КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Франт (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Франт

Глава 1

Ой-ёй-ёй… Что ж голова-то так раскалывается?

А не. Уже нормально, кажись. Странно. И словно треск какой-то непонятный был. Или показалось? Не могут же кости проломленного черепа сами встать на место. Ведь так? Как-то это всё…

Оу… А вы кто еще такие? Ой, как же кричат? И чего убегать-то? Я же не страшный. Вроде бы…

А где это я?

Осмотревшись по сторонам, обнаружил что валяюсь, точнее уже сижу, на замызганной улочке… Хм… замощенной булыжниками. Ну или в каком-то плохо выглядящем и пахнущем переулке, что ли. Проведя рукой по тому месту, где еще недавно ощущалась боль и вроде бы раздавался треск, обнаружил свежую кровь в волосах, но вполне целую как черепную коробку, так и кожные покровы.

Странно это всё. Я конечно реалист, но моя бурная фантазия подсказывает мне, что та шпана, ну те которые сбежали с ужасом в глазах и криком на всю округу, никак не ожидали «восстания» фраера, с по-видимому, проломленной башкой. Вон, даже шкары, используя терминологию граждан уголовников, не успели с меня стянуть. Хулиганы.

А чего это я так… уныло прикинут-то? Так, что-то меня потянуло на феню, пора по людски уже базарить. Тьху ты.

В общем облачение мое весьма в стиле ретро, скажем так. Да и окружающие пейзажи несколько… не соответствуют привычным мне, из конца первой четверти 21 века. Проще говоря, я в какой-то глубокой… провинции. Вот только, в отличие от моей родной глубокой провинции, тут всё гораздо глубже и похоже до Интернета тут еще лет так… затрудняюсь ответить, но судя по тому, что моя одежда пошита вручную, о чем говорят швы, я до этого благословенного момента навряд ли доживу. Мда.

На ногах у меня башмаки. Хотя скорее, коричневые, кожаные ботинки на шнурках. У нас такие носили века наверное с 19го до… да еще я, блин, в детстве в таких же бегал. Правда, всё больше в сандалетах, но между ними и валенками такие же вот точно таскал.

Штаны невнятного буровато-серого цвета. Суконные, что ли? Такие себе галифе. Хотя нет, у тех слишком выражены были эти… ну, на бедрах которые. В моих же всё гораздо скромнее. О, как красноармейские бриджи. Точно!

На голенях такие себе полотняные… гетры или гамаши, не уверен как они там правильно называются. У нас такое, еще блин, при Петре носить стали, как солдатиков в «немецкое платье» переодели. На пуговках такая вот защита голени и щиколотки, чуть на стопу заходящая и со штрипкой. А! Еще ж американцы во вторую мировую в подобном бегали. Только оно у них на шнуровке по-моему было. Знать не всё так плохо!

Просторная серая сорочка. Кажись с костяными пуговками на груди и рукавах. Только вот через голову одевается. Помнится, фрицы такие еще носили под китель, только у моей ворот-стойка, небольшой такой.

Куртец, ну или пиджак, из того же материала, что и бриджи. С карманами! Пуговицы крупные, роговые, в один ряд. Отложной ворот и намек на лацканы. Манжеты застегиваются, обшлагов — нет.

Ну и кепка. Очень такая характерная кепка. У меня такая с тридцатыми ассоциируется. Хотя эдакие картузы еще с 19го века тягал народ, да и в 21ом веке она не вышла из моды.

Я к чему так подробно всё это изучаю-то? По одежке встречают! Как бы там нас не утешали иными утверждениями. Так вот, по пошиву и материалам можно многое сказать. Есть ли тут уже швейные машины и какой выделки ткань? А это дает понять: стоит ли ожидать пулеметов или арбалет какой-нибудь тут вершина технического прогресса. Шьют тут одежду по размеру, или всё еще подгоняют шнуровками, подворотами-обшлагами, с перешивом пуговок? Разделяют ли пару обуви на правую и левую, опять же? А всё это может подсказать уровень достатка, да и вообще развития массового производства: дошли уже до цехов, а то и конвейер скумекали или всё еще кустарщина убогая. И самое главное! Есть ли тут уже точные измерительные инструменты? Это самое важное для индустриального уровня развития цивилизации.

Итак, моя одежда простая, скромная, но достойная. Фасоны пожалуй, рубежа 19–20 веков, но ручной пошив говорит либо о перекосе в развитии, либо об эксклюзивности, элитарности пошива. Под перекосом я понимаю, когда автоматизация и механизация, если уже и есть, то выход готовой продукции обходится дороже, чем от ручного труда. Мало ли, может тут рабы есть. Так вот, но всё же унылые материалы моих одёжек намекают вовсе не на элитарность данных облачений.

В общем, рано делать выводы, а то люблю я с этим делом спешить.

Продолжаем изучать «обновки». Тело тоже не мое. Я-то уже старпер был, за сорокет перевалило, да и росточку имел во времена бурной молодости за 180, что тогда еще считалось много, а тут вон, доходяга какой-то. Едва 170, если я верно себя оценил, без надлежащих измерительных приборов. Но нога точно не 45.

Однако, не смотря на не самое могучее телосложение, новая тушка весьма жилистая, крепкая, и что самое главное, молодая!

Ах, как приятно ощущать языком все зубы во рту. Поправка: свои, настоящие зубы. А это кстати, странно. Я-то думал, что за царя Гороха — к тридцати уже в могилу собирались, а зубы так и вообще элементом роскоши считались.

Хотя, придуриваюсь, конечно же. Прекрасно знаю, что средний возраст до второй четверти 20го века был очень низок из-за чудовищной детской смертности, а уж те, кто не сканал до 20ти, вполне себе могли и до 80ти прокоптить.

Ну а целые зубы у меня во рту говорят лишь о том, что юноша сумел сберечь их до сего момента, не потеряв в кулачных сшибках, а сладкого по-видимому, в своей жизни если и видел, то только как барин употреблял. Так что всё закономерно.

Но вернемся к ситуации. Почему я: Константин Салин — вдруг оказался в теле Герда Франта… Чё, на? Какая еще Герда? Тьху ты. Герд? Так, стоп. Я что помню… эм-м, память этого пацана?

Так, так, так. Герд Франт, 5763го от сотворения мира года рождения. 19 лет, короче. Уроженец Нижних Пойм, Старотрактского уезда, Синегорской губернии, Ардской империи.

Мама, куда я попал?

Далее. Память подсказывает, что волосы имею прямые, темные, чуть ниже ушей, глаза карие. Телосложение и рост упоминал. Сирота, грамотный, беспартий… хотя это лишнее. Последние 12 лет провел в Пустошах.

Ой, неужто я ветеран местных горячих точек? Тэ-экс… Жаль. Нету там никаких чудищ или развалин древней цивилизации. Оборванцы одни. Беглые, мутные, ну и местные. А Герд, просто постигал там премудрости жизни на границе степи.

О-хо-хо… Пустоши, значит? Вот это меня занесло? Но об этом позже.

Франта, еще сиротой, окучил какой-то хитровывернутый деятель, что подобрал постреленка на улице и взял к себе, как бесплатную рабсилу. Ну правда и опытом щедро делился. Короче говоря, хоть и гад, но уродом не был. Пацан его даже за родного почитал. Видать, успел хлебнуть за полгода на улице.

Так что я теперь, благодаря как Герду, так и тому старому Ронду, смогу с одним лишь ножом выжить в дикой местности. Юноша знал и умел как изготовить себе орудия труда и инвентарь для охоты, построить жилье и добыть пропитание.

Ну и я теперь могу поставить сруб или сложить шалаш, изготовить силки, капканы и прочие ловушки. Даже охотничий лук-однодревку на коленке забацать, ну и пустить его в дело. О, даже пращей могу орудовать и местных фазанов бить. Однако.

Невероятно полезно всё это мне будет тут в городе. Мда.

Так вот, могу еще метко стрелять из ружья, хотя из лука порою и дешевле, и тише. От дичи зависит.

И да, огнестрел тут, как оказалось есть, но с ним всё сложно, поэтому об этом позже.

Также я сумею освежевать и сохранить добычу, ну и понятное дело, сготовить пир. Слегка разбираюсь в местной флоре и неплохо в фауне.

Вот такой я теперь молодец, калека-вертолетчик Константин Петрович Салин, погибший от взрыва бытового газа. Ну, это если судить по той вони на лестничной площадке, которую я собственно, сидящий постоянно дома, учуял и покатил скорее к соседям, дабы «выстучать» их, пока никто не «клацнул» выключателем и не отправил полдома в Вальгаллу. Не успел.

Но то всё уже былое, а главное, что тут вертушки еще будут не скоро, поэтому, кроме весьма впечатляющих меня, как городского жителя, умений траппера, в копилку объединенного товарища Франта-Салина, я максимум что могу добавить: так себе разряд по боксу, зимнюю рыбалку, домино, ну и пожалуй, экстремальное вождение инвалидной коляски. Остальное, увы, не в тему.

Жаль, но не выйдет из меня прогрессора. Нарезные стволы, коих судя по воспоминаниям Герда тут нет, я не знаю как делать, составов нитропорохов не ведаю, двигатель внутреннего сгорания не сочиню, командирскую башенку здесь пока некуда лепить. Увы и ах.

Я хоть и помню многое «на ощупь», так сказать: АКСу свой, или АПС тот же, бортовое вооружение всякое, да и прочие системы — но не владею я познаниями для повторения хоть чего-то подобного. Да и не нужно в этом мире ничего такого. Но об этом, как и говорил, позже.

Так вот, Герд Франт многое знал, умел и опыт имел завидный, но как видно, умения тертого жизнью юноши, прямиком из негостеприимной дикой природы, не сильно помогли ему. Уже в первый день в данном городке, его грохнули местные уличные крысята.

В городах открыто носить оружие могут лишь некоторые социальные слои, так сказать, поэтому приличных размеров кинжал и прочее оружие были убраны законопослушным Франтом в заплечный мешок. Однако, дуриком юнец не был и вполне себе ладный «режик», но поменьше, был хоть и не на виду, но всё же под рукой. Его-то бесстрашный охотник, что когда-то САМ ходил на гримоволка, и явил мелким гаденышам, когда те кривляясь скакали перед ним, картинно махая своими «перьями», пока другой хитрый хорек подбирался сзади.

Тут не лес и услышавший бы, а то и учуявший подбирающуюся смерть в лице какого-нибудь хищника, совсем другого рода опасность Герд не выявил. За что и поплатился жизнью. Удар малюсеньким, всего-то граммов сто, кистенем на шнурке, способен проломить нечто гораздо более впечатляющее, нежели всего-то человеческий череп. Так империя Ард и лишилась своего подданного. Ну а точнее, обрела нового — в моем лице, так сказать.

Вот тут я затрудняюсь дать разумное объяснение случившемуся. Мир, конечно, здесь мягко говоря, не такой как у нас, но всё же. Чертовщина какая-то. Я отчетливо помню последний миг отходящего уже Герда. Я почти уверен, что слышал и ощущал треск встающих на место костей черепушки. А это всё — явно ненормально и противоречит законам природы. Да и неподдельный ужас в глазах шпа…

Так, отсюда надо валить! И поскорее. А то ведь, эти шакалята, что рванули теряя ка… остатки достоинства, сейчас растреплют на всю округу про восстающих мертвецов, и сюда рванут местные с дрекольем и горящими факелами. Ходу!

Подхватив заплечный мешок и вернув на место всю, почти стянутую гопарями одежду, я рванул из проулка, перескакивая лужи на мостовой.

Ну или как там правильно называется мощенная крупными камнями улица?

Так вот, Герд не был знаком с городом, в который прибыл лишь пару часов назад и тупо шлялся по эдакой вот диковинке и глазел по сторонам, поэтому когти я рвал наобум. Это был такой себе уездный городишко, ага, местный райцентр, что назывался Зеленопольем. Тут Франт был проездом до губернского Зеленодара. А там, может и до столицы бы завела кривая Адарской мечты.

За последние годы пацан скопил некоторую сумму и после смерти старика Ронда решил-таки покинуть осточертевшие Пустоши.

Да, этим словом тут именуют не только сами степи, но и прилегающие леса, и горы. Даже некоторые населенные пункты на границе считаются расположенными уже в Пустошах. А всё дело-то в том… хотя об этом чуть позже.

Так вот, Герду захотелось того, чего обычно хочется молодому парнишке из замшелой провинции. И повидать мир — тут не на самом первом месте, как не сложно догадаться. Нет, с женским вопросом в Пустошах не всё так плохо, как может показаться, и благосклонная Мирка, задавака Жарна и даже тихоня Лизон не дадут солгать. Но не то это всё. Не то. Душно стало в Пустошах юному деятельному уму, вот и рванул он от безысходности и тоски медвежьего угла к ярким и шумным соблазнам цивилизации, так сказать.

Так, куда это я выбежал-то? О, харчевня. Во прикол, прям как в кино. Вон и табличка висит с убого намаляканым окороком и пивной кружкой.

Ой, мама, какая ж тут антисанитария, должно быть? Крышки-то у пивных кружек не для красоты появились, а чтобы мухи в пиво не лезли, а то чума там и халера всякая. Брррр.

Удружил ты мне, Герд, сидел бы в своем экологически чистом лесу, или где там, и не совался бы в города. Антибиотики-то и у нас появились лишь к середине 20го века.

Хотя я вот и не помню, точнее, не вижу в воспоминаниях Франта никаких упоминаний об эпидемиях или море. Правда, он же ж с 7ми лет в Пустошах — мог просто не знать. А про внешний мир дядька Ронд никогда не любил бесед заводить. Хороший всё-таки мужик. Хоть и гад.

Ладно. Отведаем местной кухни, а заодно и пересидим волнения на случай охоты на ведьм, так сказать.

Одежда моя, ну Франта в смысле. Хэх, эка выходит-то? Забавно. Франт у нас — франт. Ну так вот, одежду кровью не залило. Видать, крысята перепродать хотели, вот и озаботились. Хорошо, всё-таки, что тут-то и я в тело плюхнулся, встал и пошел, так сказать, а то бы растащили все шмотки и ходи потом с голым жопом, пугай горожанок. А так, всё на месте и выглядит вполне опрятно. Фейсконтроль пройду, в общем.

Зайдя в помещение харчевни, подивился. Такое в Чехии только видел. А не, еще во Львове. Там правда, везде был туристический лубок, но всё же. Романтишно ж. Эх. Где тут полногрудые подавальщицы? Костя снова молод и умеет ходить! Ну и не только.

Усевшись за блестящий, и вот это номер, вовсе не от жира, деревянный стол с двумя скамьями по бокам, заказал пива и съестного. Так и сказал: «Хозяин, тащи на стол всего, да побольше!»

Ну а чё? Всегда так хотел. Это ж как в кино из детства. Ну или книжки какой.

Хозяин правда, посмотрел как на дурачка, ну или деревенщину, но будто невзначай подкинутый мною в воздух серебряный, придал ему благодушия и расположения.

А дальше. Ух! Нирка, как назвал ее хозяин, с бюстом вываливающимся прямо на поднос заставленный глиняными в глазури тарелками и плошками, просто таки произвела мне критический отток крови от головного мозга к иному налитому теперь данной архиважной жидкостью органу.

Но не время, да и Костя — не Герд!

Юное тело решительно было взято под контроль, а я подмигнув, если приглядеться, вполне обычной румянощекой милой девице обильного телосложения, бодро подвинул принесенные яства и отдался совсем иного рода пороку. Молодые вкусовые рецепторы, это я вам доложу, многого стоит.

Хотя, если припомнить былое Герда, то он едал и повкуснее дичину, изумительно приготовленную хоть той же малышкой Лизон.

Так. Пива. О прекрасных девах потом.

Так вот, просто Франту в его молодом теле, всё это было повседневностью, а мне, битому жизнью немолодому майору Салину, теперь это как манна небесная.

А это что такое? Какая еще Игра? Мама, чего они кладут в пиво? У меня ж глюки. Не?

Когда я утолил первый голод и расслабленно вкушал, уже не столь будоражащий меня, но всё же натурпродукт, параллельно любуясь непривычными интерьерами, а также колоритными образами и фактурными лицами окружающих, пытаясь при этом выбрать для беседы источник информации о данном мире, пред моим взором предстало следующее:


«Поздравляю, Избранный.

Тебе выпал шанс принять участие в Игре, что даст возможность возвыситься над остальными, развив себя до невероятных высот. Удачи, Игрок.»


Перечитав в который раз, висящий перед глазами текст, что никак не хотел пропадать, даже если уводить взгляд в другом направлении, я всё же решился не привлекая внимания потрогать «глюк» рукой.

Неосязаем. Ну а чего еще ожидать от глюка-то?

Но вздохнув, всё же решил отнестись к происходящему с максимальной серьезностью и попытаться осмыслить новые обстоятельства. Припомнил, что данное сообщение возникло не просто так. Когда я закатывал глаза, любуясь резными, с виду дубовыми балками прямо над головой, то увидел некий символ, располагавшийся вверху на самом краю поля зрения, скажем так. А когда попытался сфокусироваться на непонятном объекте, то и выскочило такое вот сообщение.

Выходит, я может вовсе и не попал в другой мир. Я может, вообще похищен инопланетянами и они сейчас надо мною опыты ставят. Социальный эксперимент, какой-нибудь. Мда.

А может я выжил после того взрыва и просто в коме созерцаю такие вот увлекательные сны? Или…

Да нет. Всё слишком связно и довольно последовательно. А в чем-то даже и закономерно. Пока, во всяком случае.

Ну и плевать. Тушку молодую дали? Дали.

О! Раз у меня черепушка зажила, то может я еще и этот… бессмертный! Ну в смысле, неубиваемый. Как тот чувак с когтями из кулаков, что все раны залечивал, почти моментально. Регенерировал, во.

Так, нож, иди-ка сюда. Чирк. Ай! Ну… Ну! Ну затягивайся уже, блин.

Так, я не неубиваемый. Пальчик не зарастает. Хорошо, что только слегка резанул, а не проверял через более серьезные повреждения.

Ладно. Теперь пожалуй, стоит убрать эту вот писанину перед глазами.

Желаю чтобы оно исчезло.

О, работает. Мыслекоманды, значит? Ясненько.

Еще раз поглядев на символ «И» вверху, который впрочем, был вовсе не на моем родном языке, а на каком-то ранее мне не знакомом, как и текст сообщения, к слову, я опять сфокусировался на нем и пожелал переместить в более удобное место. Сработало. Теперь доступ к интерфейсу… Системы пожалуй, находился в гораздо более подходящем месте.

Кстати о языках. Местный мне не знаком, хотя с памятью Франта я его освоил и свободно владею.

В общем, после повторной активации «И» я увидел свои статы.

А что? Я даже книжку, когда-то про что-то подобное читал. И на ПеКа давнёхонько играл во всякое такое. Я хоть и не молод был, но не совсем же древний и дикий. Итак:


Имя: Франт

---

Сила 1

Ловкость 2

Выносливость 3

Разум 0

Дух 0

---

Карта


И всё? А чего это я Франт? Я может, Костей хочу быть? Нельзя изменить? Не, никак. Ну и ладно.

Тэкс. Какой-то я бракованный, ну или Разум с Духом это совсем не про то. Блин, никаких тебе пояснений по характеристикам. Ни что оно означает, ни как качать. Странно.

И где, к слову уровни там всякие? Где опыт, в конце концов? Ничего не понятно.

А вот Карта — прикольная штукенция. Ого. Там уже все места, где я побывал, запечатлены. Правда только с того момента, как я осознал себя в этом теле. Но всё равно, потенциально невероятно полезная вещь.

Хм. А ведь получается, раз фиксация моих перемещений происходит лишь от того злополучного проулка, то черепушку мне скорее всего и залечила вот эта вот Система, ну или Игра, раз я в ней теперь «принимаю участие». Как, к слову, это выражается-то? Что мне делать-то? Где задания и всё такое? Ведь…

— Уверяю тебя, милочка, — отвлек меня «звон хрустальных колокольчиков». — Это заведение просто шарман*. Такого сочетания колорита старины и современного обслуживания я нигде еще не встречала.


* в данном произведении все понятия, термины и меры будут даваться в понятном и привычном нам виде.


— Ну не знаю, не знаю. Вон тот пялится, как дикарь какой-то.

— Аниматоры, золотце. Дашь ему потом серебряный на чай. Смотри какая рожа. Ух, дикарь. Люблю таких. Если он тебе не по нраву, то я сама приударю за эдаким сорванцом.

И две какие-то охренительной опупенности красопеты плюхнулись напротив меня, так и продолжающего сидеть с открытым ртом.

— Ау, мальчик, ты же защитишь нас от страшных злодеев? — как-то излишне повелительно, но с изрядной насмешкой, что ли, однако, весьма игриво обратилась ко мне та, что пообильнее в районе «верхних 90» и с фиолетовыми волосами.

— Нет уж, он будет защищать меня, — капризно отстояла свое право обладательница розовых волос. Что была не так фигуриста, но какая же красотка.

Так, это уже ни в какие ворота! Прям «китайские мультики» какие-то. Разноцветноволосые фифы и сами клеятся. Хотя, я ж себя еще в зеркале-то не видел, может у меня после попадания в это тело прищур появился. Ну-ка, проверка на «тряпковость».

— Слышь, малая, пошли покажу чё, — блин, не на быдланскость же хотел. А, хрен с ним.

— А ты потянешь? — сузив глаза решила принять вызов, совсем не та, к которой я обращался. Видимо, фиолетовокудрая побойче и поопытнее. Ну я так думаю, раз она розовласку сюда притащила и об аниматорах, что-то такое ей вещала.

— А ты чё, на? Сама… — хотел было продолжить я флирт.

— Эй, щегол, ну-ка свалил отседава, — хрипло раздалось откуда-то слева. — Эти милашки скрасят вечер настоящему мужчине.

Валера, настало твое время!

Успел я подумать, вынимая свой отныне так поименованный пистолет из заплечного мешка, что аккуратно валялся в ногах.

— А-ха-хах, ты где эту дикарскую фитюльку нашел, малыш. Ты хочешь испугать меня громким «пуком» или вонью от этой дымной пакости? — не оценил серьезность моих намерений, смотрящий прямо в дуло моему и правда несколько архаичному кремневому пистолю, довольно крепкий детина с крючковатым носом, квадратной челюстью, и ярко рыжими космами, выбивающимися из под тёмно-зеленой шляпы-котелка.

Он вообще, был словно из какой-то оперетки. О! Про Свирида Петровича Голохвастого, цырульник из-за канавы, который. Клетчатые узкие штаны, едва не зеркальные штиблеты с белыми… такими штуками, что торчат из под штанов. Кажется, именно они и называются гамашами. Куцеватый жакет, в тон котелку. Пестрая жилетка с цепочкой, по-видимому, карманных часов. Явно манишка и затейливо повязанный пышный атласный галстук изумрудного цвета.

Вот только, небритая рожа и волосатая мозолистая лапа, сжимающая тяжелую с виду трость, как пить дать, со скрытым клинком, ну никак не гармонировали с облачением сего господина. Пожалуй, данный персонаж рылом не вышел, чтобы открыто носить в городе оружие, но то как он удерживает трость и готов пустить в ход «сюрприз» говорит о многом.

«Банды Зеленополья», блин, какие-то. Бакенбардов только не хватает. Интересно, какое погонялово у этого «настоящего мужчины»? Шрам, полагаю. Уж очень характерная отметина на щеке.

А тем временем, сдувая непослушный фиолетовый локон с глаз, словно хищная пантера приняла «непринужденную» позу, не спускающая с нас глаз полногрудая прелестница. Пока вторая, мечтательно расплывшись в улыбке и забавно подперев ладошками свои миленькие щечки, словно увлекательное цирковое представления впитывала всё происходящее.

И вот что мне делать?

Глава 2

ГЛАВА 2

Вот зачем мне это? А? Я ж этих девиц знать не знаю и впрягаться ради них, рискуя своей молодой тушкой, ну совсем не имею желания.

Однако, Костя Салин никогда не отступал. Перегруппировывался и маневрировал — да, но от драки никогда не бежал. Хм(невесело). Может потому так и кончил свои дни. Обрубком на колесиках в четырех стенах.

Вздохну делаю первый ход.

— Я тебя, Шрам, сейчас мало-мало рэзать буду. Иди сюда, рыжая ты подстилка, — не уверен, что вещаю самые обидные слова, потому как на великом и могучем он меня не поймет, а что-нибудь на вроде «пузырь свинорога» или «треснутое копыто» из арсенала Герда, навряд ли впечатлит и покажется обидным городскому щеголю с мордой портового грузчика, но вывести из себя и заставить сделать его первый шаг я обязан.

— Да я… Да ты… Убьюу-у-у!!! — надо же, сработало.

Не знаю, что так задело рыжего, то ли то, что я угадал его прозвище, то ли просто эта отметина на лице настолько больная для него тема, а может и, так себе ругательства его оскорбили до глубины души, но результата я добился. Харя зеленого, ну потому что во всём зеленом, налилась кровью, он не смог связать и пары связных слов, а после с ревом ринулся на меня выхватывая где-то полуметровый клинок из своей трости, рукоять которого образовывалась частью самой трости и шарообразным ее навершием.

Так вот ты какой, клинок с жилой, — единственное, что я успел тогда подумать, меняя положение своего шустрого, молодого и закаленного, не самыми простыми условиями жизни, тела, когда обычная с виду сталь, но с красноватой и несколько ветвистой нитью по центру, пронеслась мимо моего лица.

Скотина, — посетила меня следующая мысль, когда я уже спускал курок, приставленного к боку здоровяка пистоля. — Это ж надо? Бьет в горло, тварь. Ну кто так убивает-то, мразота?

Мое негодование понять не сложно. Урод, а он именно урод, так как сейчас себя совершенно не контролировал, а значит действовал так, как привык. А раз он привык бить по горлу, то эта гниль — убийца. Причем такой, что навряд ли когда-либо поднимал руку на достойного противника да еще и в честном поединке. Небось резал максимально устрашающим способом, исподтишка, в каких-нибудь подворотнях и скорее всего не способных постоять за себя. Урод.

В общем, та лотерея, в которую я решил сыграть, на удивление выдала мне выигрышный билет.

Навряд ли кому-то, когда-либо приходилось видеть своими глазами, а то и стрелять из допотопного, гладкоствольного, дульнозарядного пистолета с ударно-кремневым замком. Это только в кино про пиратов выглядит лихо.

Начнем с того, что заряженным его, конечно, можно таскать, но для того чтобы эта хрень выстрелила, неплохо бы подсыпать свежего пороху на полку. До капсюлей-то на брандтрубке тут так и не додумались. Она, полка в смысле, хоть и обычно прикрыта крышкой, но порох там мелкий и может ссыпаться или банально отсыреть. А отсюда и осечки. Искра, высекаемая кремнем при ударе, не факт что воспламенит то количество пороха, что на той самой полке у затравочного отверстия, проникающего собственно в ствол для детонации заряда, отсылающего пулю в полет.

Но судьба была на моей стороне, и местный порох, не знаю такой же он по химсоставу как и на Земле, но воспламенился-таки и выстрел прозвучал.

Ну а то, что ствол был с силой мною вжат в бочину рыжему гаду, нивелировало ряд следующих недостатков нашей архаичной стрелялки.

Многие, наверное, видели и читали о дуэлях с десяти шагов, хотя это кажись для каждого по столько, а значит с двадцати. Так вот, тут ничего смешного. Попасть из этой каракатицы дальше — это уже нужно быть любимчиком Фортуны, как минимум. Дело тут даже не в гладком стволе, хотя дуэльные как раз-то были нарезными, а скорее в принципе самого выстрела. Он-то происходит не мгновенно, как на современном оружии.

Когда массивный курок бьет кремнем по кресалу, он мало того что слегка толкает оружие, так еще и нужны мгновения, чтобы вспыхнувший порох прогорел через то самое отверстие в стволе и произошел выстрел. И всё это время тебе нужно сначала вернуть на линию прицеливания дернувшийся от спуска курка пистолет, а после ждать каждый раз разное количество миллисекунд до выстрела, пока горит затравка. Такие дела.

Итак, наша скоротечная схватка завершена. Фух. Не то чтобы я был прям таким уж крутышом и на раз-два зарешал с рыжим душегубом, даже не вспотев, просто я не боялся и не был под властью эмоций. Уж не знаю, что это со мной такое, даже ТАМ подобного не бывало и адреналинчик частенько был моим спутников на вылетах. Но факт остается фактом. Я сумел трезво и холодно мыслить в подобной ситуации, когда мои шансы были, мягко говоря, ниже среднего. Ну и удача не подвела. Осечка не случилась.

Хотя, если врубить режим «специалиста с дивана» или «приглашенного эксперта», то да, действовал я, не то чтобы прям, как мистер адекватность или синьор конструктив. Избрать ненадежный механизм, чтобы выпалить в упор, когда можно было воспользоваться ножом — это не сказать что верх разумности. Да еще и у всех на глазах пошатнул веру местных в неуязвимости перед дикарским оружием(расстроенно цикнул).

Всё же, до горячего сердца, холодной головы и сухих ног мне еще далековато. Опыта для здешних реалий недостаточно, а опираюсь я пока либо на тот свой из прошлой жизни, либо на навыки лесного Франта из Пустошей.

Однако, рыжий всё же корчится на полу, а значит я победил. Я в шоке, вот честно. Но! Нужно валить отсюда.

Подхватив трость с возвращенным внутрь клинком, а также сорвав с еще хрипящего гада его пояс, ну и кошелек прихватив, я решил прежде чем дам дёру, слегка повыпендриваться перед красотками.

Грешен, падок я на всевозможные выпендро пред столь обожаемым мною хитрым полом.

— Дамы, — приняв царственную осанку и придав не менее эпохальное выражение своей роже, — Вынужден прервать наше знакомство и отбыть, был весьма рад встрече, поражен вашей красотой и грацией, но увы, дела зовут. Честь имею.

Завершив сей спич белогвардейским кивком головы и прусским щелчком каблуками, отметил, пролившееся бальзамом мне на душу, охреневание фиолетовокудрой, никак не способной закрыть рот и вымолвить хоть слово, а также обожание во взгляде розоволосой, комично прижавшей сжатые ладошки к вздымающейся груди. А следом, стремительно покинул заведение общепита, не забыв бросить несколько лишних монет не менее охреневшему хозяину, по-видимому криминальную крышу которого, я только что уконтропупил. Ну и вещички свои прихватил, ясное дело.

Бежим от сюда.

Пожалуй, стоит наконец уже прояснить, что же это за мир такой, где мне посчастливилось оказаться, почему зеленый вовсе не боялся огнестрельного оружия, считая его дикарским, ну и отчего же так все охренели, словно узрев немыслимое.

Итак, всё, что я смог понять из памяти Герда Франта 19ти лет, который большую часть сознательной жизни провел в Пустошах и не был столь сведущ о делах «вне», говорит о том, что в данном мире правит магия. И как не странно, холодное оружие. Хотя точнее, мастерство владения им.

Не знаю, как всё остальное население, но элиты и силовики, назовем их так, экипированы некой магической защитой. Не очень еще понимаю, что она из себя представляет, но судя по тому, как Шрам выпячивал и гордо демонстрировал мне свою бляху на поясе, возможно это она и есть. Именно поэтому я и стянул с корчащегося бедолаги его пояс.

Герд точно знал, что от огнестрела, как в прочем и от стрел, болтов, дротиков, камней и иного метательного, она легко защищает. Не знаю, насколько шквальный обстрел держит, имеет ли значение масса и скорость снаряда, возможно ли защиту перегрузить или истощить, но навряд ли мой убогий дульно- и однозарядный пекаль чем-то угрожал рыжему.

Хм. Пока тот был на удалении. Именно поэтому мне и пришлось вывести из себя громилу, переклинив ему мозг гневом и прочими бурными эмоциями, от чего он утратил всякую осторожность и ринулся на меня, тем самым сблизившись и дав мне возможность приставить срез ствола непосредственно к телу.

Ну не может же эта самая защита быть настолько чудесной, что проверяет объекты, сближающиеся с телом. Мол, котлету мы пропускаем, а ножик — ни-ни. Вот я и рассудил, что там либо контроль скорости объекта, либо сам этот «щит» на некоем удалении от тела, а всё что оказалось ближе по вине носителя — не блокируется. Как видно сработало.

Ну с этим разобрались. Тэкс, куда это я выбежал? Ага, похоже на большую площадь. Нет, не годится. Мне нужно выбраться из города и желательно по проулкам, закоулкам всякими.

Далее. Как же тогда так выходит, что в этом мире рулит холодняк, если магия даже пулю держит? А вот здесь нюанс. Не всякий холодняк.

Например, ни один из моих, точнее Франта, ножей или кинжалов не годится для преодоления магической защиты. Нужен, так называемый, «с жилой». Не очень представлял, пока не узрел в руке Шрама, что оно такое, но по информации, которую я почерпнул из воспоминаний Герда, ясно было лишь то, что это некие специальные клинки, и пробить эту самую магию-шмагию, они могут только пока находятся в руке. В общем-то, поэтому я и прихватил ту столь занятную тросточку с полезным, как мне кажется, клинком внутри. Полагаю, раз в этом мире не существует метательного оружия с этой самой жилой, то тут весь фокус не в ней самой, а именно в контакте с рукой.

Похоже, что-то неведомое нам с Франтом «питает» эту самую пробивную способность клинков с жилой. Отсюда и моё следующее предположение: навряд ли бывает с жилой дробящее холодное оружие. Ну там дубины всякие, цепы, кистени, булавы. Хотя, про последние не уверен. В общем, полагаю лишь клинковое и возможно некоторое древковое оружие возможно наделить той самой проводящей жилой. Но это всё только мои выводы на основе познаний не очень-то сведущего Герда.

А тут как раз, и возвращаемся к той самой особенности Пустошей и причинах неосведомленности мальчишки, жившего там. В Пустошах нет магии! Поэтому-то, вполне себе нормальные земли и называются именно так. Они пусты от магии. Вот оно как.

Оу, а эти ребятки в темно-синих мундирах, с блестящими пуговицами и гордо натертыми до сияния медными бляхами поясных ремней похожи на блюстителей закона. Хм. Ну прям констебли, только без смешных шлемов, а в котелках.

Удивительно, миры разные, а этот чудной головной убор и тут в моде.

Так, с данными господами мне не по пути, поэтому повернем-ка мы тут на лево. Не знаю, есть ли у них тут какие-нибудь устройства магической связи, разосланы ли обо мне уже ориентировки и объявлен ли план Перехват, но раз Франт наслышан о неких летающих кораблях, то может и магическое радио тут имеется. В общем, не отсвечиваем и пробираемся из города не попадаясь на глаза.

Возвращаясь к Пустошам. Туда бегут все потерпевшие от магии или истово ненавидящие всё с нею связанное. Ну, судя по тому, что слышал Герд. Там вообще-то, на подобные темы почти никто не желает говорить. Вот и выходит, что Франту просто неоткуда было знать каких-либо подробностей, особенностей и нюансов, а то что стало известно, прошло через призму очень личного и навряд ли достоверного.

Хм. Не очень понимаю, почему в Пустошах не сложилось какой-нибудь отдельной силы этого мира. Такой, что умело бы разыграла козырь, в виде бессилия традиционно сильных мира сего, как только они попадают на безмагические земли. А также, почему эти территории до сих пор остаются лишь прибежищем всяких мутных личностей и никак не развиваются. Возможно, из-за торговли и боязни блокады, а может и еще чего-то. Слишком уж мало информации для подобных умозаключений. А я, как всегда, спешу с выводами. Эх.

Для всех внешников обитатели Пустошей — дикари, а их шумное, дымное и вонючее оружие — дикарское. В прочем как и луки с арбалетами, ну и всё остальное бесполезное против магической защиты метательное оружие. Просто в сравнении с одиозным огнестрелом, оно всё не такое яркое и видное.

Со столь презрительным отношением Франт уже неоднократно столкнулся с того момента, как покинул Пустоши. Во многом из-за этого и упрятал свой «стыдный» пистоль подальше в мешок. А в нужный момент, когда схлестнулся со шпаной, понадеялся лишь на свой нож. Результат известен.

Утверждение о бесполезности огнестрела вне Пустошей, на мой взгляд, несколько надуманное. Не у всех же тут эта защита есть, в конце концов. Но юный Франт, видимо оказался внушаем и мнителен, поэтому и поддался влиянию окружающих. Хотя сам же был весьма положительного мнения об огнестреле, правда в качестве охотничьего оружия. Ну и я, если честно, не смотря ни на что, полагаю что гонять им всяких там разбойников-иррегуляров — вполне себе. Но опять же, во многом всё зависит от местной тактики, условий снабжения, производственных мощностей. Может у них тут магия вообще ого-го, и им нет нужды данную промышленность развивать, а как известно, мелкосерийное равно дорогое. Не буду спешить с выводами, пока не знаком с местными реалиями и особенностями.

Так как же получилось, что у Франта вообще оказался этот самый пистолет и зачем он ему? Не охотничье же это оружие. А дело всё в том, что покинув Пустоши, в первом же городишке Франт решил стать внешником, чтоб не мозолить глаз местным.

В Пустошах-то он ходил в обычной для той местности одежде. Сапоги на мягкой подошве, просторные шаровары, сорочка, кафтан. Почти такой же как и у нас. Запашной. На голове — подобие папахи. Там все так ходят. А степняки, так те прям копия наших.

Вот и распродал юноша почти все свои вещи. На вырученное же, прикупил лучшее, по мнению ушлого Робса, который перепродаст теперь шмотье Франта, какому-нибудь новичку, бегущему в Пустоши. Но не думаю, что на мне сейчас что-то из одежек кого-то из беглецов. Полагаю, что у деляги-Робса нечто наподобие цех пошива модной одежды, так сказать. Хотя, судя по тому, как на Герда, да и на меня поглядывали, такое тут явно считается немодным.

Вон, рыжий — каков франт. Всё узенькое, куценькое, накрахмаленное, блестит. Правда, покуда кровью не забрызгало всё это великолепие. Ну и конечно же шляпа. Кто ж в кепке ходит, в этом-то сезоне? Босота лишь и дикари всякие. Хотя как по мне, то у меня прям отличный прикид, особенно по сравнению с этим вот пижонским кошмаром на Шраме. Фу, такое носить.

Так вот, там же у Робса, Герд и обменял свой верный «Волкобой» с ореховым ложем на кремневый пистоль.

Ружье-то в городе — никуда не годится, а пистолет можно спрятать под одежду. Именно так думал Герд, пока в одном из придорожных кабаков его и не подняли насмех. А потом и еще пару раз. Вот и перекочевал бесполезный девайс в мешок.

К слову, Робс помимо торговых услуг оказал еще и правовые. За пару монет справил подорожную. У него были все полномочия и даже печать. Во как!

Так, а вот уже и окраины. Тут нужно быть предельно осторожным. Это конечно, не средневековый город со стеной и воротами, у которых бдит стража не впуская и не выпуская мутных типов, а вполне себе городишко нового времени, скажем так. Брусчатка, каменные дома в несколько этажей, черепичные крыши, лепнина у богатых, мазанка с балками у бедных. Как же там их называли-то? Фахверк, что ли? А вдалеке вон, даже заводские трубы дымят. Короче, хоть оборонительных сооружений на границе поселения и нет, но кто знает, какие магические средства контроля имеются? Вдруг у них тут потрули и контрольно следовая полоса, только на магическом принципе. А так бы, я через огороды уже давно рванул. Но не стану рисковать. Пойду по дороге, но не один. Нужно пристроиться к кому-нибудь.

Зачем я вообще рву когти из городка, в котором и нескольких-то часов не пробыл? Ну дык, за это время уже успели грохнуть беднягу Франта и меня чуть не кончили. Хотя я не совсем по этому сваливаю. Можно было бы, разумеется, зашхериться где-то в самом Зеленополье. Но не ведомы мне местные реалии и методы сыска. Какие тут возможности у силовиков? На что эта гребанная магия способна? А так, полагаю я покину зону юрисдикции городских и заныкаюсь где-то в лесу. Он тут, конечно, не такой как в Пустошах, но всё же лучше чем каменные джунгли, где все навыки Герда пасуют.

Эх, поспал, блин, в постельке. Тьху. Опять в лесу на подстилке придется ютиться. Хорошо хоть поел вдоволь. Но Франт привычный, может и я… привыкну. Что называется: не жили хорошо, нечего и начинать. Э-хе-хе-хе-хеэ-э-эх.

Пока жду подходящую компанию, гляну-ка я статы.

Так, а я не понял. Где мой опыт за рыжего? А, Система? Где уровень? Где Ловкость +100 и Разум +200? Да и Дух +50 можно было бы.

Безобразие. Не Система, а фикция одна. Толку мне с нее?

Карта? Карта — молодец. Садись, пять. Но не может же быть, что это всё. Ведь я ж избранный! Не? Игрок же ж! Где моя Игра в конце концов, что возвысит меня до каких-то там невиданных высот?

Тьху. Разочарования одни.

Ладно. Нужно перезарядить пекаль и посмотреть трофеи. Благо и местечко тут подходящее. Вид на тракт отличный, а меня не видно. Хе-хе.

Осмотрел трость. Темная, почти черная, очень плотная древесина с интересной фактурой. Набалдашник, очевидно из серебра, имеет довольно рельефный растительный орнамент, потемневший от времени, но натерт и блестит в месте регулярного контакта круглого навершия с ладонью. Верхняя часть трости, что служит рукоятью такого себе узкого стилета, имеет довольно затейливую резьбу, успешно справляющуюся с декоративной и чисто утилитарной функцией. Красиво и в руке лежит крепко, не скользит. Гарды-то нет, а клинок больше для укола. Хотя, сколько глоток он «пощекотал» в руках рыжего душегуба, не берусь даже представить.

Кстати, клинок. Извлекаю. Он узкий, не особо длинный. Как и упоминалось, не более полуметра. Сечение имеет ромбовидное, но до граненого далеко, поэтому режет весьма бодро. Имеется странный дол. Именно там-то и находится та самая пресловутая «жила».

Непонятное образование, словно и вправду кровавая нить, но не вытянутая и ровная, а слегка неоднородная и как бы перекрученная, что ли. Да и толщина по всей длине не одинаковая, как в прочем и оттенок. Ничего подобного никогда не видел.

Не очень понимаю каким образом тут происходит передача чего-то там от ладони на рукояти к жиле на клинке, ведь никаких контактных площадок или чего-то подобного на деревяшку не выведено. Хотя, я наверное слишком ограниченно мыслю, опираясь больше на физику какую-нибудь, а тут же ж магия!

Клинок входит и выходит легко, держится уверенно, не дребезжит. Качественная вещь. Насколько смертоносная и окажется ли полезной — не знаю.

Далее. Поясной ремень. Ну прям, как из молодости. Один в один, как и в СА, хотя его же с царского скопипастили, а это еще 19 век. Благословенные времена Николашки Палкина.

Хм. Интересно, а тут шпицрутены есть? Мда.

В общем, широкий плотный ремень с такой же бляхой, только похоже медной. Довольно мягкой, во многих местах погнутой и покоцанной. Ну и понятное дело, тиснение имеет совершенно иное. На венке из неких листьев два скрещенных меча. Сверху спилена корона, что ли.

Что-то мне подсказывает, что это трофей войны. Как он оказался у зеленого не известно. И как оно всё еще работает-то, вид-то весьма поюзанный. Хм, а может их как-то и заряжать нужно, ну или еще какое-нибудь техобслуживание проводить?

Ладно, одену-ка я этот занятный ремень поверх своего.

Так, а теперь пистоль зарядим. Тэ-экс, это сюда, а то туда. Надо же, гладкоствольный не сказать что и сложно-то заряжать. Занятно.

Правда, и руки сами всё делают. Франт хоть и с Волкобоем своим ненаглядным всё больше возился. Хе, Натти Бампо, прям. Но принцип с пистолетом весьма схож.

Эх. Романтика. Интересно всё это. Однозначно лучше, чем гнить в однокомнатке без ног.

Чё там за шум? О! Вот с ними я и свалю из города.


****

Тем временем, в одном колоритном заведении общественного питания.

— Это что, чесать мне пузико, сейчас было? — ошарашенно промолвила, наконец совладавшая с собою прелестница с фиолетовыми кудрями до середины спины. А после грозно и властно прокричала куда-то в сторону. — Трактирщик, скипидару тебе под хвост, сюда!

— Я здесь, ваше магичес…

— Ша! — резко прервала его госпожа маг, видимо путешествующая со спутницей инкогнито.

Об этом свидетельствовал туалет двух знатных особ, что решили отведать провинциальной экзотики в столь колоритном заведении. Только напрочь оторванные от народа лакеи и прочие приближенные лизоблюды могли вырядить в такое своих госпож, имея целью конспирацию. Дамы были облачены в дорожные костюмы, весьма немодных нынче фасонов, да еще и удручающе изуродованные видением, не менее далеких от народа, шьющих для знати художников ножниц и иглы. Их представление о «народном платье» было весьма странным.

С дорогущих тканей неуместного, а порою и нелепого сочетания цветов было убрано всё шитье и драгоценности. Долой кружева и шелковые ленты. А некоторые нелепости, так и вовсе были намеренно привнесены в уже законченный образ данного безобразия. В общем, красотки были словно две белые вороны среди стаи растрепанных воробьев.

— Какой Пустоши, лысый ты таракан, твои консуматоры устраивают смертоубийство в присутствии её… эм-м, неважно. А? Усатое ты отродие. Отвечать! — продолжила допрос грозная полногрудая красотка, очаровательно смахнув фиолетовую прядь с глаза.

— Виноват-с, в-ваше… э… Это не мои-с. Тот рыжий: Шрам из Зеленого конца-с. Они держат-с эту часть города и собира… Ой… Мама…-с.

— Продолжай, мне не интересны ваши мелочи.

— Бандит он, ваше… эм. Мда. А тот другой — так вообще дикарь какой-то. Вбежал, уселся на лучшее место и давай пожирать глазами мою Нирочку. Наглец. А потом как накинется на мясо, будто бы вечность не ел. Страшный тип. Спаси нас всех Магия, — осенил себя святым кругом взволнованный работник сферы питания, перестав наконец лепить словоерсы там где надо и не надо.

— Это Он! — вдохновенно прошептав, наконец включилась в диалог «её… эм-м, неважно», но в сущности совсем еще девчонка, хоть и с розовыми волосами.

— О-оу-у-ух, — обреченно застонала, закатив глаза и запрокинув голову, ее более деятельная спутница. — Кузина, ну не начинай опять. Хотя… В чём-то ты права. Не всё тут так просто. Он хоть и вел себя словно обычный дикарь, будто не поняв КТО перед ним, но в действенности нашей маскировки(с раздражением) ты уже имела возможность убедилась. Да и то, что нам тут продемонстрировали, говорит о многом. Так что, это было всего лишь представление. Вот только мораль сей пьесы меня беспокоит. То, как именно ЭТОТ расправился с той грязью, безусловно намек и послание нашему Дому. Я должна срочно сообщить мамА*.


* ударение на последнюю «А».

Глава 3

ГЛАВА 3

Ах, путешествие с труппой бродячих артистов. Артисток. Романтика.

Вот только антисанитария. Вон, та чумазая вроде бы и ничего, но как-то я микробов боюсь.

Из Зеленополья вчера я выбрался совершенно без проблем. Никаких погонь с мигалками не случилось. Просто вскочил в скрипящую, пеструю кибитку, запряженную парой пятнистых, не особо рослых лошадок, и подмигнув толстой русоволосой женщине, предложил подвезти рыцаря печального образа в его странствии.

Поправив бюст, тётя захотела было уже применить оглоблю по эдакому нахалу, но явленная настойчивым пассажиром копеечка, распалила в ней приязнь и взбудоражила гостеприимство. Ну а мне потом, всю дорогу приходилось отбиваться от непристойных предложений и склонений к всяческим безобразиям с гимнастками и даже одной глотательницей огня.

Коллектив у труппы «Искорки» был исключительно дамский и весьма разновозрастный. От, упаси меня УК, лет 11 до аж 28. Но Костя всегда был в общем положительным товарищем, поэтому не поддался и всяким непотребствам, с лицами не достигшими возраста согласия, не придавался. Хоть эти коварные создания были весьма и весьма согласны. Вон, даже та мелочь что-то там тужится изобразить. Завлекательное, так сказать. Тьху.

Нет, Франт хоть и был симпатягой, но не лишал дамочек воли одним своим присутствием. Да и я не плескал харизмой, даже сквозь тушку, в которой поселился. Просто, уж очень им понравился, по недосмотру засвеченный мною «лопатник» Шрама, как отныне и буду звать рыжего. От этого у них прям любовь с первого взгляда приключилась.

Ну а касательно неприемлемого для меня возраста этих пигалиц, так я хоть и придерживаюсь убеждений об определенных возрастных рамках партнерши, так сказать, но природа имеет на сие своё мнение и женское тело приготовила гораздо загодя момента вступления женской особи в эти самые рамки. Хотя и признаю, что в разных культурах и исторических периодах эти рамки вполне себе могли вплотную приближаться к природным. Вот и тут, не уверен, что был бы первым у многих из юных гастролерш.

Но не люблю я зеленые абрикосы, крыжовник и кислющие не дозревшие яблоки жрать. Предпочитаю поспелее. Однако и немытым, даже спелый плод, вкушать не стремлюсь. Отмыть бы их, а точнее вон ту чумазенькую. Эх.

Пожалуй, стоит слегка просветить и о денежной системе, а также покупательной способности дензнаков в империи Ард.

А всё просто тут. Монеты.

Есть медяшки номиналом 1, 5, 10, 25 Грошей. Серебрушки — 1, 3, 5, 1 °Cребрых. У этих, похоже уже номинал эквивалентен весу в граммах. Но это не точно.

За 1 Сребрый дают 50 Грошей. За 1 Злотый — 25 Сребрых.

Франт как-то, даже видал в своей жизни монетку на 5 Злотых, как можно догадаться, из золота. Какие там бывают номиналы я не знаю.

Но существуют тут еще и ассигнации казначейства Ард.

Потому-то у Шрама и был бумажник, а не мешочек с монетами. Там внутри, помимо нескольких монеток в сумме в 37 Сребрых, было обнаружено и две бумажки достоинством по 250 каждая, еще две по 100 и четыре по 5 °Cребрых.

Да, тут Злотые бывают лишь в монетах и довольно редки. В обиходе почти не встречаются. Возможно, они используются лишь для накоплений и крупных сделок.

Итого, помимо Франтовых 27 Сребрых и 38 Грошей, я стал обладателем еще и 937 Сребрых от Шрама.

Да я богат, черт возьми! Хм, как бы меня эти замурзанные милашки не прирезали в последнюю ночь. Хотя прошлая прошла спокойно и даже никто не прилез. Фух.

Но шутки шутками, а первая ночь действительно не показатель, да и навряд ли резать меня станут. Что ж они совсем что ли? Скорее подмешают в еду чего-то или тупо по башке отаварят, ну и свалят в закат, а я с голым задом в лесу останусь.

Ах, да. Что тут и за сколько можно купить, стоит упомянуть. Ну, это зависит от местности, конечно, но весь свой хлам, например, Герд продал Робсу почти за 18 Сребрых. Не знаю насколько это была справедливая цена, но уверен, что торгаш наварил прилично на втюханной мальчишке городской одежде. Ну а Волкобой был оценен в 6 °Cребрых. Убежден, что пистоль, на который и обменял верного друга юный траппер, не стоил столько.

Что еще? Ага. За обед в живописной харчевне я конечно же переплатил, щедро дав монетку в 3 Сребрых. Шиканул, так сказать. Хотя сам, едва на 1 Сребрый наел. Ну а убегая еще пятак кинул. За беспокойство так сказать.

Примерно так тут обстоят дела.

— А скажи Зинда, — обратился я, продолжая беседу, к самой смышленой из семи разновозрастных девчат, что сидели вокруг меня и кокетничали, каждая в меру своих возможностей, пока их старшая сестра, полнотелая 28 летняя Зорда, правила Зорьку и Косматую по пыльному тракту. — Что, эти страшные магички прям так и могут целую армию смести огнем?

— Пфрр, — прыснула хитрюга. — Да что ж ты, Герд, в своем Диколесье-то, совсем ничего не слышал?

— Неа, — пошел на поводу у выбражули, что решила слегка позадаваться и подразнить сестер, особенно ту чумазенькую, на которую я поглядывал чаще других.

— Магички могут и не только это! — с важным видом принялась поучать милаха, которой едва лет 13 исполнилось. — Вот наш тятя в войске Беличей, как при Рыжей Скале с Твердичями окаянными схватился, так всех почитай и пожгли проклятые вражьи ведьмы. Там и сгинул(тяжело вздохнула).

Что еще за Беличи с Тверж… Тверд… другие, короче? Тут что национальной армии еще не существует? Междоусобица? Но как так-то?

— А это которые? — скорчил будто бы что-то припоминающую рожу.

— Дык, бойня при Рыжей Скале! — задыхаясь от возмущения выдала кареглазая девчонка. — Ну где геройски погибла почти вся 7я компания Белозерского полка. Слава Магии, ее милость главный рыцарь с обеими своими рыцарями, хоть и израненные, но спаслись. Шутка ли дело? Белопольская со своей компанией задержала аж две баталии рвущихся к Белогорску захватчиков! Но раз маги живы, то и воинство выходит не погибло. Да и королевство ведь, в крепость гонит всех местных с занятых земель, вот свободный люд и набрался в обескровленную компанию. Но к битве с королевскими баталиями не поспели. Золотая баталия Белогоской раньше прибыла и раздавила(со злостью) Твердичей, а Твердорубскую сама командор сожгла!

А увидев в моих глазах изумление и недоверие, на столь подробные сведения, выдаваемые словно по писанному и никак не лепящиеся к ее прошлому говору, добавила:

— Староста нам похоронку зачитывал(утерев слезу) перед всеми Белосёлками(с гордостью), о геройской кончине отца семейства. Да и слухи. Матушка вот, правда, не пережила. Вот мы и(понуро)…

Вот это жесть. Так, это всё стоит осмыслить. И пока Зинда что-то щебетала, по детски переключившись и сменив тему, я принялся рассуждать.

Выходит, это была вовсе не усобица, а вполне себе пограничный конфликт между империей и неким королевством, где, если я правильно понял, крепостное право, а тут вроде бы вольные. Но это не точно.

Армии же здесь, имеют вполне себе упорядоченную структуру.

Ну еще бы. Если у них тут огнестрел, ни с того ни с сего, развился аж до уровня вполне себе фузей рубежа 17–18 века на Земле. А значит, вполне возможно, что происходило это вовсе не параллельно с магией. Ибо нафига ж оно местным власть придержащим магам-то? А думаю я, магия в мире появилась уже когда тут цивилизация вошла во вполне себе новое время и имелись армии уровня того же 18 века, как у нас.

И сколько сотен лет назад это произошло — неплохо бы прояснить. Уж очень мне их летоисчисление от сотворения мира, что-то напоминает.

Хотя нет. Это однозначно не Земля и даже не параллельная. Тут и спутник другой, созвездия иные, да даже количество дней в году отлично. Климат опять же. Он гораздо ровнее, по-видимому из-за незначительного наклона оси. Ну и языки неведомые мне.

Это всё из памяти Франта, если что.

Эх. На карту бы мира еще взглянуть.

Ну так вот, компании, если я верно понял, это типа рот, что-то. Баталии — батальонов. Ну с полками всё ясно. Но! Во главе конкретной войсковой части и упомянутых подразделений стоят некие Беличи. Полагаю, это общее название некоего аристократического и магического клана, что ли.

Вон, командор Белогорская и главный рыцарь Белопольская, судя по всему, это фамилии клановых, которые, подозреваю именуются так по своим доменам. Ну и названия населенных пунктов во владениях также на Бело- начинаются, не знаю всех ли, но у значимых — точно. Хотя, если судить по масштабности названия: Белосёлки, что всё равно что какие-нибудь Малые загогульки, дворов так на семь, то может быть и у всех так.

Странно у них тут всё, в общем.

Ладно, идем дальше. От королевства вторглись некие Твердичи. Похоже, тамошний клан. Уж не знаю от лица всего королевства был сей завоевательный поход или это личная инициатива клана, но в итоге их разбили, а саму командиршу спалила главная подоспевших сил Беличей, а конкретно «комбат» Белогорская.

А вот тут ключевое! У них здесь одни бабы в командирах. Ну точнее не просто бабы, а магички. А всё это — из-за того, что наиболее сильный магический дар в этом мире бывает лишь у женщин. Мужики тут для грубой силы и как пушечное мясо.

Вон, 7я компания вся полегла, вместе с отцом девчат, а офицеры выжили.

Кстати, про пушечное мясо. Пушек у них тут нет, ибо маги, а точнее магички, сами как арта. Хотя возможно и придерживают прогресс. Кто знает.

Эх, занесло ж меня в мир матриархата. Тьху. Теперь понятно, чего это меня в харчевне клеили как… падшего юношу, блин. Видать, те фифы были местными магичками и приняли меня за… работника сферы досуга.

Не комфортно мне тут, как-то. Возьмет и жахнет меня однажды фаерболом, какая-нибудь страхолюдина, если я ей рожу скорчу не по нраву или брякну чего-то обидного. Надо за языком теперь следить. Не те — тут межполовые отношения. Ой, не те.

Ладно, возвращаясь к местным магическим кланам. Как же блин, у них тут империя-то функционирует, если у каждого, ну как мне кажется, магического клана свои полки? Их же хрен соберешь для военного похода или обороны от вторгшегося врага. Ну вот зачем, спрашивается, каким-нибудь гипотетическим Черничам спешить защищать тех же Беличей, когда королевство вторгнется хоть и в империю, но всё же на земли Беличей? Или тут такой император… Хм, а император ли? Может императрица всё же? Так вот, или здешний монарх все эти кланы так держит за яй… за горло, что у них тут за Родину, все как один… одна, готовы встать грудью? Хе-хе. Единым, так сказать, фронтом и не взирая на личное. Та что ли?

Черт, надо обязательно выяснить кто тут правит, а то брякну где-нибудь «государь», а меня на дыбу, как бунтовщика и смутьяна, замыслившего супротив государыни.

Но пожалуй, слишком много рассуждений и выводов я сделал, опираясь на сведения из беседы, хоть и с весьма бойкой и умненькой девчонкой, но всё же черпающей информацию из открытых источников. А пропаганда — она такая. От истины также далека, как и правда, которая как известно, у каждого своя.

А пока Зинда ловко уворачивалась от разозленной подначками чумазенькой, я продолжал свои невеселые мысли.

Эх, расчувствовался я. Девчат жалко стало. Вот всегда я так. Дети мое слабое место. А тут еще наслушался историй об их нелегкой судьбе и сиротстве.

Вот возьму, и денег им суну. Но как известно, если хочешь добра человеку, то дай ему удочку, а не рыбу.

Нужно, что ли, хоть представление у них заказать. Индивидуальное. Корпоративку, блин. Скорчу из себя щедрого богатенького дурачка. Такого себе барина, что готов бабки швырять цыганам за особо душевную песню.

Мохнатый шмель, иттиевомать.

Но хоть так оберну посильную помощь странствующим гимнасткам в форму заработка, а то непотребства с малолетками мне не по… Что?

Это еще что за дела?


«Внимание, Игрок.

Обнаружен вход в Подземелье. Отметка Подземелье Разбойников нанесена на Карту.»


Вот и Система порадовала. Наконец. Так, разбойники значит? А это не с проста.

Поглядев карту в интерфейсе Системы, обнаружил отметку, что находилась где-то в «тумане войны», почти в километре по направлению нашего движения.

Ну это и понятно, ведь я там еще ни разу не был, поэтому-то на карте всё затемнено. Правда помимо маркера на самой карте, есть еще и указатель перед глазами, ненавязчиво показывающий мне направление и расстояние. Удобно.

Пожелал вывести миникарту слева на границе поля зрения. Получилось.

Это несомненно тактическое преимущество и будет весьма востребовано в бою. Полагаю, там впереди у дороги засели разбойники и ожидают нас. Только почему это называется Подземельем с большой «П»? Ладно, поглядим.

— Зорда, душа моя, вон видишь замечательную полянку? Правь туда, милая. Ручеек мы после посетим. Нет, навряд ли мы тут остановимся на ночлег. Нет, огня лучше не разводить. Да Зорда! Не тарахти. Сказал сверни с тракта, значит сверни, — отдал я указания пышнотелой вознице, а по совместительству администратору труппы.

А пока наш транспорт сворачивал с тракта и весь творческий коллектив взволнованно шушукался, я принялся доставать огневой припас к пистолю и крепить колющее-режущее на пояс. Ну и прихватил тросточку с щитобойным клинком.

— Я прогуляюсь пока, а вы девочки, далеко не разбегайтесь. Если не вернусь через… до заката, короче, то поворачивайте и лучше другую дорогу поищите. Всё, побёг я, — часы-то я и не догадался у Шрама из его модной жилетки «дернуть». Полагаю, такой привычный нам агрегат в этом мире стоит как почка.

Спрыгнув на яркую ароматную травку, рванул привычной лесовику-Франту походкой в дебри и кущи, удаляясь от хоть и пестрого, из разноцветных лоскутов, но изрядно выгоревшего и вылинявшего фургона бродячих гимнасток. Тело Франта двигалось легко и со знанием дела, так сказать, причем всё это получалось у меня неосознанно, рефлекторно. Всё же, годы в дикой местности «заточили» данную тушку на подобное применение.

За поясом с защитной бляхой, на которую возлагалось столько надежд в предстоящей стычке, торчал пистоль с проверенной-перепроверенной затравкой. Заряды, что тут сыпались на глаз или из специальных формочек, а вовсе не из загодя заготовленных бумажных или еще каких патронов, я всё же прихватил, хотя и не рассчитывал улучить время на перезарядку в боевой обстановке. Но мало ли. Я к слову, надеялся что у разбойников не должно быть магической защиты от дистанционного оружия, поэтому-то и тащил с собой пекаль.

На пояс я подвесил свой верный, точнее Гердов, большой кинжал. Этот монстр чем-то напоминал бебут, только рукоять более сабельная, что ли, хотя гарды, как таковой, тоже не имелось, лишь за счет конструкции эфеса обеспечивалась защита от соскальзывания при уколе. Эту громадину, с клинком под полметра, я прихватил лишь по причине умения Франта ловко ею орудовать, а так-то я больше всего возлагал надежд на трофейную трость. Она пусть и не удобная, и ее нужно таскать в руке без возможности подвесить или закрепить как-нибудь, но всё же, её клинок с жилой был самым эффективным моим инструментом против этой гребаной магии.

Да, я пытался засунуть эту палку с набалдашником за пояс, словно, прастиоспадя, катану какую. Но увы, уж очень не приспособлены были, имеющиеся у меня ремни, для подобной переноски весьма тяжелого и не предназначенного для подобного изделия.

Но вот, я наконец приблизился к моей цели метров на 100, и на моей миникарте появились красные отметки врагов.

Ну просто шикарный тактический инструмент, вот бы мне подобное еще там… хотя, не важно.

В общем, стараясь не шуметь я пробирался с тыла к разбойничьей шайке в составе шестерых лиц, что сгрудились в одном месте, видимо ожидая сигнала от седьмого. Им был наблюдатель, который располагался у самой дороги, предположу что на дереве. Хотя на карте этого и не понять, но все мы подобное видели в кино. Где ж еще разбойничий дозор размещать-то?

Уж не знаю, будут ли эти джентельмены удачи валить дерево поперек дороги, но место там и впрямь на загляденье. Я еще не добрался туда и своими глазами не осмотрел, но радиус отрисовки карты, который к слову, разнится от местности и лишь за городом достиг аж сотни метров, так вот он и позволил разглядеть окрестности с определенной детализацией. Там и впрямь, к натоптанному тракту вплотную прилегал лес с обеих сторон, и перегородить дорогу в этом месте было совершенно несложно.

Но не буду затягивать и продолжать наблюдение за работниками ножа и топора, романтиками, так сказать, с большой дороги, так как то, что открылось моим глазам, когда я достаточно приблизился, слегка меня расслабило.

Это ж доходяги какие-то. Словно местные крестьяне, что вооружились дубьём, да топорами, ну и вышли на тракт подзаработать. Полагаю, их жертвами и становятся такие вот путешественники, не способные постоять за себя, как те же беззащитные Искорки. Навряд ли бы эти «бомжи» напали на кого-то опаснее. Но Система просит разобраться с местным криминалом, значит вперед.


«Внимание, Игрок.

Уничтожь стражу Подземелья, прежде чем войти.»


Надо же? Стража. Ну поглядим.

У костерка сидели пятеро и травили байки, один стоял поодаль и колупался отточенной веточкой в зубах.

О как! Какие же тут однако крестьяне прогрессивные? А никем иным, судя по одежде, данные граждане быть не могли. Хотя какие граждане-то? Подданные же. Тут ведь империя. Так вот, ребятки хоть и были слегка заросшие приличной щетиной, но всё же усатые! А значит, даже вот такие доходяги, подавшиеся от непростой жизни на большую дорогу, исправно посещают брадобрея, а то и самолично владеют недешевыми тут бритвенными принадлежностями.

Решив не заморачиваться, просто направился к душегубам, хотя всё так же не поднимая лишнего шума. Те же, всё также травили байки и не обращали внимания на угрозу.

— А я и говорю: ты, твое блаародие, пока посиди тутачки связанный, подле деревца. Подумай. Про денежки повспоминай. А мы с орликами покамест с твоей толстой женушкой побалУем.

— А он чё?

— Да ничё. В слёзы, — мерзко расхохотался, ну пусть будет… «бывалый».

— Ну а барыня-то? Барыня какова? — с неподдельным интересом и даже восторгом вопрошал… «новичок».

— А вон у Сиплого спроси, Корж. Я с нею не веселилси. Мне фершал* сказывал, мол, стоки жирного на ночь низя, — противно заскрипел безмерно довольный своею шутейкой «бывалый».


* фельдшер


Чёрт, это ж ряженные. Назад! Поздно, блин.

И опять я словно не я. Снова все эмоции, сомнения, страхи, опасения куда-то ушли, и я вновь действую решительно.

Ускорившись, извлекаю клинок из трости и отбрасываю его вместилище, а левой рукой выхватываю пистолет, загодя размещенный за поясом именно под нее. Верный кинжал был проигнорирован мною в угоду клинку с жилой, так как у поддельных крестьян, которые могут позволить себе личного диетолога дающего рекомендации о пищевом воздержании, может наличествовать магическая защита. Пистоль же, я взял больше для моральной поддержки.

Ну не привык я еще, хоть и не сухопутная душа, но к необходимости идти прямо, не пригнувшись, не ища потенциальные укрытия и реагировать вовсе не на вспышки, а на резкие выпады и им подобные телодвижения, ну и на попытки сблизиться со мной.

Когда же, несколько шагов спустя, наконец удалось взвести запястьем курок, я уже был возле Сиплого. Того самого любителя изобильных дамских прелестей, что как раз занимался гигиеной полости рта, стоя слегка в сторонке, ну и поближе ко мне. Этого типа я определил как самого опасного, что тот и не преминул продемонстрировать, выхватив из торбы на плече какой-то… артефакт, что ли, и попытался направить на меня эту странную штукенцию.

Полагаю, именно с помощью этой вот, пугающей меня своею непонятностью хреновиной, данные лесные жители и смогли себе позволить спеленать «его блаародие», что по-любому не мог быть по зубам эдаким вот голодранцам, если судить по их гардеробу, ну а в последствии и насладиться непомерными достоинствами его супруги.

Однако, я всё так же мыслю четко и быстро, и на очередном шаге носком ботинка отправляю ком земли в Сиплого. И о чудо, грязь попадает прямо ему в лицо. А значит.

Бах.

Хватающий сейчас воздух ртом урод всё-таки успел догадаться о причинах моего поступка и даже потянулся рукой куда-то под рубаху, видимо чтобы активировать магическую защиту от дистанционного оружия.

Хм, а я и не знал, что ее нужно «включать» и с этим стоит разобраться.

Но крупная пуля, наверное свинцовая, раз так похожа, выпущенная мною всего-то с пары шагов, исправно попала прямо в центр груди Сиплому. Куда, к слову, я и целился. Ну, по мере возможностей моей убогой стрелялки.

Но впереди еще пятеро опасных субчиков, а где-то в полусотне шагов левее, судя по миникарте, и шестой засел, а следовательно, преодолевая еще не до конца развеявшееся облако специфически пахнущего дыма, я не замедляясь втыкаю Коготь, как для простоты теперь буду звать клинок из трости, в сердце всё еще хрипящему и содрогающемуся Сиплому, ну и со страшной рожей двигаюсь к охреневшим разбойникам. Ребятки и впрямь обделались.

Мастер эпичного появления Костя Салин, вам еще покажет, ушлепки!

Пистоль отброшен, артефакт подхвачен.

Не знаю чё оно такое, но раз отсипевшийся хотел из этого в меня пульнуть, значит штука стоящая. Только вот как, где тут жать?

С виду, данный предмет представлял из себя довольно крупный кристалл словно бы горного хрусталя, ну или кварца, если хотите. Слегка желтоватый и мутноватый, но всё же очень похож. Помещен он был в кажется серебряное ложе сложной конструкции с явно приспособленным для удержания аналогом так себе рукояти. Но для одной руки тяжеловат. Вот только никаких подвижных механических элементов не имелось. Ни «взвода» и «спуска».

Но нет времени на освоение конструкции и постижение принципов действия, поэтому ору со зверской рожей:

— Упали на землю, ска! Мордой в траву, на! Кто шелохнется, того буду резать по частям и развешивать по веткам, тля! — надо же, хм, как придумаю чё-нить? Тоже мне тут, потрошитель нашелся, блин.

Но подпустившие в портки «орлики», резво попадали наземь, а в следующий миг лишились жизни.

Да, я их тупо заколол. Лежачих и безоружных. В спину. Согласен, уродский поступок.

Но тогдашнее мое состояние продиктовало мне данный ход, как наиболее оптимальный, а молодое и закаленное тело помогло всё проделать быстро и без эксцессов.

Я хоть и не кисейная барышня и лишать жизней мне приходилось неоднократно, ну еще бы, НУРСами-то да по колонне, но вот так вот походя, даже не поморщившись и пожалуй без особой на то нужды, а лишь для гарантии — никогда. Да, я просто перестраховался, ввиду их численного превосходства, моей неопытности с холодняком, поэтому пока ошеломленные душегубы не успели осмыслить всё происходящее и решиться на действия, мой холодный и рациональный в тот момент рассудок избрал именно такое решение. И данная тенденция меня не радует, мягко говоря.

Сначала Шрам, который хоть и урод, недостойный жить, раз за обидные слова готов зарезать человека, но всё же был спровоцирован мною буквально на пустом месте и без особой на то необходимости. Что стоило упертому Косте Салину отступить? Нет же, опять я полез на рожон. Теперь вот и эти, уже сдавшиеся бандосы, не менее чем Шрам задержавшиеся на этом свете, но всё же гадко заколотые неприемлющим этого и иначе воспитанным мною.

Из-за Системы, бодро оценивающей каждую смерть «помеченных» вдохновляющим «пилиньканьем» и очками опыта, и по-видимому из-за ее воздействия на меня, становиться бесчувственным уродом и ненормальным, который ничего не ощущает забирая чужую жизнь — мне не по душе.

Хотя, насчет ничего не почувствовал — не совсем верно. Когда я бил Когтем «новичка», который Корж, то словно лед сковал мне руку, а от сердца будто бы отняли кусок, в животе же, всё застыло. Мерзкое ощущение, и судя по всему, это то, что как раз и питает клинок с жилой в момент пронзания им защиты. Я словно чем-то расплатился за преодоление магического щита и это было мне не по нраву.

Однако эти ощущения совсем не то, о чем я говорил ранее. Это всего лишь физический дискомфорт, а не моральные терзания, отсутствие которых лишает нас человечности.

Но довольно самокопаний и рассуждений. Нужно захватить и поспрашивать последнего, что затих где-то на том дереве, судя по отметке на миникарте.

Повернувшись к нему лицом, ну точнее к отметке, я неспешной походкой направился в ту сторону, а когда был уж в нескольких шагах направил туда, трофейный артефакт, и сказал:

— Быстро сюда, тихоня, иначе будешь умирать долго и больно. А если ответишь на вопросы — отпущу. Повторять не буду.

Глава 4

ГЛАВА 4

Роскошный кабинет одного из вельмож.

Высокая, статная, красивая женщина с темно синими волосами, непринужденно держа идеальную осанку, монументально восседала за огромным полированным столом из драгоценных пород темно-красного дерева в своем рабочем кабинете, стены которого были обшиты панелями из не менее дорогой древесины. Ее невероятной глубины и изумительной выразительности глаза, насыщенно синего цвета, с некоторой озабоченностью и даже строгостью, что выражалось положением идеальной формы бровей и небольшой складочкой между ними, взирали на лист дорогой ароматной бумаги, который еще недавно был сложен и запечатан в плотный конверт фельдъегерской службы, а сейчас тщательно изучен и в данный момент осмысляем.

Наконец, изящно поправив неосознанным и очень органичным жестом, выбившийся из строгой прически, локон блестящих волос, женщина протянула руку к колокольчику и позвонила. Спустя некоторое время в помещение вошла адъютант и вытянувшись перед главой безопасности Зеленого Дома, приготовилась выслушать указания ее сиятельства.

— Катин, срочно послать самый быстрый наш курьер в Предлесье и на доклад сюда тамошнего исправника, живо. Исполняй.

А когда дверь за стремительно удалившейся подтянутой красоткой закрылась, грозная хозяйка кабинета решительно встала, одернула полы строгого темно-зеленого мундира с минимумом золотого шитья и прочих немыслимо наверченных шнуров, и направилась в потайную дверку за тяжелой бархатной портьерой, что неприметно располагалась позади, в углу. Миновала со вкусом обставленный коридор, со стен которого на графиню Зеленовежскую взирали её славные предки, некоторые из которых, даже побывали главами Дома, но увы, вели Зеленичей к краху, и поэтому свою мать и бабку, ее сиятельству графине пришлось собственноручно «отставить» от княжения. Наконец, спустя несколько переходов и помещений, яркая, высокая красавица оказалась в оранжерее, где предстала перед полной своей противоположностью.

— Что у тебя, Любушка? — приторно сладко обратилась к ней аж до оскомы домашняя и милая невысокая, стройная женщина с невыразительного цвета едва розоватыми волосами, убранными сейчас под косынку, одарив при этом нежной улыбкой чуть не дрогнувшую собеседницу.

— Письмо от дочери получила. С Розин всё в порядке, — поспешила уточнить глава безопасности Дома.

— Что пишет Виолетушка? — продолжила тем же невероятно располагающим и успокаивающим тоном, эта некогда нереальной красоты женщина, что стала во главе Дома, когда ее лучшая подруга и самый верный соратник упокоила своих родителей, после того как те убили всех Зеленодальских, из которых остались лишь дочка-грудничок Розин и сама, ныне княгиня, Розалия Зеленодальская, с тех пор ставшая такой себе «неопасной» серой мышкой и до ломоты в костях милой «мамочкой».

— Синичи. Они начали! В игре за Пустоши они сделали свой первый ход.

— Надо же? Ты уверена, свет мой? — видимо потроллила ее светлость собеседницу всё таким же ласковым голосом с материнскими интонациями.

— Вчера они подослали ряженного. Якобы дикаря. Опасного. Скользкого. Он отыгрывал дурачка и спровоцировал местную шваль на конфликт. Мастерски, прямо скажем, видимо всё четко спланировал и изрядно подготовился. Один тамошний душегуб, после провокации этого вот с виду простака, взорвался словно накопитель Желтичей, ну и кинулся, — вызвав понимающую улыбку у княгини, синеволосая продолжила. — «Дикарь» же, разыграл все так, чтобы умертвить того… из пистолета. Того, что под защитой — из пистолета! Каково?

— Занятно, девочка моя, занятно. И он конечно же до этого терся рядом с девочками и мог бы ухлопать любую из них без всяких проблем? — уже нейтральным голосом поинтересовалась такая милая тётушка в простом сером платье и переднике для садовых работ, что аж заставило передернуть плечами докладчицу.

— Совершенно верно. Их охранные амулеты не были готовы к такому. Да и ни у кого бы не были. Кому, Магия побери, придет в голову таскаться с этой древней вонючей хлопушкой? — распалилась графиня, едва не потерявшая ребенка, а то и наследницу всего Дома. — Как, скажите на милость, охранным амулетам учуять полностью немагическую смерть, да еще и без колюще-режущих частей или ядов? Лазуричи, ведь, не закладывали подобного в свои охранители. А Беличи, которым всё и досталось от канувших Лазуричей, поговаривают, утратили секрет изготовления, а только и могут что продолжать штамповать амулеты старого образца. Так что, не видать нам обновленных охранителей. Да ты и сама всё это знаешь, Розали.

А пройдясь туда-сюда, провожаемая при этом успокаивающим материнским взглядом всё такой же спокойной Зеленодальской, Зеленовежская восстановила дыхание и продолжила:

— Ну а дикарь с пистолем — это вызов и пощечина нам от Синих. Более ведь, кричаще-дикарского оружия и выдумать-то невозможно было. Теперь молва пойдет, как Зеленичи, что носятся со своими ненаглядными дикарями и опекают Пустоши, едва наследницы не лишились от рук одного из них. Молва о том, что распустили мы диких, что один бешеный хорёк вырвался из загона и… ПОЩАДИЛ наследницу Зеленых(задыхаясь от ярости)! Уже пошла. Там так всё переиначили(обреченно вздохнула). Я доклад от Зеленохолмской читала, только тогда еще не могла понять откуда ноги растут. Знать, не самые у нас быстрые корабли, раз доклад от дочки позже слухов ко мне попал, — раздраженно подитожила графиня, а чуть подышав и опять успокоившись, продолжила. — Протекторат-то над Пустошами, правящий Дом(поёжившись) в раз у нас отберет и передаст более достойным(поморщилась). Ну а Синегорская спит и видит, как бы под себя перетянуть воздушные камни от туда. Надо, ой, надо было тогда оттеснять Синих от южных границ Пустошей, чтобы окромя нас никто с кочевниками сношений не имел. Да и сейчас нужно, иначе плакали наши корабли без их камней.

— Остынь, лапушка. Ты не ответила. Ты уверена, что это не просто, Магия нас всех рассмеши, случайность?

— Проверяем, Розали. Завтра прилетит тот, кто подорожные выдает в Предлесье, а «дикарь» только оттуда мог попасть в Зеленополье. Тогда-то всё и прояснится, — повинилась за поспешность самая верная из людей главы Зеленого Дома, её сиятельство графиня Любара Зеленовежская.

— Хорошо, Любушка, ступай, а мне розочки нужно рассадить, — до невозможности по родному напутствовала ее светлость княгиня Зеленого Дома Розалия Зеленодальская, спровадив свою много лет уже как безнадежно влюбленную подругу детства.


****

Допрос Сутулого, который дрожа всем телом спустился с дерева и на негнущихся ногах побрел ко мне, многое прояснил. Очень много.

Итак, сии пейзане — шайка Косого, который сам, месяц как сканал от чего-то инфекционного, судя по тем мерзким симптомам, что живописал мне плененный Сутулый. Но ребрендинг коллектив лесных тружеников с большой дороги отверг, поэтому занявший вакантную должность Сиплый, не отважился на переименование их организации, так как авторитет уже был наработан.

Работали душегубы не очень часто, но почти всегда весьма продуктивно. Целью их были не всякая голь перекатная, а жирные самодовольные, напыщенные индюки, что завидев неких голодранцев, выпершихся на дорогу с дубьем, лишь оскалившись решали пощекотать чернь острием своих фамильных штрыкалок. Однако, тут на сцену выходил Сиплый, которому вместе с постом атамана перешло и самое главное сокровище шайки. «Кисель». Да, тот самый артефакт, что достался мне среди прочих трофеев.

Сиплый для использования передавал его очередному «новичку» в шайке, в этот раз им должен был быть Корж, и тот применял упомянутый девайс против резвого господина с остро заточенной железякой.

Поясню, к чему такие сложности. Оказывается, весь этот околомагический хлам работает лишь в руках одаренных, питаясь от их магических сил! Ну или, как в моем случае — по незнанию, а у Сиплого — от отчаяния, и платой тогда является часть жизненных сил.

В общем, та бляха, что сейчас на мне, не работает, пока я не напитаю ее своими жизненными силами. Для этого нужно уколоть палец острым шипом, над которым я тогда еще поудивлялся, а пожав плечами и почесав затылок, благополучно позабыл.

Вот я дурень-то, даже не проверив как эта самая защита работает, поперся в бой с голой… никак не защищенным, но самонадеянно полагая, что неуязвим. Идиот.

Ну а когда я заколол одаренного, единственного из семерых ряженных, и на котором была надета бляха с магозащитой, работающая от его магии, я использовал клинок с жилой, расплатившись за это какой-то, скотство, частью своей драгоценной жизни.

Тьху. Дважды идиот.

Этого Коржа в отряд и завлекли-то, всякими посулами, сладкими речами и занятными историями о лихих похождениях, только для того, чтобы он шарахнул разок на весь запас своей магии и жизни тем самым артефактом в какого-нибудь хоть и шустрого, но одинокого и желательно состоятельного путника. Ну а потом уже, можно и следующего «новичка» искать. Уж очень «прожорлив» Кисель и не каждый одаренный его потянет.

Артефакт, как уже упоминалось, зовется Кисель, а причиной тому то, что цель становится словно муха в киселе. Ну и бедолагу тогда можно в пять уже рыл, ибо очередной «новичок» опять тю-тю, спокойно спеленать, стянув с него всю защиту и колюще-режущее, на которое местная знать так уповает.

Тут стоит пояснить. Одаренных вокруг немало. Вон и геройски павший отец девчат был одаренным, и Корж тот же. Подобных им обычно берут на службу, чтобы они могли запитывать выдаваемую защиту и оружие от своей магии. Но всё же они далеко не маги.

У тех есть какая-то своя иерархия, как я понял, опирающаяся на уровень собственных магических сил. Среди магов этого мира, как раз в основном женщины. Те самые могучие магички, что и возглавляют кланы, ну и составляют большинство офицеров. Элита, в общем. Мужчины маги бывают, но редкость.

Я же, как уже понятно, даже не одаренный. Обидно. Но не особо.

Когда отпущенный мною Сутулый, устилая буйные травы на полянке кровью из рассеченного бедра, удалился. Да, я сдержал свое слово лишь формально, по сути обманув. Знаю, подлость. Так вот, когда очередная красная отметка на миникарте погасла, Система порадовала сообщением:


«Внимание, Игрок.

Стража Подземелья уничтожена. Ты можешь войти в Подземелье Разбойников.»


И передо мной появилась полупрозрачная арка, подозреваю, что видимая только мною, приближаясь к которой возникал запрос подтверждения на вход в Подземелье V класса.

Хм. Так это игровой данж, получается. А я-то думал материальный схрон шайки. Эти уроды, к слову, накоплений не имели и почти всю добычу сразу спускали на элементы сладкой жизни, так что кроме хлама с этой полянки мне никаких более сокровищ не досталось.

Однако спешить с походом в данж я не стал. Необходимо со статами разобраться.


Имя: Франт

Уровень 1

---

ОО: 340

ОХ: 1

---

Сила 1

Ловкость 2

Выносливость 3

Разум 0

Дух 0

---

Карта


Так. Как видно, появился уровень, очки опыта (ОО) и очки характеристик (ОХ). Разбойников, когда они были отмечены как Стража Подземелья, Система стала оценивать по 50 ОО за голову. Не знаю, много это или мало, но уже хорошо, что хоть какой-то кач наконец пошел, а 340 ОО я найду кудатприменить.

Ага, я смотрю, что 10 ОО у меня уже сняли за переход на 1 уровень.

Сконцентрировав внимание на уровне, в моей голове возникло знание о том, что далее уровни будут не автоматически присваиваться, как это произошло с первым, а их необходимо приобретать за ОО, которые, похоже являются внутриигровой валютой. Каждый последующий уровень обойдется дороже в два раза. Если первый стоил 10 ОО, то далее будет 20, 40, 80 и так далее. Сейчас мне очков хватает до 5го уровня и еще 40 ОО остается на мелочи. Каждый новый уровень дает всего лишь 1 ОХ.

«Наведя курсор», так сказать, на эти самые очки характеристик, я точно также обрел знание о том, что ОХ можно вкладывать в характеристики.

Ну это и так понятно, блин.

Теперь, всё тоже самое проделал с каждой из характеристик и «понял», что Сила, Ловкость и Выносливость, как называются, то и означают, а их сочетание влияет на те или иные физические возможности. Например, грузоподъемность, зависящая от сочетания Силы и Выносливости, или скорость с дальностью бега — от Ловкости и Выносливости, ну и еще чуток от Силы. Их соотношение влияет на то стайер ты или спринтер. Примерно так.

Выносливость, к слову, весьма самодостаточна и ее можно качать без оглядки на всё остальное. Чем она выше, тем ты здоровее, крепче и прочнее. С другими так поступить нельзя, дисбаланс весьма чреват. Если пренебречь той же Выносливостью, то можно элементарно «поломаться» дернув лишку веса, или же в скоростном рывке порвать связки, а то и вовсе сломать ногу от резкого торможения, не говоря уж о попытке врезать своим хрупким кулачком со всей вкачанной дури. Поэтому-то Выносливость очень важна, а у меня она изначально неплоха.

Точнее у Франта, закаленного детством и юностью в почти дикой природе. Хотя подозреваю, что тушка Герда получила подобную оценку данной характеристики весьма условно.

Но возвращаясь к статам. Разум и Дух вообще непонятно почему так называются. Словно насмешка над здравым смыслом и дань некими клише или штампам. Первое отвечает за объем магического резерва, а второе за скорость его восполнения.

Да, вкинув ОХ в эти характеристики я всё таки могу стать… Хм, одаренным или всё же магом? Ну это я имею ввиду местную классификацию, так-то я смогу магичить, значит — магом, но вот будет ли мне хватать моего резерва на местную, неСистемную, так сказать, магию?

В общем, я уже решил куда потрачу первые ОХ. Я хочу заполучить рабочий щит от дистанционного кинетического оружия в виде бляхи, и не платить при этом за его работу своими жизненными силами.

Как только 40 ОО ушли на покупку 2го уровня и у меня теперь стало 2 свободных очка характеристик, я потратил их на Разум и Дух.

Ну что я могу сказать? Я ничего такого не почувствовал. Несколько секунд тело был парализовано и совершенно ничего не ощущалось, а после всё осталось вроде бы также. Не знаю, что я должен был испытать после обретения магических сил, но никакого откровения не случилось. Что ж, проверим.

Подбросив подобранную шишку вверх, я стал так, чтобы она упала точно на меня. И когда этот импровизированный снаряд должен был уже треснуть мне по моей глупой, ну раз не догадался проделать этого перед боем, голове, то некая невидимая сила, без всяких спецэффектов, где-то в полуметре от головы словно бы магнитом оттолкнула «угрозу», тем самым изменив её траекторию. В итоге, шишка упала в паре метров от меня, а я не последовал примеру товарища Ньютона.

Увы, данный мир не увидел великого открытия чего-нибудь особо важного, однако эксперимент можно считать успешным. Бляха работает и потребляет мою магию, а не жизнь, а значит, я уже как минимум одаренный.

К слову, никаких особенных ощущений в момент работы магощита не было, но некую щекотку и словно бы отток чего-то я всё же уловил.

С Киселем экспериментировать не хочу, так как последовать примеру всех «новичков» шайки имени Косого не стремлюсь, ибо достаточных знаний не имею, а ставить подобные опыты на себе считаю верхом глупости.

Хм, я тут припомнил один очень заинтересовавший меня вопрос: почему же местные не используют доспехи? Ну то что тысячи рядовых простолюдинов в тряпье — это-то как раз понятно. Но офицеры? Ладно у нас, одевай не одевай, но пуля мушкета решает, а тут-то: они ведь рубятся вручную и пробить кирасу на чистой мускульной силе — почти фантастика. Так вот, полагаю, что клинки с жилой не только магические щиты пронзают. Поэтому нас ждет эксперимент номер 2.

И вот, Коготь удобно лег в руку, а укол в приличной толщины ствол осиноподобного дерева увенчался победой магического оружия над физикой. Не как масло, конечно, но если поднажать, то сантиметров 20 древесины вполне по силам пронзить. Вот только пришлось постараться, чтобы вытянуть мою прелесть, застрявшую в стволе лесного красавца.

Ощущения, к слову, были сходны с теми, что и в опыте с шишкой, но несколько интенсивнее и были сфокусированы в руке, удерживающей Коготь.

В общем, отсутствие классического защитного снаряжения на местных фронтах теперь понятно и вполне обоснованно. Хм, интересный тут мир. В чём-то даже справедливый и честный. Мне тут начинает нравиться. Вот только научиться бы еще железякой махать. Мда.

Эксперименты позади, а теперь задумался: стоит ли еще качнуть Разум с Духом, когда же сконцентрировался на данных характеристиках, получил новую порцию знаний. Оказывается, от развитости Разума зависит то, какого уровня, барабанная дробь, заклинания я могу освоить. И да, за ОО тут можно покупать еще и магические заклинания, которые сгруппированы в так называемые школы магии. Ну там, Огонь, Вода, Земля, Жизнь и так далее. По мере же могущества, они подразделяются на четыре уровня: Младшие, Средние, Старшие, Высшие заклинания.

Например Младшие, уже мне доступны, а чтобы получить доступ к Средним, необходимо прокачать Разум и Дух до 2, к Старшим — до 4, Высшим — 7. Правда, для покупки одного Младшего заклинания нужно будет отвалить 100 ОО, Среднего — 1,000 ОО, Старшего — 10,000 ОО, Высшего — 100,000 ОО.

Однако, выражаясь словами одного небезызвестного мощного старика и гиганта мысли.

Безумно дорого, да вот только, хотя бы тот же Высший закл из школы Жизни «Воскрешение», как бы намекает, что ради подобного стоит рвать жопу.

Блин, в течение девяти дней можно будет взять и вернуть к жизни любые останки! Масштаб понятен? Вот и я с открытым ртом пару минут простоял, осмысливая перспективы.

Но медведь еще не убит, поэтому не будем тратить время на выбор лучшего покроя и любимого фасона. Но в то же время, капканы на косолапого стоит расставлять уже сейчас.

Поэтому, из многообразия школ магии выбираю Жизнь. Да, я хочу однажды докачаться до закла Воскрешение. Нет, я не собираюсь основывать свое религиозное течение. Так как весьма тяжело переношу потерю близких, я хочу иметь подобные силы. Да и в любой момент поставить себя на ноги и вернуть боеспособность, а то и жить вечно — весьма заманчиво, не так ли?

Бесспорно, шанс того, что Система однажды, по достижении мною определенного уровня развития, и сама даст мне аналог бессмертия, весьма велик, ну мне так кажется, но всё же, на начальном этапе я хочу держать данный процесс в руках и контролировать. Да и развивать боевую магию я планирую по местной методике. Она, как я понял из рассказов девчонки, тут весьма развита и ощутимый упор именно на нее, а вот с целительством и долголетием тут очень слабенько.

Жаль только, что школу магии я могу избрать лишь одну из множества. Не знаю, навсегда ли это, или с какого-то момента мне будет предложено еще что-то, но пока, увы, только так.

Но возвращаясь к позабытому Духу, как упоминалось, от величины данной характеристики зависит то, как быстро будет восполнен потраченный магический резерв. Если при равных значениях Разума и Духа на это должно уйти шесть часов, то с каждой единицей различия, время восстановления резерва растет или уменьшается вдвое. Ну например, если Разум 2, а Дух 1, то резерв наполнится через 12 часов, если Разум 3, Дух 1, то только 24 часа спустя резерв будет восстановлен, ну а при Разуме 1 и Духе 2, уже через 3 часа резерв вновь станет полон. Так что об этой характеристике не стоит забывать, хоть она и не столь критична.

Кстати, раз уж речь о размере резерва, зависящего от Разума, то помимо доступа к более высоким уровням заклинаний, он важен еще и количеством заклов, на которое его хватает, скажем так. Короче, сейчас на единичке Разума мне моего резерва хватит лишь на два запуска какого-нибудь Младшего заклинания, а уже с Разумом 2 — на четыре, с Разумом 3 — восемь, ну и так далее. Для Средних, Старших, Высших будет тот же принцип, но начиная с соответствующих им значений Разума, разумеется. Однако, не только повышая характеристику Разум и увеличивая тем самым резерв, можно повысит количество заклинаний, которое я буду способен выполнить до его исчерпания. Можно усовершенствовать и сами заклинания.

Заклинания делятся на пять классов. От V до максимального I класса. Чем круче класс заклинания, тем меньше из резерва оно потребляет и тем эффективнее становится. Ну например, со своим Разумом 1, на котором я пока и останусь ввиду небольшого количества очков опыта, я сейчас потрачу 100 ОО на покупку Младшего заклинания V класса «Заживление», а потом и еще 200 ОО на улучшение его до IV класса, то тогда я смогу при том же размере резерва запустить его уже не два раза, а четыре. То есть с каждым повышением класса потребление заклинания падает в два раза и оно будет расходовать уже не 1/2, а 1/4 резерва. Еще 400 ОО до III класса у меня увы нет, но тогда я бы смог запускать данный закл уже за 1/8 резерва. А если бы я имел еще и свободные очки характеристик, то вкинув 1 ОХ в Разум смог бы запускать упомянутый закл за 1/16, а после еще 1 ОХ — за 1/32 резерва. Ну это и понятно, так как рос бы сам резерв. Как видим, вездесущий коэффициент 2 и тут работает, хотя это больше смахивает на игровую условность, нежели на реальное соотношение размера резерва и потребности закла.

Рост же эффективности заклинания с улучшением его класса зависит от конкретного заклинания. Где-то время действия увеличивается, а где-то масштабы воздействия растут, но как правило, всегда сокращается интервал между выполнением двух одинаковых заклов подряд.

Итак, выполнив упомянутое и потратив 300 ОО, я остался с нулевым балансом, но осознал, что теперь в любой момент могу пожелать и на то место куда прикоснусь будет наложено Младшее заклинание школы Жизни «Заживление», которое за 1/4 моего магического резерва исторгнет из раны мелкие, не сильно застрявшие инородные объекты, остановит кровотечение, и затянет рану в весьма уродливый шрам без полного восстановления былого функционала поврежденных тканей. Для возвращения утраченной прочности, гибкости, подвижности необходимо более высокоуровневое заклинание. Воспользоваться же подобным инструментом экстренной помощи я могу с интервалом в 25 секунд.

Откуда я всё это знаю? Весьма образные познания появились в моей голове сразу после изучения. Я даже, словно бы уже видел и применял это, поэтому могу рассуждать и об уродливости шрамов, и об неполноценности заживленных мышц с сухожилиями.

Ну что же, все ОО потрачены, я стал вроде как магом и смогу теперь выжить даже с серьезным ранением. Весьма неплохо за семь душегубов-то. Глянем новые статы:


Имя: Франт

Уровень 2

---

ОО: 0

ОХ: 0

---

Сила 1

Ловкость 2

Выносливость 3

Разум 1

Дух 1

---

Карта

Умения:

— Младшие заклинания: Заживление IV класса


Но вечереет и стоит наконец уже отправиться в данж.

С собой я взял лишь перезаряженный пистолет, заряды к нему и из трофеев симпатичную дагу с жилой, длинной клинка как и у Франтова старого кривого кинжала, который также прихватил.

Кто знает, что там внутри, а эта штука привычнее парнишке, моторика которого досталась мне. Жаль в бандитском хламе не было ничего близкого, а то бы не пришлось тащить еще и дагу, способную пронзать щиты и броню. Хотя висящая в ножнах на поясе, она всё же гораздо удобнее трости в руке. Вид она, к слову, имела не затейливый. Ввиду того, что броня не является преградой для усиленных магией клинков с жилой, никакой развитой защиты кисти, как на Земных аналогах, данное оружие не имело. Лишь небольшое перекрестие, формирующее гарду.

Все остальные трофеи и Коготь я припрятал неподалеку в дупле похожего на дуб дерева.

Тут вообще флора и фауна очень похожа на Земную, но есть отличия. Порою существенные.

Ну что же, принимаю приглашение Системы и в следующий миг оказываюсь… в чужом теле. Приплыли, блин.

Глава 5

ГЛАВА 5

Что за чепуха? Почему опять? Сбой? Я сделал что-то не так?

Гадство. Уже ведь привык к телу Герда и вот опять.


«Внимание, Игрок.

Ты вошел в Подземелье V класса. Уничтожь Босса Подземелья, чтобы покинуть его. В качестве награды ты сможешь забрать с собой один предмет.»


Та-ак… Выходит я не того? Я всё еще Франт, а тут в новой тушке оказался лишь в рамках Игры.

Да-а… Вот это масштаб. Это что же получается, новое подземелье — новое тело? Или я опять спешу с выводами? Так, стоп! А как же, блин, мои статы? Я ведь, их там качал и для тела мальчишки, а тут-то я… Ого! Я ушастый. Ну в смысле эльф.

Ощупав стройное, не могучего сложения и роста тело с острыми, чуть больше среднего размера ушами, обратил внимание на плохую физическую форму, причем не в следствие неверного образа жизни, а как результат обстоятельств. Да и одежка намекала на то, что я то ли каторжник, то ли вообще раб какой-нибудь. Немытое, со следами побоев, истощенное тело было прикрыто лишь набедренной повязкой откровенно не первой свежести.

Поднявшись с пола, я встал своими босыми ногами с уже загрубевшей подошвой на холодный каменный пол из плотной гранитоподобной породы. Вокруг были мрачные стены из того же материала, без намека на украшения, освещенные прорывающимися из отверстий в потолке лучами яркого света естественного происхождения. Было не то чтобы светло, но по сути светло, перефразируя слова одного забавного персонажа.

Я находился в коридоре с довольно высокими сводами, длиной метров двадцати и около трех шириной. Позади с виду свежий завал, впереди закрытый проход.

Замечательно. И куда мне? Карта отображает лишь этот коридор. Всё веселее и веселее. На мне тряпка, опоясывающая чресла, я безоружен и изможден, но от меня требуют грохнуть какого-то босса данжа. Прелестно.

Слегка подвигавшись, обнаружил, что новое тело, не смотря на прискорбное состояние, так же послушно, как и то, оставшееся где-то там на поляне в Зеленодарской губернии. Открыв же статы, убедился, что всё на месте, и по-видимому, характеристики Франта, в том числе и физические, присущи также и этому ушастому вместилищу.

Не очень понимаю, как это так работает, но факт есть факт. Попрыгал, побегал и подтвердил свои выводы практикой.

Что ж. Я молод, крепок, быстр и достаточно силен. Также я смогу теперь залечить раны и травмы. Значит, вперед! Без оружия, блин. Мда.

Вооружившись, подобранным из завала довольно острым булыжником, один край которого был сколот и образовывал своего рода клюв, которым вполне можно было бы проломить башку, я направился к противоположному концу помещения, где оказался. Преодолев этот совершенно пустынный коридор, я оказался у каменных створок арочных ворот. Прикоснувшись к ним, ощутил вибрацию и узрел, как противореча законам механики и здравому смыслу эти громадины плавно и кинематографично разъехались, выпуская меня в освещенную полуденным светилом горную долину. Весьма живописную долину, утопающую в зелени и рассеченную красивейшей рекой, чей поток завораживающе блестел на солнце.

Аж пить захотелось. Да и помыться я был бы не прочь. Не думал, что эльфы воняют.

Внимательно осмотрев округу, я всё же решительно направился к столь манящим водам. От самостоятельно закрывшегося прохода, мастерски задекорированного под пещерку, я довольно резво спустился по осыпям к травам и кустарникам долины, наслаждаясь чудным горным воздухом и любуясь роскошным лесом на противоположной стороне этого прелестного места. В том лесу, я рассчитывал после помывки, добыть себе пропитание. Точнее, изготовить привычный инвентарь для данного, да и не только, мероприятия. Мой острый булыжник для самообороны и ту горсть примерно одинаковых камушков, что я собрал по дороге и напихал себе в «трусы», ввиду отсутствия другой одежды, конечно возможно было бы применить для охоты и как метательное оружие против какой-нибудь крупной птицы, но пока что ничего подобного я не встретил, поэтому рассчитывал на лес, где должно быть посытнее, так сказать. Хотя, вон те заросли высокого кустарника должны быть богаты чем-то, наподобие куропаток. Так подсказывал опыт Франта, во всяком случае.

Однако моим планам на затяжную робинзонаду не суждено было сбыться. Да, опьяненный горным воздухом и буйством природы, я напрочь забыл, что нахожусь в данже с заданием, а в том мире меня ждет оставленное тело, хабар и попутчицы. Однако Игра не преминула напомнить о себе, так как миновав очередной куст на пути к реке, я едва не наткнулся на… зомби. Ну или кем может быть высушенный и уже не воняющий, а то бы я почуял, бурого цвета мертвяк?

Трупешник без признаков одежды, да и вообще былой внешности, который тем не менее довольно бодро принялся подниматься с травы, где до этого и валялся, по-видимому принимая солнечные ванны, уставился на меня пустыми провалами глаз, потянул воздух отверстиями некогда носа и даже поводил головой якобы прислушиваясь теми местами, где ранее должны были быть уши. А спустя миг, эдакая вот пакость и поковыляла ко мне.

Фу, ну и мерзость. Но как оно так резво-то чешет? Он же вяленый. Сухой весь, чуть не мумия, а мышцы не задубели и исправно, хоть и несколько дергано, рвано и не сказать что быстро, двигают это вот страшилище. Мерзость тянула ко мне свои руки с ободранными от плоти костяшками пальцев, в беззвучном крике раззявив безобразный рот с не самой голливудской улыбкой.

Сбросив оцепенение, я ощутил уже становящийся привычным боевой транс, пожалуй это довольно близкое название того состояния, что позволяет мне без лишних сомнений убивать. Перехватив свой боевой камень, я приготовился применить его по назначению.

Зомбак был не столь медлителен, но и не сказать что уж очень резв, поэтому моих физических кондиций вполне хватило, чтобы воспользовавшись преимуществом холодного рассудка, всего с одного мощного удара проломить голову мертвяку. Элегантно отскочив вбок, пропустил тварь мимо, а после, зайдя ей со спины я обрушил типичное орудие палеолита на макушку «сухофрукту». Минимум телодвижений с моей стороны и сухое вместилище, некогда содержавшее разум данного тела, с противным хрустом вминается внутрь, давая мне понять, что этот орган давно уже не основной у твари, ибо пуст.

Вот серьезно, нет там уже ничего.

Нежить запнулась и повалилась на колени, а оперевшись выставленными руками, попыталась подняться. Я же, решил воспользоваться представившимся моментом и нащупать-таки уязвимое место, так как полагал, что данный субчик определенно не один в округе. Следующий мой удар по затылку, в район мозжечка и перехода в спинной мозг, едва не отделил «храм разума» от тушки, а мертвяк повалился наземь и засучил конечностями, не в силах скоординировать их и привести к общему знаменателю, образно говоря. Ну а последний мой удар в шею поставил точку в «нежизни» данного неугомонного субъекта, подтвердив мои догадки, что всё же, биология тут еще как-то да работает. Ну или магия, которая и приводит в движение всю эту вот конструкцию из костей и сырокопчения, по-видимому задействует те же «каналы», так сказать.

В общем, будем теперь крушить им хребты, раз с мозгами у них всё плохо.

Когда труп замер, произошло неожиданное. У меня «тилинькнуло» 20 ОО от Системы, а над останками нежити появился светящийся сгусток чего-то там. Словно мерцающий огонек.

Борясь с сомнениями, всё же протянул к нему руку и в следующий миг ощутил в ней твердь рукояти меча.

Ха! Классика.

Итак, Система опознала, а точнее обозвала, предоставленный ею же инвентарь для смертоубийства, как Меч V класса. Этот предмет представлял из себя довольно просто выглядящий, без изысков и украшательств привычный нам меч из кино о рыцарях. Романский, по-моему, его именуют. Вот только, мне казалось он подлиннее должен быть. Этот же, определенно меньше метра от острия до навершия эфеса. Но симпатичный. Хоть и унылый.

Сероватая сталь клинка, потемневшее простое перекрестье, обмотанная скучной кожей рукоять, которая была длиннее ширины ладони и завершалась «таблеткой» навершия, что предполагает именно рыцарское использование данного оружия, то есть с коня. Это, если я верно помню из какого-то научпопа в сети, у викингов были короткие рукояти, дабы ограничивать ладонь ну и кулак с обеих концов, позволяя увереннее контролировать довольно легкий клинок своего «каролинга», а вот уже рыцарский романский меч имел такую вот рукоять именно для кавалерийского использования. Но это всё сейчас лишнее. А важно то, что судя по знаниям, которые вместе с новым оружием я получил, эта вот прелесть является Системным предметом, а поэтому доступным мне всегда и везде!

Выпустив из руки рукоять я узрел и ощутил, как меч исчез, отправившись в инвентарь. Да, у меня отныне он есть! Туда, правда, возможно поместить лишь Системные предметы, а таковых у меня пока лишь только меч. Пожелав, я вновь явил его в руку и позволил себе минутку ребячества, снося ветки кустарника, корча при этом жуткие рожи и изрекая пафосные лозунги.

Но это еще не всё. Я могу за ОО повышать класс предмета, тем самым улучшая его и наделяя новыми возможностями. На следующий IV класс мне необходима сотня очков. Здесь действует коэффициент 10, поэтому далее потребуется уже тысяча, десять и сто тысяч ОО.

Но и это еще не все приятные новости. Помимо самого меча, я также имею теперь возможность заполучить и умение им орудовать.

Не затягивая, отправил 10 ОО на освоение навыка Мечник V класса. В следующий миг ощутил легкую щекотку, словно покалывание мурашек где-то в районе затылка и приятную прохладу там же, а также онемение в некоторых мышцах, что впрочем быстро прошло. Но самое главное, что в тот момент, когда я вновь силой мысли явил из инвентаря свой меч, я четко знал, как им пользоваться. Не то, чтобы я стал прям докой, но помимо опыта Франта в орудовании его немаленьким кинжалом, я теперь освоил новые ухватки и фокусы, а также знаю как и что лучше сделать, да и тело послушно, и практически на автомате исполняет желаемое. Так что еще около минуты куст подвергался нападкам неугомонного попаданца.

Это просто мечта. Вот так вот взять и на пустом месте чем-либо овладеть. Просто супер! А в свете того, что владение клинковым холодняком будет мне весьма полезно в мире Франта, не говоря уж о том, что еще и тут в данже стоит закончить, то это просто подарок.

Наконец, я решаюсь двигаться дальше. Ну, то есть к реке, так как на миникарте видна лишь окружность радиусом метров так в тридцать и никаких отметок о миссии и месте назначения не имеется. Даже зомбача подсветило красненьким, лишь когда эта пакость зашуршала под кустом, уже при моем появлении.

В очередной раз почесавшись, я решительно направился к вожделенной реке, в одной руке подбрасывая небольшой камушек, а другой придерживая горсть таких же в подвороте набедренной повязки. От идеи сбить на взлете какую-нибудь вкусную жирную местную утку я не отказался, поэтому мирился с необходимостью ощущать бедром резь от острых граней этих импровизированных снарядов. Однако, уже шагов через сто я опять повстречал сыровяленного.

Это было мягко говоря неприятно. И дело не в брезгливости или слабом желудке, просто это был ребенок. Нежить некогда им являлась. С виду подросток, уже не понять какого пола, с хрипящим шипением выбрался из под очередного куста и поковылял ко мне.

Не терзая себя лишними эмоциями, я поспешил упокоить несчастного и отныне пересмотрел свое отношение к местным обитателям. Хоть я и был под влиянием холодного рассудка, чье действие активировалось как только на миникарте засветилась красненьким отметка противника, но после-то, я уже опять стал собою, а бурная фантазия и немного аналитический склад ума подсказывали мне, множество сценариев произошедшего с обитателями этой долины. И подобного, я бы не пожелал никому. Тем более детям.

Ловко отсеченная голова некогда подростка покатилась назад в кусты, Система оповестила об очередных 20 ОО, а я приуныл.

Раз такая вот участь не миновала даже детей, то это о многом говорит. Мирняк как минимум доставили сюда, дабы обречь на подобное жуткое посмертие, хотя я всё же полагаю, что они тут просто жили, пока беда не пришла в их дом.

Не должны гражданские гибнуть вот так, да и вообще не должны. Уж кому как не мне это знать, мне, некогда «смерти с небес», что мало чего видя на поверхности и работая преимущественно по целеуказанию, легко может накрыть вместе с бармалеями, как некомбатантов, так и своих зацепить. Но нытиком я никогда не был, хоть и бесчувственной скотиной также не являлся, да и дурачком прибывающим в плену иллюзий меня трудно назвать, поэтому осознавал куда может лететь посылаемая мною смерть. Но это не значит, что мне это могло нравиться.

Так вот, как видно, в долине приключилась беда и похоже к виновнику произошедшего, кто знает сколько лет назад, я и направляюсь. Хоть я опять спешу с выводами, но всё же, кто еще может быть боссом данжа-то? И да, я уже не воспринимаю всё окружающее как некую игру и искусственную локацию. Не позволяет мне мой разум воспринимать всё меня сейчас окружающее, как нечто ненастоящее, но я могу и ошибаться. Магия ж.

Какое же скотство, — отсекая очередную голову подобравшегося вяленного громилы, подумал я, видя в этом куске бурой иссушенной плоти на могучем костяке чьего-то отца, брата, сына или верного товарища. — Хотя стоит воспринимать их как нечто противоестественное и опасное. Не знаю, заразны ли они, но условимся так, что это уже давно не те кем были и уничтожение данных порождений лишь окажет им честь, а мир очистит от скверны!

Накручивая себя такими вот паладинскими лозунгами, я решительно двигал к толпе из около десятка ковыляющих ко мне зомби. Они словно учуяли что-то и стали возникать повсюду, выныривая то из высоких душистых трав, то из под буйно цветущих или ярко зеленых из-за листвы кустов.

Мои охотничьи камушки были выброшены, помыслы о полотном ужине, у меня-то там был уже вечер, не смотря на полдень тут, так вот мысли о еде были отброшены, а водные процедуры уже не воспринимались чем-то первоочередным.

Я рубил, я упокоивал. Я был словно сама смерть. Ловкий, быстрый, неумолимый и эффективный.

Мда. Ну еще бы, на фоне-то хромых и всего лишь ходячих зомби. Бегать-то и прыгать они не умели, хотя их диссонирующая с обликом пластика вполне это позволяла. Да и полное отсутствие не то что организации, взаимодействия или согласованности, а хотя бы элементарной осмысленности в действиях, просто на просто вылились в напрочь бестолковую возню и толкатню снующей туда-сюда мертвячины, что играло мне на руку. В общем, особых премудростей не понадобилось, чтобы один за другим обойти каждого из ковыляющих трупаков и посносить им головы, что я теперь умел вполне ловко делать.

И вот, у меня на счету уже 230 ОО, и пока поблизости нет нежити, а холодный разум более не остужает меня, будучи опьянен своим могуществом и восхищен умениями мечника, я решаю поднять уровень владения столь впечатлившей меня железякой.

По 100 ОО отправляются на поднятие класса как самого меча, так и навыка им владения. Теперь, после таких же, как и ранее ощущений, у меня в голове возникают гораздо более воодушевляющие и вдохновляющие на подвиги познания, а тело обретает идеально подготовленные для применения обновленных навыков мышцы и их группы. В руке же, теперь у меня существенно более ухоженная и богаче выглядящая копия прошлого меча.

Я уже вовсе не новичок в деле смертоубийства длинноклинковым холодным оружием, я знаю гораздо больше чем раньше, и то как я, можно сказать, тужился чтобы поудобнее зайти, приноровиться и сподручнее лупануть отточенной полосой стали по шее мертвяка, теперь мне кажется детским садом и стыдными ужимками.

Да, безусловно, на фоне тупых и не сказать что быстрых гадов, я и до этого казался чем-то ого-го, а мои телодвижения поражали и впечатляли, неискушенного тогдашнего меня. Но то было тогда. Теперь же, я знаю и умею всё гораздо быстрее, и не за счет физических кондиций, а просто на просто из-за меньшего числа потребных действий, так сказать. Отныне, я смогу сокрушать подобного безынициативного и тупого врага походя, не обхаживая каждую особь, а стремительно, резко, с минимумом телодвижений, экономично и эффективно, в конце концов.

Да-а-а. Чего же я достигну на более высоких уровнях мастерства, если уже на IV классе Мечника я настолько крут?

Хотя всё же стоит остыть и взглянуть на ситуацию трезво. Как и упоминалось, против такого вот неразумного, медлительного существа или против не обученного простолюдина я безусловно буду крут. Но поставь против меня умелого противника и я уже навряд ли осилю более одного-двух за раз. Толпа таких — меня запинает. Матерый же мечник, мне будет хоть всё еще по зубам, но навряд ли я выйду из поединка с ним без травм. Про мастеров я даже не знаю. Навряд ли таких задротов, что посвятили свою жизнь этому делу найдется много, но думаю, меня подобный тип укатает. Ну, только если я не начну ОО кидать в уровни и повышать физуху, так как пребывая в кондициях обычного человека я однозначно ему сольюсь.

Ну и наконец, мой Меч IV класса, что стал теперь как новенький, его клинок приобрел воспеваемый фанатами узор и присущий этому оттенок, а эфес обзавелся некоторыми орнаментальными украшательствами, помимо бесполезных косметических изменений, получил важную способность беспрепятственно рассекать кости и не застревать. Рукоплещу.

Это с сухими ходячими никаких проблем не возникало, а вот в живом теле, клинок может легко застрять, а я остаться без оружия в неподходящий момент.

К слову, мой меч, который с сего момента я нарекаю «Резвый», является привязанным ко мне Системным предметом и потерять, или как-то иначе утратить его я не могу. Он вернется в инвентарь по моему желанию. Не уверен, что так его, в смысле через инвентарь, можно будет извлекать из застрявшего положения, но теперь это уже и не важно.

Хм, а неплохие тактические преимущества дает инвентарь. Например, я смог бы после обыска проникнуть в охраняемую зону, по-тихому устранить цель и старательно потом корчить гримасы, навязчиво демонстрируя всем свою безоружность и причитая: «А кто это сделал? Ай-яй-яй».

Безусловно, Резвый еще уступает клинкам с жилой, способным пронзать магощит и броню, но надеюсь, с одним из улучшений класса обзаведется и такой способностью. А пока, потаскаю на поясе что-то из местного, ну в смысле из мира Франта.

Так, пока я тут мечтал о своем будущем могуществе, подобрались еще несколько мертвяков.

Срываюсь с места и словно в азиатском мультике влетаю в толпу нежити. Несколько четких, лаконичных движений и спустя три секунды пять голов катятся по земле, четыре тела кинематографично валятся на подломившихся ногах, а пятое я пафосно, хоть ничего про Спарту в этот момент и не орал, но отправляю в полет мощным ударом ноги, высвобождая тем самым торчащий из его спины в районе верхних позвонков клинок моего Резвого.

Каюсь, выпендро. Уж очень захотелось попробовать. Бесспорно, мог бы просто пройти сквозь них, как нож сквозь масло, но решил вот с последним повыеживаться. Однако, это я зря. Не знаю, скольких мне еще предстоит тут упокоить, а я не ужинал. Как бы отсутствие аппетита не притупляло эту мою потребность, но молодому телу-то нужно восполнить энергетические потери. А значит, качаем Выносливость.

40, а следом и еще 80 ОО уходят на поднятие уровня до 4го, на счету же у меня остается 10 ОО и 2 свободных очка характеристик, что сразу же отправляются в Выносливость, которая теперь достигает значения 5.

После привычного онемения тела я понимаю насколько же стал… жесткий. Чувство голода, которое я только после улучшения осознал, да и другие физические потребности тела более меня не беспокоят. В ближайшие часов 12, навряд ли мне потребуется подзарядка калориями, а сон легко теперь возможно отложить и на все 20. Как я понимаю, таковы отныне мои суточные потребности. Неплохо.

Но круче всего то, что я достиг некоего предела чего-то там и мне предлагается выбрать один из путей развития характеристики Выносливость.

Класс! Циферки это я люблю. Циферки это «дайте еще». Так, стоп. А не зря ли я начал бездумно тратить драгоценные ОХ, легко достающиеся лишь на ранних уровнях, не на Дух с Разумом, что уже на семерке разблокируют мне аж Высшие заклинания и прилично так раздуют магический резерв, а всего-то трачу на физуху, которая только на пятерке хоть что-то удосужилась предложить? Так, это стоит обдумать, но позже. Да и предлагаемые мне на выбор пути развития Выносливости: Неутомимость или Прочность — сложный выбор, поэтому пока отложу его.

Будучи свеж и полон сил, срываюсь с места и понимаю, что неплохо бы было одно очко всё же в Ловкость кинуть, а буквально через несколько шагов сношу голову особо уродливому мертвяку. Видимо, некогда толстенной тетке, так как висящие наплывы блестящей плоти в месте когда-то объемного живота, помимо рвотных позывов вызывают еще и такие вот ассоциации. Но изгнав из головы лишние мысли, под очередной тилиньк Системы, на противоходе Резвого, сношу еще одну высохшую маковку, а поднырнув под уродливую конечность третьего ходячего, избегаю тем самым неприятного соприкосновения с тленом и подсекаю опорную ногу шустрой твари. Когда же гниль валится, не глядя прочерчиваю глубокую борозду меж третим и четвертым позвонками, что радует невеселого меня очередными 20 очками опыта.

Я уже и рад своему «боевому трансу» или «холодному рассудку», уж не знаю как точнее обозвать это мое отстраненное состояние в период схватки. Неплохо бы было и вне боя такое вот включать. Хотя нет. Это путь к бесчувственности и утрате всякой человечности. Но не могу я при виде каких-либо особенностей мертвяков, не ассоциировать их с теми, кем они когда-то были. С обычными лю… эльфами, думаю. Да, дети, женщины, ну и мужчины, хоть теперь они уже вовсе иное и жаждут… даже и не знаю, чего они со мной сделают, когда доберутся, но всё же не могу я воспринимать их лишь как мобов. Но нужно двигаться и прекратить наконец уже эти ненужные стенания.

И вот, я всё же приблизился к живописной рощице на берегу такой влекущей меня реки. Очень красиво и как-то даже упоительно.

Ого, какой дуб. Это ж мелорн!

Ох ты ж…

В этот момент у меня в голове возникли, нет не знания или память прошлого владельца тела, а лишь приглашение, скажем так, воспользоваться всем этим. Словно бы, я перед компьютером и мне предлагается некое оглавление и даже строка поиска, а я могу со всем этим свободно ознакомиться, а то и освоить. Фантастика.

Глава 6

ГЛАВА 6

Пока вокруг нет ни одного мертвяка, кстати это странно, я стою в тени древесного исполина и шустро листаю предлагаемые мне познания Ирвиэля. Именно так звали этого 172х летнего юношу.

Мда. Ну это аналог нашего 20ти летки, а так-то они тут могут и несколько тысяч лет прокоптить. Жуть. Вот бы мне в его тушке вернуться из данжа. Мечты, мечты.

Ну так вот, в этом мире, а это именно целый мир, а никакое не ограниченное подземелье или что-то типа того, более стони лет назад случилось вторжение некромантов из другого мира, которым в рекордные сроки чванливые эльфы и слили, тем самым пополнив армии нежити завоевателей, местную немертвую фауну, ну или как Ирв, поголовье рабов. Нет, некросам живые рабы были не особо нужны, но вот некоторые здешние обитатели шустро прикинули что к чему и резво примкнули к вторженцам, за что после были милостиво потрепаны по холке и награждены должностями надсмотрщиков в «концлагере». То есть ты та же бесправная скотина для новых господ, но твоя пайка пожирнее, а еще и можно измываться над некогда обидчиками и недругами. В общем, еще живые орки получили рабов из еще живых эльфов. Ну и эльфиек, понятное дело. В основном эльфиек.

Мда. Но мы увы не в хентае, поэтому лишь подберем слюни, скорчим суровую и негодующую рожу и покрепче стиснем кулаки.

Короче, мальчишка, будучи еще едва ли не грудничком, можно сказать на руках у матери попал в рабство и почти всю сознательную жизнь провел в рабских загонах и на тяжелых работах. Никакими такими особо суперскими таинствами своего народа, ну кроме касающихся моей теперешней миссии, не владеет, поэтому кроме умений по уходу за разнообразной скотиной или огородничества мне и нечего-то почерпнуть из его головы. А жаль.

Это еще хорошо, что мне предлагается на выбор, какие познания носителя подгружать, а то бы захламили мне голову всякими сельхоз премудростями. Мда.

Так вот. Однажды, Ирв сумел-таки сбежать, будучи в числе носильщиков одной экспедиции орков-мародеров, что направлялись к одному заброшенному поселению, некогда великого эльфийского Дома какой-то там лозы или еще чего-то, никто уже и не помнит. Побег удался, а вьюнош рванул через леса исполнять последнюю волю материи.

Да, гонимый долгом последней воли и данной клятвы самому близкому в жизни мальчишки разумному, Ирвиэль всё свое последующее существование посвятил именно этой цели. Он вел себя в рабстве так, чтобы его приблизили и оказали доверие, он многое терпел и мирился, чтобы однажды оказаться в числе тех, кому будет оказано великое доверие зеленошкурых рабовладельцев и представится шанс бежать.

Именно так Ирв и оказался в том обрушенном коридоре, куда попал следуя наставлениям и описаниям своей матери. Но вся трагичность ситуации заключалась в том, что уже на пороге конечной цели своей миссии, юный беглец был вынужден принести себя в жертву, исполнив один древний ритуал, однажды поведанный ему его когда-то знатной матерью из древнего рода.

Нет, он не был магом, как и весь его род воинов, но некоторыми штучками они могли удивить врага.

Ритуал сработал исправно, жизненные силы юного представителя некогда гордого народа были истрачены на его запитку, а преследующие по пятам беглеца ловчие команды, были похоронены под тоннами горной породы. Ну и меня притянуло в тело почившего, но не закончившего своих дел Ирвиэля.

Не знаю, каким образом возлагаемые на меня функции решалы-призыва связаны с моей Системой и весь ли смысл Игры будет заключаться в том, чтобы гонять по мирам и исполнять последнюю волю пожертвовавших собою, но считаю это делом достойным, в чем-то почетным и уважаю. Поэтому исполню всё как положено.

Для того, чтобы покинуть данж, исполнив своё предназначение в этом мире, а конкретно последнюю волю хозяина тела, я обязан разрушить древо рода и тем самым упокоить всех его членов, как живых, так и неживых. Такова воля последней из глав рода.

Эх, гордецы.

И вот, передо мною это могучее прекрасное дерево, что Системой назначено как босс данжа, и лишь я, благодаря переданному Ирву от матери таинству, знаю как можно пресечь тысячелетия существования данного символа великого народа долгожителей. Приблизившись к могучему стволу, я прикладываю ладонь к темно-злолотистой теплой коре и на эльфийском, а я уже изучил этот язык, ибо не так и много можно было постигнуть из памяти юнца, проведшего детство и юность в рабстве, так вот, на этом певучем языке обращаюсь к древу.

Хм. Это похоже на авторизацию. Ну там, логин и пароль, обернутые в песнь, а также считывание ДНК и энергополя или ауры каких-нибудь при касании.

Древо с тоской, которую я явственно ощутил, словно переспросило о моем желании, а получив подтверждение, будто бы потемнело и пожухло, став лишь обычным дубом.

Всё. Моя миссия и долг Ирвиэля перед матерью и родом исполнены.

Обернувшись, я увидел, как собравшиеся толпой несколько десятков зомбоэльфов, что будто бы не решались пересечь некую невидимую границу вокруг мелорна пока я пел песнь, беседуя с древом, после смерти символа их рода разом опали, как подкошенные. Полагаю, та же участь постигла и еще живых потомков рода. Жуть, в общем.

А у меня появилось оповещение Системы и в следующий миг я ощутил себя уже в теле Франта, что всё также был на поляне, а вокруг всё еще смеркалось.

Надо же, это что же получается? Тут время не двигалось, пока я там в данже геройствовал? Удивительно. Но круто. Это тоже возможность и перспективы. Невероятные перспективы. Аж дух захватывает.

Итак, войдя в Систему я ознакомился с ее поздравлениями об успешном посещении Подземелья Разбойников, узнал о награде в 1000 ОО. Также мне было предложено выбрать один предмет из списка, который представлял из себя перечень наименований, сконцентрировавшись на которых, я словно бы видел образ предмета. Названия только, были унылые и без подробностей.

Ну там: набедренная повязка, камень, шишка, цветок, палка, семя мелорна, птичье яйцо, орех, лист. В общем, как я понял, всё что вокруг было в момент отбытия, из того мне и предлагалось избрать себе награду. Некоторых наименований было множество и повторяющихся, по-видимому у какой-нибудь белки в дупле было несколько кг орехов. Мда.

Пожалуй, не стоит пояснять что же я выбрал из предложенного. Шишка или орешек из другого мира это конечно даже некоторая коллекционная ценность, но семя мелорна звучит более многообещающе. Не очень понимаю нафига оно мне, но как его вырастить, а после и взаимодействовать я теперь знаю. Без опыта или наработанных навыков, а лишь фрагмент куцей теории, подаваемой Ирву его матерью в сказках и песнях.

Но пока оставим в инвентаре, появившийся там бесполезный для меня предмет из мира эльфов и подумаем, как быть с появившимися очками опыта. Хотя нет, поспешим к девчатам, а то темнеет, а у нас стоянка в непоходящем месте.


****

Парк в резиденции одного вельможи.

— Жустин, подай-ка мне хлеба, — не оборачиваясь властно обратилась к секретарю красивая дама в вычурном воздушном платье, преимущественно голубых и синих тонов, изобилующем кружевами, лентами, самоцветами и прочим дорогостоящим декором. — Ну Жустин, ты же знаешь: Годфрид не любит сладкую сдобу. Подай те солоноватые Рданские крендельки. Иди ко мне, мой хороший, да, мамочка сейчас даст вкусненького моему красавчику.

Засюсюкала капризная особа, пытаясь угодить своему не менее капризному питомцу, отщипывая и бросая в пруд куски таких хлебобулочных изделий, которые мало кто в Синеграде мог бы себе позволить иметь на столе. Тёмно-синий лебедь, ну во всяком случае эта утка-переросток с вычурной шеей, что максимально напоминала грациозную птицу с Земли, важно подгреб своим упитанной телом и лениво принялся вылавливать лакомство.

— Ути, моя лапочка, на еще, моя прелесть, — убрав золотистый локон, что ветром сбило на изумрудные, необычайно ясные и умные глаза, а также слегка сдвинув элегантную шляпку, изобилующую множеством декоративных цветов, княгиня Синегорская наконец обратилась к всё это время стоящей перед нею на вытяжку главе безопасности Синего Дома. — Ну и? Чья это провокация? Мы не готовы. Зеленые сильны как никогда, что бы там кому ни казалось. Не время сейчас! Так кто же это, Мидлен? Черным всё неймется? Мечтают возродить Великое Княжество? Или Желтые никак не найдут себе места? Кто?

— Ваша светлость, я полагаю это провокация самих Зеленых. «Мамаша» решила именно сейчас разыграть между нами конфликт и под шумок взвинтить цены на летающие корабли, мотивируя дефицитом воздушных камней, разумеется по нашей вине. Всем ведь известно о наших давних противоречиях, да и слухи уже пошли, поэтому ни у кого не возникнет сомнений в том, что к инциденту с наследницей причастны именно мы, а значит и выступаем в данной ситуации в роли зачинщиков.

— А ведь и точно. У Желтых-то там совсем всё плохо, иссякли их источники камней, они ж не просто так мечутся. Вон в Желтиграде на именины наследницы только три дня празднеств смогли себе позволить. Мда. А это значит, что Зеленые становятся монополистами. Нас же, правящий Дом пожурит и выскажет пожелание(вжала шею) не лезть к Зеленым, ибо на носу война с королевством Дар, а воздушный флот нынче слабое место нашей благословенной империи Ард. Ай да «серая мышка». Вот говорила же мне мамА: как войдешь в силу, то первым делом её… Кхм. Не важно, в общем. Значит так, Мидлен. Поступим следующим образом…


****

Я сидел у костра и вкушал изумительно приготовленное девчатами варево из какого-то местного жирного тетерева, называющегося тут брован. Его я буквально на рефлексах ссадил метким броском камня, когда возвращался от разбойничьей поляны, а этот обитатель здешних лесов попытался упорхнуть своей тяжелой тушей. Поглощая снедь, не смотря на отсутствия особого голода, но всё же пришедшуюся как нельзя кстати, я вполуха прислушивался к щебетанию девчат, всё более нахваливающему мои охотничьи таланты, чем содержащему что-то интересное. Поэтому со временем ушел в раздумья. Я обдумывал всё со мною произошедшее за эти два дня в новом мире.

Да, всего лишь второй день подходит к концу, а я уже стал магом, получил неплохой меч, что всегда теперь со мной и которым довольно ловко нынче умею орудовать, как в прочем и любым другим. Прогресс ошеломителен. Однако это лишь то, что на виду. Важно же, на мой взгляд следующее.

Я смогу прожить множество жизней!

Поясню. Тут конечно, я опять в своем репертуаре с преждевременными выводами, но ведь, если всё еще раз взвесить, то выводы очевидны. Итак, у меня стояла задача уничтожить босса данжа, то есть древо рода, мелорн. Но! Не было никаких ограничений по срокам. А значит, попадая в новые миры, мне не обязательно торопиться с выполнением миссии, так как я в любом случае вернусь в тот же момент, из которого ушел. Ух!

Да, не исключено, что если бы я вдруг, уже будучи у самого дерева, получил доступ к познаниям Ирва и решил, скажем так, подзадержаться в тушке ушастого долгожителя на пару тысяч лет в том интересном мире, прежде чем однажды вернуться и всё же исполнить то, ради чего меня и призвали, так вот, не исключено, что Система не дала мне подобного совершить. Да, она могла выдать новое сообщение, где уточнила бы условия и поторопила, ну или же известила о провале и вернула бы назад, а может и вовсе, оставила бы там, но уже как эксИгрока. Но мало ли? А вдруг? Могло ведь сработать? Могло!

Понятно, что я всего этого не знал в тот момент, но мог догадаться, если бы подумал как следует.

Ладно. Это всё, конечно заманчиво и невероятно воодушевляюще, хоть и маловероятно, да и требует проверки. Однако, дело еще и в том, что я, как мне кажется, всё же лопухнулся, потому что упустил прилично опыта.

Поторопился я к древу, вместо того, чтобы пройтись вокруг как следует и набить очков опыта на тех толпах зомбоэльфов, что всё равно упокоились после смерти древа их рода. Каждый бы по двадцатке, так, глядишь, в итоге бы еще на тысченку ОО нащелкал мертвечины. Сомневаюсь, что опыт за них был учтен в той тысяче очков, что мне отсыпали после исполнения завета эльфов-гордецов и смерти мелорна.

Эх. Торопыга.

Вот еще вопрос: Какой путь развития Выносливости мне избрать? Неутомимость или Прочность?

Я, к слову, после улучшений исследовал свое тело, а то выглядело бы откровенно крипово, если бы ушел дрищ, а через час вернулся бычара. Но кроме незначительного рельефа на и так жилистом теле и улучшившегося состояния кожи, волос и зубов, что впрочем под дорожной пылью не особо заметно, более никаких изменений я не претерпел.

Так вот, Выносливость. Если я выберу Неутомимость, то это улучшит мою регенерацию. Нет, оторванный хвост не отрастет, но силы восстанавливаются в разы быстрее, да и уставать я стану во столько же медленнее. Прочность же — укрепит мои кости, связки, уплотнит кожу и уменьшит вероятность кровотечений.

Вроде бы всё это и мелочи, но в то же время нереально круто. Я буду на уровне такого себе феномена, если сравнивать с другими представителями моего вида. За рамки еще не выйду, но уже буду диковинкой, при чем не в ущерб чему-то другому. Вкусно всё это.

Но не хочу и тут оказаться торопыгой, поэтому еще отложу принятие решения.

— … ну и говорю ей: а ты, конопатая, зато пирожных никогда не пробовала, а вот я в Чернодоле, на ярмарке, даже сумела утащить аж три! А она тогда, ка-ак зао…

— А скажи, Зинда, как у вас тут узнают: кто одаренный, а кто маг? — прерываю экспрессивное повествование даже раскрасневшейся девчонки.

— А? Ну так в каждом же уездном городе, у магистрата есть «медный столб». К нему-то все и съезжаются, чтоб значит, и определить одаренность. Чем больше красное пятно на нем покажет, тем стало быть, и сила твоя больше. Вот помню, когда с Милной разлучались, ох и ревели ж тогда. Она ведь, еще совсем несмышленыш была, но родная кровиночка всё ж. Эх. За нее правда цельный Златый отвесили(вздохнув), да и ей тепереча, судьбинушка как в сказке выпадет. Пусть Белоярской лучше будет, чем босоногой бродяжкой, как мы.

— То есть она оказалась одаренной? — не совсем понял я ситуацию.

— Дык, мы все одаренные, ну окромя Зорды. А Милна — та магичкой вышла! Слабенькой, по ихнему. Красноты-то у ней, едва за круг перевалило, но всё ж, маг! Ну а по циркуляру ее амператорского величества, кожного народившегося мага можно в род пристроить. Те дюже охочи и щедро платят за пополнение. Правда, и все связи рвут. Не увидим мы Милночку нашу более. Белоярские-то — ого-го!

Слегка осмыслив новые подробности, продолжаю выспрашивать.

— А что ж столб этот? К нему, выходит, вот так просто и можно подойти? Или там всё строго?

— Да стоит себе при входе. Натертый весь(похихикала). Каждый ведь, так и норовит потереть его посильнее, это, значится, что бы уж точно он всё как надо показал. Шутка ли дело? От энтой орясины много чего в жизни зависит. Вот многие-то в Красный день и съезжаются, нарядные да чесанные, из окрестных весей, стало быть, проверить свое чадо. Бывает и толчею учинят. Оно-то конечно, каждому ведь селюку хочется-то перед соседушками показать, каково их ненаглядное дитятко.

— А в будние дни?

— А средь недели стоит себе, никому не нужный. Подходи да три на здоровье, кто хошь и сколько хошь.

Так, выходит мне к этому «индикатору» нужно в будний день, так как в Красный день, это местное Воскресенье, там может быть людно.

Зачем мне это вообще нужно? Да не хочу спешить, опять же.

Из тех 1070 ОО, что у меня на счету, я могу сразу вкинуть 1000 в Мечника III класса и стать опасным дуэлянтом. Ну, после приобретения полноценного длинноклинкового с жилой, а то те коротыши, что я трофеями собрал с разбойников, да и Коготь, имеют клинок не более полуметра. Ну или же потратить 480 ОО и подняться до 6го уровня, к сожалению на 7ой не хватает, ну и тем самым заполучить 2 ОХ, которые вкинуть в Разум и Дух. Это даст мне доступ к Средним заклам, тем самым, что ценой от 1000 ОО, ну и резерв мой увеличит.

Вот и выходит, Разум с Духом 2 мне сейчас не нужны, так как всё равно ОО на Средние заклы нет, но может понадобиться, если я еще не дотягиваю до местных магов, а считаюсь лишь одаренным. Тогда-то рост резерва и сможет мне помочь.

В общем, проверюсь на медном столбе и если нужно повышу резерв, а если нет, то подниму уровень Мечника, что на мой взгляд в этом мире будет важнее на раннем этапе.

Но у любого пытливого ума возникнет закономерный вопрос: зачем мне вообще нужен этот их местный статус мага? Да всё просто. Учиться мне надо. Я же Системную школу магии Жизни избрал, совсем не боевую. А тут мир магии и я просто не могу пройти мимо его знаний, пусть и шансы заполучить входе Игры, в каком-нибудь другом мире, нечто более могучее — неэфемерный, но всё же. А без статуса мага меня не возьмут в здешнюю Академию. Примерно так.


****

Где-то на постоялом дворе для лиц среднего достатка.

— Ах, Виолеточка, ты посмотри какое чудо. Это же свиньи! — восторженно вещала очаровашка с огромными изумрудными глазами и прядями розовых, блестящих под светом здешнего светила волос, состроив при этом настолько уморительную мордашку, что у среднестатистического потомка гордых самураев обязательно должна была бы как минимум кровь из носа пойти.

— Ага, — гораздо менее эмоционально выдала, едва не скривившись, более высокая красотка, что уже где-то глубоко ненавидела кузину, которую ей навязала мать, лелея какие-то свои больные фантазии и воплощая упущенные возможности. — Шарман…

Добавь к последнему высказыванию что-нибудь матерное и всё стало бы на свои места и обрело бы органичность и законченность.

— Нет, только посмотри какие то-о-олстые! А воняа-ают. Прелесть.

— Ага, — поддержала беседу с тем же энтузиазмом, обладательница фиолетовых волос и невероятной красоты голубых глаз.

— Ах. Это так прекрасно, вырваться в настоящий, всамделешний мир, где всё такое живое и честное. Я 16 лет провела в кружевах, шелках и прочей мишуре и для меня кислое пиво, черствый хлеб, вонь и такие вот гадости — просто как глоток чистого воздуха, — и шлепнув по заду свою не столь воодушевленную да-а-а-альнюю родственницу, хохоча ускакала куда-то к курятнику.

— Мрак, — обреченно выдала Виолетта Зеленовежская, поглаживая рукоять своего «Молниеносного» на боку, не забывая контролировать округу, ибо охрану ее светлости княжны Зеленодальской никто не отменял.

После недавнего упущения в том гадком кабаке, где она так опростоволосилась, наследная графиня более ни на минуту не теряла бдительность. Вариант с инкогнито был качественно переосмыслен и в ближайшей лавке готового платья две путешественницы переоделись в действительно народный наряд.

Сейчас на ней были темно бордовые просторные, как принято носить у активных женщин, шаровары, что лишь при широком шаге давали понять, что это вовсе не юбка по недоразумению заправленная в сапоги.

Сапоги впрочем, Виолет оставила свои. Уж больно удобные они были. Не смогла заставить себя переобуться в тот ужас, что ей предложили из дюжины пар ее размера. Да и Кохатанская замша высшей выделки, когда припорошена дорожной пылью не так и бросается в глаза.

Высокий пояс шаровар был стянут модным нынче внешним корсетом, чего девушка не понимала, но раз надо, то надо. Да и темно фиолетовый цвет помог смириться с этой глупостью. Просторная же беленая сорочка с отложным воротом, была вполне уместна к визуально тонкой талии от корсета, да и шедшие в комплекте с ним декоративные «наручи» чуть не до локтя, придавали завершенный вид широким рукавам, поэтому возражений у модницы это всё не вызвало. А вот тонкая зелёная лента, откровенно не самого дорогого атласа, что служила нашейным галстуком, вскоре была с раздражением убрана в карман, ибо такое стыдобище, даже без серебряной вышивки, знающая себе цену юная аристократка никогда бы не напялила.

Но вишенкой на торт был изумрудного цвета огроменный берет с фазаньим пером, за который ее сиятельство была готова задушить ее светлость, ибо: «Ой, какая прелесть. Без этого никак! Мы теперь обе будем как сестрички». Тьху.

Сама-то ее светлость вырядилась в охотничий костюм под этот самый берет, и ее узенькая курточка и бриджи в тон головному убору выглядели вполне органично, но к облачению Виолет эта архаика ну никак не лепилась.

Завершал же картину нового образа Зеленовежской ее ненаглядный Молниеносный, как она ласково звала свой верный меч, что висел сейчас на поясе.

С виду это была помесь какого-нибудь Земного кавалерийского палаша 19го века и более ранней шпаги, века так 17го. Ибо строй и длина клинка были от первого, а элементы эфеса от второго. Понятное дело, без чашки, дуг и прочего, так как не сдержало бы это всё клинок с жилой, не защитило бы кисть. Хотя, заблокировать или даже сломать удачно пойманный клинок противника, при должном мастерстве оператора, некоторая вероятность присутствовала. Однако мода — она такая мода, поэтому небольшое архаичное перекрестье было тем максимумом, что возможно встретить в оружии этого мира.

— Ой, смотри корова! Ого у нее… это, а что это? — прокричала из какого-то сарая неугомонная Розин.

— Это вымя. Оттуда молоко, — безэмоционально просветила лукавую девчонку, уже привыкшая к ее выкрутасам телохранительница и чаяниями матушки лучшая подруга, так и не поддавшись на хитрость, целью которой было заманить ее в укромное место.

Виолетта не знала кого ей больше ненавидеть девчонку с деформацией или мать-интриганку, уши которой торчат из всего этого безобразия. Она конечно любя и исключительно из лучших побуждений создала все условия, чтобы хотя бы у ее дочери произошло то, чего мать так и не сумела добиться. Хотя зачем это ей — Виолетту похоже забыли спросить.

Нет, магички иногда крутили шуры-муры между собой, ибо тот мужской контингент, что вокруг, не выдерживал просто никакой критики. Но Виолет была совершенно равнодушна к подобным утехам, ибо фантазии о каком-нибудь суровом необузданном дикаре, что накручивает ее волосы на свой сильный кулак и не церемонится с ней, вызывали в ее сердечке гораздо больший отклик, чем шалости с какой-нибудь прилипчивой розоволосой дурочкой. Хотя, судя по тому, как Розин облизывалась на того гадкого мальчишку, что создал столько проблем, графиня уже ни в чем не была уверена.

Нет, так-то он ничего, правда мелковат, но всё равно, это же не повод наследнице Дома бросаться на первого встречного дикаря, да еще и из-за такой глупости. Мало ли, что там эта шарлатанка из бродячего балагана ей нагадала в Зеленолужье. Тем более, этот уже третий. За неделю. Хотя похоже, на этот раз всё куда серьезней.

Вздохнув, ее сиятельство направилась к сараю, из которого ее светлость так и не выбралась. Знать, опять будет липнуть.

Глава 7

ГЛАВА 7

Любимая оранжерея главы Зеленого Дома.

— Ну что, Любушка? Чем порадуешь? Смотрю ты сама не своя. Спала ли? — поприветствовав графиню Зеленовежскую, проявила заботу ее светлость княгиня Зеленодальская, что на этот раз подстригала огромный розовый куст.

— Не до того сейчас. Я только из Зеленополья, — немного раздраженно ответила ее сиятельство, присев на плетенное садовое кресло и подвинув к себе чайник с ароматным заваром.

— Эка тебя занесло? Что ж заставило в кои-то веки Зеленоград покинуть? Хотя дело вижу важное, раз с докладом вчера не была у меня, — отложив ножницы, подсела к собеседнице и также взялась за чашку «серая мышка».

— Всё так, Розали. Всё так. Девочек я вернула. Закончились их каникулы. Опасно. Но по порядку. Вчера мне доставили торговца Робса, того что в Предлесье подорожные диким справляет, ну и пригляд ведет за всем. Толковый малый. Так вот, мальчишка этот, ну ряженный дикарь который, так вовсе и не ряженный оказался, а самый что ни на есть натуральный. Герд Франт, будучи сиротой, еще по малолетству попал в Пустоши и жил там все эти годы, пока наставник его не покинул сей бренный мир. Вот тогда-то, он собрал вещички да и подался в цивилизацию. Тот пистоль, которым он Шрама упокоил, ну того душегуба Зеленопольского, так у самого Робса-то и выменял на ружье свое. Хлопушка эта, у торговца с незапамятных времен висела. Больше для красоты, — прервалась на мгновение ее сиятельство, чтобы откусить ягодного пирога, что так любила ее светлость, невероятно раздражая всех поклонниц изысканных пирожных.

— Но это всё не случайность, раз ты девочек вернула, — несколько механически произнесла задумчивая княгиня.

— А вот тут, Розали, самое интересное и начинается. Наставником-то у Франта был некий Ронд Патир, более известный как Шариф Мазурт. Да-да, тот самый. Но и это еще не всё. Я чего в Зеленополье-то сорвалась? Когда уже с Робсом заканчивала, оттуда курьер примчал с докладом. Шрам-то не просто так полез к дикарю. Он вовсе и не к дикарю-то и полез. Яд у него на теле обнаружили. Сложный, неизвестный. Трактирщик, каналья, как надавили, так сразу и сдал всех и вся. Яд тот, из двух половинок составляется. Одну часть эта крыса в вино девочкам должна была подлить, а вторую, ту которая опасным-то его и делает, сам Шрам должен был добавить. Как понимаешь, никакие охранители это паскудство не выявят. Охранитель-то Виолеткин и ножичек у дикаря просигналил, и покрупнее что-то в торбе, да даже потайной клинок у Шрама в трости, а вот ни яд этот, ни пистоль Франта ему не по силам оказался. Вот и проворонила бы она реальную опасность, как пить дать. Умирали бы они долго и страшно, а с трактиром этим никто бы и не связал. В общем, как узнала я, так в Зеленопольский уезд и помчала. А там, почитай половину лихих людишек Зеленого угла уже вырезали. Кто-то хвосты рубал. Да так, что вся шваль тамошняя по углам забилась и сидит, дрожит, носа не кажет. Если бы не случай с трактирщиком, и не нюх одного из наших, то и не поняли бы мы что случилось и чем обернуться могло. В общем, впустую всё, знатно там зачистили. Не знаем мы чьих это рук дело, — потупившись, повинилась глава безопасности Зелёного Дома.

— Выходит, милая, мальчик нам службу сослужил и дочек наших спас? Занятно-занятно. Мазурт, говоришь? А сколько ж дней, как этот Франт Пустоши-то покинул? — невероятно ласково спросила ее светлость, отставляя чашку.

— Не исправника в том вина, — вздохнув ответила Зеленовежская. — Он, как дикий покинул Пустоши, так всё сразу в докладе и отписал. И про Мазурта, и про кончину его, и про воспитанника. Тут у нас самих ленивый кот звелся, точнее кошка, мышей уже не ловит. С ней я разобралась.

— Значит всего лишь ленивая кошка? Не крыса? Точно? — слегка наклонив голову набок излишне ровным голосом уточнила княгиня.

— Исключено. Сама спрашивала. Крепко, спрашивала. Ты знаешь, как могу, — уверенно настаивала собеседница.

— Ну хоть тут хорошо, — неопределенным тоном озвучила свое мнение ее светлость, на что ее сиятельство нервно передернула плечами. — Ладно, Любушка, ступай. Подумать мне надо. А ты поспи пока.


****

Вот мы наконец и в Зеленорощинске. Да, от своего, точнее Гердова, первоначального плана рвануть из Зеленополья в губернский Зеленодар пришлось отказаться по известным причинам и выбираться из города вместе со странствующими артистками. Искорки же, держали свой путь в провинциальный Зеленорощинск. Ну и я с ними.

Дорога у нас должна была занять дня два, хотя верхом можно и менее чем за день добраться, но огромная скрипучая кибитка не могла позволить себе большего, да и встреча с разбойниками сыграла свою роль. Но особой задержки, можно сказать, не случилось и утром четвертого дня моего пребывания в этом мире мы въехали в местный райцентр.

И да, меня в пути так и не отравили, не ограбили и даже не надругались. Видимо, совсем я в людях разуверился, а оно вона как вышло.

Так вот, это направление, ну на Зеленорощинск то есть, я выбрал, а точнее согласился с маршрутом девочек, лишь по причине довольно вялого трафика там. За всё время в пути мы лишь несколько раз встретили хоть кого-то и то это были в основном местные крестьяне.

В общем, в эту глубинку я отправился лишь потому что скрывался от возможного розыска. А вот уже отсюда, сразу после проверки на медном столбе, я и хочу отправиться к Зеленограду, но уже на здешнем дилижансе. Там и тракт более цивильный и придорожные заведения для приема пищи и ночлега наличестствуют, в отличие от прошлой дороги. Да и с разбойниками там полный порядок. В смысле не должно их там быть.

— Ну что, красавицы, давайте прощаться? — обнялся я с пустившими слезу гимнастками и даже одной глотательницей огня.

А напоследок, погладив по голове шмыгающую носом Зинду и даже потискав разрумянившуюся Зорду, вручил-таки ей как импресарио сего творческого коллектива бумажку в 25 °Cребрых.

— Желаю заказать бесплатное выступление для всех детей города.

— Н-но, тут же много, — округлив глаза всё же поспешила принять ассигнацию, что резво исчезла, где-то в районе необъятного бюста.

— Не страшно. На сдачу купи девочкам пирожных, — и подмигнув Зинде, добавил. — А ты, малышка Суок, не вешай нос! Желаю тебе встретить однажды на твоём пути своего наследного принца Тутти.

И поспешил удалиться, так как и сам слегка расчувствовался.

А чумазенькой ничего не сказал. Она глазки какому-то грузчику у соседнего воза строила. Эх. Коварные женщины.

Городишко этот был небольшим, но очень таким… пряничным, что ли. Мощеные улочки, фахверковые, преимущественно бежевого цвете, дома с остроконечными рыжими черепичными крышами, на окнах множество ярких цветов в разнообразных вазонах. Люди неспешны и обстоятельны. Наряды забавны и для меня архаичны.

Мужчины в основном во всевозможных вариациях костюмчиков от новомодных узких и словно бы «подстреленных», до не менее узких но длиннополых. Сюртучного, что ли, типа. Многие с тростями. И у всех непременно либо котелок, либо невысокий цилиндр.

Дамы же, лишь некоторые в платьях. Они по виду такие же, как и у нас на рубеже 19–20 веков. Длинные, но уже без каркасов юбок, тонкие талии, объемные плечи, узкие до локтя рукава, но горло не глухое и высокое, а скорее как у плаща, что ли. Полу стоячий отложной ворот и огромные лацканы между которыми скрываются влекущие полушария. Множество женщин вместо юбок облачены в просторные шаровары, как правило до середины икры упрятанные либо в сопожок, либо шнурованный ботильйон, ну или в такие же гетры как и у меня, однако существенно более декоративные и богато отделанные. Головных уборов превеликое множество, от широкополых шляп с перьями до малюсеньких цилиндров, пришпиленных где-то сбоку. Один раз даже берет видел, почти как у Д’Артаньяна. Умора.

Но вообще, у женщин многообразие фасонов гораздо более обширно нежели у мужчин и описать всю их палитру довольно трудно.

— Господин, купите яблоки! — звонко завопила румяная девица с огромной корзиной натертых ярко-красных плодов.

— Селянка, кам цу мир. Я есть хотеть апфель. Давай-давай. Шнеллер, — ну не смог я удержаться, коверкая здешнюю реч и перемежая с дойче, ибо округлившиеся глазища и уморительно вжатая шея этой, едва сдерживаемой разрывающим шнуры корсетом, «крови с молоком», просто никого бы не смогли оставить равнодушным. А когда она под «Ой, мамочки» куда-то побежала, путаясь в юбке, я просто не удержался и громко расхохотавшись заголосил ей в след дурным голосом. — Ду хаст!

Но минутка так себе шутеек позади, поэтому топая по фактурной мостовой я поднимался вдоль одной из раздвоившихся улиц, левая из которых и вела вверх к городской площади с башней часов и магистратом. Тут дома уже были в основном каменные, крашенные, иногда с лепниной, но все с непременным кованным декором. То вычурный фонарь висит, то затейливая вывеска.

О! Оружейная лавка. Зайдем.

Отметив, что и тут звон колокольчика предворяет появлени нового посетителя, я углубился в строгий интерьер достаточно хорошо освещенного помещения, стены которого изобиловали многообразием самого экзотического оружия. Вон, даже подобие трехзвенных нунчаков висит. Хотя нахрена оно такое в мире магощитов?

К слову, освещение тут, как мне кажется магическое. Уж больно свет ровный и белый, скажем так. Не как лампы дневного света, конечно, но уж точно «белее» ламп накаливания. Однако не везде, не повсеместно. Но в том злополучном трактире и вот тут — именно такие.

— Приветствую в лавке достопочтенного Ровиранда Кар, — поспешил ко мне угодливый приказчик, в наблюдательности и сообразительности которому не откажешь, ибо хоть мой наряд кроме презрения у местных мало что иное вызывал, но этот вот пялился именно на зажатую у меня в руке дорогую трость, а не на моё тряпье и убогий тюк за спиной. — Чем могу служить?

Не то чтобы я уж прям так ужасно был одет. Нет, конечно. Многие гораздо хуже обряжены, а некоторые так и вообще в тряпье и босоноги. Просто я вел себя неподобающим образом. Я не уводил взгляд, не гнул спину, не ломал шапку. Я не убегал с дороги, не ныкался по подворотням, уступая дорогу и пропуская какого-нибудь респектабельного господина или высокопоставленную госпожу. Я вел себя, как обычно, а так могли тут лишь те, кто выше по статусу встреченного им. Именно так.

Если ты привык к тому, что перед тобой все вокруг лебезят и раболепствуют, это вовсе не означает, что когда ты окажешься среди более знатных лиц, тебе не придется вести себя точно так же, как сейчас перед тобой. Нет тут абсолюта. Всё относительно ситуации и положению. Я же, выбивался, диссонировал, был чужд, непонятен, что вызывало недоумение, отторжение, злобу, а после некоторого осмысления захлестнувших противоречивых чувств, то и презрение. Я ведь так дёшево, немодно и неизысканно одет, а значит или блаженный какой-нибудь или бестолковый «гайдзин». А какие чувства к таким могут возникнуть? Самое лучшее это жалость, а так, презрение и брезгливость. Но мне по большему счету плевать, хоть я и осознаю необходимость не лезть на рожон и не создавать себе проблем на пустом месте.

— Рад приветствовать, работника торговли. Я желаю избавиться от трофеев. Не переживай, любезный, кровь разбойников я стер, так что всё в порядке, — решил я прояснить сразу ситуацию с разнообразием предлагаемого мною, явно ворованного или награбленного оружия, ответив на приветствие.

— О! Вижу господин весьма искушен в деле владения клинком, ибо тот кто взял в бою вот эту дагу был весьма ловок. Да-с, весьма, — прикипел глазенками к той даге, что я хотел взять с собой в данж, но не срослось.

Я решил промолчать. Пусть думает что хочет. А дагу я и не планировал оставлять, так как обоеруким боем не владею, что не исключено, появится с более высоким классом Мечника, однако таскать на себе два клинка еще нет возможности, да и особого желания. Право-то носить открыто оружие в городе я обрету лишь после официального присвоения мне статуса мага. Хотя это еще стоит уточнить. Но мне пока и Когтя в городе будет вполне достаточно, а вот длинный меч, что я сейчас пожалуй всё-таки приобрету, до поры до времени я стану носить лишь за городом. Откладывать его покупку, я думаю не стоит.

Под пыхтение и бухтение приказчика горка трофеев была оценена в 42 °Cребрых, львиную долю из которых составила та самая дага, но сразу же данная сумма были потрачены на мой новый меч. Правда пришлось еще 80 своих докинуть.

Ну не умею я торговаться, а эта скотина даже пятак не скинула. 500 и всё тут. Козел.

В общем, уже налегке покидая лавку почтенного Ровиранда Кар, козла такого, одной рукой я опирался на не вполне уместную с моими одеяниями трость, а подмышкой другой удерживал сверток с Красавицей. Да, именно так я нарек свою новую цацку.

Длинная, с метровым где-то клинком, шпага, хотя от нее тут только сечение клинка, ширина же ближе к мечу или палашу. Унылый эфес, с типичной для шпаги рукоятью и навершием в виде яблока, но без корзины, чашки или дуг каких-нибудь. Даже хват указательным пальцем на рикассо поверх крестовины едва ли можно было применить, но я попробовал и с моею кистью это вполне вышло. Во многом из-за этого я и остановился на данном экземпляре.

Приказчик очень внимательно пялился на меня, когда я присев сделал пару выпадов, косплея одного гасконца, а после, уже опомнившись, ибо тут такое или позабыто, или просто не развилось из-за иных условий, брякнул в пространство что-то типа: «Чепуха! Напридумывают же ерунды всякой», — пару раз махнув брутально и без изысков, вернул Красавицу в ножны и сверток, ну и покинул помещение.

Мне предстояло важное мероприятие, ради которого я и направился-то сюда, а не на постоялый двор какой-нибудь, где как следует помылся бы, а после растянулся бы на настоящей кровати.

Эх. Не думал, что так соскучусь по этому привычному вроде бы удобству.

На пути к городской площади, в который раз отметил отношение окружающих ко мне и опять пришел к выводу, что следовало бы сменить гардероб. Франт я или не франт? Но мне предстоит еще дорога, а сейчас я был достаточно практично экипирован, да и что называется налегке. Ведь кроме заплечного мешка с Киселем, пистолем с зарядами, походным инвентарем и сменой белья, а также свертка с Красавицей в одной руке и трости с Когтем в другой — более не имел багажа. Поэтому-то и не хотелось мне отягощать себя еще и баулами с городским гардеробом. Хотя еще белья всё же прикуплю. Да и приправы подходят к концу, а они много не весят. А то мало ли? Вдруг опять, придется по лесам шариться. Здоровенный кинжал Франта, к слову, я также продал. Для хозбыта и крепкого ножа будет достаточно.

В общем, подходя уже к одинокому рыжему столбу без каких-либо украшательств, что стоял недалеко от входа в довольно вычурную, как для провинции, ратушу, я уже спланировал для себя, какую лавку посещу сразу после теста на силу магического дара. Некоторое время помявшись и наконец дождавшись отсутствия случайных свидетелей, я решительно подступился к этой двухметровой каланче, а приложив ладонь к визуально самому натертому месту, впился глазами в выпуклую окружность чуть выше уровня глаз.

В момент контакта, кроме прохлады металла я ощутил, схожий с применением клинка с жилой для пронзания преграды, отток энергии и узрел, как красное пятно начало расти и поползло от центра к краям круга, а когда вылезло едва на пару сантиметров за его рельефные границы, со вздохом облегчения убрал руку и поспешил удалиться.

Не уверен, что была нужда во всех этих шпионских играх, но я мало пока еще знаю о местных реалиях, но полагаю, что в мире магии к ничейным магам должно быть приковано внимание других магов и их влиятельных сообществ, ибо контроль и учет кадров, что могут стать как соратниками, так и конкурентами, не может для них являться пустяком. Ну а попадать сейчас, когда я мало еще что понимаю в здешней кухне, в поле зрения, а то и в оборот к местным воротилам, я не стремлюсь. Я лучше пока сам по себе. А вот когда разберусь, что тут и как, тогда и поглядим. В конце концов, пока еще не стал нагибатором, можно и «побатрачить» какое-то время на каких-нибудь больших лягушек в здешнем болоте. За соответствующее вознаграждение и в обмен на доступ к интересностям и благам, разумеется.

Итак, что мы имеем? Я маг! Медный столб отчетливо это показал. А значит, в столицу!

Но пока, по магазинам ну и на станцию междугороднего гужевого транспорта, чтобы узнать расписание. Мда.

Тут вообще-то сила пара уже вовсю подчинена и обуздана. Даже железная дорога есть, да. Правда где-то не здесь. Вроде как, от столиц провинций к столице империи ветки проложены. Ну и летающие корабли, опять же.

Вот только, если паровоз я хотя бы в газете, что висела на доске у ратуши, видел, то вот что за летучие корабли такие, даже не представляю. По классике жанра должны быть дирижабли какие-нибудь. Но кто его знает, как оно на самом деле? Тут и с паровозами, как я понял, не всё чисто. Полу магические они, что ли?

Короче, к чему это я? Самобеглых повозок, то бишь авто, я тут тоже не встречал, но я пока и не был в населенных пунктах, крупнее уровня райцентра. Вот в Зеленодаре и поглядим. А так, мое путешествие пока только на конном приводе, так сказать. Но чую «железный конь» вскоре и тут придет на смену крестьянской лошадке, выражаясь словами одного небезызвестного гражданина. Как иначе-то? Прогресс неудержим, пока обратное кому-то не выгодно. Мда.

Вот уже из центра губернии я планирую в Старгород, местную столицу то бишь, воздушным транспортом добираться. Эх, тоскую по небу.

А вот и лавка готового платья, судя по уродской мазне на деревянной табличке. В самый раз. Дорогой «бутик» мне пока не нужен.

Тут улочка была попроще. Кованных вывесок уже не найти, да и дома тут гораз…

— Ты кто еще такой? С дороги! — неожиданно вывалился из двери и чуть не влетел в глазеющего на вывеску меня, какой-то господин, явно стесняющийся необходимости посещать столь не по статусу торговую точку, от чего смутился, запаниковал, а после и взбесился от ситуации, ну и попер на меня.

А когда я привычно увернулся и неосознанно пробил ему, тот завалился на спину и завозился на полу то поднимая, то роняя голову.

Мда, я хоть совершенно не в той весовой категории, что в своем родном теле, но и тут результат оказался мягко говоря неплох.

Сзади в этот момент кто-то завопил, где-то еще заголосили: «Убили!», после этого раздался визг, а я сплюнул и принялся затаскивать нервного синьора внутрь, приветствуя лавочника своей отставленной задницей, пока волочил всё еще порывающееся в бой тело.

— Хозяин, воды! Тут вот сударю плохо стало.

— Ась?

— Воды, говорю тащи! Аськает он мне тут. Ну а ты как, болезный?

— Дуэль, — прошипел усач в потертом и штопанном, явно дорогом костюме.

Как же там такое называется-то? Ну короче, помесь фрака с сюртуком. Оно вроде и длинное как сюртук, но спереди полы закругляются и образуют фрачные фалды. Визитка, что ли? В общем, суть такова, что у этого вот покупателя сейчас черная полоса, так как сшитый по фигуре из недешевых материалов и уже не столь модный прикид, нынче был в весьма плачевном состоянии, да и сверток с покупками в настолько не респектабельном месте, как бы намекает.

Подтянув укатившийся невысокий цилиндр в тон костюму, усач натянул его и повторил уже более холодно.

— Дуэль, сейчас же!

— О-о, родной. И охота тебе умирать в такой пригожий денёк? Ты, сударь мой, на мага рот свой открыл, а я последнего кто хотел меня жизни лишить превратил в кучу уже даже не воняющей иссушенной плоти, — решил я избежать конфликта и смертоубийства, понтуясь и нагнетая.

И даже не солгал ведь, ни словом. Последним-то был зомбоэльф, что пытался вцепиться в меня зубами, так я его и порубил. А то, что иссушенным и уже даже не воняющим он был за долго до меня, так я и не против. Я ж не утверждал, что это я его иссушил. Только в кучу преобразил.

Слегка опешивший усач поблымал глазками, переводя взгляд то с моего по отечески улыбающегося лица на мой гардероб, то обратно. А я решил подтолкнуть его в принятии решения.

— А ты что думал, мил человек, у НАС, — намекая на неких таинственных и могущественных магов, — не может быть небольших шалостей?

А в завершение неуловимо быстро, ну как мне показалось, легонько щелкнул его по отекающему носу, кастанув Заживление.

Оно-то и раной не назовешь, но кровь всё же остановит да и может отек снимет.

«Дуэлянт» дернулся было, но чуть притормозил, а ощутив изменения в организме, приложил руку к на глазах приходящему в норму носу, пощупал его, даже помял, а после перевел на меня испуганный взгляд и залепетал, что-то извенительное.

Да я прям дипломат. Как там было-то? Лучшая война та, что не случилась. Так что ли? Короче, суть в том, что люди не столько проигрывают, сколько сдаются. Я так считаю.

— Бывает чё. Принимаю, — церемониально закончил я начатый было свойский разговор, а то мало ли, какие у них тут порядки и традиции для подобных ситуаций.

А когда за беспрестанно кланяющимся господином, что удалялся спиной вперед держа двумя руками цилиндр на уровне груди, наконец закрылась дверь, я обратился к лавочнику.

— Давай водичку. О, холодненькая. Это ты молодец. Тэкс. Дй-ка мне, любезный, своего лучшего шелкового нижнего белья. Я знаю у тебя есть, шельма ты эдакая, — на что лавочник, с обречённой рожей полез куда-то под лавку. За контрабандой небось. — Ну вот, можем же, когда захотим. Эм. Мужского, братец, мужского. И не смотри на меня так. Мы маги, очень знаешь ли, микробов боимся, а вот нежность и комфорт любим. Так что давай, пошустрее!

Глава 8

ГЛАВА 8

Один из дворцов Зеленого Дома.

— Вилолеточка, Виолеточка, ну Ви-о-ле-то-чка, проснись же! — растолкала одну сладко спящую, что называется без задних ног, благородную особу с фиолетовыми кудрями, другая не менее благородная особа, которая в своей тончайшей шелковой ночной сорочке, словно прекрасное розоволосое привидение пробралась в спальню подруги.

— Ну что опять, Рози? — был ей недовольный ответ.

— Ну я не могу терпеть, мне очень-очень нужно поделиться с кем-то. Вио, я похоже влюблена! — с глупой улыбкой, которую возможно стало разглядеть после включения магического светильника, заявила ночная визитерша.

— Опять? Ну, совет вам, как говорится, да… — попыталась было, перевернуться на другой бок сонная хозяйка будуара.

— Ну перестань. На этот раз всё всерьез. И всё как мне нагадали. Я ещё тогда, как увидела, поняла: Он! А теперь, после того что открылось(закатив глаза). Ах, ты только вообрази, он словно истинный рыцарь из старинных романов встал собственной грудью на защиту дамы своего сердца(мечтательно). Ну кто, скажи мне, кто из современных мужчин способен на такое? Нет, ты скажи! — никак не могла успокоиться распалившаяся милашка, то и дело поправляя сползающий с плеча скользкий шелк.

— Ну гвардейцы, например. Их специально набирают. Грома-адных таких бычар и они обязаны защищать старших офицеров на поле боя от штурмовиков и прочи… — попыталась было ответить конструктивом на эмоции незваной полуночной гостьи, рассудительная и уже даже проснувшаяся, но всё еще такая же недовольная ее сиятельство.

— Это другое, — не предполагающим возражений и словно бы, что-то само собою разумеющееся, выдала ее светлость, прервав собеседницу. — Они же должны. Это их обязанность и цель! Их тренируют для подобного и всё такое. А тут. Ах… Он был великолепен. А то, как он ловко грохнул этого негодяя своим дикарским(с хищным рыком) оружием — это просто манифик!

— Ага, шарман, йопт… Кхм. — сыронизировала, скорчив скептическую мордашку голубоглазая. — Так, о чем это я? А. Ну да, мелкий был ничё так. Резвенький. Нас оказывается спасал. Мда(слегка скривившись). Но, Рози, дикарь! Он, Пустошь ему в штаны, дикарь. Причем мутный и продуманый, судя по всему. Ну или дурак полный. Кто знает, какие цели он преследовал? МамА говорит…

— Ах, Вио, ну что ты наговариваешь? Вы — Зеленовежские, во всем ищете подоплеку и умысел. Ну не мог МОЙ рыцарь так поступить из-за корысти! — возразила зеленоглазая девчонка, не приемля никаких доводов, воинственно отбросив розовую прядь с лица.

— Ну, так-то оно да, — со вздохом и более спокойно ответила хозяйка кровати, заложив руки за голову и слегка поерзав в постели, ну а приняв наконец положение поудобнее, задумчиво уставилась куда-то вверх. — Иначе зачем бы ему сбегать? Если он хотел внедриться и пристроиться при одной… Кхм, неважно. В общем, он или и впрямь такой дикарь, что даже и не понял ничего, или коварный интриган, при чем настолько, что просто караул. Это, Магия спаси, многоходовочки в стиле Темнейшего!

— Ой, скажешь тоже? Шпиёны повсюду, — выдала кривляющимся голосом, едва сдерживая смех княжна, но после, будто бы вспомнив что-то, одернув ночнушку, выровняла спину и прочистив горло, очень уморительно, ибо жутко официальным тоном выдала. — В общем, Виолетта Зеленовежская, имею намерение спросить вас: вы поможете мне отправиться к моему избраннику?

— Сбежать чё ли хочешь? — слегка опешила, но вскоре со злостью принялась отчитывать свою младшую подругу более опытная девушка. — Вот ты дур…

— Ну Виолеточка, ну позязя. Ну чего тебе стоит. Ты же такая крутая, — поспешила перейти к плану «Б» княжна Зеленодальская.

— Так, а ну не лезь ко мне под одеяло. Брысь! Брысь отсюдава, я сказала. Нет, ненадо. Ну ладно, ладно. Сдаюсь, только вылезь из моей кровати. И руками не трожь! Ну что за невозможная…


****

Вот это колорит! Ну прям как из вестерна.

Да, я обхаживал со всех сторон и глазел на дилижанс, что буквально уже через полчаса отправляется в Зеленодар.

Это была почти такая же карета на огромных колесах, как я видел в фильмах и на картинках. Вот только цвета она была не затерто-коричневого, как у нас обожают «декорировать» маститые кинодеятели, именно так себе представляя историчность и реалистичность, и даже не лубочно-красная, как во всевозможных реконструкциях и модельках. Это был обычный активно эксплуатируемый транспорт, чей внешний вид напрямую зависел от условий эксплуатации и добросовестности персонала. Конкретно эта таратайка была глубокого зеленого цвета, с бережно и заботливо подкрашенными «ссадинами» и прочими отметинами былого. Бронзовые элементы хоть и не блестели полировкой но все были чисты и ухожены. В общем повезло с «экипажем» сей коробке на колесах, что была запряжена в шестерку могучих лошадей.

Да, лошади здесь вполне привычные нам, конечно не столь огромны, как наши современные, те что я видывал на Земле, но не так уж и сильно от них отставали.

Внутри кареты помещалось шестеро пассажиров первого класса, так сказать. Билет туда обошелся мне в 1 °Cребрых, что было весьма прилично. Также еще было восемь мест, по-видимому второго класса. Размещались они под открытым небом, над багажем позади самой коробки с дверками. Это были своего рода две откидные, и похоже монтируемые лишь при необходимости, лавки без особых удобств, но с подушкой под зад, что мог предложить кучер за денежку малую. Позволяла эта конструкция, умоститься друг напротив друга не столь состоятельным господам и дамам.

Нет, там конечно не всё так примитивно, и вполне удобная подставка для ног имеется, а своего рода спинка и перильца-ограничители не позволяли улететь на повороте. Но всё же, немало зависело и от вестибулярного аппарата, отважившегося там путешествовать.

Однако третий класс, представлял из себя еще более экзотическое для меня зрелище. На крыше кареты располагалось ограниченное бортиками багажное пространство, где в данный момент, помимо пары ящиков и сундучка, должны были ехать еще четверо пассажиров. Пока только четверо, а так-то туда сколько «водитель» возьмет — столько и влезет. Жуть.

Ну ничего, ездят же как-то индусы на крышах поездов, вот и тут как-то оно да сладится. Мда. Хотя по ровным рельсам и по ухабам с колдобинами, это мягко говоря, разное. Повторюсь, жуть. Я бы лучше пешком пошел. Через лес. Но это больше Герд и его привычки во мне говорят.

Однако, мне переживать совершенно нечего, ибо мой зад будет путешествовать с комфортом на кожаном диванчике внутри, раздражая всю дорогу своим возмутительным обликом чопорных пассажиров первого класса. Вон, как например, ту мадам в просторных шароварах, сапогах и полувоенном кителе, но с изящной дамской шляпкой, что уже устала приводить в чувства, так и норовящего их лишиться от конфуза и шкандаля, своего сверх чувствительного спутника.

Этот «ахтунг» в новомодном узеньком, коротеньком костюмчике, почему-то из голубой, блестящей ткани в мелкий серебристый цветочек, вызывает стойкое желание… терпимо относиться к его ориентации. Ну или пробить с ноги. Но мы ж цивилизованные люди, так что терпим. Терпим, я сказал!

Хотя с ориентацией, как видно, у него всё в полнейшем порядке. Ну раз его напомаженные усики и трогательно завитый чубчик из под щегольски сбитого набок, отливающего атласом небесно голубого цилиндра, так волнует его чуть более старшую спутницу, на что он и сам отвечает кокетливой молодцеватостью и внезапно ранимой чувственностью. Вон, даже тугой галстук с огроменным узлом и бантом на пол груди, постоянно так и рвет от волнения в обществе своей обожаемой и такой дорогой для него спутницы, жеманно при этом, держа ее за ручку и усыпая тысячами поцелуев ее пальчики, еще и картинно отставив ножку.

Бррр. Вроде всё во мне кричит, что не должен мужчина так себя вести, но видимо, именно так тут в кругу здешней элиты они себя все и ведут. Страшно жить.

Но хрен вам, а не смущение Кости Салина, я в отличном расположении духа, да и вообще бодр и свеж.

Вчера, когда с тремя парами отличного шелкового исподнего, и будучи преисполненным гордости за свое умение разруливать ситуации без последствий, я покинул лавку готового платья, где едва не состоялся конфликт, а то и дуэль, насвистывая имперский марш я бодро пошагал к постоялому двору для лиц среднего достатка. С трактиром. Там я просто замечательно отмылся, отстирался, отужинал, отоспался. Лепота.

От иных услуг я отказался, хоть молодое тело весьма нетерпимо к моим старческим опасениям. Но с антибиотиками тут похоже не очень, а магия Жизни у меня не сказать что уже прям на уровне. Поэтому потерпим пока.

Так вот. Всё-таки насколько же мы не ценим простые повседневные радости? Ведь, как замечательно было утром ощутить себя не на подстилке, а на перине и в чистой постели. Не под кустом, а под крышей. Не у костра, а за столом трактира, раздумывая: чего бы еще такого съесть и выпить? Да одна только теплая вода чего стоит? А(махнул рукой). Сытый голодного не поймет. Тут пока не…

— Вы позволите? — незаметной серой мышкой подкрался ко мне не менее серый господин в старомодной сюртучной тройке и таком же котелке, при этом трость держал, как трость.

Пожав в ответ плечами, я сделал скучающую рожу и стал якобы рассматривать узоры на кованных завитушках среди элементов декора «автостанции». Стоял я, к слову, чуть в стороне от навеса, где важно прохаживались, мило щебетали, слезно прощались, суетливо делали последние покупки и всё в этом роде, уже прибывшие будущие пассажиры.

— У нас есть к вам дело, господин маг, — как-то сладковато начал разговор, примостившийся рядом серый господин.

Сука! Кто? Где? КАК? Откуда этот «мышь» знает? Слежка? От магистра… Ах, ты ж, жеваный ты ёжик! Так вот в чём дело?

Как ты там, Костя, говорил? Мастер бесконфликтного исхода? Лучшая война та, что не случилась? Мочить! Мочить этого ушлёпка следовало. Вон он, гаденыш. Думает не вижу? О, догадался. А куда ты, крыса? Я с тобой еще пообщаюсь.

В общем, помимо «серого», меня, всё также стоящего с безучастным видом, грамотно окружили явные бандюки. Ну как окружили, нагло пялились на меня, стоя у каждого выхода или потенциального пути отхода. Эти молодцы хоть и модники, в этих своих коротеньких, узеньких костюмчиках-тройках с накрахмаленными всеми выглядывающими белыми частями, ну и с вычурными галстуками с отливом, но тросточки-то держат уже не лишь как тросточки, да и рожи у всех, прям как у Шрама. Короче, эти весьма характерные персонажи, в своих модных котелках, опознавались и выявлялись без особого труда.

А вот чуть в сторонке, ежесекундно порываясь удалиться, что-то импульсивно объяснял, видимо лидеру «бригады», безучастно пялившемуся куда-то на облака, тот самый вчерашний поизносившийся господин из лавки готового платья. Да-да, тот заштопанный стесняша. Крыса! Это он меня сдал и навел бандюков.

А вон и магическая поддержка их операции. Какая-то дерганая тетка под скрывающим ее личность капюшоном.

Вот серьезно. Стоит вся такая «незаметная» в своем черном плаще-накидке с глубоким капюшоном, ну прям как в шпионском фильме, где персонаж в бежевом плаще с поднятым воротником, черных очках и шляпе-федоре. Ага, летом. Стыдный стыд.

Ладно, что делать-то? И нахрена я им? Но об этом позже. Итак, если россказни того пропойцы, что я вчера в трактире весь вечер угощал, параллельно выпытывая реалии сего мира, хоть частично отвечают действительности, то тупо лезть на меня в людном месте эти вот орлы не станут, а идти с ними в подворотню я не горю желанием. И не столько боюсь, сколько не хочу поднимать шум, опаздывать на дилижанс, да и вообще, опять уходить в бега. Так что, пошумим лучше уж тут.

— А вы собственно, кто такой? Я вас не звал. Идите с миром! — на повышенных тонах начал я «истерить».

На что пассажиры первого класса лишь презрительно поморщились или гордо отвернулись, второго — сделали вид что ничего не замечают, и например, вот эта газетка гораздо увлекательнее, а третьего — развесив уши и пооткрывав рты уставились на происходящее.

«Серый» же, досадливо скривился, но лишь на одно мгновение, и сразу же расплылся в приторной улыбке.

— Господин маг, мы вас совершенно не задержим. Даю вам честное слово! Пойдемте.

На слове «честное» я едва не прослезился. От смеха. Но похоже, этот чудак совершил ошибку, чуть более громче чем следовало поименовав меня «господином магом», ибо та дама, ну которая в полувоенном образе, с этого момента повернулась к нашей парочке всем корпусом и положила руку на свой меч, ну или шпагу если хотите, а ее спутник, перестав падать в обморок, как-то жутковато ощерившись, поудобнее перехватил свою тросточку.

Во дела! Однако.

Но в следующий миг Система обломала мне все планы и вынудила изменить тактику, наплевав на опасения.


«Внимание, Игрок.

Обнаружен вход в Подземелье. Отметка Подземелье Городских Бандитов нанесена на Карту.»


Городские бандиты, значит? А ранее там ничего не было. Занятно.

Отметка появилась на удалении метров ста. Попрямой, разумеется. А так-то, чтобы добраться нужно будет попетлять.

— Пойдем, — подхватил сверток с Красавицей, а заплечный мешок закинул на плечо, и целеустремленно направился к отметке, прикидывая по карте, куда лучше сворачивать-заворачивать, чтобы подобраться к ней.

«Серый» хоть и не ожидал столь резкого моего преображения, но шустро сориентировавшись, посеменил за мной, как впрочем и остальный бандюганы. Лишь дерганая тетка-маг, что-то там пошебуршав под плащом, всё же неохотно последовала за нашей группой. Пассажиры провожали нашу процессию взглядами, а дама с щеголем, хоть и порывалась вмешаться, но удерживаемая, очевидно разумным спутником, всё же отказалась от этой затеи.

Наконец, у очередного проулка, куда я планировал свернуть и максимально приблизиться к отметке, «серый» куда-то отступил, а любитель обозревать облака, приблизился и попытался преградить мне путь, на что, предрешившей его судьбу Системой, был отмечен красной точкой на миникарте, и в следующий миг обзавелся дыркой в районе переносицы.

Я уже даже не охреневаю от своей безбашенности, в плане легкого лишения жизни, и откровенно устал искать себе оправдания, мол, это бандит, он — плохой, я — хороший, хорошие должны убить всех плохих, ну и тому подобное. Пора пожалуй, смириться и признать. Нет, не то что я отморозок или урод, всё же это далеко не так. Я Игрок!


«Внимание, Игрок.

Уничтожь стражу Подземелья, прежде чем войти.»


Я Игрок. И если Система поманит меня жирной заманухой в виде очередного данжа и опыта за его прохождение, то ради циферок я буду убивать не взирая на… многое. Есть то, через что я не смогу переступить. Во всяком случае я надеюсь на это. Очень надеюсь.

В общем, извлекая Коготь из головы «бригадира», которому не помогла ни его магозащита ни реакция, ни какое-нибудь бандитское шестое чувство копчиком, я мельком отметил, как покраснели на миникарте и остальные сопровождающие, а в следующий момент резво рванул в ту самую подворотню, дорогу куда мне и попытался преградить этот уже опавший криминальный элемент. В догонку мне полетел огнешар.

Вот серьезно. Натуральный такой огнешар. Не сказать, что крупный, но довольно быстрый. Мне казалось они медленнее. Ну, так было в играх, блин.

Однако, влетев вовсе не в меня, а в угол дома, он прилично так рванул, обдав мою спину жаром и тучей осколков, которые впрочем, были успешно отражены магощитом, что я всегда теперь ношу на поясе.

Это, к слову, не та же бляха, что я снял со Шрама, а уже другая — из разбойничьих трофеев. Я выбрал самую на вид дорогую, а значит лучшую. Откровенно драгоценные и изукрашенные они продавали, а вот эту поскромнее, но надежную, оставили.

Косорукая магичка завизжав что-то гневное и пожалуй даже истеричное, невзирая на попытки остальных бандосов ее образумить, кинулась за мной вдогонку, а я не стал бежать без оглядки. В откровенно детском приеме, забежав за угол, замер с обнаженной Красавицей наготове.

Эта дура безмозглая, да еще и похоже «под чем-то», в шутеры конечно же не играла, да и ролики каманды 715 не смотрела, а значит о том, как правильно обходить углы не имеет ни малейшего понятия, поэтому, кроме как матюгов, ее импульсивные действия, не привыкшей опасаться ничего подобного, чрезмерно самоуверенной и напыщенной идиотки, ничего не заслуживают.

В общем, когда затухающий взгляд ее безмерно удивленных и красивых желтоватых глаз был отмечен тилиньканьем Системы и пятистами ОО, я уже поудобнее перехватывал Коготь, так как никак не успевал высвободить Красавицу из тела магички, чтобы отразить удар спешившего сразу за нею амбала с обнаженным клинком из трости.

Плохи дела, тысяча чертей! Сглупил я, нанизав истеричку на Красавицу, а не на более подходящий для этой цели Коготь. Извлечь ее я теперь не сумею, точнее не успеваю. Резвым же, я не смогу эффективно воспользоваться — у гадов-то защитные бляхи. Ну а Коготь откровенно коротковат для успешного задействования всего потенциала Мечника, против такого-то количества врагов одновременно. Возможно конечно, после подня…

Вот я балован! Ну вот какого, спрашивается, не поднял до сих пор Мечника до III класса? Ведь проверку на мага прошел и ОХ мне не понадобились, а значит тысяча ОО смело можно отправлять в повышение мастерства владения клинковым оружием. Эх. Расслабился я, заигрался.

Принимая на скользящий блок клинок амбала, я оттолкнул от себя тело магички с Красавицей торчащей из её сердца, а перехватив Коготь другой рукой, буквально на рефлексах мощно пнул ногой в колено, так удачно подвернувшейся ноги этого модника с рожей уголовника. Однако хруста перелома и вопля боли не последовало, так как бандос был под щитом, а расстояние было таковым, что тот исправно отработал восприняв мою ногу именно как угрозу, а не просто объект что попал под щит по воле хозяина. В общем я, который получил те навыки, где никак не учитывались такие вот магощиты, был неприятно удивлен тем фактом, что моя нога отражена куда-то в сторону, а я падаю.

Хорошо еще что амбал, обескураженный моей такой неожиданной для него резвостью, а также уже узрев ЧТО сталось с основной ударной силой их отряда, то бишь магичкой, по-видимому слегка оторопел и в итоге не смог грамотно воспользоваться предоставившимся ему шансом. Поэтому, немного неловко перекувыркнувшись, я кое-как принял вертикальное положение и вынужден был констатировать, что теперь все еще хуже, так как подоспели еще трое мордоворотов.

Плохи дела. Хотя я это уже говорил. Я с Когтем не потяну эту, пусть и с такими же коротышами, но всё же толпу душегубов. Нужно что-то… Точно!

Мой верный потертый кожаный заплечный мешок всё еще телепался на мне, а значит…

… а значит, Кисель, настало твое время! Уж проси, Валера, но ты тут не зарешаешь.

Успел я подумать, направляя спешно извлеченный артефакт-замедлитель и с кровожадной рожей посылая из него в бандосов не особо большой и быстрый импульс энергии, так сказать. Это напоминало мутноватый сгусток или же облако ряби, дрожи. В момент же выстрела, я ощутил как из меня интенсивно потянуло мою магию и это было… стремно и даже пугающе, но вполне сносно, ибо не до донышка же.

Я отважился на этот не самый умный поступок, потому что магической энергии у меня уже было на уровне мага, а не просто лишь одаренного, по местной классификации, а значит «осушить» меня не должно было. Ну не самоубийцы же здешние маги? Ну, а как управляться с этой непонятной хренью без кнопок и прочей механики, я узнал чисто случайно, когда обратил внимание на то, каким образом включаются магические светильники в трактире, а после и в моей комнате, где ночевал. Правда, там запитка происходила не от сил активирующего включатель, а от неких собственных источников, но принцип почти идентичен.

Так что, когда «выстрел» Киселя влетел в двоих бугаев, я сорвался с места и не затягивая пронзил сердца их, очень теперь плавных и заторможенных, словно в слоу-мо, тушек. Это оказалось совершенно не сложно, а стремительный я, на фоне едва двигающихся громил, выглядел просто эпично.

Оставшиеся же двое, повели себя по-разному. Один бросился бежать, сбивая на ходу замершего «серого», что всё это время не веря своим глазам переводил взгляд то на меня, то на труп магички. Ну и сверкая пятками скрылся за домами. Второй же амбал, который слегка смахивал на одного из только что упокоенных мною, с гневным ревом и испепеляя ненавистью в глазах, кинулся на меня, бестолково рубя воздух, не сказать что приспособленным для этого, граненным стилетом из трости.

Много времени мне не понадобилось и устрашающая громадина не ввергла меня в трепет или еще что-то такое же вредное в данной ситуации, а уже буквально через мгновение бандит упал на брусчатку заливая ее кровью. Эмоции не всегда нам на пользу.

Итак, пятеро убиты, двое бежали, «штопаный» с нами не ходил. Не хочу за ними гоняться по городу, да в этом и нет уже нужды, так как после того как «серый» роняя остатки достоинства скрылся за поворотом вслед за амбалом, а вскоре, удалившись на некоторе расстояние также перестал быть красненьким на миникарте, Система известила об успешном уничтожении стражи данжа и явила мне арку входа в Подземелье IV класса.

Надо же? Прогресс. Прошлый раз данж был пятого класса.

Итак. За бой я получил 900 ОО и гору трофеев, некоторые из которых весьма интересные. Те что с магички. Хм, как же они ее затащили в свою кодлу? Компромат? Общие интересы? Не вооруженным же взглядом было видно, что ей не по душе такое общество, похоже из-за этого она и была то ли набуханная, то ли вообще обдолбанная. Не совсем понял.

Однако, помимо ништяков, я приобрел еще и головняк. Пять жмуров, от тел которых если я не найду способ избавиться, пока будто бы вымершие улочка и закоулки не ожили вновь и не появились голосящие свидетели, то мне придется отказаться от комфортного и довольно быстрого путешествия к Зеленодару. Опять уходить в леса и путать след. Гадство.

Ладно, обдумаю всё в данже, где время идет иначе, точнее тут вовсе не идет, пока я там. Ну что же? Трофеи собраны, до отправления дилижанса еще минут десять, а значит вперед, за приключениями в Подземелье Городских Бандитов!

Глава 9

ГЛАВА 9

Ночью накануне, близ одного из дворцов Зеленого Дома.

— Тише!

— Сама тише, топаешь как слон. Да не толкайся ты.

— Ползи уже, долго мы будем висеть на этом треклятом заборе?

— Я не виновата, что их тут такими огромными понастроили. Сейчас, еще попробую. Ой, я ноготь сломала! — констатировала престрашное розоволосая.

— Да не голоси ты так, Пустошь нас всех замети! Как можно быть такой неподготовленной? — возмутилась фиолетовокудрая.

— Ну чего ты взъелась? Видишь, я уже наверху. Подай мой сундучок.

— О-о-оах, — издав пронизанный вселенским страданием возглас, Виолетта, без всякой надежды на понимание, возмутилась. — Ну кто подается в бега с сундуком? Ну я же тебе говорила: не бери, нам скорее всего придется его бросить. Вот только не думала, что уже у ограды. Ну вот как я его затащу, если едва тебя затолкала сюда?

— Но как же? Там же мой любимый Тодди! Как я буду спать без своего мягкого мишки? — едва не расплакалась княжна.

— Да чтоб меня, Рози, уж лучше б я…

— Кхм, кхм. Доброй ночи, девушки. Замечательная погодка, не правда ли? Решили устроить ночную тренировку? — наконец дала о себе знать уже несколько минут как наблюдавшая из тени за этим цирком глава безопасности Дома.

— Ой, мамочки! — звонко выдала, едва удержавшись на вершине каменной стены, Зеленодальская.

— Ма? — одновременно выпалила, шустро вскочившая туда же, Зеленовежская младшая.

— Ей, ваша светлость, пожалуй также будет отрадно узнать, как серьезно стала ее дочь относиться к своей физической форме. Хотя, полигон и тренировочные площадки к вашим услугам в любое время дня и вовсе не обязательно этим заниматься, когда тренер спит. Виолетта с радостью составила бы вам компанию, так как ей определенно не помешало бы. Не так ли? — продолжила синеволосая.

— Ваше сиятельство, пожалуйста не говорите мамА, — в своей манере зпищала мимимишная лапочка, трогательно сложив ручки в умоляющем жесте.

— Мам, ну чего ты начинаешь? — решила показать, что она уже слишком взрослая для подобного отношения, уязвленная словами матери соучастница.

— А вам, Виолетта Зеленовежская, я объявляю свое неудовольствие вашей физической формой и тактическим мышление. Столько времени проторчать на одном месте, да еще и не заметить стороннего наблюдателя. Позор! Кто вообще через ограду с сигналкой лазит, когда можно свободно пройти через служебный ход, как минимум семью способами?!! Я уже не говорю, о подделке моей подписи, что вы, юная леди, проделывали уже четыре раза. Так что розги и в холодную на неделю. А потом усиленные тренировки с Огюстом(кровожадно улыбнулась).

— Но это же бесчеловечно, ваше сиятельство! — ужаснулась инициатор побега, но быстро собралась и продолжила. — Это я во всем виновата и наказывать нужно меня! Я готова вместо Вио отправиться в заточение и даже от сладкого отказаться на… эмм, пять, нет, три дня!

— Вашим наказанием, княжна, озаботится ее светлость. Честь имею, дамы.

— Хана мне, — обреченно потупилась старшая подруга.

— Я поговорю с мамА, и не дам тебя в обиду! Не переживай, — горячо зашептала младшая подруга.

— Ну ты совсем сдурела? Не на заборе же! Да не лезь ты мне в штаны…


****

После подтверждения входа в данж, я снова оказался в чужом теле. На этот раз старика.

Да, что ж такое-то? То юнец, хоть и 172х лет отроду, то вот теперь вообще развалина. И оба раза лишенцы какие-то.


«Внимание, Игрок.

Ты вошел в Подземелье IV класса. Уничтожь Босса Подземелья, чтобы покинуть его. В качестве награды ты сможешь забрать с собой два предмета.»


Так. Два предмета значит? Ну поглядим.

Ощупывая свое в очередной раз обнаженное и пребывающее в плачевном состоянии, но всё еще крепкое, вполне человеческое тело, я подтверждал нехорошие догадки. Мое новое вместилище ранее принадлежало пожилому мужчине крепкого телосложения, довольно высокого роста, почему-то с отсутствующей растительностью на лице.

Если у Ирва, с его кое-как грубо обрезанными космами немытых волос, не имелось ни бороды, ни усов, ни даже щетины, по той причине, что не растет подобного у эльфов, то вот почему у моей новой и пока что безымянной для меня тушки, кожа на лице была даже без намека на вышеперечисленное, оставалась для меня полнейшей загадкой.

Поднявшись с вороха какой-то соломы и листьев, я с радостью обнаружил динамику и физические кондиции своего оригинального тела, что присутствовали не смотря на возраст и плачевное состояние нового вместилища. Это и впрямь очень круто, когда ты с виду изношенный хоть и в прошлом мощный старик, но способный двигаться и удивлять как молодой и крепкий юноша.

Проведя рукой по волосам, я отметил короткую стрижку, что не могло быть сделано никакими примитивными методами. А наконец окинув взором сумрак окружающего пространства, пришел к выводу, что опять или раб или какой-то пленник. Причем у тех, кто навряд ли смог бы обеспечить подобную стрижку.

Ну что за непруха-то? Когда уже в принца какого-нибудь забросит? Ну и что же такого, родной, тебе от меня понадобилось-то, что меня закинуло в твою тушку? Страшная месть, не оконченные дела, завещание предков? Но сдается мне, пока не достигну финишной локации доступа к твоей памяти я не получу. Ладно.

Я стоял посреди какого-то не очень просторного и весьма дурно пахнущего сарая-загона под навесом из неких тропических широких листьев. Стены и загородка были скручены из разнообразной толщины бамбукоподобных стволов, на стенах потоньше, на загородке потолще. Были они стянуты, по-видимому растительными веревками. Занятная тут архитектура. Кроме меня в, по-видимому, рабском загоне никого не было.

Замечательно, просто класс, я попал в какой-нибудь каменный век, ну или скорее всего к дикарям, причем я у них еще и раб. То есть не просто голозадый туземец, а еще хуже. Прелестно.

На улице светало и моему взору открылся вид на поселение. Словно у амазонских индейцев. Я что-то такое по телику видел. Вот только материалы, как мне кажется, больше для ЮВ Азии присущи, хотя про нее я ничего такого и не смотрел, поэтому утверждать не ста… Итить колотить. Это шо? Гоблины? Ну капец. Приехали.

Из ближайшего строения, что весьма напоминало мой сарай, но не имело на входе загородки, препятствующей побегу, а лишь циновку и в целом было более ладным, даже с некоторыми элементов украшательств, вышла… ну пусть будет самка, так как эта вот особь ростом менее полутора метров, хоть и имела весьма схожее с человеческим телосложение, но вот строение головы несколько отличало ее от определения «женщина».

Чуть более вытянутая теменная часть. Очень высокая линия роста волос, если этот, чем-то обмазанный жмут стянутый в высокий хвост, можно ими назвать. Неандертальское, скажем так, строение лица с присущим ему низким покатым лбом, массивными надбровными дугами, глубоко посаженными глазами и выдающейся вперед челюстью. Вот только нос более обезьяний, что ли. Всё это размещалось на довольно субтильном теле с тонкими руками и ногами, но при довольно объемном животе и телепающимися, скажем так, туземными грудями. Из одежды на описанной особи присутствовало лишь множество ожерелий, элементов пирсинга и типичной для туземцев набедренной повязки в виде фартука спереди и веревки между тощими булками сзади.

Но основное, что и вызвало-то у меня первейшую ассоциацию с упомянутыми фэнтезийными уродцами, помимо неприятной рожи, были огромные, лопоухие и заостренные уши, болотный или если хотите оливковый цвет кожи, ну и общие невеликие размеры тушки.

Ну а ч, ё прошлый раз же были эльфы, так почему эти вот страшилища не могут быть гоблинами?

Выбравшаяся из хижины селянка отправилась куда-то видимо по нужде, а тем временем и остальное поселение просыпалось. Забегали гиеноподобные собаки, засуетились, хрен с ним, пусть будут женщины, забегали дети. Важно позевывая повылазили мужчины.

И вот что, мне предлагают мочить их? Они хоть и уродливы с точки зрения человеческой эстетики, но блин, они ведут себя как вполне разумный вид, там же женщины и дети, в конце концов. Ну да, меня законопатили в загородку и судя по общему состоянию тела не церемонились, и этой тушке довелось хлебнуть, но геноцидить всех подряд, даже ради опыта — это как-то не по мне.

Знать бы, где этот гребаный босс, чтобы ночью по-тихому сбежать, найти его, вернуть память тела, а потом уже что-либо предпринимать исходя из об… Это чего они делают?

Понятно. Людоеды. Эм, гоблиноеды. Короче, вырезаем всех их нахрен!

Пока я словно узник, стоя у жердей загородки, с жалким видом держался за них и созерцал округу, четверо выпендрежно кривляющихся уродцев поволокли останки гоблинши на костер. Вот серьезно, словно это половина свиной туши. Бррр. Мерзкое зрелище и мне, ну никак не хочется оказаться на месте упомянутой, а по-видимому именно для этого меня тут и содержат. Но это не точно.

Поэтому, отойдя вглубь помещения, я явил в руку Резвый и без особого труда срезал веревки, которыми крепились вертикальные прутья и жерди стен строения. А после, разведя уже более не монолитные элементы стены, выбрался наружу. Вот только убраться из поселения незамеченным не вышло.

Эта сараюха находилась вовсе не на краю поселка, и хоть все обитатели сейчас пускали слюни с обратной стороны строения над готовящимся пиршеством, но мне всё же предстояло проделать часть пути по территории селения. Гадские же собаки, подняли шум, когда я выбрался наружу и погнал в сторону окружающих джунглей, сельвы, ну или как там правильнее это вот назвать.

Мда, разбаловала меня Система со своей миникартой, где отрисовывалась округа определенного радиуса и помечались все враждебные юниты. Ею-то я и руководствовался строя маршрут побега, вот только не учел тот факт, что собаки до поры до времени никак на ней не были обозначены, и лишь когда одна из псин заливаясь скорее надрывным рыкающим скулежом, нежели привычным мне лаем, сорвалась с места и понеслась на меня, её статус приобрел красноту, а в деревне поднялся шум и мой побег был обнаружен.

В прыжке отскочив от клацнувших крупных зубов полосатой образины с гривой как у гиены, я впечатляюще, ну если смотреть это сидя на диване да с ведерком попкорна, увернулся от угрозы для моей щиколотки и ловко отсек твари пол морды, явленным в руку Резвым.

Фантастика! Клинок прошел часть черепа и челюсть не как раскаленный нож масло, конечно, но всё же гораздо проще нежели мне это представлялось. Пожалуй, стоит не пожалеть ОО и улучшить, помимо так и не поднятого до сих пор Мечника, и сам меч.

Булькающая и хрипящая образина, поливая всё вокруг фонтанами кровищи, кубарем прокатилась мимо так и не сбавившего темп меня, и там содрогаясь в предсмертных конвульсиях, еще долго извивалась в пыли вытоптанной, ну назовем это улочкой, гоблинского поселения.

А я же, удивляясь отсутствию дискомфорта в с виду нежных и не привычным к подобному ступнях, летел к заветному лесу, где надеялся запетлять и сбросить хвост. Но это не точно, ибо гоблины могут в СВОЕМ лесу меня неприятно удивить.

По поводу же ног, я еще будучи эльфом обратил внимание, что помимо физических характеристик тела Герда, будто бы перенеслась и защита от одежды. Ну как защита, я словно бы и не босой вовсе. Например, даже на камнях я тогда не изрезал, не исколол хоть и натоптанные, но всё же голые подошвы. А тут это стало особенно заметно, на фоне-то нежных пяток. Как будто меня защищает какой-то процент от того, что предоставляет надетое на меня перед отправкой в данж. Ну может и не процент вовсе, а некий абсолют, но защита по всему точно присутствует. Однако не на все сто, так как я всё же ощущаю стопой рельеф и тому подобное и это вовсе не так, как когда нога в ботинке. Странно всё это.

Ориентируясь по миникарте, я решаюсь прорываться между двумя халупами левее, так как туда спешит мне на встречу лишь одна красная точка, в то время как правее — две. Видимо, это дозор или стража, не знаю как они у зеленошкурых тут зовутся, но скорее всего они охраняли границы поселения, пока не поднялась тревога.

Ох ты ж…

Увернувшись от едва не вонзившегося мне в шею, уж не знаю, случайно или так метко посланного оперенного дротика, такого что метают копьеметалкой, буквально через пару шагов я вынужден был отказаться от идеи снести голову этому гадскому застрельщику, так как мне пришлось резко и с кувырком уходить вбок.

Болас — очень неприятная штука, если в руках умеющего это метать. Даже коня на скаку этой пакостью возможно остановить, ну если звон «бубенцов» оператора опутывалки будет погромче топота приближающихся копыт. Ну и при условии, что прочность данного метательного снаряда позволит осуществить подобное.

В общем, с трудом увернувшись от летящей в меня связки из трех грузиков на концах соединенных между собой, по-видимому, кожаных ремней, я кое-как перекувыркнулся, а после, вскочил и приняв едва ли устойчивое положение, пробуксовывая рванул к кривозубому уродцу, что уже выхватил… костяной? Точно, костяной нож. Не знаю, как насчет резать, но дырки в брюхе эта штукенция похоже может делать на ура. Мне конечно, с моим почти что 90 сантиметровым клинком меча эта ерундень никак не грозила и слетевшая с плеч башка зелено… наверное всё же болотношкурого жилистого коротышки — тому доказательство.

О, соточка ОО за эдакого паршивца. А за пёсика же почему еще не дали? Не откинулся он там еще, что ли? Ого, как вопят! Чего это они там?

Позади меня раздались вопли и какое-то воинственное завывание, а судя по миникарте, где уже на самом ее краю я узрел множество стремительно приближающихся красных точек, на меня началась полномасштабная облава. Поэтому я не стал затягивать и не задерживаясь у тела, с которого и лутать-то было нечего, а рванул дальше.

У гоблина, к слову, кроме набедренной повязки и разнообразных нательных украшений, в том числе и рисунков, ничего из одежды не было. А его специфически смердящая, видимо чем-то намеренно пропитанная, набедренная повязка с фартуком, изобилующим воинственным декором из всяких там мелких косточек, деревяшек, камушков и прочего хлама, никакого желания прикрыть мне свой срам не вызывала. Пусть уж лучше подышит, так сказать, хотя гордиться старикашке, я погляжу, нечем. Мда. Дротики, копьеметалку и болас, может и стоило бы прихватить, да вот только, оно всё такое, что им уметь надо орудовать, а я лишь теорию знаю. Вот был бы лук или праща, с этим-то Франт дал прикурить коротышкам.

О, а вот и 50 ОО за собаку капнуло. Наконец-то. Ну вот и лес. Добрался. Влажный тропический лес, пробираться через который однако, вполне можно. Похоже тут изрядно протопта…

Ох ты ж, гребаный ты патисон! Это чё за страхогрёбище? Ма-ма!!!

Со всей дури я рванул назад к таким милым и неопасным гоблинам от этой… этой… непонятной пакости, что свесившись с ветки, уставилась в меня гроздью своих глазок, а после, извернувшись спрыгнула на ножек так пятнадцать из всех своих как минимум сорока, ну и всем своим трехметровым лоснящимся от хитина телом, извиваясь рванула к такому мягкому и нежному, а возможно и очень вкусному мне.

Брррр. Ненавижу насекомых. Да, Костю Салина всегда аж передергивало всего от вида всяких там жучков-паучков, а уж многоножки, это отдельная моя фобия. Гадость!

Уйти от этой мерзости, кажется теперь проясняющей назначение того специфического «аромата» одеяний гоблина, удалось довольно просто. Тварь не стала преследовать и вернулась, удалившись от лежки лишь метров на двадцать. Теперь, всё вокруг мне казалось кишащим этими гадкими порождениями непонятно чьего сумрачного гения. В общем, я решил вернуться и не кобениться, а вырезать-таки гоблинов. Полагаю, где-то среди них босс, ну или какое-нибудь очередное древо чего-то там. Вот когда память тела наконец станет доступна, тогда и выясним, что там за печальная история лежит в центре всего и что же послужило поводом для моего пришествия.

Да, что ты будешь делать?!! Я ж не потяну их столько-то.

На встречу мне, растянувшись в цепь, двигалось множество красных точек. Странно, у них разве нет следопытов? Почему прочесывают, а не идут по пятам? Или это они так ищут мои недоеденные той сколопендрищей останки? Мда. Пожалуй, всё же нужно затрофеить тот вонючий фартук, может тогда на меня местная фауна не станет агриться. Но что тогда? Куда идти, что там вокруг? Нет, необходимо прорубаться в поселение и искать босса. Не тот этот мир, чтобы исследовать его на предмет тут пожить, пока в том время замерло. Не нравится мне тут. Совершенно.

Прикинув, где красных точек поменьше, я обошел их по опушке, если это понятие применимо к такому лесу, то и дело озираясь в поисках очередной выскакивающей из ниоткуда кракозябры, и затаился за очередным деревом в ожидании приближения коротышек. На меня вышли четверо. Такие же уродцы, как и ранее упокоенный мною. Вооружены они были полноценными копьями, и дубинками на поясе. У одного через плечо на груди был перекинут болас. Хотя нет, вон тот явно пращник. Его следует убрать первым.

Эх, мне бы щит. Я хоть, его и в руках никогда не держал, но с нынешним моим классом Мечника, вполне осведомлен как с помощью него парировать, поэтому и от всякого метательного смог бы укрыться. А то с голой тушкой меня даже элементарным камнем можно, если не грохнуть, то уронить.

Гоблины приближались, однако, не шумя подобраться именно к пращнику никак не выходило, поэтому я был вынужден остаться на месте и ждать, когда через метров семь, ко мне приблизится один из копейщиков, что был как раз напротив моего дерева. Но буквально через пару шагов, один из них замедлился, напрягся и вскинув голову, принюхался.

Вот же уроды! Эти вонючки меня как-то вынюхали, — думал я, срываясь и мчась со всех ног по корягам и кочкам на оскалившихся и завопивших что-то воинственное, зеленых уродцев.

Первый сдох, так и не изменившись в лице, с недоумением таращась на свое начисто срезанное секущим ударом Резвого копье. Ему я этим же движением на противоходе снес голову. Начисто.

Жутко, если честно. Это тебе не сухой зомбак, а вполне себе живое, хоть и не человек, но всё же антропоморфное разумное существо. И вот так, не заколоть тонким клинком в сердце, а вполне себе широким, взять и обезглавить — это несколько иное. Я бы сказал совершенно иное. Всё это, я осмыслил, хотя скорее отметил, лишь краем сознания, продолжая свою жатву.

Следующим пал, с воем несущийся на меня, выставив перед собой свое копье, матерый, седовласый коротышка, весь изукрашенный художественным шрамированием, татуажем и дикарским пирсингом. Красавец. Его я ловко пропустил мимо, подбив вбок его копье и наотмашь рубанув по шее сзади. Голова осталась на месте, но хребет был фатально рассечен. Не жилец.

Ну вот я наконец и добрался до пращни… Ай, сука! На тварь! Получай! Сдохни! — в гневе я рубил уродца, что так и стоял парализованный страхом, пока я не влетел в него. Он так и не успел воспользоваться своей пращей, ибо у него приключился ступор, но голова моя всё же познакомилась с камнем. Закончив с уже мертвым юнцом, я поднял свои заливаемые кровью глаза и одарил многообещающим взглядом того урода, что своим метким попаданием и рассек мне кожу на лбу. Это еще хорошо, что в висок не угодил, а то бы хана мне было. Не давая гоблину прицелиться, чтобы довершить начатое, я лавируя между стволами деревьев, сближался с ним. Не смотря на адреналин мне становилось дурно, поэтому на ходу я жахнул себя Заживлением, ополовинив свой резерв, и слегка пришел в себя, что отметил уже извлекая клинок Резвого из живота этого гаденыша, где с чувством нездорового удовлетворения изрядно пошурудил им, теряя однако, драгоценное время на эту дичь. Расплатой за что, была стрела, с кажется кремниевым наконечником, что прилично так рассекла мне трицепс, слава авокадо, на левой руке.

Заголосив дурным голосом, я рванул в укрытие, где кое как вернул себе самообладание и поспешил жахнуть Заживлением на кровоточащую рану.

Мне хана! Стоп, соберись, тряпка!

Пока есть пара секунд, захожу в Систему и выбираю Прочность, как путь развития Выносливости, что буквально через десяток секунд, под привычные уже ощущения сиюминутного паралича, делает меня полностью здоровым, свежим, а главное более жестким противником для зеленых. Но это еще не всё, так как красные точки не спешат наваливаться на меня, а лишь постепенно окружают, у меня есть чутка времени, чтобы еще и усовершенствовать Заживление, которое дважды уже меня спасло.

За 200 ОО поднимаю класс данного Младшего заклинания. Теперь он становится IV, а значит заклинание отныне будет мне обходиться не в 1/2, а 1/4 резерва.

Так, а что за ерунда? Почему я не… Да, ёлки палки. Это что, получается улучшенное заклинание, хоть и будет меньше теперь потреблять, но потраченный резерв как был пуст, так и остался на нуле? Не, ну так-то оно логично, но комон, Игра, где твои игровые условности-то, блин? Ничего не поделаешь.

Еще 160, а следом и 320 ОО уходят на поднятие уровня с 4го до 6го, а образовавшиеся 2 ОХ уходят на Разум и Дух.

Ну вот, теперь я чувствую как в меня с дикой скоростью вливается магия и резерв снова полон. А это значит, что пока я его вновь не сжег, нужно поднять-таки на парочку классов Заживляху.

400 и 800 ОО делают упомянутый закл школы Жизни уже II классовым, а значит я смогу подлечиваться за 1/16 резерва. А не, за 1/32 же! Вот я торопыга, совсем позабыл, что рост Разума с каждой единицей применяет коэффициент 2 ко всем затратам нижестоящих, так сказать, заклов. В общем, можно было и приберечь последние 800 ОО.

Так, пора уходить, а то непозволительно долго я тут под этой корягой задержался. Вот блин, и тут какие-то мокрицы ползают. Фу, эта гадость натекшую с меня кровь пьет? Валим, пока их мамаша не подтянулась!

Рванув в сторону самой редкой цепи, вышло так, что это было по направлению к поселку, я под свист и треск проносящихся стрел и дротиков выскочил как раз на пятерых юнцов, и уже хотел было проредить их ряды, как получил в правое плечо камнем. От сильного удара рука обновленного тела конечно не отсохла, как это было бы до, но я слегка замешкался и чуть не споткнулся, а следом мне прилично рассекло бедро и я кубарем полетел под ноги одного из ошарашенных гоблинов. Дротик с широким стекловидным наконечником мог бы и до кости распанахать мне ногу и как минимум двигать ею я уже не смог бы, а как максимум стек бы кровью за считанные секунды, но Прочность дала мне шанс и рана оказалась не критичной, хоть и невероятно болезненной.

Когда неопытный уродец, в ногах которого я оказался, расплывшись в не верящей своему счастью улыбке занес надо мною свою дубину, я успел сделать две вещи. Левой рукой хлопнул Заживляхой по ране на бедре, а правую выставил вперед и явил из инвентаря Резвого, который с неприятным звуком принес мне еще сотню ОО.

Жесть, если меня и дальше будут так же «коцать», то мне никакого резерва не хватит, а сам я свихнусь от боли, брокколи тебя задери! Уже уползая в укрытие от новых летящих по мою душу метательных снарядов, успел я подумать. Но отсидеться не вышло, ибо с улюлюканьем, памятным еще по детским играм в индейцев, за мною сразу же влетело туда и двое коротышек, что принялись тыкать в меня костяными наконечниками своих копий. Я был еще физически свеж, хотя морально, не взирая на «холодный разум», несколько подавлен, поэтому всё же сумел без новых ран подсечь мечом ногу одного, и пока тот с воем кувыркался, вскрыл грудину второму. А после мимолетного взгляда на карту, решил тут не задерживаться, поэтому чиркнув по горлу первого, рванул таки к поселку. Позади оставалось около десятка красных точек, но мне не осилить их. Уж больно плотно они там кучковались, да и опять, влетевший в мою хоть и стариковскую, но всё же широкую спину камень, пусть и не принес ничего кроме боли и незначительного синяка, но всё же дал понять, что меня там просто истыкают и закидают.

Уродское метательное оружие, как же мне не хватает моей ненаглядной пряжки с магощитом? Кто бы знал. Да блин, элементарный щит и шлем меня сделали бы на порядок «жестче», и я смог бы врубиться в эту толпу и покарать их там всех. Это только в идиотских фильмах герои ходят без шлемов, да и вообще без головных уборов, а-то ж харю актера не разглядят, ну а щит там вообще — нечто не бывалое. Тьху.

Мечась между опустевшими хижинами, я наконец-то приблизился к центру поселения, где кажется и находился мой рабский загон. Миникарта определила впереди множество желтых… Желтых? Похоже эти точки на карте — это гражданские. Ну там, женщины и дети. Надеюсь если я их не трону, то они и не полезут на меня. Уж очень мне не хочется становиться детоубийцей, пусть и не люди это вовсе, но всё же. Вступать в сделки со своею совестью мне ой как не хочется.

Решаю не врываться на «центральную площадь», а обойти ее стороной, хотя одним глазком гляну. Интересно же.

Так, а что там мои преследователи? Ага, судя по карте, так и прут плотной кучей. Пожалуй, устрою-ка я им засаду. Пулемета у меня конечно нет, но пользуясь преимуществом миникарты, я попытаюсь затаиться в пустой хижине где-то с фланга, а после зайду им в тыл и постараюсь «забрать» парочку. Не так их и много, а подобные «откусывания» должны дать результат. Так, их осталось: раз, два, три… девять? Точно? А не, вон еще двое. Значит одиннадцать. Ну ОК.

Так, а вот уже и площадь. Чего у нас там? Ага, вижу. Толпа женщин, ох и страшные. Детвора так и норовит удрать, а старики их одергивают. Пиршество всё еще жарится. А это кто?

Хренасе, эт чё у него, скафандр?..

Ах, ты ж…

Вот и память тела пожаловала, а значит это и есть босс. Так что ли?

Испытав уже знакомые по миру зомбоэльфов ощущения, я принялся в темпе знакомиться с личностью своего вместилища.

А-хре-неть! Позвольте представиться, техник 1 класса Квинт Фрой. В прошлом член экипажа и главный технический специалист пиратского корабля «Ненасытная Жу», картель Желтые Спины, что действует под патронажем Директората Цуньху, Единство. Налево от центра галактики.

Глава 10

ГЛАВА 10

Мда. Ну что сказать? История тех1 Квинта Фрой конечно трагична, вот только сочувствия к этому уроду у меня ни капли не вызвала. Поделом. Зачем тогда тут я? Да вот кто бы мне самому рассказал. Нет, так-то я примерно догадываюсь, но полагал, что Игра более… эмм, избирательна, что ли. Но по порядку.

Итак. Квинту 138*, он гражданин Империи Дотаран, что является одним из множества государств некого внутригалактического объединения с общей валютной системой, технологиями и транскорпорациями. Называется оно Единство. Последние лет 50 Фрой был пиратом. Ага, космический пират, причем сменивший уже множество команд и даже несколько картелей. Последним был «Желтые Спины», который покрывался и координировался одним из государств Единства, а именно Директоратом Цуньху.


* Как и упоминалось, все меры, термины и понятия в данном произведении даются в привычном и понятном нам виде, поэтому неважно 138 лет какой конкретно планеты, то есть какой длительности там год и как соотносятся с Земным.


Как же выходит, что этот пират прожил аж 138 лет, являясь при этом обычным человеком? Хотя, пока я выбирал хижину для засады на оставшихся гоблинов, изучил из доступной мне памяти Фроя Всеобщий, основной язык Единства, откуда выяснил, что самоназвание их вида, внезапно, «демоны». Странно, мягко говоря. Но всё же, они там все привычные мне люди, и нет у них там никакого разнообразия рас и видов, как в одной далекой-далекой. Но отвлекся, так вот, раз в 50 лет жители Единства могут пройти процедуру омоложения, общим числом не более четырех, что пипец как дорого и каждая последующая на порядок дороже предыдущей. И если бы не скользкая натура Фроя и его полное равнодушие к нормам морали, и букве закона, что в итоге и привило к пиратству, то навряд ли бы простому технику светило хотя бы одно омоложение. Но он сумел-таки извернуться и уже будучи в возрасте за 80 прошел упомянутую процедуру, что дало еще полвека крепости телом, но сроки были сорваны и 30-летнего на вид тела было уже не видать.

Ну а как же, этот Весельчак У престарелый оказался на дикой планете 91324756-34/7 в системе Долта-4913? Да всё просто. Крысу высадили на необитаемом острове. Ну точнее, капитан «Ненасытной Жу» наказал бунтовщика, отстрелив спасательную капсулу с ним внутри на одну из хоть и пригодных к жизни, но всё же весьма агрессивных планет, однако самая большая беда которой в том, что она нерентабельна.

Вот всё так в этом их Единстве, мире победившего капитализма, упорно, как говорится, загнивающем. Мда.

В общем, насколько мне позволяют судить, набегу почерпнутые познания Фроя, у них там пригодные для обитания планеты, не сказать что редкость или считаются прям сокровищем. Во всяком случае, в масштабах исследованного Единством пространства галактики, а точнее, с точки зрения их навигационных и транспортных возможностей. Короче, капсулу с этим старикашкой скинули на такую планету, мимо которой пираты по случаю были «пролетом», но навряд ли кого-либо еще занесет сюда в ближайшие лет сто, грубо говоря, ибо не интересна эта система никому, а ее посещение не несет никакой выгоды.

Так вот, когда техник 1 класса Квинт Фрой, выбрался из капсулы и обнаружил где он находится, то поспешил было воспользоваться своими познаниями и навыками для обеспечения собственной защиты и выживания, но местная фауна оказалась быстрее и вопящий от ужаса, так и не состоявшийся Робинзон, чья капсула оказалась совсем недалеко от данного поселения гоблинов, переквалифицировался в капитана Кука, в чьем качестве он и пребывал уже почти неделю ожидая своей премьеры в качестве главного блюда. Не повезло бедняге. А может и повезло.

И как же так вышло, что какой-то отщепенец из техномира сумел призвать в свое тело меня, ведь для подобного, эльфу из вполне себе магического мира потребовался какой-то там древний ритуал? А вот тут, только догадки. Вон те останки, что уже дожариваются под бурное слюноотделение местных, принадлежали какой-то странной и очень вонючей гоблинше, с которой Фрою довелось некоторое время делить загон. Так вот эта стремная старуха, обвешанная всевозможной мистической атрибутикой, по-видимому была шаманкой и что-то таки умела, ибо чувствуя приближение неминуемого, провела некий ритуал. Все те дни, что она находилась в загоне, гоблинша просидела в углу камлая, а когда «сокамернику» уже надоело обращать на нее внимание, эта подлая дрянь подкралась к спящему космическому пирату и приложила его по башке невесть откуда взявшимся дрыном.

Вот честно, даже для меня загадка, где она его раздобыла. Но не суть.

Потом Фрой приходил в себя пару раз, но будучи уже размалеван всякими непонятными кровавыми рисунками, коих к слову, я не обнаружил в последствии на уже своем теле, и будто бы будучи одурманенным. В общем, тело не слушалось, мысли путались.

Если бы не отключенная нейросеть, а я еще не сказал? Но об этом позже. Так вот, если бы не это обстоятельство, то Квинт давно бы поборол и последствия оглушения, да и почти любой дурман. Да что там говорить, он бы попросту не оказался в подобной ситуации, а смог бы воспользоваться спаскомплектом из капсулы. Но увы, здешние жучки-паучки, как известно, не дали нашему несостоявшемуся Робинзону показать кто тут батя, поэтому-то, будучи под властью больной старухи, Фрой и стал лишь инструментом ее мести.

Да, я здесь не по воле тех1 Квинта Фроя, я прибыл для свершения мести данному поселению гоблинов от лица безымянной для меня старухи-шаманки. Примерно так.

Итак, что же мне предпринять в свете открывшихся обстоятельств? А вот тут вопрос из вопросов. Дело в том, что изрядно поживший технический специалист накопил приличный багаж, хоть и невероятно интересных для меня, но уж очень, аж до обидного, бесполезных в моей ситуации знаний, которые я всё же, с жадностью поглощаю. Невероятно быстро, к слову, на порядки быстрее чем учился сам Фрой.

Так почему же это всё бесполезно для меня? Что ж, до группы гоблинов, в засаде на которых я сейчас сижу, еще приличное расстояние и некоторое время у меня есть, поэтому поясню. Итак, нейросети, что являются одним из краеугольных камней всей космической цивилизации в рамках Единства, представляют из себя комплекс, ну пусть будет устройств, как я понял нанометрового техпроцесса, которые разворачивают внутри тела носителя, и служащие ему впоследствии в роли смартфона, компьютера и даже медицинского оборудования, которое как следит за состоянием здоровья, так и позволяет улучшать тело, выступая «площадкой» для монтажа разнообразных имплантов. Но самое главное, что предоставляет эта самая, замечательная нейросеть, так это возможность ускоренно и без особых усилий изучать базы знаний. То есть постигать новое, учиться.

Как упоминал, поглощение заинтересовавших знаний и навыков пирата средствами Системы, сопровождается уже знакомыми мне приятными ощущениями мурашек и прохлады где-то в области затылка и онемением в районе некоторых групп мышц, что исходя из опыта, перенесется после и в тело Франта, ну и занимает это всё считанные минуты. У Квинта же Фроя, процессы изучения баз знаний средствами нейросети и подготовки, тренировки тела к новым навыкам, но уже в специальных капсулах, не вызывало никаких физических ощущений и занимало длительное время от часов, для низкоуровневых маленьких, скажем так, базочек, до месяцев, а то и лет, для высокоуровневых гигантских баз с серьезными профессиями. Там у них всё зависит от некой инты, то есть ИНТ — Индекс Нейронного Транзита, который у старика чуть выше среднего.

Так почему же тогда такая «вкусняшка» бесполезна? Нейросеть этого пиратствующего техника была подло заблокирована его капитаном после упоминавшегося конфликта. Тот гад, установил рабскую надстройку ну или имплант на неплохую нейросеть 3го поколения с технической специализацией, что и позволило новому хозяину заблокировать доступ к ней для раба-носителя. Вот и замешкался у капсулы старый пират с неактивной нейросетью, ибо всё оборудование в Единстве работает при её прямом посредничестве и как правило по беспроводным каналам связи, но есть и всяческие «костыли», кои и пытался задействовать техник с немалым опытом, для чего, правда, требовалось некоторое время, а как уже не раз упоминалось, агрессивная фауна его не дала невезучему авантюристу.

Ну вот и получается, что сейчас в голове у меня, хотя наверное всё же в теле, содержится «прелесть», которая вовсе не «моя». Прелесть, которая не работает. Гадство, что тут скажешь. Да даже если бы и была она активна, но нейросеть-то физически в этом теле, а в Франта я вернулся бы всё равно без неё. Так что, как и говорил — бесполезна.

Но возвращаясь к вопросу: что ж мне теперь делать-то. Всё интересующее я уже «скачал» из памяти пирата и вот какие пути теперь вижу. Прежде чем валить босса, кое за чем стоит сбегать к капсуле Фроя. Мне нужны «костыли»! В смысле, то самое оборудование из спаскомплекта, что поможет мне в попытке активировать нейросеть, чтобы подшаманить некоторые девайсы для работы уже без нее, что очень пригодится в мире Франта. Если же ничего не выйдет, то просто отберу подходящие ништяки, попроще так сказать, на роль двух предметов награды. А может и вообще сжульничаю. Есть у меня некоторые задумки…

Так, а вот и загонщики. Приближаются. Хорошо, что местные собаки теперь от меня шарахаются и все где-то забились по щелям, а то бы спалили мне «лежку». Ага, зеленошкурые миновали мою засаду. Пора их проредить.

Как мышка выбираюсь из хижины, и укрываясь за местными архитектурными шедеврами, подкрадываюсь с тыла к части гоблинского отряда. Они вынуждены были разделиться из-за узости проходов между несколькими плотно стоящими строениями. Пользуясь подсказками моей ненаглядной миникарты, без которой я сегодня не знал бы что и делать, определил группу поменьше. Они сейчас как раз, скучившись минуют проход. Там их четверо, а значит у меня неплохие шансы ворваться и устроить кровавую баню.

Стартую и уже не укрываясь на всех парах мчусь к врагу. Влетаю, что называется, с двух ног в ближайшего, всё-таки заметившего меня гоблина, который успел развернуться и перехватить оружие. В полете парирую Резвым выставленное копье, а ногой ломаю ребра что-то вопящему о тревоге коротышке, когда же уродец под хруст ломаемых костей отлетает, вдогонку чиркаю мечом ему по горлу. Зрелищно улетел.

Трое оставшихся толкаясь в проходе разделились. Один с воплями убежал вперед, а двое других развернулись и с воинственными харями подставились под один мой размашистый удар, что обезобразил их лица огромным кровавым росчерком и лишил жизни.

Минус три. Четвертый убежал, за ним я не погонюсь. Подхватываю с тела одного из уже даже не хрипящих людоедов, лук и коробочку со стрелами, что на название колчан пожалуй не тянет, и стремительно ретируюсь, поглядывая на красные точки.

Лук это хорошо. Вообще-то, давно уже следовало подобрать как минимум пращу, но сначала бесился с разбитой головой, кромсая ненавистных пращников, потом был изранен и не нашел в себе мужества перетерпеть боль и сделать-таки пару лишних телодвижений, чтобы затрофеить наконец что-то дистанционное.

Но вот, я приготовился к появлению трех бросившихся в погоню гоблинов, чьи отметки отслеживаю. Я специально избрал именно эту группу, пока остальные рыскают в иных местах. Уж в очень удобном для моей новой засады месте они оказались. Вот они и показались из-за хижины.

Пущенная мною стрела, на столь небольшом расстоянии особого мастерства не потребовала и успешно вошла в плечо заголосившего уродца, что принялся извиваться и кататься в пыли. Что-то я ему эдакое задел, видно. Остальные притормозив заозирались, после же небольшой заминки, что дало мне время наложить следующую стрелу, всё же приняли решение и рванули на меня.

Отважные дурачки, видят же, как я их вырезаю мелкими группами и всё равно бездумно прут.

Стрела вошла в горло уж очень приблизившегося левого из парочки, а я отбросив лук присел и выставил руку с Резвым, что после легкого росчерка им, принес мне еще сотню ОО. А после, сделав еще несколько шагов, упокоил и подранка со стрелой в плече.

Хм. А ведь за того, что умер от стрелы в горле, мне так и не дали опыта. Странно.

Для проверки маловероятной гипотезы, ткнул в однозначно уже мертвого гоблина Резвым и получил-таки недостающие 100 ОО.

Вот оно как. Выходит, опыт дается сразу лишь за уничтожение юнитов Системным оружием, а при использовании другого, только после непосредственного контакта упомянутым, чтобы забрать свои очки. Неожиданно, если честно, но многообещающе. Интересно есть ограничения по времени? Чтобы тело не перележало, так сказать. Ладно, как нибудь проверим.

Итак, ещё минус три. Осталось пятеро и босс. Мирняк трогать не стану. Не нужны мне очки такой ценой.

Из последних пятерых гоблинов, не разбежались лишь трое. Их-то я и подкараулил уже проверенным способом, а выскочив из укрытия, берсерком влетел в них, где получил несколько новых некритичных ран, которые уже спустя пару минут убрал Заживляхой, но сумел-таки покончить с организованными силами гоблинов в данном поселении. За оставшимися двумя бегать я не стал. Потом, когда вернусь из леса, закончу разом и с ними, и с боссом данжа.

Да, мне предстоял поход к спаскапсуле за ништяками, чтобы было чего утащить с собой из этого негостеприимного мира. Вот только нужно посильнее обвешаться вонючими набедренными повязками, благо их вон, целая куча есть, а то в борьбе моего страха с моей же жадностью, не уверен, что конкретно окажется сильнее.


Спустя несколько часов, я вошел в поселение гоблинов. Я был зол. Нет, не так. Я был в ярости. Я люто ненавидел гоблинов и уже был готов вырезать их поголовно, невзирая на пол и возраст.

Каких же я страхов натерпелся. Да лучше б я еще пару десятков гоблинов замансил, чем побывал в том ужасном месте. Это ж кошмар, ужас, жуть и… и… без слов.

Нет, на меня никто не нападал и даже не пытался. Вся эта живность разбегались от вони, что я источал на всю округу. Но как же это страшно, когда всё вокруг сотрясается и издает леденящие душу звуки множества топающих ножек, когда повсюду носятся табуны гигантских насекомых. Просто пипец.

Что вообще может быть ужаснее, когда ты под сырым камнем обнаруживаешь кубло каких-то гадких копошащихся многоножек, противных жучков и прочей мерзости? А я отвечу. Всё тоже самое, только когда они размером больше тебя и одномоментно приходят в движение, выползая отовсюду десятками, а то и сотнями особей, чтобы сорваться куда-то и не разбирая дороги умчать. Я ж теперь спать спокойно не смогу. Я ж даже визжал как девчонка пару-тройку раз. Да я когда сбитый падал, так не боялся как сегодня. Жуть. Жуткая жуть.

Правда было еще одно важное событие. Когда я уже приближался к на удивление легко обнаруженной спаскапсуле, Система оповестила, что я, мол, приблизился к границе, отведенной для данжей четвертого класса, территории и если пройду еще километр, то миссия будет считаться проваленной, а меня вернут.

Вот оно значит, как выходит. В общем, не судьба мне пожить в каком-нибудь новом мире. Хотя если мои догадки верны, то чем круче класс данжа, тем и отведенный под него радиус должен быть больше. Но это не точно.

Но за что же я так ненавижу именно гоблинов-то? А всё просто. Эти… эти… короче, не было в капсуле спаскомплектов. Все четыре утащили куда-то, еще и ободрали всё что блестело или показалось им привлекательным. Уроды. В общем, сходил я впустую и сейчас направлялся к боссу данжа, чтобы максимально мучительно спросить с него за свой страх.

Рассказывать, как я несколько часов истязал вождя племени под стенания жен и скулеж детей не буду. Не было такого. Пока шел, уже перегорел. Пришел и тупо жахнул этого урода в моем комбезе мечом по башке. Даже тех двоих беглецов не искал, а под руку они не попались, сбежали куда-то.

Со страшной рожей миновал толпу примолкших некомбатантов, жадно дожирающих шаманку и направился к самой большой и богатой хижине вождя. Там и обнаружил искомое. Три целых кейса спаскомплектов и покореженный, но так и не вскрытый, четвертый.

Вождя, к слову, я еще не упокоил, а лишь оглушил ударом Резвого плашмя, ну и связал. Всё же, перед тем как покинуть этот мир, мне нужно попытаться активировать мою нейросеть.

Сейчас я сидел перед небольшим, где-то 30×20 см, не сильно толстым чемоданчиком из повсеместно применяемого в Единстве полимера, где и содержался тот самый спасательный комплект. Открывался он элементарно, но не зная как, не совсем очевидно, поэтому-то и был слегка помят, так и не сумевшими его вскрыть гоблинами.

Дотронувшись пальцами в определенных местах кейса, я взялся за «отлипшие» или скорее «отставшие» от корпуса «язычки», небольшие такие зоны, фрагменты, потянув за которые «разлепил» незначительный нахлест, что был в месте соприкосновения крышки со всем остальным. После этого стало возможным открыть кейс привычным нам образом, словно чемодан.

Тут, как и во множестве всего в Единстве, питание поступает при контакте с открытым участком кожи. Так например, комбезы носятся на голое тело и для работы основных систем хватает той энергии, которую вырабатывает само человеческое тело. Застежки, например, работают на принципах «слипания». Как и наша Земная «липучка», только там не механический принцип, а таковы свойства материалов. Так, для закрытия застежки, то есть её «слипания», достаточно легко прижать и провести по ней голой ладонью, что даст и энергию, и понимание сути требующегося. Эта операция там называется «приглаживание». Для открытия же, необходимо «отщипнуть». То есть потянуть голыми пальцами за определенный участок, что и произведет «разлипание». Обычно этот «язычок» слегка выступающий и заметный, ну или как в случае с кейсом спаскомплекта, становящийся таковым лишь при соблюдении определенных условий.

Всё это стало доступно начиная со 2го поколения технологий Единства, которых на данный момент всего четыре, и о которых я как-нибудь поведаю.

Итак, из всего что внутри, мне пока что необходим лишь один предмет. Тот самый «костыль», с помощью которого я и попытаюсь получить доступ к своей нейросети. Планшет!

Чтобы добраться до него, нужно для начала убрать транспортную пену. Это такая себе мочалка, губка, которая препятствует «тарахтению» содержимым всевозможных контейнеров, как в условиях гравитации, так и при отсутствия оной. Приложив руку к определенной «контактной площадке» я активировал процесс сворачивания транспортного состояния. Спустя считанные мгновения, плотная упругая масса, ранее обволакивавшая содержимое кейса и заполнявшая все пустоты, опала, превратившись в пучок отдельных волокон, словно тонкая лапша быстрого приготовления, только гораздо тоньше, и которую легко теперь вынуть всем жмутом. Ввиду того, что волокна эти весьма скользкие, нигде ничего не запуталось и за собой не утянуло. Удобная штука и ее легко можно переработать имеющимся техинструментом на что-то другое, ибо это есть тот же пресловутый полимер, ну или повторно использовать.

Взяв планшет, который ничем не напоминал привычное еще с Земли устройство, я активировал его. Это скорее, напоминало маркер, толстый фломастер. Да-да, такой себе цилиндр, из которого словно из рулетки вытягивалась тонкая широкая пленка, что по команде из гибкой становилась твердой, превращаясь едва ли не в 10-инчевый дисплей, тем самым обретая сходство с известными мне Земными аналогами.

Подобные метаморфозы, опять же являются особенностями того самого 2го поколения технологий Единства, а именно, материалы изменяющейся упругости и продвинутого оперирования энергиями. Это, как уже упоминалось, и «слипание» двух поверхностей, и теперь вот, изменение упругости, придание твердости. Те же ремни безопасности, например, что несмотря ни на что, всё еще используются в Единстве, могут быть как мягкими лентами, так и при необходимости превращаться в жесткие рейки, хотя преимущественно лишь подгоняются под конфигурацию удерживаемого тела. Ну и разумеется, две ленты можно срастить посредством упоминавшегося ранее «слипания», так что никаких пряжек, защелок, фастексов и тому подобного. Но сейчас не о поколениях технологий, поэтому возвращаюсь к планшету.

Этому устройству никакой авторизации не требуется, точнее привычных нам паролей, отпечатков пальцев, рисунка сетчатки глаза, а то и анализа ДНК. Планшет сам связался с моей нейросетью и получил подтверждение гражданства в Единстве, а значит и правомочности взаимодействия со мною. Этого было достаточно, так как он из спаскомплекта, а не личная собственность, и ни идентификатор нейросети, ни какая-либо конкретика по моей личности ему была без надобности. Лишь уточнил что я не «дикий», которым высокие технологии запрещено передавать.

Идентификатор нейросети, к слову, это можно сказать основной документ в Единстве, также является и средством банковской авторизации для расчетов, да и вообще при взаимодействии с любыми устройствами. Утверждается, что подделать его невозможно.

И да, несмотря на отсутствие у меня доступа к интерфейсу нейросети и ее возможностям, она всё же работает, пусть и не полноценно, а лишь продолжая предоставлять все требующиеся идентификаторы, как о моей личности, таки и статусе.

В общем, планшет согласился со мной работать и теперь момент истины, от которого очень многое зависит. Коды!

На все рабские импланты существуют коды доступа, то есть, у кого они есть, тот считай и владелец данной живой собственности. Потом-то их можно и поменять, но принцип именно такой. Капитан пиратов был ленивой задницей и не очень любил возиться с техникой, да и вообще работать, поэтому подготовку рабских имплантов доверял именно тех1 Фрою. Не последнему человеку на борту, к слову. Медика-то у них не имелось, вот Квинт и исполнял его функции, причем за довольно приличное вознаграждение. У него имелись пусть и недоученные базы по медицине, но уже позволяющие работать с медкапсулой. Взломанной разумеется, если бы она была оригинальная, то без сертификатов ничего подобного бы не вышло. Но суть не в этом.

У Квинта сейчас установлен рабский имплант, который он сам и готовил, и коды на который ему известны. Если капитан, что весьма вероятно, их не сменил, то я сейчас смогу стать собственным владельцем и дать себе наконец доступ к интерфейсу нейросети, ну и активировать её, заставив работать наконец полноценно.

Итак, с помощью планшета я связался с нейросетью по здешнему «вайфаю», антенна которого, видимо у меня где-то в голове, и запросил доступ, а после, набравшись мужества приступил к вводу кода. Вручную! Жуткую, зубодробительную, гигантскую последовательность символов, что разумеется, при штатно функционирующей нейросети передавалась бы вовсе не вручную, а происходило бы это на порядок проще, и быстрее. Иначе активация каждого устройства в Единстве превращалась бы в пытку.

Наконец закончив ввод, я перепроверил его несколько раз, и воззвав к небесам, скрестив пальцы и выдохнув, подтвердил.

Глава 11

ГЛАВА 11

— И всё же, молодой человек, я рекомендовала бы вам остановить свой выбор на одном из достойнейших родов славного Зеленого Дома. Иначе, такая возмутительная ситуация повторится еще не один раз.

— Благодарю за совет, ваша честь, — ответил я отвесив легкий поклон уже порядком заколебавшей меня тётке, на что та преисполнившись достоинства величаво кивнула.

Тоже мне, вельможа, блин. Вот бы и передо мною так все лебезили, когда я летёхой был. Мда.

Трясясь сейчас в дилижансе, я только что завершил беседу с той самой мадамой в полувоенном прикиде, что так трогательно держалась за ручку со своим, сверлящим меня недовольным взглядом, нежным кавалером. Хотя нет, «кавалер» тут дворянский титул, ну типа шевалье, а этот хлыщ не маг.

В данже, как можно понять, я закончил и покинул его. Следуя плану, решил было уже приступить к инсценировке нападения коварных бандитов на типа заблудившуюся магичку, это в черном плаще которая, как заметил выскочившего из подворотни пацаненка лет двенадцати. Шмыгая носом, он предложил свои услуги. Убрав приставленное к сердцу магички острие потайного клинка одного из бандитов, я прикинул, что времени до отправления дилижанса в обрез, но все же решил выслушать.

Щегол предложил мне оставить на телах часть трофеев, за это его команда юных «тимуровцев» окажет посильную помощь в деле очистки улиц и горячо заверял, что тела никто не найдет. Сервис, чё.

Я хоть и опасался, что в мире, где как оказалось, нет никаких жутко могучих артефактов позволяющих как-нибудь по ауре отследить смертоубийцу, а все оперативные мероприятия заключаются в работе со свидетелями и выбивании признаний, не стоило доверять столь важное дело тем, кто не станет держать язык за зубами, а скорее всего, еще и раструбит на максимально широкую аудиторию, пусть и специфической классовой принадлежности. Но устраивать хитромудрые инсценировки или, упаси меня психдиспансер, учинять расчлененку и обезображивание трупов с целью сокрытия их личности, и всё это за десять минут до отправления дилижанса да еще и на глазах хоть и попритихших, но всё же активно пялящихся в окна жильцов окрестных домов — мягко говоря попахивает идиотизмом. В общем, я принял предложения шкета и рванул поскорее на «автостанцию».

Выбираться из города на дилижансе я планировал в любом случае, а когда сойти с него, решил бы исходя из обстоятельств. В конце концов, покинуть город, что называется, с ветерком и на шести лошадинных силах, гораздо разумнее чем всего лишь на одной и даже не лошадиной.

На уже отбывающий междугородний транспорт я едва успел, и если бы не та самая госпожа отставная рыцарь, что как я упоминал, изрядно мне докучала, то 1 °Cребрых за билет были бы потрачены впустую. Узрев же в окошко бегущего меня, да еще и со свертком торчащих отовсюду трофеев, упомянутая мадам плотоядно оскалившись накричала на «водителя», укоряя того в том, что он видите ли не дождался цитата: «благородного господина мага». Во как!

Уже когда я распихав свой багаж уселся и стер пот со лба, моя попутчица, игнорируя недоумение и даже презрительные гримасы, греющих уши остальных пассажиров первого класса, завела разговор, суть которого свелась к полному ее одобрению моего мужества. Тетка хоть и несколько дубовая, в плане манер и мировоззрения, но это, понятное дело, лишь с точки зрения меня как эксЗемлянина, но соображает. Она прочухала, что раз меня увели бандиты, а вернулся я с трофеями в виде их имущества, которое трудно было скрыть ибо из пиджака одного из амбалов, как бы я не кутал, все равно торчали их трости и прочее, то значит сумел решить вопрос решительно, и что видимо ее впечатлило, быстро, как это и подобает «благородному господину магу».

Почему я упрятал трофеи не в плащ магички, что определенно более подходил, нежели пиджак? Не захотел брать столь примечательный предмет гардероба, так как в подобном одеянии на «автостанции» была лишь она одна, но вела себя словно не вместе с бандитами, да и последовала за нами слегка задержавшись, будто бы она вообще не при делах. Я, к слову, один из стилетов из трости всё же оставил в ее сердце, маскируя рану от Красавицы. Глупая перестраховка, но мало ли?

Ну а когда я выдал свою версию, мол, бандиты, видимо спутав меня с кем-то, пытались силой принудить следовать за ними, тогда я и вынужден был защищаться, в итоге покарав предерзких, то получил полнейшее одобрение собеседницы и интерес остальных пассажиров уже более осторожно демонстрирующих презрение. Отставная военная на мою проникновенную речугу, вроде как ничего не понимающего и до крайности возмущенного разгулом приступности юнца, лукаво прищурилась и выдала: Что я, мол, очевидно направляюсь в столичную магическую академию, а так как, по всему видно, еще не принадлежу ни к какому из родов, то бандиты и соблазнились перспективой заполучить ничейного мага, да еще и мужчину. Мужчина-то определенно слабосилок.

А как иначе-то, если мы по уровню дара очень редко способны показать едва ли рыцарский уровень. Да, рыцарь это не только, точнее не столько звание или чин, а уровень мага. Офицерами ведь — тут только маги.

Выдав мне такой вот нехилый анализ, продемонстрировав неожиданную дедукцию и недюжинный жизненный опыт, ее честь кавалер* Миронь Граст из Зеленоярских, рыцарь* 6 компании Серебрянной баталии Зеленохолмского полка в отставке, вызвала у меня уважение и черт возьми желание. Что, по-видимому, не укрылось ни от нее самой, ни от ее спутника. Проклятие.


*Притворимся, что рыцарь(кнайт), рейтар и шевалье, кабальеро, кавальер, что всё суть «всадник», это разное.


Ну а чего удивляться-то? Если я, изможденный воздержанием, подумывал уже махнуть рукой и ввалить тысячу очков в нафиг ненужное мне Среднее заклинание Очистка, а по сути обеззараживание, что позволило бы броситься во все тяжкие не опасаясь срамных болезней. Да и сидящая напротив меня обладательница строгой прически её бордовых волос, но с лукавым локоном над правым глазом, которые к слову, у нее серо-голубые, а еще прямого благородного носа, весьма аппетитных губ, притягательных форм пониже шеи, ну и прочих достоинств, хоть и была уже не молода, но вызывала у меня симпатию, теперь уже не только плотского характера. Я, то есть Костя Салин, и сам-то был не сказать что юн, поэтому подтянутая, красивая женщина лет сорока с великолепной фигурой для меня воспринимается как вполне желанный объект. Ну подумаешь, для Франта все кто старше 30-ти — старухи. Много он понимает.

Стоит наверное, пояснить что значит всё то нагромождение при ее вполне обыденном здесь имени Миронь Гаст. Кавалер — нижний дворянский титул, не дающий права на основание своего рода Зелено-каких-нибудь, но позволяет войти в уже существующий, что как видно по упоминанию в ее именовании Зеленоярских, и было предпринято госпожой отставным рыцарем.

Рыцарь — аналог лейтенанта, но это и магический ранг. Дальше у них там идет главный рыцарь, полагаю, это капитан, который и магически уже посильнее будет. Командор — то ли майор, то ли подполковник, комбат короче. Сильный маг. Какие у них тут штабные и начальствующие, я не знаю. Во главе же полка — магистр.

Далее, серебряность баталии, то есть батальона, означает лишь порядковый номер данного подразделения в полку. Золотая — первая, Серебряна — вторая. Бывают еще и Бронзовая и даже номерные, но то на случай войны и мобилизации. А так-то, полки тут могут разворачивать в монстров чуть ли не из десятка батальонов. В баталии по три компании, которые всё равно что роты, нумерация у них сквозная.

Вроде всё разобрал.

Но вернемся к досаждавшей мне в пути тётке, и беда тут даже не в том, что своими разговорами она не давала мне сосредоточиться на изучении наград за данж и освоении очков опыта, чем я всё же занимался параллельно, хоть и периодически отвлекаясь, а в том, что женщина будто бы не замечая создавала конфликтную ситуацию. Ну вот зачем, спрашивается, даже если я и невольно дал повод, но так откровенно кадрить меня, когда у тебя под боком сидит твой ненаглядный с атласным голубым бантом на пол груди и гневно мнет свой модный и не менее голубой цилиндр? Ревнует похоже. Любовь она такая: вдруг ему больше не купят ничего голубого, а это похоже, его любимый цвет.

Нет, мне вовсе не претят грубоватые ухаживания красивой зрелой женщины. Плевать, что она непривычным мне образом трактует роли в паре, с этим я когда «потушен свет», как-нибудь разберусь. И на то, что передо мною не юная прелестница, ибо так как бес с моим ребром пока не успел ничего предпринять, на нимфеток меня еще не потянуло, и взрослые женщины одной со мною возрастной категории, так сказать, меня вполне привлекают. Но вот то, что скорее всего дело дойдет до смертоубийства и мне придется что-то решать с ее уже не столь гиперчувствительным хахалем, а по всему вполне себе бойцом, хоть и в смешном наряде — это похоже факт. Гадство.

В общем дамочка, еще до того как начала оказывать мне знаки внимания, заверила, что я поступил должно чести и в случае возникновения проблем, она примет мою сторону и будет свидетельствовать в мою пользу, да и намекала на то, что кто, мол, будет плакать по почившим бандитам, которым место на виселице. Тем самым убедила меня не сходить с дилижанса раньше времени, ну и поспешить с оформлением своего дворянского, то бишь магического статуса. Раз подобное им тут сходит с рук, то чего теряться.

Также, она активно агитировала примкнуть к достойнешим Зеленоярским. Ну или еще к кому, но исключительно из Зеленичей.

Это самое ключевое, если отсеять всю лирику из нашего с ней общения. Но наконец, беседа с попутчицей завершена и образовавшийся перерыв стоит посвятить подведению итогов похода в данж городских бандитов, а они весьма существенные.

Коды Квинта Фроя подошли! Как я и предполагал, пиратский капитан их не сменил. В результате я стал владельцем раба в своем же лице.

Первым делом я активировал полный функционал нейросети и провел ревизию. Рабский имплант в наличии и его уже никуда не деть. Юридически, попади я в Единство, являлся бы бесправной собственностью своего хозяина, который был бы в ответе за все мои действия. Фактически же, сам являлся бы таковым, что вызывало некоторые, скажем так, административные конфликты, но чисто технически было вполне возможно. По сути, я был бы слегка пораженным в правах, но всё еще гражданином. То есть следовало бы просто не высовываться за пределы ряда государств, где рабовладение вне закона.

Именно рабовладение, так как вне закона именно оно а не само рабство. То есть рабов не освобождают, а выдворяют или что вероятнее перепродают, через подставных лиц. Вот такие там порядки. И да, под рабами подразумеваются лица с уже установленными рабскими имплантами, извлечение которых технически не возможно.

Но в Единстве я бы ни при каких обстоятельствах не смог оказаться, и дело тут не только в границах данжа четвертого класса. Просто планета находилась в жуткой глуши, скажем так, и отослать сигнал бедствия, а после со спасателями рвануть в Единство не вышло бы, как бы заманчиво это ни было. Для подобного как минимум следовало бы подняться на орбиту, а штатная четырехместная спаскапсула, изначально этого не может. Да даже если бы она и телепалась там, взывая о помощи, но без оборудования гиперсвязи ее услышали бы лишь в звездной системе, а за пределы сигналу лететь далековато, мягко говоря. Вероятность же того, что десятилетия спустя, когда он достиг бы ближайшей цивилизованной системы, нашелся бы альтруист, что рванул меня спасать, стремится к 0. Да и не прожило бы столько тело старика.

Так что Единства мне не видать, поэтому и статус раба, что неросеть исправно сообщала всем интересующимся, для меня не критичен.

Рабский имплант, помимо всего прочего, способен подавлять агрессию раба по отношению к хозяину, а также применять наказание по воле того. Но так как смененных уже кодов на владение мною ни у кого нет, то весь упомянутый функционал никто кроме меня не сможет задействовать. А я не шизик и не мазохист, поэтому подобного и не произойдет. В общем, ничем более от обычного носителя нейросети я не отличался.

После активации основного элемента моего плана, я приступил к подготовке оборудования, которое планировал забрать в этот мир, чтобы иметь возможность использовать его без нейросети. Пришлось потратил прилично времени на взлом выбранных устройств, чтобы отключить проверку на «дикость».

Как упоминалось, лица без нейросетей, а в некоторых случаях и с нею, но без гражданства какого-либо из государств Единства, не смогут работать с тамошним оборудованием. Оно просто откажется. Законом запрещено передавать технологии недостаточно развитым цивилизациям.

Как способ обхода данного ограничения выступает взлом, а у Квинта Фроя были разучены эти очень интересные и однозначно нелегальные базки, пусть и не особо высокого уровня. Однако квалификации старого пирата, а теперь и меня, оказалось вполне достаточно, чтобы подкорректировать планшет и прочие ништяки.

Планшет был основной моей надеждой, так как при отсутствии нейросети, с помощью него я планировал взаимодействовать в этом мире с прочим оборудованием. В роли другого, не менее важного устройства выступал универсальный техинструмент, который я также взломал и «научил» работать с «дикими». Ну и произвел еще несколько улучшений, тем самым решив вопрос с энергопитанием. Техинструмент это просто феноменальная штука, но о нем позже.

После завершения подготовки всего необходимого в рамках плана «минимум», то есть адаптации и даже легкой модификации двух отдельных предметов, что выступят в роли награды за данж, я приступил к воплощению плана «максимум».

В общем, я решил сжульничать и с помощью полимера, да хоть из той же переработанной транспортной пены, склеить все предметы из кейса, в том числе и адаптированные, в одно целое, при чем так, что сохранилась работоспособность всего этого. Пришлось постараться.

Ну да, идейка так себе, но лучше попробовать, чем сожалеть что даже не проверил такую возможность. А уж если это сработает, то открываются впечатляющие перспективы, ведь имея в инвентаре техинструмент, всегда можно скреплять упомянутым образом множество предметов и забирать их как награду. Вот только, как оно опознается Системой после снятия скрепляющего полимера? Будет ли убираться в инвентарь после этого? А может и вовсе станет неразрушимым и раскрепить не выйдет? Ладно. Поглядим.

Короче говоря, к вечеру я уже был готов покидать мир гоблинов и всякой ползучей мерзости, поэтому еще раз перепроверив все, отсек голову боссу данжа, за что был обрадован Системой привычным уже сообщением и 3000 ОО.

В следующий миг я оказался среди трупов бандитов и магички. О последующих событиях я уже поведал.

Итак, сейчас я решаю для себя очень важный вопрос: журавль или синица? Нелегкий выбор.

Поясню. Система изрядно потроллила меня, указав в списке для выбора награды из данжа то скрепленное полимером чудище из разных девайсов, как все предметы по отдельности, ну и сам крепеж под наименованием «так себе уловка». Но также и удивила, определив нераспечатанный спаскомплект со всем своим содержимым, как один объект.

Ну это логично, внутри ведь всё транспортной пеной заполнено, а следовательно, вполне себе монолитно. У меня из четырех кейсов два нераспечатанных осталось. Помимо помятого пришлось вскрыть еще один, так как потребовался второй техинструмент для модификации первого.

Но это, как можно понять, еще не всё. Система просто-таки выкручивает мне руки, предлагая среди наград внезапно нейросеть.

Как? Каким образом набор нанитов, или из чего она там, может быть предметом? И куда оно, это вот всё, попадет? Ляпнется кучкой в инвентарь или прям в меня? А я не крякну от такой процедуры? А будет ли оно работать? Короче, миллион вопросов, но черт возьми, как же соблазнительно?

Вот и выходит, синица в руке, то есть модифицированный техинструмент и адаптированный планшет, ну или журавль в небе, а именно, непонятно каким образом и как всё это в итоге будет выглядеть, но аж нейросеть и целый запечатанный спаскомплект?

В первом случае я получу всё в рабочем состоянии, но до конца своих дней буду мучаться сомнениями на тему: а не упустил ли я свой шанс, а вдруг бы она заработала и у меня была бы сейчас нейросеть. Ну а во втором — я или сорву джекпот или обрету груду не работающего хайтека, потому что без нейросети и определяясь как «дикий», я однозначно уже не смогу задействовать устройства из спаскомплекта.

Вот за что мне такое?

Но как бы интенсивно я не метался, на принятие решения много времени не ушло. Поэтому зажмурившись, выбираю всё же спаскомплект с нейросетью.


Надо же? А меня даже и не вырубило. Так, слегка парализовало, где-то на пол часика. Но я был с закрытыми глазами и вполне мог сойти за спящего. Надеюсь моя зверская рожа, человека ожидающего взрыва, никого не смутила.

Что ж, попретворяюсь еще чуток спящим, чтобы убедиться что я это еще я. Тэ-экс. Ага. Ого. Ну-ну. Угу. Ну что я могу сказать? Джекпот!

Нейросеть не в инвентаре, как кейс спаскомплекта, она прямо во мне и уже работает. То есть мне не произвели штатную установку, как это было у Фроя, после чего она еще какое-то время разворачивалась, выходила на штатный режим работы и настраивалась им, а словно бы была перенесена в том виде, в каком находилась у пирата, точнее уже меня в теле старика. Даже все идентификаторы и сертификаты перенеслись, а я теперь определяюсь не как Франт, а как Фрой. Да-да, именно как гражданин Единства тех1 Квинт Фрой. Удивительно.

Так, что еще? Увы, но пока я в пути не привлекая внимания поработать с оборудованием из кейса не выйдет, поэтому отложим это, а поглядим-ка лучше статы Системы, для которой я всё еще Франт.


Имя: Франт

Уровень 6

---

ОО: 4840

ОХ: 0

---

Сила 1

Ловкость 2

Выносливость 5

— Прочность 0

Разум 2

Дух 2

---

Карта

Умения:

— Навыки: Мечник IV класса

— Младшие заклинания: Заживление II класса


Инвентарь:

Меч IV класса

— Награды: Семя мелорна V класса, Спаскомплект, Нейросеть


О как. Интересно. Как видно, награда из данжа разбойников, а именно семя мелорна, которое ранее так и именовалось в инвентаре, после посещения данжа городских бандитов, а точнее во время него, внезапно обрело еще и класс. Сейчас он почему-то пятый, хотя последний данж был четвертого. Ну-ка, где там Системная справка?

Ага, вот оно что. Пятый класс, как и некогда у меча, был присвоен автоматически, но лишь при входе в следующий данж. Хм, ну ладно. В общем, помимо этого Система сообщает, что предметы-награды возможно использовать не только тут, в смысле мире Франта, но и в данжах, правда при условии, что их классы будут совпадать.

Выходит, чтобы моя нейросеть, ну или техинструмент из спаскомплекта, были активны и доступны мне, когда я отправлюсь в следующий данж, мне необходимо будет вкинуть в каждый из них, по уже стандартным расценкам, 10/100/1000/… ОО для поднятия их класса и выравнивания его, так сказать, с классом данжа.

Занятно. Еще одна статья расходов, но и новые перспективы. К слову о расходах, как видно, теперь и на Прочность стало возможно тратить ОХ, становясь гораздо более «жестким», а это и еще ого-го какие расходы. Мда, похоже нагибатором мне не светит стать уже в первую неделю. Жаль. Я-то уже продумывал дизайн своего плаща и маски, а тут такой облом. Красные трусы надевать не стану, и не просите.

В общем, что это значит? А то, что попридержим пока ОО. Опять. Э-хе-хе-хе-хеэ-эх.

Ладно, пора уже перестать «спать», а-то затек весь.

— Вы проснулись, Герд? Кашмары? — с неуместной заботой, почему-то пронизанной похотью, поинтересовалась Граст.

— Нет, мадам, — надерзил я ее чести. — Вам показалось.

— Экий вы скрытный, сударь, — сделала вид что обиделась, но отвернувшись к окну, то и дело теперь бросала на меня плотоядные взгляды и едва не облизывалась, эта несносная дамочка.

Мрак. Как же я с этими ненормальными в академии-то учиться буду?

Глава 12

ГЛАВА 12

Провожая взглядом удаляющуюся Миронь, что грациозно покачивала бедрами, вводя меня в изрядные сомнения и рождая отговорки на вроде: «высплюсь еще, когда-нибудь, потом», я всё же нашел в себе силы и наскреб решительности, героически закрыв-таки дверь, а после вернулся в измятую постель, что еще хранила тепло наших тел.

Ну да, не устоял. Клеймите меня все. Заслужил. Но не жалею. У них тут, и не скажешь что прям псевдосредневековье. И с гигиеной порядок и с… специфической образованностью, скажем так. Но о своих женщинах я не имею привычки делиться подробностями и травить «охотничьи» байки. Даже, когда они уже не мои. Поэтому: то, что было под одеялом — останется под одеялом.

Мда. Хрень сказанул. Мы ж и свет даже не тушили.

Так вот, с ее честью кавалером Граст мы в первую же ночевку на придорожном постоялом дворе, которых до Зеленодара предстоит еще три, наплевав на пересуды и последствия, бросились в водоворот страсти. И сдается мне, что честь ее чести с утречка придется-таки отстаивать с мечом в руках, давая сатисфакцию Лютику. Но это не точно, он же простолюдин. Фи.

Мда. Сказал аристократище Костян Салин аж не счесть в каком поколении чистокровный крестьянин. Правда, из-за проклятого тоталитарного прошлого с их ненавистным бесплатным образованием для любого, кто не совсем уж того, дед с бабкой подвели. В интеллигенцию им, видишь ли, захотелось. Такую династию поломали. Эх. Ну и я еще выпендрился. Ишь, летать ему захотелось, майор подпаленный. Хотя ж на пенсию меня уже подполковником выкатили на колесиках. Ну да ладно, не суть.

Кого и куда несуть, спросите вы? А я отвечу. То ли меня пронзенного клинком завтра поутру понесут, то ли Лютика. Но отбросив шутки за 300, всё же стоит подготовиться, поэтому 1000 ОО уходит на Мечника III класса, пока моя жаба не проснулась. После же привычных мурашек и онемения в мышцах, я являю в руку Резвого и понимаю, что второй клинок теперь для меня не третья нога или пятое колесо, образно говоря. Я конечно, еще не обоерукий мечник, но дага или внезапно баклер в кулак левой руки значительно повысят мои шансы. А это значит…

Резвого обратно в инвентарь, а в правую руку Коготь.

Ха! А это значит, что, как я и думал, смогу теперь устроить кровавую баню даже с существенно более коротким клинком и поножовщина для меня уже не проблема. Кстати!

Успокоенный возросшими теперь навыками смертоубийства заточенной железякой и будучи убежден в успехи дуэли с почти любым среднестатистическом дворянчиком-неманьяком боя на мечах, извлекаю из инвентаря спаскомплект и решительно вскрываю его.

Так, транспортную пену долой. Вуаля!

Итак, внутри у нас такой же, как был на Фрое в момент приземления, а после его таскал и вождь гоблинов, комбез 2+ поколения. Подробности о нем позже.

Монокристаллический нож — с виду такой себе тантоподобный тесак с почти двадцатисантиметровым прямым клинком из серого полимера. То, ради чего я сюда и полез, но отложим пока и поглядим дальше.

Водородный реактор — устройство позволяющее из обычной воды вырабатывать энергию. Такой же я совместил с одним из техинструментов, когда модифицировал его, чтобы обеспечить бесперебойное энергопитание.

Так, сам универсальный техинструмент с небольшим запасом полимерных стержней — это просто-таки эпичная штукенция, незаменимая при робинзонаде и чьи возможности описать двумя словами не выйдет. Конкретно этот, как можно понять, в стандартной комплектации и не взломан, в чем, при наличии нейросети, и нет нужды, но не повредит.

Далее, парализатор — пистолетоподобная вещица, что позволяет облучать и тем самым вырубать биоцель в нескольких метрах от себя.

Конечно же аптечка — полезный девайс в виде такой себе крупной гальки, гладыша, поместив которую на поясницу в районе позвоночника, ну или около раны, можно обезболить, обеззаразить и даже зарастить рану, ну или вылечить болезнь.

Махонький дрон с роем — очень на аптечку похожая своей формой штука, внизу которой, в четырех выемках расположены малюсенькие ее копии. Служит как правило для разведки, являясь по сути «глазами» потерпевшего крушение, так как ни тепловизора, ни ПНВ у нейросети нет, но она, как не сложно догадаться, элементарно работает с внешней периферией, в роли которой дроны и выступают. Также, может обеспечить периметр безопасности от диких животных, посредством тех четырех малюсеньких элементов, так называемого, роя, испускающих направленное отпугивающее излучение.

Еще тут паёк на первое время, ну и немного всяких расходников, как например для обеззараживания или конденсации воды.

Таков состав спаскомплекта.

Ну что же, попробуем ножичек из мира космических полетов, ради которого я и доставал сейчас кейс. Холодное оружие, между прочим, в Единстве довольно широко применяется. Абордажные тесаки или вибромечи не говоря уж о полевых шпагах тамошних аристо, гораздо эффективнее вскрывают полимерную броню бронескафов, которая сносно переносит поражение энергетическим оружием ибо тугоплавка. От кинетического же, прекрасно защищают поля, да и материалы меняющейся упругости вполне успешно держат как пули с осколками, так и прочие поражающие элементы, причем, сводя практически на нет запреградное воздействие.

Так вот, всевозможные боевые базы в Единстве носят некомерческий характер, но прикупить их на черном рынке вполне реально и у Квинта Фроя в активе было интересненькое. Что же касается холодняка, то орудовать абордажным тесаком, что почти такой же, как и этот нож из спаскомплекта, но раза в полтора внушительнее, старик мог довольно ловко. А значит и я, который не побрезговал его знаниями и навыками, не отстаю.

И вот сейчас, держа в руке нож я осознаю, что ножевой бой и всевозможные ухватки теперь знаю еще и от Системы, которая подготовила также и мою моторику. И это очень странно и необычно, если честно, знать одно и то же, но по разному, что ли. Хотя полагаю, со временем всё уляжется и выровняется, скажем так. Но не менее странно понимать, насколько же Система крута. Как, откуда у нее все это? Неужто она, скажем так, «подсматривает» умения по разным мирам? Хотя мирам ли? Вселенным, наверное. Ведь, в прошлом данже была целая галактика, мизер которой занимает это их Единство, а Система, точнее Игра простирается на множество таких вот вселенных. Колоссально! Какие масштабы. Уму не постижимо.

В такие вот моменты, — думал я, отрабатывая тренировочный комплекс тесаком и периодически являя в руку Резвый, чтобы в итоге получить некий смертоносный микс, — ощущаешь себя буквально незначительной песчинкой в этом великом…

Мои нудные рассуждения, сопровождающие физическую активность, были прерваны стуком в дверь.

— Кто там? — раздраженно полюбопытствовал я, не прекращая махать колюще-режущим.

— Вам презент от ее чести кавалера Граст.

Какого редиса, они по ночам?.. А, уже светает. Вот это я заигрался новыми игрушечками. При том, блин, что этим самым ножиком, я всё равно ведь не стану пользоваться, так как есть клинки с жилой и Резвый. Мда. А ещё ж, так и не спал сегодня, дилижанс-то скоро отправляется, сразу после завтрака. Ладно, в карете буду дрыхнуть.

Открываю дверь, пряча нож за спину, а Резвый в инвентарь.

— Позвольте, сударь?

— Ну проходи. Поставь на стол. Есть что на словах?

— Нет, сударь. — как-то излишне дергано ответил этот засаленный тип.

— Держи, — кинув пару Грошей, отсылаю скользкого персонажа, что принес мне бутылку вина, почему-то бурно потея при этом.

Хм. Странно. С чего бы это она? Как-то не в её стиле. Мутно это всё. О! Я ж теперь довольно крут в плане техоснащения. Ну-ка…

Опять извлекаю из инвентаря кейс со спаскомплектом.

К слову, выяснилась интересная особенность: кейс — Системный предмет, куда я могу помещать его штатное содержимое, а после убирать всё в инвентарь. Но предметы из его состава — не являются Системными и поместить их в инвентарь просто так не выйдет. Именно по этому полимерный нож я прятал за спиной.

О! Идея. Ну-ка?

Кинув в кейс несколько монет, убираю его в инвентарь, теперь извлекаю, открываю. Бинго! Монетки на месте. А это значит? Правильно! У меня теперь будет магощит в данжах. Дух захватывает от перспектив. Но нужно всё же проверить вино. Тэкс.

Из множества всевозможных расходников выбираю индикаторную полоску, окунаю в вино, а после прикладываю к запястью, которое охватывает контактная зона нейросети. Их, к слову, множество по всему телу и они никак не выделяются на фоне кожных покровов. Нет тут ни золотых ни медных контактов, как у всяких там «диких», что не выбрались еще со дна своего гравитационного колодца. Полоску откидываю, ее можно будет переработать с помощью техинструмента, так как она из… Угадайте чего? Правильно! По-ли-ме-ра! Ну а потом сварганить из него родного, хоть еще индикаторов, хоть конструкции и материалы для постройки дома. Главное чтобы материала хватило, а его в свою очередь, можно получать перерабатывая органику. Но тут уже упирается в энергию, а за это отвечает водородный реактор. Слабенький и махонький, но теоретически неисчерпаемый источник энергии.

Итак, что мы имеем? Нейросеть сообщает о наличии помимо всякой вредной гадости из состава самого вина, еще и ударную дозу мышьяка.

Ай, моя ты прелесть! Лютик, не уж-то твоих рук дело? Пойду-ка я разопью с другом бутылочку Жунжуйского. Или какое оно тут? Так. Жун-чжуй-ско-е. Ага, ну почти верно выговорил. Хотя я ж думал, а не говорил. Не важно.

Не теряя время, набулькал себе полную оловянную кружку этого вот, с позволения сказать вина, кидаю туда "гроздь" запрограммированных абсорбирующих гранул и спустя пару минут имею триста миллилитров уже безопасного так себе пойла, ну и початую бутылку всё того же, но ещё смертоносного так себе пойла.

Ворвавшись с радостной рожей в зал трактира при постоялом дворе на тракте, где мы совершили ночную остановку, и с пьяным видом голосю:

— Выпьем, мой дорогой друг! За здоровье ее светлости княгини Зеленодальской!!! — и стремительно набулькал полную чашку ядовитой бурды охреневшему Лютику, что до этого с отрешенным видом сидел и ковырялся в своей тарелке. — Пьем стоя!

И под одобрительными взглядами напрягшихся было ранних посетителей, вливаю в себя эту уже безвредную кислятину из своей забавной емкости на ножке, но с ручкой.

— Э-эм… сударь, вы не желаете пить за здоровье ее светлости княгини Зеленого дома? — со страшной рожей проговариваю глядя на побледневшего Лютика, который сегодня сменил галстук-бант на салатовый.

— Ну что же вы, Розенкрайц? Такой тост. Как можно? — промолвила приблизившись, явно не выспавшаяся Миронь, протянув мне свой серебряный походный кубок, чтобы и ей налили.

Проклятье, не предусмотрел.

— Ой! Вот я растяпа. Такой нектар разбил(икнул). Трактирщик, лучшего вина мне и ее чести, бегом каналья! — всё же выкрутившись, обращаюсь теперь к едва живому Лютику-Розенкрайцу. — Ну что же вы, сударь, поспешите, а то скоро будет другое вино, а ваш сосуд еще полон, а следовательно здоровье ее светлости по вашей вине под угрозой! Ой, какой вы не ловкий. Но как же хорошо, что есть друзья, что подхватят ваш кубок и не дадут пролиться этой драгоценной жидкости. Прошу. До дна!

Вот же сука, едва не выплеснул отраву, но не на того попал. Я успел-таки подхватить его чашку, и даже, почти что ничего не пролилось.

— Я… Я н-не… — заблеял неудавшийся отравитель, с надеждой прикипев взглядом к моей опустошенной кружке.

— Пей, гад! Иначе я волью это в тебя, — шиплю в лицо уроду, что всё ещё надеется под шумок моего падающего тела отпетлять.

— Что такое? — не понимая встрепенулась Миронь.

— А пусть он расскажет, — решаю всё же не доводить до смертоубийства, но прекратить на этом наше совместное путешествие, ну я надеюсь, что она его турнёт или сойдет вместе с ним.

— Розенкрайц? — растерянно перевела на него взгляд бордововолосая. — Отвечайте, сударь.

— М-милая М-миронь… Я не в-виноват… Н-но…

— Что ты сделал, прощелыга? — на что не последовало вразумительного ответа от рыдающего скользкого гада. А после Граст обратилась ко мне. — Сударь, откуда у вас ЭТО вино?

— Доставили в номер, как презент от одной(пауза) известной нам двоим особы, — решил я поиграть в витиеватые фразочки и намеки. Стыдный стыд.

— От меня, что ли? — не поддержала меня ее честь, разбив в дребезги мои рабоче-крестьянские представления об изящной словесности и светских беседах.

— Угу, — аристократично ответил я.

— Ты знаешь что внутри? — повернувшись к Лютику спросила строгая Миронь, но ответом было его невразумительное мычание. — Понятно. Это ты послал? Ясно. Вставай, за мной.

И удалилась в свою комнату. Лютик же поспешил за своей… А кто она ему, кстати? Хм.


****

Любимая оранжерея главы Зеленого Дома.

— Ну что, Любушка, нас всё еще бойкотируют? — обратилась ее светлость к стремительно вошедшей графине, оторвавшись при этом от некого священнодейства над медной кастрюлькой, где булькало что-то очень ароматное и по-видимому вкусное.

— Да, Розали, эти несносные девчонки даже розог уже не боятся. Неслыханно. Но я не по этому поводу. Франт. Новости об этом возмутителе спокойствия и нашей головной боли, — устало плюхнулась Зеленовежская в плетенное кресло перед круглым столиком, содержимое которого источало умопомрачительные ароматы.

— Ну что ж, поведай мне, дорогая, об этом занимательном юноше, — попросила княгиня, усаживаясь за стол со множеством розеток варенья из разнообразного сочетания лепестков роз. А разлив завара по чашкам, очень по домашнему подвинула одну к собеседнице и указав пальчиком на одну из хрустальных емкостей произнесла. — Попробуй это.

— Он всплыл в Зеленорощинске, где три дня назад схлестнулся с местными бандитами. Не просто бандитами, а представителями целого преступного синдиката. Эти мерзавцы прорастили свои поганые щупальца даже в благородную среду. Вообрази, по наводке одного опустившегося дворянчика из местных, некоего баронета Ройбуц, одаренного сына баронессы Зеленодубской, которого она изгнала, лишив права носить родовое имя из-за его пристрастия к дурманящим веществам, так вот, бандиты по наводке этого негодяя посмели средь бела дня явиться на станцию экипажей губернского дилижанса, где на глазах у множества свидетелей окружили и увели дикаря с глаз долой в какие-то подворотни, — поддерживая интригу, графиня прервалась и положив ложечку лакомства в рот, с блаженным видом зажмурилась.

— Не томи, я же знаю, что сладкого не любишь, — не оценила лицидейства княгиня.

— Пять трупов. Из них одна магичка! — вздохнув выдала ее сиятельство.

— Продолжай, — особо ласково попросила, взбешенная нечистоплотностью Зеленорощинских благородных, их сюзерен.

— Это была рыцарь 3 компании, как ты понимаешь, Золотой баталии полка Зеленохолмской, — выдала графиня, словно вбивая гвоздь, пусть и не в гроб выскочки Зеленохолмской, но под ногти ей, уж точно.

— Почему? — безэмоционально спросила разъяренная княгиня.

— Дурман. Она плотно сидела на Драконьем дыме. На этом ее бандиты из банды Рыжего Корпса и подцепили на крючок. Она совсем уже, по отзывам сослуживцев и знакомых, была невменяема. Кроме этого пагубного пристрастия ни о чем не думала…

— Все знали? — позволила себе перебить подругу княгиня, чего почти никогда не делала.

— Да. Мы как начали копать, такого нарыли(помотала головой). Отчет пока не готова подать, так как расследование еще идет, а поспешила я к тебе из-за Франта, чтобы посоветоваться.

— Продолжай.

— В общем, баронет этот пришел в лавку, где должен был забрать партию «специй», как они называют зелье для воскуривания Драконьего дыма, и столкнулся там с Франтом. Отвечая на твой не заданный вопрос, благородный бандитам нужен, чтобы беспрепятственно доставлять дурман, такого ведь не остановят и не обыщут, да и доступ к высшему свету, какой-никакой, у него всё еще есть, а это значит более денежные клиенты и потенциальные знатные марионетки. Но этот гадюшник я разгребу, ты не переживай. Полетят головы, кого надо. Так вот, у них там в лавке возник конфликт и будучи весьма спесив, Ройбуц попытался вызвать дикого на дуэль. Но тот в очередной раз удивил. Мальчишка маг, Розали. И не простой. Он целитель! Смекаешь? То-то и оно. Целитель, да еще и мужчина, что равно слабосилок, а значит такого вполне возможно в узде держать, ибо такое будет по силам, как они думали, даже рыцарю. Главарь Корпс, на радостях за столь ценную информацию даже списал часть долга баронетику, ну и отрядил Косого Рюда с Серым Пяйцем при поддержке четверых громил, а также прихватили магичку из полка Зеленохолмской на захват Франта. А когда они, как я и говорила, отвели его с глаз долой, тот их и порешил на месте. Двое только и спаслись. Они-то, с Ройбуцем, нам всё и поведали. Старательно обсказали, как дело было, когда мы вышли на них и крепко поспрошали(ощерившись). Так вот, не знаю почему Мазурт обучил своего воспитанника не копейному бою, уж очень славен он сам был в нем, но Франт переколол всех потайным коротышем из трости. Каково? Магичку, к слову, тоже. Эта мерзкая дрянь, не достойная носить благородного имени, даже угол одного дома чуть не снесла, а в нашего шустрого мальчонку не попала, ну и сдохла на кончике его клинка, — очень оживленно и как-то даже радостно выдала ее сиятельство, словно бы описывая славные похождения любимого зятя.

— Он точно целитель, Любушка? — словно бы не слушая, всё после этого озвученное, отстраненно спросила задумчивая княгиня.

— Он нос расквасил баронетику, — необычайно весело начала графиня. — А потом сам же и залечил ему его. Ну чтобы унизить посильнее. А может и спровоцировать.

Уже серьезным голосом, и выделив последнее слово выразительной мимикой, закончила глава безопасности Дома.

— Думаешь, он опять нам услугу оказал? Вскрыл гнойник у нас под носом?

— Ой, гнойник, Розали. Такой гнойник, что страшно подумать, что у нас тут в Зеленограде будет творится, потяни мы за ниточку. Дурман этот, много беды принес. Как бы не уши королевства из всего этого торчат, ведь как раз в их колониях «специи» эти проклятущие произрастают. А с Беличами-то за гавани, они ведь не просто так схватились, да и предстоящая большая война покажет, кто к южным колониям пути будет иметь. Будь они трижды прокляты эти еще недавно никому не нужные колонии! — гневно вещала распалившаяся Зеленовежская.

— Ну будет, будет тебе, — успокаивающие промолвила всё еще задумчивая княгиня. — Выходит, Любушка, у нас тут дикий из Пустоши, что оказался магом?

— А ведь точно! Это что ж, если он несколько дней как из безмагической местности и уже носы залечивает, то что же?… — подобравшись вся, принялась размышлять вслух графиня, но словно боясь спугнуть удачу замерла на полуслове.

— Вот что, Любушка, надо бы нам найти Франта и с девочками его поближе познакомить. Избранник не избранник, а фаворит вполне себе, — с легким вздохом принятия, заключила мать Розин, но продолжила уже более собранно. — Да и несмотря на всю его хитрую игру, пока что ничего кроме пользы наш Дом от него не видывал. Пора, я полагаю, ответить на столь частые, последнее время, приглашения такого настойчивого юноши к диалогу.

— Я вот, как раз по этому и здесь, Розали. Франт в Зеленодар завтра должен прибыть. Он после расправы над бандитами, вернулся себе и спокойно сел в свой дилижанс, — с неимоверно довольной улыбкой любимой тёщи, изложила Зеленовежская. — «Орел» готов и в любой момент может подняться в воздух.

Глава 13

ГЛАВА 13

— Прощай, звезда моя, я никогда не забуду тебя и…

— Иди, Герд, — не оценила моих романтических порывов, хотя скорее не питала иллюзий, по поводу искренности моих излияний, эта взросла и умная женщина. Лишь погладила меня по щеке слегка склонив на бок голову, вздохнула и окинув напоследок грустным взглядом, развернулась и пошла к ожидающему ее «кузену».

Да, с Миронью мы расстались вполне легко, осознавая бесперспективность продолжения. У меня были свои планы и среди таковых не числился пункт "Осесть на месте", тем более подле юбки хоть и приятной во многих отношениях, но по факту безразличной мне женщины. А она прекрасно это понимала и не считала что за подобные отношения стоит бороться, ведь неожиданное приключение с юнцом — всего лишь таковым и было. Ни больше ни меньше.

Сегодня мы прибыли в Зеленодар, путешествие куда заняло запланированные и всецело соответствующие расписание четыре дня, а точнее ночевки. Более, помимо эксцесса с Лютиком, каких-либо приключений не случилось. Ну если таковыми не считать регулярные ночные встречи с приятной мне особой.

Нашкодивший же «кузен» Розенкрайц, как именуют тут любовников-содержанцев, избежал участи хладного трупа, будучи избавлен от необходимости испить ту чашу, что сам мне поднес, скажем так, и даже не был пронзен мною шпагой. Всю оставшуюся дорогу он провел в третьем классе, то есть радуя своим элегантным нарядом беззубого, дурнопахнущего пейзанина, что спешил на именины к дочке в город, и какую-то взбалмошную рыжую девицу, что постоянно совала всюду нос, по-видимому устав греть уши. Хотя, это всего лишь постоянные пассажиры крыши дилижанса, а так-то их там за эти дни сменилось более десятка, но исключительно всем польстил такой яркий, хоть и слегка запылившийся в процессе, но от этого только более забавный персонаж в голубом цилиндре. Спал Лютик где-то в конюшне, так как к себе в комнату её честь его уже не брала. И нет, я не упиваюсь страданиями ранимой души и чувственной натуры в голубом. Ну может самую малость.

Нынче я держал свой путь к центру города, где планировал сбыть трофеи, что сейчас были аккуратно ссыпаны в мешок, который я прикупил за пару Грошей на одном из постоялых дворов. Пиджак амбала, где ранее они обретались, я подарил приставучей рыжей.

Можно подумать зачем я вообще весь этот хлам насобирал с тел, если у бандосов по кошелькам должны быть распиханы ты-ыщи. А вот, хрен там. Со всех, даже с магички, набралось едва семь сотен Сребрых. Я не знаю, как так вышло, что у Шрама в его лопатнике притаилась штука без пары копеек, видимо день зарплаты, но вот у этих гавриков всё было очень и очень скромно. Больше всего оказалось у «бригадира», меньше всего внезапно у магички. Какая-то она вообще странная была. Но хотя бы снял с нее немного магических побрякушек и даже усилил свою магозащиту.

Да, я в очередной раз сменил пряжку пояса. Это уже была не обычная штампованная солдатская бляха, что некогда была взята трофеем. И даже не слегка украшенная и чуть изящнее, но суть та же самая противокинетическая, скажем так, защита, способная всего лишь держать пули, стрелы, камни, дротики, дубины, копья, мечи, кулаки. Короче, все что без жилы. Теперь я обзавелся защитой покруче. Это был антимагический щит!

Ну если я верно понял ленивые объяснения Миронь, которой не сказать что сильно хотелось в тот момент вести беседы обо всяких там артефактах.

В общем, новая пряжка, снятая с магички в черном, помимо прочего позволяет держать и всякие магические атаки. Опять же, питаясь от твоего резерва. А это значит, чем ты «жирнее», как маг, тем тебя сложнее пробить в поединке. Разве что закидать заклами толпой, ну или подобраться и клинком с жилой пощекотать, хотя таких монстров обычно гвардейцы охраняют, а через них с ковырялкой так просто не прорваться.

Ну а еще с магички в плаще я снял…

— Герд, а ты можешь летать?

— Угу.

— Быстрее курьерского корабля?

Неопределенно пожав плечами, отвернулся от назойливо лезущей мне под ноги рыжей.

Вот же пристала. Ну вот какого, она увязалась за мной? Я ж с нею даже не заговаривал первым и вообще старался, да и продолжаю, не поддерживать бесед, а обходиться междометиями или мычанием. Хотя у меня все больше складывается стойкое ощущение, что меня троллят или целенаправленно изводят.

— А огнем сожжешь сотню врагов или сразу тыщу?

— Если они будут рыжие и приставучие, то не меньше десяти! Тысяч. Девочка, тебе никуда не надо? Ты вообще куда ехала? — и не дав открыть ей рта, уже было набравшей для ответа полную грудь воздуха, на радостях от аж стольких слов с моей стороны, я продолжил. — Вот и иди. Тебя, должно быть, уже заждались.

Ну не стерпел. Достала же. В общем, наехав на эту занозу, я свернул в какую-то подворотню, по принципу: лишь бы не вместе, и стремительно пошагал «в туда», «в куда» мне и не надо-то было.

Псих.

А девица осталась на месте, так и не выпустив воздух. Смотрелось это комично. Да она и сама вся была не сказать, что идеал серьезности. Она словно бы смешной друг главного героя, или как там называют этого комичного и забавного персонажа, что в фильмах и сериалах должен разбавлять курьезами и нелепицами зубодробительный пафос и серьезность?

Короче, рыжая, тощая, мелкая, конопатая, огромные серые глазища и постоянно в движении. Одета странно. Огроменные шаровары, явно с чужого плеча, если так можно выразиться о том, что носят вовсе не на плечах, которые были стянуты широченным поясом чуть не под грудью. Мда. Под тем местом, где она обычно у прелестниц. Какие-то обрезанные ботфорты с квадратными носами, на которых она каким-то неведомым мне образом перемещаться не с очевидным грохотом, а внезапно бесшумно, то и дело подкрадываясь со своими осто… изрядно поднадоевшими вопросами. Ну и какая-то, уж точно с чужого плеча, засаленная сорочка, рукава которой если бы не были так немилосердно подкатаны, то вполне смогли бы удержать нрав не только этой навязчивой девчонки, но и какого-нибудь более буйного пациента. Забавным штрихом являлись массивные очки-консервы, почему-то вызывающие у меня ассоциации с безумным механиком. Вот такая вот у меня образовалась помеха.

Хотя чего нервничать-то? Ну рыжая, ну приставучая, ну беспардонная, ну отвлекает, ну лезет в чужие беседы, ну мешается под ногами, ну… А может грохнуть её? Ну правда, такая ведь заноза. Бесит.

На чем я там остановился-то? А. В общем, я и планировал слегка улучшить свое финансовое положение за счет сбыта трофеев. Мне ведь предстоит столица, а это всегда не дешево, ну и магическая академия, учеба где, бесплатна лишь для членов рода. Точнее род платит, а ты потом всю жизнь батрачишь на них. Ну и империя еще иногда стипендиатов содержит, но то, как правило сильные маги и их последующая судьба — государева служба. Или государынева? Короче, на правящий Дом пахать. Почетно, не спорю, но я лучше сам по себе, а если и с кем-то, то временно и не за спасибо. Да и…

Куда это я забрел? Вечно меня в какие-то трущобы тянет.

— Герд Франт?

Ну приплыли. Кто? Чего хотят? Следили? Ждали?

— Ась? — решил включить дурака и слегка покривляться, пока не решу что делать.

— Тебе привет от Синичей, безродный ты…

Дослушивать я не стал, а точнее досматривать, как с виду «жесткая» тётка с хоть и красивой, но рожей матерой убийцы, вертит руками формируя огнешар.

А я думал магия у них тут побыстрее будет, и это ж она еще на голой воле и без жезла кастует, — успела промелькнуть мысль, прежде чем я выхватил из-за пояса парализатор, при этом уходя в сторону.

Эта гражданская пукалка, что в обязательном порядке присутствует в спаскомплектах, предназначена для самообороны от агрессивной фауны, ну или попутавших «диких», будучи способна испускать невидимое излучение, что сопровождается несильным гудением, которое вырубает биоцель метрах в пяти. Точнее дальность эффективного поражения не более упомянутого. И то, может потребоваться еще добавить, чтоб уж вырубить наверняка.

Биоцель, что попадет под луч парализатора, ну или станера, если англицизмы кому-то роднее звучат, либо теряет сознание, либо просто способность двигаться, сохраняя оное. Это зависит от выбранного режима. Продлится такое состояние от нескольких минут, до часов. Тут уже зависит от дозы, так сказать, от интенсивности излучения и времени нахождения под ним, пока оно воздействует на определенные участки мозга.

Ах да, есть еще и расфокусированный или массовый режим, но у конкретного образца он откровенно говоря жалок. Поражается излучением сектор градусов так 15, но не далее двух метров, а это вообще ни о чем. Вот если бы это был полицейский или военный парализатор, то в нескольких десятках метров эти 15 градусов превратились бы в серьезную зону, что позволило бы накрыть приличную толпу каких-нибудь патриотичных борцов с диктатурой и тоталитаризмом, ну и слегка за иностранные гранты. Как сказал один инфлюэнсер в противостоянии предателей с ворьем.

Может показаться, что парализатор это идеальное оружие криминала, мечта клофелинщицы, но это не так. При каждом успешном поражении цели он запрограммирован оповещать окружающие искины службы безопасности или полиции, а в Единстве всё под их неусыпным контролем, поэтому тайно провернуть подобное не выйдет. Ну если устройство конечно не взломано, однако позволяющие это базы, счастливым обладателем которых был Фрой, весьма и весьма редки, а уж как дороги. Навряд ли будет рентабельно, да и вообще безопасно, в обществе-то повсеместной слежки и тотального контроля, где даже твоя нейросеть на тебя «стучит», просто даже связываться с этой чепухой. Не стоит оно того. И да, у всевозможной спецуры есть защитные импланты, поэтому парализующее излучение на таких не подействует. Так что, это исключительно гражданское оружие для законопослушных хомячков, или же полицейское спецсредство, ну или в особо экзотических случаях, инструмент отлова «диких».

Итак, в моей руке небольшое пистолетоподобное устройство, где вместо ствола концентрирующий излучатель, что напоминает глухой зализанный цилиндр, девочки поймут какой формы, он даже при работе вибрирует также, а под ним рассеивающий излучатель, который в свою очередь схож с приплюснутым конусом, раструбом. Всё это монолитно, и как уже упоминалось, довольно зализано и скруглено. Никаких механических или подвижных деталей не имеется, а в роли «триггера», как сказал бы какой-нибудь модный интернетэксперт, но мы попроще, поэтому обзовем всего лишь «спуском», так вот, в роли этой «жмакалки» выступает своего рода клавиша в привычном месте. Но ее ход обеспечивается упругостью материала, а не механическим устройством, хотя он весьма четкий и предсказуемый, как бы это странно не казалось. Но он, положа руку на сердце, не особо-то и нужен, потому что, как и все в Единстве, парализатор управляется также и через нейросеть. Короче, нет никаких лишних и тем более механических органов управления, как например: взвода, спуска, предохранителя, затворной задержки какой-нибудь. Все функции управляются через интерфейс нейросети.

Да, всё верно, для выстрела достаточно лишь направить агрегат на цель и «пожелать», а оно стрельнет, хотя и классическое использование предусмотрено. И да, если пукалку прилепить обязательно синей(!) изолентой к дрону, то мы утрем нос неженкам из Единства и получим устройство, которое позволит из укрытия управлять этой летающей ошлушалкой, что сможет подлетать на те самые злосчастные пять метров и «выключать» супостата, без риска для оператора. Но, как говорится, хорошая мысля приходит опосля, поэтому я сейчас вынужден стремительно сближаться с киллершой-магичкой со зверской рожей, пока не смогу гарантировано ее парализовать, вместо того чтобы поплевывая где-нибудь за углом наводить на нее «авиацию». Уж очень издалека магичка завела со мной бесе…

— Не лезь к нему!

Ой дура! Ну какая же дура!

Ну вот почему миникарта рисует лишь красненьких врагов, и никак нельзя ее заставить отображать еще хоть кого-то? А так бы пометил рыжим, ну или еще каким-нибудь токсичным цветом одну прилипчивую дуру, чтобы точно знать, что за мною никто не увязался. Никто, из-за кого мне теперь придется из кожи вон лезть, дабы ее случайно не грохну…

ВЖУХ

Поздно. Твою ж… дивизию.

Огнешар был сформирован в тот момент, когда до киллерши мне оставалось еще метров десять, и именно в этот момент у меня за спиной прозвучал звонкий голосок моей попутчицы из третьего класса, что как видно, стало неожиданностью не только для меня и послужило причиной того, что пылающий снаряд был послан не в мою грудь, а куда-то мне за спину.

Еще несколько шагов и новый каст убийцы был сорван моим прицельным выстрелом. Тремя, чтоб уж наверняка.

Гадина в обычном платье простолюдинки, с чуть завитыми и всего лишь каштановыми волосами, получив три подряд импульса, повалилась навзничь. Но видимо, так как формирование огненной смерти было нештатно прервано, именно по этой причине ее всю охватил жуткой интенсивности огонь, а буквально через пару минут от некогда грозной повелительницы суровой стихии остались жутко выглядящие и так же пахнущие обугленные останки. Даже металл украшений и артефактов остался лишь неуместными лужицами на слегка оплывших булыжниках мостовой.

Жуть. Просто жуть. Хорошо, что я послал ее в бессознательное состояние, ибо прочувствовать такое, не имея возможности даже орать, я не пожелал бы никому.

Но всё это я обнаружил уже после, а сейчас летел со всех ног к рыжей девчонке, которой повезло, ну или не повезло, быть лишь краем задетой, пущенным со скоростью стрелы, а это метров 60 в секунду, пролетевшим мимо огнешаром. Ее не убило, но то, что претерпело ее тело, было тяжело даже видеть.

От шока рыжая потеряла сознание, и когда я подлетел, сорвав с себя и набросил на нее свою суконную куртку, чтобы потушить изуродованную правую руку и теперь обожженное, а некогда веснушчатое лицо, которое отныне не обрамляли чуть вьющиеся милые хвостики и копна непослушных интенсивно медных волос, то ее пульс всё еще прощупывался к тому моменту.

Это были самые «скользкие» полторы секунды моей жизни, на протяжении которых я решал судьбу однозначно не выжившей бы неизвестной мне, прилипчивой, глупой девчонки, что так нелепо подставилась… а может и спасла меня.

Не знаю, хватило бы мне резерва, чтоб своим новым антимагическим щитом выдержать атаку магички не известного мне уровня.

Может быть я когда-нибудь и пожалею, что ради непонятно кого потрачу сейчас опыт на ненужные мне заклинания, возможно даже поломаю, как говорится, свой билд, но если поступлю иначе, то навряд ли смогу быть тем же Костей Салиным, каким меня воспитала моя семья и тогда еще другая страна, где неравнодушия было гораздо больше, где улыбались только тогда, когда это было искренне и уместно, где спешили на помощь к упавшему на улице, и вовсе не потому что по закону бездействие приравнивается к соучастию или это полезно для имиджа, где «стучали» от ненависти или подлости, а не потому что всего лишь опасаются неминуемого преследования по закону за укрывательство. Глупо, но такой уж я и поздно меняться.

1000 ОО уходит на приобретение Среднего заклинания школы Жизни «Локальная регенерация» V класса, а следом 2000 ОО, чтобы довести его до IV класса и понизить потребление резерва.

Еще 100 ОО трачу на Младший закл «Обезболивание» и 200 ОО, чтоб сделать его IV класса, так как 10 минут действия мне может и не хватить, а вот полчаса, думаю будет вполне достаточно.

Хотя какие полчаса? — думал я срезая монокристалическим ножом мертвые ткани с тела уже обработанной Обезболкой девчонки. — Когда она может умереть гораздо раньше, если я не пошевелюсь. Так, кровь! Значит добрался до живого. Зажмем, черт, в глаза брызнуло. Еще тут. Давление падает. Пошла Локальная регенерация. Фух.

А на моих глазах, на месте изуродованного кровавого ужаса, что я вынужден был устроить дабы убрать лишнее и что в итоге привело к удалению руки почти по плечо, сначала неспешно, а после стремительнее начала отрастать кость, нарастать плоть, короче, все положенные ткани. Удивительно, но энергия на это бралась вовсе не из тела пациента, и когда рыжая будет цела, ей не потребуется восстанавливать массу и есть как не в себя. Подозреваю, всё что сейчас происходит на моих глазах питается магической энергией и это удивительно и впечатляюще, мягко говоря.

Вся сложность сейчас, удержать концентрацию, так как на четвертом классе заклинания, резерва мне хватит всего лишь на четыре его применения, а прервись я, то придется опять запускать закл с очередными затратами в те самые 1/4 резерва и продолжать «доращивать» не доведенное до конца. Вот когда уже рука будет готова, тогда можно и к другому месту переходить.

Хотя, я ж уже 1/8 потратил на Обезболку, поэтому помимо данного сеанса регенерации у меня будет еще только две попытки, а кроме руки ей же и лицо восстанавливать придется, да и плечо в зону руки не попало, а значит и еще закл тратить.


Таким образом я провел над рыжей около часа, истратив всё до донышка, вернув утраченное и восстановив попорченное. Тяжелее всего было срезать ткани с лица и головы, причем так, чтобы вся последующая регенерация засчитались, как одно заклинание и непременно соответствовало определению «локальная». Слава эритроцитом, девица не пришла в себя, когда я кромсал её лицо. Обездвиживание-то к Средним заклам относится, а еще 1000 ОО на него у меня нет. Итак вон, весь опыт потратил на преобретение ненужного мне отращивания рук-ног. Я ж не Айболит какой, и массово пришивать ножки, что бы, значит, опять побежали по дорожке — не планировал.

Сплошные растраты, в общем, а за стычку с ассасином от внезапно Синичей, с которыми я никак и негде даже не пересекался до этого, ничего не получил. Ни опыта, ни трофеев. Даже данж не предложили. Эх.

Рыжая эта еще, куда ее теперь девать? Совсем вон, как мальчишка стала, с этим ежиком рыжих волос, на отращивание которых до нормальной длины уже просто не хватало резерва. И эти еще стоят и пялятся на меня. Что я им экспонат в музее? Нашли, понимаешь, зверинец тут.

— Добрый день, господин Франт, я графиня Зеленовежская. Мою дочь вы уже встречали, — и глянула так, на эту недовольную особу с фиолетовой прической, что та поспешила изобразить книксен. — Как глава безопасности Зеленого Дома, я прошу принять наши искренние извинения за столь возмутительное нападение на вас посреди бела дня в одном из наших губернских центров. Это просто ужасно. Очень сожалею, что мы не оказались тут раньше. А кто это был?

Невзначай так поинтересовалась эта почти копия своей дочурки, только с синими волосами и очешуительными глазами, в которых Костя Салин однозначно бы утонул, с концами.

Передо мною стояли две красавицы, одна из которых, та что с темно-синими волосами, была в темно-зеленом, не сказать что уж очень роскошном или вычурном, а даже довольно строгом мундире и в фуражке. Немного непривычно, но ей даже идет. Очень органично, да и упомянутый головной убор не как современный кошмар, с гротескной тульей. Тут она была весьма скромных размеров, правда околыш высоковат, но это выглядело вполне уместно и соответствовало эпохе, так сказать. На поясе изукрашенный меч, в руке магический жезл. Почти такой же, как я снял с магички в черном, но об этих здешних «волшебных палочках» — позже.

Ох и хитрая ж тётка. У нас особист так же глядел. А как она вопросы задает? Вроде и допрос, а вроде и просто про погоду поинтересовалась. Мда-а.

— День добрый, ваше сиятельство. Без понятия, кто это. Какая-то безумная пироманка. Вот, на прохожих кидается, — указал я на открывшую глаза рыжую, что села и с ошарашенным видом принялась, словно Винни Пух сразу после падения, ощупывать себя. — Вынужден был помешать ненормальной, а она ка-ак… Ну вы сами видите, всю мостовую запачкала. Мда.

— Ай-яй-яй, — подала голос вторая. — Может стоило ее из пистолета?

Язва.

Вторая красотка, которая фиолетовокудрая, распустила это великолепие едва не до пояса, по плечам и слегка на грудь.

Мда, вот это я понимаю грудь, не то что у… Эх, столько ОО на это рыжее недоразумение потратить. Э-хе-хех.

Так вот, облачена она была в тоже вроде как, с виду мундир, но тут строгостью и не пахло, а скорее напоминало предмет высокой моды. Нет, конечно же, как это могло неверное показаться, какого-нибудь перебора или излишеств на вроде того, когда галунами с позументами и шнурами всё безвкусно залеплено до состояния, когда не возможно определить и цвет ткани, тут таким и не пахло, но вот элегантность, легкая вычурность, изящность и уйма деталей, размещенных с удивительным вкусом, превращали вроде бы аналог безликого облачения ее матери в нечто совершенно иного порядка. А фуражка? Это ж шляпка с сезонов моды, только в милитари стиле!

В общем, это вот воплощение совершенства, но с легким акцентом, ну или оттенком, хм, фиолетовым, так вот, она хоть и не вызывала у меня той же тяги, как ее невероятно харизматичная и неординарная мать, но с чисто эстетической точки зрения доставляла прямо таки несравненное наслаждение от элементарного созерцания ее невероятно органичного образа.

— Простите великодушно, в следующий раз постараюсь учесть ваши пожелания, ваше сиятельство, — огрызнулся я этой вредине, а после, достал серебряные карманные часы на цепочки — трофей с бандитов, театрально глянув на них, «поцыкал» и картинно заторопился. — Ну, мне пора. Всего хорошего. Как-нибу…

— Ну зачем же откладывать? — расплылась в крокодильей улыбке эта… ауч, какая горячая, и по-видимому исключительно наблюдательная особа. Ой как не удобно-то, хорошо хоть штаны у меня просторные. И кокетливо поправив идеальную прическу синих волос, продолжила. — Мы с удовольствием подкинем вас, куда пожелаете. У нас и кораблик свой есть. Вон.

О-хре-неть! Хочу!

Глава 14

ГЛАВА 14

— Прошу сударь, ее светлость ждет вас.

Я жадно глазел на это великолепие. И я сейчас не о роскошных интерьерах, и даже не о не менее роскошном фасаде моей сопровождающей, что двигалась чуть впереди, предоставляя мне возможность насладиться оным. Безусловно, и то и другое вызывает восхищение, но первым делом, как утверждается в одной старой песенки, для нас, давно и безнадежно заболевших небом, первым делом вовсе не прелестницы, они увы, потом.

Да, я глазел на архаичное с виду чудище в основном из древесины, но с легким вкраплением бронзы и стекла, а также из пеньки и парусины. Удивительно, но летающим кораблем оказался, хоть и совершенно непривычной формы, но самый что ни на есть парусник!

Именно по этой причине я поплелся как телок на поводу у этих коварных красоток, хотя их внезапное появление, осведомленность о моей личности и вообще интерес ко мне, просто таки не укладывались ни в одну из моих теорий. Здраво рассудив, стоило бы держаться подальше от однозначно знатных особ и определенно представительниц местных элит, которым дикарь Герд Франт никак не по чину. А они вон, даже не кривятся при виде моего одеяния. Ну точнее диссонанса гардероба и моих повадок. Приятно конечно, но изрядно настораживает.

Должно было бы настораживать, если бы я сейчас мыслил адекватно, как неглупый взрослый мужчина, битый жизнью. Но увы, в данный момент мыслил я как мальчишка грезящий небом и готовый на всё ради него. И я сейчас не о 19-летнем подданном империи Ард, а о 46-летнем выходце с Земли. Да, Костя Салин не просто так связал свою жизнь с небом, с которым однажды, его всё же безжалостно разделила судьба.

Я не знаю, что тяжелее было, после выхода на пенсию: до конца жизни перемещаться лишь на паре образчиков древнейшего и величайшего изобретения человеческой цивилизации, или же разлука с небом. Проводить дни в четырех стенах, или каждый раз оказываясь на улице видеть то, чего я никогда уже не увижу вблизи. Но то всё былое, а сейчас я был опьянен и воодушевлен, а значит плевать.

Плевать на возможную ловушку, плевать на последствия, плевать на всё — я снова в небе! Мда, вот только средство передвижения мне предоставилось весьма эксцентричное и никак не укладывающееся в немалый опыт майора Салина.

Как? Зачем? Почему? Эти вопросы постоянно возникали, при взгляде на ЭТО, у меня, человека эпохи легких сплавов, композитов и давно уже сложившихся законов аэродинамики, да еще и «приправленного» познаниями старого пирата из космической цивилизации.

Да, бесспорно, форма присущая привычным нам дирижаблям, только полностью из дерева и со срезанной верхней третью, чтобы образовать собственно палубу, вполне себе аэродинамична и для предположительных скоростей, а также обозреваемых материалов — навряд ли возможно придумать что-то лучше. Но паруса! Какого стакселя, тут творится? Как оно может летать? Там же наверху разные воздушные «течения», там же температура гораздо ниже, там же… да оно элементарно должно перевернуться, когда в это вот подует! Ни черта не понимаю.

Нет, опыт Квинта Фроя конечно, авторитетно заявляет, что тут очевидна антигравитация, ибо никак иначе эта многотонная двадцатиметровая посудина не смогла бы без всяких спецэффектов, совершенно бесшумно вот так вот взять и спуститься с сорока метров, на которых до этого тупо зависала, чтобы замереть едва ли не в метре над поверхностью и предоставить нам из своего рода аппарели привычный трап, дабы мы вчетвером смогли подняться на борт, а после, таким же образом плавно взмыть на прежнюю высоту. Да вот только не было никаких признаков антигравитационного поля, тех самых присущих его работе: низкого, но довольно тихого гудения и ряби, дрожания воздуха под днищем — характерных всем перемещающимся на данном принципе аппаратам. Даже у махонького дрона наблюдается такой эффект.

И да, рыжую потащили с нами. Наверное, как инструмент психологического давления на меня. Закроют нас в одной комнате и обрекут меня тем самым на истязание мильЁном вопросов от ужасной почемучки, да еще и с этим ее теперь анимешным ужасом на голове. Будто бы знали мои фобии. Изверги.

В общем, как и упоминалось, корпус корабля представлял из себя продолговатую каплю метров двадцати и диаметром не более пяти, с обтекаемым носом, но без верха, начиная где-то со второй четверти длины и до самой кормы, образовывая тем самым верхнюю палуба, но без привычных нам носовой и кормовой надстроек, что выглядело странно. В свете-то господства холодного оружия, а значит и непременного абордажа, средствами противодействия которому, упомянутые элементы конструкции и выступают. Носовой обтекатель, хоть он и возвышался над палубой, но функцию «башни» никак исполнять не мог.

Хотя, всё дело может быть в здешних средствах поражения, а именно магах — аналогах пушек, причем вовсе не тех древних дульнозарядных, что метают ядра, а вполне себе современных Косте, ибо охренительно разрушительных, и тогда, такая форма корпуса вполне оправданна.

Ну а может, всё дело и впрямь в аэродинамике. Я ж не знаю какую скорость это вот может развивать. Только по наличию парусов догадываюсь. Хотя какая тогда, к бом-брамселю, аэродинамика, с этим-то лесом и простынями наверху?

Мда. Паруса. Они не столь развиты, точнее парусное вооружение довольно развито, но иначе. Понятное дело, из-за иной среды «плавания», так сказать.

Уж простите меня, мореходы, что ненароком обозвал вас мореплавателями, но тут у нас вполне себе воздухоплаватели, а никак не воздухоходы.

Более всего здешние паруса напоминают азиатские, ну те что на всяких там джонках и тех китайских гигантах, не помню как зовутся. Разумеется, нужды в высоченных мачтах тут нет, а вот ширина и даже разнесение по бортам, лиселей что ли, вполне себе наличествует.

Вон, по бортам даже складные реи есть, что позволяют выставить паруса на уровне самих бортов, по бокам корпуса.

Имеется много выносных парусных конструкций, скажем так. Блинды или кливеры, не помню как там оно правильно называется. Очень примечателен руль. Именно в единственном числе, так как за набор высоты тут отвечает что-то совсем мне неведомое. Так вот, вместо привычного деревянного пера, тут такой себе огромный складной «плавник», ну или «веер», что конструктивно сходен с остальными секционными парусами-перепонками.

Я недоумевал. Зачем паруса? У них же тут паровозы уже есть, а значит и до пароходов несложно додуматься. И да, по морям они тут также пла… ходють, не смотря на наличие летучих кораблей. Так вот, неужто не додумались вкорячить эту самую паровую машину и крутить ею пропеллер какой-нибудь. Убрать всё это нагромождение с верхней палубы, вернуть форму огурца и вперед!

Если ж оно не нуждается в легком газе внутри, а летает на непонятной силе, магической понятное дело, и решать проблему удерживания в воздухе эдакой бандуры не нужно, то перевес из-за машины не критичен. А он не критичен — я же вижу своими глазами, что борьбой за килограммы тут и не пахнет, ибо вон тех откровенно излишних украшательств тут бы не присутствовало. А значит, уделить внимание скорости передвижения сам господин Здравый Смысл и миледи Целесообразность велели. Но увы.

Видать я чего-то не понимаю или просто не знаю, вот и видим мы тут паруса.

Они, к слову, как оказалось, вполне себе шелковые, ибо как я могу теперь видеть, легкие и подвижные на ветру. Вовсе не те «дерюги», что были у европейцев на Земле. Ага, смотрю, с такелажем я также ошибся и он тут без «дубовой» и тяжеленной пеньки, а похоже на шелковые шнуры.

Занятно, по-видимому всё это добро из колоний, о которых я что-то невразумительное слышал. Вроде бы, туда путь только морем, при том, что есть летучие корабли. Странно. Но шелк не местный, это точно, так как народ тут во вполне европейских тканях ходит. Шерсть, лён, правда и хлопок. Точнее местные аналоги упомянутых, но очень похожи. А вот чтобы как на востоке: в шелках — такого тут я не видывал. Ну кроме этих аристократичных красоток. Мда, горяча же вон та, в обтягивающих штанишках.

Так вот, вся эта летающая деревяха из по-видимому недешевой древесины, отливающей краснотой, разумеется вся изукрашена резьбой и прочими декоративными элементами. Одни вон «иллюминаторы» чего стоят? Позолоты там не пожалели.

Ага. Вот и название. «Орел», значит. Ну сойдет. Звучно.

Паруса тоже, кстати, не простые, в смысле не серые и даже не белые, а вполне себе зеленые. Ну это объяснимо. Зеленичи же.

Однако помимо всяких украшательств, тут присутствуют и непривычные элементы в конструкции, что обусловлены средой, понятное дело. Например, у Орла два киля, и они ему нужны вовсе не для устойчивости на волнах и даже не чтобы уверенно держать курс при разных там «виндах», а полагаю, элементарно для посадки. Днище хоть и округлое, но эти вот «полозья» позволят произвести посадку, а не зависать постоянно таким возмутительным образом, что у меня, как вертолетчика, вызывает бурю негодования, призванную скрыть страшную зависть. Хотя я и не такое видывал в Единстве. Ну точнее Фрой.

Не нравятся мне эти явные симптомы утраты оригинальной личности. Я хоть и раньше о себе в третьем лице любил говорить, но вот ни разу не являюсь Квинтом Фроем и не ассоциирую себя с данным пиратом, поэтому называть этого утырка в первом лице, менее всего хотел бы.

Так вот, помимо двух килей есть и разнообразные порты с люками понизу корпуса. Как по бортам, так и в днище. Ну это и понятно. Перевесившись с борта, много не увидишь и не навоюешь в пространстве на высоте, в отличие от плоскости на морской глади, поэтому всё выше означенное объективно необходимо.

Проследив взглядом за скачущими по вантам матросами, что мало чем отличались от привычных мне по фильмам о 19 веке, я хмыкнул и проследовал за их сиятельствами. Точнее одно сиятельство сияло впереди, являя мне манящие формы, а другое следовало рядом, возмущенно уставившись на бесцеремонного меня, который отмечал ее великолепную наследственность в лице роскошной матушки. Рыжая плелась с другого бока, так и не вымолвив до сих пор ни словечка. Невиданный случай.

Наконец получив под ребра локтём от возмущенной фиолетовокудрой, я перестал так откровенно пялиться на… ровность строчки и фактуру ткани на штанах ее мамА, о чем и поспешил уведомить.

— Шелк?

— Угу, — был мне красноречивый ответ от умелицы работать локтями на пути к цели, скажем так.

— Ага, — понятливо поблагодарил я за исчерпывающую информацию и чтобы загладить вину стал пялиться уже на… пошив лифа моей столь обидчивой соседки.

От пощечины я ловко увернулся и даже успел выставить ойкнувшую рыжую в роли щита между нами.

В общем я теперь шел с левого края нашей процессии, с правого пыхтела от негодования модница с фиолетовыми локонами, а посередине топала раскрасневшаяся рыжая спасительница, что только за сегодня уже дважды успела спасти меня от верной гибели. Такими темпами я скоро буду в неоплатном долгу перед этой отважной «кнопкой».

Мы, к слову, держали наш путь к самой важной шишке на борту, чтобы я мог удостоиться аудиенции у наследницы Зеленого Дома, ее светлости княжны Зеленодальской. Неожиданно. Но раз зовут, то чего ломаться-то? Всё равно планировал устроиться на временную подработку у местных элит. Вроде бы уже слегка подразобрался в местных реалиях, поэтому поглядим, что там за княжна такая и чем я их так заинтерсовал-то.

Но вот мы наконец прибыли в салон или кают-компанию, не знаю как там оно правильно у них называется, в общем роскошное помещение, где важно восседала на вычурном и с виду дорогущем креслице, едва усиживающая на месте, та самая розоволоска из злополучного трактира.

О как. Ну надо же. Что-то переизбыток принцесс на квадратный метр.

Почему во множественном числе? Ну так я ж не слепой, поэтому притихшая у меня за плечом рыжая, которая мало того что как не от мира сего, и в одежде с чужого плеча, так еще и отважно кидающаяся на магичек, чего никакая психически здоровая простолюдинка не учудила бы, никак не может быть обычной девицей. Ну а то, что ее вообще допустили сюда, как бы намекает, что опознали и воспринимают как равную.

Да на ее волосы достаточно поглядеть, чтобы понять, что подобный оттенок от природы если и бывает, то всё равно, только в кино.

Нет, я можно сказать ценитель представительниц хитрого пола конкретно этой масти, но будем честны: если взять любую рыжую и умыть ее, то там мы увидим… эм, я назову это «холст». Холст, на котором можно «нарисовать» всё что угодно: от знойной красотки до трогательной милашки. Тут только от красок и мастерства живописца зависит. Не в том их прелесть, в общем.

Короче, наша рыжая хоть и не способна похвастать формами, но личико имеет изумительно притягательное. Даже эти ее веснушки, что небрежно разбросаны по щечкам, словно бы нанесены весьма умелой рукой художника, а вовсе не как пришлось.

Вот и получается, если подумать, что все выше изложенные черты нашей рыжей, присущи тут только магичкам-аристократкам.

Между прочим, то что касается внешности, это их природные особенности, но усиливающиеся лишь по достижении определенного возраста.

Ну, а вероятность того, что эта не видевшая жизни и непомерно жадная до привычной всем обыденности непоседа всего лишь обычная дворяночка, на мой взгляд, мизерна.

Мне так и видится, как одна разбалованная, но шибко деятельная рыжая принцесска сбежала из дворца. На свою шелковую ночную сорочку, стоимостью как пол такого корабля, выменяла у какого-то проходимца эти ужасные шмотки, от которых к слову, кроме штанов мало что и осталось, и если бы не моя куртка, то топать бы ей сейчас, ослепляя всех нас белизной своей кожи. Предполагаю, что тот же добрый дядечка милосердно обменял на пару Сребрых и какие-нибудь… судя по пустым отверстиям в ушках, фамильные сережки, ценой как пара кораблей. Похоже, что на эти финансы наша счастливая и опьяненная свободой путешественница и приобрела билет в третий класс. Примерно так.

Вот только я не совсем понимаю, какого патисона, она делала в Зеленорощинске? Там же и дворцов-то нет. Хм.

— Пиветствую вас, сударь. Дорогой Герд Франт, я хотела бы выразить вам свою благодарность за спасения меня и моей верной подруги Виолетты Зеленовежской от подлого покушения.

Замри! Морду кирпичом, Костя. Морду кирпичом. Ни в коем случае не удивляйся. Мы всё знаем, понимаем и милостиво принимаем благодарность.

— Подобным образом поступил бы любой честный человек. Эм, ваша светлость, — импозантно, ну насколько это возможно в данном теле, бархатным голосом выдаю, учтиво склонившись в легком поклоне.

Какого черта? О чем она вообще? Какое к хренам покушение? Стоп. Шрам? Ну наверное. Я ж более с ними не пересекался. Выходит, этот утырок подвалил к нам, чтобы почикать девочек, а тут я заартачился, да еще и обзываться полез, вот он и стартанул на меня, позабыв обо всём, а резвый Костя его «пух» и упокоил. Во дела! Так может и Синичи теперь на меня зуб имеют, потому что я им покушение сорвал? А иначе, чего б это они убийц подсылали? Вот же ж…

— Прошу, называйте меня Рози.

Ох, какая милашка. Прям сразу и Рози? Чего это она так лыбится? А, романтические чаяния малолетки. Не, малая, мне такие не нравятся. Я мимимишных лапочек не очень. Они преимущественно или хитрые притворщицы, что как правило могут посоперничать с тобой в громкости звона своими, хоть и виртуальными, но вполне себе бубенцами, а в итоге пережуют и выплюнут, не поморщившись. Ну или откровенные комнатные цветочки, которым всё само всегда давалось без особого труда, а в своей жизни им не приходилось держать в руках ничего тяжелее… да-да, того самого, только понятное дело, чужого. Может и утрирую, но не верю я таким.

— Благодарю за оказанную честь. Рози.

— Ой, ну вот и замечате… — поспешила было, словно сбрасывая с плеч груз ответственности, завершить с церемониями и перейти к привычному ей стилю общения, всё же, по-видимому относящаяся ко второму, хотя возможно-таки и к нереально коварному первому типу мимимишных лапочек, что еще страшнее, эта расцветшая в счастливой улыбке, обезоруживающая своей милотой розоволосая прелесть.

— Ваша светлость, вы запамятовали, — не дала так быстро свернуть княжне официоз графиня, что стоя по правую руку от нее с умилением наблюдала за мной, сканируя всего своими громадными синими омутами, будоража при этом заслуженного пенсионера вооруженных сил Костю Салина.

— Ах, да. Герд, вы же позволите вас так называть? — поерзала на своем микротроне эта опасная бестия, что способна любой своей неловкостью очаровать и лишить бдительности даже самого циничного прагматика, а дождавшись моего кивка, который я сопроводил широкой улыбкой и печальными глазами, со счастливой мордашкой продолжила. — Милый Герд, позвольте от имени Зеленого Дома наградить вас вот этим почетным оружием.

Она чё, с ума сошла? Нахрена мне алебарда? Да еще и с финтифлюшками. Эт чё брюлики на ней? А можно деньгами? Так, стоп, Костя! Морду всё тем же кирпичом. Это «жжжж» не спроста. Судя по хитрой роже синеволосой графини, это ее идея и… проверка. Да, однозначно. Только хрен его знает, чё они там проверяют-то и как мне реагировать.

— О! Это огромная честь для меня. Я так счастлив. Просто не дождусь того момента, когда смогу прикоснуться к…

Чего они такие мордашки состроили? Переигрываю, что ли? Или суть подарка не в конкретной железяке? Тогда сместим акценты.

— … к вашим ручкам, Рози, чтобы принять из них символ вашей благосклонности. Жажду припасть своими губами к…

Да что ж такое? Уже и придыхания добавил и сальные взгляд организовал. Чего им еще надо-то? Ну ладно рыжая позади запыхтела, с ней понятно. Но вот эта, вечно недовольная Фиолетта Зеленокакя-то-там, что стоит сейчас по левую руку от наследницы, чего она-то меня ненавидящим взглядом начала сверлить, а на княжну поглядывает с таким видом, мол, я же говорила? Так, а вот у ее мамки явное разочарование на лице, а значит я не туда свернул. Исправляемся.

— … к знамени нашей великой родины. Слава Империи Ард!

Идиот.

И судя по охреневшим взглядам окружающих, где читалось от "опасения" до "жалости", они всецело согласны с вышеозначенным определением моих умственных способностей. Поздравляю, Костя, ты теперь в их глазах малахольный дурачок. Это успех.

— Эм-м. Вы можете взять. Тяжелая, — поторопила меня ее светлость, с трудом уже удерживая этот дрын, и закончив фразу несколько извиняющимся тоном.

Тяжело ей, а мне сдалась эта хреновина? Куда я её? — но принять дар из рук этой опасной розоволосой размягчительницы суровых мужских сердец всё же поспешил. — Ого! Тут же ж кэгэ так пять весу.

— Я надеюсь, вы продемонстрируете нам чему вас обучил ваш уважаемый наставник? — невзначай так поинтересовалась коварная графиня.

Какой, авианосец вам в бухту, наставник? Она издевает… это она про Ронда? А он каким тут боком? Он ничему такому никогда не учил мальчишку. Так, не забывать держать морду кирпичом, а то ишь, как уставилась? Что ж делать-то? Я ж за эту хрень даже не знаю как и держаться? А, пропади оно всё пропадом!

— Ха! — от безисходности решил я до конца отыгрывать дикаря-идиота и разрубил на пополам столик с фруктами прямо у ног княжны.

Три пары глаз размером с 1 °Cребрых были мне наградой, хотя вон и рыжая позади, тоже что-то притихла и даже дышать перестала, так что однозначно больше трех.

— У! Моща! — высказал я восторг и бурное одобрение возможностей «бесценного» дара, чуть покряхтя вынув-таки из драгоценного паркета застрявшую там алебарду и потрусив этой облепленной самоцветами и золоченой тяжеленной дурой над головой.

— Эм, ну что же, — слегка ошалело решила наконец прервать затянувшуюся паузу графиня. — Мы очень рады, что награда ее светлости пришлась вам по вкусу, сударь, но теперь и мой черед, как главы безопасности Зеленого Дома, наградить вас за блестящую спецоперацию по разоблачению Зеленорощинского преступного синдиката.

Мама мия, куда я попал? А там-то чего такого я сделал? Только ж пару бандосов прирезал. Какой еше синдикат? Можно мне уже домой? Она ж мне небось, булаву щас какую-нибудь как вручит. Килограммов так на восемь.

— Здесь вексель на 500 °Cребрых в Имперском банке. Он на ваше имя, сударь. Прошу.

Дай, мать, я тебя расцелую. Вот умеешь же подарки делать, не то что эта молодежь.

С хэканьем, воткнув алебарду острием в полированный до блеска пол из драгоценных пород древесины, от чего дамы вздрогнули, я поспешил за достойной моей героической спецоперации наградой.

Интересно, им больше никого там прирезать не надо? А то я хоть каждую неделю готов так бороться с преступностью, — не удержавшись я всё таки припал в обольстительном поцелуе к ручке ее горячества.

— Ну что ж, и последнее, — несколько недоумевая чуть сбилась с мысли слегка зарумянившаяся графиня. — От имени ее светлости княгини Зеленодальской имею честь предложить вам, Герд Франт, место компаньона ее светлости княжны Зеленодальской в ее путешествии в Старгород, где ей предстоит учиться на первом курсе Имперской Магической Академии. Ваше обучение там за счет казны Дома, разумеется.

Джекпот!

Глава 15

ГЛАВА 15

Несколькими часами позже, каюта Розин.

— Возмутительно! Чурбан неотесанный, гадкий извращенец, подлец. Где он эту рыжую вообще нашел? Нет, это просто немыслимо! А мамА? Как он к ней лип! Да как посмел?!! — возмущаясь ходила туда-сюда по комнате Зеленовежская младшая, сопровождаемая при этом умиротворенным взглядом мечтательно улыбающейся княжны, что сейчас оперев подбородок на ладошки, лежала на животе и махала в воздухе согнутыми в коленях ножками.

— Ты излишне строга, Вио. Ну подумаешь, еще одна девочка. А ее сиятельству не повредит. Для здоровья, опять же, — даже не обратив внимания на округлившую глаза возмущенно запыхтевшую подругу, лениво промолвила розоволоска, с чьего лица не сходила улыбка, а после мечтательно добавила. — Ах, как он на меня смотрел? А как порывался припасть к моим рукам, но вы, противные, всё испортили и юноша был вынужден патриотическими лозунгами кидаться. Фи, — слегка плаксиво выдала свои умозаключения, несколько не характерные для второго типа, по классификации одного известного любителя спешить с выводами, эта мимимишная лапочка.

— Да? — задумчиво замерла на месте раздраженно расхаживающая Зеленовежская, но придя к каким-то своим выводам, продолжила. — Ты выдаешь желаемое за действительное, Рози. Этот приспособленец готов сыпать комплименты кому угодно… эм, прости. Он на многое пойдет, лишь бы пристроиться получше. Ты же видела, как он плотоядно смотрел на мамА и какой хищной хваткой вцепился в вексель? А как кривился, когда принимал твой драгоценный дар? Непостижимо! Ну, согласна, алебарда это слегка перебор, но от души же! Ведь от души? — замерев, уставилась на легкомысленную хозяйку комнаты.

— Ну-у… твоя мамА сказала, что это будет лучшим подарком мастеру копейного боя, — неопределенно, но еще шире и счастливее заулыбалась подозрительно неглупая девочка, хоть и всего-то 16ти лет.

— Оух, — закатив глаза, обреченно вздохнула Виолетта. — И тут её интриги. А ты? Разве ты не хотела бы… ну, что-то от себя? — присев на край кровати, проникновенно поинтересовалась подруга.

— Я преподнесу ему завтра Рыцарский Бант! — слепя еще более широкой улыбкой, одновременно торжественно и мечтательно выдала юная прелесть.

— Ты с ума сошла! — вскочив выпалила девушка, а через миг выдала. — Так вот почему ты спровадила мамА? Рози, ты пугаешь меня.

— Ну что ты, у нее и так были дела, — лукаво выдала легкомысленная особа.

— Не смей! Ты совершишь непоправимое. И ради кого? Этого прощелыги?

— Ты несправедлива к нему и в тебе говорит сейчас вовсе не разум. Да и мое сердце говорит мне, что он — это ОН!


****

Ну что же, вот я и в шоколаде. Роскошные интерьеры, богатые наряды, изысканные яства, девочки топовые вокруг, опять же, принцесс, так тех хоть по банкам консервируй.

Ну ладно-ладно, преувеличиваю. Но две — как минимум. Хотя у одной, типа инкогнито и мы всем кораблем будто бы не замечаем ее и совершенно не догадываемся об истинном статусе. Однако же то, как демонстративно ее игнорирует самая большая шишка на этом корабле, то есть принцесса Зеленых, заставляет задуматься и мне даже страшно становится представлять, принцессой ЧЕГО является рыжая. Вот же, повезло мне. Сарказм, если что.

Я кстати, согласился вчера принять предложение горячей графинюшки, правда уточнив условия найма, что особо выделил интонацией, ну и прояснил для себя последствия такого моего решения.

Выходило следующее. Стоимость Академии 10 тысяч Сребрых. Учеба занимает три года, точнее заплатив упомянутую сумму, учиться можешь хоть месяц, хоть десятилетиями «грызть гранит», только после третьего года доплачивай за последующие по 3 тысячи. Так вот, оплата за меня, пойдет как гонорар за мое компаньонство. Хз, чё оно такое, но если я верно понял, их интересуют мои целительские способности, а также, судя по всему, мое постоянное пребывание близ княжны, полагаю для нашего сближения.

Но это больше фантазии, так как такое не объяснимо для меня и по меньшей мере странно.

Также, за всякие отдельные услуги, но уже не Дому, а персонально ее светлости княжне, навряд ли это будет то что первым приходит на ум, но кто знает, так вот, за это платить, точнее аристократично вознаграждать, будут отдельно. Полагаю, это будет что-то навроде прирезать кого-нибудь или доставить письмо. Стандартные "квесты", в общем

Более никаких обязательств от меня не требуется. Я птица вольная, отучился в Академии и никто меня не держит. Если конечно мои фантазии не настолько далеки от истины и меня не попытаются как-то повязать с девчонкой.

Нет, она конечно прелесть, но опасаюсь я подобных вот идеалов. Мне как-то проще, когда недостатки партнерши налицо, а не быть их просто не может, и все известны мне, чтобы я мог с ними уживаться и контролировал все процессы, так сказать. Ну и юна она еще, как по мне. Не могу себя заставить перестроиться на тех, кого еще недавно воспринимал как детей.

По поводу Академии. Учебный год начинается через три дня. Удивительное совпадение, не так ли? Так вот, Рози, в числе прочих магически одаренных шестнадцатилеток, ну тех, что способны оплатить или нашли готового это сделать, отправляется на первый курс столичной Академии, где первый год будет обучаться на универсала, после чего уже предстоит специализация. Я же, как не сложно догадаться, через год планирую избрать специализацию подходящую для воздушного флота и научиться водить такие вот таратайки.

Сейчас, к слову, я стоял у борта и наслаждался порывами ветра в лицо и необъятными просторами вокруг. Ну, это последние минут десять, правда, а так-то, подскочил не свет не заря и поспешил облазить Орла и всюду засунуть свой нос. Капитанша даже вынуждена была выделить юного практиканта из той самой Академии, чтобы тот, зевая, провел для меня экскурсию, чем я сполна и воспользовался. Ну и понятное дело расспросил про его альма-матер.

Там, кстати, и Виолетта учится на третьем курсе, точнее пойдет только. Интересная девочка, попонятнее чем Розин. Она хоть и не такая же горячая, в смысле харизматичная и умная женщина, как ее мамА, но это в силу возраста и думаю дело наживное.

В общем, когда прибудем в Старгород, так сразу и за парту, так сказать.

Обернувшись на крики и команды, я в очередной раз с легким охреневанием наблюдал, как ловко орудуют парусами матросы, что скачут по вантам и прочим «верёвочкам», а вахтенный офицер тужится со своим жезлом, чтобы обновить чары. Мда.

Входе экскурсии я был ошарашен известием, что летают здешние корабли вовсе не на магии. Точне не только на магии. Короче, в конструкции корпуса размещены специальные такие небольшие, эм… камеры, пожалуй, где помещены некие воздушные камни.

Каково же было мое удивление, когда я узнал, что эти самые камни поступают откуда-то из Пустошей. Тех самых, где нет никакой магии.

В общем, эти вот металлические камеры, коих на Орле шесть, будучи размещены ближе к верху бортов прочно вмонтированы в корпус, так как подъемную силу обеспечивают именно помещенные внутрь небольшие воздушные камни.

Не совсем понял принцип, но судя по всему, при некоем воздействии на них, что сопровождается вращением вон той штуки возле штурвала, камни либо уверенно тянут вверх весь вес этой бандуры, либо только часть его, что вызывает на удивление плавную потерю высоты, ну или четкое зависание в воздухе. Такому мне трудно найти объяснение, ибо калибровка той фигни, что крутит рулевой, не выдерживает никакой критики, а плавностью в его телодвижениях даже и не пахнет. В общем, как оно так «нежно» выходит менять высоту я просто недоумеваю.

Выше чем на несколько сот метров, к слову, мы ни разу не забирались, а судя по репликам «экскурсовода», максимально возможная высота где-то в районе километра. Поэтому в теплой одежде нужды нет и на пилотов Первой Мировой тут никто не похож, а мне, что по настоятельной просьбе сменил свое неуместное одеяние на выданную офицерскую форму без знаков различия, пофорсить развевающимся шелковым шарфом, увы, не доведется.

Итак, как можно понять, за вертикальное перемещение отвечает вовсе не магия, но вот за горизонтальное — она родимая. Паруса. Именно они, как это ни странно, заставляют двигаться Орла. И тут дело вовсе не в мастерстве капитана, умудряющегося ловить воздушные потоки, лавируя высотами вливаться в нужную струю. Фиг там. Вон, на корме стоит маг с жезлом и чарует, как тут называют оперирование магией. Он, точнее она, ну в смысле вахтенный офицер-магичка, создает какие-то там воздушные чары, что и обеспечивают нам постоянный попутный ветер. Локально, понятное дело.

Периодически чары следует обновлять, как это сейчас и делает её милость командор, баронесса Зеленостепская — сонная красотка с во-от такенными… голубыми глазами. Так вот, чары перенакладывают ещё и при изменении курса.

Именно поэтому, к слову, тут не просто какие-нибудь тупо прямые паруса, а вполне себе сложное парусное вооружение и мудреный такелаж. Ведь начаровать иное направление ветра не так чтобы просто и однозначно небыстро, вот и выходит, что, хоть на этих древностях корабль может весьма быстро из пункта «А» по прямой попасть в пункт «Б», но вот боевое, экстренное маневрирование обеспечивается именно манипуляции с парусами, пока там этот маг наколдует новый ветер.

Мда. Здешние магические жезлы это интересная штуковина. Как я понял, тут есть универсальный минимум у магов, а также присутствует предрасположенность к определенным, хм, стихиям, что ли. Ну то есть то, что ты способен вполне быстро и сносно освоить, чтобы выдавать это волевым усилием с приложением своей магической энергии, и в этом чем-то, ты более ловок и шустёр, по сравнению с другими. Однако для более точных и прикладных, скажем так, действий необходим именно магический жезл, который позволяет, игнорируя все твои природные задатки, точнее помимо них, выдавать даже то, к чему у тебя и душа-то не лежит.

Например, тебе легко управляться с водой, но внезапно с огнем выходит «пшик» или приходится серьезно эмоционально «раскочегаривать» себя, вот в этом-то тебе и поможет жезл, взяв в руку который и начитав заклинание, ты спустя какое-то время сотворишь нужные тебе чары. Хотя, это не столько для мощных, но тупых атак, сколько для чего-то более мудреного, и что ручками никак не выйдет.

И да, я не оговорился, тут нужно зачитывать по памяти словесную белиберду, значения которой никто не понимает и не помнит уже даже откуда оно взялось такое, но воспринимают как само собою разумеющееся. Только соблюдя это условие, через жезл из тебя потянет магию и он сотворит эти самые чары.

Если вспомнить, как в меня швырялись огнем обе магички, с которыми доводилось сталкиваться, причем вторая явно была помощнее, так вот они избрали самое быстрое и очевидно смертоносное. Было бы странно, если бы они пыжились с жезлом полминуты, зачитывая «стишок», пока я благородно бы ожидал первый удар стоя на месте. Ну и дамочки, судя по всему, были явными огневиками, коих большинство и которых используют как боевиков, что логично, а не воздушников каких-нибудь. Нет, если у таких силушки, как у той изобильной голубоглазки, то они и ветерком своим могут об стену нехило размазать, но вот простой рыцарь там не смог бы показать ничего особенного.

Но справедливости ради стоит отметить, что чистых стихийников, точнее тех кто ловко владеет чем-то одним, вот таких мизер. Так что найти рыцаря, который бы был не способен шарахнуть фаерболом, сравнимым по действию со взрывом гранаты или мины ротного миномета — нужно еще постараться.

— Сударь, ее светлость приглашает вас в салон, — непонятным взглядом окинула меня одна из, судя по всему, телохранительниц, княжны.

— Иду, — одернув свой зеленый мундир, ответил красотке.

Да тут все магички, чудо как хороши.

На мне, к слову, сейчас был китель, как у белогвардейца. Да я весь, блин, был как беляк. Без золотых погон, разумеется, коих тут и не было, а знаки различия представляли из себя всякие галуны и сочетания шнуров повыше обшлага. Ну и цвет моего облачения был вовсе не хаки, а ближе к «морской волне», такой, что и не поймешь: зеленый он или всё же синий. Летуны и тут выпендрились. Головного убора я не надевал, но фуражка с высоким околышем и тканевым козырьком смотрелась на мне хоть и забавно, но получше чем те, в которых мне некогда доводилось ходить. Сапоги как сапоги. Мягкие довольно.

Вся одежда была взята, как я понял, у того практиканта, который удивительно, но был совершенно такого же телосложения. Обувь только, у кого-то другого взяли. Но всё было чистое и приступа брезгливости у меня не приключилось. Времени до начала учебы в обрез, поэтому остановок мы не делали, а свой костюм я смогу построить лишь уже в Старгороде, поэтому пока так хожу.

Так, пришел.

— Приветствую вас, ваше…

— Ну Герд, дорогой, мы же договорились, что ты будешь звать меня по имени, — едва не расплакалась эта манипуляторша, а я чуть не бросился в ноги вымаливать у нее прощение, осыпая тысячами поцелуев ее такие милые ручки. Вот же, коварные создания эти женщины.

— Рози, давай будем вести себя не как охотник и жертва, а как товарищи и единомышленники. Я не терплю манипуляций и неискренности в отношениях полов, поэтому предлагаю или пойти на встречу друг-другу или разойтись сейчас, пока это… просто, — решил я повыёживаться, и прощупать границы дозволенного.

А эта хитрая особа, лишь победно глянула на мрачную Фиолетту, как я отныне буду ее звать в такие вот моменты ее настроения, и что сложив руки на груди, сидела сейчас за столом и сверлила меня взглядом, а после выходки розоволосой, вздохнула и откинулась на спинку, отвернув голову куда-то к окну.

— Да, милый Герд, я согласна с тобой, присядь.

Хрен там, ты согласна, манипуляторша мелкая, не исправить тебя уже, и когда только наловчилась. А вот Фиолетта забавная. А где кстати рыжая? Что-то я ее со вчера не видел. Нужно будет зайти к ней после этих посиделок.

— Герд, я приняла решение отблагодарить тебя лично за всё то, что ты сделал для меня и вручить тебе знак ордена Рыцарского Банта!

И? Я вижу, что ты держишь паузу, мол, это что-то охренительно крутое, но я-то…

— Он не знает что это, Рози, — не отворачивая головы от окна, устало выдала Фиолетточка. Хорошая девочка.

— Ах, прости-прости. Я совсем забыла. Вот.

Ну теперь это многое прояснило. Аж белая атласная лента. Но я-таки повторюсь: И?

— Рози, — не выдержала ее подруга и повернувшись принялась раздраженно пояснять, пока манипуляторша удовлетворенно поглядывала на обиженку и загадочно улыбалась. Куда я блин попал? — Это рыцарский орден и тот, кому выпадет честь причислять себя к нему, становится приближенным той знатной особы, что отметила так своего… фаворита. Единственного(с нажимом) фаворита, ибо у каждой принцессы лишь по одному банту, — с укором глянув на ласково поглядывающую на нее Рози, продолжила. — В общем, поздравляю вас, сударь, вы теперь под защитой Зеленого Дома и можете считать себя его почетным членом. Членом главного рода Дома(с раздражением). А если вам, Франт из Зеленодальских, взбредет в голову попытать удачу еще где-то на стороне, то вы легко можете ввергнуть два Дома в войну.

Закончив свой спич, девчонка, хоть она и хотела казаться очень взрослой и много повидавшей, но все же еще совсем девчонка, извинившись удалилась.

— Я ценю твое внимание, Рози, но ты уверена, что хочешь на пустом месте создать проблемы нам всем? Я великолепно обойдусь и без столь категоричных демаршев, а маму мы как-нибудь иначе позлим. Делов-то.

Эт чего она так счастливо расплылась в улыбке?

— Я всё решила. А теперь позволь я повяжу эту ленту на твою алебарду, чтобы ты всегда мог ходить со знаком моего внимания.

Ну ёлки! Какую нахрен… А она точно сейчас об оружии? Что-то как-то не по детски она лыбится. Мама, можно мне обратно в мои Нижние Поймы?


****

День спустя, сад в резиденции Зеленого Дома.

— Я в смятении, Розали. Это… это цирк какой-то, — как никогда задумчивая подошла Зеленовежская к фонтанчику, где сидя за столиком княгиня Зеленодальская толкла в медной ступке какие-то травы и семена.

— Я вся внимание, — не отрываясь от священодейства, поторопила необычайно сосредоточенная сегодня ее светлость.

— Начнем с того, что мальчишка хоть и себе на уме, но полный профан и однозначный дикарь, — плюхнувшись в одно из кресел у столика, графиня прикипела взглядом к умиротворяющему журчанию струй, что вырывались из ртов мраморных дельфинчиков. — Он даже и не знал, что убивая Шрама, спасал девочек. Как бы он там не тужился, пытаясь скрыть изумление, но на меня такое не действует. Ну хотя бы не дурак и живо соображает, да и излишним благородством не страдает, а к звонкой монете отнесся весьма благосклонно. Так вот, он ведь и в Зеленорощинске, судя по всему, действовал спонтанно и ни о каких темных делишках местных не догадывался. Колоссальное везение. Просто нет слов.

— Дальше, — всё также монотонно работая руками попросила княгиня.

— Ну раз он оказался всего лишь везунчиком, заметь корыстным, а значит контролируемым, то это положило на чашу весов в принятии мною решения первую меру. Второй мерой, а может и сразу десятком, выступило то, что этот невыносимый дикий менее чем за час на моих глазах заживил ожоги несовместимые с жизнью и по-видимому отрастил руку, не уверена, так как видела только конец этого действа. Каково? — аж подалась вперед графиня всматриваясь в безэмоциональное лицо что-то там непонятное «колдующей» подруги.

— Как так вышло? Где это было? — не отрывая взора от содержимого ступки сдержано поинтересовалась Зеленодальская, будто бы даже что-то беззвучно отсчитывая одними губами.

— Не поспели мы на станцию дилижансов в Зеленодаре, но по описанию быстро нашли Франта, а там он уже успел в очередное приключение ввязаться. Да еще какое, — передернула плечами и задумчиво откинулась на спинку графиня. — Уж не знаю, кто по его душу минимум главного рыцаря послал, но это тому не помогло. Не знаю, как так вышло, но дикий превратил убийцу в головешку. С войны такого не видела. Подобное только командор может выдать, но похоже, что Франт просто чем-то приложил магичку в момент чарования, да еще и в такой, что «перелив» вышел. В общем, представляешь что там осталось. А когда мы, идя по следу, подоспели в ту подворотню, всё уже было кончено, а мальчишка руку доращивал.

— Кому? Уверена, что это Франт магичку поразил? Наблюдателей от заказчика не засекли? — после добавления нового ингридиента, слегка расслабившись, но всё равно не отвлекаясь от своего занятия уточнила глава Дома.

— А вот тут, Розали, переходим к самому интересному и той мере, что и перевесила все предыдущие. Лечил он одну из Серых. Уж не знаю, как она там оказалась, но это Серогорская, как минимум. И нет, Розали, магичку не она. Я поспрашивала. Ненавязчиво. Она появилась там уже после начала всего, а пожгло ее случайно. Под горячую руку, что называется, попала. И никого там больше не было. А отвечая на твой еще не заданный вопрос, девчонка беглая, да еще и без всего. Даже элементарной защиты не имела, а по юности видать, быстро защиту ставить ручками не умеет, да и в бою похоже ни разу не была, поэтому-то и не смогла толком ничего показать. В общем, Франт спас ей жизнь, а мы как увидели КТО эта рыжая, так ничего уж и не оставалось, как позволить ей следовать за своим ненаглядным. Кто ж одну из принцессок правящего Дома гнать станет? Вот и простояла она, пока мы награды вручали, да проверки учиняли, за плечом своего спасителя, который если бы так не выложился исцеляя ее, я бы подумала что и не понял перед кем долг жизни заимел, — а затем слегка улыбнувшись поспешила добавить. — Кстати, Мазурт не учил дикого. По крайней мере копейному бою. Хотя кривляться мальчишку мог научить, уж такого шутника как он многие знатные рода еще помнят(гаденько похихикала), ну и этот похоже уже не отстает.

— Вот значит как? Ну а как девочки восприняли, нового компаньона княжны? — похоже уже завершая ответственный процесс уточнила княгиня, подливая какую-то резко пахнущую маслянистую жидкость.

— Хм, ну мальчонка-то интересный и необычный. Ведет себя как равный. Так дикарь же. Розин и не заметила его странностей — уже похоже всё для себя решила. Виолетка удивила, не ожидала я, что она ревнивица такая — рыжую испепеляла гневным взглядом, а дикого постоянно одергивала, когда тот… хотя не важно, — кокетливо поправив идеальную прическу, закончила графиня.

— Кобель? — отставив пузырек и приступив к усиленному перемешиванию то ли спросила, то ли констатировала княгиня.

— Дык, все ж они, как в цветник попадают, то голову теряют. Но этот какой-то… тёртый, что ли? И когда успел набраться? — несколько рассеянно закончила Любара.

— Ты, я смотрю, и сама какая-то излишне задумчивая вернулась, — наконец отставив ступку, впервые подняла на собеседницу глаза и улыбнулась ее светлость.

— Ой, а это с чем пирог? Вишенки? И зварчику подлей, дорогая. Сама пекла? Руки у тебя просто золо…

Глава 16

ГЛАВА 16

Хм, неожиданно.

Как только мы прибыли в столицу империи и едва только пошли на посадку, Система выдала сообщение об обнаружении данжа, как она его назвала Контрабандистов.

Тут пожалуй, стоит слегка прояснить. Дело в том, что Старгород это крупный город в самом центре империи, вокруг которого небольшая область земель правящего Дома, ну а уже вокруг нее лежат своего рода сегменты земель кланов. Тех самых Зеленичей, Синичей, Беличей и так далее. Так вот, прибывая в земли Серых, то есть правящего Дома, все, невзирая на знатность и статус, вынуждены следовать местным законам. А это значит, что лихо подлететь на собственном роскошном летучем корабле прямо к представительству Дома, чтобы с комфортом высадиться на здешнюю «вертолетную площадку», не выйдет. Вот и получается, что все гости столицы вынуждены прибывать в воздушный порт на северных окраинах, а после следовать скромным кортежем, ибо количество экипажей также регламентируется, к месту назначения.

Да, в Старгороде всё подчинено правящему Дому и пронизано уважением, а я бы даже сказал страхом перед ними, те же в свою очередь, устанавливают максимально демократичные, если так можно выразиться применительно монаршей семьи, порядки. Тут не выйдет кичиться своей «боярскостью» и толкаться пузами на предмет у кого оно пузатее.

Но отвлекся, наименование данжа, да еще и в здешнем «аэропорту», как бы намекает, что мне придется сразиться со стражей данжа в лице местных контрабандистов. Вот только, как бы мне улизнуть туда? До отметки на карте метров двести и судя по большим открытым пространства вокруг, это может быть только вон в том складе.

А чего я теряюсь?

— Рози, я отлучусь не на долго, не скучай, — и чтобы избежать словесных игр с этой коварной особой, стремительно сближаюсь и удерживая зрительный контакт провожу тыльной стороной ладони по щеке.

Стыдный стыд, но сработало. Неравнодушная девчонка поплыла, ну а я, как говорится, и был таков.

Мда, Костя, на старости лет чудишь. Хотя иди к черту, бухтит и бухтит, я молод, резв, шустёр, ну и всё такое.

Лихо и даже несколько выпендрежно перемахнув через бортик, еще даже не приземлившегося Орла, я конечно вызвал ахи и взволнованные вздохи дамочек, но и едва ноги себе не переломал. Характеристика Прочность конечно зарешала, но выводы об умственных способностях одного молодого, резвого, шустрого были неутешительны.

Хотя, молодость она вся такая. Пора максимализма и неопытности, когда темноты боишься больше чем пули, образно говоря. Благо, что у меня с опытностью дела обстоят гораздо лучше, вот только, с гормонами беда и мозг порою не поспевает за ними, чтобы обратиться к тому самому опыту, так сказать.

Но победителей не судят, поэтому сопровождаемый восторженными взглядами и даже почти не хромая я помчал к тому самому складу. Без алебарды, теперь с повязанным рыцарским бантом. Мда.

Как могло показаться, с Рози у меня ничего не было, да и вообще за эти дни я ни с кем не замутил. Даже рыжая меня избегала и толком поговорить с ней, даже когда я подловил ее и попытался разговорить, не вышло, а девчонка едва не расплакавшись убежала. Утешить и поболтать по душам, пока она содрогаясь у меня на плече, щедро бы поливала оное слезами, конечно было элементарно организовать, но я не захотел лезть к непонятного для меня уровня принцессе. Зачем мне такой головняк? Я и на беседу-то ее вызывал только из-за того, что ощущал некую ответственность перед ней. Но раз нет, то так даже лучше.

Вот большеокая баронесса Зеленостепская меня откровенно влекла своими взрослыми прелестями, но я увы, еще не совсем «того», чтобы под боком у пребывающей в романтических чувствах княжны крутить с ее подчиненной. Поэтому полет прошел для меня весьма целомудренно, но совершенно не скучно. Как можно скучать на летучем-то корабле?

А вот и стража данжа.

Особо мудрить я не стал, а присев за ящиками, так чтобы меня не было видно, извлек дрон и отсоединив от поясного крепления парализатор, приложил его к специально созданной мною монтажной площадке, превратив тем самым свой разведдрон в ударный!

Имея техинструмент, провернуть подобное было совершенно не сложно. Из чудополимера я, можно сказать, «выплавил» себе как крепление на пояс, так и, переработав шаблон в конструкторской программе, монтажную площадку на дрон.

Тут стоит наконец прояснить, пока мой ударный БПЛА взмыв в высь выходит на позицию, что же за универсальный техинструмент-то такой, который я уже неоднократно поминал.

Смахивал он больше всего на обычный Земной термоклеевой пистолет, тот самый, куда вставляются стержни, при нагревании которых и образуется клейкая застывающая масса. Техинструмент был почти такого же размера и вида. Даже полимерные стержни вставлялись подобным образом. Однако, как не сложно догадаться, никаких механических компонентов не имелось.

О причинах отказа в Единстве от всевозможных механических узлов я поведаю как-нибудь в другой раз.

Так вот, помимо упомянутого, от Земного агрегата техинструмент отличался еще и наличием шести, эм… щупалец спереди. В походном, скажем так, положении они были обернуты вокруг «ствола», точнее на его месте, а в рабочем раскручивались и достигали приличной длины.

У моего образца они сантиметров 30ти, но их возможно нарастить с помощью самого же техинструмента.

А служат они для удержания создаваемой или обрабатываемой детали, из того самого полимера и не только, в пространстве. Да, на концах «щупалец» проекторы антигравитационного поля, что способно удерживать деталь приличного веса, что называется, в воздухе.

В моем образце это не более 5 кг, но дооснастив штативом, хотя скорее уже станком, чтобы не в руках удерживать это вот всё, а также подключив к более мощному энергопитанию, можно хоть центнер вертеть. Ну и длина щупалец тогда потребуется более существенная, чтобы охватить столь объемную деталь. Ах, да! Понадобится и подачу сырья модернизировать, так как стержни менять запаришься. Но присутствует возможность подключения бункера для гранул. Причем не только полимерных! Но об этом как-нибудь в другой раз.

Так вот, два из упомянутых шести щупалец отвечают за «плавку» детали. Хотя температура там остается неизменной, но визуально это напоминает именно плавку.

С их помощью можно создавать что-либо, как говорится, с нуля. От стройматериалов, до уже готовых устройств из заложенных на этот случай шаблонов. Откуда я собственно, и взял то самое крепление для парализатора, а чуть доработав его, и упомянутый монтажный узел для дрона получил.

Так же можно работать и с уже готовыми изделиями: сплавлять, запаивать, сращивать, сверлить, резать, гнуть и прочее.

Например, заделать пробоину или проделать отверстие заданных характеристик, срастить провОды чего-либо или разрезать их как-то замысловато, смонтировать фрагмент на основу или разобрать упомянутое, изогнуть твердое или затвердить гибкое, скрепить сыпучее, да даже изменить цвет или фактуру из базового гладкого бело-серого, ну и еще множество тому подобного возможно сотворить с тем самым вездесущим в Единстве полимером.

Возвращаясь же к креплению парализатора на пояс, представляло оно из себя всего лишь своего рода прищепку на пояс или край чего-либо с небольшой контактной площадкой, куда и «прилипал» тот самый парализатор.

Никакой кобурой там и не пахло, так как она и не нужна.

Функция кобуры укрыть оружие от непогоды и мусора, ну и что немаловажно предохранить от случайных нажатий на всевозможную механику устройства. Как можно догадаться, у парализатора не имелось отверстий, куда мог бы попасть мусор или влага, а предохранитель не на самой «пукалке», а в нейросети.

К дрону же, я просто «припаял» контактную площадку и теперь достаточно всего лишь приложить станер, чтобы он «прилип». «Отлепляется» же он по команде через нейросеть самому парализатору, который перестает подавать энергию к месту контакта и устройство уже не держится на упомянутой площадке. Как-то так.

Но вот, дрон готов атаковать, значит мне пора. Покидаю своё укрытие и направляюсь к о чем-то горячо спорящим прилично одетому господину и остальным, менее нарядным. Вся эта толпа, к слову, оказалась не внутри самого склада, а сразу за ним, где из ящиков и бочек был выстроен такой себе закуток без посторонних глаз.

Не успел я приблизиться, как один из собеседников, тот что поприличнее и лицо которого уже даже покраснело от ора на индифферентно выглядящих грузчиков или еще каких работников порта, резко выхватил из трости потайной клинок и довольно резво сблизившись, нанизал вялого пролетария, что как раз решил утереть нос рукавом. В тот же момент все без исключения присутствующие были отмечены на миникарте красными точками, а перед моим взором развернулась эпическая битва.

Семеро грузчиков, пардон уже шестеро, накинулись разом на резвого господина в темно-бордовом котелке, красновато-коричневом новомодном пиджачке поверх пёстрой жилетки, и в бежевых, в крупную бордовую же клетку, штанах фасона «труба», как говорил незабвенный Свирид Петрович Голохвастов. А когда уже пятеро амбалов отхлынули и не став перегруппировываться попытались всё же задавить массой, ну и запинать круглолицего модника средних лет и с пышными каштановыми усами, то оставшиеся четверо очень быстро поняли, что втроем им никак не выстоять против столь завзятого головореза. Поэтому, когда двое оставшихся решились бежать, то последний упал с пронзенным сердцем. А клетчатый господин, поправив большой атласный галстук, что очень выделялся на фоне накрахмаленного воротничка с закругленными углами и жесткой белоснежной манишки, вальяжно прошел за своим клинком, который, как оказалось, он умеет мастерски метать.

Слегка охреневший я, всё же решил подойти и был встречен уже готовым к бою и с оружием в руках противником, а он был именно противником, так как всё еще был красной отметкой на моей миникарте.

— Вы кто? — довольно бесцеремонно был задан мне вопрос жестким и волевым голосом.

— Герт, — пожав плечами ответил я.

— Франт? — округлив глаза и слегка склонив голову спросил меня собеседник.

Вот это номер! Откуда? Как? Кто?

— Он самый, — подобравшись отвечаю.

— Судьба, это самая смешная твоя шутка, — куда-то в небеса выдал оскалившийся усатый господин. — А я всё никак не мог, эм… договориться с этими, а ты сам ко мне в руки идешь, щенок, — стал обзываться этот, резко ставший мне несимпатичным, господин.

— Ты вообще кто? Я же должен знать, за что ты меня сейчас убьешь, — всё же решил я поддать в конце слегка ужаса во взгляде и дрожи в голосе, а то бегай потом за ними, а так хотя бы буду знать заказчика, чтобы прикопать урода.

— Я Мижорн Хват, мои услуги весьма дороги и меня, эм… попросили решить вопрос с тобой, мальчишка, — кичился, уже резко неприятный мне, душегуб.

— К-кто? — давай уже резче к сути, а то я устал заику отыгрывать, меня данж ждет.

— Ну, ну. Не нужно плакать, мальчик. Я тебя всего лишь не больно убью, — как-то излишне ласково и слащаво, что ли, проявил заботу этот смертник.

— Кто меня заказал? — уже убрав заикание и дрожь из голоса прямо спрашиваю, а то затягивается наша беседа.

— Синичи? — издеваясь добавил вопросительной интонации в свое утверждение, этот определенно труп.

— Ясен хрен, кто конкретно? Глава или кто-то свою игру ведет? — раздраженно выпалил, устав от откровенно тупого разговора.

— А ты интересный, — мерзко облизав губы попытался незаметно изменить стойку этот кунг-фуист недорезанный.

— Мужик, кто меня заказал? Давай не будем тратить время друг-друга, — запутывая гада топчусь на месте, якобы меняя стойки.

— Пора умирать! — пафосно брякнул позер, и крутнув что-то замысловатое своим коротышем, хотел было уже показать мне какие-то могучие боевые искусства, но упал парализованным.

Ага, щаз! Некогда мне тут с тобой плясать, поэтому воспользуемся приемом одного небезызвестного доктора археологии с хлыстом и в шляпе, ну и револьвером на боку. «Пух» — и нету каратиста.

Подойдя к всё чувствующему, но обездвиженному Хвату, я тыкнул его клинком в мягонькое и принялся проникновенно вещать дичь на ушко.

— Я тебя буду до-олго и о-очень страшно убивать. Ты не сможешь даже кричать, а я буду резать тебя и лечит, резать и лечит, — пришлось пару раз его чиркнуть по чувствительным местам и сразу залечить, сопровождая всё это безумным взглядом и облизывая якобы пересохшие губы. — А когда ты умрешь, я верну тебя из-за кромки и снова буду резать и лечит, резать и лечить. Ну и так далее, пока ты не свихнешься, а я тебя… угадай. Ну, ну, ну же! Почти верно. Я тебя сначала вылечу. Ну а потом буду опять резать и лечит, резать и лечить.

Ого, вот это я лицедей. Особенно всхлипывание Ганнибала Лектера мне удалось. Мужик хоть и матёрый, но обмочился. Мда.

— Я дам тебе всего один шанс, — решаю наконец перейти к делу. — Ты сейчас сможешь опять говорить и я спрошу тебя. И я искрене, о, очень искренне надеюсь, что ты начнешь кобениться и не ответишь на мои вопросы, чтобы я смог тебя резать и лечить, резать и лечить, резать… Ах да, о чем это я? Точно, вопросы же.

Завершив этот ТЮЗ, я облучил слегка даже поседевшего Хвата.

И да, парализатор позволяет получить обратный обездвиживанию эффект, хотя из бессознанки не так легко вывести, но вот искусственный паралич снять очень просто.

Не думал я, что такой детский сад подействует, но видимо, я что-такое необычное ему явил, от чего он настолько и проникся, но поспешим с вопросами, пока жертва моих зверств не передумала.

— Итак, Хват, кто тебя нанял?

— Синеводская, племянница главы безопасности Синичей. А значит и Синегорская в курсе, — начал вполне связно вещать, но судя по взгляду весьма пришибленный, киллер. — Они многих наняли: и магичек, и бретёров, и просто душегубов. Разослали по всей империи. Щедро заплатили аванс и еще в два раза больше дадут за голову. Я должен был отправиться в Зеленодубск на почтовом курьере, а тут эти крысы заартачились. Денег захотели вдвойне. Я-то вне закона и на пассажирском никак не мог бы полететь, а мне быстро нужно было попасть, так как прошла молва, что тебя видели в Зеленодубске. Теперь-то понятно, что эту обманку пустили, чтобы конкурентов по ложному следу пустить. А тут судьба улыбнулась, — с горечью улыбнулся убивец. — Давай не тяни я больше ничего не знаю.

Выходит, сама глава Синего Дома княгиня Синегорская с какого-то перепугу на меня охоту объявила? Какого ж хрена ей надо? Неужто я так ей насолил убив Шрама? Дела.

Что ж с этим-то делать? Мне нужно в данж, а он последний страж его. Лучше бы передать свидетеля дознавателям, чтобы Зеленичи сами разбирались с Синичами, но тогда я прощелкаю свой данжик. Ладно, хрен с ним, сам порешаю с Синими.

Когда Хват навеки закрыл глаза, я получил три сотни ОО и приглашение посетить «Подземелье Контрабандистов V класса».

Не густо. И опыт весь мой перебил этот Хват и данж всего лишь пятого класса с наградой лишь из одного предмета. Жаль.

Но пора, итак подзадержался.

Убрав дрон и парализатор в кейс, также закинул туда и пояс с защитной пряжкой, для чего пришлось убрать некоторые расходники, планшет, реактор, нож и аптечку.

Всё готово, вперед.

В следующий миг после принятия приглашения данжа, я привычно уже оказался не в своем теле, но с присущими ему характеристиками и самочувствием.

Вокруг было сырое подземелье, я бы даже сказал пещера, на стенах и потолке которой свисали комья мягко светящегося мха. Сам же, вот удивительно, был я гоблином. Мало того. Гоблиншей!

Даже страшно представить какие же такие воспоминания мне в конце предложат. Шикарный данж, ничего не скажешь. А наградой мне будет, по-видимому жирная сочная крыса или гриб какой-нибудь, особо забористый и от которого глюки наиболее яркие. Просто зашибись!

Но делать нечего, поэтому поправив грудь, я решительно направилась… Шутка.

Сплюнув, я почесал наверное никогда не мытый затылок и попытался извлечь из инвентаря кейс спаскомплекта. Как и ожидалось, и он, и нейросеть обрели теперь пятый класс, а значит были доступны в данже такого же пятого уровня. Но что меня неприятно удивило, так это отсутствие в кейсе пояса с пряжкой магозащиты. Всё что было в его составе на месте, ну кроме умышленно выложенного, а вот такой важной мне пряжки не имелось.

Еще раз раздраженно почесав свое уродливое тело, я принялся изучать все доступные пункты Системы, привычно получая справку в виде всплывающих знаний, и вскоре был обрадован. Оказывается, для того чтобы иметь возможность проносить посторонние объекты в данж, кейс должен быть на один класс выше. А значит, чтобы получить свой магощит, мне нужно улучшить класс кейса до четвертого.

Сказано — сделано и из 840 ОО на счету сотня уходит на упомянутую процедуру, а Спаскомплект V класса после этого переименовывается в Кейс IV класса.

Проверка: закрываю, убираю в инвентарь, достаю, открываю, вуаля!

Одев защиту на своё тщедушное тельце, я только сейчас, изменяя длину ремня, обратил внимание на то, какое же я мелкое уродство. Росточком едва метр сорок, плечи узенькие, титьки телепаются, живот впалый, тазовые кости торчат, под юбку из каких-то шкур даже не заглядывал, ибо психическое здоровье мне еще дорого, ножки, как в прочем и ручки, тощие и кривенькие. Ступни босые. Ну и грязный весь до не возможности. Из одежды на мне лишь вонючая юбка, а теперь и пояс с пряжкой.

Провоняет, гадство.

Но это еще не всё. Когда я искал справку по утраченному поясу, наткнулся на еще одну не менее интересную особенность. Оказывается, что предметы из состава спаскомплекта, и только лишь их, я могу сделать Системными! То есть они будут уже не в кейсе лежать, а сразу в инвентаре. Жаль с поясом так нельзя.

В общем, 40 ОО уходят на то, чтобы четыре предмета освободили кейс и стали Системными.

И вот теперь, мне предстоит о-о-очень непростой выбор: надевать комбез, что стал Системным, на немытое тело или же пожертвовать броней и комфортом, которые он способен предоставить, но спасти от вони и грязи сей девайс?

Ну это я слегка преувеличиваю, конечно. Системные предметы самоочищаются, отправляясь в инвентарь, а броня мне особо и не нужна, так как на мне уже пояс с пряжкой противокинетической и противомагической защиты. Да и не сказать что, защита обеспечиваемая комбезом 2+ поколения прям уж очень и очень.

Ну, пока есть минутка, поведаю: что же за поколения такие и причем тут этот плюс. Но я кратенько, обещаю*.


* Более подробно о Единстве вы сможете почитать в моих работах «Кольцо 2» и немного в «Великий Механизм».


Первое поколение это всевозможные поля: антигравитационное, защитное, изолирующее и даже осязаемое. Но главное, гиперполе, благодаря которому стали возможны межзвездные путешествия.

Второе поколение: материалы изменяемой упругости и продвинутого оперирования энергией. То есть мой комбез может держать пулю, ну или подобное ей, и нивелировать при этом её удар, распределяя по телу остаточный импульс, тем самым спасая от запреградного воздействия, но при этом, в нужные моменты быть мягоньким и даже тянущимся. Ну и для передачи энергопитания в Единстве не нужны никакие провода. Примерно так.

Третье поколение: новые компактные энергоустановки и сверхъёмкие аккумуляторы. А также, стандартизация и модульность всего и вся, что конечно убивает ремонтопригодность, вытесняя ее сменными блоками, но облегчает сервис и обслуживание, снижает требования к квалификации обслуживающего персонала и частично упрощает логистику.

Четвертое поколение: какие-то новые суперские Искины, но у Фроя нейросеть только третьего поколения и с оборудованием четвертого он не мог работать, а поэтому и не изучал ничего с этим связанного.

Так вот, возвращаясь к тому самому плюсику, что является типичной особенностью всего устаревшего хлама, который попадает в спаскомплекты. По сути, это всего лишь модернизация, ну или тюнинг, что дает возможность устаревшим изделиям работать с расходниками и энергооборудованием современных поколений. В данном конкретном случае третьего поколения. Ведь дорогущий Искин четвертого поколения никто бы не положил в дешманский спаскомплект, да и Искинам более ранних поколений нечего там делать. А то накладно выходит.

Итак, серенький комбез, что сейчас в виде небольшого компактного валика, а когда на теле, то словно Земной гидрокостюм, только с высоким стоячим воротом, как во времена Наполеона и с такими же манжетами, я убираю в инвентарь, так как опасная среда мне не грозит, а с защитой уже все решено. Второй, ставший Системным предмет, а именно парализатор, я присоединяю к третьему предмету: дрону, и отправляю эту парочку на разведку системы пещер. Четвертый же, коим является универсальный техинструмент, мне пока что не понадобится, поэтому в инвентарь его.

Ну что же, я готов к новым приключениям. Вперед!

Глава 17

ГЛАВА 17

Днем ранее, каюта Розин.

— Приветствую, сестра, — польстила принцесса правящего Дома принцессе обычного.

— Приветствую, ваше…

— Просто сестра, пожалуйста, — поспешила прервать Зеленодальскую ее рыжая гостья, что сейчас щеголяла в обнаруженном на кровати своей каюты простом, но очень дорогом платье, достойном ее статуса.

— Хорошо. Сестра, — приняла правила игры Рози, предложив присесть за столик, куда спустя мгновение подали напитки и сладости, а когда они наконец остались одни разговор был продолжен. — Я вся внимание.

— Я в затруднительном положении. У меня образовался долг жизни перед одним небезызвестным молодым человеком. И… и это просто катастрофа, Рози. Что мне делать? — едва не плача поникла, до этого момента очень непохожая на себя, некогда поражающая Франта своей непосредственностью, девица.

— Эм. Ну-у… — попыталась изобразить затруднение княжна, чтобы побудить гостью перейти к сути и подробностям.

— Я должна буду сочетаться с Чернокутским, — подтвердила некоторые догадки Рози о личности внезапной пассажирки. — Он вроде бы сильный рыцарь, да и политика, опять же… А я сбежала. Сбежала, чтобы перед этим хоть чуточку пожить и узнать, как оно быть никем. Стащила одежду(со вздохом) и пробралась на курьер, а вскоре оказалась в какой-то глухой провинции. Интересно было, но как-то скучно. Подумала, что в губернском центре будет еще интереснее. Обменяла серьги на проезд в дилижансе, а тут этот наглый юнец. Невозможный нахал, задавака и бабник. Ну я и… решила позлить его, а потом… увязалась за ним. Даже и не понимаю зачем. С ним интересно было. Не то что с этими всеми. Да и не воняло от него, как от остальных на крыше. Ну, тех что тоже интересные были. А тут та страшная магичка. Я даже ничего и понять не успела, как меня накрыла боль. Страшная. А потом… потом я опять вся целая, только рука чуточку чешется. Странно это всё.

— Может быть тебя спас не… — попыталась прояснить степень осведомленности горе-путешественницы слегка задумчивая Зеленодальская.

— Он. Это точно был он. Я пришла в себя, когда он мне лицо ковырял, но было настолько страшно от того что ничегошеньки не чувствую, поэтому я просто и не смогла найти в себе сил чтобы пошевелиться. А потом, когда он закончил, я поняла, что он лечил меня. Представляешь? Если даже пришлось счищать зажаренное мясо с лица(передернувшись), то насколько же меня страшно обожгло. А теперь. Посмотри на меня. Всё целое. Это… это невероятный уровень. И я конечно же, понимаю ваши мотивы, ну в смысле, Зеленого Дома. Вот только, твои мотивы, Рози, мне не совсем понятны. Но это твое дело, — поспешила уточнить аж раскрасневшаяся входе импульсивного повествования милая белокожая рыжик. — В конце концов, я к этому Франту ничего не испытываю. Наверное(со вздохом).

— Я не совсем понимаю причин затруднения, сес…

— Я Ивон. Ивон Серогорская. Можешь звать меня Иви, — чуть улыбнувшись и посмотрев в изумрудные глаза собеседницы позволила ей, теперь уже не безымянная сероглазая рыжая малышка то, чем мало кто в империи может похвастаться.

— Хорошо, Иви, — сглотнув, поняла с КЕМ так мило и главное доверительно болтает всего-то наследная княжна одного из шести аристократических Домов империи, только сейчас осознав уровень «катастрофы», как выразилась… Иви. Но всё же, решила продолжить играть избранную роль. — Так вот, в чем затру…

— Если, а точнее, когда мамА узнает подробности моих «похождений», тогда меня не то что посадят «под замок» до самой коронации, лет так через пятьдесят, но и навяжут мне множество жестких условий, от которых я так успешно отбивалась последний год, отстояв ряд привилегий, — делилась своими детскими проблемами наследная принцесса империи, пока взбешенная Рози, с легкой и даже несколько нежной улыбкой, участливо всматривалась в лицо собеседницы, параллельно обдумывая чем это всё чревато для её Дома.

— Мы поступим вот как, Иви…


****

Пока я тут титьки мял, мой дрон успел прошвырнуться по коридорам и составить кое-какую карту. Нет, Системная карта вполне неплохо отрисовывала окружающие пространства, если можно так выразиться об хоть и огромных конкретно для нынешнего меня пещерах, но всё же не шире метров пяти и не выше трёх, однако и радиус отображения сейчас был лишь несколько десятков метров, и отметка врагов красными точками произойдет только после контакта с ними. Всё это несколько уступало в информативности тому, что предоставит мне мой отдаленный и практически всевидящий «глаз». А именно дрон, который передает на нейросеть картинку в реальном времени, параллельно строя карту.

Эта небольшая «летающая тарелка» ну или крупная «морская галька», короче объект диаметром не более 20 см и высотой около 7-ми, способен пролетая сканировать окружение, чтобы построить трехмерную карту с отметкой обнаруженных объектов, как излучающих элементарно тепло, так и ряд других излучений, что могут быть еще неизвестны на Земле. Это позволяет, грубо говоря, выявить всё живое, а конкретно флору и фауну, в том числе и микро-. Хотя из-за дешевизны спаскомплектовского дрона, детализация будет так себе и некоторые недостаточно весомые скопления микроорганизмов он не сможет уловить. Однако мне этого и не надо, а достаточно будет, если небольшой и практически бесшумно летающий объект, жаль не способный к маскировке, по упомянутым уже причинам, прошвырнется по ходам и всего лишь нанесет отметки об потенциально агрессивных юнитах, до вступления меня с ними в контакт.

Далеко летать дрону не пришлось и буквально в нескольких сотнях метров, если считать по извилистым ходам, обнаружился огромный зал с высоченными сводами, с которых свисали огроменные светящиеся синевой сталактиты.

ФэнтезЯ, блин, какая-то. Эльфов с орками еще не хвата… Какого сильмарилла? Эт чё полуголые эльфийки? Рили? Охренительно соблазнительные, идеально сложенные, нереально красивые секси эльфиечки? А почему не я?!!

Система, если уж ты засунула меня в бабу, то могла бы хоть вот в такое. Да хотя б уж в то, к чему элементарно прикасаться можно без содраганий. Я ж, блин, себя как увидел на картинке с дрона, едва не опорожнил желудок от всех тех питательных прелестей, что эта зеленая мерзость в себя пихала.

Ой фу, я надеюсь мне как-то удастся обойти воспоминания о половой жизни вот этой вот особи. Буээ…

О, а это непереваренный крысиный хвост что ли? Какая прелесть. Сбалансированное пита… Буээээ…

Нейросеть, приведи меня уже в порядок, а то я и без твоих изрядно подзадолбавших сообщений знаю, что с телом у меня что-то не так и эта неведомая тебе мутация необратима.

Так, на чем я там остановился-то? А! Эльфиечки. Ого, вот это у нее… глаза. А какие… изящные запястья. Ох, вот это… грация.

Система, бессердечная ты… система.

А эт чё там, рабы? Оу… не-е-е, такой хоккей нам не нужен. Это какие-то неправильные БДСМ-эльфийки. Они вон, пленных гоблинов плётками лупят и гонят куда-то. Надеюсь всего лишь в каменоломни, а то мы ж тут не в хентае, в конце концов.

В общем, если моя фантазия приправленная логикой мне верно подсказывает, то это вот тело — беглянка, пропажу которой еще не обнаружили. Ну или доверенная прислуга, что чесала куда-то с поручением, но видимо что-то случилось и тут я такой: здрасьте! А теперь, внимание, вопрос: мне идти и убивать всех эльфиек или удаляться от них в тот недоразведанный еще коридор?

Эти офигенские крастоки хоть и злюки, судя по их бесчелове… эльфиечному отношению к гоблинскому контингенту данного концлагеря, но всё же убивать красивых женщин мне будет психологически тяжело, как мужчине. Инстинкты. Что поделать? Их бы сначала того, а потом уже и… Шутка.

Так вот, мне не нравится, что каждый раз попадая в данж, я хз чё делать, пока не дочапаю до босса. Я ведь, не всегда верно трактую цель моей миссии, в свете-то разнообразия объектов вселения, так сказать. Их логика и мировоззрение могут весьма отличаться от моих.

Ладно, чего тянуть-то, данж же всего «пятерочка», так что не должен быть слишком жестким, да и с оснащением у меня теперь порядок.

Дрон зависает высоко под сводами пещерного зала, предоставляя мне картинку сверху и при необходимости готовый поддержать огнем, а я чапаю в направлении этого малоприятного места содержания гоблинов. Весь путь, хоть и на своих коротеньких ножка, но преодолел я довольно быстро, а интерьеры, если это так можно назвать, в дороге не отличались чем-то особенным от стартовой, так сказать, локации. Тот же мягко светящийся зеленым мох, довольно гладкий, хоть и неровный пол, разной ширины стены.

Когда я уже подходил к упомянутому огромному залу и где было явно посветлее, до меня стали доноситься крики проказниц эльфиек, что активно доминировали над зелеными уродцами. А еще через какое-то время, когда я уже перебегая между какими-то халупами и навалами, где навряд ли могли обитать ушастые мистрессы, а скорее всего ютились здешние гоблины, наконец укрылся за очередным кособоким строением и выглянул, то обомлел.

Открылся мне великолепный вид на аппетитные великолепия одной властной повелительницы, что сердито прохаживалась, то и дело строго щелкая своей плетью, от чего толпа жмущихся друг к дружке совершенно голых зеленых уродцев вздрагивала. Сглотнув, я прислушался.

— Вы прибыли в Гоблинаж, — вдруг понятно и на известном мне эльфийском заговорила эта обворожительная златовласка с достоинствами далеко за 90, между которыми располагались едва ли 60. — Для всех новичков сообщаю: выживут не все(оскалившись). Вы будете тяжело работать в шахтах, добывая «эльфийскую пыльцу», и тех, кто через пятьдесят лет всё еще будут в состоянии двигаться, повысят до старшего сборщика эльфийской пыльцы!

Видимо это очень почетная должность, так как было выделено торжественной интонацией, этой вот всё менее мне симпатичной красоткой.

— Таким будет выдаваться не одна, а две миски каши! А еще, через пятьдесят лет — даже компот! Но это только старшему сборщикам 7ой категории. Если конечно устный экзамен по эльфоведению сдадите(похихикала). Ну а всего-то через лет триста, вам начнут выдвавать и мясо! МОЛЧАТЬ!!! — вдруг истерично заорала очень мне уже не симпатичная хоть и такая красотка, правда никто из зеленошкурых даже рта не открывал, а все с ужасом взирали на колышущиеся перед ними непомерные достоинства немилосердной инструкторши.

Это чё там, дети? Охренеть.

В толпе и правда я различил подростков гобленят, которых определил по более стоячим, что ли, ушам и не столь интенсивному окрасу. Ну и росточком они были явно пониже других.

Тем временем, эльфийка поправив бюст, что был прикрыт лишь двумя едва вмещавшими столь ценное содержимое, серебристыми куполами-полусферами с богатым растительным орнаментом, продолжила инструктаж.

— Некоторые из вас, конечно же захотят бежать(гаденько захихикала). Но я так и быть, предупрежу. Там! — колыхнув всеми своими прелестями, резко указала в мою сторону пальчиком, от чего я едва не… потерял самообладание. — Пещеры, что ведут к ужасу подземелий. Вы конечно можете попытаться пробраться через него(расплывшись в улыбке). Многие пытались. Ха-ха-ха-ха-а. Но тем лучше — нам тогда не нужно будет его кормить. Так что дерзайте. Бегите.

Как-то совсем не эротично почесав зад, что был прикрыт лишь вертикально свисающими с широкого золоченого пояса полосами белой кожи с красивым тиснением, эльфийка сплюнула и пару раз щелкнув хлыстом заорала.

— А теперь на работу! Вперед вонючие уродцы! Быстрее! Живее, твари! А ты куда?..

Мне надоело и дальше разочаровываться в столь любимых мною фэнтезийных персонажах и я решил выйти и проверить агро. В общем, когда мерзкая красотка повернулась ко мне и проорала свой вопрос, я краем глаза отметил, как на миникарте появилась первая красная точка, обозначавшая эльфийку как врага, поэтому не стал спорить с Системой, а стремительно сблизившись, отсек моему разочарованию, нет не голову, до которой я тупо не доставал, а сначала ноги по колено, а уж после и упомянутый объект.

Неприятно. Убивать, да и просто портить красоту мне не по душе. Я наверное, с меньшими моральными терзаниями лишил бы жизни уродливого гоблинского ребенка, чем определенно уже нагрешившую за свою тысячелетнюю жизнь, но красивую эльфийку.

Всего-то сотня ОО? Мда. Хотя тут же и данж лишь пятого класса.

Тем временем, вокруг поднялся шум и гоблины с криками разбежались и забились по углам, а откуда-то слева раздалась ругань на эльфийском. Её источник еще не обнаружила причину гоблинской возни и исторгая проклятия целенаправленно шагала сюда, чтобы навести порядок. Такое же, как и у павшей облачение, но с более массивными поножами где-то до колен, эпично развевалось и колыхалось на ходу, являя мне неудержимые прелести, что едва не вываливались из кое-как сдерживающих их напор элементов экипировки. Такая же златовласка, но уже не с огромными голубыми, а с зелеными глазами, замерла на месте узрев обезглавленное тело своей коллеги, но в следующий миг, сорвав с пояса кольца своей плети, развернула их в трехметровый хлыст и принялась раскручивать над собой целя мне в голову.

Ожидать я не стал, так как судя по данным с дрона, на шум сюда уже спешили еще трое изобильных красоток с до невозможности тонкими талиями. Вздохнув, я прогнал неуместные мысли о таком моем расточительстве и определенно не целевом использовании столь выдающихся образчиков женственности. А после того, как изумленные зеленые глаза моей противницы увеличились раза так в два, когда смертоносный удар ее плети был легко отражен моей защитой, рванул к ней и довольно легко и непринужденно умертвил совершенно никакую как бойца девицу.

Сплюнул, и стараясь не смотреть на испорченную красоту, я направился к следующим… красным точкам на миникарте.

Одна из таких, с двумя золотистыми толстыми косами едва ли не до колен, взобралась тем временем на какую-то кривую халупу и осмотревшись оттуда, увидела то, что случилось с ее подругами, после чего сорвала с пояса довольно крупный, с виду медный свисток и очень мило надув прелестные щечки с силой подула в него.

Пронзительный звук привлек внимание даже тех, кто был в дальнем конце огромного пещерного зала.

А вот и маг. На картике с дрона я увидел, как где-то на другой стороне из самого приличного во всем зале строения, выбегают несколько голых, но спешно натягивающих на себя элементы экипировки, просто охренительных эльфиек, следом за котооыми с важным видом и посохом в руке шествует, труся своим неприкрытым достоинством, тощий эльф с тугой косой таких же золотистых, как и у всех тут, волос до пояса.

Не, ну вот же… эксгибиционист, иттиевомать. Прикрылся бы, урод женоподобный.

Картинка транслируемая с дрона, к слову, где всё довольно красочно, контрастно и даже выделено вспомогательной индикацией, чтобы легко зрительно вычленять живые объекты на фоне окружения, выводилась примерно как и миникарта Системы, только с другой стороны, а я мог свободно ею оперировать, мысленно отдавая указания.

Ну например, пожелать просто закрепить ее «в углу», чтобы даже вращая головой, я всегда имел её на виду, или же прикрепить как элемент дополненной реальности к какому-нибудь физическому объекту, чтобы освободить зрительное поле, а при необходимости поворачивать голову в её направлении, а можно и как бы прикрепить к своему телу, чтобы она постоянно следовала за мной, находясь где-нибудь перед грудью, как приборная панель в транспорте, или на руке, как часы, вращая же головой, я не буду её постоянно видеть, а только при возврате взгляда. Это уже не говоря о том чтобы просто сделать «во весь экран», так сказать. Очень удобно, короче. В Единстве вообще, всё что касается таких вот виртуальных объектов и элементов дополненной реальности невероятно развито и широко распространено.

Ну еще бы? Было бы глупо, если бы как-то иначе, ведь у каждого в голове можно сказать компьютер. Там, если честно, с реальными элементами окружения всё гораздо хуже, чем с виртуальными.

Вот например, мой серый дешевый комбез из спаскомплекта, который дешевый к слову, вовсе не потому что серый, ибо в Единстве почти всё для простых обывателей серое. Почему? Хм. Если не желаешь перманентно пребывать в депрессии от унылого окружения, то плати за «скины» всего и вся. И тогда у тебя и стены вокруг будут уже не серыми, точнее реально-то они таковыми и останутся, но вот для тебя твоя нейросеть их сделает с видами природы какой-нибудь, а одежки твои, тот самый серый комбез, будут уже с богатыми и стильными «текстурами». Чтобы нос утереть всем немодным. Для них ты тоже кстати, можешь настроить отображение твоей такой яркой индивидуальности, а не унылой серости, как у нищебродов. А если еще чуток кредов подкинешь, то это вот все будет даже без рекламы. Вот такое оно Единство — мир победившего капитализма.

Но вернемся к обстановке вокруг. Эльфийки для меня никакой угрозы не представляли, а вот понять на что способен местный маг было интересно.

Ориентируясь по отметкам на миникарте и по картинке с дрона, а также пользуясь своими незначительными размерами, я поспешил укрыться между частыми корявыми постройками, чтобы незаметно подобраться к ближайшей надзирательнице и моя задумка удалась. Может быть я такой мастер стелса, а может просто все вопящие и мечущиеся вокруг, чтобы не попасть под плеть, гблины были на одно лицо ушастым, но факт остается фактом.

Когда одна из усмирительниц бунта лихо, со свистом разгоняла над головой своё оружие, чтобы стегануть какого-то седобородого и уже побуревшего от старости вислоухого аксакала, за ее спиной возникла маленькая злобная тварь с некогда выбитыми передними зубами и явив в свою тощую ручонку огромный двуручный меч, с невиданной легкостью взмахнула в прыжке гигантом, посылая к ногам ошалевшего старца безжизненную златовласую головку с широко открытыми от удивления ярко-синими глазами. Старый гоблин что-то запричитал и бухнулся на колени, воздавая мольбы одному ему известным высшим силам.

Мда, Резвый и правда при росте моего нынешнего вместилища подобен двуручнику, однако статы у меня сохранились от Франта, поэтому я свободно орудую им как и прежде, а в свете поднятого перед предполагаемой дуэлью с Лютиком класса Мечника, то теперь это не просто выглядит эффектно, это еще и до крайности эффективно.

Убрав свой меч в инвентарь, я вновь попытался затеряться в мечущейся и вопящей массе гоблинов, но в этот момент увидел, как над моею головой пронесся зеленоватый ком. Именно на ком какого-то мха это было похоже более всего, но ввиду приличной скорости разглядеть подробности в смазавшемся в полете объекте не представлялось возможным. Там, где это упало, прозвучал негоромкий хлопок и неяркая вспышка зеленого света, а после, словно круг по воде побежала волна зеленого свечения, что вызывало ассоциации с какой-нибудь энергией. Как только это расширяющееся кольцо проходило сквозь тела зеленых коротышек, те опадали словно подкошенные и судя по всему теряли сознание. Не дойдя до меня буквально пары метров, кольцо расходящейся вырубающей магии, видимо достигнув максимального своего радиуса, что составило метров двадцать, затухло и исчезло.

Фух. Это ж массовая оглушалка. Похоже маг взялся за де…

В этот момент буквально в паре метров от меня прилетел следующий сгусток, как я сумел разглядеть, пульсирующей и словно бы клубящейся энергии, если так можно сказать, а в следующий миг стремительно расходящееся кольцо влетело и в меня. Из моего магического резерва неслабо потянуло энергию.

Да! Моя пряжечка защитная сработала. Выкуси, уродский ма…

В следующий момент я увидел возвышающегося над халупами, всё так же голого нарцисса с женоподобными чертами лица, что швырял своим магическим посохом сгустки оглушающей магии. Так как это впервые произошло воочию, а не посредством дрона, я получил наконец доступ к памяти гоблиншы, ибо никем иным кроме как боссом данжа, этот самый эльф-маг быть не мог.

А-хре-неть!

Похоже это уже становится традицией, но позвольте представиться. Гырла Мурлавна Кробь, учитель гоблинского языка и литературы. Мда.

Глава 18

ГЛАВА 18

Фух. Даже и не знаю с чего начать. Пожалуй, сперва стоит закончить с магом.

Отдаю указания дрону, который в следующий миг спикировав оглушает ушастого. Как только расстояние между ними стало менее пяти метров, понятное дело.

Всё. Тяжелая артиллерия врага выведена из строя, а дальше я сам. Точнее мне ОЧЕНЬ не хотелось бы резать красивых девок, пока те валяются в бессознанке, а так хоть можно будет оправдаться перед совестью, что я их в бою сразил.

Пока я подбираюсь к ничего не понимающей милашке, что являя всем невольным свидетелям свой шикарный «топлес» с недоумением таращится на опавшего мага, замерев при этом с занесенной для удара плетью, всё же начну свою… Тьху ты, училкину историю.

Итак. Гырла Мурлавна всегда была гоблиншей прогрессивных взглядов, и даже когда по радио объявили об открывшихся по всей великой и необъятной родине множества порталов, из которых якобы хлынули орды завоевателей в лице сказочных персонажей, она не поверила. Даже экскурсию с классом к Горемычным Зябям не стала откладывать, где их собственно и захватили те самые выдуманные эльфы.

Подскочив тем временем к уже отмершей эльфийке, которая в этот момент решила потормошить бесчувственное тело своего пахаря, что еще недавно в том самом помещении так старательно, видимо, возделывал ее нивы, я не задерживаясь на месте снес её наклоненную голову и помчал к следующей, придаваясь на ходу грустным воспоминаниям.

Вот уже три года пожилая 28-летняя учительница старших классов и по совместительству классный руководитель 4го «Мю» жила лишь одним. Местью! Да, первый год неволи она ежедневно ждала того, что однажды ее Бурчик примчит на своем бронеходе и спасет свою ненаглядную Гырлочку. Он ведь был не простой гоблин, а старший механизатор, и в ходе непременной мобилизации его обязательно должны были призвать в соответствии с ВУС. По началу, лишь теплые воспоминания о том как когда-то, тогда еще только демобилизовавшийся 1ый кочегар тяжелого бронехода 247ой Нижнепогибельской Бурознаменной, ордена «Зеленой Крови» Железной бригады, старший сержант Бурчоб Кробь ласково пожевывал её большие уши, когда…

Тьху, мля.

Когда я сблизился с очередной ушастой поганью, что одной только своей неземной красотой, которой определенно недостойна, ввергала меня в ярость и вызывала неслабое такое желание наделить её милое личико улыбкой Джокера, а потом и еще чего-нибудь такого же противоестественного совершить, я всё же не стал поддаваться пагубным и очевидно деструктивным эмоциям, прорывавшимся даже через «холодный рассудок» и просто разрубил ее напополам. Горизонтально, понятное дело.

Так, впредь постараюсь избежать личных воспоминаний гоблинши, а то я и свихнусь так. Короче, тут у них мир гоблинов. Это доминирующий вид разумных на планете и других не имеется. Есть конечно рассы, но это не меняет дела. Итак, эльфы несколько лет назад вторглись через межмировые порталы, и очевидно, весьма резво нагнули здешнюю техническую цивилизацию уровня первой трети 20 века, так как сами были магами и этот мир для них уже точно не первый.

Далее, только сейчас мне стала понятна шутка юмора, так сказать, той настолько же красивой, насколько мерзкой эльфийской твари, что компот обещала не ранее чем через сотню лет каторжных работ, это при короткоживучести-то гоблинов, для которых полтос, это как для нас дожить до ста.

Что еще? Судя по всему, гоблины слились и отважного бронеходчика ожидать училке уже не стоит. Да она и сама еще в первый год это прекрасно поняла, судя по притоку рабсилы из разных социальных и профессиональных слоев. Поэтому, когда эльфы-торчки начали пускать на ингредиенты ее учеников, которых ввиду не совсем уже и детского возраста не стали отделять от основной массы, гоблинша люто возненавидела причину происходящего. Того самого мага, что все эти годы, видимо отбывал какую-то повинность в этом подземелье, где производилась добыча дури для ушастых. Эльфийской пыльцы, как они ее сами зовут.

Да, эльфы похоже прыгают по мирам с целью добычи некоего минерала, что они особым образом магически обрабатывают, получая при этом сильнодействующие вещества, которые повсеместно потребляют. Вот такая вот у них цивилизация торчков.

Конкретно этим рудникам, как можно понять, «повезло» с магом-смотрителем, который оказался напрочь отмороженным уродом, что даже свои его убрали с глаз долой и законопатили подальше и поглубже под землю, где он, к слову, не преминул найти себе достойного увлечения. В своих экспериментах с целью обретения более мощного прихода, он пускал молоденьких гоблинов на компоненты для всевозможных увеселительных смесей. Именно он полностью истребил класс, тяжело принявшей это к сердцу училки, и продолжал уже с новыми поступлениями. Всё это и дало ей, уже не молодой гоблинше, смысл жизни. Смерть ненавистного эльфа.

Тем временем, я добрался сразу до двух некогда чаровниц, что сейчас совсем обезумели, исступленно и не видя ничего вокруг буквально насмерть забивая своими плетями кучку сбившихся и повизгивающих гоблинов. Видимо, эти конченные твари под воздействием той самой эльфийской пыльцы. Подлетев со спины, я ровно одним четким ударом сношу им правую и левую ноги у каждой, а когда их головы доступны мне без излишней акробатики, прекращаю их душераздирающие визги.

Еще две сотни ОО пополняют мне счет, а мои ночные кошмары обретают парочку новых сюжетов, чтобы однажды, на старости лет порадовать Костю Салина, хотя уже Герда Франта.

Но вернусь к незавидной судьбе учительницы гоблинского и литературы, пока мчу к последней оставшейся в живых ушастой мерзости с таким ангельским личиком. Однажды, Гырла сумела пробраться в то самое помещение, где зачастую развлекался с эльфийками-надсмотрщицами маг-отморозок, и застав там навал полностью угашенных голых тел, отчаянная гоблинша наконец смогла стянуть из мажеской сумки один из свитков с заклинанием, что имел золотистую обмотку.

Как она сумела понять, в ходе длительных наблюдений за действиями ненавистного ушастого упыря, магические свитки позволяют сохранять на них заклинания, которые очень быстро можно потом активировать, не являясь при этом магом. Так же они имеют маркировку. Вполне привычную и я бы сказал интуитивную. Золотом отмечают самые могучие, серебром — попроще, бронзой — рядовые, без маркировки — слабенькие. Но помимо этого, маг-педант помечал их и цветной кляксой. Так оранжевым он обычно обозначал усиление, баф, так сказать. Ну и как не сложно догадаться, тот самый утянутый гоблиншей свиток имел именно оранжевую кляксу.

Не знаю, что там за путаница с маркировкой вышла или всё и впрямь произошло штатно и закономерно, но уединившись в одной из пещер, что вели к ужасу подземелий, а значит туда никто в своем уме не пошел бы, Гырла Кробь активировала свиток, который по-видимому и призвал меня в ее тело.

Теперь понятно, почему у меня все колени каким-то то ли пеплом, то ли прахом были обсыпаны.

И вот я тут, в мире гоблинов, что томятся под пятой напрочь отмороженных завоевателей, а передо мною наконец последняя эльфийка, что с ужасом падает на колени и пытается сложить руки в мольбе о пощаде, но я, увы, в женском теле и точек соприкосновения у нас нет, поэтому лишь благодарно киваю ей за предоставленную для удара голову с высоты моего невеликого роста. Еще +100 ОО и теперь на счету у меня ровно 1500 ОО.

Ну что ж. Пора подумать и о предмете награды за данж, прежде чем я отправлю вслед за этими бешеными суками и того поехавшего вивисектора со столь смазливой мордашкой, что так любят поклонники тех самых мультиков, при виде которых у меня возникает стойкое желание законодательно обязать маркировать всю их продукцию словно сигареты и алкоголь предупреждением: «От создателей отряда 731», чтобы не забывали и не обманывались.


Покинув данж, я поспешил к месту посадки Орла, так как время моей отлучки уже достигало четверти часа. Не критично, но мало ли.

Как можно догадаться, в гоблинском мире я закончил, и месть обезумевшей учительницы, потерявшей весь свой класс, свершилась. Нет, мага я не пытал и даже не пускал на ингредиенты, чего он всецело заслуживал. Традиционно отсек ему голову, не больше и не меньше, получив при этом ожидаемые 1000 ОО.

Перед тем как покинуть данж, я стащил всё самое, на мой взгляд, ценное в одно место, откуда собственно и планировал отчаливать. Даже послал дрон в пещеры к ужасу подземелий, чтобы разведать обстановку, в надежде срубить еще немного опыта за уничтожение столь одиозного создания. Но увы, кроме смертельной концентрации ядовитой смеси в воздухе, что являлась продуктом жизнедеятельности привнесенного эльфами из других миров того самого светящегося мха, а также множества уже заросших и частично переработанных столь агрессивной флорой останков неудавшихся беглецов, я там ничего не обнаружил. Не знаю, почему эта отрава концентрируется именно в том месте, но факт остается фактом.

Еще было сложно удержать уже прочухавших изменение ситуации гоблинов от линча безопасного теперь для них бессознательного мага, пока я стягивал отовсюду доступные ништяки. Но тот самый дед, что в порыве религиозного экстаза воздавал, как оказалось мне, свои мольбы, призвал общественность к порядку и о чудо, народ прислушался и более не пытался закидать камнями уже изрядно попорченную тушку ушастого красавчика.

Решив на после отложить выбор награды за данж и распределение наличных 2500 ОО, я шустро рванул назад к летучему кораблю, не забыв при этом, и прихватить трофеи с Хвата. Добежав же к Орлу, увидел как рыжую куда-то уводят под охраной и поспешил к Рози, что в этот момент милостиво принимала «хлеб-соль» от местного представителя Зеленичей.

Бесцеремонно растолкав встречную знать, я отстранил в сторону слегка охревшую от моей непосредственности Зеленовежскую. Ну да, выглядело будто я специально помацал ее за мягкое, но я спешил и был обеспокоен судьбой девчонки, поэтому чисто случайно взялся за сокровенное наследной графини. Честное пионерское. Так вот, приблизившись к княжне, что заметив неладное удержала охрану от исполнения своих непосредственных обязанностей, я довольно мрачно спросил:

— Куда повели рыжую?

— Она попросила сопроводить ее к родным, — был мне ответ, что сопровождалось странным изучающим взглядом ее светлости.

Похоже, я слегка перегнул с уровнем дозволенности, но плевать, за рыжую я всё же частично в ответе, поэтому если что, то я их тут нахрен всех вые… деклассирую и высушу, этих зажравшихся аристо. Видимо, что-то такое отразилось на моем лице, поэтому княжна поспешила добавить:

— Она и вправду отправилась к родственникам, Герд. Просила передать письмо. Вот.

На что получил то, чего не ожидал, а именно, торжествующий взгляд победительницы на поникшую и едва не сплюнувшую Фиолетту, что от досады даже отвернулась, протягивая мне откуда-то извлеченный конверт, ну и милую улыбку уже по отношению к себе. Видимо, я только что помог розоволоске выиграть очередной спор у фиолетовокудрой вредины. Выхватив архаично запечатанный сургучом конверт, я буркнул что-то типа «пасиба» и не откладывая вскрыл послание, чтобы окончательно убедиться в безопасности таинственной особы.

Читать на местном языке, к слову, я умел, спасибо Ронду. Не быстро, но и не совсем чтобы уж по слогам. Мда. Ронд, Ронд. Кем же ты был, что о тебе даже графини знают и именуют «уважаемым»? Жаль, что он мальчишку не научил тому, за что столь уважаем остался даже после смерти. Мутный мужик.

Хотя какой он, к озимым, мужик? Когда это только после 17 года у нас в рабоче-крестьянском обществе стало чем-то положительным, а так-то это ж презрительное наименование господствующим классом остальных более чем 90 % населения. Недомуж, недомужчина, где в суффиксе «-ик» сконцентрировалось всё издевательское пренебрежение к тем, кто способен лишь колупаться в земле и не может взять в руки меч. Это потом уже, когда мечи сменили штыками, а солдат «ковали» из тех самых мужиков и как правило уже не звали их так, изначальное значение слова несколько потерялось и перестало быть столь унизительным, но всё еще не во всех средах, так сказать. Но отвлекся, итак, письмо.


Завершил чтение я, будучи весьма задумчивым, а полушепотом проговоренная последняя строчка: «… твое рыжее недоразумение», — вызывала как неясные еще, теплые чувства где-то глубоко, так и желание свалить в какие-нибудь Нижние Поймы, а то и прямиком в Пустоши.

«Твоя», значит? Мда-а. Неожиданно, хотя… Стоп, какое еще «рыжее недоразумение»? Она что, была в сознании, когда я её лечил, и слышала всё? Вот же ж… А я тогда в сердцах наговорил много чего… такого. В основном ругал конечно, но и… Эх.

Смысл послания был следующим: Она, мол, наследница знатного рода и все эти дни пребывала в раздумьях, решая для себя непростую задачу, поэтому очень извиняется за свое поведение, что даже элементарно не поблагодарила за всё для нее сделанное. Считает себя в неоплатном долгу, но вынужденна держаться от меня подальше, так как окружена кознями и интригами, а сие чревато не просто большими проблемами, но и не эфемерной опасностью для жизни меня такого замечательного, на что она пойти не готова, умышленно для этого показательно сторонясь. Просила, внезапно, не доверять всецело княжне, которая хоть и хорошая, но дюже себе на уме. Мда.

В общем в руках у меня было довольно сумбурное излияние, начавшееся несколько официально, но вскоре обрело теплоту и весьма доверительный характер, а закончилось так чуть ли не признанием.

И вот что мне теперь со всем этим делать? Как в поговорке, которую моя бабка любила повторять: Не мала баба клопоту купила порося.

— Сударь, мы отправляемся.

— Иду, — не глядя буркнул кому-то из свиты.


Трясясь, хотя наверное колыхаясь, по брусчатке в комфортном и не сказать что уж очень кричаще роскошном экипаже, коих в кортеже княжны дозволялось три, я анализировал результаты посещения данжа и в очередной раз придавался мукам выбора.

С Хвата я взял чуть более 260ти Сребрых. Как я понял, это половина из задатка за мою голову, с карманной мелочью, понятное дело. Его трость была хороша, но не лучше моей с Когтем, которая пока что была лучшим экземпляром из всех трофейных. Я не стал её менять, поэтому новая отправилась в багаж к прочим. Бляха-щит убийцы была похуже моей нынешней, той что с антимагией и спасла меня в данже от ошеломляющей атаки эльфа, и не только, поэтому и этот трофей туда же, в кучу. До съема одежды я не опускался, а вместо часов, на гордо висящей цепочке в кармашке была бирка из ломбарда. Мда.

Опыт я решил пока не спешить тратить, а то мало ли? Вдруг еще принцессу какую спасать придётся. А вот эльфийский лут был весьма разнообразен и свидетельствовал о развитости их магической цивилизации. Но увы, поглазеть и прибарахлиться возможности не было, так как границы данжа-пятерки были еще уже прошлого, и даже мой дрон забираясь далее определенной черты, вызывал предупреждение от Системы о провале и возврате. Возможно, это потому что он был Системным предметом.

Посох ушастого торчка-эксперементатора я решил как награду не брать, так как едва не сдох, когда попытался тронуть его в данже.

Не знаю, как так моя пряжка-щит определила, что это опасно и требуется защита, ведь всё происходило по моей воле, а может быть подобное работает лишь в случае противокинетической защитой, но факт в том, что в момент касания той перекрученной корявой палки, из меня бурно потянуло магию, едва не осушив с концами. Хорошо еще, что я прикасался словно к предмету под напряжением, то есть мимолетно, тыльной стороной, да еще и мизинчиком левой руки, держа в правой — меч наготове. Конечности отращивать-то умею.

Да, параноик, но как видно не зря.

Бронелифчики тоже, пожалуй, не стану брать, как бы не хотелось. Мда. Множество всевозможных банок-склянок, которые недружелюбная Система поименовала как «зелье», тоже не вызывают желания потратить на кота в мешке единственную позицию награды за этот данж-пятерку.

Оружие мне ненужно. У меня похоже, всё гораздо круче с этим сейчас обстоит.

Непонятные амулеты, что по воле душки Системы всего лишь «амулеты», аналогично с зельями, поэтому тоже — нет.

А вот кучка свитков, как из сумки мага, так и из всяких других мест, представляют интерес, так как тут Система дала хоть какие-то разъясне…

— Куда вы удалялись, сударь, — наконец решилась позадирать попутчика Фиолетта, что ехала в одном экипаже со мной и Рози, точнее это я с ними, и уже минут двадцать сверлила своим взглядом меня такого всего мрачного и типа задумчивого, после прочтения письма от рыжей, а на самом деле как всегда чахнущего над златом.

— Увидел за складом потасовку, она показалась мне подозрительной, — невероятно правдоподобно выдал я, и аж сам едва не скривился. — Оказалось, что зачинщиком был некто Мижорн Хват, наемный убийца, которому в числе других, Синеводской был уплачен аванс в размере пяти сотен Сребрых за голову Герда Франта. Полагаю, та магичка из Зеленодара была одной из них.

Виолет приоткрыла было рот, но закрыла и одновременно повернула голову к точно также посмотревшей на неё Рози, но сказать девушки ничего не успели. В этот момент мы все ощутили, как из нас очень интенсивно потянуло магию, слава мидихлорианам, лишь до исчерпания резерва и жизненные силы не были затронуты. А мгновением спустя, в наш экипаж влетело нечто очешуительно тяжеленное и стремительное, от чего эта ретро повозка со скрежетом, треском и грохотом, с брызгами щепы, стекла и даже искр металла улетела в бок, а перевернувшись пару раз замерла на месте.


В себя я довольно быстро пришел, а точнее был приведен нейросетью, которая активно «ругалась» о множестве повреждений, требуя срочно посетить медкапсулу или хотя бы воспользоваться почему-то не обнаруженной ею аптечкой с реквизитами такими-то. Той самой, которую она определяла в сети доступных внешних устройств, до того, как произошла та аномальная мутация, что так внезапно прошла без последствий. Ага, речь об убранной сейчас в кейс, а потом и в инвентарь аптечке, которую я не брал с собою в данж, где и приключилась та странная «мутация» в самку гоблина, поэтому аптечка так и не стала Системной, всего-то за 10 ОО.

— А жаль, — выхаркивая кровь, произнес я куда-то в пространство.

Ну что ж, вот и пришло время определиться со свитком. Прощай, свиток телепортации, или ты, свиток призыва голема, а то и вызова метеоритного дождя, я уж не говорю об поднятии армии нежити. Похоже, полное исцеление — мой выбор. Жалко, но по ощущениям я скоро потеряю сознание от приличного такого сотряса или даже внутреннего кровотечения, аптечка тут не поможет, да и не хватит у меня сил на ее извлечение. Отключусь раньше, а неросеть уже навряд ли сможет привести меня в чувства, поэтому нечего и думать.

Когда в моей, едва слушающейся руке оказалось требуемое, я с усилием поднес эту скрутку тонкого пергамента, или из чего оно там, и из последних сил рванул зубами за золотую нитку, которая с помощью сургучной печати удерживала это вместилище магии от случайной активации. В следующий момент, развернувшаяся в лист трубочка чуть засветилась и осыпалась прахом, а я, весь затрещав и захлюпав, чего никак не ощутил из-за полного паралича на считанные мгновения, вдруг ощутил себя полностью здоровым и даже бодрым.

Чудеса. Хотя чего это я? Сам вон, руку отращивал и лицо восстанавливал.

Итак, карета, из которой меня выбросило куда-то в придорожную канаву, что на удивление была суха и чиста, и даже не воняла, валялась на боку в нескольких метрах от меня. Одно ее колесо, почему-то было на крыше какого-то невысокого строения, второе беспрестанно крутилось, оставаясь на месте. Пыль улеглась и теперь я мог увидеть источник страшных предсмертных стонов и ржания.

Да, лошади. Жалко. Но стоит подумать о людях, и не только наших. А вот этих, судя по миникарте, было около десятка красных точек, что окружили участок дороги спереди и сзади, небольшая же групка сбоку — куда-то улепётывала. Одна точка отделилась и была уже на подходе к нашей перевернутой карете.

Девочки! Где они? Так, вон фиолетовые волосы из кареты, а розовых не видать. Дрон!

Максимально быстро, как мог, извлек своё «око с небес» и отдельно парализатор, которые при убирании в инвентарь всегда разделяются, совместил эти два устройства и отпустил взмывшую в небо поддержку с воздуха, и что важнее сейчас, разведку.

Слегка гудящий малыш с высоты пары десятков метров дал мне изобилующую деталями и отметками картинку, где были видны все живые объекты определенной массы. Рози я обнаружил тут же.

Девочка была с обратной от меня стороны кареты и уже завозилась, прийдя в себя. Виолетта так и свисала недвижимо из пролома в коробке нашего экипажа, а ее волосы полоскало ветром по усыпанной мусором от крушения мостовой. Но живая, судя по теплу и не только, излучаемым её телом.

Эскорт и «водитель» валялись изломанными куклами и лишь один из них всех еще теплился. Другие два экипажа нашего кортежа были еще в более плачевном состоянии и по ним не просто, как в нас, вломили в бочину огроменным таким бревном, что скинули на двух канатах с крыши ближайшего строения, словно стенобитное орудие, а видно приложили чем-то более существенным и чтоб уж наверняка. Там тоже, жизнь в телах если еще и была, то угасала.

Похоже, Рози хотят взять живьем. Нахрена? Так, потом. Пора душегуба встречать.

Глава 19

ГЛАВА 19

Пока я предавался планированию предстоящей операции, к изломанному экипажу приблизился, олицетворяемый той самой отделившейся красной точкой на миникарте, господин, внешний вид которого можно было бы описать единственным словом: неприметный. Хм.

Однако, это лишь на первый взгляд, а при более внимательном рассмотрении, что легко обеспечивал дрон, которого отныне я нарекаю «Вжух», можно было отметить множество характерных черт. Щегольски сбитый набок серый полуцилиндр, как я называю эти ихние смешные шляпы, что суть помесь не менее смешного котелка с совершенно курьезнейшей высоченной дурой, в детище которых сочетаются высота от первого, а резкость форм от второго. Примечателен был необычного вида сюртук, того же цвета. Это заключалось в куцести от новомодных пиджачков, наряду однако, с немодной нынче длиной, что достигала едва ли не колен. При этом, он не был как совсем уж устаревший фасон, то есть полностью застегнутым и двубортным, а хоть и однобортным, но опять же не застегнут, как это модно сейчас, на одну-две пуговицы. Этот его лапсердак, так сказать, был нараспашку и словно бы узок в спине, отчего являл на всеобщее обозрение двубортную жилетку, опять же серого цвета, а его карманы с клапанами находились не впереди и даже не по бокам, а едва ли не сзади.

Я к чему вообще так на этом заострил-то внимание? Субчик этот: ой не прост. И каким бы «серым» он не ставил цель казаться, однако идеально пошитый по его меркам и главное предпочтениям наряд, что игнорировал моду и чужие авторитеты, весьма настораживал.

Так вот, обычная белая сорочка с отливающим шелком шейным платком-шалстуком, внезапно синего цвета, но с какой-то серебристой вышивкой. Брюки как брюки, узкие. Серые, понятное дело. А вот сапоги, а на нем были именно сапоги, хоть и упрятанные под штанинами, были наиболее примечательны из всего образа данного скрытного модника.

Он мне ими, прямо какого-то персонажа из сериала про мексиканский наркокартель напомнил. Короче, его «казаки» были из кожи некой рептилии и со слегка вздернутыми островатыми носами. Каблук высоковат, как по мне.

Вот такой вот модник, вовсе не скрываясь топал сюда, а окрестности словно бы вымерли. От шума и даже грохота нападения и последующей аварии, тут уже должны были бы быть толпы зевак, сразу же после визгов и воплей типа: «караул» и «ой что ж это делается». Но увы, тишина. Занятно.

И вот, сижу это я сижу, планирую операцию.

Перед этим правда, успел прилепить на затылок Вио аптечку, которая позволяла такое проделать, несмотря на отсутствие каких либо видных элементов крепления. Аптечка, увы, была так себе и диагностику делать не умела, следовательно, кроме примитивных показателей вроде пульса, температуры, давления и прочего, на нейросеть мне с неё не поступало. Но хоть так, а я теперь был более спокоен и надеялся, что девчонка должна продержаться подольше.

Также, я сумел вооружиться, ибо был совершенно без всего. Трость с Когтем, где-то погребена в той груде, что некогда была модным экипажем, а Красавица и главное пистоль, что был бы востребован ввиду полной и явно искусственной обезмагиченности местности, где была устроена ловушка, были упрятаны в багаж и также мне не доступны. Но оказывая первую помощь Виолет, я вынул-таки из ее ножен Молниеносного, которого она похоже любила больше чем меня и с которым не расставалась.

Так о чём это я? А! Вот, злодей приближается к беззащитной крошке Рози и с мерзкой ухмылкой тянет к ней свои грязные лапы. Но в этот момент я выскакиваю из-за кареты, где всё это время прятался и кричу подлецу:

— Руки прочь от нее, мерзавец! Скрести клинки с тем, кто тебе по силам!

— Ха-ха-ха-ха-а, мальчишка! — злодейским голосом отвечает негодяй, а выхватив свою катану, принимает пугающую в соей вычурности позу. — Я изрублю тебя на кубики, а потом… нет, я осеку тебе конечности и заставлю смотреть, как стану надруги… надруга… овладевать столь невинным цветком. Ха-ха-ха-ха-а!!!

— Ты не посмеешь, я победю… побежу… одолею тебя, не будь я Франт Молниеносный! Запомни это имя, сволочь, так как это будет последним, что сорвется с тво…

— Довольно! Защищайся, щенок!

В этот миг мы срываемся с мест, оставляя трещины на брусчатке и тучи разлетающихся осколков с клубами каменной пыли позади, а наши тела размазываются в пространстве и со звуком пулеметной очереди встречаются.

Закат. Я замер с опущенным клинком, враг позади в той же позе, наши взоры направлены в противоположные стороны. Тишина. Но вдруг, откуда-то с крыши одного из домов срывается и улетает вдаль крупный старый ворон и в тот же миг с кончика моего Молниеносного падает тяжелая, тягучая капля алой крови, а позади слышится звон роняемого клинка и распадающихся на ломти фрагментов плоти.

Стряхнув свой клинок, я переключаюсь на управление Вжухом, который теперь под «Полет Валькирии», падает в пике на замерших в изумлении соучастников только что павшего Мечника. А именно таковым он был и именно с большой «Мэ», ибо победа над столь жестким противником далась мне не легко. Только сейчас я выдыхаю и тонкая струйка крови стекает из уголка моих резко очерченных губ. Но не время!

Пронесясь над кучкой негодяев и подлецов, Вжух выпускает несколько зарядов, от чего трое падают без чувств. Мой маленький, но могучий друг, уходит на второй заход, однако в этот миг, вырвавшаяся наконец из оцепенения ошарашенная магичка, посылает ему в след огромный фаерблол.

— Не-е-е-е-ет!!! — с болью в голосе кричу я, тяня… тяну… протягивая в бессилии руку к павшему смертью храбрых Вжуху. — Ты ответишь!

Над моею головой сгущаются тучи. Темнеет. Но молнии, что вырываются из них, освещают округу.

Подлая магичка, презрительно оскалившись кричит:

— Тебе не одолеть командора Кремовотортскую. Великий Дом Кремовых вновь поднимет голову и встанет с колен! — а в следующий миг еще более внушительный огненный снаряд срывается с ее рук и мчит в меня.

Время замирает, руки сами складываются в неведомый жест и рождают древнюю технику, позабытую вот уже сто, нет, триста тыщ лет! Кровь не водица! Наследие древних сильнО во мне и в столь критический момент у меня пробуждается шарин…

Или нет. Фигня какая-то. Лучше так.

Негодяй в сером склоняется над Рози и вынимает отравленный кинжа… Оу!

Что-то я замечтался, серый модник почему-то даже и не к Рози пошел. Куда это он?

Пока я «планировал» предстоящую операцию, господин в модняцких сапогах, не доходя до княжны, свернул к обочине дороги почти напротив перевернувшейся кареты. Там он присев подобрал занятного вида камушек, а после того как что-то поколдовав над ним убрал эту штуку размером с кулак себе в карман, я ощутил как стала возвращаться магия в мое тело и резерв наполняться.

Очень интересно.

После этого, данный, всё более интересный мне господин, направился к Рози, тут уж я напрягся, но опять он удивил. Ослабив и стянув тот самый синий галстук с серебристой вышивкой, узор которой я наконец узнал, он бросил его у тела розоволосой и уже хотел было удалиться, как был окликнут мной.

— Очень интересно. Я ведь правильно понял? Это вот всё: типа «Синие» напали на княжну, поубивали всех свидетелей, а какой-то «растяпа» не проконтролировал «чудом выжившую» наследницу, да еще и не заметив, обронил улики, подтверждающие причастность гадких Синичей. Ничего не перепутал? — поинтересовался я, пока Вжух с приличной высоты зашел со спины группе оставшихся на месте нападавших и первым делом вырубал магичек, чтобы я, не дай великий МС, не утратил так глупо свой ненаглядный и такой имбовый тут дрон.

— Т-ты кто? К-как? Умри…

Ага, щаззз. Мы ж не в аниме. Идиот.

Ну а чё он? Я может и неплохой мечник, но кто знает, какие могут оказаться сюрпризы у обладателя подавителя магии, о котором я даже и не слышал в этом мире. Да и если я схвачусь сейчас с ним на мечах, то не уверен что смогу нейтрализовать его не убивая, а мне уж очень желается предварительно поспрашивать сего господина. Поэтому, когда я нырнул обратно за карету, а после принялся довольно комично, словно под музыку из шоу одного британца по имени Бенни, оббегать ее, стараясь прикрываться упомянутой и постоянно быть напротив модника, что со зверской рожей и своей вычурной шпажонкой наперевес гонялся за мною, Вжух уже закончил с передним «засадным полком» и поспешил мне на помощь. Короче, грозный и дюже сердитый господин, так и не настигнув меня, последовал за остальными членами своей команды. Сладких им, как говорится, снов.

Вот и всё. Если у нас есть пулемет, а у них нет, то идти в штыковую хоть и зрелищно, но как-то тупо. Я наверное, самый скучный попаданец, мда.

Тем временем, Вжух погнал нейтрализовывать заднюю группу нападавших, ну точнее, в особо важные моменты я-то брал управление над ним, но добраться до места и занять позицию перед атакой он в состоянии и сам. Да и тактические схемы по результатам минувших действий он активно составляет и вскоре сам будет способен на подобное, хоть изначально это и не предполагалось у всего-то дешевенького дрона из спаскомплекта. Но тут я помог, ибо база Взлом без Программирования не изучается, поэтому накрапать парочку нештатных утилиток мне вполне по силам.

Так, теперь и с этими покончено, а ту группу, что по-видимому обеспечивала сброс бревнища на на нашу карету и скрылась уже куда-то, я преследовать не стану. Однако, что-то мне не нравятся показатели Виолетты, которые поступают с ее аптечки, чей ресурс уже прилично израсходован. Похоже, у девочки серьезные травмы, а без диагноста, шараша, так сказать, по площадям аптечка не в силах справиться с этой неизвестной проблемой. А сие значит? Правильно, мне нужны еще очки опыта.

Э-хе-хеэ-эх, похоже никак мне не уйти сегодня от резни бесчувственных красавиц. Что за жизнь, эстроген меня побери?

Все враги еще были красными точками на миникарте и следовало срочно выяснить, кто ж у них тут главный, чтобы оставить для допроса, а остальных под нож. Да, бесчестный поступок, но симпатичная мне Вио, поважнее будет чем какие-то напавшие уроды, из-за которых собственно, девчонка и в критическом состоянии. Почти уже в критическом. И это, если еще не вспоминать о том, что из-за них я и сам едва не крякнул, да и вынужден был потратить ценный свиток-награду. Так что без соплей, пожалуйста, Костя.

В общем, оставив модника и самую богато одетую магичку, я пробежался и приколол четырнадцать душ, с которых получил аж 5200 ОО. Видимо не простыми они были, раз за парочку магичек отвалили по тысяче. А когда я уже склонился над Зеленовежской, которую, не став рисковать, не извлекал из кареты, то у меня имелось на счету 7700 ОО, из которых 640 сразу ушло на приобретение 7го уровня и 1 ОХ для поднятия Разума до 3. После чего мой резерв стал опять полон, а значит, теперь дело за инструментарием.

1000, 2000 и 4000 ОО я потратил на Среднее заклинание школы Жизни «Лечение», сразу III класса, что позволит мне теперь, не обладая какими-либо особыми медицинскими познаниями, лишь прикладывая руку к месту «где болит» и за 1/16 резерва, с моими нынешними статами, излечивать болезни, раны, травмы. Понятное дело, я мог бы вырезать всё «больное» и Локальной регенерацией вырастить новое, но это ж дичь. Даже при обезболивании, навряд ли выйдет, не будучи медиком, всё предусмотреть и прооперировать таким вот жутковатым способом. В общем, уже даже не придаваясь самобичеваниям и прочим страданиям на тему утраты такого количества опыта, не сказать что, на уж очень нужное мне заклинание, я молча и сосредоточенно принялся спасать очередную девицу.

Наложением рук я лечил не долго. Начал с головы и подобным образом прошелся по всем жизненно важным зонам и органам торса. Резерва хватило, даже осталось чуток на Рози, которая стала моей следующей пациенткой. После лечения головы розоволоска вернула себе бодрость и здоровый вид, но не возражала, когда я для профилактики, так сказать, помацал и в других ее местах. Потратить остатки резерва на кого-либо еще, увы, уже не представлялось возможным, так как все выжившие были тут. Прискорбно.

Когда я закончил и обратил внимание на странно пялящуюся на меня и уже давно пришедшую в себя то ли Виолетту, то ли всё еще Фиолетту, не понять пока, то наконец удостоился едва слышного «спасибо» от какой-то совершенно неведомой мне ее ипостаси.

Ох уж эти мне малолетки мнительные.

Тут, в лучших традициях боевиков из 80-90ых, «вовремя» подоспела полици… ну или кто у них тут, в общем, какие-то лихие всадники в серебристых мундирах, добрая половина из которых были горячие разноцветноволосые девоч… Ой.

— Рози, я ж чисто из интереса к… униформе. Эт кто у нас такие? — почесав синяк на ребрах, отметил остроту локотков нашей княжны и поспешил оправить свой весьма пострадавший от пережитых событий «белогвардейский» наряд.

— Серебряная стража.

— А-а, — всё прям поняв, ответил я, поглаживая антимагический камушек у себя в кармане. — Я на пять сек.

Стоило поспрашивать серого модника, ну и прирезать. Такой камушек мне пригодится, а то, что он где-то потерялся в ходе боестолкновения кортежа и нападавших, так это уже вопрос не ко мне.

— Слышь, ты, фазан недорезанный, как эта хрень включается? Я тя, ска, ща так больно резать стану, что помнется твой модный костюмчик, так что не доводи. Говори давай… Ну… Не артачься, у меня времени нет цацкаться с тобой, — делая больно в разных местах, я приступил к экспресс допросу. — Чё говоришь? Мерзавец? Я? Да ты охренел? Я, можно сказать, олицетворяю силы добра и справедливости, я тут — хороший, а ты… А ты не кричи так, отвечай давай, а то и не только это отрежу. Ну?

В общем, ведя себя как полный отморозок, я довольно быстро выяснил: что мне досталось и как этим пользоваться. Более никаких страшно могучих, как предполагал, «тузов в рукаве» у барончика, увы не оказалось, ну кроме всяких просто дорогих артефактов и амулетов, но и то хлеб, как говорится. Нужно не забыть и по остальным пройтись, уж больно жирные утки оказались.

К слову, узнал что плененная мною магичка — это Синеводская. Опять она. Да-да, та самая племянница главы безопасности Синичей, что стоит за наймом Хвата и прочих. Вот только остальные нападавшие, как и сам допрашиваемый, почему-то были из Желтичей. Но это уже пускай СБшники разбираются, а я вытирая об модный серый пиджак кровь с клинка, только что извлеченного из сердца последнего свидетеля, с интересом поглядывал на его сапоги.

Ой, надо же? Один размер. Ну вот какая же я всё таки сволочь. А? Мало того, что немилосердно пытаю всяких несчастных барончиков и это после того, как женщин в бессознательном состоянии резал, так еще и до мародерки такой пал. Мда-а. Силы света они такие.

Чё там, кстати, по статам?


Имя: Франт

Уровень 7

---

ОО: 60

ОХ: 0

---

Сила 1

Ловкость 2

Выносливость 5

— Прочность 0

Разум 3

Дух 2

---

Карта

Умения:

— Навыки: Мечник III класса

— Младшие заклинания: Заживление II класса, Обезболивание IV класса

— Средние заклинания: Локальная регенерация IV класса, Лечение III класса

Инвентарь:

Меч IV класса

— Награды: Семя мелорна, Кейс IV класса (Аптечка, Планшет, Реактор, Нож, Расходники), Нейросеть V класса, Дрон V класса, Парализатор V класса, Техинструмент V класса, Комбез V класса


****

Большой рабочий кабинет в Старгородской резиденции Зеленого Дома.

— Ваша светлость, разрешите доложить о результатах дознания? — войдя поклонилась следователь и сотрудник ведомства графини Любары Зеленовежской.

— Прошу, баронесса, — максимально по взрослому вела себя, необычайно усидчивая сегодня, княжна.

— Опрошенная Мираза Синеводская, созналась что целью вчерашней акции была инсценировка неудачного покушения на наследницу Зеленого Дома и оставление следов, указывающих на причастность Синего Дома. Это должно было поддержать и продлить существующий конфликт вышеозначенных Домов, при этом однако, не усугубляя его. Как вы знаете, ваша светлость, перманентный, затяжной конфликт, без видимых быстрых путей решения, когда ни одна из сторон не готова к серьезным шагам, способствует сохранению известных вам проблем и не позволяет нам возобновить поставки стратегического для империи сырья, — а дождавшись понимающего кивка юной княжны, продолжила. — В свете чего, и известная неспособность Желтого Дома обеспечивать исполнение государственного заказа на поставку вышеупомянутого, нивелировалась. Пока мы задерживаем поставки и с Желтых спросу нет, что в свою очередь, позволяет им не лишаться столь важного для них имперского контракта и дает так необходимое им время на решение своих проблем, и которого, как вы понимаете, будет столько, сколько и продлится наш с Синими конфликт.

— Продолжайте, — быстро осмыслив сказанное, Рози уловила что это еще не всё.

— Также, благодаря информации от господина Герда Франта из Зеленодальских, было подтверждено участие Синеводской еще в ряде эпизодов, что позволило нам восстановить целостность картины. Она всё отрицала и не шла на контакт, пока нами не были предоставлены улики и неоспоримые доказательства. Итак. Изначально в планах Синеводской и Желторудских, кои и отвечают у Желтичей за упомянутый контракт, была именно ликвидация вашей светлости, что они и попытались предпринять в Зеленополье. На теле барона Вилфо Желторудского, руководителя вчерашней акции, являющегося также и любовником Миразы Синеводской, был обнаружен тот самый двухкомпонентный яд, коим и планировали отравить вашу светлость с ее сиятельством, — слегка поклонившись стоящей рядом с Рози Виолетте, продолжила. — Желторудский вчера был облачен в свой наряд для тёмных делишек и помимо упомянутого на нем нашлось еще несколько не приличиствующих его статусу вещиц. Мда. Именно эти улики, хоть и вызвали недоумение Синеводской и даже как мне кажется сломили ее, но всё же перевесили чашу весов и она заговорила. Так вот, именно барон занимался Зеленопольской операцией, контактируя с тамошним криминалом, а после провала и зачищая всех свидетелей своей причастности. Желторудский был хоть и несильным магом, но блестящим фехтовальщиком, одним из лучших в Империи. Изначальный расчет был на широкую известность традиционно сильного медицинского направленния у Синичей, а якобы разработчиком яда должен был выступить один из, мертвых уже к тому времени, сотрудников секретной лаборатории по ведомству Синеводской. Но как известно, тогдашнее покушение хоть и сорвалось, виной чему выступил господин Франт, вызвав при этом просто-таки болезненную зацикленность на своей персоне мстительного барона, однако результат был всё же достигнут и конфликт между нами и Синими возник. Теперь оставалось только подогревать его, не допуская вскипания, так сказать. Поэтому злоумышленники отказались от идеи успешного покушения, что могло привести к быстрой развязке ситуации, а избрали тактику постоянных беспокоящих, но не фатальных ударов и лишь демонстративных акций против наследницы. Но и господин Франт остался под прицелом остро воспринявшего Зеленопольскую неудачу Желторудского, который решил отомстить ему посредством своей любовницы. Мираза Синеводская являлась куратором вопроса с так называемым у Синичей «инцидентом с дикарем», речь о стрельбе в трактире и по мнению Синих провокации конфликта. Она предоставляла своей родственнице графине Синеводской, главе безопасности Синичей, недостоверную информацию, что в свою очередь ввело в заблуждение руководство Синего Дома и повлекло ряд официально одобренных покушений на означенного господина. До княгини Синегорской всё было доведено в таком свете, что повлекло стремление Синичей подчеркнуть свою непричастность в событиях, а в доказательство привести голову виновника. С этой целью и был организован найм убийц, среди которых были некто Хват, и Филена Котгур из Синекрутских, которую удалось опознать по ряду косвенных признаков среди ее останков. Таким образом, эпизоды в воздушном порту Старгорода, а ранее и в Зеленодаре, также нашли свое объяснение. В заключение, вынуждена сообщить, что Мираза Синеводская скончалась сегодня ночью, по всем признакам это самоубийство.

— Благодарю, баронесса, отличная работа. Оставьте отчет и можете быть свободны, — одарив прямо-таки механической улыбкой, несколько неживым голосом проговорила княжна.

— Ты что, Рози? На тебе лица нет, — когда остались одни, поспешила прояснить ситуацию ее обеспокоенная фиолетовокудрая подруга.

— Франт с ними, — ровным и теперь уже совершенно неживым голосом был ей ответ от спавшей с лица розоволоски, углубившейся в изучение папки с докладом и подшитыми показаниями, и экспертными заключениями.

— ЧТО? Рози, ты с ума сошла! — возмутилась, как никогда импульсивная и откровенно негодующая, Зеленовежская.

— Его просто-таки мастерски, филигранно подвели к нам. И это третья сила, Виолет. Это кто-то пострашнее отчаявшихся Желтичей или не готовых к противостоянию зажиревших Синичей, — едва не капая ядом прошипела обозленная на свою безжалостную судьбу Зеленодальская.

— Но откуда такие выводы, милая? — пытаясь получить объяснение, усмирила свое негодование, видя столь нетипичное состояние всегда жизнерадостной своей подруги.

— Франт целитель, а в этом деле отовсюду торчат их уши. Невероятный яд, чего только стоит. А то, что он всегда в эпицентре событий и словно бы ни при чем? Да подумай сама, кто в своем уме будет таскать на себе яд и прочие улики, идя на совершенно иного рода дело? А припомни, как дикий отлучался постоянно. Да и с Желторудским всё как-то… он ведь мог элементарно подкинуть всё нужное на тело барона, который к слову, был еще жив, как ты помнишь. Ловко же он обрубил хвосты, или как там это принято говорить? — с явно ощущающейся горечью закончила девушка.

— Н… но, Рози… Это… это смешно, в конце концов, зачем тогда он столько раз нас спасал? — судорожно осмысливая всё сказанное и не желая верить в происходящее с проступающим отчаянием выпалила вторая.

— То, что его, точнее дирижера всего этого, мотивы не очевидны лишь делает противника гораздо опаснее… Будь добра, Виолетта, попроси или поручи кому-нибудь, если тебе это будет настолько же как и мне… неприятно, господина Франт более не беспокоить нас и не упоминать о своей причастности к Зеленодальским, а по возможности вернуть ленту, — с каменным лицом, а на самом деле едва сдерживая слёзы, окончательно неживым но тврдым голосом обратилась княжна к наследной графине

— Рози, умоляю не руби с плеча. Стоит как минимум дождаться мнения и решения главы. И я уверена, что ты заблуждаешься, а всему возможно найти объяснения. Да давай хотя бы спросим его самого! — с уже явственным отчаянием воззвала к разуму, как оказалось столь эмоциональной и порывистой в связанных с сердечными делах, княжны.

— Я сама вправе решать подобные вопросы и своих компаньонов впредь намерена выбирать самостоятельно. Более не задерживаю вас, графиня, — едва не срываясь в рёв, холодным и неестественно спокойным голосом отчеканила ее светлость, всего-то 16ти лет, а когда дверь за поникшей подругой закрылась, с упоением предалась столь излюбленному женскому занятию.


****

Ну что сказать? Что я охренел, когда какая-то незнакомая мне адъютантша посетила меня со столь внезапными новостями? Или что слегка психанул и сейчас, стоя на торжественной церемонии принятия в Имперскую Академию приковываю к себе множество взглядов, где читается широчайшая спектр и богатейшая палитра всего? Или что сумел-таки довести до слез розоволосую девчонку и понял, что там не всё так просто?

Мда.

Короче, орден, точнее ленту, ну или бант, раз оно так зовется, так вот, я вернул, а о Зеленодальскости своей упоминать и не собирался. Статус компаньона ее светлости — с себя сложил. На обучение, которое теперь только за свой счет, раздобыть денег — смог.

Пришлось правда, продать алебарду(хнык-хнык) и все трофеи, даже Кисель. Но в итоге, вместе со всей наличкой, векселем и выручкой от продаж я сумел-таки наскрести чуть более десяти тысяч Сребрых, которые сразу же и внес за обучение.

Не лишним была и врученная мне копия официального расследования, где видны установленные виновники моих приключений за эти две недели, все ныне покойные к слову, а значит, слава моцарелле, затевать вендетту с Синичами не придется.

Так как же я психанул и чем вызвал столь бурное внимание окружающих мажоров к своей персоне? Да всё просто, сверх отложенного на оплату академии, денег оставалось немного и на постройку достойного наряда уже не оставалось, поэтому приперся я, как можно догадаться, в своем замечательном наряде от деляги Робса из Предполья. Глаза и лица окружающих были бесценны, а я, будучи изрядно накручен ситуацией, просто таки с вызовом вглядывался в ясные очи всех этих аристократических ушлёпков, мечтая чтобы хоть кто-то дал мне повод выпустить ему требуху.

С Рози вышло конечно не очень. Похоже, всё же не ее это было решение, ну в смысле так отблагодарить меня за очередное спасение их аристократичных попок и турнуть из свиты. Пусть демонстративно она и не замечала меня сегодня, хотя я видел что изрядно удивлена моему присутствию на церемонии, но когда ещё и узрела ЭТО, то сорвалась с места и устилая дорогу слезами убежала, вызвав тем самым недоумение и перешептывания студиозусов. Мда, не переношу я женских слез, а они это обычно быстро просекают и берут на вооружение, но тут, понятное дело, иной случай. В общем, когда на том месте, где положено носить тот самый Рыцарский Бант, то есть вверху ножен Красавицы на моем боку, княжна обнаружила выставленную напоказ и гордо демонстрируемую мною, замысловато и даже вычурно намотанную полосу наигрубейшей, наисерейшей мешковины, то что-то похоже в ней надломилось, ну или выплеснулось через край, и девчонка так вот бурно отреагировала.

Мда. Чувствую себя уродом. Могут же женщины нами вертеть, вроде бы все доводы разума на моей стороне, но стоит им только скорчить несчастную мордашку, и не дай тестостерон, пролить слезинку, как мы уже готовы на всё, в том числе и признать поражение, лишь бы прекратить поскорее этот самый страшный для нас ужас. Не знаю инстинкты это или воспитание, но вот такой вот я. Увы.

— Кавалер Франт! — услышал я сильный и звучный голос ректора. Внезапно мужчины. Интриган небось.

Пришла и моя очередь пройти торжественную церемонию публичного испытания, которая впрочем, всего лишь традиция и элемент торжества, так как всё это я уже проходил, не столь помпезно конечно, когда получал патент мага перед внесением платы. Я поспешил на зов к фонтану посреди площади перед главным зданием академии, что выглядело, если ни как резиденция Папы Римского, то ассоциации такие однозначно вызывало.

Когда же я окунул руку в воду этого небольшого, но очень затейливого архитектурного объекта, то ощутил привычный отток магии, а спустя считанные секунды, воды окрасились в небесно голубой цвет и две мощные струи устремились ввысь.

— Сильный рыцарь, превалирует воздух! — огласил вердикт здешний Дамблдор, а я поклонившись с интересом разглядывающему меня бородачу, поспешил подальше от него.

Ну что же, вот я и маг. Начинается мое обучение, а все эти перипетии и неурядицы — лишь временные трудности, так что не вешаем нос. Жизнь прекрасна!

Продолжение следует.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики