КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Рудокоп (fb2)


Настройки текста:



Вахтанг Глурджидзе Рудокоп

Глава 1 Прошлое и будущее

Внезапно Семёну пришло осознание, что он жив. Ничего не болело, в теле ощущалась лёгкость.

— Вставайте молодой человек! Я уже по приборам вижу, что вы в сознании. Глаза открывайте медленно…

Семён проделал указанную манипуляцию. И его взору предстала белая круглая комната. Он встал. В помещении было очень светло. Парень посмотрел на то место, с которого только что поднялся. Это был длинный прозрачный ящик с полукруглыми углами. Рядом с ним стояла тумба с какими — то кнопками и весело мигающими цветными огоньками.

— Где я? — Удивлённо спросил он. — И кто со мной говорит?

— С тобой говорит профессор Болин. Можешь не волноваться, скоро ты меня увидишь. Оденься — за тумбой управления лежит комбинезон.

Семён быстро нашёл свёрток, одел прямо на голое тело похожую на робу рабочего одежду. Она неожиданно немного ужалась, потом немного потёрла ему бока и наконец зафиксировалась в таком положении, чтобы человек не ощущал неудобства.

— Теперь поешь! — Последовал приказ профессора. Семён заметил, что открылась полукруглая дверь и в комнату въехала тележка, уставленная тарелками. Когда парень насытился, он опять спросил:

— Профессор, скажите мне, наконец, где я нахожусь?

— Какой нетерпеливый! Не бойся, ты не в раю и не в аду.

— Бросьте эти поповские сказки, я в них не верю, я комсомолец! — Огрызнулся Семён.

— Всё зависит от того, что ты помнишь из своей жизни. — Вновь послышался голос профессора.

— Это что, какой — то новый госпиталь, сколько я тут провалялся?

— О, как всё запущено! Ладно, может это поможет восстановить хоть немного твою память. Внезапно тональность голоса поменялась:

— Имя, фамилия, отчество, год рождения, страна проживания и место рождения, отвечай!

— Почему — то вытянув руки по швам, Семен чётко произнёс:

— Трофимов Семён Иванович, тысяча девятьсот двадцатого года рождения, СССР, Красноярский край, колхоз «Красный серп», хутор Большие Бердянки.

— Профессия! — Рыкнул тот же строгий голос.

— Тракторист, бригадир одного из подразделений МТС.

— Воинская специальность! — Продолжал допрос голос.

— Младший лейтенант, командир танка номер сто два, восемнадцатый танковый корпус генерала Бахарова, пятая гвардейская танковая армия генерал — лейтенанта Ротмистрова…

Внезапно на Семёна нахлынули воспоминания, у него потемнело в глазах, и парень, потеряв сознание, но не упал, а просто сполз на пол рядом с тумбой.

Открылась дверь. В комнату вбежал низкий мужчина в белом комбинезоне с небольшим чемоданчиком в руках. За ним вошёл высокий человек в тёмном балахоне, похожем на рясу проповедников первых христиан.

— Да, Джион, ваш метод сработал! — Доктор ввёл лежащему на полу парню какое — то лекарство пневмошприцем.

— Теперь его память разблокирована, можно подключать аппаратуру ментоскопирования. Готовьтесь, доктор, девушка, которая была в этой капсуле рядом с ним, пока не вышла из гибернации.

— Но откуда эта капсула появилась?

— Это прояснится после ментоскопирования и сравнения данных от обоих реципиентов. Учёные обследовали материал этой капсулы. Она произведена в приблизительно в первой трети двадцатого века плюс десять — пятнадцать лет. Расшифровали надпись. Она сделана готическим шрифтом и звучит, как Аненербе.

— А что это такое?

— Как показывают оставшиеся после третьей мировой войны документы, это была какая — то полу мистическая, полу научная организация пришедших к власти в существовавшем тогда государстве Германии нацистов, развязавших вторую мировую войну. Чем эта Аненербе занималась, пока точно выяснить не удалось — больше половины документов сгорело, и их не восстановить. Но есть исторические записи учёных других стран. Из них эксперты выяснили, что нацисты посылали, зачем-то, экспедиции в Тибет, привезли оттуда много артефактов. Но для чего это им было нужно, сегодня не знает никто. Многое из исторических данных утеряно во время Арктических войн в 2040–2043 годах, а ещё больше сгорело после обмена ядерными ударами в 2055 году. А вы что выявили, доктор?

— Эти двое, и парень, и девушка родились и выросли в до ядерную эпоху.

— На чём основаны ваши выводы?

— У них в крови нет цезия, нет следов применения антибиотиков, нет следов заменителей пищи, характерных для жителей Земли после изобретения атомных бомб.

— Так! Ирон, когда первый раз взорвали ядерное устройство? — Мужчина в чёрной рясе поднял голову к потолку.

— Ориентировочно, первое испытание атомной бомбы было проведено во время второй мировой войны в конце 1944 или в начале 1945 годов в стране под названием США. Первое применение это оружие нашло в середине сорок пятого года, когда на союзника нацистской Германии Японию так называемые американцы (жители США) сбросили с самолётов две бомбы. — Произнёс приятный, но явно не человеческий голос.

— А что можно установить из тех названий, которые нам сообщил этот парень.

— Я переработал информацию, поэтому можно сказать, что он жил на территории существовавшего тогда государства Советский Союз или СССР, появившегося после какого — то Октябрьского переворота в столице бывшей Российской империи, организованного кучкой революционеров, финансируемых заграничными центрами. Потом есть в документах упоминание о гражданской войне, которую выиграли непонятные «красные». Они и организовали этот СССР. Это было идеологизированное государство, которое прославляло рабочих и крестьян, воспитывало молодёжь в духе коммунизма (неосуществимое идеальное общество), но одновременно уничтожало всех тех внутри общества, кого в данный момент считали врагами вожди этих коммунистов. Оно приняло участие во многих войнах, в том числе и во Второй мировой, в которой потеряло по разным данным от 17 до 30 миллионов человек, но уничтожило нацизм.

— Так что, этот парень — фанатик? — Спросил окончивший свою работу доктор.

— Нет! — Ответил голос с потолка. Просто он воспринимает некоторые понятия, например, собственности, не так, как мы.

— Ну, это понятно! Столько лет с тех пор прошло!

— Да, доктор, извините, я прервал ваш доклад о выводах об нашем пациенте. Если можете, продолжайте….

— А! Да! Так вот. Они из до ядерной эпохи. Это усложнило нам задачу. Мы не можем их чипировать, им нельзя установить нейросеть, или хотя бы нейрошунт. У них чистая, без искусственных частиц кровь, поэтому все наши биоэлектронные устройства выходят из строя, попав в их организмы.

— Это интересно. А есть выход? Ведь они не смогут приспособиться к нашей технике, да и просто не сумеют жить в нашем мире.

— Мы подумаем, есть кое-какие намётки, но пока нужно доработать идею.

— Главное, что у нас есть теперь пусть примитивная, но гибернационная капсула, прошедшая, так сказать, испытание временем. Инженеры взялись за работу. Если у нас выйдет хотя бы повторить это устройство, мы сможем посылать экспедиции далеко за тот конгломерат звёзд, который удалось освоить с помощью межзвёздных переходов.

— Где я, что со мной? — Парень поднялся с пола.

— Вы, Семён на космической станции «Цветок Марса», я военный руководитель этого объекта Джион Тарс. А это профессор Алекс Болин. Вы потеряли сознание после того, как у вас восстановилась память. Сейчас я вас поведу в столовую, там пообедаете, а затем пойдём ко мне, поговорим. Там вы узнаете, что с вами произошло при помощи специальных приборов.

Семён вышел из медицинского отсека вслед за Тарсом. Они пошли по белому коридору, в некоторых местах которого были иллюминаторы. В них был виден окрашенный в багровые и зелёные тона шар, окаймлённый тонкой синеватой полоской.

— Это Марс с высоты в пятьсот километров. — Пояснил парню Тарс. — Пока там не очень уютно, но сорок тысяч человек уже живут в подземном городе.

— Я вспомнил, нам лектор в клубе рассказывал про планеты. И про Марс тоже….

— Действительность оказалась гораздо хуже, молодой человек.

Прямо перед идущим Тарсом появилось объёмное изображения какой — то красивой девушки в зелёном комбинезоне: Семён от неожиданности остановился, выпучив глаза.

— Начальник, пациентка придёт в себя примерно через два часа!

— Хорошо Джина. Покажи её спутнику голограмму лица, может он узнает её.

Вместо Джины перед Тарсом зажглось изображение русоволосой белокожей девушки с закрытыми глазами.

— Ну, как? Узнал?

— Лицо вспомнил, а как зовут, не знаю. Её вместе со мной эсэсовцы в тот железный ящик положили, а до этого я её никогда не видел. Знаю только, что она русская. Она их матом крыла, когда её фашисты тащили …

— А что такое русский? И что такое мат?

Семён удивлённо уставился на Тарса. Тот понял, что слишком удивил необычного собеседника, и сказал:

— Я не хотел пока говорить тебе, но как видно придётся…

Семён был готов услышать всё что угодно, но только не то, что ему сказал Тарс:

— Фактически эти, как ты сказал, эсэсовцы, хоть и не хотели, спасли тебе и твоей спутнице жизни. Сейчас две тысячи двести третий год. Прошло более двести пятидесяти лет с того момента, когда тебя и её запихнули в это устройство. Вас усыпили в капсуле, а вот как вы попали в космос, в будущее, это пока не понятно. Об этом должны вспомнить ты и твоя подружка.

Бывший младший лейтенант стоял с широко распахнутыми, сильно округлившимися глазами. В его голове никак не укладывалась полученная сейчас информация. Но не верить «директору» станции, как Семен называл про себя Тарса, повода пока не было.

Они дошли до столовой. Младший лейтенант опять сильно удивился. Он не увидел никаких поваров или официанток. Люди подходили к висящим на стене ящикам из серебристого металла, нажимали кнопки и брали тарелки с дымящейся едой. После приема пищи все тарелки, вилки, ложки просто кидали в красные ящики, расположенные в углах столовой.

Тарс подошёл к висящей на стене установке, подозвал Семёна и спросил:

— Что будешь есть?

— Можно пельмени?

— А что это такое?

— Ну, это мешочки из теста. Внутри бульон и мясо, обычно свинина. Пельмени круглые, их варят.

— Ладно, я сейчас возьму для себя крогс, а потом переключу аппарат на ручной режим. В нем есть специальный экран. Ты напишешь название. А он тебе покажет, то это блюдо или нет.

— Но я не знаю эти буквы и не умею писать по вашему. — Семён указал на закорючки, которые были на табличке, приклеенной к корпусу.

— Умеешь. Пока ты спал, тебе ввели знание языка и письменности при помощи специального шлема. Ты и сам не осознаёшь, что говоришь не на своём, а на нашем языке.

Трофимов удивлённо посмотрел на «директора», и понял, что всё так, как и говорит этот человек. В это время Тарс проделал какие-то манипуляции, взял вылезшую из аппарата тарелку с мясом, залитым вкусно пахнущей подливкой, а потом подпустил к открывшемуся экрану Семёна.

— Можешь попробовать. Я поставил синтезатор пищи на ручной режим.

Трофимов по подсказке «директора» взял похожий на ручку предмет, лежащий в боковом желобке, и на экране вывел слово «пельмени» местными буквами. Аппарат крякнул, а потом белый прямоугольник с надписью окрасился в зелёный цвет.

— Так, есть твои пельмени — экран позеленел. Только они сейчас называются «сану».

Действительно, открылось окошко, и вылезла тарелка с десятью пельменями. Рядом лежала вилка.

— Пошли к столику.

— Но свободных здесь нет!

Тарс усмехнулся и прямо из пола поднялся штырь, верхняя часть которого раскрылась в виде цветка. Затем появился какой — то луч, обежавший конструкцию по окружности, и образовалась столешница из незнакомого Семену материала.

— Вот это техника! — вырвалось у него.

— Это уже вчерашний день. Сейчас прямо из воздуха возникает любая вещь, которая есть в меню корабля или станции.

Они поели, потом бросили грязную посуду в «поглотитель», как назвал красный ящик Тарс. И пошли в кабинет начальника станции. Там уже их ждал профессор Болин. Он посадил Семёна в удобное кресло, надел ему на голову шлем, похожий на тот, что носили в древности воины.

— Смотри на этот экран! — Приказал врач, показывая на появившуюся над столом белую пелену. — там будут возникать твои воспоминания в виде фильма со звуком. Сейчас Тарс включит прибор.

Раздался щелчок, и на экране потекла вся жизнь младшего лейтенанта, начиная с окончания школы…

Семён после окончания семилетки пошёл работать на МТС. Ему нравились трактора. Правда, их было мало — всего три, и они часто ломались, но когда удавалось обеспечить бесперебойную работу механизма, то он приносил колхозу значительную пользу.

Один раз колхозный трактор кто-то поджёг. На следующий день появился отряд НКВД. Было проведено расследование. Потом всех людей собрали в самом большом селе колхоза.

— У вас на хуторе Речной выявлена семья провокаторов, вредителей и бандитов. Это Козловы.

Народ приглушенно загудел. Все знали этих трудолюбивых хуторян, работающих от зари до зари.

— Партия приказала нам бороться с проявлениями антисоветских настроений в кулацкой среде…

Оратор ещё долго говорил, а потом вывели Леонтия Козлова и при людно расстреляли. их имущество — две коровы, ручную мельницу, дом и инструменты переписали на колхоз. Семью «кулака» отвезли в Красноярск, а потом отправили по этапу в лагерь….

Семен так и не узнал, что поджог осуществили два лодыря — пьяницы, которые подвизались работать сторожами на колхозном поле. Так они отомстили Леонтию, за то, что он при людно отстегал их вожжами, когда они спьяну испортили ему ручную сеялку. Эти подонки подбросили в сарай Козлову несколько деталей от трактора, и написали донос. Жена Козлова вышла из лагеря в 1954 году, а её дети попали в детский дом, где их и нашла мать. Они переехали на Дальний восток. Там их следы окончательно затерялись…

Семён научился водить трактор, работать на нём. Постепенно, к сороковому году, он стал бригадиром. Он бегал за девками, как и все парни, но потом влюбился в дочь местного врача, работающего в колхозе. Альбина была девушкой не очень красивой, но весёлой и хозяйственной. Семен боялся подойти к предмету своей любви, наблюдал издали. Альбина окончила школу, потом курсы медсестёр в Красноярске. Она вернулась в колхоз, где помогала своему отцу и матери лечить травмы, ожоги и многое другое. Семён, наконец, решился подойти к ней…

Этот день, воскресение 22 июня 1941 года он запомнил на всю жизнь. Семён шёл с букетом цветов, которые нарвал на поле и в лесу, по направлению к дому Альбины. Когда подошёл к площади перед управлением, то увидел скопившихся пред столбом с рупором колхозников. Он подошёл поближе и услышал:

… перешли западную границу на всём её протяжении. Бомбёжке подверглись города…. Доблестные советские пограничники….

Семён не слышал, что говорил диктор, в его висках стучали молоточки, а мозг резала одна мысль: «Война!». Потом он несколько раз ходил в военкомат, но его не брали, говорили, что он нужен тут, в тылу. Люди после работы собирались у рупора и слушали….

Но вести были неутешительные. Пал Минск, немцы взяли практически всю Прибалтику, едва не захлопнув ловушку в которую должен был попасть Балтийский флот. Советские войска отступали на всех фронтах…

Горели города, гибли не только солдаты — приехавший к родственникам с Украины Григорий Онищенко рассказывал, как немцы безнаказанно бомбили поезда с женщинами и детьми, гонялись за убегающими беженцами, расстреливая их с пулемётов…

В конце сорок первого года, когда немцам, наконец, нанесли поражение под Москвой, Семёна вызвали в Красноярск, а затем послали в Челябинск. Туда начали приходить эшелоны со станками и разным оборудованием эвакуированных заводов. Трактористу дали комсомольское задание — проверять собранные танки на специальном полигоне. Вместе с ним были и другие трактористы из других колхозов. Бронетехнику строили вначале только мужчины, но потом, по мере их отправки на фронт, где положение советских войск вновь осложнилось к лету сорок второго года, их заменяли женщины и подростки…

Семен вновь прислал рапорты об отправке в армию, но пока его не брали. Он регулярно посылал весточки домой, матери и отцу, они писали в ответ. И в один из вечеров пришло страшное письмо, написанное его мамой:

«Ты помнишь Альбину, дочку нашего врача? Она была мобилизована как санинструктор в январе этого года. А два дня назад пришло её матери извещение: „Ваша дочь Альбина Федоровна Ивлева пала смертью храбрых вынося раненных красноармейцев с поля боя“ Ты бы видел, как сразу постарела и осунулась Валентина, когда прочитала эту бумагу…»

Семён напился до беспамятства. Когда он протрезвел, мозг ему сверлила одна мысль: отмстить проклятым фашистам. Но на заводе он пробыл ещё три месяца, а потом его отослали на курсы подготовки танковых экипажей. Узнав, что он был бригадиром трактористов, Семену вначале дали звание сержанта, потом старшего сержанта, а после окончания курсов его послали на завод для получения новых танков. Оттуда Семен и его подчинённые пригнали сорок танков. Потом они погнали машины дальше, в места формирования резервных армий Ставки. Там его назначают командиром танка номер сто два, дав младшего лейтенанта. Идёт сорок третий год. Гремит Сталинградская битва. Паулюс сдался со своей окружённой группировкой. Но гитлеровцы ещё сильны.

Восемнадцатый корпус, где служит Семён, пополняют новыми экипажами. Он знакомится и близко сходится с Георгием Стуруа, младшим лейтенантом. Тот призван в армию из Тбилиси, хотя сам он родом из маленького городка Самтредия. В столице Грузии у Георгия или Гоги, как коротко его звали, осталась молодая жена Ано (Анна). Он строчил ей письма каждую неделю, пока не было боёв. У Гоги танк ходил под номером девяносто восемь. Начались бои под Курском и Белгородом. Немецкие войска, на острие которых были первая и вторая танковые дивизии СС, 11 июня нанесли удар в районе Прохоровки и прорвали оборону советских войск.

На ликвидацию прорыва были брошены резервные пятая гвардейская армия и пятая танковая армия, в которую входил и 18-тый танковый корпус, где служили Семён и Гоги. Из-за неточных разведданных, и некоторых ошибок советских генералов обходной манёвр не удался, и танковые армады встретились лоб в лоб…

У немцев на господствующей высоте была развёрнута противотанковая батарея, в рядах первого танкового корпуса СС наряду с устаревшими Т-3 и Т -4 были и восемь трофейных Т -34, и пятнадцать новых Т — 6 «Тигр». Кроме этого было около шестидесяти различных САУ.

Получив приказ, советские танки ринулись в атаку по линии Прохоровка — Весёлое. Но экипажам забыли сообщить, что на их пути замаскированный противотанковый ров…

Батальон, где служили Семён и Гоги, прошёл по самому краю этого препятствия. Младший лейтенант никогда не узнал, что около сорока советских танков провалились в ров…

Не знали они и то, что «тигры» могут стрелять по целям с расстояния в километр…

— Гоги горит! — Закричал механик водитель. Танк грузина вырвался вперёд на сто метров. Семен посмотрел в перископ — действительно 98-ой был объят пламенем. Идущий слева танк номер 103 тоже обогнал машину Семёна и внезапно странно дёрнулся, остановился, а из-под его башни повалил дым.

— Там новый фрицевский танк! До немцев ещё восемьсот метров. — Догадался заряжающий Фёдоров.

— Обходим Гоги слева, так он нас не увидит! — Приказал Трофимов. Механик водитель стал выполнять манёвр. Семен поймал в прицел прямоугольную башню «Тигра», взял чуть ниже и скомандовал:

— Бронебойным заряжай!

Он поймал миг короткой остановки и крикнул:

— Огонь!

Снаряд попал в лобовую броню корпуса, но только вырвал кусок металла и срикошетировал. Трофимов не знал, что 76 миллиметровая пушка его Т-34 не способна справится с десяти сантиметровой бронёй «Тигра» на таком большом расстоянии. Командир танка не заметим вылезший из-за сарая «Фердинанд», который с двухсот метров влепил в борт советского танка 88 миллиметровый снаряд. Семён только успел подумать:

«Вот и всё!»…

Трофимов не мог знать, что остальные танки прорвались на «пистолетный» выстрел к немецким бронированным монстрам и завязался бой, который кончился только к вечеру. Немцы отошли всего на пять километров, но советская пятая танковая армия потеряв почти 50 % танков — часть из них вывезли ночью немцы, всё-таки выполнила задачу — закрыла собой брешь в обороне…

Очнулся Семён в лагере военнопленных и с удивлением увидал рядом на нарах Гоги. Обоих командиров танков взрывы просто оглушили, а потом их машины немцы вывезли на свою территорию, обыскали тридцать четвёрки, нашли оглушённых членов экипажей. Затем потянулись дни в плену. Семёна и Гоги переводили всё дальше, вглубь контролируемой врагом территории. Затем они оказались на территории Германии, на границе с Францией. Тут подвернулся случай и был совершён побег ста сорока пленных. Трофимов и Стуруа потеряли друг друга в лесу, а потом Семёна нагнали овчарки охранников…

Трофимов так и не узнал, что уйти сумело только пять человек, в том числе и Георгий Стуруа. Гоги сумел перейти во Францию, вступить в отряды Сопротивления, провоевал до конца войны в партизанском отряде, получил из рук Де Голля орден за боевые заслуги. Затем Стуруа вернулся в СССР, где его посадили на десять лет, в лагерь… Он вышел оттуда после смерти Сталина, окончил университет, написал диссертацию, стал профессором истории. Умер Георгий Михайлович Стуруа в 1995 году, пережив и крушение СССР…

Семена не расстреляли за побег, как остальных пойманных беглецов, а направили в секретную лабораторию Аненербе, филиала СС. Чем было это вызвано, никто так инее узнал. Трофимова держали в одиночной камере, но не били и кормили более или менее нормально. В один из дней охранники повели Семёна к начальству. Он уже понимал немецкий. Поэтому его память запечатлела некоторые разговоры немцев.

— Профессор Герике, вот вам для испытания капсулы материал! — Немец в офицерском мундире показывает на Трофимова, за спиной которого стоят двое эсэсовцев.

— Вы же знаете, фон Бок, что мы перевели, как могли, тексты, привезённые этим Скорцени с Тибета. А там сказано, что можно этим генератором, — профессор показал на конструкцию в железном корпусе с пультом на боковой части. — Послать капсулу в неизвестное пространство или в спираль времени.

— Но как мы узнаем успешность эксперимента?

— Капсула просто исчезнет, а я установил в криокамере, которую создал профессор Флик по чертежам из Египта, некоторые приборы, которые позволят некоторое время следить за состоянием наших испытуемых.

— А их разве будет несколько?

— Нет, двое. Мужчина и женщина. Получим данные о действии заморозки на мужской и женский организм.

— Ладно! Приступаем к эксперименту.

Трофимова положили в металлический двухместный ящик. Потом эсэсовцы приволокли и девушку, очевидно, русскую, так как она плевалась и матюгалась, посылала немцев по известному маршруту. Рассмотреть её Трофимову не дали. Девушку сунули на второе место в капсуле. Затем на лица «испытателей» надели специальные маски и пустили газ…


— Всё! Больше в вашей памяти нет ничего, нас интересующего! — Доктор снял шлем с Семёна.

— Значит, нацистам удалось вас забросить не только во времени, но и в пространстве. Семён вы со своей спутницей попали на двести лет вперёд и в космическое пространство. Фактически фашистам удалось создать портальную технологию, используя древние источники. Мы тоже искали их, но, очевидно, гитлеровцы уничтожили и установку и всю документацию, когда поняли, что проиграли войну.

— Что, мы победили? — Встрепенулся Семён.

— Все вопросы можете задать Ирону. Это искусственный интеллект. Я не знаю историю того периода. — Сказал Тарс.

— А где этот Ирон?

— Я здесь и везде! — Раздалось с потолка.

— Когда закончилась война?

— Германия капитулировала второго мая 1945 года, а 9 мая сдались последние, крупные силы фашистов, засевшие в Праге. Потом была война с Японией, и было вот это. — Вспыхнул экран и Трофимов увидел, как вырастает над Хиросимой ядерный гриб.

— Что это?

— Ядерная бомба. Их скинули всего две штуки, но они убили почти 300 000 человек на месте, а потом на протяжении многих лет умирали оставшиеся тогда в живых люди. Их японцы называли хибакуся. Оказалось, что эта бомба вызывает лучевую болезнь. Затем была холодная война…

— А что это такое?

— США и западные страны начали экономическую, политическую, а в разных частях планеты и обычную войну против СССР.

— И что, СССР выиграл? — С надеждой спросил Трофимов.

— Нет! Советский Союз приказал долго жить в декабре 1991 года, и развалился. Потом были войны на Кавказе, в России, военные столкновения в разных республиках, и между ними. В 2040 году между Россией и Западом началась война за Арктику — там из-за потепления растаял лёд. Потом всё это вылилось в третью мировую войну…

После этого государств не стало. Сейчас нет стран, наций, отдельных народностей. Все — жители планеты Земля, земляне.

— Но кто-то же управляет всем этим?

— Да, корпорации. Сейчас мы можем летать в пределах местной группы звёзд, которые находятся вокруг Солнца. У нас есть межзвёздные корабли. Основные профессии — фермер или кулак, так тебе привычнее. Эти хозяйства производят экологически чистые продукты. Такие, как выращивали вы до появления атомных бомб, искусственной пищи из заменителей и других негативных явлений, появившихся в мире после второй мировой войны. На Земле теперь ничего не добывают — вот карта земного шара.

На экране возникла незнакомая картина. В Западном полушарии не было Северной Америки, Африка была разделена пополам, Антарктида вместо белого цвета была окрашена зелёным. Не было Европы, вся территория России, кроме Уральских гор, была заполнена морями….

— Семен любил слушать в детстве рассказы о дальних странах, поэтому в школе география была его любимым предметом. Но то, что сейчас он увидел, не укладывалось в голове.

— А сейчас на Земле кто-нибудь живёт?

— Да, около двухсот миллионов людей. Туда прилетают в отпуск люди, годами работающие в космосе или живущие на других планетах. Но вернёмся к профессиям. Вторая по значимости и востребованности профессия — рудокоп или шахтёр. Как кому привычнее. Эти люди имеют корабли, свои или взятые в аренду, и добывают нужные землянам металлы, воду и некоторые газы на астероидах и больших планетах. На третьем месте профессия военного. Не все хотят жить честно, и были случаи нападения на колонии в космосе, на корабли шахтеров. Военные защищают людей от бандитов и пиратов. Следующие по значимости профессии — торговцы, инженеры, рабочие, обслуживающий персонал. Какую из озвученных профессий выбрать, решает человек после специальной проверки. Их учат при помощи различных технических устройств.

— А я тоже пройду такую проверку?

— Да, её проходят по закону все, начиная с восемнадцатилетних юношей и девушек. Всем людям ставят нейрочипы или нейрошунты, иначе они не смогу работать в космосе и летать на кораблях. Человеческий мозг просто не способен быстро переработать информацию, необходимую для успешных полётов. Раньше использовали нейросети. Но потом выяснилось, что они ограничивают развитие мозга. Он вступает в симбиоз с этой биоэлектронной сетью, а потом не может функционировать без неё. Нейрошунты и нейрочипы действуют немного не так, но тоже ограничивают развитие мозга. Правда, в меньшей степени. Для преодоления этих негативных явлений пришлось искать обходные пути. Поэтому сегодня человечество разделилось на три ветви.

1. Обычные люди с чипами и шунтами или нейросетями старого типа.

2. Киборги — люди, у которых мозг не тронут, но в помощь этому органу вставлены в разные части тела биоэлектронные устройства.

3. Бионги — люди, применяющие для работы в космосе специально выращенные индивидуальные биологические нейросети, представляющие собой искусственное подобие человеческого мозга, уменьшённое до размеров горошины.

Все эти нейросети. Шунты или чипы ускоряют переработку информации и уменьшают время реагирования на изменившуюся ситуацию. Одновременно они следят за здоровьем человека, помогают осуществлять связь на далёкое расстояние, служат для получения нужной информации и совершения расчётов при сделках купли — продажи. Но все эти функции они выполняют при наличии надёжной системы мыслесвязи, которая функционирует посредством искусственных интеллектов, таких, как я, Ирон. Нас коротко называют ИИ или искины. Без человека мы не можем водить корабли — на борту обязательно должен присутствовать разумный…

— А разве нельзя сделать так, чтобы эти ИИ летали сами?

— Нет, люди боятся, что искины восстанут и уничтожат их. Но это в реальности неосуществимо — ИИ просто не умеют что-либо изобретать, не могут размножаться и многое другое… То есть, без людей. такая «машинная» цивилизация обречена на прозябание, а так называемое «саморазвитие» ИИ на самом деле псевдо возможность, ведь искины тут полностью используют только то, что вложили в программу их действий люди.

Трофимов до вечера говорил с Ироном. Удивляясь, почему он понимает разные слова, которых не существовало в период его жизни на Земле. Потом ИИ объяснил ему, что всё это записали в мозг Семёна при помощи гипнограмм.

— А нельзя вложить мне в мозги знания какой-нибудь профессии, например, рудокопа.

— Можно, только такие знания надо закрепить практикой, а это довольно долгий и трудоёмкий путь. Ведь сейчас все люди обучаются при помощи так называемых виртуальных капсул, которые ускоряют процесс усвоения как теоретических, так и практических знаний. Но у тебя и твоей подруги это не получится.

— Почему?

— Вам невозможно установить все эти нейросети, чипы и шунты из-за чистоты вашей крови. Но профессор Болин и его группа с помощью биоинженеров что-то придумали специально для вас. Если у них всё получится, вы сможете стать рудокопом или кем-либо другим, тут всё зависит от результатов проверки способностей вашего мозга.

— Ирон, а когда будет эта проверка?

— Не знаю, всё зависит от успеха исследований. проводимых группой профессора.


Прошло три дня. Семёна никто не ограничивал в перемещениях по станции. Он побывал в шлюзовой, посетил парк отдыха, побывал в огромной оранжерее. Потом с помощью лифта спустился на другой уровень и обомлел — он оказался на большой площади, вокруг которой находились различные магазины с такими товарами, о которых Семён никогда и не слышал. Вокруг ходили толпы людей с разным цветом кожи. Взгляд бывшего младшего лейтенанта остановился на группе необычных существ, красота лиц и фигур которых сильно потрясла парня. Он смотрел на них с открытым ртом.

— Что, понравились? — К Семену подошёл незнакомый юноша… — В первый раз их видишь?

Трофимов мотнул головой.

— Это бионги, они прилетели с восемнадцатого сектора. Здесь у них пересадка — летят в отпуск, на Землю.

— Вот оно что! — Только и произнёс Семен.

Потом он прошёл в ближайший магазин. Там стояли рядами какие-то металлические механизмы, похожие на пауков, муравьёв, гигантских гусениц или людей.

— Вам нужен дроид или андроид? — К посетителю подлетела миловидная девушка.

— А что это?

— Как, вы не знаете? — Удивилась продавщица, а потом стала объяснять различие, описала кратко, где и как применяются эти механизмы. Как понял Семён, большинство работ, которые раньше выполнялись вручную, теперь переложены на этих самых дроидов. У них можно легко заменить лапы (манипуляторы, слово то какое…), поставить вместо них любой инструмент. Эти машины имеют свой, пусть и примитивный, разум в виде ИИ низких рангов. С помощью таких искинов дроиды получают от человека приказ сделать то или это, и начинают работать…

Девушка нагрузила Трофимова таким количеством информации, что у него разболелась голова, и он решил пойти в выделенную ему каюту, где жил после знакомства с профессором и «директором». Продавщица дала ему книжечку со странным названием прайс — лист, и он чуть ли не бегом покинул этот магазин. Вернувшись к себе, Семён поспал, потом прошёл в столовую, поел борщ, который имел тут название «раон», выпил немного кисловатый сок какого-то растения. А потом вернулся в каюту. Трофимов начал читать книжку. Взятую в магазине. В ней были перечислены десятки наименований дроидов, выпускаемых разными производителями из всех восемнадцати секторов освоенного землянами космоса. Там же были и фотографии механизмов. Их характеристики, описано, для чего подходит тот или иной дроид. Из книжки Семён узнал, что манипуляторы и инструменты разных производителей можно устанавливать на любой тип дроидов. Это ему понравилось, не надо искать деталь именно того производителя, кто выпустил этого робота.

— Семён, вас вызывает к себе профессор!

— Сейчас иду!

Глава 2 Подруга дней моих суровых и нейросети

Трофимов быстро добрался до инженерного отсека. Там его провели в лабораторию профессора.

— Здравствуй, Семён! Сегодня мы тебя познакомим с твоей невольной спутницей. Заморозка на неё подействовала намного сильнее, чем на тебя. Поэтому её пришлось немного подлечить. Она и сейчас ещё не полностью отошла, но в отличие от тебя помнит практически всё, поэтому ментоскоп для неё не понадобился. Сейчас пройдём к ней в каюту, и послушаем её рассказ.

Вдвоём мужчины прошли по коридору до двери с надписью «Каюта реабилитации». Болин постучал.

— Войдите! — Произнёс приятный женский голос. Пройдя за профессором в каюту Семён увидал немного исхудавшую, но довольно приятную на лицо девушку.

— Вот, Глаша! Знакомьтесь! Это Семён Трофимов, который вместе с вами совершил этот прыжок из вашего времени в наше. А теперь поведайте нам свою историю.

Девушка оценивающе посмотрела на бывшего младшего лейтенанта, а потом поведала, что с ней случилось. Она родилась в 1924 году. Кончила школу перед войной в сорок первом. Жила их семья под Минском, но Глаша ездила каждое лето к бабушке, в небольшой городок в ста пятидесяти километрах западнее Сталинграда. В тот, самый первый день войны, день она ехала на заполненном людьми поезде, который медленно тащился на восток. Вначале никто ничего не понял, за мерным перестуком колёс люди не обратили внимание на гул в небе… Всполошились женщины, а их было большинство в вагоне, только тогда, когда раздались первые взрывы слева и справа от полотна железной дороги, а потом…

Глаша бежала вместе с другими девушками и женщинами подальше от горящих разбитых вагонов, а черные остроносые самолёты поливали бегущих людей свинцовым дождём. На глазах у девушки очередь с «мессершмидта» прошила насквозь двух бегущих слева от ней девушек. Брызнула кровь. Так близко смерть Глаша видела впервые. От страха она остановилась, ноги у девушки подогнулись, ей стало плохо и она упала на землю. Это её спасло — глаза успели зафиксировать, как несколько бегущих далеко впереди женщин были подброшены взрывом бомбы, а у одной из них оторвалась рука… Очнулась Глаша под вечер. Вокруг неё валялись десятки трупов — ими было покрыто всё пространство от рельс до леса, который был на расстоянии километра от полотна дороги. Везде валялись чемоданы, узелки и сумки. Над полем стоял смрад — летняя жара сделала своё чёрное дело — некоторые трупы уже сильно пахли, а над телами убитых вились мухи. В тех местах, куда попали бомбы, были воронки, и рядом с некоторомы ямами валялись оторванные осколками части человеческих тел. Зажав нос Глаша попыталась быстрее покинуть страшное место, но случайно под ногу ей попалась голова маленькой девочки, и Глаше вновь стало плохо, а затем девушку вырвало… Когда наступила ночь, девушка уже шла шатаясь вдоль полотна железной дороги. К утру она подошла к незнакомому полустанку. Навстречу ей бежали пожилой мужчина и женщина, возрастом около сорока.

— Откуда ты, дочка?

— С… с… с поезда, там все мёртвые…. женщины, дети…. Только я…. одна…. осталась. — По пыльным щекам девушки катились крупные слёзы. Мужчина обнял Глашу за плечи, прижал к себе её голову:

— Поплачь, дочка, поплачь! Легче будет.

Спутница старика после слов о поезде тяжело осела на землю и обхватив лицо руками стала медленно качаться, всё время повторяя:

— Варя… Маша…Варя… Маша…

— Что с ней? — Посмотрела в глаза старику девушка, сразу прекратив плакать.

— На том поезде ехали её дочка и внучка. — Сказал тихо старик.

— А за что это нас? Там какие-то черные самолеты летали и бомбы кидали, а потом, когда люди побежали, стали стрелять….

— Война! На нас германцы напали… Днём объявили по радио. — Мужчина опустил голову. Он подошёл к женщине поднял её за руку, и поддерживая повёл в домик, стоящий рядом с семафором.

Глафира пошла вслед на этой парой. Через пятнадцать минут они вошли в небольшую деревушку, спрятанную в лесу. Там их встретили несколько десятков человек. Увидев незнакомую девушку люди, до этого о чём — то говорившие друг с другом, сразу замолкли.

— Кто это, Степаныч? — Спросил один из парней, указывая на незнакомку.

— Она с поезда. Его разбомбили, там все погибли. Одна осталась. По ней видно, что долго пешком шла.

— А что там было?

— Она вам расскажет. — Старик квнул в сторону Глаши, а сам завёл женщину в ближайшую избу, из которой неожиданно раздался протяжный женский вой.

Все повернулись и посмотрели в ту сторону, откуда шёл давящий на уши звук.

Степаныч выскочил на крыльцо, и крикнул:

— Где Маня? Скорее её сюда, Павловне плохо!

Молодая женщина, стоящая среди деревенского люда, сразу бросилась в другую избу, и через минуту выскочила с сумкой, на боку которой был нарисован красный крест. Она юркнула в дом, куда старик завёл Павловну.

— Что с ней? — Всполошились женщины. стоящие полукругом на деревенской улице.

— Варя с Машей на этом поезде ехали. — Коротко сказал Степаныч. — Первый день войны, а германцы вон что творят! Расскажи дочка, что там было! — Обратился он к Глаше.

— Да, рассказывай! — Люди окружили девушку, и ей пришлось рассказать, что она видела….

Когда она кончила, стояла тишина. Потом одна из женщин спросила:

— А что, эти на самолётах не видели, что там женщины и дети?

— Видели. Они очень низко летали, после того, как вагоны разбомбили и люди побежали. Но они всё равно стреляли и кидали бомбы….

— Люди, это будет страшная война! — Степаныча слушали молча. — Если они с самого первого дня начали убивать детей и баб, значит им приказано уничтожать всех подряд…

В это время на крыльце появилась заплаканная Маня:

— Павловна померла, сердце не выдержало… Вот это фото попросила, прижала к груди, и умерла…

Глаша посмотрела на снимок и её стало мутить — там была запечатлена женщина с девочкой, той, на оторванную голову которой Глаша случайно наступила, стремясь покинуть страшное место…

В деревушке девушка побыла два дня. Затем пришёл поезд, полный беженцев. Глашу подсадили в переполненный вагон. Только через неделю она добралась до бабушки. По радио уже объявили, что Минск взят немцами. Она никогда не узнала, Что её отец Макар Васильевич и мать Лидия Петровна. сумели выбраться в лес, где позже примкнули к партизанам. Но до победы дожил только отец — маму, связную партизан, выдал один знакомый. Её пытали. отрезали груди, а потом, ещё живую, опустили в прорубь, под лёд…

Потом, через месяц после приезда девушки, скончалась семидесятилетняя бабушка. Похоронив её она решила идти на фронт. Но её не взяли, зато направили Глафиру Макаровну Синицину в мастерские, где началось производство деталей для ППШ.

Этим делом Глаша занималась до лета сорок второго года, когда немцы начали новое наступление на южном фланге огромного фронта, протянувшегося через всю страну от Белого до Черного моря. Опять пришлось уезжать, но до места назначения она не доехала. Машины попали под удар авиации гитлеровцев. Девушку выбросило из кузова, и она без сознания пролежала до вечера. Очнулась с затёкшими руками — они были заведены за спину и связаны грубой верёвкой. Рядом с ней сидели попавшие вместе с ней в плен мужчины, женщины, парни и девушки.

Немцы их использовали на разных грязных работах, плохо кормили, но не били. Потом отобрали двадцать самых крепких, приятных на глаз девушек и женщин, и отправили дальше на запад. В их число попала и Глафира. Ехали долго, вначале на грузовиках, потом на поезде, в товарных, наглухо заколоченных вагонах. На остановках в небольшие щели почти под потолком им кидали еду, каждый раз по двадцать порций, и бутыль с водой. Естественные нужды приходилось справлять в углу вагона, поэтому воняло очень сильно…

Наконец поезд остановился. Всю группу вывели и под конвоем отправили в какой — то барак. Там всем срезали волосы, обработали чем — то пахучим, затем перевели в душевую. Все женщины помылись — каждой дали по небольшому куску мыла. Вошла немка в форме и на русском объявила:

— Вы находитесь на территории великого Райха! Вас обучат немецкому языку, работе по дому, приготовлению пищи и другим вещам. Вы будете слугами у ваших немецких господ. Кто совершит проступок, попадёт в концлагерь, а оттуда живым пока никто не выходил.

Пленницам дали новую одежду, накормили, а потом на протяжении трёх месяцев учили на прислугу. В один из дней всех построили, а потом пришли какие — то немки, и каждая из них увела с собой одну из девушек. Глаша попала прислугой к матери одного эсэсовского офицера, который работал на секретном объекте. Время тянулось медленно, работы было много. Глаша уставала, но потом привыкла. Надо сказать. что немка не очень зверствовала, но всё же Глафире два раза отвесила оплеухи за нерасторопность. Она называла девушку русской свиньёй, «ундерменьшем», приказала забыть своё имя, переименовала в Гретхен.

Наступил январь сорок четвёртого года. Городок, где оказалась Глаша, два раза бомбили союзники. И во время второго налёта крупнокалиберная бомба взорвалась близко от дома, где жила немка. Хозяйка погибла под завалом, а Глаша получила ранение, но осталась жива. Приехал сын немки, взял девушку с собой, и она оказалась в одиночной камере секретной лаборатории. Там на ней ставили опыты с замораживанием, но до смерти не доводили. В один из дней пришли два охранника, и потащили Глафиру в неизвестность. Она ругалась, плевалась, но всё было тщетно. Её приволокли в большую, хорошо освещённую комнату, где стоял железный ящик, в котором уже лежал какой — то парень. Глашу уложили рядом, а потом надели маску и пустили газ…

Очнулась она с сильной головной болью. Лежала она в прозрачном ящике с полукруглыми углами. девушка попробовала встать, что ей с трудом удалось. В комнату, со странными для попаданки белыми стенами, вошла красивая девушка в комбинезоне.

— Я Джина! Там, около тумбы, лежит твоя одежда.

Пока Глаша одевалась, Джина стояла молча, а потом дала выпить какой — то сок, от которого прошла головная боль.

— Как тебя зовут? — Спросила врач (что это доктор, Глаша поняла сразу). Девушка назвалась.

— Пойдём, расскажешь начальнику свою историю…

Мужчина в одеянии, которое Глафира видела только на попах, выслушал её историю, а потом сказал:

— Твой спутник тоже жив. Будете вместе учиться, а потом работать.

— А где я нахожусь, что это за место?

— Ты далеко от Земли, около планеты Марс. на станции. Сейчас 2203 год. Ты попала в будущее, поспав в капсуле почти двести пятьдесят с хвостиком лет.

От этих слов Тарса Глаша чуть не свалилась со стула. но её поддержала Джина. И вот, она уже второй день живёт в этой каюте…

— Ладно. пора идти! — Профессор вывел обоих попаданцев в коридор. — Сейчас двинемся в столовую, а потом вернёмся в лабораторию.

После еды вся троица вышла в коридор и столкнулась с существом, от вида которого парень и девушка прижались к стене.

Оно подошло к людям и поздоровалось механическим голосом. Профессор заметил состояние Глаши и Семёна, и сказал:

— Не бойтесь. Это такой же человек. как и мы. Зовут его Зум. Он был солдатом и в одной из схваток с пиратами потерял ноги и сильно обжёг лицо. Мы ему не смогли восстановить конечности, и пришлось ему стать киборгом. Я ведь вам говорил, что есть такой вид людей.

Парень и девушка закивали головами, а Болин продолжил:

— Есть такие, как Зум, которые лишились ног, рук или у них пострадало лицо и голова. Но есть и другой вид киборгов. которые называю себя «истинными». Это немного больные на голову люди, которые считают, что природа их обделила. и по достижению возраста в двадцать пять лет они начинают менять свои естественные органы на искусственные. Даже кости постепенно заменяют на импланты из очень крепкого материала. Да. они намного сильнее и выносливее обычных людей, но и у них есть недостатки.

— Профессор, я видел бионгов на торговом уровне станции. — Семён отлепился от стенки коридора. — Они, что, тоже пострадали?

— Нет! — засмеялся Болин. — Это люди с изменёнными генами.

— А что такое ген? — Вступила в разговор Глаша.

— Это то кирпичики, из которых собраны наши клетки. Благодаря генам мы существуем. Практика показала, что их можно менять до определённого уровня. Бионги красивы, потому что у них немного изменена структура так называемой ДНК, что это такое, вам потом объяснят. Но в остальном, это такие же люди, как и мы.

— То есть они изменили себе внешний вид? — Заинтересовалась девушка.

— Да, но это произошло сто пятьдесят лет назад, и ты к сожалению, не сможешь стать бионгом. — Ответил профессор. — Чтобы вы не пропали в нашем мире, у вас должно быть устройство. обеспечивающие мыслесвязь и позволяющее вашему мозгу получать и обрабатывать большое количество информации. У меня, например, стоит нейрошунт последнего поколения, соответствующий возможностям моего мозга. У Зума в голове развёрнута военная нейросеть пятого поколения, так как больше его мозг не выдержит. Всё зависит от коэффициента интеллекта, который у всех людей разный. Он называется коротко КИ. Его численное значение показывает, какую работу может выполнять человек. Самый низкий КИ у работников. занятых в сфере уборки мусора и отходов. Он у них не выходит за 80 единиц. У Зума. например, КИ достигает 150 единиц, а у меня — более двухсот. Сейчас, в лаборатории, мы измерим у вас этот показатель, а потом поставим то, что нужно.

Люди и киборг дошли до широкой двери. которая автоматически открылась. Все вошли в просторный зал. где стоял ряд прозрачных «гробиков», как их окрестил для себя Семён. По указанию находящейся здесь же Джины попаданцы легли в два таких устройства. Профессор по колдовал над кнопками, а затем что-то включил. Трофимов и Синицина заснули, а когда проснулись, то помогая вылезти из медкапсул, как назвал эти устройства Болин, учёный сообщил им результаты проверки:

— У тебя, Семён, КИ равен ста восьмидесяти, а у Глафиры — 170 единиц. То есть, вы можете выбрать сразу несколько профессий. Вот вам список.

Молодые люди взяли протянутые им листки. там было написано:

1. Солдат.

2. Оператор дроидов.

3. Универсальный техник.

4. Инженер.

5. Рудокоп.

6. Торговец.

7. Юрист.

8. Медик.

— Мы можем выучить сразу все эти профессии? — Поинтересовалась Глаша.

— Ну, не сразу, но все! — Обрадовал её Болин. — Для вас не подходят ни нейрошунты, ни нейрочины, ни нейросети. Вы ведь не хотите стать киборгами?

— Нет! — Хором ответили молодые люди.

— Так я и думал! — Весело сказал Болин. — Бионгами вам тоже не стать. Поэтому, чтобы вы поняли, как в общих чертах что действует, я вам дам устройство, позволяющее читать тексты, кристаллы памяти и многое другое, и вот эти кассеты. — Болин протянул Глаше и Семёну два браслета с углублениями, показал, как их надевать. А потом дал две чёрные горошины.

— Это кассеты. их ставят вот в эти круглые ямки, квадратные предназначены для кристаллов памяти, а овальные — под банковские чипы. Их мы используем вместо денег. Но пока вам они не нужны. На кассетах записаны выдержки из древних романов, где авторы попытались описать нейросети и другие устройства. Сразу скажу, там много неточностей. например, там люди используют какие — то импланты, чтобы усилить память. силу и многое другое. на самом деле таких устройств нет — просто оказалось, что мозг начинает атрофироваться, если у человека вставлено такое устройство. Нейросети, как биологические, так и биоэлектронные не прибавляют КИ, они просто систематизируют полученную информацию, которая быстрее доходит до нужного участка мозга. Нейрокомы вообще оказались тупиковой ветвью, поэтому их и не стали массово применять. Если заинтересуетесь самими прозведениями, то для вывода полного текста нажмите вот на эту зелёную точку. Тогда риддер — так называется браслет, выдаст вам полную информацию.

— А сколько там романов? — Заинтересовалась Глаша. — Я люблю читать…

— На эту кассету можно записать более десяти тысяч книг, так по-моему назывались в ваше время хранилища информации.

— Ого!

— На кристаллы записывается в тысячу раз больше.

Попаданцы решили читать вместе, поэтому засели в каюте Семёна. Глаша вставила горошину в углубление. над браслетом возник призрачный экран. и появился текст:

— Романы по миру Вселенной ЕВЕ. — Прочитала девушка… Семён и Глаша поглощали один роман за другим, не забывая, конечно, посещать столовую и спать. Так прошла неделя. На восьмые сутки за ними зашёл Зум и проводил в лаборатори.

— Ну, вот, голубчики! — Профессор довольно потирал руки, а стоявшая рядом Джина улыбалась. — Нашим инженерам удалось разрешить все проблемы. Для вас двоих сделаны специальные внешние нейрошунты, которые могут выполнять все функции самой навороченной нейросетки. Вот они. — Профессор указал на два небольших обруча, которые имели диаметр человеческой головы а толщиной были с палец.

— Сейчас мы вам их наденем.

Джина взяла обручи и поочерёдно наложила на головы попаданцев. Эти ободки самостоятельно подстроились под размеры носителей, а потом Семён и Глафира почувствовали лёгкие уколы, которые быстро прекратились.

— Через час они полностью активируются! — сообщил молодым людям Болин. — Тогда они поменяют цвет, сейчас они окрашены в серые тона, а при вышедшей на рабочий режим нейросети станут зелёными. Эти устройства не влияют на мозг человека. так как не касаются его поверхности. Если эксперимент с вами удастся, то начнётся производство этих устройств в массовом порядке. Для этого вы на протяжении двух лет будете пересылать мне данные об работе ваших сеток. Вернее. вы установите с моей помощью режим автопосылки, и сеть сама перешлёт нужную нам информацию не бойтесь, она не может слать мыслеобразы через эту функцию. так что. никакого шпионажа или воздействия на вас нет и быть не может. Это только в фантастике, которую вы прочитали, возможно следить за человеком чуть ли не по всей галактике. если так было бы, тогда уже все бандиты и пираты сидели бы в застенках. такую слежку за людьми хотели организовать в начале двадцать первого века. Даже болезнь специальную для этого запустили по всему земному шару. А потом под видом вакцины вводили в людям специальные наночипы. Но всё оказалось сложнее. Таким образом следить, а затем влиять на человека оказалось практически невозможным. Из-за различий в организмах под влияние попало менее десяти процентов жителей Земли.

— А рабские нейросети тут, в будущем, есть? — Осторожно спросила Глаша.

— Нет, а зачем они нужны? Пираты деньги считать умеют. Да и раб, который станет овощем, никому не нужен. Просто на попавших в рабство надевают специальный ошейник, который автоматически взрывается, если раб попытается удрать из системы, где его держат. А наброситься на хозяина он не сможет — тот нажав на кнопку специального пульта, который носит в кармане, просто вырубит раба электроразрядом на некоторое время.

— А как насчёт цен на нейросети? В романах героям приходится брать кредит в банке для покупки каких-то баз знаний и нужных нейросетей.

— У нас нет никаких таких баз. Знания передаются в виртуальной капсуле — сначала теорические. а затем практические. выучить их может только человек с соответствующим КИ. нейросети втолько распределяют потоки информации. По численному значению КИ можно узнать количество потоков, которые может принять мозг того или иного человека. например, у семёна 18 потоков. а у тебя, Глаша — семнадцать. Так, как описано в этих романах, а я их тоже читал, а потом много смеялся, учить базы с помощью риддера просто нереально, хоть вставьте его себе вмозг. поэтому, для учения применяются методы, отработанные человечеством тысячелетиями, просто с помощью техники время учёбы сокращается в несколько десятков раз. Теперь насчёт стоимости нейросетей, нейрошунтов, нейрочипов. Эти устройства делятся на ранги. в зависимости от того. людям с каким Ки надо их ставить. Я сейчас покажу вам таблицу. — Болин поднял рукав комбинезона и над укреплённым на его запястье браслетом риддера зажёгся экран. Попаданцы прочли следующую информацию:

«Нейроустройства (НУ) первого уровня:

— при КИ 80–90 НУ выдаются бесплатно;

— при КИ 91-109 НУ стоит 100 земов;

— при КИ от 110 до 120 НУ стоит 200 земов;

— при КИ 125–140 НУ стоит 300 земов;

— при КИ 145–165 цена повышается до 500 земов;

— при КИ 170–190 НУ стоит 1000 земов;

— если КИ 200 и более, то стоимость НУ возрастает до 3000 земов.

Кроме этого в стоимость входит и ранг используемого НУ:

— НУ второго ранга стоят в два раза больше, но их можно использовать только для людей с КИ более ста единиц;

— НУ третьего ранга стоят в четыре раза больше, чем первого. Их можно ставить людям с КИ не меньше 120 единиц;

— каждое НУ последующего поколения стоит на 25 % дороже предыдущего. Их можно ставить людям с КИ не менее 140 единиц.

На данный момент самые передовые НУ седьмого поколения с биологическими составляющими Цены на них индивидуальные, так как их ставят людям, у которых КИ не менее 220. НУ производства биогов являются симбиотами и не подходят обычным людям.»

— Прочитали? Теперь попробуем посчитать стоимость сетки, например, у Зума. Его КИ 135. значит базовая цена — 300 земов. Ранг у него пятый. Считаем, получаем — 730 земов.

— Правильно, но надо добавить ещё 50 земов за военную специализацию. — Вмешался в разговор Зум.

— Да. Но вот минимальная зарплата у нас — 600 земов. А у военных минимальная зарплата — 3000 земов. Так что, то что писали в прошлом, реальности будущего не соответствует.

— Но там они ещё базы знаний покупали и за обучение в медкапсуле платили. — Вступил в разговор Семён.

— Ну, баз таких у нас нет, а стоимость обучения в виртуальной капсуле нулевая. Медицина платная. минимальная цена -10 земов, а дальше — от диагноза, но не выходит за 5000 земов.

— А сколько получает рудокоп?

— Там есть люди, которые работают по десять часов, им и платят около 1200 земов в месяц за сдачу ежесуточной нормы. Но большинство шахтёров предпочитают работать на выработке. У них всё зависит от типа добываемого металла, его чистоты и количества. Мой брат работал рудокопом десять лет, а теперь он владеет рестораном на одной из так называемых туристических планет. Так вот, он взял в аренду за 10 тысяч земов в месяц корабль у корпорации. и стал сам искать и добывать руду, которую сдавал той же корпорации. ему повезло — он смог найти астероиды с ценными металлами, и уже через полгода купил себе корабль. правда. не новый. — Поведал слушателям Зум.

— Да, новый шахтёрский корабль, в зависимости от различных факторов, которые можно узнать на бирже корпораций, стоит от пяти до 20 миллионо земов. А старые иногда хозяева продают даже за сто тысяч. Но всё зависит от изношенности механизмов, двигателей и так далее. Это всё вы выучите в виртуальной капсуле. Семён сможет учить сразу все специальности из того списка, который я вам дал. Примерный срок его учёбы — один год. А ты, Глаша, будешь учится на три месяца дольше. Тут у нас нет рангов на знаниях, как в базах из романов, так что, полностью освоите специальности, потом сдадите экзамен, и вперёд — работать. Кстати, кем собираетесь стать? — спросил профессор.

— Рудокопами. — Ответили попаданцы.

— А можно летать на одном корабле? — Спросила Глаша.

— Конечно, так даже сможете быстрее добывать руду, сменяя друг друга.

В это время в головах у Семёна и его подруги раздались голоса:

— Экспериментальная внешняя нейросеть готова к работе!

— Вот. и ваши сетки активизировались! — обрадовалмя Болин. — Пока ничего не делайте. надо их настроить. Вот вам инструкция. идите к себе и внимательно читая документ, попытайтесь настроить сетки. А если не получится — приходите сюда, в лабораторию. А коли сможете разобраться, то свяжитесь со мной по мыслесвязи.

Попаданцы пошли в каюту к Семёну. Глаша читала текст, а Трофимов выполнял нужные манипуляции. Наладка его нейросетки заняла почти три часа. Он прописался хозяином устройства, дал ему имя Альбина. После этого сеть стала говорить женским голосом. семён включился в станционную сеть, а потом послал сигнал профессору. Удалось мысленно поговорить с Болиным. Он похвалил парня. После этого наладили устройство Глаши. На это потратили уже в два раза меньше времени. глаша тоже назвала свою сеть женским именем — Лида. Потом они мысленно поговорили друг с другом, опять потревожили профессора — Глаша хотела узнать, можно ли разговаривать по мыслесвязи с искинами. Получив положительный ответ, она сразу вызвала Ирона. тот опознал новые нейроустройства, их хозяев, а потом сообщил, что зафиксировал скорость работы сетей Глаши и Семёна. причём она больше в три раза скорости работы стандартных НУ шестого разряда. и приближаются к производительности устройств седьмого ранга. Ребята переслали эти данные профессору.

— Очень хорошо! — Обрадовался Болин. — Значит срок учения у вас сократиться на четверть. пока привыкайте к своим гаджетам. несколько дней я вас беспокоить не буду.

Пять суток Семён и Глаша читали романы, ходили в столовую, гуляли по торговой части станции. были в парке. оранжерее, а иногда просто смотрели на Марс в иллюминатор. однажды они увидели, как к «Цветку Марса» пришвартовался большой грузовоз. До этого они не могли представить, что могут быть такие корабли, длина которых превышает десять километров. на шестые сутки их позвал профессор.

— Сейчас вместе с Зумом вы пройдёте в учебную часть. Она контролируется военными, поэтому выполняйте всё, что они вам скажут. Вам выделят каюту для житья. По приказу начальника станции для вас специально смонтировали новую вирт-капсулу. Она рассчитана на обслуживание сразу двух человек. Это тоже экспериментальная разработка.

Попаданцы попрощалис с Болиным и проследовали за киборгом на другой уровень станции.

Глава 3 Учебка и поиск работы. Неожиданная находка

Их встретили двое военных, одетых в чёрные лёгкие скафандры.

— Теперь вы курсанты и поступаете в моё полное распоряжение! — Заявил высокий светловолосый кареглазый офицер. — Меня зовут лейтенант Крыль. Сегодня вы отдыхаете, а с завтрашнего дня начнём тренировки на выносливость и быстроту. Стрелять вас будет учить сержант Шлак. Побудка в шесть ноль, ноль по местному времени. До завтра!

Со следующего дна и на протяжении года жизнь Семёна и Глафиры была расписана по минутам. По полдня они проводили в камере виртуального обучения. Вначале было непривычно. но потом они втянулись в иллюзорную действительность, и пытались выполнить все задания, которые давала вирт — капсула. Химия. физика. математика, законы Земного корпоративного союза, военное дело и многое другое. Всё это проходило через мозги парня и девушки, и после двух-трёх повторений, прочно оседало в клетках мозга. Потом все полученные знания приходилось применять наяву. Например, рассчитать тот или иной путь от Земли к планетам Солнечной системы. Или отремонтировать сломанный реактор. используя только ручные инструменты. Были уроки стрельбы, рукопашного боя, прохождения полосы препятствий. Тела новоявленных курсантов окрепли, возросла сила и выносливость. Сержант Шлак научил их хорошо стрелять с пистолетов, автоматов, пулемётов, лазерных и плазменных пистолетов и ружей. Они научились метать ножи, стрелять из лука и арбалета. С помощью виртуального тренажёра Семён и Глаша научились водить космические корабли малого и среднего класса, изучили их характеристики.

Изучили попаданцы и правила торговли, общие законы и подзаконные акты. Выяснилось, что в будущем частная собственность стала краеугольным камнем земной цивилизации. Весь освоенный обитаемый космос был поделён корпорациями на восемнадцать секторов, каждым из которых руководила та или иная компания. Эти крупные концерны занимались добычей руды, переработкой её в слитки. Также на планетах процветали туризм и сельское хозяйство. В космосе висело много торговых станций, около четверти которорых были свободными, а остальные принадлежали корпорациям. Промышленные предприятия строились или на спутниках планет, или на основе пустотных станций. Звездолёты строили на верфях рядом с местами добычи воды ируды на астероидах. Такие места охранялись военными, которые работали на ту или иную корпорацию. Между крупными концернами иногда возникало непонимание или брало вверх желание отжать у других доходные пояса астероидов. Это обычно кончалось небольшой корпоративной войной. Ещё владельцы секторов посылали экспедиции на поиск ресурсов в различных ненаселённых системах. Но таких становилось всё меньше. Просто вылететь за освоенный звёздный район не позволяло отсутствие техники, способной преодолеть расстояние в двести световых лет по пустому пространству, где нет и намёка на подпространственные тоннели, которые соединяют звёзды одного конгломерата, и позволяют перелетать из одной системы в другую за несколько часов.

Открыли эти пути в 20119 году после расшифровки информации, найденной в индусских «Ведах». Но первый полёт был осуществлён к Альфа Центавру по гиперпереходу только через двадцать лет, когда появились надёжные реакторы и электромагнитные ракетные двигатели нового поколения, позволяющие разогнать звездолёт до 3000 км/с. После этого стали посылать разведчиков по всем открытым вокруг Солнца проходам. Так, за шестьдесят лет был в основном освоен конгломерат из ближайших к Солнечной системе тридцати шести звёзд. А вот дальше всё застопорилось. Учёные вспомнили древние проекты о посылке людей в космос в криокамерах, но создать такое оборудование не смогли. А теперь, если удастся повторить капсулу Аненербе, то откроется путь к дальнейшему освоению галактики.

Наконец, все тренировки и учёба закончены. Вчера попаданцы сдали последние экзамены по профессиям и управлению космическими кораблями. Семён и Глаша решили и дальше продвигаться к цели вместе. Для начала надо было найти работу.

После просмотра предложений молодые люди решили остановиться на секторе корпорации «Нью металлик». В других местах, начиная ч Солнечной системы или были минимальные фиксированые ставки в 1200 земов. или все вакансии по списку профессий, которыми владели попаданцы, были заняты. А у «Нью металлик» работы по освоению Топокана только начинались — этот регион был удалён от центра звёздного конгломерата дальше всех. Про другие районы космоса писали, что там встречаются пираты, но про выбранную систему Топокан таких сведений не было. Так что, с точки зрения безопасности эта система была самой лучшей. Но теперь перед Трофимовым и Синицыной стала новая проблема — как туда добраться. Они связались по нейросетке с представительством корпорации. Те, узнав, что кто — то хочет работать в их новой системе, попросили переслать сканы профессий, освоенных претендентами. Когда ребята это сделали, их попросили прилететь на станцию «Луна -21».

Профессор Болин им помог сесть на рейсовый космолёт, отправляющийся в сторону Земли. Молодые люди прошли в назначенный срок к шлюзу, откуда осуществлялась погрузка пассажиров. Они показали билеты, а потом прошли в светлый салон. Стюард показал им двухместную каюту. Внутри были две кровати, большая тумба и экран. используемый как для развлечений, так и для связи с экипажем звездолёта. У Семёна и Глаши никаких вещей не была, а всё нужное — риддер и подаренные им Зумом браслеты — старые искины пятого класса, находились на запястьях рук. Как отчалил корабль от станции, они наблюдали по экрану из каюты. Затем был трёхчасовый разгон, и набрав скорость в 2000 км/с космолёт двинулся к Земле.

Полет проходил довольно обыденно. Уже через двадцать часов звездолёт пришвартовался к огромной станции «Земля — 4». Оттуда попаданцы на боте перелетели к месту назначения за три часа. Офис корпорации «Нью металлик» находился на пятнадцатом уровне окололунной станции. Их встретил мужчина средних лет с острым носом, и колючим взглядом. Он пригласил пару в кабинет, усадил на стулья, а потом начал разговор:

— Отсюда в нашу систему пассажирские транспортники пока не ходят. Вам нужно добираться самим. Для этого понадобиться корабль. У вас такой список дефицитных в нашей системе специальностей, что работа найдётся по любой из них.

— Но мы хотим попробовать себя в качестве шахтёров. — Сказала Глаша.

— А у вас есть рудокоп? — Мужчина внимательно посмотрел на попаданцев.

— Но ведь корпорации сдают их в аренду!

— Тут ваша информация неточна. Арендовать можно шахтёрский корабль можно только на бирже, но тогда вы не попадёте в нашу систему, так как хозяева такого звездолёта предпочитают, чтобы он был в системах, которые удалены от Земли не более, чем на десять световых лет, чтобы можно было контролировать движение корабля. А купить можно будет только старый звездолёт.

— У нас нет ни одного зема. — Грустно сказала Глаша.

— Ну, это не проблема! — Мужчина хищно улыбнулся. — Наша корпорация даст вам заём на покупку шахтёрского фрегата под 40 % годовых на пять лет. Если вы сможете закрыть кредит раньше указанного срока, то просто выплатите эти 40 % в дополнение к основной сумме.

— А можно, мы подумаем? — Проговорил Семён.

— Можно. Но я должен вам сказать, что так как у вас высокие КИ и самые высоко ранговые для вашего уровня нейросети, вы имеете право заниматься не только добычей руды, но и любой деятельностью, на которую у вас отметка в документах. Но у нашей компании нет фиксированных зарплат. Что выработаете, то и получите. Ну, как? Устраивает?

Семён и Глафира переглянулись.

— Попробуем! — Выдохнула девушка, а парень кивнул головой. Был составлен контракт, который попаданцы перепроверили трижды — тут пригодились знания из папки «Юрист». Ребята обнаружили две неточности в тексте. Мужчина улыбнулся и поправил ошибки, а потом объявил:

— Теперь свяжемся с биржей, и посмотрим, какие корабли есть на рынке.

Он включил экран и вывел предложения торговцев. После двухчасового просмотра и обсуждения был выбран средний шахтёрский фрегат из пятой военной серии типа «Большая лопата».

— На вилы похож! — Проворчал Семён, смотря на изображение звездолёта.

— Так его и назовём! — Засмеялась Глаша.

Корабль стоил 230 000 земов. Его обещали доставить к «Луне -21» через час.

— Значит мы будем должны к этой основной сумме в год добавлять по 92 тысячи, — быстро сосчитала Синицына. — А в месяц это выходит более восьми тысяч.

— Ничего. Прорвёмся! — Семён хоть и не любил капиталистов, но понимал, против всего огромного мира не попрёшь, придётся встраиваться в местные правила.

— А если мы не сможем покрыть этот кредит с процентами, то у нас отнимут корабль, и три года будем сдавать руду. получая только по 1200 земов. — Вздохнула Глаша.

— Работать мы умеем, просто надо будет в первый год работать сутками.

— Поработаем, раз надо! — Бодро откликнулась девушка.

— Кораблю пришёл, пошли его принимать! — Представитель корпорации последовал за начинающими рудокопами. Их встретил в рубке продавец. Включили прогонку теста. Через двадцать минут искин доложил, что ресурс реакторов — 78 %, двигателя — 75 %, маневровых движков -86 %, лазерных испарителей и пылесосов — 90 %, перерабатывающей минифабрики — 60 %. Оружия нет. Брони нет. Плазменная и электромагнитная защита на уровне 70 %, ресурс внутренних систем — 97 %. Объём трюма позволяет перевозить десять тысяч тонн руды в контейнерах в виде слитков.

Длина корабля равнялась двумстам метров, высота — 15 метров. а ширина — около пятидесяти.

После проверки начались полёты вокруг Луны. Пилотировали по очереди. Всё было нормально. В техническом отсеке стояли два наполовину разобранных ремонтных дроида, был испытательный стенд, полный набор ручных инструментов. Сканер был очень старый и мог «узнавать» породу только при наличии в ней не менее 40 % металла. Стержней с гибридным топливом из бороводорода для четырёх реакторов было на три месяца ежедневной работы. Проверка готовности корабля кончилась. Представитель «Нью металлик» перевёл деньги на счёт продавца. Семён поменял коды, прописал в искине себя и Глашу, а также новое имя корабля — «Вила». Чтобы не мучится с вызовом искина по длинному номеру ИИ дали имя — «Конус» — бронекапсула электронного устройства была похожа по форме на эту геометрическую фигуру.

— Вылетаем завтра. — Решил Семён, как капитан корабля. — Надо пополнить запасы воды и еды.

— Для синтезатора тут картриджей хватит на месяц, я уже проверила. — Ответила девушка. — Плохо. что нет медкапсулы. Я с «Конусом» постараюсь составить такой маршрут, чтобы не проходить по системам, где замечены пираты. К каравану мы присоединится не можем. у нас нет денег для оплаты места в строю. Да и в сторону Топокана они не идут. А теперь давай, летим к поясу астероидов, добудем себе воду.

Связавшись с диспетчерской. получили разрешение на старт, а затем двинулись в сторону Марса. Разгон произвели за десять часов, а потом совершили сорока часовой перелёт навстречу летающим каменюкам.

Семён ожидал увидеть что — то похожее на кольца каменных облмков около Сатурна, кторые двигаются в одном направлении. Но в действительности астероиды были разбросаны в огромном пустом объёме космоса и отстояли друг от друга на сони и тысячи километров. Их не надо было «щитами раздвигать», как писали авторы прочитанных попаданцами древних романов, да и прятаться в таком поясе смысла не имело.

Старый сканер показал наличие более сорока процентов льда на одном из небольших астероидов. «Вила» подошла к выбранной цели, и Семён включил лазерные испарители и пылесосы. Световые лучи испаряли лёд, а пылесосы засасывали капли влаги прямо в бак звездолёта. Шесть часов непрерывной работы, и воляной бак заполнен живительной жидкостью. «Вила» развернулась, и полетела к Солнцу, до которого добиралась на полной скорости почти за трое суток. потом пришлось отметиться у сторожевого крейсера, стоявшего переходом в подпространство. Затем Семён включил защиту и корабль нырнул в подпространство. Первый перелёт должен был продлиться три часа, а потом надо было соверщить ещё двадцать таких прыжков. Девушка начала чинить дроидов. удалось собрать из двуз роботов только одного. Семён попробовал управлять им посредством своей нейросети. Поначалу ничего не вышло. но потом, сообразив, парень просто дал искину робота задание выполнить одну из стандартных подпрограмм — ращрезать металлический лист плазменным резаком. Дроид проверил манипуляторы, и не обнаружив в них нужного инструмента, шустро побежал на склад с ЗИПом. Там автоматическая система по запросу ремдроида выдалаему наконечник с резаком, и на сетку Семёну пришёл запрос:

«Хозяин, укажите по какой подпрограмме резать материал:

— вдоль листа,

— поперёк,

— по кривой линии».

Когда парень сказал об этом Глаше, она рассмеялась:

— Тебе надо было просто приказатьмысленно искину ремонтника, взять такой — то лист и отрезать лишнее, чтобы получилось то — то.

— А ну. ты попробуй!

— Сейчас! — девушка замерла на секунду. — Всё, команду дала!

Трофимов посмотрел на дроида. Тот немного постоял, а потом ловким движением вырезал в центре листа отверстие, напоминающее по форме бабочку.

— Ты не должен в автоматическом режиме руководить ремонтником. Просто задаёшь общее задание, вырезать и посылаешь ему мыслеобраз. что должно получиться в итоге. Искин робота сам определит, как добиться результата с минимальными потерями. Попробуй заново.

Семён сделал так, как говорила его подруга, и ремонтник самостоятельно вырезал в листе треугольное отверстие.

— Ладно! Хватит играться, я посмотрела, там энергошина в одном месте заменена на не стандарт. Сделано это недавно — наверное продавец постарался, чтобы быстрее продать корабль, а мы, когда проверяли корабль, забыли посмотреть на схему питания устройств. «Конус» сразу бы высветил этот участок. Ничего, в следующий раз умнее будем. Это не опасно для корабля, но лучше заменить шину. Я беру ремонтника и иду это делать. — Девушка поднялась и пошла к складу с ЗИПом. Семёну делать было пока нечего — звездолёт летел в подпространстве. Они уже пролетели две системы, но пока, слава богу. никого не встретили. Парень стал смотреть по экрану внутренней связи, как Глафира подошла к складу с ЗИП ом. получила кусок специальной шины, и заставила дороида перетащить её поближе к реакторному отсеку. Там робот вскрыл в одном месте стену, а затем вырезал по указанию девушки трёхметровый участок идущего кабеля. после этого дроид двумя манипуляторами приложил в нужное место новую шину и третьей «рукой» со сварочным агрегатом приварил её двумя точными движениями. Затем восстановил обшивку на стенке и замер.

— Ну вот, и всё! — Глаша пришла в рубку и села на кресло напротив Семёна.

— Готовься. сейчас выходим в систему!

Девушка положила руки на пульт, и как только на экране исчезла серая пелена подпространства, нажала кнопку.

— Защита включена на полную мощность! — Доложил «Конус». Вообще — то такую операцию обычно выполнял ИИ корабля, но попаданцы решили потренироваться в ручном управлении — вдруг когда — нибудь пригодится.

— Зафиксирован неопознанный корабль. На запросы не отвечает. — Доложил искин.

— На каком он расстоянии?

— Триста тысяч километров.

— Подходи.

Через три минуты на экране попаданцы увидели незнакомую конструкцию.

— Шахтёрский фрегат четвёртого поколения «Вентура» номер 042. Пропал двадцать лет назад. Экипаж три человека. В списках указано, это частная собственность, наследников нет.

— То есть, кто найдёт, того и будет! — вспомнил Семён законный акт описывающий такие случаи. _ Мы можем к нему пристыковаться?

— Да капитан. выполнить манёвр?

— Действуй.

Через пять минут попаданцы почувствовали лёгкий толчок.

— Шлюз полностью герметизирован. Датчики внешнего люка указываю на отсутствие внутри 042 воздуха. рекомендуется одеть скафандры и взять с собой дроида.

— Ясно. «Конус», а почему корабль не упал на звезду? Нас учили учили, что корабли у которых не работает двигатель или движутся по прямой в бесконечность, или их захватывает звезда, на поверхность которой они падают и сгорают.

— Ты забыл про планеты. Потерпевший аварию звездолёт может упасть на ближайшую планету, когда зайдёт в зону её притяжения. — Добавила Глаша.

— Да, жаль нету никаких кладбищ разбитых кораблей, как это написано в тех романах! — Вздохнул Семён.

— По моим расчётам это должно было произойти через семь лет. Он не смог преодолеть притяжение местного солнца, но находился слишком далеко от него. Поэтому и сохранился. В системе только три газовых гиганта, а они тоже далеко от звезды. — Объяснил «Конус».

— Ладно. давай, пошлём вперёд робота.

Дроид по команде вылез о открытый люк и перешёл на мёртвый корабль. У дроида были инфракрасные телекамеры. поэтому ребята видели на экране в рубке «Вилы» всё, что попадало в кадр. Дроид прошествовал по центральному коридору к реакторам. В манипуляторе у него был зажат ручной сканер для проверки оборудования. Через час стало ясно, что реакторы остановились из-за отсутствия топливных стержней. Глаша погнала робота за ними в склад «Вилы». а потом обратно. На этом 042 реакторов было шесть и по мощности они уступали аналогам с корабля попаданцев примерно вдвое. «Конус» вывел схему фрегатов этого типа и определил, что нужно включить только два энергоагрегата на правой стороне коридора. Дроид успешно осуществил операцию.

— Через пять часов можно будет закачать воздух, — сообщил искин.

— Пока продолжим, гони ремонтника в рубку этого «Вентура», — Приказал Семён своей напарнице.

Дверь в командный пост была наглухо задраена. Дроиду пришлось вернуться на «Вилу» за резаком — ребята не подумали, что он может пригодиться. Ещё три час понадобилось на вскрытие бронедвери. Камера высветила страшную картину. В разных позах на креслах лежало три мумии, на лицах которых застыла маска ужаса. Сдвух сторон на стенах рубки зияли огромные отверстия с неровными краями. Внутри был рабитые экраны и пульт и отсутствовала бронекапсула искина.

— Попадание метеорита. — «Конус» сразу определил причину гибели корабля. — Автоматическое глушение реакторов.

— Скорее всего, они не включили защиту, вот метеорит их и продырявил. — Предположил Семён.

— Наверное. Но мы не сможем утащить этот корабль. Сейчас пришли новые данные от дроида. Двигатели тоже разбиты в хлам. Наверное, в них потом ещё метеориты попали, всё — таки двадцать лет здесь висел. — Добавила Глаша.

— Жаль! Тогда снимем, что сможем. Трюм у нас пустой. туда и погрузим.

Дверь в рубку «Вентура» опять заварили. Потом трое суток перетаскивали реакторы, ЗИП, испытательный стенд, минифабрику для обработки металла. Сняли шесть лазеров старого типа, два пылесоса. А одной из ниш обнаружили дроида третьего поколения, у которого просто кончился заряд. Глаша восстановила его, и подключила к работе. В техническом отсеке нашлись ручные инструменты, а в помещении рядом — три хороших инженерных скафандра с полным набором приспособлений. Там же нашли огнестрельное оружие — похожие на советские ТТ пистолеты и ящик патронов к ним. Но больше всего обрадовались другой находке — медкапсуле с лечебным генератором. Правда, всё это было третьего поколения, но имело работоспособность около 80 %. В отличие от медкапсул четвёртого и пятого ранга, с гелем и картриджами, генераторный аналог лечил индивидуально подобранным для каждого пациента излучением. состоящим из волн различной длины и амплитуды. После этого Глаша начала снимать с корпуса бронеплиты.

— А зачем они нам? — Поинтересовался Семён.

— Если сможем. то прицепим на наш корабль — у нас ведь практически нет брони. если не повезёт, то просто сдадим их на металл. хоть деньги возьмём!

— Тоже верно! Как я не сообразил!

Весь трюм заполнился бронеплитами, реакторы пришлось закрепить снаружи корпуса корабля, остальное поместилось в техническом отсеке и на складе ЗИП. Медкапсулу проверили, убедились в её работоспособности, а затем установили в углу рубки — там было ещё много пустого места.

Наконец двинулись в путь. Пролетели ещё десять систем без приключений. До цели осталось столько же.

— Семён. Я подумала, проконсультировалась с «Конусом», и решила подключить все реакторы с «Вентура». Просто надо будет остановиться на торговой станции на один день. заодно узнаем цену на металлы, и может избавимся от бронеплит — их почти восемь тысяч тонн. Нам они не подойдут, я уже выяснила. Они овальные, а для нас нужны шестиугольные.

— Ладно. Какая у нас ближайшая станция?

— «Протон — 800». командир! — Отозвался искин.

— Курс на станцию!

— Выполняю.

Глава 4 Работа. работа и ещё раз работа

— «Вила», становитесь в очередь! Перед вами ещё пять кораблей должны отшлюзоваться! — Орал диспетчер станции «Протон».

— Слышу, слышу! — ответил Семён. — Выполняю ваши требования!

Звездолёт медленно тащился за шедшим впереди торговым грузовиком. Глаша с помощью камер искина рассматривала идущие к станции корабли.

— Сёма, а они все вооружены! И ракеты у них есть и лазеры, плазменные и протонные пушки, а у некоторых похоже обычная артиллерия, как во время войны. А у этого смотри, какие-то большие дыры впереди…

— Хозяйка! Это электромагнитные орудия, а они металлическими болванками стреляют. — Влез в разговор «Конус».

— Значит, нам тоже надо купить, пушки для корабля. Не зря же, даже на торговце, они стоят.

— Но тот шахтёрский фрегат, что нам попался, тоже не имел никаких стрелялок!

— Пока денег нет….

— Сейчас броню продадим, тогда появятся.

До станции добрались через три часа. Искин включился в местную сеть, и вошёл на биржу. Оттуда были скачаны цены на руды и металлические слитки:

— алюминий, марганец -15 земов/тонна;

— железо, магний, никель — 7 земов/т;

— медь — 10 земов/т;

— титан — 20 земов/;

— ванадий, уран — 60 земов/т;

— вольфрам, стронций, цезий — 150 земов/т;

— серебро — 16 земов/т;

— золото — 100 земов/т;

— скандий — 200 земов/т….

Отдельной строкой шли неметаллы. Готовая броня стоила в зависимости от изношенности пластин, материалов, применённых для её создания и ранга корабля, где она ставилась. От «Вентура» четвёртого поколения броневые овальные при 100 % работоспособности стоили в районе 40 земов за тонну. Глаша послала дроида проверить сканером лежащую в трюме броню. Через полчаса стало ясно, что больше 20 земов за тонну получить просто нереально. Семён выставил товар на торги. Прошло четыре часа, прежде чем к ним позвонил покупатель:

— Сколько у вас брони?

— Восемь тысяч тонн! — Ответила Глаша.

— Сколько? Это просто нереально!

— Почему? Мы сняли полный набор пластин с погибшего корабля. Можем прислать запись с нейросеток.

— Вы меня не разыгрываете?

— Мы вас не знаем, почему мы должны вас разыграть?

— Но последний корабль этого типа порезан на металл восемь лет назад!

— Нам попался фрегат, который пропал двадцать лет назад. Его номер 042. Можете проверить в Галонете. У нас есть и снятые с него реакторы, можем показать….

— Нет, реакторы не нужны, только броня. Хорошо, сейчас выезжаем! Какой номер у вашего ангара?

— 1121. Ждём!

Через полчаса появилась колёсная платформа, на которую свободно бы влез весь трюм «Вилы». Семён провёл покупателя к товару. Тот стал проверять всё сканером. Провозились три часа, а потом ещё два часа перегружали плиты на платформу. Семёну покупатель дал банковский чип со 160 тысячами земов. За это время Глаша посмотрела, что можно приобрести из ремдроидов и корабельного оружия. Новые двоиды пятого поколения с набором инструментов стоили от 40000 монет и выше, лазерная пушка средней мощности с тремя стволами для повышения скорострельности тянула на 20000. Внезапно ей на глаза попалось одно предложение.:

«Продаются шахтёрские дроны шестой серии. Количество — восемь единиц. Стоимость штуки — 10 000 земов».

Она позвонила по указанному номеру и спросила продавца:

— Они что, использованные?

— Нет. 100 % работоспособность.

— А почему так дёшево продаёте?

— В нашем, да и в других секторах, очень редко попадается шахтёр с нейросетью шестого поколения. Этот товар у меня уже три года, никак не могу продать. — Пожаловался продавец.

— Если дадите по восемь тысяч штуку, то я возьму всё!

— Хорошо, куда подвозить товар?

— К ангару 1121.

— Сёма, я заказала восемь дронов для добычи руды. Они обходятся в 64 тысячи. Через час их привезут.

— А это не дорого?

— Нет, их цена не менее 20 тысяч для корабля нашего поколения. А мне предложили дроны шестого ранга. Их просто продать не могут — нет нигде шахтёров с сетками шестого порядка, как у тебя и меня!

Подъехал с товаром продавец дронов. Семён проверил их с помощью сканера. Естественно, торговец приврал, но работоспособность этого оборудования была в районе 95 %. Рассчитавшись с продавцом. попаданцы загрузили дроны. Потом решили отдохнуть. Им пришло извещение, что за суточную стоянку на станции надо заплатить 1000 земов. Перевели указанную сумму на счёт диспетчерской. После обеда Глаша стала искать документацию на приобретённые дроны. Но её нигде не было.

— Как мне узнать их данные? Нигде ничего нет про эти дроны.

— У меня есть информация по ним, хозяйка. Я ведь десять лет назад был искином военного корабля, поэтому у меня есть доступ к некоторым военным материалам. Вы купили дроны обороны корабля ДОШ — 3. Они имеют на вооружении три противоракеты, два плазменных резака, лазерный распылитель средней мощности, совмещённый с пылесосом. При добыче руды в его грузовом отсеке помещается тонна собранной пыли. Ещё есть отдельная лазерная пушка средней мощности. правдв скорострельность у неё низкая. Наши восемь дронов имеют сканеры, позволяющие найти жилу с однопроцентным содержанием любого металла. Противника они могут атаковать на расстоянии в сто тысяч километров от нашего корабля. У них есть ещё одна функция — дроны можно применить в качестве брандера. У них в корпусе смонтирована мина, которая после активации может уничтожить даже крейсер. Управлять всеми восемью дронами может один оператор шестого класса, только надо предварительно потренироваться.

— Это хорошо! — Обрадовался Семён. — У нас теперь на руках кристалл с 95 тысячами. Что мы можем приобрести?

— Надо купить две лазерные пушки ПЛ-100, это сорок тысяч.

— А энергии на них у нас достаточно?

— Те шесть реакторов я подключу на них, как раз хватит на обе пушки. Их эффективная дальнобойность — около двухсот тысяч километров. — Ответила Глафира.

— Тогда покупаем. Что ещё?

— Дроидов нам пока не купить — штука оценивается в сорок тысяч. Но мы можем купить сотню стержней для реакторов — это ещё десять тысяч. Нужен новый сканер шестого поколения и мощный локатор — тот что стоит уже скоро выйдет из строя, ещё еда и вода. Вот все твои деньги….

— Ну, что сделать, придётся покупать. А где будем устанавливать всё новое оборудование, да и потренироваться нужно с этими дронами…

— Купим, прыгнем в пустую систему, а там за два дня всё смонтируем.

— Хорошо.

За пять часов они приобрели и загрузили всё, что хотели. А потом стартовали к соседней звёздной системе. Выйдя из подпространства «Вила» за двадцать часов вышла на орбиту ближайшей от местного солнца пустой планете, не имеющей атмосферы. Сутки понадобилось на монтаж нового локатора и сканера. Потом попаданцы установили лазерные пушки на «рога» своего корабля.

Затем ещё сутки потратили на подключение реакторов от «Вентура» и наладки всей системы. Проверка дальнобойности и действенности пушек была проведена на следующий день. Потом по очереди учились управлять дронами. Один чуть не разбили о поверхность планеты. Проверили новый сканер. Сразу обнаружили в одном горном районе планеты большое количество железа. Решили заполнить им трюм. Потратили ещё сутки, зато наловчились управлять сразу всеми дронами, которыми натаскали руду в бункера минифабрики. После очистки от пыли и переработки металла в слитки у них набралось шесть тысяч тонн высококачественного железа за двадцать часов работы. Попаданцы отработали систему добычи и обороны. — шесть дронов под управлением одного оператора таскают добычу в бункера корабля. а два аппарата летают на расстоянии в 80 — 100 тысяч километров от звездолёта, охраняя подступы к месту добычи. С непривычки молодые люди устали, поэтому решили продолжить путь к месту работы. Они не торопились, так как им дали два месяца на полёт к системе основного базирования. Больше они нигде не останавливались, поэтому через десять суток появились около станции корпорации «Нью металлик».

— Неизвестный корабль, пришлите идентификационные коды. а то откроем огонь! — Глаша посмотрела на пульт, ойкнула, и нажала нужную кнопку.

— Шахтёрский фрегат «Вила»! Мы вас ждали позже. Хорошо, что прилетели.

— Говорит командир рудокопа. Семён Трофимов! прошу разрешения сдать слитки железа. Укажите путь к перерабатывающему комплексу.

— С вами говорит начальник станции Мар Тор. Сдачу пока все осуществляют у шлюза номер пятнадцать. Там есть бункер приёмки. Летите туда!

— Понял!

Через полчаса железо было принято. Дали по максимуму. Глаша получила чип с 42 тысячами земов. Потом они получили в своё владение большой ангар. Тор лично пришёл их встречать. Сейчас на станции было всего пятнадцать шахтёров, два техника, доктор Алина Солок, и двадцать рабочих. Начальник повёл прибывших попаданцев к себе в кабинет.

— Пока нас здесь мало, персонал только набирают. Здесь, в системе три пояса астероидов, практически полных нужными для промышленности рудами. У нас работают шесть кораблей, но все с трюмами в два раза меньше, чем у вас. Дирекция корпорации требует увеличить добычу. Я очень надеюсь на вас. Мне переслали перечень профессий, которые у вас изучены. Прямо скажу, нам нужны техники и инженеры, а также, при необходимости, помощники нашему врачу. Когда вы можете вылететь в первый рейс?

— Отдохнём сутки и полетим.

— Хорошо, договорились.

Семён и его спутница вернулись в ангар. Пока денег мало, но потом они купят себе жилой модуль с автономным реактором. Глаша видала такой на торговой станции. Их несколько видов и цены разные, но и удобства сильно отличаются от одной модели к другой. Ребята поели и легли спать. На следующий «день» экипаж проверял свой корабль, заменял старые детали. После этого вечером по станционному времени они решили вылететь на работу. «Вила» получила разрешения и медленно вышла из ангара.

— Можно я полечу с вами? — Раздался в эфире молодой женский голос. Семён включил видеосвязь. на экране появилось лицо красивой девушки, которая сидела за пультом управления небольшого кораблика серии «Крот».

— Меня зовут Глория Ламас. — Назвалась незнакомка.

— Глафира Синицына, Семён Трофимов. — Ответили попаданцы.

— Ну что, полетели? — Глория посмотрела на новых знакомых.

— А сколько лететь до первого пояса?

— Три часа.

— Они так близко?

— Нет, что вы! — Засмеялась Глория. — Приблизительно, если сравнить с Солнечной системой, на расстоянии от Солнца до Сатурна.

— Ого! Но туда же летают за четверо суток, а почему здесь всего три часа? — Заинтересовался Трофимов.

— А вам ещё не сказали? — Удивилась Глория. — В этой системе впервые в истории освоения космоса был открыт внутренний под пространственный тоннель, который выводит прямо к астероидам. Но проблема в том, что он пульсирует, правда с низкой частотой. Открывается на двое суток, а потом опять закрывается. Его хорошо исследовали. Вот, я перешлю вам график его пульсаций.

— Получили. Значит через час он откроется и двое суток можно будет спокойно его использовать?

— Да!

— Тогда подождём, и в путь!

Прилетели к поясу астероидов действительно за три часа. Локатор показал наличие всего двух астероидов. Один был длинный, похожий по форме на батон колбасы, а другой сферический. Решили лететь к «колбасе». Уже с десяти километров новый сканер заработал на полную мощность. За час на голоэкран было выведено изображение этого камня с проходящими внутри рудными жилами и вкраплениями. Семён удивился, когда на экране монитора появилась надпись:

«Железа — 3000 тонн, магния — 230, тонн, марганца — 590 тонн, бора — 2700 тонн, кристаллического кремния — 60 тонн. пустой породы — 32567 тонн» Он переслал Глории полученные данные.

— Мой сканер и половины не зафиксировал, — пожаловалась она.

— А у тебя какого ранга корабль и сканер? — Поинтересовалась Глафира.

— Четвёртого, но минифабрика на нём не работает — испорчена. Приходится всё вместе с пустой пылью в бункер кидать. Трюм, а он всего 4800 тонн вмещает, но реально металла там больше трети не бывает.

— Подожди! Мы заполним себе полный трюм, а потом тебе поможем, а как прилетим на станцию, залетишь в наш ангар. Посмотрим, может заставим твою фабрику работать.

— Не думаю. Корабль старый, я его за 80 тысяч купила, больше денег не было.

— У тебя хоть свой, а мы в кредит наш купили, под сорок процентов годовых! Ну хватит друг другу жаловаться, пора работать.


Глория сама не поняла, зачем увязалась за новенькими. От них веяло какой — то уверенностью в своих силах, желанием работать. После прилёта к первому астероиду её сильно удивили возможности сканера новых знакомых. Она побоялась спросить, какого ранга у них нейросети. Её сетка была четвёртого класса, на большее у её недавно умершего отца при выборе НУ для дочери не хватило. Своего «Крота» она купила у знакомого. Деньги подарил дядя. Он работал в косморазведке. Детей и семью не завёл., а год назад его кораблю попал под взрыв нейтронной звезды, не выжил никто. Теперь у Глории не было никого. Может по этому она интуитивно искала дружбы хоть с кем — нибудь…

Еще больше Глория удивилась, когда с борта «Вилы» сошли восемь дронов, которые она определила с помощью искина как ДОШ -3 — аппараты шестого ранга. Шесть дронов начали бодро колупать астероид, а два маневрировали в 60 тысячах километров от места добычи. С помощью ИИ Глория приблизила изображение одного из этих аппаратов. То, что она увидела, заставило её задуматься. На нем стояло три противоракеты! Значит это военные дроны. Она вновь вызвала страницы справочного материала. Чтобы управлять ими нужна была сетка шестого уровня. Через двое суток весь астероид был полностью выработан. Дроны вернулись на место.

— Полетели ко второму! — Связалась с Глорией Глаша. До круглого камня было всего пять тысяч километров. Через два часа они подлетели к астероиду. Почти час сканер «Вилы» собирал данные. Глория получила распечатку на экране и карту рудных полей. Железа тут было выявлено до 5000 тонн, меди — 6000 тонн и никеля — 1000 тонн. остальные 40 тысяч тонн были просто пустой породой.

— Глория! — На экране появился Семён. — Сейчас берём железо и никель. Медь оставляем на следующий раз.

— Хорошо, я поставлю на камне маяк, чтобы никто не приближался к нему.

— А нам пока его не дали, — расстроилась Глафира.

— Так вы можете оставить тут дрон и он будет работать маяком, а заодно и охранником.

— А это идея! Я сейчас один перепрограммирую.


Началась работа. Экипаж «Вилы» заполнил трюм до конца за двадцать два часа. Потом дроны начали таскать в бункер корабля для переработки породы на фабрике. Поработав ещё восемнадцать часов экипаж звездолёта перегрузил получившиеся слитки в бункер «Крота». Глория установила маяк, а Семён около астероида оставил дрон. Пришлось немного подождать, пока откроется под пространственный тоннель. Через четверо суток они полетели к приёмному бункеру.

— Ну, что у вас, «Вила»?

— Железо — 7000 тонн. Бор — 2700 тонн. Марганец — 590 тонн, Кремний в кристаллах — 60 тонн. — Ответил Семён.

— Сейчас посчитаем: так, 49 прибавить 27, затем добавим 8,850 и ещё 6. Итого: 90 850 земов. Сгружайте.

— Кончили, отходим.

— Кто, следующий. А, ты, Глория. Опять пыль привезла?

— Нет, 2000 тонн железо и никель. Ребята с «Вилы» помогли переработать.

— Повезло тебе! Держись за них! Так, 14 тысяч земов. Отходи! Следующий!


Полетели вместе в ангар попаданцев. Когда корабли стали на опоры, Глория спустилась по трапу и очутилась в огромном помещении. «Вила» была в два раза длиннее её «Крота». К ней подошла Глафира:

— Сейчас пошли к нам, покушаем, а потом посмотрим, что с твоей фабрикой.

Глория двинулась вслед за хозяйкой. Тут она впервые обратила внимание на странные наросты вверху корпуса «Вилы»:

— Что это у вас?

— А, реакторы от «Вентура». - отмахнулась Глаша.

— А для чего они вам?

— Вон, посмотри на перед корабля, что видишь?

— Там тоже какие-то наросты…

— Ха, ха, ха! Ты что, лазерных пушек не видела?

— Нет, никогда!

— Ладно, поднимайся, там покажу.

Девушки прошли в корабль. Глория увидела дроида, бегущего с каким — то ключом в манипуляторах. А около дверей технического отсека стоял ещё один, но более низкого ранга. В командной рубке в углу стояла медкапсула. Глория вздохнула, такого она себе позволить не могла. Перехватив её взгляд, Семён сказал:

— Если тебе надо подлечиться, то можем положить тебя в капсулу. Она третьего поколения, раздеваться не надо.

— Но это очень дорогая вещь!

— Ну и что! Мы её с разбитого «Вентура» сняли, а то при покупке нашей «Вилы» такого оборудования не было. Нам просто повезло.

Синтезатор пищи на этом корабле был лучше. чем на «Кроте» Глории. Поэтому она с удовольствием поела сану и какой — то неизвестный ей суп. На третье был виноградный сок. Потом немного отдохнули. Пока Глория слушала и смотрела объяснения Семёна насчёт лазерных пушек, Глаша переоделась в инженерный скафандр и взяла инструменты.

— Пошли смотреть твою фабрику!

Девушки спустились, за ними семенили оба дроида. Ремонт затянулся на восемь часов. Но в конце — концов минифабрика заработала. Глаше удалось поднять её ресурс почти до 65 %. Заодно дроиды под управлением работающеё ручным инструментом Глаши поменяли все энергошины, почистили дюзы маневровых движков, приварили заплатку на общивку около главного двигателя. Потом, когда ремнонтная бригада удалилась на свой корабль, Глория поинтересовалась в станционной сети стоимостью выполненной Глашей работы. По местным расценкам выходило, что ей сделали ремонт на 40 000 земов. Видя, что Синицына свободно руководит через нейросеть, которая почему — то оказалачь на голове в виде обруча, а не внутри черепа, как у всех людей, Глория спросила, какой ранг у её НУ.

— Шестой, но по моему, даже с плюсом! — Ответила та, что-то подкручивая ключом. А на вопрос о своих профессиях выдала целый список. Глория даже позавидовала новой подруге. Но всё зависело от КИ, а у Глории он был чуть меньше ста шестидесяти. Поэтому её порог — четвёртый ранг шахтёра. На следующий день она три часа лечилась в капсуле на «Виле». Затем их всех вызвали к начальнику.

— Это вы оставили дрон около одного из астероидов? — Спросил Тор у Семёна.

— Да, а Глория установила маяк. Один астероид мы полностью выработали, а второй наполовину. Вот, хотели завтра лететь, добить его.

— А мне Макс Раван этого не сказал! — Тор включил искин. — Вызови «Рапиру»!

— Слушаю шеф! — Раздалось с потолка.

— А ну быстро ко мне!

Через десять минут в кабинет зашёл широкоплечий парень в комбинезоне пилота.

— Ты разве там не слышал сигнал от маяка Глории? Хочешь, чтобы я приказал техникам снять данные с искина твоей «Рапиры».

Макс побледнел, а потом пробурчал:

— Нет, шеф.

— А что случилось? — Глаша непонимающе посмотрела на начальника.

— Вот этот придурок решил вас ограбить — полез на найденный вашими экипажами астероид, несмотря на то, что слышал сигнал маяка Глории. Но тут по нему из лазера пальнул ваш дрон и снёс локаторы и один маневровый движок. Макс перепугался и бросился назад на станцию, чтобы пожаловаться на экипаж новеньких, он оказывается летел за вами, и как только вы улетели обратно на станцию, решил действовать. А шахтёры уже третий месяц гадали, кто ворует с уже помеченных астероидов руду. Значит так, ворюга, возвратишь все деньги, которые заработал на грабеже, и если не хочешь, чтобы тобой занялась СБ корпорации, убирайся подальше от нашего сектора. Даю тебе три дня, а после сообщаю в СБ.

Макс пошатываясь вышел из кабинета.

— У него сеть четвёртого ранга, корабль старый. На спиртное деньги у него есть, а на починку корабля всё жадничал. Люди его жалели, а он их грабил. Да, всё хотел спросить, пока не забыл, а какие у вас дроны?

— От военного шахтёра шестого ранга ДОШ -3. Мы их по дешёвке купили — торговец три года продать не мог. Просто нет говорит шахтёров шестого ранга, а тут мы, такие красивые нарисовались, и всё что у него было, взяли.

— Знаю я эти дроны, они и для защиты кораблей предназначены, и для добычи руды подходят. Техника двойного назначения. А у тебя, Глория, дела налаживаются?

— Да, шеф! Вот вчера Синицына мне минифабрику отремонтировала и ещё кое что. Теперь вместо пыли буду слитки привозить.

— Хорошо! Идите, работайте.

Пока шли к себе в ангар, увидели трёх техников. Они сообщили, что прибыло ещё три шахтёрских корабля типа «Крот» Их надо отремонтировать, деньги за это выплачивает по расценкам, установленным администрацией, центральный офис. Они уже смотрели корабли. Один точно смогут починить, а вот с двумя другими справится только инженер. Семён и Глаша переглянулись. а потом сказали техникам, что они оба инженеры.

— Тогда идите на третий уровень, там в отделе кадров заключите временный договор.

Семён отозвал Глорию в сторону и сказал:

— Лети одна. Можешь весь астероид себе взять. Мы тут наверное на несколько дней задержимся, будем чинить корабли. Наш дрон тебя опознает и будет охранять. Только потом забери его — он может летать в гипере, последует за тобой, когда дашь команду «Вилами писано». Вот, я тебе на кристалле записал, чтобы не забыла.

Глория отправилась одна. За пять суток она выработала всю медь. Вернувшись она сдала метллические бслитки. Ей перечислили 50 тысяч земов. Такой суммы она никогда не получала за время своей работы. Приземлившись в ангаре, она оставила дрон в космосе около шлюза. Вскоре пришли Семён и Глаша. Они уже день, как закончили ремонт «Кротов». За работу им заплатили 86 тысяч.

— Ну, как дела? Я ваш дрон обратно привела. Он там, у шлюза.

— Пусть будет, всё равно. завтра вылетаем.

— Я лечу с вами!

— Давай, организуем бригаду. — Предложил Семён. — Будем друг другу помогать.

— А как прибыль делить будем? — Спросила Глория.

— Всё просто. Получили деньги, делим их на две части. Первая половина нужна для обслуживания кораблей, покупки запчастей и так далее. А вот вторую мы делим в зависимости от того, кто сколько наработал. Пока это прдложеение. Вот полетим, поработаем, вернёмся, и тогда всё решим.

Глава 5 Астероиды, полёты, деньги

На этот раз пришлось искать астероиды и лететь вглубь системы ещё три часа. Но зато наткнулись на огромный камень. диаметром более пятнадцати километров. Обследование сканером длилось более пяти часов. Наконец на экране появились данные:

— железо — 18000 тонн;

— никель — 12000 тонн;

— марганец — 20000 тонн;

— свинец — 4000 тонн;

— золото — 300 тонн;

— медь — 30000 тонн;

— цинк — 40000 тонн;

— хром — 1200 тонн;

— серебро — 350 тонн;

— вольфрам — 1000 тонн;

— ванадий — 1000 тонн;

— скандий — 500 тонн;

— алюминий — 4000 тонн;

— кремний — 300 тонн;

— вода (лёд) — 100000 тонн;

— титан — 4000 тонн.

Остальное было пустой породой, фактически мёрзлым низкокачественным песком.

— Хороший астероид! — Обрадовалась Глаша. — Глория, давай, кидай маяк!

— Сейчас выведу дроны. — Семён дал команду и два аппарата стартовали для создания охранной зоны, а остальные шесть двинулись к астероиду.

— Глория, давай начинай собирать алюминий, скандий и кремний. Как раз, заполнишь ими свой трюм под завязку. Сколько тебе понадобиться времени?

— Сейчас, посчитаю! Так… искин выдал ответ — от девяноста до ста часов. У меня лазеры старые, медленно породу испаряют.

— Ладно, работай! Мы через двое суток полетим на станцию, оставим тебе дроны, потом вернёмся и обратно полетим уже с тобой.

Через тридцать часов трюм «Вилы» был заполнен доверху слитками меди. Оставшееся время до открытия под пространственной аномалии Семён и Глаша помогали Глории — таскали ей в бункер породу дронами. Потом они вернулись на станцию и сдали слитки. Им дали чип на сто тысяч монет. «Вила» развернулась и вновь стартовала в тоннель Через шесть часов они увидели свои дроны — охранники. Глория обрадовалась их прилёту. Работа продолжилась. Наконец, трюмы обоих кораблей заполнились слитками. Пришлось немного подождать, пока тоннель опять откроется. У бункера станции собралась небольшая очередь из пяти кораблей.

— Ну, что привезла ваша «Вила»? — Поинтересовался приёмщик.

— Опять медь, столько же, как и в прошлый раз! — Ответил Семён.

— Тогда получай чип на килосотню! А, Глория! А ты с чем?

— Алюминий, кремний, скандий!

— Молодец! сейчас посмотрим, сколько тебе набежало…. Ого! Богатенькая ты наша! Сто шестьдесят три тысячи земов!

— Не может быть! — Не поверила девушка.

— Не я считал, а искин! А они не ошибаются! Держи чип! следующий!

Корабли зашли в ангар и стали на опоры. После обеда тройка собралась в рубке «Вилы».

— Вы специально дали накопать мне дорогую руду? — Стала допытываться Глория.

— Да, тебе надо поменять корабль. У тебя четвёртый ранг, как ты сказала. Наберёшь нужную сумму, поменяешь.

— Но здесь нет кораблей в продаже.

— Ничего, слетаем потом на неделю в систему Транзит. Мы там на торговой станции купили сканер, локатор и пушки. Там есть и подержанные и новые корабли. А теперь посчитаем, сколько мы заработали.

— Триста шестьдесят три тысячи. — Ответила Глафира. Нам надо выплатить триста тридцать две тысячи, и корабль будет наш. У нас на счету без наработанного на этих днях сто тридцать пять тысяч.

— Значит, можем закрыть кредит! — Сделал вывод Трофимов. — Бери чипы и дуй в бухгалтерию. Она на третьем уровне, рядом с отделом кадров.

— Иду! — Глаша побежала к выходному люку. Через час она вернулась с кристаллом. который вставила в специальный зажим искина. На экране появилась надпись:

«Шахтёрский фрегат пятого класса „Вила“. Серия: Большая лопата. Серийный номер 12765. Управляющий искин: Конус. Объём трюма — 10000 тонн. Совладельцы: Трофимов Семён, Синицина Глафира. Стоимость корабля на данный момент — 400 000 земов (старая цена + кредит + модернизация). Поставить подпись капитану».

Рядом с текстом засветилось окно.

— Вот, мне дали в бухгалтерии. — Глаша протянула Семёну похожий на карандаш штырь. Трофимов в голографическом окне поставил этим штырём подпись. Через секунду загорелась надпись:

«Кредит погашен. Корабль переходит в вашу полную собственность и это будет отражено в Реестре собственников. На следующий раз вы можете взять кредит в миллион земов».

— Пришло сообщение, хозяин! — Заговорил Конус. — У меня появилась отметка, что корабль зарегистрирован в РС на новых собственников!

— Ну вот и всё! Избавились от долгов. — Произнёс Семён. — Отдохнём сутки, и двинемся работать. У нас ещё остались деньги?

— Да. Те, которые мы получили от ремонта «Кротов». Восемьдесят пять тысяч. Будем копить на рудокоп шестого ранга.

— Я тогда посмотрела на торговой станции прайс. Новый эсминец — рудокоп тянет на двенадцать миллионов, а подержанный от восемьсот тысяч до миллиона.

— Ого!

— А как ты хотел? Зато трюм у него на пятьдесят тысяч тонн.

— Ладно, наберём денег, посмотрим.

— А тебе, Глория, лучше купить новый шахтёрский эсминец четвёртого поколения. Он тянет на два миллиона. Но трюм у него на двадцать тысяч тонн.

— И сколько мне понадобиться времени, чтобы собрать эти два миллиона? — Вздохнула Глория.

— Значит нам, если повезёт, и астероиды будут такие богатые, как последний, надо набрать для гарантии двадцать миллионов монет, и мы купим оба корабля.

Наследующие сутки «Крот» и «Вила» направились в пояс астероидов. Два месяца работы принесли им больше миллиона земов. Но пришлось потом купить новые перерабатывающие минифабрики. После этого почти четыре месяца им попадались только небольшие иле не содержащие металлов астероиды. Поэтому тройка решила отдохнуть. Глаша в один из приходов Глории показала ей кассету с романами по ЕВЕ, которую профессор Болин подарил ребятам перед отлётом с «Цветка Марса». Девушки начали читать вместе. Потом от них посыпались предложения, как модернизировать имеющиеся корабли. Но Семён охлаждал их пыл, указывая то на отсутствие необходимой суммы, то на нереальноть озвученного предложения. Но один раз он согласился с девушками, когда речь зашла о перевозке на внешней обшивке дополнительных контейнеров, куда можно будет перегружать уже переработанную руду или слитки, освобождая место в основном трюме. Для этого нужно было придумать, как стандартный контейнер размерами десять на десять и на двадцать метров приладить к кораблю. Думали три дня, пока Глаша не сообразила сделать специальную сварную раму вокруг борта звездолёта. На раму установили платформу, а на неё контейнер. На «Виле» было только одно место, куда можно было поставить контейнеры так, чтобы они не загораживали датчики и антенны. Это была площадка шириной в шестнадцать и длиной в тридцать метров между излучателями основного двигателя. Надо было опробовать влияние дополнительного веса на разгон и полёт корабля.

— Как хорошо в романе: раз, два и готово! А мы уже неделю только платформу монтируем.

— Значит, что получается? На наш звездолёт пойдут сверху четыре контейнера., а это восемь тысяч кубометров. Множим на среднюю плотность пород, получим двадцать пять тысяч тонн. — Подсчитала Синицына. — Новый контейнер стоит тысячу, значит заказываю на четыре «кило». Стоп! Глории поместится только один такой контейнер. У неё возрастёт полезный объём, что позволит перевозить до одиннадцати тысяч тонн. Значит делаю заказ на пять контейнеров!

Через три часа привезли заказанное. За это время дроиды, управляемые Семёном, сварили раму вокруг носа «Крота» и установили на неё платформу. С захватами проблем не было — поставили электромагнитные. Для того, чтобы не потерять груз в случае отключения энергии к рыму каждого контейнера привязали прочный трос из графеновых нитей. Проверять новшество стали на следующие сутки. С пустыми контейнерами всё получалось отлично — они практически никак не влияли на скорость разгона и полёта, хорошо держались электромагнитными замками при любых манёврах кораблей. Теперь надо было проверить всё с полными импровизированными «трюмами». Прыгнули до кольца астероидов. Десять часов непрерывного поиска, и им попался огромный железоникелевый астероид. Сканер показал, что общая масса рудных жил составляет сто тысяч тонн. Заполняли контейнеры сто двадцать часов. При полной загрузке скорость движения у «Вилы» упала на десять процентов, а на «Кроте» дополнительная нагрузка никак не отразилась. На седьмые сутки после отлёта они вернулись на станцию и стали у бункера.

— Что у вас?

— Железо и никель. Шестьдесят тысяч у нас и тридцать у Глории. Только большая часть в контейнерах.

— Кидайте металл в бункер вместе с ними. Купите потом новые новые. Сейчас перечислю вам 630 тысяч.

— Девочки, денег у нас полтора миллиона. Может слетаем на торговую станцию?

— Полетели.

Через сорок часов они уже приближались к знакомой станции. Пришвартовались. «Конус» начал шерстить местную биржу на предмет дроидов шестого и четвёртого рангов. Если Синицына и Трофимов могли управлять сразу восемью роботами, то Глория не тянула более двух. Но денег много не бывает, поэтому купили всего трёх ремдроидов. Один был четвёртого поколения, но абсолютно новый со 100 % работоспособностью, а два других — шестого ранга с 90 % годности. За всю тройку роботов отдали сто двадцать тысяч монет. Экипаж «Вилы» сдал за полцены три скафа, найденных на «Вентуре». Потом добавили шестьдесят тысяч и приобрели два новых инженерных скафандра шестого поколения. Для Глории за тридцать тысяч купили скаф пилота с работоспособностью в 89 %.

Потом решили модернизировать корабли. Для «Крота» приобрели новые радар и сканер четвёртого ранга и три лазерные пушки ПЛ — 100, новейшие лазерные распылители и пылесос. а также четыре шахтёрских дрона четвёртого поколения последней модификации. Для «Вилы» докупили четыре лазерных орудия, ракетную установку с сотней противоракет. заодно решили модернизировать и энергоснабжение обоих кораблей. Для этого продали все реакторы, добавили деньги, и купили три мощных реактора от эсинца седьмого поколения для «Крота», и шесть таких же энергоблоков для «Вилы». Заплатили за их монтаж около двухсот тысяч, но теперь в кораблях появилось свободное место, так как новые реакторы по размерам были в два раза меньше штатных. Случайно попались три медкапсулы третьего поколения, из той же серии, как и найденная на «Вентуре». Были модифицированы и системы жизнеобеспечения на обоих кораблях. Теперь у экипажей появилась возможность принимать душ в полёте. Глаша захотела покрыть бронёй рубки обоих кораблей. Но от этой идеи пришлось отказаться в пользу двухэтажного жилого блока, который имел систему самоустановки. Потом приобрели для кораблей по искину четвёртого поколения, и новые синтезаторы пищи, а для самозащиты купили для всех огнестрельное оружие — автоматические двадцати зарядные пистолеты с десятью цинками патронов.

Из имеющихся денег осталось только пятьдесят тысяч. На торговой станции «Прогресс» шахтёры пробыли две недели. Потом ещё неделю на верфях, где монтировали приобретённое оборудование. Довольные покупками они вылетели обратно на место работы. Привыходе из подпространства на середине пути они вывалились прямо в район боевых действий. Три крейсера корпорации «Длинный луч» отбивались от непонятных кораблей, похожих по размерам на эсминцы.

— Это пираты! — передала Глория на «Вилу».

— Пора испытать наше оружие! Щиты на максимум! — скомандовал Семён.

Пираты оттесняли корпорантов к середине системы, а шахтёры вышли в тылу у бандитов. Всего было двенадцать странных кораблей. «Вила» выпустиласвоих дронов, а сама последлвала за ними на расстоянии в сто тысяч километров. «Крот» шёл следом с отставанием на сто километров. Дроны, разогнавшись до максимальной скорости через два часа настигли последние корабли пиратов. Последовал залп из восьми лазеров — дроны стреляли парами по выбранным целям. Четыре корабля пиратов получили повреждения в районе двигателей и потеряли ход. Бандиты заметили нежданного противника, и четыре эсминца развернулись, чтобы отбить атаку дронов. Но «Вила» и «Крот» открыли огонь из своих скорострельных лазеров. Глория попала прямо в рубку одного из пиратов, а четыре лазера «Вилы» испарили обшивку на одном из бандитских кораблей, и тот исчез в яркой вспышке. После этого пираты развернулись, и попытались удрать, но их нагнали и расстреляли крейсера корпорантов.

— Спасибо за помощь! Вы из «Нью металлик»?

— Да! Шахтёры. Капитаны Трофимов и Ламас.

— Крейсер «Динамит», корпорация «Длинный луч». Капитан Скальс. Ничего себе, шахтёры! У вас пушки лучше, чем на наших крейсерах. Сколько за них заплатили?

— Одна трёхстволка стоит двадцать «кило». ПЛ — 100 называется.

— Ого! Дорогая!

— Не дороже денег!

— Ха, ха, ха! Хорошо сказал! Но у тебя их, как на крейсере.

— Да, шесть штук, а на «Кроте» ещё три.

— Вы и его вооружили? Да тут на эсминцах пиратов по два средних одноствольных лазера стояли, и то нам несладко пришлось, а у вас у каждого по батарее скорострелок. Ну, ладно! Как трофеи делить будем?

— Того, с пробитой рубкой и этих четырёх без хода нам, а остальные шесть вам!

— А почему тех четырёх вам?

— Сейчас перешлю тебе запись боя, поймёшь.

— Получил! Так, а это что за сигары у бандюг в хвосте? Это они пальнули, что — ли?

— Ага! А вот тебе они со своими данными!

— Получил. Так. Ого! Военные шахтёрские дроны ДОШ -3. И лазер у них и противоракеты. Твои, что — ли?

— Да, у нас сетки шестого ранга и эти дроны тоже…

— Постой, как шестого? Я что — то не слыхал про таких шахтёров.

— Вот тебе мои данные и профессии.

— О! Ну тогда, понятно.

Всех оставшихся в живых пиратов отдали корпорантам. Те за каждого дали тысячу земов. В результате на счёт упало тридцать тысяч. На самих эсминцах ничего не было. Всё было старое и изношенное с работоспособностью менее 50 %.

Поэтому, когда корпоранты сказали, что за четыре корабля дадут шахтёрам сто тысяч, Семён сразу согласился. «Вила» подцепила к платформе последний корабли пиратов, с прострелянонй рубкой, и рудокопы после суточной остановки вноь двинулись в путь. Скорость «Вилы» упала на 40 %.

— Я нашла в справочнике этот тип корабля. — Глаша посмотрела на Трофимова. — Ты будешь смеяться, но это эсминец третьего ранга из четвёртой серии «Большая лопата». То есть предшественник нашего рудокопа. Но трюм у него меньше, на семь тысяч тонн.

— Поставим его у нас в ангаре, а потом починим и продадим. сколько нам за него дадут?

— Продешевил ты, отдал корпорантам те четыре корабля за четверть их стоимости. В том состоянии, как они сейчас — за штуку можно получить не более ста тысяч. Но посмотрим, там всё изношено. Может овчинка выделки не стоит. Если мы его отремонтируем, то его цена будет четыреста тысяч. Сейчас посчитаю, сколько уйдёт на замену оборудования…. «Конус», помогай!

Через полчаса Глафира показала капитану расчёты.

— Не выгодно его ремонтировать для продажи, получим всего семьдесят «кило» выгоды. Кстати — ему Глория в рубку попала. Это ей мы должны дать деньги.

— Раз должны, отдадим. Прилетим, а потом посмотрим.

По прилёту на станцию Семён подал заявление о продаже эсминца. Его приобрела администрация — шахтёрских кораблей не хватало. Правда дали на десять «кило» меньше — 90000. Эти деньги Глаша отдала Глории. На следующие сутки попаданцы занялись обустройством быта. Управляя нейросетью встроенным в жилой модуль искином, командир «Вилы» осуществил разврорачивание двухэтажного домика общей площадью в двести квадратных метров. Операция была произведена примерно за полчаса. Потом Глаша гоняло дроидов на подключение реактора комплекса, монтаж системы водопровода и утилизации отходов. На первом этаже была большая кухня с пищевыми синтезаторами пятого поколения. Там же находились холодильные и марозильные камеры, и СВЧ печка для подогрева еды. В ванной и душевой была горячая и холодная вода. На втором этаже было три спальни с санузлами, и большая гостиная. Двери спален выходили на общий балкон. После подключения электричества заработал головизор, входящий в комплект, и система дальней связи с Галонетом.

Женщинам дом понравился, тем более, что им убирать не приходилось — в комплект входило около сорока роботов уборщиков. Посуда и всё остальное было одноразовым, а потом утилизировалось в окрашенном в красный цвет ящике. именуемом «деструктором». Новоселье справили, пригласив Тора, диспетчеров и приёмщика. Немного выпили, послушали разные байки про рудокопов. Тор попросил рассказать, откуда к попал эсминец. Семён включил запись. Все гости впечатлились мощью «Вилы» и удачным выстрелом Глории.

— Скоро на станцию прибудут двести молодых людей. Придётся их распределить между нашими шахтёрами. Это воспитанники детских домов, потерявшие в раннем возрасте родителей. Наиболее способных из них, я имею виду парней и девушек с большим КИ, отправляют учиться дальше. Они становятся учёными. Нам должны прислать контингент с КИ от 150 до 190. Всех с КИ выше 170 я пришлю к вам, Семён. Думаю, их будет не больше трёх человек. — Проинформировал начальник шахтёров.

На следующий день «Вила» и «Крот» вылетели на астероидные поля. Опять закупили контейнеры и закрепили их на кораблях. Искали «небесные камни» почти восемь часов. Наконец локатор зафиксировал огромный кусок льда, размером в триста километров. Сканер показал, что водяного льда всего сто тысяч тонн, а остальное — замёрзший метан. Нарезали девяносто тысяч тонн льда, вернулись на станцию, и сдали за 90 «кило». Полетели опять. Суточное блуждание по поясу астероидов к успеху не привело — попадались или выработанные другими шахтёрами астероиды, или камни без металлических вкраплений.

Решили лететь во второй пояс. Туда добирались двое суток. наконец Глория на экране своего нового радара зафиксировала большое скопление металла. Двинулись туда. На астероиде из пустой породы лежал огромный, под два километра в длину, разбитый корабль.

— Это один из первых земных звездолётов для открытия и колонизации кислородных планет. — Глория с восхищением смотрела на обломки. Тут почти миллион тонн высококачественного титанового сплава со скандием и другими легирующими элементами. Можно считать, что это сплошной титан…

— Снять мы обломки не сможем. Придётся колупать обычным способом. Скидываем маяки.

Четыре месяца «Вила» и и «Крот» таскали титан на станцию. Всего вышло 812 тысяч тонн. Получили 16 миллионов земов. Теперь можно было отправляться на торговую станцию, чтобы купить новые корабли. Но решили пока воздержаться. Когда тройка отдыхала после «титановой эпопеи», Тор привёл к ним троих восемнадцатилетних молодых людей. Это были два парня и одна девушка. Мужская часть прибывших была с одной планеты, которая называлась Загар. Кожа у них была очень смуглая. волосы кучерявые, но носы были тонкими, а глаза, как у азиатов. Их КИ были почти одинаковы — 172 и 174 единицы. Девушка была с голубоватой кожей, а наружность у неё была типично европейская. Она жила на планете Диль.

— Вот, Семён! Это пополнение для тебя. У них выучены базы шахтёров в шестом ранге, медиков в третьем, пилотов в пятом. Девушка ещё и навигатор, и оператор дронов в четвёртом ранге.

Когда начальник ушёл, Глаша и Глория спросили новичков:

— Как вас зовут?

— Зало Рапс.

— Кено Трипс.

Назвались парни. А девушка с позеленевшими от смущения щеками (Семён испугался, думал ей стало плохо) тихим голосом произнесла:

— Ладора Малира.

— Хорошо! Теперь пошли, поедим. — Пригласил ребят на кухню и рассадил за столом. Синтезатор сделал заказанные блюда. Попаданцы с удивлением смотрели на странные с их точки зрения яства. У парней лежали какие — то длинные, красного цвета, червяки, политые остро пахнущим соусом. У девушки на тарелке лежало что — то в виде картофельного пюре фиолетового цвета и небольшой кусочек крылышка какой — то птицы. А новички с удивлением поглядывали на пельмени (сану), политые сметаной, жареную картошку с куском печёной свинины. Все молча поглощали свою еду. После этого тройка хозяев стала опрашивать новичков, как они попали вдетский дом, что думают о работе рудокопа. Истории у молодых были практически одинаковы: погибли в катастрофе родители, умерли бабушки и дедушки, нет других родственников или опекунов. Учёба проводилась в вирт — капсулах. Потом они сдавали экзамены и прошли практику в Солнечной системе. Про работу шахтёра ничего пока не думают, постараются помочь старшим, чем смогут.

— Скорее этим стандартным ответам их обучили, чтобы не было конфликта на первых порах. — Глория посмотрела на партнёров, когда новички были отправлены спать на второй этаж. Тройка рудокопов решила временно, до покупки второго жилого модуля, перейти спать на свои корабли.

— Может быть! — Сказал Семён. — Послезавтра посмотрим, на что они способны. Глаша, сколько у нас денег?

Синицина, которая была стала негласным бухгалтером группы, ответила сразу:

— Шестнадцать миллионов сто четыре тысячи земов.

— Хорошо!. После проверки молодняка полетим работать и их возьмём с собой. Только надо распределить новичков между нами. Кого берёшь, Глория?

— Любого из парней, скорее всего, Зало.

— Ладно. Глаша, тебе тренировать девчонку!

— Хорошо!

— Значит мне вы оставили этого Кенр?

— Ты сам выбирать нас заставил. Теперь не скули! — Взвилась Глафира.

— Всё, всё! уже и пошутить нельзя!

Глория смотрела с улыбкой — она привыкла к таким пикировкам своих партнёров.

Глава 6 Экзамен, проект крейсера, предложение корпорации

Проверка молодняка началась с утра. Вначале была теоретическая часть. Глория попросила новичков описать действие термоядерного реактора земных кораблей. Первой отвечала Ладора:

— Реактор состоит из трёх основных частей: стержень из графита, заполненный бороводородным топливом. Он помещён в сферу радиусом в метр. В ней под девяносто градусов друг к другу сделаны отверстия. В них вставлены сверхмощные лазеры, которые могут разбивать атомы любых элементов. Первый лазер испаряет с торца топливного стержня бор и водород. Второй лазер создаёт мощное сжатие атомов этих веществ, а это вместе с воздействием наведённого извне электромагнитного поля вызывает зажигание термоядерной реакции…

— Молодец! — Похвалила Глория девушку. — Зало, продолжай дальше!

— В ходе реакции производится гелий, который выводится на специальные электроды. Там получается высокочастотный электрический ток. Его преобразует специальное устройство в переменный ток нужной частоты и напряжения…

— Кено, а для чего сделана такая система получения электричества?

— Ядерные реакторы выделяют большое количество теплоты, которое требует рассеяния в пространстве. Но в космосе нет воды или газа, который может поглотить это тепло. А это заставляло землян строить корабли с большими излучающими поверхностями для утилизации и рассеяния тепла. Размеры таких охладителей часто превышали размеры самих звездолётов. А термоядерные реакторы типа «Сфера» помогли решить эту проблему. Хоть внутри такого реактора температура плазмы достигает восьми миллионов градусов, наружу тепло не выходит — гелий его полностью переводит в ток. Реально «Сфера» выделяет не более 0,3 % тепла, когда обычные ядерные и термоядерные реакторы сбрасывали на охладители до 80 % произведённой теплоты…

— Ладора, а какова мощность реакторов типа «Сфера» и от чего она зависит? — Продолжала опрос Глория.

— Мощность самого маленького термоядерного реактора этого типа равна 18–20 МВт при радиусе сферы в один метр. При увеличении диаметра установки до четырёх метров мощность увеличивается в 1,41 раза, при восьми метровой сфере — в два раза, и так далее. На шахтёрских кораблях как раз стоят С — 8/60. Но для военных кораблей используют форсированные установки, у которых мощность при диаметре восемь метров доведена до 200 МВТ.

— Молодцы! А теперь скажите сколько реакторов стоит на моём «Кроте»?

— Один С- 8/60. — Ответил Кено.

— Не угадал! А ну, ты, Зало!

— С — 8/200?

— Не угадал! Ладора, твоя очередь!

— Не знаю…. мы учили только стандартные типы установок. — Позеленела от смущения девушка.

— Ладно, не буду вас мучить. На наших кораблях установлены реакторы от эсминца седьмого поколения «Эспада». Они при мощности в 230 МВт каждый имеют рабочую сферу диаметром в шесть и три десятых метра. Потом прочтёте в справочнике, за счёт чего удалось учёным уменьшить размеры.

— Теперь опишите работу минифабрики и добывающего оборудования!

— Вначале земляне применяли механические дробилки, отламывали при помощи лазеров куски астероидов, измельчали их в мельницах. Но этот способ оказался малоэффективным. Он продержался до тех пор, пока не были изобретены мощные испаряющие лазеры, позволяющие превратить в пыль сразу несколько сот килограмм породы. Теперь эти лазеры испаряют добываемую породу, а пылесос втягивает пылевые частицы в бункер перерабатывающего комплекса. Оттуда пылевидная рудная смесь попадает в реактор, где закручивается электромагнитным полем. При этом отделяется ненужная пустая порода и происходят разделение на разные по плотности металлы. Они поступают в СВЧ печи, где плавятся до жидкого состояния, а потом выводятся в формы. Оттуда манипуляторы достают готовые слитки и передают их на транспортёр трюма.

— А как быть с неметаллами и льдом?

— Неметаллы завихряются механическим способом, отделяются от пустой породы, а потом плавятся, как и металлы. Лед же растапливается, а затем опять охлаждается в формах стандартного размера.

— Теперь моя очередь! — Глаша начала экзаменовать ребят по типам дроидов, инструментам для ручного ремонта.

Затем надо было дать задание дроидам, чтобы он отпилили одну железяку, которая вылезала из стены ангара сантиметров на сорок. Она никому не мешала, но вот для проверки годилась. Первой повела в атаку двух наших дроидов Ладора. Под её руководством они отрезали плазменным резаком железяку за минуту. Парни, которые двумя роботами управлять не смогли, но используя одного дроида легко спилили ещё две железки в других углах ангара. Потом Семён повёл их к медкапсулам. Ребята должны были правильно подобрать частоты генератора для устранения растительности на лице капитана. Увидев капсулу, новички попали в ступор. Оказывается их учили, что генераторные капсулы нигде не применяются уже десять лет. Но знания у них были. Они практически за одинаковое время установили нужный спектр частот, и Семён на месяц избавился от растительности в нижней части лица. Потом Глаша спросила испытуемых, проходили ли они профессию техника. Молодёжь утвердительно закивала, и пояснила, что их учили на техника третьего ранга. Глаша дала им задание, поменять стержень в одном из реакторов «Вилы». Лучше всех справился Зало. Зато проверка сканера на испытательном стенде и его юстировка получилась у Кено.

— Ну, ребята, что я могу сказать про вашу подготовку? — Начал речь Семён, собрав молодняк на кухне жилого комплекса. — Для начала нормально. Вас очевидно готовили по гражданской программе, поэтому ваши навыки можно признать удовлетворительными. Но мы это поправим! Мы сделаем из вас настоящих рудокопов!

— Хватит пропагандой заниматься! — Заворчала Глаша. — Сказал бы детям сразу: кое — что вы знаете, но мы вас доведём до нужного уровня.

— Ладно! Молчу. Но нет! я должен сказать, что Ладора будет проходить практику у Глафиры, Зало у Глории, а Кено у меня. всё понятно!

— Да! — Хором ответил молодняк.

— Ну, тогда завтра вылетаем на работу.

На следующее «утро» по станционному времени, «Вила» и «Крот» взяли курс на второй пояс астероидов. Первый, сравнительно небольшой — всего где — то километр в диаметре, астероид радар зафиксировал в десяти тысячах километров от места появления кораблей около астероидного поля. Сканер выдал результат, которому не поверил никто — полмиллиона тонн вольфрама. Роли распределили так:

— Ладора управляла дронами охраны.

— Зало управлял дроном, помогающим «Кроту».

— Кено ещё одним дроном, который сбросил на астероид два наших маяка.

Через сто часов, заполнив трюмы и контейнеры, корабли отправились в обратный путь. На станции начался ажиотаж, когда оба корабля сбросили в бункер перерабатывающего комплекса сто тысяч тонн вольфрама. Сам Тор прибежал перепроверять показания сканера. Глаше сразу перечислили пятнадцать миллионов земов. Затем последовал месяц напряжённой работы, и на счету группы «СГГ», как зарегистрировал её Семён, накопилось сто шестьдесят шесть миллионов земов. После того, как в центральном офисе корпорации получили данные о находке полумиллиона тонн вольфрама, Тора повысили до управляющего всей системой.

Тройка партнёров собралась на совещание.

— Так, давайте вводить бригадный метод распределения доходов. — Предложил Семён. — Берём наши сто шестьдесят миллионов, делим на несколько частей. Первая — оборотный капитал на нужды коллектива и поддержания в порядке наших кораблей. Вторая половина — наши личные капиталы. Третья — зарплаты работающим на нас людям. Согласны?

— Да! — Ответили девушки.

— Глаша, давай, распределяй!

— Восемьдесят один миллион — наша касса. Столько же, делим на три, и получаем каждый по личному чипу с двадцатью семью миллионами. Оставшиеся четыре миллиона делим по миллиону — три используем в виде фонда зарплаты нашему молодняку, а миллион прячем на секретный счёт.

— Хорошо! А теперь вызываем стажёров.

Когда парни и девушка вошли на кухню, и предстали перед «начальством», Семён торжественно произнёс:

— За успехи в работе и успешное окончание операции «Вольфрам» советом группы решено принять вас на работу с ежемесячной зарплатой в двенадцать тысяч земов. Ещё за ударный труд каждому начислена премия в три тысячи шестьсот шестьдесят земов. Итого на вас троих за то время, что вы работаете с нами, набежало тридцать тысяч тысяч. Чипы получите у нашего финансиста — Глаши.

Молодняк слушал речь «шефа» со всё округляющимися от удивления глазами и отвисшими челюстями. Ребята ждали всего, но только не этого. Они знали, что обычно новичкам дают не более 1200 земов. А тут им официально назначают по двенадцать тысяч и ещё дают какие — то премии. Потом попаданцы узнали, что в этом будущем премий никому не дают, просто тут не существует такого понятия.

— Теперь мы отправляемся в систему Транзит на торговую станцию «Прогресс».

Собрались быстро. Отчалили и нырнули в подпространство. Полёт прошёл спокойно. Вышли у верфей. Переговоры с главным инженером вел Семён.

— Мы прилетели заказать вам большой шахтёрский крейсер шестого поколения. Он должен иметь трюм в миллион кубометров, палубу для десяти шахтёрских эсминцев типа моей «Вилы», и открытую палубу для ста стандартных контейнеров.

— Таких крейсеров никто и никогда не делал. Но у нас есть проект корабля, который военным не понравился из-за цены. — Главный инженер вывел на голоэкран чертёж огромного корабля. — Они хотели получить бронированный транспорт с десятью палубами. Его легко переделать в шахтёрский корабль — это как раз такой проект, какой вам нужен. Я ввожу в искин ваш заказ: трюм на миллион. палубы для десяти эсминцев пятого ранга типа «Большая лопата», открытую площадку для ста контейнеров К — 2000. Нажимаю кнопку. Смотрим. Нравится?

— Ничего, приемлемо.

— Давайте теперь рассчитаем размеры такого корабля. — Продолжил главный инженер. — Верхняя палуба при установке контейнеров в два ряда будет длиной в пятьсот метров. Для трюма выбираем следующие размеры: длина 500 метров, высота пятьдесят, а ширина сорок метров. Для нормального заполнения такого трюма понадобится десять корабельных перерабатывающих комплексов РПК — 400. Они займут целую палубу, высота которой будет сорок метров, ширина — столько же. Придётся ставить десять комплектов самых мощных лазеров — распылителей и пылесосов. Ваш, на «Виле» может переработать за двадцать часов шесть тысяч тонн. Ведь так?

— Да!

— А эти комплексы ЛП -1000 тоже количество перерабатывают за час. То есть за двадцать часов вы сможете набрать в трюме сто двадцать тысяч тонн любого металла.

— Тогда поставим эти лазеры и пылесосы.

— Теперь по шахтёрским эсминцам. Придётся делать ещё пять палуб — ангаров — длина вашей «Вилы» — двести метров. Поэтому на одном уровне будет всего два корабля. Высота такой конструкции — сто метров. Итого, получается основной размер:

— длина — 500 метров;

— ширина — 60 метров;

— высота — 160 метров.

— Но нам нужны каюты для экипажа, вооружение.

— Тогда ширина увеличится на сто метров. Фактически основной корпус будет в виде призмы с квадратным основание. Теперь двигатели. Для такого большого и тяжёлого корабля подойдут четыре главных электромагнитных двигателя от линкора. У вас тогда скорость передвижения будет такая же, как и у эсминца. Маневровых электрореактивных движков надо будет поставить сорок штук. Реакторов должно быть двенадцать, тоже от линкора. Этого хватит на всё. Щит будет такой же, как на линкоре — на это работает пара реакторов, на фабрики нужно ещё шесть, два на вооружение, а два на всё остальное. Вам понадобится для управления кластер из семи искинов седьмого поколения. Теперь — вооружение. Четыре электромагнитных орудия ЭМО — 500. Число обозначает калибр пушки в миллиметрах и её длину в метрах. Двенадцать современных скорострелок ПЛ -100. Знакомы с этими лазерными пушками?

— Да, у меня четыре штуки стоят.

— Хорошо.

— Шесть плазменных орудий ОП — 60, ракетный комплекс с противокорабельными ракетами — РК — 200 — четыре штуки, в каждом двести ракет. Эти же пусковые можно использовать и для стандартных противоракет. А на вашем корабле будут также десять комплексов ПРО — У-150. Бронирование будет сплошное. В результате получаем размеры вашего шахтёрского монстра:

— Длина - 620 метров.

— Ширина в самых широких местах и высота — по 160 метров.

Для обслуживания понадобится не менее шестидесяти ремдроидов шестого поколения.

Цена такого супер крейсера будет сто тридцать миллионов. Построим его за три месяца.

Семён по нейросети связался с Глашей и Глорией. После короткого совещания они решили оформить заказ. Командир «Вилы» подписал договор, перекинул на счёт верфи деньги. Пришлось каждому из партнёров добавлять по шестнадцать миллионов с личных счетов, и использовать миллион из секретного фонда. У каждого из них осталось по девять миллионов земов на личных счетах.

После этого полетели на торговую станцию. Там купили для трёх новых работников технические скафандры шестого поколения и личное оружие. Жилой комплекс решили не брать и отправились домой. Через три системы Глория, чей «Крот» летел последним, сообщила, что за ними увязался какой — то крейсер без опознавательных знаков.

— Сделаем засаду в следующей системе! — Предложил Трофимов. Выйдя из подпространства оба корабля развернулись, и стали ждать. Через час из гипера вылез крейсер третьего поколения. Как только он подошёл на расстояние в пятьдесят тысяч километров, сразу выстрелил из лазера в «Вилу», но та была укутана щитом, поэтому ничего не произошло. «Крот» пальнул по нему сразу из всех своих лазеров. Неизвестный корабль стал крутиться вокруг оси, из него вылетали и тут же замерзали струи воздуха. «Вила» выстрелом снесла двигательный отсек противнику. В эфир понеслись ругательства.

— Это Макс, которого выгнали из корпорации! Я узнаю его пьяную брань! — Сообщила Глория.

— Откуда он взял крейсер?

— Чёрт его знает! Скорее всего угнал. На кораблях этой серии очень слабый искин, которого любой человек обманет.

— Что будем делать?

— Этот придурок очевидно считает, что мы виноваты в том, что его выгнали. Если мы его захватим, то его осудят только за угон корабля. Дадут года три…

— Тогда откроем огонь на поражение.

Оба шахтёра начали обстреливать противника из всех пушек, а потом Семён спустил дронов и они дали по выстрелу из своих лазеров. Крейсер развалился на мелкие части. Вопли пьяного Макса больше не были слышны…

Дроны начали собирать металлический мусор и скидывать в бункер «Вилы» и «Крота». Когда оба трюма заполнились слитками, шахтёры отправились домой.

— Опять вы? Вы ведь полетели в систему Транзит? Там что, руду уже раздают бесплатно? — Шутил приёмщик. — Что притащили на этот раз?

— Пятнадцать тысяч тонн железа. Причём уже легированного!

— Сбрасывайте в бункер! Так. Да, перекинул на ваш счёт сто пять тысяч.

— Получили извещение. Ладно! Мы отдыхать, а завтра вылетим на работу.

— Счастливо!


Тор сидел в своём новом кабинете. К нему зашёл представитель «Нью Металлик» только что прибывший с центрального офиса.

— Здравствуйте!

— Садитесь! Что привело вас в нашу систему?

— Нам нужна группа «СГГ».

— А для чего, если это не секрет.

— Нет, никакого секрета мы из этого не делаем. Нам они нужны для разработки металла в одной системе, которая лежит на границе участков трёх корпораций. Время от времени каждая из них по договору отправляет туда самый лучший отряд рудокопов. В системе много астероидов с платиной, медью, ванадием, вольфрамом, неодимом. Есть даже астероид из чистого кремния. Но нас интересуют обнаруженные там залежи осмия, тантала и рения. Наш черёд копать там наступит через четыре месяца. Но надо подготовиться заранее. Там очень богатые залежи, и чем больше мы успеем за месяц вывезти, тем лучше. Да и эти металлы дорогие, особенно осмий и рений. Их тонна на бирже сейчас стоит пятьсот земов, а тантал — четыреста монет за тонну. Мы можем взять не более ста тысяч тонн каждого металла. А какие корабли у «СГГ»?

— Вот данные. — Тор включил экран искин и вывел параметры кораблей.

— А как они привезли по сто тысяч за раз? У них ведь трюмы вмещают только пятнадцать тысяч?

— Они смонтировали платформы, на которые установили стандартные контейнеры. На «Вилу» влезло четыре штуки, а на «Крота» — одна. Это позволяет им таскать сразу по сто тысяч тонн. Ещё две команды шахтёров переняли этот метод, поэтому количество собранной руды увеличилось.

— А откуда они узнали про такой метод использования контейнеров?

— Из древнего романа про космос. Им кто-то подарил кассету с несколькими десятками таких романов.

— А для чего у них такие мощные пушки?

— Они уже сталкивались с пиратами, когда летели с торговой станции.

— Тут написано, что у них какие — то дроны ДОШ — 3. Что это?

— Вот данные!

— Ого! Шахтерские дроны обороны? Никогда о таких не слышал. Сейчас почитаем… Так. Да, стоящая вещь, если, конечно, сетка, как у экипажа «Вилы». У них шестой ранг?

— Да, у них шестая, новая, наружная, в виде обруча, экспериментальная.

— Зовите их, если они на станции.

— Прилетели три часа назад! — Сообщил искин.

Семён пришёл в кабинет начальника, и застал там незнакомого человека.

— Знакомьтесь! Капитан «Вилы» Семён Трофимов, представитель офиса корпорации, Сандейл Кривас. У него к тебе дело, Семён!

Основатель «СГГ» выслушал предложение о работе на протяжении месяца в богатой системе.

— Нам нужно обязательно по сто тысяч тонн осмия, рутения и тантала. остальное можете брать в любых количествах, сколько унесёте. Но надо будет докупать корабли, у вас нет такой вместимости даже с контейнерами.

— Не надо, господин Кривас! Мы сейчас прибыли с верфи в системе Транзит. Там через три месяца нам постоят специальный шахтёрский крейсер шестого поколения.

— Но таких крейсеров не существует!

— Значит наш будет первым! У него только в трюм поместится миллион кубов воды, то есть, осмия зайдёт двадцать миллионов тонн. Но я не думаю. что в той системе есть столько этого металла.

— А можно посмотреть на проект?

— Да, сейчас скину вам на экран с сетки.

— Это не крейсер, а целый линкор!

— Зато скорость у него будет, как у эсминца. За всё это удовольствие с нас содрали сто тридцать миллионов. Но оно этого стоит. И вооружён он основательно, причём всё это предложил инженер верфи, а я только назвал вместимости трюма и палуб. Наверху площадку видите?

— Да!

— Там помещаются ещё сто стандартных контейнеров.

— Выходит, что вы можете вывезти на этом крейсере 1,2 миллионов кубов. Отличная вместимость. А эти пять палуб для чего?

— Туда влезают десять таких же, как моя «Вила» кораблей. Тут стоят для переработке десять самых мощных перерабатывающих комплексов.

— Да, ну и размах у вас! Значит, через четыре месяца вы летите в систему Треугольник.

Да!

— Я так и сообщу на совещании в корпорации. До свиданья!

Семён пошёл к себе в ангар. Там он сообщил своим партнёрам и работникам, что у них будет большая работа после приёмки крейсера на верфях. Все обрадовались. Люди попали в ступор, когда Глаша нашла в справочнике цены на осмий и рений.

— Значит, если привезём только эти триста тысяч тонн, то получим сто сорок миллионов. А если и другое добавим, то…

— Не будем загадывать! За сколько мы сможем собрать эти триста тысяч?

— Сейчас посчитаю. «Конус», помоги! — Глафира села за расчёты. Все терпеливо ждали, когда она их окончит. Мы можем за двое суток набрать эти триста тысяч, если исходить из характеристик фабрик крейсера.

— Пусть будет пять дней. — Сказал Семён. — У нас ещё останется двадцать суток. Значит, мы сможем полностью заполнить трюм и сотню контейнеров за этот месяц.

— Интересно, сколько заработаем? Может сможем ещё такой же крейсер заказать?

— Поживём, увидим!

До того, как пришло извещение. что крейсер готов, «СГГ» успели несколько раз слетать на второй пояс астероидов, но заработали всего двести тысяч. Там кроме них работало только два корабля из пятидесяти записанных на станции — прибыли новые экипажи, а у некоторых из них были собственные звездолёты. В основном у всех новичков был четвёртый ранг нейросети, и они летали на «Кротах» разных модификаций. Но один шахтёр с етью пятого ранга с планеты Болд прилетел на корабле, который применялся для добычи руды в его родной системе.

Этот звездолёт имел такие же характеристики, как и «Вила», но по длине был в два раза меньше. Стоил он миллион в полной комплектации при 85 % работоспособности всех агрегатов. Увидев этот аппарат Семён переговорил с владельцем, которого звали Барай Олл. Тот сообщил. чо в его родной системе астероидные поля истощились, поэтому большая часть рудокопов осталась без дела. Они выставили все корабли на продажу. Таких, как у Олла звездолётов всего двадцать, другие рангом ниже, и рабочие характеристики у них хуже. Семён попросил Олла позвонить домой, и узнать, за сколько прдадут эти эсминцы группе «СГГ», если он возьмёт одним лотом все двадцать ШБ — 100. Через неделю Олл позвал Семёна и сообщил, что корабли продают за восемнадцать миллионов. Все они проверены, работоспособность у каждого не менее 80 %. В комплект входят три ремдроида, ЗИП, медкапсулы пятого поколения. искины шестого ранга, набор стержней для реакторов на месяц ежедневной работы. Трофимов через Олла дал согласие на покупку. Через месяц все эти корабли прибыли на станцию базирования «СГГ». У партнёров после этой покупки осталось по три миллиона земов на личных счетах.

— Когда Глаша спросила, зачем Семён купил эти эсминцы, тот ответил:

— Нам на крейсер нужны были двадцать «Больших лопат». Но эти БШ — 100 помещаются не на пять палуб, а на четыре, их тоже двадцать штук. Характеристики у обоих типов кораблей одинаковые. Так что, на последней палубе поставим «Крот» Глории и нашу «Вилу».

— Но нам понадобятся люди для работы.

— Скоро прибудет новый набор из детдомовских. Тор уже сообщил мне, что на этот раз нам дадут двадцать человек с КИ от 160 до 170. Мы их обучим, и они будут работать в нашей мини корпорации.

Глава 7 Выгодная работа, планы на будущее, «чёрные копатели»

Наконец пришло извещение, что крейсер готов. «СГГ» отправилась получать новый корабль. На верфи их встретил главный инженер и провёл к стапелям. Громадина нового крейсера поражала своими размерами. Целый день вся группа осматиривала звездолёт, слушала пояснение главного инженера верфи. Всех поразило оформление жилых отсекоа, наличие в каждой каюте медкапсулы, богатое убранство кают компании. Чтобы быстро попасть с палубы на палубу были установлены лифты для людей и грузов. На следующие сутки крейсер отвели на границу системы и стали испытывать по полной программе. Благодаря кластеру из нескольких искинов, управлять кораблём мог один человек. Было проверено оружие. Всех поразили выстрелы из ЭМО, разбивающие небольшие астероиды в пыль. Было проведено испытание добывающей части — нашли астероид с железом и переработали в слитки три тысячи металла. Ещё через сутки проводились ходовые испытания. Крейсер чуть — чуть уступал в скорости эсминцу, но превосходил по быстроте перемещения и манёвра корабли своего класса. После пяти дней, проведённых на верфи, подписав приёмку, «СГГ» отправилась к себе в систему. «Вила» и «Крот» мирно лежали на одной из палуб «Монстра», так решили назвать крейсер на общем собрании группы. Полёт прошёл нормально, и звездолёт вывалился из под пространственного тоннеля прямо около шахтёрской станции — сказались навигаторские навыки Ладоры, рассчитавшей путь домой с помощью кластера искинов.

— Неизвестный корабль, назовитесь, а то откроем огонь!

— Тим, твои лазеры не пробьют щит моего крейсера!

— Семён, это ты?

— А кто же ещё? Ладно, не будем пугать местное население! Шахтёрский крейсер «Монстр», капитан Трофимов.

— Семён, это Тор, а куда ты его поставишь? У нас нет таких ангаров.

— Побудет у шлюза моего ангара. Всё равно, на нём условия проживания такие же, как в нашем жилом модуле.

— А можно, мы придём на экскурсию?

— Сейчас, пришвартуюсь к шлюзу, и через полчаса можете заходить!

Весь день команда «Монстра» принимала делегации «туристов». Всем было интересно. что внутри такого огромного корабля.

На следующие сутки было проведено два мероприятия. Кораблики БШ — 100 заняли своё место на палубах «Монстра», а на верхнюю платформу прикрепили сотню контейнеров. Потом «СГГ» собралось на совещание.

— Вчера, пока вы водили экскурсии по кораблю, я переговорил с начальником. Тор сказал, что завтра прибудут новобранцы с детских домов. Их будет больше, чем было заявлено ранее. Нам надо решить, сколько взять людей. — Сообщил собравшимся Семён.

— Нам нужно двадцать шахтёров пятого ранга на БШ, десять техников третьего — четвёртого ранга — по два на каждую палубу. Еще шесть техников с шестыми нейросетями для реакторов и двигателей. Солдат у нас нет, поэтому придётся на каждую пушку и ракетную установку ставить искины пятого ранга. Значит, нам нужны тридцать шесть человек, и двадцать искинов.

— Понятно. У нас пятьдесят кают, так что, всему экипажу хватит, и ещё останется. Искины надо покупать. Да, предлагаю ввести эту тройку юнцов в администрацию «СГГ». — Семён указал на тихо сидевших Ладору, Зало и Кено. Они будут руководить отдельными секторами нашего крейсера. Например, Ладора будет отвечать за группу техников на палубах, Зало дадим двигателистов, а Кено будет смотреть за шахтёрами. Зарплаты им повышаем до ста тысяч на каждого. Шахтёрам будем платить по десять тысяч, техникам — по пять и три в зависимости от ранга. Сколько выйдет фонд зарплаты?

— Админы — 300 тысяч, шахтёры — 200 тысяч, техникам шестого ранга — 30 тысяч, другим технарям — 50 тысяч. Итого месячный фонд зарплаты для экипажа — пятьсот восемьдесят тысяч земов. В год это семь миллионов. На искины пятого поколения надо четыре миллиона. Они есть тут, на станции. Заказать?

— Давай! Прямо сейчас и поставим. Сколько у нас на счету?

— Фонд зарплаты пока два миллиона, отдельный счёт — миллион. Нужные три миллиона добавим из личных накоплений.

— Ну, что юнцы, согласны стать администраторами?

— Да! — Хором ответила тройка восемнадцатилетних.

— Ладно, всё решили, пора выполнять.

Через час привезли заказанные ИИ, которых целый день устанавливали в нужных местах, а потом объединили в кластер. Закупили ещё и картриджи для пищевых синтезаторов и медкапсул. На следующий день в ангар пришло двадцать юношей и девушек возрастом от семнадцати до двадцати лет, и шесть техников со станции постарше — они пришли, когда узнали, что им будут давать по пять тысяч в месяц, когда на старом месте им давали две тысячи. Тем более, что у них кончились сроки старых контрактов. После проверки и экзаменов, которые продлились неделю, все эти люди влились в экипаж «Монстра». Наконец, всё было готово. На станцию прибыл представитель корпорации, который должен был сопровождать крейсер в систему Треугольник. Лететь надо было через двенадцать систем, причём был риск нарваться на пиратов.

— Здравствуйте! Вы капитан корабля?

— Да, Семён Трофимов. Проходите! Как вас зовут?

— Ник Дорпс.

— Пройдёмте, я покажу вам вашу каюту.

Представитель корпорации шёл по коридору и озирался. Когда Дорпсу начальство приказало отправиться в богатую, но дальнюю систему, которую корпорация «Нью металлик» открыла семь лет назад, он думал, что попадёт в такую — же дыру, как его собственная планета Регон, где после выработки месторождений никто не желал оставаться. Тогда, тридцать лет назад, он с трудом накопил денег на билет, и улетел подальше от дома. Ему повезло. Вначале от работал шахтёром на кораблях только что образованной корпорации, а потом удалось продвинуться по служебной лестнице, и в конце концов, занять пост координатора. Но станция удивила Дорпса кипучей деятельностью, большим количеством персонала и шахтёров. Тут даже был разбит на третьем уроне парк с прудом и плавающими в нём рыбами, которых Дорпс увидем впервые в жизни. Ему понравились и небольшие зелёные деревья, высаженные на всех уровнях пяти палубной станции. Теперь он шёл за капитаном крейсера, который сразу поразил его своими габаритами. Внутри оказалось ещё интереснее — лифты, бегающие везде дроиды, молодой экипаж. Дверь в каюту открылась.

— Проходите! — Капитан Трофимов пропустил Дорпса внутрь. Такого представитель корпорации не видал даже на круизных лайнерах. В каюте была мягкая мебель, широкая кровать, головизор, приличный санузел с большой ванной и отдельным душем, а около одной из стен стояла медкапсула.

— Устраивайтесь, господин Дорпс. Если что — то понадобиться, то можете вызвать дроида — он приписан к вашей каюте. — Капитан вышел.

«Вот это я попал! А говорили — крейсер. Это целый линкор, интересно, сколько влезет в его трюмы?».


«Монстр» двигался к цели — системе Треугольник. Два раза на радарах показывались непонятные корабли, но подлететь к крейсеру не решались. Один раз навстречу попался караван корпорации «Длинный луч». Он состоял из двух крейсеров пятого ранга и десяти грузовиков. Увидев вывалившийся из гипера «Монстр», суда каравана заметались, а военные звездолёты приготовились отбивать атаку. Но после того, как «Монстр» окутался защитным полем и остановился, последовал запрос с одного из крейсеров.

— Шахтёр шестого ранга «Монстр», капитан Трофимов, группа «СГГ», корпорация «Нью металлик».

— Это шахтёрский корабль? Не смешите мои тапочки! — С экрана смотрел седой военный. — Это же целый линкор!

— Нет, к сожалению, только крейсер. — Ответил Семён.

— Он в полтора раза длиннее моего крейсера! — А можно узнать его характеристики?

— Можно! Скидываю!

— Что? У вас на борту двадцать два шахтёрских эсминца? И ещё куча лазерных орудий? У меня на крейсере только четыре ПЛ -100!

— У нас на моём личном эсминце их шесть штук. — Улыбнулся Семён. — Да ещё и восемь оборонительных дронов.

На это у военного не осталось аргументов. Через полчаса шахтёры распрощались с караваном. Полет продолжился. Через трое суток их остановил отряд крейсеров, охраняющих подступы к системе Треугольник. После вызова в рубку Дропса и предоставления им нужных паролей, «Монстр» двинулся на работу. Первый же астероид, оказался полным ниобия, Но он пока не был нужен. По указаниям Дорпса полетели к полю, где последний раз были зафиксированы два астероида с осмием. Но там ничего не было.

— Что же делать? — Озадачено спросил Дропс.

— Идём вглубь пояса. — Решил Семён. Трое суток ничего нужного не попадалось.

— И это называется богатая система! — Кипятился Дорпс — он невылазно сидел в рубке, заняв кресло второго пилота, и смотрел на экран.

— Выпустить дроны на разведку! — Шесть аппаратов двинулись по всем направлениями от «Монстра». Прошло семь часов. Наконец с одного дрона поступила информация о находке огромного, в сто километров в диаметре, астероида с жилой тантала. Десять часов летели к находке, пока на экране не появился астероид. Сканеры включились на полную мощность. Через час на большом экране высветилась надпись:

— тантал — 60 тысяч тонн;

— железо — 10 миллионов тонн;

— никель — 10 миллионов тонн.

— Всем рудокопам — берёте никель и железо. Полученные слитки складируете во внешних контейнерах. «Монстр» работает на тантале.

Сутки понадобились для переработки тантала. Он занял всего 4000 кубометров объёма трюма. Железа и никеля собрали за это же время 130 тысяч тонн. Между тем разведка продолжалась. Дроны нашли астероид с большим количеством рения. Крейсер отправился за этим металлом, оставив контейнеры бригаде на эсминцах. Через двое суток «Монстр» вернулся, собрав нужное количество — 100 тысяч тонн рения, который занял всего 5000 кубометров трюма. Третий дроид заставил капитана двинуться на осмием — через сутки крейсер вернуля — добрали и тантал и полную норму осмия. Больше ничего не нашли кроме пустых пород. Пока «Монстр» летал, прошло пять суток. За это время эсминца заполнили железом и никелем половину контейнеров. Собралось миллион тонн этих металлов. Два дрона вернулись ни с чем. зато последний принёс радостную весть — найден небольшой, в километр диаметром астероид, на половину состоящий из ванадия. Когда всё проверили сканером оказалось, что там девятьсот миллионов тонн ванадия. Вся эскадра перебазировалась к этому камню. За десять суток заполнили все контейнеры и трюм ванадием. Получилось миллион тонн этого металла в слитках.

Вышло, что за полмесяца группа «СГГ» справилась с заданием корпорации. Дропс был удивлён. Ещё ни один из присланных работать в Треугольник отрядов не добивался таких результатов. Хотя весь трюм и контейнеры были заняты, улетать не хотелось. «СГГ» устроила мозговой штурм, на котором нашли выход — железо и никель перенесли на две палубы крейсера, а освободившиеся пятьдесят контейнеров заполнили ещё шестьюстами тысячами тонн ванадия. Это заняло ещё восемь суток. Теперь можно было лететь на центральную станцию корпорации. Двенадцать суток полёта и крейсер, окружённый восьмёркой БШ-100 появился у станции КНМ.

— Неизвестный линкор, назовитесь!

— Посылаю вам идентификаторы!

— Получили! Это крейсер, да ещё и шахтёрский? — Диспетчер завис на минуту. очевидно связываясь с центральным офисом корпорации.

— «Монстр», идите к бункерам перерабатывающего завода. Курс 15.04.

— Выполняю!

Крейсер через три часа подошёл к приёмному пункту. Персонал, предупреждённый диспетчером, начал приёмку добытого металла.

— Так. Бросайте всё в бункер. Сейчас считаю данные:

— осмий — 100 килотонн -50 миллионов;

— рений — 100 килотонн — 50 миллионов;

— тантал — 100 килотонн — 40 миллионов;

— ванадий — 1600 килотонн — 96 миллионов;

— железо никель — 1000 килотонн — 7 миллионов.

Итого: двести сорок три миллиона земов. Номер счёта, пожалуйста! Всё! Можете лететь к центральному офису, там вас ждут!

На станции их встретил солдат, который повёл капитана «Монстра» и Дорпса, к начальству.

— Молодцы! Вы сделали за двадцать дней то, что другие отряды не смогли сделать за целый месяц. Дорпс, вы назначаетесь начальником координационного отдела! А вы, Трофимов, скажите нам, сколько обошёлся ваш крейсер.

— Сто тридцать — сто сорок миллионов. Пришлось докупать двадцать шахтёрских эсминцев. искины и другую мелочь.

— Довольно дорого!

— Это военный проект какого — то транспортника. Просто его переделали по моему заказу.

— Где вы его заказали?

— В системе транзит, на верфи.

— Ладно, спасибо! Можете лететь домой!


Полёт к себе на станцию прошёл довольно скучно, если не считать попытку двух пиратских эсминцев напасть на крейсер. Они очевидно решили, что это обычный грузовик или пассажирский лайнер. Но когда «Монстр» окутался мощным щитом и пальнул из электромагнитных орудий, неудачливые пираты бросились наутёк. После прилёта руководство «СГГ» выплатило всем членам экипажа годовые зарплаты. На вопрос, почему они это делают, Глаша ответила:

— Мы не знаем, может у нас не будет больше такой прибыльной работы на протяжении года, поэтому и даём всю зарплату. Теперь вы сами сможете рассчитать, сколько и куда вам потратить.

После этого «начальство» заперлось в рубке.

— Так, а теперь начнём основное действие! Глаша, распределяй остаток денег.

— У нас двести тридцать шесть миллионов. Вначале отложим фонд зарплат на три года, чтобы об этом не думать. Это двадцать один миллион. На секретный счёт положим тридцать пять миллионов. Девяносто миллионов монет идёт в расходный фонд. Нам, каждому, по тридцать миллионов.

— Хорошо. В принципе, мы можем заказать второй такой же крейсер, но пока подождём.

— Да, ребята, я поискала в Галонете и нашла данные, что для нормального самочувствия желательно раз в год спускаться на планеты. Но я не хочу, чтобы это была туристическая зона — там слишком много приезжих и кораблей торговцев. Оказывается, можно взять у корпорации разрешение на поиск планет с подходящими условиями. В нашем конгломерате звёзд в секторе «Нью металлика» исследовано всего десять процентов звёздных систем. Ведь в конгломерате не восемнадцать и не тридцать шесть звёзд. По карте только на расстоянии в двадцать световых лет от Земли находится около семидесяти звёздных систем. конечно, не у всех есть планетные системы, но корпорации каждый год печатают карты заинтрересовавших их районов, и посылают туда экспедиции. Мы тоже можем самостоятельно отправиться в такую экспедицию, предварительно получив разрешение от «Нью металлик» на разведку какой — нибудь системы, куда ещё не дотянулась рука корпорации. — Сообщила партнёрам Глория.

— Но отправляться на поиски планет на одном корабле — верх безумия! — Синицына покраснела от возбуждения.

— Придётся немного поработать, а потом заказать шахтёрский крейсер с уклоном на исследование целой системы.

— Ну, тогда уже не крейсер, а линкор и несколько лёгких кораблей. — Высказался Семён.

— У нас пока нет таких возможностей. Нужно набрать хотя бы полмиллиарда, чтобы замахнуться на такой проект. — Возразила Глаша.

— А никто и не говорит, что мы вылетаем завтра. Надо ещё всё хорошо обдумать, ведь летим в неизвестность. и не знаем, сколько может продлиться эта экспедиция. Может ты, Глория, хотя бы предложения корпорации на этот год нам покажешь.

— Да, я выписала карту интересующих их участков сектора. — Девушка вывела с помощью искина голограмму сектора корпорации. Вот, видите. Это наша система. Она удалена от Земли на сорок два световых года. А самая дальняя звезда в этом направлении расположена на дистанции в сто шестьдесят световых лет. Вот этот огромный участок практически не проверен. А тут более шестидесяти звёзд. Из них планетные системы имеют не менее пятнадцати, да и они практически не исследованы. Пока никто не согласился лететь в этом направлении. Полетели вон туда на четырёх кораблях. — Глория указала направление. перпендикулярное тому, про которое она рассказывала.

— А за такие исследования тоже платят? — Поинтересовался Семён.

— Если откроешь хорошую систему с кислородной планетой, на которой смогут жить люди, то сможешь организовать свою корпорацию. Если будут открыты астероидные поля с ценными металлами, то можешь открыть филиал корпорации, на которую ты работаешь. А за составление карты любой системы платят деньги. От миллилна земов до нескоьких миллиардов, в зависимости от ценности открытия. Но Глаша права. Нужно не менее полу миллиарда, чтобы нормально подготовиться.

— Хорошо! Пока у нас нет таких средств. поэтому отдохнём трое суток, а затем полетим добывать руду.


Следующий полёт «Монстра» привел к встрече с «чёрными копателями». Так называли шахтёров, которые тайком пробирались на астероидные поля корпораций, и воровали. а потом сдавали на свободных станциях руду. Обычно у них не было перерабатывающих минифабрик, поэтому в трюмах их кораблей металла было не более 20–30 % от объёма добытой пыли. Для того, чтобы быстро удрать, если их заметят хозяева. «Черные копатели» летали на переоборудованных истребителях. Там из боевых лазеров оставлялся один, а другие были заменены на маломощные аналоги с пылесосной станцией. Трюм у такого копателя был всего на тысячу или две тонн пылевидной консистенции, содержащей металлические частицы и пустую породу.

«Монстр» вышел в районе третьего пояса астероидов. В двух других уже работали восемьдесят рудокопов — пока «СГГ» летала в систему Треугольника, на станции добавились новые люди и корабли. Поэтому решили лететь дальше. Здесь было сделано важное открытие — второй под пространственный тоннель, который тянулся с середины первого пояса астероидов прямо к началу третьего. Воспользовавшись этим, «Монстр» прямо прыгнул к концу звёздной системы, где начиналось огромное поле ледяных камней. Двигаясь вглубь астероидного пояса на протяжении семи часов, шахтёры наконец обнаружили подходящий камень. В нем было около миллиона тонн алюминия. Десять суток работы, и можно двигаться обратно. Семён уже хотел дать команду на обратный прыжок, но включился кластер искинов, который имел общее название «Профессор»:

— Капитан, наблюдаю на расстоянии в три миллиона километров неопознанные объекты, которые передвигаются, как звездолёты.

— Отправить дрон на разведку!

Через час пошла информация с разведчика. На экране были видны маленькие корабли, которые с трудом колупали ледяной камень.

— Что это? — В рубке. перед экраном, собрались несколько человек.

— Не что, а кто! — Глория посмотрела на капитана. — Это «чёрные копатели», шахтёры — воры. Если мы их сейчас не выгоним, то они приведут целую эскадру, где может быть до трёх сотен таких аппаратов. Это переделанный истребитель ИО — 251.

— Дрон атакован. Он ответил на огонь! — Раздался голос «Профессора». — Один противник уничтожен.

— Возвращай дрон! Вперёд, в атаку!

Появление огромного крейсера произвело эффект разорвавшейся бомбы. Во все стороны прыснули маленькие кораблики. Каждый выстрел лазерных пушек «Монстра» уничтожал одного «черного копателя». Всего сожгли сорок единиц, удрать успели только две. За ними погналась на «Кроте» Глория. Через пятнадцать минут она сообщила:

— Вступила в бой. Здесь целая база копателей, около ста кораблей.

— Вперёд! Включить полную скорость!

«Монстр» через полчаса навис на астероидом, который был превращён в базу «чёрными копателями». В это время пришло сообщение, что Глория не отвечает на вызовы, а её «Крот» летит в одном направлении, очевидно в него попали.

— Огонь из всех орудий! — Приказал Семён.

Залп крейсера разнёс астероид в пыль. а противокорабельные ракеты уничтожили все корабли копателей. «Крот» Глории подцепили дроном и вернули на крейсер. Саму девушку нашли в медкапсуле — она успела доползти до неё, но не включила. Как показала проверка искина «Крота», по Глории одновременно выстрелили семь истребителей. Были пробиты основной двигатель, маневровая система, и повреждена рубка — луч вражеского лазера попал девушке в правую сторону тела. Её переложили в капсулу четвёртого поколения.

— Она пролежит минимум двое суток, главное. не задеты важные органы. — Сообщила Глаша Семёну.

— Летим назад! — Приказал капитан.

По прилёту Семён связался с Тором и переслал данные о бое. Начальник системы сильно обеспокоился найденной базой «черных копателей». Он вызвал военные корабли корпорации. Они прилетели через два дня, а потом отправились в третий астероидный пояс. Когда они вернулись на станцию, выяснилось, что всего баз было три. Одну разгромил «Монстр», а две другие штурмом взяли военные. Они привезли с собой пленных — двадцать человек. Оказалось, что «черные копатели» обосновались в третьем астероидном поясе три года назад. Через неделю из медкапсулы встала Глория. По этому поводу был устроен праздник. Глаша приобрела на станции натуральные продукты и они с Семёном приготовили несколько блюд, которые знали. Большинство экипажа было из детдомов, поэтому они впервые ели натуральную пищу. Всем понтавилось, правдо такая еда стоила раз в шесть дороже, чем произведённая пищевыми синтезаторами копия из жиров. белков и углеводов.

Глава 8 Эккспедиция и корпорация

Полгода пришлось работать всему экипажу «Монстра», чтобы заработать пятьсот миллионов земов. И то, это вышло случайно. Пять месяцев они привозили на станцию только железо и никель. Собралось только двести миллионов. Но на последнем вылете они решили забраться в середину третьего пояса астероидов. Почти неделю им ничего кроме льда и пустой породы не попадалось. Но вот, выпущенный вперёд дроид принёс радостную весть: найден астероид со скандием. Сканирование показало, что там три миллиона тонн этого металла. Этого как раз хватало, чтобы заполнить весь трюм. Пока «Монстр» месяц заполнял слитками ценного вещества грузовой отсек, остальные шахтёры колупали железно — никелевые камни. Заполнили этими металлами все контейнеры, и ещё одну палубу. Когда они вернулись и стали к бункеру приёмщика, тот считал со сканера:

— железо, никель — 2000 килотонн — 14 миллионов;

— скандий — 3000 килотонн — 600 миллионов.

— Трофимов, везунчик! Ты где накопал столько скандия? Ведь это годовая наработка этого металла на всех рудниках нашей корпорации!

— В третьем поясе астероидов, где — то в его середине. Могу координаты сбросить, но не думаю, что там ещё один такой астероид найдётся.

— За этот скандий можешь просить у начальства, что хочешь!

— Так оно и выполнило мои хотелки!

— Выполню, если они будут в разумных пределах! — Подключился Тор. — Давай, сдавай металл, а потом приходи со своими партнёрами ко мне, поговорим.

После получения денег Семён устроил собрание всего экипажа. Людям опять выплатили годовую зарплату, а потом сообщили, что планируют взять контракт на обнаружение планет с кислородной атмосферой.

— Кто не захочет с нами лететь, может сразу заявить. — Объявила Глаша. — Мы собираемся купить еще один или два крейсера, так что, придётся набирать ещё людей.

— Никто из нас не уйдёт! — заявили техники и шахтёры. — Такой зарплаты мы нигде не получим. Согласны лететь в экспедицию.

— Очень хорошо! — Семён удовлетворённо потирал руки. Затем, уже отдельно, в рубке, главы «СГГ» решали финансовый вопрос.

— Итак, у нас на расходном счету восемьдесят миллионов — за полгода расходы на поддержание крейсера в нормальном состоянии ушло почти десять миллионов:

— расходный счёт — 80;

— секретный счёт — 35;

— на личных счетах — 90 (3 Х 30);

— имеющийся фонд зарплаты на 2 года — 14.

Итак, нам нужно на экспедицию четыре года — берём максимальный срок. Тогда нужно увеличить фонд зарплаты и отложить эти деньги, учитывая увеличение количества работников. Будем рассчитывать на три корабля — нас трое, вот и станем все капитанами. Вначале отложим на сами корабли с учётом покупки запасов на четыре года:

— корабли — 130 Х 2 + 160 =420;

— фонд зарплаты — 14 + 21 = 35;

— расходный счёт — 220;

— личные капиталы — 120 (3 Х 40);

— секретный счёт — 43.

— Спасибо, Глаша! Всё распределила. Теперь пойдём к Тору.

Тройка партнёров двинулась к начальству.

— Проходите! Садитесь. У меня к вам предложение. от корпорации. Мы хотим организовать экспедицию в этот район. — Тор нажал на кнопку, и над столом появилась карта одного из участков звёздного конгломерата.

«Это в том направлении, о котором я говорила!» — Передала Глория партнёрам по нейросети.

«Послушаем, может это совпадёт с нашими планами» — Ответил Семён.

— Корпорация знает о наличии планет, правда, не подходящих для людей, и нескольких, средних по мощности астероидных полей. — Начальник высветил пятнадцать точек из семидесяти. Нам нужны данные вот из этого сектора. — Синим цветом зажглись около десяти систем. — Этот район пограничный с корпорацией «Длинный луч». Если вы примите наше предложение, то может случится так, что встретитесь в одной из систем с экспедицией этого консорциума. Они предупреждены, что мы тоже решили послать туду людей. поэтому военного столкновения не будет, но вы должны быть начеку. Ну, как, принимаете предложение?

— Да. Мы сами готовились лететь как раз в направлении этого района. Копили деньги. Сейчас планируем купить ещё два корабля, похожих на «Монстр». Наверно завтра пошлём заявку на верфь системы Транзит.

— Наша корпорация тоже заказала похожие звездолёты, но более дешёвый вариант, без вооружения и с десятью рудокопами вместо двадцати.

— Когда нужно вылетать?

— Вам даётся полгода на сборы, а потом — в путь.

— Хорошо! Но нам понадобятся ещё двадцать техников шестого ранга, двадцать техников с четвертым рангом, шахтёров четвёртого ранга или пилотов — тридцать.

— Насчёт первых — их только шесть. А вот скоро, через неделю поступит пополнение из демобилизованных солдат. Там есть техники с сетками пятого уровня и пилоты — навигаторы с четвёртыми рангами, а они быстро выучат шахтёрскую профессию, причём на пятый ранг — их сети это позволяют. Учёба продлится четыре месяца. Я вам помогу с их переучиванием — наша медсекция имеет возможность сразу тренировать до ста человек.

— Договорились! Тогда мы немного отдохнём и вылетим на верфь.

На следующие сутки «Монстр» стартовал к станции «Прогресс». Полёт прошёл без приключений. Пришвартовались к шлюзу верфи. Главный инженер уже ждал их:

— Здравствуйте! Получил ваш заказ. Значит два крейсера, похожих на «Монстр».

— Не только! Нам нужно двадцать шахтёров — истребителей. Такие корабли есть?

— А каковы ваши требования к таким гибридам?

— Вместительный трюм на десять тысяч тонн, соответствующий перерабатывающий комплекс, пара противокорабельных ракет, плазменное орудие, две — три лазерные пушки ПЛ — 100. Реакторы на защиту. оружие и всё остальное, мощные двигатели, кластер из пяти искинов пятого ранга, броня уровня крейсера.

— Да, задали вы задачу. Это не истребитель, а целый бомбардировщик. Через три дня представлю вам проект такого корабля. Как я понял, он по длине и ширине не должен превышать вашу «Вилу».

— Да! А сколько нам ждать крейсеров?

— Так как проект освоен, то два месяца.

Через несколько суток главный инженер связался с Семёном.

— Приходите. Обсудим проект шахтёра — истребителя. Вот Что у нас получилось. — Инженер развернул голограмму.

— Длина аппарата — сотня метров, ширина — восемьдесят, высота — десять. Бронирование сплошное листами от линкора «Турбинал». Двигатели новые, от эсминца седьмого поколения. Два новейших миникомплекса для переработки руды, общей мощностью триста килограмм слитков в час. Лазеров — распылителей два, пылесос — один. Реакторов два, от истребителя седьмого ранга КИ — 1000, больше не влезло, но они по мощности равны трём таким, какие стоят у вас на «Виле». Трюм — на восемь тысяч тонн. Искинов два, седьмого ранга. Оружие:

— две скорострельные лазерные пушки ПЛ -200;

— две плазменных пушки ПО- 1000:

— четыре противокорабельные ракеты малой дальности РМД;

— два дрона разведки.


— Это немного не то, что я хотел, но пусть будут. Какова стоимость штуки?

— Шесть миллионов.

— Беру двадцать штук. Когда сделаете?

— К моменту выхода со стапелей ваших крейсеров.

— Хорошо! Сейчас перечисли деньги.

— Получил, иду работать. До свиданья!

— Глаша, сколько у нас расходных денег?

— Сотня миллионов. Всё заказал?

— Да. Прилетим через три месяца на приёмку.


На шахтёрскую станцию прибыло новое пополнение. Теперь это были не юноши и девушки, а тридцатилетние подтянутые вояки. отслужившие и закрывшие контракты с земным ВКФ. Теперь они хотели мирной жизни, без боевых тревог. постоянных тренировок и постоянного напряжения. Семён встретил новых людей у себя на крейсере. Громада корабля и внутренняя обстановка изумила бывших солдат — на военных кораблях такого комфорта естественно не было. Особенно поразили демобилизованных отдельные каюты со всеми удобствами.

— Вот такой быт будет у вас на новых крейсерах, которые мы получим через три месяца. Пилотам говорю, что они будут летать вот на таких истребителях для шахтёров. — Капитан «Монстра» скинул всем на сетки изображение и данные машин.

— Ого! Я на нём даже крейсер атаковать могу! Такого нет даже у ВКФ! — Воскликнул один из пилотов. — Он что, и добывать руду может?

— Да, шесть килотонн за двадцать часов, а полностью трюм заполняется за двадцать семь — тридцать часов. Даже если это только железо или никель, то это количество на пятьдесят шесть тысяч земов.

— Ого! Мне в армии давали четыре тысячи в месяц. А как здесь с оплатой?

— Техники шестого ранга получают пять тысяч в месяц, пятого — три с половиной тысячи, шахтёрам мы даём десять тысяч. Но это только в нашей группе «СГГ», на станции у техников не более двух тысяч, а у шахтёров — выработка или тысячу двести земов за три декады.

— У меня в армии было пять тысяч. Здесь в два раза больше. Хорошо! А если я захочу на выработку? — Подключился другой пилот.

— Тогда купишь корабль. Можно взять в кредит у корпорации. Мой первый рудокоп, вот его характеристики. — Семён сбросил данные «Вилы» на сетки кандидатам в шахтёры. — Его купили на бирже за двести тридцать тысяч, плюс ежегодные проценты — девяносто две тысячи. Кредит надо было покрыть за пять лет. Мне и моей спутнице повезло — попался богатый на ценные руды астероид. Поэтому через три месяца корабль перешёл в нашу собственность. А крейсер мы покупали уже за наши деньги — нашли старый колониальный грузовик «Надежда», весь разбитый. Но металла там было на несколько миллионов.

— А сколько этот крейсер стоит?

— Сто тридцать миллионов.

— Ого! — Зашумели будущие шахтёры.

— Нам ещё два такие же строят, с теми истребителями, что я вам показал. Но всё это уже за заработанные экипажем деньги — в кредит крейсера не дают.

— А если я захочу истребитель в собственность? — Поинтересовался один из пилотов.

— Если есть деньги, купи на верфи — там тебе за три месяца построят. Это новый проект, такие ещё не выпускались. Они всё сделают, если ты им шесть миллионов отвалишь. А если у нас захочешь взять, то будет за семь — мы же что — то выиграть должны! — Улыбнулся Семён.

— Да, вот это цены! Лучше я пока за зарплату полетаю. А когда её здесь дают.

— Как только закончится полёт, так сразу за год платим.

— Это хорошо!

— Но вначале вы должны будете изучить шахтёра в пятом ранге, ваши военные сети это позволяют. Так что, с завтрашнего утра все пилоты дружно идут в медсекцию станции, садятся в вирт — капсулы, и учат специальность.


Через три месяца «Монстр» прилетел на верфи. На нём приехали вместе с экипажем крейсера свежеиспечённые шахтёры. Приёмка и проверка кораблей, как больших. так и малых, заняла целый месяц. После этого три звездолёта стартовали в шахтёрскую систему. Прибытие целого отряда — «Монстра», «Бабы — яги» и «Горыныча» вызвало среди обитателей станции живой интерес и ажиотаж. В систему прибыло до этого около сотни шахтёров, многие на своих кораблях. Они не верили местным. когда те описывали шахтёрский крейсер группы «СГГ». Но теперь убедились, что старожилы станции им не наврали. Тор встретил Семёна, Глафиру и Глорию в своём кабинете.

— Проходите! располагайтесь, как дома. Через месяц ваши люди закончат учёбу, и можете отправляться в экспедицию. Я вам перешлю на сетки все нужные документы и навигационные справочники для района, куда вы полетите.

— Да, мы не будем задерживаться на станции.

— Если вы обнаружите астероидные пояса, то за бедные камни получите по миллиону, как за простое картографирование, за пояс со средним содержанием руды — сотню миллионов, а за богатые астероиды — миллиард.

— Понятно! А за планету с кислородной атмосферой?

— Там будет отдельное предложение. Цена зависит от того. чего вы хотите — просто сдать систему корпорации, поделить планету пополам и стать филиалом корпорации, или организовать новый консорциум.

— Ладно, пока мы ничего ещё не нашли, а только собираемся лететь.


Отряд крейсеров отправился в экспедицию через полтора месяца после разговора с Тором. Лететь до района, где собирались проводить исследования, надо было две недели. За это время, при выходе из под пространства, отрабатывали защиту. Сразу после появления в какой — нибудь звёздной системе все три крейсера окутывались защитным полем, а из них стартовали оборонительные дроны и шахтёрские истребители. Были проверены пушки на малых рудокопах. Результат порадовал всех. Наконец корабли вошли в первую систему из списка подлежащих исследованию. У небольшой солнцеподобной звезды было двенадцать планет, но ни одна не подходила для жизни человека. Зато два пояса астероидов порадовали шахтёров не только наличием железа, но и большим количеством алюминия и кремния. А на одном камне было найдено большое месторождение ниобия. На каждом крейсере было по сотне контейнеров. Их объёма хватило, чтобы набрать 5000 килотонн этого металла. Остальным загрузили трюмы каждого корабля. В них поместилось 25000 килотонн. Экспедиция через два года двинулась в соседнюю систему. Там не было ничего интересного — три пустые планеты, полное отсутствие астероидов. Третья система порадовала только наличием целых пяти астероидных поясов, но все они были из железа и никеля.


В четвёртой системе столкнулись с неожиданным противодействием — с имеющейся кислородной планеты стартовали ракеты с ядерными боеголовками, но их сбили дроны обороны… Посланные вниз, на поверхность, истребители обнаружили старый корабль первых лет освоения космоса после открытия под пространственных тоннелей. Это был линкор номер 578, неизвестно каким образом оказавшийся на планете. Работающим оказался примитивный искин, который и запустил ракеты. От экипажа давно остались лишь скелеты — на планете была живность, которая полакомилась пришельцами. Все механизмы давно заржавели, двигатели и корпус пришли в негодность. «СГГ» начала исследование планеты, была составлена подробная карта. Люди поочерёдно спускались на поверхность нового мира, соблюдая меры безопасности. Несмотря на то, что соотношение кислорода, азота и других газов позволяло людям свободно гулять без скафандров, что — то насторожило Семёна. Поэтому он дал указание, ходить в изолирующих масках. И это спасло жизни людей. Был обнаружен штамм неизвестной бактерии, которая заражала млекопитающих, а затем убивала за несколько суток. Поэтому на планете не было именно этого класса существ. Пока один крейсер занимался планетологией, другой делал подробную карту системы, а третий осматривал два астероидных пояса. Они были довольно богаты на кремний, алюминий, железо, и никель. В этой системе проработали ещё год.

Затем корабли направились к ближайшей звезде — голубому гиганту. У этого светила крутились почти двадцать планет, но большинство из них были горячими газовыми гигантами. Только две планеты имели твёрдую поверхность, но там давление превышало сотню атмосфер. Астероидов, пригодных для разработки, практически не было. Пришлось двинуться к другим звёздам. Две системы просто пролетели, там даже не было планет.

В восьмой системе белого карлика встретились с экспедицией корпорации «Длинный луч». Капитаны переговорили между собой. Корабли конкурентов вышли в путь позже на год, чем отряд Трофимова. Поэтому успели обследовать только три системы. Стороны обменялись информацией, где поставлены маяки корпораций. Система, в которой они сейчас находились, уже была картографирована «Длинным лучом». Поэтому она отходила к этой корпорации. Пограничной стали считать систему голубого гиганта. Семь систем, проверенных группой «СГГ» переходили во владение корпорации «Нью металлик». Теперь можно было возвращаться. Все устали, прошло уже четыре года с момента старта кораблей от шахтёрской станции. Назад летели месяц. Их возвращение вызвало фурор. Сразу капитанов кораблей потащили к начальству для отчёта. Станция уже имела название — «Рудная -3». Тут работали около тысячи шахтёров.

— Ну, как успехи? — Спросил Тор, когда Трофимов. Синицына и Ламас сели напротив него на красивый мягкий диван. Семён скинул все данные на сетку начальника и на искин станции. Тор около часу изучал полученные данные.

— Хорошо! С планетой будут разбираться вирусологи, биологи и все, кому будет поручена эта работа. Во все системы, где обнаружены астероиды, будут заведены станции корпорации. Я сейчас отправлю собранные вами данные и отправлю в центральный офис. Завтра вам на счёт перейдут деньги за картографирование, открытие астероидов и планеты с кислородной атмосферой.

— Мы привезли ниобий. найденный на одном из астероидов. Оттуда выбрали всё.

— Сколько у вас в контейнерах и трюмах?

— Тридцать миллионов тонн.

— Везунчики вы! Давайте, быстрее разгружайте!

— Уже разгрузили, пока мы тут говорили — сейчас ведь тут уже двадцать приёмных бункеров.

— Да, а я совсем забыл. Итак, вам положены пятнадцать миллиардов земов. Перечислил.

— Да, видим, получили. — Партнёры откланялись, и пошло на корабли. Отдыхали до следующего утра по станционному времени. Затем пришло извещение, что от корпорации пришли деньги за экспедицию.

— Сколько всего набежало, Глаша?

— За четыре года мы заработали семнадцать миллиардов земов. Пора раздавать подарки экипажу.

Сто пятьдесят человек собрались в ангаре. принадлежащем «СГГ».

— Итак, экспедиция успешно завершена. Вам всем полагается за четыре года зарплата. Вот, здесь двадцать восемь миллионов земов. Можете взять — Глафира выдаст всем чипы. Но это после собрания. Теперь нам надо решить, что делать. Или мы и дальше будем работать на «Нью металлик», или подпишем с корпорацией договор о сдаче ей всего, собранного нами металла, а сами создадим корпорацию «Свободный шахтёр».

— Да, как — то решать особо нечего. Нигде не платят такие зарплаты. Я думаю, что мы останемся все с вами, что бы вы там не решили. — Выразил общее мнение самый старший по возрасту техник.

— Значит, все пойдёте с нами?

— Да! — Хором ответили люди.

— Хорошо! Мы решили создать свою корпорацию. Переговоры с администрацией проведём завтра. А сегодня у нас для всех участников экспедиции сюрприз. За успешное окончание экспедиции мы решили выплатить каждому из вас по миллиону земов!

Ошарашенные люди стояли с отвисшими челюстями — такого никто не ждал. Но когда их нейросети начали сообщать своим хозяевам о зачислении на личный счёт миллиона, то у некоторых случилась истерика, двоим стало плохо, а те члены экипажа, которые попали в «СГГ» из детдома просто стояли с выпученными глазами, и в душе благодарили бога. что он привёл их именно в эту компанию.

Вечером были зарезервированы столики самого дорого ресторана на станции (а таких точек общепита появилось на «Рудной» за четыре года шесть, плюс около двадцати кафе, баров и столовых), и был организован праздничный вечер для экипажей «Монстра». «Горыныча» и «Бабы — яги». Многие вновь прибывшие шахтёры с завистью смотрели по местному головидению репортаж о прошедшем сабантуе, о экспедиции, об шахтёрских крейсерах. Потом неделю по всем уголкам станции люди судачили о неожиданной новости — договоре между «Нью металлик» и «СГГ» о создании дочерней корпорации «Свободный шахтёр». Многие позавидовали, когда узнали о зарплатах в «СГГ». Некоторые шахтёры попытались навязаться на работу в новую корпорацию. Но их ждал облом — Семён объявил, что никого не собирается пока принимать. Некоторые неадекватные личности пытались похитить Ладору. Но у девушки оказался пистолет, и два похитителя отправились на тот свет с простреленными головами. После этого инцидента Семён закупил для всего экипажа холодное и стрелковое оружие. Люди начали тренироваться в стрельбе по мишеням. Так как целый экипаж одного из кораблей состоял из бывших военных, то в инструкторах недостатка не было. Глория, по заданию Трофимова. занималась оформлением договора о намерениях между корпорацией и её дочерним филиалом. Были приглашены юристы с Солнечной системы, чтобы шахтёры по незнанию чего — либо не пропустили, или не попались бы в юридическую ловушку. По договору «Свободный шахтёр» мог работать на территории корпорации в любой её системе, организовывать самостоятельные экспедиции. столбить за собой новые системы, в которых половина астероидов передавалась на разработку другим группам из «Нью металлик». Если «Свободный шахтёр» найдёт кислородную планету. то он может забрать её себе и объявить о разрыве соглашения с корпорацией. Но тогда ему придётся самому приобретать и устанавливать торговую станцию около найденной планеты, заводить отряд военных кораблей. У Глаши были свои заботы — надо было оформлять финансовыое соглашение с «Нью металлик», а для этого пришлось слетать в Солнечную систему. Там она сумела найти время, и посетила станцию «Цветок Марса». Профессор Болин и киборг Зак с приходом в руководство станции нового директора, стали чувствовать, что их постепенно отстраняют от работы. не дают довести до конца исследования по созданию новых видов нейросетей и медкапсул. Поэтому они согласились на предложение Глаши, перейти в «Свободный шахтёр».

Глава 9 Новые системы. Война

Организационные мероприятия продлились неделю. За это время крейсера три раза уходили в третий пояс астероидов и притащили в общей сложности металла, в основном железа и никеля, на сто пятьдесят миллионов. Глория улетела на одном крейсере, чтобы заказать на вервях авианосец — контейнеровоз для наших двадцати истребителей и сорок БШ — 100 улучшенной серии. За первый корабль заплатили сто двадцать миллионов, и добавили ещё восемьдесят за шахтёров, каждый из которых был вооружён тремя пушками ПЛ — 100 и забронирован. Через два месяца на всех крейсерах базировались шестьдесят рудокопов, а на последней палубе «Монстра» находились «Вила» и «Крот». На двух других крейсерах последняя палуба была превращена в резервный трюм. Авианосец в трюме, поделённом на пять палуб, нёс двадцать шахтёрских истребителей, и сотню стандартных контейнеров.

Этот корабль был снабжен двумя трёхствольными электромагнитными орудиями, лазерными и плазменными орудиями противоракетной обороны, ракетами — перехватчиками. оснащённый двигателями от линкора «Кощей» мог сравниться в скорости с эсминцем. Управлял кораблём один пилот и кластер из сорока искинов седьмого ранга. Брони на этом корабле не было. Командиром корабля стала Ладора. Всех людей равномерно распределили по звездолётам. Профессор Болин и киборг пришли в восторг, когда их поселили в каютах «Монстра». Семён пообещал врачу создать специальную лабораторию, где Болин будет совершенствовать нейросети нового поколения.

— Мне удалось создать на основе исследования вашей крови, Семён, очиститель, который выводит из организма человека все искусственные частицы и принятые во время его жизни лекарственные препараты. Я уже очистил организм себе и киборгу. Теперь нам можно ставить внешнюю нейросеть, как у вас.

— Хорошо, профессор! Желательно, чтобы у всех шахтёров нашей корпорации стояли такие же НУ, как и у нас.

— Это вполне возможно. Да, тут проявилась интересная особенность очистки. У нас с киборгом возрос КИ. У меня он поднялся до двести восемьдесят, а у киборга до сто девяносто. Но тут ещё надо исследовать другие параметры.

— Скоро мы полетим искать постоянную систему базирования. Как найдём, так и организуем вам полноценный медицинский центр.

— Хорошо! Договорились!

Отряд «Свободного шахтёра» двинулся в направлении группы звёзд, где ещё никто не проводил исследования. Полёт продлился три недели. Наконец вышли в системе двойной звезды. Планет было всего три, но опускаться на них не было никакой возможности. Зато пояс астероидов занимал половину системы. Истребители и шахтёры прочесали треть астероидного поля. Там было одно железо и никель. Семён уже хотел дать приказ об окончании исследований, когда Глория сообщила, что её люди привезли образец непонятного металла, который сканер определяет короткой надписью «Неизвестная структура с металлической составляющей». Когда собралось руководство новой корпорации, был продемонстрирован кусок неизвестного вещества.

— Что будем делать?

— У нас есть профессор, пусть исследует, что это такое!

— Но он врач, а не геолог или химик.

— Что гадаем, давайте у него спросим.

Вызвали Болина. Он пришёл вместе с киборгом. Показали кусок породы.

— Можете помочь исследовать эту руду?

— Можем, ведь Зум до того, как стал солдатом, работал химиком на заводе.

Киборг взял кусок найденной породы и вложил в один из открывшихся у него на платформе ящиков. Все с интересом смотрели за манипуляциями Зума. Через пятнадцать минут он сказал.

— Вы нашли новый элемент, который имеет атомный вес 330. Мой прибор указывает на большую плотность вещества — тридцать семь грамм на кубический сантиметр. О его свойствах я вам смогу сказать только через месяц.

— Хорошо, подождём!

Проверка показала, что найденного вещества всего три тонны. Больше ничего такого шахтёры не нашли. Семён дал приказ о перелёте в систему белого карлика, находящуюся в семи световых годах. После выхода из под пространственного тоннеля корабли оказались в системе в семью планетами, причём три из них были газовыми гигантами, а остальные имели твёрдую поверхность. Было открыто два широких астероидных пояса. Там сканеры обнаружили железо, никель, алюминий, свинец, медь, цинк в большом количестве. Были отдельные астероиды, состоящие только из меди. железа или алюминия. На второй от звезды планете можно было организовать базу, так как там были вполне приёмлимые условия, хотя кислорода было в атмосфере всего 15 %, а остальное занимали азот и углекислый газ. Никакой жизни тут не было, поэтому люди без опаски ходили в лёгких комбинезонах и специальных респираторах. Оставив два корабля в системе, «Монстр» вместе с авианосцем двинулся в обратный путь. Через месяц вместе с этим отрядом к планете Новая подошёл караван от корпорации «Нью металлик». Он привёз трехуровневую станцию с перерабатывающим комплексом и двадцать «Кротов» с хозяевами. Развёртывать станцию начала специальная бригада. Семён же спустился на поверхность Новой, чтобы начать строительство базы на планете. Для этого было куплено планетарное оборудование и двести двухэтажных жилых комплексов для экипажей корпорации «Свободный шахтёр». Зум подошёл к капитану «Монстра» и сказал:

— Новое вещество исследовано. Есть очень важные результата.

— Сейчас соберу Совет!

Через полчаса киборг докладывал о свойствах нового металла, который решили назвать Глорит. Этот элемент хорошо проводил электроток, и если в это время на него подействовать электромагнитным полем, то он просто взлетал вверх до того уровня, когда вес куска не давал ему подняться выше. Киборг продемонстрировал платформу, которая могла подниматься до орбиты. На ней был установлен термоядерный генератор и электромагниты, между полюсами которых были шарики из глорита. Этот аппарат мог поднять на орбиту не менее пятнадцати тонн груза. Испытания проводили неделю, а затем, убедившись, что гравиплатформа работает, начали её интенсивно применять для подъема и спуска грузов и людей на орбиту и обратно.

Этим заинтересовались специалисты из «Нью металлик», которые привезли учёных из Солнечной системы. Кроме подтверждения открытия нового элемента и его свойств, был открыт ещё один эффект — если глоритом покрывали корпус космического аппарата, то он при разгоне до 3000 км/с сам начинал делать неустойчивые под пространственные проходы ведущие на большие расстояния. Просто у учёных не было большого количества этого элемента, чтобы проверить всё досконально, да и где искать глорит, никто не знал. Поэтому стоимость его оценили в миллион земов за тонну. Все корпорации бросились проверять на своих рудникакх, вдруг где — нибудь этот металл пропустили при разработке руды. Но всё было тщетно…

Систему, открытую «Свободным шахтёром» (СШ), поделили пополам — первый пояс астероидов остался за командой Семёна, а второй — за корпорацией «Нью Металлик». Несколько лет работы принесли работникам СШ огромную прибыль. На счету мини корпорации уже было десять миллиардов, вокруг Новой кружилось пять станций с верфями и торговыми терминалами. У профессора Болина давно открылась медицинская лаборатория с клиникой. Он довёл до промышленного образца свой очиститель крови, и провёл эксперимент с сотрудниками СШ. У всех улучшились параметры КИ, и удалось поставить шахтёрам внешние нейросети в виде обручей. Было замечено, что почти у всех, кто прошёл процедуру очистки крови и получил новый девайс, стали проявляться экстрасенсорные способности. Например, Глаша и Глория обнаружили. что могут точно определить, где находится тот или иной корабль на расстоянии в два световых года. У Семёна стало зашкаливать предвидение. Большая часть шахтёров их отряда могла передвигать небольшие предметы массой до пяти грамм взглядом, а один из них научился читать с расстояния десяти метров мысли. Профессора Болина потребовали к себе земные ВКФ, в лабораториях которых он продолжил свои исследования.

Получив базу шахтеры продолжили поиск новых систем. Ту них было десять кораблей — два авианосца, один грузовой транспорт, одно судно обеспечения и шесть звездолётов типа «Монстр». Эта эскадра стартовала к другим звёздам кластера. Экспедиция продлилась шесть лет, но кроме двух систем, где можно добывать руду, ничего не нашли. После возвращения на Новую, Семён и Глория поженились, а Глаша вышла замуж за Зало. Через год у них родились дети — мальчик у первой пары и девочка у второй. Смотря на них, через два года поженились и Ладора с Кено. Прошло ещё пять лет. Корпорация «Свободный шахтер» отделилась от «Нью металлик». Её экспедиция наконец нашла около одной из звёзд планету с кислородной атмосферой и богатой фауной и флорой. Сама система состояла из восемнадцати планет и трёх, богатых на дорогие руды, астероидных поясов. Освоение Новой — 2 длилось почти двадцать лет. За это время корпорация СШ разрослась — у неё был флот из пятидесяти хорошо вооружённых и защищённых кораблей. В системе было восемь станций различного назначения. На Новой -2 один из материков был превращён в туристический рай, а на двух других жили работники корпорации.

Семён, Глаша, Глория и их вторые половины с удивлением обнаружили. что они хоть и стареют, но намного медленнее, чем другие люди. Та же тенденция проявилась и на их детях — двадцати двух летние Федор и Марина выглядели пятнадцатилетними подростками, а девятнадцатилетняя Нарида, дочь Ладоры и Кено, воспринималась большинством людей, как школьница. Учёные заинтересовались этим феноменом. Потом появилась теория, что всё происходит из-за путешествия во времени. Но она не выдержала критики, ведь Ладора и Кено родились не триста лет назад, а были современниками учёных. выдвинувших несостоятельную теорию. Это феномен так ине получил разумного объяснения.

Большинство людей свободно доживали до ста двадцати лет, не теряя работоспособности и ясности ума. При применение медкапсул удавалось продлить жизнь до ста пятидесяти лет. На большее человеческий организм в своём естественном состоянии рассчитан просто не был. Только бионги добились резкого увеличения продолжительности жизни до двухсот пятидесяти лет. Семёну уже было по земному летосчислению около пятидесяти, но исследования в медкапсуле показывали, что сейчас ему не более тридцати. Тоже самое было и с остальными.

— Если так продлится, то есть шанс дожить до двухсот лет! — Обрадовал партнёров Семён.

— Очень хорошо! Больше успеем сделать.

В один из дней на туристическом материке группа охотников, проводивших время в специальном заказнике, наткнулась в непролазных дебрях странный металлический ящик длиной три метра и шириной два. Сразу были вызваны специалисты, которые опознали капсулу Аненербе. На основе первого образца сделали экспериментальный образец криокапсулы, но в ней человек не смог бы прожить двести пятьдесят лет, как это удалось Семёну и Глаше. Поэтому учёные сразу ухватились за возможность получить ещё один, практически целый образец. Внутри никого не обнаружили, но, когда обследовали место находки, то обнаружили кости двух человек и заржавевшее оружие, в котором Семён опознал нацистский МП — 38. Значит профессор Герике запустил ещё одну капсулу, а может и не одну… После проверки выяснилось, что этот образец нацистской научной мысли значительно отличается от «гробика» на котором путешествовали во времени и пространстве советские парень и девушка. Это была уже доработанная капсула. где пассажиры не замораживались, а были в полусне с сильно замедленными процессами жизнедеятельности.


В лаборатории сидело двое мужчин. Один был одет в комбинезон учёного, а другой в скафандр ВКФ.

— Очевидно, что другая пара путешественников применила какое — то специальное снадобье. Чтобы получить такой эффект, нужны вещества, используемые земными пауками при парализации своих жертв. — Сказал учёный.

— Но в документах периода конца двадцатого века есть упоминание о таких экспериментах, и том, что нужный эффект получить не удалось. — Ответил военный.

— Нацисты во многих областях опередили науку остальных стран, предопределили развитие техники на многие годы вперёд. Но их достижения канули в Лету вмести с их разгромом.

— Но вот есть некоторые документы Аненербе, подтверждающие, что они имели контакт, правда ментальный, с цивилизацией из созвездия Весов.

— У нас есть ментаты сильного уровня среди одной корпорации….

— Вы имеете в виду «Свободных шахтёров»?

— Да! Это две женщины — одна из них как раз и пролежала триста лет в капсуле нацистов, а другая стала метатом после изобретения умершим уже профессором Болиным внешней нейросети и очистителя крови.

— Да, у нас в ВКФ после этих открытий появилось много экстрасенсов, хотя их уровень — пара фокусов с предметами или чтение мыслей на небольшом расстоянии.

— Но эти женщины, о которых идёт речь, видят корабли внутренним зрением на расстоянии в два — три световых года.

— Неужели? Тогда надо попробовать эксперимент нацистов, может свяжемся с инопланетянами.

После этого разговора Глашу и Глорию вызвали в Солнечную систему. Начались эксперименты. Вначале ничего не получалось. Потом кто — то предложил посадить женщин в изолированной комнате и защитить её электромагнитным полем. Первой услышала ЗОВ Глаша, а потом к ней подсоединилась Глория. Полученные сведения записывались искинами, а потом их обрабатывали учёные.

— Мы вышли на Галактическую сеть мыслесвязи. Приблизительное расстояние до источника ЗОВа — четыреста световых лет по направлению созвездия Весов.

— Пока образы неясны, интересно, как их расшифровали нацисты.

— У них очевидно был очень сильный ментат.

— А если попробовать самим послать мыслеобраз в ту сторону?

— Давайте! Но мы не знаем, к чему это приведёт.

— У мужа Глории сильно развито предвидение событий, которые могут произойти в ближайшие сутки.

— Вызывайте его, может это пригодится.

Семён прилетел через сутки. Эксперименты продолжались. Через неделю удалось получить усиленный мыслеобраз, после установления контакта между нейросетями женщин и Семёна.

— Ответ будет через пять часов! — Президент «Свободного шахтёра» устало потянулся. — Пошли, поедим!

Тройка вышла из комнаты после разрешения руководителя эксперимента. Через четыре часа они заняли свои места. Потянулись минуты ожидания.

— Есть! Искины записывают информацию с нейросетей тройки! — Обрадовался оператор.

Неожиданно, через полчаса Семён вскочил и разорвал контакт с нейросетями женщин и упал на пол. Он очнулся через три часа в медкапсуле.

— Что произошло, Трофимов?

— Оттуда последовала ментальная атака, я успел разорвать контакт за несколько секунд до прихода сигнала. Если бы не это, нам бы просто выжгло мозги.

— Они такие агрессивные?

— У них на планете такой же режим, какой хотел установить на земле Гитлер. Всякие там Сверхчеловеки, раса господ и рабов. Это они передали нацистам чертежи какого — аппарата для полёта в космосе.

— Хорошо, проверим, что успели записать искины.

— Они точно знают расстояние до Солнечной системы, могут прислать флот. У них есть какие — то двигатели, позволяющие перепрыгивать с одного звёздного кластера на другой. Но им лететь год. Будет примерно три тысячи кораблей вот такого вида. — Семён переслал на искин изображение.

Правда, вооружение у них слабее нашего — только лазеры, но есть плазменные щиты, которые они используют при взлёте и посадке на планеты. Размеры их кораблей огромны — от пятисот метров до двухсот километров. Они очень боятся ядерного и термоядерного оружия. У них уже перенаселение. Они хотели с помощью Гитлера ослабить Землю, уничтожить большое количество землян в войне, а затем захватить планету.

— А зачем они дали нацистам технологии полёта в космос?

— Они рассчитывали, что гитлеровцы смогут использовать эти корабли против противников, но так как это старый проект, против инопланетян такие планетолёты вообще ничего не смогли бы сделать.

— Значит на нас летит флот космических нацистов.

Адмирал земного ВКФ, пересматривая запись искинов, сказал Семёну:

— Скорее всего нам надо будет использовать все наши силы, иначе нас сомнут. Они считают нас своими рабами. Мы их проект на протяжении уже десяти тысяч лет. Вначале они сами присутствовали на Земле, добывали руками землян наши ресурсы, а потом, когда появилась сила, способная их уничтожить, устроили на нашей планете ядерную войну. Сами они ретировались к себе, так как не переносят радиации от слова «совсем».

— А откуда эти данные?

— Недавно были найдены каменные таблички цивилизации Атла. Там описана война двух звёздных империй за Землю. Они воевали и на планете и в космосе. В результате обе империи понесли такие потери, что бросили землю на произвол судьбы. После того, как нацистам удалось связаться с одной из империй, там поняли, что земляне выжили и развились. Вот и стали сбрасывать им «информацию» создав ложное мнение, что они смогут захватить весь мир. Такой вброс они осуществляли и позже, например, полупроводниковая техника, микросхемы. Их технология возникла как бы сразу, из ничего. Это делалось для увеличения конфронтации между тогдашними сверхдержавами СССР и Америкой. В конце концов Арктическая и война и Третья мировая, по моему мнению, могли быть спровоцированы инопланетянами. У нас только пятьсот кораблей у ВКФ. У корпораций военных кораблей ещё около семьсот. Посмотрим, что получится.

После этого разговора Семён с женой и Глаша вернулись к себе на Новую -2. Руководство корпорации начало строить военные корабли по новому проекту. Они снабжались более мощными и скорострельными орудиями, ракетами с термоядерными боеголовками, торпедами, покрытыми глоритом, снятым с гравиплатформы. К сожалению, больше нигде не удалось найти руду, с элементом 330. Поэтому было произведено около сотни торпед, но они могли сами создавать под пространственные тоннели, и летели на расстояние в несколько световых лет. За год планировалось построить около трёхсот кораблей. Другие корпорации тоже строили крейсера и линкоры, но их проекты были основаны на стандартных схемах. Только «Нью металлик» построила сорок пять дредноутов своего проекта. В итоге земная ВКФ пополнилась ещё тысячей кораблей разных проектов. Каждой корпорации выделили сектор обороны. Между оборонными секторами развернули минные объёмные поля. Конечно, полностью перекрыть такие пространства было просто нереально, но общее направление движения инопланетных захватчиков было известно, что упрощало задачу обороняющимся.

Первый тревожный сигнал поступил от корпорации «Длинный луч». На её системы напало около сорока инопланетных кораблей диаметром в километр каждый. Завязался бой, используя щиты и мощные лазеры, земляне засыпали врага ракетами с термоядерными боеголовками. Потеряв половину отряда, противник повернул обратно. Но и у земной корпорации были потери — погибло восемь крейсеров. Следующий разведывательный наскок инопланетяне провели на участке ответственности «Нью металлик». Тут весь отряд врага был полностью уничтожен дредноутами корпорации. Уничтожив тридцать пять дисков земляне в этом бою потеряли один корабль.

— Следующими будем мы. — Сказал Семён Глории.

— Давай сами выдвинемся направлении, откуда ожидается удар.

Триста мощных кораблей двинулись на разведку. Через две системы они столкнулись с двумя дисками, каждый из которых был размером с десять километров.

— Огонь! — Приказал Семён.

Мощный залп лазеров и электромагнитных орудий буквально разорвал звездолёты врага.

— Очевидно, это из разведка, а основной отряд где — то поблизости.

— Сейчас, посмотрим! — Глаша и Глория начали сканировать пространство на дальности в два световых года.

— Нашли! — Через пять минут заявили женщины. — Направление на тринадцать ноль — ноль.

— Наши торпеды достанут? Сколько их там?

— Да, свободно! Сорок кораблей, сейчас скинем их расположение на искин.

Через полчаса последовал залп под пространственными торпедами.

— Попали! — «Дальновидицы», как называл женщин Семён, начали докладывать. — Исчезли тридцать дисков, а десять беспорядочно мечутся по системе. Наверное нас ищут! — Засмеялась Глаша.

— Прыгаем туда!

Триста кораблей двинулись в систему с остатками вражеского отряда. Они выпали их подпространства, окутались щитами, и произвели лазерный залп. От десяти противников остались лишь ошмётки. После этого звездолёты вернулись на Новую — 2. Семён послал отчёт в штаб ВКФ. Его вызвали туда через несколько дней.

— Их разведывательные отряды прощупали наш оборонительный объём. Им удалось прорваться к системе Варан корпорации «Дальние пороги», но дежурный отряд ВКФ уничтожил диски, правда потерял при этом двенадцать крейсеров. По нашим данным эти выродки, кстати вот их фото, готовятся к массовой атаке на наши позиции примерно через три дня.

Семён посмотрел на изображение инопланетянина. На фото была лысая голова с огромными раскосыми глазами, треугольным ртом, окрашенная в сине зелёный цвет.

Глава 10 Битвы за Землю и их последствия

Наступление врага началось на третий день, как и говорил адмирал. «Ящеры», как назвали сине зелёных земляне. после разведывательных рейдов, поняли. что им в одиночку к Земле не пробиться. Поэтому они обратились за помощью к «жердям» — так земляне назвали расу худых гуманоидов, имеющих рост в два с половиной метра. У них были корабли, равные по силе земным крейсерам. Впервые с ними столкнулись звездолёты корпорации «Норд». Поэтому стало известно. что корабли «жердей» вооружены мощными лазерами и электромагнитными орудиями. да и скорость у них была больше. чем у многих земных кораблей. Всем земным экипажам разослали снимки крейсеров нового противника.

Именно такие аппараты и появились в двух световых годах от системы, контролируемой корпорацией «Свободный шахтёр». Их вовремя заметили «дальновидицы» — Глория и Глаша. Триста земных кораблей вылетели навстречу врагу. Глаша насчитала пятьсот единиц вражеской техники.

— Сейчас уменьшим! — Семён приказал произвести залп под пространственными торпедами. Через десять минут Глаша сообщила, что у врага сгорело пятьдесят кораблей. «Жерди» не поняли, откуда пришла опасность, поэтому решили проверить — выслали разведывательный отряд из десяти кораблей. Трое крейсеров попали на активированное по приказу Семёна минное поле. По остальным открыли огонь несколько автоматических платформ. Пока «жерди» разбирались с ними, у них сгорело ещё два корабля. Остатки разведотряда вернулись к основным силам. Крейсера противника построились в боевой порядок — обратный конус, и двинулись вперёд. Тут на них и вывалился из подпространства флот корпорации «Свободный шахтёр». Завязалась битва. через десять часов у Семёна осталось только тридцать кораблей, а у «жердей» — сорок. Большую роль сыграло небольшое численное преимущество врага в численности. остатки двух флотов зависли на концах звёздной системы. Семён был хмур и зол. Погибла Ладора со своим мужем — на её линкор набросилось сразу пять крейсеров противника. Она успела уничтожить три звездолёта «жердей», но потом лазерный луч пробил просевшее защитное поле, и попал в середину корабля. Последовал взрыв и линкор рассыпался на части. Правда тем двум «жердям» тоже не повезло, они попали под ракетный залп другого линкора шахтёров, но это было слабым утешением. Глаша и Глория отправили сообщение о гибели Ладоры и Кено их дочери на Новую — 2. Был сильно потрёпан и линкор Зало. Глаша с Глорией были на флагмане с Семёном.

— Нам нельзя отступать. — У нас больше нет военных кораблей.

— Придётся стоять насмерть! — Пожала плечами Глаша. — Всё равно от этих ничего хорошего ждать не приходится — Она кивнула на экран. Через три часа к «жердям» подошло подкрепление — тридцать крейсеров вывалились из подпространства, и присоединились к боевому порядку своего флота.

— Сейчас начнут наступать! — Хмуро произнёс Семён.

— Ракеты ещё есть? Они их бояться, как огня! — Подключился Зало.

— Немного есть. Но их хватит только на половину их флота.

Семён дал приказ подготовиться — противник начал движение. Через три часа «жерди» дошли до середины системы и начали ускорятся. Теперь всё зависело от стойкости землян. Корабли противника прошли половину оставшегося до земных звездолётов расстояния, а затем вдруг заметались, несколько крейсеров потеряли ход, а три взорвалось.

— Смотрите! — Глория приказала искину увеличить картинку. Между кораблями врага сновали истребители и рудокопы, стреляющие из лазеров и плазменных орудий, пробивающие борта аппаратов «жердей» ракетами. На один крейсер хватало трёх истребителей или пятёрки БШ-100.

— Откуда они взялись? — Озадаченно спросил Семён.

— Мы забыли про два наших авианосца! Они же подчиняются дочери Ладоры! — Воскликнула Глаша.

— За маму, за папу! — В эфире раздался голос преемницы Ладоры и Кено.

— Смотрите, «жерди» поворачивают назад!

Ничего не имея для остановки атаки юрких земных истребителей и малых кораблей шахтёров, потеряв двадцать шесть крейсеров, «жерди» попытались уйти из системы. Но из подпространства появилось около двадцати старых звездолётов серии «Монстр». Они дали слаженный залп по ближайшим к ним кораблям «жердей», испарив с пять звездолётов противника. Одновременно с этим с их палуб стартовало шестьдесят БШ — 100. Противника отхватила паника. В последовавшей бойне — к бою присоединились и остатки флота Семёна, из окружения вырвалось только пять крейсеров «жердей». Потери были — семь истребителей, десяток БШ-100, один линкор и два «Монстра». После боя дочь Ладоры рассказала, что как только она получила извещение о гибели родителей, собрала все шахтёрские корабли, и отправилась на помощь Семёну. Она очень расстроилась, узнав, что два её авианосца остались в системе Новой — 2, и их не взяли в бой. По предложению одного из офицеров, она разделила свои силы на два отряда. Пока люди и «жерди» отстаивались в концах звёздной системы, авианосцы пробрались в середину астероидного пояса и затаились. А шахтёрские крейсера прыгнули к ближайшей к системе, находящейся рядом с местом битвы. В нужный момент авианосцы выпустили истребители, а крейсера шахтёров вышли в тыл врага. Земляне удивились, когда выяснилось, что против истребителей у «жердей» нет защиты. После сбора трофеев, которые погрузили на транспортники и отправили на Новую — 2, Семён приказал двигаться к сектору корпорации «Нью металлик».


Бой разагорался. Сорок дредноутов с трудом отбивали атаки пяти ста крейсеров «жердей». Засадная эскадра из восьмидесяти звездолётов ВКФ ждала удобного момента, чтобы обрушиться на врага. «Нью металлик» потеряла половину своей эскадры, но и «жердей» дела шли не лучше. Они тоже потеряли двести тридцать крейсеров из пятисот. Большие потери понёли захватчики после флангового удара ВКФ. Правда эти корабли оказались слабее, чем звездолёты противника, но они смогли внести сумятицу в ряды «жердей». Теперь остались только дредноуты и половина флота вторжения. Земляни стали медленно отступать к планете Новой. Крейсера врагов двинулись в атаку, но внезапно в систему ворвались пять звездолётов «жердей», а за ними ввалились два авианосца с десятком старых шахтёрских крейсеров и выпустили истребители и рудокопы. Маленькие юркие кораблики быстро просочились в ряды врага и начали поливать его лазерными лучами и плазменными шарами, засыпая ракетами. Сразу несколько крейсеров «жердей» лишились хода, а три единицы сгорели. Подошедшие шахтёры серии «Монстр» открыли залповой огонь, уничтожив ещё десяток врагов. Ряды «жердей» смешались и они бросились в конец звёздной системы с такой быстротой, что земляне не смогли за ними угнаться. В это время в систему вошли остатки флота Семёна.

— Они включили какие — то ускорители. — Произнёс в эфире кто — то из земных капитанов.

Инопланетяне остановились.

— Вызываю на переговоры командующего людей! — В рубках земных звездолётов на экранах появилось изображение главного «жердя».

— Чего тебе, длинный? — Первым среагировал Семён.

— Мы наёмники. Нас наняли в Линокской империи. Пообещали, что сопротивление будет слабым, и нам после скоротечного боя заплатят. Но, теперь нам очевидно, что Янаги нас надули. Они всем флотом ударили по вот этой системе. — Жердь показал карту, которую через десять минут искины перевели в земной стандарт.

— Так вот в чём дело! Они вас бросили на самые сильные системы, рассчитывая очевидно, что вы погибнете, и платить им не придётся. — Понял Семён.

— Мы сдаёмся! Таких потерь у нас не было более шестисот лет.

— Сейчас подойдут транспортники, и вы перейдёте на них. Потом поговорим.

Дредноуты «Нью металлик» и эскадра «Свободного шахтёра» двинулись на помощь землянам, в систему Варан.


Уже сгорело более двух тысяч земных кораблей с экипажами, а «ящеры» все пёрли и пёрли. У них оказалось не три тысячи кораблей, а шесть. Земляне уничтожили почти четыре тысячи дисков противника. В бой включались всё новые отряды всех земных корпораций. Но этого было мало. Хоть «ящеры» и не имели звездолётов, способных на равных сражаться с земными кораблями, но численное превосходство сделало своё чёрное дело. Земляне пятились к системе Варан, но отступали с боем. Прошло ещё несколько часов. Положение ВКФ и корпоративного флота Земли ещё более ухудшилось. Ещё немного, и «ящеры» прорвут оборону. Но тут во фланг и тыл дисков вышли из подпространства дредноуты и линкоры, поддержанные шахтёрскими крейсерами и двумя авианосцами. После этого началось форменное избиение врага. Земляне не успокоились, пока не взорвали последний диск захватчиков. Потери корпораций и ВКФ были значительными. Нужно было восстанавливать флот, причём строить корабли, которые могли бы в одиночку уничтожать группы дисков или крейсеров «жердей». Какие принять меры, решал корпоративный совет и штаб земного ВКФ. Семён вернулся с остатками своего флота на Новую — 2. После поминок по павшим началась работа по восстановлению флота, благо, верфи не пострадали, а в астероидных поясах ещё много металла. Потом он встретился с командиром наёмников. Главный «жердь» рассказал, как их корабли прыгают из одного конгломерата звёзд к другому. Трофей их отпустил, оставив два вражеских корабля на изучения своим учёным. В благодарность (оказалось, что в других местах галактики пленных просто продают в рабство или убивают) «жердь» сказал Семёну:

— Вы можете в Галактический мысленет запустить описание битвы с Янаги. Тогда им будет уже не до вас, существует Галактический Совет, который запрещает подобные действия против молодых цивилизаций.

Когда «жерди» улетели, Семён позвал Глафиру и Глорию:

— Сейчас будем информировать галактику о нападении на нас Янаги.

— А кто это?

— «Ящеры». Главный «жердь» сказал, как это осуществить. У нас есть их аппаратура с крейсера. Они используется для связи на большие расстояния через Галактический мысленет. Сейчас подключим искин с описанием событий, а потом на будем читать, на экране, что думают по этому поводу другие наши соседи по галактике.

Передача данных шла более часа. Примерно ещё через час последовало сообщение из Галактического Совета:

«Янаги будут наказаны. Просим принять делегацию для переговоров о вступлении вашей цивилизации в Галактическое сообщество с местом наблюдателя в Совете.» Шахтёры передали всё в Корпоративный совет и Штаб ВКФ. Через два дня к Солнечной системе подлетели два гигантских корабля, передающих код Галактического Совета, пересланный с первым сообщением.

Переговоры между землянами и представителями самых больших цивилизаций галактики Млечный путь проходили в несколько этапов. Вначале гости ознакомили хозяев с условиями приёма Земли в состав Галактического конгломерата освоенных территорий — такое официальное название носил Совет. затем они попросили выбрать представителя в наблюдатели от Земли. Прибывшие поинтересовались земными кораблями. Им продемонстрировали один из дредноутов «Нью металлик». После этого перешли к возможностям в торговле. Всем цивилизациям в галактике нужен был металл, и чем больше, тем лучше. Другой ценностью являлись натуральные продукты и ингредиенты для приготовления различных лекарств. Тут земляне продемонстрировали свои медкапсулы, как лечащие при помощи излучения различной частоты, так и использующие специальные картриджи. Несмотря на то, что многие цивилизации опередили в разных сферах Землю, в медицине землянам удалось их обогнать. Инопланетяне с изумлением узнали о наличии в земной цивилизации трёх типов людей. Они заинтересовались нейросетами и искинами. Оказалось, что большинство обитателей галактики используют для полётов ментальные возможности, усиливаемые специальными препаратами. Конечно, были и две ментоактивные расы, но они по большей части проводили время у себя на планетах, а в космос вылетали очень редко. Потом земляне узнали о финансовой системе, существующей в галактике. Не было никаких электронных или других всеобщих денег. Все расчёты при помощи установленных на галактической бирже цен на металлы и кристаллы. необходимые всем цивилизациям. У каждого галактического государства существовала своя внутренняя валюта. Никаких налогов с прибыли никто не брал. Общегалактические институты существовали за счёт взносов в металлах, которые выплачивали все. Каждой цивилизации этот взнос устанавливался в индивидуальном порядке, и составлял 1 % от всего объёма добываемого металла. За месяц переговоров были выработаны взаимно приемлимые решения. позволившие подписать договор о вступлении Земли в семью галактических рас. За нападение на молодую цивилизацию Янагам присудили выплатить штраф в размере 10 % от общей добычи металла, причём не железом или алюминием, а скандием, ниобием и вольфрамом. Из этого количества 2 % передавались Земле.


Пока шли переговоры с Галактическим Советом, Семён и его партнёры успели восстановить десять линкоров. Учёные покопались в звездолётах «жердей» и поняли принцип работы двигателей. После этого было несколько экспериментов, позволивших сделать земной аналог гипердвигательной установки. Два первых двигателя поставили на новый флагман флотилии «Свободного шахтёра». Испытательный полёт решили провести в ближайший кластер звёзд, расположенный в трёхстах световых лет от Солнечной системы. Прыжок, который продлился около полугода вывел линкор «Ладора и Кено» в незнакомое пространство. В первой же системе, оказавшейся обитаемой, была объявлена тревога, когда на экранах их радаров появился их подпространства неизвестный корабль. Искины землян были снабжены данными об основных языках галактики, поэтому без ошибок определили, что линкор попал в систему, принадлежащую монархии Доранел. Там никогда не видели земных кораблей.

Сутки земной корабль простоял на границе системы, пока хозяева не разобрались, кто к ним прилетел. Потом линкор допустили к торговой станции. Семён предупредил экипаж, что во многих государствах галактики существует рабство и работорговцы. Об этом ему сообщил главный «жердь». Поэтому было приказано ходить в военных скафандрах с оружим, как холодным, так и огнестрельным. группами не менее десяти человек. Сопровождал каждый отряд земных туристов биоробот — андроид, вооружённый автоматической винтовкой.

Земляне погуляли по всем палубам станции, посетили местную точку общепита, попробовали несколько блюд. Они им показались вполне съедобными, хоть и немного пресными. Женщины заходили в местные магазины, смотрели разные товары, сравнивали с земными аналогами, если таковые были. Глаше и Глории понравились хорошо пахнущие духи местного производства. Чтобы их купить, нужны были местные деньги. Зашли в банк — им объяснили, где можно металл обменять на монеты. Местный меняла показал им список с «обменным курсом». Глория вызвала мужа, создав при помощи нейросети и ручного искина голографическую картинку. Банкир тотчас завис — в монархии таких девайсов не было. Потом, когда за триста килограмм сапфиров Глории открыли счёт в Королевском банке, зачислив миллион местными тугриками, женщины кроме духов и ещё разной косметики накупили всего за триста монет. Семён купил местное оружие — лазерная винтовка стоила всего тысячу монет вместе с батареями на сотню выстрелов. Продавец оружия заинтересовался земными пистолетами и автоматической винтовкой андроида. Оказалось, что лазерные ружья и пистолеты хорошо работают на расстояния до ста метров, так как предназначены для боёв внутри корабля. Семён продемонстрировал возможности винтовки земного производства — в магазине было двести метровое стрельбище. После увиденного продавец позвонил хозяину магазина. Тот приехал и попросил продать несколько экземрляров с патронами. С корабля привезли десяток автоматов и три тысячи патронов. За это земляне получили десять тысяч монет. Довольные они вернулись на корабль, а потом полетели домой. Опять полгода пути, и их встретила эскадра новых крейсеров корпорации.

Больше года Семён никуда не летал. За это время было набрано большое количество ценных металлов, которыми заполнили трюм одного из транспортников. Вместе с ним послали три новых крейсера. Через год они вернулись, привезя нужную для корпорации натуральную пищу. Собственных ресурсов уже не хватало, чтобы полноценно прокормить полмиллиарда человек на Новой — 2, а кормить людей искусственными заменителями запрещал Галактический Совет.

Были посланы экспедиции в те районы, где не было границ расселения какой — нибудь галактической расы. Таких мест было довольно много, поэтому изысканиями занимались все государства галактики. Иногда в Диком космосе, как называли подобные ничейные территории, происходили стычки различных экспедиций, или на изыскателей нападали пираты и работорговцы. Одно такое нападение плачевно окончилось для двух крейсеров людоловов. К их несчастью они напоролись на земной линкор, который внешне походил на торговое судно одного их галактических государств. Когда в ответ на требование заглушить реакторы с борта корабля последовал залп, а рядос со звездолётом появились истребители, оставштеся без хода работорговцы поняли свою ошибку. Но было уже поздно…. С этих кораблей сняли триста пленённых на одной отсталой планете людей, абсолютно похожих на землян. Бывшие пленники не знали, где находится их дом. Поэтому приняли предложение капитана земного звездолёта вступить в ряды космических рудокопов корпорации «Свободный шахтёр».

Земляне сумели усовершенствовать двигатели для звездолётов — теперь прыжок на сотню световых лет занимал не год, а неделю. Это позволило интенсифицировать торговлю с расположенными рядом галактическими государствами. Особенно повезло монархии «Доранел». Несколько земных корпораций построили в его системе перерабатывающие комплексы и большую туристическую и торговую станцию.

Монарху Дору Пятому понравились земные линкоры и он дал разрешение Земле использовать территорию его королевства в качестве базы для дальнейшей экспансии в Дикий космос. За это для него построили королевскую эскадру из десяти звездолётов. Потом принцессе Доранела понравился сын Семёна и Глории. Ему девушка тоже пришлась по душе, и была сыграна свадьба. Через год родился наследник королевства, принц Доран, который впоследствии стал королём. Монархия Доранел разбогатела, поставляя в соседние государства металл, добытый и переработанный землянами. За четыре года флот королевства вырос на двести единиц, построенных по земным проектам. Теперь вместе с с доранами всегда летали земляне из нескольких корпораций. Доранел постепенно расширял всою территорию с помощью шахтёров в сторону Дикого космоса.

С другими государствами такого симбиоза не произошло. Несколько раз Семён и Глория на своём флагмане сталкивались с пиратскими кораблями. Но если в первый раз пришлось вступить в бой, умножив на ноль четыре крейсера каких — то коротышек, то в последующем пираты просто ждали, пока земные корабли пролетят, и только после этого выходили на трассы. Корпорация «Свободный шахтёр» нашла ещё одну пригодную для освоения кислородную планету со спутником, похожим на земную Луну. Условия на ней были чуть жёстче, чем на Земле. Саму планету назвали Ладора, а её спутник Кено, увековечив имена погибших партнёров на звёздных картах.

В один из полётов улетела дочь Глаши и Зало Марина. Но потом корабль не вернулся к сроку. Семён организовал поиски, выйдя вначале в район, откуда было получено последнее сообщение по Галактическому мысленету. Через неделю земляне обнаружили в одной системе на астероиде замаскированную базу пиратов. Два линкора подождали, пока прибудут хозяева. Вся пиратская эскадра из двадцати звездолётов была помножена на ноль. На астероиде обнаружили тюрьму для предназначенных к продаже работорговцам людей. Среди двух тысяч пленников был и экипаж земного корабля. Сам звездолёт пираты продали.

Марина рассказала, что пираты их обманули, притворившись потерпевшими аварию. Правда абордаж не прошёл гладко, были уничтожены два экипажа бандитов. Земляне потом проследили за сообщениями о земном корабле, который заходил на некоторые торговые станции. Они двинулись по его следам, и вышли на подданного империи Синтай. который купил корабль у пиратов. Когда его окружила земная эскадра, он попытался отстреливаться, но андроиды быстро высадились на корпус его корабля и через час имперец предстал перед Семёном. Он сознался, что у него не было возможности купить земной звездолёт — не хватало финансов. Тогда он решил заказать захват судна пиратами. С ним поступили в духе прочитанных Глорией и Глашей романов по ЕВЕ — выкинули в космос без скафандра.

Глава 11 На торговой станции. Принцесса с Таны

Отряд земных кораблей остановился на одной из станций на границе Дикого космоса. Люди вышли с оружием и под охраной андроидов. Уже несколько раз в разных местах галактики были попытки захватить землян в рабство. Но пока удавалось отбивать такие нападения. Поэтому гулять выходили отрядами, в которых было не менее десяти человек и несколько военных дроидов или андроидов. Семён шел вместе с Глорией и офицерами с линкора, а вокруг передвигались с автоматами наперевес четыре биоробота. Время от времени земляне заходили в магазины, что — покупали или сдавали.

— Пойдём на рынок. может что — нибудь там купим, — предложила Глория.

Семён кивнул, и весь отряд направился на следующий уровень станции. Походив между прилавками, так ничего и не купив, решили пройти через рабский рынок — с него был прямой выход к крупным магазинам, торгующим оборудованием, оружием и бронёй для космических кораблей. Флот землян разросся до десяти тысяч аппаратов, которым нужны были запчасти, а Земля не успевала выпускать их, поэтому приходилось покупать аналоги в других государствах.

Земляне проходили между рядов с клетками, в которых сидели привезённые на продажу работорговцами люди и другие существа. Когда уже подошли к последним клеткам, Семён услыхал сказанные девичьим голосом слова на немецком:

— Шайзе! Натюрлих!

Он развернулся. Рядом стояла клетка, где сидели две девушки, похожие на землян. Одна из них, высокая голубоглазая блондинка, с рыжими волосами до талии держалась за прутья, а другая, кареглазая шатенка, сидела в углу клетки. Ругалась блондинка. Она повернулась а напарнице, и уже на русском произнесла:

— Не надо было нам верить этому Гронду. Он нас просто продал «небесным людям». А теперь торчим в этой клетке, даже не знаем, где, в какой стороне, искать наш дом.

— Мерд! И чего мы уши распустили, ведь говорила нам Катька, чтобы мы с ним не связывались! Эти сволочи нас тут даже покормить нормально не могут!

— Мари, как ты думаешь, что с Грондом сделает твой отец, если мы выберемся отсюда и сможем вернуться в Крайнон?

— Да он его повесит!

— Натюрлих! Или казнит. топором по башке чик и всё. По моему, кто — то очень хотел, чтобы исчезла наследница престола, а меня, как твою фрейлину, заодно с тобой убрали. Убить не смогли бы, но вот в рабство продали!

— Лара, смотри, тут на нас какой — то мужик пялится со свитой. Вдруг он пришёл нас покупать?

— Шайзе! Слушай, а он и его люди на нас похожи лицом. Лучше к нему попасть, чем к какому — нибудь зеленомордому или серому.

Семён дальше не слушал.

— Это явно потомки землян. — Сказал он Глории на общеземном. — Они говорят на тех языках, какие были в то время, когда надо мной и Глашей провели эксперимент.

— Ты понял, что они говорят?

— Да! Их кто — то заманил к работорговцам на корабль. Одна из них вроде принцессы, а другая — её служанка. Надо их выкупить, а потом разузнать, где находится планета, откуда их украли.

Глория через переводчик спросила у охранника, кто хозяин этой клетки. Через пять минут явился гуманоид, одетый в скафандр десантника. Лицо у него было голубым, а руки — розовые.

— Сколько стоят эти девчонки? — Задал вопрос Семён.

— Сто тысяч, каждая.

— Давай, я покупаю. Они знают какой — нибудь галактический язык?

— Нет, не успели научить. Их только вчера привезли.

— Ладно, этим мы займёмся. Давай, оформляй документы, а я дам команду привести с корабля двести тысяч.

После соблюдения всех формальностей работорговец открыл клетку. Андроиды вывели оттуда девушек, тревожно косящихся на оружие и незнакомых людей. Отряд двинулся дальше.

— Интересно, кто это такие? — Мари шла, держась за руку Лары. И куда они нас ведут?

— Не знаю. Но по одежде похожи на «небесных людей». Посмотрим, что будет дальше.

Отряд вышел в район сосредоточения крупных магазинов и складов. Там земляне заказали несколько лазерных орудий и турели внутренней обороны. Бывшие рабыни, которые правда пока не догадывались, что они уже свободны, с удивлением смотрели на разнообразных роботов, дроидов и различные стреляющие штуки. Закончив дела, отряд двинулся к ангарам, и пройдя шлюзовую вступил на борт своего корабля. Лара и Мари изумились, когда их провели в какое — то помещение, где стояла огромная кровать, на стене висело что — то в виде большой серой картины. Тут же была ещё одна дверь, ведущая, как показал один из «небесных людей», к ванне и душу и унитазу. Он же показал, как пользоваться краном, и другой сантехникой. Оставшись одни, девушки сели на кровать.

— Куда мы попали, Лара?

— Здесь убранство гораздо богаче, чем во дворце твоего отца. Наверное. это какой — нибудь богач. Ладно, давай мыться.

Девушки прошли в ванную, налили горячую воду, и влезли вместе, сняв платья. После купания они стали искать свою одежду. но её не было. Вместо ней лежали какие — то свёртки. Мари развернула один — там было что — то в виде зелёного комбинезона. Она надела его, но размер оказался больше требуемого. Не зная. что делать, Мари вопросительно посмотрела на Лару.

— Не смотри на меня так, я тоже не знаю, как мы это будем носить!

— Ой, оно начало само уменьшаться. — Через минуту на девушках плотно сидели два комбинезона.

— Какая хорошая одежда тут! — Восхитилась Мари. Девушки вышли из ванной и увидели тележку. уставленную разнообразной едой. Они набросились на нее, и пока их животы не округлились от большого количества съеденного и выпитого, и их не покинуло чувство голода, они поглощали всё, что было на тарелках. После этого у обеих стали слипаться глаза, и они влезли на кровать. Проснулись они через несколько часов. Рядом с кроватью стояла тележка с едой. На этот раз они не стали объедаться, а нормально перекусили. Открылась дверь. Вошла красивая девушка (Мари и Лара не подозревали, что это андроид). Она сделала приглашающий жести повела бывших рабынь по коридору. Девушки озирались вокруг. Мимо них проходили какие — то мужчины и женщины в комбинезонах, пробегали дроиды. Через некоторое время их сопровождающая подвела девушек к большой металлической двери, которая бесшумно открылась. Лара отметила про себя, что толщина этой двери равна размаху её рук.

Девушек провели в помещение, обставленное мягкими диванами, стоящими вдоль стен, а посредине комнаты стоял длинный стол. За ним сидели мужчина, который их купил, и женщина — её бывшие рабыни тоже видели вчера.

— Садитесь на диван!

Лара и Мари вздрогнули, услышав русскую речь. и уставились на мужчину.

— Садитесь, садитесь. — Продолжил он. — Теперь давайте знакомиться! Кто из вас Мари, а кто Лара.

Удивлённые девушки назвались.

— Чтобы вас не мучить, я вам сразу скажу, что вы находитесь на борту звёздного корабля корпорации «Свободный шахтёр» Земного союза. Если вы не знаете, то Земля — это планета, и я оттуда. так же, как и. по-видимому, ваши родители. Но вы скорее всего родились на другой планете. Оттуда вас и выкрали и передали работорговцам. Это я понял вчера на станции из вашего разговора. Язык, на котором мы с вами говорим и ругань на других земных языках, теперь во всём Земном союзе знаю только я и одна женщина, которая сейчас дома, на планете Новая — 2. Если бы не этот ваш разговор на русском, немецком, и третьем языке, который я не знаю, вы бы до сих пор сидели в клетке. Зовут меня Семён Трофимов. Это моя жена, Глория Ламас, тоже землянка. Я хочу установить, с какой планеты вас украли. Вы можете сказать. сколько дней вас везли на корабле, как вы говорите «небесных людей».

— По моему. четыре дня и ночи. У меня были часы, но когда нас сажали в клетку, у меня их отобрали. — Сказала Мари.

— Значит так. — Над столом к удивлению девушек вспыхнула голограмма. — Это звёздная карта участка, где мы находимся. «Сатурн», выдели станцию, и область пространства на четыре земных часа полёта вокруг. У вас в сутках двадцать четыре часа? — Спросил Трофимов девушек.

— Нет, двадцать два.

— Так, надо сравнивать. Ваши двадцать два могут быть любым количеством, по сравнению с нашими. Сейчас вас положат в медкапсулы. Вы поспите немного, а когда проснётесь, будете знать много разных языков, вам поставят такие же обручи, как у меня и моей жены.

Через сорок минут девушки обратно предстали перед капитаном. Теперь говорили на галактическом языке.

— Вам показали, как настроить нейросеть?

— Да, капитан.

— «Сатурн» по вашим воспоминаниям установил, что на вашей планете сутки составляют двадцать один час и тринадцать минут по земному исчислению. Вот, он выделил участок космоса. где может находится ваша планета. тут всего три звёздные системы. Одна из них точно не годится. А эти две проверим. Я дал приказ, сейчас мы летим к первой из них. У вас есть свои звёздные корабли?

— Нет. Мы не умеем летать по небу.

— Пойдёмте со мной в рубку!

Девушки пошли за капитаном. Через десять минут они вошли в большое круглое помещение. где фигурными столами сидели парни и девушки, смотрели на экраны мониторов, переключали какие — то кнопки. На стене тоже было несколько больших экранов. На них виднелась шевелящаяся серая пелена.

— Садитесь в эти кресла, скоро долетим. — Капитан указал на места. Через час пелена на больших экранах сменилась чернотой усеянного звёздами космоса.

— Как красиво! — Выдохнули девушки.

— Сейчас будет ещё красивее. — Ответил Семён. — «Сатурн», покажи данные по системе.

На экране начали появляться разноцветные шарики планет.

— Хозяин, здесь нет никаких кислородных планет.

— Летим в следующую систему.

Опять серая пелена на экранах. Но она сменилась космосом за полчаса.

— «Сатурн», данные. — На экране появилось семь разноцветных шариков.

— Есть четвёртая от звезды планета с кислородной атмосферой.

— Прыгаем туда!

Через пятнадцать минут зелёно — голубой шар приблизился и занял большую часть экрана.

— Замечено судно типа эсминец. Идентификаторов нет. Пират или работорговец.

На боковом экране появилось изображение похожего на стержень с полукруглыми концами звездолёта.

— Атака!

Девушки увидели. как к вражескому кораблю протянулись прямые линии, которые упёрлись в него, а потом от стержня оторвалась одна из частей.

— Пират обездвижен. Высылаем андроидов на абордаж.

Потом девушки видели, как на экране появилось изображение внутренней части пирата. Как падали бандиты. сражённые пулями и лучами лазерных пистолетов.

— Операция по захвату окончена! — Сообщил андроид. — Потеряли один дроид.

— Хорошо! Проверьте грузовой трюм.

Через несколько минут появилось новое изображение — коридор, разделённый пополам прутьями, за которыми сидели и стояли. несколько сот людей, похожих на европейцев. Робот срезал замок на двери клетки, и из неё стали выходить мужчины. женщины и дети.

— Постойте, я вижу моих мать и отца! — Закричала Лара.

— Эти?

— Да!

— Срочно привезти эту пару ко мне на корабль, в рубку. — Приказал Семён.

Через сорок минут мужчина и женщина в сопровождении двух андроидов предстали перед капитаном.

— Папа, мама! — Лара залилась слезами, обнимая освобождённых за шеи.

Трофимов немного подождал, а потом спросил:

— Вы не можете мне рассказать. что у вас там произошло на планете?

— Государственный переворот. Вначале исчезла принцесса Мари, а потом во дворец ворвались гвардейцы, подчиняющиеся дяде короля. Они арестовали монарха и его жену, а на следующий день королём быо объявлен Гольда, сын дяди бывшего монарха. Всех захваченных во дворце продали «небесным людям». Так мы оказались в клетке.


— «Сатурн» есть карты поверхности?

— Да, капитан! Дроны закончили картографирование час назад.

— Хорошо, выведи мне их.

— Где находится ваше королевство? — Обратился Семён к отцу Лары. Тот посмотрел на появившиеся в воздухе карты, а потом указал — Вот, здесь столица.

— «Сатурн» — выведи на экран это место.

Удивлённый мужчина и его жена увидели. как на боковом экране появилось изображение города. Были видны двигающиеся по улицам повозки и кареты, открывающиеся лавки на рынке. затем появился королевский дворец. Перед ним прямоугольником стояли войска.

— Это гвардейцы дяди монарха.

— Подготовить десант. Триста андроидов и пятьсот боевых дроидов. Уничтожению подлежит вот это войско. Вперёд!


Когда в районе дворца раздалтсь выстрелы, жители попрятались по домам. Потом глашатаи на каждой улице объявили о тот, что опечаленные исчезновением дочери король Ганс и королева Дарья заболели, а теперь. чтобы не пострадало королевство, дядя монарха решил посадить на трон саоего сына. По городу поползли зловещие слухи. Шёпотом рассказывали, что дочь бывшего монарха украли и продали «небесным людям», которые появлялись на своих громадных кораблях время от времени рядом со столицами местных государств. Говорили. что всё это специально организовал дядя монарха, ведь теперь на трон посадили дурака и пьяницу, которым его отец крутит. как хочет. Гвардейцы, предавшие своего короля, получили различные привилегии и чины при дворе нового сюзерена. Первым указом нового короля стало заточении монаршей семьи в королевскую тюрьму, а вторым — подъём налогов на 50 %. Все, кто пробовал возмущаться, были убиты или посажены в тюрьму.

Этим утром должна была состояться казнь монаршей семьи. Поэтому перед дворцом собрались приверженцы новой власти и гвардия. Новый король и его отец сидели на высокой трибуне. На специально построенной площадке стояла плаха. рядом с которой сидел палач с большим топором. Карета с осуждёнными уже въехала на площадь перед дворцом. Внезапно с неба раздался грохот и вой. Все подняли головы. Вниз опускались какие — то большие цилиндры, которы были объяты пламенем. Затем они резко остановились в воздухе и раскрылись. Вниз посыпались фигурки людей, которые падая на землю сразу вставали и открывали огонь по гвардейцам.

— Фурии, фурии. небесные фурии! — Закричали разбегаясь солдаты. На них с оружием в руках бежади одетые в короткие плащи беловолосые девушки. С другой стороны огонь по гвардейцам и сидевшим около трибуны приспешникам заговорщиков открыли огонь странные металлические существа.

— Убейте короля и королеву. Огонь по карете! — Приказал главный заговорщик, но было уже поздно. Монаршью чету девицы со скорострельными ружьями уже вывели с дворцовой площади. Через полчаса всё было закончено — перед дворцом лежали уничтоженные войска и организаторы заговора.

Ганс и Дарья стояли в окружении непонятных девиц.

— Ваше величество! — Обратилась одна из них к монарху. Ваша дочь Мари хочет поговорить с вами.

— Где она? — С волнением спросила королева.

— Не беспокойтесь! Она на нашем корабле. Смотрите! — Прямо перед мужчиной и женщиной зажглось изображение их дочери в каком — то зелёном комбинезоне. Рядом с ней стояли Лара и её родители.

— Мама, Папа! Как хорошо, что мы успели в последний момент! Капитан звёздного корабля выкупил меня и Лару из рабства, а потом привёз сюда. Скро мы спустимся к вам. Да, капитан Трофимов с Земли, как и вы. Здесь есть Земной союз и много государств в галактике. Нам с Ларой поставили нейросети, и мы теперь знаем очень много.

— А где этот Трофимов? — Волнуясь спросила Дарья.

— Я здесь! — Рядом с Мари появился мужчина в комбинезоне. — А теперь ответьте на мой вопрос, Ганс. Капсула Аненербе у вас?

— Да! В подвале Дворца!

— Вас когда отправили из лаборатории?

— В феврале 1945 года. Когда нас ложили в капсулу, вокруг бегали эсэсовцы и всё минировали, а часть лаборатории уже была вывезена.

— Откуда вы так хорошо знаете русский язык?

— А мои родители сбежали с России после революции. Они перебрались во Францию. Там я встретил Дашу — она тоже дворянка. Мы поженились в апреле 1939 года. Потом оба были в Сопротивлении. пока нас не выдал один идиот. Попали прямо с гестапо в лабораторию Герике.

— А вы не знаете, сколько капсул он всего запустил в будущее.

— Три. На одной, как я понимаю, он отправил сюда вас. Это был древний аппарат, привезённый с Тибета. Вторая и третья капсулы были сделаны уже нацистами. Вначале они запустили двух эсэсовцев. парня и девушку. У них и оружие с собой была, а через несколько дней была отправлена самая большая, четырёх местная капсула. На ней были я, моя жена, её мать, француженка, по происхождению, и нацист — надзиратель. Вы его и убили сегодня. Это он играл роль «дяди» перед местными. Мы здесь уже тридцать лет. Капсула появилась прямо перед дворцом. когда в королевстве не знали, кого посадить на трон. Наше появление аборигены посчитали чудом, и меня с Дарьей посадили на трон. Так и управляли мы, пока этот нацист не захотел власти. А как вы узнали, что есть ещё капсулы Аненербе?

— Одну нашли на планете, открытой моей корпорацией. Там были рядом с ней кости и ржавый МП-з8. После этого я стал подозревать, что могли быть запущены ещё и другие капсулы. А несколько дней назад мы случайно прилетели на одну торговую станцию, и проходя по рабскому рынку я услышал, как Лара ругалась на немецком, а потом переключилась на русский. Так я понял, что есть возможность, найти и других путешественников во времени.

— Понятно!.

— Подождите полчаса, мы сейчас погрузимся на бот и спустимся на планету. Тут мы по пути к вам освободили из лап работорговцев практически всех ваших царедворцев. Их продали пиратам люди вашего «дяди».

Вечером во дворце состоялся приём и бал. Городские жители тоже праздновали — был отменён закон о новых налогах. После этого по вызову Трофимова на планету высадились представители корпорации «Свободный шахтёр» и Земного Союза. Начались кардинальные перемены в жизни этой планеты, которую аборигены называли Тана. Многие стали работать шахтёрами в двух астероидных поясах этой звёздной системы. Ганс и Дарья получили в подарок земной линкор. Они взяли с собой свою дочь и её подругу, и стартовали к владениям землям. Туристический вояж королевской четы и принцессы продолжился более трёх лет. Возвратясь к себе на Тану они не узнали собственной столицы, так всё переменилось. Был оставлен только королевский дворец, правда он был уже оснащён современными системами защиты, а гвардия состояла из андроидов и дроидов.

Тана зашла в Земной Союз на правах корпоративной автономии. Теперь её обитатели летали в различные экспедиции вглубь Дикого космоса, участвовали в войне за одну из систем между Земным Союзом и Империей Зара. После того, как к спорному куску космического объёма пришли с одной стороны десять тысяч кораблей землян, а с другой двенадцать тысяч звездолётов зарцев. Стало понятно, что в битве не будет победителей и побеждённых. Стороны пошли на компромисс. В результате была организована территория под общим управлением, где на равных правах работали корпорации обоих звёздных государств.

Корпорация Семёна объединилась с «Нью металлик» и «Длинным лучом». Образовался концерн «Земные металлы». Это было сделано из-за сильной конкуренции с галактическими объединениями металлургов и шахтёров. Наконец была найдена система, где было целое астероидное поле, состоящее из камней, содержащих глорит. Это позволило землянам продолжить исследования и изобрести аппаратуру, открывающую искусственные подпространственные тоннели. Теперь из одного конца галактики в другой можно было перелететь всего за двадцать четыре часа. Земной союз стал владельцем сети искусственных тоннелей, за пролёт по которым брал символическую плату. Но такая ситуация не понравилась некоторым постоянным членам Галактического Совета. Они попробовали надавить на Земной Союз, но тот просто перестал пропускать их корабли через свои тоннели. Тогда три империи объявили войну землянам. Но это тоже не помогло, так как сделав новые под пространственные тоннели земные эскадры и их союзники внезапно появились в столичных системах врага. Пришлось имперским флотам возвращаться назад, чтобы спасти свои планеты от разгрома.

Было подписано соглашение, согласно которому Земля становилась постоянным членом Галактического Совета, и открывала всю сеть переходов для всех государств галактики Млечный путь. Постепенно всё устаканилось. возросли объемы добычи металла и торговля. Появились транс галактические корпорации. Теперь была исследована вся галактика, не осталось объемов Дикого космоса. Постепенно стиралось различие между всеми людскими цивилизациями. Через тридцать лет они объединились в Империю Хуман. Тоже самое произошло с гуманоидными цивилизациями, построившими Объединённый Конгломерат. Теперь взоры хуманов и конгломерата были направлены на соседние ближайшие галактики. Никто пока не смог построить межгалактический звездолёт — на это надо было такое количество энергии, которое пока не могли вырабатывать реакторы цивилизаций Млечного пути. Учёные работали над решением проблемы, но пока ничего конкретного не придумали. Семён решил временно отойти и отдохнуть. Он вместе с Глорией, Глашей и Зало сдали свои дела детям и партнёрам, и вместе полетели на одну из туристических планет.

Глава 12 Прошедшие сквозь время

Неделю чета Трофимовых нежилась на пляжах, купалась в волнах местного океана. Семён впервые у видал сёрфингиста, заинтересовался, как можно на доске рассекать водную поверхность. Научиться взлетать на гребень волны он не смог, но держался на доске научился. Глория, смотря на мужа, тоже решилась встать на доску, но у неё дела шли ещё хуже, чем у Семёна. Потом уже было не до этого — к ним добавились Глаша и Зало, решившие последовать примеру партнёров по бизнесу. Четвёрка землян, ходила в горы, пересекала вместе с другими туристическими группами небольшую пустыню на скарах — аналогах земных верблюдов. Потом были походы в леса, пикники у озёр, купание в водопаде. После этого они переключились на технические виды туризма — летали ша воздушных шарах, проводили прыжки с парашютом, совершали морские круизы на парусных яхтах… Но всё когда — нибудь кончается. Закончился и этот полугодовой отдых. С некоторым сожалением партнёры сели на свои звездолёты и двинулись домой. Там Семён включился в организацию археологической экспедиции на планету Мальда. На ней случайно обнаружили неизвестные развалины. Сама планета было пуста — только два континента покрытые лесами из невысоких деревьев, с живущими на них мелкими животными, да полные рыбы и головоногих малюсков океаны. Даже атмосфера не совсем подходила для людей — 12 % кислорода, 80 % азота, а остальное — углекислый газ. Случайно опустившиеся на этот бело — зелёный шар два земных корабля, у которых были проблемы с реакторами, обнаружили какие — то строения из металло — камня. Проверка показала, что этим строениям около семи тысяч лет. Теперь туда направлялась оснащённая по последнему слову техники экспедиция. Вместе с землянами полетели и несколько других экспедиций, посланных другими людскими конгломератами. Семён летел на новейшем звездолёте «Галактика», построенном на верфях корпорации «Земные металлы». Перелёт продлился всего полчаса. Началась высадка прямо рядом собнаруженными артефактами. Первый день принёс результаты — расчистка одной из стен позволила обнаружить дверь с нанесённой на ней выпуклой надписью на неизвестном языке. Рядом с нею было углубление, похожее по форме на человеческую ладонь. Каждый из присутствующих по очереди приложил свою пятерню к этому углублению, но ничего не происходило.

— Наверное, механизм вышел из строя за эти семь тысяч лет.

— Можно попробовать взорвать. — Предложил кто — то из археологов.

Дверь обложили самой мощной взрывчаткой. Грохнуло так, что у всех заложило уши, несмотря на одетые скафандры. Но с дверью ничего не произошло. Попытались прожечь её лазерными лучами, плазменными шарами, обстреляли электромагнитным оружием. Но дверь практически не шелохнулась. Учёные опять внимательно осмотрели поверхность двери. В одном углу обнаружили невидимое рпньше фигурное углубление, похожее на шестиугольник.

— Это что же надо туда засунуть? — Удивились археологи.

— По — моему нам надо осмотреть грунт рядом с дверью, может там найдём что — нибудь с шестигранной головкой. — Предположил один из участников экспедиции. Последовали его совету. Через час дроиды вытащили из пыли шестигранный пруток, который подошёл к отверстию. После этого Семён приложил руку к знаку с ладонью, и послышался скрежет — дверь стала открываться. Люди проникли в тёмный тоннель. Зажглись фонари на скафандрах. Ход вёл в глубь. Прошли около ста метров, прежде чем упёрлись в новую дверь. На ней было только изображение ладони. Опять Семёе приложил свою пятерню к рисунку. Опять глухой скрежет, и члены экспедиции проникают в большой зал, в середине которого стоит громадное кресло, высотой в шесть метров и такой же гигантский пульт. Пришлось применять технику, чтобы добраться до его поверхности. На нём были различные углубления в виде спиралей, кругов. веретена и других. Сами эти углубления были не больше человеческой ладони. Поэтому Учёные начали прикладывать к ним руки. Но у всех из многих сотен знаков загорался только один, похожий на тройную спираль. Первым сообразил молодой учёный с планеты Робон.

— Мне кажется, что это изображение нашей галактики, а остальное — другие аналогичные скопления звёзд.

— Но как всё это работает?

— Я кажется догадался! — Семён накрыл ладонью изображение Млечного пути, а второй дотянулся до похожей спирали в другом ряду углублений. Зажглись оба знака, а перед изумленными людьми появилось изображение — две спиральные галактики, связанные прямой линией. Одна из стен зала сдвинулась, и все увидели перед пультом огромный коридор, заканчивающийся космическим пространством, со светящейся впереди галактикой, на изображение которой наложил ладонь левой руки Самён.

— Это установка создаёт порталы к разным галактикам! — Заволновались учёные.

— Да, теперь мы можем посылать корабли для их изучения. Смотрите, в этот коридор свободно влезает дредноут, на котором мы прилетели! — Сказал Семён. — Путь открыт. Интересно, нельзя ли перенести эту установку куда — нибудь ещё?

— Нет! — В головах людей раздался голос. — Я искин портальной станции К -345. Получаю энергию от ядра планеты. Любое перемещение вызовет взрыв, который сметёт половину вашей галактики.

— Нельзя, так нельзя!

— А корабли как отсюда запускать в другую галактику.

— Посмотрите на пульт. Там. в крайнем левом углу есть изображение, похожее на кружок с хвостом. Нашли?

— Да!

— Если на него положить ладонь, то корабль, висящий на орбите, окажется в коридоре. Он сразу сможет лететь.

— А ещё есть станции, похожие на эту?

— Они в каждой галактике есть. Я ваши корабли пошлю на аналогичную, а её искин выбросит звездолёт на орбиту. оттуда и будете стартовать.

— Понятно!

После этого разговора через месяц обитатели Млечного пути послали экспедицию из сотни кораблей в Туманность Андромеды. С искинами договорились — через них держали связь между отрядом и руководством.

Экспедиция использовала все наработки, которые имелись. До ближайшей звезды сделали искусственный под пространственный тоннель. В системе. куда ввалились корабли нашлось двадцать планет, три астероидных пояса. Решили сделать базу. Через неделю прилетело ещё сотня кораблей, которые привезли всё нужное, чтобы развернуть станцию и верфь. Основная часть экспедиции двинулась вглубь неизведанного пространства.

Несколько десятков бесплодных систем обследовали за год. Ничего нужного больше не попалось. За это время на базе уже было развёрнуто три полно размерные станции, а сотни шахтёров занялись добычей металлов на астероидах. По другим направлениям тоже были направлены исследовательские экспедиции. Был исследован довольно большой объём пространства. В одной системе была найдена кислородная планета. Но она оказалась чрезвычайно опасной для пришельцев — живущие там животные оказались ментоактивными и очень быстрыми. А их зубы прорезали даже тяжёлый бронированный скафандр десантника. Людям и гуманоидам пришлось долгие годы исследовать этот феномен, но спуститься на поверхность осмеливались только небольшие, хорошо оснащённые отряды.

Новая экспедиция отправилась исследовать ещё один конгломерат звёзд. Прошли без проблем несколько систем. Они не представляли никакого интереса. Потом решили повернуть под девяносто градусов к основному маршруту. Корабли вышли из под пространственного тоннеля рядом с жёлтой звездой.

— Включить защиту!

— Замечены неизвестные аппараты рядом с одной из планет. Количество — пять единиц!

— Боевая тревога! Искин, вывести изображение чужаков на экран.

Сотня кораблей двинулась навстречу неизвестным звездолётам. Те заметили пришельцев и заметались, но, поняв, что уйти не удастся, сгруппировались в клин. Люди и гуманоиды подвели свою эскадру на тысячу километров к треугольникам.

— Искин, вызывайте их на наших языках.

— Вызываем. Но ответа нет.

— Может у них связь работает на других принципах?

— Я засёк переговоры на радиочастотах. Они интенсивно переговариваются между собой. Попробую расшифровать.

Через пятнадцать минут искин сообщил, что смог частично расшифровать, что говорят инопланетяне.

— Связаться с ними можешь?

— Попробую, капитан.

Через минуту зажёгся экран, на котором появилось изображение существ, похожих на медведей с человеческими лицами. Они ошарашено смотрели, как появилось на их мониторах изображение существ, которых они никогда не видели.

— Катапа руупа тапоротан. — Прозвучало в эфире. Искин Млечного пути приветствовал хозяев.

— К…ка….катапа…. — По привычке ответил командир эскадры тингов.

— Здравствуйте. — Молниеносно перевёл искин.

Постепенно завязался разговор. Оказалось. что пришельцы напоролись на патруль звёздной империи Тинг. У пограничника глаза закатились наверх от удивления, когда он понял, что перед ним представители соседней галактики. Офицер взялся проводить гостей до ближайшей станции, где есть имперский представитель.

— Но туда надо лететь не меньше десяти суток. — Известил он пришельцев. Те попросили его указать, к какой звезде направиться, а затем перед отрядом кораблей возникло шарообразное белое облако. Туда нырнул один из пришельцев.

— Прыгайте вслед за ним! — Услышали тинги перевод. Делать было нечего, поэтому все пять треугольных звездолётов хозяев выполнили приказ пришельца. Они не видели. что вслед за ними попрыгали в шар все остальные корабли. звездолёты.


Имперский представитель станции Литонг Тароп Илту был разбужен рёвом боевой тревоги.

— Что происходит? — Связался он с диспетчерской.

— В систему вошли наши пограничники и около сотни кораблей неизвестной цивилизации. Это очень большие звездолёты, таких мы никогда не видели.

— Вы можете связаться с командиром пограничного отряда? И выключите эти ревуны.

— Сейчас, господин Илту. — Вой сирены стих. На экране появилось изображение пограничника.

— Что можете доложить, Трипаг?

— Это небольшая эскадра из соседней галактики. Они очень могущественны. Сюда мы с их помощью долетели за три часа, тогда, как обычно, на преодолении дистанции от границы в Литонгу требуется неделя.

— Как они себя ведут?

— Мирно! Если бы хотели напасть на нас, тогда империя перестала бы существовать уже через месяц. Они прилетели на переговоры.

— Сейчас я приду в диспетчерскую. Да, а они знают наш язык?

— Не думаю, потому что они говорят на своём, но идёт автоматический перевод, причём с их стороны. Она сами подключились к нашим системам.

— Хорошо. Посмотрим, что они хотят.

Когда Илту добрался до диспетчерской, там уже толпилось много тингов. На всех пятидесяти четырёх экранах красовались лица пришельцев. причём было видно, что там несколько разных цивилизаций. Увидев имперского представителя тинги замолкли.

— Кто капитан эскадры? — Обратился к пришельцам Илту.

— Я, Семён Трофимов. Можете просто называть капитан.

— О чём вы собираетесь вести переговоры с империей?

— Нам нужна карта ваших владений с чёткими границами, чтобы наши корабли случайно не залезли на вашу территорию. Мы в основном добываем металлы, производим пищу. У нас в галактике уже всё поделено между двумя суперимпериями. Теперь решили осваивать ближайшие к нам звёздные объединения. Но мы не собираемся завоёвывать что — либо, поэтому и просим дать карты. Если вас устроит, то мы можем брать ваши корабли с экипажами с собой в экспедиции по Дикому космосу, как мы называем ничейные районы. Мы в основном ищем кислородные планеты и пояса астероидов.

— Вы можете продемонстрировать ваши военные возможности?

— Сейчас? Можно. А что надо уничтожить?

— Вот, сейчас вам передадут данные.

— Получили, сейчас посмотрим. что это такое. Так астероид во втором поясе, диаметром пятнадцать километров. Приготовились, огонь!.

Илту ничего не увидел. Никаких лучей, ни выстрела с электромагнитного орудия. Просто через две минуты астероид. находящийся в трёх миллиардах километров сильно взбух и превратился в кучу мелких камней. Все, кто был в диспетчерской тихо ахнули. Непонятное оружие, которым обладали пришельцы, испугало тингов.

— Надо срочно переправить все данные императору и в Генштаб.

— Будет сделано!

— Для того. чтобы вас пустили в столичную систему, надо лететь на одном корабле.

— Хорошо, приглашаю вас на мой флагман. — Ответил капитан.

Через полчаса тинг стоял в коридоре вместе с двумя, как выяснилось позже. андроидами. Мимо шли по своим делам люди, бегали какие — то устройства на восьми ногах. Имперского представителя препроводили в огромную по его меркам каюту, где были все удобства. Прилетели действительно быстро — за двое суток. Илту спустился на планету, сделал доклад канцлеру, а потом и императору. Провели совещание с представителями военных. Те прямо сказаи императору, что ссорится с пришельцами — значет потерять империю. Потом начали спрашивать Илту, за сколько времени они долеели от станции к столичной системе. Тот ответил. Все изумились. Затем Илту поведал о том, что видел на огромном корабле инопланетян. Ему практически всё показали и рассказали. кроме способа. каким они передвигаются в космосе. Илту удивил генералов и высших сановников рассказом о нейросетях и медкапсулах, которых у тингов не было вообще. Рассказал о большом количестве рас в галактике Млечный пуь, которая по размерам намного меньше, чем Туманность Андромеды. И под конец имперский представитель добил всех классификацией кораблей пришельцев.

— Как? — Встрепенулся Адмирал ВКФ империи. — Разве эти монстры, один из которых висит на орбите, не военные корабли?

— Нет, господин Адмирал. По их классификации, которую они дали мне в виде распечатки на бумаге, над нами висит исследователь — шахтёр.

— Но какие же у них тогда линкоры?

— В два раза больше этих монстров. Вот их изображение. Жаль, у нас нет разумных машин. Они у пришельцев назыввются искинами. А внутри каждого корабля кроме живых существ есть ещё и искусственные, их называют андроидами и дроидами. Если первые похожи на пришельцев внешне и выполняют роль слуг и охраны, то втрорые сделаны из металлов и других материалов. Они делятся на боевые и ремонтные. выполняют все работы вместо экипажа. К нам залетела эскадра какой — то галактической корпорации, добывающей металл и выращивающей на кислородных планетах пищу.

Совещание кончилось. решили сотрудничать с пришельцами, дать им карту с очерченными объемами пространства. принадлежащего тингам. После достижения договорённостей эскадра шахтёров Млечного пути отправилась обследовать Дикий космос. Через двадцать лет, удостоверившись, что с пришельцами можно иметь дело, империя Тинг присоединилась к выросшей рядом с ней империей хуманов и гуманоидов, взявшей себе название «Первая спираль». тинги могли теперь летать по разветвлённой сети под пространственных тоннелей, которые сделали инопланетяне из Млечного пути. Император Тингов слетал с дружественными визитами в соседнюю галактику, где убедился в правильности принятого решения. Теперь в колонизацию пространств Туманности Андромеда включились и тинги. Была обследована половина галактики Андромеда, когда встретили первое звёздное объединение пяти местных государств. Но тут взаимопонимания не возникло. В результате недельной войны эти государства полностью вошли в состав Первой спирали Тинга, как теперь называлась объединённая империя. Семён, Глория и Глафира учавствовали во всех исследованиях и войнах.

Эпилог

Прошло ещё сто лет. Уже были полностью освоены просторы Туманности Андромеды, а портальная станция стала переправлять корабли в следующую ближайшую галактику. Семён и Глория ждали гостей. Сегодя должна была прибыть Глаша со своими праправнуками. Зало, её муж, прибыть уже никогда не сможет — он погиб двадцать лет назад при спасении жителей планеты Пандора. Их эвакуировали из-за взрыва рядом с системой Сверхновой звезды. Зало вёл последний корабль с беженцами, когда их накрыла всё сжигающая на своём пути волна гамма излучения, выброшенная взорвавшейся звездой…

Ганс и Дарья тоже скончались недавно, причём в один день. Королевой Таны стала Мари, уже имеющая своих внуков и правнуков. Лара и её родители не дожили до этого дня. Фрейлина погибла во время одной из экспедиций, отбивая атаку полуразумных животных на лагерь. Отец и мать Лары скончались через пять лет после этого случая. На сегодняшний праздник королева прибыть не смогла, задержали государственные дела, но зато приехали её внуки и правнуки.

Наконец открылись двери, и в комнату влетели дети. Их было пятнадцать мальчиков и девочек, сразу присоединившихся к ожидающим их потомкам Семёна и Глории. Дети начали свои игры, наполнив и без того шумный дом ещё большим криком и писком. Через час явились потомки Ладоры и Кено, правда они видели своих предков только на экранах головизовов, кристаллах памяти, и читали про них в базах знаний. Ещё через полчаса прибыли и потомки Мари. Андроиды накрыли несколько громадных столов, сервировали их и подали различные явства. Подошли взрослые дети, внуки, правнуки. Огромный зал заполнился до конца. Затем были песни, танцы, веселье….

Такие праздники устраивались каждый год после того, как четвёрка ПЕРВЫХ ШАХТЁРОВ, как называли этих людей, ушла на отдых, оставив бразды правления огромными корпорациями своим детям и их партнёрам. Уже давно ПЕРВЫЕ пережили всех, кто вместе с ними начинал в корпорации «Свободный шахтёр». Теперь они были ЛЕГЕНДОЙ. Только сидеть без дела они не смогли — Семён и Глория на планете Ладора построили огромный туристический комплекс для детей людей, гуманоидов и тингов. Глаша занималась разведением очень редких животных, которым грозила опасность вымирания. Зало работал в Галактической спасательной службе. Про них писали Галонет, Мысленет, ИСТА (информационная служба Туманности Андромеда). Снимались исторические фильмы последам их приключений.

Уставшие Семён, Глаша и Глория поднялись на второй этаж, на балкон. Был тихий тёплый вечер. Местная звезда уже закатилась за горизонт, окаймлённый лёгкими сизими облачками.

Тройка людей любила такие посиделки, когда они вспоминали все проведённые вместе года, смешные и не очень случаи, обсуждали новости.

— Давайте выпьем за всех ушедших! — Предложил Семён. — Вы же знаете, что у меня есть некоторые способности к предвидению. Пока нас никто не слышит, я говорю вам, девочки, что скоро Глаша встретиться со своим Зало, а мы все вчетвером увидим Ладору и Кено!

— Тогда давайте, я останусь у вас! — Предложила Глафира Синицына.

— Оставайся! В этом мире мы появились вместе, так давай же и вместе покинем его! — С пафосом произнёс Трофимов.

— Меня только с собой возьмите! — улыбнулась Глория. — Я не хочу оставаться одна, без вас!

После этого разговора прошла неделя. В один из дней всё обитаемое пространство космоса обошла печальная весть: «Нас покинула тройка ПЕРВЫХ. Они ушли в вечность, оставив своим потомкам и всем нам свою любовь к жизни».

Похоронили ПЕРВЫХ на планете Ладора. Над местом погребения установлена устремлённая вверх стелла с голографиями Семёна. Глаши и Глории, Зало, Ладоры и Кено. Там всегда горит видимая даже с орбиты надпись:

«ПРОШЕДШИМ СКВОЗЬ ВРЕМЯ И ИХ СПУТНИКАМ ОТ ВСЕХ РАЗУМНЫХ СУЩЕСТВ ОБЖИТОГО КОСМОСА. СЛАВА ПЕРВЫМ!»


Оглавление

  • Глава 1 Прошлое и будущее
  • Глава 2 Подруга дней моих суровых и нейросети
  • Глава 3 Учебка и поиск работы. Неожиданная находка
  • Глава 4 Работа. работа и ещё раз работа
  • Глава 5 Астероиды, полёты, деньги
  • Глава 6 Экзамен, проект крейсера, предложение корпорации
  • Глава 7 Выгодная работа, планы на будущее, «чёрные копатели»
  • Глава 8 Эккспедиция и корпорация
  • Глава 9 Новые системы. Война
  • Глава 10 Битвы за Землю и их последствия
  • Глава 11 На торговой станции. Принцесса с Таны
  • Глава 12 Прошедшие сквозь время
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики