КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Real-RPG. Практикант (fb2)


Настройки текста:



Real-RPG. Практикант

Глава 1

Глава 1

– Слышь, Кочан, по-братски, сегодня, после пар, часиков до девяти потеряйся. Лады?

Вот урод! Знает же, что я терпеть не могу это дурацкое прозвище. Которое, увы, вопреки моему желанию, преследует по жизни. Все благодаря фамилии. Меня зовут Сергей Капустин. И всякие узколобые приматы, вроде соседа Толика, «остроумно» обзываются либо Капустой, либо, как сейчас, Кочаном.

– Чё завис-то? Хоть кивни, если понял, – продолжил докапываться неугомонный Толян.

– Я же просил, не называть меня так. У меня имя есть!

– Ага, больше не буду, – кивнул Толян, укладывая на ломоть хлеба толстый кусок колбасы. – Ну так че, порешали? Погуляешь после учебы до девяти, Кочанчик? – последнее слово он специально выделил интонацией, и глумливо ухмыльнулся мне в конце.

– Да пошел ты! – не сдержался я.

– Чё сказал?!

Выскочив из-за стола, я попытался отскочить к двери и сбежать в коридор. Но спортсмен Толик запросто настиг меня длинным прыжком со стула и, цапнув за плечи, больно припечатал спиной к стене.

– Ну-ка повтори!

– Отвали от меня!

Я попытался вырваться, но сил совладать с четверокурсником не хватило. При повторном ударе спиной о стену, я приложился до кучи еще и затылком.

– Куда ты там меня послал?

– Никуда.

– То-то же…

Толян отпустил меня, вернулся к столу и, как ни в чем не бывало, продолжил завтракать.

Ну да, я жалкий трус, и ни разу не боец. Таких обычно называют зубрилами, ботаниками или задротами. Могу в уме мгновенно перемножать четырехзначные числа, наизусть знаю всю таблицу Менделеева и бегло читаю на трех языках, не считая русского. Но все эти знания оказываются совершенно бесполезны, при стычке с таким физически развитом неандертальцем, как Толян.

Понурив голову, я вернулся за стол, и взял свой недоеденный бутерброд.

– Ты, Кочан, за базаром-то следи… – взялся учить меня уму-разуму сосед.

Любит он это дело. Хотя всего на три года меня старше. Но строит из себя пахана. Фигляр, блин! Бесит!

– …А то в нашей общаге разный народ обретается. Пошлешь нечаянного не того человечка, и тебя отчаянно в инвалидное кресло посадят. Поверь, бывали случаи… Я-то парень отходчивый. И потом мы с тобой типа кореша, соседи по комнате… Ну чё, по поводу сегодняшней задержки после учебы, договорились? Базар?

– Да базар, базар.

– Вот и ладушки.

Вместе с Толиком мы спустились вниз по лестнице, и вышли из общежития на улицу. Здесь наши пути разошлись. Я двинул в институт на пару, а злостный прогульщик Толян подорвался на подработку в автосервис.

Неспешно шагая по утренним улицам оживающего на глазах города, я наслаждался прогулкой, и негатив недавней стычки с соседом постепенно сходил на нет.

Так-то Толик не плохой парень. С причудами конечно, но по своему честный и справедливый. Деньги с меня – когда от родителей поступает перевод – не трясет, за выпивкой и сигаретами вечерами не гоняет… А ведь некоторым моим одногруппником такие вот упыри в соседи по общажной комнате достались… Ну, а то, что сосед попросил меня после занятий задержаться, для меня это ни разу не проблема. Все равно я собирался в библиотеку зайти, и там спокойно к лабе подготовиться. У Толяна же, скорее всего, сегодня после работы свидание с Лариской запланировано. Лариса – это невеста его, она в поликлинике медсестрой работает, меня с ней сосед еще месяц назад познакомил – мне девчонка понравилась, симпатичная и веселая.

Воспоминая о прикольной подружке соседа еще больше подняли мне настроение. Но… Видимо, сегодня был не мой день. Уже вблизи института, когда стал переходить дорогу, слева вдруг раздался отчаянный визг тормозов. Я испуганно обернулся и увидел шикарный внедорожник «Вольво» последней модели, практически ткнувшийся бампером мне в ногу.

– Куда прешь, ротозей! Светофор не видишь! – высунувшись из окна, отругал меня молодой мужик, в офисном костюме и при галстуке.

Странно, я был уверен, что перехожу на зеленый. Но поглядев по указке разгневанного водителя на светофор, обнаружил светящуюся фигуру красного человечка.

– Извините! – развел я руками.

– Да с дороги уже уйди, чучело! – махнул мне рукой сердитый «костюм».

За спиной раздался многоголосый девичий смех… Зашибись, так опростоволоситься да еще на глазах у знакомых студенток.

– Привет, – вернувшись на тротуар, буркнул я одногруппницам Томе Зелиной и Алисе Веснушкиной.

Девчонки кивнули в ответ и, хихикая, первыми подорвались через дорогу. На этот раз зеленый загорелся на самом деле.

Заметно отстав от быстроногих девчонок, до институтского крыльца я добрел минут через десять. Но до Английского, который сегодня у нас был первой парой, оставалось еще добрых пять минут, потому я не особо спешил.

Зайдя в аудиторию практически одновременно с преподавателем, я даже не успел достать из рюкзака тетрадь с ручкой, как был отправлен Хельгой Михайловной к декану.

– Серый, колись чё натворил? – бросил мне в спину приятель Витька Шипов.

– Без понятия, – на ходу, обернувшись, пожал я плечами.

– Капустин, не отвлекай группу, – тут же шикнула на меня Хельга.

И я скрылся за дверью.

– А, Капустин? – живо отреагировала на мое появление энергичная секретарша декана, неулыбчивая сухопарая дама средних лет. – Чего так долго? Семен Альбертович уже дважды о тебе справлялся!

– Да я…

– Не надо мне ничего объяснять, – отмахнулась секретарша и, нажав кнопку на массивном аппарате, со старинной трубкой из прошлого века на боку, совершенно другим заискивающе-воркующим голоском промурлыкала в микрофон: – Семен Альбертович, он пришел.

– Так почему он еще не здесь! – раздался из динамика в ответ раздраженный рык декана.

Блин! Если это из-за меня он такой злой – то плохи мои дела.

Секретарша махнула мне рукой в сторону кабинетной двери.

Я робко приоткрыл дверь и, затаив дыхание, протиснулся в образовавшийся проход.

Каково же было мое удивление, когда рядом с нашим пухлощеким деканом в кабинете я обнаружил того самого молодого торопыгу в костюме, под колеса крутой тачки которого я сегодня чуть было не угодил.

Глава 2

Глава 2

– Сергей, чего ты там замер на пороге, проходи, садись, – Семен Альбертович указал мне на пустой стул рядом с сидящим перед столом «костюмом».

– Вот, познакомься, – продолжил декан, когда я сел. – Это Александр Валентинович. И он здесь, представь себе, по твою душу.

И чего после этого я должен был подумать?.. Бинго, блин! Разумеется, что хмырь в костюме пришел стукануть декану на бросившегося ему под колеса студента. Вот, ведь, козел мстительный. И, похоже, мне на беду, с нехилыми связями. Иначе, как еще можно объяснить, что чертов «костюм» так быстро смог вычислить мое имя и факультет, на котором учусь?

– Еще раз прошу прощения, – забормотал я сбивчивые оправдания. – Я не специально…

– Да угомонись, малой, проехали, – «костюм» хитро мне подмигнул.

– Не понял, – нахмурился Семен Альбертович. – Вы что знакомы?

– Вряд ли это можно назвать знакомством, – опередив меня, ответил декану «костюм» и, протянув мне руку, огорошил: – Ну, Сергей, надеюсь на будущее плодотворное сотрудничество.

Я растерянно пожал его руку и робко уточнил:

– А о каком сотрудничестве идет речь?

– Сергей, дело в том, что Александр Валентинович…

– Семен Альбертович, позвольте лучше я сам, – бесцеремонно перебил декана «костюм».

И грозный Хомяк (как студенты за глаза называли пухлощекого декана с говорящей фамилией Хомяков) послушно развел руками, предлагая гостю ни в чем себе не отказывать.

Я выжидательно уставился на Александра, но следующий его вопрос меня еще больше запутал:

– Сергей, тебе нравится это кольцо?

Огромное, толстое и черное, как уголь, кольцо занимало добрую половину фаланги его большого пальца. Просто удивительно, что я совершенно не замечал здоровенное кольцо на руке Александра, пока он сам не акцентировал на нем мое внимание. А я ведь просто обязан был увидеть эдакую махину, пожимая его руку.

Не дождавшись моего ответа, Александр снял с пальца кольцо и, опустив ребром на желтую столешницу, резко крутанул.

Завертевшееся волчком черное кольцо пошло гулять по столу, выделывая при этом причудливые кренделя.

Ну да, эффектно, конечно было преподнесено. Но для чего вдруг понадобилась эта нелепая демонстрация? Мы че, детишки в детском саду, чтобы вестись на дешевый фокус? Какой странный все-таки тип. Чего он, вообще, добивается – аплодисментов в конце представления?

Возмущенный чудачеством гостя, в поисках поддержки, я перевел взгляд на декана. И от открывшегося вдруг невероятного зрелища невольно вздрогнул. Семен Альбертович, как загипнотизированный удавом кролик, не отрываясь и не моргая, следил за мельтешением по столу вращающегося кольца. И походил он при этом на натурального зомби. Розовые одутловатые щеки Хомяка посерели и болезненно обвисли. Хитрый прищур интеллектуала превратился в вытаращенные глаза, с пугающей пустотой внутри. А из приоткрывшихся в гротескной ухмылке губ свисала и покачивалась, в такт поворотам головы, тягучая нитка слюны… Брр! Просто жуткое зрелище.

– Что это? Зачем? – ошарашено забормотал я. – Семен Альбертович!..

Мой порыв: броситься к декану и попытаться его растормошить, на корню пресёк Александр, мертвой хваткой цапнув меня за руки, и силой заставив опуститься обратно на стул.

– Не суетись, это обычный гипноз, – раздался рядом его спокойный голос. – С ним, – небрежный кивок в сторону Хомяка, – ничего страшного не случится. Посмотрит на колечко несколько минут, пока мы общаемся. Потом очнется, и ничего о случившемся не будет помнить. С его хронической бессонницей этот короткий гипнотический транс даже на пользу пойдет – восстановит силы и бодрость, как после пары часов здорового сна.

– Я понял. Отпустите мои руки.

– Точно, бузить не станешь? – хмыкнул Александр.

Но докапываться не стал, и руки отпустил.

– Для чего все это? Вы кто? – проворчал я, массируя запястья.

– Давай, может, на ты? Не такой уж я и старый, чтоб ты мне выкал.

– Хорошо, давай… Так ты мне не ответил.

– Меня уполномочили провести с тобой предварительную беседу. Присутствие посторонних, при нашем конфиденциальном разговоре, крайне нежелательно. Просить декана оставить нас наедине в его кабинете слишком рискованно. Не исключен вариант, что, из любопытства, Семен Альбертович дерзнет подслушать наш разговор. У него появятся ненужные вопросы… Проще и эффективнее, нейтрализовать хозяина кабинета гипнозом, и спокойно разговаривать в его присутствии.

– И что за беседа? О чем?

– Скажем так, я представляю интересы некоей организации, заинтересованной в том, чтобы принять тебя на работу.

– Меня?.. На работу?.. Я ж студент.

– Назовем это по-другому: подработка, которая ничуть не помешает твоей учебе. Более того, по договоренности с деканатом, данная подработка зачтется тебе, как учебная практика. Плюс сможешь самостоятельно неплохо подзаработать. А для проживающего в общаге студента-первокурсника, по себе знаю, это крайне важно.

Тут он, конечно, в точку попал. Присылаемых родителями денег в обрез хватало на еду. И подработка совсем бы мне не помешали… Но очертя голову бросаться в этот мутный омут я, разумеется, не собирался. Сперва нужно было разобраться: что за организация такая таинственная? И почему именно меня неожиданные благодетели выбрали среди всех студентов нашего факультета?

Словно подслушав мои мысли, Александр сам стал отвечать на невысказанные вопросы, начав со второго:

– Ты ясновидящий, Сергей. Как и я. Это показало тестирование… Спокойно, не перебивай, я сейчас объясню. Помнишь, неделю назад, вам перед первой парой раздали по листку с вопросами, и попросили быстренько на них ответить. Вопросы были элементарные, справились все быстро. Вот только одногруппники твои ответили на четырнадцать предложенных вопросов, а ты – на восемнадцать. Потому что четыре дополнительных вопроса обычным зрением увидеть было невозможно… Аналогичный тест, параллельно с твоей группой, проходили все студенты-первокурсники нашего города. Скажу более, он проводится ежегодно, примерно в одно и то же время. И практически всегда, за крайне редким исключением, не выявляет результатов. Но на этот раз нам повезло выцепить ясновидящего в твоем лице… Активированная мною только что гипнотическая волна призвана не только нейтрализовать декана, но еще и дополнительно испытать твои способности. Легко противостоять воздействию волны способны лишь ясновидящие. Если б в результаты тестирования закралась ошибка – что, согласись, маловероятно, учитывая правильные ответы на четыре невидимых вопроса – и все же, если на самом деле ты не оказался бы ясновидящим, то, как и Семен Альбертович, впал бы в гипнотический транс. Тогда, выведя вас обоих из гипноза, я бы извинился за беспокойство и откланялся. Но, как видишь, ты легко преодолел воздействие гипнотической волны, чем со стопроцентной гарантией подтвердил, что ясновидящий.

– Охренеть!

– Что же до организации, в которой, я надеюсь, ты согласишься подрабатывать практикантом – она, скажем так, осуществляет некие защитные функции, оберегая обычных людей от нападок потусторонних тварей. Подробнее вникнуть в тему ты сможешь, если дашь согласие на работу в организации… Итак, твой выбор, Сергей?

– Я не могу вот так сразу… Мне нужно подумать.

– Разумно… Минут пятнадцать свободного времени у меня еще есть. Валяй, думай. Я подожду.

Александр достал айфон, и мигом в него воткнувшись, стал листать какие-то сайты.

– Э-э… вообще-то, я имел в виду день-другой подумать, – возмутился я.

– Нет, так не пойдет, – хмыкнул Александр, не отрываясь от айфона. – Решение тебе надо принять здесь и сейчас. Пока вертится на столе кольцо. Завтра такого шанса у тебя уже не будет.

– Так сам же говорил, что ясновидящие редкость?

– Наставники, способные дать толчок к развитию твоего потенциала, сильно занятые люди, день которых расписан по минутам. Сегодняшним утром я выкроил на тебя время в своем жестком графике. Когда оно появится у меня в следующий раз одному богу известно. А без своевременного развития дар ясновидения может захиреть и достаточно быстро сойти на нет… Так что думай, парень. До принятия решения у тебя еще двенадцать минут.

– А если соглашусь, я тоже так смогу? – я кивнул в сторону пускающего слюни Хомяка.

– И так, и даже гораздо круче, – оторвавшись от айфона, подмигнул мне Александр.

Не знаю, что больше повлияло на мой выбор: беспомощный вид некогда грозного Хомяка, оказавшегося податливым пластинном в руках ясновидящего, или крутая тачка этого мажора, вкупе с дорогущим костюмом и айфоном последней модели, которые я мысленно примерил на себя. В общем, опытный вербовщик Александр купил меня со всеми потрохами, и, польстившись на щедрые посулы, я согласился на непонятную работу гораздо раньше истечения отведенных на раздумье минут.

– Согласен!

Я таки бросился, очертя голову, в мутный омут. И, забегая чуть вперед, скажу, что потом не раз об этом пожалел. Но, как бы то ни было, мой выбор был сделан.

– Красавчик! Не сомневался в тебе, – похвалил Александр, убирая айфон. – Тогда, дабы, так сказать, не словом, а делом, закрепить свой осознанный выбор. Возьми со стола кольцо, и одень на большой палец правой руки.

– А как же ты? Оно же твое?

– Ошибаешься, мое всегда при мне, – усмехнулся Александр и продемонстрировал точно такое же черное кольцо на большом пальце.

Вот ведь ловкач! И когда только успел одеть запасное? Ведь его руки постоянно находились у меня на виду. А снятое им кольцо до сих пор вращалось на столе.

Махнув рукой на эти непонятки, я подхватил левой мечущийся по столешнице кругляш и, как было велено, надел на большой палец правой руки.

Казавшееся поначалу широким кольцо, очутившись на пальце, вдруг словно тисками сжало фалангу.

– Потерпи, это сейчас пройдет, – шепнул Александр, заметив мое перекосившееся от боли лицо, и в полный голос тут же обратился к очнувшемуся от транса декану: – Семен Альбертович, что-то вы бледный. Вы как себя чувствуете?

– Все хорошо, – промакнув платком слюнявый рот, неожиданно бодро откликнулся оживающий на глазах Хомяк. – Александр Валентинович, вы с Сергеем?..

– Да, мы обо всем уже договорились, – растянул губы в широкой улыбке Александр. – Сергей согласился поработать у нас практикантом. И было б здорово, если б сегодня, вы позволили ему отлучиться со всех пар. Хотелось бы, не теряя времени, показать новому сотруднику его рабочее место.

– Сегодня позволяю, – надув щеки, важно кивнул Хомяк. – Но в дальнейшем, я надеюсь…

Чего он там надеется, я прослушал, ошарашенный неожиданным происшествием. Давление кольца на палец, как и обещал Александр, через несколько секунд ослабло. Я облегченно встряхнул окольцованной пятерней, и вдруг… Перед глазами сами собой стали вспыхивать ровные строчки слов и цифр, и складываться в выстраивающуюся столбиком вереницу сообщений:

Внимание! Инициирована активация Персонального Кольца Развития!

Внимание! До окончания активации Персонального Кольца Развития:

00:05… 00:04… 00:03…00:02…00:01…

Внимание! Персональное Кольцо Развития успешно активировано!

Ясновидящий Сергей Капустин

Общие характеристики:

Возраст – 18 лет

Рост – 172 сантиметра

Вес – 62,3 килограмма

Энерготип – Свет/Тьма 81/19, Порядок/Хаос 74/26

Отклик стихий – Воздух 72%, Вода 23%, Огонь 4%, Земля 1%

Открытых энергетических каналов – 1

Основные параметры:

Сила – 7 (74,31%)

Ловкость – 8 (81,34%)

Выносливость – 7 (78,27%)

Интеллект – 13 (139,47%)

Контроль энергетических потоков (КЭП) – 0 (4,93%)

Теневые параметры:

Свободные очки теневого развития к распределению – 0

Уровень теневого тела – 0 (0/10)

Теневой бонус к Силе – 0 (00,00%)

Теневой бонус к Ловкости – 0 (00,00%)

Теневой бонус к Выносливости – 0 (00,00%)

Теневой бонус к Интеллекту – 0 (00,00%)

Теневой бонус к КЭП – 0 (00,00%)

Свободные теневые бонусы к распределению – 0

Теневые навыки:

Владение воздушным копьем – не активирован (условия активации 1 ступени: 20 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 5)

– Ух ты ж!.. – выдохнул я потрясенно.

Нечаянно моргнул, и строки перед глазами тут же исчезли.

– Ты что-то сказал, Сергей, – тут же среагировал на мою эмоциональную реакцию декан.

– Так я ж ему о перспективах, открывающихся перед нашими работниками, рассказал, – тут же пришел мне на выручку Александр. – Похоже, парень, никак в себя прийти не может от восторга.

– А-а, ну-ну, – кивнул удовлетворенный Хомяк.

– Семен Альбертович, ну мы тогда, наверное, с Сергеем пойдем, – поднимаясь со стула, объявил Александр.

Я тут же вскочил следом.

– Да-да, конечно, – декан тоже встал с кресла, и по очереди крепко пожал нам обоим руки.

– Но вы там особо Сергея-то нашего не напрягайте, – бросил он нам вслед. – Мальчик у преподавателей на хорошем счету. Не хотелось бы, чтобы скатился.

– Не переживайте, – в дверях обернулся Александр. – Сделаем для него гибкий график. Хватит времени и на учебу, и на работу.

И, пропустив меня вперед, следом он тоже покинул кабинет.

Глава 3

Глава 3

– Александр, я все мозги сломал! Объясните уже, наконец, что это было? – накинулся я на спутника, едва мы оказались в коридоре. – Какой-то новый гаджет, с угарной виртуалкой? Типа шлема, только круче?.. А как им управлять?

– Так, стоп! – осадил меня провожатый. – Во-первых, мы договорились обращаться друг к другу на «ты». Во-вторых, называй меня просто Саша, или Саня. И, в-третьих, давай не будем делиться секретами со всем институтом, и отложим серьезный разговор хотя бы до машины.

Стараясь не отстать от резко набравшего крейсерскую скорость Александра (не смотря на просьбу, Саней называть его пока что у меня язык не поворачивался), я пулей проскочил коридор, мухой слетел по лестнице, и едва не бегом припустил к припаркованной в сотне метров от крыльца «Вольво». А когда стал открывать дверь машины, вдруг обнаружил приключившуюся с кольцом на большом пальце чудовищную метаморфозу.

Нет, формой оно ничуть не изменилось – осталось таким же массивным и широким. Но вдруг кардинальным образом поменяло цвет, из смолянисто-черного превратившись в небесно-голубое.

Разумеется, мне такой сюрприз сильно не понравился. Одно дело носить на большом пальце брутальную черную шайбу – это выглядело круто и по-мужски. И совсем другое – выставлять окружающим на обозрение такую вот хрень петушиного цвета.

Я попытался тут же стащить подкинувшее подлянку кольцо с пальца, и через секунду взвыл дурным голосом, ощутив, как снова сжавшееся кольцо сдавило палец до самой кости.

– Ты чё орешь?! – шикнул на меня Александр с водительского сиденья. – Люди оборачиваются! Живо в машину!

– Оно опять! – простонал я и, усевшись на соседнее кресло, показал побагровевший и распухший большой палец.

– Сам виноват, нечего было дергать, – проворчал Александр. – Успокойся, ничего твоему пальцу не будет. Дверь закрой… Да чё ты так хлопаешь-то!

– Извини.

– Руку на коленку положи, и не шевели… Вот так. Сейчас должно отпустить… Как, легче?

– Да. Вроде, расширяется.

– Сережа, вот скажи мне: накой ляд ты стал его с пальца-то снимать? Ведь и пяти минут не прошло, как одел!

– Ты че, не видишь? Оно же цвет поменяло.

– Ага, теперь вижу.

– Что значит: теперь? – изумленно уставился я на собеседника.

– Ну ты захотел, чтоб я увидел – и я увидел, – пожал плечами Александр, нажимая на кнопку автозапуска и плавно выруливая на дорогу. – Погнали в офис. Там литературка всякая полезная. Тренажеры. С ними быстрее и сподручнее будет тебе все, как надо, растолковать.

– А если б я не захотел?.. Ну, чтоб ты его увидел?

– Послушай, Сергей. У тебя на пальце Персональное Кольцо Развития. Активировавшееся и настроившееся на твой ДНК. Постоянно видеть его можешь лишь ты. Остальные люди смогут увидеть кольцо, только если ты захочешь им его показать… Я, к примеру, сейчас не хочу показывать тебе свое кольцо. Попробуй разглядеть его у меня на пальце.

Я посмотрел на правую руку водителя и, действительно, не обнаружил на большом пальце приметного кольца. Тут же припомнились непонятки, связанные то с появлением, то с исчезновением кольца на пальце Александра, подмеченные мною еще в кабинете… Оказывается зря я бочку катил на свою невнимательность, кольцо на пальце Александра становилось видимым исключительно по прихоти хозяина.

– Эй, чё завис? – оторвал меня от размышлений голос соседа.

– Что?

– Чем тебе голубой цвет-то не угодил, спрашиваю, – хмыкнул Александр.

– Издеваешься? – буркнул я.

И отчаянно пожелал, чтоб голубое кольцо на пальце для посторонних глаз стало невидимым.

– Молодец, схватываешь на лету, – усмехнулся водитель. – Чую, выйдет из тебя толк.

– А почему так произошло?.. Ну, в смысле, кольцо из черного вдруг перекрасилось в голубое?

– Подозреваю, все дело в поменявшихся характеристиках носителя, – без тени смеха, серьезным голосом стал отвечать Александр. – Они должны были тебя показаться, после активации.

– Да, были какие-то строчки, – кивнул я.

– Глянь там у себя, что в строках: Энерготип и Отклик стихий, дальше написано?

– Так у меня они все еще в кабинете погасли.

– Ничего страшного, сейчас восстановишь. Это просто. Дотронься соседним, указательным пальцем до кольца, и чуть-чуть сдвинь его по часовой стрелке.

– Да ну нафиг! У меня только боль от сжатия начала утихать.

– Не ссы, Серега, если сделаешь, как сказал, не будет никакой боли, и результат тебе понравится.

Я сдвинул, как было сказано, соседним пальцем кольцо, и…

– Смешная шутка, – проворчал я.

– Строки увидел?.. Читай.

– Да нифига я не увидел! – возмутился я.

– Как это не увидел?

– А вот так это!

– Погоди, а ты все точно, как я сказал, сделал?

– По-твоему, я дебил?!

– Странно, строки должны были появиться.

– Но, блин, не появились! Я уже трижды кольцо по часовой крутанул.

– Попробуй еще раз. Но теперь шевельни пальцем кольцо в другую сторону.

– Да ради бога! Вот, смотри!..

Я вытянул руку, и нарочито медленно шевельнул кольцо соседним пальцем против часовой стрелки. А через секунду разразился грязной руганью (мысленно, разумеется), потому как перед глазами загорелся столбец знакомых строчек:

Ясновидящий Сергей Капустин

Общие характеристики:

Возраст – 18 лет

Рост – 172 сантиметра

Вес – 62,3 килограмма

Энерготип – Свет/Тьма 81/19, Порядок/Хаос 74/26

Отклик стихий – Воздух 72%, Вода 23%, Огонь 4%, Земля 1%

Открытых энергетических каналов – 1

Основные параметры:

Сила – 7 (74,31%)

Ловкость – 8 (81,34%)

Выносливость – 7 (78,27%)

Интеллект – 13 (139,47%)

Контроль энергетических потоков (КЭП) – 0 (4,93%)

Теневые параметры:

Свободные очки теневого развития к распределению – 0

Уровень теневого тела – 0 (0/10)

Теневой бонус к Силе – 0 (00,00%)

Теневой бонус к Ловкости – 0 (00,00%)

Теневой бонус к Выносливости – 0 (00,00%)

Теневой бонус к Интеллекту – 0 (00,00%)

Теневой бонус к КЭП – 0 (00,00%)

Свободные теневые бонусы к распределению – 0

Теневые навыки:

Владение воздушным копьем – не активирован (условия активации 1 ступени: 20 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 5)

Это что ж получается, я напутал, и первые разы против часовой стрелки кольцо пальцем двигал?.. С другой стороны, поди пойми тут, как правильно будет по часовой, когда вместо наручных часов давно уже в кармане смартфон. Думал, что правильно направление выбрал, а оказалось, что перепутал. Но теперь-то я намертво запомнил, в какую сторону нужно сместить кольцо, чтобы повторился перед глазами этот странный текстовой глюк.

– Как успехи? – выдернул меня из очередного ступора Александр.

– Вижу строки. За Энерготипом тире и дальше написано: Свет-Тьма 81 дробь 19, и Порядок-Хаос 74 дробь 26. А за Откликом стихий – Воздух 72 процента, Вода 23 процента, Огонь 4 процента, Земля 1 процент.

– Все понятно. Смотри… Соотношение Свет-Тьма у тебя с очевидным перекосом в сторону Света, у меня же оно, наоборот, с перевесом в сторону Тьмы. Соответственно, активировавшись на твоем пальце кольцо значительно посветлело. Соотношение Порядок-Хаос влияет не на цвет, а на форму кольца. Но, поскольку у меня так же, как у тебя, Порядок главенствует над Хаосом, форма кольца на твоем пальце осталась неизменной. Ну и, наконец, самая главная характеристика, влияющая на фоновый цвет кольца – Отклик стихий. У тебя здесь главенствуют Воздух и Вода, в моем же случае – это, наоборот, Земля и Огонь. Поэтому у тебя фоновый цвет кольца синий, из-за осветления ставший голубым. У меня же он бурый, из-за затемнения превратившийся в черный.

– С этим ясно, – кивнул я. – Круто, конечно, разработчики этой штукенции заморочились. Но почему кольцо с пальца-то у меня не снимается?

– Потому что это не гаджет, а артефакт, помогающий развиваться способностям ясновидящего. И с тобой, Сергей, теперь он будет всегда.

– В смысле, всегда? А если я передумаю!

– Ты принял решение. Сам, без принуждения, одел на палец предложенное тебе кольцо.

– Во-во. Твое кольцо. Которое ты, на наших с Семеном Альбертовичем глазах, спокойно снял со своего пальца! Почему же я так не могу?

– Когда достигнешь уровня наставника, и тебе придет пора заводить ученика, тоже сможешь снять дубликат с пальца.

– Чего?!

– М-да, хотел, конечно, поторжественней это как-то тебе преподнести. Но уж как вышло… В общем, надев кольцо ты, Сергей, стал моим учеником, а я твоим наставником.

– Да что за бред!.. – я замолчал не в силах подобрать подходящие слова, чтобы выразить возмущение.

Блин! Мало того, что вся эта хрень откровенно голубятней пованивает. Один мужик передает кольцо другому. Фу-фу-фу!.. Да еще и подстава конкретная, из-за недосказанности. Это же было чертовски подло, не уточнить сразу, что, если надену кольцо, пути обратно уже не будет!

– Не переживай ты так! – поморщился Александр. – Никто не посягает на твою честь и свободу. С ориентацией у меня все нормально, я женщин предпочитаю.

– Прям, от сердца отлегло, – буркнул я.

– Ты так же, как раньше, будешь учиться в институте, – продолжил убалтывать меня свежеиспеченный наставник. – И никто не запрещает тебе общаться с друзьями. Просто в твоей скучной и серой жизни теперь появятся яркие, захватывающие дух приключения. Неужели, в свои восемнадцать ты ни разу не мечтал стать крутым, богатым и успешным?

М-да, уж чего-чего, а по ушам ездить Александр, конечно, мастак.

– Ну, так-то, мечтал, конечно, – проворчал я и добавил, уже без прежнего энтузиазма: – Все равно, получается, ты меня использовал.

– Да брось, – отмахнулся наставник. – Сейчас приедем в офис… Здесь уже не далеко. Если б не пробка, за пару минут бы домчались. Но с такой черепашьей скоростью еще добрые полчаса тут протележимся… Ну, не суть. Короче, когда приедем, ты ознакомишься с потенциалом своего кольца. И потом сам не захочешь в общагу возвращаться, просясь поскорее…

Что там «поскорее» я запрошусь, узнать, увы, не удалось. Потому как вдохновленный треп Александра прервал звонок айфона.

Не вынимая из кармана телефон, водитель нажал кнопку на руле, активируя блютуз, и на широком экране рядом с приборной панелью, высветилось «Светик», а мелодия звонка, доносящаяся из кармана пиджака, разлилась объемным стерео по салону, подхваченная многочисленными динамиками крутой аудио системы «Вольво».

– Важный звонок. Не возражаешь, я отвечу?

– Да ради бога, – пожал я плечами.

Александр ткнул пальцем в экран и, широко улыбнувшись, произнес:

– Привет, Зайчонок! Соскучилась?

– Спиридонов, мля! Задрал своими зачуханными приколами! – раздался из динамиков возмущенный женский крик.

– Светик, держи, милая, себя в руках. Я, вообще-то, в машине не один. Практиканта в офис везу.

– Вот дерьмо! – ничуть не смутившись, снова выругалась разбитная девица. – Значит, тоже отпадаешь.

– Чего случилось-то?

– Вызов, мать его, срочный! И, как назло, в офисе я одна! Весь народ по другим заданиям рассосался. А Борисыч, когда узнает, что на сигнал не отреагировала, со свету, ведь, меня сживет. А как тут отреагируешь, когда вокруг ни души?! Млять! Задрала меня эта диспетчерская нервотрепка! Когда уже, наконец, чертов перелом зарастет?..

– Погоди, не тараторь, – перебил девицу Александр. – Толком объясни, что там за проблема. Если не прорыв, в принципе, мы с практикантом на вызов можем смотаться.

– Да фигня там! Эхо девяностых. Старые упыри сводят счеты. Какой-то малохольный отморозок, походу, хаосина залетного нанял. Ну и этот утырок кукольника троянским конем банкиру в спальню подогнал.

– С чего взяла, что именно кукольника?

– А кто еще тела не трогает, а только маски забирает?

– Логично.

– Копы, естественно, концов найти не смогли, и по-быстрому комитетчикам резонансный глухарь слили. Ну а те, по отработанной схеме, тут же на нас вышли… Короче, расклад такой: нам дали два часа на возвращение голов трупам…

– Уже трупам? – усмехнулся Александр. – Ты ж, вроде, про банкира только говорила.

– Млять! Спиридонов, не умничай, а!.. Трупы банкира и его жены. Их кукольник в запертой изнутри спальне оприходовал. На раздавшийся оттуда отчаянный вопль сбежалась охрана. Выбили дверь…

– И нашли два безголовых трупа, на залитой кровью простыне… Это понятно. По делу говори.

– Деловой, мля, – проворчала девушка обиженно, но после короткой паузы продолжила: – В общем, влиятельные дружки покойника рвут и мечут. Требуют от комитетчиков немедленного результата. Те по пять штук премиальных за голову нам обещали. Уж не знаю сколько при этом перепадет конторе, но думаю комитетчики себя не обидят…

– Светик, зависть плохое чувство!

– Да пошел ты!.. Короче, Спиридонов, если берешься и делаешь дело, три штуки из десятки твои. Как уж потом будешь делить премиальные с практикантом – твоя забота. Но, по правилам, поскольку в момент вызова вас было двое, заявку тоже должны принять оба.

– Лады. Высылай адрес.

– Сперва подтверждение.

Черное кольцо на большом пальце Александра сделалось видимым, и он поднес его к красному кругу, загоревшемуся на панельном экране.

– Серега, теперь ты. Просто приложи к этому кружочку свое кольцо.

Но я, наоборот, отодвинул руку от экрана и, собравшись с духом, заявил:

– Сперва хотелось бы уточнить момент с моим процентом от премиальных.

– Ха! А парень-то, гляжу, у тебя не промах! – оглушительно хмыкнула из динамиков не отключившаяся девица.

– Сережа, а ты часом не прихренел?! – возмутился Александр. – Ты ж не можешь еще нихрена! Какой тебе, нахрен, процент! Я всю работу сделаю, и получу за это заслуженные бабки! А ты, умник, молча рядом постоишь и поучишься. Полученные практические знания – вот твой процент!

– А я еще теорию толком не изучал, – продолжил я борзеть самым бессовестным образом. – Рановато мне на практику… И вообще, я, может, крови боюсь, а там трупы безголовые, на окровавленных простынях…

– Я твой наставник, мне и решать: рановато тебе или!..

– Так-то парнишка прав, – перебил Александра голос из динамика. – Чую, зря я вас, мальчишки, в это дело втравила. Мне проблемы не нужны. Ну его этот заказ в лешему! А от Борисыча потом как-нибудь отбрехаюсь – не впервой.

– Светик, погоди, он сейчас согласится! – взвыл Александр.

– Жду второго подтверждения еще десять секунд, и отключаюсь! – отрубила диспетчер.

После ее ультиматума круг на экране тревожно замигал.

– Три процента! – зло бросил мне наставник.

– Десять! – нагло возразил я.

– Ах ты ж!.. Пять! И если!..

– Согласен, – перебил я побагровевшего от гнева Александра, и торопливо приложил кольцо к мигающему кругу.

Перед глазами тут же загорелись строки неожиданного уведомления:

Внимание! Вы приняли Заказ! Вам необходимо в составе группы, с ясновидящим Александром Спиридоновым, прибыть на место преступления по адресу: ул. Садовая, д. 41. Разыскать сбежавшую в теневую параллель потустороннюю тварь. И вернуть заказчику 2 похищенные тварью людские головы. На выполнение Заказа вам выделяется 2 часа.

Награда за выполнение Заказа: 5% от суммы полагающихся группе премиальных за участие в облаве на потустороннюю тварь, и 45% от суммы полагающихся группе премиальных за каждую добытую вами голову.

Штраф за провал Заказа: -20% от ежемесячной зарплаты.

– А какая у меня зарплата? – озвучил я очевидный вопрос.

– Уже нехилая, – буркнул Александр и, резко вывернув руль, бросил «Вольво» на встречку.

Мало того, что мы рванули навстречу потоку отчаянно сигналящим нам машин, этот камикадзе еще и газанул, за считанные секунды разогнавшись до ста пятидесяти.

Такой адский трэшак продолжался на всем протяжении пути к обозначенной в Заказе цели. Я думал сдохну во время сумасшедшей гонки от разрыва сердца. Повезло. Выжил. Эх, знал бы я наперед, что ожидает дальше, возможно, предпочел бы спокойно склеить ласты в комфортном кожаном кресле «Вольво».

Глава 4

Глава 4

На дорогу до особняка банкира Александр потратил рекордные семнадцать минут. Но львиная доля сэкономленного на сумасшедшей езде времени тут же бездарно слилась в песок из-за проблемной парковки.

Все свободное пространство у стильных кованных ворот особняка и такого же вручную выкованного забора, оказалось плотно заставлено такими роскошными тачками, рядом с которыми даже наш ультрасовременный «Вольво» смотрелся безродным босяком. Чтоб припарковаться на краю дороги, Александру пришлось проехать дальше аж на пять домов, и потом обратно к особняку мы возвращались уже пешкодралом.

Двое плечистых бугаев с тяжелыми бульдожьими челюстями молча шагнули нам навстречу, живой стеной преградив проход через гостеприимно распахнутую калитку. Но Александр знал универсальную фразу, отпирающую «стены» не хуже легендарного «сим-сим, откройся».

– Мы от Светланы, – небрежно бросил он охранникам, и мордовороты не только расступились, но проводили даже нас до крыльца дома, где дали отмашку не задерживать «правильных пацанов» еще паре своих гориллоподобных собратьев.

Внутри просторного холла кучковалась впечатляющая толпа съехавшихся со всего города друзей и родственников преставившегося банкира. В основном здесь были мужчины среднего и преклонного возраста, с редкими вкраплениями дам примерно из той же возрастной группы. На появившуюся на пороге молодежь, в нашем лице, присутствующие дружно отреагировали угрюмыми взглядами и выжидательным молчаньем.

– Мы от Светланы, – спокойно объявил набычившейся тусовке Александр, и к там тут же подскочил невзрачный тип в темно-сером костюме.

– Семен, – представился он.

– Александр. А это Сергей, – в ответ представил нас обоих наставник.

Обменявшись с каждым из нас крепким рукопожатием, Семен предложил следовать за ним и решительно зашагал через холл к виднеющейся в противоположном конце лестнице. Сгрудившиеся в холле молчуны безропотно перед ним расступались, и, двинувшись следом, мы невольно оказались на пятаке свободного пространства, в окружении плотной людской толпы.

Поднявшись по лестнице на второй этаж, дальше мы пошли по роскошному пустому коридору, и наш доселе молчаливый провожатый тут же разговорился.

– Тела обнаружили около трех часов назад, – стал на ходу докладывать он Александру. – Время смерти наши спецы определили в том же интервале. Показания людей, находившихся в момент трагедии в доме – это, в основном, слуги и охрана – схожи в описании громкого обоюдного предсмертного крика мужчины и женщины. Собственно, из-за этого крика охранники и решились выбить запертую изнутри дверь хозяйской спальни…

– Да уж, внушительная конструкция, – проворчал Александр, указывая мне на распахнутую массивную дверь, из дорогой породы красного дерева, со злодейски выбитым замком, мимо которой мы как раз проходили, сворачивая из коридора в злосчастную спальню.

Мужчина средних лет, с неприметной внешностью, в таком же, как у Семена, темно-сером костюме, при нашем появлении, встал со стула и молча вышел из спальни в коридор.

Спальня банкира произвела на меня впечатление. Стильная. Модная. С до деталей продуманными дизайном и интерьером. Словно материализовавшаяся фотография из рекламного буклета стопроцентной роскоши. Но все это я разглядел потом. В первые же секунды, зайдя в спальню следом за наставником, я невольно прирос взглядом к двум покрытым белоснежными простынями телам. Из-под простыней виднелись лишь ноги трупов, желтоватые, как песок, широкие мужские ступни, и миниатюрные, как у ребенка, белые, как снег, женские.

– Отвернись, рановато тебе еще на такое смотреть, – небрежно бросил мне Александр.

И в этот раз у меня не возникло ни малейшего желания с ним спорить.

За спиной раздался шорох откидываемых простыней, за которым неожиданно последовала презрительная усмешка наставника:

– Понятно теперь, для чего дверь такую мощную в спальне установил. Было из-за чего запираться.

– Осуждаете? – хмыкнул в ответ Семен.

– Бросьте, она ж ему во внучки годится. А он к такой мерзости ее принуждал.

– Ну, знаете ли, кто кого к чему принуждал – это лишь домыслы. Сейчас девицы пошли такие!.. Мне, по долгу службы, приходилось стакиваться. Поверьте, знаю, что говорю.

– Все равно мерзость.

– Да, мужчина был с фантазией. Но он занимался этим с законной супругой в собственной спальне… Меня гораздо больше волнуют пропавшие головы жертв. Если информация об этом просочится наружу, пресса поднимет такой хай, что мало никому не покажется.

Снова зашелестела простыня, по новой накрывающая тела.

– Сергей, мы закончили осмотр, – позвал меня Александр.

Я обернулся.

– Вы видели собравшуюся внизу толпу, – продолжил накручивать наставника Семен. – Там немало весьма влиятельных персон. Нам едва удается сдерживать этих людей. Вы даже не представляете, какое давление на нас оказывается прямо сейчас… Хотелось бы уточнить: сколько вам потребуется времени?

– Насколько мне известно, со Светланой вы заключили договор на два часа? – ответил вопросом на вопрос Александр.

– Да, это так.

– Примерно полчаса из них прошло. Значит, рассчитывайте, что придется сдерживать толпу еще полтора.

– Александр, нам хотелось бы закрыть этот вопрос побыстрее. Мы готовы даже премировать вас за скорость.

– Мы постараемся, – поморщился наставник. – А теперь, Семен, оставьте нас. Распорядитесь, чтоб никто не беспокоил. И всех людей из соседних комнат попрошу…

– Не беспокойтесь. Не первый раз с вашей организацией сотрудничаем, порядок знаем… Ну, как говорится, ни пуха не пера.

– К черту, – хмыкнул Александр, соединяя за спиной говорливого комитетчика створки изуродованной двери.

Из-за отсутствия выбитого замка створки не желали оставаться в закрытом состоянии, и эту проблему наставник решил весьма оригинальным способом. Он вытащил из кармана катушку черных ниток, и, оторвав кусок нитки, просто связал им норовящие разойтись ручки.

– Да это ж любой сквозняк порвет, – прокомментировал я такое бредовое ноу-хау.

– Вот когда порвет, тогда и скажешь, – ничуть не смутившись, ответил Александр. – Левую руку давай.

– Зачем?

– Раз прошу, значит, надо… Да не ссы, Серега, больно не будет.

На запястье моей протянутой руки он завязал еще одну оторванную от катушки нитку.

– Это-то нафига?

– Не помешает. Тебе не в напряг, а мне так будет спокойнее, – еще больше запутал странным ответом наставник.

Потом Александр плотно зашторил оба широченных окна спальни и, запретив мне включать свет, осветил воцарившийся мрак расставленными по периметру комнаты толстыми свечами, предварительно, как фокусник, по очереди вытащив каждую из оказавшегося, похоже, безразмерным внутреннего кармана пиджака.

– Ну а теперь, ученик, раскрывай пошире глаза – начинается самое интересное, – тожественно произнес наставник.

Он достал из бокового кармана пиджака, похожий на духи, маленький флакончик, и распрыскал над кроватью аэрозоль без цвета и запаха.

Наставник замер и, прижав палец к губам, хитро мне подмигнул. Несколько секунд ничего не происходило. И вдруг на укрытых простынями телах и вокруг них на кровати одновременно появилось восемь чернильно-черных пятен. Несколько секунд пятна сохраняли неподвижность, потом поочередно стали исчезать и появляться снова, но уже в других местах. Когда сразу несколько пятен, исчезнув на кровати, появились на полу, я догадался, что это чьи-то следы, и конечной целью их плавного смещения в сторону, похоже, является широкое под потолок зеркало, занимающее добрую половину боковой стены спальни.

Вскоре мое предположение подтвердилось. Но, добравшись до зеркала, пятна-следы не остановились, а продолжили плавно двигаться дальше, по очереди переместившись с пола спальни на пол зеркального отображения… Понимаю, звучит, как полный бред, но так все и было. Ведь по мере приближения к зеркалу черные пятна в нем совершенно никак не отображались. Все остальное: пол, кровать, стены, потолок, и замершие в стороне мы с наставником, отражалось в полной мере и без проблем, а неспешно подбирающиеся к зеркалу пятна – нет.

Когда последнее чернильное пятно переместилось с реального пола на зеркальное отражение, по зеркалу с хрустальным звоном пробежала трещина, разделившая его по вертикали на две практически идеально ровные половинки. В одной, справа, осталось изображение комнаты в мерцающем свете горящих свечей. А из левой части вдруг открылся вид на залитую ярким солнечным светом поляну, с чахлой травой невероятного розового цвета, и широкой, стоптанной до удивительного бирюзового песка, тропой, на которой отчетливо виднелись глубокие оттиски знакомых черных пятен-следов.

– Ну мне пора отрабатывать нашу премию, – засуетился Александр, снимая и вешая на стул свой пиджак. – На ту сторону тебе пока что рановато. Поэтому останешься здесь, и просто посмотришь кино. Обещаю, тебе понравится… Минуя меня, добраться до тебя твари не смогут, так что никого не бойся! Главное, не приближайся к зеркалу… Ну чё, блин, молчишь, Серега? Кивни хоть, если понял!

– Да, буду смотреть, и не приближаться, – откликнулся я, с трудом отрываясь от невероятной теневой параллели.

– Вот сюда садись, – надавив мне на плечи, Александр усадил меня на стул. – Сиди, смотри, и ни в коем случае не вставай! Андестенд?

– Понял я, понял!

– Ну, тогда погнали, – хмыкнул наставник и решительно направился к зеркалу.

В момент его перехода солнечный свет «снаружи» полыхнул ослепительно ярко, и я не смог толком разглядеть как Александр пересек зеркальный портал. Когда через пару секунд мое зрение восстановилось, я увидел уже широкую спину наставника в белоснежной рубашке, шагающего по бирюзовой тропе, по четкому следу кукольника.

Зеркальный портал, как привязанный, сопровождал Александра с отставанием примерно в метр. Что, безусловно, было очень удобно для пришельца в теневую параллель, позволяя ему в любой момент, при необходимости, одним прыжком вернуться обратно в безопасную спальню.

Мне же, как стороннему наблюдателю из спальни, видимый со спины наставник невольно напомнил геймового перса, движущегося вперед по незнакомой локации, в поисках приключений. Сходство с видеоигрой было настолько сильным, что я даже в какой-то момент поймал себя за обшариванием коленей в поисках джойстика. А когда в руке наставника из ниоткуда вдруг возник огромный каменный молот, я, в порыве восторга, не удержался даже от невольного комментария:

– Охренеть!

Поляна с розовой травой быстро закончилась, и бирюзовая тропа, по которой шел наставник, нырнула под лишенные листвы ветки белых, как мел, деревьев, до дрожи похожих на огромные скелеты. В этом невероятно экзотическом лесу спокойная прогулка для Александра быстро закончилась.

Ворвавшиеся вдруг в умиротворяющую тишину спальни через зеркальный портал отголоски дружного многоголосого то ли рева, то ли воя пробрали меня до озноба. Даже представить боюсь, что испытал бы я, оказавшись в этот момент на месте Александра. Наставник же, на удивление, отреагировал на близость затаившихся в засаде врагов совершенно хладнокровно. И хлынувшую из-за деревьев толпу монстров – я харь двадцать насчитал, не меньше – встретил расчетливой серией стремительных ударов.

Дальше события на превратившейся в огромный экран половине зеркала стали развиваться с ошеломляющей быстротой.

Большинство набросившихся на наставника потусторонних тварей напоминали дикую смесь кабана с козлом, со шкурой кроваво-красного цвета. Двигались эти твари на четырех шипастых лапах, и в холке достигали Александру примерно до середины бедра. Проще говоря, размером они были с крупную собаку или волка, но со стороны смотрелись куда как агрессивнее и зубастее тех же волков.

Статью и размером в стае выделялись два вожака, каждый из которых был вдвое больше рядовой шавки, и венчающие их макушки рога язык не поворачивался назвать козлиными – это были закрученные спиралью метровые колья, способные шутя пробить человеческое тело насквозь. Шкура у этих двоих тоже была ярко-алой, но вдоль хребта еще тянулся, начинающийся на затылке, роговой фиолетовый гребень. Кроме того эти двое могли подниматься на задние лапы, и этой своей особенностью вызвали у меня невольную ассоциацию с медведями.

Как положено вожакам, пара грозных лидеров затаилась за спинами навалившейся на наставника своры. Александр же, к моему облегчению, весьма умело встретил вал тварей заранее «расчехленным» оружием.

Каменный и, наверняка, ни разу не легкий молот в руке наставника казался невесомой пушинкой. Александр вертел им с потрясающей легкостью и быстротой, во все стороны раздавая увесистые плюхи. Атакующие твари с первых же секунд боя стали разлетаться в стороны с обломанными рогами или свернутыми на бок челюстями. Грозный рев уверенной в своем превосходстве стаи сменился болезненным визгом и скулежом.

Но бешеная ярость тварей не позволяла им долго отлеживаться, зализывая раны. Тряся покалеченными мордами, монстры поднимались на ноги, и снова бросались в бой… Такая беспрерывная карусель длилась примерно с полминуты. А потом слишком часто огребающие по рогам и зубам твари стали умирать.

О чем неожиданно меня стали информировать загорающиеся перед глазами и тут же гаснущие логи:

Внимание! Вашим союзником нанесен критический урон бестии 6 уровня. Бестия умирает. Штраф за пассивное участие в бою – 0,1. Бонус за разницу в уровнях – 1,6. За пассивное участие в убийстве бестии вам начисляется 2 очка теневого развития.

Внимание! Вашим союзником нанесен критический урон бестии 5 уровня. Бестия умирает. Штраф за пассивное участие в бою – 0,1. Бонус за разницу в уровнях – 1,5. За пассивное участие в убийстве бестии вам начисляется 1 очко теневого развития.

Внимание! Вашим союзником нанесен критический урон бестии 8 уровня. Бестия умирает. Штраф за пассивное участие в бою – 0,1. Бонус за разницу в уровнях – 1,8. За пассивное участие в убийстве бестии вам начисляется 3 очка теневого развития.

После третьего я перестал просматривать однотипные логи, сулящие мне непонятные очки теневого развития. И полностью сосредоточился на происходящем «на экране» действе – а там было на что посмотреть.

В проигрываемый бестиями бой решили наконец вмешаться их могучие лидеры. И отбить неожиданную совместную атаку пары вожаков Александру удалось уже с огромным трудом. Впервые с начала схватки, помимо еще более стремительной работы молотом, наставнику пришлось пятиться, пригибаться и уворачиваться. Но несмотря на все его старания, на невредимой доселе рубашке появились рваные прорехи, обагренные кровавыми брызгами из глубоких царапин.

Обоим вожакам, впрочем, тоже серьезно прилетело молотом по зубам и рогам, и трясущие окровавленными мордами исполины снова отступили за спины возобновивших отчаянный натиск бестий…

Каким-то шестым чувством я вдруг ощутил рядом чужое присутствие и, отвернувшись от портала, обнаружил сидящую на кровати примерно в двух метрах от меня девушку. Невероятно красивую и полностью обнаженную.

В закрытой спальне с двумя безголовыми покойниками? Взяла вдруг и появилась? Живая девушка?.. У меня даже голова закружилась от дикости происходящего. При этом я совершенно не испугался. Хотя должен был, конечно. Но…

Блики живого огня расставленных по периметру комнаты свечей играли на ослепительно прекрасном теле, и я невольно сглотнул – так мне захотелось к ней прикоснуться. Лицо красавицы показалось мне смутно знакомым… Странно, почему-то не получилось вспомнить, где я ее уже видел. Хотя встречу с ТАКОЙ красавицей забыть я бы точно не смог!

Она чарующе мне улыбнулась и томно потянулась, молчаливо обнадеживая и побуждая быть смелее. Полностью ею очарованный, как в тумане, я встал со стула и двинулся к юной прелестнице.

Шагнув к распахнувшей мне объятья мечте, я случайно зацепил глазом стоящую на прикроватной тумбочке фотографию. Рядом с фото ярко пылала свеча. И я четко увидел свадебный снимок в позолоченной рамке, на котором рядом с седоволосым женихом так знакомо улыбалась моя соблазнительница в подвенечном платье.

Два плюс два в голове сложилось мгновенно. На кровати меня пыталась соблазнить мертвая жена банкира… Меня словно окатило ушатом ледяной воды. От сумасшедшего вожделения не осталось и следа.

Я попытался отскочить от мертвой девушки. Но не успел.

Резко подавшись вперед, девушка вскочила с кровати, и сходу захомутала меня в неожиданно крепкие объятья.

Левое запястье опалило огнем. И я увидел, как в мгновенной ярко-белой вспышке сгорела повязанная наставником нить.

От ужаса попытался закричать. Но ледяные губы кляпом заткнули мне рот.

Спальня завертелась перед глазами в сумасшедшем вихре. От безумной круговерти у меня закружилась голова.

Моей последней связной мыслью стало сожаление: о неслучившейся по дороге сюда аварии. Сдохнуть в удобном кожаном кресле крутой тачки от лобового удара было б куда как лучше…

Дальше все потонуло в ослепительной вспышке. Объятья мертвой красавицы разжались, и я рухнул на розовую траву.

Интерлюдия 1

Интерлюдия 1

Затаившуюся в лесу стаю бестий ясновидящий почувствовал еще секунд за десять до нападения. По уму, нужно было сразу сворачиваться и уходить. Уж слишком такая «случайность» на пути к логову кукольника смахивала на подставу. Но, не желая упускать почти добытые премиальные, Александр решил рискнуть.

Благо оставленный за спиной ученик, изолированный от внешнего мира Гранитной печатью, и усиленный оберегом Порядка, был практически идеально защищен от нападения потусторонних тварей. Единственный доступный им путь в спальню – через зеркальный портал – находился в метре за спиной самого Александра. Но низкоуровневые бестии не те противники, которых стоило опасаться опытному бойцу, с уровнем теневого тела перевалившим за пятый десяток. Александр не сомневался, что легко сможет защитить от тварей портал, и решил, уничтожив стаю, продолжить путь.

Неприятным сюрпризом для ясновидящего стал союз стаи атаковавших его бестий с парой рвачей. Тому, что непримиримые враги – рвачи и бестии – сейчас так слаженно действовали, имелось единственное логичное объяснение – тварей объединила в общую стаю чья-то злая воля. Кукольнику такое вряд ли было под силу. Адепт Порядка спинным мозгом почуял незримую руку затаившегося где-то поблизости хаосиста. Присутствие заклятого врага подстегнуло честолюбивого наставника на ратный подвиг, и с мрачной решимостью он стал уничтожать миньонов хаосиста.

Бестии, ожидаемо, не доставили ему особых хлопот. А вот стремительная атака рвачей едва не обернулась для Александра серьезным ранением. Пришлось задействовать свой чрезвычайный резерв и, наряду с каменным молотом, применить технику Огненного Ускорения – сжигающую энергию, как огонь бензин. Но результат стоил того – удалось не только отделаться от рвачей малой кровью, но и хорошенько отоваривать каждого молотом промеж рогов, так что грозные твари сбежали от него скуля, как побитые дворняги.

С бегством рвачей исход боя был предрешен. Номинальному победителю оставалось лишь добить уцелевших бестий – у тупых тварей напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения, бестиям просто не хватало мозгов, чтобы сбежать, как это сделали рвачи, – и путь к логову кукольника будет открыт. Но резкая вспышка боли в левом запястье мигом похоронила наполеоновские планы Александра.

Это был откат состряпанного им оберега Порядка, только что лопнувшего и сгоревшего на руке ученика. Значит, за спиной увлекшегося боем наставника в тихой спальне с Сергеем стряслась какая-то беда. И Александру ничего не оставалось, как активировать обратный портал, оставив поля боя за полудюжиной чудом устоявших на ногах калек-бестий.

За спиной вернувшегося в спальню ясновидящего тут же раскололась и осыпалась на пол градом осколков левая половина зеркала. Путеводный зеркальный портал самоликвидировался, навсегда отрезав доступ к логову кукольника.

Но гораздо больше проблемы проваленного заказа Александра напрягло загадочное исчезновение из спальни ученика.

Перво-наперво Александр рванул к двери, и глухо зарычал от бессилья, обнаружив на ручках соединенных створок нетронутую нить Гранитной печати. Практически непробиваемая извне Гранитная печать легко, как обычная нитка, рвалась при воздействии на нее изнутри. И если б Сергей, наплевав на запрет наставника, решился самостоятельно выйти из спальни в коридор – в случае, например, если невтерпеж приспичило в туалет – он запросто мог это сделать. Увы, эта самая простая версия исчезновения ученика только что рассыпалась прахом.

Вернувшись обратно к частично обрушившемуся зеркалу, Александр обнаружил заклубившийся на уцелевшей половине туман.

– Да как так-то! – потрясенно пробормотал наставник. – Неужели?..

Вытащив из брючного кармана зажигалку, он опустился на колени и, подсветив себе огнем, заглянул под кровать.

– Твою ж мать! – в сердцах выругался Александр, обнаружив на скрытом от сторонних взглядов участке пола искомое – помутневшие осколки небольшого дамского зеркальца.

Вскочив на ноги, Александр снова бросился к двери, сорвал нить печати и выскочил в коридор.

– Семен! Ну, где вы там?! – нетерпеливо рявкнул он в пустоту.

Через секунду от лестницы донеслись быстро приближающиеся шаги.

– Уже закончили? – широко улыбнулся знакомый комитетчик в темно-сером костюме, появившись из-за поворота коридора.

Но в следующее мгновенье улыбка сменилась на его лице болезненным оскалом, когда метнувшийся наперехват Александр, со змеиным проворством, цапнул его левой рукой за горло, и сдавил при этом пальцами так, что Семен оказался мгновенно обездвижен и приперт к стене, без шансов к сопротивлению.

– Что происходит? – кое-как прошипел полузадушенный комитетчик. – Безобразие! Мы так не дог!..

– Заткнись! – перебил Александр. – Отвечай: кто, кроме вас с напарником, перед нашим приходом побывал в спальне?

– Черт! Да много кто! Тут следаки из уголовки со своими спецами до нас целый час отирались… Млять! Да отпусти уже, я и так тебе все расскажу!

– Не то, – и не подумал ослабить захват Александр. – В первый час он никак не мог успеть. Да и глаз лишних было слишком много, чтоб незаметно закладку сделать… Это случилось позже. Скорее всего, прямо перед нашим с Сергеем приходом… Вспоминай, Сёма, кого вы, в нарушение инструкций, к телам допустили?

– Да пошел ты!.. Никого мы не пускали!

– Значит, не желаешь по-хорошему? – зло прищурился Александр.

– И чё ты мне сделаешь? Придушишь?.. Да не смеши!.. Зря ты, Санек, канитель эту затеял! Обещаю, огребешь ты за свое самоуправство по самые!..

Договорить Семен не успел, завороженный вращением огромного черного кольца, неожиданного появившимся на свободной руке гипнотизера.

– Фамилия? – спросил Александр.

– Дубинин, – пустым, лишенным эмоций голосом ответил комитетчик.

– Звание?

– Капитан.

– Капитан Дубинин, повторяю вопрос, кого вы с напарником, в нарушение инструкций, допустили к телам в спальне?

– Горничная приходила.

– Зачем?

– Простыни принесла. Чтоб тела ими прикрыть.

– Чья идея была прикрыть трупы простынями? Ваша?

– Нет, нам подсказали.

– Кто?

– Горничная. Она сказала, что мажордом ей велел принести простыни, для укрытия ими тел обезглавленных хозяев.

– И идея вам понравилась?

– Да.

– Что случилось при передаче горничной вам простыней?

– Горничная испугалось трупов, и уронила простыни на пол.

– Кто поднимал упавшие простыни с пола? Кто-то из вас, или она?

– Она.

– Что и требовалось доказать, – мрачно констатировал Александр, останавливая указательным пальцем вращение кольца на большом, и отпуская горло Семена.

Освобожденный комитетчик согнулся у стены в приступе удушливого кашля.

– Что… кх-кх… здесь… кх… происходит? – удивленно уставился он на Александра, будто только сейчас его увидел.

– У нас огромные неприятности, Семен, – огорошил его ясновидящий. – Горничная, которую вы опрометчиво пустили в спальню…

– Но откуда вы?.. – от изумления комитетчик даже перестал кашлять.

Александр же, сделав вид, что не заметил оговорки собеседника, продолжил:

– …кроме простыней занесла и закинула под кровать еще кое-что. И в результате ее диверсии, теперь может серьезно пострадать мой помощник… Единственная возможность для вас: хоть как-то реабилитироваться в глазах своего начальства – отследить записи всех местных камер, и попытаться найти кадры с этой горничной.

– Какие, к черту, камеры?! Я сейчас вам ее в натуре предоставлю! Она же в штате!

– Это вряд ли. Уверен, среди местной прислуги вы ее не най…

Донесшийся из спальни грохот перебил Александра на полуслове.

– Млять! Только прорыва до кучи нам еще здесь не хватало! – выдохнул ясновидящий, и бросился обратно в спальню.

Глава 5

Глава 5

Помимо невероятной розовой травы вокруг, мое внимание невольно привлекли строки очередного системного лога, вспыхнувшие перед глазами сразу после перемещения на залитую солнечным светом поляну:

Внимание! Вы переместились в локацию теневой параллели! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 4,93%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 04:55.

Еще до того, как я дочитал строки уведомления, на периферии обзора, в левом нижнем углу, загорелись цифры таймера обратного отсчета:

04:55… 04:54… 04:53… 04:52…

Строки лога погасли сразу после прочтения, а отсчитывающий секунды таймер в углу остался. О том, что случится со мной по истечении отмеренных четырех минут пятидесяти пяти секунд, я мог лишь гадать. Интуиция подсказывала, что ничего хорошего за обнулением таймера точно не последует, и нужно, как можно быстрее, придумать способ сбежать отсюда обратно.

Знакомая розовая трава на поляне, и стена зловещих скелетоподобных белых деревьев, окаймляющая поляну со всех сторон, пробудили надежду разыскать здесь наставника… Ведь Александр бился с тварями где-то примерно в этих краях. И у него за спиной имелся зеркальный портал в спальню! С монстрами он управлялся вполне успешно, и, до того, как я угодил в этот чудовищный переплет, уже почти победил. Наверняка, наставник уже освободился, и сможет прийти мне на помощь, если…

– Саша-а! Ау-у! Я зде-есь! – крикнул я во всю мощь легких.

И реакция на мой зов последовала незамедлительно. Но… Увы, совсем не та, какой я ждал.

– Уцсселел! Выжшшил! Как ссславно!

От раздавшегося за спиной зловещего змеиного шепота, я подпрыгнул, как в задницу ужаленный.

В двух метрах сзади обнаружилась поднимающаяся из травы жена банкира. Девушка ничуть не смущалась своей наготы и, казалось, специально выставляла передо мной на обозрение в ярком солнечном свете свои самые интимные части тела. Ее по-прежнему чертовски сексуальная фигурка невольно снова стала меня заводить.

Перехватив мой поплывший взгляд прелестница плавным текучим движением переместилась сразу на метр и, чарующе мне улыбнувшись, провела по губам кончиком языка… Раздвоенного! Черного! Змеиного! Брр!

Меня словно ушатом ледяной воды обдало. Я шарахнулся от твари в женском обличии, как от чумы, отскочив назад разом метра на полтора.

– Т-ты кт-то т-такая? – безуспешно пытаясь унять дрожь в голосе, с горем пополам кое-как прокряхтел я вопрос.

– Не важшшно! – зашипела тварь, неуловимо быстро «перетекая» снова на метр вперед.

Ее глаза вдруг резко расширились и побагровели. А ровные ряды белоснежных зубов в распахнутом рту мгновенно обернулись акульей пастью, полной огромных, желтых клыков… У меня же даже палки плохонькой в руках не было, чтоб от чудовища отбиваться. А много ли навоюешь голыми руками, против таких-то зубищ?!

– Крошка, а ну-ка фу! – неожиданно раздался сбоку новый незнакомый женский голос.

– Хозссяйка! – тут же обернулась на голос тварь, возвращаясь к мирному образу юной девушки.

Повернувшись следом, я увидел рядом молодую женщину лет тридцати, в соблазнительно обтягивающем фигуру кожаном костюме травянисто-розового цвета, и с копной таких же розовых волос на голове.

Не обращая на меня внимания, эффектная дама продолжила отчитывать жену банкира, как набедокурившую зверюшку:

– Ты что себе позволяешь! Тебе какая команда дана была?!

– Не гневайссся, хозссяйка! Ведь для тебя жшше ссстараласссь!

Обнаженная девушка на коленях подползла к даме в розовом кожаном наряде, и стала по-кошачьи тереться грудью и боками о ее ноги… От такого угарного стриптиза, разворачивающегося буквально в трех шагах, у меня аж застучало в висках.

– Вот сейчас, прям, заинтриговала, – хмыкнула женщина, потрепав тварь в ногах по короткой модной прическе. – Ну-ка, ну-ка, продолжай.

– Он ссслабый! Сссохранить сссложшшно! Есссли зссабрать массску, он ссстанет твоим навсссегда!

– Это ты, типа, себя в любовники мне предлагаешь? – фыркнула дама в розовом, и расхохоталась.

– Но я чччую – ты жшше хочччешшшь его, хозссяйка!.. Позссволь зссабрать его массску! Клянусссь, ты не почччувссствуешшшь разссницссы! И он ссстанет твоим навсссегда!

– Я подумаю, над этим предложением, крошка, – обнадежила хозяйка свою ручную тварь.

– Поторописссь. Сссекунды уносссятся. Я чччувссствую. У него их осссталосссь сссовсссем мало…

Я невольно покосился на таймер в левом углу.

02:15… 02:14… 02:13… 02:12…

Охренеть! Больше половины отмеренного мне срока уже прошло! Что же делать? ЧТО ДЕЛАТЬ?!

– Совсем плохи дела у порядочников, – заговорившая снова дама в этот раз обратилась уже ко мне. – Необученную нулевку в теневую параллель отправили. Сочувствую тебе, мальчик.

– Так вы тоже ясновидящая? – потрясенно спросил я.

– Тебя как зовут, мальчик? – спросила дама, проигнорировав мой вопрос.

– Сергей.

– Прекрасное имя. Был у меня один знакомый Сергей… – дама улыбнулась приятным воспоминаниям, и после секундной паузы неожиданно тоже представилась: – А я – Линда.

– Линда, ведь вы поможете мне вернуться в нашу параллель?

– Нашу, – хмыкнула Линда. – По мне так и здесь неплохо.

– Но вы же можете!

– Мало ли что я могу… М-да, не повезло тебе, Сережа. Не в том месте ты оказался. И не в то время.

– Ну помогите мне вернуться обратно! – заканючил я, чуть не плача. – У меня совсем мало денег, но я отдам вам все, что у меня есть!

– Не разочаровывай меня. Терпеть не могу нытиков!

– Пожалуйста! Осталась всего минута!

– Ты права, крошка. Маска будет поинтересней оригинала, – Линда снова обратилась к прижавшейся к ноге жене банкира. – Забирай ее. Она твоя.

По-змеиному зашипевшая тварь, прямо с колен скакнула на меня.

Я попытался увернуться… Но какой там! Тварь двигалась в разы быстрее.

Через пару секунд я уже валялся на земле, придавленный сверху совершенно не по-женски твердыми ягодицами. Колени скрутившей меня девушки прижали к телу и намертво заблокировали обе мои руки. Левой тварь в женском обличии цапнула меня за волосы и, нависнув, оттянула голову к земле, открыв доступ правой к беззащитному горлу. Пальцы отведенной для рокового удара правой руки обернулись костяными ножами и понеслись вниз.

Я отчетливо понял, что это конец, и время вокруг словно остановилось. Таймер обратного отсчета в углу завис на отметке: 00:54.

– Однако! А ты не так уж и плох, малыш, – до парализованного ужасом сознания, как сквозь вату донеслись странно искаженные то ли слова, то ли мысли Линды.

Над головой пронесся огненный сполох, сметая уже почти убившую меня тварь. И перед глазами неожиданно загорелись строки победного лога:

Внимание! При вашем непосредственном участии нанесен критический урон кукольнику 34 уровня. Кукольник умирает. Штраф за частичное участие в бою – 0,2. Бонус за разницу в уровнях – 4,4. За частичное участие в убийстве кукольника вам начисляется: 132 очка теневого развития, 8 теневых бонусов к Силе, 6 теневых бонусов к Ловкости, 8 теневых бонусов к Выносливости, 5 теневых бонусов к Интеллекту, 21 теневой бонус к КЭП.

Я едва успел пробежаться по системному уведомлению глазами, как строки погасли. И тут же время продолжило привычный размеренный бег. Таймер в углу ожил, и цифры на нем снова стали меняться:

00:53… 00:52… 00:51… 00:50…

– Хорош разлеживаться! Не для того я тебя спасала, чтоб ты потом, как последний лошара, на ровном месте развеялся, – насмешливый голос Линды вывел меня из оцепенения.

Я сел и ошарашено огляделся.

Искал тело сброшенной в сторону девушку, но на месте ее вероятного падения обнаружил невероятное чудовище, с телом огромного серого паука, и башкой гигантской анаконды. Еще по всему телу: на боках, спине и даже брюхе, имелось множество похожих на верблюжьи горбы наростов, в форме застывших в мучительной агонии человеческих лиц.

– Это кукольник, – пояснила мне Линда. – Так он выглядит на самом деле. А девочка, в образе которой он перед тобой предстал, была иллюзорным образом одной из похищенных им масок… Цени, Сережа, лучшую зверушку свою ради тебя не пожалела.

– Спасибо.

– А вот фиг ты у меня одним «спасибо» за такое отделаешься, – хмыкнула Линда. – Помнится, грозился все, что у тебя есть, за помощь отдать?

– Да-да, конечно.

– Однажды мне потребуется твоя помощь, мальчик. И я свяжусь с тобой. Отныне ты мой должник. А чтоб ты не забыл свое обещание, скрестим кольца в рукопожатии.

У Линды вокруг большого пальца правой руки, вместо привычного кольца, появилось аморфное образование ярко-алого цвета, то растекающееся по всему пальцу, то собирающееся на разных фалангах в толстый жгут.

– Ну же, – поторопила она меня, засмотревшегося на неустойчивую форму ее «кольца».

Я протянул руку в ответ. Мы обменялись крепкими рукопожатиями. Мое твердое голубое кольцо прикоснулось к аморфному алому образованию Линды, и перед глазами вспыхнули строки очередного лога:

Внимание! Вы приняли на себя обязательства должника перед ясновидящей Линдой Краус. Вы обязаны, по ее требованию, один раз прийти ей на помощь, и приложить все свои силы, без остатка, для разрешения опасной для нее ситуации. Срок обязательства: 1 год. Если в течение вышеозначенного срока Линда Краус не обратится к вам за помощью, ваши обязательства должника аннулируются.

Еще до того, как погасли строки уведомления, в руке у Линды полыхнула изящная огненная сабля, появившаяся вдруг из ниоткуда так же, как каменный молот в руке наставника, и дама начала ей стремительно кромсать тушу мертвого кукольника. Остающиеся после рубящих ударов сабли огненные росчерки живо напомнили мне спасительный сполох, снесший с меня тушу навалившегося кукольника.

– А это тебе, малыш, прощальный подарок, – Линда бросила к моим ногам две вырубленные из туши человеческие головы. – Ты, ведь, за ними приходил?

Я с трудом отыскал в перемазанных черной кровью твари перекошенных «масках» общие черты с улыбающимися лицами на свадебной фотографии.

– Да, за ними.

– Ну так забирай… И будем прощаться.

Брезгливо сморщившись, я нагнулся и подхватил головы за окровавленные патлы. А разогнуться обратно уже не успел.

Оказавшаяся вдруг рядом Линда толчком в голову отправила меня из согнутого положения в обратный кувырок.

– До встречи, мальчик! – донеслось в спину.

Мелькнувшая перед глазами розовая трава растворилась в ослепительной вспышке. Почти обнулившийся таймер обратного отсчета так же сгинул вместе с травой. И в следующее мгновенье я от души приложился затылком о ножку кровати.

А еще через секунду из зеркального портала, через который я вкатился обратно в спальню, донесся до дрожи знакомый, многоголосый то ли рев, то ли вой, набегающей стаи.

Глава 6

Глава 6

Внимание! Вы покинули локацию теневой параллели! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 33 теневых бонуса к КЭП.

Сморгнув на одном дыхании прочитанный лог, я с замирающим сердцем уставился в арку зеркального портала – переместившуюся отчего-то на правую половину зеркала. На месте же бывшего портала теперь была обычная стена спальни, потому как вся левая часть зеркала осыпалась на пол грудой мелких осколков.

Вопреки ожиданиям, к порталу стали сбегаться вовсе не виденные ранее бестии, а прямоходящие ящеры примерно трехметрового роста, с могучими вараньими хвостами, и относительно маленькими, но чрезвычайно зубастыми, мордами мурен, на по-жирафьи длинных шеях.

От немедленного растерзания меня спасло лишь то, что зеркальный портал оказался недостаточно широким, для одновременного прохода даже пары этих медношкурых гигантов. А потусторонних тварей одновременно сбежалось к нему не меньше десятка. Потому, за право ворваться в спальню первым, между монстрами началась отчаянная грызня.

Пока твари дрались за портал, у меня был реальный шанс сбежать. Но парализованный ужасом, я остался сидеть перед «экраном» на полу, и глаз не мог оторвать от кровавого реалити «за стеклом».

Победитель определился секунд за пять, им стал самый мордатый и зубастый ящер, просто смявший, как танк, на своем пути всех конкурентов. Когда его морда, забрызганная синей кровью поверженных неудачников, высунулась из стекла зеркального портала, в жесте отчаянья, я попытался отгородиться от ящера головами банкира и его жены, сжимаемыми в до судороги стиснутых кулаках.

Тварь шумно принюхалась к предложенному угощению, и широко распахнула пасть, усеянную сотнями иголок-зубов… Но вместо закуски из людских голов крепко получила по нижней челюсти каменным молотом.

Непонятно откуда примчавшийся вдруг мне на выручку Александр могучим боковым ударом своротил ящеру челюсть. Монстр яростно зашипел от боли и негодования, и резко взметнул башку под потолок, уводя от следующего удара. Наставника промах ничуть не обескуражил, и третий удар молотом он нанес уже ящеру в по-петушиному выпирающую грудь. Заставив тварь при этом ощутимо попятиться.

– Пробейся к зеркалу, и ударь кольцом по стеклу! – обернувшись, скороговоркой скомандовал наставник.

Ага щас! – мысленно возмутился я. – Вообще-то мне жить еще не надоело!

Наплевав на команду, я на коленях отполз из-под ног дерущихся, и спрятался за угол кровати.

Меж тем в схватке наметился перелом. Оправившаяся от неожиданного нападения тварь из вынужденной обороны перешла в решительное контрнаступление, и уже Александру пришлось закрываться молотом, от рухнувшей сверху раззявленной пасти. От страшных зубов чудовища наставник уберегся, но пропустил косой рубящий удар относительно небольшой верхней конечностью твари, неосмотрительно оставленной им без внимания. И острые когти монстра прочертили три глубокие кровавые борозды у наставника на плече.

– Сука! – зашипел Александр.

Стремительным контрударом он достал обидчицу, и сломанная молотом лапа повисла плетью у твари на боку.

Очередная болезненная травма от несерьезно мелкого, по меркам гиганта-ящера, противника привели тварь в бешенство. Рыча и брызжа слюной, монстр асфальтовым катком попёр на наставника, подставляя под удары молота толстокожие бока, и выцеливая сверху благоприятный для смертельного укуса момент.

– Серега, отсидеться не получится! – снова скороговоркой зашипел отступающий в угол наставник. – Это твой зеркальный портал! И мгновенно разрушить его можешь только ты – своим кольцом! Я заагрил живоглота! Он не тронет тебя! Сейчас наш единственный шанс! Если через портал пройдет еще один живоглот, я уже не смогу их удержать! Начнется прорыв! А в доме людей полно! Если себя не жалко, то о людях хотя бы подумай!.. Ну же, парень, рискуй!

Балабол, блин! Мертвого уболтает!.. Мой страх перед жутким монстром, разумеется, не пропал. Я продолжал трястись, как осиновый лист. И если б не упомянутые наставником люди, честное слово, просто сжался б в комочек, зажмурил крепко-накрепко глаза… и гори оно все огнем! Но ради оставшихся в холле, абсолютно беззащитных перед потусторонними тварями, мужчин и женщин я заставил себя двинуться к зеркальному порталу.

Я полз по полу на коленях, и с заходящимся от ужаса сердцем наблюдал, как из портала гигантским питоном неспешно выползает длиннющее кнутовище хвоста живоглота. Пол перед зеркалом был густо усеян осколками, которые больно впивались в колени – но из-за переизбытка адреналина на такие пустяки в те роковые мгновенья я даже внимания не обращал.

Оставшиеся на той стороне твари уже определились с очередностью дальнейшего происхождения через арку зеркального портала, и следующий ящер-гигант уже нетерпеливо переминался в метре от нее, дожидаясь исчезновения кончика хвоста сильнейшего.

Александр оказался прав, зажавший его в углу живоглот в мою сторону даже хвостом не повел. Я беспрепятственно достиг зеркала и со всей дури шарахнул по нему правым кулаком, с выставленным для удара кольцом на большом пальце.

Только в момент удара заметил, что по-прежнему сжимаю в кулаке одну из голов. Зато мою оплошность мигом просек пасущийся в ожидании своей очереди живоглот номер два. Его зубастая пасть живой молнией метнулась к засвеченной голове, и я с ужасом понял, что не могу разжать сведенные судорогой пальцы.

Мое кольцо ударилось в зеркальное стекло буквально за мгновенье до болезненного контакта с уже сжимающимися вокруг «занятой» руки челюстями. И высоченное зеркало тут же словно взорвалось изнутри, засыпав меня вихрем мелких осколков.

Зеркальный портал тут же схлопнулся.

Вместо пасти атакующего монстра, мой кулак уперся в безопасную стену, и обессилено заскользил по ней вниз.

Огромная тварь в углу, до сей поры успешно прессовавшая наставника, взревела от боли в усеченном хвосте, и от души зарядила меня обрубком по боку. Я отлетел от стены на пару метров, и оказался практически на том же месте, куда попал, выкатившись минуту назад из портала.

Стегануть меня еще раз хвостом живоглот не успел. Наставник сполна воспользовался секундным отвлечением противника. Взвившись с места в невероятно высоком прыжке, от снизу вверх приложил монстра молотом по морде, буквально вбив нижнюю челюсть в верхнюю.

Этот удар основательно потряс живоглота. Гигант затряс башкой, зашатался… Возможно короткой передышки в несколько секунд ему бы хватило, для восстановления, но Александр, разумеется, не позволил твари спокойно перевести дух.

На трясущуюся башку монстра посыпался град ударов каменным молотом. Живоглот попытался отмахнутся от Александра второй здоровой лапой, но лишь заработал очередной перелом, а длины купированного схлопнувшимся порталом хвоста ему банально не хватало, чтобы дотянуться до плющащего морду противника.

Даже с превращенной в кусок кровавого фарша башкой, в бессильной злобе, живучая тварь еще какое-то короткое время отчаянно дубасила себя по бокам обрубком хвоста, разбрызгивая по спальне свою синюю кровь. Потом живоглот вдруг резко рухнул на пол, забился в агонии и сдох.

А у меня перед глазами загорелись строки очередного лога:

Внимание! При вашем непосредственном участии нанесен критический урон живоглоту 41 уровня. Живоглот умирает. Штраф за частичное участие в бою – 0,2. Бонус за разницу в уровнях – 5,1. За частичное участие в убийстве живоглота вам начисляется: 213 очков теневого развития, 11 теневых бонусов к Силе, 12 теневых бонусов к Ловкости, 16 теневых бонусов к Выносливости, 9 теневых бонусов к Интеллекту, 47 теневых бонусов к КЭП.

– Вот ведь! Изгваздались оба, как черти, и даже ни одного зеркала в комнате не осталось, чтоб в порядок себя привести, – ворчание опустившегося рядом на корточки наставника отвлекло меня от чтения.

Все еще находясь под воздействием пережитого стресса, я не сразу вник в смысл сказанного. Когда же до меня таки дошло, я разразился безудержным истерическим хохотом.

Глава 7

Глава 7

Раздавшийся рядом громкий хлопок привел меня в чувство.

– Что это было? – спросил я у прислонившегося спиной к кровати наставника.

– Живоглот с нами попрощался, – усмехнулся Александр, не открывая глаз.

Я испуганно обернулся в сторону монстра. Но увидел у стены лишь груды битого стекла. Живоглот же бесследно исчез.

– Потусторонним тварям чужда наша параллель точно так же, как нам – их, – не дожидаясь вопроса стал объяснять наставник. – Удерживаться нам и им в иной параллели позволяет Контроль энергетических потоков. Чем лучше он развит, тем дольше возможно находиться в чужеродной локации. Живоглот был сильным высокоуровневым зверем, и мог без проблем «гостить» у нас несколько часов кряду. Но, после смерти, тварь утратила контроль над энергетическими потоками, и была вышвырнута из нашей параллели. Тело при таком жестком возвращении, как правило, сильно деформируется, из легких с шумом вырывается весь имеющийся там воздух, и раздается звук, напоминающий хлопок. Его-то мы только что и услышали.

– Это что?.. Получается, если б я не успел за те пять минут вернуться обратно, меня бы тоже, вот также – с хлопком?..

Александр открыл глаза и испытующе на меня поглядел:

– Запомни, ученик, в нашем деле не бывает никакого «если бы». Ты самостоятельно справился с чрезвычайно сложным, и практически невыполнимым для новичка испытанием. И как бы это пафосно не звучало, я горжусь тобой.

– И что, даже не поинтересуешься: как мне это удалось?

– Отчего же. Разумеется, поинтересуюсь. Более того, подробно тебя расспрошу о первом самостоятельном приключении в теневой параллели. Но чуть позже… А сейчас давай уже закроем заказ, и выйдем, наконец, отсюда.

Подавая пример, наставник первым поднялся на ноги и, подхватив со спинки стула пиджак, надел его поверх окровавленной рубашки.

– К сожалению, голов этих несчастных, – Александр кивнул на трупы под простынями, – добыть мне не удалось, и премии, увы, не будет. Зато ты, Сергей, прошел полновесное боевое крещение, и за участие в ликвидациях тварей, наверняка, заработал немало очков теневого развития. Пока их не трогай, в офисе я помогу с правильным распределением… Да иди ты! Откуда?!

Наставник ожидаемо бурно отреагировал на выставленные мною из-за спины руки с «примороженными» трофеями.

– Мне Линда помогла их из кукольника добыть, – честно ответил я.

– Какая еще, нахрен, Линда?

– По фамилии Краус. Она вернула меня из теневой параллели, и теперь я ее должник.

– Твою мать! – схватился за голову Александр. – Давно на меня разом столько дерьма не валилось за какие-то сраные полчаса!

– Что я должник – это очень плохо да?

Наставник не успел мне ответить, остановленный требовательным стуком в дверь.

– Заходи, не заперто, – откликнулся Александр.

Нарисовавшийся на пороге Семен щелкнул выключателем и, уже при нормальном освещении, окинул цепким взглядом зашторенную комнату.

– Слава богу, обошлось, – выдохнул удовлетворенный осмотром комитетчик. – После вашего намека на прорыв, я опасался, что тут живого места не останется. Спецназ даже вызвал. И людей из дома на улицу эвакуировал… А потом наверху стало тихо. И я решился подняться… посмотреть, как у вас дела.

– А вы смелый человек, Семен, – хмыкнул наставник.

– Работа такая, – в тон ему откликнулся комитетчик. – Ну как успехи?

– Отдай ему, – бросил мне Александр.

– Не могу. У меня кулаки не разжимаются.

– Это мы сейчас исправим.

Наставник резко надавил на пару болезненных точек на запястье моей левой руки, и одна из голов тут же выскочила из разжавшихся пальцев. Следом аналогичная операция была проделана с правой рукой, и вторая голова, присоединившись к первой, покатилась по простыне в сторону комитетчика.

– Чё грязные-то какие? – поморщился Семен, добытым из кармана платком останавливая головы на краю кровати.

– Извини, помыть не успели, – фыркнул Александр.

– Да я ж не в упрек. Так, к слову.

– Горничную-то нашел?

– Ты был прав, она, как сквозь землю, провалилась.

– Горничная? – рискнул я вмешаться в беседу старших.

– Потом объясню, – отмахнулся Александр, и снова обратился к Семену: – Извини, намусорить пришлось, – кивок на груду стекла на полу под бывшим зеркалом. – Но!.. Скажи спасибо, что так. Из-за вашей подставы с горничной, все могло закончиться куда как хуже… Как бы то ни было, головы мы вернули. И ждем подтверждения, об исполненном заказе.

– Да-да, конечно!

Семен извлек из кармана смартфон и, выведя на громкую связь, нажал вызов.

После второго длинного гудка из динамика раздался задорный светкин голос:

– Внимательно?

– Светлана, это Семен, – подмигнув нам, заговорил комитетчик. – Рад сообщить, что присланные вами специалисты превосходно справились с заданием. Деньги, за исполнение заказа, в течение часа будут перечислены на счет вашей организации.

– Рада слышать, – откликнулась Света.

У меня перед глазами тут же загорелись строки очередного лога:

Внимание! Принятый вами Заказ исполнен! Ваша персональная награда составляет 95% от суммы полагающихся группе премиальных. В качестве поощрения, вам начисляется 11 теневых бонусов к Интеллекту, 36 теневых бонусов к КЭП.

– Всего доброго, Светлана.

– И вам, Семен, не хворать.

Комитетчик нажал на «сброс». Убрал телефон. Из того же кармана достал небольшой конверт, и протянул его Александру.

– Это лично вам за оперативность.

Заглянув в конверт, наставник удовлетворенно хмыкнул и спрятал во внутренний карман пиджака.

– Я могу надеяться, что недоразумение с горничной останется между нами? – заискивающе улыбнулся ему Семен.

– Какой такой горничной? – изобразил удивление Александр.

– Благодарю за понимание… Пойдемте, я выведу вас из дома.

Поначалу я удивился, что комитетчик вызвался нас провожать. Дойти по коридору до лестницы, спуститься на первый этаж и через холл к уличной двери – этот нехитрый маршрут мы вполне могли бы проделать и самостоятельно. Но Семен неожиданно повел нас по коридору в противоположную от лестницы сторону. После пары поворотов ключом открыл дверь, ничем не отличающуюся от десятка других коридорных дверей, за которой, вместо комнаты, оказалась узкая площадка винтовой железной лестницы. По ней, двинувшись гуськом друг за дружкой, мы спустились вниз, и через стеклянную веранду вышли в сад с задней стороны дома.

– Для эвакуации людей, пришлось соврать об угрозе теракта, – повинился Семен, провожая нас по гравийной дорожке к секретной калитке, в заросшем густым кустарником дальнем краю забора. – У ворот дома из-за этого теперь толпа телевизионщиков дежурит. Вам, думаю, перед камерами лица светить не с руки.

– Правильно думаете, Семен, – снова перешел на официальный тон наставник.

Остановившись возле приоткрытой калитки, больше похожей на вырезанную в высоком заборе дыру, комитетчик протянул нам руку.

– Ну, как говорится, было приятно, парни, с вами поработать!

Обменявшись с ним крепкими рукопожатиями, мы по очереди нырнули в калитку, и стали осторожно выбираться из кустарника.

Глава 8

Глава 8

Кустарник вывел нас в безымянный узкий проулок, откуда до оставленной на Садовой машины нам пришлось добираться минут десять кружным путем. Из-за адреналина, в доме я не замечал, что в теплой толстовке, с рюкзаком за спиной, буквально взмок от пота, но бодрящий осенний ветерок живо обозначил сей неприятный сюрприз, и по дороге к «вольво» я изрядно продрог.

К счастью, еще на подступах к тачке, Александр запустил климат контроль, с обогревом салона до двадцати четырех градусов, и когда мы наконец доковыляли до машины, внутри нас встретило согревающее тепло.

Семен не обманул. Напротив ворот банкирского особняка действительно наблюдалась настоящее столпотворение. Улицу там запрудила плотная толпа, в которой присутствовало немало журналистов с микрофонами и камерами. А плотной группой у ворот и цепью вдоль забора, лицом к толпе, выстроилась шеренга бойцов спецназа, в камуфляже, масках и с автоматами, и только грозный вид этих бравых парней сдерживал толпу от штурма дома.

– Ну давай, рассказывай, как тебя угораздило по ту сторону-то угодить? – потребовал наставник, заводя машину и выруливая с обочины на пустую дорогу.

Я стал рассказывать, как сперва смотрел крутой боевик в его исполнении, получал логи о пассивном участии в избиении бестий, и тихо от этого офигевал. Потом почувствовал, что в спальне не один, и, обернувшись, обнаружил на кровати соблазнительную красотку…

– М-да, здорово стерва с кукольником придумала, – подытожил мой рассказ Александр. – Незаметно подкинула второе зеркало под кровать и вуаля… Круг замыкается, следов не остается, все просто и красиво. Ни разу не засвеченный хаосист остается при своих бабках. А бедолага порядочник пропадает без вести где-то в безымянной локации теневой параллели… Вынужден признать, Сергей, твое присутствие сегодня в качестве напарника, похоже, спасло мне жизнь.

– Я ничего не понял, – честно признался я.

– Сейчас попытаюсь объяснить, – ухмыльнулся Александр. – Как ты уже знаешь, передряга в которую мы с тобой угодили, началась с того, что хаосист, запустил потустороннюю тварь в спальню банкира…

– Погоди, – перебил я. – Сперва объясни хотя бы кто такой хаосист?

– Хаосист – это ясновидящий с знерготипом, заточенным под хаос. А ясновидящих, в знерготипах которых порядок доминирует над хаосом, называют порядочниками. К последним, как не сложно догадаться, относимся и мы с тобой, Сергей. Хаосисты гораздо лучше нас приспособлены к длительному пребыванию в теневой параллели. Они умеют подчинять потусторонних тварей, и одержимы безумной идеей: разрушения Барьера Равновесия между нашими параллелями и воцарения в захваченном тварями мире вечного хаоса. К счастью, хаосистов гораздо меньше, чем порядочников, и все они ярко выраженные индивидуалисты, не способные действовать сообща. Мы же объединены в организацию, шансы выстоять в открытом противостоянии с которой даже у гениального одиночки, с ордой подчиненных тварей, крайне невелики.

– Так спасшая меня ясновидящая?..

– Да, она была хаосисткой. И, вероятнее всего, именно ей мы обязаны сегодняшним приключением.

– Но я же, типа, порядочник? Почему же она меня спасла?

– Так сложились обстоятельства. Она не рассчитывала, что нас будет двое. Твое появление для хаосистки стало сюрпризом…

– Да с фига сюрпризом-то? Она же кукольника специально за мной послала?

– Нет, не за тобой.

– Чего?

– На самом деле все обстояло примерно так. Запустив кукольника в спальню банкира, хаосистка, разумеется, предполагала, что в скором времени я, или кто-то другой из нашей организации, выйдет на ее след. И решила отделаться от преследователя банальным уничтожением путеводного портала. Как ты видел, я открыл выход в теневую параллель по следу сбежавшего с добычей кукольника. Далее меня отвлекли от преследования нападением стаи бестий. И пока я их там уничтожал, через подкинутое под кровать зеркало кукольник вернулся в спальню разовым порталом. Дальше, по задумке хаосистки, он должен был атаковать меня сзади, через открытый двухсторонний зеркальный портал. Преследуя при этом сразу две цели: серьезно ранить и тем самым ощутимо ослабить меня перед финальной схваткой с хозяйкой-хаосисткой, и разрушить за моей спиной зеркальный портал, лишив возможности быстро удрать восвояси. Но, оказавшись в спальне, кукольник неожиданно обнаружил второго порядочника, в отношении которого от хозяйки не было никаких приказов, и потусторонняя тварь решила доставить слабого противника через неактивированную часть портала хаосистке. Кукольник нацепил недавно сорванную маску обезглавленной жены банкира… А что было дальше, ты и сам прекрасно знаешь.

– Значит, теперь я должник хаосистки, – кое-как прохрипел я из-за мгновенно пересохшего горла. – И чем мне это грозит?

– Пока сложно сказать. Может, и ни чем, – пожал плечами Александр. – Безусловно, хаосистку заинтересовал твой потенциал. Нулевка, самостоятельно сумевшая замедлить вокруг себя время, имеет неплохие шансы на получение, по мере развития, крайне интересных навыков.

– В смысле?

– Никогда больше не делай такие вытаращенные глаза. Ей богу, на селедку становишься похож, – хмыкнул наставник.

Но я не повелся на подначку, и продолжил требовательно прожигать его взглядом.

Александр обреченно закатил глаза и стал объяснять:

– Фишка в том, что при каждом занулении уровня теневого тела у ясновидящего открывается новый теневой навык. У тебя, ведь, имеется уже один?

– Ну да – Владение воздушным копьем.

– Он у тебя появился на нулевом уровне теневого тела. А следующий навык появится при достижении десятого уровня. Третий теневой навык получишь уже на двадцатом уровне теневого тела. Четвертый – на тридцатом. Ну и так далее.

– А как мне уровни теневого тела поднимать?

– Очками теневого развития, которые тебе будут начисляться…

– Знаю. Мне они уже не раз сегодня прилетали. И, чую, скопилось их порядочно.

Я крутанул кольцо указательным пальцем по часовой стрелке. И перед глазами загорелся столбец знакомых строчек:

Ясновидящий Сергей Капустин

Общие характеристики:

Возраст – 18 лет

Рост – 172 сантиметра

Вес – 62,3 килограмма

Энерготип – Свет/Тьма 81/19, Порядок/Хаос 74/26

Отклик стихий – Воздух 72%, Вода 23%, Огонь 4%, Земля 1%

Открытых энергетических каналов – 1

Основные параметры:

Сила – 7 (74,50%)

Ловкость – 8 (81,52%)

Выносливость – 7 (78,51%)

Интеллект – 13 (139,72%)

Контроль энергетических потоков (КЭП) – 0 (6,30%)

Теневые параметры:

Свободные очки теневого развития к распределению – 368

Уровень теневого тела – 0 (0/10)

Теневой бонус к Силе – 19 (00,19%)

Теневой бонус к Ловкости – 18 (00,18%)

Теневой бонус к Выносливости – 24 (00,24%)

Теневой бонус к Интеллекту – 25 (00,25%)

Теневой бонус к КЭП – 137 (01,37%)

Свободные теневые бонусы к распределению – 0

Теневые навыки:

Владение воздушным копьем – не активирован (условия активации 1 ступени: 20 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 5)

– Охренеть! У меня триста шестьдесят восемь свободных очков теневого развития накопилось. А для первого уровня нужно всего десять!

– А ну стопе! – вдруг рявкнул на меня наставник. – Не вздумай все разом бухнуть в теневое тело!

– Почему?

– Да хотя бы потому, что для активации навыка тебе тоже понадобятся очки теневого развития! А без оружия, как ты с тварями собрался биться?

Я прочитал условия активации и беспечно отмахнулся:

– Да там и надо-то всего двадцать очков.

– Это только за первую ступень, – хмыкнул наставник. – А всего их десять. И за каждую следующую требующееся количество очков теневого развития удваивается. Видел мой каменный молот? В активации навыка владения им я дошел лишь до седьмой ступени! Потому что за восьмую требуется выложить аж две тысячи пятьсот шестьдесят очков теневого развития. А за десятую ступень, вообще, заоблачные…

– Десять тысяч двести сорок, – блеснул я своими способностями к мгновенному перемножению многозначных чисел.

– Лихо, – уважительно кивнул Александр.

– Конечно, требования возрастают солидно. Но, учитывая, что за какой-то час я сегодня получил почти триста семьдесят очков теневого развития, думаю, не трудно будет…

– Ошибаешься, – перебил Александр. – Сегодня тебе, считай, сказочно повезло. Хаосистка в последний момент передумала тебя убивать, и вмешалась в уже безнадежно проигранную схватку с высокоуровневым кукольником. За это ты получил более трети очков теневого развития. А потом едва не начавшийся, по вине той же хаосистки, прорыв вынудил нас схлестнуться с почти равным мне по силам живоглотом. Здесь все снова повисло на волоске. Нам повезло, что, при схлопывании портала, твари повредило хвост. Живоглот отвлекся, пропустил критический удар, и дальше добить его было уже делом техники. За живоглота тебе прилетела еще львиная доля очков теневого развития. Но такое невероятное везение, как сегодня, навряд ли повторится еще когда либо – это во-первых. А, во-вторых, столь бурный очковый прирост ты получил исключительно благодаря нулевому уровню теневого тела. Вспомни, в логах тебе ведь, наверняка, регулярно засчитывался значительный бонус за разницу в уровнях?

– Да, было.

– Этот бонус рассчитывается очень просто. При равенстве уровня с противником, он равен единице. Если уровень противника на единицу выше, бонус за разницу в уровнях составит одну целую одну десятую. Если противник выше на два уровня, бонус составит одну целую и две десятых. И так далее, практически до бесконечности. При обратном же раскладе, разница строго ограничивается девятью уровнями. То есть, если уровень противника ниже на единицу, штраф за разницу в уровнях составит девять десятых. Соответственно, если уровень противника ниже на девять единиц, штраф будет одна десятая…

– Ерунда какая-то, – возмутился я. – Получается, за разницу меж уровнями в единицу – штраф девяносто процентов. А расхождение в девять уровней штрафуется лишь на десять процентов.

– Не цепляйся у словам, – поморщился наставник. – Под штрафом, в данном контексте, системой, разумеется, принимается коэффициент, за вычетом реального штрафа. Потому за разницу в один уровень – штраф ноль девять. А за девять – штраф ноль один… Если же противник окажется ниже на десять и более уровней, никакого расчета производиться вообще не будет, и за победу над ним получишь тупо одно очко теневого развития… Это понятно?

– Вполне, – кивнул я и добавили после секундного размышления: – За победу над живоглотом мне прилетело двести тринадцать свободных очков теневого развития. При этом бонус за разницу уровней составил пять и один, что, с учетом сорок первого уровня твари, полностью подтверждает твои объяснения. Еще в расчете учитывался штраф за частичное участие в бою, составивший две десятых…

– Поскольку живоглот отвлекся на тебя, не успел во время закрыться и пропустил критический удар, система сочла тебя полновесным участником боя. Но так как реально ты с тварью не бился, участие было оценено по минимуму – в двадцать процентов, отсюда и величина штрафа. Если бы живоглот на тебя не отвлекся, при расчете очков теневого развития, как союзник победителя, ты получил бы штраф за пассивное участие в бою, величина которого составила б уже лишь одну десятую.

– С этим тоже понятно. Но откуда взялись двести тринадцать очков?

– По-хорошему, конечно, для наглядности, все расчеты следует на бумаге прописывать. Но раз уж ты такой у нас гениальный счетовод, запоминай формулу начисления очков теневого развития за убийство потусторонних тварей: уровень твари нужно умножить на сумму единицы с одной десятой от уровня твари… Запомнил?.. Отлично! Тогда закрепим на предложенном тобой примере. Поскольку живоглот был сорок первого уровня, очки теневого развития с него должны были начисляться следующим образом: сорок один умножается на пять целых одну десятую, и получается двести девять очков. Полученную величину умножаем на штраф в две десятых и на бонус в пять и один, и в итоге получаем…

– Двести тринадцать целых восемнадцать сотых.

– Округляем до целых, и получаем начисленные тебе очки теневого развития… Уяснил формулу?

– Да она элементарная, – хмыкнул я.

– Тогда вот тебе вторая, чутка посложней. По ней рассчитается необходимый минимум очков теневого развития, для открытия следующего уровня теневого тела. Здесь вначале следует запомнить константу – десять очков теневого развития, необходимые для открытия первого уровня теневого тела. А дальнейшие очки рассчитываются уже по формуле: к очкам теневого развития, необходимым для открытия предыдущего уровня, прибавляется удесятеренная величина суммы единицы с одной десятой от текущего уровня… В качестве примера, рассчитаем минимум очков теневого развития, необходимый для второго уровня теневого тела. Десять плюс десятка умноженная на одну целую две десятых, итого двадцать два очка… Соответственно, для третьего уровня теневого тела очков потребуется…

– Тридцать пять, – с удовольствием оседлал я своего любимого конька. – Для четвертого – сорок девять. Для пятого – шестьдесят четыре. Для шестого…

– Ну все, все, угомонись. Я понял, что ты все понял.

– Моих свободных очков теневого развития хватит аж до восемнадцатого уровня. Там нужно триста пятьдесят очков.

– Да, теоретически, ты можешь прямо сейчас разогнать теневое тело до восемнадцатого уровня. И такой бурный рост, безусловно, сразу значительно тебя усилит, за счет огромного количество свободных теневых бонусов, полагающихся за каждый новый уровень теневого тела, плюс на десятом уровне у тебя откроется новый навык. Но по сути, после такой однобокой прокачки, ты превратишься в никчемного калеку, не способного на равных биться с потусторонними тварями своего уровня. А бой с низкоуровневыми тварями, как я уже говорил, чреват штрафом за разницу в уровнях. Значит, на стабильном притоке очков теневого развития, необходимых для дальнейшего развития теневого тела и активации ступеней открытых навыков, придется поставить крест.

– Эдак рассуждая, вообще уровни поднимать не стоит, – проворчал я.

– Отчего ж не стоит, еще как стоит. В первую очередь из-за новых навыков, помощь которых в бою с тварями порой реально спасает жизнь. А, во-вторых, из-за свободных теневых бонусов. Количество которых, после каждого уровня, возрастает на десяток. И если за первый уровень теневого тела свободных теневых бонусов полагается лишь десяток. То, к примеру, за пятьдесят второй уровень, к которому я сейчас стремлюсь, мне прилетит уже пятьсот двадцать свободных теневых бонусов.

– Мне в логах уже прилетали бонусы. Но не свободные, а на конкретный параметр.

– Сводные бонусы по своему желанию ты тоже можешь перевести в бонусы к любому из пяти параметров… Кстати, ты разобрался: в чем суть таких бонусных улучшений?

– Не совсем.

– Там все предельно просто, Сергей. Каждый теневой бонус к параметру, добавляет одну сотую процента развития параметра. Для примера, чтоб поднять ту же сотую процента к Силе, мне пришлось бы пару дней, без продыху, изнурять себя в зале на силовых тренажерах. А благодаря бонусам за новый уровень, я могу мгновенно повысить трудно растущий показатель разом на пять и две десятых процента. И это, уж поверь, даже для моих параметров весьма серьезное усиление.

– А что, вообще, означают эти параметры? И почему у меня они имеют такой разброс величин? Сила, Ловкость и Выносливость в районе семидесяти пяти – восьмидесяти процентов. А Интеллект почти вдвое больше – аж сто сорок процентов. Зато Контроль энергетических потоков – вообще всего шесть процентов.

– Начнем, пожалуй, по порядку, – кивнул Александр. – Эти пять основных параметров в полной мере отражают текущее развитие человека. Считается, что у принимаемого в качестве эталона гармонично развитого человека, на пике формы, каждый из параметров должен быть равен ста процентам… Сила показывает уровень общего физического развития. Развивается данный параметр, как не сложно догадаться, с помощью тяжелой атлетики. Ловкость – отвечает за подвижность, скорость и реакцию. Развивается легкой атлетикой. Выносливость обозначает утомляемость человека, сопротивляемость усталости, и волю к победе на пределе возможного. Развивается специальными тренировками на преодоление себя. Интеллект – это память, скорость мышления, развитость мозга. Развивается решением головоломок, чтением, учебой. И последний – наиважнейший для ясновидящего параметр! – Контроль энергетических потоков или сокращенно КЭП. Он показывает уровень развития внутренних энергетических каналов. Развивается КЭП с помощью специальной дыхательной практики, применяемой в процессе медитации… Это, так сказать, в общих чертах. Теперь что касается конкретно твоих параметров. Поскольку ты, Сергей, еще достаточно молод, нет ничего удивительного в том, что все три физических параметра: Сила, Ловкость и Выносливость, в твоем случае уступают на двадцать – двадцать пять процентов параметрам гармонично развитого мужчины на пике формы. Теперь же, когда начнешь тренироваться по моей методе на тренажерах, да еще с учетом неизбежных усилений от бонусов, не сомневаюсь, что ты достигнешь стопроцентного развития в параметрах гораздо раньше наступления пика своей формы… Изрядное превышение эталона в Интеллекте легко объяснимо твоими выдающимися успехами в учебе. А очевидная недоразвитость КЭП – это бич нашего времени. Люди давно разучились правильно дышать. Но мы с тобой быстро восстановим этот пробел. И поскольку параметр практически не развит, прогресс в Контроле энергетических потоков, если не будешь сачковать, с первой тренировки рванет семимильными шагами.

– Уж поверь, после увиденного сегодня, сачковать я точно не буду, – заверил я наставника.

– Ха! Не зря говорится: лучше один раз самому увидеть, чем сто раз от кого-то услышать.

– Честно говоря, я предпочел бы сто раз послушать.

– Хорош сопли жевать, Серега! К офису подъезжаем. Сейчас с народом тебя познакомлю, первую честно заработанную денежку получишь, тренировку организуем… У тебя начинается новая жизнь, парень! Держи хвост пистолетом и смотри на мир веселей!

Интерлюдия 2

Интерлюдия 2

(Двумя часами ранее)

Красавица Ниночка занималась любимым занятием – любуясь переливами разноцветного лака, подтачивала пилкой свои и без того идеально ровные ногти.

– Нинок, шеф у себя? – чуть не запалил секретаршу, неожиданно нарисовавшийся на пороге приемной начальник юридического отдела.

– Нет, Андрей Александрович, Филипп Аркадьевич еще не приходил, – захлопала огромными кукольными ресницами Ниночка.

Тридцати пятилетний холостяк Андрей в банке считался завидным холостяком. Об его амурных похождениях ходило немало сплетен. Успешный юрист, с деньгами, связями и обаятельной улыбкой ловеласа, имел огромный успех у женщин. Многие девушки грезили приручить и загнать под каблучок этого норовистого жеребца. Мечтающая о богатом и красивом женихе Нина не была исключением. Андрей прекрасно знал, что нравится секретарше, и беззастенчиво пользовался расположением молодой дурехи.

– Может, он какие-то документы вчера для меня не оставлял?

– Нет, Андрей Александрович, ничего не оставлял.

– Странно. Сегодня в одиннадцать у нас запланирована встреча с налоговиками. Шеф забрал квартальную отчетность, хотел лично ее просмотреть… Ты с ним сегодня созванивалась?

– Нет, Андрей Александрович.

– И я не могу дозвониться! Телефон вне зоны доступа – похоже, отключил!..

– Филиппа Аркадьевича можно понять, – улыбнулась Ниночка. – Молодая жена требует внимания…

– Черт! Как все это не вовремя!.. Нин, набери его домашний, пожалуйста!

– Но вы же знаете, Филипп Аркадьевич запрещает дергать его без крайней необходимости.

– Если не удастся сегодня закрыть вопрос с налоговиками, уж поверь, мало никому не покажется! А без отчетности, я как без рук! Нужно чтобы шеф немедленно привез ее сюда, или, на худой конец, с курьером в банк прислал. Так что звони, не бойся – это крайне важный звонок!

– Только из уважения к вам, Андрей Александрович, – кокетливо промурлыкала Ниночка и, подхватив трубку, быстро набрала нужный номер.

Следующие полминуты секретарша с озадаченным видом слушала длинные гудки. Небывалое дело – в полном прислуги доме некому было поднять трубку надрывающегося телефона. Такого попросту не могло быть. Однако же не прекращающиеся длинные гудки стали ярким тому подтверждением. Так и не дождавшись ответа, Нина сбросила звонок, и повторно набрала номер…

После четвертой бестолковой попытки стало очевидно, что с шефом стряслось что-то серьезное. Обеспокоенный Андрей прямиком из приемной рванул на стоянку к своей машине, намереваясь лично съездить к шефу в гости, и на месте прояснить, наконец, что за чертовщина там у него сегодня творится.

Меж тем настоящая чертовщина происходила у Андрея практически под носом.

Пока Ниночка в приемной мило ворковала с главой юридического отдела, и отзванивала шефу на дом, в соседнем с приемной кабинете с хрустальным звоном на мелкие осколки рассыпалось крохотное зеркальце, спрятанное в боковой складке массивного кожаного кресла для вип-клиентов.

Превосходная звукоизоляция кабинета не позволила находящимся в приемной людям услышать звон бьющегося стекла, и тихую беседу невероятной парочки, вдруг возникшей из потусторонней параллели прямо в середине пустого кабинета.

Очень эффектная розоволосая дама в розовом кожаном костюме появилась в сопровождении тучного шестидесятилетнего мужчины, ничуть не смущающегося своей экстравагантной наготы.

– Ссстранный выбор массски, хозссяйка! – прошипел нудист. – В этом немощщщном теле я не лучччшшший защщщитник.

– Потерпи, крошка, – потрепала старика по седому загривку дама в розовом. – Это не займет много времени.

– Как ссскажшшешшшь!

Если бы Ниночка могла видеть сквозь стену, она была бы в шоке, узнав в шипящем нудисте, с щенячьим восторгом ластящемся сейчас к «хозяйке», своего строгого шефа – уважаемого Филиппа Аркадьевича.

Дама в розовом, не теряя времени, зашла за массивный письменный стол, по-хозяйски ногой отпихнула кресло, мешающее доступу к стене, и сдвинула в сторону висящий по центру огромный портрет президента, за которым обнаружилась стальная дверца вмурованного в стену сейфа.

– Крошка, подойди, – позвала она спутника.

– Приложи ладонь вот к этому экрану, – она указала на сенсорную панель на дверце сейфа.

Нудист послушно прижал правую ладонь к указанному месту.

По сенсорному экрану пробежал зеленый луч, считывая отпечатки пальцев, и в глубине стены раздался щелчок открываемого замка.

Но опытная взломщица не спешила, после первого щелчка, дергать за ручку.

– Теперь наклонись, и приблизь к экрану глаза, – озадачила она «крошку» очередной командой.

Нудист снова безропотно подчинился.

Лазерные лучи из сенсорной панели пробежались по его распахнутым глазам, сканируя сетчатку.

В глубине стены снова резко щелкнуло, и толстая дверца сейфа подалась чуть вперед, выйдя из стены.

– Умничка, крошка, – хмыкнула дама в розовом. – Ну-с, посмотрим, что за подарки там для нас приготовили.

Она потянула за ручку, и за открывшейся дверцей ей открылся замечательный вид на пирамиду золотых слитков, в окружении толстых пачек купюр номиналом по пятьсот евро.

– Это мы с тобой удачно зашли, – снова потрепала нудиста по загривку дама в розовом. – Придется попотеть, перетаскивая все это добро в безопасное место.

– Как ссскажшшешшшь!..

Глава 9

Глава 9

Признаться, от офиса загадочной организации ясновидящих я ожидал гораздо большего. И был неприятно удивлен, когда Александр сперва припарковал машину во дворе неприметной пятиэтажки, а потом повел меня к железной двери обычного жилого подъезда. Окончательно я сник, когда в ответ на нажатую двойку из динамика домофона донесся знакомый женский голос:

– Ну кого там еще нелегкая принесла?

– Светик, это мы с практикантом, – откликнулся наставник.

Раздался щелчок магнитного замка, и за распахнутой Александром дверью ожидаемо обнаружился старый обшарпанный подъезд.

И здесь находится офис организации?! Да как так-то!

– Серега, че замер? – подтолкнул меня в спину наставник. – Давай шустрее, уже почти пришли… Поднимайся на первый, и вторая дверь налево.

– Так это ж обычная квартира?

– Ты внутрь сперва войди!.. Квартира, блин!

Ручка обитой рейкой деревянной двери, с прикрученной сверху бронзовой блестящей двойкой, легко поддалась моему нажатию. И, подгоняемый Александром, я шагнул в стандартную крошечную прихожую, с заваленной куртками вешалкой в углу и россыпью разнокалиберной обуви на полу, где вдвоем с наставником нам было уже не развернуться. Ведущая в коридор деревянная дверь отчего-то оказалась заперта, но я не успел озвучить свое недоумение по этому поводу, как все разрешилось само собой.

Сзади Александр шумно захлопнул входную дверь. Большой палец с кольцом тут же обдало холодом. И через мгновенье окружающее нас пространство разительно преобразилось.

Стены тесной прихожей развеялись, как мираж, и мы оказались на пороге просторного угловатого помещения-студии, получившегося из обычной квартиры, после сноса всех внутренних перегородок. Объема получившейся студии добавляло обилие на стенах зеркал, которых здесь было так много, что в иных местах рамы соседних висели друг на дружку внахлест. Даже входная дверь за нашими спинами изнутри оказалась замаскирована зеркалом.

Уличные окна тоже были наглухо замурованы зеркалами. Освещался же офис сотнями горящих свечей, вставленных в подсвечники закрепленных под потолком старинных ламп. Бесконечное отражение свечей в окружающих зеркалах усиливало и без того яркий свет сотен мерцающих огоньков, отчего в студии было светло, как солнечным днем.

Привычных шкафов, для книг и бумаг, в этом невероятном офисе не было и в помине. Но имелась стойка администратора, выпуклым полукругом направленная в сторону входа. Еще в студии я увидел: длинный кожаный диван, и с пяток мягких кресел вокруг низкого журнального столика.

Вся мебель здесь располагалась строго по центру помещения. Такая планировка, благодаря отражению в десятках настенных зеркал, визуально превращала студию в бесконечный зеркальный лабиринт, от вида которого у меня, с непривычки, невольно поначалу разбегались глаза.

Пока я растерянно озирался, привыкая к невероятному зеркальному окружению, Александр подвел меня к стойке, и представил сидящей в инвалидном кресле девушке.

– Это наш практикант – Сергей Капустин… А это…

– За себя-то я, может, сама скажу, – решительно перебила наставника бойкая блондинка. – Гладина Света.

Она протянула мне узкую ладошку, и неожиданно сильно сдавила руку при рукопожатии.

– Как тебе, Сережа, наш офис? – приветливо улыбнулась мне девушка.

– Впечатляет, – хмыкнул я и, обернувшись к наставнику, уточнил: – Помнится, ты про тренажеры тренировочные что-то говорил. Где же они?

– Всему свое время, – подмигнул мне Александр.

– Шустрик какой, – рассмеялась Света. – Сразу видно – хваткий малый. Повезло тебе, Спиридонов, с учеником.

– Свет, а остальной народ где?

– Борисыч с Митюней и Игорьком до сих пор на Броневой – прорыв там локализуют… Инга с Фиником в область подались – в Шорском районе местный лесник стаю кабанов-мутантов приметил, есть вероятность, что это бестии. Нужно разобраться. Если прорыв – по возможности, извести бестий и схлопнуть портал… Данила с Машкой в дозоре на Третьем и Двадцать первом… Василькова, как всегда, на Шестнадцатом царусов гоняет. А Терминатор на Седьмом – по мишеням лупит… Короче, все при деле. Обыденная текучка. Как всегда.

– Тогда и мы не будем от коллектива отрываться. Сейчас без четверти двенадцать. До обеда, пожалуй, успеем разок-другой пробежать Дикую на Первом… Свет, оформи нам допуск, ладно.

– Ишь ты деловой какой! – возмутилась девушка. – Я ж еще парня твоего даже толком в команду не оформила.

– Ну так оформляй, – улыбнулся наставник. – Мы-то тебе зачем?

– Спиридонов, не беси меня! По инструкции…

– Да брось, – отмахнулся Александр. – Поздно пить боржоми, когда почки сели!.. По инструкции, Серегу к тварям на пушечный выстрел подпускать нельзя было. А по наградной отчетности он, считай, час назад в одно лицо кукольника вынес.

– Чего?!

– С вами все ясно, девушка, – системную отписку по заданию не барское дело читать.

– Спиридонов, я тя ща прирежу, нахрен! Ты какого… нас так подставил?!

– Да успокойся, истеричка! Парня мне не пугай!

– Я жду объяснений!

– Хаосистка там чересчур прошаренной стервой оказалась. Сработала на опережение. Первой до трупов добралась, и в спальне под кровать зеркальце подкинула.

– Как это подкинула?! Там же!..

– Комитетчики лоханулись. Она перед ними горничной прикинулась.

– Да, млять!.. Ну, ща я этому Семену навтыкаю!

Света схватила смартфон, но Александр сверху тут же перехватил ее руку, не позволив сделать звонок.

– Не горячись. Я с комитетчиками уже порешал.

– Саня, да эти раздолбаи чуть пацана твоего не угрохали!

– Так не угрохали же.

– За такую подставу не рублем, а погонами нужно отвечать!

– А ты представляешь, что будет, когда выяснится, что на задании, в обход всех инструкций, присутствовал совсем зеленый практикант? Нам обоим от Борисыча таких люлей прилетит, что мало не покажется!

– Твою ж мать!

– То-то и оно… К счастью, Сереге за сегодняшние подвиги прилетело изрядно очков теневого развития. Потому, предлагаю, по-тихому оформить парня задним числом нашим штатным сотрудником. Я сейчас скоренько натаскаю его на Дикой полосе. Открою пару каналов, и помогу грамотно распределить очки. И к появлению Борисыча он уже будет представлять некое подобие охотника.

Света задумалась. И, воспользовавшись паузой, я решил напомнить спорщиком о своем присутствии:

– А моего мнения, никто узнать не хочет?

– Нет!

От резкого синхронного ответа с двух сторон я невольно попятился и, вскинув руки, заверил:

– Да я так просто спросил.

– Черт с вами. Валите на Первый, – вынесла вердикт Светлана, проигнорировав мою реплику. – Я до обеда прикрою.

– Лады, Светик! С меня шипучка.

– Да пошел ты, балабол, – устало отмахнулась девушка от напарника и, повернувшись ко мне, строго добавила: – Сережа, не подведи нас!

– Постараюсь, – пообещал я.

Александр подхватил меня под локоть и потащил куда-то в дальний угол студии.

Поверхность одного из дальних зеркал, при нашем приближении, вдруг помутнела, и налилась молочной белизной. А через секунду молочное марево в зеркале развеялось, сменившись пасторальной картинкой залитого солнечным светом луга, с потусторонней розовой травой.

– Закрой глаза, и ничего не бойся, – шепнул наставник мне на ухо за шаг до открывшегося зеркального портала.

Я подчинился, и мы дружно перенеслись в теневую параллель.

Глава 10

Глава 10

Еще до того, как я открыл глаза, загоревшиеся перед внутренним взором строки системного уведомления проинформировали о свершившемся перемещении сквозь зеркальный портал:

Внимание! Вы переместились в изолированную локацию теневой параллели – Дикая полоса! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 6,3%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 06:18.

Строки лога погасли сразу после прочтения, а отсчитывающий секунды таймер в углу остался.

06:18… 06:17… 06:16… 06:15…

Я невольно тут же обернулся, ожидая увидеть за спиной обратный портал в зеркальную студию, но за спиной ни у себя, ни у наставника, никаких порталов не обнаружил… Ну да, в уведомлении ведь говорилось об изолированной локации, вероятно, возвращение из такой в родную параллель происходит как-то по-другому.

Знакомый луг с розовой травой здесь, вместо белесых деревьев-скелетов, ограждало непроницаемое золотистое марево. Вероятно, этот странный туман и являлся изолятором, защищающим кусок теневой параллели от нашествия местных тварей.

– Сколько там тебе на пребывание в локации отмерили?

Вопрос наставника вывел меня из легкого ступора.

– Шесть с четвертью минут, – ответил я.

– Слезы, – хмыкнул Александр и, хитро мне подмигнув, пообещал: – Но мы это сейчас исправим… Смотри.

Развернув меня чуть в сторону, он показал странное сооружение в центральной части огороженного золотистым туманом луга. Со стороны оно больше всего напоминало беспорядочное нагромождение здоровенных каменных глыб, хаотично сваленных в гигантскую кучу.

– Что это? – спросил я.

– Дикая полоса, – охотно пояснил наставник.

– Больше на развалины дома великана похоже.

– Снаружи полосу не видно, она проходит между менгирами. Пошли, отведу тебя к ее началу.

Следом за Александром я приблизился к нагромождению камней, и увидел полуметровую щель внизу между двумя здоровенными гранитными плитами.

– Это че, мне туда лезть? – я невольно поежился.

– Не боись, уверен, ты справишься, – хлопнул меня по плечу наставник. – Кстати, проход между менгирами, как видишь, довольно узковат, потому, перед тем, как полезешь, рюкзак с толстовкой рекомендую снять. Давай их мне, я потом тебе отдам.

Не дожидавшись ответной реакции, Александр сам стащил с моих плеч рюкзак и потянул вниз замок молнии толстовки.

– Да ну нафиг! Я туда не полезу! – возмутился я, вырывая молнию из его рук и отступая на шаг от зловещей узкой расщелины.

– Спокойно, Серега. Нужно преодолеть свой страх, и сделать это. Поверь, все ясновидящие через Дикую тропу проходят. Она дает нашему брату изначальный толчок к развитию. Открывает скрытые резервы организма, и пробивает все закупоренные энерготоки.

– А если я там застряну?! На таймере уже меньше пяти минут осталось!

– Вот и не теряй времени на пустую болтовню, – Александр стащил-таки с меня толстовку и, как маленького, за руку притащил обратно к нижней расщелине.

– Просто доверься мне… Уверен, все будет хорошо.

Надавив на плечи, наставник заставил меня опуститься на колени.

– Можно мне хотя бы фонарь какой-нибудь. Там же не видно нифига! – возмутился я, упершись руками в края расщелины.

– Нельзя фонарь, – убил надежду Александр. – Не переживай. На полосе нет ответвлений. Так что не заблудишься. Двигай все время вперед, и обязательно выберешься… Удачи, Сергей.

Легко преодолев мое сопротивление, наставник, как кутенка в конуру, сунул меня головой в расщелину и пихнул под зад.

Я провалился в темноту, и через мгновенье оказался со всех сторон зажат острыми каменными углами. Инстинктивно попятился, пытаясь выползти обратно, но под ребра тут же уперлись выступающие из стен острые каменные наросты. Я словно оказался в пасти огромного монстра, загнутые вовнутрь, на манер крючьев, зубы которого не позволяли пойманной жертве сбежать, допуская единственный вариант движения – вперед, навстречу неминуемой гибели в чреве чудовища.

Обреченно дернувшись вперед в непроглядной темноте, я сорвался с «зубов», но от души приложился лбом о каменный угол и, по-змеиному зашипев от боли, в дальнейшем стал руками ощупывать пространство перед головой.

И какой придурок догадался назвать этот змеиный лаз Дикой полосой?! – мысленной возмущался я, с черепашьей скоростью на ощупь пробираясь вперед. – Из «дикого» здесь только боль в до крови стертых локтях! А «полосатым», как тигр, я здесь стану сам из-за растущих на теле, по мере продвижения, как грибы после дождя, синяков и царапин.

Поскольку снаружи в локации теневой параллели парила летняя жара, без намека на ветерок, в узком лазе среди нагретых солнцем гранитных валунов было душно, как в сауне. Я в буквальном смысле слова купался в собственном поту и задыхался, от острой нехватки кислорода.

Жесткач испытания меж тем стремительно набирал обороты. То, что на первых метрах казалось невыносимым адским трэшем, оказалось сущим пустяком, по сравнению с испытанием по-настоящему жуткой болью, когда пол под животом вдруг перестал быть гладким, и превратился в бесконечную череду острых, как горох, каменных наростов.

Теперь даже минимальный рывок вперед сопровождался фейерверком боли в теле и во всех четырех конечностях. Свыкнуться с «шипастым» полом оказалось решительно невозможно. Я пробовал задержаться на месте, перетерпеть, привыкнуть и хоть капельку отдохнуть от страданий, но с каждой секундой задержки на месте боль от впившихся в тело камней не только не утихала, а наоборот разгоралось с дьявольской силой. Словно вонзившиеся в руки, ноги, пах, грудь и живот каменные жала начинали, как живые, расти ввысь подо мной, грозя через считанные секунды пробить тело насквозь десятками каменных кольев. Волей-неволей приходилось дергаться вперед, чтоб соскочить с «колев», после чего острая боль сменялась обыденной серией ушибов от знакомства с очередной порцией торчащих из пола каменных шипов.

Перед глазами, сменяя друг дружку, часто замелькали красные строки системных логов, но, из-за духоты и боли в исколотом камнями теле, читать их у меня не было ни сил, ни желания.

– Пожалуйста! Можно я потом все сразу прочитаю? – взмолился я в отчаянии, без надежды на отклик.

Но неожиданно сработало. И сводящая с ума чехарда красных строк перед глазами прекратилась.

Задыхаясь от чудовищной жары и стеная от боли, я обреченно полз вперед, и до рези в глазах пялился в темноту невидимого прохода, в неистовой надежде увидеть впереди спасительный выход.

Так полз в кромешной тьме я довольно долго. Затуманенный болью и недостатком кислорода мозг в какой-то момент все же забил тревогу, вспомнив об изначальной ограниченности моего здесь пребывания. Я с трудом сфокусировал расплывающийся взор на таймере, отсчитывающим секунды, в углу на периферии зрения. Был уверен, до его окончательного обнуления остались уже считанные секунды, и даже с извращенным облегчением приготовился к жесткому выбросу из давно опостылевшей локации… Каково же было мое изумление, когда вместо ожидаемых секунд, я увидел там следующую картину:

13:11… 13:10… 13:19… 13:18… 13:37…

Гребаный таймер, хоть и продолжал ежесекундный обратный отсчет, с какого-то перепуга скачками по десятку – а та и по два десятка! – секунд вдруг подскакивал вверх. От чего изначально выставленный на нем временной интервал не только не уменьшился, а даже изрядно подрос. И продолжал расти дальше.

Наверняка, разгадка крылась в тех отмененных мною непрочитанными логах. Что же такое-эдакое там было прописано?

От острого приступа любопытства я даже на несколько секунд позабыл о духоте, боли и накопившейся усталости.

Чуткая система живо отреагировала на мой мысленный запрос, и перед глазами загорелись строки очередного лога:

Внимание! Активировано 14 акупунктурных точек. Открытых энергетических каналов – 3. Потенциал Первого энергетического канала раскрыт на 87%. Потенциал Второго энергетического канала раскрыт на 53%. Потенциал Третьего энергетического канала раскрыт на 24%. В качестве поощрения, вам начисляется: 2 теневых бонуса к Выносливости, 14 теневых бонусов к КЭП.

После очередного рывка вперед, лог перед глазами тут же поменялся:

Внимание! Активировано 17 акупунктурных точек. Открытых энергетических каналов – 3. Потенциал Первого энергетического канала раскрыт на 88%. Потенциал Второго энергетического канала раскрыт на 55%. Потенциал Третьего энергетического канала раскрыт на 27%. В качестве поощрения, вам начисляется: 3 теневых бонуса к Выносливости, 17 теневых бонусов к КЭП.

Ага, ситуация начинала понемногу проясняться. Похоже, каменные шипы терзают мое тело здесь не просто так. Они придавливают акупунктурные точки. А окружающие менгиры определенным образом воздействуют на отмеченные точки, провоцируя их кратковременную активацию. Зажатое в узкой каменной кишке тело, так же невольно принимает положение, оптимальное для активации найденных шипами точек.

Активация акупунктурных точек стимулирует развитие энергетической системы. Открываются и раскрываются энергетические каналы. И параллельно прокачивается пресловутый Контроль энергетических потоков (КЭП) – от величины которого напрямую зависит время нахождения в теневой локации.

Очередной лог после болезненного рывка приятно удивил открытием нового нехилого бонуса:

Внимание! Активировано 12 акупунктурных точек. Открытых энергетических каналов – 4. Потенциал Первого энергетического канала раскрыт на 89%. Потенциал Второго энергетического канала раскрыт на 56%. Потенциал Третьего энергетического канала раскрыт на 29%. Потенциал Четвертого энергетического канала раскрыт на 7%. В качестве поощрения, вам начисляется: 1 теневой бонус к Силе, 2 теневых бонуса к Выносливости, 32 теневых бонуса к КЭП.

– Ну, хоть не зря страдаю, – прокряхтел я, привычно прощупывая впереди руками место для следующего рывка. – Я разобрался. Больше логов не надо.

Красные строки перед глазами послушно погасли, и после очередного рывка не загорелись.

В качестве доказательства того, что мучаюсь не просто так, а для дела, достаточно было мигающего в углу таймера, убывающие секунды на котором продолжали, после каждого моего рывка, резко задираться вверх.

Обливаясь потом от духоты, кряхтя и шипя от боли, я продолжал, стиснув зубы двигаться вперед. Мучительно долгому испытанию казалось никогда не будет конца. Избитое тело давно перестало остро реагировать на очередные вспышки боли, и я даже удивился, не ощутив после очередного рывка привычных шипов под руками.

Неужели я смог-таки дотянуть до конца Дикой полосы?!

Метнувшийся на таймер взор зафиксировал текущий временной интервал:

25:24… 25:25… 25:29… 25:28… 25:31…

Каждый новый рывок происходил все менее болезненно, и на таймере это отражалось уменьшающимся от раза к разу приростом секунд к временному интервалу.

После очередного практически безболезненного рывка в каменной кишке чернота впереди сменилась серой дымкой, на фоне которой обозначились контуры узкого лаза. Теперь стало окончательно ясно, что до выхода с опостылевшей полосы остались считанные метры.

Чтоб не ослепнуть от яркого солнечного света, я зажмурился. И оставшиеся до выхода рывки проделал с закрытыми глазами. Но даже через опущенные веки я ощущал приближающийся долгожданный свет.

Лишь приблизившись к выходу настолько, что сквозь забившую ноздри каменную пыль стал заметен яркий аромат местной розовой травы, я решился приоткрыть глаза. От яркого света едва не ослеп, но, проморгавшись, смог рассмотреть примерно в полутора метрах впереди дыру выхода, с видом на кусочек розового луга. И аккурат в этот замечательный момент перед моими прищуренными глазами загорелись красные строки неожиданного запроса:

Внимание! Ясновидящая Линда Краус взывает к вам о помощи. Являетесь ее должником, вы обязаны откликнуться на призыв. В случае отказа, на вас будет наложено Клеймо Отступника. Принять вызов о помощи ясновидящей Линды Краус? Да/Нет.

Внимание! Ответ должен быть дан в течение 10 секунд. В противном случае, ваше молчание будет истолковано, как отказ от соблюдения взятых на себя обязательств, и на вас будет наложено Клеймо Отступника.

10… 09… 08…

Я понятия не имел, что такое Клеймо Отступника. А до наставника, у которого об этом можно было спросить, еще оставалось ползти полтора метра. С моей черепашьей скоростью, шансы преодолеть их за остающиеся считанные секунды равнялись нули. Да, даже окажись Александр рядом, не уверен, что десяти секунд хватило бы мне на реализацию комбинации: короткий вопрос по существу и быстрый, четкий на него ответ. Наверняка, в ответку от балабола посыпалось бы: с какой целью интересуешься? да, у кого о Клейме узнал?

Решение пришлось принимать самому. Замаячившая перспектива наложения непонятного Клейма Отступника испугала меня гораздо больше, очередного и насквозь понятного свидания с Линдой. Я мысленно надавил на «Да» в строке запроса, и на всякий пожарный подкрепил свой выбор еще и голосовым подтверждением:

– Да!

Сразу же ничего не произошло.

Строки запроса перед глазами благополучно рассеялись.

Я в очередной раз рванулся вперед, и со звоном бьющегося стекла вдруг провалился сквозь гранит пола…

Глава 11

Глава 11

Внимание! Вы покинули изолированную локацию теневой параллели – Дикая полоса! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 27 теневых бонусов к КЭП.

Внимание! Полный отчет за прохождение Дикой полосы:

Время прохождения – 17:26. Открытых энергетических каналов – 8. Потенциал Первого, Второго и Третьего энергетических каналов раскрыт на 100%. Потенциал Четвертого энергетического канала раскрыт на 92%. Потенциал Пятого энергетического канала раскрыт на 74%. Потенциал Шестого энергетического канала раскрыт на 57%. Потенциал Седьмого энергетического канала раскрыт на 38%. Потенциал Восьмого энергетического канала раскрыт на 19%. В качестве поощрения, начислено: 57 теневых бонусов к Силе, 39 теневых бонусов к Ловкости, 432 теневых бонуса к Выносливости, 18 теневых бонусов к Интеллекту, 3745 теневых бонусов к КЭП.

Внимание! Вы переместились в локацию теневой параллели! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 44,02%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 44:01. Поскольку перемещение в локацию теневой параллели произошло из изолированной локации теневой параллели – Дикая полоса, из вышеозначенного временного интервала вычитается время пребывания в изолированной локации теневой параллели.

Строки длинного информационного лога погасли сразу после прочтения, и на периферии обзора в углу привычно остался лишь отсчитывающий секунды таймер:

25:13… 25:12… 25:11… 25:10…

В этот раз я оказался не на просторном лугу, а в дремучей чащобе. Сзади и с боков меня окружала сплошная стена белых, как сахар, высоченных древесных стволов, а впереди единственный выход из ловушки перекрывал раскидистый белый куст, с шикарными десятисантиметровыми иглами, вместо листьев, обильно торчащими из гибких веток во всевозможных направлениях.

Грозный вид иголок на корню подавил желание вырываться через куст. Я еще толком не успел оправиться от болезненного преодоления Дикой полосы, и добавлять к обилию синяков и царапин на теле еще и колотые раны от длиннющих иголок мне ни разу не улыбалось.

А окружающие деревья росли настолько близко друг к другу, что у земли буквально срастались стволами. Между их толстыми белыми бревнами сложно было даже протиснуть ладонь. Выбрав самую широкую прореху между деревьями, я все же попытался. В нее пальцы прошли вполне свободно, но практически сразу же воткнулись в росшее следом дерево второго ряда, и мне пришлось уже вслепую нащупывать подходящую для пальцев прореху между ним и соседним деревом. При дальнейшем же продвижении руки, мало того, что ладонь пришлось вывернуть под неудобным углом, и оцарапать кожу на запястье о шершавую, как наждачка, древесную кору, пальцы опять же практически сразу уперлись уже в ствол дерева третьего ряда, попытка обойти который грозила обернуться переломом руки.

– Осматриваешься?

Я резко обернулся на знакомый насмешливый голос.

Линда, в неизменном розовом кожаном костюме, обнаружилась в метре у соседнего края древесной стены.

– Ну и видок у тебя, Сережа. Ты кочегаром что ли подрабатываешь?

– Просто, твой вызов выдернул меня аккурат с Дикой полосы.

– А, ну понятно, любимая забава юных порядочников… Как успехи? До финиша-то добраться удалось?

– Вроде, да.

– Поздравляю. Тогда это тебе. Типа, подарок. На-ка, вот, держи, – дама жестом фокусника вытащила из-за спины короткий, без приклада, калаш и накинула его широкий ремень мне на шею.

– Стрелять-то раньше доводилось? – не позволив мне и рта раскрыть, добила вопросом Линда.

– Нет, никогда.

– Вот, заодно, и научишься, – хмыкнула Линда. – Там все просто. Только сперва вот эту штучку вниз опустить не забудь, – она показала на рычажок сбоку. – Это предохранитель. Поставила, чтоб со страху ненароком бубенцы себе не отстрелил… Дальше: наводишь ствол на тварь, и нажимаешь на курок. Убьешь вряд ли, но покалечишь, наверняка… У тебя сколько на таймере сейчас?

– Двадцать четыре минуты.

– Значит, твоя задача продержаться здесь двадцать четыре минуты и не сдохнуть… Сделаешь, и мы в расчете.

– А ты, разве, со мной не останешься?

– Нет. У меня дела.

– Да как же?!

– Не паникуй. У тебя здесь убежище надежное, практически со всех сторон от тварей укрытое. Сиди себе тихонько. Отдыхай… Автомат – это я тебе, так, на крайний случай дала. Вероятнее всего, тебе и стрельнуть из него ни разу не придется… Но чисто информативно, имей в виду, что в рожке у тебя тридцать патронов. Твари, если укрытие обнаружат, станут прорываться через кустарник. Колючки их задержат, и ты сможешь спокойно по очереди всех расстреливать, как в тире… Лучше установи одиночный огонь – для этого скобу предохранителя смести вот на это деление, – она пальцем указала на автомате нужное положение бокового рычажка. – Тогда, при экономном использовании патронов, минут пять точно сможешь продержаться.

– Только пять минут?!

– Ну-ка цыц! Если так громко истерить будешь, никакой автомат тебя не спасет, – фыркнула Линда. – Повторяю: сиди спокойно, без нужды не шуми, и, вероятнее всего, тебя никто здесь не заметит… Отсидишь двадцать минут, и отправишься свободный, как ветер, восвояси.

– Ладно. Я согласен.

– Смешной ты, Сережа, – усмехнулась Линда. – Будто у тебя есть выбор…

Хаосистка мне подмигнула, и с мелодичным звоном осыпалась на землю горкой зеркальных осколков.

Глава 12

Глава 12

Несмотря на отсутствие листвы в потустороннем лесу, плотный строй древесных стволов вокруг давал густую тень, и даже жарким летним днем в моем убежище было относительно прохладно. Из-за по-прежнему сырой от пота майки, меня здесь пару раз даже пробило на озноб… Впрочем, не факт, что это от холода. Пребывание поблизости от потусторонних тварей чертовски, знаете ли, действовало на нервы. И хоть ни одной, к счастью, через кустарник я пока по близости не заметил, решил перестраховаться и, в довесок к автомату, обзавестись еще оружием ближнего боя. Благо, подходящий теневой навык давно имелся в наличии, и для его активации, требовалось лишь довести показатели параметров до указанных в условии величин.

До недавнего времени активировать первую ступень навыка мешал ноль в Контроле энергетических потоков. Но после прохождения Дикой полосы, этот параметр изрядно усилился. И теперь, интуиция подсказывала мне, что, при желании, активация была вполне осуществима.

Перво-наперво я, разумеется, крутанул указательным пальцем по часовой стрелке кольцо, выводя перед глазами сроки параметров и характеристик, изменившихся после недавней серьезной прокачки:

Ясновидящий Сергей Капустин

Общие характеристики:

Возраст – 18 лет

Рост – 172 сантиметра

Вес – 61,7 килограмма

Энерготип – Свет/Тьма 81/19, Порядок/Хаос 74/26

Отклик стихий – Воздух 72%, Вода 23%, Огонь 4%, Земля 1%

Открытых энергетических каналов – 8

Основные параметры:

Сила – 7 (75,07%)

Ловкость – 8 (81,91%)

Выносливость – 8 (82,83%)

Интеллект – 13 (139,9%)

Контроль энергетических потоков (КЭП) – 4 (44,02%)

Теневые параметры:

Свободные очки теневого развития к распределению – 368

Уровень теневого тела – 0 (0/10)

Теневой бонус к Силе – 76 (00,76%)

Теневой бонус к Ловкости – 57 (00,57%)

Теневой бонус к Выносливости – 456 (04,56%)

Теневой бонус к Интеллекту – 43 (00,43%)

Теневой бонус к КЭП – 3909 (39,09%)

Свободные теневые бонусы к распределению – 0

Теневые навыки:

Владение воздушным копьем – не активирован (условия активации 1 ступени: 20 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 5)

Ну вот, что и требовалось доказать. До заявленной в условиях активации пятерки по КЭП не хватало пять целых девяносто восемь сотых процента, или – что, по сути, фактически то же самое – пятьсот девяносто восемь теневых бонусов КЭП.

Помнится, Александр говорил, что недостающие теневые бонусы параметров можно добрать с помощью свободных теневых бонусов. Сейчас в этой строке у меня ноль. Оно и понятно, ведь свободные теневые бонусы выдаются за повышение уровня теневого тела, который пока что у меня так же ноль. Зато у меня имеется достаточно свободных очков теневого развития, с помощью которых можно разогнать уровни и получить нужное количество свободных теневых бонусов.

Свободных очков теневого развития мне хватит на разгон аж до восемнадцатого уровня. Но так высоко сходу забираться не стоит. Во-первых, из-за того, что на высоких уровнях существенно замедляется прокачка на низкоуровневых тварях. Во-вторых, нельзя было использовать разом все свободные очки теневого развития – как минимум двадцать их понадобится для активации первой ступени теневого навыка, и еще сорок следовало приберечь на возможность (если пройдет по значениям параметров) активации вдогонку второй ступени навыка. А еще, помнится, на десятом уровне у меня какой-то новый навык должен будет открыться, опять же свободные очки понадобятся и для его активации…

Для дела нужно использовать строго отмеренное количество свободных очков теневого развития. Придется малехо посчитать… Александр говорил, что за первый уровень система выдает десять свободных теневых бонусов, и за каждый следующий добавляет еще по десятку. Получается, за десятый уровень, с учетом девяти предыдущих, мне прилетит пятьсот пятьдесят свободных теневых бонусов. Увы, этого не достаточно. Значит, нужно задирать уровень теневого тела до одиннадцати…

– Хочу вложить сто семьдесят пять свободных очков теневого развития в повышение уровня теневого тела до одиннадцати, – озвучил я первую часть спланированной многоходовки.

И перед глазами тут же загорелись строки системного лога:

Внимание! Вами использованы 175 свободных очков теневого развития!

Текущий уровень теневого тела 11. Свободных теневых бонусов к распределению 660.

Внимание! В качестве поощрения за достижение 10 уровня теневого тела вам становится доступен теневой навык: Разоблачение уязвимости (условия активации 1 ступени: 20 очков теневого развития, Сила 6, Ловкость 6, Выносливость 6, Интеллект 12, КЭП 5).

Из названия не очень понятно, что за Разоблачение уязвимости рухнуло мне на голову. Но звучало название круто, и, поскольку, заявленным условиям активации первой ступени текущие параметры полностью соответствовали, я тут же внес новый теневой навык в намеченный план развития.

– Хочу вложить пятьсот девяносто восемь свободных теневых бонусов в теневые бонусы к КЭП. И сорок свободных очков теневого развития направить на активацию первых ступеней теневых навыков: Владение воздушным копьем и Разоблачение уязвимости.

Перед глазами загорелись новые строки системного лога:

Внимание! Вами использованы 598 свободных теневых бонусов!

Теневых бонусов к КЭП: +598. Контроль энергетических потоков (КЭП) 5 (50%).

Внимание! Вами использовано 40 свободных очков теневого развития!

Активирована 1-ая ступень теневого навыка Владение воздушным копьем… 03… 02… 01… Вам доступен призыв теневого оружия: воздушное копье, в любое время дня и ночи. Триггер призыва теневого оружия: поворот Кольца Развития против часовой стрелки. (Условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 6)

Внимание! Продолжительность призыва воздушного копья ограничена параметром КЭП! На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 50%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 50:00.

Описание теневого навыка: после призыва теневого оружия, в вашей правой руке появится двухметровое воздушное копье, и под действием навыка вы станете мастером-копейщиком, способным на равных противостоять в рукопашной схватке потусторонним тварям.

Ограничение 1-ой ступени теневого навыка Владение воздушным копьем: вероятность нанесения критического удара воздушным копьем для тварей с 1 по 4 уровень – 100%, для тварей с 5 по 7 уровень – от 50% до 90%, для тварей с 8 по 10 уровень – от 10% до 40%, для тварей с 11 и выше уровня – менее 5%.

Активирована 1-ая ступень теневого навыка Разоблачение уязвимости … 03… 02… 01… Вам доступна активация теневой функции: Разоблачение уязвимости, в любое время дня и ночи. Триггер пробуждения теневой функции: касание Кольцом Развития переносицы. (Условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 6, Ловкость 6, Выносливость 6, Интеллект 12, КЭП 6)

Внимание! Продолжительность действия пробужденной функции: Разоблачение уязвимости, ограничена параметром КЭП! На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 50%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 50:00.

Описание теневого навыка: при пробуждении функции: Разоблачение уязвимости, на телах противников голубым цветом выделятся зоны, наиболее уязвимые для нанесения критического удара.

Ограничение 1-ой ступени теневого навыка Разоблачение уязвимости: вероятность обнаружения уязвимостей на телах противников уровнем ниже вашего – от 10% до 50%, на телах противников сходного с вами и более высокого уровня – менее 10%.

Внимание! При параллельном использовании нескольких теневых навыков, расход ограниченного параметром КЭП временного интервала возрастает пропорционально количеству одновременно задействованных навыков!

Разумеется, я тут же захотел испытать теорию на практике. И, едва закончив читать, тут же крутанул указательным пальцем кольцо против часовой стрелки.

– Твою ж мать! – у меня вырвался невольный вздох восхищения, когда в правой руке из ниоткуда появилось светящееся пронзительной голубизной древко длинного копья.

Толстое древко заканчивалось полуметровым обоюдоострым наконечником, который, из-за узости моего убежища, в момент призыва с треском пробил ствол одного из деревьев.

Из-за окружающего копье сияния невозможно было разглядеть материал, из которого было сделано оружие. Под пальцами я, вроде, ощущал плотную текстуру какого-то дерева, но меня смутил вес теневого оружия – вернее, практически полное его отсутствие. А ведь плотная древесина не могла весить, как воздушный шарик.

Потянув за древко, попытался вытащить глубоко засевший в дерево наконечник. С первой попытки ничего не вышло. Но через мгновенье пришло озарение, что копье сперва нужно слегка пошевелить. Я покачал древко вверх-вниз – бритвенно-острые боковые кромки расширили пробоину – и следующим рывком я легко вытащил копье из дерева.

Дальше я, попросту, не смог отказать себе в удовольствии: крутануть теневое оружие в руке – черт его знает откуда, но я был уверен, что запросто смогу это проделать. И действительно. Длинное копье, как живое продолжение руки, завертелось на тесном пяточке, без касания проскальзывая в считанных миллиметрах от окружающей древесной стены.

Я был ошеломлен и восхищен открывшимся вдруг талантом копейщика. И был готов так танцевать с копьем хоть до возвращения Линды…

Вспоминание о хаосостке, побудило глянуть на таймер. По внутренним ощущениям, в убежище я отсидел уже около десяти минут, но, с учетом прибавки к КЭП, из-за вложенных свободных теневых бонусов, на таймере сейчас должно было оставаться еще не меньше четверти часа.

И я почти угадал. Но!..

13:24… 13:22… 13:20… 13:18…

– Да как так-то? – ошарашено пробормотал я, тут же прекращая забавы с копьем.

Таймер обратного отсчета будто сбесился, вместо привычной одной, за раз сбрасывая сразу по две секунды.

Отыскать причину опасного ускорения не составило труда. Достаточно было вспомнить системное предупреждение в конце последнего длинного лога, и все тут же встало на свои места… На пребывание в теневой параллели наложился призыв теневого оружия, и остаточный временной интервал стал сокращаться двое быстрее.

Поскольку договоренность с Линдой была на определенный срок моего «дежурства» в убежище, из-за случившегося форс-мажора возникала реальная опасность, что хаосистка банально не успеет вернуться до обнуления сбесившегося таймера. Из-за недавней прибавки к КЭП пока что ситуация не стала критичной, но, если немедленно не остановить удвоенное обнуление таймера, беды не миновать!

Необходимо было как-то избавиться от призванного воздушного копья. Вот только как это сделать? В гребаном логе описывался лишь триггер призыва теневого оружия. Вероятно, избавление от копья происходило настолько элементарно, что об этом не было смысла даже упоминать. Конечно, при наличии рядом наставника, данная проблема яйца бы выеденного не стоила. Но что, блин, делать, когда вот так встрял по своевольному почину, а няньки-то рядом и нет?.. Бинго, блин! Оставалось только экспериментировать, и уповать на удачу.

Перво-наперво я попробовал просто разжать пальцы, надеясь, что копье из руки благополучно вывалится на землю, где тут же сгинет без шума и пыли. Увы, не прокатило. Сияющее древко осталось висеть на ладони, как приклеенное. Попробовал отодрать другой рукой. От правой ладони копье запросто отскочило, но тут же прилипло к левой.

В течение следующих тридцати секунд – а по таймеру МИНУТЫ! – чего только я с этим прилипалой не делал. Втыкал копье в деревья, пытаясь оторвать ладони от висящего древка – не вышло. Зажимал древко между ног, и снова отчаянно дергал – ладонь не отлипалась. В отчаянии даже под конец начертил копьем перед собой знак Зорро – и снова потерпел сокрушительное фиаско.

– Да отлипнись ты от меня, скотина! – в сердцах я вогнал наконечник глубоко в землю. И сияющее древко тут же испарилось из правой ладони.

Я покосился на таймер, и облегченно выдохнул, обнаружив восстановившийся одинарный отсчет секунд.

11:47… 11:46… 11:45… 11:44…

Увы, передышка продлилась не долго. Не успел я толком порадоваться долгожданному избавлению, как неподалеку раздался до дрожи знакомый многоголосый рев-вой.

Увлекшись попытками избавления от копья, я позабыл об осторожности. Последний мой крик оказался непростительно громким, и расплата не замедлила явиться в виде стаи рогато-зубастых бестий.

Глава 13

Глава 13

Первая тварь вломилась в колючий кустарник уже через секунду. Похожая на скрещенного с козлом матерого секача кроваво-красная туша, на мощных шипастых лапах, завязнув среди колючек белоснежного кустарника действительно превратилась в идеальную мишень.

Из-за узости прохода между деревьями, штурмовать кустарник твари могли только поодиночке. Длина кустарника была метров пять, и из укрытия я имел возможность расстреливать вражин друг за дружкой практически в упор.

Бешеный рев с трудом продирающегося к моему укрытию монстра почище плети подстегнул меня к действию. Дрожащая рука нашарила на автомате скобу предохранителя и сдвинула на одиночный огонь.

От первого выстрела я пострадал, пожалуй, даже больше прущей на меня твари. Мало того, что дернувшийся, как живой, от отдачи автомат едва не снес меня с ног. От гулкого хлопка выстрела у меня заложило уши, и рывок автоматного ремня так дернул за шею, что я чуть не лишился головы. Бестия же от угодившей в лобешник пули (с четырех метров я отлично видел пробитое пулей отверстие между рогами твари, откуда широкой струей растекалась по морде темно-синяя кровь) даже не присела, лишь упрямо мотнула простреленной башкой и продолжила ломиться через колючки дальше.

Пока я отходил от первого выстрела упорная тварь успела пробиться сквозь колючки кустарника на целый метр, и в хвост первой бестии пристроилась вторая. Затягивать с продолжением стрельбы становилось в прямом смысле слова смертельно опасно. Если первую тварь не остановить, через десять-пятнадцать секунд она продерется сквозь кусты, и тогда… От картины, нарисованной богатым воображением, мне резко поплохело, и я по новой навел ствол на свирепо рычащую тушу.

В этот раз, наученный предыдущим болезненным опытом, перед выстрелом я уперся спиной в толстый древесный ствол и напряг руки, готовясь гасить отдачу. Снова автомат с грохотом содрогнулся. Пуля угодила твари в приоткрытую пасть. Выбила пару передних зубов и… Все?!

Вторично подстреленная тварь в этот раз даже башкой мотать не стала, лишь хищно осклабила щербатую пасть, и еще яростней зарычала в мою сторону, недвусмысленно давая понять беспонтовому стрелку, что сейчас до него доберется, и разом за все болячки посчитается.

Я снова пальнул в скалящуюся морду. На этот раз угодил бестии в левый глаз. Глазница буквально взорвалась. Белые ветки кустарника слева от рогатой башки обрызгало фонтаном фиолетового жиле. Но окосевшая тварь снова устояла на ногах и, как ни в чем не бывало, продолжила штурм колючих зарослей.

Черт! Черт! Черт! Этого просто не могло быть! После трех ранений в голову потусторонняя тварь ломилась через кустарник так же энергично, как в начале. Да у нее ж стопудово мозг поврежден! Уже после первой пули бестия обязана была завалиться и сдохнуть. Но живучая скотина легко пережила и первую пулю в башку, и вторую, и даже третью… Млять! Словно у твари вместо башки спереди была рогатая задница!

Бестия преодолела уже две трети колючего кустарника, за второй ее спутницей пристроилась уже третья рогатая тварь. До прорыва тварей оставались считанные секунды… Я снова пальнул. Вторично попал в широкий лобешник. Рядом с первой дыркой от пули появилась вторая. На этот раз тварь дольше трясла многострадальной башкой, но движение при этом не прекратила, и продолжала ломиться дальше.

Живучая тварь приблизилась на расстояние удара копья, и я собрался уже призвать свой последний веский аргумент в неожиданно затянувшемся смертельном споре. Но в последний момент вспомнил о втором теневом навыке – обещанное там разоблачение уязвимости против этой непробиваемой скотины мне сейчас точно бы не помешало… И я решил рискнуть.

Оторвав руку от курка, как было велено, приложил кольцо к переносице.

Тамер в углу снова опасно ускорился. Но и эффект от мгновенно пробудившейся функции не заставил себя ждать. На телах продирающихся сквозь колючки монстров появились голубые сияющие пятна, хорошо заметные на алой шкуре бестий.

И – что удивительно! – у каждой из трех штурмующих кустарник бестий уязвимые места располагались в разных частях тела. Более того, обозначенные пробужденной функцией зоны уязвимости не были привязаны к какому-то конкретному месту, а беспрерывно смещались по телам тварей, отчего голубые пятна подсветки невольно ассоциировались у меня с мельтешением по стене солнечных зайчиков.

Идущей первым номером твари оставалось продавить всего метр колючего кустарника, когда я навел ствол калаша на ее правую переднюю лапу, в которую секундой ранее скакнул с бочины голубой «зайчик» подсветки уязвимости. И в очередной раз надавил на курок.

Автомат с привычным грохотом дернулся в руках, и… Угодившая точно в голубое пятно пуля буквально на куски разворотила мощную конечность твари.

Благополучно пережившая четыре ранения в голову бестия, как подкошенная, рухнула на землю, и забилась в смертельной агонии. А перед моими глазами загорелись красные строки победного лога:

Внимание! Вы нанесли критический урон бестии 8 уровня. Бестия умирает. Штраф за разницу в уровнях – 0,7. За убийство бестии вам начисляется: 10 очков теневого развития, 1 теневой бонус к Ловкости, 1 теневой бонусов к Интеллекту, 15 теневых бонусов к КЭП.

Оп-па! И теневые бонусы к КЭП подкинули – в свете ускоренного расхода времени это очень хорошо… Взгляд тут же переместился на таймер обратного отсчета:

10:23… 10:21… 10:30… 10:28…

Ха! Похоже, я обнаружил способ периодической подкачки быстро сдувающегося временного интервала.

Пока отвлекался на таймер, идущая вторым номером бестия взобралась на труп обезноженной товарки и, уткнувшись мордой в колючки, продолжила торить проход для стаи. Мне ее самоотверженный задор, разумеется, сильно не понравился. И, поймав в прицел автомата голубую подсветку пятна уязвимости у твари на лбу, я плавно надавил на курок.

Приспособившие к автоматному грохоту уши уже практически не торкнуло от шума очередного выстрела. Пуля знакомым макаром прошила рогатый лобешник монстра. Но, в отличие от двух предыдущих случаев, на этот раз у раненой в голову бестии из пасти, носа и даже глаз вырвались фонтанчики иссиня черной крови. И тварь, как подкошенная, завалилась рядом с мертвым собратом.

Перед глазами загорелся очередной победный лог:

Внимание! Вы нанесли критический урон бестии 7 уровня. Бестия умирает. Штраф за разницу в уровнях – 0,6. За убийство бестии вам начисляется: 7 очков теневого развития, 1 теневой бонус к Силе, 12 теневых бонусов к КЭП.

Дальше я стал расстреливать бестий, не отвлекаясь на чтение логов. И после того, как сморгнул, не читая, пару следующих уведомлений, прошаренная Система прекратила ими мне докучать.

Короткая дистанции до бестий максимально упрощала мне стрельбу по ним, и я ни разу не промахнулся. Все мои пули достигали цели, но далеко не каждый выстрел оказывался неотвратимо смертоносным. Несмотря на убойную дистанцию в два-четыре метра, из-за непрерывного мельтешения «зайчиков» подсветки уязвимости на алых шкурах, порой пуля выходила за границу резко отскочившего в сторону голубого пятна, и такие раны беспокоили тварей не больше блошиного укуса.

Всего из автомата мне удалось завалить четырнадцать бестий. Дальше в калаше кончились патроны и, отбросив на землю бесполезный огнестрел, я крутанул кольцо против часовой стрелки.

И без того шустро сматывающий секунды таймер в углу тут же сменил двойное ускорение на тройное. Зато в руке появилось копье, наконечник которого тут же был направлен умелой рукой мастера-копейщика в подсвеченную голубым пятном бочину бестии.

Тварь почти добралась до выхода из колючих зарослей. Но воздушное копье успело упокоить потустороннего монстра на самой границе моего убежища.

Заваленный трупами бестий кустарник уже практически не сдерживал напора атакующей стаи. Разбегающиеся по телам собратьев твари, как на амбразуру, бросались на жалкие остатки колючих веток в самом конце. Сколько атак смогут сдержать эти жалкие ошметки некогда непролазного кустарника, позволяя мне беспрепятственно выцеливать копьем пятно подсвеченной уязвимости? Две? Три? Хотелось бы, конечно, побольше, но… Копье пробило голубое пятно на груди очередной бестии, и но морда разогнавшейся твари, в падении, пробилась сквозь кустарник в убежище.

Похоже, напрасно я опасался жесткого выброса из теневой параллели. До обнуления счетчика еще больше пяти минут. А очередная рогатая тварь уже распласталась в длинном прыжке, метя расширить проход через колючки.

Убежище практически вскрыто.

Конечно, я буду биться до конца. Но надолго ли меня хватит против юрких молний-бестий, когда колючая граница между стаей и моим убежищем перестанет существовать?

Чую, очень скоро я получу ответ на этот вопрос… Пока же бока бестии вязнут в последних защитных колючках, и я наношу очередной неотвратимый удар по подсвеченному голубым сиянием пятну уязвимости.

Интерлюдия 3

Интерлюдия 3

Марина заканчивала уборку номера, готовя его под сдачу очередному постояльцу. Она выключила пылесос и нажала на кнопку автоматической смотки шнура, как вдруг из санузла донесся звон разлетевшегося вдребезги стекла.

– Никак зеркало рассыпалось… Ох, не к добру это. Не к добру! – запричитала женщина.

Оставив пылесос в комнате, горничная направилась поверить что там стряслось в ванной. И соляным столбом застыла в метре от двери, когда оттуда ей навстречу вышла незнакомка в розовом кожаном костюме и с розовыми волосами… До столь эффектного явления дамы Марина была абсолютно уверена, что в ванной никого нет. Ведь всего десять минут назад горничная закончила там уборку, и в номер, пока она пылесосила ковролин в комнате, никто не входил.

– Милейшая, где я? – спросило розоволосое чудо.

Не дождавшись ответа, дама щелкнула пальцами перед вытаращившей на нее глаза горничной и раздраженно фыркнула:

– Немая что ли?! Эй, ау! Отвечай на вопрос!

– В… в от-теле, – кое-как пробормотала Марина.

– Название-то у отеля есть?!

– Пилигрим, – опередив горничную донесся мужской голос из-за ее спины.

Марина затравлено обернулась и, увидев импозантного седоусого мужчину лет пятидесяти, в черном деловом костюме, с нацеленным на нее пистолетом в руке, беззвучно завалилась в обморок.

– Артем Борисович, – кивнула мужчине Линда, ничуть не испугавшись нацеленного пистолета, и растянула губы в приветливой улыбке.

– Линда, – отозвался мужчина, сохранив бесстрастное выражение лица.

– Почему этот дурацкий отель? – спросила дама, проходя мимо мужчины в комнату.

Она брезгливо пощупала стертую обивку кресла, и после секундного колебания все же решилась в него сесть.

– Он на выезде из города, – стал отвечать мужчина, аккуратно опускаясь в кресло напротив, и продолжая при этом удерживать собеседницу под прицелом пистолета. – Сейчас не сезон. Здесь мало постояльцев… А наше дело не терпит лишних ушей.

– Я заметила, – усмехнулась Линда, покосившись на лежащую на полу женщину.

– Произошла непредвиденная накладка, – поморщился мужчина. – Она не должна была убирать этот номер сейчас…

– Да понятно, – перебила Линда. – Не ждали меня так скоро в гости. Ну извините, что спутала ваши планы.

– Позже мы позаботимся о бедняжке, – продолжил мужчина, сделав вид, что не расслышал издевки в словах собеседницы. – Очнувшись, она ничего не вспомнит.

– Честно говоря, Артем Борисович, мне плевать на ваши проблемы, – ухмыльнулась Линда.

– Не сомневаюсь, – откликнулся мужчина, сохраняя бесстрастное выражение лица.

– Может, уберете уже пистолет?.. Куда я отсюда от вас денусь? Все окрестные зеркала, наверняка, уже под контролем порядочников.

– Вы переоцениваете наши скромные возможности.

– Отнюдь… Я прекрасно осведомлена о жесткой хватке команды легендарного Борисыча. И не сомневаюсь, что ясновидящий вашего уровня, на своей территории, запросто, свернет мне шею безо всякого пистолета.

– И тем не менее решила покуролесить на моей территории? – мужчина опустил пистолет и неторопливо убрал его во внутренний карман. Пиджак его, при этом, удивительным образом ничуть не оттопырился.

– Признаюсь, Линда, столь ранней и бесхитростной попыткой бегства вы смогли меня заинтриговать… На что вы рассчитывали? Неужели надеялись, что мы забудем перекрыть периметр?

– Я похожа на дуру?

– Объяснитесь.

– Артем Борисович, у меня к вам предложение, от которого вам сложно будет отказаться.

– Подкупить решили? – впервые улыбнулся мужчина.

– Не совсем…

– Не прибедняйтесь. Я краем уха слышал, что из личного сейфа бедняги банкира таинственным образом вдруг исчезло все золото и валюта – на общую сумму примерно в четыре миллиона евро.

– Да, повезло кому-то.

– И мы оба знаем кому… По-хорошему, конечно, за ваше самоуправство в моем городе, следовало бы отдать вас властям. Но, положа рука на сердце, вынужден признать, что покойный банкир был не очень честным человеком. Потому, за скромную компенсацию морального ущерба, нанесенного вами моей организации, – скажем, в три миллиона девятьсот пятьдесят тысяч евро – на этот раз я, пожалуй, отпущу вас, Линда, без показательной выволочки.

– Да побойтесь бога, Артем Борисович. Это же грабеж средь бела дня! Я столько сил и времени потратила на подготовку. Сама все сделала… И за это мне жалкие пятьдесят тысяч?!

– Линда, наш неконструктивный диалог начинает меня утомлять… Милая, ты вероятно забыла? Так я напомню! Мне достаточно сделать один телефонный звонок, и за тобой приедут даже не комитетчики – от которых ты вполне сможешь откупиться – а жаждущие мщения родственники и друзья банкира. И, боюсь, тогда тебе никакие деньги уже не помогут.

– А я, вот, боюсь, пока они будут сюда ехать, у Сергея истечет время. И его смерть, уважаемый Артем Борисович, будет уже на вашей совести.

– Что еще за Сергей? О чем ты, черт возьми!

– Сергеем, зовут вашего молодого практиканта. Он уже пятнадцать минут пребывает в моем убежище на теневой стороне. Вот здесь, – жестом фокусника Линда словно из воздуха выхватила небольшое круглое зеркальце, и продемонстрировала его собеседнику. Но когда мужчина за ним потянулся, дама так же ловко скрыла между пальцев блестящий предмет.

– Через пять минут лимит его времени истечет. Сам Сергей порталы создавать, увы, еще не обучен. Значит, Равновесие выбросит беднягу принудительно. И вам придется собирать своего практиканта по частям.

– Ты блефуешь!

– Это не сложно проверить. Позвоните своим, и спросите: не теряли ли они четверть часа назад юного практиканта на Дикой полосе?

– Да твою ж!..

Мужчина вытащил из кармана айфон и, быстро отыскав нужный номер, нажал на вызов.

– Але! Светлана! Что за бардак у вас там творится?!... Ах ты еще и не в курсе?.. Молчать! Спиридонов практиканта привез?.. Так-так. На Дикой, говоришь? И давно?.. А ну-ка живо пробей по базе, оба они сейчас там?.. Что! Не наблюдаешь пацана?.. Ну, млять!..

Мужчина раздраженно надавил на сброс, и тяжелым взглядом уставился на собеседницу.

– Твои условия?

Глава 14

Глава 14

Очередной бестии хватило ускорения прорваться через колючки кустарника. Я выбросил наперехват копье, метя в голубую вспышку уязвимости на широкой груди твари. Но проклятое пятно резко сместилось в сторону, и острие бесполезно пробило алую шкуру без особого вреда для бестии.

От неотвратимого знакомства с когтями и зубами твари меня спас счастливый случай. Пятка копья уперлась в узкую расщелину между стволами за спиной, и тварь, под действием собственного ускорения, как на вертел, насадилась на торчащее колом копье. Лапы и морда бестии, при этом, оказались отвернуты от меня к деревьям, и пришпиленная, как мотылек, тварь, несмотря на все яростные старания развернуться и атаковать, не могла соскочить с воздушного копья. Сломать теневое оружие бестии тоже было не под силу.

Пронзенная копьем тварь по сути оказалась в моих руках. Но у меня под рукой не было даже плохонького перочинного ножа, чтобы добить пленницу в подсвеченное пятно уязвимости. А молотить кулаком по толстой шкуре твари, даже попадая в обозначенную голубым «зайчиком» точку уязвимости, было бесполезной тратой сил и времени.

Да и некогда было колотить. Следом за первой прорвавшейся бестией уже набегала очередная потусторонняя тварь, сдержать смертоносную атаку которой мне попросту было нечем. Разряженный автомат валялся на земле, а единственное оружие ближнего боя намертво засело в потрохах предыдущей бестии. Перехватив «липкое» древко копья левой рукой, я вскинул перед глазами кулак освободившейся правой, готовясь отоварить распластавшуюся в прыжке бестию между глаз – благо, точка уязвимости подсветилась голубым сиянием аккурат у твари на переносице.

Разумеется, ни на какой особый эффект от кулачного удара я не рассчитывал, с моей стороны это была скорее отмашка отчаянья. Каково же было мое изумление, когда от удара кулака череп твари на мгновенье окутался сеткой серебряных молний, и вдруг лопнул, как гнилой орех.

В разлетающихся во все стороны ошметках синей крови и фиолетовой слизи я не сразу обнаружил появление рядом неожиданного союзника. Лишь когда наперехват очередной набегающей твари вдруг сбоку вырвалось мощное кнутовище серебристой плети, я ошарашено покосился на ее владельца, и обнаружил рядом мужчину лет тридцати, в широкополой ковбойской шляпе и длинном сером плаще.

От захлестнувшей шею серебристой плети по телу бестии зазмеилась знакомая сеть серебряных молний, и через секунду тварь сгинула в облаке сине-фиолетового взрыва.

– Охренеть! – невольно вырвалось у меня.

Похоже, и к убийству предыдущей твари мой кулак имел весьма опосредованное касательство. Кровавый взрыв под моей рукой стал следствием удачного стечения обстоятельств. На самом деле плеть неожиданного союзника поразила тварь за миг до моего удара. Оттого я и не почувствовал сопротивления от врезающейся в кулак переносицы – под воздействием невероятного оружия ковбоя плоть твари уже начала разрушаться, и утратила естественную твердость.

Обратным движением плети ковбой стеганул насаженную на копье тварь по крупу. Снова от места удара во все стороны побежала сеть молний, и через секунду меня обдало фонтаном синей крови.

– Вы от Линды, да? – спросил я своего спасителя.

– В портал, живо! – не глядя на меня, скомандовал ковбой, и шагнул в широкую брешь колючего кустарника, неуловимо быстрым движением отправляя плеть навстречу очередной потусторонней твари.

Почему вместо Линды вдруг появился этот мужчина? В какую очередную пакость задумала втравить меня хаосистка? – от растерянности и возмущения захотелось огреть неразговорчивого типа копьем по шляпе, но я, разумеется, сдержался.

Арка зеркального портала обнаружилась аккурат за его фигурой. На фоне белых древесных стволов в серебристой рамке мне открылся вид на незнакомую комнату, интерьером напоминающую недорогой гостиничный номер, с неподвижно лежащей у дальней стены женщиной в униформе горничной.

– Да иди уже! – поторопил меня ковбой.

Вот че-то ни разу не хочется шагать туда, где уже валяются на полу в отключке какие-то люди! – мысленно возмутился я.

Вслух же хватило благоразумия промолчать.

Выбора-то у меня, один фиг, не было. Таймер обратного отсчета в углу разменял последнюю минуту, и лихорадочно отсчитывал ускоренные секунды. Я воткнул в землю освободившееся от твари копье, развеивая теневое оружие в руке, – тройное ускорение на таймере тут же сменилось двойным… Как обратно «усыпить» пробужденную функцию Разоблачения уязвимости я не имел ни малейшего понятия, а на выяснение экспериментальным путем сейчас попросту не было времени.

0:32… 00:30… 00:28… 00:26…

– Ну же! – очередной окрик союзника выдернул меня из секундного ступора.

– Да иду уже, иду, – проворчал я, и шагнул в портал.

Внимание! Вы покинули локацию теневой параллели! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 22 теневых бонуса к КЭП.

Внимание! Полный отчет за бой со стаей бестий:

Всего вами было убито 17 бестий с 6-го по 9-ый уровней. При вашем непосредственном участии были убиты 3 бестии 7-8 уровней. За убийство бестии вам начисляется: 128 очков теневого развития, 13 теневых бонусов к Силе, 11 теневых бонусов к Ловкости, 7 теневых бонуса к Выносливости, 4 теневых бонуса к Интеллекту, 211 теневых бонусов к КЭП.

Внимание! Вы откликнулись на призыв Линды Краус и помогли ей. Ваши обязательства должника перед ней полностью исполнены! В качестве поощрения, вам начисляется 10 теневых бонусов к Интеллекту, 20 теневых бонусов к КЭП.

Красные строки системного лога развеялись тут же после беглого прочтения, и я обнаружил себя стоящим посредине увиденного через стекло портала гостиничного номера.

Лежащую у стены горничную подхватил на руки двухметровый, лысый, как коленка, здоровяк. И, напрочь игноря мое здесь появление, спокойно понес бесчувственную женщину куда-то из номера.

– Разрешите представиться, молодой человек, – вдруг раздавшийся за спиной спокойный мужской голос заставил резко развернуться.

Я увидел сидящего в кресле седоусого мужчину лет пятидесяти, в дорогом черном костюме.

– Неклюдов Артем Борисович, – мужчина встал и протянул мне руку.

– Сергей Капустин, – представился я в ответ, пожимая крепкую, как камень, ладонь. – А куда это меня?..

– Не пугайся, Сережа. Ты у друзей… Мы с тобой, в некотором роде, уже знакомы. Наверняка, твой наставник, упоминал в разговоре некоего Борисыча?

– Упоминал.

– Я – тот Борисыч и есть.

– Так вы!..

– Руководитель городского филиала организации… Пойдем, отвезу тебя до общежития. И по дороге поговорим.

– Там же, в теневой параллели, еще мужчина остался! – уже шагая по коридору гостиницы я вспомнил о брошенном на растерзание стаи ковбое.

Впрочем, скорее наоборот, это бедняжки бестии остались на растерзание его серебристой плети.

– Не беспокойся, – подтверждая вторую версию, хмыкнул Артем Борисович. – Игорь прекрасно сможет за себя постоять, и потом самостоятельно вернуться.

– А хаосистку Линду вы, случайно, не знаете?

– Которая бросила тебя одного в теневой параллели?

– Почему она так поступила? Она же обещала вернуться за мной?

– Забудь о ней. Эта женщина, вряд ли, еще когда-нибудь тебя побеспокоит.

Спустившись по лестнице со второго этажа, мы молча прошли мимо стойки администратора, и никем не окликнутые, словно невидимки, вышли на улицу. Обернувшись, я обнаружил за спиной трехэтажное аккуратное здание отеля «Пилигрим».

На просторной стоянке перед отелем стояло всего три машины: пара потрепанных жизнью, грязных седанов и сверкающий отполированным хромом гелендваген.

Артем Борисович подвел меня к гелику и, указав мне на соседнюю переднюю дверь, стал усаживаться за руль.

– Ты, Сережа, большой молодец, – снова заговорил Артем Борисович, когда мы, выехав со стоянки, вклинились в плотный поток скопившихся на въезде в город машин. – Что сумел самостоятельно продержаться там до прихода помощи.

– Честно говоря, в убежище, где оставила меня Линда, сделать это было не сложно. Там меня со всех сторон защищали деревья, растущие впритирку друг с другом в несколько рядов. А единственный проход в убежище защищал многометровый кустарник с острыми и длинными колючками.

– Тем не менее, твари тебя там учуяли, и пришлось повоевать.

– Сам виноват. Линда предупреждала, чтоб сидел тихо, я же нечаянно расшумелся.

– С чего вдруг?

– Теневое оружие решил активировать – ну, на всякий пожарный. Хоть Линда и оставила мне для самообороны калаш…

– Чего-чего она тебе оставила?!

– В смысле: автомат.

– Да понял я… Вот стерва!

– А чего с автоматом не так-то?

– Если стрелял, сам знать должен, что не так, – хмыкнул Артем Борисович.

– Да, я стрелял.

– И как? Удачно?.. Сильно калаш тебе против тварей помог?

– Ну да. Четырнадцать бестий из него завалил.

– ЧЕГО?? – от изумления Артем Борисович едва не въехал в зад притормозившего впереди автобуса.

– А что не так-то? В рожке же тридцать патронов было. Я стреляя одиночными. Все патроны расстрелял...

– Да хоть сто тридцать!.. Сергей, потусторонних тварей из огнестрела завалить крайне сложно – практически невозможно.

– Это еще почему?

– Будучи порождениями хаоса, все твари имеют крайне неприятную специфику плавающего блуждания по телу жизненно важных внутренних органов… Наверняка, ты слышал такое избитое выражение: сердце в пятки ушло?.. Так вот, по отношению к потусторонним тварям, это иносказательное выражение следует воспринимать буквально. У тварей реально сердце может уйти в пятку.

– То-то я, расстреливая первую бестию практически в упор, поначалу все никак не мог ее завалить. Четыре пули в башку твари засадил, а ей хоть бы что. А потом, с одного выстрела в лапу, сразу прошел крит, и бестия мигом сдохла.

– Погоди. А с чего, вдруг, ты по лапе ей стрелять стал?

– Так, неуязвимость там появилась… Мне ж вторым теневым навыком функция Разоблачения уязвимости досталась.

– Ах, вот оно что… Что ж ты мне голову-то морочишь! С этого и нужно было начинать! А то: расстрелял он, навскидку, четырнадцать бестий из одного ствола! Стрелок, блин!

– Так ведь на самом же деле…

– На самом деле, Сережа, чтобы гарантированно упокоить одну бестию, нужно по разным участкам ее тела одновременно отрабатывать целом взводом автоматчиков… Ты прицельно бил по уязвимостям, обозначенным на телах тварей пробужденной функцией! Тебе сказочно повезло с абилкой, Сережа. И мой тебе совет: поставь развитие этой архи полезной функции над всем остальным в приоритет.

– Ладно… Только у меня проблемка небольшая. Я не знаю как отключить действие функции.

– А наставник тебе на что? – хмыкнул Артем Борисович. – Что ж у него не спросил?

– Так вышло, что оба навыка я активировал самостоятельно. И не у кого было спрашивать. С рассеиванием призванного оружия сам опытным путем догадался…

– Ну-ка, ну-ка, удиви меня.

– Чтоб рассеялось мое воздушное копье, его нужно воткнуть наконечником в землю.

– Заземление – да, это действенный способ… А что станешь делать, если доведется сражаться в помещении, да не на первом этаже? Каждый раз, чтоб избавиться от копья, на улицу сбегать будешь?

– Видимо, придется.

– Не-а, не придется, – усмехнулся Артем Борисович. – Есть способ проще и эффективней. Нужно лишь накрыть ладонью второй руки кольцо, и все активные навыки мгновенно слетают. Этот универсальный способ, кстати, замечательно подходит и для пробужденной функции… Сергей, где тут тебя лучше высадить?

За увлекательной беседой я и не заметил, как мы выехали на знакомую улицу.

– Вон там, сразу за остановкой, можно?

– Легко.

Гелик свернул к обочине.

– Телефон твой у Светланы есть?

– Да, я ей оставлял.

– Значит, завтра, после учебы, наставник с тобой свяжется. А после сегодняшних злоключений, рекомендую тебе, Сережа, хорошенько выспаться, – напутствовал меня напоследок Артем Борисович, остановив машину в указанном месте. – Сон – лучшее средство для восстановления тела и организма, тем более после угарного кача на Дикой полосе.

– Понял, – кивнул я, отвечая на крепкое рукопожатье.

– Ну, с боевым крещением тебя, практикант. И до скорой встречи.

Я выбрался из гелендвагена, и двинул в общагу.

Глава 15

Глава 15

– Серё-ёжа! – сквозь дрему донесся знакомый женский голос откуда-то из дальнего угла комнаты.

Не. Наверное почудилось. Как она могла появиться здесь, в студенческой общаге?

– Серё-ёжа!

Черт, какой все-таки навязчивый глюк!

– Ну че ты привязалась ко мне, – не сдержавшись, фыркнул я вслух. – Отвали! Я только лег. Дай поспать.

– Сергей! А ну живо тащи сюда свою тощую задницу! – зло рявкнула в ответ неугомонная хаосистка.

Да как так-то?! Ведь Борисыч обещал, что она меня больше не побеспокоит. Вот и верь после этого…

– Капустин! Не испытывай моего терпенья!

– Фак! – я поднялся с кровати, и растерянно огляделся.

Линды в комнате не было.

Откуда же тогда взялся ее голос?

– Да не стой ты столбом!.. Сюда иди!

Я послушно побрел на приставучий голос. И оказался перед зеркалом.

Через грязное исцарапанное стекло на меня грозно взирала знакомая дама, в неизменном розовом кожаном костюме, и с копной розовых волос на голове. Экстравагантное рандеву с хаосисткой через зеркальное стекло отчего-то меня ничуть не удивило и не испугало, и я решился даже первым начать разговор:

– Послушай, Линда, я больше не твой должник, и…

– Паршиво выглядишь, – перебила дама. – Переодеться тебе надо.

– Стилистом моим решила заделаться? – хмыкнул я в ответ.

– Наглец, – улыбнулась Линда. – Ты здорово меня выручил, Сергей. За это я решила одарить тебя подарком.

– Да не надо мне ничего.

– Посмотри хоть, прежде чем отказываться.

Линда приподняла правую руку, и на ее ладони прямо из воздуха вдруг появилось семечко, формой похожее на тыквенное, только вдвое больше, и невероятного переливчатого, как ртуть, цвета.

– Это эблюс, – опережая мой вопрос стала объяснять хаосистка. – Очень редкий и дорогой артефакт. Самостоятельно приобрести себе такой ты сможешь еще не скоро. Он способен в выбранном хозяином месте многократно расширить пространство.

– Чего?!

– Эблюс нужно расколоть, как обычную семечку. Тогда вокруг него образуется сфера изолированного потустороннего пространства, диаметром от полуметра до метра. Это пространство доступно только хозяину эблюса. Туда можно складывать, для хранения и транспортировки, множество самых разнообразных вещей. Чтобы спрятать вещь в изолированное пространство эблюса, достаточно коснуться его ей. Как правило, расколотые эблюсы хранят в карманах, намертво пришив артефакт внутри нитками, и такие карманы превращаются в бездонные вещевые мешки. Там могут лежать одновременно несколько достаточно массивных предметов, а со стороны окружающим будет казаться, что карман пуст.

– Круто, – потрясенно пробормотал я.

– Я так понимаю, уже передумал отказываться от моего подарка? – улыбнулась Линда.

– Да… То есть, спасибо, Линда. Я с радостью приму от тебя этот полезный артефакт.

Я потянулся к ртутной семечке в руке хаосистки, но мои пальцы бестолково шмякнулась об твердое зеркальное стекло.

– Ага, чуть не забыла, вот еще что… – снова заговорила хаосистка, сделав вид, что не заметила случившегося со мной неприятного конфуза. – Эблюс, как любой артефакт растительного происхождения, имеет далеко не безграничный ресурс КПД. В среднем артефакта хватает примерно на тысячу предметов. Помни об этом, когда начнешь пользоваться изолированным пространством эблюса, и бесполезной ерундой, типа придорожных камней и прочего мусора, его постарайся не забивать… Так, ну теперь, вроде, ничего не забыла. Держи свой подарок, Сережа, и когда будешь им пользоваться, поминай меня добрым словом.

Развернув руку, Линда резко врезала ладонью с артефактом по зеркальному стеклу со своей стороны. И комнатное зеркало передо мной тут же лопнуло, осыпавшись на пол горой осколков. Подарок же сгинувшей хаосистки обнаружился лежащим на нижней планке опустевшей зеркальной рамы.

Я поднял эблюс, и сунул артефакт в карман замызганных джинсов…

– Ой, блин!.. Толик! Тут у тебя бомжара какой-то рядом развалился!

Пронзительный женский визг резанул по ушам острее утренней трели будильника.

Я мгновенно проснулся и сел на кровати, ошарашено оглядываясь по сторонам.

Виновница моего пробуждения – незнакомая девчонка, с голыми ногами, и в одной расстегнутой до пупа кофточке, едва прикрывающей шикарную грудь, – обнаружилась лежащей на соседней кровати. А рядом, забавно скрючившись, спиной ко мне прыгал по полу на одной ноге сосед, пытающийся быстро выскочить из узких джинсов.

Выходит, разговор с Линдой через зеркало мне приснился?

– Маш, ты че? Какой, нахрен, бомжара? – попытался урезонить подружку Толян.

Наконец справившись со штанами, он обернулся и тоже увидел меня.

– Толя, привет, – я улыбнулся и миролюбиво махнул ребятам рукой. – Я крепко спал, и не слышал, как вы пришли.

– Это еще кто? – снова взвизгнула истеричка, лихорадочно запахивая на груди кофточку.

– Да успокойся ты, это мой придурок-сосед.

– Но ты же говорил!..

– Кочан?! Ты с хрена ли тут делаешь?! – зло гаркнул в мою сторону Толян.

– Так, говорю же, спал крепко, не заметил…

– Мы ж утром с тобой договаривались!

Млять, а ведь и правда был же уговор. Но сегодняшние богатые на приключения события полностью вытеснили из моей головы утреннее требование Толяна.

– Запарил, извини, – развел я руками.

После недавних смертельно-опасных схваток с кукольником, живоглотом и бестиями, у меня напрочь исчез страх перед кулаками соседа-четверокурсника.

– У тебя, смотрю, тоже с памятью беда. Еще вчера называл своей девушкой Ларису. А сегодня в постель притащил какую-то Машу.

– Че?! Толя, это он о чем?! Какая еще, нахрен, Лариса?!

– Ах ты ж балабол гребаный!.. Ну-ка пойдем за эту тему с глазу на глаз перетрем!

Сосед бесцеремонно цапнул меня за ворот майки и потащил из комнаты в коридор. Толя был настолько взбешен, что даже не обратил внимания на отсутствие на ногах только что сброшенных штанов.

Скандалить при гостье мне тоже не хотелось, и я, не сопротивляясь, позволил себя увести.

По дороге случайно глянув в угол, заметил гору осколков под пустой рамкой зеркала, и тихо прихренел… Получается, разговор через зеркало не был сном?

Сунул руку в карман, но драгоценного артефакта не нащупал… Чертовщина какая-то!

– Толя! Ты только там не убей его ненароком! – крикнула нам вдогонку полуголая девица.

Мрачный, как туча, Толян не стал ей отвечать, и моча захлопнул за нами дверь.

Кочанчик, ты в натуре попутал что ли?! – прижав меня к коридорной стене удерживающий ворот правой рукой, зашипел сосед и, не позволив в ответ даже рта открыть, тут же прописал левой увесистую затрещину.

В голове тут же нехорошо зашумело. Спасаясь от ударов здоровяка, я вскинул перед лицом обе руки, и совершенно случайно задел кольцом переносицу.

Собственно, о том, что задел, я понял, когда на перекошенной от ярости роже Толяна вдруг обозначилось с добрый десяток подсвеченных голубым сиянием пробудившейся функции точек уязвимости. По паре возле глаз, одна над верхней губой, еще за ушами и на горле – в районе кадыка.

Абсолютно уверенный в своем превосходстве четверокурсник не ожидал от меня ответной атаки, за что и поплатился.

Конечно, в роли оружия мои пальца годились слабо. Но попасть костяшками кулаков в крохотные голубые искорки шансов было гораздо меньше. И я решился: двумя пальцами правой ударил в кадык, одновременно пальцем левой – в точку над верхней губой.

Эффект от моего двойного корявого удара превзошел самые смелые ожидания. Через мгновенье из носа соседа буквально ручьем хлынула кровь. Хрюкнув, Толик мигом отпустил мою футболку и, по-рыбьи беззвучно разевая рот, привалился к стене, зажимая обеими руками горло.

– Сам виноват. Не чего было руки распускать, – попенял я, на всякий пожарный отодвигаясь от него подальше.

– Сссука! – просипел сосед постепенно оживая.

– Эй, Толян, а ты че в одних труселях-то? – высунулась из двери напротив взлохмаченная голова одногруппника Толяна Лехи. – Фига се! Это тя молодой, что ли, так знатно отоварил?

– Леха, держи гада! – фыркнул Толян.

И второй четверокурсник тут же набросился на меня со спины, пытаясь неумело, но яростно, придушить за горло. Я же, предположив, что на его лице точки уязвимости располагаются так же, как у Толяна, не пытаясь освободиться от захвата, ударил пальцами бедолагу по глазам.

Тут же отвалившись от меня, Леха отчаянно завопил:

– Ой-ой-ой! Мои глаза! А-а! Я нифига не вижу!

– Все! Писец те, Кочан! – рявкнул оправившийся от болевого шока Толян и, страшно оскалив окровавленное лицо, бросился на меня, как дикий зверь.

Наплевав на правила благородной драки, я встретил соседа расчетливым ударом по самой жирной уязвимости его мускулистого тела – от души приложил ногой парня по бубенцам.

– Ну, урод! Этого я тебе никогда не прощу! – зашипел дугой согнувшийся Толян.

– Ща-ща, братан, я те подсоблю. В глазах уже, кажись, проясняется, – вторил товарищу Леха.

Я не стал дожидаться пока противники оправятся и на пару возьмутся поучать меня уму-разуму. Развернулся, и задал спасительного стрекача.

Интерлюдия 4

Интерлюдия 4

(Тремя часами ранее)

Изолированная теневая локация номер десять специально была приспособлена под офисную столовую. Прямо на розовой траве здесь стояли удобные столики со стульями, за которыми ясновидящие к определенному часу собирались на завтрак, обед и ужин. Еду в офис Светлана заказывала в небольшом семейном ресторанчике, она же забиралась у посыльного на входе пластиковые контейнеры, переносила их через портал в «столовую», и лично сервировала столы на нужное количество персон.

Сломанная нога ничуть не мешала девушке трижды в день выполнять эту не шибко обременительную работу. Благодаря широкому протектору колес автоматического инвалидного кресла-коляски, Света одинаково уверенно могла ездить и по офисному ламинату, и по потусторонней траве местной «столовой».

Сегодня за обедом здесь было немноголюдно. Из пяти столов занятыми были только три. За одним сидели Света с Сашей, и компанию им составил приятель Александра Данила Круглов – похожий на цаплю высокий и сухопарый тридцатилетний мужчина. Рядом за соседним столиком о чем-то оживленно щебетали лучшие подружки Татьяна Василькова и Мария Смесюк. Обеим дамам было чуть за тридцать. Чем-то неуловимо похожие брюнетки были среднего роста, с подтянутыми, спортивными фигурами. И особняком от всех за дальним столиком обедал сорокалетний Борис Грач – за страстную любовь к крупнокалиберной винтовке и нелюдимость, прозванный остальными ребятами Терминатором.

– Народ, ну правда, хорош уже себя накручивать, – покачал головой Данила, так и не дождавшись от сотрапезников и намека на улыбку, после очередного рассказанного им в гробовой тишине анекдота. – Может, все еще обойдется?.. Ведь Гошан эсемеснул, что спас пацана.

– Дань, ты будто Борисыча не знаешь, – скривилась Света.

– И как только угораздило-то его? Прямо с Дикой полосы – в какую-то левую локацию! – пропыхтел ковыряющийся вилкой в тарелке Александр.

– Сань, ты-то хоть не нагнетай.

– Млять!

– Это точно, – кивнула Света.

– Да ну вас… Ребят, ну правда, прекращайте уже себя хоронить.

Сбоку от столов вдалеке загорелась арка зеркального портала.

– А вот и смерть наша геройская пожаловала, – проворчала Света, отводя глаза от появившейся в портале знакомой фигуры.

– Вот они, голубчики, все в сборе! – Борисыч стал отчитывать подчиненных, едва выйдя из портала. – Чаи гоняют, пока начальство в поте лица дерьмо за ними!..

– Здрасте, Артем Борисович, – сдвоенным приветствием перебили негатив шефа Татьяна с Марией.

– Привет, девчата. Настроение, гляжу, у вас бодрое. Так держать.

Подружки довольно захихикали в ответ.

Нелюдимый Терминатор, дальний стол которого оказался ближе всех к арке портала, словно специально ждал появления шефа, чтоб закончить свой обед. Вскочив с места, он молча двинулся навстречу Борисычу, обменялся с ним крепким рукопожатием и, успев шагнуть в арку начавшего гаснуть портала, первым сбежал из столовой.

– Здрасте, Артем Борисович, – приветствовал приближающееся начальство Данила.

– Здрасте, – гораздо тише повторили следом за товарищем Светлана и Александр.

– Даня, ты поел? – хлопнул худощавого мужчину по плечу Борисыч и, не дожидаясь ответа, распорядился: – Ступай, тогда. Мне с ребятами нужно поговорить.

– Так-то я компот еще не допил, – заворчал Данила, нарочито медленно поднимаясь из-за стола.

– По дороге допьешь. Все, давай, гоу, гоу… – поторопил ворчуна Борисыч.

Шеф быстро сунул в широкую ладонь худого великана пластиковый стакан с напитком, плечом оттеснил копушу Даню в сторону, и тут же по-хозяйски плюхнулся на нагретый им стул.

– Че там? Че? – зашушукали на проходящего мимо Данилу любопытные подружки с соседнего столика.

Но направляющийся к разгорающейся арке портала Даня лишь раздраженно отмахнулся в ответ. Чем еще больше раззадорил девчонок. И, дружно подорвавшись со своих мест, заинтригованные Таня с Машей припустили за Данилой вдогонку.

– М-да, наворотили вы, ребятки, конечно… – покачал головой Борисыч поочередно окидывая тяжелым взглядом пару проштрафившихся подчиненных. – Ну, чего молчим?.. Внимательно слушаю ваши объяснения.

– Я строго по инструкции действовала, – первой осмелилась заговорить Света. – Семен Дубинин из комитета позвонил, запросил помощи, в раскрытии непонятки по нашему профилю. А рядом никого из ребят уже не было – после утренней оперативки все по локациям разбрелись, или на выезд отправились. Короче, все уже были при деле. Вот я Сане и позвонила. У него ж сегодня график свободный. Хотела дать человеку подработать…

– Понятно, – перебил Борисыч. – А ты, мажор со свободным графиком, что мне скажешь?

– Че сразу мажор-то, – заворчал Александр.

– Попыхти еще у меня!.. Ну, я жду!

– Да, блин… С парнем у нас все сладилось, он кольцо принял и на пальце своем активировал. Дальше повез практиканта в офис. По дороге принял светин звонок. Заказ показался не сложным, оплата нормальная…

– И то, что ты уже не один, тут же стало по боку, – хмыкнул Борисыч. – Наставник, твою мать!

– Приехали по указанному адресу. Задание комитетчика выполнили. Заказ нам закрыли…

– Подтверждаю. Оплата в десять тысяч прошла, – вставила Света.

– Прибыли с практикантом в офис. Решил, до обеда погонять парня по Дикой полосе…

– И прям оттуда у тебя его хаосистка-то и дернула, – припечатал Борисыч.

– Откуда вы?.. – вскинулся ошарашенный неожиданной новостью Александр.

– Интересуешься: откуда информация? – ухмыльнулся Борисыч. – Да из первых рук. От некой Линды Краус. Слышал о такой?.. Че ты башкой мотаешь, Саня, я ж по глазам бегающим вижу, что слышал. Лучше по-хорошему колись, что мальца твоего связывает с этой хаосисткой?

– Черт! Да как так-то?! – схватился за голову Александр.

– Не транжирь попусту мое время, – поморщился Борисыч.

– В общем, хаосистка там меня переиграла. Обманув комитетчиков, она смогла, до нас, проникнуть в спальню, на место преступления, и спрятала там зеркало-активатор разового портала. Когда я по следу кукольника перешел на теневую параллель, там меня задержала навалившаяся из засады стая бестий, а вернувшийся разовым порталом кукольник похитил практиканта.

– Вот так – так, – протянул Борисыч.

– Охренеть! – вторила шефу Света, не посвященная ранее в подробности чудом исполненного заказа.

– Я тоже, вернувшись в спальню и разобравшись в случившемся, был в шоке. Думал, трендец практиканту. Но парень мало того, что самостоятельно вернулся, еще и доставил головы жертв кукольника, позволившие нам закрыть заказ.

– И как же, стесняюсь спросить, твой, безусловно подающий надежды, но нихрена еще не умеющий, практикант смог в одиночку провернуть это очевидно неподъемное для нулевки дело?

– Ему помогла хаосистка.

– И в замен?..

– Сделала парня своим должником.

– За-ши-бись, – каждый произнесенный слог Борисыч сопровождал хлопком в ладоши, и сидящие напротив люди вздрагивали от каждого удара, словно от лязга молотка, забивающего гвозди в крышку их общего гроба.

– Подытожу, с вашего позволения… Получается, зная, что парень должник хаосистки, вы, голуби мои, отправили практиканта на прохождение Дикой полосы?

– Я понятия не имела, что он должник! – взвизгнула Света.

– Я ей об этом не сказал, – подтвердил Александр.

– Благородно, – кивнул Борисыч. – Но один фиг виноваты оба… Согласны?

Света с Сашей понурив головы молчали.

– Не слышу? – шеф подпустил в голос металла.

– Да… Да… – вразнобой кивнули проштрафившиеся.

– Вы даже не представляете, придурки, какую грандиозную операцию сегодня мне сорвали… Десять тысяч, говоришь, комитетчики за заказ нам на счет перевели? А я, по вашей милости, час назад вынужден был отпустить на все четыре стороны уже практически пойманную Линду Краус. И позволил ей прихватить львиную долю украденной кубышки банкира… Из-за вашей копеечной блажи с заказом, придурки, наш филиал сегодня лишился трех миллионов евро! Это не считая спущенных в унитаз расходов на длительную скрытную слежку и подготовку финального капкана для хаосистки.

– Вот дерьмо, – озвучил общее с подругой мнение Александр.

– И как теперь с нами?.. – не договорив, Света всхлипнула.

Выждав мучительную для штрафников паузу, Борисыч неожиданно смягчился и продолжил без прежней кровожадности:

– Ваше счастье, идиоты, что пацан смог уцелеть. Сергей просил не наказывать вас слишком строго, и я ему обещал. Потому, в этот раз обойдемся без членовредительства, и договоримся, что за свой косяк вы с филиалом рассчитаетесь деньгами. Десятины от потерянных организацией трех миллионов, пожалуй, будет в самый раз. Итого, на каждого из вас ляжет по сто пятьдесят тысяч долга, в евро, разумеется. Со сроком погашения в течении года. Не уложитесь в срок, дальше включится счетчик… Наказание понятно?

– Угу, – фыркнула Света.

– Понятно, – кивнул Александр.

– Прекрасно. Тогда свободны.

Ребята стали выбираться из-за стола.

– Да, и вот еще что, – неожиданное продолжение вынудило обоих вернуться обратно на свои места. – Это больше тебя касается, Саша. Практиканта сегодня не тревожь, ладно. Дай парню выспаться, и нормально восстановиться после пережитых нешуточных стрессов. Созвонись с ним уже завтра, после учебы.

– Ладно, – кивнул Александр. – Но у меня остались его толстовка и рюкзак. Я забрал их у Сергея перед Дикой полосой. Нужно вернуть. У него смартфон в рюкзаке. А как, без телефона, я с ним свяжусь?

– Его вещи у тебя с собой?

– Разумеется.

– Тогда, вот что… Давай-ка их мне. Я сегодня Сергея уже подвозил, где общежитие его знаю. На обратном пути заеду, и оставлю на вахте. Сергей утром пойдет в институт, ему и передадут.

– Да без проблем.

Сунув руку глубоко во внутренний карман пиджака, жестом фокусника Александр вытащил оттуда разом толстовку с рюкзаком, и передал все Борисычу.

Когда Александр со Светой скрылись в арке портала, Артем Борисович тоже встал, но к порталу не пошел, а обернувшись, обратился к пустым столам:

– Ну где ты там? Покажись.

Воздух над стулом у одного из столов с нетронутой едой вдруг уплотнился в призрачный человеческий контур, который тут же, налившись красками, превратился в двухметрового лысого громилу.

– Шеф, как смотришь на то, чтоб перекусить? – густым басом обратился к Борисычу великан-громила.

– Да можно, пожалуй, – кивнул Артем Борисович, переходя за соседний стол, и сваливая пожитки практиканта на свободный стул.

– Разговор слышал? – спросил Борисыч, следом за помощником снимая крышку с суповой миски, и приятно щурясь от ударившего в усы облачка ароматного пара.

– С самого начала, – кивнул громила.

– Твое мнение?

– Да ты с ними, считай, по-божески. У них зарплата десятка, плюс премиальные минимум двадцатка в месяц на рыло. Сто пятьдесят штук, ребятки, играючи и за полгода отобьют. Ежели, конечно, во что-то новое не встрянут со своим шебутным практикантом. Хек!

– Митюня, ау! Я ж тебя, как раз таки, про практиканта и спрашиваю.

– А-а… Ну так че. Дело ясное, что тема мутная.

– Думаешь, не отцепится от парнишки стерва?

– Борисыч, мы ж с тобой не первый год теневые просторы коптим. Когда это было, чтоб хаосист, на фу-фу заполучивший жирный куш, от курицы приносящей золотые яйца отказывался? Ты ж знаешь, жадные они, суки. И на фатуме своем повернуты.

– Согласен… Значит, за парнишкой нужно будет приглядеть… Справишься?

– Обижаешь, начальник, – расплылся в щербатой лыбе громила.

– Тогда ты и передачу барахла парнишке организуешь.

– Сделаю, – оторвавшись от тарелки, громила сграбастал мощной пятерней толстовку с рюкзаком, привстав, засунул обе вещи в безразмерный карман штанов и, подхватив ложку, снова жадно набросился на суп.

– А все-таки хорошо здесь, – зажмурился, подставляя лицо солнечному свету, Борисыч. – Травка, солнышко, ветерок приятно так обдувает… Лепота!

– Ага, нифтяк. Тока телека не фватает, – прочавкал в ответ помощник.

– Эх, не эстет ты, Митюня.

– Зато голыми руками рвачу пасть могу порвать, – оторвавшись от тарелки, гордо объявил мордоворот.

– Ну в этом-то, ты у меня мастер, – улыбнулся в усы Борисыч. – Кушай супчик, Митюня, пока горячий. Кушай, не отвлекайся.

Глава 16

Глава 16

На бегу, обхватил левой ладонью большой палец с кольцом, и мерцающие цифры таймера обратного отсчета в углу тут же погасли. Очень выручившая меня в драке функция Разоблачения уязвимости послушно развеялась до следующего пробуждения.

Вдогонку за мной в коридоре никто не погнался и, выскочив на лестницу, я сбавил ход.

Вот ведь в ситуацию влип на ровном месте. После брошенных мне в спину угроз соседа, о сегодняшнем возвращении обратно в комнату можно было даже не мечтать. И че теперь делать? Шататься по улицам всю ночь, как последний бомжара?.. Кстати, выгляжу я в заляпанной «синькой» бестий одежде как раз таки, как грязный, вонючий бомж… Черт! А ведь Линда говорила, чтоб переоделся. Будто знала, ведьма проклятая, что мне из комнаты в скором времени вот так вдруг когти рвать придется.

Гадство! Вот кто, спрашивается, меня за язык тянул? Ну какое мне дело, с кем этот придурок трахается?.. Хотя, Толян, конечно, дебил конченный. Как можно было Лариску на ту подстилку дешевую променять? Лариса и посимпатичнее, и поумнее будет… Млять! Ну вот опять лезу не в свое дело! Чем на девчонок чужих слюни пускать, о себе самое время подумать. Из комнаты, вон, в одной майке сбежал. Без куртки даже вечером на улице я за считанные минуты околею.

Эх! Куда ж податься-то?.. Можно, конечно, попробовать к Витьке в гости напроситься. Но… Во-первых, не факт, что строгие витькины родаки позволят ему приютить друга-бомжа, в вонючем тряпье. Во-вторых, Витка жил у черта на куличках, и до него нужно было на автобусе добрый час пилить, а у меня не было денег, чтоб заплатить за проезд, – кошелек-то в рюкзаке остался, а рюкзак в офисе! Вместе, кстати, со смартфоном – что являлось третей и, пожалуй, самой важной проблемой: без телефона я тупо не мог связаться с другом, чтоб договориться о ночлеге.

Выходит, прежде чем беспокоить Виктора, следовало сперва вернуть деньги и смартфон, ну и, до кучи, рюкзак с толстовкой… Кстати, чистая толстовка решала разом две проблемы: вычеркивала меня из рядов бомжей, и спасала от холода… Значит, перво-наперво следует наведаться в офис. Тут, правда, тоже возникала небольшая трудность. Меня ж наставник привез во двор дома на машине. Увлеченный разговором с ним, дорогу я специально не запоминал. Легко смогу отыскать только улицу, с которой мы свернули во дворы, но расположение на ней самого поворота помню смутно… Одно лишь радовало: пятиэтажка, на первом этаже которой располагался офис, так же, как и моя общага, находилась в центральной части города, и до нужной улицы вполне реально было минут за двадцать добраться пешком. Ну а уж, оказавшись на ней, я как-нибудь там сориентируюсь, и отыщу нужный поворот во дворы…

– Капустин?! – строгий окрик вахтерши, мимо поста которой я проходил, заставил вздрогнуть.

– Что Инна Леопольдовна, – откликнулся я, и внутренне напрягся, ожидая очередной порции неприятностей.

Но через секунду выяснилось, что мое треволнение оказалось напрасным, на сей раз, наоборот, неожиданно повезло.

– Держи, Маша-растеряша. Просили передать, – откуда-то снизу строгая бабка вытянула и бросила передо мной на стол «потерянные» в офисе рюкзак с толстовкой.

– А кто? – уточнил я, тут же хватая толстовку и натягивая на плечи.

– Где твои манеры, Капустин? Хоть бы сперва «спасибо» сказал! – возмутилась вредная бабка.

– Спасибо!

Спасибо, – передразнила вахтерша. К счастью этой малостью удовлетворилась, и соизволила ответить-таки на мой вопрос:

– Лось двухметровый, лысый, и с рожей разбойничьей… Ох, не связывался бы ты, малец, с такими упырями. Сердцем чую, не доведут тебя до добра подобные знакомства!

Я так обрадовался неожиданному возвращению вещей, что не сдержался, и стал защищать посыльного:

– Да нормальный он. Просто высокий.

И тут же пожалел о сказанном.

– Нормальный?! Да бандит он – пробы ставить негде! – словно с цепи сорвалась вахтерша. – Ишь ты, покрывает еще!.. Дурачка практически до исподнего ободрали. Вещи, вон, даже в залог оставить пришлось…

– Не так все было!

– Бросай карты, Капустин! Послушайся доброго совета умной женщины! Бросай, пока на самое дно трясины не засосало…

– Не играю я ни в какие карты.

– А куда ж тогда намылился на ночь глядя?.. Ага! Молчишь!.. Вот мать твоя приедет, все как есть ей про тебя расскажу! Так и знай! И если не хочешь неприятностей…

Бабка присела на своего любимого конька, и нужно было срочно линять, пока вахтерша окончательно не вынесла мне мозг беспонтовыми нравоучениями.

– Еще раз спасибо, Инна Леопольдовна. Я пойду, у меня дела.

Я рванул к уличной двери, и в след услышал стандартное напутствие вахтерши:

– Пол одиннадцатого дверь закрою на ключ! Опоздаешь хоть на минуту, стучи – не стучи, не открою! Так и знай!

Выскочив на улицу, сразу залез в рюкзак и вытащил смартфон. При активации, первым бросился в глаза таймер времени, сейчас было 17:52. В телефонной книжке появилось два новых абонента с никами Света и Саня.

– Фига се! Он же, вроде, у меня запоролен? Как же это у них получилось? – возмущенно пробормотал я себе под нос.

Еще в «Вайбере» висело аж шестнадцать сообщений от Витьки. Открыл, и быстро все просмотрел… Ничего интересного, обычный треп, на тему: куда вдруг сгинул, выйдя от декана? и фиг ли не отвечаешь на запросы подыхающего от любопытства друга?

– Очень кстати, – снова пробормотал себе под нос, и набрал витькин номер.

– Але, пропащая душа? – раздался из динамика веселый голос друга. – Тебя где черти носили?

– Да где только не носили, – фыркнул я в ответ. – Я тут в такой замес попал, в жизни не поверишь.

– Заинтриговал?

– Не, по телефону не вариант. Это надо с глазу на глаз рассказывать.

– Серый, ну ты че? Я ж до завтрашнего утра от любопытства сдохну?

– Могу и сегодня рассказать, если переночевать пустишь?

– Прикалываешься?

– Я серьезно. Меня сосед временно из комнаты выписал.

– Да он вообще оборзел! Сука!

– Во-во… Ну так как, друган, пустишь переночевать?

– Да я бы с радостью, ты ж знаешь. Но родаки…

– Вить, ну уболтай их как-нибудь. А то мне придется всю ночь, как псу бесхозному, по улицам шарахаться.

– Лады, попробую… Минут через десять перезвони.

– Ок.

Я закинул телефон обратно в рюкзак, и неторопливо побрел к ближайшей автобусной остановке.

На город медленно накатывал вечерний сумрак. На улице стало гораздо прохладней, чем днем, но толстая осенняя толстовка отлично справлялась с начавшимся похолоданием.

Следом за общагой потянулся жилой многоэтажный дом, первые этажи которого, как водится, были переделаны в различные бутики, и модные салоны.

У модного парикмахерского салона, с яркой неоновой вывеской над входом «Брадобрей», я невольно замедлил ход, привлеченный необычным дизайном витринного стекла. Растянувшись на весь фасад парикмахерской, здешняя витрина являла собой огромное зеркало трехметровой высоты и втрое большей ширины. Проходя мимо, естественно, я увидел в нем свое отражение. И не смог устоять перед соблазном посмотреть, наконец, со стороны на свою помятую рожу и частично скрытую толстовкой, грязную одежду.

Оказалось, что брюки с кроссовками со стороны выглядели далеко не так ужасно, как я себе навыдумывал. Гораздо больше меня насторожило лицо, которое выглядело непривычно осунувшимся.

За бесконечной суетой сегодняшнего дня у меня как-то совершенно вылетели из головы мысли о еде. При виде своих ввалившихся щек, мигом вспомнил, что запарил сегодня пообедать, и в животе тут же требовательно заурчало… Ладно еще стакан воды догадался выпить в общаге, прежде чем завалиться спать, а то бы сейчас еще и из-за жажды от пересохшего горла предъява прилетела…

Воспоминание о сне, невольно заставило вспомнить и о пропавшем подарке хаосистки. Я снова сунул руку в карман, и аж вздрогнул, неожиданно нащупав там гладкую поверхность эблюса.

– Черт! Его же там не было! Ну точно не было, я несколько раз проверял! – от потрясения, не сдерживаясь, стал громко озвучивать свои эмоции.

– Эй, парень, ты че? – покосился на меня охранник салона, плечистый бугай лет тридцати, куривший в паре метров левее на крыльце.

– Извините, – буркнул, отворачиваясь.

Но прежде чем продолжить движение, за каким-то лядом решил вытащить эблюс из кармана. Наверное, не доверяя тактильным ощущениям, захотел подтвердить наличие зеркального семечка еще и глазами.

Увидел.

Убедился.

Но лучше бы его никогда не было в моем кармане!

Эблюс засиял в свете недавно загоревшихся уличных фонарей, как маленькая новогодняя елка. Из него, как из карманного фонарика, вырвался узкий луч рассеянного света и, едва озарив бледным пятном часть широкого зеркала, тут же исчез.

Гигантскую поверхность витражного стекла на мгновенье залило ослепительно ярким светом. А когда эта вспышка погасла, вместо обычного отражения, через стекло открылся охренительно роскошный вид на залитый солнечным светом луг, с розовой травой теневой параллели.

– Млять! Ушлепок! Ты че сотворил с нашей витриной?! Ну-ка живо вернул все, как было! – дурным голосом завопил охранник.

– Да, да, конечно, – ошарашено закивал я, пряча опасный артефакт обратно в карман.

Вот только с исчезновением эблюса ничегошеньки не изменилось. На месте зеркальной магазинной стены остался гигантский открытый портал в теневую параллель.

– Пацан, ты не понял?! – отшвырнув недокуренную сигарету, охранник схватился за висящую на поясе резиновую дубинку.

Но в следующую секунду следом за мной уставился на застекольный солнечный луг, откуда донесся многоголосый грозный рев.

– А это еще че за хрень? – пробормотал парень, невольно отступая и выставляя перед собой заметно подрагивающую дубинку.

– Бестии, – осипшим голосом ответил я, тоже делая шаг назад.

Вдалеке над травой показалось множество алых точек. Твари быстро приближались.

– Млять, это че три дэ? Пипец круть! Уроды, как настоящие!..

Охранник еще что-то верещал, восторгаясь реалистичностью картинки набегающей на нас стаи, но я его уже не слушал. Первоначальный шок прошел, сменившись мандражом предстоящей схватки… В отличие от охранника, я прекрасно знал, что твари не «как настоящие», а самые настоящие, и через полминуты они добегут до границы портала, и атакуют всякого, кто попадется им на пути. Первым не повезет нам с охранником. Разумеется, я задействую оба своих навыка, и попытаюсь дать тварям отпор. Но и ежу понятно, что хлынувшие широким потоком через широкий портал твари сомнут нас с охранником за считанные мгновенья. Благодаря навыкам, быть может я продержусь на пару секунд дольше обычного человека, практически безоружного со своей нелепой колотушкой перед бестиями. Но все равно, мои шансы уцелеть в этой драке, как не крути, сводились к нулю… Хоровод не самых веселых мыслей пронесся в голове, пока вытаскивал из рюкзака телефон, и лихорадочно искал сохраненный без моего ведома номер наставника.

Нашел.

Нажал на вызов.

Гудок… Второй…

Несущиеся к порталу бестии сократили дистанцию до ста метров. И за спинами полусотни низкорослых алых туш, я заметил чуть отставшую тройку их вожаков, с фиолетовыми гребнями вдоль хребта.

Третий гудок…

– Ало, Сергей, что-то случилось? – раздавшийся из динамика голос Александра был напряжен, он с трудом сдерживал волнение, словно каким-то образом заранее уже предчувствуя угрожающую мне смертельную опасность.

– На Серпуховской прорыв! – прохрипел я в смартфон.

– В твоей общаге?

– Нет, в соседнем доме! Многометровое витринное зеркало стало порталом!

– Сергей! Не вздумай геройствовать! Спрячься где-нибудь! И жди меня! Я уже еду!

– Все! Не могу больше говорить!

– Сергей! Я приказ…

Надавив на сброс, я швырнул телефон в рюкзак. Закидывая его за спину, коснулся кольцом переносицы и тут же шевельнул кольцо указательным пальцем против часовой стрелки.

Подсвеченные голубым сиянием пятна уязвимости на телах рвущихся через портал бестий загорелись мгновением раньше появившегося в моей правой руке голубого копья.

Рядом, истошно, по-бабьи заверещал охранник, и швырнув в тварей дубинку, бросился наутек.

«Героя» я недооценил, – мелькнула в мозгу шальная мысль. – Похоже, мужику удастся-таки пережить меня на пару секунд.

Через секунду визгу охранника с тротуара вторили еще несколько до смерти перепуганных людских голосов. За спиной раздался скрежет тормозов, и звук удара пары столкнувшихся автомобилей.

Между перепуганными людьми и стаей врывающихся через портал монстров островком ледяного спокойствия остался один лишь я. Не знаю почему в тот роковой момент я не оцепенел от ужаса, быть может от того, что подобных тварей я уже убивал.

Метнувшись наперерез ближайшей твари, копье кольнуло бестию точно в лобешник, где, как на заказ, загорелось голубое пятно. Тварь истошно взвизгнула, а у меня перед глазами загорелись первые строчки победного лога:

Внимание! Вы нанесли критический урон бестии…

Я сморгнул, не читая, и перенаправил выскочивший из смертельной раны наконечник в бок следующей твари. Вроде тоже удачно попал в голубое сиянье пятна уязвимости – стопроцентно убедиться помешала могучая фигура знакомого лысого великана, вдруг появившегося рядом со мной словно из воздуха.

Громила с потрясающей скоростью заработал кулаками, на которых сгустками крови багровели массивные красные краги. Его чудо перчатки крушили морды, хребты, лбы и бока бестий пожалуй даже покруче гранитного молота наставника.

– Держись за спиной, пацан! Не высовывайся! – скомандовал громила, продолжая крушить направо и налево валом напирающих бестий.

– Здесь нам их не удержать! Остановить прорыв можно, лишь уничтожив в хренам портал! – продолжил вещать великан после секундной паузы, за которую лихим хуком снес в глубокий аут рослую бестию, нацелившуюся в прыжке вцепиться ему в горло. – А сделать это можно только с той стороны! Ну че, пацан, рискнешь с Митюней шагнуть к дьяволу в задницу?

Еще вчера от зверской рожи этого громилы я бы шарахнулся в сторону даже солнечным днем на оживленной улице, но сейчас в вечернем полумраке обезлюдевшего тротуара окруженный оскаленными мордами настоящих чудовищ громила стал мне самым родным на земле человеком.

– Рискну! – твердо бросил я в ответ.

– Тогда не отставай! – хмыкнул отмороженный тип и, заработав кулаками еще быстрее, стал пробивать дорогу к порталу сквозь лавиной напирающую толпу рогатых образин.

Интерлюдия 5

Интерлюдия 5

Александр летел по залитым искусственным светом вечерних фонарей улицам с запредельной скоростью, так, будто перед ним, вместо забитой машинами дороги, была пустая гоночная трасса. Даже усиленного навыком Реакции проворства высокоуровневого ясновидящего порой едва хватало ему, чтобы увернуться от столкновения с непредсказуемыми лихачами, суетливо снующими, как и он, в потоке машин. Часто приходилось нырять на встречку, и яростным ревом клаксона шокировать законопослушных тихоходов.

Он мчался так быстро, как только мог. И к названному практикантом дому подкатил через рекордные семь минут. Но на месте огромного зеркального портала Александр застал уже лишь многометровую пустую раму, с горой осыпавшихся на тротуар осколков.

Увы, наставник не успел прийти на помощь ученику.

Что он безнадежно опаздывает, стало понятно, когда беспрерывно вызываемый смартфон ученика перестал отвечать протяжными гудками, и вдруг оказался за пределами зоны действия сети. Это случилось примерно на третьей минуте бешеной гонки, и могло означать, к сожалению, лишь одно: что своевольный пацан не послушался здравого совета наставника, вступил с тварями в безнадежный бой, пал под напором бестий, и тело несчастного было утащено тварями в теневую параллель.

Александр до последнего надеялся на случайную разрядку телефона практиканта. Но…

Кроме битого стекла, на тротуаре, у захлопнувшегося выхода на ту сторону, были раскиданы десятки изуродованных тел бестий. Следов смертельной схватки хватало с избытком, а тела ясновидящего, давшего тварям решительный отпор, среди поверженных врагов не было.

Еще примерно десятка два живых тварей топтались на тротуаре возле трупов сородичей, жалобно поскуливая и тряся рогатыми головами. Они вовсе не оплакивали гибель менее удачливых членов стаи, просто пришельцы, только что лишившись подпитки теневой параллели, находились под эффектом временной дезориентации в пространстве. Сейчас важно было не позволить тварям приспособиться к параллели людей, и атаковать стаю до того, как бестии разбегутся на кровавую охоту.

Лихо обогнув пару столкнувшихся посередине проезжей части авто, Александр с визгом тормозов припарковался у обочины и, выскочив на тротуар, тут же разворотил каменным молот сморщенный пятак первой оскалившейся на него твари.

Для полной зачистки тротуара опытному ясновидящему потребовалось чуть более четырех минут. Причем, добрую половину времени ему пришлось потратить на полновесную схватку с оправившимся от шока рвачом, подвижность которого в толпе практически беспомощных бестий оказалась для Александра неприятным сюрпризом. Ясновидящий, разумеется, смог укротить норовистую тварь тридцать четвертого уровня, и превратил тушку рвача в точно такой же фарш из перемолотого мяса и костей, как и два десятка тел бестий, зверски изуродованных ударами многопудового молота.

Устроенная бойня позволила мужчине частично выпустить пар. И дала ему оправданную отсрочку перед крайне неприятным, но неизбежным, разговором.

Александр вытащил из кармана айфон и, отыскав номер шефа, нажал на соединение.

– Ало, Артем Борисович, докладываю: примерно четверть часа назад на Серпуховской случился крупномасштабный прорыв… Уже ликвидирован. И все твари уничтожены… Нет, не я. Когда я приехал, портал уже был разрушен. Я лишь перебил всех оглушенных тварей… Уверен, в город никто из них не прорвался. Но команда чистильщиков нужна… Да я даже сейчас наблюдаю зевак в отдалении, многие снимают на смартфоны… Правы, к сожалению, без Сергея не обошлось. Он предупредил меня о начинающемся прорыве… Да, по прибытии, на место я его не обнаружил. На месте захлопнувшегося портала видел следы боя. Предполагаю, Сергей был утащен тварями на ту сторону. Это единственно объяснение схлопывания портала… Да откуда я знаю! Вы же сами запретили мне до завтра выходить с ним на связь!.. Я не кричу… Понял. Жду… Отбой.

Александр с такой силой ткнул пальцем, разрывая связь, что на экране айфона появилась трещина.

– Твою ж мать! И месяца еще не прослужил! – мужчина с трудом удержался от острого желания разбить поврежденный гаджет о плитку тротуара.

Еще вчера бы он так и поступил, но наложенный шефом долг вынуждал теперь сдерживаться от расточительных театральных жестов.

– Ладно, потерпим до лучших времен, – проворчал Александр, возвращая деформированный айфон в карман.

И, вернувшись в машину, стал ждать.

Глава 17

Глава 17

Несмотря на потрясающую скорость и убойную мощь ударов спутника, некоторые твари успевали невредимыми проскочить мимо него. Тогда у меня появлялся шанс попрактиковать на «счастливчиках» навык владения воздушным копьем. И как-то само собой выходило, что, пробиваясь за спиной Митюни к порталу, я без устали тыкал в обе стороны голубим острием наконечника, старясь поразить подсвеченные точки уязвимости на боках бестий.

Увы, точность моих ударов оставляла еще желать лучшего. И большинство тварей, прорвавшихся через жернова митюниных кулаков, получив от меня болезненный, но не смертельный укол, относительно невредимыми шарахались в сторону, и разбегались по тротуару.

Прорыв нашего тандема к зеркальному порталу занял примерно четверть минуты. Следом за здоровяком я, зажмурившись, скакнул в стеклянную арку. И перед глазами тут же загорелись красные строки очередного лога:

Внимание! Вы переместились в локацию теневой параллели! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 52,63%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 52:38. Поскольку ваши теневые навыки уже активно использовались до перемещения в локацию теневой параллели, из вышеозначенного временного интервала вычитается время активного использования теневых навыков.

Стеклянная стена зеркального портала за спиной с оглушительным звоном лопнула и, разлетевшись на мириады мелких осколков, осыпалась блестящим дождем в розовую траву.

Все бестии, прибитые нами и выжившие, остались на ставшей недоступной городской улице. Туда же, в мирную людскую параллель, в последний миг успел запрыгнуть один из троицы рослых вожаков бестий, с фиолетовым гребнем вдоль хребта. Ну а пара его менее удачливых спутников бестолково провалилась сколь дождь осыпающихся осколков на вторую половину луга, и крайне раздосадованная своей неудачей тут же решила сорвать лютую злобу на нас с Митюней.

Поскольку нас, как и тварей, было двое, монстры с гребнем разделились. Одина из бестий-переростков атаковала Митюню, другая прыгнула на меня.

Тщетно пытаясь отыскать на несущейся на меня поджарой туше хоть одно пятно уязвимости, я наудачу ткнул тварь в кошмарную морду. Но голубое острие, не причинив врагу ни малейшего вреда, как тупая палка, бестолково соскользнуло с морщинистого пятака твари.

Не устояв, из-за срыва удара, на ногах, я провалился следом за копьем, и спину тут же пронзила зверская боль от разодравших кожу, длинных и острых, как ножи, зубов монстра… Это позже я понял, что мне в тот роковой миг офигительно повезло отделаться лишь несколькими глубокими царапинами. Потому как тупая тварь, ошибочно приняв висящий за спиной рюкзак за часть моего тела, поймала его в капкан мощнейших челюстей, и завертела башкой, старясь отодрать кус зацепленного «мяса».

От начавшейся чудовищной болтанки, я мгновенно потерял ориентацию в пространстве и, разумеется, не смог толком сгруппироваться, когда лямки рюкзака лопнули, и отброшенный из-за раскачки, пролетев несколько метров, я рухнул в розовую траву. Просто чудо, что врезался в землю правым плечом, и хоть здорово его зашиб, но смог уберечь голову. Потому как удар виском или затылком о высохшую на жарком солнце до каменной твердости землю, под травой, сулил мне куда как более тяжкие последствия.

Разодранная спина теперь пылала огнем, но из-за адреналина, игноря боль, я тут же вскочил обратно на ноги. Отбитая после неудачного падения правая рука повисла бесполезной плетью, и копье пришлось переложить в левую.

В стороне Митюня со своим противником катался по траве. Но, как там у здоровяка складываются дела, разглядеть я не успел, потому как моим вниманием тут же целиком завладела своя бестия-переросток. Обнаружившаяся метрах в трех тварь раздраженно трясла башкой, пытаясь избавиться от перемолотых в лоскуты остатков бывшего рюкзака, обрывками ткани цепляющихся за ее длинные кривые зубы.

Вот гадство! Похоже, трындец моему смартфону! Вот че, спрашивается, в кармане не носилось?.. – пронеслась в голове череда удручающих мыслей.

А в следующее мгновенье наши с тварью взгляды пересеклись, и мысли о серьезных финансовых потерях из-за потери недешевого гаджета сгинули, как мотыльки в костре… Утробно зарычавшая страхолюдина, наплевав на остатки торчащего из пасти тряпья, подобралась для очередного смертоносного прыжка.

Пятен уязвимости ни на алой шкуре, ни на фиолетовом гребне твари по-прежнему не наблюдалось. Потому, выставив перед собой копье на максимальную длину, как примитивный кол, я приготовился отбиваться, как бог на душу положит.

Но в момент прыжка твари, неожиданно подоспела помощь от старшего товарища.

Выросший словно из-под земли на пути распластавшейся в прыжке твари Митюня молниеносно провел серию ударов по морде ошалевшего от такого поворота противника. Сбитую с намеченной траектории рогатую тушу отшвырнуло рядом в траву. Не давая противнику опомниться, мой спаситель тут же оседлал поплывшую тварь и, ухватив алыми крагами за такого же цвета морду, отчаянным усилием стал разводить страшные челюсти в стороны.

По-поросячьи завизжав, тварь принялась неистово стегать по спине коротким хвостом, сучить лапами и брыкать назад рогами, в тщетных попытках зацепиться и скинуть со спины наездника. Когда эти отчаянные потуги не сработали, тварь попыталась избавиться от Митюни серией перекатов по траве. Но здоровяк стоически перенес все попытки противника разорвать смертельный захват, и продолжал все шире растягивать пасть твари в стороны.

Материал явно не простых перчаток ясновидящего оказался непробиваемым для зубов твари. Ухватившись пальцами прямо за кривые острия, Митюня разводил челюсти пока не раздался громкий треск ломаемых костей. Визг твари тут же, как отрезало. Из раззявленной пасти хлынул поток синей крови. И массивная туша под Митюней забилась в агонии.

И еще до того, как тварь окончательно затихла, у меня перед глазами загорелись красные строки победного лога:

Внимание! Полный отчет за бой со стаей бестий и рвачей:

Всего вами было убито 6 бестий с 6-го по 9-ый уровней. Еще, при вашем непосредственном участии, были убиты 23 бестии 5-10 уровней и 1 рвач 35 уровня. За убийство бестий и рвачей вам начисляется: 187 очков теневого развития, 28 теневых бонусов к Силе, 25 теневых бонусов к Ловкости, 46 теневых бонуса к Выносливости, 8 теневых бонуса к Интеллекту, 278 теневых бонусов к КЭП.

– Ну вот, как-то так, – проворчал здоровяк, поднимаясь со спины мертвой твари. – Молодец, пацан, что не дал себя прикончить… Эй, малой, ты чего?

Концентрация адреналина в моей крови, после подтверждения нашей победы, резко пошла на убыль, я тут же ощутил пульсирующие вспышки боли в отбитом плече и разодранной спине. И, глухо застонав, осел на ставших вдруг ватными ногах.

– Не, парень, хреновое ты место выбрал для передышки, – проворчал Митюня.

– Спина, – прошипел я, кривясь от боли.

– Вот дерьмо! Все ж таки зацепила, сука!

Ругаясь, Митюня приблизился и заглянул за спину.

– Фу ты!.. Слышь, пацан, ты больше так меня не пугай. Тут всего-то пара царапин, – подбодрил «сердобольный» здоровяк. – До свадьбы заживет, – и рывком разодрав у меня на спине толстовку с майкой, оголил раны.

Частично уже прилипшие к ткани царапины от столь грубого действия словно опалило огнем.

– До какой еще – нахрен! – свадьбы?! – взвыл я.

– А вот шуметь здесь не нужно, малой, – проворчал Митюня. – Сейчас немножко припекать станет, ты уж потерпи… На-ка, сожми это зубами, поможет. – Он сунул мне в рот подобранную в траве лямку от рюкзака, и я послушно сжал челюсти.

Здоровяк же достал из кармана тюбик с какой-то мазилкой. На моих глазах выдавил в широкую ладонь щедрую порцию бесцветного вещества и, зайдя за спину, тут же стал втирать его мне в царапины.

Какое там, нахрен, «станет припекать»! Мне словно битого стекла вперемешку с солью в раны насыпали!.. Если бы не зажатая в зубах тряпка, я б заверещал, как резанный. А так лишь обреченно мычал, и только в самом конце, из-за вдруг сковавшей спину судороги, забился в неконтролируемом припадке.

– По-другому никак не можно, пацан, – зашипел в ухо Митюня, вдруг оказавшийся рядом на коленях, стискивая меня в своих медвежьих объятьях, и усмиряя бесконтрольный припадок. – Ты ведь не хочешь заражение крови получить?.. У потусторонних тварей такая зараза на зубах – мама не горюй! А этот антисептик, хоть и болючий, но лично мной не единожды на собственной шкуре проверенный – на раз все дерьмо из ран выжигает… Слышь, пацан, ты б копьецо-то свое уже развеял. Бой, считай, закончился. Так чего зазря энергию на него переводишь?

Только сейчас, после его слов, я обратил внимание, что сам Митюня давно уже избавился от краг на руках.

Мысленно обругав себя расточительным тормозом, я ткнул острием копья в землю, развеивая теневое оружие в левой руке. И тут же обхватил освободившейся ладонью кольцо, отменяя действие второго навыка.

Таймер в левом углу перешел из ускоренного режима на умеренный ежесекундный интервал отсчета:

45:30… 45:29… 45:28… 45:27…

– Ну че, пацан? Как состояние?.. Чую, пора нам уносить отсюда ноги…

– Вообще-то, так-то меня Сергеем зовут.

– Угу, – хмыкнул здоровяк. – Ощущаешь, как земля под задницей подрагивать начинает? Это она от того, что сюда несется стая гребаных тяжеловесов. Тамошние тварюшки покруче даже разодравшего тебе спину рвача будут. Они нас затопчут, и глазом не моргнут. Потому, Сережа, ежели хочешь выжить в этой вылазке, и живым домой вернуться, давай-ка, стиснув зубы, через не могу…

Подхваченному под локоть твердой, как сталь, рукой спутника, мне поневоле пришлось подняться на ноги.

Оказалось, что раны в вертикальном положении беспокоят спину гораздо меньше, чем когда скрючившись сидел на земле. Отстранившись от спутника, я на пробу сделал пару самостоятельных шагов, и остался вполне доволен результатом. Отголоски былой адской боли в спине пока что казались вполне терпимыми.

– А зачем куда-то идти? – спросил я настороженно оглядывающегося по сторонам спутника. – Нельзя что ли отсюда обратно портал открыть?

– Ты умеешь обратные порталы открывать? – огорошил неожиданным встречным вопросом Митюня.

– Нет, конечно. Откуда?

– Вот и я нет… Ну ты как? Идти можешь?

– Да, вроде, все норм. Могу.

– Тогда двинули уже от греха!

Глава 18

Глава 18

Проходя мимо груды разодранного тряпья, в которую превратился мой рюкзак, Митюня нагнулся и, пошарив рукой, вытащил оттуда скрученный, словно отжатое белье, кошелек, пожеванную, а местами даже продырявленную зубами твари, тетрадь с лекциями и покореженный остов безнадежно загубленного смартфона, с наполовину выкрошившимся экраном. Находки здоровяк тут же сунул в карман штанов и, опережая уже готовый сорваться с моих губ возмущенный протест, пояснил:

– Спокуха, пацан. Тебе сейчас, все одно, не куда это барахло девать. Потому, пусть пока твои вещички побудут у меня. Выберемся из этой задницы, все верну в сохранности. Отвечаю!

Возразить на это мне было не чего, пришлось молча покориться и, стиснув зубы, перейти с шага на неуклюжий бег, чтоб не отставать от резко ускорившегося спутника.

До ближайшей стены белых стволов, намеченных Митюней, в качестве укрытия, расстояние было не меньше километра. И мы успели преодолеть лишь треть этой дистанции, когда за спинами раздался приглушенный расстоянием рев многочисленных преследователей.

Обернувшись, я увидел вдали знакомые длинноногие и хвостатые фигуры гигантских ящеров.

– Живоглоты! – выдохнул я и, позабыв о боли в спине, рванул так, что на пару секунд даже вырвался в лидеры.

– А ты, пацан, полон сюрпризов, – хмыкнул тут же нагнавший и пристроившийся рядом спутник. – Значит, имел уже удовольствие познакомиться с этими тварями? Интересно, когда успел-то? И как… Эй, пацан! Ты чего?!

Стремительно разгорающийся внутренний жар поначалу я принял за естественную реакцию организма на сумасшедшее ускорение… Легкие «запылали» от недостатка кислорода. Фигня. Сейчас откроется второе дыхание, и все пройдет… Увы, не открылось, и не прошло. Сознание вдруг захлестнула непроницаемая чернота. И я почувствовал, как крепкие руки Митюни подхватили меня за лохмотья разодранной на спине толстовки, не позволив завалиться в траву…

Очнулся я уже через несколько секунд. Распирающий грудь жар никуда не делся, хоть я уже не бежал, а беспрестанно колотился лицом о какую-то ткань… Это че?.. Я на кровати?.. Но как?!.. Черт! Почему тут так трясет!.. От сумбурного потока мыслей страшно разболелась голова. Меня немедленно замутило, и я изрыгнул поток горькой желчи. Которая почему-то не растеклась пятном по «простыни», а провалились куда-то вбок, лишь частично забрызгав ткань перед глазами.

– Ну твою ж мать, пацан! – донесся откуда-то сверху возмущенный голос Митюни. – Полминуты потерпеть не мог! Мы ж почти уже добежали!

После рвоты в голове на несколько секунд прояснилось, и я понял, что лежу на плече старшего товарища. «Простынь» перед лицом – его куртка, низ которой я только что вероломно изгадил вонючей желчью. А сильно трясет от того, что Митюня удирает с ношей на плече от стати живоглотов.

Запрокинув голову, я увидел внизу мельтешение ног здоровяка по розовой траве, полностью подтвердивших догадку. Но это резкое движение спровоцировало резкое усиление пожара в груди и ослепительную вспышку боли в голове. Я застонал, и снова отключился…

– Эй, пацан! – донесся до плывущего в густой патоке безразличия сознания чей-то настырный голос.

Голову встряхнуло от резкого толчка, и сонливая одурь на миг развеялась. Я ощутил испепеляющий жар в легких, и зашелся в кашле, пытаясь исторгнуть из воспаленного нутра мучительный жар. Надсадный кашель перешел в жестокий спазм, и через секунду чуть сердце не лопнуло, от скрутившей грудь судороги. К счастью, почти сразу же отпустило. И я смог сделать мучительно-приятный вдох прохладного воздуха.

Сквозь туманную дымку мутного от выступивших слез взора я увидел склонившегося надо мной и заглядывающего в глаза здоровяка.

– Ну – слава яйцам! – очнулся! – выдохнул Митюня, заметив мой осмысленный взгляд. – Ты ж, парень, минуту целую тут бревном бездыханным лежал. Думал все, трындец пацану, отбегался… Слышь, Сережа, ты меня больше так не пугай.

– Где… мы? – кое-как удалось прошелестеть пересохшими губами.

– В безопасности, – тут же порадовал щербатой лыбой здоровяк. – От стаи живоглотов удрали. Убежище я нам подобрал надежное. Так что не переживай. Ща ты малехо оклемаешься, и двинем дальше.

Пока он говорил, я с грехом пополам осмотрелся. Увидел знакомые белые стволы, кольцом окружившее со всех сторон. Диаметра узкого убежища едва хватало, чтоб в лежачем положении я не упирался головой и ногами в деревья.

Я попытался приподняться на локтях, и уловивший мое желание Митюня тут же помог принять сидячее положение, прислонив спиной к широкому древесному стволу.

– А… что?..

Догадавшись о вопросе, Митюня стал отвечать, не дожидаясь пока я допыхчу до конца.

– Огненная лихоманка к тебе прицепилась. Зараза местная, типа нашего гриппа, только пожестче… Так бывает, когда иммунитета на местные болячки нет. К тому же организм твой был ослаблен после ранения, сильно утомлен и истощен… Ты, пацан, когда последний раз ел?

– Утром.

– Я так и думал… А теневых бонусов за день, поди, до хренища набрал?

– Да, много.

Много, – передразнил здоровяк. – Башку бы намылить твоему наставнику, за такое разгильдяйство.

– Александр не причем, – как смог твердо, возразил я.

– Молчи уж, защитник… Смотреть больно, как осунулся – кожа, да кости. Немудрено, что тебя тут так быстро скрутило… Лекарство я тебе уже ввел, – Митюня показал на пустой шприц в траве под ногами. – К счастью, подействовало. Но чтоб ускорить выздоровление, тебе, по уму, сейчас надо бы еще пожрать от пуза. А у меня, кроме сухарей и пива, нет больше нихрена… Ну ты, вроде как, парень совершеннолетний. Значит, пиво пить можно. А это, считай, жидкий хлеб… Короче, вот, пацан, угощайся…

Митюня жестом фокусника вытащил из кармана штанов здоровенную упаковку их шести банок пива, и следующим заходом – полдюжины пакетиков с солеными сухариками.

– Не… я не пью, – отказался я от протянутой банки, сосредоточив внимание на потрошении пакетика с сухарями.

– Дело хозяйское, – пожал плечами Митюня, распечатывая банку и делая внушительный глоток. – Только хрумкай потише. Сам понимаешь, нам тут гости не нужны.

Не знаю чего уж там больше этому поспособствовало – сидячее положение или подкормка сухариками – но самочувствие мое в процессе потребление соленой закуси к пиву и впрямь улучшалось на глазах. Развеялся застилающий взор туман. Прояснилось в голове. Пожар в легких затух до состояния тлеющих углей, и стал практически незаметен.

– А мы куда, вообще, направляемся? – поинтересовался я после некоторой паузы, занятой жадным поглощением содержимого пакетика.

– К ближайшему стационарному порталу, – охотно пояснил здоровяк, распечатывая следующую банку. Заметив мой настороженный взгляд, он, с ухмылкой, добавил: – Не боись, пацан, Митюня свою норму знает.

– Все так говорят, – пробормотал я, вскрывая второй пакет сухариков.

– Че сказал? – нахмурился здоровяк.

– Спрашиваю, что за порталы стационарные, до которых километры шарахаться по теневой параллели приходится?

– Ты ж в курсе, что из офиса нашего открываются зеркальные порталы в изолированные локации? – неожиданно ответил вопросом на вопрос собеседник.

– Ну да.

– Так вот – эти порталы и называются стационарными.

– Погоди, че-то я запутался… Эти ж порталы в изолированные локации ведут?

– Все верно.

– И как же мы туда заберемся?

– В закрытых периметрах двух локаций имеются замаскированные бреши, через которые знающий человек сможет пройти.

– И уже внутри локации воспользоваться порталом?

– Схватываешь на лету, пацан… На, хоть разок хлебни. А то две пачки сухарей уже всухомятку умял. Не хватало еще, чтоб потом от обезвоживания начал загибаться.

– Нет, я не пью, – я снова решительно отверг протянутую банку пива, и взялся за третий пакетик.

– Вот упрямый… Никто тебя пить не заставляет. Это ж пиво. Оно, как вода. В средневековье, его вообще вместо воды пили.

– Тогда другое было – без консервантов… А воду сырую боялись пить из-за заразы всякой, типа, чумы или холеры… Ну а пиво в процессе варки обеззараживалось, вот его и пили.

– Ишь ты, начитанный. Уважаю, – хмыкнул Митюня и неожиданно спросил: – Скажи, какой у тебя сейчас уровень?

Не знаю, для чего ему вдруг понадобилось это знать, но скрывать такую малость от человека, который в течение последнего часа минимум дважды спасал мою жизнь, было глупо. Потому я честно признался:

– Одиннадцатый.

– А до двадцатого развиться не желаешь? – немедля последовало провокационное предложение.

Неправильно истолковав мое молчание, Митюня добавил:

– Тебе ж за предыдущий бой прилетели очки развития. Один рвач должен был принести не меньше сотни. Плюс толпа бестий.

– Да, очки есть. И их хватит даже больше, чем на двадцатый. Но наставник советовал…

– И правильно советовал, – в очередной раз удивил понявший с полуслова мои опасения здоровяк. – При спокойном, размеренном каче в тепличных условиях нашего изолятора, лучше сперва подтянуть до убойных ступеней навыки, и потом уже спокойно добирать уровни. Но так уж сложилось, что ты, парень, угодил в переделку, считай, со старта. И сейчас открытый на двадцатке новый навык реально может помочь тебе скорее перебороть недуг.

– Что? Система мне подкинет лечилку?

– Вполне вероятно, – кивнул Митюня и, разглядев недоверие в моих глазах, пояснил: – В критической ситуации, она часто подкидывает навыки, помогающие преодолеть возникшую проблему… Вспомни обстоятельства получения своего второго навыка.

Ну да, будучи никчемной нулевкой, я угодил в западню, где вскоре подвергся атаке стаи бестий. У меня был автомат, из которого я стал отстреливаться. Но поначалу пули не брали твари. И только пробуждение функции Разоблачение уязвимости, сделало бестий уязвимыми для моих пуль… Как не крути, выходило, что «случайно» подкинутый системой второй навык помог мне выжить, и продержаться до прихода помощи.

– Убедил. Я разовьюсь до двадцатого уровня.

– Удачи, – хмыкнул здоровяк, вскрывая третью банку.

Уже ставшим привычным толчком указательного пальца я сдвинул по часовой стрелке кольцо. И перед глазами тут же выстроилась вереница строк информационного описания, с перечнем: характеристик и параметров:

Ясновидящий Сергей Капустин

Общие характеристики:

Возраст – 18 лет

Рост – 172 сантиметра

Вес – 60,7 килограммов

Энерготип – Свет/Тьма 81/19, Порядок/Хаос 73/27

Отклик стихий – Воздух 72%, Вода 23%, Огонь 4%, Земля 1%

Открытых энергетических каналов – 8

Основные параметры:

Сила – 7 (75,48%)

Ловкость – 8 (82,27%)

Выносливость – 8 (83,36%)

Интеллект – 14 (140,12%)

Контроль энергетических потоков (КЭП) – 5 (55,41%)

Теневые параметры:

Свободные очки теневого развития к распределению – 448

Уровень теневого тела – 11 (175/197)

Теневой бонус к Силе – 117 (01,17%)

Теневой бонус к Ловкости – 93 (00,93%)

Теневой бонус к Выносливости – 509 (05,09%)

Теневой бонус к Интеллекту – 65 (00,65%)

Теневой бонус к КЭП – 5048 (50,48%)

Свободные теневые бонусы к распределению – 62

Теневые навыки:

Владение воздушным копьем – активирована 1 ступень (условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 6)

Разоблачение уязвимости – активирована 1 ступень (условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 6, Ловкость 6, Выносливость 6, Интеллект 12, КЭП 6)

Сейчас меня интересовала только строка: «Свободные очки теневого развития к распределению – 448», из которой следовало, что на текущий момент в моем загашнике имеется четыреста сорок восемь очков развития. Если до следующего за одиннадцатым двенадцатого уровня требовалось всего двадцать два очка – до двадцатого уровня накопленного внушительного запаса очков, по любому, должно было хватить.

Еще толком не оправившаяся от недуга голова ощутимо притормаживала, и самому рассчитывать количество необходимых для двадцатого уровня очков по мудреной формуле наставника ужасно не хотелось. Потому решил схитрить.

Хочу потратить накопленные свободные очки теневого развития на рост теневого тела до двадцатого уровня, – мысленно сформулировал я запрос. И приготовился ждать.

Но уже через секунду перед глазами загорелись строки системного лога, порадовавшие шустрым исполнением запроса:

Внимание! Вами использовано 234 свободных очков теневого развития!

Текущий уровень теневого тела 20. Свободных теневых бонусов к распределению 1440.

Внимание! В качестве поощрения за достижение 20 уровня теневого тела вам становится доступен теневой навык: Целебный пот (условия активации 1 ступени: 20 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 7, Выносливость 8, Интеллект 8, КЭП 5).

– Получил? – первым нарушил затянувшееся молчание Митюня.

– Ага.

– Конкретнее?

– Доступный теперь мне теневой навык называется Целебный пот.

– М-да, не совсем то, что я хотел, конечно… Но тоже сойдет. Активируй.

– А че с этим навыком-то не так-то?

– Активируй, и сам все узнаешь, – оскалился в щербатой усмешке здоровяк.

Заявленным условиям активации первой ступени Целебного пота мои текущие параметры полностью соответствовали, и я мысленно сформулировал команду на активацию нового теневого навыка: «Хочу направить двадцать свободных очков теневого развития на активацию первой ступени навыка: Целебный пот».

Перед глазами загорелись новые строки системного лога:

Внимание! Вами использовано 20 свободных очков теневого развития!

Активирована 1-ая ступень теневого навыка Целебный пот… 03… 02… 01… Вам доступна активация теневой функции: Целебный пот, в любое время дня и ночи. Триггер пробуждения теневой функции: касание Кольцом Развития подмышки. (Условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 7, Выносливость 8, Интеллект 8, КЭП 6)

Внимание! Продолжительность действия пробужденной функции: Целебный пот, ограничена параметром КЭП! На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 55,41%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 55:25.

Описание теневого навыка: при пробуждении функции Целебный пот, вы начинаете интенсивно потеть, и с потом из вашего организма будут интенсивно выходить болезнетворные бактерии, кроме того, попадая в открытые раны пот будет способствовать их ускоренному заживлению.

Ограничение 1-ой ступени теневого навыка Целебный пот: процесс исцеления болезни или раны, при пробуждении функции, ускоряется на 10%.

Внимание! При параллельном использовании нескольких теневых навыков, расход ограниченного параметром КЭП временного интервала возрастает пропорционально количеству одновременно задействованных навыков!

Последний пункт уведомления напомнил мне о забытом таймере. Я сместил взор в левый угол, и реально выпал в осадок.

Сейчас на таймере время двигалось, как при замедленном втрое обратном просмотре. Вместо бодрого ежесекундного обратного отсчета, каждый раз после смены последней цифры счетчик будто клинило, он зависал секунды на три, и потом спокойно уменьшался всего на одну позицию.

36:42… 36:42… 36:42… 36:41…

Глава 19

Глава 19

– Это как это? – не сдержавшись, я озвучил свое удивление.

– Ишь ты, как проняло, – хмыкнул Митюня. – Даже любопытно стало, чего там такого-эдакого в описании вычитал?

– Да я про другое… Только сейчас обнаружил, что время на таймере замедлилось. Обычно оно, наоборот, только ускорялось, а сейчас вдруг…

– А это… – перебил здоровяк поскучневшим голосом. – Я на руку тебе чаху приладил, пока ты в отключке был… Да, не на правой, на левой ищи…

Я лихорадочно задрал левый рукав толстовки, и с трудом подавил крик, обнаружив с внутренней стороны, ближе к локтевому сгибу, здоровенную намертво присосавшуюся к коже белую, как мел, пиявку, с основательно раздувшимся брюшком.

– Фу, млять!

– Не тронь! – Митюня отбросил мою вторую руку, потянувшуюся было к паразиту. – Это правильная чаха, адаптированная под нас артефактором, и вреда тебе она точно не принесет. Насытится, и сама отвалится. Но пока она сосет твою кровь, система воспринимает тебя в симбиозе с паразитом. На чаху, как местного жителя, наши ограничения не действуют. И пока ты с ней, типа, единое целое, убывание лимита твоего пребывания здесь в разы замедляется… Что ты сам только что и обнаружил.

– Черт! Все равно, выглядит мерзко.

– Да если б я тебе не показал, ты б ее присутствие на своей руке даже не заметил, – проворчал здоровяк, опуская на место рукав толстовки.

В принципе, его логика была мне понятна. Из-за моей неожиданной болезни, старший товарищ решил перестраховаться. Ведь неизвестно, как быстро удастся снова поставить меня на ноги, чтобы я смог самостоятельно продолжить путь. А замедление обратного отсчета давало существенную прибавку времени на вынужденное ожидание.

– Ладно, переживу, – пообещал я, возвращая руку с полезным паразитом обратно на траву.

– Переживет он. Видали? – продолжил ворчать Митюня. – Между прочим, чаха не вечная. Ее всего на десять, от силы двенадцать, раз хватает. Дальше дохнет паскуда. А одна такая у артефактора десять штук стоит. Вот и считай, почем мне моя доброта обходится.

– Тысячу за прокат чахи я хоть сейчас могу вернуть, – насупился я. – Кошелек только мой достань.

– Ты, пацан, походу, не понял. Не рублей – евро, – ухмыльнулся здоровяк. – Ну че, доставать кошелек?

– Не надо, – покачал я головой, совершенно другими глазами невольно покосившись на нешуточное богатство, спрятанное под рукавом.

– Не парься, позже отдашь как-нибудь, – небрежно махнул рукой Митюня и потянулся за очередной пивной банкой.

Сделав внушительный глоток, он добавил:

– Ты парень честный, верю, не кинешь… Ну, за честность!

– Угу, – кивнул я, и машинально сделал глоток из предложенной банки. – Фу! Гадость!..

– Ну вот, другое дело, а то: не пью, не пью, – расплылся в щербатой лыбе Митюня, забирая банку обратно.

– Может, вот эту штуку возьмешь, за уплату долга? – я вытащил из кармана переливчатое семечко. – Вроде бы, оно тоже не мало стоит.

– Ишь ты, эблюс, – хмыкнул Митюня, забирая из моих рук коварный артефакт. – Откуда?.. Впрочем, и так понятно. Хаосистка презентовала?

– Да.

– Вот же ж сука неугомонная!

– Она обещала, что эблюс поможет создать расширение – что-нибудь типа такого же бездонного кармана, как у тебя в штанах. Вот я и согласился.

– Самое смешное, пацан, что эта стерва тебя не обманула. Эблюс действительно используется для создания пространственного расширителя. И эта безделушка на самом деле стоит дохренища бабла. Вот только сука забыла подсказать тебе одну маленькую деталь – эблисом, как и любым другим ресурсом темной параллели, нельзя пользоваться в миру до обработки ее артефактором. В сыром виде такие штуки на раз складывают Барьер Равновесия между нашей и теневой параллелями, обращая все зеркала рядом с ними в зеркальные порталы. Что приводит к спонтанному возникновению прорывов… Да че я тебе рассказываю, ты ж сам недавно этому стал свидетелем.

– Не понимаю… Линда – она же, вроде, адекватная женщина. Зачем ей это было нужно?.. Вот, что ей проку от того, что бестии ворвутся в город, и устроят охоту на мирных граждан? Все равно вскоре прибудет команда порядочников из офиса, перебьет всех тварей и захлопнет портал.

– Ну, портал порталу рознь. Через ту махину, что ты ненароком расхлебянил, такой зоопарк к нам в гости мог набежать – мама не горюй!

– Выходит, этим подарком она хотела от меня избавится?.. А сама, ведь, в благодарностях рассыпалась! У-у!..

– Меня другое интересует. Как эта стерва смогла так быстро выйти на тебя? Почти сразу же после того, как Борисыч пинком под зад ее из города выставил?

– Да я сам толком не понял. Мне, типа, приснился сон…

И я рассказал Митюне про странный разговор через зеркало, с последующей эффектной презентацией эблюса.

– Млять! Твоему наставнику, в натуре, башку надо оторвать! – взорвался здоровяк, как только я замолчал. – Это ж надо! Не объяснить молодому элементарных правил выживания… Запомни, Сережа, никогда не ложись спать в комнате с зеркалом. Во сне твой ментальный контроль ослабевает, и более опытный ясновидящий – не обязательно даже хаосист, а любой, имеющий в арсенале подходящий навык контроля на расстоянии – запросто может черте что тебе через зеркало внушить. После чего ты запросто можешь оказаться даже в большей заднице, чем сейчас.

– Понял. Приму к сведению… А как же с моим эблюсом? – напомнил я старшему товарищу об артефакте, как бы невзначай, спрятанном им за разговором в свой бездонный карман.

– Верну вместе с остальными вещицами, когда выберемся отсюда. Не переживай, – пообещал Митюня и тут же добавил: – И, разумеется, лично проконтролирую, чтоб ты сразу сдал его артефактору.

– А вырученных за эблюс денег мне хватит, чтоб погасить дог за чаху?

– Еще как хватит, – хмыкнул Митюня, сминая в могучем кулаке пустую банку, и тут же открывая новую. – Артефактор возьмет у тебя эту безделушку штук за сорок – плюс-минус пара тысяч, как сторгуешься.

– Че, тоже евро?

– Ну не рублей же.

– Охренеть!.. Так это оказывается чертовски выгодное занятие – эблюсы на теневой параллели собирать.

– Угу. Только сдохнуть на этом занятии можно на раз-два… Че-то мы с тобой, пацан, заболтались. К порталу идти пора… Как самочувствие?

– Да, вроде, норм.

– Ты мне так и не рассказал, что там с навыком?

Я своими словами пересказал прочитанное четверть часа назад описание.

– А че, в принципе, штука неплохая, – поскреб щетинистый подбородок здоровяк. – Главное, чтобы пот у тебя был не сильно вонючим. А то твари нас за версту почуют. Придется догола раздеваться, и всю одежду тут оставлять.

– Да ну нафиг. Тогда лучше вообще такое лечение не применять. К тому же, на первой ступени только десять процентов прироста исцеления обещали.

– Так открой вторую… Или параметры не позволяют?

Вернув поворотом кольца строки характеристик и параметров, я обнаружил, что свободных теневых бонусов к распределению стало аж тысяча пятьсот два. Что позволяло разогнать отстающий параметр КЭП даже не до шести, а сразу до семи. Во всех трех моих навыках условия активации первой ступени отличались от условий активации второй ступени только увеличением на позицию параметра КЭП. На первой ступени в КЭП нужна была пятерка. Для второй – уже шестерка. Следуя этой логике, рискнул предположить, что условия активации третьей ступени изменятся увеличением параметра КЭП до семерки. И тогда текущих параметров мне бы хватало на активацию, следом за второй, и третей ступени навыка Целебный пот.

Подытоживая вышеозначенные размышления, я мысленно сформулировал команду на активацию сперва второй ступени теневого навыка Целебный пот, и следом, если повезет, то и третьей: «Хочу вложить тысяча четыреста пятьдесят девять свободных теневых бонусов в теневые бонусы к КЭП. Затем еще сорок свободных очков теневого развития направить на активацию второй ступени навыка: Целебный пот. И еще восемьдесят свободных очков теневого развития – на активацию третьей ступени навыка: Целебный пот».

Через секунду перед глазами ожидаемо загорелись строки длинного системного лога:

Внимание! Вами использованы 1459 свободных теневых бонусов!

Теневых бонусов к КЭП: + 1459. Контроль энергетических потоков (КЭП) 7 (70%).

Внимание! Вами использовано 40 свободных очков теневого развития!

Активирована 2-ая ступень теневого навыка Целебный пот… 03… 02… 01… Вам доступна активация теневой функции: Целебный пот, в любое время дня и ночи. Триггер пробуждения теневой функции: касание Кольцом Развития подмышки. (Условия активации 3 ступени: 80 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 8, Интеллект 8, КЭП 7).

Внимание! Продолжительность действия пробужденной функции: Целебный пот, ограничена параметром КЭП! На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 70%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:10:00.

Описание теневого навыка: при пробуждении функции Целебный пот, вы начинаете интенсивно потеть, и с потом из вашего организма будут интенсивно выходить болезнетворные бактерии, кроме того, попадая в открытые раны пот будет способствовать их ускоренному заживлению.

Ограничение 2-ой ступени теневого навыка Целебный пот: процесс исцеления болезни или раны, при пробуждении функции, ускоряется на 25%.

Внимание! Вами использовано 80 свободных очков теневого развития!

Активирована 3-я ступень теневого навыка Целебный пот… 03… 02… 01… Вам доступна активация теневой функции: Целебный пот, в любое время дня и ночи. Триггер пробуждения теневой функции: касание Кольцом Развития подмышки. (Условия активации 4 ступени: 160 очков теневого развития, Сила 8, Ловкость 8, Выносливость 8, Интеллект 8, КЭП 8).

Ограничение 3-ей ступени теневого навыка Целебный пот: процесс исцеления болезни или раны, при пробуждении функции, ускоряется на 50%.

Внимание! При параллельном использовании нескольких теневых навыков, расход ограниченного параметром КЭП временного интервала возрастает пропорционально количеству одновременно задействованных навыков!

Я просчитался. В условиях активации третьей ступени навыка Целебный пот выросли сразу два параметра – как я и предполагал, до семерки подскочил КЭП, и до восьмерки, в системном запросе, неожиданно поднялась еще и Ловкость. К счастью, мой показатель Ловкость тоже соответствовал затребованной величине, и авантюрная прокачка «на удачу» осуществилась в лучшем виде.

С замирающим сердцем я сунул палец с кольцом под левую подмышку, и через секунду почувствовал непривычно прохладную испарину на лбу и холодные струи пота, бегущие по спине. Лечебный эффект от последних я ощутил практически сразу – на болючие свежие царапины ледяные струи пота подействовали, как заморозка, полностью заблокировав болезненные ощущения от трения раненой спины о шершавую древесную кору.

Безнадежно испорченная одежда в очередной раз за бесконечно долгий день начала пропитываться потом. Я стал незаметно принюхиваться… Но ни через пять, ни через десять секунд действия Целебного пота вонючей мускусной волны, которой пугал старший товарищ, я не почуял.

Сместив взор на таймер обратного отсчета, заметил что задержка секундомера уменьшилась с трех тактов до двух. Зато, из-за роста КЭП, почти на пятнадцать минут увеличилось контрольное время.

43:07… 43:07… 43:08… 43:08…

– Судя по довольной роже, у тебя получилось? – отсалютовал мне очередной вскрытой банкой Митюня.

– Да я развил навык до третьей ступени. И теперь он увеличивает скорость исцеления любых болячек на пятьдесят процентов.

– Так чего ждешь? Пробуждай функцию. Испытаем твой Пот на деле.

– Уже, – ухмыльнулся я.

– Да иди ты!.. Не заметно совсем. Даже рожа не раскраснелась.

– Целебный пот оказался холодный. В местном жарком климате это очень удобно – освежает.

– И давно ты так потеешь втихаря?

– С минуту примерно… Раны на спине уже совсем не чувствую, словно и не было их вовсе.

– Ну че, сказать… поздравляю, тогда. Вони от тебя я не чую. Значит, и твари не прочухают. Потей себе на здоровье сколько влезет.

Под левым рукавом раздался сочный хлопок, и я почувствовал, как оторвавшаяся от кожи пиявка покатилась по руке вниз. Хотел перехватить чаху второй рукой, но Митюня меня опередил, подставив под выпадающий из рукава белый шарик специальную банку, с желеобразной серой массой, в мановение ока вдруг оказавшуюся в его руке, вместо улетевшей в траву пивной банки.

– Все, время перекура истекло, – объявил здоровяк, первым поднимаясь с колен, и убирая закрытую крышкой банку с чахой в свой бездонный карман штанов.

Опираясь о ствол дерева, я тоже поднялся на ноги. Самочувствие мое, определенно, с каждой минутой действия Целебного пота становилось все лучше. Стекающий со лба пот, попадая в глаза, не вызывал неприятного зуда и раздражения, наоборот, с ним зрение даже улучшалось, и на несколько секунд становилось еще острее. Жар в легких исчез без следа, я дышал легко и свободно. Конечно в теле присутствовала еще некоторая слабость, как обычно бывает после тяжелой болезни, но и ее негативный эффект под действием активного потоотделения постепенно сходил на нет.

Увы, не обошлось и без отрицательного момента. Интенсивное потоотделение стремительно истощало и без того скудные запасы влаги в организме. Двинувшись следом за Митюней к замаскированному подломанным стволом выходу из убежища, я вдруг ощутил страшнейший приступ сушняка. Язык резко распух во рту и стал шершавым, как кора окружающих стволов, а в пересохшем горле мерзко захрипело.

Позабыв о своей нелюбви к пиву, я тут же разыскал в траве последнюю недопитую банку товарища и, запрокинув над головой, сделал несколько жадных глотков. И потом еще долго тряс мигом закончившуюся банку, выуживая последние капли оседающей пены.

– Ишь, как тя, сердешный, разобрало, – покачал головой Митюня, со стороны наблюдая этот цирк с конями в моем сольном исполнении. – Да брось ты эту пустую жестянку. У меня еще есть.

Жестом фокусника он вытащил из кармана вторую упаковку из шести полулитровых банок и, отломив пару, одну оставил себе, а вторую протянул мне.

В этот раз я, разумеется, и не подумал отказаться.

– Ну, за непреодолимую силу обстоятельств, – вскрыв банку, отсалютовал ей Митюня, и сделал фирменный затяжной глоток.

Я же припал к подаренному пиву, как к божественному нектару, с каждым глотком ощущая, как сковавшая гортань сухость отступает, и телу, наполняемому чудесной слегка горьковатой, пенной жидкостью, становится просто пипец как хорошо.

Угомонив свою банку за считанные секунды, я потянулся за добавкой, но старший товарищ злодейски умыкнул оставшуюся упаковку обратно в карман.

– Попервости сразу много нельзя, малой, – покачал головой Митюня. – А то развезет с непривычки, начнешь еще чудить… Береженого бог бережет.

– Ага, сам-то, вон, уже седьмую пьешь, – заворчал я недовольно.

– Ты, пацан, нас не равняй. Я калач тертый. Мне это пиво, что тебе вода… Ладно, хорош гундеть. Двинули.

Митюня отшвырнул банку с остатками пива, и развернулся обратно к приоткрытому проходу.

Я проводил грустным взглядом жестянку с добрым глотком нектара, и шагнул следом за старшим товарищем.

Интерлюдия 6

Интерлюдия 6

От души накачавшись любимым мохито у барной стойки, следующие пару часов Линда самозабвенно дергалась на танцполе под угарное техно, выгоняя из головы и тела оглушительную усталость трехдневной командировки.

Это была не первая ее акция в чужом городе. Порой у девушки случались и провалы. Но успешных вылазок в послужном списке опытной хаосистки было, все же, в разы больше. Линда умела грамотно все спланировать, и в конце ловко спрятать концы в воду. Но в этот раз неожиданное появление не учтенного в плане практиканта едва не привело к самому болезненному провалу в ее карьере.

Пришлось на ходу перестраивать план. Рисковать… Удача чудом оказалась на ее стороне. Выкрутилась.

Заработанных на акции денег теперь ей должно было хватить на полгода шикарной жизни. Можно было расслабиться, и выпустить пар…

Это случилось прямо в такси, по дороге в гостиничный люкс.

Возбужденная техно и алкоголем Линда склеила в клубе приглянувшегося бычка и, завалившись вместе с парнем на заднее сидения вызванной по телефону тачки, стала бесстыдно предаваться любовным утехам прямо на узком кожаном диванчике авто, игноря протесты водителя, превратившегося в невольного свидетеля бурного соития безбашенных пассажиров.

Скачущая на поршне неутомимого молодого жеребца, и рычащая от страсти Линда уже подходила к пику оргазма, когда ее ошалевший от похоти, метающийся по сторонам взгляд случайно наткнулся на салонное зеркало… В ее расширенных зрачках отразилась ослепительно яркая вспышка. Увы, зрительный контакт с крохотным зеркальцем стал роковым для потерявшей контроль хаосистки…

Секундой ранее в очередной раз отвлекшийся на любовников за спиной водитель не заметил вылетающий из-за поворота грузовика. От страшного бокового удара седан смяло гармошкой. Все, кто были в момент удара в салоне умерли мгновенно.

Позже, разрезав покореженное железо, спасатели извлекли из машины трупы двоих мужчин – невнимательного водителя и безымянного любовника Линды.

Хаосистки внутри, разумеется, не оказалось.

Глава 20

Глава 20

Мои опасения, что всю дорогу придется, обдирая бока, протискиваться через узкие лазы внутри практически сросшихся друг с дружкой, и превратившихся в единый массив, стволов, к счастью, не оправдались. Продираться по узкой тропе внутри непролазного нагромождения деревьев пришлось всего первые метров пять. Дальше тропа заметно расширилась, и в окаймляющей ее белой стене стали появляться щели и прогалины.

А еще примерно через полсотни метров теневой лес поредел настолько, что я смог нагнать старшего товарища, и, пристроившись сбоку, зашагал с ним вровень.

– Странный какой лес. Здешние убежища будто специально выращены для укрытия. Интересно, кем? – осмелился я первым нарушить тишину.

– Базарь потише. Не дома! – шепотом шикнул здоровяк, но любопытство мое все же удовлетворил: – Теневая параллель – территория хаоса. Здесь не бывает ровно. Либо густо, либо пусто. Берхи – так мы прозвали этих белых уродцев вокруг, – для наглядности Митюня хлопнул ладонью по стволу ближайшего дерева, – то кучкуются, то разбредаются по округе…

– В смысле? – ошарашено перебил я рассказчика, тоже, разумеется, шепотом.

– Млять! Пацан, ну чему ты так сильно удивляешься? Это теневая локация, здесь все по-другому… И да, здешние деревья – берхи то есть – могут двигаться. Не как твари, разумеется. В сотни раз медленнее самого неповоротливого кряхня. Но метр-другой за сутки преодолеть способны. Лично проверял. Считай, доказанный факт.

– Это что ж получается? Оставленное нами убежище завтра может, типа, разбрестись? А где-то в редколесье, наоборот, скучковаться новое?

– Не, за сутки убежище точно не разбредется и не скучкуется. Ты ж видел, как плотно берхи ближе к центру стоят. Вырываться из строя могут только крайние. Да и то, если их самих не запечатают новые берхи… Процессы формирования и разрушения убежищ длятся годами.

– А почему в центре скопища берхов остается свободное пространство?

– Да черт его знает… Существует предположение, что берхи, кучкуясь, как бы собираются на что-то наподобие племенного совета. Ну а по центру оставляют, типа, ритуальный круг…

– Для выступления председателя совета, – не сдержавшись, перебил я, и захрюкал от едва сдерживаемого смеха.

– Мля, пацан, эту хрень не я придумал! – обиделся Митюня.

– Извини.

– Да пошел ты, – уже без злобы отмахнулся здоровяк.

– А как возникают тропы внутри убежищ, к ритуальному кругу? – тут же озадачил его новым вопросом.

– Так берхи ж десятками дохнут внутри создаваемой ими самими давки. Этот сухостой легко вычисляется, и выламывается к хренам… Да ты ж сам видел, как я такого зажмурившегося берха, когда из убежища выходили, в сторону отодвигал… При консервации же полезного убежища на длительный срок, от проникновения в него незваных гостей, в расчищенных тропах, часто, высаживают злую колючку – это кустарник такой, семена которого в лабораториях искусственно выводятся артефакторами для нашего брата.

– Он такой же белый, как берхи, и с длиннющими шипами?

– Откуда?.. А, ну да, тебя ж хаосистка злой колючкой в ловушке заперла.

Лес перед нами снова стал уплотняться, и Митюня тут же свернул в сторону, возвращаясь в удобное для движения редколесье.

– Че? Там тоже убежище?

– Угу.

– Может, заглянем?

– А у тебя дохрена лишнего времени?

Ответ Митюни напомнил о таймере. Я покосился в левый угол, и увиденное мне совсем не понравилось.

30:47… 30:45… 30:43… 30:41…

Мы всего минут пять, как покинули убежище. На таймере же, из-за не отмененного действия Целебного пота, отмоталось уже все десять, и лимит отведенного мне времени продолжал убывать с двойным ускорением.

Прислушавшись к своему самочувствию, понял, что с недугом Пот третей ступени справился полностью, и даже от послеболезненной слабости, из-за продолжительного действия лечебной функции, практически не осталось и следа. Потому с чистой совестью я обхватил левой ладонью палец с кольцом, прерывая действие Целебного пота.

30:33… 30:32… 30:31… 30:30…

Обратный отсчет на таймере ожидаемо снизился до нормы.

– Сколько осталось? – спросил Митюня, легко догадавшийся об отмене функции по моей манипуляции с кольцом.

– Полчаса.

– Это не вагон времени, конечно, – хмыкнул здоровяк. – Но, не ссы, пацан, за полчаса успеем до портала добраться. Ежели, конечно, на ерунду всякую… – кивок в сторону оставшегося позади уплотнения берхов, – …не будем отвлекаться.

– Да понял я, понял, – проворчал я.

И следующую минуту мы шагали по редколесью молча.

– Я вот подумал… – снова зашептал я, первым не выдержав испытания затянувшейся молчанкой.

– Тсс! – неожиданно прервал меня Митюня, замирая на месте, и останавливая меня выброшенной наперехват рукой.

Отвечая на мой немой вопрос, старший товарищ указал на практически незаметную белесую сеть, из толстых, как миллиметровая леска, нитей, плотно оплетающую все свободное пространство между редкими берхами, как впереди, так и на добрые десятки метров в обе стороны.

– По уму бы, конечно, стоило этот гемор обойти, – склонившись к моему уху, едва слышно зашептал Митюня. – Но это лишний крюк в километр. А у нас времени в обрез. Потому, предлагаю, прямо здесь прорываться.

– Согласен, – так же едва слышно ответил я.

– Мужик! Уважаю.

– Чья это паутина-то? – спросил я.

– Кукольника… Слышал о таком?

– Даже увидеть довелось.

– Однако, – удивленно вскинул брови здоровяк.

– У Линды кукольник ручной был, – пояснил я. – Это он помог ей нас с наставником разделить.

– Понятно, – кивнул Митюна. – То, что дело с подобной тварью уже имел – это хорошо. Но ты, пацан, все равно, на рожон-то не лезь. Рановато тебе еще с такими тварями бодаться. Я все сделаю сам. Твоей задачей будет только отвлечь кукольника.

– Ладно.

– И даже не пытайся тыкать в тварь своим копьем, – продолжил наставлять превратившийся вдруг в надоедливую наседку здоровяк. – Ему все одно не навредишь. А себя раньше времени подставишь. И я могу не успеть.

– Да понял я все.

– Млять! Рискованно, конечно…

– Давай уже начинать, а. Говори, что мне делать, – отвернувшись от паутины, я глянул на спутника, но на месте Митюни никого не обнаружил.

– Иди дальше, – стала вдруг инструктировать меня пустота голосом здоровяка. – Вляпывайся в паутину. И начинай отчаянно вырываться. Типа, нечаянно угодивший в ловушку бедолага… Чем яростней будешь рваться, тем быстрее прибежит к тебе кукольник. Ну и дальше я его кончу.

– Лады, я пошел, – кивнул пустоте, и зашагал навстречу невидимой сетке.

– Удачи! – донеслось в спину едва слышное напутствие.

Глава 21

Глава 21

Точно зная местоположение натянутой между деревьями паутины, за миг до столкновения с неприметной сеткой я невольно зажмурился, и очень удивился, не встретив на следующем шаге перед собой ни малейшего сопротивления.

Глаза снова раскрылись, и я не обнаружил на лице и одежде ни единой прилипшей и натянувшейся нити.

Ничто не помешало мне сделать еще шаг, беспрепятственно углубляясь во владения кукольника. И еще… Странно, я ведь отчетливо видел прозрачные толстые нитки паутины, перегораживающей путь. Куда ж она вдруг подевалась-то? Быть может, на поверку, сеть оказалась иллюзорной обманкой? И как только я ее коснулся, она развеялась?.. Да как так-то?! Ну ладно я еще на такой развод купился! Но Митюня – бывалый же дядька, тертый калач – как он-то?..

Это случилось то ли на седьмом, то ли на восьмом шаге. Меня вдруг резко крутануло и подбросило вверх. И в следующую секунду я уже раскачивался опутанный по рукам и ногам, и подвешенный на сотнях впивающихся в тело тут и там ниток. Толстый слой многократно накрутившейся невидимой паутины сковал не только тело, но и лицо. Я не мог открыть рот, и закрыть глаза. Но самое страшное я не мог больше сделать ни единого вдоха, и стал задыхаться.

Я отчаянно задергался всем телом, инстинктивно пытаясь вырваться из прозрачного кокона.

Но какое там!

Мои неистовые усилия привели лишь к тому, что пут вокруг лица и тела накрутилось еще больше. От чего продолжать дергаться вскоре у меня просто не хватило сил.

Отчаянный крик о помощи, из-за намертво заклеенного рта, превратился в едва слышное мычанье.

Зафиксированные в распахнутом виде глаза вынуждены были таращиться сквозь слой прозрачной паутины строго вперед – перед собой, отчего я не увидел приближение хозяина паутины. Зато я услышал приглушенное паутиной шипенье подкрадывающийся твари:

«Сславная масска! Хоччу! Хоччу!.. Чушшь! Не сстоит сспешшить! Ужше нашша!..»

Затылок обожгло болью удара. Острые когти невидимого кукольника легко пробили паутину и оцарапали голову. И одного этого удара хватило, чтоб выбить дух из моего обессиленного и практически задохнувшегося тела.

Выскочив из непослушной физической оболочки, мой дух завис рядом, и стал со стороны безучастно наблюдать за происходящим с несчастной тушкой злодейством…

Оплетенное толстым слоем прозрачных пут тело, с остекленевшим взором, висело между деревьями на полуметровом расстоянии от земли. Сверху, цепляясь многочисленными паучьими лапами за нити паутины, над головой пленника навис кукольник и, вытянув змеиную шею, с явным удовольствием слизывал стекающую по затылку кровь черным раздвоенным языком.

Уверенная в своем абсолютном превосходстве тварь не спешила обезглавливать полумертвую жертву. Я же невольно засмотрелся на бугристую спину кукольника, где уже имелось десятка два «масок» – в основном злобные морды бестий, но некоторые выглядели до жути похожими на людские лица… А через несколько секунд, если Митюня не поторопится, незавидную участь этих несчастных разделю и я.

К счастью, здоровяк не подвел.

Воздух рядом с лакающей кровь тварью вдруг уплотнился и обрел очертания знакомой массивной фигуры. Заметив в последний момент опасность сбоку, кукольник попытался отпрыгнуть в сторону. Но выскочивший из засады старший товарищ оказался проворней.

Митюня, с боевыми крагами на руках, взвившись в высоком пряжке, мгновенно нанес серию фирменных таранных ударов в основание длинной шеи кукольника. После чего тварь, не удержавшись на паутине, замертво рухнула вниз. Опустившийся следом здоровяк повторной серией сокрушительных ударов разнес в кашу змеиную башку кукольника.

Разобравшись с тварью, Митюня тут же стал водить руками над моим подвешенным телом, и толстые нити паутины лопались от прикосновения его алых краг, как от огня.

Всего несколько секунд потребовалось старшему товарищу, чтоб полностью избавить меня от пут. Подхватив падающее тело, Митюня отнес меня в сторону и положил на землю в паре метров от мертвого кукольника.

– Дыши, парень! – встряхнул меня за ворот здоровяк уже освободившимися от краг руками.

Но очищенное от паутины лицо продолжало равнодушной маской безучастно пялиться в никуда.

Не растерявшийся Митюня тут же стал делать искусственное дыхание и искусственный массаж сердца.

Фу, блин! Не надо! Фу!.. – скривился я, наблюдая, как мужик склоняется над моим лицом, и вдыхает в приоткрытый рот воздух.

– …Это ж отвратит!.. – продолжил я вдруг на мощном вздохе и, не договорив, тут же подавился удушливым: – Кха-кха-кха!..

– Слава яйцам! Очухался! – выдохнул рядом Митюня.

Сотрясаясь в приступе кашля, я вдруг обнаружил, что вернулся в реанимированное старшим товарищем тело, и, лежа на земле, теперь самостоятельно стараюсь прочистить застоявшиеся легкие.

К острой боли в груди добавилась ломота в перетянутых паутиной руках и ногах, а следом до кучи еще засаднило глубокие царапины на затылке. И дабы разом заглушить все болячки, я сунул кольцо под мышку, пробуждая Целебный пот.

Внимание! При вашем непосредственном участии нанесен критический урон кукольнику 31 уровня. Кукольник умирает. Штраф за частичное участие в бою – 0,2. Бонус за разницу в уровнях – 2,1. За частичное участие в убийстве кукольника вам начисляется: 53 очка теневого развития, 6 теневых бонусов к Силе, 5 теневых бонусов к Ловкости, 9 теневых бонусов к Выносливости, 2 теневых бонуса к Интеллекту, 9 теневых бонусов к КЭП.

Под действием Пота болезненные ощущения в теле стали быстро затухать. Я смог сосредоточиться и прочесть строки загоревшегося перед глазами лога.

Пока читал, Митюня вернулся обратно к растянутым меж деревьями полотнищам посеревшей и ставшей хорошо заметной паутины. Здоровяк стал торопливо их срывать, наматывать на кулак и прятать в бездонный карман штанов.

– Э-э. А эта дрянь-то тебе зачем? – спросил я, приподнимаясь на локтях.

– Артефактору сдам, – ответил здоровяк, не отвлекаясь от сбора. – Паутина кукольника – ценный ресурс. Используется для изготовления специальных ритуальных нитей… И раз уж подфартило на нее наткнуться, нужно собирать, пока есть возможность… Ты, пацан, тоже, ежели оклемался, давай-ка вставай и присоединяйся.

– Да че-то неохота, – проворчал я, поднимаясь-таки на ноги.

Струящийся по телу пот бодро вершил свое правое дело, заглушая болячки, и наполняя организм живительной энергией.

– Что значит неохота? Не разочаровывай меня, пацан! Охотник ты, или хрен с горы?

– Ой, да иду я, иду…

Несмотря на напускную браваду, я с нешуточным опасением потянулся рукой к полотнищу нетронутой паутины.

– Не дрейфь, пацан, – заметив мои колебания, подбодрил старший товарищ. – После смерти кукольника паутина лишилась энергетической подпитки, и больше она не опасна. Через пару-тройку минут она и вовсе начнет рассыпаться и исчезать. И пока этого не произошло, нужно набрать, как можно больше ценного ресурса.

Митюня не обманул, по истечении третьей минуты нашего совместного сбора, полотнища серой паутины между деревьями, будто пожираемые роями невидимой моли, стали на глазах покрываться десятками дыр, рваться и осыпаться на землю ворохом никчемной пыли.

К тому моменту мы собрали неплохой урожай паутины. Только я один успел скатать на кулак одиннадцать здоровенных серых полотнищ. А начавший первым Митюня – минимум в два раза больше.

Увлеченный сбором паутины, я забыл отменить действие Целебного пота, и сделал это только теперь. Из-за моей забывчивости, на таймере накрутилось несколько лишних минут.

21:47… 21:45… 21:43… 21:42…

На мои опасения о чрезмерной потере времени, старший товарищ беспечно отмахнулся и пояснил:

– Не переживай, пацан. Сейчас рванем напрямки по владениям кукольника. Другие твари обходят его территорию по широкой дуге. Что кукольник уже мертв, кроме нас, никто в округе еще не знает. Значит, помех в пути никто чинить нам не станет. Пойдем быстро, и через двадцать минут, по любому, будем у портала.

Ну да. Помнится, в плане, по выманиванию кукольника, у него там тоже все было, пипец, как просто. А в итоге, я реально задохнулся в паутине, и чудом не склеил ласты.

Но я снова, разумеется, поверил старшему товарищу на слово… А что мне еще оставалось?

Глава 22

Глава 22

Золотистый туман изолированной локации показался в просветах между берхами еще минуты за три до того, как мы к нему подошли. На сей раз прогноз Митюни сбылся на все сто. Единственным отвлекающим фактором, приключившимся с нами по дороге сюда, стала похожая на гигантского мотылька фиолетовая тварь в небе, с гулкими хлопками кожистых крыльев проследовавшая куда-то по своим делам высоко нам макушками берхов.

Старший товарищ обозвал крылатое страшилище фахжжем. И остаток пути просвещал меня об этом местном короле небес. Так я узнал, что длина тела взрослого фахжжа варьируется от двух до четырех метров, а размах крыльев – от восьми до двадцати. Свое название твари получили по аналогии со звуком, издаваемым ими при взмахе могучими кожистыми крыльями. И впрямь гулкие хлопки увиденной мною летящей твари чем-то отдаленно напоминали: фахжж-фахжж-фахжж.

Фахжжи, как и большинство потусторонних тварей, были плотоядны. Охотились они, в основном, на бестий и царусов. Но нередко крутые летуны отваживались нападать и на более крупную добычу, типа, рвачей – впрочем, так чудить осмеливались, разумеется, лишь самые крупные и сильные особи. До кучи, фахжжи были каннибалами, не брезговали нападать на плохо защищенные гнезда соплеменников, и подчистую там выжирали всех чужих детенышей.

– К счастью, фахжжи обитают в гористой местности. И в соседствующие с нашим городом равнинные локации они наведываются крайне редко, – подытожил обстоятельный рассказ Митюня.

– Получается, сегодня мне, типа, повезло? – хмыкнул я.

– Да стопудово! – в том мне фыркнул здоровяк. – Если б фахжж нас меж берхов заметил, так легко свою первую встречу с этой тварью ты б точно не пережил.

После короткой паузы, Митюня сменил тему и переключился на приближающийся золотистый туман изоляционного барьера:

– Сам по себе этот туман совершенно безобиден. Да и не туман это вовсе, а обманка – подсвеченный прожекторами дым из расставленных по периметру дым-машин. Сдерживающим же тварей барьером служат спрятанные в дыму ряды растянутой вокруг периметра колючей проволоки, под напряжением, разумеется… Рискнувшая войти в туман тварь, как не сложно догадаться, цепляется за колючки проволоки и получает крайне болезненный разряд. Даже если это не сведет тварь мгновенно в могилу, все одно навсегда отшибет желание уцелевшей калеке впредь соваться в подобный туман.

– Хитро придумано.

– Ага… Каждая такая изоляционная конструкция вокруг локации со стационарным порталом питается от нескольких десятков дизельных генераторов, топливо к которым раз в неделю доставляется через порталы из нашей параллели… На двух крайних изолированных локациях имеется по особенному генератору, оснащенному электронным замком с дистанционным управлением. Сейчас мы как раз подходим к такой локации. И у меня есть ключ-брелок, позволяющий вырубить этот особенный генератор с определенного расстояния. Как только я это сделаю, подконтрольный генератору участок защиты обесточится, и станет безопасным для нашего прохождения. Потом, когда мы окажемся внутри безопасной локации, я вновь запущу генератор, и защитный периметр восстановится. Как видишь, все просто и эффективно.

– Интересно, а как против таких летунов, как тот же фахжж, такая защита работает? – уточнил я.

– Ну, во-первых, как я уже говорил, фахжжи в равнинных локациях не частые гости. А, во-вторых, для предотвращения разного рода ЧП, на уже упомянутых крайних локациях установлены сторожевые башни, где круглосуточно дежурят опытные охотники. Уж поверь, они в силах дать отпор любому незваному пришельцу. Если же враг окажется стражам не по зубам – чего на моей памяти ни разу не было – дежурные поднимут тревогу, и им на подмогу вскоре подтянутся все ясновидящие нашего филиала… Ну, вот, мы как раз и пришли. Сейчас сам все увидишь.

Мы остановились буквально в пяти метрах от «золотистого тумана», и Митюня, порывшись в бездонном кармане, вытащил небольшой пластиковый прямоугольник с сенсорным экраном. Направив электронный ключ на туман, он надавил на нужную часть экрана, раздалась одиночная мелодичная трель, и через секунду кусок «тумана», метров в пятнадцать длиной, перестал испускать золотистое свечение, превратившись в обычный белый дым.

Выждав в стороне еще примерно с полминуты, мы наблюдали, как густой поначалу дым на обесточенном участке постепенно развеивался, и в появившихся прорехах появлялись ряды колючей проволоки. Вскоре стало понятно, что густая сетка огораживающей периметр колючки крепилась на врытых в землю бетонных столбах, высотою метров в семь.

Когда дым на обесточенном участке исчез полностью, Митюня решительно направился к открывшемуся ограждению. На его руках снова появились огромные боевые краги, и, ухватившись ими за ряды колючки примерно на метровой высоте, здоровяк мощным рывком рук вверх и вниз открыл передо мной внушительную дыру в колючей стене.

Не дожидаясь понуканий, я первым шагнул в растянутую прореху. Следом, продемонстрировав чудеса акробатики, сквозь медленно смыкающуюся дыру успел кувырком проскочить и Митюня.

– Все, считай мы уже дома, – объявил поднимающийся с травы здоровяк. – Ну, сколько там еще у тебя на таймере-то осталось?

Я глянул в левый угол.

03:14… 03:13… 03:12… 03:11…

– Больше трех минут.

– Видишь, а ты переживал.

Отойдя вместе со мной от колючего забора, Митюня снова коротко тренькнул электронным ключом, и сзади тут же неистово заклубился «золотистый туман», за считанные секунды полностью скрыв оголенный фрагмент периметра.

Перед глазами загорелись строки системного лога:

Внимание! Вы покинули дикую локацию теневой параллели! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 38 теневых бонусов к КЭП.

Внимание! Вы переместились в изолированную локацию теневой параллели – Пост №2! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 70,47%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:10:28. Поскольку перемещение в изолированную локацию теневой параллели – Пост №2, произошло из дикой локации теневой параллели, из вышеозначенного временного интервала вычитается время пребывания в дикой локации теневой параллели.

Изолированная локация, куда мы попали, оказалась в разы меньше первой и единственной, где я уже побывал – с нагромождением менгиров по центру, образующих узкий змеиный лаз под названием Дикая Полоса.

Барьер из бьющейся током колючей проволоки, замаскированный под золотистый туман, тут так же, как и в первом случае, окаймлял поляну со стандартной розовой травой. Но, вместо широченного нагромождения менгиров, здесь по центру возвышалась узкая каменная башня, высотой примерно с трехэтажный дом, с широченной (вдвое шире «столба» ведущей туда башни) смотровой площадкой наверху.

– Эй, бродяги! Вас каким ветром сюда занесло? – раздался вдруг сверху требовательный женский окрик.

– А вот и стража, – шепнул мне старший товарищ и, сложив руки рупором, крикнул вверх невидимой дознавательнице: – Спокойно, Машуня! Свои!.. Нешто меня не признала?

– Митюня? Привет, чертяка!.. Че это ты на ночь глядя вдруг заявился?

– Да вот, не спится. Дай, думаю, Машку проведаю. Скучно ей, поди, на башне одной куковать?

– Ты мне зубы-то не заговаривай… А это кто там с тобой?

– Дык, Сережа это. Пацан наш новенький. Практикант.

– А это из-за которого Борисыч выволочку Светке с Саньком сегодня за обедом устроил!.. И че? Этот безобразник еще что-то уже успел натворить?

– Маш, в натуре, по-братски, открой уже нам портал, а, – взмолился Митюня. – А то у пацана контрольное время на исходе. Я его ща по быренькому сплавлю, а потом обратно к тебе вернусь, и подробно все обскажу. Лады?

– Ага… Все вы обещать только горазды. А по инструкции…

– Ну Маш!

– Да ладно, валите уже.

Внизу башни, вместо двери, загорелась арка зеркального портала. И, цапнув меня за рукав толстовки, Митюня тут же направился к ней.

– Я жду! Ты обещал! – донесся с верхотуры прощальный женский крик.

Оставив его безответным, мы шагнули через арку портала, и оказались в знакомой студии с зеркальными стенами.

Интерлюдия 7

Интерлюдия 7

– Черт! Черт! Черт! – почти голая девица, в одном коротком топике, и с открытым низом, яростно колотила руками и ногами по зыбкой, как резина, пелене, огораживающей со всех сторон кусок залитого зловещим багрянцем кубического пространства 3х3х3 метра.

Линда провалилась сюда в самый разгар любовного акта, прямо из салона авто, и вся ее одежда осталась в такси. Но гораздо больше принудительной наготы хаосистку выбесило, что ублюдок-похититель сорвал ее за миг до оргазма, и не дал нормально кончить.

Неистовый порыв хаосистки: тут же разнести все вокруг, слегка остудило неожиданное отсутствие ментальной связи с кольцом. Она не смогла запустить ни единого навыка и, оставшись безоружной, принялась вымещать злобу на «резиновых» стенах ловушки голыми пятками и кулаками.

– Довольно, угомонись, – насмешливый мужской голос зазвучал, казалось, разом отовсюду.

– Где я?! Кто ты?! И че те надо?! – зло заверещала в ответ Линда.

– Еще не догадалась? Гм…

– Гребаный ты отморозок! Когда я выберусь отсюда!..

– Разочаровываешь. Я считал тебя умнее… Смотри.

В зыбкой стене-пелене напротив девушки появился телевизионный экран. Транслируемый на нем выпуск местных новостей подходил к концу. Диктор заговорил о трагическом ДТП, четверть часа назад ставшем причиной гибели двух людей: водителя такси и его пассажира.

Линда увидела знакомый номер на превращенном в груду металлолома седане… Бледного, как мел, водителя грузовика, буквально трясло, когда отвечал на вопросы репортера с камерой. Из сбивчивых объяснений несчастного стало понятно, что злосчастное такси выскочило прямо ему под колеса, и водитель многотонной фуры вообще ничего не успел сделать…

Телеэкран погас, и тут же исчез. Перед Линдой снова возникла багровая пелена.

– Эт-то что? По-получается… – вдруг начавшая заикаться хаосистка потрясенно замолчала.

От пришедшего понимания того, где она невольно оказалась, во рту мигом пересохло, и вся былая боевитость дамы ушла, как вода в песок.

– Чего ж замолчала? Договаривай, – потребовал невидимый похититель.

– Я… я… в Мираже?

О существовании легендарного убежища лордов Хаоса, куда хаосист может переместиться в секунду неотвратимой смертельной опасности, Линда в свое время услышала от наставника. Считалось, что Мираж открывается лишь лучшим из лучших, и до получения сотого уровня у хаосиста нет ни единого шанса туда попасть. Текущий уровень теневого тела Линды сосем недавно перевал за полсотни. До сотого рубежа ей было еще бесконечно далеко. Но спасенная жизнь, и попадание в столь странное пространство, недвусмысленно указывали…

– Рановато тебе еще в Мираж, – усмехнулся голос. – Это лишь одна из его бесчисленных теней. По окончании нашего разговора она развеется. С тобой или без – я еще не решил.

Сущность, которой по силам было провернуть с хаосистом подобный фокус, могуществом не уступала лорду Хаоса. Потому к незавуалированной угрозе в свой адрес Линда отнеслась предельно серьезно.

Обнаженное тело девушки покрылось противной липкой испариной. Но, понимая, что страх в разговоре с подобным противником показывать категорически нельзя, усилием воли хаосистка взяла себя в руки, уняла предательскую дрожь в коленях, и растянула губы в обворожительной улыбке.

– Вы спасли меня, чтобы убить? – для ответной усмешки Линде потребовалось все ее самообладание. – Как то это чересчур муторно. Не находите?

– Я спас тебя, чтоб выставить на кон твою спасенную жизнь.

– Ваши условия?

– Меня заинтересовал твой бывший должник. Вы ведь с ним расстались друзьями?

– Я не уверена…

– Да брось. Вернуть расположение юнца такой горячей штучке, как ты, уверен, не составит труда… Подтолкни его аккуратно, как ты умеешь, в сторону Хаоса. И мы в расчете.

У Линды перед глазами загорелись строки системного запроса:

Внимание! Вам предлагается задание последнего шанса: изменить энерготип ясновидящего Сергея Капустина в сторону преобладания Хаоса. Задание считается выполненным, при достижении минимального перевеса Хаоса над Порядком в энерготипе вышеозначенного ясновидящего. Срок исполнения задания: 1 год. Награда за успешное исполнение задания: +15 уровней к вашему текущему уровню теневого тела. Штраф за отказ от задания: немедленная смерть. Штраф за не исполнение задания в установленный срок: -N уровней, где N – разница между величинами Порядка и Хаоса в энерготипе Сергея Капустина, зафиксированными на момент истечения срока исполнения задания.

Принять задание? Да/Нет

В принципе, условия оказались вполне приемлемыми. Смертью Линде пригрозили лишь в случае категорического отказа от принятия задания. А если попытается, но не получится, обойдется потерей некоторого количества набранных уровней. Тоже, конечно, хорошего мало, но это хотя бы не смертельно.

Разумеется, Линда, без колебаний, приняла предложенное задание.

– Умная девочка, – раздался тихий смешок.

И в следующую секунду девушка ослепла от яркой багровой вспышки…

Рядом раздался звон бьющегося стекла… И проморгавшаяся хаосистка обнаружила себя стоящей в роскошной ванной комнате своего гостиничного люкса.

Брезгливо поморщившись на гору битого стекла в раковине – останки вывалившегося из золоченой рамы зеркала – девушка сбросила топик и шагнула в душевую кабинку.

Глава 23

Глава 23

Внимание! Вы покинули изолированную локацию теневой параллели – Пост №2! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 7 теневых бонусов к КЭП.

Короткий лог я успел прочесть, пока мы шагали к стойке администратора.

– Митюня? – неожиданно, вместо Светы, окликнул моего спутника из-за стойки незнакомый скрипучий голос. – Опять делишки свои мутные втихушку проворачиваешь?

– Кощей! Пень старый, ты за базаром-то следи! – фыркнул здоровяк, пожимая протянутую снизу сухую старческую ладонь.

– Вот, малой, познакомься. Этого шутника Кощеем зовут. Он у нас типа ночного администратора, – представил мне Митюня сидящего на светкином месте благообразного старичка, в идеально отутюженном костюме тройке, при галстуке, в солидных профессорских очках и с окладистой бородкой. И тут же вкругаля меня ему: – А это наш новенький. Практикант. Сережей зовут.

– Наслышан, наслышан, – покивал старик, протягивая мне руку.

Рукопожатье хрупкой на вид ладони Кощея оказалось совсем не стариковским. Блин! Мне пальцы словно тисками сдавило. Ну и силища!

– Потрепало тебя, конечно, сегодня, паря…

Заметив участливый взгляд Кощея, я невольно тут же покосился на себя в ближайшее зеркало – благо этого добра в офисе было предостаточно. На меня из застеколья глянул угрюмый, скуластый тип, в грязных рваных лохмотьях, в котором я решительно отказывался признавать себя любимого… Старик определенно был прав – потрепало меня сегодня знатно.

– Ну че, как дела-то? – спросил Митюня, по-свойски облокотившись локтями на стойку.

– На Серпуховской прорыв час назад грандиозный чуть не случился. К счастью, вовремя заметили, и быстро удалось локализовать. Последствия уже успешно устранили, – доложил старик. – Больше, пока что, никаких происшествий не было. Но ночь еще только началась…

– Да типун тебе на язык, старый! – проворчал Митюня, и вдруг спросил: – Слышь, Кощей, нам бы пожрать, а то кишки слипаются. У тя в закромах, часом, ничего не припасено?

– Ишь нахлебник! – нахохлился старик. – Светочка оставила, конечно, кое-что – дедушке чайку попить. Но!..

– Не жмись, старик, не обижу, – фыркнул Митюня и бросил на стол перед Кощеем смятую купюру в десять евро.

– Так это ж совсем другой разговор, – расплылся в белозубой улыбке ушлый дед. – Вот, господа ясновидящие. Как говорится, чем богаты…

Старик по очереди вытащил откуда-то снизу пару пластиковых контейнеров и два закрытых крышкой пластиковых стакана, и выложил все это богатство перед нами на стойку.

– Мы в столовку не пойдем. Прям здесь перекусим. Лады?

Вопрос в конце прозвучал чисто для проформы. Потому как, не дожидаясь ответа, Митюня тут же огромными ручищами сграбастал еду с напитками, перетащил все на низкий столик и по-хозяйски расположился в одном из мягких кресел. Я, разумеется, следом занял кресло по соседству.

– Отдыхайте, ребятки, – донеслось из-за стойки благодушное напутствие нам вслед.

– Кощей, по братски, такси нам еще вызови, – попросил Митюня, вскрывая свой контейнер с едой.

Заметив мой настороженный взгляд, здоровяк тут же шепотом пояснил:

– Я же обещал тебя к артефактору проводить.

– На какое время ориентировать? – уточнил старик.

– Думаю, десяти минут нам за глаза хватит, чтоб поесть.

– Понял. Сделаю…

– Митюнь, можно вопрос? – шепнул я уже вооружившемуся вилкой товарищу.

– Валяй, только быстро, – так же шепотом откликнулся здоровяк.

– А почему Кощей-то? С виду дед он, вроде, компанейский – и такое зловещее прозвище.

– Ты голос-то его слышал?

– Обычный стариковский голос.

– Ну-ну, – хмыкнул Митюня. – Посмотрим, как ты запоешь, когда тебя среди ночи разбудит телефонный звонок. И в трубе ты услышишь приказ, отданный эдаким вот обычным голоском.

– И из-за такой ерунды…

– Ша, пацан. Хорош базлать. Давай уже жрать.

В контейнерах оказалось всего понемногу: вареный рис, салат из огурцов и помидоров, кусок курицы, нарезка сыра и ветчины, и пирожок с ягодным джемом. В стаканах обнаружился густой сливовый сок с мякотью. Запаянные в слюду разовые вилка с ножом так же отыскались внутри контейнера.

Смолотив всю свою пайку под чистую буквально за пару минут, я откинулся в кресле, и стал с удовольствием запивать обильную трапезу сливовым соком.

Не такой голодный, как я, Митюня ел размеренно и не спеша. И дожидаясь его, мне пришлось в конце минуты три цедить сок мелкими глотками.

Нашему перекусу в офисе никто не помешал. Вернув грязные контейнеры и стаканы Кощею на стойку, мы поблагодарили старика за гостеприимство, и покинули офис.

Выйдя следом за Митюней из подъезда на улицу, я обнаружил, что в городе уже наступила ранняя осенняя ночь. В разорванной на спине толстовке я сразу прочувствовал бодрящую ночную прохладу. К счастью, долго мерзнуть на улице нам не пришлось. Вызванная стариком машина уже стояла рядом с домом.

Мы забрались в салон старенькой «Волги», Митюня назвал водиле адрес, и такси стало выруливать со двора на освещенную фонарями уличную магистраль.

Вспомнив о моем потрепанном виде, Митюня велел водиле по дороге тормознуть у какого-нибудь работающего бутика. Увы, все попадающиеся нам на глаза магазины модной одежды оказывались закрыты. И в итоге пришлось тормознуть у круглосуточного секонд-хенда.

Зато, чтоб вполне сносно здесь прибарахлиться, мне с лихвой хватило двух тысяч рублей, найденных в возвращенном Митюней кошельке. Я практически сразу же отыскал трое джинсов подходящего размера, слегонца поношенных, разумеется, но еще вполне крепких на вид. И по совету старшего товарища (намекнувшего, что на тренировках, я сотру до дыр еще немало штанов) приобрел все три, благо стоили они дешево – всего по триста пятьдесят за штуку. Еще купил пару однотонных темно-серых маек – по двести рублей.

Нормальных толстовок в секонде не оказалось. И, вместо толстовки, за четыре сотни Митюня сторговал для меня почти новую косуху. Цену крутую байкерскую куртку существенно сбило наличие на кожане нескольких заштопанных дырок – швы на них были наложены настоящим мастером и, если не прощупывать куртку в руках, придирчиво приглядываясь к каждой мелочи, со стороны эти дефекты были практически незаметны. Беда заключалась в весьма специфическом расположении на куртке зашитых дырок. Три аккуратных шва имелось в районе печени, и еще два – напротив сердца. Не нужно было быть гением, чтоб догадаться, что симпатичная косуха, вероятно, была снята с трупа. Большинство покупателей секонда такое открытие мигом отвращало от вещи. Мне же, после сегодняшнего неоднократного «купания» в крови врагов, была абсолютно по барабану судьба ее прошлого владельца. Главное сейчас куртка на вешалке висела чистая и аккуратно зашитая. И выбитой старшим товарищем на нее скидкой «за мертвеца» я остался очень доволен.

На оставшиеся полторы сотни я сторговал у владельца секонда потертый, но еще вполне крепкий, черный рюкзак, куда и сложил пару лишних джинсов и майку. Остальную купленную одежду я тут же натянул на себя, вместо опостылевших лохмотьев.

Пока я переодевался, Митюня присмотрел для меня пару крепких армейский берцев. Их здоровяк купил сам и презентовал мне в подарок – пробурчав че-то типа:

– Заляпанные дерьмом бестий кроссы не соответствуют твоему новому брутальному имиджу, пацан.

Я не стал возражать, и охотно до кучи еще и переобулся.

Когда через полчаса в обновках я вернулся в такси, к бурной радости Митюни, водила меня даже не признал.

Мы помчались дальше по пустынным ночным улицам. И примерно через двадцать минут прибыли к нужному частному дому на городской окраине.

Митюня расплатился с водилой, и мы вышли из машины.

После отъезда такси, нам пришлось долго барабанить кулаками в ставни массивных ворот, сводя с ума заходящегося в остервенелом лае цепного пса во дворе.

Здесь, в окраинном поселке, освещение было не такое яркое, как на центральных городских улицах. И две подозрительные фигуры, шумящие в потемках у чужих ворот, в любой момент могли спровоцировать соседей на вызов полицейского наряда. Паспорт у меня остался в общаге, а договариваться без него со стражами порядка – гиблое дело. Мне не хотелось загреметь на ночь к бомжам в обезьянник, потому я стал уговаривать Митюню отложить визит к артефактору на более благоприятное время.

– Похоже, там нет дома никого. Может, в другой раз попробуем…

– Не ссы, пацан. Ща нам откроют, – перебил меня упрямый здоровяк, и так сильно пнул ворота, что заскрипели приваренные петли.

– Черт! Да тише ты!.. В смысле, не так громко, хотя бы.

– Или мы сами откроем, – гнул свою линию отмороженный тип, – когда терпение мое лопнет. И чую, эта минута уже не за горами.

От повторного пинка ворота качнулись, как от таранного удара.

– Че-ерт!

– Эй, там! Снесете ворота – чинить заставлю! – донесся, наконец, со двора злой женский голос.

– Ну вот, а ты переживал, что не откроют, – хмыкнул Митюня. И снова врезал по воротам. На сей раз хотя бы кулаком.

– Да сказано же: иду! – возмутилась хозяйка дома. – Цыган! Заткнись чертова псина! У меня голова уже от твоего лая раскалывается!

Яростная собачья истерика стала ослабевать.

Лязгнул отодвигаемый в сторону засов, и аккурат перед нами в воротной створке распахнулась совершенно до этого незаметная дверь-калитка.

– Привет, Лизок, – Митюня шутовским поклоном поприветствовал осветившую наши лица фонарем хозяйку.

– Митюня! Твою ж мать! Сколько раз уже было тебе говорено! Перед тем, как ехать, позвони по телефону!

– Не, так не интересно, – хмыкнул здоровяк. – Ты ж знаешь – обожаю делать сюрпризы. Тем более любимым девушкам.

– И вот что, скажите на милость, мне делать с этим великовозрастным обалдуем, – апеллировала ко мне рассерженная незнакомка.

– Понять и простить, – заржал Митюня и, не дожидаясь приглашения, по-хозяйски шагнул через порог. – Лизок, это, кстати, наш новенький. Практикант. Сережей зовут. И у него до тебя срочное дело на сорок штук, – донесся его удаляющийся от ворот голос уже со двора.

– Ну проходи, Сережа, – тепло улыбнулась мне женщина. – Меня, как ты уже понял, Лизой зовут. Я – артефактор.

Глава 24

Глава 24

– Кочан, вставай!

От резкого толчка я проснулся, распахнул глаза… И тут же сильно об этом пожалел. Яркий солнечный свет, словно песчаная буря, щедро «сыпанул» в оба глаза по горсти невидимого песка, и в следующую секунду захотелось просто вырвать из глазниц два источника дьявольского зуда, от которого теперь не спасали даже крепко сжатые веки. И в затылок, до кучи, вонзилась раскаленная спица невыносимой головной боли, и стала – сука! – там шевелиться, не позволяя хоть как-то притерпеться к этому кошмару.

– Да вставай ты уже, в натуре, – снова тряхнул меня за плечо сосед. – Сколько можно топить! Итак лишних двадцать минут дал тебе спать… Але, Кочан?! Ты слышишь меня, вообще?

Че-ерт! Как же мне ужасно хреново. Одновременно хочется и пить, и блевать. Да еще голос приставучего Толяна гремит в голове гебаным набатом… Вот так поворот, выходит, я снова в общаге. Но как я здесь оказался? – хоть режьте, не помню. Последнее, что смутно всплывает в памяти: как Митюня в доме своей подружки-артефактора обещает напоить меня каким-то фирменным чаем. Типа, чудесный напиток, охренительно дорогой, и усталость на раз снимает… Похоже, таки, уговорил. И напоил, алкоголик чертов!..

– Кочан, правда, ну вставай, а! – продолжал докапываться сосед. – На пару ведь опоздаешь. А потом мне ж за тебя горилла твоя и предъявит!

Так, кажись, начинает уже кое-что проясняться.

– Да, Кочан, млять!..

– Не называй меня так, – прохрипел я, усилием воли отрывая голову от подушки и переводя тело в сидячее положение.

– Как скажешь, братан. Ты только… Фу, мля!

Потревоженный подъемом организм не пожелал больше сдерживаться, и, согнувшись, я хорошенько проблевался. К счастью, у кровати обнаружился кем-то заботливо подставленный тазик, в него я благополучно и исторг содержимое желудка, лишь самую малость заляпав брызгами голые ноги и пол.

– Коч… То есть, Серый, на, вот, запей. Полегчает.

Толян сунул мне в руку банку колы.

Я тут же ее вскрыл, и жадно присосался к сладкой шипучке. И, правда, с каждым глотком становилось легче. Острая боль в затылке потихоньку притуплялась. И слезящиеся прищуренные глаза начинали худо-бедно привыкать к яркому свету.

– Ну ты тут, друган, короче, поправляйся. А мне в сервис пора, – уже полностью одетый Толя, закинул на плечо свою сумку. – И эта… ты не засиживайся тут. Сходи лучше умойся. Заодно и тазик сполосни. Так-то время уже полвосьмого. Так что поторопись.

– Обожди, – окликнул я уже взявшегося за ручку двери соседа. – А че насчет вчерашнего?.. Ну мы ж, типа, подрались.

– Забей, – отмахнулся Толян. – Ну повздорили малехо. Мне товарищ твой потом растолковал, как ты сильно из-за этой дурацкой непонятки весь вечер переживал… Короче, проехали.

– Какой товарищ?

– Который тебя, в жопу пьяного, среди ночи в комнату притащил, и на кровать уложил. Здоровенный такой, лысый бугай, под два метра ростом.

– Как же его вахтерша в общагу ночью пустила?

– А я почем знаю?.. Серый, ты сам у него об этом спроси, ладно. А я побегу. Реально уже на работу опаздываю… Ну, до вечера, братан.

Толик выскочил за дверь, и я услышал в коридоре его быстро удаляющиеся шаги.

Твою ж мать! Съездили, называется, к артефактору, пристроили эблюс… Мало того, нихрена не помню, че там было, еще и чувствую себя так, будто все внутренности через мясорубку прокрутили, а под веки битого стекла насыпали.

Допив колу, я отложил пустую жестянку на прикроватную тумбочку, сунул ноги в шлепанцы и, кряхтя, как старый дед, встал на ноги.

Колени задрожали. Меня повело в сторону. Но я устоял.

Подойдя к стулу со сваленной в кучу одеждой, кое-как натянул джинсы с майкой.

Пока одевался, координация заметно улучшилась.

Вернувшись к кровати, смог даже без дрожи в коленях нагнуться за тазиком. И с этой не тяжелой, но отвратительно зловонной ношей, я выбрался в коридор, запер комнату на ключ и заковылял в общажный санузел, приводить себя в божеский вид…

Еще через десять минут умывшийся, напившийся воды из-под крана, относительно посвежевший, и с чистым тазом, я вернулся в комнату, и стал собираться в институт.

До первой пары осталось всего четверть часа. Добежать за столь короткий срок до института (а ведь еще нужно потом подняться до аудитории) у меня не было ни единого шанса. Потому решил забить, и впервые с начала учебы злостно прогулять пару.

А до второй пары было еще целых два часа – вагон времени. И я, без спешки, занялся осмотром содержимого рюкзака.

Обнаруженные там майка и двое джинсов перекочевали на полку в тумбочку. Еще на дне обнаружились пожеванная тетрадь с лекциями, помятый кошель и остатки безнадежно изуродованного смартфона.

– Млять, надо у пацанов хоть какую-нибудь бэушную рухлядь надыбать для связи, – пробормотал себе под нос. – Надеюсь, симка там хотя бы уцелела.

Я потянулся за остатками смартфона, и аж подпрыгнул, напуганный громким требовательным сигналом входящего звонка.

– Да иди ты!

Подхватив изуродованный телефон, я вытащил его из сумки… Но через секунду разобрался, что звонит, разумеется, не этот кусок покореженного пластика.

Звонок доносился из лежащей на стуле куртки.

Оставив сумку, я стал лихорадочно рыться в карманах косухи, и нормально так прифигел, обнаружив в очередном надрывающийся айфон… Сука! Это был гребаный айфон последней модели. Ну как, скажите на милость, он мог оказаться в кармане моей куртки?!

На экране орущего телефона мигало знакомое имя «Митюня», потому я практически без колебаний мазнул пальцем по значку с зеленой трубкой, принимая вызов.

– Ало?

– Пацан, ты помер там что ли?! – резанул по ушам раздраженный крик здоровяка. – Уже третий раз набираю! Собрался уже в комнату за тобой подниматься!

– Я умываться ходил.

– Какое, в жопу, умываться! До пары десять минут осталось! Ну-ка живо дуй сюда!

– Куда сюда?

– Сережа, не беси меня!.. Вниз спускайся, я на тачке напротив общаги стою. В институт тебя, балбеса, ща отвезу!

Глава 25

Глава 25

Когда на выходе из общаги я пробегал мимо конторки Инны Леопольдовны, вахтерша начала было яростно мне что-то выговаривать. Но из-за жесткого цейтнота, я нагло ее проигнорировал. Ограничившись дежурным «Здрасте», лихо прошмыгнул мимо, и выскочил на улицу.

Через две минуты после телефонного разговора я плюхнулся на переднее сиденье «Рендж ровера», безошибочно угадав в огромном внедорожнике тачку великана Митюни.

– На, болезный, полечись, – вместо приветствия здоровяк сунул в мою протянутую ладонь пузырек с аспирином и полулитровую бутылку минералки. – А то глядеть на тебя больно. Бледный, как покойник.

– Нефиг было спаивать, – пробурчал я, закидывая в рот разом пару таблеток, и запивая их водой.

– Да кто тебя спаивал-то?! – от возмущения Митюня так резко дернулся с места, что чуть не протаранил бок проезжающего мимо автобуса.

Из-за внезапного торможения бутылка чуть не выскочила у меня из руки, и выплеснувшаяся из нее вода намочила правую коленку.

– Э-э, аккуратнее, – возмутился я.

– Держать надо крепче, рукожоп! – раздраженно припечатал меня водила, вливаясь таки со второй попытки в плотный поток машин.

– Митюнь, не кричи, пожалуйста. И так башка раскалывается.

– Раскалывается у него… И поделом! Впредь наука тебе. Не будешь ручонки свои шаловливые, где не надо, распускать… Вот че те из своей-то не пилось?

– Не понимаю.

– Только дурачка включать сейчас не надо… Нахрена, спрашиваю, ты, дурилка картонная, чашку мою, вместо своей схватил?

– Чего?

Мои губы еще произносили вопрос, а в пробудившейся вдруг памяти мгновенной вспышкой озарился фрагмент вчерашних посиделок…

…Мы с Митюней сидели за столом, дожидаясь хозяйку с обещанными пирогами. Перед здоровяком стояли три одинаковых чашки, и прямо в них он готовил обещанный крутой чай.

– Ща-ща все будет, – говорил мне Митюня, помешивая ложкой по очереди чай в каждой чашке. – Надо только пару минут подождать, дать настояться… Зуб даю, пацан, такого чая ты еще в жизни не пробовал.

Митюня стал раздвигать по столу приготовленные напитки. И я заметил, что чашку, чай в которой он перемешивал тщательней всего, здоровяк придвинул себе.

– Пойду, гляну, че там Лизок, – хмыкнул Митюня, поднимаясь из-за стола. – Не скучай, малой, мы скоро… Чай уже почти готов. Досчитай до десяти, и можешь пробовать.

Он ушел в соседнюю комнату. И я тут же поменял местами наши с ним кружки. Ведь самый тщательно перемешенный чай, всяко, самый вкусный…

– Того, блин, – раздраженный бас Митюни вернул меня к удручающей действительности. – Ну ладно, глянулась тебе чужая чашка больше своей, переставил местами… Но, когда пить стал, неужели запах не почувствовал? От моей же полынью и алкашкой тащило. Я ж себе чай на абсенте мутил.

– Откуда ж я знал, как там твой крутой чай пахнуть должен, – возмутился я. – Ты свой дольше мешал, вот я и подумал… Короче, извини уж, что так вышло.

Митюня от души заржал в голос.

– Ладно, не кисни, пацан. Прощаю, что ты коктейльчик мой без спросу выдул.

– Спасибо.

– Ну ты конечно монстр, малой. Одним махом такое забористое пойло усосал. Уважаю!

– Блин, чем издеваться, лучше б рассказал, что там дальше было. Ничего не помню.

– Да ничего особо и не было… Когда мы с Лизкой вернулись, ты уже храпел, уткнувшись лбом в столешницу. От тебя тащило абсентом. Я понюхал пустую кружку, и все понял… Дальше я продал Лизавете твой эблюс. Торговался с ней за каждое евро, до хрипоты – цени. Сторговались за тридцать девять семьсот. Карту с деньгами я сунул тебе в кошель… Ну а потом, вызвал такси, и повез тебя в общагу.

– А как внутрь-то попал? Входную дверь же на ночь запирают.

– Я тя умоляю. Там не замок, а одно название. Ногтем за пару секунд вскрыть можно… Короче, отнес тебя в комнату. Провел с соседом твоим профилактическую беседу. Ну чтоб позаботился о тебе: тазик, там, раздобыл, и разбудил с утра…

– Да-да, он все сделал. Спасибо.

– Не за что, пацан. Свои люди, сочтемся.

– Митюня, а я ж тебе должен… Ну, за аренду чахи – помнишь?

– Не должен уже, расслабься. Я долг списал из твой доли от продажи паутины кукольника. Там, короче, еще по три двести на брата вышло.

– Так ты же больше собрал.

– А ты чуть не сдох, тварь отвлекая… Короче, сработали мы вместе, как напарники. И поделили добычу, как водится, поровну.

– Но…

– Пацан, это не обсуждается, – отрезал Митюня. – В общем, штуку из твоей доли я забрал, как уговаривались, за чаху. Еще за тысячу семьсот пятьдесят справил тебе телефон новый, вместо разбившегося… Лизке как раз партия новых айфонов поступила, и, раз уж так удачно совпало, грех было не воспользоваться. Она тебе и симку сразу в новый вставила, вытащив из сохраненного обломка… Кстати, зарядка, если че, в боковом кармане рюкзака, вместе с наушниками.

– А паспорт на айфон? Сертификат? Гарантийный талон? Коробка, наконец?

– Малой, я с тя, прям, помираю, – хмыкнул Митюня. – Ну нахрена тебе вся эта бумажная дребедень? Если айфон заглючит, Лизка тебе безо всяких бумажек, без базара, его поменяет. Ты ж теперь один из нас.

– Ясно, – кивнул я.

– Ну все приехали, пацан. Вот твой институт, вали учись, двоечник.

– Так-то я отличник, – заворчал я, отстегивая ремень безопасности.

– Чуть не забыл, – придержал меня за рукав куртки водила. – Оставшиеся от твоей доли за паутину бабки, я наликом в кошель тебе сунул… Короче, потом глянешь, разберешься. Ну удачи, отличник.

– Пока, Митюня. Спасибо, что подвез.

Я выскочил из «Рендж ровера» и рванул к широкому крыльцу альма-матер. Таймер на экране айфона показывал уже 07:58. У меня оставалось чуть больше минуты, чтоб отыскать в огромном здании аудиторию со своей группой.

Глава 26

Глава 26

На бегу, выдернув из кармана айфон, зашел на факультетский сайт, и посмотрел расписание занятий группы. Сегодня первой парой была философия, лекция по которой через минуту должна была начаться в триста тридцать четвертой аудитории. Это в конце коридора на третьем этаже. Злобный и мстительный старикан Крысятин Лев Абрамович (наш препод по философии по прозвищу Крыс) на дух не переносил опоздавших. И чтоб не угодить в его черный список, следовало ускориться.

Я вихрем пронесся по лестничным пролетам, запрыгивая сразу на три ступеньки, и выдал стометровку по коридору, как настоящий спринтер. По дороге едва не снес с ног какого-то незнакомого парня и, под аккомпанемент несущихся в спину проклятий, влетал-таки в нужную аудиторию за считанные секунды до начала пары.

Уже вставший за кафедру Лев Абрамович хоть и зыркнул на меня недовольным взглядом, но промолчал, позволяя беспрепятственно занять свободное место на галерке.

Пока я шел к дальнему ряду, одногруппники, обрывая разговоры, оборачивались и провожали меня удивленными взглядами. Их можно было понять. Мало того, что со вчерашнего дня я кардинальным образом изменил прикид, вместо неброских кроссовок и толстовки, представ теперь перед народом в берцах и косухе. И сам я внешне заметно преобразился. Сутулая фигура робкого неудачника распрямилась. Я шагал в проходе между столами с гордо поднятой головой, расправив плечи, и на моем скуластом лице змеилась наглая улыбка уверенного в себе на все сто сукина сына.

В кармане мелодично тренькнул телефон. И я окончательно добил одногруппников, вытащив из куртки айфон.

Это прилетело сообщение от Витьки.

«Крутой прикид!!!» – похвалил друг.

И едва я прочитал первое, как тут же пришло второе:

«Айфон??? Откуда???»

Разыскав в аудитории Витьку, я заговорчески ему подмигнул и, плюхнувшись на свободный стул, тут же набил ответку:

«Заработал!))»

Заинтригованный друган, конечно, тут же засыпал вопросами:

«Когда?»

«Где?»

«Че делал?»

Но ответить на сей раз мне помешал заговоривший препод.

– Ну-с, господа вчерашние школяры, выключаем гаджеты, и займемся делом… – коронной присказкой обозначил начало лекции Крыс и обвел аудиторию сердитым взглядом, убеждаясь, что его команда всеми исполнена.

Выключать айфон я, конечно, не стал, а перевел его на беззвучный режим и, чтоб не ярить Крыса, убрал обратно в карман.

Удовлетворенный осмотром препод нацепил на нос очки и, уткнувшись в разложенные на столешнице перед собой листочки, монотонным речитативом стал выносить нам мозг очередной заумью.

Ребята вокруг стали конспектировать. Я тоже быстренько достал из рюкзака пожеванную тетрадь, и развернул на чистой странице. Но из-за банального отсутствия ручки (о которой в утренней спешке я тупо забыл), создал лишь видимость письма.

Поначалу я честно пытался вникать в смысл услышанного, но уже через пять минут понял, что на слух воспринимать пространные рассуждения философа мой рациональный мозг решительно неспособен… Ладно, потом зафоткаю витькин конспект, и по нему, может, худо-бедно разберусь в этой тарабарщине. Сейчас же, чтоб не уснуть под нудный треп препода, незаметно для окружающих, я сосредоточился на просмотре существенно изменившихся за предыдущий день характеристик и параметров персонального кольца развития.

Выверенным движением крутанул указательным пальцем кольцо по часовой стрелке. И перед глазами через секунду загорелся знакомый длинный столбец коротких строк:

Ясновидящий Сергей Капустин

Общие характеристики:

Возраст – 18 лет

Рост – 172 сантиметра

Вес – 61,1 килограммов

Энерготип – Свет/Тьма 81/19, Порядок/Хаос 72/28

Отклик стихий – Воздух 72%, Вода 23%, Огонь 4%, Земля 1%

Открытых энергетических каналов – 8

Основные параметры:

Сила – 7 (75,54%)

Ловкость – 8 (82,32%)

Выносливость – 8 (83,45%)

Интеллект – 14 (140,14%)

Контроль энергетических потоков (КЭП) – 7 (70,54%)

Теневые параметры:

Свободные очки теневого развития к распределению – 127

Уровень теневого тела – 20 (409/440)

Теневой бонус к Силе – 123 (01,23%)

Теневой бонус к Ловкости – 98 (00,98%)

Теневой бонус к Выносливости – 518 (05,18%)

Теневой бонус к Интеллекту – 67 (00,67%)

Теневой бонус к КЭП – 6561 (65,61%)

Свободные теневые бонусы к распределению – 43

Теневые навыки:

Владение воздушным копьем – активирована 1 ступень (условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 6)

Разоблачение уязвимости – активирована 1 ступень (условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 6, Ловкость 6, Выносливость 6, Интеллект 12, КЭП 6)

Целебный пот – активирована 3 ступень (условия активации 4 ступени: 160 очков теневого развития, Сила 8, Ловкость 8, Выносливость 8, Интеллект 8, КЭП 8).

Особо впечатляющим выглядел рост в КЭП. Оно и понятно – параметр отвечает за интервал пребывания в теневой параллели, и специально ускоренно прокачивался, в первую очередь, на Дикой полосе.

Там же, на болючей «полосе», случился и нехилый рывок прироста Выносливости, поднявшейся за день на солидные пять с гаком процентов. Из-за процентного прироста изменился и количественный показатель параметра Выносливость, из семерки он перерос в восьмерку. Особых изменений в себе, при этом, я не почувствовал, но сила воли и упорство у меня определенно окрепли. Вчерашнему мне потребовалось бы гораздо больше времени, чтоб заставить себя, преодолевая тошноту и страшную головную боль, встать с кровати и пойти умываться.

Меньше всех в процентном приросте поднялся Интеллект – всего-то чуть больше чем на полпроцента. Но этой малости хватило, чтоб апгрейдить этот и без того самый развитый параметр с тринадцати до четырнадцати. Опять же каких-то очевидных изменений из-за роста параметра я не почувствовал. Но, наверняка, соображался варить стала лучше, и при очередном мозговом штурме прибавка в Интеллекте, уверен, обязательно проявит себя.

Ну и, конечно, на фоне шестидесяти пяти процентного прироста КЭП улучшения остальных параметров, даже Выносливости, выглядят просто несерьезно. Немалую долю в прирост КЭП внесло, разумеется, и вложение в этот параметр всех свободных теневых бонусов, выделенных системой за развитие до двадцатки уровня теневого тела. Поднятый же с нуля до семерки параметр КЭП позволил активировать третью ступень целительского навыка.

Кстати, имеющиеся сейчас в наличии сто двадцать семь свободных очков теневого развития позволяют мне на выбор сразу три варианта немедленного развития.

Первый – вложить девяносто шесть свободных очков в развитие теневого тела. Это позволит поднять текущий двадцатый уровень до двадцать третьего. Принесет за три подряд набранных уровня шестьсот шестьдесят свободных теневых бонусов к распределению. И, при переводе их всех в теневой бонус Выносливости, даст возможность сию секунду поднять параметр Выносливость до девятки.

Второй – вложить восемьдесят свободных очков в активацию вторых ступеней двух первых навыков, благо имеющийся теперь набор параметров удовлетворяет требованиям обеих активаций. Это позволит усилить оба навыка.

Третий – вложить сто двадцать свободных очков в активацию подряд второй и третьей ступеней либо Владения воздушным копьем, либо Разоблачения уязвимости. Это усилит лишь один из навыков, но гораздо существенней, чем при выборе второго варианта развития.

Вариант с поднятием до девятки Выносливости я отмел сразу. Он завязан на развитии уровня теневого тела. А за разогнанный до двадцатки уровень мне уже гарантирован нагоняй от наставника, предупреждавшего о негативном влиянии высокого уровня на ускоренный прогресс первых недель развития ясновидящего в тепличных условиях тренировочных локаций.

Соблазн существенного усиления одного из навыков разом до третьей ступени пересилил слабое планомерное усиление параллельно обоих. И я колебался лишь с выбором наиболее ценного навыка. Владение воздушным копьем ограничивалось применением навыка лишь в ближнем бою. Разоблачение уязвимости было одинаково применимо, как вблизи, так и на дистанции. На тренировках же, помимо фехтования, наверняка, мне придется практиковаться и со стрелковым оружием, где Разоблачение уязвимости было в безусловном приоритете. Кроме того, стычка с высокоуровневым рвачом показала, как малоэффективно копье в бою против твари, не попадающей под действие слабой функции Разоблачение уязвимости.

Решившись, я мысленно сформулировал команду на активацию сперва второй ступени теневого навыка Разоблачение уязвимости, и следом, тут же, и третьей: «Хочу вложить сорок свободных очков теневого развития на активацию второй ступени навыка: Разоблачение уязвимости. И еще восемьдесят свободных очков теневого развития направить на активацию третьей ступени навыка: Разоблачение уязвимости».

Через секунду перед глазами ожидаемо загорелись строки длинного системного лога:

Внимание! Вами использовано 40 свободных очков теневого развития!

Активирована 2-ая ступень теневого навыка Разоблачение уязвимости… 03… 02… 01… Вам доступна активация теневой функции: Разоблачение уязвимости, в любое время дня и ночи. Триггер пробуждения теневой функции: касание Кольцом Развития переносицы. (Условия активации 3 ступени: 80 очков теневого развития, Сила 6, Ловкость 7, Выносливость 6, Интеллект 12, КЭП 7).

Внимание! Продолжительность действия пробужденной функции: Разоблачение уязвимости, ограничена параметром КЭП! На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 70,54%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:10:32.

Описание теневого навыка: при пробуждении функции: Разоблачение уязвимости, на телах противников голубым цветом выделятся зоны, наиболее уязвимые для нанесения критического удара.

Ограничение 2-ой ступени теневого навыка Разоблачение уязвимости: вероятность обнаружения уязвимостей на телах противников уровнем ниже вашего – от 15% до 55%, на телах противников сходного с вами и более высокого уровня – менее 15%.

Внимание! Вами использовано 80 свободных очков теневого развития!

Активирована 3-я ступень теневого навыка Разоблачение уязвимости… 03… 02… 01… Вам доступна активация теневой функции: Разоблачение уязвимости, в любое время дня и ночи. Триггер пробуждения теневой функции: касание Кольцом Развития переносицы. (Условия активации 4 ступени: 160 очков теневого развития, Сила 6, Ловкость 8, Выносливость 6, Интеллект 12, КЭП 8).

Ограничение 3-ей ступени теневого навыка Разоблачение уязвимости: вероятность обнаружения уязвимостей на телах противников уровнем ниже вашего – от 20% до 60%, на телах противников сходного с вами и более высокого уровня – менее 20%.

Внимание! При параллельном использовании нескольких теневых навыков, расход ограниченного параметром КЭП временного интервала возрастает пропорционально количеству одновременно задействованных навыков!

Решив тут же испытать действие прокаченной до третьей ступени функции, я коснулся кольцом переносицы, и огляделся на сидящих в аудитории студентов.

Поскольку я был на последнем ряду, практически все ребята находились ко мне спиной. Кроме того, они писали, склонившись над своими столами. Но даже в таком – не самым удобным для высматривания уязвимостей – ракурсе я увидел россыпи ярких голубых пятен на спинах и затылках одногруппников. Картина уязвимостей у всех ребят была примерно одинаковой: треугольники из трех ярких точек на затылках, потом, начиная с шеи, обилие пятен спускалось вниз по позвоночникам, и однотипный разброс у каждого из ребят наблюдался в область сердца, почек и печени.

– Молодой человек!.. Да вы! – неожиданно перехватил мой блуждающий по аудитории взгляд Крыс. – Почему не записываете?

– У меня паста в ручке кончилась, – ничуть не смутившись, тут же откликнулся я.

– На такой случай, у прилежного студента должна быть запасная! – попенял старик.

– Выходит, я не прилежный студент, – пожал плечами я.

– Так! Вы что, намереваетесь сорвать мне лекцию?! Попросите ручку у соседа!

– Не люблю просить. Пойду, пожалуй, лучше, новую куплю, – неожиданно для самого себя вдруг нагло подытожил я нашу короткую перепалку.

Сунул тетрадку в рюкзак и, поднявшись, зашагал на выход.

– Это возмутительно! Как ваша фамилия?! – заблеял ошарашенный моей выходкой перепод.

Перекошенное от гнева лицо Крыса, подсвеченное голубыми точками уязвимости, превратилось в уморительную маску. Не сдержавшись, проходя мимо, я хохотнул над ужимками старика.

Увы, кроме меня, подсветку на лице препода никто не видел. Потому одногруппники причины моей веселости не поняли.

– Капустин, ты че творишь! – крикнула мне в спину Сонька Нивмержицкая – староста нашей группы.

Я выскочил в коридор и, обхватив левой ладонью большой палец с кольцом, первым делом отменил действие коварной функции.

Глава 27

Глава 27

С начала пары прошло всего полчаса. И, поскольку возвращаться обратно на лекцию я не планировал, до следующей пары у меня появилось больше часа свободного времени.

Я решил провести его с пользой, и позавтракать. В общаге, из-за паршивого самочувствие, утром я поесть не успел, а неподалеку от института располагалась отличная бургерная.

Бургеры там стряпали очень аппетитные, и в меню их было десятка три – на любой вкус. Однако цены на подавляющее большинство этих гастрономических изысков хозяева заведения заломили просто космические. Со своим скудным бюджетом я мог позволить себе лишь раз в неделю полакомиться там самым дешевым бургером. Но, с легкой руки Митюни, вдруг в одночасье сказочно разбогатев, сегодня я решил шикануть и оторваться по полной.

Заказав здоровенный двойной черикрабсбургер – самый дорогой бургер в заведении – с большой тарелкой картошки фри и стаканом колы, я тут же расплатился, небрежно бросив на кассе две купюры по десять евро и, вальяжно отмахнувшись от сдачи, сел за пустой столик у окна.

Коротая время в ожидании заказа, вытащил айфон, и стал листать ленту в тик-токе, останавливаясь на приглянувшихся клипах, и угорая над ржачными видосами.

– Ей, мажорчик, дай телефон позвонить, – раздался вдруг рядом незнакомый наглый голос. – А то мой разрядился.

Я так увлекся просмотром очередного клипа, что не заметил, как ко мне за стол подсело двое парней лет двадцати. Мало того, что они были старше, еще и выглядели гораздо здоровее – рукава их спортивных кофт едва не лопались на внушительных бицепсах. Небритые хари молодчиков скалились в приветливых лыбах, но волчьи глаза зыркали с лютой злобой.

Еще вчера эта внушительная парочка напугала б меня до икоты, но сегодня… гопники выбрали жертвой не того человека.

– Не дам, – твердо ответил я, убирая айфон в карман куртки.

– Жадный мажорчик, – хмыкнул переговорщик.

– Да мы не гордые, сами возьмем, – вторил ему приятель. И, перегнувшись через стол, ловко цапнул меня за карман косухи.

– Не дергайся, мажорчик. Целее будешь, – продолжил увещевать меня переговорщик. Тоже подавшись вперед, он схватил за левый рукав и удерживал меня на стуле, пока приятель бесцеремонно шарил в захваченном кармане.

Самоуверенные ублюдки опрометчиво оставили без внимания мою правую руку. Им и в голову прийти не могло, что хилый первокурсник рискнет отбиваться.

Я беспрепятственно коснулся кольцом переносицы, пробуждая Разоблачение уязвимости, и через секунду от души ткнул сдвоенными пальцами переговорщику в засиявшее под правым глазом самое крупное пятно уязвимости.

Из травмированной глазницы на стол брызнула струя крови. Хватка чужих пальцев на моем рукаве тут же пропала. Матерящийся бугай отскочил от стола, схватившись обеими руками за подбитый глаз.

– Сука!.. – успел выдохнуть ошарашенный моей выходкой бугай номер два.

Но договорить утырку помешал большой палец освободившейся левой руки, ткнувший аккурат в середину яркого пятная уязвимости, засиявшего под его левой ноздрей. И сверху по россыпи точек уязвимости за его левым ухом я добавил ребром правой ладони.

Мгновенно утратив интерес к уже нащупанному айфону, любитель чужих карманов тоже отскочил от стола.

– Вован! Глянь, что у меня с глазом? – перехватил отшатнувшегося приятеля переговорщик, и при этом ненароком задел его побагровевшее ухо.

– Макс, осторожнее, мля! – завопил отплевывающий хлынувшую из носа кровь Вован.

Сидящие за другими столами посетители заведения, дружно развернулись в сторону неожиданно вспыхнувшей драки.

Не давая передышки ошарашенным противникам, я тоже вскочил на ноги, пихнул в сторону стол, и коршуном набросился на сгорбившиеся туши врагов. Лица уроды попрятали за широкими ладонями, но для моих кулаков пятен уязвимости с избытком хватало на их животах и спинах.

Я поочередно колотил парней, как две груши в спортивном зале. Противники охали от каждого пропущенного удара и, люто матерясь, поначалу пытались отмахиваться. Но легко уклоняясь от их корявых ударов, я жалил по уязвимостям вновь и вновь. И очень скоро оба бугая позакрывались в глухих защитных стойках. Не помышляя больше об ответе, они теперь лишь инстинктивно пытались прикрыть очередное уязвленное место. А через секунду мой кулак лупил по голубой подсветке на открытом месте в другой части корпуса – забитые бугаи снова сдавленно хрюкали, и прятали новый ушиб.

Такое одностороннее избиение молодчиков продолжалось примерно с минуту. В итоге, не выдержав побоев, мои обидчики позорно сбежали.

Под уважительными взглядами невольных зрителей происшествия я вернулся обратно за стол, и обхватил ладонью кольцо, отменяя действие Разоблачения уязвимости.

– Молодой человек, ваш заказ готов! – позвала меня симпатичная кассирша, которой широким жестом сегодня я отсыпал сотни четыре рублей чаевых.

– Вообще-то, я у вас собирался поесть, – возмутился я, направляясь за выставленным на стойку бумажным пакетом.

Поманив меня пальцем, кассирша шепнула на ухо:

– Парень, из-за драки, наш администратор полицию вызвал. Оно тебе надо?

Все ж таки не зря я оставил этой красотке щедрые чаевые.

Ни слова больше не говоря, я закинул за спину рюкзак и, подхватив пакет с едой и колой, выскочил из заведения.

Двойной черикрабсбургер с колой и картошкой я душевно умял на скамейке в институтском сквере.

Время первой пары уже подходило к концу. До короткого перерыва между парами оставалось чуть больше десяти минут. Можно было потихоньку выдвигаться в сторону главного корпуса, чтоб не спеша подняться в пятьсот седьмую на пятом этаже, где, по расписанию, второй парой ожидалась практика по дискретной математике.

Я встал с лавочки, выкинул мусор в бумажном пакете в урну, и неторопливо зашагал к главному корпусу.

Но пройдя всего полсотни метров был окликнут знакомым наглым голосом с соседней лавочки:

– Эй, мажорчик. Вот так встреча. А мы как раз о тебе вспоминали.

– Какие же вы тугие, ребят, – проворчал я, оборачиваясь на голос. – Мало получили?.. Ну, пеняйте на себя – сами напросились.

Пара знакомых качков, один с заплывшим глазом, другой с комично оттопыренным ухом, дружно вскочили с лавочки.

Я потянулся кольцом к переносице…

Но в следующую секунду затылок будто взорвался от ослепительной вспышки боли. Меня повело в сторону. Сзади прилетело в подколенный сгиб опорной ноги. Ноги подкосились, я рухнул руками на асфальт, и увидел летящий в лицо носок ботинка…

Страшный удар…

Вкус крови на разбитых губах…

Темнота.

Глава 28

Глава 28

В чувство меня привела вода, тонкой струйкой льющаяся на лицо. Я лежал на боку, и прохладная жидкость стекала на асфальт, чутка притупляя боль в разбитых губах и, вероятно, сломанном носе.

Я осторожно провел рукой, стирая залившую глаза влагу, и увидел залитую кровью ладонь.

– Видок, конечно, у тебя, пацан… – раздался над головой голос Митюни.

Присевший рядом на корточки здоровяк, аккуратно поливал мне лицо водой из большой полуторалитровой бутылки.

– А где эти?.. – спросил я спасителя.

– Меня увидели. И разбежались, – хмыкнул здоровяк.

– Ты следишь, что ли, за мной? – прокряхтел я в ответ, с помощью рук переводя тело в сидячее положение.

Даже от столь незначительного перемещения голова вдруг резко закружилась, меня повело в сторону, и если б не заботливо подхватившая под плечо ладонь старшего товарища, не удержавшись, я б рухнул обратно на асфальт.

– Вот скажи на милость, малой, чего тебе в институте-то не сиделось? – спросил Митюня, сделав вид, что не услышал моего предыдущего вопроса.

– Ручку забыл купить. И лекцию записывать было нечем, – выдал я чистосердечное, пока подхвативший меня под мышки здоровяк помог встать и доковылять до лавочки.

– Значит, ручку покупать пошел?

– Типа того.

– Выходит, это тебя из-за ручки так отделали?

На этот раз я решил благоразумно промолчать.

Усадив меня, Митюня заставил наклониться над землей и умело вправил свернутый в сторону нос. Зашипев от боли, я попытался вырваться… Но куда там. Супротив двухметрового силача я был, как мышонок против матерого котищи.

Легко удержав меня на месте, Митюня щедро окатил водой из бутылки мою измазанную кровью физиономию, и протер добытым из кармана огромным носовым платком.

– Ну вот, хоть на человека снова стал похож, – проворчал он, поворачивая за подбородок влево-вправо мое лицо и осматривая результаты своих стараний.

– Пусти!.. Больно!.. – шипел я, схватившись обеими руками за его могучую кисть.

Но здоровяк, словно не замечая моих отчаянных усилий, продолжал запросто удерживать подбородок.

– Сережа, знаешь в чем самое главное отличие порядочникиов от хаосистов? – вдруг спросил Митюня, строго глядя мне в глаза.

– Ну, мы команда, типа, а они…

– Нет, – перебил здоровяк. – Мы живем среди людей, и строго соблюдаем нормы и правила социума. Хаосисты же, плевать хотели на устои общества. Они гребаные анархисты, и используют окружающих для удовлетворения собственных нужд и прихотей.

Стальные тиски удерживающих подбородок пальцев разжались, и я тут же откинулся на спину лавочки, отодвигая голову подальше от митюниных рук.

– И к чему мне сейчас эта информация? – проворчал я, аккуратно ощупывая пальцами правой руки распухшие нос и губы. Левой параллельно проверил карман с телефоном, и облегченно перевел дух – айфон оказался на месте.

– К тому… Ну-ка подвинься. Ишь расселся, – Митюня плюхнулся рядом, и лавочка жалобно скрипнула под ним. – Рассказал я тебе это, потому что, сбежав сегодня с лекции, ты повел себя, как поддавшийся секундной блажи хаосист.

– Да ну, бред, – фыркнул я. – Просто…

– А утром, из-за плохого самочувствия, ты вообще решил забить на учебу. И, если бы я тебя не дернул из общаги, ты так бы там и остался до обеда валяться на койке.

– Я б ко второй паре, по любому, пошел…

– Ой ли, – покачал головой здоровяк. – Ты слишком много времени вчера провел в теневой параллели. Не будучи к этому готовым, ни морально, ни физически. Такое не проходит бесследно. Плюсом наложился серьезный скачек в росте параметров. Да еще ты вчера получил сразу три теневых навыка – в некотором роде, превращающих тебя в супермена… Хаос, зародившейся в твоей душе, подталкивает совершать неправильные поступки. Но поддаваться этим порывам нельзя. И твоя разбитая физиономия – лучшее тому подтверждение.

– Если б со спины на меня не напали, я б навалял гадам! – возмутился я.

Но оставив без внимания мою реплику, Минюня невозмутимо продолжил промывать мне мозги:

– Только строгое соблюдение привычных норм и правил поможет тебе вернуть душевный покой и удержать пошатнувшийся Порядок… В твоем случае, это в первую очередь касается учебы в институте. Как студент дневного отделения, ты обязан присутствовать на всех парах, без исключения. Просто поверь, железное соблюдение этого правила крайне важно хотя бы в первый месяц практики.

– Да понял я все. Понял.

– А че ж, тогда, сидишь, если понял, до сих пор на попе ровно? Специального пенделя ждешь?.. Марш в институт, прогульщик. До второй пары пять минут всего осталось.

– Издеваешься? Какая учеба с такой-то харей?.. Я ж, как в аудитории появлюсь, меня с порога развернут, и в травмпункт оправят.

– Нет, это ты, походу, надо мной издеваешься, – фыркнул здоровяк. – Нахрена, спрашивается, я тут перед тобой столько времени распинался? Чтоб ты в конце отмаз с больничкой придумал?

– Не, Митюнь. Я, правда, че-то хреново себя чувствую. Нос, вон, сломан. И башка кружится. У меня стопудово сотряс.

– Пацан, не беси меня… Ты навык целебный нахрена вчера добывал?

Черт! И правда, я ж совершенно забыл об имеющемся в арсенале Целебном поте.

Сунув кольцо под мышку, а пробудил полезную функцию, и через секунду почувствовал ледяную испарину на лице и струи холодного пота под одеждой.

В отличие от приятного освежающего эффекта в жаркой потусторонней параллели, здесь, прохладным осенним днем, ледяной, как колодезная вода, пот практически сразу же вызвал у меня свирепый озноб. Зубы непроизвольно стали отбивать чечетку, а кожа по всему телу покрылась мурашками, величиной с горох.

Зато боль на разбитом лице затихла, словно после поставленного невидимкой укола новокаина. Взгляд стал кристально чистым, и головокружение развеялось, как туман под порывом урагана.

Через пять секунд с начала действия Целебного пота я самостоятельно поднялся с лавочки. И под одобрительное: «Ну вот, совсем другое дело», здоровяка, стуча зубами, двинулся в сторону главного корпуса.

– Ручку в киоске купить не забудь, прогульщик, – донеслось мне в спину последнее напутствие Митюни.

Интерлюдия 8

Интерлюдия 8

(Телефонный разговор)

– Привет, Митюнь. Чего стряслось?

– Здорово, Борисыч. Такое дело… Походу, прав ты оказался. Пометила пацана сука эта приблудная.

– Конкретнее.

– Я его энерготип линзой мониторил. И вчера, когда мы с пацаном по теневым локациям шарахались, отношение Порядка к Хаосу у него было семьдесят три на двадцать семь. А пятнадцать минут назад артефакт показал уже семьдесят два на двадцать восемь.

– М-да, тревожный симптом. Учитывая, что изначально было семьдесят четыре на двадцать шесть… Даже, пожалуй, опасный.

– А эти цифры откуда?

– Из сашкиного доклада. Ему практикант, сразу после активации кольца, сам свой энерготип озвучил.

– Ну хоть какой-то толк от этого горе-наставника.

– Не бурчи, Митюня. Сане, конечно, до тебя далеко. Но парень старается… Вспомни себя десять лет назад. Тоже…

– Борисыч, че с парнем-то будем делать?

– Пока подождем. Понаблюдаем. Запас прочности в его энерготипе приличный…

– Борисыч, пацан чудить начинает. Сегодня с первой пары сбежал. И тут же с гопотой местной сцепился. Он словно тянет на себя проблемы… Мне снова пришлось вмешиваться.

– Митюня, я услышал тебя. Обещаю, сейчас же с Саней переговорю. Мы вместе придумаем практиканту щадящую схему развития. Бурный начальный рост придушим. А дальше, глядишь, само все как-нибудь устаканится… Еще денек попасешь его, ладно. А потом Игорек тебя сменит.

– Борисыч, пацан, ведь, не дурак. Он уже заподозрил слежку за собой.

– Млять! И че ты предлагаешь?! Оставить его сейчас без защиты?

– Я такого не говорил.

– Ты мне еще там пообижайся!.. Ну не знаю, жучков на него, что ли, повесь.

– Спасибо, благодетель, надоумил. Вовек бы без тебя не догадался.

– Митюня!

– Короче, я человек маленький. Что узнал – доложил. Велишь сторожить пацана еще день – буду следующие двадцать четыре часа его верным цепным псом… Еще какие-нибудь распоряжения будут, начальник?

– Будут!.. Митюнь, хорош на ровном месте из мухи слона раздувать.

– Артем Борисович, вы отвлекаете меня от слежки за пацаном.

– Черт! Митюня, вот только попробуй сейчас на сброс наж…

Глава 29

Глава 29

Зайдя в здание, я ощутил, наконец, благословенное тепло, и бегущие по телу ледяные струи через считанные секунды перестали провоцировать неуемную дрожь тела.

Прекратив клацать зубами, я подошел к киоску канцтоваров, на входе в институт. Кроме пары ручек, я приобрел там еще и новую тетрадь, а то перед одногруппниками стыдно было доставать из рюкзака пожеванный старый вариант.

Продавщица на моей помятой физиономии внимания не задержала, и я счел это хорошим знаком, подтверждающим, что Целебный пот успешно справляется с поставленной задачей.

Быстрым шагом забежав на пятый этаж, до пятьсот седьмой я добрался аккурат за минуту до начала пары. Ребята уже расселись, и мне снова пришлось занимать свободное место на галерке.

– Серый, какая муха тебя укусила? – тут же подкатил застолбивший место неподалеку Витька Шипов.

– Ты о чем?

– Не прикидывайся. О Крысе, конечно. Ты нафига его выбесил?

– Так сам же слышал – он первый начал.

– А ты в бутылку на кой-то фиг полез? Теперь он тебя запомнил, и хрена лысого зачет автоматом поставит.

– Да ну и фиг с ним. Приду на экзамен и сдам, как положено.

– Философию?

– А че такого-то?

– Слушай, ты, часом, не заболел, вит у тебя какой-то бледный. И потный весь.

– Да все нормально. По лестнице бежал, вспотел.

Под столом я обхватил ладонью палец с кольцом, останавливая действие функции. Раз уж Витька, заметив пот, не обратил внимание на распухшие нос с губами, значит Целебный пот справился с болячками и полностью снял отек. И просто так, для профилактики, дальше потеть не было смысла.

– Серый, а че ты вчера не перезвонил-то? – перевел тему друган.

Но ответить я не успел. Появившийся с небольшим опозданием в аудитории Максим Андреевич (наш перепод по дискретной математике) попросил всех рассаживаться по местам, и объявил о начале практического занятия.

Как обычно, мы с первых же минут приступили к решению задач, условия которых Максим Андреевич записывал на доске.

Это дело, в отличие от скучных лекций, я любил, и с головой окунулся в процесс.

Сегодня решения задач по дискретке давались мне на диво легко. В принципе, и раньше я особо не тупил на этом предмете, но сегодня, определенно, просто был в ударе. Если раньше мозговой штурм, направленный на осмысление и разработку поэтапного плана решения очередной задачи, занимал у меня минуту-полторы, теперь он сократился до тридцати-сорока секунд.

Столь очевидный прогресс, наверняка, был напрямую связан с повышением показателя Интеллекта в параметрах. Определенно, я стал шустрее соображать, и, как следствие, быстрее щелкал задачки.

Решив за пару рекордные одиннадцать задач, заслуженно, я получил похвалу препода, и завистливые взгляды одногруппников.

– Так че ты не перезвонил-то? – возобновил в перерыв Витька наш неоконченный разговор.

Спустившись по лестнице на четвертый, мы с другом неспешно брели по запруженному студентами коридору в четыреста семнадцатую аудиторию, где ожидалась последняя на сегодня лекция по информационным технологиям.

– Там неожиданно варик один нарисовался, – уклончиво ответил я.

– Че за варик?

Еще вчера вечером я был готов без утайки выложить другу все, что разузнал за сумасшедший день о теневой параллели. Но прошлой ночью, во сне, на меня словно наложили какое-то незримое табу, категорически запрещающее делиться с непосвященным тайной ясновидящих.

– Как раз после звонка тебе, я у общаги парня из соседней с нашей комнаты встретил, – на ходу сочиняя, стал я вдохновенно врать другу. – Рассказал ему о конфликте с Толяном. Он обещал перетереть с соседом. И, прикинь, сдержал обещание.

– То есть, ты вернулся в общагу?

– Ну да.

– А телефон почему потом постоянно недоступен был?.. Блин, Серый. Ну хоть бы сообщение бросил. Я ж волновался.

– Да глупо как-то все вышло. Я смартфон в рюкзак бросил. А он там, прикинь, разрядился и вырубился. Потом, как не нажимал, не хотел, зараза, ни в какую, по новой запускаться… Вообще, смартфон последнее время сильно глючил у меня. Поэтому утром пришлось сходить в салон, и взять новый.

– Айфон?

– Угу.

– Откуда у тебя такие бабки, Серый?

– Помнишь, вчера меня к декану вызывали?

– Ну?

– Короче, работу мне предложили, – на сей раз почти не соврал я. – Сисадмином на полставки в банке одном. Типа эксперимента: сможет ли студент одновременно полноценно учиться и работать? Деньги предложили приличные, и я, понятное дело, согласился.

– Крутяк.

– Айфон, разумеется, в кредит оформил. Буду выплачивать из банковской зарплаты.

– Эх, ну и везучий же ты жучара, Капустин, – хлопнул меня по плечу Витька.

Мы вошли в аудиторию, и разбрелись в поисках свободных мест.

Глава 30

Глава 30

После последней пары мне пришлось буквально удирать из института, сбегая от Витьки. Друган загорелся идеей: проследить меня до места подработки, и тоже попытаться устроиться на полставки в банк практикантом. Допустить этого, по понятным причинам, я никак не мог, вот и пришлось спасаться от хотелок друга бегством.

Попетляв по дворам, и убедившись в отсутствии хвоста, я поймал такси и, назвав водителю адрес офиса, забрался на заднее сиденье.

Примерно на полпути к цели зазвонил айфон.

Выудив из кармана телефон, увидел на экране имя наставника и нажал на прием вызова.

– Привет, Саш.

– Привет! Ты уже в офисе?

– Только подъезжаю.

– Придется сегодня тебе начать без меня. Я еще на вызове. Освобожусь минут через двадцать, и сразу приеду.

– А мне че делать?

– У Светки спросишь. Я ей звонил. Она тебя проводит, и все расскажет.

– Ладно. Как скажешь.

– Ну все. Скоро увидимся.

Через пять минут машина остановилась около указанного мною подъезда. Я попытался разменять у таксиста евро, но водила наотрез отказался давать сдачу с европейской десятки. Расплачиваться же купюрой, курсовая стоимость которой на текущий момент составляла почти девять сотен рублей, за короткую сторублевую поездку я посчитал недопустимым расточительством. Потому высыпал водителю в подставленную ладонь всю мелочь из кошелька, благо ее скопилось много, и к обоюдному удовлетворению сторон затребованная за проезд сумма оказалась погашена.

После едва не случившегося конфуза с таксистом, первое, с чем я обратился к Светлане в офисе, стала просьба: о размене евро на рубли.

– Ишь ты богатенький Буратино тут нарисовался, – беззлобно фыркнула в ответ наш дневной администратор. – По восемьдесят шесть с полтиной за евро устроит?

– Вполне.

– Сколько меняешь?

– Сто евро, – я достал из кошеля крупную купюру, и протянул девушке.

– Че это у тебя за кошмар такой в руках? – рассмеялась Света, выдавая мне взамен добытые откуда-то из-под столешницы восемь с половиной тысяч рублей.

– Кошелек.

– Ты его жевал что ли?

– Не я – рвач.

– Уже и с рвачом успел схлестнуться! А ты часом не заливаешь, а, практикант?

– Честное слово, рвач кошелек изжевал. Гад рюкзак с меня сорвал, а кошелек внутри был. Вот, погляди, во что тетрадь тоже после его зубов превратилась.

Вернув кошелек с деньгами в рюкзак, я вытащил пожеванную тетрадку.

– Охренеть! – впечатлилась Светлана.

– Если б не рюкзак, рвач точно б меня изуродовал. А так, считай, я отделался только испугом. Потом Митюня подоспел, и порвал твари пасть.

– А, так ты с Митюней развлекался. Тогда понятно, – хмыкнула администратор. – Наставнику-то о своих приключениях рассказал?

– Да когда?.. С утра я учился. Хотел в офисе рассказать, когда встретимся, перед тренировкой. Но он позвонил, что опоздает, и велел начинать без него…

– Мне он тоже звонил. Пойдем, я тебя запущу? – Света выехала на кресле из-за стойки, и покатила к дальним зеркалам.

Я хотел уточнить: «Куда сегодня»? Но вовремя заметил, что уже помутневшая поверхность знакомого зеркала на глазах начинает наливаться молочной белизной. Когда мы подошли, молочное марево в зеркале развеялось, сменившись пасторальной картинкой залитого солнечным светом луга, с потусторонней розовой травой и горой менгиров по центру.

– Опять на Дикую? – не сдержавшись, заворчал я. – У меня со вчерашнего еще ребра болят… Вон сколько зеркал кругом! Неужели нельзя было сегодня выбрать что-нибудь поинтересней?

– Тебя забыли спросить! – фыркнула Света. – Руку давай, ворчун.

Девушка не предупредила меня закрыть глаза, сам же я, из-за малого опыта контакта с порталами, запарил, и, как следствие, на несколько секунд ослеп от яркой вспышки, полыхнувшей при нашем одновременном переходе в теневую локацию.

Перед моими слезящимися глазами ожидаемо загорелись строки системного уведомления:

Внимание! Вы переместились в изолированную локацию теневой параллели – Дикая полоса! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 70,54%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:10:32.

Строки лога погасли сразу после прочтения, а отсчитывающий секунды таймер в углу остался.

01:10:32… 01:10:31… 01:10:30… 01:10:29…

– Эй, не отставай, – требовательно потянула меня за руку покатившаяся к менгирам спутница.

– Дай хоть к теневой параллели привыкну.

– Да че тут привыкать, – фыркнула Света. – Это ж тренировочная локация… Ты мне зубы не заговаривай, шурши ногами шустрее, а то плетешься, как черепаха.

– Нормально я иду.

– Как черепаха.

– Да куда ты так разогналась-то?!

– Мне пост надолго покидать нельзя. Нужно быстро тебя запустить и вернуться.

Беззлобно переругиваясь, мы добрались до входа в узкий лаз – полуметровой щели в основании подпирающих друг дружку здоровенных гранитных плит.

– Чего встал? Куртку снимай и вперед! – напутствовала меня Светлана.

Тяжко вздохнув, я сбросил в траву рюкзак и косуху, опустился на четвереньки, и следом за головой стал аккуратно протискивать плечи в узкое отверстие лаза. Уж не знаю, то ли я за день круто раздался в плечах, то ли щель между менгирами за прошедшие сутки основательно сузилась, но, как я не ужимался, все одно упирался плечами в камень, и никак не мог протиснуться между менгирами.

Коварный удар ногой под зад мгновенно решил проблему затыка.

Хрена се! – нога у нее сломана. Светка прописала мне пендель на зависть всем футболистам. Я мигом провалился вглубь каменной кишки и, шипя от боли в отбитой заднице и расцарапанных плечах, привычно перебирая локтями, пополз вглубь кошмарно узкого лаза.

Через пару-тройку метров пол под животом перестал быть гладким, и превратился в бесконечную череду острых, как горох, каменных наростов.

Подтверждая начало прокачки параметра КЭП, перед глазами загорелись строки первого лога:

Внимание! Активировано 16 акупунктурных точек. Открытых энергетических каналов – 8. Потенциал Первого, Второго и Третьего энергетических каналов раскрыт на 100%. Потенциал Четвертого энергетического канала раскрыт на 92%. Потенциал Пятого энергетического канала раскрыт на 74%. Потенциал Шестого энергетического канала раскрыт на 57%. Потенциал Седьмого энергетического канала раскрыт на 38%. Потенциал Восьмого энергетического канала раскрыт на 20%. В качестве поощрения, вам начисляется: 1 теневой бонус к Ловкости, 6 теневых бонусов к КЭП.

Хоть я и был морально готов к болезненным ощущениям, все равно не смог сдержать стон. К счастью, в моем арсенале имелся целебный навык, способный заметно понизить градус страданий во время болючего испытания. Из-за постоянного прироста на «полосе» параметра КЭП, можно было не париться об ускоренном сокращении здесь контрольного времени. И перед следующим рывком, я сунул палец с кольцом под мышку, пробуждая функцию Целебного пота.

Появившаяся через секунду ледяная испарина на локтях и животе мигом притупила боль. Прохлада пота приятно взбодрила тело в пыльной духоте узкого лаза. И совокупность этих благоприятных факторов позволила мне значительно ускорить трудное продвижение вперед.

Не желая отвлекаться на чтение однотипных длинных логов, я мысленно попросил: до окончания прохождения Дикой полосы их мне больше не показывать. Острые грани впивающихся в тело каменных «горошин» из-за пота теперь тоже мне практически не докучали. И бесконечно длинные минуты однообразного отталкивания локтями от пола в кромешной тьме я коротал за просмотром таймера обратного отсчета, забавно сбоящего на каждом новом рывке.

01:07:22… 01:07:20… 01:07:22… 01:07:20… 01:07:21…

Первые минуты продвижения по «полосе» стабильный прирост после каждого рывка в пять-семь теневых бонусов к КЭП давал в среднем по три-четыре секунды прибавки к временному интервалу, так что даже с учетом действующей функции, время на таймере практически не убывало.

Но по мере продвижения вперед, прирост к КЭП постепенно сокращался. Ближе к середине дистанции он уменьшился до трех-пяти теневых бонусов, ужав прибавку к временному интервалу до двух-трех секунд. И время на таймере стало потихоньку убывать.

01:05:14… 01:05:12… 01:05:12… 01:05:10… 01:05:11…

А на последних метрах «полосы» прирост к КЭП и вовсе упал до смешных одного-двух теневых бонусов, сократив временную прибавку до жалкой секунды. И здесь уже двойной обратный отчет стал запросто поглощать мелкие сбои, и время на таймере побежало в обратку с опасным ускорением.

01:00:43… 01:00:41… 01:00:40… 01:00:38… 01:00:37…

– Ну ты просто красавчик, – приветствовал мое появление в щели между менгирами Александр.

Как и обещал, наставник прибыл к концу первого испытания.

Ухватив протянутую на волю руку, он рывком выдернул меня из опостылевшего каменного плена и, отступив на шаг, позволил мне свободно расправить плечи и с удовольствием потянуться.

Пока, жмурясь, я по новой привыкал к яркому солнечному свету, перед глазами загорелись строки итогового лога:

Внимание! Полный отчет за прохождение Дикой полосы:

Время прохождения – 15:42. Открытых энергетических каналов – 9. Потенциал Первого, Второго, Третьего и Четвертого энергетических каналов раскрыт на 100%. Потенциал Пятого энергетического канала раскрыт на 89%. Потенциал Шестого энергетического канала раскрыт на 73%. Потенциал Седьмого энергетического канала раскрыт на 55%. Потенциал Восьмого энергетического канала раскрыт на 36%. Потенциал Девятого энергетического канала раскрыт на 18%. В качестве поощрения, начислено: 48 теневых бонусов к Силе, 36 теневых бонусов к Ловкости, 32 теневых бонуса к Выносливости, 14 теневых бонусов к Интеллекту, 1137 теневых бонусов к КЭП.

В этот раз прирост по всем параметрам оказался ниже, чем было после первого прохождения Дикой полосы. Как и предупреждал Наставник, с ростом показателей параметров, станет замедляться и их дальнейший прогресс. Подросшие за день незначительно Сила, Ловкость и Интеллект, и сейчас потеряли в теневых бонусах совсем немного. А совершивший грандиозный рывок вверх КЭП, не смотря на специализированную прокачку на «полосе» именно этого показателя, получил за второе прохождение почти в три с половиной меньше теневых бонусов, чем за первое. Значительная же потеря бонусов в Выносливости, наверняка, произошла из-за применения Целебного пота. Непрерывно действующая функция значительно облегчила процесс прохождения колючего пола, и, как следствие, теневые бонусы к Выносливости за второе прохождение сократились более чем в десять раз… Черт! Надо было хотя бы часть пути без «пота» проползти. Эх, кабы знать наперед…

От навеянных логом размышлений меня оторвало ворчанье наставника:

– Где ж ты так в грязи-то смог извазюкаться? Там же сухо?

Покрывающий тело и насквозь промочивший одежду пот, смешавшись с каменной пылью, и впрямь превратился в натуральную грязь, которой сейчас я оказался обляпан, как свинья, с макушки до пяток.

Обхватив ладонью палец с кольцом, я прекратил действие не нужной больше функции. И прохладный пот стал быстро сохнуть под горячим солнцем.

Моя пантомима не укрылась от наставника.

– Что за навык? – спросил Александр.

– Целебный пот.

– Не утерпел, значит, все-таки. Разогнал уровень до десятки.

– Вообще-то до двадцатки, – признался я.

– Твою ж мать! – всплеснул руками наставник. – И что прикажешь теперь с тобой делать?.. Весь план развития псу под хвост!

– Так сложились обстоятельства, – развел я руками.

– Ладно. Пока не исчерпался, пошли в Каменоломню. Там Силу тебе чутка подтянем. Заодно и расскажешь о своих обстоятельствах.

Глава 31

Глава 31

Я и вправду извазюкался на Дикой полосе, как черт, и офисные зеркала десятками отражений наглядно подтвердили сей удручающий факт.

Портал в «Каменоломню» оказалось аккурат напротив стойки администратора. И перебираясь, следом за наставником, из одной локации в другую, я невольно попался Светлане на глаза. Разумеется, бойкая на слово девица не упустила момента от души покуражиться над моим замызганным видом.

– Спиридонов, ты его в землю закапывал что ли?

– Ага, по шейку, – хмыкнул наставник. – Тринадцатый нам открой.

– Смотри камни там своим практикантом не запачкай.

– Очень смешно, прям бу-га-га, – не удержавшись, проворчал уже я.

– Свет, открывай уже, а. Обед скоро. У нас времени в обрез, – поторопил Александр.

– Да валите, открыто уже, – фыркнула Светка. – Только перед обедом трубочиста своего помыть не забудь. А то…

Мы с наставником шагнули в стекло открывшегося на месте зеркала портала, и светкин голос за нашими спинами тут же, как отрезало.

Внимание! Вы переместились в изолированную локацию теневой параллели – Каменоломня! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 81,96%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:21:58. Поскольку перемещение в изолированную локацию теневой параллели – Каменоломня, произошло сразу после выхода из изолированной локации теневой параллели – Дикая полоса, из вышеозначенного временного интервала вычитается ваше время пребывания в изолированной локации теневой параллели – Дикая полоса.

Отсчитывающий секунды таймер в углу показал текущее контрольное время:

00:56:48… 00:56:47… 00:56:46… 00:56:45…

Убедившись, что времени осталось еще вполне прилично, я стал осматриваться.

В изолированной локации теневой параллели – Каменоломня, привычной розовой травы почти не было. Вернее не так – трава здесь когда-то была в изобилии, но придавленная тысячами камней и вытоптанная сотнями ног, теперь в первоначальном нетронутом виде она осталась лишь на крохотном пятаке у портала.

Впечатляющие просторы локации – земляную площадку с добрый гектар величиной – местами малехо загромождали груды камней. Всего таких груд на вытоптанной площадке Каменоломни я насчитал одиннадцать. Камни в грудах были кусками гранита – различной формы, величины и, соответственно, веса.

Наставник подвел меня к ближайшей к порталу и самой огромной груде камней, и стал объяснять, что нужно делать:

– Значит, смотри… Принцип работы здесь очень простой. Берешь камень, – для наглядности он выбрал среднего размера кусок гранита, – и бросаешь его в ближнюю кучу.

Почти без замаха он резко швырнул гранитный снаряд, и через секунду тот благополучно загремел по крутому склону соседней груды.

– Упражнение развивает силу и глазомер, – продолжил наставлять Александр. – Швырять камни можно только от этой первой кучи, которая называется база. Во-первых, отсюда, как видишь, отличный обзор на все поле. Во-вторых, расстояние от этой кучи до остальных, которые называются рубежами, строго выверено. До соседнего кучи – первого рубежа – десять метров. До той, что чуть дальше – второго рубежа – двадцать… Ну и так далее. Самая дальняя куча – десятый рубеж – удалена от базы на сотню метров. Но ты туда пока даже не смотри, так далеко метать камни даже я еще не готов. Твоя же задача на сегодня, и, вероятно, на ближайшие пару недель, – освоить бросок камня на первые десять метров.

– Все понял, – я подхватил самый маленький осколок гранита и запустил его в соседнюю груду. Чутка промазал. И камень улетел на несколько метров дальше цели.

– Нет, так не пойдет, – скривился наставник.

– Да это пристрелочный был, ща попаду, – заверил я поднимая очередной легкий осколок.

– Стоп, – рукой остановил мой замах Александр. – Так ты будешь на речном берегу перед подружкой изощряться. Мы же сюда не развлекаться, а тренировать параметры пришли. Начинать броски следует с самых тяжелых снарядов. – Он вытащил из груды здоровенный кусок гранита и сунул мне в руки.

Меня аж повело в сторону от его тяги, и я с трудом устоял на ногах.

– Да здесь килограммов двадцать! – возмутился я.

– Не преувеличивай, всего восемнадцать, – хмыкнул Александр.

– А че не семнадцать? – окрысился я.

– Было б семнадцать, сказал бы семнадцать, но в камне восемнадцать килограмм, – спокойно парировал наставник. – А если быть совсем уж точным – восемнадцать килограмм сто тридцать семь грамм… Да не делай ты такие выпученные глаза. Умение у меня специальное есть, точный вес камней подсказывающее.

– Круто.

– Не завидуй. Будешь в Каменоломне упорно трудиться, и у тебя такое обязательно появится… Ну хорош уже с камнем обниматься, бросай его.

Я, как смог, размахнулся и отбросил гранитную глыбину в сторону соседней кучи. Пролетев всего метра полтора, каменюка хлопнулся на землю, подняв облачко рыжей пыли. И, признаться, я остался чертовски доволен результатом, потому как до последней секунды опасался, что во время броска тяжеленный камень выскользнет из ладоней и грохнется на ноги.

– Ну, для первого раза неплохо. Когда научишься добрасывать до первой кучи, перейдем ко второй… Ну и так далее.

– Да я в жизни такую тяжесть на десять метров не закину! – возмутился я.

– Я тоже так поначалу думал, – усмехнулся Александр и, выдернув из груды камней такой же здоровенный валун, хорошенько размахнувшись, запулил его в сторону четвертого рубежа, каменная куча которого находилась аж в сорока метрах.

Пролетев секунды три по высокой дуге, здоровенный камень рухнул примерно в метре до цели.

– Черт, пиджак размахнуться как следует помешал, – проворчал смущенный промахом Александр.

– Охренеть! – выдохнул я.

– В общем тренируйся, – напутствовал наставник. – Схема тренировки у нас будет следующая. Сперва пять минут бросаешь тяжелые камни, весом более десяти килограмм. Потом еще десять средние – не меньше пяти килограмм. И в конце пятнадцать минут легкие – но не меньше двух килограмм. Увижу, что швыряешь невесомые осколки, вместо двухкилограммовых, снова пятикилограммовые начнешь бросать… Пока не привыкнешь, я с тобой вместе буду тренироваться… Ну, чего завис? Приступай. Я сейчас переоденусь, и присоединюсь.

И начался адский марафон.

Уже через минуту мое не привыкшее к длительным нагрузкам тело молило о пощаде каждой гудящей от перенапряжения мышцей. Ведь мало было бросить тяжеленный снаряд, сперва его нужно было вытащить из груды камней, принести к точке броска и только тогда… Спину ломило, ноги дрожали, коленки подгибались, то одну руку, то вторую периодически сводило судорогой от усталости, но из опасения отдавить ноги, я каждый раз находил скрытые резервы организма, чтоб дотащить и бросить.

Поначалу тяжеленные снаряды стабильно улетали на полтора-два метра, но под конец обозначенной наставником пятиминутки дистанция броска сократилась до полуметра, и камни, несмотря на отчаянные усилия измученного тела, стали рушиться в опасной близости от ботинок.

Меж тем наставник, сменивший к тому времени деловой костюм на спортивный, швырял рядом валуны не меньшего размера с потрясающей легкостью. И два из трех у него приземлялись точно в выбранную в качестве цели груду камней.

Наконец, пытка огромными валунами прекратилась. За пять минут я бросил около тридцати здоровенных каменюк. Увы, последствия моих стараний выглядели удручающе – будто с одной стороны крутой склон базы обвалился и стал пологим, расширившись на пару метров.

– Для первого раза нормально, – обнадежил наставник. – Переходи к средним камням. И параллельно рассказывай о своих вчерашних приключениях.

С пяти-семи килограммовыми снарядами дело у меня пошло веселей. Они стабильно улетали на три-четыре метра. И не опасаясь больше о сохранности ног, я стал спокойно отрабатывать броски, и рассказывать о своих злоключениях.

Как тут же выяснилось, многое о моих мытарствах по теневой параллели Александр уже узнал от Борисыча, которому, в свою очередь, слил инфу Митюня. Потому, вместо задуманного рассказа, у меня, по сути, получился скомканный отчет на несколько минут.

– Навыками, конечно, ты обзавелся зачетными, спору нет. Но, что «уязвимости» в ущерб «копью» стал развивать, не одобряю. Нужно было параллельно тащить оба навыка. Хотя бы до второй ступени, но вместе, – высказал свое мнение наставник, когда я замолчал. И после короткой паузы еще добавил. – После обеда сафари тебе организую, сам убедишься.

Доклад наставнику занял гораздо меньше десяти минут, отмеренных на броски средними камнями. И последние минуты испытания мы снова пыхтели молча.

Вернее, пыхтел один лишь я. Александр же играючи посылал на сорок метров свои снаряды, и средние камни, без сбоев, точно попадали по нужной куче. Правда, не все, при этом, в ней оставались, некоторые отскакивали от груды камней и отлетали в сторону. Но сашины досадные отскоки, разумеется, не шли ни в какое сравнение с моими вопиющими недолетами на добрые пять метров.

Наконец, и десятиминутка средних камней подошла к концу.

Глянув на таймер, я убедился, что времени еще осталось с изрядным запасом:

00:34:53… 00:34:52… 00:34:51… 00:34:50…

И приступил к метанию легких камней.

Ну как, легких? Каменюки в два-три килограмма это, доложу я вам, тоже вполне себе весомые снаряды. Но они уже ложились совсем близко к соседней кучи. И несмотря на накопившуюся за полчаса напряженной физической нагрузки чудовищную усталость, под конец тренировки я стабильно стал добрасывать, и мои снаряды, хоть и самым краем, но задевали камни в груде первого рубежа.

Александр же рядом швырял легкие снаряды, как из идеально сбалансированной катапульты. Они не только стабильно ложились точно в цель, но и, аккуратно, без отскока, скатываясь по склону и оставались в общей куче.

– Отлично поработали, – обозначил окончание стрелкового марафона ничуть не утомившийся наставник.

Но не успел я обрадоваться концу мучений, как, после короткой паузы, последовало дополнение:

– Сейчас быстренько наведем здесь порядок. И можно в душ.

– В смысле: наведем порядок? – застонал я.

– Ну мы ж с тобой пришли на чистую площадку. Вот и после нашего ухода, она должна остаться такой же чистой. А то после нас кто-нибудь из ребят захочет размяться в Каменоломне, и обнаружит здесь такой вот бардак. Некрасиво получится… Потому сейчас разбросанные камни мы обратно в кучи сложим, и уйдем отсюда со спокойной совестью.

– Тебе легко говорить, – я со вселенской тоской взирал на десять метров до первого рубежа, сплошняком заваленные ковром из моих неуклюжих снарядов. – А у меня на таймере всего пятнадцать минут осталось…

– Ладно, не ворчи. Сегодня, так уж и быть, я помогу тебе убраться, – смилостивился наставник. – Но и ты не филонь. И давай уже приступай… Я сейчас быстренько соберу свои камни, и приду тебе помогать.

Разумеется, я решил схитрить, и начал уборку с легких камней у первого рубежа, в надежде что здоровяк Александр потом шутя перекидает на базовую груду валуны весом за десять кило. Но вернувшийся наставник, с ходу разгадав немудреную хитрость, мигом загнал меня на уборку тяжеленных валунов, а сам стал играючи перекидывать на место легкие и средние камни.

Через десять минут моего каторжного труда все чертовы валуны оказались наконец убраны, и мы покинули изнурительную «Каменоломню».

Поскольку ни во время отработки бросков, ни позже, когда убирал разбросанные камни, у меня перед глазами не загорелось ни единого лога, я был уверен, что за первое занятие никаких бонусов к развитию параметров не заработал. Однако, на выходе из портала, меня ожидал сюрприз:

Внимание! Вы покинули изолированную локацию теневой параллели – Каменоломня! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 7 теневых бонусов к КЭП.

Внимание! Полный отчет за посещение Каменоломни:

Время тренировки – 00:48:29. Пройденных рубежей – 0. Прогресс покорения первого рубежа – 8,27%. В качестве поощрения, начислено: 289 теневых бонусов к Силе, 96 теневых бонусов к Ловкости, 113 теневых бонусов к Выносливости, 11 теневых бонусов к Интеллекту, 14 теневых бонусов к КЭП.

Глава 32

Глава 32

Как и всё в офисе, мужская душевая оказалась спрятана за огромным ростовым зеркалом. Но на этот раз обошлось без портального перехода в очередную локацию теневой параллели. Под рукой наставника зеркало отъехало в сторону, как обычная дверь-купе. На поверку зеркальной дверью душевой оно и оказалось.

Быстренько скинув грязное шмотье в просторной раздевалке, я прошел в одну из трех имеющихся здесь душевых кабин, пустил воду и, воспользовавшись обнаруженным на полке тюбиком с жидким мылом, стал мыться. Наставник принимал душ в соседней кабинке, и закончили мы с ним практически одновременно.

Увидев, что после душа я собираюсь напяливать на себя обратно грязные и потные вещи, Александр велел вернуться в кабину и постирать их под душем. Сам-то он стал одеваться в свой чистый деловой костюм.

– В столовой жарко. Там на солнышке быстро обсохнешь, – обосновал наставник свое требование и добавил, когда я, понурив голову, побрел стираться: – А в следующий раз сменку для тренировок приноси… У тебя же рюкзак есть?

– Угу.

– И поторопись. Обед уже начался. Мы опаздываем.

– Постараюсь.

– Ладно, не буду отвлекать, стирай. Я тебя снаружи подожду.

Через десять минут до нитки мокрый, но чистый, я вышел из душевой.

Александр в гордом одиночестве сидел на длинном офисном диване и залипал в телефоне.

– Ну пошли, – встал он, краем глаза заметив мое приближение. – Нам сюда.

Одно из зеркал, аккурат напротив дивана, уже «транслировало» красоты потусторонней локации, где на розовой траве защищенной барьером полянки стояло несколько окруженных стульями столов. Зеркальный портал в столовую был открыт.

Следом за наставником впервые я самостоятельно шагнул в иллюзорное стекло портала и, вовремя зажмурившись, благополучно избежал ослепления сопровождающей переход вспышкой яркого света.

Из-за мокрой одежды, едва надев ее в раздевалке, я тут же стал замерзать. В прохладном офисе дискомфорт усилился. Но с первым шагом под горячее солнце потусторонней локации, проблема мокрых майки и штанов тут же стала неактуальной, и отодвинулась на второй план.

Когда обе ноги оказались на розовой траве изолированной локации, перед глазами ожидаемо загорелись строки сопроводительного лога:

Внимание! Вы переместились в изолированную локацию теневой параллели – Столовая! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 82,17%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:22:10. Поскольку перемещение в изолированную локацию теневой параллели Столовая произошло после недавнего выхода из двух изолированных локаций теневой параллели, посещенных вами ранее, из вышеозначенного временного интервала вычитается часть времени вашего пребывания в других изолированных локациях теневой параллели.

Отсчитывающий секунды таймер в углу показывал текущее контрольное время:

00:19:27… 00:19:26… 00:19:25… 00:19:24…

А ведь перед уходом из Каменоломни таймер показывал меньше пяти минут. Получается, пока я мылся в душе, интервал контрольного времени восстановился примерно на пятнадцать минут – где-то столько я и потратил на душ и стирку. Значит, при возвращении из теневой параллели обратно в свой мир, потраченная в потусторонней локации энергия начинает самопроизвольно восстанавливаться с той же скорость, с какой она тратилась в зазеркалье, без учета замедляющих и ускоряющих ее отток факторов…

Из задумчивости меня вывел знакомый громкий бас:

– Санек, ты че пацана своего прямо в одежде под душ загнал?

Митюня вдруг обнаружился за столом, мимо которого мы проходили. А ведь еще пару секунд назад – готов поклясться! – за этим столом не было ни души.

– Опять твои дурацкие фокусы, – поморщился наставник, проходя мимо.

– Малой, присаживайся, там у них за столом все одно места для тебя нет, – игноря Александра, обратился ко мне лысый великан.

Удалившийся уже на пару столов наставник, обернулся и, поймав мой вопросительный взгляд, раздраженно махнул рукой – мол, поступай как хочешь.

За столиком, куда направлялся Александр, и правда было уже тесновато – три из четырех его стульев оказались заняты. Кроме Светы, там еще сидел какой-то незнакомый тощий тип, и знакомый ковбой в сером плаще, которого Борисыч заочно представил, кажется, Игорем. Конечно, можно было попросить ребят подвинуться (столы здесь были достаточно большими, чтобы пятеро человек могли разместиться за ними вполне свободно) и приставить стул от соседнего стола. Но к чему беспокоить обедающих людей, когда есть возможность отсесть к Митюне за пустой стол?

– Че? Сменку дома забыл? – хмыкнул здоровяк, когда я опустился на стул рядом с ним.

– Типа того.

Типа того, – передразнил Митюня. – Я ж тебя предупреждал… И нахрена, спрашивается, вчера в секонде столько барахла накупили?

– У меня с утра башка так болела, что я собственное имя-то с трудом вспомнил.

– Да ты не стесняйся, бери ложку и наворачивай. Супец сегодня зачетный.

Я послушался дельного совета, и стал есть.

– Какие впечатления от первых тренировок? – спросил Митюня, когда закончив с супом, мы дружно распечатали контейнеры со вторым.

– Терпимо.

– Ну-ну… Кстати, забыл тебя предупредить, чтоб на тренировках целительский навык не использовал. Непоправимого вреда здоровью здешние нагрузки тебе точно не принесут. А через боль параметры эффективней развиваются. Если же заглушишь ее «потом» своим, теневых бонусов изрядно недополучишь.

– Учту, – кивнул я, вгрызаясь в сочное куриное бедрышко.

– Слышь, малой… Да перестань ты чавкать хоть на секунду!

Я удивленно посмотрел на Митюню, и вернул в контейнер надкушенный кусок курятины.

– Че зыришь?.. Разумеется, я не просто так присесть тебя рядом позвал. Хочу предложить форсировать твой Навигатор.

Навигатор?

– Это умение такое специфическое, помогающее самостоятельно ориентироваться на местности в теневой параллели.

– Наставник не говорил мне ничего об этом умении.

– Потому что рано еще – вот и не говорил. Так-то ты естественным образом самостоятельно получить Навигатор должен примерно через месяц. Когда количество портальных переходов в потусторонние локации перевалит за сотню.

– Так, может, пусть и будет само собой, через месяц?

– Ты чего совсем-то есть перестал? Закидывай в топку потихоньку, а то, вон, наставник твой на нас уже настороженно коситься начинает.

Я послушно снова принялся за курицу.

– Тут видишь какое дело, малой, – выждав паузу, продолжил Митюня. – Предчувствие у меня нехорошее, что Навигатор может тебе понадобиться уже в ближайшие дни. Потому я уговорил Лизку сделать для тебя специальный артефакт. Она сделала, и он сейчас у меня в кармане. Осталось лишь надеть и активировать, и с его помощью ты сможешь открыть Навигатор, вместо месяца, буквально за пару дней.

– Ну ладно, давай активируем.

– Амулет стоит сто евро.

Я аж поперхнулся и закашлялся, а Митюня, аккуратно похлопывая меня по спине, как ни в чем не бывало, продолжил меня убалтывать:

– …Согласен, это смешная цена за безопасность. Но не могу же я наживаться на нуждах молодого товарища. Это ж свинство беспонтовое, согласись… А сотка евро – деньги для тебя вполне подъемные. Ты, кстати, расплатиться со мной за амулет можешь и позже, сейчас достаточно твоего рукопожатия, как гаранта совершенной сделки. И нам надо бы поторопиться. Период активация привязанного амулета строго ограничен по времени. Активировать его необходимо в ближайшие десять минут. Иначе полетят все настройки, придется везти на переделку артефактору, после чего цена амулета увеличится двое… Ну? Что скажешь? По рукам?

– Сто евро?! – прохрипел я, наконец откашлявшись.

– Смешная цена за умение, наличие в арсенале которого может реально спасти твою жизнь.

– Так это умение все равно через месяц будет у меня.

– А понадобиться тебе оно может уже через неделю.

– Да это какой-то дешевый развод.

– Решать тебе. Нет, так нет, – хмыкнул Митюня.

Он отодвинул в сторону пустой контейнер, и со стаканом апельсинового сока в руке откинулся на спинку стула. Хрупкая на вид сидушка жалобно заскрипела под могучим здоровяком, но выдержала.

– Если для тебя сраная бумажка с водяными знаками дороже жизни – то че я вообще тут перед тобой распинаюсь?

– Ну давай хоть за пятьдесят?

– Другое дело, – мигом оживился Митюня. – Отчего ж не поторговаться с хорошим человеком… Девяносто семь.

– Всего три евро сбросил! Издеваешься?.. Согласен взять за пятьдесят пять…

Маскируя быстрый торг под оживленную беседу за стаканчиком сока, мы через пару минут сошлись на семидесяти восьми евро, и подтвердили сделку крепким рукопожатием. Митюня тут же вытащил из кармана нитку телесного цвета, со множеством причудливо накрученных по всей ее длине петелек и узелков, и, закинув на запястье моей левой руки, ловко связал ее концы. Получился невесомый и практически незаметный браслет.

– И че, это все? – проворчал я, скептически глядя на нитку на запястье.

– Амулет установлен и активирован, – заверил здоровяк.

– Че-то я ничего не почувствовал.

– Не парься, придет время прочухаешь, – расплылся в щербатой лыбе Митюня. – Главное должок потом погасить не забудь.

Черт! Неужели он все-таки меня развел? Представляю, как все будут ржать, когда Митюня станет рассказывать: как шутки ради толкнул практиканту копеечную нитку за семьдесят восемь евро… Походу, стопудово развел! Вон как скалится, паразит… И ведь хрен теперь провеешь! Черт, черт, черт!..

– Ты поел? – от мрачных думок меня отвлек голос подошедшего к нашему столу наставника.

– Да.

– Пошли тогда. Нечего тут так просто рассиживаться.

– Удачи, малой! – напутствовал меня Митюня, когда, выйдя из-за стола, я зашагал вдогонку за наставником.

За проведенные в Столовой пятнадцать минут моя одежда полностью высохла, и в прохладу кондиционируемого помещения из жары потусторонней локации я шагнул без опасения снова тут замерзнуть.

Внимание! Вы покинули изолированную локацию теневой параллели – Столовая! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 4 теневых бонуса к КЭП.

– Сергей, сейчас мы с тобой на пару часов расстанемся, – объявил наставник сразу по возвращении в офис. – Тебе надо энергии подкопить для второй части тренировки. А у меня дела.

– Я тогда в читалку сгоняю. Там лабой займусь, а то со вчерашними приключениями…

– Отлично, – перебил Александр. – Тогда встретимся здесь через два часа. – И, даже не предложив подвезти, первым сбежал из офиса.

Я забрал у Светы куртку с рюкзаком, вызвал к подъезду такси и с комфортом рванул в читалку.

Интерлюдия 9

Интерлюдия 9

Очередная попытка связаться с практикантом через зеркало неожиданно увенчалась успехом. Стеклянная поверхность расходника слегка завибрировала, и вместо своего изображения Линда увидела в настольном зеркальном экране незнакомое просторное помещение со множеством столов. Наличие заставленных книгами стеллажей в стороне подсказало хаосистке, что расходник навелся на читальный зал, где в данный момент штудировал учебники искомый ею практикант.

Сергей очень удачно в дневные часы оказался единственным читателем в зале. И судя по тому, что парень откровенно клевал носом, нарочито низко склонившись над учебником, скучная учебная литература, которую он штудировал минуту назад, ввела горе-школяра в состояние полудремы.

– На тренировках, поди, заездили беднягу, вот и сдулся мальчишка с непривычки, – хмыкнула Линда, вглядываясь в зеркальное изображение за тысячу миль. – Ну спасибо вам господа-наставники. Чтоб я без вас делала.

Тихое, безлюдное место, полусонное состояние жертвы, и наличие рядом зеркала – вся совокупность факторов, необходимых для установки зеркальной связи, очень удачно для Линды сложилась в читалке. И девушка уже собиралась послать Зов, когда ее внимание привлекло смутное движение в углу читального зала.

Впившись взглядом в подозрительный угол, хаосистка до максимума приблизила его отражение, но ничего там не обнаружила. И все-таки осторожная Линда решила выждать еще минуту, чтоб окончательно убедиться, что в читальном зале кроме практиканта больше никого нет.

На сорок третьей секунде ожидания в подозрительном углу вдруг сама собой сорвалась с полки самая толстая книга, и с раскатистым хлопком шлепнулась на паркетный пол.

Закемаривший практикант тут подскочил на стуле и стал ошалело озираться по сторонам. Зеркальная связь с читалкой через секунду прервалась.

– Вот значит как, стража к мальчишке приставили, – забарабанила по столу ухоженными ногтями Линда. – Значит, в лоб теперь к Сереже не подобраться… Ладно, поменяем тактику.

Девушка вытащила из кармана айфон и, выбрав нужный номер, нажала на дозвон.

– Ало, Дэн, – заговорила она, когда в ухо откликнулся приятный мужской баритон. – Мне нужно срочно собрать информацию об одном человеке. Сергей Капустин, восемнадцать лет… Нет, он не из нашего города… Да, кое-что о нем уже знаю. Записывай…

Глава 33

Глава 33

По дороге обратно в офис я попросил таксиста сделать остановку у любого бутика, торгующего мужской одеждой. Опытный водила быстро отыскал нужный магазин, и там сходу, без примерки, я приобрел новые джинсы и кофту своего размера. Эта экспресс-покупка обошлась мне в семь восемьсот – дороговато, конечно, но деньги у меня, благодаря Митюниной заботе, были, а вот желания после тренировки возвращаться в общягу в грязном, воняющем потом тряпье не было. По счетчику такси, с учетом задержки у магазина, натикало еще почти сто семьдесят рублей, но я не стал мелочиться, и отдал водиле за продуктивную поездку оставшиеся от восьми тысяч две сотни целиком.

Когда вошел в офис, Александр уже был там, и о чем-то вовсю ворковал с очаровашкой администратором.

– Опаздываешь, практикант, – не упустила случая наехать Светлана, принимая у меня на хранение куртку и рюкзак.

– Так через два часа же договаривались. Разве нет? – обернулся я к наставнику.

– Все правильно, через два, – кивнул Александр и, взъерошив мне волосы, успокоил: – Не парься, вовремя ты приехал. Это Светочка у нас так шутит.

– Да больно надо, – фыркнула Светка. – Ну че решил, куда опоздуна этого поведешь?

– Я не опоздал! – возмутился я.

– Еще думаю, – словно не заметив моей реплики, ответил администратору наставник. – Но, по любому, начнем со жмаков. Поэтому восьмой пока нам открой, ладно.

– Как скажешь. Порошу в портал… Эй, опоздун, удачной охоты.

– Я не!.. – снова начал было я возмущенно, но под насмешливыми взглядом наставника притих и, буркнув язве-Светке «спасибо», направился следом за Александром к наливающемуся молочным туманом зеркалу.

Внимание! Вы переместились в изолированную локацию теневой параллели – Грибница! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 82,21%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:22:13.

Подтверждая вводные короткого лога, таймер в левом углу в кой-то веки начал обратный отсчет с указанного в логе контрольного времени.

01:22:13… 01:22:12… 01:22:11… 01:22:10…

Я поймал себя на мысли, что при этом испытываю приятное чувство защищенности. За двухчасовой перерыв энергия восстановилась полностью, и можно было безбоязненно находиться в теневой локации час двадцать. Красота!

Местечко, где мы оказались, выйдя из портала, просто потрясло меня буйством красок. Вместо привычных розовых тонов, необычно густая трава на странной кочкообразной поляне была вызывающе яркого оранжевого цвета.

Шагнув от портала в яркую густую траву, я неожиданно провалился по колено, а из-под «травы» брызнула черная торфяная жижа.

Ногу мгновенно засосало глубоко в илистое дно, и самостоятельно выбраться обратно на твердый берег оказалось крайне не просто. Более того, мои отчаянные неуклюжие рывки привели лишь к тому, что нога за пару секунд погрузилась еще сантиметров на десять глубже в трясину. Если б не подскочивший наставник, сам бы я фиг знает сколько промучился, выбираясь из илистой ловушки.

– Осторожней. Тут кругом болото, – запоздало предупредил Александр, вытаскивая меня обратно на сушу.

– А в названии локации, вроде, было написано Грибница, – проворчал я, стряхивая налипшую оранжевую ряску с грязной и мокрой штанины.

– Все верно, – хмыкнул ничуть не смутившийся наставник. – Это и есть грибница жмаков – полуразумных грибов, обитающих на болотах.

– Охренеть.

– Смотри, как здесь нужно ходить.

Наставник ловко скакнул на ближайшую кочку и, обернувшись, скомандовал:

– Теперь ты!

Прыгать к нему на маленькую кочку я не стал, из опасения неуклюже столкнуть наставника в болото, и выбрал кочку с противоположной стороны. Хорошенько оттолкнувшись, прыгнул… И приземлился почти идеально, лишь слегка замочив соскользнувший в конце каблук левого ботинка. Кочка оказалась неожиданно надежной опорой, она подо мной даже не шелохнулась, и эта монолитность под ногами придала дополнительный заряд уверенности. Следующий прыжок, на соседнюю кочку, получился без досадного соскальзывания в конце.

– Нормально, – похвалил Саня. – Теперь возвращаемся.

Мы дружно прыгнули обратно на самую большую кочку локации, размеры которой позволили каждому, приземлиться, даже не коснувшись друг друга.

– Из воздушки раньше стрелять доводилось? – спросил Александр.

– В детстве, когда родители в тир водили.

– Значит, опыт имеешь. Отлично! Тогда, вот, держи. Развлекайся.

Наставник вложил мне в руку массивный тяжелый пистолет, внешне очень похожий на боевое огнестрельное оружие. И точно такой же раздобыл из бездонного кармана пиджака себе.

– Пневматический, – заметив мое недоумение, пояснил Александр. – Там тридцать пулек – свинцовые шарики. Жмаков они валят наглухо. Да и в человека если такой «подарок» прилетит, мало не покажется. Не убьет, конечно, но травмировать может серьезно. Так что ты абы куда не пали. Целься лучше. И в ногу себе случайно не засади.

– Это понятно. А куда стрелять-то?

– В жмаков, разумеется.

– И где они?

– Чудак человек. Это ж грибы. Их искать надо… Жмаки в трясинах прячутся, но периодически всплывают. Чтоб на солнце погреться, и споры распылить. Твоя задача подловить паршивца в этот момент, и срезать точным выстрелом. На, вот, положи в карман, - наставник протянул мне пачку небольших плотных пакетов.

– Как только пристрелишь гриб, сразу, пока его обратно под воду не утянуло, пакуй в пакет и отдирай от ножки. Это вот так делается: – Александр натянул на левую руку пакет, и подхватил закрытыми полиэтиленом пальцами с травы комок ряски. Обозначил резкое движение кулаком, будто обрывает невидимую ножку, приподнял кулак с зажатой добычей, и оттопыренным мизинцем второй руки (остальные пальцы удерживали зажатый в правой пистолет), подцепив край пакета, стянул его с руки, как резиновую перчатку. Зажатая в ладони ряска оказалась внутри пакета.

– Повтори, – потребовал наставник.

Я без труда с первой попытки повторил нехитрый фокус с одним из выданных плотных пакетов.

– Сойдет, – кивнул Александр. – Ни в коем случае не дотрагивайся до жмаков открытыми участками кожи. Слизь на них содержит крайне опасный токсичный яд… Упакованного жмака оставляй на кочке, и продолжай охоту дальше. В конце соберем всю добычу и, вернувшись в офис, сдадим Светке.

– А ей они для чего?

– Суп грибной сварит, – хмыкнул Александр.

– Ну правда?.. Интересно же.

– Да нахрен они никому не нужны. Света все грибы потом в плазменной печи сожжет. Просто трупы жмаков в болоте оставлять нельзя. Разлагаясь там, они выделяют токсичный газ. И если не подчищать за собой после каждой охоты, однажды тут можно не слабо так травануться.

– Понятно.

– Ну, раз понятно, инструктаж окончен. Расходимся и начинаем охоту. А то уже восемь минут впустую языками промололи.

– Погоди. А как хоть жмак должен выглядеть? Опиши. Надо ж знать, чего искать.

– Как гриб он и выглядит, – пожал плечами наставник. – Жмак на наш мухомор похож, только вместо белых точек у него на оранжевой шляпке черные, среди которых он свой глаз маскирует.

Глаз?!

– Я ж предупреждал, что грибы полуразумные. Они обладают зачатками интеллекта. Могут увидеть подкрадывающегося врага, и спрятаться под воду.

– Нормально. Их и без того в округе не видно. А теперь выясняется, что они еще и прятаться, при моем приближении, станут.

– Не боись, Серега. Жмаков в Грибнице под водой скрывается тысячи. И долго без солнца они прятаться не могут. Обязательно то здесь, то там начнут всплывать, как миленькие. Ты, главное, по сторонам внимательно смотри, а как шляпку пятнистую заметишь, не мешкая, тут же стреляй.

– Хорошо. Попробую.

– Ну, как говорится, удачной охоты.

Условившись вернуться обратно к порталу с добычей через полчаса, мы разбрелись… вернее, распрыгались в разные стороны.

Первые пару минут никаких глазастых грибов вокруг себя я не наблюдал. Как неприкаянный кузнечик, я скакал с кочки на кочку, таращась на затянутое ярко-рыжей ряской болото вокруг. Левая ладонь под напяленным на всякий пожарный сразу пакетом стала скользкой от пота, я решил ее вытащить и промокнуть о майку. Специально для этого остановился на очередной кочке. Но стоило подцепить мизинцем пакет, как сбоку раздался негромкий бульк, и в трех метрах из ряски вынырнул описанный наставником «мухомор».

Мгновенно позабыв о вспотевшей ладони, я навел на цель пистолет и пальнул. Пулька навылет пробила пятнистую шляпку, но фатального ущерба грибу не нанесла. И продырявленный гриб стремительно нырнул обратно под воду.

– Вот зараза, – прошептал я, досадуя о неудаче.

Об оставшемся на мокрой от пота руке пакете даже не вспомнил, всецело захваченный пробудившимся охотничьим азартом.

После сбежавшей добычи, я стал до рези в глазах вглядываться в рыжую ряску вокруг, и через пару кочек охотничья фортуна вновь улыбнулась мне. Очередного жмака в этот раз удалось засечь в пяти метрах. Навелся, прицелился, выстрелил. Снова попал и продырявил шляпку, но и второй гриб оказался потрясающе живучим, и тоже подло сбежал под воду.

– Млять!

В течение следующих десяти минут мне еще восемь раз везло заметить ловко маскирующиеся среди ряски грибы, и всего лишь однажды я промахнулся мимо цели. Но и из остальных семи попаданий лишь одно оказалось смертельным для жмака.

Укокошенный роковым выстрелом гриб, в отличие от прочих, скрывающихся под водой после ранения, наоборот, по-лягушачьи подпрыгнув, обнажил внушительный кусок длинной шнурообразной ножки (вероятно в момент смерти она сократилась, с грибом случилось что-то типа агонии, оттого он и подпрыгнул) и, плюхнувшись на ряску, стал без движения покачиваться в болотной траве, плавно погружаясь в торфяную воду. Разумеется, я не позволил утонуть законному трофею. Все сделал четко и быстро, как учил наставник. И упакованный в пакет жмак остался загорать на кочке.

По прошествии первых пятнадцати минут охоты, похвастать мне особо было нечем. Я расстрелял по грибам десять пуль, но реально завалил лишь одного жмака. Чтобы не опозориться перед наставником (а еще хуже перед язвой-Светланой) решил в оставшиеся пятнадцать минут прибегнуть к помощи теневого навыка.

Коснулся кольцом переносицы.

Секунды на таймере тут же побежали с удвоенной скоростью:

58.13… 58.11… 58.09… 58.07…

Но эффект от пробудившегося «Разоблачения уязвимости» превзошел самые смелые мои ожидания. Монополия рыжего цвета вокруг вдруг оказалась нарушена десятками голубых пятен. Сливающиеся с ряской шляпки жмаков, обозначенные подсветкой пятен уязвимости, стали легкой добычей. Оставалось лишь нацеливаться на ближайшее пятно и наживать на курок. Из пяти выданных, как из пулемета, один за одним выстрелов, я трижды попал по голубым пятнам, и завалил троих жмаков.

И только потом сообразил, какую несусветную глупость сморозил из-за дурной жадности дорвавшегося таки до варенья сладкоежки. Три подстреленных жмака стали медленно тонуть, и мне пришлось, как пресловутому Фигаро, с бешеной скоростью метаться между кочками, и в темпе вальса собирать уходящие в бездонные торфяные глубины трофеи.

Двух первых жмаков удалось подхватить с поверхности, а третий гриб, когда до него дошла очередь, подкачал – провалился уже зараза под ряску и сгинул в чернильной воде. Не желая сдаваться, я скоренько опустился на колени и попытался нащупать утопленника в воде. Но промахнулся мимо цели, и вместо защищенных пакетом пальцев коснулся тонущего жмака открытым локтем.

Руку в момент касания словно пробило разрядом тока. Шипя проклятья, разумеется, я тут же выхватил ее из воды. На локте обнаружил раздувающиеся и тут же лопающиеся кровавые волдыри огромного ожога, и жуткая рана прямо на глазах разрасталась во все стороны с шокирующей скоростью. За считанные секунды кровавыми язвами покрылось уже пол руки.

– Твою ж мать!

Но одним внешним проявлением болячка не ограничилась. В горле резко запершило, закружилась голова, стало больно смотреть на яркий свет, тело начал потряхивать озноб, я почувствовал, как буквально с каждым ударом сердца мне становится все хуже и хуже…

Забыв о зажатом в руке пистолете, вместе с ним я сунул кольцо под мышку, при этом нечаянно надавил на курок и пальнул куда-то за спину – к счастью наставник был далеко и его шальной пулькой не задело.

Пробудившийся, как положено, «Целебный пот» тут же вступил в отчаянную схватку с чужеродной заразой, стал медленно но верно разворачивать казалось бы безнадежную ситуацию в сторону исцеления. Я это почувствовал буквально с первых секунд. Покрывшая меня с макушки до пят ледяная испарина, постепенно вернула, как это ни странно звучит, тепло в дрожащее тело. Стиснувшие горло тиски боли потихоньку разжались и исчезли. Голова перестала кружиться. Резь в глазах исчезла. Кровоточащая рана, в которую превратилось пол руки, перестала расти, и на глазах стала закрываться твердыми корками десятков болячек…

Через пару минут, когда огромная болячка стала осыпаться, открывая розовую кожу на месте чудесным образом затянувшихся язв, я почувствовал себя в состоянии продолжить охоту. Натянул на левую руку очередной пакет, и без спешки планомерно стал расстреливать обозначенных пятнами уязвимости жмаков.

В итоге, в дополнение к трем уже имеющимся трофеям, мне удалось добавить еще аж восемь подстреленных жмаков. Так-то до конца охоты я мог настрелять на пару-тройку грибов больше, но в пистолете банально кончились пули.

Возвращаясь к порталу, я благоразумно прекратил действие теневых навыков, использование которых и без того существенно сократило время на таймере.

22.27… 22.26… 22.25… 22.24…

Не хватало еще, чтоб Александр об этом узнал. Особенно не хотелось светить происшествие с ранением, от которого работающий десять минут к ряду «Целебный пот», к счастью, не оставил и следа. Но я все равно очковал, вдруг где-то остались мною незамеченные капли крови, хотя я все хорошенько осмотрел, и найденные на руке брызги и потеки тщательно оттер, а на черных майке и джинсах кровь вообще было не видно.

– Ну-ка, ну-ка удиви меня своим уловом, – хмыкнул наставник, забирая из моих рук пачку пакетов с ядовитыми трупами жмаков.

А через секунду он реально прихренел, насчитав одиннадцать пакетов (и ведь еще в болоте остался один утопленник). В то время как самому Александру (я это позже выяснил) удалось настрелять за полчаса всего девять жмаков, правда у него и не все пульки в пистолете израсходовались, три свинцовых шарика еще осталось.

– Да как ты смог-то с первого раза и сразу столько? – возмущался наставник активируя обратный портал. – Я здесь в первый раз всего пару жмаков пристрелил…

Внимание! Вы покинули изолированную локацию теневой параллели – Грибница! Без штрафа за нарушение ограниченного пребывания! В качестве поощрения, вам начисляется 7 теневых бонусов к КЭП.

Внимание! Полный отчет за посещение Грибница:

Время тренировки – 00:38:24 (дополнительно, совокупное время действия пробужденных функций – 00:19:08). Всего вами было уничтожено 12 жмаков с 5-го по 7-ой уровней. За убийство жмаков (с учетом штрафа за критическую разницу в уровнях теневого тела) вам начисляется: 12 очков теневого развития, 26 теневых бонусов к Силе, 38 теневых бонусов к Ловкости, 29 теневых бонусов к Выносливости, 11 теневых бонусов к Интеллекту, 25 теневых бонусов к КЭП.

Глава 34

Глава 34

В офисе мы пробыли не долго. Александр попросил Светку открыть шестой зеркальный портал, и мы снова шагнули под палящие лучи потустороннего солнца.

Перед глазами привычно загорелись строки информационного лога:

Внимание! Вы переместились в изолированную локацию теневой параллели – Загон №1! Ваше пребывание здесь ограничено параметром КЭП!

На текущий момент ваш параметр КЭП составляет 82,53%. Указанная величина, в режиме контрольного времени, соответствует интервалу 01:22:32. Поскольку перемещение в изолированную локацию теневой параллели Загон №1 произошло после выхода из изолированной локации теневой параллели Грибница, из вышеозначенного временного интервала вычитается временя вашего пребывания в изолированной локации теневой параллели Грибница, и совокупное время действия пробужденных теневыми навыками функций.

Оставшееся контрольное время на таймере сократилась примерно на час:

00:21:57… 00:21:56… 00:21:55… 00:21:54…

В этот раз обошлось без сюрпризов, из портала мы шагнули на поляну с привычной розовой травой.

Подтверждая название изолированной локации, помимо скрытого хмарью дымовой завесы защитного барьера, центральная часть поляны оказалась огорожена добротным стальным забором на железобетонных столбах. За забором оставшееся свободное пространство до изолирующего локацию барьера было плотно застроено десятками небольших стальных клеток, квадратной формы (размером примерно 2х2х2 метра). Прилепленные к забору клетки имели двери внутрь загона, которые, после нашего выхода из портала в центре Загона, стали поочередно (с интервалом в пять секунд) открываться, выпуская к нам на поляну томящихся за решеткой пленников.

– Удачи, – хмыкнул наставник, прячась за моей спиной.

Застигнутый врасплох таким неожиданным поворотом, я едва успел призвать копье и пробудить «Разоблачение уязвимости», как первая бестия, размером с матерую овчарку, за считанные секунды стрелой пролетев разделяющие нас полтора десятка метров, с разгона попыталась пырнуть меня в живот длиннющими рогами.

Нацелив копье в подсвеченное голубым сиянием пятно уязвимости на спине твари, я метко нанес смертельный удар. Однако мгновенно погасить точным попаданием набранный бестией разгон у меня банально не хватило сил.

Неприятно в этом признаваться, но если б не дернувшая меня в последний миг за шиворот рука Александра, у быстроногой твари получилось бы, умирая, дотянутся и вскрыть мне брюхо.

– Соберись! – гаркнул в ухо наставник. – В реальном бою я не смогу тебя так же выручать!

Выскочившая из второй клетки бестия, свирепо повизгивая, уже набегала с боку. На этот раз пятно высветилось аккурат на пятаке твари. Ударив в цель копьем, я успел самостоятельно отпрыгнуть в сторону с линии атаки, и мертвая бестия рухнула в траву точно там, где я стоял секунду назад.

– Уже лучше, – похвалил наставник. И тут же припечатал: – Сзади, остолоп!

Третья бестия, размером с дога, мало того, что была мощнее двух предыдущих тварюшек вместе взятых, еще и реакция у нее оказалась на порядок лучше. Изогнувшись в прыжке, тварь увела пятно уязвимости из-под брошенного наперехват копья, и острие, бестолково пробив шкуру рядом на боку, намертво засело в туше твари. От рогов бестии я успел увернуться, но влекомый «приклеившимся» к шкуре бестии копьем, не устояв на ногах, рухнул в траву и заскользил следом за проскочившей мимо матерой тварью.

Наверняка, будь я в загоне один, на этом тренировка для меня б и закончилась досрочно тяжкими телесными – и это в лучшем случае. К счастью, страхующий меня наставник был начеку.

Удирающую с копьем в боку бестию Александр нагнал многометровым кенгуриным прыжком, и появившимся в руке молотом сверху так звезданул твари промеж глаз, что башка тварюшки буквально взорвалась кровавыми ошметками. Меня внизу окатило горячей волной темно-синей крови.

Я едва успел подняться с заляпанной «синькой» травы и тут же пришлось рывком в сторону уворачиваться от лобовой атаки очередной бестии… Повезло. Рог твари просвистел в паре сантиметров от моего бока. Я же в рывке успел-таки вытащить наконец из неподвижной мертвой туши копье и, обретя опору под ногами, тут же ударил им по пятну уязвимости на крупе проскочившей мимо твари.

Попал.

Ноги пропустившей смертельный удар твари подкосились, и бестия полетела в траву. Но любоваться падением поверженного врага мне не позволила очередная набегающая сбоку тварь. Копье автоматически взметнулось навстречу бестии, целя в голубую подсветку огромного пятна уязвимости на груди твари…

Я опасался, что сильно сокращенного временного лимита на мое пребывание в теневой параллели не хватит на затяжной бой с бестиями. Ведь из-за активации теневых навыков: «Владение воздушным копьем» и «Разоблачение уязвимости», обратный отсчет секунд в изолированной локации возрос троекратно.

Но всего за пять минут все клетки за забором загона опустели. Мы с Александром остались единственными живыми в окружении десятков трупов бестий. И в подтверждение окончания кровавого испытания, у меня перед глазами загорелся победный лог:

Внимание! Полный отчет за бой со стаей бестий:

Всего вами было убито 39 бестий с 6-го по 9-ый уровней. Еще, при вашем непосредственном участии, были убиты 17 бестии с 10-го по 12-ый уровней. За убийство бестий вам начисляется: 56 очков теневого развития, 43 теневых бонуса к Силе, 49 теневых бонусов к Ловкости, 32 теневых бонуса к Выносливости, 9 теневых бонусов к Интеллекту, 26 теневых бонусов к КЭП.

Читая строки уведомления, я не забыл обхватить ладонью палец с кольцом, отменяя дальнейшее действие затратных теневых навыков. И когда, дочитав, глянул в левый угол на таймер, обнаружил там неожиданно солидный временной остаток:

00:07:13… 00:07:12… 00:07:11… 00:07:10…

– Ну, для первого раза, в целом, было неплохо, – сдержанно похвалил меня наставник.

– Можно вопрос?

– Валяй.

– А откуда в изолированной локации взялось столько бестий? – озвучил я давно терзающую меня загадку.

– С фермы.

– Чего?

– Как ты сам уже догадался, извне тварям просочиться на изолированную территорию наших локаций, мягко говоря, проблематично. Но твари для тренировок необходимы. Потому мы выращиваем их в специально созданной под это дело локации, которая называется Фермой, – обстоятельно пояснил Александр. – Как-нибудь я организую тебе и туда экскурсию. Но когда в КЭП подрастешь еще единичек хотя бы на пять. А то твоей энергии пока даже на часовую тренировку еле хватает.

– Вообще-то, у меня уже час и двадцать две с половиной минуты контрольного времени, – проворчал я.

– Ух ты, – хмыкнул Александр. – А сейчас сколько осталось, не подскажешь?

– Шесть минут.

– Полагаю, самому уже все понятно.

– Угу.

– А сколько очков теневого развития тебе за бой с бестиями прилетело?

– Пятьдесят шесть.

– Дерьмо! – ругнулся наставник. – За пятьдесят шесть бестий – пятьдесят шесть очков. Гребаный минимум. Как я и предполагал, высокий уровень режет очки. А без них невозможно полноценно развивать навыки… Кстати, надеюсь, ты не забыл, что на нынешнем этапе все заработанные очки следует вкладывать в «копье»?

– Помню.

– Ладно, не вешай нос, Сергей. Если будешь каждый день заниматься так же с огоньком, как сегодня, быстро наберешь солидный вес в параметрах. А с прокаченными параметрами можно будет замахнуться и на высокоуровневых тварей, за которых прилетит достаточно очков развития, даже с твоей двадцаткой.

– Я готов заниматься.

– Сохрани этот задор до завтра, – наставник потрепал меня по слипшимся от пота и крови бестий волосам. – А на сегодня твои тренировки закончены. Пошли в душ, и угощу тебя в столовой ужином.

Интерлюдия 10

Интерлюдия 10

Прекрасно ориентирующаяся в рощах берхов хаосистка без труда отыскала подходящую поляну, с натянутой между белесыми стволами прозрачной паутиной на одной из сторон.

– Ну, малыш, вот и настало время поблагодарить тетю Линду за сочный стейк, – хмыкнула девушка, обращаясь к обреченной на заклание бестии.

Низкоуровневую потустороннюю тварь она подманила куском свинины, с предварительно нанесенной на мясе печатью подчинения. И пока тупая бестия жадно пожирала заряженное лакомство, хаосистка направив поток энергии в сожранную печать, активировала ее в утробе твари, превратив последнюю в свою послушную марионетку.

Дальше, пока хозяйка искала паутинник, бестия с собачьей преданностью всюду неотлучно следовала за ней. И теперь повинуюсь мысленному приказу хаосистки, бестия отчаянно ломанулась прямо в середину натянутой паутины.

Через считанные секунды испуганно верещащая бестия уже билась в прочных липких путах.

Линда же, игноря вопли о помощи бывшей своей «собачки», быстро спряталась рядом с ловушкой в зарослях высокой травы на краю поляны, где цвет ее волос и костюма идеально совпадал с розовым оттенком травы.

Такие сложности с маскировкой необходимы были из-за ограниченности действия ее импульсного теневого навыка. Развитый до седьмой ступени, сейчас он позволял активировать поглощенную печать подчинения энергетическим выбросом с расстояния до трех с половиной метров. И выжидая подходящий момент, хаосистке приходилось сперва таиться от потенциальной жертвы на смертельно опасной дистанции.

Потянулись томительные минуты ожидания…

Высокоуровневая тварь в верхних ветках берха над сработавшей ловушкой появилась, как всегда, неожиданно. Сбежав по гладкому белесому стволу кукольник серой молнией атаковал бьющуюся в прозрачных путах жертву. Ударами серповидных наростов на передних лапах паукообразная тварь ловко отсекла бестии голову, и по-змеиному неспешно стала натягиваться широкой пастью на башку бестии, постепенно заглатывая добычу целиком.

Когда последний кусочек головы скрылся в пасти кукольника, для лежащей в укрытии хаосистки настала пора действовать. Точным энергетическим импульсом Линда активировав растворенную в крови бестии печать подчинения, и перенесла ее на требуху нового носителя.

Почуявшая неладное высокоуровневая тварь дернулась к стволу берха, пытаясь сорваться с невидимого крючка и сбежать. Но дело уже было сделано, поглощенная печать мгновенно активировалась, и придавленный волей новоиспеченной хозяйки кукольник покорно замер на месте.

– Я назову тебя: Крошка, – больше не таясь поднялась из своего укрытия Линда. – Повтори!

– Крошшшка, – прошипел плененный кукольник.

– Спускайся вниз, и активируй маску быстронога – я заметила ее у тебя на спине. Желаю прокатиться с ветерком.

– Слушшшаюсссь, хозссяйка.

Глава 35

Глава 35

– Капустин! А ну-ка стой!

В этот раз незаметно проскочить мимо вахтерши не вышло.

– Добрый вечер, Инна Леопольдовна, – я развернулся к бдительной бабке с максимально доброжелательным видом.

– Скажи-ка, голубь, ты где столько времени шлялся? – нахмурилась Инна Леопольдовна, проигнорив мое приветствие. – Твои одногруппники уже часов пять, как с учебы вернулись!

– Вообще-то, я не обязан…

– Одеваться стал, как бандит. Дерзишь, – перебила вахтерша. – А ты, милок, часом, не забыл, что мать мне телефон свой оставила, и слезно просила приглядывать за тобой?

– Че сразу, как бандит-то? Нормальная у меня одежда. Модная.

– Это ты матери своей будешь объяснять. После того, как я ей позвоню, и расскажу обо всем этом безобразии.

– Блин, ну че вы…

– Где, спрашиваю, шлялся так долго?

– Да в читалке я был. К лабе готовился.

– Выходит, ты это после читалки весь такой взъерошенный?

– Просто пешком до общаги шел. Быстрым шагом.

– А утром чего так поздно в институт пошел?

– Проспал. Телефон разрядился, вот будильник и не сработал. А сосед слишком поздно разбудил.

– Складно врешь.

– Ну Инна Леопольдовна!

– Ладно, не буду пока матери звонить.

– Спасибо!

– Стой, я тебя еще не отпускала.

– Да блин!

– Поблинкай мне еще тут… На вот, соседу своему передай, – вахтерша вытащила из-под стола и вложила мне в руку прямоугольную тонкую коробку, размером с журнал, без опознавательных надписей, со всех сторон плотно запечатанную прозрачным скотчем.

Коробка оказалась неожиданно тяжелой, и я едва ее не выронил.

– Осторожней ты, косорукий! – тут же прилетело от Инны Леопольдовны.

– А че это такое?

– Не знаю. Курьер четверть часа назад доставил, для Анатолия Третьякова. В общежитие, разумеется, я его не пустила. Расписалась за соседа твоего в получении, и обещала передать. Собралась уже сама нести, а тут ты вовремя подвернулся.

– Ага, вовремя. Сперва допрос устроили…

– Поворчи мне еще тут!

– Ну я тогда понес.

– И аккуратней на лестнице, – крикнула мне уже в спину вахтерша. – Под ноги смотри.

Когда я пришел, Толяна в комнате не оказалось. Потому я просто положил посылку на его кровать. Сам же, сбросив куртку, вытащил из рюкзака грязные штаны и майку, и направился стираться в хозблок, где, для нужд проживающих в общежитии студентов, было установлено с добрый десяток стиральных автоматов.

Стоила услуга недорого, всего пятьдесят рублей.

Закинув вещи в барабан автомата, я запустил получасовой режим быстрой стирки, и чтобы не гонять туда-сюда, решил пересидеть тридцать минут тут же, благо по центру хозблока, для ожидания, были установлены удобные скамейки. Когда я пришел, здесь уже куковала пара незнакомых студентов, в ожидании окончания бурляще-клокочущего процесса за прозрачной крышкой своего автомата, я тоже сел на скамью и, уткнувшись в айфон, на полчаса выпал из реальности, залипнув в тик-токе.

Вернувшись в комнату с чуть влажноватой, но идеально отстиранной одеждой, я обнаружил соседа сидящим на своей кровати, а в мусорном ведре у входа краем глаза приметил знакомую коробку, со вскрытым боком.

– Чем там в посылке-то было? – спросил с порога.

Но проигнорировав мой вопрос, сосед продолжил сидеть и мрачно пялиться на мой пустую койку напротив.

Повесив чистое белье на пустое плечико в шкафу досушиваться, я обернулся к соседу… Странно, обычно говорливый Толян сегодня словно воды в рот набрал.

– Толь, случилось чего?

Краешек синей подошвы, выпирающий из-под спущенного до полу кроватного покрывала, я заметил слишком поздно – уже приблизившись к молчаливому соседу на достаточную для стремительного броска метровую дистанцию.

Точно такая же синяя подошва была на кроссовках у исподлобья взирающего на меня Толяна.

Попятившись, я крутанул указательным пальцем кольцо против часовой, активируя копье. Но воспользоваться появившимся теневым оружием, увы, уже не успел. Высокоуровневая тварь в личине моего несчастного соседа оказалась куда как проворней.

Мгновенно оказавшийся рядом «Толян» заграбастал меня в медвежьи объятья, глаза ослепила вспышка раскрывшегося за спиной портала, и через секунду мы рухнули в густую розовую траву.

Приложение

Приложение

Текущие показатели Персонального Кольца Развития Сергея:

Ясновидящий Сергей Капустин

Общие характеристики:

Возраст – 18 лет

Рост – 172 сантиметра

Вес – 62,9 килограммов

Энерготип – Свет/Тьма 81/19, Порядок/Хаос 71/29

Отклик стихий – Воздух 72%, Вода 23%, Огонь 4%, Земля 1%

Открытых энергетических каналов – 9

Основные параметры:

Сила – 7 (79,60%)

Ловкость – 8 (84,51%)

Выносливость – 8 (85,51%)

Интеллект – 14 (140,59%)

Контроль энергетических потоков (КЭП) – 8 (82,89%)

Теневые параметры:

Свободные очки теневого развития к распределению – 75

Уровень теневого тела – 20 (409/440)

Теневой бонус к Силе – 529 (05,29%)

Теневой бонус к Ловкости – 317 (03,17%)

Теневой бонус к Выносливости – 724 (07,24%)

Теневой бонус к Интеллекту – 112 (01,12%)

Теневой бонус к КЭП – 7796 (65,61%)

Свободные теневые бонусы к распределению – 43

Теневые навыки:

Владение воздушным копьем – активирована 1 ступень (условия активации 2 ступени: 40 очков теневого развития, Сила 7, Ловкость 8, Выносливость 7, Интеллект 7, КЭП 6)

Разоблачение уязвимости – активирована 3 ступень (условия активации 4 ступени: 160 очков теневого развития, Сила 6, Ловкость 8, Выносливость 6, Интеллект 12, КЭП 8)

Целебный пот – активирована 3 ступень (условия активации 4 ступени: 160 очков теневого развития, Сила 8, Ловкость 8, Выносливость 8, Интеллект 8, КЭП 8).

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

Спасибо всем, кто помогал дельными советами, лайками и наградами. Это вдохновляло сделать книгу интереснее.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Интерлюдия 1
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Интерлюдия 2
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Интерлюдия 3
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Интерлюдия 4
  • Глава 16
  • Интерлюдия 5
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Интерлюдия 6
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Интерлюдия 7
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Интерлюдия 8
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Интерлюдия 9
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Интерлюдия 10
  • Глава 35
  • Приложение



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке