КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Антимаг (fb2)


Настройки текста:



Глава 1

Говорят, за правым плечом каждого человека стоит ангел-хранитель, а за левым - демон-искуситель. Спор их извечен. Но в случае Лёхи Стрижова они чаще всего пребывали в трогательном единодушии, хором крича: “Хватит, мать твою!”. Вот как в тот день, когда Лёха сидел за рулём раздолбанного грузовика, гружённого самодельной взрывчаткой.

А ведь утро так хорошо начиналось... Командование российской военной миссии в Мозамбике одарило своих подчинённых невиданной милостью - выходным днём с возможностью провести время в столице. Ещё больше радовало предстоящее свидание с Алиной - хорошенькой переводчицей в филиале одной из российских компаний.

В свой выходной Стриж твёрдо намеревался прислушаться к пассажиру на левом плече и совершить серийное грехопадение: для начала чревоугодие и праздность, а потом, если всё сложится удачно, дело дойдёт и до похоти.

Жаль, жизнь распорядилась иначе.

Едва Лёха с двумя коллегами высадились в центре города, как за углом ахнул взрыв. Не говоря ни слова, офицеры бросились на крики раненых, наплевав на инструкцию, что строго предписывала сразу покинуть опасную зону, оставив местных разгребать проблемы. Вот только в инструкции не говорилось, как после этого смотреть в зеркало и спать ночами.

Целью теракта стал местный рынок - хаотичное нагромождение лотков среди разноголосого людского моря. Мощный взрыв разметал людей, словно ураган - соломинки, превратив улицу в филиал ада. Дерево, кровельное железо и пластик, из которых была собрана большая часть лотков, дали массу осколков, убивая и калеча не хуже артиллерийских снарядов.

Те из уцелевших, кто поумнее, уже убрались подальше от опасного места, остальные столпились в стороне, охая, ахая и жадно наблюдая за чужими страданиями. Помогали раненым единицы.

Первая машина с медиками подъехала минут через десять после взрыва. А вскоре на улице и вовсе стало тесно: врачи, полиция, бронетранспортёры с местными вояками, журналисты, добровольные помощники и непременные зеваки.

Когда Лёху наконец оттеснили подоспевшие врачи, он накладывал жгут из ремешка от женской сумочки на практически оторванную руку пожилого мужчины. Стриж хотел отойти, чтобы не мешать профессионалам, но раненый вцепился в него уцелевшей рукой и не отпускал, пока медики не вкололи противошоковое.

Наконец Лёха отошёл в сторону и, пачкая брюки бурыми разводами, вынул из кармана пачку влажных салфеток.

- Выходной, мля, - нервно пробормотал он, вытирая окровавленные руки и оглядываясь по сторонам.

На глаза попалась стайка журналистов. Обычно страны Африки не удостаиваются внимания стервятников из крупных новостных агентств и если бы не желание снять репортаж про российских военных советников - хрен бы они здесь кучковались. “Цивилизованному миру” по большей части срать на негров, за права которых так яростно борются, вырывая друг у друга гранты, правозащитные организации.

Брезгливо сплюнув, Лёха обошёл возбуждённо галдящих в микрофоны щелкопёров и остановился в сторонке, облокотившись о борт бронетранспортёра.

Чёрный жандарм молча протянул ему воду. Благодарно кивнув, Стриж скрутил пробку и в два глотка опустошил бутылку. Сознание привычно фильтровало увиденное, выискивая возможную опасность. Внимание привлёк обшарпанный белый грузовичок, остановившийся неподалёку. Ничего особенного - местные то и дело предлагали помощь в перевозке легкораненых, но стоило Стрижу посмотреть в глаза водителю, как рука легла на автомат.

С таким взглядом идут убивать, а не спасать.

Стриж знал излюбленную террористами тактику “двойного удара”: первый взрыв служит приманкой, а второй, более мощный, бьёт уже по съехавшимся к месту трагедии спасателям и зевакам.

Водитель вылез из машины, но направился не к раненым и не к медикам, а развернулся, явно намереваясь уйти.

- Эй ты! - по-русски окликнул его Лёха.

Незнакомец обернулся и рванул пистолет из-под рубашки. На такой дистанции Стрижу даже не пришлось целиться - он лишь чуть шевельнул рукой и террориста перечеркнуло короткой очередью.

Убедившись, что правки не требуется, Лёха подбежал к машине, перешагнул через труп и откинул выцветший синий тент, которым был укрыт груз.

- Да ядрёна ж мать… - выругался Стриж, глядя на простенький мобильник, присобаченный к связке разномастных пластиковых бочек и канистр.

Не нужно быть экспертом, чтобы понять - бомба. И будет невероятной удачей, если по этому номеру мог позвонить только покойный водитель.

На удачу Стриж никогда не полагался.

“Дублёру” террориста потребуется совсем немного времени, чтобы понять, что напарник погиб и сделать звонок. Но вполне достаточно, чтобы Лёха успел укрыться за тушей броневика.

Стриж посмотрел на улицу, заваленную ранеными и убитыми, на толпу гражданских, на медиков, на своих друзей... И запрыгнул в кабину грузовика.

Чёрт с ними, инструкциями. Пришло время выполнять долг. Может, кто-то и считает, что лучше побыть пять минут трусом, чем вечность - трупом, но не старший лейтенант Алексей Стрижов.

Лёха повернул ключ, торчащий в замке зажигания. Рядом с рынком гнилым зубом торчал остов отеля, построенного лет десять назад и сожжённого при последнем перевороте. Туда Стриж и направил грузовик - к провалу подземной парковки. Даже если железобетон не заглушит сигнал мобильника - взрывную волну и осколки удержит точно.

Он почти успел: телефон в кузове предательски запиликал, когда Лёха уже выпрыгивал из кабины.

Взрыв убил Стрижа мгновенно.

Не было ни света в конце тоннеля, ни забвения. Лёху словно швырнуло в прорубь и неумолимо затягивало под лёд. В угасающем сознании билась пугающая мысль, что это совсем не похоже на рай.

Потом пришла боль и мыслей не осталось. В глаза ударил холодный слепящий свет, а из груди вырвался крик. Тело выгибало в агонии, сознание вспыхивало и вновь угасало, оставляя в памяти неясные образы. Пол из грубо отесанного камня. Люди. Не медики. Говорят что-то, но слов не понять. Крики боли. Десятки голосов, сливающихся в бредовую симфонию.

Темнота.

Лёха не представлял сколько валялся в бреду, время от времени приходя в себя. В голове была какая-то каша, перед глазами плыло, ощущения сплетались в бредовый ком. Запахи дерьма, блевотины, голоса людей, конское ржание, подкатывающая к горлу тошнота, круги перед глазами и ускользающее сознание - вот и всё, что составляло теперь жизнь Лёхи.

Когда голова наконец прояснилась, Стриж просто наслаждался, как может только человек, у которого впервые за долгое время ничего не болело. Шум дождя, барабанящего по дощатым стенам, убаюкивал, даря измученному разуму покой. Не мешала даже вонь нечистот - близкая, словно где-то рядом стоял деревенский сортир.

А затем в памяти начали проясняться последние события и Лёха открыл глаза. Он выжил. Непонятно как, но выжил. Но почему-то над головой потемневшие от времени доски, а не белый потолок больничной палаты. Зато Стриж мог пошевелить руками и ногами. Тело ощущалось странно, как после наркоза, но он точно не беспомощный ампутант.

Эта мысль принесла непередаваемое облегчение. Лёха прикрыл глаза и от души поблагодарил ангела-хранителя, совершившего чудо даже по библейским меркам.

- Ты с ним нянькаться собрался, Рябой? - в уши врезался хриплый мужской голос.

Стриж открыл глаза, повернул голову и растерянно уставился на двух людей, словно сбежавших из массовки исторического фильма про испанских конкистадоров. Оба в чёрных кирасах и шлемах, длинных плащах с откинутыми капюшонами и откровенно гнусным выражением на харях. Один - взрослый мужик, явно за тридцатник, с роскошными чёрными усищами, а второй - сопляк с рябой мордой и жалкой порослью под носом.

- Так десятник сказал пустотников помыть, - растерянно отозвался молодой.

- Всему вас учить надо, - хрипло проворчал усач и опрокинул на Лёху жбан холодной воды.

От неожиданности Стриж вдохнул жидкость и судорожно закашлялся. На миг снова показалось, что его затягивает под лёд, в жуткий потусторонний холод, и разум покинул Лёху, уступив животному страху. Страху перед чем-то невообразимо чуждым человеку.

Мгновение помешательства миновало, уступив злости. Он наконец сумел вдохнуть и снова закашлялся.

- Понял? - поинтересовался у Рябого усач, не обращая внимания на отплёвывающегося Стрижа.

- Прибью, - хрипло пообещал Лёха.

Мужики уставились на него с таким изумлением, словно подало голос одно из стоящих неподалёку вёдер.

- Заговорил чё-то, - поделился наблюдением Рябой.

- Ага, - согласился с его выводом хриплый. - И, по-моему, он хамит.

- Похоже, - сопляк гаденько хихикнул.

Усатый сплюнул и больно пнул Стрижа под рёбра.

- Ах ты сучий… - Лёха вскинул руки и замер, ошалело глядя на самые настоящие кандалы.

Зрелище было настолько поразительным, что Стриж ненадолго позабыл и об обидчиках, и о намерении проредить им зубы. На нём красовались не наручники, не кустарная конструкция из цепи, одолженной у соседской собаки, а самые настоящие кандалы. Такие он видел только в музее: металлические “браслеты”, соединённые цепью. Наклонив голову, Стриж увидел такие же “украшения” у себя на ногах. Ещё одна цепь тянулась от широкого ремня из толстой кожи, опоясывающего талию, и крепилась к массивному металлическому кольцу в дощатой стене.

Вдобавок ко всему, одет Стриж был во что-то вроде длинного серого балахона со следами свежей блевотины на груди.

Эти открытия стоили Лёхе разбитой губы: пока он вдумчиво созерцал антикварные железки, рябой сопляк решил присоединиться к веселью и засветил Стрижу пинком по физии. Не сильно - на спаррингах куда сильнее прилетало, - но очень унизительно.

- Ты рожу-то ему не порти, - осадил молодого усатый и явно более опытный. - Десятник увидит - ор поднимет, что ему за пустышек перед графом ответ держать. В брюхо пинай, но в меру, только чтобы должное почтение вызвать.

Лёха, звякнув цепью, утёр кровь из разбитой губы. Несмотря на бредовость происходящего, меньше всего это напоминало сон. Боль была самая настоящая, во всех знакомых деталях. Всё реально: ушлёпки в кирасах, вонючая овечья шкура под спиной, ливень, хлещущий по деревянным стенам…

Лёха схватился за голову и с трудом удержался от стона.

- Может на него ещё пару вёдер вылить? - тем временем предложил молодой. Уж больно воняет.

- Они первое время все такие, - с видом знатока ответил старший. - Сперва долго болеют, ходят под себя да блюют, а потом вроде как приживаются и дело на лад идёт. Как в себя приходят и говорить начинают - их уже нормально моют и господам магам отдают.

Сказанные слова Лёха понимал, но смысла уловить не мог. Да и, говоря откровенно, сейчас его больше занимало изучение собственных возможностей. Сковывающие его кандалы не позволяли ни нормально замахнуться, ни даже широко шагнуть, зато от кольца в стене он мог отойти метра на два, обойдя практически всю тесную комнатёнку.

Особо не повоюешь, но при желании он сможет добраться до этих утырков.

- Ну а до тех пор, - Рябой нагнулся и поднял ещё одно ведро, - приходится страдать честным людям...

Лёху снова облили водой, но на этот раз он был готов. Лишь невольно вздрогнул, ощутив холод на коже.

- Чё-то притих, - с лёгким разочарованием заметил Рябой. - Похоже скоро снова вырубится.

- Да и хрен с ним, - отмахнулся усач. - Ты смотри какая дама тут томится в одиночестве. С утра уже не блюёт, видно соображать начала. Полей её водичкой как следует, Рябой, я баб чистых люблю.

- Как бы не влетело, - засомневался молодой. - Я слышал, это для графского сына пустотница.

Раздался плеск выливаемой воды и чей-то кашель.

- И чего? - не понял хриплый. - Я ж её трахнуть собираюсь, а не калечить. Всё равно как только маг её привяжет - она в ходячий кусок мяса превратится. А так хоть порадуется напоследок.

- А если граф придёт? - не унимался Рябой, опрокидывая очередное ведро воды.

- А чего его сиятельству в такой ливень грязь зазря месить? - удивился любитель одиноких дам. - На это у него мы есть. Захочет на пустотников поглядеть - нам и прикажет приволочь. По бабе ж не видно, трахали её, или нет. А чё она там на своём языке бормочет - кто разберёт?

- Чинга ту мадре,1 - женский голос прозвучал на удивление зло, а не испугано.

За ногами стражников Стриж разглядел лишь босые ноги с кандалами на тонких щиколотках, да подол такого же, как на нём, балахона.

- Не понял, но обиделся, - мужик осуждающе поцокал языком. - Рябой, есть чем рот ей заткнуть? А то десятник на вопли прибежит, придётся очереди ждать.

- Ты лучше себе хлебало заткни, - зло рыкнул Лёха. - Хером своего мальчонки, ушлёпок заднеприводный.

Собственные проблемы ушли на задний план. Насильников Стриж ненавидел люто и не собирался сейчас молча наблюдать. А кандалы… Да хрен с ними. Главное - успеть дотянуться хотя бы до одного. Второй, конечно, ткнёт тесаком - или как там правильно его пыряло на поясе называется, - но одного засранца Лёха точно с собой на тот свет захватит.

- Ну чё ты уставился? - он встал, гремя цепями, словно Кентервильское привидение. - Ходи моя сторона, усатенькие, бриться будем.

- Не, этот придурок хорошего обращения не понимает. Явно какую-то пакость говорит, - вояки с ленцой обернулись к возмутителю спокойствия.

Ошибка. За спинами несостоявшихся насильников бесшумно поднялась женская фигурка и цепь захлестнула горло усача.

- Ох ты ж… - невольно выдохнул Стриж, любуясь великолепным броском через спину, проведённым девушкой.

Вояка даже вякнуть не успел - лишь мелькнули в воздухе каблуки его сапог да хрустнули шейные позвонки. На землю рухнул уже труп.

Рябомордый сопляк совершил вторую ошибку: вместо того, чтобы заорать, поднимая тревогу, он схватился за меч. Зря: девчонка моментально упала и прямо-таки танцевальным пируэтом подсекла вояке ноги. И на него сверху прыгнул Стриж, захлёстывая шею цепью.

Надо отдать должное - сопротивлялся стражник, как бешеный. Он смог стряхнуть с себя Лёху, попытался встать, но Стриж ухватил его за поля шлема и рывком сломал шею.

- Пон ункондо а ла кабеза, пута2! - плюнула на труп девица.

- Фух, - выдохнул Лёха и тут же принялся обыскивать покойника.

Ключи нашлись у усача - связка из трёх штук на массивном металлическом кольце. Освободившись от кандалов, Стриж перекинул ключи соседке по заключению и пока та возилась с ними, разглядывал неожиданную союзницу.

Меньше всего она напоминала жгучую представительницу испаноговорящих народов: светлокожая, высокая, с большими миндалевидными зелёными глазами. Разве что длиннющие тёмные волосы, заплетённые в замысловатую косу, хоть как-то укладывались в теорию о латиноамериканском происхождении. Вот только показавшиеся из-под волос заострённые уши обнулили Лёхины выводы.

- Это у тебя пластика такая, или ты реально…

Что - “реально” - Лёха не договорил: проведя рукой по голове, он осёкся на полуслове и застыл с выпученными глазами.

- Нет, - тихо сказал он, проводя ладонью до затылка.

“О, да!” - злорадно ухмыльнулась реальность, давая ему нащупать собранные в какое-то сложное подобие косички волосы. Охренительно длинные волосы.

- … мать! - Лёха схватился за ухо, не обращая внимания на удивление в глазах девушки.

И тут при его посетила страшная мысль. Сглотнув, Стриж опустил руку и пощупал себя в паху.

- Ну, хоть тут всё нормально, - облегчённо выдохнул он и истерически хихикнул. - Я, мля, тоже грёбаный эльф…

- Эсперанто? - требовательно спросила “эльфийка”, подтянула к себе труп и начала деловито обыскивать.

- Космолингва, мля! - отозвался Стриж, ощупывая острый кончик собственного уха. - Нашла время для лингвистики…

Но невольно задумался: где в ходу эсперанто? Сам Лёха про “универсальный язык” только читал давным-давно в каком-то журнале и уж точно не слышал, чтобы он где-то применялся реально. Хотя… Может, это чисто фишка латиносов? Всё же два схожих языка - испанский и португальский, - вот и разработали общий диалект на их основе. Чёрт, и ведь не спросишь - всё специалисты остались там же, где и Лёхина родная тушка.

А в том, что он оказался в чужом теле, Стриж уже не сомневался. Не было ни “африканского” загара, ни шрама от колючей проволоки на левом предплечье, полученном на втором курсе, ни родимого пятна на локте.

Но вид остроухой соседки, подозрительно сноровисто обшаривающей труп, подсказывал, что времени на рефлексию нет.

- Эдено3? - спросила девица, указывая на Лёхино ухо.

- Б...ство! - уточнил Стриж. - Вот как есть, самое, мать её, натуральное!

- Китеж! - обрадовалась чему-то эльфийка.

- Х...теж! - едва не рявкнул Лёха. - Нашла время сказки вспоминать… Тут и без них любого Кощея Бессмертного кондратий хватит! Мы с тобой - грёбаные персонажи сказок. Компрендэ?

Он сперва ткнул пальцем в своё ухо, а потом - в ухо собеседницы. Та развела руками, явно не понимая что он от неё хочет, а затем внимательно уставилась на свою ладонь и нахмурилась.

- Ми пиэль4... - озадаченно пробормотала она и закатала рукав рубахи до самого плеча.

- Ага, полный пиэль, - поддержал её Лёха, на всякий случай ещё раз ощупав своё хозяйство. - Прям полярный. Или ты не про это?

Девушка заговорила на чём-то, подозрительно напоминающем латынь, но оценив вытянувшееся от удивления лицо Стрижа махнула рукой, ткнула себя в грудь пальцем и произнесла:

- Миа.

Затем ткнула пальцем уже в Лёху и вопросительно подняла бровь.

- Лё… Алекс, - вовремя вспомнил транскрипцию своего имени “для западных партнёров” Стриж.

И добавил уже в первую очередь для себя:

- Истерику и вопросы типа “какого хера происходит?” оставим на потом. Давай рвать отсюда когти… - и продолжил обыскивать ближайший труп стражника.

То, что Миа тоже оказалась не в своём теле, Лёха уже понял. А также то, что в прошлом девушка была отнюдь не мирным обывателем. Мирняк не способен так быстро адаптироваться к новой обстановке, находясь в стрессовой ситуации. И уж тем более - сворачивать шеи людям, а потом спокойно обыскивать их трупы.

Так что скорее всего девушка служила в армии или спецподразделении полиции. Например, у тех же бразильцев - их вояки проходят неплохую по меркам Латинской Америки подготовку.

Подтверждением Лёхиных догадок послужило то, как просто оказалось наладить понимание с помощью жестикуляции. Стриж использовал жесты полицейского спецназа США, почерпнутые в кино и сети и, к его облегчению, они оказались понятны Мие. Что лишь укрепило вывод Стрижа: в большинстве стран Латинской Америки силовики равнялись на янки.

Так, жестикулируя под русско-испанские матюки и настороженно прислушиваясь к монотонному шуму ливня, они переоделись в снятые с трупов одежду и доспехи, а самих покойников завернули в шкуры, придав им позы спящих. На беглый взгляд сойдёт.

Снятые балахоны они без сожалений запихнули в местный нужник: дощатый ящик с дыркой, прикрытой откидной крышкой. Судя по состоянию одежды и тела, до сортира Стриж в новом облике добирался редко, гадя под себя. В этом ракурсе поливание водой, устроенное покойными стражниками, выглядело уже не так плохо.

Зато стало понятно, почему он едва ощущал вонь от нужника: похоже, от них с Мией разило не лучше. Оставалось надеяться, что после обтирания мокрой тряпкой и переодевания они уже не воняют, иначе побег обречён на провал. Их просто вычислят по невыносимой вони.

Миа потушила масляный фонарь, освещавший их камеру. Переглянувшись, беглецы поглубже надвинули шлемы, скрывая лица и шагнули в ночь.

- Ё…. твою мать! - шёпотом выругался Стриж, едва не сверзившись в грязь.

От позорного падения спасло лишь то, что он успел ухватиться за поручень, огибающий площадку фургона. Именно им оказалась деревянная темница.

- Затрахали сюрпризы злогребучие! - злобно прошипел Лёха и спрыгнул вниз, в жадно чавкнувшую грязь.

Ливень гулко забарабанил по шлемам, заглушая все остальные звуки. Беглецы замерли, настороженно вглядываясь в темноту. Зрение адаптировалось на удивление быстро. Причём не просто адаптировалось.

- Да ну нах… - поражённо выдохнул Лёха, сообразив, что видит в темноте не хуже кошки или совы. - Мотать мой лысый череп, это что - мне в башню ноктовизор5 вмонтирован?

Пусть монохромно, но он теперь мог видеть в темноте. И хоть дождь изрядно осложнял задачу, Лёхе удалось осмотреть местность.

Беглецы оказались посреди лагеря, разбитого на лесной поляне. Внимание привлёк ярко освещённый шатёр, украшенный изображениями змей. Возле него мрачными изваяниями застыли аж четверо самых натуральных рыцарюг, вооружённых пиками и мечами. Сразу ясно: обитель местного главнюка, чином явно повыше десятника, которого упоминали покойнички. Жаль, нельзя захватить гада и вдумчиво допросить на предмет местных реалий.

Два остальных шатра, побольше размерами и попроще на вид, судя по долетающим оттуда звукам, вмещали простую солдатню.

Ещё Стриж заметил местный транспорт - с три десятка единиц модели “лошадь” и два прицепа к ним. Три, если считать фургон для пленников. Стреноженные коняги мирно ужинали травкой под присмотром пары часовых.

Лёха огорчённо вздохнул. Нет, на лошади он ездить умел - верховая езда входила в обязательный элемент подготовки, но во-первых, вряд ли обученная рыцарская лошадь подпустит к себе чужого человека, а во-вторых - без седла и уздечки нет ни единого шанса уйти от опытных кавалеристов.

Телега - или как там эти хреновины верно назвать, - тем более не вариант. Стриж просто не умел их - или в них? - запрягать и уж тем более - рулить.

Так что остаётся привычным способом - на своих двоих через лес. Вот тут как раз у Лёхи все шансы не только оставить преследователей с носом, но ещё и больно по этому самому носу стукнуть, дабы отбить желание гоняться дальше.

Вот только покинуть лагерь было не так просто: по периметру также торчали парные посты. Причём расставленные грамотно - в зоне видимости друг у друга. Начнёшь снимать одну пару - тут же ор поднимут остальные. И просто не пройти - непременно окликнут, запрашивая пароль.

Стрижу аж интересно стало: от чего так берегутся? Война идёт, или разбойнички тут настолько борзые, что могут на ораву рыцарюг напасть?

Миа стукнула по его шлему, привлекая внимание, и жестами пояснила нехитрый план: отвлечь стражу и дунуть в лес. Тут их мысли сходились. Осталось лишь придумать, что такого учудить, чтобы весь лагерь встал на уши.

Пока он натужно скрипел мозгами, Миа достала ножик, затрофеенный у убитого стражника и, поманив за собой Лёху, осторожно двинулась к лошадям.

- Ты что задумала? - прошипел Стриж, забыв, что девушка его не понимает, а может и вовсе не слышит. Барабанящий по шлему ливень изрядно забивал слух постоянным шумом.

Не доходя пары десятков шагов до лошадей, Миа резко взмахнула рукой. Лёха уважительно присвистнул, глядя, как ножик впивается в лошадиный круп.

Оскорблённая до глубины души животина встала на дыбы, пронзительным ржанием выдавая всю гамму эмоций. Остальной табун шарахнулся в стороны, вереща во всю мощь лёгких и не обращая внимания на часовых, пытающихся успокоить внезапно разбушевавшихся животных.

В лагере поднялась суматоха - из шатров посыпались вооружённые люди, на ходу затягивая ремни кирас и шлемов.

Всё это беглецы рассматривали на ходу, торопясь к лесу, благо парочка бегущих вояк вполне вписывалась во всеобщую суету и неразбериху.

И тут ночь превратилась в день. За спинами беглецов словно вспыхнуло солнце. Обернувшись, они поражённо замерли, глядя на стоящего у богатого шатра мужчину, из руки которого бил луч света, словно от мощного фонаря. Вот только луч этот не исчезал в небесах, а сплетался в световую сеть над лагерем, освещая каждую пядь и не оставляя ни единой тени, в которой можно было затаиться.

- Мадре Диос,6 - потрясённо прошептала Миа, глядя на невиданную иллюминацию.

Лёха хорошо её понимал. Он и сам, щурясь, обалдело пялился на световое шоу.

- Охренеть вовремя... - зло буркнул Стриж, отворачиваясь от мужика и поправляя шлем, чтобы скрыть лицо в тени полей.

Кто бы не был этот тип - подгадил он беглецам знатно. До заветного леса оставалось каких-то жалких сто метров, но вот кто даст их пробежать?

Шум утих - часть вояк успокаивала лошадей, а остальные, недовольно ворча, торчали под дождём, пока командиры выясняли причину переполоха.

- Эй, вы, двое! - хлестнул по ушам окрик.

Медленно обернувшись, Стриж увидел вояку в шлеме с алым плюмажем, печально обвисшим под ливнем. Какой-то чин рангом пониже, чем главнюк из шатра - офицер, или тот самый десятник. Да и как-то похрен на его звание, тут куда важнее другое: сейчас он приглядится - и всё, приплыли. А как всё хорошо шло...

- Хрена вы там яйца мнёте? - продолжал чин, упирая руки в бока. - Что-то рожи ваши разглядеть не могу… А ну, орёлики, подойдите поближе.

Миа тихонько выругалась по-испански. Лёха стрельнул глазами по сторонам и тоже не сдержал мата: на начальственный ор многие обратили внимание. Выбор не богат: или сдохнуть обоим, напоследок постаравшись продать жизнь подороже, или...

Стриж посмотрел на Мию. Ну что ж, как говорится: сам погибай - а товарища выручай. Прям как в прошлый раз. Хотя тогда он помирать не собирался.

Лёха жестами приказал Мие: “беги по моей команде.” Оставалось надеяться, что она не будет тупить и воспользуется подаренной возможностью.

- Э, дебил, ты чё там руками машешь? - рявкнул чин. - Кому сказано: ко мне оба!

Разворачиваясь, Лёха уже мысленно прикидывал, успеет ли подойти вплотную к горластому и урыть его раньше, чем тот опознает сбежавших пленников, как в уши врезался высокочастотный звук, едва на грани слышимости. Стриж, Миа, да и почти все вокруг пытались прикрыть уши, но избавиться от звука не выходило. В сводящий с ума визг органично вплёлся неописуемый инфернальный звук, от которого кровь в жилах Лёхи застыла, а колени разом подкосились.

Рядом свалилась Миа, уткнулась лбом в грязь и отчаянно скребла пальцами по шлему, будто пыталась выцарапать высверливающий мозг звук из черепа.

Температура упала резко, словно Стрижа швырнули в промышленный морозильник. Грязь за несколько секунд покрылась колючей ледяной коркой, а мокрая одежда буквально примёрзла к телу.

- Раскол! - прорвался сквозь этот ад сильный мужской голос. - К бою!

Командовал тот самый главнюк с встроенным прожектором. Световая сеть в его руке исчезла, вернув лагерь во власть ночи, но тут же в небо взмыли и повисли там поочерёдно четыре сияющих, как солнца, шара. Они разогнали и тьму, и холод, позволив выдрать сапоги из промёрзшей было грязи.

Ослаб и сверлящий мозг звук, будто в уши воткнули беруши. Бойцы, подбадриваемые матерком десятников и офицеров, сбегались к командиру, выстраиваясь в каре вокруг него.

- В строй, кретины! - взревел чин. - Бегом, удолбанцы! Где ваши арбалеты, вы, две кучи ослиного дерьма?!

Лёха бросил взгляд в сторону спасительного леса и замер: метрах в тридцати от него раскрылся… Стриж даже не знал названия тому, что увидел. Воздух переливался и сиял, будто неведомый великан зачерпнул ладонью северное сияние и швырнул себе под ноги.

И из этой хрени тянуло лютым холодом.

Жаль, на этом спецэффекты не ограничились. Из сияния соткалось несколько странных силуэтов. Зверюги размером с телёнка больше всего походили бы на волков, если бы не три головы, исторгающие безумный, пробирающий до костей вой. Когда за ними начали формироваться высокие рогатые силуэты, вспыхнуло пламя, отрезая лагерь от тварей.

Это походило на “огненную стену” на полигоне. Только там полыхала огнесмесь, залитая в специальные канавы, а тут не было ни канав, ни какого-либо намёка на применение зажигательного состава. Чёрт, да даже запаха не было!

Сходство с полигоном прибавляло то, что ливень абсолютно не мешал огню - как и при горении огнесмеси. Лишь в одном месте оставалась прореха - точно напротив ощетиневшегося пиками и алебардами строя. Эдакое ненавязчивое приглашение тварям, которое те радостно приняли, ломанувшись прямо на наконечники пик. Хлопнули арбалеты и первый ряд монстров свалился прямо под лапы собратьям. Упавших втоптали в грязь, даже не замедлив скорости.

Досмотреть ему не дала Миа. Дёрнув за плечо, она указала на самый удалённый от боя участок огня и приглашающе махнула рукой. Она похлопала себя по набрякшему от влаги плащу, натянула капюшон до самого подбородка и изобразила прыжок.

Смысл в этом был. Твари, чем бы они ни были, явно сосредоточились на предложенном участке боя. Как и люди. Но что будет, когда одна из сторон одержит победу? Точно ничего хорошего ни для Лёхи, ни для Мии. А огонь... Они слишком мокрые, чтобы загореться сразу. Да и, случись такое, к их услугам ливень и мокрая грязь.

Кивнув, Стриж огляделся в поисках ненужных свидетелей побега. Им оказался один из охранников шатра местного главнюка. Видно было там что-то ценное, раз он остался на посту, а не присоединился к бою, как остальные.

Лёха уже прикидывал, какой участок огненной стены не просматривается бдительным стражем, как заметил странное: увеличивающуюся прореху в полотнище шатра. В образовавшуюся дыру выбралась скрытая плащом женская фигурка. Почему женская? Из-под плаща выглядывал подол стремительно темнеющего от грязи платья.

С планированием у неизвестной явно было не очень: она умудрилась вылезти аккурат позади закованной в доспех туши стражника, и при этом явно нашумела, поскольку тот обернулся. Лёха уже подумал было, что стал свидетелем самого короткого в мире побега, как тонкая рука стремительно легла на забрало шлема, словно благословляя воина на ратные подвиги. А в следующее мгновение под шлемом полыхнуло пламя, которому позавидовала бы и доменная печь, и уже мёртвое тело рухнуло в грязь.

- Твоэмат... - ошалело пробормотала Миа, тоже наблюдавшая невероятное зрелище.

- Обосраться, - поддержал её Стриж.

Слова стражников про “господ магов” обретали смысл. Рехнуться можно...

Беглянка между тем, странно скособочившись и пошатываясь, двинулась к лесу. Наверное, латник перед смертью успел-таки пырнуть её чем-то из своего арсенала.

Всё это Стриж обдумывал на бегу, в компании Мии торопясь вслед за неизвестной. Местная - ценное подспорье для беглецов. Тем более, способная сжигать одним махом. Главное - договориться с ней до того, как с перепугу спалит и их с Мией.

А в том, что договориться можно, он не сомневался. Враг моего врага - мой друг, а раз дама так спешила покинуть защищённый лагерь в такой момент - на то были веские причины.

Оставалось загадкой, как еле плетущаяся беглянка собралась проскочить через огненную преграду. Неплохой момент для них с Мией, чтобы предложить помощь и положить начало взаимовыгодному партнёрству.

Вот только помощь не понадобилась: пламя расступилось перед женщиной, как море перед Моисеем, и вновь сомкнулось за её спиной.

- Твоэмат... - повторила Миа и, выдохнув, с разбегу бросилась в огонь.

Лёха задержался на секунду - подобрать алебарду покойника. Против тварей этот гибрид топора с копьём давал куда больше шансов, нежели короткие клинки убитых стражей, больше похожие на старинные сапёрные тесаки.

- Е...ть мой лысый череп! - с этими словами Стриж сиганул в огонь.

Не было ни жара, ни чего-то иного - Лёха словно проскочил сквозь элемент светового шоу.

- Мира дондэ вас, идиота!7 - рявкнула на него Мия, уворачиваясь от наконечника алебарды.

- Извини, - покаялся Лёха, понявший общий посыл, и оглянулся в поисках таинственной фигуры.

Та, пошатываясь, упорно брела прочь от лагеря.

Откуда-то сбоку, со стороны загадочного сияния, выскочили две твари и радостно устремились к беглянке. Та, увидев опасность, вскинула руку и бегущее первым чудище вспыхнуло, словно бенгальский огонь.

Участь собрата ничуть не впечатлила второго монстра: перепрыгнув через полыхающую тушу, он бросился в атаку. Лёха ожидал второго акта импровизированного файер-шоу, но магичка просто упала в грязь.

- Аблиа! - заорал Стриж и кинулся на чудище, не особенно задумываясь о разумности этого поступка.

- Идиота! - абсолютно справедливо охарактеризовала Лёху Мия, устремляясь следом.

Стриж замахнулся алебардой так, словно хотел содрать крюком местную луну с неба. Одна из голов твари, заметив нового врага, ощерила зубы, но поздно - тяжёлое лезвие с противным хрустом врубилось в позвоночник чудища, точно перед крестцом. Лёха здраво рассудил, что нет смысла рубить по башке, коли их три, а вот хребет - он один. И тварь подвижность потеряет однозначно.

Так и получилось - монстр с визгом шлёпнулся на задницу. Стриж с хэканьем вырвал алебарду и, примерившись, рубанул тварь по передней лапе. На этом его успехи закончились - пасть сомкнулась на древке, с лёгкостью размолов его в щепки. Челюсти у твари оказались на диво мощные.

- Муэрэ, хиха де пута!8 - заорала Мия, подскочив сзади и умело всаживая клинок под лопатку твари.

Навалившись на рукоять всем весом, девушка вогнала тесак на всю длину лезвия. Тварь коротко взвыла в три глотки и замертво рухнула в грязь.

Плюнув на труп, Мия упёрлась в него ногой и вытянула клинок обратно, ловко увернувшись от плеснувшей из раны вонючей струи, абсолютно не похожей на обычную кровь.

- Алебарду жалко, - непонятно зачем сказал Стриж.

Подойдя к упавшей магичке, он наклонился и проверил пульс. Жива.

- Ну и куда тебя зацепило? - вслух поинтересовался Стриж, ища рану на теле девчонки.

А это была именно девчонка, едва ли старше Лёхиной сестры, в этом году выпускавшейся из школы. Хрупкая, длинные светлые волосы обрамляют худое осунувшееся лицо. Меньше всего она походила на кого-то способного заживо запечь человека прямо в доспехе.

- Странно, - резюмировал Лёха, не обнаружив ни единого пореза. - Чего ж ты вырубилась?

С этими словами он подхватил почти невесомое тело на руки и удивлённо уставился на Мию, подошедшую к девчонке с клинком в руке.

- Э, ты чего? - удивился он, на всякий случай отступив.

Та молча откромсала полосу ткани от подола платья девчонки и сноровисто примотала ей руки к телу. Оглядев результат, Мия указала на спасённую, затем положила пальцы на лоб Стрижу и сказала: “Бах!”.

- А… - протянул Лёха.

Да, верно: не хватало ещё, чтобы очнувшись и увидев на Стриже и Мие доспехи своих пленителей, соплюха с перепугу шарахнула по ним пламенем.

- Разумно, - Лёха поудобнее перехватил свою ношу и зашагал вслед за Мией в чащу.

Лес принял беглецов в свои мокрые объятия.

Глава 2

Новое тело оказалось поразительно сильным и выносливым. Раньше Стриж ни за что не смог бы столько времени нести на руках груз, ни разу не остановившись на отдых. Лишь иногда возникали трудности: то подкашивалась нога, то голова начинала кружиться, а раз отнялась рука, из-за чего Стриж едва не уронил свою ношу в грязь. Но постепенно тело пришло в норму - видимо, нервная система окончательно подстроилась под нового владельца.

Схожие проблемы были и у Мии: несколько раз она валилась с ног и какое-то время не могла встать, но вскоре это прекратилось. Оставалось лишь благодарить небеса за то, что подобное не случилось во время драки с трёхголовой тварью. И молиться, чтобы не повторилось в будущем в самый неудачный момент.

На привал они встали уже на рассвете, окончательно выбившись из сил. Дождь к тому моменту прекратился, а вставшее солнце начало ощутимо припекать.

- Натуральная Абхазия, - оглядев лес, резюмировал Стриж. - Интересно - мандарины тут растут?

Подобранная девчонка мирно дрыхла у него на руках. Её не разбудили ни Лёхина ругань, когда он поскальзывался или спотыкался, ни перекидывания с рук на плечи.

Обнаруженную у неё полотняную сумку с чем-то вроде небольшого сундучка, он просто сунул Мие, не тратя времени на изучение. Вряд ли там собранные в дорогу бутерброды, а ничего другого полезного в их ситуации там поместиться не могло.

Отыскав место посуше и почище, Стриж уложил спасённую и уселся рядом, настороженно прислушиваясь к звукам леса.

Судя по всему, погоня если и была, то безнадёжно отстала. Собак в лагере Стриж не видел, ну а ломиться толпой, в доспехах, через заросли - так себе занятие.

Вдобавок хороший кавалерист вряд ли будет ещё и отличным марафонцем или хотя бы стайером. И уж тем более - следопытом, способным в кромешной тьме, под проливным дождём отыскать следы убегающей добычи. А в пешей погоне нужны именно такие. Так что некоторая фора у беглецов есть и надо использовать её с максимальной выгодой.

Но для начала - передохнуть и хоть немного подсушиться. Обувь - точно: сапоги после ночного марш-броска через лес промокли насквозь.

Лёха разулся и накинул на голенища портянки, мельком порадовашись, что местная солдатня тоже использует этот нехитрый предмет вместо каких-нибудь чулок. Или что там ещё носили в средневековье?

Затем настала очередь кирасы и шлема. Стриж отметил, что доспехи покрыты не краской, а чем-то вроде лака, причём как внешняя, так и внутренняя сторона. Явно защита от коррозии - чем-то подобным покрывали доспехи японцы, также живущие в субтропическом климате.

Трофейную одежду Лёха изучил с не меньшим интересом: похожая на гимнастёрку рубаха с кожаными вставками на плечах и локтях и удобные просторные штаны с кожаными же наколенниками были сшиты из лёгкой пурпурной материи, явно предназначенной для жизни в тёплом климате. Берет, заодно служивший подшлемником, пошит из такой же ткани. В общем, видно, что обмундировка и снаряга приспособлены именно к данной местности. Значит, вояки - тоже местные, а не какой-то экспедиционный корпус из других краёв. Хотя, если воюют давно - могли и адаптироваться…

Все эти выводы Лёха делал машинально, по привычке, занимая голову, пока руки развешивали вещи на ветки для просушки. На Стриже остались лишь нижняя рубаха и подштанники из чего-то, смахивающего на лён.

Миа, тоже раздевшаяся до исподнего, подошла к спящей девчонке, быстро срезала путы и убралась, от греха подальше. Лёха одобрительно кивнул: вряд ли их новая попутчица обрадуется, очнувшись связанной.

Взгляд невольно прикипел к облепленному мокрой рубахой телу эльфийки. Посмотреть было на что: стройные ножки, точёные бёдра, небольшая, но красивая грудь...

При других обстоятельствах, это зрелище захватило бы Стрижа целиком и полностью, но сейчас было не до того. Сейчас требовалось выбираться из этой задницы и разобраться, что вообще происходит. А потом уже пытаться познакомиться с Мией поближе.

Усилием воли вернувшись к текущим делам, Стриж взял меч и без жалости отчекрыжил доставшую его “косу”.

- Так вот лучше, - резюмировал он, встряхнув укоротившейся шевелюрой.

К его удивлению, Миа схватила его за руку, отобрала отрезанные волосы и уселась на корень, деловито разделяя добычу на пряди.

- Вот нашла время рукоделием заниматься, - хмыкнул Лёха, наблюдая, как его новая знакомая ловко сплетает волосы в тонкие косички.

Но дальше комментировать не стал: короткое знакомство показало, что Миа знает, что делает.

Стриж же попытался оформить себе нормальную мужскую стрижку, вот только имея при себе лишь нож и без доступа к зеркалу сделать это оказалось не просто.

На помощь снова пришла Миа. Понаблюдав какое-то время за Лёхиными потугами, она отобрала у него нож и принялась отрезать прядь за прядью, безжалостно дёргая за волосы. Стриж скрипел зубами, но молчал - трофейное оружие не отличалось бритвенной остротой. В книгах герои получали клинки, что легко перерезали летящее пёрышко и сбривали волоски на руке. Из Лёхи герой получился не очень - доставшийся ему нож требовал основательной заточки.

После того как Миа отпилила - иначе и не скажешь - мешавшие ему волосы, она задумчиво протёрла рукавом лезвие и удивлённо уставилась на своё отражение в металле. Повертев головой с минуту, она вернула клинок Лёхе. Тот не удержался и тоже взглянул на отражение. Оно было мутным и едва различимым, так что не особенно помогло. С тем же успехом можно было рассматривать себя в комнате кривых зеркал на передвижной ярмарке, где за разводами и пятнами едва можно было различить силуэт.

Махнув рукой, Стриж взялся обустраивать лагерь, используя меч в роли мачете, благо клинок отлично подходил для такой работы.

Вырубив два кола с рогатками, Лёха воткнул их в землю, уложил на рогатки жердь и принялся строить заслон - простейшее укрытие от непогоды, представляющее собой половинку двускатного шалаша. Что шалаш, что заслон он умел сооружать с детства - сказались каникулы, проведённые у бабушки в деревне. Служба добавила к этим полезным навыкам много других знаний, которыми Стриж сейчас и воспользовался.

На роль лапника отлично подошли ветки неизвестного Лёхе дерева с длинными и широкими листьями. Их он и прикрепил к жерди, используя полоски коры вместо верёвок. Затем накидал внутрь таких же веток, накрыл плащом - и получилась постель, на которую Лёха перенёс дрыхнущую девчонку.

Её сон настораживал: ну не может человек так крепко спать несколько часов кряду, не реагируя ни на что вокруг. Даже одна из бывших Лёхиных дам сердца, носившая подпольное прозвище Храпунцель, не была способна на подобное. А эта девчонка - вон, безмятежно сопит в две дырочки. Может, её опоили чем-то незадолго до побега?

- Спящая царевна, новая версия, - хмыкнул Стриж, берясь за разведение костра.

Девчонку требовалось обогреть и просушить. Они с Мией - взрослые, да и движение изрядно грело кровь. А спящая девчонка, судя по одежде и отсутствию мозолей на руках, явно не из крестьянок и вряд ли была готова к подобным испытаниям.

Увы, об открытом огне не могло быть и речи: чёрт его знает что с ним и Мией, но девчонка - явно ценная пленница, или почётная заложница. Их будут преследовать, а дым - прекрасный ориентир.

Мыслящая в том же ключе Миа сняла с девчонки платье и укрыла её же плащом. Абсолютно сухим, надо сказать. Этот факт несколько озадачил обоих беглецов. Обычная на вид материя с богатой вышивкой серебром оказалась совершенно водонепроницаемой. Если бы девчонка не падала в грязь - отделалась бы мокрым подолом.

Помяв ткань плаща в пальцах, Лёха счёл, что скорее всего он пропитан чем-то водоотталкивающим и пожалел, что его одежда подобным похвастаться не могла.

- Алекс! - окликнула его Миа.

Стриж оглянулся и девушка подманила его пальцем к спящей девчонке, тыча пальцем в её ладонь. Подойдя, Лёха увидел затейливый орнамент, нарисованный чем-то вроде золотой краски.

- Местный боди-арт? - вслух спросил он, потерев пальцем рисунок.

Тот, несмотря ни на влагу, ни на давление, не размазался. На коже Стрижа тоже следов не осталось.

Пожав плечами, Лёха вернулся к делам. Местные татуировки сейчас интересовали его меньше всего.

Пока вещи сохли, он занимался разведением огня, чтобы обогреть девочку. Так что Стриж поудобнее перехватил меч и принялся копать яму под кострище. Работа шла споро и вскоре Стриж уже прорывал отнорок-поддувало. Такую конструкцию называли “дакотский очаг” или “костёр разведчика” - яма скрывала пламя костра, а приток воздуха из поддувала способствовал снижению дыма.

Пока он изображал землекопа, Миа натаскала сухих веток, умело уложила часть из них в яме и с помощью затрофеенного у убитых стражников огнива развела костёр.

Необычные навыки для полицейского. Хотя - может, у них там и городских копов учат выживать в сельве?

Хватало и других странностей: сняв пласт дёрна, девушка какое-то время изучала срез, потом раскрошила землю в руке и принюхалась. Потом поймала жука и зачем-то разрезала того отобранным у Лёхи ножом.

- Ты что делаешь, изверг? - опешил Стриж.

Бессмысленность действия его озадачила. Хотя, может, для него это бессмыслица, а для Мии - что-то нужное? Например проверяет на съедобность? Тоже бред: невозможно определить визуально - съедобен насекомус, или нет.

- Надеюсь, ты не будешь это есть, - искренне пожелал Лёха.

Щёлкнув пальцами, чтобы привлечь внимание девушки, он кивнул на жука и вопросительно поднял бровь: мол, что делаешь? Та лишь махнула рукой, явно не собираясь играть в “крокодила” ради объяснения. Вместо этого она срезала землю вокруг растения, взяла тот за стебель и очистила от почвы. Но есть не стала, а с интересом изучала корневую систему.

- Коп, энтомолог и ботаник, - поняв, что у девушки чисто научный интерес, хмыкнул Стриж. - Прям пара Тони Старку - миллиардеру, бабнику и филантропу.

Конечно, девушка его не поняла, продолжив странное занятие. К какому выводу она пришла - так и осталось загадкой. Как и то, зачем сплетала его обрезанные волосы. Рачительно завязав остатки Лёхиной гривы, она взялась за нож и укоротила уже собственную шевелюру. В отличие от Стрижа, девушка оставила достаточно волос, чтобы собрать их в “хвост”, без затей перевязав тот гибким и прочным стеблем какого-то растения.

- А моя бывшая пропадала в парикмахерской часами, - умилился такой практичности Стриж.

Конечно, Миа его не поняла. Зато объяснила жестами, что скоро вернётся, она ушла в лес, прихватив с собой сплетённую из Лёхиных волос верёвочку.

- С чужими людьми не говори! - шутливо напутствовал её Стриж, гадая, что же задумала его спутница.

Сам он начал искать крупные камни, которые сразу закидывал в костёр. Дождавшись, пока они раскалятся, он выкатывал их на заранее подготовленный лист, заворачивал и засовывал внутрь импровизированной постели, на которой спала девчонка. Вовремя - та уже свернулась клубочком под плащом и постукивала зубами от холода.

- Ых, пожрать бы теперь, - вздохнул Лёха, убедившись, что их подопечная согрелась. - Что-то уже кишка кишке лупит по башке…

От полученных на службе навыков по добыче пропитания в лесу сейчас особого толка не было. Какие растения тут съедобны Стриж не представлял, а живность благоразумно держалась подальше, предпочитая свистеть и чирикать в густых кронах деревьев, откуда их хрен достанешь без чего-нибудь дальнобойного.

- Может, у тебя что найдётся? - спросил Лёха у спящей, вспомнив о сумке.

Бутербродов там не будет, но может что-то вроде местного лембаса отыщется? В конце-концов, эльфы же тут обитают. Очень голодные эльфы.

В сумке при тщательном осмотре не обнаружилось ничего, кроме металлической шкатулки с изображением похожей на орла птицы. Справившись с незатейливой щеколдой, Стриж открыл крышку и разочарованно вздохнул: вместо чего-то дельного внутри, аккуратно разложенные по ячейкам, располагались ювелирные украшения. В отдельном отсеке лежали белые лайковые перчатки на женскую ладошку - наверное, их полагалось надевать, прежде чем начать перебирать побрякушки, дабы не залапать металл.

- Женщины… - Лёха не сдержал ещё один разочарованный вздох. - Это ж додуматься: сбегать в лес, прихватив лишь ювелирку. Странно, что ещё и косметичку не взяла.

Вытряхнув на ладонь одну из побрякушек - что-то вроде медальона-пентаграммы, которые так любят таскать представители разного рода субкультур, - Лёха озадаченно нахмурился. Она была холодной. Не прохладной, как полагается металлу, а просто ледяной. Он попытался скинуть странную побрякушку обратно в мешочек, но та будто намертво примёрзла к коже.

- Что за… - Стриж затряс рукой, пытаясь сбросить проклятую цацку, но медальон продолжил охлаждаться, обжигая не хуже огня.

Хотелось орать от боли, но из горла вырвался лишь сдавленный хрип. Тело скрутило судорогой, Лёха упал в траву и мог лишь с ужасом наблюдать, как медальон погружается в ладонь, словно нож в масло.

А потом в уши врезался тот самый инфернальный звук, с которого началась атака на лагерь. Перед тем, как сознание угасло, Стриж успел подумать о том, как бездарно завершилась его короткая вторая жизнь.


В этот раз тоже не было ни жемчужных врат, ни апостола Петра. Лёху трясли, как грушу, периодически отвешивая пощёчины.

- Деспиэрта, гринго!9 - в голосе Мии смешались тревога и злость.

С трудом разлепив внезапно ставшие тяжёлыми веки, Стриж убедился, что чёртов Галилей прав - Земля вертится. Причём под лихим углом и с бешеной скоростью. К счастью, приступ головокружения прошёл до того, как вестибулярный аппарат в союзе с желудком решили выразить свой протест подобным издевательствам.

- Да не тряси ты меня, женщина… - Лёха стряхнул с плеч руки Мии и кое-как принял вертикальное положение. - Ох…

Встряхнувшись, словно вылезший из воды пёс, Стриж оглядел свою руку и выругался: на ладони красовалось изображение трижды клятого амулета. Золотые линии складывались в знакомый рисунок пентаграммы, а его качество вызвало бы зависть у любого тату-мастера. И холод... Лёха так не мёрз ночью, под непрекращающимся дождём, как сейчас, под припекающим солнышком.

- Ну и что это за срань? - вслух задал Стриж риторический вопрос и тут же крикнул Мие. - Не трогай!

Та как раз протянула руку к выпавшему из шкатулки браслету. На её недоумённый взгляд - мол, чего орёшь, болезный? - Лёха сжатым кулаком указал на браслет, обозначая опасность, исходящую от предмета.

Девушка посмотрела на него, как на умалишённого, но руку от украшения убрала и выжидательно выгнула бровь. Стриж кулаком указал на шкатулку, затем продемонстрировал Мие “татуировку” и трижды хлопнул ладонью с оттопыренным большим пальцем по груди - “ранен”, - объясняя причину своей отключки. Та перевела взгляд с безобидных побрякушек на Лёху, затем обратно и отошла на пару шагов от неожиданно-опасных предметов.

Её попытка осмотра особых результатов не принесла, хотя прикосновения тёплых, почти горячих рук оказались очень приятны. Стрижу было холодно с того самого мига, как он очнулся и сейчас испытывал острое желание выкинуть девчонку с тёплого лежака, улечься на прогретые камни и потребовать с магички ответа на главный вопрос последних суток: “Какого хрена вообще просиходит?!”.

А ещё он бы многое отдал за возможность прижаться к горячей эльфийке и укутаться в сухое одеяло. Вот только одеяла у него не было, да и Миа вряд ли оценит его порыв. Она как раз закончила оттягивать ему веки, осматривая глаза, растерянно развела руками, демонстрируя полное непонимание происходящего, и уселась на ствол поваленного сухого дерева.

К изумлению Стрижа, эльфийка опустила руку в траву, подняла птичью тушку и принялась задумчиво её ощипывать. Лёха щёлкнул пальцами, привлекая внимание, показал на птицу, напомнившую ему фазана, и скорчил вопросительную физиономию - мол, как удалось добыть? Его мимические потуги Миа истолковала верно. Отложив добычу, она продемонстрировала пращу, сплетённую из его же волос.

- Ну ни хера себе вас выживанию обучают, - восхитился Стриж, на минуту забыв даже о своих неприятностях.

Немного понаблюдав за умело ощипывающей добычу Мией, он подошёл к спящей девчонке и легонько похлопал её по щекам. Та вяло заворочалась и натянула плащ по самую макушку, прячась от назойливой помехи.

Лёха на секунду замер, борясь с нахлынувшей тоской: точно так же реагировала на побудку его младшая сестра. Ровесница этой вот соплюхи, наверное. Стриж как раз должен был вернуться из командировки к её школьному выпускному.

- Потом сопли пораспускаю, - зашипел сам на себя Лёха.

Не получилось. Стриж сел рядом с девчонкой и уставился в землю. Сейчас, когда схлынуло напряжение, перед ним отчётливо раскрылась глубина задницы, в которую он угодил. Вся его прошлая жизнь закончилась. Командировки, служба, дом - всё, Стриж, забудь и выкинь. Даже тушка твоя бренная - и та осталась чёрти где. Если вообще осталась после взрыва.

Стриж взглянул на Мию. Вот кого происходящее, похоже, не выбило из колеи: сидит себе, птаху ощипывает.

Невозмутимое спокойствие девушки помогло Лёхе собраться. Он жив - это сейчас главное. Все остальные вопросы решаются по ходу дела. Не исключено, что есть шанс вернуться домой. Ну а пока чтобы выжить, нужно разобраться в происходящем.

- Харэ ныть, - Стриж встряхнулся и принялся тормошить девчонку, предусмотрительно держась вне досягаемости её рук. - Подъём, Спящая Красавица! Принца революционная толпа повесила, так что будим, чем имеем!

Успеха он добился только через пару минут. Девчонка походила на больного после наркоза: взгляд мутный, движения вялые, соображает явно с трудом.

Похоже, её всё же чем-то опоили в том шатре.

Когда наконец в голубых глазах беглянки появилось осмысленное выражение, она плотней завернулась в плащ и, стараясь скрыть дрожь в голосе, спросила:

- Почему я без одежды?

То, что обошлось без пиротехнического шоу, внушало умеренный оптимизм. А вот сам разговор не заладился. Выслушав ответ Мии, девчонка сказала:

- Я не понимаю язык пустотников.

Поймав подозрительный взгляд, Лёха верно истолковал его причину и отошёл к костру, взявшись за сооружение вертела из веток. Миа же демонстративно выжала край своей рубахи, затем указала на себя, на девчонку, и жестом показала, как снимает одежду.

Ответ девчонка явно поняла и успокоилась.

- Миа, - повторила “эльфийка” ритуал знакомства, ткнув пальцем сперва в себя, а затем в Лёху. - Алекс.

И вопросительно уставилась на незнакомку.

- Лаура из рода Лазурных Кречетов, - представилась та с таким достоинством, будто не сидела в лесу, укутанная лишь в плащ, а стояла на паркете в шелках и золоте. Впечатление немного портила лёгкая заторможенность, но с каждой минутой взгляд девчонки всё больше прояснялся.

Лёха раздражённо дёрнул щекой: меньше всего его сейчас интересовало имя туземки - были вопросы куда существеннее. Понять бы ещё, как их задать... Вот никогда он не любил игру “крокодил”.

Истошный нечеловеческий визг буром ввинтился в мозг. Голова взорвалась дикой болью, мир завертелся перед глазами и Стриж понял, что падает прямо в костёр. Единственное, что он успел - выставить руку, чтобы не рухнуть лицом в пламя. А проклятый звук не умолкал, причиняя такую боль, что Стрижу хотелось вонзить нож себе в висок. Но тело не слушалось. Всё что Лёха мог - это смотреть на расплывчатое пятно перед глазами и чувствовать, как его волокут по мокрой земле.

- Мерда10... - услышал он голос Мии, когда в голове наконец прояснилось.

Она сидела рядом с ним на корточках и палкой тыкала в ладонь, пылающую болью от ожога.

- Да живой я, живой, - буркнул Стриж, некстати вспомнив старую хохму про “потыкай палочкой - может, он мёртвый”.

Оттолкнув руку Мии, он помотал головой, прогоняя остатки боли, взглянул на обожжёную левую руку и застыл в обалдении: кисть покрывало что-то вроде щитков на штурмовой перчатке. Ну, или как на латной рыцарской. Не всю - только тыльную часть, но и этого хватило, чтобы Лёха забыл про набухающий волдырь.

- Это что за срань? - вслух спросил он, разглядывая конечность.

То, что это часть его собственного тела, Стриж не сомневался. Выглядело так, словно кожа в момент ороговела, образовав что-то вроде чешуи броненосца или панголина.

- Это что за сраная мутация? - Лёха обернулся к единственному источнику информации, который мог хоть что-то прояснить.

Сунув руку под нос девчонке, Стриж грозно вопросил:

- Это, мля, что за нахрен? Что за, мать их, версия “Людей на букву “Ху”? Что за грёбань выла у меня в башке? А?!

При виде чешуи глаза Лауры удивлённо расширились, а взгляд заметался вокруг в поисках чего-то.

- Ты трогал мои вещи? Ты к чему-то прикасался? - требовательно, будто имела на это какое-то право, спросила она.

В ответ Стриж молча продемонстрировал правую ладонь со свежей татуировкой. Лаура раздосадованно дёрнула щекой и приказала Мие:

- Ты, принеси мою одежду.

Ответом ей был скептический взгляд эльфийки. Она подняла оструганну раньше палку, нанизала на неё ощипанную птичью тушку и принялась прилаживать ту над огнём.

- Потом красоту наведёшь, - раздражённо рявкнул на магичку Лёха. - Что это за хрень?!

- Я не понимаю твой язык, пустотник!

- А вот так понимаешь?! - Стриж схватил девчонку за плечо и вновь сунул ей под нос татуированную ладонь.

Не самое разумное поведение, если вспомнить, что несколько часов назад эта вот самая соплюха в два взмаха сожгла закованного в латы вояку и здоровенную тварь, но Лёхе уже было плевать.

- Говори, чупакабра, - задушевным голосом попросил он. - Не доводи до греха.

- Ты, пустотник, активировал незавершённый артефакт, который питает высший демон, - произнесла Лаура и указала на пентаграмму, украшающую ладонь Стрижа. - Теперь он - часть тебя.

- Зе...сь, - Лёха отпустил Лауру и уселся рядом.

- Хрена себе, завёл имплант-тамагочу, мля, - Стриж вновь обернулся к собеседнице. - Так, а в башке что было?

Он указал на свою голову, а потом изобразил руками взрыв. Очевидно - не самый удачный образ для общения с жителем средневековья. Не найдя понимания во взгляде Лауры, он достал нож и показал, как тот раз за разом пронзает ему висок.

- Тебе будто нож в голову воткнули? - поняла девчонка, отодвигаясь от него.

Стриж кивнул.

- Честно говоря, я не очень хорошо понимаю, что с тобой происходит, - помедлив, нехотя призналась Лаура. - Артефакт предназначен для магов, а не для пустотников. И он не завершён. Сперва демона заключают в сосуд, затем ослабляют долгой голодовкой, затем набрасывают плетение покорности и только затем вживляют в нового хозяина. Демон, лишённый собственной воли, подчиняется магу и помогает оберегать его тело, питаясь жизненной силой из крови.

Плотней укутавшись в плащ, она поднялась и медленно, будто встала после продолжительной болезни, пошла к висящему на ветке платью. Она шла босиком по мокрой траве, то и дело морщась. Ходить без обуви магичка явно не привыкла.

- Демон в твоём амулете заключён недавно и не успел ослабнуть, - не прервала свой шизофренический ликбез Лаура. - На вместилище не нанесено плетение покорности. Воля демона не сломлена. На ближайшие пару месяцев ты - его вместилище и пища.

- А потом? - автоматом уточнил Лёха, всё ещё осмысляя сказанное.

- А потом ты умрёшь.

Глава 3

Словам Лауры Стриж почему-то поверил сразу. Чего-то подобного он и ожидал: прямо достойное завершение всей случившейся с ним психоделики.

- Ну охереть и не встать - я для тамагочи ещё и батарейка, - развёл он руками. - Да гребучей Алисе в её сраной Стране Чудес такое и не снилось, мля. Это не грибы у укуренной гусеницы жрать… Э, а куда всё делось?

Левая рука вновь приобрела прежний вид. Даже ожог перестал болеть, а волдырь пожелтел, словно не пять минут назад вздулся, а с неделю назад.

Стриж осторожно притронулся к волдырю, надавил сильнее, а потом просто содрал ометрвевшую кожу.

- Мотать-колотить, - поражённо выдохнул он, глядя на розовое пятно на том месте, где должна была быть рана.

Это заинтересовало и Мию. Она оставила вертел с мясом, подошла к Лёхе и повертела руку, разглядывая затянувшийся ожог. Последовавшую тираду, сопровождаемую эмоциональной жестикуляцией, Стриж не понял, но мысленно обозначил как матерную. Да у него и самого цензурных слов сейчас просто не оставалось.

Наблюдавшая за ним Лаура пояснила:

- Демон обживается в теле и защищает его от разрушения. У магов это занимает несколько недель, но в твоём случае демон сохранил разум...

Она неуверенно пожала плечами, давая понять, что до Стрижа желающих стать добровольно одержимыми не находилось.

- Может произойти всё, что угодно, - заключила магичка. - Демон быстро адаптируется и сделает тебя сильнее, или же начнёт испытывать нового носителя и убьёт тебя за пару часов, осушив. А может попытается подчинить и забрать контроль над телом. Я слышала подобную легенду о неосторожном маге, допустившем ошибку в плетении покорности. Но ни в одной легенде демон не доставался пустотнику.

Игнорируя вытянувшееся лицо Стрижа, она, явно пересиливая себя, обратилась к Мие:

- Поможешь мне одеться? Я не смогу сама, без служанки. А нам нужно бежать. Как только граф дождётся подмоги и разлом закроют - он отправится в погоню.

Картинно поколебавшись, явно в воспитательных целях, Миа кивнула и снизошла до помощи излишне нахальной малявке.

- Надеюсь, ходить и есть самостоятельно, без служанки, ты можешь? - риторически поинтересовался Стриж просто ради того, чтобы что-то сказать.

Новости выбили его из колеи. Демон-паразит с непредсказуемым поведением, трёхголовые Церберы местного разлива, колдуны-прожекторы с встроенными огнемётами, чужое тело - и всё как-то кучно, на одну его бедовую голову. Это уже не ключ, которым жизнь бьёт по голове, а как минимум кувалда. Если вообще не наковальня.

На фоне всего этого собственная смерть и переход в чужой мир как-то блекли.

Да ещё и вишенкой на торте - некий граф, жаждущий их лицезреть. Причём явно не в качестве дорогих гостей.

- Нехреново так у меня тут жизнь начинается, - вслух подвёл итог своим размышлениям Лёха. - Прям даже будет, что внукам рассказать.

Тут он понял, что на него красноречиво смотрят две пары глаз.

- А, ну да, - без слов понял намёк Стриж и деликатно отвернулся, чтобы не мешать облачению ясновельможной дамы Лауры из рода Лазурных Кречетов.

Чёрт его знает как Миа сумела донести до девчонки вопрос, но прозвучавшее заставило Стрижа навострить уши.

- Почему вы меня понимаете, а я вас - нет? - переспросила Лаура. - Вы - пустотники, души из чужого мира. Вас призывают и заключают в подходящие тела, чтобы черпать магическую силу, пригодную людям.

- Кио11? - раздался обалделый голос Мии.

- Магическая сила разлита в мире, как дождевые капли, - попыталась объяснить девчонка. - Мы, маги, способны собирать её медленно, по капле. Вы же подобны яме, в которой быстро скапливается вода. Пустота, которая заполняется разлитой вокруг силой. И её можно черпать.

Звучало полным бредом. Лёха потрогал свежую розовую кожу на месте ожога и покачал головой. В это он бы тоже не поверил, если вдуматься.

- Для вас эта сила бесполезна, - продолжала объяснять Лаура. - Вы не часть нашего мира и не способны её использовать. Но и наши заклинания не действуют на пустотников. Если маг попытается испепелить вас созданным огнём - вы останетесь невредимы.

Лёха вспомнил странное пламя, сквозь которое они с Мией проскочили во время побега.

Кстати о пламени… Стриж, не оборачиваясь, бочком подобрался к костру и повернул вертел с завтраком, чтобы не подгорел.

Сказать ему было нечего. Полученная информация с трудом укладывалась в голове жителя двадцать первого века: магия, демоны, “батарейки” из людей... Фильмы про Гарри Поттера стоят в сторонке и тихонько вздыхают от зависти! Для полного комплекта безумия не хватает лишь драконов и девахи, ими управляющей.

- Демоны тоже не принадлежат нашему миру, но для их сил вы уязвимы, - продолжила объяснять девчонка. - Потому маги подчиняют себе пустотников с помощью демонических артефактов и используют, как хранилища, из которых можно черпать силу для сотворения заклинаний. Лишённым воли пустотникам не требуется разговаривать - только понимать приказы. Потому для вас создают артефакты, дающие только понимание языка хозяев.

А вот это уже Стрижу очень не понравилось. Ещё не хватало провести остаток жизни на побегушках у какого-то хмыря с волшебной палочкой. Ну, или чем они тут машут перед тем, как колдануть.

Кое-что в рассказе не сходилось. Девчонка сказала “лишённым воли”, но ни Лёха, ни Миа таковыми не являются. Нестыковочка, которую хотелось бы разъяснить.

Когда эльфийка присела напротив него у костра, Стриж обернулся. Уже одетая Лаура прижимала к груди злосчастную шкатулку и как раз доставала из той перчатки. Лёха запоздало осознал их предназначение и пообещал себе больше не касаться никакой неведомой хрени голыми руками.

Миа деловито потыкала птичью тушку ножом, проверяя степень готовности завтрака. Убедившись, что есть ещё рано, она коротким свистом окликнула Лауру.

Судя по оскорблённому виду девчонки, так пренебрежительно с ней никогда не обращались. Эльфийка же ткнула пальцем сперва в шкатулку, затем на свои губы, а после на уши Лауры.

Та озадаченно моргнула и эльфийка вновь показала связку “губы-уши”.

- Вы хотите говорить на моём языке? - наконец догадалась та.

Миа кивнула, а Лаура задумалась.

- Это возможно, но займёт время, - предупредила она. - Нас будут искать. Может старый змей и занят охраной раскола, но кого-то в погоню он пошлёт. Мы должны уйти как можно дальше.

Лёха переглянулся с Мией. С одной стороны - да, лучше уходить. С другой - среди вояк не было никого, похожего на егерей или лёгкую пехоту. Только кавалеристы в латах. Плюс ливень надёжно смыл следы беглецов. Так что пока прибудет подмога из специалистов, пока разберутся, в каком направлении искать… А вот понимание ситуации и оперативный обмен информацией им жизненно необходимы. Как и еда - сил предстоит потратить немало.

Решившись, Стриж повторил жест Мии, продемонстрировав, что тоже хочет быть понятым.

Несмотря на по-летнему тёплое утро, его всё ещё знобило. Не помогала даже близость к костру - тепло уходило из тела. Поддавшись порыву, Стриж медленно выдохнул, опасаясь увидеть морозный парок. Ничего подобного.

Странно. Нечто похожее Лёха испытывал всего раз, когда ещё на третьем курсе его угораздило распороть руку и потерял довольно много крови. Может, у прежнего владельца тела малокровие? Не, вряд ли - тогда чёрта с два скакал бы таким лихим козликом всю ночь, да ещё и под грузом в виде девчонки. Но опять же - хрен знает, что там за физиология у остроухих.

- Не уверена, что у меня получится, - предупредила Лаура, выуживая из шкатулки что-то, похожее на золотое стило. - Я видела варианты плетения в книгах, но никогда не пробовала повторить на ком-то.

Миа вопросительно мотнула головой, словно предлагая Стрижу идти первым. В принципе, логично: он и так кандидат в покойники, а значит лучший подопытный.

- Нашли, блин, лабораторную крысу, - зло проворчал Стриж, но согласно кивнул.

Раз уж карма у него сегодня такая - все шишки огребать, - то и фиг с ним. Хуже уже вряд ли будет.

Вновь свиснув девчонке, Миа ткнула пальцем в Лёху, затем в Лауру и демонстративно провела ножом у горла.

Молчаливое предупреждение поняли все. Новость о невосприимчивости пустотников к магии ставила Мию в позицию, позволяющую диктовать свои условия. Вообще, с того самого момента, как “эльфийка” услышала о судьбе пустотников, её симпатий к спасённой явно поубавилось.

Лёхе стало интересно: сумеет ли Мия при необходимости выполнить угрозу? Сам он вряд ли смог бы спокойно зарезать подростка. И очень не хотел проверять это на практике.

На Лауру, похоже, угроза подействовала. По крайней мере, на нож она косилась с опаской.

Повинуясь жесту девчонки, Стриж закатал рукав нижней рубахи до плеча.

- А на жопе ничего не нарисовали хоть? - мрачно поинтересовался он, разглядывая затейливый золотой узор, охватывающий бицепс.

Сложный, полный мелких деталей рисунок напомнил Лёхе виденные по научно-популярному каналу национальные орнаменты. Передача была то ли про инков, то ли про ацтеков, то ли про какой-то ещё глубоко безразличный Стрижу народ.

Там, в графском лагере, было не до подробного осмотра и татуировку он попросту не заметил. А на переодевающуюся напарницу вежливо не смотрел. Как оказалось - зря. Кто знает, какие ещё сюрпризы скрывают их новые тела?

Пока Лаура, закусив губу, сосредоточенно изучала рисунок, Лёха рассматривал странный предмет в её руке. С виду - литой кусок металла без всяких видимых отверстий, желобов для краски, или завинчивающихся деталей.

- Будет очень больно, - “обрадовала” его девчонка. - Но недолго. Мне нужно нанести семь линий, чтобы изменить плетение.

- Вот где ты раньше была, когда я тату-мастера искал? - хмыкнул Стриж, жестом подбадривая Лауру.

Всё ещё ожидая появления иглы, Лёха с недоумением наблюдал, как его руке приближается золотое стило.

Когда острие прикоснулось к телу, вместо укола Стриж ощутил жжение, будто от попавшего на кожу кипящего масла. Лёха зашипел от боли, но руку удержал, хотя очень хотелось прекратить пытку и влепить подзатыльника юной садистке. Вспомнилось, как на втором курсе с однокашниками по пьяной лавочке “проверяли силу воли”, держа запястье над огнём зажигалки. Тогда алкоголь играл роль обезболивающего, а вот сейчас такой “анестезии” не было. Пришлось терпеть, благо хоть было, на что отвлечься: наконечник стила плавился, нанося на кожу золотые линии.

- Гребучее средневековье, - выругался Стриж, отворачиваясь, чтобы скривить от боли рожу. - Что ж вы, гады, всё по живому норовите…

Совершенно некстати вспомнилось, что раны в Европе вплоть до девятнадцатого века лечили, заливая в них кипящее масло. Лёха от души понадеялся, что здесь медицина шагнула подальше.

Боль в плече сменилась зудом.

- Убери это! - удивительно властно для малолетней соплюхи приказала Лаура.

- Тон смени, - отозвался Лёха, оборачиваясь. - Пока…

Что “пока”, - он не договорил, обнаружив очередной сюрприз от своего демонического “тамагочи” - на плече выросла чешуя, защищающая от ожогов.

- От души спасибо, братан, - поблагодарил Лёха “квартиранта”. - Но вот сейчас - вообще не в тему.

Откуда-то изнутри поднялась волна нечеловеческой злобы. Хотелось порвать девчонку, причинившую ему боль, а потом сожрать, купаясь в горячей крови.

Последнее желание вызвало у Лёхи чувство полного охренения и осознание чужого присутствия. Тот, кто сидел в его теле, бился в бессильной ярости, желая растерзать мучительницу.

Наверное, что-то отразилось на его лице. Возможно даже в буквальном смысле - очень уж по-хозяйски “пассажир” Стрижа начал менять его тело. Во всяком случае Лаура уже не пыталась приказывать, а медленно, не делая резких движений, поднялась и попятилась.

- Если демон овладеет им, то убьёт всех нас, - теперь в её голосе звучала даже не тревога, а плохо скрытый страх.

И обращалась она к Мие, обеспокоенно наблюдавшей за Лёхой.

- Мои силы истощены, я не сумею его остановить, если он переродится в какую-то тварь, - предупредила Лаура, не особенно заморачиваясь тем, что Стриж тут и слышит её. - И ты вряд ли сумеешь. Но вместе...

Взгляд эльфийки не отрывался от Лёхи, но она приглашающе махнула рукой, предлагая девчонке развить мысль.

- Ты - пустотница, я могу черпать из тебя силу после привязки, - быстро проговорила Лаура. - У меня есть с собой артефакты, привязка происходит почти мгновенно.

- Ну абзац… - протянул Стриж, с тревогой прислушиваясь к своим ощущениям.

Для полного счастья ему только одержимости демоном не хватало. Нет, ну что за грёбаный мир: попаданец тут либо марионетка какого-нибудь сраного местечкового Дэвида Блэйна, либо - транспорт для демона. Срань полная. Ну вот почему он не попал, как все нормальные люди - в земное прошлое? Учил бы сейчас советских конструкторов командирскую башенку к танку приваривать, или в средневековье нормальном прогрессорством занимался.

Но демон не торопился с подчинением. Стриж всё ещё чувствовал чужие злость и желание убивать, но телом вполне владел. А вот милая девочка Лаура стелила мягче чужеродной твари, но вела к тому же результату. Сама же недавно рассказывала, что маги лишают свои “батарейки” воли. А также то, что пустотники невосприимчивы к её магии.

Похоже, Миа тоже прекрасно помнила эти нюансы и отрицательно покачала головой. А потом снова указала на Лёху, а затем повторила связку “ухо-губы”.

- Я не могу завершить плетение, пока он обрастает чешуёй! - в голосе Лауры недовольство смешивалось с плохо скрываемым страхом. - И зачем это, если его подчинит демон?

Миа вопросительно посмотрела на Лёху. Тот пошевелил руками, встал, подпрыгнул, затем пару раз отжался и, удостоверившись, что всё с ним в порядке, показал Мие большой палец.

- Норма, - объявил Стриж результат нехитрого теста, а затем озадаченно уставился на чешую, придумывая, как её убрать.

Ничего дельного в голову не приходило. Вообще как приручают демонов? На Земле такая живность если и водилась когда, то вымерла немногим позже динозавров. Последних выживших всякие рыцари и святые доколошматили, не сообразив даже инструкцию потомкам на всякий пожарный оставить. Сиди теперь, соображай, что да как.

- Э, квартирант, - без всякой надежды на успех окликнул демона Стриж. - Есть кто дома?

И постучал кулаком по лбу.

Тишина.

Не исключено, что демон просто впал в ужас, сообразив, куда и к кому попал. По крайней мере Стриж точно бы ударился в панику, оказавшись в башке такого долбоклюя с собачьим везением.

Потыкав ножом птичью тушку, Миа отложила ту в сторону и поманила Лёху пальцем:

- Вэну12.

- Бамбармия, - огрызнулся Стриж. - Киргуду. Чё надо?

Эльфийка жестом попросила его сунуть ногу в огонь. Босую ногу. В огонь.

- Тебя что, эта сопля заразила садизмом? - едко поинтересовался Лёха. - Или ты всегда такой была?

Эльфийка похлопала себя по плечу, а затем по ступне.

- Вот я осёл… - вздохнул Стриж, поняв задумку. - Извини, дружище, был не прав.

Всё верно: демон защищает тело носителя. Сейчас угрозы плечу нет, а если сунуть ногу в костёр - он переключится на новый источник угрозы. И вполне вероятно, что чешую с плеча уберёт.

Вытащив с помощью меча головню из костра, Стриж поднёс её к ноге. За жаром не последовало ожидаемой боли: как и рассчитывалось, демон оперативно кинулся устранять новую угрозу.

- Татуируй, фигли встала? - рявкнул Стриж на девчонку.

Та растерянно моргнула, но тут же бросилась завершать рисунок. До того, как чешуя вновь отросла на плече, она успела нанести ещё две линии.

- Вот засранец... - выругался Лёха, закидывая головёшку обратно в костёр.

Мир закружился перед глазами, и лишь рухнув в грязь Стриж запоздало осознал, что ноги его не держат.

- Демон его истощает, - услышал он голос Лауры.

Лёха хотел сесть и возразить, что всё в норме, но сумел лишь повернуться набок. Слабость навалилась зверская, какой не было даже после марш-бросков на первом курсе. Стриж понял, что ощущает выброшенная на берег медуза - то же, что он сейчас. Как в той дебильной песенке его детства - “не могу пошевелить ни рукой, ни головой”.

Да ещё этот грёбаный холод...

- Татуху завершила? - поинтересовался Стриж, поморщившись от собственного голоса.

Ну натурально умирающий лебедь из дешёвой драмы, шепчущий предсмертные слова. Ответа не последовало, что подводило к неутешительному выводу: его до сих пор не понимают. Значит, и работа не закончена.

Чёрт...

Когда Миа помогла ему сесть, Лёха едва не скрипел зубами от злости на собственную беспомощность. Но стоило эльфийке сунуть ему под нос кусок жареной дичины, как мысли улетучились. Есть хотелось просто адски.

Уже вгрызаясь в мясо Стриж задумался над невольным каламбуром. Он, или демон в нём адски хочет есть? Сейчас ему было глубоко наплевать. Мясу ощутимо не хватало соли, но голод - действительно лучшая приправа.

Усевшись напротив, эльфийка махнула рукой Лауре и тоже принялась уплетать мясо. Лёха удивился было, что Миа зажала еду для девчонки, но та вновь взялась за своё странное стило и он скосил взгляд на плечо. Чешуи не было.

О предстоящей боли Стриж старался не думать. Нечего заранее настраивать демона на защиту. Не хватало ещё вырубиться от кровопотери. Изгнав мысли о расплавленном металле на коже, Лёха сосредоточился на еде. На вкус - совсем как дома, в детстве, когда у бабушки в деревне они с соседскими пацанами жарили на костре набитых из рогатки голубей.

- Эльфийские верования запрещают есть животных, - сообщила Лаура, примеряясь к Лёхиному плечу.

В животе у неё отчётливо заурчало, но девчонка ничего не попросила и вообще демонстрировала вселенское равнодушие к трапезе.

- Я - эльфийский православный атеист, - прожевав, ответил Стриж и потянулся за следующим куском.

Миа же демонстративно облизала пальцы. Лёха сосредоточился на этом приятном зрелище, чтобы как можно дольше отвлекать демонического паразита и дать время на завершения татуировки.

Металл вновь обжёг кожу, но на этот раз чешуя не отрастала. То ли демон удачно отвлёкся на созерцание облизывающей пальцы эльфийки, то ли перешёл в энергосберегающий режим, то ли тоже “отключился” от недостатка сил. А может тварь наконец-то сообразила, что не защищает, а убивает носителя.

- Скажи что-нибудь, - отведя стило велела Лаура.

- Господи, ну вот что всегда так однообразно? - картинно возмутился Лёха. - Почему именно “Что-нибудь”? Хоть бы раз кто что-то пооригинальнее спросил. Эх, ладно… Что-нибудь.

- Мне больше нравилось, когда я тебя не понимала, - сообщила Лаура и посмотрела на Мию. - Ты готова?

Та вопросительно уставилась на Лёху.

- Норма, - ухмыльнулся тот, показывая большой палец. - Только тестирование бесит однообразием.

Последнее было сказано исключительно для того, чтобы позлить девчонку: очень Лёхе не нравились её хозяйские замашки.

- Мы тратим драгоценное время, - напомнила Лаура, проигнорировав слова Стрижа.

Какое-то время Миа задумчиво жевала, затем вытерла руки о штаны, закатала рукав и подставила Лауре плечо с такой же, как у Лёхи, татуировкой. С ней дело пошло быстрее: без осложнения в виде чешуи корректировка золотого рисунка заняла от силы полминуты. Всё это время эльфийка шипела сквозь зубы от боли.

В какой-то момент поток незнакомых слов оформился во вполне знакомую матерную брань и Стриж обрадованно воскликнул:

- О, зашибись! Я теперь хоть понимаю, когда ты в семь загибов заворачиваешь! А то вас, потомков Кортеса, иной раз хрен поймёшь: то ли вы в любви объясняетесь, то ли уже приготовились кишки на шпагу наматывать.

- Я тебя понимаю... - обрадованно и немного удивлённо сообщила Миа.

Переведя взгляд на Лауру, эльфийка нахмурила брови:

- Это странно. Слишком легко и быстро. Раз, - она щёлкнула пальцами, - и у меня в голове знание чужого языка. У вас все так умеют?

- Стучать зубилом по камню - тоже не сложно, - оскорбилась девчонка. - Но почему-то не все могут ваять статуи.

Высказавшись, она развернулась и с независимым видом вернулась к тёплому лежаку под навесом. Сев, она принялась бережно раскладывать по местам стило и перчатки.

- Видимо, что-то вроде импланта с программой-переводчиком, - подал голос Стриж. - На вид - просто, на деле - задолбаешься его создавать.

- В том и дело, - задумчиво пробормотала Миа. - Где ты видел, чтобы подросток на коленке доработал сложный имплант?

- Ну, может, это туземный гений программирования, лауреат какой-нибудь местечковой Нобелевской премии, - Лёха оглядел объект обсуждения, задумчиво почёсывая затылок. - Но так-то ты вообще нашла, кого спросить: я импланты только в кино фантастическом и видел.

- В кино? - удивлённо уставилась на него эльфийка. - Ты с какой-то отсталой планеты?

- А что, ты знаешь много обитаемых планет? - Стриж усмехнулся. - Или программа перевода сбоит, путая географию с астрономией?

- Возможно, - кивнула Миа. - Как называется твоя родная планета?

- Подозреваю, что так же, как и твоя: Земля. Которая в иллюминаторе видна.

- Доминион Земли? - насторожилась эльфийка.

- Я только британские доминионы знаю, типа всяких Австралий, - развёл руками Стриж. - Так, стоп. Чую, правда сбой в программе этого переводчика. Зайдём с другого конца: сколько планет в Солнечной системе?

- Я же не навигатор, чтобы все планеты в системах помнить, - раздражённо махнула рукой собеседница. - Помню только Землю - колыбель человечества, и Марс - столицу Доминиона. Или вы там до сих пор считаете себя пупом вселенной и уверены, что все колонисты должны помнить количество планет в вашей системе?

Она хмыкнула, покачала головой, подняла с крупного листа остатки птичьей тушки и пошла к Лауре. Та приняла предложенную еду с таким видом, будто вовсе не голодна, а лишь делает одолжение присутствующим. Впечатление подпортило громкое и вовсе не царственное урчание её живота.

А Стриж сидел, как пыльным мешком из-за угла по голове огретый. Слова Мии прозвучали как издёвка. С одной стороны - средневековье, сраная магия, демон в башке. С другой - Мия абсолютно спокойно говорит о звёздных системах и некоем явно космическом государстве со столицей на Марсе. Да что вообще творится? Сюда что, из разных времён попадают?

- Доминионец, ты как сюда попал - помнишь? - поинтересовалась усевшаяся напротив эльфийка.

Вид у неё был задумчивый, а пальцы то и дело потирали татуировку на плече. Наверное, она ещё жглась.

- Какой, нахрен, доминионец?! - не выдержал Лёха. - Я - старший лейтенант Алексей Стрижов, Вооружённые Силы Российской Федерации! С планеты Земля! Две тысячи двадцать первый год, мы только на Луну слетали, да и то полсотни лет назад! Это если янки не врут, мля! Какой, к едрене фене, Доминион?!

- Две тысячи двадцать первый? - удивлённо вытаращилась на него Миа. - Ты жил четыре сотни лет назад?!

Она потёрла виски и покачала головой.

- Бред. Всё происходящее - бред...

- Ну да, - согласился Стриж. - Я вчера ещё гулял по Мапуто, а сегодня - уже в роли грёбаного Леголаса и разговариваю с Тауриэль, которая на самом деле - девочка из будущего, только нихрена не Алиса Селезнёва. Да и Гэндальф, - он мотнул головой в сторону Лауры, - у нас тоже подкачал.

Миа на него даже смотрела.

- Единственное разумное объяснение - меня зачем-то сунули в виртуал, - бормотала она, жестикулируя так, будто с кем-то спорила. - Но зачем в сказочный мир? Да ещё и в компании с матрицей личности человека из прошлого?.. Какой в этом смысл?

- Слышь, Нео, какая нахрен Матрица? - Стриж сочувственно похлопал её по плечу. - Это грёбаное недо-Средиземье - настоящее. И вместо агента Смита тут траханый Элронд. А мы с тобой - два долбаных эльфа. Вон, нас так даже птенец, выпавший из гнезда кречетов, называет.

Во взгляде Мии явно читалось “ты - идиот”.

- Что, по-твоему, более вероятно? - поинтересовалась она. - Что после атаки дрона-камикадзе мой уцелевший мозг сунули в банку и подключили к компьютеру, или что я волшебным образом переместилась в сказочку с магией и единорогами, срущими бабочками? Да ещё и в обличье персонажа из какой-то игры?

Вздохнув, Миа буркнула:

- И рассказываю я это персонажу из этой же игры...

- Я что, выгляжу настолько тупым, что меня за бота принимают? - оскорбился Стриж.

Губы Мии тронула улыбка:

- Ну ты же умудрился заполучить паразита в первый же день пребывания на этой планете. Как по мне - ни разу не умно.

- Это с чего паразит? - картинно возмутился Лёха. - Вполне полезное приобретение - вон, даже языку нас научила… Или ты про моего демонюку?

На этот раз эльфийка расхохоталась в голос и даже пару раз хлопнула в ладоши.

- Виртуальность это, или реальность - разберёмся позже, - объявила она, отсмеявшись и поднимаясь на ноги. - Кто бы нас сюда не засунул - с реалистичностью он постарался. А значит, если нас нагонят, то бить будут с полным эффектом присутствия. Не жажду сравнить с реальными ощущениями. Пора сваливать.

- Ну да, бьют не по текстурам, а по роже, - поддержал её Лёха.

Взгляд зацепился за чёртову татуировку на ладони, напомнив о проблеме, которая никуда не делась и требует скорейшего решения. Всё же он везунчик: сдох от одной бомбы, чтобы теперь носить в себе другую, таймер на которой запущен.

Стриж тяжело вздохнул и окликнул чинно завтракавшую Лауру:

- Бон аппетит, мон шер ами. А поведай мне, гордая птица-кречет: к моему тамагочи инструкция прилагается?

И, помахав татуированной ладонью для вящей доходчивости, добавил:

- Ну, может, методы дрессуры есть какие.

- Я, конечно, слышала что мужики своим причиндалам имена придумывают, - осуждающе покачала головой Миа, - но чтобы у девчонки-подростка инструкции к нему спрашивать...

Лёха упёр руки в бока и скаредно поинтересовался:

- Только не говори, что в будущем не знают про тамагочи.

- Потом расскажешь о своих нездоровых фантазиях, - отмахнулась Миа.

Она сняла с ветки чуть подсохшую одежду и принялась одеваться.

- Не-не, погоди, - не отставал Лёха. - Ты ещё скажи, что не знаешь про “Тетрис”.

Вздохнув, Миа повернулась к Стрижу и проникновенно сказала:

- Амиго, если ты не виртуальная имитация, то жил в докосмические тёмные времена. Я нихрена о той эпохе не знаю. В моём представлении ты не далеко ушёл от дикаря в шкурах, вооружённого луком и стрелами. Хотя, раз ты в курсе, что такое компьютер, значит вы там уже не палками воевали.

- Не, мы их только кидали при удобном случае, - не удержался от пошлости Стриж.

Судя по тому, как расхохоталась Миа - эта шутка прошла через века. Смех неожиданно взбодрил Лёху. Какое бы дерьмо не подкидывала жизнь, он твёрдо знал, что не сдохнет, пока найдёт в себе силы смеяться. Эту житейскую мудрость Стриж почерпнул в поэме Твардовского “Василий Тёркин” ещё в школе, но проверить её на практике довелось уже после училища - в первую командировку в Сирию.

“Духи” тогда зажали их группу, взяв в кольцо. Бой длился больше часа, пока подоспевшие “грачи”13 не вывалили на бошки “бомжахедов” пламенный привет от ВКС. Уцелевшие боевики, в момент расчухав намёк, резво сдёрнули в пустыню, даже не собирая раненых.

И тогда командир группы, посмотрев на Лёху, бывшего в ту пору зелёным лейтенантом, выдал незамысловатое:

- Ну и рожа у тебя, Шарапов.

Простейшая, затёртая шутка вызвала у спецназовцев дикий хохот, выпускающий нервное напряжение. А Лёха, утирая выступившие от смеха слёзы, окончательно решил: сдохнет он тогда, когда не найдёт ни единого повода для смеха. Пусть даже такого пустякового, как бородатая шутки.

- Не, ну ладно - эти примитивы, - продолжал изгаляться Стриж, кивнув на Лауру. - Тут эльфы, сказка, из достижений цивилизации - горный кишлак, дикий ишак, да Гарри Поттер в президентах. Но вы-то в космос летаете. Перед инопланетянами не стыдно за пролюбленные достижения предков? О, кстати - а какие они хоть, инопланетяне эти?

- Без понятия, - отмахнулась Миа, утягивая болтающиеся на талии штаны. - За всю историю контактов с иными разумными не было.

- Это вот что за будущее такое скучное? - огорчился Стриж. - Фигли тогда в космосе этом делать, а? Космические пираты хоть есть?

- И пираты, и контрабандисты, и работорговцы - весь цвет человечества в наличии, - “обрадовала” его эльфийка. - Тут, судя по всему, тоже, а мы - потерянный товар. Так что предлагаю закрыть рот и шевелить ногами.

Она бесцеремонно ткнула пальцем в сторону Лауры:

- Тот хрен, который из руки свет пускал, он может отыскать нас с помощью этой вашей магии?

- Только если на вас поставили метку, - подумав, ответила девчонка. - Но вы предназначены для графского сына, метить чужого пустотника не принято.

- Это хорошо, - ободрилась Миа. - Тогда как нас будут искать?

- Пошлют кого-то, - пожала плечами Лаура и бросила беспокойный взгляд в гущу деревьев. - Сам граф обязан сдерживать тварей до тех пор, пока не прибудет представитель императорской семьи и не закроет разрыв. Он может послать в погоню кого-то из своих бойцов, или отправит гонца доверенному человеку и тот отправит верных людей искать нас.

Лёха мысленно пересчитал источники опасности: некий граф, его соратники и этот самый портал-разлом, из которого сыплются малоприятные твари.

Последнее его особенно заинтересовало.

- Так, колись, - сказал он, натягивая штаны. - Что это вообще за разломы? Как часто появляются? Где? Можно об этом как-то узнать заранее?

- Разлом - это разлом, - пожала плечами Лаура. - Вроде трещины в стене, отделяющей друг от друга миры. Из подобных разломов вытаскивают души пустотников. Иногда они возникают сами собой и выбрасывают тварей из миров хаоса. Предсказать появление разлома нельзя, только почувствовать открывшийся. А закрыть его способны только те, в ком течёт кровь императорского рода - Золотых Тигров.

- Ну хоть так, - вздохнул Стриж, обуваясь и лишний раз добрым словом помянув дядьку, научившему его перед поступлением в училище наматывать портянки.

Лёха тогда ещё посмеивался над этим бесполезным знанием - носки уже прочно вошли в обиход, - но дядьку расстраивать не жалал, да и самому интересно было. А теперь - на-ка вот, пригодилось.

Натянув сапоги, он притопнул, проверяя, как они сидят на ноге и вернулся к расспросам:

- А демоном эти моим ручным как управлять? Ну, должны же у вас быть хоть какие-то инструкции на этот случай.

- На этот случай никому в голову не придёт прикоснуться к чужому артефакту, - холодно ответила Лаура. - Чтобы управлять демоном или пустотником, требуется наложить плетение покорности. Возможно, если я подчиню тебя, то под контролем окажется и демон. А может после подавления твоей воли он полноценно завладеет телом.

- Расскажи об этом плетении покорности, - попросила Миа.

Усевшись, она к изумлению Стрижа тоже принялась сноровисто наматывать на ноги портянки.

- Как это делается? Нужно нанести похожий рисунок на тело? - эльфийка мотнула головой в сторону “золотой татуировки”. - Сколько времени это занимает? Кто на это способен?

- Может, мы обсудим это позже? - нетерпеливо предложила девчонка. - Когда окажемся в безопасности?

- Мы обсудим это сейчас, - жёстко отрезала Миа. - Я хочу понять, что помешает тебе в один прекрасный момент превратить меня в ходячий источник питания. Лягу я спать, а ты возьмёшь одну из своих побрякушек и положишь мне на руку. И проснусь я безмозглым телом со свежей татухой.

- Успокойся, - ободрил её Стриж, - я уже занял данную экологическую нишу в нашем маленьком социуме. Но солидарен: колись, пернатая - что да как с этим “плетением покорности”. А попробуешь врать - я тебе язык в косичку заплету.

И добро улыбнулся. От его улыбки Лаура почему-то вздрогнула, выбросила обглоданную косточку и плотно укуталась в плащ.

- Вас может привязать к себе только маг, - неохотно пояснила она. - Мы чувствуем свободных пустотников на небольшом расстоянии, так что вы привлечёте любого мага, оказавшегося неподалёку. Единственный способ разорвать связь между пустотником и его владельцем - убить мага. Вы очень ценны, потому маги всегда носят с собой артефакты подчинения. Их прикладывают к затылку, а не к руке. Убив соперника, маг тут же может подчинить себе его пустотника.

- Убить мага? - заинтересовалась Миа. - И что происходит с пустотником после этого? К нему возвращаются разум и воля?

- Только если он привязан не очень давно, - разочаровала её Лаура. - Где-то через год пустотник полностью утрачивает воспоминания и личность.

- Вот прислать бы сюда полк мотострелковый да загеноцидить всю эту магическую шваль, - с чувством сказал Лёха.

Этот мир нравился ему всё меньше и меньше.

- Покажи артефакты, которыми маги привязывают к себе пустотников, - настойчиво потребовала Миа. - На нас ведь не действует ваша магия, ты сама говорила.

Девчонка явно старалась сохранить бесстрастное выражение лица, но и Лёха, и Миа видели, что ей очень не хочется касаться этой темы.

- Похоже, деточка, - недобро усмехнулась эльфийка, доставая нож и красноречиво им поигрывая, - ты не очень понимаешь реальное положение дел. За нами идёт погоня, а ты - обуза при бегстве. Я не зверь и искренне собиралась тебе помочь, но...

Лёха с интересом наблюдал, куда ведёт разговор “гостья из будущего”, но на всякий случай встал и подошёл ближе. Какую бы неприязнь ни вызывали у него местные маги, резать девчонку он не позволит. А вот припугнуть - запросто.

- ...ты представляешь непонятную нам угрозу, - продолжала проникновенно вещать Миа. Юная наследница дома Кречетов не отрывала взгляда от мягко танцующего лезвия ножа. - И пользы от тебя пока слишком мало, чтобы рисковать попыткой спасения. Фокус с татуировкой отличный, но схожим образом ты можешь превратить нас в безмозглые куклы. Сама говорила, что у тебя с собой нужные артефакты. Лично я не готова так рисковать. Вдвоём с Алексом мы быстро увеличим радиус поиска, да и твои следы отвлекут и задержат погоню.

При этих словах Лаура побледнела.

- Ты до сих пор не сказала, на кой чёрт понадобилась графу, почему сбежала и мне, говоря откровенно, плевать, - небрежно бросила эльфийка. - Но у тебя есть шанс рассказать, какая от тебя польза. И если эта польза перевесит все риски - я готова помочь тебе добраться до безопасного места.

Лёха продолжал слушать, не вмешиваясь. С одной стороны, пока Миа делала всё правильно, а с другой... С другой у него был шанс получше узнать и оценить не только Лауру, но и невольную соратницу.

- Мы все можем помочь друг другу, - после продолжительной паузы ответила магичка. - Род Кречетов - искуснейшие артефакторы империи уже не первую сотню лет. Мы - одни из немногих, способных не только создавать сложные артефакты, заключая в те могущественные сущности, но и менять уже готовые плетения.

Лицо Мии приобрело скучающий вид, а нож на пару сантиметров приблизился к Лауре. Та побледнела ещё больше, и поспешно выпалила:

- Я знаю как изменить артефакт привязки так, чтобы вы не лишились воли!

А вот эти слова заинтересовали обоих эльфов. Нож Мии вернулся в ножны на поясе и она заинтересованно потребовала:

- Продолжай.

- Я изменю плетение на артефакте. Другие маги перестанут чувствовать в вас пустотников, а вы сможете выдать себя за моих слуг.

- Звучит интересно, - одобрила эльфийка. - Но ты сможешь черпать из нас силу, верно? И что-то мне подсказывает, что ничем хорошим это для нас не закончится.

- Если черпать силу разумно - с вами ничего плохого не случится, - поспешно уверила её Лаура. - Пустотники истощаются, болеют и умирают только если разом забрать у них очень много. Но я так никогда не делала! Мы очень бережно расходуем пустышек! У моего отца один живёт уже тринадцать лет!

И лишь взглянув в злые глаза Мии она поняла, что ляпнула лишнее.

- Никогда не думал, что фраза “пустить в расход” обретёт для меня новый смысл, - восхитился Стриж, решив подключиться к беседе. - И что помешает тебе быстренько “израсходовать” нас, испепелив погоню и избавившись ото всех сразу?

- Моё слово! - ответила Лаура таким тоном, будто в этом был какой-то сакральный смысл.

- Прости, деточка, - хмыкнула эльфийка и развела руками, - но для меня твои слова - всего лишь колебания воздуха, а не гарантия.

Тут Лёха был с ней совершенно согласен. Однако, ему не давал покоя один вопрос:

- Если вы можете привязывать пустотников, сохраняя тем разум, то почему не делаете этого? - спросил он. - Это же бесценный источник информации. Технологии, научные знания...

Лаура смотрела на него, как на дурака.

- Это запрещено законом. Кроме того, ни один маг не захочет иметь рядом незнакомца, на которого не действуют его заклятия. В прошлом были... очень печальные случаи. Да и большинство пустотников только и могут, что рассказывать о чудесах своих миров, но не способны воссоздать ничего из них. Они годятся только для подпитки магов.

Тут Лёха вынужден был согласиться. Это только в книгах про попаданцев каждый клерк умудрялся изготовить на коленке порох, огнестрельное оружие, а то и чего посложнее. На деле же… На деле чудо, если такой деятель приклад от ствола отличает и самостоятельно спусковой крючок найти может. А уж про технологию изготовления даже пороховой мякоти и говорить нечего. Один подбор ингредиентов и их смешивание в нужных пропорциях чего стоят. Дальше - сложнее: постройка пороховой мельницы, изготовление стволов для оружия…

- А сейчас ты, значит, готова нарушить закон? - скептически приподняла бровь эльфийка.

- Обстоятельства... - девчонка опустила голову, - ... особенные.

- Мы - само внимание, - сказал Стриж.

- Они убили моего брата, - едва слышно выдавила Лаура и заплакала, разом растеряв аристократическую гордость и превратившись в обыкновенную девчонку-подростка. - Люди Гарма...

Из последующего сбивчивого рассказа, прерываемого уточняющими вопросами Мии, Лёха составил общую картину произошедшего. Девчонка, в сопровождении одного из старших братьев, свиты и стражи, отправилась к соседям на местное светское мероприятие. Его сути Стриж не уловил: то ли празднование совершеннолетия, то ли какой-то местный ритуал инициации наследника рода. Суть одна - гулянка для знати. И на этой самой гулянке Лаура из рода Лазурных Кречетов, младшая дочь графа Лавра, должна была познакомиться с будущим женихом из рода Пурпурных Змей.

Слушая про этот радужный зоопарк Лёха не ржал исключительно из сочувствия к плачущей девчонке. Тем более, что остальная история была не столь забавной, как названия здешних аристократических родов.

Как часто бывает в династических браках, девчонку сговорили заочно за сына того самого графа Гарма. Вот только будущий жених получил ранения, сдерживая тварей из разлома, открывшегося на границе земель Змеев, и на праздник прибыть не смог. Чтобы не тянуть с помолвкой, Гарм пригласил Лауру с братом в свой замок, чтобы провести ритуал по местным обычаям.

Местная аристократия жила в извечном соперничестве и интригах, но Змеи были давними соратниками Кречетов, и этот брак призван был скрепить союз. Ни помолвка, ни приглашение графа не были секретом, а потому брат Лауры с лёгким сердцем согласился и по окончанию торжества они со свитой присоединились к отряду Гарма.

Вот только на третий день пути пришли какие-то тревожные вести из дома и юный Кречет, оставив сестру на попечении служанок и будущего свёкра, собрал свой отряд и спешно отбыл.

Первые дни Лаура не особенно беспокоилась: братья часто вот так срывались для защиты границ от демонов. Да и граф Гарм уделял ей много внимания, расхваливая жениха и земли, которыми она когда-то будет править вместе с мужем. Но прошлой ночью Лаура проснулась от тихих голосов, доносившихся с графской половины шатра. Конечно же она поддалась любопытству и подслушала.

Человек Гарма доложил, что брат и все его люди убиты у границ, а их тела будут брошены у ближайшего открывшегося разлома. Когда демоны поработают над трупами, ни у кого не возникнет сомнений в причинах гибели отряда.

Несмотря на юный возраст, Лаура не бросилась к Гарму со слезами и обвинениями. Нет, она приказала служанке одеть себя, взяла шкатулку с артефактами, над которыми работала чтобы преподнести в дар будущему мужу, и как раз прикидывала, каким образом тайно покинуть лагерь, как поднялся шум, а затем она ощутила открывшийся неподалёку разлом.

Оставшуюся часть истории этой сбежавшей невесты Лёха с Мией наблюдали лично и даже приняли в ней посильное участие.

Лаура подняла голову, утёрла слёзы и зло сузила глаза.

- Если вы поможете добраться до границ моего графства - будете вознаграждены, - в её голосе прозвучала сталь. - Не знаю, что задумал Гарм, но он поплатится за смерть моего брата. И вы мне поможете.

Глядя на офигевших от такого заявления пустотников, она напомнила:

- Верите вы мне, или нет, но у вас нет другого пути. Либо вас привяжу я, позволив сохранить разум, либо кто-то другой, лишив его. Нельзя прятаться вечно.

- Если обещают награду - значит, сунут в самую дупу, - огласил Стриж нехитрую армейскую мудрость. - В дупе мы уже, так что уточним с наградой. Какими же сокровищами ты нас осыпешь, птичка?

Сочувствие, возникшее было после рассказа, быстро прошло, уступив место жёсткому прагматизму. Да, девчонку жаль, но пусть Лёха и не был маститым историком, обо всех этих дворянских средневековых дрязгах знал достаточно, чтобы понимать: Лаура - дитя своей эпохи. Все эти подковёрные интриги и подлянки - неотъемлемая часть её жизни, обыденность. И полностью доверять ей, - по крайней мере пока, при первом знакомстве, - не стоит. Надо сразу расставить все точки над “ё” и держать ухо востро, дабы не проснуться в одно не слишком прекрасное утро безмозглым поленом. И переговоры вести на том языке, что ей понятен - силы и выгоды.

- Серебро и безопасность, - ответила магичка. - Пока я жива - вас не почует другой маг. Никто не узнает что вы - пустотники. Вы получите крышу над головой, щедрое вознаграждение и возможность начать новую жизнь.

- Меня полностью устраивала жизнь старая, - хмыкнул Лёха. - Чёрт, на секунду даже почувствовал себя авантюристом, убегающим от неприятностей в Иностранный Легион…

Стриж цыкнул зубом и продолжил:

- А вот насчёт безопасности уточни. Как-то не похожа ты на гаранта спокойной жизни - скорее, самой телохранитель нужен.

- Вы будете жить на территории, принадлежащей моему роду, - гордо вскинула голову Лаура. Впечатление немного портили покрасневшие от слёз глаза и припухший нос. - Каждое графство защищено от появление случайных разломов особыми артефактами, так что вам на голову среди ночи не свалятся твари из миров хаоса. Кроме того, стража поддерживает порядок и законность среди подданных клана.

- А тут почему артефакт на защитил от появления разлома? - подозрительно сощурилась Миа.

- Мы пересекали пограничные земли между двумя графствами, - ответила девчонка. - Разломы там не редкость.

Эльфийка легко поднялась на ноги.

- Остальные вопросы зададим по пути. Нужно уйти как можно дальше, чтобы запутать погоню. Ты, птенчик, знаешь дорогу к своим землям?

- Туда, - безошибочно указала Лаура. В ответ на удивлённые взгляды Стрижа и Мии, она пояснила: - Я чувствую путевой артефакт моей семьи. Если у меня будут силы и мы подойдём достаточно близко - я смогу переместить нас к самой границе графства.

- Переместить... - задумчиво повторила эльфийка. - Ладно, двигаемся к твоему артефакту.

Глава 4

Следы привала маскировать не стали - много возни. Просто подхватили нехитрый скарб и двинулись в путь: Миа - впереди, в роли головного дозора, в центре, “особо ценным грузом”, поставили Лауру и Стриж - замыкающим и приглядывающим за тылами.

От этого построения очень скоро пришлось отказаться: мозг прострелил знакомый уже звук и Стриж рухнул на колени. Боль была такая, что Лёха согласился бы размозжить голову о древесный ствол, лишь бы прекратить мучения, но сил пошевелиться не было. А сучий демонический паразит всё не умолкал...

До слуха доносились голоса и Лёха попытался сосредоточиться на них.

- Что с ним? - присевшая рядом Миа могла лишь беспомощно наблюдать. - Чем ему помочь?

- Понятия не имею, - призналась Лаура. - Мне не рассказывали, что будет, если подселить демона в пустотника. Да ещё и сохранившего волю. Может, он сведёт его с ума. Может, быстро убьёт. А может - завладеет телом, изгнав душу пустотника.

- Хрен ему, а не моё тело, - упрямо прорычал Стриж, сжимая голову пальцами. - Не нравится - пусть проваливает!

Долбаный паразит наконец умолк. Может, тоже устал от чужеродного соседства, как и Лёха?

В голове наступила блаженная, звенящая тишина. Зубы стучали, словно Стрижа выгнали на мороз.

- Идти можешь? - тронула его за плечо Миа.

Прикосновение было обжигающе-горячим и очень приятным. Хотелось прижаться к девушке, завернуться в одеяло и греться.

Мечты, мечты...

- Сейчас и узнаем, - преувеличенно-бодро сказал Лёха, с трудом поднимаясь на ноги.

Его качнуло, но твёрдая рука Мии помогла сохранить равновесие. Первый шаг дался тяжело, но каждый следующий получался всё уверенней.

- Норма, - объявил Лёха через пару минут. - Вроде отпустило.

- Идёшь первым, буду видеть вас обоих, - сказала Миа, заняв место замыкающей.

Возражать Стриж не стал и неспешно двинулся во главе отряда. Холод отступил, но так до конца и не оставил тело. А ещё Лёха ощущал чуждое присутствие. Это походило на недобрый взгляд, что чувствуешь спиной, но смотрели на Стрижа изнутри.

За ним наблюдало нечто чужое.

- Слушай, Миа, ты где так портянки мотать училась? - поинтересовался он, чтобы отвлечься от неприятного ощущения. - Они что, у вас и в космосе в ходу?

“Гостья из будущего” действительно мотала портянки со сноровкой, совершенно неожиданной для пришельца из более развитой цивилизации.

- В космосе - нет, - отозвалась та. - А на моей родной планете все, кроме горожан, умеют обходиться минимумом ресурсов для выживания. Тиамат - не самая дружелюбная планета.

Мысли о космической колонии напомнили счастливые времена детства, когда он зачитывался книгами Булычева, Гаррисона, Хайнлайна. Думать о фантастическом будущем было куда приятней, чем о магическом настоящем.

- А нафига вы там живёте тогда? - вслух спросил Стриж, оглянувшись через плечо. - Взяли бы, да на другую какую улетели.

- Сперва не могли, - развела руками Миа. - Миры в те времена колонизировали почти вслепую. После приземления корабль уже не взлетал, из его модулей собирали жильё для колонистов. А потом на Тиамат выросло несколько поколений, для которых планета стала домом. Может, не идеальным, но родным.

Лёха молча кивнул. Тут он был полностью согласен: дом есть дом. Бросить - самое простое, а вот привести его в порядок, сделать уютным, своим - тут нужен труд. И для этого надо свой дом действительно любить.

- Так мы далеко не уйдём, - резюмировала Миа, когда Лаура в очередной раз зацепилась длинным подолом за ветку кустарника. - Сейчас введём в этом мире моду на мини.

Вытащив кинжал, она принялась срезать “лишнее” с платья Лауры. Та попробовала было возмутиться, но одного злого взгляда эльфийки хватило, чтобы юная графиня умолкла.

Вопреки словам, до мини дело не дошло: подол Миа срезала чуть ниже колена, а оставшейся тканью обмотала открытые участки ног, отчего Лаура приобрела некоторое сходство с мумией.

- Страдать о неподобающем наряде будешь, если мы выживем и доберёмся до твоих земель, - оглядев результат своих усилий посоветовала Миа. - А сейчас топай быстрее.

Вздохнув, Лаура молча зашагала вперёд. Глядя, как она ставит ногу, Лёха запоздало понял, что её туфельки с довольно высоким - “кавалерийским”, как сказали бы в его время, - каблуком абсолютно не годятся для пеших прогулок по лесу.

“Надо что-то придумать с обувью для девчонки” - подумал Стриж. Мелькнула было мысль вообще разуть Лауру, но, взвесив все “за” и “против”, он отбросил эту идею как дурацкую: это простолюдины с детства босиком ходят, а вот аристократка вряд ли к такому привычна. Так что лучше пусть пока так, а потом что-то придумают.

Вырубился Лёха минут через десять. Голову снова разорвал инфернальный звук, мир перед глазами поплыл и угас. Вот только на этот раз из блаженного небытия его бесцеремонно вырвали: Миа отвешивала ему болезненные пощёчины.

- Будь ты в эротичном кожаном костюме - это было бы даже по-своему классно, - вяло пошутил Лёха, с трудом усаживаясь.

- Шутишь - значит жить будешь, - ухмыльнувшись, констатировала эльфийка.

Привалившись к древесному стволу, Стриж немного помолчал, дожидаясь, пока мир перестанет вращаться перед глазами и спросил:

- Квартирант, ты не охренел там? А?

Ответом послужила презрительная тишина. Похоже, жилец попался или тупой, или считающий ниже своего достоинства снисходить до разговора с домовладельцем. Хотя какой это, нахрен, квартирант? Оккупант натуральный.

- Похоже, эта дрянь решила меня добить, - сообщил Лёха результат своих размышлений.

- Весь этот грёбаный мир решил нас добить, - напомнила эльфийка, помогая ему подняться. - Я без понятия, что делать с твоим демоном, но от погони нужно двигать. Так что обопрись на меня и переставляй ноги.

- Дожил, блин, до момента славы - уже девчонки меня на руках носят, - Лёха с третьей попытки встал и опёрся на подставленное плечо.

- Кстати, я могу тебя поднять, - внезапно сообщила Миа. - Ты очень лёгкий. Возможно даже легче её. Да и я ощущаю себя легче, чем должен быть человек моего телосложения.

- Вы - эльфы, - сказала Лаура, словно это должно было что-то значить.

- И? - нетерпеливо поинтересовалась Миа. - У нас уши волшебную аэродинамику имеют, да ещё и встроенный антиграв?

Судя по приподнятым бровям девчонки, сказанного она не поняла.

- Ваши кости отличаются от человеческих, - на всякий случай сообщила магичка. - Очень лёгкие и очень прочные. Из них делают прекрасное оружие. Некоторые охотятся на эльфов только из-за ценной кости. А ещё из остроухих получаются хорошие сосуды для пустотников.

- Зашибись, натурализация, - буркнула эльфийка.

Скорость маленького отряда упала до минимума: Стриж еле плёлся, практически вися на плечах Мии.

- Эй, пернатая, - наконец додумавшись спросить совета у специалиста, окликнул он Лауру. - Может, есть способ взбодриться как-то?

- Не знаю, я не лекарь, - отозвалась та.

- Да что ты вообще знаешь, бестолочь! - взорвался Стриж.

Скопившееся за крайние сутки напряжение выплеснулось наружу.

- Это я не то, то я не это… - Стриж злобно сплюнул. - Угораздило же недоросля подобрать, мля. А, ну тебя, неуч...

Мотнув головой, он переключился на Мию:

- Что за “натурализация”?

- Генетические изменения для приспособления к условиям новой планеты, мой примитивный друг, - широко улыбаясь пояснила та.

- Хрена себе у вас генетика шагнула, - присвистнул Стриж. - И как это вообще выглядит?

- По-разному. Где-то меняют глаза под излучение местного светила, где-то кожу по тем же причинам. Корректируют обмен веществ, вырабатывают невосприимчивость к местной отраве, содержащейся в съедобной растительности.

Несмотря на то, что приходилось едва не тащить на себе Лёху и отодвигать с пути ветки, Миа умудрялась сопровождать свой рассказ активной жестикуляцией. Видно унаследовала это от своих латиноамериканских предков.

- А на твоей планете? - детское любопытство окончательно прогнало раздражение Стрижа. - Чем ты отличалась от людей моего времени?

- Развитым интеллектом, - гордо задрала подбородок эльфийка, но уже через секунду весело рассмеялась. - Шучу. Незначительные изменения в обмене веществ и серьёзная коррекция глаз. В самом начале колонизации планеты мы из-за аварии утратили очень много полезного оборудования. О робототехнике пришлось забыть, а сохранившейся промышленности едва хватало, чтобы не скатиться в каменный век. Уцелели генетические лаборатории, так что колонистам пришлось приспосабливаться и использовать ресурсы планеты. А основным ресурсом Тиамат оказалось зубастое и когтистое зверьё.

Воображение рисовало Лёхе фантастические картины опасного девственного мира, вроде Пирра, описанного Гаррисоном.

- Нам пришлось приспособиться для охоты, параллельно приручая местную фауну, - продолжала Миа. - Глаза изменили полностью: требовалось обострённое зрение и возможность выживать ночью без помощи приборов, которые мы не могли воспроизводить в достаточном количестве. Внешне они напоминают звериные: крупная зелёная радужка, вертикальный зрачок.

- Как у кошек? Круто! - Лёха представил такую “натурализацию” в своё время.

Да, была бы полезна: не таскать лишнюю тяжесть в виде ноктовизора, вдобавок на суеверных негров и прочих бомжахедов абзац как бы действовало. До обгаженных штанов.

- Наши любители кошкодевочек все ладошки бы намозолили, - вспомнил он сверстников сестры, обожающих странных рисованных анимешек.

- Кошкодевочек? - переспросила Миа и брезгливо сморщилась. - Вы там что, проводили эксперименты по скрещиванию с животными? Фу!

- Не, - поспешно открестился от такого Лёха. - Мы скорее проводим эксперименты по бытовой ампутации мозга.

- Эта недобрая традиция сохранилась на многих развитых планетах, - “утешила” его Миа.

- Слушай, а какую самую необычную натурализацию ты видела? - заинтересовался Стриж.

- Самую необычную? - задумчиво повторила Миа. - Есть планета, населённая эмпатами. Все поголовно озабоченные и при этом выделяют крышесносные феромоны.

- И вот чего я туда не попал? - огорчился такой несправедливости Стриж. - Чёрт, целая планета… Такого я даже в порно не видел. Нет же, мать-перемать, угораздило сюда влипнуть, к этим вот… - он кивнул на молча слушавшую их девчонку, - … жертвам саги о Гарри Поттере. Как хоть тот рай потрахушечный зовётся?

- Идиллия14.

- И название так удачно подобрали, - мечтательно вздохнул Лёха. - А ты сама там бывала?

- Там меня и убили, - мрачно отозвалась Миа. - Если убили, конечно.

- Местные насмерть затрахали? - с нескрываемой завистью поинтересовался Стриж.

- Если бы, - горько вздохнула эльфийка. - Идиллийцы в силу эмпатии не способны причинять боль и воевать, так что защищать их планету отправили репликантов. Военные биороботы Доминиона, если верить документам, и редкостно хитрые сукины дети, если верить моему опыту. Как трахаются, да и трахаются ли вовсе, не проверяла.

- Абзац я скучно живу, - Лёха сокрушённо вздохнул. - Всей экзотики - бомжахеды разномастные, да сейчас вот эльфы с магами-недоучками. Всего траха - имеющий меня демонюка.

- Судя по твоему виду - до идиллийцев ему далеко, - посочувствовала Миа, после чего понизила голос до шёпота. - А насчёт магов-недоучек... Если нас реально любой из них сможет почуять и превратить в слюнявых идиотов - предложение девчонки стоит рассмотреть. Вот только нет никаких доказательств, что она говорит правду.

- А у нас куда не кинь - везде клин, - так же тихо отозвался Стриж. - Обманула - нам кранты. Смоемся - нам кранты: тупо на кости разберут туземцы и плевать им, натурализация то, или ещё какая хрень...

Тут он споткнулся о корень и разразился матерной тирадой, помянув разом и грёбаных магов, и демонов, и соплячку-недоучку и весь их трижды долбаный мир, будь он неладен.

Отведя душу, Лёха перевёл дух и завершил мысль:

- В общем, стой. Раз-два.

Отцепившись от Мии, он ухватился за дерево, чтобы не упасть.

- Так, пернатая, - обратился Стриж к возмущённо пыхтящей девчонке. - Значит, говоришь, можешь привязать к себе, не лишая разума?

- В теории, - уточнила она. - Я видела плетение в книге, поняла принцип, но никогда не делала такого сама.

- Поздравляю! - Стриж состроил одухотворённое лицо. - Сбылась твоя мечта, дитя! Ходи сюда и делай своё плетение.

И, перехватив удивлённый взгляд Мии, развёл руками:

- Ты можешь предложить другого кандидата?

И едва не плюхнулся на задницу - ослабевшие ноги предательски подкосились. Пришлось снова хвататься за ствол.

- А ты не помрёшь от такого обилия странных процедур? - поинтересовалась Миа.

Она поморщилась, а в животе у неё громко забулькало.

- Как я определю, грохнула тебя наша добрая магичка, или твой паразит, или просто несовместимость прошивок всех этих имплантов?

Потерев живот, эльфийка добавила:

- С другой стороны, испытывать на мне тоже рискованно. Ты в любой момент вырубишься и мы оба получим порабощающие клейма.

- Я же дала слово! - оскорблённо возразила Лаура.

Взгляд, которым её окинула Миа, доверительным не назвал бы даже прожжённый оптимист.

- Ты ещё не заслужила доверие к своим словам, - сообщила она. - Так что если с ним случится что-то нехорошее - я буду думать, что виновата ты.

Угрозу смазало очередное бурчание в животе. А затем Миа переменилась в лице и бросилась в сторону кустарника погуще.

- Так, автохтон пернатый, - проводив девушку сочувственным взглядом, Стриж повернулся к соплюхе. - Колись, какими болячками эльфы эти ваши болеют. Или опять скажешь, что “это мы не проходили, это нам не задавали”?

Проблема действительно серьёзная: не хватало ещё подцепить местную кишечную инфекцию, или каких паразитов. А на них, как помнил Стриж, средневековье было ой как богато, равно как и на прочую заразу типа чумы и проказы. Тут вот даже демоны-паразиты имеются, как выяснилось.

- Я не знаю... - растерянно протянула Лаура. - Какое мне дело до болезней эльфов?

- Ты говорила, что эльфы не едят мяса, - раздался из кустов сдавленный голос Мии. - Они вообще способны его переваривать?

Судя по лицу девчонки, этим вопросом она тоже никогда не задавалась. А вот для Лёхи он внезапно обрёл актуальность: в брюхе забулькало. Больших аналитических талантов для того, чтобы понять что сейчас будет, не требовалось и он, собрав все силы, отлип от дерева и поплёлся к кустам. Тут главное не скорость, тут главное - успеть, ибо когда стремишься в сортир, главное - не добежать, а донести.

Повезло. По пути Стрижа не вырубило, ноги не подкосились, а сил оказалось достаточно, чтобы добраться до ближайшего куста. Чёрт знает, как работал демон-защитник, но с кишечными проблемами он справляться не умел. А может оно и к лучшему: воспалённая фантазия Стрижа подкинула образ задницы, закупоренной наростом защитной чешуи.

Ну его нафиг!

Поскольку в кустах не было ни газетки, ни инструкции к освежителю воздуха, мысли пришлось занять размышлениями о возможной травоядной диете. Действительно: если местные эльфы не употребляют мясо, то желудок, само-собой, взбунтуется от непривычной пищи. И Лёхе ещё повезёт, если обойдётся всего лишь расстройством.

Но что тогда вообще жрут эти остроухие? Не хватало оказаться в теле вегетарианца, произошедшего от какого-нибудь местного травоядного. Но тогда аромат жареного мяса не возбуждал бы аппетит...

Лёха провёл языком по зубам: клыки на положеном месте. Физиология подсказывала, что эльфы всеядны, как и люди. Да и Лаура упоминала, что остроухим есть мясо не позволяет вера. Значит, ничего особо страшного не случилось - дело в непривычной пище.

- Нам нужно найти съедобную растительность, или погоня неспешно пойдёт по нашему загаженному следу и обнаружит нас неподалёку, слёгшими от обезвоживания, - подала голос Миа, явно пришедшая к схожему выводу.

- Они не могут только силос всякий жрать! - отозвался Лёха. - Стопудово что-то белковое наворачивают… Ох…

- Надеюсь, не червей, - мрачно отозвалась Миа.

- Уточним, - Лёха невольно передёрнулся от нарисовавшейся перспективы.

Люди способны харчить что угодно - вплоть до этих самых червей. Вьетнамская кухня тому яркое подтверждение. Но одно дело - смотреть в передаче, под пивко и задаваться вопросом “Как это можно жрать?”, попутно заправляя в пасть очередную порцию закуси, и другое - потреблять это самому. Причём не на занятиях по выживанию, а на постоянной основе.

Когда живот, наконец, отпустило, перед Стрижом во весь рост встал вопрос туалетной бумаги.

- Грёбаное же средневековье, - он огляделся в поисках подходящего листа.

Задачу осложняло полное незнание местной флоры. Подтереться чем-то вроде борщевика ему не улыбалось вовсе: не хватало ещё для полного счастья огрести ожог пятой точки. Обдристаться до обожжёной задницы - перебор даже для Лёхи с его умением находить неприятности.

- Ещё один тебе минус, квартирант, - он сорвал большой лист, разорвал его напополам и провёл по руке, оставляя след сока. - Задницу подтирать не умеешь.

И тут же представил сюрреалистическую картину: демон отращивает на его жопе уже не чешую, а дворники с омывателем. Представил и пожалел о собственных словах. Кто его знает, может ещё и научится...

Выждав пару минут и не испытав никаких негативных ощущений от сока на коже, Лёха счёл, что с задачей по поиску местного аналога сортирной бумаги справился.

Доковыляв до девчонки, он сел прямо на влажную траву и поинтересовался:

- Мелочь, а яйца и рыбу эти эльфы жрут?

- Не знаю! - в голосе юной графини возмущение смешалось с отвращением. Да, наверное до сих пор ей не доводилось вести диалог с только что дриставшим в кустах собеседником. - Мы не держим у себя чистокровных эльфов! Полукровки едят всё!

- Значит, два вида способны иметь общее потомство? - заинтересовалась вернувшаяся Миа.

- А ты что, уже о семейной жизни задумалась? - вытаращился на неё Лёха. - Ну абзац ты оптимист. Тут, блин, думаешь, как бы не усраться насмерть, а ты вон, уже планов громадьё насочиняла.

- Я задумалась о генетическом сходстве видов, - ответила та и уставилась на поджавшую губы Лауру. - Нам нужна вода. Ты умеешь находить ручьи и озёра каким-то магическим способом?

- Нет...

- Толку от тебя! - вздохнула эльфийка.

Оглядевшись, она настрясла немного дождевой воды с растения с крупными листьями и протёрла руки.

- Если мы не решим вопрос с гигиеной - гадить по кустам будет нашим типовым досугом, - мрачно объявила Миа.

- Это да, - согласился Стриж, с трудом поднялся и повторил её манипуляции. - Чёрт, убить готов за зубную щётку и тюбик пасты. Эх, мечты… Так, вернёмся к делу.

- Только отойдём подальше, - брезгливо сморщив нос, предложила Миа.

Стриж не возражал. Правда, в его исполнении “отойдём” превратилось в “висел на плечах эльфийки”.

Выбрав по одной ей понятным признакам место привала, Миа опустила Лёху на торчащий из земли корень у раскидистого дерева, напоминающего земной дуб, и помогла Стрижу снять доспехи.

Устроившись поудобнее, “испытатель” откинулся на ствол и заявил:

- Ну-с, к барьеру. Приступай, Пикассо…

Вытянуть руку оказалось невероятно сложно. Конечность словно чугуном залили и вдобавок пропустили ток - так она тряслась. Лёхе вообще хотелось плюнуть на всё, лечь на землю и уснуть. Чтобы, скорее всего, уже не проснуться.

- Живее давай, - поторопил он девчонку, борясь с искушением сдаться и уже не рыпаться. - Пока я копыта не отбросил.

- Мне требуется время, чтобы изменить артефакт, - отозвалась Лаура, выуживая злополучную шкатулку. - Нужно нарушить плетение покорности.

- Долго? - с беспокойством поглядывая в ту сторону, откуда они пришли, спросила эльфийка.

- Не думаю, - с сомнением в голосе ответила магичка. - Я же говорила, что никогда этого не делала. В теории, нужно стереть одно плетение, не затронув остальные, а потом заново запечатать контур.

Из всего этого Стриж уловил лишь то, что у него есть время поспать. Прикрыв глаза, он провалился в блаженное забытье.

В чувство он пришёл от пинков под рёбра. Похоже, экстремальные пробуждения в этом мире становятся обыденностью. Так недолго и привыкнуть, а там уже и один шаг до кожаного костюма и ударов плёткой по голой заднице.

- Миа, - возмутился было Лёха, открывая глаза.

И тут же заткнулся: будила его совсем не она. Разве что пока Стриж спал, эльфийка успела провести операцию по смене пола, обзавестись рыжей сальной шевелюрой и зарасти бородой по самые глаза.

- Это что за питекантроп? - вопросил Лёха, уже понимая, что ничего хорошего не происходит.

Мысли в голове текли вяло, то и дело путаясь, но Стриж пришёл к однозначному выводу: похоже, они вляпались в очередное дерьмо.

- Вставай, скотина, - прогудело откуда-то из недр бороды.

- Ёптыть, оно говорит! - картинно удивился Стриж, пытаясь подняться.

Руки тряслись, из-за чего он выглядел пьянчугой, старающимся избежать горячих поцелуев с землёй. Не получилось - руки подогнулись и Стриж шмякнулся носом в прелую листву. Во рту появился привкус крови.

- Что с ним? - прогудело над головой.

- Красота твоя неземная поразила до обморока, - проскрипел Стриж, сплёвывая. - Бороду сам стрижёшь, или в барбершопе, хипсерота ископаемая?

Мощный пинок приподнял горе-шутника в воздух. Перевернувшись в полёте, Лёха шмякнулся на спину. Удар вышиб из него дыхание, рёбра болели. Пару секунд Стриж пытался вдохнуть, а потом закашлялся. Из-за долбанного демона ему едва удавалось шевелиться.

- Охренел, голкипер грёбаный? - откашлявшись, просипел Лёха, ощупывя ушибленное место.

Рёбра болели, но даже вполовину не так сильно, как голова. На этот раз, похоже, повезло - обошлось без переломов. Правда, грозно зарычавший бородач, похоже, вознамерился исправить это упущение.

- Остынь, Ким, - скомандовал мужской голос откуда-то из-за спины рыжего.

К удивлению Стрижа, тот моментально повиновался. Бросив на Лёху злобный взгляд, детина опустил занесенную для пинка ногу и отошёл на пару шагов.

- Пенальти отменяется, - резюмировал Стриж, запоздало осматриваясь.

Увиденное ему не понравилось: беглецы оказались в окружении десятка личностей самого поганого облика. Натуральные разбойные рожи, вдобавок ещё и вооружённые луками и арбалетами. Наконечники стрел невежливо любовались беглецами, причём магичке уделило внимание сразу четверо стрелков.

Что эта развесёлая гоп-компания будет делать с женщинами гадать не приходилось, но чем-то помешать Стриж не мог. Тело отказывало, голова готова была взорваться, а пронзающий холод выпивал силы. Всё, что мог сейчас Лёха - говорить, собирая внимание на себя. Дать крошечный, но всё же шанс для Мии и Лауры сделать что-то, пока противник занят его избиением. К примеру, испепелить врагов магией.

- Вот только Робин Гада нам тут и не хватало, - театрально вздохнул Стриж. - Слышь, босота лесная, шли бы вы, а? У нас и грабить-то нечего.

- Заткнись, - командир разбойников вышел из-за спины бородача.

- А как же свобода слова? - возмутился Лёха и тут же схлопотал оплеуху.

Старший разбойник милостиво кивнул потирающему руку бородачу и тот влепил Стрижу ещё пару затрещин, отправив в нокдаун.

- Ещё есть желающие пошутить? - разбойник холодно оглядел девушек.

Миа утёрла рукавом кровавую юшку из-под носа и болезненно скривилась. Похоже, Лёха был не первым познакомившимся с кулаками и сапогами незваных гостей.

А вот Лаура выглядела невредимой, хоть и несколько униженной. Сперва Стриж решил, что юную магичку беспокоит бесславное поражение от лесной голытьбы, но заметил, как та старательно оттягивает укороченную юбку пониже, и сообразил: графиня стыдится своего наряда.

Мысль столь абсурдная, что Лёха расхохотался, за что тут же получил пинок в живот. Стрижа скрутило и вырвало желчью без единого следа недавно съеденного мяса.

- Я - Лаура из рода Лазурных Кречетов, дочь графа Лавра, - заявила магичка гордо, даже голос почти не дрогнул. - Окажите нам помощь и мой отец щедро вознаградит вас.

- Щедрее, чем его светлость господин Гарм? - хмыкнул разбойник. - Сомневаюсь. Да даже если и так - нам важнее милость господина Гарма. Ты, полуухая! - он указал пальцем на Мию. - Вяжи руки её светлости. Впереди, не за спиной!

И, обернувшись к Лауре, отвесил на удивление галантный поклон:

- Прошу прощения, ваша светлость, но его светлость господин Гарм дозволил нам прострелить вам ногу или руку, ежели вы решите применить магию.

- Ты гляди, какой аристократ помоечный выискался, - подал голос Лёха, чтобы вновь отправиться в аут от тумака бородатого громилы.

- А нам сказали, что с её светлостью два пустотника беглых, - пробормотал разбойник. - Они ж не говорят вовсе, а этот - не затыкается... Полуухая, давай живее!

Миа, явно ожидавшая чего-то от Лауры, бросила злой взгляд на целившего в неё бородача и подошла к магичке. Говоря откровенно, Лёха тоже ждал... Большего? Он помнил огненную стену там, в лагере, и полыхающую в пламени тварь. Но почему-то девчонка не спешила обращать врагов в пепел. Может, так и не восстановила силы?

Эльфийка медленно и неумело связывала Лауре руки. Подозрительно медленно и неумело. Сообразив, что напарница что-то придумала, Стриж вновь попытался отвлечь внимания на себя.

- Довелось раз прикончить одного скота, - задушевно начал он, стараясь не обращать внимания на боль в груди при каждом вдохе. - Тот тоже связанных любил. И мальчиков, и девочек. Слушай, а ты, часом, не из таких же, а?

На говорливого недоумка воззрились уже все разбойники. Причём с искренним удивлением и интересом: всё же не каждый день удаётся увидеть кретина, настырно выпрашивающего звездюли. Даже рыжебородый гад озадаченно почесал затылок, прежде чем выдать Стрижу заслуженную оплеуху.

- Не хватит? - холодно поинтересовался главарь у ворочающегося на палой листве Лёхи.

- Я… стоп-слово… забыл, - отозвался тот, ломтями откусывая воздух.

- Может, он того - убогий? - предположил один из арбалетчиков. - На голову скорбный. У нас в деревне был один такой - тоже трепал ерунду без умолку. Бей, не бей - без толку. В колодце утоп, бедолага, по пьянке.

Лёха встал на четвереньки и тряс головой, словно баран после сшибки с соперником.

- Этот тоже договорится - утоплю к чертям свинячим, - пинком сшибив его обратно на землю, заявил главарь.

- А вот хрен тебе за щёку, - Лёха перевернулся на спину и уставился в небо. - Говно не тонет…

Разбойники захрюкали, сдерживая смех. Видно было, что хохотать в полный голос им не позволяет только побагровевшая рожа главаря. Лёха догадывался, что “работника ножа и топора” от расправы над болтливым удолбанцем удерживают лишь полученные инструкции. Ну, или жажда наживы - за жмура денег не получишь.

- Не нужно его бить, пожалуйста, - раздался умоляющий голос Мии. - Если хотите - я его свяжу, кляп вставлю, но не убивайте.

- Вяжи, - охотно согласился главарь и тут же получил от Лёхи:

- То есть такой же - любишь связанных мальчиков и девочек.

- И кляп ему вставь, пока я язык не отрезал! - злобно рявкнул разбойник под фырканье и хрюканье подельников.

Подозрительно покорная Миа подчёркнуто медленно, не делая резких движений, подошла к Лёхе. В руке она держала тряпицу, очевидно призванную стать кляпом. В ней что-то знакомо блеснуло.

- Вставай, - сказала эльфийка, хватая Стрижа за шею.

Не успел тот удивиться столь дурацкому способу помощи, как почувствовал прикосновение металла к коже на затылке. Похоже, Лаура всё же успела доделать артефакт.

Голова взорвалась от недовольного воя демона. Ледяное прикосновение золота причиняло боль, усиливающуюся с каждым мигом. Время словно замедлилось, а мысли, наоборот, пустились галопом. Стриж понял, что не сможет вытерпеть боль молча, как и тогда, с демоном. И глядя на орущего пленника враг заподозрит неладное. Значит, надо как-то его отвлечь…

Вывернувшись из рук эльфийки, Лёха во всю глотку крикнул:

- Слышь, борода, пока есть время, хочу спросить: тебя мамка с обезьяной зачинала, или медведем?

За приближающейся ногой здоровяка Стриж наблюдал с торжеством. Пинок позволил ему заорать от боли, что разрывала тело. Но блаженное забытье всё не наступало.

Бородач пинал умело, демонстрируя недюжинный опыт и знание человеческой анатомии, но Лёхе удары казались чем-то незначительным на фоне той пытки, что творил с ним артефакт. Несмотря на боль, разум Стрижа оставалось достаточно ясным, чтобы осознавать происходящее вокруг. Вот вожак нахмурил брови, почуяв что-то неладное, и остановил занесённую для очередного удара ногу.

Умный, гад. Да и дурак наверх не выбьется. Вожаку положено быть умным, обладать поистине звериными инстинктами, чтобы вовремя почуять опасность. Вот как сейчас - сволочь явно понял, что не может избиваемый так орать - до разрыва голосовых связок.

Адская боль внезапно ушла, уступив место слабости. На лице Лауры появилось злое торжество, а в следующее мгновение вокруг полыхнуло пламя. По ушам ударил дикий, нечеловеческий вой сгорающих людей и живые факелы заметались меж деревьев. Вонь горящих волос, ткани и мяса - знакомая и ненавистная Стрижу, - заставила его свернуться в рвотном спазме. Рефлекс не Лёхи, а его нового тела, прежде ничего подобного не обонявшего.

“Получилось” - подумал Стриж, прежде чем вырубиться.

Глава 5

Для разнообразия, на этот раз Лёху никто не пинал и не бил, приводя в чувство. Хотя, его уже отмутузили так, что на этом фоне пара новых ударов стала бы каплей в море.

Болело всё, особенно голова. Уже знакомый инфернальный звук теперь звучал почти постоянно, но словно тише. Он уже не оглушал, сводя с ума, а превратился в постоянный фон, порождающий пульсирующие вспышки боли.

- Когда ж я уже сдохну... - едва слышно просипел Стриж, не торопясь открывать глаза.

Меньше всего он хотел видеть обгоревшие трупы. Самая лютая смерть, с точки зрения Лёхи - сгореть заживо. Он навсегда запомнил, как впервые увидел горящего человека - в ЦАР, на базаре в Банге. Торговцы поймали подростка, укравшего с лотка кусок копчёного мяса. На несчастного надели пару старых покрышек, облили бензином и подожгли. Когда Стриж с товарищем, услышав дикие крики казнимого, прибежали к месту самосуда, было уже поздно.

С тех пор Лёха не раз сталкивался с подобным, но именно тот, первый случай, запомнился ему больше всего.

Через несколько болезненных вдохов Стриж осознал, что не чувствует вони горелого мяса. Пахло лесом, человеческим потом, животными и дымом. Нормальным дымом от горящей древесины. Лёха открыл глаза и обнаружил, что лежит на плотной шкуре, укрытый видавшим виды одеялом.

- А кофе в постель? - натужно пошутил он.

- Живой, - сложно было сказать чего в голосе Мии было больше: удивления, или облегчения.

Она сидела у огня и помешивала что-то в котелке, подвешенном над костровой ямой - точно такой же, как сам Стриж вырыл на первом привале. Неподалеку возвышались две горки со всяким скарбом: закопчённые котелки, кружки, бурдюки и деревянные фляги с ремешками для ношения через плечо, одежда и обувь, пара ножей, ложки, нехитрая снедь и отдельно - несколько мешочков, похожих на средневековые кошельки или табачные кисеты. Тут же валялись пустые заплечные мешки, из которых всё это барахло и вытрясли.

- Трофеи? - догадался Стриж и охнул.

Грудь болела при каждом глубоком вдохе.

- Отыскала по следам где они сбросили вещи прежде, чем окружить нас, - кивнула эльфийка, с беспокойством глядя на Лёху.

Разбитая губа Мии чуть припухла и разговор явно доставлял ей неудобство.

- Да тебе цены нет, - Стриж, морщась от боли в отбитом теле, кое-как принял сидячее положение. - Ох… Этот сучий хипстер меня что, на отбивную пустить хотел?

Покойный ныне бородач действительно отделал Лёху так, как он не огребал даже в буйной молодости. Стриж с некоторым удивлением отметил, что болит даже то, что по идее болеть не может. Не меньшее удивление вызывало то, что двигаться он при этом ещё способен.

- На патологанатома, наверное, учился гад, - резюмировал Стриж. - Или на палача…

- Ты бы меньше шевелился, - посоветовала эльфийка.

Этому совету Лёха последовал с радостью.

- Ты меня оттуда уволокла? - спросил он сообразив, что вокруг нет не только обгоревших тел, но и следов огня на растительности.

- А ты очень хотел остаться там? - вопросом на вопрос ответила Миа.

Он взял протянутую флягу и осторожно пригубил. Там была не вода, а сухое красное вино - слабенькое, возможно, даже разведённое водой. Стриж некстати вспомнил, что в средневековье это было обычным делом - кипятить для обеззараживания воду ещё не додумались, потому разводили вином. А то и вовсе пили его вместо воды.

Зато красное вино помогало восстановить кровь, сожранную - или выпитую, - хреновым демоном.

- Грёбаный упырь, - выругавшись в адрес демона, Лёха сделал ещё глоток.

Боль потихоньку отпускала - то ли потому, что “тамагочи” латал свой носитель, то ли потому, что Стриж в кои-то веки внял совету меньше дёргаться. А может, и то и другое.

Глядя на котелок, Лёха поинтересовался:

- Это у них столько воды с собой было, или ты нашла?

- Они когда на нас вышли - сапоги были влажные, - пояснила эльфийка, помешивая варево. - Я по следам прошла, минутах в десяти отсюда они пересекли широкий ручей. С водой в ближайшее время проблем не будет.

- Вот ведь, - криво ухмыльнулся Лёха. - Я с их сапогами очень близко познакомился, а эту деталь как-то упустил.

- Радуйся, что вообще выжил, - покачала головой Миа. - Вот ты отморозок, Алекс! Чего ты добивался? Чтобы они тебя насмерть забили?

- Ну, вообще я надеялся, что наша магичка сразу их спалит, как только я внимание на себя отвлеку, - признался он. - В каком-то смысле даже получилось, пусть и не сразу.

Миа тяжело вздохнула.

- Тебе нужно отдыхать и восстанавливаться, - сказала она. - Я нашла какую-то крупу в запасах, но как и сколько её готовить - без понятия. Графиня, естественно, не в курсе, так что остаётся только пробовать и ждать, пока покажется съедобной.

- Горячее сырым не бывает, - выдал Стриж народную армейскую мудрость. - Да и сейчас я лучше пустую кашу намахну, чем шашлык какой…

Он невольно поморщился, вспомнив запах горелой человечины.

- Тем паче что от шашлыка опять начну дристать дальше, чем видеть, - отогнав непрошеное воспоминание, добавил Стриж. - Кстати, а где наше высокородное оружие массового поражения?

- Спит, - Миа указала на одеяло, под которым угадывался скорее клубок, чем человеческая фигура. - Похоже, её ещё с ночи не отпустило и наш скромный переход отнял последние силы.

Помолчав, она негромко произнесла:

- Всё это очень... Настоящее.

- Что? - не понял Стриж, прихлёбывая из фляги.

- Мир вокруг, - пояснила эльфийка, махнув рукой. - Я не знаю, кому под силу создать такую правдоподобную и детализированную виртуальность. Я снимала дёрн, разрезала червяка. Вполне типичный кольчатый червь, не полая трубка имитации. И почва... Камешки, ветки, ход этого самого червя, корни растений. Бессмысленные и ненужные детали для цифровой реальности.

Глубоко вдохнув, она добавила:

- И люди горели по-настоящему. А вонь... Это не имитация.

Лёха невесело улыбнулся.

- Знаешь, мне это всё тоже кажется бредом, - сказал он. - В духе книг и фильмов. Только вот сказочные тут только трендюли - я таких и столько даже дома за всю жизнь не огребал, как тут за сутки. А всё остальное - капец какое реальное.

Фляга опустела и Миа протянула ему полную. Благодарно кивнув девушке, Стриж завершил мысль:

- И я бы рад был проснуться в своём теле, в своём мире. Рассказать ребятам за завтраком, какая дичь мне приснилась. Но вся соль в том, что этого не будет. Всё, амба. Теперь это… - он медленно и осторожно обвёл рукой вокруг, - ...наш “дом, любимый дом”. И здесь всем насрать, что мы хотим или думаем по этому поводу.

Он закрыл глаза и замолчал, прислушиваясь к “голосу” демона в голове. Хотелось заорать “Заткнись, скотина!”, но Лёха понимал - бессмысленно. Не заткнётся.

Какое-то время Миа обдумывала его слова, а затем негромко спросила:

- Что было перед тем, как ты оказался здесь?

- Взрыв, - не открывая глаз, отозвался Лёха. - Полный грузовик взрывчатки. Не знаю, сколько там в тротиловом эквиваленте - но мне хватило. А тебя этот дрон чем? Я ж в вашей машинерии - ноль. Плазмой там какой шарахнул, или ещё чем?

- Если коротко - тоже взрыв, - задумчиво проговорила Миа. - Как думаешь, это совпадение?

- Хрен его знает, - признался Лёха. - Для статистики маловато данных.

Собеседница кивнула, а потом тихо спросила:

- Если они могут переносить из нашего мира в свой, то сумеют провернуть обратный процесс?

Повисла тишина. Лишь трещали ветки в костре, булькала каша да ветер шумел в кронах деревьев.

- Если доживем - узнаем, - первым подал голос Лёха. - Будем решать задачи по одной. Сперва выживем, а потом уже потрясём местных знатоков всей этой магической тряхомундии. А может, наше приобретение у себя в библиотеке что отыщет.

Он взглядом указал на спящую девчонку.

- Другой вопрос: а как нас в таком виде дома воспримут? - продолжил Стриж. - Жили-были Миа с Лёхой, а тут - хоп! И Тауриэль с Леголасом вместо них. Не знаю, как у вас, а у нас в меня точно всякие антропологи вцепятся, как клещи в барбоску. И спасибо, если в виварий какой не запихнут, чтобы препарировать.

И снова приложился к фляге. Вино приятно туманило голову, лишний раз напомнив о плачевном состоянии - будь он здоров, ни за что не захмелел бы от такого объёма. Потому Лёха с сожалением отставил посудину - не хватало ещё налакаться вдрызг.

- Они могут переносить сознание, без тела, - заметила Миа. - Но твари сюда попадают вполне себе в физическом воплощении. И в остальном... Тут такие же люди, как в нашем мире. Те же органы, расположенные там же. Выглядят как мы, эмоционально мало отличаются. Это больше похоже на уникальную человеческую колонию, чем на чуждый мир. Взять хоть наши тела - они ведь как будто из сказок, основанных на легендах старой Земли. Я как-то смотрела репортаж о том, что большая часть привычных нам сказочных рас основаны на фольклоре. Как-то подозрительно много пересечений для простого совпадения.

- Не без того, - не стал отрицать очевидное Стриж. - Про потроха местных откуда знаешь?

Закупорив флягу, он отдал её Мие - чтобы не было соблазна приложиться вновь. Хотя накачаться по самые брови очень хотелось. И желательно - чем-нибудь крепким, вроде рома, что выдавали в Мозамбике за завтраком в качестве профилактики от малярии. Или спиртом.

- Сам как думаешь? - покосилась на него эльфийка.

- Только не говори, что жмуров потрошила, - поморщился Стриж, сделав очевидный вывод. - Руки хоть помыла после этого?

- Нет, блин, пальцы облизала! - неожиданно огрызнулась эльфийка и несколько раз глубоко вдохнула, явно борясь с подступающей тошнотой.

- Чувство юмора сильнее желудка? - посочувствовал Лёха.

- Вроде того, - продышавшись, Миа от души отхлебнула вина. - Я там блевала дальше, чем видела.

- А нафига тогда к жмурам полезла?

- Не на живых же мне проверять, насколько строение местных похоже на наше.

- Не, вы там в своём будущем точно тронутые на генетике, - повертел пальцем у виска Стриж. - Вот на кой тебе анатомия местных? Всё, к вам я не ходок: тут же разберёте на запчасти от дурного любопытства.

- Я тебе что - ходячий медблок, чтобы генетику на глазок анализировать? - вскинула бровь эльфийка. - Я всего лишь пыталась понять, насколько мы с аборигенами похожи. Да и если у них, скажем, по два сердца - это нужно учитывать в бою. Или ты веришь, что мы будем жить в сытости и безопасности при её малолетней светлости?

Она взмахнула руками, отчего с ложки во все стороны разлетелись густые горячие капли варева.

- Меня угораздило связаться с маньяками, - Стриж картинно откинул голову и закрыл глаза ладонью. - Одна - жмуров потрошит, другая - вообще сопливый пироманьяк, людей пачками сжигает. Кстати, - Лёха посерьёзнел. - Как она?

Вопрос был отнюдь не праздный. Вид заживо сгорающих разбойников пронял даже Лёху, несмотря на всю его подготовку и опыт. Что уж тут говорить о девчонке? Ну а если же она вообще никак на это не отреагировала - тут уже повод задуматься о здравости перспективы дальнейшего совместного путешествия с такой особой.

- Не очень, - вздохнула эльфийка и зачерпнула немного каши. Подула, попробовала, недовольно скривилась и вновь вернулась к помешиванию. - Когда она огонь вызвала - лицо аж светилось от радости, а вот дальше... По-моему, она перепугалась больше, чем горящие люди. Вокруг Лауры свободное пространство было, как в оке бури, и один из уродов этих прямо на неё побежал. Горит, кожа прямо плывёт, орёт так, что тем тварям из разлома не снилось. А она стоит и смотрит в ужасе...

Вздрогнув, эльфийка мотнула головой, прогоняя воспоминание, и перекрестилась.

- Если бы я его не пнула - прямо по ней бы и протоптался.

- М-да… - Лёха передёрнулся, представив себе это зрелище. - Кошмары ей теперь обеспечены… У вас там в будущем не научились такой стресс снимать? - без особой надежды поинтересовался он.

Миа лишь пожала плечами.

- Есть много всяких техник, но кому помогает, а кому нет. Слышала, в Доминионе есть спецы, которые могут просто удалить травмирующие воспоминания, но сама таких не видела.

- А ты хоть одной владеешь? - уточнил Стриж.

- Даже двумя, - отсалютовала ему флягой Миа, - напиться или исповедаться.

- А не рановато ей напиваться? - засомневался Стриж, глядя на свернувшуюся в клубок под одеялом Лауру. - Ребёнок же ещё совсем.

- Ну прости, детского психолога я в сумках не нашла, - развела руками эльфийка. - Раз доросла людей заживо жечь - от вина большого вреда не будет. Я дала ей хлебнуть, чтобы вырубилась и спала крепко. Всё равно пока ты на ноги не встанешь - далеко мы не уйдём. Вас двоих и вещи разом я не дотащу.

- Ладно, доставим родителям - там пусть сами графы-кречеты думают, - подвёл итог обсуждения Лёха. - Должна же от всей этой магии быть хоть какая-то польза, кроме файер-шоу в духе зондеркоманд СС.

Лаура что-то забормотала во сне и закуталась в одеяло так, что наружу торчал лишь нос - как у воробьишки в ласточкином гнезде.

- А как ты вообще нас дотащила? - запоздало удивился Стриж.

- По очереди, - просто ответила эльфийка. - Да и я говорила, что ты лёгкий. Мы оба.

Постучав по краю котелка, она сбила налипшую кашу с ложки и отложила ту в сторону.

- Смотри, что я могу, - загадочно сказала Миа, оглядываясь.

Сделалв несколько шагов, она подпрыгнула метра на два, уцепилась за ветку и несколько раз подтянулась на одной руке. Глядя на это Лёха лишь завистливо присвистнул - для него сейчас сидеть и не падать было той ещё задачей.

- Дома я бы такое проделать не смогла, - легко приземлившись на траву сообщила эльфийка. - Возможно наша натурализация затронула не только кости, но и мягкие ткани, и кожу. Волосы у меня растут только на голове, всё остальное гладкое, словно после лазерной эпиляции.

Она снова уселась у костра и принялась помешивать кашу.

- Интересно, - протянул Лёха, изгоняя из воображения видения обнажённой Мии.

Судя по тому, что он даже избитый и едва способный шевелиться думает о подобном, гормональный баланс в новом теле тоже отличался от человеческого.

Желудок громко заурчал, напоминая о том, что питание в цепочке потребностей стоит выше размножения, и Стриж вытянул шею, стараясь заглянуть в котелок. Увидел явно сырую крупу и огорчённо вздохнул.

- Нужно найти других пустотников, - вдруг сказала Миа. - Из нашего мира.

Вытянув из кучки затрофеенной у разбойников снеди кусок сыра и сухарь, она протянула их Лёхе. Тот благодарно кивнул и вгрызся в еду не хуже оголодавшей собаки, не обращая внимания на специфический запах сыра - то ли овцы, то ли козы. Аппетит разыгрался такой, что Стриж затруднялся определить, какой треск громче - от сухаря на зубах, или за ушами.

- Если есть хоть один шанс, что моих друзей после того взрыва тоже вытащили сюда - я его использую, - твёрдо сказала эльфийка.

- Как?

Оглянувшись на спящую Лауру, Миа негромко напомнила:

- Мелкая говорила, что если убить мага - его пустотник освободится. Надо узнать, многих ли вытянули одновременно с нами, и куда отправили.

Лёха кивнул, мысленно добавив от себя ещё один пункт: вместе легче выжить. Даже если земляки будут из разного времени - этот мир одинаково чужд для всех.

- Надо как можно больше информации по этому миру насобирать, - добавил он. - Всей, что сможем найти и желательно - из разных источников. Для верности.

С хрустом прожевав кусок сухаря, он продолжил:

- Если не сможем вернуться домой - придётся ассимилироваться. А мне как-то не улыбается провести остатки дней мало что на побегушках у местечковой шишки, так ещё и служить при этом батарейкой. Как бы красиво при этом не заливали в уши.

- А ты, я смотрю, оптимист, - восхитилась Миа. - Если они тут такие же паскуды-рабовладельцы, как ушастые с Эдема, то как только мы доставим эту девоньку в родной дом - нас с тобой скуют по рукам и ногам и присобачат что-то там покорности, превращая в ценный и безопасный ресурс.

- Значит, доставляем её до границ родных и в темпе валим, - резюмировал Стриж. - Слушай, что за Эдем такой и что там за ушастые?

- Долбанутые на всю голову рабовладельцы, считающие себя богоизбранными, - не скрывая презрения сообщила девушка. - У них принято демонстрировать богатство имплантами. Золото или платина на лице - то ещё уродство. Вот в первую очередь они делают себе заострённые уши, вроде наших, а многие вставляют и металлические ногти, часто в форме когтей. Свою планету они назвали Эдемом, но места, более далекого от бога, я не представляю.

- Похоже на пуритан, - заметил Стриж, добивая остатки сыра и сухаря. - Только те рожу драгметаллами не украшают.

Доев, он зевнул и улёгся обратно на шкуру, сообщив Мие:

- Вырубает меня. Даже нытьё мего демонюки пучеглазого в башке не помогает. Я вздремну чуть… - и провалился в сон.

Вместо блаженного небытия его встретили холод, тьма и неясные образы, от которых одновременно веяло опасностью и чем-то приятным, заставляющим мечтать о том, как клыки рвут добычу.


Источник: https://author.today/work/123452

Notes

[

←1

]

Chinga tu madre - очень грубое ругательство на испанском.

[

←2

]

Пон ункондо а ла кабеза, пута - грубое ругательство на испанском.

[

←3

]

Эдено? - Эдэм? (пер. эсперанто).

[

←4

]

Mi piel... - моя кожа (исп.)

[

←5

]

Ноктовизор - он же ПНВ, прибор ночного видения

[

←6

]

Мадре Диос - Матерь Божья! (исп.)

[

←7

]

Мира дондэ вас, идиота! - Смотри, куда прёшь, идиот! (исп.)

[

←8

]

Муэрэ, хиха де пута - Сдохни, сучья дочь! (исп.)

[

←9

]

Спирта, гринго! - очнись, чужак (исп.)

[

←10

]

Мерда (mierda) - дерьмо (пер. исп.)

[

←11

]

Кио? (kio) - что? (пер. исп.)

[

←12

]

Вэну (venu) - подойди (пер. эсперанто).

[

←13

]

“Грач” - штурмовик Су-25.

[

←14

]

Речь о событиях, описанных в серии книг “У оружия нет имени”.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики