КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Свиток силы (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Свиток силы

Глава 1. Где герой находит приключения

Зайцы в наших краях порой встречаются особенные. Красноглазые, клыкастые, с капающей слюной и любят они не только травку. Ну, а как иначе? Ведь пасутся они на особых лугах, напитанных силой, мутируют и идут путем возвышения. А наш клан уже в свою очередь пасется на них, добывает необходимые ингредиенты. Часть используем сами, часть продаем в соседнем городе.

Завр махнул когтями, уклон вправо, меч отсекает его грабку. Заец с воем кидается на меня, смещаю центр тяжести на левую ногу, одновременно опуская меч вниз, и голова зверя отделяется от тела — чистая победа. Даже силой не пришлось воспользоваться. Выпрямился и резко крутанул меч, пара бусинок крови слетели с гудящей поверхности клинка.

— Пижон! — поморщился рядом мой приятель Шен.

Он скинул с себя заплечный мешок, вытащил разделочный набор и потянул за тесемку, распуская сверток. Перед ним развернулась черная полоса выделанной кожи, в пару локтей длиной, с нашитыми в три ряда кармашками. Здесь были заткнуты ножи разнообразной формы и пузырьки с эссенциями. Шен споро принялся за завра, который, как известно, не только ценный мех, но и несколько килограмм весьма не дешевых ингредиентов для алхимии.

— Тао, не спи! — кинул он мне один из коробков, по которым раскладывали потроха потерявших берега зайцев.

Шен беспокоился не зря, нужно было успеть быстро разобрать зверя. Клыки, уши, печень, селезенка — все обработать определенными эссенциями и сложить в охлаждающие контейнеры, иначе завр превратится в бесполезный кусок мяса. Встречаются еще кольца с пространственными карманами, где предметы помещаются в стазис — но чего нет, того нет. Шен смахнул со лба пот и облегченно выдохнул. Управились вовремя. Все, что намечали сегодня — успешно выполнили. Дальше уже не спеша распределили поклажу, Шен сложил свои инструменты.

— Тао, видел из Че-Женя приехали люди? — спросил он, потянувшись.

— Ну да, ну да, — покивал я, — это за чемпионами этого года, которые?

За неспешным разговором, мы двинулись в обратный путь.

— Конечно! Вот им везет, поедут в город, новые возможности, дорогая алхимия… — завистливо причмокнул он

— Хм, повяжут тебя контрактами за эту алхимию и сгнобят на миссиях. Ченя видел, в прошлом году вернулся? Все каналы силы пережжены, не понятно восстановится или нет, с культивацией теперь тоже затык, — вспомнил я парня, который был старше нас и отправился в Че-Жень со старшим кланом лет пять назад.

— Ну, а какие варианты?! — с жаром возмутился мой приятель, — в деревне зайцев гонять?

— Зайцы — это здесь, — из чувства противоречия возразил я, — можно и дальше к горам пойти, там силы больше, и звери более нажористые.

— Угу, — хмуро кивнул Шен, — вот на таких балбесах жирок и набирают.

Я беспечно пожал плечами:

— Ну, в этом году мы все равно до финала не дошли, да и стадии культивации до чемпионов не дотягивают.

Шен насупился:

— Ну и что, я приложу все силы, отточу рецепты и сделаю классную алхимию. С ней меня точно возьмут, алхимики везде нужны.

Я, соглашаясь, качнул головой, одновременно сканируя все вокруг малой техникой Восприятия. А то влетим в какую-нибудь слюнявую пасть с этим алхимиком. При удаче, повернувшейся пятой точкой, и заяц может подрать. Вот стыдоба то будет…

Но так то, Шен прав насчет Че-Женя, возможности он дает, иначе никто и не уходил бы со старшим кланом. А ему, как алхимику, этот вариант и вообще напрашивается. Вот мне, на стезе меча, все не так однозначно. Да, более дорогая алхимия срежет много углов на пути возвышения и ускорит прогресс, но учитель Чан говорит, что это только на первоначальной стадии, максимум до Земной, плюс вся алхимия дает свою побочку, что тянет за собой алхимию для очистки и так по кругу, только все дороже и дороже. Так что, да, толковые алхимики, всегда в цене…

Второй путь — через сражения и превозмогания, бросай вызов все более сильным противникам, одолевай их, возвышайся на выбранной стезе. И как правильно говорит Шен, схарчит тебя следующий зверь, с которым не рассчитаешь силенок.

А дальше к горам их действительно тьма, и сокровища любопытные встречаются. Вроде бы, там когда-то был большой клан, но что-то у них не заладилось, и больше там никого нет. Все быльем поросло.

Кстати о сокровищах:

— Шен, а ты не знаешь, что искатели притащили из последнего похода? Что в этом году собираются отправить в Че-Жень в приданное с чемпионами?

Мой приятель с подозрением посмотрел на меня:

— Тао, ты опять что-то задумал? Я в этих хохмах больше не участвую, теперь возьмусь за ум и буду штудировать алхимическую премудрость!

Я мысленно хмыкнул: «Ну-ну, мой алхимический, совсем не любопытный друг», — искоса на него глянул и коварно промолчал.

Какое-то время мы шли молча, я прислушивался к окружающим звукам, Шен сопел.

В итоге он не выдержал:

— Они напустили тумана, и держат язык за зубами. Обещают показать через пару дней, на празднике. Неужели ты собрался пробраться в сокровищницу?

Я ухмыльнулся:

— Заметь, не я это предложил! — и не дав Шену начать возмущаться, — И предлагаю тебе присоединиться, пока ты не припал к алхимической мудрости учителя Фэня!

Шен поморщился, у учителя Фэня был на редкость тяжелый и склочный характер, припадать к нему было сложно. Мой приятель явно в деле.

***

Над нашей деревней спустилась ночь, на улицах стали разгораться алхимические фонари. Вообще-то деревня Жемчужных Облаков вполне могла бы иметь статус небольшого города, но старейшины считали, что более практично оставаться деревней и не платить дополнительные налоги. Так что, Жемчужные Облака была расчерчена на десяток улиц, по ночам включалось освещение, а в центре был разбит достаточно большой парк. Здесь располагалось пара прудов, оранжерея с целебными травами, обустроены площадки для медитации.

Деревня именовалась по названию клана, то есть мы с Шеном были частью клана Жемчужные Облака, так же как и наши родители и несколько поколений почтенных предков. Жемчужные Облака был кланом культиваторов, и здесь все было подчинено идее возвышения на выбранном Пути. Поэтому, нас с Шеном очень интересовало, что за неведомое сокровище нашли поисковики, о котором уже ходили всевозможные слухи. Сокровищница так же находилась в тиши парка.

Площадка для медитации располагалась на берегу пруда, была отсыпана округлой, приятной на ощупь галькой. Я сидел на пятках, выровняв дыхание и закрыв глаза. Сила текла через тело, даря покой, единение с миром. Упражнение помогало в развитии меридианов, по которым циркулировала сила в теле практика, ну и вообще, упорядочивало мысли. Учитель рекомендовал не сачковать и выполнять его в моменты отдыха или ожидания, когда вокруг относительно спокойно. Я ждал Шена.

Вдруг, в лоб мне что-то прилетело, от неожиданности я подскочил и стал озираться, ругаясь вполголоса. На границе площадки стоял мой приятель и насвистывая, делал вид, что он здесь не при чем. Я тут же в отместку запустил в него серым, гладким камушком, но он ловко уклонился и ухмыльнувшись, посмотрел на меня. Алхимия, алхимией, но боевыми искусствами никто в клане не пренебрегал.

— Вот, ты гад, Шен! — прошипел я, потирая ушибленный лоб, — Нельзя так резко прерывать медитации!

— Я просто проверил, не спишь ли ты! — рассмеялся он, нисколько не раскаиваясь, — Да и, вообще, нашел время! — попенял он мне.

— Пока ты спишь, другой культиватор возвышается! — поднял я к верху палец, оставляя за собой последнее слово.

Шен пожал плечами, потому что такой аргумент не перебьешь, но вот не спать, пока, не получается.

Мы наметили место встречи здесь, так как на противоположном берегу был один интересный грот, тоже предназначенный для медитаций. Там внутри был устроен сад камней, который освещался в первой половине дня, а во второй погружался в сумрак, что все вместе создавало замечательный настрой для внутренней работы.

Но особенно интересным этот грот стал в прошлом месяце, когда нам с Шеном выпало наводить в нем порядок. В дальнем конце стена чуть осыпалась и за ней, мы с удивлением обнаружили пустоту. Любопытство, как уже понятно, никогда не было нам чуждо, так что, не сговариваясь, мы расширили полость и обнаружили проход, ведущий в темноту.

Если по правильному, то мы должны были еще на начальном этапе с максимальным ускорением рвануть за старшими. Но это же не наш путь! И два великих культиватора — Тао Ли, Меч грома и Шен Ян, Пилюля божественности, ступили под своды тьмы.

Ну, т. е. мы используя одну из малых техник, создали по светляку и не особенно таясь прошли по сухому, выложенному рыжим кирпичом коридору. В конце он заканчивался укрепленной дверью. Судя по направлению, и тому, что мы прошли шагов тридцать, над нами должна была быть сокровищница клана, а это один из секретных ходов к ней обустроенный на всякий случай.

Нашу беспечность, может несколько оправдать тот факт, что находились мы на территории клана, наводненного оголтелыми культиваторами и если тут и была раньше какая-то неведомая ерундовина, то она уже давно должна была быть приспособлена под нужды клана, либо выжжена мечем и алхимией. Тем более кирпич, явно был клановский и мы на ближайшем сразу заметили узнаваемое клеймо — облако и две жемчужины, что вместе было похоже на два глаза, которые осуждающе на нас смотрели.

— Тао Ли-и-и, Шен Я-я-я-н, мы знаем ваши мыслишки, даже не ду-у-майте! — как будто говорили они.

Но мы сделали вид, что смотрим в другую сторону, кивнули друг другу и стали аккуратно заделывать проход. Если есть дверь, то ее нужно открыть! Каждая закрытая дверь — это вызов каждому уважающему себя культиватору! Особенно, если это дверь сокровищницы! Пусть и сокровищницы твоего клана. На этой мысли мы, смущенно насвистывая, взяли грабли, метлы и покинули место уборки. Тайный ход опять был идеально скрыт и ждал своего часа.

И вот этот час настал. Наши надежды оправдались — рядом никого не было. Мы зажгли малые техники света и ступили в темноту грота. Дальше, аккуратно разобрали проход и дошли до тайной двери в сокровищницу. Здесь я стал подсвечивать Шену, а он ковырялся в своей сумке, готовясь к взлому.

По периметру двери, на равных расстояниях, были нанесены восемь символов алхимического алфавита. Они ровно светились в духовном зрении, запирая дверь лучше всяких замков. Шен разложил флаконы с алхимическими составами, взял кисточку и около каждого символа аккуратно нанес по еще одному дублирующему. В центре нарисовал символ неба, и точными росчерками соединил его с символами-дублерами.

Чуть помедлил, настраиваясь на предстоящее действо, затем сложил пальцами несколько фигур перетекающих одна в другую. Этим он активировал одну из своих алхимических техник. Насколько я разбираюсь в алхимии, она позволяет модулировать духовную энергию и отдавать вещественным предметам четко отмеренные кванты энергии.

Шен воспользовался этой техникой и отправил в центральный символ последовательность импульсов. Тот разгорелся, начал пульсировать, повторяя заданный ритм, вспыхнули росчерки линий. Запирающие символы мигнули, начали бледнеть и погасли совсем. Все замерло на мгновение, дальше раздался щелчок и дверь распахнулась, приглашая войти. Шен победно посмотрел на меня, наслаждаясь красивым решением.

Я без тени сарказма одобрительно поднял большой палец:

— Дружище, да это уровень! — Затем чуть оттер его плечом и шагнул в открывшийся проход. Здесь начиналась винтовая лестница ведущая наверх.

Шен беззлобно хмыкнул:

— Тао, ты не исправим! — собрал свою алхимию и направился вслед за мной.

Выщербленные ступени привели нас к еще одной двери. Справа от нее в кирпичной кладке инородно смотрелся булыжник, размером с ладонь. Я пожал плечами, а затем, надавил на камень. Дверь пришла в движение, мы оказались в сокровищнице клана и выдохнули в восхищении.

В помещении находились десятки высокоуровневых сокровищ, должных помочь при возвышении. Вот кинжал, который парил в воздухе над постаментом, вот какой-то жезл, вот над другим постаментом в воздухе завис переливающийся шар. Воздух звенел от напряжения и казалось был наполнен еле слышным шепотом.

— Тао, кажется, я слышу их! — потрясенно прошептал Шен.

Мы, ошалело вертя головами, начали обходить всю эту вкуснотищу, осторожно ступая, чтобы ненароком ничего не уронить. У одной из стен стояло несколько сундуков с золотыми монетами и украшениями, но интереса они особо не вызывали. Не на фоне духовных сокровищ.

Вдруг мой взгляд прикипел к одному из постаментов, над которым парил изъеденный временем свиток. Его голос выделился из остального хора и заглушил все другие голоса в моей голове. Перед глазами развернулись сцены сражений, где практики выкладывались на пределе сил.

Вот практик из видений победил зверя, который явно вел свой род от волков, поглотил духовное ядро и застыл. Вокруг него проявился обвивший его свиток, нижняя строка на артефакте разгорелась, вытянулась в тонкую линию и исчезла во вспышке. Практик дернулся, закричал и его охватило свечение перехода на следующую ступень.

Вот другой практик поразил еще более сильного зверя, на проявившемся свитке было видно, что пергамент пуст более, чем на треть, нижняя строчка так же прогорела и практик шагнул дальше по Пути возвышения.

Видения вереницей проносились перед моим взором, все ускоряясь и ускоряясь. В голове мрачно и торжественно звучал голос артефакта. Я непроизвольно сделал шаг, другой, в сторону постамента, протянул руку…

— Тао, нет! — крикнул Шен, бросаясь ко мне.

Но было уже поздно, моя рука коснулась свитка, он вспыхнул, и высвобожденная энергия артефакта перетекла на меня, облегая все тело иссини-белой сияющей пленкой, вспыхнула пламенем, задержалась на пару мгновений и исчезла, а свиток на постаменте рассыпался в пыль. В сокровищнице повисла тишина. Мы с Шеном в полном обалдении уставились друг на друга.

Глава 2. Где герой взрослеет и этому не рад

Я настороженно выглянул из грота, вокруг никого. Взвалил на спину своего приятеля и потащил к ближайшей скамейке. Его ноги безвольно волочились по гальке, в сумке чуть слышно звякали алхимические склянки. Да, не удобненько получилось.

Поднялись по берегу пруда, вышли на аллею, вот и скамейка. Над ней, чуть мерцая, светился парковый фонарь, в темноте раздавалось пение сверчков. Я аккуратно пристроил Шена на скамейку, его голова тут же запрокинулась назад.

Я вздохнул. Эх… Ладно некогда сидеть. Порылся в сумке, где же, ага, зеленый иероглиф сна. Приоткрыл Шену рот, придержал его за затылок и по чуть-чуть влил сонное зелье. Сработал рефлекс, тело бессознательно сглотнуло.

Порядок, теперь до утра точно проспит. Я подхватил приятеля, закинул его руку себе на плечо и потащил к нему домой. Придется сказать, что Шен перебрал, скандал-скандал.

***

Когда свиток впитался, я понял, что знаю теперь еще одну технику меча, а так же, что жажду сражений и, что артефакт поможет мне на пути возвышения. Он глухо заворочался где-то на границе сознания и пришло подспудное знание, что время ограничено, меня буквально гнало вперед. Либо я буду успевать набирать энергию и проходить ступени возвышения, либо…

Артефакт сожжет меня изнутри. И опять прикинется, где-нибудь, рванным свитком в ожидании очередного простофили. А пока он рассчитывал отлично повеселиться. Мда, повеселиться за мой счет… Оставаться в деревне нельзя, если я не успею с возвышением… В этот момент артефакт недовольно заворчал на такие упаднические мысли.

В общем тот путь возвышения, который никто обычно не рассматривает всерьез, теперь он мой. Нужно направляться в сторону предгорий и видимо сложить голову в пасти оголодавших зверей. Возвышение через битву — прямо не верится.

Но, правда, какое-то предвкушение и дикое веселье ощущается. Я осторожно прислушался к себе, как будто режется зуб, а ты его трогаешь языком. Интересно, это мои мысли или артефакта? Хм, мои, мои — говоришь? Иначе не выбрал бы меня?

Эх, плакал Че-Жень, вся эта алхимия обещанная старшим кланом… Шену говорить нельзя, я посмотрел на приятеля, он все еще пораженно пялился на рассыпавшийся артефакт. Он точно решит отправиться со мной и загубит и свою жизнь тоже.

Решение сложилось неожиданно, и я точным ударом вырубил Шена. Он успел только обижено бросить на меня взгляд, и его глаза закатились. Так, выношу, опаиваю сонным зельем, инсценирую ограбление сокровищницы и сбегаю в предгорья. Надеюсь предки меня простят, ибо скоро я сними встречусь.

Физиономия моя скривилась, я как будто откусил чего-то жутко кислого. Но руки споро накидали в сумку золотых безделушек из ближайшего сундука. Дальше, не теряя времени, я подхватил Шена и мы двинулись из сокровищницы.

***

— Тао, мелкий ты бездельник! Что с Шеном, что с моим сыном! — женщина в белом кимоно, начала переходить на ультразвук, и ее обычно красивые черты лица обезобразились яростью.

— Ри Ян, п-п-простите этого м-м-елкого Тао, мы, — я задумался и икнул, имитируя опьянение, — мы немного попробовали это чудесное вишневое вино, и, ик, немного увлеклись!

Я покачнулся, меня повело и Шен начал сползать с моего плеча. Ри Ян с криком кинулась к нему и оттолкнула меня в сторону.

— Я так этого не оставлю, поговорю с твоими родителями и со старейшинами тоже! Это из-за тебя Шен не может подготовиться к соревнованиям!

Ее голос опять начал набирать высоту и, подкрепляя свои слова, она топнула ногой. От этой фурии, которая по совместительству была мамой Шена, рванули концентрические круги силы, заворачиваясь белыми бурунами. Меня кубарем выкатило из дома, прорвав стену из тонкой рисовой бумаги.

— И за это ты мне тоже заплатишь! — рявкнуло изнутри и обрывки бумаги затрепетали по краям дыры, в которой угадывались очертания моего тела.

Я поднялся, в голове немного шумело. Встряхнулся и порысил в сторону дома. Ну, доброе дело сделано, Шена маме на руки передал. Правда, перед этим по голове дал, но это так, мелочи, живее будет.

Теперь в темпе домой, собрать припасы и успеть улизнуть из деревни. У нас конечно тишь, да гладь, но когда-то то сокровищницу должны будут проверить, и Шен к утру уже должен очухаться.

Во тьму, во тьму к клыкастым харям и горящим глазам. Все как я люблю. Артефакт одобрительно закивал на краю сознания.

К дому я подходил с опаской. Без припасов и оружия поход был бессмысленной затеей, но что сказать матери, если на нее наткнусь, я не знал. После происшествия в сокровищнице, я воспринимал предыдущие события несколько в ином ключе. Идея пробраться туда была откровенно идиотской, правильный настрой был у Шена, который рассуждал о планах на жизнь, о развитии на стезе алхимии. Но и его я тоже втянул… Мда.

Оставаться в деревне я не мог, так как при неудаче с возвышением, разрушения, которые предрекал артефакт, выглядели просто катастрофическими. А близкие мне дороги и пойти на такой риск я не мог. В глазу предательски защипало, наверное попала какая-то соринка. Я шмыгнул носом, смахнул ее рукавом и вышел к дому со стороны сада.

Наш участок был отделен символической живой изгородью из кустарников. Сад и несколько отдельных строений: кухня, кладовка, которая, по совместительству, оружейка, дом родителей и, чуть меньше, строение, где обретался я.

Черные двухскатные крыши с загнутыми краями, белые стены. Я перемахнул полосу кустарников и, стараясь не шуметь рванул к себе.

— Фух, вроде пронесло, никто не выглянул, — я мысленно вытер со лба воображаемый пот.

Быстро переоделся в походный костюм. Темно зеленый, мало заметный на фоне растительности в лесу. Штаны, куртка. Все плотно подогнано по фигуре, чтобы меньше цепляться за ветки и кусты. Удобная обувь до середины голени. Крест накрест перевязь, за спину ножны с мечом, спереди на перевязь флаконы с зельями — восстановление, заживление, ускорение. Дальше несколько пузырьков с ядами, которые можно разбить о землю и чуть сбить напор врага. Кинжал в серых ножнах из шкуры змеи. Закинул сменной одежды, походной мелочовки в мешок, забросил на плечо и вышел наружу. Так, теперь кухня, взять съестного на пару дней.

— Тао! — окликнул меня голос мамы.

Я замер и покрылся холодным потом. Мысленно заметался, пытаясь решить, что делать. Затем, изо всех сил контролируя себя, спокойно, развернулся, стараясь сохранять невозмутимость.

— Да, мам!

Она стояла в трех шагах от меня, в домашнем кимоно. Вышитые цапли раскланивались на желтом фоне. Среднего роста, черные волосы, зеленые, немного заспанные глаза.

— Что-то случилось? Ты как на войну собрался, — спросила она и безмятежно окинула меня взглядом.

Она у меня, вообще, редко волнуется, культиваторам пятой ступени вредно волноваться, иначе все вокруг начинает рушиться.

— Ха-ха, на войну, — выдавил я не натуральный смешок, — Просто, ээ-м, я тут… — Я запнулся в затруднении, что сказать. На ум почему-то пришел учитель и, я уже продолжил, валя все на него, — Учитель Чан выдал мне задание, которое поможет с возвышением. Я решил выбрать путь битвы и не связываться с Че-Женем. Все произошло немного сумбурно, не хотел вас с папой будить.

Я буквально на секунду отвел глаза и вскинулся, ощутив порыв воздуха. Мама очутилась рядом и взъерошила мои волосы:

— Ах, Тао, я верила, что ты возьмешься за ум и оставишь свои детские проделки.

На слове «проделки» я вспомнил рассыпавшийся артефакт, вырубленного Шена, и краска залила мои щеки.

— Ты так мило смущаешься, — она тихо рассмеялась и провела по моей щеке. Затем встряхнула головой и посерьезневшим голосом добавила, — Ох, хватит, я так никогда тебя не отпущу, а учитель Чан не любит ждать.

Она решительно направилась в сторону кухни.

— Эээ… — Я немного заторможено проводил ее взглядом.

— Тао, время не ждет! — твердо окликнула меня мама, — Пойдем, я соберу тебя в дорогу!

От дома родителей послышался шорох отодвигаемой панели и появилась взъерошенная фигура моего отца. Он хмуро обвел взглядом нашу натурную композицию и, немного хриплым голосом, вопросил:

— Что за шум, а драки нет? — затем вопросительно посмотрел на маму.

— Ах, Чень, наш мальчик вырос и определился с дальнейшим путем! — она радостно улыбнулась ему, — Он решил пойти по нашим стопам!

Папа, изогнул бровь и новым взглядом посмотрел на меня. Лицо его резко избавилось от остатков сна.

— Эээ, учитель Чан, задание… — промямлил я свою легенду.

Порыв воздуха, рывок. Взметнулись синие одежды, плеснулся вышитый на них здоровенный карп. Отец оказался рядом со мной:

— Молодец сын, это сложный выбор, но только так ты сможешь раскрыть весь свой потенциал! — он одобрительно хлопнул меня по плечу, на мгновенье сжал в своих медвежьих объятьях. Мои кости слышимо хрустнули. Затем отстранился, все еще держа за плечи и изучающе обвел взглядом, — Собрался правильно, все по делу.

Затем развернулся в сторону кухни и потащил меня за собой:

— Собрать еды и в дорогу, учитель Чан не любит ждать!

Мама хихикнула, папа удивленно посмотрел на нее, потом что-то поняв хмыкнул:

— Повторяемся про учителя, да? Но против правды не попрешь, учитель Чан он такой… — Отец рефлекторно потянул руку куда-то пониже спины, но в последний момент отдернул.

***

Мы попрощались у калитки. Родители произнесли последние наставления, обняли на прощание, и я пошел. Пошел в сторону ворот. Это прямо по улице, дальше два поворота и выход из деревни. В конце улицы я не выдержал и обернулся.

Родители, обнявшись, все так же стояли на пороге. Мама в этом момент промокнула глаза белым платочком, папа поднял в прощании руку. Может быть я вижу их в последний раз… У меня перехватило дыхание от нахлынувших чувств, я резко отвернулся и ускорил шаг. Скрылся за поворотом почти бегом.

Ветер шумел в деревьях высаженных вдоль улицы. Алхимические фонари разгоняли темноту. Свет тускло отражался отблесками в мощении под ногами. Ниже по улице, где дорога делала поворот, раскинулся огромный дуб. Он довлел над домами, приковывая к себе взгляд. Рядом с ним была установлена скамейка и очередной фонарь. Ветви покачивались, рождая на земле причудливые тени.

Мне показалось, что там кто-то сидит. Я спорым шагом преодолел расстояние до скамейки.

Небольшого роста, полностью лысый, с жидкой седой бородкой, черное кимоно. Узловатые пальцы сплелись на деревянной палке, сверху лежал подбородок, а прямо в меня упирался насмешливый взгляд учителя Чана.

— Тао, мальчик мой! — окликнул он меня.

— Доброй вам ночи, учитель, — я поприветствовал его уважительным поклоном.

Удивляться этой ночью я уже устал и воспринял появление учителя, как данность.

Он оглядел меня и в изумлении произнес:

— Я вижу ты куда-то собрался, неужели решил сбежать от своего старого, больного учителя?

Я замотал головой, выставив в отрицании ладони:

— Нет, что вы, учитель! Наоборот, я много думал, — тут он в сомнении хмыкнул, но я продолжал выкручиваться, со страшной силой, — И решил прислушаться к вашим словам. Для меня есть только один путь — через битву, и я буду следовать ему неукоснительно!

— Что ж, — учитель в задумчивости пропустил свою куцую бородку меж пальцев. — Лучше поздно, чем никогда! Но помни, ты должен всегда испытывать свои пределы, продвигаясь по этому пути! Я научил тебя всему, что мог и теперь все зависит только от тебя.

Он придирчиво обвел меня взглядом:

— Так, собрался правильно, — произнес негромко, больше для себя, — Хм, родители в путь собирали? — поднял на меня глаза.

— От вас ничего не скроешь, учитель, — смущенно пожал я плечами.

— Ну-да, ну-да, — он усмехнулся. — Ну, что ж, задание от меня теперь действительно получено!

Я вздрогнул: «Неужели подслушивал, старый хрен?! Эээ, а про артефакт он тоже знает?!» — вильнул я глазами в панике.

— Пусть дух твой будет крепок на выбранном пути! — он задумчиво пожевал губами, — Это тебе понадобится… — и замолчал о чем-то задумавшись.

Молчание затянулось. Я поднял на него взгляд и недоуменно заметил, что учитель заснул:

— Эээ…, — протянул я.

Затем спохватившись начал продвигаться к повороту, чтобы воспользоваться моментом и по-тихому убраться.

Учитель Чан резко открыл глаза и рявкнул:

— И ниже седьмой ступени возвышения не возвращайся! Иначе надеру твою тощую задницу!

Я аж подпрыгнул от неожиданности, едва не дав деру! Кажется у меня даже появилась первая седая волосинка.

Потом я осознал смысл его слов и помрачнел: «Седьмая ступень — это же какие-то заоблачные дали! Ох-хо-хо, а учитель Чан слов на ветер не бросает…» Задница заранее заныла. Артефакт, заворочался, предвкушающее заухал, засмеялся. «Обложили, гады!» — с тоской подумал я.

— Ну, все, Тао, ступай! Время не ждет! — уже нормальным голосом напутствовал меня учитель.

«Он прям как родители! Или родители, как он?», — запутался я.

— Скажешь страже, что у тебя личное задание. Они тебя пропустят. А мне уже давно пара на боковую. Эх, старость, не радость… — закончил учитель, поднялся со скамейки и, нарочито покряхтывая, удалился в темноту.

Но я на его слова не купился. Учитель Чан еще всех нас переживет!

Некоторое время было слышно, как стучит его палка по камням, потом все стихло. Еще я с удивлением понял, что у меня теперь действительно задание, и я могу просто предъявить его страже и пройти.

«Кстати, а до этого момента, как бы я покинул деревню?» — я задумался, — «Эмм, а ведь никак… Меня бы просто завернули домой, стал бы настаивать — скрутили и начали разбираться в чем причина».

Я почувствовал, что краснею, уже второй раз за ночь. План изначально был полное дерьмо! И вообще, что это сейчас было?!

***

Я вывалился на площадь перед воротами. Из-за облаков выглянула луна и залила все своим мягким светом. Пустое пространство окруженное домами. Когда приезжают торговцы, здесь все заполнено рядами и кипит базар.

В отдалении высилась стена, отделяющая деревню от зверей. Где-то вдалеке завыла одна из тварей. Я поежился. Что ж, меня ждут! Это приятно…

Вокруг ни души, добрые односельчане уже давно спят. Я пересек площадь и подошел к воротам.

В высоту они были где-то в два человеческих роста. Массивные, красного цвета створки сделаны из дерева, окованы по краям металлом. Вдоль стены в обе стороны расходилась цепочка фонарей, сверху вышагивала стража.

Я в затруднении остановился, вертя головой, затем произнес:

— Эй! — и чуть громче — Эй!

Рядом в караулке открылась дверь и показалась заспанная недовольная физиономия:

— Чего орешь?

Стражника я узнал. Это был вечно всем недовольный тип, который гонял нас с Шеном в детстве. В итоге мы над ним решили подшутить, набрали в пруду полную корзину лягушек и высыпали все это хозяйство ему на порог.

Проблема была в том, что он нас застукал, погнался и на одной из жаб навернулся. Земноводные были скользкими и на одной из тварюшек он эпически поскользнулся, с размахиванием руками, руганью, запрокидыванием ног выше головы…

Он треснулся о камень головой и неподвижно застыл. Мы с ужасом уставились на кровь, которая растекалась по земле. Вихрем помчались за лекарем, кляня себя на чем свет стоит.

В итоге у пострадавшего все обошлось — просто большая шишка и ссадина. Ух, как нам всыпали… По первое число.

Но самое плохое, что при выполнении своих акробатических упражнений он прорвал штаны, не заметил и от лекаря продефилировал, сверкая голой задницей в прорехе.

Звали стражника Фэнь, но за глаза — Задница. Он очень переживал из-за этого и винил во всем меня из-за той шутки с жабами. Но я думаю, что дело все же было в его характере.

— Мелкий засранец?! — узнал меня стражник, почему-то заозирался вокруг, потом разозлился, стиснул зубы и прошипел, — Ты что здесь делаешь?!

— Доброй ночи, Задница! — склонился я в поклоне младшего старшему. Некоторые отношения больше чем есть — не испортишь…

— Да, ты! Да, я!.. — стражник судорожно задергал притороченный к поясу меч, от волнения запутался в одеждах. Он вдохнул воздуха, подбирая слова.

— Что там такое Фэнь?! — окликнул его со стены холодный голос.

Фэнь, поперхнулся заготовленной тирадой, закашлялся, побагровел и в итоге просипел в ответ:

— Здесь один мелкий пацан бузит!

Сверху проскрипели ступени и, вслед за этим, вниз спрыгнул второй стражник. Судя по лентам на перевязи, старший стражи.

Он внимательно на меня посмотрел и задумчиво произнес:

— Ну, положим, не такой и мелкий.

— Доброй ночи, — уважительно поприветствовал я его.

Старший стражник небрежно кивнул и нейтрально произнес:

— Если ты не назовешь веской причины, по которой ты здесь находишься, то тебя ожидают серьезные последствия.

Я еще раз уважительно склонился:

— Этот младший просит прощения, но у него личное задание от учителя, которое гонит его за ворота!

Старший поморщился и в голосе прорезалось раздражение:

— А до утра нельзя было подождать? Так, парень, пока я добрый, разворачивайся и исчезни с глаз моих.

Фэнь злорадно заухмылялся.

Я сокрушенно вздохнул, развернулся и грустно, но очень отчетливо произнес в пространство:

— Что ж, придется вернуться к учителю Чану и сказать, что его слов теперь уже не достаточно, чтобы отправить ученика на миссию в любое время суток. Надеюсь он не будет сильно волноваться. Эх… — я обреченно покачал головой и сделал шаг в сторону площади.

Меня тут же окликнули голосом Старшего стражи:

— Стой, не торопись! Э, учитель Чан, говоришь?! В чем твоя миссия?!

Я развернулся. Старший стражник растерял свою невозмутимость и выглядел взволнованным. Стало заметно, что не так уж на много он меня и старше. Рядом стоящий Фэнь побледнел и вцепился в рукоять меча.

Я полюбовался на выражения их лиц и, сохраняя смущенное выражение физиономии, произнес:

— Единственное, что могу раскрыть, что мне нужно очутиться по другую сторону стены. Остальное учитель рассказывать не велел.

— Да, он вруль, не верьте ему! — нервно произнес Фэнь, облизнув губы.

Старший пожал плечами:

— Тогда он сам будет разбираться с Чаном. Тоже в этом хочешь поучаствовать? — с любопытством скосил он глаза на Фэня.

— Э-э-э, нет, нет! — тот замахал руками.

— Тогда, так, — продолжил Старший стражи обращаясь ко мне, — ворота открывать не будем, скинем веревку со стены, спустишься, а дальше сам. Устраивает?

Я опять уважительно склонился:

— Этот младший благодарит вас за доброту! Вы спасли его от гнева учителя!

Старший поморщился:

— Почему у меня ощущения, что надо мной издеваются?

Я решил, оставить этот вопрос без ответа. Старший стражи повернулся и махнул рукой, зовя за собой.

Фэнь в порыве рвения тоже дернулся, но был остановлен:

— Фэнь, не суетись, тебе следующую стражу стоять, пока отдыхай.

Мы споро поднялись по переходам на вершину стены. Здесь лежала уложенная в бухту веревка. Толстая с навязанными для удобства узлами, на вид способная выдержать несколько человек одновременно.

Старший подозвал другого стражника, и они вдвоем начали стравливать веревку за стену. Один конец уже заранее был закреплен на стене. Очевидно, что это достаточно рутинный и отработанный вариант спуска. Не иначе, как препирательство у стены, просто следствие плохого настроения Старшего.

Я в последний раз обернулся в сторону своей родной деревни, которую покидаю неизвестно на сколько, возможно навсегда.

Наше селение сверху было видно, как на ладони. Огоньки фонарей расчерчивали кварталы, ложась в красивые узоры. Луна скрылась за облаками, в просветах мерцали искорки звезд. От селения исходила аура спокойствия, оно тихо светилось как драгоценность, как Жемчужные облака. Остро почувствовал, что не ценил, того что имел.

— Готово, — буркнул стражник.

Я схватился за веревку и ловко перебирая руками, сбежал по стене. Снизу махнул на прощание рукой, особо не надеясь, что меня заметят. Но стражники, на удивление, махнули в ответ. Веревка рывками поползла наверх. Я шагнул вперед и растворился среди ночного леса.

Глава 3. Где герой следует плану, но жизнь вносит свои коррективы

Свобода! Я несся по ночному лесу, развернув восприятие во всю ширь. Огибал ветки, перепрыгивал ямы, с брызгами взрезал ручейки. Кровь бурлила и требовала действий. Мой путь лежал в предгорья, чуть в стороне, где обычно ходили наши поисковики. Сокровища ушедших кланов мне были без надобности, основная цель найти достойных противников для сражений, желательно по силам.

***

Я бежал уже достаточно долго. Эйфория ушла, остался темный стылый лес, влага пробралась за шиворот. Вдруг вспомнилось, что я уже полночи мечусь и хорошо бы и выдохнуть. Битвы, битвами но хорошо бы и поспать.

Луна высветила в кронах деревьев подходящее сплетение веток, я взлетел наверх и осмотрелся. Что ж, вроде подходит. Расстелил спальник, понадеялся на чуткость сна и сладко заснул. День прошел плодотворно, начудил знатно, можно и поспать. Все равно ничего не изменишь.

***

Луч солнца пробился сквозь листву и уперся мне прямо в глаз. Ветер шелестел в листьях. Птички чирикали о своем. Я окончательно проснулся. Потянулся, беззвучно зевнул, прислушался. Только ауры мелких существ, ничего подозрительного.

Спрыгнул на землю, покрутил головой. Мелкий подлесок, достаточно ровно и мало травы. Отлично подходит для разминочного комплекса. Разогрелся, повторил связки ударов, прокрутил в голове возможные сценарии боя.

— Фух, — вытер испарину со лба и убрал за спину меч. К новому дню готов. — Ну, теперь завтракать!

Я с воодушевлением потер руки, подпрыгнул, схватился за ветку, крутанулся, перепрыгнул на уровень выше, оттолкнулся, перелетел на другую ветку и пробежался до нужного мне сплетения ветвей, где был мой лагерь. Здесь с удобством расположился и захрустел снедью.

— Так, и где я нахожуся же?.. — задумчиво протянул я и уставился в расстеленную на коленях карту, не забывая активно пережевывать. — Ага! Да, нет…

Я повернулся влево, вправо, в надежде зацепится за какие-то ориентиры. Пожал плечами, признавая, что потерялся. Но что это меняет? Ни-че-го. Вдалеке виднеются горы, просто идти куда-то в ту сторону и приключения меня найдут.

Оживившийся артефакт выразил свое одобрение. Я поперхнулся сухим хлебцем — пока еще не привык, что в духовном плане у меня теперь появился сосед.

А вот если бы я с девушкой был? Я задумался, перспектива не вдохновляла. Советующий в самый ответственный момент артефакт не вдохновлял. Я вспомнил Ию, ее сияющие глаза, смех… В груди разлилось томление. Артефакт выглянул из-за плеча и одобряюще закивал.

— Так! Нет! — я вскипел, потом вдохнул, задержал воздух и с шипением выдохнул, принудительно успокаиваясь.

Попал, так попал. Значит быстрее пройду все ступени. Я же специально сбежал из деревни, чтобы никого не подвергать опасности. Помотал головой, отгоняя не нужные мысли. Собрался, пристроил мешок, спрыгнул вниз.

Развернул следящую сеть и трусцой отправился в сторону гор. Земля летела под ногами, мелкие кустарники подлеска сменялись папоротником. Небольшие овраги и ручейки переходили в возвышенности. Постепенно стали ощущаться существа более крупные, типа давнишних зайцев, на которых мы охотились с Шеном.

Видимо земли клана, закончились, и я бежал уже по более диким. Но промышленная добыча ингредиентов меня сейчас не интересовала, да и раньше не интересовала, положа руку на сердце. Поэтому, я либо менял маршрут, либо звери с большей чувствительностью сами уходили с моего пути. Мне нужен был кто-то более опасный, геноцидить зайцев было бессмысленно.

Уже какое-то длительное время я бежал в тишине. Нет, птицы все так же чирикали и периодически мелькали где-то сверху, но в ментальном плане округа опустела. День давно перевалил за половину. Я уже делал привал, опять пытался привязаться к местности по карте, но стало окончательно ясно, что вокруг неисследованные земли. И даже, если бы я повернул обратно, то не факт, что смог бы выйти к Жемчужным облакам.

Поднимался к вершинам деревьев, чтобы осмотреться, но горы, как заколдованные, все так же возвышались в дали и, казалось, что расстояние до них совсем не изменилось. Вокруг, на сколько хватало глаз, простиралось зеленое, шелестящее море крон.

Я моргнул, по возможности убирая все мысли, сосредоточился на дыхании. Не знаю как с битвами, а в беге я точно достигну мастерства. Обогнул очередной куст и вывалился на поляну.

От внезапно навалившегося ощущения чужой ярости и жажды крови меня буквально прижало к земле, я споткнулся и ушел в перекат. Это меня и спасло. Что-то огромное метнулось в ту сторону, где я был до этого.

Я вскочил, выхватил меч и пригляделся к противнику. В два человеческих роста, горящие красные глаза, когти отливающие стальным блеском. Тварь открыла пасть, обнажая клыки в ладонь длиной и в бешенстве зарычала. Длинные обвислые уши и косые глаза — в монстре с трудом прослеживалось родство с обычным зайцем.

— Ну, что, Тао, — пробормотал я себе под нос, начиная готовить полученную от артефакта технику, — Похоже папа всех зайцев пришел разобраться, кто обижает его пушистиков.

Энергия зациркулировала по меридианам, сгущаясь и завихряясь вслед за движениями. Одна рука пошла к низу, другая к верху, тело чуть склоняем, нога в колене. Энергия закручивалась в водоворот, в голове один за другим зажигались шаги, нужные, чтобы спустить технику с поводка. Меч стал наливаться белым свечением переходящим в синеву. Я взмыл в прыжке, замахнувшись клинком.

Но завр не стал покорно дожидаться своей судьбы. Он поднялся на задние лапы, став еще больше, и топнул. Земля содрогнулась, от точки приложения силы стала расходиться красная волна.

Я рубанул мечом и как будто с разбега влетел в стену. Моя техника со слышимым звоном рассыпалась осколками, но и красная волна раскололась и исчезла. Я грохнулся мешком на землю, почувствовал, что кровь горячей струйкой полилась из носа.

Провел рукавом и исподлобья посмотрел на монстра. Силен бродяга. С наскока не взять, только убиться об такого монстра.

Завр смолк и склонил свою огромную башку. Уши всколыхнулись и опять улеглись. Морда зайца несла шрамы от старых схваток. Одно ухо было порвано и он чуть припадал на левую лапу. Новая атака энергией не пошла вслед за первой, видно монстр не может проводить ее мгновенно и нужна определенная подготовка. Возможно, у меня получится на этом сыграть.

Я подхватил меч и понесся на врага, приближаясь по ломанной траектории. Попробую подобраться на обычный удар меча. Заяц прыгнул через меня на другой конец поляны, я взвился и полоснул его мечом по брюху.

Вблизи было видно, что он покрыт серой свалявшейся шерстью, настолько плотной, что она выполняла роль доспехов. Меч чиркнул со звоном, на мгновение проявился слой красной энергии, добавлявший защиты монстру.

Заяц приземлился невредимым, тотчас повернулся и топнул о землю, вызывая новую волну своей техники. Красная энергия понеслась в мою сторону. Я вовремя активировал быстрый шаг и сместился с направления удара.

Похоже в скорости я, как минимум, ему не уступаю, постараюсь растрепать его атаками и уходами. Дождусь пока восстановится техника меча, полученная от артефакта, и после очередной красной волны опять выполню на нем. Чем не план.

Перехватил меч и опять побежал на противника. Заяц склонил голову, наблюдая за мной, потом, неожиданно, ускорился на встречу, явно добавив скорости какой-то техникой. Вот так и не уступаю, мелькнуло в голове.

Дальше думать уже было некогда, завр махнул лапой, сверкнули когти. Я, не парируя, по наклонной полоснул по метнувшейся ко мне конечности, чуть отклонился, в считанных сантиметрах пропуская стальные когти. Тут же проявилась защита, полыхнуло красным, звякнул меч.

Затем, как будто тренькнула оборвавшаяся струна, протяжный звук повис в воздухе и кончик меча, не встречая сопротивления, рассек мышцы на лапе монстра. Веером брызг разлетелась кровь, орошая поляну.

Я тут же стал поворачиваться к завру, продолжая по инерции скользить по траве. Сместился на правую ногу для нового удара. Завр махнул раненой лапой, парируя. Звякнула сталь когтей, выбивая искры из лезвия.

Монстр поднатужился сдерживая мой удар и, в итоге, откинул лезвие меча, одновременно проведя атаку второй лапой. Я отшатнулся, свободной рукой ударил на встречу, но до конца не смог погасить выпад. Когти чиркнули от бедра до груди, одежда налилась теплым. Надеюсь не глубоко.

Я подпрыгнул, ударил двумя ногами по коленному суставу, раздался хруст. Одновременно используя противника, как опору, оттолкнулся, разрывая дистанцию, ушел в перекат. Затем вскочил, развернулся и застыл в боевой стойке, оценивая ситуацию.

Завр рыча от боли и ярости, схватился двумя лапами за пострадавшую конечность, которая была вывернута под неестественным углом. Вес он полностью перенес на одну заднюю лапу.

Я усмехнулся, что ж теперь довершить начатое. Затем с удивлением почувствовал, что закружилась голова, и перед глазами все поплыло. Я покачнулся, посмотрел вниз — кровь большими каплями падала на траву. Я зарычал в ответ, усилием воли отгоняя слабость.

Завр рывком дернул раненую лапу вправляя ее обратно. Взревел, взвился в воздух и с грохотом впечатал оставшуюся лапу в поляну. Полетела с комьями вырванная трава. Красная энергия проявилась взрывом и понеслась на меня стеной.

Быстрый шаг, уход в противоположную сторону от противника. Начинаю активировать технику артефакта — первый, второй, третий шаг. Конструкция ощутимо вытягивала силы, которых и так оставалось не великое множество. Меч налился сине-белой слепящей энергией, я с рыком прыгнул противнику на встречу.

Завр отдал последние силы в предыдущей атаке. Одна лапа была полностью выключена из игры. Энергия после применения способности еще не восстановилась для нового удара. Да и не понятно было, что у него сейчас с меридианами.

Завр поднял голову, длинные уши мотнулись и опали назад. Он посмотрел на меня с мрачной решимостью, развел лапы, блеснули когти. Монстр был готов поставить все на один удар. Он ощерился, обнажая клыки и, готов поклясться, его физиономия разошлась в злой улыбке. Несмотря на ранения, несмотря на тяжесть ситуации, он наслаждался дракой!

Я почувствовал определенное сродство к этому уродливому зверю. Да, я хотел победить, и все так же изо всех сил хотел прикончить его. Но наши души пели в унисон в этом кровавом безумии. Где-то внутри меня хохотал артефакт, колотя в барабаны войны.

Я рубанул мечом, завр в тщетной попытке махнул когтями, тускло блеснул красный ареол энергии, в попытке усилить защиту. Но слепящее лезвие, не встречая преград, взрезало противника от плеча до бедра.

Завр завалился на спину, а я, не останавливая движения, крутанул мечом и, сверху вниз, в падении, вонзил меч точно в глазницу. Глаз лопнул жидкостью, лезвие прошло сквозь мозг и с хрустом вышло с противоположной стороны черепа. Морда монстра приняла умиротворенное выражение, и он застыл навсегда.

Я стоял на колене, опираясь на меч, без единой мысли в голове. Ощущение жизни и мира текло через меня. Речитатив артефакта уже смолк в ушах. Осталась лишь тишина. Победа!

Чувство начало зажигаться откуда-то изнутри и в итоге проявилось материально, как призрачный свиток, который витками опутывал мое тело. Он загорелся, обжигая. Одно из колец вспыхнуло слепящим светом и пропало. От выброса энергии меня скрутило в спазме боли, я повалился без чувств рядом с поверженным врагом.

Глава 4. Где герой оказывается в кроличьей норе

Снилось что-то хорошее — про родителей, детство. Смех, добрый солнечный свет. Проснулся в отличном настроении, еще немного полежал наслаждаясь послевкусием.

— Ох, ты, ж! — меня прям подбросило, — Нам ведь с Шеном на зайцев! Опять бурчать будет, что опаздываю!

Я заметался по комнате, собирая снарягу.

— Стоп. Что за ерунда?! — я в недоумении осмотрелся

Вокруг лес, птички поют, солнце заливает светом поляну, под ногами трава. С одного края открытое пространство переходит в холм. Где-то за холмом журчит вода.

— Что за… — я перевел взгляд рядом с собой на огромную груду. — Монстр?!

Тут я окончательно проснулся и меня накрыло прошедшими событиями. Рядом лежал поверженный завр и уже начинал попахивать. Похоже, в отключке я провалялся около суток.

— Так, я же ранен! — с ужасом переключился на себя.

Одежда изгваздана в земле и крови. В месте ранения ткань изрезана на лохмотья. Но ощущал я себя наоборот отлично. Стал осторожно ощупывать левый бок. Все цело. Чуть смелее подвигал прорехи в одежде. О ранении напоминали чуть видные розоватые шрамы. Как будто в меня влили зелье исцеления высшего качества.

Я резко поднял голову и с подозрением осмотрелся. Тело, без участия сознания, застыло в боевой стойке. Я напряженно прислушался к тишине. Развернул восприятие во все стороны, насколько хватало сил. Застыл готовый к драке.

В округе было полно живности, и даже в речке за холмом, а там точно была текущая вода, я ощущал каких-то подводных обитателей. Но ничего угрожающего вокруг не было. Но определенная необычность ощущалась. Опасность? Ловушка?

Но глаза говорили об обратном. Солнце мирно изливалось с небес. Ветер качал верхушки могучих деревьев. В ментальном восприятии не ощущалось никакой угрозы.

Хм, радиус восприятия увеличился вдвое! И сосредоточие скакнуло на следующую ступень! Я тут же попробовал быстрый шаг. Теперь он активировался почти мгновенно и затрачивал намного меньше энергии.

Так, а если ту технику от артефакта? Первый шаг, второй, третий… Аура энергии охватила меч, воздух подрагивал от напряжения. Я махнул в сторону чащи, и к деревьям понеслась волна ревущей энергии. Взрыв, щепки. Несколько древесных исполинов заскрипели, склонились и стали заваливаться на поляну.

— Да, что б, вас! — в обалдении застыл я.

Падающие деревья накрыли поляну густой тенью, все быстрее и быстрее приближаясь к земле. Все это сопровождалось громким треском.

Я закрутился по поляне, перетекая из стойки в стойку, уходя от падающих ветвей. Где-то разрубил мечом, здесь шаг, тут быстрый шаг. Сознание отрешилось в боевой медитации. Мысли ушли, тело отзывается на пределе реакции.

С оглушительным грохотом деревья ударились о землю. В воздух полетела трава, щепки. Я напряженно застыл, готовый мгновенно дернуться в сторону. Стала оседать поднятая в воздух пыль. В ушах звенело от накрывшей лес тишины. Все? Я неверяще, выпрямился и осмотрелся.

Два поваленных лесных гиганта вытянулись через поляну. В ширину, деревья были огромны и скрывали меня с головой. Я стоял как раз между ними. Вокруг все было в переплетении веток и листвы.

Выдохнул и расслабился, кажется пронесло на этот раз. Сверху раздался свист рассекаемого воздуха и запоздалая ветка, крутясь, врезала мне по голове.

— Оуч! — потер я ушибленное место. В сердцах вырвалось, — Определенно, за дело!

Устроить такой бедлам на ровном месте. Все же пора и голову уже иногда включать. «Вот, почему все умные мысли приходят, только когда от жизни прилетит по маковке?» — покачал я своей многострадальной головой.

Финальную точку в рассуждениях поставил громко заурчавший живот. Есть хотелось неимоверно. На глаза попался давешний завр. Лапы торчали из под ближайших ветвей: «Зайчатина, м-м-м?»

Но тут я вспомнил сражение на пределе сил, ухмыляющегося завра. Моргнул и замотал головой: «Нет, нет, нет! Есть разумного? Я еще не пал так низко! Людоедство какое-то, брр…»

«Так, ладно, нужно осмотреться на поляне. Выбраться только из этой чащи, хм…» — я посмотрел наверх, на монументально протянувшийся передо мной ствол одного из деревьев.

Наверное дерево росло уже не одну сотню лет. Темная кора была рельефная, в трещинах, ствол опутывали вьющиеся растения. Кое-где из трещин свисала бахрома дымчато-зеленой травы.

Подняться наверх не выглядело проблемой. Я убрал меч за спину и вскарабкался на упавшее дерево. Из сумерек листвы опять оказался на ярком солнце и, прищурившись, осмотрел место устроенной катастрофы.

Поляну из конца в конец пересекала просека поваленных деревьев. В месте взрыва несколько деревьев упали в сторону леса и еще два, между которыми я скакал, через поляну и дальше в лес. Верхушки терялись где-то на противоположной стороне. С вышины лежащего ствола было видно изгибающуюся речку за холмом, две какие-то вытоптанные площадки и…

Я перевел взгляд обратно на холм, зацепившись за что-то краем глаза. Та-дам! Ветер шевельнул заросли травы перед холмом, и моим глазам открылась чернота лаза.

«Хм, нора?» — но высота прохода, на вскидку, была выше моего роста, — «Пещера?» — Я перевел взгляд вниз, где под ветвями был погребен завр, и подытожил — «Кроличья нора.»

Живот опять забурчал, привлекая внимание. Мешок с припасами я потерял во время драки, и он где-то в этом зеленом бедламе ветвей и листвы. Я опять посмотрел на нору под холмом: «Может у зайца там морковка или капуста?» — на память пришли клыки завра, — «Или сушенное мясо?» Я спрыгнул вниз и решительно направился к холму.

Вблизи ход оказался все же чуть пониже. Завр, по идее, вообще с трудом протискивался. Рядом с жилищем были высажены какие-то приятно пахнущие травы, которые играли роль маскировки и создавали приятную атмосферу своим запахом. Я зажег светляк, вытащил меч и, пригибаясь, осторожно ступил в темноту.

В норе было сухо, земля на полу утоптана, поднималась с небольшим уклоном. Наверное, чтобы внутрь не собиралась вода после дождя. Ход сделал пару зигзагов и окончился большой полостью под землей. Здесь я мог полностью распрямиться. Поднял светляк повыше и мне открылась неожиданная картина.

В углу лежанка из сена. За ней, на стене протянуты веревки, там сушились травы и коренья. Пол аккуратно застелен циновками. По центру комнаты стоял массивный невысокий стол, за ним предполагалось сидеть на широкой, даже на расстоянии мягко выглядящей, шкуре, лежащей на полу. В дальнем конце комнаты, я немного проморгался не доверяя своему зрению, был установлен шкаф с книгами. Кажется, моя челюсть с грохотом обвалилась на пол.

Дальше я уже флегматично отметил, что на столе подсвечник с огарком свечи, из верхнего левого угла чувствовался приток свежего воздуха, а в изголовье лежанки стоял большой кованный сундук. Я подошел поближе и откинул крышку.

Ведро, котелок, коробка с приправами, какие-то монеты и тесак. Последний видимо использовался для готовки. Рядом с сундуком к стене была прислонена удочка. У «монстра» вырисовывались весьма миролюбивые привычки.

Я взял ведро, удочку, потом подумал, и захватил еще тесак. Захлопнул сундук с сокровищами и отправился на рыбалку.

Сверху припекало полуденное солнце. Легкий ветерок играл в высокой траве и иногда смилостивившись обдувал лицо. Я сидел на пригорке и расслаблено следил за поплавком.

Червей в итоге накопал тесаком, он торчал рядом из земли. В ведре плескалось пара серебристых рыбин. Поплавок дернулся, ушел вниз, удочка прыгнула в руках. Я резко подсек, и сверкающая рыбина, протестующе изгибаясь, вылетела из воды.

Я примерился, молниеносно выкинул руку и схватил ее под жабры. Здоровая и зубищи большие. Одним движением выхватил из-за спины меч и отсек ей голову. Сожрет еще в ведре мой обед. Рыбина по частям шлепнулась к остальным.

Рядом с холмом у завра были организованы две площадки. Одна сильно вытоптанная, видимо, использовалась для отработки боевых навыков. И вторая, разбитая чуть в стороне, где берег реки нависал над обрывом. Выбранный ракурс на текущую воду и красиво оформленный сад камней наталкивали на мысль о медитаций и внутренней работы. У монстра определенно был вкус.

Я выбрал тренировочную площадку и развел с краю огонь. Воткнул пару рогатин из веток, нанизал рыбу на прутья, пристроил над огнем. Костер шипел и потрескивал от капающего жира, иногда вспыхивал, в попытке лизнуть мой обед. Но я вовремя поворачивал или поднимал прутья, чтобы рыба прожаривалась равномерно.

Минут через десять запах пошел просто обалденный. Я в нетерпении втянул воздух, чуть ли не захлебываясь слюной. Но все же сделал над собой усилие и дожарил нехитрое блюдо. В логове завра нашлась еще и соль. Рыбу умял за пять минут.

Облака лениво ползли по небу. Я закинул руки за голову, закусил травинку и вытянувшись лежал на траве. Костер уже прогорел, я предавался ленивому ничего не деланию. Мысли медленно текли в голове вслед за облаками. Подумалось, что завр был достойным противником и не дело оставлять его так, без погребения.

Поднялся ветер, под его порывами заволновалась трава на противоположном берегу. На мгновение мысли ушли, я ощутил себя просто частицей мира.

***

Вес завра соответствовал его размерам и оказался неподъемным. Немного подумав я вырубил толстых, разлапистых ветвей из устроенного на поляне бурелома и организовал простые волокуши. Перекатил на них зайца и, впрягшись, потащил к холму.

С небольшими перерывами дотянул до входа в пещеру. Справа начиналась тропинка на вершину холма. Чуть отдышавшись, приступил к подъему.

С проклятьями, парой сорванных мозолей, я дотянул его до середины. Здесь монстр решил проявить норов, соскользнул с веток, перевернулся набок и собрался кубарем спуститься к подножью. В последний момент я уцепился за его шерсть и неимоверным усилием удержал на месте. Выпрямился, по лицу катился пот, руки потряхивало: «Р-р-р, нет, я все же затащу тебя наверх!»

Сбегал в пещеру, нашел там веревку, вернувшись, примотал завра к волокушам. Немного постоял, решаясь, и заново приступил к штурму холма.

В итоге затащил и рухнул рядом. Немного полежал. Потом похлопал по груди, нащупал перевязь с уцелевшими пузырьками. Скосил глаза — удостовериться, что беру малое зелье исцеления. Дрожащей рукой влил его в себя. Спустя, минут пять зелье подействовало, тело охватило зеленоватое свечение, я опять почувствовал себя в состоянии что-то делать.

Нарубил веток на погребальный костер. Пригодился найденный у завра тесак. Под волокуши с завром равномерно подпихнул толстых поленьев. Здесь при рубке пришлось воспользоваться мечом с толикой силы.

Дальше дело пошло уже проще. Нарезал более тонких ветвей, прислонил их к получившемуся ложу с телом завра, так, что листва накрыла его сверху.

Вокруг будущего погребального костра снял дерн с травой, где-то на пару метров вниз. Может быть получится не устроить на поляне пожар, но тут не знаю. Я с сомнением посмотрел на заваленную деревьями поляну. Там тоже только прием проверил.

Солнце начало садиться — провозился до самого заката. Во время хлопот наткнулся на потерявшийся мешок с припасами. По-быстрому перекусил. Затем, отряхнувшись, медленно поднялся на холм, настраиваясь на предстоящее действо.

Запалил подготовленный из ветвей факел. Обошел траурное ложе, где покоилось тело завра, равномерно поджигая поленья. Факел бросил монстру в ноги. Затем встал сбоку от него. Напротив снизу текла река. Солнце уже зашло и небо розовело полосой заката.

— Ты был достойным противником и было честью сражаться с тобой, — обратился я к завру. — Ты погиб в битве, как воин. Во время сражения я смотрел в твои глаза и видел свое отражение, ту же радость и жажду сражения. Уверен, ты получишь хорошее посмертие.

Солце зашло, мир накрыла ночь. Костер разгорелся и пламя потянулось вверх. Я смотрел на огонь, на танцующие языки пламени. Затем перевел взгляд выше. Сейчас облаков не было, и ночной купол неба украшали мерцающие звезды.

Вдруг погребальный костер взревел пламенем и вырос в два раза, затем почти полностью прогорел, оставив после себя призрачный силуэт завра, сотканный из красных всполохов. Он внимательно посмотрел на меня, затем начал размываться, опал и опять взметнулся чередой видений.

***

Зеленая долина окруженная горными пиками, на которых лежат снежные шапки. Синее прозрачное небо. Ласковое солнце с заботой смотрит сверху.

Картинка приближается, становится понятно, что передо мной поселение завров. В этой части долины холмистый рельеф. Большинство холмов изрыто норами завров. Поселение бурлит жизнью, зайцы спешат по своим делам. Кто-то ныряет под землю, кто-то наоборот выскакивает наружу.

Между норами проложены дрожки, рядом земля расчерчена на разноцветные лоскуты. Это обрабатываемые угодья, где завры высаживают различные растения.

Вот видение выхватывает отдельное семейство завров. Несколько зайчат и гордый за свое потомство большой завр, в котором с трудом можно узнать нынешнего завра. Только выражение морды у него более миролюбивое и не видно шрамов. Рядом с жилищем разбит огород с аккуратными грядками, чуть в стороне — сад с фруктовыми деревьями.

Дальше картина меняется. Долина охвачена огнем, зайцы сражаются с захватчиками. Медведи, ростом примерно с завров, с шерстью черного цвета, волной спускаются с гор, бурунами завихряются вокруг небольших групп зайцев, которые с выражением решительности на мордах пытаются дать отпор. Но защитники раздроблены, а медведей слишком много.

Картинка выхватывает завра, с которым я сражался на поляне. Его морда залита кровью, он тяжело дышит, но глаза горят неукротимой яростью. На него наседает огромный черный медведь, с белым пятном на груди, похожим на повязанный платок. Лапы черного монстра бугрятся узлами мышц, он размашисто орудует двуручным топором с двойным лезвием. Обманный финт, хищно сверкнули лезвия и завр падает.

Дальше у меня возникает ощущение, что мой завр полуспрашивает или даже утверждает, чтобы я взял на себя обещание отомстить этому огромному зверю, которому он проиграл. Все картины перекрывает морда черного монстра. Медведь взревел, распахнул пасть полную клыков, рванулся ко мне.

***

Я моргнул и опять увидел призрачного зайца, который с серьезным видом висел над прогоревшим погребальным огнем и ждал ответа. В довершение, проснулся артефакт, взбурлил в моем духовном теле и предвкушающе захохотал, одобряя выбор противника.

От него пришло напоминание, что время не ждет. Я возвысился на одну ступень и получил отсрочку, но должен пройти все строки свитка. Да, время не ждет. Я посмотрел на завра, утвердительно склонил голову, принимая на себя его месть.

Призрак начал выцветать, истаивать. Затем закрутился водоворотом и сжался в яркую точку. Она застыла, потом стала медленно покачиваться из стороны в сторону. Я настороженно следил за ней взглядом.

В следующую секунду эта красная звездочка на большой скорости выстрелила в мою сторону. Я попытался увернуться, но непонятная аномалия изменила направление и впилась в плечо.

Жар распространился на все тело. Я запаниковал, попытался отряхнуть, сбить ее руками. Но спустя небольшое время все негативные ощущения ушли. Даже одежда не приобрела дополнительной прорехи.

Ветер качал едва видимую в темноте траву, шумел в деревьях, касался холодом лица. Безмятежные звезды яркими драгоценностями усыпали ночное небо.

Я помотал головой: «Все на сегодня хватит!» Осторожно спустился по тропинке, добрался до логова завтра и завалился спать.

Глава 5. Где слишком много иголок

Меч со свистом рассек воздух. Лезвие замерло. Солнечный зайчик прыгнул и застыл на вытоптанной тренировочной площадке. Плеск бегущей воды. Я разорвал неподвижность следующей связкой ударов. Утро.

Волосы слиплись, обнаженное по пояс тело лоснилось от пота. Набрал в ладони воды и отфыркиваясь плеснул в лицо. Затем сбросил одежду и нырнул в речку. С удовольствием поплавал, приходя в себя после тренировки. Выскочил на берег бодрым и жаждущим действий.

Следующим пунктом решил разобраться с библиотекой завра. Солнце уже начало припекать, а под землей меня встретила приятная прохлада. Я зажег свечу, подошел к полкам с книгами. Провел пальцем по корешкам. Интересно.

Распрямил затекшую спину, потянулся, зевнул. Рядом высилась груда просмотренных книг. Культивация, боевые искусства, наставления по медитации. От устроенного книжного штурма болела голова. Прикрыл глаза, помассировал виски кончиками пальцев. Вдох — выдох, вдох — выдох — ритмично задышал, расслабляя все тело, прогнал энергию по меридианам. Фух, вроде бы отпустило.

Так, что мы имеем. Техники, которые применял завр — это Громовой удар и Доспех силы, а вчерашняя жгучая искра — энергия завра, которую он передал добровольно. Хм. Все же вежливость очень полезная штука. Помимо воли на мою физиономию выползла улыбка, я только, что не облизнулся, как обожравшийся сметаны дворовый кот.

Когда, наконец, оторвался от библиотеки завра, солнце уже давно перевалило за половину. Я наловил рыбы, на скорую руку сготовил припозднившийся обед. Часть жаренной рыбы осталось на вечер. Потом устроил постирушки. В сумке нашлась иголка с ниткой, залатал прорехи в одежде, как мог, чтобы совсем уж не выглядеть оборванцем. Отговорка, что я в лесу, а вокруг одно зверье уже не проходила. Лес открывался с новой, доселе не ведомой стороны.

Вернулся к новым техникам. Удалось провести Громовой удар и активировать Доспех. Силы вливал совсем чуть-чуть, обошлось без разрушений. Расту! Покрутил несколько связок, попробовал новые интересные варианты. Арсенал неплохо так прибавил в весе и вызывал нездоровый азарт применить его в деле, как можно скорее. Что полностью находило отклик у артефакта, с которым я теперь невольно связан.

Солнце начало заходить за кроны деревьев. В заботах даже не заметил, как промелькнул день, который я полностью провел на излучине реки. Но об упущенном времени совсем не жалел. Удалось разобраться с наследием завра и стать сильнее.

Провел ревизию своих техник:

— Быстрый шаг — кратковременное ускорение на десяток шагов.

— Восприятие — духовное зрение, которое позволяет чувствовать ауры живых существ.

— Рассекающий меч — атакующая техника от учителя Чана.

— Меч силы — ультимативная техника артефакта.

— Полученные от завра Громовой удар и Доспех силы.

Хороший набор, чтобы схлестнуться со следующим соперником на пути Возвышения.

Вечер. Плеск бегущей воды. Вдох-выдох. Настраиваюсь на работу с внутренней энергией. По привычке, вбитой учителем Ченом, вечерняя медитация и работа по расширению меридианов.

После возвышения на следующую ступень, потоки необычно широки и полноводны, но и цели передо мной выросли, стали намного амбициозней. Одиннадцать ступеней, одиннадцать строк свитка, которые нужно преодолеть.

Энергия послушно летит по меридианам, по чуть-чуть расширяя их и готовя к следующему переходу. Конечно только такими усилиями не возвысишься, но практика владения энергией жизненно необходима. Возможно завтра следующий бой, где нужно будет приложить все силы.

***

Листва стелилась под ноги, ветер гудел в ушах. Одним прыжком летели понизу неглубокие овражки, огибались кусты, мелкой сверкающей взвесью разлетались небольшие ручейки.

Вряд ли два схожих по силе монстра могли ужиться поблизости, поэтому расстояние планировал преодолеть порядком. С утра размялся с мечом, разогнал меридианы медитативными техниками и подкрепив бренное тело остатками ужина, понесся вглубь леса, прочь от реки. По моим расчетам измененная область должна была простираться вдоль гор на восток от реки.

Сердце пело в предвкушении битвы, восприятие невесомой сетью раскинулось по сторонам. Мелкие лесные тварюшки, да и большие тоже — меня не интересовали. Смысл был только в столкновении с существами идущими по Пути возвышения.

Если верить моим расчетам, я уже удалился порядочно, и территория почившего завра должна была давно закончиться. Солнце стояло в зените. Лесные птицы певуче обсуждали свои птичьи новости. Я остановился.

Шумели деревья в вышине, поскрипывали, качались от ветра. Солнечный луч пробился сквозь кроны лесных гигантов, рассыпался тенью листвы. Привал.

Я потянулся, сделал разминочный комплекс, похрустел припасами, которые взял из дома. Не сильно вкусно, зато небольшой вес, долго хранятся и при экономном использовании можно растянуть на неделю. Но вкус… Брр!

Опять в пути, и под ноги летит земля. Насторожен. Максимально использую восприятие. Спустя какое-то время окружающие подспудные изменения резко перешли в другое качество. Зашуршали под ногами опавшие листья, деревья оделись в багрянец. Я бежал по осеннему лесу. В восторге оглядывался по сторонам.

Листья, кружась, падали сверху редкими мазками красных и желтых тонов. В охапках палой листвы шуршали какие-то мелкие создания. Часть встреченных на пути кустарников тянула голые черные ветки без намека на единый листик. Небо стало свинцовым, сумрачным. В воздухе запахло прелой листвой и непогодой. На встречу прокатились серые колючие клубки ежей.

В следующую секунду навалилось ощущение опасности. Чужая ярость и жажда сражений прижали меня к земле. Стремительный бег сломался, я как будто с размаху влетел в стену. Ноги вросли в землю, руки замерли согнутые в локтях. Меня буквально залили в янтаре. Не выплеснутая энергия бега заметалась внутри меня и выступила кровавой сеткой на коже. Кровь парой капель скатилась с носа на подбородок.

Тело не двигалось, но взглядом я мог управлять свободно. Тут же впился вперед, где восприятие угадывало моего врага. Послышался гул, задрожала земля, предметы исказились, как в помутневшей линзе. Через пару гулких ударов сердца, вдалеке выскочило нечто, и темным шаром покатилось на меня. Сминались кусты, смерчами в воздух поднимались осенние листья. С рокотом и шумом, на меня катился шар темно-серых со стальным отливом иголок.

Я рванулся изо всех сил, от напряжения вздулись вены на шее. Но как итог едва смог шевельнуть пальцами ног, руки и тело остались полностью неподвижны. Меня охватила паника, по спине скатились капли холодного пота. Шар приближался, подскакивая в воздухе на корнях и неровностях почвы. Я стиснул зубы, пару раз моргнул, отгоняя минутную слабость. Сосредоточился на дыхании, вгоняя себя в медитативное состояние. Должен быть выход.

Техники! Попробовать запустить, что-то навстречу. Идеально был бы Громовой удар завра, но там завершающий ключ-движение — удар ногой о землю. Представил, прокрутил в голове как выполнял на тренировке. Вспомнил ощущения и направление энергии, при активации ключа. Да! Попробую все тоже самое, но без движений!

Разгоняем меридианы. Энергия звенит внутри, отзывается на каждое движение эмоций. Первый, второй, третий узел энергии. Мысленная конструкция техники готова, теперь финальный штрих. Представляю, что я выполняю финальное движение техники, ощущения, всплеск энергии… Давай!

Импульс красной энергии выплескивается в реальность и расходится от моего застывшего тела, как круги на воде от брошенного камня. Не так ярко, не так насыщенно, как выполнение завра, чувствуется, что техника еще на начальных ступенях развития. Но удар достиг цели, врезался в скачущий навстречу шар, тот на мгновение запнулся, и я почувствовал, как с меня спали оковы недвижности. Тут же пружиной выстрелил вверх, от избытка чувств и пережитого бессилия, излишне высоко. Перекувырнулся в воздухе, ушел в сторону.

Застыл в боевой стойке, настороженно наблюдая, как мимо пронесся противник. Шар, метра два в диаметре, серых, похожих на сталь иголок. В пятидесяти шагах от меня, он наконец остановился, застыл, потом распрямился — и обернулся.

Длинные иголки нависали челкой над темными глазами. Мощный торс перехвачен крест накрест двумя широкими кожаными ремнями. В лапах зажато по огромному тесаку. Каждое лезвие длиной с мое предплечье. Передо мной стоял завр, который вел свое родство от ежей. Его морду прорезала мрачная улыбка. Ладонью с зажатым в ней тесаком он сделал движение, как будто подзывая подойти к нему поближе. Несколько срезанных иголок опали с боков ежа. Я заметил, что живот завра пересекал покрасневший рубец от ожога. Моя атака не прошла бесследно.

Пробудился артефакт. Похоже буйство энергии и накал эмоций действовали на него как запах изысканного блюда на гурмана. Он транслировал предвкушение и жажду сражений, подталкивая меня к действиям. Я моргнул, сбрасывая не к месту охватившее оцепенение, и закрутил связку движений, которые активировали артефактную технику меча.

Финальный взмах, и вал слепящей энергии соскользнул с лезвия. Узкая иссини-белая полоса с всполохами ветвистых разрядов понеслась в сторону противника. Осенние листья закрутились, вскипели облаком на пути смертоносной техники. Я напряженно замер отслеживая дело своих рук.

Но завр вовремя среагировал, рыбкой нырнул в сторону, в воздухе закрутился в шар и отскочил на десяток метров.

Тут же я почувствовал, что тело сковала наведенная неподвижность. Уже зная решение, прошелся внутренним взором по меридианам, соединил нужные узлы энергией и усилием воли активировал красный всплеск Громового удара.

Энергии влил совсем немного, чтобы лишь сбить технику оппонента. Неподвижность беззвучно разбилась на осколки. Красная волна разошлась полукругом на несколько метров, постепенно бледнея, и истаяла. Я сделал глубокий вдох, радуясь свободе. Кровь бурлила от остроты момента.

Недвижность и ответное применение техники вылились в небольшую паузу с моей стороны. Которой воспользовался завр, и все еще находясь в шарообразной форме, выстрелил следующей техникой. Из россыпи иголок отделилась серая игла, выросла в размерах и, в сполохах энергии, метнулась ко мне.

Я среагировал, ушел прыжком вверх. И здесь завр меня подловил, выстрелив веером иголок. Находясь в прыжке, я уже не мог изменить направление движения. Сделал единственное, что мог в этой ситуации. Активировал новоприобретенную технику доспеха.

Тело покрылось пленкой красноватой энергии. Я влил все доступное мастерство в технику по максимуму. В последний момент извернулся в воздухе, в попытке прикрыть глаза, уши, но подставляя спину. Рой хищных игл настиг меня и затарабанил по доспеху, вызывая красные всполохи. Я дернулся, несколько иголок глубоко ушли в тело, и, скривившись, рухнул на землю.

Потерял противника из виду. Но с его стороны, послышался гул и я почувствовал содрогание почвы. Еж опять решил перевести столкновение в ближний бой.

Я приподнялся, облокотившись на одну руку. Краем глаза увидел несущийся на меня шар иголок. Второй рукой потянулся к спине, выдернул засевшие стальные занозы. Потряс головой, приходя в себя после падения. Затем, рывком вскочил на ноги и, применив быстрый шаг, ушел с траектории удара. Огромный шар проскочил дальше, остановившись в десятке метров.

Еж развернулся из шара, посмотрел на меня и разочарованно дернул носом. Тут же, не теряя времени, опять прыгнул в мою сторону, яростно сверкнув иголками. В воздухе свернулся клубком, покатился, как брошенный под гору камень. В этот раз я решил обратиться к технике Рассекающего меча учителя Чана.

В первом шаге техники, крутанулся вокруг себя. Следующее движение, мечом снизу вверх. Застыть на одной ноге. Дальше, с силой перенести центр тяжести на вторую ногу. Энергия весенним потоком рванула по меридианам, зажигая последовательность узлов в духовном теле. Медленно провел мечом над землей, взводя пружину техники. Застыл, наблюдая за противником.

Завр, сгрупировавшись в шар, с грохотом несся на меня, подскакивая на неровностях почвы, оставляя на своем пути завихрения энергии и перепаханную землю. Подгадав момент, я спустил технику с поводка, полоснул по жестким иголкам мечом и, по диагонали к движению завра, ушел быстрым шагом. Очутившись в десятке метров от столкновения, резко обернулся.

Шар затормозил, и завр разогнулся в двуногое положение. Мне показалось, что переход из шара в обычное состояние сопровождался выбросом энергии, когда предметы рядом с завром исказились или как будто переломились в линзе. Явно какая-то техника трансформации.

Я с досадой отметил, что Рассекающий меч не нанес противнику урона. Ну, может быть, я чуть поправил ему прическу из иголок. Похоже, иглы выполняли еще и функцию брони.

Я пошарил по перевязи и вытащил флакон с зельем исцеления. Все таки, попадание иглами давало себя знать. Алхимия ухнула внутрь желудка и начала расходиться жаром. Тело окутало зеленоватое свечение малого исцеления. Что-то серьезное не залечишь, а вот царапины от игл, возможно.

Еж не стал дожидаться, пока я буду наслаждаться отвратным вкусом зелий. Бросился в воздух, обернулся шаром, покатился на меня, ощетинившись иголками.

Я чуть помедлил, давая зелью время подействовать. В следующий момент почувствовал, как тело оцепенело. Завр в очередной раз воспользовался техникой контроля. Тут же, шар ускорился, и у него на иголках начали появляться всполохи энергии, образующие за монстром шлейф.

Активировав Громовой удар, я сбросил наведенное оцепенение. Влил в этот раз чуть больше энергии. Красная волна прокатилась чуть дальше и разбилась на иголках завра. Я ушел в сторону через Быстрый шаг. Вовремя. Воздух в том месте, где я только что был, пронзил веер иголок.

У меня появилось несколько мгновений, пока еж остановится и применит новый прием. Я решил опять дать шанс ультимативной технике артефакта. Скрупулезно выполнил движения техники. Энергия хлынула по меридианам. Узлы вспыхнули в нужной последовательности, духовное тело задрожало от концентрации энергии. В моих руках, как будто рвалась свора пылающих яростью псов. Но последний шаг я не делал, отслеживая действия моего врага.

Тот не заставил себя ждать. Практически без паузы, свернулся обратно в клубок и кинулся в мою сторону.

Я активировал доспех. Меридианы жгло от применения одновременно двух техник. Прыгнул ему на встречу, занося для удара меч.

Завр тут же наложил эффект оцепенения и одновременно выпустил веер иголок, вложив в эту технику максимум энергии. Воздух потемнел от переполнявших его игл.

Я применил, тот же прием, который открыл во время боя, используя Громовой удар. Финальное ключ-движение заменил мысленной реконструкцией. С лезвия меча отделилась иссини-белая полоса энергии, понеслась навстречу завру, быстро превращаясь в ревущий вал энергии.

Которая, буквально, выжгла просеку в устремившемся ко мне облаке иголок, куда я успешно ввалился. Меридианы, освободившиеся от гнета сдерживаемой техники, выдали двойную порцию энергии в доспех. Несколько всполохов показали, что защитная техника справилась с шальными иглами.

Удар артефактной техники не растерял на иглах своей энергии и, со всей мощью, врезался в броню завра. Смертоносный шар лопнул и распластался завром. Артефактный удар располовинил тело завра и, беснуясь дальше, ушел в землю глубоким провалом.

Оцепенение спало. Я приземлился на ноги рядом с обрубком монстра. Кровь из него не шла — прижгло раскаленной энергией. Но с такими ранами не живут. В воздухе пахло паленным мясом. Рядом с завром расходился вглубь новый овраг из оплавленной земли.

Я повернулся к зверю, собираясь прервать мучения поверженного врага. Тот закашлялся и сплюнул кровью.

— Это ты, что ли прикончил старину Стэна? — тяжело дыша, спросил еж. Потом пояснил, видя мое непонимание, — Ну, заяц страшный, у реки.

Я опустил меч:

— Похоже, да, — признался я и, после паузы, добавил — Он храбро бился.

Обстановка в прибежище завра подготовила меня к мысли, что звери вполне могут говорить. Если они читать могут, то и говорить, видимо. Да и какие-то побасенки про то, что на высоком уровне возвышения монстры разговаривают и, даже, обращаются в людскую форму, я слышал, но воспринимал их, как детские сказки на ночь. Поэтому говорящий еж в ступор меня не вверг, но все же привел в легкое замешательство. Что-то понимать — одно, а столкнуться на самом деле — совсем другое.

— А техники его как к тебе попали? — продолжал завр, — На микстуры его пустил?

— Кхм. Нет, он мне показался достойным человеком, — я запнулся, — то есть зверем. Поэтому просто похоронил.

Завр недоверчиво посмотрел на меня. Потом опять закашлялся, сплюнул. Не надолго замолк, прикрыл глаза, ритмично задышал. Опять уставился на меня, повел носом.

— Метку на тебе чую. Месть его взял? Ограр? Медведь черный?

Я кивнул, соглашаясь. Подумал, что надо что-то с этим делать. Если еж такой глазастый, то и остальные тоже. Что-то было на этот счет в книжках зайца, вернее Стэна, теперь.

— И меня на микстуры не пустишь? — утвердительно спросил еж, устало откинувшись на земле.

Я независимо пожал плечами, показывая, что вот да есть такая блажь.

— Руку, дай, — потребовал еж.

Я встал на колени, отложил меч и протянул руку завру.

— Ох, святая простота, — вздохнул завр, — трудно тебе у нас придется…

— А где, у нас, что тут вообще за место такое? — тут же поинтересовался я.

Завр, цикнул:

— Не сейчас, сам разберешься. Совсем не много мне осталась, уж чую за плечом смертушку свою.

Он вцепился в мою ладонь. От его лапы, руки, возникло и распространилось синее свечение. Еж прикрыл глаза, на лбу выступила испарина. Свечение вспыхнуло, ожгло мою руку, ввинтилось внутрь в духовное тело, накрыло все тело.

Мгновение и все закончилось. Но еж все так же мертвой хваткой держал мою руку и впился взглядом в глаза:

— Я передал тебе технику, которая должна тебе помочь. Останови Ограра!

Я положил сверху свою ладонь и утвердительно кивнул:

— Да, я сдержу обещание!

Еж внимательно вглядывался мне в лицо, затем удовлетворенно выдохнул и расслабленно вытянулся на земле.

— Возможно у этого леса появится надежда, — пробормотал он, скорее для себя, — возможно не все потеряно…

Еж устало закрыл глаза, дыхание его стало тихим. Потом он вдруг дернулся, затих и дальше уже лежал без движения. Я застыл молча, на коленях, отдавая ему последнюю дань. Еще не успело до конца уйти напряжение после боя. Голова была пустой, без единой мысли. Поднялся ветер, зашуршали осенние листья. С нахмурившегося неба заморосил дождь.

Я аккуратно опустил безвольную руку завра ему на грудь. Еще немного помедлил, приходя в себя, затем тряхнул головой и вскочил на ноги.

С удивление обнаружил, что нахожусь в полукруге зверей, из ежового народа. Ростом они были намного меньше умершего завра, где-то мне по грудь. Серые иголки, черные глаза. Перемещались на двух ногах. Кто-то в передних лапах держал веревки, пара ежей пришли с носилками.

Оружия в лапах я не заметил, да и никто не набросился на меня, когда у них был шанс. Поэтому можно было предположить о мирных намерениях.

Один из ежей выступил вперед:

— Мы хотим забрать нашего предводителя, человек. Ты претендуешь на его тело?

— Нет, — я помолчал, — забирайте, — и отошел в сторону.

Ежиное воинство обступило своего почившего вождя. Положили рядом носилки. Пара ежей забрали оружие завра. Тесаки в длину были в половину роста обычного ежа, звери с натугой подняли смертоносное железо. Один из ежей заглянул в оплавленный разлом, вдохнул воздух длинным носом, поцокал когтем о твердую стенку и с круглыми глазами вернулся к остальным. Они быстро о чем-то пошушукались.

Я не стал мешать скорбным хлопотам. Спокойно, без резких движений дошел до границы перепаханного поля. Ежи были настроены миролюбиво, и я не хотел спровоцировать конфликт из-за недопонимания.

Атмосфера осени стало постепенно истаивать. Облака прорезало летнее солнце. Притихшие птицы издали свои первые неуверенные трели. С гибелью завра неистовая аура места ушла, и природа, застывшая в осени, делала робкие шаги к восстановлению. На одном из деревьев солнечный зайчик высветил яркий зеленый побег.

Думаю, что на сегодня мне уже хватит сражений. Следуя своему плану, я решил вернуться к логову завра, вернее Стэна. Нужно в спокойствии переварить сегодняшние события и открытия. Излучина реки манила меня. В каком-то смысле, я уже воспринимал ее, как свой собственный дом.

Глава 6. Ветер в лицо

К реке в итоге вышел, но не туда. Лес оборвался внезапно, и я выскочил на крутой берег реки. Еще совсем недавно были деревья, полутень чащи, а вот уже пригорок поросший зеленой травкой, свободное пространство и и белые облака плывущие по небу.

В пяти метрах внизу несла свои воды река. Вода была темной, глубокой, на середине глаз цеплялся за рябь быстрины. По контрасту берег был веселого светло-желтого слепящего цвета. В высоком песчаном склоне, по верхней его части, виднелись черные пятна ласточкиных гнезд.

В воздухе постоянно происходило движение. Птицы вылетали из гнезд, залетали обратно. В этот раз вроде бы обычные ласточки, никаких признаков нехарактерного быта.

Я покрутил головой, решая куда же идти. Хотелось вернуться к себе в нору, на обжитый холм. Но вверх по течению или вниз? По ощущениям, мне казалось, что я забрался излишне вверх. Было бы хорошо сплавиться по реке и, если ошибся, то поднимусь вдоль реки уже ногами.

Утопия. Веревки нет, инструментов нет — плот не собрать. Придется ножками. Стенать я не стал. Завра победил, сильнее стал, все еще жив. Еще один день.

Прохладой налетел ветерок, взъерошил волосы. Я зажмурился, подставляя лицо, глубоко вдохнул, умиротворенное выдохнул. На заднем фоне забурчал артефакт, что молодежь теперь не та и лишь бы им баклуши бить.

Берег накрыла тень, ласточки смолкли. Не отдавая себе отчета, я метнулся в сторону, кубарем прокатился по зеленой траве. Рядом со мной с шумом пронеслось, что-то большое и быстрое.

Я вскочил, выхватил меч и замер в боевой стойке, пытаясь понять, что сейчас делать. Поискал взглядом противника. С недоумением отметил, что берег пуст. Поднял голову выше.

В вышине выполняла пируэт огромная ласточка, собираясь сделать второй заход на бедного меня. Завр был просто огромен. Клюв, черное оперенье. Издав пронзительный звук птица устремилась вниз.

Я судорожно сжал меч. Чем ее пронять? Рассекающий меч и Меч силы требуют в качестве активации связку движений. Да, я вроде бы смог перейти на следующий уровень и через внутреннюю энергию выполнить имитацию финального движения, но у меня предварительно была подготовлена эта техника, просто требовался финальный ключ. Но сейчас этого нет, отбрасываем. Громовой удар требует в своей активации всего одно движение, но он слишком слаб для этого монстра, а доработанная версия с мысленной активацией, пока выходит еще на порядок слабее.

Все эти размышления промелькнули в голове за доли секунды. Одновременно вокруг меня воздух стал размываться и окрашиваться красным. Активировался Доспех силы. Но в прямом столкновении, если не успею уклониться, то любой доспех бесполезен. У птицы слишком большая скорость и масса, меня просто размажет внутри защиты.

Завр на неимоверной скорости рвался к моей тушке. Затем на середине пути изменил свой полет. Перевернулся, практически встал на хвост в воздухе, выставил вперед когти и яростно замахал крыльями против движения.

Спустя мгновение, воздух вокруг крыльев задрожал силой. Раздался протяжный звон и перед птицей начали материализовываться пять перьев, такого же черного цвета, как и оперенье. Отличие только в размерах, каждое перо не меньше взрослого человека. Техника налилась красками, приобрела объем и рванула вниз. За устремившимися, острыми, даже на вид, снарядами, также надвигался завр, выставив вперед когти.

Скорость птицы была потрясающей. Если попробовать уйти быстрым шагом, то, боюсь, не успею выйти из зоны поражения. Придется проверить свою реакцию и сталь меча. Ну и немножко веры в защиту доспеха. Артефакт тоже с азартом застыл в ожидании. Мне даже показалось что от него протянулся тонкий ручеек энергии, смывая усталость предыдущей битвы.

Смертоносные перья приблизились и размылись в воздухе, ускоряясь. Я дернулся, повернулся, со звоном отбил следующее перо. Ориентируясь уже не на зрение, а на интуицию. Кажется стал понимать о чем твердил учитель Чан на тренировках.

Вторым ударом полоснул по когтям птицы, звякнула сталь о сталь, Быстрым шагом ушел в сторону. Завр возмущенно дернул когтями, попытался достать меня в ответ, издал протяжный писк и пронесся мимо, набирая высоту. Тяжело дыша, я смотрел ему вслед. Затем провел рукой по груди, с удивлением увидел на ладони кровь.

Я посмотрел на набирающую высоту птицу и почувствовал злость. Чуть ранее сегодня была непростая битва с ежом. (Кстати, я так и не поинтересовался, как его зовут. Про зайца случайно узнал.) И вот опять влетел в новую заварушку. Проклятая птица, не может спокойно червячков клевать, обязательно нужно попробовать на клюв молодых, подающих надежды культиваторов!

Смех, смехом. (Хотя что-то не смешно.) Но в душе моей разгоралось пламя незамутненной ненависти к новому завру. Который был достаточно силен, чтобы заполучить голову и духовное ядро, этого славного малого, Тао Ли, Меч грома. Я утвердительно тряхнул головой, приняв решение и, не теряя ни минуты, начал выполнять последовательность движения для активации Меча силы, который передал мне артефакт.

Ласточка развернулась и издав, не характерный для своего вида клекот, ястребом бросилась в новую атаку.

Я выполнил начальное движение, второе, третье… Не успеваю! Птица слишком быстра!

Ласточка уже была рядом со мной, в этот раз обойдясь без всякой техники, просто скорость. Выставила вперед когти и издала высокий ввинчивающийся в уши писк. Не было задействовано ни капли силы, но звук производил затормаживающее действие.

Усилием воли, я сбросил оцепенение и прыгнул в бок, уходя в перекат. Моя техника Меча силы была разрушена, влитая энергия просочилась во вне, как вода сквозь песок. Проклятая птица!

Полностью уйти от когтей не удалось. Доспех смягчил столкновение, но на теле прибавилось глубоких царапин. Кровь капала на траву, а вместе с ней утекали и силы, а на моем противнике пока не было ни царапины.

Я оглянулся, ища пути к отступлению. Артефакт буквально встал на дыбы, обвиняя меня в трусости и транслируя уничижительные картинки бегства от стаи маленьких ласточек, комаров и, как финал, ползущих ко мне червяков.

Я мысленно пожал плечами, транслируя свое недоумение. Потом представил войнов сидящих тихо в засаде или обходящий врагов отряд. Не бегство, а всего лишь тактическое отступление!

С сожаление обнаружил, что я слишком далеко отошел от леса. Я стоял на взгорке на берегу реки и передо мной простиралось достаточно большое пространство, которое я не смог бы перекрыть Быстрым шагом, а птица слишком быстра, чтобы без затей убежать под защиту деревьев.

Я посмотрел вниз. Река? Я конечно могу нырнуть и сколько-то проплыть под водой, но вынырнуть придется. А это, как ни крути, широкое, открытое с воздуха пространство. Перенести сражение в водную стихию? Нет, этот вариант еще хуже чем текущий.

Эх, времени все меньше! Завр заходит на следующий круг!

Попробую провести Громовой удар. Из атакующих техник, здесь связка движений короче всего, вернее здесь всего одно движение. Если получится — собью атаку ласточке, потом Быстрый шаг и обычный «Бешеный» бег.

Не теряя времени, я принялся за претворение своего плана в реальность. Сила течет по меридианам, зажигаются нужные узлы в духовном теле, нагнать как можно больше энергии в технику… Ласточка налетела вихрем, меня чуть не сбило порывом ветра. Даже с этой техникой не успел. Слишком медленно для скоростей, которые задавал завр.

Использовал Быстрый шаг, уйдя в бок, с траектории птицы. Теперь бежать со всех ног! Я быстро перебирал ногами, мне казалось, что они размылись в воздухе — настолько быстро я их переставлял. Вытянулся изо всех сил. Вот она манящая полутьма леса, еще чуть-чуть! Мысленно я уже здесь!

За спиной почувствовал приближающуюся угрозу, вильнул, пытаясь сбить преследователя. Как результат ноги запутались, и я покатился вперед, потеряв всякую возможность изменить направление. По спине полоснули когти завра, но мое неожиданное падение спасло ситуацию — птица не смогла вцепиться в меня. Лес уже был слишком близко, а скорость у птицы была слишком велика. Она хлопнула крыльями и взмыла вверх.

Я вскочил, и не обращая внимания на раны, понесся в сторону спасительного леса. Нырнул под кроны деревьев, попетлял между выныривающих на встречу темных стволов и углубился в лес.

***

Фух! В безопасности! Я склонился вперед, уперев руки в бедра и пытался надышаться. Воздух рвал легкие, кровь бурлила в жилах. Вырвался, жив! Выкуси! Постепенно я успокоился. В перевязи оставалось последнее зелье исцеления, видимо пришло его время.

Жидкость ухнула внутрь и жаром разошлась по телу. Охватившее меня зеленое мерцание свидетельствовало о начавшемся процессе исцеления. Я уселся на колени, прикрыл глаза и перетек в медитативное состояние, помогая усвоиться каждой капле алхимии.

Раскинул вокруг технику Восприятия. Лишь мелкие твари, ничего опасного. Как-то недопустимо расслабился я, перестал следить за обстановкой. Гуляю по лесу, как будто у себя дома. Поддержка постоянного Восприятия должно быть обязательным условием существования здесь. И Восприятие, кровь из носу, нужно вывести на следующий уровень. Замечаю противников только в последний момент.

С горечь признался себе, что две победы над заврами вскружили мне голову. Но побед всего две, а поднялся я только на одну ступень, артефакт гонит меня в Возвышении еще на одиннадцать, т. е. простой математикой можно прикинуть, что мне нужно победить еще пару десятков таких же соперников. А будем честны — победа над Стэном была больше заслугой удачи, чем умения. Да и ежа я одолел на грани. Прям хоть спасибо говори проклятущей ласточке, которая спустила меня с небес на землю.

Я открыл глаза и вскочил на ноги. Ладно, поныли и хватит! С ласточкой я еще разберусь, и всех остальных одолею. Артефакт внутри поднял голову и одобрительно закивал — так держать!

***

К своему временному дому на излучине я вышел уже глубокой ночью, ориентируясь больше на Восприятие, чем на зрение. Все это можно было бы трактовать, как отличную тренировку по развитию этой нужной техники, если бы не чудовищная усталость.

Под конец скитаний с неба зарядил холодный дождь. Одежда быстро промокла, блуждания в ночи стали еще неприятней. Сил оставалось только на то, чтобы добраться до логова и завалиться спать.

В пещере было сухо и приятно пахло травами, снаружи бессильно шумела непогода. Я на ощупь добрел до подземной комнаты по длинному лазу, т. к. вырубил Восприятие сразу же, как вывалился на поляну, ибо энергии на поддержку уже совсем не оставалось, и я чувствовал, как техника начала тянуть уже напрямую жизненную силу.

В комнате споткнулся в темноте о низкий стол и повалился в мягкую шкуру, что была расстелена перед ним. Вот это удача! Я острожно снял перевязь с алхимией, аккуратно положил рядом ножны с мечом. Дальше быстро снял мокрые тряпки, в которые превратилась одежда, скомкал их вместе и бросил куда-то в темноту. Затем завернулся в шкуру и завалился спать под еле слышный шум дождя.

Глава 7. Где слишком много врагов

Когда выбрался наружу, утро давно перетекло в день. Дождь за ночь закончился и даже луж не было видно. Я прищурился от бьющего в глаза солнца, развернул Восприятие. Вчера дал себе зарок постоянно поддерживать эту технику и теперь собирался ему следовать. Все тихо, спокойно.

Я одернул, расправил на себе чистую одежду. Последний и единственный комплект, который захватил из дома. (Эх, как там мои родители сейчас?)

На автомате сходил к речке сполоснул одежку, в которой проходят все мои приключения и развесил на просушку. Благо веток в буреломе на поляне все так же было навалом.

Вообще, возвращаясь к одежде. Вот эту сменную я могу еще поэкономить, пока старая совсем не придет в негодность. Но ведь и новая мгновенно превратится в лохмотья, с моим текущим образом жизни то. Ну и вообще бытовые мелочи периодически нужны. Старина Стэн конечно снабдил, как родного, спасибо ему, — я в очередной раз с благодарностью вспомнил завра, с которым сражался, — Но одиннадцать ступеней возвышения это, — я запнулся формулируя, — тоже захватывает дух.

Артефакт выглянул из-за плеча, удостоверился, что новой передряги пока нет, с сожалением вздохнул и мстительно транслировал мне образ запасливого хомяка. Затем исчез, что-то невнятно буркнув на тему — не кантовать, выносить первым.

Хомяки, — задумчиво протянул я. Вот, кстати, да. Уже совершенно понятно, что многие завры достигли такого развития, что могут общаться и организовывать поселения. А может быть и города? А где большие поселения там и торговля. Хм, а что я могу обменять на новые портки? Ингредиенты, травы, свои воинские навыки?

Я помотал головой, — Брр! Я сюда скраб, что ли пришел наживать? Специально, же ушел из деревни, чтобы возвышаться и не подвергать никого опасности. Какие ингредиенты, какие травы?! Тьфу, что за напасть в голову лезет.

Затем хлопнул себя по лбу, — стоп, я же набрал всякой золотой ерунды из сокровищницы, когда имитировал разграбление! — я радостно потер руки и заулыбался, — Так что, без штанов не останусь!

Все эти меркантильные рассуждения не помешали установленному распорядку — тренировка боевки, оттачивание навыков в активации техник.

Завершающее ключ-движение, которое в бое с ежом получилось сделать через духовное устремление, выглядело очень перспективным. Но поляна до сих пор хранила на себе следы моих неосторожных практик, поэтому я не рискнул до конца проводить атакующие техники.

Решил тренироваться на предпоследнем шаге и провести его не в материальном мире. Вроде бы что-то начало получаться. В реальном бою пока рановато пробовать, но кажется что-то стало проглядываться. Вот бы вообще все шаги перевести в духовный план! Тогда выполнение техник будет почти мгновенным. От перспектив захватывало дух.

Фух, ну это дела не близкие, нужно чуть поменьше гордыни. Не забываем еще одиннадцать ступеней и ограничение в течении какого времени я должен возвыситься.

После тренировки чуть поплескался в речке — освежиться и перестроиться на следующий этап. Тренировка, потом медитация. Энергия, развитие меридианов. В этот раз мне показалось, что смог прогнать через себя чуть больше энергии и чуть быстрее. Хорошо.

Теперь небольшой отдых, наловлю заодно рыбы. Спасибо, завру Стэну, за удочку. Махнул, забросил поплавок на середину реки, застыл на берегу. В голове начали прокручиваться последние бои.

С ласточкой да, проигрыш вчистую, хорошо ноги унес. К таким скоростям я оказался не готов, но реванш взять очень хочется. Проклята птица! — вновь накатили эмоции, — ее точно на ингредиенты пущу!

Хм, а вот с ежом. С Восприятием мне определенно нужно тренироваться, завра я почувствовал в последний момент. Ежиный народ, кстати, к разговору о поселениях. Все таки нужно будет наладить контакты с местными, уже от одиночества явно с собой общаюсь.

Так, еж и прошедшая битва. Ну, в принципе, все не плохо прошло. Как всегда на грани, — я ухмыльнулся. — Все как я люблю. А медведя, значит, которого я сразить подрядился — Ограр зовут. Тоже повод в поселение завров сходить и порасспрашивать. Но так как Стэн от медведя подальше держался, то наверное есть смысл силенок все же поднакопить.

И следующий момент, еж перед смертью явно что-то передал мне в духовном плане. Но это никак не проявляется и не понятно, как это пощупать.

Рыбалка в каком-то смысле сродни медитации, следишь за поплавком, мысли неспешно плывут в голове. Не удивительно, что в медитативное состояние я и уплыл в итоге. Тем более поклевки никакой не было.

Направление моей медитации задавали размышления о технике, которую передал завр еж. Что это, как ее увидеть, почувствовать? Хоть самый кончик, хоть ниточку ощущения ухватить. В итоге, во внутренней глубине, забрезжила какая-то аура.

Мерцающий красный свет. Я потянулся на ощущения, воспоминания об ауре ежа. И в духовном плане передо мной предстало красное зерно, похожее на ограненный рубин, который излучал таинственный приглушенный свет и истаивал неизведанным ароматом новой техники.

Как только я добрался до подарка, зерно задрожало и рассыпалось осколками. Перед внутренним взором промелькнул информационный пакет переданный завром. И теперь у меня были теоретические знания и начальный навык использования техники Контроль разума.

— Ох ты ж! — я открыл глаза, под впечатлением полученного сокровища.

Поплавок уже давно и полностью был под водой. Я, думая о полученной технике, и куда она может завести, рассеяно подсек и выдернул здоровенную серебристую рыбину. На автомате поймал ее, отсек голову и бросил добычу ведро — обед, а возможно и ужин. Но ежиная техника — это ж как тактику боя расширяет! Теперь и ласточка мне по плечу!

Аромат жаренной рыбы щекотал ноздри. Я осторожно поворачивал прутик с нанизанными кусочками рыбы, следя за тем, чтобы моя добыча не прогорела в угольки. Из головы не шла проигранная битва с ласточкой. Это был определенный удар по самолюбию.

Я уже навоображал себя непобедимым бойцом, который пачками кладет монстров и уже завтра проходит все ступени артефакта. А на деле позорно сбежал от завра, который практически не пользовался техниками Силы.

Как мне победить? Хватит ли умений на текущем уровне развития? Ласточка показала только одну технику, с пятью призрачными перьями. Мощно. И в прямом столкновении мой Доспех силы эту технику не сдержит.

Но даже не это, а подавляющая скорость, с которой монстр перемещается — вот основной источник ее силы и ее же слабость. Похоже что основную ставку ласточка делает именно на скорость и дополняет одной, но развитой техникой. Хм, но стоит признать, тактика действенная, главное очерчивать круг противников.

Кстати, а ведь странно, что ласточка не заглядывает сюда на излучину. Т. е. старина Стэн был слишком силен, и она предпочитала не лезть на рожон? Да и других завров почему-то не видно, пока получается, что только злобный я брожу по округе, а у остальных монстров есть свои постоянные территории.

Хм, «остальных монстров», — я задумчиво потер подбородок, — это я сам себя уже к другим монстрам отношу? Хотя… Все признаки есть — живу в лесу, иду путем Возвышения, нападаю на всех подряд… Стоп, что-то много на сегодня рефлексии. Надо поесть!

Мое внимание переключилось на приготовившиеся куски рыбы. Я с наслаждением вонзился зубами в это вкуснейшее блюдо, сдобренное толикой голода, ароматом дикого леса и щепоткой азарта. Разберемся. Со всеми разберемся!

***

Экономно дышу, как можно тише ставлю ноги во время бега. В этот выход по максимуму тренирую Восприятию и пытаюсь улучшить свои навыки ходьбы (бега) по лесу. Предыдущие столкновения показали, что я слишком мало уделял внимания этому моменту, надеюсь в этот раз первый удар будет за мной.

Уже вторая половина дня и может быть поздновато для поиска новых завров, но новая техника гнала меня в перед и просто жглась, чтобы ее проверить. Контроль разума — хорош.

За речку опять не пошел, там мне делать нечего. Увлекусь и дойду до территорий, по которым бродят наши поисковики. Как они на меня будут реагировать не понятно. Скорей всего плохо. А драться со своими — вдвойне плохо.

Поэтому опять в сторону, где встретил ежей. Но в этот раз взял чуть ближе к горам. Конечно идея навестить ежиный народ кажется все более привлекательной. Может быть картой со мной вряд ли кто поделится — слишком ценная вещь, но хотя бы в общих чертах просветить, что здесь и как, и куда лучше вообще не заглядывать — было бы полезно.

А пока, азарт гонит меня в перед. Лес все так же красив и разнообразен, как и в раньше. А раз я для себя понял, что сражений мне здесь предстоит порядком, то нужно учиться выживать в этом странном месте, населенном непонятными заврами — ходить не слышно, появляться внезапно, все замечать. Поэтому слежу куда ступает нога, внимательно просеиваю Восприятием окружающий лес.

Впереди, на грани чувствительности, шевельнулось чужое нетерпение. Кого же с нетерпением ждут? Неужели меня? Вот так удача, поохотимся на охотников!

Мой темп бега не сбился ни на шаг. Выдать раньше времени я себя не хотел. Засада — значит засада. Выбежал на открытое пространство и сразу рубанул справа, где уже давно отслеживал незадачливого охотника.

Раздался возмущенный визг и обычный с виду кабан, в холке мне по плечо мигнул, исчез и проявился на другом конце поляны.

Хорошая арена для боя. Большая поляна в лесу, на противоположной стороне огромный дуб, который возвышался над окружающими деревьями. Исполин был наверное в семь человеческих охватов — как если бы люди встали вокруг него в круг и взялись за руки.

Отвлекшись на необычное дерево, я чуть не пропустил возникшее в воздухе мерцание. Но все же успел сделать пару шагов в сторону, с интересом кося взглядом на побочное проявление техники и пытаясь не пропустить возможное нападение с другой стороны.

Мерцание силы, где реальность как будто пошла волнами, в итоге сменилось возникшим из ниоткуда диким свинтусом, заросшим серой щетиной. Он пригнул косматую башку, выставил нижние клыки, торчащие наружу даже при закрытой челюсти. Вокруг опасного оружия начала наливаться красным маревом следующая техника.

Я не стал дожидаться выполнения задумки противника и, шагнув в бок, без затей рубанул мечом услужливо подставленную шею. Сталь, авторством мастеров нашего клана, не подвела и отрубленная кабанья голова упала на траву. Тело зверя все еще стояло, а из шеи толчками выплескивалась красная кровь.

«А я не плох!» — с азартом подумалось мне. На фоне хвастливых мыслей вдвойне было обидно пропустить возникшее позади марево, из которого с яростным визгом выскочил новый кабан. Поясницу ожгло болью, все завертелось перед глазами, и я ощутил чувство полета. Подлый свинтус поддел меня клыками и подбросил вверх, как детский мяч для игры.

Я запутался с перекосившейся перевязью, которая пыталась с меня сползти. Сила подбросившего меня удара была такова, что я успел перевернуться несколько раз в воздухе. Но все же успел сгруппироваться перед падением.

Внизу подо мной опять замерцало пространство, появился заросший щетиной противник. Новый или тот же самый, кто запустил меня в полет. От неожиданности я опять ничего не успел сделать и удар клыками отправил меня в следующий полет.

«Кажется еще одной такой подачи я не переживу», — отстраненно пронеслось в голове. Организм мобилизовался, боль ранений ушла на второй план, мысли стали четкими и холодными. Перевязь чудесным образом перестала спутывать движения. Я перекувырнулся, выхватил меч.

Внизу снова замерцало преддверие техники перехода. Кабаны с энтузиазмом ринулись продолжать свою веселую игру. Подо мной в очередной раз материализовался здоровый свинтус, изготовившийся к подлому приему.

Но я уже был готов и влил силу в формулу Контроля разума. Энергия рванула по меридианам, узлы зажглись в определенной последовательности, и противник оцепенел под действием техники. Его глаза бешено вращались, он только что был готов нанести удар, а теперь не мог сделать даже шага. Пусть всего несколько секунд, но мне хватило с лихвой.

Кабан замер, веки еще пару раз моргнули, потом тело разъехалось на две половины, которые с глухим звуком завалились в разные стороны. Добрый меч не подвел.

Последний оставшийся противник от ярости потерял голову и с диким визгом бросился на меня. Он уже не думал ни о каких техниках, просто хотел добраться до меня и разорвать на тысячу кусочков.

Но я, в отличии от кабана, все еще мыслил холодно и четко. Сделал шаг в сторону, крутанулся и с силой опустил меч на противника. Яростный визг оборвался, как лопнувшая струна. Тело по инерции пронеслось мимо и завалилось на траву. Косматая кабанья башка перекувырнулась пару раз и застыла в траве.

В воздухе повисла тишина, разрываемая только моим хриплым дыханием. Половина поляны была залита кровью. Состояние отрешенности, возникшее во время боя, ушло, навалилась боль в ранах. Я покачнулся, но с силой воткнул в землю меч и все же удержался, чтобы не упасть. Пришло четкое осознание, что обратно я уже не встану, валяться в кабаньей крови на пользу здоровью не пойдет.

Я, в помутненном сознании, обвел взглядом поляну. Не далеко от меня, в стороне от побоища возвышался огромный дуб. С этой точки стало заметно, что в корнях дерева скрывался лаз под землю. Уже ничего не соображая, я потащился к черному провалу.

В голове шумело, перед глазами периодически возникали черные круги. Иногда я запинался о какие-то неровности, но пока успевал вовремя опереться на меч. В голове уже не осталось других мыслей, кроме как добраться до черного провала в корнях, забиться в эту дыру, забыться и зализать раны.

В какой-то момент я оказался около дуба. Он рос на небольшом возвышении, оплетя его толстыми корнями. Из темноты провала привлекательно веяло теплом и сухостью. Я с трудом сделал шаг наверх, переступил торчащий из земли корень. Затем не ловко повернулся, запнулся ногой о другой корень и с вскриком рухнул в темноту.

Глава 8. Лишь перья в руках

Очнулся рывком, открыл глаза, взвился в боевую стойку. Снизу раздался шорох чего-то пересыпающегося. Покачнулся, с трудом сохранил равновесие на неустойчивой поверхности. Ноги по щиколотку погрузились во что-то сухое и легкое, пальцы ног засыпало какими-то легкими, сухими камушками.

Тихо. Сверху лился плотный столб света, в котором медленно кружились пылинки. В остальной части был полумрак, но глаза привыкли к темноте и можно было разобрать, что там находится. Достаточно большая пещера, земляные стены, опутанные корнями. Впереди ярким пятном выход.

Ничего не происходило. Пыль, поднятая моим резким кульбитом улеглась. Осталась лишь тишина, тьма и падающий в провал пещеры столб света. Я немного расслабился, посмотрел под ноги. Пол был скрыт под слоем желудей. Сам я стоял на небольшой горке из этих мелких плодов дуба.

В темной части пещеры раздался какой-то шорох. Я мгновенно подобрался и застыл, всматриваясь в темноту. Напряжение звоном застыло в воздухе. Я напряг глаза, пытаясь понять, что за враг скрывается там.

Вдруг зрение моргнуло и изменилось. Пространство расчертилось разноцветными линиями. Во мне всплыла интуитивная уверенность, что вот эти зелено-светлые линии, которые, как пальцами, обхватывали пещеру — это энергетические линии дуба, который рос сверху. Красные искорки — желуди, которыми была заполнена пещера. Шорох раздался просто от осыпавшихся желудей, которые были навалены еще одной горкой у стены.

Духовное зрение, которое у меня было в зачаточном состоянии скакнуло на новый уровень. Или это не духовное зрение? Спросить совета было не у кого, и я решил пока отложить эти вопросы и просто принять, как данность.

Я пораженно осмотрел пещеру новым зрением. Получается, у кабанов здесь был запасен практически клад культивационных ресурсов! Убрал меч и с интересом огляделся вокруг

Хм. Желуди светились только по краям пещеры. Чем ближе к центру, где я очнулся, тем менее насыщенным был цвет. А вот гора желудей, куда я свалился в невменяемом состоянии. Здесь желуди были серыми и выцветшими.

Так, если сложить два плюс два. Был тяжелый бой, который я смог завершить на грани, едва не погибнув. Тогда был вечер, сейчас уже светит дневное солнце. Чувствую я себя на удивление хорошо. Новые способности, а зрение, в котором ты видишь энергетические потоки, это явно новая способность. Похоже мне в очередной раз повезло. Победил, упал в гору культивационных ресурсов и возвысился на следующую ступень. Я задумчиво обвел взглядом пещеру, прикидывая объем поглощенных ресурсов. Или не на одну?..

Я попытался выяснить у артефакта, но он только сонно и миролюбиво буркнул что-то в ответе. По ощущениям был сыт, доволен жизнью и общаться не спешил. Похоже сосед тоже не терялся и взял энергии про запас. Ладно, сколько бы ступеней не взял, для верности будем считать, что одна, значит осталось еще десяток. Т.е, сейчас можно вздохнуть свободнее, опять появилось время до следующего Возвышения.

С временем конечно не понятно. Сколько точно мне отпущено между ступенями? Внятного диалога с артефактом не получается, обмениваемся только эмоциями и образами. Хм, но ведь образ часов я могу ему переслать? Вернее календаря, благо время до возвышения пока исчисляется в днях. Но, что-то мне подсказывает, что артефакт в очередной раз уклониться от этой темы. Видимо, придется ориентироваться на ощущения. Есть внутри какое-то чувство, которое гонит вперед, и ослабевает после взятия очередной вершины. Я задумался, — наверное время до следующей ступени можно взять равным недели. Я адресовал свой вопрос артефакту, но он сделал вид, что его здесь нет.

На поляне уже во всю светило солнце, трава выпрямилась и о вчерашнем побоище напоминали только останки врагов. Краем сознания отметил, что никакая мелкая живность кабанов за ночь не погрызла. В очередной раз подумалось, что есть некая причина, что в места занятые заврами никто посторонний не лезет.

Перешел на новое зрение и опять осмотрел место обитания завров. Поляна была исчерчена энергетическими линиями, которые сходились к дереву над пещерой. Сам дуб светился ровным зеленым светом, с россыпью красных искр — нарождающихся желудей. Ну, вот и ответ, почему завры сидят на определенных местах. Ресурсы для культивации. Хм, а излучина Стэна?

Еще интересно, как отличаются завры. Кабанья ватага явно была ближе к зверям, а Стэн и еж — ближе к обычным людям, в смысле, культиваторам. А ласточка? Наверное тоже к зверям. Как будто прослеживается правило: звери — упор на обычные свои способности (сила или скорость) и по минимуму техники Пути.

Я обошел останки кабанов. Тела в энергетическом плане были просто телами, без переливов энергий. Бездвижны и серы. Ну, да, время прошло и духовные ядра рассеялись.

Эх, жаль, был бы шанс расширить арсенал своих техник. Перенос себя на расстоянии выглядел привлекательно, а на высоких ступенях техники задержка наверняка уменьшится. Но, вообще, наверное, эта техника для одиночки не подойдет (а команды у меня пока не наблюдается). Если мгновенно исчезать, появляться вовремя боя — это одно, а с таким заметным эффектом, как продемонстрировали завры… Нет, для меня бесполезно.

— И вообще, поменьше жадничай, — я мыслено надавал себе по рукам. — И самолюбование… Прям, показательно был наказан.

— Я хорош! — передразнил я себя. — Так хорош, что сразу получил на орехи от завра.

Я потер занывшую вдруг поясницу. Раны уже не было, только рубец от шрама, который едва чувствовался подушечками пальцев. Похоже переход между ступенями сопровождался просто чудовищной регенерацией.

— Интересно, а рука отрастет? Брр… Не хотелось бы проверять.

Я опять посмотрел на тела поверженных врагов. Вроде бы просто звери, но казалось не правильно оставить их как есть и уйти. Да, и вообще, родители как-то привили аккуратность в жизни. Намусорил — убери!

Я задумчиво потер подбородок и обвел взглядом поляну. Завры, дуб, пещера. Мой взгляд остановился на провале в корнях дерева. Хм.

Последнее тело отправилось в темный зев под дубом. Я выпрямился и вытер пот со лба. Фух!.. Тяжелые. Отряхнул руки. Потом оглядел дуб и возвышенность, на которой он рос, новым зрением и, поддавшись наитию зацепился своей новоприобретенной способностью за одну из линий дуба, которая истекала искривлено и неправильно, огибая вход в пещеру.

Линия поддалась, выпрямилась, пошла над входом. Воодушевленный успехом и исследовательским зудом, я расправил остальные лини, которые уходили в землю. Дуб засветился ярче, энергия стала мощнее циркулировать по измененным каналам.

Какое-то время я с интересом приглядывался, но дальше ничего не происходило. Не понятно чего я ждал?..

Вдруг земля под деревом задрожала, дуб зашелестел листьями. Я на рефлексах активировал Быстрый шаг и очутился в центре поляны, уже выхватив меч и застыв в боевой стойке. Бить или бежать?

Возвышенность, на которой находился дуб, провалилась в пещеру, и груда земли прогребла под собой завров. Когда улеглась, поднятая изменением рельефа пыль, стало видно, что переселение на этаж ниже пошло дубу на пользу. Он ярко засиял в энергетическом плане, и линии, составляющие его духовное тело гармонично переплетались. Теперь казалось, что линии идут правильно.

Мгновение спустя, дуб стал светиться ярче, ярче… Дерево вспыхнуло светочем, затем духовный огонь вытянулся в тонкую линию, ушел высоко в небо над лесом. Все замерло на секунду в шатком равновесии. Затем, как будто тренькнула оборвавшаяся струна, реальность пошла волнами. Мгновение, я моргнул и все исчезло. Дуб все так же стоял на своем месте. В энергетическом плане он светился сильно и ровно. Часть линий слилась, какие-то сменили пульсацию. Культивация, переход на следующую ступень?

От дерева неожиданно пришло ощущение благодарности. Друг! И следом приглашение, культивировать свое Возвышение под его сенью. Дуб, даже предлагал воспользоваться его плодами, когда они будут опадать на землю. И просьба — оградить от ненасытных культиваторов. Образ давешних кабанов, которые подрывают его корни.

Похоже, не только люди и звери идут по пути Возвышения. Мир огромная штука и его можно познавать бесконечно. Завры пользовались плодами дерева для культивации, а теперь и сам дуб воспользовался их останками. Круговорот культиваторов в природе.

Я убрал меч, обдумывая, что ответить неожиданному другу из царства растений. Потом пожал плечами и отправил ощущение, что я его благодарю и принимаю предложение. Потом честность заставила отправить дополнение. Я попытался передать образ, что через какое-то время мне придется уйти.

Все-таки мне хотелось верить, что я пройду все ступени заданные артефактом и смогу вернуться к своему клану. Ну, не убьют же они меня в конце-то концов?

Так, здесь вроде бы все закончил. Прислушался к себе, решая, что предпринять дальше. В теле после перехода на новую ступень ощущалась легкость и сила. Никакой усталости, никакого голода. Как мне обычно говорят родные? Время не ждет?

Я склонился в уважительном поклоне к новому другу. (Вежливость лишней не бывает.) И рванул в сторону реки, в поисках ласточки.

— Проклятая птица! Пришло твое время, — мстительно мелькнуло в голове.

***

Я притаился в лесу, ожидая появления ласточки в небе. Ориентироваться в лесу с новым зрением стало намного проще. Как я и предполагал, обрыв над рекой, населенный ласточками, был таким же местом силы, как и поляна в лесу, где я наткнулся на кабанов. Поэтому обрыв был пронизан яркими энергетическими линиями, которые были видны издалека.

Лес заканчивался открытым пространством, которое поднималось в горку и переходило в обрыв. Над рекой деловито носились мелкие ласточки, я тихонько сидел в засаде и ждал завра.

Наконец, в небе появилась черная точка. В энергетическом плане она ярко светилась, поэтому я не сомневался, что это мой долгожданный враг. Я встал, потянулся, прокручивая к голове план сражения. Затем зевнул, потряс головой, прогоняя остатки напавшей на меня дремы, т. к. ждать пришлось долго, и выбежал на открытое пространство.

Я бежал, постоянно оглядываясь, изображая крайнюю степень испуга. Остановился на самом краю обрыва, закрутил головой, изображая удивление. Затем, ожесточенно зачесал в затылке, изображая раздумье.

Не знаю, произвела эта пантомима впечатление на завра, или он более практично рассматривал меня, как знакомую добычу. Но Восприятие подсказало мне, что ласточка клюнула на приманку и со всех крыльев несется на огонек.

Возросшая чувствительность полыхнула опасностью, завр использовал свою технику с перьями. Я уже не таясь поднял голову и выхватил меч.

Черные перья, горящие синими цветом в энергетическом зрении неслись на меня. За грозной техникой надвигался завр выставив когти. Тактика не изменилась ни капли.

Я мрачно улыбнулся, — Попался!

Когда завр уже был близко и до столкновения оставались считанные мгновения, я применил Контроль разума на птице и отпрыгнул от рвущейся ко мне смертоносной технике. Перья не успели перестроиться и бесполезно ушли в землю. Вслед за ними грохнулся завр, попавший под технику оцепенения.

Используя Быстрый шаг, я оказался рядом с завром. Оцепенение с него спало, и он подпрыгнул, собираясь удрать. Но я успел вцепиться ему в хвост и полоснуть по лапе мечом. Отрубленная когтистая лапа упала, а на траву хлынула кровь.

Завр издал высокий пронзительный крик, от которого зазвенело в ушах и поплыло в голове. Затем заполошенно замахал крыльями и поднялся в воздух вместе со мной. Я все так же цеплялся за перья из его хвоста и не собирался разжимать хватку.

Я помнил по прошлому разу, что оперение ласточки не хуже стали, но других вариантов не видел и замолотил по его туловищу мечом, в надежде, что найду слабину.

Завр опять в панике закричал, поднялся вместе со мной еще выше. От его рывка перья, за которые я держался, вырвались из оперения, и я, закувыркавшись, рухнул вниз. Чудом сумев сориентироваться в мельтешении неба и земли, я успел убрать меч в ножны. Мой верный товарищ теперь был прочно приторочен к моей сбруе и не должен был ни поранить меня, ни, что страшнее, потеряться.

Вместо ожидаемого удара о землю я плюхнулся в речку. Ушел под воду, затем вынырнул и, отфыркиваясь, зорко огляделся в поисках противника. Завр, дергался черной точкой в небе, улепетывая со всех своих оставшихся перьев.

Я погреб к берегу. Выбрался промокший и злой. Затем изображая веселье, повернулся в ту сторону, где я последний раз видел ласточку, и с улыбкой помахал зажатыми в кулаке перьями. Одновременно напряженно вглядываясь, чтобы не пропустить неожиданную атаку. Скорость ласточки никуда не делась и была опасным фактором.

Подождал пару минут, но никто не спешил на меня нападать. Мелкие ласточки, как ни в чем не бывало, все так же сновали над обрывом. Ветер шелестел в деревьях, а большого завра и след простыл. Не срослось.

Я разочарованно убрал улыбку. Проклятая птица! Ушла. Посмотрел на зажатые в кулаке перья. Иссиня-черные, длиной в половину человеческого роста, в энергетическом плане они светились синей энергией. Тут уже помимо воли мое лицо озарилось настоящей улыбкой. Ох-хо-хо! Это же культивационный ресурс, как желуди с дуба!

***

Дальше я отправился вниз по течению, в поисках своей излучины и приютившей меня пещеры Стэна. В прошлый раз я добирался от ласточек ночью, в дождь, и наверняка тогда нарезал лишних круголей по округе. В этот раз шел спокойно, тренируя Восприятие и тихое перемещение по лесу.

Пока бежал, пару раз хрустнула ветка под ногой, от чего я огорченно поморщился. Но в любом деле главное тренировка. Когда мы рождаемся, то сначала мы и ходить-то не можем, но не сдаемся. Пытаемся снова и снова. Падаем и снова поднимаемся.

Заметив впереди высокое дерево, крона которого выдавалась над остальным лесом, я отвлекся от своих размышлений и быстро вскарабкался на его верхушку. Интересно было осмотреть округу своим новым зрением, возможно станет понятно, где завтра искать приключения.

Зеленое море раскинулось перед моими глазами. Солнце уже садилось на другой стороне реки. Пока я не разобрался с проблемой оставшихся ступеней Возвышения, мне туда пути нет, т. к. с кланом встречаться нельзя. Я резко отвернулся в противоположную сторону, заставляя себя не думать о покинутом доме.

Вдалеке угадывалось зеленое свечение поляны, где было сражение с кабанами. Чуть в стороне, похоже территория ежа, там был заметен красный рубиновый свет, знакомый по энергетическому зерну, переданному завром. Ближе ко мне, ниже по течению, светилась мрачным красным цветом, излучина реки, где я обретался. Цвета были похожи на технику Громового удара, которую я получил от Стэна.

С этим понятно. А что дальше? Ближайшее место силы было заметно в той же стороне, где было сражение с ежом, но еще наверное с день пути. Свечение было серебристого цвета и намного ярче. Дальше были видны еще отблески силы, я насчитал больше десятка.

Я удовлетворенно кивнул, — Завров хватит, на всех!

Выглянувший из-за плеча артефакт выразил свое одобрение, но интересной драки пока не намечалось, и он опять пропал по своим делам. Интересно, какие дела могут быть у артефакта поселившегося у меня в голове?

Я возобновил свой путь дальше и уже скоро вышел пещере. Холм светился в духовном зрении темно красным светом. Нити энергий пронизывали его и уходили глубоко в землю. Красные потоки перемежались с черными. В духовном плане мое место жительства имело достаточно мрачный цвет. Я хмыкнул и пожал плечами — а мне нравится!

Восприятие показывало, что никого постороннего около пещеры нет. Я переключился на обычное зрение и вышел на излучину со стороны тренировочных площадок. Заходящее солнце кидало последние багровые отблески из-за горизонта. Поднялся вечерний ветерок, в сырой одежде стало зябко.

Я быстро переоделся в единственный сменный комплект, который хранился у меня в пещере. Дальше отправился на площадку для медитаций. Нужно разложить по полочкам события произошедшие во время вылазки и выполнить ежевечерний комплекс на развития меридиан.

Завтра предстоит новый поход, уже на несколько дней. Очень любопытно кого я встречу в намеченном месте силы, которое сегодня ярко светилось серебром? И, возможно, есть смысл сделать остановку у ежиного народа. Это будет по пути, а они были настроены миролюбиво в прошлую встречу. Возможно удастся разжиться картой? Хм, или, хотя бы штанами?

Глава 9. Где герой приобщается к искусству торговли

К деревне ежей вышел после полудня. Солнце припекало во всю, ветер стих и на небе не наблюдалось ни облачка. Решил сразу не покидать укрытие леса и сначала осмотреться.

Деревня была огорожена высоким деревянным частоколом. На воротах, облокотившись на копья, скучали два стражника. Из ворот лентой извивалась дорога, по которой шли редкие путники.

Я заметил изящную лисицу в красивом ханьфу, пару зверей на телеге запряженной волами и одинокого волка с надвинутой на глаза шляпой, из под которой проглядывала клочками белая шерсть. Все они неспешно двигались по дороге в сторону ворот. Вокруг деревни раскинулись возделываемые поля, тут и там можно было заметить черные точки работников.

Я переоделся в сэкономленный комплект одежды, забросил свою боевую рванину в котомку и, поправив меч, вышел на дорогу. Ажиотажа мое появление не вызвало, и я, подчиняясь гармонии дороги, неспешно побрел к селению, с той же скоростью, что и остальные путники.

В заплечном мешке позвякивали безделушки из клановой сокровищницы и пригоршня монет из Стэновского сундука. Я рассудил, что раз он мне передал техники, то уж к материальным вещам будет абсолютно спокоен в своем загробном мире. Живым нужнее.

Подойдя поближе, рассмотрел стражников. У ворот стояли два воина из ежиного народа. Растущие на спине длинные иголки диктовали особенности экипировки. Длинные штаны, переходящие спереди в верхнюю одежду, сзади спускались скрещенными лямками. Было заметно, что иголки не полностью покрывают спину ежа, а спускаются вниз клином. Лямки одежды и ремни амуниции были пропущены под иголками.

При моем появлении стражники у ворот подобрались и начали переглядываться, решая, как себя вести. Одежда на мне была хоть и чистой, но порядком поношенной, что не говорило о большом достатке. С другой стороны из-за плеча выглядывала рукоять меча, что призывало к вежливости.

— Стой, кто таков, куда путь держишь? — выбрали они вариант на грани. Но произнесено было все достаточно расслабленным, миролюбивым тоном, поэтому я решил не обострять.

— Здравствуйте, уважаемые! — чуть склонился я в вежливом поклоне, — Я путешествую и заглянул по дороге. Хочу прикупить разную мелочовку нужную в пути, поесть и может быть остановиться на ночь в вашей деревне.

— Что, ты кого деревней назвал?! — вскипел более молодой стражник.

Я остановил свой взгляд на крикуне, склонил в задумчивости голову к плечу, пару секунд решая, что дальше. Стражник занервничал, еще крепче схватился за древко копья и сделал шаг назад, переходя в стойку.

Я конечно могу положить здесь этих стражников, — на этой мысли проснулся артефакт и кровожадно поддержал идею. — Но хода в эту деревню больше не будет. Кстати, что не так? Жемчужные облака — деревня и никто не жужжит, а здесь то что?

Тут пожалеешь, что научился скрывать истинный вид своей ауры. Перед выходом в поход у меня наконец получилось манипулировать внутренней энергией, по записям в библиотеке Стэна. И теперь внешне я выглядел не грознее, чем перед историей с артефактом. Ничто не говорило, что я уже практик на Земной ступени. (По подсчетам выходило, что я скакнул на этот уровень или даже выше.)

В это время, более старший стражник, у которого уже проглядывались седые иголки, продолжал стоять спокойно, и с его стороны агрессии я не чувствовал. Он покачал сокрушенно головой, поднял в примирительном жесте руки:

— Стоп, стоп, молодежь! В мое дежурство вы друг друга своими ковырялками пырять не будете!

И обращаясь ко мне:

— Проход у нас свободный, платы не взимаем. Условие только одно, в городе оружие не использовать. Оружие должно быть в ножнах. И наш правитель ввел правило, что на оружие навешивается сигнальная печать.

Работает так, — продолжил он заметив, что я тут же открыл рот что-то уточнить, — Ты можешь обнажить свой меч, но вторая половина печати среагирует, и больше хода в наш город нарушителю не будет.

Раздумывал я не долго, конечно это может быть какая-то хитрость, чтобы лишить меня оружия, но с другой стороны правила выглядели разумно. Положа руку на сердце, не настолько я и важен, чтобы на меня начинать какую-то сложную охоту.

Я опять склонился в вежливом поклоне по отношению к стражникам:

— Условия я понял и меня все устраивает. Прошу простить меня за предыдущее недоразумение. Возможно я слишком долго провел в лесу и отвык от вежливого общения. Как называется ваш прекрасный город? И возможно вы мне подскажете, куда мне направиться, чтобы потратить с пользой свои деньги?

Молодой стражник дернулся вперед, от чего у него колыхнулась тяжелая прическа из иголок, порываясь опять сказать что-то резкое. Смотрелся он при этом мужественно и наверное у местных девушек пользовался популярностью. Но пожилой стражник метко наступил ему на ногу, от чего тот осекся и с недоумением и даже какой-то обидой посмотрел на старшего.

— Конечно, путник. Иди прямо от ворот по улице, упрешься в большую площадь, там почти все торговцы держат свои лавки. Город наш называется Уреш и принадлежит клану Стальных игл. И будь, пожалуйста, осторожнее в своих словах, мы жители очень гордимся, — он сделал паузу, хмыкнул, — своей деревней.

— Конечно, я вас понял и принял ваш совет к сведению, — я опять чуть склонился по направлению к стражникам и успокоительно поднял кверху руки. — Еще раз прошу прощения!

— Отлично! — подытожил старший стражник и удовлетворенно кивнул головой.

Затем, он вытащил белую печать с нанесенным на нее иероглифом, расщепнул ее на две половины. Я скинул меч в ножнах и протянул к нему рукоятью. Еж наклеил белую бумажку, скрепив рукоять и ножны.

Стражник кивнул и облегченно улыбнулся:

— Хорошо! Еще, путник, скажи свое имя, чтобы мы могли записать и приклеить печать, и я больше не буду тебя задерживать.

Он вытащил пухлый свиток, где были видны строчки и приклеенные бумажки печатей.

— Тао Ли из клана Жемчужных облаков, — не видел я смысла скрывать. Ничего предосудительного я не задумал и опозорить ни себя, ни клан не планировал.

— Спасибо, Тао Ли! Добро пожаловать в Уреш, — он подвинулся, освобождая проход.

Я кивнул и неспешно проследовал в город ежей. Отдалившись от ворот, невольно подслушал часть разговора стражников. Молодой еж не скрываясь возмущенно вопросил:

— Скар, что ты любезничаешь со всякими оборванцами?! — и тут же охнул, получив локтем в бок, — Да что с тобой? — уже недоуменно, сбавив тон, — Это же средний практик стадии Становления?!

Скар сварливо вполголоса поинтересовался:

— И много ты видел «средних» практиков спокойно бродящих по лесу? В одиночку, в целом состоянии, без криков ужаса и панических оглядываний за спину? Ты вот сам на прогулку туда сунешься?

— Эээ… — задумавшись протянул молодой еж, но из чувства противоречия добавил, — Ну, мы же ходим на патрулирование раз в неделю.

— Отрядом мы ходим! — взорвался на его упрямство Скар, — Вот зятек дуболом намечается! Нужно поговорить с Ришей, нужен ты ей или нет. Ты долго планируешь протянуть, если к каждому путнику на воротах будешь цепляться? Ты, вообще, замечаешь что-нибудь или только о пиве и бабах мечтаешь?! Ты, глаза этого практика видел? Он ведь раздумывал не о том, чтобы сбежать, а стоит ли положить нас прямо здесь, и подойдут ли ему твои сапоги!

Второй стражник вжал голову в плечи, от чего иголки встопорщились шаром вокруг головы:

— Ну, легче, легче Скар! Чего ты нагнетаешь? Все я понял, буду тише воды…

Старший стражник сплюнул под ноги и от избытка чувств пристукнул древком копья о землю:

— Все он понял. Свяжется с тобой Риша, дети сиротами останутся!

Я скрылся за поворотом улицы, отвлеченно размышляя, что маскировка не задалась. Нужно не просто один прием использовать, чтобы ауру подменить, а разрабатывать полную легенду для новой личности, если хочешь что-то скрыть. Опытный стражник раскусил меня на раз.

Я пожал плечами и ускорил шаг. Меня манили за собой новые штаны и возможность отобедать чем-то не приготовленным на костре. Последнее наверное привлекало даже больше. А сапоги с того вздорного ежа я и не планировал снимать. Размер не тот. Я поцокал языком, может быть в торговле повезет?

***

Круглая площадь была вымощена брусчаткой, как и остальные улицы городка. По центру весело журчал фонтан, даря прохладу. К нему тянулись горожане и гости, около фонтана играло несколько детей, плескаясь друг в друга водой.

Мне попалась на глаза вывеска «Магазин готового платья Жука». Я рассудил, что речь наверное в целом об одежде, и уверенно толкнул дверь. Звякнул входной колокольчик, предупреждая о потенциальном покупателе, из-за стойки показалась фигура торговца. Черный блестящий хитин панциря, длинные усы закрученные к верху. Словом, Жук с вывески, было не просто именем, но названием вида, к которому относился хозяин лавки.

— Приятно вас видеть, молодой практик! Какая сегодня жаркая погодка, хочется весь день просидеть в теньке, хо-хо, — радостно встретил он меня с порога, — на долго вы к нам в Уреш? Что желаете? Может быть эту чудесную жилетку? — он махнул рукой в сторону манекена с зеленой рубашкой без рукавов и черными штанами. Комплект выглядел необычно. — А может быть вас интересует что-то более традиционное? — Он махнул рукой в другую сторону, где стоял манекен, облаченный в темное ханьфу, расшитый затейливыми узорами.

— Здравствуйте, уважаемый! — я склонился в коротком вежливом поклоне. Вежливость наше все, — Я бы хотел что-то традиционное, но практичное. Чтобы не стыдно было и в город зайти, и по лесам пройтись.

— О-хо-хо, — жизнерадостно защелкал жвалами продавец, — Ох, уж эти могучие культиваторы живущие Возвышением! Да, вам определенно нужно что-то практичное, и вы таки зашли по адресу!

Он задумчиво поскреб где-то в районе подбородка.

— Хм, что-то было у меня готовое…

Он ненадолго удалился в глубину магазина и вернулся с ворохом одежды.

— Так, вот например, — продолжил продавец и расправил вполне приличные немаркие штаны и куртку. Потом отложил верхнюю часть и отдельно потряс, повертел штанами. — Хм, но у вас нет хвоста, — задумчиво озвучил он очевидное. Затем поднял свои фасеточные глаза и полувопросительно продолжил, — И вы не возьмете эти чудесные штаны, даже с большой скидкой. — на штанах было аккуратно обшитое отверстие для хвоста.

Я вежливо улыбнулся в ответ.

— Вы совершенно правы, хотелось бы комплект в котором бы не поддувало.

— Хо-хо, вы совершено правы! — жук отложил одежду и повернулся ко мне, — Что ж, я могу предложить вам пошить одежду на заказ. К сожалению люди редко забредают в мой магазин. Но теперь я обязательно буду держать готовый комплект специально для вас!

Я подумал, мысленно позвенел монетами, и пришел к выводу, что шансы найти подходящую одежду в лесном городе не велики, и решил согласиться.

— Многоуважаемый, — склонился я, — как я могу к вам обращаться?

— Хо-хо, вежливость у молодежи, в наше время! Пожалуй, я сделаю вам скидку! Зовут меня Жук, я владелец этого лучшего магазина в городе! Наверное вы прочитали название на вывеске и пришли в затруднение от моего вида, который перекликается с именем. Да, наш клан скарабеев редкий гость даже в этих лесах. А как я в ответ могу обращаться к вам, уважаемый практик? — не стал отставать он в манерах.

— Тао Ли из клана Жемчужных облаков, идущий по пути Возвышения, — представился я.

— О-хо-хо, далеко же вас занесло от родных земель, — бодро прокомментировал Жук, выскочив из-за конторки и снимая с меня мерки в четыре руки. Мерная лента кружилась, как живая, а один ее конец был зажат жвалами, — На долго вы к нам? Что планируете купить здесь в городе? Может быть я смогу помочь?

Я пожал плечами:

— Я не надолго, закупить припасов нужных в походе и вот пару комплектов одежды, а то все износилось.

— Дорогой, Тао! — с восторгом пощелкал жвалами Жук, — Вы таки зашли по адресу! Давайте, я все организую, а за большой заказ сделаю вам скидку? И так, вам нужно два комплекта одежды и, наверняка, котелок, спальный мешок, — дальше он очень дельно перечислил список вещей, который я планировал купить, дополнив его парой полезных мелочей.

— А вы разбираетесь, — с уважением протянул я.

— Ох, это моя работа, — польщено шаркнул ножкой Жук, убирая свои инструменты для снятия мерок, и записывая цифры в блокнот.

С одной стороны, может быть не очень умно сразу купить все в одном месте и нужно предварительно все обойти и прицениться. Но с другой стороны так ли уж мне важно не заплатить лишних монет? С моим образом жизни богатств не скопишь, потому что не понятно, как долго мне еще будет везти.

— Мне нравится ваше предложение, уважаемый Жук, — в тон торговцу ответил я, — давайте поговорим о деньгах!

Жук с энтузиазмом потер все четыре мохнатые лапки и поддержал:

— Давайте, я очень люблю говорить про деньги! Все про все, вам обойдется в двадцать монет!

Я мыслено пересчитал имевшиеся монеты и пришел к неутешительному выводу, что у меня всего половина. Стэн, видимо, не был увлекающимся стяжателем. Я немного подумал, скинул мешок и вытащил прихваченное с собой перо ласточки.

— Может быть вы сможете предварительно оценить эту вещь?

Жук застыл, пощелкал жвалами, затем сорвался к входу, так что меня обдало порывом ветра, набросил на дверь щеколду и с энтузиазмом повернулся ко мне.

— Какой вы интересный, перспективный клиент, Тао! — с восторгом сказал он, потирая лапки, — Перо Вира, Черной молнии — мне определенно подойдет. Культиватор из меня так себе, но даже просто повесить это перо к себе над камином дорогого стоит! Хо-хо, значит Черная молния в следующий раз заглянет в Уреш с драным хвостом? А вы видимо тот замечательный практик, что наводит ужас в Западном пределе? Хм, — оценивающе поглядел он на меня, — видимо одна из этих забавных техник, скрывающих ауру? Но в любом случае, будьте, пожалуйста, осторожнее в городе. Поговаривают, что кланы собирают на вас поисковую партию, чтобы прекратить беззакония на окраине Лесного царства.

Оп. У меня буквально вытянулось лицо от таких новостей. Я тут превозмогаю, возвышаюсь. А с такой стороны на ситуацию еще не смотрел. Да и с Стэном и ежом мы общий язык вроде бы под конец нашли. Хм, правда они умерли.

— Но вы не волнуйтесь, — продолжил Жук, — два понимающих человека найдут общий язык всегда, — он поднял к верху черную лапу с когтистым пальце, — Всегда, так и знайте! И если у вас будет еще что-то подобное, то всегда обращайтесь ко мне. Обратно на родину мне хотелось бы отправлять подобные вещицы. Вы, знаете, мы просто оголтелые коллекционеры!

Я с сомнением посмотрел на Жука. Тот развел лапками и поправил себя:

— Ресурсы нужны всем… — затем встряхнулся и снова одел маску беззаботного торговца, — Ну-с уважаемый Тао, за ваше перо я готов предложить оговоренный список вещей и сто монет в придачу. Исключительно из уважения к вам и с надеждой на взаимовыгодное сотрудничество!

Я кивнул:

— По рукам, уважаемый Жук!

Жук, потер лапки:

— С вами приятно иметь дело, Тао Ли из клана Жемчужные облака! Сто монет я могу отдать вам прямо сейчас, как и часть нужных вещиц, но вот с остальными и главное с одеждой, придется подождать пару дней. Где я смогу вас найти в городе?

Я замолчал, прикидывая. Несколько дней торчать в Уреше было не с руки.

— Уважаемый Жук, я планирую на сегодня остановиться в городе, пока не решил где, а затем мне нужно будет уйти на несколько дней. Смогу я зайти к вам на обратной дороге?

— О-хо-хо, эти таинственные дела могучих культиваторов! — закивал Жук, — Конечно, конечно! Как раз успею все закончить. А остановиться можно в чудесной таверне, которая располагается на соседней улице. Выходите и налево, дальше немного по площади и опять налево в увитый плющом переулок и прямо по улице — таверна «Зеленый хряк». И не спрашивайте почему зеленый! Все равно не знаю!

— Отлично, — закивал я,

В голове немного шумело от напора торговца. Я даже заподозрил какое-то ментальное воздействие от техник. Но духовное зрение не показало ничего предосудительного в энергетическом плане.

— Может быть вы еще сможете уделить мне немного времени и рассказать, как у вас тут все устроено? — я неопределенно махнул рукой, — Что здесь за места, какие порядки…

Жук устроился за конторкой и понимающе покивал головой.

— Очень правильные вопросы уважаемый Тао, вы с первого взгляда показались мне разумным молодым человеком. — он задумчиво пощелкал жвалами, — Земли вокруг, это Лесное царство, мы находимся в Западном пределе, как и Вир, Черная молния, перо которого вы мне так замечательно обменяли. Уреш управляется кланом Стальных игл, недавно у них в поединке практиков погиб глава — Крис, Неодолимая осень. Очень знаете жаль, тоже очень разумный еж был. Вы, кстати, к этому отношения не имеете?

Жук не надолго застыл, внимательно уставившись мне в лицо своими фасеточными глазами. Я пожал плечами и отрицательно помотал головой.

— Вот и я так думаю, — продолжил Жук, — иначе в Уреше могут начаться проблемы. Хоть говорят, что поединок Возвышения и освещен традициями, но земные дела тоже имеют вес. Если продолжить про географию царства, то в неделе пути на восток, в центре леса находится столица Мирт, управляет государством Ограр, глава Черных медведей. Черныши опираются только на силу, и правление их откровенно шатается. Плюс все еще не забыли их бесчинства в самом начале. Ну и можно перечислить основные кланы, которые имеют силу в Лесном царстве. Это Клан полной луны, из народа волков, упомянутые Стальные иглы, Огненное цветение заката, лисы… Ух, что-то я устал уважаемый Тао, вы простите, старость не радость, мне нужно принять свои порошки.

Жук закруглил разговор в стиле похожем на учителя Чана. Тот тоже любил неправдоподобно расставить акценты на своей немощи. Тем временем, Жук снял щеколду с двери магазина, а на прилавок положил мешочек монет.

— Прошу, молодой Тао, — Жук протянул мешочек, — вот, как договаривались. Тогда жду вас через пару дней?

— Да, конечно, уважаемый Жук, — склонился я в прощании и покинул гостеприимный магазин.

Позади звякнула колокольчиком закрывающаяся дверь. Я закрутил головой, ориентируясь в какую сторону искать указанную таверну. Ага, вот угол увитый плющом, значит туда.

Я нашел таверну по вывеске, где был изображен странный зеленый кабан. Толкнул толстую дубовую дверь и вошел внутрь. Таверна была почти пустой, только впереди у стойки обретался хозяин заведения. Благообразный еж, который флегматично протирал пивную кружку.

В дальнем углу я заметил белого волка, который увлеченно поедал какое-то блюдо. Запахи в таверне были очень привлекательные, и в животе у меня внезапно забурчало. Еж у стойки вскинул голову, заметил нового клиента. Глаза его немного расширились от удивления, все же люди в городе редкий гость, я пока кроме себя никого не замечал.

Но он тут же взял себя в руки и обратился ко мне:

— Здравствуйте! Давно не видел человека в наших краях! Что будете заказывать?

— Здравствуйте, уважаемый! — вежливо ответил я, чуть склонившись, — Мне бы поесть. Что посоветуете у вас заказать?

— О, — отставил он кружку и закинул полотенце на плечо, — возьмите жаркое из косули и нашего специального вишневого вина или ягодного морса, в такую жару он многим очень нравится.

Я не колеблясь согласился на косулю, сглотнув внезапно образовавшуюся слюну и подумав, все же решил взять просто морса. Видел я последствия пьянок практиков, которые потом тушили всей деревней. Да и предостережение Жука, тоже не способствовало легкомыслию.

Пока общался с ежом насчет еды, сразу договорился, что остановлюсь на ночь в их заведении. Выбрав свободный стол, сбросил вниз мешок, повесил перевязь с опечатанным мечом на спинку стула и, вытянув под стол ноги, приготовился ждать, когда приготовят обещанной еды.

Вдруг отметив, что-то краем взгляда, я резко повернул голову. Замеченный ранее белый волк уставился на меня со странным выражением морды. Хм, неужели сейчас будет весело? Я подобрался, ощутив прилив сил и жажду хорошей драки. Тут же выплыл артефакт из глубин своей дремы и занял места в передних рядах.

Волк моргнул, понял, что я заметил его интерес, и тут же отвел взгляд. Дальше, даже не закончив свою трапезу, подозвал хозяина, чтобы расплатиться. Быстро собрался и ушел не оглядываясь. Дверь таверны со скрипом закрылось.

Э, и что это сейчас было? Артефакт тоже недовольно, в унисон моим мыслям, поинтересовался, где обещанная драка. Сварливо отправил ощущение-вопрос, не забыл ли я, что должен брать следующие ступени Возвышения, преодолевать себя в битвах, а не ковырять в носу в тавернах и хлестать вино. Я возмутился, что заказал просто морс. Артефакт ответил, что это еще хуже и недовольно исчез по своим делам.

Я пожал плечами и выкинул этот эпизод из головы.

Глава 10. Где героя припирают к стенке

Вышел из города утром, сориентировался по серебристому свечению энергий. Сейчас уже давно день, и дело движется к вечеру, а приметное в энергетическом плане место силы, как заговоренное постоянно ускользало от меня. Уже который раз, я забирался повыше на деревья и намечал цель. Потом, в полной уверенности, что уж сейчас-то выйду, устремлялся вперед и оказывался в совершенно другом месте.

Силы потихоньку таяли, как и запал бросить вызов неведомому хозяину серебристой энергии. День постепенно катился к вечеру, и я уже подумывал повернуть обратно к Урешу. Благодаря Жуку, появились какие-то деньги, и можно было побездельничать в городе ежей. На удивление приятный городок, и местные вполне справедливо им гордятся.

Вдруг, что-то зашуршало в стороне в кустах. Я взял стойку, напряженно прислушиваясь и вглядываясь духовным зрением. Хм, вроде бы ничего… Затем глаза явственно заметили что-то белое, мелькнувшее на зеленом. Я бросился в ту сторону, ведомый любопытством. Ничего. Тишина.

Хрустнула ветка в противоположной стороне. Я дернулся туда, опять показалось, что что-то мелькнуло. И опять пустота. Впереди раздался какой-то шорох, я тут же рванул на звук. Никого. Но на ветке колючего кустарника остался клочок белой шерсти.

Что ж, кто бы ты ни был и в какие бы игры ни вздумал играть, я тоже участвую! Меня охватил азарт охоты и соперничества. Кто же у нас такой прыткий? Впереди опять мелькнуло белое пятно, и я бросился в погоню.

***

На лес опустился вечер, я уже весь был взмылен, но так и не смог догнать шутника. Пару раз казалось, что приз уже близко, но неожиданная яма или овраг, опять отбрасывали меня назад в этой погоне.

Впереди опять что-то мелькнуло, и я, уже без энтузиазма, порысил к густым зарослям. Вот проверю там в последний раз и будут сворачивать затянувшуюся прогулку. Придется признать, что поиски окончились полным провалом. Может быть есть смысл попробовать с другими местами силы.

Я продирался сквозь густой подлесок и явственно заметил своего неуловимого противника. Это был тот таинственный волк из таверны, с которым я хотел сцепиться вчера. Он тяжело дышал и выглядел неважнецки. Хух, у меня прям открылось второе дыхание, и я рванул за блохастым, чтобы в этот раз точно намылить ему холку.

Волк обернулся, клацнул зубами и тоже поднажал. Мы вывалились на открытое пространство. Вечер уже давно вступил в свои права, и все вокруг погрузилось в сумерки. Впереди мелькала только светлая одежда и белая шерсть моего оппонента.

В следующее мгновение вокруг вспыхнули факелы. Я испытал дезориентацию в пространстве и остановился, как вкопанный. Крепко зажмурил глаза и опять распахнул, чтобы быстрее адаптироваться к свету.

Оглядевшись, я понял, что оказался на большой поляне посреди леса. По периметру плотной цепью стояли звери из народа волков. Такая же белая шерсть и похожий фасон одежды, намекали, что мой визави не одиночка и состоит в каком-то клане.

Воины впереди расступились и волк, которого я преследовал, тяжело дыша и вывалив из пасти красный язык, сделал вперед несколько заплетающихся шагов и рухнул на подхватившие его лапы. Ряд сомкнулся, скрыв беглеца. Желтые глаза воинов грозно сверкнули.

Что ж, это было веселое приключение… Я поблагодарил артефакт, что он меня в это втянул. Я практически пролетел в Возвышении несколько ступеней, что в обычном течении жизни заняло бы лет пять, десять. Но сейчас врагов было слишком много, и я не рассчитывал выйти из этой передряги, готовясь дать свой последний бой.

Лязгнул верный меч, выходя из ножен. Я сделал вперед шаг, принимая боевую стойку, начиная разгонять энергию по меридианам. Раз мне дают время, то грех не воспользоваться и не подготовить технику артефакта. Авось и прорвусь, с азартом подумалось мне.

Цепочка воинов впереди расступилась, и на поляну вышел молодой волк. В духовном зрении его аура ярко светилась — достойный противник. Похоже планируется поединок, а не все на одного. Что ж, тем лучше.

Мысли шли фоном, частью сознания я отслеживал ситуацию на поляне, но основное свое внимание сосредоточил на скрупулезном выполнении техники. Первый шаг, второй, третий. Энергия закручивается в водоворот, я уже с трудом проталкиваю тело в нужную последовательность движений.

Мой противник красивым движением обнажил меч, принял боевую стойку и свободной рукой сделал движением, как будто подманивая меня и предоставляя право первого удара.

Меридианы взревели от переполняющей их энергии, узлы зажглись в нужной последовательности. Я резко взмахнул мечом, и вал ревущей энергии раскрылся над землей веером и рванул к моему противнику.

Глаза волка расширились, с морды слетела спесь, и, на мгновение, проступила неуверенность. Но он взял себя в руки и быстрым шагом улизнул от моей техники. Попытался улизнуть. Волна энергии слишком широко растянулась, и дистанции, на которой действовал Быстрый шаг волка, не хватало. Совсем чуть-чуть.

Волк вышел из ускорения, насмешливо посмотрел на меня и вдруг обнаружил, что еще ничего не закончилось, и волна моей техники уже готова захлестнуть, пережевать и выплюнуть незадачливого бойца. На морде волка отобразился откровенный испуг, и он сиганул в сторону.

Разминулся с ревущей энергией совсем рядом. Покатился по траве, вскочил, напружинившись, в боевую стойку. Он все же не удержался и встревоженно повернулся к смертоносному валу артефактной техники, которая накатывалась на цепочку его соклановцев.

Каждый из бойцов переднего круга сделал шаг назад. Стало заметно, что факелы теперь закреплены на треногах и возвышаются над окружающими. Техника накатила на цепочку установленных устройств, и по периметру импровизированной арены вспыхнул энергетический барьер.

Запущенная мной техника не смогла пробить преграду, закрутилась, рванула кверху, проявляя весь защитный купол, отделивший место сражения от остальных волков. Техника взъярилась, вскинулась вверх и затухла, рассеявшись по барьеру.

Волк повернулся ко мне в настороженном и полностью собранном состоянии. Ни о каком пренебрежении речи уже не шло. Он сделал шаг, крутанулся, взмах мечом… Шаги волчьей техники шли один за одним, вспыхивая искрами в духовном плане.

Я не стал дожидаться результатов, которые не факт, что не поразят меня в неприятную сторону, и бросил Контроль разума на своего противника. Техника волка разрушилась, энергия рассеялась в пространство. Он застыл с поджатой в колене ногой, дошедшей до уровня груди. Было видно, как на шее напряглись жгутами мышцы, а от предпринимаемых им усилий глаза бешено вращались, рискуя вывалиться из глазниц. Но мой Контроль разума пока справлялся, не давая волку сделать ни единого движения.

Я использовал Быстрый шаг и очутился рядом с противником. Дальше без затей рубанул мечом. Вспыхнула техника Доспеха, наложенная на волка. Контроль с него спал, и он красиво через сальто ушел назад, разорвав дистанцию.

Не уйдешь! Я прыгнул вперед, нанес удар, противник отразил. Мы закружились в скоротечной, яростной рубке, высекая искры и звеня клинками. Никто не смог получить преимущество, во владении мечом мы были примерно равны.

Волк разорвал дистанцию Быстрым шагом, поднял голову кверху и протяжно завыл. Звук ввинтился в мозг, прошел скрежетом по нервам, и я почувствовал накрывшее меня оцепенение. Застыл не в силах броситься вслед своему врагу.

Но волк и не думал убегать. Использовав свой вариант контроля разума, он бросился ко мне, готовясь нанести смертоносный удар, который закончит наше выяснение отношений.

Предыдущие схватки не прошли для меня даром, я уже знал, как сбросить оцепенение. Громовой удар, который я в первые смог использовать в битве с ежом, находясь под контролем! Техника уже неоднократно была отточена во время тренировки.

Я тут же начал насыщать меридианы энергией, мысленно направляя поток в нужные узлы, и, через мгновение, провел мысленную имитацию ключ-движения активирующего Громовой удар. Короткий всплеск разрушил чужой контроль и волной энергии полетел дальше к моему противнику.

Волк не ожидал такого изменения в рисунке битвы, не успел среагировать и на полном ходу наткнулся на волну техники. Вспыхнул Доспех, рассеивая энергию. Но все равно, эффект был такой, как будто он впечатался в стену. Мой противник дернулся, клацнул зубами и, закашлявшись, сплюнул кровью.

Воспользовавшись паузой, я кинул Контроль сознания на волка. Он опять застыл. Пока он отчаянно пытался сбросить оцепенение, я провел цепочку движений Рассекающего удара. Для активации техники оставалось только совершить финальное ключ-движение. На тренировках я отработал мысленное выполнение такого шага.

Я взвился в прыжке на встречу своему противнику, который пока все так же находился под действием контроля. Энергия техники бурлила во мне, требуя завершить комбинацию. Мысленное движение, зажегся финальный узел техники, вокруг меча возникло сияние энергии, и я рухнул на противника, завершая прием.

Вокруг волка зажегся Доспех, бессильно звякнул меч, не причиняя вреда. Но масса удара вбила противника в землю, он, не выдержав, упал на одно колено. Следом ярко вспыхнула его техника доспеха, раздался тонкий звук, как будто лопнуло стекло, и защитная техника слетела с моего врага.

Я тут же перегруппировался после прыжка в новую стойку и наотмашь рубанул мечом. Между ударом получилась небольшая пауза, поэтому волк частично смог среагировать, отпрыгнув назад. Мой удар не располовинил его, но нанес серьезную рану наискосок через грудь. На траву хлынула темная кровь.

Я уже ничего не соображал и не видел никого вокруг, кроме моего противника. В голове речитативом гремел голос артефакта, с которым мы составляли в этот момент одно целое, с упоением отдавшись битве.

Как продолжение удара, я бросил очередной Контроль сознания. Волк все так же не мог ему сопротивляться и застыл изваянием. Дальше, неимоверно быстро, я прошел шаги артефактной техники. Взревел могучий вал энергии. Я прыгнул вверх, планируя одним ударом закончить наш бой.

В этот момент из-за круга факелов неспешно вышел старец из народа волков. Высокий, чрезвычайно худой, опирающийся на узловатый посох. Белая шерсть еще белее из-за седины. В отличии от воинов, одетый в белую мантию, с растительным орнаментом по краям одежды.

Он на большой скорости слитно провел несколько движений, активирующих собственную технику, и воткнул посох в землю.

Перед моим противником, который скорчился на земле, не в силах сбросить оцепенение и наверное уже попрощавшись с жизнью, вспыхнул энергетический барьер, похожий на тот, что отделил нашу арену от зрителей.

Я со всего маха впечатался в неожиданную преграду. Энергия взревела пламенем, растекаясь по барьеру. Артефактная техника частично рассеялась, но небольшая часть отскочила назад в меня. Удар о барьер, отдача техники… Меня как будто схватил неведомый великан, завертел в воздухе и со всей дури ударил о землю.

В голове было пусто и еле слышно звенело. Я лежал на траве, не в силах пошевелиться. Надо мной раскинулось ночное небо. Искорки звезд таинственно перемигивались сверху. Налетел ветер, качая тени в кронах ночного леса. Несколько травинок коснулись щеки.

Надо мной появилось лицо старца, так внезапно переломившего исход битвы. Он оперся о посох и всмотрелся в мое лицо. Затем, старец начал что-то говорить. Я видел, как открывается его рот, но уши как будто были забиты ватой. Я отвел взгляд и опять начал всматриваться в бесконечные звезды.

Старец осекся, затем вытащил зеленый пузырек из складок мантии, наклонился и влил содержимое мне в рот. Секунду ничего не происходило, затем внутри живота взорвалось горячее жжение, энергия исцеления хлынула по телу, частично исцеляя и приводя в норму.

Звон в ушах пропал, и я опять начал слышать. Звуки ночного леса, треск факелов вокруг поляны, звяканье от амуниции воинов. Мысли обрели большую ясность и стройность. Неожиданно последние события сложились в одну цепочку. Таинственный волк в таверне, не уловимое место силы и погоня в лесу. Поляна, сражение.

Надо мной опять навис белый старец и уже внятно произнес

— Слышишь меня? Можешь не отвечать, просто моргни.

Я согласно закрыл и открыл глаза.

— Сразу, чтобы не было иллюзий, ты дышишь, потому что я так решил. Ты здесь, потому что был нам нужен. Ты допущен на арену клана Полной луны, потому, что мы идем путем битвы, а ты был расценен, как достаточно сильный, чтобы натаскивать наш молодняк.

Старец помолчал и продолжил:

— Ты недавно в наших лесах, но уже слишком много о себе возомнил. Здесь водятся намного более крупные звери, а ты лишь червь, который только-только сделал первые шаги на Пути.

Седой волк сделал паузу, задумался:

— Через семь дней ты снова должен быть здесь и сразиться с тем на кого я укажу. На тебе останется наша метка, она будет жечь и напоминать, кто ты есть, — добыча Полной луны. Через семь дней проклятье пожрет твою душу, либо я его обновлю. Ты либо будешь выполнять волю Полной луны, либо умрешь в мучениях, как червь, которым ты и являешься.

Старец замолчал, затем начал неспешно ходить вокруг меня, рисуя на земле алхимические узоры. Посох периодически вспыхивал энергией, ставя якоря, расчерчивая соединяющие линии. Через какое-то время волк остановился, окинул получившуюся конструкцию взглядом, удовлетворенно кивнул.

Затем он перевел взгляд на меня, мрачно ухмыльнулся и активировал алхимический конструкт, в который было вписано мое неподвижное тело. Линии и узлы вспыхнули слепящей энергией, меня пронзило иглами боли. Не выдержав, я закричал и начал корчиться от боли.

Старик довольно кивнул, с чувством хорошо выполненной работы. Склонив голову на бок полюбовался на мои страдания. Затем отвернулся и неспешно, опираясь на посох, пошел назад. Я с ненавистью посмотрел ему в след, горя в пламени боли.

Дальше, как в тумане я наблюдал, как клан Полной луны забрал своего раненого. Потом воины разобрали треноги с факелами, и все волки организовано покинули арену.

На поляне остались только я, терзаемый болью, ночь и холодные звезды, которые равнодушно светили с неба.

Глава 11. Где герой зализывает раны

Наконец алхимическая печать старика прогорела и рассеялась. Я с трудом пошевелился, встал на трясущиеся ноги. Шатало даже от легкого ветерка. Я провел дрожащей рукой по лицу стер что-то липкое — то ли кровь, то ли сопли.

Терзавшая меня боль ушла, осталось только жжение, где-то внутри. Все, как старик и обещал. Напоминание. После выпавшей на мою долю пытки, сейчас, по контрасту, было легко и спокойно. Все ощущения стали очень яркие, и радовало даже обычная возможность дышать. Но к предкам такой допинг, лучше скучно и серо!

В голове пусто, ни единой мысли. Я просто стоял, шатаясь на тихом ночном ветерке, подставив лицо прохладе. Радуясь жизни, здесь и сейчас. Что дальше делать — не понятно.

Огляделся. Ночь, темно, темные тени леса по краям арены. Сверху помигивали яркие искорки звезд. Я перешел на духовное зрение и поляна осветилась серебристым цветом. Из земли к небу шли переплетения энергетических линий. Что ж, вот и место силы которое искал. Арена расположена прямо на нем.

Сил куда-то бежать, что-то делать — нет, зелий чтобы восстановиться тоже. Но вот рядом прорва энергии, бери и черпай. Эх, но как? Нужна подходящая техники, которой нет. Но учитель говорил о пользе медитаций в местах силы, наверное это тот случай.

Я рухнул обратно на колени, выпрямился на пятках и отпустил сознание. Мысли текли рыбками, не задерживаясь в голове, я постепенно превращался в огромный океан, который соединился с окружающим миром. Вот вспыхнула одна из серебристых линий, вот вторая. Постепенно я проникся аурой места и в какой-то момент почувствовал, что меня омывает серебристый океан силы, и крупинки этой силы, понемногу, через раз, оседали в моем духовном теле.

Через пару часов я открыл глаза. Тело звенело от избытка сил, набранных в источнике волков. В искусстве медитации мне удалось перешагнуть свой предел и перейти на следующий уровень. Теперь я смогу напрямую поглощать силу из источника. Раньше это происходило неосознанно при переходе на следующую ступень Возвышения.

Столько всего сложилось после столкновения с волками, что даже не знаешь, как оценивать эти события. Поражение? Ведь во власти волков, было отправить меня к праотцам. Удача? Ведь, я умудрился получить новую технику, благодаря доступу к могучему источнику энергии все тех же волков.

Я ощущал небывалый подъем от избытка энергии. Хотелось вскочить, бежать и сразу начать что-то делать. Артефакт не отставал от меня, тоже набравшись дармовой энергии и испытывая зуд действий.

Я помотал головой, отгоняя излишний энтузиазм и беря себя в руки. Поспешные решения я сейчас позволить себе не могу. Кроме гонки Возвышения добавилась печать проклятия, с которой тоже нужно что-то делать. Жжение наложенной техники никуда не ушло, зудело фоном. И почему-то верилось, что через семь дней все усугубится. Опять вспыхнула ненависть к белому старцу. Проклятый старик!

Вспыхнула и прошла, оказав на меня эффект холодной воды. Эмоции теперь держал под контролем, артефакт тоже успокоился и больше не мешал мыслить связно.

Во-первых, Возвышение. Раньше я подсчитывал, что между ступенями артефакт дает мне около недели. С прошлого прорыва прошло три дня, значит в течении ближайших четырех дней, мне нужно взять следующую веху на Пути. В окрестностях я заметил около десятка других мест силы, которые обещают новые битвы. Но что выбрать? В какую сторону идти? Сегодняшняя битва не привела к прорыву, и времени теперь все меньше и меньше.

Я могу опять вслепую выбрать одно из направлений и проверить, что представляет из себя следующее место силы, и кто его хозяин. Либо… Я задумался, — А что если посоветоваться с Жуком? Он ориентируется в местных реалиях и заинтересован в ресурсах. Заманчиво подобрать соперника по силам и заранее знать с кем столкнешься.

Решено, так и сделаю. Возвращаюсь в Уреш для разговора с торговцем. Да и вещи мои, по договоренности, уже там должны меня ждать. Я потер подбородок и дополнительно честно признался себе, что главный повод, в том что просто опять хочется приобщиться к стряпне повара в таверне «Зеленый хряк». Может он подсыпает что-то в свои блюда?

Следующий пункт — висящее на мне проклятие. Осторожно узнать в городе на эту тему? Да, пожалуй. Но вряд ли успею сделать что-то большее и через семь дней все равно придется вернуться сюда.

Как уже понятно, довести бой до конца, если я окажусь сильнее, мне не дадут. А что с Возвышением? Смерть одного из противников обязательное условие, чтобы шагнуть на следующую градацию Пути?

Артефакт неохотно поднялся из сонных глубин и все же обнадежил, что главное условие — преодолеть себя, шагнуть за свои границы. Но вдогонку послал образ детской песочницы и сомнение, что бойцы будут выкладываться в таких мягких условиях.

Хм. Но меня вряд ли будут спасать при поражении, наверное Возвышение одного из волков клана сочтут достаточной платой за мою жизнь. Уж мне то мотивации хватит? Т. е. мне эти сражения выгодны? Артефакт тут же вклинился с сомнениями, послав образ домашней болонки в одеждах волков.

Я пожал плечами. Попробуем сместить акценты в битвах на арене? Цель будет не просто победить, а победить ультимативно. Технику Меча силы провести быстрее, Рассекающий меч полностью выполнить в духовном плане, без подкрепления материальными шагами-движениями. Это вообще возможно? — обратился я к артефакту. Тот уклончиво вильнул, оставив смутный образ журавля в небе.

Еще на мне два обязательства. Сражение с Ограром, который, судя по словам Жука, оказался не простым зверем. И защита заповедного дуба на кабаньей поляне, который тоже идет по пути Возвышения.

И кстати, приглашение зеленого собрата по Пути, культивировать под сенью его кроны, как нельзя более подходит под новую способность получения энергии напрямую из мест силы. Нужно зайти, проведать.

По Ограру — это задача на будущее. После столкновения с волчьим дедушкой, очевидно, что большим зверям леса я сейчас на один зубок. Как перерасту почтенного старца из клана Полной луны, можно и на Ограра. Пока, понемногу, копим информацию, смотрим возможности.

Что ж цели ясны, задачи поставлены, можно больше не сдерживать себя и наконец-то действовать. Я вскочил на ноги, на секунду застыл, ориентируясь. Затем поддавшись неожиданному порыву вскинул голову к огромной серебристой луне, протяжно завыл, не хуже давешнего противника на арене, и бросился в сторону Уреша. Это будет отличная тренировка Восприятия!

***

Первые лучи солнца настигли меня, где-то поблизости от города ежей. Бег через ночной лес оказался очень странным предприятием. Кажется, после восстановления из источника, меня излишне захлестнули эмоции. Сейчас, с восходом солнца, чувства как будто пришли в норму, и я стал мыслить более ясно.

Меня все не отпускало ночное путешествие, и я мыслями постоянно возвращался к нему. Темный лес, не видимые кусты, ветки, скрытые в темноте овраги и ручейки. Скорость, как будто бегу по ровному полю. Еще не давно, я бы сказал, что это безумие и верная дорога к самоубийству. И довольно глупому.

Но вот я здесь, и на мне ни царапины. Лихорадочный бег под светом полной луны, которая ярко светила, населяя лес живыми тенями, то ныряла в облака, резко окутывая тьмой. Не пойму, как я смог пробежать этот путь?

Иногда приходили отрывочные воспоминания, мельтешение образов об этом бешеном беге, где будто бы тьма была не такой и темной, лес населен необычно громкими шорохами, которые отражались в низинах и выпрыгивающих на встречу деревьях. Хм, и даже запахи ночью чувствовались как-то необычно остро, помогая ориентироваться в лесу.

Я потряс головой, — К предкам! Жив и ладно. Впереди еще куча дел.

Я выбежал на дорогу к городу, остановился, подставив лицо утреннему солнцу. Глубоко вдохнул, выдохнул и неспешной трусцой направился к воротам Уреша.

Там встретил давешних стражников. Молодой еж опять порывался, сказать что-то не лицеприятное, наверное поразившись моему виду. А после того, как ты почти умер, а потом воскрес и еще полночи пробирался по лесу, видок у меня был… Что побрезгует и последний оборванец на паперти. Но старший стражник опять укоротил своего коллегу, врезав локтем в бок, когда тот уже набрал воздуха и готовился попытаться испортить мне начало дня.

Молодой стражник подавился воздухом и с детской обидой посмотрел на седого ежа. Тот сурово взглянул на него в ответ и перевел взгляд на меня. Я вежливо склонился в поклоне:

— Здравствуйте уважаемые! Хороший денек сегодня! Вот иду в Уреш по делам.

— И вам не хворать практик Тао, — проявил свою память стражник. — Правила вы помните, в прошлый раз в нарушениях не замечены, давайте свой меч для печати и проходите.

Я дисциплинировано снял меч, стражник ловко залепил рукоять и ножны печатью и быстро сделал отметку в пухлом свитке.

Я опять благодарно поклонился, поправил меч на спине и неспешно направил свои стопы в Уреш.

***

Было раннее утро, и на улицах встречались только редкие прохожие. Большинство из них при встрече морщили носы и отворачивались. Да даже я сам ощущал густое амбре от своей одежды и не мог их осуждать. Но наличие меча и решительная физиономия голодного практика гасили возможный конфликт на корню.

Я остановился на круглой площади рядом с фонтаном, решая куда двинуться в первую очередь. Голод и желание приобщиться к банным процедурам гнали меня в «Зеленый хряк», но табличка на входе в лавку Жука недвусмысленно говорила, что он уже открылся. Я потер подбородок с следами засохшей грязи и с сомнение посмотрел на лавку. Если зайти то это не на пять минут, пока закончим вежливые кружева и перейдем к делу — а стоит сразу закинуть удочку про выбор следующего боя. Я вспомнил, что там должны ждать мои вещи и вздохнул. Наверное стоит зайти, иначе банально не во что будет переодеться в Хряке.

Звякнул колокольчик входной двери и черный скарабей поднял на меня свои фасеточные глаза. Удивленно защелкал жвалами от моего вида и поприветствовал:

— Дорогой Тао, рад вас видеть!

— Спасибо, уважаемый Жук! — склонился я в вежливом поклоне.

— Как вы сегодня рано и похоже прямиком со своих таинственных дел! — он окинул взором мой потрепанный вид. Затем исчез за прилавком и тут же выпрямился с походным мешком звякнувшим внутри чем-то металлическим и со свертком одежды. — И вам явно, как нельзя срочно, нужен ваш заказ!

— Ох, спасибо вы, как никогда правы! — в тон Жуку ответил я.

Торговец развернул сверток с одеждой, повертел перед собой. Я кивнул, что да все хорошо, подбирая слова, чтобы перейти к главной части визита:

— Уважаемый Жук я бы хотел обсудить еще другой момент…

Жук выжидательно уставился на меня своими фасеточными глазами:

— Я весь в внимании дорогой Тао!

— Хм, — запнулся я, — вы ведь помните то перо? — и вопросительно посмотрел на торговца.

— Конечно, конечно, дорогой Тао! Вы хотите предложить мне что-то еще? — потер черных лапки скарабей.

— Да, уважаемый Жук, — я опять сделал паузу — Как вы наверное догадались мое развитие, как практика идет по пути сражений.

— Ох, дорогой Тао, сегодня по вашему виду это особенно очевидно. Уж вы простите за прямоту.

— Да, порой настигают трудности, — кивнул я.

Затем перешел к сути предложения:

— Мне показалось, что вы сведущи в раскладе сил и игроков в Лесном царстве. Я же напротив сейчас играю в слепую, а хотелось бы более осознанно выбирать следующих соперников. Мне уже не очень интересны те, кто слабее меня, но и убиться об практика неимоверно выше по силе, тоже не хотелось бы…

Из глубин сознания выплыл дремавший артефакт. С интересом огляделся, оценил скарабея. Оглянулся на меня, поцокал, отправил картинку лисы виляющей хвостом и ощущение, что-то про коварство. Хотя и неодобрения тоже не высказывал. Почтив присутствием, артефакт удалился в свои неведомые дали, оставив флер своей силы.

Я мысленно пожал плечами. Ну, во-первых все правда, ни слова лжи, а во-вторых, показалось не правильным выкладывать Жуку про обстоятельства с артефактом и нехватку времени. Как я понял, Жук в первую очередь поставщик ресурсов, и как бы он и меня не разобрал, чтобы до артефакта добраться.

В лавке повисла тишина, нарушаемая только негромким постукиванием. Скарабей задумчиво отбивал какой-то ритм, постукивая о деревянный прилавок костяным наростом на черной лапе.

— Хм, дорогой Тао, пожалуй вы зашли по адресу, и я смогу быть вам очень полезен, как и вы мне… — задумчиво протянул скарабей, решаясь — Ну-с, пожалуй я могу вам предложить целое сокровище — карту с отметками мест силы, кто ими владеет и примерная сила владельцев.

Жук предостерегающе поднял лапы:

— Сразу скажу, что карта конечно не полная, многие стараются держать свои способности в тайне. Но вам она должна оказаться очень, очень полезна на первое время. Но и запрошу за эту услугу я достаточно много…

Он опять задумался, решая открывать до конца карты или нет. И наконец, продолжил:

— За эту услугу, я попрошу начать ваше Возвышение с определенной точки и победы над определенным практиком. Находится это место силы в двух днях пути от Уреша. Я забираю все, что там будет, плюс, самого практика, хм, или останки практика. Вам же достается карта и список к ней с расшифровкой топографических обозначений и оценкой потенциала соперников. Что вы на это скажете?

Я задумался. Понятно, что скарабей собирается решить какие-то свои дела с моей помощью. Но я ведь и не предполагал другого? Или может быть он уже распознал нахождение могучего артефакта во мне и собирается завести в ловушку? Но чем эта ситуация отличается от обычного поиска?

Я в очередной раз мысленно пожал плечами. Буду разбираться на месте, если неведомый практик решит не испытывать свою силу или окажется слишком слаб, то я просто развернусь и больше не буду иметь дела с Жуком. Если это ловушка, то аналогично. В любом случае буду держать нос по ветру.

Я почувствовал азарт, и вдруг накатило странное желание издать восторженный вой. Но я справился с собой и чинно поклонился торговцу:

— Мне нравится ваше предложение, уважаемый Жук! Мне нужно немного времени, чтобы подготовиться и, сегодня же, во второй половине дня я готов выйти к месту нашего предприятия.

Жук с видимым облегчением опустил лапы на прилавок. Снизу что-то стукнуло, и мелькнула вторая пара верхних лап.

Арбалет?! Ух, вот я дурень, даже Доспех на себя перед разговором не накинул! — я мысленно постучал себе по голове. — Урок тебе Тао, урок! — Но внешне постарался не подать вида, что заметил что-то подозрительное.

Тем временем, скарабей полностью выпрямился, потер короткие жесткие усики, которые загибались к верху. Что, видимо, указывало на крайнюю степень возбуждения.

— Ох, дорогой, Тао! Я ни минуты не сомневался, что мы сможем с вами договориться! Я сейчас схожу за картой, чтобы показать ваш будущий маршрут. А пока, не будете ли вы так добры и не накинете ли вот ту смешную щеколду на дверь, чтобы нас никто не потревожил?

— Конечно, — кивнул я и быстро закрыл дверь лавки на щеколду. Жук явно опасался, чтобы другие горожане внезапно не узнали про его таинственную карту, на которой собирались сведения об обитателях Лесного царства.

Пока я обеспечивал секретность наших переговоров, скарабей успел вернуться из внутренних помещений лавки, с большим свитком подмышкой. Он расстелил его на прилавке, и у меня в глазах запестрело от множества значков, испещрявших потертый пергамент.

— Ого!.. — с уважением протянул я

— Да, дорогой Тао, — с достоинством произнес Жук, довольный произведенным впечатлением, — Но и ваше задание не будет легкой прогулкой. Практика зовут Фа Пэн, и он последователь демонической секты из какого-то далекого края.

Жук осторожно провел когтем от Уреша на север в сторону гор и постучал по отметке:

— Вот здесь он обосновался. Здесь отроги гор спускаются ниже всего. Вот здесь приметная скала, которая, как палец торчит прямо в лесу. Дальше за ней небольшая низинка, где берет начало один из ручьев, которые питают большую реку Пограничную. Вот тут еще скальные выступы и, дальше, начинаются отроги. Здесь вход в пещеру и там и находится его место силы. Как у вас с клаустрофобией, дорогой Тао? — поднял на меня глаза скарабей.

— Думаю, я смогу с ней договориться, уважаемый Жук! — усмехнулся я.

— Отлично, отлично! — шевельнул жвалами жук, — Так, ну что еще сказать. Вас ждут техники контроля, ловушки в подземельях, а если практик решит, что все пошло совсем плохо, то попытается вызвать своих демонических покровителей. И вот до этого лучше не доводить. Сам практик по силе примерно равен вам, но вот с демонами, боюсь вы не справитесь. Как вам такое задание, все еще в деле?

— Отлично, уважаемый Жук! Все как я люблю!

Скарабей щелкнул жвалами, полез под прилавок, вытащил пару бумажных печатей, с затейливыми иероглифами и протянул мне.

— Вот, дорогой Тао, предлагаю через эти печати держать связь. Пользоваться очень просто — вливаете немного силы и разрываете печать. Я понимаю, что алхимия не ваша специализация, но печати рассчитаны на всех практиков и требуется буквально капля силы, скорее намерение.

— Спасибо! — поблагодарил я и спрятал печати в стоящий тут же на прилавке мешок. Не знаю буду ли я их использовать, но отказываться явно не стоит.

— После выполнения наших договоренностей, карта и записи будут ждать вас в таверне «Зеленый хряк». Владелец предоставляет такую услугу с передачей писем и мелких вещей, просто предупредите его заранее, что ждете посылку от меня.

— Что ж, вроде бы все понятно и мы можем действовать к нашей обоюдной выгоде, — подытожил я, чувствуя, как живот уже начинает бунтовать, требуя положить в него уже хоть какой-нибудь еды. Сразу же захотелось смыть грязь и забраться на пару часов поотмокать в горячей фурако.

Мы раскланялись со скарабеем, и я покинул такую полезную лавку и не простого хозяина. Немедля рванул в «Зеленый хряк», почти срываясь на бег, но все же не выходя за рамки приличий. Город мне нравился и хотелось бы иметь возможность иногда появляться здесь.

Удивленный хозяин таверны поприветствовал меня. Я тоже поклонился в ответ и попросил еды — всего и побольше. Дальше началось пиршество, я рвал зубами мясо, жадно заглатывал еще не прожеванные до конца куски. В общем вел себя, как типичный лесной монстр в представлении жителей Жемчужных облаков.

Дальше добрался до бани этого чудесного заведения, смыл всю грязь и остатки горьких мыслей о поражении. Завис ненадолго в бочке, наполненной горячей водой так, что если садишься на встроенные деревянные ступеньки, то наружу торчит только голова. Лениво пробежался по разговору с Жуком, прикинул, как можно построить сражение с демоническим практиком.

Через пару часов я почувствовал себя полностью восстановившимся и готовым действовать. Смысла откладывать что-либо, дальше не было. Я споро собрался и, как и договаривались с Жуком, направился на сервер от города.

Глава 12. Практик Фа Пэн

Приметная скала и правда издалека была похожа на серый указательный палец нацеленный куда-то в небо. Вокруг шумел зеленый лес и по своим делам суетилась мелкая лесная живность.

Я насторожено вышел на открытое пространство перед скалой. Вблизи это природное образование было сложено из каменных столбов, которые возвышались над окружающими деревьями. Я направился вдоль серой громады и передо мной открылась покрытая травой низина, где из расщелины в камнях бил родник. Вода змеилась через поляну, собиралась в небольшое озерцо и вытекала уже полноценным ручьем дальше в лес.

Я пробежался по траве, перепрыгнул ручеек в узком месте около родника и опять углубился в лес. Спустя еще где-то с полчаса стали встречаться скопления больших камней, растительность стала редеть, затем лес оборвался и передо мной возникли горы. Или горные отроги, как и показывал на карте скарабей.

Величественные пики высились где-то вдалеке, а передо мной была постепенно поднимающаяся каменистая местность, поросшая редкими кустарниками, травой и проплешинами мха.

Я упорно шел вверх. Через какое-то время, под моими ногами стала виться едва приметная тропка, которая вильнула за огромный валун, и моим глазам предстал черный провал пещеры.

Рядом с входом был установлен деревянный тотем, с оскаленной маской, расписанный аляповатыми цветами. К столбу были привязаны разноцветные ленты, которые развевались на ветру. На паре из них висели маленькие колокольчики, которые позвякивали под порывами ветра и дополняли образ своими тревожными звуками.

Я перешел на духовное зрение, осматриваясь. Из зева пещеры переливались тонкие линии, алого цвета, указывая, что где-то в глубине находится место силы. Пара тонких линий тянулась к тотему, похоже через него владелец получал предупреждение о непрошенных визитерах.

— Ну, а кто обещал, что будет легко? — пожал я плечами.

Раскинул сеть Восприятия, зажег светляк и держа руку над головой насторожено ступил под своды пещеры.

Узкие коридоры длились бесконечно. Темно, сухо, толща камня давит сверху, периодически случались развилки. Решил выбирать всегда левую сторону, чтобы внести хоть какую-то систему в блужданиях. Ничего не происходило, я понемногу начал расслабляться.

Очередная развилка, я ступил в новый коридор. Сделал несколько шагов и раздался какой-то щелчок, плиты под ногами завибрировали. По наитию я активировал быстрый шаг и проскочил череду плит передо мной. Остановился на неподвижном участке коридора, обернулся назад.

Пол на том участке коридора, который я пробежал, задрожал сильнее. Затем все застыло в шатком равновесии, на мгновение, и плиты, из которых был сложен пол, начали обсыпаться вниз, открывая под собой темноту.

Цепочка открывающихся провалов рванула вперед и последняя плита ловушки обрушилась рядом со мной. Дальше начинался обычный пол, на котором я застыл, готовый в любую секунду отпрыгнуть дальше.

Я заглянул в провал. Внизу хищно блеснули острые иглы, которые должны были пронзить незадачливого пришельца. И пара высохших скелетов печально отсвечивали белыми костями.

В воздухе опять сгустилась сила, я перешел на духовное зрение и увидел несколько нитей алой энергии, оплетавших ловушку. Я застыл на свое островке спокойствия отслеживая ситуацию, чтобы понять куда нужно бежать.

Воздух замерцал, и из алой энергии сначала проявились только прозрачные контуры, которые постепенно материализовались в серые плиты пола, которые с щелчком встали на место. Коридор опять был обманчиво тих и спокоен.

Я пожал плечами и зашагал дальше, придерживаясь своей тактики поворотов на лево. Еще череда коридоров и развилок. Я сделал шаг, в очередной коридор, но так и не опустил ногу. Опять царапнуло предчувствие. Застыв в нелепой позе, внимательно огляделся, затем добавил энергии в светляк, чтобы высветить коридор дальше.

Хм. Вроде бы все тоже самое. Тихо, темно. Чувствовалось дуновение воздуха. Похоже сам путь я выбрал правильно. Не стал отмахиваться от предчувствий и еще раз оглядел пол, стены, потолок… Стены. Что-то там зацепило взгляд. По стенам, слева и справа шли равномерные цепочки отверстий.

Я шлепнулся на пол и шустро пополз по коридору. Коридор наполнился щелчками и жужжанием стрел, которые пролетали надо мной и бесполезно отскакивали от противоположных стен. Коридор, испускающий стрелы оказался достаточно длинным, и тут, пожалуй, никакой Быстрый шаг не помог бы. Пару стрел точно словишь.

Собрав всю пыль с пола, я выпрямился на безопасном участке. Настороженно покрутился в полуприседе, готовый рвануть в сторону. Но все было спокойно, выстрелы прекратились, только пол позади устилали множество черных стрелок. Я отряхнулся и направился дальше по подземному лабиринту.

Коридоры, развилки. Дальше уже шел ориентируясь на дуновение воздуха. Рассудив, что вентиляция должна быть направлена в ту часть подземелья, где обосновался практик.

Очередной коридор насторожил отсутствием пыли. Я перешел на духовное зрение, в нижней части, где был плиты на полу, шла едва видимая алая пульсация. Как будто там медленно кипело какое-то варево. Я скрупулезно осмотрел стены и потолок. Никаких подозрительных отверстий. Все же пол.

Я опять посмотрел вниз. Опять Быстрый шаг? Я с сомнением проследил до конца потянувшегося коридора. Пульсация шла до самого выхода, и шага, чтобы преодолеть коридор полностью, не хватит. Обойти? Но ветерок уверенно показывал, что мне сюда.

Решившись, я активировал Быстрый шаг и промелькнул сквозь большую часть коридора. Позади начали падать плиты пола. Техники, ожидаемо, не хватило до конца. Я оттолкнулся от падающей плиты изо всех сил, вытянулся так, что затрещали жилы, и все же ухватился за самый край блока, от которого начинался следующий коридор.

Больно треснулся всем телом о камень. Вверху был край ловушки и выход. Внизу темнота и яростное шипение, шуршание множества извивающихся тварей. Я на выдохе одним рывком бросил себя вверх. В воздухе повернулся, выхватил меч и приземлился на спружинивших ногах.

За мной из зева тьмы метнулись несколько стремительных темных лент, с горящими красными глазами-бусинками. Я взмахнул несколько раз мечом, смертоносная сталь со свистом разрезала воздух, и особо прыткие змеи посыпались обратно в яму, нашинкованные на куски.

Я отпрыгнул на середину развилки, которая начиналась за ловушкой, не рискуя сразу заходить в следующий коридор, и внимательно следя по сторонам.

Из ямы со змеями раздалось злобное шипение и звуки яростной схватки. Похоже, мое угощение пришлось по вкусу оголодавшим обитателям ловушки. В коридоре опять началась концентрироваться энергия, стали материализоваться плиты пола и, спустя пару минут, в коридоре вновь темно и тихо. Как будто ничего и не было.

Я дрожащей рукой стер капли пота и бухнулся на пол. Вытянул ноги. Пару минут прийти в себя. Глубоко дышал, ни о чем не думал, просто уставился в противоположную стену. По краю прошел…

Минут через десять полностью восстановился, сделал небольшую разминку и направился дальше вглубь подземелья. Очередной коридор вывел в квадратную залу, высеченную в толще камня. Я поднял повыше светляк, добавил энергии. Пусто, скопление теней по углам, на противоположной стороне провал выхода.

Немного расслабился и смело зашагал дальше. В следующий момент по центру комнаты раздал взрыв, яркая вспышка заставила рефлекторно отвернуться. От неожиданности загасил светляк, темнота плотно обступила, лишая зрения. Я по наитию выхватил меч и парировал удар противника. Столкновение стали высекло искры.

Отскочил, подкинул шарик света кверху. Из темноты высветило белесую маску с черными загнутыми на верх рогами, расписанную красным, как будто кровь стекала из глазниц. Противник оказался чуть меньше ростом, в дополняющих наводящую жути маску красно белых одеждах.

Он не стал дожидаться, пока я его рассмотрю, и бросился в атаку. В качестве оружия выступал серп на длинной деревянной ручке, с грузиком на цепочке. Взмах серпа, я парирую мечом слева. Чуть поворачиваюсь влево, вслед за ударом противника, и делаю шаг в сторону правой ногой. Дальше, в одно движение, меч идет по диагонали вверх и вправо, я делаю подшаг левой ногой, переношу на нее центр тяжести и обрушиваю удар меча справа по горизонтали, намечая отделить голову противника от тела.

Враг ловко подныривает под меч, цепочка с грузиком взлетает вверх и обвивается несколько раз вокруг меча. Практик дергает свое оружие вниз, пытаясь вырвать меч из моих рук. Затем делает подшаг вперед и сверху пытается всадить серп прямо в мое левое плечо.

С моей стороны резкий шаг вправо, цепь зацепившегося за меч оружия натянулась. Я поднатуживаюсь и раскручиваю меч, цепочку и противника на противоположном конце, так, что его относит влево, а коварный грузик, обвивший меч бессильно соскальзывает, напоследок скрежетнув железом о железо.

Не делая паузы, я рванул к моему противнику, стремясь нанести следующий удар. Практик отскакивает и в прыжке резко взмахивает рукой сверху вниз. Перед моими ногами мелькает какой-то предмет. В следующий момент происходит взрыв, взмывается кверху столб бездымного пламени.

Когда я проморгался, помещение опять было пусто и тихо. Лишь кипящая от драки кровь напоминала, что здесь только что было столкновение с хозяином этих мест.

Я настороженно осмотрелся. Затем убрал меч и потряс головой, пытаясь убрать из ушей звон. Затем немного попрыгал, глубоко подышал убирая зажатости и готовясь к продолжению путешествия. Похоже это была первая проверка сил и дальше все усугубится.

Наконец настроившись, я отправился дальше. Развилки, коридоры, коридоры. В очередной коридор зашел все так же настороже. Никого, все чисто. Дошел уже почти до конца. Как вдруг, мгновенно навалилось оцепенение. Я застыл под техникой контроля, не в силах сделать следующий шаг. Тут же начал активировать Громовой удар, чтобы отработанным приемом вернуть себе свободу. Прямо передо мной с темноты потолка проявился практик в демонической маске. Он взмахнул своим длинным серпом и в прыжке вонзил хищное лезвие прямо мне в плечо. Активированный доспех смазал опасный удар и лезвие скользнуло по спине, оставляя глубокую рану.

Контроль после удара тут же спал. Я выхватил меч и парировал следующий удар практика, которым он метил в горло. Сделал шаг, взмахнул мечом. Практик парировал, сталь высекла искры. Противник отскочил и исчез в очередном столбе взрыва.

Я застыл в боевой стойке, отслеживая шорохи и движения, пока зрение не вернулось ко мне после вспышки. Кровь капала на пол, по понемногу лишая энергии. Я убрал меч, вытащил из перевязи первое за бой зелье исцеления. Алхимия жаром ухнула в желудок, расходясь по телу волной. Рана запеклась свежим рубцом. Я со злостью швырнул флакон о стену, брызнули стеклянные осколки. Вдох-выдох, вдох-выдох.

Помотал головой и отправился дальше. Пройдя пару развилок, осторожно ступил в очередной коридор. Темно и пусто, как обычно. И как обычно это еще ничего не значит. Сделал пару шагов и опять застыл под техникой контроля. Лихорадочно вцепился в потоки духовной энергии стараясь опередить противника и активировать Громовой удар. Практик не заставил себя ждать, в этот раз выпрыгнув сверху, откуда-то из правого угла. Абсолютно молча, только белая маска с черными загнутыми рогами печально взирала на меня. Лезвие серпа вонзилось мне в правое плечо. Доспех дзинькнул и лопнул не сдерживая удар.

Контроль сошел, и я тут же постарался поразить противника мечом. Белесая маска ловко отпрыгнул и исчез во вспышке взрыва. Я насторожено завертелся, ожидая атаки, но практик не изменил своей тактике. Коридор был пуст и спокоен. О бое напоминало только мое тяжелое дыхание и лужи крови, натекшие из тяжелой раны. Хлопнул по перевязи — пришло время алхимии. Исцеление жаром рвануло по телу до ненормальной быстроты подстегивая процессы регенерации. Раны затянулись, кровь больше не капала, но накатившая слабость и головокружение подсказывали, что даже при наличии хорошей алхимии, с ранениями стоит завязывать.

Раз противник дает передышку, стоит ей воспользоваться. Я бухнулся на колени, отложив на пол под руку меч, и провалился в медитацию. Попробую зачерпнуть из местного источника. Сознание растворилось в здесь и сейчас. Из под полуприкрытых век я отслеживал обстановку, а через духовное зрение вглядывался в переплетение алых нитей, тянущихся из подземелья.

Моя новая техника сработала, значит у волков это было не случайностью. Пара крупинок силы напрямую осела в моем духовном теле, заряжая яростной энергией. Духовная сила алого источника отдавала толикой безумия.

Я рывком вскочил на ноги, одним движением подхватив меч. Пора взять реванш в этой игре. И я с мрачной решимостью отправился дальше в глубины логова демонического практика Фа Пэн. Именно такое имя произносил скарабей, направляя меня сюда.

Глава 13. Где герой исследует подземелья

Я настороженно шел вперед. Заранее подготовленная техника Громового удара жгла меридианы, требуя ее активировать, но я упорно боролся с собой, усилия предпринимались внутри духовного тела и внешне я все так же равномерно продвигался дальше по коридорам. Только капельки пота выступили на висках.

Фа Пэн не изменил своей тактике и внезапно выпрыгнул из тьмы, появившись из столба взрыва. Я опять почувствовал оцепенение от техники Контроля. Но в этот раз был готов и с облегчением позволил технике Громового удара проявиться. Оцепенение спало, но я упустил из вида ту малость, что Громовой удар атакующая техника, и эффект сброса контроля скорее побочный. Грохнул взрыв, мы с противником отлетели в разные стороны, оглушенные и дезориентированные.

Демонический практик поднялся на ноги, сделал пару виляющих шагов. Затем бросил перед собой круглый темный шарик диаметром в пару ногтей и исчез в очередном взрыве.

Я смахнул пару капель крови, скатившихся из носа. Второго такого снятия контроля можно и не пережить. Тот случай, когда не знаешь, что хуже лекарство или недуг.

С контролем нужно что-то делать. Я задумался. Громовой удар единственная техника из моего арсенала, которая помогает скинуть оцепенение. Нужно попробовать вычленить ту добавку, которая за это отвечает. Я уселся на пятки, сосредоточиваясь. Медленно прошел всю технику в духовном плане, на заключительном намерении, которое я проводил вместо движения, грянул гулкий гром в замкнутом пространстве, и волна энергии покатилась к стенам комнаты, постепенно затухая и, ударившись о камень, рассеялась. Все стихло, но в голове продолжало звенеть, и воздух перед глазами тек как-то излишне медленно. Стали заметны отдельные пылинки, танцующие в льющемся сверху свете из светляка.

Я рассеяно потряс головой, пытаясь избавиться от глухоты. Хм. А если чуть изменить технику, акцент сюда и намерение имитирующее движение чуть другое. Я сделал над собой усилие, т. к. постоянно испытывать контузию от взрывов было мягко говоря не приятно, и запустил видоизмененный Громовой удар. Взрыва не последовало, а в духовном плане вспухла волна энергии и пошла во все стороны концентрическими кругами. Беззвучный Громовой удар.

Снимет это контроль или нет? А что если подвесить в заряженном состоянии обе техники — новый беззвучный Громовой удар и обычный? Получится или нет? Я провел еще какое-то время в медитации. Техники постоянно соскальзывали, духовное тело перенапряглось, чем-то перекликаясь с обычными физическими чувствами, как будто я выполнял какие-то неимоверные нагрузки на тренировке учителя. В какой-то миг, я поддался толкнувшей под руку интуиции и зачерпнул энергии в алом источнике. В голове взорвалось безумием, я моргнул, и перед моим духовным взором зависли две сияющие конструкции, каждая соответствующая своей технике.

В теле бурлила энергия, мысли стали ясными. Жжение меридианов все еще чувствовалось, но скорее, как остаточное явление. Похоже, мне удалось сделать еще один шажок по Пути. Меня охватило чувство азарта, с новой силой хотелось найти соперника, и выяснить кто из нас сильнее. Не медля дальше ни минуты, я вскочил на ноги и двинулся на поиски противника.

Пара развилок, мрачные коридоры и в следующей комнате меня ослепил взрыв. Наконец-то! Я почувствовал, как на меня набросили Контроль, и застыл с зависшей в воздухе ногой, не успев закончить шаг. Из тьмы вылетел яростный Фа Пэн, горящий жаждой крови.

Я спустил первую подготовленную технику. Доработанный Громовой удар беззвучно вспух взрывом в духовном плане. Контроль спал, и я получил возможность двигаться. Тут же сдвинулся с траектории противника и, выхватив меч, нанес удар.

На плиты шлепнулась отрубленная рука. Практик врезался в камень пола и по инерции прокатился. Все так же, не издав ни звука, вскочил, зажимая культю другой рукой. Маска бледным пятном застыла напротив меня. Затем раздался взрыв и серьезно раненый Фа Пэн исчез во вспышке света.

Я взмахнул мечом, смахивая со стали капли крови, и бросился вдогонку, все так же ориентируясь на движение воздуха в коридорах. Спустя какое-то время, я выскочил в огромный зал.

Другой конец подземного чертога терялся где-то вдалеке. Из пола к сводам пещеры тянулись нерукотворные колонны из камня, благодаря которым подземелье до сих пор не завалило.

В отдалении я заметил неверный свет факелов. Языки пламени хаотически танцевали в воздухе маня к себе. Т. к. другого ориентира здесь не было, то я понесся к освещенной части подземного зала.

Моим глазам предстала импровизированная площадь, окруженная рядом факелов. Внутри шустро передвигался практик в демонической маске, вырисовывая на полу сложную печать. Обрубок руки был перетянут жгутом, в одежде добавилось кровавых тонов.

Практик выпрямился, застыл с поднятой кверху рукой. Я ощутил движение энергий, и в духовном плане печать начала наливаться алым свечением. На ум пришли предупреждения Жука о вызове демонов. Не медля дольше ни секунды, я активировал Быстрый шаг и на пределе действия техники выпрыгнул еще дальше, пронзив мечом сосредоточенного практика.

Фа Пэн нелепо взмахнул рукой. Сделал несколько неуверенных шажков по направлению, как был нанесен удар. Затем завалился назад, соскальзывая с лезвия, и откатился с печати к установленному неподалеку деревянному столбу с факелом.

Раздался глухой звук от соприкосновения маски с полом. Завязки, на которых держалось намалеванное лицо, сорвались, маска отскочила в темноту. Моему взору предстала, молодая черноволосая девушка. Через белую щеку протянулась темная струйка крови. Она подняла на меня свои глаза и безумно засмеялась, ее лицо обезобразилось гримасой ненависти:

— Ты, опоздал!

Печать передо мной вспыхнула яростью энергии, заставив отскочить и зажмуриться. Как раз, когда я открыл глаза, прямо на меня из портала выпрыгнул демон, чертами лица отдаленно похожий на тотем перед входом в пещеру и маску Фа Пэн.

Демон был примерно в два человеческих роста, красного, переходящего в алый, цвета. В физическом плане вокруг него мерцали языки пламени. Он взмахнул длинной, ниже колен рукой, стремясь нанизать меня на свои загнутые когти.

Я сделал шаг в сторону и парировал по касательной. Тут же нанес следующий удар, демон подставил свою когтистую руку. Сталь клинка звякнула о наручень. Демон размахнулся, примеряясь чтобы более удачно попасть по мне. Но я не стал проверять силу его удара, прыгнул вперед, взмахнув мечом, лезвие опять высекло искры о металл ловко подставленного наручня на другой руке.

Я оттолкнулся, сделал пару быстрых шагов вверх по телу красно-алой твари и, напоследок саданув сапогом по клацнувшим зубам демона, ушел сальто назад. Надо мной буквально в паре сантиметров мелькнули когти. Я ушел в сторону Быстрым шагом, в надежде получить пару секунд передышки.

Очутившись в паре десятков метров, после переноса техникой, ощутил, как демон использовал Контроль сознания. Для проверки бессильно дернулся пару раз.

Демон исчез, я пару раз недоверчиво моргнул, но твари действительно не наблюдалось вокруг. Потом рядом со мной замерцал воздух, сгущаясь в виде овала. Я с облегчение выдохнул, поняв откуда ждать нападения и активировал, все еще ждущий своего часа Громовой удар, который я готовил ранее к столкновению с Фа Пэн.

Грохнул взрыв, оцепенение контроля спало, я тут же переместился Быстрым шагом рядом с активирующимся порталом. Из него вывалился скалящийся в предвкушении демон, я тут же полоснул его по животу, упав на одно колено и крутанувшись волчком вокруг себя.

Демоническая тварь обладала крепкой шкурой и не развалилась на две части, как ожидалось. Удар оставил только глубокую рану, из которой хлынула кровь. Красная. Похоже, если ты облачился в материальное тело, то добрая сталь оставляет на тебе такие же материальные раны, как и на всех остальных. Тут же ушел Быстрым шагом в сторону, воздух бесполезно пронзили демонические когти.

Я почувствовал, как тело опять сковал Контроль сознания. Демон чуть замешкался, скривился и прижал ладонь к ране, затем снова исчез. Я уже довольно быстро подготовил Громовой удар и подвесил в духовном теле. Мерцающего портала пока не появлялось. На всякий случай раскинул Восприятие, но все было чисто.

У меня появилось пару не учтенных в бою мгновений. Две техники я уже успешно подготавливал до этого. Может быть в качестве второй, теперь, получится подготовить еще и Меч силы от артефакта? Энергия вскипела в меридианах, постепенно начали зажигаться нужные узлы, пока я мысленно продирался через технику, пытаясь сконструировать ее только в духовном плане.

Наконец воздух замерцал, предупреждая о скором появлении демона. Два шага артефактной техники уже было готово. Каналы жгло от избытка энергии, которую я пытался временно удерживать. Подготовленный Громовой удар буквально сыпал искрами и рвался из рук.

Я подгадал момент, когда демон выпрыгнул из портала, и отпустил взведенный Громовой удар. Грохнул взрыв, от меня концентрическими кругами рванула энергия атакующей техники и врезалась в удивленную морду демона, выскочившего из портала. Один из загнутых рогов твари не выдержал столкновения, с треском отвалился и покатился по плитам.

Контроль с меня спал, и я тут же оказался рядом с демоном и взрезал ему бок с другой стороны. Слева тварь обзавелась симметричной раной, из которой хлынула темно-красная кровь.

Демон снова исчез, готовясь выскочить из нового портала. Я скрупулезно довел нужные шаги артефактной техники до завершения, уже не стремясь сделать это только в духовном плане и помогая нужной последовательностью движений. Меч силы активировался и рвался с поводка, выворачивая мне мозги своей мощью.

Уже не до конца соображая, что делаю, я потянул дополнительной энергии из источника. Как и до этого в сознании появился привкус безумия от алой энергии, но все же удалось удержать себя под контролем. И рядом с сыплющей разрядами артефактной техникой, вспухла энергией конструкция Контроля сознания.

Воздух замерцал, собираясь в портал. В этот раз демон выбрал местом появление точку между мной и большой алхимической печатью, которую в самом начале успела активировать Фа Пэн.

Окровавленный демон выскочил из своего локального портала. Я кинул на него подготовленную технику Контроля сознания, насыщенную до избытка энергией из источника. Демоническая тварь застыла, как муха угодившая в янтарь. Раззявленная в неслышном оре пасть, тянущаяся ко мне бугристая от жгутов мышц рука. И только глаза яростно вращались, суля не мыслимые кары.

Я с выдохом выпустил технику Меча силы. Ревущий вал энергии покатился в сторону демона. Прошел над неподвижно лежащей Фа Пэн, срезал пару факелов и врезался в выпучившего глаза демона.

Красное угловатое тело демона, с только одним оставшимся из комплекта рогом разрезало на две части. Из портала выглянули еще две твари, готовясь прыгнуть в наш мир, и тут же попали под действие беснующейся энергии. Красные тела лопнули, оросив все вокруг кровавым дождем.

Вал энергии покатил дальше, пережевывая конструкт перехода в наш мир. Печать на полу яростно вспыхнула, сопротивляясь, затем прогорела дотла. Переход в мир демонов исчез.

Техника Меча силы, не останавливаясь, лавиной покатилась дальше, срезая каменные столбы, поддерживающие свод подземелья. Затем, постепенно, ярость артефактной техники сошла на нет, вал энергии вытянулся в тонкую линию и исчез, так и не докатив до конца огромного подземного чертога.

Взяв столько энергии за раз и потом всю махом выпустив в могучую технику, я чувствовал себя странно. Опустошение и радость. Песчинка в огромном мире и в тоже время ощущение мощи. Меридианы в духовном теле от таких экзерсисов расширились и скакнули на следующую ступень развития.

В подземелье стало тихо, ушло ощущение безумия от алого источника. Едва слышно потрескивали горящие факелы, порождая сонмы теней.

В следующий момент энергия взбурлила вокруг меня, стала стягиваться ко мне, закружилась водоворотом. Потом взорвалась, вспыхнув во все стороны, сметя и загасив все факелы. И снова наступила тишина, где-то в темноте упала капля воды, звук звонкой нотой разнесся по подземелью.

В этот раз традиция нарушилась, и при переходе на следующую ступень Пути я не потерял сознание. Как и в прошлые переходы, все ранения ушли. В теле бурлила энергия и жажда действий. Я вскинул повыше светляк, освещая место побоища.

Круглая площадь огороженная факелами, была заляпана кровью. Сложный чертеж печати частично стерся, частично выгорел, оставив черные линии. Столбы с факелами разлетелись в разные стороны. Чуть в стороне лежала практик Фа Пэн.

Я осторожно подошел к своему поверженному противнику и услышал хриплое дыхание. Фа Пэн моргнула и открыла глаза. Признаков безумия больше не было заметно. Передо мной лежала молодая девушка с миловидным лицом.

— Спасибо! — улыбнулась она мне и закашлялась кровью.

— Ээ, Фа Пэн, я не вижу больше безумия в твоих глазах. Но после твоих слов не знаю, что и думать!

— Правда, спасибо, неизвестный практик! Когда-то давно, я ошиблась в ритуале подчинения демона и сама попала под власть этой твари. Но теперь я свободна и смогу спокойно встретиться с предками.

— Фа Пэн, не торопись к предкам! Ты разговариваешь, а это хороший знак! Я отнесу тебя в Уреш, там должны быть целители!

— Милый, практик, — грустно улыбнулась Фа Пэн, — под властью демонов я совершила много зла и не смогу дальше продолжить свой Путь. А если ты не идешь по пути Возвышения, то куда ты идешь?

— Молчи, — прервала она меня, — я чувствую, как уходит жизнь из моего тела и зовут за собой предки. В благодарность возьми карту, здесь указаны сокровища мерзкого клана демонов. И поспеши к выходу. Подземелье напичкано сетью бомб, которые взорвутся, как только мое сердце прекратит биться. Возьми это кольцо, всмотрись духовным зрением, зеленая нить выведет тебя кратчайшим путем.

Она опять закашлялась, изо рта потекла струйка крови.

— Тебе повезло, что я туго соображала под властью демонов. Иначе ты так просто не прошел бы ловушки. Согласись, все было слишком предсказуемо с какого-то момента?

Я кивнул головой:

— Ну, так может реванш? А сейчас в Уреш к целителям? Проиграешь идешь со мной на свидание!

Фа Пэн тихонько засмеялась, затем опять закашлялась кровью

— Я и забыла, как приятно разговаривать с людьми… Но нет, милый практик, все должно закончиться здесь. Воспользуйся моим советом — беги! Скоро подземелье обрушится и превратится в мою могилу. Прошу оставь мне только один зажженный факел, я хочу все видеть до самого конца!

Я кивнул, больше не противясь чужим желаниям. Установил рядом с Фа Пэн факел. Он зажегся и разогнал вокруг тьму. Пламя танцевало и потрескивало освещая бледное лицо девушки.

Я поклонился ей, отдавая дань уважения. Затем надел подаренное кольцо, в духовном плане вспыхнула зеленая нить ведущая к выходу. Больше не медля ни минуты, я сорвался на бег.

В этот раз путешествие по подземелью прошло легко и просто. Путеводная нить провела меня сквозь все ловушки кратчайшим путем. И уже видя перед собой свет выхода, я услышал позади глухие взрывы. Я поднажал, но накатывающая волна от взрыва все же настигла меня, потащила за собой и с клубами пыли выплюнула из зева пещеры.

Я прокатился по траве и врезался в установленный около входа тотем. Тот треснул и улетел куда-то в сторону. Зеленая нить, оканчивавшаяся на столбе с деревянным страшилищем, погасла. Эпоха демонического клана завершилась, по крайней мере в Лесном царстве.

Когда рассеялась пыль, я с удивлением заметил на тропинке Жука. Он неподвижно стоял, расставив ноги и уставившись на меня. Затем стал медленно, напоказ, хлопать в ладоши.

— Браво, Тао! Я такого не ожидал! И ты, к сожалению, оказался умнее, чем я предполагал и не воспользовался этими замечательными печатями, которые я тебе всучил. Что ж, придется предпринять немного усилий и вытащить из тебя это замечательное сокровище, которое ты прячешь!

Я активировал Быстрый шаг и буквально размылся молнией в пространстве. Скарабей еще что-то говорил, а его тело уже разделилось на две половинки по горизонтали. И верхняя начала съезжать вниз. Я крутанулся волчком, и голова скарабея ударилась о каменную стену позади него, отделенная от тела, отскочила и подскакивая на камнях покатилась вниз по тропинке.

Не знаю, что он там хотел сказать. И знать не хочу.

Я взмахнул мечом, с лезвия скатилась зеленая субстанция, заменяющая Жуку кровь. Покопался в чудом сохранившемся мешке и бросил на труп скарабея его печати. Белая бумага промокла от зеленой жидкости и только небольшая часть трепетала на ветру.

Я убрал меч за спину и двинулся вниз, оставляя за спиной друга, оказавшегося врагом и врага, оказавшегося другом. Меня ждет обязательство на кабаньем месте силы, нужно проверить, как там поживает мой зеленый приятель. Может кто-то решил его там обидеть? Я мрачно ухмыльнулся. И место, где можно все спокойно обдумать тоже не помешает.

***

Тао Ли, практик идущий по Пути к Небу, медитировал под зеленой кроной могучего дуба. Энергия места силы зелеными нитями сплеталась над поляной, по крупинке оседая в духовном теле молодого практика.

Тао открыл глаза и посмотрел прямо на читателя:

— Я рад видеть собрата идущего по Пути к Небу! Всех благ тебе, практик!

Затем заговорщицки оглянулся во все стороны и, понизив голос, спросил:

— Как тебе моя история, которую подрядился записать этот полоумный? И спасибо тебе большое за лайки и коменты, я надеюсь, это сподвигнет моего автора не лениться и превозмогать продой! Ох, пусть он быстрее все напишет, и я смогу снова вернуться в Жемчужные облака.

Глава 14. Где герой задумывается о порядке

Сегодня был на удивление хороший летний денек. Я, как обычно, завершил свой комплекс тренировок и медитаций и, ополоснувшись в реке, жмурился на бережке на солнце.

Вчера проведал Зеленого брата, он все так же шумел листвой и понемногу двигался по своему Пути. Своеобразно пообщались через образы, пытаясь совместить два мира — растений и людей. Он чуть помог мне с поглощением энергии, мне вроде бы как, удалось подправить энергетические линии опутывавшие его корни. В общем вчера расстались довольные друг другом. Напоследок он успокоил, что у него появилась одна боевая техника, что-то с контролем и наведением сна.

Вернулся к себе на излучину, к ласточкам уже не заглядывал. Вир, Черная молния, который там обитал, уже не казался сильным соперником, а немного поразмышляв, зла я на него не держал. Скорее поблагодарить его нужно за вовремя отвешенный пинок, который стимулировал к развитию.

Да, вчера получился день отдыха и восстановления. Арена с волками намечалась через четыре дня, ночью. Как я понимаю, блохастые были неравнодушны к лунному свету. Да и на меня там что-то накатывало непонятное. Задать бы вопросы знающему человеку.

Сходил за удочкой и устроил рыбалку. Надергал серебристой рыбы. Сейчас лежал на зеленой травке, облокотившись назад и задумчиво пожевывал длинную травинку зажатую в углу рта.

Ладно, нужно шевелиться! Я вскочил на ноги, взял ведро с рыбой и отправился устраивать обед.

Огонь весело потрескивал с краю тренировочной площадки, где у меня по традиции был разведен костер. Рыба, нанизанная на прутики, успешно подрумянивалась и дразнила вкуснейшим запахом.

Я пожарил последнюю порцию и обернулся к поляне перед холмом. Переплетение бурелома, упавшие древесные гиганты и торчащие во все стороны ветки. Последствия неосторожного обращения с новыми способностями никуда не делись и служили живым напоминанием, что сначала нужно думать, потом делать.

На краю хаотической области появилась невысокая фигура, которую я уже давно отслеживал Восприятием. Эту технику я старался по возможности поддерживать постоянно, как и тренировать тихое передвижение по лесу.

Зеленый берет и белое перо. Глаз в первую очередь цеплялся за самую яркую часть гардероба. Еще на незнакомце был одет жилет и темно-зеленые штаны. Судя по виду, этот представитель Лесного царства вел свою родословную от енотов. Раскрас шерсти на морде создавал впечатление, что он постоянно улыбается.

Подняв руки вверх в универсальном жесте добрых намерений, енот начал медленно двигаться в мою сторону, давая мне время его рассмотреть и принять решение, как себя вести.

— Доброго дня, Тао Ли, — огорошил гость, назвав мое имя. — Не против, если я опущу руки, и мы мирно побеседуем?

— Конечно, уважаемый! — вежливо склонился я. Затем выпрямившись поинтересовался, — Рыбки?

— Не откажусь! — енот с благодарностью принял прутик с жареной рыбой.

Мы ненадолго замолчали и захрустели едой. Затем енот еще раз благодарно кивнул, вытащил из кармана белый платок, вытер руки. Прищурившись, посмотрел на речку, на отблески солнца играющие на быстрой воде и перевел взгляд на меня:

— Тао, не буду больше испытывать твое терпение. Я — Лекс, глава стражи Уреша.

Я вскинулся, удивленно посмотрел на него.

— Да-да, — выставил он вперед когтистые лапы, — мой визит несколько странен. Давай, я попробую прояснить.

— С полгода назад здесь, в Западном пределе, стали случаться странные дела — начали пропадать звери. Может быть все началось и раньше, но пока пропадали безвестные бродяги, до этого никому не было дела. В какой-то момент начали расследование.

Енот ненадолго замолк, разровнял усы лапой.

— Злоумышленники все делали аккуратно и не оставляли следов. Было время мы подозревали Жука, с которым ты знаком, — енот опять поразил меня своей осведомленностью, — Но кроме того, что он скарабей и отличается от жителей Лесного царства, у нас ничего не было. А т. к. мы здесь и сами все разные, то гипотезу свернули.

Енот Лекс взял драматическую паузу, достал из сумки длинную трубку, основательно набил ее табаком. Затем вытащил небольшой уголек из костра, раскурил и, откинув голову, выпустил вверх ароматное колечко дыма.

— И вот с неделю назад объявляешься ты, убиваешь главу нашего города на поединке и пропадаешь. Мы сразу задумались, не связан ли ты с теми таинственными пропажами.

Я все так же расслаблено сидел напротив Лекса, но в духовном плане начал стягивать в меридианы энергию и готовиться к возможному столкновению с енотом. Немного напрягало, что уровень Лекса вообще не читался в духовном плане.

— И скажу честно, — продолжил енот, — уже собирали поисковую партию, чтобы разобраться с проблемой раз и на всегда.

Он неопределенно провел трубкой

— И тут, ты, как ни в чем не бывало, сам заглядываешь в Уреш. Сказать честно, я опешил от подобной наглости…

Енот выпустил очередное колечко дыма и прищурившись наблюдал, как оно поднималось и таяло в воздухе.

— Дальше ваша встреча с Жуком. Это всколыхнуло старые подозрения о скарабее. Тебя проследили до арены волков, дальше моим ходу не было, и второй раз тебя наблюдали сильно потрепанным уже в Уреше. Но живым, — веско добавил он. — Значит зачем-то ты волкам нужен. Либо уже сами волки замешены в похищениях. Но это уже бред, — помотал головой начальник стражи.

Лекс опять замолчал и затянулся табачным дымом.

— Дальше, твой вояж в горы, где проследив за тобой, мы с удивлением обнаружили демонопоклонников. Тут уж вопросов, куда пропадали жители Лесного царства, больше не возникало.

Зыбкое колечко поднялось над костром, потом енот добавил чуть силы, колечко дыма начало переливаться всеми цветами радуги, затем вспыхнуло искрами во все стороны и исчезло.

— Кстати, Жук тоже оказался замешан. Тут независимо действовало две группы злоумышленников — клан демонов и скарабеи с юга. В его лавке нашли большой груз ресурсов, подготовленных к отправке.

Енот, пожал плечами и, показывая, что заметил мои приготовления, добавил:

— Тао, не напрягайся! Разобравшись с обоими группами, ты полностью обелил себя в моих глазах, а значит и в глазах Уреша. Посовещавшись, мы с удивлением были вынуждены констатировать, что твое появление было совершенно случайно, и как нельзя во время, и спутало все планы злодеев.

Очередное колечко дыма стало подниматься вверх, енот поддел его трубкой, играясь, и отправил в сторону.

— На самом деле, ты сильно помог с этим демоническим кланом, — он помолчал, — Поэтому, я решил проявить добрую волю и прийти поговорить. Да, сейчас все претензии с тебя сняты, повторю это еще раз. — твердо произнес енот. Затем взглянул мне в глаза и добавил, — Но у тебя есть проблема.

Какая из проблем? — подумалось мне. В слух же я озвучил:

— Я весь в внимании, уважаемый Лекс, — и вопросительно посмотрел на него.

— Да, — енот отвел взгляд, затянулся трубкой и на конец произнес, — проблема в том, что ты не соблюдаешь правил. Вернее, ты их просто не знаешь.

— Люди… — в его глазах на секунду мелькнула жалось, но он тут же справился с собой и продолжил дальше. — В Лесном царстве не принято врываться в чужие места силы и устраивать разборки на ровном месте. — затем он уточнил — Ты выбрал Путь развития через битву?

Я кивнул:

— Да, все так.

— Ну, так и сражайся с такими же оригиналами, как ты сам!

Я немного опешил, затем попытался сформулировать вопрос:

— А как мне… — я сделал неопределенно движение пальцами.

Лекс кивнул:

— Да. Я к этому и веду. Есть определенный, сложившийся ритуал, плюс практики опрометчиво выбравшие такую стратегию развития устанавливают на границах своих владений тотемные столбы со зверскими рожами, — Лекс оскалился, скорчил физиономию, что смотрелось скорее забавно, и выставил вперед скрюченные когти. — Р-р-р, — грассируя зарычал он, затем покатился со смеху и хлопнул ладонью по колену.

Эта пантомима тоже вызвала у меня улыбку. Атмосфера между нами незаметно разрядилась. Я постепенно отпустил заготовки техник, а призванную энергию использовал для незапланированной тренировки меридианов, постепенно рассеивая.

— Вот, куда вы спешите?! — вопросил Лекс, отсмеявшись.

Я неопределенно, пожал плечом, затем повторил присказку родителей:

— Время не ждет…

Енот хлопнул себя лапой по морде и сокрушенно помотал головой:

— Эх, молодежь…

Он опять о чем-то задумался, затем продолжил:

— Ладно, я и не надеялся тебя переубедить. Вы адепты сражений — упертые, как не знаю кто, видимо другие быстро отсеиваются.

Он кивнул, видимо, подытожив свои рассуждения, и уже быстро продолжил:

— Во-первых тотем на границе места силы. Во-вторых ритуал — выходишь к месту обитания практика, вежливый поклон, — он вскочил и безукоризненно вежливо поклонился в мою сторону, — и произносишь: «Практик идущий по пути Силы, вызывает собрата для ритуальной схватки, до…» Дальше выставляешь условие, на которой схватка прерывается — до первой крови, до истощения сил, — скосился на меня, вздохнул, — до смерти. Эх, можешь и проще — выходишь и кричишь «Эй, практик такой-то, выходи на смертный бой!» Главное вежливо и оставить возможность отказаться. Ты же не хочешь бить по площадям и еще и мелких, которые под руку попадутся зацепить?

Я отрицательно замотал головой.

— Вот, а ведь с Крисом, Неодолимой осенью, все очень близко было. Он глава клана, может к нему внуки в это время приходили бы, а?!

Я стыдливо вжал голову:

— Все понял и осознал, уважаемый Лекс!

— То-то же, — расправил енот усы и убрал трубку. — И еще, как-то — не аккуратненько у тебя тут, — он обвел рукой бурелом, — ты убраться то не планируешь?

Я неопределенно пожал плечами.

— Ну, ты подумай! Если надумаешь, отправляйся в поселение к бобрам. Они мастера по дереву и, на раз, тут тебе все благоустроят. Но не за бесплатно, конечно, но там есть работенка, как раз по твоему профилю, для практика, который любит влипать в неприятности! Тьфу-ты, оговорился! — поправил себя енот, — Для практика который идет путем Силы!

Я рассмеялся:

— Не стоит извиняться уважаемый Лекс, весьма точная характеристика! А как найти ваших поселенцев?

— Да, все просто! Вниз по течению, дойдешь до первой протоки, которая впадает в Пограничную, — он махнул на текущую рядом реку, — и поднимешься по ней до бобровых запруд. Там не ошибешься.

И уже уходя, повернулся и добавил:

— Да, чуть не забыл! Метку Стэна на твоем духовном теле видели, т. ч. ты официальный владелец этого места силы. Договорился по канону — молодец! — он поднял большой палец, — Теперь ты — официальный наследник. В Уреше в следующий раз будешь — зайди в ратушу, бумаги получишь и, — он ухмыльнулся, — про налоги узнаешь.

— Э-э-э… — застыл я с открытым ртом, силясь что-то сказать и теряя нить рассуждения

— И тотем не забудь! — енот разыграл сценку со скрюченными когтями и потешной физиономией, долженствующей изображать зверскую морду. — Бу! — Он рассмеялся, хлопнул себя по колену, а затем без расшаркиваний исчез.

Я обшарил все вокруг Восприятием, но ничего даже отдаленно похожее на главу стражи в энергетическом плане не наблюдалось. Только все так же ощущались отпечатки духовных тел практиков, которые раньше были рассредоточены вокруг поляны, а теперь стягивались в одну группу и двигались в сторону Уреша.

Предостережение? Показал небольшую часть своих способностей? Я пожал плечами и выкинул эти рассуждения из головы. Может так, а может этак. Узнаем!

Затем помешал палкой прогорающие угли костра и задумчиво протянул:

— Значит, бобры, говорите?…

Глава 15. Где герой охотится в полнолуние

Перед моими глазами открылась плотина, выстроенная на протоке. Массивное сооружение было сложено из каменных блоков, возвышалось вверх метров на пять и одновременно выполняло защитную роль, ограждая поселение от незваных гостей со стороны реки.

Над плотиной виднелись крыши нескольких строений. Одно из них, похоже, было мельницей, рядом с ним мерно крутилось большое, в пару человеческих ростов, колесо. Снизу в плотине предусматривались три выхода, из которых вода с шумом извергалась и текла дальше по предназначенному природой руслу.

С моей стороны, по берегу этой небольшой речушки вилась тропинка, которая обрывалась перед каменными ступенями, поднимавшимися на вершину стены. Наверху рядом с входом стояла небольшая сторожка, из которой уже показался стражник и теперь флегматично дожидался меня, оперевшись на копье.

Я добрался до первой ступени и вежливо поклонился:

— Доброго дня вам, уважаемый! Меня зовут Тао Ли, и я ищу мастера, который сможет помочь мне с работой по дереву!

— И вам доброго денечка, Тао Ли! — добродушно ответил стражник, — Как не быть, конечно есть! — ответил он немного невпопад, — Мы бобры — первые мастера по дереву! — поднял он к верху указательный палец с длинным когтем.

Затем в подтверждение собственных слов бобр кивнул головой, сверкнув парой белых, торчащих над нижней губой, зубов.

Стражник был одет в свободную юбку выше колена, с нашитыми защитными пластинами из плотной кожи. Наручни, поножи и легкие сандалии, из которых торчали когтистые лапы. Из вооружение упомянутое копье и короткий меч.

— Поднимайтесь, наверх! — махнул он рукой. И уже после того, как я оказался рядом, добавил, — Идите по этим мосткам прямо до самого большого дома. Там найдете нашего старосту, он и занимается наймом в клане Весеннего ручья.

— Спасибо! — я благодарно обозначил вежливый поклон стражнику и зашагал в указанном направлении.

Деревня бобров располагалась на воде. С помощью плотины они создали большую заводь и систему маленьких островков, соединенных деревянными мостками. На каждом островке был построен отдельный дом.

Деревянные дорожки перекинутые между островами были подняты над водой и жители в основном перемещались на разнообразных лодках и лодчонках. Перевозили грузы, направлялись по своим делам, на мостках редко кто попадался навстречу. В отдалении насыпался еще один остров. Вокруг него вились лодки и периодически всплывали над поверхностью занятые работой бобры.

Дорога привела меня к большому острову с красивым деревянным домом. Бревна, из которых он складывался, были ладно подогнаны друг к другу, окна и выступающие части украшены затейливой резьбой, а на коньке крыши застыла в грозном рыке вырезанная из дерева голова дракона.

Я поднялся по ступенькам, заволновались еле слышным звоном гирлянды полых металлических трубочек, висящие по краям крыльца. Я по традиции поклонился статуэтке домашнего духа, которая срывалась в тени, справа от входа. Показалось, что хмурая жаба из зеленой яшмы шевельнулась в ответ.

Деревянные панели были раздвинуты, и мне открылся вид на широкое застеленное циновками помещение. По центру комнаты за низким столиком сидел пожилой хозяин дома.

— Здравствуйте! — вежливо поклонился я. — Меня зовут Тао Ли, из клана Жемчужных облаков, я ищу мастера, который сможет помочь мне с работой по дереву. Стражник на плотине направил меня к вам.

Старик кивнул головой:

— И вам доброго дня, Тао. Сегодня жаркий день, не находите?

Я кивнул и староста продолжил:

— Присаживайтесь, спешка еще никому не помогала. Попробуйте этого чудесного чая! — пожилой бобр налил ароматный напиток во вторую чашку, которая уже стояла напротив него на столе.

— Ох, большое спасибо, день сегодня и правда жаркий! — я разулся перед входом и прошел к столику. Опустился на подушку и невольно выдохнул с облегчением. Как-то незаметно долго отмахал сначала до поселения клана Весеннего ручья, а потом и по дорожкам на территории клана.

Я последовал примеру старосты и, осторожно подняв чашку, сделал маленький глоток чая. Напиток и правда был хорош, по небу разлился приятный вяжущий вкус.

За столиком на какое-то время повисла тишина. Мы неспеша по чуть-чуть отпивали обжигающий напиток. Снаружи поднялся легкий ветерок, тихонько зазвенела металлическая гирлянда. Приятная прохлада, не встречая преграды, закружилась по комнате.

Староста отставил чашку и произнес:

— Что ж, предлагаю перейти к делам. Меня зовут Рьен, я, как вы уже догадались, староста деревни Весеннего ручья. Что за дело привело вас сюда?

Я тоже отставил чашку:

— Мне нужно убрать последствия бурелома и по возможности привести место в порядок. — я ненадолго взял паузу, собираясь с мыслями. — Выше по течению Приграничной располагается излучина. Это место силы перешло ко мне по наследству от Стэна, с которым вы, наверное, знакомы.

Староста кивнул, и я продолжил:

— Мне посоветовали обратиться к вам, как мастерам по дереву.

— Что ж, Тао, — степенно качнул головой староста, — это вполне возможно. Давай поговорим о цене. — Он замолчал и задумчиво посмотрел куда-то над моим плечом. — Возможно ты тоже мог бы помочь нам в одной проблеме…

— Я весь в внимании уважаемый Рьен.

— Хм… Есть у нас одна проблема, — с сомнением произнес староста, затем решив что-то для себя, продолжил, — на границах поселения у нас завелся какой-то безумный практик, который охотится на жителей деревни. Стоит честному бобру из деревни Весеннего ручья выйти ночью по какому-то поручению или хотя бы припоздниться, то есть все шансы не попасть обратно домой. Наутро находят только ошметки разорванных тел и остатки эманации духовной энергии сильного практика.

Старик остро взглянул на меня:

— Сегодня утром, у нас был начальник стражи из Уреша. Он сказал, что днем придет человек по имени Тао Ли и сможет нам помочь. Ты что-нибудь знаешь об этом?

Я чуть склонился, подтверждая:

— А мне Лекс со своей стороны посоветовал обратиться к вам.

— Отлично! — хлопнул в ладоши Рьен, — Значит, берешься?

— Конечно, уважаемый Рьен, — опять кивнул головой я.

— К сожалению, то что я рассказал — это все что нам известно на данный момент, — повинился Рьен. — Как планируешь поступить дальше?

Я рассеяно почесал подбородок, посмотрел в потолок, наморщил нос и переведя взгляд на старосту, озвучил свой план:

— Если у вас найдется тихий уголок, то я бы вздремнул до вечера, потом схожу, куда обычно отправляются ваши порученцы по ночам. Нарисованная вами история выглядит очень перспективной, — воодушевленно закончил я и кивнул несколько раз в подтверждение своих слов.

Глаза Рьена немного расширились, и он с сомнение произнес:

— Ну, хорошо, у каждого свой подход… — затем моргнул и опять перешел на деловой лад. — Хорошо, так и решим! Вы планируете, что ночью все и решится?

Я утвердительно кивнул головой.

— Тогда вы можете с выгодой разобрать этого засранца на ингредиенты! — с экспрессией продолжил староста, — Завтра приезжает алхимик из старшего клана, и я думаю, он все у вас купит.

***

На деревню Весеннего ручья опустилась ночь. Невидимые, но громкие в темноте стрекозы носились над водой. Наша лодка легко скользила по глади искусственных прудов, весла издавали едва слышные плески.

Суденышко ткнулось в землю, и мы друг за другом попрыгали на берег. Я и еще двое сопровождавших бобров. Рядом заканчивался деревянный мост с одного из островов, и дальше вилась короткая тропинка до ворот.

По берегу вокруг всей запруды высился частокол из бревен. Света было достаточно, факелы были установлены в конце моста, у ворот и расходились дальше вдоль укрепления.

Стража с лязгом скинула железный брус. Не маленькие бобры с силой поднатужились, и створки со скрипом пошли в стороны, открывая небольшую щель прохода.

Дальше мне клановцы искренне пожелали удачи с злодейским практиком. Я благодарно кивнул, и ворота за мной со скрипом закрылись. Глухо лязгнули установленные на место запоры.

Меня окутала ночь и шорохи леса. Ветер играл в кронах деревьев, снизу между деревьев вели жизнь мелкие лесные зверушки. Стремительный бег чего-то небольшого сквозь кусты, писк и опять тишина.

Из-за туч выглянула яркая луна, и я опять ощутил что-то будоражащее в крови. Встряхнулся, отогнав не нужные сейчас ощущения, и не скрываясь, споро пошел вперед по дороге, имитируя занятого, спешащего работягу, стремящегося побыстрее проскочить опасный участок.

Восприятие раскинул максимально широко в стороны, в духовном теле тлел подготовленный Громовой удар, на случай внезапного Контроля, который последнее время кажется стал самой популярной техникой в среде практиков. Венчал, подготовленный набор техник, Доспех силы.

Практика удалось заметить перед самой атакой. Луна зашла за тучи, мрак растекся по лесу, но верное Восприятие высветило духовное тело противника, которое предстало длинным веретеном, переливающимся всеми цветами радуги.

Оцепенение Контроля сковало мое тело. Тут же послышался треск ломаемых кустов со стороны притаившегося практика. Я не стал церемониться и сбросил Контроль разума через Громовой удар. Грохнул разряд и концентрические круги энергии рванули от меня.

В темноте высветилась здоровенная змеиная башка, несущаяся ко мне. Зеленая чешуя, желтый вертикальный зрачок, раздвоенный язык метнувшийся из оскаленной пасти. Рептилия споткнулась об ударившую ее технику и немного растратила свой пыл.

Я полоснул мечом по близкой шее, раздался металлический звон, и меч всего лишь бессильно скользнул по змеиной чешуе. Я сделал шаг в сторону, пропуская мимо себя мощное тело бронированной твари.

Змея промелькнула мимо и скрылась в темноте. Я опять почувствовал наброшенную технику Контроля, которая заморозила меня на месте. Стремительный бросок змеи. Громовой удар сбросил контроль и послал оппонента в легкий нокдаун.

Быстрый шаг, и я уже в паре десятков метров от врага. В свою очередь бросаю Контроль. Вышедшая луна высветила застывшего кольцами противника. Со всей возможной скоростью прохожу шаги Меча силы, и вот уже вертикальный вал энергии отделился от взмаха моего меча.

В этот момент, змея разорвала сковывавший ее Контроль разума и метнулась в сторону. Разбушевавшаяся энергия техники Меча силы пронеслась мимо, исторгая из себя во все стороны ветвистые разряды молний, и канула в темноте леса, оставляя после себя просеку переломанных деревьев.

Противник быстро пришел в себя, и я почувствовал действие очередного Контроля. Опять Громовой удар в ответ, который высветил метнувшуюся в броске змею и впечатался в тяжелую бронированную башку. Отхожу в сторону, пропуская оглушенного полученной оплеухой противника.

Не теряя ни мгновения, накидываю Контроль разума на своего противника. Змея замерла, борясь с оцепенением. Я подскочил к огромной голове и попытался достать мечом глаз противника. Тот вскинулся, сбрасывая контроль, и подставил под удар бронированный лоб. Меч звякнул и отскочил.

Голова змеи тут же метнулась вперед, и от удара я отлетел далеко в лес, ударился спиной об одного из лесных гигантов и сполз оглушенный вниз.

С трудом встал, пытаясь прийти в себя, и тут же получил Контроль, нелепо застыв с открытым ртом. Уже наработанным приемом сбрасываю оцепенение, но через беззвучный Громовой удар, который полыхнул взрывом лишь в духовном плане.

В свою очередь кидаю Контроль сознания на своего оппонента, тот как раз совершил рывок и, вытянувшись стрелой, метнулся на меня. Отхожу с траектории застывшей змеи, подгадываю момент, и меч попадает по вертикальному зрачку, зловеще светившемуся в темноте.

Оглушающее шипение раненной твари наполнило лес. Контроль с нее тут же спал, и она заметалась кольцами, сметая все на своем пути. Очередной слепой удар хвостом пришелся по мне, и я сломанной куклой полетел в противоположную сторону.

Покатился по земле, застыл. В голове стоял звон, перед глазами вертелись круги и точки. Наконец я нашел в себе силы и встал на ноги. В отдалении так же успокоился и мой враг, шипение и треск ломаемых веток прекратились, в темноте желтым фонарем загорелся вертикальный змеиный зрачок.

Змея вспыхнула и засветилась зеленым призрачным светом, тело пошло сложными кольцами, голова начала раскачиваться над землей, хвост выстукивал повторяющийся ритм.

Я опять почувствовал онемение. Еще одна техника контроля. Что ж старый добрый Громовой удар меня никогда не подводил. Взбурлила энергия по меридианам, стягиваясь в узлы для формирования техники, я поднял взгляд, уже готовый отправить веер разрушительной энергии, и застыл.

Над травой, оставляя за собой призрачный шельф ко мне двигалась моя матушка. Она улыбалась и тянула ко мне руки. Мое сердце сжалось от нежности и страха за нее. Призрак? Она призрак?!

Что-то кричал на краю сознания артефакт. Но призрак моей матери одними губами произнес, что все обман, что это враг, а она давно ждет меня домой. Призрак медленно плыл ко мне в темноте, в дали что-то хрипел и умолял враждебный мне артефакт.

Вдруг налетел ветер, согнал облака, и с неба во всю силу засияла полная луна. Тревожившее меня чувство взвилось и ничем не сдерживаемое заполнило меня полностью. Серебристая энергия рванула по меридианам, выворачивая суставы, меняя тело, вымывая наведенную технику змеи.

Я стал выше ростом, руки превратились в огромные когтистые лапы, ночь прекратила быть непроглядной и раскрасилась в серые тона. Я пряднул удлинившимися ушами, ловя ночные звуки. Запахи стали необычно сильны и звучали почти как звуки.

Р-р-р, змея! Р-р-р, не люблю змей! — ярость наполнила мой разум, мысли стали короткими и сугубо конкретными. Поддаваясь накатившему чувству, я поднял косматую, заросшую шерстью голову, и завыл на манящий серебристый диск луны. Шелкнул пастью, бешено оскалился и прыгнул на противника.

Дальнейшее смутно отпечаталось в моей памяти. Я наскакивал и рвал клыками чешуйчатое тело. Змея пыталась огрызаться. Но Контроль не действовал, а только в физическом плане я был заметно быстрее.

И дальше вспышками воспоминания. Израненная, залитая кровью змея. Я вскакиваю на нее и вцепляюсь клыками у основания головы. Дальше тяну серебристую энергию луны. Больше, больше, больше. Рывок, и голова змеи отрывается, заливая траву, стволы деревьев горячей кровью.

Меня накрывает цунами энергии, кажется еще одна ступень на пути Возвышения покорена…

В этот момент сверкнула рыжая молния, треск, жуткий удар в лоб, и тьма поглотила мое сознание.

Глава 16. Где герой наслаждается гостеприимством

Открыл глаза, вскочил на ноги, замер в боевой стойке — одна рука впереди, вторая отведена назад, в ней судорожно зажат меч. Меч которого нет. Я пару раз моргнул.

Комната застеленная циновками, панели из белой рисовой бумаги раздвинуты в стороны, на улице мягко светит утреннее солнце, на полу смятый в клубок футон, на котором, видимо, я и спал.

Я посмотрел на себя, опять обычные руки, никаких когтей. Одежда на мне чужая, похожа на ту, в которой ходили бобры Весеннего ручья. Я ощупал лицо, нос. Растянул губы и осторожно потрогал верхний клык. Все как обычно, все мое.

Почудилось? Но энергии в меридианах стало больше, Восприятие по своему радиусу стало охватывать значительно дальше. И как раз сейчас, способность показывала, что в комнату кто-то идет. Я повернулся к входу.

Раздалось несколько быстрых, легких шагов и в комнату взлетела по ступенькам молодая девушка, даже наверное еще подросток. Судя по виду из народа бобров.

— Ой! — она испуганно вскинула на меня взгляд больших карих глаз, мордочка ее чуть округлилась, приняв выражение буквы «О». Она едва не выронила деревянный поднос, приспособленный, чтобы его можно было ставить на низенькие ножки.

Затем девчушка все же справилась с собой, смущенно поклонилась и поставила передо мной свою ароматную ношу. От блюд шел легкий парок.

— Ох, господин Тао! А дедушка все ждет, когда вы проснетесь. Вы приходите к нему, когда позавтракаете!

— А, — попытался выведать я подробности, но она уже упорхнула обратно из дома.

С улицы послышался ее звонкий голос:

— Де-душ-ка! Дедушка! — восторженный вопль быстро удалялся, затем тот же голос уже глуше затараторил из другого дома, по соседству. Слова было не разобрать.

Я пожал плечами и устроился рядом с едой. Запах был потрясающий, я тут же понял, что зверски голоден. Живот издал одобрительное бурчание, соглашаясь со мной.

Все-таки, что вчера произошло? Змея применила технику, которая насылала эмоции и образы. И там меня капитально накрыло, а вот дальше воспоминания похожи на бред. А сейчас я здесь, как я понимаю, в Весеннем ручье.

Я попытался достучаться до артефакта. Может быть он сможет что-то прояснить? Но такое ощущение, что он обиженно сопел и на контакт идти не собирался. Ну вот, как так-то? Ему же наверняка пару сотен лет, а может и больше. А ведет себя, как ребенок!

Я задумался, а каким буду я, когда доживу до ста лет? Эмм, Тао с седой белой бородой, которая будет путаться под ногами, рассуждающий какая непутевая пошла нынче молодежь. Хм, но ведь это буду все еще я, тот же самый, что и сейчас? Тогда почему я должен буду вести себя не так, как сейчас? Или это уже буду не я?

Да, ну бред! — подытожил я свои спонтанные рассуждения, — Столько не живут! — и наконец-то набросился на еду.

Аккуратно сложил палочки на поднос. На пол не упало ни единой рисинки. Навалившийся зверский аппетит зорко отслеживал неприятеля, и если что-то пыталось проскочить мимо рта, то тут же цепко перехватывалось палочками.

Я расправил смятый футон и свернул его в ровный валик, оглянул взглядом помещение и кивнул удовлетворенный оставляемым после себя порядком. Хозяева проявили ко мне радушие и, в ответ, хотелось быть образцовым гостем.

Повернувшись, вышел на улицу. Снаружи приветливо встретило утреннее солнце. Немного в отдалении располагалось следующее здание. Пара птах облюбовало место на крыше рядом с деревянной головой дракона, и отчаянно чирикали. Я оказался на том же самом острове, где разговаривал со старостой, только с другой стороны.

Прошел по тропинке, обогнул главный дом и зашел со стороны моста. Традиционно склонился вырезанному в уголке изображению духа хранителя. И поднял глаза выше. Белые панели были раздвинуты и в глубине помещения безмятежно сидел староста Рьен. Легкий ветерок издавал мелодичный, едва слышимый перезвон в металлических гирляндах. Я испытал короткое чувство дежавю.

Затем вежливо поклонился и произнес:

— Доброе утро, уважаемый Рьен!

Пожилой бобр сфокусировал на мне взгляд и оживился:

— И вам доброго утра, доблестный Тао! Пожалуйста, присаживайтесь! — махнул он рукой, предлагая подсаживаться к его столику, где как и в первую встречу уже была приготовлена для меня чашка чая.

Я благодарно кивнул и устроился напротив него.

— Я сегодня проснулся и неожиданно обнаружил себя в вашей чудесной деревне, — решил я сразу взять быка за рога, — но последнее, что я помню, это сражение со змеей. Может быть вы можете восполнить этот досадный пробел в моей памяти?

Рьен энергично закивал:

— Да, да! Но сперва хочу вас поблагодарить, что избавили нас от этого безобразия! Спасибо вам, большое! — Рьен, поклонился и продолжил, — Госпожа Мелисса все нам рассказала, как вы в одиночку побороли эту огромную змею, а затем свалились, без сил.

Я машинально потер место на лбу, куда пришелся вырубивший меня удар, а староста продолжил:

— Она пришла ночью, сказала, что мучившая нас проблема решена, но нужно сходить помочь с трофеями и перенести вас в деревню. Змею мы в ту же ночь разобрали на ингредиенты, под руководством госпожи, — он поднял немного беспокойный взгляд, — Вы же знаете, что с ингредиентами нельзя тянуть?

Я кивнул, успокаивающе поднял руку и сделал очередной глоток обжигающего чая. Рьен с облегчением продолжил:

— Так вот, вас, значит в гостевой домик, со всем почтением. С одежкой вашей совсем швах было, так что в свое переодели, вы уже не обессудьте.

Я благодарно кивнул:

— А выглядел я как обычно? — немного неуклюже попытался прояснить я вопрос обращения в монстра.

Рьен удивленно взглянул на меня и пожал плечами:

— Ну, если не обращать внимание, что там все перепахано было и в крови, а один из работников споткнулся о голову змеи и поседел раньше времени, то все как обычно. И вас мы там точно такого же нашли, как вы сейчас передо мной сидите, только конечно погрязнее, вы уж меня извините.

— Понятно, — протянул я и почесал подбородок, затем, очнувшись, поблагодарил, — Спасибо!

— Пустое! Вам спасибо! — затем спохватился, — Вы сходите, пожалуйста, к госпоже Мелиссе. Она с вами за трофеи рассчитается. Там все честно будет! — заверил он меня.

— Отлично, не буду тогда тянуть, — ответил я, — А где ее найти?

— У нее отдельный остров, там лавка, лаборатория и дом, где она останавливается, когда у нас бывает. Госпожа Мелисса из старшего клана и обычно очень занята, а к нам наведывается, чтобы проверить, как дела у ее учеников. — он отставил чашку и поднялся, — вас проводит моя внучка, она ученица Мелиссы и как раз собирается к ней.

Остров таинственной госпожи Мелиссы был достаточно большим. Здесь располагался основной дом и каменное здание лаборатории. Дальше просматривался небольшой кусочек тренировочной площадки, где сейчас ученики из бобрового народа отрабатывали приемы, выполняя ката. Каждое движение сопровождали энергичные выдохи, которые сплетались в единый голос духа тренировок. Казалось над площадкой за зданиями проявился силуэт призрачного воина в белом кимоно, который сосредоточенно отрабатывает приемы.

Внучка Рьена всполошено вскинула руку ко рту, который приоткрылся в волнении и блеснул белыми резцами. Затем она скомкано со мной попрощалась, неопределенно махнула мне в сторону основного дома, а сама стремглав метнулась в сторону площадки. Я проводил взглядом легкую фигурку и, пожав плечами, направился в указанном направлении.

С конька загнутой крыши, разинув свою пасть, на меня подозрительно косил глаза деревянный дракон. Госпожа Мелисса нашлась неподалеку. Рядом с домом был разбит сад камней, где миловидная девушка, в свободных одеждах, застыла с вытянутой в струну спиной и полуприкрытыми глазами. Вокруг чувствовалось движение энергии, а, перейдя на духовное зрение, я увидел сложный узор энергетических линий, в центре которого находилась точеная фигурка миниатюрной девушки.

Она пряднула длинными рыжими ушами, с аккуратными белыми пятнышками по краям. Плавно закрутила и рассеяла линии техник, слитным движением поднялась на ноги и очутилась рядом со мной. Рыжая мордочка лисы с любопытством уставилась на меня, позади девушки своевольно метнулся пушистый хвост.

Я вежливо поклонился:

— Здравствуйте! Меня зовут Тао Ли, и я ищу госпожу Мелиссу.

Лиса мило улыбнулась и ответила грудным голосом:

— Очень приятно Тао Ли, тогда вы ее нашли, — хвост обвился вокруг ее ног и тут же метнулся в другую сторону.

— Вы вчера помогли моим подопечным, спасибо вам! — продолжила девушка, — но мне пришлось вырубить вас, иначе изменения стали бы необратимы.

Мое лицо вытянулось, я пару секунд не знал, что спросить, затем собрался и выдал:

— Так все это мне не привиделось?

— Да, вы совершенно точно обратились в волка.

— А…

Она улыбнулась и поощрительно кивнула мне, призывая продолжить.

— О… — выдал я.

Лиса нахмурилась, хвост обвился вокруг ее ног, она задумчиво подперла своим небольшим кулачком подбородок:

— Хм, я вижу, что это все для вас неожиданность. Признаться, я думала, что это одна из ваших техник, которая просто вышла из под контроля. Любопытно…

Она перевела взгляд на меня:

— Я могу попробовать разобраться, что с вами происходит, в благодарность за вашу помощь. Хотя не буду лукавить, мне и самой интересно. Вопросы трансформации — одна из областей моего интереса. Что скажете?

Я задумался. Вот кажется тот человек, у которого можно попытаться узнать ответы на тревожащие меня вопросы. Но задавая вопросы, я таким образом выдам и свои тайны. Насколько откровенным можно быть с Мелиссой?

Я задумчиво взглянул на лису. Определенно, не полностью. Об артефакте есть смысл умолчать. Я не заметил, в какой момент артефакт стал заинтересовано прислушиваться к моим рассуждения, и на этом месте он горячо закивал, соглашаясь. От него пришла картинка, как меня режут на части в поисках ценного сокровища. Б-р-р! — я внутренне передернулся от омерзения.

Но про свой выбор Пути вполне можно рассказать все без утайки. Да и про волков и арену. Может быть получится использовать новых игроков, как противовес волкам? Артефакт тут же нарисовал образ хитрой лисы из сказок и передал ощущение, что скорее меня к делу пристроят, как лисам нужно. Затем чуть помолчав, согласился, что вариантов особо и нет. Может быть хотелки лисиц уравновесят спесь волков.

Мелисса не торопила меня, с загадочной полуулыбкой с удовольствием щурилась на солнце, и в общем-то, думаю особо не сомневалась в моем ответе. Когда с тобой происходит какая-то непонятная ерунда, то с этим нужно разбираться, а других специалистов настроенных, хотя бы в теории, помочь, вокруг не наблюдалось. Не домой же с плачем бежать?

Я кивнул, соглашаясь:

— Да, спасибо, я с большой благодарностью приму вашу помощь.

Лиса довольно прищурилась, хвост мотнулся в одну, в другую сторону вокруг ног, затем она предложила:

— Тогда начнем, пожалуй, с беседы. Причину вашей случайной, — она запнулась подбирая слова, — способности, следует искать в прошлом. Давайте, прогуляемся по острову и поговорим.

Она приглашающе повела рукой в сторону своего сада. Вымощенные природным камнем дорожки закручивались вокруг лужаек из гравия, по которым шли ряды ровных бороздок. Вокруг были расставлены камни разных размеров и форм, чуть дальше был выстроен небольшой водопад, где вода каскадами спускалась вниз, с плеском разбивалась о каменное дно и дальше текла по извилистому руслу декоративного ручья. Который по сложному пути шел через весь сад, нырял под небольший мостики, аркой нависающие над ним и вытекал в большую заводь.

— Давно у вас начались эти спонтанные превращения? И как часто это происходит?

Я отрицательно помотал головой:

— Нет, все это было впервые и неожиданно.

— Хм, давайте попробуем понять, что стало тем камушком, что спровоцировал лавину. Что произошло в рисунке битвы, перед самым превращением?

Я задумался:

— Во время сражения, в основном, упор и у меня и у противника был на технику Контроля. Практически постоянно кто-то из нас оказывался под действием Контроля разума, — я замолчал, прокручивая недавние события, — Мой противник применил странную технику, которую я раньше не видел. С одной стороны обычный Контроль, плюс, наведенные образы и, пожалуй, даже чувства, — я опять вспомнил призрак матери.

Мелисса покивала:

— И конечно в этот момент светила полная луна.

Я кивнул и удивленно посмотрел на нее. Лиса продолжила:

— Змея применила какой-то вид техники гипноза, когда на противника насылают образы и чувства. Вернее, приоткрывают покрывала подсознания, а дальше уже попавший под действие техники додумывает все сам.

Я внутренне поблагодарил собеседницу за новую информацию и отложил к остальным накопленным знаниям о техниках. Значит, гипноз. Нужно запомнить, убойная штука.

— Техника змеи ослабила барьеры в сознании, — принялась рассуждать дальше Мелисса, — и, то что раньше было связано волей, вырвалось наружу. Противник, на самом деле, конечно, хотел вытащить только ваши страхи и сомнения, чтобы дезориентировать во время сражения. — Она усмехнулась, — Вырвавшийся на волю зверь, вряд ли входил в его планы.

Рыжий пушистый хвост, с белым пятном на конце мотнулся из стороны в сторону.

— Что ж с триггером, который вызвал обращение, разобрались, — продолжила дальше девушка-лиса. — Попробуем теперь найти причину. Может быть было что-то близкое? Может быть какая-то странная реакция на лунный свет?

Я согласно кивнул:

— Все так, и я даже задумывался найти знающего человека, поговорить. Например поискать в Уреше. Но все слилось в непрерывную череду событий, пока не закончилось кульминацией с обращением в волка.

Я рассеяно провел взглядом по водной глади, полоскам соседних островов, уходящих вдаль, затем, решившись, начал из далека:

— Как вы уже, наверняка, поняли, уважаемая Милисса, я выбрал Путь возвышения через битву.

Лиса, кивнула, не мешая моей исповеди.

— И в Лесное царство я тоже попал в поиске сильных противников. Здесь действительно много талантливых практиков, с которыми можно помериться силой, и которые не боятся идти до конца

Со стороны лисы раздался небольшой смешок:

— Да, уважаемый Тао, я наслышана об этой истории. — она опять загадочно улыбнулась, и промурлыкала, — Наш доблестный Лекс, лорд Защитник Западного предела, — на этих словах мои брови поднялись вверх, я не смог скрыть своего удивления.

Милисса заметила и опять рассмеялась:

— Ах, я вижу, вы с ним уже встречались, и скромняга Лекс не стал вас пугать своим титулом. Наверняка, расплывчато сказал, что он отвечает за безопасность?

Я кинул:

— Да, представился главой стражи Уреша.

Девушка-лиса усмехнулась:

— Ни слова лжи, всего лишь смещены акценты. Ему действительно подчинена стража Уреша, в том числе. Ох, он мил, как и всегда. Так бы и затискала!

Я автоматически кивнул, соглашаясь, и думая, чем мне может грозить новая информация.

— И наверное рассказал вам, что мы буквально собирались на вас охотиться, подозревая во всех смертных греха, — продолжила она.

Я повинно покачал головой и вздохнул:

— Эх, да, у меня был разговор с Лексом. Сгораю от стыда, как представлю, как это все выглядело. Со своей стороны, чтобы хоть как-то объяснить свое поведение, могу лишь признаться, что ничего не слышал о лесном народе и шел сюда в поисках жутких монстров. К сожалению, около наших мест встречаются только неразумные завры, по факту совершенно не похожие на вас.

Мелисса покивала, ее острые ушки дернулись, реагируя на какой-то звук, затем вернулись в обычное положение. Она успокаивающе кивнула:

— Да, наши дальние дикие родственники, которые только начали свой путь Возвышения. Так же, как и дальше в горах, встречаются дикие племена зверей отдаленно похожие на людей. Но давайте вернемся к вашей истории.

Я кивнул:

— Да. И вот, в очередной раз решив бросить вызов кому-нибудь из практиков, я отправился в свободный поиск.

Я опять ненадолго замолчал, переживая заново не самые приятные воспоминания:

— И наткнулся на клан Полной луны.

Лиса встрепенулась и заинтересованно посмотрела на меня.

— Я погнался за приманкой, — не стал приукрашивать я события, — и вылетел на арену волков. Цепочка воинов замкнулась, позади, и все пути для отступления были отрезаны. Затем был вызов от одного из волков и сражение, где я и выиграл и проиграл, — я криво улыбнулся и вздохнул.

— Хм, — заполнила паузу лиса.

И я продолжил дальше свою историю:

— В последний момент вышел старец в белом и остановил поединок. Мой противник остался в живых, а на меня волки наложили проклятие. Спустя какое-то время я пришел в себя, вокруг никого не было. И вот, возвращаясь обратно, я испытал что-то похожее, все органы чувств обострились, несся через ночной лес и на утро все обрывками воспоминаний. Очень похоже на битву со змеей. Мне кажется, вот та алхимическая печать, через которую наложили проклятие, и послужила причиной дальнейшего превращения.

— Хм, — нахмурилась Мелисса, — и все же вряд ли. Проклятие, которое на вас наложили, я думаю, что знаю о чем речь. И там никаких побочных эффектов, кроме отложенной смерти, нет.

Я кхекнул и потер подбородок. Не знаю, радоваться этим словам или нет?

— Проклятие может снять, тот кто наложил, а именно, Льер Погибель. — продолжила лиса, — Белый старец — это именно он, и проклятия его тоже известны далеко за пределами его клана.

Она помолчала:

— Но все это звучит странно, хотели бы убить, мы бы с вами не разговаривали, — просто сказала лиса и подняла на меня глаза.

Я пожал плечами:

— Да, я упустил один момент. Битвы на арене предполагаются на постоянной основе, а чтобы я не сбежал, проклятие обещают подновлять. Следующее сражение назначено через три дня.

— Не маловажный момент, — отметила лиса

Я опять пожал плечами, а девушка-лиса продолжила свои расспросы:

— По тому, что я знаю о проклятиях Погибели, никого в волков они не обращали. — она опять задумалась, — давайте, пройдемся чуть подробнее по этому моменту. Льер наложил проклятие, как я понимаю, алхимический круг, невыносимая боль.

Я кивнул.

— А что было дальше? — уточнила она.

Я опять вспомнил те события и медленно стал пересказывать:

— Да, про круг и пытку болью все верно. До сих пор передергивает, как вспомню.

Мелисса понимающе кивнула.

— Дальше, — продолжил я, — Я очнулся, вокруг никого, ночь. С неба ярко светила луна. Сил не было от слова совсем. — я рассеяно провел по подбородку, погружаясь в воспоминания, — хм, дальше был необычный момент.

Лиса навострила уши.

— Как я уже сказал, сил не было, — вспоминал я, — но вокруг было место силы, и энергия была практически осязаема. Я вспомнил один из уроков своего учителя, что на определенном уровне можно брать силу прямо из источника.

Лиса согласно кивнула.

— Зелий уже не было, помощи попросить было не у кого.

— А тут вы ошибаетесь, уважаемый Тао, — возразила Мелисса, — Вы находились на территории волков, в их месте силы. На вас только что набросили поводок, чтобы вы опять пришли на арену. И вам бы дали умереть от истощения? Не смешите мои лапки, наивный вы, молодой человек.

Я внутренне возмутился. А тебе то сколько лет, на вид не сильно то и старше!

В слух я не стал не стал спорить и, пожав плечами, нейтрально ответил:

— Ну, по крайней мере, на тот момент я именно так представлял ситуацию. И, вспомнив обмолвку своего учителя, решил попробовать медитацию в месте силы. И на удивление у меня получилось.

Лиса взглянула на меня с уважением:

— Хороший прогресс Тао!

Я немного смущенно, но с удовольствием принял похвалу, так как и сам считал это не плохим достижением.

Но лиса тут же спустила меня с небес на землю:

— Правда, место для эксперимента было выбрано весьма глупо.

Я удивленно посмотрел на нее.

— Разве вам не читали в детстве сказку, про мальчика который напился из озера в лесу? — ехидно поинтересовалась она.

Я пораженно посмотрел на нее.

— Да, все так, — покивала она, — испил водицы Тао и превратился в волка.

Рыжий лисий хвост опять обвился вокруг ног миниатюрной девушки.

— А есть какое-то средство, которое может излечить меня? — встревоженно поинтересовался я.

— К сожалению, мне такое лекарство не известно, — покачала головой лиса, — но с вашим случаем я сталкиваюсь впервые, возможно я и смогу что-нибудь придумать. Пока, могу дать только общие рекомендации. Усиленно развивайтесь дальше в контроле внутренней энергии, так вы сможете держать новую способность в узде.

Затем лиса пристально посмотрел на меня:

— Да и так ли уж плоха ваша новая ипостась? Есть и другой путь — научиться самостоятельно обращаться из волка обратно в человека. Лучше, конечно, это делать под контролем, чтобы при необходимости помочь с обращением.

Я задумался над ее словами и не осознанно потер лоб, куда в прошлый раз пришелся мастерский удар Мелиссы, вернувший мне человеческий вид.

Лисица заметила и рассмеялась:

— Буду бить сильно, но аккуратно!

Я тоже улыбнулся:

— Мне нужно подумать. И, как я понимаю, контроль энергии важен при любом выборе?

— Совершенно верно, — подтвердила Мелисса.

Затем ее глаза зажглись энтузиазмом:

— Мне сейчас в голову пришла одна мысль. А что если вам попробовать испить энергии из противоположного источника? Возможно он погасит влияние, которое на вас оказал источник волков. И в нашем клане как раз есть такая возможность!

Затем задумчиво добавила, начиная что-то просчитывать:

— Думаю, я смогу договориться со старейшинами о таком эксперименте с источником…

Услышав слово эксперимент, я встревожился:

— И какого эффекта вы ждете, уважаемая Мелисса?

Она как-то неуверено пожала плечом:

— Как я и сказала, возможно, действие источника волков нейтрализуется…

— Или я начну обращаться еще и в лиса, так? — уточнил я волнующий меня момент.

— Хм, возможно и так, — признала Мелисса и уже более скучным голосом спросила об очевидном, — Как я понимаю энтузиазма попробовать нет?

— Давайте отложим эту возможность, — мягко отказался я.

Мы замолкли, и какое-то время прогуливались в тишине. Новая информация со скрипом, но все же укладывалась в моей голове. Все объяснения Мелиссы выглядели для меня логично. Немного пугал исследовательский зуд лисицы, напоминая об учителе Чане. Но ее слова о новой способности упали на благодатную почву.

Я вспомнил, что, обратившись в волка, я был не восприимчив, например, к гипнозу змеи. Возможно и Контроль сознания не будет действовать? Да и преследовать, выслеживать противника намного удобнее. Изнутри начал подниматься оскаленный, рычащий зверь, который полностью одобрял ход моих мыслей. По телу прошла дрожь. Я на минуту застыл, пытаясь справиться с собой, плоть пошла волной.

Мелисса отскочила и настороженно застыла, наблюдая за мной. Еще мгновение… И я все же взял верх над волком, и он, скалясь, разочарованно ушел в глубины сознания. Интересно, как они с артефактом уживаются?

От древнего сокровища, которое одновременно было моим товарищем по приключениям, пришел образ поднятого вверх большого пальца, и заверение, что все хорошо. Следующий образ, с волком посаженным на поводок, вызвал глухой рык, только успокоившегося монстра. Что говорило о том, что наш новый сосед тоже в курсе всех мыслеобменов, которые происходят в моей голове.

Внешне со мной больше ничего не происходило. Девушка-лиса расслабилась и с интересом наблюдала, чем закончится моя внутренняя борьба.

Я повел головой, хрустнул шеей в одну сторону, в другую и хрипло заверил:

— Я в порядке.

Мелисса с сомнением протянула:

— Да, я вижу.

— Я бы воспользовался вашим щедрым предложением, уважаемая Мелисса, — продолжил я, — научиться обращаться под вашим контролем. Очевидно, что я не могу позволить себе дальше тянуть с этим.

Затем после паузы спросил:

— А что вы попросите взамен?

Мелисса довольно улыбнулась, ее хвост несколько раз обвился вокруг ног:

— Приятно убедиться в вашей разумности, уважаемый Тао. Взамен я попрошу сущую безделицу, которая, думаю, будет вам даже выгодна. У нашего клана Огненного цветения заката, — на этом моменте мои брови пошли вверх, а Мелисса продолжила довольная произведенным эффектом, — тоже есть арена для сражений, и я бы хотела, чтобы вы, дорогой Тао, сражались на ней с нашими практиками.

Я пожал плечами:

— Действительно, не вижу причин отказаться. Но у меня есть не добровольные обязательства с кланом Полной луны.

— Ох, об этом не беспокойтесь, я что-нибудь придумаю, — заверила лиса. — Когда, вы говорите, следующее сражение?

— Через три дня, ночью, — ответил я

— Хорошо, тогда приходите на арену, как вы и договаривались, — я хмыкнул, а лиса невозмутимо продолжила, — С проклятиями Погибели не шутят, попробуем решить дело миром.

Глава 17. Где герой становится землевладельцем

Утренний Уреш по традиции отнесся ко мне приветливо. Начавшее взбираться по небосклону солнце светило мягко, и в воздухе пока еще не было удушающей дневной жары. Брусчатка улиц блестела чистотой, здесь и там встречались небольшие лужицы воды, оставшиеся после предрассветной уборки. Город очень ответственно относился к своему виду и не жалел денег, чтобы быть чистым и опрятным.

Я не спеша прогуливался по улицам, постепенно смещаясь в сторону главной площади. Сегодня должен был быть бой на арене волков, и по дороге я решил заодно заглянуть в Уреш, узнать по поводу бумаг, которые закрепляли за мной право на место силы на излучине. Лекс вскользь упомянул, что еще и налог нужно будет платить. Эх, придется задуматься о каком-то постоянном доходе. Похоже, теперь не получится инфантильно порхать по лесу в свое удовольствие, сбивая спесь с местных практиков.

На главной площади тихонько журчал фонтан. Улицы понемногу оживлялись, стали встречаться редкие прохожие. На скамейке перед фонтаном уже кто-то сидел, наслаждаясь утренней прохладой.

Мое внимание привлекла новая деталь, которой ранее не было на площади. Рядом с фонтаном установил свою тележку торговец уличной едой. Запах доносился даже с края площади, где я сейчас остановился. Внутри взрыкнул мой личный зверь, обоняние резко усилилось, уши казалось удлинились и стали улавливать множество мелких звуков.

Запах еды и шкворчание сосисок на огне стали просто не стерпимы. Рот наполнился слюной, я поспешил к манящей тележке. Волк внутри меня взрыкнул последний раз и, удовлетворенный произведенным эффектом, успокоился. Звуки и запахи вернулись в нормальное состояние. Но я уже точно знал, что еда у торговца свежая и вкусная. Я мысленно кивнул и поблагодарил зверя. Тот благодушно отмахнулся, в духе, что поспешай.

Артефакт, зверь. Интересно моих соседей все устраивает, как я к ним обращаюсь или лучше придумать имена? Соседи забеспокоились и в унисон прислали успокаивающие образы, что все хорошо, все нормально, а лучшее враг хорошего. Хм, не верят в мою добрую волю. Ну ладно.

У тележки с едой хлопотал молодой парень из народа ежей, которого я мельком видел в «Зеленом хряке». Он тоже узнал меня и вежливо кивнул:

— Здравствуйте, уважаемый Тао! Не желаете эту вкуснейшую сосиску, — указал он лопаткой зажатой в руке, — только что с пылу с жару?

— Ух, очень желаю! — уставился я на вожделенную вкуснятину, живот взбурлил, выдавая глубину моего желания.

Молодой еж понимающе ухмыльнулся, смахнул с огня пару поджарившихся сосисок, завернул в лепешку, подсыпал нарезанной зеленушки и полил фирменным соусом из «Зеленого хряка». Пара медяков поменяла своего владельца, и я стал обладателем обжигающей еды.

— Удачного вам дня! — вспомнил я о манерах и вежливо поклонился.

— Спасибо, Тао! — кивнул еж, — Давно не заходили к нам.

— Да, все было не дойти до Уреша, — согласился я, — Планирую сегодня заглянуть.

И еще раз раскланявшись, отошел в сторону. Вокруг пока было не много народу и решив, что я не сильно расстрою патриотические чувства горожан, оперся пятой точкой о каменный бортик фонтана и, наконец, буквально со стоном вонзил зубы в купленную еду. Ам-ням-ням. Прожаренная сосиска брызнула жиром, зелень бодро хрустнула — в пару мгновений я проглотил все до крошки. Определенно в соус что-то подсыпают. Да, молодцы, главное не останавливайтесь!

Я застыл на пару минут в блаженстве. Позади мелодично журчал фонтан, небо было безоблачное, обещая днем жаркую погоду. Все заботы временно отошли на второй план.

***

Я вспомнил, как вернулся на излучину с командой бобров. Деловитые работяги посмотрели на устроенный перед холмом бедлам, выслушали мои объяснения и, вежливо отодвинув меня в сторону, принялись за работу.

Бригада работала, как отлаженный механизм. Поваленные деревья распиливались, увязывались в плоты и отправлялись вниз по течению. Работа кипела, стучали топоры, раздавался звонкий визг пил.

Чтобы не мешаться под ногами, я ушел дальше в лес и занялся тренировками. Прогнал комплекс упражнений, отработал удачные связки приемов, попробовал новые варианты. Медитация, работа с энергией. Еще раз прошелся по техникам.

Сейчас полностью без движений получалось сделать только модифицированный Громовой удар, по остальным техникам только часть шагов. Попрактиковался в этой нужной части, взял более простой Рассекающий меч, создавал максимально возможное количество шагов в духовном плане, затем рассеивал энергию.

Наконец, под вечер, шум стройки около моего дома стих, и я поспешил обратно, чтобы успеть застать бобров на месте. У нас была договоренность, что в конце работы они установят на берегу тотем. По совету Лекса я собирался заиметь такую штуковину, чтобы буде вдруг рядом пройдет практик идущий по пути сражений, то он совершенно точно знал, что может в этом месте рассчитывать на добрую драку.

— Тао, хорошо, что вы пришли! Как раз думали, где вас искать! — обрадовался старший из боров, завидев меня.

Работа на излучине подошла к концу, весь бедлам созданный моим неосторожным обращением с техниками, рабочие убрали. Поляна, конечно, выглядела не ухоженной, была расчерчена проплешинами пожухлой травы, оставшимися после разобранных завалов, где-то появились свежие борозды, когда распиленные бревна стаскивали к берегу. Ну хоть площадку для медитаций не раздраконили.

— Да, вижу вы уже закончили. Спасибо! — поблагодарил я поклоном работяг.

Старший кивнул в ответ и продолжил:

— Договаривались еще тотем установить.

— Да, все так.

— Вот наш мастер, Рикер, — старший махнул рукой на молодого бобра, покрытого опилками и смолой. Тот с достоинством поклонился. — вырезал, по вашим рассказам и описаниям.

Пара бобров, подняли столб с искусно вырезанным изображением и оперли о землю, давая мне время рассмотреть.

— Ух, ты! Мастер Рикер, отличная работа! — с восторгом вырвалось у меня.

— Да, чего уж там. Люблю с деревом возиться, — скромно отнекался мастер, но было видно, что похвала ему приятна.

— Где, устанавливать будем? — сразу перевел разговор в деловое русло старший из бобров.

День неуклонно шел к своему завершению, и уставшей бригаде уже нестерпимо хотелось отправиться обратно в Весенний ручей. Поэтому я не стал затягивать, указал на давно присмотренное место на берегу. Заодно удобно будет на него опираться во время рыбалки. Можно шляпу какую на тотем надеть, будет от жары прикрывать.

Бригада бобров подхватила тотем, в несколько рук быстро вырыли яму и установили деревянный столб. Затем споро погрузились на последний связанный плот, махнули на прощание рукой, и в пару толчков шестом вырулили на быстрину. Пока плот не скрылся за поворотом реки, с тотема за ними следила оскаленная морда завра Стэна.

***

— Ну, что Тао, готов к экзекуции! — задорным голосом спросила лисица и обернулась своим рыжим хвостом.

— Всегда готов, уважаемая Мелисса! — преувеличенно бодро ответил я, на самом деле сильно нервничая.

— Я сейчас попробую на вас технику гипноза, — предупредила Мелисса, — а вы, если превращение сработает, попытайтесь запомнить ощущение. Ваша задача в итоге самостоятельно вызвать их потом и тем самым обратиться.

— А обратно?

— Тоже попробуем с гипнозом. На крайний случай, проверенное средство уже есть, — она вытянула руку и легонько ткнула меня кулаком в лоб. — Бум!

Я улыбнулся немудреной шутке и почувствовал себя немного легче. Встретились мы с Мелиссой на следующий день, после того как бобры закончили работы у меня на излучине. И, сейчас, на ее острове в Весеннем ручье готовились к эксперименту, который, в перспективе, должен научить меня самостоятельно обращаться в волка и обратно.

Лиса подхватила небольшой барабан и начала выбивать на нем ритм. Тум-тум-тум. Затем к ударам прибавились короткие шаги из стороны в сторону. Я ощутил близкое на Контроль чувство, которое начало подхватывать мое сознание. Тум-тум-тум. Шаг в сторону, обратно. Барьеры в моем сознании утончились, я внимательно следил за своим состоянием, сконцентрировавшись в этот раз на ощущениях, а не занятый судорожным выискиванием, как сбросить оковы.

Ярость взорвалась во мне и жаром заполнила все тело. Мысли сузились до конкретики. Я есть. Тело свернуло судорогой, вывернуло суставы, я раздался вверх и вширь. Преобразования сопровождались слышимым хрустом. И вот над Мелиссой навис огромный черный волк.

Р-р-р! Я мотнул башкой. Длинные уши улавливали мельчайшие шорохи снаружи. Сейчас был ясный день и Весенний ручей бурлил жизнью, но с непривычки все сливалось для меня в сплошную какофонию звуков. Я зарычал в раздражении и поднял лапы к ушам, стремясь приглушить, то что в них вливалось нескончаемым потоком.

Лиса с восторгом смотрела на дело своих рук. Затем осторожно произнесла:

— Тао, ты меня понимаешь?

— Р-р-р! — издал я, пытаясь произнести «Да!»

Ощущения были непривычными. Управление телом перешло зверю, который раньше был в глубине моего сознания. Я все еще мог управлять собой напрямую, но приходилось прикладывать определенные усилия. Мысли немного путались, сплетаясь с чужими образами от волка. Я напоминал себе младенца, который учится ходить.

— Давай теперь попробуем обратный переход? — спросила Мелисса.

— Р-р-р! — кивнул я.

Лиса опять взяла в руки маленький барабан и начала выстукивать ритм. Тум-тум-тум! Шаг в сторону, обратно. Тум-тум-тум! В помещении, которое лиса выбрала для эксперимента нарастал и стихал звук, плетя монотонное кружево.

— Р-р-р! — помотал я косматой головой.

— Хм, — Мелисса прервала свои манипуляции с гипнозом, — вижу, что не действует. Что ж, сразу получили в актив один плюс, на тебя не действуют техники гипноза в обращенной форме.

Она отложила барабан. Рыжий хвост метнулся в одну сторону, в другую, обвился вокруг ног. Она задумчиво застыла, оперевшись подбородком о кулак. Оценивающе обвела меня взглядом:

— Хм…

В комнате повисло молчание. Спустя минуту, она пожала плечами и предложила:

— Попробуем план «Б»? — и ударила кулаком о ладонь, — Ты попробуешь запомнить ощущения от перехода и возможно сможешь выполнить его потом самостоятельно. Готов?

«Да, готов!» — попытался произнести я. Но вместо рта теперь у меня была зубастая пасть, язык тоже изменился. Вот его то я и прикусил.

Я непроизвольно издал жалобный звук, и у черного волка из глаз скатилась большая слеза.

— О… Не надо так переживать… — неуверенно попыталась успокоить лиса, ошарашенно смотря на плачущего огромного монстра, — Это быстро, как комарик укусит! — выдала она универсальную успокоилку для детей.

В это время зверь негодующе выговаривал мне, чтобы я не лез под руку в управлении телом, если не чувствую его. И справедливо попенял, что он то не вмешивается, когда я человек.

Я мысленно поднял руки, соглашаясь и успокаивая разошедшегося монстра. В общем-то он был прав. Сейчас просто язык прикусили, а во время боя, если мы потянем в разные стороны, все может плохо закончиться. Может нам как-то объединиться? Зверь успокоился и одобрительно заворчал.

Я расслабился, отпустил сознание, погрузился в состояние близкое к медитации. Мысли скользили небольшими рыбешками в толще океана. Почувствовал присутствие волка в моей голове, жар ярости и конкретику мыслей. Я здесь. Близко много воды, пахнет. Смешная рыжая лиса, что-то говорит.

Я направил мысль-желание себе-волку обратиться обратно в форму человека. Учиться. Стать сильнее. Волк вспыхнул одобрением. Затем энергия вскипела вокруг нас, зажглись несколько узлов на меридианах. И я ошарашенно застыл, смотря в глаза Мелиссе своими обычными человеческими глазами.

— Получилось. Мелисса, у меня получилось! — я улыбался во все свои тридцать два человеческих зуба.

— Отлично! — Мелисса опустила изготовленную для удара руку и ободряюще улыбнулась в ответ.

***

Я вынырнул из воспоминаний и огляделся вокруг. Площадь постепенно наполнялась горожанами и путешественниками. К тележке с едой уже стояла небольшая очередь. Группка народа собралась перед ратушей, в ожидании, когда муниципалитет откроется, и чиновники начнут принимать посетителей.

Наконец по площади прошагал отряд ежей, заключив в коробочку какого-то вельможу. Они остановились перед воротами ратуши, звякнули ключи, со скрипом разошлись створки ворот. Собравшиеся рядом страждущие, ищущие общения с муниципальной властью, колыхнулись в сторону открывшихся дверей. Но раздался зычный голос одного из стражников:

— Пожалуйста, по одному!

— Но мне нужно! Очень срочно! — раздался взволнованный вскрик из толпы

— Не волнуйтесь, всех примем, всех выслушаем! — успокоил тот же стражник.

Собравшаяся толпа отхлынула, какое-то время раздавался недовольный гул, но затем люди разбились опять на небольшие группы по интересам и все опять успокоилось. Кто-то направился в сторону тележки с едой, кто-то подошел к фонтану, в поисках прохлады.

Стражник не покривил душой против правды. Очередь в ратушу продвигалась быстро, и где-то через полчаса рассосалась полностью. Я отлип от фонтана и тоже направился к ратуше. На входе уважительно поклонился стражникам:

— Здравствуйте, уважаемые!

— Здравствуйте! — в ответ кивнули они, — Вы по какому вопросу?

— Мне нужно зарегистрировать место силы.

— Ага, тогда вам прямо на второй этаж и там до конца налево, — сориентировали меня стражники.

Внутри все было наполнено рабочей суетой. По этажам быстро перемещались деловитые ежи. Из-за дверей доносилось приглушенное гудение разговоров. Я прошел на второй этаж и подошел к открытой двери в конце коридора, как и напутствовали стражники.

Здесь за столом сидел пожилой еж, который что-то писал пером. Он поставил точку и поднял на меня глаза:

— Здравствуйте! — отвесил я вежливый поклон.

— Здравствуйте, — выжидательно ответил еж.

— Меня зовут Тао Ли, я бы хотел оформить бумаги на место силы. Оно находится на реке Пограничная, раньше принадлежало завру Стэну.

— Так подождите, — задумался еж.

— Меня направил сюда уважаемый Лекс. Он сказал, что бумаги на меня уже готовы.

— Ах, Тао! — расцвел чиновник и стукнул себя ладонью по лбу, — Ну конечно!

Он тяжело поднялся и прошаркал к стеллажу у стены.

— Тао, Тао, Тао, — тихонько пробубнил он, перебирая свитка, — Ага, вот!

Он взял обвязанный красной лентой свиток, развернул его, чтобы убедиться, что не ошибся и прошаркал обратно к своему столу.

— Да, все верно. Вот ваши бумаги на место силы по праву наследования, — он протянул свиток в мои руки.

— Спасибо! — с поклоном принял пергамент я.

Тот кивнул и явственно собирался уткнуться в следующее письмо, намекая, что все мои дела здесь уже закончены. Но все же я решил попробовать расспросить его дальше:

— Уважаемый Лекс упоминал, что в Западном пределе есть налог на владение местами силы. Не расскажите чуть подробнее?

— Хм, да, раз в год нужно выплачивать пять золотых, — он мученически поднял глаза, ожидая следующего вопроса.

— А когда и куда?

— В последний месяц лета, в течение месяца. Нужно подойти на первый этаж и там прямо по коридору.

— Спасибо! — раскланялся я с ежом и оставил его корпеть над своими письменами дальше.

На улице уже начало припекать солнце. Тележка с едой уехала. А собравшиеся до этого перед ратушей люди растворились на улицах города. На площади опять стало спокойно, но скамейка перед фонтаном снова была занята уже дородными матронами, дети которых с визгом носились в брызгах фонтана, играя в какую-то веселую игру.

От стены отделился белый волк в надвинутой на глаза шляпе и целенаправленно двинулся ко мне. Я остановился, с любопытством ожидая продолжения событий. Волк подошел и вежливо поклонился, что сразу прибавило ему очков в моих глазах:

— Уважаемый Тао? — полувопросительно, полуутвердительно обратился он ко мне.

— Да, все верно, уважаемый! — вернул я поклон ему.

— У меня послание для вас, — опять поклонился он и передал мне свиток.

— Спасибо! — я немного отвлекся, затем, когда поднял глаза, волка уже не было поблизости.

Хм. Асасины выпендрежные. — нахмурился я мыслено, — Нужно осторожнее все же с ними. И Восприятие дальше развивать, а то ушел подлец, я даже не почувствовал. А с меткой значит волчий дедушка не обманул. Действительно, захотели — нашли.

Я сломал печать, пальцы что-то кольнуло, видимо была дополнительная алхимическая печать, которая проверяла адресата. Ну кровушки моей на арене порядком осталось, собрать для умельцев не проблема, — я опять скривился и быстро просмотрел текст послания.

Там в краткой, но в вежливой форме, был вызов на турнир клана Полной луны, в качестве заявленного участника. Послание предписывало явиться к четырем часам дня. Я взглянул на солнце. Хм, осталось не так много времени.

Глава 18. Где герой становится зрителем

В этот раз серебряное место силы не металось от меня бешеным зайцем, а вело себя дисциплинированно и оставалось, где ему и положено быть. Я выбрал в лесу дерево повыше, забрался наверх и, используя энергетическое зрение, привязался к местности. Серебряная свеча, как и в прошлый раз, горела ярче всех. Я запомнил приметные особенности рельефа и отправился в путь.

Отмахал уже порядком. Солнце стояло высоко в небе, показывая, что у меня в запасе еще часа два. Лес постепенно становился реже, предупреждая о скором появлении большой лесной поляны, которую я искал.

На одном из деревьев Восприятие засекло присутствие крупной жизни. Яркость энергии в духовном плане предупреждала, что там притаился неизвестный практик.

Скрипнули ветки, раздался шорох одежды. Я использовал Быстрый шаг и сместился на пару метров. В то место, где я только что был, спрыгнул белый волк, выбив ногами пыль после приземления.

И что это такое было? — недоуменно пронеслось в моей голове, я уставился на волка, который, похоже, на меня напал.

Судя по одежде, волк принадлежал к клану Полной луны. Недоумение мое множилось. Лицо непроизвольно отразило эмоции. Я вопросительно выгнул бровь и молча ждал продолжения. Это турнир так странно начинается?

Волк перегруппировался, крутанул вокруг себя длинное копье и принял низкую стойку, перенеся центр тяжести на левую ногу, отставив вперед правую.

— Не корчи рожи, тупая обезьяна! — прорычал он.

Что, за… — все не мог понять я ситуацию.

— Ты наша добыча и должен на брюхе ползти по землям Полной луны! — пафосно прояснил волк.

Быстрый шаг я выполнил настолько быстро, что воздух схлопнулся со звуком близким к взрыву. Материализовался рядом с клановцем и могучим пинком отправил радетеля за чистоту клановых земель в длинный полет. Он мешком грохнулся на спину, сверху, крутясь прилетело копье и треснуло древком по голове. Глаза волка закатились, и он отправился дальше в свои фантазии.

Как все запущено… — я мысленно поцокал языком и покачал головой. Проснувшиеся в моем сознании Зверь и Артефакт в унисон требовали драки. Но эмоции пока удавалось сдерживать в узде. С трудом.

Восприятие показало, что в мою сторону стали стягиваться с десяток новых практиков. В окружающем лесу раздался едва слышный шорох от перемещения, изредка раздавались звяканье амуниции или треск ветки.

Справа я уловил более сильный звук, когда один из приближающихся практиков оттолкнулся и взмыл в воздух. Я дернулся, почувствовав движение энергии, от применения техники. Что ж, не я это начал.

Отошел на шаг, с места, которое наметил для приземления практик. Он в воздухе выхватил меч и зарычал что-то угрожающее. Жесткий встречный удар заставил его поперхнуться боевым кличем и выключил из игры.

Новые нападающие взмыли в воздух и посыпались вниз, как горох. Я крутился на поляне среди редких деревьев. Пинок в грудь, и волк с разинутой пастью отлетает назад. Шаг в бок, поворот, пропускаю меч рядом с собой, удар в челюсть, очередной противник отправляется в нокаут.

Артефакт хохотал в моей душе, наслаждаясь горячкой боя и дуновением опасности, когда очередное лезвие проходило на волосок от моей головы. Зверь в восторге подвывал и весело скалился, обжигая своей яростью.

Пригибаюсь, и удар копьем проходит надо мной. Подсечка. Противник валится на вытоптанную траву, пытается из положения лежа поразить меня копьем, но пинок по клыкастой морде, отправляет его в беспамятство.

Быстрый шаг, я оказываюсь вплотную с опешившим от неожиданности противником. Удар в солнечное сплетение складывает его пополам, а встречный удар коленом заставляет совершить сальто назад.

В следующий момент всех участников потасовки накрыло ощущением чужой мощи и ярости. Рядом взбурлил серебряный источник энергии, раздался резкий звук, поляну расчертили несколько энергетических барьеров, дрожащим маревом отделяя сражающихся друг от друга

Я и мои противники застыли в разнообразных позах и с разными выражениями на лицах. Открытые в безмолвном крике рты, занесенные для удара мечи. Все бойцы застыли, как глиняные фигурки неизвестного малыша разыгрывающего драку больших дядей. Раздался свист, и сверху с хрустом приземлился последний из застывших волков, в неудачный момент решивший исполнить какой-то прием в прыжке.

— Что! Здесь! Происходит?! — яростно прошипел старческий голос в резко наступившей тишине.

На поляну опираясь на посох вышел Льер Погибель и, яростно сверкая глазами, обвел застывшие фигуры. Его взгляд остановился на мне, и он ткнул пальцем в мою сторону:

— Ты! Говори!

Я почувствовал, что Контроль спал, и я получил возможность говорить. Я откашлялся, повернул пару раз головой, хрустнул шеей и чувствуя, что волк уже закипает, ответил:

— Да, я сам не понял.

Глава волков поперхнулся заготовленной тирадой, и с удивлением воззрился на меня. Я решил до конца прояснить свою позицию, раз мне дают это сделать:

— Я пришел на турнир, как и было написано в послании. Но вот тот волк, — я кивнул на валявшегося до сих пор в отключке стражника, — внезапно на меня напал.

Льер перевел взгляд на указанное тело, которое как раз начало приходить в себя и в обалдении мотало головой. Недотепа непонимающе хлопал глазами и пораженно обводил взглядом залитую кровью поляну.

Льер Погибель скрипнул зубами, выкинул вперед руку и как будто сжал что-то невидимое. Зачинщика драки вскинуло в воздух, ноги его болтались едва доставая до земли. Стражник рефлекторно вскинул руки к своей шее, пытаясь разжать чужую хватку, но когти лишь бессильно царапнули воздух. Волк выпучил глаза и захрипел.

Спустя пару мгновений, Льер разжал невидимые пальцы, и волк кулем свалился на землю, кашляя и пытаясь отдышаться.

— Ты! Говори! — рявкнул он на посиневшего волка.

— Я… Я… — волк нервно сглотнул и начал теребить ворот одежды, — Но он, он…

Затем он вскочил и, брызгая слюной, ткнул в меня когтем:

— Он, червь и должен на брюхе ползать по нашей земле!

Льер вскинул руку, и невидимая конечность врезала начавшему истерить волку в челюсть. Глаза радетеля за чистоту волчьей расы закатились, и он в очередной раз отправился в страну грез.

Льер резко прижал свою руку к лицу, прикрыл глаза и пару раз глубоко вдохнул, выдохнул, пытаясь успокоиться.

— Так, ты! — он указал на меня пальцем, — Бегом на арену! — он махнул лапой куда-то за спину и кратко пояснил, — Там тебя встретит распорядитель турнира и все расскажет.

Я решил не испытывать судьбу и рысью метнулся в указанную сторону.

Льер меж тем повернулся к проштрафившимся стражникам, ткнул пальцем в волка, на одежде которого были знаки различия, указывающие на командира отряда, и уставшим голосом вопросил:

— Ну, а ты то, как в это ввязался?

Волк отмер и что-то виновато пробурчал. Льер перебил его, и до меня на грани слышимости донеслось:

— И почему, вы, проиграли?

***

Я выскочил на арену и пораженно застыл, разглядывая преобразившееся место. Трава на поляне была подстрижена, и теперь арена напоминала поле для игры в мяч. Место предстоящих боев двумя дугами охватывали трибуны, которые ступеньками спускались к земле, образуя амфитеатр. Трибуны были составлены из отдельно стоящих секторов, которые, как треугольные куски пирога, складывались в единое целое.

Зрители постепенно собирались, и мне в глаза бросился их разномастный состав. Кроме волков тут мелькали лисицы, еноты и другие народы Лесного царства. Покрутил головой пытаясь решить, куда мне теперь.

В следующий момент я заметил, что по ступенькам одного из секторов спускается белый волк в строгом темном ханьфу, в церемониальной высокой шапке на голове. Спустившись, он быстрым шагом направился в мою сторону. Я решил, что, видимо, это и есть обещанный распорядитель, и рассудил, что наверное стоит его дождаться.

Волк подошел, сложил руки и вежливо склонился:

— Здравствуйте, Тао Ли! Я Риз, распорядитель Турнира. Спасибо, что вы ответили на приглашение, — он еще раз коротко поклонился, — прошу, пройдемте со мной, я покажу, где вы сможете дождаться начала вашего боя, и по дороге объясню правила.

— Здравствуйте! — в ответ так же вежливо склонился я, — Конечно! Спасибо, что помогаете этому младшему.

Волк коротко взглянул и одобрительно сверкнул глазами на мою вежливость. Затем он направился к трибуне с противоположной стороны арены, а я подстроился под его шаг.

— Изначально планировалось, что будут только внутриклановые бои, на которые вы тоже, — он немного замялся подбирая слова, — были приглашены.

Я скептически хмыкнул про себя, но не стал перебивать Риза.

— Но несколько дней назад пришли вызовы от других кланов. Лисы, ежи, рыси, бобры и еноты. Хм, — Риз задумался, — вроде бы никого не забыл. В общем все пришло к большому турниру среди кланов.

— Льер так же очень настаивал на вашем участии, — Риз опять взглянул на меня, — и вы должны были получить официальное приглашение.

Я подтверждающее кивнул.

— Да, — он удовлетворенно продолжил, — Еще один важный момент, о котором мне не приятно упоминать. Проклятие Льера… — он запнулся и быстро взглянул на меня, — Наш уважаемый Льер, решит этот вопрос после турнира.

Я пожал плечами, другого от старого хрыча я и не ожидал.

Мы прошли напрямую через арену, поросшую короткой щетиной зеленой травы. Риз указал на свободные места, почти на самом верху. Мы поднялись по ступенькам, которые шли по краю сектора. Лестница с одной стороны была огорожена рядами скамеек, тянувшимися до конца трибуны, а с другой перилами, за которыми, через короткое пространство, стоял следующий сектор амфитеатра.

— Вот выбирайте, где приземлиться, — махнул он рукой, — Бои уже скоро начнутся. Сегодня все пары составлены, как гости против хозяев. Порядок будет такой, — продолжал просвещать он меня, — бобры, еноты, ежи, рыси, лисы и в финале ваш бой.

— Мой бой — это тоже сражение с бойцом из вашего клана? — уточнил я.

— Да, все правильно, — ответил Риз, — вы ведь тоже наш гость.

Я хмыкнул, но не стал спорить. Риз производил хорошее впечатление и собачиться с ним о том, что от него не зависит, смысла я не видел.

— Вы упомянули, что это Турнир. То есть предполагаются какие-то призы победителям? Или победителю? По какой системе он будет проводится?

— У нас получится четыре тура, — с готовностью начал объяснять Риз, — в первом туре в каждой паре выявится победитель, который проходит дальше, во втором туре победители сразятся между собой. В третьем у нас останется три бойца, двое из них сразятся в третьем туре, а на следующий день победитель сразится с последним оставшимся бойцом, чтобы подтвердить свое первенство — это будет последний четвертый тур.

— Хм, так получается, что один из бойцов будет отдыхать дополнительный день, пока в третьем туре будут сражаться другие? У него явно будет преимущество, — я посмотрел на Риза.

Тот пожал плечами:

— Такова жизнь.

Универсальная отмазка. Готов поспорить, если я пройду до конца, то этим бойцом буду не я.

— В качестве главного приза, — продолжил Риз, — ну, во-первых, сама возможность культивировать, через сражение. — он замолк, задумчиво посмотрел на меня и добавил, — У нас есть определенная проблема с желающими, знаете ли.

Я кивнул, да это действительно ценно. Но все же, я смотрю, что блохастые те еще скряги.

— И персонально для вас, Льер обещал полностью снять печать проклятия, предложить статус гостя клана и доступ к источнику.

Я удивленно посмотрел на Риза. Неожиданно. Хотя в свете открывшихся обстоятельств после общения с Мелиссой, не уверен, что источник — это то, что мне нужно. И уверен, волки не могу этого не понимать.

— Да, это ценно, — произнес я. Затем все же не удержался и подколол собеседника, — Сначала чего-то лишить, а потом вернуть все обратно в качестве награды. Схема на все времена!

Риз, невозмутимо пожал плечами:

— Рад, что вы относитесь к ситуации с юмором!

Мне подумалось, что парень не пробиваемых. Хотя каким еще должен быть распорядитель большой церемонии? Людей много, у каждого какие-то свои мысли и желания. Держать невозмутимое лицо при любой игре — условие профпригодности в этой сфере.

Риз посмотрел куда-то на соседнюю трибуну и явственно заторопился, сворачивая разговор:

— Условия победы будут озвучиваться перед каждым боем. До первой крови, пока противники могу продолжать сражаться или ультимативно до конца.

Он посмотрел на меня:

— Вы, уважаемый Тао, на каких условиях будете настаивать?

— До окончательной смерти противника и поглощения его духовного ядра, конечно же, — не колеблясь ответил я. Чем вызвал одобрительное ворчание Зверя и Артефакта, которые пробудились и активно осматривались, дрожа от концентрации энергии и обрывков техник вокруг.

Риз опять задумчиво посмотрел на меня, и скорее для себя пробормотал:

— Да, Льер не ошибался…

Затем он сморгнул и резко засобирался:

— Уважаемый Тао, если больше вопросов нет, то мне нужно бежать. Сегодня много гостей и с каждым нужно поговорить и устроить на трибунах.

Я вежливо поклонился в ответ:

— Спасибо, многоуважаемый Риз, мне очень приятно, что вы уделили мне время для беседы

Мы раскланялись, и распорядитель быстрым шагом отправился вниз по ступенькам.

Я поудобнее устроился на скамейке, обвел взглядом арену и трибуны вокруг. Народ постепенно подтягивался, свободных мест почти не осталось. Рыси, бобры. Я с любопытством покрутил головой — ежи, лисы. На одной из трибун даже заметил человека. Он заносчиво мазнул по мне взглядом и уставился в другую сторону. Хм, дружелюбный.

Я с интересом крутил головой и в соседнем секторе, который был возведен в нескольких метрах от меня, заметил делегацию лисьего народа. Они что-то активно обсуждали с Льером из клана Полной луны.

Среди лис мелькнуло знакомое лицо Мелиссы. Она почувствовала чужой взгляд и обернулась. Заметив меня, заулыбалась и, подняв руку, игриво пошевелила пальцами. Я смутился и быстро стрельнул глазами, смотрит ли кто на нас?

Но все были заняты своими делами. Только Льер заметил наши переглядывания и недовольно зыркнул на меня глазами. Я независимо ухмыльнулся в его сторону и уже открыто помахал Мелиссе рукой. Кажется волк заскрипел зубами от злости.

Наконец Мелисса прекратила играть у Льера на нервах и напоследок кивнув, перевела свое внимание на волка:

— Уважаемый Льер, — расстояние было небольшое и ее слова, обращенные к главе Полной луны, доносились разборчиво, — ходят слухи, что у вас появился бесплатный тренер для вашей талантливой молодежи. — Она мило улыбнулась хмурому волку.

— И кто же это такое говорит? Что за ерунду вы несете?

— Птичка в клювике принесла, — мило купировала начинающуюся ругань Мелисса.

— Это вот тот воробей, что ли? — нахмурившись махнул в мою строну Льер.

— Очень знаете аппетитный воробей, уже почти пятой ступени! — не подтвердила и не опровергла лиса.

Я поперхнулся от сравнения, а Зверь в моем сознании добродушно заухмылялся. Дальше они на пару с Артефактом отправили мне череду образов на тему воробьев. Я мысленно потряс головой отстраняясь от бедлама, который устроили мои соседи.

— Пятого? — недоуменно повторил Льер и оценивающе обернулся на меня.

Волк немного помолчал, затем с непроницаемым лицом обернулся к лисе

— Говорите яснее, уважаемая Мелисса. У клана Огненного цветения заката есть какие-то претензии к клану Полной луны?

Мелисса прищурилась и жестко посмотрела на Льера:

— Если говорить так официально, то да, у клана Огненного цветения заката есть претензии к клану Полной луны. Вы рушите баланс, уважаемый Льер.

Льер, нахмурившись, выслушал лису, затем язвительно скрипучим голосом уточнил:

— И как же мы рушим баланс, уважаемая Мелисса?

Лиса откровенно разозлилась:

— Не делайте непонимающий вид, уважаемый Льер. Раньше были свободные практики, которые шли по пути битвы Стэн и Крис. Они любезно согласились сражаться с молодежью всех кланов Западного предела, по мягкому сценарию. Сейчас их нет, но появился новый независимый практик, который не боится идти по пути сражений. И что же делаете вы?!

— И что же делаю я?!

— Вы втихую заграбастали этот ценный ресурс и собрались привязать к своему клану!

— Он, наша добыча! Он проиграл и по праву принадлежит нам!

Мелисса прикрыла глаза и помассировала переносицу:

— Кому он проиграл? Вам он проиграл? На нем проклятие Льера Погибели. Вы теперь тоже на арене сражаетесь, уважаемый патриарх?

Льер побагровел и взорвался отповедью:

— Это не ваше дело! — и тоже добавил, — Уважаемый, патриарх!

Я удивленно посмотрел на Мелиссу. То есть со мной вот так запросто общалась и шутила глава клана Огненное цветение заката?! Одного из главных кланов предела?! А какое у нее интересно Возвышение, — я уставился на лису. И только сейчас понял, что уровень развития то ее я и не чувствую. Лекс, Мелисса, Льер. Весело.

В полном обалдении и, не совсем соображая, что делаю, я вклинился в разговор двух патриархов:

— Уважаемые патриархи, а меня вы не хотите спросить?

Льер Погибель медленно повернулся в мою сторону. Физиономия его, даже не смотря на белую шерсть, признак клана Полной луны, стала фиолетовой от обуревавших его чувств:

— Щенок! — вскричал он, выкинул вперед руку, как-то по хитрому сделал движение пальцами, и до это лишь слегка зудевшее раньше чувство от присутствия проклятия разгорелось в пламя до небес, опять унося меня воспоминаниями в ту памятную лунную ночь на арене. Меня сдернуло с место, бросило на колени.

— Пр-р-ро-клятый с-с-тарик! — сквозь накатившие волны боли просипел я и закашлялся кровью.

— Льер, спокойнее, — раздался холодный, отрезвляющий голос Мелиссы. — Парень молодой, горячий. Ты себя в молодости вспомни.

Льер какое-то время прожигал меня взглядом, затем резко бросил руку вниз и отвернулся к Мелиссе. Меня тут же отпустило, и я смог дальше дышать. Перевернулся на спину. В небе медленно ползли редкие белые облака. Синева была просто бездонной, как опрокинутый океан. Проплыло очередное облако, постепенно трансформируясь в диковинную рыбу из облачной белой ваты.

— Льер, — опять раздался голос Мелиссы, — у нас есть договоренности между кланами в Западном пределе. Мне кажется ты слишком акцентируешься на сиюминутной выгоде и забываешь о наших долгосрочных целях.

— Все я помню! — фыркнул глава Полной луны и с противоположного сектора раздался скрип ступенек.

Я наконец вылез из под скамейки и, пошатываясь, устроился на своем месте. Моим глазам предстала удаляющаяся спина Льера, который спускался по ступенька с трибуны.

Проклятый старик! — подумалось мне, — Проклятый, не сдержанный мой язык! — дополнил я мысль. Опять на ровном месте влез непонятно куда.

Я посмотрел вниз. К центру арены степенно вышагивал распорядитель Риз. Вот он остановился, поклонился во все стороны. У трибун музыканты задули в трубы, гомон на трибунах притих и Риз звучным голосом объявил:

— Уважаемые участники и гости! Наш турнир начинается, и первая пара бойцов — Грег из клана Весеннего ручья и Трик из клана Полной луны!

Глава 19. Где герой становится ближе к корням

С противоположных сторон на арену вышли двое бойцов. Молодой парень из народа бобров и, примерно того же возраста, из волков. Риз посмотрел на одного, на другого, затем продолжил хорошо поставленным голосом:

— Бой будет продолжаться, до того момента, пока кто-то из бойцов потеряет способность сражаться, либо решит сдаться, — озвучил он средний вариант победы.

Я посмотрел на собранные лица практиков, волк Трик немного нервничал, а Грег сохранял невозмутимое выражение физиономии. Мне подумалось, что этот вариант поединка, в общем-то, тоже достаточно жесткий и может закончиться гибелью участников. Возможно, мне он тоже подойдет? Ведь я ничего не имею против воинов, с которыми сведет меня судьба на арене. А бессмысленные смерти никому не нужны.

Со стороны Зверя и Артефакта пришло полное непонимание такого подхода. Раз сражаемся, значит сражаемся до конца! Чтобы ощущение близкой смерти будоражило кровь, — с жаром вторили они друг другу. — Что за песочница? Нет, нам подходит только до последней капли крови!

Я в ответ отправил им образ-картинку множества монстров, и чувство-уверенность, что неадекватных практиков хватит на всех и, как пример, привел змея, с которым мы сражались в лесу, рядом с деревней Весеннего ручья.

А здесь, в общем-то, все адекватные люди. И предложил сразу не отбрасывать эту идею, а посмотреть остальные бои, составить более полное впечатление. Соседи с неохотой и преисполненные подозрения к этой еретической идее, все же согласились.

Тем временем, бойцы остались одни, Риз и музыканты удалились. Затем над ареной прогремел магически усиленный голос распорядителя:

— Бой!

Трик, из волчьего народа, сходу использовал Быстрый шаг и наотмашь полоснул мечом. Раздался звон стали, когда бобр Грег ловко парировал удар. Трик тут же выполнил удар ногой, целя в солнечное сплетение, но Грег повернулся боком, пропуская удар. Слитным движением присел, перенося центр тяжести на одну ногу и, повернувшись вокруг себя, другой ногой сделал подсечку.

Волк опрокинулся назад, плашмя упал на спину, так, что из короткой травы поднялось облако пыли. Григ тут же нанес удар сверху, пытаясь разделать волка на две половинки. Волк Трик вовремя среагировал и откатился в сторону.

Это было близко, — пронеслось у меня в голове. Соседи притихли, напряжено следя за сражением, и неопределенно пожали плечами. Мне опять подумалось, что средний вариант победы не сильно отличается от радикального, за который ратовали Зверь и Артефакт. Но в этот раз меня просто проигнорировали.

На обмен мыслей ушли считанные мгновения, а в этом время для волка все еще сохранялась напряженная ситуация. Бобр Грег сделал шаг в сторону, по направлению, куда откатился Трик, и нанес следующий удар мечом, пытаясь достать противника. Тот снова откатился.

Меч быстро замелькал в руках Грега, который прилагал все силы, чтобы достать верткого противника, но волк проявлял чудеса ловкости, катаясь по арене, как лохматая катушка ниток. Бобр немного замедлился, явственно подустав гоняться за своим противником.

Хм, — задумчиво промелькнуло в голове, — может быть это было задумано волком специально? Он неудачно грохнулся спиной на землю, так что из него выбило дух, и таким странным способом решил уравнять силы? Трик хоть и выглядел помятым от катания на траве, но явно потратил меньше сил.

Бобр нанес очередной удар по своему развалившемуся на траве противнику, который уже откровенно насмешливо посматривал на него. И в следующий момент, рисунок боя резко изменился. Волк дернулся, выстрелил ногой, как пружиной. Ловко попал в широкую часть меча и, резко оттолкнувшись от смертоносной стали, отскочил на пару метров назад.

Грега мотнуло от резкого импульса и неожиданности маневра, развернуло чуть в сторону от противника. Но волк не собирался давать бобру передышку и сразу использовал Быстрый шаг. Волк Трик в следующий миг оказался рядом с бобром, который тяжело дышал, после своих метаний по поляне, и нанес удар мечом сбоку. Грег с трудом успел отскочить, и меч вспорол воздух в считанных миллиметрах от него.

Этот удар вполне мог разрубить противника! — опять обратил я внимание Зверя и Артефакта. Те отмахнулись от меня, как от назойливой мухи.

А в следующее мгновение, засыпали потоком образов. Летающая кругами муха, которая беспрестанно жужжит. Пищащий в ночи комар. Под конец разошедшиеся соседи смастерили на двоих сложную сценку со мной в главной роли. Где я в одеянии Риза и в окружении трубящего оркестра, напыщенно надуваю щеки и вещаю с площади.

Воин должен быть молчалив, хмур и не мешать своим старшим товарищам наслаждаться бесплатными боями!

Но в целом, они больше не требовали тотальной крови и милостиво согласились, что можно и пощадить противника, если он не сможет дальше продолжать сражаться. Я мысленно покачал головой, — Вот, д-д-ревние сущности! Ведут себя, как малые дети! — но соседи сделали вид, что очень увлечены сражением.

Вернее, они действительно были увлечены, так же как и я, а наша шутливая пикировка проходила в фоне. В одном из следующих боев предстоит участвовать уже мне самому, и будет очень полезно все тщательно проанализировать.

Конечно, именно того бойца, с которым мне предстоит схлестнуться первым, я не увижу сегодня. Но с кем-то из них я встречусь в следующем поединке. Да и школа боя у бойцов явно должна быть похожа. Ведь Мелисса упомянула, что у кланов договор, и они совместно тренируют практиков.

Если я правильно понял ситуацию, из тех обрывков информации, которую патриархи выдали в процессе ругани, то очень похоже, что мне добровольно-принудительно предстоит побыть выездной грушей для битья для всех кланов Западного предела. Ух почешу кулаки! Зверь с Артефактом мимолетно кивнули, подтверждаю желание, но предлагая уже умолкнуть и обратиться опять к событиям на арене.

Между тем, после прошедшей рядом опасности, Грег перестал изображать заторможенность, дернулся и парировал следующий удар волка. Трик не смутился и, как продолжение, нога волка впечаталась в грудь Грега.

Удар переломил бобра пополам, откинул на несколько метров назад. Он упал на спину, перекатился и распластался на жесткой траве. Его меч крутанулся несколько раз, сверкнул на солнце и упал в стороне.

Трик тут же использовал Быстрый шаг, его тело размазалось в воздухе. Волк занес над головой меч, готовясь одним ударом закончить схватку. Но в следующий момент почувствовался ток силы и Григ, использую домашнюю заготовку, выпустил в реальный мир еще одну технику.

Из зеленой подстриженной травы арены выстрелили несколько перекрученных корней и вцепились в ноги Трика. Волк в этот момент был под действием техники Быстрого шага, и внезапно выстрелившая преграда создала эффект удара об стену.

Даже через разделявшее нас расстояние послышался хруст растягиваемого между техниками тела. Корни, оплетшие ноги волка, частично вытащило из земли, часть белесых нитей оборвало, но остальных хватило, чтобы остановить Быстрый шаг, и волк с треском ударился о землю.

Действие на арене на секунду замерло. Волк лежал неподвижно, видимо, получив контузию от резкого торможения носом о землю. Его противник наоборот отмер и со стоном оперся о траву. Затем с трудом поднялся и заковылял в сторону оброненного меча.

Я заметил, как на противоположной арене поднялся Риз, всматриваясь в волка. Ну да, бой же до того, как кто-то из противников не сможет продолжать. А все было похоже на то, что волк выбыл из игры. Хм, неожиданный финал.

Но сидящий рядом с распорядителем лидер волков Льер повелительно махнул рукой и указал на арену. Риз в сомнении посмотрел на него, но все же сел обратно. Как-то странно. Льер решил таким способом избавиться от неугодного соклановца? Нет, вряд ли они стали бы выносить свои дрязги на всеобщее обозрение. Я перевел взгляд обратно на арену.

Бобр все же доковылял до меча, с каждым шагом восстанавливаясь. Под конец своего дерганого вояжа он уже выглядел достаточно бодро. В это время его противник начал шевелиться. Корни все так же оплетали его ноги, но руки не выпустили верный меч. Даже грохнувшись о землю, он все равно вцепился в его рукоять и не отпустил от себя.

Чудом пальца сохранил, — покачал я головой, не зная за кого из бойцов болеть. Оба проявляли завидную крепость духа и решимость идти до конца. Не знаю удастся ли подметить что-то полезное по технике, чтобы использовать в собственной битве, но определенно уже ясно, что бой мой тоже будет не простым. Практики Лесного царства самоотверженно шли по своему Пути и были преисполнены решимости буквально выгрызать у судьбы очередные ступени Возвышения.

Волк Трик очухался, в несколько ударов обрубил опутавшие его корни. Грег услышал шум, резко выпрямился, удивленно воззрился на восставшего из беспамятства противника.

Ох, ошибка! — молнией пронеслось в моей голове. — Чему ты удивляешь! Выкладывайся по полной, пережевывать все эти чувства и мысли ты будешь потом. Если выживешь! Такой отличный ход с корнями был! — я мысленно, сокрушенно покачал головой. Зверь с Артефактом в унисон со мной развели руками.

Григ, наконец, пришел в себя, перестал отвлекаться на ненужное в данный момент удивление, схватил меч и, используя Быстрый шаг, подскочил к своему противнику. Удар. Но своим удивлением и поспешной уверенностью, что он победил, и все уже кончено, он подарил своему противнику достаточно времени. Момент был уже упущен.

Волк с той же ловкостью, достойной восхищения, которую он демонстрировал и в начале боя, опять подловил противника, ударом ступни по широкой части меча отбросил смертельный удар, одновременно оттолкнувшись и уйдя сальто назад.

Грег использовал Быстрый шаг и, очутившись рядом с Триком, нанес еще один удар мечом, резанув с боку. Бобр верно рассудил, что может противник и ожил, но пока вряд ли успел восстановиться после контузии от удара о землю, и нужно постараться взвинтить темп боя, чтобы воспользоваться этим преимуществом. Мимолетным и быстро утекающим сквозь пальцы преимуществом.

Трик парировал вскользь, используя минимум силы, и, крутанувшись, отпрыгнул в сторону. Бобр вновь упрямо бросился на своего противника, выставив меч сбоку и схватившись за рукоять обеими руками. Удар.

Трик легким движением, опять используя минимум сил, подправил траекторию меча противника, заставив того направить удар по диагонали вверх, и, уже рисуясь, уклонился. Лезвие клинка прошло в паре сантиметров над волком. Гибкий длинный шаг. Волк оказывается за спиной бобра и с разворота впечатывает удар ногой, попав куда-то в район поясницы.

Григ полетел вперед, пропахав носом зеленую арену. Трик метнулся следом, но бобр почувствовал движение и откатился в сторону. Меч волка рубанул сверху, врезался в стриженую зелень травы, орошенную пятнами крови.

Григ воспользовался ситуацией, когда волк на мгновение застыл после излишне сильного удара, и со всей силы ударил двумя ногами в тело противника. Волка отбросило назад, он покатился по земле, а его меч, воткнутый в землю, остался на месте, качаясь.

Бобр Григ изогнулся, оттолкнувшись от земли, и, сделав кульбит в воздухе, приземлился на обе ноги. Тут же использовал Быстрый шаг, рванул к своему противнику. Трик, шатаясь, поднялся на ноги. Грег вытянулся в прыжке, нанося колющий удар.

Зрители на трибунах слитно ахнули, увлеченные поединком. Сейчас определится победитель. Я мысленно покачал головой, — да оба участника хороши. Трик немного превосходил в кулачном бою, владение мечом примерно на одном уровне, и в плане владения техник бобр пока показывал лучший результат. Применение выстреливающих корней из земли было впечатляющим.

Но случай решил по другому, и волк проиграет в традиционных боевых искусствах и, судя по кровожадному выражению на лице бобра, сейчас лишится головы.

В последний момент, показная немощь была сброшена волком, он ловко выгнулся назад, пропуская над собой смертоносное лезвие, в итоге, став на мостик. Одной ногой волк поддел кисть Грега с зажатым в ней мечом, а вторую впечатал в живот.

Грег переменился в лице от сильного удара, с трудом пытаясь вдохнуть порцию воздуха. А волк перевернувшись через себя отправил противника в длинный полет. Бобр пролетел по дуге и воткнулся головой в землю. Тело застыло, а затем безвольно распростерлось на зеленой траве.

Неожиданно, — пронеслось в голове. Зверь с Артефактом покровительственно похлопали меня по плечу, — И не такое бывает.

Трибуны оживленно загудели. Одна из секций амфитеатра, где располагались преимущественно волки, взорвалась радостными криками.

— Трик! Трик! Трик! — скандировали они.

В это время, сам Трик, вытянувшись, лежал на траве, отдав все силы последнем рывку. Наконец он зашевелился, встал на одно колено, потряс головой. Видимо, давали себя знать последствия сильного удара, после того, как бобр немного ранее подловил его техникой с корнями.

Наконец, он, пошатываясь, встал на ноги. Опять потряс головой. Обвел взглядом арену. Убедился, что противник все еще лежит неподвижно, перевел свое внимание на лежащий метрах в десяти меч и потащился за потерянным оружием.

Хм, странно, почему не заканчивают бой? Ведь бобр выбыл из поединка. Или нет, — я перевел взгляд на противника Трика. — Нет, все верно, — Грег все так же тихо отдыхал на травке. — Или тут должны быть соблюдены какие-то формальные условия?

Я посмотрел на сектор трибун, где обретался распорядитель турнира Риз. Тот напряженно следил за событиями на арене, даже немного приподнявшись со своего сиденья. Рядом невозмутимо сидел глава клана, Льер Погибель. По его каменному выражению на физиономии было не понятно рад он победе, переживает или ему все равно. Хотя нет, Льер, как показали события, дядька горячий, просто сейчас держит себя в руках. На самом деле, наверное, его обуревают похожие чувства, которые открыто читались на лице Риза.

Хм, раз верхушка волков так напряжена, то значит еще ничего не закончилось. Я поискал глазами, где расположилась делегация бобров. Они сидели компактной группой на одной из трибун. Я заметил старосту и мастера, который вырезал тотем. А так же заплаканную дочку старосты Ришу, которая была моим проводником в Весеннем ручье. Она с тоской смотрел на распростертое тело Грега, затем спрятала лицо в ладонях и плечи ее начали сотрясаться от рыданий.

Я перевел взгляд на арену. Трик ковылял к своему мечу, с каждым шагом его движения, буквально на глазах, становились все бодрее.

Очень, очень, небрежно, — мысленно покачал я головой. — Если есть какие-то формальный правила, чтобы завершить бой, то нужно их быстро выполнить и не тянуть. Все предыдущие события показали, что на арене нет случайных бойцов, все заряжены на победу. И это не дружеский спарринг. Даже, с казалось бы лояльными правилами, запросто можно лишиться головы.

Пока волк расхаживал по арене, давая дополнительные шансы на реванш для своего противника. Бобр как будто внял его посылу и начал потихоньку шевелиться. Вот он очнулся и уселся на земле, обводя пустыми глазами арену. Наконец, взгляд его остановился на противнике и зажегся злостью. Пришло ощущение взбурлившей энергии. Бобр явно решил предпринять еще одну попытку и не собирался просто так сдаваться.

Трик почувствовав изменения, резко обернулся, увидел очнувшегося противника. Видимо, соображения о том, что еще ничего не закончилось тоже посетили его голову, и он резко прыгнул вперед, схватил меч и рванул к своему противнику. Быстрый шаг. Сейчас все закончится. Грег еще слишком слаб, чтобы что-то противопоставить.

Взбурлила энергия на арене. В духовном плане вокруг бобра закрутилась воронка силы, испещренная ломанными линиями разрядов. Напряжение усилилось, из носа Грега струйкой потекла кровь. Он вскинул руки навстречу волку, в финальном движении своей техники. Энергия буквально взревела, из земли выстрелило множество белесых корней, которые зацепили волка за ноги, оплетая руки, тело.

На арене раздался гром. Духовная энергия проявилась широкой колонной, рванув из земли в небо и заключая в себя Грега. Он стоял с ожесточенным лицом, вытянув руку в сторону своего врага, ветер другого мира развевал его одежду, вокруг него периодически возникали разряды молний. Грег превозмог себя и перешел на следующую ступень Возвышения, а энергия в таком виде на несколько мгновений проявилась в материальном мире.

В следующий момент, световая колонна исчезла. Бобр стоял невредимым посреди арены, излечившись от своих ранений, после перехода. А волк Трик скрылся под множеством белесых нитей и превратился в неподвижный серый кокон, не дотянувшись до своего врага буквально на пару ладоней.

Зрители на арене взорвались ликованием, от такой концовки. Бобры на трибуне радостно обнимались, а Риша утирала высохшие слезы, улыбаясь и протягивая руки к своему герою. Грег посмотрел наверх, нашел ее и, улыбнувшись, отправил воздушный поцелуй.

Затем бобр огляделся вокруг себя, одним прыжком подскочил к мечу и, вернувшись, приставил хищно блеснувшее лезвие к кокону, в котором был заключен Трик, где-то на уровне шеи противника. Затем оглянулся на трибуну, где сидел Риз.

Распорядитель чинно поднялся, и усиленный магией голос разнесся по арене:

— Победа присуждается Грегу из клана Весеннего ручья!

Глава 20. Где герой считает енотов

Грег ушел с арены, зрители еще шумели, а команда из четырех волков быстро выбежала на зеленую траву. Они перевернули кокон с Триком на бок и в темпе вынесли обездвиженного бойца куда в проход между трибунами.

Одновременно с ними появилась другая группа волков с противоположной стороны. Они дошли до середины, вытащили ножи и быстро вычертили на арене сложную фигуру. Потом один из них сосредоточился, прикрыл глаза.

Я почувствовал ток энергии, которая начала собираться вокруг практика. Прешел на духовное зрение, стало видно, что к нему стягиваются серебристые потоки источника.

Практик вскинул руки вверх, в первом движении техники, затем с силой, как будто оттолкнул от себя что-то. Дальше он совершил поворот, перетек в низкую стойку, выпрямился, жестко обозначил удар ногой. Затем утвердился в устойчивое положение в полуприседе на обоих ногах и с силой толкнул от себя соединенные вместе ладони.

Зрители на трибунах притихли и с интересом наблюдали за выполнением чужой техники. Каждое движение практика отзывалась движением духовной энергии, которая структурировалась и уплотнялась. Воздух рядом с волком начал размываться маревом, духовный план за счет техники приблизился к реальному.

Финальное движение направило собранную практиком энергию в печать на арене. Которую предварительно подготовила вся команда волков. Линии вспыхнули, геометрическое изображение налилось силой, духовный и реальный план соединились, а энергия материализовала в виде объемной проекции, которая парила над землей.

Материализовавшаяся печать начала закручиваться вокруг своей оси. Скорость вращения возросла. Объемная фигура вращалась все быстрее и быстрее. Геометрические линии слились в сплошной цветастый ковер. Возникший поток воздуха превратился в ветер, который развивал одежды, стоящего рядом практика.

В конце быстро крутящаяся печать слилась в дрожащий маревом диск. Затем раздался резкий звук, печать мгновенно втянулась в одну точку. На мгновение все замерло. Потом из яркой точки энергия выплеснулась концентрическими кругами во вне и накрыла всю поверхность арены, ограниченную стоящими вокруг трибунами.

Зрители на трибунах ахнули, кто-то рефлекторно прикрылся руками. Энергия достигла расставленных перед трибунами столбиков. Вспыхнул, на мгновение проявившись, защитный купол, раскрытый вокруг арены. Техника схлынула и до капли впиталась в зеленую траву арены.

Жесткая щетина травы налилась зеленью. Борозды и проплешины открытой земли мгновенно поросли зелеными травинками. Пятна крови впитались. Арена вновь сверкала свежей зеленью, вся зеленая поросль опять была одной высоты. Зрители разразились одобрительными криками, оценив мастерство алхимика.

Волк в ответ сложил руки у груди и раскланялся по сторонам. Тем временем, команда поддержки быстро обежала арену. Они подобрали оброненные вещи и какой-то мусор с трибун. На что один из волков поднял голову вверх и хмуро обвел взглядом трибуны. Но никто не спешил признаваться в содеянном, и он покачав головой вернулся к работе. Затем волки собрались одной группой и с достоинством покинули арену. Зеленый ковер опять выглядел, как новый, и был готов принять следующую пару бойцов.

Клан Полной луны не стал тянуть с продолжением турнира, на арену вышел распорядитель Риз. С краю появился оркестр, грянули трубы. Музыка выполнила свою роль, зрители стихли и обратили взоры на арену.

— Лик из клана Легкое дуновение ветра и Рарк из клана Полной луны! — объявил Риз. — Бой до выведения противника из строя, либо признания поражения, — опять озвучил он средний вариант победы.

Распорядитель Риз с достоинством ушел с центра арены, музыканты расселись обратно на трибунах, и на зеленый ковер вышли енот и волк. Бойцы поклонились и замерли напротив друг друга.

Хм, волки — это клан Полной луны, а еноты, значит, Легкое дуновение ветра. Зверь шевельнулся в сознании, пряднул ушами и с усмешкой отметил, что я прям голова. Артефакт не отставал от него в язвительности и отправил картинку меня в затруднении морщащего лоб над букварем. Я мысленно покачал головой, — Свои мысли даже проговорить лишний раз нельзя.

Но в целом, я уже реагировал на подначки соседей спокойно, без огонька. На чем я остановился? Значит еноты. А Лекс, интересно, у них получается глава клана? Я огляделся, но не заметил колоритного енота среди зрителей. На одной из трибун была компактная группа из этого народа, но лорда Защитника среди них не было видно.

— Бой! — раздался усиленный голос Риза.

Волк тут же использовал Быстрый шаг и метнулся к еноту. В это время, с енотом Ликом происходило что-то непонятное. Он застыл на месте, я почувствовал, как вокруг него взбурлил водоворот силы. Енот быстро сделал связку движений из неизвестной мне техники. Затем замерцал и рассыпался на группу из пяти своих клонов, которые рассредоточились по арене.

Ух, ты, новье! Первый раз вижу такое! — я затаил дыхание, внимательно следя за действиям на арене. Артефакт в моем сознании невозмутимо пожал плечами, но пришло ощущение от него, что противник может оказаться сложным. Зверь предвкушающее оскалился.

Тем временем волк Рарк выбрал целью одного из енотов и, не мудрствуя лукаво, нанес удар мечом сверху вниз. Движение легко читалось, и енот не разочаровал и уклонился.

Тут же нанес ответный удар ногой в грудь. Рарк плавно повернулся боком, пропустил удар Лика мимо себя, сам продолжил боковым ударом меча. Раздался звон столкнувшихся клинков, енот парировал и отскочил. Остальные клоны Лика мигнули и размазались в воздухе, применив Быстрый шаг.

Ого! — пронеслось в голове, — То есть все копии енота могут в техники? Уже и не понятно кто из них Лик.

Зверь с Артефактом мимолетно кивнули, с увлечением следя за разыгрывающимся финалом. А все похоже шло к быстрому проигрышу волка. Один против пяти — что он может противопоставить?

Глаз еле успевал за происходящим на арене, но траектории бойцов четко сходились на волке. Сейчас покажут слаженную работу команды, и полетят клочки по закоулочкам от блохастика. Не знаю, сочувствовать волку или нет? Хм, нет. Пока практики никак себя не успели проявить, и мое расположение, как зрителя, было за енотом. Техники у него интересные.

Волк вовремя заметил опасность, в свою очередь размазался в воздухе, применив Быстрый шаг, вывалился из ускорения в десятке метров. Быстро огляделся, оценивая обстановку. Затем сосредоточился на предстоящем действе, сделал несколько пасов руками, запуская технику. Я почувствовал ток энергии на арене.

Еноты, запаздывая, вышли из ускорения и ощетинились мечами. Но жертва уже успела ускользнуть. Они застыли на мгновение, переосмысливая изменившуюся обстановку.

Тем временем, волк провел финальное движение техники, поднял морду к небу и по арене разнесся тоскливый, ввинчивающийся в уши волчий вой. В духовном плане вокруг Рарка гигантской медузой вспухли жгутики энергии. Я перевел взгляд на его оппонентов и обнаружил застывшую скульптурную группу из енотов. Их глаза были наполнены яростью, но это единственное, что сохраняло способность двигаться, после применения волком массовой техники контроля.

О-хо-хо! На турнире действительно нет случайных участников! Заверь одобрительно кивнул, его симпатии были на стороне дальнего блохастого родственника. Зверь тут же рыкнул и прислал мне в ответ картинку жутко лохматого меня сидящего в темной пещере около костра, пугающегося каждой тени. И отчаянно почесывающегося во всех местах. Я примирительно поднял руки, — Хорошо, хорошо! Просто лохматики! Артефакт полыхнул весельем от нашей перебранки, но прислал ощущение-пожелание, чтобы мы замолкли и сконцентрировались на событиях на арене.

Наш обмен мыслями занял считанные мгновения. Диспозиция на арене за это время не изменилась. Волк применил Контроль, и еноты попали под его действие всей группой. Вернее четверо компактной группой и, чуть в стороне, отдельно застывший пятый боец.

Волк, не теряя ни секунды времени, применил Быстрый шаг. Его силуэт мигнул, размазался, и он оказался рядом с противниками. Зрители, затаив дыхание, следили за развитием событий. Свист клинка пронзительно раздался в тишине, голова одного из енотов закрутилась в воздухе, глухо стукнулась о жесткую траву арены и прокатилась по инерции.

Тело еще постояло пару мгновение, затем лопнуло, как мыльный пузырь. На арене, как дуновение ветерка, пронеслось чувство высвободившейся энергии. Остальные еноты отмерли и бросились к волку. Тот мгновенно среагировал и, применив Быстрый шаг, оказался в десятке метров в стороне от своих противников.

Он опять застыл, пасы руками, движение… Жесткий удар в челюсть купировал порыв Рарка к новому Вою. Позабытый им енот, который в начале ситуации оказался отделен от остальной группы, вовремя успел перехватил волка. С громким звуком клацнули зубы в захлопнувшейся пасти. После полученного удара волк взмыл в воздух и отлетел на пару метров.

Летел спиной назад, но сумел сгруппироваться в воздухе, и, мягко приземлившись, сделал кувырок через себя. Затем вскочил на обе ноги. Зло ощерился в сторону своих противников, смахнув выступившую на губе кровь. Картинно провел когтем себе по шее и безумно захохотал.

Зверь в моей голове одобрительно поднял большой палец на это театральное представление. От него пришло ощущение одобрения — наш человек. Артефакт наоборот, отозвался в том духе, что не пируэты нужно показывать, а больше дела, меньше слов. Я со своей стороны уже не знал кому отдать предпочтение.

С одной стороны енот со своими клонами, с другой — волк с массовым контролем. Один брал числом и слаженностью действий своей группы. Но второй вполне мог держаться с ними на равных за счет Контроля. Я задумался, — Какой тактики лучше придерживаться волку? Хм, напрашивается, что ему нужно постоянно бегать от противника, чтобы подловить момент и применить Вой. Дальше наскок и максимально сократить численность врага.

В очередной раз отметил, что выбранный вариант победы, совершенно не исключает варианта лишения головы. Соседи в моем сознании, активно прислушивавшиеся к моим размышлениям, в целом одобрительно кивнули, а затем с жаром ушли в обсуждение частностей.

Я перевел внимание на арену. Один из енотов подскочил к волку и рубанул мечом сверху. Волк плавно повернулся боком, пропустил лезвие рядом собой и в ответ саданул своего противника в зубы зажатой в кулаке рукоятью меча. Енот не успел среагировать, голова дернулась от удара, он застыл на мгновение в полной прострации. Волк жестко добавил локтем в солнечное сплетение, практически срубив своим ударом противника пополам и тут же, активировав Быстрый шаг, ушел в сторону.

Выйдя из ускорения, Рарк опять застыл, резко втянул разлитую по арене энергию, сделал несколько пасов руками… Но был вынужден оборвать выполнение техники, так как около него проявился из ускорения очередной енот и попытался достать его мечом, рубанув сверху вниз.

Волк ловко уклонился, обернулся вокруг себя, ногой с разворота впечатал удар в бок своему противнику. Енота бросило на землю, он перекатился пару раз и, выпучив глаза, широко открывал и закрывал рот, пытаясь протолкнуть в себя воздух.

Рарк опять вернулся к своей техники. Надеясь успеть выполнить необходимые движения и выпустить на противника Вой. Быстро исполнил уже выученные мной пассы.

Кстати, хорошая идея! — мимолетно пронеслось у меня в голове, пока я напряженно наблюдал за боем, — Движения техники я подглядел, а по течению энергии можно предположить внутреннюю работу практика. Хм, вернувшись на излучину, стоит попробовать открыть этот Вой для себя. Еще одна техника Контроля никогда не будет лишней. Зверь с Артефактом согласно кивнули, внимательно следя за событиями на арене.

Енот валялся у ног Рарка. Техника, судя по предыдущим применениями, уже практически завершена. Трое остальных енотов запаздывают. Азартная улыбка, отдающая безумием, вылезла на физиономии волка. Он поднял морду к небу, набрал воздуха в легкие…

И тут же поперхнулся от могучего удара в брюхо. Поверженный им енот, который до этого лежал у ног Рарка, нашел в себе силы и вбил нарождающийся вой обратно в волка. Рарк скрючился пополам, схватился за живот и, выпучив глаза, посмотрел на своего противника. Тот, все так же еще лежа на земле, ответил жестким ударом пяткой в голову. Волка перекувырнуло в воздухе и отбросило назад. Енот тут же вскочил на ноги и бросился на своего врага.

Клон енота Лика, или он сам, без затей нанес рубящий удар мечом по распростершемуся на траве волку, который без движение лежал на траве уставившись пустым взглядом в небо.

Эй, парень, что за дела! Рарк! — пронеслось у меня в голове, — Давай вскакивай и продолжай сражаться! Неужели так бесславно закончится твой путь? — воззвал я к лежащему волку. Тот как будто в ответ на мой призыв шевельнулся и посмотрел на енота. Затем на приближающийся меч.

Трибуны ахнули. Сейчас прольется кровь. Безумство волка не выдержало столкновения с численным превосходством.

— Ничего личного, просто пять енотов сильнее одного волка.

Мне показалось, или это донеслись слова енота в наступившей вязкой тишине? Время как будто замедлилось, и хищное лезвие медленно, с трудом разрезая сгустившийся воздух, двигалось к открытой шее Рарка. Волк зажмурил глаза.

Вспыхнул яркой пленкой, проявившийся Доспех, наложенный на волка. Звякнул и отскочил напоровшийся на преграду меч. Енот, неожидавший такого исхода, неловко скользнул пальцами по рукояти своего меча, тот вырвался и перекувыркнувшись несколько раз отскочил в сторону. Время вновь пустилось вскачь.

Рарк тут же вышел из охватившего его оцепенения, вскочил на ноги и, вытянувшись в длинном выпаде, пронзил своего врага. Енот неверяще раскрыл рот, посмотрел на вошедшее в живот лезвие и перевел взгляд на близкое лицо врага. Рот его беззвучно шевельнулся, силясь произнести какую-то фразу. В следующий миг, енот лопнул, оказавшись клоном Лика, и высвободившаяся энергия вспыхнула языком пламени в духовном мире.

Волк почти упал, но все же сумел удержаться на ногах. Внезапное исчезновение противника, ошеломило его. Он в этот момент пытался выдернуть меч, и исчезновение материального тела привело к излишне сильному движению. Волк в итоге с силой взмахнул рукой назад, но все же сумел не выпустить оружие.

Раздался свист рассекаемого воздуха, и отставленная далеко назад рука волка вдруг взорвалась брызгами крови и шлепнулась на траву. С зажатым в ней мечом. Выскочивший из ускорения енот, кровожадно ухмыльнулся.

Рарк в шоке уставился на оставшуюся от руки культю, посмотрел на енота, активировал Быстрый шаг и исчез из вида. Чтобы, спустя секунду, появиться в пяти метрах, в стороне.

Трибуны ахнули. Мы втроем со Зверем и Артефактом удивленно следили за изменение рисунка боя. Волк сократил число енотов до трех, но сам остался без руки. Немного замешкался, потерял баланс в стойке и получил результат, как по учебнику.

Енот махнул мечом, счищая оставшуюся на лезвии кровь, размылся в воздухе, бросившись в погоню. Двое его напарников, находившиеся в стороне, тоже синхронно мигнули, применив Быстрый шаг.

Рарк проявился из ускорения. Вид он имел весьма бледный, тяжело дышал, вывалив красный язык. Он пытался зажать культю, но кровь все равно выталкивалась большими сгустками. Заметив приближающиеся к нему силуэты, он опять размылся, уходя в ускорение. Команда енотов на мгновение проявилась в месте его исчезновения и тут же скоординировано ускорилась в очередном Быстром шаге.

Рарк вывалился из ускорение и покачнулся. Рядом, один за одним повыскакивали из ускорения еноты, и три меча сомкнулись на шее волка. Он загнано посмотрел на них. Силился что-то сказать, но закашлялся кровью. Затем его глаза закатились, и он упал вперед.

Еноты слитным движением убрали оружие и подхватили противника. Один из команды оторвал рукав от своей одежды и туго перехватил Рарку обрубок руки. Затем один из енотов острожно приложил меч к безвольному телу противника, которого поддерживали на весу остальные члены команды, и обернулся в сторону трибуны, где сидел распорядитель Риз.

Тот уже давно напряженно стоял, схватившись за бортик ограждения и вперив взгляд в происходящее на арене. После ритуального обозначения финального удара, тишину, застывшую над ареной, разрушил его охрипший голос:

— Победа присуждается Лику из клана Легкое дуновение ветра!

И затем чуть тише, срывающимся голосом, куда-то позади себя:

— Быстро! Носилки на арену!

И все же пять енотов больше, чем один волк, — меланхолично пронеслось у меня в голове. — Лик будет сложным противником. Но очень интересным! — Зверь согласно оскалился, а Артефакт одобрительно кивнул.

Глава 21. Где герою являют силу против силы

После завершения боя на арену снова вышла группа поддержки во главе со своим талантливым мастером алхимиком. Они слажено провели ритуал очищения, после чего арена снова налилась зеленью, как будто после дождя. В воздухе даже почувствовалось воспоминание о грозе и легкое послевкусие полевых цветов. Сорвав свою порцию оваций, алхимики чинно удалились.

Следом, на арену выступили музыканты, за ними неспешно прошествовал распорядитель Риз. Грянула и замолкла, призывая к вниманию, музыка, и зычный голос распорядителя разнесся в наступившей тишине:

— Кил из клана Стальных игл и Варг из Полной луны!

С разных сторон арены появились бойцы — завр из ежиного народа и волк. Они синхронно сложили руки на груди и поклонились трибунам. Затем обменялись уважительными поклонами между собой. Музыканты растворились среди зрителей, а распорядитель Риз поднялся на трибуну к своим соклановцам:

— Бой! — слово вонзилось в арену, как спущенная с тетивы стрела.

Зрители разразились криками, каждый подбадривал своих бойцов. Особенно были слышны трибуны ежей и волков. Я обвел заполненные зрителями трибуны, проникаясь эмоциями и заряжаясь энергией от активных болельщиков. На всякий случай даже проверил, нет ли каких-то наведенных техник в духовном плане?

Нет, ток энергии ничего не нарушало, и подозрительных аномалий заметно не было. Но что-то неуловимое витало в воздухе. Возможно техники не ограничиваются лишь энергией, которая видна мне в духовном плане. Хм, план чувств?

Б-р-р, — я помотал головой, — что за чушь лезет в голову. Зверь с Артефактом согласно кивнули, призываю вернуться к событиям на арене. Пока ни одно сражение не разочаровало, цепляя то одним, то другим моментом.

Тем временем, на арене вышла небольшая заминка. Воины не бросились друг на друга, используя Быстрый шаг или еще какую-нибудь технику ускорения. Волк Варг застыл, не двигаясь. Благодаря тому, что я только что осматривал арену духовным зрением, я заметил, что энергия вокруг Варга начала упорядочиваться в сложные структуры.

Еж, насторожено следивший за оппонентом, тоже не сидел без дела. Энергия закрутилась вокруг него в водоворот. И когда волк поднял голову к небу, и стало окончательно ясно, что он готовит Вой, который должен спеленать противника. То на остриях иголок ежа Кила вспыхнули слепящие искры и в следующий миг в полет сорвался веер смертоносных игл, от скорости размывшись в воздухе серым маревом.

Волк был вынужден прервать свою технику. Потоки на арене взбаламутились от резко отпущенной энергии, волк выскочил из под удара, используя Быстрый шаг. Еж тут же, закончив с техникой мерцающих игл, размылся в воздухе и устремился к своему противнику, тоже используя технику ускорения.

Волк остановился. Рядом с ним мигнул и материализовался силуэт Кила. Еж сумел верно просчитать движение Варга и набросился на волка, выполнив боковой удар мечом. Волк парировал, по касательной, дальше используя инерцию своего движения, повернулся вокруг себя и нанес боковой удар по Килу.

Раздался звон клинков, Кил в свою очередь парировал, повернувшись к Варгу. Затем еж сделал подшаг и нанес мощный удар сверху. Волк ловко повернулся вокруг своей оси, уходя из под удар, и рубанул сбоку.

Еж продолжил движение своего меча, сделал шаг назад и, повернувшись к противнику, подставил меч снизу. Он тоже не стал блокировать жестко, клинки звякнули по касательной, Кил повернулся вокруг себя и нанес новый удар по волку. Тот отскочил, затем Быстрым шагом ушел в сторону.

Еж застыл, энергия завертелась вокруг него, выстраиваясь в узоры. В это время, волк выскочил из ускорения, быстро вскинул взгляд на Кила, оценивая обстановку. Энергия в свою очередь стала стягиваться к волку Варгу.

И когда Кил вскинул руки, готовый применить свою технику в сторону волка, то от Варга, почувствовался сильный всплеск силы. Затем волк полыхнул пламенем и перед ним материализовалась пылающая кровожадно скалящаяся волчья морда и рванула в сторону Кила, оставляя за собой огненный шлейф.

Ого! — промелькнуло у меня в голове, — В ход теперь пошли духи!

Зверь с Артефактом азартно следили за событиями на арене и согласно кивнули. Похоже, они уже успели поспорить. Зверь считал, что это техника высокого уровня и ревущее пламя, принявшее форму оскаленной головы волка, сейчас пожрет ежа Кила. На что Артефакт пыхнул пренебрежением, — Видали мы и помощнее!

Он создал картинку, смутно похожую, на финальный момент одного из наших боев, когда техника артефакта прожгла целый овраг в земле. Этим древний Артефакт самодовольно намекал, что он и получше может. Тут они совсем сцепились со Зверем на почве личного могущества. Зверь рыкал в сторону Артефакта, что уж он то, да еще и в полнолуние, ого-го каких дел может натворить.

Я покачал мысленно головой и призвал древних горячих сущностей, немного успокоиться. Нам обязательно предоставят возможность проявить свою удаль на этом турнире. И я тоже надеюсь, что мы не ударим в грязь лицом. Но техника от Варга действительно впечатляла и неплохо бы ее изучить, пока есть такая возможность.

На что Зверь пробурчал в духе, что он ничего, это все Артефакт. Древний Артефакт на это согласно расхохотался. Горячий по характеру Зверь тут же опять зажегся и ринулся в спор. Я покачал головой и попытался отрешиться от бедлама в моей голове и все же сконцентрироваться на текущих бойцах. С кем-то из них мне уже скоро предстоит схлестнуться.

Тем временем на арене, Кил уставился на несущуюся к нему огненную пасть, глаза его широко раскрылись, он сбросил готовую технику и, буквально на секунду разминувшись с огненным духом, ушел в ускорение.

Вывалился из марева Быстрого шага, тут же отправил в ответ веер хищно блеснувших игл. Варг немного замешкался, видимо, приходилось поддерживать концентрацию, чтобы огненный дух не развеялся. Он уже не успевал активировать Быстрый шаг вовремя и просто прыгнул в сторону, уходя в перекат. В воздухе дернулся, словив пару иголок, перекувырнулся через плечо, вскочил на ноги и, зло вырвав засевшие иголки, уставился на ежа.

Вернее, на то место, где еж Кил должен был быть. Но там никого не было. Метнулась размытая тень, еж материализовался рядом с волком, выйдя из Быстрого шага, и нанес удар мечом, рубанув сверху вниз.

Звякнула сталь, Варг крутанулся вокруг себя, проваливая противника. Плавно продолжая свое движение, с разворота впечатал в бок ежа удар ногой. Еж Кил провалился вперед, не сумев остановить свой удар в пустоту и подбодренный напутственным пинком Варга. Чтобы не растянуться плашмя в короткую траву арены, еж сгруппировался, кувырком погасил инерцию удара, вскочил на ноги и обернулся к Варгу, приняв боевую стойку.

Волк, выгадав несколько мгновений боя, быстро провел хорошо знакомые мне движения техники Рассекающего меча, энергия иссини-белым пламенем охватила клинок, и Варг с рыком совершил бросок к своему противнику, взмахнув мечом. Удар.

Еж верно рассудил, что блокировать усиленный техникой удар себе дороже. Он провернулся вокруг себя, пропуская рядом противника, и с разворота рубанул боковым ударом по спине увлекшегося волка.

Вспыхнул Доспех, спасая бойца, но сила удара никуда не делась и отправила его ничком вперед. В последний момент Варг успел сгруппироваться и кувырнулся по зеленому ковру арены. Тут же вскочил на ноги, но не бросился обратно на врага, а его силуэт размылся в Быстром шаге, и он ушел на пару десятков метров в сторону.

Вокруг размывшегося силуэта Варга, пока он был под действием техники ускорения, опять закрутился водоворот силы, стали упорядочиваться структуры следующей техники. Нити силы стянулись к практику.

Хм, интересный вариант, — оценил я идею. — То есть под действием Быстрого шага получается быстрее формировать техники? Никогда не пробовал и от других практиков не слышал.

Соседи прислушались к моим мыслям и в ответ пожали плечами. Время, пока находишься под действием Быстрого шага слишком мало, — передал образом общее мнение Зверь, — Начинаешь работать с одной скоростью, тут же вываливаешься на более медленный план. В итоге, все собьется.

Скорее, можно использовать, как подготовительный этап, чтобы собрать энергию, — он опять сформировал картинку, где размытый силуэт Варга, находящегося под ускорением, стягивает к себе силу из духовного плана.

Я согласно кивнул, — Да, а этот момент подготовки может на доли мгновений ускорить технику. Все равно полезно, и стоит взять на вооружение.

Волк вывалился в обычное пространство, тут же повернулся к ежу, закончил формирование своей техники Контроля и, тяжело дыша, вскинул голову к небу, готовый выплеснуть на своего противника Вой.

Артефакт обратил мое внимание, на запыхавшегося волка, — Да, время он выгадал с подготовкой техники, но ничего не бывает бесплатно.

Со стороны Кила вспыхнуло яростью и силой. Он покрылся на иголках слепяще-яркими синими искорками энергии. Полыхнуло разрядами в духовном плане. И веер смертоносных игл устремился к Варгу.

Волчья техника Контроля вырвалась в мир, ввинчиваясь в уши тоскливым воем. Еж на мгновение, застыл. Но приближение игл заставило волка разрушить технику и уйти Быстрым шагом. Иглы прошили воздух, где за мгновение до этого находился волк, пролетели еще пару метров и исчезли из материального мира, ярко вспыхнув рассеявшейся энергией в духовном плане.

Выпустив иглы, еж Кил тут же перешел к выполнению следующей техники. Его воля жестко стянула нити энергии, разлитые над ареной. Он умело закрутил очередной узор техники, на выдохе выполнил финальное ключ-движение.

Выскочивший из ускорения Варг, все еще тяжело дышал, вывалив красный язык. И так и застыл с разинутой зубастую пасть, попав по действие Контроля, который успел применить на нем Кил.

Ох! — кажется сражение закончилось, пронеслось у меня в голове, — Волк законтролен, сейчас еж, если не сглупит, Быстрым шагом окажется рядом и вот он, очередной победитель!

Артефакт довольно кивнул моим мыслям, а Зверь мрачно фыркнул. Заклятые друзья успели в очередной раз забиться на исход битвы, где Зверь традиционно болел за волков.

Удачно подловив противника, Кил не стал совершать распространенную на турнире ошибку, когда бойцы уверенные в своей победе неспеша бредут к поверженному врагу. Почти мгновенно выполнил технику Быстрого шага и с серьезным и собранным лицом рванул к своему противнику.

Варг яростно уставился на своего врага. Шея воина вздулась жгутами мышц в попытке пошевелиться. От прикладываемых усилий шерсть на морде стала мокрой от пота, мышцы перекатывались буграми на руке с зажатым в ней мечом и на ногах, широко расставленных в классической боевой стойке. Но все это, как обычно, не давало никакого эффекта.

Я сочувственно покивал головой, вспомнив похожие моменты, которые выпадали во время моих боев. Чувство собственного бессилия, это наверное даже хуже самой неподвижности, которую накладывает Контроль. На многих лицах зрителей отразились похожие эмоции. Да, Контроль зло, когда это не твой Контроль.

Варг успокоился и прекратил свои бесполезные попытки сбросить наведенную неподвижность. Чуть прикрыл глаза, выровнял дыхание, сила закружилась вокруг волка водоворотом, нити энергий вспыхнули, закручиваясь в сложный узор.

Еж Кил выскочил из ускорения рядом с Варгом, взмахнул мечом, готовый нанести удар. В этот момент, в духовном плане взревела энергия, завертевшись водоворотом вокруг волка, материализовалась оскалившейся пастью огненного духа и с ярость врезалась в опешившего от неожиданности ежа.

Огненный дух, принявший форму волчьей головы, протащил Кила за собой несколько метров, перекувырнул, приложил хорошенько о землю и исчез, рассеявшись вспышкой света в духовном плане. Еж неподвижно застыл на спине, с моего место было не видно, дышит он или нет.

Как все повернулось! — удивленно пронеслось у меня в голове. Зверь радостно пофыркивал, соглашаясь, и слал посрамляющие картинки Артефакту. Тот насупился, и отнекивался, не спеша признавать проигрыш в споре.

Он вполне здраво указывал Зверю на то, что Варгу еще нужно выполнить ритуальное действо и обозначить финальный удар по противнику, чтобы закончить поединок. Мы уже не раз наблюдали, когда все переворачивалось с ног на голову на этом этапе. Хотя, чувствовалось, что он и сам не особо верит, что еж в состоянии что-то изменить

Я подумал, что ситуация очень похожа на один из моих боев. Варг попал в трудную ситуацию, когда его спеленал контролем Кил. Но все же сумел взять свои чувства под контроль и отсечь панику в мыслях. Сумел выполнить технику, не используя движения, превозмог себя и перешел на следующую ступень. То есть… Я перевел взгляд на арену, чтобы не пропустить переход. Вовремя.

Волк застыл, вокруг него закрутилась водоворотом сила, слилась в единый светящийся столб и проявилась в реальном мире. Столб энергии медленно вращался вокруг своей оси. Он начинался из земли и терялся где-то в небесах, заключая в себе тело Варга.

Волк Варг поднял руки к небу, его пасть открылась исторгая крик, но для зрителей вокруг, включая меня, он всего лишь беззвучно разевал рот. Затем столб вспыхнул с новой силой, вытянулся в тонкую нить, сжался в точку и исчез в теле Варга. Волк обессиленно рухнул на колени.

Пару мгновений стояла тишина, затем он вскинул улыбающееся лицо и радостно заорал:

— Да-а-а!

Я понимающе ухмыльнулся, и мысленно прокомментировал, — Да, к этому невозможно привыкнуть. — Зверь и Артефакт согласно кивнули.

Эмоции наконец схлынули с волка, и он вскочил на ноги, все еще сохраняя довольную мину на лице. Было заметно, что после перехода, состояние его пришло в норму. Как и в моем случае, все травмы залечились и исчезли без следа. Затем волк перевел взгляд на все так же неподвижно лежащего Кила. Лицо его тут же приобрело серьезное выражение.

Да, все верно, — пронеслось у меня в голове, — Еще ничего не закончено.

Волк с ходу применил Быстрый шаг, размылся тенью по направлению к поверженному врагу. Мгновение. Волк вывалился из ускорения рядом с ежом и замахнулся для удара мечом.

Кил резко распахнул глаза, ловко выполнил подсечку, и Варг завалился на спину. Еж тут же вскочил и, не сбавляя натиска, набросился на волка с мечом. Варг откатился и вскочил на ноги, сразу же нанес ответный удар. Кил повернулся вокруг себя и рубанул сбоку, Варг подставил меч и отскочил назад. Затем, наверное опешив от напора Кила, выполнил Быстрый шаг и ушел ускорением.

Кил стянул к себе разлитую в воздухе энергию. Яркие нити упорядочились в сложный узор в духовном плане. Еж выполнил финальное ключ-движение, и веер хищных игл устремился вдогонку за его врагом.

Волк вывалился из ускорения, резко обернулся к Килу. Оценил выпущенную по нему технику, но на его физиономии не дрогнул ни единый мускул. Он оставил одну ногу, приняв устойчивое положение, резко взмахнул мечом, помогая себе сконцентрироваться. В духовном плане отозвалась на движение энергия, рванув к волку, закружилась вокруг него яркой паутиной нитей.

Варг на выдохе ткнул мечом вперед, и с его клинка сорвалась огненная пасть. Выросла в громадную голову волка и, оскалившись, рванула навстречу иглам, прожигая целую просеку в смертоносном рое. Часть игл все же прошла и вонзилась в тело волка, он дернулся, но не издал ни звука, сконцентрировавшись на свое технике.

Тем временем, огненный дух Варга, сжевав большую часть техники противника, не остановился на этом и, за доли мгновений покрыв расстояние до ежа, врезался в Кила, протащил его за собой.

Еж перекувырнулся несколько раз от удара и растянулся на спине. Затем он рывком поднял туловище, усевшись на траве и вперил яростный взгляд в своего противника. Он с трудом перевалился на одно колено и стал медленно стал подниматься. По физиономии его текла кровь, было видно что усилия эти даются ему с огромным трудом, но рука его все также держала меч, а дух оставался крепок.

Варг посмотрел на своего противника, затем быстро выполнил нужные движения техники, и над ареной опять разнесся волчий вой. Звук ввинчивался в уши, но благодаря барьеру вокруг арены, действие техники блокировалось для зрителей.

В этот раз ничто волку не помешало, и еж попал под действие Контроля. Он застыл на одном колене, не успев подняться, на лице его жили только яростно горящие глаза, оцепенение сковало тело.

Варг ушел в ускорение Быстрого шага и метнулся размытой тенью в сторону ежа.

Я помотал головой, — В этом бою события меняются на сто восемьдесят градусов буквально каждое мгновение.

Кил в шаге от проигрыша, и к нему приближается Варг. В следующую секунду все решится!

Еж Кил прикрыл глаза, энергия взревела вокруг него практически штормом, распалась на ручейки, которые стали сплетаться и образовывать узоры. Кил резко распахнул глаза, рядом с ним материализовался плотный рой игл и рванул в сторону Варга.

Волк все еще находился по действием Быстрого шага, не успел вовремя среагировать, и иглы, отливающие цветом серой стали, врезались в волка. Он как будто с разбегу наткнулся на стену. Вспыхнул Доспех, частично нейтрализуя иглы, волка перекувырнуло и отбросило на десяток метров. Варг упал на спину и затих.

Я перевел взгляд на Кила. Оцепенение Контроля спало с ежа, он с трудом встал на ноги, покачнулся, затем застыл, к чему-то прислушиваясь внутри себя. Все зрители замолкли и устремили свои взоры на арену. В следующий момент, в духовном плане взбурлила энергия, прошла по арене бурунами и, проявившись в реальности, рванула к Килу гудящим золотистым столбом.

Ежа заключило в колонну энергии и приподняло над землей. Он вскинул руки к небу и беззвучно закричал, пронзаемый мощью перехода. Столб энергии вспыхнул с новой силой, вытянулся в одну линию и, в мгновение ока, вобрался в тело ежа.

Кил рухнул на зеленый ковер арены. Секунду лежал неподвижно, затем вскочил и радостно заорал:

— Да! Да! Да!

Он обратил лицо, наполненное радостью и азартом, к зрителям, и трибуны ответили ему восторженным ревом. Кил из клана Стальные иглы шагнул дальше на своем Пути.

Как эпично-то! — пронеслось у меня в голове, — Оба воина сумели возвыситься во время этого боя. Хм, наверное теперь и смысла-то дальше сражаться, нет? Но Зверь с Артефактом, тут же заклеймили меня в меркантильном поведении.

Это турнир! — возмущенно вскричали они, — Мы оплатили билеты и требуем наше шоу!

Кхм… — смущенно ворвался я в их хор, — Куда бежать? Что хватать? Что за билеты?

В нашем мысленно разговоре повисла неудобная пауза. Затем мои соседи упрямо закончили, что бой должен завершиться победой, демонстративно отвернулись и больше не вступали ни в какие дискуссии, на показ уставившись на арену.

Я мысленно пожал плечами и тоже сконцентрировал свое внимание обратно на событиях, происходящих на арене. Кил пришел в себя, немного успокоился. Затем потянулся, повернул пару раз голову, разминая шею, дождался пока его соперник тоже поднимется с земли.

Они обменяли взглядами, затем синхронно поклонившись, перетекли в боевые стойки. Бойцы тоже решили, что ничего еще не кончено и нужно выявить победителя.

Энергия вскружилась вихрем вокруг Кила, он выполнил пару пасов руками, структурируя ее в уже знакомый узор техники Контроля. Остался финальное ключ-движение.

Но Варг вполне пришел в себя, в ответ жестко стянул к себе нити энергии, разлитой над ареной, и в реальность вырвалась ревущая, оскаленная пасть огненного духа. Техника застыла на мгновение и рванула к Килу, совершая волнообразные движения, как будто огненный дух передвигался в воздухе скачками по невидимым кочкам.

Кил вскинул голову, среагировав на выплеск силы и рев духа. Почти завершенная техника Контроля рассыпалась клочьями сырой энергии, которые вспыхнули в духовном плане. И еж размылся в воздухе, уходя Быстрым шагом в сторону.

Варг тут же начал совершать необходимые шаги для следующей техники. Энергия взревела вокруг него и упорядочилась в уже знакомые структуры техники Контроля. Варг откинул голову к небу и над ареной раздался ввинчивающийся в уши тоскливый волчий Вой.

Выпавший из ускорения еж, тут же создал свою дистанционную технику и отправил к противнику плотный рой игл, сбивая наведенное оцепенение. Мне на секунду показалось, что в хищных отблесках игл мелькнуло кровожадно ухмыляющееся лицо. Я моргнул и наваждение пропало.

Варг был вынужден прервать свою технику Контроля и уйти Быстрым шагом в сторону. Но только он вывалился из марева ускорения, как еж сформировал в его сторону новую порцию игл. Волк опять мигнул и размылся в воздухе быстрой тенью.

Кил тоже активировал Быстрый шаг и рванул в сторону Варга. Он последовательно отправлял в волка свою технику игл, загоняя оппонента в узкий коридор решений. И в итоге смог просчитать, где Варг появится в следующий раз в обычном пространстве.

Волк выскочил из ускорения и на интуиции взмахнул мечом, парируя удар Кила. Еж осклабился и рубанул сбоку. Волк распластался в низком выпаде, пропуская над собой клинок Кила, и попытался пронзить ежа своим мечом.

Кил повернулся вокруг своей оси, пропуская удар противника мимо себя, и с разворота впечатал кулак пустой руки в затылок Варга. Волк клацнул зубами и завалился вперед. Уже летя на землю, мигнул и, активировав Быстрый шаг, разорвал дистанцию, вывалился в десятке метров в стороне и там уже упал, по ходу движения пропахав носом арену.

Волк не стал разлеживаться, мгновенно вскочил, призвал разлитую в воздухе силу, и опять вскинул голову вверх в попытке применить Контроль. Но еж владел инициативой и купировал порыв волка новой порцией иголок. Варг был вынужден прерваться, мигнул в воздухе и ушел Быстрым шагом. Вывалился в стороне, оглянулся на ежа и, обнаружив очередную порцию игл, вновь использовал Быстрый шаг.

Я покачал головой, — Похоже Кил переигрывает Варга, гоняет его по арене, как неразумного щенка.

Зверь мрачно промолчал в ответ. Но и так все было ясно, и даже Артефакт не стал его злить, азартно следя за догонялками на арене.

Варг вывалился из ускорения, тяжело дыша и вывалив из зубастой пасти красный язык. Еж ухмыльнулся и отправил в своего врага новую порцию иголок. Но в этот раз Варг не стал убегать, лицо его приняло решительное выражения, он выверено проделал нужные движения техники, и в сторону Кила рванул яростно скалящийся огненный дух.

Еж отошел в сторону, пропуская технику волка. Сам волк против ожидания не бросился опять убегать Быстрым шагом, а все так же застыл на месте. Лишь потоки энергии все яростнее закручивались вокруг него, плетя следующее полотно техники.

Лицо волка сохраняло мрачное и решительное выражение. Он резко закрылся руками от приближающихся игл, все так же не отпуская нити энергии и продолжая свои манипуляции. Вокруг него вспыхнул Доспех, принимая часть игл. Но все же достаточно много смертоносных подарков пробило барьер, и волк дернулся от вошедших в его тело игл.

Еж ухмыльнулся, резко рванул к себе нити энергий, готовясь ударить по противнику очередной техникой. И тут же полетел вперед от вгрызшейся в его спину огненной морды, выпущенная ранее Варгом. Неожиданно.

Да, огненная техника, выпущенная волком чуть ранее прошла мимо противника. Но Варг сумел навязать своенравному духу свою волю, заставить повернуть назад и опять наброситься на ежа.

Вспыхнул Доспех, частично принимая на себя удар. Еж перекувырнулся и рыбкой нырнул в сторону. Дух тут же свернул к нему. Еж застыл с мечом, решив испробовать сталь клинка на огненном духе.

Тем временем, Варг отнял руки от лица. Ладони его были проткнуты иглами, которые так же торчали из плечей и предплечий. Кровь сочилась из множества ран, но он все так же, упрямо сцепив челюсти, не прерывал своего контроля над техникой.

Даже напротив, движение энергии вокруг него только ускорялось, тонкие манипуляции с энергией становились сложнее и, в следующий момент, перед ним материализовалась вторая огненная голова и скачками рванула к Килу.

Еж нанес удар мечом по огненному духу, тот легко обогнул клинок и устремился к его шее, вспыхнул Доспех. В горячке боя Кил не заметил появление второго духа, тот с ревом накинулся на него со спины.

Две голодные огненные стихии повалили воина на землю и начали рвать своими зубами. Пару натисков вспыхивал ярким отблеском Доспех, еж катался по земле, пытаясь отбиваться. Затем раздался резкий звук, когда не выдержала и лопнула техника Доспеха, и огненный духи накинулись на беззащитную плоть.

Все смешалось. Рев духов и ответный хохот Кила, охваченного безумием сражения. Мелькали оскаленные огненные пасти, когда духи с разных сторон налетали на ежа. Блеск острой стали. Жесткие удары кулака.

В какой-то момент, мне показалось, что именно удар пустого кулака достал одного из духов, по тому, как он отпрянул, и удивленно и даже с опаской посмотрел на Кила. Но в следующий момент духи усилили напор своего натиска, их мельтешение полностью скрыло фигуру ежа. Внезапно духи исчезли, а на месте яростной схватки осталось только неподвижное тело Кила.

Стоявший в стороне волк Варг обессилено рухнул на колени. Управление двумя техниками тоже далось ему не легко. На несколько секунд все застыло на арене. Зрители на трибунах напряженно следили за развитием событий. Клан Стальных игл и Полной луны вскочил со своих мест.

Варг поднял голову, его лицо опять приняло решительное выражение. Он на одной воле вскочил на ноги, снова рванул к себе нити энергии и, размывшись в Быстром шаге, через мгновение оказался рядом с Килом. Выхватил меч и приложил его к шее распростертого на траве противника.

Трибуны волков взорвались ликованием. Мне показалось, что скупо улыбнулся даже вредный старик Льер. Риз вскочил и, не скрывая своей радости, во всю силу своих легких объявил:

— Победа Варга из клана Полной луны! — его голос потонул в восторженных криках волков.

Я обратил внимание на Варга. Он убрал меч, но с серьезным выражением лица продолжал стоять над телом Кила. Затем вокруг него опять взбурлила энергия духовного плана, нити соткались в какой-то неизвестный мне узор, и волк приложил свои руки к груди ничком застывшего соперника.

От его рук пошло зеленое свечение, стало растекаться по телу ежа. В следующий момент, еж Кил резко вздохнул, с моего место было заметно, как поднялась грудная клетка, а его лицо с мертвенно бледного сменило на более здоровый цвет.

Риз тоже заметил манипуляции своего соклановца и громко скомандовал, заглушая даже разразившееся ликование:

— Носилки, быстрее!

Глава 22. Где герой зарекается недооценивать противника

— Силь из клана Огненное цветение заката и Зерк из клана Полной луны! — объявил Риз.

По сторонам арены показались бойцы. Волк, на голову возвышающийся над своими сородичами и лиса, едва достающая ему до груди. Парень и девушка.

Волк Зерк, как истинный представитель клана Полной луны, был покрыт белоснежной шерстью. В качестве одежды он щеголял в штанах, а верхняя половина тела была перетянута сложной системой ремней. Меч пристроен в ножнах на спине, а по бокам висела пара кинжалов.

Дерется двумя руками, меч плюс кинжал? — оценивающе разглядывал я волка. — Выглядит опасно, похоже на рассказы о северных варварах.

Зверь с Артефактом в две головы отрицательно замотали, — Нет, Нет! Те бугаи больше любят драться топорами. Очень не приятный соперник! — опять синхронно поморщились мои соседи. — Обожрутся своих мухоморов, не знаешь, что от них ждать, — мрачно послали они картинку здоровенного война с безумным лицом.

Я перевел взгляд на арену, рассматривая второго бойца. Миловидная девушка, одетая в свободную одежду. Мне даже показалось, что наряд не очень практичен для боя. Широкие рукава, широкие штаны, правда хорошо прихваченные снизу. Шикарный рыжий хвост обвивал ноги, живо напоминая о главе их клана Мелиссе.

Странный выбор экипировки, — озадаченно подумалось мне, — тут немудрено и запутаться в одеждах. У Зерка может и несколько вызывающий наряд, но выглядит намного практичнее!

Зверь с Артефактом загадочно промолчали. Хм. Я сформулировал картинку вопрос к Зверю, — Ты ведь, как и я, считаешь, что волк победит? Ты же за волков все бои болел?

Зверь уклончиво пожал плечами. Что дескать да, за волков. Но стили разные есть. Нужно посмотреть. Да и вообще, я в первую очередь за красивый бой.

Ну да, как же, — скептически пронеслось в голове, — значит все не так просто, раз соседи отмалчиваются. И ведь явно, что-то знают!

От сущностей подселившихся в моей голове пришло ощущение самодовольства и коварства, темных планов и интриг:

Мха-ха-ха! — демонически расхохотался Артефакт.

Охо-хо-хо! — вторил ему Зверь.

Да, ну вас… Древние! — я мысленно раздосадовано махнул рукой и обратил свое внимание обратно на арену.

Здоровенный волк пренебрежительно посмотрел на соперницу, фыркнул и отвел взгляд на распорядителя Риза, демонстративно больше не обращая на нее свое внимание и ожидая, когда Риз объявит начало боя.

Силь бросила на волка Зерка быстрый взгляд, наполненный весельем, которое не сильно вязалось с предстоящими событиями. Скрежетнул мгновенно вынырнувший из ножен меч. Широкое лезвие необычной формы, немного загнутое кверху, напоминало полумесяц.

Лиса вытянула лезвие перед собой, тренькнула пальцем об острием, довольно кивнула. Раздался мимолетный лязг, и оружие исчезло обратно в ее одеждах. Лиса скромно потупила глаза и застыла на краю арены.

От Зверя пришло странное ощущение, казалось, он горестно вздохнул и покачал головой. Артефакт наоборот полыхнул весельем, и ощущением разгоревшегося интереса.

В общем, Зверь опять за волков, а Артефакт за противоположную сторону, — покачал я головой и оставил древним сущностям их ненадоедающую интригу.

— Бой! — раздался усиленный голос распорядителя.

Волк, демонстративно не смотревший на противника, резко развернулся, взревела стягиваемая энергия, замерцала фигура Зерка, готовясь вот-вот сорваться в ускорение.

Техника вокруг Зерка мигнула и погасла, а в духовном плане высвободилась неиспользованная энергия, откатившись от волка волной. Он недоуменно смотрел на пустую арену. Покрутил головой, лисы нигде не наблюдалось.

В итоге, настороженно оглядываясь, волк опять собрал энергию, закрутил вокруг себя вспыхнувшие узоры техники, выполнил ключ-движение. Перед ним возникла огненная морда духа, клацнула зубами и раззявив пасть рванула через арену к тому месту, где раньше стояла лиса Силь.

Пламенеющий хвост техники метнулся следом, совершая волнообразные движения. Он как будто жил своей собственной жизнью. Разбрасывающий во все стороны шипящие искры, закрутился, хлестнул в сторону. На мгновение в огненных отсветах мелькнул юркий силуэт лисицы, которая приближалась к Зерку, размывшись тенью под техникой Быстрого шага.

Волк тоже заметил врага, удовлетворенно рыкнул. На физиономию его тут же вернулась потерянная было самоуверенность. Затем Зерк, используя Быстрый шаг, рванул наперерез Силь.

Волк филигранно рассчитал свою траекторию и вывалился из ускорения именно в той точке, где лиса должна была вот-вот проскочить. Он выхватил меч и нанес боковой удар, намереваясь развалить наглую лисицу две половинки.

Смутно видимая тень Силь, ловко изогнулась назад, пропуская над собой смертоносный клинок, и вывалилась из ускорения в пяти метрах позади Зерка. Волк тут же бросился в следующую атаку и нанес удар мечом сверху вниз.

Лиса парировала по касательной, подправив движение вражеского меча, и крутанулась вокруг себя, ловко уходя из под удара. Мелькнул рыжий хвост, на мгновение дезориентируя противника. Девушка сделала небольшой шаг и нанесла своим необычно широким мечом боковой удар. Лезвие, изогнутое полумесяцем, сверкнуло под солнечными лучами.

Волк резко дернулся, подставил меч в жестком блоке, используя преимущество в силе и массе. Лиса опять повернулась вокруг себя, мелькнула хвостом и, оказавшись чуть позади волка, нанесла следующий боковой удар.

Нанося удары, лиса прокатывала лезвие своего широкого клинка. Как мясник нарезающий мясо пластами. Глаза ее радостно сияли, рот был приоткрыт, обнажая белоснежные клыки, которые оттенялись красным языком

Волк резко повернулся, парировал жестким прямым блоком, с силой оттолкнул лезвие противника и в ответ нанес размашистый боковой удар мечом.

Силь не стала парировать удар, с места сделала сальто вперед, ноги ее шагнули над головой. Широкие одежды текуче хлопнули от порыва воздуха, родившегося вслед за стремительным движением, и лиса, мягко оперевшись лезвием своего меча о вражескую сталь, перелетела через Зерка. Мелькнул рыжий хвост, щелкнул волка по носу. Раздался тихий смех. Лиса тенью метнулась из поля зрения волка.

Зерк резво повернулся, застыл с занесенным над головой мечом, готовый обрушить новый мощный удар на противника. Но позади уже никого не было. Он недоуменно повертел головой, пытаясь обнаружить лису, но та бесследно исчезла.

Я тоже пораженно уставился на арену, пытаясь понять, куда делась Силь, — А… Где?

Зверь с Артефактом хмыкнули и покровительственно похлопали меня по плечу. Лисы…

Зерк на арене отмер, разъярившись махнул своим мечом, разрезая крест на крест воздух перед собой. Волк яростно раздул ноздри, верхняя губа его поднялась, обнажая острые клыки. Он глухо зарычал.

Тихонько тренькнула сталь, и на правой руке Зерка, которая сжимала меч, лопнул мелкий порез, выступила ярко красная кровь. Кожаная сбруя из ремней, переплетающая Зерка выше пояса, взорвалась филигранными надрезами и рухнула на землю, утянув за собой прикрепленные кинжалы и ножны меча.

Волк зло рыкнул, подпрыгнул на месте, развернувшись в воздухе в ту сторону, откуда был нанесен удар. Опять пропела чужая сталь меча, и по предплечью второй руки засочился кровавым штрихом новый порез. В наступившей тишине показалось, что раздался звук, как будто капля упала в стоячую воду и разошлась кругами. Раздался тихий смех Силь, отдающий безумием.

Волк буквально взвился на месте, извернулся в повороте и нанес пару новых быстрых ударов, разрезавших воздух. Затем, не останавливаясь, взмахнул мечом и описал вокруг себя сверкающий стальной круг. Который перетек в новый удар. Зерк рассек воздух перед собой, вспарывая пустоту крест накрест.

Волк взрыкнул, глаза его налились красным от накатившего бешенства. Он резко подпрыгнул, повернулся в воздухе вокруг себя, нанес несколько новых быстрых ударов. Опять повернулся в прыжке и снова нанес еще пару ударов. Опять поворот, удар.

Зерк напряженно застыл в боевой стойке, вцепившись в меч и тяжело дыша. Позади волка опять тихонько тренькнула сталь меча, и поперек спины Зерка вспухла длинная красная полоса. Из пустоты раздался заливистый смех лисицы.

Зерк подскочил, обернулся и рубанул воздух позади себя, откуда слышался голос. Напряженно застыл, загнано дыша, вслушиваясь в звуки вокруг, пряднул длинными ушами.

— Пум! — громко раздалось из-за спины Зерка.

И осторожный порез выступил кровавой каплей на шее волка. Зерк напряженно застыл, было видно, как дернулся кадык, он нервно сглотнул. Волк абсолютно не двигался, шерсть на морде взмокла и свалялась, глаза стали огромные и круглые от ужаса.

Прошло пару секунд, ничего не происходило. Тогда Зерк резко активировал Быстрый шаг и тенью метнулся в противоположный край арены. Вывалился из ускорения, резко развернулся в одну сторону, другую. Опять сорвался в Быстрый шаг и выскочил метрах в десяти в стороне.

Зерк нервно оглянулся по сторонам. Лисы все так же не наблюдалось на арене. Волк часто-часто дышал, оглядывался, прижав уши. Затем он глубоко вздохнул, прикрыл глаза, выдохнул. Потряс головой и уже решительным взглядом посмотрел вперед. Где-то в глубине его глаз разгоралась ярость.

Зерк сосредоточенно застыл, вокруг него пошли возмущением нити силы, стали структурироваться в узоры. Прямо перед волком постепенно из воздуха проступил силуэт огненной головы.

Зерк рыкнул, почувствовался ток энергии, техника огненного духа вспыхнула пламенем и полетела вперед. Зерк зорко присматривался к колебаниям воздуха, зажав в руках меч. Огненный дух разбился о противоположный барьер арены, взвившись пламенем по проявившейся стенке купола.

Волк, резко стянул к себе нити энергии, и, размывшись в воздухе, ушел в Быстрый шаг. Там вывалился, махнул на всякий случай вокруг себя мечом. Силь до сих пор не было видно и не понятно было, где она сейчас находится.

Зерк опять обратился к силе, вокруг него заструились потоки энергии, складываясь в узоры. В следующий миг перед ним возникала очередная огненная голова, и, ревя, вырвалась вперед, чтобы пылающим фейерверком разбиться о барьер арены с противоположной стороны.

Зерк опять размылся в воздухе и ушел в Быстрый шаг. Вывалился в стороне, срезав хорду метров в пятнадцать до следующей точки на окружности арены. Взревела призванная сила, закружилась сплетенными узорами, и новая огненная голова, разбрызгивая шипящее пламя, отправилось прямиком через арену.

Я покачал головой, — Так, так. Лису он потерял, но в плане использования энергии силен бродяга. Решил случайным образом метаться по окружности арены и призывать огненных духов. Надеется опять зацепить Силь техникой или хотя бы проявить в огненном хвосте, как в прошлый раз.

И в этот момент, действительно мелькнул силуэт девушки-лисы. Огненный дух пронесся рядом с ней, и его энергия нарушила лисью технику отвода глаз. Зерк тут же пристально вгляделся в мелькнувшее видение. Неверный призрачный силуэт обрел силу и налился в живую девушку, которая быстро-быстро бежала в сторону Зерка, выставив в сторону широкий меч.

Поняв, что она раскрыта, лиса ускорила свой бег и рванула к Зерку на пределе сил, приближаясь по ломанной траектории. Ноздри волка гневно затрепетали, он ощерился и, рыкнув, прыгнул прямо ей на встречу.

Зерк без затей замахнулся в воздухе и в приземлении с хеканьем опустил свой меч, видимо решив, по-простецки разрубить Силь и окончить бой одним ударом. Но, ориентируясь на предыдущие события на арене, это было весьма наивное решение, которое просто не могло сработать.

Лиса не подвела, легко увернулась от читаемого удара Зерка. Тот все поставил на один удар и вложил в него кучу сил. Промахнувшись он завалился вперед, увлекаемый за собой инерцией удара.

Силь юлой провернулась вокруг волка, взмахнула рыжим хвостом, и могучий пинок в корму Зерка послал нелепо взмахнувшего руками волка вперед. Он грохнулся мешком и пропахав лицом стриженную траву арены, не успев подставить руки.

Я покачал головой и прикрыл глаза рукой, чтобы не видеть этот позор, — Хорошо, хоть на меч не напоролся! Разрыв в уровне мастерства, просто неимоверный.

Зерк потерял лису из вида, и она тут же применила технику Отвода глаз, уйдя в невидимость. Я на секунду отвлекся от арены, а когда снова обратил свой взгляд бойцов, то лису уже найти не смог.

Похоже механика работы отвода глаз проясняется. Нужен внешний толчок, когда противник отвлечется и потеряет на тебе концентрацию. Наверное так работает? — обратился к своим сильно умным соседям.

Зверь поднял большой палец вверх, — Бинго, Тао! Ты разгадал этот секрет.

Артефакт пожал плечами, — Да кто ж их знает? Лисы…

Похоже у древнего свитка, с которым нас связала судьба, была какая-то история с лисами, — подумалось мне.

Артефакт тут же смахнул с себя хандру и с преувеличенным вниманием прикипел к событиям на арене, больше не обращая внимания на вопросы. Я пожал плечами и тоже обратился к разыгрывающемуся спектаклю.

Наконец, волк вскочил. Морда исцарапана, в глазах бешенство. Меч его дрожал от усилий, с которыми была сжата рукоять меча. Он посмотрел туда, где только что была Силь. Обвел пустую арену взглядом.

Вдруг, слева от него опять звякнул меч лисы, раздался свист, и новая царапина взрезала предплечье волка. Красная струйка крови потекла по руке. Исцарапанная морда, все руки в отметинах, которые на нем оставила лиса, спину пересекает длинный кровоточащий порез. Цвет волка давно перестал быть белым и превратился…

Я с удивление воззрился на Зерка. Пару раз моргнул, не доверяя своим глазам. От крови, выступившей на нем, волк Зерк приобрел милый розовый цвет. А добавленные в нужных местах царапины на морде превращали его в дружелюбную плюшевую игрушку, которую так и хотелось потискать.

Эээ, похоже это было специально сделано. Что-то не хочется мне с Силь на арене встречаться, — немного растеряно подумалось мне.

Артефакт активно закивал головой, — Лисы…

Зверь невозмутимо пожал плечами, — Особенности техник иллюзий. Зато заметь насколько эффективно!

Я возмущенно замотал головой, — Эффективность? Точно нет! Она уже давно могла закончить бой!

Зато какой отличный дополнительный компонент воздействия на сознания получается, если действовать в команде, — усмехнулся Зверь, — А так конечно увлекается, да.

Ты, я смотрю не за волков теперь болеешь? — язвительно поинтересовался я, так, как хотелось сказать хоть что-то наперекор.

Я за красивый бой, — с достоинством ответствовал Зверь.

Дискуссия завяла, и мы втроем с интересом прикипели к событиям, которые происходили на арене.

Волк Зерк напряженно обвел взглядом арену, ища свою обидчицу. Но лиса использовала технику Отвода глаз. Техника передвижения у нее так же была на уровне, и пока не единой ошибкой она не выдавала своего местоположения.

Зерк нервно дернул головой в одну сторону, в другую. Уши его напряженно застыли, улавливая мельчайшие звуки вокруг. Затем опять негромко тренькнула сталь извлекаемого меча, свистнул разрезаемый воздух, и на предплечье Зерка лопнул кровавыми брызгами еще один порез. Раздался тихий безумный смех.

Волк побледнел, глаза его стали огромными, он нервно сглотнул. Затем вокруг него взревела энергия, стянутая одним рывком. Зерк размылся в воздухе и ушел Быстрым шагом на противоположную сторону арены. Вывалился из ускорения и, быстро пройдя шаги техники, отправил обратно клыкастую голову огненно духа. Тот рыча рванул через арену, оставляя после себя огненный хвост.

Мне показалось, что ужас в глазах Зерка перерос в какое-то нездоровое другое нездоровое чувство. Он опять рванул тенью в Быстром шаге и, вывалившись из ускорения, еще быстрее прошел нужные шаги, связал энергию в структуры, и над зеленой травой арены опять прокатился ревущий огненный дух.

Зерк опять ушел в Быстрый шаг, вынырнул и на максимальной скорости создал нового огненного духа. Опять Быстрый шаг. Огненный дух. Он метался по арене, как ужаленный. Ужаленный страхом. Скорость выполнения техник все возрастала.

В какой-то момент, я уже перестал различать, как он создает структуры своих техник, а на зеленой арене начал плестись какой-то общий узор, который объединял уже созданные им техники и обрывки распавшихся огненных духов.

Еще рывок, выход в обычное пространство. Взгляд Зерк горит откровенным инфернальным энтузиазмом, он выкладывается по полной и создает просто гигантскую огненную голову, которая щелкая зубами полетела на зрителей.

Трибуны непроизвольно ахнули. Кто-то прикрылся руками от неминуемого столкновения. Дух разбился разноцветным фейерверком о барьеры арены, и все стихло.

Бледный Зерк неподвижно застыл на одном месте. Затем сила на арене стала закручиваться смерчем, проявилась сверкающим серебряным столбом, который заключил в себе тело волка. Черты лица его распрямились и стали спокойными, безумие ушло из взгляда.

Он вскинул руки к небу, и поток энергии пронзил его тело. Зерк беззвучно закричал, колонна энергии вспыхнула, вытянулась в тонкую нить. Затем сжалась в точку и исчезла в теле волка, тот рухнул, как подкошенный, на арену.

Зрители слитно вскрикнули под действием момента. Секунду ничего не происходило. Затем Зерк вскочил на ноги, и злорадное выражение перекосило его лицо.

Похоже лиса перестаралась со своей игрой, — подумалось мне, — Зерк возвысился на следующую ступень, раны его исцелились. Теперь он начинает бой с нового листа. Попытка номер два.

Зерк не стал долго наслаждаться Переходом. Тут же ушел в Быстрый шаг, выскочил из ускорения и почти мгновенно создал огненного духа, который рванул через всю арену. Затем опять размылся в воздухе, вывалился из Быстрого шага на другом конце арены и запустил очередного Огненого духа.

Спустя минут арена наполнилась ревущими огненными головами от техник Зерка. Купол защиты, возведенный вокруг арены, теперь постоянно был в проявленном состоянии от вспышек взрывов, которые растекались по нему огненными пятнами.

В следующий момент, один из Огненных духов врезался на арене во что-то невидимое. По подпаленной траве покатилось тело лисы, не успевшей проскочить под очередным ударом.

Силь замерла и не двигалась. Зерк радостно клацнул зубами и, взрыкнув, размылся в воздухе, двигаясь в Быстром шаге по направлению к своему противнику.

Волк вывалился из ускорения прямо над лисой. Она все так же неподвижно лежала на траве. Зерк резко взмахнул мечом, но в последний момент все же остановил удар и только сильно надавил на шею противника, так, что выступила кровь.

Трибуны зрителей взревели овациями от такой острой концовки. Голос распорядителя Риза, даже усиленный техниками, с трудом прорвался сквозь шум:

— Победа Зерка из клана Полной луны!

Я потрясенно покачал головой, — Везение, чистое везение! — затем я честно признался перед собой, — Все, как у меня!

В этот момент, по ступеням лестницы рядом со мной взбежал мелкий пацан из клана Полной луны:

— Уважаемый Тао! Следующий бой ваш! Вы выходите с той стороны, — он махнул рукой на один из проходов к арене.

Глава 23. Где древние сущности кидают монетку

Я стоял на краю арены. Зеленый ковер короткой травы простирался передо мной. Риз у же представил меня и моего противника — Чеза из клана Полной луны, и не спешно удалялся с арены к трибунам. Музыканты предварявшие его обращение к зрителям, уже забрали свои инструменты и расселись среди зрителей.

Я огляделся. Трибуны амфитеатра возвышались вокруг внушительной громадой. Там волновалось море из зрителей различных расцветок и длины клыков. В основном завры из Лесного царства, изредка мелькали пятна людских лиц, ставшие уже непривычными.

Интересно, как мы в своем клане так ничего и не слышали об этом сосредоточии разумных завров? — невпопад подумалось мне, пока я обводил взглядом волнующееся море лиц.

На меня вдруг накатило волнение и мандраж. Руки чуть затряслись от предчувствия, что нужно будет выйти перед всей этой прорвой народа и что-то делать под сотнями внимательных взоров.

Зверь с Артефактом прислушались к моим мыслям и заржали. Пройдено множество сражений, были на грани смерти и теперь волноваться, потому что кто-то на тебя косо посмотрит? Да пусть хоть усмотрится, главное руками не трогать. Руками нас трогать чревато.

Я помотал головой, отгоняя минутную слабость. И правда, что за ерунда лезет в голову? Спасибо, древние! — благодарно подумалось мне.

Я уже спокойно взглянул на своего соперника. Белая шерсть, клановые одежды. Смотрит собранно и серьезно, ждет объявления боя, чтобы рвануть в драку. Правильный настрой.

Я повернул шею в одну сторону в другу, попрыгал на месте, чуть взвинчиваю темп дыхания, настроился на бой, выкинул лишние мысли. Выложиться по полной, а лучше превозмочь себя, ступить на следующую ступень возвышения. Вот, что меня двигало сквозь все перипетии.

В мыслях скромно поскребся Зверь. Прислал умильную картинку волчонка, который смотрит на тебя большими глазенками. У-у-у.

Эм. Сосед поставил меня в тупик. Я с недоумением отправил ощущение-вопрос. На что сразу же пришел четкий ответ. Зверь, очень, очень, очень, просил пустить его порулить в бою. Мы уже видели сегодня кучу драк, и он рыл когтями, чтобы тоже проявить себя.

Не, не, не! — помотал я отрицательно головой, — Никаких рулений!

Оу-у-у! — пришло от больших глазенок, в которых начала собираться влага по краям.

Эм? Нет! Что за шантаж?! — я опять мысленно помотал головой, — Мне никто не даст применить какие-то незадекларированные преимущества, судя по предыдущему разу.

Артефакт подтверждающее кивнул и вздохнул огорченно. Все так. В прошлый раз тот вредный дед, — ткнул он в сторону восседающего со строгой миной, главу волков, — спеленал нас, как младенцев. Закончилось все отложенным проклятием. У Тао пока маловато силенок, чтобы использовать все мои техники.

Я поперхнулся, хотел возмущенно что-то возразить. Потом посмотрел на Льера, вспомнил ту проклятую ночь, печать и разрывающую на части боль. Передернулся и подтверждающе кивнул.

Все так, маловато, но я приложу все силы, чтобы стало достаточно! А пока будем побеждать более традиционно. Попробую обойтись своим набором техник, чуть больше поработать в духовной проекции, чуть быстрее сплести узоры.

Вернее не так. Я все сделаю по максимуму и на пределе. И стану хоть на пядь ближе к следующей ступени. Все же распорядитель был прав, и возможность схлестнуться с лучшими бойцами Лесного царство дорогого стоит.

Я решительно посмотрел на своего оппонента. Все лишние мысли и сомнения ушли, остался лишь раж и азарт предстоящей битвы.

Спасибо, древние! — я поблагодарил мысленно Зверя и Артефакта, которые сыграли в незатейливый диалог и полностью настроили меня на предстоящее сражение.

— Бой! — разнесся усиленный голос распорядителя Риза.

Я тут же стянул к себе витающую над ареной энергию и, активировав Быстрый шаг, рванул в сторону моего противника, волка Чеза. Картинка реальности резко поблекла и смазалась, звуки стали приглушенными. После перемещения меня в ускоренно пространство, окружающим мир резко замедлился и стал похож на сон.

Мои собственные движения под действием Быстрого шага остались для меня по скорости такими же как и были, но приходилось прикладывать дополнительные усилия, как будто двигаешься в толще воды. Либо спокойно отдайся на волю техники, чтобы она вынесла тебя из точки А в точку Б. Что я и сделал, экономя силы и готовясь сразу вступить с бой, как только действие Быстрого шага закончится.

Зрители, сидевшие на трибунах, неимоверно замедлились. Шерсть и вычурные прически едва трогаемые ветром в обычной реальность, застыли как вмороженные в лед. Оживленные до этого лица остановились, как будто перенесенные на картину, где никто не потрудился поправить героев. Кто-то нелепо открыл рот, или прищурил глаза, а кто-то и не вовремя решил поковыряться в носу когтем.

Выглядело это забавно и меня стало пробивать на смех. Все же сдержался и выкинул лишнее, сосредоточился на своем сопернике. Который тоже не стоял без дела, а призвав энергию, напитал ей свои меридианы и теперь, как во сне, плел узор из разноцветных нитей.

Отсмотрев последние бои, я без труда разобрал в плетениях рождения Огненного духа. Словить эту, горячую во всех смыслах, технику, да на полном ходу, в Быстром шаге… Думаю будет фатально. Хм.

Чез медленно сделал финальное ключ-движение. Перед ним возникла ярко-огненная волчья голова, медленно клацнула зубами, так же медленно перевела взгляд на меня и неспешно устремилась в мою строну, раззявив пасть.

Я просчитал траекторию Огненного духа и решил не выскакивать из Быстрого шага, а попытаться уклониться. Я с натугой начал опрокидываться назад, прогибаясь в пояснице, чтобы пропустить горячий подарок над собой.

Огненный дух медленно приближался, с яростным выражением на полыхающей морде. Вот он уже близко, всего в паре метров. Я еще чуть поднажал и прогнулся в мостике, не касаясь мелькающей под ногами земли. Надо мной прошло медленно кипящее пламя.

Вывалился из ускорения перед самым носом удивленного Чеза, и тут же продолжил неоконченный мостик полноценным шагом через себя, уперев руки в зеленый газон арены. Пятка с хрустом впечаталась в челюсть моего оппонента, заставив его отлететь на несколько метров и грохнуться на спину.

Чез успел сгруппироваться, перекатился через себя и вскочил на ноги. Лицо его перекосилось от злобы, и он сходу прыгнул обратно на меня, взмахнув мечом.

Удар легко читался, поэтому я отставил ногу назад, повернулся вокруг своей оси, пропуская удар противника мимо. И, сделав полный оборот, рубанул Чеза боковым ударом.

Противник молодец, успел среагировать. Резко дернулся, и в повороте отбил удар, правда из-за поспешности грохнувшись на одно колено. Он тут же перевел оплошность в преимущество и попытался отрубить мне ноги, взмахнув мечом понизу параллельно земле.

Я подпрыгнул. Хищное лезвие тонко пропело над зеленой травой. А мой меч обрушился сверху на волка. Противник отскочил, затем его силуэт поблек, и он размылся в Быстром шаге, уходя в сторону. Я взмахнул раздраженно мечом и застыл в боевой стойке, насторожено следя за свои противником и пользуясь секундной заминкой, чтобы выровнять дыхание.

Чез вывалился из ускорения в десятке метров. Сразу взревела в духовном плане сила, которую он рванул к себе. Быстрая цепочка шагов, и в мою строну отправилась огненная волчья голова.

Ну, это просто. Я ушел в Быстрый шаг наискосок, чтобы немного приблизиться к противнику. Если он решит застыть на месте и поливать меня огненными мордами, то будем приближаться к нему по ломаным линиям, используя Быстрый шаг. Я вышел из техники ускорения и бросил на Чеза Контроль. Есть у него, что противопоставить ментальному воздействию?

Волк застыл на секунду, затем энергия взорвалась вокруг него, сбрасывая наведенное оцепенение от моей техники Контроля сознания, а в меня полетел, шипя и сверкая, мелкий огненный дух.

Ага, в мысленные шаги парень умеет, но на полноценную технику его не хватает пока. Плюс мелкая задержка перед сбросом Контроля. Значит, постоянно кидаю на него Контроль сознания и приближаюсь Быстрым шагом по ломанной траектории. Быстро не поймаю, но тактика выглядит выигрышно.

Я хищно взглянул на своего противника, потянулся к разлитой над ареной энергии, кинул Контроль сознания и тут же сорвался в Быстрый шаг.

Чез застыл на мгновения, затем скинул Контроль, выпустив небольшой пшик из Огненного духа, размылся в воздухе и ушел Быстрым шагом.

Я вывалился из ускорения, покрутил головой, нашел размытый силуэт своего противника, который уходил по хорде, к краю арены. Следуя своей тактике, я решил дождаться, пока Чез проявится в обычном пространстве, чтобы было понятно куда двигаться дальше.

Глаз не успевал за противником, который перемещался под действием техники ускорения. Я моргнул и уже в следующий миг волк опять проявился в реальности, быстро прошел шаги, и в меня рванула гигантская морда Огненного духа. Кипящая пламенем проекция волчьей головы щелкала зубами и сверлила меня злобным взглядом.

Я скупо улыбнулся, кинул на Чеза Контроль, чтобы он не спешил убегать и кидаться следующими нехорошим техниками и ушел в Быстрый шаг. Наискосок от траектории Огненного духа, но конечная точка моего перемещения должна была стать ближе к Чезу.

Волк замер по действием Контроля сознания. Взгляд его вспыхнул злостью, и спустя секунду оковы техники им были скинуты. В духовном плане взбурлила энергия и в мою сторону снова устремилась волчья голова Огненного духа.

Размер в очередной раз подкачал и скорее подходил годовалому волчонку, зато злобы туда было закачено с избытком. Такое ощущение, что под действие Контроля сознания у моего противника получилась модификация техники Огненного духа. Мелкая, но очень злобная, бешено вращающая глазами и щелкающая зубами.

Я вывалился из техники Быстрого шага и сразу же кинул на противника Контроль сознания. Чез застыл, я бросился в Быстрый шаг, но в этот раз решил переместиться на небольшое расстояние, чтобы быстрее выйти в обычное пространство, пока противник не успел убежать.

Чез сбросил оцепенение, применив технику Огненного духа и разродившись еще одной мелкой огненной мордой, которая, подвывая и щелкая зубами, полетела в мою сторону. Ну точно модификации создает. Надо ему после сражение этот способ, как тренировку, испробовать, чтобы на него кидали Контроль, а он превозмогал.

Я вывалился из ускорения, отпрыгнул, от приближавшегося ко мне Огненного духа. Да, мелкий, но кто его знает, может кусачий? Или заразный, как укусит, и у меня тоже глаза во все стороны вращаться начнут, — я ухмыльнулся, следя за свои противником.

Вот Чез появился в обычном пространстве. Расстояние между нами осталось почти такое же и ничуть не сократилось. Пока кидался в Быстрый шаг, всегда оставался какой-то зазор времени, когда мой противник мог сменить место своей дислокации.

Ух. Что-то не получается его прищучить. Я пытаюсь его Контролем и Быстрым шагом достать, а он, в свою очередь, тоже не прост. Держится на расстоянии и старается постоянно поливать меня огненными мордами. Судя по всему, распространенная у волков тактика. Точно таким же приемом победили лису боем ранее.

Так, ладно. Что я могу этому противопоставить? Контроль оставить, а Быстрый шаг отменить. И ножками, ножками! — я азартно посмотрел на своего противника, и вдруг, неожиданно даже для себя, облизнулся. Чез заметил и побледнел. — Забавно.

Контроль на Чеза и мелкая перебежка в сторону противника. Волк сбрасывает оцепенение очередным пшиком из Огненного духа. Опять Контроль и мелкая перебежка.

Чез сбрасывает оцепенение, я вижу ток энергии и понимаю, что он пытается активировать Быстрый шаг. Контроль. Техника волка рассыпается. Он в панике оглядывается на меня. Я быстро сократил расстояние еще на пару метров.

Дружище, не спеши сбегать, давай переведем все в честную сталь. Чего ты так волнуешься? — я уже откровенно ухмылялся, похоже поймал волчару.

Чез опять стянул к себе энергию, в попытке активировать ускорение. Но быстрое применение техники Контроля с моей стороны, и плетение рассыпалось сырыми нитями. Не уйдешь!

Чез сделал мелкую перебежку в право. Контроль. Он сбрасывает Огненным духом. Мелкая перебежка влево. Контроль. Он сбрасывает Огненным духом. Опять перебежка вправо и добавляется противный тонкий вой от волка.

Песик жалуется? — усмехнулся я.

Контроль на Чеза с моей стороны. Он сбрасывает и опять перебежка и вой. Все это начало складываться в определенный ритм. Сознание мое постепенно стало вязким. Соседи всполошились и начали слать предупреждающие картинки. Я отмахнулся. Мысли ворочались с трудом.

Зверь с Артефактом оставили меня в покое. Я смутно расслышал отголоски спора. Затем на задворках сознания мелькнула картинка подброшенной монетки. Золотой кругляш сверкнул в лучах призрачного солнца, перевернулся пару раз и упал в лапу Зверя.

Ну и правильно, не мешайте мне древние. Сейчас папа Тао, все потаит, перетаит, вытаит. Кис-кис-кис, песик! — на моей физиономии вылезла глупая ухмылка.

Я моргнул. Сознание погасло и навалилась тьма.

В следующий момент я-Артефакт огляделся вокруг. Арена, зрители, синее небо. Ох, давно я не выбирался размяться. Прислушался к себе. Хм, а пацан молодец, подрос, меридианы развились. Пожалуй теперь есть куда развернуться, — я хищно взглянул на соперника.

Чез поймал мой взгляд и споткнулся. Техника гипноза прервалась. Какой умный парень. Но ладно, хоть техника теперь и не действует на мозги Тао, но пусть мелкий поспит. Теперь время дяде Арту порулить. Хо-хо-хо.

Я потянулся к разлитой вокруг энергии. Разноцветный нити взревели водоворотом и начали складываться в плетения. В реальности вокруг меня проявилась проекция древнего свитка, постоянный спутник моих техник. Но вряд ли здесь найдутся настолько сведущие люди, что определят в чем дело. Уж столько лет прошло.

А вот и техника меча, что я передал Тао. Взмах клинком в реальности, и ревущий вал энергии вырос вертикально вверх, повторяя форму меча, и рванул к моему оппоненту. Вернее оппоненту Тао, язык не поворачивался назвать этого волчонка, который застыл с противоположной стороны арены, противником.

Глаза Чеза округлились, и он, применив Быстрый шаг, ушел в сторону. Вал спущенной мной энергии прошел мимо, дальше, уткнулся в конец арены. На трибунах раздались панические крики, практики сиганули во все стороны от надвигающейся на них опасности.

Вспыхнул вокруг арены защитный купол. Налился светом, ярче, ярче. От барьера посыпались искры, превращая его в незапланированный хозяевами фейерверк. В следующий миг, купол ослепительно вспыхнул, раздался громкий взрыв и гудящая стена барьера лопнула.

Я хищно посмотрел на ускользнувшего от меня противника и рванул к нему по старинке, не используя Быстрый шаг. Свиток закружился быстрее вокруг меня, я размылся в воздухе, ускоряясь за счет собственной силы.

Бам! В следующий момент, я влетел в искрящийся барьер, который встал на моем пути, мерно жужжа от избытка закаченной в него силы.

Ого, а волчонок не прост, — я с уважением взглянул на Чеза, но он тоже удивленно, с радостным облегчением смотрел на возникшую передо мной преграду.

Затем на его лице вспыхнуло злорадное выражение, и он посмотрел куда-то в сторону. Я проследил за его взглядом и увидел вставшего на со своего места Льера, который простер в мою сторону руки, завершив одну технику и плетя следующую.

Я дернулся, барьер держал крепко. Огляделся. Он окружал меня полностью. Использовать технику меча? Но Тао тоже распылится на мелкие частицы, а с ним забавно, не хотелось бы его потерять. Тут поскребся в сознании Зверь, прося уступить ему место. Говоришь связан с этим серебряным источником волков? Ну что ж.

На меня опять навалилась тьма. В момент ухода Артефакта, кратко проявилось мое собственное сознание, я опять стал осознавать себя, как Тао.

Что ж вы делаете, Древние? — вспышкой мелькнула мысль, затем я полностью погрузился во тьму.

В следующий момент я моргнул, и уже я-Зверь огляделся вокруг. Р-р-р! Родственнички! Закружилась вокруг и хлынула в меня серебряная энергия источника. Плоть моя потекла, меняясь. Я стал выше ростом и шире в плечах.

В следующий момент, на арене возник большой черный волк, нависший громадой над Чезом. Лицо его исказилось от страха. Я поднял голову кверху и завыл от переполнявшей меня мощи и ярости. Волчья техника Контроля, в моем исполнении, накрыла трибуны.

Кто-то застыл, кто-то нашел в себе силы сопротивляться и применить свои собственные контр-техники. Но зрители мне были не интересны. Хм, пока не интересны! — и я быстро бросил на трибуны плотоядный взгляд. Сколько там намешано вкусных эмоций.

Я повернулся к Льеру, который вступил в схватку и спеленал барьером дружищу Арта. Глава волков ошарашено уставился на меня, но успел уже снять мою технику оцепенения.

Ну, другого я от него и не ожидал. Но барьеры эти мне знакомы и не помеха. Я стянул к себе серебряные нити, сформировал технику копья и рванул в сторону Льера. Вот мой достойный противник. Слепяще-желтые жужжащие стенки барьеров, походя, разорвались в клочья.

Я скачками преодолел расстояние до трибун. Случайно задел волчонка, с которым сражался Тао. Кажется Чез? Он отлетел куда-то в сторону и затих. Ну вроде жив, перспективный родственник, жаль, если клан его потеряет. Я прыгнул вверх и понесся скачками по трибунам, окружавшим арену. Не успевшие убраться с моего пути практики скошенными тростинками валились по сторонам.

А вот и вредный старик, который мешает мне работать с Тао и добавить ценный приз для клана. У-у-у! — раздался яростный вой из моего горла, закручивая вокруг себя серебряные нити.

А туда ли ты ведешь Полную луну, старик! — взглянул я в глаза Льера, но не увидел там страха. Кажется он что-то начал понимать и пораженно застыл, не думая о сопротивлении.

Моя огромная пасть нависла над его шеей. Слюна капала на белоснежную шерсть старца. Он прикрыл глаза, отдаваясь на мою волю. Я зарычал, блеснули клыки.

В следующим миг, мелькнула рыжая молния, жуткий удар в висок потряс мое тело.

Кто? Кто посмел? — я оглянулся в поисках нового врага и рухнул, как подкошенный. Сознание мое погасло.

На краткий миг на поверхность вынырнул я-Тао. Д-д-древние! Затем я услышал рядом голос Мелиссы который произнес, обращаясь не ко мне:

— Льер, за тобой должок…

И сознание мое окончательно кануло во тьму.

Глава 24. Где все слишком много говорят

Я разлепил глаза и уставился в потолок. Ровный свет алхимических светильников, выставленных в дежурный режим, разгонял тьму в полумрак. Мерный шорох по крыше выдавал идущий на улице дождь. Я покрутил головой. Несколько белых футонов на полу, рядом со мной сложена стопка одежды. Лазарет.

Быстро оделся, вокруг все еще никого не было. Прислушался к себе, все части тела присутствовали на месте, ничего не болело. Меня переполняла энергия и зуд действий, как после хорошего отдыха. Медицина в Полной луне просто чудодейственна.

Ладно, наверное пора сходить получить награду за свои похождения, — мрачно подумалось мне, я передернул плечами и вышел из комнаты.

Безлунная ночь мягко окутала своей темнотой. Косые струи дождя падали с неба. Вокруг было тихо и безлюдно. Хм. Так и должно быть?

Вдалеке раздался звон клинков и вскрики, как во время сражения.

Ничего себе, турнир не прерывается даже на ночь? — мои брови удивленно взлетели вверх, — Ладно, нужно сходить разведать, — я пожал плечами и отправился в сторону послышавшегося шума.

В ночи угадывалась темная громада арены. Значит больница была организована рядом. Логично. Гула зрителей не слышно, да и не сидел бы никто в темноте. В общем понятно, что ничего не понятно, а меча при себе нет. Ух, хо-хо. Ладно, я одним глазком.

Острожно выглянул в проход между трибунами. Вокруг арены стояли редкие столбы с фонарями, часть была повалена и потухла. Сиденья на трибунах перевернуты и разломаны, с нескольких сторон разгорался огонь. Неверного света от пляшущего пламени было достаточно, чтобы различить, что происходит на открытом пространстве передо мной.

Я оглядел странно изменившийся газон арены. Все в каких-то валах и рытвинах. Землетрясение тут, что ли произошло? Затем моргнул и передо мной сложилась картинка, которую мозг изначально не хотел воспринимать, отринув, как чудовищную страшилку.

Арена и трибуны были завалены мертвыми телами зрителей. Судя по тому, как они лежали, часть зрителей сражалась за свою жизнь, малая часть пыталась сбежать, но конец был одинаков для всех.

На арене собрались две группы действующих лиц. В неверном свете разгорающегося пожара можно было различить черных медведей во главе с возвышающимся над ними медведем-монстром. Хм, видимо, это и есть Ограр?

Чуть в стороне от них с обнаженными мечами стояли волки во главе с Льером. Остатки клана Полной луны были в меньшинстве. Они напряженно застыли, ощетинившись мечами.

Посередине между этими сторонами стояла связанная Мелисса. Рядом высилась черная громада лидера медведей. Он поднял повыше зажатый в огромной лапе факел, который давал полукруг ровного алхимического света, выделяя всю сцену.

— Олухи! Кто-нибудь пусть отправится тушить пожар, не для того мы здесь положили столько практиков, чтобы теперь бездарно сжечь наши будущие ингредиенты! Спасайте тела! — рявкнул Ограр, обращаясь к перетаптывающимся рядом с ним медведям.

— И ты Гвен, поспособствуй! — чуть снизив тон, но все еще достаточно язвительно, обратился Ограр к стоящему рядом человеку, — Это и твои деньги, тоже!

Названый Гвеном вскинул голову. Можно было разглядеть белесое лицо со скользким взглядом. На нем прозмеилась кривая улыбка, и он примирительно поднял руки:

— Тише, тише, Ограр! Сейчас все потушим и организуем разделку! Да и дождь сейчас, ничего не разгорится.

Ограр, глухо что-то проворчал и отвернулся к Льеру:

— Так на чем мы остановились, старик? Разобраться с бунтовщиками?

Он перевел взгляд на связанную лису, и гнусно ухмыльнулся:

— Ну вот, последний бунтовщик остался.

Мелисса холодно взглянула на медведя и повернулся к Льеру:

— Так то ты платишь свои долги, да, Льер?

Ограр переменился в лице, морда его исказилась злобой. Он подскочил к лисе и сзади сильным пинком по ногам заставил ее бухнуться на колени. Намотал волосы на кулак и, дернув голову пленницы вверх, прорычал прямо ей в лицо, брызгая слюной:

— На меня смотри! Мы еще не закончили! Думала окопалась в своем Пределе и хода к вам нет? А вот, как получилось! — он злорадно расхохотался и, повернувшись к Льеру, спросил, — Да, старик?!

Глава волков выглядел поникшим и состарившимся. Он отвел глаза от Мелиссы и глухо обратился к Ограру:

— Отпусти ее, она больше не представляет опасности!

— Практик ее уровня? Да, щас! — расхохотался Ограр, переходя в похрюкивания, — Ты сам то, в это, веришь? А, понял! Совесть проснулась? Ну так, поздно уже! Коготок увяз, всей птичке пропасть!

Льер горько вздохнул, оглянулся на своих людей, которые вцепились в оружие и застыли белыми призраками, с ненавистью прожигая взглядами находящихся напротив медведей.

— Кем ты будешь править, когда вокруг одни мертвецы? — глухо вопросил Льер надтреснутым голосом, — Зачем вообще такая победа?

Ограр опять расхохотался, в очередной раз дернул стоящую перед ним Мелиссу, явно наслаждаясь ее беспомощностью, а затем спокойным голосом поинтересовался у Льера:

— А с чего ты решил, что мне вообще нужна власть? Здесь, в Лесном царстве?

Льер вскинул голову и в удивлении расширил глаза:

— Но ведь…

— Ты забыл, как мы перевалили через горы и вырезали поселение зайцев пять лет назад?

Из стоящих рядом медведей кто-то заухал и заржал. Остальные весело оскалились.

— Но ведь, были сражения, договорились… Ты, в конце концов, стал правителем в царстве! — пораженно воскликнул Льер.

— Да, кому нужно ваше царство, — пренебрежительно отмахнулся Ограр. — Это всю дорогу был просто набег и грабеж, — честно признался он. — Просто с наскоку не получилось вот и затянулось. Здесь поговорить, там намекнуть. Вот вы уже и друг другу глотки рвете. Тебя вот наместником предела пообещал поставить…

— Ну, и для верности договорился с сектой демонолюбов, — Ограр кивнул на стоящего рядом с ним человека, которого ранее назвал Гвеном.

Тот поперхнулся от его слов, покраснел от возмущения:

— Я попрошу вас, уважаемый Ограр, следить за словами! Мои хозяева могут и отозвать свою поддержку!

— Да, ладно! — отмахнулся Ограр и кивнул на заваленные телами трибуны, — И отказаться от всех этих богатств? Давай, демонолюб, вперед! Слово ему не понравилось. Так, а кто ты? Сам заемной силой пользуешься, честно по Пути не карабкаешься, — он пренебрежительно махнул на Гвена рукой и отвернулся. Сектант скривился от злости, но промолчал.

Я прям, на бенефис правителя Лесного царства попал, — подумалось мне, — Срыв всех покровов и освещение всех тайн.

Я перевел глаза на трибуны, где несколько медведей и людей, стаскивали трупы вниз на арену, раскладывая отдельными рядами, по какому-то только им известному признаку. И, кажется, под шумок обчищали карманы мертвецов.

Тем временем, Мелисса попыталась встать обратно на ноги, но Ограр злобно дернул ее за волосы и повалил на землю:

— Тихо уже, рыжая, отпрыгалась!

Мелисса не издала ни звука, опять поднялась и независимо вздернула подбородок, смотря прямо перед собой. Ограр хмыкнул и расслабился:

— Упорная ты, да, уважаю, — достаточно искренне произнес он, — Но договориться у нас не получилось. Так что, извиняй.

Лицо медведя резко исказилось от ярости, он сорвал с пояса притороченный топор. Мелисса не отреагировала на его действия, она пристально впилась в лицо Льера:

— Предатель… — слетело с ее губ.

Сверкнуло сдвоенное лезвие топора, и лиса завалилась на бок. Из неподвижного тела толчками выплескивалась кровь. Отрубленная голова раскачивалась на толстом жгуте волос, который был намотан на руку ее убийцы.

— Держи! — Ограр бросил голову под ноги Льеру

Она прокатилось по коротко стриженной траве арены, и пустой взгляд мертвой Мелиссы уперся в воинов клана Полной луны. Волки слитно вздрогнули и сделали шаг назад, зазвенели зажатые в лапах мечи.

Глава волков прикрыл глаза и тихо, но очень отчетливо произнес в наступившей тишине:

— Прости меня Мелисса, я не хотел, чтобы все так вышло…

Затем он поднял горящий ненавистью взгляд на Ограра и звенящим от ярости голосом проорал:

— Убить их всех!

Льер махнул рукой с зажатым в ней посохом. Серебряный источник взревел проявившимся пламенем до небес. Без всякого перехода перед старцем возникла огромная голова Огненного духа и врезалась в Ограра. Черный медведь отлетел в дальний конец арены, сбитый с ног яростью стихии.

Волки оскалились и с рычанием набросились на стоящих напротив них медведей. Зазвенели клинки, полилась красная кровь.

— Оу-у-у! — завыл один из клана Полной луны, накладывая оцепенение на противников. Его напарники с еще большим энтузиазмом врезались в своих врагов.

Полетели отрубленные головы, руки с зажатыми в них топорами. Медведи всего мгновение провели в неподвижности, в духовном зрении я увидел, как большинство из них призвали разлитую вокруг энергию и быстро сложили контр-плетение.

Рубка вспыхнула с новой силой. Волк, который накладывал Контроль на медведей, снова откинул голову назад, собираясь опять применить свою технику. В следующий миг, он схватился за горло, безуспешно пытаясь зажать зияющую рану, из которой хлестала кровь. Через секунду он безжизненно завалился под ноги сражающимся.

— И-и-и, — тонко заверещал сектант, который оказался уже на трибунах, — Предатели, вы мне заплатите!

— Умрите! — он вытянул вперед руку с зажатой в кулаке мелкой вещицей.

Звонко щелкнула тетива арбалета, и демонолюб свалился вниз, поймав глазницей стрелу. Но в последний момент, его тело скрутила агония, и рука, держащая какой-то непонятный предмет, судорожно сжалась и сломала его.

Тут же рядом с ним вспыхнула арка портала, и из красного пламени выпрыгнул рогатый демон с длинными когтистыми руками, которые практически достигали до пят. Ростом демон превышал даже гиганта Ограра. Он врезался в гущу схватки и, не разбирая кто свой, а кто чужой, взмахнул когтями.

Забулькал порванным горлом черный медведь и, бросив меч, попытался зажать рану. Закричал отброшенный в сторону волк, разорванный пополам. Демон откинул к темному небу свое лицо и зарычал, исторгая в мир злобу и ненависть. Затем он быстро замахал руками, как ветряная мельница и буквально в несколько секунд выкосил всех. И медведей и волков, которые находились рядом с ним.

Демон застыл на мгновение, обводя арену взглядом. На одном из загнутых кверху рогов повисли ошметки плоти. Весь он был красным от крови, покрывавшей его с ног до головы. Он наткнулся взглядом н Льера, глаза его загорелись красным пламенем, и, без всякого перехода, он с места вперед прыгнул на главу Полной луны.

Старик волков отскочил, между ним и демоном вспыхнул барьер. Рогатая тварь врезалась в неожиданную преграду и шлепнулась на задницу. Демон тут же вскочил и опять бросился вперед. С новой попытки, хоть и медленно, но верно, стал проходить сквозь барьер, установленный Льером. Старик со страхом бросил на него взгляд и с еще большей скоростью начал плести следующую технику.

Барьер под напором демона рухнул. В тоже миг перед Льером вспыхнула огромная волчья голова Огненного духа, который вымахал даже больше демона, и рванул на удивленно рыкнувшую тварь. Демона откинуло на десяток метров назад, а Огненный дух с ревом стал рвать краснокожее безволосое тело рогатой твари, столь внезапно объявившейся на арене.

В следующим момент, сбоку от наседающего духа взметнулась рука демона. Он по простому врезал кулаком по огненной голове духа и тот лопнул. Раздался взрыв, отбросив демона еще на несколько метров в сторону.

Все застыло на несколько секунд, над ареной повисла тишина. В дальнем конце арены неподвижно лежала черная громада Ограра. В центре, упав на одно колено тяжело дышал пожилой глава Полной луны, а в стороне бугрилась мышцами неподвижная гора красной плоти демона.

В следующий момент, демон пошевелился и покачиваясь встал на ноги. Оперся на длинные руки. Исподлобья взглянул на Льера. Закашлялся и сплюнул кровью. Кровь демона тоже была красной. Затем он медленно сделал шаг по направлению к Льеру

— Предатель, ты умрешь! А все ваши душонки я пущу на эликсиры!

Затем он оглянулся на своего последователя, который неподвижно застыл на ступенях трибуны, лицо его скривилось:

— Шваль, ничего доверить нельзя! — он бросил взгляд на неподвижно лежащего Ограра, — Ты конечно можешь прикинуться мертвым, медведь, но это тебя тоже не спасет!

Со стороны Ограра не донеслось ни звука. Демон опять закашлялся, сплюнул и удивленно посмотрел на кровь, которая шла у него из ран.

— Ну надо же, старик… Ты сумел меня удивить!

Затем демон прыгнул вперед и схватил Льера за горло. Поднял на вытянутой руке, наслаждаясь бессилием своей жертвой. Но волк не выказывал страха и твердо смотрел на него, все это время готовя какое-то плетение. Духовным зрением я увидел, как он завершил технику, дорисовав последний штрих плетения.

И демон взорвался кровавым дождем, а волка откинуло в сторону. Он затих.

Прошло пару секунд, вокруг ничего не менялось. С неба лил дождь. Языки пламени продолжали разгораться на трибунах, освещая место трагедии. Тихо. Лишь шорох усиливающегося дождя.

Черная громада в дальнем конце арены осторожно зашевелилась, и на земле уселся невредимый Ограр. Он почесал голову:

— Никак пронесло, опять? — недоверчиво произнес он и настороженно оглянулся по сторонам. Затем пожал плечами и уже повеселевшим голосом произнес, — Хух, живем. Вернусь в столицу свалю все на Льера и будем опять бороться с бунтовщиками. — он почесал задумчиво нос, — Но с демонолюбами больше связываться не буду.

Ограр вскочил на ноги:

— Жив, жив! Живой! — он радостно расхохотался.

Со стороны Льера донесся слабый стон.

— О, как! И старик жив! — черный гигант почесал в затылке. — Не. Прости дед, это лишнее, — он подобрал валявшийся рядом топор и направился к ожившему главе волков.

Я помотал головой, выходя из ступора, в который меня вогнала бредовая чехарда событий, промелькнувшая передо мной на арене. Перед глазами все еще стояла неожиданная смерть Мелиссы.

Ну как, так то? Она с добротой отнеслась ко мне и помогла наладить контакт со Зверем, который подселился в моей голове. И я чувствовал, что мои соседи тоже с симпатией относились к лисе. Я вспомнил завра Стэна и свое обещание, которое я дал ему на смертном одре.

Кто-то говорил про долги, — промелькнуло у меня в голове, — кажется пришла пора их отдавать.

Я оглянулся вокруг. Может быть какой-то подходящий меч блеснет. Практиков тут много полегло и вряд ли кто-то из них без оружия был. Я перевел взгляд на арену. Ограр черной громадой надвигался на Льера, взмахнул огромным топором с двойным лезвием. Нужно спасти старика, потом я сам его прибью.

Эх, некогда вооружаться! Но мы ведь и сами с клыками и когтями. Да, Зверь?! — с веселой злостью вопросил я соседа.

Тот в ответ с готовностью рыкнул, я отпустил свое сознание, как на тренировках с Мелиссой. В следующий миг плоть моя потекла и пошла рябью. Я с хрустом начал расти вверх и вширь.

И вот я-Зверь завыл, набрасывая Контроль сознания на Ограра, чтобы отвлечь его от Льера. В следующий момент, я рванул к черному медведю на всей скорости, которую был способен развить, по пути вбирая в себя энергию разлитую вокруг энергию. Серебряные нити источника водоворотом закружились вокруг меня.

Ограр замер всего лишь на секунду и котр-плетением сбросил наложенное на него оцепенение. За это время я в три скачка уже успел преодолеть расстояние до правителя Лесного царства.

Мир замедлился. Ограр только начал оглядываться через плечо, ища, кто посмел бросить ему вызов. Как я уже подскочил к своему врагу. Мои жуткие челюсти сжались, щелкнули острые зубы. Перекушенная рука с зажатым в ней топором сорвалась вниз на траву.

Мелькнуло блестящее лезвие топора, вонзилось в траву арены. В зеркальной стали отразились языки пламени, лижущие трибуны, мертвые завры и большие глаза Льера, которые уставились прямо на свое отражение. Струйка крови зазмеилась по виску волка. Лезвие прошло так близко, что даже оцарапало кожу Льера.

— Это что, за-за-за, — рядом начал заикаться огромный черный медведь, смотря на свою культю, из которой толчками хлестала кровь, — Тварь?! — закончил он свой вопрос, переведя взгляд на меня. В глазах его читался ужас и предчувствие близкой смерти.

Я взрыкнул и врезал ему поддых. Черный медведь с хрипом сложился пополам. Следующим пинком я отправил его в полет на трибуны. Собрался рвануть вдогонку, как меня окликнул слабый голос Льера:

— Стой, Тао! Ты же Тао? — с сомнение уточнил он толи у меня, толи у себя. Я-Зверь взрыкнул и обратил свой взор на Льера.

— Р-р-р! Глупый старик! Что ты натворил?! Ты уничтожил наш клан.

— Ч-ч-что? — удивленно вопросил Льер.

— Когда ты спеленал этого мальца и обрек его на пытки своим проклятием, то я, дух этого источника, решил перелиться в человеческий сосуд. Пацан интересный, внутри него культивационное сокровище. Он был бы хорошим приобретением для нашего клана. А так, как он превратился в оборотня, то возможно и добровольно остался бы у нас.

— Но где теперь этот клан?! — в гневе взревел Зверь, обводя лапой руины и мертвые тела, которые буквально усеивали все вокруг. — Как ты додумался на старости лет связаться с демонами?! Как вы умудрились погубить всех союзников и поставить на полное ничтожество? — я-Зверь махнул рукой в сторону отлетевшего на трибуны Ограра.

— Я-я-я, — затрясся старый глава клана, из его глаз потекли слезы, — Я все испортил и недостоин жить. Я все и всех потерял. Возьми ключ от источника, он поможет тебе полнее использовать энергию, когда ты находишься в бренном теле.

Седой волк протянул трясущуюся руку, на которой горела серебристая звездочка. Я-Зверь хмуро взглянул на протянул лапу, звездочка под моим взглядом воспарила и впиталась в мою ладонь. Энергия бурлящим потоком рванула по меридианам, омывая мое духовное тело дыханием силы.

Я-Зверь грустно взглянул на Льера:

— Глупый старик…

В следующий миг, я махнул лапой, чиркнули острые когти по белому горлу, и голова Льера покатилась по траве. Застыла. Последний из волков Полной луны пустым невидящим взором смотрел перед собой. Я покачал головой. Я-Зверь испытал горькое чувство утраты. Клан Полной луны прекратил свое существование. Моего клана больше нет.

Затем я встряхнулся и зло посмотрел в сторону, куда отправился в полет Ограр, главный злодей Лесного царства. Где этот мохнатый однорук, любитель демонов и толкатель пафосных речей?

Но медведь-гора исчез. Пока я разговаривал с Льером, Ограр успел улизнуть. Я раздраженно цыкнул, в сторону мертвого волка:

— Глупый, старик!

И рванул в погоню за своим врагом. След ясно различался в воздухе. Не уйдешь!

Глава 25. Где происходит неожиданная встреча

К утру Зверь сказал, что он уже достаточно ночью набегался за Ограром, силы его днем уже не те, и он хочет побыть немного в одиночестве. Не каждый день теряешь клан, духом-хранителем, которого являешься. Вывалив на меня все это, он полностью отдал мне управление разумом и чувствами. И ушел в глубины моего сознания.

Чуть позже я мельком увидел картинку, как Зверь с Артом сидят в пустынном мире, наполненным серыми песками до горизонта, рядом со скалами из красноватого камня и, уже хорошо набравшись, со слезой вспоминают былое. На этом моменте, двое древних тут же повернулись в мою сторону. Мне было сказано, что, малой, тебе еще рано слушать наши разговоры.

И вообще, у тебя важная миссия, иди и надери задницу этому засранцу Ограру, который уже достал все Лесное царство и неуловим, как таракан. Затем два древних монстра отгородились в своем призрачном мире, напоследок раздался стук сдвигаемых вместе кружек.

Не очень то и хотелось, — подумалось мне, и я сосредоточился на погоне за черным медведем. После единения со Зверем, обоняние мое поднялось на небывалую высоту, и я, как заправская собака-ищейка, с легкостью шел по следу моего врага.

Он умело плутал по лесу, пользовался особенностями рельефа, но расстояние между нами постепенно сокращалось. В погоне за Ограром я уже переправился через реку Пограничную и давно шел по землям, где часто бывали поисковики из моего клана. Теперь уже именно моего, Жемчужные облака, с нажимом произнес я специально, чтобы убедить в этом себя самого.

Потому, что после единения со Зверем и после того, как он приоткрылся, как дух Полной луны, я в общем-то тоже уже не мог считать их чужими. Хоть, наложив проклятье, они обошлись со мной достаточно жестко, но сам я пересекался и с другими волками из клана, и, в целом, они были нормальные ребята.

Я помотал головой, вернувшись в окружающую действительность. Лес постепенно редел, местность повышалась и становилась каменистой. Стали попадаться отдельные здоровые каменюки и вывернутые из земли валуны.

Впереди просветлело, и я резко вывалился на опушку леса. Дальше уже начинались возвышенности, а прямо передо мной раскинулись руины древнего города, который находился на срезанном скальном плато и простирался насколько хватало глаз до самого таинственного обрыва, где нельзя было разглядеть, что находится внизу. Только домыслы и легенды.

Я вспомнил себя и моего приятеля Шеня, как мы совсем еще мелкие, в кругу таки же несмышленышей, открыв рот, внимали учителю Чану. Он в школе клана вел основы боевых искусств для малышни. Одно из его увлечений, в процессе которого он присматривал себе личных учеников.

На одном из занятий, он рассказал нам сказку о могущественном клане. Их город раскинулся у подножия гор на территории, которая сейчас наводнена опасными заврами. А раньше там жили могучие воины и прекрасные женщины. Все они были сильными практиками, упорно идущими по Пути.

Город они построили около глубокого ущелья. Где протяженность его скрывал клубящийся на дне туман. А если кинуть камень, то сколько не прислушивайся, ничего не придет в ответ. Но на самом дне этого глубокого провала, расколовшего скалу, находится таинственная река силы, где духовная энергия настолько сконцентрирована, что на кратком отрезке проявляется в виде настоящей реки.

Но люди из этого клана прогневали духов и сгинули во времени без остатков. И только неприкаянные руины, наводненные дикими зверями остались после них. Заброшенные улицы, по которым ветер разносит песок времени, иногда открывая взгляду людей ценные сокровища.

Да, приятно вспомнить детство, друзей и даже неудержимого учителя Чана, — я помотал головой, отгоняя воспоминания, и возвращаясь в реальность, — Не знаю, что именно произошло в этом городе, и сколько правды в сказке, но сами руины точно реальны. Вот они. И про сокровища тоже правда.

Сейчас это постоянные охотничьи угодья наших поисковиков. Наш клан без конца отправляет в заброшенный город новые и новые экспедиции, выгребая оставленные здесь сокровища. И похоже Ограр решил затеряться здесь, среди руин. Что ж, неплохая попытка, но думаю с новыми способностями, доставшимися мне от Зверя, я рано или поздно настигну его.

Я присмотрелся и увидел вдалеке мелкие фигурки людей, которые растянутой цепочкой шли в сторону города. На открытом пространстве, отчетливо доносился цокот копыт, звон оружия и доспехов.

Я приложил ладонь к глазам и всмотрелся вдаль, пытаясь точно определить кто направляется к древним руинам. По идее то конечно наши, из Жемчужных облаков, но всякое бывает. Над одним из всадников развивался большой стяг. Вот налетел порыв ветра, развернул ткань и на ней мелькнул герб Жемчужных облаков.

Так, миссия немного усложняется. Теперь нужно не пересечься с соклановцами и прищучить Ограра. Да и разобраться с ним нужно до того, как он повстречается с ничего не подозревающими поисковиками и порвет их на мелкие лоскуты.

Я цыкнул, передернул плечами и снова бросился в погоню за черным медведем. Мой нос явственно улавливал след, оставленный Ограром, и вел меня прямиком в древний город.

Я настороженно застыл перед относительно целыми руинами здания. Черные провалы окон, сквозь которые завывал ветер. И целых два этажа, чудом не обрушившихся в низ. Упрямая растительность жесткими кустами продиралась сквозь плиты двора.

Я огляделся. Чуть дальше улица переходила в отрытую площадь, которая полукругом расходилась в стороны и заканчивалась обрывом, а дальше переходила в чистое светло-голубое небо, по которому плыли редкие белые облака.

В конце площади, у обрыва, были видны остатки ступенек, выстроенных в форме расходящихся кругов. Радиус уменьшался с высотой ступеньки, чем выше, тем меньше круг. Ступеньки шли вверх и обрывались пустотой, намекая, что раньше там было выстроено какое-то здание, которое нависало прямо над бездонной глубиной. Или парило в небе, в зависимости, как посмотреть.

По сказкам именно в глубине этой расщелины текла таинственная река силы, если омыться в ней, то способности к Возвышению резко возрастут, вознося счастливца вровень с гениями поколения.

Или несчастливца, так как искупаться в реке можно было, только свалившись туда. Вряд ли кто-то в здравом уме и трезвой памяти добровольно сиганет вниз за призрачными возможностями.

В глубине здания, рядом с которым я застыл, хрустнули осколки стекла. Я дернулся, сразу засек источник звука и опрометью кинулся вперед. Залетел рыбкой в черный провал окна, кувырком погасил скорость. Сразу же вскочил и развернулся в сторону, где раздался звук.

В дверном проеме мелькнула черная шерсть. Ограр! Я со всей скоростью устремился следом. Проскочил несколько коридоров, и через другой дверной проем вывалился на площадь.

В метрах двадцати от меня несся прочь здоровенный черный медведь. Он все так же был однорук, культя его была перетянута какой-то тряпкой. Ограр во все лопатки улепетывал к большому комплексу зданий, которые уступами поднимались справа от площади.

— Стой! Кто ты такой? И что делаешь в наших землях? — раздался слева разгневанный оклик.

Я сбился с шага и затормозил. Оглянулся через плечо на говорившего. Глаза мои от удивления распахнулись, а брови вскинулись вверх. Сзади стоял давний знакомец, который можно сказать провожал меня и напутствовал, когда я покидал родную деревню. Фэнь, по прозвищу Задница.

Я смутился и почесал в затылке. Наш давний конфликт казался таким далеким и откровенно дурацким, что я не знал, что сказать. В общем-то этот дядька не сделал мне ничего плохого. Наверное наши детские шутки, которые мы испытывали на нем, были через чур жестокими. И опять же дурацкими.

Сейчас дядька Фэнь, казался мне родным и близким. Как далекий призрак из недостижимого детства. И еще мне совсем не хотелось, чтобы он случайно погиб, когда я начну выяснять отношения с Ограром. А разница в силах, была слишком большой.

Я повернулся, грустно вздохнул и ответил:

— Привет, Фэнь! Как там дела в наших Жемчужных облаках? Все хорошо, все здоровы?

— Мелкий, засранец?! — узнал меня давний знакомец и побагровел от переполнивших его чувств.

— Я знал, что ты тогда опять что-то нашкодил, в очередной раз, и просто хотел сбежать. Как и всегда! Безответственный, самодовольный, маменькин сынок! — гневно разразился отповедью Фэнь.

— Стой, Фэнь! Все не так, как кажется, — попытался воззвать я к разуму своего соклановца, — Ты сейчас подвергаешься смертельной опасности. Где-то здесь затаился практик пятой или седьмой ступени! Лучшее, что ты можешь сделать, это предупредить свою группу и увести людей. Мне нужно время, чтобы разобраться с этим завром.

— Я обещаю, что потом вернусь к вам, и мы обо всех поговорим! — озвучил я самый лучший, по моему мнению, вариант развития ситуации.

— Ха-ха-ха, — рассмеялся Фэнь. — Так наивно пытаться обмануть меня и сбежать. Пятой ступени, а ты конечно могучий герой!

Он с решительной физиономией выхватил лязгнувший меч и направил его на меня:

— Стой, не двигайся! Иначе отрежу тебе все не нужные выступающие части!

— Вей! — закричал он куда-то за спину, призывая своих товарищей, — идите быстрей сюда! Здесь сбежавший Тао, обчистивший клановую казну!

Затем повернулся ко мне, довольно ухмыльнулся и опять крикнул обращаясь к своим товарищам:

— Я его пленил и заставил сдаться!

Я поморщился, как от зубной боли:

— Фэнь, раньше у нас были определенные разногласия, — я замялся, подбирая слова, — но точно тебе говорю, что сейчас не время их решать, — затем чуть подумав я честно добавил, — Если можешь, прости меня, пожалуйста, за прошлое, я не понимал насколько наши шутки дурацкие.

Фэнь удивленно взглянул на меня, затем мотнул головой и набычившись упрямо произнес:

— Стой, где стоишь! В этот раз ты меня не проведешь и ответишь за свои преступления.

— А факты таковы, что ты вынес клановую казну и теперь пытаешься меня в чем-то убедить! — вполне логично поставил точку Фэнь в нашем диалоге.

Я раздраженно дернул щекой.

Упрямый осел! — промелькнуло у меня в голове, — И ведь не переубедишь его! Если с его точки зрения посмотреть, то я кругом не прав.

Позади раздался рев, интуиция полыхнула опасностью. Я дернулся в сторону, затем понял, что проклятый Фэнь попадет прямиком под удар. Бросился к нему. Он сделал выпад, я уклонился, схватился за рукоять меча и со всей силы врезал ему ногой в живот. Фэнь, скрючившись эмбрионом, взмыл в воздух и улетел в дальний конец площади. Врезался в стену здания и, потеряв сознание, стек вниз.

Сердце тронуло мимолетное раскаяние. Тронуло и прошло. Ничего выживет. Пару ребер, внутренние повреждения, зато останется живой. А дальше вылечат. И у меня теперь появился меч.

Я отпрыгнул в сторону, вслепую махнул мечом там, где полыхнуло чувство опасности. Огромный черный медведь с силой опустил зажатый в руке двуручный топор. Рука у Ограра была только одна, от второй осталась короткая культя, замотанная грязной тряпкой.

Он все поставил на один удар, но промазал. Лезвие топора вонзилось в плиты, устилавшие площадь, и легко ушло вниз до половины лезвия, пройдя сквозь камень, как нож сквозь масло.

Ограр на мгновение застыл, борясь с инерцией удара. Я не стал медлить и рубанул мечом сверху. Лезвие врубилось в оставшуюся у медведя руку, наткнулось на кость. И сломалось. Фэнь, Фэнь. Что за дурацкое оружие в походе.

Я раздражено кинул обломок меча в спину медведя, метнувшегося к уходящим в пропасть ступеням. Острый зазубренный осколок кувыркнулся пару раз в воздухе и догнал убегающего Ограра. Медведь дернулся от вонзившейся ему в спину стали. Но это не остановило его, а только заставило рвануть быстрее.

Я бросился в погоню. Похоже Ограр был немного не в себе. Он бежал прямиком к центру площади, к ступеням которые обрывались в небо.

Ну, тем проще, — подумалось мне.

Я на ходу сформировал плетение Контроля и кинул в спину Ограра в попытке затормозить его.

Тот дернулся, ноги его мгновение застыли, он споткнулся. Но в духовном зрении я видел, как он быстро сформировал конт-плетение. Подпрыгнул на подогнувшихся ногах и опять продолжил свой бег.

Стой, не уйдешь! — с яростью подумал я, — Не знаю, что ты там задумал, сигануть вниз с обрыва или еще какую ерунду. Но сначала ты умрешь от моей руки, а все остальное потом.

Я стал поливать убегающего медведя бесконечными плетениями Контроля. Он споткнулся пару раз, упал, прокатился по земле, но тут же вскочил и бросился дальше. Контр-плетения против моего Контроля он стал создавать с не меньшей частотой. Так что больше замедлить его не получалось.

Но за то время, что он пробыл на земле, я сумел сильно сократить расстояние до него. Оставалось буквально метров пять.

Ограр взлетел по ступенькам, резко повернулся и затормозил. Когти на его лапах проскользили какое-то расстояние, остановившись у самого края обрыва. Мелкие камушки и песок посыпались вниз.

Ограр оскалился, вокруг него взревела стягиваемая энергия, и, в следующий миг, его культя продолжилась материализовавшейся рукой, вооруженной длинными когтями. Он резко бросил ее мне на встречу. Я не успел ничего сделать и буквально насадился на острые когти.

Мир вокруг замер. Тишина. Завывания ветра над бездонной глубиной, раскинувшейся прямо за моим врагом. Мы напряжено замерли, с ненавистью вглядываясь друг другу в глаза. Я услышал, какой-то далекий гомон за спиной. Наверное мои соклановцы догнали ушедшего далеко от них Фэня. Раздались удивленные крики, сразу же обретшие ноты ярости.

Я безмятежно посмотрел в глаза моего врага. Затем резко выкинул правую руку вперед. Вокруг меня закрутился водоворот призванной силы. Плоть на руке потекла и преобразилась в покрытую черной шерстью здоровую лапу, доставшуюся мне от Зверя.

Блеснули на солнце острые когти и, в следующий миг, вошли прямо в разинутую пасть Ограра. Хруст. Серая сталь когтей вышла из затылка моего врага. Он стал заваливаться назад. Быстрее. Быстрее. Я не успел выдернуть руку, и мы рухнули вместе в распахнувшуюся перед нами бездну.

***

В полете я наконец смог освободиться от застрявшего на моих когтях медведя, и пинком отшвырнул его тело в сторону. Затем посмотрел на свою руку превратившуюся в смертоносную лапу и, по наитию, определенным образом сформировал плетение энергии. В следующим миг, перед моими глазами опять предстала моя обычная рука. Я сжал ее в кулак, разжал. Затем перевел взгляд вниз.

Дно ущелья было скрыто плотной пеленой облаков. И сколько еще лететь до дна, было не понятно. Да, в общем-то, и все равно, чтобы там ни было, от такого удара не выжить. Порадовался хоть, напоследок, что преодолел еще одну грань и научился частичному оборотничеству.

В следующим момент, я почувствовал приближение Перехода. Энергия взревела вокруг меня. Снизу, из самых глубин земли, вырвался желтый столб света. Проявившаяся в реальности энергия Возвышения. Она сомкнулась вокруг меня, мое падение стало постепенно замедляться.

У меня зародилась надежда. Но мысли почти сразу смахнулись потоком энергии. Дальше я провалился в экстаз от преодоления следующей ступени Пути. Кажется, я заорал от пронизывающей меня мощи. Энергия вытянулась в тонкую нить, я полностью остановился, завис в воздухе. Энергия Возвышения сжалась в точку и втянулась в мое тело.

Я тут же заново стал падать, постепенно ускоряясь. В какой-то момент, кувыркаясь пробил таинственную пелену облаков внизу и с удивлением обнаружил, что подо мной действительно текла река. В духовном зрении река слепила мощью энергии, проявляясь в реальности бурным потоком, составленным из разноцветных струй. Река несла свои воды, плетя затейливые узоры и взрываясь кверху разноцветными пузырями.

Я со все скорость ударился об воду. Погрузился в глубину, стал барахтаться изо всех сил и, когда воздуха уже оставалось на пределе, все же сумел вынырнуть на поверхность. Резко, с всхлипом втянул в себя сладостную возможность жить, до предела расширив легкие. Закашлялся и выплюнул попавшую в рот воду.

Течение с новой силой завертело меня, как щепку, таща за собой. Рядом проплывала отвесная каменная стена. Я изо всех сил боролся с течением, чтобы опять не погрузиться под воду, пытаясь подгрести поближе к стене, мимо которой река несла свой стремительный бег.

Вдруг, впереди река своенравно плеснулась, и я отчетливо увидел, что дальше она ныряла под гору, уносясь куда-то вглубь земли. Я забарахтался с новой силой, чтобы как-то суметь выскочить из стремительного потока.

Но река взревела, проявляя свой норов. Энергия, разлитая в ней, засветилась и рванула сквозь меня. Я застыл, не в силах пошевелиться, и только наблюдая, как я постепенно погружаюсь под воду. В открытый рот хлынула разноцветная вода, казалось напрямую затекая в меридианы и заново прожигая их в моем теле.

Затем поток сделал очередной рывок. Меня приложило головой о внезапно оказавшийся на пути камень. И сознание мое померкло. Последнее, что запомнил, как поток взревел и затянул меня под землю, на верную гибель.



Оглавление

  • Глава 1. Где герой находит приключения
  • Глава 2. Где герой взрослеет и этому не рад
  • Глава 3. Где герой следует плану, но жизнь вносит свои коррективы
  • Глава 4. Где герой оказывается в кроличьей норе
  • Глава 5. Где слишком много иголок
  • Глава 6. Ветер в лицо
  • Глава 7. Где слишком много врагов
  • Глава 8. Лишь перья в руках
  • Глава 9. Где герой приобщается к искусству торговли
  • Глава 10. Где героя припирают к стенке
  • Глава 11. Где герой зализывает раны
  • Глава 12. Практик Фа Пэн
  • Глава 13. Где герой исследует подземелья
  • Глава 14. Где герой задумывается о порядке
  • Глава 15. Где герой охотится в полнолуние
  • Глава 16. Где герой наслаждается гостеприимством
  • Глава 17. Где герой становится землевладельцем
  • Глава 18. Где герой становится зрителем
  • Глава 19. Где герой становится ближе к корням
  • Глава 20. Где герой считает енотов
  • Глава 21. Где герою являют силу против силы
  • Глава 22. Где герой зарекается недооценивать противника
  • Глава 23. Где древние сущности кидают монетку
  • Глава 24. Где все слишком много говорят
  • Глава 25. Где происходит неожиданная встреча



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики