КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Монета Судьбы (fb2)


Настройки текста:



Ниэль. Книга I: Монета Судьбы

Пролог

В тёмной тесной комнате на старом матрасе, свернувшись калачиком, лежал старик. Лучи света едва проникали в помещение сквозь крошечное окошко с решёткой и освещали часть стальной двери напротив.

Раздался скрежет. В камеру, через специальное отверстие в двери, грубо швырнули миску. Она грохнулась на пол, подскочила и упала набок, половина содержимого расплескалась. Но ни малейшей реакции от старика не последовало. И лишь когда солнце полностью опустилось за горизонт, его тело слегка дрогнуло.

— Чувствую, — прохрипел он, открыв глаз. На месте второго зияла тёмная дыра. Его нос был сильно сплющен, а лицо испещрено шрамами. Худое, изломанное тело скрючилось в неудобной позе, грязная борода небрежно падала на грудь, а тонкая сморщенная кожа со старческими пигментными пятнами туго обтягивала лысый череп.

В его неестественно вывернутой ладони лежал старый, потёртый крест. Старик привычно попытался сжать его не раз переломанными и неправильно сросшимися пальцами, но не смог пошевелиться, чувствуя боль – старую знакомую, что была с ним на протяжении всего заключения. Потрескавшиеся губы изогнулись в улыбке, обнажая голые дёсны.

— Я дождался, я, наконец, дождался, — хрипло забормотал он, силясь скрюченными пальцами свободной руки залезть в карман. Он чувствовал, как его тело коченеет. Холод свободы, наконец, пришёл к нему.

Старик судорожно вздохнул и достал монету. Золотую монету, которая всегда была рядом с ним, с которой он мог поговорить, которой изливал душу – ведь с крестом он давно перестал общаться, хоть и держал всегда при себе. Дрожащими пальцами он сжимал её и вглядывался в чеканное изображение реки, в то время как холод поднимался всё выше. Смерть пришла за ним. Ему уже восемьдесят четыре года. Он провёл в тюрьме страшные сорок лет. Почти каждый день он мечтал лишь о смерти, но дождался её лишь сейчас...

Старое, немощное тело дёрнулось и с глухим звуком завалилось набок. В мёртвой тишине был слышен лишь звон монеты, упавшей на холодный пол.

Глава 1. Пробуждение и новая жизнь

Свет падал в окно и освещал лицо спящего Михаила. Веки дрогнули. Он знал, что скоро его начнут будить в школу, но хотелось поспать ещё немного... Михаил услышал знакомый шум и зарылся поглубже в подушку. Звук шагов всё приближался. Мама вошла в комнату, включила свет и нависла над кроватью, строго уперев руки в бока:

— Мики, вставай!

Он хотел огрызнуться, много раз же просил не называть его так. Открыл глаза, повернул голову, но внезапно сильная боль накрыла с головой. Краски мира размыло…

Сон. Как же давно он не видел во сне маму? В тюрьме редко снятся нормальные сны, лишь кошмары... Рядом раздался чей-то приглушённый голос, совсем не похожий ни на строгий голос матери из сна, ни на грубый прокуренный голос надзирателя.

Михаил с усилием поднял отчего-то тяжёлые веки и увидел девочку. Её глаза опухли, взгляд был расфокусирован, а губы дрожали.

— Г-где я? — с трудом прохрипел он.

Услышав его голос, девочка разрыдалась.

— Ты, ты не умер, — всхлипывала она. — Я знала, знала, что ты не оставишь меня одну…

Бормоча, словно в бреду, она безуспешно вытирала текущие слёзы кулачками.

Очертания девочки расплылись, весь мир вокруг потерял чёткость. Краем сознания, сквозь невыносимые муки, он понимал, что она разговаривает на совершенно ином языке, и он почему-то её понимает. Головная боль продолжала нарастать, пока окончательно не окунула разум в темноту, отбрасывая в дни давно забытого прошлого...

***

— Через пять минут закругляемся, — Михаил строго глянул на дочь и легонько подтолкнул качели, на которых она сидела.

— Почему так быстро! Мы же только недавно пришли! — Аня надула щёки и обиженно отвернулась.

— Много людей от меня зависит, — Михаил насупил брови, стараясь казаться строже. Но в его глазах таились глубокая любовь и привязанность. — Я несу за них ответственность. Вот купим тебе на день рождения котёнка, тогда ты тоже поймёшь, что такое ответственность.

— Поскорее бы! — Аня воодушевилась. — Ещё тринадцать дней... Настя в школе хвастается своими котятами. Её мама их разводит для выставок, они у неё в красивых ленточках ходят. Ты же купишь ленточки для моего котёнка? Она так много хвасталась, что я не выдержала и сказала, что мой папа – военный. Папа-военный лучше, чем котята с ленточками. Все мальчики после этого стали спрашивать про тебя, это ничего?

— Я уже давно не военный, лучше не рассказывай про это.

Михаил аккуратно остановил качели и помог Ане с них слезть. Она сразу достала из кармана мыльные пузыри.

— Ну всё, мне пора возвращаться на работу, а тебе домой к маме.

— Я хочу мороженое. Когда мы шли сюда, я видела киоск, там есть шоколадное, — Аня дунула в колечко и залюбовалась разноцветными пузырьками.

— У меня мало времени, Ань. А у тебя горло слабое, давай в другой раз.

— Ты и так всегда на работе…— Аня расстроено надула щёки, закрутила крышку мыльных пузырей и засунула их в карман. Пузырьки ей надоели.

Услышав искреннюю детскую печаль в голосе дочери, Михаил глянул на наручные часы и решил, что ничего страшного не случится, если он задержится на пять минут. В крайнем случае сотрудники подождут.

— Ладно, только быстро, — он взял Аню за руку и повёл к киоску.

Они шли по широкой парковой аллее в потоке людей. Аня с интересом крутила головой, рассматривая прохожих: родителей с детьми, молодых парочек, хозяев, выгуливающих собак, и стариков, мирно играющих на лавочках в шашки.

Возле киоска телефон Михаила зазвонил.

— Пап…

— Прости, но этот я не могу сбросить, — он достал из бумажника горстку монет и протянул Ане. — Купи себе какое хочешь.

— Давай вместе выберем.

Михаил покачал головой и показал пальцем на телефон, приложенный к уху.

Аня потянула его за рукав.

— Аня, я разговариваю.

— Это твоя любимая монета, на неё мороженое нельзя покупать, — она быстро сунула ему в ладонь золотую монету и подбежала в конец очереди к киоску.

Михаил задумчиво отошёл от очереди и не заметил, как вышел на середину аллеи. Он не обращал внимание ни на обеспокоенного бухгалтера, который жаловался на проблемы с ежеквартальным отчётом, ни на прохожих, вынужденных обходить его. Он смотрел на золотую монету, которая медленно нагревалась, как свежий асфальт в жаркий день лета.

В памяти всплыло лицо отца. На совершеннолетие он привёл Михаила в свой кабинет и запер дверь, запретив говорить кому-либо о том, что они будут делать. Выслушав его слова, парень повиновался и порезал руку канцелярским ножом, капнув кровью на монету в бархатном футляре. Отец говорил, что монета дарует великую удачу, что якобы она помогла их предку стать важным человеком во времена Российской Империи. Ему тогда казалось это очередной глупостью, слепым следованием старой семейной традиции.

Позже Михаил понял такое бережное отношение к артефакту семьи – где бы он ни оставлял монету, она всегда возвращалась к нему. Находилась в кармане, рюкзаке, кошельке. Тогда и пришло осознание, что в мире существует сверхъестественное. Особенно, когда обнаружил, что монета может запросто скрыть себя от внимания отдельных людей, как это позже произошло в тюрьме.

Михаил замедлился, крепко сжимая в руке семейный артефакт. Он чувствовал – монета будто шепчет ему, что никуда нельзя идти, что его ждёт опасность! После случая, когда она таким же образом спасла его от смерти в горячей точке, он начал слепо верить ей.

Михаил резко затормозил и развернулся, выискивая глазами дочь...

***

Шёл ливень. Каждый шаг по песчаной размытой дорожке, давался Мие с трудом. На спине она несла младшего брата, одежда которого превратилась в лохмотья с бурыми пятнами.

— Опусти меня... — с трудом разлепив глаза, прошептал он. — Я могу идти сам. Я справлюсь...

— Ты ударился головой, поэтому даже не смей. Только хуже себе сделаешь. Мы почти добрались, — хоть голос девочки и звучал по-детски строго, но её покрасневшие глаза выдавали сильную тревогу и печаль.

— Я достал его? Тот цветок... Он был прямо у меня в руках. Ты видела?

Мия вздрогнула.

— Да, ты достал его, — ласково прошептала она. — Ты молодец, Ниэль.

Он улыбнулся, чувствуя, как его сознание гаснет.

— Не волнуйся. Я позабочусь о тебе, как и обещал... — пробормотал он, закрывая глаза.

Тело Ниэля слабо дёрнулось, глаза вновь открыл Михаил, голова раскалывалась.

— Что… — он попытался вымолвить хоть слово, но отключился из-за резкой боли.

Заметив, что брат потерял сознание, Мия ускорилась. Вдалеке виднелась старая крыша их дома...

Михаил очнулся в незнакомом помещении, его выворачивало наизнанку. У него был сильный жар, и болело всё тело. Периодически впадая в беспамятство, он вновь просыпался, с трудом понимая происходящее. Девочка всё время сидела рядом с ним. Она обтирала его лицо и тело влажной тряпкой, иногда вливала ему в рот горькую жидкость, от которой сильно пахло травами.

Михаил пытался остановить её, но не было сил, чтобы поднять руку или заговорить. На каждую попытку пошевелиться тело отвечало приступом боли.

Девочка гладила его по голове и шептала, что всё будет хорошо, что ещё чуть-чуть и он поправится. Иногда отходила от его постели и возвращалась с опухшими глазами.

В один момент девочка почти перестала смотреть в его сторону. Её движения стали монотонными, и всё чаще она просто сидела рядом, гладила его и молча глотала слёзы горя. Михаил почувствовал, что смерть близка. От этой мысли постоянные боль и тошнота перестали быть невыносимыми...

Когда он открыл глаза в следующий раз, раны исчезли, тело больше не болело. Девочка лежала рядом с ним на соломенной кровати и тихо сопела. От вида её костлявого тела накатывало острое чувство жалости. Кожа её лица была испещрена мелкими рубцами, но больше всего выделялся прямой шрам, белым росчерком пересекающий правую бровь. Михаил протянул руку, чтобы дотронуться до её волос, но резко остановился. Он с трудом сел, стараясь не смотреть на неё, во рту было сухо.

Рядом стояло ведро с водой. Михаил утолил жажду и увидел в отражении маленького мальчика. Он разглядывал своё новое лицо несколько минут, пока не начал беззвучно смеяться, закусив кулак. Ждать столько лет смерти, жить в аду сорок лет и в итоге обрести не долгожданный покой, а новую жизнь в нищете и страданиях. Зачем ему это? Почему судьба так издевается над ним?

Глаза Михаила блеснули фанатичным блеском. Он больше не боится смерти.

Он медленно встал и, с трудом волоча ноги, вошёл в другое помещение, напоминающее кухню. От прикосновения к предметам возникали воспоминания, которые ему не принадлежали. Как он сидел на кухне вместе с той девочкой, как она улыбалась ему и ставила перед ним тарелку с какой-то жижей. Как шёл по горной тропе, срывая растения...

Чужих воспоминаний становилось всё больше, голова разрывалась от пульсирующей боли. В одном из кухонных ящиков нашёлся старый кривой нож.

Михаил закатил серый рукав рубашки. Его кожа была совсем молодой, без пятен и морщин, хоть и со следами прошедших болячек. Последнее резкое движение перед вечной свободой никак ему не давалась. Что-то внутри него изо всех сил сопротивлялось, словно желание жить, которое он потерял за сорок лет в заточении, возродилось в новом обличии.

Рука задрожала. Нож выпал из пальцев. Михаил упал на колени и скрючился на полу, чёрная пелена упала на его глаза. Сцены из жизни мальчика, в чьём теле он оказался, всё больше наполняли его память. Улицы, наводнённые стариками и инвалидами... дни в тёмной землянке... постоянная боль в животе от голода... старшая сестра, приходящая вечером домой в изнеможении с мешочком постных продуктов. Каждое воспоминание было похоже на предыдущее, различаясь в маленьких деталях. Неизменной оставалась только невыносимая бессильная злоба от невозможности что-либо изменить.

— У тебя душа странно пахнет. Очень старая.

Сквозь какофонию образов и эмоций в голове Михаила прорвался голос мальчика – первого и законного владельца тела.

— Почему ты не даёшь мне убить себя? — прохрипел Михаил, слюна стекала по его подбородку и падала на пол.

— Мне нужно быть живым, чтобы помогать сестре.

— Ты не можешь ей помочь. Ты сам себя чуть не убил. Я могу избавить вас обоих от страданий этой проклятой жизни...

— Та девочка была твоей дочерью? — перебил голос мальчика.

— Откуда? — Михаил закашлялся.

— Я видел твою жизнь. Я не хотел смотреть, само получилось...

В сознании остался только один образ – девочки с тёмными волосами, что два дня подряд не отходила от больного Михаила.

— Это Мия. Красивая, правда? Я хочу дать ей всё, что она захочет. Не убивай нас. Мёртвым я не смогу исправить свою жизнь.

Образ Мии всё ещё находился перед глазами. Чем дольше он смотрел на неё, тем больше приятных черт замечал под следами голодной жизни. Ей было лет одиннадцать, немного старше Ани, чем-то похожа внешне, разве что волосы короче и темнее, а глаза серые, не зелёные.

— Я не мог исправить свою жизнь… И ты не сможешь, — Михаил поднялся на ноги, пошатываясь. — Как тебя зовут?

— Ниэль.

— Ниэль…

Михаил перестал сопротивляться и расслабился, раскрылся. Он скривил губы в улыбке и закрыл глаза, впервые за долгое время почувствовав, что может на что-то повлиять...

— Давай попробуем изменить нашу судьбу вместе.

Ниэль проснулся на полу кухни. Он сел и огляделся, по-прежнему была ночь. Голова продолжала ныть, но уже не так сильно. Что-то в нём изменилось. Теперь нельзя назвать его мальчиком, как и назвать стариком. От этой мысли пробрал смех.

Покачав головой и с трудом поднявшись на ноги, Ниэль размял затекшие конечности. Он глазами нашёл выход и направился к нему, привыкая к своему телу, личности. Вышел из землянки и посмотрел на небо. Большая Белая луна освещала трущобы под названием Яма. Рядом с ней висела Зелёная луна поменьше, придавая свету Белой изумрудный оттенок. Он знал, что Зелёная вскоре сменится Красной, а ту сменит Жёлтая, как сезоны сменяют друг друга.

Ниэль закрыл глаза, медленно вдохнул и выдохнул, стараясь успокоить разгорячённый разум и притупить головную боль. Он стоял так около получаса, пока не понял, что ощущает колыхание травы и жучков, что ползают по ней. Он не видел камушек позади него, но ощущал его форму. Ниэль дёрнулся, открыл глаза. Что это? Он вновь прикрыл веки и попробовал расширить радиус этой странной способности, но почувствовать пространство смог не дальше десяти метров.

Ниэль возбуждённо сжал руку в кулак.

— Я назову это мысленным восприятием, — пробормотал он и быстрым шагом прошёлся вокруг землянки, с помощью новой способности обнаруживая всё новые и новые детали. Ничего существенного, только камушки и ночные птицы, но сама возможность приводила его в восторг.

Неожиданно открывшееся умение быстро вымотало его. Ниэль сел на землю и рефлекторно потянулся к карману. Кончики его пальцев ощутили холод металла. По рукам невольно пробежала дрожь. Медленно он вытащил золотую монету и поднял её на уровень глаз, удивленно рассматривая. Она изменилась – ранее чёткий рисунок реки стал смазанным, будто его потёрли ластиком. Он перевернул монету. На обратной стороне изображалась улыбающаяся девушка на фоне трёх лун. На её голове красовалась диадема с девятью зубцами. Только вот три зубца диадемы оказались крайне расплывчаты, так же, как и река.

Ниэль устало вздохнул, сунул монету в карман и снова поднял голову, любуясь яркими звездами. Eму не хотелось думать о сложных материях и загадках, он просто желал наслаждаться новой жизнью. Новая жизнь… Лишь когда его маленькое тело задрожало от холода, исходящего от земли , он очнулся от мыслей и вернулся в дом спать.

Первое, что Ниэль ощутил с утра – дикий голод. Он с небольшим усилием сел и оглядел комнату – маленькое помещение с двумя деревянными лавками и соломой, вместо матраса. Рядом стояла холодная печка. Ниэль встал, подошёл к ней и скептически оглядел её неказистый вид. Из кухни раздавался шум. В ней Ниэль увидел Мию, которая расставляла на стол.

Она почувствовала его и быстро повернулась.

— Ты почему встал? Я сама тебе принесу поесть, иди ложись!

— Я в порядке, се… сестра, — Ниэль запнулся, стараясь не смотреть в глаза Мие.

— Ты два дня был при смерти.

— Сейчас в порядке, — его голос стал жёстче. — Я сам могу поесть.

После недолгой паузы голос Мии потеплел:

— Хорошо, Нили. Садись.

Ниэль кивнул, сел за стол и пододвинул к себе тарелку с густой гречневой кашей и варёными дикими овощами.

— Ты же всегда говорил, что ненавидишь овощи, — Мия сощурилась, указывая на него деревянной ложкой.

Ниэль проглотил всё, что успел запихать в рот, и быстро отозвался:

— Лучше так, чем вообще без еды.

Он задержал на ней взгляд и вдруг спросил:

— А ты почему не ешь?

— Я уже поела, — Мия отвела взгляд.

Ниэль встал, взял чистую тарелку и переложил на неё половину своей каши. Затем поделил хлеб и пододвинул к Мие.

— Не надо врать, — его голос не терпел возражений. — Я не буду есть один.

Мия неуверенно кивнула и улыбнулась, потянувшись за ложкой.

— Нили, — уже после еды она строго посмотрела на брата. — Ты не должен выходить из дома. Я пойду на гору, соберу трав.

— А как же тётя Линира? — Ниэль вопросительно поднял бровь.

— Она на несколько дней уехала к родственникам. А еда дома почти кончилась.

Тётя Линира – бывшая коллега матери, которая после смерти их родителей забрала к себе Мию в помощницы, купила им землянку и дала еды на первое время. Мия каждое утро бегает к ней и там покрывает металлические детали специальным лаком, а затем упаковывает их в особые ящики. Взамен Линира регулярно даёт ей хлеб, гречку, а иногда даже рыбу.

— Не выходи, никому дверь не открывай. Если кто постучится – лежи тихо в своей кровати. Понял?

— Да, — он кивнул, с лёгкой улыбкой смотря на её воинственный вид.

Дверь хлопнула. Ниэль оглядел комнату и решил, что нужно сделать уборку. Взяв ведёрко, он уже было хотел побежать за водой, но его глаз зацепился за потрёпанную брошюру, лежащую на полке. В ней описывались ценные растения, их свойства и места, где можно найти. Такую выдавали всем детям. Мия туда заносила свои пометки и исправляла неточности.

— Вот же… Как она будет собирать травы без этой ерундовины? — пробормотал Ниэль, крутя в руках брошюру. Вздохнув, он засунул её за пазуху и вышел из землянки.

Пробегая по узким улочкам Ямы, Ниэль с некоторым отвращением рассматривал старые дома, грязные улицы и больных людей. Он знал, что Яма находилась за городской стеной, и что в ней жили бедняки. На окраине Ямы он мельком увидел троих детей. Заметив его, они зло улыбнулись, щёлкая указательным пальцем по виску. Ниэль припомнил, что этот жест несёт в себе явную угрозу и намерение «‎поговорить по-мужски»‎.

“Мази и его дружки из нижней Ямы…” — пронеслось у него в голове. Благодаря Линире он и Мия неплохо устроились в верхней Яме, которая считалась относительно благополучной.

Примерно зная, куда пошла Мия, Ниэль направился в ту сторону. По пути он мысленным восприятием исследовал всё, до чего мог дотянуться, несколько раз останавливался и срывал самые редкие из растений, что видел. По опыту и знаниям Ниэль превосходил Мию в сборе трав, всё же именно он отвечал за это. И вот, спустя полчаса поисков он нашёл сестру.

— Нили! — Мия упёрла кулаки в бока, её ноздри гневно раздулись. — Ты почему меня не послушал? Я же сказала тебе сидеть дома!

— Ты забыла, — Ниэль показал брошюру. Сестра стушевалась и виновато кашлянула.

— С-спасибо.

— Я и по дороге несколько трав нарвал, — он с улыбкой достал из-за пазухи четыре растения и закинул их в пустую корзинку.

— К-как? — Мия ошарашенно переводила взгляд от брошюры к корзине. Её поразило то, насколько редкие травы нашёл брат.

— После падения я стал одарённым, — Ниэль подошёл к ближайшему дереву и сел, облокотившись спиной.

— Одарённым? Ты шутишь? — Мия не верила своим ушам.

— Смотри, — он закрыл глаза и распространил вокруг мысленное восприятие. Через пару минут уверенно встал и подошёл к незаметному камушку. Чуть сдвинув его, он аккуратно сорвал небольшой синий плод и показал его сестре.

— Волчье Око… — пробормотала она, качая головой из стороны в сторону. Мия не могла поверить, что случившееся с братом несчастье обернулось подобной удачей.

Ниэль продолжил сбор трав, а Мия всё больше верила брату, наблюдая, как их корзина наполняется редкими растениями. Ниэль, гуляя с Мией, видя её радость и счастье, сам становился веселее и живее.

Подустав, они сели возле дерева, решив немного отдохнуть. Но почти сразу лицо Ниэля помрачнело. Мысленным восприятием он обнаружил непрошенных гостей. Скоро из-за холма появились трое парней, которые громко переговаривались и гоготали.

— Корзину давайте! — шагнул вперёд тот самый Мази, которого Ниэль приметил на окраине Ямы.

— Вали отсюда! — Мия вышла навстречу и угрожающе на него посмотрела. Она заработала авторитет среди детей Ямы, помогая им лечить ушибы и порезы. Даже дети из нижней Ямы её уважали и обычно не трогали. Когда же Ниэль был на горе один, его вполне могли побить и забрать всё, что он насобирал.

Мази с сомнением посмотрел на Мию, не решаясь продолжать.

— Тебе сказали корзину давай! — вдруг взвизгнул один из троицы, похожий на грызуна. Он выскочил вперед и пнул Мию по колену.

Неестественно сильная ярость сразу же накрыла Ниэля. Он подбежал к пнувшему Мию пацаненку и с локтя точно ударил в нос, даже не замечая, что голова от боли начала раскалываться. Мия среагировала достаточно быстро и с размаху пнула Мази между ног. Тот скорчился и упал на землю.

Вскоре брат с сестрой снова сидели у дерева. Ниэль запрокинул голову, зажав кровоточащий нос, и массировал шишку на лбу. Мия же сидела рядом и сочувственно гладила брата, хотя у неё самой наливался синяк под глазом.

— Ух, как ты их. Крысе особо сильно досталось, ты так набросился на него! Я не знала, что ты так хорошо дерёшься, — улыбнулась Мия.

— Ну, ты тоже неслабо приложила Мази, — чуть гнусаво пробормотал Ниэль.

“А ведь конфликт можно было избежать, если бы не Крыса” — подумал он. Ещё с прошлой жизни он ненавидел таких подстрекателей.

Раньше Ниэль очень боялся Крысу – паренька лет десяти, маленького, щупленького, с вытянутым острым лицом. Около года назад он случайно подсмотрел, как тот камнем убил какого-то мальчишку, поднялся с ним на скалу и скинул тело вниз. В Яме дело было довольно громким, поскольку детей до двенадцати лет убивать и калечить категорически запрещалось. Если такое происходило, то убийцу казнили прилюдно. Но в то время все подумали, что мальчишка сам упал и разбился, а Ниэль побоялся рассказывать правду.

Отдохнув, Ниэль и Мия отправились дальше.

Осторожно срывая особо редкий цветок, Ниэль внезапно почувствовал, что монета в его кармане сильно нагрелась. Он достал её и вгляделся. На его глазах одна из трёх лун позади девушки в диадеме стёрлась, а извне пришло знание, что если Ниэль немного свернёт и пройдёт несколько дней, то отыщет нечто крайне ценное, что буквально изменит его судьбу. Он задумчиво посмотрел на монету и спрятал её обратно в карман.

— Пошли домой, — он оглянулся на сестру, — мы и так набрали слишком много. Сегодня сдадим чуть больше, чем обычно, а остальное спрячем. Нам нельзя сейчас привлекать к себе лишнее внимание.

— Хорошо, — Мия кивнула. — Но пойдём по другому пути, чтобы собрать столько, сколько сможем. Вдруг твоя способность исчезнет?

— Как скажешь...

Всю обратную дорогу Ниэль посматривал на лицо сестры, видя в её живых глазах искреннюю радость и надежду. В порыве чувств он протянул руку, крепко сжал ладонь Мии и повел за собой, твёрдо решив обеспечить ей лучшую жизнь...

Глава 2. Хъёда и Хилдефон

Брат с сестрой вернулись домой поздно ночью. Ниэль с улыбкой наблюдал за Мией, которая готовила кровать для сна. В её глазах горел огонь надежды и радости. За этот день они сорвали больше трав, чем обычно собирали за месяц. Ниэль даже нашёл несколько растений, которые росли и наливались соком десятки лет. Их использовали в редких зельях или пилюлях, а некоторые обладали особыми свойствами сами по себе: позволяли видеть в темноте или быстро залечивали раны. Каждое из них можно было обменять на неплохой кусок рыбы или мяса. Уставшие, но очень довольные, Ниэль с Мией легли спать.

***

Михаил сунул монету в карман и развернулся кругом. Интуиция ему говорила, что семейному артефакту нужно верить. Краем глаза он заметил, как ветер сорвал лист с осины и закружил его в весёлом танце.

Сделав шаг вперёд, Михаил услышал громкий скрежет и резко повернул голову. Он увидел перекошенное лицо мотоциклиста, который потерял управление и нёсся прямо на него. Михаил не успел среагировать, почувствовал сильный удар, невыносимую боль и потерял сознание.

Лист, медленно кружась, опустился на заляпанную кровью джинсовую куртку мужчины, рядом с которым валялся шлем неудачливого мотоциклиста.

Михаил очнулся лишь на следующий день и, открыв глаза, увидел бледное лицо жены. Её глаза опухли и покраснели, нижняя губа была до крови прокушена и слегка подрагивала.

— Миша, ты в порядке? — тихо спросила она, нервно теребя пуговицу сорочки.

Проморгавшись, он сел на кровати и обвёл взглядом комнату.

— Почему я в больнице? Маша?..

— Тебя сбили. У тебя сотрясение мозга, — прошептала она, отводя глаза.

— Дорогая, что случилось? — напряженно спросил Михаил, крепко сжав её руку. Он знал свою жену и понимал – что-то не так.

— Миша, Анечка пропала, — всхлипнула Маша, безуспешно пытаясь удержать слезы.

— К-как… — руки Михаила задрожали, он тут же вскочил с кровати и, не обращая внимание на сильное головокружение, начал лихорадочно одеваться.

— Миша…

Но он её уже не слышал и, не оглядываясь, выбежал из палаты.

***

Рано утром Ниэль и Мия направились к главной дороге, которая проходила через весь город и делила Яму на две половины – Верхнюю и Нижнюю. Именно на этом пути, рядом с городскими воротами, стоял трёхэтажный особняк тётушки Хъёды, построенный из белого дерева и сильно выделяющийся на фоне остальных домов Ямы. Туда дети и относили все травы, которые собирали на горе.

По пути Ниэль видел пункты выдачи еды, в которых каждую неделю всем детям до двенадцати выдавали особые пайки с хлебом, картошкой, овощами и гороховым киселём.

Отвлёкшись, он не заметил, как они подошли к высокому деревянному забору, к незаметной двери, которая вела на задний двор дома Хъёды. Мия постучалась. Через некоторое время дверь открылась, и наружу высунулась пухлая темноглазая служанка. Увидев их, она кивнула и отодвинулась в сторону.

Ниэль вошёл и огляделся. Небольшой дворик был специально построен для приёма трав. Пройдя вперед, он положил на деревянный стол корзину и перевернул её. Служанка ловко перебрала травы и с удивлением посмотрела на них. В это время позади неё открылась дверь и вышли двое. Невысокая девушка с длинными светлыми волосами, карими глазами и с горбинкой на носу. Рядом с ней шёл мрачный старик.

“Хъёда”, — подумал Ниэль, увидев девушку, одетую в жёлтое платье с чёрным подолом.

Мягко посмотрев на детей, она улыбнулась и спросила:

— Детишки, много трав сегодня принесли?

— Да, тётушка! Вот, посмотрите, — Мия указала на стол.

Она всегда считала Хъёду очень красивой и доброй и мечтала в будущем стать похожей на неё. Хъёда подошла к столу и лениво перебрала травы.

— Неплохо. Даже парочку редких принесли, молодцы, — она посмотрела на пухлую служанку. — Принеси детям еды.

— Да, госпожа, — та поклонилась и быстро направилась в дом.

Спустя несколько минут служанка вышла и протянула Мие небольшой свёрток.

— Кушайте, заслужили. Я вам гречки побольше положила, и краюху покрупнее, — сухо заявила она.

Улыбка медленно сошла с лица Мии.

— Тётушка, мой брат недавно чуть не умер. Он сейчас очень слаб, и ему нужно больше еды. Дайте, пожалуйста, немножко мяса, — умоляющим взглядом посмотрела Мия на Хъёду.

— Извини, девочка, — служанка поморщилась. — Мяса осталось совсем мало, охотникам в последнее время всё труднее становится. А рыбы вообще нет.

Она строго посмотрела на Мию и продолжила:

— Не забывай, кто дал тебе отвар, которым ты брата отпаивала, и радуйся тому, что имеешь.

Ниэль стоял в сторонке и внимательно следил за диалогом. Раньше Хъёда казалась им доброй и заботливой. Сейчас же он отчётливо видел, что хоть она и улыбалась, в её глазах светилось едва сдерживаемое презрение…

Мия беспомощно посмотрела на брата и повернулась к выходу.

— Постойте!

Ниэль шагнул вперёд. Хъёда подняла взгляд, вопросительно изогнув бровь. Мия встрепенулась и хотела одёрнуть Ниэля, но тот уже начал говорить:

— Посмотрите внимательней, — он указал пальцем на ворох растений. — Разве вам часто такое приносят? Если вы не будете поощрять таких работников, как мы, как вы собираетесь получать прибыль? Зачем нам стараться и искать редкие растения, если в итоге мы не получим ничего?

Хъёда молчала, с интересом разглядывая Ниэля. Наконец, после минуты неуютной тишины, она улыбнулась:

— Теперь, когда будете приносить травы, приходите через главные ворота, мы вас хорошенько накормим.

— Спасибо! — Мия облегчённо выдохнула.

***

Наблюдая, как дети выходят, старик посмотрел на служанку и бросил:

— Брысь!

— Да, господин, — пропищала та и быстро убежала.

— Госпожа, зачем вам это? — спросил слуга.

Хъёда стояла, задумчиво поглаживая орхидею.

— Алберт, я уже почти три года добровольно работаю в этой дыре, — она сжала кулак, раздавливая цветок. — Эти старики из Ратуши уже должны были пригласить меня в городской совет, но они всё молчат!

— Вам надо немного потерпеть, мисс, — робко произнёс Алберт.

— Потерпеть? — Хъёда со злостью пнула массивную ножку стола. — Я уже три года каждый день смотрю на рожи этих нищих ублюдков! Тошнит от всего!

— Ваш дед обещал вам приглашение через три года. Вы же сами знаете, как сейчас тяжело попасть в совет. Теперь в город съезжаются люди не только из Республики, но и из Союза Семи.

Хъёда глубоко вздохнула и успокоилась.

— Город просто бурлит, это правда. Народ ждёт, когда откроется наследие горы, и слухи об артефактах расы Длиннопалых подогревают всеобщий интерес. Поэтому мне и надо быстрей попасть в совет. После делёжки наследства наш город опять станет никому не нужным захолустьем, а мои шансы выбраться отсюда испарятся! Неужели старик не понимает этого?

— Госпожа, я думаю, он делает всё возможное…

— Да знаю я! — перебила Хъёда. — Как бы Республика ни старалась повысить права обычных людей, у одарённых всегда будет больше возможностей, им будут отдавать предпочтение. Что с того, что я закончила одну из лучших академий в префектуре? Чтобы попасть в Ратушу жалкого городка первого порядка, мне нужно добровольно три года жить с грызунами в трущобах. Только потому, что я не одарённая... Да надо мной потом все нормальные люди будут смеяться!

— Мисс, вас бы с радостью взяли в Ратушу любого другого города первого порядка, — с улыбкой заверил Алберт.

Хъёда раздражённо посмотрела на него и направилась внутрь здания.

Алберт последовал за ней:

— Вы так и не объяснили, зачем вам эти дети.

— Если дед не торопится помогать мне, — Хъёда ухмыльнулась, — я сама найду помощь. У этого паренька, в отличие от других, во взгляде не было страха и рабского поклонения. Его можно использовать. Розе нравятся такие дети, осталось только привлечь его внимание...

***

— Нили, иди домой и отдохни. Я побежала к тёте Линире, отпрошусь сегодня пораньше. Мы нарвали вкусных овощей... — она запнулась. Её глаза налились слезами.

— Мия, что такое? — Ниэль тревожно нахмурился, по привычке сжав в кармане монету.

— Прости, Нили. Я старшая сестра, я должна заботиться о тебе. Ты недавно чуть не умер, а я даже не могу тебя мясом накормить, — вытирая рукавом слёзы, прошептала она.

Ниэль подошёл и крепко её обнял.

— Не говори ерунды! И не бойся больше, скоро всё изменится! Я обещаю тебе! — он постарался вложить в свои слова как можно больше уверенности и посмотрел в глаза Мии.

— Конечно, скоро всё изменится, — улыбнулась та, ласково поглаживая его по спине. Она не восприняла всерьёз его небольшую речь, отвернулась, пряча покрасневшие глаза, и продолжила собираться.

— Всё, я побежала! Будь осторожнее! — уже на бегу бросила Мия.

Ниэль проводил взглядом сестру и задумчиво пошёл домой, по дороге пиная камушки.

— О-о-о, Ниэ-э-эль, — неожиданно раздался гнусавый голос, заставивший его вздрогнуть.

Он повернулся и увидел шагающего к нему человека. Тот шёл немного сгорбившись, волоча руки. Одежда была изорвана, на босых ногах темнели чёрные ногти. Два безобразных кривых шрама тянулись от кончиков губ до ушей. Ещё два рубца спускались из ноздрей и заканчивались на остром подбородке. Глаза были чёрные и немного навыкате.

— Мальчик м-о-о-й! — он потрепал Ниэля по голове и, не останавливаясь, продолжил свой путь.

Ниэль стоял и спокойно смотрел на спину Чудика. Он был местной знаменитостью, появился года два назад и с тех пор просто ходил по улицам, пугая народ. Сперва все его ужасно боялись, но сейчас просто не обращали внимания, Чудик – небуйный, просто ходит.

Добравшись до дома, Ниэль решил убраться. Взяв ведро, он побежал к ручью – набрать воды. Ниэль хорошенько вымыл пол, прошёлся по всем комнатам землянки, почистив все полки. Оглядев чистый дом, он поел то, что приготовила ему Мия, и сел на свою постель. Прикрыл глаза, попытался увеличить радиус мысленного восприятия. Но так и не добившись успеха, решил приготовить еды.

Вечером пришла Мия с небольшим свёртком в руках.

— Тётя Линира дала нам немного рыбы! — она быстрым шагом зашла в дом и остановилась, обводя взглядом комнатку. — Как чисто!

— Садись, я всё уже приготовил, — Ниэль начал накрывать на стол.

— Когда это ты готовить научился? — Мия положила свёрток и развернула его, показывая кусок рыбы размером с ладонь ребёнка.

— За тобой смотрел, так и научился, — улыбнулся Ниэль.

После ужина он обратился к сестре:

— Мне нужно уйти из дома на некоторое время.

— Зачем? Насколько? — удивилась Мия.

— Думаю, недели хватит. Я почувствовал кое-что на горе. Кажется, это что-то редкое и хорошее.

— На неделю? Тогда я с тобой! — вскинулась Мия, прекратив убирать посуду.

— Нельзя, наше отсутствие заметят. Просто продолжай работать у тёти Линиры. Можешь ещё раз отнести траву тётушке Хъёде. Ты же знаешь, что на горе безопасно, я просто проверю то место и приду, хорошо? — сжав руку сестре, серьезно произнёс Ниэль.

— Ты уверен, Нили? А если ты потеряешься? Гора очень большая. Там легко заблудиться, если зайти слишком далеко, — Мия беспокойно сжала подол платья.

— Мия, после падения я изменился. Я не только обрёл новую способность, но и внутренне… стал другим. Повзрослел, многое понял. Ты должна была заметить это.

Мия кивнула, потянулась к нему и крепко обняла.

— Бедный мой, ты столько пережил! Знал бы ты, как мне страшно было! — приговаривала она, поглаживая Ниэля.

— Мия, я изменился! Я не потеряюсь, обещаю тебе! Просто поверь в меня, хорошо? Я изменю нашу жизнь! — обнимая сестру бормотал он, роняя слёзы на её старое платье. Эмоции зашкаливали, голова болела и кружилась.

— Хорошо, хорошо. Можешь идти, но только не задерживайся сильно. Я буду ждать неделю, а если не вернёшься к концу этого срока, то пойду искать тебя, — отстранив брата, заявила Мия и внимательно посмотрела ему в глаза.

— Угу, — кивнул Ниэль, вытирая рукавом слёзы. Его разум успокоился, очистился от тревожных мыслей, и непонятное волнение снова отступило, спряталось в дальнем уголке его сознания.

Рано утром он ушёл, взяв с собой только мешочек с едой и небольшую баклажку с водой. Шагая по узким улочкам, Ниэль видел лишь старых больных людей и пьяниц. Все здоровые мужчины, женщины и дети в это время работали. Вскоре он вышел на главную дорогу, которая начиналась от городских ворот и заканчивалась на выезде из Ямы.

— Эй, мелочь, — его окликнул подвыпивший мужчина в форме стражника. — Сбегай за водичкой, я пить хочу.

Ниэль проигнорировал его.

— Ты глухой? Я с тобой говорю!

— И что? — Ниэль повернулся и с ухмылкой посмотрел на стражника. — Ты ударишь меня?

Мужчина, раскрывший рот для гневной тирады, закрыл его. Он зло посмотрел на Ниэля и прошипел:

— Мелкий ублюдок, я тебя запомнил!

— А я тебя, — хмыкнул вслед Ниэль.

Вся яма находилась под защитой Тени Розы. Эту организацию ненавидели все стражники и боготворили обычные люди. Ниэль помнил, что совсем недавно был случай, когда блюститель порядка насильно утащил молодую девушку к себе домой, а через некоторое время его нашли с перерезанным горлом. Каждый ребёнок в Яме мечтал быть приглашённым в Тень Розы.

После двух дней пути Ниэль наконец добрался до места, что так сильно его притягивало – к неприметному серому камню размером с одноэтажный дом. Побродив вокруг, Ниэль сел и распространил мысленное восприятие. После недолгих поисков он обнаружил под валуном пещеру и проход вниз, спрятанный в побегах вьющегося растения.

Ниэль подошёл к отверстию и осторожно раздвинул траву. Лучи светила проникли вниз и осветили пыльный пол. Он глубоко вздохнул и ногами вперёд залез внутрь, держась за гибкие стебли, но не рассчитал их длину и свалился на пыльный пол. Чертыхнувшись, Ниэль встал, отбросил бесполезное растение и огляделся.

В центре тёмной комнаты стоял каменный постамент, на котором лежала книга с металлической вставкой посередине. На вставке пылилось чёрное кольцо. У основания колонны кто-то белой краской начертил сложный рисунок, состоящий из многочисленных геометрических фигур: треугольников, ромбов и прочих многоугольников. Вдоль линий внешнего контура были написаны причудливые незнакомые символы. В пяти местах рисунка, в точках пересечения фигур, стояли столбики из синего кристалла, и на каждом лежало по маленькой сфере.

— А кто к нам тут пожаловал? — прогремел голос, усиленный пещерным эхо.

Ниэль попятился и уткнулся спиной в стену. Он сжал голову руками, чувствуя, как кто-то пытается завладеть его разумом. Ниэль инстинктивно понял, как защитить себя, начал сопротивлялся вторжению и после недолгой мысленной борьбы усилием воли вытолкнул чужака из своей головы.

— Не может быть! Ты же маленький мальчик, как ты смог противостоять мне? — прогремел в комнате старческий голос.

Поднялся ветер. В центре комнаты над книгой образовалась прозрачная сфера с синими глазами.

— У тебя душа мутированная! — воскликнула она тем самым стариковским голосом. — Отец-Хранитель, мало тебе прошлых издевательств? Я покорно ждал десять тысяч лет, терпеливо фантазировал о будущей жертве… А ты подсунул мне мальчишку с мутированной душой!

“Что за бред! Надо быстрее валить отсюда!” — лихорадочно думал Ниэль, осторожно пытаясь выбраться обратно.

— Прекрасное тело, чью красоту воспевала вся Империя! Былые дни, когда лучи славы озаряли принца Хилдефона, давно ушли, но до сих пор помнится теплота этих лучей. Быть заточённым здесь, в этой безвкусной форме, что может быть ужаснее? Эй! Ты куда? Мальчонка, подожди, не бросай обратно в пучину вечного одиночества, забери с собой!

Ниэль уставился на сферу.

— Зачем ты мне нужен? Ты моё тело захватить пытался!

— Что за пустяки, разве на такое стоит держать обиду? — возмутилась сфера и моргнула. — Лучше подумай о горе конфет, которую получишь, если освободишь принца Хилдефона. Целый сундук с разными вкусностями уже ждёт тебя!

Ниэль с сомнением глянул на него и снова потянулся к выходу.

— Стой!

Ниэль остановился и с серьёзным видом заговорил:

— Ладно, давай начистоту. Я чувствую, что тут скрыта великая возможность. И я собираюсь ею воспользоваться. Я не знаю, что ты такое. Какой-то дух или просто шарик с глазами, но если ты будешь мне мешать, то я... — Ниэль задумался, пытаясь придумать угрозу посерьёзнее. — Я просто уйду!

— Шарик с глазами… Отец-Хранитель, когда я посчитал, что твоему коварству есть предел, ты вновь ошеломил меня! Мальчонка же совсем неадекватный... Пришёл в чужую гробницу и выгоняет её законного хозяина!

— В гробницу? — Ниэль вопросительно поднял бровь. — Ты же живой. И зачем шарику вообще нужна гробница?

— А шарикам запрещено иметь свою гробницу? — сфера повысила голос. — И вовсе я не шарик, дрянной мальчишка! Я – душа. Концепция души знакома мелким кретинам вроде тебя?

— Да понимаю я всё, — Ниэль взялся за лиану и попытался вылезти наружу, — удачи тебе, передавай привет принцу, отцу, хранителю и не скучай там…

— Благородный вьюнош, подожди! — сфера подлетела поближе. — Ты же сказал, что тебя тянет сюда. На самом деле тебя тянет ко мне! Я сейчас запечатан в книге, ты не должен уходить! Спустись, поговорим как нормальные люди.

— Как человек и шарик! — буркнул Ниэль, спускаясь обратно. Он повернулся к нему и настороженно спросил: — Ну? Чего ты хотел?

— Заключим сделку, — неохотно начал тот. — Поверь мне, её выгодность не ускользнёт даже от твоего, скажем так, малоопытного взгляда. Ты впустишь меня, принца Хилдефона, в свою голову, что уже само собой должно являть тебе невероятную честь. Но благородство для меня не пустой звук, поэтому взамен я поделюсь своей неисчерпаемой мудростью и обучу тебя. Прими к сведению, что в былые времена моими учениками становились лучшие из лучших, светлейшие дарования. Про тебя я такого сказать не могу, но выбирать, увы, не приходится. Что скажешь?

— Я не верю тебе, — покачал головой Ниэль. — И такой учитель, как ты, мне не нужен.

Сфера хмыкнула и гордо заявила:

— Великий и прекрасный Хилдефон, десятый принц Империи Хранителей к твоим услугам! Величайшей удачей твоей жизни было встретить меня – мастера массивов, которого все называли Сапфировым Лордом! Я не знаю, как ты заслужил такую честь, ведь за столько лет меня так и не смог найти даже Палач Джулами. У моей семьи, правда, была совсем другая судьба…

Последнее предложение он произнёс уже шепотом.

— А кто такой Палач Джулами? — Ниэль с интересом посмотрел на него.

— Ты не знаешь, кто такой Джулами? — удивился Хилдефон.

— Нет, я вообще очень мало знаю о мире за стенами моего города. Расскажи, пожалуйста, — с горящими глазами попросил Ниэль, садясь перед колонной с книгой.

— Палач Джулами, — в голосе принца сквозило неприкрытое презрение, — жалкий раб-полукровка, который сумел встать на вершине континента и превратил его в скотобойню! Этот червь уничтожал расы и народы, как обычный скот! Реки крови текли по земле, отравляя всё живое, а кровавые дожди наполняли иссушенные озёра... Нашу расу называли Хранителями Массивов, сотни тысяч лет истории и наследия канули в лету из-за Палача... Я вошёл в глубокий сон и проспал более десяти тысяч лет. Кажется, тысяч тринадцать, может, больше...

— Тебе не следует знать слишком много, — после недолгой паузы продолжил Хилдефон. — Всему своё время. Сейчас ты должен впустить меня в свою голову, моей энергии не хватит надолго, скоро я снова усну.

— А что я должен буду взамен? — насторожился Ниэль. Он отлично понимал, что ничего бесплатного не бывает.

— На мне груз наследия некогда великой расы, — вздохнул Хилдефон. — Если её потомки ещё живут, я должен их найти и передать то, что принадлежит им по праву. Но ты пока слишком слаб, у тебя нет ни власти, ни силы, поэтому рано говорить об этом.

— Поклянись душой, что не займёшь моё тело и не будешь за него бороться со мной, — немного подумав, решился Ниэль. Он не был уверен, что это сработает. Но других вариантов у него не было, не пускать же чужака в голову просто так.

Сфера на мгновение замерла.

— Ладно, — Хилдефон неохотно согласился и громким голосом принёс клятву, упоминая в нём какое-то Синее Небо. Когда он закончил, от него отделилась ниточка и растаяла в воздухе.

— Залетай, — улыбнулся Ниэль, с нескрываемым интересом наблюдающий за всем процессом. В кармане он сжимал монету, ожидая от неё реакции. Но та оставалась холодной.

Ниэль едва сдержался и не дёрнулся, когда шарик синим росчерком врезался ему в лоб. Голова заныла тупой болью.

— Сформировать ядро души в таком возрасте! — удивлённо воскликнул Хилдефон в голове Ниэля. — Вьюноша, ты оказался любопытным экземпляром.

— Что за ядро души? — Ниэль коснулся лба.

— Умерь нетерпение и слушай внимательно, — голос принца стал строже. — Книга на колонне – это моя Книга Пути. Теперь она твоя. Кольцо на книге – невероятно ценный пространственный артефакт. Никому его не показывай, его ценность большинство даже не вообразит. Внутри кольца есть комнатушка, там я храню разные вещи. Я благородно позволю взять что-нибудь себе, если никому их не отдашь.

— Ладно, — Ниэль, подошёл к постаменту. — Договорились.

Он аккуратно взял кольцо, а затем книгу, предварительно сдув с неё пыль. Отложив их, Ниэль уставился на столбики с маленькими шариками.

— А это что?

— Самое ценное сокровище, какого в мире больше нет, — гордо заявил Хилдефон. — Это беозары – пилюли седьмого ранга. Перед смертью я установил Великий Массив Сбора Энергии, и эти пять пилюль больше десяти тысяч лет впитывали энергию из окружающего мира. Их эффект мне неизвестен. Обычно такие пилюли долго не держали, сразу скармливали молодым гениям своих семей. Слишком дорогие ингредиенты и слишком сложен процесс создания.

— А что она делает?

— Пробуждает скрытую силу и раскрывает потенциал. Эта пилюля сделает тебя талантливым, даже если у тебя не хватает дара. Прими её. Но две из пяти ты должен оставить моему будущему преемнику, остальные используй для усиления верных сторонников. Без силы ты никогда не сможешь помочь мне.

Ниэль подошёл к ближайшему столбику и взял в руку пилюлю. Покрутив в руках, он кинул её в рот и проглотил. И тут же дикая боль распространилась по всему телу.

Ниэль упал на пол и вывернулся в неестественной позе. Сжимая зубы, он терпел, чувствуя, будто в каждую пору его тела вонзались раскалённые иглы. Он до крови сжимал челюсть, отказываясь кричать. Когда боль достигла апогея, Ниэль потерял сознание.

***

Михаил сидел в машине и барабанил пальцами по рулю. Конца пробки не было видно – казалось, она тянулась до самого горизонта. Вдруг раздался звук сирены. Автомобиль скорой помощи проезжал через поток машин. Михаил выругался и повернул руль, пристраиваясь за ней в коридор спасения. Раздавались возмущённые автомобильные сигналы, но Михаилу было плевать. Он тревожно смотрел на навигатор, на экране которого пульсировала красная точка. Они с женой лишь час назад вспомнили про наклейку, которая шла вместе с антивирусом для компьютера. В ней находился чип отслеживания. Михаил лично приклеил наклейку к задней крышке наручных часов дочери. Если бы на глаза не попалась коробка с антивирусом, то кто знает, когда бы они с женой вспомнили про чип. Точка мигала более чем в двадцати километрах за городом.

— Боже, хоть бы успеть. Прошу, Господи, помоги успеть к дочке! Молю, Анечка, дождись, — лихорадочно просил Михаил, игнорируя правила дорожного движения и поворачивая со средней линии вправо.

Через час он вылез из машины, вооружился молотком, армейским ножом и пошёл к мрачному зданию, похожему на склад. На двери висел крупный замок, который сломался с третьего удара молотка.

Михаил, освещая путь фонариком на смартфоне, спустился по каменной лестнице и увидел большое, богато обставленное помещение, с баром и бильярдом. В углу, сильно контрастируя с богатством комнаты, стояла небольшая старая клетка с открытой дверцей.

Михаил подбежал к ней. И сразу же заметил мыльные пузыри, лежащие в углу клетки. В висках застучало. Оглядевшись, Михаил обнаружил неприметную дверь. С каждым шагом его сердце стучало всё быстрее. Паника накрыла Михаила, когда он поворачивал дверную ручку. В комнате находилась огромная кровать, на которой лежало маленькое тельце в рваном зелёном платье.

Он замер, с ужасом глядя на кровать. Покачиваясь, подошёл к ней и аккуратно поднял девочку на руки.

— Всё хорошо, всё хорошо. Папа нашёл тебя, никто больше тебя не обидит, — в бреду бормотал Михаил, прижимая тело дочери к себе. Он чувствовал, что она не дышит, видел синие следы на шее, но продолжал обнимать её и успокаивать. Слезы застилали его глаза. Каждая соленая капля, что падала на зелёную ткань, была пропитана ужасным горем отца, потерявшего дочь.

Медленно, Михаил поднялся на улицу. Его разум отключился, дав место инстинктам.

— Папа отомстит за тебя, Аня. Я не позволю им жить, — хрипло говорил он, осторожно кладя дочь на заднее сиденье автомобиля. Сев за руль, Михаил завел двигатель и заехал за здание. Он оставил машину там и вышел.

Вернувшись, он закрыл дверь и поправил замок, стараясь максимально скрыть повреждения. Голова была пустой, не было никаких мыслей, только прожигающая изнутри ярость, подпитываемая чудовищным горем.

Он завернул за угол, сел на землю и прикрыл глаза. Лишь ближе к ночи он услышал гул мотора. Подъехал дорогой автомобиль, из которого вышли четверо, весело переговариваясь. До Михаэли долетали отдельные фразы:

— Слушай, а вчерашняя милашка точно померла? Так не хочется сжигать её, — резанул басок одного из них.

— Это все из-за тебя! Зачем так горло сжимать, головой-то думай, — тут же донёсся упрёк другого…

Они, переговариваясь, подошли к двери и один из них попытался открыть сломанный замок.

— Что за... — не успел он договорить, как молоток проломил череп парня с басистым голосом.

Армейский нож вошёл в горло второго, пока оставшиеся двое с удивлением смотрели на Михаила, лицо которого исказилось в бешеной ярости. Нагнувшись, он вырвал молоток из черепа трупа и бросился на впавшего в ступор парня в дорогом пиджаке. Он оказался не таким прытким, как его друг, который уже со всех ног бежал к автомобилю. С размахом вогнав острую часть молотка в его висок, Михаил бросился за последним. Пока парень судорожно пытался открыть дверь машины, нож с хрустом вошёл ему под затылок.

Отпустив рукоятку, Михаил медленными, механическими движениями набрал номер полиции…

***

В каменной комнате над старой книгой висела прозрачная сфера, с удивлением наблюдая за мальчиком, что лежал на полу.

— Чувствуя такую жуткую боль, он не издал ни звука. Просто потерял сознание, ну даёт малец.

Из пор на коже Ниэля выходила белая, густая и жутко воняющая жидкость.

— Повезло парню, за раз очистил тело от всех вредных примесей. Кто же знал, что через много лет у беозара появится такой замечательный эффект, — приятно удивился Хилдефон.

Ниэль зашевелился. Воспоминания Михаила, которые он так долго и тщательно прятал глубоко внутри, накрыли его. Выгнувшись, он закричал в агонии. Из глаз текли слезы.

— Что с ним? Я чувствую, что его разум рушится. Это нехорошо! — Хилдефон с тревогой смотрел на Ниэля. — Кровавые слезы, Отец-Хранитель, через что же он прошёл…

Из глаз мальчика текла кровь. Михаил в теле ребёнка медленно растворялся в жуткой боли. Его сознание погрузилось в непроглядную темноту, но когда он почти сдался, слабый свет разогнал мрак и появился Ниэль – едва различимый, прозрачный, сияющий.

— Нельзя! — мальчик зло сжал кулаки и сверкающими глазами смотрел на Михаила, который не выдержал обрушившейся на него боли и снова решил сдаться. — Если ты умрёшь, она останется одна!

Десятки образов появлялись и стремительно сменяли друг друга: Мия несла Ниэля на спине, когда он потерял сознание… Мия ласково гладила и успокаивала Ниэля, пока того рвало…

— Не уходи… — голос Ниэля слабел, его очертания таяли, и казалось, что его мольбы никто не услышал, но вдруг его прозрачное тело ярко вспыхнуло и слилось с Михаилом. Две души сплелись, формируя единое целое и становясь чем-то новым. Это было его окончательным перерождением – становлением нового я, принятием чуждого мира и прощанием с прошлым.

Разум рывками возвращался к Ниэлю. Ему нельзя умирать... Ему нельзя терять Мию... Ему нельзя оставлять её одну в этом мире...

Вдруг его тело поднялось на полметра в воздух и из него вырвалось пламя. Оно обволакивало его, сжигая одежду и все нечистоты. Когда огонь почти потух и осталось несколько пляшущих язычков, на его теле сильно вздулись вены, темнея с каждой секундой. Мощная духовная волна прокатилась по комнате.

— Пробуждение родословной! — воскликнул Хилдефон, внимательно наблюдающий за Ниэлем.

Вены полностью почернели, но изменения продолжались. Всего за пять минут волосы на его голове достигли пяток, а глаза стали темнее ночи, без намёка на радужку.

— Ну да, у него же душа мутировала. Раса Кошмара, если я не ошибаюсь. Но почему огонь? Это всё так странно...

Яркая вспышка озарила комнату, и глаза Ниэля окрасились в фиолетовый, а огонь на нём вспыхнул с новой силой, однако теперь он пылал пурпурным.

— Избранный Неба!.. — изумлённо прошептал Хилдефон.

Между бровями Ниэля отчётливо виднелся медленно исчезающий фиолетовый ромб. Вместе с ним потух и огонь, а сам Ниэль плавно опустился на пол и крепко заснул. Чёрные вены, плотной паутиной исчерчивающие его кожу, уже не так сильно выделялись.

— Это бессмыслица! Как он мог стать Избранным Неба? Так не должно быть! У него пробудилась родословная Кошмара, которая совсем не подходит огню, а тем более Фиолетовому Небу! Он же не сможет таким образом подняться выше пятого ранга! Это абсурд... — Хилдефон замолк, что-то заметив. Он подлетел к Ниэлю и завис над его полуоткрытой ладонью. В ней блестела золотая монета.

— Монета Судьбы… Вот как он меня нашёл. Может быть, с естественным артефактом Высшего Бога он и пробьётся на шестой ранг. Но почему именно Фиолетовое Небо? Что за ирония судь... — он осёкся на полуслове и внимательнее вгляделся в монету.

— Или не ирония...

Глава 3. Последствия пилюли и кольцо

Ниэль очнулся спустя сутки после принятия пилюли. Он лежал, прислушивался к себе и чувствовал, что оставил прошлое позади. Больше нет боли, лишь грусть и теплая благодарность к сестре, греющая сердце. Если бы не она... Ниэль глубоко вздохнул и слабо улыбнулся.

“Как же хорошо быть молодым… Не чувствовать каждый день бессилие, видеть двумя глазами и просто свободно дышать…” — думал он.

В голове раздался голос Хилдефона.

— Малец, ты как себя чувствуешь?

— Да вроде неплохо.

Ниэль неспешно поднялся на ноги и рассеянно убрал волосы со лба, которые почему-то стали настолько длинными, что почти касались пола.

— А почему я голый? И что это за…

Он с удивлением посмотрел на свои ногти, которые окрасились в фиолетовый цвет. С запозданием Ниэль заметил, что зрение сильно улучшилось, видел он чётче – краски окружающего мира словно стали ярче и насыщеннее.

— Голый, потому что одежда сгорела, — пробурчал Хилдефон. — Благодаря беозару ты смог родословную пробудить, и глаз у тебя мутировал.

— Родословная? Глаз? — Ниэль нахмурился.

— Именно. Такое бывает у людей. Раньше вы все были лишь игрушками могущественных рас, служили для выпуска похоти и агрессии. Но со временем древние расы вырождались, а у людей пробуждались родословные «предков».

— И какую я родословную пробудил? — Ниэль напряженно замер. Ему казалось, что это очень важно.

— Расу Кошмара. Очень древняя и могущественная раса. На тринадцатом месте в списке Рённе!

— Что за список такой?

— Всё ему объяснять надо, — проворчал Хилдефон. — В список Рённе включены все известные расы. Его ещё называют списком Десяти Тысяч, хотя их там гораздо меньше. Конечно, он довольно условный, но многие оценивают потенциал и могущество расы в зависимости от номера. Чем он меньше, тем сильнее раса.

— А Кошмары эти сильные? Что они умеют? — Ниэль сел прямо на землю, полностью сконцентрировавшись на беседе.

— Сильные ли они? Ты ещё и спрашиваешь? Все расы, что входят в золотой список Рённе, то есть в первую сотню, смогли вырастить Высшего Бога! Но вот, что странно: раса Кошмара связана с тьмой, а у тебя появился дар огня. А пробуждение Глаза Неба я вообще никак не могу объяснить.

— И что, получается, я теперь в будущем стану очень могущественным и сильным? — Ниэль ухмыльнулся.

— Размечтался! Хоть Избранных Неба и мало, но они есть. А родословные могут у любого пробудиться, и номер в списке не шибко влияет на силу. Те, кто рождаются в богатых кланах, получают лучшие ресурсы. Так что сильно не радуйся, просто у тебя благодаря мне начальные условия лучше, чем у многих, не более... — Хилдефон хотел ещё добавить про то, что Ниэлю будет очень сложно пробиться на ранг Владыки, но не стал. Он не хотел рушить надежды неискушённого паренька.

— А что за Глаз Неба?

— Вопросы потом, времени не так много. Возьми кольцо, капни на него кровь, потом мысленно войди внутрь.

— Но…

— Времени мало.

Ниэль с неохотой согласился и подобрал чёрное кольцо. Не дрогнув, укусил палец до крови и размазал её по артефакту. Кровь медленно впиталась в металл. Немного постояв, он направил мысленное восприятие внутрь кольца и увидел прямоугольное пространство размером с футбольное поле, вокруг которого закручивались фиолетовые вихри.

Ниэль изучил пространство и понял, что кольцо почти пустое, а все вещи собраны в одном углу. Первое, что попалось на глаза – огромный шкаф, заполненный мужской одеждой, в которой явно преобладали оттенки синего. Одежда была совсем необычной – на ней едва заметно мигали линии и знаки, все пуговицы были сделаны из драгоценных камней или металла.

Рядом стоял ещё один шкаф, намного больше и заполненный книгами. Ниэль сконцентрировался на одном из древних фолиантов и вздрогнул, когда тот появился у него в руке. Он с интересом начал листать его и разочарованно вздохнул. Книга была на другом языке. Положив её обратно в кольцо, он продолжил осматриваться, пока не наткнулся на статую из синего кристалла, изображающую крупного мужчину в полный рост. Руки скрещены на груди, на каждой кисти по четыре пальца. Из-под густой копны синих волос, водопадом ниспадающих до пояса, выглядывали два небольших рога.

— Это ты? — спросил Ниэль.

— Да! Я прекрасен, не правда ли? Этот взгляд, излучающий мудрость тысячи королей, а эта изящная клиновидная бородка. Если бы мне пришлось ограничиться лишь одним эпитетом, чтобы описать своё великолепие, я бы сказал «мужественный».

— Да… очень мужественный.

— У меня там есть много статуэток поменьше, возьми себе парочку. Они очень удобные для ежедневного любования мной.

"Это насколько же надо собой восхищаться, чтобы создать собственную скульптуру и носить с собой", — с раздражением подумал Ниэль.

Он переключился на семь сундуков рядом со статуей. Один из них был забит теми самыми статуэтками Хилдефона, изображающими его в разных пафосных позах и нарядах. На каждой были начертаны странные знаки. Эксцентричность учителя действовала Ниэлю на нервы всё больше и больше.

Второй сундук был наполнен женскими ювелирными изделиями. Причём каждое обязательно содержало в себе огранённый сапфир, испещрённый разными символами.

— А это-то зачем? — удивился Ниэль.

— Маленький ещё, лет через десять спасибо скажешь, — снисходительно отозвался Хилдефон.

Остальные сундуки были самыми большими. Высотой около метра, столько же в ширину, они оказались заполнены кристаллами разных цветов.

— А это что?

— Это энергетические кристаллы высшего качества!

— И зачем они?

— Ты что, в деревне живёшь? Ты даже элементарные вещи не знаешь! Кристаллы – это энергия в твёрдом виде. Их используют для развития, построения массивов, создания артефактов и многого другого.

Ниэль хмыкнул и продолжил осмотр. Он увидел скульптуру ростом с учителя, облачённую в прекрасную броню из синего металла с сапфировыми вставками. На левой стороне нагрудника изображался герб в виде сложных линий, контуры которого складывались в лицо какого-то мужчины. Вместо глаз сверкали чёрные драгоценные камни.

— Красиво… — Ниэль завороженно смотрел на доспех.

— Конечно, красиво, это одно из моих лучших творений! — самодовольно хмыкнул Хилдефон.

Возле доспехов Ниэль увидел витрину с оружием, где висели длинный меч, два кинжала и три небольших ножа. Всё оружие было в кожаных ножнах, усеянных сапфирами. Ниэль переместил кинжал в руку и восхищённо рассматривал его, любуясь игрой света. Осторожно вытащил оружие из ножен, которые на удивление оказались очень легкими, и увидел синее металлическое лезвие, расписанное знаками и геометрическими фигурами. Приглядевшись, он заметил знаки и на рукоятке с ножнами.

— Жалко, что ты в полной мере не сможешь использовать силу моей сапфировой коллекции, — вздохнул Хилдефон. — Вот если бы ты обладал хотя бы энергией земли, а не огня, но... ничего не поделаешь.

— Это из-за этих символов? — Ниэль подошёл к стене и взмахнул ножом, с легкостью разрезая камень.

— Да, эти руны и массивы подстроены специально под меня. Но не переживай, лет через сто или даже пятьдесят тоже сможешь сделать себе оружие самостоятельно. Конечно, оно будет похуже, но тут всё дело скорее в моей исключительности, чем в твоей ограниченности.

Ниэль пропустил колкость Хилдефона мимо ушей и, отправив кинжал обратно, продолжил изучать комнату. Рядом с витриной он увидел зеркало в полный рост.

Ниэль заинтересовался и переместил его в пещеру. Он перетащил зеркало под свет и внимательно оглядел себя. Худой паренек с прямым носом, фиолетовыми бровями и ногтями. После пробуждения дара его кожа стала поразительно гладкой и чистой, не было ни мозолей, ни старых шрамов. Но больше озадачили Ниэля глаза – радужка отливала оттенками фиолетового и пурпурного.

— Как мне теперь с таким лицом в город войти? — он нахмурился и коснулся правой брови.

— Скажешь, что грибами отравился. Тебя, кстати, как зовут, ученик?

— Ниэль, — он отвёл взгляд от отражения, вытащил нож из коллекции учителя и постарался как можно осторожнее срезать свои волосы, оставляя неаккуратный ёжик.

— Поторопись с осмотром, чтобы мы могли уйти поскорее. Хоть защита гробницы и заблокировала основную часть возмущений от твоей инициации, но всё же лучше не рисковать. Я скоро засну и не смогу направлять тебя. Ответы найдёшь в книгах, в кольце спрятана добрая половина королевской библиотеки.

— Там непонятно ничего, как я прочитаю? — проворчал Ниэль.

Он отправил обратно зеркало, зашёл в кольцо и направился к следующей неисследованной зоне. Там Ниэль увидел три стеклянные витрины, стенд и сундук. Две витрины были большие, длиной около пяти метров. На них лежали три небольшие шкатулки. Третья витрина была в два раза меньше, там хранились футляры с мужскими ювелирными украшениями, в которых главными драгоценными камнями оказались сапфиры. Разнообразные перстни, кольца, браслеты, цепи, булавки и что-то похожее на карманные часы сверкали синими бликами, радуя глаз.

Под хвастливую болтовню учителя Ниэль доставал украшения и рассматривал их, примеряя на себя. На каждом сапфире были вырезаны различные символы. К сожалению, размер драгоценностей не был рассчитан на детей. Разве что булавка из синего металла с сапфиром. Ниэль отправил все украшения обратно в футляры, взял часы на цепочке и с любопытством рассмотрел. На верхней части циферблата было нарисовано три кружочка – желтый, зеленый и красный. А под ними виднелся круг из двенадцати символов.

— Этот прибор определяет дату и время, но он сломан, — с сожалением сказал Хилдефон.

— А в этих шкатулках что? — Ниэль отложил часы и указал на большие витрины.

— Тут были принадлежности для алхимии и ингредиенты, в основном травы. Но за такое время они, скорее всего, испортились, хоть и хранились в специальных шкатулках, очень дорогих к слову, — усмехнулся Хилдефон.

Ниэль открыл все шкатулки и только в некоторых нашёл несколько сухих корешков и пару растений, что не испортились даже спустя столетия. В остальных лежала засохшая труха, которую Ниэль пересыпал всё в отдельную шкатулку с мыслью выбросить в будущем. На второй витрине нашлись готовые алхимические продукты, но их тоже было мало. Несколько настоек, пилюль и порошков. Отсортировав всё, Ниэль взял пустую шкатулку в руку и собрал туда свои обрезанные волосы.

— Зачем тебе это? Сжёг бы, да и всё, — удивился Хилдефон.

— А если по заклинаниям меня найдут через волосы? Да и в будущем вдруг пригодится для чего-нибудь. Может, они волшебными стали…

— Ну, смотри сам, — хмыкнул учитель.

С довольным видом отложив шкатулку, Ниэль вернулся к последним непроверенным объектам – шкафчику и сундуку, который был самым большим из всех в комнате. Ниэль открыл его и увидел кучу драгоценных камней. Там были алмазы, рубины, сапфиры и другие, названия которых он не знал.

— И для чего это? — Ниэль с любопытством зачерпнул пригоршню камней.

— Для тренировок, конечно же! Как ты собираешься учиться Начертанию Массивов?

— Учиться, — пробормотал Ниэль, закрыл сундук и повернулся к шкафчику. Сквозь его стеклянные дверцы было прекрасно видно несколько предметов.

— Что это?

— Это естественные артефакты, — неохотно начал Хилдефон. Ему не хотелось говорить об этих сокровищах. — Очень ценные. Но пользоваться ты можешь только теми, что на нижней полке! Их там четыре штуки – монокль, брошь-гусеница, кольцо правды и шкатулка заморозки. Я тебе позже расскажу об их свойствах. Кстати, с помощью монокля ты можешь читать книги на любом языке, он будет их переводить. Это самый дорогой артефакт тут!

— То что надо! — Ниэль нетерпеливо достал круглый монокль в серебряной оправе, с цепочкой из светло-синего металла.

— А чего ты раньше не сказал? — скривил он губы, разглядывая незаменимый артефакт.

— Я забыл, — невозмутимо отозвался Хилдефон. — Но такие предметы и правда ценные. Без них почти невозможно расшифровывать древние записи.

— А что такое естественный артефакт? — Ниэль отправил монокль обратно и направил внимание на шкаф с одеждой.

— Естественные артефакты возникают, когда умирает кто-то шестого ранга или выше. Тогда его сила сплавляется с каким-то предметом. А может и в орган какой-нибудь уйти или ещё куда. Это очень непредсказуемые и дорогие штуки… Эй, стой! Ты чего делать собираешься?!

Осматривая костюмы, Ниэль выбрал прекрасную бежевую рубашку с синими пуговицами и белые бриджи.

— Малец, тебе великовата одёжка будет, давай-ка ты голый домой топай... — насторожился Хилдефон.

Ниэль, проигнорировав учителя, взял в руки небольшой нож из его коллекции и начал укорачивать рукава.

— Стой, не смей! Ты богохульник проклятый, что ты делаешь!

— У меня нет выбора, прости. Тебе всё равно больше одежда не нужна... — Ниэль спокойно достал из походного мешка иголку и моток ниток, которые вместе с заплатками давно уже стали его постоянными компаньонами.

— Да эта одежда дороже жизни твоей, мелкое отродье! Да как ты...

Ниэль слушал ругань Хилдефона и безуспешно пытался проткнуть иголкой ткань рубашки.

— Ха! Невежественный глупец! Эта рубашка сделана из шёлка золотого рогатого шелкопряда! Её не проткнуть обычной ржавой иголкой!

Ниэль, спокойно отложив иголку, взял в руки нож учителя и начал прокалывать им отверстия. Затем подшил рубашку под себя: сузил спину и рукава, сорвал все пуговицы и стянул отверстия нитками. Достал пару подкладок и пришил их к рубашке. Также он сделал из куска рукава внутренний карманчик, не сомневаясь, что там в будущем появится золотая монетка. Похожие манипуляции Ниэль проделал и с бриджами.

— Хил, а сколько вообще рангов этих? — между делом спросил он.

— Девять! — недовольно проворчал Хилдефон. — Но девятый – это уже Высший Бог. Они очень редко появляются.

Ниэль натянул новую одежду и понял, что она выглядит слишком чисто. Он разделся, выпачкал её в земле под громкие проклятия учителя, сразу после замарал волосы, и, наконец, остался доволен собой.

— Слушай, а ты же говорил, что там есть сундук с конфетами? — Ниэль улыбнулся краешком губ.

— Ну, — Хилдефон смутился, — хвост кули тебе, а не конфеты! Ты одежду мою испоганил, свинья проклятая!

Ниэль оглядел небольшую пещерку и подошёл к сапфировым стойкам с беозарами. Вытащив из кольца шкатулки, он аккуратно положил в них пилюли и отправил обратно, вместе со стойками. Туда же он закинул и книгу.

— Как мне стереть эту штуку? — Ниэль осмотрел линии на полу. — Вдруг другие одарённые наткнутся на пещеру. Поймут, что тут хранилось, и начнут искать.

— Сейчас ты не сможешь ничего сделать. Замаскируй проход, а в будущем вернёшься.

Ниэль последовал совету учителя и постарался как можно лучше спрятать небольшой лаз под гибкими стеблями растений. Он в последний раз глянул на большой серый камень и поспешил в направлении Ямы, волнуясь о сестре.

Ближе к вечеру, когда власть светила медленно угасала, предзнаменуя будущее господство лун, Ниэль решил устроить привал под сенью редкой рощицы: соорудил небольшой шалаш из веток, накидал травы, чтобы лежалось помягче, и забрался внутрь. В предвкушении он открыл книгу учителя. С первой же страницы на него смотрел превосходно нарисованный портрет, изображающий синеволосого мужчину с глубоким, проникновенным взглядом. В верхнем углу виднелась красиво написанная надпись на неизвестном Ниэлю языке.

— Кстати, а откуда ты знаешь наш язык? — спросил он, разглядывая текст.

— А я и не знаю, я с тобой разговариваю духовно. Сконцентрируйся и поймешь, что мы не общаемся словами в привычном тебе понимании, — раздалось в голове.

— Вот оно как... — Ниэль задумался, листая книгу. На каждой странице были различные изображения Хилдефона. Все рисунки объединяла одна деталь – на них он выглядел крайне мудро и мужественно, всем своим видом излучая превосходство. На каждой странице также имелся небольшой текст.

— Мне вытащить монокль, чтобы начать читать твою Книгу Пути? Или использование такого артефакта могут заметить?

— Монокль, конечно, желательно вытащить, ведь иначе ты не сможешь прочитать великолепные стихи обо мне. О безопасности не волнуйся, никто не догадается о природе естественного артефакта без тщательного анализа.

— Стихи? Зачем вообще тогда она нужна?! — возмутился Ниэль и захлопнул книгу.

— Как зачем? Чтобы восторгаться мной! Как жаль, что эта великая книга попала в руки такому неотёсанному глупцу…

Ниэль едва не хлопнул себя по лбу. У него, конечно, были опасения, что с наставником придётся несладко, но действительность превзошла его ожидания. В древнем фолианте, принадлежащем учителю, он надеялся отыскать какую-нибудь важную информацию быстро и просто, не перелопачивая всю библиотеку, – например, как выжить в этом мире, обрести власть и могущество. Мысленно сетуя на судьбу, он отправил книгу в кольцо и ещё раз осмотрел его пространство.

— Слушай, а почему всё так разложено аккуратно?

— Эх, это сестра моя постаралась. Вытащила ненужное и оставила только необходимое. Я потом тайком женские украшения со статуэтками забрал. Интересно, что там с ней стало, — в голосе Хилдефона чувствовалась сильная печаль.

Ниэль искренне понимал учителя и сочувствовал ему. Каким бы раздражающе самодовольным Хилдефон ни был, история его трагической судьбы отзывалась внутри болью и состраданием. Они действительно были похожи, и в какой-то момент Ниэль осознал, что незаметно для самого себя принял Хилдефона в качестве наставника – самовлюблённого, но мудрого и жертвенного.

— Учитель, а ты зачем пытался захватить моё тело? — он попытался отвлечь Хилдефона от тягостных дум.

— Да я бы просто отправил тебя назад, и всё! Думал, случайно какой-то несмышлёный ребёнок забрёл... — пробурчал Хилдефон.

В воздухе повисла неловкая тишина.

— Может, начнем моё обучение? — спустя некоторое время предложил Ниэль.

— Эх, ладно, но только слушай меня внимательно, — с неохотой произнёс Хилдефон. — Начну с основ. Почти каждое живое существо, независимо от расы, рождается с ядром внутри. У людей оно находится в сердце. Это ядро очень загадочно, в моё время никто не смог полностью изучить его. Маленькое, размером с ушко иголки, оно защищает организм от прямого влияния чужой энергии.

— Это как? Можешь подробнее объяснить?

— Мир защищает тех, кто не владеет энергией. В ином случае любой сильный одарённый мог бы уничтожать города. Например, владеющий огнём взмахом руки сжигал бы часть сердца у тысяч людей, о повелителе крови и не говорю, его могущество возрасло бы в разы, умей он напрямую вытягивать кровь из людей. Но благодаря ядру такое невозможно, на организм можно воздействовать только внешне. Кинуть огненный шар или создать кровавого голема, чтобы тот народ вырезал. Но опять же, всё условно и зависит от могущества одарённого.

— И как им стать? Как пробудить силу? — Ниэль с жаром спросил вопрос, на который больше всего хотел знать ответ.

— Чтобы стать одарённым, необходимо почувствовать ядро, — неспешно начал Хилдефон. — Не каждому это дано, девять из десяти на этом моментов проваливаются. После этого следует наполнить ядро энергией, вот и всё. Но это только начало, переход на следующий ранг намного сложнее и опаснее, тут тебе надо будет самому узнавать все нюансы, я ваши людские системы развития не очень знаю, только основное. Думаю, тебе будет несложно начать, попробуй.

— Так ты же ничего не объяснил, — возмутился Ниэль.

Так и не дождавшись ответа, он сел, скрестив ноги, и закрыл глаза. Всё внимание направил в сердце. Спустя несколько минут, он почувствовал в нём маленькое зернышко.

— Это же легко. Почему почему только девять из десяти могут его почувствовать? — удивился Ниэль.

— Легко ему. Конечно, тебе легко! Ты такое ценное лекарство сожрал, ещё бы у тебя проблемы с ощущением ядра были! После принятия пилюли твоё тело полностью очистилось! Тем более что ты родословную пробудил, а человек без таланта никогда этого не сможет. Даже без беозара ты стал бы одарённым, благодаря мутированной душе!

— Вот оно как, значит...

— Ладно, малец. Слушай меня внимательно. Для начала, ты должен заполнить ядро.

— И как мне это сделать?

— Достань огненный кристалл и поглощай его энергию. Обычно люди впитывают энергию из окружающего мира. Но у тебя есть кристаллы, поэтому всё пойдет гораздо быстрее. А сейчас я расскажу про предметы в кольце и их действия...

Хилдефон подробно описал каждый артефакт и его свойства, включая названия, ранг и редкость.

— Я верю в тебя, малец. Потому что, если умрёшь ты, умру и я. Только верить и приходится. До встречи…

Голос Хилдефона смолк.

"Ну и хорошо, что этот нарцисс уснул… но грустно как-то... я успел привязаться к этому недоучителю?" — думал Ниэль, доставая ярко-красный кристалл. Разглядывая его, он думал о тяжёлой судьбе нового наставника, пожертвовавшего жизнью ради мизерного, призрачного шанса. Шанса, что остались выжившие представители его расы, шанса, что его найдет тот, кто добровольно придёт к нему на выручку. На данный момент Хилдефон находился в крайне жалком положении. Но даже так он не унывал, оставаясь самим собой. За это Ниэль проникся уважением к Хилдефону и решил, что в будущем обязательно поможет ему.

Как впитывать энергию, Ниэль разобрался быстро. Всего через полчаса он уже довольно успешно поглощал её, удивляясь, как может столько энергии вливаться в такое маленькое ядрышко. Причем он совершенно не чувствовал, что хоть немного заполнил его.

Рано утром он отправился в сторону города. К концу обещанного Мие срока, на седьмой день, Ниэль подошёл ко входу в Яму. В небольшой будке у ворот стражник встретил его подозрительным взглядом.

— Эй! Что с рожей? — спросил он

— Я кушать хотел и нашёл грибочек красивый. Скушал его, а потом животик болел сильно... И вот что получилось, брови покраснели. Дяденька, не ругайся, я больше не буду... — мямлил Ниэль, старательно пряча глаза, под усиливающийся хохот стражника.

— От стыда они покраснели, — давясь от смеха, всхлипывал тот. — Из-за тупости твоей…

— Простите, я больше не буду есть грибы, — пролепетал Ниэль, ковыряя носком землю. В душе он посмеивался, силясь выглядеть как можно более жалко. Хоть ему и было девять лет, но из-за недоедания он казался сильно младше своего возраста.

— Ну и рассмешил, малец, будет что ребятам рассказать, — вытирая слёзы, стражник медленно потянулся за ключами, что лежали на небольшом столике. Был уже вечер, поэтому ворота были закрыты.

Ниэль дождался, пока стражник откроет их, и побежал к своей землянке. Солнце клонилось к закату, освещая узкие неровные улицы. Уставшие от жалкой жизни, старые и больные люди поднимали головы к небу. Они щурясь смотрели на светило, каждый думая о своём.

Вот сидит женщина, мечтательно вспоминая о прошлом. Когда-то она жила нормальной жизнью, пока её не выкинули из дома, потому что она заспала своего же ребёнка... Она полностью игнорировала реальность, уйдя в себя.

Немного дальше по улице стоит старик. Старая, грязная повязка закрывает ужасный, гниющий шрам на правой руке. Из-за интриг противников он потерял всё имущество. После банкротства его вместе с семьёй отправили в Яму. Прищурившись, старик смотрел на светило, думая о превратностях судьбы, о сломанных жизнях своих сыновей, внуков.

Ниэль бежал по улице и видел лица. Он видел в них страх, жалость к себе, голод и сломанные надежды. С каждым шагом в нём усиливалось желание убраться отсюда. Сжав зубы, он ускорился.

"Мия скоро должна прийти с работы" — думал Ниэль, заходя в дом. Он плотно закрыл дверь, вытащил из внутреннего кармана кольцо и достал из него кристалл. Ниэль сел, закрыл глаза и начал медитировать. Именно так он назвал процесс поглощения энергии.

Через некоторое время раздался звук открываемой двери, послышались шаги. Несколько секунд Ниэль не двигался, приходя в себя после медитации, после чего вышел встречать сестру.

— Нили… — Мия с облегчением улыбнулась, увидев брата. Она подошла к нему и застыла, изумлённо разглядывая его фиолетовые глаза и брови.

— Что это? — она неуверенно коснулась его лица.

— Я изменился после пробуждения дара, — Ниэль широко улыбнулся.

— Дара… — Мия села на стул, ошарашенная услышанным.

— И ты сможешь стать одарённой, — Ниэль сел рядом и взял её руку в свою. — Скоро всё изменится, Мия. Вот увидишь.

— Я? — она горько улыбнулась и посмотрела на брата. — Мне уже одиннадцать, Нили. Проверка была совсем недавно, у меня нет таланта.

Ниэль знал, что чем ближе возраст к двенадцати годам, тем ниже шанс стать одарённым. Каждые полгода проводилась проверка, где детей собирали вместе и давали каждому подержать особый камень. И если камень реагировал, значит, у ребёнка имеется потенциал обрести дар – то есть ощутить ядро и начать его заполнение. Последняя проверка была за неделю до смерти Ниэля – первого числа первого месяца Зелёной луны.

— Это не важно, — Ниэль погладил Мию. — На горе я нашёл гробницу великого мастера. И там было несколько пилюль, которые помогают пробудить силу. Они высокого уровня, поэтому ты точно сможешь стать одарённой, я уверен.

— Гробницу? — Мия нахмурилась. — В таких местах очень опасно, зачем ты полез туда?

Она ещё раз посмотрела на брата. Его изменения после травмы начинали всё больше беспокоить её.

— Затем, чтобы мы смогли выйти отсюда, — Ниэль кисло улыбнулся. — Или ты хочешь всю жизнь оставаться в Яме и каждый день думать, как бы не умереть с голоду?

Мия продолжала молча смотреть на него.

— Смотри, — он вытянул руку и закатал рукав. — Видишь? Нету шрамов, нету болячек. Вот такая кожа у тех, кто хорошо ест и спит.

Он протянул и взял руку Мии. Та не сопротивлялась.

— А теперь, посмотри на свою.

Мия мельком глянула на руку и отвела взгляд.

— Ты самая чистоплотная девочка, которую я знаю, — Ниэль аккуратно поправил её рукав. — Но это совсем не важно, в Яме ты всегда будешь«грязной». После пилюли ты тоже станешь одарённой, и твоё тело изменится. Но это только на время. Если мы хотим жить лучше, нам надо изменить наше мышление. Мы больше не жители Ямы, мы – одарённые.

Мия долго молчала, обдумывая слова брата.

— Ты уверен, что я тоже смогу стать одарённой? — она коснулась ладони брата.

— Да.

— А что ты ещё нашёл в гробнице?

— Я не могу сказать, — Ниэль покачал головой. — Эти знания будут опасны для тебя.

Мия хотела было уже возразить, но в последнюю секунду передумала.

— Я доверюсь тебе, — она погладила его по голове. — Как же ты смог так вырасти?.. Пойдём кушать, ты же на горе только хлеб ел, сейчас я…

Ниэль облегчённо улыбнулся, чувствуя тепло внутри. Всё получилось проще, чем он рассчитывал. Мия не устроила ему допрос, не посмеялась над братом-фантазёром, а полностью доверилась.

За едой каждый думал о своём. Ниэль размышлял, что ему дальше делать. Оставаться инкогнито или же признаться и получить помощь? А если и приходить за помощью, то к кому? Мия же украдкой следила за братом, размышляя о его изменениях. Не только внешних, но и внутренних. Раньше он всегда держал голову опущенной, а когда поднимал её, в его взгляде отчётливо виделась тень голода и страха. Мия знала, что её брат труслив, но это нисколько не волновало её. Она вырастила его и пообещала всегда защищать. Сейчас же... перед ней сидел симпатичный ребенок с гладкой белой кожей. Его задумчивый взгляд фиолетовых глаз завораживал Мию. В них она чувствовала уверенность в себе, силу и мудрость. Она не понимала, как её трусливый Нили мог за такое короткое время стать таким.

— Спасибо за еду, сестрёнка! — Ниэль поблагодарил Мию, после чего помыл посуду и лёг на кровать. Неделя в пути сильно вымотала его.

— Отнесёшь завтра травы? Я очень хочу спать... — сквозь сон пробормотал он.

— Сладких снов, Нили, — прошептала сестра и подошла к уже заснувшему брату. Присев рядом, она начала медленно поглаживать его по спине, уйдя мыслями глубоко в себя.

Глава 4. Новик

Ниэль проснулся ближе к обеду. Он чувствовал, как в нём, требуя выхода, бурлила энергия. С хрустом потянулся, сел, скрестив ноги, и углубился в медитацию.

С возвращения домой минула неделя. Всё это время Ниэль читал книги с помощью монокля, ходил на поиски трав и, как только появлялась свободная минута, поглощал энергию из кристаллов. Сначала у него не получалось удерживать концентрацию и сидеть спокойно дольше пяти минут, но прогресс за неделю оказался стремительным.

Где-то через час медитации Ниэль почувствовал, что ядро переполнено. Он дал себе несколько секунд на подготовку, настроился и собрался с силами – ему предстояло перейти важный рубеж. Глубоко вздохнув, Ниэль направил внутрь ещё больше энергии. Ядро с хрустом треснуло и начало расширяться. Потоки энергии, что приятно текли по внутренним каналам, превратились в чистую боль, разрывающую его изнутри. Ниэль едва удержался в сознании, понимая, что потеря контроля грозит ему сильными увечьями.

Струйки пота текли по лицу и спине. Ниэль терпеливо продолжал впитывать энергию. Постоянно нарастающая боль словно скапливалась в голове, пульсировала и завершилась взрывом в правом глазу. Мир вокруг стал чёрно-белым. Ниэль с удивлением уставился на пульсирующий шар внутри собственного сердца – он видел его сквозь кожу, мышцы и кости. Спустя мгновение мир снова обрёл привычные краски, а боль вернулась с новой силой. Руки вспыхнули огнём, как сухие ветки. Ниэль морально подготовился к чему-то подобному, поэтому воспринял это с хладнокровием и продолжил поглощать энергию. Когда боль добралась до левого глаза и взорвалась уже там, пламя на руках окрасилось фиолетовым.

Наконец, огонь пропал, а Ниэль мокрый от пота упал на кровать.

Он тяжело дышал. Неужели каждый раз надо будет через такое проходить? Ниэль лежал и чувствовал, как с каждым ударом сердца энергия попадает в вены, смешиваясь с кровью. Этот процесс показывал, что он уже не обычный человек, а Новик – одарённый первого ранга. Когда человек достигает первого ранга, то все «человеческие» силы, такие как энергия в ядре или мутированные глаза, поднимаются следом на тот же уровень. Но сила его родословной Кошмара так и не достигла первого ранга, и Ниэль не знал, где ему достать методы развития Кошмара.

Когда процесс изменения крови закончился, на улице стемнело.

Ниэль медленно поднялся на ноги, возбуждённо разминая кисти рук. Он чувствовал силу, которая неторопливо растекалась по телу. Сосредоточившись, он направил её в указательный палец, который через несколько секунд нагрелся, кожа на нём покраснела. Со смешанными эмоциями Ниэль наблюдал за бордовым, потеющим пальцем. Он сконцентрировался и направил энергию в правый глаз. Кольнуло, словно иглой, и мир вокруг стал чёрно-белым. Ниэль внимательно смотрел на ладонь. Постепенно он начинал видеть каждую косточку, каждую вену, каждый капилляр, внутри которых пульсировала энергия, текущая вместе с кровью. Особенно много её было в пальце.

"Интересно..." — Ниэль отвлёкся, опустил голову, рассматривая чёрные ногти на белых босых ногах. В глазах мигнуло, и всё стало как прежде. Он почувствовал, как ниточка энергии вышла из правого глаза.

— Ой, — Ниэль вскрикнул и прижал руку к глазу, чувствуя пульсирующую боль.

Когда боль прошла, он снова направил энергию в палец, который вновь быстро нагрелся. Ниэль напрягся и попробовал выпустить силу наружу. Неожиданно на кончике ногтя загорелся маленький огонёк, весело пляшущий под изумленным взглядом Ниэля. Сильная боль резко пронзила левый глаз, и цвет пламени изменился на пурпурный.

Вскрикнув, он дернул рукой и случайно отправил огонёк в короткий полет. Раздался тихий шипящий звук, и в стене образовалось небольшое отверстие.

— К чёрту! Надо было на гору идти, дом ещё спалить не хватало... — недовольно проворчал Ниэль, прижимая ладонь теперь уже к левому глазу и разглядывая тёмное отверстие размером с мячик для пинг-понга.

Он закрыл глаза и проверил территорию вокруг себя мысленным восприятием. Убедился, что рядом никого, достал из кольца книгу, монокль и начал читать.

"Если я правильно понял, то правый глаз – это Помощник, часто встречающийся мутированный глаз вспомогательного типа. Он делится на несколько уровней, у каждого человека со своими индивидуальными особенностями. Пока я нашёл два умения – видение энергии и способность буквально просканировать изнутри человеческое тело. Надо будет провести больше экспериментов. Левый же, как сказал Хил, Глаз Фиолетового Неба..." — Ниэль задумался и отложил книгу.

Девять небес, семь по цвету радуги плюс чёрное и белое. Каждое небо – особый мир со своими ресурсами и опасностями. Иногда оно выбирает среди людей Избранного, и тот получает частичку его силы. И если он сможет вырасти, то в будущем не будет проблем спокойно входить и путешествовать по небу. Можно даже стать Богом неба. Но там было множество ограничений, и Ниэль до конца не понимал, что именно из себя представляют эти небеса.

"Фиолетовое Небо ещё называют Небом Космоса. И если я всё правильно понял, то у каждого неба есть свой Храм. Представители Храма Фиолетового Неба, судя по книге, отлично управляют пространственными силами", — размышлял Ниэль над прочитанным, доставая из кольца зеркало. Встав перед ним, он направил энергию в правый глаз и наблюдал в чёрно-белом отражении, как его правый зрачок резко расширился, увеличившись в два раза, а внутри него появилась белая точка.

Это не сильно удивило Ниэля. Он чувствовал, что его глаза меняются, а теперь увидел сам процесс. Отозвал энергию и направил её в левый глаз. Мигнув, картина мира вернула цвета, но больше ничего не произошло. Тогда, он вновь призвал огонек на кончике пальца, и тот сразу же вспыхнул фиолетовым. Ниэль продолжал внимательно смотреть на своё отражение, наблюдая, как цвет радужки становится насыщеннее и глубже. Глаз будто наполнился внутренним светом.

Ниэль решил рискнуть, и направил силу ещё и в правый глаз, не отзывая её из левого. Сильная боль резанула оба глаза.

— Чёрт! — вскрикнул Ниэль и неуклюже плюхнулся на кровать.

Свернувшись калачиком, он уткнулся лбом в колени и закрыл глаза. Боль постепенно отступала. Сильная слабость обрушилась на Ниэля, прибивая к земле. Кое-как он убрал зеркало и, не дожидаясь сестру, сразу лёг спать. Проснулся, судя по всему через пару часов, зверски голодным и первым делом взял кусок хлеба из кухни. Он жевал его и обдумывал дальнейшие действия. Ему было необходимо изменить своё питание, ведь скудный рацион замедлял развитие.

Первым делом Ниэль достал книги с базовой алхимией. Он хотел найти информацию о том, как без боли принять беозар. Но его ждало разочарование. Часто смысл ускользал от него, поскольку Ниэль не понимал мудрёных примеров и терминов, а незнакомые символы сливались в один. В этом мире он ещё не научился читать, поэтому монокль автоматически переводил текст на русский язык. Сейчас Ниэль мог только изучать картинки с различными растениями, а также инструкции о применении и свойствах этих трав. Просмотрев двадцать картинок, Ниэль почувствовал, что это его лимит. Его мозг оказался перегружен и больше не воспринимал информацию, ему требовалось время, чтобы сперва переварить полученные знания.

Ниэль вздохнул и убрал книгу. Он подошёл к спящей Мие и с жалостью посмотрел на неё. Ему не хотелось причинять ей боль, но выхода не было. Кто знает, сколько времени он потратит на полное изучение всех книг по алхимии? Да и неизвестно, как подействует обезболивающее на организм сестры во время принятия беозара.

Мия, будто что-то почувствовав, открыла глаза и увидела Ниэля.

— Нили? Что случилось? — сонно пробормотала она, протирая кулачками глаза.

— Мы сегодня идём на гору, тебе нужно принять пилюлю, — Ниэль улыбнулся.

Мия на миг замерла.

— Правда!? Пошли тогда сейчас! — она с нетерпением вскочила с кровати. Сон как рукой сняло. Всю неделю Мия ждала этого момента, но не хотела отвлекать Ниэля.

По пути на гору Мия внимательно слушала наставления брата.

— Когда съешь пилюлю, тебе будет очень больно. Это из-за того, что твой организм будет очищаться от вредных веществ. Твоя кожа станет чистой и белой, как у меня. Поэтому тебе надо терпеть.

Мия кивала, нетерпеливо ускоряя шаг.

Ниэль выбрал тихое место рядом с ручейком. Он вытоптал траву и соорудил лежанку из веток и листьев.

— Ложись сюда.

— А одежду снимать? — Мия слегка покраснела.

— Не надо, — Ниэль покачал головой. — Я тебе новую одежду сошью, намного лучше. Эту потом выкинем.

Затем он закинул себе в рот пилюлю, чтобы разбудить Хилдефона, и протянул сестре беозар. Мия не стала ничего спрашивать и уточнять. Она взяла из ладони брата маленькую блестящую сферу, улеглась поудобнее, проглотила её и зажмурила глаза в ожидании страшной боли. Но боль не приходила. Вместо неё по телу растеклось расслабляющее тепло.

Ниэль молча наблюдал за ней, ожидая пробуждения учителя.

— Зачем ты разбудил меня, недостойный!? — раздался громкий голос Хилдефона в голове Ниэля.

— Я дал сестре беозар, но моих знаний недостаточно, чтобы контролировать процесс! Вдруг что-то не так пойдет и понадобится твоя помощь... Я, кстати, стал Новиком! — не удержался и похвастался Ниэль.

— Кем?

— Новиком, — ответил Ниэль, — это в Республике такая система, тут тех, кто поднялся до первого ранга, зовут Новиком.

— Напридумывают же... В какой ты дыре живешь? Что за рыспублика? Я вообще про такую страну не слышал!

— Республика — это форма правления, а не название страны! О, смотри, началось!

Ниэль наблюдал, как Мию окутывает нежная, бежевая дымка. Её тело поднялось над землей, а вокруг, в пределах десяти метров, всё покрылось туманом.

— Сила тумана, неплохо, — прокомментировал Хилдефон.

Через некоторое время на её коже выступили белые вены, а глаза засияли бежевым цветом. Внутри тумана замелькали молнии.

— Опять пробуждение родословной! — воскликнул Хилдефон. — Что же за семейка у вас такая?! Вы же обычные люди!

А затем произошло то, что ошеломило и Ниэля, и Хилдефона. Мию окутал зелёный цвет, а между её бровей засиял изумрудный полумесяц. Молнии в тумане также окрасились в изумрудный.

— Отец-Хранитель, ещё один Избранный Неба! — изумился учитель. — Может, это новые свойства беозара? Или родословная у вас неправильная. Не должно же быть так!

Вскоре весь туман исчез, впитался в тело Мии. Она медленно опустилась на траву и уснула, а из её пор начала выделяться зловонная жидкость. Но радоваться было рано.

— Ниэль, ты совершил большую ошибку, — голос Хилдефона звучал мрачно. — Ты должен был со мной посоветоваться, перед тем как беозар ей давать!

— Что такое? — Ниэль напрягся.

— Девочку определённо заметили. Ты должен был привести её в мою гробницу, там стоит мощный скрывающий массив. Сейчас же её существование обнаружили и за ней придут.

— Кто? — Ниэль сжал кулаки.

— Если всё будет хорошо, то Храм Зелёного Неба, который ещё называют Храмом Жизни.

— Я не хочу её отдавать, — упрямо заявил Ниэль.

— Тебя и не спросят, вьюнош, — Хилдефон усмехнулся. — Лучше молись, чтобы это был Храм Жизни. Твоя сестра стала Избранной Неба, и лишь Храм сможет раскрыть все её таланты. Рядом с тобой же она угаснет.

— Тогда я пойду с ней!

— И зачем? Станешь обузой и ненужным балластом. Храм Жизни не поможет тебе, даже если его Старейшины пойдут на встречу и внемлют твоим просьбам. У тебя другой путь.

Ниэль глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Он закрыл глаза и молча стоял, прислушиваясь к себе. Найдёт ли он силы и мужество отдать сестру? Он не хотел, но понимал, что не способен никак помешать этому.

— А кто ещё может за ней прийти? — наконец спросил он. — Неужели кто-то рискнёт поссориться с Храмом?

— Я не знаю кто, — Хилдефон вздохнул, — но во все времена у Храмов были враги. Если ничего не изменилось с момента моей смерти, то у Храма Жизни есть сильный соперник – Хвирды. Конечно, есть и верный союзник – Храм Красного Неба, который называют Храмом Войны. Всё сложнее, чем тебе кажется, вьюнош.

— Но я… — Ниэль сильно сомневался. Он не знал, что ему делать.

— Когда девочка проснётся, достань высшие кристаллы тумана и жизни из сундуков и гусеницу из естественных артефактов. Дальше сам знаешь, что нужно делать. Это сильно поможет ей в будущем.

Ниэль быстро сообразил, что имеет ввиду Хилдефон и пробормотал:

— Спасибо…

— У меня тоже была сестра… — голоса учителя был полон печали. — И мне в своё время тоже пришлось её отпустить далеко… Но это во благо, Ниэль. А сейчас мне пора, действие пилюли Подпитки Души почти прошло. У тебя осталось лишь две пилюли, в следующий раз хорошенько подумай, прежде чем будить меня…

— Стой! А какая раса у неё пробудилась?

— Из золотого списка Рённе. Три расы обладают подобной силой, что пробудила твоя сестра. Я не уверен, какая именно в ней проснулась... — голос Хилдефона смолк.

Ниэль глубоко вздохнул и вытащил из кольца брошь в виде бронзовой гусеницы, которая на первый взгляд казалась симпатичной, но самой заурядной вещицей. Он активировал свой правый глаз и попытался увидеть энергию или состав гусеницы. Но ничего, обычная металлическая брошь. Однако Ниэль знал, что это очень ценный естественный артефакт седьмого ранга – гусеница, которая могла поглотить и хранить в себе множество вещей, даже другие пространственные артефакты. И никто не способен отследить, что именно хранится в ней. Но всё имело стоимость, и артефакт нужно было кормить. Любимое лакомство гусеницы – кровь Избранного Неба, уже ставшего одарённым первого ранга.

Ниэль вынул все кристаллы жизни и тумана, сложил их на землю в виде горки и поднеся к ней гусеницу, прошептал:

— Поглоти!.. — а затем резанул себе по руке.

Бронзовая брошь тут же пошевелилась, раскрыла пасть и начала всасывать кровь и кристаллы внутрь. Через пару минут Ниэль обессилено опёрся спиной о дерево и посмотрел на свою рану. Он перемотал её чистой тряпкой, перед этим выдавив на неё сок особой травы, которая помогала заживлять раны. Крови он потерял многовато, но не критично. Это и есть главная слабость артефакта – чем больше нужно поглотить, тем больше требуется крови.

Немного отдохнув, Ниэль порылся в одежде Хилдефона, радуясь, что тот уже заснул. Он вытащил шикарный синий плащ и белую шёлковую рубашку. После достал сапфировый нож, иголки с нитками и принялся шить одежду сестре. В процессе он прерывался и иногда протирал лицо и руки Мии от нечистот.

Когда на коже сестры перестала скапливаться зловонная жидкость, уже наступил вечер. Ниэль, чтобы не терять время, изучал базовую алхимию. Заметив, что очищение организма сестры закончилось, он взял Мию на руки и пошёл с ней к ручью, разглядывая её побелевшие ресницы. Там помыл её, перед этим выкинув старое платье. Затем, переодев сестру в новую одежду, Ниэль уложил её на сооружённую неподалёку лежанку из трав и веток.

Ниэль сидел, облокотившись о дерево, ковырял палочкой в земле и разглядывал Мию. Он был уверен, что у неё с детства не было такого безмятежного выражения на лице. Она полностью расслабилась, все тревоги и заботы покинули её, освободив от тягот сиротской жизни. Её кожа была гладкой, белой и идеально чистой, будто фарфор лучшего качества. Тёмные, как ночь, иссиня-чёрные волосы, шёлковыми прядями падали на лицо, поблескивая под лунным светом, а тонкая, бледная полоска шрама пересекала правую чёрную бровь, красиво сочетаясь с белыми ресницами.

Ниэль не видел глаза сестры, но почему-то был уверен, что они тоже поменяли цвет. Сейчас она стала по настоящему красивой, словно маленькая волшебница из сказки.

Ниэль отложил палочку, взял в руки книгу с базовой алхимией и продолжил её изучение. Он заметил, что с каждым разом может запоминать всё больше растений.

Утром следующего дня Мия проснулась. Она открыла глаза, разглядывая голубое небо и лениво плывущие пушистые облака. Мия никогда ещё не чувствовала себя так легко и свободно. Она подняла руку и приблизила её к глазам.

— Гладкая… — прошептала Мия. И дотронулась до лица. Она с наслаждением ощупала свою новую чистую кожу.

Мия закусила губу, в уголках её глаз начали скапливаться слёзы, но она быстро взяла себя в руки, глубоко вздохнула, вытерла рукавом мокрые щёки и села. Краем глаза она что-то заметила и, повернув голову, увидела мирно спящего на земле брата. Её сердце наполнилось теплотой и любовью.

Она поднялась на ноги и с удивлением обнаружила на себе платье-рубашку, неумело сшитую из синей гладкой ткани, и симпатичный белый пояс, связанный бантиком и подчёркивающий талию.

С улыбкой поглаживая мягкую ткань, Мия вдруг замерла. Её лицо налилось краской. Она поняла, что платье не могло само переместиться на неё, его должен был кто-то надеть. Возмущённо смотря на брата, она собралась было подойти к нему, но затем передумала, решив, что не стоит ему мешать.

Ниэль проснулся чуть позже и обнаружил сестру у ручья. Она пыталась в водной глади рассмотреть своё отражение. С улыбкой понаблюдав за ней, Ниэль не смог сдержаться и решил, что обязательно позволит ей вдоволь налюбоваться собой.

— Мия, иди сюда, я тебе покажу кое-что, — крикнул он.

Она вздрогнула от неожиданности и чуть не упала в воду.

— Ах ты, мелкий... — рассердилась Мия.

— У меня есть большое зеркало! — поспешно заявил Ниэль.

— Правда? Не верю! — она с подозрением посмотрела на него, но её глаза выдавали сильное любопытство.

— Иди за мной, — Ниэль быстро зашёл за дерево, вытащил зеркало и повернулся к спешащей за ним Мие.

— Вот, — показал он пальцем.

Мия нахмурилась, с сомнением глядя на него.

— Не хочешь?

Она фыркнула и подошла к гладкой поверхности зеркала.

Следующие полчаса Ниэль ждал её, сидя у дерева и мысленным восприятием осматривая округу. После принятия беозара радиус его способности сильно увеличился. Скорость осмотра тоже возросла.

Ниэль услышал шум и посмотрел на Мию. Она подходила к нему, и в её взгляде горел скрытый восторг. Глаза Мии так и остались серыми, что сильно удивило Ниэля. Хоть они и стали намного насыщеннее, но цвет не поменяли. Мия улыбнулась ему, отошла подальше, скрестила руки на груди и демонстративно отвернулась.

— Можешь убирать, я не буду лезть в твои секреты.

Ниэль улыбнулся краешком губ и поспешил спрятать зеркало в кольцо, после чего взял Мию под руку и они отправились в сторону города, по дороге собирая травы….

***

В огромной светлой комнате за овальным столом, что был сделан из изумрудного кристалла, сидели восемь человек, что-то обсуждая. Вдруг один из них замер. Прикрыв черные, как смоль глаза, он будто к чему-то прислушивался, пока остальные, замолчав, ждали его слов.

— Главный кристалл зафиксировал колебания. У кого-то пробудился Глаз Неба, — открыв глаза, медленно, растягивая каждое слово, проговорил беловолосый старик в роскошных бело-зелёных одеяниях.

Каждый, кто сидел в этом зале, прекрасно умел контролировать себя. Было очень сложно заметить какую-либо реакцию на их лицах. Кто-то дернул бровью, кто-то на мгновение замер. Лишь молодой человек выдал себя, перестав со скучающим видом смотреть в окно, и заинтересованно глянул на говорившего.

— Нам нельзя упустить его. Нужно немедленно выдвигаться, Хвирды наверняка тоже бросятся на поиски, — нахмурившись, заявила молодая женщина, чью внешность не смог бы забыть ни один мужчина. На вид ей было около двадцати пяти. Длинные золотые волосы. Идеальное тело. Глубокие, мудрые глаза, сияющие изумрудным цветом. Нервно облизнув пухлую нижнюю губу, окрашенную в золото, она бросила быстрый взгляд на старика.

— Хвирды! — с ненавистью процедил молодой человек. Каждый человек за столом не скрыл презрения и гнева, когда он это произнёс.

— Диэлла, я поручаю это тебе. Камень указывает на Республику Юкха, на границе с Альянсом Земель Парваты и Союзом Семи. Если успеешь, Избранный будет в твоей группе. Если нет – потеряешь место в Совете Храма, — старик улыбнулся, смотря бездонными чёрными глазами на красавицу.

— Благодарю, господин Кэллин, — Диэлла склонила голову, сжав подрагивающие пальцы в кулаки.

— Когда прибудешь в столицу Республики, передай привет от меня Анашуру и возьми с собой его правнука, который сталИзбранным Красных.

— Анашур Ракта, Отец Республики? — испуганно спросила Диэлла. — Я не посмею к нему обратиться!

Кэллин внимательно посмотрел на неё и задумался.

— Ты права, просто передашь мое послание, оно само до него дойдет, — в его руках появилось изумрудное колечко, и он на миг прикрыл глаза. — Не забудь про его правнука, он сейчас на личном обучении Анашура. Думаю, он будет не против познакомиться с новым Избранным нашего Храма.

— Поняла, господин Кэллин, — вновь склонила голову Диэлла.

— Собрание закончено, все свободны, — безэмоционально произнёс старик.

После того как все вышли, Председатель Совета Храма Жизни потер виски и пробормотал:

— Орден Адама стал слишком активен, раздаёт Перо Адама направо и налево. Талантов всё больше и больше, неужели именно в этом поколении родится Высший Бог?..

***

В это же время в столице Конфедерации Хвирдхар, в абсолютно чистой белой лаборатории стоял старик и увлечённо что-то резал на операционном столе. Белая борода, белый халат, белые перчатки, даже глаза были белыми. На его лбу, ровно посередине, виднелся овальный гладкий белый камень, будто вживленный в череп.

Раздался стук в дверь, и в комнату осторожно вошёл молодой человек. Он также был одет в белое, только глаза чёрные, а камень во лбу – серый.

Старик даже не заметил вошедшего.

— Маэстро, — гость поклонился. — Мы зафиксировали появление Избранного Зелёного Неба в Республике Юкха.

Старик тут же встрепенулся.

— Отправьте вторую спецгруппу. Вы должны любой ценой доставить Глаз Жизни мне! — приказал он на удивление сильным и глубоким голосом.

— Но...

— Никаких «но»! Анашур не посмеет действовать против нас, у него и так проблем хватает...

— Слушаюсь, — молодой человек поклонился и вышел.

***

Недалеко от входа в Яму Ниэль остановил сестру и, оглядев её с ног до головы, хмыкнул:

— Мия, тебе нельзя в таком виде заходить в город. Ты больше похожа на потерявшуюся принцессу, чем на сироту из Ямы.

— Так и знала… — пробурчала недовольно она. Хоть ей и не хотелось прятать свою новую внешность, но она прекрасно понимала, что это необходимо…

Через некоторое время два чумазых ребёнка направились ко входу в Яму.

Глава 5. Трёхцветная Камформа

Лишь дома Ниэль вспомнил о гусенице.

— Мия! — позвал он сестру, которая готовила обед.

— Да?

Ниэль хотел было отдать артефакт, но почувствовал боль. Монета жгла ногу через карман. Он с удивлением достал её и увидел, как ещё один зубец диадемы стёрся.

“Нельзя отдавать сестре гусеницу”, — всплыла мысль в голове Ниэля. Он задумчиво потёр монету, которая в очередной раз предупредила его о неизвестной ему опасности, и засунул её в карман.

— Нили, что такое? — Мия заглянула в комнату.

— Да нет...— отрешённо отозвался Ниэль. — Пожалуй, ничего.

Она с сомнением посмотрела на него и вернулась на кухню, к плите.

Ниэль отложил гусеницу и достал книгу. Это был список Рённе. Хилдефон ему сказал, что под случай сестры подходит три расы. Но проблема в том, что в списке были лишь названия, но не нашлось описания способностей. На тринадцатом месте он нашёл расу Кошмара, а на восемьдесят шестом – расу Хранителей Массивов, к которой принадлежал Хилдефон. Немного покопавшись, в кольце он обнаружил рукописи с более подробной информацией и спустя некоторое время понял, что Мия пробудила родословную либо расы Туманного Мудреца, на двадцать седьмом месте, либо расы Священной Девы, на тридцать девятом, или же расы Скрытых, на девяносто втором.

Ниэль потёр лоб.

“Думаю, это раса Священной Девы. У Мии кроме тумана проявилась молния, эта сила характерна для представителей Священной Девы. Жаль, что так мало информации. Про Кошмара же вообще ничего нет, только что это раса с очень сильной душой. Про первую десятку и вовсе ни слова, просто названия”, — размышлял Ниэль, вглядываясь в монокль.

— Нили, давай за стол! — раздался голос Мии.

— Иду! — он закрыл книгу и встал.

После еды Ниэль с Мией пошли к Хъёде, сдавать травы. Подходя к особняку, они услышали обрывки фраз. Голос говорящего звучал звонко и бодро:

— Тётя, скоро приедет молодой мастер Ахвак!.. Я должна быть самой красивой, чтобы он заметил меня!.. Господин мэр скоро проведёт бал, ты должна помочь мне, тётя! Ты же знаешь, какие там будут люди!.. Я нашла один рецепт мази, которая сделает мою кожу очень нежной и гладкой!.. Но мне не хватает главного ингредиента, Трехцветной Камфоры… Я слышала, что на горе находили её, прикажи этим грызунам из Ямы заняться поисками!

Ниэль с Мией остановились у ворот и чётко слышали каждое слово.

— Лура, я, конечно, хочу тебе помочь, но, может, ты выберешь кого-нибудь другого? Почему бы тебе не обратить внимание на Финриха? Он очень хороший мальчик и давно ухаживает за тобой… — Хъёда явно не заразилась энтузиазмом племянницы, но отказывать не спешила.

— Финрих – сын владельца ресторана. Простец! Да и прибежит ко мне в любое время, стоит поманить пальцем. Мне нужен Ахвак! А если не удастся с ним… Я слышала, что приедет его близкий друг. Говорят, что он родственник одного из сенаторов Республики! Тётя, неужели ты не желаешь мне счастья? Зачем ты предлагаешь мне этого Финриха? — судя по всему, Лура, захваченная идеей захомутать жениха получше, не желал прислушиваться к голосу разума. — Если ты мне поможешь, то я поговорю с дедушкой, чтобы он побыстрей взял тебя в Ратушу! Ты же знаешь, как он любит меня!

Хъёда незаметно скрипнула зубами. Она ненавидела, когда её называли тётей, подчеркивая возраст, но замечание делать не стала – быстро взвесив все за и против, решила помочь.

— Хорошо Лура, делай как знаешь. Но Трехцветную Камфору очень тяжело найти! За три года я видела только два таких цветка. Я постараюсь найти его, но не могу ничего обещать.

Ниэль с Мией стояли и слушали этот неловкий разговор, чувствуя себя неуютно, словно специально вынюхивали чужие секреты. Помедлив, Ниэль наконец решился и постучал в зелёные ворота. Раздались шаги, дверь открыл старый слуга.

— Кто там? — в проёме показалась невысокая симпатичная темноволосая девушка в жёлтом платье и чёрных туфлях. Увидев чумазых детей, она презрительно скривила лицо.

— Тётя, неужели и грызунов к своим воротам пускаешь?

— Лура, девочка, это же дети! — воскликнула подошедшая Хъёда.

Лура ещё раз глянула на детей и увидела, что у них в руках.

— О, вы травы принесли!? Давайте сюда, — она протянула руку.

Ниэль осторожно передал ей корзину.

Подойдя к столу, Лура перевернула её и разворошила все растения.

— Тут нет нужного! Вы, слушайте сюда, — она повернулась к детям.

Ниэль заметил брошь в виде чёрной птицы с жёлтыми глазами, которая словно живая смотрела на него с её платья.

— Мне нужна Трёхцветная Камфора, идите и ищите её! Если найдёте, то получите награду. Всё, брысь! — она брезгливо махнула рукой.

— Госпожа, мы нашли несколько редких трав, не могли бы вы дать нам еды? Если мы не будет кушать, мы станем слабыми и не сможем найти нужный цветок, — Ниэль поклонился и в ярости сжал зубы. Ему было очень сложно привыкнуть к поклонам, особенно поначалу.

“Ради себя и сестры я должен терпеть!” — думал он.

— Хм, а ты прав, — Лура смерила его высокомерным взглядом, на её губах играла довольная улыбка. Ей нравилась такая покорность.

— Алберт, дай им еды, пусть идут и ищут!

— Да, госпожа, — поклонился старик.

Между тем Хъёда рассматривала принесённые травы.

— Добавь им рыбы, детишки хорошо постарались, — она мягко улыбнулась детям.

В это время Ниэль украдкой рассматривал браслет на руке Луры, который был сделан из золота или металла похожего на золото. На нём выделялись крупные бледно-жёлтые кристаллы в изящных оправах, по окружности их обрамляли блестящие драгоценные камни, похожие на бриллианты.

Он видел такие кристаллы в сундуке Хилдефона, но те выглядели намного красивее, отличались более ярким, насыщенным до глубины цвета и, видимо, были более высокого качества.

— Если сможете найти нужный цветок, то получите награду! Тётя, что им обычно надо? У них деньги в Яме вообще есть? — Лура повернулась к Хъёде.

— Если отыщете цветок, то месяц сможете питаться у меня один раз в день. И я добавлю в ваш рацион мясо и сладости, — пообещала та и снова ласково улыбнулась.

Мия схватила Ниэля за руку и скосила на него глаза, стараясь сдержать волнение и радость. Она-то отлично знала, как хорошо её брат умеет искать растения.

— Вот-вот! Настоящее мясо! — довольно подтвердила Лура. — И своим там в Яме передайте, чтоб искали!

— Я попрошу служанку, чтобы она всех предупредила, — кивнула Хъёда.

Ниэль сравнивал двух девушек и ему, безусловно, больше нравилась Хъёда. Она была изящна и умна. Её манера речи и поведение выдавали воспитание и благородство высшего класса. В отличие от той же Луры, что казалась заурядной высокомерной и избалованной девочкой, Хъёда выглядела настоящей аристократкой, и во врагах Ниэль бы точно не хотел её видеть, чувствуя в ней скрытую угрозу.

Через некоторое время вышел Алберт и протянул детям свёрток. Ниэль едва не оплошал, забыв поклониться, благо сестра была рядом и первой вспомнила об этикете. Они вышли. Хорошее настроение, с которым они пришли сюда, испарилось – свёрток был маленьким и лёгким, еды им пожалели. Ниэль, увидев грусть и обиду в глазах сестры, решил её отвлечь.

— Мия, а кто такой молодой мастер Ахвак? — спросил он.

— Ты разве не знаешь? — Мия изогнула бровь и иронично посмотрела на брата. — Это сын мэра Авана. Он учится в Академии столицы и скоро приедет домой, в последний месяц Зелёной луны. Мэр проведёт бал в его возвращения.

— А ты откуда столько знаешь? — удивился Ниэль.

— Я же с тётей Линирой работаю, а там очень любят сплетничать, — Мия улыбнулась. — Говорят, что в последнее время в город приезжают очень важные люди и что бал будет совсем непростой.

— Вот как... — задумался Ниэль.

Дома он подробно объяснил Мие принцип развития – как концентрироваться и поглощать энергию, но почувствовать ядро в сердце она смогла лишь ближе к вечеру, что очень удивило Ниэля, ведь ему понадобилось на это буквально несколько минут.

— Вот, держи кристалл. Ты должна поглощать энергию из него, — он протянул ей бежевый камень.

— Хорошо. Давай сперва покушаем, а потом продолжим, — Мия кивнула, приняв подарок брата.

Всё то время, пока она медитировала, Ниэль читал базовую алхимию. Сейчас он уже мог за раз изучить более пятидесяти видов растений.

Незаметно для Ниэля и Мии пролетела неделя. Всё это время они развивались: рано утром шли на гору, где Мия поглощала кристалл тумана и училась управлять своей силой, а Ниэль изучал алхимию, тренировал свои глаза и восприятие и пытался понять, чем отличается фиолетовый огонь от обычного. Пока эксперименты особых результатов не приносили, по всему выходило, что оба пламени абсолютно одинаковы.

На обратном пути Ниэль с Мией неспешно собирали травы и относили их Хъёде, получая за это еду. Порой случались конфликты с детьми из Нижней Ямы. После объявления Хъёды о награде за Камфору настроения среди маленьких травников витали далеко не миролюбивые.

Иногда Ниэль гулял по городу и с помощью Помощника – своего правого глаза – рассматривал жителей города, и если раньше он мог его активировать два-три раза за вечер, то сейчас это число увеличилось до семи.

К концу недели Ниэль, наконец, нашёл Трёхцветную Камфору.

Дома, ближе к обеду, Мия с Ниэлем обсуждали, когда отнести цветок, и в итоге решили пойти рано утром следующего дня, в надежде избежать встречи с Лурой.

Посреди беседы Ниэль неожиданно ощутил, как его ногу что-то жжёт, сунул руку в карман и с удивлением достал монетку. Он помнил, что убрал её в кольцо Хилдефона, но вот, она снова оказалась в его кармане и нагрелась. Ниэль всмотрелся и увидел, как вторая луна позади девушки в диадеме стирается. Он вдруг остро почувствовал, что ему нужно быстро отнести Трёхцветную Камфору, прямо сейчас.

— Мия, побежали к Хъёде, срочно! — Ниэль резко вскочил на ноги.

— Мы же только что решили…

— Я чувствую, что нам надо идти сейчас!

Мия, немного поколебавшись, кивнула.

— Идём!

Они подбежали к особняку, где увидели Хьёду в простеньком светло-голубом платье, говорившую с кудрявым, светловолосым мужчиной средних лет, который сидел в инвалидной коляске. Позади него стояла привлекательная полногрудая девушка в просторном белом платье.

— Мастер Крим, в последнее время количество трав сильно уменьшилось. Подходит к концу трёхгодичный срок пояса. Скоро его поменяют и поток Жёлтой Люцерны восстановится. Вам нужно лишь немножко подождать, — вежливо говорила Хьёда.

Ниэль сразу понял, о чём речь. Каждые три года зона поиска трав, которую ещё называли поясом, менялась. Это была необходимая мера для того, чтобы позволить растениям восстановиться и налиться соками.

— Подождать, значит… Ладно, Филиника, покатили домой, — поглаживая пышные светлые усы, подмигнул мастер Крим девушке, что стояла за коляской.

Она кивнула, и по её плечам рассыпались невероятно светлые, почти белые, волосы. Когда Мастер Крим проезжал мимо, Ниэль украдкой активировал Помощника и внимательно посмотрел на него. Он понял, что Мастер Крим обладает невероятной силой, увидев огромное количество энергии, циркулирующей внутри его тела. Девушка позади него тоже обладала очень сильной энергией.

Но его заинтересовало другое – в ногах Мастера Крима Ниэль увидел множество чёрных пульсирующих точек, похожих на личинки насекомых.

— Тётя Хъёда, мы нашли нужный цветок! — Ниэль вздрогнул, услышав голос Мии.

— Правда? Покажи-ка…

— Держите! — Мия протянула цветок Хъёде.

Та взяла его и внимательно рассмотрела. Затем она бросила быстрый взгляд на городские ворота, будто заметив что-то, и обратилась к детям:

— Молодцы! Пойдёмте со мной, я вас накормлю!

Ниэль с Мией вместе с Хъёдой вошли во двор.

— Передай Луре, что цветок нашли, — обратилась она к служанке. Та кивнула и убежала в дом.

В это время к воротам особняка подошёл высокий, светловолосый парень в голубой, расшитой чёрными узорами рубашке. Рукава были закатаны, обнажая мускулистые руки. Он вошёл в открытые ворота, остановился, лениво взглянул на детей и брезгливо сморщился.

— Финрих, подходи, — Хъёда кивнула, и в её глазах зажглись хитрые искорки.

— Я к Луре, она у себя? — грубо спросил он

— Сейчас выйдет, — Хъёда поджала губы. Отец Финриха обладал большим влиянием в городе, и она не хотела с ним ссориться.

Не успела она закончить фразу, как на крыльце особняка появилась Лура. Она была в чёрном платье с шёлковой серебряной отделкой по низу. Золотой пояс, пряжку которого украшали многочисленные драгоценные камни, выгодно подчеркивал талию. В волосах, чуть выше правого уха, крепилась заколка в виде золотой бабочки.

Она бросила быстрый взгляд на Финриха и подошла к Хъёде, полностью игнорируя Ниэля и Мию.

— Это то, что нужно! Но для лучшего эффекта одного цветка мало будет. Пусть дальше ищут, — она довольно кивнула, разглядывая Камфору.

Улыбка застыла на лице Хъёды.

— Лура, мы же договаривались на один!

— Ну раз нашли один, то найдут ещё, да? — нагло спросил Финрих, презрительно рассматривая детей. Украдкой он кинул на Луру взгляд полный обожания.

Ниэль не успел ничего ответить, как заговорила Хъёда:

— Финрих, я слышала ты один из лучших в Академии, это правда?

— Конечно! Я уже совсем скоро стану Мастером! — гордо ответил он, снова искоса глянув на Луру. Затем вновь посмотрел на Ниэля и нахмурился.

— Ты чего молчишь, когда я тебе вопрос задал?

Ниэль хотел было ответить, но снова влезла Хъёда.

— Финрих, не сердись, — она мило улыбнулась и коснулась его рукава. — Дети же не знают правил! В Яме совсем нет этикета, там старшие не требуют такого послушания! Правда, мальчик? — она посмотрела на Ниэля.

— Я… — тот открыл рот и замер, не способный продолжить. На него навалилась дикая тяжесть. Краем взгляда он заметил, как у старика Алберта позади Хъёды изменился глаз, а сама девушка на миг довольно улыбнулась.

“Вот чёрт, этот старик держит меня по её приказу, то-то она мне и слова не даёт сказать, выставляет наглым дурачком…” — подумал Ниэль, пытаясь подавить панику.

Финрих чуть не взорвался от возмущения, увидев его реакцию. Эти грязные нищие осмелились нагло игнорировать его!

— Ты не слышал? Я к тебе обращаюсь! — зло процедил он, смотря на Ниэля. Тот снова попытался ответить, но не смог.

Финрих окончательно разъярился, не дождавшись ответа. Он что-то прошептал и махнул рукой в сторону Ниэля, но при этом смотрел на Луру, явно желая похвалиться перед ней своими способностями.

Поднялся ветер, подул Ниэлю в лицо.

*Треск!*

В грудь с невероятной силой что-то ударило, ломая ребра. Ниэль подбросило, он переетел через ворота и упал на землю, судорожно пытаясь вдохнуть. От сильной боли сознание помутилось. Последнее что он запомнил – это довольное лицо Хъёды и презрительный смешок Луры.

***

— Суд окончен, приговор обжалованию не подлежит! — громко выкрикнул невероятно толстый судья, стукнув молотком. Поддержав рукой свисающий бок, он неуклюже слез со стула и тяжелой походкой вышел из зала суда.

Михаил сидел в клетке, в углу зала, в наручниках и робе заключённого. Пустым, отрешённым взглядом он в прострации уставился в одну точку. Слушая приговор, он сжимал в руках окровавленную монетку, до мяса царапая указательный палец.

Михаил опустил взгляд и отстранено посмотрел на окровавленную ладонь, вспоминая недавний разговор с женой...

— Мишенька, ты убил сына губернатора! — вытирая рукавом слёзы, всхлипывала Маша. Она разговаривала через толстое стекло с мужем, который сидел напротив с ошарашенным видом.

— И не только его. Ты убил сыновей высокопоставленных чиновников. Но они не хотят огласки, это уничтожит их политическую карьеру… — Маша спрятала лицо в руках.

— И что теперь? Забыть, как эти твари изнасиловали и задушили нашу дочь? — сквозь зубы процедил Михаил.

— Миша, я беременна...

— Что?! — Михаил рывком встал. Взъерошив волосы, он упал обратно, откинулся на спинку стула.

— Губернатор приезжал. Он предложил деньги, много денег. На нашего ребенка, Миша… — подняв лицо, прошептала Маша. Опухшие глаза умоляюще смотрели на мужа.

— Вот ничтожество, — процедил Михаил, в ярости сжимая кулаки. — Что он хочет?

— Миша, тебя всё равно посадят за убийство. Он сказал, что ты не должен ничего говорить о детях. Анечку признают пропавшей без вести … — она не смогла договорить и зарыдала навзрыд.

— Нет! Такой человек не имеет права работать в правительстве! Он воспитал животное, он должен понести ответственность! — зарычал Михаил и с силой ударил кулаком по стене.

— Я уже согласилась, Миша… У меня не было выбора! Он уже подкупил всех, никто не будет защищать тебя в суде. Ты – мужчина! Ради своего ребенка ты должен промолчать! — Маша прижала ладонь к стеклу.

Михаил откинулся на спинку стула и рассматривал потолок. В голове было пусто.

— Хорошо, милая… Ради ребёнка. Не бери деньги этого ублюдка, не оставляй следов для шантажа. Просто продай мою часть акций компании и уезжай из города, уезжай из этой проклятой страны. Забудь меня. У моего ребёнка не будет отца-убийцы... — глаза Михаила защипало.

— Миша, подпиши документы с заявлением о разводе и с передачей акций, прошу… — она просунула через узкую щель под стеклом бумаги и ручку.

Не глядя Михаил подписал все места, где стояла галочка.

Маша, собрав документы, в последний раз посмотрела в лицо мужа и ушла.

С того разговора прошло два месяца. И вот сейчас судья приговорил его пожизненно за изнасилование и убийство одиннадцати девочек до тринадцати лет. Включая собственную дочь. Также его осудили за убийство четверых молодых людей, которые хотели спасти девочек, но пали смертью храбрых…

***

Ниэль очнулся у себя в кровати. Инстинктивно он потянулся к груди и с удивлением ощупал абсолютно целые рёбра. Он сразу сообразил, кого благодарить за быстрое исцеление, и, повернув голову, увидел спящую сестру. Выглядела она очень ослабленной. Он пошевелился, пытаясь улечься поудобнее, и, потревоженная шумом, Мия проснулась.

— Нили, ты в порядке? — тихо прошептала она, не шевелясь.

— Да. Ты вылечила меня? — Ниэль нежно погладил её волосы. Слёзы сами выступили на глазах.

— Угу, — Мия медленно кивнула. — Только я устала очень.

— Ничего, отдыхай. Завтра утром силы вернутся, ты потратила слишком много энергии, — Ниэль украдкой вытер глаза и укрыл сестрёнку покрывалом.

Он лежал, смотрел в потолок и думал, сжимая в кармане монетку. Самый главный вопрос, который мучил его до последних дней прошлой жизни, снова возник в голове. Знала ли его бывшая жена, что на самом деле собирается сделать губернатор? А если знала, понимала ли она, что будет с ним, когда его запрут в тюрьме с клеймом насильника несовершеннолетних? Его ли был ребёнок в её животе? Или она вообще не была беременна? Бесконечные вопросы каждый день крутились у него в голове. За всё проведенное «там» время, его никто ни разу не посетил. Ни родители, ни друзья, ни бывшая. О нем просто забыли...

“У меня новая жизнь, я не должен больше думать о прошлом. Сейчас есть более важные вещи”, — решительно подумал Ниэль, твёрдо намереваясь отомстить Финриху. Он прекрасно понимал, что зачинщиком была Хъёда, но её он трогать пока не хотел, почему-то инстинктивно опасаясь. Засыпая, Ниэль думал:

"Она вертела этим придурком, как хотела, прекрасно зная его характер. А старик позади неё надавил на меня своим глазом. Интересно, что это за способность была? Очень опасная женщина. С такими лучше не иметь ничего общего. Но зачем она это сделала? Разве что..."

Ниэль и Мия проснулись чуть позже, чем обычно.

— Ниэль, — сестра внимательно посмотрела на брата. — То, что произошло…

— Давай не будем, — Ниэль поморщился. Он не хотел говорить об этом.

— Да, — Мия кивнула и отвела взгляд. — В ближайшие дни не будем ходить на гору, такое быстрое востановление покажется многим странным.

Ниэль кивнул.

— Мия, покажи, как ты меня вылечила, — попросил он после обеда.

— Смотри, — она закрыла глаза и вытянула руку. На ладошке возник небольшой шарик тумана. Спустя несколько секунд, Мия резко открыла глаза. Ниэль с удивление смотрел, как радужка её правого глаза медленно окрашивается в изумруд. Туман также изменил цвет. Продержав сферу тумана секунд пять, Мия закрыла глаза и устало опустила руку с исчезающим шариком.

— Сначала я пыталась вылечить тебя простым туманом, но ничего не получалось. Потом я направила энергию в глаз, как ты рассказывал, и всё получилось. Только устаёшь быстро, — Мия с трудом сдерживала восторг от своих умений.

— Нили, с моими способностями мы сможем выбраться из Ямы уже сейчас! — она нетерпеливо поёрзала на стуле и продолжила: — Можно раскрыться мэру города, он нас точно не оставит, попросим дом в хорошем квартале взамен на верную службу, и…

Улыбка на лице Ниэля померкла.

— Мия, я должен тебе кое-что рассказать, — он перебил её.

— Мм? — Мия подозрительно посмотрела на брата и вдруг без причины сильно встревожилась.

— У тебя пробудилась очень редкая сила, — Ниэль взял её ладонь в свои руки. — Намного реже, чем у обычных людей. Твоё место не в этом городе, на окраине Республики…

— Я не хочу, — она вытянула руку из хватки Ниэля. — Останусь тут.

— Тебя не спросят, — Ниэль горько усмехнулся.

— А ты? — Мия отвернулась от него.

— Я не смогу с тобой, у меня другая сила. Буду балластом, буду мешать тебе, — Ниэль сжал рубашку, которая, казалось, сдавила его грудь. Сердце ныло, перед глазами появился образ мальчика, который спас его из тьмы.

"Прости, но я не имею право голоса. Это во благо… — думал Ниэль, смотря на её спину. — Она должна найти свой путь, иначе угаснет, в этом Хилдефон прав…"

— Кто заберёт? — голос Мии дрогнул.

— Храм Жизни, — Ниэль провёл рукой по её волосам. — Мия, ты Избранная Неба. Ты станешь сильной, и никто больше не сможет обращаться с нами так, как вчера это сделал Финрих. Как с насекомыми.

— Почему ты не хочешь поехать со мной!? — она резко повернулась, в её глазах блестели слёзы.

— Я тоже пробудил редкую силу, Мия, — Ниэль притянул к себе сестру и крепко обнял. — Я не смогу раскрыть свой талант в Храме Жизни. Только так мы сможем оба стать сильнее, пойми.

Плечи Мии вздрагивали, а Ниэль рассказывал ей то, что уже узнал о Храме от Хилдефона и книг. Обещал, что они смогут встречаться, ведь она Избранная, ей не откажут в просьбе. Говорил, какой силой и влиянием она будет обладать в будущем, какой могущественной станет. Мия так до конца и не смирилась со своей судьбой, но постаралась успокоиться, спрятать слёзы и не показывать свою слабость. Она хотела быть сильной, как брат.

— Я пошла, надо приготовить что-нибудь поесть, — хрипло прошептала Мия, отстраняясь от него.

— А я на улицу, — предупредил он, поднимаясь на ноги. Он решил оставить Мию наедине со своими мыслями. Ниэль переоделся, замарал сажей лицо, чтобы никто не смог узнать его, и вышел.

Ниэль шёл по улице, рассматривал старые землянки и людей и сам не заметил, как подошёл к городским воротам. Его очень интересовал Крим, но он не знал, как попасть внутрь. Впрочем, кое-какие идеи у него были, но требовалось больше времени.

Вдали он услышал какой-то шум. Ниэль пошёл на звук и увидел, как через открытые ворота волокут кричащего мужчину в дорогих одеждах и плачущую светловолосую девочку.

— Прошу вас, дайте мне немного времени! Меня подставили! Я не мог стать банкротом за одну ночь! — громко кричал он, дергаясь в крепких руках ухмыляющихся стражников. Доставлять людей в Яму было для них чуть ли не единственным развлечением. После они, подробно и многократно приукрашивая, рассказывали своим друзьям о криках и стенаниях жертв. Но применять силу стражники опасались, Тень Розы не щадит никого. Конечно, карманы они предварительно выпотрошили, а колечки и браслеты стянули, но до побоев не опускались.

Швырнув мужчину на землю, один из стражников огляделся и поймал взгляд Ниэля, усмехнулся ему и повернул назад. Раздался громкий стук, и ворота захлопнулись. Ниэль подошёл к сидящему на земле мужчине, который бессмысленным взглядом смотрел в сторону закрывшихся ворот.

— Я Ниэль. Могу предложить вам пожить у нас с сестрой и дать вам несложную работу взамен на еду, — с важным видом заявил он. Поймав презрительный взгляд девочки, видимо, ещё не осознавшей своё положение, Ниэль повернулся к ней и посмотрел в глаза.

— Запомни. Ниэль, Верхняя Яма. Там меня все дети знают, спросите у них, они покажут дом. Запомнила? — он немного помедлил, с интересом разглядывая забавно вытянувшееся лицо девочки, повернулся и, не дожидаясь ответа, ушёл.

Глава 6. Неро Роза

Ниэль бежал на гору, вспоминая недавние события. Он надеялся, что отец с дочкой примут его предложение, и предполагал, что со дня на день с ним свяжется Тень Розы. Она всегда поддерживала свою репутацию защитника Ямы, а тут, на глазах у всех, маленького ребёнка едва не убили. Половина Ямы видела Мию, тащившую на своих плечах окровавленного Ниэля.

На горе Ниэль устроился поудобнее и сел за изучение алхимии. Он уже знал множество трав первого ранга, мог делать простейшие порошки и с каждым днём запоминал информацию всё легче и быстрее. Сегодня он никуда не торопился и потратил большую часть дня на занятия и лишь на обратном пути вспомнил о Трёхцветной Камфоре, но, потратив на поиски целый вечер, так и не нашёл её.

Ближе к ночи, когда Ниэль с Мией поели и готовились ко сну, в дверь кто-то постучал. Они тут же насторожились, ведь в это время все прятались по своим халупам и боялись высовываться, и уж точно никто не ходил по чужим домам. Мия хотела подняться, но Ниэль придержал её и сам пошёл к двери. Он догадывался, кто мог их посетить.

— Заходите, я ждал вас, — Ниэль открыл дверь и уверенно пригласил гостя внутрь.

В комнату медленно вошёл высокий мужчина, лицо его прикрывал чёрный шарф, открыты были одни лишь глаза, цепко осматривающие помещение.

— Ждал? Интересно… — голос незнакомца был скрипучим и грубым.

— Мия, погуляй, пожалуйста, — Ниэль повернулся к сестре и, не моргая, посмотрел ей в глаза.

Мия сжала губы, но взгляд не отвела и с места не сдвинулась.

— Пожалуйста, — повторил Ниэль.

Она вздохнула и вышла, но было понятно, что уступка временная и после у Ниэля не получится отвертеться от серьёзного разговора.

— Присаживайтесь, мистер Роза, но, как видите, сесть тут особо некуда, — Ниэль рассеянно оглядел комнату, думая, где расположить гостя. Стулья и стол были слишком маленькими для взрослого человека.

— Кха-кха-кха, — незнакомец засмеялся странным смехом. — Я постою, мальчик. Ты немного ошибся, я – не Роза. Но от него. Это тебя «убили»?

Ниэль усмехнулся и кивнул:

— Да, меня. Но этот псих, видимо, промазал. Я просто потерял сознание.

— Расскажи подробно, кто это, как он на тебя напал, из-за чего, — попросил посланник Розы, не став акцентировать внимание на откровенной лжи.

Ниэль подробно описал ему все детали случившегося, но умолчал об участии Хъёды и её слуги. Он всё ещё чувствовал, что с этой женщиной слишком опасно враждовать.

— Хм, это нельзя так оставлять. Финриха следует наказать, — гость намеренно растянул последнее слово то ли с насмешкой, то ли с угрозой, внимательно следя за реакцией Ниэля, словно хотел что-то понять.

— Я хочу сам разобраться с ним, — Ниэль не стушевался и зрительный контакт не разорвал. — Мне нужна только помощь.

Он зажёг на кончике пальца огонёк.

— Ты пробудил энергию огня, — посланник удивился. — Кто тебе подсобил?

— Это секрет. Поможете мне отомстить?

Гость некоторое время молчал, что-то обдумывая.

— Выходи через три ночи на улицу, когда взойдет Зелёная, — наконец сказал он. — Если босс даст согласие, тень проведёт тебя в нужное место.

— Тень? — Ниэль нахмурился.

— Ты поймешь, когда увидишь. А сейчас мне пора, — незнакомец повернулся и направился к выходу. Возле двери он остановился и бросил небрежно: — Меня зовут Шрам.

Как только дверь закрылась, Ниэль распространил своё мысленное восприятие на максимальный радиус. Мия зашла в дом, увидела напряженного Ниэля и не стала его отвлекать. Села и внимательно уставилась на брата, будто пытаясь что-то отыскать на его лице.

Спустя пять минут Ниэль открыл глаза, ухмыльнулся и процедил:

— Вот чертовка!

***

Хъёда ждала на улице, недалеко от жилища Ниэля и Мии, и неспешно вышла вперёд, когда дверь землянки распахнулась, выпуская высокую фигуру Шрама. Хъёда оделась в свободное приталенное белое платье с незамысловатой вышивкой, а сверху накинула чёрный жилет. Светлые волосы были туго собраны в конский хвост и падали на спину, опускаясь ниже лопаток.

— Здравствуйте, — она легко поклонилась. — Я Хъёда Брахоз, из клана Брахоз. Как там мальчик? Я волновалась, но не решалась сама войти. Так хорошо, что я встретила вас!

— Всё нормально с ним, — недовольно буркнул Шрам.

Хъёда удивленно подняла бровь. Она-то думала, что малец не выживет.

— Как ты осмелилась появиться передо мной? — продолжил посланник Тени Розы. — После того как не сберегла ребёнка?

— Не нужно, — Хъёда сладко улыбнулась, заправила прядь волос за ухо. — Мы оба знаем, что дети из этой дыры для вашего лидера так же важны, как и для мэра этого города. Им плевать.

— Чего же ты хочешь? — Шрам начал закипать.

— Я искренне желаю сотрудничать с Неро Розой, — Хъёда не стала юлить.

— Ты знаешь, откуда Неро Роза. Хочешь предать свою страну?

Хъёда удивлённо посмотрела на Шрама.

— О чем вы?.. — она непонимающе покачала головой. — Союз Семи и Республика Юкха всегда были очень дружны, тут и речи нет о предательстве, я никогда не продам интересы страны! Я всего лишь хочу воспользоваться дополнительными связями в обмен на мою посильную помощь. Вы наверняка знаете, что мой дед обещал мне место в совете Ратуше…

Шрам хмыкнул и немного расслабился.

— А в чем наша выгода? Ну, поможем мы тебе, и что? Зачем ты нам? Ты слишком переоцениваешь свою значимость, — он ухмыльнулся.

— Ну как же! Я считаю, что лишних людей не бывает, особенно для одного из наследников сильнейшего клана Федерации Чёрной Розы… Разве не так? — Хъёда взволнованно сжала пояс. — Я искренне готова вам помогать.

Она уже поняла, что сейчас попасть в Ратушу намного сложнее, чем ей казалось. Иначе её предложение сразу бы приняли, свой человек в верхах города не помешал бы Неро Розе.

— Этого мало, — отрезал мужчина.

— Я слышала, — осторожно начала Хъёда, — что из Союза Семи не только Чёрная Роза послала людей, но и Шёлковый Тюльпан.

Она внимательно следила за лицом Шрама, стараясь считать его реакцию.

— И?

— Я также слышала, — продолжила Хъёда, — что на днях в Яму выгнали мужчину с маленькой дочкой, потому что он никак не хотел продавать своё ателье... Добропорядочный гражданин нашего города, который снабжал одеждой народ и исправно платил налоги, был нагло выброшен с маленькой дочкой на руках в Яму, оставшись без гроша. А собственность этого мужчины оказалась у представителей Тюльпана. Думаю, если этот вопрос поднять в Ратуше да и ещё распространить новость среди народа, то у ваших коллег из Республики Шёлкового Тюльпана будет намного меньше времени заниматься тайной наследства, согласны? — она ласково улыбнулась.

У Шрама поползли мурашки по спине.

“Хъёда Брахоз ещё коварнее, чем мы думали. Змея… Тюльпаны бы не поступили так глупо. Каждый знает, что у них лучшая одежда на севере, им стоило открыть новое ателье и весь город был бы им благодарен, повалили бы толпой. Их надули и продали ателье, которое забрали у отца с маленькой дочкой. Но как Хъёда узнала про конфликт Неро с этим щенком из Тюльпана, который приехал сюда? Коварна… Такой лучше не отказывать, запомнит и отомстит. Да и Неро порадуется беде врага...” — подумал Шрам и внимательно посмотрел на собеседницу.

— Я поговорю с Неро, ответ будет на днях, до встречи, — сухо сказал он и развернулся.

— Буду с нетерпением ждать вестей, мастер Шрам. Да осветит ваши сновидения Зелёная! — елейным голосом крикнула вдогонку Хъёда.

Уходящего Шрама передёрнуло, будто от озноба.

***

“Так и думал, что Хъёда натравила на меня Финриха из-за Тени Розы. Ещё бы знать, о чём они разговаривали…” — размышлял Ниэль, задумчиво вглядываясь в монетку.

— Ну? Слушаю.

Ниэль вздрогнул и повернул голову. У двери, скрестив руки на груди, стояла Мия и с прищуром смотрела на него.

— Это был подчинённый Тени Розы. Он приходил узнать о Финрихе, — Ниэль сунул монету в карман.

— Обязательно надо было выгонять? — Мия насупилась.

— А если он бы понял, что это ты меня вылечила? — Ниэль примиряюще погладил её по плечу. — А так я ему сказал, что просто несильно пострадал. Тебе нельзя никому рассказывать о себе. Я не знаю, когда приедут люди Храма, но до тех пор ты должна быть очень осторожна, понимаешь?..

Мия неохотно кивнула.

— О чём говорили?

— Он сказал, что Финриха накажут, — Ниэль пожал плечами и перевёл тему: — Кстати, я тут нашёл новичков, мужчину и девочку. По виду они из богатой семьи. Были. Я дал им наш адрес, впусти их, когда придут, ладно?

— И зачем? — Мия подозрительно посмотрела на него. — Где они жить будут? И чем их кормить?

— Они нужны, чтобы учить нас. А о еде и жилье не беспокойся, я обо всём позабочусь. А сейчас – спать! — Ниэль поспешно разобрал постель.

— Совсем уже обнаглел, мелкий… — фыркнула Мия, сдерживая улыбку и наблюдая за братом.

Следующие три дня ничего не происходило, жизнь текла своим чередом. Мия сидела дома, поглощала кристаллы и пыталась улучшить контроль над туманом. Ниэль же ходил на гору, там постигал алхимию, тренировался в контроле своих сил и искал цветок для своей маленькой мести. Сперва он хотел найти Трёхцветную Камфору и посыпать её порошком из Розового Аконита. Эффект был бы мгновенный – сильное жжение и многочисленные покраснения на лице Луры, если она намажется кремом, сделанным из этого цветка.

Но он изменил планы, узнав о других её свойствах. Если смочить Трёхцветную Камфору в особом отваре, то её эффект станет противоположным – вместо гладкой кожа через некоторое время покроется сыпью. Но для начала цветок нужно было найти.

Ночью, по истечению трёх дней, в оговоренное время Ниэль вышел во двор и тут же увидел чёрное пятно, которое быстро скользнуло по земле к нему и исчезло в его тени. Ниэль ошарашенно смотрел, как из головы его тени вылезла черная рука и показала пальцем вперед. Ниэль глубоко вздохнул и очнулся от ступора.

Он шёл, следуя указаниям руки, благо из-за яркости лун его тень никогда не исчезала, и через пару минут понял, что направлялся к границе Верхней Ямы. Вскоре Ниэль приблизился к стыку двух стен – десятиметровой каменной городской стены и трехметровой деревянной стены Ямы. Ниэль постоял несколько минут, но так и не получил никаких указаний. Он уже ощупал всё вокруг мысленным восприятием и знал, куда ему идти, но не решался показать свои способности.

Ниэль активировал правый глаз и сразу же увидел отверстие метрового диаметра в стене. На границе дыры он заметил какой-то прибор, который пульсировал в энергетическом видении.

“Похоже, это какой-то артефакт, который скрывает дыру”, – подумал Ниэль, разглядывая странный предмет овальной формы и вставленный в него белый драгоценный камень, расписанный рунами.

Тень вылезла из земли и указала пальцем на стену. Ниэль неуверенно на неё посмотрел. Рука не сдвинулась с места.

Ниэль взял с земли камушек и кинул его в дыру. Тот беспрепятственно пролетел сквозь неё, оказавшись на другой стороне. Ниэль протянул руку и быстро ткнул пальцем. Лишь ничего не почувствовав, он, наконец, прошёл через стену.

Следуя указаниям, Ниэль шёл по улице, с интересом рассматривая ухоженные и аккуратные пятиэтажные дома, сады, дворики. Дорога была ровной, на улицах ни одной бумажки или лужи. Ниэль очень удивился такой чистоте. Он думал, что в городе, как в средневековой крепости, всё грязно и везде мусор.

Но его ожидания не оправдались, и хоть этот район считался достаточно бедным, так как граничил с Ямой, даже дома не были одинаковыми. Отличались фасады, форма зданий и цвета. Видно было, что строители работали на совесть. Ниэль подошёл к ближайшей пятиэтажке и пощупал стену.

“Вроде кирпич, но какой-то странный. Да и дорога слишком гладкая, идеальная. Это работа одарённых? Подрабатывают асфальтоукладчиками, пока делать нечего? Да и дома скорее всего ими же сделаны…” — рассеянно подумал Ниэль и почувствовал, как его штанину что-то тянет. Он опустил глаза и увидел руку, которая дергала его и указывала пальцем в сторону.

— Ладно, пошли, — прошептал он.

Ниэль помнил только Яму. Мия рассказывала ему про город, но слушать её описания и видеть всё своими глазами – совсем разные вещи.

Ниэль прошёл ещё немного и заметил, что улицы впереди освещаются. Он подбежал к стоящему рядом с домом столбу, на вершине которого была небольшая сфера, освещающая часть улицы.

"Это же уличный фонарь! — изумлённо подумал он. — Как же так, разве тут не средневековье? Откуда такие дороги и освещение? Но, похоже, что это совсем не электричество, а другая энергия. Как интересно!"

Ниэль бы так и продолжил разглядывать фонарь, но рука снова его потянула за штанину. Через несколько поворотов, на удивление не встретив никого, Ниэль пришёл к небольшому, аккуратному белому трёхэтажному домику. Палец из тени указывал на неприметную дверь.

“Никто и мысли не допустит, что подпольный король Ямы на самом деле живёт в таком милом домике…” — думал Ниэль, заходя во двор.

Он вошёл в дом, вслед за рукой поднялся на второй этаж и по велению тени открыл ближайшую справа дверь. Там он увидел небольшой коридор, в конце которого через щель приоткрытой двери пробивался свет. Ниэль осторожно открыл её и, войдя внутрь, оказался в небольшой гостиной с камином. Освещение давал шар, вставленный в потолок. Он походил на тот, что Ниэль увидел на улице, только сфера была расписана красочными узорами и выглядела не так просто. На стене висел портрет толстого мужчины и худенькой женщины, обоим лет по сорок. В углу комнаты, так, что от двери сразу и не заметишь, стояла тахта Г-образной формы и небольшой столик перед ней, на котором лежали какие-то бумаги. Вся мебель в комнате была белого цвета.

"Видимо, просто нашли пустую квартиру", — подумал Ниэль, шагая к тахте.

На ней, скрестив руки и закинув ногу на ногу, сидел молодой мужчина и с интересом разглядывал Ниэля. Одет он был во всё чёрное – туфли, кальсоны, туника и даже серьга в ухе поблёскивала чёрным гранатом. Волосы и глаза также были цвета ночи. По обе стороны от него сидели двое. Одного из них Ниэль знал – Шрам. На этот раз на нём не было шарфа, и Ниэль разглядел его вытянутое лицо, узкие глаза и пышные тёмные усы.

Второй же показался Ниэлю обычным рабочим. Поношенные штаны и старая выцветшая рубаха вкупе с короткими каштановыми волосами и немного усталым лицом выдавали в нем самого заурядного человека. По его правую руку лежала потрёпанная чёрная трость.

— Присаживайся. Беседа будет нелёгкой, — глубоким голосом сказал черноволосый и указал подбородком на кресло напротив дивана.

Ниэль подошёл и сел. Он с интересом рассматривал незнакомцев.

— Представимся. Я – Неро Роза, — черноволосый не вставая обозначил полупоклон.

— Шрама ты знаешь. Это, — он показал на второго мужчину, — Шула.

— Я – Ниэль.

— Знаю, — Неро взял со стола папку и пролистал её. — Ниэль, сирота из Ямы. Непростой ты человек. К слову… Ты знаешь, что одарённый сильно выше тебя рангом чувствует, когда ты Помощника активируешь?

Ниэль смутился и сразу деактивировал глаз.

“Вот чёрт, значит, и Крим тогда всё заметил…” — тревожно подумал он, ощущая, как на спине выступил холодный пот. Он кашлянул и постарался отвести разговор от неудобной темы:

— А что непростого? Обычный сирота.

Неро скривил губы, а затем начал задумчиво постукивать пальцем по столу, набивая гимн родной страны. На некоторое время в комнате повисла тишина, которую нарушал только ритмичный стук.

— Родители твои – непростые люди. Мать из Республики Юкха. Из клана Лоу. Молли Лоу. Отец из Альянса Земель Парваты. Из клана Захра. Джами Захра.

Каждое предложение он заканчивал ударом пальца о стол. Ниэль подозрительно посмотрел на Неро, стараясь скрыть изумление. Он и не думал, что всё настолько сложно. Разве его родители не были обычными рабочими?

— Эмм… — он не знал, что сказать.

— Юкха и Земли Парваты воюют сотни лет, — констатировал Неро. — Твоя мать предала родину. Как и отец. Они приехали в этот город. Хотели спрятаться. Но их нашли. Клан Захра убил твоих родителей. Клан Лоу следит за вами с тех пор, — Неро повернулся к Шуле.

— Линира, — бесстрастно ответил тот.

— Линира, — повторил Неро. — Неодарённых детей оставили бы в Яме. Забыли. Одарённых возьмут в клан.

— Опредённо возьмут, — в разговор вступил Шрам. — Всё-таки ваши родители были сильными и талантливыми людьми. Но, конечно, нормально с вами никто обращаться не будет. Отправят куда подальше, чтобы работали и не мозолили глаза, напоминая о позоре.

Глаза Ниэля холодно блеснули.

“Вот, значит, как…”.

— А если я не хочу в клан, то что мне делать?

— Подстроить смерть, — Неро загнул палец. — Проверять не будут. Обратиться к сильному клану. Или ордену. Или к нам. Но тогда ты должен быть талантлив, — он с усмешкой оглядел Ниэля. — Но ты Умник. С Помощником. Этого мало.

Шрам встрепенулся.

— Как Умник? Он же мне огонь показал! — Шрам подёргал усы и посмотрел на Неро. — Ты же знаешь, у меня плохо с восприятием после травмы, поэтому я и не чувствую его духовную силу...

— Огонь? — Неро удивлённо поднял бровь. — Покажи.

Ниэль пожал плечами, и на кончике пальца зажегся огонёк.

— Дубль, — взгляд Неро стал более заинтересованным.

— А ты Воин или Меридиан? — спросил Шрам.

— А?

— Так ты ничего не знаешь, что ли? — удивился Шрам.

— Я просто сирота, которому повезло стать одарённым, что я могу знать? — скривил губы Ниэль.

— Шула. Объясни ему. Без сложностей, — приказал Неро.

— Вся энергия, которой может управлять одарённый, — начал Шула, — делится на три главных вида. Их называют внутренней энергией – бах-Нэнгу, внешней энергией – анте-Нэнгу и духовной энергией – офиа-Нэнгу.

Ниэль одними губами повторил названия энергий.

—Бывают одарённые, как ты – которые могут владеть двумя видами энергии. их называют Дубль.

— Понял, — Ниэль кивнул.

— Сейчас у тебя пробудилась духовная энергия, таких одарённых называют Умниками.

Ниэль улыбнулся краешками губ. Умники.

— Но у тебя есть возможность выбрать внешнюю или внутреннюю энергию, — продолжил Шула. — Внутренняя течёт в крови и дальше будет распространяться на органы, мышцы, кости. Людей, что владеют ею, называют Воинами. Внешняя же течёт по специальным энергетическим каналам и попадает в меридианы. Таких называют Меридианами.

— Оригинально, — хмыкнул Ниэль.

— Обычно человек сразу пробуждает какой-то вид энергии и развивается по одному из трех путей, — Шула пропустил мимо ушей замечание. — Изредка бывают Дубли, но как правило, они совмещают внутреннюю и внешнюю энергию. Такие как ты очень редки. И у тебя есть выбор, какую из двух оставшихся энергий выбрать. Первичная инициация у тебя прошла, энергия смешалась с кровью. Теперь всё зависит от твоего желания.

— Почему названия такие странные?

— Ну, названия официально другие. Меридианы называют себя Повелителями, а Умники Мудрецами. Воины же не против такого обращения.

— Так уже получше, — кивнул Ниэль. — А в чём разница между энергиями?

— Воины обычно учатся особым боевым искусствам и выбирают в качестве инструмента холодное оружие, — Шула положил локти на стол и сцепил пальцы в замок. — Они укрепляют своё тело и в основном сражаются в ближнем бою.

— А Меридианы?

— Они любят дальний бой и крупномасштабное воздействие. И выбирают в качестве оружия артефакты, которые хорошо проводят анте-Нэнгу и усиливают её, как у меня, — Шула скосил взгляд на свою трость.

— Умники?

— Тут всё от направления зависит. Подчинение, ментальные атаки, приручение, иллюзии, талисманы, амулеты и многое другое.

— Ого, — Ниэль проникся.

— Тебе надо найти особые методы развития. Они бывают разные, тут от твоего везения и возможностей всё зависит.

— Я смогу сам научиться?

— Самоучкой почти невозможно ничего добиться, — Шула пожал плечами. — В наше время методы развития для всех трёх направлений достаточно распространены и находятся в свободном доступе. Конечно, все они довольно простые, но тут уж выбирать не приходится.

— Благодарю, — Ниэль задумчиво кивнул. — И как мне не попасть в клан?

Шула прикрыл глаза и секунд тридцать думал. Затем продолжил:

— Самое простое – это пойти в администрацию города и объявить, что ты одарённый. Там же тебе предложат взять фамилию клана, к которому принадлежала твоя мать, или самому придумать новую. Создашь свою фамилию, и у тебя появятся средства на выживание. Будешь подрабатывать, потом в школу поступишь. Там обучат. После школы освоишь специальность или в армию пойдёшь. Это всё при условии, что тебя оставит в покое клан матери.

Неро поднял голову и выжидательно посмотрел на Ниэля.

— Вы дадите защиту? И поможете отомстить Финриху?

— Всё не так просто, мальчик. Если ты хочешь нашей помощи, то тебе придется вступить к нам, — Шрам улыбался, поглаживая свои густые усы.

— Какие у меня будут обязанности?

— А ты не прост, да, малец? Любой ребёнок из Ямы с радостью бы согласился, но не ты, — хмыкнул Шрам.

— Шула, расскажи о нас, — лениво протянул Неро.

— В организации два слоя, — Шула поправил бумажки на столе. — Первый – доносчики. Ими обычно становятся неодарённые. Второй – исполнители. Доносчики собирают информацию, исполнители выполняют миссии. За каждую выполненную миссию ты будешь получать часть украденной суммы. Почти каждое задание связано с воровством. Бывает, конечно, слежка или убийство, но они оплачиваются организацией отдельно.

— А власти города разве не злятся на вас? — Ниэль неуверенно нахмурился.

Шрам хмыкнул.

— Тут есть свои договоры, — мягко улыбнулся Шула. — Мы безнаказанно воруем и иногда убиваем, но не переходим определённых границ. Людей можем собирать только из Ямы, а часть дохода отдаём городу. Таким образом мы снижаем преступность в городе и даём работу наёмникам, которых нанимают пугливые торговцы. Тут всё связано, но такой вопрос ты, конечно, зря задал, теперь мы тебя не отпустим. Конфиденциальность, сам понимаешь.

У Ниэля побежали мурашки по коже.

— Да, будем честными с тобой, — Шрам вольготно откинулся назад. — Дубля из Ямы мы точно не отпустим, да и у тебя выбора особо нет. Или идти в клан, который тебя выбросил, или в администрацию и работать всю жизнь на город. В одиночку подняться тебе будет очень сложно, с твоими-то родителями.

— Армия? — попытался возразить Ниэль.

— Можешь, конечно, и в армию, но и там будут проблемы, — взял слово Шула. — Ты – сын предателя. Даже если тебя и примут, ты не только высоко не поднимешься, но и будешь под постоянным наблюдением. Можешь в Храм пойти, но они все внутри Республики подчиняются ей же. Единственный вариант – покинуть страну. Но это дорого, ты не сможешь. Ты везде лишаешься свободы.

“Храм… Признаться, что я Избранный и уйти в Храм Космоса? — подумал Ниэль. — Но об этом стоит подумать, только когда Мия будет в безопасности, а пока...”

— Хорошо, — выдохнул он. — Я согласен.

Он понимал, что альтернативы у него просто нет. Да и выбор этот казался неплохим.

— Тогда прочитай договор и капни кровью на него, — Шула достал из папки какие-то листы и протянул Ниэлю. — Договор я потом отнесу в Суд, так что лучше его не нарушать. Синий Храм очень не любит, когда бросают вызов его авторитету.

Он тонко улыбнулся. Ниэль с интересом рассматривал бумагу, отблескивающую синеватым цветом. На каждой странице, в верхней центральной части листа, была изображена яркая пятиконечная синяя звезда. Ниэль сидел и внимательно разглядывал исписанные листы, близкие к формату А4. Через несколько минут он просмотрел все страницы договора.

— Я не умею читать, — Ниэль поднял глаза и посмотрел на Неро, Шулу и Шрама. Те застыли.

"Так какого же демона ты столько времени в бумагу пялишься!" — раздраженно подумал Шрам, дернув себя за ус.

Неро нахмурился.

— Ты поверишь, если мы тебе просто его зачитаем? — Шула постучал пальцем по столу.

— Нет, — Ниэль покачал головой. — Вдруг вы меня в рабство продаёте. Может, вы мне просто на слово поверите? Я уже нашёл человека, и он скоро научит меня читать, а через несколько дней мы снова встретимся? Я очень быстро учусь! Да и мне всё равно некому про вас рассказывать.

Шула устало вздохнул.

— Твоё первое задание – посетить дом некого Схемета. Он попал в Яму полгода назад, был обвинен в изнасиловании, но заплатил пострадавшей, и та не стала настаивать на тюрьме.

— Но его всё равно наказали? — спросил Ниэль.

— Приказ Суда, — Шула согласно кивнул. — Поступили сведения, что Схемет держит у себя ребёнка, которого постоянно избивает и не выпускает на улицу. Убей его и выпусти пленника, Схемет не местный, мстить не будут. Даром не обладает, проблем у тебя не должно возникнуть.

— Ну наконец-то, — пробурчал Шрам. — Слишком он нагло себя ведет, недавно какую-то девочку затащить к себе хотел, благо наши люди рядом были. А ещё мальцу какому-то голову чуть не пробил.

— Я понял, — кивнул Ниэль. — Его дом можно обокрасть?

— Можно, налога за грызунов мы не берем. У них, как правило, нет ничего ценного, — усмехнулся Шула.

— Мы закончили. Возвращайся. Через неделю тень тебя найдёт, — закончил Неро.

— А мне дадут денег за задание? — спохватился Ниэль.

— Потом. После выполнения. Уходи, — Неро нетерпеливо махнул рукой.

— Хорошо, спасибо вам большое, — Ниэль поклонился им и, повернувшись, лёгкой походкой вышел из комнаты.

***

В комнате некоторое время висело молчание.

— Как тебе, Шула? — спросил Неро.

— Парень не прост. Умён не по годам, крайне талантлив. Не каждый гений сможет в его возрасте энергию использовать так свободно. Он уже умеет её за пределы тела выводить. К тому же Дубль. Да и выжить он не мог после такого удара. Думаю, у него есть какой-то секрет, — предположил Шула.

— По мне, парень неплох. Стоит присмотреться к нему, — добавил Шрам.

— Проверь его завтра, Шрам, — приказал Неро.

— Выясни, знает ли он что-нибудь про наследие Длиннопалых, — Шула задумался и продолжил: — И узнай, как он дар пробудил. Вероятно, он нашёл гробницу с трупом одарённого, таких немало понатыкано, особенно в Республике с их политикой. Но на всякий случай проверь, может, там с наследием что-то связано.

— Сделаю, — Шрам довольно улыбнулся

— Насчёт наследия, — Шула заметно помрачнел. — Ваш брат, Макани Роза…

— Ни слова, — рявкнул Неро. В его глазах промелькнул сильный страх. — Ни слова про моего брата.

— Понимаю...

***

Ниэль добрался домой только ближе к утру. Но ему так и не удалось заснуть, он прокручивал в голове ночную беседу. Он сел и достал монетку. Некоторое время внимательно разглядывал и решился принять пилюлю Подпитки Души.

— И зачем ты меня разбудил? — раздался голос Хилдефона.

Хоть он и пытался выглядеть недовольным, но Ниэль чувствовал нотки радости в его голосе. Страшно каждый раз, засыпая, гадать, проснешься ли ты когда-нибудь или погружаешься в тьму навеки.

— У меня проблема, слушай, — Ниэль подробно пересказал ночную беседу. Также он рассказал про монету и про её предупреждение насчет гусеницы.

Хилдефон некоторое время молчал. Он не стал ничего говорить, когда услышал про монету. Он очень настороженно к этому относился и благоразумно решил не лезть в это дело.

— Скорее всего меня будут проверять. Есть какой-то способ не попасть под чужое влияние?

— Способ есть, малец. Раз монета о гусенице предупредила, значит, и сестру твою спрашивать будут. Ничего серьезного, слабая настойка либо порошок, детям много не надо. Примешь пилюлю Обогащения Разума и трезв останешься.

— Хм, — Ниэль начал искать в кольце эту пилюлю.

— Жаль её, — вздохнул Хилдефон. — Использовать её для мелких целей слишком оскорбительно… Да, именно оскорбительно. Она бы тебе в будущем сильно помогла, но что поделаешь. Если же ты ошибся, то впустую истратишь ценную пилюлю шестого ранга, помни.

— Разве она мне прямо сейчас не полезна будет? — Ниэль открыл шкатулку и любовался гладкой чёрной пилюлей.

— Капля в море, — отрезал Хилдефон.

— Спасибо Хил, без тебя я бы точно попался, — Ниэль закрыл шкатулку и положил её в кольцо. — Надеюсь, я прав, и они придут именно завтра ночью, иначе всё пропало. Но раз монета молчит, значит, всё нормально будет. Да и контракт я не подписал. Думаю, они как можно скорее меня навестят. Вдруг я – шпион какой.

Хилдефон промолчал, чувствуя себя очень неуверенно.

"Очень надеюсь, что малец прав и монета просто хороший артефакт, иначе даже боюсь думать о последствиях..." — размышляя, засыпал он, подсознательно чувствуя страх того, что больше не проснется.

Глава 7. Ухил и допрос Шрама

Глубокой ночью, недалеко от города Борне, прямо над горой появился старик. Одет он был в чёрный балахон с фиолетовым ромбом на левой стороне груди, капюшон лежал на плечах, не скрывая лица. У него были длинные белые волосы длиной ниже лопаток, иссиня-чёрная борода до груди и ярко-пурпурные глаза.

— Где-то здесь, я чувствую, где-то здесь, — бормотал он, оглядывая землю под собой. Вот уже чуть больше месяца он телепортировался с места на место в поисках всплеска рождения Глаза Фиолетового Неба, что едва уловил одним спокойным вечером.

— Нашёл! — воскликнул старик и, в следующее мгновение небрежно щёлкнув пальцами, переместился в пещеру. Оглянулся и пробормотал: — Какое хорошее формирование! Если бы его не повредил какой-то недотёпа, я бы никогда не нашёл это место!

— Это стиль Хранителей Массивов, неужели кто-то из них оставил тут наследие? Интересно… Пять точек концентрации энергии, тут, видимо, были какие-то пилюли… Хранители Массивов раньше любили улучшать препараты таким образом.

Он достал стеклянную бутылку и заглянул в горлышко, обводя донышком вокруг.

— Беозары! Неужели они помогли пробудить Глаз Неба? Вряд ли…

Старик снова телепортировался и оказался над городом. Он стоял, внимательно изучая каждую его улочку. Спустя несколько секунд замер, пристально разглядывая район за городской стеной.

— Хм, вроде тут, — в следующее мгновение он бесшумно перенёсся к землянке Ниэля и Мии.

Аккуратно отворив дверь, старик вошёл в комнату, низко пригнувшись, чтобы не удариться о притолоку, и увидел мирно спящего мальчика, прищурился.

*Вшш*

Над мальчиком появилась ярко сверкающая золотая монета.

— Монета Судьбы! — в ужасе воскликнул старик и, не мешкая ни секунды, тут же телепортировался в пещеру Хилдефона, где у него сразу же подкосились ноги. Он упал и закашлялся, сплёвывая сгустки крови. Каждый вздох давался ему с огромным трудом. Он чувствовал, как в его сердце появилась печать, сильно подавляя его силы.

“Даже маленький осколок души Высшего Бога может запросто прихлопнуть такого Полубога, как я. Как тут оказалась монета Синди? Почему она нацелилась на нашего Избранного? Мне срочно нужно связаться с Храмом! Но как? Мои силы полностью запечатаны, я даже ходить сейчас не могу!” — думал старик. Он попытался использовать пространственное кольцо, но не смог, энергия была полностью запечатана. Старик обречённо облокотился о стену пещеры и закрыл глаза.

***

Ниэль проснулся от тихого разговора. Привстав, он увидел Мию и симпатичную женщину тридцати лет, одетую в серое платье. Её волосы были убраны под серо-коричневый платок.

— Тётя Линира, спасибо вам большое за еду! Простите, что не посещала вас в последнее время, — смущенно сказала сестра.

— Ничего страшного, Мия. Но не случилось ли у тебя чего? Почему ты перестала приходить на работу? Заболела? По-моему, ты изменилась. Что с твоими ресницами, почему они белые? Да и кожа чистая какая… — с сомнением её разглядывая, произнесла Линира.

— Нет, всё замечательно, просто в последнее время у нас всё хорошо с питанием. Я решила остаться дома и помочь брату… — неуверенно ответила Мия и отвела глаза. Ей не хотелось врать, но и выдавать секрет было небезопасно.

— Ну хорошо, — без сомнений, у Линиры остались вопросы и объяснения Мии её не удовлетворили, но она отступила. Посмотрела пронзительно и сказала: — Помни, что ты всегда можешь прийти ко мне, если у вас закончится еда.

— Спасибо большое, я никогда не забуду вашу доброту, — Мия глубоко поклонилась уходящей Линиры. В её глазах блестели слёзы.

Ниэль лежал и смотрел на закрытую дверь. Эта женщина не раз спасала их в тяжёлые времена. Он теперь знал, что она работала на клан матери, но всё равно был уверен – её добрые поступки исходили от сердца. Но расслабляться и забывать о её миссии не стоило. Скорее всего, она заметила, что Мия стала одарённой, и скоро клан Лоу тоже об этом узнает.

Ниэль поморщился, считая трещинки на потолке. Почему всё не может быть легко и просто? Пока Мия возилась на кухне, гремя посудой, он раздумывал о возникшей ситуации. Его мысли прервал стук. Ниэль подскочил с постели и поспешил открыть дверь. За ней стояли приглашённые им мужчина с дочкой. В оборванной одежде и голодные. Выглядели они довольно жалко.

— Вы приглашали нас к себе, — неуверенно начал мужчина и осёкся, за несколько дней в его глазах появилась вековая усталость, а морщины на лбу и вокруг рта углубились.

— Да, вы достаточно нагулялись по Яме? — улыбнулся Ниэль. — Заходите, поговорим.

Мужчина и девочка неуверенно зашли в дом.

— Расскажите про ваше путешествие, — попросил Ниэль. Ему было любопытно послушать об их приключениях.

Мужчина был крупным, с объёмным животом и вторым подбородком. Волосы светлые, а глаза карие, как и у дочери – симпатичной девочки с живым взглядом и чуть оттопыренными ушами.

Ниэль узнал, что первым делом они отдали все спрятанные от стражников деньги за старую землянку, и на пропитание у них ничего не осталось. В итоге обменяв свою неплохую одежду на обноски и немного еды, они вспомнили о странном мальчике и решили воспользоваться его предложением.

— Еды я вам просто так не дам, — Ниэль строго сжал губы — Вам придется поработать.

— Что нам надо делать? — испуганно прошептала девочка. В уголках её глаз скопились слезы.

— Сначала представьтесь. Расскажите, кем вы были и как попали сюда.

— Конечно, — поспешно кивнул мужчина. — Меня зовут Ухил, дочку Элура. Я владел небольшим ателье в городе. Какие-то люди обратились с просьбой продать им мастерскую, но я отказал. Мой дед душу в неё вложил, я не мог вот так продать всё дело его жизни, — он гневно сжал кулаки. — Но через два дня ко мне пришли и сказали, что я стал банкротом. Просто показали какие-то бумажки и не дали время объясниться, а потом позвали стражей. Дальше вы видели…

— Ясно, — Ниэль задумчиво постучал пальцем по подбородку. — Ухил, ты будешь учить нас, как в школе.

— Учить? — тот удивился.

— Да. Научишь нас писать, читать, географии… ну и другим базовым дисциплинам, которые должен знать каждый, — Ниэль мог бы найти учителя и в Яме, но не доверял тем, кто долгое время жил в нищете и голоде.

— А дочка? — Ухил жевал губу, обдумывая предложение, и не мог поверить в услышанное. Он ожидал, что их нагрузят тяжёлой чёрной работой, но это… Это было настоящим чудом.

— Элура пусть помогает Мие по дому. Готовка, уборка. Вы должны знать, что я не собираюсь долго оставаться тут, скоро я выберусь отсюда. И если вы будете хорошо служить нам, я заберу вас с собой, — Ниэль зажёг на кончике пальца огонёк. Он хотел, чтобы отец с дочкой ему помогали искренне.

— Одарённый! — воскликнул Ухил.

— Да, — Ниэль кивнул и постарался элегантно потушить палец, подув на него. Элура оценила представление, широко раскрыла глаза и распахнула в удивлении рот.

— Но почему вы тут? Вы же можете пойти в любой Храм, там вас примут и устроят! — Ухил удивлённо мотал головой. Одарённый в Яме! Хоть одарённые и не были редки, но устроиться им было намного легче, чем обычным людям.

— Мы не пойдем никуда, — Ниэль скривил губы. — У нас есть свои причины, и вам не стоит лезть не в своё дело. Любопытство сгубило кошку.

Он строго взглянул на Ухила, и тот вжал голову в плечи.

— Понял, не буду спрашивать!

— Мия, возьми с собой Элуру и захвати трав побольше, — Ниэль встал. — Идите к Хъёде. Я пока наведаюсь к Лупоглазу, попробую выменять у него канцтовары и матрасы с одеждой. Ухил, ты со мной.

Лупоглаз владел небольшой лавкой на главной дороге. У него можно было раздобыть всё что угодно, кроме еды. Дорога до невзрачного домишки заняла минут десять, Ниэль с Ухилом подошли к главному входу и постучались. Дверь открылась. Выглянуло лицо с зауженным подбородком и вытаращенными глазами.

— Чего тебе? — хрипло спросил Лупоглазый.

— Мне нужна бумага и стальное перо с чернилами. Пятьдесят листов бумаги. Четыре пера. Ещё нужно два матраса соломенных и одежда для мужчины и девочки, — Ниэль немного подумал. — И одеяла, чтобы укрываться было чем. А ещё два набора посуды вместе с баклажкой!

Он протянул удивленному торговцу два растения, которые по редкости были сравнимы с Трёхцветной Камфорой. Лупоглаз взял травы, покрутил их перед носом, ещё сильнее вытаращив глаза, и зашёл в дом. Через некоторое время дверь вновь открылась, и он вышел с большим баулом и бумажным пакетом. Глянул на Ниэля, поставил всё на землю и зашёл обратно, не произнеся ни слова.

Пока Ниэль с Ухилом тащили купленное до землянки, Мия с Элурой подходили к воротам тётушки Хъёды.

Мия хмурилась, кусала губы и зло сжимала кулаки. Тут её брата чуть не убили. Элура шла следом, робко оглядываясь вокруг. Она никогда не представляла, что с ней может случиться нечто подобное, что её выбросят из города, в царство крыс и бедняков. Для неё Яма была адом. Больные люди, грязь и голод – вот что окружало её с той минуты, как она попала сюда.

Посещение дома Хъёды прошло на удивление гладко. Та удивлённо смотрела на Элуру, видимо, узнав её. Мысленно посетовав на превратности судьбы, ведь именно из-за её интриг Ухил потерял всё, она предложила детям поесть. Но Мия холодно отказалась. Не став спорить, Хъёда собрала девочкам много еды, в свёртке было и мясо, и овощи, и фрукты с пряниками. Намного больше, чем им полагалось.

“Неужели у неё совесть проснулась? Или она надеется произвести хорошее впечатление на Неро?” — думал Ниэль, разглядывая разнообразие еды, когда девочки вернулись и разложили всё на столе. Ухил сидел рядом и, судя по его виду, пытался не захлебнуться слюной.

— Может, Элура с вами поживёт? — с затаённой надеждой поинтересовался Ухил, пока девочки готовили поздний завтрак.

— Нет, — Ниэль покачал головой. — Вот когда переедем из Ямы, тогда будем вместе жить, а сейчас это вызовет ненужные толки. Но вы можете приходить каждое утро.

— Хорошо, — обречённо выдохнул Ухил, а затем попросил: — Пусть хоть сегодня с вами останется? Ей очень одиноко одной…

— Только сегодня…

Ниэль не хотел впутывать Элуру и Ухила в свои проблемы, сейчас рядом с ним слишком опасно.

После сытного завтрака, когда настало время учёбы, Ниэль засыпал Ухила кучей вопросов.

— Какой сейчас год? — сразу начал он, как только они сели. Мия и Элура тоже с интересом слушали.

— Две тысячи триста двадцать четвёртый год со дня Великий Ассамблеи, — ответил Ухил, удивившись такому вопросу.

— Что за Ассамблея?

— Погоди, погоди. Давай я буду рассказывать тебе о нашей истории, а ты будешь задавать вопросы, если что-то покажется непонятным? — Ухил заёрзал на стуле, удобнее устраиваясь. — Ассамблея – это первое великое собрание, на котором участвовали почти все силы Западного континента.

— Западного?

— Да, так называется наш континент.

— А сколько их всего?

— Я не знаю, — Ухил пожал плечами. — В школе про такое не говорят.

— Продолжай.

— Много лет назад жил ужасный тиран – Палач Джулами, — Ухил положил руки на живот и приготовился к долгому рассказу. — Он объединил весь континент и уничтожил всех несогласных. Джулами убивал каждого, кто поднимался выше шестого ранга. Он даже приказал Мудрецам Лазурного Храма придумать общий язык, на котором будет говорить весь континент. Его, кстати, и сейчас используют. После себя он оставил очень ослабленный континент. Все ненавидели и боялись Джулами. Даже летоисчисление приняли со дня его смерти…

Ухил умолк и о чём-то задумался, уставившись в одну точку.

— Продолжай, — Ниэль устал ждать.

— А?! Хорошо, — Ухил вздрогнул. — После смерти Джулами начали появляться Боги Небес, и около восьми тысяч лет назад до девятой стадии прорвался великий герой континента – Высший Бог Жёлтого Неба – Сикко. Это он создал Банк и распространил его по всей планете.

— Банк – это очень хорошо, но давай ближе к нашей истории, — Ниэль глянул в окно.

— Терпение, мой друг. Около пяти тысяч лет назад случилось Великое Вторжение. Тогда на наш мир напали люди, не обладающие никакими способностями, но умеющие управлять огромными Небесными Твердями. Они сами по себе ничем не отличались от неодарённых, но при этом убивали Богов.

"Это технологии, что ли?" — изумлённо подумал Ниэль.

— Тогда произошла великая битва, — Ухил прикрыл глаза, будто что-то вспоминая, и продолжил рассказ: — Сикко пожертвовал собой, взорвав себя и бо́льшую часть Жёлтого Неба. Он уничтожил армию противника и запечатал проход между мирами. Тогда сила взрыва была так сильна, что огромная часть нашего континента стала безжизненной. Эту часть называют Безмерной Пустошью, она севернее нас. После этой битвы вся планета была в ослабленном состоянии. Почти все Боги были либо убиты, либо ранены, а единственный Высший Бог пожертвовал собой.

— Он и правда герой, — пробормотал Ниэль.

— Долгие годы в истории не было знаменательных событий, пока две с половиной тысячи лет назад не спала защита с острова Джула, через которую даже Сикко не мог пробиться. Там жил Джулами, туда же и складывал всё своё богатство…

— Представляю, что за бойня там была… — перебил Ниэль.

— Битва действительно вошла в историю как одна из самых крупных, — Ухил неодобрительно посмотрел на Ниэля. — Каждый хотел захватить себе больше сокровищ. Вот именно в то время и состоялась Великая Ассамблея, в которой участвовали сильнейшие силы нашего континента. На ней было решено, что ради выживания нужно увеличивать общую силу, иначе следующее вторжение мы не переживём. Каждая сторона поделилась чем-то. Были обнародованы руны, кузнечное дело, алхимия, методы развития, техники.

— И прям все бескорыстно выдали свои секреты? — не поверил Ниэль.

— Она поделились лишь частью, но и этого хватило. Вдобавок обнародовали записи допросов захватчиков, ещё со времен Вторжения. Правда, многого узнать не получилось. Каждому иномирцу в голову был вставлен какой-то предмет, через который их убивали свои же, когда узнавали, что те в плену. Но и этого хватило, чтобы узнать о свободе выбора, станках, заводах и многих других новшествах.

— Неожиданно… — Ниэль фыркнул. — Но это же чужие технологии, как они смогли так просто прижиться в нашем?

— Не просто. Пришлось подстраивать под нас, но общая идея очень помогла развитию континента. Тогда и у неодарённых появились права, им позволили учиться, работать, занимать высокие должности. Вон Сын Республики каждые пять лет выбирается, тоже из обычных людей! У одарённых времени на управление мало, а вот обычным людям это только в радость... — Ухил сухо кашлянул и налил себе стакан воды.

— Ладно, — Ниэль снова посмотрел в окно. — Мне и так много чего переварить надо, давай начнём обучение. Будем каждый день перед уроком разговаривать на разные темы.

Ниэль не забыл о своей миссии. Он не хотел в первый же день показаться Неро безответственным человеком, поэтому решил уделить достаточно времени и ей.

— Хорошо, — легко согласился Ухил. — Давай начнём.

Ниэль сидел с Мией и изучал буквы под руководством Ухила. Он начал понимать, что всё понимает намного быстрее сестры.

“Может, поэтому нас Умниками зовут? Или это из-за знаний и опыта прошлой жизни? Хотя, когда я заявил Неро, что за несколько дней читать научусь, он воспринял мои слова спокойно, не высмеял. Видимо, все Умники такие”, — думал Ниэль.

Ухил безмерно удивился, когда Ниэль всего через какие-то два часа не только запомнил все буквы, но и научился писать каждую.

— Ну ладно, — Ниэль отложил стальное перо. — Мне надо уйти, вы пока занимайтесь без меня. Завтра утром объяснишь мне правила чтения.

— Хорошо, — озадаченно кивнул Ухил, поражаясь таланту ученика.

Ниэль вышел и отправился к дому Схемета, спрашивая по дороге о нём у мальчишек. Почти сразу он почувствовал, что за ним следует три человека.

“Видимо, из Тени Розы”, — подумал он и перестал обращать на них внимание.

Дом найти удалось достаточно быстро – обычная землянка, как у всех. Прокручивая в голове варианты возможной беседы с людьми Тени Розы, Ниэль весь день провел в слежке за Схеметом, который до позднего вечера просидел дома и лишь ночью вышел на улицу.

Когда Ниэль пришёл домой, Ухила уже не было. Мия и Элура весело болтали, спелись пташки. Ниэль присоединился к беседе, наслаждаясь тем, как счастливо сияют глаза сестры, но время приближалось к ночи, поэтому вскоре пришлось закругляться. Они поели и легли спать.

С замиранием сердца Ниэль отвернулся к стене, забросил в рот пилюлю Обогащения Разума и закрыл глаза, притворяясь спящим. Через несколько часов мучительного ожидания дверь открылась. Шрам медленно вошёл в дом и огляделся. Он достал небольшой бутылёк, откупорил его и перевернул, высыпав голубоватый порошок, который сразу же рассеялся в воздухе, и затем подошёл к Ниэлю.

— Как тебя зовут?

— Ниэль, — против воли ответил тот, чему сильно удивился. Благодаря пилюле он оставался в сознании, поэтому быстро взял под контроль свою речь.

— Сколько тебе лет?

— Девять.

— Как ты пробудил энергию огня?

— Съел пилюлю.

— Какую пилюлю?

— Не знаю.

Шрам нахмурился.

— Сколько ты нашёл таких пилюль?

— Три.

— Где вторая?

— Отдал сестре.

Шрам очень удивился. Он повернулся и посмотрел на спящих девочек.

— Она стала одарённой?

— Да.

— Какую силу она пробудила?

— Туман.

— Как ты выжил после удара Финриха?

— Съел другую пилюлю, — Ниэль рассчитывал, что ему просто поверят, сославшись на действие порошка. А то, что всё получилось так идеально, всякое ведь бывает...

Шрам хмыкнул и задумался.

— Где ты нашёл пилюли?

— В гробнице Абсолюта, — Ниэль решил остановиться именно на этом варианте.

— Абсолют, значит… — пробормотал Шрам.

— Что ты нашёл в гробнице?

— Кристаллы, зеркало, три пилюли, — Ниэль весь вспотел под одеждой. Он очень надеялся, что Шрам не станет проверять кристаллы. А скрывать информацию о них означало вызвать подозрения. Без кристаллов он бы не смог так быстро стать Новиком.

— Что за зеркало? — с интересом спросил Шрам.

— Большое, прямоугольное.

— И где оно? — мужчина снова огляделся.

— Украли.

Шрам возмущённо крякнул от такого ответа.

— Где украли?

— На горе.

— А гробница далеко?

— Не знаю.

— Как это?

— Я случайно нашёл её. Больше не могу найти.

— Что ты знаешь о наследстве Длиннопалых?

— Ничего, — Ниэль удивился.

— Ты встречался с кем-нибудь из Союза Семи?

— Нет, — ещё один странный вопрос для Ниэля.

— Ты работал или работаешь?

— Нет, — Ниэль не считал поиски трав работой.

Через несколько минут самого подробного допроса, он, наконец, развернулся и направился к выходу. Возле двери он резко остановился, развернулся и подошёл к девчонкам. Посмотрел на ту, что лежала с краю.

— Как тебя зовут?

— Мия, — спокойным голосом ответила сестра.

— Какую энергию ты пробудила? — ему, видимо, в голову не пришло спрашивать про глаза или родословную. Почему? Ниэль ведь пробудил глаз, почему тогда его сестра не могла?

Ниэль задал себе этот вопрос, поняв, как он просчитался. В кармане, будто в ответ ему, монета слегка нагрелась.

— Туман.

Так Шрам и продолжал её спрашивать, и последний его вопрос заставил Ниэля напрячься особенно сильно.

— Что брат тебе показывал из гробницы, кроме пилюли?

— Зеркало и кристалл.

Ниэль сжал в кармане монету, благодаря её за то, что та не дала ему отдать гусеницу Мие. Когда Шрам ушёл, Ниэль продолжил притворяться спящим. Внутри него клокотал гнев.

“Одна малейшая ошибка, и всё бы пропало! Если бы он допрашивал Мию так же подробно, как и меня, то всё вышло бы наружу! Я бы потерял кольцо, монету и жизнь… Мне нужна сила, я не могу вечно полагаться на монету. Я опять забыл поискать про неё в книгах учителя. Почему я всегда про это забываю? Я же с самого начала очень интересовался её историей”, — думал Ниэль.

Он почувствовал что-то необычное, когда почти провалился в сон. Открыв глаза, Ниэль увидел вокруг себя странный мир. Всё было прозрачным и неестественным. Везде гуляли разноцветные ветра, а недалеко виднелись пёстрые тучи. Ниэль был поражён увиденным. Он попробовал пойти вперед, но вместо этого полетел. Опустив голову, Ниэль не увидел своего тела.

“Где я? Что со мной?” — испугался он.

Взяв себя в руки, Ниэль провёл несколько экспериментов и понял, что словно бы вылетел из физического тела и сейчас путешествует по другому миру в виде духа. Здесь он мог летать, но не мог ни до чего дотронуться. Единственное, что осталось проверить, – это многочисленные разноцветные облака.

Полетав вокруг, он направился к ближайшей туче и увидел, как внутри неё сверкают изумрудные молнии. Потянувшись к ней, он тут же получил болезненный удар и отлетел подальше. Оглянувшись, Ниэль заметил неподалёку ещё одну тучку. Выглядела она намного безобиднее, в неё он и залетел.

Ниэль оказался в небольшом садике, где сидели несколько девочек и весело болтали. Он с удивлением узнал Элуру. Она хвасталась девочкам своим новым платьем, которое сшил для неё отец. Ниэль отметил, что всё вокруг выглядит неестественно.

“Сон!” — понял Ниэль.

Он попытался как-то воздействовать на девочек, но ничего не получилось. Они его не видели, а он мог только стоять и смотреть. Вылетев из облака, Ниэль, охваченный любопытством, поспешил навестить сны других людей. Он видел знакомцев и незнакомцев, их мечты и страхи. В то первое облако с изумрудными молниями он так и не смог попасть. Ниэль догадался, что это сон Мии, видимо, защита родословной или глаза не впускала чужаков внутрь. Посетив десяток облаков, Ниэль устал и медленно покинул этот мир.

Он открыл глаза, чувствуя сильную слабость.

“Похоже, из-за пилюли Обогащения Разума я прорвался на первый ранг Кошмара. Моё тело всё время оставалось тут, пока разум путешествовал в Мире Снов. Какая странная способность”, — думал Ниэль.

Наконец, за несколько часов до рассвета, он уснул.

Глава 8. Затишье

В просторном зале на мягких диванах расположились двое. Напротив Диэллы восседал мужчина в дорогом чёрном костюме. На безымянном пальце его левой руки блестел алый перстень, на печатке которого переливался символ в виде двух капель – крови и воды. Облик мужчины впечатлял – красные волосы, янтарные глаза и абсолютно идеальные черты лица. Это был глава сильнейшего в Республике Юкха клана Ракта – Алари Ракта. Он и Диэлла в молчании пили горячий чай, внимательно рассматривая друг друга.

“Какая невероятная внешность! Чёртов клан Ракта со своей силой крови!” — думала Диэлла, завороженно разглядывая Алари. Она до этого момента и не знала, что люди могут быть настолько красивы.

— Честно говоря, — подал голос Алари, — я впервые вижу такую прекрасную девушку, как вы.

Диэлла покраснела. Сильный глубокий голос вызвал у неё приятную дрожь, вдоль позвоночника побежали мурашки. Она искренне наслаждалась компанией и втайне мечтала, чтобы Первый Старейшина клана Ракта подольше рассматривал послание Председателя Совета Храма.

В это время в своём личном кабинете напротив камина сидел мужчина, которому на вид было около сорока лет. В глаза бросались алые волосы, чисто выбритое лицо и ярко-голубые глаза. Одет он был в простенькую белую тунику без рукавов и серые шорты, на ногах красовались пушистые тапочки небесного цвета.

Анашур Ракта сидел и внимательно рассматривал изумрудное кольцо, глубоко задумавшись.

“Вот оно, значит, как… новый Глаз Жизни. Кэллин просит меня помочь, предлагая взамен Арону посетить Пруд Жизни…” — Анашур снова ушёл в себя.

На данный момент страна вела войну с Коалицией Варваров на севере и Альянсом Земель Парваты на западе. Если сейчас Анашур поможет Храму Жизни защититься от Хвирдов, то позже обязательно последует месть. Конфедерация Хвирдхар и Альянс Земель Парваты довольно дружны, но пока Хвирды не помогали им воевать с Республикой. А учитывая мелочность Конфедерации, то после поступка Анашура они обязательно пришлют подкрепление в Земли Парваты. На данный момент Республика может и воевать, и развиваться. Если же давление усилится, темпы развития могут существенно замедлиться. Но взамен Кэллин предлагает возможность Арону Ракте, который стал Избранным Красного Неба, войти в Пруд Жизни. Доступ туда есть только у Храма Зелёного Неба. После такого основы Арона существенно усилятся, а его значимость в Храме Красного Неба возрастёт.

“Арон – надежда нашего клана. По всему континенту появляются невероятные гении. Если Республика хочет выйти на один уровень с сильнейшими странами континента, ей придётся заплатить такую цену, чтобы развивались наши лучшие таланты”, — думал Анашур.

“Хоть я и буду действовать от имени клана, это коснётся всей Республики, и сенат будет очень недоволен. Придётся пообещать этим вредным старикам поработать над генетикой их потомков. За наш счёт, конечно. Думаю, это их успокоит”, — ухмыльнулся он.

У клана Ракта основа силы – это энергия крови. Благодаря ей они могли ещё во время беременности определить и усилить талант ребёнка. В процессе они убирали любые внешние недостатки. Каждый из клана Ракта был невероятно красив и талантлив.

Анашур сдавил в кулаке кольцо и повернул голову. Из тени вышел седой старик в строгом костюме и поклонился ему.

— Скажи Арону, чтоб собирался. Он поедет вместе этой девушкой из Храма Жизни. Собирай клан, скоро мы выступим в префектуру Вуно, — приказал Анашур и разжал ладонь, над которой рассеялась изумрудная пыль.

— Слушаюсь, — старик ещё раз поклонился и исчез.

***

В это же время клан Захра из Альянса Земель Парваты принимал гостей. Вся география Альянса состояла из гор, которые заселяли кланы, дворцы, секты, башни. Парвы были очень воинственным народом. На севере они воевали с Коалицией Варваров, на востоке с Републикой Юкха, а на юге с Федерацией Чёрной Розы и с Республикой Светлого Ириса из Союза Семи. На западе же был Бурный Океан, через который Парвы активно торговали с юго-западной частью континента и островами.

У страны не было единого правителя, но имелся Совет Парваты. В него входили все значимые силы на Землях Парваты. Все важные решения для страны решались голосованием, а количество голосов у каждой силы зависело от того, сколько гор они смогли занять. Междоусобные войны были постоянным делом в Альянсе.

На границе с Республикой властвовал Клан Захра – авангард в войне с Республикой, контролирующий восемнадцать гор. Сейчас глава клана – Дузаги Захра, вместе со своими членами семьи стоял у Портального Здания Храма Космоса и с волнением ждал гостей – делегацию из Конфедерации Хвирдхар. Встречающие имели схожие черты внешности – кудрявые волосы и почти прозрачную кожу – верный признак принадлежности к народу Парвов.

Наконец, из здания вышли пятеро. Вёл группу мальчик лет тринадцати, с длинными белыми волосами по пояс, одетый в белую рясу, на которой золотой вышивкой талантливый мастер изобразил свернувшегося в кольцо змея, кусающего себя за хвост. Чуть выше глабеллы цветом платины отсвечивал небольшой овальный кристалл, будто вплавленный в середину лба. Позади него шли четверо – старуха, молодой парень и высокий мускулистый мужчина с девочкой на плечах. Они были одеты в белые одеяния, с изображением двух бронзовых свернувшихся в кольцо змей на груди, и рисунком четырёх скрещенных мечей на спине.

Люди Конфедерации Хвирдах подошли к главе клана Захра и остановились. Мальчик окинул равнодушным взглядом Дузаги – буйные чёрные кудри, серые глаза и настолько тонкая кожа, что под ней проступали вены. Потеряв интерес, он ровным голосом сказал:

— Старая.

Позади него вышла старуха, на пальцах которой сверкали острейшие чёрные когти. Она сгорбилась, опираясь на трость в виде белой змеи. Левый глаз заменял красный шар, с цифрой «‎16».‎

Старуха подошла к Дузаги Захре, вынула из кольца свёрнутый в трубочку свиток и протянула ему.

Глава клана с поклоном принял его, с волнением развернул и быстро прочитал.

— Вы предлагаете нам напасть на Республику? — одновременно облегчённо и с ноткой волнения спросил Дузаги Захра. Он нервно коснулся рукава коричневого пальто и прокрутил серую пуговицу из дорогого металла, на которой изображался герб клана – туманная гора.

— Именно. В это время мы заберём девочку. В её венах течёт ваша кровь, мы это уже выяснили, — мальчик остро посмотрел на лицо Дузаги. Тот поежился под взглядом странных глаз – с радужкой цвета платины, без зрачка.

— Наша кровь… — Дузаги на мгновение задумался и понял, про кого говорит мальчик. Про дочь Джами Захра – его младшего сына, которого он искренне ненавидел всей душой.

— Хе-хе, мы с радостью вам поможем! — Дузаги широко улыбнулся. — Республика давно не видела серьёзных атак, нельзя им давать расслабляться! Наши друзья из-за моря уже соскучились по красивым рабыням!

— Это хорошо… Пятый, передай наш подарок главе клана, — мальчик повернулся к своим сопровождающим.

— Да, господин Иутл, — пробасил один из сопровождающих – очень высокий и чрезмерно мускулистый мужчина с гипертрофированно большими кулаками. С левой стороны шеи выделялась белая чешуя, на которой грубыми рубцами вырисовывалась цифра «‎5»‎. Волосы у него были короткими и неаккуратным, цвета солнца, а в карих глазах сквозило мудростью и спокойствием.

— Дядя Пятый, можно мне! — воскликнула девочка лет девяти, сидящая на его шее. Выглядела она как обычный любопытный ребёнок, разве что над правой бровью виднелся белый шрам в виде цифры «‎9».

Здоровяк вынул из кольца шкатулку из красного дерева и передал девочке. Та повертела её в руках и подбросила в воздух. Шкатулка зависла над ней и плавно спустилась в руки к Дузаги. Тот церемонно поклонился и принял подарок.

— Крылатый, готовься, — бросил мальчик через плечо.

Хмурый худой парень лет шестнадцати молча поклонился. У него были красные глаза, лысая голова и крылья летучей мыши за спиной. На правой скуле в виде шрама изображалась цифра «‎21». Крылатый сдвинул брови к переносице и посмотрел куда-то в сторону, и в то же мгновение, в небе появилась гигантская белая летучая мышь.

— Джаго! — крикнул Дузаги Захра за спину. — Проводи гостей!

— Да, отец, — вышел вперед и поклонился парень лет двадцати с каштановыми волосами и серыми глазами.

Он свистнул, и к нему подлетел гигантский орёл. Джаго вскочил на него и тот взлетел, разметая под собой пыль. Гости из Конфедерации запрыгнули на подлетевшую белую летучую мышь, которая была в разы больше орла, и полетели за Джаго, в город Борне.

***

Ниэль открыл глаза и потянулся, разбуженный весёлой болтовнёй Мии и Элуры. Он совсем не выспался из-за ночного визита Шрама и путешествия по снам обитателей Ямы, но не позволил себе поваляться ещё немного, через силу встал, умылся и сел за стол, ожидая прихода Ухила.

После завтрака настало время учёбы.

— Ухил, а кто главный в стране?

— Главный в стране – Сенат! — довольный и разморенный после сытной трапезы, ответил Ухил. Он облокотился о недавно приобретенный стул, скрепив пальцы на объёмном животе. — Сенат следит, чтобы правила Книги Крови не нарушались! Он же назначает из своего состава Отца Республики, представителя всех одарённых, а Сына Республики выбирает весь народ.

— Что за Книга Крови?

— Это книга, в которой изложены основные правила страны. Включая наши права и свободы.

— Конституция, что ли? — удивился Ниэль.

— А? — Ухил непонимающе посмотрел на него.

— Ничего, продолжай.

— Так вот. Сын Республики избирается раз в пять лет из простых людей. Он создаёт кабинет министров и управляет страной.

— А кем избирается?

— Гражданами, конечно! — воскликнул Ухил. — Но не всеми. Чтобы иметь право голоса, у тебя должна быть фамилия.

— И как её получить?

— Для этого надо стать гражданином третьего ранга. Им может стать каждый. Солдат, фермер, торговец, даже рабочий! Но только если он это заслужил. Республика пускает на голосование только тех, кто добился этого права своими силами. Конечно, одарённые не в счёт. Они сразу становятся гражданами третьего ранга, — пояснил Ухил.

— Дай угадаю, всего рангов девять? — улыбнувшись, спросил Ниэль.

— Естественно! Например, глава нашего города – мэр Аван. Он – гражданин шестого ранга. У нас город маленький, выше ему не подняться, если только в мегаполис не переведут. Правда, я слышал, что он из какого-то крупного клана и скоро уедет отсюда.

— А кто попадает в Сенат?

— Хм, — Ухил задумчиво почесал подбородок. — Нужно понимать, что в нашей Республике распространены три вида силы – кланы, ордена и Храмы. Кланы основываются на кровном родстве, у сильных кланов сложная структура из старших, младших и побочных ветвей, а в орденах всё завязано на особых навыках или идеологии. Обычно туда вступают сильные одарённые без семьи.

— И их представители собраны в Сенате?

— Не только. В Сенате собраны послы каждой префектуры, которых всего семнадцать, и представители особо сильных кланов, орденов и всех Храмов. У них есть богатство и сила! Вот, например, Хъёда. Она из клана Брахоз, довольно влиятельная сила. Они не дотягивают до сената Республики, но вот в Совете префектуры их слово не на последнем месте. Они строят дороги и дома. Причём делают это хорошо, скажу я тебе. Благодаря качественной и добросовестной работе, сейчас их влияние распространилось не только на нашу префектуру Вуно, но и на другие.

— Вот оно как, Брахоз... — Ниэль запомнил эту фамилию. — А зачем ей в Яме жить?

— Да шут её знает! Сейчас вообще все с ума посходили! В наш городок откуда только не приезжают! На улице в кого только ни плюнь, окажется из семьи гражданина шестого ранга и выше!

Ниэль вспомнил про ночной вопрос Шрама.

“Наследие Длиннопалых? Надо будет в списке Рённе поискать, что за раса”, — сделал себе заметку на будущее Ниэль.

— Ладно, давай уже к занятиям приступим, завтра ещё что-нибудь спросишь, — предложил Ухил.

После часовой учёбы Ниэль вышел из землянки и пошёл к Лупоглазу, где обменял несколько найденных на горе растений на одежду для себя и Мии. Он только утром понял, что Шрам мог заметить странность одежды, поэтому решил забросить её в кольцо, от греха подальше. Хоть выглядела она и неброско, но вот материал был слишком хорош для сирот из Ямы.

Ниэль отдал одежду Мие и переоделся сам, после чего решил прогуляться до дыры, что вела через городскую стену. Он заметил, что на этот раз за ним следит только один человек. Через несколько минут тот догнал Ниэля и, проходя мимо него, сказал:

— Проход можно использовать только ночью.

— Понял, — Ниэль свернул на ближайшем повороте и пошёл домой, досадуя, что днём в город ему не попасть.

Возвратившись домой, Ниэль вместе с Мией поспешил на гору, взяв с собой пустую корзину. Некоторые прохожие удивленно смотрели на него. Многие жители Ямы думали, что Ниэль погиб в тот день. После того как брат с сестрой вышли из Ямы, за ними перестали следить. Когда они зашли уже достаточно далеко, Ниэль остановился.

— Мия, — он достал из кармана брошь в виде гусеницы и протянул ей. — Вот, возьми.

— Что это? — она приняла украшение и с подозрением покрутила его в руках.

Ниэль подробно объяснил предназначение артефакта. И даже показал, вытащив из гусеницы кристалл жизни.

— Это очень ценный артефакт, ты не должна про него никому говорить! Его невозможно узнать без подробного анализа, поэтому можешь носить. Если спросят, скажи, что это подарок матери. Внутри около ста высших кристаллов тумана и пятидесяти высших кристаллов жизни, это огромное богатство! Пусть это будет моей тебе помощью на первое время.

— Хорошо, — Мия кивнула, ей сразу стало грустно. Она не хотела думать про расставание с братом. — Спасибо, Нили.

На горе, пока Мия тренировалась контролировать свои силы, Ниэль снова начал искать Трёхцветную Камфору, но его поиски закончились ничем. Сдавшись, он сел за чтение книг из библиотеки и наткнулся на интересный отрывок. В нем говорилось, что более пятидесяти тысяч лет назад на континенте шла война Высших Богов. Тогда Высший Бог Фиолетового Неба – Рио – убил Высшего Бога Оранжевого Неба – Синди, а после пожертвовал собой, почти полностью стерев Оранжевое Небо и Реку Судьбы, что текла в нём.

Заинтересовало Ниэля то, что после смерти Синди, которую ещё называли Высшей Богиней Судьбы, появился естественный артефакт – Монета Судьбы. Эта монета находилась на третьем месте в списке сильнейших естественных артефактов.

Ниэль кое-как нашёл этот список в библиотеке Хилдефона. Он смотрел на него раз за разом и просто проходил мимо, будто что-то мешало ему.

Внимательно прочитав описание артефакта, Ниэль понял, что именно Монета Судьбы всё это время была с ним. Он вытащил и всмотрелся в неё. В описании монеты говорилось, что она может девять раз предсказать судьбу, три раза создать «‎остров судьбы» и один раз полностью изменить судьбу. Из-за последнего свойства монета и оказалась на третьем месте. Говорят, что с помощью этой способности можно творить настоящие чудеса. Прорваться к Высшему Богу, создать легендарный артефакт и даже воскреснуть.

“А ещё можно переселиться в чужое тело после смерти”, — подумал Ниэль, отложив книгу. Он подозревал, что монета появилась на Земле после финальной атаки Высшего Бога Фиолетового Неба.

“Только как они узнали про её свойства? Предсказатели, может, какие?” — думал Ниэль, потирая виски. Он ещё раз глянул на монету.

“Единственная река полностью стёрлась, когда я умер”, — он перевернул монету. — “Из девяти зубьев диадемы осталось пять. А из трёх лун – одна. Одна луна стёрлась из-за наследия Хилдефона, а вторая непонятно зачем. Я пришёл к Хъёде и чуть не умер от рук Финриха. Но я увидел Крима и позже из-за травмы познакомился с Неро, может, этого монета и хотела?” — размышлял Ниэль.

Позже он нашёл размытое описание «‎острова судьбы». Это нечто вроде пятна в реке времени. Точка, в которой сходятся линии судеб разных существ. Каким бы путём они до этого ни шли, они должны попасть на этот остров в определённый момент времени. Случайная встреча или происшествие, меняющее жизнь. Это моменты, которые предопределены судьбой. И у каждого в жизни есть хотя бы один такой. Монета дважды насильно создала такие острова с Ниэлем в главной роли.

"Но Оранжевое Небо и Река Судьбы уничтожены, почему монета способна создавать эти острова? И почему вообще я стал Избранным Фиолетового Неба? Это же нелогично…" — у Ниэля начали появляться сомнения. Но вспомнив всё то, что дала ему Монета Судьбы, он отмёл свои подозрения.

“Скорее всего, это Фиолетовое Небо почувствовало монету. Поэтому приняло меня, чтобы я не стал Избранным Оранжевого Неба. Думаю, это так…” — наконец, определился со своим мнением Ниэль.

Ниэль в этот день так и не нашёл Трёхцветную Камфору. Ближе к вечеру он и Мия вернулась в Яму, и Ниэль пошёл к дому Схемета. Снова допоздна пролежав на одном месте и мысленно сделав заметки о действиях Схемета, Ниэль пошёл домой. На этот раз Элуры не было, она осталась с отцом. Перед сном Ниэль достал из кольца Хилдефона шпильку в виде толстой иголки с небольшим сапфиром вместо ушка. Учитель говорил, что она улучшает сон и позволяет хорошо выспаться. Он закрепил её во внутренней части рукава и закрыл глаза, отправляясь в Мир Снов.

С утра Ниэль проснулся бодрый и отдохнувший, хотя долгое время бродил по чужим снам. Он пока не понимал, зачем ему смотреть кошмары детей или эротические сны алкоголиков, но подозревал, что в будущем это будет не так бесполезно, как сейчас.

Урок вновь начался с вопросов.

— Расскажи про Храмы, — попросил Ниэль.

— Ну, — Ухил почесал голову, — Храм Жёлтого Неба, собственно, это Банк. Все мы пользуемся его валютой. Бронза, серебро и золото Жёлтого Неба. Подделать их невозможно, используются особые материалы. Десять бронзы это одна серебрушка, а десять серебряных – одна золотая. Есть ещё купюры. Когда монет много, их в Банке можно обменять на купюры. Можно бронзу сразу на золото обменять, если хватает, а можно на бронзовые купюры или серебряные…

— Я понял, что ты про деньги много знаешь, — перебил Ниэль. — Давай дальше про Храмы.

— Да, про деньги я люблю говорить, — мечтательно протянул Ухил, вспоминая про свой прибыльный бизнес. — Храм Зелёного Неба – Храм Жизни, владеет больницами. Конечно, у них есть конкуренты, но самое лучшее лечение именно у Зелёных!

Ниэль улыбнулся и глянул на Мию. Та закатила глаза, но её губы дрогнули.

— Храм Красного Неба – Храм Войны, вербует воинов. Они наполовину наёмники, наполовину авантюристы. Заказные миссии выполняют, могут даже армию собрать, если надо. Но они не любят, когда их так называют. Сами они контрактниками себя зовут, а на другие названия обижаются. Храм Синего Неба – Храм Порядка, владеет Судом. В любой развитой стране должен быть независимый суд, подчиняющийся только Книге Крови и законам страны. Они продают контрактную бумагу, заверяют завещания и… Занятия их обширны.

— Синий Храм владеет Судом, а Жёлтый – Банком? А не слишком у них много власти? И почему тогда Красные просто наёмники, а не армия? — Ниэль задумчиво погладил подбородок.

— У Красных кровь сильно горячая, а в армии дисциплина нужна, — усмехнулся Ухил. — А привилегии такие, потому что и Банк, и Суд набирают людей из нашей Республики. Это наш народ, вплоть до главного судьи страны или главы столичного Банка. Там сложно всё, договора многочисленные заключены, поэтому это выгодно обеим сторонам.

— Понял, — кивнул Ниэль. — А другие Храмы?

— А какие там ещё остались... — Ухил почесал заросшую щёку. — Чёрный Храм – Храм Смерти, проводит мёртвых, погребения устраивает, чтоб по всем правилам было! Лазурный Храм – Храм Мысли, Академии строит. В основном для простых людей, редко для одарённых. А ещё он светом снабжает все города. Я не знаю как, но им лишь надо построить отделение в городе и начать продавать свои сферы. После установки всю ночь светло будет, как днем! И в дома такие ставят. Вообще, они много чего делают. Их газета одна из самых популярных, они буквально все события раньше всех узнают. И почта у них тоже одна из лучших... — Ухил задумался.

— А Фиолетовый Храм? — Ниэль постучал пальцем по столу.

— Храм Космоса порталы делает. Они очень дорогие и сложные. И за каждое использование платить надо. Я слышал, что в столице каждой префектуры есть один. Ну, а в столице Республики и подавно. Говорят, что он переносит человека в Фиолетовое Небо, а уже оттуда отправляет по адресу. Ещё Храм кольца пространственные делает, тоже дорогие. Самое дешёвое кольцо десять тысяч серебряных стоит! Ну и артефакты всякие мастерят, тоже дорогие.

— Каждый зарабатывает, как может, — вздохнул Ниэль.

— Это да, сейчас деньги всем нужны. Их ценность очень высока, как для обычных людей, так и для одарённых. Даже Владыка будет думать, как заработать лишние деньги! Ну что же, начнём урок, или ещё вопросы?

— Ты забыл про Оранжевое и Белое Небо.

— Оранжевого нет, исчезло оно. А Белое уже давно не появлялось. Его ещё называют Забытым или Потерянным Небом. О нём даже слухов почти не осталось.

— Ладно, давай урок начнём, много времени ушло, — решил Ниэль, глянув в окно. Сегодня он собирался находиться рядом с Мией, когда она будет прорываться на уровень Новика.

После учёбы Ниэль и Мия собрались и пошли на гору. В пути Ниэль неожиданно нашёл Трёхцветную Камфору. Он держал её в руке и с улыбкой разглядывал.

— Мия, — повернул он голову к сестре и хитро улыбнулся. — Хочешь отомстить Луре и Финриху?

— Хочу! — Мия сощурила глаза.

— Тогда слушай…

***

В небольшой пещере сидел Крыса, разглядывая украденные им вещи. Это был его тайник, о котором никто не знал. Иногда он двигал ушами, прислушиваясь. С детства у Крысы были отменные обоняние и слух. Сам же он считал себя будущим одарённым, поэтому не собирался заводить ни с кем близкие связи. Иногда с Мази пограбить других – это предел его взаимодействия с жителями Ямы. И то, после случая с Мией Мази перестал звать его в компанию.

Крыса вырос на улице, на самых неблагополучных улицах Нижней Ямы. Он уже не помнил своё имя. Из-за близкого внешнего сходства, все вокруг называли его Крысой. Да и он был не против, крысы очень живучие существа, как и он.

Вдруг Крыса услышал шум. Он осторожно вышел и через кусты пробрался в сторону звука. Затаившись за большим камнем, он слегка высунулся и увидел весело болтающих брата с сестрой.

“Опять эти уроды с Верхней!” — заскрежетал зубами Крыса. Он ненавидел их. Особенно он невзлюбил Мию. В детстве она всегда помогала ему с ранами, когда его били. Но чем больше она помогала, тем больше он ненавидел её, сам не понимая почему.

— Ниэль, когда мы отнесём Трёхцветную Камфору тётушке Хъёде? — спросила Мия у брата, разглядывая цветок в корзине. Ниэль вымочил его в специальном отваре, но внешний вид цветка из-за этого совершенно не изменился.

У Крысы внутри всё замерло, когда он услышал название цветка. Он сам всё время искал его, но не мог никак найти.

— А зачем ей относить? — подал голос Ниэль. — Отдадим его Финриху! Он же каждый день к Хъёде из-за Луры ходит. Если мы отдадим цветок Хъёде, то просто получим еды. А Финрих может денег дать или даже в город к себе забрать!

— И зачем мы ему? — недоумённо спросила Мия.

— Как слуги, конечно! Богатые люди часто берут слуг, вот и мы можем так в город попасть!

— А Финриху зачем цветок?

— Он его Луре отдаст! Я, когда к Лупоглазу ходил, слышал, он очень ищет Камфору! И деньги немаленькие предлагает!

Пока брат с сестрой разговаривали, Крыса строил планы. Ему был необходим цветок. Амбиции подталкивали его вперёд, ведь первый шаг его плана наступит намного раньше, если забрать Камфору! Он сжал в руке небольшой нож, но не смог заставить себя напасть на Мию. Он уже убивал раньше, но сейчас не почему-то не сдвинулся с места. Опустив глаза, он заметил туман, что поднимался всё выше.

— Ниэль, тут туман! — Мия встала, тревожно оглядываясь.

Марево уже достигло её груди.

— Мия, мне страшно!

Крыса в презрении скривил губы.

“Трусливое ничтожество…”

— Мия, побежали!

Крыса забеспокоился, услышав удаляющиеся шаги. Он хотел было двинуться за ними, но, услышав крик Ниэля, замер.

— Мия! Я Камфору оставил! — кричал он.

— Позже вернёмся! — послышался голос Мии издалека.

Через несколько минут туман пропал. Крыса осторожно подошёл к месту их отдыха и с восторгом обнаружил на земле Трёхцветную Камфору.

***

Брат с сестрой смеялись, облокотившись о дерево. Ниэль уже давно заметил тайник Крысы, но не лез туда, и пару дней назад придумал этот план, чтобы сразу убить трёх зайцев. Наказать Луру, проучить Крысу и устроить весёлую жизнь Финриху. Ему было интересно, как тот отреагирует, когда поймёт, что именно подсунул своей любимой. Судя по его характеру, он просто-напросто размажет Крысу. А отвар для изменения свойств Камфоры Ниэль приготовил уже давно.

Ниэль был очень удивлен, как хорошо Мия контролировала туман. Сначала он хотел просто сделать из дымки змею, но сестра предложила напустить как можно больше тумана. Оба варианта были подозрительны, но для десятилетнего ребёнка самое то. Ниэль видел через своё восприятие, как Крыса что-то сжал в кармане и чуть не бросился на них, едва не испортив их план.

Сам Ниэль лишь мог поглощать кристаллы, пока не стал Новиком. Разве что на пальце огонёк мог зажечь. Мия же частенько игралась со своей силой, показывая удивительный контроль.

Взяв в руки кристалл, она опустила его к земле, пока они сидели и говорили недалеко от Крысы. Поглощая энергию, она прогоняла её через себя и выпускала с кончиков пальцев другой руки.

“Хотя, может, такой контроль – это особенность родословной”, — думал Ниэль.

Отдохнув и отсмеявшись, Ниэль и Мия приступили к самому важному – настало время прорыва к Новику. Всё прошло намного проще, чем у Ниэля. Как и в случае с беозаром, Мия совсем не чувствовала боли. Она просто расширила своё ядро, и её кровь смешалась с энергией. Ниэль был уверен, что это также особенность родословной. Причём невероятно полезная. Проводив сестру домой, Ниэль снова принялся следить за Схеметом. Он уже примерно продумал план, но ему ещё нужно было несколько дней, чтобы убедиться в своих выводах.

Ниэль шёл обратно, размышляя о дальнейшей жизни. Когда он подошёл к землянке, он увидел, как Мия даёт еду Чудику. Пока тот жевал еду, его ужасные шрамы постоянно двигались. Выглядело это пугающе. Мия частенько давала покушать Чудику, жалея его. Да и сам Ниэль раньше совсем не боялся его.

— Ом, ом, Гнниэээль! — жуя воскликнул Чудик, развернувшись и пристально уставившись на него.

— Привет! — махнул рукой Ниэль и по привычке активировал свой правый глаз.

— Ах! — Ниэль прижал руку к глазу, в ужасе смотря на Чудика. При активации он увидел перед собой просто костёр энергии.

Чудик замер. Его глаза налились кровью, а пересеченные шрамами губы задрожали. Он впился взглядом в Ниэля и медленно пошёл на него. Ниэль запаниковал, ощутив, что не способен двигаться. Он не мог активировать свои глаза или вызвать огонь, просто стоял и ждал. Чудик положил сверху руку на его голову и сжал её. В это время правый глаз Ниэля сильно кольнуло, и он ощутил смертельную опасность.

— Стой! — Мия схватила свободную руку Чудика. — Отпусти его, пожалуйста! Он не знал, он не хотел! — её голос дрожал, а глаза наполнились слезами.

Чудик посмотрел на Мию. В его взгляде появились нотки сомнения, и он после секундного колебания, махнул рукой вбок, отправляя Ниэля в полёт.

Ниэль пролетел метров тридцать, сшибая на своём пути хлипкие заборы. Описав в воздухе полукруг, он со всего размаху врезался в крышу старой землянки, которая почти полностью была зарыта в землю. Он проломил потолок, тяжело врезался в стену и сполз на пол под удивлёнными и испуганными взглядами семьи бедняков. Перед тем как потерять сознание, он увидел женщину лет сорока в старом и потёртом платье, которая с тревогой в глазах подбегала к нему. Позади неё стояли двое испуганных детей.

Глава 9. Прибытие Хвирдов

Ниэль проснулся поздно ночью. Открыв глаза, он увидел напротив себя спящую Мию, которая выглядела очень ослабленной и уставшей. Он осторожно ощупал свои рёбра, спину и не нашёл никаких травм.

“Надо будет за крышу извиниться, возместить им…” — растерянно подумал Ниэль, вспомнив женщину и её детей.

Он осторожно сел, стараясь не потревожить сон сестры. Оглядел комнату и нашёл на столе шпильку, которая помогала ему хорошо высыпаться по ночам. Ниэль встал и медленно поплёлся к столу, анализируя произошедшее.

“Чудик, похоже, не в себе. Он – очень сильный одарённый, я даже пошевелиться не мог рядом с ним… Что такой монстр делает в нашем городе? Когда он взял меня за голову, правый глаз предупредил о смертельной опасности. Думаю, пробудилась третья способность Помощника – предчувствие опасности! Три способности означает, что у меня Помощник среднего уровня, а не низшего.” — размышлял Ниэль, закрепляя шпильку обратно, на внутреннюю часть рукава.

“Только это лишь предчувствие смертельной опасности. Чтобы развить способность, надо постоянно рисковать жизнью. Тогда глаз будет реагировать и на более лёгкие угрозы…”

Ниэль лёг, решив выспаться, но в итоге полчаса ворочался, так и не сумев заснуть. В нём постепенно росла необъяснимая тревога. Не в силах больше лежать и тупо пялиться в потолок, он вышел во двор и с лёгким удивлением уставился на небо.

“Похоже, сегодня какое-то астрономические явление” — думал Ниэль, разглядывая обе луны. Внутри полумесяца, отливающего мягким серебристым светом, находилась полная зелёная сфера.

“Белая будто обнимает и защищает Зелёную”, — поразился он, завороженно смотря в небо. — “А смогу ли я защитить Мию, если за ней придут враги?”.

Ниэль отвёл взгляд от лун и посмотрел на звёзды. Коснулся кольца на пальце. Почему ему так тревожно? Решив немного подготовиться, он вернулся в дом и как можно тише подошёл к печке, достал из кольца один из естественных артефактов – шкатулку с откидывающейся крышкой. Особая способность этого изделия заключалась в том, что внутри него можно было спрятать любой предмет подходящего размера, и тот не испортится и никак не изменится. Обычно, шкатулку использовали для хранения быстро вянущих растений или быстро портящихся пилюль. Шкатулку, как естественный артефакт, нельзя было отследить или почувствовать.

Этим свойством и решил воспользоваться Ниэль, положив внутрь естественного артефакта своё кольцо. Далее он прожёг под печкой небольшую дыру и спрятал там шкатулку, тщательно замаскировав следы. Ниэль решил, что какова бы ни была ситуация, он не должен использовать кольцо. Если люди смогут понять, что этот артефакт хранит в себе наследие расы Хилдефона – ему конец.

Ниэль вышел на улицу и всмотрелся в горизонт. Так он простоял три часа, почти не шевелясь. Ниэль до последнего надеялся, что у него обычная бессонница, пока на рассвете вдали не показались две точки, увеличивающиеся с каждой секундой. Через пару минут до городской окраины добрались гигантских размеров орёл и белая летучая мышь.

Сделав круг над городом, они зависли над Ямой. Ниэля трясло. Со спины летучей мыши взлетел лысый парень с эластичными чёрными крыльями за спиной, опустился вниз и мрачно посмотрел на Ниэля. Его красные глаза словно сияли потусторонним светом. Отведя взгляд, юноша махнул рукой. В следующее мгновение крышу землянки Ниэля буквально сдуло сильным ветром. Кровля сделала несколько разворотов в небе, но не распалась в полёте, рухнула вниз и с шумом врезалась в чью-то землянку, разломив её крышу и перебудив всех соседей.

Лысый парень подлетел ближе к земляке Ниэля и увидел спящую Мию. Он сделал какой-то жест кистью, и ветер поднял девочку вверх.

Ниэль молча смотрел, как его сестру уводят буквально у него из-под носа, и чувствовал сильную нарастающую боль в голове. Перед глазами плыло, сердце заныло, его никто не держал, но он почему-то не мог двинуться с места. В это время остальные незваные гости подлетели ближе. На орле, скрестив ноги, сидел молодой мужчина, презрительно разглядывая Ниэля. На летучей мыши находились четверо.

Парень с крыльями подлетел к беловолосому мальчику с овальным кристаллом во лбу, стоящему впереди всех на летучей мыши и явно возглавляющему отряд. Он опустился на колено и положил перед ним Мию, которая почему-то так и не проснулась.

— Малец, что происходит? — раздался позади Ниэля голос.

Он быстро обернулся и увидел Неро, Шрама и Шулу. В нём вспыхнула отчаянная надежда. Ниэль быстро подошёл к ним и опустился на колени.

— Неро! — голова Ниэля болела всё сильнее. — Моя сестра пробудила Глаз Жизни... Они хотят забрать её! Неро, помоги задержать их, Храм Жизни скоро прибудет, прошу!

— О, Неро Роза! — приятным голосом воскликнул беловолосый мальчик. — Осмелишься перейти нам дорогу? — он ухмыльнулся. — Вашему Союзу Семи не хватает войн? Неужели хочешь на пустом месте создать врага?

— Вы можете говорить от имени Конфедерации? — сухо поинтересовался Неро.

— Моё имя – Иутл Хвитур! — гордо вскинув подбородок, заявил парень.

Неро заметно помрачнел.

“Тот здоровяк – определённо Владыка”, — Неро посмотрел на самого высокого мужчину с огромными кулаками. — “Да и девочка тоже опасна, раз на ней цифра девять. У нас нет никаких шансов против них. Но и отдавать Глаз Жизни Хвирдам нельзя, они и так слишком сильны. Но это же Иутл, его дед за малейшее неуважение будет мстить...” — размышлял он.

Спустя несколько секунд он посмотрел на Ниэля и тяжело выдохнул:

— Прости. Они слишком сильны. У нас нет шансов. И у меня нет таких полномочий…

У Ниэля сильно сдавило в груди. Слёзы отчаяния и безысходности потекли ручьём. Он неуклюже встал, покачиваясь, и прижал руку к голове – боль усилилась и стала почти невыносимой. Охваченный агонией, Ниэль закричал, направляя энергию в руку, и замахнулся, со всей силы швырнул огненный сгусток в Иутла. Тот презрительно усмехнулся и голой рукой поймал огонёк.

Ниэль, поглощённый безумием, зажёг ещё один огонь, но резко замер. Все вокруг застыли. На каждого присутствующего здесь человека медленно опускалось давящее ощущение, и с каждым мгновением оно становилось всё сильнее.

Ниэль, голова которого раскалывалась, а мысли путались в диком хаосе, механически повернулся и увидел направляющегося к ним Чудика. Тот совсем не походил на себя и выглядел устрашающе.

Чёрные волосы развевались на ветру, а сам он полностью выпрямился в свой двухметровый рост. Каждый шаг отдавался глухим звуком из-за отросших чёрных ногтей на ногах. Зрачки сверкали красным, вертикальные, как у кошки. Под каждым глазом светились тёмные полумесяцы, повторяя контур нижнего века, а два шрама, что опускались от ноздрей до подбородка, слабо сияли белым.

— Второй! — изумлённо воскликнул громила, что стоял за Иутлом.

Он спустил девочку с плеч и спрыгнул, тяжело приземлившись перед Чудиком.

— Почему нас не предупредили, что этот сумасшедший в городе? И как он вообще тут оказался? — возмутился беловолосый, что-то ища в кольце.

— Господин, за Вторым очень сложно наблюдать. Он сразу чувствует слежку и устраняет шпионов. К нам поступали сведения, что он на границе Республики, но точного города мы не знали… — нервно пояснила сухая старуха. Её красный глазной протез с нацарапанной на нём цифрой «‎16» бешено вращался.

— С дядей Пятым всё будет хорошо? — тревожно спросила Девятая.

— Конечно, будет, он очень сильный! — ласково улыбнулась старуха, ласково потрепав её по волосам.

В это время Чудик подошёл ближе. На Пятом змейками возникали символы, будто опутывая его. Они начинались с его головы и опускались до ног, уходя по земле в разные стороны.

— Тварь! — выдавил из себя Пятый, пытаясь двинуться. Он использовал всю свою силу, но всё равно не смог пошевелиться и с ненавистью смотрел на приближающегося Второго.

Чем ближе подходил Чудик, тем больше появлялось символов, которые не позволяли противнику двигаться. Когда Второй подошёл на метр, Пятый, чей рост достигал трёх с половиной метров, был полностью окутан символами.

Чудик медленно протянул руку, ненавидящими глазами смотря на Пятого, который под воздействием силы Чудика погружался всё ниже в землю. Он остановился, только когда достиг одного со Вторым уровня роста.

Иутл спрыгнул с летучей мыши и мягко опустился рядом с Пятым.

— Раб всегда останется рабом. И ты не исключение, — презрительно процедил он, выставив вперёд руку с каким-то амулетом.

Вокруг него появился купол барьера радиусом около тридцати шагов. Чудик замер, а два вертикальных шрама, что пересекали губы, засияли ярким белым светом.

Иутл раздражённо смотрел на Второго. Этот неудачный результат экспериментов его деда вечно доставлял им проблемы. В него попытались вживить каплю крови Высшего Бога из расы Повелителей Печати, что находится на двадцатом месте в списке Рённе. Несмотря на пробудившуюся родословную этой расы у Второго, эксперимент провалился. Тогда всё в радиусе сотни километров было уничтожено, включая лаборатории. Никто ниже шестого ранга не выжил. Второй же почти потерял разум, скатившись в развитии на уровень трёхлетки, но остро ощущал Хвирдов и безжалостно их уничтожал. Убить Второго стало почти невозможно. Любое психическое или душевное воздействие блокировала капля крови Высшего, а физически его тело было настолько крепким, что даже полубог не мог его ранить. Единственный способ сдержать Второго – это печать. Дед Иутла поставил её в душу Второго ещё до того, как начался провальный эксперимент.

И сейчас Иутл специальным амулетом подавлял Чудика. Но даже так, этого надолго не хватит.

— Ты всегда был рабом, им и останешься! Тупое ничтожество. Это мой дед дал тебе эту силу! — зло зарычал Иутл, усиливая напор энергии в амулет, на котором уже начали появляться трещины, но Хвирд лишь бросил на них небрежный взгляд.

Ниэль внимательно следил за Чудиком, Пятым и Иутлом, пытаясь мыслить рационально. Недалеко в воздухе завис лысый юноша, время от времени кидающий на него злые взгляды. Он бы с радостью убил его, но из-за присутствия Неро не решался действовать опрометчиво без чёткого приказа.

Ниэль поднял руку. Из его ладони вылетел сгусток огня. Никто не обратил на это внимание, помимо Девятой, что с интересом наблюдала, как огонёк ударился о барьер и потух.

“Мне надо задержать их. Помощь в пути, они должны быть уже рядом, они должны!” — лихорадочно думал Ниэль.

Он снова поднял руку и закрыл глаза. Раньше у него не получалось использовать силу своего левого глаза, но сейчас не оставалось другого выбора, Ниэль был обязан спасти свою сестру...

На ладони снова загорелся огонёк. Ниэль резко распахнул веки. Его левый глаз засиял внутренним пурпурным светом, а между бровей зажёгся фиолетовый ромб. Пламя в его руке запылало тем же цветом. Не успели окружающие до конца осознать это, как огонёк мигнул и исчез.

— Ах! — вскрикнул Иутл, пустив волну энергии в волосы. Огонёк Ниэля мгновение назад упал ему на голову.

Секундная потеря концентрации оказалась критичной. Рука Чудика сдвинулась вперёд буквально на несколько сантиметров, без сопротивления проткнув череп и войдя пальцами в мозг Пятого.

Иутл продолжил вливать энергию в амулет, и Чудик вновь замер. Внутри него кипела ярость. Дедушка лично подарил ему Пятого. У того была слабая родословная расы Гигантов, что значилась на семнадцатом месте в списке Рённе. При этом дед лично изменил его тело, сделав из него невероятно сильного бойца, почти не получающего урон от атак энергией. Против Умников же у Пятого был очень редкий артефакт. На уровне Владык он был одним из сильнейших, и этот мощный боец только что умер в ходе наипростейшей миссии по захвату маленькой девочки! Причём погиб он из-за девятилетнего мальчика, который почему-то оказался Избранным Фиолетового Неба.

— Дядя Пятый! — раздался полный горя крик Девятой, перешедший в рыдание. Каждый её всхлип отдавался в голове у всех в радиусе нескольких километров. У обычных людей, что стояли недалеко, из ушей потекла кровь, многие попадали в обморок. В воздух поднялись камни, куски крыш и мусор и зависли, слабо подрагивая в такт плачу девочки.

Неро изумленно посмотрел на Ниэля, на которого накатила сильная усталость. Он сел на землю, игнорируя полные ненависти взгляды лысого и старухи.

— Кха-кха-кха, ну и семейка… — усмехнулся Шрам.

Произошедшее ошеломило Джаго Захра. Оба ребёнка предателя оказались Избранными Неба. Он искренне не понимал, почему эти дети не родились у любого другого члена клана.

Чудик с глухим звуком упал на колени, а затем рухнул лицом вниз. Иутл подошёл к нему и начал с ненавистью пинать его голову.

— Сдохни! Тварь! — кричал он с каждым ударом.

Наконец, Иутл остановился, отдышался и обернулся:

— Заткнись! — заорал он на плачущую девочку и сжал что-то в руке.

Девятая вскрикнула и упала, прижимая ладони ко лбу. Она лежала и всхлипывала, поглаживая белый шрам в виде цифры «‎9», к которому будто приставили раскалённый металл. Старуха обняла дрожащую девочку, сверля глазами Ниэля. Если бы не приказ не вмешиваться, она бы давно разорвала его на части.

Ниэль стоял и смотрел, как к нему подходит Иутл. Он лишь хотел потянуть время, ему нужно только терпеть. Он слепо верил, что Храм Жизни скоро прибудет. Верил и ждал. Иначе...

“В чём ценность моего жалкого существования, если все дорогие мне люди или умирают, или предают меня?” — Ниэль твёрдо смотрел, чуть приподняв голову, на беловолосого парня, который остановился в нескольких шагах от него. Он был намерен продержаться как можно дольше.

— С дороги! — заорал Иутл на Неро, который встал перед Ниэлем.

— Ты пришёл за девочкой, уходи! Тебе не стоит так злить два Храма одновременно, — Неро не сводил взгляд с Иутла.

“Этот идиот хочет разрушить всё! Он не должен уходить! Не сейчас!” — подумал Ниэль, чуть ли не до крови сжав челюсти.

— Я сказал, пошёл отсюда! — безумие Иутла усиливалось. — Если ты не уйдёшь с дороги, я обещаю, за ночь твой клан исчезнет!

Неро передёрнулся. Он на секунду замешкался и всё-таки отступил в сторону. Ниэль приготовился защищаться, но не успел ничего сделать. Иутл махнул рукой, вытащил длинный белый кнут с небольшими шипами, замахнулся и с силой хлестнул.

— Ох, — с первого же удара Ниэль упал, едва успев убрать голову из-под удара.

— Сдохни! Сдохни! — безумно орал Иутл.

Если бы не Помощник, предупреждающий о смертельной опасности, Ниэль умер бы от первого же удара. Пока он пытался выжить, пряча голову от ударов кнута, монетка в его кармане нагрелась, и один из зубьев диадемы стёрся. Перед Ниэлем всё потемнело.

“Я ослеп!” — в ужасе подумал он. Сжал крепче челюсти и постарался двигаться как можно меньше. Когда Ниэль перестал реагировать, Иутл остановился. Он тяжело дышал, разглядывая тело, на котором не осталось живого места.

— Нет, нет, нет… — пробормотал Иутл. — Ты не должен умереть так легко, не должен! — сорвался он на крик.

Подбежав к Ниэлю, он ногой перевернул его, увидел две зияющие дыры вместо глаз на изодранном лице, нагнулся и ловко залил что-то ему в рот, но на секунду отвлёкся. В этот момент рука Ниэля резко дернулась. Иутл закричал и попятился назад, прижимая ладонь к лицу. Между его окровавленных пальцев торчала шпилька с сапфировым наконечником.

Ниэль с улыбкой обессилено уронил руку и потерял сознание.

— Вытащи, вытащи! — визжал Иутл.

Старуха спрыгнула, мгновенно оказавшись перед Хвирдом. Она осторожно помогла Иутлу выпить зелье, затем ловким движением вытащила шпильку, под его громкие вопли. Пока она занималась обработкой раны, в Яме уже собрались все, кто обладал хоть какой-то силой. От мэра до Хъёды, каждый наблюдал за событиями, но вмешиваться не собирался.

— Ты будешь жить, да. Я сделаю из тебя куклу! Я пришью тебе свиные конечности, вместо рук и ног! Ты будешь ходить за мной каждый день и наслаждаться новой жизнью! — истерично кричал Иутл, прижимая ладонь к повязке на глазу. Шагнув к Ниэлю, Хвирд поднял над головой ручку плети. Тут же белый эластичный материал стремительно изменился, превращаясь в полуторный меч молочного цвета. Сделав четыре взмаха, Иутл отсёк ноги и руки Ниэля, который всё ещё оставался без сознания. Посыпал истекающее кровью тело каким-то порошком, схватил его за мокрые и липкие волосы и прыгнул на летучую мышь.

— Полетели! Мы столько времени потеряли, ничтожество! — закричал он на лысого юношу.

Тот принял обвинения как должное и не выказал недовольства.

— Господин, — он присел на одно колено, — я нашёл интересного мальца.

Юноша сделал жест кистью, ветром поднимая с земли спящего ребёнка, маленького и щупленького. Если бы Ниэль увидел его, то сразу же узнал бы Крысу.

— Оборотень! — обрадовался Иутл, потыкав носком туфли в лицо Крысы. Благодаря лекарствам он уже не чувствовал боли. — Грызун! Шестой старейшина обрадуется такому подарку... Полетели!

“Надеюсь, кровная линия этого предателя прервётся”, — радостно подумал Джаго Захра, улетая прочь. Он свою миссию выполнил. Но пролетев несколько километров, Джаго побледнел, увидев впереди летящих на огромной скорости гигантских беркутов.

— Республика! — крикнул он и мысленным приказом повернул орла обратно.

— Что за?! — для Иутла появление хищных птиц тоже стало неприятным сюрпризом. Дед ему говорил, что Республика не будет вмешиваться.

Множество беркутов окружили летучую мышь и орла.

— Как вы смеете?! — зашипел Иутл, сжав кулаки. — Вы хотите войны? Неужели Республика так уверена в себе?!

— Республика Юкха не одна! — вперёд вылетел золотой беркут, на котором стояла Диэлла. Длинные золотые волосы. Пухлые губы, прекрасное лицо и идеальное тело в шикарном платье притягивали глаза всех мужчин.

— Храм Жизни полностью поддержит её в случае войны!

— Я, с полагающейся мне, как Избранному армией, поддержу её! — храбро произнёс красноволосый юноша лет четырнадцати, стоящий рядом с Диэллой. Между его бровей сиял миниатюрный красный меч, направленный остриём вниз. Позади него стояли два старика. Все трое были одеты в красные халаты, на всю спину которых был вышит серебряный меч.

— Красные… — Иутл криво усмехнулся. — Арон Ракта, если не ошиба...

— И не только они! — громкий голос перебил Хвирда.

Со стороны Синего леса приблизился сияющий серебром оленёнок, скачущий прямо по воздуху. На нём стояла поразительной красоты девушка, на вид которой было около шестнадцати лет. Она была одета в свободное платье цвета морской волны. От обычной девушки её отличали белые лисьи ушки и пять серебристых хвостов, колышущихся на ветру вместе с чёрными волосами, что опускались ниже бёдер.

— Лес Монстров тоже поддержит Республику в войне с вами! — она с ненавистью посмотрела на Иутла. Затем девушка повернулась и обозначила полупоклон в сторону самого большого беркута.

— Арги Лайза приветствует господина Анашура.

Отец Республики слабо кивнул. Рядом с ним стоял его сын, Алари Ракта, а позади сидел седой старик, глаза которого были зашиты лазурными нитями. Одет он был в белый плащ, на его груди изображался знак в виде закрытого глаза. На правой мочке уха блестела серьга – камушек, похожий на бриллиант. Руки мужчины были в белых перчатках, покрытых различными узорами, а на безымянном пальце левой руки выделялась серая печатка с гравировкой закрытого глаза.

— Ну что, старик Лоу. Жалеешь? Дети твоей внучки могли бы стать гордостью твоего клана и нашей Республики. Теперь же один полностью ослеп и едва жив, а вторая оставит о Юкхе не самые приятные воспоминания… Согласись, жизнь в Яме и искалеченный брат не добавят ей энтузиазма в любви к родине… — вздохнул Анашур.

Слепой старик помрачнел, сжав кулаки. В клане Лоу почти всегда рождались Умники, а их наследие позволяло почти каждому члену семьи стать отменным укротителем. В случае нужды в быстром транспорте клан Лоу незаменим со своими беркутами. Даже когда все страны активно начали вводить дирижабли и поезда, Лоу не подались в консерватизм, а построили свою сеть. На данный момент у них в собственности была одна из крупнейших транспортных компаний в Республике.

У клана Лоу было всё – репутация, деньги, власть. Но пятном в чистой истории клана навсегда осталась Молли Лоу, которая сбежала с Парвом и родила ему двоих детей. Каждый в семье надеялся, что они сгинут в Яме. Сами предпринять меры Лоу не могли, соперники только этого и ждали – жестокость к своей крови подпортит репутацию и имя клана Лоу.

На несколько минут воцарилась напряженная тишина. Неро раздражённо сжал кулак. Он не мог поддержать Республику, слишком слаб…

— Иутл, — голос Анашура был тих, как ветерок в поле. Но каждый его слышал, будто тот стоял напротив. — Конфедерация не поймёт, если ты затеешь бой с нами. Тебя мы не убьем, но всех твоих спутников оставим здесь. Не думаю, что твой дед будет рад этому…

— Вы думаете, что сможете выдержать наш гнев? — громко спросил Иутл. Но из его голоса исчезла былая уверенность.

— Если бы Конфедерация была мирной, то мы бы несколько раз подумали. Но вы воюете на западе с островами в Океане, воюете с Лесом Монстров на юге и Империей Феникса на севере. Я уж не говорю о Севах, ваших кровных врагах. У вас по всему континенту множество противников. Даже терпеливые и миролюбивые Литони в конфликте с вами. А теперь посмотри, кого ты хочешь увезти. Двоих Избранных. Причём одного из них ты ослепил, лишив силы Неба. Если ты ещё и заберешь его тело, думаешь, Храм Космоса оставит всё как есть? Не боишься, что из-за твоего взбалмошного поступка вся Конфедерация останется без порталов? — спокойно и терпеливо объяснил Анашур. Конечно, он многое недоговорил, а что-то приукрасил, но Хвирду этого хватило.

Иутл побледнел и начал размышлять:

“Всё вышло из-под контроля. Я должен был тихо украсть девочку с Глазом Жизни. Мы идеально укладывались по времени. Как так получилось, что я ослепил Избранного Фиолетового Неба?”

Он успокоился, проанализировал всё и понял, что вина провала их миссии всецело лежит на Ниэле. Свою вспыльчивость и глубинное желание поиздеваться над слабым он, естественно, не учитывал.

Иутл пнул тело Ниэля в сторону Диэллы, а затем он потянул руку, чтобы взять за волосы Мию, но наткнулся на световой барьер. Подняв взгляд, он увидел на огромной скорости приближающуюся Диэллу. Она повисла в воздухе, держа в одной руке Ниэля. Второй она аккуратно подняла Мию. Бросив взгляд полный презрения на Хвирда, она развернулась и улетела вдаль, по пути мановением руки притянув к себе руки и ноги Ниэля.

Анашур молча проводил её взглядом.. Он догадывался, что Диэлла забрала Ниэля из-за его связи с Мией.

— Уходим, — зло бросил Иутл.

Джаго пристроил своего орла позади летучей мыши и с замиранием сердца пролетел мимо парящих беркутов. Оставив их позади, он с облегчением выдохнул и повернул орла, на всей скорости ринувшись к границам Альянса Земель Парваты.

— Арон, — Анашур посмотрел на своего потомка. — Лети за Парвом. Принеси нам его голову.

— Да, дедушка! — возбуждённо воскликнул юноша и направил беркута вслед за орлом.

— Расходимся, представление закончено, — мрачно произнёс Анашур и повернулся к Арги. — Если я не ошибаюсь, то Олень Рассвета под вами вырос в нашем лесу?

— Да, я получила сообщение и прилетела сюда, чтобы забрать нового члена нашего Леса, но неожиданно стала свидетелем таких печальных событий. Искренне сочувствую вам! — нежным голосом ответила та.

Анашур мрачно улыбнулся.

"Малец лишился глаз. Какой теперь из него Избранный? Потерять такой шанс улучшить отношения с Храмом Космоса... " — думал он, собираясь лететь назад, вслед за остальными.

— Срочное сообщение! — раздался крик со стороны.

Анашур повернул голову и увидел, как к ним стремительно приближается ястреб. На нём сидел мужчина, одетый в заляпанные в крови легкие доспехи.

Подлетев, он остановился и закричал:

— Парвы напали! Они уже уничтожили больше десяти городов!

Глава 10. Диэлла

Перед глазами Ниэля за несколько секунд пронеслась его прошлая жизнь. Он будто в ускоренной перемотке смотрел свою биографию от первого лица. Школа… Университет… Армия… Выезд в горячую точку. Крики товарищей и кровь. Запой... Бизнес... Жена... Дочь... Намек на первую измену жены... Вторую... Многие...

Тюрьма... Избиения надзирателей… Одиночная камера...

И лишь один надзиратель верил, что он невиновен. Только он…

И книги, много книг... Журналы и даже газетные вырезки... От "Юный техник" времен СССР до журналов Бурда Моден.

Досмотрев прошлую жизнь до печального финала в одиночной камере, Ниэль вновь впал в забытьё.

***

Диэлла с сочувствием смотрела на мирно спящего мальчика. Его жизнь буквально висела на волоске – он выжил лишь благодаря отвару и порошку Хвирда, который остановил кровотечение.

Диэлла знала, что Мия в будущем станет её ученицей, поэтому была твёрдо настроена вылечить Ниэля. Она была Избранной Неба, к тому же обладала даром стихии света. Ей ещё не стукнуло и сорока, но она уже достигла уровня Владыки. В мире, где одарённые шестого ранга могли прожить тысячу лет, она считалась очень молодой и невероятно талантливой.

Диэлла смогла восстановить Ниэлю ноги и руки, а также залечить все внутренние и внешние раны. Кроме глаз. Глаза – очень деликатный орган. Раз потеряв их, одарённый навсегда терял и силу, что текла внутри них. Диэлла сумела восстановить глаза, но не их функцию – теперь Ниэль не сможет ни видеть, ни пользоваться силой Неба.

Диэлла тяжело вздохнула и посмотрела на Мию, что спала у кровати брата. Из-за слёз её глаза сильно опухли. Девочке очень повезло, что слуга Хвирда усыпил её своим ветром. Она пропустила всё и не видела мучений Ниэля. Мия лишь знала, что брата ранили, когда он защищал её, и что он лишился зрения.

“Бедный мальчик, пережить такое в столь нежном возрасте…” — думала Диэлла, вливая в него понемногу энергию и проверяя состояние его организма.

Она хотела, чтобы Мия воспринимала её как свою. Если бы Диэлла не протянула руку помощи и просто бы улетела, то получила бы лишь ненависть и злобу. Но и слишком задерживаться она также не могла, сейчас были очень неспокойные времена, а ведь прошло уже два дня с нападения Хвирдов.

— Ммм, — пробормотал Ниэль, повернув голову. Поднял веки и прошептал: — М-м-мия…

Его глаза, которые всего пару часов назад были завораживающе яркими и выразительными, сейчас сильно потускнели и полностью лишились способности видеть.

Мия встрепенулась и подняла голову.

— Нили, — прошептала она и заплакала. Несколько слёз упало на его пижаму.

Ниэль облегчённо вздохнул. Всё хорошо, Храм успел спасти её…

— Мия не ранена? — тихо спросил Ниэль и повернул голову направо, туда, где чувствовал присутствие кого-то чужого и незнакомого.

— Нет, с ней всё хорошо, — чуть хрипловатым голосом ответила Диэлла. — И всё благодаря тебе. Если бы ты не задержал их, мы бы не успели вовремя.

— Где я?

— Ты всё ещё в городе Борне. В особняке, что выделил мне мэр города.

— А вы кто?

— Я – Диэлла Прекрасная, Избранная Зелёного Неба. Состою в Совете Храма, — терпеливо объяснила она.

— Это хорошо… — пробормотал Ниэль, закрывая глаза. — А что там с Чудиком? Если бы не он, Мию бы забрали…

— А что с ним может быть? — Диэлла улыбнулась. — Поспал немного после амулета, потом встал и продолжил гулять.

— А кто он вообще? Как я понял, он тоже знаком с теми людьми?

— Это неудачный эксперимент Хвирдов, — Диэлла поморщилась. В нескольких предложениях она описала историю Второго.

Некоторое время в комнате было тихо.

— Куда вы заберёте Мию?

— На остров Джула. Там находится штаб-квартира Храма.

— Этот тот, которым правил Палач Джулами? — искренне удивился Ниэль.

— Именно, — кивнула Диэлла.

— А почему остров не переименовали?

— Чтобы потомки всегда помнили историю нашего континента.

— И где он находится? Расскажите примерную географию континента, пожалуйста. Эту информацию трудно узнать обычному человеку…

Диэлла потерла лоб. Устало посмотрев на любопытного мальчика, лежащего с закрытыми глазами, она обречённо вздохнула и начала:

— Остров находится ближе к середине континента, окружённый рекой, которая впадает в океан. Западный континент обычно делят на запад и восток. На западе сильнейшие государства – это Коалиция Варваров, Империя Феникса, Конфидерация Хвирдхар, Лес Монстров и Королевство Литони. Ну и Союз Семи после объединения стремительно приближается к лидерам. Про восток говорить не буду, они далеко. Так вот, каждое государство имеет свои земли на острове Джула. Все Храмы Западного континента держат штаб-квартиры там.

— А как же наша Республика? — удивился Ниэль.

— Юкха – сильное государство. Оно маленькое, но сильных людей в нём достаточно. Один клан Ракта чего стоит. И хоть оно стремительно развивается, до лидеров ему далековато, — терпеливо объяснила Диэлла и слегка покраснела, вспомнив главу клана Ракта.

— Кто на нас напал вчера? — спокойно спросил Ниэль.

— Конфедерация Хвирдхар… Очень сильное государство, которое также имеет свои больницы по всему континенту. Именно поэтому они не побоялись пойти против Храма, у нас и так сильный конфликт интересов. Бесчеловечные эксперименты с живыми существами портят их репутацию. Раньше они делали это скрытно, но сейчас совсем перестали бояться кого-либо…

— Мию хотели забрать на эксперименты? — всё так же спокойно спросил Ниэль.

— Да, — Диэлла скривила губы. — Сейчас тебе больше нечего тут делать. Полетели с нами? На острове ты получишь отличное образование и сможешь найти приличную работу. Хоть ты и ослеп, но ты – Умник, и это не так страшно, как для остальных. Клан твоей матери, например, самостоятельно зашивает свои глаза, чтобы в полную силу использовать душевные способности. С подходящей практикой и обучением ты ничем не будешь отличаться от остальных, даже станешь сильнее.

Ниэль покачал головой.

— Я останусь тут.

— Нили! — Мия сжала руку брата.

Ниэль нежно погладил её по волосам.

— Учись хорошо и стань там важным человеком! Я хочу пройти свой путь. В будущем мы обязательно будем чаще видеться, не грусти, — улыбнулся он, так и не открыв веки.

Мия умоляюще посмотрела на Диэллу.

Но та покачала головой и, тяжело вздохнув, достала золотой перстень с изумрудом в виде полумесяца. Она почему-то знала, что всё так и будет. Впрочем, Диэлла была не против такого исхода.

— Возьми, это пространственное кольцо, — она положила его на прикроватный столик. — Внутри я оставила лечебную алхимию и другую мелочь. Я купила тебе дом в элитном районе и зарегистрировала вас с сестрой. Но Мия отказалась заканчивать регистрацию без твоего выздоровления. Вам требуется выбрать фамилию, и тогда я спокойно завершу оформление ваших документов. Я обратилась лично к Отцу Республики, и тот подтвердил, что тебя не будет никто преследовать, включая клан Лоу. Ты полностью свободен. И я не думаю, что они решатся ссориться с тобой. Я слышала, что Храм Фиолетового Неба вдвое увеличил тарифы на порталы по всей Республике. Хотя меня больше интересует, как они поступят с Хвирдами… Если у тебя ещё есть просьбы, то смело говори, я постараюсь помочь.

В комнате воцарилась тишина. Ниэль напряжённо размышлял.

“Понятно, что она всё это делает ради лояльности сестры. Но я рад, что у Мии такой покровитель. Для неё такие подарки мелочь, но для меня они могут стать неплохим дополнением к капиталу. Что можно попросить? Деньги? Техники и методы развития? Пилюли Подпитки Души для Хила? Зацепки к техникам расы Кошмара? Или, может, ещё что?” — вдруг Ниэль вспомнил про мужчину, с которым его свела Монета Судьбы.

— Есть один человек, при активации Помощника я видел у него в ногах чёрные пульсирующие точка. А для лечения он просит Жёлтую Люцерну, что это за болезнь и как её лечить? — спросил он, вспоминая беседу во дворе Хъёды. Ниэль пока не хотел никуда уходить из города, потому что не желал зря потратить один из трёх шансов монеты, ведь последствия конкретно этого острова судьбы он ещё не испытал.

— Жёлтая Люцерна... — Диэлла задумалась. — Думаю, это отравление Песчаными Паразитами. Причём высокого уровня. Для лечения нужна пилюля пятого ранга. Редкая, не каждый её себе позволит.

Она достала маленькую коробочку и положила её рядом с кольцом.

— Что-то ещё? Проси, не стесняйся. Я помогу.

— Нет, спасибо вам большое. Я надеюсь, что вы позаботитесь о сестре в будущем. А сейчас дайте нам побыть вдвоём.

Когда Диэлла, кивнув, вышла, Ниэль сел и приобнял сестру. Внутри него царило спокойствие и удовлетворение. Он смог защитить Мию, выиграл время. Одно осознание этого уже давало ему невероятное облегчение и душевную радость.

После недолгой беседы Ниэль с Мией начали придумывать фамилию. Они не знали, что таких привилегий мало кто удостаивается. Обычно, администрация сама даёт её.

— Почему тебе не нравится Мини? Это соединяет наши имена и звучит очень мило! — надула губы Мия.

— К-хм, — Ниэль неловко кашлянул. — Давай что-нибудь добавим? Может, имя мамы или папы?

Ниэль украдкой вытер пот со лба. Ему не очень хотелось ходить с фамилией «‎Мини». Он знал, что Мия раньше очень скучала по родителям и плакала по ночам.

— Давай! — Мия радостно кивнула. — Надо соединить все наши имена!

***

Ниэль сидел, скривив губы и повернув голову вслед Мие. Хлопнула, закрываясь, дверь.

— Что за детский сад! Ниэль Миямоджани… — распробовал он на вкус свою новую фамилию. — Чего только не сделаешь ради счастья родных… Нет. Хрень полная! Как я с такой фамилией на люди выходить буду!?

Мия просто взяла и собрала в кучу их имена и имена их родителей: Мия, Молли, Джами и Ниэль. Где-то взяла первые две буквы, а где-то полное имя, как своё, например.

На следующее утро к Ниэлю зашла Диэлла.

— Я подготовила все документы, тебе не надо ничего делать самому. Просто переезжай в новый дом и найми слуг, — Диэлла замешкалась. — Не хотела говорить при Мие, когда я тебя лечила, то заметила явные психологические проблемы. Я не специализируюсь в этой области, но у нас в Храме тебе могут помочь. Ты точно не хочешь с нами? Мы вылетаем через несколько часов.

— Точно, — Ниэль медленно встал и подошёл к Диэлле. Глаза у него всё так же были закрыты. — Я очень надеюсь, что вы сможете позаботиться о Мие.

В его голосе было что-то такое, из-за чего у Диэллы побежали мурашки по коже.

— Не бойся, — кивнула она, удивившись своей странной реакции. — Мы долетим на беркуте до столицы префектуры, а потом телепортами доберёмся до острова. И без охраны нас не отпустят.

— Хорошо, — Ниэль повернулся к выходу. — Тогда до встречи. Не люблю прощаться, поэтому уйду пораньше...

***

Мия сидела на спине беркута, обняв колени. Снизу на огромной скорости проносились леса и горы.

— Тётя Диэлла, — она подняла взгляд. — Почему вы не уговорили Нили поехать с нами?

Диэлла поморщилась на такое обращение. Она поёрзала, усаживаясь поудобнее на мягком ковре.

— Разве ты не видела его лицо? Думаешь, он бы изменил решение?

Мия задумалась, вспоминая необычное поведение брата после травмы.

— Наверное, нет… — она неуверенно закусила губу.

— Он бы точно не изменил своего решения! Я по его голосу и выражению лица поняла. Тогда зачем его заставлять? Ты видела, что он даже не спросил про свою слепоту? Как будто это его вообще не волнует! Такая воля и характер! Он – очень сильный мальчик, и в будущем мы ещё не раз о нём услышим!

Мия покраснела от гордости за своего брата. Слушая похвалу в его адрес, она подняла выше подбородок и ярко улыбнулась, сжав кулачки.

— Я ему дала и денег, и методы развития с техниками, и кристаллы. С таким стартом он точно не пропадёт. А увидев кольцо, любой поймёт, что он под защитой нашего Храма. Твой брат в полной безопасности! Хоть он и потерял зрение, но вместо этого его способности Умника будут развиваться быстрее. К тому же он Дубль, поэтому сможет поступить в престижную школу, а затем и в Академию, — с улыбкой говорила Диэлла. Ей нравилось наблюдать за радостью Мии.

— Спасибо, тётя Диэлла! — та кинулась обниматься.

Диэлла неловко погладила Мию по спине.

— Не называй меня больше тётей! Давай ты будешь звать меня старшей сестрой, хорошо?

— Хорошо, старшая сестра! — Мия кивнула, доверчиво прижимаясь к Диэлле.

“А с глазами мальчика определённо что-то странное. Я не нашла частицы вытекших глазных яблок. Ни следа, хотя они определённо должны были остаться. Неужели Хвирды забрали? Разве они научились исследовать Глаз Неба без носителя? Это очень важная информация, нужно побыстрее доложить в Храм…” — рассеянно думала Диэлла, продолжая гладить Мию.

***

Ниэль спокойно шагал по гладкой дороге, мимо деревьев и столбов освещения, направляясь к своему новому дому. Одет он был в то, что нашёл в кольце: чёрные кальсоны и туфли, белая туника и коричневый жилет. Волосы он зачесал назад, открыв гладкий лоб и фиолетовые брови. Прохожие с любопытством рассматривали симпатичного маленького мальчика, что с важным видом шагал по улице с закрытыми глазами.

Маленький секрет, который Ниэль решил придержать, заключался в том, что видеть он теперь мог и со слепыми глазами. Его мысленное восприятие перешло на какой-то непостижимый разумом уровень.

Ниэль рассматривал аккуратные участки с двухэтажными коттеджами. Архитектурные стили зданий по земным меркам походили на классические и европейские, но встречалось и нечто смахивающее на готику и барокко. Чаще всего в зданиях сочетались элементы различных стилей.

Район этот назывался Серебряный Ручей и располагался недалеко от реки Сфира, на берегу которой и стоял город. Всего в двух часах пешего хода находилась главная дорога – магистраль Сикко, которая пересекала весь город на две части. От Сикко можно было дойти в любое место от администрации до Ямы.

Ниэль шёл, с интересом рассматривая мысленным восприятием проезжающую мимо карету, которая была запряжена огромными лошадьми с небольшими рожками на лбу. Ниэль не видел цвета, поэтому мог только догадываться об их окрасе.

Постоянно спрашивая дорогу у прохожих, Ниэль добрался до своего нового дома. Он постучав в железные ворота, и спустя некоторое время ему открыла женщина лет сорока. Её зачёсанные волосы красиво лежали на макушке, а одета она была аккуратно и со вкусом.

— Мальчик, тебе что-нибудь нужно? — приятным голосом спросила она, с улыбкой разглядывая симпатичного ребёнка. Ей так и хотелось ущипнуть того за щёчку.

— К-хм, я вроде как владелец этого дома. Если я, конечно, правильно дошёл, — Ниэль неуверенно улыбнулся, доставая из кольца документы и протягивая удивлённой женщине. Та взяла их, пробежала глазами по строчкам и уже по-другому взглянула на мальчика.

— Добро пожаловать, господин, — легко поклонилась она.

Ниэль прошёл внутрь двора, в центре которого стоял небольшой фонтан. Вокруг было множество клумб с цветами и гладких каменных дорожек, вдоль которых росли низенькие деревья и стояли столбики для освещения. Само здание было в стиле земного классицизма. Преобладали строгая пропорциональность и симметрия. Окна были большие и прямоугольный, а над главным входом красовался балкон, опирающийся на квадратные колонны. Недалеко стояла летняя кухня, а позади – домик для слуг. Также виднелась конюшня, правда пустая.

Следующие несколько часов Ниэль разбирался с домашними делами. Изначально в доме жили слуги от клана, который занималась недвижимостью. Сейчас же Ниэль мог всех распустить или оставить, продолжая им платить зарплату. Он решил сохранить всё, как есть. На данный момент денег ему хватало, Диэлла не поскупилась. Сперва Ниэль опешил, заглянув в кольцо. Размерами оно не дотягивало до кольца Хилдефона. Пространство было объемом около восьми кубических метров, вокруг него также закручивались фиолетовые вихри.

В нём он нашёл множество хорошей одежды под его размер, видимо, Диэлла с Мией ходили выбирать, сундук с огненными кристаллами среднего качества, несколько различных книг с техниками и методами развития, а также алхимию. В основном исцеляющие пилюли третьего ранга, но были три штуки четвертого и одна пятого. Ну, и деньги. Всего Диэлла положила тысячу золотых и десять тысяч серебряных купюрами Жёлтого Банка. Если перевести в серебро, то получалось двадцать тысяч.

Обычные слуги в доме, вроде служанок, получали сорок серебряных в месяц. Дворецкий же, должность которого и занимала женщина, открывшая Ниэлю дверь, – тётя Вита – получала восемьдесят серебряных. Всего в месяц, вместе с едой и зарплатой, у Ниэля будет уходить около шестисот серебряных. И это не считая одежды, платы на транспорт, освещение, вынос мусора и других бытовых услуг. В то же время город ему выделял каждый месяц по двести серебряных. Сто пятьдесят, как Новику, и пятьдесят, как одарённому сироте.

Закончив с делами, он отправился в свою новую комнату, которая оказалась вполне удобной и просторной. Мягкая кровать, пушистые коврики, резной шкаф, прикроватные тумбочки, совмещенная купальня и личный кабинет. Такая роскошь смутила Ниэля, ведь раньше он жил в более суровых условиях.

Ниэль лёг, запрокинул руки за голову и посмотрел в потолок. Он медленно закрыл глаза и снова открыл их. Но теперь они больше не были тусклыми, а как прежде отливали насыщенным фиолетовым цветом. Ниэль достал монету и увидел ещё один стёртый зуб диадемы.

“Что же ты такое? Ты мыслишь? Как ты смогла пробудить в опасный момент такую странную способность у Помощника? Зачем тебя я? Зубья диадемы должны предсказывать судьбу, а не влиять на неё...” — вопросы проносились один за другим в голове у Ниэля.

Когда Иутл избивал его, монета пробудила и активировала крайне странную способность Помощника – исчезновение глаз. Сейчас, когда Диэлла регенерировала новые, Ниэль мог по своему желанию ослеплять себя.

“Четыре способности Помощника... Но зачем мне такое умение? Я, конечно, буду притворяться слепым, ослабляя бдительность врагов, но это же почти бесполезно для меня…”

Ниэль вздохнул и достал книги, что оставила в кольце Диэлла.

“Интересно, она думала, как я читать буду слепой? Или не обратила внимание?”

Ниэль прочитал все книги, отложил их и задумался. Он помнил, как перед ним пронеслась вся его прошлая жизнь. Он и сейчас мог вспомнить любую книгу, которую когда-либо читал. После пробуждения он обнаружил, что его мысленное восприятие достигло сотни метров. И не только это, Ниэль мог просто пройтись взглядом по тексту и с лёгкостью запомнить его.

“Может, в ситуации, где я оказался на грани жизни и смерти, сила моей родословной прорвалась на следующий уровень? Я читал про похожие случаи в книгах Хила. Надо будет ночью в Мире Снов проверить…”

Книги оказались очень полезными. Он узнал много нового о каждом направлении, а также несколько методов развития. Но пока Ниэль не спешил выбирать дальнейший путь. Вдобавок он узнал, что видеть пространство вокруг себя на сотню метров – это его уникальная способность.

“Возможно, это связано с мутированной душой, о которой говорил Хил. Ещё он упоминал какое-то ядро…” — думал Ниэль.

Умники клана Лоу специально зашивают глаза, чтобы со временем выработать способность мысленного восприятия. Также они этим методом учились максимально продуктивно синергировать свои способности глаз, если они имеются, и различные техники Умников.

“Может, в этом и есть польза последнего навыка Помощника? Сплавить моё мысленное восприятие с энергетическим зрением и Глазом Неба – это же получится очень опасная комбинация…”

Ниэль глянул в окно. Вечерело. Этой ночью он собирался забрать кольцо Хилдефона, а также навестить Схемета. Какие бы события не произошли, а слово своё он был намерен сдержать. К тому же Ниэль решил так подстраховаться. Ведь монета тогда свела его с Кримом и Неро, а Тень Розы выдал ему именно это задание.

“Вдруг это всё связано?”

Освещаемый лунным светом, Ниэль спрыгнул со своего окошка и побежал, с помощью мысленного восприятия огибая все препятствия на своём пути...

От автора:

Карта Западного Континента (со странами, упомянутыми в 1-й книге. Без гор, рек, морей и маленьких озёр):

Карта северо-запада континента (со странами, упомянутыми в 1-й книге. Без гор, рек, морей и маленьких озёр):

P.S. Обе карты можно найти во вкладке: доп.материалы (ищите на страничке книги). Приятного чтения:)

Глава 11. Мики

Ночью Ниэль незаметно добежал до прохода в Яму. По пути он никого не встретил, умело выбирая маршрут мысленным восприятием. Добравшись до своей землянки, Ниэль увидел её целой и нетронутой, что сильно его удивило. Он-то ожидал, что без него всё разграбят. Ниэль выковырял шкатулку и с облегчением достал чёрное кольцо Хилдефона. Внутри него были и основной капитал Ниэля, и все планы на будущее, и он буквально не имел права потерять его.

Ниэль засунул кольцо в карман и задумался. После того случая, когда Чудик спас его и Мию от Хвирдов, задержав тех до прибытия подмоги, Ниэль хотел как-то помочь ему и поселить того у себя, но тот был слишком заметным. Да и делать это при всех ему совсем не хотелось.

“Мия говорила, что Крысу забрали те уроды. Интересно, он успел передать Камфору Финриху? Времени у него было предостаточно…” — подумал Ниэль и побежал к дому Схемета. — "Сегодня последний, седьмой день моего задания. Если я его не выполню, то провалю дело”.

Хоть Неро и не помог Мие, но Ниэль не хотел разрывать связи с Тенью Розы. Это была его единственная возможность выйти на рынок с нужными ему ресурсами для будущего развития. Оставался, конечно, вариант с Храмом Космоса, но после публичной потери глаз и лишения сил Неба, Ниэль не желал идти на поклон в Храм. К тому же при нём была Монета Судьбы – третья в списке сильнейших естественных артефактов. И Ниэль почему-то был уверен, что если он посетит Храм – её заметят сильные существа оттуда. Как и кольцо Хилдефона с наследством расы Хранителей Массивов.

Добежав до места, Ниэль спрятался недалеко от дома Схемета за соседским забором. Это был самый благополучный район Верхней Ямы, и здесь народ жил в простеньких деревянных постройках, а не землянках. Просканировав округу, Ниэль заметил, что за домом кто-то следит.

“Похоже, это люди Неро…” — Ниэль устроился поудобнее и сконцентрировался на входной двери.

Ранее, во время слежки за Схеметом, он заметил, что тот частенько по ночам уходит к своей любовнице минут на сорок. И сегодня Ниэль дождался, когда Схемет, тучный седой мужчина с крупной бородавкой под глазом, вышел из дома, оглядел улицу и направился к хижине напротив.

Под лунным светом с изумрудным оттенком он приблизился к небольшому белому домику с низким забором и крошечным двориком. Будто чувствуя, из маленького окошка выглянула женщина с ярко-красными губами.

Дождавшись, когда Схемет бесшумного закроет дверь, Ниэль пробрался в его дом и тщательно оглядел всё помещение мысленным восприятием. Через некоторое время он нашёл вход в подвал в углу опрятной комнаты с тахтой, двумя креслами и столиком.

С трудом открыв тяжёлую дверцу, он спустился вниз, осторожно наступая на полусгнившие деревянные ступеньки. Внизу было сыро и мрачно, пахло затхлостью и скисшей едой. Короткий коридор с серыми стенами вёл в небольшую слабо освещенную каморку. Жёлтые стены и белый каменный пол. В углу Ниэль заметил старый матрас, на котором, свернувшись, лежал ребёнок.

Ниэль медленно подошёл к нему, зацепив взглядом миску с недоеденной заплесневелой кашей и пустой металлический стакан.

Тело ребёнка вздрогнуло.

— Я пришёл выпустить тебя, — прошептал Ниэль и остановился. Он чувствовал что-то необычное в этом ребёнке. Отголосок могущественной крови, сильную родословную.

Ребёнок сел и повернул голову к незнакомцу. Его нос был свернут на бок и будто лежал на щеке. Периодически раздавались хриплые вздохи и выдохи. Несколько оставшихся клочков волос поблескивали под светом грязноватой сединой. Левая рука, вывернутая под неестественным углом, висела сбоку плетью. Ладонь смотрела в потолок, мизинец жутковато подрагивал. Правую, в отличие от левой, мучитель не изуродовал – видимо, чтобы ребёнок мог самостоятельно есть.

Ниэль смотрел в глаза ребёнку, чей пол так и не смог определить. На вид ему было около семи. Косые карие глаза смотрели в его направлении. В них читалось явное облегчение. Обречённое облегчение. Ниэль знал этот взгляд, он сам под конец той жизни испытывал те же чувства. Ребёнок в углу понимал, что никак не сможет выжить, он одновременно и жаждал, и боялся смерти.

— Как тебя зовут? — Ниэль рассматривал многочисленные шрамы, видимые через порванную одежду. Ожоги и порезы перемешались с высыпаниями и пятнами.

Ребёнок не ответил, продолжая смотреть ему в глаза.

— Ты можешь встать?

Мальчик, а именно так подумал Ниэль, кинул быстрый взгляд на старое покрывало, прикрывающее его ноги. Ниэль подошёл и медленно убрал заскорузлую ткань. Он увидел многократно переломанные и неправильно зажившие голени, с вывернутыми в разные стороны стопами.

Слёзы подступили к глазам.

— Хочешь отомстить? — Ниэль вытер рукавом влагу с щёк. Он много чего натерпелся в прошлой жизни, и вид изувеченного ребёнка вызывал в нём особые чувства, поднимал ужасные воспоминания о тюрьме.

Зрачки ребёнка расширились, он открыл рот, издал неопределённый звук, который отдалённо напоминал согласие, и кивнул.

— Ну и хорошо, — Ниэль через силу улыбнулся. — Пойдем наверх, тут тебе больше нечего делать.

Он подошёл и поднял на руки маленькое, худое тело, больше похожее на скелет. В нос ударил неприятный запах. Не обращая внимания, Ниэль поднялся наверх, положил ребенка на тахту и сел в кресло. На столике пылилась незнакомая настольная игра.

— Я тебя буду звать Мики, хорошо? — Ниэль поднял глаза на ребёнка, который с интересом оглядывал всё вокруг. Вздрогнув, тот посмотрел на него и кивнул.

— Ладно, я пока осмотрюсь тут, соберу всё полезное, — улыбнулся Ниэль.

Пройдя по всем комнатам, он нашёл большие коробки с гречкой, рисом, несколько палок колбасы, овощи и множество банок с консервированной рыбой. У Ниэля слюни потекли от такого обилия еды. Он пожалел, что не стал ужинать в новом доме, решив завершить миссию налегке.

Этот дом оказался самым обеспеченным из всех, что он видел в Яме. Ниэль обнаружил несколько шкатулок с драгоценностями, деньги, неплохую ткань. Всё, что ему показалось дорогим, он отправил в кольцо.

Ниэль вытащил из белого шкафчика две изысканные деревянные пиалы, наполнил их водой из рядом стоящей бочки с краником и подошёл к облюбованному креслу. Сев, он достал небольшой бумажный свёрток и высыпал что-то в воду.

— Вот, — он подвинул один стакан к любопытно смотрящему на него Мики. — Выпей, когда этот урод войдет.

Ниэль достал другой свёрток.

— Это парализующий порошок, — пояснил он Мики. — Одного вдоха хватит, чтобы любой обычный человек перестал контролировать своё тело. Теперь дождёмся его и выпьем антидот, понял, что я сказал?

Ребёнок кивнул и закрыл глаза, по его щекам непроизвольно потекли слёзы. Спохватившись, он быстро вытер их и снова бросил взгляд на Ниэля. Почему-то этот парень всегда держал глаза закрытыми, но мог спокойно ходить и ориентироваться в доме. Во взгляде Мики впервые за долгое время появились искорки любопытства. Ребёнок понимал, что больше никогда не сможет жить как обычный человек, останется изувеченным. Но мысли о скорой мести затмевали все страхи.

Ниэль кивнул Мики и потянулся за водой. Пару минут спустя раздался звук открываемой двери. В комнату, пыхтя, завалился Схемет и замер. Он уставился на Мики, который уставился на него со смесью ненависти и страха.

— Какого… — Схемет не успел договорить, почувствовал сильную слабость и тяжело повалился на пол. Так и лежал и не мог почувствовать ни одной мышцы в своём теле.

— Мики, теперь он твой.

Мики издал невнятный звук, рукавом вытирая мокрые глаза. Ниэль подошёл к нему, поднял на руки и поднёс к Схемету, который лежал в прихожей. У того обильным потоком текли слёзы, сопли и слюни, в глазах горели животный ужас и страх.

— Бери, у тебя вся ночь впереди, я подожду, — Ниэль протянул Мики нож, который он нашёл в комнате хозяина.

Мики неуверенно взялся правой рукой за рукоятку и вперился взглядом в мычащего Схемета. Из-под того растеклась зловонная лужа. Ниэль поморщился.

Мики совсем не обратил на это внимание, он просто смотрел на своего мучителя и медленно поднял руку с ножом, внимательно следя за подрагивающим телом. Резкий тычок, хрип.

Ниэль удивлённо смотрел на нож, торчащий из глазницы мертвеца.

— Почему ты так легко убил его?

Мики не ответил. Медленно, с отвратительным хлюпающим звуком вытащил нож и повернул острие на себя. Слёзы падали на израненные, подрагивающие руки. Резким пинком Ниэль выбил из его рук нож.

— Не нужно, — тихо попросил он, смотря в широко распахнутые глаза.

Мики что-то промычал и ткнул пальцем на себя.

— Я смогу тебя вылечить.

Мики повернул голову набок, на его лице проступило сомнение. Он явно думал, что странный парень перед ним бредит. Ниэль зажёг на пальце огонёк.

— Я – одарённый. А ещё у меня есть всякие лечебные пилюли. Я заберу тебя и буду лечить, хорошо?

Ниэль едва сдерживал слёзы, внимательно наблюдая за Мики. Тот опустил голову и не издавал ни звука. Лишь дрожащие плечи выдавали, что его тело ещё не покинула жизнь.

— Я не могу заставить тебя жить. Ты пережил ад, и это останется с тобой до конца жизни. Но ведь ещё не всё кончено! В будущем ты будешь чувствовать счастье, а не боль. Доверься мне, прошу! — Ниэль судорожно вздохнул и закрыл глаза. Он не хотел лишать Мики права выбирать свою судьбу. Из-за сильного волнения у Ниэля снова заболела голова, а в груди всё сжалось.

Ниэль почувствовал, как его дёргают его за штанину. Он открыл глаза и увидел Мики, который смотрел на него и вытирал рукавом влажные щёки.

— Хорошо, ты – молодец, Мики! — Ниэль ощутил огромное облегчение.

— Давай поскорее уйдем отсюда, — он потянулся к Мики, но тот быстро покачал головой. — Что такое?

Мики окунул палец в кровь мертвеца и начал что-то писать на полу. Спустя минуту Ниэль рассматривал немного рваную надпись – «Я умер».

— Ты хочешь, чтобы все думали, что ты умер?

Мики кивнул.

— Ты – не простой ребёнок, да? А Схемет – не обычный психопат? — Ниэль задумчиво посмотрел на Мики. У него появились такие подозрения, когда он нашёл в комнате мучителя шкатулки с драгоценностями и золотые банкноты Банка.

Мики снова кивнул.

— Хорошо, тогда сотрём все следы. Неро я скажу, что ты был уже мёртв и я просто сжёг твоё тело.

Ниэль поднял Мики и отнёс его на тахту, но не успел отойти, как тот потянул его за рукав и пальцем указал на настольную игру. Под удивлённым взглядом Мики Ниэль, ничего не спросив, коснулся деревянной доски, на которой лежали какие-то карточки, и та исчезла. Затем в его руках появился кусок ткани, по ощущениям напоминающий шёлк. Ниэль протянул его Мики.

— Сними одежду, укутайся в это.

Тот взял в руки ткань и смущённо сжался.

— Я выйду, — Ниэль улыбнулся и вышел из комнаты.

Он подошёл к трупу, зажёг пламя, влив в него как можно больше энергии, и кинул в тело. Спустя несколько секунд от Схемета осталась только горстка пепла и тёмный след на полу.

Ниэль вернулся, подобрал грязные вещи, который снял с себя Мики, и спустился в подвал. Кинул тряпки на матрас и поджёг его. Когда всё сгорело, он поднялся к Мики и завернул того в ещё один кусок ткани.

Ниэль распространил мысленное восприятие и заметил человека, сидящего у соседнего дома и следящего за дверью в жилище Схемета.

— За нами следят, — мрачно констатировал он.

Ниэль задумался, как незаметно провести Мики. Сделав из ткани что-то наподобие котомки, он посадил его туда и начал носить из кухни еду, аккуратно засовывая в импровизированный рюкзак. Через некоторое время Мики уже совсем не было видно, а из рюкзака торчали овощи и колбаса.

— Вот так-то лучше, потерпи немного, — Ниэль огляделся. Он подошёл к тахте и отряхнул её от грязи, что осталась после Мики. Затем достал кусок плотной ткани и тщательно протёр ручку ножа.

“Кто знает, могут ли в этом мире по отпечатку пальцев людей искать…”

Сейчас, по мнению Ниэля, всё выглядело так, будто он спустился в подвал и нашёл мёртвого ребёнка, которого сжёг, оставив только пепел. Затем он поднялся наверх, дождался Схемета и убил его ножом. А после снова сжёг тело. Так он и доложит Неро.

Ниэль вышел с полной котомкой еды за спиной и пошёл к землянке Ухила. Пройдя десяток шагов, он отметил, что преследователь направился обратно к дому Схемета.

“Подозрений не должно остаться. Просто принёс еды человеку, который учил меня…” — подумал Ниэль.

Несколько улочек, и он уже стоит перед дверью и стучится в неё. Послышались неуверенные шаги.

— Кто там? — нервно спросил Ухил, крепко сжимая в руке палку.

— Это я, открывай.

Тут же раздался звук отодвигаемой щеколды. Дверь открылась, выглянул удивлённый Ухил.

— Ниэль, что ты тут делаешь?

— Зайдём, — коротко бросил тот, уверенно входя в дом.

Осмотрев мысленным восприятием маленькую тёмную комнатку, Ниэль аккуратно опустил на пол свою ношу.

— Это Мики, он пока поживёт у тебя.

— Что?! — Ухил, выпучив глаза, смотрел, как из кучи продуктов появляется ребёнок с грязной головой и с любопытством осматривается.

— Помой его хорошенько и одень во что-нибудь. У него со здоровьем проблемы небольшие, поэтому аккуратнее с ним. Ты пока присмотри за Мики, потом я заберу его. А сейчас мне пора.

— Л-ладно... — в ступоре кивнул Ухил, смотря в спину Ниэля.

— А, забыл! Вы с дочерью хотите стать вассалами моей семьи? Нас с сестрой пока двое, но вас примем с радостью. Дом у меня большой и пустой, поэтому я…

*Бух*

Ухил упал на колени.

— Спасибо вам! — он склонил голову и шмыгнул носом, украдкой вытерев влажные глаза. Ухил был счастлив покинуть это место. А самое главное – он восхищался Ниэлем и уважал его. Многие тогда видели, на что он пошёл ради сестры. В Яме, да и не только, огромное количество людей считают Ниэля героем. Он помог победить и убить одного из сильнейших Владык вражеского государства. Об этом быстро распространились вести.

Ниэль опешил.

— Э-э-э, ну ладно. Я позже вас заберу, там надо сначала документы подготовить. Мне вроде как только одного вассала можно взять, но узнаю всё точнее.

— А какую вам дали фамилию? — Ухил с интересом смотрел на Ниэля, который растерянно коснулся закрытых век и пробормотал:

— Дали?.. Фамилию дают? Разве не нужно самим придумывать?

— Нет, этим занимается Администрация, — удивился Ухил.

— Вот чёрт… Моя фамилия – Миямо… к-хм, Мимоми… к-ха, — он смущенно кашлянул. — Я очень спешу, мне, правда, пора, до встречи!

“Я, блин, могу вспомнить книгу, которую в семь лет читал в прошлой жизни, какого чёрта я свою фамилию забыл…” — думал Ниэль, поспешно закрывая за собой дверь.

***

Ухил проводил удивлённым взглядом вышедшего Ниэля. Покачав головой, он с усилием встал и повернулся к ребёнку, что с интересом слушал их разговор.

— Мики, да? Ну, давай посмотрим, что с тобой, — пробормотал он, осматривая почти лысую голову, покрытую язвами.

Ухил аккуратно развернув ткань и с ужасом уставился на искалеченное тело ребёнка.

— Проблемки небольшие со здоровьем… — он нервно хихикнул и отступил на шаг.

— Что с тобой случилось? Тебя прокляли, что ли? Разве такое можно вылечить? — Ухил пальцем придавил своё дёргающееся в нервном тике веко.

Мики уставился на него, а потом хмыкнул, неумело улыбнулся.

— У-ээээ — промычал он, показывая пальцем на укороченный вполовину язык.

— А-а, ты говорить не можешь… — Ухил сделал ещё шаг назад и с подозрением оглядел Мики. — Ты случайно не заразный?

— Уууу, — тот пожал плечами.

— Н-да, ну тогда давай мыться, раз молодой мастер приказал, — Ухил обречённо вытер рукавом пот со лба и направился за водой.

Спустя полчаса он аккуратно протирал тело Мики, который сидел в деревянном корыте, уткнувшись лбом в коленки.

— Так ты – девочка, оказывается... А молодой мастер знает? — шёпотом спросил он, аккуратно убирая грязь с плеч ребёнка.

Мики покачала головой, не поднимая голову.

— Он очень добрый и умный. Он единственный нас принял и помог, без него я и дочь вряд ли бы выжили. Ниэль позаботится о тебе, не переживай, — к горлу мужчины подкатил ком. Он едва сдерживал слёзы, не понимая, как она вообще не сломалась. Любой обычный ребёнок не выдержал бы…

Услышав, как Элура что-то пробормотала во сне, шумно ворочаясь в постели, Ухил не выдержал и расплакался.

Мики же тихо улыбалась, отрешённо вглядываясь в небольшое окошечко, через которое едва пробивался лунный свет.

***

Оставив Мики, Ниэль побежал на гору, с лёгкостью улизнув от внимания стражников, перепрыгивая через кусты и обходя крупные камни. Добравшись до тайника Крысы, он внимательно осмотрел его и вздохнул с облегчением. Трёхцветной Камфоры не было.

“Крыса бы не оставил у себя на ночь такое ценное растение, он бы спрятал его в тайнике. Раз его нет, значит, он успел передать цветок Финриху”, — подумал Ниэль, сгребая весь хлам в кучу. Он решил соорудить тут временное жильё для Мики. Для начала ему надо узнать его историю, а лишь потом показывать людям.

Два часа спустя он обустроил небольшую пещерку. Оставалось только приобрести кровать, и временное жильё будет готово. Ниэль старательно замаскировал вход и побежал назад. Он дождался, пока стражники пройдут, и прошмыгнул мимо них. После нападения Хвирдов охраны стало больше.

Следующее место, которое Ниэль посетил, было квартирой Линиры. Он нашёл её, вспомнив разговоры с Мией, её описания. Ниэль подобрался поближе и мысленным восприятием увидел, что Линира мирно спала. Её вещи были уже собраны, готовилась к отбытию.

Ниэль глубоко вздохнул и сел, найдя место почище. Скрестив ноги, он сосредоточился и попытался активировать своего Помощника, при этом не открывая глаза, а пользуясь только мысленным восприятием. Спустя полчаса попыток у него, наконец, получилось. Сидя на траве, он мог видеть, что Линира неодарённая.

Ниэль осторожно поднялся по лестнице и постучался в дверь. Через несколько секунд он снова постучал, но уже сильнее.

Линира проснулась и сонно направилась к двери.

— Кто там?! — нервно крикнула она.

Не услышав ответа, Линира осторожно приоткрыла дверь и выглянула. Она никого не увидела и уже хотела было в раздражении вернуться, но случайно заметила коробочку у порога.

Линира подняла её, с опаской открыла крышку и увидела горку драгоценных камней. Она быстро закрыла себе рот – едва не закричала от восторга. Успокоилась и захлопнула крышку, воровато оглянулась и поспешила скрыться за дверью.

Ниэль, улыбаясь, следил за ней. Он знал, что в будущем они вряд ли встретятся, но за помощь в трудные времена он должен был её отблагодарить. После он побежал к себе – хотел остаток ночи провести в Мире Снов. Ниэль сильно жалел, что потерял такую полезную шпильку, – старуха-помощница Хвирда её забрала.

“Там у Хила вроде статуэтка была, с похожим эффектом. Надо будет достать сегодня…” — подумал Ниэль, ловко перепрыгивая через забор своего дома.

Он перелез через окно, переоделся и лёг. Сосредоточился на кольце.

— Нашёл! — радостно прошептал Ниэль, доставая небольшую статуэтку из синего кристалла. Она была выполнена в виде Хилдефона, который лежал в одной лишь набедренной повязке, закинув руки за голову и полусогнув одно колено, откровенно рисуясь напряжёнными мышцами ног, рук и пресса.

Ниэль неловко кашлянул и с сомнением поставил статуэтку на тумбочку рядом с кроватью. А вдруг кто увидит?

Он расслабился и почти сразу оказался в Мире Снов. Вокруг него облака сновидений были более яркими и крупными. Чувствовалось, что в этом районе людям намного реже снятся кошмары, в отличие от Ямы, где в основном тучи были небольшими и серыми. Ниэль добрался до ближайшего облака и залетел в него.

Внутри он увидел шумную улицу, по которой гордо подняв голову, шла девочка в окружении слуг. Длинное розовое платье тянулось за ней следом, а по концам его поддерживали два высоких и смазливых юноши. Они шли и подобострастно расхваливали её. В ушах девочки сияли серьги с гигантскими рубинами, а все пальцы на руках были унизаны золотыми кольцами с крупными блестящими камнями. Под рукавом выглядовал серебряный браслет, полный ярких сапфиров.

В этой девочке Ниэль с улыбкой узнал свою восьмилетнюю служанку – Исору. В своих странствиях по чужим снам он иногда видел похожие мечты. Он встал перед ней и выжидательно посмотрел ей в глаза.

Исора замедлилась и через полуприкрытые веки мазнула взглядом по нему.

— Ты хочешь есть? — лениво спросила она и чуть повернула голову. — Дайте ему столько еды, сколько он унесёт, я сегодня добрая! И живее!

Она претенциозно взмахнула рукой и грациозной походкой прошла мимо. Никто из слуг не потрудился выполнить приказ, все прошли мимо, следуя за Исорой.

Ниэль радостно сжал кулаки.

“Меня замечают! Я могу с ними говорить во сне!”

Он сразу же начал продумывать методы применения этой способности. Подбежал к Исоре, оттолкнул слугу и пристроился рядом.

— Что вы думаете о новом хозяине дома? — Ниэль с любопытством следил за её реакцией.

— Приятный мальчик, — спокойно ответила Исора и важно кивнула.

Ниэль улыбнулся. Ему начинала нравиться эта служанка.

— Только фамилия у него забавная, мы с девчонками аж до слёз смеялись, — Исора прикрылась ладошкой и захихикала.

Ниэль досадно поморщился. Он задал ещё несколько вопросов и отстал от неё. Исора же продолжила своё шествие, будто ничего и не было.

“Похоже, во сне они не умеют врать, — сделал он вывод. — Только вот вряд ли я смогу попасть в сон сильного человека. Но очевидно, что родословная прогрессировала!”

Ниэль вылетел из тучи и полетел в следующую – исследовать новые границы своих возможностей.

Глава 12. Соседи и беседа

Раздался стук в дверь. Ниэль зарылся глубже в пуховую подушку, не желая просыпаться.

— Господин, время завтрака, — дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Вита.

— Я на обед приду, дай поспать…

— Хорошо, господин, — с улыбкой кивнула Вита.

Уже закрывая дверь, она зацепилась взглядом за статуэтку Хилдефона. С опасением посмотрела на Ниэля, покачала головой и ушла.

— Вот, чёрт, — пробормотал Ниэль, откидывая подушку. Мысленным восприятием он увидел реакцию Виты.

Ниэль уснул ближе к утру, поговорив во сне почти со всеми обитателями дома. Он нашёл несколько девушек, которых подослали клан Лоу и мэр города, но решил ничего не менять. Разве что помощника повара сменить, чтобы не рисковать.

Ниэль надел белую рубаху и синие штаны с широким низом, обулся в светлые туфли и спустился вниз по белой каменной лестнице.

— Вы всё-таки решили позавтракать, — улыбнулась Вита.

— Да. К-хм. Статуэтка рядом с кроватью, — Ниэль сразу заметил смущение Виты. — Это артефакт такой. Он помогает спать без плохих снов. Выглядит странно, поэтому найдите, пожалуйста, какую-нибудь вазу или коробку, куда можно его запихнуть…

Вита выдохнула с облегчением и кивнула.

— Конечно, найдём. Проходите, всё уже готово.

Ниэль вошёл в просторный светлый зал с окнами на треть стены. Прямоугольный белый стол ломился от различных блюд. Ниэль сглотнул слюну. Стараясь не выглядеть дикарём, он сел и начал трапезу. Первые минуты сдерживался и ел медленно, но затем откинул всякие приличия. Вита с улыбкой за ним наблюдала. Она знала его историю, поэтому не удивлялась отсутствию манер. Скорее, была удивлена его воспитанностью.

Ниэль замер, не донеся до рта полуоблогоданную куриную ножку, приготовленную в специальном соусе – гордости повара. Он оглядел пустую столовую и спросил:

— А где все?

Вита растерялась.

— Кто? Вы же один… — она с жалостью посмотрела на него.

“Видимо, ребёнок ещё не принял, что остался без сестры”, — подумала она.

— Да нет, я про девочек. Исору и остальных, — уточнил Ниэль. — И ты почему не ешь?

— Они же слуги, у них отдельная комната и свой стол, для слуг, — удивилась Вита.

— Пусть теперь сюда приходят. Мне неуютно как-то одному, — он взял ещё одну ножку.

— Хорошо, — мягко улыбнулась Вита, подавив желание погладить его по голове.

Дверь открылась и вбежала запыхавшаяся девочка-служанка.

— Тётя Вита, там странный мальчик пришёл! В дверь стучит, кричит, что он сосед!

— О, это, скорее всего, господин Толя. Он живет по соседству, очень активный ребёнок, — она повернулся к Ниэлю.

— О! Толя! — Ниэль обрадовался, услышав имя, напоминающее ему о прошлом мире. — Пусть заходит.

Вита глянула на девочку, и та убежала.

— А почему служанки такие молодые? Они же дети совсем, — спросил Ниэль, дожевав кусок мяса.

— Ну так, — Вита смутилась. — Наш город помогает детям из небогатых семей. Работа относительно лёгкая и не пыльная, а за детьми следят очень внимательно. На каждой проверке проводят беседу. А для нанимателя выгодно, потому что платить меньше.

— А школа? — удивился Ниэль.

— Для того, чтобы ребёнка отпустили работать, он должен иметь высокую успеваемость и сдавать все тесты не ниже среднего балла. Обычно девочки стараются учиться по вечерам, а три раза в неделю ходят в школу, где задают вопросы и подтягивают сложные для них темы…

В это время дверь открылась и в комнату вошёл мальчик лет десяти. Ниэль замер, не донеся до рта кусок хлеба. Вошедший выглядел крайне странно: лысая голова, на которой было изображено улыбающееся светило, алые брови, что опускались по бокам до кончиков ухмыляющегося рта. Уши оттягивались крупными серьгами с красными камнями, а подол свободного красного халата с вышитыми на нём чёрными тараканами волочился следом. Под блестящей тканью не было видно ни рук, ни ног.

— Привет! — Толя просеменил к столу. Ниэль всё ещё ел, но уже не так активно, больше потягивал морс и разглядывал гостя.

— Привет, Толя! — он кивнул. — Садись.

Толя не стал отказываться, наложил все подряд на принесённую Витой тарелку.

— Тфы же тот гферой, да? — спросил он с набитым ртом.

— Ага, — кивнул Ниэль.

— А правда, — Толя тяжело сглотнул, — что против тебя дрались сотни Владык, а ты их всех щелчками пальцев убивал?

— Нууу… Почти, — неопределённо кивнул Ниэль, наколов на вилку с двумя зубцами кусочек яблока.

Толя замер.

— Правда, что ли? Я на самом деле это сам только что придумал, мне дядя говорил, что тебя там плетью хлестали, потом руки и ноги отрубили, — он почесал лысую голову.

— К-хм, — Ниэль неловко кашлянув, не донеся вилку до рта. — Это так врут, чтобы народ не пугать. Ты правильно всё сказал.

— Я же это придумал… — Толя неуверенно посмотрел на него.

— Может, ты – провидец? — пожал плечами Ниэль.

— Хм… — Толя глубоко задумался, продолжая набивать живот.

После завтрака слуги принесли чай и сладкое.

— А ты чего пришёл-то?

— А? — Толя отвлекся от пирожных. Он почему-то ел только донышки, убирая весь верх.

— Да мне папа сказал, что ты соседом стал. Вот я и сбежал к тебе, интересно же! Про тебя весь город говорит, что ты – герой и вообще очень крутой. А почему ты глаза всё время закрытыми держишь?

Вита тревожно посмотрела в их сторону. Она опасалась, что Ниэля расстроит тема его глаз.

— Да мне просто лень их открывать, — хмыкнул он. — А чего ты оделся так странно?

— Это мода, брат! — Толя хлопнул Ниэля по плечу. — Сейчас все так ходят!

— Правда? Я только тебя такого видел.

— Это они просто не поняли ещё! Я – законодатель моды! Скоро все так будут одеваться, вот увидишь!

Ниэль не стал комментировать.

— Блин! — Толя раздраженно вынул бровь из чая. — Достали уже, постоянно в еду лезут!

— Дедушкины? — Ниэль с интересом рассматривал непослушные брови.

— А? Да нет, —Толя махнул рукой. — Это я в маму пошёл!

Ниэль подавился чаем и закашлялся. Вита тут же принялась осторожно хлопать его по спине, укоризненно глядя в сторону Толи.

— Ты что делать будешь? Пойдём город покажу! — предложил он.

Ниэль вспомнил свои планы и решил, что их вполне можно отложить на вечер.

— Идём.

Они вышли из дома и встретили высокого мужчину с мечом на поясе.

— Знакомься, это мой охранник!

Ниэль кивнул ему.

— Сначала сходим в Банк! Он вообще очень красивый! А потом... Ой! — Толя споткнулся о край халата и грохнулся на землю, звучно шлёпнувшись лицом о гладкую дорожку.

Охранник хмыкнул и не стал помогать. Наконец, вытащив руки из рукавов, Толя неуклюже поднялся, отмахнувшись от протянутой руки Ниэля. На лбу у него красовалась шишка, а из носа текла кровь. Он её быстро вытер рукавом и поспешил дальше.

— Пошли! Надо быстрее идти, а то не успеем всё посмотреть!

Ниэль покачал головой и пошёл следом. Когда они проходили мимо соседнего дома, напоминающего чем-то европейский особняк, Ниэль указал на него и спросил:

— Ты тут живёшь?

— Не, — Толя активно помотал головой, так, что серьги и брови хлопнули его по лицу. — Я с другой стороны живу! А тут двое мелких обитают, странные ребята.

— Сам ты мелкий! — из-за забора донёсся возмущённый детский голос. Железные ворота открылись, и оттуда друг за другом выбежали двое.

— И странный тоже ты, а не мы! — воскликнула девочка, идущая первой. За ней шёл очень худой и низенький мальчик, из носа которого постоянно текли сопли.

Брату и сестре было около восьми лет.

— Я Кора! — девочка протянула ладонь Ниэлю. — А это Мора, мы – двойняшки! А вы куда идёте? Почему пешком? А почему ты глаза закрыл?

Девочка засыпала вопросами Ниэля.

— Мы город смотреть идём, — перебил он её. — Пешком, потому что Толя сбежал из дома.

Кора указала на охранника Толи.

— За ним вон следят! Не сбежал он!

— Я сбежал! — недовольно воскликнул Толя.

— Тогда мы с вами! Я сейчас попрошу, нам карету подадут! А то мы до вечера пешком идти будем! — Кора повернулась к брату, который громко хлюпнул носом. — Мора, сбегай!

— Так почему глаза не открываешь? — она потянулась к векам Ниэля, но тот ловко увернулся и поспешно отбежал от неё.

— Это тренировка такая! Я закрыл глаза и ходил, пока не начал видеть сквозь веки!

— Ты же сказал, что тебе лень! — возмутился Толя.

“Боже, куда я попал…” — подумал Ниэль, потирая виски.

Пока дети болтали, открылись ворота и оттуда выехала карета из чёрного резного дерева, запряжённая двумя рогатыми лошадьми. Кучером был крупный бородатый мужчина, к которому тут же подсел охранник Толи.

— Садитесь! — из окошка показалась голова Моры.

— Вот и мы сбежали из дома! — радостно воскликнула Кора, когда повозка тронулась, а затем повернулась к Ниэлю и спросила: — Как тебя зовут?

— Ниэль…

— Сколько тебе лет?

— Девять, скоро десять.

— А фамилия у тебя какая?

— Странная.

— А сколько ты весишь?

— Как нога лошади… — Ниэль решил отвечать первое, что в голову взбредет.

— Почему брови фиолетовые?

— Покрасил.

Даже активный Толя померк в сравнении с Корой. В ходе беседы Ниэль проверил всех своим Помощником. Оказалось, что двойняшки – обычные люди, а Толя – одарённый. Оба охранника также наполняла энергия.

Кора замолчала, только когда карета остановилась.

— Мы приехали! Это Золотая Площадь, выходим! — Толя радостно хлопнул в ладоши.

Ниэля поразили масштабы площади и Банка, чья высота достигала пятидесяти метров. Золотые фонтаны, статуи, деревья, скамейки. Всё было из золота, а в некоторые элементы были вставлены драгоценные камни. Банк представлял из себя монументальное сооружение в виде полукруга. Как сказал Толя – это верхняя половина золотой монеты, нижняя же в земле. В здании преобладали округлые элементы: вход в виде арки и круглые окна. Роскошь вокруг совсем не казалась безвкусной, скорее напротив – здесь ощущались властность и чувство вкуса.

В холле ребята увидели множество огромных статуй.

— Это бывшие Высшие Боги Жёлтого Неба! Вот Сикко, герой континента!

Толя указал пальцем на золотую статую мальчика, чистым взглядом смотрящего вперёд. Одетый в ханьфу, руки скрыты внутри широких рукавов.

— Он – ребёнок, что ли? — Ниэль удивлённо поднял бровь.

— Да нет, он из расы Келланов! Они никогда не взрослеют! — влезла Кора.

— А ещё они на огромных городах-колёсах по всему миру катаются, — добавил Мора.

Погуляв и повосторгавшись богатством Банка, они поехали дальше. Посетили огромное здание администрации, чем-то похожее на уменьшенный Букингемский дворец, побывали в других Храмах, местах отдыха и торговых точках. Достопримечательностей в городе оказалось не так много, но детям было интересно рассказывать обо всём Ниэлю. Приехали они домой к вечеру, уставшие, но довольные. Проводив своих новых друзей, Ниэль зашёл к себе.

— Будете ужинать, господин? — спросила Вита. Она знала, что за детьми соседей присмотрят, поэтому не волновалась за Ниэля, пока он изучал город.

— Нет, я неплохо поел в центре.

Во время послеобеденной прогулки, когда он с новыми друзьями пришёл в ресторан «Чистые руки‎», к ним вышел сам владелец ресторана. Ниэлю он показался подозрительно знакомым. Спросив у Толи, он узнал, что это отец Финриха. Но накормили их до отвала, Ниэль никогда так вкусно не ел.

— Вам пришло письмо, — Вита протянула белый конверт.

В письме было написано: «Зелёная, тени».

Ниэль довольно улыбнулся и сжёг послание, воспламенив ладонь. Где-то сбоку донёсся писк девочки-служанки. Вита же никак не отреагировала. Хоть она и считала странным, что её господин мог без посторонней помощи ориентироваться в пространстве и даже читать, но списывала всё на необычные способности своего работодателя. Маленькие служанки же шептались между собой, но при странном парне с закрытыми глазами и фиолетовыми бровями боялись сплетничать.

— Я к себе, меня не беспокоить, — бросил Ниэль и поднялся в свою комнату.

Он упал на кровать, раскинув руки. Повернул голову и увидел сбоку колпак из плотной ткани. Хмыкнув, он достал из кольца статуэтку учителя и засунул её под колпак. Немного отдохнув, Ниэль вытащил книгу по алхимии и углубился в чтение. После прорыва родословной знания получать стало гораздо легче, но он всё ещё был в самом начале пути изучения алхимии.

Когда Белая и Зелёная осветили небо, сменив светило, Ниэль через окно выбрался наружу. Дождавшись тени, он последовал за ней. Конечная цель оказалась недалеко от его дома, всего в пятнадцати минутах бега. Ниэль вошёл в небольшой особняк в американском стиле и встретил в главном зале Неро, Шрама и Шулу.

— Здравствуй. Герой, — Неро улыбнулся. — Присаживайся.

Ниэль сел в кресло напротив него и увидел своим восприятием, как Неро взял со стола какую-то папку и открыл её.

— Ниэль Ми-я-мо-джа-ни.

Шрам не выдержал и громко рассмеялся. Ниэль с досадой нахмурился, наблюдая, как он согнулся пополам, заливаясь хрюкающим смехом. Иногда он своими усами вытирал лицо от слёз. Шула молча улыбался, а Неро прикрыл глаза. Но и его губы подрагивали.

Ниэль терпеливо ждал.

— Рассмешил, малец, — Шула вытер глаза платком.

— Ладно, — Неро открыл глаза и постучал пальцем по столу. — Перейдём к делам.

— Ты чего сразу не сказал, что Избранный Неба? — громко воскликнул Шрам. — Это бы в корне поменяло всё дело! Мы бы связались с Чёрной Розой, те бы прислали достаточно людей для защиты.

“Ага, а потом я бы полжизни на вас работал…” — подумал Ниэль.

— Что было, то было… — Неро сбился с ритма и с досадой скривил губы. — Я прошу прощения. Не смог ничем помочь.

— Так он же наследник семьи, — Шрам похлопал Неро по плечу. — Он должен был учитывать любую мелочь. Вступись Неро тогда за тебя, его бы уже тут не было.

— Если что-то нужно, — Неро скосил глаза на Шрама. Тот убрал руку. — Спрашивай. Я помогу.

— Я всё понимаю и совсем не в обиде, — кивнул Ниэль. — Но от помощи не откажусь. Мне нужна информация.

— Спрашивай, — Неро откинулся на спинку тахты.

— Во-первых, откуда весь город про меня знает?

— А, это довольно забавная история, — Шрам ухмыльнулся, но продолжать не стал.

— Это всё из-за Хъёды Брахоз, ты же знаешь её? — Шула поднял взгляд на Ниэля. Тот молча кивнул.

— Это её вина, что она проглядела двух Избранных и одного Оборотня. И такую ошибку ей бы не простили, она ведь только-только в Ратушу города попала. Но Хъёда опередила Совет, ударила первой. Она дала интервью Лазурному Вестнику и рассказала всем, какая она хорошая и добрая. Что добровольно три года провела в Яме, в любви и гармонии жила с детьми, что старалась, как могла, им помогать, следила за безопасностью и питанием.

— И про вас с сестрой упомянула, что вы были очень хорошими детками и она вас всегда выделяла, разрешая приходить через главные ворота. И этому даже нашлось подтверждение, — Шула хмыкнул и сощурился, смотря на Ниэля. — Затем она описала твои подвиги, приукрасив их раза в три. Видимо, чтобы ты не опровергнул её слова. Она сказала, что первая побежала встать перед вами, невинными детьми, но осколок от разрушившейся крыши повредил ей ногу. Даже шрам показала, лиса. И мимоходом упомянула, как жаль, что город не смог обнаружить такие таланты, она ведь сама обычный человек, неодарённая.

“Ну да, и слуга у неё за спиной обычный человек…” — мрачно подумал Ниэль, вспоминая тяжесть взгляда старика.

— Да, было забавно, — согласился Шрам. — А вот последствия не очень. Все узнали, что ты выжил после совместного нападения Парвов и Хвирдов. Вдобавок ещё и не отдал Избранную Зелёного Неба! Вмиг ты стал чуть ли не национальным героем, особенно на фоне неожиданного удара Парваты. Те провели внезапную мощную атаку и уничтожили пятнадцать городов на границе. В ответ Анашур Ракта вызвал на дуэль генерала армии и убил его. Убийство полубога – очень редкое явление, клан твоего отца получил сильнейший удар! Никто не ожидал, что Анашур будет в это время так близко к границе. Кто бы подумал, что он лично решит помочь Храму Жизни и выступит против Конфедерации? Вот так и вышло…

Ниэль нахмурился. Он не ожидал таких глобальных событий.

— А с Хъёдой что?

— А что с ней? Добрую тётю Хъёду все полюбили. Власть города получила основной удар критики, Хъёда опередила их. Настоять, чтобы её наказали за распространение таких новостей тоже не выйдет, ведь всё это приняло крайне неожиданный поворот, — Шрам захохотал. Отсмеявшись, он продолжил: — В Пятом, которого не без твоей помощи убил Второй, Варвары узнали наследника одного из сильнейших кланов Коалиции! В благодарность за избавление от мук своего сородича они заключили мирный договор с Республикой и принесли ей и тебе в частности свою благодарность. Обещали послов с подарками… — он вновь рассмеялся.

— Что смешного-то? — Ниэль посмотрел на Шулу. — И почему меня никто не предупредил?

— Предупредят, если сочтут нужным, — улыбнулся тот. — А насчёт подарка… Варвары очень любят дарить женщин. Поэтому, скорее всего, тебе достанется какая-нибудь племянница Пятого. А не взять в жёны ты её в будущем не сможешь, сильно оскорбишь знатный клан.

— Ох, — Ниэль устало потёр виски и с надеждой спросил: — А отказаться можно? Мне бы денег лучше, зачем мне жена…

Шрам вновь взорвался смехом.

— Отказаться не получится, — всё ещё улыбаясь, покачал головой Шула. — Только если оскорбить хочешь. Но этого тебе сама Республика не позволит, драгоценный шанс на мир с Варварами никто не упустит. Они все силы бросят на Парвов – десятки тысяч были взяты в плен, а ещё больше остались без крыши над головой. Скоро все ближайшие города захлестнёт волна беженцев. Мирный договор с Коалицией как глоток свежего воздуха для Республики, поэтому Хъёду ждёт только повышение.

— А меня жена, — грустно заметил Ниэль.

— Севы из Империи Кайз и Империя Феникса тоже выразили благодарность, но там до подарков не дойдёт, слишком они далеко от нас и не имеют никаких общих дел. Есть ещё вопросы? — Шула постучал ручкой трости по столу. Шрам перестал смеяться.

— Кто такой мастер Крим?

Шула внимательно посмотрел на Ниэля.

— Крим – очень опасный человек. Он раньше возглавлял тайную стражу клана Ракта. Получил ранение и приехал сюда, купил на сбережения неплохой особняк и нанял слуг. Только из-за отравления у него очень сильные боли в ногах. Для облегчения боли он пьёт отвар из Жёлтой Люцерны. Ещё у него есть помощница – Филиника. Она Меридиан льда и своей силой охлаждает ему ноги. Я ответил?

— Да. Известно что-нибудь про мою сестру?

— Известно, — Шрам довольно прищурился и погладил усы. — Оказалось, что сестра твоя ещё и родословную пробудила, вдобавок к Глазу Неба. Точно не сказали какую, но в первые пятьдесят списка входит. Там такой ажиотаж поднялся! К ней сразу всех детей до двенадцати лет погнали, а за то, чтобы спать с ней в одной комнате, вообще чуть не передрались…

“Значит, всё-таки раса Священной Девы, раз в топ-пятьдесят входит… Так, что за бред с детьми?”

— Не понял, — вопросительно поднял бровь Ниэль. — Что тут такого, что она с родословной?

— Избранные Неба очень редко пробуждают родословные, — Шрам достал из кольца пилюлю, закинул её в рот и продолжил: — С одной стороны – это плюс, но есть и негативные последствия. Чем сильнее раса, тем сложнее будет пробиться на шестой ранг – ранг Владыки. А если раса входит в первую тридцатку, то это почти нереально!

“Так, главное успокоиться и не выдать себя”, — подумал Ниэль, сжав в кулаки дрожащие пальцы.

“Он сказал почти, значит, способы есть. Мне просто надо найти их, вот и всё…”

— А детей к ней зачем согнали? — чуть севшим голосом спросил он.

Шула чуть дольше задержал взгляд на лице парня.

“Заметил?..” — пронеслось в голове Ниэля.

— Есть такой феномен – давление родословной, — Шрам повёл рукой из стороны в сторону, словно разглаживал складки на невидимой скатерти. — До двенадцати лет ребёнок с сильной родословной неосознанно давит на всех окружающих детей, заставляя тех развиваться. Такой же эффект наблюдается у Глаза Неба. В итоге, почти наверняка, все дети, долгое время контактирующие с таким ребёнком, сами обретут дар.

— Твоей сестре остался почти год до двенадцати лет, вот Храм Жизни и старается подарить дар как можно большему количеству детей, — добавил Шула.

— То есть, если у одарённого есть сильная родословная или Глаз Неба и ему нет двенадцати, то все дети рядом с ним обретут дар?

— Так и есть, — согласился Шула.

В голове Ниэля пронеслось множество мыслей.

— А как все так быстро узнали? Несколько дней же только прошло.

— Храм сам рассказал, попутно поблагодарив тебя и сказав, что ты будешь близким другом. Твоя слава таким образом распространилась дальше! — хмыкнул Шрам.

— Это всё равно не скрыть, вот они и решили рассказать, — кивнул Шула.

— Ещё вопросы? — Неро заскучал.

— Мои соседи, кто они? Двойняшки и Толя, — Ниэль начал строить планы. Нагнать под различными предлогами детей в дом и сделать их всех одарёнными. В будущем он не будет одиночкой в этом мире. У него будут талантливые одарённые друзья. Друзья детства…

— Брат и сестра из семьи Жекало Руби, очень известного ювелира. Он приехал сюда недавно со своей женой Катарикой Катазесис. Очень необычные люди. У Катарики отец в верхах Ордена Бледного Черепа, а сам Жекало – невероятно талантливый самородок, — монотонно ответил Шула.

— Что за орден такой? Бандиты?

Шрам хмыкнул.

— Да нет, они в основном драгоценными камнями занимаются. У них много залежей в собственности. А Жекало через тестя оптом их скупает для работы. В общем, сильная и обеспеченная семья. Только в последнее время слаб стал Жекало, за детей переживает.

— А что с ними? — удивился Ниэль, вспоминая разговорчивую Кору.

— У двойняшек почти нет шансов стать одарёнными, — Шула печально улыбнулся. — Врождённая патология – слишком сложно прорваться из-за слабой родословной. Они или вместе станут одарёнными, или это не удастся никому из них. А без дара дело отца им не унаследовать. Вторую жену завести не даст семья Катарики.

“Это решаемо…” — подумал Ниэль. Брат и сестра показались ему неплохим вариантом для будущих… Друзей? Соратников?

— А Толик? Странный он, всякую ерунду носит и брови не стрижёт.

— А, этот парень интересный, — Шрам хохотнул.

— Его мать из клана Ракта – Агата Ракта, сестра мэра Авана, — сказал Шула.

— Наш мэр из клана Ракта? — изумился Ниэль.

"Так вот про какого дядю он говорил..."

— Да, — Шула легко кивнул. — Отец Толи – Признанный Жёлтым Небом, Тепя Хрисос. Из очень богатого и знатного ордена торговцев, поэтому он совсем не обычный человек.

— Признанный? — уточнил Ниэль.

— Да. Есть Избранные, а есть Признанные. Первых очень мало, а вторые в каждом городе работают. Так понятно?

— Вполне.

— Толя родился с мутированной родословной, — продолжил Шула. — Такие редко поднимаются выше пятого ранга, им приходится самим, наобум искать свой путь развития. И чаще всего наблюдаются отклонения в поведении и психике.

— Хм… А зачем столько людей едут в Борне? Это последний вопрос!

Шула глянул на Неро, тот лениво кивнул.

— Ну, тут секрета особо нет. В горе спрятано наследство погибшей расы Длиннопалых. Она входит в топ-триста списка Рённе. По правилам, когда наследство откроется, каждый желающий сможет попытать счастье.

— Ладно, — Ниэль неспешно встал. Он видел, что Неро сильно надоела беседа. — Скоро светать начнёт, мне пора домой. Очень приятно было с вами поговорить, надеюсь ещё будем работать вместе.

— И я, — Неро поднялся и протянул ладонь для рукопожатия. — Обращайся.

Шула дал Ниэлю чёрный шарик размером с жемчужину и купюру в сто серебряных.

— Если что – просто раздави его. Вечером тень приведёт тебя к нам. А деньги за выполнение задания. Схемета ты убил, тела жертв убрал.

Ниэль кивнул и принял артефакт с деньгами. Слегка поклонившись, он развернулся и вышел.

"Похоже, Мики остался незамеченным..." — подумал он, выходя во двор, освещённый лунами.

Глава 13. Предложение Ниэля

На вершине главной горы клана Захра, на большой площади, собрались сотни тысяч людей. С неба медленно спустился старик – консул Совета Парваты. Невероятная тонкая кожа, сквозь которую можно было прекрасно разглядеть все вены, и кудрявые седые волосы указывали на принадлежность к народу Парваты. Приземлившись в центре площади, на возвышенности, он гордо встал под колышущимся флагом Альянса с изображением головы кристального тигра и оглядел немигающими серыми глазами тихую толпу вокруг.

— Приветствую, народ Парваты!

— Ур-рааа! — раздались восторженные крики тысяч людей. Голос консула передавали в сотни других городов, и народ огромными толпами собирался на их главных площадях, толкался и теснился, лишь бы услышать речь консула.

Старик приподнял ладонь, и все мигом затихли.

— Я обращаюсь ко всем, дабы рассказать о великой трагедии всего Альянса! Погиб великий герой нашего народа – Димиго Захра! Он возглавил войска нападения и храбро сражался против Республики! Он был достойным потомком нашей Матери! Из-за подлой атаки Анашура Ракты герой погиб! — консул провёл взглядом по безмолвной толпе. — И я объявляю, что мы не оставим этот трусливый акт безнаказанным! На следующей неделе наши войска выдвигаются в атаку на Республику!

— Ур-рааа! — вновь громогласно закричали люди.

— А теперь принесём жертву в честь посмертия достойного Парва!

Сквозь толпу, на заранее освобождённый участок, вывели пленных. В лохмотьях, с кандалами на руках и ногах, они устало плелись навстречу своей судьбе. Никто не плакал и не просил пощады. Даже дети смиренно брели вперёд, пустыми глазами смотря перед собой. Под крики и улюлюканья толпы пленные остановились. Слуги споро поставили вокруг них железные ограждения.

— Пятьсот свиней Юкхи проводят нашего героя в иной мир! Зажигай!

Вспыхнул огонь. Люди сгорали заживо, истошно крича и плача. Воины же радовались, откровенно наслаждаясь отчаянием и муками своих врагов. Вот вперёд толпы вылез кудрявый мальчишка лет семи, злобно кинул камнем в заживо горящую девочку. Взрослые лишь с умилением глянули на него. Слишком сильна была ненависть между двумя народами...

Когда пламя потухло, на месте пленных остались почерневшие кости. Жирный пепел тяжёлыми хлопьями падал на землю.

— Мы убьём свиней Республики! — громко закричал консул. — Мы заберём их жён и детей в вечное рабство! Мы разграбим их города и отберём всё богатство! За народ Парвы! Парвата-Ами!

— Парвата-Ами! — вторили ему сотни тысяч голосов.

— Парвата-Ами! — ещё громче закричал консул.

— Парвата-Ами! Парвата-Ами! ПАРВАТА-АМИ! — от громоподобного хора нескольких городов, мелкой дрожью затряслась гора...

***

Коалиция Варваров, Столица Сигна, семья Далга.

В просторной светлой комнате на меховой тахте сидел мужчина. Высокий рост, широкая светлая борода, пышные усы и мускулистое тело. Одет он был в простенькую светлую рубаху и штаны с широкими штанинами. Рядом с ним, на краю, пристроилась женщина в красном приталенном платье. Длинные светлые волосы небрежно падали на поддерживаемую корсетом грудь и спину, а серо-голубые глаза, полные слёз, с мольбой смотрели на мужчину.

— Дорогой, давай сбежим? Я не хочу отдавать дочку, прошу! — умоляла она, прижав его руку к своей груди.

— Дитра, — мужчина ласково погладил жену по волосам, с любовью смотря на неё. Он всегда гордился невероятной красотой своей женщины, что, на зависть другим, с каждым годом становилась только краше.

— У нашей дочки нет ни капли крови Гигантов, — терпеливо объяснял он. — Совет решил отправить её в Республику именно из-за этого. Сейчас лучшая возможность для мирного договора, никто не должен знать, какие проблемы мы испытываем на севере. Отдать других они не могут, девочка должна быть из рода спасённого. Наша дочь идеально подходит как по возрасту, так и по крови.

— Но ей же только семь лет! — женщина уткнулась в плечо мужчины и заплакала.

— Так и мальчику всего девять! Сама подумай, с её кровью ей бы не светило ничего выше наложницы, никто не стал бы с ней считаться. А в Республике к женщинам совсем другое отношение, мужчины их считают равными себе! Для Элики это лучшая возможность зажить хорошей жизнью!

Недалеко, за их спинами, на полу сидела маленькая светловолосая девочка с большими голубыми глазами, уткнувшись подбородком в коленки, и наблюдала за ссорой родителей.

***

— Ах! — Ниэль резко сел в кровати. Он был весь мокрый, тело сотрясала мелкая дрожь.

— Господин, вы в порядке?! — тревожно спросила Вита.

Услышав шум, доносящийся из господской спальни, она зашла туда и увидела, как Ниэль что-то кричит и мечется по кровати. Вита попыталась разбудить его, но у неё не вышло. Тогда она набрала в ковшик холодной воды и выплеснула на Ниэля.

— П-пить, — прохрипел тот, глубоко дыша.

Он повернул голову, протянул руку и стащил колпак со статуэтки.

— Не надо было закрывать, — пробормотал он, вытер одеялом пот со лба и принял стакан с холодной водой.

“Опять дочь видел. Я думал что уже оставил прошлое, почему?..”

— Просто кошмар, — проронил он, протягивая Вите пустую кружку.

Та тревожно кивнула и вышла, захватив с собой брошенный на пол колпак.

“Может, Хил специально так сделал, чтобы статуэтки работали, только когда их видно? Хорошо бы так…”

Ниэль умылся и спустился вниз, где его уже ждал Толя.

— Привет!

— Ага, — кивнул Ниэль.

— Господин, вам пришло два письма, — Вита протянула ему оба конверта.

— Открой сама, — попросил Ниэль, усаживаясь.

На этот раз за столом находилось больше людей, добавились маленькая служанка Исора и сама Вита. Девочка держалась скованно и ничего не говорила. Она была самой маленькой служанкой – единственной в доме, кому ещё не исполнилось десяти лет.

Вита с жалостью посмотрела на Ниэля и вскрыла первый конверт, достала лист из твёрдой бумаги и быстро прочитала.

— Это послание от мэра, господин, — она посмотрела на Ниэля. — Он приглашает вас на бал, который он проведёт в честь возвращения сына из Академии в следующем месяце.

Затем она достала из конверта небольшой моноколь и бумажку.

— Тут написано, что это небольшой подарок подарок от города, — она недоумённо отдала монокль Ниэлю.

Тот с любопытством надел его и замер. К нему вернулось зрение. Хоть и одним глазом, но он отчётливо видел всё перед собой, включая цвета.

"Похоже, это непростой артефакт. Мне он, правда, бесполезен, но для поддержания легенды пойдёт", — думал он, с интересом разглядывая всех собравшихся за столом. На вопросительный взгляд Виты он коротко описал действие монокля и достал второе письмо.

«‎Это Шула. Я насчёт Финриха, мы в прошлый раз совсем забыли о нём. Неро решил оставить его тебе, делай с ним, что хочешь. Про тот случай после нападения все уже забыли, поэтому наша репутация не пострадает. Если нужна будет помощь – обращайся».‎

Ниэль хмыкнул и сжёг письмо. Под болтовню Толи он накладывал себе в тарелку завтрак и размышлял:

“Про тот случай, когда меня чуть не убили в Яме, вряд ли могли так просто забыть. Была сделана большая работа. А зачем? Хъёда могла одним предложением уничтожить будущее Финриха. Но там она сама заляпана, поэтому не стала поднимать эту тему. Зачем тогда Неро помогает ей убрать все следы? Только если Хъёда на него и работает. Неро будет выгодно, если она высоко поднимется, а Финриха они и так могут грохнуть, ну, или будут следить, чтобы я не попался. А за мной все следы уберут, чтобы не осталось связи между нами. Всё проделано хорошо, вот только не думали они, что девятилетний ребёнок додумается до такого…”

— Ниэль!

— А?! — он поднял голову и уставился на Толю.

— Я зову тебя, зову, а ты… Папа в гости тебя приглашает на ужин, пойдёшь?

— Наверное, — Ниэль кивнул. Затем посмотрел на маленькую служанку – Исору.

— Чего так мало ешь? — обратился он к ней. — Кушай, не бойся. Толя тебя не съест.

— Чего это? — удивился тот.

— Расскажи лучше о себе. Что любишь, когда день рождения у тебя, — Ниэль проигнорировал Толю и с едва сдерживаемой улыбкой посмотрел на девочку.

“А во сне ты не такая скромная была…”

Поев, Ниэль решил съездить в администрацию.

— Вита, а сколько стоит карета нормальная?

— Средняя карета с двумя лошадьми стоит около двухсот пятидесяти серебряных. Но нужно нанять ещё конюхов и кучера. Мне заняться этим?

— Да.

— Давай я тебя подвезу? — предложил Толя.

— Ладно. Исора, поехали с нами? — предложил служанке Ниэль. Он планировал с самого начала построить дружеские отношения с ней. Если всё пойдёт по плану, то она станет одарённой.

Девочка испуганно посмотрела на Виту. Она мягко улыбнулась и кивнула.

Здание администрации встретило их строгостью и величием. Ниэль оставил своих спутников снаружи и один вошёл внутрь. Уточнив направление у ближайшего работника, он быстро нашёл нужный кабинет и вскоре сидел перед миловидной темноволосой девушкой, которая с интересом его рассматривала. В руках она держала папку с бумагами.

— Вы хотите зарегистрировать вассалов, я правильно вас поняла?

— Да. Объясните мне, в чём особенность их положения, я только мельком про это слышал.

Девушка кашлянула и заправила непослушную прядь за ухо.

— На данный момент вы – гражданин третьего ранга – так как вы одарённый. Вы имеете право на фамилию и, как я поняла, уже получили её, — она перелистнула страницу и вчиталась. Снова кашлянула, но уже чтобы скрыть смешок.

Ниэль поморщился.

— Господин Ми-я-мо-джа-ни, — девушка едва сдерживала улыбку. — Вы имеете право взять одного неодарённого вассала бесплатно. Он даст вам официальную клятву верности и будет считаться подданным вашей фамилии. Вдобавок получит соответствующие документы и станет гражданином первого ранга, ну или сохранит имеющийся ранг. В будущем, если вы сможете основать свой дом, род или клан, ваши вассалы будут расти вместе с вами. Также вассал имеет право расторгнуть договор. Если вы будете против, то дело решит Суд.

— А я имею право иметь только одного вассала?

— Как Новик – да, но вы можете заплатить за каждого дополнительного вассала. За обычных людей старше двенадцати лет – от пятидесяти серебряных, в зависимости от ранга. Для детей младше – нужно согласие родителей, также будет проведена беседа с детьми. Если проблем не окажется, то за ребёнка младше десяти лет вносится сумма в пятьсот серебряных. Старше – двести. Если они впоследствии станут одарёнными, то смогут расторгнуть договор, а вы получите компенсацию от города.

— Понятно… — Ниэль встал. — Благодарю. Людей приводить сюда, да?

— Можете сюда, мы всё оформим, — улыбнулась девушка.

Ниэль попрощался и вышел.

На обратном пути Исора забыла о своей скованности и весело болтала с ребятами.

“В Яме я сломал крышу землянке женщине с двумя детьми, когда меня Чудик швырнул — думал Ниэль, когда они уже подъезжали. — Можно предложить им стать вассалами, и причина есть…”

Проводив Толю домой, Ниэль вернулся к себе и продолжил изучение алхимии, он выписывал рецепты и описания растений, чтобы дать руке привыкнуть к письму. Ближе к вечеру Ниэль оделся как можно официальнее и направился к соседям, на ужин с родителями Толи.

Старый слуга открыл дверь и проводил его к столу. На Ниэле были надеты чёрные туфли, кальсоны и пиджак, под которым виднелась бежевая туника. Зачёсанные назад чёрные волосы, закрытые глаза с моноклем и фиолетовые брови – его облик сильно выделялся в толпе.

За столом сидели трое – Толя и его родители. Когда Ниэль увидел мать мальчика – Агату Ракта, он на мгновение замер, ошеломлённый её внешностью. Прекрасные алые волосы, янтарные глаза и невероятная фигура лишили его речи. Сосредоточившись на её лице, он пытался вспомнить из прошлой жизни хотя бы одну знаменитость, что могла бы побороться с этой женщиной в красоте. Но так и не вспомнив, Ниэль сел, с трудом взяв себя в руки.

“Блин, Толя же говорил, что у него брови мамины… Или это он про цвет?” — ещё раз мазнув взглядом по Агате, Ниэль посмотрел на улыбающегося Тепю Хрисоса. Доброе чуть пухлое лицо, чёрные глаза и рыжие волосы. Такого же цвета клиновидная бородка и аккуратные усы.

— Здравствуйте, — Ниэль обозначил полупоклон.

— Присаживайся, — улыбнулась Агата, показывая ямочки на щеках.

От её тёплого грудного голоса по телу Ниэля прокатилась тёплая волна.

Он неуклюже присел и уткнулся в тарелку, потому что взгляд сам тянулся к уютно устроившемуся рубиновому колье над ложбинкой между высоких грудей.

— Ниэль, чем ты любишь заниматься? — голос Тепи был добрым и мягким.

— Он – лентяй! — заявил Толя, перестав дуть на ложку с давно остывшим супом.

— Толя, нельзя же так! — упрекнула сына Агата.

— Он правда лентяй! Ему даже глаза лень открыть!

Ниэль подавился супом.

Ужин проходил в довольно лёгкой атмосфере, пока не подали чай с пирожными.

— А что там на границе? — спросил Ниэль.

Тепя и Агата заметно помрачнели.

— Плохо всё. Хоть война длится уже столетия, но такие крупные атаки проходили очень нечасто, н-да. Хорошо хоть, с Варварами удалось заключить мирный договор, не без тебя, кстати. Но, думаю, скоро Парвы ударят с новой силой, всё-таки убийство их генерала они не простят.

“Любой кризис – это новые возможности, как говорил Черчилль. Может, и у меня получится как-нибудь проявить себя?”

— А как дела с продовольствием у Республики?

— С продовольствием? — Тепя удивлённо выгнул бровь. — Да нормально всё. У нас есть множество плодородных земель, на которых выращиваются хорошее зерно и крупы. Думаю, всем хватает.

— Еды много, да! — подал голос Толя, откусывая донышко пирожного.

— А почему тогда в Яме нам так редко хлеб давали? И то, только чёрный и твёрдый?

— Ну, — Тепя замялся. — Пшеница у нас реже растёт, чем рожь, н-да. Да и, честно говоря, на Яму мало кто обращает внимание. Людям в городах хватает, и ладно. Вот.

“Подсознательно хотят держаться от Ямы подальше, будто её нет и все живут хорошо. Правильно говорят, что счастливые чувствуют себя хорошо, потому что несчастные несут своё бремя молча…”

— Я считаю, — Ниэль помешивал серебряной ложечкой в чашке, — что вы сильно недооцениваете потенциал Ямы.

— В смысле? — не понял Тепя.

Ниэль не ответил, прикрыл веки ладонью и глубоко задумался. Агата сидела рядом и внимательно его разглядывала.

“Какой странный ребёнок. Он будто взрослый. То чувство... Хоть его глаза и закрыты, но я прекрасно чувствую внимание мужчин. И от него я ощутила сильное желание, или мне показалось?.. Очень необычный паренёк. Может, он взрослый в теле ребёнка? Или я ощутила внимание не мальчика, а кого-то другого? Я не чувствую у него родословной, но моя кровь не даёт мне покоя. Я ощущаю необъяснимое доверие к нему, желание договариваться и сотрудничать. Или у него сильная и необычная родословная, или это из Храма Жизни ему какой-то защитный артефакт дали…” — думала она, пытаясь по языку тела Ниэля разгадать его личность.

— А наш Синий лес как связан с Лесом Монстров? — Ниэль открыл глаза.

— Они оба – леса! — заявил Толя. Он почему-то помешивал чай черенком ложки. Агата ласково улыбнулась и погладила сына по голове.

Тепя задумался.

— Ты же знаешь, кого забрали тогда Хвирды из Ямы?

— Да, — Ниэль кивнул, — Крысу забрали. И сказали, что он – Оборотень. Объясните?

— Понимаешь, н-да, — Тепа почесал бровь. — Оборотни – это особый вид. К ним может присоединиться любой человек, у которого пробудилась родословная звериной расы. У того паренька были все признаки скорого пробуждения расы грызунов. Не знаю, как город проворонил такого, н-да.

— Оборотни – это люди с родословной зверей? — уточнил Ниэль.

— Именно. А вот Монстры – это те, кто родились зверьми, но в ходе развития обрели разум и впоследствии гуманизировались. Каждый новый представитель Монстров должен долгое время расти, проходя через испытания. Для такого и существует Синий лес. Охотники и звери на его землях борются, в ходе чего происходит развитие. Но не все животные идут по пути Монстров. Некоторые навсегда остаются зверьми, а некоторые теряют разум, н-да. Таких называют Демоническими Зверями. У них остаются только базовые инстинкты – голод, злоба и жажда крови...

"Демонические звери... Может, и ад с раем упоминаются в этом мире?.." — пронеслось в голове Ниэля.

— Так… да, вот! По всей республике есть такие вот территории, на которых могут появиться Монстры. По соглашению за каждого представителя Лес Монстров платит Республике неплохую сумму. Также и с Оборотнями. Если у человека пробуждается звериная родословная, то обычно его отправляют к своим, там его обучат намного лучше, чем тут. А Оборотни платят за это. Вот такое вот сотрудничество, а ты зачем спрашиваешь? — Тепя задумчиво крутил кольцо на своём мизинце.

— А с ними можно торговать? — поинтересовался Ниэль.

— Думаю, что да. А зачем тебе?

— У меня есть идея, как можно заработать неплохую сумму и при этом не слишком много вкладываться. Но я хочу свою долю, как вы на это смотрите?

Тепя задумался, поглаживая кольцо.

— Говори, я обдумаю твои условия и скажу ответ, — он улыбнулся.

— Давайте делать муку? — Ниэль слегка повернул голову набок.

Тепя не переставая улыбаться, начал поглаживать рыжую бородку.

— Хм, ты хочешь делать муку из того, что растёт в лесу и продавать её в Яме? — Толя указал ложкой на Ниэля.

— Да. И не только. Скоро нас захлестнёт волна беженцев, им тоже нужна дешёвая еда. Большинство вообще будут совсем без денег. Тогда, думаю, голод будет обеспечен.

— Наживаться на чужом горе, это как-то… — Агата нерешительно махнула рукой.

— А мы им наоборот – поможем! Вы почему-то совсем не рассматриваете потенциал Ямы. Вот в городе сколько людей живёт? — спросил Ниэль.

— Ну, около ста двенадцати тысяч…

— А из них сколько в Яме?

Агата задумалась.

— Почти тридцать тысяч, если я не ошибаюсь… — она неуверенно закусила губу.

— Чуть меньше трети! — Ниэль поднял указательный палец вверх. — И так почти в каждом городе! А теперь представьте, если они свои бронзовые монеты будут тратить у нас. Покупать хорошую муку из жёлудей или шишек? А ещё лучше – из каштана! А ещё лучше – не только муку, но и хлеб, кашу, макароны! Мы дадим рабочие места людям, обеспечим их стабильной работой, укрепим связи с лесом и накормим людей! Всем хорошо, а к нам деньги. Эти ручейки бронзовых монет будут стабильно превращаться в океаны, которые мы потом обменяем на озёра золота.

Тепя хмыкнул, заново оценивая Ниэля.

— Думаю, что мы вполне может этим заняться. Но это очень масштабная операция, — задумчиво заметила Агата.

— У меня только одна проблема, — Ниэль показал палец. — Я не знаю, чем платить Монстрам. Они же не будут работать за золото?

Тепя фыркнул.

— Ниэль, ты очень недооцениваешь валюту Жёлтого Неба. Лес с радостью согласится дополнительно заработать. Ресурсы у них обширные, а лишнее они сами не дадут, — улыбнулась Агата.

— Если мы хотим провернуть такое по всей Республике, — Тепя посмотрел на Агату, — то нам придётся позвать твой клан, дорогая, и мой орден.

— Думаю, что орден Сияющей Короны и клан Ракта с радостью возьмутся за такое полезное дело, — улыбнулась она.

"Решили открыться передо мной, ведь откуда ребёнку из ямы знать про силы, стоящие у них за спиной?" — пронеслось в голове Ниэля.

— На какой процент ты рассчитываешь?

— Думаю два-три. Или много? — Ниэль прикинул в голове возможности.

— Уверен, что такое вполне возможно, — Тепя улыбнулся. Он удивился, услышав такую цифру. Втайне он боялся, что Ниэль запросит двадцать-тридцать процентов.

— Может, у тебя ещё есть какие-нибудь идеи? — сладко спросила Агата.

Ниэль сразу же задумался, не желая огорчать эту великолепную женщину.

“Что ещё можно предложить? Не буду же я велосипед придумывать... Но у меня слишком мало информации о нынешних технологиях. Так, а почему бы не придумать велосипед?.. Из беседы и узнаю побольше о возможностях Республики”.

— Можете принести бумагу и перо?

Через несколько минут Ниэль нарисовал велосипед и отдельные его части.

— К-хм, интересно, — Тепя рассматривал листок с чертежами. — Вроде что-то такое уже делали, но только для личного пользования. Кому могут понадобиться эти устройства?

— Для начала можно их предложить почтовым отделениям, — объяснил Ниэль. — А потом уже и обычные люди подтянутся: рабочие, дети, да и многие другие. Велосипед – очень удобное средство передвижения. Особенно, если рабочее место недалеко от дома и не хочется тратить ради такого расстояния деньги на повозку.

— Это, конечно, хорошо, — Тепя вертел в руках лист. — Но тогда себестоимость должна быть низкой. А судя по деталям, без одарённых в производстве не обойтись. Одни цепи чего стоят, их же надо будет кропотливо собирать, н-да. А ещё покрытие нужно правильное найти для них. И звёздочки эти тоже сложно сделать без одарённых. Такой велосипед будет стоить гораздо дороже, чем может себе позволить обычный рабочий.

Он протянул чертёж обратно.

— Но варианты, конечно, есть. Нужно договориться с Королевством Литони. В венах этой расы течёт раскаленный металл. Они легко наладят масштабное производство этих штук. Но искать выходы к ним тебе придётся уже самому, у нас нет контактов с этой расой.

— Это как, раскалённый металл? — удивился Ниэль.

— Ну, вот так. У них сердце – это что-то вроде энергетической печи, которая постоянно поддерживает высокую температуру. Но внешне они очень похожи на людей, иногда даже не отличишь. Только волосы из того металла, который течёт в крови. У них там сразу после рождения определяется социальный статус. Родился с золотой кровью – будет тебе хорошая жизнь, а с бронзовой – придётся много работать, н-да. Вот так-то. Если сможешь найти с ними общий язык, то я помогу тебе с распространением этих штук по городам. Благодаря тому, что ты был Избранным Храма Космоса, сможешь даже выбить скидку на транспортировку запчастей, ну, или в долю взять Храм. Но советую сильно не рисковать, провести эксперимент в одном городе, а затем уже следить за спросом.

— Спасибо, — Ниэль кивнул. Его очень удивили способности Литони. А то, что Республика не может наладить автоматическое производство, уже о многом говорило.

“Интересно, а есть автомобили в этом мире? Но лучше не палиться, сам потом узнаю”.

Поболтав ещё немного с семьёй Толи, который уже давно куда-то убежал, Ниэль попрощался с ними и направился домой. Почитав немного перед сном, он пододвинул статуэтку поближе к себе и лёг. Но когда небосклон осветили луны, Ниэль тихонько поднялся с постели, осторожно выскользнул в окно и побежал…

Глава 14. Вассалы и Крим

Мики лежала на деревянной кровати, укрывшись одеялом, и рассеянно смотрела в окно.

“Он же обещал, сказал довериться ему… Почему его нет? Уже два дня его нет. Дядя Ухил говорит, что он придёт. Но его нет. Может, он передумал? Зачем ему такая страшилка? Но он же сказал довериться, сказал, вылечит… Нет, лучше не надеяться. Я не хочу умирать. Но мне так больно… Мама говорила, что после смерти мы все попадём к богине Ану. Но я не хочу к ней. Вдруг я там увижу папу? Тот странный мальчик сказал, что он вылечит меня. Интересно, почему он не открывает глаза? Может, он и спас меня, потому что не видел? Наверное, да. Тогда хорошо, может, он и правда придёт…”

В дверь кто-то постучал. У Мики внутри всё замерло.

“Это он!”

***

В этот день луны светили не особо ярко, Яма была мрачной и тёмной. Ниэль стоял перед землянкой Ухила и ждал. Дверь открылась, он медленно зашёл внутрь. На деревянной кровати Ниэль увидел лысого Мики, одетого в симпатичную белую рубашку с узорами.

— Ух, — выдохнул Ниэль.

Мики неловко улыбнулся, косые карие глаза цепко наблюдали за его реакцией.

— Ну, теперь он получше выглядит. Не так, как раньше.

— Я старался… — Ухил почесал затылок.

— Сейчас я заберу его, а завтра за вами приду. Сходим в администрацию, там оформлю вас как вассалов.

— Хорошо… — чуть севшим голосом пробормотал Ухил. — А Мики куда?

— Его я на горе оставлю. Пока никто не должен знать, что он жив. Вот вылечу его и тоже к себе заберу. Ухил, помоги посадить его в мешок.

Ухил скосил глаза на Ниэля, но не стал перечить, они осторожно посадили Мики в мягкий серый мешок. Ухил отошёл назад, а Ниэль подсел спиной и взялся за стянутую горловину. Он медленно поднял мешок и вышел на улицу.

Пройти через стражников удалось не сразу, с мешком за спиной его легко заметили бы. Пришлось ждать, пока отвлекутся на дебошира-пьянчугу. Час спустя Ниэль уже стоял в пещере и показывал Мики, что и где здесь находится.

— Вот, я тебе кровать достал. Будешь тут спать. Поесть тоже взял. А в туалет вон туда будешь ходить, недалеко совсем, поди, справишься сам. Там дырка глубокая, смотри не провались…

“Дурак, дурак, дурак” — думала красная от смущения Мики. — “Он же не собирается оставлять меня, маленькую больную девочку, в одиночестве в далёкой скрытой пещере? Да я ползти-то кое-как могу! Дурак, дурак, дурак…”

— Ну, думаю всё. На горе безопасно, никто тебя не тронет. Понимаю, что с твоим телом тебе трудно будет, но потерпи немного, по-другому я не знаю, как тебя спрятать. Приду завтра ночью, тогда, наверное, и вылечу тебя, — он приподнял Мики и положил его на кровать, укрыл одеялом, но перед уходом замешкался, тяжело выдохнул.

— Эх, оставлю это тебе. Тебе явно будет нужнее… — он достал статуэтку Хила, которая боролась с ночными кошмарами, и положил её рядом с кроватью.

— Только не накрывай её ничем! И смотри, не сломай случайно, это моё самое драгоценное сокровище! Ладно, спокойной ночи. Не бойся, кошмаров не будет. А я побежал, жди завтра!

Мики удивлённо посмотрела вслед Ниэлю. Затем повернула голову и уставилась на статуэтку полуголого мужчины.

“Я лучше не буду ни о чём думать. Просто лягу спать. Я ничего не видела…”

Ниэль вернулся домой и, немного побродив в Мире Снов, заснул. Но утром снова очнулся от кошмаров весь мокрый. Во сне он видел ломающего ему ноги надзирателя. Только вот на плечах того улыбалась голова дочери.

“Что за жесть… Надо быстрее решить вопрос с Мики, без статуэтки очень сложно спать”, — думал Ниэль, принимая стакан с водой от сочувственно вздыхающей Виты.

— Господин, — обратилась она к Ниэлю, когда тот умылся и оделся. — К нам ночью забрались воры!

— Да? — Ниэль удивился. — И что они украли?

— Кровать! — всплеснула руками Вита. — В спальне для гостей исчезла кровать! И еду из кухни украли!

— К-хм, — Ниэль порадовался, что не надо смотреть в глаза Вите. Он не учёл, что она заметит пропажу, когда собирал вещи для Мики. — Думаю, это зашёл очень усталый и голодный человек. Он поел и забрал кровать, спать-то надо на чём-то, правильно?

— Правильно, — неуверенно согласилась Вита. — Прям забрал кровать и ушёл?

— Ну да, а что такого? — Ниэль с невинным видом посмотрел на неё.

У Виты от вида его тусклых зрачков в груди защемило. Она ласково погладила Ниэля по голове.

— И правда! Вы такой умный, господин! Такую сложную загадку враз разгадали! Вам обязательно нужно попробовать устроиться сыщиком в Синий Храм!

“Издевается, блин…” — подумал Ниэль, важно кивая.

Спустившись вниз, он увидел Толю. Ниэль не понимал, зачем тот каждый день ходит к нему, но против не был.

— Есть планы на сегодня? — спросил жующий Толя.

— Есть, — Ниэль кивнул, подцепив вилкой сочный кусок мяса.

Толя беседу продолжать не спешил, размеренно жуя.

— И какие? — не выдержав, спросила Исора. Раньше у неё бы и мысли не возникло задать вопрос господину. Но, проведя день с ребятами, она почувствовала себя намного свободнее. Сама девочка выглядела довольно приятно – правильные черты лица, карие глаза и коротко стриженные каштановые волосы.

— Я поеду принимать новых вассалов! — важно заявил Ниэль.

— А это кто? — не сдержала любопытство Исора.

— Это почти что семья, — улыбнулся Ниэль. — Они будут связаны со мной. Я буду помогать им, а они мне.

— А-а-а, — протянула Исора.

— А ты хочешь стать вассалом? — ошарашил он её внезапным вопросом.

— А мне разве можно? — опешила Исора. Вита тоже удивлённо посмотрела на мальчика.

— Конечно, можно! Поговори с родителями, а потом передай ответ мне. Хорошо?

— Да! — робко ответила Исора. Но, судя по её горящим глазам, ей не терпелось сорваться с места и побежать домой.

После завтрака Толя и Ниэль сели в повозку и поехали в Яму. Служанка осталась дома, на этот раз дворецкий её не отпустила, чтобы не баловать.

— Нам надо ещё одну карету взять, — заметил Ниэль.

— Угу, — кивнул Толя.

— Ты знаешь, где?

— Да.

— Ну так скажи охраннику своему, чтобы туда ехал!

Ниэль замер. Привычно проверяя мысленным восприятием округу, он заметил ждущего их впереди подозрительного человека в сером плаще и накинутым капюшоном. Ниэль коснулся кольца, достал нож Хилдефона и сосредоточился. Когда карета поравнялась со странным типом, тот что-то вытащил из-под плаща и направил на карету.

*Вушш!*

Ниэль подскочил к Толе и повалил его на пол, прикрывая собой. Над ними пролетело что-то острое.

“Арбалет!”

Ниэль быстро выпрыгнул из кареты и побежал прямиком на стрелявшего. Охранник Толи тоже рванул следом, доставая из ножен меч, но заинтересовавшись поведением Ниэля, решил понаблюдать и вмешаться только в случае опасности.

А стрелявший уже успел перезарядить арбалет. Ниэль ловко увернулся от второго болта и взмахнул ножом. Клинок почти без сопротивления отрубил часть ладони стрелявшего, который, вскрикнув, выронил арбалет и попятился назад. Ниэль прыгнул вперёд и по горизонтали рубанул ножом, вспоров тому живот. Убийца-неудачник упал на спину, заливая всё вокруг кровью, а его кишки расползлись по мостовой. Во время падения капюшон слетел, под ним оказалось самое обычное лицо мужчины средних лет.

Охранник стоял, наблюдая за реакцией Ниэля. У того даже мускул не дрогнул от кровавого зрелища.

“Как он заметил нападение? Странный малец...” — думал охранник, возвращая клинок в ножны.

Через несколько минут подбежали стражники. Расспросив Ниэля и охранника, они отпустили их и забрали тело.

— Почему мне не дал убрать его? Зачем сам полез? А если бы он оказался сильным одарённым? — упрекнул Ниэля охранник.

— Ну ты же рядом был. Если бы был кто-то сильный, ты бы не отпустил меня так просто. А я силы свои проверить хотел, — пожал тот плечами.

Охранник хмыкнул.

— Это убийца из Парваты. Вряд ли он по приказу действовал, скорее всего, просто фанатик. Но это только начало. Хвирды с Парвами тебя так просто не оставят, скоро за тобой начнут посылать опытных наёмников. Мэр поселил тебя в район с сильными людьми. Но за его пределами ты слишком уязвим, не выходи один из дома. Всегда обращайся к соседям.

"Иутл Хвитур", — Ниэль с ненавистью сжал кулак.

— Конечно, — кивнул он и расслабился. Вспомнил свои ночные вылазки. — Я понимаю.

Они сели в карету и направились дальше. Толя равнодушно глянул на Ниэля и продолжил играться с бровью.

— Ниэль, — подал он голос.

— А?

— Я хочу поселиться у тебя.

— Зачем?

— Мне легче, когда рядом кто-то с сильной родословной. Тогда мысли не путаются и я могу думать нормально.

Ниэль замер.

— Я не расскажу никому. Помоги, прошу. Мне правда намного легче рядом с тобой. Я понял, зачем ты хочешь девочек взять в вассалы. Из-за давления родословной, да? Мне это тоже помогает. Моя мать унаследовала родословную клана Ракта, а у отца родословная, которая усиливает тело. Чаще всего ребёнок перенимает силу у одного из родителей или же совсем без неё рождается. Клан мамы не заметил специфическую родословную отца, когда улучшал мои гены. В итоге обе родословные слились и получилась мутированная. Подобные случаи в истории были, но в девяти из десяти случаев такой человек умирает во время развития. Рядом с тобой у меня есть хоть какой-то шанс…

Ниэль молча слушал. Когда Толя закончил говорить и продолжил связывать брови в узлы, Ниэль всё ещё обдумывал его слова.

"Улучшали гены? Это как? Похоже, что родословные совсем не редкость в этом мире..."

— Я не против, — наконец, согласился он.

У входа в Яму стражники даже не остановили их, увидев карету с гербами сильнейшего клана Республики и ордена Сияющей Короны. Толя с интересом оглядывал старые землянки и людей, что сновали между ними. В Яме он никогда не был.

Когда они проехали достаточное расстояние по главной дороге, Ниэль попросил остановить карету. Позади них ехала ещё одна, её Ниэль заказал по пути, через охранника. Он спрыгнул вниз и быстрым шагом пошёл к землянке Ухила. Из-за плотной застройки карета могла проехать только по главной дороге. Второго кучера оставили охранять оба экипажа.

Когда Ниэль, Толя и охранник подошли к землянке, Ухил с Элурой уже собрали вещи и ждали.

— Ниэль! — радостно крикнула Элура. Она подошла к нему и сочувственно погладила. Для тринадцатилетней Элуры девятилетний Ниэль стал младшим братиком. За те несколько дней, что они провели вместе, она очень привязалась к нему.

— Бедненький, ты так настрадался… Ну ничего, со мной тебе не будет скучно!

“Да чего же меня все гладить лезут сегодня?” — посетовал мысленно Ниэль, впрочем не отстраняясь от неё.

— Ой! А это кто?! — Элура испуганно посмотрела на Толю. Его длинные алые брови, странный халат, лысая голова с рисунком улыбающегося солнца и большие серьги немного напугали её.

— Это сектант! — ответил Ниэль.

— Кто? — Элуре стало любопытно.

— Он верит, что чёрные тараканы спасут наш мир, вот и отращивает брови, чтобы кормить их было чем, — Ниэль похлопал Толю по плечу. Тот важно закивал.

— А-а-а, — Элура завороженно следила за колышущимися бровями Толи.

— Вы готовы? — спросил Ниэль, перестав дурачиться.

— Да! — Ухил широко улыбнулся.

— Где вещи? У меня теперь есть пространственное кольцо, — Ниэль щёлкнул пальцами.

Ухил кивнул, с уважением глянув на перстень с изумрудом.

На обратном пути Ниэль повёл людей к ещё одной землянке. В её крыше зияла плохо прикрытая дыра.

— К-хм, — он смущённо кашлянул. — Недавно крышу сломал одной тётеньке, хочу возместить ущерб, в вассалы взять. Она помогла мне.

— Какой ты добрый! — воскликнула Элура.

— А у этой тётеньки есть дети? — с подозрением поинтересовался Толя.

— Да, — Ниэль почувствовал себя виноватым. Если бы не мальчишка с девчонкой, которые рядом с ним, вероятно, станут одарёнными, он бы даже и не подумал протянуть этой семье руку помощи.Ему нужны были те, кто будет у него жить по объяснимой для властей причине. Иначе, если он будет всех подряд звать жить у себя, это обязательно вызовет подозрение.

— А как ты умудрился крышу сломать? — Ухил с любопытством разглядывал ветки, сложенные поверх дыры. Охранник же мазнул заинтригованным взглядом по Ниэлю.

— Упал, — Ниэль быстрым шагам подошёл ко входу.

После второго стука дверь открылась и выглянула чуть испуганная женщина. На вид ей можно было дать лет сорок. Старое потёртое платье, сухая кожа, морщинки в уголках глаз и потрескавшиеся губы. Руки огрубели, а ногти потрескались. Но если присмотреться – то станет заметно, что на самом деле она была гораздо моложе, чем выглядела

“Ей же лет тридцать или даже меньше”, — подумал Ниэль, разглядывая её через монокль.

Женщина опешила.

— А, вы – тот мальчик. С вами всё в порядке? Вы тогда так сильно ударились, я очень испугалась… Вас девочка забрала, сказала, что ваша сестра. Я сделала что-то не так? — тихо спросила она, нерешительно сжимая в руках какую-то тряпку. Из-за её спины выглядывали два ребёнка – мальчик и девочка. Оба темноволосые и темноглазые, как и мать.

— Нет, я вам очень благодарен! Я немного грубо посетил ваш дом, но вы совсем не рассердились, а даже пытались помочь, — Ниэль улыбнулся.

“На что только люди не идут, ради будущих одарённых вассалов…” — думал Толя, разглядывая вмятину в стене за спиной женщины.

— Упал… — пробормотал Ухил, также изучая брёвна, в которые когда-то врезался Ниэль.

— Я рада, что вы в порядке, — женщина облегчённо вздохнула. — А зачем вы пришли?

Она немного потерянно осмотрела пёструю компанию, дольше всего задержав взгляд на Толе.

— Хотите с нами? Я стал одарённым, и мне нужны вассалы. Вот, решил набрать людей, знакомых из Ямы, — он кивнул на Ухила и Элуру.

Женщина явно не ожидала такого. Замерев, она с приоткрытым ртом уставилась на Ниэля. Почувствовала, как кто-то сзади слабо дёрнул её за платье, оглянулась на детей. Те с вопросом в глазах смотрели на неё, явно не понимая, чего от них хочет этот странный мальчик. Вдохнув поглубже, она поклонилась в пояс Ниэлю.

— Спасибо.

— Соберите побыстрее вещи и выходите, — Ниэль улыбнулся.

Вытирая рукавом влажные глаза, женщина быстро забежала в дом и начала собирать всё самое нужно.

— Как вас кстати зовут? — спросил Ниэль, когда они вышли из кареты и направились к администрации.

— Меня зовут Ровена, — робко представилась женщина.

— Я – Илир! — храбро глянул на Ниэля мальчик. — А сестру зовут Ерта! Мне девять, а ей семь лет!

Девочка смущённо кивнула, спрятавшись за маму.

В администрации Ниэлю сказали, что по приказу мэра ему не нужно будет доплачивать за вассалов. Это стало очень приятным бонусом. Но там же ему поведали, что Новику нельзя регистрировать более девяти вассалов.

“Блин, какая странная система, — размышлял Ниэль, когда все дела были сделаны и настала пора возвращаться. — Немного нечестно получится с Исорой, её родителей я не смогу зарегистрировать. Вместе с ней получается ровно шесть. Если выйдет уговорить родителей двойняшек, то будет девять. Вита тоже в пролёте… Ну да ладно, когда прорвусь на уровень Практика, тогда можно будет ещё пять вроде. Почему так странно? Какой смысл в этих вассалах и их ограниченном количестве? Не понимаю…”

Вернувшись домой, он представил Ухила, Элуру, Ровену, Илира и Ерту слугам и передал их под попечение Виты. Комнат в доме хватало, поэтому Ниэль не волновался, тесно никому точно не будет.

Когда новые жильцы скрылись за дверью гостиной, Ниэль повернулся к Толе.

— Ты знаешь, где живёт Крим?

— Знаю. А зачем тебе? — подозрительно спросил тот.

— Хочу предложить ему кое-что, подвезёшь?

— Поехали, — Толе было интересно, зачем Ниэлю видеться с бывшим главой тайной стражи клана матери.

Карета остановилась перед трёхэтажным особняком. Служанка выслушала Ниэля и сопроводила его, Толю и охранника к небольшой беседке. Там сидел Крим, играя с Филиникой в карты. Увидев гостей, он с интересом посмотрел на Ниэля.

— Глаза поди за любопытство вырвали? — грубовато спросил он, поглаживая свои пышные усы.

— Извините, я тогда не знал, что вы заметите… — Ниэль смущённо отвёл взгляд, вспоминая, как разглядывал ноги Крима Помощником.

Крим лишь хмыкнул и перевёл взгляд на Толю.

— Как мама? — спросил он.

— Нормально, — Толя степенно кивнул.

— Чего припёрлись?

— Вы, наверное, уже знаете, кто моя сестра, — Ниэль провернул на пальце кольцо с изумрудом.

Крим кивнул. Улыбка сошла с его лица, и он внимательно всмотрелся в лицо Ниэля, будто пытаясь что-то найти в нём.

— Я спросил про ваши ноги у учителя сестры. Она сказала, что вас отравили Песчаные Паразиты.

*Хруст*

Подлокотник кресла под рукой Крима треснул.

— Что вы можете мне предложить? Я могу достать для вас пилюлю, которая вылечит ваши ноги.

Филиника дёрнулась, на мгновение изменившись в лице. Но никто кроме Ниэля этого не заметил.

— Я не могу тебя обучить, чему учат в тайной страже клана Ракта, — Крим постучал картой по столу. — Но в своих странствиях я нашёл множество методов развития. Я готов показать их тебе и позволить выбрать тот, что подойдёт.

— Это хорошо, — Ниэль кивнул, — но мало.

— Говори.

— Станьте моим охранником и помогайте в обучении. Скажем, на десять лет. Согласны?

“Мне сейчас как никогда нужен сильный союзник", — думал Ниэль. — "А в его методах развития, скорее всего, найдётся тот, что мне подойдёт. Монета Судьбы свела меня с Кримом, Неро и Мики. И думаю, что с дальнейшим развитием мне поможет именно Крим. Он же защитит меня от убийц. Ближайшие десять лет мне нужно лишь развиваться, я пока слишком слаб…”

— Я согласен, — Крим легко согласился. Десять лет для сильного одарённого – ничто. — Поехали сейчас в Суд, там и подпишем контракт.

— Филиника тоже подпишет, — Ниэль посмотрел на неё.

— Хорошо, — она слабо кивнула.

Они сели в карету и отправились в Суд.

— У меня есть парочка вопросов, — Ниэль достал из кольца коробочку.

— Задавай.

— У меня есть целебные пилюли Храма Жизни. Как они действуют?

— Покажи.

Ниэль вытащил из коробочки пилюлю третьего ранга. Она была белой с зелёными полосками. Крим всмотрелся в неё.

— Первый ранг пилюли для неодарённого. Вылечит ранения средней тяжести. Второй для Новика, третий для Практика, четвёртый для Мэтра. Пятый ранг вылечит Мастера и немного поможет Абсолюту, в зависимости от уровня рангового развития. Влияние на Воинов, на Меридианов слабее действует, а на Умников сильнее. От ядов пилюля почти не помогает.

— Новик, Практик, Мэтр, Мастер, Абсолют — задумчиво повторил Ниэль. — А дальше идёт Владыка, Полубог, Бог и Высший Бог, верно?

— Верно, — подтвердил мужчина.

— А что за стадии?

— Каждый ранг делится на четыре стадии – нижняя, средняя, высшая и пиковая. Но именно на пятом ранге это особо видно. В остальных деление на стадии не так очевидно. Абсолют высшей стадии намного сильнее, чем Абсолют средней стадии, — Крим скривил губы, что-то вспоминая. — А Абсолют пиковой стадии в любой момент может стать Владыкой, но либо боится, либо готовится к прорыву. Или же окончил свой путь и навсегда останется Абсолютом.

— Понятно… — Ниэль задумчиво кивнул. — Чтобы вылечить обычного человека с очень серьёзными травмами, мне хватит пилюли третьего ранга, да?

— Вполне. И второго ранга хватит.

“Надеюсь, Мики там хорошо устроился. Сегодня ночью я его вылечу!” — Ниэль в нетерпении сжал кулаки.

Суд был пятиэтажным зданием из гладкого синего камня и с овальными окнами. От Толи Ниэль узнал, что сверху оно выглядит как пятиконечная звезда, и они сейчас находились возле луча, который за всякие контракты отвечает.

Ниэль подписал с Кримом и Филиникой соглашение, скрепил своей кровью. После он прикупил несколько стандартных соглашений о неразглашении, специальные контрактные листы и поехал домой.

Там он встретил двойняшек.

— Привет, Ниэль! Ты где был? Ты зачем меня обманул? Я весь день с закрытыми глазами ходила, но не смогла ничего увидеть! Теперь все слуги в доме надо мной смеются! — Кора встала перед ним, уперев руки в бока и чуть оттопырив нижнюю губу.

Ниэль не ответил и огляделся. Двойняшки, Толя, Илир с Ертой, Исора и Элура.

“Вот сюрприз будет Криму… Приедет, а тут детсад, блин”, — подумал он.

— Привет, — кивнул Ниэль. — Как дела?

— Папа тебя к нам на ужин пригласил! Придёшь? У Толи ты был, я знаю! — Кора сразу забыла про свои обвинения.

— Пойду, — согласился Ниэль. Он и сам хотел поговорить с родителями двойняшек.

Ниэль провёл день за общением с новыми друзьями и чтением книг, а вечером пошёл в гости к шумной троице.

Ужин прошёл в довольно приятной атмосфере. Мать двойняшек – Катарика Катазесис – оказалась симпатичной светловолосой женщиной с добрыми серыми глазами. Отец семейства – Жекало Руби – обладал поразительно белой шевелюрой и бородой. Только вот мешки под глазами и грустные глаза немного портили первое впечатление. Одет он был более небрежно, чем жена.

После ужина Кора и Мора куда-то убежали, а Ниэль остался наедине с их родителями. Сперва брат и сестра хотели забрать Ниэля с собой, но тот сказал, что ему плохо видно, поэтому он лучше посидит.

Ниэль достал из кольца контракт о неразглашении и протянул Жекало и Катарике. Жекало с любопытством принял соглашение и прочитал его. Хмыкнув, он капнул кровью на него и протянул жене. Та проделала то же самое.

— Ну, говори, — улыбнулась Катарика, отпив из бокала с вином.

— У меня есть сильная родословная, — сразу выложил карты на стол Ниэль.

— К-ха, — Катарика подавилась. Жекало замер, не дотянув до рта вилку.

— Насколько сильная? — прошептал он, враз став серьёзнее.

— Входит в двадцатку в списке Рённе, — Ниэль зачерпнул неизвестное ему вкусное блюдо и с наслаждением отправил ложку в рот.

— Условия? — спросила Катарика. Она уже отставила бокал и внимательно рассматривала Ниэля.

— Пусть они станут моими вассалами, — предложил тот.

— Боюсь, так не получится, — протянул Жекало. — Ты же хочешь скрыть свою родословную, да? Если Кора и Мора станут одарёнными, будучи при этом твоими вассалами, все сразу смекнут, в чём тут дело. Они же не слуги или не обычные дети с улицы. Предлагаю тебе дружбу нашей семьи. Надо будет – я лично буду мастерить для тебя артефакты, не возьму денег за работу. А с детьми ты и так дружишь, пусть просто переедут к тебе. Как ты считаешь?

Ниэль опустил голову, сжав в кулаке ложку.

“Почему я сам не понял таких очевидных вещей? Зачем мне просить их стать вассалами, если можно завязать близкие отношения через дружбу? Что со мной такое? Влияние детского тела или мои проблемы с психикой так действуют на меня? А ведь я даже не рассмотрел другой вариант, просто решил сделать их своими вассалами. Даже не подумал, что они не дети из Ямы и не слуги из бедных семей... Пока я – ребёнок, такое ещё может сойти с рук, но подобные ошибки в будущем многого могут стоить…” — думал Ниэль, поражаясь своей глупой ошибке.

— Простите, — он склонил голову. — Сам не знаю, зачем сказал это. Я буду рад, если они переедут ко мне.

— Ничего страшного, — Катарика сладко улыбнулась. — Надеюсь, вы в будущем станете хорошими друзьями.

Ниэль попрощался и в сопровождении охраны от Жекало вернулся к себе. Кора и Мора переедут к нему на следующее утро.

А поздно ночью Ниэль уже в который раз выскользнул в окно.

Глава 15. История Мики и выбор метода развития

В просторном кабинете на кожаном диване сидел хмурый мужчина, закинув ногу на ногу. Он был довольно высок, а внешность его радовала глаз – красные радужки, длинные цвета пепла волосы, серебристые брови и мягкие черты лица. Он излучал харизму и обаяние. Этот человек – Ларус Арчи, нынешний Сын Республики, избранный народом.

В дверь постучали и в кабинет вошла симпатичная девушка, держа в руках красную папку.

— Господин Ларус, думаю, вам стоит взглянуть, — она протянула её Ларусу и с восхищением посмотрела на него, мысленно в который раз поблагодарив небеса, что ей выдался шанс поработать с таким человеком.

Ларус взял и небрежно пролистал папку.

— Свободна, — бросил он задержавшейся девушке.

Та поклонилась и неохотно вышла.

“Торговать с Лесом, скупая каштаны, жёлуди и шишки, чтобы потом перемалывать их в муку?" — подумал Ларус, быстро читая. — "У нас под носом всегда было такое оригинальное решение продовольственной проблемы в Яме, но кто бы мог подумать… Кому могла прийти в голову такая необычная идея? Ниэль Миямоджани. Что за чудная фамилия… А, так это тот юный герой…”

Ларус отложил папку и задумался, а через несколько мгновений взял перо и начал быстро писать.

Он был на краю пропасти, многие ставили под сомнение его квалификацию, доверие народа было давно потеряно. Сокрушительное поражение от Парвов, смерть тысяч людей и потерю множества городов не перекрыла ни одна из побед Республики – ни мир с Коалицией Варваров, ни убийство генерала Парвов.

Ларус на мгновение замер и горько усмехнулся. Став Сыном Республики, он желал полностью избавить Юкху от Ям. Но судьба будто издевалась над его стремлениями – теперь без домов остались сотни тысяч людей. И большинство из них пополнят те самые Ямы.

Сейчас в предложении Ниэля он увидел возможность повлиять на свой рейтинг среди народа. Если проконтролировать это дело, то можно будет обеспечить множество людей работой, от транспортировки до продаж – везде нужны рабочие руки. А дешёвый хлеб спасёт Юкху от голода. И если это предприятие связать с ним, Сыном Республики, то его положение хоть немного, но стабилизируется.

Перо аккуратно выводило каждый символ, соединяя их в предложения. Ларус Арчи писал своим покровителям из Сената, чтобы заручиться их поддержкой.

***

Ниэль тихонько зашёл в пещеру, проверив всё вокруг мысленным восприятием. На кровати, завернувшись в одеяло, сидел Мики. Он с тревогой, страхом и надеждой смотрел на Ниэля.

— Привет! — тот подошёл к нему и улыбнулся. — Вот, съешь.

Ниэль протянул целебную пилюлю третьего ранга, решив начать лечение сразу, без предупреждений, чтобы не напугать. Мики осторожно взял её и без сомнений закинул в рот.

*Треск!*

Мики завалился набок, потеряв сознание. Ниэль хмуро наблюдал, как его кости ломаются и снова срастаются, но уже в правильном положении, как отрастают волосы, а нос сам собой выпрямляется. Через час Ниэль понял, что кое в чём ошибался – на кровати лежал не мальчик, а симпатичная темноволосая девочка в пропитанной кровью и потом одежде.

Мики открыла глаза и кашлянула, выплёвывая сгусток крови. Первое, что она почувствовала, – безумное желание сходить в туалет. Сорвавшись с места, она ринулась вон из пещеры, под удивлённым взглядом Ниэля. Он хотел было ринуться вслед, но остановился, услышав её звонкий крик:

— Не ходи за мной!

Ниэль пожал плечами, достал из кольца стул и сел. Мики же только через несколько ударов сердца осознала, что бежит.

“Я бегу… Я вылечилась! Он сдержал обещание… У меня теперь есть язык, и мне не больно!” — слёзы покатились по её щекам.

Ниэль дождался, пока в пещеру не вернулась смущённая Мики.

— Я хочу помыться. И мне нужна одежда…

— Н-да, — Ниэль почесал затылок. — Тут рядом ручей есть, пошли покажу. А насчёт одежды… Давай я тебе по-быстрому сошью что-нибудь на первое время, я совсем забыл про неё.

Пока Мики купалась, Ниэль споро подшивал ткань.

“Получилось криво и грубо, но на первое время сойдёт…”

— Мики, — начал Ниэль, когда она помылась, переоделась и села на кровать, предварительно убрав с неё грязное покрывало.

— Я, — Мики кивнула.

Ниэль всмотрелся в неё. Карие глаза, чёрные длинные волосы, прямой нос. Вполне симпатичная девочка. У Мики покраснели уши и щёки от такого пристального внимания.

— А я и не понял, что ты девочка, — пробормотал он.

— У меня язык отрезан был. Прости, — Мики неловко потупилась.

— Ну, у меня вон тоже глаза слепые, но я же вижу! — неудачно попытался пошутить он. — Ладно, извини… Что дальше с тобой делать? Придём мы ночью ко мне, а дальше что? К-хм, звучит как-то… Ну так вот. Как мне объяснить всё другим? Для начала расскажи о себе.

Ниэль пожалел, что оставил слуг-шпионов у себя дома. С Витой он мог бы сам договориться, а вот мэру и клану Лоу нежелательно знать о появившейся из ниоткуда девочке.

— Пусть моё настоящее имя останется в прошлом, теперь я Мики, — она рассказывала, отрешённо уставившись в одну точку. — Я родилась и выросла в Великом Египте…

— Что? — Ниэль прервал её. — Повтори.

— Я выросла в Великом Египте, — она удивлённо посмотрела на него. — А что?

Ниэль напряжённо думал, массируя закрытые глаза.

— А там есть пирамиды?

— Да, — Мики кивнула. — Могилы фараонов.

“Как Земля связана с этой планетой? Я знаю, что есть связь через бывшего Великого Бога Космоса, может, и тут так же?” — подумал Ниэль.

— А раньше у вас не было каких-то пространственных трагедий? Я вроде слышал что-то подобное…

— Было, — Мики чуть задумалась и кивнула. — Четыре с половиной тысячи лет назад на территории фракции Земли случилась катастрофа и пропала пирамида вместе со многими людьми. Вот. Из-за какого-то эксперимента с пространством.

— Вот оно как… — Ниэль кивнул. — А ещё такие случаи были? Я имею в виду в целом, по континенту.

— Не знаю, — Мики покачала головой.

— Продолжай.

— Так вот. Раньше в Великом Египте было несколько фракций, и самыми сильными были фракция Неба и фракция Земли. Но в ходе истории фракция Неба почти полностью исчезла. Я не знаю почему, мне такие вещи не говорили. Вот. Из этой фракции остался только мой отец и я.

— И как ты только тут оказалась, с такой родословной? — Ниэль покачал головой.

Мики пожала плечами и продолжила:

— Недавно из усыпальницы наших предков появилось какое-то возмущение. И отец узнал, что наши предки спрятали своё наследие. Вот. И скоро оно должно явить себя. Отец получил ключ от этого наследия. Но он обычный человек, не одарённый. Вот. И мама узнала про это. Она хотела передать ключ клану, из которого она пришла. Но папа узнал и убил её. Вот.

— Соболезную, — пробормотал Ниэль, смотря в лицо Мики, на котором не было даже следа печали.

— Папа подумал, что я не его дочь и мама никогда не любила его. Но он очень любил маму, поэтому очень горевал и срывал злость на мне. Но он не убил меня, потому что любил маму. Он взял меня с собой, продал остатки того, что осталось от сокровищ фракции, и смог на эти деньги оплатить телепорты. Вот. Он держал меня в подвале. Иногда он бил меня, иногда жалел и долго плакал, гладил. А потом опять бил. Он был болен. Вот…

— Так Схемет был твоим отцом, — понял Ниэль. — Ваши предки – раса Длиннопалых?

— Нет, — Мики покачала головой. — Они были рабами наших предков. Наши предки были очень, очень сильными! Они спрятали своё наследие среди наследия Длиннопалых, но никто не знает про это. И оно откроется только тому, в ком есть кровь этой расы. Вот. А я точно дочь папы, я знаю. И мама любила его… — Мики вытерла чуть влажные глаза, всё-таки не совладав с эмоциями.

— А где теперь этот ключ? — Ниэль погладил её по спине.

— В той настольной игре, которую ты забрал с его стола, он решил спрятать сокровище на самом видном месте!

— Хм, понятно… — пробормотал Ниэль. — И как называлась раса твоих предков?

— Раса Небесного Контроля! — Мики гордо вскинула подбородок. — Но я её последний потомок… После меня её след полностью исчезнет. Только если у меня будут дети... — она покраснела.

“Двенадцатая в списке Рённе!" — мысленно удивился Ниэль. — "Раса Кошмара тринадцатая, а раса Небесного Контроля двенадцатая! На шаг ближе к десятке! Если я дам ей беозар, каков шанс, что она пробудит родословную? Думаю, немаленький, раз мы с Мией смогли. В перспективе Мики станет невероятно влиятельной одарённой, но смогу ли я так довериться ей?..” — Мики дёрнула Ниэля за рукав, сбивая с мысли.

— Ниэль, что дальше будем делать? — робко спросила она.

— А что ты думаешь? — он посмотрел ей в глаза. — Я спас тебя, и у меня есть небольшое влияние в городе. Я могу попросить мэра, и он найдёт тебе новых родителей. Ты сможешь пойти в школу и зажить новой жизнью, забыть прошлое. Только скажи, я всё устрою. Мы будем и дальше общаться и дружить… Эй, ты чего! — Ниэль в панике смотрел на Мики, которая вдруг заплакала.

— Подожди! Как я обидел тебя? Расскажи, хватит реветь!

— Ты же обещал, — вытирая кулачком слёзы, прошептала Мики. — Сказал, что позаботишься. А сейчас хочешь отдать меня? Я не нужна тебе? Но я же уже не страшилка, я вылечилась!

Ниэль приобнял её, успокаивая. Внутри он решил, что отдаст свой последний беозар именно ей. Сам не заметив в какой именно момент, он начал рассказывать Мики о своём пути в этом мире, не упоминая прошлую жизнь. О Хиле, о своей родословной, о Мие, Розе Неро, Хвирдах и Диэлле, Криме и своих новых вассалах. Когда он замолк, уже светало. Ниэль сам не понимал, зачем всё вывалил на неё. Даже Мие он не говорил про свою родословную...

— А мне можно стать твоим вассалом? — робко спросила Мики.

— Нет, — Ниэль покачал головой. Глаза Мики налились слезами.

— Я дам тебе беозар, и ты пробудишь расу Небесного Контроля. Ты не можешь быть вассалом, сами предки тебя не поймут... Я найду объяснение твоему появлению, будешь жить у меня. Наши давления родословной точно сделают моих малолетних вассалов одарёнными, — Ниэль улыбнулся. — Жаль, что Элуре уже тринадцать…

— Но нам для развития нужно много денег, очень много. Двенадцатая и тринадцатый, ха, — Ниэль сжал руку в кулак. — Мы станем сильнее и сами будем контролировать наши судьбы. Никто не сможет держать нас в подвале и пытать, никто и никогда не отнимет у нас любимых людей. Мне отрубили руки и ноги, Мики. Я был как грязь, на которую плюнул этот Хвирд. Я не хочу, чтобы такое повторилось. А в будущем я обязательно отомщу… Уничтожу весь его род! — Ниэль разжал правый кулак, на ладони выступила кровь. Он выдохнул расслабился. — Ты не будешь моим вассалом, а будешь моим партнёром, согласна?

Ниэль глянул на Мики и увидел её завороженный взгляд и приоткрытый рот. Она быстро кивнула и отвела глаза.

— А ты уверен, что хочешь отдать пилюлю мне?

— Уверен! — Ниэль встал, отряхнул штаны. — Тебе придётся ещё день посидеть тут, справишься?

— Угу…

— Я ушёл, надо успеть до прихода Виты. До завтра, — Ниэль быстрым шагом покинул пещеру, махнув на прощание рукой.

“Я забыла спросить, зачем он эту странную статуэтку оставил…” — рассеянно подумала Мики. Она оглядела пустую пещеру, потом раскинула руки и упала спиной на кровать.

— Как же я давно не засыпала так хорошо… — Мики закрыла глаза и свернулась в комочек. Спустя минуту она уже крепко спала, не терзаемая болью или кошмарами...

Ниэль успел вовремя. Ложиться он не стал, решив, что выспится, когда вернёт статуэтку. Он дождался Виту и пригласил её внутрь.

— Мне нужно с тобой поговорить, — Ниэль сидел за столом и выписывал названия трав.

— Да, господин?

— Ты знаешь шпионов от мэра Авана и клана Лоу?

Вита замялась, прикусила нижнюю губу и задумалась.

— Знаю, господин.

— Можешь их уволить?

— Но я думаю, что они вполне безобидны…

— Я хочу тебя кое о чём попросить. Ты знаешь, что в Яме я работал на Неро Розу? — спросил Ниэль.

— Нет, — Вита покачала головой.

— На своём первом и единственном задании, я… — Ниэль кратко изложил историю про Схемета и Мики, про её лечение, и что он хочет принести её в дом, но не желает, чтобы об этом узнали другие. Ниэль уже проверял Виту во сне и знал, что у неё нет дурных намерений и что она способная женщина с необычным прошлым.

— Поняла, — Вита кивнула, когда Ниэль закончил. — Я уволю всех шпионов и сочиню легенду для этой бедной девочки. Скажу, что она моя племянница из разрушенного Парвами города, серьёзных проверок можно не бояться. Вместе с ней сходим и оформим документы, у меня есть друзья в администрации, они помогут нам. Как её зовут?

— Мики, — Ниэль широко улыбнулся. — Спасибо!

— Ты такой добрый, — Вита взъерошила ему волосы. — Ты только приведи её ночью, чтобы никто не увидел!

— Ага, — кивнул довольный Ниэль.

— Но пусть это будет твоя последняя вылазка, ладно? На улице очень опасно, тебя могут поранить!.. — принялась она причитать.

Ниэль слушал и улыбался.

“А быть ребёнком не так уж и плохо…”

На завтрак спустились все. Ухил с Элурой, которые очень быстро привыкли к новому дому, ведь в Яме они провели совсем немного времени. Ровена с Илиром и Ертой, которые робко разглядывали всё вокруг. Дети с любопытством пробовали каждое блюдо, чтобы после с восхищением закрыть глаза и чуть ли не плакать от наслаждения, ощущая на языке вкус изысканных блюд, а не черствого хлеба и крупы. Толя, который степенно трапезничал, не замечая, как жуёт собственную бровь. Кора и Мора тоже пришли. Брат тихо ел, пока буйная сестрёнка непрерывно о чём-то вещала рассеянной Исоре.

Ниэль с улыбкой рассматривал их и размышлял о будущем. Все они обязательно станут одарёнными.

— Исора, ты поговорила с родителями? — спросил он.

— Да! — она кивнула. — Мне разрешили!

— Ну и отлично, завтра поедем в администрацию, — довольно кивнул Ниэль.

Когда оживленный завтрак подходил к концу, приехали Крим с Филиникой.

— Это… — Крим непонимающе осмотрел зал полный детей.

— Это мои друзья! — к нему подошёл Ниэль. — Вы голодны?

— Ммм, нет, — чуть заторможено покачал головой Крим. — Надеюсь, вы мне комнату на первом этаже приготовили, — он постучал по подлокотнику коляски. — Не люблю лестницы.

— Конечно, — шагнула вперёд Вита.

— Тогда пойдёмте, поговорим, — предложил Ниэль и вышел на улицу. Он направился в летнюю кухню – крытое помещение с окнами на всю стену и черепичной крышей молочного цвета.

— Кстати, Вита, а почему мы тут не едим? Места же хватит всем.

— Даже не знаю… Тогда обед тут проведём, хорошо? — смутилась она.

— Да.

— Покажите мне всё, что у вас есть, — Ниэль сел перед Кримом и выжидающе посмотрел на него.

Тот хмыкнул, коснулся простенького кольца и начал вытаскивать фолианты.

— Большинство методов развития собранных мной – для Воинов. Есть и для Меридианов с Умниками, но их мало. Можешь сам выбрать, какой тебе покажется ближе. Обычно человек способен судить о близости с методом, прочитав несколько строк… Некоторые книги на других языках, тут даже я не могу тебе помочь.

Ниэль достал из кольца два монокля и надел на оба глаза. Увидев вопросительный взгляд Крима, он пояснил:

— С ними я могут видеть, в подарок дали мэр и учитель сестры.

— Редкие вещицы, — с уважением кивнул Крим.

Так как оба монокля были естественными артефактами, то различить их было довольно сложно. Разве что по внешнему виду. Монокль Хила был в серебряной оправе и с цепочкой из светло-синего металла, а у подарка мэра оправа была золотой, а цепочка белой.

Ниэль внимательно пролистывал методы развития. Для Воинов они представляли собой основу из боевого искусства с дополнениями в виде физических упражнений, тактики боя, ударов и техник. Также там имелись особые дыхательные упражнения и методы медитации.

Боевые искусства обучали бою с мечами, саблями, копьями, кинжалами, молотами, топорами, просто руками и ногами. В совокупности всё это помогало правильно распределять энергию, которая называлась бах-Нэнгу (внутренняя). Она образовалась внутри ядра и поступала в кровь, а дальше распространялась внутри организма и напитывала части тела энергией, постепенно изменяя их.

У Меридианов было всё по-другому. У них энергия называлась анте-Нэнгу (внешняя), она также образовалась внутри ядра и поступала в кровь, но дальше текла по специальным каналам внутри тела, их называли Нади. И чтобы увеличить поток и качество энергии, нужно улучшать эти каналы, а также очищать меридианы – особые точки концентрации энергии на теле. Именно они помогали развивать одарённого. В методах развития были медитации, боевые техники и очерёдность очищения меридианов.

У Умников было всё намного сложнее. У них образовывался специальный канал, соединяющий ядро с мозгом. И энергия, которую выделяло ядро, напрямую попадала в мозг и называлась офиа-Нэнгу (духовная). Умники были самыми неизученными одарёнными, а методы развития для них было сложнее всего найти, и Ниэль пока не решался искать их. В нём теплилась надежда отыскать где-нибудь метод развития для расы Кошмаров, ведь с их родословной это будет идеальным выбором для него, иначе он потеряет потенциал своей крови.

У Крима была всего одна книга для Умников, и то лишь отдельная техника, а не метод развития. Она была написана на другом языке и выглядела невероятно старой. Ниэля очень заинтересовало название: Расщепление Души. Почитав, он понял, что это была очень болезненная и неортодоксальная техника, обучающая отрывать кусочки своей души. Книга давала только сам метод расщепления и ничего более. Ниэль немного разочаровался, когда понял, что с помощью этой техники невозможно возрождаться после смерти. Хоть душа и будет делиться, сознание останется одно. И при его смерти все отделённые частички исчезнут.

Ниэль отложил эту книгу и продолжил листать другие. Вскоре он нашёл ещё один крайне интересный метод развития для Воинов. С первого предложения Ниэль глубоко погрузился в чтение, даже не замечая, что язык текста совершенно иной. Он понял, что это именно его метод и он должен любыми способами получить его! Если в других книгах Ниэль только мельком читал первые страницы и откладывал, то тут будто что-то изнутри звало его.

«...Копьё… Невероятно сложно стать истинным мастером копья. Намного сложнее, чем мастером меча или сабли. Меч – универсальное оружие. Он может защищать и атаковать, он может быть гибким и жёстким, тяжёлым и легким. Ловкость, хитроумные тактики, сложные атаки и меняющиеся стили – вот что присуще мечу. Саблю же называют тираном среди оружия. Она невероятно агрессивна, жестока и кровожадна... Сабля подавляет, сабля расчленяет... Но копьё… копьё – самое могущественное оружие! Оно может разрубить, пробить, проткнуть, его можно метнуть, им можно толкнуть.

Истинный мастер копья способен одновременно сражаться с сотней бойцов, равных ему по развитию… Но копью нужно учиться с детства, и не каждый сможет овладеть им. Копьё – самое сложное оружие в обучении и владении... Даже конструкция великолепного копья много сложнее, чем меча или сабли того же качества! От жёсткости и гибкости, от веса и материала – очень многое нужно учитывать для создания по-настоящему идеального копья...»

Ниэль пролистал книгу. Боевое искусство называлось Эно-Унодори. Поначалу нужно научиться управлять коротким копьём. Затем длинным. А на последнем этапе – двумя копьями одновременно. Ниэль знал о парных мечах, ножах, даже топорах. Но о фехтовании двумя копьями он никогда не слышал…

“Этот метод явно мне подходит, я это чувствую, как и сказал Крим. Но два копья? Это же бред полнейший. Хотя сила и ловкость Абсолюта не сравнятся с обычным человеком, и вес копья совсем не будет мешать ему, но всё же… Эх, ладно! Будь что будет, я сам хотел стать Воином – это намного ближе мне. Меридианы какие-то мутные и сложные. Осталось найти метод развития расы Кошмара и тогда…” — Ниэль мельком просмотрел оставшиеся книги, поднял голову и глянул на Крима.

— Я беру эти два тома, — он поднял две старенькие книги с Расщеплением Души и Эно-Унодори. Хоть коллекция Крима и велика – Ниэль даже обнаружил методы развития специально для Дублей Воинов-Меридианов, – но заинтересовали его только две книги.

— Я обещал дать тебе только один метод, — напомнил Крим, с жалостью смотря на оба фолианта. Они были одними из самых старых и ценных в его коллекции.

— Я дам вам пилюлю из Храма Жизни, четвёртого ранга, — предложил Ниэль.

— Пятого.

— У меня нет такой, мне дали максимум четвёртого. И вы должны будете подписать контракт, что не расскажете никому о том, что видели в ходе нашей беседы, — Ниэль посмотрел на Филинику и Виту. Обе книги оказались на разных языках, и все догадались о свойствах монокля. — И вы тоже.

— И я вам дам пилюлю для лечения ваших ног прямо сейчас, — добавил он, наблюдая за напряжённо размышляющим Кримом.

— Согласен! — тот сразу повернулся к Ниэлю.

“Блин, надо было ему пилюлю третьего ранга предложить…” — с сожалением подумал Ниэль.

Пока он скрупулёзно писал на контрактной бумаге, Крим чуть ли не со слезами на глазах рассматривал маленькую коричневую пилюлю. Захлопнув крышку коробки, он бережно погладил её и положил в кольцо. Ниэль дал ему заполненную бумагу, и Крим капнул на неё кровью, предварительно прочитав. Ниэль понимал, что обойти контракт можно и что эффект его через несколько лет ослабнет, но лучше хоть что-то, чем ничего.

"Надо будет чуть позже намекнуть ему, что я могу одолжить монокль на некоторое время. Задобрю его. И тогда он уж точно никому не проболтается о странном артефакте", — подумал Ниэль и ушёл к себе, где сел за чтение книги с методом Эно-Унодори.

Закончив её, он решил, что сперва ему нужно купить для себя копьё и начать тренировки. Ниэль решил не откладывать это дело и с Толей вновь поехал в центр, не взяв с собой никого, помимо охранника. Помня о покушении, он не решался ездить со всей большой компанией своих друзей – охранник мог и не справиться с защитой каждого.

“Завтра попрошу Исору, Виту и Мики ехать отдельной каретой…” — думал он, наблюдая, как меняются пейзажи за окном...

Глава 16. Новое оружие и Филиника

В светлой комнате на огромной кровати лежала Мия, рассеянно поглаживая брошь в виде гусеницы. Первый день пребывания в Храме слился в сплошной поток проверок и опросов. Её поселили в большом особняке вместе с другими детьми. Казалось бы, Мие должны предоставить простор, но сейчас на её огромной кровати рядом с ней спали ещё шесть девочек. Их временно поселили вместе, из-за давления родословной. По утрам она ходила на уроки, где её учили писать и читать, а вечером Мию обучала Диэлла, помогая разобраться в собственной силе.

Она сказала, что сейчас Храм ведёт переговоры о покупке методов развития расы Священной Девы и что ей нужно немного подождать и пока развивать силу тумана. Ну, и нельзя забывать о Глазе Жизни. Мие дали пространственное кольцо с кучей кристаллов, и позже она поняла, что кристаллы в гусенице намного лучше.

Мия улыбнулась, вспомнив о брате. Когда ей сказали, что в Храме Жизни нет фамилий, а есть второе имя – она расстроилась. Оборвалась ещё одна ниточка, связывающая её с Ниэлем. Мие пришлось с грустью принять второе имя – Священная, в честь родословной. Теперь её официально звали Мия Священная. Диэллу же называли Прекрасной. Такие звучные и красивые имена, как правило, давали только Избранным.

Мия уже соскучилась по брату, хотя прошло всего три дня. Она сильно волновалась о нём и часто спрашивала Диэллу, всё ли с ним в порядке.

В этом месте она успела подружиться с несколькими девочками и одним мальчиком – Ароном Рактой. Последний с гордостью рассказывал, как убил Парва, который привёл Хвирдов к Ниэлю. Иногда он показывал свои умения, хвастаясь силой: полностью загорался красным огнём и фехтовал огромным мечом. Арон был старше всех детей, поэтому его признавали лидером и с восторгом слушали его истории.

— Нили, старшая сестра Диэлла обещала, что, когда тебе будет двенадцать, мы свидимся! Не грусти, Нили, кушай хорошо, ходи в тёплой одежде… — бормотала Мия, засыпая.

***

Ниэль вернулся домой ближе к вечеру, крайне довольный приобретённым оружием. Некоторое время назад в Борне приехал младший вице-лидер ордена Восьмая Наковальня. Ниэль посетил его лавку. Вице-лидер как раз находился там, работал над заказом и с первого взгляда он понял, что за гость к нему заглянул, – узнал по описанию и решил сам подготовить оружие молодому герою, про которого писали все газеты.

Орден Восьмая Наковальня не был обычным, все его кузнецы славились особым умением интегрировать в оружие кости Демонических зверей. К тому же вице-лидер оказался кузнецом уровня старшего гроссмейстера.

От него Ниэль узнал про иерархию среди ремесленников до пятого ранга: ученик, подмастерье, мастер, гранд мастер и гроссмейстер. Каждый ранг делился на младшую и старшую ступени.

Ниэль понимал, что вице-лидер использует свой подарок для собственных целей. Как и то, что раздувание его славы выгодно политикам. Обсуждать маленького героя, который дал отпор объединившимся Хвирдам и Парвам, и защитил сестру-Избранную ценой своих глаз – намного приятнее и интереснее, чем безжалостную атаку Парвов на Республику и уничтожение множества городов. Только вот никто не расскажет, что отец этого героя сам родом из Парваты, а мать предала страну ради любви.

Вице-лидер ордена с воодушевлением отозвался на просьбу Ниэля и под его параметры сделал за несколько часов два копья – длинное и короткое. Он сказал, что Ниэль может приходить в этот магазин каждые полгода и ему будут увеличивать длину копий особым инструментом, подстраивая под новый рост.

Копья понравились Ниэлю. Древки были иссиня-чёрными, с красноватыми прожилками. Наконечники отливали кроваво-алым цветом, а формой напоминали листья ивы. У основания наконечника Ниэль заметил оттиск в виде наковальни с цифрой восемь.

Всю предыдущую ночь Ниэль не спал, поэтому, переодевшись в домашнее, попросил Виту разбудить его, когда на улице окончательно потемнеет, и уснул.

— Господин, — прошептала Вита, тихонько касаясь Ниэля. Тот резко открыл глаза и сел.

— Фух, — выдохнул он и помассировал виски. Он до сих пор не привык спать в спокойствии, ему постоянно мерещились шаги надзирателя.

Ниэль встал, умылся и, как и прежде, отправляясь на свои тайные вылазки, выпрыгнул в окно. Он без сложностей добрался до пещеры. Когда он вошёл, Мики лежала в кровати и рассматривала статуэтку Хилдефона. Она села, быстро отложила артефакт и с волнением спросила:

— Ну что?

— Пойдём, всё нормально, — Ниэль оглядел пещерку. Он постарался скрыть все следы того, что кто-то здесь жил, забрал кровать и статуэтку с собой, а остальное хладнокровно спалил.

Мики облегчённо выдохнула и широко улыбнулась.

— А зачем эта штука? — она указала пальцем на фигурку Хилдефона.

— Помогает от ночных кошмаров, — Ниэль вновь оглядел пещеру мысленным восприятием и, удовлетворившись увиденным, кивнул сам себе.

— А! Теперь понятно. А ты будешь ею со мной делиться? Я тоже хочу спать без кошмаров! Пожалуйста... — Мики потупилась.

Ниэль задумчиво почесал подбородок.

— Просто заселишься в мою комнату, она у меня большая, места хватит.

Мики радостно кивнула. Они вышли и направились в сторону города, негромко переговариваясь. Благодаря мысленному восприятию Ниэля добраться до дома им удалось без проблем. У входа во двор их встретила встревоженная Вита. Увидев их, она вздохнула с облегчением. Они втроем молча вошли в дом.

На всякий случай проверив своим восприятием комнаты, Ниэль увидел в одной из них спящего Крима и лежащую у него на груди Филинику. Судя по тому, что инвалидного кресла рядом с кроватью не было, лечение прошло успешно.

— Господин, вы тогда идите к себе, а я устрою девочку. Нам нужно поговорить о её новой легенде, да и одежду сменить, — прошептала Вита.

Ниэль кивнул и улыбнулся счастливой Мики. Она крепко держала за руку Виту и с любопытством оглядывалась вокруг.

“Как мне дать беозар Мики? Нам надо обязательно сходить в пещеру Хила, но как? Если не медлить, туда два дня пути. Плюс я на сутки вырубился после принятия пилюли. Если не задерживаться, как я в прошлый раз, то можно уложиться в пять дней... Но где мне их взять? Давать пилюлю вне скрывающего массива слишком опасно, нас сразу заметят, как произошло с Мией… Можно, конечно, найти большую птицу, и тогда путь туда и обратно займёт от силы три часа. Но как?” — Ниэль зашёл к себе в комнату, напряжённо размышляя. Он сел на кровать и скрестил ноги. Рассеяно глянул на пустую прикроватную тумбочку, достал статуэтку Хилдефона и невольно задержал на ней взгляд.

“Точно!” — он осторожно положил её и вынул из кольца пилюлю Подпитки Души.

“Осталась последняя. Я давно не видел Хила, а мне надо ему обо всём рассказать. Может, он даст дельный совет…" — Ниэль решился и закинул её в рот.

— Снова меня разбудил, малец, — раздалось у него в голове ворчливое бормотание. — Прошло же всего ничего, а ты уже все пилюли сожрал. Вижу ты, вьюнош, наконец, оценил истинное искусство! А почему всего одна статуэтка? Доставай побольше, а лучше и самую большую вытаскивай. В середину комнаты её поставь, чтобы каждый день видеть и наслаждаться!

Ниэль устало потёр переносицу, молча слушая своего учителя, которого после пробуждения будто прорвало. Наконец, Хилдефон спросил:

— К чему разбудил меня, вьюнош? Пилюля не год действует, скоро пропадёт эффект, неужто и это надо объяснять? Разбудил и молчит, ишак подгорный. Ох, Отец-Хранитель, за что ты ниспослал…

— Тихо! — не выдержал Ниэль. — Помолчи чуток, дай расскажу.

Хилдефон умолк. Ниэль воспользовался паузой и споро выложил всё, что произошло с их последней встречи. Про нападение Хвирдов, про своих новых вассалов, про Крима и своём выборе метода развития. А затем быстро рассказал историю Мики.

— Как думаешь, что мне делать? Твоя пещера же скроет её пробуждение от чужих глаз? Есть способ, как туда можно по-быстрому добраться? — спросил Ниэль.

Хилдефон продолжал молчать.

— Хил, ты чего молчишь? Ты обиделся, что ли?

“Тысячелетний мужик обижается на слова девятилетнего ребёнка, что за позор…” — с досадой подумал Ниэль.

— Эно-Унодори… — голос Хилдефона звучал задумчиво. — Выбор неплох, вьюнош. Этот принц не знает, как сейчас, но раньше было сильное государство, изучающее это искусство боя. Страна называлась Королевство Рахигон, а правила ею нео-раса Алых Полос. Ты нашёл только начальный уровень метода, может, даже упрощённый. Если возможности подвернутся, постарайся достать остальные части.

“Что такое нео-раса? Завтра спрошу у Крима”, — сделал себе мысленную пометку Ниэль.

— Раса Небесного Контроля… Твой противоречивый путь всё больше поражает меня. Имея на руках Монету Судьбы – естественный артефакт Синди, Высшего Бога Оранжевого Неба, ты становишься Избранным Фиолетового Неба. Теперь же, пробудив родословную расы Кошмара, ты нашёл представителя расы Небесного Контроля – кровных врагов твоих предков. Война между этими расами тысячелетиями длилась, а их ненависть не знала границ. Ты точно уверен, что хочешь отдать беозар именно ей, вьюнош?

Ниэль в который раз поразился удивительным совпадениям, невольно задумавшись о всех событиях, произошедших с ним ранее.

— Точно. Мне плевать на эти расы, да и Мики, думаю, тоже. Самое главное – чтобы она не стала Избранной Неба. Ты случайно не знаешь, как мне в будущем прорваться до Владыки? Я слышал, что Избранному с сильной родословной почти невозможно прорваться к этому рангу…

— Так ты узнал про это, — печально сказал Хилдефон. — Я вижу только одну возможность – при прорыве использовать Монету Судьбы в качестве катализатора. Но для этого надо, чтобы она осталась цела. Расходные артефакты разрушаются после использования, будь осторожнее.

“Катализатор? О чём он? Как вообще прорываются на уровень Владыки?” — подумал Ниэль.

— А насчёт пещеры, советую тебе повременить с этим. Когда ты забрал столбики, формация нарушилась, массив не скроет полностью всплеск энергии от пробуждения твоей подруги. Сначала найди пилюлю, а затем разбуди меня, когда будешь около массива. А как туда добраться – сам думай, не помощник я тебе в этом деле. Пора мне, время подошло к концу… — Хилдефон замолк.

Ниэль сидел, глубоко задумавшись. Он достал монету и внимательно её изучил.

“Осталось четыре зубчика диадемы и одна луна. Монета определённо разрушится ещё до того, как я стану Абсолютом. Если вообще им стану… Но что мне делать? Запечатать её? Но как? Диэлла говорила, что Чудик – представитель расы Повелителей Печати и что в нём есть капля крови Высшего Бога этой расы. Но как он поможет, со своим-то интеллектом?” — Ниэль устало вздохнул и решил отложить этот вопрос на потом.

Он лёг, закрыл глаза, вошёл в Мир Снов и почти сразу обнаружил две новые яркие тучи – синюю, от которой сквозило холодом, и чёрно-жёлтую, состоящую будто из земли. Ниэль подлетел ко второй, догадываясь, что это облако снов Крима. Но войти он туда не сумел, слишком сильная стояла защита. А вот в тучу Филиники он проник, отыскав трещину в туманных стенах.

На широкой двуспальной кровати спали Филиника и Крим, в обнимку. Ниэль подивился было такому странному сну, точному повторению реальности, как Филиника открыла глаза и резким рывком вогнала из ниоткуда появившийся нож в горло Крима. Она медленно встала и отошла от кровати, наблюдая, как он умирает, заливая всё вокруг кровью. Затем упала на колени и разрыдалась.

Ниэль подошёл к ней и сел рядом, вытягивая ноги и облокачиваясь о шкафчик.

— Почему ты его убила? — спросил он. Ниэль бы не решился взаимодействовать с ней в обычной ситуации, но сейчас эмоциональное состояние девушки было нестабильным и он решил выведать у неё как можно больше информации.

— Он убил всю мою семью… Убил моих родителей, прямо у меня на глазах, — заговорила Филиника, не переставая плакать. — Я спряталась под кроватью и всё видела. Он нашёл меня и спас, думал, что я потеряла сознание и ничего не заметила. Он вырастил меня, обучил всему, что знал, а потом, когда его ранили, предложил оставить его… А я не смогла! Месть… Мне надо отомстить! Но я влюбилась… Я не представляю жизни без него! Он принял мои чувства только после ранения... Я хочу убить его, он отнял у меня всё! — от Филиники во все стороны прокатилась волна, замораживая всё на своём пути. Ниэль с ужасом видел, как его тело медленно покрывается льдом, чувствуя, что необходимо немедленно выходить из Мира Снов, иначе он останется тут навсегда.

— Он забрал у меня всё, а затем дал мне столько любви и заботы! Я ненавижу его! Он искренне полюбил меня, но как мне жить с убийцей всей моей семьи?! Почему именно он?!

Ниэль открыл глаза уже на своей кровати.

— Моя голова… — он коснулся лба, чувствуя сильную пульсирующую боль. Ощутив солоноватый привкус на губах, Ниэль достал платок из кольца и вытер кровь, что обильно текла из носа. Он устало лёг и закрыл глаза, понимая, что в ближайшее время не сможет посетить Мир Снов из-за ранения, которое ему нанесла Филиника.

“Что мне с ними делать? Вмешиваться – опасно, не вмешиваться – ещё опаснее. Кто знает, когда у Филиники сорвёт крышу…” — промелькнуло в его голове перед тем, как он заснул.

Утром следующего дня Вита представила всем смущённую Мики и рассказала заранее придуманную историю её испытаний: как она осталась без дома из-за Парвов и переехала к тёте. Мики приняли довольно легко, и уже через несколько минут на неё насела Кора, бомбардируя бесконечными вопросами.

Во время завтрака дом Ниэля посетили родители Исоры, но он не заметил этого, поскольку Вита встретила их одна и душевно побеседовала о будущем их дочери. Уходила воодушевлённая пара весьма довольной.

После завтрака Ниэль с Толей и охранником поехали в центр города, а из дома двойняшек выехала ещё одна карета, в которой сидели Вита, Мики и Исора. Ниэль зарегистрировал новых вассалов, а Мики по документам оформил как племянницу Виты, после чего они все вместе поехали на рынок.

— О, это что такое? Я хочу это! Ой, а это что? Можно попробовать? — Мики тыкала пальцем то в розовый леденец на палочке в виде крылатого змея, то в сладкие шарики в бумажной коробочке. Ей всё вокруг было жутко интересно. Она не пробовала сладостей Юкхи, которые пользовались популярностью даже в соседних странах. Ниэль с улыбкой покупал ей всё, что она просила. И брал сразу много, чтобы дома разделить между всеми.

Сам рынок представлял из себя широкую улицу, по краям которой стояли лавки с товарами. От улицы расходились улочки поменьше, также с небольшими магазинами. На рынке было всё – сладости, напитки, продукты, дешёвые одежда и украшения. Даже оружие продавали. В конце улицы виднелась Торговая Площадь, на которой стояли крупные магазины с более качественными товарами – алхимическими препаратами, книгами и артефактами.

Недалеко находился ресторан отца Финриха – «Чистые Руки». После прогулки по рынку Ниэль с компанией направились туда. Ниэль с улыбкой ел, наблюдая, как Мики старается сдержать свои радость и восхищение. В том подвале он видел её миску, девочка явно ела помои. В доме Ухила и в пещере она питалась самой обычной пищей, а из-за травм совсем не чувствовала её вкус.

Им подали каждому по большой тарелке морепродуктов в тягучем кисло-сладком соусе и салат из овощей, мяса и фруктов – специальное меню дня от шеф-повара. Выловив в тарелке кусочек нежного мяса, Ниэль отправил его в рот, закрывая глаза и наслаждаясь невероятным вкусом.

В это время к ним подошёл официант и с поклоном спросил:

— Вы же господин Ниэль?

— Да.

— Прошу прощения, что не узнали. Не хотите посетить наш второй этаж?

— Конечно, — Ниэль тут же согласился. На второй этаж пускали только ВИП-клиентов по специальной карте.

Компания поднялась наверх, с неохотой решив не доедать заказанное и поберечь место в желудке. В отличие от первого этажа, на втором не было столиков, а весь этаж был разбит на закрытые кабинки, в одну из которых и вошли дети с Витой и двумя охранниками.

— Вот, особое меню для одарённых, — официант положил на стол несколько папок из светло-коричневой кожи. — Неодарённым рекомендуется заказывать блюда с зелёным названием, в остальных концентрация энергии слишком высока.

Ниэль с интересом читал меню. Все названия блюд в списке были окрашены розовым, красным или бордовыми цветами. Чем темнее оттенок, тем бо́льшая концентрация энергии в блюде или напитке. Ниэль выбрал несколько блюд, в составе которых содержалось мясо ранговых зверей. Цены весьма кусались. Блюда в розовом секторе стоили в пределах шести серебряных. В красном – двадцати, а в бордовом доходили до ста.

Ниэль попробовал колбаску из фарша Свирепого Вепря – зверя второго ранга – и ощутил невероятный взрыв вкуса, а затем почувствовал, как энергия распространяется по его телу, попадая из желудка в кровь. Ниэль никогда ещё не ел чего-то настолько вкусного. Не только он был восхищён, его друзья тоже почувствовали, что вкус еды на втором этаже намного богаче и насыщеннее. Наевшись до отвала, Ниэль с радостью принял в подарок карточку ВИП-клиента и, наконец, решил поехать домой.

Дома он сначала раздал всем подарки, которые купил на рынке. Сладости, игрушки и прочую мелочь. Для странного Толи нашёлся свой странный подарок – Ниэль купил ему парик в стиле афро, который тот с важным видом напялил на лысую голову.

Когда Ниэль собирался начать свою первую тренировку, их посетил гость – представитель Республики Шёлкового Тюльпана. Он попросил встречи с Ухилом и Ниэлем.

— Господин Ниэль, господин Ухил, — легко поклонился высокий мужчина в строгом костюме. — Не так давно мы приобрели ателье «Успех». Из-за незаконных махинаций наших конкурентов мы не знали, что данное предприятие ваше, господин Ухил. Мы извиняемся за нашу оплошность и возвращаем вам ателье, оно ваше по праву. В качестве извинений мы оставим вам всё то оборудование, что мы обновили. Искренне прошу прощения, — он снова поклонился.

Ухил стоял, дрожа всем телом. По его пухлым щекам градом стекали слёзы.

— Спасибо... Спасибо, спасибо вам, большое спасибо... — бормотал он, всхлипывая. Семейный бизнес, которому посвятили свои жизни его дед, отец и он сам, вернулся к нему. Это стало сильным эмоциональным потрясением для Ухила.

Конечно, он не знал, что у представителей Республики Шёлкового Тюльпана не было иного выбора. Из-за Хъёды эта проблема и так была словно ком в горле, но после того как Ухил стал вассалом Ниэля – маленького героя, имя которого втыкали куда не лень – Тюльпану пришлось пойти на значительные убытки и вернуть всё бывшему владельцу как можно скорее, пока газетчики не прознали.

Подписав все документы и проводив посланника, Ниэль с Ухилом остались вдвоём.

— Господин, спасибо вам большое! — Ухил поклонился. — Если бы не моя связь с вами, меня бы просто не заметили! Я премного благодарен вам и горжусь, что являюсь вашим вассалом!

— Да ладно тебе, — Ниэль смущённо улыбнулся. — Я рад, что всё так хорошо закончилось. Покажешь потом свою новую мастерскую? Меня мэр на бал пригласил, костюмчик от профессионала не помешает…

— Конечно! Когда моё ателье запустится, каждый обитатель этого прекрасного дома будет получать лучшую одежду лично от меня! — возбуждённо воскликнул Ухил.

Весело переговариваясь, они направились в дом.

Глава 17. Тренировки и новое хобби

Филиника рассеяно ковыряла вилкой в тарелке, иногда поглядывая на Ниэля.

“Этот сон… Я всё рассказала ему. У него родословная, позволяющая посещать чужие сны? Но ведь эти существа давно вымерли, — по её спине побежали мурашки. — Или это был простой сон? А если нет? Благодаря моему глазу я уже коснулась изменения мозга, Ниэль вообще не мог пробраться в мой сон, он же только Новик! И к Криму тоже, ведь тот Высший Абсолют и полностью преобразовал свой мозг. Или всё-таки?.. Вдруг у него есть специальный артефакт? В безопасности ли мы в этом доме?”

Филиника снова кинула быстрый взгляд на Ниэля и почувствовала инстинктивный страх.

“Что он дальше будет делать? А мне что делать?..”

***

Жизнь Ниэля вошла в спокойное русло. Он просыпался рано утром, разминался и выходил на пробежку. После садился, клал копьё на колени и медитировал, очищая своё сознание от лишних мыслей. Доведя разум до нужного состояния, Ниэль поднимал короткое копьё и начинал свой танец. В методе Эно-Унодори он назывался Эно-Ката. С каждым движением Ниэль чувствовал, как бегущая в крови энергия бах-Нэнгу медленно усиливает кровеносные сосуды. Поначалу ему не удавалось добиться правильных движений и впасть в особый ‎транс‎, описываемый в книге, но спустя несколько дней упорных тренировок под присмотром Крима, всё получилось.

Для прорыва в ранг Практика Ниэлю было необходимо полностью освоить три танца. Первый танец служит для укрепления энергией бах-Нэнгу всех кровеносных сосудов, второй – для закалки мышц верхней половины тела, а третий танец изменяет лёгкие. И при этом Ниэлю нельзя прерывать поглощение окружающей энергии своим ядром. Благодаря кристаллам высшего качества, этот шаг занимал у него намного меньше времени, чем у остальных. Лишь полностью заполнив ядро энергией, преобразовав её в бах-Нэнгу и закалив ею кровеносную систему, мышцы рук с туловищем и лёгкие, он сможет прорваться на уровень Практика.

Закончив танец, Ниэль шёл на завтрак, за которым собирались все обитатели дома и трапезничали, весело болтая. После завтрака в особняк приходил нанятый учитель и занимался с детьми. Сам Ниэль после нескольких первых уроков перестал сидеть с ними и просто брал задания, а на следующий день показывал идеально выполненную работу и отвечал на все каверзные вопросы учителя.

К урокам общего языка добавились изучение родного языка Юкхи, счёт, знание законов и экономики Республики, её история и география. Среди детей труднее всего приходилось Илиру и Ерте. Они никогда не ходили в школу, и всему, что они умели, их обучила мама – немного читать, кое-как писать и складывать числа.

Сама Ровена полностью изменилась, попав в особняк. Ниэль продал её землянку и деньги отдал ей. Свой дом и Ухила он тоже продал. На полученные средства Ровена привела себя в порядок. Она прикупила новую одежду, озаботилась уходом за своей кожей и волосами и превратилась из забитого создания в весьма симпатичную женщину лет двадцати семи. Даже Крим на неё засматривался, получая укоризненные взгляды от Филиники. На пятый день заселения Ровены Ниэль решил с ней поговорить.

— Расскажи свою историю, как ты оказалась в Яме? Я же вижу, ты не обычная женщина, — Ниэль сидел позади дома, в небольшом парке, любуясь чистым небом через монокль. Ровена устроилась рядом и с волнением смотрела ему в лицо.

— Моя история банальна… — она вздохнула и грустно улыбнулась. — Я была не раз предана мужем и желала уйти от него, но он не хотел меня отпускать. Угрозами и насилием он заставлял меня слушаться его, но ради детей я сбежала. Вы же знаете Неро Розу?

— Знаю.

— Он – мой родственник.

— Неожиданно… — пробормотал Ниэль.

— Не думаю, что он про это знает, — Ровена скривила губы. — Я из младшей ветви клана Розы. В то время меня звали Ровена Роза. Отец выдал меня замуж за мужчину из союзного клана ради усиления отношений. И я не имела права ослушаться. Я ведь даже не одарённая... Каждый знал, что мой будущий муж – известный развратник и пьяница, но клану было плевать, меня выбрали жертвой. Лишь благодаря родному брату я смогла сбежать. Это именно он спас меня, дал денег и рассказал куда идти.

— Почему Борне? — Ниэль посмотрел на неё.

— В этом городе находится Неро Роза, — пожала он плечами. — Никто не станет искать меня тут. Главное, чтобы он сам меня не увидел.

— Боитесь его?

— Конечно. И не только его. Я боюсь весь клан Розы, — Ровена передёрнула плечами. — Поверь, Ниэль, этот клан таит в себе ужасные секреты. Я, как неодарённая, не имела доступа к тайнам семьи, но и слухов хватило, чтобы вызвать ужас. Особенно пугают слухи о старшем брате Неро – Макани Розе. Если вдруг встретишься с ним – беги. Он псих, который ради силы готов на всё.

Ниэль задумчиво кивнул и спросил:

— Что дальше с тобой было?

Глаза Ровены остекленели, губы задрожали. Она тяжело сглотнула и продолжила:

— По дороге меня ограбили. Пришлось отдать всё, даже пространственное кольцо, которое подарил мне брат на шестнадцатилетие… Но ради детей я должна была терпеть, тогда Ерте было всего годик. Только вдоволь наигравшись со мной, они отпустили нас. И всё на глазах детей… — Ровена рассказывала, и редкие слёзы скатывались по её щекам, собирались на подбородке и срывались вниз. Она уже не осознавала, что говорит с мальчиком девяти лет. Ей просто нужно было выговориться.

— Ровена, — Ниэль положил руку ей на плечо. Та вздрогнула и быстро вытерла слёзы.

— Простите… — прошептала она.

— Просто подожди. Я найду эти уродов и уничтожу, как и твоего мужа. Или хочешь, Илир сам этим займётся? Я найду их, а он отомстит за тебя. Просто жди и верь мне, хорошо? — Ниэль пристально посмотрел в её чёрные заплаканные глаза.

— Но он ещё не одарённый, а я обычная…

— Верь мне.

Ровена растерянно взглянула на него из-под ресниц и кивнула. Она ощутила необъяснимое тепло внутри и действительно поверила Ниэлю всем сердцем.

После этого разговора Ровена расцвела. Она всегда улыбалась и помогала всем в доме: детям с учёбой, поварам с готовкой, а служанкам с уборкой.

Учебный год начинался с первого дня Красной луны, до которого оставалось чуть больше месяца. Ниэль решил не ходить в школу, а изучать всё дома. Он понимал, что ему желательно посещать занятия, не только ради знаний, но и ради полезных связей, однако чувствовал, что дети не примут его. Даже сейчас ему было сложно. Его друзья чувствовали, что он не такой, как они, но относили это к его исключительности. Ниэль решил пропустить начальную школу и посвятить время тренировкам.

Он дал Криму монокль и позволил прочитать свой метод развития.

— Интересно, — бормотал его новый тренер, пролистывая древний фолиант. — С этим уже можно работать.

Также для полной эффективности тренировок, Ниэль рассказал, что обладает Помощником. Он скрыл только информацию про Глаз Неба и про мысленное восприятие.

— До обеда будем изучать бой на ножах, отрабатывать стойки и простейшие удары копьём, — решил Крим. — В твоём стиле, Эно-Унодори, познание копья начинается с короткого. Будешь ходить с ним целый день, не пряча в кольцо. Понял?

— Да, — Ниэль послушно кивнул.

— Расскажи про свой правый глаз-Помощник, — приказал Крим.

— Есть четыре способности. Первая – возможность видеть энергию, вторая – способность полностью сканировать человека, вместе с его скелетом и внутренностями. Третья – предчувствие опасности, а четвёртая – умения ослеплять себя, — Ниэль решил не рассказывать про синергию. На данной момент он умел объединять с мысленным восприятием первую и вторую способность Помощника.

— Как интересно, — Крим почесал затылок. — И очень странно. Третья способность когда активируется?

— При серьёзной угрозе, — немного подумав, ответил Ниэль. Ниэль был множество раз на волоске от гибели и чудом оставался жив, и эта способность поднялась на следующую ступеньку. Раньше она предупреждала только о смертельной опасности.

— Отлично-отлично, — закивал Крим. — Очень редкая и ценная способность. А что с четвёртой? Неужели просто ослепление? Толку тогда от неё?

— Не знаю, — Ниэль с невинным видом пожал плечами.

— Ну ладно, — Крим подозрительно посмотрел на него. — Давай начнём.

Вскоре Ниэль нашёл ещё одну особенность мысленного восприятия – никто не мог заметить его наблюдение, когда он использовал синергию. Благодаря первой способности Помощника Ниэль мог отличать обычных людей от одарённых, а при помощи второй – примерно понять их ранг.

Даже Крим смог ощутить лишь чужое внимание, но не сумел найти источник. Ниэль расспросил его и узнал, что тот находится на пятом ранге высшей стадии. Именно поэтому он даже не подозревал Ниэля. Как может обычный Новик незаметно наблюдать за ним, Высшим Абсолютом? Охранники двойняшек и Толи были Абсолютами на средней стадии. Но больше всего Ниэля удивила Филиника, она оказалась Абсолютом в начальной стадии. Ниэлю казалось, что ей около двадцати лет, но спрашивать у неё реальный возраст он побоялся, как и повторно наведываться в её облако снов. Ниэль ещё неделю не мог заходить в Мир Снов после посещения сна Филиники.

Проблема с её отношением к Криму решилась довольно просто.

***

— Крим, расскажи вашу с Филиникой историю, — попросил Ниэль, когда они сели медитировать. Мысленным восприятием он видел, как к ним подходит Филиника и залюбовался её фигурой и серебряными волосами. Услышав вопрос Ниэля, она встала как вкопанная, чуть не уронив поднос с чаем, который несла. В кармашке у неё лежало колечко с синим камнем, которое Ниэль специально обронил перед ней. Непростая вещица – настоящее кольцо правды. Такие часто появляются после смерти высокоранговых служителей Храма Синего Неба.

Хилдефон предупредил его, сказал не показывать сокровище другим людям. Это был последний разрешённый естественный артефакт из коллекции учителя, который Ниэль ещё не использовал.

— Это тебя не касается, — хмуро отозвался Крим.

— Вы же со мной живёте. Касается! Да и пора мне уже учиться у опытных самцов искусству обольщения! — с серьёзным видом произнёс Ниэль.

Крим уставился на него, как на диковинное животное.

— Тебе девять лет, сосунок. Ты сначала мою задницу перерасти, а то пока до неё и в прыжке не достанешь, самец нашёлся.

— Ну ты и животное, — скривился Ниэль. — Но всё же, ты её любишь?

— Конечно, люблю! — гордо кивнул Крим.

Филиника с волнением вытащила кольцо и сжала в кулаке, уставившись на сидящих.

— А жизнь за неё отдашь? — Ниэль попытался заглянуть в глаза Крима.

— Отдам!

— Врёшь!

— С чего ты это взял, мелкий?

— Почему тогда она такая грустная ходит?

— Ничего она не грустная!

— Грустная! Будто, хм, — Ниэль потёр подбородок, притворяясь, что задумался. — Будто по родителям скучает.

Крим замер. Он склонил голову и замолчал.

— Эх, мелкий. Лучше уж пусть скучает, чем знает правду…

— Всё так плохо?

— Не то слово!

— Неужели у неё такие ужасные родители?

— Ещё хуже, чем ты можешь себе представить!

— Они хотели продать её в сексуальное рабство?

— Если бы… Ещё хуже! Эй, ты откуда такие слова знаешь, сопля Моры?

Ниэль подавился смешком от такого сравнения, а затем улыбнулся во весь рот. Он услышал, что хотел, и верил, что это правда. Филиника же стояла, молча глотая слёзы. Она тихо развернулась и ушла.

— Крим, ну, ты – взрослый мужик, хватить уже паясничать, сиди медитируй! — строго насупил брови Ниэль.

*Шлёп*

— Ай! — вскрикнул он после смачного подзатыльника.

— Будет ещё меня тут учить, щенок, — проворчал Крим, подогнув ноги и закрыв глаза.

Ниэль повторил за ним и положил копьё на колени.

— Спасибо… — услышал он едва различимый шёпот и слегка улыбнулся краешком губ.

“Ох уж эти женщины…”.

***

Синергировать другие способности у Ниэля не получалось. Он не решался тренироваться с Глазом Неба, поэтому пока не трогал его. С огнём он управлялся неплохо, но пока также не слишком развивал его контроль, решив для начала выучить несколько боевых техник.

Вскоре после посещения сна Филиники Ниэль подтвердил свои догадки, узнав, что Крим – Воин, использующий стихии земли и тени. В Мире Снов Ниэль по облаку сновидения мог узнать стихии одарённых. В теории, ему нужно лишь оказаться недалеко от спящего человека, и он выяснит о нём многое: ранг, силу, а если тот ещё и не слишком силён, то и расспросит его во сне обо всём интересном. Для Ниэля на данный момент зайти в сон одарённого пятого ранга было почти невозможно. К Филинике он смог пробраться из-за её нестабильного эмоционального состояния.

Ко всему прочему Ниэль не забывал об алхимии – учился по книгам Хилдефона. И там же он нашёл кое-что очень интересное – рецепт афродизиака. Ниэль с трудом смог его приготовить, потратив на это десять дней и много ресурсов. Получившийся продукт был в виде розового порошка и не источал никакого запаха. Ниэль решил проверить его действие и отдал на пробу Криму.

— Ну как? — с улыбкой спросил он своего тренера на следующее утро.

— Продай мне всё, что у тебя есть, — твёрдо попросил Крим. — И если дальше продолжишь делать порошок – продавай мне.

— Хе-хе, — Ниэль посмеялся, прикидывая, как использовать чудо-порошок. В Юкхе афродизиаки были не редкостью, но все они имели побочные эффекты и не были слишком популярны.

— Как там Филиника? — спросил он, передавая Криму флакон с порошком. — Ничего не спрашивала?

— Нет, — Крим улыбнулся одними губами. — Она сильно изменилась. Стала жизнерадостной и весёлой девушкой, перестала так часто грустить.

— К-хм, — Ниэль смущённо кашлянул и достал из кольца статуэтку Хилдефона. Она изображала полуголого синеволосого мужчину, в полуприседе закрывающего предплечьями уши. Естественно, на ней учитель чуть повернул корпус, показывая свой великолепный пресс во всей красе. — Это вам, подарок, — Ниэль протянул статуэтку.

— Чего? — Крим принял артефакт и непонимающе посмотрел на Ниэля.

— Поставьте её рядом с кроватью, она не позволит шуму выйти за пределы комнаты. Если дальше будете использовать порошок, это вам не помешает...

— Ах ты, мелкий, — Крим, слегка смутившись, грозно посмотрел на Ниэля. Но статуэтку принял.

— Но вы не должны никому рассказывать о порошке, хорошо? — Ниэль с опаской отошёл подальше от Крима.

— Ладно, — неохотно буркнул тот. И сделал вид, что этого разговора не было.

Примерно через неделю после разговора с родителями Толи, Ниэля снова пригласили на ужин. Там он подписал контракт, по которому он будет получать два процента со всех продаж муки из шишек, желудей и каштанов. Ниэль за несколько дней до этого принёс им неплохие пироги из этой самой муки. Он специально отправил слуг в лес за шишками и желудями, а затем, вспомнив рецепты с Земли, попросил повара заняться этим. Вместе с едой, Ниэль также написал несколько рекомендаций на тему правильного толчения данных плодов в муку, сославшись на свой опыт в Яме. Ниэль надеялся, что тем самым он ускорит начало производства и продаж. Пока что доход он не получал, а только тратил деньги Диэллы, которые медленно таяли.

Точнее, не только эти деньги – у него имелся секретный дополнительный доход. У Ниэля с недавнего времени появилось странное хобби. Как-то раз Ниэль никак не мог заснуть и вышел ночью из дома подышать свежим воздухом. Немного подумав, он решил сходить туда, где раньше жил, и поискать Чудика. Прогуливаясь по Яме, он обыскивал всё вокруг мысленным восприятием.

В последние дни Яма оказалась переполнена, пришлось сносить забор, чтобы увеличить её площадь. Непрерывным потоком в город прибывало множество беженцев, и большинство оседали именно здесь. Но они не знали про Неро Розу, в отличие от местных, поэтому Яма вновь стала небезопасным местом. Сам же глава Тени Розы занимался другими важными делами, погрузившись в них с головой, а его подчинённые не справлялись с ситуацией.

Прогуливаясь, Ниэль видел девушек, торгующих своим телом, видел грабежи и насилие, но старался не вмешиваться. Однако когда он заметил здоровенного мужика, придавившего огромной ладонью голову светловолосой девочки к грязной стене какого-то сарая, а второй рукой поддерживающего её голое худенькое тело на весу, Ниэль не выдержал и рванул к нему.

На ходу достав копьё, он рывком попытался воткнуть его в спину уроду, но тот быстро среагировал и развернулся, взмахом руки отбивая атаку. Ниэль увидел, что из его предплечья торчали широкие кости, словно защитные наручи.

— Ты кто, щенок? Захотел присоединиться? Хе-хе, ну иди сюда, я и с тобой поиграю… — мужчина небрежно отшвырнул девочку и кинулся на Ниэля, не потрудившись подтянуть штаны. Он выбросил кулак ему в голову, собираясь всё решить одним ударом. Из костяшек торчали белые острые шипы.

Помощник вспыхнул предчувствием опасности, и Ниэль едва избежал удара, отпрыгнув в сторону. На максимально возможной скорости он попытался воткнуть копьё в лицо противника, но тот второй рукой поймал его у основания лезвия и с улыбкой дёрнул на себя. Ниэль не успел отпустить оружие, и его рвануло к злорадствующему ублюдку. Тот согнул свободную руку, и из её локтя выдвинулся белый шип, нацеленный в голову Ниэля.

Резко ударив снизу-вверх в локоть появившимися в руке ножнами, Ниэль ушёл с линии атаки и упал на землю, пропуская над собой смертельный удар. Оттолкнувшись изо всех сил, Ниэль вытащил из кольца кинжал Хилдефона и ткнул им в неприкрытый пах мужчины. Тот, не переставая безумно улыбаться, прикрылся и усилил тыльную сторону ладони костями.

Но улыбка превратилась в гримасу ужаса, когда кинжал легко пронзил руку и пробил себе путь дальше, накрепко пришивая ладонь ему между ног. Не успел урод отойти от шока, наклонившись и хватая ртом воздух, как Ниэль достал второй кинжал и вогнал его ему в сердце.

Тяжело дыша, Ниэль сел на землю, с ненавистью смотря на упавший труп. Покачиваясь, он встал и направился к девочке. Быстро присел, достал целебную пилюлю третьего ранга и сунул ей в рот. Но девочка была уже мертва.

— Ха! Хахахаха, — Ниэль запрокинул голову и смеялся, а из его глаз текли слёзы. Жестокая битва и смерть девочки ударили по его психике, но через несколько очень долгих мгновений он сумел взять себя в руки и успокоился, с трудом поднимаясь на ноги.

Ниэль долго стоял и смотрел на тело девочки, а затем сжёг его. Мужчину же он так и оставил лежать в подворотне, даже не проверив его вещи. От одной только мысли, что ему придётся прикоснуться к нему, Ниэля выворачивало.

С той ночи Ниэль каждые два-три дня выбирался на улицу и гулял, убивая преступников на улице и в домах. Иногда он просто врывался в жилище и устраивал бойню, уничтожая очередной притон. Временами его противником становился одарённый, как и в первую ночь, и тогда приходилось выкладываться на полную. После каждого убийства Ниэль забирал деньги своих противников, иногда находя простенькие артефакты.

Со временем это стало для Ниэля зависимостью. Он спасал людей, давал им денег на первое время и верил, что своими действиями делает мир лучше...

После первой ночи он вырезал себе простенькую маску из дерева, прикрывающую всё кроме носа. Во время вылазок он носил чёрный балахон с капюшоном, а своё копьё заменил на другое, более простое и полностью чёрное. Он купил его инкогнито в не очень популярной оружейной лавке. Вскоре слухи о неуловимом мстителе распространились по всей Яме, а после и по всему городу. Его прозвали Безликим Карателем и придумывали о нём страшные байки. Некоторые им пугали детей, а некоторые считали посланником богини, молясь за его здоровье перед сном.

После таких ночей Ниэль засыпал крепким сном, просыпаясь по утрам бодрым и полным сил. Его тренировки с Кримом также стали намного плодотворнее, после множества уличных боёв на смерть.

Но со временем находить жертв стало сложнее. Всё дошло до того, что Ниэль за несколько походов не смог найти ни одного насильника. Ниэль пока не решался действовать внутри города, он не был уверен, что его не поймают. И тогда он немного изменил свою стратегию.

***

По улочке, слабо освещённой лунами, брела девочка. Длинные чёрные пряди закрывали большую половину лица, а простенькое потёртое платье пестрело многочисленными заплатками. Но даже так, под светом лун, отчётливо виднелась её чистая белая кожа и гладкие шелковистые волосы.

Ребёнка накрыла тень.

— Девочка, пойдём со мной! Я тебя накормлю и найду жильё! А если ты потерялась, то вместе найдём твоих маму и папу, — с волнением проговорил толстый мужчина в рваной рубашке и грязных брюках с закатанными штанинами.

— Дяденька, ты хочешь меня изнасиловать? — раздался тихий голос. Девочка не смотрела на мужчину, а глядела на кольцо с синим камушком, что лежало у неё в ладошке.

— Ну что ты! Нет, конечно! Я только… — не успел он договорить, как его горло проткнуло копьё.

Ниэль с хлюпаньем вытащил оружие и с улыбкой наблюдал за падающим хрипящим телом.

***

Переодеваясь в платье, Ниэль использовал недавно обнаруженную способность своей родословной – отращивание волос. С помощью кольца правды он находил насильников и убивал их и вновь каждое утро просыпался отдохнувшим и полным сил.

Дни проходили один за другим, и вот, настал день, которого Ниэль долго ждал – бал мэра. Он был назначен на пятнадцатое число четвёртого месяца зелёной луны, спустя двадцать пять дней после заселения Мики в особняк. С собой Ниэль взял Крима и Филинику, оставив остальных дома.

“Нечего детишкам по взрослым местам ходить, пусть дома играются…” — думал он, разглядывая в зеркало свой новый костюм. Бежевая туника, иссиня-чёрный пиджак и кальсоны – всё из невероятно дорогой ткани. Гладкие туфли цвета ночи и фиолетовый галстук под цвет бровей. В пуговицах пиджака поблескивали фиолетовые камни – особый вид сапфира, который нашёл Ниэль в закромах учителя. Жекало Руби долго восхищался качеством камней и выспрашивал у него, откуда он их взял и есть ли ещё. Жекало и смастерил пуговицы под пиджак, причём каждая пуговица была особым защитным артефактом, как и сделанные им же вычурные серебряные запонки, со вставками из чёрных бриллиантов.

Ниэль стоял перед зеркалом и с лёгким волнением рассматривал своё отражение через монокль.

“А что если она уродина? Не будут же красивую выдавать за тридевять земель? Хотя нет, это бы ударило по их чести. Скорее всего, у неё родословная плохая…” — размышлял Ниэль. Утром он получил письмо, из которого узнал, что именно сегодня ему представят будущую невесту – Элику Далга.

Глава 18. Бал

Ниэль не понимал, почему так волнуется перед грядущей встречей с навязанной невестой. Он прекрасно осознавал, что никак не сможет препятствовать нежеланному браку, ведь тут замешана большая политика.

— Господин, карета готова, — Вита открыла дверь.

Ниэль кивнул, поправил галстук и направился на выход.

“Почему любое упоминание об этой девочке заставляет меня так волноваться? При этом я не злюсь… Может, мне просто страшно? Судя по моей прошлой жизни, вкус у меня плохой. Может, даже лучше, что выбрали за меня? Блин, что за тупые мысли, надо успокоиться. В любом случае если я буду против, то методов решения этой проблемы предостаточно”, — размышлял Ниэль, садясь в свою новенькую карету.

“На балу будет много людей. Стоит ли попробовать узнать побольше о расе Кошмара? Или о методе Уно-Энодори? Как там говорил Хил, нео-раса Алых Полос?”

— Крим, а кто такие нео-расы? — спросил он, когда карета тронулась.

— Хм. Существуют Боги и Высшие Боги, восьмой и девятый ранг. Знаешь же? — отозвался Крим, поглаживая свои усы.

— Да, — Ниэль кивнул.

— Некоторые из них после себя оставляют родословную. Их потомков и называют представителями нео-расы. Они наследуют частички силы своих предков. Например, нео-родословной обладают сильнейшие войны Парваты. Их род берёт корни от Великой Парваты, которой они молятся и называют Матерью. Им повезло, у Парваты был лишь единственный ребёнок, а вот у прародительницы Союза Семи – девять. И каждый из них получил частичку её силы. Из девяти детей восемь дали потомство, и впоследствии каждый из них основал своё государство. Они между собой частенько воевали, до недавнего времени.

— А куда восьмой делся? Союз Семи же, — поинтересовался Ниэль.

— Его страна давно уничтожена, но про это мало что известно, — Крим прикрыл глаза.

— А у той страны тоже был цветок в названии и гербе, как у остальных в Союзе?

— Да. Цветок Астры. Про неё ходит множество страшных легенд, но это всё в прошлом. Страна уничтожена, все её наследники погибли.

— А кто её уничтожил?

Немного помолчав, Крим всё же ответил:

— Остальные семь стран. Больше не будем говорить на эту тему.

— Как скажешь, — легко согласился Ниэль. — А кто самый сильный на континенте?

Крим странно посмотрел на Ниэля и проворчал:

— Ох и странные ты вопросы задаёшь сегодня…

— И всё же.

— Храмы, разумеется.

— А кроме них? — Ниэлю хотелось чуть больше узнать о мире.

— Я бы сказал, что это орден Адама и Секта Ди. Но в мире много сильных организаций, и далеко не о всех известно.

— Орден Адама и Секта Ди, — пробормотал Ниэль, запоминая названия. И продолжил: — В моём методе развития я нашёл упоминания о нео-расе Алых Полос и Королевстве Рахигон, знаешь о них?

— Хм… — Крим задумался. — Я о таких не слышал.

“Похоже, их уничтожил Палач Джулами, раз Хил про них знает, а Крим нет”, — предположил Ниэль.

— Расскажи о Варварах, кто они вообще такие? — Ниэль решил сменить тему и чуть больше узнать о родной стране своей невесты.

— Хм... Ну слушай. Коалиция Варваров – самое северное государство. Дальше идут Северные горы, а за ними уже Безмерная Пустошь. Варвары сильнее Республики раз в десять. Одно хорошо – у них нет единого центра, поэтому им сложно собрать общую армию.

— А с родословной у них как? — спросил Ниэль.

— Многие кланы Варваров обладают родословной Гигантов, что на семнадцатом месте в списке Рённе. Она может быть слабой или едва проявляться, но для Варваров главное, чтобы родословная вообще была, иначе человек теряет свой статус. Это как у нас, когда одарённые сразу становятся гражданами третьего ранга.

Ниэль побледнел, представ громадную накаченную девочку, мило хлопающую глазками.

Крим заметил выражение его лица и усмехнулся.

— Не бойся, девушки у них с обычной внешностью, разве что повыше чуток наших да пофигуристее. Но тебе вряд ли дадут в жёны кого-то с родословной Гигантов, они очень берегут кровь и не желают выпускать её за пределы Коалиции, так что не переживай.

— Фух, — выдохнул Ниэль.

— Вроде всё основное тебе рассказал. Хотя нет... Ещё говорят, что у сильнейшего клана Варваров проявилась слабая родословная Титана. Она в списке на четвёртом месте. Но не уверен насчёт правдивости слухов, их следовало бы проверить. В принципе Варвары неплохие люди и своих не бросают. Чутка бешеные только. Так что всё не так плохо, главное, подружись со своей будущей женой, когда завтра жить вместе начнёте…

“В смысле жить? Это же просто первое знакомство!” — в панике подумал Ниэль.

— Мы подъезжаем, — раздался приятный голос Филиники, которая сидела рядом с Кримом.

Ниэль вышел из кареты, погружённый в тревожные думы.

Резиденция мэра Авана располагалась неподалёку от берега реки на живописном склоне. Ниэль шагал по гладкой дорожке, рассматривая необычный пятиэтажный особняк. В конструкции здания преобладали прямоугольные формы, и архитектор явно любил стекло. Стены второго и четвёртого этажа были и не стенами вовсе, а огромными панорамными стёклами; стены же первого, третьего и пятого были выполнены из голубоватого камня. Каменные стены сильно выступали вперёд, на них сильно выделялись большие затемнённые окна.

Компанию Ниэля встретила симпатичная служанка и проводила на крышу. По пути она рассказала о гостях и их положении, описала особенности здания и местности. Во время импровизированной экскурсии почти каждый проходящий мимо мужчина невольно задерживал взгляд на Филинике. В этот день она была бесподобна – в светло-голубом свободном платье с небольшим вырезом и белых туфлях на каблуках. Её серебристые волосы свободно падали на спину, помимо двух связанных белыми ленточками прядей, лежащих на высокой груди. Из украшений на ней весело поблёскивали серебряное ожерелье и серьги с бриллиантовыми вставками. На запястье же правой руки виднелась простенькая белая верёвочка.

На крыше Ниэль, Крим и Филиника медленно прогуливались по специальным дорожкам, вдоль которых цвели редкие яркие цветы и стояли, пока тёмные и безжизненные, маленькие фонарики. Был ранний вечер, и дополнительный свет не требовался.

В центре крыши стояло просторное крытое помещение, полностью сделанное из стекла. Там и собралось большинство гостей. Между ними сновали официанты с бокалами лёгкого алкоголя, а фоном играло пианино. Впрочем, Ниэль не разбирался в музыкальных инструментах и мог ошибаться. Прогуливаясь, Ниэль встречал среди гостей и своих знакомых. Он тепло пообщался с вице-лидером Восьмой Наковальни, перекинулся парой слов с родителями двойняшек и подошёл к отцу Толи.

Ниэль расспрашивал у Тепи Хрисоса о соглашении Леса с Республикой по шишкам и жёлудям, когда краем глаза заметил приближающегося к нему здоровяка, который шёл от центра комнаты, где виднелся подиум для выступлений.

Мужчина был ростом более двух метров. На его плечах лежал сине-золотой плащ, закреплённый чёрной кристаллической застёжкой. У него были широкая светлая борода и усы. Он подошёл к Ниэлю и внимательно оглядел с головы до пят.

— Ну здравствуй, зятёк! — звучным голосом заявил он.

Ниэль поднял голову и смущённо посмотрел на огромного мужчину. Пошарив глазами, он нашёл девочку, прячущуюся за спиной отца. Маленькая, светловолосая и с большими ярко-сапфировыми глазами, в милом синем платьице. Она была словно кукла из его прошлого мира. Девочка левой рукой цепко держалась за одежду отца и внимательно смотрела на Ниэля, не показывая эмоций.

— Здрасте… — стушевался Ниэль, отводя взгляд от её равнодушных глаз.

— А ты чего мелкий такой? — спросил мужчина, почёсывая затылок. Крим с Филиникой стояли неподалёку и откровенно веселились, наблюдая за общением будущих родственников.

— Ну, я маленький ещё, мне только девять, — нерешительно возразил Ниэль.

— Когда мне девять стукнуло, я раза в полтора тебя выше был! — воскликнул здоровяк.

— Может, вам было девятнадцать? Всё же я не настолько мелкий…

— А может и девятнадцать, бездна его знает… — мужчина неуверенно потёр лоб. — Меня зовут Дора Далга, а дочурку мою Элика Далга. У меня всего пара условий к тебе, малец. Ты не должен обижать её и должен вырасти поскорее, а то слишком ты короткий какой-то.

— Нормальный у меня рост для ребёнка, — поморщился Ниэль. — Ей обязательно со мной оставаться? Мы же дети совсем, а уже вместе будем жить.

— Ну, а какая из вас пара выйдет, если вы не вырастете вместе? — удивился Дора. — Или от дочурки моей отказаться хочешь, а? — он грозно нахмурил брови.

“Что за дурацкая логика…” — обречённо подумал Ниэль.

— Не хочу я отказываться, просто спросил!

— Да? Ну тогда ладно, — Дора хлопнул по спине Ниэля так сильно, что челюсти того громко щёлкнули.

— Ну, вы пообщайтесь тут, а я пойду поем! — Дора ласково погладил дочь и ушёл провожаемый неприязненными взглядами окружающих. Не любили Варваров в Юкхе. Не так, как Парвов, но не любили.

— К-хм, я Ниэль, — он подошёл к Элике, недовольно потирая подбородок.

“И правда Варвар, чуть зубы мне не выбил!”

— Я Элика Далга, — тихим холодным голосом отозвалась она.

— А у меня для тебя подарок есть! Вот, смотри, — Ниэль достал из кольца небольшую заколку в виде серебряной бабочки с сапфировыми камушками на крыльях.

— Она не обычная, а волшебная! Если ты надавишь ей вот сюда, то появятся волшебные бабочки. Давай, попробуй, — он протянул Элике украшение и указал, куда нажать. Она слабо кивнула и своим миниатюрным пальчиком сдавила особый камушек на спине бабочки. В тот же миг появилось множество фантомных разноцветных бабочек.

Элика с живым интересом понаблюдала за ними, а затем приняла заколку из рук Ниэля и с улыбкой прицепила её на волосы чуть выше правого уха.

"Знал бы ты, Хил, что твоя коллекция женских украшений понадобилась мне так скоро... Но ей понравилось, любая девочка будет довольна таким подарком!" — думал радостный Ниэль, невольно растягивая губы в улыбке.

В это время на подиум вышел широкоплечий мужчина в чёрно-красном костюме. Его длинные алые волосы были собраны в высокий хвост.

— Приветствую. Я крайне признателен, что вы смогли посетить сей скромный бал.

Это был мэр города – Аван Ракта. Он произнёс речь, упомянув в ней гостей из Коалиции Варваров и самого Ниэля. Аван поблагодарил его за его отвагу и сказал, что Республика всегда будет помнить о его великом подвиге. Во время речи мэра все вокруг разглядывали Ниэля, демонстрируя самые разные эмоции: раздражение, презрение, брезгливость, любопытство, интерес, восхищение и даже искреннюю ненависть. Что ж, такова участь человека, выбившегося из самых низов и ставшего чуть ли не национальным героем. И хотя каждый присутствующий здесь знал, что Ниэль лишь стал удобной пешкой в руках больших политиков, это ничего не меняло...

“Чувствую себя, как в зоопарке…” — недовольно думал Ниэль, но при этом внешне улыбаясь и вежливо кивая.

Затем Аван представил своего сына – высокого парня с характерной для клана Ракта идеальной внешностью и отцовской причёской.

После речи мэра, когда заиграла музыка и многие пары вышли на танец в центр зала, Ниэль рыскал глазом с моноклем по толпе. Первой он нашёл Хъёду, мило беседующую с Неро. Оба они выглядели элегантно и радовали глаз тем, как прекрасно смотрелись вместе. Следующим он обнаружил Финриха, стоящего в компании парней и девушек. Там же стояла и Лура. Именно на ней и задержал свой пристальный взгляд Ниэль.

“Она должна была нанести крем на лицо перед выходом. До проявления эффекта моей изменённой Камфоры осталось минут тридцать. Максимум час. Ну что ж, подождём…” — Ниэль улыбнулся краешком губ.

— Элика, хочешь фокус покажу? — обратился он к ней.

Та скосила на него глаза, но не ответила.

“Чёрт…”

— Вон та тётенька в чёрно-жёлтом платье, которая хихикает, как дурочка. У неё скоро будут большие проблемы, веришь? — Ниэль не собирался сдаваться, когда Элика снова промолчала. — Вот увидишь, так и будет! Я – великий пророк и вижу будущее!

Элика повернулась к нему и посмотрела как на чудика.

— Не веришь? А ты глянь на свою заколку, я, как пророк, идеально угадал, что ты будешь одета в синих тонах и что глаза у тебя тоже синие. Поэтому и выбрал сапфир! А серебро – это к твоим волосам, — Ниэль улыбался во весь рот, разглядывая неуверенно морщащую носик Элику.

— Ничего, скоро сама всё увидишь! Давай пока расскажу тебе о присутствующих? Я в городе человек большой, многих знаю! Вон та девушка – это Хъёда, она раньше в Яме главной была. А хихикающая дурочка – её племянница, Лурой зовут. Она один раз заставила ей цветок искать, а когда я нашёл, тот олух, — Ниэль подбородком указал на Финриха. — Вон, который на дурочку пялится, будто обжора на конфетку. Да, он. Так вот, этот олух чуть не убил меня! Нет бы спасибо сказать… Злые они, да?

Элика уже с бóльшим интересом слушала Ниэля, поглядывая на компанию молодых людей.

— Пойдём, поищем ещё знакомых, — Ниэль вдруг понял, что выбрал не очень удачную тему для беседы и решил просто прогуляться. — Вот мои соседи... И эти тоже. А вот дяденька мне копья сделал, хороший человек! А это Крим с Филиникой, со мной живут. Ну, вроде всё, остальных я не знаю. Я хоть и большой человек в городе, но чуть-чуть.

Ниэлю доставляло истинное удовольствие гулять среди взрослых людей и вот так по-детски дурачиться, не думая ни о чём. Да и спутница оказалась благодарным слушателем, просто всё время молчала. Пройдя немного, Ниэль с Эликой случайно услышали жаркий спор и направились в сторону, откуда раздавались громкие голоса.

— Да как вы не понимаете! Это начало конца! Фениксы совершили грубейшую ошибку! — разгорячённо доказывал темноволосый мужчина средних лет.

— А я думаю, что это только шаг вперёд! — возразил ему высокий подтянутый старик. Позади него стояла девочка лет двенадцати и с интересом слушала спор. И у неё, и у старика волосы были цвета морской волны, а радужки глаз светло-розовыми, без зрачков.

— Шаг вперёд! — гневно зарычал мужчина. — Они полностью убрали различия между одарёнными и обычными людьми! Они даже само слово «‎одарённый»‎ убрали, у них теперь все равны! Они перешли черту, как ты не понимаешь? Не могут быть равны обычные люди и мы, обладающие силой!

— Почему же? — спокойно спросил старик, подхватывая бокал у пробегающего мимо официанта. — С решениями Фениксов всегда очень многие спорили. Все думали, что они поступают глупо, отдавая столько власти обычным людям. Но что в итоге? На данный момент они одна из сильнейших сил на континенте. Думаешь, без реформ Фениксы бы добились такого? Это не начало конца, а начало их ещё большего возвышения, помяни моё слово, Септимус.

— Они нарушают правила, Бела. Сотни тысяч лет мы правили, а обычные люди подчинялись. Но они ломают устои, перечат заветам предков. Вот увидишь Бела, Феникс ждёт падение! — мужчина гордо вскинул подбородок, решительно развернулся и направился прочь.

— А ты как считаешь, Ниэль? — старик с улыбкой посмотрел на него.

— Думаю, вы правы, — Ниэль заглянул ему в глаза и едва смог отвести взгляд, приложив невероятное волевое усилие. Глаза старика будто притягивали и гипнотизировали.

— Неплохо, — кивнул он. — Я Бела Канасу. А это моя внучка – Гидаи Канасу, — старик указал на девочку, что с любопытством рассматривала Ниэля.

“Клан Канасу, один из сильнейших в Юхке...” — пронеслось в голове Ниэля.

— Как ты думаешь, Республика сможет ввести такие же реформы, как и Империи Феникса? — поинтересовался Бела, оценивающе поглядывая на него.

— Не сможет, — уверенно ответил Ниэль.

— И почему же? — удивился такому ответу Бела.

— Из-за существования Ям. Их не должно быть.

— Интересно-о, — Бела с ещё большим интересом посмотрел на Ниэля.

Он хотел было ещё что-то спросить, но тут со всех сторон раздались крики:

— Нападение! Парвы! Тут Парвы!

Ниэль напрягся и вгляделся в небо. На огромной скорости к ним приближались громадные птицы, на спинах которых стояли люди.

— Уходим, надо найти Крима и твоего отца, быстрее! — Ниэль схватил Элику за руку и побежал, напряжённо оглядываясь вокруг.

Везде царили паника и хаос, их несколько раз чуть не сбили бегущие к лестнице люди.

— Разойтись! — раздался громоподобный рык. Ниэль сразу повернул в его сторону и, наконец, увидел паникующего Дору, отчаянно шарящего взглядом по толпе.

— Сюда!

Дора тоже заметил их и рванул навстречу, грубо расталкивая всех на своём пути. Крики о помощи и плач звучали всё громче и громче. Дора поднял детей и побежал к краю крыши, через десяток шагов к ним присоединились вынырнувшие из толпы Крим с Филиникой. Всюду гремели звуки сражения и стонали раненые.

— Вот ты где! — перед Дорой остановился мужчина лет двадцати пяти. Как у истинных Парвов, его кожа была почти прозрачной, а кудри густыми. Он стоял и с ненавистью смотрел на Ниэля.

— Убейте этого ублюдка! — прошипел он. Двое воинов, стоящие позади мужчины, рванули к Доре.

— Ха! — громко вскрикнул отец Элики и поставил детей на пол. Он двинулся вперёд и двумя невероятно быстрыми ударами рук взорвал головы противникам.

— Варвар?! — удивился Парв. — Что тут делает Варвар?

— Господин Дарэки, — к нему подошёл сухой старик и что-то прошептал на ухо. Парв нахмурился.

Дарэки Захра совсем не ожидал таких неприятностей. Они знали, что из Союза Семи будут люди из Федераций Чёрной Розы и Шёлкового Тюльпана. Знали о Беле Канасу и Септимусе Кройне – особо сильных Пиковых Абсолютах – и для каждого подобрали противника. По их сведениям, на балу помимо самого Авана не должно было быть Владык. Но совершенно неожиданно Варвары приехали лично отдать Элику Ниэлю, чего Союз Парваты не учёл.

“Всё стало намного сложнее, мне тоже придётся вступить в бой…” – с досадой подумал Дарэки Захра.

— Пока я тут, вы не посмеете коснуться мальчика, — уверенно заявил Дора. Он отодвинул Ниэля с Эликой себе за спину и глянул на Крима с Филиникой. — Никого к ним не подпускать. Понятно? Никого!

Крим кивнул, вынул из кольца тёмно-серый клинок. Филиника же надела белые перчатки, на которых виднелись прозрачные драгоценные камни, расписанные символами.

— Ты уверен, что хочешь вмешаться? Я просто хочу поболтать с моим племянником, это наши семейные дела, зачем ты лезешь в них, Варвар? — улыбаясь, спросил Дарэки и достал из кольца оружие, похожее на биту. На его руках плавно материализовались тёмные кристаллы и перешли на плечи, шею, грудь, и через несколько секунд поверхность его тела полностью кристаллизовалась, включая лицо и волосы.

Дора зло оскалился и сжал кулаки. Ниэль с изумление наблюдал, как Варвар на его глазах становится всё больше и больше. Примерно на трёх с половиной метрах рост Доры остановился.

“Жалко, что он не зелёный, так бы точно увеличенной копией Халка был! И почему его одежда не порвалась?” — мысли Ниэля лихорадочно менялись, пока он осторожно оглядывал своим восприятием весь ужас происходящего.

*БАХ!

Ниэль увидел перед собой размазанный силуэт и услышал громоподобный грохот. Он успел заметить, как Парв поймал удар кулака Доры, и всё снова размыло. Бой проходил на таких скоростях, что Ниэль физически не мог уследить за этим смертельным танцем, лишь слышал оглушительные звуки ударов и видел всё новые и новые трещины, расползающиеся по полу.

Краем глаза он заметил, как в их сторону мелькнуло что-то быстрое, но Крим рванул навстречу и взмахнул клинком, отсекая голову вражескому воину.

Ниэль распространил мысленное восприятие и пытался понять ситуацию. Всего нападавших было человек сто, и большая часть сейчас сражалась с личной стражей мэра, которая защищала выживших гостей. Сам Аван вёл ожесточённый бой со стариком, который, как и Дарэки, кристаллизовался, только вот был почти прозрачным. Почти небрежно помахивая посохом, Парв создавал многочисленные барьеры. Их пытался разбить Аван Ракта, вокруг которого летали созданные им гигантские чешуйчатые змеи из крови и постоянно выстреливали из пасти какими-то лучами, иногда пуская в дело голову или хвост.

Неподалёку Бела Канасу спокойно шёл вперёд, и с каждым шагом его противники падали замертво. За ним следовала бледная Гидаи, его внучка. Но вот перед Бела остановился какой-то мужчина в свободном зелёном халате и между ними завязался диалог.

В похожем положении находился и Неро. Поначалу он каким-то образом вызвал кучу теневых ассасинов, а затем вскинул вверх чёрную розу, создавая вокруг себя и тех, кто находился рядом, защиту. На полу по окружности появились изображения чёрных лепестков, испускающих тёмное сияние. А после он просто исчез, и Ниэль только иногда замечал мелькание его клинка и падающие тела. Но затем светловолосый мужчина, от которого исходил яркий свет, встал у него на пути, и между ними началось сражение на невероятной скорости.

Мужчина по имени Септимус также выделялся. Он объединился с вице-лидером Восьмой Наковальни, и они вместе методично вырезали врагов. Вице-лидер, покрыв себя плотным металлическим покровом, на невероятной скорости орудовал стальным посохом, пока Септимус стоял позади. Под ногами последнего светился белый круг, откуда выстреливали острые корни деревьев, протыкая и пеленая противников. Их успешное шествие закончилось, когда против них выступили братья-близнецы.

Один из близнецов взмахом руки создал кислотный дождь, что разъедал корни, а второй выстреливал из ладоней огненными лучами, протыкая броню вице-лидера. Ниэль видел, как небольшая капелька яда попала на лицо Финриха, и тот упал, покрывшись зелёными наростами. Он видел и Луру, чьё лицо обсыпало красными фурункулами. Но никто не обращал на неё внимание – план мести Ниэля полностью провалился. Хоть Камфора и подействовала, но никому не было дела до Луры.

Сын Авана – Ахвак Ракта – умело орудовал огромным копьём, сражаясь против противника с двумя клинками, а какой-то паренёк размахивал руками, разрезая появляющимися нитями всё на своём пути, но его визави успешно сжигал их зеленоватым пламенем. Крим с Филиникой оберегали от нападений Ниэля и Элику, однако под их защиту уже подтянулось и множество выживших гостей, в страхе сбившись в кучу.

Дора и Дарэки резко остановились, отчего всё вокруг разметало ветром. Первый спокойно стоял, почти недвижимый, покрытый многочисленными медленно заживающими ранами. Дарэки же глубоко дышал. На его теле виднелось множество вмятин и сколов. Всё вокруг них было разрушено, пол покрылся трещинами.

— Убейте мальчишку, не медлите! — зло крикнул он, и из его позвоночника с хрустом появились шесть чёрных кристаллических отростков, похожих на паучьи лапки. Остриями они указывали на Дору. Тот хмыкнул и напрягся.

*Бах!*

По всему его телу забегали молнии, и он сорвался с места, с яростью бросился на Парва.

Услышав приказ Дарэки, многие воины рванули к Ниэлю, Криму и Филинике пришлось тяжко, давление на них резко увеличилось. Ниэль напряжённо наблюдал, готовый в любую секунду уклониться от удара. Он был уверен, что в бою такого масштаба прихлопнуть его совсем не составит труда.

В это время Элика подошла к Филинике, которая стояла позади Крима и замедляла врагов, замораживая их. Крим атаковал противников всем, чем мог: каменными копьями, теневыми клинками и своим собственным оружием. Элика дёрнула рукав Филиники и подбородком указала на пустое место:

— Там невидимка.

Филиника резко глянула в ту сторону, и её правый зрачок на миг превратился в снежинку. Прямо из воздуха выпал ошарашенный мужчина, полностью скованный льдом.

“Этого не может быть! У неё же…” — только и успел он подумать, прежде чем рассыпаться снежной пылью.

Филиника внимательно посмотрела на худенькую спину отходящей от неё Элики и снова направила все силы на помощь Криму.

В пылу боя никто не заметил этот небольшой инцидент. Даже Ниэль – он был сосредоточен на одном из братьев-близнецов, который пытался прорваться через вице-лидера. И спустя несколько минут у него это получилось.

Зло оскалившись, он направил ладонь прямо на Ниэля и выстрелил. Но за мгновение до этого Аван активировал свой глаз, и рука убийцы дёрнулась, отправляя смертельный выстрел в Элику. Ниэль, до боли в костяшках сжимающий копьё, с ужасом наблюдал, как огненный луч вырывается из ладони Парва.

На максимально возможной скорости он рванул к Элике и махнул копьём, но луч с лёгкостью уничтожил оружие и попал в Ниэля. Почти вся правая половина его тела превратилась в кровавое месиво. Не помогли ни защитные запонки, ни пуговицы.

Элика с ужасом наблюдала, как Ниэль качается и падает в лужу собственной крови. Она отступила на шаг и осела на пол вслед за ним. Из её глаз непрерывно текли слёзы.

— ТВАРИ! — раздался громоподобный рёв, оглушающий каждого. Бои прекратились и все увидели огромного и злого Дору, по телу которого бегали красные молнии. Он стоял, наступив ногой на нечто, похожее на саркофаг из тёмного кристалла. Дарэки Захра едва успел применить технику спасения жизни, запечатав себя в скульптуре Матери.

Дора наклонился, поднял саркофаг и нанёс чудовищно мощный удар в кристаллическое лицо женщины. Но кристалл даже не треснул. Зло отбросив нерушимый гроб, Дора исчез, а в следующее мгновение появился прямо перед близнецом, который стрелял в Ниэля. Тот сильно побледнел и попытался дать отпор, но после единственного взмаха руки Варвара его голова взорвалась вдребезги. Та же участь ждала и его брата.

— ВЫ УЖЕ ЗАБЫЛИ НАШИ УРОКИ, ЗАБЫЛИ ПОЧЕМУ ВЫ ВСЕГДА НАС БОЯЛИСЬ?! Я ВАМ НАПОМНЮ, КУЛИ! КАК ВЫ ПОСМЕЛИ НАПАСТЬ НА МОЮ ДОЧЬ, ТВАРИ?! — ревел Дора, ударами кулаков разрушая барьеры старого Парва – второго Владыки напавшей группы.

“Он сжигает свою жизнь, нужно только затянуть бой, и он выйдет из этой формы!” — в панике думал Парв, непрерывно создавая барьеры и анализируя ситуацию. На этот раз они просчитались, и эта ошибка в будущем сильно им аукнется.

В это время Филиника заморозила травмы Ниэля и сейчас внимательно следила, чтобы жизнь не покинула того. Крим с грустью скормил ему полученную от него же пилюлю жизни четвёртого ранга, чтобы стабилизировать ситуацию. Но травма от Пикового Абсолюта не может быть простой. Ниэль полностью лишился руки, ноги, части челюсти и боковых рёбер.

*Треск*

Из саркофага выпрыгнул Дарэки и исчез во вспышке света. Старик же не смог выдержать натиск Варвара и Авана. Вместе они пробили защиту Владыки, и Дора взмахом руки разбил голову Парва в кровавую кашу. Спустя несколько минут они общими силами убили и остальных врагов, кроме противников Неро Розы и Белы Канасу – те сбежали сразу, как запахло жареным. Операция Альянса Парваты полностью провалилась из-за впавшего в ярость Варвара.

Дора подошёл к Элике, что молча смотрела на изувеченного Ниэля и плакала. Дора выглядел неважно: бледное лицо, чуть трясущиеся руки и мешки под глазами. Всё имеет цену, усиление в том числе.

— Ничего, всё с ним будет хорошо, — он потрепал светлые волосы дочурки. — У него сестра – Избранная Жизни. Уверен, его не оставят умирать, так что не переживай.

Элик слабо кивнула.

— Видишь, какого мужика тебе папка нашёл! Таких мало очень, так что береги его, — Дора подмигнул покрасневшей дочке...

Глава 19. Правда

Элика сидела у кровати, в которой лежал мирно спящий Ниэль, и смотрела на него пустым взглядом. Она никак не могла понять, зачем он так поступил. С детства Элика сильно отличалась от других детей, она могла видеть то, что не могли другие. Видела «‎души»‎ людей и могла отличить ложь от правды просто разговаривая с ними, понять истинный смысл намерений и слов лишь заглянув им в глаза. А ещё иногда она будто чувствовала, что нужно сделать, как именно поступить.

Про её странности не знал никто, помимо отца. Когда Дора это заметил, он строго-настрого запретил ей рассказывать об этом кому-либо. Тогда она увидела в его глазах правду о том, насколько ей опасно жить в своей же стране. После известий о том, что её подарят в качестве невесты какому-то мальчику, она попросила отца, чтобы он просто увёз её к нему без всяких официальных церемоний. Она чувствовала, что так надо, её будто сам мир подталкивал к этому решению. Отец обрадовался и согласился. Сама Элика не особо переживала о будущем муже. Когда она раскроет свой дар, он сам от неё убежит...

Прощаясь с матерью, Элика остро чувствовала её фальшивую грусть. Её мама была насквозь фальшивой, но Элика не подавала виду, что давно уже раскусила её лицемерную натуру. Она даже отцу не говорила, что мама не любит его, ведь сам Дора был без ума от своей жены и сильно бы расстроился, узнав правду…

Элика о многом молчала. Её не интересовали пустые разговоры, поэтому все считали её замкнутой и не слишком умной девочкой. Особенно когда обнаружилось, что в ней нет ни капли крови Гигантов. Тогда даже редкие друзья и знакомые стали относиться к ней пренебрежительно. Нет, виду они не подавали, но вот внутри…

Элика сразу заинтересовалась Ниэлем, этим странным мальчиком. Потому что не видела его. Она не знала, когда он говорит правду, а когда врёт. Не видела его истинные мысли и желания, он был будто закрытым на ключ сундуком, который она не могла открыть, как бы ни старалась. Но ведь ей было так интересно! Почему она не видит его? Почему у него такие странные шутки? Он и правда пророк? Как узнал, что у неё синие глаза? Элика впервые осознала, что значит чего-то не знать.

Ей стало по-настоящему интересно рядом с Ниэлем. Ей захотелось разгадать его. Кто он? Почему он ходит с закрытыми глазами? Для чего он подарил ей эту красивую бабочку? Просто так или преследуя какие-то цели? Она шла рядом с ним и задавала себе эти вопросы, слушая его забавные комментарии. Из-за своих способностей она совершенно не умела общаться с людьми. А зачем, если и так всё понятно?

Но удивил её не только Ниэль. С ним на бал пришла необычная девушка с очень светлыми волосами, Филиника. Когда Элика увидела её правый глаз, она на мгновение застыла, будто скованная льдом. Это очень сильный глаз! Он пугал и завораживал, и Элика чувствовала, что он мог в любую секунду развеять её в холодную пыль… Ей казалось, что задержи она взгляд на Филинике чуть дольше, то её уже никто не спасёт.

Именно поэтому она и обратилась к ней, когда увидела невидимку. И Филиника показала силу своего глаза, развеяв в пыль далеко не слабого воина. А дальше произошло то, чего она никак не могла понять. Ниэль встал перед ней, взял удар на себя. Она не понимала, зачем? Ведь они знакомы только день…

— Элика, — на её худенькое плечо опустилась ладонь Доры. — Пойдём вниз, подождём его там, хорошо?

— Да, — прошептала она, вставая, и, задержав взгляд на лице Ниэля, последовала за отцом.

***

Ниэль открыл глаза и уставился в потолок, пытаясь вспомнить, что с ним произошло.

— Я так и знала, — раздался приятный женский голос.

Ниэль повернул голову и увидел сидящую на краю кровати Диэллу, выглядящую очень довольной.

— Ты хоть знаешь, сколько я версий перебрала, когда пыталась понять, куда твои глаза делись? А ты, оказывается, тот ещё хитрец! Стольких людей обманул, причём каких людей!

“Чёрт…” — раздосадовано подумал Ниэль, прикрыл веки и активировав четвёртую способность Помощника – ослепление. Открыл глаза и невинно посмотрел на девушку тусклыми зрачками.

— Вот оно, значит, как… Чего только не бывает. Помощник, помогающий ослепнуть, впервые о таком слышу. Самая бесполезная способность, как по-моему… А как глаза-то исчезли? У тебя их как будто хирургическим путём вырезали. Это во время первой активации произошло?

Ниэль неохотно кивнул.

— Жертвовать глазами ради возможности ослеплять их по желанию… Бред, если честно. Я, конечно, рада за тебя, но мне-то ты мог рассказать?

Он слегка застыдился и смущённо отвёл взгляд.

— Я всё-таки лечу тебя, буквально по кусочкам собираю, а ты… Если так и будешь руки-ноги терять, то начну у тебя оплату требовать! А ещё, я сообщила Совету Храма, что Хвирды научились забирать глаза у людей, и им больше не нужен сам владелец глаз. Видел бы ты, как эти старикашки испугались, — Диэлла прикрыла рот и хихикнула.

Теперь на место смущению пришло злорадство. Хвирдов точно так просто не оставят в покое!

— Разумеется информация стала секретной, но не прям чтобы такой уж и секретной… Из-за тебя, теперь верхушки всех Храмов и стран думают, что Хвирды нашли способ воровать глаза у людей. Вот это я понимаю, месть! — она засмеялась мелодичным голосом.

Ниэль молча лежал и слушал, даже не пытаясь вставить слово. Он понимал, что совершил ошибку. Но теперь вопрос в другом, доложит ли Диэлла об этом в Храм?

— Не бойся, Нили. Так же тебя Мия зовёт? — улыбаясь спросила она.

У Ниэля защемило сердце, когда он услышал имя сестры. И впервые после пробуждения он подал голос:

— Как она?

— Всё с ней хорошо, не переживай. Она очень хорошо подружилась с мальчиком Рактой из Красных, учится, тренируется. Все удивляются, с какой поразительной скоростью она накапливает энергию в ядре. Конечно, кроме меня, — Диэлла хитро улыбнулась. — Девочка и правда думает, что сможет скрыть свои маленькие секреты от наставницы. Ходит с важным видом, слушает, как её хвалят, а сама гладит подозрительную брошь в виде гусеницы.

Ниэль хмыкнул.

— Но не бойся, Мия мне как младшая сестрёнка. Она – очень хорошая девочка, невинная и наивная. Дети из влиятельных семей куда более испорчены. Но я подозреваю, что ты не очень понимаешь, какой именно артефакт держит у себя Мия, — Диэлла внимательно посмотрела на него, прищурив глаза. — Представь, что этот артефакт попадёт к клану Ракта.

Ниэль нахмурился.

— Представил? Гусеница, что пожирает кровь Избранного Неба и взамен поглощает всё, что захочет хозяин. Главное, чтобы крови хватило. Для клана Ракта это не обычный накопительный артефакт, а невероятно мощное оружие.

“Клан Ракта управляет кровью. Я не очень понимаю, как именно они это делают, но судя по бою Авана…“— Ниэль ужаснулся, подумав о броши, которая не в тех руках может буквально превратиться в бомбу.

— Не переживай, никто об этом не узнает, я прослежу, — пообещала Диэлла. — С Мией всё в порядке, не волнуйся. Она поначалу грустная ходила, что ей фамилию не разрешили оставить. Всего лишь Мия Священная, бедненькая… — девушка едва сдерживала смех, наблюдая, как на лице Ниэля проступает выражение вселенской обиды.

“Вот Мия, вот подставила…”

— Вы же знали, что у неё другая фамилия будет, почему мне не сказали и дали выбрать эту дурацкую? — обиженно спросил он.

— Ой не могу... Какие же вы смешные! — Диэлла не выдержала и залилась прекрасным, мелодичным смехом. Наконец, отсмеявшись, она вытерла слёзы, глубоко вздохнула и поднялась на ноги, сладко потянулась и обратилась к нему: — Тебе нужно что-нибудь? Я скоро улетаю, так что говори сейчас.

Ниэль усилием воли отвёл взгляд от изгибов её прекрасного тела и осторожно сел, проверяя свои новые руку и ногу. Не почувствовав дискомфорта, он задумался над словами Диэллы.

— Там на балу ядом многих заразило, они выжили? — спросил он.

— Обычные люди погибли сразу же, а одарённые пока живы, но ненадолго, через неделю не останется никого, — Диэлла равнодушно пожала плечами.

— У вас есть антидот?

— Есть, — Диэлла кивнула и достала три пилюли. — Я же Избранная Жизни. У меня много чего есть… Вот, зелёным накормишь, а потом дашь пилюлю жизни четвёртого ранга. Отравленный выздоровеет, но шрамы останутся. А вторую пилюлю отдашь тому, кто тебя накормил лекарством нашего Храма. Именно он спас тебе жизнь, поблагодари этого человека.

Ниэль с признательностью принял три пилюли.

— Спасибо большое, — он склонил голову.

— Да ладно тебе, — Диэлла потрепала его по макушке. — Ну всё, мне пора. Снизу тебя ждёт твой будущий тесть. Мие расскажу сегодня, не поверит, — она вышла из комнаты, посмеиваясь.

Ниэль улыбнулся, покачал головой и пошёл умываться. Спустившись в гостиную, он увидел Дору, сидящего на диване, и спящую рядом Элику. Варвар заметил Ниэля и осторожно коснулся дочери. Она тут же открыла глаза и увидела приближающегося Ниэля.

— Спасибо… — чуть покраснев, прошептала она, потупившись.

— К-хм, пожалуйста... — Ниэль смущённо почесал затылок и повернулся к Варвару: — Спасибо, дядя Дора. Вы спасли мне жизнь и не отдали врагам, я буду всегда помнить об этом, — он глубоко поклонился своему будущему тестю.

— Хороший мальчик! Я тобой доволен! Таким и должен быть настоящий мужчина! — Дора встал на ноги и с улыбкой обоими руками похлопал Ниэля по плечам, едва не вбив его в пол. — Ладно, там кучер дожидается, в дороге поговорим!

Дора пошёл вперёд, а дети последовали за ним.

“Варвар…” — думал Ниэль, недовольно поглаживая свои плечи.

Во дворе они встретили Диэллу, которая ждала их, чтобы попрощаться, и, раскланявшись с нею, тоже отправились в путь.

— Парень, какой именно родословной ты обладаешь? — спросил Дора, когда карета двинулась вперёд.

Ниэль изумлённо посмотрел на него.

— Не удивляйся так, твои ранения были слишком серьёзными, поэтому я почувствовал биение родословной. И не слабой, в двадцатку списка Рённе входит.

“Впрочем, там вариантов не так много. В этих местах раньше жила раса Повелителей Массивов, что на восемнадцатом месте. Думаю, в нём проснулась их родословная. По бабочке Элики сразу виден их стиль…” — подумал про себя Дора.

Ниэль молчал, обдумывая услышанное.

— Значит, и Диэлла знает? — спросил он.

— Конечно, знает! Думал Избранную Жизни обмануть? Она, скорее всего, сразу почувствовала, когда тебя исцеляла в первый раз. Да и думаю, догадалась, что именно за родословная, там вариантов немного на самом деле. А ты думал, она просто так примчалась сюда, тебя лечить? И помогает, как может. Ты, конечно, брат Избранной, но этого явно недостаточно, чтобы Владыка сама лечила тебя каждый раз.

— А чего тогда она не забрала меня в Храм? — удивился Ниэль.

— А зачем? Так ты останешься должен лично ей, через младшую сестру. А если бы она забрала тебя, то ваша связь размылась бы, в Храме много лекарей. Мало того, что ты ей обязан, так ещё и сестра твоя – её человек. Ей выгодно не говорить никому о тебе. Я же промолчу, потому что ты – мой зять. Так что не бойся, твой секрет пока в безопасности.

— А вы сможете достать пилюлю Подпитки Души? — немного подумав, спросил Ниэль.

Дора на несколько секунд задумался и кивнул:

— Смогу!

— Тогда сможете кое с чем мне помочь?

— Это смотря с чем, парень, — улыбнулся Дора.

На лице Ниэль была видна борьба.

“У меня есть возможность отдать только один беозар, и я обещал его Мики…”

— Мне нужно, чтобы вы помогли мне кое-куда слетать, — наконец сказал Ниэль.

— Куда и зачем? — поднял правую бровь Дора. — Или ты думал, я просто кивну и соглашусь на любую твою просьбу? Объясняй давай.

Ниэль вздохнул.

— Вы знаете расу Хранителей Массивов, которые на восемьдесят шестом в списке Рённе?

— Конечно, знаю, — Дора кивнул и довольно улыбнулся. — Получил их наследство, съел беозар и пробудил родословную, да?

Ниэль озадаченно уставился на него.

— Как вы узнали?

— Легко! Сразу, как ты сказал про Хранителей, понятно стало. Да и раньше об этом догадывался. И сестре своей ты скормил беозар. А сейчас хочешь ещё кому-то? — он пристально смотрел на Ниэля.

Тот смущённо кинул быстрый взгляд на Элику и слабо покачал головой.

— Остальное я оставлю для потомков расы Хранителей Массивов, я обещал…

— Мне не надо такое, — покачала головой Элика.

Дора сперва удивился, а затем уверенно кивнул.

— Значит, не надо. Тогда ладно. Я тебе помогу, завтра отвезу вас с Эликой погулять, и скажешь, куда двигаться.

— Хорошо, — Ниэль кивнул. — Спасибо большое!

— Да ладно, — Дора небрежно махнул рукой.

— А вам будут полезны высшие кристаллы? — внезапно спросил Ниэль.

— Конечно! Они всем Владыкам полезны. Их очень мало и многим не хватает. Ну мне, например, очень не хватает, в отличие от той же Диэллы Прекрасной – Избранной Неба. Её-то Храм точно кристаллами не обижает, да и сестру твою в будущем не оставит без них. А чего ты спросил?

— У меня есть несколько высших кристаллов молнии, хочу вам подарить, — улыбнулся Ниэль.

— О! Отлично, хороший зять! — радостно воскликнул Дора.

— Я спрятал их дома, в другом кольце. Не стал на бал его тащить.

— Это ты правильно… Да уж, бал называется. Половина народу погибла, жуткая трагедия… Но я Парвам этого так просто не оставлю!

— Пол, — тихо произнесла Элика.

— А? — не понял Дора.

— Пол твёрдый, — отозвалась она.

Ниэль задумался над её словами и резко вскинулся.

— Не может быть… — хмурясь, покачал он головой.

— Что такое? — снова спросил Дора, переводя взгляд с Элики на Ниэля.

— Как думаете, обычное здание выдержит битву четырёх Владык?

— Ну, смотря какое... Думаешь, особняк мэра подозрительный?

— Более чем, — Ниэль скривил губы. — Они заранее укрепили крышу! Зачем Авану укреплять весь дом? Он же тут на время и уедет после открытия наследства Длиннопалых. Вот вы скажите, дорого укрепить здание так, чтобы оно выдержало битву Владык?

Дора сперва задумался, а потом в его глазах вспыхнул огонёк понимания. Он сжал кулаки и зло процедил:

— Чёртовы Ракта!

— Скорее всего, тут не руководство клана виновато, — задумчиво предположил Ниэль. — Лидеры клана Ракта не допустили бы такую глупую ошибку, многие её заметят.

Дора выдохнул и разжал кулаки.

— И кто виноват?

— Конечно же Аван! Его послали в эту глушь следить за наследством откровенно слабой расы. Безусловно, он обижен и желает показать себя. Например, спровоцировать войну между Коалицией и Парватой, убив дочь Владыки Варваров руками напавших. Они знали о нападении, и, скорее всего, у них был конкретный план, но его отменили из-за более удачной возможности того Абсолюта, который луч в Элику послал.

— Вот ублюдок! И ведь получилось всё у этого урода! Открытых доказательств его вины нет. Только вот он ошибается, думая, что я всё так просто оставлю, — Дора хищно ухмыльнулся.

“Страшный человек…” — Ниэль поёжился, его тело пробрал озноб.

— Господин, мы прибыли! — раздался голос кучера, и карета остановилась.

Они вышли и направились ко входу в особняк Ниэля. Все приветствовали его с улыбками и поздравлениями. Даже соседи их посетили, причём не только близкие, но и живущие в отдалении. Сперва Ниэль не понимал, что происходит, но потом до него дошло.

“Людей спас Дора, но как гордые Республиканцы признают, что Варвар спас их жизни? Я уберёг одну Элику, Дора же убил большую часть нападавших, но, скорее всего, вся благодарность достанется мне, а не Варвару…”

И Ниэль оказался полностью прав, все газеты на следующий день описывали его храбрость и благородство, почти не упоминая Варвара. А если и упоминали, то лишь как будущего тестя Ниэля.

Во время завтрака пришлось удивляться уже Доре, когда он увидел кучу детишек. Он, конечно, сразу понял, зачем Ниэль это делает, и в очередной раз искренне изумился его мышлению.

“Ему же девять лет!” — качал он головой, искоса наблюдая за ним.

Все дети приняли Элику с радостью, кроме Мики. Она сама не понимала, почему ей так обидно.

— И зачем она нужна?.. Из-за неё он почти умер! — бурчала она себе под нос, помешивая ложкой чай.

После завтрака, когда все уже разошлись, а Ниэль уселся с Дорой и Эликой в гостиной, и они обсуждали, как лучше всего будет добраться до горы, Мики подошла и, подождав, когда беседа прервётся, спросила:

— И как там твой план? Получилось отомстить Луре и тому парню? — спросила она, с превосходством поглядывая на Элику. Та лишь слабо улыбнулась, легко считывая намерения девочки.

— Не-а, — Ниэль с сожалением покачал головой. — Камфора сделала своё дело и испортила лицо Луре, но это временно. Не думаю, что кто-то это заметил. Но да ладно, ей такого наказания вполне достаточно…

— Финрих в коме. Отравлен ядом. Что делать будешь? — спросила Элика. И у Мики чуть слёзы не выступили от осознания, что Ниэль рассказал свой план не только ей.

— Вот, — Ниэль достал зелёную пилюлю и показал всем. — Вылечу его!

Он с гордостью смотрел на них, ожидая, что они оценят его умный ход.

— Зачем? — спросила Элика. Ей одновременно и нравилось, и не нравилось, что она не могла узнать ответ сразу же.

— Я не бесплатно его вылечу. Пусть его отец мне свой ресторан отдаст, ну, или хотя бы большую часть, и будет работать на меня. А Финрих же после спасения его жизни будет минимум мне должен, а максимум станет верным человеком! Ну, не оценили, что ли? — разочарованно покачал головой Ниэль. — Я заставлю своего врага работать на меня и быть обязанным мне жизнью! Разве может месть быть более изощренной? Я ведь и так ему отомстил, разрушил его отношения с той, которую он любит. И он никогда не узнает об этом, будет считать меня своим спасителем… — он изогнул губы в коварной ухмылке.

— Детские игры, — фыркнул Дора. — Просто оставил бы его так, пусть помирает. Вдруг он в будущем ещё раз захочет тебя убить? Или узнает про девку ту. Лишние хлопоты себе создаёшь…

— Да, — Элика кивнула.

— Ничего вы не понимаете! — возразила Мики. — Нам надо очень много денег, а ресторан – деньги!

— И зачем тебе деньги? — с иронией спросил Дора.

— Чтобы развиваться! Людям с сильной родословной очень сложно подниматься в ран… Ой! — Мики прикрыла ладошкой рот и со страхом посмотрела на Ниэля.

— Да ничего, — тот махнул рукой. — Они знают про меня. И знают, что я хочу пробудить твою родословную, только я не сказал им какую. И ты не говори, это будет наш маленький секрет! — Ниэль подмигнул Мики.

Та выставила грудь вперёд, гордо приподняв подбородок. Постояв так пару секунд, она показала язык Мики и убежала.

— Ох, дети… — вздохнул Ниэль, потирая голову.

— Элика, может, мне и тебе дать беозар? Если я поговорю с Хилом, то…

— Нет, — та покачала головой. — Мне нельзя.

— Может, всё-таки подумаешь? — Ниэлю отчего-то очень хотелось отдать четвёртый беозар ей.

— Нет! — отказала Элика, повысив голос.

Ниэль встряхнул головой и удивлённо посмотрел на неё.

“Что это со мной? Я же твёрдо решил не тратить два последних беозара, странно…”

— Мне надо переговорить с Витой, чтобы она вывела Мики. Вечером заберёте меня, затем сходим за Мики и на гору.

— Хорошо, — Дора упёр ладони в подлокотники кресла и поднялся. — Я пошёл, мне ещё пилюлю твою обменять надо…

— Ой, точно! Подождите минуту, я заберу второе кольцо, — Ниэль встал и быстрым шагом направился к себе. В их теперь уже общей спальне, на своей кровати, лежала Мики, уткнувшись лицом в подушку. Статуэтка отгоняющая кошмары была в единственном экземпляре, и им пришлось спать в одной комнате. Ниэль приподнял свою кровать и достал шкатулку заморозки, которая лежала в выбоине под ножкой. Он открыл её и вынул оттуда кольцо.

— Мики, сегодня ночью будем пробуждать тебе родословную! — объявил он, подойдя к её кровати.

— Правда?! — Мики сразу села и удивлённо посмотрела на Ниэля. — Я думала, ты Элике отдашь пилюлю!

— Не отдам, — он улыбнулся.

— Спасибо! — Мики чуть было не бросилась обнимать Ниэля, но резко остановилась и смутилась.

— Я побежал, меня ждут! — Ниэль махнул рукой и поспешил обратно.

Он спустился и протянул Доре мешочек. Ниэль решил отдать тестю половину всех кристаллов молнии.

— Ох, какая прелесть! Какой хороший зять, просто золото, а не зять! — приговаривал Варвар, перебирая кристаллы.

Пока Ниэль с улыбкой кивал, Элике хотелось прикрыть лицо от смущения. Проводив Дору, Ниэль показал Элике её новую комнату. Правда, когда та узнала, что Мики спит в комнате Ниэля, то внезапно выяснилось, что её тоже мучают кошмары и ей жизненно необходима статуэтка Хилдефона. Ниэль на это лишь махнул рукой и перетащил в свою комнату третью кровать.

После он поговорил с Витой, и та после обеда вывела Мики на улицу. Проведя весь день в суете, Ниэль не заметил, как настал вечер, и их снова посетил Дора. На этот раз он приземлился во двор на огромном орле.

— Ну что, готов?

— Да, — Ниэль кивнул. — А где вы достали орла? Я тоже такого хочу!

— У Авана попросил, — хмыкнул Дора. — И попробовал бы он посметь мне отказать, я бы его!

— Как их вообще приручают? Лес Монстров не против? — спросил Ниэль, пока Дора сажал его и Элику на спину птицы.

— Это тебе у своих родственников спросить надо! В Республике больше всех про это знают клан Лоу и орден Всадников Юкхи. А Лес… Конечно, они ненавидят такие кланы и ордена, но что им делать? Они довольно далеко от нас, да и не может Лес следить за всеми, — объяснил Дора, пока орёл взлетал.

Спустя всего несколько минут они покинули пределы города, стремительно направляясь в сторону горы.

— Вниз, направо! — крикнул Ниэль, указывая, где приземлиться. Местом встречи выбрали пещеру, где он оставлял Мики, прежде чем привести её в особняк. Вита и Мики уже их ждали.

“Как же они так просто сюда добрались?” — удивился Ниэль. Хоть Вита и заявила, что проблем не будет, он всё равно переживал за них. Мики перебралась на орла, и они полетели к пещере Хилдефона.

— А что ты сказал Авану? — спросил Ниэль.

— Что гору хочу обследовать! Этим делом каждый кому не лень занимается, поэтому ничего удивительного! Ну, а вас просто погулять вывел! — громко ответил Дора, всматриваясь в горизонт. Светило уже почти полностью скрылось за горизонтом, и было достаточно темно.

Приземлившись чуть поодаль от пещеры, Дора потрепал по голове орла и провернул особое кольцо, что было надето на коготь орла. Оно служило, чтобы любой человек мог дать простенькие команды птице. Например, сейчас жёлтый сегмент кольца смотрел в небо, что значило отдых и ожидание.

До пещеры компания добиралась около получаса, без спешки и с весёлыми разговорами. Остановились перед большим серым камнем, переглянулись.

— Вы подождите тут, ладно? — обратился Ниэль к Доре и Элике.

Те кивнули, Варвар подошёл к камню и ощупал его.

— Абсолютно обычный и ничем не примечательный камень... — пробормотал он.

Ниэль, открыв проход, показал Мики, как нужно спускаться, и полез первым, но неуклюже свалился вниз. Он поднялся на ноги после неудачного падения, отряхнулся и осмотрел пещеру. Его взгляд застыл в углу комнаты, где спал грязный старик, подложив что-то под голову.

— Вот, блин, Хил говорил, что его пещера скрыта, а тут бомжи уже всякие завелись… — пробормотал Ниэль, подходя к старику.

— Эй! — он ткнул кончиком туфли в деда, сморщив нос от неприятного запаха. — Вставай давай! Я тебе серебрушку дам, покушать себе сходи купи, хватит на холодном полу спать!

— А! — старик проснулся, ошалело огляделся и, узнав Ниэля, воскликнул: — Ты!

Глава 20. Печать

Ниэль молча разглядывал старика через монокль. Грязные длинные космы, чёрная растрёпанная борода, потёртые штаны и рубаха. Но самое главное – глаза. У него были ярко-пурпурные глаза.

— Ты меня знаешь? — с сомнением спросил Ниэль.

— Знаю, — кивнул старик, силясь сесть. — Ты – Избранный Фиолетового Неба!

Ниэль насторожился. Он открыл глаза и своим Помощником постарался как можно подробнее рассмотреть незваного гостя. Поначалу он подумал, что старик – обычный человек, но, когда активировалась вторая способность Помощника, Ниэль понял, что это совсем не так. Вместо сердца у незнакомца пылал оранжевый свет, не позволяя больше ничего рассмотреть.

— Ты кто? И как здесь оказался? — Ниэль незаметно достал кольцо правды.

— Я – Хорос Звёздный, один из старейшин Храма Космоса! — гордо заявил старик хриплым голосом.

— Э?! — Ниэль удивлённо посмотрел на кольцо в своей ладони, а затем ещё раз на Хороса. — Так ты не бомж, что ли?

— Кто? — сухо спросил старик. — Парень, ты знаешь, что кольцо правды очень опасно использовать на людях? Я бы посоветовал тебе спрятать артефакт и забыть о нём, либо отнести в Синий Храм, за него тебя неплохо наградят.

Ниэль проигнорировал слова Хороса.

— А чего ты тут лежишь? На полу холодно, можно почки отморозить...

— Меня тяжело ранила… — не договорив, Хорос захлопнул рот. — Тяжело ранила… — он попытался ещё раз, но что-то могущественное словно исключало саму возможность упоминания монеты.

— Ну так? — нетерпеливо спросил Ниэль. — Кто тебя ранила?

— Старый враг меня ранил… — тяжело выдохнул он. — Не могу пользоваться силой. Поможешь?

— Ты собираешься нанести вред мне или моим близким? — поинтересовался Ниэль, поглаживая большим пальцем синий камушек на кольце.

— Нет.

— Тогда помогу, — Ниэль подошёл, помог подняться Хоросу, и подошёл с ним к дыре.

— Дядя Дора! — крикнул Ниэль, выглянув наружу. — Помогите старика вытащить!

— Какого старика? — удивился Варвар, присаживаясь возле дыры.

Ниэль подтолкнул ослабленного Хороса, а Дора наклонился и за ворот рубашки его вытащил.

— Он – старейшина Храма Космоса, поаккуратнее с ним! — предупредил Ниэль, вылезая следом и отряхиваясь.

— Да ну?! — Дора с сомнением оглядел Хороса. — Я думал бездомный в дыру заполз погреться… А зачем ты его там держал?

— Не бездомный я! — возмутился Хорос. — Я – уважаемый старейшина! И не держал он меня нигде, я сам туда переместился!

— Эм, ну, хорошо, — с едва заметной улыбкой кивнул Дора и отошёл подальше.

Ниэль уложил Хороса на мягкую тахту, которую достал из кольца, и полез обратно. Мики за ним. Уже внутри пещеры он проглотил пилюлю Подпитки Души.

— Ты всё-таки нашёл пилюлю, вьюнош! — раздался в голове довольный голос Хилдефона. — Пять сапфировых столбиков вытаскивай. Для починки они необходимы.

Ниэль и учитель провозились около десяти минут, едва успев закончить до того, как Хилдефон снова уснул. Всё это время Мики стояла рядом и с интересом наблюдала.

— Фух, — Ниэль вытер рукавом лоб, достал из кольца ещё одну тахту и повернулся к Мики. — Ложись и съешь вот это.

Он протянул ей беозар.

— Спасибо… — Мики с волнением кивнула, легла, прикрыла веки и проглотила пилюлю.

Ниэль стоял и с тревогой наблюдал за ней. Наконец, неведомая сила приподняла Мики в воздух, а вокруг засвистел ветер. По её лицу покатился пот, её зубы крепко сжались. Было видно, что ей очень больно, но она терпит.

“Сила ветра, дальше должно быть пробуждение родословной!” — подумал Ниэль, сжимая кулаки.

Ветер продолжал бушевать по пещере, когда на коже Мики проступили и засеребрились вены.

“Это оно!”

Ниэль с замиранием сердца следил за тем, как ветер стихает, а Мики опускается на тахту. Только тогда она потеряла сознание, а из её пор начали выделяться нечистоты, и Ниэль выдохнул с облегчением.

“Она не стала Избранной Неба, слава Богу…” — подумал он и по старой привычке хотел было перекреститься, но одёрнул себя. Немного постоял и убрал сапфировые столбики в кольцо. Больше бояться нечего, пещера погасила возмущение от пробуждения родословной.

— Дора! — крикнул Ниэль, подойдя к лазу наверх. — Можешь приступать, мы закончили!

Далее они разрушили пещеру. Ниэль с учителем заранее решили, что пора уничтожить бывшее пристанище Хилдефона, поскольку и дальше оставлять пещеру становилось небезопасно, её могли найти. Дора сперва расширил проход и вытащил тахту с Мики, оставил её в своём шатре, куда ранее перенёс Хороса. Затем Варвар разрушил пол в пещере, уничтожая рисунок. После он обрушил потолок.

Ниэль отошёл подальше, вглядываясь в клубы пыли. Над разрушенной пещерой красовался тот же серый камень, только теперь он сильнее погрузился в землю.

Ниэль вздохнул и направился к шатру. Тот представлял из себя громадный купол из плотной ткани, а внутри казался больше, чем снаружи. Хорос хвастался, что шатёр создали в Храме Космоса, и продолжал ворчать о неуважении младшего поколения.

Пока все занимались важными делами, за Мики присматривала Элика. Она протирала её тело и следила за состоянием. В это же время Ниэль навестил Хороса.

— У меня есть вопрос.

— Задавай, — кивнул Хорос, устраиваясь поудобнее.

— Вы знаете, — осторожно начал Ниэль, — как запечатать очень сильный естественный артефакт?

“Он хочет Монету Судьбы запечатать? Зачем?.. Чтобы затем использовать её в качестве катализатора при прорыве в ранг Владыки! Сможет ли Синди и дальше воздействовать на реальность, если монету запечатать? В любом случае стоит попробовать. Да и за мальцом нужно проследить, всё равно, пока монета существует, силы ко мне не вернутся…” — размышлял Хорос.

— Знаю, — кивнул он, приняв решение.

— И как же? — Ниэль подался вперёд, вперившись взглядом в Хороса.

— Ну, это не так сложно, как ты думаешь, — начал тот. — Твой глаз прячет в себе частичку Фиолетового Неба, и он может поглотить и запечатать почти любой артефакт. Для этого нужно провести несложный ритуал. Но знай, что ты ослепнешь на этот самый глаз и потеряешь его силы.

“Он же не знает, что я ослеп. Видимо, думает, что я просто по методу Умника тренируюсь…” — догадался Ниэль.

— И как мне это сделать?

— Ждёшь, что я выложу такую информацию просто так? — ухмыльнулся Хорос.

“Синди позволила рассказать мне про печатать, неужели это ей выгодно? Или она не настолько сильна, чтобы следить за всем?..” — подумал он.

— Что тебе надо?

— Мне нужен кристалл огня, кров над головой и еда, пока я не поправлюсь.

— Хорошо, — Ниэль кивнул. — Я помогу тебе. Мне нужно связаться с Храмом Космоса или не стоит?

— Пока не надо… — отозвался Хорос, но ничего объяснять не стал.

Ниэль достал из кольца огненный кристалл среднего качества и отдал Хоросу. Тот взял его и с облегчением вздохнул. Он прямо на глазах наполнился жизнью, посвежел и спустя несколько секунд поглощения энергии смог встать на ноги. Сам же кристалл таял на глазах.

— Ты вылечился? — удивился Ниэль.

— Да куда там, — хмыкнул Хорос. — Это только временное решение. Когда энергия кристалла кончится, я снова не смогу двигаться, но сейчас я получил доступ к своему кольцу, поэтому кристаллов мне хватит. Правда, я ничем не отличаюсь от обычного человека, но хоть так… Эй, Варвар! Где тут душ, мне срочно нужно помыться! — крикнул он Доре.

— А как же печать? Ты обещал рассказать! — возмутился Ниэль.

— Не тут же! Дома расскажу, или ты так спешишь?

— Да нет… Тогда дома, но ты обязан рассказать!

Хорос довольно кивнул и поспешил в ванную, смывать с себя грязь.

Ниэль весь день медитировал, тренировался с копьём или читал книги по алхимии. Иногда ему что-то советовали Дора или Хорос, а Элика выходила из шатра и наблюдала за ним своими большими синими глазами, присев на траву и обхватив коленки руками.

Мики проснулась только на следующий вечер и в сопровождении Элики вышла на улицу. Она разительно преобразилась после пробуждения родословной. Её глаза приняли серебристо-чёрный оттенок. Верхняя половина радужки сияла серебром, а нижняя чёрным. Брови также изменились, в основном став ярко-чёрными, только тонкий верхний слой, отливал серебром. Кожа Мики стала мягкой и чистой, а длинные чёрные волосы доходили до талии, поблёскивая на кончиках серебряным цветом.

— Ты теперь совсем красавицей стала, — по-доброму улыбнулся Ниэль, восхищённо рассматривая её, пока Мики смущённо пыталась спрятаться за Элику.

— У нас гости, — вдруг раздался громкий голос Доры.

Ниэль резко повернулся на голос и увидел поднимающуюся вдали пыль. Ниэль послал мысленное восприятие, активировал Помощника, и понял, что к ним на невероятной скорости приближается Чудик.

— Все, встаньте за мной, — угрюмо произнёс Дора. Он чувствовал невероятную опасность от незваного гостя.

Чудик остановился неподалёку от них, земля под ним пошла трещинами. Варвар напрягся и шагнул к нему.

— Стой, не трогай его, давай посмотрим, — Ниэль положил ладонь на руку Доры, останавливая его. Он не чувствовал опасности от Чудика. Тот немного постоял, нашёл глазами Мики, а затем медленно подошёл к ней и замер, будто не замечая остальных. Сел. Глаза Чудика и Мики оказались на одном уровне.

— О-о-о, хорошая! Хорошая! — протянул он, погладив оцепеневшую девочку по плечу.

“Это Второй из группы Маэстро, с родословной Повелителя Печати, — мрачно подумал Хорос. — Теперь всё становится ясно… Гора не только место наследия Длиннопалых, но и расы Небесного Контроля. А эта девочка – их наследница, даже по внешности это видно. Если бы я не увидел это собственными глазами, то ни за что бы не поверил... Вот почему Второй пришёл в этот город, он ждал. И что теперь делать мне? Вмешаться и предупредить Храм, или наблюдать дальше? Малец уже собрал вокруг себя неслабую силу, если он продолжит расти, то пока Монета цела, это может стать критически опасным для нашего Храма… Но чем больше вмешивается Синди, тем больше будет и ответ от самого мира. Думаю, стоит пока понаблюдать, всё это кажется очень интересным…”

В далёком прошлом расы Повелителя Печати и Небесного Контроля были очень близки, и Хорос знал об этом. Когда Второй получил каплю крови Высшего Бога, его разум сильно травмировался, и он подсознательно искал помощи у «‎старшего товарища»‎, которым и была раса Небесного Контроля для Повелителей Печати.

Ниэль с Дорой изумлённо наблюдали, как Чудик сидел, ковырялся в земле и что-то бормотал себе под нос.

Мики стояла рядом и не понимала, что происходит. Она в поисках помощи посмотрела на Ниэля, не понимая, что ей делать дальше.

— Дора, мы же сможем его взять с собой? — с надеждой спросил Ниэль. Он уже примерно догадался, в чём дело. Всё сходилось: и присутствие Чудика в этом захолустном городке, и его отношение к Мики. Хоть Ниэль и не знал историю древних рас, но мог сделать предположение по номеру в списке Рённе. Сильные всегда правят слабыми.

“Интересно, а у расы Кошмаров тоже были такие друзья, слуги и рабы из древних рас? Если да, то выжили ли они или их потомки?” — подумал Ниэль.

— Взять-то можем, но ты уверен? — нерешительно спросил Варвар и глянул на дочь. И лишь когда та легонько кивнула, он вздохнул с облегчением. Дора не хотел оставлял дочь рядом с таким опасным человеком, но раз она сама согласна, значит, риска нет.

Элика с подозрением смотрела на Мики. Она почему-то чувствовала неясную угрозу, скрытую внутри неё. Но после пробуждения родословной Мики она больше не могла читать её, как и Ниэля. И если Элика не расстраивалась, когда не могла прочитать Ниэля, то в случае с Мики она сильно огорчилась.

— Только надо одежду ему нормальную найти, — уверенно кивнул Ниэль. — И маску.

— С этим старик поможет, сейчас поищем… — пробормотал Хорос и сконцентрировался на кольце. Через пару мгновений он достал полный комплект одежды на Чудика, а на удивлённый взгляд Ниэля просто пожал плечами. Затем он достал серебряное колечко с чёрным камушком, протянул его Мики и улыбнулся: — Это тебе небольшой подарок от старика.

Мики робко посмотрела на Ниэля.

— Да не бойся, это же мы такие кольца делаем, у меня их много! — воскликнул Хорос.

Когда Ниэль кивнул, Мики с благодарностью взяла кольцо и с восхищением надела его на пальчик.

После этого начались сборы и подготовка к выходу. По просьбе Мики Чудик помылся и переоделся в новую одежду, совсем перестав походить на прошлого себя. Чёрный плащ с накинутым капюшоном, такого же цвета штаны и сапоги. А на лице чёрная маска с вырезом для глаз. Компания быстро собрала шатёр и направилась к орлу.

— Чудик, ну хватит сутулиться, выпрями спину! — строго приказала Мики, перестав его опасаться.

— Хорошо-о-о, — протянул он и попытался выпрямиться.

— Ну вот, другое дело! — воскликнула Мики.

— Смотри, как беднягу строит, не повезёт её будущему мужику, — подмигнул Дора смущённому Ниэлю. Элика стрельнула недовольным взглядом в отца.

— Хорос, а у кого находятся книги и предметы древних рас? — спросил Ниэль, когда все уже сели на орла и тот готовился взлететь.

— Много у кого. Следы древних рас можно найти совершенно случайно, это надо конкретно узнать или посетить Аукцион Жёлтого Неба. Там за достаточную цену можно всё что угодно купить. Самая богатая коллекция, думаю, у ордена Адама и Секты Ди. Иногда реликвии встречаются в городах-колёсах Келланов. К слову, один такой, по моей информации, едет в Борне.

— Вот как… — пробормотал Ниэль. — Интересно.

— Из последних новостей про сокровища древних рас... — продолжал Хорос. — Я слышал, что орден Сияющей Короны нашёл редчайшую пилюлю расы Кошмаров. По записям, она позволяла представителям этой расы во сне смоделировать любую ситуацию! Эх-х, досадно что она ценна только как коллекционный экспонат, практического применения ей не найти. А жаль…

— Не понял, объясни подробнее, что за пилюля такая? — Ниэль был приятно удивлён, что первым же вопросом выяснил кое-что полезное про расу Кошмара.

— К примеру, для приготовления пилюли или артефакта высшего ранга, — Хорос достал из кольца плед и укутался в него. — Или для прорыва в ранге. Принимаешь пилюлю Кошмаров, моделируешь во сне свои действия, исправляешь все возможные ошибки и недочёты, а затем повторяешь в реальности. Понимаешь?

— Да, — Ниэль задумчиво кивнул. — Сильная штука!

— Ещё бы. Жаль, что действует пилюля только на расу Кошмаров…

Вернулись они поздно ночью, приземлились прямо во дворе особняка. Вита со спокойствием векового дуба приняла новых жильцов, видимо, уже привыкнув к такому. Расселив всех, она осталась с радостной Мики, ласково поглаживая её и восхищаясь новой внешностью. Вита уже приняла эту бедную девочку и считала её своей семьёй, а Мики радовалась вниманию и заботе.

А в это время Ниэль сидел в отдельной комнате напротив Хороса и слушал его.

— Наполни ёмкость своей кровью.

Ниэль достал из кольца пиалу и нож. Он полоснул лезвием по руке и подержал руку над пиалой, пока та не наполнилась кровью. Затем Ниэль намазал заживляющую мазь и перевязал рану. За время своих ночных вылазок он часто получал мелкие травмы и научился их обрабатывать.

— Кинь артефакт внутрь ёмкости, — продолжил Хорос.

Ниэль с небольшой заминкой всё-таки решился достать при нём монету. Но он держал её в кулаке, чтобы Хорос не увидел, какой именно артефакт он опускает в стакан. Тот на это лишь хмыкнул.

Проделав ещё парочку процедур, Ниэль приступил к самому главному. Он сконцентрировался на своей крови, активировал Глаз Неба и поджёг её фиолетовым пламенем.

Хорос внимательно наблюдал, как Ниэль продолжает напитывать энергией свой левый глаз и что-то шептать. Его удивила непоколебимая решимость Ниэля, когда тот без сомнений порезал себе руку. Дети в его возрасте, как правило, не обладают такой волей и пренебрежением к боли. Хорос видел, как из глаза Ниэля медленно стекает кровь, но тот будто и не чувствует этого, продолжая ритуал. Наконец, огонь вспыхнул и стакан оказался пуст. И кровь, и монета исчезли. Ниэль устало сполз на пол, тяжело дыша. Его глаз сильно кровоточил, а зрачок потускнел, он теперь по-настоящему ослеп на левый глаз.

— Внутри каждого Глаза Неба есть кусочек Неба, и сейчас твой запечатал в себе артефакт. Восстановить глаз ты сможешь только тогда, когда освободишь его. Ну что, стоило это того? — мрачно спросил Хорос.

— Конечно… Стоило… — с трудом ответил Ниэль, обливаясь потом.

Хорос покачал головой и вышел из комнаты. Сразу после этого к Ниэлю вошли служанки и помогли ему дойти до кровати. Лишь его голова коснулась подушки, как он заснул.

Проснулся Ниэль ближе к обеду, отдохнувший и полный сил. Он несколько раз попытался активировать четвёртую способность Помощника, но не смог. Даже монокль не помог, подарок мэра совершенно не реагировал.

“Прямо как раньше, снова одноглазый…” — грустно улыбнулся Ниэль, вспоминая годы тюрьмы и разглядывая себя в зеркало. Он начал замечать, что всё больше воспринимает свою прошлую жизнь как сон. Просто кошмарный сон… Ниэль встряхнул головой, поправил одежду и спустился вниз.

— Крим, — обратился он к нему во время обеда. — Вот, это тебе тётя Диэлла попросила передать за спасение моей жизни.

Ниэль протянул пилюлю жизни пятого ранга.

— Ха! А я-то думал, что ушла пилюлька, а вон оно как, — довольно улыбаясь принял Крим подарок.

— Добро возвращается обратно, как и зло! — заявил Ниэль, сам при этом нисколько не веря в свои слова.

— Чепуха! — махнул рукой Крим.

Ниэль хмыкнул и продолжил свою трапезу.

Тем же вечером он с Кримом поехал к дому, где жил Финрих с родителями. Отца того звали Лоффель Габель, он оказался тучным седым мужчиной с добрыми светло-голубыми глазами. Одет он был в белую тунику с закатанными рукавами и такого же цвета штаны. На его запястье красовался массивный золотой браслет, а на безымянных и указательных пальцах каждой руки поблескивали золотые перстни. Он сидел и мрачно разглядывал Ниэля, пока тот спокойно попивал чай, оглядывая через монокль комнату.

— Я правильно вас понял, молодой человек, что вы хотите обменять жизнь моего никудышного сына на сеть ресторанов «Чистые Руки»? — сухо спросил он. ‎

— Я хочу обменять драгоценную жизнь вашего единственного наследника на пятьдесят процентов ваших активов, не путайте, — улыбнулся Ниэль.

Лоффель чуть не крякнул от негодования, но сдержался и не проронил ни слова, продолжил молчать и буравить Ниэля взглядом.

— Господин Лоффель, — устало вздохнул Ниэль, — вы же сами понимаете, что выбора у вас нет. Я не только верну ему жизнь, но и поправлю здоровье. О произошедшем ему на память останется только шрам. Я вам предлагаю не абы что, а пилюлю жизни четвёртого уровня и антидот от страшного яда уровня Пикового Абсолюта. Вы же понимаете, как это ценно? И я не прошу у вас всё, всего половину… — Лоффель хмыкнул, а Ниэль продолжил: — Мы не будем это афишировать. Я не буду лезть в ваши дела, мне важна только прибыль. Разве что дам парочку советов, а дальше сами решайте, жизнеспособны ли они. Вы, наверное, знаете про крупный проект с мукой?

Лоффель неохотно кивнул.

— Так вот, этот проект я предложил, думаю, скоро во всех газетах об этом писать будут, когда продажи официально начнутся.

Лоффель удивлённо поднял бровь. Крим тоже, оторвавшись от своей пиалы с чаем, уставился на Ниэля.

— Вашему сыну осталось дней пять, — продолжил тот. — Мне тётя Диэлла говорила, что больше недели отравленные не живут. Ну, может, продлите вы его мучения на месяц-два, но отыщете ли антидот? И сколько он будет вам стоить? Уверены, что дешевле моего предложения?

Лоффель задумался, постукивая пальцем по подлокотнику. Внутренне он поймал себя на мысли, что не может воспринимать Ниэля как девятилетнего мальчика. Это сильно его удивило.

— Ладно, — он потёр лоб и будто постарел на десяток лет. Враз стали видны его усталость и недосыпание. — Я навещу тебя с контрактом, когда решусь. А сейчас уходи, дай мне подумать…

— Думайте, Лоффель, — Ниэль поднялся на ноги и поправил одежду. — Только быстро думайте, иначе так и продолжите думать оставшуюся жизнь, но уже без сына.

Ниэль кивнул на прощание и вышел.

— Жёстко ты с ним, — Крим задумчиво посмотрел на Ниэля. — Нельзя же так давить на человека…

Ниэль пожал плечами.

Крим на это лишь покачал головой, с жалостью наблюдая в окно кареты за отдаляющимся поместьем Лоффеля Габеля.

***

В одном из подземных городов Конфедерации Хвирдхар летел дирижабль. Внутри него, глубоко задумавшись, стоял мальчик лет десяти. Его мягкие каштановые волосы легко колыхались на ветру, а карие глаза всматривались в приоткрытое окошко. Этот ребёнок утончённой внешностью и решительным взглядом походил на маленького преемника крупного клана, всю жизнь получающего только лучшее обращение и ресурсы.

— Ровве, мальчик мой, — к нему подошёл пухлый мужчина средних лет, с острым носом и торчащими во все стороны тонкими усами.

— Шестой старейшина, — поклонился Ровве, которого когда-то называли Крысой в Нижней Яме города Борне. После пробуждения родословной он кардинально изменился. Даже ближайшие знакомые вряд ли бы его узнали, увидев таким.

— Как тебе этот вид? Что может быть прекрасней, ты только глянь! — восхищённо воскликнул Шестой старейшина, оглядывая пространство снизу. А посмотреть было на что: по всему подземному городу копошились миллионы крыс под присмотром людей в белых костюмах и масках. Ровве наблюдал, как грызуны упорядоченно вылезают из нор, сражаются, убивают и пожирают своих сородичей, а затем входят в другие норы.

— Это только внешний слой, — медленно начал Шестой старейшина. — Из слабейших особей появляются сильные, их мы усиливаем особыми препаратами и снова отправляем в бой, пока они не будут достойны войти во внутренний слой. Так рождаются лидеры армий, сильнейшие крысы. Некоторые особи по силам не слабее Пиковых Абсолютов! Ты можешь это себе представить, Ровве?

Тот тяжело сглотнул.

— А они всегда друг друга едят? — неуверенно спросил он. Как бывшего жителя Ямы, его в первую очередь интересовал вопрос пропитания.

— Нет, Ровве, — покачал головой старейшина. — Во внутреннем слое они питаются особым организмом – Гигантским Червём Жизни. Его вывел Седьмой старейшина. Эти черви постоянно регенерируют, а кормить их можно хоть отходами. Главное выбрать правильную скорость поедания и всё будет хорошо... Посмотри на это, мальчик мой. Внимательнее присмотрись, разве это не прекрасно, Ровве? Только представь, как по мановению твоей руки сотни миллионов этих милейших созданий уничтожат неугодный тебе город или даже страну!

Ровве возбужденно сжал кулаки, горящими глазами смотря вниз.

— В тебе родословная Королевских Крыс, Ровве. Ты достоин стать моей правой рукой, моим ближайшим помощником! Вместе мы создадим такую силу, которая потрясет весь мир!

Ровве прикрыл глаза, не замечая, как по его щекам катятся слёзы.

“Я стану великим, я добьюсь своей мечты, я буду тем, кого будут бояться, кого будут уважать, кому будут поклоняться! — думал он, стискивая зубы. — Только почему, почему каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу её лицо? Почему?..”

В сознании Ровве всплыла улыбка Мии…

Глава 21. Милый слизняк и «Н&У»

На следующий день после того, как Ниэль посетил Лоффеля, к нему в особняк рано утром наведался гость – отец Толи, Тепя Хрисос. Его проводили в дом, и он, довольный, уселся в кресло напротив Ниэля, принимая от служанки пиалу с хачси – очень интересным напитком, сделанным из редких трав по не менее редкому рецепту. Как его готовить, Ниэлю рассказал Хорос, который отказывался пить обычный чай и другие простые напитки.

Глотнув хачси, Тепя почувствовал яркий вкус, сопутствующий приливу энергии в ядро. Он удивлённо посмотрел на Ниэля, затем сделал ещё один глоток и поставил пиалу на стеклянный столик, что стоял между ними.

— Ты читал газеты? — наконец, спросил он. Всё это время они молчали.

— Нет, — Ниэль покачал головой. — Я хотел подписаться на их выпуск, но возникли какие-то проблемы. Обещали на следующей неделе.

— Понял, — кивнул сам себе Тепя. — Тогда вот, читай.

Он достал из кольца новостной журнал «Лазурный Вестник» и протянул Ниэлю. ‎Тот с интересом раскрыл его и на первой же странице увидел своё цветное изображение. На картине он был в той одежде, в которой пошёл на бал. Внизу шёл текст. Ниэль уселся поудобнее и принялся читать.

«Ниэль Миямоджани оказался тем, кто предложил провести операцию «Мука Леса»!

Из достоверных источников получена информация, что инициатором идеи масштабнейшей операции «Мука Леса» является юный герой Республики – Ниэль! Именно он со своим предложением обратился к клану Ракта и ордену Святой Короны, а уже те в свою очередь попросили помощи у Сына Республики – Ларуса Арчи. В итоге было заключено более десяти тысяч договоров с Лесом Монстров по всей стране, что сильно укрепило отношение между нашими странами! Миллионы людей нашли рабочие места, а ещё больше жителей Республики смогут поесть недорогого тёплого хлеба! По прогнозам аналитиков, смертность в Ямах снизится втрое! Кто он, Ниэль Миямоджани? Маленький мальчик с забавной фамилией или же гений, который изменит судьбу нашей Республики? Благодаря этому мальчику всего за один месяц наша страна укрепила отношения с Храмом Жизни, заключила долгожданный мир с Коалицией Варваров, дала по носу Хвирдам и Парвам и уничтожила невероятного сильного Владыку из Конфедерации Хвирдхар. Из последних событий, благодаря «Бойне в Борне» наша Республика избавилась от одного из опаснейших Владык Парвов – Владыки Кристального Барьера, из-за которого погибли тысячи тысяч наших соотечественников!

Теперь же мы получаем новости о его причастности к операции «Мука Леса». Так кто же ты, Ниэль, мальчик из Ямы?»

На этом текст закончился. Ниэль отложил журнал и глубоко задумался, поглаживая свой подбородок. Затем он снова поднял его и нашёл имя автора текста: Дариса Арикх.

— Она новичок? Дариса эта? — спросил он, вновь отложив журнал.

— Как ты узнал? — удивился Тепя.

— По стилю видно, — отозвался Ниэль. — Видно, что текст писал явно не профессионал.

Тепя задумчиво посмотрел на Ниэля и кивнул:

— Она совсем недавно устроилась к Лазурным, популярность получила благодаря описаниям твоих подвигов. Хоть она не очень профессиональна, но зато ближе к народу. Она вроде как твоя фанатка, — Тепя улыбнулся краешками губ.

— Я правильно понял, — Ниэль постучал пальцем по подлокотнику, — что продажи официально начались и мне на счёт в Банке начнут капать деньги?

— Правильно, — кивнул Тепя. — Теперь ты очень богатый мальчик, скажу я тебе. По нашим расчётам, каждый месяц твой процент будет составлять около двадцати тысяч серебряных. Но имей в виду, продажи могут как превысить наши ожидания, так и наоборот.

— Понятно, — кивнул Ниэль. — Это очень хорошо, я доволен!

Он не мог больше скрывать свою радость и расплылся в широкой улыбке.

“Двадцать тысяч серебряных! Это же две тысячи золотых в месяц! Боже, это огромные суммы!” — лихорадочно думал Ниэль, в волнении сжимая и разжимая ладони.

Тепя с понимающей улыбкой следил за его реакцией, завидуя белой завистью. Ему с его женой от общей прибыли шёл куда меньший процент, но даже эта сумма значительно подняла благосостояние их семьи.

— А ведь всё было у нас под носом столько времени, — покачал он головой. — И никто не замечал такой мелочи. Правду говорят, что самое важное кроется в деталях… Эффект от твоего предложения гораздо серьёзнее, чем ты думаешь.

— Почему? — Ниэль склонил голову набок и в предвкушении облизал нижнюю губу. Ему было очень интересно, как обычное вроде бы производство хлеба повлияло на мир.

— Во-первых, шишки и жёлуди бывают разные. Есть редкие виды дубов, вроде Тысячелетнего Пылающего Дуба или Кристаллического Подземного Дуба. Они не настолько редки и ценны, чтобы хранить их побеги, и встречаются они совсем не часто. После твоего предложения кулинарные мэтры всей Республики бросились осваивать новое направление. У влиятельных людей ценились мясо сильного Демонического зверя и филе высокоранговой рыбы. Теперь же к столу начнут подавать ещё и хлеб из необычных шишек, н-да, — Тепя улыбнулся. — Но и это не самое главное.

— Ммм? — Ниэль вопросительно поднял брови.

— Твоё предложение понравилось не только Республике.

— Другие страны?

— Да. С Лесом уже ведут переговоры Империя Фениксов и Союз Семи, а это в свою очередь значительно усилит Лес Монстров, который сотни лет воюет с Хвирдами. Можно сказать, что ты косвенно ослабил Конфедерацию.

“Я будто стал их проклятием…” — подумал Ниэль, вспоминая разговор с Диэллой про исчезновение своих глаз. Теперь Храмы думают, что Хвирды способны без потерь способностей вырвать Глаз Неба из живого Избранного.

— Ну ладно, — Тепя большим глотком допил хачси и поднялся. — Хорошие новости я тебе принёс, а теперь мне пора, работа не ждёт!

— До встречи, — кивнул Ниэль. — Спасибо вам за помощь.

Тепя улыбнулся, слегка кивнул головой и направился к выходу. Ниэль проводил его до самых ворот и вернулся в гостиную в приподнятом настроении.

В этот день хорошие новости на этом не закончились. После обеда явился Лоффель и всё-таки заключил контракт с Ниэлем, отдавая ему половину своих активов. Формально за ним числилось четырнадцать ресторанов «Чистые Руки», но он не владел ими полностью, так как отдал часть бизнеса важным людям, чтобы спокойно и без проблем вести дела. Но даже так у Лоффеля Габеля было порядка восьмидесяти процентов активов от каждого ресторана. После подписания договора казалось, что ничто не омрачит настроение Ниэля, но случилось неожиданное – Элика сильно заболела.

А на следующий день настало время отъезда Доры.

— У неё очень слабое здоровье, малец, — угрюмо говорил Варвар, не сводя взгляда с дочери. Элика спала на кровати в своей комнате. Бледная и ослабленная. — Следи за ней хорошо, прошу! Я не смогу больше оставаться в Республике, мне нужно уходить… Чёртовы правила!

Дора зло сжал кулаки, но затем устало выдохнул и расслабился.

— Ниэль, позаботься о ней, я хорошо узнал тебя и верю, что Элика в будущем будет счастлива с тобой. Я оставляю тебе свою дочь, не подведи меня.

Ниэль серьёзно кивнул, смотря в глаза Доре. Тот кинул последний взгляд на свою дочь и вышел из комнаты. Ниэль дошёл с Варваром до выхода и перед прощанием поблагодарил его:

— Спасибо вам, я не забуду о вашей помощи!

— Бывай, парень, — махнул рукой Дора, прыгая на огромную птицу.

Ниэль проводил Варвара взглядом и вернулся к Элике. За ней ухаживала Исора, она очень сдружились с ней и сильно за неё переживала. Ниэль посмотрел на бледное худое лицо Элики и погладил её по руке. Веки Элики затрепетали, она открыла свои большие ярко-сапфировые глаза.

— Как ты? — с улыбкой спросил Ниэль, поправляя ей волосы.

— Нормально, — Элика кивнула. — Скоро пройдёт.

— Это хорошо... Исора, можешь сходить за Мики? — попросил Ниэль.

— Конечно!

Ниэль проводил её взглядом и повернулся к Элике.

— Я хочу рассказать тебе про родословную Мики, — начал он. — На горе на самом деле…

Когда вошла Мики, Ниэль уже описал Элике сложившуюся ситуацию.

— Подожди нас снаружи пару минут, — попросил он Исору. Девочка, задержав любопытный взгляд на троице, кивнула и вышла.

Ниэль достал настольную игру, которую забрал из дома Схемета и отдал её Мики.

— Нужно сломать доску, — она повертела её в руках. — Внутри карточка есть, надо её достать.

— Давай, — Ниэль взял из рук Мики игру, направил энергию бах-Нэнгу в ладони и с хрустом сломал доску. В полом пространстве рассыпавшейся безделушки он нашёл прямоугольную карту, с одной стороны серебряную, а с другой чёрную, без изображений или узоров. Размерами она походила на игровые карты из прошлой жизни Ниэля. Он с любопытством осмотрел её и отдал Мики. Та вгляделась в карточку, затем достала иголку из кольца, уколола палец и размазала каплю крови по серебряной поверхности.

Яркий свет, ослепляя, на мгновение озарил комнату. Проморгавшись, Ниэль уставился на Мики. Она сидела, выпрямив спину, и смотрела перед собой. Её глаза мерцали серебром, а весь лоб исчертили ломаные линии, выходящие из точки между бровей. Через пару мгновений линии вспыхнули и исчезли, а Мики пришла в себя.

— Чуть не ослеп, — хмыкнул Ниэль, потирая глаза.

— Прости, я не знала... — пробормотала Мики.

— Ну, что там? — спросила Элика, которую произошедшее нисколько не встревожило.

— Это ключ к наследству! Когда оно откроется, я смогу попасть к наследию расы Небесного Контроля! — радостно ответила Мики.

Ниэль довольно улыбнулся.

“Отлично! С таким ключом не должно возникнуть проблем, когда, наконец, откроется наследство”

— Ой, а что это? — воскликнула Мики, указывая на краешек кровати. Ниэль наклонился и присмотрелся. По простыне полз красный слизняк с большими серебряными глазками и усиками. Его пухлое тело отливало серебром, он показался Ниэлю довольно милым.

— Это капля твоей крови, — ответила Элика, с любопытством рассматривая странного слизняка. Она подобрала его ногтем и поднесла к глазам.

— Из моей крови? — испуганно спросила Мики, следя за Эликой. — У меня вся кровь такая?

— Да, — Элика кивнула и сжала пальцы. Слизняк лопнул, оставляя красный след на её пальцах. — Это особенность расы. Будь осторожна. Береги свою кровь, пока не научишься её контролировать.

— Да, — Ниэль строго кивнул, пряча изумление. — Если кто-то найдёт её и воспользуется твоими способностями… Это может быть очень опасно.

— Поняла, — отозвалась Мики, зализывая ранку на пальце. Она до сих пор не отошла от шока, ей ещё предстояло смириться с тем, что теперь капельки её крови будут превращаться в «миленьких слизняков».

— Ну ладно, — Ниэль поднялся. — Там за дверью девочки от любопытства скоро лопнут. Пойду я, мне ещё к родителям двойняшек нужно забежать. Вечером зайду.

— Иди, — Элика кивнула и слабо улыбнулась, провожая грустным взглядом.

***

В тёмной комнате на стене висел истощённый парень. Его руки, скрещенные над головой, были прибиты к стене, на его теле болтались жалкие лохмотья. Грязные светлые волосы свисали вниз, закрывая лицо. День за днём он проводил в своём заточении, пока дверь, наконец, не открылась. Морщась от бьющего в глаза света, он приподнял голову. В центре его лба зияла чёрная дыра. Его радужки отливали платиной, а зрачков не было. Парень не сводил глаз с вошедшего.

На него в ответ суровым взглядом смотрел старик в белом халате и такого же цвета перчатках. Его белоснежные борода и волосы были аккуратно подстрижены и уложены.

— Дедушка… — прохрипел парень.

— Иутл, — сильным глубоким голосом произнёс старик. От его голоса молодой Хвирд вздрогнул. — Ты очень разочаровал меня. За твою ошибку мы расплачиваемся и по сей день. Решением Собрания Старейшин тебя изгоняют и лишают Кёрне. Впрочем, ты его уже лишился, — он задержал взгляд на чёрной дыре во лбу парня.

— Дедушка, прошу, не надо… — прошептал Иутл, роняя слёзы. Он до последнего не терял надежды, что его лишь накажут и отпустят. Но изгнание…

— Я не всесилен, внук, — старик покачал головой. — Лишь благодаря мне ты остался в живых. Тебя прилюдно накажут на Площади Грехов и отправят за пределы Конфедерации.

Иутл вздрогнул, испуганно посмотрев на деда.

— Я отдам тебе Девятую, Шестнадцатую и Двадцать Первого. Они провалили задание и не нужны мне, — сухо произнёс старик. В это время дверь открылась и вошла девушка в белой маске, закрывающей всё лицо.

— Маэстро, — поклонилась она старику. — Нам пора.

Тот кивнул и направился к выходу, задержался на пороге и, не поворачиваясь, через плечо бросил:

— Убей того парня, Иутл. Убей, если сумеешь, и принеси его голову, тогда, может, тебя и простят… — выпрямился, словно кол проглотил, и вышел.

На следующий день на большой площади под взглядами тысяч людей палач проводил экзекуцию. Зазубренная плеть взмывала в воздух раз за разом, от спины Иутла отлетали кровавые куски кожи и мяса. Он стонал, до крови сжимая доску зубами. Его тело восстанавливалось с видимой для глаза скоростью. Это была знаменитая регенерация Хвирдов. Даже лишившись своего Кёрне, тело Иутла исцелялось в невероятном темпе. Но регенерация не уменьшала мучения, боль была адской. К тому же плеть обрабатывалась специальным раствором, увеличивающим страдания, и каждая регенерирующая мышца заставляла разум Иутла рушиться от боли. Он до зубного крошева сжимал дощечку, с ненавистью вспоминая лицо мальчика с фиолетовыми бровями…

***

На следующий день после подписания контракта с Лоффелем Ниэль посетил его ресторан и встретил там Финриха, у которого остался грубый шрам на пол-лица, куда попал яд.

— Спасибо тебе за спасение моей жизни! — Финрих в пояс поклонился довольному Ниэлю. Хоть тот и понимал, что Финрих вряд ли его узнает, но слабая тревога оставалась.

— Ты отцу своему спасибо скажи, без него ты бы не выжил, — улыбнулся Ниэль.

Беседа с Лоффелем вышла долгой, Ниэль договорился на постоянную доставку к себе домой еды для одарённых и подкинул ресторатору идею о создании мест быстрого питания, рассказал о том, как делаются бургеры. Лоффель обещал подумать.

— Я услышал твои советы и поработаю над этим, — на прощание сказал он Ниэлю.

После ресторана Ниэль посетил ателье Ухила и говорил с ним до самого вечера.

— Давай подведём итоги, — устало откинулся на спинку кресла Ниэль. — Меняем название ателье с «Успех» на «Н&У».

Ухил согласно кивнул. Несмотря на долгую и изнурительную беседу он выглядел бодро. Он кивнул взгляд на новое название своего детища. Знак «&» показался ему странным, но выглядел вполне неплохо.

— Будем этот символ оставлять на всей одежде, как знак бренда, — продолжил Ниэль. — Дальше. Производству нужны новые средства. Я возьму у Тепи денег в долг и выкуплю половину ателье.

Ухил легко кивнул. Он сам настоял на том, что должен отдать часть бизнеса Ниэлю.

— Ну, вроде и всё. Наброски ты сам выберешь, а мне пора.

— Спасибо! — Ухил глубоко поклонился, внутренне восхищаясь сидящим перед ним парнем. Эта беседа навсегда останется в его памяти.

После мозгового штурма Ниэль и Ухил изменяли вид витрины ателье, решили закупить в журналах рекламу и поменять вывеску снаружи, освободили места для ожидания. Ниэль по памяти нарисовал с десяток женских нарядов, пригодились годы чтения всего подряд в тюрьме, и предложил Ухилу делать одежду с надписями на груди и спине. В Юкхе он такое не видел, да и, судя по задумчивому кивку Ухила, тот тоже. В качестве моделей на вывеску выбрали Элуру и Ровену. Вдобавок Ниэль договорился через Жекало Руби с крупной сетью ювелирных лавок о закупке бижутерии.

В следующие дни Ниэль решил использовать свою популярность и рекламировал, как мог, новый бутик. В итоге с ним даже встретились представители Шёлкового Тюльпана, с которыми он тепло побеседовал и заключил контракт на покупку дорогой ткани. Всеми силами Ниэль старался поднять своё благосостояние.

Через неделю после пробуждения родословной Мики Ниэль забрал свой заказ у Жекало – небольшую заколку.

— В день твоего пробуждения я оставил тебя без подарка, но хочу исправить это сейчас, вот, — он протянул Мики заколку в виде серебряной пчелы с полоскам из чёрных бриллиантов.

— Ой! Спасибо! — Мики счастливо приняла подарок и крепко обняла его. Она уже не стеснялась как раньше.

Элика же лежала рядом, надув губы, и обиженно смотрела Ниэля.

— У меня зато бабочка есть! — она показала свой подарок Мики и нажала на кнопку. Вокруг запорхали десятки фантомных бабочек.

— А моя что-нибудь делает? — с ожиданием спросила Мики, поглаживая в ладонях заколку.

— Вот, — Ниэль ткнул в кончик хвоста, и пчела засияла разными цветами. Пока Элика и Мики отвлеклись, Ниэль по-тихому ушёл.

“Блин, я иногда совсем забываю, что им обеим по семь лет…” — подумал она, вытирая пот со лба. Порой у Ниэля вылетало из памяти, что в прошлой жизни он умер глубоким стариком. С каждым днём он всё больше вживался в образ ребёнка...

Весь следующий месяц он следил за делами ресторана и ателье, которое стало модным бутиком для богатых девушек. Ухил планировал открытие новых филиалов в соседних городах, ведя каждый день переговоры и пылая энтузиазмом и жизнерадостностью. Ниэль заметил, что он сильно сблизился с Ровеной, которая в последнее время работала у него и тоже выглядела счастливой.

Неожиданным сюрпризом для всех стала внезапная популярность Элуры. Её заметили представители ювелирной сети, увидев изображение на витрине бутика, и пригласили стать моделью их бренда, на что она с радостью согласилась. Затем её снова куда-то пригласили, после ещё куда-то, и так получилось, что Ровена уже вела переговоры с множеством кланов и орденов, желающих видеть Элуру на вывесках своих предприятий или в их журналах.

Ниэль нанял Элуре личного учителя этикета и пения, купил парочку дорогих эликсиров для улучшения голосовых связок и заказал через маму Толи дорогостоящие крема и мази. Ниэль надеялся, что в будущем Элура найдёт своё призвание и заживёт счастливо как неодарённая.

С рестораном Лоффеля всё вышло не так радужно. Картофель фри, который хотел продвинуть Ниэль, не получился. Бургеры же почему-то не особо покупались. Ниэлю пришлось опережать свои планы и приобрести помещение не в торговом центре, а неподалёку от въезда в город. Это помогло им поднять продажи. Забегаловку Ниэль назвал «Бургер Бар».

Возросшие доходы Ниэля положительно повлияли на всех обитателей дома. Слугам платили больше, а все дети давно питались только едой, содержащей в себе энергию – от хлеба из особых желудей до мяса Демонических зверей. Даже ягодные морсы были не совсем простыми. Одно печалило Ниэля – Элика не выздоравливала. Она могла самостоятельно передвигаться и разговаривать, но её выносливость таяла на глазах и ей приходилось очень часто отдыхать. Ниэль покупал ей лекарства и звал врачей, но ничего не помогало.

По ночам Ниэль продолжал посещать Яму и участвовал в рискованных сражениях, очищая её от насильников и убийц. Слава его, как неизвестного мстителя, стремительно росла. По утрам он занимался тренировками Эно-Унодори под присмотром Крима, а по вечерам – алхимией, в которой наставником ему стал Хорос. Всё так и продолжалось, пока, спустя месяц после пробуждения родословной Мики, не прибежал запыхавшийся Ухил.

— Ниэль, там Келланы едут!

— Что?! Собираемся быстрее! — Ниэль засуетился и вскоре из особняка выдвинулось несколько карет. Спустя полчаса они выехали за город и остановились. Все дети высыпали из карет и с восхищением наблюдали, как издали к ним катится серое гигантское колесо. По прикидкам Ниэля, высота колеса была около двухсот метров, а толщина – метров пятнадцать. Но самое удивительное, что колесо не оставляло после себя следов.

— Келланы, — прошептал Ниэль.

— Не думаю, что они раньше приезжали в этот город. Похоже, это из-за горы, — предположил Крим, стоя рядом.

— Раз приехали Келланы, значит, будет ярмарка! Не упусти момент, Ниэль. Закупись всем необходимым для похода за наследием Длиннопалых, — посоветовал Хорос.

Ниэль кивнул. В это время гигантское колесо остановилось и повернулось, встав чуть поодаль, но вдоль дороги. Из его самой верхней точки повалил разноцветный дым, и колесо начало раскладываться, будто обруч разрубили и вытянули в прямую линию. Только вот у серого колеса не было внутри отверстия. К сожалению, густой дым и поднявшаяся пыль мешали рассмотреть подробнее. Земля под колесом просела, хотя до этого почти не реагировала на огромный вес. Наконец, спустя пятнадцать минут все увидели длинную широкую прямую дорогу и множество зданий, расположенных по её краю.

Один ребёнок с радостным криком рванул к стоянке Келланов, и все будто отмерли. Спустя минуту туда направились толпы людей, возбуждённо переговариваясь и обсуждая эффектное появление гостей.

— Ну что, и мы пошли? — спросил Ниэль.

— Да! — вскинула кулак Кора.

— Ну, идём… — пробормотал Крим, подхватывая слабую Элику на руки.

“Может, там я найду для неё лекарство?” — подумал Ниэль, следуя позади них.

Глава 22. Келланы

— Крим, а кто такие Келланы? Я знаю, что герой Сикко – Высший Бог Жёлтого Неба – был Келланом, — Ниэль медленно двигался вместе с толпой к удивительному городу. Вокруг то и дело раздавались возбуждённые вскрики и радостный смех детей.

— Келланы, — начал Крим, устраивая Элику поудобнее на руках, — это раса торговцев. Они передвигаются в огромных городах-колесах, как тот, что перед нами. Очень богаты, на них работает куча мастеров со всего мира. Приезд Келланов – всегда праздник для любого города.

Он задумался.

— Что ещё тебе рассказать… Келланы все внешне похожи на детей и не взрослеют до самой смерти. Ещё я слышал, что их столица – один из самых крупных и богатых городов всего континента, но не знаю, правда ли это.

В это время они приблизились к распахнутым воротам ярко-зелёного цвета. На входе стоял толстый мальчик в полосатых шароварах. В руках он держал плакат с надписью: «‎Золотой с человека за вход в великий город Гренг!». Скрепя сердце, Ниэль заплатил за всех, и они вышли на гладкую светлую дорогу, ‎по краям которой располагалось множество заведений.

Компания сразу разбилась на несколько групп: Исора, Элура и Кора побежали смотреть женскую одежду. Филиника, подумав пару секунд, тоже присоединилась к ним. Мора, Ухил, Ровена с Илиром и Ертой, прихватив с собой охранника двойняшек, направились к лавочкам, на прилавках которых лежали детские игрушки и экзотические вкусности. Толя же выбрал исследовать город Келланов сам, но охранник не рискнул отпустить его в одиночестве и поспешил за ним, держась чуть позади.

Ниэль, Вита, Мики с Чудиком, Крим с Эликой и Хорос решили дойти до конца улицы, поэтому шли прямо, никуда не сворачивали и нигде надолго не задерживались. Пока Ниэль глазел по сторонам, пытаясь взглядом отыскать хоть одного представителя загадочных Келланов, Хорос заговорил:

— Могущественная раса, Келланы. Крайне могущественная, древняя. Талантливы в начертании рун, единственные в своём роде. Их глаза – основа силы. В каждом оке ядро, и левое око цвета ясного неба, синее. Оно позволяет им летать свободно, как птице вольной. Им подвластны руны уменьшения веса, руны левитации. Келланы неподражаемы, неповторимы.

Когда Хорос заговорил, его спутники замедлили шаг и сами не заметили, как отошли в сторону, чтобы не мешать спешащим людям, и остановились. Все слушали его, даже Крим навострил уши -- мало ли, какими знаниями решит поделиться человек уровня Старейшины Храма Космоса.

— Правое око дарит Келланам способность к стихии, — продолжил Хорос, который словно и не заметил, как они остановились. — Усиливает их артефакты. Щит из Алмазного металла с руной земли и облегчения веса, к примеру. Как? Сильно. И это лишь мелочи… Гигантские летающие судна, энергетические пушки, скоростные кареты без лошадей, самодвижущиеся лестницы и многое другое – вот что можно увидеть, посетив их столицу. Келланы дружны и дружелюбны, ведут дела со всеми. Но никто не осмелится с ними поссориться. Хоть в списке Рённе они на сорок девятом месте, лишь дураки их недооценивают. У них есть два сильнейших клана. Монос, у его членов оба глаза синие. Лучше всех владеют телекинезом, летают быстрее птиц… И клан Полис. Их правое око меняется, в …

— Хорос, — перебил Ниэль, замечая, как вокруг них развесили уши прохожие. — Думаю, это уже лишнее.

Хорос рассеянно огляделся и спохватился, переводя тему:

— Естественно! Идёмте, нам обязательно стоит попробовать особый напиток Королевства Суо… Это просто божественный вкус! — он целенаправленно вёл группу вперёд.

Ниэль шёл следом и с удовольствием глазел вокруг. Прямо над ними сплелись в бою, больше похожем на танец, двое: гигантский огненный воин в золотых доспехах, летающий на огненной чешуйчатой змее, и старик с посохом, который стоял на костяном драконе. Это невероятное представление заставило всех застыть, подняв головы.

— Имитация битвы Сева и Варвара, — произнёс Хорос, критически наблюдая за битвой. — Весьма неплохо выглядит, но Сев с костяным драконом без особого труда выиграл бы, если, конечно, их ранги равны.

Хорос продолжал что-то говорить, давал свою экспертную оценку, но Ниэль уже не слушал, полностью погрузившись в наблюдение за этим танцем, и внимательно следил за Варваром и его огненными атаками. Как Воину, владеющему огненной стихией, Ниэлю были интересны его способности. Наконец, Сев вскинул посох и на Варвара полился дождь из острых костей. Они, пробив защиту, ранили его, и Варвар начал на глазах увядать и слабеть, пока не смог отбивать атаки и костяной дракон не сожрал его. Все восхищённо выдохнули и зааплодировали.

Одно представление сменяло другое: бои, танцы, искусное владение стихией. Им навстречу попалось создание, похожее на снеговика, только из воды. Оно было гладким и упругим, поэтому множество детей облепили его и весело колошматили.

Ниэль видел множество странных животных: чёрную цаплю с розовыми, трёхметровыми и очень тонкими ногами, летающих зелёных свиней, выпускающих мыльные пузыри из пятачков, какую-то собаку, по всему телу которой вместо шерсти дрыгались мелкие рыбёшки. Особенно его впечатлил невероятно жирный кот, размером с небольшой домик. Дети покупали еду и скармливали ему, а тот радостно лопал.

Город Келланов поражал воображение. Где заканчивалась дорога, стоял крытый рынок, там продавали различную бижутерию и мелкие артефакты.

— Пошли туда, — попросила Элика, указав пальцем на маленькие лавочки.

Крим посмотрел на Ниэля.

— Идите, — кивнул тот. — Тут безопасно, так что можно и разделиться. Я тоже пойду погуляю.

— Я с тобой! — весело воскликнула Мики.

— И я-я-я, — протянул Чудик.

— А мне нужно отойти по делам, — сказал Хорос.

“Как они все собираются закупаться, у них же денег нет?” — подумал Ниэль, легко улыбнувшись. Впрочем, он тоже не хотел светить своим богатством. Келланы останутся на неделю, он ещё успеет инкогнито приобрести всё, что ему нужно.

— Ниэль, купи это! — попросила Мики, показывая на прилавок, где продавались мягкие розовые коровы на палочках.

Присмотревшись, Ниэль понял, что это нечто похожее на сладкое желе. Только вот оно забавно дёргалось и дрожало, что выглядело странно. Ниэль купил всем по такой штуке, кроме Виты, которая отказалась от диковинки, и они пошли дальше.

— Чудик, не туда! Кушать в рот надо! — Ниэль услышал позади себя наставления Мики и, подавившись, выплюнул ставшую поперёк горла голову розовой коровы, закашлялся.

“Блин, ну что за дурдом…” — печально подумал Ниэль, вытирая рукавом рот.

Через минут десять их нашёл Хорос и повёл в небольшое кафе, пробовать особый напиток из Королевства Суо. До этого момента Ниэль и не знал, что такое королевство вообще существует. Судя по описанию, местечко так себе – девяносто пять процентов находится на территории огромного ядовитого болота. Ниэль попробовал напиток с осторожностью – мало ли на чём его настаивают – и был весьма удивлён. Даже любимый хачси Хороса был слабоват по сравнению с этим, но Ниэль так и не удосужился узнать название этого удивительного питья…

***

Элика устроилась поудобнее на руках у Крима и внимательно вглядывалась в тёмный потёртый браслет на прилавке у пухлого торговца. Тот был одет в светлую рубаху, голубые шорты и жёлтые туфли с загнутыми носами, над его толстыми губами рыжели кучерявые усы, бородка же торчала кудрявым шариком.

— Дяденька, а сколько это стоит? — спросила Элика, указывая на браслет.

— Пятьд-д-десят золотых, девочка-ай! — тоненьким голоском воскликнул торговец. — Это необычный браслет-ай! Он оч-ч-чень крепкий-ай! Мы думаем, это сломанный естественный артефакт-ай!

Морщась от неприятного голоса мужчины, Элика достала из кольца деньги и протянула ему. Клан Далга был очень влиятельным в Коалиции Варваров, и, конечно же, Дора не оставил свою дочь без гроша.

Маленькие глазки торговца стали ещё меньше от угодливой улыбки, а огромный нос, будто дракон, взирающий бездонными ноздрями на окружающих, раздулся от глубокого вдоха радости.

Крим недоверчиво следил, как Элика без раздумий, почти наугад, покупает странный артефакт, но промолчал. Всё-таки дочь Доры не глупая девочка.

Купив браслет, Элика радостно надела его на запястье и залюбовалась. Хоть он и выглядел незатейливо, но она чувствовала в нём таинственную силу, и ей казалось, что браслет далеко не обычный и он сам выбирает себе хозяев.

***

Их компания гуляла по городу Келланов до поздней ночи. Самое интересное началось, когда зашло солнце. Они сидели на веранде ресторана, пробовали экзотические блюда и напитки и следили за световыми представлениями. Разноцветные взрывы, похожие на фейерверки с Земли, пламя в виде животных и людей, красочные битвы и танцы – всё это можно было наблюдать, наслаждаясь отдыхом. Пару раз они видели и самих Келланов, летающих по небу в странных кафтанах и шароварах.

Детей позабавил очень толстый маленький Келлан, сидящий на маленьком худеньком ослике, ноги которого подгибались из-за тяжести хозяина. Тот пил вино из глиняного кувшина и горланил смешные песни про возлюбленную, которая ушла от него. Когда он в припеве упомянул, что случайно чуть не раздавил её во время сна, дети покатились с хохоту. Хорос же не смеялся, внимательно смотря в глаза Келлана. Они были ярко-синими, оба.

— Он из клана Монос, — спокойно обратился Хорос к улыбающемуся Ниэлю.

— А?

— Клан Монос, я тебе рассказывал.

— Синие глаза?.. — Ниэль посерьёзнел.

— Да. Этот парень – глава города. Или кто-то его уровня.

Ниэль кивнул и пробормотал:

— И правда, нельзя судить человека по одёжке…

Когда представления начали одно за другим заканчиваться, толпа редеть, а заведения закрываться, Ниэль и его друзья пошли домой. Они сидели в каретах и бурно делились своими впечатлениями, а Ниэль смотрел в окно и думал, что бы ему приобрести из увиденного.

На следующий день они снова посетили «‎великий город Гренг», снова отдыхали и гуляли. И лишь на третий день Ниэль решил закупиться. Он надел маску, плащ с капюшоном и направился в город рано утром, один. Но была небольшая проблема: на покупку качественных артефактов ему не хватало денег.

Поразмыслив, он, хоть и не хотел, решил продать с пару десятков кристаллов высшего качества. Цены на них были весьма большими. Один кристалл низшего качества стоил десять серебряных, среднего – сто, а высшего – пять тысяч. Продав радостному продавцу двадцать штук, Ниэль получил сто тысяч и направился в небольшой трактир, вспоминая наставления Хороса.

Он вошёл и огляделся. Небольшой зал с пятью рядами столиков, по три-пять в каждом. Барная стойка, вокруг снуют официанты, обслуживая редких клиентов. За одним из столиков Ниэль нашёл маленького пухлого Келлана с ярко-синими глазами. Если не знать, то можно было подумать, что там сидит страдающий ожирением пьяный ребёнок лет семи. Купив бутылку крепкого вина, не из дешёвых, Ниэль направился к его столику.

— Привет, — Ниэль сел напротив и с любопытством оглядел Келлана. Зелёный кафтан, голубые шаровары, жёлтые туфли. И не сказать, что он принадлежит к семье Монос, одной из двух сильнейших среди всей расы Келланов.

— Чего тебе? — буркнул тот, мазнув взглядом по маске Ниэля. — Не видишь, я страдаю!

— Мне нужны хорошее оружие и броня, — Ниэль пододвинул бутылку к Келлану.

Тот оживился и махнул рукой, пряча алкоголь в кольцо.

— Идём за мной, — бросил толстяк и с трудом слез со стула. Покачиваясь, Келлан тяжёлой походкой направился к барной стойке и за ней открыл неприметную дверь, высотой чуть выше метра. Взрослым в неё было бы тяжеловато войти.

— Вот, выбирай, но всё дорого! — Келлан взмахнул рукой, и на полу появилось множество различных предметов.

“Ого! А я не верил Хоросу, а вон оно как…” — думал Ниэль, радостно рассматривая товар.

В итоге он купил себе качественную защитную одежду, которая плотно облегала тело и в случае атаки могла оттолкнуть оружие противника. Такую же взял для Мики и Элики. Приобрёл около десяти скрывающих жетонов. Они могли спрятать ауру одарённых до уровня Практика. А если и внешность замаскировать, то узнать человека будет крайне сложно.

Скрепя сердце, Ниэль отдал тридцать тысяч серебряных ещё на три жетона: два на сокрытие Абсолютов, для Филиники и Крима, и один на Чудика. Первые стоили по пять тысяч, а последний двадцать. Но Ниэлю это было нужно, ведь им предстояла очень опасная операция, когда наследие Длиннопалых, наконец, откроется. И лучше будет, если никто не узнает, кто они такие.

Потом его выбор остановился на нескольких качественных масках, которые никак не мешали органам чувств и совсем не ощущались на лице. Последние деньги Ниэль отдал за пятёрку энергетических гранат, каждая стоила по пять тысяч серебряных. Келлан обещал, что такая и Абсолюта ранит, если грамотно использовать.

Вышел из трактира Ниэль весьма грустным, в отличие от весёлого маленького торговца, чья улыбка сияла ярче солнца.

“Блин, придётся опять кристаллы продавать…"

— Прощай, мой юный друг! Ты можешь найти меня в любой момент, пока наш город тут, — тепло попрощался торговец.

Ниэль лишь грустно улыбнулся, кивнул и направился к торговцу кристаллами.

На четвёртый день приезда Келланов Ниэль с Эликой и Кримом ходили по алхимическим лавкам в поисках лекарства или доктора для Элики. Заодно Ниэль прикупил столько пилюль Подпитки Души, сколько смог найти. Получилось семнадцать штук.

— И тут ничего, — грустно вздохнул Ниэль, когда они выходили из очередной аптеки.

— Всё нормально, давай больше не будем искать, — меланхолично произнесла Элика. Все эти дни, во время посещений города Келланов, она сидела на руках у Крима.

— Давай, мы … — начал было Ниэль, но осёкся.

Прямо перед ними выскочил странный ребёнок лет пяти, споткнулся и упал. Его чёрные брови и волосы выглядели очень странно – походили на жидкость, словно кляксы, каким-то образом держащиеся на голове.

Ниэль сразу заинтересовался им. Он всмотрелся в чёрные глаза ребёнка и почувствовал с ним какую-то близость, родство. Малец тоже не отводил взгляда от Ниэля.

— Он – необычный мальчик, — пробормотала Элика задумчиво.

— Хочешь со мной? — вдруг спросил Ниэль.

— Да.

— Где ты живёшь?

— В лавке дяди Ку, он оружие продаёт, — отозвался малец, вставая и отряхиваясь.

— Я понял, — кивнул Ниэль. — Сделаю, что смогу.

Мальчик кивнул и неохотно побежал дальше, изредка оглядываясь назад.

“Это и есть близость родословной?” — задумался Ниэль.

— И как ты его забрать собираешься? — с иронией в голосе спросил Крим. — Это тебе не Яма, тут за каждым шагом следить нужно.

— Знаю. У меня есть знакомый, спрошу у него.

— Ну смотри, не натвори делов…

Пока они искали лекарство для Элики, Ниэль скупал всякие эликсиры и пилюли с интересными свойствами: некоторые позволяли видеть ночью, другие улучшали восприятие. Но, облазив весь город, они так и не смогли отыскать хотя бы самую слабенькую настойку, которая поправила бы здоровье Элики.

На следующий день Ниэль вновь посетил трактир и подсел к толстяку, но уже без маски. Тот его сразу же узнал.

— Ещё что-то прикупить хочешь? — улыбнулся Келлан.

— Нет, — Ниэль покачал головой. — Я тут на днях встретил мальца одного, и мы с ним сдружились. Он вроде как обычным слугой работает, отдай его мне? Он готов пойти со мной.

— Кто это? — спросил толстяк, отхлёбывая вино.

— У дяди Ку работает, мелкий такой, с волосами похожими на чернила, — описал его Ниэль.

— К-ха, — Келлан подавился и закашлялся.

— Что ты про него знаешь? — сурово спросил он, вытирая губы и пристально всматриваясь в лицо Ниэля.

— Да ничего… — смешался Ниэль, смущённый такой реакцией. — Случайно встретил.

— Случайно, значит… — толстяк задумался, массируя насупленные брови, и вдруг спросил: — Ты же Ниэль, да?

— Да.

После недолгой паузы Келлан сказал:

— Забирай, я не против.

Ниэль вздохнул с облегчением и с улыбкой кивнул. Он попрощался с Келланом и направился к лавке, где торговали оружием и в которой работал тот малец…

***

Когда дверь за Ниэлем закрылась, к Келлану подсел поджарый темноволосый мужчина. Суровое лицо, испещрённое морщинами, губы плотно сжаты, а карие глаза смотрели пристально и цепко, будто пронизывали насквозь.

— Ты уверен? — спросил он сухим грубым голосом.

— Нет, — отозвался Келлан. — В таком деле нельзя быть уверенным… Но продолжать прятать его становится слишком опасно. Отдам этому парню, пусть теперь он мучается.

— А ты сказал ему, что этот ребёнок – Про́клятый Ли́тони?

— Нет, конечно, — покачал головой толстяк.

Оба замолчали.

— Я выполнил часть договора. Спрятал ребёнка твоего господина, даже нашёл ему новую семью. Я не знаю, как именно они встретились и почему парень решил его забрать, но я проверял этого Ниэля, он никак не связан с Королевством Ли́тони. У него дома постоянно много детей – соседи, слуги и вассалы из Ямы. Так что сын твоего господина попал в неплохую компанию, — говорил Келлан, попивая вино.

Мужчина лишь хмуро смотрел в одну точку. В его глазах читалась нерешительность.

“Все думают, что Проклятый Литони просто обладает холодной кровью. У каждого Литони в венах течёт раскалённая сталь, а у Проклятых – нет. Но правда намного страшнее… Можно ли вот так оставить его без присмотра? Но ведь это дитя госпожи…” — выражение лица мужчины на миг изменилось, в его чертах проступили фанатичная любовь и нежность, но затем он взял себя в руки и спрятал эмоции. Он принял решение, он обязан защитить ребёнка. И отдать его в небольшой городок в Юкхе показалось ему достаточно удачным решением…

***

В следующие три дня дети постоянно посещали город. Ниэль выделил каждому немного денег, и по вечерам все хвастались друг перед другом своими покупками. Ниэль тоже неплохо потратился: еда, одежда, простенькие артефакты.

Город Келланов пробыл в Борне целую неделю, и, когда он снимался со стоянки и собирался в путь, его провожать вышел чуть ли не каждый пятый житель, с изумлением наблюдая, как вытянутая дорога с постройками вновь сворачивается в колесо.

Но обычный народ не знал, что приближалось ещё более важное событие – долгожданное открытие наследия расы Длиннопалых. Спустя неделю после отбытия Келланов Ниэль получил вести от Тепи, что появились первые признаки.

— Иду я, Мики с дядей До, Филиника и Крим, — строго произнёс Ниэль, когда все собрались в гостиной. Дядей До называли Чудика, его настоящую личность скрывали.

— Я тоже пойду! — решительным голосом заявила Элика. Она сидела на ковре и играла в новую карточную игру с Мерку – пятилетним мальчиком, которого забрал Ниэль из города Келланов.

— Ты болеешь, — отрезал Ниэль. — И делать тебе там нечего.

— Я здорова. Я чувствую, — Элика посмотрела в глаза Ниэлю. — Мне нужно идти.

— Нет.

— Ниэль, — Элика вздохнула. — У Мики есть ключ к наследию. Нам не нужно будет проходить никакие испытания внутри. А снаружи нас защитит Чудик. Путешествие со всех сторон безопасное.

— Элика, ты…

— Я чувствую. Мне. Надо. Туда.

Ниэль вдруг ощутил, что, если сейчас откажет этой девочке, их отношения изменятся навсегда. Не в лучшую сторону. Вспомнив про её странные способности к предвидению, про безоговорочное доверие Доры её словам, Ниэль решил рискнуть.

— Л-ладно, — через силу выдавил он. Ему было очень сложно принять такое решение. Но просто взять и отказать Элике он тоже не мог.

— Но остальные будут дома. Это не обсуждается, — выплюнул он.

Поначалу многие не хотели соглашаться, особенно Кора, но Ниэль даже не стал слушать их возражения.

На следующий день они надели маски и плащи, взяли скрывающие жетоны и выдвинулись к горе. Крим через знакомых смог достать крупного сокола, на котором они и полетели.

— Слушай, а что такое это наследие и зачем вообще их делают? — спросил Ниэль, разглядывая горный пейзаж. Он примерно знал ответ на свой вопрос, но желал услышать более подробную информацию.

— Никто не знает, когда именно возникла традиция оставлять после себя наследие, — начал Крим. — Для более молодых членов клана или ордена, например. Или же, если это одарённый-одиночка, для случайного счастливчика, связанного с ним судьбой. Есть множество видов наследия, и то, к которому мы движемся, – одно из самых простых. Оно предназначалось для молодого поколения клана. Это значит, что войти туда может только тот, кто не достиг уровня Владыки. Абсолюты и ниже.

— Получается, что дядя До не сможет войти? — поинтересовался Ниэль.

Крим, не знавший секрет личности загадочного дяди До, скосил глаза на этого странного мужчину, который спокойно сидел и игрался со своими пальцами ног.

— Да, не сможет, — Крим кивнул. — Но дядя До защитит нас, когда мы все выйдем из наследия. Обычно именно после выхода начинаются сражения и убийства. А как я слышал, есть смутные слухи, что именно в этом месте погибли последние представители Длиннопалых. Из-за этого оно и привлекло так много внимания...

Когда светило поднялось в высшую точку, сокол Крима долетел до места назначения. Множество летающих животных направлялось туда, и группа Ниэля следовала за ними.

Им открылся вид на обширное плато, полное серых камней и деревьев. В его центре возвышалась остроконечная скала, высотой около двух сотен метров. Вокруг неё виднелось множество палаток и шатров.

Ниэль с группой выбрали себе свободное место и установили шатёр, приобретённый у Келланов. Ниэль всё время наблюдал мысленным восприятием и Помощником за окружением. В первые же минуты он нашёл, как ему показалось, несколько Владык. Ниэль не решался посмотреть на них Помощником или мысленным восприятием прямо, но догадывался об их силе. Первый был с Неро Розой, Шулой и Шрамом. Им оказалась симпатичная девушка, на вид которой было лет двадцать пять. Но Ниэль не брался судить по внешности о возрасте этой женщины, вся троица из Тени Розы относилась к ней почтительно.

Следующий Владыка стоял за белобрысым пареньком – представителем Федерации Шёлкогового Тюльпана. Это был сухой старик с тростью из множества скреплённых нитей. Ниэль догадался о ранге старика, когда тот на равных заговорил с коллегой из Федерации Чёрной Розы.

Также Ниэль нашёл представителей клана Канасу, чьи глаза были светло-розовыми, без зрачков. И он подозревал, что мужчина средних лет в светлом плаще – Владыка.

Вокруг скалы было множество групп и отдельных людей, Ниэль не мог рассмотреть всех и узнать каждого. Но некоторые решили своим приходом громко заявить о себе.

Спустя день после приезда Ниэля, по воздуху, в сопровождении грома и молний, спустилась огромная колесница, запряжённая четырьмя гигантскими быками. На ней гордо стояла молодая светловолосая девушка, на её плечи был накинут красный меховой плащ, по которому пробегали голубые искры. Кучером был огромный мужчина со светлой бородой и усами, позади него сидела старуха с закрытыми глазами.

— Это Эдна, принцесса клана Далга, — прошептала Элика, не сводя глаз со своей родственницы. В её взгляде читалась лёгкая грусть, она надеялась увидеть отца...

— Она – гений, даже по меркам всей Коалиции, — продолжила Элика. — В возрасте восемнадцати лет она стала Абсолютом! Сзади сидит бабушка Этма, одна из старейших Владык клана Далга. Про кучера не знаю, не видела его.

Ниэль кивнул и кинул быстрый взгляд на Филинику.

“Интересно, а сколько ей лет?..”

Ещё через несколько часов на огромном летающем льве, окружённом песчаным торнадо, прилетели трое. В середине, на золотом троне, восседала девушка с сияющими золотым внутренним светом глазами. Она была одета в приталенное чёрно-золотое платье с небольшим вырезом. По обе стороны от неё стояли сурового вида мужчины. У первого в руках была алебарда, а у второго – копьё.

— На троне сидит Нгози, из рода Ард. Это одна из сильнейших сил Фракции земли в Великом Египте, а Нгози – известный гений, — прошептала Ниэлю Мики.

Не успел он ответить, как со всех сторон раздался ропот. Ниэль заозирался и заметил ещё одних охотников за удачей, стремительно подлетающих к общей стоянке. Их было двое – крайне странный парень, всё лицо которого исчерчивали белые полосы и тонкие швы, и старик, лицо которого было будто искусственным, скреплённым из нескольких твёрдых частей.

— Кукольники, — хмуро пробормотал Крим.

В это же время с противоположной стороны приблизилось красное облако, на котором, скрестив ноги, сидел молодой юноша лет двадцати. Позади него стояли красноволосый и красноглазый старик и Аван. Вид у последнего был неважный, он казался ослабевшим и больным.

“Видимо, Дора преподал ему урок”, — со злорадной улыбкой подумал Ниэль.

Он предполагал, что старик тоже Владыка, всё-таки это территория Юкхи, они не должны дать слабину.

Как только Ниэль захотел было спросить Крима про Кукольников, раздался треск. В середине скалы появилась трещина, разделяя её пополам, а всё вокруг затряслось.

— Началось… — прошептала Филиника.

Глава 23. Пирамида (1)

Ниэль с изумлением наблюдал, как внешний слой скалы раскололся и рассыпался на крупные обломки, открывая взглядам собравшихся чёрную пирамиду. Высотой та была около сорока метров, много меньше, чем сама скала.

Владыки за несколько секунд уничтожили падающие каменные осколки и замерли. Каждый видел проход, который зиял тёмной дырой в пирамиде и в глубине которого что-то мерцало, но никто не решался пойти первым. Как-то незаметно получилось, что в первых рядах выстроились команды с Владыками, а те, кто послабее, отошли назад.

— Идёмте ближе, — Ниэль уверенно направился к первому ряду.

Все вокруг расступались, опасливо поглядывая на их компанию. Благодаря жетонам никто не мог узнать их точную силу, а маски и чёрные плащи, подстёгивали всеобщее любопытство. Никто не рискнул им помешать – видимо, интуиция им подсказывала, что ссориться с компанией Ниэля не стоит.

Когда Ниэль почти дошёл до «зоны Владык»‎, ему дорогу перегородил странный парень – Кукольник, за спиной которого стоял старик, лениво осматриваясь. Ниэль вгляделся в лицо юноши и с изумлением отшатнулся: глаза незнакомца блестели, словно два куска зеркала, и в них отражалось всё вокруг.

— Дедушка, — вдруг заговорил он самым что ни на есть обычным голосом. — Дедушка, я хочу этих милашек!

Кукольник вскинул обе руки и показал на Мики и Элику.

“Он всё видит! Он видит сквозь маски и плащи”, — с содроганием подумал Ниэль.

С каждым словом голос парня становился громче:

— Дедушка, я сделаю из них великолепных кукол! Они будут моими шедеврами, дедушка! Я хочу их! — в конце он сорвался на визг.

На плечо Ниэля легла чья-то рука и легонько отодвинула его в сторону. Вперёд медленно вышел Чудик и направился к парню.

— Дедушка, я... — не успел он договорить, как старик резко изменился в лице и спустя мгновение оказался перед внуком. Он с напряжением смотрел на Чудика, внешность которого с каждым шагом немного менялась. Из видимых изменений – чуть отросшие чёрные когти, которые стучали по каменной поверхности плато, насквозь пронзив мягкую обувь. Но каждый чувствовал невероятную опасность, исходящую от него.

— Мой внук сболтнул сгоряча, успокойтесь, все мы взрос… — старик попытался свести конфликт на нет, но тут каждый ощутил невероятное давление. Почти все почувствовали ужасную тяжесть, будто оказались запечатаны в толще горы, неспособные пошевелить пальцем.

По спине Ниэля пробежала капля холодного пота. Они с Мики ранее вбивали в голову Чудика мысль, что ему никак нельзя использовать силу своих печатей, чтобы правда о его родословной не выплыла наружу. Ниэль очень надеялся, что Чудик будет следовать их наставлениям.

Давление усиливалось, пока не стало видимым глазу. Оно проявилось в виде мелькающих синих полосок, пронизывающих пространство.

Все Владыки стали серьёзнее, вокруг них образовались области, в которых не действовало давление. Старик тоже попытался противостоять силе Чудика – вокруг него, в радиусе более двадцати метров, вспыхнуло слабое голубоватое свечение. Каждый, кто был ниже ранга Владыки и попал под его воздействие, ощутил, что больше не может контролировать своё тело: их руки, ноги и голова непроизвольно дёргались. Но вот, сила Чудика увеличилась, а сияние старика уменьшилось, сократившись до пары метров вокруг него.

— Мы не хотим конфликта, — снова начал Кукольник, меняясь на глазах. — Не стоит из-за слов ребёнка так реагировать.

Пока его внук испуганно стоял и таращился на приближающегося двухметрового мужчину в чёрном балахоне и маске, его дед буквально встал на четвереньки.

*Бух!*

Его верхнюю одежду разорвало, а из его спины вылетело множество пластин, спиц и каких-то странных деталей из неизвестного материала. Под изумлёнными взглядами остальных одарённых эти предметы за мгновение облепили старика, превращая в пятиметровое нечто – ядро ему заменял шар, вокруг которого торчали многосуставные конечности, оканчивающиеся либо холодным оружием, либо странными предметами.

— Крим, — чуть севшим голосом позвал Ниэль, рассматривая искусственный красно-коричневый глаз на конце металлической лапы монстра. — Какого чёрта тут вообще происходит?

— К-хм, — Крим кашлянул и отвёл завороженный взгляд от спины Чудика.

— Я хоть и немного знаю, — он подошёл ближе к Ниэлю, — но техника, которую показал дядя До, называется Сфера. Она есть у каждого Владыки, кто достиг средней или высшей стадии, я не уверен. А преобразование Кукольника – это Боевая Форма, дядя До тоже в неё вошел, только она более человеческая. Она появляется у каждого Владыки на определённой стадии, не знаю на какой.

Крим говорил быстро, словно боялся за разговорами пропустить начало боя. И не зря – на невероятной скорости конечности Кукольника атаковали Чудика, но тот взмахами кулаков отражал каждый удар. Чудик в пыль уничтожал оружие врага, которое поражало своим разнообразием: вспыхивали искусственные глаза, играли дудки и флейты, некоторые конечности поливали Чудика огнём, но тот никак не реагировал. Когда Чудик прорвался вперёд, поближе к своему противнику, осталась половина от арсенала Кукольника.

— Не вынуждай меня! — из ядра раздался неприятный громкий скрип. Оставшиеся конечности сплелись вместе, на невообразимой скорости сливаясь в одну.

Но Чудик проигнорировал старика и прошёл мимо, даже не взглянув на него. Кукольник опешил, но всё понял, когда увидел, как Чудик протянул руку и сжал ладонью голову его внука.

— Плохо-о-ой, — прорычал он, всё сильнее сжимая пальцы.

— НЕ СМЕЙ! — раздался оглушительный рев из ядра, но было поздно.

*Треск!*

Голова молодого Кукольника лопнула, кровавым фейерверком во все стороны брызнул мозг.

— А-а-а-а, — старик всеми силами обрушился на Чудика. Он уже понял, что ни ментальные, ни энергетические атаки не причиняют противнику почти никакого вреда. Старик решил сконцентрироваться на физическом воздействии. Длиной в несколько десятков метров, с множеством шипов по всей поверхности, его последняя конечность выглядела угрожающе. Именно она на невидимой глазу скорости обрушилась на Чудика.

*Бах! Бах!*

Раз за разом Чудик отражал удары, откидывая шипастое «‎щупальце».

В это же время Элика напряжённо оглядывала округу.

“Они специально нас спровоцировали, — думала она, вспоминая глаза того парня. — Чтобы отвлечь всех, но от чего?..”

Элика замерла. Её взгляд застыл в одной точке. Она молча подошла к Филинике и дёрнула ту за край одежды, заставив отвлечься от боя.

— Там невидимка, его надо убить, — сухо произнесла она, медленно поднимаю руку и указывая пальчиком на пространство над колесницей Варваров.

Филиника бросила быстрый взгляд на Элику, а затем всмотрелась. Её правый зрачок принял вид снежинки и закрутился. Мир будто замер на миг.

*Крааак*

Прямо над колесницей раздался треск. Старуха из Коалиции резко распахнула веки и подняла голову. В десятке метров над ними завис скованный во льду золотой саркофаг.

— Да как ты смеешь... — прошипела она и подняла ладонь.

В ту же секунду всё вокруг будто покрылось молниями, а мгновением позже из разных точек вылетело множество сияющих лучей.

*БАХ!*

Раздался оглушительный взрыв. Замороженный саркофаг буквально разнесло на кусочки. Старуха опустила руку и мрачно посмотрела на Нгози из Великого Египта. Та уверенно встретила взгляд. Двое мужчин позади девушки заметно напряглись, угрожающе глядя на старуху.

Кучер спрыгнул с колесницы и подобрал один из кусочков саркофага. Он вгляделся в него, а затем передал старой Владыке. Изучив осколок, та мрачно посмотрела в сторону битвы.

— Кукольники… — процедила она.

В глазах Нгози промелькнуло понимание. Она зло сощурилась, уставившись в ту же сторону. Но встревать в сражение двух Владык ни одна из сторон не пожелала.

В это время Кукольник остановился. Материалы и части ядра на невероятной скорости будто засосало внутрь него, и через мгновение перед всеми вновь стоял старик. Донельзя мрачный и угрюмый, он в бешенстве сжимал зубы.

— Твари… — прохрипел он. И вспыхнул голубым сиянием. На его месте появились десятки кукол с оружием в руках. Все они в едином порыве бросились на Чудика.

Крим задумчиво наблюдал, как дядя До раз за разом уничтожает нападающих, но те превращаются в дым и снова возрождаются. С момента начала схватки Чудик разрушил более пятидесяти кукол, но меньше их не стало. Из-за невероятной скорости, силы и количества удары кукол измотали его.

— Если я не ошибаюсь, — Крим не отводил взгляд от боя. — Старик использовал свою Вишру.

— И что это такое? — сосредоточенно спросил Ниэль. Он боялся, что Чудик начнёт использовать печати и выдаст себя.

— Вишра – особый навык Владык. Я не знаю ни условий их появления, ни их разновидности, ничего. Я слишком слаб для таких знаний. Та старуха, скорее всего, тоже показала часть своей Вишры, но это лишь мои догадки… — объяснил Крим. В это время к нему подошла Элика.

— Подними, — коротко попросила она.

Крим молча поднял её на руки, а затем усадил на свои плечи. Элика сосредоточенно осматривала округу. Её глаза под маской начали кровоточить. Наконец, она из последних сил нашла то, что искала.

— Дядя До, там! — вскрикнул Элика, указывая на вход в пирамиду.

Чудик едва качнул головой, и в ту же секунду раздался взрыв. Взметнулась пыль, а на том месте, где мгновение назад он стоял, образовался небольшой кратер. Сам Чудик телепортировался к тёмной арке, что вела к наследству. Взмахом руки он заставил пространство содрогнуться, вынудив Кукольника выпасть из невидимости, и в следующее мгновение оказался перед ним и мощным прямым ударом ноги снизу-вверх снёс ему голову, а потом ударом ребра ладони буквально разрубил его тело сверху вниз.

Тонкий, окровавленный кусок правой части туловища старика надломился, и на пол упали две половинки Кукольника, соединённые лишь обломками рёбер, слоем кожи, сухожилий и мышц.

Крим спустил Элику, поддерживая её за руку, когда перед ними возник окровавленный Чудик.

— Хоро-о-ошая, — протянул он, потрепав её по голове.

Элика мило улыбалась, пока с её маски стекала кровь врага.

— И ты хоро-о-ошая, — более ласково произнёс Чудик и нежно погладил Мики, обильно измазав в крови и ту.

— Дядя До, хватит! Ты пачкаешься... — безнадёжно прошептала она, безрезультатно силясь увернуться от ласк Чудика.

*Кап*

Упала кровь с краешка маски Элики на плато.

*Пуф*

С глухим звуком голова старика упала на землю.

— Идём, — бросил Ниэль, направляясь к проходу.

Никто не вставал на их пути, каждый провожал группу взглядом.

— Мики, ну что там? — прошептал Ниэль. Он не боялся, что их могут услышать. Не рядом с Чудиком.

— Всё в порядке, мы будем в безопасности, но нас разделят, — ответила та.

Глаза и множество линий на лбу Мики сияли серебряным светом. Она почувствовала наследство и даже наладила своеобразный контакт с ним, сумела передать через свои эмоции вопросы об опасностях, что скрывались внутри. И как ей показалось, вход в пирамиду был совсем не опасным. Она постаралась передать внутрь пирамиды, что Элику нужно защитить. Почувствовав слабый отклик согласия, Мики устало выдохнула. Всё-таки общение с наследством давалось ей с трудом.

— Элика будет в безопасности, — коротко бросила она Ниэлю.

Тот кивнул, расслабившись. Крим с Филиникой тоже явно почувствовали облегчение. Не сказать им ничего Ниэль не мог, поэтому и рассказал полуправду – поведал историю Мики, но не упомянул о беозаре и пробуждении родословной, лишь о ключе.

Наконец, они подошли к входу. Никто так и не потревожил их. Нгози из Великого Египта и Эдна из Коалиции Варваров коротко поклонились им. Было понятно, что сегодня Кукольники планировали диверсию на принцессу клана Далга с целью поссорить Египет и Коалицию.

Ниэль ответил на благодарность кивком и повернулся к своей компании:

— Посиди тут, мы быстро, — обратился он к Чудику.

Мики погладила того по руке и кивнула:

— Да, дядя До, подожди нас тут, хорошо? Там не опасно совсем.

— Хорошо-о-о, — протянул тот и уселся возле входа, опёршись спиной о поверхность пирамиды.

Ниэль же, убедившись, что всё в порядке, едва заметно замешкался и шагнул вперёд, в тёмную арку…

Он оказался в пустыне. Всюду песок, жарко. Озираясь по сторонам, Ниэль осторожно двинулся вперёд. Он сделал лишь шаг, как из песка на невероятной скорости выскочил клинок. Ниэль не успел среагировать, как тот уже касался его горла. Прямо из песка на него смотрели жуткие красные глаза. Ниэль сглотнул, обильно потея и не рискуя шевельнуться. Он смотрел на человекоподобного монстра, чьё лицо было абсолютно белым и сильно вытянутым, без рта и носа. К локтевому суставу у него крепились полутораметровые лезвия, острие одного из которых сейчас упиралась в горло Ниэлю. Тот чувствовал, как ему за шиворот стекает струйка крови.

Белый монстр убрал клинок от горла и попятился назад. В следующее мгновение он будто рухнул в песок и исчез, оставляя после себя едва заметное облако белой пыли.

“И что это было?!” — с содроганием подумал Ниэль, осторожно касаясь пореза…

***

Мики оказалась в небольшой светлой комнате. Она сняла маску, откинула капюшон и огляделась. Почти сразу увидела лысого старика в белом ханьфу, что стоял чуть сбоку и внимательно рассматривал её. Он поклонился ей.

— Приветствую, госпожа, можете называть меня Рэймсс. Спешу сообщить, что с вами проник враг, но я уже приказал убрать его, — раздался его голос, хотя он так и не открыл рта.

— Какой враг?! — нервно спросила Мики, чуть повысив голос.

— Мальчик с закрытыми …

— Не смей! — закричала Мики. — Я приказываю!

На последних словах она сорвалась на крик. Её глаза запылали серебром, а линии на лбу стали ещё отчётливее. Рэймсс неуверенно замер, затем кивнул:

— Как скажете... но почему? У него родословная Кошмара!

— Он спас мне жизнь, он дал мне пилюлю. Только из-за него я стою перед тобой. Мне плевать на всё остальное. Ты не имеешь права вредить ему, — сухо отчеканила Мики со сталью в голосе.

Тот грустно покачал головой и неохотно сказал:

— Я последую вашей воле… Но вы должны быть осторожней, Кошмары коварны и невероятно опасны! Они легко могут очаровать собеседника из-за особенности их крови, им все легко доверяют, и…

— Хватит. Я сама буду решать, как мне жить, — перебила Мики.

— Ну что ж, ваше право…

— А ещё помогите тем, кто пришёл со мной, получить хорошие вещи из наследия! — потребовала она.

— Я не могу... Но я способен предупредить ваших друзей о правильном направлении.

— Ну… хоть так, — неохотно кивнула Мики.

Наступила неловкая пауза.

— Моя душа не способна задержаться здесь надолго, пришло время вам принять свой дар, — нарушил тишину старик. — Как выживший наследник родословной, вы имеете право принять Шихху – сосредоточение знаний и умений нашей расы. Вы узнаете о вашей силе, а также сможете полностью раскрыть свой потенциал. Шихху десятками тысяч лет передавалось от главы клана к будущему преемнику.

Рэймсс протянул руку, и на его указательном пальце возникла маленькая серебристая частичка размером с песчаное зёрнышко.

— Сядьте поудобнее и закройте глаза, это не быстрый процесс.

Мики после недолгих колебаний решилась, уселась на пол и скрестила ноги. Прикрыла глаза. Её чёрные ресницы трепетали от волнения. Старик подошёл и осторожно коснулся пальцем места между бровей Мики...

***

Ниэль в это время ожесточённо сражался с серыми монстрами с мечеподобными руками. На этот раз они оказались не так сильны – либо уровня Новика, либо чуть выше. Но их было слишком много.

— Ха! — он резким выпадом пронзил голову противнику, а затем отскочил назад. Место павшего моментально занял очередной враг. Ниэль держался лишь благодаря Помощнику: он смог разглядеть монстров и понял, что это марионетки с ядром внутри. Его он и уничтожал, зачастую не тратя на атаку больше одного удара. За щеку он сунул высший кристалл огня, который непрерывно давал ему энергию и оттягивал момент полного истощения.

Ниэль старался следить, чтобы его не окружили. Он постоянно бежал и выбирал такой маршрут, чтобы куклы мешали сами себе. При этом Ниэль контролировал округу мысленным восприятием.

— Ваша цель – собрать более пятидесяти ядер и добраться до середины пустыни, — раздался в его голове холодный голос.

“Вот чёрт!”

Ниэль попытался изменить свою стратегию, чтобы успевать доставать ядра, но заметил, как сбоку на него несётся более крупный серый монстр, размахивая клинками чёрного цвета. Ниэль сконцентрировал своего Помощника на новом противнике.

“Практик!” — со страхом подумал он.

***

Элика оказалась в просторной свободной комнате. Она с любопытством оглядывалась вокруг, когда перед ней возник лысый старик. Элика и Рэймсс стояли и разглядывали друг друга. Точнее, старик разглядывал неприметный браслет на её руке.

— У меня нет возможности дать вам то, что поможет вам в дальнейшем. Я могу рассказать небольшую историю, желаете её услышать? — спросил он, махнув рукой.

Около них появились две мягкие подушечки.

— Конечно, — кивнула Элика и села.

— Не буду знакомить вас с полной историей, всё же времени у нас не так много… Расскажу вам её небольшой кусок, полностью изменивший мир, — старик говорил, не открывая рта.

Он сел на подушку, скрестив ноги, и, разгладив свой балахон на ногах, продолжил:

— Это произошло семьдесят тысяч лет назад, наша раса назвала то событие Точкой Перегиба. Великая Река Судьбы была уничтожена Высшим Богом Фиолетового Неба – Рио… Да, так оно и было. Река, что контролировал судьбы каждого рождённого на планете, оказалась полностью сокрушена. Рио был одним из сильнейших персонажей в истории, это безусловно так. Но мало кто знает, что бой проходил вовсе не в виде дуэли. В битву были втянуты несколько сильнейших рас, выступающих с обеих сторон. Мы хотели тогда остаться на нейтральной стороне, не вступать в столь опасный конфликт. На стороне Рио уже были наши кровные враги – раса Кошмаров. Воевать же за Синди – Высшую Богини Судьбы – мы не желали. Но нас наказали за нашу пассивность, Синди отдала приказ, и мы оказались на краю гибели. Им нужны были наши сильнейшие куклы и артефакты, и они смогли забрать большую часть из них…

Старик замолчал. Он чуть повернул голову и отрешённым взглядом будто наблюдал за некогда прошедшими событиями.

— Удар по нашей расе был колоссальный. Именно тогда мы начали затухать. Фракция земли Великого Египта ускорила этот процесс, стремясь сбросить свои оковы вечного второго места…

Рэймсс на пару секунд замолк, а затем продолжил:

— Но не про это я хотел тебе рассказать. В той войне одним из сильнейших генералов Синди, а также её мужем, был Титан Горэйдх. Раса Титанов в то время была сильнейшей на континенте. Родная сестра Горэйдха – Аэлита – родилась особенной, пробудив в себе родословную невероятно редкой расы. Её называли расой Детей Времени, либо просто расой Света. Она была самой редкой в мире, а также наиболее любимой миром. Аэлита с детства могла видеть то, чего не могли другие. Её невозможно было обмануть, она видела намерения людей, их истинную сущность.

Элика, которая до этого момента слушала с лёгким любопытством, вмиг подобралась.

— Аэлита выступила верной спутницей Рио, предав свой народ, своего брата, — продолжал Рэймсс. — Благодаря ей Рио смог совершить свой подвиг, уничтожил Реку Судьбы. Он стал героем, но сейчас лишь единицы знают, что тогда за его спиной стояла его верная Аэлита… Она погибла в тот день, от рук родного брата.

Старик замолк, а Элика вытерла рукавом чуть повлажневшие глаза. Её тронула судьба этой девушки.

— Он отомстил? — спросила она.

— Он не смог, — Рэймсс покачал головой. — Знал, что Аэлита не хотела вреда своей семье. Но с тех пор Рио никто и никогда не видел. Никто и никогда…

***

Ниэль сосредоточенно наблюдал за приближающейся куклой ранга Практика. Подгадав момент, он напитал огненной энергией мышцы своего тела и сделал выпад:

— Ха!

Но серая кукла отклонила копьё, рукой-клинком отведя его вбок.

*Вших!*

Ниэль взмахнул клинком Хилдефона и половина куклы упала на землю. Он быстро нагнулся и отправил в кольцо верхнюю часть монстра, в которой находилось ядро. Ниэль ловко подобрал упавшее копьё, положил меч обратно в кольцо и побежал.

Несколькими секундами ранее он использовал одну из базовых техник Эно-Унодори – Шаг. Ниэль напитал энергией тело и в момент, когда кукла отбила копьё и на миг открыла себя, он сделал рывок с опорной ноги, выпуская из рук своё оружие и доставая меч. Этот рывок и назывался Шагом, а благодаря огненной энергии бах-Нэнгу, он получался у Ниэля прекрасно. Особенностью огненной энергии для Воина-Новика – возможность использовать кратковременный взрыв силы

Когда число кукол превысило два десятка, Ниэль достал из кольца одну из гранат Келланов и бросил в толпу.

*БАХ!*

Мощнейшим взрывом Ниэля откинуло на десяток метров. Он упал на землю и покатился, стараясь погасить инерцию.

— Ох! — Ниэль, пошатываясь, встал и оглядел поле боя. Повсюду лежали части тел кукол, ни один монстр не остался цел. Но вот из песка вылезла новая серая кукла и кинулась на него…

***

Филиника с десяток минут гуляла по широкому светлому коридору, разглядывая статуи и фрески. С правой стороны героями скульптур и картин были мужчины, а с левой – женщины.

— Я готов помочь тебе, дитя, — раздался голос позади неё.

Филиника резко повернулась и увидела лысого старика в белом балахоне.

— Ты владеешь глазом Ледяного Демона. Такие как ты долго не живут, знаешь ли ты об этом?

— Глаз Ледяного Демона… Что это? — Филиника недоумённо нахмурила брови.

— Ты ведь уже чувствуешь, что твой глаз начинает выходить из-под контроля? Тебе осталось несколько лет до того, как он взорвётся, уничтожит тебя и всех, кому не посчастливится оказаться рядом с тобой, — печально произнёс старик.

Филиника побледнела.

— Я помогу тебе, — у Рэймсса в ладони появилось простенькое белое колечко. — Естественный артефакт Высшего Бога Печати. Это кольцо некогда стало одной из причин падения великой расы Повелителей Печати, что были для нас словно младшими братьями… Я отдам его тебе, если ты поклянёшься следующие сто зим защищать девочку, что пришла в пирамиду с ключом. Её зовут Мики. С этим артефактом ты подчинишь Глаз Демона. В будущем ты, возможно, встанешь в один ряд с сильнейшими личностями континента. Я жду твоего решения.

Старик выжидающе наблюдал за Филиникой. После нескольких минут напряжённых размышлений, она кивнула.

Филиника взяла кольцо у старика и надела на палец. В тот же миг она почувствовала невероятную лёгкость, будто исчез висевший над её головой огромный ледяной айсберг. Окончательно убедившись в словах старика, Филиника торжественно произнесла клятву.

***

Способности Рэймсса позволяли ему одновременно находиться во многих местах и общаться с Эликой и Филиникой, следить за Мики и с интересом наблюдать за Ниэлем.

“Какой интересный малец, — думал он. — Кошмар с энергией огня, ещё и Избранный Неба. Что за необычное сочетание! В его левом глазу явно запечатано что-то, да и аура немного знакомая…"

В это же время Мики, наконец, открыла глаза, полностью усвоив Шихху. Рэймсс задумчиво посмотрел на неё, а затем вгляделся внимательнее. Он тут же побледнел, приметив во взгляде девочки то, чего хотел бы видеть меньше всего.

— П-ха! — старика вырвало серебряной кровью. Он с неимоверным горем и опустошением смотрел в лицо растерянной Мики, быстро тая в воздухе.

— Рэймсс, что случилось? — спросила она, не понимая, что происходит. Но старик уже исчез.

Элика задумчиво глядела на подушечку, на которой секунду назад сидел старик. Рэймсс перед исчезновением попытался что-то сказать ей, но не успел.

Филиника же пыталась осмыслить последние слова старика, его не прозвучавшее предупреждение:

— Дитя, я отменяю клятву! Ты не обязана никого защищать! Ты… — Рэймсс на мгновение замешкался и исчез, не успев закончить предложение...

Глава 24. Пирамида (2)

У входа в пирамиду периодически вспыхивал свет, и там, где он загорался, словно из ниоткуда, появлялись испуганные люди. Некоторые пугливо озирались, ощупывали своё тело, а затем облегчённо выдыхали и спешили прочь, подальше от сокровищницы Длиннопалых. Некоторые же падали, зажимая раны руками. Они с трудом собирались с силами, поднимались и отходили к своим шатрам или палаткам.

В наследии Длиннопалых на первом уровне умереть можно было разве что по случайности. Пирамида телепортировала каждого, кто оказывался в смертельной опасности, наружу и больше не пропускала внутрь. Многие перенеслись сразу, едва войдя. Некоторые даже не почувствовали, как их жизнь едва не прервалась. А кто-то упорно сражался и проигрывал.

Но Чудику на всех было плевать, он просто спал, откинув голову на скалу, и проснулся, лишь когда неподалёку вспыхнул яркий свет. Из портала вышли трое. Чудик сразу узнал Элику, Мики и Филинику. Он поднялся на ноги и быстрыми широкими шагами направился к ним.

— Мики, что случилось со стариком? Почему он исчез? — спросила Элика.

— Я не знаю, — Мики рассеянно покачала головой. — Я открыла глаза, когда смогла усвоить Шихху. Дядя Рэймсс посмотрел на меня, а потом испугался, и у него кровь изо рта пошла, и он исчез. Это из-за меня, да?

Её глаза налились слезами.

— Ты не виновата, — Филиника погладила Мики по голове. — Старик выполнил своё предназначение, ты смогла усвоить наследие, вот он и исчез.

Филиника так не считала, размышляя над последними словами Рэймсса, но ей совсем не хотелось расстраивать Мики.

— Думаешь? — с надеждой спросила Мики. Она повернулась к Чудику, уткнулась головой тому в руку и отодвинула маску, украдкой вытирая слёзы.

— Конечно! — уверенно кивнула Филиника. — Не расстраивайся, ты же смогла без проблем получить наследие?

— Да. Но почему он так испугался, когда увидел меня?

В её голосе сквозила тоска.

— Может, он испугался смерти? Все люди боятся её, особенно те, кто живут дольше других, — предположила Филиника.

Чудик погладил Мики по плечу, пытаясь её утешить. Она слабо улыбнулась и решила поверить такому объяснению, хоть её и грыз червячок сомнения. Элика отвела внимательный взгляд от Филиники, решив ничего не говорить.

В это время Ниэль, наконец, добрался до середины пустыни, к оазису идеально круглой формы, с тремя озёрами и чёрным постаментом в центре. По дороге сюда он видел несколько обелисков, указывающих правильный путь, и встречал незнакомых людей, путешествующих небольшими группами. Но, так как за ним постоянно неслась толпа кукол, никто не решился подойти к нему, считая, что это он так развлекается или тренируется. Ниэль после бешеной гонки был весь в ранах и валился с ног. Когда он добежал до оазиса, куклы растворились в песках пустыни. Он обессиленно лёг на траву и жадно напился воды.

— Ты чего так поздно? — раздался голос над ним.

Ниэль устало открыл глаза и увидел Крима.

— Потому что сложно! Я чуть не помер там!

— А? — Крим удивлённо посмотрел на него. — Ничего там сложного нет, это же первый этаж. Может, я мало с тобой тренировался?

Ниэль промолчал и прикрыл глаза. Он в течение получаса отдыхал и переводил дух. Крим сидел рядом, вглядываясь в пустыню. Он ждал Филинику. Отдохнув, Ниэль достал из кольца лекарства и принялся обрабатывать свои раны.

— Думаю, девочки или в другом месте каком-то, или уже снаружи, — предположил он.

Крим кивнул, соглашаясь.

Они вдвоём поднялись и направились к постаменту. Там они остановились в сторонке и наблюдали, как подходят люди, читают надпись на неприметном обелиске, а затем бросают ядра кукол в специальное отверстие. Снизу выкатывался мешочек. Люди брали его, а затем направлялись к одной из трёх арок перехода, ведущих на второй этаж.

— Ну что, идём? — предложил Крим.

— Да, только подожди немного, — Ниэль достал из кольца части кукол и вытащил из них ядра, сложил в мешочек. В общем, он собрал более сотни таких частей.

Крим присвистнул.

— Ты как столько нашёл, я пятьдесят-то с трудом набрал.

— Я раза в два больше ядер уничтожил, они лезли изо всех щелей, — буркнул Ниэль.

— Может, у Новиков как-то по-другому? На меня больше двух одновременно не нападали, — почесал затылок Крим.

Ниэль промолчал, мысленно сетуя на несправедливость. Наконец, он закончил, и они направились к постаменту.

— С другой стороны, тебе повезло. На первом этаже наградой служат кристаллы энергии. И чем больше ядер, тем выше награда, — обнадёжил его Крим.

— Я столько кристаллов потерял… — грустно прошептал Ниэль, вспоминая все уничтоженные им ядра. — Ну, хоть что-то... — он высыпал весь мешочек в отверстие.

*Чикс*

Снизу вывалился один бледный и маленький кристалл, и то треснутый.

“Может, это какой-нибудь супернавороченный кристалл, даже реже, чем высший?!” — восторженно подумал Ниэль, горящими глазами глядя на камушек.

Он достал из кольца перчатки и пинцет с мягкими кончиками и осторожно поднял кристалл. Он поднёс его к глазам и внимательно рассмотрел.

“На вид похож на обычный кристалл низшего качества, это такая маскировка?” — неуверенно подумал Ниэль.

В это время Крим с радостью разглядывал свой мешочек, в котором были не только кристаллы среднего качества, но и несколько высшего. Он подошёл к Ниэлю, улыбаясь от уха до уха, и увидел, как тот под лупой разглядывает свой камушек.

— Дай гляну, — Крим бесцеремонно отобрал у него кристалл и пощупал.

— Бракованный водный кристалл низшего качества, — заявил он.

— Не может такого быть! Просто ни моих, ни твоих знаний недостаточно, чтобы понять истинную ценность этого … — Ниэль умолк, увидев, как Крим просто сжал пальцы и раздавил камушек в голубоватую пыль.

— Как же так… — расстроенно пробормотал Ниэль. — Я же больше сотни ядер собрал, там даже было ядро куклы уровня Практика…

— Может, ты как-то насолил пирамиде? — неуверенно предположил Крим. — Я слышал про случай, когда в похожем наследии какой-то мелкий дурень сходил в туалет под арку перехода, так в следующем испытании он уселся на взрывной кристалл, его ягодицы тогда неплохо поджарило…

— Нет, я так не делал, — буркнул Ниэль и подумал:

“Хил же говорил, что расы Кошмаров и Небесного Наследия были врагами, может, поэтому?”

— Ну, тогда ты просто неудачник, — пожал плечами Крим. — Пойдём на второй этаж, вдруг там тебе больше повезёт.

Ниэль с недовольством пошагал за ним, даже не подозревая, что один лысый старик специально пометил ядро куклы уровня Практика…

Второй этаж представлял собой круглый просторный зал, похожий на арену. Одарённые разбились на отдельные группки и тихо переговаривались между собой.

— И что нам делать? — спросил Ниэль.

— Ждать, — пожал плечами Крим. — Пока остальные не покинут первый этаж пирамиды. Только тогда наступит второй этап.

Крим и Ниэль нашли свободный от людей уголок, достали кресла, столик, пиалы и напитки.

Им пришлось ждать около четырёх часов, пока пирамида не отправила наружу всех, кто не прошёл первый этаж.

Посреди зала из земли неспешно вылез светлый монумент, на котором был написан текст на неизвестном языке. Ниэль незаметно сменил один монокль на другой.

— Там написано, что на арене тысяча четыреста шестьдесят три человека. И чтобы все перешли на третий этаж, должно остаться двести. Если хочешь сдаться и выйти, нужно прокричать слово «‎Иту»‎, — прошептал Ниэль Криму.

Тот сосредоточился и сказал:

— Уходим, скоро тут будет жарко.

Они отошли подальше и вытащили оружие, настороженно следя за остальными. Вскоре некоторые смогли перевести надпись, и один молодой парень невероятно громким голосом прокричал текст. Задание услышал каждый. Немного помолчав, он продолжил:

— Я предлагаю всем Новикам и Практикам без группы уйти по доброй воле! На кону стоит ваша жизнь, подумайте хорошенько!

Многие послушались совета и прокричали или прошептали нужное слово. В итоге на арене осталось около пятисот человек, в основном те, кто пришёл с группой. Из одиночек мало кто решился продолжить путь. В абсолютной безопасности себя чувствовали только команды, в которых присутствовал хотя бы один Абсолют.

Ниэль мысленно порадовался, что взял Крима с собой.

Спустя десять минут, когда начались сражения между Практиками и Мэтрами, из Новиков не осталось почти никого. Ниэль со скучающим видом наблюдал за представлением, пока к нему не подошёл странный подросток.

— Меня зовут Йозес! Давай драться! — крикнул он.

Ниэль скептически глянул на него и хотел было отказаться, но тут по его спине хлопнул Крим, и он по инерции сделал несколько шагов вперёд.

— Давай, дерись! Без практики твои тренировки бесполезны, так что дерзай, — хмыкнул Крим.

Ниэль зло посмотрел на него и снова повернулся к воинственному парню. Выглядел тот внушительно: высокий и крепкий. Одет он был лишь в простенькие штаны, в правой руке держал секиру с короткой рукояткой, от которой тянулась тяжёлая стальная цепь, поднимаясь вверх по руке. Всё его тело было мускулистым и подтянутым, а его кожу испещряло множество шрамов. Ещё одна цепь обвивала левую руку, к ней крепился боевой топор с длинной рукояткой.

Увидев, как Ниэль разглядывает его, Йозес сказал:

— Мне десять лет, я – Новик! Пришёл с дядей, вон он, — Йозес указал на мускулистого мужчину в обтягивающей рубашке, что стоял, скрестив руки, и с прищуром наблюдал за ними.

Ниэль посмотрел в карие глаза парня, стараясь не пялиться на его лицо. Оно, как и его тело, было всё в шрамах, особенно сильно бросалось в глаза отсутствие губ и глубокие прямые рубцы там, где должны быть брови.

Наконец, Ниэль кивнул:

— Хорошо, давай спарринг. Только без крови и травм, мы просто проверим силы друг друга. Мой друг будет следить за этим. Согласен?

— Да, — Йозес уверенно кивнул.

Ниэль осмотрел мысленным восприятием округу и заметил, что внимание многих одарённых обращено на них.

— Я знаю его дядю, — Крим подошёл сзади и положил руку на его плечо. — Он не тот человек, что станет шпионить за нами. Я сделаю арену, сражайтесь внутри, там вас не будет видно.

— Хорошо, — согласился Ниэль, готовясь к бою.

Крим кивнул дяде паренька, предупреждая о своих действиях, и поднял правую руку, сжав в ней тёмную бусину. Из его ладони на ближайшие десять метров распространился теневой купол, закрывая их от любопытных взглядов. Ниэль и Йозес прекрасно видели всё вокруг.

— Ну что ж, начнём!

И они начали. Ниэль сделал Шаг, рывком направил копьё в голову Йозеса, но тот легко отбил атаку секирой. Ниэль сделал ещё один Шаг, на этот раз ткнул кинжалом. Он не стал брать оружие Хилдефона, а достал обычное, купленное у Келланов. Но и это нападение Йозес отбил без труда, атаковав в ответ сначала ногой, а затем горизонтально взмахнув боевым топором.

Скорость битвы постепенно нарастала. Йозес технично орудовал топором и иногда выбрасывал вперёд секиру, резко возвращая её цепью назад и пытаясь попасть в спину Ниэля, но тот, благодаря Помощнику, предвидел все атаки и легко уворачивался, контратакуя в ответ.

Бой набирал обороты, и казалось, что силы равны. Йозес не мог попасть по Ниэлю, а тот не был способен пробить защиту противника. Каждый удар топора или секиры обладал такой силой, что если оружие случайно касалось земли, то оставляло после себя сеть трещин на каменном полу арены.

Со временем Ниэль и Йозес начали совершать ошибки, и Криму приходилось метать небольшие камушки, спасая от верной гибели то одного, то другого. В первый раз он отклонил копьё, которое должно было войти в глаз Йозеса. После он отбросил камнем секиру, что чуть не срезала часть головы Ниэля.

Ниэль пользовался богатым опытом битв, Шагом и Помощником, а Йозес обладал невероятным видением боя, непробиваемой защитой и сверхсилой. Наконец, они оба остановились, тяжело дыша. Теневой купол спал.

— Спасибо! — искренне поблагодарил Йозес и направился к дяде, что одобрительно кивал всё время боя.

Ниэль мрачно кивнул, убрал кинжал и копьё в кольцо и подошёл к Криму.

“Я воевал в горячих точках, убивал людей. Я не начинал с нуля, как этот парень… В этом мире я много раз сражался с насильниками и убийцами, считая себя достаточно сильным, чтобы сражаться на равных с Практиком. Но сегодня я проиграл. Я проиграл…” — думал Ниэль, вставая рядом с улыбающимся Кримом.

— Отличный вышел спарринг! Я не думал, что ты уже настолько готов к подобным битвам, в будущих тренировках начну искать тебе подходящих противников, так намного эффективнее! — похвалил Крим. Он не видел выражение лица Ниэля под маской, поэтому не догадывался о его настроении.

С момента битвы прошло два часа. Всё это время под присмотром Мастеров устраивались бои на выбывание среди Практиков и Мэтров, пришедших в пирамиду без сильной группы. И, когда на втором этаже осталось двести человек, всё вокруг затряслось.

Все заозирались по сторонам, пытаясь понять, что происходит.

*Пшшш*

— А-а-а!

Из пола забил огненный гейзер. За первым последовал второй, а з