КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Булочная для ведьмочки (fb2)


Настройки текста:



Булочная для ведьмочки

Глава 1

Раннее утро. Агнесса спешила с полной корзинкой свежайших булочек в магазин Лукаса на центральной площади. Она очень торопилась, ведь выпечка нужна к открытию булочной, когда народ как раз выходит из домов и спешит по своим делам. Именно в это время лучше всего разлетались ее чуточку волшебные булочки, так как их аромат не мог не привлечь внимания прохожих.

Многим горожанам сразу полюбились булочки от ведьмочки, и они стали завсегдатаями булочной Лукаса.

Агнесса недавно приехала в Стренцвет. Но сразу же взялась за выпечку и разнесла булочки в самые известные булочные города. Лукас сразу предложил довольно хорошую цену, с условием, что булочек будет много и вовремя.

Поэтому никак нельзя было опаздывать.

Еще пару поворотов и она будет на главной площади, а там пересечь ее не составит никакого труда. Хотя ноша и тяжела, но Агнесса чуточку поколдовала, чтобы нести было легче. Она не хотела прибегать в левитации, пусть она и колдует чуточку, но это не должно бросаться в глаза. Люди не должны чувствовать магию в ее выпечке, потому что это привлечет лишнее внимание. А этого Агнессе было не нужно.

Вот знакомый поворот, утром было мало людей, и Агнесса задумалась о чем-то своем, вспомнила жизнь в деревне с бабкой Ядвигой… засмотрелась на вывеску…

Вдруг из-за угла выскочила высокая фигура завернутая в черный плащ, с цилиндром на голове, и стремглав помчалась по узкой улочке навстречу Агнессе. Она даже не успела собраться и попытаться как-то отступить, уступая дорогу, как фигура налетела на нее, чуть не сбив с ног и почти выбив из рук корзинку. Две или три булочки выпали и покатились по мостовой.

«Как жаль. Мне сейчас каждая копейка дорога», - подумала Агнесса, и хотя по натуре была очень сдержанная, все же разозлилась.

- Что вы себе позволяете? Несетесь очертя голову!

- Простите, мадмуазель, - проговорила фигура мужским голосом.

Ведьмочка уставилась на незнакомца. Он был высок и худощав, хотя под плащом сложно было что-либо разглядеть. Лицо он прикрывал воротом плаща, но глаза небесно-голубого цвета были хорошо видны даже из-под нахлобученного на самый нос цилиндра.

Она загляделась на его глаза, которые, казалось, манили. Мужчина видимо истолковал это по-своему.

- Я заплачу за ущерб.

И попытался сунуть ей монеты в карман. Тут Агнесса будто очнулась:

- Уберите свои деньги! Не нужны они мне!

И, развернувшись, пошла быстрее к повороту на главную площадь.

«Что с тобой, Аги? Что ты уставилась на него, будто мужчин в жизни не видела? Подумаешь, глаза голубые, красивые. Как у меня… А он?! Надо же, какой наглец! Что я ему попрошайка какая-то. Деньги сует!» - недовольно рассуждала она, подходя к булочной. Где уже хлопотал Лукас со своим краснощеким сыном – молодым, примерно ее возраста парнем, который, кажется, краснел еще сильнее, при виде Агнессы. Она старалась не встречаться с ним взглядами, и не пересекаться ни по каким вопросам, так как в этих ситуациях смущалась сама не меньше, чем Ганс.

А молодой человек в цилиндре поднял одну из булочек, которые выпали из корзины и, поднеся к лицу, задумчиво разглядывал, прищурившись. Затем посмотрел в след скрывшейся за поворотом девушке и, похоже, совсем забыл, что он очень опаздывал. Ведь скоро откроются дворцовые ворота, камердинер придет его будить. И будет крайне неловко, если принца не окажется в постели.

Сегодня он снова проиграл в поединке, но кажется, нашел кое-что весьма интересное.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 2

Камердинер раздвинул тяжелые гардины, открывая окно и впуская солнечный свет. Фредерик поморщился от ярких лучей. Он не спал полночи, но сейчас чувствовал себя вполне бодрым.

- Доброе утро, Ваше Высочество!

- Хочу свежих булочек.

- Сию минуту, сир…

- Нет, мне не хочется дворцовой выпечки, хочу самое лучшее, что продается в городе.

Роберт – пожилой камердинер кронпринца, несколько оторопел от подобного заявления. Он проработал во дворце с малых лет и дослужился до должности камердинера при Его Высочестве, но ни разу за свою долгую жизнь не мог представить, что существует выпечка, вкуснее дворцовой.

- Я распоряжусь…

- Я слышал, что на площади есть великолепная булочная. Купи там дюжину.

Фредерик не проследил за ведьмочкой, времени не было, но заметил направление, в котором она исчезла. Девушка определенно шла к главной площади. А значит, и булочки несла туда. Если и остальные булочки с такой же начинкой, как те, что вывалились из ее корзинки, то можно считать, что он нашел золотую жилу. Дюжины хватит, чтобы убедиться в своих догадках.

- Будет исполнено, сир. Помочь вам выбрать наряд к завтраку?

- Нет, можешь идти.

- С вашего позволения, Ваше Высочество.

И камердинер удалился. А кронпринц вскочил с постели и подошел к окну, подставляя лицо и торс солнцу. Брюки он снять не успел, да и не будет уже, только сменит рубашку после того, как умоется и приведет себя в порядок.

Жизнь, кажется, налаживается. Если его догадки подтвердятся, он обязательно пригласит ведьдмочку работать во дворце. Кто же устоит перед таким щедрым предложением?


***
Агнесса работала в булочной наравне с Лукасом и Гансом, хотя и получала значительно меньше. Ей вовсе не обязательно было весь день стоять у прилавка, но ей было приятно наблюдать за тем, как проходящие мимо горожане, уловив запах ее выпечки, оборачивались, и безошибочно направлялись в сторону булочной.

Все шло как обычно: прохожие покупали булочки, бублики, крендели. Расплачивались и уходили. Но вдруг на площади появились два лакея, очень богато одетые и явно что-то искавшие. Они озирались по сторонам и пару раз даже остановили прохожих, что-то у них спрашивая. Затем быстрым шагом подошли к булочной Лукаса.

- Дюжину булочек и поскорее. Во дворце не любят ждать! – с нарочитой важностью сказал один из лакеев.

Лукас оказался расторопнее. Схватил деревянные ухваты и скомандовал:

- Подставляйте корзину.

Положив дюжину и получив хороший барыш, он довольно улыбнулся и сказал:

- У нас еще есть хлеб, бублики, рогалики, крендели с сахарной посыпкой. Выбирайте!

- Нет-нет. Только булки, спасибо!

И развернувшись, лакеи умчались с неимоверной скоростью.

Лукас улыбнулся во весь рот, подхватил Агнессу и закружил ее по лавке, чудом ничего не снеся и не сломав. Агнесса не совсем понимала причину радости пекаря, но на всякий случай вырываться не стала, хотя это было скорее от неожиданности.

- Ты хоть понимаешь, что это значит? – воскликнул он, таки опустив ее на пол. – Нашей выпечкой заинтересовались во дворце! Какие будут продажи!

В отличие от пекаря, Агнесса заметила, что заинтересовались именно ее булочками, не взяв больше ничего. Как бы не вышло беды. Колдовать без лицензии запрещено, это жестоко карается законом. И если хоть один из магов Его Величества отведает ее булочек, можно собирать вещи и уезжать обратно в деревню.

- Тебе теперь придется печь еще больше! – не унимался Лукас.

«Печь?! О чем он? Нужно придумать что-то, чтобы больше не приходилось колдовать над выпечкой», - мысли завертелись в голове.

«Зачем во дворце понадобились мои булочки? У них же наверняка полно своих поваров и пекарей. Здесь точно что-то не так! Кто-то что-то заметил или заподозрил, и решили проверить!»

А может, сразу сбежать обратно в деревню. Там знахари могли работать и без лицензии. Деревенский люд простой, им печать и грамота не нужны. Главное, чтобы с хворью помогли.

Но сейчас нужно успокоиться и не выдавать себя. Сбегать обратно в деревню, ой как не хотелось, ведь она только устроилась, и дела шли хорошо. Этот вариант она решила оставить на самый крайний случай. Вдруг пронесет. Главное, перестать колдовать над булочками. Но как?

И тут ей пришла великолепная мысль.

- А можно завтра я тут испеку? Если нужно много, я не смогу все принести.

- У нас своей выпечки полно, - призадумался Лукас. - Боюсь, не будет места. Ганс поможет тебе донести.

Ганс густо покраснел.

«Надо непременно уговорить его разрешить испечь булочки здесь».

В коморке у нее и печи-то не было. Она выпекала колдовством. А не принести булочек вовсе – означает большие убытки для нее. Она и за комнатку свою платит только благодаря ежедневной выручке за сдобу.

- Я приду раньше. Испеку больше. И по дороге булочки не остынут, будут горячими. Это же еще лучше! – затараторила Агнесса.

Лукас задумался, явно взвешивая все «за» и «против».

- Вы же сами видели, лакеи из дворца очень заинтересовались… - она не знала, что еще сказать, чтобы убедить хозяина пекарни.

- Я приду и открою для нее лавку. Помогу растопить печь, - внезапно вмешался Ганс.

Это было неожиданно и приятно. Она с благодарностью посмотрела на раскрасневшегося парня.

- Хорошо, - после некоторых раздумий согласился пекарь.

Глава 3

За завтраком собралась вся королевская семья. Все чинно расселись по своим местам за широким столом в малой трапезной. Кронпринц сидел напротив своего младшего брата. Мать с отцом по обоим концам стола. Хотя это и была малая трапезная, рассчитанная на узкий семейный круг, размерами она лишь чуть отличалась от большой трапезной, где устраивали застолья для больших приемов и балов.

Слуги сновали взад-вперед, наливая ароматный чай и подливая сливок, ставя перед каждым членом королевской семьи блюда с яствами.

На столе булочек не оказалось. Точнее не оказалось тех самых булочек. А выпечки было в избытке. Фредерик был не доволен. Надо будет устроить камердинеру взбучку. Решил, что за выслугу лет принц спустит ему невыполнение поручения?

Но тут двойные двери отворились и в трапезную внесли большой поднос, доверху заставленный булочками.

- Что это? – удивился король.

- Заказ Его Высочества, принца Фредерика, - объявил лакей.

Поднос поставили перед кронпринцем и сняли крышку-клош. По залу разнесся аромат свежей выпечки, словно булочки только вынули из печи, хотя принц точно знал, что пеклись они пару часов назад.

Фред потянулся к ароматной сдобе, но младший брат оказался проворнее и схватил булочку раньше Фреда.

- Не жадничай, братец, - обратился младший к старшему, увидев его надменный взгляд. – Все равно столько не съешь один.

И впился зубами в сдобу.

«Съем!» - подумал Фредерик, но, конечно же, внешне сохранял скучающе-безразличный вид.

Взяв другую булочку, он отломил кусок и положил в рот.

Так и есть, та самая начинка, о которой он думал. Ошибки быть не может. Младший брат и не почувствует, в нем магии на грош, а вот Фредерик…

Завтра он прикажет Роберту принести всю дюжину лично в свои покои. Нельзя так расточительно относиться к столь дорогой находке.


***
Ночью Агнесса плохо спала, ворочалась, все обдумывая и пытаясь найти выход. При малейшей опасности нужно будет уходить. Нельзя попадаться. На костре ее, конечно, не сожгут, так поступали только с черными ведьмами, совершившими преступление против короны, но и в темницу ей не хотелось.

Встала ведьмочка затемно. Быстро собравшись, помчалась на площадь. Как она и думала, Ганс уже открыл пекарню и даже начал топить печь.

Опара, поставленная с вечера, уже поднялась. Осталось замесить тесто, подождать пока подойдет, как раз и печь разогреется.

Наспех поздоровавшись, ведьмочка сразу принялась за работу. Нельзя терять ни минуты. Если тесто не подойдет хорошенько, булочки не будут такими пышными. А разницы видно быть не должно. Нужно чтобы булочки получились один в один как те, что она делала колдовством.

Ганс вызвался помогать. Он тоже месил тесто, подсыпал муки, вливал молоко. Пару раз их руки соприкоснулись, от чего он краснел еще сильнее. Но дело должно быть сделано, поэтому краснея и робея, Агнесса продолжала месить, скатывать и выпекать.

Лукас пришел, когда первая партия булочек уже была готова, и остался весьма довольным, особенно видом Агнессы и своего сына всего перепачканного в муке.

Он тайно мечтал, что Ганс сможет обольстить девушку и та останется навсегда работать в его пекарне, но уже как невестка. Куда она тогда денется. Заполучить такого пекаря, как Агнесса – большая удача. Ее булочки просто разлетались.

Но парень был слишком робок с девушкой, хотя по натуре был задирой и драчуном. Однако Лукас не оставлял попыток их свести, и всячески намекал сыну, что не плохо было бы приударить за Агнессой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 4

Во дворце утро началось не менее активно. Кронпринц тоже проснулся рано и, потянув за шнурок у изголовья кровати, вызвал камердинера.

- Я снова хочу тех же булочек. Но в этот раз не торопись. И… принеси их после завтрака в мои покои.

- Будет исполнено, сир.

Самодовольно потирая руки, Фредерик уже видел как наяву, что он выигрывает битву на этой неделе. Впереди еще пять дней. За это время с этой выпечкой и, особенно, с ее невероятной начинкой, ему не составит труда заполнить резерв и сразиться в полную силу.

Этот молокосос Саймон уделал его в этот раз, но больше подобного не повторится. Этот юнец, несмотря на то, что почти вдвое младше Фреда, оказался сильным соперником. Принц чувствовал в том силу. Это было редкостью. Однако Фред и свои силы оценивал объективно, зная, на что он сам способен.

Однако в последнее время он чувствовал, что каким-то странным образом резерв его магии очень быстро опустошается. Словно в нем образовалась дыра, и магия по капле вытекает из него. Но никак не мог понять, в чем же дело.

Обращаться к придворным магам он не хотел, те и так мало чему его учили. Приходилось тайком изучать книги, доставать их через головы магов, чтобы заполнить пробелы в знаниях.

А все потому, что королю не обязательно иметь магический потенциал. У всех монархов всегда был целый штат придворных магов. И очевидно, эти самые маги побаивались, что если на престол взойдет король, который хорошо владеет магией, их помощь уже не потребуется. Поэтому под любыми благовидными предлогами, они уклонялись от полноценного обучения Фреда, показывая лишь азы, которые принц осваивал без труда.

Но Фред чувствовал, что у него хороший потенциал, и с годами тот лишь возрастал. Но вовсе не благодаря стараниям придворных магов, а совершенно случайно встреченному принцем магу-отшельнику. Именно отшельник и рассказал и даже показал совсем еще юному принцу подпольные битвы колдунов и магов. Более того, отшельник заставил принца принять участие в одном из них, после чего принц понял, что только если ты используешь свою магию, ты позволяешь ей расти. Без использования она чахнет. Резерв уменьшается, иссыхает, так как ему нет необходимости пополняться. Именно этого и добивались придворные колдуны, чтобы резерв у Фреда уменьшился. Но если ты опустошаешь резерв досуха – стимулируешь его расширяться.

Поэтому тайком, каждый пятый день недели, принц сбегал из дворца и принимал участие в битве. У него уже появились поклонники, среди других магов, однако вместе с ними появились и заклятые враги, победить которых было делом чести.

 Вот только последние недели резерв быстро опустошался. Принц едва ли мог выпустить два-три боевых заклинания. Чему безмерно радовались его соперники.

После завтрака вернувшись в свои покои, на столике у окна принц обнаружил блюдо со свежей сдобой. Подойдя, он схватил одну и вдохнул ее аромат…

Поморщившись, Фредерик повертел булку в руке. Похожа, но не та.

Дернув шнурок у кровати, он вызвал Роберта.

- Что это? – спросил он камердинера, вертя в руке булку.

- Булка, как вы и просили.

- Это не те булки!

- Те самые. Куплены точно в том же месте, что и вчера.

«Что же случилось? Роберт не станет врать. Лакеи? Но зачем им обманывать?»

Остается только одно, проверить самому.

- Можешь идти, - задумчиво произнес он. - И пусть меня никто не тревожит до ужина.

- Слушаюсь, сир.

Быстро нахлобучив цилиндр и набросив плащ, он вышел на балкон и, закрывшись пологом невидимости, переместился вниз. Там, через сад, по давно знакомой дорожке, прошел к хозяйственным постройкам и вышел через западные ворота дворцовой стены.

Оказавшись на площади, он быстрым шагом направился к булочной.

Агнесса заметила незнакомца в цилиндре издалека. Она растерялась и даже не знала, как себя вести. Что он собирается делать? Опять предложит денег?

Она поспешила скрыться в цеху для заготовок.

- Приветствую, милейший, - обратился мужчина к Лукасу. – Ни у вас ли работает молодая девушка, которая печет великолепные булочки?

- Агнесса! Опять твои булочки! Вы знаете, милорд, - произнес пекарь заговорчески, - нынче эти булочки очень популярны. У нас покупает сам король, - сказав это, Лукас многозначительно поднял указательный палец вверх.

- Значит, Агнесса. А могу я поговорить с ней?

- Да, конечно, она тут. Агнесса! – позвал Лукас.

Ведьмочка нехотя вышла из цеха. Опять эти небесно-голубые глаза. Они словно гипнотизировали.

- Я восхищен вашей выпечкой, - совершенно ровным голосом произнес мужчина в цилиндре. – И я хотел бы предложить вам печь их для самого короля, - с пафосом добавил он.

«Для короля? Сначала лакеи, теперь он! Может это он и присылал тех лакеев! Значит, они распробовали, что-то обнаружили, или не обнаружили, и решили перепроверить. А он у них главный маг, или инспектор, или кто там еще у них…»

- Я не делаю ничего особенного, - растерянно заговорила она, - любой пекарь справится с выпечкой булочек.

«Она что, не хочет работать во дворце?!» - изумился принц, внешне сохраняя невозмутимый вид.

- Можно поговорить наедине?

- Конечно, - сказал Лукас и отошел. Но Ганс выглядывал из цеха и внимательно следил за подозрительным типом.

- Я знаю, как ты готовишь свои булочки, - понизив голос, произнес принц. – Тебе не придется прятаться, скрываться. У тебя будет все необходимое.

- Я не понимаю, о чем вы.

Ведьмочке совершенно не хотелось признаваться в том, что она использовала магию, чтобы чуточку улучшить булочки, и приготовить их нужное количество. Ведь лицензии у нее не было. А этот подозрительный тип явно о чем-то догадался. Наверняка это проверка. Во дворце что-то заподозрили, но еще не знают наверняка. И этот тип пришел под видом добряка, чтобы, якобы предложить работу, а на деле – выудить из нее правду, после чего заточить в тюрьму.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Руки заледенели, кровь оттекла от лица, но она ни за что не хотела признаваться, хоть страх быть разоблаченной овладел ею.

«Это проверка! Он пытается добиться от меня признания».

- Я просто хочу, чтобы ты пекла для короля.

- Нет! – испуганно сказала она.

 «Вот же упрямая!»

- Ты боишься, что тебя раскроют, я понимаю, - растолковывая, как маленькому ребенку, говорил он, - но я обещаю тебе безопасность, - и так доброжелательно смотрел. Ведьмочке хотелось бы поверить, но бабка Ядвига-то ее предупреждала: «Все эти колдуны городские легко могут заболтать кого хочешь и сама не заметишь, как окажешься за решеткой».

- Нет! – воскликнула она. Агнесса смотрела сурово и явно на уговоры поддаваться не собиралась.

В это время из цеха к ним направился Ганс. Он слышал часть разговора, и видел, что Агнесса напряжена. Но когда она с явным испугом в голосе воскликнула «нет», решил вмешаться.

- Не слышал, что тебе сказали, - грубо заговорил он. – Она не хочет!

Агнесса с благодарностью посмотрела на Ганса.

- Ладно, - парень в цилиндр потер двумя пальцами переносицу. – Хорошо. Не надо у короля. Просто пеки так же как делала это раньше.

Сильно давить Фред не хотел. Еще не хватало, чтобы ведьмочка испугалась и сбежала из города. Тогда он лишится того единственного источника, который она так любезно предоставляет.

Агнесса смотрела на него не верящим взглядом. Он что же настаивает, чтобы она продолжала колдовать над булочками?

«Ну уж нет. Я буду колдовать, а ты – цап, и поймаешь меня! Не дождешься!»

Молодой человек развернулся и ушел. А Агнесса еще долго не могла прийти в себя. Но колдовать в ближайшее время уж точно не собиралась. Откуда ж ей было знать, что колдовать ей придется, несмотря на свои твердые намерения.


Глава 5

Почти целую неделю парень в цилиндре не появлялся. Лишь лакеи из дворца регулярно к завтраку закупали в пекарне дюжину булочек.

Агнесса почти не высыпалась. Из лавки пекаря она приходила поздно, просыпалась ни свет, ни зоря, чтобы успеть в пекарню до начала основной выпечки. Но булочки по-прежнему были отменными, и от покупателей не было отбоя.

Каждый день Агнессе приходилось находиться наедине с Гансом, и она не знала, куда деваться от него: он то пытался ее приобнять за талию, то взять за руку. С одной стороны она была ему благодарна за помощь, но с другой – не хотела давать ложных надежд, ведь он ей был совершенно не симпатичен. А самое главное, он даже не знал, кто она на самом деле. И вряд ли обрадовался бы, узнав.

На шестой день недели нужно было готовить больше, так как это был выходной день, и в город выходило много как простого народу, так и знати. Поэтому помимо заготовок в пекарне, Агнесса сделал квашню и дома. И ранним утром тащила тяжеленную корзину с горшком квашни к центральной площади. Она бы помогла себе левитацией, но боялась хоть как-то повлиять на тесто колдовством. Ведь даже по малейшему следу можно было определить, что к булочкам было применено колдовство. А этого ей совершенно не хотелось. Ей хватило и одного визита странного мужчины в цилиндре. Поэтому она решила притаиться, так спокойней. Она ведь по прежнему занималась любимым делом, просто теперь делала это как все обычные люди.

Вот поворот, еще один – и она на площади. Но что это впереди? То ли мешок, то ли ковер скрученный, то ли бродяга прилег. На узкой улочке сложно было обойти этот объект, но ей это почти удалось, когда она вдруг заметила безвольно лежащую руку, а рядом цилиндр.

«Это тот самый тип?»

Она присмотрелась. И вправду, черный плащ, черный цилиндр.

«Что он тут делает?»

И она вспомнила, что в первый раз они столкнулись примерно в этом же переулке. Но в отличие от прошлого раза, сейчас он был очень бледен. Это было заметно даже в предрассветных сумерках. Черные волосы прилипли ко лбу, а из носа текла кровь. Парень был без сознания.

Увидев кровь, Агнесса испугалась.

«Он ранен. Неужели его избили и бросили тут? Но кто мог это сделать?»

Она стала озираться вокруг, однако в переулке никого больше не было. Агнесса снова посмотрела на мужчину.

«Раз избили, значит, было за что. Иди мимо! Тебя это не касается!» - говорил ей разум. Она даже сделал пару шагов от парня, но ведьма-знахарка в ней не могла пройти мимо раненного. Кодекс ведунов и ведуний гласил, что нельзя отказывать страждущим, раненным и больным. И этот самый кодекс бабка Ядвига вдалбливала Агнессе так, что, казалось, он впитался под кожу.

«Так я, как бы и не отказываю, просто мимо иду», - уговаривала себя она. Но обернулась. Парень издал то ли стон, то ли вздох.

- Ох, бедовый. Что ж с тобой делать?

Парень словно услышал ее тихий голос. Веки дрогнули, и он чуть приоткрыл глаза, воззрившись на ведьму. Рука поднялась, потянувшись к ней и тут же безвольно упала. А вот этот жест она игнорировать уже не могла. Это была просьба, обращение. И будь она простым человеком, пошла бы прочь, не задумываясь. Но ведьма-ведунья должна помочь. И как бы ней этого ни хотелось, уйти она уже не могла.

Ругая себя на все лады за то, что помогает этому типу, она отложила корзину и присела на корточки рядом с ним. Потрогала лоб – холодный. Вроде живой, но силы покидают его.

Тут на улице она не могла ему помогать, кто-то мог увидеть, донести. Нужно было перенести его.

«Конечно, только мужчин в моей комнате и не хватало!» - ворчала она про себя, пытаясь поднять парня, на вид худого, но весьма тяжелого.

- Левито! – тихо приказала она. И парень чуть приподнялся над землей. Взяв его под руку, она потащила его в направлении своего дома. Корзина с квашней плыла рядом. Сегодня Лукас останется без ее выпечки, но игнорировать кодекс она не могла. У нее вся кожа зудела, стоило ей подумать о том, чтобы бросить страждущего.

«Ух, бабка, услужила. Зачем же так вбивать в голову человека простую условность?»

По пути она озиралась, чтобы никто не заметил магии. Проблемы сыпались на ведьму одна за другой, а причинами их был этот мужчина. Он приносил ей одни неприятности!

Втащив раненного на второй этаж небольшого дома в свою комнатку, которую она снимала у престарелой женщины, ведьмочка аккуратно уложила его на свою кровать. Хорошо, что ее хозяйки не было дома, не хватало еще пересудов о том, что девушка приводит к себе мужчин.

Осмотрев его внимательнее, Агнесса точно определила, что с ним. Его не избили. Хотя под носом и запеклась кровь, но на лице не было ни синяков, ни ссадин. У мужчины было истощение, причем магическое. Где же мог человек так истощить себя? Чем это он занимается?

Все эти вопросы пугали Агнессу, она не знает, кто он и кем служит во дворце. А то, что он точно из дворца, было очевидно.

А еще, разглядев его более внимательно, ведьмочка отметила, что он намного моложе, чем показался ей вначале.

Однако, спрятав подальше свои страхи и любопытство, она сосредоточилась на лечении.

Нужен отвар, но пока его приготовишь, уйдет время. Необходимо влить в него чуточку магии прямо сейчас. А отвар закрепит действие.

Агнесса развязала ленты плаща и расстегнула рубашку мужчины, оголив грудь. Про себя отметила его крепкое телосложение, твердую, словно стальную грудь, и сразу застыдилась своих мыслей. Совсем не о том надо было думать.

Она вытянула руки, направляя их ладонями друг к другу, и, то отдаляла, то приближала ладони, словно сжимала и разжимала пузырь, концентрируя магию на кончиках пальцев. Почувствовав покалывание в подушечках пальцев, она приложила обе ладони к солнечному сплетению парня и позволила своей силе перетечь в него. Прикрыв глаза, Агнесса ощущала, как по каналам бежит ее магия, но тут что-то странное встало на пути. Словно каналы, по которым текла магия, были скручены, как клубок смотанных нитей: один такой клубок был в области паха – блокируя ток магии к ее резерву, второй – между ключиц, блокируя отток к рукам. И вместо того, чтобы бежать по магическим каналам, магия капала тонкой струйкой.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Кто же так тебя?

Мужчина открыл глаза и внимательно посмотрел на Агнессу. Она резко отдернула руки.

- Где я? – спросил он, промогравшись и оглядевшись.

- У меня дома.

- Что со мной? – правильно понял он действия ведьмочки.

- На тебе проклятье. Очень сильное. Я бы рада помочь, но… я не знаю, как!

Глава 6

Агнесса привыкла, что всегда знает, как помочь больному, и что нужно делать. А в нынешней ситуации начала сильно нервничать. С такими проклятьями она ни разу не работала. Тут нужна была сильная ведунья, которая знала древние заговоры.

Однако, услышав ее вердикт, парень не выглядел удивленным. Скорее задумчивым.

- Дай мне своих булочек, - заплетающимся языком сказал парень.

- Булочек? Ты, видно, бредишь! – недоумевая произнесла ведьмочка, прикладывая ладонь к его лбу.

- Нет. Именно в твоих булочках восхитительная начинка.

«Что он несет?! – не понимала Агнесса. - Булочки, начинки. Парень точно не в себе!»

- Точно бредишь. Я всегда пекла без начинки.

- Твоя магия. Она была в тех, самых первых булочках, которые я пробовал. Твоя магия идеально подходит мне для восполнения.

- Я ведунья, - хмыкнула Агнесса, - моя магия всем подходит для восстановления.

И тут она ахнула, словно что-то поняв. Затем приложила обе руки к вискам парня и снова направила магию.

- Тебе помогали мои булочки потому, что из резерва ты черпать много не можешь. Каналы спутаны и магия не течет, а капает. Заблокирована здесь, - она беззастенчиво ткнула парня чуть ниже пупка, - и здесь, - ткнула в ямочку между ключиц и снова приложила руку к его виску. – А когда ты ел булочки, магия сразу попадала в голову и текла к рукам, вот тебе и казалось, что ты заполняешь резерв.

Она убрала руки, и вид парня ей понравился больше. Он чуть покраснел.

- Лучше? – спросила она на всякий случай.

- Лучше. Мне было очень приятно, но больше так не тыкай, - произнес он. Чуть растерев виски и присев, он продолжил: - Я и не знал, что еду можно заряжать магией, до того, как ни встретил тебя в том переулке. Булочки чуть ли ни светились. Я сразу это заметил.

Агнесса округлила глаза. Ну надо же! У него, должно быть, сильный потенциал, раз он смог заметить ее магию. Она ведь вливала совсем чуточку, а он видел свечение.

- О-о, да ты сильный маг, раз смог это разглядеть. До сих пор никто не замечал, - задумчиво проговорила она, - да и вливала я совсем немного. Ты же не сдашь меня? – помедлив, добавила она. - Я ведь тебе помогла!

Ведьмочка испугалась. Только сейчас она поняла, что этот сильный маг знает ее самую страшную тайну, и ей это очень не понравилось. Располагая этими сведениями, он вполне может упечь ее за решетку. Что ж ей у бабки в лесу не сиделось. Самостоятельности захотелось, доказать бабушке, что она сама тоже чего-то да стоит. Доказала!

- Нет, не выдам, - поспешил успокоить ее молодой человек.

Агнесса не успела успокоиться, как парень призадумался и выдал:

- Если ты мне поможешь.

Агнесса чуть ли не запыхтела от негодования.

- Я уже тебе помогла! – возмутилась она.

- Агнесса, дело серьезное, это важно.

Парень посмотрел на нее серьезно, и явно возражений приминать не собирался.

- Разобраться с теми, кто тебя так отделал? – кивнула она на его потрепанный вид.

- Нет, с этими я сам разберусь, - сказал он так, словно его оскорбила мысль о помощи Агнессы.

«Ну и что он тогда хочет?»

- А кстати, кто тебя так? - спросила Агнесса, если она влезла в эту историю, имеет право знать, с кем связалась.

- Это не важно, – сразу отвел разговор парень. - Мне нужна твоя помощь во дворце.

- Опя-ять, - взвыла Агнесса. – Не пойду я во дворец служить.

- Служить уже не надо. Если на мне проклятье, то это дело рук как раз дворцовых магов. Больше не кому.

Еще дворцовых магов ей не хватало! И куда она бедная ведунья вляпалась.

- А те, кто тебя так отделал, не моги наслать такое проклятье?

- Они не стали бы. Давай договоримся, - с прищуром начал он, - я никому ничего не рассказываю о твоей… практике, а ты мне помогаешь снять проклятье и найти того, кто на меня это проклятье наслал.

– Я не хочу связываться с дворцовыми магами! – возмутилась Агнесса, удивлялась наглости этого парня. - И я уже тебе помогла! – сказала она, показывая пальцем на него с головы до ног.

- Без лицензии, - поднял брови, изображая удивление парень.

«Вот же нахал!»

- Ух, - топнула ногой Агнесса, - надо было бросить тебя там умирать!

- Кстати, я Фред, - и после паузы добавил, - я знаю, что тебя зовут Агнесса, так что можешь не представляться.

- Что ж, Фред, раз тебе уже лучше, прошу покинуть мой дом! – проворчала ведьма.

- Ты идешь со мной, - встав с кровати, схватил девушку за руку и потянул к выходу.

- Стой, стой, стой! Я никуда не пойду с тобой!

- Хочешь, чтобы сюда пришли гвардейцы короля?

Агнесса сжала губы и зло посмотрела на Фреда.

- Думаю, ответ очевиден. Вот и славно. Пошли.

- Постой, а как же тесто? Как же пекарня?

- Сегодня ты не придешь. И скорее всего в ближайшее время тоже.

- Но тебе же нужны булочки? – ехидно подметила она.

- Больше не нужны. Я хорошо заплачу тебе за то, чтобы ты всегда была рядом со мной.

- Денег не хватит, - пробурчала Агнесса.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 7

Фредерик и Агнесса быстро спустились по лестнице и вышли на улицу. Фред, оглядевшись по сторонам, быстро направился в сторону дворца.

- От кого-то скрываешься? – любопытствовала ведьмочка.

- Я уже сильно опоздал. Солнце встало, ворота открылись. Как бы не подняли тревогу.

Ничего не поняв из сказанного, Агнесса просто шла за парнем, стараясь поспевать. Ее голову одолевали сомнения. Вот же влипла! Кто этот парень вообще такой? Что ему нужно и почему он прячетс? И самое ужасное, как он связан с дворцовыми магами и почему уверен, что они его прокляли?

А самое отвратительное во всем это то, что у нее просто не было другого выхода, кроме как идти за ним. Парень сильно держал ее руку. Оставь он ее дома и разреши прийти самой, она бы собрала свои вещи и сбежала к бабке без раздумий. А что делать теперь?

Зашли они в дворцовые ворота с западного входа. Прошли мимо хозяйственных построек, конюшен и вскоре оказались в прекрасном саду. Тут были такие дивные растения и цветы, что Агнесса крутила головой, рассматривая их.

«Как красиво!» При других обстоятельствах она бы обязательно рассмотрела здесь все. Наверняка и лечебные травы среди этих растений имелись.

- Не отставай. Нам туда, - сказал Фред, указывая на балкон второго этажа.

Встав прямо под балконом, парень обхватил Агнессу за талию одной рукой, крепко прижимая к себе. Она даже возмутиться не успела, как они уже оказались на балконе.

- Ты владеешь левитацией? – чуть не воскликнула она от восторга, поняв, что Фред только что переместил их на два этажа вверх. И только сознание того, что они не совсем законно проникают во дворец, сдержало ее.

- Не совсем. Скорее могу перемещаться в пространстве… на небольшие расстояния.

Только Агнесса хотела восхититься мастерством парня – для столь юного возраста это был большой прогресс, как следующие его слова полностью развеяли это желание.

- Жди здесь.

С этими словами он метнулся в комнату, оставив ее одну на балконе. Хотя нет, не одну. Тут же он оставил плащ и цилиндр – так сказать, отделался от всех ненужных вещей.

Ведьмочка насупилась и скрестила руки на груди. Но что она могла поделать? Тихо злилась и придумывала, какое еще проклятье можно добавить к уже имеющемуся у парня так, чтобы жил он долго, но не счастливо!

Из комнаты послышались голоса: один взволнованный, явно принадлежавший пожилому человеку, второй – спокойный и даже несколько надменный. Этот голос она без труда определила как голос Фреда. О чем он говорил с другим человеком, она расслышать не смогла, да и желания особого не было. Она все думала, как же умудрилась оказаться в такой ситуации? Как позволила себя втянуть в эту авантюру. Проникнуть во дворец, бог знает в чьи покои…

В этот момент появился Фред.

- Все в порядке. Можешь заходить.

Глава 8

Комната оказалась очень богато обставлена. Она была похожа и на кабинет, и на гостиную одновременно. Тут стоял большой письменный стол, уставленный письменными принадлежностями, позади него книжный шкаф чуть ли не до потолка. Около камина стояло два кресла с тюфяками для ног. В дальнем конце у стенки стоял диван, перед которым был маленький столик.

- Присаживайся, - небрежно сказал Фред.

А Агнесса робко стояла у балконной двери и не могла сдвинуться с места.

- Что ты делаешь? – зашипела она, когда Фред подошел к столу и начал что-то писать.

Еще проблем ей не хватало. А этот странный парень, так и накликивал хлопот на ее голову!

- Мне надо кое-что закончить. А ты присаживайся, располагайся. Сейчас принесут завтрак. Я попросил побольше, сославшись на волчий аппетит.

Это удивило ведьмочку, она снова осмотрелась по сторонам. Слишком богато! Это вызывало подозрения. Да кто он такой?!

- Это что, твоя комната? – спросила Агнесса, делая акцент на слове «твоя», и оглядываясь по сторонам, чуть осмелев.

- Одна из них. За той дверью спальня.

- Слишком роскошно для простого служки.

Она подошла к столу и заглянула через плечо парня на лист, на котором тот выводил какие-то формулы. И тут ее сердца екнуло от страха.

«Какая же я дура!»

Все очевидно! Она прикрыла рот ладонью, чтобы не вскрикнуть от обрушившейся на нее правды. Ее загнали в угол. Провели, как простушку. Сбежать не получится. Но и без боя она не сдаться! Лучшая защита – нападение.

- Ты придворный маг! – отшатнулась она, не помня себя от страха, но он только подстегивал ее. - Вот почему ты так заинтересовался моей выпечкой! Вот почему ты вообще разглядел в ней магию! И это ты! – она злобно ткнула в него пальцем. - Ты посылал лакеев, под предлогом покупки булочек для короля!

Ее возмущению не было предела. Она чуть не задохнулась, осознав всю ситуацию и какими последствиями эта ситуация может ей грозить. Теперь, глядя в глаза этому нахалу, ведьмочка с замиранием сердца ждала ответа.

- Эм, - начал парень, оторвавшись от бумаг и явно недовольный ее выпадом. – Я не совсем маг. Точнее, я маг, но не придворный.

«И кто же он тогда? Обычный маг во дворце не живет. И чего он от нее хочет?»

Агнесса была зла и напугана и не верила ни единому его слову, сильно сжав кулаки, она сказала:

- Так уж и не придворный! А что тогда ты тут делаешь? Ты заходишь сюда, как к себе домой, выводишь магические формулы за этим столом. И судя по всему, эти книги, - она широким жестом указала на полки, - все о магии. Кому еще разрешат держать в своей комнате книги?! – чуть не кричала она.

- Принцу, например, - спокойно ответил Фред.

«Нашел время шутить, – подумалось Агнессе. – Само собой принцу разрешат, только ты-то тут при чем?!»

- Ну, принцу, конечно, разрешат… - сказав это, она вдруг осеклась и внимательно посмотрела на парня. – Ну, не-ет.

Ведьмочка старалась отрицать все доводы разума. Быть не может, чтобы она так влипла. Да и какой принц из этого парня? Шляется ночами по городу, дерется не известно с кем! Бред! Бред и уловка, на которую она не поведется!

Но парень выглядел серьезным и, кажется, его оскорбило неверие ведьмочки.

- Да, - твердо сказал он.

- Бред! Ты не можешь быть принцем. Ты шлялся по городу в этом дурацком плаще и цилиндре, - указала она на вещи, так и оставшиеся на балконе. - Дрался с кем-то. Принцы такое не делают! И у королевской династии никогда не было магических способностей. Иначе, зачем им столько придворных магов? Ты врешь!

- Я честен с тобой! – воскликнул парень, явно выходя из себя.

«Да кто она такая, что не верит мне. Мне! Наследному принцу», - злился он.

Но злиться здесь нужно было только Агнессе, которую обманом затащили во дворец! Поэтому, не обращая внимания на факты, юная ведьма поддалась эмоциям, и тешила себя надеждой, что он обманывает ее с корыстной целью.

- Ах, теперь ты со мной честен… - скрестила на груди руки Агнесса.

Фредерик уже выходил из себя. Он отложил перо и встал со стула. Его бархатный голос стал злым, отчего у ведьмочки мурашки побежали по коже. Но она держала лицо, стараясь не показать своих эмоций.

- Ты знаешь все мои тайны. Я принц. Я обладаю магией и на мне проклятье, которое ты поможешь мне снять. Взамен ты получишь все, что попросишь. Слово принца!

Фред на самом деле был оскорблен, он поведал ведьмочке свои самые страшные тайны, надеясь на помощь, а она не верила и насмехалась над ним.

- Так уж и все?

- Да, - рявкнул он. Но Агнесса все равно не верила ему.

- Хочу булочную на центральной площади города, - выпалила она свое самое сокровенное желание и внимательно посмотрела в глаза парня, ожидая его реакции. Даже придворный маг не сможет купить ей булочную. Разве что, только если он на самом деле принц…Чушь!

- Сначала помоги.

Агнесса этого и ожидала.

«Ну что, принц, булочная тебе не по карману? Ага, она ему поможет, а он ее в тюрьму посадит и противомагические оковы наденет.

- Ну, конечно, помоги ему. Потом окажется, что ты вовсе не принц.

Фредерику надоело терпеть эту перепалку, он внимательно заглянул в глаза Агнессе и великодушно сказал:

- Сейчас сама все увидишь! – он уже почувствовал приближение своего камердинера.

- И как же? – недоумевала Агнесса.

Внутри нарастало беспокойство: что если, и вправду, он окажется принцем?! Но она и бровью не повела. Уперев руки в бока, всем своим видом пытаясь показать, что весьма и весьма сомневается в его словах.

Однако она прекрасно понимала, что, кем бы он ни оказался, из этой истории ей все равно не выкрутиться. Окажись он принцем или магом, да даже простым послушником – стоит ему захотеть, и ее судьба решена.

Вот только ведьма не станет умолять о пощаде и валяться в его ногах. Пусть она и боится, но страха не покажет, спрячет его за злостью и колкостью.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Как говорила баба Ядвига: «страх нужно принимать с честью». И Агнесса знала о чести намного больше любой аристократки. Именно поэтому она ушла от бабки, именно поэтому она не принимала ухаживания Ганса, и именно поэтому сейчас упрямо смотрела на Фреда.

- Через две секунды. Спрячься за гардинами, - прорычал Фредерик сквозь стиснутые зубы. Агнесса стояла с постным выражением лица, полным сомнения и уличения. Девушка не сдвинулась с места.

- Ну же! – рыкнул он.

Агнесса дернулась и сразу же поругала себя за такую реакцию. Закатив глаза, чтобы показать, что не боится, в то время, как ее сердце вырывалось из груди, она направилась за гардины, мысленно ругая себя.

«Лучше бы оставила его в том переулке. Не нужны мне все эти проблемы!»

 Девушка закусила внутреннюю сторону щеки, стараясь успокоиться, но это не помогало.

 В этот момент в дверь постучали.

- Входите, - повелительным тоном произнес Фред.

- Ваш завтрак, Ваше Высочество. Король и королева справляются о вашем здоровье. Волнуются, почему вас не было за завтраком

- Передай, что все в порядке. Мне просто захотелось поспать подольше.

- Слушаюсь, сир.

Агнесса сидела не живая, ни мертвая. В душе еще витал маленький клочок надежды, что придворный маг разыграл эту сцену.

Но разумом она понимала – нет, не станет он так стараться ради какой-то ведьмочки, а значит, придется признать очевидное. Она прикрыла рот руками.

Страх вытеснила злость. Теперь ей точно не жить. Что с ней сделает принц, мало ли что он обещал?! Что в голове у этого парня с короной, который ходит по переулкам и дерется не известно с кем. Ну за что ей это?! Она просто хотела печь булочки. Никого не трогала!

Да, нарушала закон, но ведь никому от этого плохо не было. А теперь для ведьмочки судьба была предрешена. Упасть, молить о пощаде? Да ни за что!

Дверь захлопнулась, и послышались шаги в сторону гардин.

Глава 9

Отодвинув гардины, Фредерик увидел удивленную девушку. Глаза ее были широко раскрыты, а руками она закрыла рот. Потом, словно придя в себя, она убрала руки ото рта и ткнула пальцем в грудь парня.

- Ты?! Ты, и вправду, принц? И как к тебе обращаться, Твое Величество, Твое Сиятельство, Твое…

Агнесса пыхтела от злости. Каждое ее обращение звучало как оскорбление. Она размахивала рукой при каждом титуле, которым награждала парня. Так активно она жестикулировала для того, чтобы скрыть дрожь в руках.

Принца поначалу это забавляло, ее непосредственность и манера говорить все, что на ум придет. Однако, не выдержав подобного рукоблудства, он схватил Ангессу за руку, от чего ее пыл моментально сошел на нет.

- Просто Фред, – недовольно произнес он, все еще удерживая руку девушки и глядя ей в глаза.

И что она за женщина такая! Сначала не поддалась его очарованию в переулке, теперь не поверила, что он принц, хотя это было очевидно.

Фредерик вообще был хорош собой и красив, он это понимал: высокий, статный. Темные волосы, которые он убирал назад и голубые глаза привлекали внимание. Тренировки с мечом сделали его тело крепким, а магические бои сделали его уверенным в себе.

Его внимание льстило любой девушке, к которой он его проявлял. И это его обаяние не имело ничего общего с это титулом. Всем он нравился. Он точно это знал, так как часто ловил на себе взгляды хорошеньких девушке, когда гулял переодевшись по городу.

 А к Агнессе он проявил не только внимание. Но и всю свою выдержку, которая уже была на исходе.

Вместо того чтобы восхититься и обрадоваться, что она может быть полезна принцу, она просто злилась, пыхтела и размахивала руками.

Пыл Агнессы же поутих. Горячая рука принца, с железной хваткой быстро его остудила. Ведьмочка восприняла это как намек, что если не успокоится, он так же крепко может обхватить и ее шею.

- Хорошо, Просто Фред, - передразнила она его. - И чего ты хочешь от меня? Для чего тебе я, когда у тебя полно своих магов?

Он медленно отпустил руку девушки, понимая, что чуть перегнул палку.

- Эти маги сплошь и рядом все обманщики и шарлатаны, - гневно почти выкрикнул он. Но эта злость уже была направлена не на Агнессу. - Порой даже сами не умеют колдовать.

- А ты умеешь.

Агнесса старалась говорить спокойно, потирая покрасневшее запястье.

- Да, и весьма не дурно. Достаточно для того, чтобы разглядеть, где колдовство, а где – фокусы.

Он быстрым шагом подошел к своему столу.

- Вот, гляди, - подозвав ее, указал на записи.

Агнесса подошла к столу и заглянув в бумаги прошлась по непонятным записям взглядом.

- Я ничего в этом не понимаю. Я ведунья!

- Это формулы плетения боевого заклинания, - объяснил Фредерик, устало потирая переносицу, его начало утомлять вся эта ситуация. Почему она не верит ему на слово? Почему ей все надо доказывать? Надо же было простой ведьмочке оказаться капризнее и вреднее всех его фавориток. – Я работаю над созданием заклинаний и проверяю их в бою. Это тебе ни о чем не говорит?

Да, это ей о многом говорило. Она перевела взгляд обратно на чертежи и схемы.

Хотя она ничего не смыслила в боевой магии, но тот факт, что Фред сам составлял и испытывал заклинания, свидетельствовал о том, что он маг высокого уровня. Но ей есть чем крыть.

- А лечебное заклинание ты плести можешь? – спросила она уже серьезно.

- Увы, нет.

В дверь постучали. Агнесса со страхом обернулась, она совсем не хотела, чтобы еще кто-то во дворце знал, что она здесь. И Фред был с ней в этом солидарен.

- Ваше Высочество, это Седрик. Королева прислала меня проверить ваше здоровье.

- Смотри, что сейчас будет. Прячься и наблюдай.

Агнесса облегченно вздохнула и быстренько спряталась на своем уже почти полюбившемся ей месте.

Убедившись, что ведьмочка снова за гардиной, Фредерик громко сказал:

 - Входите.

Вошел мужчина в летах, темные волосы посеребрила седина, но выглядел он подтянутым. Попросив принца прилечь на диван, он стал водить над ним руками, изображая какие-то пасы и движения, то взмахивая, то опуская кисти. При этом что-то бормоча. Окончив с этими действиями, маг поклонился и сообщил:

- Теперь вам должно полегчать. Я сварю укрепляющее зелье, будете принимать его, и вы быстро окрепнете.

Когда дверь за магом закрылась, Агнесса осторожно выглянула из-за гардины. Фред подошел обратно к столу.

- Он же ничего не делал, - озадачено произнесла она.

Агнесса не была сильной ведьмой, но даже ей хватило силы, чтобы понять: придворный маг и крупицы магии не приложил, чтобы помочь принцу. И это еще больше пугало ведьмочку, она понимала, что оказалась впутанной в дворцовую интригу, чего ей совсем не хотелось.

- Вот именно. Только никто из этих магов не знает, что я поднял свой магический уровень на столько, что вижу их ложь. Они всеми силами пытались заморозить мой резерв.

Фред чуть качнулся, вовремя оперевшись руками о стол, что помогло ему удержаться на ногах. Это напугало Агнессу, принц явно был плох.

- У тебя настоящее магическое истощение, - подскочила к нему она, поддерживая и помогая присесть на стул. – Как ты мог довести себя до такого состояния?

- Подпольные бои магов.

Агнесса покачала головой. Об этих боях ходила дурная слава. Там собирались как пустышки, так и весьма сильные маги. Бои проходили в несколько этапов и в финале встречались сильнейшие из собравшихся магов. Однако это не было увеселительным мероприятием, там можно было получить весьма серьезные травмы. И хотя смертельные заклинания были запрещены, но увечья нанести сопернику не возбранялось.

По всему городу ходили слухи об этих боях, но никто доподлинно не знал, где они проходят и когда. Только маг мог пригласить другого мага на бои. Теперь понятно где он так себя истощил, ведь даже со спутанными магическими каналами он мог бы еще долго чувствовать себя прекрасно, и только тот факт, что он активно использовал магию, способствовал ухудшению его физического состояния и истощению магическому.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Не говоря больше ни слова, она приложила руки к вискам парня, прикрыла глаза и направила всю свою энергию к кончикам пальцев. На расстоянии энергия бы тоже передалась, но тактильный контакт увеличивал и ускорял ее передачу. Она почувствовала пульсацию в своем ядре резерва, но списала это на чрезмерное использование магии в последние несколько часов.

Открыв глаза, она столкнулась с серьезным взглядом голубых глаз, неотрывно следящим за ней. Она моргнула, потом медленно убрала руки.

Раз уж она оказалась втянута в это, принц ее просто так не отпустит, а значит, единственный способ, поскорее вернуться к спокойной жизни и своим булочкам – это помочь ему.

- У тебя очень нежные руки, - сказал неожиданно Фред.

Ей показалось или он действительно произнес это с лаской? От этих слов и взгляда в Агнессе разлился жар по всему телу, но она поскорее постаралась прогнать это ощущение. Тяжело сглотнув, Агнесса серьезно спросила:

- Какой у тебя план?

Глава 10

Фредерик шел по коридорам дворца широким шагом, порой притормаживая, словно задумавшись, а затем снова продолжая свой путь.

- Нет, так дело не пойдет, - резко остановившись, заявил он.

- Да, думаю, так мы ничего не добьемся, - раздался голос Агнессы из ниоткуда. – Этот плащ-невидимка крайне неудобная вещь, хотя и весьма редкая. Помнится, бабка моя рассказывала, был у нее такой, да потом делся куда-то. А куда, не говорит. А откуда он у тебя?

- Долгая история. Один маг-отшельник поделился, говорит, стар стал для использования этой вещицы, - помолчав немного принц добавил: - Я бы накрыл нас обоих пологом невидимости, но боюсь, резерва не хватит.

- Твоего резерва ни на что сейчас не хватит. Даже не пытайся.

Беспомощно выдохнула ведьмочка.

- Может, ты попробуешь?

- Я ведунья! Мы такого не умеем.

- Ладно, возвращаемся. Надо придумать что-то другое.

Но не успели они дойти и до поворота, как навстречу им вышел тот самый придворный маг, который приходил, так сказать, лечить принца.

- Доброго здравия, Ваше Высочество, - низко поклонился он. – Вижу, вы уже чувствуете себя лучше.

- Да, да, намного лучше, - отмахнулся принц, пытаясь поскорей отделаться он него.

- Думаю, нам следует отложить пока ваши занятия магией. Вы должны хорошенько набраться сил, - не унимался маг.

- Как раз этим я и собирался заняться. Отлежусь в своей комнате.

И не говоря больше ни слова, а также игнорируя пытающегося еще что-то спросить у него мага, Фредерик направился в обратную сторону.

Ведьму эта ситуация с магом-неумехой приводила в замешательство. Либо он, действительно не владел магией, либо владел, но даже не пытался вылечить принца, а это уже серьезное преступление, доказать которое, к сожалению, никто никак не может, так как только сильный маг или ведунья видят струи магии.

Теперь Агнесса еще оказалась и свидетелем. Но что ее слово, против слова придворного мага? В это ввязываться совершенно не хотелось.

- Мне совершенно не нравится этот тип, - тихо сказала Агнесса, когда они отошли на приличное расстояние.

- Кто? Седрик? Ты еще остальных не видела.

- А сколько у вас магов?

- Трое самых сильных, они – Магистры магии. Седрик – Высший Магистр, остальные – Младшие Магистры. Ну и еще с дюжину послушников. Они вообще ничего не умеют и не знают, просто выполняют приказы и поручения Магистров. А те делают вид, что обучают их. На деле же просто морочат голову, как и мне.

- Погоди, может, я прослежу за ним?

- Стой, - ухватил он воздух, но не промахнулся. Резерв в нем был достаточно велик, чтобы видеть слабые отголоски магии плаща-невидимки. Он поймал девушку за плечо, как ему показалось, а в следующий момент услышал звук звонкой пощечины, а щеку обожгло, будто хлыстом прошлись.

- Ты что себе позволяешь, твое высочество? – возмутилась ведьмочка.

Это уже ни в какие ворота не лезло! Агнесса очень разозлилась. Он схватил ее за то место, за которое приличную девушку только муж может трогать. Но влепив пощечину, ведьмочка сразу же пожалела об этом. Она только что ударила принца! Вот дела…Хоть он и сам нарвался!

- Я …- немного оторопел Фред, но, быстро собравшись, добавил: - Пусти меня под плащ.

- Вот еще! – возмутилась Агнесса.

- Я не могу пустить тебя одну бродить по дворцу, ты просто-напросто заблудишься.

- Не хочу я с тобой расхаживать под плащом.

И уже более спокойно добавила она:

- Это неприлично!

Фред взялся двумя пальцами за переносицу, поморщился и, выдохнув, проговорил:

- Пока мы тут с тобой пререкаемся, Седрик уйдет, и мы упустим шанс за ним проследить и подслушать.

Девушка нехотя приподняла полог невидимости, являя принцу до ушей покрасневшую себя. Стараясь не думать о том, за что именно он схватил девушку, принц придвинулся ближе к ней и накрылся краем плаща.

Идти было крайне неудобно. Плащ явно не был рассчитан на двоих, поэтому они то спотыкались, то толкались, никак не находя нужного ритма шага. Принцу это порядком поднадоело, поэтому он приобнял Агнессу за талию и чуть прижав к себе скомандовал:

- С левой ноги.

Когда Фред прикоснулся к Агнесса, она снова ощутила легкое покалывание в ядре резерва магии. Но вновь не придала этому значения, списав на случайность. Больше ее смущала близость мужчины, ведь до сих пор никто ее так не касался. Ганс, конечно, прикасался пару раз то к ее руке, то к ее плечу. Но чтобы вот так идти вплотную с молодым человеком – стыдоба-то какая. Как вообще можно так собственнически хватать незнакомую девушку, которая, между прочим, является вполне приличной ведьмочкой.

Внешне ведьмочка старалась этого никак не показывать и только испепеляла принца гневным взглядом, а щеки ее были пунцовыми. Однако принца все это весьма забавляло. Таких проказ он не совершал, пожалуй, лет с десяти.

Пройдя пару поворотов, они догнали Седрика, который неспешным шагом шел по коридору. Затем он свернул вниз и стал спускаться по лестнице.

- Куда это он направился? – задал риторический вопрос Фред.

- А в чем дело?

- Магистры собираются и работают в башне, почему он направился вниз.

Не спеша, они стали спускаться за ним, стараясь производить как можно меньше шума: плащ хоть и скрывал их присутствие от глаз, но от слуха посторонних скрыть не мог.

Магистр Седрик тем временем спускался все ниже. Лестница, похоже, вела в подвальные помещения. У основания лестницы он исчез в одном из коридоров.

Фред жалел, что он оказался в такой ситуации с Агнессой. Ему не хотелось приносить вред, хоть и вредной ведунье. Надо было отослать ее в свои покои, а самому в одиночку продолжить преследование.

Агнесса была сосредоточена на слежке. И хоть ей и было немного страшно, она старалась держать себя в руках. Вместе со страхом в ней рос интерес.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Тихо спустившись, Фред и Агнесса оказались в коридоре, который разветвлялся на более узкие. Удаляющиеся шаги подсказали им в каком направлении идти. Проход был узкий, они вдвоем еле умещались, не задевая стен. Постепенно коридор расширялся, переходя в просторный зал, потолок которого поддерживало множество колон.

Здесь стояло большое количество столов с различными сосудами, кувшинами, баночками. На других хаотично были разбросаны свитки. По стенам стояли стеллажи с книгами. То тут, то там мелькали молодые ребята, явно послушники, что-то перетаскивая или расставляя на места.

Принц и ведьмочка крались за Магистром, а тот в свою очередь остановился у одного из столов, за которым работал какой-то старец.

- Ну, как он? – спросил тот Магистра.

- Ты явно что-то напутал. Парень чувствует себя превосходно, - со злостью сказал Седрик.

- Это временно. Скоро переплетения окончательно перекроют ток магии по его телу, а затем иссохнет и резерв. Правда, парень будет как новенький, но вот магии в нем не останется ни капли.

Фред чуть подался вперед, дернув плащ. Агнесса еле удержала юношу за руку, показывая, что сейчас не время.

- Сколько? Сколько это займет времени? – продолжал напирать Седрик.

- Ты куда-то торопишься?

- Если мальчишка все еще владеет магией, он может заметить, что мы делаем с королевской четой.

- Он слишком занят собой и своим развитием, - спокойно проговорил старец. – Он не заметит, даже если мы будем травить их прямо у него на глазах.

- Мне нужен результат! Можно ли как-то ускорить процесс?

- Нет, но не волнуйся, у парня примерно две недели. А потом процесс уже необратим.

Глава 11

- Необратим, – тихим голосом произнес Фредерик, стоя у окна с широко расставленными ногами и сжатыми в замок за спиной руками. Агнесса сидела на диване и разглядывала его широкую спину. Хотя внешне принц оставался спокоен, по побелевшим костяшкам, на сомкнутых руках, она могла догадаться, что он очень зол.

Агнесса вспомнила, как он побледнел при словах мага. Он стиснул кулаки и ведьма была готова поклясться, он бы кинулся в бой, ведь речь шла не только о нем, но и о его родных. Да вот только силы были не равны. Она в боевой магии не смыслит, а принц сейчас с пустым резервом. Точнее резерв-то у него полный, да вот использовать из него магию невозможно. Поэтому она удержала его, а затем и утащила обратно вверх по лестнице.

– Они меня боятся! Поэтому и решили сначала перекрыть мне резерв, а потом начали травить родных, чтобы я не заметил, – злился он все сильнее. - Свернуть бы этим магам шеи! Слабаки чертовы!

- Однако управу на тебя нашли, - ведьма сказала это не без грусти.

- Агнесса, - обернулся он к ней, его глаза сверкали от злости и негодования. Она даже вздрогнула. - Ты же ведунья, ты можешь вылечить! – он не спрашивал, а скорее утверждал и настаивал.

Ведьмочка растерялась. Да, она была ведуньей, но как бы она ни хотела, помочь ему она не могла.

- Я-я, да, ведунья, но я не самая сильная. А тут на тебе такое проклятье, что его сможет снять только очень сильная ведьма… - она оборвала свою речь, призадумавшись.

- Что? Что ты придумала? – подошел он к ней ближе.

- А твой старик-отшельник, почему он не разглядел, что каналы у тебя спутаны.

Принц потер переносицу, говоря с какой-то тоской:

- Так в лес ушел, за просветлением. Вроде уже должен был вернуться.

- Иди к нему.

Фред поджал губы. А поразмыслив немного, добавил:

- Вместе пойдем, - сказал он это таким тоном, что Агнесса поняла, выбора у нее особо и нет.


***
Поужинав в своей комнате, принц, сославшись на усталость, приказал его не беспокоить до утра. И будить его рано запретил.

- Королева изволит беспокоиться, - дрожащим голосом заявил Роберт. – Волнуются за вас.

- Доложи Ее Величеству, что со мной все в порядке. Просто хочу отдохнуть.

С этими словами он выпроводил камердинера, а сам широким шагом направился к окну. Во всех его движениях чувствовалось нетерпение.

- Подпитай меня, - приказал он Агнессе. От чего та фыркнула. – Пожалуйста, – процедил он сквозь зубы.

Ведьмочка потерла ладони друг о друга, и приложила их к вискам Фреда. Он не сводил с нее глаз. Не выдержав его взгляда, Агнесса отдернула руки.

- Не смотри так.

Парень только усмехнулся.

Все так же, не сводя с нее взгляда, Фредерик приобнял ведьмочку за талию и, притянув к себе, молниеносно переместился вниз, под балкон. Агнесса только подивилась его мастерству. Но какое опасное сочетание принц и маг в одном лице.

Вскоре, по уже знакомой дорожке, они вышли в город. Там парочка долго плутала по узким улочкам, и пришла почти к окраине города. Принц указал на маленький домик.

- Там.

В домике тускло горел свет.

- Видимо вернулся твой отшельник, - отметила Агнесса.

Подойдя ближе, они постучали.

- Заходи, Фред, - послышалось из-за двери. – И спутница твоя пусть заходит.

Дом был старенький, но аккуратный. Внутри ни пыли, ни паутины. За большим деревянным столом, на котором одиноко стояла свеча, сидел старец и пил какой-то ароматный отвар. Длинные седые волосы были зачесаны назад, а борода, такая же белоснежная, как и волосы, свисала почти до самого живота.

- Присаживайтесь, - пригласил он гостей. – Хотите отвара?

- Нет, - сказал Фред.

- Да, - одновременно с ним сказала Агнесса.

- Мы по делу! – серьезно добавил принц, подходя ближе.

Агнесса по запаху определила состав трав в отваре. Он очень напоминал укрепляющий отвар, который делала ее бабка Ядвига.

- Тебе как раз бы стоило его выпить, - сказала она, вспоминая, что и сама собиралась приготовить отвар, после влития магии в принца еще у себя дома. Да когда она могла успеть это сделать? Если принц постоянно таскал ее за собой, не давая ни минуты покоя.

Старик только улыбнулся.

- Девушка права, тебе этот отвар будет полезен.

- Значит, ты знаешь, что со мной? Ты сможешь мне помочь? – невольно подался вперед Фредерик.

Принц был напряжен и серьезен.

- Ты давно не заходил, - перевел тему отшельник.

- Тебя давно не было, - вторил ему Фред.

Старец только покачал головой.

- Садитесь. Да, я вижу, что с тобой. Но остановить это не могу. Могу замедлить. Этот отвар поможет расширить магические каналы. – Старец протянул еще одну чашку, стоявшую тут же на столе. - Конечно, магия не потечет, как прежде, но все же будет проникать по всему телу тонкой струйкой. Однако, это временная мера. Не рекомендую пользоваться магией в ближайшие дни.

Принц только сжал губы. Он, конечно, не рассчитывал на скорый результат. Но то, что он не должен пользоваться магией – это выше его сил. Он орудовал ею почти инстинктивно. А теперь придется контролировать каждый свой шаг, чтобы не истощить себя.

- Тебе нужна сильная ведьма, - тем временем продолжал старец, - чтобы снять это проклятье. Не каждая сможет, - хитро посмотрел он на Агнессу.

Та чуть смутилась. Она действительно не была сильной ведьмой, не прошла инициацию. Она и не хотела ею быть. Так, помогала порой бабке что-то засушить, что-то перетереть. А вот учиться по-настоящему она совершенно не хотела. Она хотела доказать бабке, что и без магии можно прожить. Или же просто боялась, что никогда не сможет стать такой же сильной, как Ядвига. А чем быть посредственной ведьмой, лучше не быть ею вообще. И тут ее осенило:

- Моя бабка, Ядвига! Она очень сильная ведьма. Думаю, она смогла бы снять с тебя это проклятье.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Выпалив это, Агнесса сразу же пожалела о своих словах и закусила губу. Идти к бабке ей совсем не хотелось, но помочь Фреду нужно – у них ведь уговор.

- Ядвига? – переспросил отшельник.

Фред и Агнесса пропустили его вопрос мимо ушей.

- И ты молчала? - недовольно сказал принц.

- Я думала, тебе поможет…

Но Фред даже не дал ей договорить.

- Где она? – властно спросил он.

- Ха, - усмехнулась Агнесса, - к ней попасть не так-то просто.

По тропкам лесным,

Да по чащам густым

По топям пойдешь,

Коль дорожку найдешь

К бабе-Яге попадешь.

- Это еще что? – нахмурился Фред.

- Присказка.

Фредерик снова приложил два пальца к переносице, в такой ситуации еще присказок ему не хватало. Его семье угрожает опасность, он сам скоро останется без магии, а ведьмочка ему стихи читает.

- Веди меня к ней, - поднял он решительный взгляд. - Ты же ее внучка.

- Она не обрадуется.

- Да плевать! Не поведешь, сам пойду.

- Только кровь родная дорогу показать сможет. Если твоя бабка, и вправду, такая сильная, как ты говоришь, наверняка пути-дороги запутала, чтобы чужие не пришли, – сказал отшельник, обращаясь к Агнесса, а принцу добавил: - Без нее не дойдешь.

- Значит, ты меня отведешь! У нас уговор, - напомнил принц.

Агнесса покачала головой и призадумалась. А старец тем временем бубнил что-то себе под нос:

- Ядвига, Ядвига, может ли быт такое совпадение. – И тут заявил громко: - Я тоже с вами пойду. Кстати, забыл представиться. Я Мэйсон.

Глава 12

Наутро кронпринц явился к завтраку. Вид у него был весьма сносный, но заявление, которое он сделал, заставило королевскую чету забеспокоиться о его душевном состоянии.

- Что значит, уезжаешь? Куда? – негодовал король.

- Путешествовать. Мир посмотрю.

- Как же ты один? Нужна свита, слуги, повара, стражники, …

- Никого не надо.

- Но так не положено! – возмущался король. – Ты кронпринц! Наследник!

- Я знаю…

- … королевская кровь, - не обращая внимания на слова сына, продолжал король.

Принц не собирался пререкаться, а молча поглощал свой завтрак. Вчерашняя настойка, и вправду, помогла. Он чувствовал себя намного лучше, ощущал ток магии по телу, но так же ощущал, что не расходуемая часть ее словно застывает на стенках ядра, сужая резерв.

Он так долго бился над тем, чтобы расширить это самое ядро и теперь оно снова сужается! Но самое страшное то, что он может и вовсе потерять все способности.

- Что видишь? – спросил он еле слышно, словно пробубнил себе под нос, прикрыв рот бокалом с соком.

- Вся еда, - прозвучал над самым ухом голос Агнессы. Он чуть не выронил бокал. И он это ест!

- Раньше сказать не могла? – зарычал он чуть слышно сквозь зубы, откладывая напиток в сторону.

Ответом была тишина.

Резко встав, Фред сказал:

- Мне пора собираться.

Королева схватилась за сердце.

- И кода отбываешь? – спросил король, понимая, что сына не переубедить.

- Через три дня.

Король словно выдохнул. Три дня – это срок. Может, сын и передумает. А если нет, то уж король организует ему и свиту, слуг, и повара, и даже фавориток.


***
- Как же я раньше не замечал? – шептал Фред сквозь зубы, шагая по коридору к своим комнатам.

- Не туда смотрел, - раздался совсем рядом голос Агнессы.

- Я же почувствовал твою магию в булочках!

- Потому, что она светлая. Сильный, даже средний маг сразу видит. А в еде для твоих родителей – черная магия. Магия смерти. Без особого навыка и не разглядишь. Я-то ведунья, поэтому магию смерти вижу.

- Они решили убить моих родителей?!

- Скорее сморить болезнью.

Дойдя до покоев, Фредерик открыл дверь, делая вид, что оглядывается по сторонам. На самом же деле пропускал ведьмочку внутрь. Затем зашел сам.

В покоях их ждал Мэйсон. Он вальяжно сидел на диване и поглаживал свою бороду.

Они втроем вчера пробрались сюда, чтобы иметь возможность детально спланировать путешествие.

- Когда? – спросил старец.

- Сегодня вечером. Попрошу, чтобы утром меня подольше не будили, - заявил принц. – Коней заберем из конюшни, припасы – с кухни.

- Хорошо, - сказала Агнесса. – Я пойду к себе и соберусь в дорогу.

- Исключено! – возразил Фред.

- Почему это? – уперла руки в бока Агнесса. Вот еще нашелся, указывает, что ей делать.

- Ты не сможешь незаметно уйти и прийти.

- Воспользуюсь твоим плащом.

«Вот же упрямая! Почему нельзя просто согласиться», - злился Фредерик.

- А как спустишься?

Тут она задумалась.

- А через дверь? – спросила она.

Принц покачал головой.

- Ты не знаешь дворца. Просто заблудишься.

- Идите вместе! – внезапно сказал Мэйсон с улыбкой, явно наслаждаясь их перепалкой.

- А как же ты? – спросил Фред удивленно.

- Я ведь умею перемещаться на большее расстояние, чем ты, мой мальчик. Если кто-то придет – перемещусь, а так, подожду вас здесь. Хорошо тут, удобно, - погладил он рукой обивку дивана.

Фред только бровь приподнял.

Накинув плащ и просканировав коридор на наличие людей, парочка вышла из покоев принца. Фред вновь беззастенчиво обнял девушку за талию, при этом испытывая весьма приятные ощущения. Особенно, замечая ее раскрасневшиеся щеки и чуть прерывистое дыхание. Но надо отдать ведьмочке должное – она и слова не сказала, хотя и пыхтела всю дорогу до выхода на задний двор.

Там, пройдя мимо хозяйственных построек, они вышли за ворота. Преодолев еще один квартал и удостоверившись, что их никто не заметил, принц придержал Агнессу и скинул плащ.

Вид у девушки был очаровательный: пылающие щеки, чуть взъерошенные волосы, которые она безрезультатно пыталась пригладить, убирая локоны с лица.

Плащ Фред накинул на себя, а на голову надел знакомый цилиндр – когда только взять успел?

Вдруг принц почувствовал, что в их сторону кто-то движется из-за угла. Он резко толкнул Агнессу к стенке и прижал своим телом, обнимая за талию. Девушка чуть не задохнулась от возмущения, но Фред приник к ее уху, словно ласкаясь и обжигая дыханием зашептал:

- Не двигайся. Кажется, за нами следят.

Девушка послушалась, но ее частое прерывистое дыхание, от которого поднималась и опускалась грудь, не могло не взволновать принца. Он не держал фавориток, все свободное время посвящая магии, но и телесные утехи были ему не чужды. Сейчас, находясь в такой близости от юной девушки, он чувствовал, что возбуждение в нем перекрывает разум.

«Надо собраться, слабак! Что ты делаешь?» - злился сам на себя принц, но тело твердило другое.

Агнесса еле дышала. Вначале воздух вышибло, когда принц вдавил ее в стенку, теперь он прижался к ней с такой силой, что каждый ее вдох еще больше сокращал расстояние между ними. Она еще не отошла от совместного променада под плащом, а тут и вовсе покраснела до ушей. И еще этот шепот в самое ухо, который щекотал и посылал мурашки по всему телу. Даже внизу живота как-то потяжелело, словно скрутился клубок.

Но больше всего ее удивило ядро резерва, которое стало пульсировать. Что это? Ее магия реагирует на Фредедрика?

В просвете переулка, между домов, действительно появились двое. Одеты были как стражники и, взглянув на зажимающуюся парочку, даже не стали идти в проулок.

Когда они исчезли из поля зрения, Фред опустил голову, чуть отодвигаясь от Агнессы и выдохнул, но руки по-прежнему упирался по обе стороны от ее головы.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Придя в себя, Агнесса разозлилась: она была зла на принца, который пробуждал в ней столь странные чувства, на себя, что позволила втянуть в такую авантюру, на стражников, которые появились и ушли слишком быстро, так что она не успела сполна насладиться близостью принца.

Но опомнившись, она чуть не врезала самой себе пощечину: «Соберись, дурочка! Где ты и где принц! И думать не смей!»

Убрав его руку и отойдя на пару шагов от принца, Агнесса пыталась отдышаться.

- Похоже, чутье тебя подводит, - язвительно заявила она.

- Я теперь везде вижу заговоры, - двумя пальцами взявшись за переносицу и поморщившись, сказал он устало.

Язвить расхотелось.

- Идем, - сказал она, и направилась к своему дому.

Глава 13

Оказавшись снова в своей коморке, Агнесса стала закидывать в холщевую суму все вещи подряд. Да собственно, вещей у нее тут особых и не было. Пара платьев, сменные башмаки, но главная ценность – это две книги, которые лежали на столе у окна: одна – подарок бабушки, собственноручно ею записанная книга заклинаний; вторая – книга рецептов, так же записанная собственноручно, но уже Агнессой.

Фред, скучая, прислонился к косяку двери. Меланхолично он разглядывал скупое убранство комнаты, а еще украдкой следил за ведьмочкой. Она была еще совсем молоденькой, не больше двадцати лет. И хотя сам Фред не на много был старше нее – ему исполнилось двадцать шесть – он ощущал себя намного старше Агнессы. Поэтом его забавляло ее бесшабашное поведение, непринужденные манеры, раскованные движения. Такого он не видел ни у одной из фавориток, которые были зажаты, скованны и жеманны.

И тут в дверном проеме появился молодой человек.

Агнесса обернулась к принцу и чуть не вскрикнула от неожиданности, увидев Ганса.

- Здравствуй, Аги, - произнес он, входя. Но увидев Фреда, насупился. – Что он тут делает?

- Привет, Ганс, - подошла чуть ближе Агнесса. – Тебе что-то нужно?

- Скажи, он тебе угрожает? Я мигом с ним разберусь.

- Нет, Ганс, все совсем не так, - взяла она юношу под руку и повела к выходу. – Он оказался знакомым моей… троюродной тетиной дочки. А ты что-то хотел? – перевела она разговор на него.

- Тебя не было целый день. Мы с отцом беспокоились.

«Ага, беспокоились они, как же! Булочек не было, и другой товар не шел», - подумала Агнесса.

- А ты что, куда-то собираешься? – спросил парень, заглядывая за плечо на холщевую суму.

- Да, знаешь, тетя моей троюродной сестры, - запуталась Агнесса, хотела исправиться, но передумала, - сообщила мне, что бабушка страшно соскучилась по мне. И я срочно должна к ней поехать.

- А как же булочки? Как же булочная?

«Ну да, конечно, только это его и интересует».

- Я не на долго, - заверила она, выпроваживая его за дверь. – И глазом моргнуть не успеете, как вернусь. Так и передай Лукасу.

- Я буду скучать, - уже за дверью произнес парень.

- Не стоит, - сказала ведьмочка, закрывая дверь.

- Твой ухажер? – спросил принц, приподняв бровь. Все это время он молча наблюдал за разыгравшейся перед ним сценой.

- Родственная душа,- ехидно произнесла Агнесса, закидывая остатки вещей в суму. – Я готова, идем.


***
Ночью на балконе покоев кронпринца появились три фигуры. Затем они резко переместились вниз в сад. Пробравшись вдоль стены к хозяйственным постройкам, они исчезли в конюшне. Тихо-тихо из конюшни выехали три всадника. Но тишину ночи не нарушал цокот их копыт. Они двигались, словно призраки, бесшумно.

Около ворот всадники остановились. Один из них сделал пас рукой и ворота отворились ровно на столько, чтобы пропустить по одному эту странную троицу.

Когда они выехали, ворота так же бесшумно закрылись.


***
- Я вот думаю, - говорила Агнесса, не обращаясь ни к кому конкретно, - вы же можете перемещаться в пространстве. Почему не переместили нас сразу за дворцовые стены?

- Вас двоих я бы еще перенес, - произнес Мэйсон. – А что дальше? Как бы мы дальше путешествовали? – сделал он эффектную паузу, чтобы Агнесса прониклась. - А перенести с конями вместе – для этого я уже слишком стар.

Они не спеша ехали по широкой дороге. Из города эта тройка выехала еще до рассвета, и сейчас, когда время уже близилось к обеду, они высматривали себе место для привала.

Кругом были поля и луга, а вдалеке виднелись деревья.

- Передохнуть бы, - пожаловалась ведьмочка. Она ёрзала в седле и явно утомилась от долгого сидения верхом.

- Впереди должна быть речка. Я чувствую влажность, – произнес Мэйсон.

Агнесса только глаза закатила.

«Еще скажи, суставы ломит», - подумала она, но вслух благоразумно не стала ничего говорить.

Однако она видела впереди более густую растительность и там действительно может быть ручей или ключ.

Подъехав чуть ближе к деревьям, они обнаружили речушку с прохладной кристально чистой водой.

Спешились и отпустив коней пастись, все трое устроились прямо на траве под большим деревом.

- К вечеру доберемся до деревни. Там попросимся к кому-нибудь в дом переночевать, - сказал Мэйсон, отламывая кусок лепешки.

Фредерик все время молчал. И сейчас лишь коротко кивнул головой, в знак согласия. Он все больше был погружен в свои внутренние ощущения. Магия покидала его.

- А твое величество не против, что мы вот в таких условиях, - язвительно спросила Агнесса.

Принц вынырнул из своих мыслей и посмотрел на ведьмочку.

«Она что, всерьез думает, что меня заботят условия, когда у меня такие проблемы?»

- Любой жизненный опыт полезен, - произнес он вслух. – К тому же я знаю, что это ненадолго.

А вот магию он может потерять навсегда.


***
К вечеру добрались до деревни. Сойдя с лошадей, они спросили у встречной ребятни, где можно переночевать? Одна девчушка, лет двенадцати, повела их к себе.

- Мы живем вдвоем с мамой. Переночуйте у нас.

Она вприпрыжку шла рядом, порой тянула Агнессу за руку, приговаривая: «Пойдем, пойдем!»

Мать девочки оказалась очень милой женщиной. И так как в доме не было мужчины, была рада сдать одну комнатку гостям.

- Нет! Это уже не возможно! – возмущался принц. – Три серебряника за ночь. И где?!

- Ты же сам говорил: «любой опыт полезен», - передразнила его Агнесса, сидя на единственной кровати в комнате.

- Не горячись, мой мальчик, - увещевал Мэйсон. – Этой женщине нужна помощь. Ты делаешь хорошее дело.

Фред был согласен с Мэйсоном, но все равно ходил взад-вперед пойманным зверем.

В дверь постучали, и девочка позвала их ужинать.

Простая каша в глиняном горшке, сдобренная молоком.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Извините, гости дорогие, - сказала женщина, разводя руками. – Чем богаты, тем и рады.

Фред не выдержал и зашел обратно в коморку. Вскоре появился с большим куском вяленого мяса.

- Забирай, хозяйка, - сказал он.

Агнесса только рот открыла от удивления. Хозяйка же поупиравшись скорее для приличия, чем всерьез, приняла подарок.

Когда укладывались спать, принц снова всех удивил, устроившись с Мэйсоном на матрасе, постеленном на полу.

Хотя дом был бедным, но чувствовалось, что хозяйка за порядком следит: все подушки и перины были чистыми и приятно пахли сушеными цветами.

Наутро хозяйка поставила на стол свежий хлеб и крынку молока.

- А куда вы идете? – спросила девчушка, сидя рядом и весело болтая ногами.

- Мы идем к моей бабушке, - ответила Агнесса, улыбаясь.

- А где она живет? – не унималась девчушка.

- За лесом на опушке.

- Ой, моя бабка тоже там живет. Можно я с вами?

Она с мольбой посмотрела на Агнессу. Та перевела взгляд на хозяйку.

- Я бы пустила, если вы возьмете ее с собой, - сказала хозяйка. - А то мы бабушку давно не видели, проведать бы. – Она погладила дочку по голове. - Я дочурку одну в лес ни за что не пущу. – А потом добавила, глядя на нас: - Я же пирожков с капустой вам напекла в дорогу. – И пошла к печи, доставать горячие пирожки. Она ловко орудовала деревянной лопатой – садником, доставая и выкладывая пирожки из печи на полотенце, расстеленное на столе.

Агнесса посмотрела на принца.

- У нас трудная дорога, справится ли ребенок?

- Я эти места вдоль и поперек знаю. И дорогу неплохо покажу, - заявила девочка.

Фред только улыбнулся и развел руками: противостоять обаянию малышки он не смог. Мэйсон только поглаживал бороду и хитро щурил глаза.

- Мы обратно этой же дорогой пойдем, - сказала Агнесса уже у ворот, прощаясь с хозяйкой. – Приведем дочку вашу.

- Спасибо, - отозвалась та.

- И вам спасибо за хлеб-соль, - сказал Мэйсон.

Лошадей было решено оставить тут же у хозяйки. В густом лесу на них особо не поездишь.

Девчушка выбежала с корзинкой полной пирожков. Нацепила на голову то ли оранжевую, то ли красную, но сильно выцветшую на солнце шапочку, и засеменила к трем путникам.

Глава 14

Стояла поздняя весна. На опушке леса все было в полевых цветах, которые благоухали и дарили ощущение тепла и приближающегося лета.

Путники шли по росе сквозь высокую траву. Агнесса касалась ладонями стеблей, поглаживая их. Каждая травинка, каждая былинка была ей знакома: эта от головной боли, эта от простуды, а эта при женской хвори поможет. Не зря прошли уроки бабки Ядвиги, хотя Агнесса даже и не заметила, когда та ее так многому научила.

Вскоре вошли в лес. Тут тоже чувствовалось приближение лета. Свозь зеленую крону деревьев проникал солнечный свет, а пахло тут влагой и грибами.

Сначала путь пролегал по вполне заметной тропинке. Она петляла, разветвлялась, но хорошо просматривалась. Но вскоре тропинка стала ỳже и деревья сгущались, не давая солнечным лучам проникать сквозь их листья.

Тогда-то, краем глаза Агнесса заметила, что между деревьями мелькнула тень.

- Вы это видели? – тихо спросила она.

Фред кивнул, но продолжал неумолимо идти вперед, не подавая виду и давая противнику возможность сделать первый ход. Так как они не знали, с кем имеют дело, нужно было дождаться, чтобы тот выдал себя сам.

И тут впереди из-за широкого дерева вышел человек. Одет он был в серую меховую жилетку без рукавов, поверх рубахи. Брюки и меховые сапоги, перетянутые ремешками, были такого же серого оттенка.

«Весьма странно для этого времени года», - подумала Агнесса, но когда она заглянул в его глаза цвета меда, отдававшие желтизной, все встало на свои места. Она вся напряглась от понимания.

- Оборотень, - тихо прошептала Фреду.

Тот коротко кивнул, не сводя глаз с незнакомца. Он тоже об этом догадался.

- Здравствуйте, путники, - заговорил оборотень. – А куда это вы идете?

- Мы идем к бабушке, - беззаботно выпалила девчушка.

- Молчи, - шикнула на нее Агнесса, - не знаешь, что нельзя разговаривать с незнакомыми.

Агнесса задвинула девочку за спину. Оборотни отличались своим непредсказуемым нравом. Порой они не обращали внимания на путников, даже если те проходили по их территории. Но иногда оборотни словно сходили с ума и не могли себя контролировать, нападали, грабили и даже убивали гуляющих по лесу людей. Это зависело от фазы луны. Если приближалось полнолуние, то лучше обходить оборотней стороной.

К сожалению, Агнесса не могла наверняка сказать, какая именно фаза луны была сейчас. Поэтому лучше остерегаться.

Фредерик стоял не шелохнувшись. Все его тело было напряжено. Он сжал кулаки и в упор смотрел на оборотня. Фред был готов применить магию в случае необходимости, но и он, и Агнесса прекрасно понимали, что это не пройдет для принца без последствий.

- А ты кем будешь? – спросил принц, и в голосе его сквозила агрессия. Оборотень должен понять, что не он один тут может напасть.

- Я тоже хочу к твоей бабушке, - пропустив вопрос принца, сказал оборотень. Он не мог не заметить направленную на него агрессию и старательно избегал смотреть в глаза принцу. - А где она живет?

 Мэйсон поднял с земли увесистую палку.

Агнесса посмотрела на старца с недоумением.

- А что? – сказал тот, пожимая плечами. – Даже палка раз в году стреляет.

И наведя кончик палки на оборотня, сказал:

- Уйди с дороги, не то не поздоровится тебе. Мы идем к Ядвиге, прочь с пути!

И вдобавок к его словам на кончике палки, которую он направлял на оборотня, заискрился голубой огонек, готовый в любой момент сорваться и полететь прямо в незнакомца.

- Колдуны! Колдуны! – завопил, как ошалелый, серый, и стремглав бросился прочь, скрывшись между деревьями.

Мэйсон опустил палку. Он не мог допустить, чтобы его ученик истощил свой резерв. Да и колдун он, в конце концов, или нет? Волка нужно было только припугнуть. И тот сразу дал деру.

Агнесса выдохнула с облегчением. Фреду не придется использовать магию и он не повалится без сил. В противном случае ей пришлось бы снова вливать в него магию, а это значит – тактильный контакт. Но Агнесса прекрасно помнила, как реагирует ее тело и самое главное – ядро, на любое прикосновение Фредерика, и ее это, откровенно, настораживало.

Она решила непременно разузнать у бабки, что это может быть и как от этого избавиться?

- Вы колдуны? – удивилась девчушка в красной шапочке. – Моя бабка тоже колдовать умеет. Только к ней колдуны никогда не ходят, только простые люди, - посмотрела она с восхищением на старца.

Тот пошел вперед, опираясь на палку, как на посох.

- Развелось нынче колдунов, - заворчал он.

Глава 15

Дальше шли по топи. Теперь уже посохи понадобились всем, только малышка шла след в след за Агнессой.

На лес опускались сумерки. Заметно похолодало.

- Далеко ли еще? – спросил Фредерик.

- А что? Уже устал, Твое Высочество? – язвительно спросила Агнесса.

Фреда ее замечание не задело. Он понимал, что сейчас все устали.

А девушка явно пыталась срыть за дерзостью другие чувства, так как он часто ловил на себе ее взгляды. В такие моменты она резко отворачивалась, застигнутая врасплох.

Он спокойно ответил:

- Хочу понять, стоит ли устраиваться на ночлег или дойдем?

- Стоит, - сказал Мэйсон. – Только вот из топи выйдем и найдем сухое место.

Вскоре вышли на твердую почву. Погода стояла сухая, поэтому найти сухое место не составило труда. Сложив вещи под одним из массивных деревьев, организовали привал.

Красная Шапочка быстро насобирала хвороста и сложила пирамидкой для костра. Мэйсон магией разжег огонь, от чего Шапочка пришла в неимоверный восторг. Девчушка во все глаза следила за его действиями, охая и ахая от восхищения.

Фреда не было некоторое время. Агнесса даже стала немного беспокоиться. Все-таки принц, в лесу. Не заблудился бы. Однако вскоре тот появился, неся двух убитых уток. Агнесса вопросительно посмотрела на него.

- На топи видел стайку, прихлопнул двух. Думаю, нам хватит.

- Ты магией воспользовался? – возмутилась Агнесса.

Принц только усмехнулся.

- Обо мне беспокоишься? Думал, обрадуешься, что позаботился о пропитании, - с этими словами он протянул уток Агнессе. – Разделать сможешь или мне сделать?

«Он и это может. Хозяйственный какой!» - подумала ведьмочка, но уток приняла.

- Он такой, - сказал Мэйсон, словно прочитав ее мысли. И когда Фред отошел, продолжил. – Он хоть и принц, но еще юн, лепи, что хочешь, а главное глаза открой ему и будет отличный правитель!

- Так вы что, его воспитываете? – усмехнулась Агнесса.

- Я ему показываю то, что он сам не видит. Помнишь хозяйку в деревне. Ведь сам не догадался бы, что помощь нужна, а покажи, так он и на будущее будет знать, что людям простым помощь нужна пуще, чем господам. А он воспринимает все – это главное. Станет королем, хорошо править будет. Дожить бы, - вздохнул он.

На лес уже опустилась ночь. И только свет от костра освещал небольшую поляну, на которой расположились путники.

Утка готовилась долго, зато получилась мягкой. Шапочка угостила всех пирожками, которые еще утром испекла ее мама. После такого незамысловатого ужина стали укладываться спать.

Агнесса постелила свой плащ и пригласила Шапочку.

- Ты пока устраивайся, а я скоро подойду. Мне надо в кустики, - добавила она шепотом.

И направилась за деревья. Отошла она достаточно далеко, но все еще слышала потрескивание поленьев в костре и тихие разговоры старца с Фредериком.

Справив свою нужду, решила уже возвращаться, как вдруг дорогу ей перегородили.

От неожиданности Агнесса вскрикнула. Перед ней стоял тот самый оборотень, которого они встретили днем.

«Значит, не отстал, и следовал за нами», - пронеслось в голове Агнессы. Она сделала шаг назад и бросила взгляд на небо, пытаясь хоть краем глаза уловить в небе ночное светило. Луна была полной, а значит, волка нужно опасаться. Но что она может противопоставить оборотню, который в разы ее сильнее.

Агнесса была ведуньей и, как следствие, боевой магией не владела. Она могла, конечно, наслать порчу или проклятье. Но это долгодействующие средства, а сейчас нужно было что-то быстродействующее.

- Ну что, красавица, зря от костра отошла так далеко.

- Не приближайся, я ведунья. Внучка бабы Ядвиги.

- А мне все равно, чьи кости глодать, тем более и глодать на этих костях почти нечего, - критически оглядев ее, хмыкнул он.

Ну тут она уже оскорбилась. Пышкой она, конечно, не являлась, но была вполне упитанной.

Но возмущение быстро уступило место страху, так как оборотень резко присел, готовясь к прыжку, оскалил пасть, в которой удлинились клыки, и прыгнул в ее сторону.

Агнесса закрылась руками в защитном жесте, ожидая удара. Однако допрыгнуть волк не успел – со стороны в него понеслась голубая светящаяся стрела, сотканная из магии. Оборотень отлетел в сторону и жалобно заскулил. А Агнесса обернулась в ту сторону, откуда прилетело боевое заклинание.

«Глупец!!! Что он наделал? Он же истощит себя!» - пронеслось в голове у Агнессы, когда она уже бросилась в сторону оседающего Фреда. Тот не упал, опершись о дерево, но вид у него был очень плохой. Он сполз на землю весь бледный и явно истощив себя совершенно.

Агнесса подскочила к нему и присела рядом.

- Зачем? Ну зачем? – бормотала она.

Тот лишь попытался встать, отстраняя ее.

- Стой. Глупый, - она усадила его обратно. Потерла свои ладони, собирая энергию на кончиках пальцев, потом чуть отвела кисти рук друг от друга, и пару раз то приблизила, то отдалила их, чтобы сформировать исцеляющую энергию. Подушечки пальцев стало покалывать – энергия готова к использованию. Тогда ведьмочка приложила обе ладони к вискам принца.

Все это время он неотрывно наблюдал за ее действиями, а теперь пристально смотрел ей в глаза.

Энергия потекла из рук ведьмочки, перетекая к принцу. Лицо его порозовело, но от этого взгляда, по телу Агнессы прошла огненная волна. Ядро снова запульсировало. Ее так влекло сейчас к принцу, и эта пульсация усиливалась с каждой секундой.

Вдруг принц резко обхватил ее лицо руками и, притянув к себе, впился в губы. В первую минуту Агнесса растерялась, потом возмутилась, но его нежные осторожные касания, пускали волны жара по телу, и ядро ее магии явно откликалось на эти прикосновения. Агнесса почувствовала, как по телу бурным потоком растеклась магия, как прорвавшая платину вода, и через руки стала вливаться во Фредерика.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Он, почувствовав приток сил, обнял ее крепче. Руки ведьмочки сползли на шею принца. И в районе ключиц кончиками пальцев она почувствовала узлы, блокирующие ток его магии.

Поцелуй стал глубже. Фред зарылся пальцами в ее волосы, не позволяя отстраниться. Но она уперла руки в его грудь и чуть оттолкнула.

Фред настаивать не стал. Внимательно посмотрел ей в глаза. Что он увидит? Разочарование? Недовольство? Но увидел только удивление.

Потом ведьмочка резко подскочила на ноги. Дыхание ее сбилось.

- Думаю, тебе уже лучше, - сказала она взволнованно, заправляя выбившийся из прически локон за ухо. Посмотрела по сторонам, словно что-то искала. – Я пойду.

И сбежала.

«Глупая! Глупая! Как ты могла позволить себя поцеловать! У него фавориток полный дворец, хочешь стать еще одной?» - корила она себя по дороге к костру. Дыхание она восстановила, а вот чувства были в смятении. Ее влекло к принцу, такая реакция ядра явно на что-то указывало. Но на что?

Подойдя к костру, увидела, что Шапочка уже уснула на ее плаще. Агнесса улеглась рядом и, накрыв себя и девчушку краем плаща, постаралась тоже заснуть.

А принц остался сидеть у дерева. Он запустил руку в волосы, взъерошив их. Да, ему было намного лучше физически, но в душе…

«Что я делаю?» Он видел, что не безразличен Агнессе. Она тоже ему нравилась, а главное, нравилась его магии. Ведь как иначе объяснить такой всплеск в его резерве.

«Неужели она не почувствовала того же, что и я?»

Что-то изменилось. Протоки, по которым текла магия, не распутались полностью, но он стал явно ощущать усиление тока.

Глава 16

Весь день они были в пути. Ведьмочка старательно избегала смотреть на Фреда, и ругала себя за вчерашнюю слабость. Фредерик был молчалив и задумчив, и лишь изредка поглядывал на Агнессу.

А девчушка и Мэйсон весело переговаривались между собой, нарушая тишину леса. Шапочка оказалась очень любознательной, и задавала кучу вопросов, на которые старец охотно отвечал.

- Уже почти пришли, - сказала Агнесса, чувствуя все сильнее присутствие старой сильной ведьмы.

И вскоре между деревьев показался старенький домик.

- Не ошибся, - произнес Мэйсон лишь ему одному понятную фразу.

Подойдя к крыльцу, Агнесса постучала. Она сильно нервничала, ведь уехала от бабушки, оставив ту совсем одну. Как она тут без внучки? Не сердится ли? Да, Агнесса смогла кое-чего добиться, по крайней мере зарабатывала не ведьмовским мастерством, но что обо всем этом думает бабушка?

- Иду, - раздалось изнутри.

На порог вышла живенькая поджарая старушка с платком на голове, в длинном красном сарафане, с жемчужной нитью на шее, как самая настоящая щеголиха.

Увидев Агнессу, она обняла ее и расцеловала в обе щеки.

- Вернулась-таки, родненькая моя. Ненаглядная. А я и говорила, нечего ведьме в городе делать.

Агнесса была рада такому приему. Она даже выдохнула с облегчением, ведь бабка не потребовала от нее объяснений, а только пожурила слегка. Обняв в ответ бабушку, ведьмочка сказала:

- Здравствуй, бабуль.

Затем чуть отстранившись, добавила:

- Я не одна пришла. И у нас дело к тебе.

Тут бабка Ядвига оглядела всю компанию. Взгляд ее остановился на Мэйсоне. Она распахнула глаза от удивления, ахнула, хлопнула себя по коленке и исчезла в доме. Однако уже через секунду появилась вновь на пороге, но уже с метлой.

- Ах ты, поганец! – замахнулась она на него, - Чаво притащился, хрыч старый? Свалил, вот и нечего было возвращаться! И где накидка моя? Поганец эдакий.

- Ядвигушка, - ловко уворачиваться от метлы, проворковал Мэйсон. – Знал, что найду тебя…

- Не нашел бы, если бы ни кровь родная тебя привела, - перебила его Ядвига. - Небось, за внучкой моей специально увязался.

- Так я ж давно вернуть хотел. Да ты пути запутала, не пробраться к тебе.

- Так и не надо соваться. Ща как тресну тебя хорошенько, - она снова замахнулась веником.

- Не серчай, - ласково говорил Мэйсон. – Вот твой плащ-невидимка.

И протянул ей узелок заплечный.

Бабка Ядвига выхватила мешок и заглянула внутрь.

Агнесса и Фред только в недоумении наблюдали за происходящим. Опомнившись, Агнесса спросила:

- Бабуль, а может, ты нас в дом впустишь? Время-то позднее.

- Да заходите вы, уж коль пришли. А с тебя глаз не спущу, - сказала она Мэйсону.

- Ядвигушка, судьба моя. Не спускай глаз, - и попытался перехватить и поцеловать ее руку.

Бабка отдернула кисть, как самая настоящая жеманна девица, и прошествовала в домик с гордо поднятой головой.

Агнессе оставалось только гадать, что за отношения связывают ее бабку и Мэйсона, который, как оказалось, давно с ней знаком. Теперь стал понятен его интерес и желание присоединиться к путешествию.

Войдя в дом, Агнесса огляделась. Тут все было по-старому: большой деревянный стол с лавками по обе стороны; печь с потрескивающими поленьями, пучки трав, висевшие вдоль стен на веревке, от которых веял приятный аромат сушенных цветов.

- Вижу и племяшку мою внучатую привели.

- Это ты про девчушку, что ли? – спросила Агнесса, и по-новому посмотрела на Шапочку.

Последним в дом вошел Фред, он оглянулся, пройдя взглядом по территории вокруг домика, и только после этого закрыл дверь.

- Садитесь пока. Я баньку стоплю.

- Я помогу, - вызвался Мэйсон.

- Сиди уж, помощник нашелся, - грубо осадила его бабка.

- Так сама ж говорила, что глаз с меня не спустишь.

- А-а, - махнула она рукой, - набери поленьев со двора да ступай за мной.

Мэйсон с легкостью поднялся и поспешил за Ядвигой.

- Они что, знакомы? – спросила Агнесса удивленно у Фреда.

- Он ничего об этом не рассказывал. Но очевидно, что между ними что-то было.

- Судя по этому, - она указала на мешок с плащом-невидимкой, - что-то очень личное, кража уж точно была.

- Мэйсон всегда говорил, что это память об очень близком человеке.

Агнесса только глаза закатила.

Шапочка во всю лазила по домику, заглядывая за печку, разглядывая травы.

- Только ничего не трогай, – обратилась к ней Агнесса, - моя бабка очень порядок любит.

- Ой, я и не трогаю, моя бабушка тоже ничего трогать не разрешает.

- А как зовут твою бабку? – подозрительно спросила Агнесса, сощурив глаза. Не зря же Ядвига ее племяшкой назвала.

- Мюриель.

- Только не это! Это же сестра моей бабки. Быть не может такого совпадения!

- А это и не совпадение. Бабка Мюриель давно мне рассказывала, что в деревню нашу трое придут: юноша, девушка и старец. Сказала, чтобы я им помощь оказала.

- Так зачем же с нами было сюда идти?

- Так ведь помощь, - развела руками девочка.

Фред задумчиво смотрел на девочку.

- Мы тебя завтра отведем к твоей бабушке, - сказал он. – Отблагодарим тебя.

- Спасибо, - сказала Красная Шапочка.

- Ну уж нет. К Мюриель я не пойду, - уперлась ведьмочка.

- Агнесса, - испытующе посмотрел на нее принц.

- Не смотри так! Ты не знаешь о ком речь.

- Кем бы она ни была, она точно предвидела наше появление. И уж наверняка знает, как мне помочь.

Вскоре вернулись Ядвига с Мэйсоном. Отношения между ними явно налаживались, хотя Ядвига все еще была чуточку холодна.

- Можете пойти помыться, - сказал она, обращаясь ко всем сразу.

- Нам бы поговорить…

Фреду не терпелось поскорее избавиться от проклятья.

- Сначала мыться, - строго сказала бабка. Принц хмыкнул, понял, что с ней спорить бесполезно.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Дамы вперед, - сказал принц, рукой показывая Агнессе и Шапочке идти первыми.

- Полотенца в предбаннике лежат, - сказала Ядвига.

- Я быстро, пошли, Шапочка, - сказала Агнесса.

- Угу, - буркнула бабка, - я пока кашу состряпаю.

Достав из своего заплечного мешка чистую рубашку и сарафан, Агнесса направилась в баню.

Фредерик сидел, опершись локтями на стол, и сомкнув пальцы в замок перед собой. Он глубоко задумался над теми ощущениями, которые испытывал вчерашним вечером. Неужели она не почувствовала? Неужели просто ответила на поцелуй, потому что не смогла противостоять его напору, или растерялась? Но он точно почувствовал, как его тянуло к ведьмочке, и ту магию, которая вливалась в него словно бурная река. И теперь ток его собственной магии улучшился, усилился.

Все эти переживания даже перекрыли его страх за потерю магии и беспокойство за своих близких. Он хотел обдумать план, как вернется уже с восстановленной силой и накажет изменников, подвергших опасности его и его близких. Но мысли улетали к Агнессе. Почему-то это ощущалось, как нечто важное, чего ни в коем случае нельзя упустить.

Надо поговорить с Агнессой. Спросить, чувствует ли она то же влечение, что и он. Его магия требовала близости.

Он вскочил на ноги.

- Я посмотрю, может они уже закончили, - сказал и вышел за дверь.

Мэйсон и Ядвига переглянулись.

Глава 17

В бане уже стоял пар, и пахло ароматными травами. Агнесса помыла душистым мылом Шапочку, затем помылась сама. Ополоснула и себя, и девчушку, и вышла с ней в предбанник. Завернувшись в полотенце, начала обтирать девчушку.

- Одежку твою я отстираю, а ты пока мою рубашку надень. Она длинная подпояшешься, как раз как платье будет, - улыбнулась она.

Девчушка только кивнула. Обтерев и выпроводив ее, Агнесса вернулась в баню, взяла корыто и выстирала и свою, и Шапочкину одежку. Теперь только повесить и в дом. Уж очень есть хочется.

Выйдя с корытом в предбанник, поставила его на пол и собралась уже переодеться в чистое – на ней все еще было полотенце, как в дверном проеме увидела Фредерика.

Она замерла, не зная прикрываться или поругать его за то, что вошел без предупреждения.

Он сделал шаг к ней.

- Я скоро выйду, подожди снаружи, - выпалила Агнесса, боясь, что если он прикоснется к ней, ядро ее резерва опять взбунтуется и потянется ему навстречу.

- Отвернись, я должна переодеться!

- Скажи мне, - сделал он еще шаг. – Ты почувствовала что-то вчера?

«Что за вопрос? Почему он об этом спросил?» - Агнессу охватила паника. «Я чем-то себя выдала, слишком поддалась влечению!»

- Нет, я ничего не почувствовала, - выпалив это, она рванула к выходу. Но принц перегородил ей проход, и обхватив за плечи заглянул в глаза, словно ища в них ответ.

- Я хочу, чтобы ты знала, - начала он. – Ты мне нравишься, ведьмочка.

Агнесса густо покраснела. Жар обдал ее тело: Фредерик прикасался к ее голым плечам. Но она не быстро взяла себя в руки: «Ну да! А еще тебе нравится целая куча дворцовых фавориток!»

Она скинула его руки.

- А ты мне нет!

И как была в полотенце, выскочила из бани.

Принц зажал двумя пальцами переносицу и поморщился. Значит, влечение только у него, а она просто была в растерянности и не ожидала от него подобного, и поэтому не сразу его оттолкнула. Ей он совершенно не интересен. Она просто хочет булочную. Надо держать себя в руках, нельзя поддаваться эмоциям и влечению магии.

Агнесса влетела в домик и прикрыла дверь, еле дыша и вся раскрасневшаяся.

- Бабуль, мне нужно с тобой кое-что обсудить, - испуганно сказала она.

Мэйсон встал с лавочки и сказав, что-то вроде: «Подышу воздухом, очень уж чистый он в этих местах», - вышел.

- Бабуль, мое ядро очень странно реагирует на Фредерика, - зашептала она, боясь, как бы кто не услышал.

- А чего ж тут странного. Пульсирует?

- Да.

- И словно расширяется?

- Да.

- Так я сразу поняла, как увидела вас вместе. Вы же даже похожи: у обоих темные волосы, у обоих глаза небесно-голубые. Вы близнецовые пламена.

- Что? Первый раз такое слышу.

- Откуда ж тебе такое услышать. Раз в сто лет близнецовые пламена встречаются. Повезло тебе. Надо просто переспать с ним и магия твоя увеличится стократно. Инициация произойдет. Станешь сильнейшей из ведьм. Да и ему поможешь. Вижу я какое проклятье на нем. Не просто снять будет. А с инициацией вместе как чешуя со змеи спадет.

- Но ты-то как стала такой сильной?

- Да точно так же. Вот мое близнецовое пламя воздухом пошло подышать.

Агнесса только открыла рот от удивления.

- А почему же….

- Характерами не сошлись, - улыбнулась бабка Ядвига, расставляя тарелки на стол. – Да видишь как. Сколько лет прошло, а он искал. Повзрослел, одумался.

- Я бы сказала, постарел.

- Да что ты, - махнула рукой бабка, - для колдуна он в самом соку.

Глава 18

За ужином Агнесса бросала испуганные взгляды на Фреда. Он старательно их не замечал.

Теперь она точно знала, что принц тоже чувствует что-то, но сам еще не знает, что именно. А просвещать его ведьмочка не собиралась. Слишком он ей нравился. Теперь это было очевидно. И не только потому, что ее магия реагировала на его. Он нравился ей всем: статным телосложением, сильным характером, привлекательной внешностью, и особенно голубыми глазами, в которых она видела отражение своих.

Она не хотела просто переспать с ним, лишь бы пройти инициацию. Да и нужно ли ей становиться сильнейшей ведьмой? А вот проклятье с Фредерика снять нужно. Необходимо только найти другой способ. Не может быть, чтобы такового не было.

После ужина стали укладываться спать. Бабка приготовила одеяла и постелила пледы на лавочки: на одной для Фреда, на другой для Мэйсона. Тот вопросительно посмотрел на Ядвигу, но она только фыркнула:

- Тут поспишь. А мы с внучками на печке втроем устроимся.

Ночь пошла тихой. Агнесса ворочалась, изрядно мешая бабушке и Шапочке.

Фред и вовсе не мог заснуть. Он все сильнее чувствовал присутствие ведьмочки, и его тянуло к ней с невероятной силой. И каждое ее движение било по нервам.

Неужели у него так давно не было женщины, что его тянет к Агнессе. Или он просто, как мальчишка, влюбился в ту, что совершенно им не интересуется?

Ближе к рассвету он потихоньку вышел из домика.

Надо чем-то отвлечься. И так как в магии практиковаться он сейчас не мог из-за ограничений резерва, он взял свою саблю.


***
Агнесса заснула только под утро. И с восходом проснулась. Лежа на печи поняла, что заснуть опять у нее не получится.

Похоже, все остальные прекрасно спали. Поэтому она решила заняться полезным делом: натаскать воды из колодца.

В доме было темно. Сквозь окна почти не проникали лучи восходящего солнца.

Тихо спустившись с печи, на цыпочках прошла Агнесса мимо скамьи, на которой спал принц. В сенях взяла ведро и, стараясь не шуметь, вышла из дома.

На дворе было свежо. Она поежилась, но заходить обратно за шалью не собиралась. Сейчас пару раз сходит с ведрами туда-обратно и согреется.

Она не спеша пошла к колодцу. Привычным движением нацепила ведро на крюк и стала потихоньку опускать его вниз, как вдруг из-за деревьев показался Фред.

«Что он тут делает? - пронеслось в голове. - Он же вроде спал». Но было очевидно, что принц уже давно на ногах и откуда-то возвращается.

Он шел не торопясь перекинув рубашку через плечо. На оголенном торсе поблескивали капли то ли пота, то ли воды. Волосы тоже были влажными. Возможно, он ходил к пруду.

Агнесса залюбовалась юношей, ядро снова стало пульсировать, а низ живота словно потяжелел. Опомнившись, Агнесса захотела спрятаться, но ее резкое движение привлекло внимание Фреда.

Он помахал рукой и направился прямиком к ней. Агнесса сделала вид, что просто наклонилась над колодцем, а вовсе не собиралась за ним прятаться.

Подойдя ближе, Фред сказал:

- Доброе утро. Ты за водой?

Агнесса коротко кивнула.

- Дай, помогу, - сказав это, он повесил рубаху на край колодца и стал поднимать ведро. Мышцы перекатывались под кожей, и Агнессе жутко захотелось прикоснуться к нему. Мысленно дав себе подзатыльник, она отвела взгляд.

 - На пруду был? – спросила она. – Я думала, ты еще спишь.

- Свежий воздух, бодрит. Проснулся рано, решил прогуляться.

- С саблей?! – кивнула она на висевшее на поясе оружие.

- Мы ведь в лесу. Тут кого угодно можно повстречать.

- Ну, да, - кивнула ведьмочка, ей было жутко неловко после вчерашней сцены.

Вытащив ведро, Фред понес его к дому.

- Спасибо, - коротко сказала она.

- Ты не бойся меня, не смотри загнанным зверем, - сказал Фред. - Приставать больше не буду. Понял, что не люб тебе.

Фред почти час тренировался с саблей. Весь взмок и решил окунуться в пруду. Вода была холодная и все остатки вожделения как рукой сняло. Но увидев Агнессу у колодца в одной белой сорочке доходившей ей чуть ниже колен, с этими темными волосами, крупными волнами лежавшими на плечах и груди, огонь внутри разгорелся с новой силой.

Не подойти он не мог. Его манили эти небесно-голубые глаза, так похожие не его собственные.

Может, она разглядит в нем хоть что-то привлекательное, ведь он был хорош собой и знал об этом. Но отчего-то именно той, к кому его так влекло, он был не мил.

Когда Фред и Агнесса вошли в дом, бабка Ядвига во всю уже кухарила. Печь была растоплена, а Шапочка помогала лепить булочки.

По дому поплыл аромат свежей выпечки. Бабушка тоже чуточку колдавала над булочками и они поднялись и испеклись быстро.

Накрыли на стол и сели кушать.

- Помочь я вам не смогу, - объяснила бабка Ядвига за завтраком. – Зато моя сестра Мюриель знает толк в проклятьях. После завтрака пойдете к ней с Красной Шапочкой. Мюриель, конечно, печет получше меня, но с пустыми руками к ней лучше не ходить. А пирожки для нее приготовленные мы-то уже съели, - развела руками старая ведьма. – Так что возьмете булочки, что я напекла.

- Я с вами не пойду, - сразу заявил Мэйсон, чем сильно удивил всех, кроме, пожалуй, Ядвиги. – Стар я. Мне и это путешествие-то нелегко далось. Здесь останусь.

Агнесса скосила взгляд на бабушку.

«Это что, сговор? Они решили любой ценой свести нас с Фредом? Одна хочет инициировать внучку. Другой – снять проклятье с ученика. Хорошая парочка», - думала про себя Агнесса и тихо злилась.

Ядвига в упор посмотрела на внучку, мол: «Действуй!»

Агнесса только глаза закатила.

Покончив с завтраком, стали собираться в дорогу. Шапочка была вся в предвкушении. Она не могла усидеть на месте и все поторапливала взрослых, чтобы поскорее отправиться к бабушке.

Путь был не близкий, но так как Мэйсон с ними не шел, то быстрым шагом молодежь рассчитывала уже к обеду быть у Мюриель.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Распрощавшись, пустились в путь. Корзинку нес Фред. Шапочка шла вприпрыжку, что-то напевая, то и дело останавливаясь, срывая цветы и собирая букет. Агнесса шла поникшая. Теперь она понимала, что проклятье с принца может снять вместе проведенная ночь. И вся надежда лишь на бабку Мюриель. Но какова вероятность, что она найдет другое средство от проклятья?

«Все останутся в выигрыше, - уговаривала себя Агнесса. – Он снимет проклятье, я – обрету силу, пройдя инициацию. И разойдемся каждый в плюсе».

Она получит булочную в центре города, о которой всегда мечтала. Но почему так щемит сердце. Конечно, принц не откажется провести ночь с ведьмочкой, но что будет утром. Он разобьем ей сердце своей холодностью и безразличием?

Он же принц, наследник престола. Они и встречаться-то не должны были никогда.

Тогда нужно подойти к этому вопросу по-деловому. Никаких чувств, никаких эмоций. Просто необходимость.

С такими мыслями шла она всю дорогу.

Глава 19

Шли уже полдня. Старались не останавливаться, лишь пару раз задержались у ручья умыться и напиться. Солнце грело, но сквозь листья деревьев проступала лишь часть его лучей, поэтому сильной жары не ощущалось.

Фредерик шел в хорошем расположении духа. Он действительно больше не делал попыток как-то поговорить или прикоснуться к Агнессе, и ей это совершенно не нравилось. Ругая себя, она спорила сама с собой:

«То тебе не нравится, что он проявляет знаки внимания, теперь ты не довольна, что он их не проявляет». Так и хотелось дать себе затрещину и успокоиться уже. Но она постоянно косилась на Фреда, а тот, поймав ее взгляд, лишь коротко улыбался.

В какой-то момент Агнесса почувствовала присутствие сильной ведьмы.

- Уже скоро, - сказал она.

За деревьями что-то мелькнуло: яркое, красочное. Подойдя ближе, они разглядели пряничный домик.

- Не вздумай отломить даже кусочек, - предупредила Агнесса принца. – Тут проклятье пострашнее твоего.

Фред хмуро посмотрел на нее.

Подойдя ближе, Шапочка постучала в дверь.

- Кто там? – раздался скрипучий голос из-за двери.

- Это я, твоя внучка, Красная Шапочка, принесла тебе гостинцев.

- Тебе никто не говорил, что ты много болтаешь? – шепотом спросила Агнесса Шапочку.

- Дерни, деточка, за веревочку, дверь и откроется, - раздалось из-за двери.

Шапочка дернула за веревочку, и незамысловатый механизм, скрипнув, отворил дверь.

В домике было просторно и светло. Сквозь окна проникали лучи солнца, в которых плясали пылинки.

Бабушка лежала в кровати. На ней был чепчик и очки.

Шапочка беззаботно подошла ближе, поставила корзинку с булочками на тумбочку около кровати, а сама подсела ближе к бабушке.

Фредерик и Агнесса тоже зашли в дом, но приближаться к бабке не спешили.

- Бабушка, бабушка, а почему у тебя такие большие руки? – спросила Красная Шапочка.

- А это, чтобы покрепче обнять тебя, дитя мое, - проскрипела бабка и потянулась к внучке.

- Бабушка, бабушка, а почему от тебя так дурно пахнет? – спросила Красная Шапочка.

Бабушка замерла, не донеся рук до внучки.

- Кого это ты в дом пустил, серый? – вдруг раздалось от двери.

Обернувшись, все увидели бабушку Мюриель с метлой в руке.

- Бабушка! – подскочила Красная Шапочка и бросилась к той, но на полпути замерла. – А кто же тогда в твоей кровати?

Из-под одеяла выглядывала серая жилетка.

- Ах ты, поганец, я его в дом пустила, лечу тут, а он мною прикидывается, - замахнулась на него Мюриель веником.

- Прости! Прости! – завопил, прикрываясь руками оборотень. – Бок еще болит, а вот этот меня и подстрелил заклинанием, - сказал он, указывая на Фредерика.

- Колдун?! – завопила бабка. – Прочь из моего дома!

- Постой, бабушка, - примирительно выставив руки вперед, сказала Агнесса. – Я Агнесса, твоя внучатая племянница. Мы от Ядвиги идем. Вот и гостинцы принесли. Дело у нас к тебе.

- Гостинцы? – посмотрела бабка на корзину, на которую указала Агнесса, и повела носом. – Ха, Ядвига всегда плохо пекла. Ну, садитесь, только по-быстрому. Терпеть не могу колдунов, - поморщилась она, словно само это слово раздражало ее.

- Он хороший, бабушка, - выпалила Агнесса и осеклась. Фред перевел на нее удивленный взгляд.

- Знаю я этих хороших, - прошла бабка к столу и, кряхтя, уселась.

- Бабушка, а он на меня в лесу напасть хотел, - сказала Шапочка, указывая на оборотня.

- Ах ты, паразит. Я ж тебе говорила, моя внучка в красной шапочке в лес ходит. Специально я ей подарила, запомни уже!

- Да помню я, просто есть уж больно хотелось.

- Есть ему хотелось. Ща угощу тебя пряниками своими, вмиг есть перехочется.

Оборотень притих.

- Ну, что за дело у вас? – обернулась бабка к Агнессе. – Говорите быстро и убирайтесь.

- Эм… на Фредерике проклятье.

- Ах, ты об этом. Ну, тут я слабый помощник. Хотя кое-что все же сделать могу. – Она встала и направилась к печи. – Садитесь и ждите.

Сама же она завозилась с квашней, что-то приговаривая или заговаривая тесто. Добавляла разные ингредиенты, и снова что-то шептала над тестом.

Наконец, она положила его в печь.

Фредерик терпеливо ждал, хотя теперь ему было ясно, почему Аги, а именно так он теперь про себя называл ведьмочку, не хотела идти сюда. Бабка была жуткой грубиянкой и к тому же сварлива. Он и минуты не задержится тут.

Но вот, наконец, хлеб был испечен.

- Это вам, - выложила бабка на полотенце буханку. – Только съесть вам его пополам нужно.

- А мне зачем? – удивилась Агнесса.

- Нужно! – гаркнула ведьма. – А теперь проваливайте. Внучка со мной останется.

- Но мы обещали ее матери…- начал Фредерик.

- Пойдем, пойдем, - перебила его старая ведьма.

Когда вышли на порог, она отломила кусок от пряничного домика и протянула его Агнессе.

- Будешь бросать крошки по дороге. А внучка моя завтра уже по ним найдет дорогу в деревню.

- Но птицы склюют крошки! – удивилась такой недальновидности Агнесса.

- Эти крошки не склюют. Они заговоренные. Иначе мой пряничный домик давно уже склевали бы.

- Ну что ж, благодарю, - сухо сказал Фред и отошел. А Агнессу Мюриель придержала за локоток.

- Надеюсь, твоя бабка объяснила тебе, как это заклятье снять? – тихо спросила Мюриель у Агнессы.

Та только рот открыла от удивления: «И бабка Мюриель туда же!»

- Рот закрой! Хоть знаешь, что с мужиком в постели делать надо?

- Да неужели нет другого способа?! - расстроилась Агнесса.

- Другой способ есть, я могу с ним переспать.

Глаза Агнессы расширились от такого заявления.

- Древнее проклятье на нем, нынче такого не насылают, потому что от него спасенья нет. Только не инициированная ведьма может снять. В момент инициации выброс силы огромный происходит, он все заклятья снять может. Да и тебе выгода – сильной ведьмой станешь, может быть даже как я, - сказала она, поправляя фартучек.

- Но мы слышали, как придворные колдуны говорили, что проклятье только блокирует его резерв. Фред просто лишится магии, но не жизни!

- Ох уж мне эти городские колдуны. Не те уже стали. Наверняка нашли это проклятье в древних манускриптах. Формулу нашли, а как действует – не разобрались. Дело в том, что колдун и его резерв неразрывно связаны. Если человек родился колуном, то его резерв питает его жизненные силы. Иссякнет резерв - иссякнет и жизнь.

Агнесса понурилась.

- Да-а, - потянула Мюриель, оглядывая Агнессу с ног до головы. – С такой ведьмочкой не жилец твой принц, - покачав головой, она скрылась в доме, хлопнув дверью.

Агнесса поспешила за Фредом.

- Бабушка, - спросила Шапочка, глядя на удаляющихся молодых людей, - а что ты положила в их хлеб?

- Любовное зелье, - усмехнулась ведьма.

Глава 20

Шли Фред и Агнесса молча. Решено было возвращаться в деревню. Дело близилось к ночи.

- Значит, просто нужно съесть полхлеба и все, проклятье спадет? – спросил Фредерик, чтобы хоть как-то разбавить давящее молчание. Они уже пробирались через топь.

- Видимо так, – пожала плечами Агнесса, на самом деле совершенно не понимая, для чего им этот хлеб.

- Ладно, будем надеяться, она не подсыпала туда яду.

А Агнессу одолевали волнения. Выходит, что если она не переспит с Фредом, то не только не пройдет инициацию и останется посредственной ведьмой, но и жизнь мужчины оборвется.

Ей вдруг стало очень грустно от этой мысли. Она совершенно не хотела, чтобы Фред умирал. Но также она прекрасно понимала, что вместе им не быть.

Когда вышли на сухую поляну уже стемнело. Стали устраиваться на ночлег. Насобирали сухих веток, разожгли костер.

- Ну что, - сказал принц, когда они устроились каждый на своем плаще у костра, - будем пробовать.

Агнесса безнадежно достала полотенце, в которое был завернут хлеб. Она прекрасно понимала, что чтобы ни добавила туда Мюриель, помочь это принцу не сможет.

Ведьмочка внутренне вся напряглась, надломила хлеб и протянула половину Фредерику.

- Что ты голову повесила? - спросил Фред, заглядывая ей в лицо. – Сейчас проклятье снимем, и буду, как новый. А раз уговор уже выполнен, то и ты сможешь заняться любимым делом. Булочную же я тебе обещал. Так слово свое сдержу.

Агнесса опустила голову, стараясь не выдать своих чувств. Ей даже грустно было от того, что и путешествие их подходит к концу, и надо бы уж насладиться последними мгновениями рядом с принцем. И ядро резерва так предательски потяжелело, и близость этого мужчины так смущала.

- Ну что ты? – Фредерика неимоверно тянуло к ведьмочке. И это уединение, сгустившиеся сумерки, пламя костра, такая интимная обстановка. Он отложил кусок хлеба, так и не притронувшись к нему и, взяв лицо Агнессы за подбородок, приподнял, заставляя посмотреть себе в глаза.

Их взгляды встретились, два небесно-голубых смотрели в такие же небесно-голубые. Словно завороженные они не могли отвести взгляда друг от друга. Фред чуть наклонился к Агнессе. Он не спешил, давая ей возможность отстраниться, ведь он обещал, что не будет донимать ее.

Но она подалась вперед, и их губы слились в нежном поцелуе. Фредерик словно пробовал ее на вкус, постепенно увеличивая напор. Его руки скользнули ниже, притягивая ведьмочку к себе. Агнесса и сама прильнула к Фредерику.

Ядро магии ведьмочки пульсировало, и с каждой секундой эта пульсация все усиливалась и учащалась.

Фред подался вперед и повалил ее на плащ, нависая сверху. Снова заглянул ей в глаза, словно ища ответ, не передумает ли она. Но Агнесса и не думала останавливаться. На нее накатила волна страсти, и ведьмочка отдалась ей полностью.

Принц вновь поцеловал Агнессу, но на этот раз не давая ведьмочке возможности передумать, придавил своим телом впиваясь в ее губы, прокладывая дорожку из поцелуев вдоль шеи и опускаясь к ключицам и ниже.

Агнесса запустила пальцы в его волосы, отдаваясь полностью охватившей их страсти.

Рядом на соседнем плаще лежали две половинки хлеба, испеченного Мюриель, так и не тронутые.


***
Проснувшись утром, Фред не обнаружил Агнессу рядом. Зато себя он чувствовал просто великолепно. Он ощущал резерв, ядро которого больше не сужалось. И ток магии по всему телу восстановился.

Странно, они должны были съесть хлеб пополам, но даже не притронулись к нему. Однако все получилось и без хлеба. Только вот как?

Из-за деревьев показалась Агнесса. В ней тоже что-то изменилось. Он видел словно легкое свечение вокруг нее.

Фредерик встал, улыбнулся ей, хотел подойти и обнять, но та остановила его жестом.

- То, что было вчера – ошибка, - сказала она. - Точнее выполнение условий нашего уговора.

«Условия? О чем это она?» - пронеслось в голове Фредерика.

- Я помогла тебе снять проклятье. А значит, ты должен мне булочную. И вдобавок, я прошла инициацию. Так что получила все, что хотела.

«Инициация?»

Фред стал судорожно вспоминать все, что он знал об инициации ведьм. Молодые не опытные ведьмы должны провести ночь с мужчиной, желательно с колдуном. И чем выше уровень магии колдуна, тем сильнее станет ведьма после инициации. В этот момент происходит сильнейший выброс силы, который способен исцелять и даже снимать проклятья. А так как Фредерик был достаточно сильным колдуном, то и выброс силы был настолько велик, что снял его проклятье.

«Для этого она переспала со мной? Болван! – он чуть не стукнул себя по лбу. - Ты-то думал, что она так же влюблена, как и ты».

Взгляд Фреда стал жестким.

- Что ж, рад за тебя, - он чувствовал такую боль в груди, словно ее сжали железными тисками. Но внешне и бровью не повел. – Как только попадем в город, пути наши разойдутся.

Сказав это, он подхватил с земли плащ и надел его, готовясь к обратной дороге.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 21

Шли молча, каждый в своих мыслях. Агнесса шла с высоко поднятой головой. Лишь изредка бросая косые взгляды на Фреда. Тот шел хмурый и очень сосредоточенный.

Встав этим утром, Агнесса просто постыдно сбежала от Фреда. Она боялась, что проснувшись, он будет к ней равнодушен, мол, «спасибо это было интересно, а теперь идем по домам».

Она не хотела видеть безразличие в глазах принца и очень этого боялась, поэтому умывшись и собравшись с мыслями, решила, что скажет ему, будто все это было лишь для того, чтобы снять проклятье и получить себе булочную.

Но в тот момент, кода эти слова сорвались с ее губ, она уже о них пожалела. Принц шел к ней навстречу вовсе не с безразличным выражением лица. На его губах играла легкая улыбка, а в глазах плескалось… счастье?!

Но после ее слов он помрачнел, стал отчужденным, замкнулся и больше не проронил ни слова. И сейчас высокомерно шел, даже не глядя в ее сторону и не удосуживаясь подать ей руку, когда они переступали через коряги, или как-то еще помочь пробираться по лесным тропам.

Именно такого отношения она и боялась, и именно этого добилась своими словами.

Агнесса не забывала крошить пряник, который дала им бабка Мюриель. Крошки от него, падая на землю, превращались в красные леденцы с белыми крапинками, которые сложно было не заметить, и которые так походили на мухоморы.

Агнесса с тоской вспоминала Шапочку, которая сейчас очень бы скрасила их молчаливое путешествие своими вопросами.

В себе Агнесса чувствовала колоссальные изменения. Она теперь ощущала все вокруг по-другому: каждую травинку, каждого жучка, притаившегося зайца в кустах, любопытную белку на ветке. Магия плескалась в ней. И также хорошо она ощущала магию принца, которая теперь, и вправду, разливалась по всему телу мужчины, не встречая преград.

Она ощущала, насколько силен этот маг. И знала, что не хотела бы встретиться с ним по разные стороны баррикад. Поэтому, лучше всего, придя в город, тихо заняться любимым делом и не высовываться.

К полудню дошли до деревни. Солнце вовсю грело, но его теплые лучи не радовали Агнессу.

Дом хозяюшки, у которой переночевали по пути к бабушке, и у которой оставили лощадей, нашли быстро. Та была взволнована, когда не увидела с ними свою дочь. Но Фредерик быстро успокоил ее, объяснив, что дочка осталась у бабушки и со дня на день вернется сама.

 В дом заходить не стали. Им обоим хотелось поскорее закончить это угнетающее путешествие, добраться до города.

Хозяюшка вынесла им булочек, мол, покушаете по дороге. После чего Агнесса и Фредерик пустились в путь уже на лошадях.

В город принц и ведьмочка прибыли, когда уже смеркалось. Агнесса думала, что сейчас принц попросит ее сойти с лошади, и направится во дворец. Однако он повернул своего коня в сторону ее дома, кинув через плечо:

- Я провожу.

Ей ничего не оставалось, как ехать за ним, петляя по узким улочкам города.

Наконец, они подъехали к дому, в котором Агнесса снимала коморку. Фред не сошел со своего корня, чтобы проводить ее. Он взял поводья кобылы, на которой ехала Агнесса.

Особого приглашения ведьмочке не потребовалось. Она ловко соскочила с лошади и сняла свою дорожную сумку с ее крупа.

- Завтра к тебе придут на счет лавки, - только и сказал Фред и, пришпорив коня, направился во дворец, ведя за поводья вторую лошадь.

Агнесса не стала глядеть ему вслед. Слишком больно было смотреть на свою удаляющуюся любовь, которую она, скорее всего, больше не увидит. Отвернувшись, она сжала кулаки с такой силой, что ногти впились в ладони. Но это было лучше, чем разреветься прямо ту на улице.

Быстро войдя в дом, она вбежала по лестнице к себе на второй этаж.

«Не нужна мне никакая булочная, - думала она в отчаянии. – Права была баба-Ядвига, нечего ведьмочке делать в городе».

С этими мыслями, бросив у порога сумку, она плюхнулась на кровать и, уткнувшись лицом в подушку, горько заплакала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 22

Наутро к ней явились гости. Двое стражников, вежливо поклонившись, сообщили, что сопроводят ее к месту, где отныне будет ее булочная.

Быстро собравшись, она вышла к ним, и все втроем направились к центральной площади города.

Лавка, которую ей предоставили, состояла из двух помещений. Агнесса сразу подумала, что в одном сделает цех, а в другом разложит напоказ готовый товар. Казалось, жизнь налаживается. Но, что бы она ни придумывала, мысли возвращались к Фреду, и становилось тоскливо на душе. Перед уходом стражники протянули ей свернутый лист. Развернув его, Агнесса увидела грамоту, с сургучной печатью и подписанную самим принцем. В ней говорилось о том, что это место принадлежит безраздельно Агнессе, и что она может совершать в нем любые действия, которые посчитает нужным, без ограничений.

Что это? Он разрешает ей колдовать над булочками?

Со следующего же дня Агнесса начала работать в булочной. Старалась она не колдовать, но порой приходилось чуть использовать колдовство, когда не поспевала с заказами. А в заказах у нее отбоя не было. Все кто когда-либо покупал у Лукаса ее булочки, теперь потянулись к ней. Ее лавка оказалась напротив лавки Лукаса, и хотя расстояние было велико, покупатели были рады пройтись чуть дальше, лишь бы купить булочки именно у ведьмочки.

Так пролетела неделя. Из дворца распространялись разные слухи. Сначала пошла молва, что прогнали всех послушников. Затем заговорили о том, что на всех магов одели противомагические оковы и посадили в темницу. После чего начали нести и вовсе какую-то чушь, что мол, старший принц отказался от престола в пользу младшего и теперь сам будет придворным Магистром магии.

Агнесса не знала, чему верить, а чему – нет. Но на это у нее и времени-то не было: покупатели шли толпой и весь товар к вечеру разлетался. Агнесса уже стала задумываться о помощнице: барыш у нее хороший, и если так пойдет дальше, можно нанять девушку в помощницы, хотя бы прибирать, мыть и подметать.

В один прекрасный вечер, как раз когда она закрывала лавку, к ней подошел один ее старый знакомый.

- Здравствуй, Агнесса.

Ведьмочка обернулась на голос Ганса.

- Здравствуй, - улыбнулась она, обрадовавшись встрече, но парень и не думал ей улыбаться.

- Вижу, ты открыла свою лавку.

- Да, пеку понемножку, - растерялась она.

- Понемножку? Да ты у нас всех покупателей отбила, - повысил голос Ганс, скривив лицо от злости. Тот самый Ганс, который пытался обратить на себя ее внимание, и приударить за ней.

- Почему ты так со мной говоришь? Я не виновата, что моя выпечка нравится людям больше вашей.

- Виновата, я знаю, что ты ведьма. Знал, с самого начала. И ты колдуешь без разрешения. Поэтому твои булочки так хороши и продаются лучше. Ты дурманишь людей, и они возвращаются за выпечкой снова и снова, как околдованные. Но я не позволю тебе творить произвол в городе.

Он почти кричал. И Агнессе стало не по себе от вида надвигающегося на нее здоровяка.

- Ганс, поверь, я ничего такого не делаю…

- Что тут происходит? – послышалось вдруг неподалеку. - Мадмуазель, вас обижают? Нужна помощь?

К ним приближались два стражника, видимо, патрулировавшие площадь и услыхавшие громкие голоса.

- Все хорошо, - хотела она отвести беду и от себя, и от Ганса.

- Это мне нужна помощь! – завопил Ганс. – Эта женщина – ведьма! Она печет свои булочки и тайно колдует, дурманя горожан!

Агнессе стало до слез обидно. Почему он так с ней поступает? За неразрешенное колдовство ее могут посадить в темницу на долгие годы, а может – навсегда. Наденут противомагические оковы, будут пытать и бог знает, что еще сделают. А заступников у нее в городе нет.

«Надо было остаться с бабушкой», - чуть не расплакалась от обиды Агнесса.

- А ты кем будешь? – внезапно спросил один из стражников у Ганса.

- Я честный горожанин, у меня тоже своя булочная. Но весь народ, одурманенный идет к этой ведьме.

Тут Агнесса спохватилась. У нее же есть разрешение от кронпринца. С его подписью, с его печатью.

- У меня есть разрешение! – воскликнула она с надеждой.

Но стражники почему-то больше заинтересовались Гансом.

- А не совестно к девушке в столь поздний час приставать? – спросил один из них, напирая на пекаря.

Тот только глаза расширил от удивления.

- Я не приставал.

- А я вот точно слышал, что приставал.

- Да, да, - подтвердил другой.

- Если не хочешь, чтобы тебя схватили и посадили в темницу, то убирайся отсюда. И чтобы ноги твоей рядом с этой булочной не было. Увидим – не сносить тебе головы.

Ганс попятился.

- Я же порядочный горожанин, - залепетал он.

- Ты нас услышал? Чтобы мы тебя рядом с этой девушкой не видели! – гаркнул на него один из стражников.

Ганс развернулся и убежал. А стражники подошли к Агнессе.

- Простите, мадмуазель, мы не сразу поняли, что он вам докучает. Если будут проблемы, обращайтесь. Его Высочество принц Фредерик самолично поручил нам охранять ваш покой. Так что ни о чем не беспокойтесь. Может, вас проводить до дому?

- О, нет-нет, спасибо, - только и вымолвила Агнесса. До нее только стал доходить смысл слов охранника. Фред лично приставил к ней охрану?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 23

Фредерик шел по коридору дворца в черной мантии Магистра. Черный хорошо оттенял его светлую кожу и еще больше подчеркивал голубизну глаз.

Он шагал большими шагами, торопясь на встречу с давним другом и наставником.

Эта неделя была очень тяжелой. Пришлось много планировать, хотя планировать эти реформы он начал еще в путешествии с Агнессой.

Агнесса!

Не мог он выкинуть эту чудесную ведьмочку из головы. Дерзкую, смелую, с такими красивыми голубыми глазами.

Он уже даже подумывал уйти в леса, как его наставник-отшельник, и искать просветления. Может, там забудется, разберется в своих чувствах, скинет это наваждение.

Но дела государственные не отпускали его. Сейчас стало легче, но в первые минуты, попав обратно во дворец, ему пришлось принимать твердые решения и идти на крайние меры.

Созвав стражей, он объяснил суть проблемы – маги плетут интриги и от них нужно избавиться. Перво-наперво он отправил всех послушников по домам под благовидным предлогом повидаться со своими семьями. Затем в одночасье, не дав опомниться и что-либо предпринять, взял под стражу всех троих Магистров магии.

Стража обыскала подземелье и нашла еще одного старца-мага, которого так же, как и Магистров, схватили, однако из-за преклонного возраста сажать в темницу не стали.

Принц провел ритуал запечатывания резерва, после чего отпустил старца на все четыре стороны.

Этот ритуал был магозатратным, но оно того стоило. Теперь он не будет опасаться ни за себя, ни за свою семью.

Основные изменения были проведены, но королевская семья не могла оставаться без магов. А так как совмещать должность Магистра и короля Фредерик не хотел, ему пришла в голову отличная идея отречься от престола в пользу младшего брата, но пока жив король-отец, этот факт не имеет большого значения.

Агнесса!

Несмотря на то, что заботу о делах государства Фредерик решил передать младшему брату, на данный момент вся королевская семья испытывала недомогания. И Фред прекрасно знал, что тому виной. Однако допросы Магистров ни к чему не привели. Они применили заклинание, записанные в свитках давно умершими и забытыми магами, не понимая до конца, что и как они делали, слепо следуя инструкции в манускриптах. А по тому и отменить содеянное уже были не в силах. К королевской семье были приставлены лучшие лекари, хотя видимых результатов пока не было, однако и ухудшения не наблюдалось и это радовало. Но с этим тоже надо было что-то делать.

Фредерик все время был занят, то разбирательства с Магистрами, то государственные вопросы. Но он был этому только рад, стараясь занять себя делами, чтобы не думать об Агнессе. В течение дня ему это более или менее удавалось. Но стоило положить голову на подушку, и ведьмочка являлась ему во снах. Он обнимал ее, целовал, шептал всякие нежности, но она, как мираж, растворялась, и Фредерик ничего не мог с этим поделать.

Просыпаясь, он твердил себе: «Это пройдет. Перегорит». Но в глубине души он не хотел, чтобы это проходило.

Несколько дней было затишье, но недавно ему донесли, что на лавку Агнессы было совершено нападение, точнее на Агнессу пытались напасть. Расспросив стражников, которых он приставил оберегать ведьмочку, он узнал, что нападавшим оказался ни кто иной, как Ганс. При мысли о нем ревность поднималась в груди. Однако, головой принц понимал, что Ганс нисколько не претендовал на сердце Агнессы, а скорее хотел завладеть ее выпечкой, женившись на ней и, таким образом, заполучив пекарку-ведьмочку в свое постоянное пользование.

Этот вопрос был быстро улажен. Больше этот болван не подойдет к Агнессе и на пушечный выстрел.

Все это проносилось в голове Фредерика, пока он шел в свой кабинет, где его ожидал старый друг и наставник Мэйсон.

Войдя в кабинет и увидев Мэйсона, Фред не поверил собственным глазам. Тот словно помолодел, хотя он по-прежнему был обладателем белой шевелюры и длинной белой бороды, но в глазах старца теперь словно плескалась жизнь.

- Здравствуй, мой мальчик, – сказал Мэйсон.

Фред подошел и горячо пожал его рук.

- Рад тебя видеть, Мэйсон. Как поживаешь?

- Спасибо, лучше не бывает. А где же Агнесса? Разве она не с тобой? Проклятье-то вы сняли, а значит… - бывший отшельник многозначительно приподнял брови.

- Она просто помогла мне снять проклятье и инициировать себя.

- Это она тебе так сказала?

- Да.

Фред сел в соседнее кресло и порывисто запустил пальцы в волосы.

- И ты поверил?

- А что мне оставалось? – поднял взгляд принц на старца.

- Болван ты еще. Учу тебя, учу, а как был дураком, так и остался!

- Попридержи язык, Мэйсон!

- Сердиться тебе не на меня следует, а на себя самого, что не углядел истинного за показным. Неужели не чувствуешь, кто она для тебя?

- Влюбился по глупости, - отведя взгляд сказал Фредерик. - Это пройдет, - добавил, отмахнувшись.

- Я тоже так думал, когда от Ядвиги ушел. Да, как видишь, не прошло. По лесам ее искал сколько лет, и только с ее родной кровиночкой вместе найти смог. Агнесса – твое близнецовое пламя.

- Это еще что?

- Половина, роднее и ближе которой не сыскать тебе во век. Единственная, кто любит тебя также, как ты ее.

- Она не любит, она просто уговор выполняла.

- Думай как хочешь, но если уйдет она в лес, как Ядвига, не найдешь ее. Не вернешь уже. Пока рядом, пока в городе, иди, признайся. Горда ведьмочка, похлеще тебя. Не хотела стать для тебя очередной фавориткой, вот и сказала, что пришло на ум. Да сама теперь наверняка и мается. Ведь друг без друга вам теперь тяжко будет, словно часть души отняли.

Фредерик подскочил с места, полный решимости. Но как к ней прийти? Что сказать?

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 24

Было раннее утро. Солнце только всходило из-за горизонта, освещая макушки домов и шпили на башнях городской стены. Лето уже вступало в свои права.

Агнесса недавно открыла булочную. Одну партию булочек она уже испекла, вторая партия: крендели и бублики, уже были в печи. Торговля шла хорошо, прибыль была большая, и ей бы радоваться, но мыслями она все время возвращалась к Фреду, и это ее угнетало. Она вспоминала их совместное путешествие, воспоминания грели ей душу. Но осознание того, что Фредерик здесь совсем недалеко, но увидеть она его больше никогда не сможет, печалило ее настолько, что все чаще закрадывалась мысль уйти из города. Может, в деревню податься, а может, и вовсе к бабке вернуться. Та хоть и молодится, а от помощи не откажется.

По утрам покупателей было мало, но Агнесса знала, что вскоре будет наплыв горожан и торговля пойдет бойко.

Она аккуратно раскладывала свежую выпечку на прилавок, когда краем глаза заметила фигуру в черном. Она скорее почувствовала, чем разглядела в мужчине Фредерика. Ворот плаща был высоко поднят, а на голове был цилиндр.

Она вперилась в принца неверящим взглядом. Сердце ёкнуло, а потом помчалось вскачь.

«Он пришел? Но зачем он тут?»

Однако это было очевидно, так как Фред широкими шагами приближался к ее лавке, не сводя взгляда с ведьмочки.

Мысли Агнессы заметались, она механически стала вытирать и без того чистые руки о край фартука, и не знала, куда деть взгляд.

«Что ему нужно? Ну не за мной же он пришел, глупая. Соберись! Наверное, ему донесли про стычку с Гансом, и он пришел разобраться, почему я решила, что могу колдовать?»

Вид у Фреда был собранным и решительным, а Агнесса растерялась при виде его. Она опустила глаза, оторвавшись, наконец, от небесно-голубых глаз Фреда и, принявшись снова раскрадывать булочки, нарочито занято, на деле же стараясь выровнять дыхание. И тут услышала:

- Здравствуй, Агнесса.

Подняв взгляд, она посмотрела прямо на принца.

- Приветствую. Что желаете? Есть булочки, бублики, крендели…

- Мне нужна ты!

- А-а, я? – она удивленно смотрела на принца.

- Видишь ли, моя семья приболела от известного тебе проклятья. И мне просто жизненно необходима помощь сильной ведуньи. А еще я очень соскучился… по твоим булочкам.

Агнесса покраснела, слишком уж двусмысленно это звучало.

Фред подошел ближе, зашел за прилавок и приблизился вплотную к Агнессе. Та попятилась, но лавка была не большая, поэтому уже через пару шагов она уперлась в стенку, задрав голову и глядя в недоумении на Фредерика.

- Почему ты обманула меня? Почему умолчала о своих чувствах?

- Я-я, не обманывала, - залепетала она, утопая в голубых глазах.

- Ты сказала, что ничего не чувствуешь.

- Я не хотела становиться очередной фавориткой принца! – выпалила она, собравшись. Ей терять нечего. В городе Агнессу ничего не держит. Если он будет настаивать на том, чтобы она стала его любовницей, она просто сбежит к бабке. И пусть попробует ее найти. И хотя она будет безумно тосковать и скучать, ни за что не вернется обратно.

- А что ты скажешь на предложение, – он придвинулся еще ближе, и у Агнессы перехватило дыхание, – стать женой королевского Магистра магии?

«Магистра магии. Что он имеет в виду? Женой того старого противного колдуна?» - недоумевала Агнесса.

- Магистра магии? – переспросила она.

- Я отрекся от престола и стал королевским магом. Хотел уйти в лес и стать отшельником, чтобы забыть и не вспоминать тебя. Но не смог. Ты проникла в мое сердце так глубоко, что не вырвешь. – Он провел тыльной стороной руки по ее щеке. - Бабка ведь сказала тебе, кто мы друг для друга. Почему же ты смолчала?

Он стоял так близко, что у Агнессы сбивалось дыхание, но собравшись и тяжело сглотнув, она сказала:

- А что я могла тебе сказать?

- Например, что роднее и ближе друг друга нам не сыскать на всем свете, что так, как будем счастливы вместе, не будем счастливы ни с кем.

- Ты принц… - возмущенно начала она, собираясь высказать, что будущего у ведьмы и наследника престола не может быть.

- Больше нет! – перебил ее он. – И я люблю тебя.

От удивления Агнесса чуть приоткрыла рот. Фред перевел взгляд на ее губы, приобнял Агнессу за талию и притянул к себе.

- Я чувствую, что ты тоже испытываешь ко мне сильные чувства. Выходи за меня.

Агнесса захлопала ресницами, в конец растерявшись.

- Полагаю – это положительный ответ?

Агнесса опять тяжело сглотнула. А принц, теперь уже бывший, склонился к ней и нежно коснулся губ.

- Но я все же хотел бы услышать ответ из твоих уст, - чуть отстранившись, продолжил он.

- Да, - выдохнула ему в губы Агнесса.

Эпилог

Агнесса все утро провозилась на королевской кухне. Надо все предусмотреть, все опробовать – не так уж проста должность королевского дегустатора. И за поварами проследить, и продукты проверь. В общем, дел невпроворот. Наконец, убедившись, что все готово, и будет подано вовремя, подняла левитацией один большой поднос с едой и направилась с нив в библиотеку.

Фред сидел за свитками, изучая записи, найденные в подвале. Это были древние свитки с утерянными заклинаниями, использование которых было настолько сложно, что нынешние маги с малым резервом просто не могли их освоить.

Рядом с ним сидел мальчишка лет тринадцати. Это был тот самый Саймон, который отделал Фредерика в день его встречи с Агнессой. Магистр магии часто теперь сидел в компании этого юнца. И хотя мальчик был еще очень юн, резерв его был очень велик. Юнец подавал большие надежды. Фредерик собирался вырастить из него великого Магистра. И именно этот юнец первым почувствовал, что Агнесса носит плод, а точнее – девочку.

Фред отыскал этого Саймона, как только стал королевским Магистром, и предложил тому стать послушником. Наверняка очень скоро из послушника Саймон превратится в Младшего Магистра, так как все сложные заклинания схватывал на лету.

Наравне с Саймоном, Фред отобрал еще нескольких послушников, но из них собирался оставить только троих. А в дальнейшем, конечно, планировал открыть настоящие школы магии, где юношей будут обучать практическим заклинаниям и расширению резерва.

Идя к Фреду, Агнесса вспоминала первые дни, когда она попала во дворец. Было довольно сложно. Не все видели в ней ведунью, все больше склоняясь к тому, что если она ведьма, то обязательно темная. Однако на это она не обращала внимания, и Фредерик быстро пресекал любые попытки неуважительного к ней отношения.

Родители Фреда приняли Агнессу хорошо, они-то как раз не видели ничего плохого в том, что их сын выбрал себе в жены девушку, владеющую магией: молодые будут лучше понимать друг друга. Сам король с королевой ничего не понимали в магии, но узнав о проклятье, которое наслали на них предыдущие королевские Магистры, были страшно возмущены. Однако еще больше расположились к Агнессе, осознав, кому должны быть благодарны за спасение своего сына.

На остальных членов королевской семьи проклятье действовало иначе, чем на Фредерика. У них не было магии и ее резерва, а, следовательно, он не мог иссякнуть и истощить жизненные силы человека. Поэтому проклятье не наносило им никакого непоправимого вреда. Здоровье ухудшилось, но его легко можно было восстановить. Агнессе лишь пришлось пару недель кормить их заряженной положительной силой едой, чтобы снять эффект проклятья.

Подходя к библиотеке Агнесса уже ощущала чувства Фредерика. Он переживал сильный всплеск положительных эмоций. Связь их усиливалась и чем больше времени они проводили вместе, тем сильнее чувствовали друг друга.

В библиотеке Фред был не один. Саймон теперь неотступно следовал за ним и впитывал знания, как губка. Несмотря на свой юный возраст, он давно понял, что магия – это великая сила и искал любой способ развивать ее в себе. На предложение Фредерика стать послушником согласился без колебаний: такой шанс нельзя было упускать. Однако ему пришлось дать клятву верности и не вредительства всей королевской семье, так как Фредерик решил, на всякий случай, обезопасить себя и своих близких.

Подойдя и положив поднос на маленький столик у дивана, Агнесса поцеловала Фреда и спросила:

- Нашел что-то интересное?

Тот многозначительно посмотрел на нее, затем обратился к Саймону:

- Пройдись минут десять, разомнись. Потом приходи, будем ужинать.

Когда за мальчиком закрылась дверь, Фред указал Агнессе на один из свитков.

- Я нашел кое-что интересное про близнецовые пламена. Тут сказано, что встретившись однажды, пламена и при перерождении будут искать друг друга, но могут встретиться не в следующей, а через жизнь.

- Это очень печально.

- Но тем удивительнее, что мы встретились, и что Ядвига с Мэйсоном вместе. А еще тут сказано, что близнецовое пламя может почувствовать своего близнеца, когда тот еще находится в утробе матери.

Тут Агнесса нахмурилась.

- К чему ты сейчас это?

- Кто первым почувствовал, что ты ждешь девочку?

- Не-е-ет, не может быть. Это какое-то совпадение!

- Никаких совпадений. Он не повитуха, чтобы чувствовать, беременна женщина или нет.

- Но он будет старше нее на четырнадцать лет!

- Разве это разница, если они действительно близнецовые пламена.

Фред встал и притянул Агнессу к себе.

- Так значит, - начала она, уворачиваясь от поцелуев, - мы с тобой тоже можем встретиться в следующей жизни?

- Не знаю, на счет следующей, но в этой я тебя никуда не отпущу.

И он поцеловал ее так нежно, что тепло расплылось по всему телу и привычно отозвалось в резерве, где уже зрел плод их любви.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конец

Оглавление

  • Глава 1
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 2
  • Глава 3
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 21
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 22
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 23
  • ‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Глава 24
  • Эпилог



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке