда я, наконец, осознал, что не понимаю собственную же волю. Собственные желания…

Когда пошёл снег, то всё изменилось. Зародившаяся в Искре блеклая тень такой эмоции, как гнев, стала проигрывать Холоду Пустоты. Но вместо банального подавления, произошло нечто странное. Мой разум… моё сознание едва не потухло. Прямо в процессе сражения.

Впрочем, подобное было ожидаемо. Одно дело, когда Холод Пустоты подавляет эмоции, присущие любой Оболочке, а другое, когда он пытается провернуть то же самое, но уже с волей. Силой, что в определённой степени находится вне любых законов мироздания.

В тот момент и появился Он.

Неизвестный голос, пришедший словно из самих глубин моей Искры.

Я…

Я жив…

Отыщи…

Найди…

Найди меня…

И я уничтожу её…

Голос заставлял дрожать, будоража всё моё естество. Вот только он сразу же пропал, оставив меня без каких-либо ответов. Зато моментально стало понятно, что Холод Пустоты в моей душе ослаб. Менее чем на процент, однако даже это было больше, чем почти шесть лет назад, когда он только захватил меня и не успел окрепнуть. Что значит "больше"? Конечно же…

Свободы.

И вот теперь я смотрю на приближающийся к своей голове меч, стоя на коленях. Но моя воля, наконец, вернулась в норму. Пропало ощущение неестественности. Исчезла двоякость…

Что это было? Было ли это воздействие непонятного голоса? Не знаю… но сейчас…

К чёрту загадки! К чёрту сражения с использованием минимума сил! К черту всё это!

Сейчас для меня важно лишь одно.

Я должен убить грёбаного Тирвина!


***

Меч Тирвина практически достиг макушки Кая, как вдруг…

Моментально исцелившаяся рука схватила огромный фламберг прямо за лезвие. Клинок застыл, а мгновением спустя Кай молниеносно сблизился с противником.

Удар – и вот металлический колосс, на лице которого появилась жуткая вмятина, отлетает назад.

Облик Кая тем временем начал быстро изменяться. Моментально исцелялись все раны, а сам он становился выше и крупнее. Удлинялись волосы, а вокруг тела формировался цельный и при этом крайне холодный доспех чёрного цвета, покрытый яркими белоснежными узорами. Выделяющимися элементами брони оказались наплечники, где были инкрустированы две сферы: тёмная и светлая. Сосредоточия…

Финальным же аспектом превращения стала белая маска с прорезями для глаз, что была покрыта немногочисленными чёрными линиями.

Только что Кай активировал свой сильнейший навык – Технику Пришествия Владыки Войны, основанную на одновременном использовании Буйства Жизни, Предельной Концентрации, Сосредоточий Призрачной Татуировки Инь Ян, ледяных доспехов Холода Пустоты, и объединении всего этого при помощи концепции Ян. Можно было сказать, что это прямая эволюция Техники Восьми Вспышек Ян, которую некогда использовал Кай для крайнего усиления.

Конечно, он мог и отдельно применить, например, Буйство Жизни, дабы не нарушать указаний Ашциллы и сражаться на пределе, вот только… Это был не тот бой, где Кай собирался повышать мастерство. Сегодня был день исключений.

Его единственной целью было лишь убийство.

Парень вскинул руку, и в неё тут же прилетел один из Клинков Кошмаров. Что же касалось второго, то он отлетел дальше, чем мог манипулировать гравитацией Кай. Впрочем, ему должно было хватить и одного меча…

Сделав шаг, Кай исчез.

Только-только приземлившийся Тирвин ещё не успел опомниться, как противник был уже рядом. Элементалист успел лишь подсознательно перенаправить всю энергию на защиту, после чего на него обрушился клинок.

Вспыхнувшая тьма, сорвавшаяся с меча Кая, накрыла металлического колосса, вслед за чем тот вновь улетел вдаль, но уже без части руки. Увы, из-за размеров великана, конечность настоящего Тирвина задета не была.

Упавший на каменную плиту Элементалист, наконец, осознал ситуацию. Стараясь не поддаваться панике и шоку, он моментально сплёл защитную технику. Появившиеся следом щиты плотно окружили создателя, вслед за чем… были моментально разрушены всего одним взмахом клинка.

Тирвин не растерялся и сразу же атаковал мечом. В удар он успел вложить максимум сил, которые сумел собрать за столь короткое мгновенье.

Однако его противник плевать на это хотел. Разница была слишком велика. Техника Пришествия Владыки Войны не только повышала физические параметры и концентрацию Кая, как это обычно делали Буйство Жизни с Предельной Концентрацией, но ещё и усиливала каждую его технику, используя для этого силу разрушения Инь и силу укрепления Ян. Собственно, это был действительно ультимативный навык, временно поднимающий все аспекты силы воина на новый уровень.

Вот почему Кай просто отбил меч Тирвина своим, из-за чего фламберг улетел вдаль вместе с кистью металлического колосса. Лишив противника основного оружия, он уже собирался было добить Тирвина, как вдруг молнии в центре груди колосса засверкали ещё ярче. Мгновеньем спустя раздался взрыв.

Каю пришлось отступить. Удар главного энергоцентра сильнейшей техники Тирвина оказался настолько силён, что даже в форме Владыки Войны парень чувствовал опасность. Взглянув на останки колосса, он не увидел оппонента, однако это не мешало Каю почувствовать его.

Расширенная область восприятия показывала ему Тирвина, который с огромной скоростью направлялся куда-то на север. Кай сразу понял – противник решил сбежать, и это даже нашло отклик в его душе. Он почувствовал раздражение.

Разразившись скоростью, Кай сразу же погнался за врагом, легко избегая оставленных им ловушек. Ныне он значительно превосходил Тирвина в скорости, поэтому уже через несколько секунд сумел увидеть его. Враг снова находился внутри металлического колосса, однако на этот раз всего лишь двухметрового. Судя по всему, силы Элементалиста подходили к концу.

Оставалось менее пары километров до цели, которые Кай должен был сократить менее чем за десять секунд, как вдруг перед ним мелькнула чья-то фигура. Парень успел разобрать вражеские движения, но телом за ними всё равно не поспевал. Поэтому уже в следующее мгновенье он летел назад. Его маска и лицо были разбиты простым ударом колена.

«Надо же! Заклинатель выдержал полновесный удар Священного Лорда пятого уровня, который при этом был усилен техникой покрова! – поразился напавший воин. – Теперь понятно, что заставило Тирвина бежать. Но что это за монстр такой?»

Ещё лишь начиная бой, Кай сразу понимал, что один Элементалист срединной стадии не мог разрушить Облачную Обитель. Рядом обязательно должны были быть мастера более высокой ступени, о чём не двузначно говорили вспышки в небесах и редкие отклики ауры Небесного Монарха, сражающегося с Айрусом.

Однако осознание этого всё равно не заставило Кая передумать. Он хотел убить Тирвина, но при этом понимал всю опасность такого поединка. К счастью, у парня имелись весомые козыри, чтобы быть уверенным в своё решении.

Во-первых, у него всё ещё оставался один заряд Маски Великого Лжеца, что не был потрачен в столице. А во-вторых, в душе Кая сохранилась небольшая часть того щита, который ему в качестве подарка тайно оставила Ашцилла. И в случае, если враг атакует внезапно, то именно этот барьер должен будет дать парню время, чтобы активировать маску.

К счастью, первый удар Священного Лорда оказался не в полную силу, что дало возможность сохранить барьер Ашциллы. Ну а поскольку Предельная Концентрация позволила Каю увидеть произошедшее, пусть и не в деталях, а также не потерять сознание, то он сразу всё понял.

Маска Великого Лжеца появилась на его лице, а затем наконец активировалась иллюзия. Враги должны были увидеть, как Кай исчезает во вспышке телепортации, поэтому он спокойно продолжил преследовать Тирвина. Вот только…

Мигнула молния. Гром разнёсся на многие километры, а Кай, чья броня Владыки Войны покрылась трещинами, упал на колени. Его сознание затуманилось, а в ушах загремел нескончаемый шум.

– Так вот о чём говорил повелитель, – стоя в сотне метров от парня, произнёс Акио Зедол.

Будучи одним из немногих Сыновей Ниагалы, который получил частичку силы от божественного кольца Кироса, он, хоть и не моментально, но действительно сумел воспротивиться силе Маски Великого Лжеца. Что же касалось самого артефакта, то он попросту рассыпался, наконец лишившись всех зарядов.

«Раз это тот самый парень, то стоит захватить его живым, – решил Священный Лорд, как вдруг его тело оказалось словно зажато в тиски. С невыносимым трудом давался даже контроль энергии. – Что происходит? Артефакт?!»

Кай же, чьё сознание быстро вернулось в норму, резко подорвался, бросившись к Тирвину. Он собирался добить ублюдка, пока браслет Императорского ранга, отобранный Рун’Таном некогда у Злотуса, сдерживал Священного Лорда.

Тирвин тем временем стоял на месте, с растерянностью глядя на брата. Ведь на него, во-первых, продолжала действовать иллюзия маски, из-за чего он перестал убегать, а во-вторых, вдобавок действовал ещё и сковывающий артефакт. Ну а поскольку он считал, что Кай телепортировался отсюда, то никак не мог понять, что же происходит.

«Чёрт… Тварь! Остановись! – глядя на приближающегося к брату Кая, пытался вырваться Акио. – Твою мать! Выбора нет…»

Артефакт высокого качества Императорского качества сковывал не только плоть, но ещё и движение энергии с законами. Однако сдавливать чужие Сферы было трудно даже ему. Вот почему Акио всё же сумел немного раскрыть свою Сферу Ядов.

Создав внутри всего лишь двухметровой области небольшое копьё из тысяч частиц законов, он вложил в него на всякий случай крупицу от подаренной ему Киросом божественной силы, а затем усилием воли Священного Лорда направил атаку прямо в цель. Копьё молниеносно рассекло пространство, а затем добралось до спины Кая, который в последний миг успел лишь обернуться.

Угроза такого уровня заставила барьер Ашциллы появиться раньше, чем это успел осознать Кай. Вот только оставленная ею защита и так уже была сильно истощена в столице эльфов. Вдобавок Акио оказался готов к чему-то подобному, отчего и вложил крупицу божественной силы в атаку.

Кай рефлекторно сделал шаг назад, а затем опустил взгляд. Из его сердца торчало небольшое копьё. Тысячи частиц законов элемента яда, относящихся к уровню Идущего по Пути, моментально хлынули в плоть парня. Его кожа сразу же начала чернеть, волосы выпадать, а тело усыхать.

Осознавая, что сейчас умрёт, Кай сделал, вероятно, единственное, что могло бы хоть как-то помочь.

Высвободил доступный максимум и весь накопленный запас Энергии Души. Следом вспыхнули татуировки.

Глаза Акио резко расширились от шока, когда он увидел, как вмиг исчезли остатки его "копья" и целого куска плоти из груди Кая. Воспользовавшись Прикосновением Небытия, парень уничтожил существенную часть частиц элемента яда. Однако часть их всё же успела попасть внутрь по кровотоку, в том числе и в голову, так что он всё ещё умирал.

Кай прекрасно осознавал это, поэтому сразу же перешёл ко второму пункту плана.

Пристально и холодно взглянув напоследок на Акио Зедола своими неестественными фиолетовыми глазами, Кай активировал сразу две способности.

«Техника Нерушимого Куба… Изначальная Вспышка…»

Руины Облачной Обители озарило яркой вспышкой, которую можно было увидеть даже в сотнях километров отсюда. Когда же свет пропал, то вдруг обрётший свободу движений Акио Зедол узрел огромный идеально ровный ледяной куб, внутри которого и покоился Кай.

В изначальном замысле Кая Техника Нерушимого Куба, основанная на элементе пространства, концепции Ян и Холода Пустоты, предназначалась для запечатывания врагов в бою, если требовалось выиграть время. Однако сейчас только она подходила своему создателю для того, чтобы получить хоть какой-то шанс на спасение.

Он заморозил себя, тем самым предельно замедлив не только все процессы жизнедеятельности, но даже и действие частиц законов Пути Яда, проникших в тело. Что же касалось использованной Каем Изначальной Вспышки, в которую он вложил огромное количество энергии души, то за прошедшие пять лет парень научился использовать её не только как испепеляющий всё на своём пути луч. Поэтому только что Кай направил всю мощь данной способности божественной татуировки на многократное усиление Техники Нерушимого Куба, что сделало её на порядок прочнее и эффективнее.

– Акио, что происходит? – спросил у приближающегося воина Тирвин, которого тоже перестал сковывать артефакт.

Вместо объяснений, подошедший Священный Лорд лишь легонько стукнул братца по голове, тем самым развеяв иллюзию и для Тирвина. Парень в тот же миг увидел огромный ледяной куб неподалёку от себя.

– Ублюдок использовал артефакт псевдо-Божественного ранга, который обманул тебя. На самом деле он никуда не телепортировался, а остался здесь и бросился убивать тебя. Наверное, он не ожидал, что у меня будет частица силы божественного кольца нашего повелителя, – хмыкнул Акио. – В конце именно его артефакт сковал нас. К счастью, мой яд добрался до него быстрее, чем он до тебя. Дальше парень заморозил себя, видимо, чтобы спастись.

Осознав всю правду, избитый Тирвин побледнел и пошатнулся. Если бы не предусмотрительность их повелителя, то он был бы уже мёртв…

– Чёртов предатель! – всё же взяв себя в руки, сплюнул Элементалист и посмотрел на замороженного Кая. – Но это твой конец. Какой смысл в этом кубе, когда ты всего лишь Заклинатель?

Не медля ни секунды, Тирвин сформировал технику и выпустил в ледяную гробницу Кая несколько шаровых молний. Прогремели взрывы, однако это не дало никакого результата.

– Что?!. – опешил он, но затем нахмурился.

Сформировав в руках меч, Тирвин рывком приблизился к кубу и обрушил на него более мощную атаку. Вот только даже после этого на льду не осталось ни царапины.

– Отойди, – услышал Элементалист грозный голос брата, и сразу же подчинился.

Начальная Сфера Молний раскрылась на полную мощность, после чего сжалась вокруг ледяного куба и Акио, который подошёл к нему. Мгновеньем спустя вспыхнули тысячи разрядов, вынудив Тирвина прикрыть глаза. Когда же всё закончилось, то он снова взглянул на куб. Теперь на его поверхности появилось несколько довольно маленьких трещин.

Акио Зедол тем временем пребывал в полном недоумении.

«Максимальная сила начальной Сферы Молнии не смогла уничтожить технику какого-то жалкого Заклинателя? Серьёзно? – был потрясён воин. – Я же чувствую от этого куба всего лишь пик Королевского ранга. Почему же тогда он всё ещё цел? Кто этот урод вообще такой?»

В действительности же, хотя техника и вправду обладала лишь Королевским рангом, силы в неё было вложено столько, что лишь одной Сферы было мало для её разрушения. Это можно было сравнить с тем, что защиту создал не один Кай, а сразу тысячи Заклинателей. В таком случае, естественно, что для её пробития требовалась гораздо большая мощь, чем та, на которую был способен всего один Священный Лорд.

Нахмурившись, Акио Зедол взглянул на младшего брата.

– Уберись как можно дальше. Я буду бить в полную силу, – сообщил он.

Тирвин натужно сглотнул. Он уже собирался было кивнуть, как вдруг неподалёку с небес упал некий массивный объект, породивший резкий звук удара. Оказалось, что это особый метровый кристалл, в котором, как догадались братья, ныне был заточён не кто иной, как сам Хранитель Айрус. Теперь старика ожидала лишь одна участь – стать ресурсом на благо империи Ниагалы. Ведь иначе он и так рассеется, поскольку уже лишился физической оболочки – Обители.

– Что здесь у вас, Акио? – спросил Небесный Монарх срединной стадии, являющийся Первым Сыном Ниагалы. Воин спокойно парил в воздухе без помощи каких-либо артефактов, пока рядом с ним на землю спускался генерал Жу Вэй, использующий для полёта особую платформу.

– Господин Натор, господин Жу Вэй, – поклонился Священный Лорд. – К руинам Обители прибыл тот человек-Заклинатель, о котором рассказывал повелитель.

Небесный Монарх и генерал тут же переглянулись.

– С ним сражался мой брат, но… Тирвин оказался слабее. Пришлось вмешаться мне, – закончил рассказ Акио.

– Заклинатель, что сильнее Элементалиста? Что за вздор? – поморщился Первый Сын, а затем решил уточнить: – Если это тот самый человек, то с ним ли вампирша?

– Нет, – покачал головой брат Тирвина. – Её однозначно здесь нет.

– Вот как… Тогда почему же ты ещё не захватил Заклинателя?

– Понимаете… – засмущался Акио своих следующих слов, но врать всё же не решился. – Он использовал сковывающий артефакт. Мне пришлось отравить его, чтобы спасти брата, но он заморозил себя в этом кубе. Первая попытка достать его провалилась. Полной силы начальной Сферы Молний не хватило, чтобы разбить лёд.

Небесный Монарх сощурился. Слова Шестого Сына Ниагалы звучали как бред, однако Акио был не тем, кто стал бы врать старшему. Так что Натору пришлось принять это на веру.

Первый Сын Ниагалы внезапно щёлкнул пальцами. В тот же миг раздался удар, а на ледяном кубе появилась трещина, что не превышала размерами те, которые оставил Акио.

Натор и Жу Вэй снова переглянулись. Они оба тоже видели перед собой технику лишь Королевского ранга, поэтому даже им было сложно поверить в случившееся.

– Вот как… – пробормотал Небесный Монарх, после чего указал на Кая пальцем. У его кончика сформировалась небольшая пиковая Сфера Меча. Хлынула энергия, и внутри сплелась техника. – Как только я достану его оттуда, то сразу убери свой яд и дай ему целительный эликсир. Лучше захватить парня живым. Повелитель будет рад.

– Да, господин Натор, – снова поклонился Акио, приготовившись действовать. Яд в теле Кая всё ещё был подчинён его воле, так что, если исчезнет лёд, то он легко уберёт его из парня.

Алый луч сорвался с пальца Первого Сына и практически достиг куба, как вдруг…

Прочь… – будто гром грянул неизвестный голос, а атаку Небесного Монарха в тот же миг словно ветром сдуло. А ведь это была пиковая техника Императорского ранга.

Подданные Ниагалы взглянули выше. Над ледяным кубом левитировала полупрозрачная фигура высокого мужчины среднего возраста в просторном синем халате, который появился непонятно откуда. Симпатичный мастер, чьё лицо украшала лёгкая щетина, смотрел на врагов Кая как на кучку блох. Поправив развивающиеся на ветру длинные красные волосы, он усмехнулся.

Он закончил поглощение… Вернул треть сил и нашёл возможность спроецировать себя в реальность, заранее получив контроль над телом от Кая.

Рун’Тан наконец-то пробудился от медитации.

Ни Тирвин, ни Акио, ни Жу Вэй так и не смогли понять силу незнакомца. Собственно, поэтому последний вежливо заговорил:

– Великий Мастер, мы…

На колени, – перебил его голос Рун’Тана.

Лишь Натор, который первые мгновенья и двинуться не мог от растерянности, осознал силу собеседника. Именно поэтому он среагировал моментально, благодаря чему души Тирвина, Акио и Жу Вэя не распались, как только Рун’Тан велел им стать на колени.

Барьер защитил их, однако куда было тягаться воину срединной стадии с тем, кто достиг пятой – легендарной стадии Небесного Монарха, что называлась…

В Шаге от Божественности.

Вот почему Первый Сын Ниагалы вдруг упал на одно колено, словно его придавила невообразимая мощь, а из его рта, носа и глаз брызнула кровь.

Глядя на это, Рун’Тан надменно хмыкнул. Он вытянул правую руку и сжал пальцы в кулак.

В тот же миг Натор напрягся, однако ничего не произошло. Он оглянулся, уже решив, что их больше не атакуют, но неожиданно услышал.

– Что… что это?! – побледнев, промямлил испуганный Тирвин, который буквально волосами чувствовал приближающуюся мощь. Рука парня указывала вверх, куда моментально посмотрели и остальные.

Натор натужно сглотнул, а затем снова посмотрел на улыбающегося Рун’Тана, сложившего руки за спиной.

Сумерки постепенно исчезали. Вокруг становилось всё светлее и светлее, пока… Пока с небес опускалась колоссальных размеров огненная рука, достигающая в диаметре нескольких десятков километров. Техника чувствовалась как пик Императорского ранга, однако её мощь будоражила даже Первого Сына Ниагалы. Он никогда такого не видел…

КРИСТАЛЛЫ! ОТСТУПАЕМ! – раздался его мощный крик, прежде чем огонь наконец достиг земли.

От руин Облачной Обители, которая более не поддерживалась силами Хранителя, вмиг ничего не осталось. Леса, реки, озёра, холмы и даже часть недалёкой горы – всё это было моментально испепелено. В многокилометровой области вокруг исчез даже воздух. Кроме Кая и Рун’Тана, не осталось ни единого живого существа.

«Всё-таки ушли, – глядя на устроенный им ад, буднично подумал Рун’Тан, продолжая парить над ледяным кубом. – Жаль, но это было ожидаемо. С частицей силы того божественного кольца моя блокировка пространства им не помеха. Но так или иначе, лучше было спугнуть их одной эффектной атакой, чем затевать здесь настоящий бой и тратить энергию души. Без нормального тела я мог бы и проиграть. К счастью, блеф сработал…»

Посмотрев себе под ноги, мужчина покачал головой.

«Ты ведь чувствовал, что я заканчиваю медитацию, не так ли? – взглянул он на парня, совсем не понимая, слышит ли Кай его. – Спасибо, что дождался… Но, прости. Из-за чёртовой силы божественного кольца даже мне не вытянуть этот яд. А раз та блоха до сих пор не убрала свою волю с частиц, проникших в твоё тело, то сами они не исчезнут… Необходим специалист… И где же твоя наставница, когда она так нужна?..»

– Впрочем, есть не только она, – усмехнулся Рун’Тан, сев на куб.

Мужчина глядел вдаль. Куда-то далеко за горизонт…

А спустя несколько секунд всю планету Никрим обогнула мощная духовная волна. Однако лишь избранные, обладающие необходимой частотой ауры, смогли её ощутить. Все они вдруг услышали:

Помогите ему… Помогите Каю…


***

Рун’Тан перенёс куб вместе с Каем подальше от места сражения, однако даже спустя несколько часов огонь продолжал там бушевать.

Средь безумно горячих и крайне мощных языков пламени спокойно прогуливался высокий парень в маске. Отчего-то стихия совсем его не задевала.

– Этот момент наступил. Люди наконец решились на атаку. Война началась… – глядя себе под ноги, Номен будто с кем-то общался, хотя рядом и близко никого не было. Вдруг он остановился и посмотрел в ту сторону, где ещё недавно находился ледяной куб. – Как и ожидалось, защищать его не пришлось. Значит, Он однозначно наблюдает за парнем. Гипотеза подтверждена. Наше вмешательство не нужно… Теперь остаётся лишь наблюдать за войной. Уже скоро всё начнётся…

Сделав ещё шаг, Номен вдруг исчез, словно его здесь никогда и не было…


Интерлюдия. Голос.


Посреди Леса Гигантских Деревьев, особой аномальной зоны, вдруг раздался жуткий рёв. Огромная Алая Древесная Мантикора – пиковый Титан, бежала со всех сил, по пути одним лишь присутствием разгоняя более слабых монстров.

Со стороны могло показаться, что семиметровое чудище, обладающее телом льва, скорпионьим хвостом, маленькими недоразвитыми крыльями и деревянной бронёй, гонится за некой добычей. Однако всё было совсем наоборот, и именно мантикора являлась сегодня жертвой, о чём и говорила широкая рана на её боку и множество сломанных костей.

Чувствуя, что враг почти догнал его, монстр резко обернулся, решившись на отчаянный шаг. Пытаясь подловить противника за счёт эффекта внезапности, он резко рванул на него, приготовив хвосты к атаке. Пасть чудища приблизилась к двуногому, как вдруг тот сделал резкий рывок вперёд, самолично оказавшись внутри глотки Титана.

Алая Древесная Мантикора оказалась абсолютно не готова к подобному. Она собиралась растерзать противника своими огромными клыками, но двуногий слишком быстро миновал два острых ряда зубов. В следующий миг монстр ощутил жуткую боль во рту.

Чудище начало бесноваться: махать мордой, кричать, бить себя лапой по шее и даже стараться засунуть хвосты в рот. Однако ничего из этого уже не могло ему помочь. Ворвавшийся в глотку двуногий продолжал кромсать мантикору изнутри, понемногу продвигаясь всё глубже в её плоть.

В конце концов монстр получил слишком много ран, от которых и погиб. Его массивное тело грузно упало наземь, а несколькими секундами спустя брюхо Титана оказалось разорвано. Оттуда вылез Заклинатель срединной стадии, с головы до пят покрытый кровью и кусками плоти поверженной добычи. Он мог бы легко очистить тело с помощью внутренней энергии, но пока не спешил этого делать. Ведь сейчас ему ещё предстояло заняться разделкой туши.

Так незаметно для воина пролетело несколько часов, в течение которых никто из обитателей этого леса не посмел его тревожить. Заклинатель тщательно разобрал труп Алой Древесной Мантикоры на ценные ингредиенты, после чего наконец покинул поляну.

Продвигаясь вдоль леса, воин наткнулся на небольшую речушку. Он практически перешёл её, спокойно удерживаясь на поверхности воды техникой, как вдруг остановился. Взгляд Заклинателя был устремлён вниз. Он с интересом рассматривал собственное отражение, что было лишь слегка похоже на то, что помнил воин.

Широкие плечи, мускулистая фигура, короткие и взъерошенные синие волосы, покрытое несколькими жуткими шрамами лицо и грозный взгляд хищника – внешность, абсолютно несвойственная большинству эльфов. Однако парню нравились эти изменения, что напоминали ему о том, насколько сильнее он стал.

Два года назад Заклинатель упёрся в свой потолок, остановившись на восьмидесятом месте рейтинга Облачной Обители. Тогда он и решил бросить вызов самому себе, дабы прорвать эту преграду. В итоге все эти два года он практически безвылазно тренировался и банально выживал в аномальных зонах, лишь изредка возвращаясь в Обитель для продажи и покупки ресурсов.

Оскалившись в отражение, воин почесал макушку, а затем продолжил свой путь. Вот только долго он не продлился, ведь внезапно раздавшийся в его голове голос вынудил парня застыть. Следом за словами к нему пришли и необходимые знания.

– Что? – неприятно удивился воин. Грубый и хрипловатый голос наконец соответствовал его внешности. – Значит, пора возвращаться… – словно прощаясь, окинул он взглядом Лес Гигантских Деревьев. – Старшему нужна помощь…

Феликс резко сменил направление, направившись обратно на юг. Пять лет назад, во время Массовых Игр Облачной Обители, он решил стать последователем Кая. С тех пор эльф тренировался в разы усерднее. В отличие от прошлого, когда он просто хотел реализовать свой врождённый талант и занять высокое место в обществе, сейчас Феликс был действительно одержим развитием. Ему теперь мало было одного лишь статуса, денег и власти, что и так достаются мастерам с высокими ступенями. Теперь он жаждал лишь одного – силы, дабы не отставать от своего Старшего.

Можно было сказать, что пять лет назад Феликс стал буквально фанатиком боевых искусств.


***

Глубоко на дне океана, что лежал к востоку от Рейтгхема, расположился гигантский древний город. Это место оказалось настолько старо, что в те времена, когда его строили, в Ойкумене ещё даже не началась война между Ла’Гертом, Ор’Дрок Ока Яшниром и третьей сущностью.

Тогда в Никриме было не два, а сразу три континента, которыми правили представители необычной расы с шестью руками. Что же касалось эльфов, сильфов, гномов, дорганов, великанов и людей, то о них в те времена здесь даже не слышали. Эти расы пришли в Никрим намного позже.

Шестирукие правили здесь целую системную Эпоху, но в конце концов они уничтожили сами себя. Борьба за ресурсы, войны с соседними мирами, катаклизмы и междоусобицы разрушили их цивилизацию, от которой в Никриме остались лишь редкие руины.

Что же касалось города, то некогда это был крупнейший центр боевых искусств шестируких в данном мире, а также столицей могущественнейшей державы. Здесь даже первоначально находились Врата Ойкумены, которые впоследствии были перемещены Системой на Рейтгхем, когда третий континент из-за ужасной битвы ушёл под воду.

Однако город сохранился, оказавшись на сотни миллионов лет запечатанным особой техникой настоящего божества. Вот только с тех пор минуло аж две Эпохи, так что даже божественные силы не могли действовать так долго. В конечном счёте город всё же сохранился, однако ныне представлял из себя не более чем руины.

Именно к такому выводу пришла Ашцилла, наткнувшись на это место в своём путешествии за ресурсами и изучив его. Увы, здесь ей ничего ценного найти не удалось. Ничего… кроме километрового кракена – начального Небесного Зверя.

– Какой упорный, – процедила вампирша, что находилась в воздушном пузыре артефакта, продолжая кромсать регенерирующего монстра техниками. – Он ведь должен быть разумным, так почему не понимает, что меня ему не победить? У него же всего одна Сфера Воды, и даже не пиковая…

Ашцилла, которая без проблем защищалась от ударов и техник кракена, долго не могла понять, почему же тот не убегает. В океане, да ещё и с соответствующей Сферой, у водного Небесного Зверя было огромное преимущество в скорости. Поэтому если бы он решился сбежать, то девушка однозначно не догнала бы его.

Но в конце концов наставницу Кая осенило.

«Неужели он уже при смерти, и поэтому готов рискнуть, дабы съесть меня и использовать как ресурс для продления жизни? Тогда это объясняет и то, почему он не принимает человеческий облик, на что банально не хватает сил, – кивнула девушка, после чего улыбнулась. – Выходит, терять ему нечего. Хорошо, тогда станешь для меня ресурсом».

Бой продолжился, но спустя несколько минут Ашцилла внезапно услышала знакомый голос:

Помогите ему… Помогите Каю…

– Да знаю я, старик, знаю… – помрачнела девушка, которая через Пакт Душ уже ощутила активацию своего барьера, оставленного Каю. – Но я слишком глубоко забралась. Потерпите ещё немного. Хотя бы недельку…

«Но что же там могло произойти? Если судить по меркам Центрального мира, то Кай реализует более девяноста процентов своей силы, когда как местные гении редко когда достигают даже пятидесяти. И это ещё не считая линии крови гидры… С такой силой ему не должны быть страшны даже молодые конечные Элементалисты. Так кто же сумел навредить ему, и почему даже Рун’Тан не может помочь? Чёрт! Неужели тут уже как-то связаны Небесные Монархи? Но Обитель же нейтральна. Там что, война какая-то началась?! Стоп… Война! Ублюдок Кирос… Неужто он про это говорил?»

Сжав кулаки, Ашцилла начала ещё сильнее напирать на Небесного Зверя, стараясь поскорее закончить бой.


***

Столица империи Ниагалы, гигантский город Лир, была как две капли воды похожа на недавно уничтоженный Иллион. Архитектура зданий, расположение улиц, парки, защитные стены и даже дворец правителя – всё совпадало. Недоставало лишь одного элемента – Врат Ойкумены.

Могло бы показаться, что люди нагло скопировали всё с эльфийской столицы, однако в действительности это была лишь дань уважения предкам и напоминание о прошлом. Ведь когда-то давным-давно Иллион принадлежал именно людям…

Энни хорошо знала этот вид. В детстве ей строго-настрого запрещалось покидать дворец, поэтому единственное, что оставалось девочке, это разглядывать Лир с высоты птичьего полёта, когда выдавалась возможность по выглядывать в окно в перерывах между тренировками. Она с малых лет знала, что её будут готовить для некоего задания на другом континенте, так что мечтала поскорей увидеть "мир снаружи" и его обитателей.

Сейчас она занималась тем же – смотрела в окно на столицу. Вот только, в отличие от детства, теперь мысли Энни были далеки от мечтательных. Её лицо казалось ледяным, однако в душе девушки гремела буря сомнений, страха, смирения и даже… надежды. Противоречия терзали её.

В дверь постучали, и Энни невольно пришлось оторваться от величественного вида, что так напоминал ей о тех беззаботных временах, когда она ещё не знала ужасов реального мира. Не знала правды. Не знала своего отца…

– Войди, – наконец обернувшись, сказала Энни.

В комнату, выделенную ей после возвращения домой, вошёл молодой слуга.

– Повелитель вызывает вас, Ваше Высочество, – поклонился он.

В ответ девушка лишь кивнула. Переход по коридорам к малому тронному залу занял меньше пары минут, чему сильно помогли локальные массивы переходов. Всё это время Энни молчала и старалась ни о чём не думать. Так ей было проще подготовиться. Забыть обо всём…

Слуга поклонился, а затем створки массивных дверей, охраняемых "спящими" големами, самостоятельно открылись. Помедлив всего секунду, Энни всё же вошла.

Малый тронный зал был небольшим круглым помещением с очень высоким потолком, особенностью которого являлись барельефы, изображающие жуткое прошлое человечества. Энни никогда не любила это место, поскольку оно всегда напоминало ей о знакомстве с Ним…

Проход уже давно закрылся, и девушка просто стояла по центру зала, глядя на пустующий трон. Однако это не было ошибкой. Её действительно звали.

Грубые мужские ладони внезапно легли Энни на плечи. Появившийся за спиной Кирос приблизил лицо к светлым волосам девушки, едва не зарываясь в них.

– Ты всё ещё пахнешь как мать… Словно солнце… – произнёс он, прикасаясь к волосам красавицы.

– Я дома… отец, – через силу сказала Энни.

– Ты не дрожишь, – удивил её своим ответом Кирос. – Эти шесть лет сделали тебя сильнее, не так ли, дочь?

Девушка лишь кивнула, и мужчина сменил тему.

– Ты отлично справилась с заданием. Благодаря тебе человечество стало ещё ближе к восстановлению своей власти в регионе Мальтона. Скоро не только Никрим, но и другие миры избавятся от гнёта нелюдей.

В терминалах управления любых Врат Ойкумены существовало такое понятие, как регион. И регионом Мальтона в данном случае называли крупное скопление из почти трёх сотен миров, в число которых входил и Никрим. Выделялась же эта область от остального срединного пояса Ойкумены тем, что была довольно плотной, что увеличивало степень контакта между планетами. Всё-таки далеко не всегда миры находились в таких скоплениях, а, наоборот, очень часто являлись "одиночками", чьи Врата Ойкумены давали доступ максимум к двум соседним мирам.

– А теперь покажи мне его. Покажи ключ.

Энни подчинилась, явив Ключ Четвёртого Желания – меч псевдо-Божественного ранга.

– Прекрасно… – протянул Кирос. – А ведь я уже считал тебя мёртвой, когда почти шесть лет назад странный выброс пространственных законов нарушил твой перенос на Рейтгхем. Тебя почему-то выкинуло в той пустыне, где слуги Тирвина никак не могли помочь добраться до Обители. Но ко всеобщему удивлению, ты действительно смогла выжить и продолжить выполнение задания. Ты даже добыла ключ, вместо того чтобы просто узнать его местоположение. Моё мнение о тебе выросло.

– Благодарю… отец, – не оборачиваясь, ответила Энни.

– Что ж, на этом всё, – отстранился от волос девушки Кирос. – Можешь теперь идти в Лиловый Сад. Ты заслужила отдых. Только сильно не расслабляйся. Война хоть только и началась, но уже скоро тебе придётся воспользоваться ключом.

Энни кивнула, а следом аура Кироса исчезла. Послышался звук открывающихся дверей.


***

Лиловым Садом Кирос называл особое место на территории дворца, где воспитывались и проживали его дети. Вот только Энни прекрасно знала, как среди людей на самом деле принято называть её дом.

Питомник.

Впрочем, девушке было плевать. Люди Ниагалы с детства воспитывались в ненависти к другим расам, так что полукровка Энни уже давно успела привыкнуть к "особому" отношению. И тот факт, что таких, как она, считали животными, более не злил красавицу.

Войдя на территорию Лилового Сада, огороженного двухметровым забором, Энни сразу же увидела пару десятилетних близнецов, что сражались на мечах. Впервые с момента возвращения в Ниагалу на лице девушки появилась улыбка.

Тренировка близилась к концу, так что вспотевшие мальчишки, обладающие довольно схожей с Энни внешностью, даже не заметили неожиданную гостью. Слишком сильно они были увлечены спаррингом. В конце концов один из парней сумел подловить второго, тем самым завершив бой.

Победивший близнец помог брату встать, а затем уже было собирался что-то сказать, как вдруг к ним молниеносно приблизилась некая фигура.

– Ник… Ллойд… – стоя на коленях и обнимая опешивших парней, прошептала Энни. – Вы так выросли…

Наконец к мальчишкам, что были умны не по годам, начало доходить, кто перед ними.

– Сестрица Энни?! – ошарашенно воскликнул Ник, заставив брата выпучить глаза.

– Это правда ты, сестрица? – спросил Ллойд.

Оба парня в последний раз видели девушку ещё в те времена, когда им было только по четыре года, поэтому совсем не странно, что они были так шокированы.

– Да, да, да… – прижав близнецов к себе ещё крепче, Энни чуть ли не заплакала от счастья. Чувства переполняли её. Она так долго мечтала вновь увидеть лица родных, и наконец это желание сбылось.

– Но нам сказали, что ты умерла на задании…

– Это ложь. Всё хорошо. Это правда я… Ваша сестрица действительно вернулась, – улыбаясь, она наконец отпустила мальчишек и внимательно на них взглянула. – Вы так выросли. Уже почти взрослые. Даже до Закалки Мышц дошли.

Энни поцеловала младших братьев в щёчки, а затем поднялась и направилась к крупному дому.

– Пойдёмте скорее внутрь! Сделаем остальным сюрприз, раз никто ещё не заметил. Я хочу увидеть их лица!

Энни была третьей среди десяти детей Кироса. А поскольку две первые девочки погибли до её рождения, то, по сути, она являлась старшим ребёнком в семье. Что же касалось близнецов Ника и Ллойда, то они были самыми младшими.

Войдя в дом, девушка осмотрелась, но никого не увидела.

– А где все? Общая тренировка, что ли? – спросила удивлённая Энни, но, не дожидаясь ответа, пошла дальше.

Гостиная сменилась кухней, затем обеденным залом, после ещё одной комнатой и в конце спальнями для мальчиков и девочек. Вот только никого там Энни не встретила. Дом был пуст.

Растерянная девушка вернулась к порогу, где так и продолжали стоять близнецы. Лица мальчишек были хмурыми.

– Где все? – повторила свой вопрос Энни, в чьём сердце начала зарождаться тревога.

Вместо ответа Ник указал ей на тумбочку у стены. Его брат же попросту опустил голову.

Не понимая, что происходит, Энни медленно приблизилась к тумбочке и открыла верхний ящик. Внутри оказалось пять идентичных кулонов в виде некоего мистического символа. Их когда-то сделала мать девушки, по словам которой эти вещицы должны были приманивать удачу. Но чтобы это работало, снимать медальоны было строго запрещено. Собственно, Энни до сих пор хранила свой.

– Что это значит? – взяв кулоны дрожащими руками, с трудом спросила она.

– После того как нам сказали, что ты погибла, эксперименты с развитием во сне возобновили. Но выдержать их, как ты, никто из братьев и сестёр не смог, – отчего-то чересчур спокойно ответил Ник. – Джудит, Сайла, Эрен, Робрит и Сат… Все они теперь мертвы.

Ноги Энни невольно подкосились, и она рухнула на колени. Кулоны разлетелись по полу.

Шесть лет она сражалась. Сражалась с препятствиями в реальном мире и со страхом в глубине своей души. Несмотря на то, что изначально всё пошло не по плану, девушка всё равно выжила и добралась до Облачной Обители. Там Энни завела друзей, поборола страх, научилась смотреть вперёд и любить свою жизнь. И в итоге ей пришлось отбросить и предать всё это ради семьи…

Ради семьи, части которой более не существовало…

– Но… – трясясь, медленно схватилась за голову Энни, – он же обещал… обещал мне… что… не будет…

В конце концов эмоции взяли верх. Сильно стукнувшись лбом об пол, она зарыдала, едва сдерживаясь, чтобы не сотворить безумие.

А минутой спустя девушка вдруг услышала:

Помогите ему… Помогите Каю…

– Почему… – проскулила плачущая Энни, сжимая кулаки до крови.


Глава 8. Разгорающееся пламя войны.


Старкс стоял у окна со сложенными за спиной руками и разглядывал свой город, одновременно с этим выслушивая доклады Смотрителей всех семи зон Удийна. Неподалёку расположился его сын, которого позвали сюда, дабы он набирался опыта.

– …таким образом, мы теперь можем увеличить поставки Лазурных Кристаллов в Таэль, что лишь повысит стоимость нашего товара, – закончив отчёт, поклонился Смотритель Шахты.

Старкс кивнул, а затем, не оборачиваясь, сказал:

– Теперь твоя очередь, Гинкс. Есть ли какие-то успехи насчёт продаж Изумрудной Воды?

– Да, повелитель, – поклонился эльф. – Благодаря тому, что за эти пять лет количество Инь в Глубине упало почти в три раза и продолжает уменьшаться, мы теперь можем добывать больше Изумрудной Воды. Было много предложений, но теперь новые излишки будут продаваться Секте Затерянного Острова. Детали о сделке я уже расписал и передал вашему секретарю. Ещё хотел бы добавить, что…

Внезапно двери в зал резко открылись, тем самым вынудив Гинкса прерваться. Смотрители и сын Старкса обернулись и увидели Заклинателя, одетого в доспехи городского стражника. Воин выглядел встревоженно. Он резко упал на колено и склонил голову.

– Срочное донесение, повелитель! – сообщил он.

– Говори, – обернулся Старкс.

– Столица Таэля была уничтожена! – шокировал стражник присутствующих. – Напавшим оказался…

Интуиция Старкса внезапно взвыла об опасности. Ничуть не сомневаясь в своём решении, он моментально накрыл барьером всех присутствующих в зале. Мгновением спустя ослепительная вспышка накрыла Удийн. Казалось, словно на город упала звезда…


***

Миллионы жителей моментально превратились в пепел. То же самое касалось и большинства зданий. Только замок правителя сохранился, но лишь в виде оплавленных руин.

Внезапно несколько массивных плит задрожали, вслед за чем были уничтожены каскадом молний. Из-под завала выбралась высокая фигура закованного в золотистую броню эльфа.

Уцелевший Старкс раскрыл ауру, однако обнаружил неподалёку только Лекса – его сильнейшего слугу. Больше выживших не было. В один миг Старкс потерял всё, что накапливал больше тысячи лет…

Мрачный словно туча эльф обернулся. Его взгляд упал на парящего вдали начального Небесного Монарха – Второго Сына Ниагалы. Истинных Мастеров разделяло более десяти километров, однако это расстояние было мелочью для Старкса.

В отличие от того же Тирвина, тело правителя Удийна не стало искрить молниями. Нет… Ведь оно буквально покрылось целым доспехом, сотканными из них.

Потоки энергии закружились вокруг Старкса. Его тело стало словно невесомым, стопы начали медленно отрываться от земли. Когда воин наконец оказался в метре над поверхностью, то его глаза вспыхнули белым свечением, а за спиной стал колыхаться длинный синий плащ. Старкс медленно сжал кулаки, вслед за чем его фигура расплылась в воздухе словно рассекающая ночное небо комета…


***

Замерший посреди руин воин с неподдельным интересом наблюдал за развернувшимся в небесах сражением, подобного которому он никогда прежде ещё не видел. Два начальных Небесных Монарха обрушивали друг на друга атаки небывалой мощи, но при этом делали это так искусно, что не было практически никаких пропущенных атак. Каждая крупица энергии и частица законов использовались максимально эффективно, из-за чего со стороны могло показаться, что сражаются вовсе не Истинные Мастера, а всего лишь очень быстрые смертные. Ибо слишком мало их силы уходило в пустоту, что обычно сопровождалось яркими вспышками и огромными разрушениями.

– Назовись! – вдруг услышал воин.

Медленно повернувшись вправо, он увидел огромного мускулистого эльфа. Священный Лорд десятого уровня уже был готов к сражению, окутав тело пылающими татуировками техники покрова.

Осмотрев Лекса сверху вниз, воин явил длинный изумрудный меч среднего качества Императорского ранга.

– Цзян Дао, Седьмой Сын Ниагалы, – представился он.

– Враг, значит, – сплюнул Лекс, увидев вынутое оружие. – Хорошо…

Средняя Сфера Огня моментально вырвалась из тела эльфа, став испепелять всё на своём пути. Сжигался воздух и даже сама земля испарялась. Исключительная область, где правили законы Лекса, практически добралась до цели, как вдруг на неё обрушился ошеломительный удар. Средняя Сфера Меча стала непреодолимым препятствием на пути Сферы Огня.

Глаза Лекса расширились от изумления, а на лице Цзян Дао появилась лёгкая улыбка.

В следующий миг оба воина вернули Сферы в пределы тел. Раз они не могли подавить этим друг друга, то оставалось использовать их только для собственного усиления.

– Может, и ты теперь представишься?

– Нахальный кузнечик. Где твои манеры при разговоре со старшим? – пробасил пиковый Священный Лорд, вдруг очутившись прямо перед противником.

Пылающий фиолетовым огнём кулак Лекса направился к голове человека. Казалось, Цзян Дао даже не поспевает за движениями врага, однако на самом деле он лишь забавлялся. Раскрылась начальная Сфера Пространства, сила которой хлынула в техники парня.

Кулак Лекса врезался в голову Цзян Дао, но та внезапно рассеялась, словно было лишь иллюзией. Сам же мечник уже находился в согнутом положении, приняв особую стойку. Следом его клинок вырвался вперёд, стремясь рассечь эльфа по диагонали.

Покрытое узорами техники лезвие почти впилось в бок Лекса, но его левая ладонь внезапно сомкнулась на мече, пока он поспешно отклонял корпус. Раздался металлический скрип, закончившийся вместе с движением меча, что застыл в пиковой точке. Эльф остался цел, и лишь на его ладони появился неглубокий порез, который уже исцелялся силой законов пламени.

Тем временем к Цзян Дао уже приближалась нога противника, усиленная техниками Пути Тела. Встретить такой удар для него означало получить серьёзные травмы. А учитывая нынешнее положение тела парня, у него был лишь один способ уклониться – подпрыгнуть. Собственно, это Цзян Дао и сделал.

Манипулируя гравитацией, он легко оторвался от земли, тем самым избежав атаки. Вот только этого Лекс и ждал, ибо подловить противника в воздухе было гораздо легче, чем на земле. Если только это не Небесный Монарх, обладающий способностью летать.

Резко выбросив кулак вперёд, эльф выпустил в противника бурный поток сиреневого пламени. Техника среднего качества Императорского ранга почти добралась до человека, как вдруг тот исчез.

Цзян Дао моментально очутился в предыдущей точке, прямо возле эльфа. Казалось, словно он вернулся назад во времени. Даже его поза была той же. Всё это было действием Техники Украденного Пространства. С её помощью Цзян Дао получал возможность перемещать определённую область, внутри которой и находился. А раз сам он не двигался, то возвращая «украденное» пространство на место, перемещался туда вместе с ним.

Конечно, обычно телепортация в сильной близости к чужой мощной ауре считалась невозможной, однако… это не касалось тех, кто владел Сферой Пространства. Вот почему Лекс оказался растерян и не успевал до конца среагировать. Его банально застали врасплох, поскольку ранее он никогда не встречался с владельцами подобной Сферы.

Клинок Цзян Дао резко опустился, исторгнув из себя алую полосу. И хотя техника выглядела максимально невзрачно, в действительности в ней была сжата предельная мощь сразу двух Сфер.

Руки Лекса полностью покрылись пламенем – это максимум, что он успевал сделать в духовном плане за имеющийся миг. Выставив предплечья перед вражеской атакой, он планировал задержать удар хотя бы на мгновенье, дабы затем отскочить в сторону. Но… этого было недостаточно…

Техника Цзян Дао внезапно вздрогнула, вслед за чем пространство вокруг неё искривилось. Мгновеньем спустя одна атака разделилась на две…

Лекс был резко отброшен в сторону. На его груди появилась жуткая рана – полоса толщиной в два пальца, где не было ничего. Ни кожи, ни мышц, ни даже рёбер. Кровь обильно хлыстала из образовавшейся в лёгком пустоты, пока сам эльф хрипел от боли. Его левая рука валялась в стороне.

Сформировав пару техник как можно скорее, Смотритель Бойцовских Ям покрыл обрубок руки и грудь целительным пламенем, а вокруг сформировал прочнейший барьер. Отчаянные меры, но просто ждать смерти Лекс в любом случае не желал.

Цзян Дао тем временем уже собирался обрушить на врага ещё несколько ударов, чтобы добить его. Но не успел он сделать и шага, как был вынужден резко остановиться. Яркая вспышка в стороне привлекла его внимание.

Луч переплетённых молний рассёк полуденные небеса, и в конце концов пронзил голову Третьего Сына Ниагалы. Начальный Небесный Монарх только-только выбрался из глубины, удерживая с помощью особой техники яркое белоснежное сердце, как на него сразу же обрушилась внезапная атака Старкса. Правитель Удийна явил такую мощь, которую от него никто не ожидал.

– Безумие… – прошептал Цзян Дао. – Даже Первый Сын без божественной силы кольца Кироса не так силён… Кажется, мы просчитались…

Посреди небес теперь парил воин в золотисто-белоснежных доспехах, за спиной которого раскрылись крупные трёхметровые белые крылья. Исходящая от "ангела" голая мощь подавляла Цзян Дао даже с многокилометрового расстояния.



Второй Сын Ниагалы, который отвлекал Старкса с самого начала, резко бросился к напарнику. Вот только было уже поздно. Без головы тот никак не мог быть живым. Однако Небесный Монарх не замешкался, сразу подхватив и труп, и светлое сердце.

Явивший истинную силу Старкс уже догонял противника, но тот продолжать бой более не собирался. Активировав специальный кристалл, он буквально в последний миг избежал множества атак, телепортировавшись сразу в Ниагалу.

Всё произошедшее длилось лишь мгновение, по истечении которого Цзян Дао уже тянулся к своему спасательному кристаллу. Чтобы добить Лекса ему требовалась всего секунда или две, но в сравнении со скоростью Небесных Монархов это была словно вечность. Старкс прибьёт первоуровневого Священного Лорда намного раньше, чем тот успеет хотя бы разрушить барьер Лекса.

Вот почему, как только Второй Сын Ниагалы отступил, то Цзян Дао без промедлений поступил аналогично. Вспышка телепортации окутала его, вслед за чем в точку, где он находился, ударило огромное грозовое копьё, до предела укреплённое концепцией Ян. Увы, техника псевдо-Божественного ранга, так и не нашла свою цель…


***

У гарнизона на границе земель Старкса и королевства Таэль, как всегда, столпилась немалая очередь. Торговцы и просто путешественники ежедневно проходили сквозь это место, направляясь в обе стороны.

Как и прежде, в округе стоял гул тысяч голосов. Путники обсуждали всякую всячину, начиная с возросших цен на Лазурные Кристаллы и заканчивая проходящим сегодня в столице Таэля параде. Воины спокойно дожидались своей очереди, беспокоясь о разных мелких заботах. Ничего не предвещало беды, как вдруг…

На горизонте полыхнуло так ярко, что на миг могло показаться, будто появилось второе солнце. Ну а несколькими мгновеньями спустя, как и ожидалось, до гарнизона добралась и ударная волна.

Шум далёкого взрыва накрыл путешественников настолько внезапно, что многие в испуге стали формировать защитные техники и использовать артефакты. Особенно это инстинктивное желание защититься подпитывала затрясшаяся земля. В некоторых местах даже начали появляться крупные трещины. Но, к счастью, вскоре всё закончилось.

Медленно отведя призванную из кольца флейту от губ, мускулистый сильф с синими волосами осмотрелся.

– Это… это ведь в той стороне Удийн?.. – указал на запад стоящий неподалёку эльф, с шоком глядя на угасающую вдалеке вспышку.

Вскоре до воинов, желающих перейти границу, начало доходить, что чудовищный взрыв произошёл именно в Удийне. Осознал это и Норвуд.

«Дерьмо! Сходил, называется, за твоими ресурсами… – скривился он, как вдруг в голове пикового Заклинателя раздался незнакомый голос и появились определённые знания. – Да ну чёрт возьми! Что там уже случилось?.. Ладно, всё равно нужно возвращаться…»

Три года назад он получил от Кая крайне ценный товар, за который пришлось расплатиться столетним контрактом в качестве наёмника. Так что выбора у Норвуда сейчас не имелось. Впрочем, он сильно против и не был. В том, что он будет идти за таким гением, сильф видел действительно огромную выгоду.

Покинув очередь, Норвуд развернулся и зашагал обратно в сторону Таэля. Вскоре он достаточно удалился от гарнизона, после чего призвал Стального Орла. Заиграла флейта, начался полёт…


***

В далёком восточном эльфийском городе Делт царила тревога. Весть об уничтоженной столице уже как два дня разошлась по королевству, ввергнув его жителей в панику. Осознание ужаса начинающейся войны постепенно приходило ко всем.

Делт являлся довольно крупным городом, а поэтому был связан сетью порталов с несколькими другими мегаполисами Таэля. Обычно использование этих порталов являлось роскошью, однако сегодня никто не жалел на них денег. Население массово покидало центральные районы королевства, стремясь уйти поближе к границам. Вот только мало кто понимал, что так опасности всё равно не избежать.

Конечно, в такой ситуации правительство должно было наложить ограничения на эти перемещения, введя военное положение, вот только этого самого правительства более не существовало. Подавляющее большинство губернаторов, мэров, высших военных чинов, аристократов и прочих важных лиц умерло в Иллионе в тот злосчастный день. Поэтому весь управляющий аппарат Таэля сейчас только восстанавливался и приводился в порядок. Благо король и часть важных персон, что были недалеко от него в момент атаки, всё же выжили.

Перенёсшись в Делт, высокий парень в тёмном плаще и капюшоне сошёл с платформы и оглянулся. Его взгляду предстало зрелище поспешно готовящихся к переброске солдат Таэля. Военные были одними из первых, кто восстановил свою работу. Сейчас в каждом городе приводились в готовность местные гарнизоны, а также массово набирались новобранцы. По приказу короля войска должны были собраться прямо в разрушенной столице, портал к которой, благо, уцелел. Всё же это были древние постройки, созданные ещё до основания королевства и обладающие высокой защитой.

Сбор также касался аристократов и сект. Представители и тех и других являлись военнообязанными, поэтому, кроме солдат в однообразной форме, парень также увидел и горделивых воинов в цветастых одеждах с различными гербами.

Решив не задерживаться на главной площади, он вскоре покинул её. Разглядывая улицы на пути к выходу из города, парень замечал всё больше и больше деталей, говорящих о войне. Большинство торговых лавок либо уже было закрыто, либо как раз сейчас и закрывались. И связанно это было не с тем, что их владельцы чего-то боялись, а с тем, что практически все товары моментально раскупались. Особенно это касалось боевых артефактов и алхимии.

– Я слышал, что выжил король, главы других стран и члены сильнейших знатных семей. У большинства или хватило сил для защиты, или были мощные артефакты, – переговаривались друг с другом двое эльфов в переулке.

– Это не совсем правда. Даже у них были жертвы! – негромко возразил второй. – Великая Семья Сикст была ополовинена, а от Ливариев вообще почти никого не осталось. Кроме того… – перешёл на шёпот эльф, – поговаривают, что Магистра Оникса смертельно ранили, и он, дай Небеса, максимум протянет ещё несколько лет…

– Святые Небеса… – едва не выкрикнул собеседник, а затем осенил себя неким знаменем. – Пусть упокоятся души тех, кто погиб в Иллионе… Подумать только, не одного выжившего среди простых жителей и гостей…

Подслушавший эльфов парень тихо хмыкнул на последней фразе, а затем перестал умышленно замедлять шаг. Вскоре он добрался до южных врат, где его, конечно же, остановили стражники.

– Снять капюшон. Документы, – приказал ему заступивший дорогу Элементалист.

Парень подчинился, показав стражникам эльфийскую внешность и медальон, подтверждающий личность.

– Хорошо, – вернули Заклинателю документы. – Куда направляешься?

– Дак это… ну я… – почёсывая затылок, по-деревенски глупо улыбнулся он, – да в деревню родную! Коль война будет, то хочу сперва родных увидеть. Матушка там, небось, места себе не находит. Ну я там… это… давно дома не бывал. Ну и вот я подумал, что нужно навестить их. Ну а потом хочу родине помочь… типа… э-э… стать солдатом. Говорят, платят хорошо сейчас. А то брату типа тоже ресурсы нужны. Он у нас талант. Ну и…

– Ладно, ладно. Иди давай! Не задерживай очередь, – вздохнул страж.

– Ага… – закивал парень, после чего наконец покинул город.

Быстрым шагом он преодолел несколько километров по дороге, а затем свернул в чащу леса и перешел на бег. Спустя полтора часа Заклинатель добрался до входа в старую заброшенную шахту. Голос, что просил помочь Каю, привёл его именно сюда.

Медленно шагая, парень вошёл во тьму, пока постепенно возвращалась его настоящая внешность.

– Так и думал, что ты будешь первым, – пришёл издали голос. Тот самый, что позвал его.

Вскоре парень приблизился. Тьма ничуть не мешала Истинному Мастеру видеть собеседника, коим оказался высокий красноволосый мужчина, что лежал на крупном кубе льда.

Осознав, что перед ним некто крайне могущественный, воин поклонился.

– Приветствую Великого Мастера. Меня зовут Шакс Эльдивайз. Наверное, я бы назвался другом этого любителя ледяных гробов, – улыбнулся парень. – А вы, я так понимаю, и есть тот наставник, о котором однажды говорил Кай.

– Я знаю, кто ты. Давно наблюдал за всеми вами, – ответил мужчина. – Конечно, я немного обучал мальца, но наставником его не являюсь. Можно сказать, что я тоже друг.

– Неплохо, наверное, иметь такого друга…

– Наверное, – хмыкнул Рун’Тан, пожав плечами. – Я тоже думаю, что неплохо, наверное, носить в себе такую штуку. Не боишься, что раскроют?

Шакс сощурился, но затем вдруг громко рассмеялся.

– Не понимаю, о чём вы.

– Действительно… Сам бы я не смог это обнаружить, так что понимаю тебя. Однако глаза этого мальца особенные, – постучал мужчина по льду. – Очень особенные. Думаю, что-то такое ты уже должен был заметить…

– Вот как… Тогда вы меня раскрыли. Сдаюсь, – усмехнулся Шакс, шутливо подняв руки. – Но нет, не боюсь. Думаю, такие особенные глаза более нигде не найти.

– Кстати, представляю, как будет зол твой отец, узнав, что ты забрал с Саахи.

– Оу… – приподнял брови удивлённый Шакс. – Так вы ещё с тех времён знаете. Это вам Кай…

– Нет. Думаю, он и сам не понимает, что видит. А я просто… так сказать арендую для себя уютный уголок в его духовном мире и немного выглядываю в реальный его же глазами.

– М-м-м… – протянул закивавший парень. – Теперь всё сходится. А то я думаю, чего это вы полупрозрачные. Хех…

Рун’Тан посмотрел на себя и пожал плечами.

– Ну так, может… расскажете, что произошло? И кстати, как вас зовут?

– Рун’Тан Шаквир, – представился мужчина, заставив Шакса слегка нахмуриться. Имя показалось парню знакомым, что сподвигло его вспомнить свитки, найденные предками в руинах Саахи. Вскоре Шакса осенило. Информация о подземном городе, куда так и не смогли пробраться члены Клана Яркой Луны, всплыла в его голове. – И тебе я показываюсь лишь в качестве исключения. Когда придут остальные, то встретишь их сам.

– Как пожелаете, – учтиво поклонился Шакс, отбросив привычное для себя дурачество, – Великий Мастер Рун’Тан.

Мужчина кивнул, после чего наконец поведал парню, что же произошло.


Глава 9. Истинные земли великанов.


В течение недели в заброшенной шахте собралось четверо воинов. Буквально через день после Шакса прибыл Норвуд. Следующим оказался Сатор, который во время уничтожения Облачной Обители находился в горах Айве, что располагались недалеко от восточной границы Таэля. Последним же был Феликс, которому пришлось преодолеть наибольшее расстояние.

Четверо Истинных Мастеров расположились под землёй, ничуть не чураясь подобных условий. Впрочем, это место они всё же немного обустроили. Установили светильники, стол и кресла. Благо в Пространственных Кольцах воинов хватало всяких вещей для разных случаев.

Шакс и Норвуд расположились за столом. Они играли в некую игру, похожую на шахматы, пока за ними наблюдал Феликс. Что же касалось Сатора, то он с опущенной головой сидел прямо на земле в нескольких метрах от остальных. Крайне мрачный сильф уже узнал о случившемся с Обителью от Шакса. Известие о смерти Рейзела и Элеи стало для него жутким ударом. Со стороны можно было даже услышать, как время от времени скрипят от злости зубы Сатора…

– Может, ты уже всё расскажешь? – поинтересовался Норвуд, сделав свой ход в игре.

– Ещё не все собрались. Хватит надоедать, – покачал головой Шакс, совершив ответный шаг.

– Ну хотя бы скажи, где сам Кай? Или зачем мы здесь собрались?

– Кай сейчас развлекается с красотками, где-нибудь на прекрасном пляже. А это всё розыгрыш. Как это в том мире говорили?.. Пранк, по-моему…

Норвуд поднял взгляд на Шакса, а затем тяжело вздохнул.

– Очень смешно.

– Ладно, ладно… Кай здесь, – лучник поднял ладонь, на котором, кроме его собственного, расположилось кольцо пикового качества Императорского ранга. – Его создал тот, чей голос все мы услышали. Он же переместил Кая туда.

– Так почему он сам не помог ему?

– Если бы всё было так просто… – потянулся Шакс, а затем встал. – Вот я опять и выиграл… Ах да, кажется, у нас гости. Двое…

Норвуд и Феликс резко насторожились. Никто из них не ощущал рядом чужих аур.

– Как ты узнал? – поднялся с кресла сильф.

– Бабушка с того света подсказала… – закатил глаза Шакс. – Естественно, что я оставил заранее метки. И сейчас их не просто задели, а даже раскрыли и попытались незаметно убрать.

– Либо кто-то специально скрывает ауры, либо они как минимум Элементалисты. Это мог бы быть он, но раз ты говоришь о двоих… – нахмурился Норвуд.

Две фигуры в плащах вскоре вошли в главный тоннель заброшенной шахты. Двухметровый воин снял капюшон, явив брутальную внешность. Глефус осмотрелся, однако никого не увидел.

– Ты же здесь. Я определённо чую тебя, – выкрикнул спутник великана, перестав скрывать ауру начального Элементалиста.

– Врёшь. Иначе сказал бы, что чуешь нас, а не одного меня, – развеял свою уникальную технику невидимости Шакс, которой скрыл определённую область. – Но что ты вообще здесь делаешь?.. Здоровяк, я думал, тебе этот парень не нравился.

– Он сам пошёл за мной, – коротко пробасил Глефус. – Но он может помочь… Где Кай?

– Прежде чем я отвечу, скажи: Нотриксу действительно можно доверять? Разве забыл, как он шпионил за тобой, когда мы только прибыли в Таэль? У него же есть своё начальство и цели.

– Он помог пройти границу. Дал клятву. Я доверяю, – кивнул великан.

– Вот как… – сложил руки на груди Шакс, после чего усмехнулся. – Ладно, пусть помогает.

Парень подошёл к столу, провёл над ним рукой, тем самым спрятав фигурки и доску для игры в пространственное кольцо, а затем расслабленно развалился на кресле. Закинув ноги на стол, он с улыбкой уставился на присутствующих. Они, в свою очередь, тоже скрестили взгляды на Шаксе. Казалось, он вот-вот должен начать что-то говорить, но его рот всё никак не открывался.

Молчание продлилось полминуты, пока его наконец не нарушил Феликс.

– Старший брат, мы ещё кого-то ждём?

– Ну… – почесав подбородок, посмотрел Шакс в потолок, – вообще-то, есть ещё двое, но даже тот голос не уверен, что они смогут прийти. А раз ждать слишком долго мы не можем, то нет. Больше никого здесь не ждём.

– Значит, вы наконец можете всё рассказать?

– Да, – пожал он плечами. – Я даже удивлён, что вы целых полминуты ждали, чтобы спросить насчёт этого.

– Да ты, твою мать, издеваешься! – сплюнул Норвуд и тоже сел на кресло.

– Не понимаю о чём ты, – невинно захлопал глазами Шакс.

– Рассказывай уже!

– Эх… скучные вы. Ладно, так уж и быть…

Наконец поведав товарищам всё то, что ему рассказал Рун’Тан, Шакс замолк.

– Сколько конкретно Каю осталось?

– В лучшем случае ещё месяц. Хоть все процессы и замедлены в тысячи раз внутри его льда, но это всё же неполная их остановка. Так что он продолжает умирать прямо сейчас.

– Но чем мы можем помочь Старшему, раз даже тот, кто привёл нас сюда, не в силах справиться? – поинтересовался встревоженный Феликс.

– И правда. Что мы можем против частицы божественной силы? – нахмурился Норвуд.

– Даже сложно поверить в это… – озвучил общее мнение Глефус.

– Нет, – мотнул головой Шакс. – Мы можем помочь. Тот Великий Мастер сказал, что нам нужной найти любого обладателя как минимум полной Сферы Ядов. В таком случае вдвоём они справятся с исцелением Кая. Или же вы уже сдались и даже не думаете пытаться спасти его? – по очереди посмотрел он на каждого из товарищей.

Последние слова парня не могли не задеть их. Все, кроме Нотрикса, либо нахмурились, либо сжали кулаки. Ведь все они уже давно находились в долгу у Кая. Он вылечил и спас от рабства близких друзей Сатора. Неоднократно спасал и помогал Феликсу и Глефусу. С Норвудом же его больше связывал духовный контракт, нежели дружеские связи, однако даже так сильф был серьёзно заинтересован в такой необычной личности, как Кай.

– Элемент Яда считается одним из самых редких, поэтому я знаю только одного мастера, который точно создал такую Сферу. Это Магистр Оникс, – сообщил Феликс. – Вот только… по слухам, его сильно ранили в том сражении над столицей, так что вряд ли он вообще способен помочь, даже если у нас найдётся способ уговорить его. Там вообще сейчас идёт полная подготовка к войне, и нас, наверное, даже близко не подпустят.

– Есть ещё Тёмный Алхимик Санатос, служащий Старксу, – впервые за несколько дней заговорил поднявшийся с земли Сатор. – Я слышал, что он тоже обладает Сферой Ядов.

– Хм… а это идея, – задумался Шакс. – Старкс был довольно лоялен к Каю, так что…

– Не хочу вас огорчать, – вдруг перебил лучника Норвуд, – но вряд ли Санатос сможет вам вообще помочь…

Все посмотрели на сильфа.

– Почему? – спросил Глефус.

– Потому что Удийн стёрт с лица Никрима. Город уничтожен! – ошарашил он воинов. – Я в тот момент как раз был на границе, и взрыв был настолько сильным, что я сомневаюсь, что там вообще мог хоть кто-то выжить. Разве что у самого Старкса были шансы.

– Дерьмо! – сплюнул Феликс, а затем резко ударил по стене. Своды шахты затряслись от мощи его удара.

– Есть ещё вариант, – привлёк к себе внимание Нотрикс. – Его называют Смертельным Облаком. Священный Лорд из Республики Титран, имеющий пиковую Сферу Ядов.

– Нет его, – покачал головой Глефус. – Он мёртв. Уже шесть лет.

– Не зря я доверился интуиции и продолжил следить за тобой… – пробормотал эльф. Сняв наконец капюшон, он повернулся к великану и ехидно улыбнулся. – А что если я скажу, что на самом деле твой дедушка жив?

Глефус сощурился и помрачнел. Забурлила его аура, став слегка придавливать всех присутствующих. Своды шахты вновь начали трястись.

– На самом деле его не казнили, а до сих пор держат в темнице под поместьем твоей семьи, – спокойно продолжил говорить Нотрикс.

– Ты можешь доказать свои слова? – сделал шаг навстречу эльфу Глефус. Его крупная фигура словно гора нависла над собеседником.

– Разве ты забыл? – стала ещё шире ухмылка следователя. – Я же дал клятву, что не наврежу и не… солгу.

Глаза Глефуса вдруг расширились. Он резко замер, и вместе с тем пропала его аура.

– Зачем ты помогаешь? – спросил великан.

– У меня разве не может быть добрых помыслов?

– И ежу понятно, что ты преследуешь какую-то свою цель, – хмыкнул Шакс. – Так что лучше сразу всё выкладывай.

Нотрикс вздохнул.

– Пять лет назад мой босс отправился на некую разведывательную миссию. Детали мне неизвестны, но всё закончилось успехом. Наши вернулись домой, заполучив ценные сведенья. Но теперь я понимаю, что это была ложь… Более недели назад, как раз в день уничтожения Иллиона, именно они были теми, кто прямо во время парада напал на стражей стены, а затем отключил защитный барьер, что висел над городом… Ну а поскольку мы с Марксом были довольно близки, как друзья, то сейчас я являюсь одним из подозреваемых предателей. Конечно, должно быть честное расследование, но только не в нынешнее время. Других подозреваемых, которых посадили под стражу, практически сразу убили в тихую, даже если они клятвой подтвердили свою непричастность. Много у кого были близкие в Иллионе, и жажда мести ещё долго будет застилать им глаза, – рассказал эльф. – Конечно, я бы мог просто скрыться на время войны или вообще сбежать с Таэля, но это не по мне.

– Это всё ещё не объясняет, почему ты помогаешь Глефусу, – скептически осмотрел эльфа Норвуд.

– Мало кто знает, но в тот день погиб Клейр – единственный Небесный Монарх расы великанов в Никриме, – шокировал воинов Нотрикс. – Это пока скрывают, но верхушка Республики Титран уже всё знает. Там правит Совет Кланов, но до недавнего времени Урул имел огромное влияние на них, хоть и использовал его только в особых случаях. Но теперь великаны лишились сильнейшего защитника, а у Совета Кланов пропал тот, кто сможет отклонить их решение. Поэтому, когда Его Величество Уриил решил сформировать альянс для борьбы с тем, кто атаковал Иллион, великаны стали единственными, кто отказался вступить. Члены Совета Кланов, похоже, ужаснулись силе того пикового Небесного Монарха, и теперь считают, что лучше попытаться наладить с ним мир. Но что-то подсказывает мне, что вряд ли враги согласятся на это, учитывая, как они обошлись с той же Обителью… – покачал он головой. – Что же касается Глефуса, то причина моей помощи проста: он настоящий наследник сильнейшей семьи в клане Но’Ритм, который имеет огромное влияние на Совет Республики. Я могу помочь вернуть ему своё законное место и освободить дедушку из темницы, а вам, соответственно, исцелить Кая, но взамен тогда требую поспособствовать тому, чтобы Совет Кланов всё-таки присоединился к альянсу.

– Так вот оно что… – закивал Шакс. – Хочешь потом стать эдаким героем, чтобы тебя не убили свои же при возвращении?

На этот вопрос Нотрикс решил уже не отвечать. Он повернулся к Глефусу, желая услышать лишь его ответ.


***

Гигантская толпа из тысяч эльфов и представителей других рас расположилась посреди дороги. Были здесь и смертные разных ступеней Закалки, и Истинные Мастера. Все они столпились перед стометровой стеной, уходящей за горизонт.

– Разве мы уже не прошли границу? – удивился Шакс. – Что это за стена?

– Одно из сокровищ Никрима, стоящее наряду с Обителями, – присвистнул Норвуд. – Впервые вижу Непреодолимую Стену.

– Официальную границу мы действительно прошли, но перед нами сейчас граница так называемых истинных земель великанов. Эту стену давным-давно по легенде создал первый великан, прибывший в наш мир. Своей почти что божественной силой он возвёл её вокруг земель, составляющих одну шестую всего континента. И попасть туда ни по земле, ни по воздуху, ни через портал не сможет никто, если его не впустят. Думаю, даже тот пиковый Небесный Монарх, что уничтожил Иллион, не пройдёт здесь, – объяснил Нотрикс. – Вот почему Совет Кланов считает, что сможет договориться о мире. Они полностью уверены в своей защите.

– Гляжу, кроме нас, туда тоже немало кто хочет попасть, – хмыкнул Шакс, глядя на толпу.

– Беженцы… Считают, что смогут сбежать от войны, если покинут Таэль, – презрительно сморщился следователь. – Ладно, пойдём. Обходим очередь. Внутри пропускного пункта у меня есть те, кто сможет сразу провести нас.

Воины кивнули, после чего их группа направилась вперёд. Для Заклинателей и пары Элементалистов путь занял всего несколько минут. А поскольку в многотысячной толпе если и были Элементалисты, то только совсем уже дряхлые старики, то гениям, от которых так и веяло мощью, практически никто не мешал. Они относительно спокойно прошли мимо очереди.

После этого Нотрикс отправился к стражникам границы, оставив товарищей Кая чуть в стороне.

– Не слишком долго ли он с ними болтает? – сел на траву Шакс. – Уже почти десять минут прошло.

– Может, документы какие-то нужны? – предположил Феликс.

– Что-то не так… – вдруг напрягся лучник, который был единственным, кто заметил мимолётное изменение на лицах стражей.

Слова Шакса заставили остальных напрячься.

Внезапно из прохода в стене вышел семиметровый великан – Священный Лорд третьего уровня.

ВНИМАНИЕ! – разнёсся его безумно громкий голос над всей долиной, заставив толпу беженцев вмиг замолкнуть. – Десять минут назад Совет Кланов Республики Титран принял срочное решение закрыть границы. Поэтому все вы должны немедленно покинуть земли Республики за пределами Стены! У вас есть сутки, после чего военные отряды великанов начнут патрулировать эту территорию!

Для большего эффекта в конце Священный Лорд со всей мощи топнул по земле, одновременно с этим выпустив технику. Поверхность затряслась, вспучилась, а мгновением спустя перед ним целым рядом волн выстроились каменные копья, готовый в любой момент выстрелить. В каждое из них было вложено столько силы, что даже одного хватило бы для моментального убийства подавляющего большинства "гениев" Облачной Обители. Не спасла бы никакая личная защита.

Эффектно закончив свою речь, что явно пробрала толпу, Священный Лорд с удовольствием посмотрел на медленно отходящих от стены беженцев и улыбнулся. После этого он вернулся к проходу.

Могло бы показаться, что он просто обернулся, однако опытный глаз Шакса позволил ему заметить, что всего на краткий миг, но великан осознанно посмотрел на них. И это явно была не случайность. В глазах его затаился умело скрытый интерес. Но что самое главное – Священный Лорд взглянул не просто на всю их группу. Его взор был направлен лишь на одну личность.

На Глефуса.

– Ну и раскричался, – с улыбкой произнёс Нотрикс, приблизившись к остальным. – Но вы не волнуйтесь. Несмотря на указ, нас всё же пропустят. Идём, нам как раз сейчас оформят пропуски…

Шакс продолжал расслабленно сидеть на траве. Он опустил голову и на всякий случай прикрыл рот ладонью, сделав это якобы невзначай.

– Закрой меня своей фигурой и продолжай делать вид, что болтаешь с нами. Вы тоже, на меня не глазейте, – едва уловимо произнёс Шакс.

Стоило отдать должное Нотриксу. Он неспроста всего за пять лет стал следователем высокого ранга, а также некогда с отличием окончил специальную академию. Эльф моментально сориентировался.

Что же касалось остальных, то они тоже не оплошали. Хоть и с лёгкой заминкой из-за удивления, но Глефус, Норвуд, Феликс и Сатор тоже прислушались к словам Шакса, пускай они и звучали странно.

– Они странно себя ведут. Интуиция советует мне как можно быстрее уйти отсюда. Чую ловушку, – продолжил лучник. – Сейчас я применю одну технику, которая выиграет нам пару секунд. Норвуд, призовёшь птицу. Остальные приготовьтесь защищаться.

– Ты уверен? – спросил Нотрикс. – Это наш единственный шанс пройти туда. Если ты ошибся, то потом…

– Абсолютно. Можешь не верить моему чутью и навыкам, но в конце концов решать всё Глефусу. Именно на тебя, здоровяк, странно взглянул тот Священный Лорд, – добавил Шакс. – Что выберешь: поверить мне или Нотриксу? Но выбирай скорей, ведь если прав я, то…

Менее одной десятой секунды понадобилось Глефусу, чтобы принять решение. Протянув всё ещё сидящему на траве лучнику руку, он, как всегда, коротко сказал:

– Действуй.

– Спасибо, здоровяк, – улыбнулся поднявшийся Шакс и сделал пару шагов к стене. – Ладно, пойдём.

Наблюдающие за группой воинов стражи (пиковые Заклинатели) увидели, как те стали идти к ним. Они спокойно наблюдали за этим, как вдруг спустя две секунды фигуры Шакса, Глефуса, Нотрикса, Норвуда, Феликса и Сатора истаяли туманом. Одновременно с этим великаны увидели появившуюся в паре десятков метров над землёй огромную стальную птицу – Тирана конечной стадии. Орёл быстро набирал скорость и высоту, унося шестерых воинов прочь.

– Поднимайся как можно выше, – сообщил Шакс. – А мы продолжаем держать защиту.

– Может, ещё не поздно вернуться? – усомнился в их действиях Нотрикс. – Смотри, нас никто не атаку…

Внезапный удар, обрушившийся на общий барьер, громким звоном заглушил все звуки. Подняв голову, шокированный Нотрикс увидел застрявшее в защитной сфере каменное копьё. Ещё несколько таких же вдруг пролетело мимо. Они не попали лишь благодаря тому, что Норвуд умело контролировал питомца, стараясь уворачиваться от атак.

А за Стальным Орлом тем временем под ускорением бежал семиметровый великан, пока земля под его ногами поднималась, будто формируя ступени к небесам. На создаваемых собственными силами столбах он поднялся уже выше пары километров, но при этом и не думал замедляться.

«Да ты шутишь?! – наблюдая за происходящим, поразился Шакс. – Сколько энергии нужно для такого?!»

Когда расстояние между Священным Лордом и гигантской металлической птицей сократилось до пяти километров, то великан внезапно ускорился до предела и со всей мощи оттолкнулся. Восприятие Шакса не поспевало. Для его глаз фигура противника внезапно исчезла, после чего на барьер вновь обрушился чудовищной силы удар. Вот только на сей раз это был никакой не снаряд. Столкнувшимся со сферой объектом являлся сам Священный Лорд, чьи пальцы пробили защиту, тем самым позволив ему повиснуть на ней.

Мгновением спустя раскрылась его начальная Сфера Земли, вмиг уничтожившая общий барьер. Пятеро воинов моментально ощутили жуткую боль от насильного разрыва связи с техниками. Но прежде чем законы Священного Лорда расплющили их, Нотрикс успел активировать артефакт. Появившийся вокруг птицы ещё один барьер моментально покрылся трещинами. Собственно, как и сам артефакт эльфа. Великан же снова впился пальцами в сферу.

Вот только это всё же дало Шаксу необходимое время. Прикоснувшись к кольцу, полученному от Рун’Тана, он начал вливать в него энергию. И ответ не заставил себя долго ждать…

Священный Лорд вдруг ощутил, как вес его тела начинает стремительно возрастать. Держаться за барьер становилось с каждым мгновеньем всё труднее и труднее. Кости трещали, а на броне появлялись трещины.

Удерживаясь на Стальном Орле при помощи энергии, Шакс спокойно поднялся. Посмотрев на великана сверху вниз, он сказал:

– Кажется, твоя остановочка, – усмехнулся парень.

Секундой спустя давление на Священного Лорда увеличилось в два раза, и он больше не смог держаться. Ладони великана вмиг превратились в месиво, а его самого с огромным ускорением понесло вниз. Массивное тело воина преодолело десятки километров на пути к земле за считаные секунды.

– Что это было? – не мог поверить своим глазам Нотрикс.

– Помню, когда-то давно бабушка научила меня очень хорошо молиться… С тех пор я непобедим… – невозмутимо ответил Шакс.


Глава 10. Встреча.


Гигантский Стальной Орёл приземлился у подножья гор получасом спустя. Норвуд прекратил играть на флейте и вернул питомца в своё тело. Повалившись на землю, он устало вздохнул.

– Больше не могу. Сил нету…

– Мы где-то семьсот километров пролетели, – прикинул в уме Шакс. – С учётом моей техники сокрытия, думаю, мы ушли от преследования.

– Но что теперь делать? – спросил Нотрикс. – У меня есть ещё связи в одном из пропускных пунктов, но раз ищут Глефуса, то, вероятно, информация об этом разошлась уже по всем проходам в стене.

– Зачем он им вообще? – сел возле дерева Сатор. – Неужели твой план раскрыт?

– Не… – сразу же ответил следователь, но вдруг резко замолчал и задумался. – Они не попытались захватить нас сразу, а ждали, когда мы войдём. Зачем?

– Скрыть от свидетелей свои действия? – предположил Шакс.

– Я тоже так думаю, – кивнул Нотрикс. – Но не от беженцев. Стражам стены явно плевать на тех доходяг. Вероятно, они хотели поймать нас внутри незаметно, скрыв это от своих же коллег. А это наводит меня на мысль, что лишь часть пограничников желает пленить тебя, Глефус. Если я прав, то версия о раскрытии моего плана становится более реалистичной. С другой же стороны, может быть и такое, что тебя просто кто-то хочет захватить, не зная при этом о том, что под семью Сантос копают. Тогда это объясняет, почему они так долго держали нас у стены и не спешили с попыткой захвата. Ведь они могли узнать Глефуса, но всё это время просто связываться с тем, кто хочет его схватить.

– То есть, нашим здоровяком, так или иначе, но кто-то заинтересован, – резюмировал кивнувший Шакс. – И этот кто-то либо знает о плане вернуть Глефуса на законное место наследника, из-за чего и подкупил стражей заранее, либо просто имеет другую причину для его поимки. Однако нам в любом случае нужно готовиться к худшему… Представим, что те, кто изгнал Глефуса, осведомлены о твоём расследовании, а теперь вдобавок знают, что мы со здоровяком пытались попасть на их родину. Что в таком случае прописано в твоём плане? – посмотрел он на Нотрикса.

– Если это так, то нужно действовать на опережение. Нас могут ждать, а значит следует воспользоваться этим знанием. Есть те, кто поддержит Глефуса даже вне семьи, а с учётом того, что я рассказывал вам ранее, думаю, у меня будет возможность обвести противников вокруг пальца.

– Но-о-о?.. – протянул изогнувший бровь Шакс, внимательно посмотрев на эльфийского следователя.

– Ты прав, есть нюанс, – со вздохом ответил Нотрикс. – Если о нас уже знают, то риск всего плана серьёзно повышается. Я теперь не могу гарантировать вашу безопасность. Если продолжим, то можете пострадать или вообще погибнуть, – признался он. – Так что теперь у вас есть шанс передумать. Особенно это касается тебя, Глефус. Ты действительно готов пойти на этот риск?

Пока шёл разговор, великан спокойно смотрел на безоблачное небо. Он казался безразличным к обсуждаемой теме, вот только в действительности об этом лишь и думал. Все последние шесть лет Глефус жил только для себя и своей мечты, полностью отбросив факт предательства, изгнания в рабство и ложной казни деда. Однако как бы он ни пытался начать жизнь с нуля, прошлое всё равно настигло его.

Глефус никогда не желал мести, которая всё равно ничего бы не изменила. Его воля уже тогда была крайне сильна, а поэтому даже такое событие не породило в нём внутреннего демона. Все шесть лет великан даже не задумывался о возвращении на родину, спокойно развиваясь в Облачной Обители. Вот только, оказалось, что самый дорогой член семьи на самом деле жив, и все эти шесть лет гниёт глубоко в подземной темнице, а вдобавок близкий друг застыл на грани жизни и смерти. Они оба нуждались в помощи, и такое Глефус уже не мог игнорировать.

Медленно опустив взгляд, в котором блеснула его стальная воля, Глефус посмотрел на Нотрикса.

– В Глубине я дал обещание. Жизнь за жизнь. Я пообещал вернуть долг за своё спасение, – сообщил он эльфу. – У Кая есть могучая наставница. Но неизвестно, когда она вернётся. Поэтому я должен попытаться спасти его. Любой ценой.

Могучий голос, незыблемое спокойствие и грозный вид Глефуса произвели на Нотрикса впечатление, отчего он не сразу ответил…

– Я понял, – серьёзно кивнул следователь, а затем повернулся к остальным. – Тогда что насчёт вас?

– Ты, что ли, издеваешься над нами, морда ушастая? – резко произнёс Шакс, заставив Нотрикса нахмуриться. – Считаешь, мы проделали весь этот путь, чтобы сейчас пойти на попятную? Зачем тогда задаёшь такие глупые вопросы?.. Нет здесь тех, кто не готов рискнуть, чтобы спасти того дурака и помочь нашему здоровяку. А если я вдруг ошибаюсь, то, пожалуйста, поднимайте руки, кто готов сбежать. Я тогда вам сразу яйца отрежу и попрошу свалить куда-нибудь на периферию Ойкумены… В своём королевстве вы уже, наверное, совсем забыли, что путь развития – это по большей части путь самоубийц. И если настоящий воин чего-то хочет, то он пробует, даже если шансы кажутся смехотворными. В нашем же случае ещё даже нельзя пока сказать, что всё слишком рискованно. Не более чем обычная вылазка за ресурсами в аномальные земли, где толпы монстров, что выше тебя по развитию, и множество природных ловушек.

Нотриксу не нашлось что ответить. Казалось бы, с ним так нахально говорит всего лишь Заклинатель, когда он сам Элементалист. Однако при этом эльф понимал, что в чём-то Шакс действительно прав. Большинство подданных Таэля, особенно среди более привилегированных классов, совсем позабыло о той простой истине, что боевые искусства – это в действительности про постоянный риск и близость к смерти. Вот почему в последние тысячи лет мирного времени появляется гораздо меньше по-настоящему чудовищных гениев, чем когда шли войны между расами.

– Неплохо сказано, – издал смешок разлёгшийся на траве Норвуд.

– Согласен, – добавил Глефус, тем самым удивив присутствующих. Все уже давно привыкли, что этот великан крайне молчалив, и обычно начинает говорить, лишь когда его спросят.

– Была бы здесь старшая сестра Энни, то она определённо ответила бы вам что-нибудь тоже такое грубое. Особенно насчёт яиц, – усмехнулся Феликс. – Интересно, куда же она пропала?..

– Уверен, она бы первая поддержала мои слова, – хмыкнул Шакс, но мысленно помрачнел.

Во время своей атаки, Рун’Тан, как могущественный Мастер Душ, успел заглянуть в недавние воспоминания четверых Сыновей Ниагалы и генерала Жу Вэя. Из них он-то и узнал, кто такая Энни на самом деле и что с ней случилось. Собственно, это он и поведал Шаксу, когда они впервые встретились.

Лучник был волен распоряжаться этой информацией как угодно, поэтому рассказывать остальным об Энни не спешил. Ситуация выглядела довольно неоднозначной, особенно на фоне того, каким мусором её считали подданные Ниагалы. Из памяти старого генерала становилось понятно, что девушка не более чем инструмент в руках Кироса, а поэтому говорить о некоем предательстве ещё было рано.

Пока что Шакс сказал остальным, что Энни не было в Обители в момент её уничтожения и она отправилась куда-то далеко, что даже голос Рун’Тана до неё якобы не достал. Раскрыть же правду он собирался потом, когда они помогут спасти Кая, а затем поговорят с ним на этот счёт.

– Только у нас всё ещё остаётся одна нерешённая проблема… – заговорил Сатор, чьё лицо, похоже, навечно останется мрачным. – Как нам пройти через стену?

– А что тот Голос? Он может помочь? – взглянул на лучника Глефус.

– Если эта стена действительно такая непреодолимая, то я даже не знаю… – пожал плечами Шакс. – Разве что можно позволить им осознанно нас поймать, после чего тот Великий Мастер нам поможет освободиться уже внутри. Но даже если не учитывать, какую шумиху это поднимет, то просить его о помощи мы в любом случае должны лишь в крайнем случае. По некоторым причинам он сейчас ограничен в силах и поэтому должен сохранять их, чтобы хватило на помощь Каю.

– Тогда есть только один путь. На стене со стороны гор нет постов стражи. Но врата всё равно расположены через каждые триста километров вдоль неё. Любой великан, что есть потомок первопредка, может открыть их снаружи. Нужно только пройти испытание.


***

Вся восточная часть континента принадлежала двум расам. Север – великанам, а юг – дорганам. Ну а отделял их друг от друга гигантский горный хребет Айвы – земля, полная аномалий. Соответственно, полёты в таком месте были крайне опасным делом, из-за чего никто не рисковал здесь передвигаться никак иначе, кроме как на своих двоих.

Шаксу и остальным понадобились сутки, чтобы добраться с восточных рубежей Таэля к границе Республики Титран, и ещё три дня, чтобы углубиться в горы, которые официально принадлежали Облачной Обители. Но теперь они наконец добрались до Непреодолимой Стены.

– Про то, что ты здесь можешь открыть проход, точно никто не знает? – уточнил Нотрикс, взглянув на направляющегося к стене великана.

– Только потомкам первопредка известно про это. В десяти кланах есть три такие семьи. Только мы можем управлять стеной. Знание передаётся от главы к наследнику. И его запрещено разглашать, – не останавливая шага, сообщил Глефус.

– Но как ты нам это рассказал? – удивился эльф.

– Я изгнанник. Это исключение.

Вскоре группа из шестерых воинов приблизился к гигантской стене, которой не повредила даже древняя война, прогремевшая некогда в этом мире.

– А когда врата откроются, то нас не заметят? – поинтересовался Шакс.

– Нет.

– А если попытаться пробиться через стену силой?

– Это фиксируется, – ответил вместо Глефуса Нотрикс. – Но мы же в Айве, а поэтому любую атаку по стене в этой местности, думаю, списывают на монстров.

– Хм, логично… – кивнул Шакс.

Мгновением спустя раздался внезапный взрыв. Над стеной появилось свечение, которое, впрочем, почти сразу затухло.

Не ожидавшие такого воины моментально обернулись, дабы увидеть всего лишь Шакса с луком в руках.

– Чего? – наигранно удивился он. – Я всего лишь хотел проверить, действительно ли она такая "непреодолимая"?

В итоге парню никто решил не отвечать. Поход продолжился, и через пару минут шестеро Истинных Мастеров находились уже вплотную к стене. Глефус приблизился к семиметровым воротам, после чего порезал ладонь и приложил её к ним. Секундой спустя проход начал открываться.

Расположенные на стенах светильники стали по цепочке активироваться, освещая уходящий вдаль коридор с синими стенами и потолком, что были покрыты плавными узорами. Отличался только пол, который состоял из широких белоснежных плит.

– Сжатое пространство, значит, – кивнул своей догадке Норвуд, понимая, что не может в действительности стена быть настолько толстой.

– Да уж… – покачал головой разочарованный Шакс. – Довольно неприглядное место. Я ожидал большего…

Замерший у входа Глефус обернулся.

– Пройти испытание могу только я.

– Помним, – ответил Нотрикс.

– Держи тогда, – протянул Шакс кольцо, полученное от Рун’Тана. – Думаю, такого артефакта точно должно хватить, чтобы стена нас не заметила и пропустила.

Великан принял артефакт, который автоматически подстроился под размер его пальцев.

– Ну, удачи тебе, здоровяк, – усмехнулся лучник. – Всё теперь в твоих руках.

– Я пройду, – уверенно ответил Глефус.

– Не сомневаемся, – кивнул Нотрикс, а за ним и остальные.

Несколькими секундами спустя кольцо, активированное ещё Шаксом, захватило и перенесло внутрь себя всех, кроме Глефуса. После этого он наконец ступил внутрь. Врата начали медленно закрываться.


***

Минуло четыре дня. До города Алран – столицы республики, было уже рукой подать. Воины, что передвигались вдоль лесов, совсем игнорируя обычные дороги, наконец остановились.

– Как я и говорил, дальше пойдут только трое, – осмотрел всех Нотрикс. – Если не считать меня и Глефуса, то может ещё один. Увы, больше пропусков у меня нет. Изначально я совсем не думал, что нас будет так много.

– Тогда, как и планировали, пусть идёт Норвуд, – повернул голову к Мастеру Зверей Шакс. – Среди всех нас он сильнейший, и в случае чего, его способности должны стать большим сюрпризом для противников.

Нотрикс недоумевающе посмотрел на лучника, но решил всё же никак не комментировать его слова.

– Я не против, – пожал плечами сильф.

Остальные промолчали, тем самым дав своё согласие.

На этом воины и разделились. Нотрикс, Глефус и Норвуд отправились в Алран, Шакс ушёл куда-то на восток, сообщив, что ему нужно встретиться со своим подчинёнными, работающими в республике, а Феликс и Сатор остались в лесу.

Несколькими часами спустя на дорогу вышли трое великанов, среди которых был только один настоящий. Остальные двое, Нотрикс и Норвуд, воспользовались полученными от Шакса Эликсирами Обличия Мертвеца, которые тот в своё время закупил у Кая. Благодаря препаратам эльф и сильф временно превратились в великанов, которых так стала идентифицировать даже Система.

Вскоре они добрались до одного из нескольких входов в столицу. Выждав полчаса в очереди, воины спокойно прошли в Алран. К счастью, никаких подозрений у стражников они не вызвали, ведь, кроме внешности, особыми артефактами были изменены даже ауры всей троицы. Нотрикс годами готовился к этому моменту, благодаря чему они и смогли зайти так далеко без серьёзных трудностей.

Алран действительно был столицей великанов. Он не выделялся какой-нибудь необычной архитектурой или удивительными достопримечательностями. Нет. Город просто был огромен…

Точнее – всё в нём было огромным.

Широченные улицы, где одновременно сможет проехать до пары десятков повозок, пятнадцатиметровые, но при этом всего лишь трёхэтажные здания, гигантские окна и двери, десятиметровые уличные фонари – таким предстал Алран перед его гостями.

По улицам города ходили великаны всех трёх видов: бронированные, лавовые и гигантские. И все они находились в своих истинных размерах. То есть, от трёх до девяти метров, что зависело от возраста. А ведь это при том, что большинство жителей города, конечно же, даже не являлись Истинными Мастерами. Великаны хоть и получали возможность использовать Ки (то есть, начать развитие) уже в десять лет, но достаточным талантом, чтобы дойти хотя бы до ступени Заклинателя, у них обладало менее одной десятой процента от всего населения.

– Я уже связался со своими подчинёнными. Встреча со старейшинами клана Но’Ритм, которые готовы поддержать твоё возвращение, уже готовится, – тихо сказал Нотрикс, когда их троица свернула на более пустую улицу. – Даже если о нас могут уже знать, то мы обязаны проверить первоначальный план.

– Ты про улики? – вспомнил Глефус.

– Да. За эти шесть лет мы нашли некоторые доказательства того, что тебя и твоего дедушку подставили. Этого может не хватить для полноценного суда, да и не дадут нам его нормально провести, но их точно хватит, чтобы огласить на публику и дать тебе право бросить Вызов Крови и Чести младшему брату. Он только пару недель назад стал Элементалистом, так что ещё не должен был полностью освоиться с новыми силами. Ты точно его одолеешь. Ну а раз победитель получает всё, то ты сразу же вернёшь своё законное место наследника, а если точнее – то уже главы семьи.

– Это если план сработает, – подметил Норвуд.

– Верно…

Несколькими часами спустя Глефус, Нотрикс и Норвуд арендовали комнату в небольшом трактире, расположенном в нескольких кварталах от места встречи, после чего приступили к выполнению плана. Вскоре из здания вышли эльф и великан, в которых легко было признать Глефуса и Нотрикса. Вот только на самом деле по улице шагали лишь искусно созданные куклы, копирующие не только ауру и внешность реальных мастеров, но и позволяющие управлять собой с расстояния. Ради таких артефактов Нотриксу пришлось напрячь все свои связи, использовать максимум полномочий королевского следователя и потратить большую часть сбережений. И к счастью, настолько тщательная подготовка действительно оказалась ненапрасной.

– Да, там кто-то есть, – сообщил сидящий на кресле с закрытыми глазами Норвуд, который наблюдал за местом встречи при помощи ворона-питомца. – Но сколько их, я пока сказать не могу.

– Хорошо, – ответил Нотрикс, одновременно с этим управляя куклой. Для любого Истинного Мастера не составляло труда частично разделить сознание, выполняя два параллельных действия. – Если заметите хоть что-то подозрительное, то сразу сообщайте.

Вскоре куклы, разоблачить которые без тщательной проверки не удастся даже пиковым Священным Лордам, вошли в неприметную гостиницу среднего класса. Там их встретил один из подчинённых Нотрикса, который и проводил гостей наверх. В одном из номеров воинов уже ждали некоторые старейшины клана Но’Ритм, готовые поддержать законного наследника сильнейшей семьи.

Управляя артефактами, словно собственными телами, Глефус и Нотрикс вошли в комнату. Внутри находилось пятеро старых мастеров. Священные Лорды взглянули на гостей, а секундой спустя… их фигуры растворились в воздухе.

– Уходим, – процедил Нотрикс, разрывая связь с куклой.

Вот только было уже поздно. Несколько аур обрушились на здание таверны. Никто из троицы даже не успел среагировать, как двери и часть стены оказались уничтожены мощной атакой, а их самих вынесло на улицы через окна ударной волной. Следом на Нотрикса, Глефуса и Норвуда вмиг надели ошейники-подавители, что повалили их.

Из-за давления аур и ошейника великан оказался полностью скован в движениях. Он неподвижно стоял на коленях, будучи окружённым четырьмя Священными Лордами и десятком Элементалистов.

– Ну вот мы и встретились снова, старший братец, – присел перед Глефусом тёмноволосый трёхметровый Элементалист с изумрудными глазами и непримечательным "квадратным" лицом, которого звали Карт. – Шесть лет прошло, а ты всё так же слеп. Даже не сумел разглядеть крысу рядом с собой.

Карт резко повернул голову Глефуса влево, позволив ему увидеть Нотрикса, с которого уже снимали ошейник.

Внешне Глефус сохранил прежнюю невозмутимость, однако внутри его накрыл шок и изумление. Он не мог поверить, что Нотрикс действительно оказался предателем.

«Но как?.. Ты ведь дал системную клятву…»


***

Тем временем в нескольких километрах от этого места на крыше высокого здания спокойно расположился симпатичный парень, чьи длинные тёмные волосы развевались на ветру.

– Как и ожидалось… – усмехнулся Шакс, а затем покачал головой. – Дилетант ты, ушастый… Но так даже проще. Хотя, конечно, некоторые моменты мне всё ещё непонятны. Но ладно, ещё разберусь, – пожал он плечами. – Пока не все герои собрались на сцене, у меня ещё есть время забрать Феликса и Сатора. Ну а затем можно будет и заканчивать с этим делом…

Шакс расслабленно потянулся, зевнул (скорее по привычке, чем из-за физиологической необходимости), а затем поднялся. Кивнув напоследок своим мыслям, он внезапно исчез. Уникальная техника невидимости скрыла его ото всех, вплоть до мастеров начальной стадии ступени Священного Лорда. Если не приближаться к ним более, чем на сотню метров, то парня будет невозможно обнаружить одним лишь восприятием.


***

Феликс и Сатор расположились на ветвях деревьев. Они находились в глубине относительно безопасного леса в паре десятков километров от столицы, поэтому если и ожидали кого-то встретить, то это максимум зверей на ступенях Закалки. Однако две ауры, что попали в область духовного восприятия парней, явно не принадлежали монстрам. Это были два незнакомых Заклинателя, точную стадию которых было невозможно определить из-за действия особой техники.

Товарищи Кая обернулись, вскоре увидев пару воинов в плащах с капюшонами и масках, что вышли из чащи леса. Один довольно высокий, а второй чуть ниже среднего роста.

Чего нужно?! – грозно спросил Сатор, одновременно с этим на полную раскрыв ауру пикового Заклинателя, дабы спугнуть незнакомцев.

К несчастью, на воинов в масках это не подействовало. Они даже не дрогнули от такого.

– На вас есть следы его ауры, – раздался чарующий женский голос из-под маски низкого воина. – Где человек по имени Кай Арнхард?

– Кто вы? – нахмурился Феликс.

– Не твоё дело, – грубым мужским голосом ответил высокий Заклинатель. – Отвечай на вопрос.

Феликс хрустнул шеей, размял массивные плечи, после чего оскалился. Его покрытое шрамами лицо стало ещё более жутким.

– А если не отвечу? – дерзко бросил он.

В руке обладательницы приятного голоса появился тонкий прямой клинок. Девушка стала неспешно вытягивать оружие из ножен, тем самым создавая громкий звон металла. Феликс и Сатор внимательно наблюдали за её действиями, готовясь в любой момент отреагировать на технику.

Вот только ничего не произошло. Ни Феликс, ни Сатор ничего не ощутили. Единственное, на что они даже не обратили внимания, это на поднявшийся лёгкий ветерок, заставивший кроны деревьев зашелестеть…

Мгновением спустя товарищи Кая ощутили, как вздрогнула ветка под их ногами. Следом целая дюжина деревьев начала падать. Каждое из них было идеально ровно срублено.

Феликс и Сатор, вынужденные спрыгнуть на землю, наконец осознали произошедшее. Они оба с изумлением поняли, что девушка всё-таки применила технику…

«Немыслимый контроль энергии! Она настолько хорошо ею управляла, что даже сумела скрыть свою технику внутри обычных потоков внешней энергии?! – мысленно выпалил шокированный Сатор. – Разве такое возможно?!»

– Мне повторить вопрос? – вновь заговорила невысокая девушка в маске, чей клинок отчего-то вновь оказался в ножнах, словно его и не доставали.

– Не стоит… – покачал головой помрачневший Сатор, после чего буквально взорвался скоростью.

За эти шесть лет он стал намного сильнее. И хотя Сатор так и не смог попасть на Небесный Этаж Облачной Обители, он всё равно достиг немалого. Если бы не ограничения для пиковых Заклинателей, то он однозначно вошёл бы в первую десятку.

Собственно, если не считать Кая и Лайтуса, то именно Сатор был быстрейшим среди всех рейтинговых учеников. Элементы ветра и молнии позволяли ему развивать безумную скорость. Вот почему он сократил расстояние до девушки в маске меньше чем за мгновение.

Сатор практически добрался до незнакомки, которая для его восприятия будто и вовсе застыла. Сильф достиг такой скорости, что падающие от срубленных деревьев листья для него замерли прямо в воздухе.

Кулак Сатора заискрил молниями. Он уже приготовился к удару, как вдруг между ним и девушкой появилась фигура того высокого Заклинателя. Казалось, его скорость не уступает, а, возможно, и превосходит скорость Сатора.

Замри, – велел мужчина в маске.

В активном бою между воинами одной ступени Воля Мастера была практически бесполезна, однако незнакомец её и не использовал. Сатор не понимал, что произошло, но одного лишь слова противника хватило, чтобы он замер, лишившись возможности управлять всем телом. Вместе с этим сильф перестал слышать какие-либо звуки. Всё моментально оказалось заглушено жутким звоном, появившимся в его ушах.

На этом противник не остановился. Его кулак, что расплывался в воздухе от неимоверно быстрых колебаний, выстрелил Сатору в грудь.

Сильф всё ещё не мог пошевелиться, а для формирования техник ему банально не хватало времени. Парня защищала лишь техника покрова, однако интуиция подсказывала Сатору, что только этого точно не хватит, чтобы остановить всю мощь вражеской атаки. К счастью, воин был здесь не один.

Водный щит внезапно появился между кулаком незнакомца и грудью Сатора. Защита оказалась вмиг пробита, но при этом она же и приняла на себя почти сто процентов вложенной в удар силы. В итоге сильфа лишь откинуло на несколько метров.

«Старший брат недооценил их», – мысленно произнёс Феликс, чьё тело быстро трансформировалось в жидкость. Особая техника превращала его в трёх с половиной метрового водного элементаля.



Глава 11. Наследник крови первопредка.


Гигантская волна накрыла двух воинов в масках. Высокий парень моментально переместился в сторону, где с ним сразу же столкнулся Сатор. Развивая небывалую скорость, оба Заклинателя закружились в смертельном танце. Что же касалось девушки, то она даже не попыталась сдвинуться с места. Обрушившаяся на неё волна вмиг оказалась разбита о воздушный кокон.

Феликс, который и являлся этой волной воды, легко изменил свою форму. Он окружил барьер ветров собой, попытавшись продавить его, а затем сжать и саму девушку. Однако как бы он ни пытался, прорваться сквозь защиту незнакомки таким образом у него никак не получалось. Тогда эльф решил изменить тактику…

Тонкая, но крайне плотная и быстрая струя воды прорвалась сквозь всеотталкивающий ветер. Атака почти добралась до девушки, как вдруг её клинок вновь покинул ножны. В тот же миг и струю, и окружившую воздушный кокон воду рассекло на сотни частей, одновременно с этим разметав её на десятки метров во все стороны. После этого волна ветра промчалась дальше, оставив на земле и ближайших деревьях множество глубоких порезов.

Однако на этом бой не закончился. Разорванный на части Феликс вновь принял форму элементаля. Сейчас он состоял исключительно из воды, поэтому легко собрался воедино.

Противница же ждать не стала. Как только она заметила собирающуюся со всей поляны воду, то моментально бросилась в атаку. Её меч вновь находился в ножнах, но как только она приблизилась, то сразу же вынула его. Очередная атака разорвала верхнюю часть тела Феликса буквально на капли. Вот только и он успел ударить в ответ.

Несколько водяных копий вырвалось из уцелевшей нижней части. Отступить девушка не успевала, поэтому с чудовищной скоростью сформировала защитную технику. Атаки почти добрались до её головы, когда их наконец начало сдувать обратно. Воспользовавшись этим, Заклинательница отступила. Феликс же вновь начал восстанавливаться.

«Его никак не ранить… – подумала воительница в маске. – Что это за техника такая?»

Удивление девушки можно было понять, ведь даже в обширном архиве Облачной Обители не имелось ничего похожего. Технику Тела Воды в действительности можно было назвать уникальной для Никрима, поскольку ею владел только Феликс. Ведь создателем техники являлся не кто иной, как Кай, который для этого проанализировал десятки тысяч свитков элемента воды. И хотя он не владел этой стихией, данный факт никак не мешал ему определить большую часть правил "плетения" водных техник, дабы затем создать свой шедевр.

Техника Тела Воды являлась безумно сложной. Чтобы только изучить и начать её применять, Феликсу понадобилось без устали тренироваться целый год, а потом ещё два оттачивать мастерство владения техникой в сражениях с жуткими монстрами. А ведь он уже Истинный Мастер, а не смертный! Однако парень ни о чём не жалел. Кай создал идеальный инструмент, который стал основным оружием в арсенале его последователя.

Кстати, как можно понять из названия и принципа действия, Техника Тела Воды действительно похожа на Технику Тела Тьмы, используемую Каем. Однако есть и отличия. Во-первых, свойства элементов воды и Инь всё же разные, поэтому и набор возможностей у техник несколько разнится. Во-вторых же, способности основных стихий требуют намного меньше энергии, чем способности, основанные на концепциях. Поэтому если Кай едва способен поддерживать Технику Тела Тьмы хотя бы тридцать секунд, то Феликс может быть "водой" даже более десяти минут.

Бой тем временем продолжался. Феликс восстановился из тысяч капель воды, чему никто не помешал. Девушка просто стояла в стороне. На этот раз она решила не спешить, а стала пытаться разобраться в принципах действия техники противника, дабы затем найти способ победить его.

Феликс, в свою очередь, тоже понял, что с наскока девушку не победить. Она не обладала какой-нибудь невероятной силой, но при этом действовала крайне мастерски. Каждая её атака достигала цели, оставаясь при этом практически неощутимой в энергетическом плане, из-за чего предсказать технику становилось почти невозможно. Вдобавок к этому формировала девушка их с такой скоростью, что среди всех известных Феликсу воинов, только Кай превосходил незнакомку в этом аспекте.

Соответственно, Феликс сразу понял, что кем бы ни была его противница, она в любом случае намного талантливее его. Подобная гениальность была на уровне первых мест в Облачной Десятке, попасть куда эльф никогда и не надеялся. Он трезво оценивал свой уровень.

Вот только опускать руки Феликс не собирался. Пускай он и уступал в таланте, это ещё не значило, что у него нет шансов победить. Компенсировать сей недостаток он собирался за счёт упорства, а также огромного боевого опыта, полученного в тысячах боях на протяжении последних трёх лет.

Восстановление заняло чуть более секунды, вслед за чем парень резко уменьшился с трёх метров до обычного размера. Вода уплотнилась и изменила форму. Теперь Феликс представлял из себя не элементаля, а водяного гуманоида. У него появились ноги, а руки трансформировались в клинки. Пригнувшись, он совершил резкий рывок.

Девушка в маске встретила противника молниеносным размашистым взмахом, однако на этот раз выпущенная Техника Кромсающего Ветра не разорвала водяное тело Феликса. Руки эльфа трансформировались в щит, который и заблокировал атаку. Следом он контратаковал, выпустив из центра щита небольшой снаряд сильно сжатой жидкости.

Девушка плавно увернулась, а затем, совершив обратное сальто, легко избежала перекрёстного взмаха рук Феликса, что вновь приняли форму клинков. В прыжке она вернула свой меч в ножны, приготовившись вновь его изъять.

Руки эльфа снова изменили форму. Два водных хлыста ринулись вперёд, дабы быть разрубленными и отброшенными очередной техникой противницы. После этого девушка наконец приземлилась. Как только её ступни коснулись земли, она моментально рванула вперёд.

Феликс ответил тем же. Воины резко сократили дистанцию. Девушка окутала тело дополнительной защитой, а затем резко вынула меч из ножен, на этот раз приготовив для атаки другую технику. Заклинательница оказалась быстрее противника, поэтому её клинок должен был достигнуть цели раньше, чем вражеские. Вот только Феликс и не собирался противостоять мечнице в фехтовании. Его тело внезапно разделилось на тысячи капель, что всем скопом выстрелили вперёд. Любая из них могла легко пробить броню Золотого ранга.

Девушка среагировала моментально, перенаправив всю энергию с готовой высвободиться ударной техники на защиту. Кружащий вокруг её тела вихрь отклонил все капли, не позволив ни одной из них ранить Заклинательницу. Вот только теперь они находились уже за её спиной, где и объединились в один миг.

Оказавшийся позади девушки Феликс обрушил на неё руки-мечи. Противница же, используя потоки ветра, мгновенно развернула своё тело, дабы в последний миг успеть заблокировать удар. Клинки столкнулись, вслед за чем Феликса смело воздушным взрывом. Однако своего он добился…

Из-под земли вдруг вырвался аналогичный ему водный гуманоид. После каждой атаки девушки, что разрушали тело эльфа, он оставлял часть себя в земле, тайно формируя клона. Собственно, это и был план Феликса – застать противницу врасплох.

Двойник уже было вонзил клинки в живот девушке, как вдруг на него обрушился мощнейший поток ветра. Водяного клона резко вбило в землю, разорвав на куски.

Заклинательница оказалась готова к этой атаке. Благодаря чудовищно высокому уровню чутья энергии, она заранее знала о готовящейся под землёй технике. Единственное, что она не учла, это что атака будет слишком быстрой. Именно из-за этого на бедре девушки теперь появилась длинная алая полоса.

Проигнорировав неглубокую рану, незнакомка увернулась от новой атаки Феликса, после чего их бой продолжился. Только теперь ей предстояло сражаться ещё и с восстановившимся двойником…

Тем временем неподалёку вел бой Сатор. Он, как и его противник, специализировались на скорости. Однако если в первой атаке сильф недооценил обоих противников, то теперь он использовал максимум сил. Незнакомому парню в маске от этого стало гораздо сложнее. Тем более с учётом серьёзной разницы в стадиях: пиковая против начальной.

Засни, – произнёс противник, снова воспользовавшись непонятной Сатору техникой.

Сознание сильфа дрогнуло, однако он всё же сумел воспротивиться приказу. Теперь его покров был усилен от звукового воздействия, поскольку он наконец разгадал элемент незнакомца.

Едва уклонившись от выпада пары клинков из-за накатившей сонливости, Сатор решил радикальным способом привести себя в норму. Молнии забурлили в его теле, буквально атаковав нервную систему. Однако сильф знал, что делал, поэтому быстро справился с эффектом чужого воздействия. Ценою этому стала пропущенная атака.

Один из клинков противника в маске слегка задел левое плечо сильфа. Обычно такая атака оставила бы всего лишь несерьёзный порез, вот только клинки незнакомца были усилены техникой, заставляющей их излучать настолько мощные колебания, что рядом с ними разрушались даже молекулы воздуха. Вот почему небольшой порез превратился в разорванные мышцы плеча и треснутую кость.

К счастью, Сатор наконец переборол желание спать, вернувшись в прежнюю форму. Скривившись от боли в руке, он резко отскочил в сторону, тем самым избежав взмаха двумя клинками, с которых следом вырвалась жуткая техника.

Невидимая атака пролетела с десяток метров, превратив пару деревьев на своём пути в щепки.

«Всего лишь начальный Заклинатель, но какая безумная сила атак. Даже моя техника покрова не сможет полностью выдержать прямой удар, – ужаснулся вражеской мощи Сатор. – Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что в плане разрушительной мощи элемент звука уступает только концепции Инь. Вот только для использования техник концепций нужны тонны энергии, а для обычной стихии – нет… Но так или иначе, этого недостаточно».

До этого момента Сатор и его противник двигались приблизительно с одинаковой скоростью, но в один миг всё изменилось. Молнии сильфа засияли ещё ярче, а ветер стал кружиться быстрее. Он одномоментно ускорился до предела. Стать ещё быстрее он теперь мог лишь при помощи духов, однако в этом сражении сливаться с ними никто не спешил. Это были козыри, обычно предназначенные для смертельных боёв. Сейчас же ни незнакомцы в масках, ни Сатор с Феликсом убивать оппонентов не собирались. Это была скорее обычная стычка Истинных Мастеров, имеющих общий интерес.

Парень в маске приготовился к новой атаке, как вдруг его противник исчез. Мгновением спустя начальный Заклинатель осознал себя летящим в сторону. Его правая рука была сломана сразу в нескольких местах, а по телу то и дело проходили разряды молний. Он едва мог пошевелиться.

Где-то на фоне мелькнула яркая вспышка, вслед за чем десятки электрических гадюк впились в плоть парня. Издав громкий крик, он выпустил мощнейший звуковой удар, однако это ему не помогло. Ломающий рёбра удар обрушился воину на грудь, тем самым остановив его полёт и вбив в землю.

Сознание парня на миг померкло, а когда он вновь открыл глаза, то уже увидел стоящего над ним сильфа, чей укутанный вихрем кулак искрил готовой к атаке техникой. Бой был закончен.

– Думаю, я где-то лет на тридцать старше тебя, малыш, – взглянув в глаза противника, чья маска покрылась трещинами, сказал Сатор. – Так что не со мной тебе тягаться.

Их поединок продлился почти минуту. Изначально Сатор недооценил противника, из-за чего и оказался в начале боя в неудобном положении. Он, во-первых, не сразу разгадал редкий элемент звука, а во-вторых, оказался под влиянием Техники Подчиняющих Слов, от которой в тот момент ещё не знал, как защититься.

Вот почему первые секунд сорок противник доминировал. Однако за это время он так и не смог победить Сатора, хоть и наносил ему определённый урон. В итоге сильф разобрался в техниках врага и справился с замедлением, которое на него действовало поначалу. Следом он начал понемногу восстанавливать своё положение, пока в конце концов не оказался готов явить полную силу.

В конечном счёте разница в боевом опыте, ступенях и законах позволили Сатору в мгновение ока закончить этот странный бой.

«Однако ж, какой неудобный противник, – покачал головой сильф. – Произойди наш бой лет пять назад, и тогда у него действительно был бы шанс победить меня с наскоку».

Сконцентрировав ауру на поверженном, но ещё не обессилевшем оппоненте, Сатор повернул голову на север.

– Сдавайся, или я прикончу его! – выкрикнул он, лишь после этого заметив, что у Феликса всё сложилось совсем наоборот.

Эльф замер на месте с поднятыми руками. Часть его тела вернулась в привычный вид, а часть оставалась водяной. Увы, его шея оказалась именно тем местом, которое утратило «неуязвимость» жидкости. Туда-то сейчас и упирался клинок противницы.

Во время боя девушка нашла крайне эффективный способ заставлять Феликса ещё быстрее тратить энергию. Она больше не разрубала его, а с помощью элемента ветра буквально отрывала куски воды, не позволяя использовать их для восстановления. В итоге она добилась того, что необходимые ей участки тела эльфа вернулись в прежнее состояние, тем самым став уязвимыми.

Повернувшись на выкрик, девушка увидела Сатора и своего компаньона. Скривившись, она поняла, что этого сильфа даже им двоим не победить. Будь он обычным пиковым Заклинателем с посредственным или даже средним фундаментом, как воины изначально и думали, то каждый из них даже в одиночку одолел бы такого. Однако оба противника внезапно оказались настоящими гениями, коих пара в масках совсем не ожидала здесь встретить.

– Скажите, где Кай, и тогда мы отступим, – не убирая клинка от горла Феликса, ответила девушка.

– Ещё чего, – хмыкнул Сатор. – Я даю последний шанс. Убери меч от Феликса и убирайся со своим дружком. Или думаешь, что я не успею переместиться к тебе и остановить клинок?

– Зачем вам Старший? – решился спросить Феликс.

«Старший?» – удивлённо посмотрела девушка на побеждённого эльфа.

После этого она повернулась к Сатору, решив сообщить, что они не враги, но слова вдруг застряли у неё в горле. Среди них появился ещё один воин…

– Ну зачем же обижаешь младших, дружище? – появившись словно из ниоткуда, Шакс панибратски приобнял Сатора, закинул ему руку за шею. – Тем более, когда это свои. Так ведь… Лилия, Ивсим?


***

– Не сомневайся, деда. Я точно стану Небесным Монархом… – произнёс малыш-великан, который, несмотря на небольшой возраст, уже обладал спокойствием и рассудительностью настоящих взрослых. В его непоколебимом взгляде плескалась слишком неестественная для ребёнка серьёзность. – Я учту ваши ошибки. Ты мне веришь?

– Верю, верю, – закивал девятиметровый старый великан, на плече которого и сидел паренёк. – В отличие от младшего брата, меня или даже своего отца, ты уже с рождения особенный. Я не сомневаюсь, что именно ты выполнишь мечту нашей семьи.

Худощавый старик вдруг стал уменьшаться, пока не достиг всего лишь трёхметрового размера. Аккуратно взяв внука левой рукой, он спустил его на землю.

– Нет, деда – покрутил головой малыш. – Это уже не мечта нашей семьи… Это моя цель. Я стану Небесным Монархом ради себя.

Глаза старого великана округлились от удивления, но затем на его лице появилась широкая улыбка. Следом он громко и заливисто рассмеялся. Голос могучего Священного Лорда разнёсся на многие километры, распугав птиц и зверей, а также породив сильный порыв ветра. Пареньку из-за этого пришлось даже закрыть уши ладонями.

– Ох, прости старого, – успокоился воин. – Но ты, конечно, тот ещё эгоист, Глефус.

Малец на это лишь пожал плечами.

– А разве это плохо? Я люблю тебя, папу, маму и брата. Но остальные мне безразличны.

– А как же дядя?

– Он мне не нравится. Он… неправильный воин. Фальшивый… Как и остальные. Они не ценят боевые искусства.

– Но твой брат тоже не так их ценит, как мы.

– Он изменится. Он ещё мал, – спокойно сказал десятилетний Глефус.

«Кто бы говорил», – подумал усмехнувшийся старик, а затем произнёс:

– А мама?

На это малец ответил не сразу.

– Просто мама… это мама…

– Хе-хе… Вот как, – хмыкнул великан, а затем посмотрел вдаль. По бескрайнему полю травы прокатывались иллюзорные волны, порождённые приятным весенним ветром. – Кажется, нам пора возвращаться. Путешествие ведь не может длиться вечно, правда?

Возражать юный великан не стал, после чего они наконец направились на восток – прямо к столице.

Следом краски начали блекнуть. Небо с облаками, колыхающаяся трава, старик великан и всё остальное попросту растаивало словно туман. Сон подходил к концу…

Глефус открыл глаза. С ним никто не церемонился, пытаясь вырубить, поэтому голова Элементалиста всё ещё гудела от боли. Приложив руку ко лбу, он попытался вспомнить свой сон. Увы, у него это всё же… получилось. Парень вспомнил то путешествие с дедушкой по стране на несколько месяцев, тот разговор и то возвращение домой… когда он узнал о смерти матери и жутком ранении отца…

Великан медленно поднялся, приняв сидячее положение. Осмотревшись, чему никак не мешало отсутствие света, он сразу понял, где оказался. Камера. Относительно маленькая тюремная камера глубоко под поместьем семьи Сантос. Трёхметровая кушетка, как раз под уменьшенных великанов, грязные тёмные стены и массивная зачарованная дверь. Больше ничего.

Глефус прикоснулся к шее. Его пальцы ощутили холодный металл ошейника-подавителя, вслед за чем волна сводящей с ума боли прокатилась по телу великана, заставив его выгнуться и упасть на колени. Артефакт защищал себя даже от такой попытки воздействия.

На звук упавшего тела отреагировал пиковый Заклинатель, что стоял за дверью камеры. Открылось небольшое окошко, куда тот и заглянул.

– Очнулся наконец, – раздался противный скрипучий голос.

Приподнявшийся великан посмотрел на дверь. В маленьком окошке он видел лишь часть лица собеседника, однако это не помешало Глефусу сразу же узнать того, с кем он вместе рос.

– Ротлиг…

– О, так ты ещё помнишь моё имя, предатель, – Заклинатель буквально выплюнул последнее слово.

«Предатель?» – сев обратно на кушетку, подумал Глефус.

– Молчишь? Даже нечего сказать в своё оправдание?! – гневно процедил Ротлиг. – А ведь именно из-за тебя и твоего чёртового деда наша семья чуть не развалилась и не оказалась под контролем других семей клана! Если бы не господин Вайс и старший брат Карт, то кто знает, что бы с нами было сейчас.

Обозлённый Заклинатель сильно ударил по дверям.

– Тебе всё равно?! Впрочем, кого я спрашиваю?.. – мотнув головой, усмехнулся он. – Тому, кто из-за своей жадности и глупости решил убить отца, чтобы получить власть раньше времени, явно будет плевать и на остальных. Так ведь? Ты хоть что-то чувствовал, когда твой дед взял всю вину на себя и был казнён за это?

– Ты видел его казнь? – вдруг спросил великан.

– Конечно. До сих пор помню, как он в самый последний момент просил помиловать его. Какой позор…

Услышав это, Глефус вздрогнул, а затем внезапно улыбнулся.

«Старик точно жив…»

– Это всё? Больше ты мне ничего не скажешь?.. – процедил Заклинатель.

Опустив взгляд в пол, Глефус решил всё же ответить Ротлигу.

– Ты прав. Мне плевать. На тебя и на Карта. На старейшин. На семью Сантос…

Заклинатель за дверью, что уже и не ждал ответа, резко вздрогнул. Его глаза расширились от шока. Он ненавидел Глефуса, но даже представить себе не мог, что тот сделает такое признание.

– Я уважаю только настоящих воинов, – продолжил великан. – Только тех, кто видит в пути развития нечто большее. Не просто инструмент для достижения власти. Или комфортной жизни. Поэтому мне плевать на семью… Но ты заблуждаешься. Дедушка и отец были не такими, как вы. И я никогда…

– Смешные оправдания! – перебил Глефуса Заклинатель. – Я помню, каким ты был. Ты эгоист до мозга костей! Постоянно игнорировал нас и даже собственного брата. А ещё этот надменный взгляд… Просто признайся, что ты возгордился своим талантом настолько, что даже решил отравить собственного отца ради больших ресурсов! Не нужно оправдывать свою гордыню тем, что якобы это мы не уважаем боевые искусства.

Глефус вновь посмотрел на массивную дверь. К этому времени окошко уже было закрыто, поэтому он не видел Ротлига.

– Почему ты сейчас здесь? – внезапно спросил великан у Заклинателя. – Почему не с братом? Ты же вечно ходил за ним.

– Какая тебе разница? Где хочу, там и нахожусь! Вот сейчас пришёл посмеяться над тобой, пока старший брат Карт со старейшинами дожидаются прибытия господина Вайса, который и будет тебя судить.

– Правда? А может, Карту просто стыдно держать при себе Заклинателя?

– Что?!. – вздрогнул Ротлиг.

– Ты старше нас. А после прихода брата к власти точно стал получать больше ресурсов. Почему ты ещё не Элементалист?

– Ты действительно сравниваешь мой талант со своим?! – вдруг закричал Заклинатель. – Хочешь сказать, что я не стараюсь?!

– Когда ты в последний раз бывал в аномальных землях? – спокойно продолжил задавать вопросы Глефус. – Когда в последний раз сражался насмерть? Когда бывал на грани?

Смертельные бои и просто критические ситуации, когда воин должен буквально из кожи вон лезть, являются лучшим способом, который может ускорить подготовку души для прорыва или даже помочь справиться с преградой в этом деле. Понимание этого пришло к Глефусу, когда он стал Элементалистом. И подобное просветление было действительно очень ценно, поскольку помогало понять, что он на верном пути. Ведь одно дело просто знать общеизвестный факт, что опасные испытания сделают тебя сильнее, а другое – в полной мере понимать всю суть этого.

– Да какая разница? Хочешь назвать меня слабаком? Ну так мне плевать, – хмыкнул Ротлиг. – Но тогда ты такой же! Или хочешь сказать, что ты постоянно бываешь на грани? Да ни за что в жизни не поверю! Такой эгоист, как ты, неспособен подвергать свою жизнь постоянному риску! Поэтому твои слова просто смешны! Ты смешон!

Уставившись на дверь тюремной камеры, Заклинатель стал ждать ответа, однако Глефус молчал. Больше минуты царила тишина.

– Быть слабаком не стыдно… – вдруг раздался из-за двери усталый голос, а также тяжёлое прерывистое дыхание. – Но ты не слабак… И не воин… Ты… трус.

– Я… я трус? Я не воин?.. – пробормотал возмущённый Ротлиг, после чего нахмурился. – Что это вообще за бред? Гордыня совсем тебя ослепила? А кто тогда ты? Считаешь себя настоящим воином? И что же им тебя делает?

– Поступки… Я покажу разницу между нами…

– Что… – начал было Заклинатель, но его внезапно заставил прерваться мощный удар по дверям тюремной камеры. Однако удивление Ротлига быстро сменилось презрением. Он рассмеялся. – Эти двери даже тебе не выломать! А теперь корчись в муках из-за отдачи.

Направившись вперёд, он решил понаблюдать за тем, как массив тюремной камеры наказывает Глефуса. Сделав несколько шагов, Ротлиг уже собирался было открыть специальное окошко, как вдруг на дверь обрушился новый удар. Ещё более мощный, чем первый.

На этот раз преграда не выдержала. Дверь вырвало и отбросило вперёд с огромной скоростью. А поскольку она и так весила несколько тон, то под ускорением представляла опасность даже для Заклинателей.

Ротлига моментально сбило с ног, а затем впечатало в стену. Многие кости в его теле оказались переломаны. Выплюнув кровь, он попытался сфокусировать затуманенный взгляд. В конце концов у него это вышло.

В проходе стоял двухметровый мускулистый великан с бронзовой кожей и короткими чёрными волосами. Кроме простых штанов, никакой одежды на нём больше не было. Глефус тяжело дышал. Его руки были окровавлены, а тело покрыто жуткими ожогами. На шее недоставало широкой полосы кожи.

«Безумие…» – не мог поверить своим глазам Ротлиг, глядя на две половинки ошейника, что находились в ладонях Глефуса.

Всем было известно, что Элементалистов и более сильных мастеров уже нельзя подавить полностью, как Заклинателей и смертных. Они слишком сильны духовно, и поэтому даже в ошейниках Императорского ранга могут использовать хотя бы часть энергии и законов.

Поэтому для таких воинов создавались специальные подавители, которые карали своих жертв невероятными мучениями при любой попытке использовать силы или снять артефакт. А раз подавить эту боль не позволял сам ошейник, то обычно считалось, что только Священные Лорды имеют шанс снять его самостоятельно. Якобы только у них хватит духа вытерпеть такое и не лишиться сознания. Плюс артефакты сами по себе являлись очень прочными предметами, поэтому сил для их разрушения требовалось немало. Не всякий даже пиковый Элементалист мог обладать ими.

Глефус приблизился к Ротлигу, а затем схватил его за волосы и приподнял голову, позволив Заклинателю увидеть свои глаза. Руки великана были сломаны ещё когда он молча ломал ошейник, терпя при этом дикие муки, однако это не мешало ему использовать их при помощи покрова, что выступал в роли экзоскелета.

– Поступки… желание покорять вершины и готовность рисковать. Это делает меня воином, – произнёс Глефус. – А у тебя нет этого. Нет решимости. Вот почему ты трус.

Отпустив волосы Ротлига, он позволил его голове удариться о пол. После того как дверь смела Заклинателя и вбила его в стену, он теперь едва мог находиться в сознании. Пройдёт меньше минуты, прежде чем он в конце концов потеряет его. Глефус понимал это, так что спокойно оставил Ротлига.


***

Кланы в Республике Титран отличались от тех, что были распространены в остальной Ойкумене. Если обычно кланом называли крайне могущественную семью, разросшуюся на десятки ветвей и обладающую могуществом целой нации, то у великанов это было лишь объединение сильных семей аристократов, не связанных кровно.

Клан Но’Ритм, второй по могуществу в стране, состоял из девяти семей. И хотя обычно управлять им должен совет Патриархов, в действительности последний десяток тысяч лет большая часть власти была в руках именно семьи Сантос. Благодаря крови первопредка они обладали большей плодовитостью и врождённым талантом, что и позволяло им серьёзно превосходить остальных.

Однако, естественно, что такое положение дел много кого не устраивало, так что враги у семьи Сантос были как внутри клана, так и за его пределами. Вот почему, когда Глефус с дедушкой вернулся со своего путешествия, то обнаружил маму уже мёртвой, а отца покалеченным. Неизвестные воины напали на его родителей во время очередной дипломатической поездки, что и привело к таким результатам. Случившееся сильно ударило как по самой семье, так и по маленькому Глефусу.

Священный Лорд девятого уровня, который имел хоть и призрачные, но всё же реальные шансы стать Небесным Монархом, оказался инвалидом. В итоге огромное множество ресурсов семьи начало уходить на лечение отца Глефуса, пока в то же время их положение в клане ухудшалось. Ибо калека Патриарх – это пятно позора. Это снижение авторитета, влияния и что самое главное – боевой мощи рода.

К счастью, в те времена семья Сантос всё равно была слишком сильна, чтобы другие семьи клана Но’Ритм попытались лишить её власти.

Так шли годы. Десятилетия. В сорок один Глефус прорвался на пик ступени Заклинателя, тем самым вновь поразив всех своим талантом. Вот только мало кто обращал внимание на то, насколько усердно он тренируется и как часто подвергает свою жизнь опасности ради прогресса. Впрочем, самому великану тоже было плевать на других. Он старался ради себя, желая стать как минимум Небесным Монархом, чего так и не смогли добиться его отец с дедом. Ведь тысячи лет назад один такой уже был в их семье, что и привело её к доминирующему положению в клане Но’Ритм и вообще во всей республике. Потом, конечно, тот Небесный Монарх покинул Никрим на старости лет и больше не возвращался, но наследие осталось.

Продолжая прогрессировать, Глефус старался ни на что не обращать внимания, однако тот день он проигнорировать не мог. Ведь это был день, когда скончался отец.

До этого даже наилучшие лекари разводили руками, не понимая, как та старая рана даёт такие осложнения. Но когда провели вскрытие, то всё сразу стало понятно. Каждый день в течение года, пока болел глава семьи, ему приносил лекарство именно Глефус. Поскольку именно он проводил больше всего времени с дедом Катисом, который и являлся лекарем Патриарха. Вот только это было отнюдь не лекарство. Это был яд, который медленно убивал могущественного Священного Лорда.

Именно поэтому дедушка Глефуса и был якобы казнён, взяв всю вину на себя. Что же касалось самого парня, то хоть его прямая вина и не была доказана, его всё равно изгнали с родины, запретив когда-либо возвращаться в Алран, поскольку стали считать основным заинтересованным в убийстве лицом. Всё же именно он был наследником.

Естественно, сам Глефус абсолютно не верил, что его дед действительно убил собственного сына. Это была подстава, которую Катис почему-то не развеял банальной системной клятвой. Этого его внук никак не мог понять…

Сейчас же Глефус собирался встретиться с братом. Он не желал дожидаться суда в крошечной тюремной камере, потому что ему было что сказать. И даже превосходящая сила воинов семьи не могла помешать этому.

В прошлом он уже не раз здесь бывал, поэтому прекрасно помнил, где выход из подземелья. Продвигаясь наверх, Глефус встретил с десяток Заклинателей и нескольких начальных Элементалистов. Однако никто из них остановить его не смог.

В конце концов он добрался до крупной комнаты, где должна располагаться основная часть стражи подземелья. Однако, кроме двадцати Заклинателей и дюжины Элементалистов, здесь он встретил ещё шестерых Священных Лордов, среди которых двое были на конечной стадии, один на срединной, а оставшиеся трое на начальной. Все они являлись старейшинами. По центру же этого миниатюрного войска стоял не кто иной, как его брат Карт – нынешний Патриарх.

– Как ты выбрался? – сразу спросил Карт, придержав воинов жестом. – Тебе помог Ротлиг?

– Сам справился, – пробасил Глефус.

Его брат приподнял бровь, а затем насмешливо хмыкнул.

– Вот как… И зачем же? Думал, что сможешь незаметно сбежать? Или совсем из ума выжил, и надеешься победить нас?

– Боя не будет.

– Естественно, ибо любой старейшина легко может словить тебя. Поэтому вернись-ка в камеру. Дядя Вайс должен прибыть с минуты на минуту, так что уже через пару часов мы начнём суд. Ты был изгнан из Алрана, но нарушил запрет на возвращение. Поэтому тебя ждёт наказание. Смирись.

Глефус мотнул головой.

– Каждый старейшина и слуга нашей семьи даёт клятву, – вдруг сказал он. – Вспомни первые строки… Ибо сейчас я велю старейшинам и слугам семьи не нападать на меня.

– В смысле? – нахмурился недоумевающий Карт.

– Клянусь в первую очередь верно служить на благо семьи Сантос. Также клянусь служить её правящему главе и наследнику крови первопредка… – пробормотал стоящий рядом с Патриархом молодой старейшина.

– Одна твоя жизнь не равняется благу всей семьи, – услышав слова клятвы, произнёс брат Глефуса. – Или погоди… Неужели ты считаешь, что раз был наследником, то можешь сейчас назваться главой семьи? Нет, это так не работает, – улыбнулся он.

Несмотря на издёвку, Глефус остался всё таким же невозмутимым. Он прикрыл веки, а мгновеньем спустя, как только его глаза открылись, плоть великана оказалась укутана призрачным пурпурным пламенем. Огонь не ранил его и даже не излучал тепло. Остальным могло бы показаться, что это банальная иллюзия, если бы не невообразимая мощь, которую все моментально ощутили. Воинам чудилось, словно пламя обжигает их души.

– Правящий глава семьи Сантос. Наследник крови первопредка. Это не одна и та же личность, – впился взглядом в брата Глефус, рассказав правду.

Карт тут же спохватился.

– Вырубите его! – приказал он старейшинам.

Священные Лорды было дёрнулись, но моментально остановились.

– Го-господин… мы не можем, – посмотрел на Патриарха шокированный воин. – Система предупреждает о попытке нарушить клятву.

Глаза главы семейства расширились.

– Я получил эту силу недавно. Когда стал Элементалистом. Кровь первопредка выбрала меня, – продолжил говорить Глефус. – Поэтому теперь у меня есть требования. Отпусти меня, Норвуда и дедушку. Не мешай нам никогда. Взамен я дам клятву. Пообещаю не возвращаться. Не претендовать на власть.

– Ты издеваешься?! – вдруг взревел Карт, со злобой глядя на брата. – Думаешь, я пойду на контакт с изгнанником? Ты глубоко ошибаешься, если считаешь, что это тебе поможет. Даже без старейшин и слуг у семьи хватает и обычных членов! В конце концов есть я. Хочешь сразиться с такой толпой?

– Все Священные Лорды – это старейшины или слуги. Остальные это Элементалисты, – невозмутимо напомнил великан. – Я гений с Небесного Этажа Облачной Обители. Я обладаю силой крови первопредка. Против меня ты устроишь здесь бойню. Это будет не на благо семьи. Старейшины смогут вмешаться. Остановить тебя.

Слова Глефуса звучали самолюбиво, однако на самом деле в них не было ни капли надменности. Он лишь констатировал факты. Вот только это всё равно неимоверно злило Карта, хоть он и осознавал, что брат прав. Благо семьи имеет более высокий приоритет, чем приказы главы или наследника крови, поэтому если чьи-то действия нанесут вред, то старейшины и слуги будут просто обязаны вмешаться. А раз приказ убить Глефуса не даст никакой выгоды семье и принесёт лишь много жертв, то виноватым в таком случае будет исключительно Карт.

– Ты прав, – вздохнул молодой Патриарх. – Но сотрудничать с тобой я всё равно не собираюсь. Как наследник крови первопредка, ты теперь представляешь настоящую угрозу для семьи. А поэтому мне не остаётся ничего, кроме как немедленно убить тебя.

В руках Карта моментально появился артефакт пикового качества Императорского ранга – стилет с трёхгранным лезвием. Сделан предмет был из белоснежной кости неизвестного зверя, а для его использования требовалось лишь влить энергию и порезать им себя.

Карт поднёс кинжал к ладони и замер. Помешать же ему активировать артефакт Глефус, увы, никак не мог. Жизнь и здоровье Патриарха считалось важной частью благополучия семьи, поэтому даже попытка отобрать у него артефакт могла расцениваться, как нападение. В таком случае старейшины имели полное право вмешаться, не волнуясь ни о чём.

– Последние слова? – усмехнулся Карт, взглянув на столь ненавистного ему брата.

– Отпусти сильфа. Он был со мной. Отпусти дедушку. Тогда я стану твоим рабом.

– Заманчивое предложение, – на секунду задумался глава семьи, – но я не привык оставлять врагов недобитыми.

«Выходит, я ошибся?..» – смирившись с неизбежной гибелью, подумал Глефус. У него не получилось спасти деда и Кая. Но раз он сделал всё, что было в его силах, то более ни о чём не сожалел. Вечно побеждать никто не способен…

Дёрнулась рука. Стилет тут же окропился кровью, и наполненный энергией артефакт засветился. Все старейшины резко ощутили, как чудовищная мощь вырвалась из предмета. На лице Карта появилась широкая ухмылка, которая, однако, моментально исчезла.

Ничего не произошло. Глефус остался жив и на нём даже царапины не появилось. Вот только его шокированный брат отчётливо осознавал, что один заряд артефакта действительно был потрачен. Атака вырвалась из стилета, однако сразу же исчезла. Буквально испарилась.

Дверь в первую комнату подземелья вдруг резко и с грохотом распахнулась. Великаны повернулись к входу, дабы увидеть темноволосого человека.

– Извините, это здесь библиотека? – спросил Шакс, но увидев вытянувшиеся от изумления лица воинов, наигранно побледнел. – Ох, простите! Кажется, я ошибся!

Парень моментально закрыл дверь. Шокированные аристократы и слуги семьи Сантос даже не пошли за ним, замерев от шока. Но внезапно дверь снова открылась. Только на этот раз аккуратно и всего на десяток сантиметров. В проём выглянуло ехидное лицо улыбающегося Шакса.

– Или всё же не ошибся?..

Молниеносный рывок начального Священного Лорда парень, естественно, не увидел. Так же, как никто и не увидел полетевшее обратно на безумной скорости тело. Никто… кроме появившегося в проходе полупрозрачного красноволосого мужчины.


Глава 12. Справедливость.


– Великий Мастер! – склонившись в глубочайшем поклоне, поприветствовали Рун’Тана двое сильнейших старейшин семьи Сантос.

Пара конечных Священных Лордов первой поняла, что красноволосый мужчина перед ними – это воин невероятного могущества. Они никак не могли ощутить его ступень, однако хватало и того, что оба старика чувствовали себя словно мыши перед чудовищным хищником. Их души трепетали даже от малейшего взгляда на незнакомого мастера.

Остальные же присутствующие не обладали подобным восприятием, из-за чего никак не могли ощутить того же, что и те двое. Перед собой они видели лишь полупрозрачную фигуру красноволосого мужчины, чудовищную силу которого совсем не чувствовали. Однако, видя реакцию и побледневшие лица сразу двух старейшин, прочие великаны тоже начали догадываться о том, кто перед ними. Постепенно все члены и слуги семьи Сантос склонились, подобающе поприветствовав Рун’Тана. Последним, конечно же, был глава семейства.

– Приветствую Великого Мастера в поместье нашей семьи, – учтиво заговорил великан. – Я Карт ди Сантос Но’Ритм, Патриарх семьи Сантос. Могу ли я узнать, кто вы?

– Рун’Тан Шаквир, – повелительно ответил мужчина.

Не разгибая спины, молодой Патриарх приподнял взгляд и любезно улыбнулся незваному гостю, демонстрируя великолепные навыки притворства. Ушлый аристократ до сих пор не до конца понимал, что здесь вообще происходит, но он всё же осознавал, что к тому, кто заставил побледнеть конечных Священных Лордов, можно проявлять только уважение. Карт уже как тридцать лет вертелся среди бесконечных интриг мира аристократов, умело достигая своих целей и манипулируя другими, так что назвать его глупцом было никак нельзя.

– Очень рад нашему знакомству, Великий Мастер Рун’Тан. Я искренне сожалею, что нам довелось встретить вас в столь неподходящем месте. Позвольте мне загладить вину и…

– Довольно, – спокойно, но при этом до жути угрожающе прервал Карта Рун’Тан, взмахнув ладонью. В тот же миг Глефус внезапно для всех, и самого себя в том числе, оказался за спиной красноволосого, где как раз стоял улыбающийся Шакс. – Я прибыл сюда, чтобы найти своих спутников, а также встретиться с тем, кто прозван Смертельным Облаком.

Глаза Карта расширились, вслед за чем его лицо исказилось в гневе. Однако Рун’Тану он это увидеть не позволил, поскольку резко опустил взгляд в пол.

«Почему?! Почему?!.. Что это значит?! Нотрикс говорил, что среди спутников Глефуса есть только Заклинатели. Так откуда же здесь Небесный Монарх?! Неужели… Неужели это его подразумевали они, когда говорили между собой про некий Голос? – догадался Карт, попутно натягивая прежнюю любезную улыбку. – Но теперь понятно, куда делась атака артефакта. Вот только что теперь делать? У нас в стране, как назло, больше даже нету своего Небесного Монарха, чтобы он мог вступиться, при появлении подобной угрозы. Сперва нужно понять, кто это вообще такой? Он похож на человека, но Система даже не пытается его идентифицировать. Его тело полупрозрачное… Может оно не здесь, поэтому и не отображается надпись расы, поскольку я вижу лишь проекцию? Но как он тогда убрал мою атаку и отправил в полёт старейшину? Хм, неужели это дух? Старик из Облачной Обители вполне может быть связан с Глефусом, раз тот там обучался. Но… нет. Хранители не могут так далеко уйти от своих объектов привязки. Да и того вроде как звать Айрус, а не Рун’Тан. В таком случае остаётся всего два варианта: либо это мастер из иного мира, либо некто из той самой Ниагалы».

Карт наконец нашёл что ответить, однако ему всё равно не позволили это сделать.

– Кажется, все на месте, – вдруг произнёс Рун’Тан.

Следом его, Шакса, Глефуса и Карта телепортировало на улицу к главным воротам, ведущим на территорию поместья, что располагались в пяти километрах от входа в подземелье. Там они увидели группу из десяти воинов, восемь из которых были старейшинами семьи. Впереди же стоял лысый пятиметровый великан – Священный Лорд девятого уровня, он же официально сильнейший воин семьи Сантос, он же её Верховный Старейшина.

Вернувшиеся домой воины уже обнаружили находящихся без сознания стражей, что заставило их насторожиться. Теперь же, увидев столь внезапное появление незнакомцев, они и вовсе оказались шокированы. Мысли старейшин были приблизительно одинаковыми.

«Нападение?!»

«Враги взяли главу в заложники?!»

«С ними изгнанник Глефус!»

«Кто это?!»

Но прежде чем кто-либо из восьмерых старейшин сделал хоть что-то, лысый великан резко выкрикнул:

– Успокойтесь и склонитесь! – рыкнул он остальным Священным Лордам, а затем поклонился. – Приветствую Великого Мастера Рун’Тана в доме нашей семьи! Меня зовут Вайс ди Сантос Но’Ритм и я Верховный Старейшина семьи Сантос. Вы ведь прибыли сюда ради встречи со Смертельным Облаком, я прав?

Вайс был единственным Священным Лордом среди прибывших, который сразу понял, что перед ними крайне могущественная личность. Что же касалось остальных, то никто из них не достиг даже седьмого уровня, так что их духовное восприятие было недостаточно сильно.

– Да, – невозмутимо ответил Рун’Тан, заранее догадываясь о возможности подобного поворота.

– Что это значит, дядя? – пытался сдержать изумление Карт. – Ты знал, что Великий Мастер Рун’Тан прибудет к нам?

– Великий Мастер Рун’Тан, прошу, позвольте переговорить с вами и Глефусом наедине. Уверяю, после этого все наши вопросы будут разрешены, – проигнорировав племянника, сказал Вайс.

Рун’Тан же отвечать не спешил. Посмотрев сперва на Верховного Старейшину, а затем на молодого Патриарха, он в конце концов перевёл взгляд на Глефуса.

– Рад наконец познакомиться с вами, Великий Мастер Рун’Тан, – отбросив свою привычную грубую и рублёную манеру речи, уважительно поклонился здоровяк. – Я очень благодарен, что вы позволили помочь моему другу и доверились мне.

Среди всех отправившихся на зов «Голоса» товарищей Кая, Глефус был единственным, кто ещё не видел Рун’Тана лично. Ведь Шакс, Сатор, Феликс и Норвуд ранее побывали внутри кольца, где как раз и находился замороженный мечник с узником своей души, когда сам великан в это время проходил испытание в Непреодолимой Стене. И даже Лилия с Ивсимом познакомились с красноволосым спутником Кая, ведь уже перенеслись в то кольцо, чтобы Шаксу было проще войти в город с ними.

– Что ты планируешь делать? – поинтересовался Рун’Тан.

– Я… – пожалуй, впервые в своей жизни Глефус растерялся. Впрочем, он всё же быстро взял себя в руки. – Я желаю справедливости.

– Ты уверен? – переспросил усмехнувшийся Небесный Монарх.

– Абсолютно, – твердо сказал великан.

– Хорошо. Ты в своём праве, и ты заслужил это, – кивнул Рун’Тан, после чего хлопнул в ладоши. Частичка его Сферы Души высвободилась вместе с техникой, заставившей вздрогнуть всех присутствующих членов семьи Сантос. Всем великанам на миг показалось, словно они утратили власть над собственными телами. – Можешь спрашивать у них что угодно. Соврать тебе сейчас никто не сможет.

– Благодарю, – вновь поклонился Глефус, а затем посмотрел на Верховного Старейшину.

Тем временем к вратам наконец прибыли старейшины, что ранее остались в первой комнате подземелья. Так что теперь все были в сборе.

– Мой отец умер от яда?

Лысый великан попытался воспротивиться желанию ответить, но техника Рун’Тана всё равно вынудила его это сделать. Уставившись на племянника и вдруг успокоившись, Вайс в итоге сказал:

– Да.

– Я ему давал яд? Его варил дед Катис?

– Нет и нет.

Часть старейшин при этом явно оказалась шокирована подобным ответом.

– Кто знал правду?

– Я, Карт и пять старейшин, – ответил Вайс, и вместе с тем четверо сильнейших после него Священных Лордов невольно подняли руки, тем самым сознаваясь в сговоре.

– Где ещё один?

– Старейшина Угл стал внешним старейшиной. Он и так был слишком стар, поэтому решил отойти от дел семьи и передать свои полномочия. Сейчас он может быть где угодно, поскольку покинул Республику два года назад и отправился в странствия.

– Зачем убивать Патриарха? Почему обвинили меня и деда Катиса?

– Это было частью плана.

– Чьего плана?

– Моего и Карта.

– Был ли я как-то замешан в этом плане?

– Нет.

– Вы хотели лишить меня наследства?

– Да.

– И кто давал яд отцу? – задал последний вопрос Глефус.

– Карт… – ответил помрачневший Вайс.

Большая часть старейшин моментально повернулась к молодому Патриарху, который внешне был невозмутим, однако внутри чуть ли не дрожал.

– Подтверди свои слова клятвой.

Верховный Старейшина нахмурился. Одно дело говорить правду, в которую ещё и не все могут поверить (ведь мало ли что там на самом деле сделал Рун’Тан), а другое – использовать системную клятву. К тому же Вайс не был обязан выполнять это требования.

Однако Глефус имел на этот счёт другое мнение.

– Это приказ наследника крови первопредка, – вдруг загорелся он пурпурным пламенем, которое убрал ещё в момент появления Рун’Тана.

Глаза Вайса внезапно расширились, как только перед ним появилось предупреждение от Системы. В конечном счёте он был вынужден подтвердить правдивость своих ответов клятвой, что не позволит больше никому из присутствующих старейшин сомневаться в них.

Добившись желаемого, Глефус благодарно поклонился Рун’Тану, а затем осмотрел старейшин.

– Вы всё слышали. Теперь знаете правду. Что я не убийца. И моё изгнание было несправедливым. Поэтому я бросаю Карту ди Сантос Но’Ритм Вызов Чести и Крови. Он убил моего отца. Он подставил меня. Он лишил меня наследия, – Глефус снова зыркнул на старейшин.

В тот же миг пурпурное пламя вокруг него резко усилилось, отчего находящемуся рядом Шаксу даже пришлось сделать несколько шагов назад. Рядом с Глефусом остался стоять лишь Рун’Тан, которому эта сила никакого дискомфорта не доставляла. Наоборот – только вызывала интерес. Сам же великан на усилившуюся силу крови первопредка даже не обратил внимания.

– Так имею ли я право на этот вызов?! – продолжил он. – Есть тут несогласные?!

Естественно, Глефус обращался к старейшинам, которые и должны были определить, дозволено ли ему бросить подобный вызов. И хотя даже после признания Вайса всё равно не все из них были готовы признать такое право за ним, возражать всё-таки никто не стал. Присутствие здесь Рун’Тана сдерживало некоторых Священных Лордов, что не желали давать Глефусу возможность вызвать брата на бой.

Вызовом Чести и Крови называли особый поединок среди аристократов, который могли устраивать лишь родственники. Тот, кому бросят вызов, не мог отказаться от него, однако далеко не все имели право бросать его. И решалось это старейшинами семьи. Только они могли дать добро на это.

Суть же Вызова Чести и Крови заключалась в том, что аристократ мог сразиться с родственником, который нанёс ему оскорбление, и в случае победы забрать у того всё, что пожелает, в качестве платы, тем самым решив всё без суда. А раз на кону могли стоять не только какие-нибудь ресурсы, но и жизнь с властью, то далеко и не все могли бросить подобный вызов. Для начала сторона, что претендовала на это, должна была доказать свою правоту и весомость проступка обидчика.

В данной ситуации Глефус имел полное право вызвать подставившего его брата на бой. И хотя не все желали принимать это, выбора у старейшин всё равно не было. По очереди они начали поднимать руки. И каково же было всеобщее удивление, когда первыми согласились на бой именно Вайс с четырьмя старейшинами, что в прошлом поддержали его план.

В конце концов было принято единогласное решение.

Глефус повернулся к брату и сжал кулаки.

– Эй, погодите… – сделав шаг назад, заозирался опешивший Карт. – Вы же шутите, так ведь? Как вы могли согласиться с его словами?! – перешёл он на истеричный крик. – Я Патриарх! Вы не имеете права распоряжаться мною! Вы должны защищать меня!.. Чёртовы трусы!

– Доставай оружие, – медленно шагая к брату, произнёс Глефус. ­– Я даю тебе минуту. Приготовься к бою.

– Тварь! Это всё из-за тебя! – крикнул молодой Патриарх, постаравшись взять себя в руки. – Но не смей смотреть на меня свысока!

В тот же миг Карт высвободил мощную ауру начального Элементалиста. Его трёх с половиной метровое тело покрылось золотыми доспехами, а в руках появился гигантский боевой молот. Оба предмета являлись пиковыми артефактами Королевского ранга.

Не дожидаясь завершения дарованной ему минуты, Карт моментально напал на брата. Присутствующие сразу же ощутили скрытую ранее мощь законов Пути Молота и Пути Земли, в изучении которых молодой Патриарх уже достиг уровня Изучающего. То есть, создал Закон Слияния, притом в идеальной градации.

Сократив дистанцию рывком, Карт резко обрушил огромный молот на голову брата. Глефус же до этого момента оставался неподвижен, однако, когда атака почти добралась до него, он наконец начал действовать.

Каменная стена выросла из земли прямо перед молотом Карта, тем самым остановив его. Следом вспыхнула высвободившаяся из оружия техника, вмиг разрушившая стену, за которой, однако, Глефуса уже не было.

Великан коротким рывком переместился в сторону, оказавшись справа от противника. Глефус так и не достал оружие или доспехи, и даже погасил силу пурпурного пламени. Ничего из этого он не собирался использовать для победы над братом. Он планировал положиться лишь на личную силу, дабы никто не смел усомниться в честности этого поединка.

Кулак Глефуса выстрелил вперёд словно пушечное ядро, но Карт в последний миг всё же сумел увернуться. Вот только это было лишь начало атаки. Молодой Патриарх слишком поздно заметил тонкий слой искажённого пространства вокруг руки противника, взрыв которого задел его.

Всплеск техники отбросил Карта на десяток метров. На его броне появились трещины, но сам он остался цел. Большую часть силы удара приняли на себя его доспехи и защитный слой техники покрова.

Не успев даже подняться на ноги, Карт, словно дикий зверь, был вынужден резко отскочить. То место, где он только что находился, пронзил вырвавшийся из земли каменный шип.

«Почему он так быстро формирует техники?! – не понимал шокированный и при этом разозлённый воин. – Но… Выкуси!»

Карт завершил формирование техники, следом обрушив молот на землю. Удар заставил поверхность затрястись, после чего в радиусе сотни метров стали внезапно появляться крупные провалы, а из земли начали резко вырываться длинные каменные копья. Несколько зданий оказались моментально разрушены.

К этому моменту все зрители успели удалиться от места сражение почти на километр, попутно забрав с собой всех уснувших из-за техники Рун’Тана стражников, слуг и просто членов семьи. Несмотря на то что прямо сейчас разрушался относительно немалый участок территории поместья, останавливать двух великанов никто не спешил. Важность этого боя была выше какого-то имущества. Тем более, что ничего особо ценного здесь не было. Любые дорогие вещи всегда хранились в кольцах.

Глефус тем временем пёр напролом к брату. Непрекращающаяся тряска и вырывающиеся из земли копья лишь замедлили его, но никак не остановили. Окружив свою плоть всего лишь техникой покрова, он словно танк шёл вперёд, разбивая любые преграды на своём пути. Каменные штыри не могли пробиться сквозь его защиту, огромные проломы он преодолевал при помощи элемента пространства, а нескончаемая дрожь земли доставляла лишь мелкое неудобство.

Кроме этого, Карт продолжал обстреливать брата различными техниками издали, но добиться этим он особо ничего не мог. Руки Глефуса были покрыты крупными каменными перчатками, плотно спрессованными силой гравитации, которыми он и отбивал любые атаки молодого Патриарха.

Видя всё это, Карт на мгновение оказался лишён дара речи. Ему было сложно поверить, что его брат действительно так силён.

«Это невозможно! Как между нами может быть настолько большая разница?! Он и раньше был сильнее меня, но не настолько же! Теперь ему мои атаки, что Истинному Мастеру удары смертного! – сжал зубы от бессилия Карт. – Этот ублюдок, должно быть, тайно использует силу крови первопредка! Не может быть, что бы он был настолько сильным без неё!»

С другой стороны, наблюдающие за поединком старейшины прекрасно всё понимали. Они более не чувствовали того жуткого пурпурного пламени, но при этом отчётливо видели личную силу Глефуса. Видели опыт тысяч боёв, что ныне отражался в его искусных действиях и движениях. Видели прекрасно отточенные в критических ситуациях техники, благодаря чему он формировал их с пугающе высокой скоростью. Видели высокий уровень слияния с изучаемыми элементами, что делало его техники намного мощнее.

Опытные Священные Лорды, прожившие не одно столетие, прекрасно видели причину разницы между Глефусом и Картом. И заключалась она не в силе крови первопредка, а в самом подходе к боевым искусствам.

Карт был гениальным воином. Он легко осваивал техники, относительно быстро познавал законы, показывал отличные результаты на тренировках и без проблем продвигался по ступеням.

Глефус обладал таким же талантом, что не удивительно, ведь они были двойняшками, родившимися с разницей в пару минут. Однако в отличие от младшего брата, изгнанный великан не просто занимался боевыми искусствами, а буквально жил ими. И когда Карт тренировался с мастерами на безопасной арене, то Глефус в это же время искал смертельного боя с жуткими монстрами или равными, а то и более сильными противниками. Таким образом он старался раскрыть максимум своего потенциала (таланта) и стать ещё сильнее. И ради этого он привык ставить на кон всё.

Собственно, всё это можно было свести всего к одному слову – мастерство.

Глефус практически добрался до обескураженного брата, когда тот наконец понял, что в ближнем бою у него однозначно нет шансов. Послав в противника последнюю технику, Карт попытался снова разорвать дистанцию, но сделать это ему не позволили.

Безумно сильное гравитационное притяжение накрыло всё в радиусе двухсот метров. Карт тоже оказался в этой области. Сперва он начал замедляться: двигаться вдруг стало намного сложнее, словно он оказался в очень вязкой жидкости. Ну а затем многотонного великана и вовсе потянуло назад.

Обернувшись, Карт увидел застывшего на месте брата с поднятой к небесам рукой. Над ладонью Глефуса кружилась небольшая тёмная сфера, к которой всё вокруг и тянулось. Молодой Патриарх моментально понял, что вырваться из этой ловушки не выйдет, поэтому сразу начал действовать.

Насытив молот максимумом доступной за раз Ки и сформировав сильнейшую технику, он резко метнул его прямо в брата. Подхваченное притяжением тёмного шара оружие сразу ускорилось, однако уклоняться Глефус даже не собирался.

В его левой руке моментально образовалась каменная глефа. В тот же миг он создал подходящую технику, а затем бросил оружие, нацелив его на приближающийся молот. Сила притяжения на глефу не действовала, поэтому спустя мгновенье она столкнулась с целью. Резкий взрыв разрушил оружие Глефуса, породив облако пыли, но при этом всё же остановив приближение молота.

Увидев такой исход, Карт поморщился, но руки не опустил. Тёмная сфера практически притянула его к брату, так что оставалось лишь вступить в невыгодный ближний бой.

Молодой Патриарх схватил отбитый молот прямо в полёте, и в последний миг замахнулся им. Атака почти достала до Глефуса, но внезапно он продемонстрировал такую скорость, какую от него никто совсем не ожидал.

Колено врезалось в грудь Карту. Его в тот же момент вырвало кровью, а затем отбросило назад. Безумно мощный удар разбил его доспехи и поломал все рёбра. Множество осколков пробили лёгкие. На долю секунды он потерял над собой контроль, выронив молот. Техника же, что уже была сплетена внутри оружия и наконец высвободилась, оказалась сразу же заблокирована появившейся слева от Глефуса каменной стеной.

Ударившись о землю несколько раз, будто брошенный мячик, молодой Патриарх резко открыл глаза и едва не простонал от боли. Вот только именно она и помогла ему столь быстро прийти в себя.

«Если бы я только родился первым!.. – мысленно зарычал взбешённый и одновременно отчаявшийся Карт, в чьих руках появилась пара Императорских артефактов. Он не желал умирать, поэтому был готов даже нарушить правила поединка, что запрещали использовать подобные вещи. – Сдохни, тварь!»

Рун’Тан первым заметил артефакты. Он уже было собирался вмешаться, чтобы отобрать их у Карта, но внезапно ощутив кое-что, заставил себя резко остановиться.

Карт уже практически активировал артефакты, как вдруг Глефус появился прямо перед ним. Хлёсткий удар ногой – и вот драгоценные предметы отлетают в сторону, падая в одну из многочисленных расщелин.

Не успел молодой Патриарх изумиться, как ещё один удар превратил его руки в месиво. Следом в голову лежачего Карта прилетела голая ступня Глефуса, подкинувшая и перевернувшая великана на спину.

Тем временем не только избитый Карт перебывал в шоке, но даже и старейшины. Всех их застали врасплох, когда Глефус телепортировался. Обычно если великаны и изучали Путь Пространства, то использовали его лишь для разрушения и усиления своих атак. Конечно, они тоже могли становиться быстрее с его помощью, однако телепортацию практически никто из них не применял.

Причина же этого крылась в том, что на перенос объекта из одного места в другое сильно влиял как размер этого объекта, так и его масса. Поэтому чем старше был великан, тем больше энергии ему требовалось для скачка. Вот почему при изучении Пути Пространства практически никто из них даже не пытался заняться аспектом перемещений, больше концентрируясь на остальном. И чем дальше они уходили на этом пути, тем сложнее было вернуться к азам. И Глефус не был исключением.

Вот только он же при этом понимал, что, не освоив такой вид использования законов Пути Пространства, создать собственную Сферу вряд ли когда-либо сможет. Поэтому пару лет назад Глефус и обратился за помощью к Каю. В итоге тот обучил его Технике Вечного Преследования, которую некогда увидел и скопировал у Гринроу и которая идеально подходила для знакомства новичков с процессом телепортации. Вдобавок Кай улучшил эту технику, сделав её намного более энергоэффективной, в чём помогли знания Ашциллы и Рун’Тана.

Собственно, только что Глефус моментально оказался возле Карта из-за Техники Вечного Преследования, которая переместила его к цели, как только та вышла за пределы определённого радиуса.

Сделав несколько шагов вперёд, великан безжалостно посмотрел на хрипящего и неспособного пошевелиться брата. Постояв так несколько секунд, он вдруг резко опустил кулак на голову Карта. Та моментально лопнула словно разбитый арбуз.

Глефус забрал обычный на вид медальон с шеи брата, после чего направился в сторону старейшин.

– Я победил. Я забрал жизнь Карта. Забрал регалию Патриарха, – показал он вещицу, приблизившись. – Вызов… Суд Чести и Крови закончен. Я вернул своё. Поэтому… ВЫ ПРИЗНАЁТЕ МЕНЯ ГЛАВОЙ СЕМЬИ?! – прорычал вспыхнувший пурпурным пламенем великан. Его мощный голос разнёсся по всей огромной территории поместья и даже вышел за её пределы.

Часть старейшин промедлили с ответом, однако некоторые дали его моментально. К удивлению Глефуса, признавшим его сразу оказался дядя и те четверо Священных Лордов, которые некогда также работали над планом по изгнанию истинного наследника. Увидев пример, остальные тоже стали по очереди признавать Глефуса Патриархом семьи Сантос.

Пятнадцать мастеров встали на колено, склонив головы перед новым главой и сказав: «Признаю нового Патриарха семьи Сантос». После этого никто из них не спешил подниматься.

– Вы четверо, – Глефус указал на тех, кто знал о плане убийства его отца. – Вы арестованы. Приказываю идти к себе домой. Никуда не уходить. Вас ждёт суд.

– Слушаемся, – ответили старейшины, что не могли противиться этому приказу. Системная клятва сковывала их.

– Теперь ты, дядя, – посмотрел Глефус на Вайса. – Веди нас к деду Катису.

– Это ведь он в тридцати пяти километрах под нами? – поинтересовался Рун’Тан, который ещё в самом начале обнаружил некую старую ауру глубоко под землёй.

– Да, – ответил Вайс, тем самым шокировав большую часть старейшин, что считали старика действительно мёртвым.

– Остальные свободны. Но я запрещаю покидать поместье, – посмотрел Глефус на оставшихся старейшин. Те поклонились, а затем разошлись.

– Может, наконец покажешь лицо, – вдруг заговорил Шакс, посмотрев на фигуру рядом с Вайсом.

В поместье прибыло десять воинов: восемь обычных старейшин и один верховный. Десятым же бойцом был даже не великан.

– Всё-таки догадался, – хмыкнул снявший капюшон Нотрикс, который всё это время стоял позади Вайса.

– Да тут и думать нечего. Всё уже лежало на поверхности, – пожал плечами лучник.

– Вот как… – переведя взгляд с эльфа на человека, сказал Вайс, после чего повернулся к племяннику. – Я благодарен тебе, что позволил оставить втайне большую часть правды от остальных. Это могло бы навредить семье и…

– Мне всё равно, – перебил дядю Глефус. – Ты в любом случае будешь казнён.

– Я уже давно готов ответить за свои ошибки, – печально усмехнулся лысый великан.

– Но сперва ты расскажешь правду… Что произошло шесть лет назад? И что происходит сейчас?

– Конечно, – кивнул Вайс. – Но, думаю, лучше это сделать в присутствии отца. То есть, твоего деда.

Спорить Глефус не стал. К Катису у него было тоже немало вопросов. Начиная с: «Почему он не снял с себя все обвинения банальной системной клятвой?», и заканчивая: «Почему он вообще позволил пленить себя и изгнать внука, хотя являлся крайне могущественным Священным Лордом десятого уровня?».

Таким образом, Глефус, Вайс, Нотрикс, Шакс и Рун’Тан отправились обратно к подземелью. Однако не успели они добраться даже до входа, как вдруг раздался чудовищной силы треск. Воины моментально посмотрели вверх.

Небеса покрылись сотнями гигантских чёрных трещин, из-за которых стал заметен барьер, что укрывал всю Республику Титран и являлся продолжением Непреодолимой Стены. И сейчас этот купол медленно угасал, словно теряя свою силу.

– Святые Небеса… – вздрогнул ужаснувшийся Нотрикс.

– Что происходит?! – выпалил шокированный Вайс.

Ответ ему дал прищурившийся Рун’Тан, что продолжил смотреть в небо:

– Кто-то пытается пробиться сюда порталом. И, судя по всему, довольно успешно…

В тот же момент к их группе поспешно подбежал один из старейшин, коих Глефус ранее отпустил.

– Великий Мастер Рун’Тан, господин Глефус, господин Вайс, – обратился он к троице согласно их статусу. – Пришла весть. Земли гномов, дорганов, сильфов и даже эльфов подверглись одновременному и внезапному удару… Началась полномасштабная атака людей Ниагалы на континент!


Глава 13. Затишье перед бурей.


Окутавшая комнату тьма была рассеяна тусклым свечением активировавшегося светильника. Впервые за много лет здесь появился свет.

Это место находилось в тридцати пяти километрах под поместьем семьи Сантос. Глубокая шахта вела к длинному подземному коридору, что заканчивался массивной и крайне толстой металлической дверью. Она, как и всё остальное в этом месте, являлась частью гигантского защитного массива, единственной целью которого было удержать узника здешней темницы.

Спустя несколько минут дверь наконец была открыта. Внутрь вошло пятеро воинов. Идущий первым Глефус сделал несколько шагов, после чего резко остановился прямо перед идеально прозрачной стеклянной стеной, разделяющей комнату на две части. За стеклом новый Патриарх увидел старого пятиметрового великана, прикованного к дальней стене. У старика не имелось ни рук, ни ног, а его обрубки конечностей и живот были насквозь пробиты толстыми кольями, вонзёнными в стену. Торс великана был окутан артефактными цепями, на его шее покоилось сразу два ошейника-подавителя, а на голове находился странный механизм, похожий на шлем. Судя по всему, сей артефакт предназначался для немедленного убийства великана, если тот всё же сможет как-то выбраться из цепей. Последним элементом удерживающего комплекса являлись две громадные прозрачные цистерны. Внутри виднелась светло-зелёная жидкость некоего препарата, который постоянно вливался по специальным трубкам великану прямо в сосуды.

Собственно, именно так сейчас выглядел сильнейший член семьи Сантос – Священный Лорд десятого уровня, прозванный Смертельным Облаком.

Веки погружённого в глубокую медитацию старика внезапно дрогнули. Он медленно открыл глаза, в которых до сих пор горело стойкое желание жить. Прошло шесть лет, а его воля так и не была сломлена.

Катис не мог видеть гостей, поскольку в действительности всё за стеклом являлось отдельным пространственным карманом, в котором его и заперли. Однако даже после шести лет заточения его духовное восприятие оставалось крайне сильным.

Губы воина шевельнулись…

– Кто здесь?.. – услышал Глефус каркающий старческий голос, владелец которого молчал уже более шести лет.

Вздрогнувший парень приложил ладонь к холодному стеклу.

– Это… ты… Глефус?.. – продолжил говорить узник.

В тот же миг лицо нового главы семьи Сантос исказилось в гримасе злости. Он сжал пальцы в кулак, а затем резко обернулся. Взгляд Глефуса упал на дядю. Тело нового Патриарха загорелось пурпурным пламенем, и одновременно с этим его кулак обрушился на Вайса.

Верховный Старейшина не стал уклоняться или защищаться. И хотя он являлся Священным Лордом девятого уровня, удар Глефуса всё равно сумел оттолкнуть его и повалить на пол.

– Убей себя. Это мой приказ… – гневно процедил молодой великан.

Во взгляде Вайса появилось удивление, которое сразу же сменилось… облегчением. Он вздохнул, улыбнулся, после чего попытался пробить своё сердце ладонью.

– Остановись, – услышал он в последний миг и невольно замер. – Я отменяю приказ, – сказал похолодевший Глефус. – Тебе рано умирать. Ты ещё нужен на войне.

Улыбка исчезла с лица лысого мужчины.

– Выпусти деда, – услышал он приказ.

Вайс подчинился. Используя артефакт-ключ он убрал стекло, развеял пространственный карман, после чего деактивировал цепи и странный шлем на голове Катиса. Следом он отключил подачу ослабляющего препарата и вынул из плоти старика толстые штыри. В конце концов Катис оказался снят со стены. Его положили на вытянутую из кольца кровать.

– Это и правда ты, Глефус… – улыбнулся старик, к которому медленно возвращались силы. Всё-таки полностью пикового Священного Лорда подавить было крайне непросто, если вообще возможно.

– Вот, – протянул Вайс обычное дешевое пространственное кольцо. – Здесь сохранены отрубленные конечности и находятся четыре порции специального целительного эликсира.

Следующие десять минут Глефус помогал деду восстанавливать руки и ноги. Для этого ему приходилось вскрывать заросшие обрубки, поливать их эликсирами, после чего аккуратно подсоединять сохранившиеся в кольце конечности. В итоге Катис вернул и руки, и ноги. Пройдёт ещё как минимум две недели, прежде чем они окончательно срастутся. Однако в конечном счёте старик всё равно никогда не вернётся в прежнюю форму. Не будет идеального восстановления, как это умеет тот же Кай, ну или дорганы в форме Полной Трансформации. Но всё же лучше так, чем оставаться совсем без конечностей.

– Я хочу знать всё, – обернулся Глефус, посмотрев на дядю. – Расскажи мне про переворот. Что произошло шесть лет назад? И что происходит сейчас? – кивнул он на Нотрикса.

Вайс взглянул на отца. Катис лежал на поставленной Шаксом кровати. Закрыв глаза, он сконцентрировался на восстановлении.

– Всё началось ещё когда брата, то есть твоего отца ранили, – повернулся обратно к Глефусу лысый великан. – Тогда ты как раз ступил на путь боевых искусств, в который ушёл с головой. Ты так активно тренировался, что совсем не замечал происходящих в семье событий. А они были… Ведь после потери жены и возможности развиваться дальше… потери возможности стать Небесным Монархом… мой брат начал медленно сходить с ума. Он тратил всё время и множество ресурсов семьи на то, чтобы найти способ исцелиться. Он помешался на этой идее, что в итоге било по всей семье Сантос. Ресурсов начало недоставать, а положение нас в клане и в целом в обществе стало заметно ухудшаться. Ведь мало того, что Патриарх – калека, так он ещё и полностью забыл об управлении семьёй. А без единого правителя всё начало рушиться. Старейшины делились на фракции, появилось воровство и множественные проблемы во владениях семьи. Я пытался что-то исправить, но много сделать обычному старейшине не дано. Брат же меня совсем видеть не хотел. А что касалось тогдашнего Верховного Старейшины, – кивнул Вайс на старика, – то он, как всегда, был погружён в боевые искусства. Постоянные тренировки, путешествия, изучения техник и алхимических рецептов… Таким образом, отец не мог увидеть всю картину происходящего. Не мог увидеть, куда катится семья. Он считал происходящее нормой. Считал, что это лишь временные трудности.

Вайс сжал кулаки и тяжело вздохнул.

– Ты был таким же, Глефус. Я видел, что ты растёшь таким же фанатиком боевых искусств, как и мой брат с отцом. Поэтому я понимал, что в будущем дела семьи тебя не сильно будут волновать. Да и какое будущее, если даже с раной твой отец прожил бы ещё с десяток тысяч лет? За это время наша семья точно развалилась бы. Мы сотню тысяч лет доминировали в клане благодаря наследию Небесного Монарха, что когда-то родился в нашей семье. Но с тех пор практически каждый новый глава ставил своей целью тоже подняться до этой ступени. Никто из них особо и не пытался приумножить уже имеющуюся власть и могущество семьи. Но нам сходило это с рук, благодаря тому самому наследию. Вот только вечно так происходить не могло. Первой весточкой стало убийство твоей матери и ранение отца. Затем же против нас уже началась формироваться целая фракция. Другие семьи клана Но’Ритм желали и до сих пор желают сбросить нас с вершины. И мои тщетные попытки слабо могли тогда этому помешать. Однако нашёлся тот, кто готов был действовать радикально.

– Карт… – догадался Глефус.

– Именно. В отличие от тебя, твоего отца и деда, твой брат был не настолько помешан на боевых искусствах. Он видел в них лишь инструмент, что делало его похожим больше на меня. Однако мы всё же отличались. Я жил и живу ради блага семьи. Он же жил ради себя. Увы, я понял это слишком поздно, – поморщился Вайс. – Пока ты с головой погружался в различные тренировки и процесс развития в целом, он занимался наращиванием политического веса среди аристократов. Проворачивал множество интриг и заводил новые знакомства. Можно сказать, что он создавал собственную фракцию.

Вытащив из кольца кресло, дядя Глефуса наконец сел.

– Как и я, Карт тоже видел начавшийся упадок семьи. Поэтому он и решил убить отца, а затем обвинить тебя в этом. Я попытался ему помешать, но к тому моменту Карта поддерживало немало наших старейшин и важных личностей других семей. Таким образом, у меня оставался только один выход – возглавить переворот. Я присоединился к нему и улучшил план. Мы убили твоего отца, заманили в ловушку и пленили деда, а затем на разыгранном суде изгнали тебя. После этого Карт стал Патриархом, а я Верховным Старейшиной.

– Не похоже на Карта, – произнёс Глефус. – Почему он не убил меня сразу?

– Он хотел. Очень хотел, – хмыкнул Вайс. – Но я убедил Карта в том, что это запятнает его репутацию среди старейшин. Убедил его обойтись лишь изгнанием. Я не хотел лишней крови.

– Поэтому… ты оставил и меня в живых?.. – спросил старик Катис.

– Да… отец… – скривился лысый великан. – Я дал Карту и остальным идеальную фальшивку, которую и казнили. О тебе же знал только я и ушедший во внешние старейшины Угл. Все эти шесть лет я предлагал тебе дать клятву молчать и забыть о семье, чтобы ты получил свободу за пределами республики, но ты меня постоянно игнорировал…

– Не сходится, – вдруг сказал Глефус. – Ты не хотел лишней крови… Но почему меня отправили в Глубину рабом? Я бы умер там. Мне повезло выжить.

– Это была моя ошибка, – Вайс опустил взгляд. – Я недооценил ненависть Карта к тебе. Он завидовал твоей силе и таланту, не понимая твои стараний. Но больше всего он завидовал, что первым родился именно ты, а не он. Так бы именно Карт был наследником. Это и заставило его действовать за моей спиной. Из-за духовного контракта он не мог тогда приказать тебя убить напрямую, поэтому обходными путями продал тебя в Удийн. Я же узнал об этом только спустя несколько месяцев, когда услышал о Кулачном Мордобое.

– Что насчёт нынешних событий?

– За эти шесть лет я лучше узнал Карта. В отличие от твоего отца он действительно занимался делами семьи. Вот только он оказался слишком жадным и рисковым. Он хотел больше власти внутри клана и даже республики. Хотел вернуть былое могущество, несмотря на возможные опасности, – объяснил дядя Глефуса. – Когда же его действия привели к нескольким довольно трагичным для семьи событиям, то я понял, что Карт разрушит её даже быстрее, чем это мог бы сделать твой отец. Поэтому я решил исправить ошибку. Решил вернуть тебя. Ты благоразумен и чист от искушений. Если бы я сам попытался стать главой, то это было бы банальным переворотом. А вот в твоём случае имелось веское основание для вызова Чести и Крови. То есть, ты более легитимный правитель.

– Поэтому Нотрикс с тобой?

– Да. Я встретил его четыре года назад, обнаружив слежку эльфов за семьёй. И когда я захотел вернуть тебя, то решил использовать его. Нотрикс согласился, потому что это сотрудничество было выгодным для нас обоих. Но так как действовать за спиной Патриарха довольно трудно, то я решил подослать Нотрикса к нему. По их договорённости Нотрикс должен был привести тебя в Алран, чтобы отдать Карту, который боялся возможной мести в будущем. Ведь ты выжил в рабстве, а затем даже стал учеником Облачной Обители. Он не мог не испугаться твоего таланта. Вот почему Карт согласился, – посмотрел на Глефуса Вайс. – Он хотел казнить тебя за нарушение запрета на возвращение, но мой план состоял в том, что во время суда я и те четверо старейшин поможем тебе бросить вызов Чести и Крови брату. Единственное, чего я не ожидал, что ты выберешься из камеры раньше моего приезда и что здесь появится Великий Мастер Рун’Тан. Плюс был удивлён самоуправству Карта, когда он в последний момент поменял часть плана, попытавшись убить тебя ещё на границе. Об этом ни я, ни Нотрикс ничего не знали.

После этого Вайс замолк. Глефус же нарушать тишину не спешил.

«Вот оно что… – подумал Шакс. – Теперь понятно, как Нотрикс не нарушил клятву "не вредить", но при этом сдал Шакса и Норвуда аристократам. Но вот если бы Глефуса всё-таки убили, то клятва однозначно уничтожила бы душу эльфа. Выходит, он был готов к подобному риску?..»

– Тройной агент, значит, – хмыкнул лучник, посмотрев на Нотрикса. Они оба сейчас стояли у входа, стараясь не мешать семейным разборкам Глефуса.

Повернувшись к Шаксу, эльф наклонил голову набок и спросил:

– Когда ты понял, что я не с вами?

– Да я ещё изначально заподозрил что-то неладное, когда ты припёрся вместе с Глефусом. Такая уж у меня натура, – улыбнувшись, пожал Шакс плечами. – Это вдобавок усилилось после побега от Священного Лорда на границе, когда твоё поведение незаметно для остальных изменилось. Ты стал более нервным, что ли… Потом ты рассказывал нашей группе, как опасно может быть идти дальше, словно пытаясь отговорить нас следовать за Глефусом. И это как раз происходило уже после того, как я при тебе продемонстрировал силу кольца, а если точнее – то силу Великого Мастера Рун’Тана. Ну и в конечном счёте уже возле столицы я был практически полностью уверен, что ты собрался что-то сделать. Ведь слишком уж легко мы добрались до Алрана, несмотря на то что за нами охотилась целая семья аристократов. Поэтому я и решил проследить за вами в городе.

– Да кто ты такой, чёрт возьми? – в шутку спросил Нотрикс.

– Гений, лучник, красавчик, хороший друг, – невозмутимо ответил Шакс. – Если коротко, то просто великолепный парень.


***

Минуло полчаса. Всё это время в глубокой подземной камере царила тишина. Глефус, его дядя Вайс, Шакс, Рун’Тан и Нотрикс спокойно ждали.

Катис наконец открыл глаза. Шесть лет он прожил… просуществовал здесь, постоянно находясь под воздействием двух ошейников-подавителей, а также ослабляющего тело и разум эликсира. Кроме этого, его постоянно терзала боль, генерируемая цепями, дабы не дать даже малейшей возможности сконцентрировать хоть какие-то силы. Но так или иначе, старик всё же оставался пиковым Священным Лордом, так что даже после таких жутких и долгих мучений, ему понадобилось всего полчаса, чтобы более-менее прийти в норму. Плоть и душа подобного мастера были воистину чудовищно крепки.

– Ты пришёл в себя? – посмотрел на деда Глефус.

Вышедший из медитации старик приподнялся. Он медленно осмотрел себя. Раны, где находились штыри, уже зажили, не оставив после себя даже малейшего шрама. Тоже касалось и мест, где срослись отрубленные конечности. Казалось, словно он никогда их и не лишался.

Подняв руку, Катис стал шевелить пальцами. Они с трудом слушались его, но воля старика была всё-таки невероятно сильна, чтобы он не мог с этим справиться.

– Привыкать придётся месяц или два, – шевеля ногами, ответил он. К этому моменту говорить старику уже было явно проще. – Но в целом… пойдёт…

– Тогда я хочу…

Катис резко поднял ладонь, тем самым прервав внука. Старик неспешно принял сидячее положение, а затем медленно поднялся с кровати. Вспомнив, как это – стоять, он через пару секунд согнул спину в идеальном поклоне.

– Я искренне сожалею, что только сейчас смог поприветствовать вас, Великий Мастер, – уважительно обратился он к Рун’Тану, который всё это время спокойно стоял позади Глефуса. – Полагаю, вы не просто так сюда прибыли.

– Смертельное Облако – это ты? – открыв глаза, спросил красноволосый мужчина.

– Я, – не разгибая спины, ответил Катис.

– Я хочу, чтобы ты избавил моего друга от яда.

В тот же миг Рун’Тан и Катис оказались внутри кольца, что всё так же находилось у Шакса. Внутри пространственный карман представлял из себя закрытую пещеру, которую красноволосый перенёс сюда из реальности, когда находился ещё в той шахте в Таэле. В одном углу пещеры расположился выпущенный из темницы Норвуд, Сатор, Феликс и Лилия с Ивсимом, в другом же находился большой ледяной куб. Собственно, к нему двое мастеров и подошли.

Прикоснувшись ко льду, способному вмиг заморозить любого смертного, если таковой посмел бы приблизиться к кубу, Катис постепенно стал раскрывать пиковую Сферу Ядов. Одновременно с этим он концентрировался на духовном восприятии, тщательно сканируя тело Кая.

Спустя минуту, за которую старик сильно вспотел, словно был обычным смертным, он наконец закончил. Резко оторвав ладонь ото льда, Катис посмотрел на Рун’Тана.

– Никогда прежде такого не видел, – произнёс изумлённый старик. – Этот странный лёд сильно мешал моему восприятию, но даже так я уловил наличие невероятной силы, что скрыта в том яде, которым отравлен этот юноша. Я прав?

– Верно, – кивнул Рун’Тан. – Это крупица божественной силы.

Не будь Катис умудрённым годами стариком, то однозначно не сдержал бы зародившийся в нём шок. Однако сейчас он прекрасно справился с эмоциями, оставив прежнее выражение лица.

– Я не ставлю под сомнение ваши слова, но как же тогда я справлюсь с божественным ядом?

– Яд не божественен. Его создал владелец полной Сферы Ядов, который усилил свою атаку божественной силой артефакта. Точнее, всего лишь крупицей этой силы, – объяснил Рун’Тан. – И с этой крупицей должен буду справиться именно я. Ты же необходим для создания противоядия. Вражеский мастер так и не убрал свою волю из частиц, поэтому изъять их не удастся. Нужно уничтожить.

– Раз вы так говорите, Великий Мастер, то я обязательно приложу все силы.

– Хорошо, – улыбнулся красноволосый мужчина. – Тогда сперва мы должны покинуть республику.

– Что? Но зачем? – удивился Катис.

– В Никриме началась масштабная война, и в ближайшие часы сюда будет телепортировано целое войско врагов, – услышал старик шокирующую новость.

– Это… – замер ошарашенный Священный Лорд. – В таком случае я вынужден просить прощения у Великого Мастера, – резко склонился он. Помимо уважения, в голосе Катиса теперь появилась и непоколебимость. – Но я не могу бросить семью и родину. Даже если я ослабший и преданный старик, я всё равно буду защищать эти земли. Здесь жили мои предки, живу я и будут жить мои потомки!

– Ты ведь понимаешь, что я могу стереть всю твою семью с лица планеты за считаные секунды? – спросил Рун’Тан, пристально взирая на склонившегося старика. – Ты не боишься мне отказывать?

– Боюсь, – честно ответил Катис. – Я беспомощен перед вами, а также нахожусь в неоплатном долгу за помощь внуку. Вот только я всё равно не могу оставить свой дом. Но я не отказываю вам помочь. Я лишь говорю, что не могу покинуть родину.

Дедушка Глефуса больше не собирался оправдываться. Он объяснил свою позицию, после чего замолк, став дожидаться решения могущественного мастера.

Рун’Тан молчал недолго. В конце концов он по привычке вздохнул.

– Так уж и быть… Мы начнём здесь и сейчас.

Секундой спустя он и Катис оказались посреди тёмного и очень холодного пространства.

– Где мы?

– В желудке парня, – вновь удивил его Рун’Тан. – Я сжал пространство вокруг нас, тем самым уменьшив. Ну а здесь мы начнём исцеление. Ибо лёд вокруг него пока рано убирать, а снаружи нам он будет сильно мешать.

Следом раскрылась пиковая Сфера Пространства, что излучала крупицы силы следующего уровня этого элемента. Рун’Тан был одновременно бесконечно близок и бесконечно далёк от того, чтобы создать «углублённые» Сферы, тем самым получив доступ к техникам Божественного ранга.

– Я займусь притягиванием той крупицы божественной силы. Ты же начинай создавать противоядие, после чего сразу используй его. Но приготовься, что будет очень сложно. Яд неслабо усилился за счёт божественной силы. Даже если я вытяну большую её часть, тебе всё равно придётся попотеть.

– Понял, – почтительно кивнул Катис. – И благодарю за понимание.

Рун’Тан ничего не ответил. Вскоре они приступили к лечению.


***

Минул час. Рун’Тан и Катис вернулись в пещеру пространственного кармана.

– Яда больше нет, – сел прямо на землю уставший до безумия старик. – Я могу поклясться в этом.

– Верю, – ответил Рун’Тан, продолжая смотреть на парня в ледяном кубе.

«Но почему же ты не просыпаешься?..» – обратился он к Каю, но вновь не получил никакого ответа.

– Могу предположить, что нужно подождать, – сказал Священный Лорд.

– Великий Мастер Рун’Тан, что с Каем? – спросил Шакс, который ранее переместился сюда, так как являлся носителем кольца.

– Всё хорошо. Он скоро очнётся, – не оборачиваясь, ответил Рун’Тан, чьи слова услышали все присутствующие товарищи Кая.

Шакс подошёл к кубу. Посмотрев на спокойное лицо друга, он усмехнулся.

– Эй, хватит дрыхнуть, спящая красавица! – пнул по льду лучник, естественно, не получив никакого ответа.


***

С момента появления трещин в небесах прошло пять часов. За это время в Алран прибыли ближайшие войска республики, а также большая часть аристократов страны. Были вынуты из тайников все боевые артефакты и приготовлены для использования все алхимические препараты. Великаны готовились к битве. Им не оставалось ничего, кроме как защищать родину.

За минувшие часы правительство в лице Совета Кланов уже успело обсудить план обороны столицы, рядом с которой, судя по всему, и появятся вражеские войска. Собственно, это первым делом и определили изучающие Путь Пространства мастера. В конце концов, лично Рун’Тан подтвердил, что армия Ниагалы появится в паре километров от восточной части стены города. Сразу же попасть в столицу они никак не могли, поскольку её постоянно защищал могущественный барьер, не уступающий в мощи тому, что накрывал всю республику.

Таким образом, все боеспособные воины расположились на защитной стене города. Ведь так или иначе, но каждый Истинный Мастер владел дальними техниками.

Армия великанов состояла из семи легионов, пять из которых они сумели чудом перебросить со своих мест дислокации в столицу за считаные часы, используя для этого множество драгоценных артефактов. В итоге к бою были подготовлены солдаты пяти легионов, а также члены восьми столичных сект и десяти правящих кланов. Суммарно их войско теперь насчитывало 42 742 Заклинателей, 1 449 Элементалистов и 356 Священных Лордов. К несчастью, очень много Элементалистов и Священных Лордов республики погибли в день уничтожения эльфийской столицы, поэтому сейчас их здесь собралось почти в три раза меньше, чем могло бы быть ещё две недели назад.

Однако удача всё-таки не полностью покинула Республику Титран. Ведь хотя её главные силы ослабли, а план договориться о мире с Ниагалой оказался несбыточной мечтой, сегодня вместе с ними в столице находился настоящий Небесный Монарх. Да, Рун’Тан всё же решил остаться и помочь. И причин на то было несколько.

Во-первых, из-за пространственного прорыва Непреодолимая Стена оказалась полностью закрыта, поэтому сбежать из страны банально никто не мог. В том числе и Рун’Тан, которому в любом случае сперва требовалось отдохнуть после лечения Кая. Во-вторых, было неизвестно, что сейчас происходит за границей, так что на землях великанов могло быть даже безопасней, чем за их пределами. Ну и в-третьих, Рун’Тан попросту не мог бросить друга Кая здесь. Ибо Глефус, как новый глава семьи, никак не мог покинуть родину. Да и не собирался.

Однако это не означало, что Рун’Тан будет полноценно сражаться на стороне великанов. Нет. Он только собирался уберечь их от полного поражения. То есть, он вступит в бой лишь в том случае, если у защитников совсем не останется шансов, либо если среди нападающих тоже будет Небесный Монарх. Впрочем, если там окажется сам Кирос, то Рун’Тан сразу же отступит. Без физической оболочки и даже полного запаса энергии души он даже не надеялся победить императора Ниагалы, который обладал божественным кольцом.

– Что скажете, будем делать ставки, кто больше убьёт врагов? – сидя на краю стометровой стены, спросил Шакс.

– Смотри, чтобы ты сам не оказался одним из мертвецов, – сострила находящаяся неподалёку Лилия.

Товарищи Кая отказались от возможности переждать битву в пространственном кармане Рун’Тана. У них всех были свои причины решить участвовать в сражении, но так или иначе, все они понимали простую истину – именно в горниле войны куются лучшие из лучших. Вот почему Шакс, Норвуд, Феликс, Сатор, Лилия и Ивсим сейчас находились на восточной стороне городской стены, где собралась большая часть сил великанов.

– Ну за что же ты так со мной?.. – сыграл обиду лучник, но на это Лилия никак не отреагировала. – Всё же, ты явно повзрослела за эти шесть лет. Такая спокойная, не то что раньше.

– Ты прав, – процедила девушка. – А ещё я стала намного сильнее. Поэтому клянусь, скоро я обязательно убью тебя.

– Жду не дождусь! – хлопнул в ладоши улыбнувшийся Шакс. – Главное – сама сегодня не умри.

– Не волнуйся, этого не случится, – спокойно произнёс Ивсим, стоящий рядом с Лилией.

– Ух, как опасно! – шутливо воскликнул лучник. – Ну так что, никто не хочет сыграть в «кто убьёт больше кролик… то есть противников»? Феликс, соглашайся!

– Боюсь, я однозначно проиграю вам, старший брат Шакс, – вежливо ответил эльф, что совсем не вязалось с его брутальной внешностью мускулистого «варвара», коим он стал за последние три года.

– Тогда может ты, Сатор?

Мрачный, как и все дни до этого, сильф лишь взглянул на Шакса, после чего едва заметно мотнул головой.

– Ну вот… какие же вы скучные…

– Что здесь у вас? – поднялся к их группе Норвуд.

– О, вот и ты! – сразу же обрадовался Шакс. – Давай заключим пари, кто прикончит больше врагов.

– Хорошо. Но какую награду ты предлагаешь?

– Хм… – задумался на секунду лучник. – Давай, кто проиграет, тот отдаст все полученные трофеи победителю.

– По рукам, – согласился Норвуд.

«Интересно, сколько потом удастся выручить?» – подумал сильф, которого в жизни больше всего интересовали именно деньги.

Тем временем в пятидесяти метрах от их группы расположился новый глава семьи Сантос со старейшинами.

– Почему ты здесь? – посмотрел Глефус на Нотрикса.

– Считай, что это мои извинения, что использовал тебя втёмную, – усмехнулся эльф. – Да и какой смысл от моей сделки с Вайсом, если великаны сегодня могут проиграть? Поэтому лучше я всё-таки помогу.

– Мы не…

Договорить Глефусу не дали. Безумно мощный, огромный и ослепительно яркий столб света спустился с небес. Земля задрожала, а ветер поднялся такой силы, что не будь все на стене прикрыты защитным барьером, то как минимум Заклинателей однозначно сдуло бы.

Бьющий в паре километрах от города в землю свет просуществовал полторы минуты, после чего все защитники Алрана смогли наконец увидеть вражеское войско. Семьдесят тысяч Заклинателей появились посреди выжженного участка леса. С ними же оказалось пять тысяч Элементалистов и целая тысяча Священных Лордов.

Увидев размер посланной к ним армии, многие великаны оказались повергнуты в шок. Никто не ожидал подобного количества противников. Однако защитники всё равно верили в возможность победить благодаря защите стены и силе Рун’Тана, поэтому и не спешили падать духом.

Увы, великаны пока даже не догадывались, что среди их противников тоже затесался один Небесный Монарх, а также… что за минувшие пять часов столицы трёх других рас уже успели пасть под натиском людской империи…


Глава 14. Битва за Алран. Начало.


Тридцать пять километров вглубь, а затем ещё километр по длинному тоннелю. Столь удалённая темница уже несколько часов как была настежь открыта. Удерживаемый здесь шесть лет великан, наконец, выбрался на свободу. Глефус, его дядя Вайс, Шакс, Рун’Тан и Нотрикс тоже покинули это неуютное место, став готовиться к сражению с войсками Ниагалы. Однако кое-кто внутри всё же остался…

Посреди тёмного и жуткого каземата стоял огромный ледяной куб. Иронично, что место, предназначенное для сдерживания могущественного узника, оказалось наиболее подходящим местом для того, чтобы спрятать одного довольно наглого парня.

Но что ещё более иронично, так это то, что именно там, куда ранее по льду ударил ногой Шакс, появилась первая трещина…


***

Столб света погас. Тысячи великанов наконец узрели войско противника и ужаснулись. Такого количества людей увидеть здесь они никак не ожидали. А ведь это была всего лишь одна пятая сил Ниагалы. Ещё четыре такие же армии уже отправились к остальным расам Рейтгхема.

Глефус посмотрел в небо, отыскав желаемое. Высоко над ними можно было увидеть гигантский мерцающий барьер, в котором сейчас зияла огромная дыра. Впрочем, к облегчению жителей республики, купол стал быстро восстанавливаться, тем самым вновь доказывая мощь Непреодолимой Стены. Жаль, что теперь она была не такой уж и «непреодолимой».

Полусекундное замешательство после появления врага закончилось, и расположившиеся на просторной стене Священные Лорды моментально скомандовали:

АТАКУЕМ!!!

В тот же миг тысячи техник сорвались в полёт, направляясь к только-только прибывшему врагу, который после такой дальней телепортации определённо был дезориентирован. Одновременно с этим удалённо активировались сотни одноразовых артефактов, закопанных прямо там, куда переместились солдаты Ниагалы. Часть ловушек оказалась уничтожена тем столбом света, однако более девяноста процентов уцелели.

Подобный двойной и при этом почти моментальный удар должен был сократить число солдат врага как минимум вполовину. И возможно всё это было лишь благодаря тому, что Рун’Тан не просто определил точное место телепортации ниагальцев, а буквально привязал его к конкретной местности силой своей Сферы Пространства.

Тысячи и тысячи сияющих разными цветами техник обрушились на солдат людской империи словно настоящая кара небес. Ни один Заклинатель не смог бы выжить при таком "граде" без использования артефакта как минимум Императорского ранга.

Великаны уже предвкушали скорую победу. После такой атаки войско Ниагалы должно было стать лёгкой добычей для защитников республики, вот только в реальности не могло быть всё так просто…

Высокий воин спокойно смотрел на приближающиеся техники. Они уже практически добрались до людей, а артефакты под землёй почти высвободили свою силу, когда он наконец начал действовать.

Клинок в его руках был мгновенно поднят к небесам, вслед за чем плавно, но при этом молниеносно опущен. В ту же секунду более десяти тысяч техник великанов оказались буквально разорваны в клочья, а артефакты под землёй разрушены.

Пиковая Сфера Меча накрыла всё войско людей. Со стороны она выглядела как гигантский алый пузырь.

Воин в чёрном доспехе вонзил свой длинный двуручный меч с широким лезвием в землю. Пока его белоснежные волосы развевались на ветру, он пристально глядел на растерянных великанов.

Вперёд… – каждый солдат империи услышал негромкий, но заставляющий их трепетать голос. Казалось, словно сам ветер прошептал это.

Армия людей двинулась к стенам столицы, а тем, кто её прикрывал, был не кто иной, как Первый Сын Ниагалы – Крушащий Меч Натор. Небесный Монарх срединной стадии.

Воин находился в центре войска, будучи окружённым целой тысячей Священных Лордов. Он уже собирался было сделать первый шаг, как вдруг замер и моментально обернулся. Двуручный клинок с безумной скоростью рассёк пространство, но был резко остановлен. Лезвие меча оказалось зажато в ладони полупрозрачного красноволосого мужчины, что внезапно появился здесь.

Со своей же стороны Первый Сын Ниагалы гардой клинка успел буквально в последний миг заблокировать кулак Рун’Тана. Вот только сжать Сферу Меча до нужных для защиты размеров он всё же вовремя не сумел. Себя Натор защитил, однако почти пять сотен Священных Лордов вокруг него моментально превратились в кровавый туман. Техника Рун’Тана уничтожила всех, до кого сумела добраться.

Дальше события понеслись вскачь.

Рун’Тан моментально делает подшаг – и вот его нога уже несётся к голове противника. Естественно, в удар вложена не только физическая мощь созданной им проекции, но ещё и техника псевдо-Божественного ранга.

Первый Сын Ниагалы понимает, что красноволосый нацелен не только на него, но ещё и на армию вокруг, поэтому принимает соответствующие меры…

В следующий миг великаны со стены увидят, как над вражеской армией вспыхнет многокилометровое солнце, способное легко стереть всю их столицу с лица планеты. Вот только при этом, как бы это безумно ни звучало, никто из людей Ниагалы не погибнет и даже не пострадает. Ну а секундой спустя в небеса устремятся две маленькие точки.

«Силён… – разнеслось в мыслях Рун’Тана. – Его душа, физическое и энергетическое тело, а также оружие и даже доспехи насквозь пропитаны божественной силой кольца Кироса. Сейчас он гораздо могущественнее, чем был при нашей встрече возле руин Облачной Обители. Я же, наоборот, ослаблен после лечения Кая… Но такая сила не может находиться в его теле без последствий. Теперь его жизнь укорочена в сотни раз. Безумцы! Вы готовы заплатить даже такую цену ради победы?!»


***

Когда два Небесных Монарха, каждый из которых буквально являлся настоящим оружием судного дня, скрылись за облаками, армия Ниагалы продолжила наступление.

Начать атаку! – услышал Шакс, после чего выпустил приготовленную заранее стрелу.

В ту же секунду и все остальные защитники столицы стали выпускать технику за техникой. Град атак вновь посыпался на ниагальцев, но на этот раз они были готовы. Персональные барьеры, артефакты и объединённые защитные техники укрыли людей от жутких ударов.

Одновременно с этим со стены сорвались все имеющиеся у великанов Священные Лорды. Триста пятьдесят шесть мастеров вышли за пределы городского барьера, ворвавшись в ряды противников. Каждый из них был экипирован большим числом лучших артефактов, в том числе и защитных. А с учётом собственных покровов, Священные Лорды могли не бояться тысяч вражеских Заклинателей и сотен Элементалистов.

Целью же спрыгнувших воинов были Священные Лорды Ниагалы. Великаны не могли позволить им подойти к стене. Поэтому они всеми силами стали оттеснять от города столь могущественных мастеров, при этом стараясь убить по пути как можно большее число обычных солдат.

Семидесяти тысячам Заклинателей понадобилось менее минуты, чтобы добраться до стены. Вот только сперва на их пути встретился невидимый барьер, закрывающий Алран со всех сторон. И пока ниагальцы старались пробить преграду, на их головы без остановки обрушивались техники защитников. Великаны старались по максимуму использовать своё более выгодное положение, дабы как можно сильнее сократить число противников, прежде чем те прорвут барьер и стену.

Призвать стрелу из кольца, натянуть тетиву, сплести технику, прицелиться, выпустить атаку. Повторить ещё раз.

Шакс выполнял одни и те же действия, в перерывах выбирая новые цели. Сперва он отстреливал обычных Заклинателей, но вскоре понял, что это бессмысленная трата его сил. Лучники обладали мощнейшими атаками среди большинства типов воинов, поэтому довольно быстро Шакс переключился на более сильных врагов.

Конечно, он не мог убивать Элементалистов за один или два выстрела, как тех же Заклинателей, но своими техниками Шакс постепенно снижал защиту и серьёзно ослаблял их. Этим он приносил гораздо больше пользы, чем убийством мастеров предыдущей ступени. Ведь хотя у врага имелось почти на тридцать тысяч больше Заклинателей, разница в количестве Элементалистов всё равно была более существенной. Именно поэтому требовалось убить их как можно больше до того, как падёт городской барьер.

– Не странно ли, что ты стоишь здесь, помогая нам отстреливать своих сородичей? – вдруг заговорил с Шаксом незнакомый эльф-лучник, являющийся пиковым Заклинателем.

Выпустив стрелу и убедившись в гибели очередного Элементалиста, которого обстреливал не только он, Шакс взял короткий перерыв. Посмотрев на внезапного собеседника, он ответил в своём духе:

– Что? Это там люди? Вот чёрт! Похоже, я не с той стороны битву начал! Меня точно накажут потом!

– А-ха-ха-ха… – рассмеялся эльф. – Забавно. Ты ведь один из спутников нашего нового господина, так ведь?

– Думаю, здоровяка я уже и другом могу назвать, – пожал плечами Шакс, доставая новую стрелу.

– Здоровяка?.. – выпучил глаза шокированный эльф. – Это ты про господина Глефуса?

– Да, а что не так? – зыркнул на собеседника парень, заставив того невольно вздрогнуть.

– Да нет, ничего, – покрутил головой эльф. Он хоть и был на две стадии выше, но при этом прекрасно видел мощь атак Шакса, что сразу говорило о гениальности лучника. – Я, кстати, Тавикс. Один из стражей поместья семьи Сантос.

– Вот оно как… А я-то всё думаю, как это нужно было согрешить, чтобы у великанов родился чистокровный эльф?.. А ты страж, значит…

Тавикс усмехнулся. Слова Шакса были связаны с тем, что тот участок стены, который они занимали, был отведён воинам клана Но’Ритм. Поэтому, если не считать товарищей Кая, здесь вообще довольно неожиданно было встретить кого-либо, кроме великанов.

Выпустив очередную стрелу, Шакс тоже представился.

– Знаешь, среди великанов практически нет бойцов принципиально дальнего боя, так что ты первый лучник в этом городе, которого я вижу за последние несколько лет, – признался Тавикс. – Не хочешь потом выпить, если победим? Я знаю отличное местечко. Девочки там тоже найдутся, и на любой вкус.

– Неплохое предложение, – улыбнулся Шакс. – Я подумаю.

На этом короткий разговор двух незнакомцев стих. Завершив перерыв, оба лучника вернулись к прежнему темпу, став обстреливать ниагальцев ещё быстрее.

Внизу же творился настоящий ад. За первые минуты битвы погибло уже более пяти тысяч Заклинателей и почти сотня Элементалистов Ниагалы. Они буквально стали пушечным мясом, чьи трупы теперь втаптывались в землю ногами других солдат. Все, кто находился в первых рядах нападающей армии, уже были мертвы. Им не помогли ни артефакты, ни объединение сил для защиты.

Однако их жертва не была напрасной, поскольку это помогло войску приблизиться к барьеру и довести его до того состояния, что в определённых местах он уже начал трещать.

Чувство тревоги Шакса внезапно взвыло от опасности.


***

Лилия и Ивсим находились в паре десятков метров от Шакса. В отличие от лучника они стояли не в первом ряду защитников, а аж в третьем, поскольку не были сильны в дальних атаках. Из-за этого у них не было выбора, кроме как выпускать техники вслепую, просто направляя их вниз за стену.

Пока там царил шум разрывающихся техник, что без проблем выходили за пределы столичного барьера, и крики умирающих ниагальцев, на самой стене всё было относительно спокойно. Однако долго это не продлилось.

Внезапно откуда-то справа раздался жуткий крик, после чего Лилия и Ивсим вдруг услышали громкий пугающий треск. Гигантская трещина появилась на барьере прямо перед ними. Мгновением спустя безумно мощный удар проломил и его, и часть стены. Расположившиеся там воины разлетелись в разные стороны словно игрушечные солдатики…

Очнулся Ивсим не сразу. С трудом, но он всё-таки заставил себя подняться. Явных повреждений парень не чувствовал, но голова сильно гудела. Впрочем, понемногу она всё же приходила в норму.

"Осмотревшись" при помощи духовного восприятия и эхолокации, Ивсим понял, что оказался на первом этаже крупного трёхэтажного здания. Собственно, крышу и два этажа он и пробил при падении. К счастью, самому Заклинателю это не нанесло почти никакого урона, ну а внутри он никого случайно не задел. Все небоеспособные жители столицы и её окрестностей уже давно были эвакуированы в специальное измерение глубоко под городом.

Легко запрыгнув на крышу сквозь проделанную собой же дыру, Ивсим увидел, что стена, как и барьер перед ней, пробиты почти на километр в ширину. И прямо сейчас через этот проём в город врывались тысячи солдат Ниагалы, которых сразу же встречали защитники Алрана. Столица великанов не уступала в размерах крупнейшим мегаполисам Земли, поэтому здесь имелось достаточно места, чтобы развернуться масштабной битве.

Схватившись за всё ещё побаливающую голову, что было результатом той жуткой атаки, разрушившей стену, парень вдруг кое-что вспомнил.

– Лилия! – вздрогнул он, попутно испытывав страх. – Где она?

Девушка не ощущалась поблизости, поэтому Ивсим сразу раскрыл ауру на максимум и сконцентрировался на духовном восприятии, при этом даже не задумываясь, что так он окажется в уязвимом состоянии. Спустя несколько секунд парень резко кивнул. Бросившись в сторону развернувшейся впереди битвы на предельной скорости (с духами он слился ещё на стене), он приготовился к бою.

Перемещаясь по крышам Алрана словно мерцающий призрак, он спешил как мог. Километры пролетали один за другим, и чем ближе Ивсим становился к цели, тем сильнее всё сжималось внутри него. Но в конце концов он добрался до нужного места.

В переулке между двумя особо крупными зданиями уже развернулось небольшое сражение. Трое великанов-Заклинателей проигрывали группе из пятерых людей. Ивсим проигнорировал их, сконцентрировавшись на другом участке. Там у разбитой стены лежала хрупкая и столь знакомая фигура, к которой приближалось ещё семеро ниагальцев.

Время для Ивсима будто замедлилось в тысячи раз. Заскрипев зубами от злости, он моментально сорвался с крыши вниз и сразу же взмахнул клинками, без раздумий выпуская одну из своих сильнейших техник. Группа вражеских Заклинателей вмиг превратились в фарш, а часть здания позади них оказалась сразу разрушена.

Приблизившись к девушке, он легко отбросил часть обломков, после чего "осмотрел" её. Никаких ран на теле Лилии не оказалось, что позволило парню с облегчением вздохнуть. Убедившись, что она лишь потеряла сознание из-за того удара, разрушившего стену, Ивсим наконец отвлёкся.

Трое великанов уже находились на грани гибели, как вдруг посреди их противников появился ещё один человек. Он в мгновение ока разделался с ниагальцами, после чего продемонстрировал спасённым воинам метку клана Но’Ритм на своей ладони. Её ему, а также Лилии с Шаксом, поставили в семье Глефуса, дабы защитники Алрана случайно не приняли троицу людей за врагов.

– Помогите мне защитить девушку, – потребовал Ивсим, ощущая приближение целого отряда противников.

– Но мы должны помочь там…

– Вы там умрёте моментально! – резко перебил он одного из великанов. – С другой стороны, эта девушка крайне сильна! Она намного сильнее меня, поэтому принесёт гораздо больше пользы, чем мы вместе взятые! Нужно лишь время, чтобы она очнулась. Я уже дал ей эликсир, поэтому нужно продержаться хотя бы пару минут. Один я могу не справиться.

Большинство напавших ниагальцев, собственно, как и защитников Алрана, были обычными Истинными Мастерами со средним или даже посредственным фундаментом. Настоящих же талантов в бою участвовало совсем немного, а гениев уровня друзей Кая – и вовсе единицы. Вот почему Ивсим сумел так легко расправиться с противниками в переулке, а затем начать давить сразу на троих великанов, которые обладали более высокой стадией. В итоге троица сдалась под натиском Ивсима, согласившись ему помочь.

Немало отрядов Ниагалы специально миновали основное сражение. Все они направлялись вглубь Алрана, дабы выполнить три задачи. Во-первых, уничтожить специальные опорные пункты (например, лазареты), предназначенные для получения защитниками преимущества при ведении боёв непосредственно в городе, когда им придётся отступить от стены. Во-вторых, лишить великанов возможности сбежать из города с другой стороны. Ну и в-третьих, банально перебить обычных жителей столицы. Всё-таки война велась на истребление, поэтому Ниагала никого не собиралась оставлять в живых.

Вот один такой отряд и засек резкую смерть семерых, а затем ещё пятерых солдат неподалёку. В итоге сразу пятьдесят Заклинателей направились к ауре Ивсима, определив в нём настоящего гения. А поскольку в случае встречи с подобными воинами всем солдатам Ниагалы было приказано не жалеть ничего ради их убийства, то проигнорировать происшествие отряд не мог. Нельзя было позволить выжить тому, кто в будущем был способен стать серьёзной угрозой для их империи.

– Цель уходит. Наши артефакты запомнили и пометили её, – доложили командиру отряда. – С ним ещё четыре ауры. Одна без сознания.

– Начинаем преследование. Передай сигнал о нём ближайшим отрядам прорыва, – приказал пиковый Заклинатель. – Зажмём нелюдя со всех сторон.

Погоня началась…

Аккуратно держа миниатюрную девушку на руках, Ивсим быстро уходил вглубь Алрана. Увы, после того забега на сумасшедшей скорости в поисках Лилии ему требовалось дать телу передохнуть. По этой причине, а также из-за ценного "груза" на руках, он и не мог сейчас развить свою огромную скорость. Вот почему он уговорил тех троих великанов помочь в защите. Парень чувствовал, что вражеский отряд не отстаёт, так что, как бы это ни было цинично, для спасения Лилии он решил пожертвовать жизнями троих незнакомцев. Ведь Ивсим ощутил на себе метку ещё в момент убийства семерых ниагальцев, которые приблизились к Лилии, поэтому сразу всё осознал.


***

Я очнулся посреди небольшого озерца, чувствуя, как тёплая вода приятно обволакивает моё тело. Вокруг была незнакомая скалистая местность, покрытая снегом. Тело ломило от боли, а чувства восприятия сбоили. Но постепенно я всё же приходил в себя.

Выбравшись, я прокрутил в голове все последние события. Как мы оказались во Вратах Ойкумены Земли, как активировалась телепортация и как Цзян Дао разбросал нас по платформе.

Выходит, я в новом мире? Теперь-то понятно, почему здесь так много энергии, от избытка которой меня и ломит. Впрочем, ладно. Привыкну. Сейчас лучше понять, где конкретно я и где остальные?

Собственно, вот так и началось моё путешествие в новом мире под названием Никрим. Как я узнаю позже, место, в которое меня закинуло, называлось Северной Скалистой Пустошью. Здесь когда-то была аномальная зона, но она уже давным-давно исчезла. За сотни тысяч лет энергетический фон выровнялся, а любые аномалии попросту испарились. Хотя, местные жители до сих пор не желали селиться здесь…

Моё блуждание продлилось три дня, в течение которых я встретил всего лишь одного жалкого монстра уровня Закалки Мышц. Он-то и стал моей первой едой в новом мире.

Судя по всему, Северная Скалистая Пустошь неспроста называлась именно… пустошью. Ибо кроме снега и скал, здесь действительно не было практически ничего. Почти никаких растений или животных. Даже мой феноменальный слух едва ли раз в сутки улавливал признаки жизни в этом месте.

С одной стороны, это даже хорошо, что меня закинуло не в опасные земли, но с другой… слишком скучно было здесь. Ни ресурсов, ни возможности бросить вызов своим силам…

Однако на третий день всё изменилось. Я нашёл странный храм посреди голых скал. Это было небольшое и невзрачное здание, которое явно не вписывалось в местные виды. Но интерес завладел мной, поэтому я рискнул изучить постройку.

Убедившись, что ловушек вокруг нет, я всё-таки вошёл. И внутри меня попытались убить. В дальнейшем окажется, что это было просто испытание, активированное моей человеческой кровью, но в тот момент я даже подумать об этом не мог.

К счастью, я сумел победить, после чего меня телепортировали в неизвестное живописное место. Это был гигантский покрытый джунглями летающий остров, расположившийся внутри не менее гигантского пространственного кармана.

Вскоре после перемещения меня встретила группа Заклинателей под предводительством старого Элементалиста начальной стадии. Он-то мне и поведал, кто они и что это за место. Как оказалось, более миллиона лет назад в Никрим из некоего ближнего мира прибыла Секта Трёх Стилей. На своей родной планете они считались ничем не примечательной группой мастеров, но для Никрима их уровень был запредельным.

Сюда Секта Трёх Стилей прибыла на двух «кораблях», кои представляли из себя огромные пространственные карманы. Первый назывался Землёй Полуденного Солнца, а второй – Землёй Бога Айве. И как мне сказали, в те времена между двумя филиалами единой секты уже давно назревал конфликт.

В итоге секта раскололась. Земля Полуденного Солнца решила следовать заветам предков, оставшись существовать в тени этого мира, а Земля Бога Айве, наоборот, стала распространять своё влияние и за пределы своего измерения. Вскоре они даже нашли некоего могущественного покровителя, которому и поклялись в верности.

С тех пор две части некогда единой секты практически не контактировали, пока в конце концов жители Земли Бога Айве внезапно не оказались уничтожены неизвестным врагом.

Что же касалось меня и того Храма, то младший старейшина секты объяснил всё. Он сказал, что в те далёкие времена их глава решил забыть про конфликт и помочь "братьям". Но поскольку выжившие так и не были найдены, то Патриарх понадеялся отыскать хотя бы потомков выходцев из Земли Бога Айве. И для этого он приказал тайно установить по всей планете особые места, спрятав их в разных скрытых уголках Никрима. Эти храмы были устроены таким образом, что сами чувствовали и приманивали к себе воинов людской расы, после чего позволяли им пройти испытание. Если боец побеждал, то его переносило на Землю Полуденного Солнца.

Увы, выживших представителей Земли Бога Айве всё-таки не осталось, а сами храмы за прошедшее время почти полностью были уничтожены. Осталась буквально дюжина экземпляров.

Встретившие меня члены секты тоже были неслабо удивлены моему появлению, но раз я прошёл испытание, то всё-таки получил от них предложение стать внешним учеником. Отказываться я не планировал, поскольку счёл Секту Трёх Стилей идеальным местом для старта в незнакомом мире.

Следующие три месяца я поднимался по иерархической лестнице секты, используя для этого свой талант и силу. А когда меня повысили до уровня внутреннего ученика первого из восьми кругов, то я наконец узнал, что не один здесь оказался. Я встретил её – новую ученицу пятого круга – Лилию Вейтил Стеншет.

Как она затем мне поведала, её телепортировало не к храму, а прямо в пространственный карман. Сперва её несколько дней держали в темнице, но когда она множеством клятв с разными формулировками подтвердила, что попала на Земли Полуденного Солнца абсолютно случайно, то ей предложили пройти испытание. Лилия не стала отказываться, в конечном счёте продемонстрировав превосходные навыки и высокий талант.

После нашей встречи мы полностью уверились, что в этот мир попали и все остальные. Вот только начать поиски того же Кая нам не удалось. Секта Трёх Стилей запрещала покидать Земли Полуденного Солнца любым ученикам. Чтобы получить разрешение выйти, требовалось либо стать младшим старейшиной, то есть – прорваться на ступень Элементалиста, либо покинуть секту навсегда.

Ждать так долго мы не могли, но и бросать секту ни я, ни Лилия не хотели. Однако и оставить человека, который уже не раз спасал наши жизни, никто из нас не собирался, даже если условия в Секте Трёх Стилей казались нам фантастическими в сравнении с кланами Плато Поднебесья.

Поэтому было принято решение. Лилия и я договорились, что покинем секту, как только хотя бы один из нас достигнет пиковой стадии Заклинателя. С тех пор и началась наша гонка развития.

Истинным Мастером Лилия стала уже спустя полгода после попадания в Никрим. Мне же понадобилось несколько больше времени для этого. Я не был столь талантлив, как она, поэтому не мог с такой же скоростью подготавливать душу к прорыву. Однако опускать руки я не спешил.

Когда мы были на Земле, то я был чуть ли не балластом для Кая. Он вёл нас за собой и побеждал противников, о битвах с которыми я и думать не смел. Я постоянно находился в тени, будучи лишённым практически любой возможности чем-то серьёзно помочь. Не понимаю, как мне вообще повезло выжить в тех событиях…

Но так или иначе, в Секте Трёх Стилей у меня появился шанс. Шанс перестать прятаться за спинами других. Вот почему сперва я должен был стать гораздо сильнее. И Лилия меня отлично понимала, поскольку находилась в похожем, если не более неудобном положении на Земле. Тогда я хотя бы мог игнорировать Волю Мастера противников, полагаясь на элемент звука и свою линию крови. Она же, как воин всего лишь ступени Закалки Души, и на это не была способна. Лилии и оставалось, что только стоять позади да расправляться со слабаками.

Вот почему мы так сильно желали избавиться от этого жуткого гнетущего ощущения беспомощности. Это мотивировало нас, позволяя покорять всё новые и новые вершины. Так и прошло шесть лет.

В один день абсолютно всех членов секты собрали на главной площади. К тому времени мы оба уже были внутренними учениками восьмого круга, а Лилия вдобавок являлась кандидаткой в личные ученики. Всё-таки её талант значительно превосходит мой. До сих пор сложно поверить, что подобный гений родился в столь неприметном месте, как Алькея…

Когда нас собрали, то с небес спустился глава Секты Трёх Стилей и Первый Старейшина – оба пиковые Небесные Монархи. Они поприветствовали нас, а затем представили всей двадцатитысячной публике важного гостя. Им оказался тоже Небесный Монарх пиковой стадии, коего звали Киросом Похитителем Душ. Незнакомый нам Великий Мастер назвался потомком людей с Земли Бога Айве, что публично подтвердил клятвой. Следом он предложил всем посетить его империю, после чего скрылся в главном дворце секты вместе с Патриархом и Первым Старейшиной.

Вскоре он покинул Земли Полуденного Солнца, а на следующий день объявили праздник. Как оказалось, глава официально сообщил о том, что Секта Трёх Стилей возвращается домой – в далёкий ближний мир. Согласно слухам, посетивший нас ранее Кирос насытил божественной силой инструмент для межмировой телепортации нашего измерения, который оставался неактивным уже более миллиона лет. Взамен же ему был отдан некий бесполезный для секты артефакты, называющийся Ключом Третьего Желания.

Эта информация поставила меня с Лилией в тупик. Ближние миры – это то, куда только могли мечтать попасть мастера из Никрима, поскольку дорогу к ним практически никто не знал. Мне с ней стоило бы безумно радоваться такому шансу, но ни у кого из нас двоих это не вызвало даже улыбки. Мы осознавали свой долг перед Каем, поэтому не могли просто сбежать. Единственным вариантом было покинуть секту, что мы и сделали.

К счастью, цена оказалась невысокой. Нас заставили дать клятвы никому и никогда не рассказывать о Секте Трёх Стилей и о Землях Полуденного Солнца, а также не передавать знания, полученные там. После этого, хоть и с неким презрением, но нас всё же отпустили. Вероятно, старейшины решили, что мы просто испугались перемен…

Вернувшись во внешний мир – прямо к тому храму посреди Северной Скалистой Пустоши, которая располагалась на землях Республики Титран (благо о Никриме мы уже успели многое узнать), мы начали поиски. Чтобы отыскать Кая, Лилия предложила отправиться в столицу великанов. По её словам, наш общий друг не мог затеряться в этом мире. Он был слишком гениален, чтобы ничего не добиться здесь. В возможную гибель Кая мы тоже не верили, поэтому без сомнений отправились в Алран.

Однако наши поиски закончились гораздо раньше, чем мы могли предположить. Прошла только неделя, как мы были в пути, когда и я, и Лилия внезапно услышали одни и те же слова: могущественный голос просил помочь Каю. Одновременно с этим мы оба непонятным образом стали отчётливо ощущать точное местоположение этого наглого парня. А ещё более удивительным оказалось то, что, как и мы, он вскоре начал направляться к столице великанов.


***

Десятки трупов солдат Ниагалы заполонили улицу. Ивсим продолжал остервенело сражаться, истребляя всех, кто хотел покуситься на его жизнь. Вот только защищать одновременно и себя, и Лилию было гораздо сложнее, чем он предполагал изначально.

Всего за несколько минут парень оказался в довольно паршивом состоянии. Его тело покрылось многочисленными ранами, некоторые кости были сломаны, а часть внутренностей – повреждена. Не обладай Ивсим гораздо более прочным, чем остальные Заклинатели, телом, то, вероятно, уже давно бы погиб. Впрочем, сейчас он максимально близко находился к этому состоянию. Парень едва держался.

«Нужно сейчас же пробиться сквозь них, а затем вырваться из окружения с Лилией, – решил Ивсим, уклоняясь от очередной вражеской атаки. – Главное, только подгадать нужный момент для сильнейшей атаки».

Отбить клинок, пронзить противнику голову, отойти резко в сторону. Парень кружился словно юла вокруг Лилии, сражаясь сразу с десятком Заклинателей вблизи и уклоняясь от атак засевших на крышах врагов.

В очередной раз взмахнув клинками, Ивсим моментально лишил жизни ещё четверых ниагальцев, после чего сразу же попытался реализовать свой план. Техника Неуловимой Ударной Волны сорвалась с его мечей, уничтожив пару зданий и целый десяток новых противников.

Заметив образовавшуюся возможность вырваться из кольца врагов, Ивсим резко обернулся, дабы взять Лилию на руки. Вот только его духовному восприятию открылась ужасающая картина. Техника одного из ниагальцев направлялась прямо к девушке, и уже практически достигла её головы.

Используя максимум сил, даже несмотря на наносимый собственному телу вред, Ивсим совершил молниеносный рывок. Белки его глаз резко стали алыми, изо рта, носа и ушей хлынула кровь, а на коже и костях появилась буквальная целая сеть небольших трещин. Однако он всё же успел. Он отбил атаку, тем самым защитив Лилию и убив при этом нападавшего.

Вот только солдаты Ниагалы этим сразу же воспользовались. Увидев, что противник отвлёкся, ближайший к Ивсиму Заклинатель без промедлений атаковал его. Меч ниагальца пробил покров, а затем и кожу парня, вонзившись ему в спину на несколько сантиметров.

– Гра-а-агх! – зарычал Ивсим от боли. Его концентрация на контроле энергии сбилась. Другие вражеские атаки уже приближались к нему, но он теперь не успевал сформировать достаточно крепкую защиту.

Понимая всю безысходность ситуации, Ивсим уже было приготовился к тому, чтобы пожертвовать своей жизнью и разом уничтожить всех врагов, но внезапно услышал:

– Успокойся…

В тот же миг вдоль улицы пронёсся внезапный порыв ветра. Одновременно с этим исчезли все техники врагов, а сами ниагальцы при этом превратились в куски разрубленного мяса. Двадцать четыре Заклинателя умерли в одно мгновенье.

– Ты дурак, – ласково произнесла наконец открывшая глаза девушка, смотрящая на Ивсима не просто как на друга, – займись восстановлением.

Следом в руке блондинки появился тонкий клинок.


***

По крайней мере половина от тех семидесяти тысяч Заклинателей Ниагалы уже прошла сквозь дыру в барьере. Ужасная битва развернулась у пролома стены. Десятки Заклинателей-защитников умирали ежесекундно, чему особенно способствовало огромное количество вражеских Элементалистов. А ведь было уже чудо, что сильнейшие великаны республики ранее ворвались во вражеское войско и сумели оттеснить Священных Лордов людской империи максимально далеко от города. Всех, кроме одного…

Высокая стройная девушка в обтягивающем голубом платье парила в паре метрах над землёй. Темноволосая красавица, излучающая силу Священного Лорда первого уровня, одновременно сражалась с несколькими десятками гениальных Элементалистов, используя для этого законы Пути Пространства, что максимально приблизились к могуществу настоящей Сферы. Девушку звали Хельгой, и она являлась Пятой Дочерью Ниагалы.

Сброшенный ранее со стены Глефус с ужасом глядел на происходящее далеко впереди сражение.

– Нельзя. Пропустить. Женщину. В Алран, – процедил нахмурившийся великан. – Это она. Сломала. Стену.

В тот же миг, Глефус, закованный в низкокачественные фамильные доспехи Императорского ранга, вспыхнул пурпурным пламенем. Сжав покрепче свою глефу, он резко бросился в самую гущу сражения, сметая практически всех врагов на своём пути, словно неостановимый колосс. Каждый его шаг заставлял землю содрогаться.


***

Возле южного края разрушенной стены развернулось настоящее побоище. Тысячи трупов усеяли землю, пока их число продолжало постоянно расти. Этот участок сражения оказался одним из наиболее опасных. Великаны не задерживались здесь и на минуту. Даже сильнейшие и талантливейшие из них оказывались банально сметены превосходящим числом противников.

Так продолжалось до тех пор, пока не образовался небольшой очаг сопротивления.

– Поверить не могу, что мы обязаны жизнью всего лишь Заклинателю, – перевязывая раны специальными целебными бинтами, произнёс старый Элементалист срединной стадии. – Сколько живу, но впервые вижу такое… Все же без твоей помощи мы никак не смогли бы установить, а затем и удержать этот защитный купол.

Расположившиеся рядом великаны, которые тоже занимались восстановлением, согласно закивали. Все они – полсотни Заклинателей и дюжина Элементалистов, – были обязаны жизнью всего одному сильфу. Однако ему сейчас было не до благодарностей.

Расположившись в центре установленного воинами барьера Императорского ранга, Норвуд продолжал играть на флейте. Законы Пути Ветра разносились в виде приятной мелодии, несущей в себе технику Пути Души и Пути Зверя. Именно благодаря ей гигантский стометровый песчаный червь, что являлся пиковым Тираном, а также был усилен особым настоем, покорно убивал без конца входящих в город ниагальцев.

Кроме песчаного червя, из тела Норвуда вырвались ещё питомцы: трёхметровый золотистый тигр с пылающими лапами (тоже пиковый Тиран) и жуткий тридцатиметровый улей, из которого уже вылетело более трёх сотен насекомых (начальные Титаны). Собственно, именно благодаря им в этом месте и удалось появиться очагу сопротивления.

– Мы должны отступить! – сказал только-только вышедший из битвы Сатор, войдя под купол. – Больше мы не сможем их здесь сдерживать. Да и остальные защитники начинают отходить в город.

– Соглашусь, – сказал старый Элементалист. – Благодаря тебе, парень, мы и так продержались здесь дольше, чем рассчитывали. Так что теперь лучше уйти вдоль стены к улицам Алрана, восстановить силы, а потом присоединиться к основному войску.

Норвуд кивнул. Не переставая играть, он стал постепенно отходить назад, но вдруг остановился.

– Нужно взять улей, – догадался Феликс, который всё это время помогал защитникам исцелять раны.

Ближайшие Заклинатели переглянулись, после чего группа великанов подняла громадину. Следом наконец началось полноценное отступление. Своими питомцами Норвуд пачками убивал обычных солдат Ниагалы, пока идущие рядом с ним воины при помощи множества техник сдерживали вражеских Элементалистов. В конечном счёте войска Ниагалы даже перестали преследовать их небольшую группу, решив избежать ещё большего числа жертв.

Таким образом отряд из шестидесяти пяти воинов, находящихся под прикрытием артефактного барьера и питомцев Норвуда, практически добрался до ближайших улиц. Им оставалось преодолеть ещё несколько сотен метров, как вдруг по куполу ударило нечто безумно мощное. Защита оказалась моментально разбита, а создавший её артефакт – уничтожен.

Скрывавшихся внутри воинов разбросало в разные стороны. Перестала играть флейта.

Вскоре все наконец увидели крупного металлического колосса, покрытого сполохами молний. В правой руке воина был зажат огромный фламберг, а в левой расположились осколки применённого им одноразового артефакта.

– Знакомый стиль… – раздался голос изнутри металлического колосса.

Тем временем защитники Алрана, включая Норвуда и Феликса, не могли поверить своим ощущениям. Они видели перед собой Элементалиста срединной стадии, от которого, однако, веяло огромной чужеродной силой, что являлась на самом деле частицей мощи божественного кольца Кироса.

Подобная сила заставляла почти всех присутствующих трепетать, и лишь один из них сейчас испытывал нечто другое…

Ярость разрывала его изнутри.

ТИРВИН!!! – услышали все внезапный рёв Сатора, который, несмотря на другую ауру и даже ступень противника, всё равно как-то сумел определить в нём того самого эльфа.

– А вот и третий, – усмехнулся Двенадцатый Сын Ниагалы, убивший Рейзела и Элею.


***

Шакса слабо задело тем ударом, уничтожившем часть стены, поскольку он сумел вовремя защититься. Однако парень всё же находился в первом ряду, поэтому сила на него в тот момент обрушилась немалая. Конечно, он почти не получил урона, но вот отбросило Шакса далековато. Почти на несколько десятков километров вглубь столицы.

Собственно, поэтому ему и понадобилось аж несколько минут, чтобы вернуться на передовую. До огромного сражения оставалось буквально рукой подать. Скрытый особой техникой Шакс повернул за угол и внезапно оказался словно в другом мире. Парень резко замер.

До этого он не ощущал ни чьи-либо ауры впереди, ни запаха крови, ни банального шёпота интуиции. Но как только Шакс оказался на новой улице, то всё это моментально обрушилось на него.

Парень оказался посреди кровавого ада. Сотни высушенных трупов были разбросаны вдоль всего переулка, пока кровь из их тел причудливым образом стекала со стен зданий и расплывалась по земле. В центре же всего этого действа спокойно стоял высокий симпатичный юноша. Одной рукой он держал за горло эльфа, из тела которого вырывался целый поток алой жидкости.

Шакс моментально узнал жертву в руках ниагальца – это был тот самый эльф, с которым он познакомился на стене.

«Похоже, не суждено нам выпить», – промелькнуло в мыслях Шакса.

Прошло менее секунды, а тело Тавикса было уже опустошено. Судя по выражению его лица, умер он в диких мучениях.

Труп эльфа упал, а его убийца внезапно обернулся. Взгляд пикового Заклинателя оказался направлен прямо на невидимого Шакса.

– Тебе не спрятаться в моих Владениях Крови, – произнёс ниагалец.

Шакс успел лишь ощутить отголоски законов пространства, как вдруг незнакомец исчез. Одновременно с этим противник вынырнул прямо из крови позади лучника, который стоял в ней почти по колено. В следующий миг костяной меч, больше похожий на попросту увеличенную до его размеров иглу, пронзил голову Шакса.

Воин Ниагалы собирался вытянуть всю кровь из убитого им противника, но внезапно почувствовал нечто возле себя и моментально отскочил в сторону. Рядом с тем местом, где он только что находился, из тумана сформировалась человеческая фигура. Что же касалось Шакса, которому "пробили" голову, то это оказался всего лишь двойник.

– Занятно, – улыбнулся пиковый Заклинатель. – Это всё меняет.

Следом он проколол свой палец той огромной костяной иглой, которую использовал как оружие. Позволив артефакту пропитаться алой жидкостью, он удовлетворённо кивнул.

– Теперь нам точно никто не помешает… Ах да, позволь представиться. Талин Ярт, – пристально посмотрел на Шакса воин, – Тринадцатый Сын Ниагалы.


Глава 15. Битва за Алран. Шакс Эльдивайз.


Прислушавшись к восприятию, Шакс сразу понял, что оказался заперт вместе с Талином в некоем причудливом измерении. И раз создавшая его костяная игла являлась артефактом пикового качества Императорского ранга, то о побеге и думать не стоило.

«Что это за странная сила? Его оружие точно не зарядное, но и он сам не владеет Сферой, чтобы использовать Императорский ранг, – удивился Шакс. – Неужели это те божественные частицы, о которых говорил Великий Мастер Рун’Тан?»

Догадка парня оказалась верной. Костяная игла в руках Талина действительно была пропитана частицей божественной силы кольца Кироса, что позволяло Заклинателю свободно использовать пиковый артефакт Императорского ранга без владения необходимой Сферой.

Что же касалось самого Талина, то принять в свою плоть божественную частицу он ещё не мог. Оболочка Заклинателя, как физическая, так и духовная, была недостаточно крепка для этого. Требовалось быть как минимум Элементалистом.

К тому же Кирос поделился этой силой далеко не со всеми Детьми Ниагалы. Её напрямую получило лишь четверо воинов: Первый Сын и Первая Дочь, а также братья Зедол: Тирвин и Акио. Больше никто. Такие как Талин обрели лишь косвенное усиление. Например, оружия или брони.

– Ты же не претворяешься? Ты же действительно человек? Я прав? – поинтересовался Тринадцатый Сын Ниагалы.

– Кто знает? – хмыкнув, пожал плечами Шакс.

– Ну и ладно… Я в любом случае чую в твоём теле людскую кровь. А раз так, то я должен предложить тебе присоединиться к нам. Раз ты пережил мою атаку, то явно не обделён талантом. Такому гению, как ты, будут только рады в нашей империи. Тебе, небось, приходилось постоянно жить под гнётом этих нелюдей? – Талин пнул один из трупов великанов. – Мне даже сложно представить, как в таких ужасных условиях тебе удалось сохранить свой талант и стать Истинным Мастером. Должно быть, это был очень нелёгкий путь? Но… Постоянные прятки, страх за свою жизнь, унижения и абсолютная беспомощность – вскоре люди Рейтгхема забудут обо всём этом. Человечество возрождается! Ниагала истребит проклятых нелюдей, восстановив справедливость! И я предлагаю присоединиться к нам.

– Ты говоришь это после того, как напал на меня?

– Прости, – спокойно сказал Заклинатель. – Но я ведь до сих пор не вижу тебя, а значит и надписи расы. Я лишь ощущаю вошедшую в свои владения чужую кровь, в которой только сейчас определил человеческую, – признался он. – Так что первоначально я счёл тебя нелюдем, за что и прошу прощения. Но всё же… Разве ты готов отказаться от возможности жить свободно, как и положено людям, вместо крысиного существования в тени нелюдей? Хватит молчать. Прими моё предложение, присоединись к Ниагале и помоги нам изменить этот проклятый мир!

– Заманчивое предложение, – показал заинтересованность Шакс. – Я уже давно ненавижу этих ублюдков, – продемонстрировал он метку клана Но’Ритм. – Я всего лишь хотел спокойно жить и развиваться, но заметив мой талант, они моментально заставили присоединиться к своей семье и стать жалким слугой, а теперь и вовсе биться против людей. Так что теперь я не против посмотреть на то, как их всех перебьют, – оскалился парень, отключив невидимость. – Хорошо, я согласен.

– Правильный выбор, – кивнул усмехнувшийся Талин. – Как тебя зовут?

– Шакс Эльдивайз.

– Подтвердишь клятвой?

– Без проблем, – развёл руками лучник, а затем доказал собеседнику с помощью Системы, что его действительно так зовут.

– Спасибо. Тогда теперь тебе нужно всего лишь дать клятву, что будешь верно служить нашей империи и никогда не предашь её. К сожалению, только так я смогу поверить тебе. Так как уже были случаи, когда нелюди промывали мозги нашим собратьям, которых мы пытались спасти.

Шакс нахмурился. Талин, естественно, заметил это, но пока никак не реагировал, понимая возможные сомнения парня. Но в конце концов, где-то после минуты раздумий, лучник всё же кивнул.

– Хорошо… Я, Шакс Эльдивайз, клянусь Системой и цельностью своей души, что буду верно служить империи Ниагала и никогда не предам её. Отныне и навсегда!

– Молодец, – улыбнулся Талин, услышав желаемое.

– Что мне теперь делать? Если пойду с тобой, то солдаты Ниагалы могут убить меня случайно.

– Не беспокойся. Здесь разбросано немало тел наших братьев и сестёр. Можешь взять их доспехи. А вот специальный жетон я дам тебе лично. Привяжи его к себе энергией, и тогда станешь отображаться для наших артефактов союзником. Подойди.

Шакс кивнул. Сделав несколько шагов и оказавшись перед Талином, он получил небольшой металлический кругляш с выгравированным гербом Ниагалы. Насытив артефакт энергией, парень сделал его своим, одновременно с чем появилась цепочка.

– Носи жетон всегда на теле, – предупредил Тринадцатый Сын Ниагалы, развеяв созданное костяной иглой измерение. – По крайней мере, пока ты не…

Договорить Талину не дали. Мощный удар сбил его с ног и отправил в полёт на целый десяток метров. Но не успел он упасть, как дюжина стрел обрушилась на него, породив следом череду сильных взрывов элемента молнии.

Однако парень не умер. Первый удар был нанесён кинжалом, который должен был пронзить сердце Талина. Вот только рефлексы позволили ему вовремя среагировать, из-за чего клинок вошёл в грудь, но почти на два сантиметра левее сердца. Что же касалось выстрелов, то их заблокировал успевший появиться кровавый барьер.

«Он предал нас?! – мысленно выпалил шокированный парень. – Но как?! Он же дал клятву! Почему Система до сих пор не убила его?!»

Талин никак не мог понять, почему Шакс ещё жив. Ответ же на самом деле был прост: он банально не давал никакой клятвы. Кроме специальных слов обращения, включая указание своего имени, существовало ещё одно требование, чтобы дать рабочую клятву: воля существа должна быть настоящей. Неподдельной. Вот почему нельзя было, например, Волей Мастера заставить какого-нибудь смертного дать клятву. Система не зачла бы это, ведь в таком случае было лишь навивание чужой воли, а не собственное желание.

И зная этот факт, члены Клана Яркой Луны давно нашли одну лазейку. Если клятва не имела конкретной цели, которая будет принимать её или получит некий отчёт, например, когда Шакс клялся в верности сразу всей империи, то можно было обмануть собеседника. Для этого требовалось произнести необходимые слова, но при этом думать про что-то совсем другое. То есть, в первую очередь нужно было обмануть самого себя, попутно "запрограммировав" тело сказать клятву. А для этого прекрасно подходило умение членов их клана разделять сознание на потоки. Таким образом, собеседник слышал от воина клятву, но при этом Система её не принимала.

Собственно, так Шакс и поступил, благодаря чему ввёл собеседника в заблуждение и сумел не только приблизиться к нему для удара, но и получить ценный артефакт. Жаль только, что в итоге противник всё равно смог избежать моментальной гибели.

«Ты заплатишь за это! – мысленно зарычал Талин, но внезапно понял, что едва может сделать хоть шаг. – Яд?!»

Шакс тем временем возможности не терял. Создав сразу восьмерых клонов (новый максимум после пяти лет в Обители), он резко бросился к врагу. Часть двойников последовала за ним, а некоторые приготовились атаковать издалека. Одновременно с этим улицу стал наполнять необычный туман.

На Талина обрушились десятки жутких ударов. Пиковые техники Королевского ранга должны были убить его, но парня спас вовремя сформированный костяной доспех Императорского ранга, созданный его оружием. Только благодаря этому парализованный воин всё ещё оставался жив. Сейчас он не мог ни шевельнуться, ни нормально воспользоваться энергией и законами. Единственное, на что хватило его сил – это влить Ки в костяную иглу и активировать одну из способностей артефакта.

Тем временем Шакс продолжал напирать, используя свои сильнейшие техники. За минувшие пять лет он совершил феноменальный скачок в познании законов Пути Тумана, в итоге достигнув уровня Изучающего (Закон Слияния). Что же касалось остальных его стихий, то на Пути Стрелы он был уже близок к Закону Слияния, а на Пути Молний, который стал изучать только в Обители, уже достиг Закона Формы. Вот почему, мастерски объединяя три эти элемента, Шакс наносил противнику немалый урон.

Натянув тетиву и сформировав технику, Шакс выпустил стрелу, которая сразу же стала невидимой, словно слившись с заполонившим улицу туманом. Одновременно с ним атаковали и все его клоны. Девять стрел приблизились к Талину и в последний миг каждая из них разделилась ещё на пять.

Десятки напитанных до предела энергией атак градом обрушились на закованного в броню из костей воина, став терзать его тело словно стая голодных псов. В эту атаку Шакс вложил почти четырёхкратный запас всей своей Ки, использовав для этого энергию духов, с которыми слился. А было возможно всё это лишь благодаря тому, что противник оказался парализован. Иначе лучник банально не успел бы подготовить удар.

Увы, от этого Талин не умер. Однако его броня оказалась расколота и уже на ладан дышала. Оставалось лишь добить её, как и самого Заклинателя. И медлить с этим Шакс не стал.

Он развеял двойников, вернув себе их силу. Приготовив специальную стрелу, коих у него оставалось всего три штуки, парень прицелился и отмерял ровно три вдоха. На последний его пальцы отпустили тетиву, позволив атаке устремиться вдаль. Вот только вместо привычной стрелы вперёд полетела слепящая зелёная молния, окружённая вихрем тумана. Техника Разрывающего Изумрудного Грома озарила целую улицу, после чего пронзила как Талина, так и с десяток зданий позади него. Почти сотня ниагальцев и великанов, коим не повезло оказаться на пути стрелы, умерли моментально.

Собственно, вот почему лучники считались бойцами с сильнейшими атаками. Только они были способны собрать так много энергии и частиц законов в столь компактных размерах, что позволяло добиться поистине безумной мощи. Был только один минус – относительно долгое время создания техник. Из-за этого лучникам и требовалось находиться как можно дальше от противника, дабы тот не помешал, либо каким-то образом обездвижить его.

Опустив лук, Шакс прислушался к ощущениям. Он не чувствовал ауры Талина, но всё ещё был настороже. Парень не спешил убирать оружие и отменять слияние с духами.

«Кровь с улицы исчезла, но его тело скрылось в обломках того дома, – медленно шагая вперёд, размышлял Шакс. – Жив или мёртв? Вот в чём вопрос».

Шакс обладал немалым боевым опытом, поэтому не спешил верить даже своим чувствам. Он изначально увидел в Талине действительно чудовищного гения, не уступающего тому же Лайтусу. Так что недооценивать такого противника было смертельно опасно и крайне глупо.

Внезапно из развалин дома вырвалось несколько длинных рук из грязно-серого тумана. Все они направились прямо к Шаксу, который сразу же отскочил и выстрелил. Стрела почти попала в цель – выбравшегося из завала Заклинателя, но сформировавшаяся рядом с ним ещё одна Рука Погибели резко отбила атаку. Вот только Талин кое-чего не учёл…

Выпущенная Шаксом стрела внезапно рассеялась туманом, который моментально превратился в полноценного двойника. Среагировать Талин не успел, за что и поплатился пропущенным в голову ударом ноги.

Получив возможность, Шакс тут же продолжил цепочку атак. Пока Руки Погибели разрывали того двойника, он сотворил ещё нескольких, вслед за чем обрушил на отлетевшего от удара Талина целый град стрел.

Полноценно защититься противник не успевал. Он старался убежать, но часть атак всё же достала его. Парень кричал от боли. Техники Шакса пробивали и так расколотый костяной доспех, истязая его плоть. Лишь чудом Талину удалось не умереть, а затем даже найти в себе силы на неожиданный рывок.

Фигура противника дважды мелькнула впереди, а затем он резко телепортировался Шаксу прямо за спину.

«Думал, я не найду настоящего среди кучки клонов?!» – мысленно зарычал израненный Талин, совершая выпад костяной иглой. Он не владел элементом меча, но всё равно был довольно искусен в фехтовании.

Игла пронзила спину Шакса, но его фигура внезапно обернулась туманом. Парень сдвинулся в сторону словно мелькающий призрак. Собственно, так и называлась его техника передвижений – Полёт Призрака.

Глаза Талина расширились от шока. Он и представить себе не мог, что лучник окажется настолько быстрым.

– Идиот! – услышал он насмешливый тон Шакса, одновременно с этим ощущая жуткую боль от вонзающегося в подставленную кисть лезвия. Несколько его пальцев вместе с пространственным кольцом улетели прочь. – Ты сейчас читаем, словно открытая книга. Я сильно ошибся, сравнив тебя с Лайтусом…

Следом Талин едва успел отскочить от ударов окруживших его двойников, а затем ещё и отбить выпущенную вдогонку стрелу. Но прежде чем Заклинатель смог сформировать какую-либо технику, Шакс внезапно переместился прямо к нему.

Лучник развеял почти всех двойников и даже убрал лук. Теперь он сжимал пару кинжалов, что искрили маленькими молниями. Собственно, как и он сам. Помимо техники передвижений, основанной на элементе тумана, Шакс вдобавок использовал особую технику молний, ускоряющую его мысли, восприятие и мелкие движения. Самое то для ближнего боя.

– Поиграем? – оскалился лучник, решив повеселиться. Теперь перед собой он видел лишь побитую игрушку.

В тот же миг Шакс навалился на противника с такой прытью и мощью, что тому оставалось лишь уйти в защиту.

«Как он может быть сильнее меня?! Почему?! – не мог поверить в происходящее Талин. – Я на две стадии выше и достиг Законов Слияния во всех трёх элементах. У меня девятибалльный фундамент!.. Неужели у меня в теле до сих пор остался яд, который я не смог обнаружить? Я не мог ослабеть настолько от тех повреждений, а значит остаётся только это. Но нет… здесь есть ещё что-то…»

Шакс продолжил избивать противника, которому с каждой секундой становилось всё сложнее защищаться. Талин даже не мог нормально техники использовать, поскольку каждый раз ему мешали и не давали возможности завершить плетение. Но в конце концов он всё же понял причины такой силы Шакса.

Во-первых, тот двигался и действовал настолько искусно и грамотно, что будто был тысячелетним мудрецом, который всю свою жизнь оттачивал лишь одно владение кинжалами и постоянно сражался с бессчётным количеством врагов. Казалось, словно он действительно видит каждый следующий шаг оппонента.

Ну а во-вторых, техники Шакса являлись банально намного лучше тех, что можно было найти в срединных мирах. Наследие Клана Яркой Луны не уступало тому, которое Рун’Тан передал Каю.

Избиваемый Талин попытался хоть как-то ответить, но, словно предсказав это, Шакс моментально сместился вбок. Мгновеньем спустя ниагалец ощутил, как ему в шею вонзается вражеский кинжал. Он едва успел дернуться в сторону, тем самым отделавшись лишь небольшим порезом. Вот только удара в печень он не избежал.

Лезвие пробило остатки костяной брони и ослабленный покров, дабы затем вонзиться в столь важный орган. Отброшенный ударной волной Талин взревел от боли. Теперь его тело было настолько искромсано, что он и без яда едва был способен двинуться. Шакс мог бы легко добить его сейчас, но почему-то не спешил этого делать.

– Хм… Точно! – вдруг усмехнулся остановившийся лучник. – Я оставлю тебя живым. Ты будешь ценным заложником… Кстати, а как там Энни? Это ведь ты забрал её с тем стариком?

Талин вздрогнул от резко изменившегося тона противника и его последних вопросов. Вот только отвечать он всё равно не собирался. Ему дали шанс, которым он не мог не воспользоваться. Собрав последние силы, Заклинатель внезапно взмахнул своим оружием.

Шакс не успел среагировать. Ничего подобного от обессиленного противника он не ожидал, поэтому смог сделать лишь один шаг вперёд, когда всё произошло.

Талин улыбался. Костяная игла вошла ему в грудь, попав прямо в сердце.

«Решил убить себя, дабы скрыть информацию?! – удивился Шакс. – Нет! Это что-то другое».

В тот же миг кожа Талина сильно покраснела, а его тёмные волосы резко поседели. Божественная сила бурлила в его артефакте, активируя способность под названием Воспламенение Крови. Все раны Тринадцатого Сына Ниагалы моментально исцелились, а он сам разразился небывалой мощью. Его сила, скорость, стойкость, выносливость и контроль энергии скакнули на совершенно другой уровень. Впрочем, за такое Талину пришлось заплатить немалую цену. Нескольких десятилетий жизни он только что однозначно лишился.

«У его артефакта больше двух активных способностей?!» – успел изумиться Шакс, прежде чем его снесло неизвестной атакой.

Шок лучника был логичен, поскольку доселе он даже не слышал, чтобы одно оружие имело больше двух активных способностей. Их банально не делали такими, поскольку это не оставляло бы энергетического пространства для создания техник самим воином. Ведь в первую очередь любое оружие – это проводник.

Вот только костяная игла Талина была исключением из этого правила. Это артефакт изначально создавался с учётом того, что в него будет помещена божественная частица, которая и расширит энергетическое пространство предмета.

Шакс использовал Технику Полёта Призрака на максимум, решив разорвать дистанцию с противником, что теперь уровнем силы был больше похож на настоящего Элементалиста. Однако упускать свою цель Талин не собирался. Его Владения Крови вернулись, вновь заполнив улицу алой жидкостью. Следом парень активировал Технику Кровавой Охоты. Десятки жутких тварей сформировались из крови, после чего резко бросились вслед за лучником.

Вновь использовав Идеальное Разделение и создав восьмерых клонов, Шакс на бегу стал отстреливать монстров, коим, казалось, нет конца. Выцелить же их создателя парень не мог, поскольку мельтешащие впереди твари этому сильно мешали.

Тем временем Талин всё ещё стоял на месте. Спустив кровавых монстров на Шакса и снова заперев себя с ним в особом измерении, он стал уничтожать остатки яда в своей крови. Заклинатель наконец понял, что его отравили максимально незаметным для духовного восприятия препаратом низкого качества Императорского ранга. В своё время Шаксу пришлось немало потратиться, чтобы приобрести такую ценность.

Быстро разобравшись с ядом, Талин уставился в сторону противника. Шакс успешно отбивался от толпы тварей, изредка даже посылая атаки в ниагальца, который, однако, легко блокировал их призванными Руками Погибели. Казалось, сражение зашло в тупик, но…

Талин внезапно исчез. Его оружие обладало не только тремя активными особенностями, но ещё и несколькими пассивными. И одним из них было – серьёзное усиление техник Пути Пространства. Вот почему он всего за миг телепортировался так далеко, как не был способен ни один Заклинатель.

Шакса застали врасплох. Противник появился рядом с ним раньше, чем он успел ощутить само перемещение. Но несмотря на это, каким-то чудом лучник рефлекторно успел сформировать защиту. Вязкая стена тумана заблокировала большую часть мощи выпада Талина, но оставшаяся ударная волна всё равно оказалась безумно мощной.

Парня смело с огромной скоростью. Будто выпущенное пушечное ядро, он разрушил небольшое здание, а затем врезался в землю. Пробурив собою целую траншею, Шакс наконец-то остановился. Он едва оставался в сознании, не чувствовал ног и кистей, а также почти не мог дышать. По его телу расползалось Алое Проклятье, основанное на элементах крови и смерти. Всего один удар привёл Шакса к предсмертному состоянию…

«Твоё поведение когда-нибудь точно приведёт тебя к смерти! Будь хоть иногда серьёзным!» – отчего-то вспомнил он в этот момент слова младшего брата.


***

Семь лет назад.

– Отличная вышла тренировка, брат, – произнёс юноша по имени Нокс. – Но ты постоянно был неосторожен. Твоё поведение когда-нибудь точно приведёт тебя к смерти! Будь хоть иногда серьёзным!

– Ага, – улыбнувшись, кивнул Шакс.

– Опять издеваешься?

Полтора месяца он с братом провёл в дальних пустошах Плато Поднебесья, оттачивая свои навыки выживания. И сегодня они наконец вернулись в родные земли Клана Яркой Луны.

– С возвращением, юный господин Шакс. С возвращением, юный господин Нокс, – громко поприветствовали встречающие их слуги.

К Шаксу приблизился один из младших старейшин.

– Молодой господин, – прокряхтел сгорбленный седой старик, за свою жизнь сумевший достичь лишь начальной стадии ступени Заклинателя, – пришло сообщение, что господин Патриарх вызывает вас.

Шакс невольно сжал кулаки, но тут же успокоился, не позволив кому-либо заметить эту его слабость.

– Хорошо, – кивнул он.

Попрощавшись с братом, Шакс направился вслед за старейшиной. Вскоре они сели в роскошный экипаж, который направился прямо к Городу Забытых Истин – столице Клана Яркой Луны. Понадобилось всего пару часов, чтобы молодой наследник прибыл к отцу.

– Оставьте меня, – велел он слугам.

– Что?.. – удивилась пара пиковых Заклинателей, что сопровождала его на территории дворца главы клана.

– Разве у Истинных Мастеров могут быть такие проблемы со слухом? – остановившись и обернувшись, в насмешливой манере спросил парень.

– Нет! Простите, юный господин, – поклонились оба мужчины, после чего развернулись и ушли.

Дальше Шакс шёл один. Он уже знал, что отец находится во внутреннем дворе возле пруда, так что ему не требовались сопровождающие. Да и никого видеть рядом он сейчас не желал.

Свернув за угол, Шакс резко замер. Ему открылся вид на пруд, однако всё его внимание оказалось сконцентрировано лишь на одной фигуре, что стояла у воды. Это был высокий красивый парень с длинными чёрными волосами, одетый в дорогой тёмный халат с широкими рукавами. В левой руке он сжимал необычный чёрный веер.

Шакс не мог отвести взгляд от кроваво-красных зрачков отца, что одновременно завораживали и подавляли его. Лучнику даже казалось, будто день сменился ночь, а позади фигуры Патриарха появилась гигантская алая луна.

Нынешнего главу Клана Яркой Луны звали Сиэль Эльдивайз. Для всех он был пиковым Элементалистом, однако Шакс знал правду…

Шакс был одним из немногих членов клана, кто знал истинную суть этого человека. Человека, которого можно было назвать самым амбициозным воином планеты Сааха. Ибо даже Старик Седой Горы и Цзян Дао уступали ему в этом.

Из-за низкого уровня энергии в периферийных мирах было невозможно вызвать Священную Кару Небес. Вот только, несмотря на этот факт, Сиэль Эльдивайз всё равно отчего-то являлся…

Священным Лордом первого уровня.

Шакс не знал, как отцу это удалось (возможно, он как-то создал искусственную Кару Небес при помощи множества Камней Энергии), но факт оставался фактом. Пусть и скрываясь, но Сиэль однозначно был сильнейшим воином Плато Поднебесья и Саахи в целом.

Но таковым его делала не только ступень, а ещё и великие достижения в законах. Только Шакс и несколько особых старейшин знали о том, что Сиэль владеет элементами стрелы, меча, кинжала, тени, крови, тумана и пространства. Суммарно он освоил семь Путей, в каждом из которых сумел достичь уровня Сферы. А вдобавок ко всему, отец Шакса владел ещё и Холодом Пустоты, свиток которого каким-то образом заполучил ещё задолго до уничтожения Клана Морского Дракона.

Официально Сиэлю было почти полторы тысячи лет. Высшие же члены клана, включая Шакса, знали, что ему ещё нет и пятисот. Однако ни в тот ни в другой возраст парень не верил. Ведь учитывая пугающее могущество отца в аспекте законов, сложно было даже представить, что он не какой-нибудь старец, чудом проживший десятки тысяч лет.

– Ты помнишь, почему наш клан так называется? – вдруг спросил Сиэль.

– Потому что так звали нашу основательницу, великую госпожу Яркую Луну, – ответил Шакс.

– Верно, – кивнул Патриарх, а затем моргнул, позволив сыну наконец отвести взгляд.

Освободившийся от плена алых глаз отца, парень наконец заметил ещё одного присутствующего. Им оказалась маленькая темноволосая девочка, которая являлась обычной смертной. Спокойно стоя у воды, она отрабатывала плавные взмахи деревянным мечом.

– Это Ай. Ей девять, и она уже начала развитие.

«Открыть связь с внутренней энергией и освоить Дыхание Силы в девять лет?!» – оказался шокирован Шакс.

– Она твоя новая младшая сестра.

После этого девочка наконец остановила тренировку, обернулась и вежливо поклонилась.

– Рада познакомиться, старший брат Шакс, – услышал парень детский голосок.

Шакс уже давно знал, что помимо Нокса у него есть (и были) другие братья и сёстры. Для Сиэля он точно не являлся одним из первых детей. Вероятно, у Патриарха их были десятки, если не сотни.

Вот только Шакс знал лишь Нокса. Остальные же, судя по всему, уже либо были мертвы, либо их банально не собирались выпускать в свет.

– Но я позвал тебя не ради знакомства с Ай, – прозвучал спокойный, но при этом довольно жуткий голос Сиэля. – У меня есть для тебя задание.

– Слушаю, отец, – склонился парень.

– Клан Семи Клинков разгадал тайну объединения частей ключа гораздо раньше, чем мы предполагали. Думаю, им кто-то помог… В любом случае где-то к концу года они наконец откроют Врата Ойкумены. Цзян Дао уже готовит план предательства. Предполагаю, что он со своими сторонниками использует всех приглашённых гостей, как ресурс для активации портала, а свои Камни Энергии прибережёт для будущего… Ты и ещё несколько наших гениев тоже пойдёте туда. Но мы снарядим вас артефактами Бельтейз и особыми амулетами сопротивления. Как только Цзян Дао исчезнет, то тоже идите в портал. Вы должны будете проложить путь к дальнейшим мирам для Клана Яркой Луны, оставляя специальные метки, пока мы будем собирать необходимое количество Камней Энергии для этого путешествия.

– Хорошо, – покорно ответил Шакс, не выразив абсолютно никаких эмоций.

– Можешь идти.

После этого Шакс молча покинул внутренний двор. И лишь когда дверь личной комнаты закрылась за спиной, он наконец позволил себе явить эмоции.

Стены, пол и потолок задрожали. Кулак Шакса покрылся его же кровью, а в месте, куда он ударил, образовалась глубокая вмятина со множеством трещин. Лицо парня исказилось от злобы. Он всё прекрасно понял…

Прикусив губу до крови, Шакс глубоко вздохнул, а затем… безумно рассмеялся.

«Так, значит, всё это было напрасно?.. Я столько лет рисковал своей жизнью, чтобы от меня, в конце концов, просто избавились?..»

Шакс прекрасно всё понимал. Это была не простая встреча, а скорее даже… прощание…

«Серьёзно? Дадут кучку Заклинателей и отправят наследника хрен пойми куда? Важное задание? Какой идиот в такое поверит? – вопрошал у самого себя парень. – Выходит, отец всё же принял решение избавиться от меня, а её сделать наследницей. Ну да… Раз у неё такой талант, то почему бы и нет?»

Шакс вздохнул, улыбнулся и лёг на кровать. Прикрыв глаза, он пролежал так пару минут, пока вдруг резко не встал.

– Ну уж нет! – сказал парень. – Так просто я его не отдам. Не после всех тех ужасных попыток. Лучше тогда сдохнуть.

«К счастью, есть кое-что, о чём ты даже не догадываешься, отец», – оскалился Шакс.

Погрузившись в медитацию, он стал испускать особый духовный "зов" и спустя пару часов открыл глаза. Теперь Шакс находился в небольшой светлой пещере. Казалось, он телепортировался, однако сюда попал лишь его разум. Тело же по-прежнему оставалось в комнате.

– Всё, как и в прошлый раз, – осмотрелся Шакс.

В центре пещеры находился маленький пруд со светящейся голубоватой водой. Над водоёмом же расположился золотистый мост, в самом центре которого находился постамент с серебристой чашей.

Это место называлось Алтарём Яркой Луны и сюда имели шанс попасть лишь прямые потомки основательницы клана. Обычно сделать это можно было только при помощи особого артефакта, что хранился у Сиэля, однако за свою жизнь Шакс побывал у Алтаря так много раз, что между ним и этим местом буквально образовалась духовная связь. Поэтому он и очутился здесь, несмотря на то что не использовал артефакт отца. Об этой уникальной возможности парень узнал всего пару месяцев назад, но до сих пор не решался её использовать. Сегодня же всё изменилось.

Остановившись возле моста, Шакс вздрогнул от нахлынувших воспоминаний, но всё-таки сделал первый шаг. Приблизившись к пустой чаше, он не сразу решился действовать. Однако в конце концов он взял её в руку.

В тот же миг ладонь парня буквально запылала болью, а чаша одновременно с этим стала наполняться алой жидкостью. Могло бы показаться, что это его собственная кровь, вот только рука Шакса всё ещё оставалась целой.

Алтарь Яркой Луны позволял наиболее талантливым потомкам основательницы клана попытаться заполучить оставленное ею наследие – Божественный Дар. Ныне во всём клане им владел только Сиэль, который желал, чтобы наследник тоже получил Дар. Поэтому с тех самых пор, как Шакс достиг ступени Закалки Души, он был вынужден каждые три месяца приходить к алтарю.

К несчастью, все попытки Шакса оказались провальными. И хотя у него оставалась возможность продолжать до тех пор, пока он не станет Элементалистом, до сего дня получить Дар основательницы парень особо не стремился. Ибо каждая попытка – это почти стопроцентный шанс умереть. Вот почему у Сиэля было так много детей. Он никогда не ставил всё лишь на одного отпрыска.

Однако Шакс оказался особенным. Он всё ещё не получал Дар, но раз за разом продолжал выживать. Списывать это только на удачу было глупо, так что Сиэль решил поверить в него. Он предположил, что Шакс почти достоин получить наследие, но ему просто не хватает сил. Это и сподвигло Патриарха сделать парня наследником и выделить ему ещё больше ресурсов для развития.

Вот только, даже когда Шакс стал Заклинателем, получить Дар у него так и не вышло. После этого Сиэль явно усомнился в его таланте, что в итоге и вылилось в сегодняшнюю встречу. Он отыскал того, кто заменит Шакса в качестве наследника. И девятилетняя девочка, так рано начавшая развитие, была для этого идеальным кандидатом. Ведь чем раньше получится ступить на путь воина, тем, значит, выше талант у культиватора.

К примеру, Шакс и Цзян Дао начали развитие в одиннадцать, что считается невероятным результатом. Единственная, кто до этого превосходила их – это Лилия, освоившая Дыхание Силы ещё в десять. Но она родилась в богами забытой Алькее, где не могла получить тех же ресурсов, что и гении Плато Поднебесья. Вот почему девушка не сумела полностью реализовать своё преимущество, иначе уже была бы Заклинателем. Но теперь появилась Ай, которой всего девять лет. Шакс прекрасно понимал, что с таким талантом она однозначно заполучит Дар основательницы, а, значит, и его место наследника.

На самом деле парень проигнорировал бы оба этих факта, если бы не пара нюансов – артефакт отца для перехода к Алтарю был кровно привязан именно к Шаксу и при этом имелся у клана лишь в одном экземпляре. В таком случае Сиэль мог бы убить сына. Это разорвало бы привязку, но сделало бы невозможной следующую аж на пятьдесят лет. А к тому времени Ай уже явно прорвалась бы к ступени Элементалиста.

К счастью, был второй вариант, которым Сиэль и решил воспользоваться. А именно – разделить Шакса и артефакт огромным расстоянием, из-за которого привязка спадёт, а блокировка продлится только пять лет. Отправка бесполезного наследника в другой мир идеально для этого подходила. Ну а возвращать его было вовсе и не обязательно, ведь кто знал, к каким проблемам мог бы привести тот, кто имел право претендовать на пост главы клана.

Собственно, всё это Шакс и осознал, как только увидел Ай и поговорил с отцом. Понял, что его объявят мёртвым, как только он покинет Сааху, а новоявленную младшую сестру сделают следующей наследницей.

В действительности Шакс мог бы легко принять и это, если бы не те его смертельные попытки заполучить Дар. Ведь теперь выходило, что всё это было зря. Поэтому он и не мог смириться с таким раскладом, решив действовать.

«Сейчас я либо сдохну и обломаю все планы отца, либо наконец-таки заполучу Дар основательницы, а затем тихо свалю с этого мира. К чёрту клан… – поднёс он чашу к губам. Шакс уже знал, что если получить наследие, то закроется уже сам Алтарь. Как минимум на две сотни лет. – Была не была!»

Резко выпив всё содержимое чаши, которое, как и прежде, оказалось полностью безвкусным, Шакс усмехнулся. Секундой спустя сосуд выпал у него из рук, а он сам оказался на коленях.

А-а-а-а-а-а!!! – схватившись за голову, закричал утопающий в безумной боли Шакс.

Наследие основательницы клана внедрялось ему прямо в душу, и только от силы воли Шакса зависело, сумеет ли он выдержать этот процесс.


***

Талин обрушился с ударом ровно то место, куда упал Шакс, однако ни в кого не попал.

«Где он? – оглянулся ниагалец, а затем резко замер. – Стоп… Кто? Кого я ищу?»

Талин схватился за голову и нахмурился.

– Я точно с кем-то сражался здесь, но почему я не помню, с кем? Что за чертовщина?!

Следом он внезапно заметил, что туман вокруг стал резко сгущаться. И так никудышная видимость стала ещё ужасней. Стоило только вытянуть руку, как уже не сможешь увидеть свою ладонь.

Власть Яркой Луны. Приказ Третий: Непроглядный Мир, – вдруг услышал Талин. Голос доносился непонятно откуда.

В тот же миг все его воспоминания о Шаксе вернулись, а он наконец увидел противника. Свободный от тумана десятиметровый коридор разделял Заклинателей, на краткий миг позволяя Тринадцатому Сыну Ниагалы увидеть полностью восстановившегося врага.

Мгновеньем спустя пустоту между ними резко заполнил туман. Талин внезапно понял, что совсем не может ощутить противника. Его духовное восприятие теперь было ограничено всего десятком сантиметров вокруг его тела. Парень даже ауру не мог раскрыть, чтобы увеличить радиус сканирования.

Впрочем, кое-что Талин всё же успел понять. Он осознал, что в теле Шакса теперь тоже есть божественная сила. Только она разительно отличалась от той, которой владели некоторые Дети Ниагалы. В отличие от их буйной и неполноценной мощи, способной лишь усилить их тела и души, у Шакса сила полностью гармонировала с ним. Она действительно была частью его, а не чем-то чужеродным и разрушительным, сокращающим возраст жизни своих носителей. Наследие основательницы Клана Яркой Луны представляло из себя настоящую технику Божественного ранга, внедрённую в душу лучника, что буквально делало его живым артефактом подобного уровня.

Вот чем отличался Божественный Дар от банального внедрения частиц их силы в плоть.

Как только Непроглядный Мир окутал туманом всю территорию измерения Талина, в небе резко появилась гигантская яркая луна. В тот же миг восстановившийся при помощи Второго Приказа (Целительный Туман), Шакс начал действовать.

Силы утекали словно вода сквозь пальцы, поэтому нельзя было медлить. Пять лет назад Шакс мог использовать только Нулевой и Первый приказы, но после проведённого в Обители времени он значительно увеличил этот параметр. Теперь ему было подвластно сразу шесть из десяти приказов.

Решив не тратить силы на двойников, Шакс достал лук и несколько стрел. Наложив на тетиву сразу три, он их резко выпустил. Атаки скрылись в тумане, словно растворившись в нём.

Тем временем Талин совсем ничего не ощущал. Лишь в последний миг, когда стрелы вошли в область его восприятия, он рефлекторно дёрнулся в сторону. В итоге одна атака прошла мимо, одна задела его обновлённый костяной доспех по касательной, а последняя неглубоко вонзилась в левое бедро. В тот же миг её разрушила техника покрова.

«Значит, он там!» – определил направление воин, бросившись вперёд.

Он молниеносно преодолевал десятки метров, но так и не мог обнаружить Шакса. Зато новые атаки он теперь заметил на долю секунды раньше, что и позволило ему защититься. Вот только пришли они уже из-за спины.

«Он переместился? Но как так быстро?! – не мог понять Талин. – Или же он управляет полётом стрел и обманывает меня?»

Осознав, что так Шакса не поймать, ниагалец решил действовать по-другому.

«Вечный Костяной Гроб. Волны Кровавой Погибели», – сформировал он две техники.

Первая стала мощной защитой для Талина, а вторая оказалась атакой по площади. Переплетённые между собой элементы смерти, крови и пространства толстыми волнами стали вырываться во все стороны. Уклониться от них было невозможно – только заблокировать.

Вот так Талин и собирался обнаружить Шакса. Он уже усмехнулся от гениальности своей задумки, как вдруг дёрнулся вперёд. Спину обожгло болью, ведь в неё вонзились сразу три стрелы, одна из которых едва не задела сердце.

«Как?! Телепортировал атаки ко мне?.. Нет. Пространственных колебаний точно не было. Тогда что же здесь происходит? И почему мои волны так никого и не задели снаружи, хотя обошли уже всю территорию закрытого измерения?!» – судорожно размышлял Талин.

Но приняв как данность, что стрелы могут появиться с любой стороны, он приготовился защищаться. И новая атака не заставила себя долго ждать. На этот раз она была лишь одна, но обладала гораздо большей мощью. Костяными Доспехами низкого качества Императорского ранга и пиковой техникой покрова Королевского такую точно не сдержать.

К счастью, благодаря Воспламенению Крови ниагалец среагировал молниеносно. Стрела Шакса появилась у него прямо под ступнёй, и он в тот же миг подпрыгнул. Следом Талин обрушил костяную иглу на слепящую изумрудную молнию. С трудом, но он всё же разрушил вражескую атаку.

Вот только вечно так продолжаться не могло. Талин понимал, что стоит ему лишь на миг опоздать, и всё будет кончено. В его голове зародилась безумная гипотеза, которую он сразу же решил проверить. Требовалось хотя бы попытаться.

Талин вновь сотворил Технику Кровавой Охоты. Десятки жутких тварей стали появляться посреди тумана.

«Ищите!» – мысленно приказал воин, и в ту же секунду монстры разбежались в разные стороны.

Следом, не прошло и пары вдохов, как на Талина вновь обрушилась та жуткая атака Шакса. В этот раз он вновь защитился, после чего на его лице появился победоносный оскал.

– Нашёл!

Предположение ниагальца оказалось верным. Первоначально Талин никак не мог понять, почему стрелы Шакса появляются с разных сторон и даже внутри барьера, а сам лучник при этом не был задет выпущенными волнами. Но затем у Тринадцатого Сына Ниагалы появилась идея, связанная с одним вопросом. А почему атаки всегда появлялись строго на определённом расстоянии от него? На расстоянии, которое идеально совпадало с областью духовного восприятия Талина.

И секрет оказался прост: внутри Непроглядного Мира нельзя уклониться от атак его создателя, пока не видишь их. А если точнее, то местоположение и направление движения как Шакса, так и его атак в этом тумане обладает абсолютной неопределённостью. То есть, в любой момент времени он может находиться в любой точке Непроглядного Мира. До тех пор, пока не увидишь его.

Таким образом, каждый выстрел Шакса одновременно бил со всех сторон, но когда попадал в сжатое туманом поле восприятия противника (оказывался "увиденным"), то появлялся лишь в одном конкретном месте.

Талин смог разгадать этот секрет. Он вложил большую часть энергии в Технику Кровавой Охоты, тем самым создав более сотни тварей. И в отличие от посылаемых ранее по измерению волн, эти порождения энергии и законов всё же обладали неким псевдо-разумом. Благодаря этому их духовная связь с создателем была гораздо сильнее, что позволяло ему чувствовать то же, что и они. Собственно, так он и обнаружил Шакса.

«Больше не спрячешься!» – усмехнулся Талин, активируя Технику Проклятия Крови.

Ранее в бою он уже довёл Шакса до грани жизни и смерти. Тогда лучник пробил собой здание и оставил глубокую борозду в земле. Его тело было истерзано в процессе, так что немного крови Талин всё же заполучил. Её он теперь и использовал для создания особой техники.

Шакс ощутил сильную боль во всём теле. Казалось, словно у него в сосудах теперь циркулирует кипящая жидкость, а не кровь. Ноги и руки едва шевелились. Тело лучника медленно разрушалось, а он умирал.

Парень мог подавить чужую технику, но для этого требовалось время и концентрация, которых ему крайне не хватало. Своими действиями Талин пометил противника, поэтому Шакс более не мог скрыться в тумане Непроглядного Мира. Всё-таки хоть это и была божественная сила, но с учётом мизерного количества энергии у Заклинателей, максимально её реализовать он никак не мог. В итоге более сотни кровавых тварей моментально бросились к парню.

У Шакса не осталось варианта, кроме как вновь воспользоваться Божественным Даром.

Власть Яркой Луны. Приказ Четвёртый: Туманное Войско.

Властный голос разнёсся во все стороны, после чего внутри Непроглядного Мира стали появляться десятки фигур из тумана. Воины Шакса моментально набросились на кровавых тварей и Талина. И в отличие от созданных ниагальцем монстров, Туманное Войско действовало словно единый разумный организм. Воины формировали из тумана оружие, объединялись в отряды, использовали различные стили боя и даже применяли простейшие техники родного элемента.

Расклад сил мгновенно переменился. Менее чем за десяток вздохов Талин не только лишился своих защитников, в создание которых вложил тонны энергии, но ещё и оказался зажат со всех сторон.

Он пронзал и рассекал Туманных Воинов, однако те и не думали погибать, как его собственные монстры. Чтобы полноценно убить каждого такого бойца, Талину требовалось вкладывать в удары прорву сил.

«Такими темпами я банально умру от переутомления! – осознал он. – Хотя нет. Предатель меня пристрелит раньше».

Шакс действительно всё лучше справлялся с Проклятием Крови, готовясь выпустить решающую стрелу.

«Чёрт! Из-за этого тумана Амулет Побега не активировать! Значит, выхода нет?.. Придётся рискнуть!»

Выплеснув мощную волну искажённого пространства, Талин резко отбросил Туманных Воинов в стороны, тем самым выиграв для себя каплю времени. Костяная игла вновь вонзилась парню в сердце. Воспламенение Крови было повторно активировано.

Талин побледнел и сплюнул кровь. Внешне он моментально постарел на несколько лет, а срок его жизни сократился на столетия. И так усиленный организм оказался на грани. Вот только ниагалец всё же добился желаемого – получил ещё больше силы.

Шаг – и вот Талина уже нет на месте.

Шакс не успевает среагировать, и в тот же миг лишается руки. Противник скалиться и делает молниеносный выпад. Лучник отходит, но его движения слишком медленные в сравнении со скоростью Талина. В итоге кончик костяной иглы пронзает правый глаз Шакса, но дальше не достаёт.

«Умри же! Предатель!» – мысленно рычит Тринадцатый Сын Ниагалы, совершая третью атаку.

Удар. Грудь. Сердце.

Костяная игла пронзает тело Шакса, а затем вспыхнувшая в оружие техника разрывает его на куски.

– ДА! – закричал Талин, чувствуя, как исчезает аура врага и как во все стороны расходится неподдельный импульс его смерти. Одновременно с этим туман вокруг начинает рассеиваться, а призванные Шаксом воины моментально исчезают. – Ха… ха-ха… а-ха-ха-ха-ха…

Ноги Талина подкосились, но он всё же удержал равновесие, продолжая безудержно хохотать. Отчего-то эта победа его безумно развеселила. Вырывающийся наружу смех даже затмевал собою огромную слабость и боль, что навалились на парня после использования двойного Воспламенения Крови. А ведь из-за этого он едва не стал инвалидом в духовном плане…

Пытаясь унять смех, Талин потянулся к груди. Именно там висел Амулет Побега, который мог телепортировать его прямо к полевому штабу, установленному за городом.

«Пора уходить. Нет времени искать потерянное кольцо. Игла со мной, и это главное».

Для активации переноса требовалось насыщать амулет энергией пять секунд подряд, чем Талин и занялся. Дрожа от слабости, он продолжал сжимать светящийся амулет, как вдруг невольно замер.

Повернув голову вправо, Талин увидел крупный ствол электромагнитной пушки прямо напротив своего лица. Следом рассеивающийся туман раскрыл и фигуру чуть дальше. Там стоял окровавленный Шакс. Лишившийся руки и глаза, но всё ещё живой. Талин этого не знал, но спасся его противник лишь благодаря активированному в последний миг Пятому Приказу – Обману Смерти. К счастью, Шаксу не требовалось произносить этот приказ вслух.

Посмеялся? – жутким голосом спросил лучник.

До телепортации оставалась всего секунда, но ужасающей мощи луч появился раньше…


Глава 16. Битва за Алран. Отчаяние.


После смерти Талина, созданное его костяной иглой измерение стало рассеиваться. Шакс возвращался в город, охваченный великой битвой.

– Как же больно, – пробормотал он, выпивая целительный эликсир. – Астральное тело и душу словно призрачным пламенем жгут. Видимо, я всё ещё недостаточно силён, для нормального использования Божественного Дара…

Прислушавшись к духовному восприятию, Шакс понял, что за время его битвы с Тринадцатым Сыном Ниагалы, общее сражение уже успело сдвинуться дальше в город. Сейчас на улицах Алрана развернулись сотни стычек между ниагальцами и защитниками, и, судя по всему, последние сейчас серьёзно проигрывали. Солдаты людской империи активно отталкивали силы великанов всё дальше в город.

«Нужно уходить», – решил парень.

Осмотревшись, он быстро отыскал кольцо и костяную иглу Талина. Шакс не собирался их сейчас брать в руки – мало ли какая защита от чужих рук могла быть наложена на эти артефакты, – поэтому он лишь укутал их туманом, сделав невидимыми.

– Потом нужно будет показать Великому Мастеру Рун’Тану, – кивнул Шакс. – Может, найдётся что-то полезное.

После этого хромающий парень приблизился к обугленным останкам противника. На его лице внезапно появилась улыбка.

– Пока-пока, – помахал он целой рукой, а затем наконец направился прочь.

Скрывшись техникой, Шакс вскоре отыскал отдалённое здание, в подвале которого и спрятался. Там он установил особый барьер при помощи артефакта Бельтейз. Поразмыслив над тем, стоит ли попытаться внедриться в армию Ниагалы (благо доспехи и персональный жетон у него уже были), парень в итоге откинул эту идею, а затем погрузился в медитацию. Всё-таки это была не его война…


***

К тому моменту, как Глефус добрался до места битвы Пятой Дочери Ниагалы, от почти сотни Элементалистов, сражающихся с ней, осталось менее двух десятков. Не тратя ни мгновения, окутанный пурпурным пламенем великан ринулся в атаку. Хельга была отвлечена другими аристократами, поэтому Глефус решил воспользоваться шансом и ударить ей в спину.

Активировав сильнейшую технику, он бросился вперёд и совершил резкий выпад. Мощнейший удар практически добрался до оголённой спины хрупкой девушки-Священного Лорда, как вдруг она обернулась. С усмешкой взглянув на Глефуса, она процедила:

– Сгинь…

Мгновеньем спустя и великана, и его атаку резко отшвырнуло невидимой силой. Левитирующую в метре над поверхностью Хельгу защищало непреодолимое гравитационное поле, которое с пугающей мощью отталкивало любой чужеродный объект.

Пытаясь остановить свой безудержный полёт, Глефус вонзил оружие в землю и стал тормозить. На самом деле его точно бы убило, когда откинули, будь он неподготовлен. Всё-таки та гравитационная волна обладала мощью, способной перемалывать кости даже пиковых Элементалистов. Однако новый Патриарх семьи Сантос обладал превосходными доспехами Императорского ранга и силой крови первопредка, поэтому отделался лишь болью. Вот только не успел он взять ситуацию под контроль, как в область его восприятия внезапно ворвалась ужасающая по своей мощи техника. Это был метровый чёрный шар, поглощающий всё на своём пути и движущийся с огромной скоростью. Глядя на атаку, Глефус сконцентрировал всю силу пурпурного пламени в своём оружии, где уже сформировалась техника.

«Этот пурпурный огонь – это лишь внешний эффект твоей силы. А если точнее, то именно такой вид принимает твоя аура во время активации крови первопредка. Даёт же она полное усиление всех воинских аспектов. Под пурпурным пламенем усиливается твоё тело, увеличивается плотность энергии, улучшается духовное восприятие, возрастает духовная выносливость и становится крепче защита души. Чем-то это похоже на банальное внедрение божественных частиц, но при этом является естественной силой. Она не изнашивает твоё тело и душу, и не исчезнет после многих лет использования. Почти что Божественный Дар…» – вспомнились Глефусу слова Рун’Тана, объяснившего ранее природу силы наследника крови первопредка.

Сконцентрировав пурпурное пламя на усилении техники, великан наконец атаковал её. Голубая вспышка вырвалась вперёд, в итоге столкнувшись с приближающейся тёмной сферой. Взрыва не было, как и никаких других ярких эффектов. Техника Хельги банально попыталась поглотить атаку, но в итоге оказалась ею же разрушена. Две техники взаимоуничтожились.

Глефус стал переправлять пурпурное пламя с оружия на себя, как вдруг ощутил опасность.

– В сторону! – раздался рядом крик, и в тот же миг на великана кто-то налетел, сбив с ног.

Собственно, это Глефуса и спасло. Ведь мигом ранее в то место, где он находился, ударила чёрная молния, разрушившая само пространство и оставившая после себя черноту небытия. А поскольку образовавшийся разлом стал исчезать далеко не сразу, то можно было легко понять, что мощи атаки с лихвой хватило бы, чтобы убить великана.

– Нотрикс? – увидел Глефус эльфа, который и спас его.

– В этих тёмных шарах скрыта дополнительная техника, которая активируется после их разрушения, – сразу сказал Нотрикс. – Нам нужно уходить отсюда, пока есть возможность.

– Нельзя, – отказал великан. – Мы не пустим её дальше.

– Ты не понимаешь! – нахмурился эльф. – Это гений-Священный Лорд. Нам не победить эту барышню, сколько бы Элементалистов на неё ни набросилось. Посмотри внимательнее на этот бой!

Глефус взглянул вперёд, и увиденное его явно не порадовало. Вдали два десятка талантливых и крайне опытных Элементалистов – в основном пиковой стадии, – отчаянно сражались с Хельгой. Они легко проанализировали силы и способности друг друга, поэтому быстро сформировали команду, став действовать как единое целое. Вот только, несмотря на отличную командную работу, одолеть Пятую Дочь Ниагалы у них никак не получалось. Используя законы Пути Пространства и свою мощную энергию Священного Лорда, Хельга легко разбрасывала противников, попутно оставляя на их телах всё больше ран. Медленно, но неизбежно число сражающихся великанов сокращалось.

– Беги. Если хочешь, – ответил поднимающийся на ноги Глефус.

– Вот же ж… – поморщился Нотрикс, понимая, что великан и не подумает уходить.

– Остаёшься?

– Видимо… Я же говорил, что это мои извинения…

– Тогда помоги, – посмотрел на эльфа Глефус. – Используй свои тени. Свяжись с Элементалистами. Скажи атаковать сильнейшими техниками. Когда появится огонь.

Нотрикс с удивлением взглянул на великана, но спорить не стал. Кивнув, он сразу же скрылся в тенях.

Глефус приготовился. Пока Хельга была занята другими великанам, он собирался создать ситуацию, при которой защитники сумеют победить Священного Лорда. Вонзив глефу рядом и выпив боевой настой, парень прикрыл глаза и сложил ладони словно в молитве. Его аура расширилась.

Мгновеньем спустя пурпурное пламя окутало всех воинов, сражающихся с Хельгой, и в тот же миг предупреждённые Нотриксом великаны использовали свои сильнейшие техники и артефакты. Одновременно с этим Элементалисты с удивлением осознали, что странный нематериальный огонь сделал их гораздо сильнее.

Взрыв множества техник озарил восточную часть города, но затем сияние внезапно исчезло, словно нечто поглотило весь его свет. Замершие великаны увидели потрескавшуюся тёмную сферу, расположенную на том месте, где находилась Пятая Дочь Ниагалы. Девушка успела скрыться в особом пространственном кармане.

Мгновеньем спустя невредимая Хельга внезапно появилась позади одного из сильнейших противников, моментально расправившись с ним. Следом она хотела убить и остальных врагов, но те оказались гораздо быстрее, чем были раньше. Благодаря пурпурному пламени Глефуса они среагировали на телепортацию почти сразу.

Битва продолжилась, но на этот раз Пятую Дочь Ниагалы стали теснить, и даже смогли ранить несколько раз. Великаны быстро свыклись с возросшими силами, поэтому начали переламывать ход битвы.

«Чёртовы нелюди! – разгневалась девушка. – Да что здесь происходит? Это дело рук того мальчишки?!»

Определив, что сила пурпурного пламени исходит от замершего вдали Глефуса, Хельга уже хотела было убить его, но её мысли моментально разгадали остальные великаны. Они огородили парня барьерами и стали ещё активней нападать на девушку, не давая ей ни мгновения покоя.

«Твари!.. Как же… я вас… ненавижу! – рьяно отбивалась Хельга. – Сдохните все!»

Бушующая мощь вырвалась из тела Священного Лорда, вмиг разбросав Элементалистов во все стороны. Никто не сумел воспротивиться атаке, выигравшей девушке необходимое время.

Указав рукой на Глефуса, она обрушила на него одну из сильнейших техник. Разъедающая Пространство Длань почти мгновенно разрушила установленные вокруг парня барьеры, в итоге столкнувшись с активированной способностью доспехов Императорского ранга.

Хельга поморщилась. Она была предельно близка к созданию собственной Сферы Пространства, однако пока что ею всё равно не владела, отчего могла использовать только пиковые техники Королевского ранга. Соответственно, защиту следующего ранга пробить ей было не так уж и просто. Особенно если она усилена непонятным пурпурным пламенем.

Увеличив поток энергии в технику, Хельга всё же начала прогибать и крошить барьер Глефуса. Вот только её враги не ждали на месте. Великаны начали странную атаку, которую девушка даже не сразу заметила.

«Что?! Они пытаются запечатать меня?! – наконец осознала она. – Чёрт! Я не могу перенестись в защитное измерение!»

Великаны поняли, что даже после усиления пурпурным пламенем убить гениального Священного Лорда у них всё равно не выйдет. А вот запереть его внутри особой техники и затем ею же ослабить до минимума – шанс был. Поэтому, пока Хельга отвлеклась на убийство Глефуса, остальные Элементалисты принялись формировать общую технику запечатывания.

Несколько воинов из одной семьи клана Но’Ритм стали ведущими членами ритуала, пока остальные Элементалисты передавали им свою энергию. Для запечатывания использовался единственный имеющийся у присутствующих артефакт низкого качества Императорского ранга. Всё-таки практически все артефакты этого ранга с собой забрали Священные Лорды республики, чтобы у них был хоть какой-нибудь шанс победить превосходящее число противников.

Хельга попыталась сбежать, но было уже поздно. Поднявшиеся из земли две гигантские ладони обхватили отталкивающий барьер, в котором она находилась, после чего тысячи камней стали запечатывать Пятую Дочь Ниагалы. Она пыталась сопротивляться, направляя все силы на разрушение "клетки", но это практически никак не помогало. В конечном счёте посреди поля боя появилась гигантская и при этом монолитная каменная глыба белоснежного цвета.

Великаны наконец смогли спокойно выдохнуть. Жуткая битва, в которой они уже приготовились погибнуть, в итоге оказался выиграна благодаря вовремя пришедшему Глефусу. Именно его пурпурное пламя позволило сделать невозможное – одолеть гениального Священного Лорда.

– Ты как? – вынырнул из тени потрёпанный Нотрикс, которого в этой битве несколько раз всё же задело.

– Цел, – коротко ответил Глефус, чей барьер, созданный доспехом, был разрушен практически наполовину. А ведь если бы парень не стал главой семьи, то его явно никто не снарядил бы столь редким артефактом.

Осмотревшись, Глефус понял, что рядом врагов нет. Место, где произошла битва с Хельгой, теперь было окружено множеством кратковременных аномалий, порождённых остатками её техник и техник Элементалистов. Вот почему Заклинатели сюда даже не подходили. Ну а других Элементалистов, как со стороны защитников, так и со стороны ниагальцев, поблизости попросту не было.

– Похоже, наших оттесняют в город, – увидел эльф. – Нам тоже стоит поскорее отступить, дабы не оказаться в кольце врагов.

– Согла…

Голос Глефуса оказался заглушён внезапным громогласным треском. Следом прозвучал взрыв. Резко обернувшись, великан увидел разлетающийся на куски валун, а также тысячи чёрных молний, разрушающих пространство. Окружающие молодого Патриарха великаны умерли моментально.

Рядом упало обезглавленное тело Нотрикса.

Из обломков глыбы спокойно вылетела Хельга, в чьей руке теперь был зажат длинный кристаллический посох – пиковый артефакт Королевского ранга. Как и костяная игла Талина, этот предмет также содержал в себе божественную частицу из кольца Кироса.

– Конченые нелюди! – скривилась девушка в гневе. – Не думала, что заставите меня использовать подарок Повелителя.

Таким образом, на месте сражения остался стоять только Глефус, спасшийся благодаря всё ещё активной защите доспеха.


***

– РАРА-А-АР-Р-Р!!! – Песчаный Змей издал предсмертный крик, после чего его массивное тело грохнулось на землю. Пиковый Тиран, усиленный артефактом и специальным эликсиром, погиб.

Прекратила играть флейта. Норвуд не успел вернуть своего ценнейшего питомца обратно в тело, прежде чем Тирвин добил его.

– Ты действительно заслуживаешь своего прозвища, Сильнейший Вне Обители, – произнёс Двенадцатый Сын Ниагалы, переступая через трупы великанов и шагая в сторону оставшихся врагов. – Если сейчас сдашься, то я соглашусь сохранить твою жизнь и сделать рабом Ниагалы. Как тебе предложение?

– Довольно сомнительное, – спокойно ответил сильф. – Плохой из тебя делец.

Из их группы в живых осталось всего девять Заклинателей, среди которых также были Норвуд, Сатор и Феликс. Тирвин в первую очередь перебил великанов-Элементалистов, а затем занялся питомцами сильфа. В итоге песчаный змей был убит, улей с ядовитыми насекомыми – уничтожен, а золотистый тигр и металлический орёл – серьёзно ранены. К счастью, последних двух Норвуд всё же успел запечатать обратно в своём теле. Вот только больше питомцев Тиранической ступени у него не оставалось.

Что же касалось Тирвина, то даже обладая вживлёнными в душу и тело божественными частицами, он всё равно не смог остаться невредимым после подобного боя. Парень был весь в крови, его левая рука свисала безвольной плетью, а в животе зияла немаленькая дыра. По тяжёлому дыханию можно было легко понять, что сражение тоже не далось ему легко. К тому же его металлический колосс уже давно был уничтожен, а нового он всё никак не спешил создавать.

«Либо сейчас, либо никогда», – осознал Норвуд, доставая из кольца небольшую цепочку.

Тирвин моментально среагировал на это. Словно обернувшись молнией, он вмиг добрался до сильфа, убив по пути сразу трёх великанов-Заклинателей. Вот только Норвуд всё же успел. Активированный артефакт низкого качества Императорского ранга – единственный подобный предмет в его арсенале, – моментально сковал Тирвина.

Предмет подействовал на ослабевшего Элементалиста, и в тот же миг Норвуд разразился силой. Его мышцы раздулись, синие волосы стали похожи на стальные иглы, в разных местах на коже выросла бурая шерсть, на руках отрасли когти, а во рту появились клыки. Сильф применил Единения Зверя, слившись со своим основным питомцем – Огненно-Стальным Игольчатым Медведем. Да, это был тот самый монстр, которому Кай когда-то поднял фундамент до десяти баллов.

Норвуд приручил его, за что заплатил Каю, рассказавшему про медведя, сотней лет служения в качестве наёмника. К нынешнему моменту благодаря приручению и идеальному фундаменту зверь уже достиг срединной стадии Титана, а также прошёл одну эволюцию, заполучив возможность использовать элемент огня.

Как только Единение завершилось, физическая сила Норвуда резко увеличилась, он обрёл часть свойств тела питомца, а также доступ к его Ки и возможность использовать два неизвестных ему элемента: металл и огонь. В ту же секунду сильф атаковал Тирвина, используя для этого выросшие когти и покрывший их огонь. К нему моментально присоединились Сатор, Феликс и оставшиеся в живых великаны.

Град атак посыпался на обездвиженного Тирвина. Его энергия и частицы законов были заперты внутри тела, так что сейчас он мог только поддерживать технику покрова, но не создавать новые. Используя для сопротивления сковывающему артефакту божественную силу, парень старался как можно быстрее освободиться от невидимых оков.

«Ублюдок! Как он понял?! Подловил меня в наиболее уязвимом состоянии! – осознал Тирвин, которого начали остервенело избивать. – Дерьмо… Больно… Нужно… быстрее… освободиться… С-су-у-уки-и! Каждого измучаю до смерти!!!»

Плоть Тирвина оставалась металлической, однако даже так он не мог выдержать абсолютно все атаки. Его то и дело пронзали, обжигали, били током. Ему ломали кости, повреждали органы и мягкие ткани.

Особенно много урона Двенадцатому Сыну Ниагалы наносил Феликс. По идее, срединный Заклинатель вообще должен был быть бесполезен против аналогичной стадии Элементалиста (да ещё и с божественными частицами), однако всего одна техника давала эльфу возможность игнорировать это. Она называлась Техникой Девяти Сосудов и позволяла создавать внутри астрального тела где-то раз в два месяца особые участки, которые будут содержать столько же энергии, сколько есть у самого воина. Всего их может быть не более девяти.

Казалось бы – бесполезная способность. Ведь существуют духи, которые и так дают дополнительную энергию. Зачем ещё источники, если на них банально не хватит духовной выносливости? Однако в руках Феликса эта техника была идеальным оружием, ибо он обладал подходящей особенностью души – «Всё и Сразу», которая позволяла ему за один раз высвободить весь запас Ки, но при этом потратить совсем небольшое количество духовной выносливости. Таким образом, благодаря своей особенности души и Технике Девяти Сосудов Феликс мог как минимум девять раз создать атаки такой мощи, которая и не снилась многим Элементалистам.

К несчастью, добить Тирвина, прежде чем он освободится, Заклинателям не удалось. В тот миг, когда он частично избавился от оков артефакта, оставшиеся трое великанов моментально умерли, а Норвуд оказался серьёзно ранен в живот.

Одновременно с этим к Тирвину приблизился гигантский водяной дракон, наполненный более чем двумя тысячами единиц энергии. Уклоняться он не стал, да и банально не успевал. Вместо этого, парень закрылся внутрь толстой металлической сферы, которая и остановила безумную атаку Феликса.

Тем временем Норвуд и Сатор отступили как можно дальше. Их план провалился, поэтому требовалось бежать. Вот только отпускать нелюдей Тирвин не собирался. Сразу же бросившись за двумя сильфами, он в итоге наткнулся на резко появившийся громадный водяной барьер. Увы, техника Феликса продержалась чуть более секунды, после чего была полностью разрушена.

В следующий миг фламберг Тирвина вонзился Феликсу прямо в грудь, а Норвуд и Сатор оказались скованы железными цепями.

– Начну с самого слабого, – издевательски усмехнулся Элементалист.

– А-а-а-а-а-а!!! – разнёсся наполненный болью жуткий крик эльфа, чьё тело стали терзать тысячи алых молний. Несмотря на то, что Феликс всё ещё находился в состоянии воды, он всё равно получал колоссальный урон от Тирвина. Разница в плотности энергии играла серьёзную роль.

В конечном счёте Техника Тела Воды развеялась, а Феликс вернулся в прежний облик. Внутри него бушевали сразу два элемента, отчего все мышцы парня жутко содрогались. Глаза эльфа безумно вращались от боли, а изо рта валила кровь. На его коже появлялось всё больше ужасных ожогов.

Феликс уже более даже не мог кричать. Из его глотки доносились лишь невнятные звуки.

– Остановись… – прокряхтел обездвиженный цепями Норвуд, держась за рану в животе.

– Зачем? – искренне удивился Тирвин.

– Мы тебе не враги… Так почему?..

– Вы, нелюди, виновны в том, что произошло с людьми! – процедил разозлившийся ниагалец, отчего мощь пыток Феликса лишь усилилась. – Он, ты, и все остальные подобные вам твари ответят за грехи своих рас!

– Тогда лучше… убей… – вздрогнул Норвуд, глядя на корчащегося в муках товарища и бессильно сжимая кулаки.

– Ну уж нет! – оскалился собеседник. – Я очень долго ждал этого момента! Каждый нелюдь, которого я встречу на своём пути, умрёт в мучениях! И ты жди своей очереди. Лучше вон возьми пример с Сатора…

Тирвин перевёл взгляд на второго сильфа и резко осекся. До этого он считал, что Сатор уже сдался и более не намерен сопротивляться, но теперь наконец увидел зарождающийся шторм в его взгляде. По одним лишь глазам парня можно было понять, что он всей душой жаждет разорвать Тирвина на куски.

«Ты умрёшь, – мысленно произнёс Сатор. – Старшая сестра Элея, младший брат Рейзел… я обязательно отомщу за вас».

Резко потемнело и поднялся сильный ветер. Небо над проломом в стене заволокло чёрными тучами. Послышались первые раскаты грома.

Увидев происходящее, Тирвин изумился, но не растерялся. Он понял, что причиной всего является Сатор, поэтому моментально попытался сжать цепи, дабы убить сильфа. Вот только он опоздал.

Цепи разлетелись на части, а сам Тирвин ощутил внезапный удар в грудь, выбывший из него весь воздух и отправивший в долгий полёт.

– Так ты один из них, – прошептал изумлённый Норвуд, вспоминая рассказы прадеда о редком виде сильфов, что могли общаться с духами и обладали особой связью с ними. – Призыватель…

В воздухе один за другим словно из ниоткуда появлялись старшие Духи Ветра и Молнии, чья сила перенаправлялась сразу к Сатору.

– Забирай Феликса и убегай! – прозвучал искажённый голос Сатора, чья кожа постепенно покрывалась жуткими ожогами.

Цепи спали с Норвуда, после чего он подбежал к потерявшему создание эльфу. Сейчас он был бесполезен, тем более против Тирвина. Норвуд прекрасно понимал своё положение, так что сразу же бросился наутёк, взяв Феликса на руки.

В тот же миг на беглецов обрушилось целое облако из металлических клинков, которое, однако, оказалось резко отражено безумно мощным порывом ветра. Подпитываясь силой множества духов, Сатор моментально бросился в атаку.

На Тирвина обрушились десятки молниеносных ударов, которые постепенно пробивали его защиту и истощали запас сил. После активации Последнего Танца Духов, Сатор обрёл небывалую скорость. Он вмиг превзошёл Лайтуса и даже Кая в этом аспекте.

Тирвин пытался отбиваться, но противник для него стал буквально неуловимым, поэтому он решил атаковать самих духов. Вот только это не дало никакого результата. Духи проигнорировали техники человека, словно были всего лишь иллюзиями. Казалось, словно они находятся где-то очень далеко отсюда, но при этом каким-то образом передают Сатору свою силу.

В конечном счёте Тирвину банально пришлось перенаправить все силы на защиту.


***

Норвуд продолжал бежать изо всех сил. Неся на спине едва живого Феликса, он на ходу разбирался со всеми встреченными воинами Ниагалы. К счастью, ему попадались только Заклинатели, среди которых не нашлось ни одного настоящего гения, способного хоть как-то противостоять сильфу.

Удалившись более чем на два десятка километров, Норвуд решил обернуться. Запрыгнув на крышу четырёхэтажного здания и посмотрев на восток в сторону пролома в стене, он ожидал увидеть мрачный участок неба. Однако ничего подобного парень, к своему ужасу, там не обнаружил.

Норвуд уже собирался было спрыгнуть и продолжить бег, как вдруг осознал, что начинает падать. В тот же миг до его разума наконец дошла сильная боль. Правая нога была опутана толстой цепью, что сжалась и превратила конечностью в жуткое месиво.

– Крысёныш, – послышался рядом голос. – Ты реально думал, что сможешь сбежать?!

Удар ногой по голове отбросил Норвуда, а горсть его зубов рассыпалась по всей крыше здания. Следом на шее сильфа мёртвой хваткой сжалась ладонь Тирвина, который резко поднял его. Их лица оказались друг напротив друга.

– Где… Сатор?.. – едва произнёс окровавленный Норвуд, перед глазами которого всё плыло.

– Мёртв твой дружок-самоубийца, – хмыкнул Двенадцатый Сын Ниагалы, на чьём теле теперь было гораздо больше ран. – Я оставил ему огромную дыру в груди… А теперь лучше посмотри.

Продолжая держать Норвуда за шею, Тирвин повернул его в сторону, тем самым открыв вид над пылающую часть города.

– Как тебе зрелище? А ведь такое происходит не только здесь, но в других ваших странах, – с неподдельным удовольствием произнёс Тирвин. – Смотри внимательней. Видишь наших воинов? Видишь, как они продвигаются всё глубже в столицу великанов? Видишь, как истребляют ваших защитников? Смотри же! – сильнее сжалась хватка на шее Норвуда. – Смотри, как тысячи наших Заклинателей и Элементалистов разрушают всё вокруг! Скоро этот город будет уничтожен. Это было неизбежно с самого начала. Мы превосходим вас как в числе, так и в подготовке. Ну! Скажи что-нибудь!

Раздался хруст.

–М-м-м-м-м!!! – задёргался от боли Норвуд, которому цепью вырвали палец.

Обычно подобную травму легко проигнорировал бы даже воин ступени Закалки Разума. Однако Тирвин использовал на Норвуде специальную технику, что во много крат усилила чувствительность его тела.

– А-а-а-а-а!!! – перешёл на крик сильф, когда ему вырвали второй палец. – Тварь! Ты… А-а-а-а-а!!!

– Ну-ну. Не нужно оскорблять, – расплылся в улыбке Тирвин. – Лучше скажи, как насчёт побыть евнухом перед смертью?

В тот же миг в воздухе сформировался клинок, чьё остриё оказалось направлено Норвуду в пах.

– Давай проведём обратный отсчёт. Пять… четыре… три…

Здание внезапно задрожало. Окружающие Тирвина цепи автоматически бросились защищать создателя, но оказались моментально стёрты в пыль. Резко отскочив, Тирвин в итоге уклонился от неизвестной и очень разрушительной атаки. Следом он сразу же столкнулся с двумя незнакомыми воинами.

«Люди? – удивился он. – Такие сильные… Связаны с Каем?»

Атаковавшие Тирвина Ивсим и Лилия, что ранее засекли ауры Норвуда и Феликса, применили сильнейшие техники. Они не знали, кто перед ними, но зато отлично чувствовали и видели, насколько он ослаблен. Вот почему, вместо того чтобы бросить двух новых знакомых, эта парочка понадеялась добить Элементалиста.

Обрушив накрест клинки, Ивсим высвободил по одной технике из них. Что же касалось Лилии, то она лишь в последний момент вынула меч из ножен, выпустив сразу три техники. Благодаря невероятному уровню контроля энергии и огромному опыту, девушка могла сплести внутри одного проводника (оружия) одновременно аж до трёх техник. Подобный навык умножения считался чуть ли не легендарным в срединных мирах, поскольку создание сразу хотя бы двух плетений являлось крайне трудной задачей даже для Небесных Монархов. А ведь вдобавок к этому Лилия сумела настолько хорошо скрыть выпущенные атаки, что даже Тирвин едва ощутил их.

Но существовало ещё две более важные причины, почему Ивсим и Лилия были так уверены в своих атаках. Во-первых, при должной концентрации их техники идеально синергировали друг с другом, увеличивая общую мощь удара более чем в два раза. Ну а во-вторых, в Секте Трёх Стилей они оба научились извлекать энергию души, которой сейчас и усилили свои техники. К счастью, восстановить её у них было чем. Таким образом, во время тренировок в секте подобной двойной атакой Ивсим и Лилия могли пробить барьер даже пикового Элементалиста, если тот, конечно, не владел Сферой.

Так или иначе, но Двенадцатый Сын Ниагалы смог вовремя защититься. Он спрятался внутри крупного металлического шара, на который и принял удары парочки Заклинателей. Элементы звука, ветра и меча обрушились на защиту Тирвина, став сразу же разрушать её. Менее чем за секунду стальная сфера покрылась россыпью трещин, а следом и вовсе разлетелась на куски. В итоге тело скрывшегося внутри Элементалиста подверглось мощному удару.

На металлической коже Тирвина появлялось всё больше и больше глубоких порезов – его покров едва держался. Воин и так был сильно изранен после череды предыдущих сражений, так что теперь его банально забивали словно какую-то дичь. Его левая рука, что ранее свисала безвольной плетью, теперь была больше похожа обгрызенный кусок мяса с проглядывающими участками костей. Лицо же Тирвина оказалось буквально разорвано, из-за чего сейчас он походил на настоящего мертвеца. Чудо, что его глаза вообще уцелели после подобного.

Тирвин выронил клинок и начал заваливаться назад. Ивсим и Лилия, конечно же, моментально заметили это. На их лицах невольно появились улыбки, а в головах всплыли воспоминания шестилетней давности, когда они оба были практически бесполезными в том сражении против инсектоида-Элементалиста.

Молниеносно среагировав, Заклинатели приготовились повторить атаку, пускай уже и без энергии души. На всё это им требовались доли секунды, вот только воины не успели. Они ошиблись с оценкой силы противника.

Сокрытые в теле и душе Тирвина божественные частицы активировались. Парень знал, что использование этой силы сокращает его жизнь, поэтому старался особо не полагаться на неё, используя лишь в крайних случаях. И, судя по всему, один такой сейчас и наступил.

Тирвин вспыхнул небывалой мощью, а с небес в него ударила молния. В тот же миг почти все его раны закрылись, а тело резко покрылось сталью. Он вновь превратился в Колосса Небесного Огня, пускай и миниатюрного.

Лилия среагировала первой, вот только Тирвин оказался быстрее. Ударом пудового кулака в висок, он отправил её в короткий полёт. Девушка врезалась в ближайший дом, который из-за этого сразу обрушился на неё. Аура красавицы сузилась, что говорило о потере сознания.

Что же касалось Ивсима, то он даже не сразу осознал произошедшее. В итоге тело парня оказалось насквозь пробито несколькими металлическими клинками, а он сам отброшен назад.

Твари… – вырвался изнутри колосса злобный рык.

Быстро осмотревшись, Тирвин понял, что в сознании остался лишь Норвуд. Однако без ноги и после испытанных мучений, сейчас он явно ничего не мог сделать противнику.

Хватит игр…

Тирвин поднял выроненный фламберг, а затем приблизился к ближайшему врагу – Ивсиму. Тот сумел избежать попадания клинков в голову и сердце, однако при этом всё равно уже находился при смерти. Двенадцатый Сын Ниагалы собрался добить его. Сделав последний шаг к потерявшему сознание парню, он без промедлений опустил меч Ивсиму на голову.

Закончив с этим, Тирвин обернулся к Норвуду, но… внезапно замер. До его разума только сейчас дошло осознание произошедшего. Опустив взгляд, парень увидел кровоточащий обрубок своей правой руки. Следом он наконец почувствовал боль, а также обнаружил, что Ивсим всё ещё жив.

Повернув голову влево, похолодевший внутри Тирвин увидел высокого тёмноволосого воина в чёрном доспехе и белой маске, в прорезях которой виднелись два неестественных фиолетовых глаза. Со стороны могло показаться, что это обычная броня, вот только если присмотреться, то можно понять, что на самом деле тело воина покрыто мириадами прочнейших чешуек. А кроме них, естественно, были заметны небольшие рожки у него на лбу и длинные когти на руках, в которых он и сжимал оторванную конечность Тирвина.


Глава 17. Битва за Алран. Финал.


Высоко над облаками с невообразимой скоростью мелькали две фигуры. Каждая их атака, направленная друг на друга, обладала такой мощью, что была способна легко уничтожить как минимум четверть столицы в одно мгновенье. Вот только оба Небесных Монарха обладали достаточным мастерством, чтобы не тратить ни капли энергии впустую. Все их техники либо попадали точно в цель, либо вовремя рассеивались (что возвращало часть сил обратно), если противник однозначно уклонялся.

Конечно же, Рун’Тан являлся гораздо более искусным мастером. Для него Натор был словно неопытный юнец, что уже изучил основы фехтования, но ещё не побывал в настоящем сражении.

Но, с другой стороны, Первый Сын Ниагалы обладал силой множества божественных частиц, а его противник не имел ни настоящего физического тела, ни даже одной третьей энергии души. К нынешнему моменту Рун’Тан уже потратил больше половины того, что ему передал Кай. Вот почему он сейчас выглядел довольно паршиво. Его полупрозрачное тело стало ещё более иллюзорным, начав мерцать словно призрак.

Впрочем, смерть красноволосому не грозила, поскольку это была лишь его проекция. Когда Кай только оказался в ледяном кубе, то чтобы защитить его, Рун’Тан особой техникой создал искусственное тело из частиц законов, которое насытил огромным количеством энергии души. Таким образом, сейчас он на самом деле всё ещё находился внутри духовного мира Кая, но при этом удалённо управлял своим аватаром. Это можно было сравнить с двойниками Шакса, которых тот контролировал на расстоянии при помощи параллельных потоков сознания.

Однако это не значило, что Рун’Тану нечего опасаться. Во-первых, он всё ещё оставался уязвим к духовным атакам, которые будут бить не по его проекции, а напрямую по душе. К счастью, Натор не был силён в подобных техниках, а Рун’Тан всё ещё оставался крайне могущественным Мастером Души. Во-вторых, если аватара всё-таки уничтожат, то красноволосого будет ждать не только потеря существенной части энергии души, но ещё и довольно сильная духовная боль от разрыва техники. Ну и в-третьих, в случае уничтожения проекции без защиты останется не только город, но ещё и Кай, которого легко затопчет любой Священный Лорд, даже с посредственным фундаментом.

Столкнувшись в очередной раз, оба Небесных Монарха в итоге через некоторое время оказались отброшены друг от друга взаимным уничтожением собственных техник. После этого обмена ударами Натор лишился стопы, заработал дыру в правом лёгком, а также получил несколько несущественных "царапин" на оболочке души. К счастью, его особые доспехи обеспечивали ей превосходную защиту. Что же касалось Рун’Тана, то видимых ранений на нём так и не появилось, однако фигура красноволосого однозначно стала тусклее.

– Я чувствую, что ты человек, – вдруг заговорил Натор. – Если бы ты не убил моих собратьев внизу, то я был бы даже не против отпустить тебя. Но раз всё зашло так далеко, то мне остаётся лишь спросить имя того, кого я счёл достойным, чтобы достать клинок. Назовись!

– А-ха-ха-ха-ха… Что?!.. – внезапно рассмеялся Рун’Тан. – Погоди, ты серьёзно? Столько гонору, и только из-за того, что ты получил какую-то паршивую грязную силу? Ты себя божеством, что ли, возомнил? Ты ведь даже ещё не приблизился к победе в этом бою!

Первый Сын Ниагалы нахмурился. Не такого ответа он ожидал. Натор уже давным-давно находился на второй ступеньке империи, поэтому привык лишь к почтительному… практически боготворящему отношению к своей персоне.

– Мерзавец! – ответил он. – Так ты отвечаешь на проявленное уважение? Я признал твою силу достойной, но ты насмехаешься надо мной, а также над даром старшего брата Кироса? Смеешь недооценивать меня? Думаешь, что сможешь на этот раз победить?!

– Спустись на землю, мальчишка, – хмыкнул красноволосый, – а то чердак у тебя уже знатно протекает. К тому же с чего ты…

– Мальчишка?.. – пробормотал шокированный Натор.

– …решил, что именно я собираюсь тебя победить? – расплылся в ухмылке Рун’Тан.

«Что?» – вздрогнул недоумевающий Небесный Монарх.

Одновременно с этим далеко на горизонте внезапно появилась яркая алая вспышка. В тот же миг Первый Сын Ниагалы ощутил приближение чудовищной опасности. Он попытался было дёрнуться в сторону, однако банально не успел. Кровавый поток вмиг преодолел сотни километров, вонзившись ему в плечо. Натор стал стремительно терять силы и бледнеть. Из него словно жизнь высасывали, и ничего поделать с этим своими силами он не мог.

Осознавая, что ещё две-три секунды – и наступит смерть, Первый Сын Ниагалы без раздумий применил свой ценнейший артефакт – необычный тёмный кристалл. Этот предмет был создан лично Киросом, который даже решился потратить на него часть силы божественного кольца.

В итоге, несмотря на раскрытую Сферу Пространства Рун’Тана и действующую на Натора кровавую технику, он всё равно исчез во вспышке телепортации. Артефакт моментально перенёс его в Ниагалу.

Вскоре рядом с Рун’Таном из крови сформировалась фигура обворожительной девушки.

– Больно… – скривилась Ашцилла, чувствуя, как дрожит её повреждённая Киросом оболочка души. – И ты не мог справиться с этим слабаком? – искоса взглянула она на Рун’Тана.

– Разве ты видишь у меня нормальное тело? – развёл руками мужчина. – К тому же раз ты и так была уже близко, то зачем мне растрачивать всю энергию души? Ну что за глупые вопросы, девочка?

– Старикашка… Наглеешь, – сложила руки на груди вампирша.

– О-хо-хо-хо… Малышка обиделась? – медленно исчезая, насмешливо спросил Рун’Тан.

За эти пять лет отношения между двумя могущественными мастерами сложились довольно натянутые. Можно сказать, что эти двое друг друга практически на дух не выносили.

– Такая рухлядь, как ты, вряд ли сможет когда-либо обидеть меня, – вздёрнула носик Ашцилла. – Или это ты так пытаешься уйти от обсуждения того, почему ты позволил этому слабаку сбежать?

«Так, а разве это моя оплошность?.. А по-моему, это здесь одна наглая девчонка пытается уйти от признания своей вины, сбрасывая её на других. Ну как же не стыдно? Ай-яй-яй! – снисходительно ответил Рун’Тан при помощи духовной связи, телепортировав проекцию в Живое Хранилище Кая. – И кстати, почему так долго?»

– Не твоего ума дело, ископаемое, – фыркнула красавица, заблокировав доступ к своей оболочке души. – Ладно, закончим с этим.

Выполнив любимый жест – повелительно щёлкнув пальцами, Ашцилла раскрыла три пиковых Сферы и сплела технику.

«Сад Кровавых Роз», – мелькнуло в мыслях у девушки, что вновь поморщилась от боли.

Следом в центре происходящего внизу сражения внезапно расцвёл трёхметровый алый цветок, моментально пустивший корни.


***

После гибели великанов и Нотрикса весь гнев Хельги оказался направлен прямо на Глефуса. Увы, сколь бы ни был он гениален, всего лишь начальный Элементалист никак не мог противостоять Священному Лорду. Тем более тому, который тоже являлся гением. Даже Кай не был способен на такое.

Пятая Дочь Ниагалы не достигла уровня Сферы, что делало её похожей на подавляющее число обычных Священных Лордов начальной стадии (1-3 уровни). Подобные воины в основном были стариками, достигшими потолка своего развития. Однако в отличие от них Хельга всё же считалась гением, за что и получила последнее место среди Дочерей Ниагалы.

Конечно, обычно гениями на этом уровне называли тех, кто создавал Сферу перед тем, как пройти первую Священную Кару Небес и стать Священным Лордом. Однако Хельга была исключением. Во-первых, она имела предрасположенность лишь к одному элементу – пространству, Путь которого считался самым сложным. А во-вторых, она всё же приблизилась к созданию Сферы Пространства, даже несмотря на то, что у империи Ниагалы не было достаточного наследия для этого. В отличие от нелюдей, они не имели доступа к Вратам Ойкумены или чему-то похожему, где можно было созерцать принципы законов пространства. Таким образом, если бы не Цзян Дао, то в скором времени Хельга однозначно стала бы второй в Ниагале после Кироса, кто создал бы свою Сферу Пространства.

Да и в целом девушка обладала высоким талантом во всех аспектах боевых искусств, о чём прекрасно говорил её фундамент, оценённый в 8,7 балла. А ведь это уже на ступени Священного Лорда, что буквально делало её кандидатом в Небесные Монархи. Впрочем, все Дети Ниагалы имели шанс стать им, однако всё равно получалось далеко не у каждого.

В конечном счёте всего лишь с техниками Королевского ранга Хельга была настолько сильна, что могла стереть в порошок практически любого Элементалиста и однозначно любого Заклинателя. Ну а когда она взяла в руки посох с божественными частицами, то её мощь резко возросла на порядок. Теперь девушка была способна тягаться даже с владельцами начальных Сфер.

Вот почему Хельге понадобилось всего каких-то десять секунд, чтобы усиленный пурпурным пламенем барьер низкого качества Императорского ранга оказался практически на грани уничтожения.

Глефус буквально обливался кровью. Он не мог сбежать от превосходящего по силе противника, использующего элемент пространства, поэтому оставалось лишь защищаться. Однако сопротивляться атакам талантливого Священного Лорда – это почти то же самое, что решиться на самоубийство.

В итоге Глефусу пришлось направить все силы и всю концентрацию на поддержание барьера. От подобного напряжения у него то и дело всё темнело перед глазами и лопались сосуды, из-за чего он выглядел так, словно только что вылез из бассейна с кровью.

«Плохо… Ничего не вижу… Ноги не слушаются… Это конец?.. Я умру?.. – мелькало в мыслях Глефуса. – Хотя бы увидел деда…»

Пурпурное пламя исчезло, Глефус стал падать, а барьер вокруг него разлетелся на части.

«Наконец-то!» – оскалилась Хельга, предвкушая, как превратит надоедливого Элементалиста в лепёшку.

Вот только желанию девушки не суждено было сбыться. Тысячи алых нитей внезапно пронзили её тело, прервав технику. Хельга начала стремительно слабеть.

«Что происходит?! – ужаснулась она, пытаясь сопротивляться. Увы, сколько бы Пятая Дочь Ниагалы ни прилагала сил, вырвать странные нити из себя ей никак не удавалось. Любые попытки изначально были обречены на провал. Хельга даже не могла формировать техники, поскольку разница между её законами и теми, что ворвались в тело, была колоссальной. – Нет, нет, нет! Остановись!»

– СТОЙ!!! – отчаянно закричала она, и в тот же миг тело девушки взорвалось кровавым туманом.

Следом алое облако сжалось, сформировав двухметровый цветок. Тысячи кровавых нитей соединились с его корнями, а затем отправились искать новое удобрение. Впрочем, ничего из этого потерявший сознание Глефус уже не увидел. Как и не увидел происходящего на поле боя кошмара.

Тысячи Алых Роз ежесекундно расцветали по всему городу, тем самым создавая новые нити, которые искали себе следующих жертв, ориентируясь по исходящей от них воле. Тех, кто обладал желанием защитить Алран, они игнорировали, а вот тех, кто жаждал истребить нелюдей, с радостью пожирали.

Поле боя постепенно превращалось в настоящий кровавый сад.

Сад боли и ужаса.


***

Несколькими минутами ранее.

– Невозможно… Ты ведь должен был умереть от яда Акио! – не мог поверить своим глазам истерично закричавший Элементалист.

Внутри Тирвина всё резко сжалось и похолодело. Ещё свежи оставались его воспоминания о сражении возле руин Облачной Обители и о позорной попытке сбежать. То поражение едва не породило внутреннего демона в душе парня и навсегда укрепило в нём страх перед Каем.

Испуганный Тирвин рефлекторно сделал шаг назад, вот только Кай отчего-то уже находился прямо перед ним. Покрытый тьмой клинок вонзился Двенадцатому Сыну Ниагалы в левое плечо, заставив его ощутить дикую боль.

Тирвин резко отскочил, одновременно с этим подавляя ворвавшуюся в тело Инь и частицы законов Пути Меча. Осознавая всю опасность ситуации, он незамедлительно активировал кристалл побега, подобный тому, что был у Первого Сына Ниагалы. Вот только…

Ничего не произошло.

Сперва Тирвина накрыла волна паники, а затем пришёл настоящий ужас, когда он наконец увидел цепочку с кристаллом, что висела на втором клинке Кая.

«Как?! Когда он украл его?! – расширились глаза Элементалиста, который даже ничего не ощутил. – Нужно бежать!» – закричали его инстинкты.

Тирвин моментально развернулся и активировал технику движений на полную мощь.

Кай тем временем продолжал стоять на месте, спокойно глядя на удаляющегося противника. Его взгляд оставался всё таким же холодным.

Осмотревшись, он разрезал предплечье, а затем окропил своей кровью Ивсима, Норвуда, Феликса и Лилию. Их раны начали ускоренно заживать – активировалась Техника Целительной Крови Ян. После этого Кай посмотрел на восток.

– Двадцать три километра, – кивнул он самому себе.

Следом парень сделал шаг и исчез.


***

«Он не преследует меня? – удивился Тирвин, практически добравшись до основного места сражения. – В любом случае наши уже близко».

Элементалист собирался воспользоваться помощью солдат Ниагалы, дабы спастись и убить Кая. До союзников оставалось уже рукой подать, поэтому Тирвин активировал специальный артефакт, пославший сигнал о помощи. А затем, ускорившись благодаря божественным частицам, парень совершил последний рывок, но внезапно упал и покатился кубарём.

Резко затормозив, Тирвин посмотрел на нижнюю часть туловища – правая нога отсутствовала по колено. В тот же миг парень ощутил ауру Кая неподалёку. Тот вновь спокойно стоял на одном месте.

Резко выпустив в сторону противника целое облако покрытых молниями клинков, Тирвин сформировал металлический протез для ноги, а затем вновь бросился бежать. Сражаться с Каем он и не думал.

«Чёрт! Чёрт! Чёрт! – злился он. – Да что здесь происходит?! Почему он жив?! Почему он так силён?! Почему, почему, почему?!..»

Вскоре Тирвин наконец добрался до целого полка из более чем тысячи Заклинателей Ниагалы.

– Защищайте меня! – приказал он, пробегая сквозь их строй.

– Что? – удивились воины, видя господина в столь ужасном состоянии.

– Господин Тирвин, где враг? Сколько их, какие ступени, что… – стал задавать вопросы один из офицеров, однако договорить ему не позволил вышедший между глаз клинок.

Мгновеньем спустя все воины в радиусе двадцати метров от этого офицера оказались разрублены на бесчисленное множество частей. Неведомо откуда появившийся Кай моментально начал свой кровавый пир.

– Здесь враг!

– Убейте его!

– Атакуйте!

– Защитите господина Тирвина!

Десятки криков раздались в один миг, вот только ничто из этого не помогло солдатам. Кай с невообразимой скоростью мелькал тут и там. Никто даже не видел его движений. Он был словно бог войны, что кружил в своём безумном кровавом танце. Каждое его движение заканчивалось тем, что на землю падала чья-то голова.

– Кто-нибудь остановите его!

– Нет!

– Чудовище!

– Стой!

– Не надо!

– Пожалуйста-а-а-а!!!

Будто холодная машина для убийств он не колебался и не медлил. Крики и мольбы противников были полностью проигнорированы. Кай неустанно прорубал себе путь прямо к убегающему Тирвину.

Внезапно Кай ощутил, как его движения замедляются, а тело тяжелеет. Установленный вокруг него массив активировался, при этом задев и лишив сознания многих солдат Ниагалы поблизости. Офицеры пошли на крайние меры, использовав его внутри строя. Вот только чтобы убить такого монстра, как Кай, они были готовы пожертвовать своими воинами.

Атакуйте!

В тот же миг сотни солдат полка, что находились за пределами массива, направили свои сильнейшие техники на Кая. Подобную атаку было бы сложно пережить даже гениальному начальному Элементалисту.

Раздался громкий треск. Пространство вокруг Кая начало разваливаться на части, образуя купол из черноты небытия. Собственно, именно в него и врезались все техники солдат. В конечном счёте Техника Защитного Разлома поглотила их все без остатка.

Когда пространство восстановилось, то шокированные солдаты смогли увидеть невредимого Кая. Однако многие офицеры были готовы к чему-то подобному, поэтому, как только град из техник исчез, вперёд ринулись сильнейшие из ближайших бойцов. Благодаря особым амулетам подавляющий массив на них совсем не действовал.

Дюжина пиковых Заклинателей, каждый из которых обладал восьмибалльным фундаментом, молниеносно оказалась рядом с Каем. Их мечи, копья, алебарды, сабли, кулаки и кинжалы приблизились к его чешуйчатой броне, дабы в следующий миг замереть на месте.

– Морозное Дыхание, – сорвались слова с уст Кая, что активировал новую технику.

Двенадцать талантливых мастеров превратились в ледяные статуи, которые Кай затем разбил единым движением клинков.

Атакуем! – закричали за пределами массива, увидев произошедший ужас.

Солдаты собрались вновь выпустить техники в Кая, однако на этот раз давать такую возможность он никому не собирался.

Над округой внезапно пошёл алый снегопад и одновременно с этим Кай крутанулся на месте, взмахнув клинками. В разные стороны вылетел целый десяток толстых чёрных серпов. Лилия умела создавать одновременно три техники, Кай же был способен сразу на десять.

Энергетическим взглядом он уже обнаружил ключевые элементы сдерживающего массива, поэтому его атаки направились точно в цель. В итоге Техника Тёмных Клинков Небытия идеально справилась с задачей, вернув Каю подвижность. В тот же миг он вновь исчез.

Тем временем полк полностью остановился. Уже все его солдаты осознали, что на них напал некто довольно могущественный.

– Смотрите! – раздавались крики в разных частях войска.

Воины с ужасом наблюдали за начавшимся кровавым снегопадом, каждая снежинка которого либо замораживала части тел их товарищей, либо оставляла увечья, будто от удара мечом, либо вообще создавала мощный взрыв. Но что было самым страшным – область действия сей жуткой техники не находилась на одном месте, а довольно быстро сдвигалась вглубь построения.

– Господин Тирвин? – удивились старшие офицеры, расположившиеся в центре.

– Сюда движется враг… Убейте его! – злобно выкрикнул парень. – Приготовьте все артефакты и зелья!

– Слушаемся! – ответили ему.

«Дерьмо! – выпивая полученный от солдат эликсир, выругался Тирвин. – Остаться здесь или бежать дальше?.. Нет! Что вообще за глупости я несу? Я-то ослаблен после нескольких боёв, но эти офицеры нет. Разве сумеет какой-то Заклинатель победить сразу восьмерых Элементалистов? Тем более подготовленных и с артефактами!»

Тирвин обернулся и нервно взглянул в ту сторону, откуда за ним шёл Кай.

– Эти солдаты ему на один зуб. Он точно доберётся сюда. Но ещё минуты на две задержать они его долж…

ОН ЗДЕСЬ!!! – внезапно раздался отчаянный крик неподалёку, и Тирвин моментально ощутил ужасно мощную для своего уровня ауру.

– Господин, спрячьтесь за нами, – произнёс сильнейший из присутствующих офицеров.

Тирвин скривился, но кивнул. Он сейчас и так едва поглощал силу выпитого настоя. Парень был не в том положении, чтобы сейчас спорить. Как минимум, если хотел жить.

Кай же тем временем наконец добрался до центра, пока вслед за ним, слегка отставая, двигался жуткий кровавый снегопад. И как только парня увидели старшие офицеры, то один из них – самый быстрый, моментально ринулся в атаку. В мгновение ока оказавшись перед Каем, он резко вонзил ему в голову пару кинжалов. Вот только не брызнула кровь и не пропала аура…

Тело Кай превратилось в тёмный туман, в который и вонзились кинжалы. Следом он принял прежний облик уже позади Элементалиста срединной стадии, сквозь которого прошёл в виде чёрного облака. Сам же офицер упал на колени. Он моментально исхудал и побледнел. Проникшие в тело воина мириады частиц Инь заставили его жизнь быстро угаснуть.

Таким образом, кроме самого Тирвина, осталось ещё шестеро Элементалистов. Трое начальных, двое срединных и один конечный. Все были практически стариками и обладали всего лишь пятибалльным фундаментом. Лишь тот, кто напал первым, имел шесть баллов.

Надменно взглянув на противников, Кай сделал шаг.

– Убьём его в команде! – закричал Тирвин, не веря в столь быструю гибель одного из офицеров. – Не недооценивайте его! Используйте артефакты!

Спохватившиеся воины сконцентрировались на кольцах, вот только Кай оказался быстрее.

Раскрылось Поле Превосходства. Более сотни обычных солдат вокруг резко потеряли сознание. Трое начальных Элементалистов упали на колени, а срединные вмиг лишились пальцев с кольцами, которые сразу же были телепортированы Каю под ноги. Лишь старший офицер конечной стадии и, конечно же, Тирвин смогли выстоять под напором воли Кая.

«Что за слабаки?! Насколько слаба их сила воли?!» – изумился Двенадцатый Сын Ниагалы, глядя на то, как рядом с ним дрожит Элементалист конечной стадии.

Кай поднял правый клинок, указав им на врагов. Больше ждать он не собирался, поэтому менее чем за долю секунды шесть раз сплёл одну и ту же технику – Гравитационный Коллапс Инь Ян. Это была его сильнейшая атака.

Шесть маленьких гудящих и вращающихся сфер появились возле кончика его клинка. Все они переливались белым и чёрным цветами, а пространство вокруг них сильно искажалось и даже слегка трескалось. Ко всему прочему Кай вложил в каждую копию техники немало энергии души, отчего все шесть шариков излучали поистине безумную мощь.

В ту же секунду он резко поднял руку, словно совершив выстрел из ружья. Одновременно с этим все шесть сфер выстрелили вперёд с такой скоростью, что со стороны это выглядело, будто Кай выпустил шесть лучей.

Мгновеньем спустя произошёл мощнейший взрыв, озаривший всю окрестность ярким слепящим светом и одновременно с этим окутавший её жуткой непроглядной тьмой. Когда же всё закончилось, то весь центр полка оказался уничтожен. Образовался гигантский кратер.

Вовремя телепортировавшийся прочь Кай, приблизился к его краю и сразу же увидел несколько фигур в самом низу. Четверо Элементалистов теперь были не более чем трупами. Ещё один лишился нижней половины тела, но тщетно цеплялся за жизнь. Ну а самый сильный среди этих офицеров потерял всего лишь руку и сознание.

И, конечно же, там был Тирвин, который непременно выжил. Окровавленный парень стоял посреди обломков металлической сферы и слегка пошатывался.

– Урод ты грёбанный… – тихо пробормотал он. – Думаешь, я дамся тебе так легко?..

Тирвин был словно загнанный в угол зверь, которому уже не оставалось чего терять. Вот почему он решился использовать свой последний козырь.

Парень внезапно вспыхнул огромной мощью. Его аура расширилась, мышцы буквально заскрипели от силы, а энергия захлестнула Астральное Тело, став вырываться наружу и порождать жуткие порывы ветра. Естественно, Кай сразу всё это увидел и почувствовал, поэтому легко понял, что сделал Тирвин.

При помощи божественных частиц у себя в теле он банально нарушил ограничение оболочки души, и в один миг изъял почти девяносто процентов энергии души. Такую цену пришлось ему заплатить, дабы обрести подобную силу.

– Теперь тебе точно не победить! – оскалился Тирвин, восстанавливая технику покрова и создавая для себя оружие. Сейчас он был едва ли не вдвое сильнее, чем в обычном пиковом состоянии. – Тварь! Ты за всё заплатишь! Я отдам тебя умникам из подземных лабораторий императорского дворца, где ты проведёшь целую вечность в муках! Чёртов сукин сын!

Восстановив боевой облик, чему Кай почему-то никак не мешал, Тирвин улыбнулся.

– Зря ты игрался со мной, а не убил сразу, – произнёс он.

Оппонент же внезапно убрал клинки, сложил руки за спиной и медленно зашагал к ниагальцу, заставив того удивиться.

– Ты уже мёртв, – вдруг сказал Кай, развеяв маску и позволив увидеть своё лицо.

«Что?» – нахмурился Тирвин, после чего решил атаковать.

Вот только, попытавшись сделать шаг, он внезапно понял, что никак не может пошевелить конечностями. Резко опустив взгляд, парень увидел лёд, покрывший как его руки, так и ноги. Попытка сломать их силой провалилась. Только после этого Тирвин наконец осознал, что его конечности заморожены и снаружи, и внутри.

– Что ты сделал?! – закричал он, чувствуя, как мороз продолжает распространяться и даже блокировать его энергию с законами.

И хотя Кай ничего не ответил, Тирвин в итоге сам всё понял.

Атаковать душу можно было не только с помощью соответствующего Пути, но и любым другим элементом мироздания. Однако в отличие от Пути Души, для всех остальных обычно требовалось обладать Сферой, чтобы создать достаточно сильную духовную атаку. Но кто же знал, что Кай всё-таки сможет изобрести технику Королевского ранга, способную на такое?

Техника Ледяного Проклятия, как понятно из названия, в первую очередь основывалась на концепции Холода Пустоты. А чтобы успешно применить её, Каю требовалось попасть атакой врагу прямо в душу. Увы, он не мог сделать это на расстоянии, как Рун’Тан, но зато хватало всего лишь пореза.

– Когда ты это сделал?! – продолжая леденеть и испытывать жуткую боль, вновь закричал Тирвин.

– Ещё в самом начале, когда ударил тебя мечом в плечо, – всё же ответил Кай, продолжая шагать вперёд. – Тогда у тебя было где-то две или три секунды, чтобы заблокировать атаку, но ты, видимо, даже не заметил её, а лишь отвлёкся на попавшие в тело частицы Инь. После этого я мог активировать внедрённую технику в любой момент, но ты сам всё сделал, когда высвободил так много энергии души.

Глаза Тирвина расширились от шока.

– Вот оно что… ха-ха-ха-ха… – истерично засмеялся парень, опустив взгляд в землю. Он наконец-то принял поражение. – Тогда зачем был весь этот бой?

– Хотел поверить, почувствую ли я хоть что-то, отомстив тебе и заставив испытать безысходность, – признался Кай, глядя, как заканчивает леденеть голова противника. – И знаешь, всё-таки немного удовольствия я точно получил, – появилась на его лице лёгкая улыбка.

В тот же миг тело и душа Тирвина оказались окончательно заморожены. Кай сконцентрировал на ледяной статуе Поле Превосходства, в итоге разбив её тысячи частей. После этого он направился обратно к друзьям, попутно наблюдая за яркой алой вспышкой в небесах.

«Выходит, мы оба только пришли», – хмыкнул он, а затем взглянул на последние системные сообщения.


Внимание!

Создана [Техника Морозного Дыхания]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

Создана [Техника Ледяного Проклятия]. Ранг: Королевский. Качество: Высокое.

Внимание!

Сила линии крови [Истинного потомка Девятиглавой Небесной Гидры] была увеличена в связи с завершением второго этапа эволюции из трёх:

• [Буйство Жизни. 2 уровень] заменено на [Частичная Трансформация]: увеличение параметров на 400% в течение часа. Возможность ограниченного усиления одной характеристики за счёт ослабления другой. Предел использования: 1 раз в сутки. Не конфликтует с [Шестью Телесными Вратами], но действует только на первоначальные параметры, а не на прибавку.

Причина эволюции: за последние [6] лет тело носителя подверглось внешнему разрушительному воздействию, сравнимому со Священной Карой Небес 1 уровня. Сила линии крови оказалась закалена.


«Внешнее разрушительное воздействие – это та рана от демона и яд с божественными частицами? Понятно. Выходит, это из-за эволюции на мне появились эти чешуйки, когда я активировал Технику Пришествия Владыки Войны. Хм. Интересно, а когтями, значит, можно управлять… – поэкспериментировал Кай. – Но раз я не дорган и Полной Трансформацией никак владеть не могу, то какой же будет третья эволюция? И главное – как её начать?»


Глава 18. Собрание Сильнейших.


– Это ведь тот самый предмет Рейзела… Умбертольд, – вращая в руках небольшой зелёный куб, произнёс Кай.

Удалившись от места гибели Тирвина, он решил вскрыть его кольцо. Всё же трофеи с такого противника явно должны были быть ценнее обычных. В итоге Кай взломал артефакт, ничуть не опасаясь защитного механизма, атаковавшего его душу.

«Старик, ты здесь? – мысленно произнёс Кай, но ответа так и не получил. – Медитирует? Видимо, восстанавливается после боя…»

– Ладно. Позже разберусь… Что здесь ещё? Оружие, боевые артефакты, вспомогательные артефакты, ещё кольца, персональные настои Тирвина, куча ингредиентов для препаратов… А вот это интересно, – остановился Кай, обнаружив внутри пространственного кольца тысячи различных свитков с алхимическими рецептами. – Точно. Тирвин ведь считался лучшим алхимиком Обители до меня.

Став перебирать свитки, Кай внезапно замер.

– Что это значит? – испытал он лёгкое удивление, после прочтения очередной надписи. – Настой Удвоения Жизни? Разве это не тот препарат с чересчур громким названием, способный увеличить срок жизни обычных смертных до ста пятидесяти лет? Но откуда у Тирвина один из рецептов Рун’Тана?.. Как же не вовремя ты, старик, решил отдохнуть, – покачал головой Кай, а затем переместил кольцо себе в Живое Хранилище.

После этого Кай направился обратно к друзьям, но буквально через три сотни метров остановился и повернул в сторону.

«Эта аура…»

Молниеносно переместившись к нужному месту, Кай увидел обугленное тело с большой дырой в груди. Можно было принять воина за труп, однако мечник прекрасно понимал, что тот ещё жив.

Посмотрев вверх, Кай обнаружил нескольких духов. Однако энергетическое зрение показывало парню совсем другое. С его помощью он видел несколько необычных разломов в пространстве, из которых к обугленному Заклинателю тянулись нити силы.

Кай немедленно разрезал себе руку, став обливать воина кровью. Он не жалел ни капли, однако никого эффекта это не давало.

– Старший… – услышал Кай кряхтящий сухой и невероятно слабый голос. – Тело не двигается… Простите… Я не справился… Не отомстил за них… Не смог…

Кай присел рядом.

– Нет. Ты отлично постарался. Ты задержал его, и этим спас остальных. Спас Норвуда, Феликса, Лилию и Ивсима, – ответил он. – Ну а Тирвина больше нет. Я убил его, заставив перед смертью испытать страх, отчаяние и безысходность.

– Понятно… – постарался улыбнуться Сатор. – Я рад… Значит, теперь я могу уйти… Спасибо, Старший… Спасибо…

Секундой спустя тело сильфа рассыпалось пеплом. Техника Целительной Крови Ян и даже попытка заморозить его распад Холодом Пустоты никак не подействовали, словно он заранее был обречён. И кажется, Кай догадывался почему.

Те странные нити силы, исходящие из невидимых порталов, ранее передали под контроль Сатору огромное количество энергии и частиц законов Пути Молнии и Пути Ветра. Но теперь долг должен был быть возвращён. Вот почему его душа не распалась вместе с телом, а ушла в те самые разломы, видимые только Каю.

Парень медленно поднялся.

«Рейзел, Элея, а теперь ещё и Сатор… Надеюсь, я когда-нибудь всё же смогу по-настоящему оплакать ваши смерти…» – посмотрел Кай в небо, вновь практически ничего не ощущая.


***

Поморщившись, мускулистый эльф медленно открыл глаза. Перед ним предстал вид полупустой комнаты, у которой частично отсутствовала одна стена. Пару секунд в голове парня царил туман, но затем он внезапно вспомнил о последних событиях. Резко подорвавшись, он столь же резко замер.

– Старший?! – воскликнул Феликс. – Вы уже очнулись?

Сидящий неподалёку Кай кивнул.

Пытаясь подняться, эльф вдруг встрепенулся и осмотрелся.

– Не волнуйся, я убил Тирвина. Да и наставница моя наконец прибыла, так что битва уже закончилась.

– Вот как… – протянул Феликс, а затем резко скривился от фантомной боли во всём теле.

Посмотрев себе на грудь, он вместо ожидаемой дыры или хотя бы шрама, не увидел абсолютно ничего, что напоминало бы о том, как его мучил Тирвин. Феликс уже собирался было поблагодарить Кая за спасение, как вдруг услышал лёгкий стон и шуршание поблизости.

Повернувшись, он обнаружил лежащих рядом Лилию и Ивсима, которые тоже только начали приходить в сознание.

– Зелье наконец подействовало, – прокомментировал Кай, глядя на давно потерянных друзей.

– Кай? – удивилась Лилия, продрав глаза.

– Выходит, ты снова нас спас? – произнёс Ивсим.

Вместо ответа Кай протянул этим двоим руки, помогая подняться. И как только оба ослабленных воина оказались на ногах, мечник сразу обнял их.

– Рад вас снова увидеть, – попытавшись улыбнуться, сказал он. – Я так и думал, что вы оба живы.

– Мы насчёт тебя тоже не сомневались, – ответил Ивсим.

– Именно так, – подтвердила Лилия.

– Откуда вы здесь? – наконец отпустив друзей, поинтересовался Кай.

– Пришли на зов Великого Мастера Рун’Тана.

«Так вот что сделал старик», – кивнул своим мыслям парень.

– Ясно. Полагаю, с остальными вы уже успели познакомиться?

Девушка в ответ кивнула, а Ивсим спросил:

– Знаешь, мне до сих пор сложно поверить, что ты уже на конечной стадии. Как так-то?.. – наклонил голову парень. – Впрочем, прости. Можешь не отвечать, – покачал он головой, признавая свою грубость. – Лучше скажи, куда же тебя закинуло в этом мире и где ты в итоге провёл эти шесть лет?

– Довольно долгая история, – хмыкнул Кай, вспоминая все события начиная с момента прибытия в Никрим, – но если коротко, то меня забросило на окраину пустыни Ишар, где меня сильно ранили, из-за чего я в итоге оказался продан в рабство в Удийн. Там же я встретил Шакса, – на этом моменте Лилия резко поморщилась, – и затем познакомился с Глефусом. После мы освободились, заняв призовые места на Кулачном Мордобое. Это такое турнирное событие для рабов.

Ивсим и Лилия кивнули, прекрасно понимая, о чём говорит Кай. В Секте Трёх Стилей они уже успели всё разузнать о реалиях этого мира.

– И потом мы вчетвером смогли попасть в Облачную Обитель, где и провели всё оставшееся время.

– Вчетвером? – уточнила Лилия.

– На Кулачном Мордобое мы познакомились с девушкой по имени Энни. Она была моим финальным противником… – пояснил Кай, опустив взгляд. Парень помнил, что на момент уничтожения Облачной Обители полукровка вроде как оставалась там, поэтому почти не верил в то, что она ещё жива. – Она случаем не здесь?

– Нет, – ответил сидящий неподалёку Норвуд, всё ещё разглядывая свою восстановившуюся ногу и отросшие пальцы. – Но Шакс сказал, что Энни ушла раньше, чем пала Обитель, и теперь находится где-то очень далеко. Это ему, с его же слов, сообщил Великий Мастер Рун’Тан.

Кай взглянул на сильфа.

– Это хорошо… Но что с тобой? Почему такой недовольный?

– А чему тут радоваться, – поднял взгляд Норвуд, – когда я потерял двух Тиранов, потратил дорогущий артефакт для их ловли и в итоге ничего не получил, так как твоя наставница своей техникой уничтожила тела всех врагов, задев даже их пространственные кольца и все прочие артефакты? Сегодня я потерял столько денег… – печально вздохнул наёмник.

– А вот и неправда, – вдруг раздался приятный женский голос.

Все, кроме Кая, резко обернулись, дабы увидеть внезапно появившуюся в доме Ашциллу. В тот же миг Норвуд и Феликс почтительно поклонились, а вот Лилия с Ивсимом попросту замерли в недоумении.

– Я ничего не уничтожала, – усмехнулся вампирша. – Все их ценности теперь находятся у меня. Или хочешь сказать, что я незаслуженно их забрала?

– Никак нет, госпожа Ашцилла, – ответил Норвуд.

– Хотя ладно. Наверное, немного награды ты всё же заслужил, – хмыкнула девушка, бросив в сторону Норвуда обезвреженное пространственное кольцо. – Это хранилище той девицы, что чуть не превратила в лепёшку Глефуса. Там кольца и остальные артефакты всех воинов Ниагалы. Ничего ценного для меня или Кая там уже нет, поэтому если сможешь выгодно продать всё это, то можешь рассчитывать как минимум на одну десятую процента от выручки.

– Пять десятых, – внезапно вырвалось у Норвуда.

– Что? – удивилась наставница Кая.

– Прошу прощения, госпожа Ашцилла, – поклонился ещё глубже сильф. – Я это неосознанно. Просто профессиональная привычка… Не беспокойтесь, я сделаю всё в лучшем виде.

Никто не видел, однако глаза Норвуда едва ли не светились от счастья. Он любил деньги практически так же, как собственную жизнь, поэтому предложение Ашциллы буквально вызвало у него эйфорию.

– Что это ты ешь? – поинтересовался Кай, глядя на то, как вампирша грызёт странный кровавый камень. Кристалл не излучал никакой энергии или законов, однако энергетическое зрение парня отчётливо показывало, что предмет полнится колоссальной мощью.

– Это? Это всего лишь малая эссенция крови, – пожала плечами Ашцилла. – Сделала её из всей массы крови ниагальцев, накопленной моими цветами. Очень полезная и вкусная вещь, кстати.

Феликс и Норвуд вздрогнули, и было непонятно, то ли от ещё лучшего осознания пугающей силы этой девушки, то ли от того, как легко она произнесла свой ответ, словно произошедшее было всего лишь каким-то незначительным событием.

Тем временем до ошарашенных Лилии и Ивсима наконец дошло осознание того факта, что это и есть наставница Кая. Оба Заклинателя резко поклонились.

– Рады приветствовать Великого Мастера Ашциллу! – почти синхронно сказали они.

Вампирша же лишь сейчас взглянула на парочку людей. Прожив более восьмидесяти лет в секте, где даже Небесные Монархи постоянно кланялись ей, как дочери богини, Ашцилла уже давно научилась подсознательно игнорировать слабых незнакомцев прямо в упор.

– Хм… Во-первых, зовите меня "госпожа Ашцилла". А во-вторых, это те твои потерянные друзья, Кай? – спросила Ашцилла, на что её ученик утвердительно кивнул.

Следом вампирша приблизилась к парочке и внимательно их осмотрела. В итоге она переключила всё внимание на Лилию, став полностью игнорировать Ивсима.

– Ты посмотри какая милашка! – улыбнулась Ашцилла, приподняв голову Лилии за подбородок. – Это прелестное лицо, очаровательные глаза, чудные волосы и миниатюрная фигура. Прям ангелочек! Так бы и покусала тебя, – облизнулась она, показав клыки, чем заставила Лилию невольно вздрогнуть.

– Моих друзей нельзя, – спокойно сказал Кай.

Удручённо посмотрев на него и задержав взгляд в течение нескольких секунд, Ашцилла вдруг хмыкнула и озорно ухмыльнулась. Следом она отпустила подбородок Лилии и приблизилась к Каю.

– И почему я только сейчас заметила, насколько вкуснее ты теперь пахнешь? Твоя линия крови прошла эволюцию? – догадалась она.

– Похоже на то.

– Хм-м-м… Нужно будет попробовать, – прошептала она ему на ухо, после чего переместилась в Живое Хранилище парня.

‘Пожалуй, отдохну… Но если хочешь, можем провести это время вместе’.

«Совсем не понимаю, о чём ты», – максимально невозмутимо ответил Кай.

‘Какой холодный… – издала смешок Ашцилла, в итоге отправившись медитировать. – Но знаешь… я всё же рада, что ты жив’.


***

– Очнулся, здоровяк? – глядя на открывшего глаза Глефуса, произнёс Шакс.

Битва закончилась, и обнаруживший это лучник уже несколько минут как покинул своё импровизированное укрытие. После этого он случайно ощутил отголоски ауры Глефуса, благодаря которым и нашёл его.

– Мы выиграли? – спросил поднявшийся великан, оглядывая опустошённую окрестность.

– Ага. Похоже, явилась наставница Кая и закончила сражение.

– Выглядишь ужасно, – посмотрел на Шакса Глефус.

– Хех. Ты не лучше… Кстати, там, кажется, ваши Священные Лорды вернулись. Видимо, техника госпожи Ашциллы достала и до их битвы.

– Ясно. Тогда я должен идти, – резко зашагал к городу великан.

Шакс в ответ лишь пожал плечами, а затем молча последовал за Глефусом. Проходя мимо обессиленных защитников Алрана, восстанавливающихся после изнурительного сражения, он то и дело ловил на себе злобные взгляды великанов. Однако все они видели и чувствовали метку аристократического клана на его руке, поэтому не спешили нападать.

Вскоре Глефус с Шаксом добрались до первого уцелевшего опорного пункта в городе, где уже собрались вернувшиеся Священные Лорды, а также прочие аристократы. Всего же внутри находилось чуть менее сотни воинов.

– Ушло триста пятьдесят шесть, а вернулось всего семнадцать Священных Лордов. Это слишком сильный удар по всей республике, – опустившись на кресло, схватился за голову старый Элементалист пиковой стадии.

– Старик, а то, что от наших войск вообще осталось всего пятнадцать процентов, тебя никак не смущает? – резко ответил ему молодой гений, едва выживший в прошедшем сражении. – Здесь речь идёт уже не о защите страны, а о банальном выживании всей нашей расы! Так что хватит ныть! Сейчас нужно придумать, что нам теперь делать дальше. Неизвестно, сколько ещё сил есть у врагов. А вечно помогать нам те два Великих Мастера явно не будут.

– Молодой наследник семьи Кастос прав. Однако не стоит забывать и об уважении друг другу, и особенно к старшим.

Произнёсшим это был однорукий пятиметровый и до ужаса мускулистый лавовый великан – пиковый Священный Лорд по прозвищу Сжигатель Городов. Настоящее имя этого старого воина уже мало кто помнил, однако все знали, что он являлся старшим братом того самого Небесного Монарха, погибшего во время уничтожения Иллиона.

– Вы правы, Ве… Великий Мастер, – заикаясь, ответил побледневший молодой великан, ещё деда которого пугали байками о Сжигателе Городов. Многим до сих пор было сложно поверить, что этот легендарный воин действительно вернулся. – Прошу прощения, старейшина Млак. Последствия битвы ещё дают о себе знать.

Отчаявшийся старик ничего не ответил, поэтому слово вновь взял Сжигатель Городов.

– Сейчас нам и нашим воинам нужно восстановиться, а также дождаться прибытия оставшихся двух легионов, для которых нам так и не хватило порталов. В общем, они уже выдвинулись с границы в Алран, и должны прибыть завтра вечером. Думаю, к тому времени новых атак Ниагалы не будет. Если у них вообще остались силы.

– Не стоит больше недооценивать людей. Эльфы уже согрешили этим, за что жестоко поплатились, – заговорил ещё один Священный Лорд. – Хотя мы и не можем связаться с внешним миром из-за временно закрывшегося барьера, но я всё равно предполагаю, что на остальные расы тоже напали. Нам в таком случае даже повезло, что купол Непреодолимой Стены задержал телепортацию вражеской армии почти на пять часов и дал нам время на подготовку. У остальных и такого могло не быть. Просто представьте, если бы людская армия появилась рядом с городом внезапно.

– Или даже сразу внутри Алрана… – добавил Сжигатель Городов.

Подобная перспектива заставила многих присутствующих помрачнеть. Им оставалось лишь благодарить великого Первопредка, который создал Непреодолимую Стену.

Тем временем Глефус отыскал и приблизился к своим. Среди семнадцати Священных Лордов, которые стали единственными выжившими в том бою против пяти сотен ниагальцев аналогичной ступени, также оказался дед Глефуса, его дядя Вайс и ещё один старейшина. Больше никто не вернулся.

Выжили же трое Священных Лордов семьи Сантос лишь по той причине, что их род всё ещё обладал множеством пиковых артефактов Императорского ранга, оставшихся от Небесного Монарха, который некогда был Патриархом. То есть, банально благодаря более сильному наследию.

Глефус осмотрел деда. Тот был покрыт ранами, однако выглядел более-менее сносно, что в очередной раз подтверждало тот факт, что он являлся одним из сильнейших великанов, живущих в Никриме.

– Ты жив, – кивнул слегка улыбнувшийся Глефус.

Катис ответил тем же, после чего продолжил концентрироваться на восстановлении. Его внук же перевёл взгляд чуть правее. Там с опущенным взглядом сидел мрачный словно туча Вайс. В этом сражении он потерял обоих сыновей, которые тоже являлись Священными Лордами и умерли у него прямо на глазах. А что самое ироничное – сам Вайс при этом не получил ни царапины, хоть и побывал в самой гуще битвы Священных Лордов.

– Вайс. Я ухожу, – вдруг ошарашил его Глефус. – Ты думал, что я зациклюсь на боевых искусствах. Что забуду о благе семьи. Как отец и дед… И ты прав. Меня это не интересует. После битвы я понял это. Поэтому я ухожу… Но я успел всё увидеть. При тебе семья Сантос стала гораздо сильнее. Даже с учётом Карта. Поэтому забирай место Патриарха.

Лысый великан поднял свой полный отчаяния взгляд.

– Я предал отца. Предал тебя и брата. Предал даже Карта, которого сам же и сделал Патриархом. В этой битве я всем сердцем желал умереть, отчаянно бросаясь на врагов, но смерть в очередной раз обошла меня стороной, взамен забрав жизни сыновей. А на мне даже ни царапины! – посмотрев на ладони, задрожал от гнева Вайс. – И теперь ты говоришь стать мне Патриархом?! Это самая большая и нелепая шутка, которую я только слышал в своей жизни! – великан резко подорвался, впился взглядом в племянника и схватил его за плечи, попутно привлекая внимание окружающих воинов. – Лучше убей меня! Сейчас же прикажи казнить! Закончи всё это!

– Сделай это сам. Если так хочешь, – сощурился Глефус.

Вайс вздрогнул и резко отступил.

– Не можешь, – констатировал усмехнувшийся парень. – Значит, ты никогда не получишь желаемого. Это твоё проклятье. Твоё наказание. Так что вот мой последний приказ: сохрани семью Сантос в этой войне.

После этого Глефус бросил знак Патриарха под ноги застывшему от растерянности Вайсу, обнял деда на прощание, а затем покинул здание.

– О, так ты всё-таки с нами! Красавец какой! – панибратски похлопал великана по спине Шакс. – Только Кай в другой стороне, если что. Он уже проснулся…

Ничего не отвечая, Глефус невозмутимо развернулся и зашагал теперь в правильном направлении. Шакс же на это просто рассмеялся. Так они вновь встретились с Каем, где всё-таки приступили к восстановлению.

Ну а двенадцатью часами спустя к полуразрушенной столице великанов неожиданно перенёсся отряд из почти сотни эльфов…


***

Как оказалось, Непреодолимая Стена вновь открылась после того, как её насильно прорвали телепортацией. Поэтому эльфы Таэля и смогли попасть в республику. Это был отряд аристократов, посланных помочь сбежать хотя бы части великанов. Вот только они и подумать не могли, что Алран всё-таки выстоит.

Вместе с тем эльфы принесли важную информацию. Догадки великанов подтвердились: Ниагала одновременно напала на все расы. Дорганы, сильфы и гномы проиграли, и были вынуждены отступить под прикрытием своих Небесных Монархов. Что же касалось эльфов, то они оказались единственными, кто сумел отбиться своими силами. С помощью Врат Ойкумены им удалось заранее узнать точку переноса ниагальцев, поскольку после уничтожения Иллиона эльфы к этому как раз и готовились. Поэтому их не смогли застать врасплох.

В итоге две армии столкнулись, но эльфийская оказалась больше и мощнее. Она стала быстро доминировать на земле, пока в небесах в то же время король Таэля, Магистр Оникс и Старкс сражались лично с Киросом. К счастью, благодаря множеству псевдо-Божественных артефактов из сокровищницы короля, оставшихся ещё со времён древней войны, троим эльфам всё-таки удалось заставить отступить императора Ниагалы с частью своего войска.

Таким образом, на континенте сложилась следующая ситуация: земли сильфов, гномов и дорганов оказались практически полностью оккупированы Ниагалой. Местных жителей люди почти не брали в плен, безжалостно истребляя. Толпы беженцев потянулись в сторону Таэля.

Собственно, всё это и поведал лидер прибывшего в Алран эльфийского отряда.

– Небесные Монархи и высшая знать гномов, сильфов и дорганов уже собралась в королевском дворце Таэля. И теперь мы призываем вас тоже присоединиться к альянсу! В одиночку против людей не выстоять! – выступая перед аристократами республики, сжимал кулаки Священный Лорд шестого уровня. – Выберете временного лидера и дайте свой ответ!

– Уже, – спокойно произнёс Сжигатель Городов, подняв руку.

– Вас уже выбрали лидером? – обрадовался эльф тому, что не понадобится тратить время на долгие споры и голосование великанов.

– Не только, – покачал головой лавовый великан. – Мы уже согласились объединиться с остальными расами.

– Это же… превосходно! – воскликнул улыбнувшийся аристократ Таэля. – В таком случае я должен сообщить, что Его Величество Король Уриил Флиан созывает сильнейших мастеров Рейтгхема, дабы обсудить дальнейшие действия альянса. Он лично передал мне особый артефакт переноса, так что в любой момент мы можем отправиться обратно в Иллион. Не считая нашего отряда, всего я могу взять на собрание не более двух сотен воинов. Пожалуйста, определитесь, кто готов идти сейчас с нами.

Великаны стали переглядываться. Многие из них не спешили соглашаться, поскольку не желали оставлять столицу и свои семьи во время начавшейся войны. Ведь было неизвестно, что могло произойти во время их отсутствия.

– Я иду, – кивнул Сжигатель Городов.

Следом своё желание изъявило ещё около трёх десятков великанов, среди которых оказалось всего два Священных Лорда. Остальные же были лишь Элементалистами конечной и пиковой стадии.

После этого наступила тишина. Лидер эльфийского отряда стал оглядывать собравшихся здесь великанов, однако все молчали.

– Я хочу, – внезапно раздался голос из глубины толпы, после чего вперёд вышел Кай, выглядящий на фоне великанов словно ребёнок.

– Человек?! – исказилось в гневе лицо эльфа, в теле которого моментально забурлила энергии.

– Двоюродный брат, пожалуйста, успокойтесь, – сразу же донёсся голос со стороны эльфийского отряда. – Этот человек, это Кай Арнхард. Первый в рейтинге Облачной Обители.

Произнёсшим эти слова воином, что молниеносно переместился к Священному Лорду, был не кто иной, как Лайтус Сикст. Он изначально ощутил в толпе ауру Кая, поэтому совсем не удивился произошедшему.

– При всём уважении, господин Лайтус, но этот факт никак не подтверждает того, что он не может быть шпионом Ниагалы.

– Не знаю, кем он был там у вас, – внезапно поднялся Сжигатель Городов, направившись к Каю, – но здесь этот человек сражался на нашей стороне. То есть, как и я, сейчас он защитник Алрана, – положил он свою огромную, раскалённую от текущей в жилах лавы ладонь парню на плечо.

К счастью, сейчас великан сдерживал этот жар покровом, так что Каю ничего не грозило. Однако обычно одним лишь жаром своего тела этот великан был способен сжечь практически всё в радиусе пары десятков метров, включая тела даже самых крепких Заклинателей. Поэтому недооценивать его не стоило.

– Так что я не считаю его шпионом Ниагалы. К тому же это именно с ним пришли те двое Великих Мастеров, спасших город и нас. Так неужели ты откажешь подобному мастеру?

Лидер эльфийского отряда не знал, что ответить. Ему сложно было поверить в слова Сжигателя Городов, однако сообщать это тому прямо в лицо он явно опасался. Вдобавок аристократа терзало сильное чувство ненависти к людям, по вине которых умерло много членов его семьи. Но в конечном счёте воин подавил эмоции и прислушался к голосу разума.

– Раз так говорите вы, то я не смею спорить, – вежливо ответил Священный Лорд. – Но поймите, в рядах альянса очень многие искренне ненавидят людей, поэтому всего лишь конечному Заклинателю будет слишком опасно к нам присоединяться. Разве что… те двое мастеров, о которых вы рассказывали, тоже встанут на нашу сторону. В ином случае я не могу гарантировать безопасность этому человеку, – продолжал говорить эльф, подсознательно обсуждая Кая, словно тот где-то далеко, а не прямо перед ним.

На это Сжигатель Городов уже ничего не мог сказать, поэтому просто посмотрел на Кая. Парень в ответ вздохнул и прошептал:

– Как хотите…

В тот же миг на всех присутствующих обрушилось безумно сильное давление, заставившее даже Сжигателя Города едва не упасть на колени.

– Всё-таки разбудили-и-и… – сонно потянулась появившаяся рядом с Каем Ашцилла, незаметно для всех, кроме самого парня, накрывшая великанов и эльфов пиковой Сферой Пространства. – Да. У меня есть пару разговоров к Киросу, так что я вам пока помогу. Этого доказательства моей силы достаточно?

Мгновеньем спустя давление исчезло, а присутствующие наконец смогли подняться.

–Д-да, Ве… Великий М-мастер, – дрожа и заикаясь, ответил вспотевший эльф.

Все здесь ощущали, что Ашцилла является всего лишь Священным Лордом третьего уровня. Однако её фактическая мощь значительно превосходила подобное развитие, поэтому многие сразу догадались, что это на самом деле её ступень поддельная.

В конечном счёте отряд эльфов, три десятка великанов и Кай с товарищами отправились в Иллион.

На самом деле Кай был бы не против окончательно покинуть этот мир, если бы не две вещи, вынуждающие его принять участие в чужой войне. Во-первых, он собирался отомстить Акио Зедолу – брату Тирвина, который чуть не убил его своим ядом. Во-вторых же, Кай желал напоследок встретиться и поговорить с ней…

С Энни, правду о которой Шакс ему уже поведал.


***

Посреди уничтоженного города расположился гигантский военный лагерь всех пяти основных рас континента. А центром же его оказалась высокая тёмная башня, на которой не осталось ни царапинки после той ужасной атаки Кироса. Собственно, внутри Врат Ойкумены сейчас и происходило Собрание Сильнейших, куда были допущены лишь избранные воины. И в самом центре в роскошных креслах расположилось лишь шестеро из них: король Таэля Уриил, Старкс, царица дорганов, владыка сильфов, гномий король и, конечно же, Ашцилла. Все они были Небесными Монархами.

Впрочем, по прибытии Ашциллу сперва не признали равной, поэтому девушке снова пришлось продемонстрировать свою мощь. На этот раз подавив не только окружающих Священных Лордов, но и сразу всех шестерых Небесных Монархов. Ей это удалось, хоть и пришлось потерпеть духовную боль. В итоге вампирша теперь восседала между Старксом и владыкой сильфов.

Что же касалось Кая, то он стоял рядом с креслом наставницы, как и личные ученики или дети остальных Небесных Монархов. Разве что возле Старкса находился только Лекс, а не его сын, погибший вместе с Удийном.

– Полагаю, пора начинать, – заговорил Уриил. – Пока Магистр Оникс не присоединился к нам, думаю, стоит обсудить общий план действий на ближайшее время.

– А где, собственно, Магистр Оникс? Разве информация о его ранении не была уловкой, чтобы ввести врага в заблуждение? – поинтересовался гномий король, Байрон Зачарователь Клинков.

– Верно. Но сейчас он проверяет кое-какие важные данные. И если повезёт, то сегодня мы наконец узнаем главную цель Кироса, помимо истребления наших рас.

– Это, конечно, очень важная информация, но меня всё же больше интересует, почему мы до сих пор не напали на людей с помощью Врат Ойкумены?! – рычащим голосом спросила Лайша, царица дорганов.

– Это невозможно, – вздохнув, покачал головой Уриил. – Над их континентом всё ещё находится барьер, установленный нашими далёкими предками. И сейчас для людей он больше не является клеткой. Они получили над ним контроль, и теперь используют для защиты. Раньше мы ещё могли переместиться туда, но теперь так не выйдет.

– А как же Врата Ойкумены? Это же творение Системы! Как их портал может помешать работе этого чуда? – удивился Байрон.

– Врата Ойкумены смогут туда пробиться, но для этого понадобится слишком много энергии. Поэтому даже всех наших запасов лазурных кристаллов не хватит, чтобы отправить туда хотя бы одного Небесного Монарха. Не говоря уже о целой армии с нами во главе.

– Так что же это выходит, мы можем сражаться с ними только здесь? – заговорил владыка сильфов, Цатрий Гард.

– По крайней мере, пока не выбьем их войска с наших земель, а затем не пробьём этот чёртов барьер, – скривилась дорганка, обладающая чертами львицы.

– Они продолжают продвигаться сюда, к Иллиону, – сказал эльфийский король. – Если они захватят Врата Ойкумены, то для нас это будет конец.

– Предлагаю спрятать их.

– Ты в своём уме, Байрон? – взглянул на гнома сильф. – У них есть собственный межмировой портал! С его помощью они легко найдут Врата Ойкумены, куда бы мы их ни переместили. Даже на дне океана.

– Цатрий прав, – кивнул Уриил. – Но что-то в этой идее есть… Почему бы нам не переместить Врата Ойкумены в Алран? Под защитой Непреодолимой Стены нам будет проще обороняться. Вдобавок так мы потратим возможность сменить местоположение Врат, из-за чего в течение следующей тысячи лет никто украсть их не сможет.

Присутствующие с изумлением взглянули на эльфийского короля. Таэль издревле владел Вратами Ойкумены, что было одной из причин, почему эльфы являются доминирующей расой на континенте. Однако сейчас Уриил предлагал переместить столь ценный объект на исконные земли великанов, что было едва ли не выстрелом себе же в ногу.

Вот только сам король прекрасно понимал, что глупая жадность может попросту сгубить его народ, поэтому был готов на жертвы. В любом случае эльфы до сих пор обладали мощнейшей армией и наследием, поэтому Уриил не сомневался, что сможет вернуть Врата Ойкумены через тысячу лет. Требовалось лишь выжить в этой войне.

В итоге остальные Небесные Монархи согласились, после чего их взор оказался направлен на Сжигателя Городов. Именно ему, как временному лидеру Республики Титран, предстояло дать своё согласие или отказ. И хотя выбор был не из лёгких, ведь перемещение Врат Ойкумены к ним несло как выгоду, так и опасность, пламенный великан в конечном счёте принял предложение эльфийского короля.

Следом прошло обсуждение более мелких, но всё ещё важных нюансов войны, после чего на собрание наконец прибыл Магистр Оникс. Самый старый житель Рейтгхема присел на единственное пустующее место, и осмотрел присутствующих.

– Как успехи? – поинтересовался Уриил.

– У меня получилось вскрыть те свитки. Так что это всё правда, Ваше Величество, – усмехнулся старик.

– Тогда прошу, поведай нам то, что узнал.

Магистр Оникс кивнул.

– Информации о древней войне наших рас против людей сохранилось чудовищно мало. Прошло около миллиона лет с тех пор, так что не удивительно, что практически никто уже не знает подробностей. Подавляющее большинство даже не знает причин её начала! – начал эльф издалека. – Впрочем, у самых древних аристократических родов всё же сохранились некоторые записи. Однако даже они не ведают всей правды.

– К чему это разглагольствование, старик?! – рыкнула нетерпеливая Лайша. – Давай сразу к делу! Что там собирается сделать этот чёртов Кирос?!

В ответ на это Оникс лишь осуждающе посмотрел на дорганку.

– Капельку терпения, пожалуйста… – поморщившись, сказал он. – В позапрошлой эпохе в этом мире властвовали альды – крупные шестирукие существа. Но в конце концов они сгинули в масштабном катаклизме, который сами же и породили. Потом сюда прибыли великаны вместе со своим Первопредком, а вслед за ними и все остальные наши расы. То было время бесконечных войн между нами. Но через некоторое время в Никриме внезапно появился Клан Ниагала. Это были первые люди. Они являлись частью прибывшей к нам из ближних миров таинственной Земли Бога Айве.

Старик вдруг поднялся, став в центр между креслами Небесных Монархов. Он не спешил продолжать рассказ, наслаждаясь появившимся удивлением и даже шоком на лицах многих присутствующих.

– О самой Земле Бога Айве нам, увы, практически ничего не известно, однако созданный ими Клан Ниагала обладал невероятным могуществом. Что уж говорить, если уже тогда у них было больше десятка Небесных Монархов, и даже пару пиковых. В конечном счёте люди стали моментально доминировать в Никриме, потеснив наши расы. Впрочем, тогда и мы были гораздо сильнее, чем сейчас, так что ещё могли посопротивляться. Но всё резко изменилось, когда Клан Ниагала стал вассалом страны, что в те времена косвенно или напрямую правила практически во всех трёх сотнях миров нашего региона Ойкумены. И называлась та страна… Божественная Империя Бельтейз.


Эпилог.


«Что это значит, старик? – слегка изумился Кай. – Ты знал это?»

"Нет конечно. Я знаю, что Бельтейз напрямую владела только двадцатью семью планетами. А сколько ей подчинялись через вот таких вот вассалов, мне неведомо. Но в любом случае я не мог знать обо всех событиях своей родины. Тем более, когда провёл последние тысячи лет своей нормальной жизни возле того куба на Саахе".

‘И ты совсем не понял это по косвенным признакам? – вмешалась в разговор Ашцилла. – Серьёзно?’

"Каким образом я должен был это понять? – раздражённо спросил Рун’Тан. – Раз прошло более миллиона лет с тех пор, как я впал в стазис, то за это время очень многие вещи изменились. Про Никрим я никогда не слышал. Про регион Мальтона тоже, ведь раньше он назывался регионом Бельтейз. И даже карта соседних миров ничего мне не напомнила, поскольку за миллион лет звёздные системы уже не раз кардинально поменяли своё местоположение. Тем более этот мир был только косвенно связан с моей родиной, поэтому чего-то напоминающего о ней я здесь так и не увидел. Так что, по-твоему, должно было помочь мне понять, что этот мир связан с Бельтейз, а девочка?".

‘Ладно, ладно. Успокойся, старикан. Не бухти. Я всего лишь спросила…’ – усмехнулась вампирша.

"Но так или иначе, раз мы уже так близко к Бельтейз, то это отличная возможность выполнить твоё системное задание, Кай, – добавил Рун’Тан. – А вдобавок, если найдём главный мир моей родины, то у нас появится шанс не только добыть мне отличное тело, но ещё и отыскать межмировой портал, способный отправить тебя на Сааху".

Кай и сам об этом догадывался, поэтому серьёзно кивнул и продолжил слушать рассказ Магистра Оникса.

– С тех пор Клан Ниагала обрёл ещё большую мощь, и наши предки в итоге оказались в рабских ошейниках. Лишь части великанов более-менее повезло избежать этой участи, благодаря Непреодолимой Стене, которая в те времена была гораздо прочнее, – эльф вернулся к своему креслу. – Так продолжалось очень долго. Наши расы находились в угнетении сотни тысяч лет. Естественно, происходили постоянные восстания, но люди легко их подавляли. Как минимум до тех пор, пока не наступили перемены. Неизвестно, что произошло, но империя Бельтейз пала. Все её жители стали массово вымирать, и это задело даже Никрим. Вся верхушка Клана Ниагала, которая и дала клятвы вассалитета, в один день попросту умерла. Это и дало нам шанс. Восстания стали разгораться с ещё большей силой, и люди уже не могли так легко справляться с нами. Ну а дальше, как понимаете, и произошла та самая война, по итогам которой мы выдворили людей на второй континент, который пострадал от масштабных битв сильнее всего и оказался едва пригоден для жизни, после чего заперли их там особым барьером. Ибо сил добивать остатки клана у наших предков тогда совсем не оставалось.

– Интересная история, эльф, – вклинилась Лайша. – Но как это относится к планам Кироса?

– Я наконец подошёл к этому, – хмыкнул Магистр Оникс. – Думаю, многие здесь знают легенду о Божественном Ковчеге.

В толпе разошлись шепотки удивлённых воинов.

– Удивительное место, где собрано невообразимое наследие с десятков тысяч миров, способное возвысить любого воина до уровня бога? – переспорил удивлённый король гномов. – Разве это не всего лишь глупая сказка?

– Раньше я тоже так думал, – вдруг заговорил Уриил. – Но теперь моё мнение изменилось. Божественный Ковчег существует. Точнее, столичная планета павшей империи Бельтейз – это и есть он.

– Именно так, – продолжил Магистр Оникс. – Миллион лет назад, когда Бельтейз по неизвестной причине оказалась уничтожена, последний её император перед смертью успел запечатать столичную планету своей империи. Он активировал тысячи невероятно могущественных защитных массивов, буквально отрезав тот мир от остальной Ойкумены. Но вечно существовать эта защита не могла. По нашей информации где-то через три месяца часть массивов отключится, и тогда на Бельтейз, как и называется тот мир, снова можно будет попасть. Туда хлынут воины со всего нашего региона, включая Кироса. Вот только в отличие от них, ниагальцы владеют так называемыми Ключами Желаний, которые способны открыть самую ценную сокровищницу – императорский дворец. Именно там и находится секрет становления богом. Собственно, это и есть цель Кироса – стать богом, а затем возродить Божественную Империю Бельтейз и захватить весь регион.

«Это правда?» – задумался Кай.

"Точно сказать не могу. Я ведь не знаю, что происходило в самой империи, когда сам был на Саахе, – ответил Рун’Тан. – Но что-то в этом есть. Вероятно, информация о закрытие столичной планеты является правдой. Там действительно было столько массивов, големов, искусственных духов и прочих защитных систем, что император на самом деле мог запереть весь мир, защитив от мародёров. Думаю, сейчас Бельтейз действительно можно назвать гигантской сокровищницей, если все свитки, артефакты, ресурсы и прочие ценности остались там. Однако что касается информации про секрет божественности, то здесь я ничего сказать не могу. Но чисто теоретически такое могло там остаться. Как минимум, божественные артефакты в немалом количестве, и даже с зарядами, там найдутся".

‘В любом случае у Кироса слишком посредственный талант и фундамент, чтобы стать богом, – вклинилась в разговор Ашцилла. – Но, полагаю, с таким наследием, какое можно найти в Бельтейзе, Кирос и его империя взаправду смогут усилиться настолько, что вряд ли кто-то в этих мирах сумеет им потом противостоять’.

– Откуда эта информация? – не мог не поинтересоваться Цатрий. – И что ещё за Ключи Желаний?

– Знание, что мир Бельтейз скоро откроется, действительно является большим секретом, которым владеют только могущественнейшие личности и организации нашего региона. Об этом никто не распространяется, но нам повезло найти записи воина, что ранее владел одним из Ключей, – вновь удивил всех старый эльф, продемонстрировав простое на вид копьё, которое на самом деле обладало псевдо-Божественным рангом и называлось Ключом Пятого Желания. – Слышали ли вы о Разрывающем Пустоту Анатросе?

– Древний сильф, странствующий по мирам нашего региона? – вспомнил Старкс.

– Старый предатель… – гневно процедил владыка сильфов.

– Анатрос был известен во многих соседних мирах, но родился именно в Никриме. Несколько сотен тысяч лет назад он был лучшим учеником Морской Обители, где и получил это копьё, внутри которого находился дух-Полубог. От него-то он и узнал о Бельтейзе. До своей смерти Анатрос постоянно искал других владельцев Ключей, чтобы отрыть Бельтейз раньше времени, и попутно делал много записей в свои свитки, благодаря которым мы и узнали то, что рассказали вам сегодня, – объяснил Магистр Оникс. – Ключами Желания можно отрыть императорский дворец Бельтейз, где по легенде лежит секрет божественности. Его там специально оставил последний император погибшей империи, дабы когда-нибудь появился достойный этого наследий воин. Именно последний император создал Обители. В свитках Анатроса не написано, откуда там взялись Ключи, но, вероятно, их туда переместил в момент гибели сам император, передав указ духам-Хранителям найти достойных воинов. За свою жизнь Анатрос узнал о существовании около двух десятков Обителей в различных мирах нашего региона. Увы, за столько лет многие из них были уничтожены, и к моменту смерти древнего воина их оставалось всего семь, три из которых находились в Никриме. Предполагаю, что последний император мог предугадать такой исход, поэтому вряд ли для открытия его дворца потребуются все Ключи Желаний.

– У вас ведь только один этот Ключ? – спросил король гномов.

– Да, – кивнул Уриил.

– А сколько у Кироса?

– Точно неизвестно. Но как минимум тоже один, – пожал плечами эльфийский монарх.

– Как-то складно всё выходит, – нахмурился Цатрий. – Никто так и не нашёл гробницу Анатроса, так откуда же у вас его записи и копьё? И откуда известно, что Кирос задумал именно это?

– Мы не будем раскрывать всю правду. Это государственная тайна нашего королевства, – резко ответил Магистр Оникс, попутно вспоминая того таинственного воина в маске, что неведомым образом появился после уничтожения Иллиона, передал копьё, свитки и информацию о Киросе, а затем таким же неведомым образом исчез.

– Тогда как мы можем вам верить? – рыкнула царица дорганов.

– И правда, – нахмурился Байрон, скрестив руки на груди. – Если вы не можете подтвердить свои слова, то нам будет слишком рискованно слепо в это верить. Вдруг Кирос на самом деле не планирует ничего такого? И если мы сейчас отправимся искать какой-то там мир, то он просто в один миг разобьёт все наши армии и окончательно захватит Никрим!

– Пожалуй, соглашусь с гномом, – кивнул владыка сильфов.

Недоверчивые взгляды упали на Уриила и Магистра Оникса. Их слова звучали слишком фантастически, чтобы так легко поверить в них. Многие даже подозревали, что это может быть какой-то уловкой эльфов.

Сами же длинноухие оказались в затруднительном положении. Они не могли даже подтвердить клятвой свои слова. Ведь для этого требовалось, чтобы информация была истинной, а в этом немного, но всё же сомневался даже сам Магистр Оникс. Всё же он получил всё словно на блюдечке от совершенно неизвестной личности, что было крайне подозрительно. А раз подтвердить абсолютную истинность этого эльфы не могли, то и дать соответствующую клятву Система им банально не позволит. Нельзя было подтвердить или опровергнуть подобным образом какую-то информацию, которую сам точно не знаешь. Иначе получалось бы, что Систему можно использовать для получения неизвестных знаний.

В конечном счёте, чем дольше молчал король Таэля и Магистр Оникс, тем сильнее становились сомненья лидеров остальных рас. Таким образом, только сформированный альянс нелюдей уже буквально трещал по швам. Даже завязался спор между эльфами и остальными расами.

– У Кироса точно есть один Ключ, – внезапно заговорил тот, от кого этого совершенно не ожидали.

Давящие взгляды почти сотни крайне могущественных мастеров скрестились на всего лишь Заклинателе, и тем более человеке. В подобной ситуации подавляющее большинство воинов никак не смогло бы сохранить спокойствие, однако Кай оказался исключением. Даже если бы рядом не было Ашциллы, холод на его лице всё равно никуда бы не делся. Парень абсолютно невозмутимо глядел на Небесных Монархов, словно был равен им.

– Ключ Четвёртого Желания, который хранился в Облачной Обители, пять лет назад получила дочь Кироса, – осознавая, что если альянс не придёт к единому решению, то противостоять Киросу будет невозможно, Кай решил сообщить правду. – И я могу подтвердить это клятвой.

Никто не произнёс ни слова. Все продолжали вопросительно смотреть на Кая, поэтому он сразу же произнёс слова клятвы, после чего все присутствующие получили уведомление об истинности его слов. Только после этого лидеры трёх рас успокоились, перестав спорить с эльфами.

– Три месяца, значит… – пробормотал Цатрий.

– Именно так, – кивнул Уриил. – Где-то через столько откроется мир Бельтейз. И Кирос планирует выдвинуться уже в ближайшее время.

– Тогда нужно поспешить! – выкрикнула Лайша.

– Погодите. На самом деле у нас есть преимущество. Портал Ниагалы может перенести Кироса только к одному ближайшему миру, а наши Врата Ойкумены имеют связь сразу с пятью. Из-за этого, чтобы добраться к Мальтону, откуда, согласно нашей информации, и можно будет скоро попасть в Бельтейз, Киросу понадобится сделать небольшой крюк. Но с учётом времени, которое затрачивается на перенос, он попадёт туда не раньше, чем через два месяца. У нас же с Вратами Ойкумены на это уйдёт всего полтора дня. Соответственно, у нас теперь есть время, которое мы можем потратить на подготовку к путешествию.

– Разве это не странно? – задумался Старкс. – Если Кирос уходит, то не ослабит ли это его армию?

– Кроме всех собравшихся здесь Небесных Монархов, на континенте есть ещё шестеро. Как минимум столько особо подвижных отметок огромного скопления энергии показывают наши артефакты, подключённые к Вратам Ойкумены, – сообщил Магистр Оникс. – Не знаю, откуда у Ниагалы столько мастеров подобного уровня, но факт остаётся фактом. Даже без самого Кироса одолеть людей нам будет крайне непросто. Из-за этого отправиться в Мальтон вслед за ним все вместе мы не сможем. Иначе наши войска банально не справятся с обороной. Поэтому нужно решить уже сейчас, кто идёт, а кто остаётся.

Обсуждение этого вопроса заняло несколько минут, и в итоге было решено, что из Небесных Монархов останутся только лидеры всех рас. А вот отправятся за Киросом Старкс, Магистр Оникс, Ашцилла и Тайрос – сын царицы дорганов, который тайно стал Небесным Монархом всего год назад, проведя прорыв в одном далёком мире. Со слов Лайши, он скоро вернётся в Никрим.

Ну и вдобавок, кроме Небесных Монархов, в кампании ещё будут участвовать Священные Лорды каждой расы, а также многие гении, необходимые для прохождения различных испытаний на Бельтейзе.

– Тогда два месяца мы потратим на подготовку и постараемся нанести как можно больше урона вражеской армии, – кивнул Уриил. – После чего часть из нас отправится в Мальтон. Все согласны? Предлагаю в последний раз проголосовать, – добавил он, подняв руку.

Следом постепенно поднялось ещё шесть.

– Отлично. Значит, всё решено, – встал король эльфов. – Мы обязательно должны помешать планам Кироса.

«А в идеале ещё и самим получить наследие Бельтейз…» – одновременно с этим подумал каждый из правителей.



Конец седьмой книги.



От Автора:


Что ж, вот и подошла к концу седьмая часть Небесного Трона. Она оказалась довольно своеобразной, уделяющей больше времени второстепенным персонажам, но, надеюсь, всё же вышла интересной. И если вам понравилось, то прошу поддержать книгу лайком и комментарием.

Восьмой том: https://author.today/reader/118773


Справка по миру Небесного Трона

Ступени развития.


Обычный смертный.
Обычным смертным называется человек (или представитель другой разумной расы), который никогда не ступал на путь развития. Такое существо не умеет управлять внутренней энергией.

Обычный смертный (человек) может жить до ста лет (если не учитывать состояние тела: болезни, травмы, плохую генетику…). Однако есть различные сложные способы продлить этот параметр до ста пятидесяти лет.


***

Закалка Тела.
Закалка Тела – это первая ступень развития. Её смысл заключается в том, что нужно поэтапно усилить (закалить) физическое тело. Для этого существу нужен особый талант, который позволит ему научиться чувствовать, а затем и контролировать собственную внутреннюю энергию, которая есть в каждом существе. Научившись контролировать Ки (внутренняя энергия), будущий воин должен научиться технике «Дыхание Силы».

Её суть заключается в том, что человек должен убрать заслонку из своей Ки, и научиться вдыхать внешнюю энергию (прану). Когда внешняя энергия попадает в лёгкие, то она будет сопротивляться и жечь. Нужно сопротивляться, давая время этой энергии осесть внутри лёгких, тем самым начав их закалку.

Следом за этим, когда этап Закалки Лёгких завершён, воину следует направить энергию в следующую часть тела, всё так же продолжая вдыхать её. Однако существуют различные способы закалять тело не по порядку уровней, а сразу всё, развивая тело равномерно и параллельно.

Полное прохождение ступени увеличивает все характеристики воина, в особенности такие параметры: мощь, скорость, выносливость и стойкость. Тело приобретает сверхчеловеческие качества.

Ступень Закалки Тела делится на следующие уровни:

Закалка Лёгких.

Закалка Сосудов.

Закалка Сердца.

Закалка Внутренних Органов.

Закалка Кожи.

Закалка Костей.

Закалка Мышц.

Системный статус: Смертный.


***

Закалка Разума.
Закалка Разума – ступень, во время прохождения которой воин усиливает части тела, связанные с ЦНС. Для достижения и преодоления требуется использовать «Зелье Спокойной Закалки» или его аналоги, так как просто насыщение энергией нужных участков может убить воина или сделать инвалидом. Нужно заранее укрепить их, используя алхимию. Также воин должен обладать средним уровнем контроля энергии, иначе его закалка затянется до самой смерти.

Полное прохождение ступени увеличивает все характеристики воина, в особенности такие параметры: ментал, энергия, скорость и мощь. Значительно усиливается умение контролировать собственное тело. Уровень реакции и рефлексов возрастает. Человек становиться способен эффективно реализовывать все 100% своих параметров. Ещё при вступлении на ступень обретается возможность выучить как трансформировать обычную энергию в энергию определённого элемента (для каждого вида, нужно обучаться заново). Но можно и раньше освоить трансформацию, если позволит параметр «ментал» и талант.

Делится на три уровня:

Закалка Сенсорных Органов.

Закалка Спинного Мозга.

Закалка Головного Мозга.

Системный статус: Смертный.


***

Закалка Души.
Закалка Души – ступень, во время прохождения которой воин приступает к усилению собственной души. Перед этим требуется закалить как тело, так и разум, иначе воин попросту не выдержит процесс прорыва. Для вхождения на ступень уровень контроля энергией должен быть выше среднего. Начать прорыв на эту ступень можно, как используя специальную технику медитации, так и обходясь без неё. Однако во втором случае воин никогда не сможет прорваться к следующей ступени. Делится на три уровня:

Открытие Акупунктурных Точек. Чтобы прорваться на этот уровень нужно за раз открыть не менее двухсот семидесяти акупунктурных точек и 45 узлов души. Каждые 6 точек связанны с отдельным узлом души. Всего точек 360, а узлов, соответственно, 60. Также существуют 120 скрытых акупунктурных точек, которым не нужны узлы. Открытие шестидесяти из них даёт умение Проявление Души (обычно присуще Заклинателям. Уникально у каждого существа), а ещё шестидесяти Полное Скрытие Ауры (обычно присуще Элементалистам). После достижения этого уровня максимальная продолжительность жизни воина возрастает до 150 лет.

Формирование Меридиан. От акупунктурных точек к узлам души создаются особые духовные каналы. Чем толще и длинней они выходят, тем качественнее является прорыв. Количество меридиан зависит от количества открытых узлов души. После достижения этого уровня максимальная продолжительность жизни воина возрастает до 200 лет.

Создание Источника. Вокруг души формируется особый сосуд, к которому присоединяются меридианы. После этого энергетическая система воина считается завершённой. Теперь он может поглощать/высвобождать энергию через акупунктурные точки, проводить её по меридианам и хранить в источнике. Ему больше не нужно «Дыхание Силы». От размера источника зависит дальнейший запас энергии. После достижения этого уровня максимальная продолжительность жизни воина возрастает до 250 лет.


Начиная с этой ступени может проводиться полноценная оценка фундамента, которая, помимо множества других, учитывает два основных параметра: возраст воина и размер его источника (не учитываются различные прибавки, как, например, расовая особенность эльфов, или способность Истинного Источника Холода Пустоты).

Оценка показывает, как далеко может пройти воин с таким фундаментом.

• 0 баллов (Ничтожество). Прорыв невозможен.

• 1 балл (Ничтожество). Прорыв невозможен.

• 2 балла (Ничтожество). Прорыв невозможен.

• 3 балла (Ничтожество). Прорыв невозможен.

• 4 балла (Посредственность). Прорыв возможен только на одну стадию.

• 5 баллов (Способный). Прорыв возможен только до пика ступени, или, если это воин Закалки Души, то он сможет стать Заклинателем.

• 6 баллов (Талант). Прорыв возможен. Предел: Элементалист.

• 7 баллов (Великий Талант). Прорыв возможен. Предел: Священный Лорд.

• 8 баллов (Гений). Прорыв возможен. Предел: Небесный Монарх.

• 9 баллов (Великий Гений). Прорыв возможен. Предел: первая ступень божественности.

• 10 баллов (Божественный Гений). Прорыв возможен. Предел: вторая ступень божественности.

Изначальная оценка зависит от самого первого прорыва: уровень Открытия Акупунктурных Точек. Если после этого фундамент будет иметь, например, оценку 8, то повысить это значение воин никогда не сможет. А все следующие прорывы ему нужно будет стараться не понизить