КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Непозволительно близко (fb2)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



Часть 1. Непозволительно близко

Скорее мчи в подъезд, замри и стой внизу,
Почтовый шкаф сломай и руку запусти;
Ни одного письма тебе не принесу!
Но, медленно вздохнув, опять меня прости!
Открой в квартиру дверь и к телефону сядь!
Звонок мой жди в пальто, не заваривши чай, —
Не получив звонка, ползи в свою кровать,
Но перед сном меня в который раз прощай!
Не спи: ворочайся, кури и пей вино!
Разглядывай часы, беседуй сам с собой!
Бессмысленно смотри в морозное окно
И слушай «тик и так» часов настенный бой!
Наутро выйди прочь, и по пути (куда?)
Мечтай о том, что мы увидимся в метро!
Но головой внимай, что больше никогда
Не будем вместе мы (пускай болит нутро!).
Не слушай никого, кто плохо про меня
Пытается сказать, чтоб твой вернуть покой!
За правило возьми: в конце любого дня,
Тоскуя, вспоминать лицо и голос мой!
Забудь, как есть, любить, выдумывать мечты!
Сомкни весь мир на мне! Да так, чтоб одуреть!
За правило возьми: среди любой толпы,
Хотя бы раз на дню, в других меня узреть!
Навзрыд рыдай о нас и сочиняй стихи!
Ругай себя за все, что сделал невпопад!
Представь, как руки мне целуют женихи,
И преврати свое существованье в ад!
И каждый день душой старей на сотни лет
От мысли, что вовек отныне будем врозь!
Тогда скорей всего получишь свой ответ
На заданный вопрос, как без тебя жилось!
Ирина Астахова

Глава 1. Обычный фон

Солнце уже давно взошло над покрытыми хвойным лесом горами, и удивительно чистое голубое небо отражалось в заводи у моста. Взглянув вниз с парковочной площадки, я еще раз убедилась в том, на сколько прекрасен наш город. Ни шум машин с раннего утра, ни вечно дымящие заводы не испортят моего впечатления о нем. С трудом найдя место на плотно уставленной парковке, я посмотрела на время – 8:10. Я приехала на работу почти на час раньше, а парковочных мест практически не осталось! Это, пожалуй, одна из главных проблем центра города, скоро придется приезжать к восьми, чтобы успеть припарковать автомобиль, поскольку совершенно исключаю возможность пересесть на автобус. Каких-то пару лет водительского стажа, и я уже не представляю себе жизни без автомобиля.

Открыв дверь офиса, я прохожу к шкафу с одеждой, сбрасываю черную кожаную косуху, машинально нажимаю на кнопку чайника и одновременно включаю компьютер. Зачесываю высокий конский хвост. Надо купить зеркало, надоело видеть свое отражение в дверце шкафа. Наливаю только что закипевшую воду в кружку. Завариваю крепкий черный чай с долькой лимона, пакетик я обычно не вынимаю, сразу делаю глоток. Никакой кофе так не бодрит. Все мои действия происходят на автомате, движения отработаны месяцами. В моей жизни давно все стабильно и однообразно, изо дня в день вплоть до мелочей. Открываю свою страничку в интернете и пролистываю новости, где все вдруг стали блогерами и фотографами. Отчего человек не имеющий медицинского образования доказывает нам пользу отказа от мясных продуктов, не психологи прокачивают самоанализом, не инженеры пишут о том, как построить дом, а двадцатилетние профурсетки учат меня отношениям с противоположным полом? Особенно интересно наблюдать за подобными комментариями девушек: «Все мужчины одинаковы», «Не пропускают ни одной юбки», «Для мужчин главное секс». В то время как у этих барышень большинство фотографий весьма пикантного содержания с оголенными частями тела, глядя на которые, они видимо предполагают, что мужчина отреагирует: «О да, она именно та, кого я искал всю жизнь, мать моих будущих детей и хранительница моего очага!». Смешно и нелепо. В рейтинге популярности страничек моя побила бы рекорд по непосещаемости! Любимая группа «Gipsy kings», пара фотографий в архиве и ссылка на журнал о географии и йоге. Из чего можно сделать вывод о моей заурядности, возможно.

Я прокручиваю ленту новостей вниз на протяжении нескольких минут. Квартирный вопрос подал интересную идею по покраске стен, Ошо говорит, мы притягиваем то, что отдаем, а Саманта из «Секса в большом городе» рекомендует не оставлять у себя в постели мужчину больше чем на час, и не в коем случаи не на всю ночь! Так начинается мое рабочее утро в «Light energy», компании в которой я работаю. Я помощник регионального директора и занимаюсь договорным сопровождением проектов освещения.

Допив чай, спускаюсь вниз в туалет помыть кружку и у самых дверей роняю ее. Она с грохотом разбивается, что ж, в этом вся я. Выбегает разъяренная уборщица и начинает кричать на меня на весь коридор. Ну спасибо, вот и испорчено настроение на весь день! Быстро собираю крупные осколки и молча ухожу.

Если утро началось невпопад, то и день будет кувырком, проверено давно. Захожу в офис и слышу, как надрывается мой телефон – Кирилл. Надеюсь, он с новостями о дополнительной работе.

– Привет!

– Привет, не отвлекаю? – фоном я слышу звук дороги.

– Конечно нет, говори.

– Через пару месяцев у нас будет крупная стройка, можешь подготовить проект по освещению?

– Да без проблем, товар наш?

– Пока неизвестно.

– Ясно, жалко, есть данные заказчика? Может удастся продвинуть наше оборудование.

– Заказчик крупный, планируют осесть у нас и открыть дочернюю фирму. Так же может потребоваться помощь в расчетах и составлению смет.

– Кирилл, это было бы как раз кстати! Все что в пределах моих возможностей сделаю!

– Да там можно заработать, к тому же там работает мой хороший друг.

– Тогда жду звонка и приглашения на встречу. Пока.

Несколько заказов было бы очень кстати. На одну зарплату не разжиться одинокой девушке с двумя то кредитами.

Наш город недавно отметил миллион своих жителей и продолжает расти. Еще семь-восемь лет назад не было этих вечных строек, элитной Взлетки с огромным и жутко дорогими квартирами, модного Соснового бора с коттеджами в американском духе. Я с тоской вспоминаю наш маленький уютный городок. Пол часа на автобусе, и ты в другом конце города. К 2019 году обещают построить метро к началу универсиады. Я бы не хотела, чтобы наш город превратился в мегаполис по типу Москвы. Меня окатывает грусть и злость, когда я вспоминаю полгода, проведенные там. Злые, грубые и равнодушные люди, вечная толкотня, стеклянные глаза прохожих, старые предатели друзья…

Круговорот документов, несколько звонков, легкий перекус и конец рабочего дня. Я выхожу на улицу и солнце приятно греет щеки. Апрель радует теплой погодой, и день в целом был хороший, похоже разбитая кружка не нарушила его обычный фон. Но рано радоваться, впереди еще два часа йоги, потом дорога домой.

Занятие проходит отлично, и я постепенно начинаю ловить кайф. Как сказала моя старая знакомая, чтобы понять йогу, надо позаниматься несколько месяцев, на моем счету уже три! Мой личный рекорд, обычно на разного рода фитнесах и танцах больше месяца я не задерживаюсь.

Пока греется машина, я слушаю любимые песни на CD. Рядом паркуется тонированный Аккорд. Стекло водительской двери плавно опускается, и я вижу довольно симпатичного армянина. Мысленно подбираю фразы, которыми отошью этого красавца. Очередной подкат, прогулка, ужин, приглашение на «кофе» или «посмотреть кино», знаем, проходили. Но мне, к сожалению, уже двадцать девять, а не восемнадцать, и хотелось бы продолжения банкета, а не одна две ночи, а потом он пропадет и не звонит…Так, чувствую меня понесло, а между тем за мной наблюдают уже пару минут.

Красавчик жестом предлагает опустить стекло, я так и делаю.

– Девушка, мы с вами не знакомы? Мне кажется, я вас где-то видел.

Банально…

– Нет, мы точно не встречались. – Он расплывается в улыбке. Хорош, не спорю. Жгучие брюнеты моя слабость. Еще и кавказский тип мужчин, щетина и жгучий темперамент. Я еле сдерживаю улыбку и кажется, начинаю краснеть.

– Откуда такая уверенность, я думаю, мы с тобой уже виделись! Предлагаю встретится и вместе повспоминать, где это могло произойти.

– Нет, я замужем, но мне приятно ваше внимание, спасибо. – Поднимаю стекло и трогаюсь. Когда мы успели перейти на «ты»? Я ненавижу панибратство. Чего он хочет этим добиться, показывает, что я настолько ему понравилась, что манеры соблюдать попросту ни к чему?

В конце весны и летом машин на дорогах значительно меньше, и я быстро добираюсь до своего дома. Поднимаюсь в квартиру, где меня встречает мое маленькое чудо, с озорными глазками, пухлым пузиком и торчащими ушками – мопс по имени Ватрушка. Иногда у меня чувство, что я обзавелась ребенком, а не щенком, проблем точно не меньше, а уж как она любит грызть все мои вещи! Надеваю ошейник и направляюсь к берегу. Спускаю собаку с поводка, и она несется сломя голову по поляне. Через несколько минут я чувствую, что кто-то пристально за мной наблюдает.

– Я все-таки надеюсь, что мне удастся заманить тебя на ужин. Поверь, я не смогу уснуть, уж если что-то взбредет в голову… – владелец Аккорда подходит ближе. Он что ехал за мной через пол города?

– М-м-м, – мычу я в растерянности.

– Завтра пятница… очень прошу… второй раз я не переживу отказа.

В этот момент я верчу головой в надежде поймать Ватрушку, которая и не думает отзываться на свою кличку.

– Арсен.

– Вика.

Парень достал из кармана мятные леденцы и приманил щенка. И почему мне это не приходило в голову? 

Глава 2. Новый знакомый

Пятница, вечер, мой телефон молчал весь день. Не стоило давать ему свой мобильной, и сейчас бы не пришлось чувствовать себя глупо! Но, я давно не удивляюсь, когда происходят подобные ситуации. Мужчины обычно знакомятся со мной, проводят пару свиданий, потом секс и больше не звонят. Либо происходит как сейчас, они просто пропадают. Многие говорят, что я красивая, видимо проблема глубже. Они понимают, что совершили ошибку подойдя ко мне, когда я открываю рот. Видите ли, я всегда считала себя глупым человеком без намека на индивидуальность…

Люблю выходные, пусть и одни похоже на другие. Да вообще-то у меня довольно однообразная жизнь. Раньше я встречалась со своей лучшей подругой Раей, мы покупаем пиво и сухари, скачиваем фильм ужасов и наслаждаемся просмотром. Чаще бывало смешно, а не страшно. Тут все зависело от количества выпитого.

Но сейчас она замужем, и встречи наши происходят все реже. Вторая подруга, Лара, старше меня на шесть лет. До недавнего времени была одинока и часто составляла мне компанию в баре или клубе. Но год назад ей случилось забеременеть, виновник сего торжества скрылся с лучшими пожеланиями для нее и ребенка, она решила родить для себя. Есть еще Юля, мы знакомы с рождения, и почти как сестры. Знает меня лучше, чем я сама. Преданней и искренней людей я не встречала, и по отношению к ней стараюсь быть такой же. Пожалуй, ее одну я всегда считала своим настоящим другом. Однажды она вытянула меня из такой дыры, что я в долгу по гроб перед ней. Пару лет назад она вышла замуж за Кирилла. Обеспеченный, но от этого не менее адекватный, мужчина. Он часто мне помогает, в особенности по части работы.

Нет, я не чувствую себя одинокой или слабой, но я безумно завидую замужним девушкам. Кто вы, чудные создания? Почему вы, а не я? У меня был не один шанс выйти замуж. Но в двадцать брак казался мне дикостью, в двадцать три я не любила так сильно, хотя партия была завидная. В двадцать шесть я стала строить карьеру и встречавшиеся мне мужчины бились головой о планку, которую я подняла в связи с изменившимися у меня взглядами на жизнь. Итог, мне двадцать девять, и я одна. Но когда все путные мужчины успели жениться? Меня никогда не привлекали мои ровесники, на мужчин моложе двадцати пяти я смотрю как на детей. Хотя, судя по обстоятельствам, это я старуха, раз все они женаты. А кто не женился до тридцати – моральные уроды, считающие, что женщины их возраста должна бесконечно им что-то доказывать. И если эти женщины хоть немного обладают самоуважением и здоровой самооценкой, то они в их глазах становятся слишком категоричными и несговорчивыми, и именно поэтому же всегда будут одиноки. Не раз я слышала и от подруг, и матери, что у меня завышенные запросы. Завышенные это какие? Если мужчина не писается под себя и от него не каждый день несет перегаром, то можно брать? Але, прошли те времена, когда после войны женщина хватала первого попавшегося, лишь бы не быть одной. Сейчас взрослая здоровая женщина знает себе цену, объективно оценивает свои достоинства и недостатки, отлично осознает, что значит завышенные требования, а что вполне нормальные. На дворе 21 век и жизнь женщины уже давно не сведена к одной единственной цели – браку и рождению детей. Да, мы этого хотим, но вместе с таким же здоровым и зрелым мужчиной, а не сорокалетним юнцом, часть из которых до конца жизни прячутся под юбку своей матери! Поймите же, здоровая женщина не планирует вас затаскивать в свои сети, обирать до нитки, мучить и пилить. Да, такие женщины есть, но я говорю о зрелой самодостаточной женщине, а не о профурсетках, манипулирующих чувствами человека, энергетических вампиршах, которые привлекают внимание к себе жалостью и наигранной слабостью, дурах выдумавших себе идеальную жизнь и проклинающих, что она не соответствует их идеалам. Это все не про меня. Я хочу быть собой, хочу быть честной и уверенной в отсутствии подвоха. Хочу быть с таким же адекватным мужчиной, который, как и я хочет одного, настоящей жизни во всех ее проявлениях. А вы катитесь к черту, требовательные и нежные, боящиеся, что женщина нарушит ваш шаткий покой и вывернет наизнанку вашу и без того жалкую жизнь.

Я переварила отсутствие мужчины в своей жизни и успокоилась. Пошла на йогу, бросила курить, начала читать правильную литературу. Я выплакала свои слезы однажды, больше слез для мужчин у меня не осталось. Я одна, и я счастлива.

Вот черт, нырнула в эту философию собственной жизни. Не позвонил, да и пошел он. Беру телефон и набираю Райке.

– Да дорогая?

– Рая привет, что делаешь?

– С работы еду, а что?

– Не хочешь заехать ко мне в гости?

– У тебя же свидание с твоим армянином, как там его?

– Забыли…

– Я сегодня к сестре уезжаю с мужем, давай на следующей неделе? А там то же не получится, я работаю допоздна.

– Ладно, давай…созвонимся.

В жизни каждой свободной женщины наступает момент, когда такие близкие и родные подруги сдвигают тебя на последний план, устроив личную жизнь. Открываю бутылочку вина, загружаю любимый «Секс в большом городе» и расслабляюсь на диване. Неужели и меня ждет одинокая жизнь в тридцать с хвостиком? Хотя… мысль о том, чтобы вышагивать в четырехсотдоллоровых туфлях по Манхеттену, пусть и в одиночестве, не так уж и плоха! Поздний звонок вернул меня в реальность, 22:00.

– Привет красавица, что делаешь?

Начало не утешительное. Разве так еще обращаются к девушкам? А время ты видел? Это же просто неприлично! Стоило послать его при первой встрече!

– Привет, спать собираюсь.

– Так рано? Может прокатимся, кофе выпьем?

У меня нет никакого желания кататься с ним на машине. И кто пьет кофе на ночь глядя? Как же я устала от вечных приглашений на «кофе»…

– Благодарю за приглашение, но сегодня я не могу. Может завтра?

Блин, да какого черта, надо дать ему отворот поворот и не переживать, что обо мне плохо подумают.

– Ладно, я наберу. – Его ответ сухой и резкий.

Он кладет трубку. Вот так коротко и ясно. Энтузиазм парня закончился после первого же моего отказа…

Глава 3. Первое свидание

Недели летят незаметно, и май встречает снегопадом. Резину я сменила еще в апреле и теперь потихоньку крадусь домой после занятий в университете. Еще один год, и я дипломированный инженер! Ранее потраченные пять лет в педагогическом университете коту под хвост. Горбатиться в роли социального работника за семь тысяч рублей не хочется. Чем я думала, когда туда поступала? Вопрос неверный, думала ли я вообще, вот это ближе. Я была не самым примерным подростком из не самой благополучной семьи.

Сегодня суббота и ко мне придут подруги. Последняя наша встреча была один миллион лет назад. Я быстро вывожу собаку, бегу в душ, немного накрываю стол. Звонок в дверь. Открываю и обнимаю по очереди каждую.

– Как ты, работяга наша?

– Привет. Сто лет вас не видела и еще бы столько не видеть!

– Юля, ты это слышала? Так, разворачиваемся и уходим! – говорит Райка, притворяясь, что обувается.

Они достают пиво, рыбу, чипсы и еще разные вредности. В вопросах выпивки и закуски я точно не леди. Нет сил отказать себе в чесночных сухарях.

– Что там с твоим преследователем?

– Преследователь испарился… Юль, ты мне лучше скажи, почему Кирилл не звонит? Я ремонт уже запланировала на лето.

– Он крутится как белка в колесе, один магазин переносит, еще один открывает – отделочные материалы. Его друг приезжает со своей «свитой», тут вроде открыть хотели что-то… На следующей неделе, он вроде говорил про следующую неделю. – Юля кладет в рот большой кусок копченой рыбы, жадно запивая холодным пивом.

– Я думала месяца полтора еще до назначенного срока.

– Ну видно изменилось что-то.

– Ты ремонт затеяла, на какие шиши? – Рая оглядывает недавно очищенную от обоев стену в гостиной и смотрит на меня, удивленно подняв брови. – Кредит за машину ты так и не погасила, ты потянешь?

– А куда деваться, обе мне никто не позаботится кроме меня самой.

Квартира досталась мне от бабушки. Пятьдесят четыре квадрата в панельке на окраине. Я обменяла их на хрущевку поближе к центру и с прекрасной набережной у самого дома.

С шестнадцати лет я жила без родителей и уже не помню, каково это. Но даже в период совместного проживания, нас трудно было назвать семьей. Родители постоянно ругались. Отец – безработный, регулярно выпивающий и жесткий человек, в нашем воспитании особого участия не принимал. Мама выкручивалась, как могла, работая сутками в ларьке у дома. Она ушла от него, когда мне было пятнадцать. Познакомилась с мужчиной, простым слесарем и стала жить с ним. Я же переехала к отцу и его матери, пока та не выгнала меня из дома. Отец, к слову, был не против. Потом жила с мамой и ее мужем в одной комнате общаги, что было жутко неудобно. Уже после переехала в квартиру бабушки. Отдалённость и полное отсутствие инфраструктуры меня не пугали. Там я наконец-то почувствовала себя дома.

Вечер проходил довольно весело, пока в 22:00 не позвонил телефон.

– Алло?

– Привет красавица, не забыла еще?

– Привет, почти забыла. – Я не забыла, но интуиция подсказывает, что этот мужчина не настроен на серьезные отношения, вывод: нам не по пути.

– Был в командировке… Я тут в твоем районе, может, прокатимся?

Прокатимся, опять? Я бы не отказалась от нормального свидания. Ресторан, кинотеатр, боулинг на худой конец, или это уже не модно? Свидание в машине? Подобные поездки по душе школьницам. Я устроена гораздо сложнее.

– У меня в гостях подруги, извини. – Они пихают меня в бок, мол иди, я закатываю глаза. Во-первых, я выпила, что неблагоприятно воздействует на мой язык, во-вторых, наелась чесночных сухарей, но хотя это скорее плюс, я точно не позволю себя поцеловать! Голова грязная…


В его машине пахнет потрясающе, дорогим одеколоном и кожаными сидениями. Левая рука лежит на руле. Пальцами правой перебирает зажигалку. Типичный мачо-соблазнитель.

Как же я люблю мужчин за рулем, особенно красивых мужчин за рулем дорогих автомобилей. Это безумно сексуально и притягательно! У меня никогда не было секса в машине, думаю это жутко неудобно, хотя я всегда хотела попробовать. Так, так стоп, мысли пошли не в ту сторону. Но открою вам секрет, женщины так же помешаны на сексе, как и мужчины, просто для женщины неприлично иметь много половых связей, неприлично быть доступной, неприлично быть раскованной. С другой стороны, все женщины рассчитывают на долгую близкую духовную связь, а не просто выражение животных инстинктов.

Мой новый знакомый ловко управляется с машиной. Мы едем не спеша, проспект Мира красиво освещен, и я любуюсь яркими разноцветными фонарями, которые развешаны над дорогой на протяжении всей улицы. Не часто удается прокатиться ночью по городу, а он у нас очень красивый. Арсен на удивление приятный в общении парень, спрашивает, где я училась и чем занимаюсь, мои хобби и про мою собаку. Первое свидание всегда напоминает собеседование. Но я уже чувствую, что серьезных отношений у нас не выйдет. Еще одно кофе, поцелуи, постель и пока. Мне кажется, в моем возрасте как-то глупо долго отказывать в сексе. Обычно три недели, три свидания и потом это случается. Но кем устанавливаются рамки? Наверное, мужчинами. Они не любят доступных, не любят недотрог, тогда кто им нужен?! И неужели не бывает серьезных романов после секса на первом свидании? Они должны быть, нужно только вспомнить… Я вовсе не верю в любовь с первого взгляда, я слишком сложный человек. Но секс – лишь секс и на пока достаточно только симпатии, любовь приходит позже. Хотя вот уже несколько лет мои отношения не клеятся ни после секса на первом свидании, ни после секса на десятом. Я не знаю в чем проблема, но однозначно во мне.

Через полтора часа он привозит меня домой, никаких намеков на поцелуй и тому подобное. Это радует, не спешит. Правда, скорее всего от меня просто несет чесноком или пивом, и он не может дождаться, когда я уйду. Меня всегда смущали моменты прощания. Просто сказать пока? Обнять? Поцеловать? Как реагировать? Кто первый?

Арсен взял мою руку и погладил сверху большим пальцем:

– Я позвоню, хорошо?

– Да, пока.

Покидаю автомобиль. Когда подхожу к подъезду, он опускает стекло и смотрит. Это что, тактика соблазнения? Типа я присмотрю за тобой, детка? Вообще-то действует, в животе приятно запорхали бабочки. Как давно я их не чувствовала. 

Глава 4. Фантазия или воспоминания?

Шум моря завораживает, особенно ночью. Ты практически не видишь, но слышишь и чувствуешь его силу и мощь, его власть. Оно опасное и вместе с тем безумно притягательное, всепоглощающее, оно покоряет. Запах соли, песка, засохшей травы, этого моя память не в силах забыть. Я чувствую, как сзади меня обнимают сильные руки, крупные ладони, черные волоски на пальцах. Я боюсь обернуться, боюсь, что он рассеется как дымка. Его дыхание все ближе к моему уху, оборачиваюсь с закрытыми глазами, в страхе разогнать взглядом эти ощущения. Немного колючий, а губы, они так близко…

Я просыпаюсь. Это не правда, конечно, это не может быть правдой и никогда ею не будет. Я никогда не вдохну вновь этот запах, я не смогу ощутить его руки на своей талии, шум моря никогда не будет таким, как в те ночи, и любовь, ее больше не будет. Такая любовь бывает лишь раз в жизни и пережить ее доводится единицам из тысячи и еще у меньшего количества она взаимна. Вот эта горстка людей и есть счастливчики! И я была в их числе, да я была, совсем не долго, но так мучительно и так сладко! Когда есть только он, только эта любовь, а если нет, то лучше смерть, и я была на грани…

Вы когда-нибудь любили человека, которому вы безразличны? Это чувство пустоты становится обычным и уже приятным. Вы даже ловите кайф, просматривая его фото с другой девушкой в соцсети. Вы когда-нибудь любили так, что ночью не могли уснуть из-за мыслей об этом человеке? Когда дни превращаются в месяцы, а каждая минута очередная рана. Когда куда бы ни пошли, везде видели, что его нет. Вы когда-нибудь любили до боли в сердце, когда становится трудно дышать?

Я смирилась, я научилась с этим жить.

Но неужели это никогда не закончится? 

Глава 5. Встреча

Май, такой май в нашем городе, ветреный и непредсказуемый. Вот вчера было +15, а сегодня пошел снег.

Я бегу сломя голову через дорогу, в руках сумка, тетради, одна из которых падает посреди дороги. Горит желтый, и я спешно пытаюсь поднять ее перед бампером Мерседеса. Он сигналит, я тороплюсь и роняю вторую. «Боже мой, да что такое!!!» Кое как собравшись бегу дальше, лишь на миг обернувшись. За рулем сидят два мужчины и гневно смотрят на меня. «Эй что я сделала? Специально что ли? Да чтоб у тебя колесо отвалилось вместе с твоим сигналом!» У меня сегодня защита курсовой по сопромату. Нельзя опаздывать, а я так задержалась после работы. Залетаю в аудиторию, у стола преподавателя уже кто-то отвечает. Все что связано с физикой для меня будто из области фантастики. Не представляю, как я вообще держусь на этом факультете, видимо только молитвы меня и спасают. Само собой, за курсовую трояк, но я уже привыкла бегать по пересдачам. Поставила себе цель окончить без троек, ни как с первым институтом. Там я особо не заморачивалась, лишь бы получить корочки о высшем образовании. А уж про школу я вообще молчу. Двойки по физике, геометрии и алгебре были закономерностью. Мне тяжело давалась школьная программа, я жутко невнимательная и острым умом не блестала. Постоянные конфликты с учителями, их пренебрежение, а иногда и явное неуважение к неопрятной, всегда в дешёвой одежде девочке оставили след в моей душе. Сейчас я выгляжу привлекательно и уж точно не дешево, но, как и прежде, крайне болезненно реагирую на критику в свой адрес.

Покидаю институт совершенно расстроенная. Я потратила на эту работу уйму времени и сил, а кто-то просто купил курсовую и получил ту же отметку. Я и правда дура…

Девять вечера, пятница. Приеду домой и напьюсь! Твою ж мать, да ведь у меня встреча сегодня с Кириллом! Я, напрочь, забыла о нашем вчерашнем разговоре. Судорожно набираю номер. Я рискую остаться без денег и, как следствие, никакого ремонта мне не светит.

– Привет и прости! Встреча еще в силе?

– Привет, да, мы в «Бароне». – Спокойный голос Кирилла немного успокоил.

Слава богу, совсем близко!

– Мне идти или уже не стоит?

– Конечно, мы только поужинали. Так что самое время.

– Буду через пять минут.

Моя работа находится как раз рядом с рестораном «Барон», поэтому машину я оставляю там же на парковке. Если мне нужно в институт, то до него проще дойти пешком, в центре города напряженка с парковкой. По пути торможу рядом со своим автомобилем, чтобы закинуть туда ненужные вещи и поправить макияж. Все, собралась, пошла.

Захожу в ресторан, в конце зала довольно большой стол, за которым сидит Кирилл, три незнакомых мне мужчины и очень красивая и «дорогая» девушка. Всегда хотела так выглядеть. В ней нет ничего особенного, да золотые украшения, но не крупные и элегантные. Она крашеная блондинка с плавным изгибом бровей и мягкими губами. Макияж не яркий, деловое платье, шпилька, но она производит впечатление очень. И как ей это удается? На мне бежевые лакированные туфли на шпильке, и они не дешевые, платье футляр вишневого цвета – а темно русым дамам этот цвет очень к лицу. На голове еще с утра я навила кудри и нанесла легкий макияж.

Я всегда думала, что мой козырь внешность. Стройная фигура, длинные ноги, густые, блестящие волосы. Но хроническая неуверенность на ряду с обесцениванием своих достижений сводили все на нет. По сравнению с ней чувствовала себя мышью.

Рядом сидел невероятно красивый, коренастый мужчина на вид лет тридцати пяти, явно не русский, скорее с Кавказа. С другой стороны молодой парень со смазливым лицом. Терпеть не могу такой типаж мужчин. Он довольно красивый и знает об этом, поэтому выглядит так, словно все время думает «О боже какой я классный!». И косметики у него явно больше, чем у меня, наверное, гей… Третий мужчина – русоволосый и этим все сказано. Ничего примечательного в его внешности я не увидела, но держался он очень уверенно. Скорее всего, потому, что денег у него вагон. Одевался он явно в магазинах класса люкс, это так и написано на его костюме.

В общем, контингент мне понятен. Я не считаю себя нищей, хотя в детстве натерпелась бедноты сполна. Но очень тяжело схожусь с обеспеченными людьми. Меня жутко раздражает их манерность, и излишняя самоуверенность. Мои комплексы сразу давали о себе знать. Да еще и девушка тут. Ненавижу вести дела с женщинами, не могу с ними найти общий язык, и они особой симпатии ко мне не питают. Но так как мне нужны деньги, я вынуждена была научиться лицемерить – «Вы мне не нравитесь, но я буду с вами мила, вы предлагаете работу и платите, мое дело выполнить ее, а что я о вас думаю, это другой вопрос».

– Добрый вечер, прошу прощения за опоздание. – Произношу я ровным голосом.

– Привет, – говорит Кирилл. – Присаживайся. Вика, это Анжелика, – имя ей очень идет, она мило улыбается, – Бурак, – показывает на нерусского красавца, – Леонид, – забыл добавить «смазливая морда», – и Виктор, – обычный с вагоном денег.

Так надо всех запомнить, а то неудобно получится. У меня вообще проблемы с памятью, в одно ухо влетает, из другого вылетает. Но, думаю, Бурака я запомню точно, еще и снится будет… Имя вроде турецкое…

– Очень приятно. – Я сажусь. Тут же подбегает официант, ставит рядом посуду, подает меню. Я отказываюсь и прошу принести стакан минералки.

– Эвиан, Восс, Перье?

– Перье, пожалуйста, долька лимона и лед.

– Вика, в общем, смотри, мы уже составили примерную спецификацию, по ней необходимо произвести все расчеты. Товар пойдет через мой магазин.

– Кто проектировал?

– Если бы участвовала проектная организация, они бы и выполняли расчеты. Проект сделан в Турции, под ваши стандарты немного не подходит. Это все, что нужно знать. – Говорит Анжелика.

– Хорошо, я поняла.

– Есть заказ, есть объект. Надеюсь, по ходу у нас не будут возникать лишние вопросов.

На меня будто ушат помоев вылили!!! Да что она себе позволяет крашеная кукла?!

– Вопрос вполне резонный, учитывая тот факт, что строители и проектировщики работаю достаточно тесно. Своим вопросом я лишь хотела узнать для себя, к кому я смогу обращаться по ходу работы при возникновении вопросов.

Виктор немного улыбается:

– Виктория, вы будите сотрудничать только с нами. Завтра я прошу вас зайти в отдел кадров и подписать договор, на первом этапе на три месяца. Захватите документы.

Если бы я его не видела, то представила бы высокого накаченного брюнета. Голос низкий, очень взрослый, немного с хрипотцой.

– Виктория, оставьте контакты, – а вот Леониду его голос подходит, мягкий и немного манерный.

Я даю визитку, он протягивает мне свою.

Встреча длится примерно час, обсуждаются рабочие нюансы. Когда мы все выяснили, я встаю, Леонид так же привстает, подает руку и благодарит за встречу. Чуть не забыла, мне же надо рассчитаться за воду, и как-то неудобно, просто положить деньги на стол? Решаю подойти к бару и заплатить там, он прямо напротив нашего стола. Направляюсь к бармену и чувствую, что к спине прикованы чьи-то глаза. В такие моменты мне кажется, что у меня либо пятно на юбке, либо дыра на колготках. Восхищаюсь дамами, которые умеют уходить красиво, встряхнула локонами, уверенно качнув бедрами, оставив позади легкий шлейф туалетной воды.

Когда я достаю кошелёк, сбоку подходит Леонид.

– Вика, вы думаете, мы не сможем заплатить за бутылку воды? – он странно смотрит на меня. – Мы пригласили вас на встречу.

– Я… простите.

– Всего доброго, Вика.

– До свидания.

Похоже я вспотела. Колкий взгляд и дерзкая подача. Странный тип.

Выхожу из ресторана и подхожу к своей машине. К слову сказать, я недавно поменяла автомобиль, теперь у меня BMW 3 серии. Всю жизнь мечтала ездить на автомобиле этой марки. Он куплен не в салоне, но начинать надо с малого! И да, мой автомобиль мужского пола, я зову его Красавчик.

Пока я разогреваю двигатель, на улицу выходит Виктор и Леонид. Последний подкуривает сигарету, замечает меня в машине и начинает разглядывать. Виктор в это время говорит по телефону. Стоит в полный рост, не думала, что он такой высокий. Одна рука в кармане, подбородок гордо поднят и выглядит еще богаче. Хотя все русоволосые какие-то непримечательные что ли, толи дело их коллега Бурак… Но признаюсь откровенно, все-таки обеспеченные мужчины обладают невероятной харизмой и привлекательностью. А привлекают в них далеко не только деньги. Состоятельность человека зависит от многих факторов: удача, ум, волевые качества, способность выживать и плыть против течения, обаяние так же играет свою роль. Разве не в это женщины влюблялись веками?

"Бабам нужны только деньги" – рассуждает мой знакомый, лентяй и безработный, выходящий в магазин за пивом в сланцах и трико. Каким-то чудом женатый. Самое удивительное, что в основном только безынициативные и самолюбивые мужики считают всех баб продажными, и как модно сейчас говорить – бабы продаются за айфоны. Думаете, женщины мечтают обладать вашим продавленным диваном? Тут как у животных, самка выбирает сильнейшего самца, того кто сможет обеспечить ее потомство, это нормально. Не путать с меркантильностью. Смешно наблюдать как двадцатилетняя профурсетка сгорает от любви к мужчине за пятьдесят, а он в довесок обладатель трех лишних десятков килограмм и отполированной макушки.

Леонид по-прежнему не отрывает от меня глаз. Я ерзаю на сиденье, это как минимум не прилично. Да какие тут приличия, я уже говорила, кто эти богачи, чувство приличия и такта редко кому из них знакомо.

Виктор кладет трубку, подходит к автомобилю – это же тот самый мерседес, который чуть не раздавил меня сегодня! Интересно, они меня узнали, неуклюжую и растрепанную, стоящую на раскоряку посреди проезжей части? Открывает, достает какую-то папку, бросает мимолетный взгляд в мою сторону, затем оба уходят. 

Глава 6. Размышления о жизни, которые никогда ни к чему не приводят

 Мои выходные пролетели быстро. Всю субботу я просидела за компьютером, производя расчеты для моих новых заказчиков. Вечер был еще более приятным, ожидался прием у зубного. Там-то меня и привлекла реклама в журнале, который я скучно пролистывала, ожидая своего приема в холле. Гвинет Пелтроу с розовым флаконом туалетной воды выглядела роскошно. Hugo BOSS MAVI, наверняка пахли женственностью… На следующей странице какой-то красавчик рекламировал уже мужской парфюм. В прихожей звякнул колокольчик, пришли еще пациенты. А через минуту в холл влетела взъерошенная дамочка с пятнадцатилетним детиной. Она сумбурно вопила, что-то об острой боли…Я пропустила ее без очереди, мне спешить было некуда… Словно у меня и жизни то не было помимо работы. Что я сделала для себя, для близких, какой след я оставлю, у меня даже семьи нет… Как бы чудесно было иметь отношения с мужчиной, засыпать в теплых объятиях, утром готовить завтрак на двоих, а не для собаки. Резко одергиваю себя. Надо контролировать свои мысли и не впадать в печаль, наши мысли делают наше окружение. Тот, кто контролирует свои мысли – контролирует свой разум, а следовательно, всю свою жизнь, ведь мысль материальна! Да, йога явно настраивает на позитив, да и что мне остается? Не вешаться же из-за того, что жизнь не такая как я хочу. К тому же все не так плохо. У меня есть многое, о чем некоторые могут только мечтать.

В том же журнале натыкаюсь на статью, как выйти замуж за богача. Мама всегда говорила, главное, чтобы человек был хороший. Сама ведь всю жизнь прожила с человеком который ее даже не уважал. Она будто вбила мне в голову, что деньги – это зло. Ну, какое же это зло быть уверенным в завтрашнем дне, зная на что купить хлеб, заправить авто, заплатить за квартиру, и поехать на море! Но и мужчину хочу видеть рядом доброго, честного, семейного. А благодаря маме я теперь уверена, что эти вещи не совместимы. Но почему богатый мужчина обязательно сволочь? А в большинстве случаев это так. Почему они становятся такими? Почему деньги портят людей? Даже я со своими относительно скромными доходами активно участвую в благотворительности. Возможно, если человек простите говно, то он им и останется, и неважно богат ты или беден. Или просто у говнистых людей больше шансов заработать, деньги тянутся к плохому?

Ох, о чем это я? Так вот, статья. Уж не знаю кто автор, но изложено так, будто богатые мужчины – это недосягаемые боги, и что только женщина не должна сделать, и кем только она не должна стать, чтобы иметь хоть толику надежды оказаться рядом с таким мужчиной! Сказать честно? Да после прочитанного я лучше останусь одна.

Я никогда не была идеальной, начиная от внешности и заканчивая характером, зато я всегда была собой. Я была и есть настоящая. «Вот именно поэтому ты и одинока» – шепчет мой внутренний голос. Что ж, возможно, он прав.

Суть статьи в следующем, хотя и доля правды в ней, конечно, присутствует:

«1. Женщина должны быть умна (высшее образование, одно минимум!). За ее спиной сотни прочитанных книг и изученных картин известных и не очень авторов.

2. Женщина должна быть мудра, чтобы не показать мужчине, что она умна, должна вовремя «пресмыкаться» и соглашаться, ведь он лучший!

3. Женщина должна быть ухожена от кончика пальцев до волос».

Согласна, но это должно быть всегда в первую очередь ради самой себя!

«4. Женщина не должна (ну хоть что-то она не должна!) тянуть деньги с мужчины, мужчины «боги» не любит шопогольниц и тех, на кого надо много тратить!».

Удивительно, тратить они не хотят, но принцессу им подавай! Вы в курсе сколько стоит маникюр и педикюр? Стрижки и укладки? А нижнее белье, вы же кружевное любите? Качественные колготки и обувь на каблуке, узнавали?

«5. Женщина должна искренне любить работать. Она должна не просто смотреть кулинарные передачи, но и активно осваивать кухню!». Тут у меня вопрос, на продукты мужчина-бог даст деньги? Или это тоже считается вымогательством?

«6. Не в свои сани не садись. Богатые должны встречаться с богатыми, а бедные с бедными».

Меня убил этот пункт! Когда в России были касты? Кто так разделил людей, на достойных и нет? Да я лучше сотни богачек, мой единственный недостаток перед ними – отсутствие богатых родителей. Вот почему я не люблю обеспеченных людей, ведь это, к сожалению, правда, они смотрят на нас с превосходством. Да вы мизинца моего не стоите, мужчины-боги! Строить из себя кого-то, и все ради привлечения внимания, и почему девушкам это не противно. Ведь их масса, таких лицемерок, которые только притворяются, надев маску леди.

«7. У женщины не должно быть прошлого, прошлого брака, неблагополучных членов семьи, типа наркоманов или алкоголиков, и не в коем случаи детей, ведь на них надо тратить много денег».

Логичный вопрос, на что вы зарабатываете? На жизнь или просто для счета в банке?

«8. Если же вы оказались такой потрясающей идеальной женщиной, то самое сложное впереди, найти себе бога и потом не в коем случаи не использовать его и не мешать ему своим вниманием и не надоедать».

И добавлю от себя – целовать в задницу!

Сколько всего должна бедная женщина, заметили?

Да черта с два я бы была с таким мужиком! Не бывает таких женщин, искренних, по крайней мере. А если и есть, я думаю, у них в очередь женихи стоят, и нужен ли ей такой бог? Ведь мужчина – это стена, опора, которая всегда рядом, ум, который принимает решения в семье, поддержка в сложных ситуациях.

В общем, вывод таков, все богатые мужики – мудаки! Много понтов и требований, отдачи ноль. Что деньги делают с людьми? Меня деньги никогда не испортят. Знаю, зарекаться нельзя, да я и не богачка, но тут скажу наверняка, никогда я не стану дрянью, хоть и буду иметь миллионы. 

Глава 7. Творческий подход

Вчерашний вечер я провела с Арсеном. В течении часа мы катались по городу, он решал какие-то свои дела. Немного прошлись по набережной с моей собакой, но погода нарушила наше свидание. Подул сильный ветер и пошел дождь. Мы завели собаку в дом, его я приглашать не стала, соврала, что у меня гостит мама. Не скажу, это этот мужчина задевает струны моей души, и уж точно не о таких отношениях я мечтала, но ставить точку я не хочу. Вру, хочу, но не ставлю…

Мой иммунитет никогда не отличался стойкостью к плохой погоде, как итог, я заработала сопли и кашель. Но больничный для меня недопустимая роскошь. Сижу на работе, с завистью глядя в окно. Я работаю в центре, совсем рядом набережная, где всегда приятно развеется в обеденное время, прогуляться и освежить голову. Совсем скоро лето, май выдался дождливым и холодным, но настроение прекрасное, несмотря на простуду. Лето всегда воодушевляет на новые свершения, меня, по крайней мере. Я готовлюсь к сессии, честно, иногда волосы встают дыбом, у меня столько дел! Работы невпроворот, хотя это скорее плюс, уж больно высока планка моих запланированных расходов на этот год.

Потихоньку начинаю ремонт в своей квартире, идей масса, я обдумывала их не один месяц. Уже наняла рабочих, которые оставили от прежнего вида лишь бетонные стены и пол. Старую мебель я продала или подарила родственникам, что-то оставила и перенесла в спальню, там теперь кухня, зал и спальня, три в одном.

У моих новоявленных работодателей скоро открытие компании. Я знаю лишь, что они сняли шикарный офис на Взлетке, самом дорогом районе города, и что компания называется «Build your world». Звучит ярко, мне нравится. Наш город строится невероятно быстро, вот и еще одна проектно- строительная компания пришла в наш край. В стране у них много проектов, успешных и очень успешных. Здорово, наверное, быть директором такого холдинга. Так как скоро открытие, великолепная четверка, в лице «знойного турецкого красавца» Бурака, «то ли гея, то ли нет, смазливая морда» Леонида, сексапильной блондинки Анжелики и «непримечательного с вагоном денег» Виктора, решили устроить пышное открытие. Приедут гости с разных городов и заграницы, и «О Боже!» я удостоена чести присутствовать на ужине знати. Вот уж не думала, что окажусь в таком окружении. Скажи мне кто-то семь лет назад, когда я только искала работу после окончания университета, что жизнь сведет меня с такими вот людьми, ни за что не поверила. В то время я зарабатывала на хлеб тем, что стояла за рекламной стойкой в супермаркете и предлагала попробовать новый вид копченой колбасы, получая шестьдесят рублей в час.

Моя мама флорист. Кирилл нашел подработку и для нее, в виде оформления банкетного зала. Мама безумно счастлива, такой большой заказ у нее впервые. Надо оформить целый ресторан с двумя большими залами, я обещала помочь, только вот свободное время у меня теперь лишь ночью. Что ж, сколько человек может прожить без сна?

Время 12:00, это мой обед, и я, как всегда, собираюсь немного пройтись. В офисе пусто. Пока я ищу ключи в сумке, в дверь стучат и проходят. Я оборачиваюсь и вижу Виктора. Вот так сюрприз. Судорожно пытаюсь вставить свою челюсть в положенное ей место.

– Виктория, здравствуйте.

– Здравствуйте. – Запинаясь, произношу я. Тут же пытаюсь взять себя в руки.

– Я могу тебя отвлечь не на долго?

Попробуй…те. Выглядит он чудесно. Темно-серые брюки, светлая сорочка, шикарные стерильные туфли. Думаю, рубашки он шьет на заказ, она идеально сидит на его привлекательном торсе. Удивительно, он совсем не симпатичный, в его лице нет ничего особенного, русый одним словом. Но выглядит безумно притягательно. Я уже говорила, какой сексуальностью обладают такие мужчины, но он наверняка мужчина «бог», недосягаемый, да и вряд ли хороший человек.

Я пытаюсь вспомнить, возможно, я задержала сроки сдачи проекта? Нет… Пропустила совещание? Нет… Не отвечала на звонки и письма? Снова нет! Тогда какого черта он тут делает, и как узнал, где я работаю?

– Если это касаемо работы, я пока не закончила, Леонид сказал, я могу… – Виктор перебивает.

– Это касаемо приема в день открытия компании. – Тон сдержанно-безразличный.

Он отвечает, значит, за декорации. Интересно, они с Леонидом случайно не пара?

– Ясно. – Мне немного не уютно. В таких ситуациях я стараюсь отвечать четко, сухо и не говорить ничего лишнего, тем более что это я умею.

– Виктория, у нас есть кое-какие пожелания, я бы хотел их обсудить. У вас есть обеденный перерыв? Если вы не против, можем поговорить?

Интересно, какую должность он занимает в этой фирме?

– Да, как раз сейчас. Я не против.

– Хорошо, у нас есть час?

– Около того.

Мы движемся к лифту. Я, наверное, смешно выгляжу рядом с таким богоподобным парнем. Даю себе приказ прогнать эти мысли. Я умная, красивая и интересная, он ничем не лучше меня. Разве что его счет в банке повнушительней, а у меня вообще его нет!

Он пропускает меня в лифт, нажимает кнопку. Красивые часы. Хотя в этом я точно не разбираюсь и вряд ли отличу китайскую подделку за пятьсот рублей от дорогого оригинала за несколько десятков тысяч. Честно говоря, я считаю полным бредом тратить такие суммы на часы или другие брендовые вещи. Платить за имя – это глупость на мой взгляд.

Мы движемся к гостинице, которая находится в притык к бизнес центру, в котором я работаю. Там несколько заведений и мне интересно, в какое из них мы идем.

Виктор всегда идет в ровен со мной, гордо подняв подбородок. На улице пасмурно и как ему не холодно в одной рубашке? Он открывает передо мной дверь, не сводя глаз с моего лица. Мы поднимаемся на второй этаж. «Барбоссо» – один из самых дорогих ресторанов в нашем городе. Его стиль – состаренная роскошь. Потертое дерево и хрусталь, ажурные бабушкины салфетки и фарфор. Есть зал в ковбойском стиле, с меховой шкуркой на полу. Глаза разбегаются, все хочется посмотреть, но я торможу свое любопытство, дабы не выглядеть нелепо перед Виктором.

Мы садимся за дальний столик, люблю сидеть у окна. Нам приносят меню, и я просто смотрю на цены, а не на блюда.

– Вам нездоровится, Виктория? – задает вопрос, изучая меню.

Вам… – Я немного простыла вчера. – Можно было не спрашивать, я гнусавлю и пытаюсь подавить подкатывающийся кашель. Я недостойна даже сидеть рядом с ним, а тут и еще полный нос соплей. Сгораю от стыда.

– Гуляли под дождем? – поднимает глаза, я тут же опускаю свои. Нас разделяет стол, но даже так я чувствую жесткую энергию мужчины, одним взглядом заставляющим меня вжаться в кресло.

– Вообще-то да.

– Тогда лучше взять куриный бульон, очень помогает при простуде.

– Я не голодна, просто чай.

Виктор приглашает официанта.

– Чашку куриного бульона, крепкий черный чай с лимоном. Виктория, как на счет десерта? – я же сказала, что не хочу есть! Нет, честно говоря, хочу, но вряд ли проглочу хоть кусок в присутствии Адониса. Он с пол минуты сверлит меня взглядом, потом с лицом профессора поворачивается к официанту.

– Солянка, салат с козьим сыром. На десерт мы будем наполеон. – У него такой тон, что я предпочитаю просто подчиниться. Голова болит, и спорить совсем не хочется. Я молчу, смотрю в окно. Тяжелые серые тучи лежат на пушистых зеленых холмах. Чудесный вид. Как же я люблю свой город. Повеяло прохладой, и я отворачиваюсь, Виктор тоже смотрит в окно, потом, молча, встает и закрывает. Он понял, что я замерзла. Это не сложно, я вся покрылась гусиной кожей.

– Вика, оформление потребуется не только в ресторане, но и в офисе. На входе в ресторан должна быть вывеска с номерами столов, и именами гостей. Вот список, кто, где будет сидеть. За две недели он может изменится. На каждом столе рассадочные карты. Цветы приветствуются. На столы фирменные скатерти с символикой нашей фирмы. – Он дает мне шаблон. – Нужно выбрать ткань и заказать печать. Оттенки такие. – Он дает мне фото, видимо подобное оформление они уже использовали ранее. Очень красиво, преобладают голубой и белые цвета. – Подсчитай в ближайшие два дня расходы, скажи мне. – Два дня?! Опять дает фото. Ничего сверхъестественного вроде нет. – Офис должен быть оформлен примерно так.

Он вопросительно смотрит на меня. Все гораздо масштабней, чем я предполагала, неужели у них нет отдела по пиару и маркетингу для такого рода работ?

– Я все поняла, передам ваши пожелания исполнителю. – Что ж, мама обрадуется такому заказу, а вот побегать предстоит мне.

– Хорошо. Вот телефон моей помощницы. Светлана, звони, если будут вопросы.

– Хорошо.

Я жутко голодная, но так его стесняюсь, что хочу поскорее уйти.

Робко хлебаю свой бульон. Он же держится свободно и раскованно. Говорил сухо, но голос был мягким. И кушает он красиво. Такие люди наверняка имеют большую семью, которая каждый вечер собирается за круглым столом, в середине которого обязательно ваза с цветами. Мне всегда так представлялись семейные ужины обеспеченных людей. В моей семье все было иначе. Стол у нас был, но не было желания обедать за ним всем вместе и делиться новостями прожитого дня.

Звонит его телефон, Виктор просит прощения, встает и уходит. Тем временем приносят два кусочка торта, оба в контейнере.

Возвращается через пару минут и садится.

– Вика, у тебя есть вопросы? – тебя…

– Нет, пока нет. Когда мы приступим к работе, они могут появиться, я позвоню вашей помощнице.

Он кивает и отворачивается к окну. На его лбу появляется морщина. У меня ощущение, что я только мешаю своим присутствием за столом. Думаю, мне можно идти, как бы попросить счет, просто подозвать официанта? Я слегка поднимаю руку, благо девушка была внимательна и стояла рядом.

– Будьте добры, принесите, пожалуйста, счет. – Господи, как же охота высморкаться.

– Молодой человек оплатил заказ.

Ну, вот что говорить в такой ситуации, спасибо? Я говорю спасибо девушке и поворачиваюсь к нему.

– Спасибо за обед, но было не к чему платить за меня. – Чувствую себя нахлебником.

– Я пригласил вас на встречу, Вика. – Вас.

Походу я краснею как помидор.

– Спасибо. Я могу идти?

Он вопросительно смотрит на меня, будто сейчас я сделала что-то плохое. Ну а что я еще могла сказать, мне на работу пора.

– Конечно, до свидания.

– До свидания. – Выдыхаю. 

Глава 8. Арсен, пирожные и бухгалтерия

 Позавчера я виделась с Арсеном, а вчера в районе девяти вечера он позвонил и сказал, что не против выпить кофе у меня дома. Кофе, вечером… Совсем не двусмысленный намек. Я сказала, что жутко простыла. Почему же мне везет вот на таких парней? Я хочу серьезных отношений, но как узнать намерения парня? Я не против секса, я люблю секс, но еще больше я жажду искренних чувств. Я предвижу сценарий наших отношений, и время ставить точку, но не могу. Я устала и чувствую себя одинокой. Я хочу прижаться к теплому сильному телу, пусть и зная, что это будет лишь секс без продолжения. В какой-то период моя личная жизнь зашла в тупик и стоит там уже несколько лет, и надежды что она найдет выход, давно не стало. Человек из прошлого будто запечатал мое сердце навсегда. Запечатал и никто не может его разглядеть. Мужчины видят во мне только симпатичное личико и длинные ноги. Неужели я такая безынтересная, неужели меня нельзя полюбить? Я устала, давно отчаялась, уверовав в свою никчемность, но умело скрываю это. Я больше не хочу любить так, как семь лет назад, я молила господа оградить меня от такой любви, я не выдержу второй раз. Но я хочу отношений, хочу, чтобы рядом был мужчина, на которого можно опереться. С тех пор как я занялась йогой, узнала один интересный факт. Окружение нас зеркалит. Велик ли шанс встретить нужного человека с таким самомнением как у меня? То-то и оно…Опять понесло… «Хватит ныть!» – приказывает внутренний голос. И я заставляю себя послушаться.

Яростно запихиваю белье в стиралку, рядом похрюкивает Ватрушка, вороша носом наволочки, когда в дверь звонят. Подхожу и смотрю в глазок.

– Кто там?

– Это служба доставки. Вам посылка. – Он показывает в глазок маленькую коробочку. Я открываю.

– Распишитесь.

– Спасибо.

Я выписываю журнал по географии, очень люблю читать о нашей планете, но обычно забираю их на почте. Ума не приложу что за посылка. Быстро распаковываю, это маленькая плетеная коробочка, в ней баночка меда, малиновое варенье и печенье. Записка – «Выздоравливай». Должно быть Арсен, это очень мило с его стороны, и неожиданно!

Звонит телефон, и это тот, о ком я только что подумала.

– Привет солнце, как дела, чем занимаешься?

– Я дома, лечусь медом и вареньем, смотрю телевизор. – Намекаю, что получила приятный сюрприз с курьером.

– Молодец, это правильно. Может, вместе посмотрим фильм какой-нибудь? – Подтекст очевиден или я брежу?

Будь я ему нужна, он бы меня хоть раз на банальное свидание позвал, в кино, например. Я себя знаю, я не выгляжу как шлюха или дешевка. Тогда в чем же дело? А может он просто такой человек. Может, хочет серьезных отношений, а конфетно-букетный период не для него? Он же проявил заботу, прислал эту посылку. Вот я и перешла к оправданиям и уговорам, это первая стадия отчаяния. «Хочешь секса и мужских объятий? Так переспи с ним, и дело с концом! Ты же не девочка пятнадцатилетняя, чего тут стесняться!». Но в том и дело, что хочется не одну ночь секса, после которой он, скорее всего, больше не позвонит.

Может что-то не в порядке с моей женской анатомией или биополем?

– Завтра среда, мне нужно на работу, а уже поздно.

– Да брось, время детское. Я как раз на машине рядом с твоим районом.

– Почему ты всегда за рулем? У меня иногда ощущение, что ты живешь в машине.

– Работа такая, мотаюсь по городу туда-сюда.

Он говорил, что у его отца есть супермаркет, а чем он там занят, я так и не поняла. Арсен явно что-то не договаривает. Тогда почему я до сих пор с ним разговариваю? Сама не знаю.

– Ну, так что? Я заеду?

– Заезжай.

– Скоро буду.

Подскакиваю, бегу в ванную и привожу себя в порядок. Так я с ним пересплю? И где сейчас моя простуда? Если не пересплю, наши отношения закончатся, пересплю, тоже закончатся, но так хоть удовольствие получу, надеюсь. Надеваю короткое домашнее платье, распускаю волосы. Остаться в носках или снять? У меня пальцы некрасивые и мой сороковой размер ноги – это вечный комплекс. В носках как-то глупо. Снимаю платье, надеваю джинсы и рубашку в клетку, завязываю ее на талии. Ставлю чайник, благо я сладкоежка и угощений у меня всегда хватает. Скажу, что сама испекла, маленькая невинная ложь и мне совсем не стыдно!

Раздается звонок, и по моему телу бежит дрожь. Что же это? Я не без ума от него, я давно не теряю рассудок от мужчин, не верю в любовь с первого взгляда, да и слово любовь отсутствует в моем лексиконе, как и в жизни. Просто у меня давно никого не было, и он действительно симпатичный, брюнеты моя слабость.

– Привет, проходи. – Моя безудержная собака начинает скакать словно сам президент нанес нам визит. Я закрываю ее в спальне.

Арсен раздевается, от него как всегда вкусно пахнет. Обнимает меня за талию. Я чувствую теплые ладони на своей коже, но остаюсь безразлична к его прикосновениям. Целует. Это наш второй поцелуй в губы, первый был во время одной из поездок в его машине. Когда мы прощались, Арсен чмокнул меня в губы. Но сейчас он вложил больше страсти. Я хочу его! Вот поэтому у меня никого нет, может, я сильно быстро пускаю в свою постель? Но мы знакомы три недели. По одному свиданию в неделю, если их можно так назвать. Хотя я действительно почти не знаю его. Возможно, и правда быстро? Ох уж эти стереотипы и страдают от них в основном женщины!

– Я чай поставила, у меня есть пирожные, вчера испекла!

– Давай свой чай, я как раз не ужинал.

Мы мило пьем моргентау на кухне и кушаем «мою стряпню». О себе Арсен говорит мало. По образованию он юрист, у родственников своя фирма, у отца магазин, он работает то там, то там. Когда кружки опустели, я встаю чтобы поставить их в раковину. Он берет меня за руку и подтягивает ближе, обнимает бедра и сажает на колени лицом к себе. Я не сопротивляюсь. Какие сильные у него руки и такие крепкие объятия. Но эти поцелуи, я не чувствую их так, как когда-то. Как же я устала, когда пройдет это онемение! Когда человек из прошлого покинет меня навсегда! Я обнимаю его крепче, стараюсь разбудить в себе страсть, но огонь лишь тихо потрескивает, запасов дров у меня нет. Его руки скользят под рубашку, это приятно, но я не хочу его, как такое может быть? «Хочу, не хочу, определись уже! Двадцать минут назад готова была на пороге отдаться, а сейчас она не хочет!».

Звонит телефон, слава богу! Пытаюсь встать.

– Это могут звонить с работы, я должна подойти.

– Ты время видела, кто звонит с работы так поздно? – Арсен прижимает меня еще крепче.

– С моей второй работы. Я делаю расчеты на дому по вечерам. Я должна ответить. – Поднимаюсь, беру телефон с подоконника, – Леонид Аркадиевич Самсонов.

– Алло.

– Вика, добрый день, то есть вечер. Прошу прощения за поздний звонок.

Он выдерживает паузу. По-видимому, ждет что я отвечу – ничего страшного. Это я и делаю, обрадовавшись, что нас прервали.

– Ничего страшного, Леонид Аркадиевич, я как раз работала. – Арсен сидит за столом, уткнувшись в телефон. Мне кажется, он мог бы выразить больше недовольства по поводу поздних звонков от мужчин! Пусть даже и по работе.

– Вика, у тебя есть возможность сделать скан документов, которые тебе передала Анжелика?

– У меня, к сожалению, нет сканера. На них нет оригинала печати, только справка с оттиском. Может прислать электронный вариант?

– Почему нет печати? Как так?

– Возможно, мы говорим о разных вещах. Вы про бухгалтерский отчет за прошлый квартал или про сводный план проектов за текущий месяц?

– Бухгалтерский отчет?! Откуда он у тебя? – Его голос резко стал серьезным. Понятно, что я его не выкрала!

– Анжелика дала мне его, мы вчера встречались на объекте. Бумаги были в конверте, я открыла его только дома. Я не совсем поняла, что от меня требуется, тут странные цифры, они не сходятся с нынешними поставками и заказом за прошлый месяц. Мне кажется, не хватает данных по некоторым дням.

В этот момент Арсен начинает с кем-то говорить по телефону.

– Ничего, просто она перепутала конверты. Вика, ты не одна, я отвлекаю тебя от чего-то?

– Нет, все в порядке.

– Вика, я сейчас в офисе, и мне очень нужны эти бумаги. Мне неудобно тебя просить, но…

– Мне их привезти? – прошу тебя скажи да, пока мое свидание не зашло слишком далеко! В этот момент Арсен поворачивает ко мне голову и вопросительно поднимает бровь. Я развожу руками, мол я тут не при чем, сама не рада!

– Я буду тебе очень благодарен! Я могу прислать за тобой машину.

– Нет, что вы, мне удобней на своей.

– Вика, я жду тебя, машина приедет через десять минут.

Он кладет трубку. Вот так да? Даже возразить не успела. 

Глава 9. «Build your world»

Ровно через десять минут под моими окнами остановился белый Мерседес CLA. Не плохо, что я могу еще сказать, хоть на Мерседесе прокачусь. Не БМВ Х5 конечно – мечта всей моей жизни, но тоже ничего.

На улице смеркается, Взлетка зажгла свои огни. Разные цвета бегут и мерцают, красивый район, район будущего, с высокими домами, широкими магистралями и множеством дорогих машин на парковках. Сердце города, которые пульсирует как насос, а бесконечный поток транспорта непрерывно несется по сосудам. Особенно красиво тут ночью. Но я не хотела бы здесь жить. Мегаполисы не для меня, я человек природы. Деревья и вода так же необходимы мне как воздух. А Взлетка этим обделена и напоминает скорее каменные джунгли.

Автомобиль высаживает меня рядом с высоким бизнес центром, расположенным на перекрестке самой оживленной магистрали. Свет горит только на шестнадцатом этаже. Я подхожу и нажимаю кнопку домофона, дверь открывают. Лифт не работает и мне приходится идти пешком на этаж администрации, весь остальной персонал находится на пятнадцатом. Слышу не громкий шорох на лестнице:

– Я тебе еще раз говорю, их надо выводить! А лес закупим на стороне.

– Он не подписал! Выхода нет другого. Она еще что-то говорила?

Вдруг стало тихо. На одном из пролетов встречаю двух незнакомых мне мужчин. Они странно смотрят на меня. Вот черт…. похоже, остаться с Арсеном было бы гораздо безопасней. Сердце заколотилось и тело сковал страх.

– Добрый вечер. Какая красивая девушка, вы к кому так поздно? – Они встали передо мной и слегка улыбнулись, от чего стало жутко.

– Добрый день. Я к Леониду Аркадьевичу, – чуть слышно пищу я.

– В одиннадцать вечера? Это приватная встреча надо полагать? – он начинает усмехаться, от это становится мерзко. Отвратительные личности!

Вдруг сверху становятся слышны быстрые шаги, вниз по лестнице сбегает Леонид.

– Я думал, мы попрощались?

– Ну да. К тебе гости, даже ночью работаешь? – говорит один из мужчин, по его лицу ползет ехидная усмешка. Первый довольно высокий и худой, с тонкими губами и большими зубами, в очках. Второй пониже, с животом, у него что-то с глазом, искусственный как мне показалось. Меня начинает немного потряхивать. Одноглазый стоит рядом, его настоящий маленький и глубоко посаженный глаз бегает по сторонам.

– Вика, привет. Проходи, пожалуйста, спасибо, что приехала так быстро. – Он слегка подталкивает меня ладонью за талию в направлении лестницы. Я поднимаюсь и остаюсь в холе. Он не сильно просторный, выполнен в светлых холодных тонах. Слева стеклянная дверь, за которой коридор с кабинетами. Немного впереди высокая стеклянная перегородка с геометрическим узором. За ней стойка рецепции из непрозрачного голубого стекла, сверху длинный светильник на подвесах. На полу светло-серый керамогранит. Стены в том же цвете. Справа стоит белый кожаный диван, углы которого отделаны хромированным металлом. Перед ним стеклянный стол. За диваном не широкий коридор, уходящий вглубь. На стенах маленькие бра. Все по минимуму, ничего лишнего. Здорово должно быть работать руководителем такой компании, приходить и знать, что все это принадлежит тебе. Я все еще слышу голоса внизу:

– Всего доброго, завтра как договорились.

– До встречи.

Леонид поднимается на этаж.

– Проходи, не бойся. Это у нас поздно, а вот в Москве еще не собираются спать, и Стамбул требует документы. – Мы проходим за стеклянную перегородку, прямо по узкому коридору. Слева двойная стеклянная дверь с табличкой: конференц-зал. Прямо в конце коридора красивая дверь из голубого стекла и табличка, на ней надпись большими буквами «Президент». Справа две двери. На первой я не успела прочесть надпись, мы подходим ко второй – «Директор юридического департамента». Леонид открывает передо мной дверь, я прохожу в кабинет. Он достаточно просторный. По левую сторону стена из голого кирпича, все остальные светло-серые. Деревянный письменный стол, под цвет паркетной доски. Справа от двери темный кожаный диван, выглядит очень мягким. Правая стена вся закрыта огромным стеллажом. Там много папок, книг в дорогом переплете, каких-то конвертов и бумаг. Почему-то теперь я уверена, что Леонид гей. Видя, как я рассматриваю его стеллаж, там кстати много всего интересного помимо кучи бумаг, например статуэтки и сувениры, рамки с фото, наверняка он много путешествует, Леонид говорит:

– У нас в стране много законов, сюда и то не все поместились. – Я немного улыбаюсь. У меня все еще неприятный осадок в душе, после встречи с этими типами.

– Вика, – он поворачивается и смотрит на меня.

– Да, – мой голос был похож на писк.

– Испугалась? Прости за ситуацию внизу, не все наши партнеры приятные люди, это так. Они что-то сказали тебе?

– Нет, все в порядке. – Я стою посреди кабинета. Он подходит к письменному столу и, прикасаясь к стулу, жестом предлагает мне сесть. Еще он нижнюю губу прикусил. Но это-то стоило пропустить мимо глаз. Просто он действительно очень красивый. Вот какого мужчины у меня никогда не будет. Но он либо гей, либо гавнюк, третьего не дано. Я прохожу и сажусь, по-моему, как корова, а он летящей походкой обходит меня, садится на королевское кресло за его столом.

– Вика, я могу увидеть документы?

– Да, – я уже забыла, зачем я здесь. Какой стыд, смотрю на него как кот на сметану, а он наверняка это заметил! – пожалуйста.

– Так это у нас бухгалтерия, сметы, вот отчет. Вот это оставь. План помещения.... Это надо еще проработать.

– Я сделала, я передавала диск…

– У заказчика изменились требования. – Он дает мне файл с бумагами. – Надо переделать. Ты, кстати, довольна своей работой?

– В каком смысле?

– Возможно, будем открывать дополнительные вакансии, ты подходишь как никто другой. Зарплата приличная. Если что, имей ввиду. Мы довольны твоей работой, ты исполнительная и ответственная. – Он мило улыбается.

– Спасибо, я приму к сведению. – Вот это поворот, интересно на какую должность я подхожу?

Около пятнадцати минут мы обсуждали рабочие вопросы. Я уже устала и жутко хочу спать. А он бодр и весел, как ему это удается? Похоже, Леонид заметил мою усталость.

– Может чай или кофе? – опять кофе? Или у меня уже бзик, и я непреднамеренно делаю на этом акцент.

– Нет спасибо.

– Тогда все.

– Я могу идти?

– Куда? – он, не отрываясь, смотрит мне в глаза.

– Домой. – Робею.

– Ты серьезно, зачем? – он встает и начинает поправлять рукава на рубашке.

– Ну, уже поздно.

– Совсем нет. – Да он что издевается? Мне опять становится страшно, кто их знает этих богатеев, они привыкли получать все, что хотят, любой ценой. Я смотрю то на дверь, то на пол, то на него, не зная, что мне делать.

– Вика, да я шучу, а то ты серьезная такая! – ах ну понятно, Леонид у нас юморист!

– А, ясно. – Я мило улыбаюсь.

– Пойдем, я тебя отвезу. – Мы спускаемся вниз, подходим к тому самому мерседесу. Он садится за руль. Когда он ключи успел забрать у… Кстати кто это был, водитель? Надо признаться, мерседес – невероятно комфортный автомобиль. Он очень мягко плывет по дороге, Леонид безумно сексуален, и моя усталость совершенно прошла.

Держу пари, в его постели были только супермодели (при чем неизвестно какого пола). Да я просто серая мышь рядом с ним. Я явно не самая веселая и легкая в общении девушка. Но будь у меня куча денег, то я бы всех его моделей переплюнула! Только по-настоящему достойный человек оценит такую девушку как я. «М-да…, то-то они в очередь стоят, достойные…» – ненавижу голос своего разума.

Мы быстро добираемся до моего дома. Леонид поворачивается ко мне и слегка улыбается:

– Спокойной ночи Вика, прости, что тебе пришлось так поздно работать.

– До свиданья. – Я выхожу из автомобиля, забирая с собой немного потрясающего аромата его одеколона. 

Глава 10. Истерика и шок

Каждый мой новый день вчерашний – работа, дом, зубрешка конспектов, расчеты. К моей занятости прибавилось хроническое недосыпание. Последний раз я так мало спала, когда работала трансферменом в Турции, во время летних каникул в университете. Многие ребята практически жили в аэропорту. Мне тогда повезло, я сразу сдружилась с нужным человеком и программы мне доставались скорее развлекательные: яхта, турецкая ночь или аквапарк, тогда мне действительно повезло… А может и нет. Возможно, не будь у меня такого опыта, моя жизнь сейчас казалась бы мне настоящей и интересный, а эмоции горячими и яркими. Вместо этого почти каждый день я переживаю серость даже в солнечные дни, тоску даже в самые веселые и добрые моменты моей жизни, восторг и радость не приходят ко мне, когда сбываются мои заветные мечты. А все последующие романы казались бы мне любовью, а не увлечением. Но теперь я знаю, какая она, теперь я знаю, как это жить с мертвым сердцем. Каждый новый день – вчерашний, с теми же ситуациями, людьми, эмоциями.

Я пробовала сбежать в другой город. Но Москва оказалась не лучшим выбором. Я снимала квартиру с подругой, у меня был мужчина, обеспеченный москвич, готовый хоть завтра жениться на мне, но я не могла его полюбить или придумать, что он мне нравится. И одиночество пожирало меня еще сильнее. Я поняла тогда одну истинную вещь: от себя не убежишь, куда бы ты ни ехал, ты везде берешь с собой себя. Спустя восемь месяцев я вернулась в родной город.

Иногда мне хочется, чтобы кто-то взял меня за шиворот и хорошенько встряхнул! Я не жалуюсь и конечно ценю все, что дал мне господь, но это лишь разум, сердце мое давно не откликается…

Арсен вот уже три дня молчит, наверное, обиделся. Ему нужна легкая, не замороченная девушка, не обремененная проблемами и работой, с которой всегда можно расслабится. Нужен ли мне такой мужчина? Конечно, нет.

На улице установилась спокойная и теплая погода. Под балконом пышную зелень развивает теплый приятный ветерок. Я собираюсь на прогулку с моей собачкой. Уже одиннадцатый час, на набережной должно быть не много людей, она сможет вволю набегаться. Я спускаюсь вниз и быстрым шагом направляюсь в сторону реки. Иду вдоль дома, слева проходит аллея, по бокам засаженная пышными кустарниками черемухи. Запах невероятный! Перебегаю дорогу, на берегу в том году высадили яблони, ранетку, березки и ели. Какое наслаждение иметь возможность гулять на природе, не выезжая из города. Как давно я мечтала перебраться в этот район. Кусты окрашены в белые, красные, сиреневые цвета, все излучает жизнь и любовь. Отпускаю собаку, подхожу к обрыву и усаживаюсь на не большую скамью. Звонит телефон – мама. Давно ее не слышала, а не видела еще дольше. Мы и раньше не часто виделись, хотя она живет в паре остановок от меня, но по телефону говорили каждый день. Сейчас, с моей занятостью даже это удается с трудом.

– Привет мамуль.

– Доча? Здравствуй. У тебя все хорошо? Совсем пропала и не звонишь.

– Да мамуль, просто много работы.

– Нельзя себя так изматывать, отдыхать тоже нужно. Всех денег не заработаешь.

– Не волнуйся, все хорошо. Я и не стремлюсь к этому.

– Какие новости, что нового? – Она, конечно, спрашивает про мои отношения с Арсеном. Дурацкая привычка все рассказывать маме, сама же потом не знаю, как отделаться от ее вопросов.

– Ничего.

– Какому мужику понравится, когда девушка на ночь глядя на работу срывается?

– Ох мамочка, ты много не знаешь. Он и не рассчитывает на серьезные отношения.

– Тогда зачем он тебе нужен? Он лишь занимает место в твоей жизни, место, которое мог бы занять кто-то более достойный!

– Знаю…

– Так в чем же дело? Это не то, чего ты хотела, ведь так?

– Мне нужен серьезный состоявшийся мужчина, который мог бы облегчить мне жизнь, а не усложнить. Плохо жить я и сама могу. Добрый и порядочный…

– Доча, идеальных людей не бывает.

– Мама, мне не нужен идеальный, просто я хочу… поддержки. – Я безумно устала. Устала одна решать свои проблемы, устала работать, устала от одиночества. – Почему такие как я не интересуют мужчин? У меня много знакомых, приличных и состоятельных людей, а их девушки кто они? Да никто. Купили диплом, благодаря родителям имеют хорошую работу, либо не работают вообще. Тратят кучу денег на салоны красоты, встречи с подругами и тусовки в клубах, в жизни сами ничего не достигли. Поверхностные, высокомерные дурехи…

– Милая, мужчины не любят сильных и независимых женщин. Они любят чувствовать себя лидерами, правыми, главными, называй это как хочешь. Мужчина должен чувствовать свое превосходство, а с тобой это сложно, ты же со своим характером любого мужика задавишь.

– Ну почему, чтобы выйти замуж надо обязательно быть идиоткой? Для меня это роскошь, у меня кредиты и мне некогда прикидываться беззащитной дурой. У меня в жизни не одного стоящего парня не было, словно я прокаженная…

– Стоящего это какого?

– Умного, обеспеченного, с чувством юмора…

– Мужчины, о которых ты говоришь, как правило, самовлюбленные, властные и эгоистичные. Обеспеченного? Главное, чтобы человек был хороший, любил и уважал тебя. А богатый вряд ли будет таким.

– Ты всю жизнь прожила в нищете с человеком, которого полюбила, много ли счастья видела?

– Твой отец не всегда был таким.

– Неужели?

– Было в нем что-то… он был довольно харизматичным в молодости…

– Знаешь, оглядываясь назад, я понимаю, что мне было стыдно за всех мужчин, с которыми я встречалась. Почему я сними была? Савельев, моя первая любовь и первый мужчина. Мне едва исполнилось шестнадцать, ему девятнадцать. Спустя четыре годы отношений я поняла, что либо свадьба, либо разрыв. Добрый, порядочный, но абсолютно бесперспективный, нецелеустремленный человек. Лишь однажды я гордилась им, когда он избил парня, который украл мой телефон. Вовка был идеален в роли лучшего друга или брата, коим я и считала его под конец нашего романа, но спутника жизни я хотела совсем другого. Клюев – как я могла с ним прожить целый год, до сих пор в голове не укладывается! Долговязый паренек, которого я тщетно пыталась откормить. Без имущества, уже как водится, и каких либо амбиций. Мне всегда было стыдно за наш роман. Единственным плюсом была его профессия – бармен. Я перепробовала кучу бесплатных коктейлей с моими подругами, за время что была с ним. А ты помнишь, какие сказки он мне рассказывал? Будто его дед работает в ФСБ, родители погибли на исполнении секретного задания! Я ведь так и не узнала правды. Как я его терпела? Хорошо, что уехала в Турцию, а так бы неизвестно, когда разошлись. Порезов – сейчас очень богатый человек, зачем я его бросила? Ах да, от него всегда жутко несло потом и не стираной одеждой. И уши у как локаторы торчали… Юлька встречалась с его лучшим другом, и наш роман сложился случайно.

– Просто ты добрый и мягкий человек, ты боялась их обидеть вот и не уходила, пока жизнь сама не разводила вас. Все что уходит не твое. Это значит, они были в твоей жизни для того, чтобы тебя чему-то научить и только. Твое не уйдет.

– Я всегда мечтала иметь мужчину с недвижимостью, – в ответ мама лишь посмеялась.

– Интересный критерий…

– И в наше время самый актуальный! Чтобы он забирал меня на машине. Выходишь, а он ждет тебя у подъезда, приятно… Чтобы у него была квартира. Ведь все мои бывшие жили у меня. Самодостаточный, сильный, ответственный. За всю свою жизнь я не встретила ни одного такого! Мама, они существуют, я точно знаю…

– А Вадим?

Да, был Вадим. Хороший парень, и машина и фигура, но уж больно скромный. Наш первый поцелуй был по моей инициативе, и то, когда я спросила, почему после двух месяцев знакомства он все еще меня не поцеловал. И если я ему не нравлюсь, зачем тратить время? Он сказал, что не хочет торопиться. Но это поцелуй, а не секс, который, кстати, тоже был по моей инициативе спустя три месяца отношений! Он довольно вяло снимал одежду, без особой страсти приступил к делу. Где, где, а уж в сексе мужчина точно должен знать, что делать. Стеснение в постели – это прерогатива женщин. Наверное, это и была главная причина расставания. Маме я назвала другую причину, которая тоже была правдой.

– Я уехала в Москву, а он и удерживать не стал, объяснив тем, что не хочет влиять на мои решения. Пока я была там, мы не прекращали общаться. По приезду, мы встретились вновь. Он изъявлял желание возобновить отношения, но мне это было уже не нужно.

– Он хотел, чтобы ты сама решения принимала, чтобы потом его не упрекала, что он не дал тебе попробовать… Он повел себя правильно.

– Что было, то было, может и действительно зря разошлись. Лишь одним мужчиной в своей жизни я гордилась, у него не было ничего, но он дал мне все, как такое возможно? Как жить, зная, что ничего подобного тебя больше не ждет…

– Девочка моя… вспомни, как он поступил! Это у него жизнь закончена, ведь так его больше никто не полюбит! А у тебя есть многое, о чем некоторые только мечтают, и будет еще больше. И любовь будет настоящая и взаимная, а не как с ним, ты любила за двоих. С каждым днем твоя жизнь становится только лучше, ты многого достигла. Вспомни, еще пять лет назад какой ты была?

– Легким, добрым и мягким человеком… глупым человеком.

– Ты и сейчас добрая, и мягкая, но уже не такая наивная, просто знаешь, чего ты стоишь. Ты умная, красивая, успешная – ну разве часто встретишь такую девочку? Не разменивайся, твой мужчина к тебе придет.

Моя мамочка, чтобы я без нее делала. Она невероятной доброты человек, из-за чего в жизни повидала не мало бед. Я никогда не слышала от нее слов упрека. Даже в самые страшные дни моей жизни, дни глубокой нищеты, которые мы пережили, когда я была совсем маленькой, этот человек излучал тепло и доброту. Как бы я хотела ее обнять сейчас. Только с ней я позволяю себе немного пожаловаться на жизнь и выплеснуть все что накипело. Совсем недавно я поняла почему. Ее поддержка дает мне необычайную силу жить и вселяет огромную надежду. Мне кажется, если я пожалуюсь маме, она помолится за меня (в душе я всегда считала ее святым человеком) и все в моей жизни наладится, все исполнится, все плохое уйдет. Наивно – возможно. Да, у меня и так все хорошо, просто я устала, вот и все, ведь это нормально?

– Успокаивайся, завтра сходим куда-нибудь, в парке погуляем, ладно?

– Ладно, мамуль, целую. Не переживай, прости, что я расклеилась. Спокойной ночи.

– Целую моя ласточка, не настраивай себя на плохое, все будет хорошо.

– Люблю тебя, пока.

Я ложу трубку. «Соберись тряпка, развела нюни!». Но 5 минут вполне достаточно, чтобы немного выплеснуть эмоции. Так, а где моя собака???

– Ватрушка!!! – Я оглядываюсь и понимаю, что уже стемнело, людей на берегу почти нет, становится прохладно. Где же эта собака… Вдруг вдалеке я вижу мужчину, он кого-то мне напоминает, пока не могу понять. Плавной походкой идет в мою сторону.

– ВАТРУШКА! Иди ко мне! – Только я собираюсь ее прицепить, как слышу свое имя.

– Вика! Привет!

Вот черт, этого мне еще не хватало.

– Добрый вечер Виктор Робертович.

– Ты одна? Уже стемнело…

– Я с собакой! – Которая, кстати, несется на всех порах и начинает наматывать круги вокруг него.

– Ха-ха, да, серьезный пес!

Я не могу его узнать. Это не тот человек, который был при нашей первой встрече. Сейчас Виктор ведет себя непринужденно, впервые вижу эту улыбку. На нем синие потертые джинсы, белая футболка и кеды, а волосы немного взъерошены. Напомните, почему раньше я считала его не красивым? «Стоп, стоп, стоп! А ну отвернулась!».

– Вика, собака потрясающая! – Он начинает теребить ее за уши, та блаженно фырчит. – Мы тебя совсем замотали? Я кое-какие бумаги привез, это не к спеху, просто я проезжал мимо и решил завезти. Отчет дашь лично мне и не с кем о них не говори, хорошо?

– Я поняла, хорошо. А как вы узнали, где я живу?

– Ты… Леонид сказал. Я заехал, но дверь не открыли. Хорошо, что возвращался по берегу и увидел тебя.

– Ясно.

Пока я хлопала глазами, позади послышался шорох пластиковых бутылок, следом полетели вниз камни, тихий визг. О господи, собака сорвалась с обрыва! Я бросила бумаги и рванула в сторону обрыва, успев лишь заметить, как маленький бежевый комочек ударяется об землю – подлетает – падает, опять ударяется – подлетает и падает. Я начинаю сползать с обрыва, меня совершенно не волнует битое стекло, арматура и камни. Я присела на заднюю точку и медленно пытаюсь ползти вниз по практически вертикальному склону, периодически срываясь с ладоней на локти. Собаки не видно. Я знаю, что найду там ее труп. «Чтоб этого Виктора самого в обрыв унесло вместе с его документами!!!».

Берег высотой метров тридцать, не меньше. Внизу кустарники и крапива. Я тщетно зову ее по имени, пытаясь сдержать рыдания. Не могла же она исчезнуть. Иду в сторону лодочной станции, там слышится вой собак. Не хватало еще, чтобы эти твари растерзали ее маленькое тельце. На улице стемнело, и я была уже в отчаянии. Как вдруг увидела перед собой свою малышку. Она стояла на четырех лапках и смотрела по сторонам. Кажется, у нее шок, и она совершенно потерялась в пространстве. От радости, что она жива, я начала рыдать еще больше, прижимая ее маленькое тельце к себе. Чуть дальше была лодочная станция, от которой вверх по склону поднималась деревянная лестница, куда я медленно направилась. Но на встречу мне выбежали бродячие собаки, прикормленные рыбаками. Я не чувствовала страха, единственное что меня волновало, это маленькое беззащитное создание на моих руках. По лестнице уже бежал виновник произошедшего! Он же отвлек меня, иначе я была бы уже дома! Виктор встал между мной и собаками, и стал отгонять их.

– Вика, ты с ума сошла! Ты могла шею себе свернуть. Лестница была не так далеко!

– Она была далеко! А внизу собаки! – Он пытается помочь нести Ватрушку, но я отвернулась, вцепившись в нее мертвой хваткой.

– Где ветеринарная клиника? Я отвезу тебя.

Мы подходим к дороге, к тому времени я в прямом смысле по локоть в крови, собака начинает хрипеть. Его машина совсем близко, это видимо фишка компании, все ездят на одной марке авто. Мы садимся в новенький черный Мерседес GLS.

Слава богу, в клинике пусто, меня встречает молодой врач, с ужасом глядя на меня и собаку. Он сразу понял в чем дело.

– Гуляли на берегу?

– Да. – Меня жутко трясет и мой голос дрожит. Он кладет ее на высокий стол, ставит какие-то уколы, промывает раны.

– С глазками все хорошо, прокапаете капли и все. Адреналин подскочил и видимо был шок. Проверим на сотрясение и переломы. А лапки надо зашивать. Я поставил наркоз. Побудьте с ней, пока не уснет.

Ватрушка неподвижно лежит на столе, только глаза реагируют на движения и смотрят на меня сквозь слезы. Я обнимаю ее и рыдаю. Господи, за что все это, она же такая маленькая!

Пришла какая-то девушка и забрала собаку. Сижу на скамье в холе, ожидание сводит с ума. Виктор все еще тут, он жутко меня бесит одним своим присутствием. Пусть меня осудят, пусть не справедливо, но, если бы не он со своими бумажками! Если она не поправится, я его придушу, клянусь богом!

– Вика, может воды? – да пошел ты со своей водой!

– Нет.

Он садится передо мной на корточки.

– С ней все будет хорошо, я уверен. Она еще маленькая, у щенков быстро все заживает.

Зачем ты только явился?! Просто уйди с глаз моих! Я осознаю, что это целиком моя вина, но все же злюсь на него. Закрываю лицо руками, мне хочется спрятаться. Виктор садится рядом на скамью, так близко, что я чувствую прикосновение его плеча, но меня это лишь раздражает.

Врач возвращается спустя час.

– Переломов и сотрясения нет. Одну лапку зашили, швы снимите через десять дней. Обе лапы мазать вот этой мазью, каждый день уколы в холку. Тщательно промывать ранки.

Она дает мне список лекарств на бумаге и счет. Черт, у меня же нет с собой кошелька, хлопаю по карманам.

Подходит Виктор, забирает у меня счет и отдает деньги. Мы возвращаемся к машине, и он подвозит меня домой.

– Подождите минуту, я вынесу деньги.

– Вика, как ты? – он что издевается???

– Я сейчас вынесу деньги. – Быстро выхожу и иду к подъезду.

– Виктория, в этом нет необходимости. – Захлопываю дверь не дослушав. Иди ты к чертовой матери. Моя собака смотрит на меня жалобными глазками. Дома я стелю ей пуховое одеяло на своей кровати, обычно я даже в спальню ее не запускаю. Она хочет встать, но тело все еще под действием наркоза. Такая маленькая и беззащитная.

Каково бездомным животным, о них некому позаботится, жизнь очень жестоко обошлась с ними с самого рождения. Я всегда считала, что родится бездомным псом одна из худших судеб. Наверное, это карма за прошлые ошибка или же ад на земле, для худших представителей рода человеческого.

Несмотря на это, каждый месяц я перевожу бонусы с карты для супермаркета в пользу приюта для животных, периодически бросаю наличные в ящик для сбора помощи бездомным. На них организаторы могут купить корм и средства первой необходимости. Так мне немного спокойнее в душе. Но случись такое падение с ними, они будут обречены.

Сижу с собакой до тех пор, пока она не засыпает. Потом иду в ванную и это еще один шок за сегодня! Из зеркала на меня смотрит лохматое чудовище! Тушь размазана по лицу, локти и ноги ободраны, руки в крови, и эта кровь не только от собаки. Я вся в мелких порезах, но совсем не чувствую боли. Моя майка в мелких дырах, откуда они? Стопы ободраны. Вот это пугало, слава богу, что на улице было темно, иначе я бы всех людей распугала. В ТАКОМ ВИДЕ МЕНЯ ВЕЗ ВИКТОР!!! Он таких страшил наверняка еще не встречал. Представляю, что он думал. Да и плевать мне, что он там думает. А вот интерьерчик в его авто я однозначно подпортила. Ну и ладно!

Выхожу из душа, жаль вода не может смыть мои ссадины, которые практически по всему телу. Через несколько дней открытие офиса, потом грандиозный банкет, и в каком виде я там предстану? 

Глава 11. Вот так сюрприз!

Солнышко пробивается сквозь шторы, через открытую дверь балкона, я слышу пение птиц. Открываю глаза и первым делом смотрю на свою собачку. Она слышит шорох, медленно встает и аккуратно потягивается. Потом, хромая, подходит ко мне и начинает лизать руки. Глазки еще немного красные, но выглядит она уже лучше. Ох, мое маленькое чудо, вчера был страшный вечер.

Душ, зарядка, прогулка с собакой, потом я готовлю завтрак на кухне, все идет по плану. Беру телефон и вижу две смс от Арсена. Прислал вчера вечером, когда приключилось это ужасное событие.

«Привет малышка, что делаешь?»;

«Я у тебя в районе, может я заеду?».

Смотрю на время, 10:20. Я встаю рано, семь-восемь часов сна для меня вполне достаточно. Решаю ответить. Если ему позволено писать ночью, то почему бы мне не написать ему с утра?

«Доброе утро. Прости, что не ответила сразу. Вчера произошло несчастье с моей собакой. Сейчас уже все в порядке. Сегодня вечером я свободна. Погода обещает быть чудесной, как на счет прогулки?».

Я не жду ответа, уверена, он еще спит. Он вообще исключительно «ночной» парень, как я заметила. Через полчаса звонит телефон. Это он? Почему-то я жутко обрадовалась, возможно, мы проведем вместе весь день, и я наконец-то узнаю его получше!

Это всего лишь Юлька. Настроение сразу падает.

– Алло?

– Привет моя, что делаешь?

– Недавно проснулась, варю кофе.

– Я поняла, не черта ты не делаешь. Собирайся, мы едем за город на шашлыки!

– Так сразу?

– А как?

– Куда, к кому, с кем?

– Куча бессмысленных вопросов! Место чудесное, а люди хорошие. Так устраивает?

– У меня собачка заболела. – Я вкратце пересказываю события вчерашнего вечера.

– О боже! Как она сейчас? В любые случаи там ей будет лучше, полежит на травке, подышит свежим воздухом.

Немного подумав, я решаю ехать.

– Все-таки может скажешь куда и с кем? Мне на своей машине ехать?

– Чуть позже я наберу тебя, мы пока не определились. Но к двенадцати будь во все оружия, поняла?

– Хорошо, жду.

Натягиваю шорты, майку. Засовываю в рюкзак брюки, свитер и кроссовки. Собираю еду для своей собачки. Интересно все-таки, кто там будет? Через некоторое время раздается звонок.

– Викуля, мы можем тебя забрать, тебе не обязательно ехать на своей машине.

– Отлично, во сколько?

– Через полчаса.

Спустя полчаса я готова к поездке. Выхожу на улицу, чтобы выгулять собаку перед дорогой. Я ведь даже не знаю, как долго нам ехать. Открываю дверь подъезда, и передо мной открывается невероятная картина. В паре метров от дома стоит моя машина, обвязанная воздушными шариками, дворник прижимает к лобовому стеклу огромный букет роз молочного цвета. К слову, это одни из моих любимейших цветов! А на крыше сидит громадный плюшевый медведь. Я не любитель плюшевых игрушек, это предмет для сбора пыли, вот единственное их предназначение, на мой взгляд, а воздушные шарики могли меня порадовать в классе седьмом-восьмом. А вот розы! Мне тысячу лет не дарили цветы! Но кто? Неужели Арсен? Моя личная теория подтвердилась, и первое впечатление о нем как о человеке оказалось ложным! Но в голове крутится еще одна нелепая и совершенно бредовая мысль, боюсь произнести вслух, ведь это будет означать, что я могу рассматривать и обдумывать ее. Нет, быть не может, я знаю кто я, а кто он. Леонид… Мозг произносит это сам, он у меня вообще существует совершенно отдельно от моего тела. «Вот дура, не смеши людей!». Ну а почему нет? Может то, что он вызвал меня ночью в офис не случайность? Может он хотел пообщаться наедине, а на свидание позвать не решился, и сам для себя еще не все решил? Так, все, довольно! Бред какой-то. Я встречала подобных мужчин, с кем-то ходила на свидания. Был секс, а после ничего. Нет, не хочу, надоело. А это в такие случаи просто очередной дешевый подкат. Хотя не такой дешевый, розы потянут тысяч на десять, да и медведь точно стоит не меньше!

Я кружусь вокруг машины, пытаюсь отвязать все шары, сразу отпуская их в небо. В этот момент во двор заезжает Юлька на джипе своего мужа, останавливается и выходит.

– Привет! – подходит и обнимает меня. – Ничего себе! Это от кого!?

– Сама только увидела, не знаю! Я даже не пойму, когда это сделали, ночью или днем.

– Записки нет?

– Нет вроде.

– Ухажёром обзавелась, значит… – произносит она с подозрением и обходит машину кругом.

– Видимо, сама того не ведая. А где Кирилл?

– Он уже там, все уехали еще вчера.

– Все?

– Ага.

– Ты мне наконец скажешь куда мы едем и с кем?

Открывается задняя дверь и из машины выходит Бурак. Самый привлекательный из всех мужчин, когда-либо знакомых мне. Аполлон нервно курит в стороне, глядя на него. Высокий, смуглый, мускулистый парень, его голливудская улыбка озаряет мой двор из четырех хрущевок, когда он направляется в мою сторону. Мне с ним ехать придется? Опять всю дорогу буду чувствовать себя серой ущербной мышью…

– Поздравляю!

– С чем?

– У тебя день рождения?

– Нет. Это сюрприз, неизвестно по какому поводу… – Что за голос! В таких мужчин влюбляются моментально, надо держать себя в руках. Ему на шею надо повесить табличку с надписью Danger!!!

Шум вокруг моего подарка утихает. Заношу в квартиру медведя, который в высоту сантиметров сто семьдесят, судя потому, что он с меня ростом. Юля несет цветы.

– Это наверняка Арсен!

– Не уверена, хотя больше и некому.

– Ну как так некому? Кто у нас по ночам работает?

– Мелькнула такая мысль, но я ее прогнала. Юля, да это бред какой-то, быть не может.

– Вот скажи, ты себя вообще не уважаешь?

– Прошу тебя, давай закроем тему! Я сама в шоке до сих пор. Я вообще забыла, что такое подарки от мужчин и романтические ухаживания! Меня это скорее настораживает, чем прельщает.

Мы выходим, садимся в автомобиль. Бурак с кем-то весело болтаем по телефону. Невероятно красивый мужчина. Как же я люблю мужчин кавказской внешности. С черной щетиной, хрипловатым голосом, сильными руками. Эй, стоп! Я не могу так думать о нем, он слишком недосягаем для меня. 

Глава 12. Дом у озера

Мы плавно едем по трассе на юг в сторону соснового леса.

– Юль, мы там с ночевкой остаемся?

– Угу.

– Где будем ночевать?

– В коттедже на озере.

– Ты едешь, не зная куда? – спрашивает Бурак, как мне показалось, небрежным тоном.

– Я доверяю тем, с кем еду. Этого достаточно. – Отвечаю как-то слишком смело. Обычно рядом с такими мужчинами я краснею, смущаюсь и вообще предпочитаю молчать.

– Меня ты второй раз видишь.

– Я говорю про свою подругу. – Наверное, это было грубо. Он улыбается, затем достает из сумки пиво и чипсы. Открывает и протягивает мне одну банку.

– Нам ехать около часа, а так как мы не за рулем, можем расслабиться.

– Для меня это редкость, ездить на пассажирском сиденье. – Я беру пиво и благодарю.

Юля не жалеет педали, мы несемся 150 км/час. Я жутко боюсь, изредка поглядываю на спидометр.

– Юль, притормози!

– Расслабься! – бросает она через плечо.

– Я уже седая!

– Будет повод покрасить волосы, ты вроде блондинкой мечтала быть?

– Хватит с нас одной блондинки! Ты очумела, сбавь скорость! Ну пожалуйста… – пищу я, зажмурившись.

– Боишься быстрой езды?

– Да. – Есть один человек, с которым я ничего не боялась, но это Бурака не касается. И вообще, раньше я не слышала, что у Кирилла есть такие друзья как эта компания, имена их никогда не мелькали в разговорах.

– Бурак, вы из Турции?

Юля начала хихикать, ставя меня и в без того неловкое положение.

– Она у нас скромная девочка. – Я превращаюсь в помидор. Нет, я точно ее утоплю сегодня.

– Вика, давай на ТЫ, хорошо? Да, я родился в Стамбуле, вырос там же. А ты из Красноярска?

– Да.

– В Турции была?

– Да, я провела там много прекрасных месяцев! Я обожаю Турцию. – Он удивленно смотрит на меня.

– Ты жила там, где именно?

– Я работала трансферменом в туристической фирме. Сам офис находился в Анталии, туристов мы развозили по разным регионам – Сиде, Белек, Кемер, Алания. После этого я ездила в разные теплые страны на отдых, но никогда и ничто меня так не поражала как Турция, мои воспоминания о ней особенные. Я первый раз в жизни поехала за границу именно туда, первый раз увидела море именно там, такое, как всегда, мечтала – синее, до самого горизонта! Тогда я была студенткой четвертого курса и проводила там летние каникулы. Потрясающая страна, замечательные люди.

– Я отдыхал в Анталии. Согласен, Турция завораживает. Ее надо увидеть изнутри. Не достаточно приехать туда в отель, прожить там две недели, посетить несколько экскурсий. Она открывается тогда, когда ты там живешь, общаешься с местными, ходишь в обычные магазины, а не те, куда возят туристов, гуляешь по городу, катаешься на автомобиле… Я даже заскучал по дому.

Я удивлена, но мне достаточно просто общаться с этим красавчиком. Меня не трясет, как, например, рядом с Леонидом.

– Как долго ты там жила?

– Я сдала сессию досрочно, в апреле и сразу уехала. Вернулась по окончанию сезона, в октябре. На следующий год тоже поехала, но уже на меньший срок. Я защищала диплом, освободилась только в июле. Визу я получить не успела, а без нее разрешено приезжать лишь на два месяца. Второй раз я работала в отеле администратором.

– Говоришь по-турецки? – он задорно улыбается. Боже, ну что за красавчик!

– Тогда очень плохо, только элементарное. Сейчас я вряд ли что-то вспомню. – Только бы не просил что-нибудь сказать, а то я буду выглядеть полнейшей тупицей.

– Давай освежим воспоминания, как будет «Как дела?» – О нет! Но это я помню!

– Nasılsın?

– Так, хорошо, а что я отвечаю?

– Iyi, я думаю.

– Да, дела мои хорошо. – Снова эта улыбка, мне стало сложно дышать. – Так, а как будет приятного аппетита? – Он протягивает мне чипсы.

– Afiyet olsun.

– Afiyet olsun.

– Tesekkürler. – Это значит спасибо.

– Молодец! У тебя хорошее произношение.

– Красивый язык.

– Согласен.

За интересной беседой дорога пролетела незаметно. Я оглянулась, мы заехали в небольшой коттеджный поселок, расположенный посреди соснового леса. По гравийной дороге мы проехали в глубь, вдали показался просвет и берег, за ним живописное озеро. Я опустила окно, чтобы вдохнуть поглубже свежий воздух и услышала пение птиц. Вот в такие моменты я чувствую себя особенно счастливой. Удивительно как мало нужно порой для счастья, но как тяжело бывает это получить, нам городским жителям. Моя собачка, которая спала всю дорогу, проснулась и полезла в окно, наверное, ей тоже захотелось подышать ароматом хвои. Машина завернула за угол высокого забора из обработанных досок, отделанных кованым чугунным узором. Мы подъехали к воротам, озеро оказалось слева от нас, с остальных трех сторон хвойный лес, другие дома остались далеко позади, их практический не было видно. Юля нажала на сигнал, и ворота открылись. Мы заехали в небольшой уютный дворик. Дом оказался небольшим двухэтажным коттеджем, выполненным из круглых бревен, покрытых лаком, красивого темно-медового цвета. Я не люблю дома из дерева, я ярый защитник природы и не думаю, что люди вправе уничтожать леса ради собственного комфорта, когда этого можно избежать. Лес – это практически не возобновляемый природный источник, и у меня сердце кровью обливается, когда я вижу, как истребляют гектары. Но я не могу не признать, что дом потрясающий. Слева навес и дорога в гараж, уходящая под дом. Большое крыльцо, на котором стоит кресло-качалка. На крыльце с легкостью бы уместились два таких джипа как у Кирилла. Крыльцо заворачивает за правый угол дома, так что по нему можно было дойти до заднего двора. Справа от дома узкая мощеная дорожка на задний двор, в конце которого виднелась не большая банька из такого же кругляка, несколько кустарников яблони и сирени. Я засмотрелась, невероятной красоты дом, он такой уютный и такой семейный. И как кто-то может сдавать его в аренду посторонним людям?!

Пока я прибывала в мечтах иметь когда-то хоть что-нибудь похожее, дверь открылась, из дома вышла Анжелика, да-да, та самая «дорогая» девушка, Кирилл, Семен —его друг и коллега, и тот, кто особенно меня удивил, Слава! Это младший брат Кирилла. Последний раз мы виделись четыре года назад, когда он неуклюже пытался за мной ухаживать и даже звал замуж! Тогда он был беззаботным, худощавым и низкорослым парнем двадцати пяти лет. Сейчас, как я вижу, все изменилось, за исключением разве что роста. Он заметно подкачался, походка стала более свободной и уверенной. Яркая пляжная майка оголяла мышцы рук и волосатую грудь.

Он приветствует моих попутчиков и идет ко мне, улыбаясь во все тридцать два зуба. Мои глаза вот-вот выпадут из орбит, слава богу, я в очках.

– Привет, солнце! Отлично выглядишь, ты похудела килограмм на десять с последней нашей встречи. – Маленький укол гнева с первых секунд, считаю до трех, дабы не нагрубить!

– Привет, – сухо и чуть высокомерно здороваюсь я, снимая очки. Когда я оставила работу в общепите, ко мне вернулся мой обычный вес в пятьдесят четыре килограмма. Славка подходит ближе, нежно, но уверенно обнимает, целует в щеку.

– Удивлена, я вижу.

– Немного. Хорошо выглядишь.

– Не буду спорить! – я понимаю, что он все еще обнимает меня за талию. Его прикосновения не изменились.

– Вы припозднились.

– Юля позвонила сегодня утром и пригласила.

– Мы еще вчера приехали. – Интересно, почему мы приехали только сегодня?

Я оглядываюсь и вижу, что все уже внутри, а на крыльце стоит Виктор и говорит с кем-то по телефону. Настроение вечера мне понятно, отвлечься от работы будет сложно. Тут и Леонид значит будет. Если так, понаблюдаю за его поведением, хотя я с трудом верю, что тот сюрприз может быть от него. А может это Славик? Интересно, он вообще, когда вернулся из Москвы? Бред какой-то, мы сто лет не виделись, его чувства, вряд ли сохранились. Мы поднимаемся на крыльцо, я тихо здороваюсь с Виктором. Мне почему-то стыдно перед ним, особенно вспоминая, какой у меня был вид. Он, молча, кивает и продолжает свой разговор. Высокомерный идиот. Так, похоже на сегодняшний вечер собеседников у меня немного, но не скрою, что мне интересно провести его со Славкой. Он так изменился, похорошел, татуировка на плече в виде волчьей головы, бицепсы, отросшая щетина, однозначно он выглядит привлекательно. А может я просто хочу убедиться, не зря ли я его отшила, а если зря, я, как всегда, начну сожалеть, ругать себя и свою недальновидность, запью горе бутылочкой белого сухого и пойду спать.

Мы проходим в дом. Над интерьером точно поработал дизайнер, или же у владельцев отменный вкус. Дорого и уютно, вот два слова, вкратце описывающие его. Прихожая, за ней деревянная лестница покрытая дорожкой. Кухня объединена с гостиной. Слева круглый обеденный стол, посередине него низкая ваза с цветами. Чуть дальше, перед столом барная стойка, которая перетекает в кухонный гарнитур, он занимает всю стену слева. Дверь на задний двор и окно во всю стену. Его закрывает воздушная белая тюль. Остальная часть комнаты гостиная, где разместились диван, камин и огромная плазма.

Дом не большой, но он вмещает все необходимое и даже больше. В гостиной на диване сидят две девушки, обе крашенные блондинки. За свою жизнь я встречала только двух натуральных, с одной девочкой я училась в начальной школе, а вторая это моя подруга Юля. Мда, я явно выпадаю из общей массы. Может и правда покрасить волосы и уколоть что-нибудь в губы… Вообще-то меня приписывают к девушкам восточного типа, карие глаза, темно-русые волосы, еще и нос с горбинкой.

– Все уже познакомились? Наш последний гость и мой хороший друг Вика. Вика – это Настя и Ира, – знакомит нас Слава.

Уверена, что через пять секунд забуду, кто из них, кто.

– Очень приятно, – а вдруг кто-то из них Славкина пассия? С другой стороны, какое мое дело если так? Но в глубине души я понимаю, что хочу видеть его свободным и доступным. Это неправильно, но как только я его увидела, поняла, что сегодня я буду с ним флиртовать. Зачем? Это приятно. А если у него сохранились ко мне чувства? Не буду тешить себя надеждами, что я настолько привлекаю мужчин. Он давно забыл меня, а небольшой флирт развлечет нас обоих.

Анжелика по-хозяйски достает продукты из холодильника и пиво.

– Приглашаю всех на задний двор, банька затоплена, шашлычок и озеро ждут нас! – Она, танцуя, выходит с кухни на улицу. На ней джинсовые шорты, которые оголяют половину ее шикарного зада. Эта девушка либо ночует в спорт зале, либо это пластика. Майка одета поверх бикини и ее груди четвертого размера. Шикарное тело, я точно купальник надевать не буду! Возвращается Виктор, рассказывает вновь прибывшим, где что находится. В доме еще три спальни. Есть и чердак с матрасом, комната над баней, в которой стоит есть раскладывающийся диван и шкаф.

– Вика, как поживает твой пес? – слышу за спиной голос Виктора.

– Это она. Спасибо, ей уже лучше. – Я не знаю, стоит ли поднимать вопрос о деньгах, удобно ли это сейчас. Может он из-за этого начал разговор.

– Она, да, Ватрушка, если я правильно помню? – он гладит собаку. Та сразу же плюхается на бок, подставляя пухлый животик.

– Да. Виктор, простите мою резкость вчера вечером, я была расстроена. Я могу вам деньги отдать за ветеринара?

– Нет.

Он отвечает резко, что как я уже поняла, ему свойственно, так и не предлагая перейти на ТЫ. Я разворачиваюсь и выхожу на задний двор вместе со Славой, который зовет меня искупнуться или позагорать, но видя Анжелику в купальнике, мне хочется надеть паранджу!

День летит очень быстро. Шашлыки приготовленные «знойным турецким красавцем» безумно вкусные, а с холодным пивом и на свежем воздухе вечер становится по настоящему приятным. Правда я так и не решилась окунуться за весь день, лишь слегка намочила ноги, свесив их с мостика, который на пару метров заходит в озеро. Слава всегда держится рядом, поддерживает разговор, за что я безмерно ему благодарна. Юля растворилась в компании мало знакомых для меня людей, а поскольку я интроверт, то не тороплюсь вслед за ней. Леонид так и не приехал, и это меня опечалило. Может, я сама все усложняю? В конце концов, время покажет, не будет же вечно скрываться автор моего нежданного сюрприза. Такой уж я человек, обожаю мучить себя догадками и загонять в сложные ситуации. Я постоянно прокручиваю в своей голове события прошедших дней, анализирую и пытаюсь понять, что было бы, выбери я другую дорогу, а что подумают люди поступи я иначе, а вдруг меня неверно поймут и так далее.

Вот и сегодняшний день не исключение. Меня волнует утренний сюрприз, мысли о том, что это мог быть Леонид, не покидают. К тому же я в компании людей, где два человека точно испытывают ко мне долю неприязни, это Виктор и Анжелика. Я давно заметила, что она косо смотрит в мою сторону, а мою собаку обозвала сопливой и страшненькой! Виктору по ходу вообще противно смотреть на меня, он держится обособленно, иногда болтает с Кириллом и Бураком, а иногда Анжелика виляет перед его носом своим роскошным задом. Она точно к нему не равнодушна, такие тонкости я вижу издалека, ему она улыбается особенной улыбкой. Да и в целом, незамужние женщины смотрят на мужчин иначе, как-то по-особенному.

– Мне сегодня приснился рассвет, розовый рассвет, и мы вдвоем наблюдаем, как встает солнце. – Я краем уха слышу, как Анжелика нежным голосом говорит Виктору о своих грезах. – Тебе снилось что-нибудь сегодня? Хотя ты знаешь, говорят человек видит сны каждый день, просто забывает их.

Мне смешно, ведь как очевидно ее кокетство! И всем известен этот факт про сны!

– Снилось.

– И что же?

Их разговор заинтересовал не только меня.

– Мне сегодня акула приснилась, я как раз завтра на рыбалку собрался, – говорит Кирилл, – Царь-рыбу вытащу!

– Завтра готовишь уху, ловлю на слове! – подхватывает Славка.

– Вообще-то мы тут недоговорили, – вставляет недовольная Анжелика своим манерным голоском. Кирилл поднимает руки и отворачивается, закатив глаза. Юлька хихикает.

– Меня сильно впечатлил сон, такой красочный, никогда не забуду его. – Стягивает зубами с шампура кусок сочной баранины. – Короче, будто я в океане, ночь, вода вся бурлит. Я стою на маленьком острове, посреди него, и на меня мчится гигантский корабль. Поначалу я пытаюсь бежать, но потом останавливаюсь и просто смотрю, как он приближается, как завороженный. Понимаю, что все… Думаю ну раздавит так раздавит. Потом я оказываюсь на вершине. А дальше проснулся, и так четко все помню, будто наяву было. – Еще один кусок, глоток пива. – Вот такой сон.

– Просто мы отдыхаем на природе, рядом вода, наш дом как остров, ничего особенного. Ты серьезно даже проснулся? – Анжелика берет его рукой за предплечье, как бы пытаясь поддержать. Какой нелепый флирт. Почему меня это вообще так раздражают? Пусть себе флиртует на здоровье!

– Нет, он что-то значит, точно.

– Такой сон снится к большой любви Витя! – встревает Юля.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю и все. Помнишь, Вика тебе снилось подобное.

– Угу. – Мычу я неохотно. Забудешь такое. Только я не попала на борт. – Твоя любовь будет сильной и взаимной, если ты оказался на вершине корабля.

Он внимательно смотрит на Анжелику, на Юлю и потом, молча, отходит к парням. Что в голове у этого человека загадка, ни капли эмоций на лице.

Сон, такой сон я видела однажды. Будто я на своем любимом озере, в поселке, где жила, когда была маленькой. Была ночь, я стояла на берегу. Озеро было необычайно большое и черное, и посреди него гора. А потом все выше и выше на ней стал возрастать корабль. Я пыталась бежать, но постоянно срывалась с обрыва. Потом над кораблём засеял большой крест. Вот такой был сон, я помнила его очень ярко тогда, помню и сейчас, словно пережила взаправду. Это было к большой любви, к несчастной любви, и лишь молитвы спасли меня.

Спустя годы, живя в Москве, я снова увидела сон про корабль и воду. Но в том сне все было иначе. Узкая река, воды в ней покалено. На мели стоял маленький ржавый корабль, а я плыла к нему как сумасшедшая, хотя могла перейти брод. Рядом стоял Иван, он бросал мне веревку, но всегда подтягивал к себе, я никак не могла до нее дотянуться. Тогда в Москве я встречалась с одним парнем, с Ваней. Он был не очень красивый, не сильно интересный, а я была невозможно одинока. Поведение Арсена чем-то напоминает мне его. Он появлялся два раза в неделю по вечерам. Один раз мы были в кино, один раз гуляли в парке. А после секса он исчез и больше не звонил.

Именно поэтому я знаю, такие сны о любви, об отношениях.

Открываю бутылку пива и наблюдаю за скутером, который скользит по воде. Бурак точно бесстрашный. Волны доходят до берега, а он, не сбавляя скорости, выписывает виражи. Через пару минут причаливает. «О, богоподобный мужчина, увези меня за горизонт!». Виктор садится на его место.

– Возьмешь меня? – Анжелика без капли стеснения скидывает платок с бедер, оставшись в купальных стрингах, прыгает позади него, и они оба улетают в сторону заката. Провожаю их взглядом. Хорошо смотрятся вместе, но кажутся мне какими-то странными.

– Вика, не хочешь прокатиться?

– Нет, спасибо Бурак. Я никогда на них не ездила и не собираюсь, боюсь.

– Не умеешь плавать?

– Умею и неплохо. Но скорость меня пугает.

– Да брось!

– У-у. – Мычу я.

Слышу за спиной усиливающийся шум мотора. К мостику причаливает скутер.

– Можно теперь нас? – Настя и Ира выходят вперед, но Бурак их перебивает.

– Вика ни разу не каталась.

– Я могу прокатить тебя, мне-то ты доверяешь? – Слава подходит сбоку. Нет, не думаю.

– Садись. – Я слышу приказной тон высокомерного зазнайки. Он слегка отодвигается от руля, предлагая мне сесть спереди.

– Нет…

– Давай, не бойся! – Бурак подталкивает меня к берегу. – Хочешь, я поведу? – Заглядываю в его большие карие глаза. Несомненно.

– Жилет есть? – Смотрю на Виктора, он серьезен.

– Садись, с тобой ничего не случится. – Какого хрена он тут командует. Я уже на мостике, все остальные наблюдают с берега, как Бурак буквально усаживает меня на скутер.

– Вить, осторожней. – Надеюсь, просьба Бурака будет исполнена, я сожалею, что поеду не с ним.

Чувствую за спиной теплую грудь Виктора. Он слишком близко, мне не по себе. Ему, наверное, не особо приятно сидеть так со мной, но я и не напрашивалась, придется потерпеть.

– Это газ. – Показывает на правую ручку. – Отпускаешь – тормозим, крутишь – ускоряемся. – Не знаю, чем я думала, но я не ожидала, что эта машина настолько чувствительна! Я положила руку и крутанула ручку скутера. Он резко сорвался с места, за спиной послышался всплеск воды и дикий хохот ребят. Виктор плюхнулся в воду. Закрываю лицо руками, я готова сама утопиться!!! Мне и стыдно, и смешно. Выглядываю сквозь пальцы, еле сдерживая улыбку.

– Я говорила, что мне не стоит ехать!

– Ты что делаешь?! – Анжелика вне себя.

– Плыви сюда. – Виктор спокойно вылез на мостик и ждет, пока я подъеду на этом чуде техники. Я мотаю головой.

– Я больше не притронусь. Я приплыву к берегу, а кто-нибудь пусть заберет его. – Собираюсь слезть в воду.

– Сиди на месте. – Виктор ныряет, подплывает и взбирается на скутер. – Не трогай пока ничего. – Я поднимаю руки, даже не собиралась! Он берет мою руку и кладет на правый рычаг. – Держи крепко, но нежно. – Холодные капли с его лица падают на мою шею. Горячий шепот у моего уха рассказывает о том, как управлять скутером, вода не смыла запах его одеколона. – Не спеши. Чувствуешь, он сразу реагирует на прикосновения. – Сглатываю. Господи, что происходит? – Сожми крепче. – Ощущаю, как он придвинулся ко мне чуть ближе, всего сантиметр, но я уловила. Берет левую руку и кладет на левый рычаг. – Держись.

Моя кожа покрывается мурашками, и это не от холода. Поворачиваю голову в сторону Бурака, он наблюдает за нами с берега. Тем временем скутер медленно, но уверенно набирает скорость, руки Виктора по-прежнему поверх моих. Я хочу визжать, когда на скорости мы выписывает первый круг, но сдерживаюсь. Меня так воспитывали, держать язык за зубами, эмоции в душе и чувства в сердце. Я, должно быть, выгляжу полной мышью с женщинами, которых такой мужчина привык видеть рядом с собой. Второй круг на большей скорости, я не выдерживаю и вскрикиваю, а затем смеюсь. Боковым зрением улавливаю улыбку Виктора.

– Хочешь еще?

– Да.

– Сильнее?

– Да.

Мы разгоняемся вдоль озера и заходим на третий потом четвертый круг, волны подлетаю над нами, и скутер утопает в воде. Он наклоняется вбок, но колено Виктора крепко прижимает меня к корпусу, резко выныриваем, и я визжу как девчонка. Еще один круг по озеру, и мы медленно возвращаемся к дому. На берегу Бурак подает мне руку.

– Рад видеть эти счастливые глаза.

Солнце садится, все потихоньку перебираются в гостиную дома. Кирилл и Юлька привезли с собой покер и другие настольные игры, так что вечер обещает быть интересным, для них… Я не люблю толпу, я до ненормальности наслаждаюсь одиночеством на природе. Особенно сейчас. Я сидя на краю моста, свесив ноги в озеро. На другом берегу, за пышной хвоей сосен садится солнце, разливаясь оранжево-алым закатом над макушками деревьев. Вода спокойная, ее поверхность гладкая как стекло. Все готовится к ночи, шелест деревьев утихает, и еще остался едва уловимый запах догоревших дров из мангала. На другом берегу слышаться негромкие голоса людей и всплеск воды. Наступает теплая летняя ночь. Я хочу надышаться, наглядеться, прочувствоваться ею. Для меня это счастье, редкое, недосягаемое. Посидеть в компании людей я всегда смогу, а пока я наслаждаюсь, наслаждаюсь сидя одна в сладкой тишине, спиной к дому. Сбоку, положив головку мне на колени, задремала собака. На одну из лапок, где ей наложили швы, я надела детский носочек, чтобы не попала грязь. Это веселило всех в течении дня.

В воде что-то булькнуло, вызвав на ее поверхности круги. Я обернулась. На террасе стоял Виктор и с кем-то разговаривал по телефону. Наверное, он даже спит с ним. Через минуту я почувствовала, как мне на плечи положили плед. Вздрагиваю, вихрь мыслей пролетает в голове, оборачиваюсь.

– Слава?

– Ждала другого?

– Наслаждалась тишиной… – и одиночеством!

– Там покер в разгаре! Но ты как обычно предпочитаешь быть одна?

– Да, ничего не изменилось.

– И это здорово! Я присяду, ты не против?

– Нет, конечно. – Я вру. Но видимо кто-то свыше решил, что любовь к уединению и одиночество это одно и тоже, поэтому я получили и второе в придачу.

– Где можно заночевать в этом доме?

– Я спал на чердаке, там, кстати, не плохо. Могу уступить свое место, белье чистое.

– Спасибо, я не против. А то тут все по парочкам.

– Не все…

– Ну, почти все.

– Тогда я думаю мне надо показаться людям перед сном, а то совсем не хорошо получается.

– Думаю да. Кстати, баня затоплена, все уже там были, можешь сходить, а потом искупнуться.

– Мысль классная, но мне не очень удобно одной. Позови Юлю, пожалуйста.

– Хорошо.

После чудесной бани, где Юля, Настя и Ира составили мне компанию, мы решаем искупаться. Сейчас я вовсе не против, ведь уже практически стемнело, и на меня никто не будет смотреть. Мое тело не покрыто шрамами или родимыми пятнами, у меня даже нет и грамма лишнего жира, но отчего-то я всегда комплексую, а может и просто стесняюсь.

Вода ночью потрясающая, я стараюсь держаться ближе к поверхности, боюсь опустить ноги на дно. С раннего детства я уверена, что там обязательно кто-нибудь схватит меня за ногу, страшная корявая рука так и поджидает, чтобы вылезти из ила и затащить на дно очередную жертву!

Девчонки быстро накупались и пошли в дом, а я решилась еще пару раз нырнуть с разбега, бомбочкой. Разгоняюсь по мосту и прыгаю, погружаюсь в воду и судорожно начинаю грести наверх, чтобы не задеть дна. Вынырнув, я плыву к берегу и вижу на нем Виктора, с полотенцем в руках. Он стоит в шортах и майке, голова гордо поднята, а взгляд такой, будто он собирается меня отчитать за плохое поведение.

– Виктория, все хорошо? Тебе весело?

Я выхожу на берег, готовая провалиться сквозь землю, почему мне всегда стыдно перед ним? Молча прохожу мимо, на ходу расплетая косу.

– Вика, на втором этаже три спальни, можешь занять ту, что слева от лестницы. – Кто его назначил тут главным вообще?

– Я лягу на чердаке. – Он отворачивается, снимает майку, и идет на мост, потом ныряет щучкой, идеальный нырок. А я уж было понадеялась, что полотенце предназначалось мне.

Проведя полчаса в гостиной со всеми, я выпила горячий чай и направилась спать. Прежде чем подняться на чердак, я поддаюсь любопытству и решаю осмотреть второй этаж. Слева от лестницы ванная комната, в которой потрясающая джакузи, всегда мечтала принять горячую ванную с гидромассажем! Справа небольшая гостиная, там стоит стол, высокий книжный шкаф, стул, диван и торшер. Прямо по коридору три спальни, одна из них почти пустая, там лишь диван. Та, что справа очень маленькая и уютная. Двуспальная кровать, с множеством подушек, заправленная пышным покрывалом. Кровать выглядит воздушной как перина. Есть небольшой балкон с видом на задний двор. Спальня слева полная противоположность. Массивная кровать из темного дерева, напротив картина с английским пейзажем, а под ней низкая дубовая тумба, сбоку шкаф. Потолок, с одной стороны, идет под углом, наклоняясь над мягким диваном нежного голубого цвета, на тумбе несколько журналов об экономике, спорте и фотографии.

И еще раз, потрясающе. Это мечта, а не дом. Кем и где надо работать, чтобы иметь возможность купить такое жилье?

Переполненная впечатлениями от дома, приятной усталостью от ночного плавания, я поднимаюсь на чердак. Лестница вертикальная, так что приходится задействовать и руки. Крыша очень низкая, но от этого место выглядит еще более очаровательным. Со внутренней стороны крыша ничем не обшита, а просто покрыта морилкой, тут потрясающий запах дерева и травы. На маленьком круглом окошке милая шторка в цветочек. На полу лежит матрас, сверху него пуховое одеяло, две пышные подушки. В углу на винтажной тумбе стоит старенький Телевизор, на нем DVD. На полу из досок лежит классический бабушкин палас, сплетенный из разных лоскутков ткани. Я будто перенеслась в прошлое. Из современного дома, с ультра дорогой обстановкой, в деревенский домик на берегу речки, кажется, выглянешь, и увидишь, как на лугу пасутся коровы, по тропинки бегут гусята, а поодаль стайка кур клюют пшено.

Я сразу вспомнила детство. Когда-то у нас был такой же чудесный домик. Родители продали его, чтобы оплатить мое обучение в институте, о чем я до сих жалею. Какая же я была дура, надо было лучше учиться, надо было работать, но не продавать дом. Там прошли самые счастливые годы моего детства, пусть не богатого, но такого счастливого!

Я легла, время показывает час ночи, а сна не в одном глазу. Вдруг слышу тихий шорох снизу.

– Ты не против разделить со мной чердак? Там два одеяла, так что… Все занято везде. – Славка взбирается на чердак.

– Нет, мы же не первый день знакомы, я приставать не буду, не переживай! – Он смеется.

В Славе я уверена и полностью ему доверяю. Думаю, он понимает, что это всего лишь дружеский жест. Моя неугомонная собака минут десять топчется по одеялу, прежде чем выбирает себе место для сна, она легла как раз, между нами. 

Глава 13. Прощай, дом моей мечты

Утром я, как всегда, проснулась раньше всех, надо вывести собаку в туалет, не хватало чтобы она пометила обстановку в этом шикарном доме. Славка крепко спит и даже не пошевельнулся, когда я неуклюже перелазила через него. Я пытаюсь спуститься вниз, держа в руках моего поросенка, но это не так-то просто. Я оступилась, когда ставила ногу на нижнюю доску лестницы, одна рука занята псом и у меня просто не хватило сил удержаться. С грохотом падаю на пол, наверняка разбудила весь дом! Ну что я за корова! Собака тут же начинает беситься вокруг меня, хватать за волосы и кусать. Пытаюсь ее отогнать, поднимаю голову, твою мать!!! Опять он. Передо мной стоит Виктор, на лице улыбка, вижу, ему стоит огромного труда не смеется. Я хочу провалиться сквозь землю.

– Вика, или ты действительно невезучий человек, либо мне удается заставать тебя именно в такие моменты.

Хренов джентльмен, хоть бы руку подал!

Я встаю, поправляю майку и шорты, ловлю собаку и молча, спускаюсь в низ. Меня уже тошнит от этого индюка. Но это был еще не предел моего позора. Лохматая и неумытая, я встречаю внизу богоподобного Бурака. Мне же с ними еще работать, они мое начальство, как-никак, ну что за позор! Не хотела я ехать в этот дом, нет же, поперлась!

– Доброе утро. – Еле слышно пищу я и ныряю в ванную вместе с собакой на руках. Быстро умываюсь, полощу зубной пастой рот, так как щетка осталась на чердаке в моей сумке, причесываюсь каким-то миниатюрным гребешком, выдрав при этом пол головы волос, и выхожу.

– Доброе Вика, я не успел ответить, ты так быстро спряталась. – Говорит Бурак, держа в руке чашку кофе. Виктор при этом ехидно улыбается. Боже мой, как же хочется запустить в него тапкам, прямо в лоб!

– Вика, кофе? – предлагает Бурак.

– Нет спасибо, мне нужно вывести собаку. Ворота открыты? Я хотела выйти к лесу. – Красив, умен, деликатен, невероятно сексуален. Остановите меня, поскольку перечислять можно бесконечно.

– Пойдем, я открою.

Он не только открыл ворота, но и составил мне компанию на прогулке. В течении десяти минут мы гуляли и говорили с ним о Турции, Бурак рассказал мне о Стамбуле. Я давно хотела побывать там, Восток всегда манил меня. Иногда мне даже кажется, что я родилась не в той стране.

Когда мы вернулись, картина в дома существенным образом не изменилась. Барак налил мне кофе и предложил сэндвич.

– Вика, тебе тут понравилось? – Спрашивает Виктор.

– Да, безумно. Дом потрясающий, и как такой дом можно сдавать посторонним.

– Ты вчера одна сидела весь вечер. – Недоумевает над моим ответом Бурак.

– Да, я наслаждалась. Я люблю природу. Тут красивый закат и потрясающий воздух. – Уметь выносить одиночество и получать от него удовольствие – великий дар. – Бурак говорит это настолько искренне, что я восприняла его слова как большой комплимент.

– Ну что, поехали? – Виктор встает с таким выражением лица, будто наша пустая болтовня ему давно надоела. Поднимается вверх по лестнице. Интересно, он спал один?

Все проспали почти до обеда. Я успела принять джакузи, только я так и не поняла, как включать этот гидромассаж. Еще я позагорала, побесилась на лужайке с собакой, побросала камни в воду. Потом последовал обед и сборы домой. Ухи в тот день мы так и не дождались, но было обещано подать ее в следующий наш заезд.

Обратно мы ехали той же компанией, только вместо Бурака был Слава, который всю дорогу рассказывал забавные истории о своих знакомых из Москвы. Мы смеялись до слез. У меня еще во время моего пребывания там сложилось впечатление, что 30% населения этого города чокнутые, 20% уголовники, и еще 20% клоуны. Оставшиеся наверняка хорошие люди, иначе, где справедливость?

Сегодня подтвердилась очередная моя теория, если утро началось кувырком, то и весь день будет такой же, я забыла на чердаке у окна свой мобильник! Как так, первый раз в жизни! Обычно он всегда у меня в руках, как такое могло случиться сегодня не понимаю. Но все разъехались, там оставалась только Анжелика, видимо, чтобы сдать дом владельцу. Я узнала у Кирилла, что она еще там, звонить ей напрямую, после вчерашних косых взглядов, совсем не хотелось. Пришлось ехать обратно на своей машине. То еще путешествие. Я не очень хороший водитель, моя скорость на трассе не превышает 100 км/час. За полтора часа я добираюсь до места, слегка заблудившись по дороге в лесу. Топографический кретинизм у меня в крови!

Когда я вернулась к дому, было в районе шести вечера. Ворота заперты, на стук и звонок никто не отвечал. Но я слышу, как играет музыка, а значит, там точно кто-то есть. Забор слишком высокий, и я не могу даже подпрыгнуть, чтобы заглянуть во двор. С левого угла забора растёт сосна, там же во дворе есть навес. Если мне удастся забраться по сосне на забор, я смогу безопасно спуститься по навесу во дворе. Мало ли, может она спит или пошла к озеру. Исцарапав руки, мне удается зацепиться и подтянуться. Я чувствую себя папарацци у голливудского дома. Жутко страшно, ступаю на навес, потом скатываюсь по столбу и вижу камеру в углу, которая смотрит на меня в упор. Раньше я ее не замечала. Делаю невинное лицо и говорю: «Простите». Потом это видео кто-нибудь вложит на YouTube, и несколько тысяч человек дружно поржут надо мной.

Поднимаюсь на крыльцо, к моему счастью дверь открыта.

– Анжелика?

В ответ тишина. Я решаю по-быстрому добраться до своего телефона и скрыться, будто меня и не было. За исключением компромата снятого камерой видеонаблюдения! Угораздило же меня так засветиться. Поднявшись на чердак, я вижу под окошком свой телефон. На нем уже куча пропущенных, я забыла, что вчера перед сном выключила звук. Сажусь на корточки, чтобы поднять, и вижу картину под стать немецким порнофильмам! Из окна чердака прекрасный вид на второй этаж бани, шторы не задернуты, Абсолютно голая Анжелика лежит на столе, раздвинув ноги. Ее партнер какой-то высокий парень, из-за оконной рамы никак не могу разглядеть, мне кажется это Виктор. Неудивительно, что меня не слышали! Зато я точно успею уйти не замеченной, им явно не до меня. Подхожу к воротам, но они не открываются, калитка заперта на замок. Опять придется залазить на забор. Изнутри сделать это гораздо легче. Закинув одну ногу на ручку ворот, я перекидываю вторую через забор. Потом на руках пытаюсь свесится как можно ниже. Прыгаю, но одна нога попадает на булыжник, поскальзываюсь и я плюхаюсь на заднюю точку.

– Блиннн!!!

– Если бы твоя попа была застрахована, страховщик бы уже разорился. Второй раз за день ты падаешь к моим ногам… – Я слышу задорный смех человека, в которого еще с утра хотела запустить башмак, и это желание только усилилось.

– Я, я…, я телефон забыла. Простите… Дверь закрыта была… Анжелика тут… ааа… – Зачем я о ней вообще заикнулась! – Я телефон забрала, он мне срочно нужен… Простите… Я ухожу… – Иду в сторону своей машины. Блин, какая я идиотка, и что он вообще тут делает? Значит, это не он имел там сейчас эту лахудру. Стоп, у них тут групповушка намечается? Надо валить по скорей, а то треснет мне по голове чем-нибудь, поиздеваются и поминай, как звали! Бегу к машине, сажусь и тут же замыкаю двери. Виктор движется в мою сторону. Давлю на педаль, колеса несколько раз с визгом проворачиваются на месте, и уезжаю. Черт, Черт, Черт!!! Все, доделываю последний заказ и больше с ними не работаю. Да они и сами наверняка не захотят! Больше я к ним не ногой! Прощай дом моей мечты!!! 

Глава 14. Унижение

Новая неделя началась очень даже хорошо, в выходные я чудесно отдохнула, не считая моего вчерашнего позора! Сегодня куча дел после работы. Надо забрать скатерти, макеты, все для оформления открытия офиса и последующего банкета, которые состоятся уже через неделю. Я вроде устроилась инженером, а не декоратором! Время летит очень быстро. А в среду надо все завести в офис на проверку начальству. Как я там покажусь, не представляю.

На выходных звонил Арсен, но я не смогла ответить. Сегодня мы собираемся увидеться. Не знаю, как ему объяснить, что у меня теперь встречаться некоторое время будет неудобно. Славка попросил перекантоваться у меня с две-три недельки. Он вложился в долевое, пока был на подработке в Москве. Застройщик задерживает сдачу дома, а жить у брата он не хочет, боится помешать молодой семье. Я не против, тем более я затеяла ремонт, а Слава мастер на все руки. В наше время таких парней днем с огнем не сыщешь.

Я сижу на работе и как обычно занимаюсь расчетами, на компьютере играет Т. Буланова – Любимые цветы. Сегодня такое настроение – хочется погрустить, но меня отвлекает телефонный звонок, это Анжелика.

– Алло, привет.

– Добрый день.

– Виктория, сегодня ждем от тебя сдачу проекта и макеты на оформление. В 20:00 у нас в офисе.

– Как сегодня?

– Ты плохо слышишь?

– Хорошо, то есть ладно я приеду сегодня. По поводу проекта… – Я не успеваю договорить, когда она кладет трубку. Вот же сука! А еще строит из себя, не пойми кого! Так, им еще и проект сегодня надо сдать, который, к слову, не готов! Плюс ко всему, сегодня я без машины, так как проткнула вчера колесо, когда удирала с места моего позора. Арсен обещал забрать меня с работы, но чувствую, мое совещание может затянуться.

Я набираю его номер:

– Привет.

– Привет, привет. Как дела?

– Не очень. Арсен, к сожалению, сегодня не получится увидится, много работы.

– У тебя всегда много работы, Вика, давай по чесноку…Что ты мне мозги паришь, вечно у нее дела!

– Я не вру! Прости, но это так. Я живу одна и у меня уйма забот, с которыми я справляюсь в одиночку, мне приходится много работать. Поверь, прошу, скоро я закрою проект и стану по свободнее.

– То есть, на меня время у тебя никогда нет? Все выходные пропадала, а сейчас некогда?

– У меня совещание в 20:00, не знаю до скольки.

– Я заберу тебя с работы и довезу, я же обещал вчера. А там посмотрим, у меня тоже дела вечером есть.

– Хорошо.

– Ладно, давай… – Он кладет трубку.

Ладно, давай? Он еще и обиделся? Я не просто так говорю о своих заботах, может, я хочу, чтобы он участие проявил? Ни разу не поинтересовался делами моей собаки, хотя в курсе того, что случилось с ней на днях. Не проявил участие, когда я говорю, что у меня куча забот и приходится ОДНОЙ справляться. Ни разу не предложил помощи в ремонте. Нет, я не хочу, чтобы он штукатурил стены, но элементарная помощь в выборе розеток, разве это много? Что это за отношения? «Ты сама их себе придумала!» – тут же получаю ответ на свой вопрос. Я нужна ему только когда я свободная, веселая и беззаботная, у меня своя квартира, где всегда можно побыть вдвоем. Днем он всегда недоступен, мне может посвятить только ночь выходного дня, и это он обижается и делает меня виноватой? Я жутко расстроена. Самоуважение? Черт его знает, где оно!

Опять раздается звонок, моя старшая сестра:

– Викуль, привет. Ты в среду вечером свободна?

– Привет Лена, у меня сессия сейчас, а что?

– Хотела попросить тебя с Ильей посидеть. Ты все-таки тетка, а бываешь раз в пятилетку у родного племянника! – это чистая правда, ребенок уже во всю ходит, а я видела его последний раз, когда он толком и не ползал.

– Прости! Я совсем замоталась, что и про семью забыла!

– Кто говорил, что семья это самое важное в жизни человека, а?

– Я. Я приеду!

– Хорошо, меня на работу вызвали, я к половине одиннадцатого вернусь.

– Хорошо. К семи буду, обещаю. Целую.

Кладу трубку. Мне жутко неудобно, нужно купить подарок, перед тем как ехать к племяннику.

Когда часы показывают половину шестого, я быстро собираюсь и выхожу. На улице около входа уже стоит Арсен. Как же это приятно, когда есть мужчина, который может довезти тебякуда нужно. Водить машину это сугубо мужское занятие, таково мое мнение.

– Привет солнце! – он страстно целует меня в губы.

– Привет.

– Куда едем?

– В рекламное агентство, чтобы забрать макеты. Если бы мне не причиталось 10% от стоимости работ, я бы уже давно послала их с этим оформлением! Изначально разговор был лишь о цветах.

– Почему ты это делаешь?

– Почему? – даже не знаю, приехал этот Виктор и навесил на меня кучу сторонней работы. – Мне было неудобно отказаться.

– Странная позиция, жить делая то, что нужно другим… – да, странная… Еще более странно слышать подобное умоизречение от Арсена. А ведь его поведение в точности следует сказанному, он достаточно эгоистичен.

Отстояв в пробках и поругавшись в дороге с отвратительно наглым водителем Лэнд Крузера, которого Арсен не пропустил, двигаясь по главной дороге, мы медленно подъезжали к офису! Чем дороже машина, тем дурнее ее владелец! Люди думают, что для них действуют их собственные правила дорожного движения, если их автомобиль стоит дороже миллиона рублей. Отвратительные, наглые идиоты! Кстати, Арсен парень не промах, он жесткий и всегда найдет, что ответить такому наглому ублюдку. Определенно, он нравится мне больше.

Мы наконец-то добираемся до офиса ««Build your world»». Наверное, я все-таки нравлюсь ему, раз он повез меня по пробкам? «Надо же! За несколько недель знакомства, единственное, что он сделал, довез тебя один раз после работы!». И действительно, я так отвыкла от мужского внимания, что малейшее его проявление воспринимается мной как огромный жест симпатии. Я решаю спросить его о сюрпризе, который обнаружила у себя на машине в субботу утром:

– Кстати, ты случайно в пятницу ночью не заезжал ко мне во двор?

– А что?

– Да так, мне показалось, что ты был рядом. – Он внимательно смотрит на меня.

– Может и был. – Целует меня, попутно поглаживая по бедрам, потом поднимается выше. Крепко притягивает к себе за талию. Я отвечаю взаимностью, в конце концов, надо уже переходить на «новый уровень».

– Пошли, провожу.

Мы подходим к зданию, он притягивает меня к себе и вновь целует. Это хорошо, значит, он не боится целоваться на людях, то есть он точно не женат и у него нет девушки.

– Набери, как освободишься. Хочу увидеть тебя сегодня еще раз.

– Хорошо.

Когда я поднялась, на ресепшене меня встретила Анжелика:

– Во сколько была назначена встреча?

– В 20:00.

– А сейчас сколько времени?

– Я задержалась на пять минут, пробки…

– Возможна причина не только в пробках, Виктория? – из-за угла вышел Виктор с чашкой кофе в руках. Настроение у него паршивое. Он выглядит очень уставшим, лицо темнее тучи. – Ну, раз главный гость сегодняшней встречи наконец-то прибыл, предлагаю всем пройти в конференц-зал. – Где я буду молиться весь вечер, что бы ты захлебнулся своим кофе.

– Да я тоже отстоял сегодня целый час в пробке, на пути сюда, ничего страшного. – Сзади подошел Бурак. – Пойдем? – Я рада его видеть, он улыбается мне, и предлагает пройти первой.

В зале нас ждет инженер, секретарь и еще одна девушка. Судя по ее вопросам, она занимается финансами. Виктор, сел поодаль в конце длинного стола.

– Давайте начинать, желательно без длинного введения, сразу к сути.

Анжела крутится вокруг него как белка, на лице сладкая улыбочка, а на ее потрясных бедрах шикарная юбка в обтяжку. Виктор закинул ногу на ногу и уставился в свой смартфон, не обращая внимания на то, что происходит. Интересно, кто у них тут самый главный? Говорят, он часто в разъездах, Виктор и Бурак – это, скорее всего, его замы, а Леонид и Анжелика? Они тоже уж больно важные…

– Вика, мы тебя слушаем, а точнее хотим видеть плоды твоих трудов. – Кто дал право этой крашенной лахудре так со мной говорить?! Вот сказать бы сейчас при всех как тебя имели в бане, я бы посмотрела на твою ехидную рожу!

– Начать с проекта?

– Да, с него. – Бросает Виктор, не поднимая головы.

Я вставляю флэшку и вывожу изображение на экран. Проект простой и не большой. Его презентация занимает десять минут. Как я рассчитывала, вопросов не возникло и всех все устроило. Некоторые расчеты я обсудила с инженером. Когда обсуждение проекта закончено, зал покидают все кроме Виктора и секретаря. Анжелика хотела присесть рядом с Виктором, но он одним взглядом отбил у нее это желание! А потом отослал составлять протокол заседания. Так ей и надо!

Открываю и показываю макет, я даже успела забрать скатерти и салфетки для наглядного осмотра. Виктор наконец-то соизволил оторвать свое лицо от экрана телефона:

– Соответствует заказу. – Потом опять уставился в свой телефон, молча, встал и вышел. Секретарь еще уточнила несколько моментов, и ушла. Я осталась одна, настроение отвратное. Анжелика хотела меня унизить при всех, Виктор даже не соизволил лицо поднять, я тут распинаюсь, а со мной обращаются как с мусором. Не за какие деньги я не собираюсь терпеть это дерьмо! Закончу последний проект по спортзалу, потом открытие офиса и котитесь к чертям, не зря я не люблю этих богатеев. Все они одинаковые, высокомерные выскочки.

Спустившись на первый этаж, я остановилась, чтобы позвонить Арсену. Две попытки оказались неудачны, и я поплелась на остановку, так как наличных на такси у меня не оказалось.

Пока я шла, полил дождь. Мой зонтик летом, как и шапка зимой, живут на заднем сиденье автомобиля. Не знаю, зачем я их там вожу, когда они больше требуются пешеходам.

Промокнув до нитки, без настроения, с чувством униженного достоинства, я стою под остановкой, мысленно ругая Арсена. Где его носит?! За всеми размышлениями, я не заметила, как у остановки остановился Мерседес Леонида. Он опустил стекло:

– Ну, прыгай скорее, а то совсем промокла! – Его не было на собрании. Я медлю секунду, но решаю сесть. Только бы ехать молча…

– Вика, может, выпьем, где-нибудь? Согреешься, и настроение тебе поднимем, а то ты совсем печальная. Что-то не так?

– Нет, что вы. Я просто устала, все в порядке. Уже поздно, и лучше бы мне поехать домой. – Хотя возможно подвозить меня домой в его планы не входило?

– Давай на ТЫ. Уверен, ты замерзла и промокла. – Он берет мою руку в свою и слегка сжимает ее. Просто интересно, как далеко все может зайти, если бы могло и считалось бы это изменой по отношению к Арсену? Нет, не думаю. Сложно сказать вообще, есть ли у нас отношения. Я даже не представляю, где он бывает днем и вечером, и чем конкретно занимается. Часто его телефон недоступен. Как правило, я обрубаю такие отношения на корню. Но он мне нравится, а одиночество порядком поднадоело, поэтому я решаю посмотреть, что будет дальше. А вот Леонид… Ему то, что от меня нужно? Секс конечно!

– Вика, что скажешь?

– Я бы хотела домой, сегодня не могу. – Сегодня? Сегодня не могу? Секс с начальством недопустим!!!

– А когда могу? – он становится немного серьезней. Красивый, очень красивый, но внешность не привлекает меня в мужчинах, мозги, вот что сексуально. Хотя с мозгами у него однозначно все в порядке.

– Леонид, я не думаю, что ты ищешь друга в моем лице?

– Ты права.

– Другие отношения будут неуместны, я работаю на тебя, и мне бы не хотелось все усложнять.

– Ты права, ты работаешь на меня. И мне бы не хотелось усложнять твою работу. – Звучит как угроза.

– Я думаю, мне лучше выйти здесь.

– Да успокойся, я тебя отвезу. – Я ерзаю на сиденье, такое поведение было предсказуемо, не из добрых побуждений он был так мил.

Мы заезжаем во двор, я отстегиваю ремень безопасности. Леонид поворачивается ко мне.

– Вика, я не хотел тебя обидеть, я надеюсь на наше долговременное сотрудничество. Подумай об этом.

– Хорошо, до свидания.

Я выхожу, меня трясет. Да кем он себя возомнил? И неужели он действительно думает, что я стану ложится под него, дабы сохранить свою работу? Слава богу, у меня не настолько критичное положение.

Дома я достаю договор, который подписала на нашей первой встрече, и понимаю, что так просто мне не удастся уйти. Речь в нем идет о проекте, который еще только звучит в разговорах. Неизвестно сколько времени может занять его разработка. Что ж, будем решать проблемы по мере их поступления. Одна уже поступила, но, насколько серьезно он говорил я пока не пойму. А может, и не было в его приглашении сексуального подтекста?

Спустя четверть часа, звонит Арсен.

– Вика, я подъеду? – дома я одна, но не уверена, есть ли у меня настроение.

– Я только приехала. Ты не брал трубку, когда я звонила.

– Да я в аварию попал немного.

– С тобой все в порядке?

– Да, авто поцарапал слегка.

– Приезжай. – Где моя гордость? Осталась в конференц-зале час назад. И как сказала когда-то Саманта Джонс, мужчина в равной степени может бросить тебя как после секса на первом свидании, так и на десятом. Так что же я тяну, покончу с этим. 

Глава 15. Утренние лилии

Утром я проснулась уставшая и совершенно без настроения, сказался вчерашний вечер. Проводив Арсена, ставлю варить кофе. На часах 6:30, я, как всегда, включаю музыку для утренних занятий йогой, это должно помочь мне взбодриться, проверено, Сурья Намаскар творит чудеса. В момент, когда я перешла в позу собаки, она доставляет мне особенное удовольствие, в дверь позвонили. Ненавижу, когда меня прерывают во время йоги. Даже не представляю, кто это может быть, или Арсен что-то забыл? В глазке двери я вижу незнакомого парня с огромным букетом белых лилий, обвязанных зеленой бархатной лентой.

– Кто там?

– Доставка для Кудели Виктории. – Я открываю.

– Куделя, не склоняется. – Он улыбается и протягивает мне цветы и коробку Рафаэлло. Хочу заметить, что курьеры в наше время пошли не хуже моделей из рекламы трусов Кельвин Кляйн. Передо мной высокий парень лет тридцати, с темными волосами, одет в черные джинсы и рубашку, очень чистые туфли – ненавижу, когда у мужчин грязная обувь! В руках папка с названием транспортной службы. Если бы не она, я бы точно не поверила, что он курьер.

– Простите. – Он расплывается в широкой улыбке. Я расписываюсь и благодарю этого очаровашку.

Он еще раз внимательно осматривает меня, потом быстро спускается вниз. Закрываю дверь и бегу в кухню, мне интересно, на чем он приехал. Не думала, что служебные автомобили в курьерских службах Мазда 6 последнего года выпуска! Ну ладно, это и не так важно. От кого цветы??? Арсен? Откровенно говоря, не думаю, что наша ночь была настолько потрясающей, а на романтика он не похож. Леонид – ну… предположим это жест примирения. Букет еле умещается в руках. Когда я ставлю его в вазу, то замечаю конвертик, наконец-то я узнаю кто это! Быстро открываю и читаю:

«Я ревности не знал, ты пробудила ее во мне всю душу раскровя. Теперь я твой на век, ты победила. Ты победила тем, что не моя».

Я что, перенеслась в 19 век? Ну, нет, Арсен точно не способен на подобные слова! Славка? Тот поэзией никогда не увлекался, но прошло несколько лет. А вот Леонид вполне мог бы сойти за мужчину, написавшего стихи. Что ж, рано или поздно он объявится, мой тайный воздыхатель, тем временем я продолжу мучить себя догадками.

Зазвонил мобильник, Юлька. Я уже знаю, зачем она звонит, вчера вечером мы перекинулись парой смс. Не успеваю я сказать алло, как слышу в трубке:

– Ну как прошло?

– Для начала, доброе утро! – она смеется и подзадоривает меня.

– Ну ладно тебе, я думала, ты сегодня петь с утра будешь, а не ворчать. Когда там у тебя последний раз было?

– Года полтора назад… В общем не впечатлил… Прекрати ржать!

– То есть? Совсем плохо, да?

– Ну ему то хорошо было. А вот мне особого удовольствия он не доставил. Один раз, одна минута. Миссионерская поза. Не тебе прелюдии, ни поцелуев. И вообще это было похоже на мастурбацию, только вместо руки женщина… – Юля покатилась от смеха.

– Ну так что?

– Он меня разочаровал. Хватит с меня мужчин эгоистов. Но, самое интересное произошло утром! – Я рассказываю о сегодняшнем сюрпризе и о вчерашней поездке с Леонидом.

– В тебя тайно влюблены, совершенно точно. И еще могу тебя заверить, это не Арсен! А как у вас со Славкой? О нем не думала? Кстати, тогда за городом Бурак расспрашивал про тебя.

– Что он спрашивали?

– Замужем ли ты, с кем живешь, образование, чем увлекаешься. Может это Бурак???

– Нет, точно не он, довольно с меня турков, еще один раз я точно не переживу. А Славка… Что было то прошло.

– Ладно, милая, мне пора бежать. Мне жаль, что тебя вчера не удовлетворили!

– Иди знаешь куда! – я кладу трубку.

Я перебираю пальцами нежные бархатистые лепестки лилий и вдыхаю яркий аромат. Черт возьми, как же приятно. Но кто, кто?

Сегодня за мной должны заехать с моей новой работы и отвезти на объект, что-то там не сходится с моими расчетами. К восьми утра в мой двор прибывает мерседесе, по-моему, это тот же автомобиль, на котором ездит Леонид, либо его точная копия. Не плохой корпоративный стиль, хочу сказать. Видимо времена кризиса и американских санкций против России пошли им на пользу.

На сегодня передали прохладную погоду и дождь. Я решила надеть свои любимые джинсы, бежевые лакированные лодочки на высокой шпильке и бледно розовую блузу. Я уже немного загорела, поэтому смотрится наряд очень здорово. На голове я зачесала тугую шишку. Накидываю пиджак, хватаю свою любимую сумочку на цепочке, подделка Chanel, и спускаюсь вниз. Никогда не гналась за брендами, я могу купить вещи и на рынке, лишь бы отлично сидели. Но от оригинальной сумочки Chanel я бы не отказалась. Сажусь в автомобиль и вижу за рулем Бурака, с ним на переднем сидении Виктор, со мной какой-то мужчина, красивый, ухоженный, лет сорока.

– Доброе утро Виктория, – произносит Виктор, поворачиваясь ко мне. – Познакомьтесь, наш сотрудник из Швеции, ведущий инженер-проектировщик Густаф.

– Доброе утро. Приятно познакомиться.

– Как ваше настроение, Виктория? – Спрашивает Виктор.

– Хорошо.

– Передайте, пожалуйста, бумаги Густафу.

– Спасибо, Вики. – Говорит тот. У него очень приятный мягкий акцент.

Все выглядят потрясающе. В деловых черных костюмах, стерильные туфли. У Виктора манжеты рубашки немного высовываются из рукавов пиджака, темно серый галстук на белой сорочке смотрится стильно.

– Вика, ты пьешь алкоголь? – спрашивает Бурак. Такой вопрос с утра? Пытаюсь моментально догадаться, к чему он клонит, но сообразительностью я никогда не отличалась.

– Да.

– Какой?

– Вино, белое, сухое. Люблю пиво, с хорошей закуской. – Ой, про пиво я, наверное, зря. Как всегда, сначала говорю, а потом думаю. Ну и ладно, люблю я пиво, что такого?

– Пиво с рыбой? – Он немного смеется.

– Да. На природе летом приятно выпить бокал ледяного пива, особенно если жарко.

– Ну да, девушки просто обычно его не пьют.

– Не правда. Перед кем-то пьют, перед кем-то скрывают что пьют.

– Вика, после презентации в ресторане, на сутки уезжаем на базу отдыха. Там будет минимум человек, приглашаем тебя.

Ничего себе, но мне больше интересно кто едет еще. Да и не хотелось бы оказаться с Леонидом за сотню километров от города!

– А кто поедет?

– Мы с Витей, Кирилл с женой, пара наших партнеров. Ах да, хотел узнать, у тебя есть знакомые ведущие мероприятий?

Не нравится мне идея поездки, в голове сразу возникают плохие мысли.

– Нет, у меня нет таких знакомых.

– Ты не ходишь в ночные клубы или еще куда-нибудь?

– Нет, максимум раз в полгода. Раньше ходила, когда училась в институте. Сейчас мне некогда, да и не хочется.

– Чем ты увлекаешься?

– Йогой, книгами…

– Что читаешь? – почему Бурак вдруг интересуется моими вкусами?

– Русскую классику, в большей степени. Прошлой осенью первый раз прочитала «Идиота» Достоевского, до сих пор перевариваю… Есть книги, которые оставляют след в душе, которые ты никогда не забудешь. Я люблю такую литературу.

– Ну это не обязательно русские книги.

– Нет, конечно. Не так давно я прочитала трилогию «Голодных игр» Сьюзен Коллинз, потрясающая книга.

– О чем? Такой фильм есть вроде?

– Да есть. Постапокалиптическое общество, хотя сегодняшние дни очень похожи на то, что описывается в книге. Только не так явно, немного в другом ключе. Книга говорит силе человеческого духа, о выживании в прямом смысле. О том, что надо бороться против несправедливости и унижения. О дружбе и о любви, конечно же.

– И как заканчивается?

– В целом хорошо, но не настолько как хотелось бы мне. Я считаю, что главная героиня, она спасла народ и свою страну, но не получила должного…почета что ли, она гораздо больше заслужила, чем то, что у нее осталось в итоге. А ты читаешь?

– Да, инженерия и строительство. – Он смеется. – Я так и думал, что ты много читаешь и никуда не ходишь. Я неплохо разбираюсь в людях. По тебе не скажешь, что ты любишь тусовки и толпу. Я прав?

– По мне много чего не скажешь. – Я загадочно улыбаюсь. И вообще, к чему столько личных вопросов?

– То есть? – Виктор, который всю дорогу ехал, изучая бумаги и свой телефон, с удивлением поднимает голову. На лице маска профессора, очки однозначно добавляют ему солидности. Я всегда находила сексуальным плохое зрение у мужчин.

– Ну например я курила, десять лет. Бросила год назад.

– Я бы не подумал! – Удивляется Бурак.

– Но это так. Курение никак не характеризует человека, это все стереотип.

– Я бы не стал встречаться с курящей девушкой, – отрезает Бурак.

– Как не странно, я с курящим парнем тоже! – это правда, сама не знаю почему.

– Как так получилось, что ты закурила? – кому это интересно вообще?

– Мое детство и подростковый этап прошел в деревне. Там жили все мои друзья. С ними я начала курить, в четырнадцать мы уже пили водку Парламент. Я не представляю, где мы брали на нее деньги.

– Где были твои родители в этот момент, мне интересно? – Виктор спросил довольно жёстко, и мне стало горько. Он прав. Я не знаю, где они были. Были заняты своими разногласиями. Я, как всегда, отвечаю так, как есть. Это часть моей жизни, я не могу ее вырезать. Стыдиться? Да, мне бывает стыдно, но я не виновник своего прошлого, я была всего лишь ребенком.

– Отец много пил, они с мамой постоянно ругались. Она часто уезжала из дома, либо к своей сестре в деревню, либо к матери. Мои друзья хорошие люди. Среди нет ни воров, ни наркоманов, ни уголовников… Но нашу юность нельзя назвать правильной. В четырнадцать я уже ходила в ночные клубы, возвращаясь под утро. Мои родители ни разу не проверяли мое домашнее задание, отдавать меня в секции и кружки? У них не было на это денег.

Я находилась в таком замкнутом шаре, и при всем моем желание выбраться оттуда я не могла, пока не развелись родители, и мне не пришлось переехать жить в бабушкину квартиру. Мне былошестнадцать.

Настала тишина, видимо они в шок.

– По тебе действительно многого не скажешь, Виктория. – Соглашается Бурак. – Я думал, это папа купил тебе квартиру, БМВ, дал работу, так ведь обычно бывает?

У меня вырывается усмешка.

– Я, к сожалению, не знаю, как это бывает. Мой отец пил так, что не мог произнести своего имени.

– А сейчас?

– Когда мне было пятнадцать, они с мамой развелись, с тех пор он в завязке. Даже не знаю, что на него повлияло, то ли, радость, что он избавился от семьи, то ли наоборот печаль о того же. Теперь ваша очередь. – Пусть и о себе расскажут.

– Когда твоя мать ректор университета, детства как такового быть не может. – Начинает Виктор, который всю дорогу молчал. – С трех лет немецкий и английский, с пяти класс игры на музыкальном инструменте, потом школа с математическим уклоном, к которой прибавились разные поездки на погружение, олимпиады. В двенадцать я занимался ушу со своим старшим братом. – Он немного помедлил. – Всего этого я не выбирал. Потом университет, который тоже не выбирал. Мой отец работал в крупном строительном холдинге, международного уровня. Так что у меня была одна дорога, в инженеры. Так мы начали сотрудничать с семьей Бурака. Потом была английская школа экономики, потом работа.

– Да, не весело. Мое детство точно было лучше. Хотя оно и возможно лишило меня хорошего будущего. – Так как Виктор, так и не предложил перейти мне на ТЫ, как это сделал Бурак, я предпочитаю обращаться к нему так, чтобы не использовать местоимения. – Английская школа – это же так здорово, Лондон?

– Оксфорд. Лондон не далеко. В Англии вообще все не далеко.

– Потрясающе! Англия, поездка туда это мечта всей моей жизни! Точнее мое второе заветное желание.

– Почему тебя туда тянет?

– История, архитектура, кухня в конце концов. Это мое самое заветное место на Земле!

Виктор на немецком говорит что-то Густафу. Он отвечает, глядя на меня, потом Виктор переводит:

– Говорит, что там действительно невероятная атмосфера, особенно в Ирландии.

Я не успеваю ответить, мы доехали до места назначения. Это жилой дом в элитном районе. На месте нас встречает прораб и несколько рабочих.

Мы спускаемся на цокольный этаж.

– Виктория, – обращается Виктор, – тут мы планируем открыть тренажёрный зал с Бураком, он займет все здание. К компании он отношения не имеет. Хотим, чтобы ты помогла нам решить вопрос освещения. Проект готовится. Об этом никто не должен знать. Хорошо?

– Я никому не скажу. – Я не из болтливых.

– Возьми пока черновой вариант, осмотрись если нужно.

– Хорошо. – Густаф уходит на второй этаж с рабочими.

Я направляюсь вдоль стен, осматриваю потолок, подсобные помещения. Сверяюсь с планом. Через несколько минут нахожу Виктора. Он один, без Бурака.

– Можем ехать?

– Да, я увидела все что нужно.

– Ты сейчас на работу?

– Я думаю домой. Мне нужна машина, после работы не хочется толкаться в душном автобусе в час пик.

– Я тебя отвезу и заберу с работы, нет времени возвращаться. У меня деловой обед через пятнадцать минут в центре.

Ну конечно, твои дела куда важнее моих.

Две минуты мы стоит молча. Потом приезжает уже знакомый мне GLS. Виктор открывает мне дверь на заднее сиденье. Сам садиться впереди. Надо же какие почести. У них и правда есть водитель. Это тот же мужчина, который вез меня ночью в офис по просьбе Леонида. Чуть позже возвращается Густаф и начинает быстро рассказывать что-то Виктору на немецком. Не самый приятный язык. Виктор говорит бегло, будто всю жизнь на нем разговаривал.

Я сижу, уставившись в окно, Виктор начинает говорить с кем-то по телефону. Из разговора ясно, что человек не хочет соглашаться с его мнением. Виктор же невозмутим, его голос отдает холодным металлом.

– Площади не сдаем. Подавайте на согласование. От вас сегодня письменно, принятые меры по устранению. В пять у меня в кабинете. Протокол заседания через час по электронной почте. – Он кладет трубку.

На улице Республики мы встаем в пробку. Я смотрю на часы, уже 10:30. Я предупредила директора, что задержусь на часик, а сама опаздываю уже на полтора. Прошу высадить меня сейчас.

– Виктория, наверное, вам лучше тоже пойти на встречу и послушать. – Что я там буду слушать? – У меня встреча с двумя генеральными директорами, «Сибирь» и «ВладКо». Если не ошибаюсь, на вашей основной работе такие связи имеют большое значение?

«Сибирь»? Это одна из крупнейших проектно-монтажных организаций. Вот это да, согласна, имеют, они основные агенты влияния по выбору светотехники. Я понимаю, что могу получить возможность как минимум на 10% увеличить количество проектов, проходящих через наше подразделение. Я соглашаюсь, и благодарю за приглашение. Когда мы заходим в ресторан, я вижу Бурака с двумя мужчинами и еще Анжелику. Она выглядит сногсшибательно, как всегда. Виктор представляет меня. Встреча носит деловой характер, они обсуждают конкретный проект, это двухэтажный охотничий особняк, в английском стиле. Он расположится глубоко в лесу. Там будет сауна, несколько номеров отдыха, ресторан. По-моему, раньше такое место называлось куда менее пафосно – бордель.

– Виктория, я так понимаю, наш заказчик заинтересован в вашем оборудовании, сориентируйте по специфике, ценам, технические характеристики? Я напрямую не знаком с вашей продукцией.

– Ассортимент выпускаемой продукции насчитывает более трех тысяч модификаций светильников для внутреннего и наружного освещения общественно-административных зданий, спортивных сооружений, торговых комплексов, производственных объектов. – К счастью, с собой у меня оказались новейшие каталоги с декоративным освещением. Я показываю светильники, предлагаю произвести расчеты по освещению и энергоэффективности.

Встреча продлилась около часа, было выпито две кружки кофе и с меня сошло семь потов, я никогда не участвовала в таких переговорах. Было неожиданно, приятно, и я собой довольна.

Когда остались только Виктор, Густаф, Бурак и Анжелика, Виктор предложил пообедать. Я жутко проголодалась, думаю новости, с которыми я вернусь в офис сгладят впечатление от моего опоздания на полдня.

– По-моему для входа многовато он запросил, с Востока дешевле будет доставить. – Говорит Бурак, глядя на Виктора. Я не понимаю, о чем они, да и меня это не касается. Пролистываю электронную почту в телефоне, попутно отвечая на срочные письма.

– Преимущество на нашей стороне, но учитывая повышение евро и доллара, нам действительно лучше закупить на Востоке. Проект не большой, но он выведет нас на рынок Канады, если все пойдет как надо. – Заключает Виктор.

Канады??? А там что строителей нет?

– Я не считаю удачным вариантом уступку, он предложил 5%! – Анжелика видимо владеет ситуацией еще и имеет право голоса. В этот момент Виктор, сидящий с ней рядом, поворачивается и нахмуривает брови, потом смотрит на Бурака.

– Анжелика, вопрос решенный. Езжай в офис, приступай к работе. Покажешь Густафу его рабочее место на ближайшие дни. – О да, она просто в гневе! Встает, молча, сдергивает плащ со стула и уходит, не попрощавшись со мной. Такой злой я ее еще не видела, меньше будет нос задирать! Вслед за ней поднимается Бурак.

– Вика, до свидания. Вить, долго думать смысла нет, – он немного улыбается, – можно упустить, а ты ведь этого не хочешь? На двух стульях не усидишь. – Этого диалога я не понимаю, наверное, опять говорят о работе.

– Буря, я разберусь. – Бурак уходит, а Виктор берет меню. – Пообедаем и поедем?

– Я поем в офисе, спасибо. – Мне неуютно с ним вдвоем.

– Вика, ты задержалась по моей вине. Так позволь мне накормить тебя обедом. – Учитывая тон, которым он это произнес, слово «позволь» явно не вписывалось.

– Хорошо. Но у меня мало времени.

– Конечно, – Произносит Виктор с наигранной серьезностью. Он просто не воспринимает меня всерьез.

Я заказала Цезарь с курицей. Но в присутствии Виктора проглотить хоть кусочек оказалось крайне сложно.

– Это все? Ты наелась?

– Я не очень голодная.

– Тогда пошли. Так что там с первым заветным желанием? – он открывает передо мной дверь.

– Хочу купить дачу.

– Будешь выращивать картофель? – его взгляд серьезен как никогда.

– Нет, максимум пионы! – произношу я с улыбкой, а сама уже представляю, как будет выглядеть мой сад.

Через пять минут я уже работе. День пролетел быстро. Директора порадовали новости о том, с кем я была на встрече. Прими мы участие в этом проекте и еще парочке, и план продаж за второе полугодие у нас в кармане.

Время близится к вечеру, и тут я вспоминаю, что я без машины и меня обещали забрать. Но сегодня вторник и мне еще на йогу, про нее я тоже совсем забыла. Хорошо, что форма лежит на работе. Звонить Виктору самой не удобно и на сколько я помню в пять у него встреча. Что ж, пойду на занятие, там остановка под боком, да и пробок уже не будет в восемь вечера. И все же немного досадно, но глупо было ожидать, что он действительно приедет.

Проведя на йоге два чудесных часа, мой мозг отдохнул и перезарядился, настроение после занятия чудесное и я полна сил. Думаю, сегодня начать работать по новому заказу, быстрее закончу, быстрее уйду от «Build your world».

Я приезжаю домой, вывожу свою собачку, ужинаю, причем до отвала, обед был скудный, иду в душ, ложусь в постель и включаю «Теорию большого взрыва». Эти мега умные парни здорово меня веселят порой! Забыла включить звук на телефоне после йоги. На экране вижудва незнакомых номера, с каждого по два пропущенных. Перезванивать не буду, надо будет, сами перезвонят. К одиннадцати часам домой приходит Славка. Я уже засыпаю, когда он вламывается в комнату:

– Вика, спишь?

– Ты время видел, ночь на дворе.

– Пардон, я вещи привез, в зале брошу.

– Я тебе постелила, устраивайся.

– Спасибо, ты чудо! 

Глава 16. Ляпать, не подумав, это мой конек!

В среду вечером я, как и обещала еду к сестре, посидеть с племянником. Я купила ему чудесный паровозик на рельсах, надеюсь, понравится. Сегодня очень теплый вечер, у сестры я переоделась в шорты и майку, собрала рюкзачок с игрушками и отправилась с племянником на игровую площадку в школьный двор.

Он так мило вышагивает своими маленькими ножками, ему чуть больше двух лет, но он уже очень болтливый. Так странно, я всегда не любила детей, меня раздражают крики, капризы, мамаши с гиперопекой. Но когда я приезжаю к подругам и вижу их детей, или племянника, я с радостью играю с ними, дети тянутся ко мне, приносят свои игрушки, обнимаются, и я умиляюсь. Но я не могу сказать хочу ли ребенка. Мои друзья считают это отклонением в развитии тридцатилетней женщины. Девушка моего возраста не хочет иметь детей! Но разве это единственное предназначение женщины? Когда-нибудь я захочу, и тогда я буду лучшей матерью на свете.

Звонит телефон, незнакомый номер.

– Вика, здравствуй.

– Здравствуйте. – Я не узнаю голос.

– Это Виктор. Мне нужны документы по проекту спортзала. Ты сделала необходимые сноски?

Документы у меня как раз с собой, да и сноски я сделала. Но рабочий день вообще-то закончился! Звонят, когда захотят, а я должна бросит все и выполнять их прихоти!

– Я все сделала, документы у меня с собой, но я уже уехала из офиса.

– Где ты?

Эй, а спросить не занята ли я?

– Я сейчас не дома.

– Я заеду и заберу, говори адрес.

– Черничная 12. Рядом школа, я во дворе. – Моему возмущению нет предела! Какая наглость.

На площадке несколько ребятишек и племяш с радостью играет с ними. Он визжит от удовольствия, когда я скатываю его с горки. Потом подхватываю на руки, начинаю подкидывать и щекотать, он так задорно хохочет, что я смеюсь вместе с ним. Потом слышу, как кто-то прерывисто сигналит. Поворачиваюсь и вижу мерседес Виктора. Беру Илью за ручку, закидываю рюкзак на плечо и иду к машине.

– Виктория, здравствуй.

– Добрый вечер.

Из машины выходит Кирилл.

– Привет! Ого, как мы подросли. – Кирилл нагибается к Илье, но тот прячется за моими ногами.

– Привет, хорошо, спасибо. – Я отпускаю ручку ребенка, чтобы достать ключи от квартиры, документы в моей сумочке дома. Но тут племяш осмелел, подошел к Виктору и стал совать ему свою лопаточку, потом нагнулся, набрал в нее песка и с серьезнейшим видом принялся засыпать его стерильные туфли, в надежде их зарыть полностью, судя по усердию с которым он это делал.

– Простите. Илья, – пытаюсь его одернуть, но тот не реагирует. У Виктора на лице полнейшее недоумение.

Пытаясь взять ребенка, я роняю рюкзак. Кирилл подхватывает Илью и подает мне мою сумку. Виктор не пытается стряхнуть песок, а молча смотрит то на меня, то на ребенка.

– Твой племянник хочет стать геологом, наверное. – Кирилл улыбается, и отдает мне его на руки.

– Простите. – Мне жутко неудобно, и чем ему так понравились эти туфли.

– Ничего, он же ребенок. – Виктор слегка улыбнулся и наконец рассладбился.

– Я сейчас принесу документы. – Через пять минут я возвращаюсь и отдаю их ему.

– Ну как у вас со Славой началась семейная жизнь? Не достает?

– Твой брат просто чудо, правда, вчера поднял меня посреди ночи. – Мы смеемся, Виктор уставился в бумаги с таким видом, будто он профессор и изучает докторскую диссертацию.

– Виктория, вчера я не смог заехать лично, приношу свои извинения. Я всегда делаю то, что говорю.

– Видимо не всегда. – Вот черт! Я как обычно ляпнула, не подумав! Он смотрит на меня так, будто хочет сказать: «Да ты вообще видишь, с кем ты разговариваешь?» Потом он достает из машины небольшой пакет и отдает его мне.

– Вам неоднократно звонили. Всего доброго. – Он разворачивается на каблуках и садится в машину. Кирилл прощается, теребит ребенка по голове и идет следом за ним. Все идет к тому, что мне пора заканчивать работать с их компанией. Этот выскочка меня вконец достал.

Домой я приезжаю поздно, время почти полночь. Я жутко устала сегодня, физически и эмоционально, еще и в университете началась сессия. На работе я взяла отпуск на 15 дней, хочу больше времени уделить учебе, уж очень тяжело она мне дается. И будет возможность поучаствовать в ремонте, тем более Славик обещал всю электрику сделать сам. Моему дому больше 40 лет, поэтому работа предстоит масштабная и затратная. 

Глава 17. Открытие «Build your world»

Несколько дней я носилась как оголтелая, хорошо, что я взяла отпуск. До вечера учеба, после дизайн студия и последние штрихи к открытию. Мама проделала масштабную работу. Она очень вдохновилась этой затеей и вложила душу во все, что делала. Завтра пятница, открытие офиса и прием состоятся в обед. К семи вечера начнется празднование в ресторане, и все должно быть идеально.

И все шло действительно идеально, до вечера четверга, когда позвонил телефон, и высветилось имя Леонида. Я так не хотела брать трубку, но работа есть работа.

– Алло?

– Вика привет. Что делаешь, не отвлекаю?

– Нет, я… – Что я делала, мыла посуду, но не думаю, что стоит это говорить. – Читаю.

– Ясно. Мне нужно подготовить кое-какие расчеты к завтрашней презентации. Они уже есть, надо подправить. Сможешь приехать в офис на пол часа?

– Да. – А почему директор юридического департамента этим занимается? – Я скоро буду.

– Я заеду через пять минут, я тут рядом.

– Я могу приехать сама.

– Я заеду, мне же надо.

Мне почему-то не хочется ехать на его машине. На всякий случай отправляю смс Славику, чтобы через час забрал меня из офиса.

Всю дорогу он был довольно мил, рассказывал разные забавные истории из своей жизни, и я даже стала чуточку ему доверять.

Мы проходим в конференц-зал. В коридорах свет приглушен, в зале горит экран и работает проектор. Я обхожу стол и сажусь за ноутбук, Леонид садиться рядом, слишком близко для нашей стадии знакомства. Его губы расплываются в улыбке.

– Останемся здесь или пойдем ко мне в кабинет?

– Тут вполне удобно, разве что не хватает света.

– Минуту…

Леонид встает, делает пару шагов за моей спиной, как вдруг сзади я чувствую руку на своей шее. Он легонько убирает мои волосы в бок, проводит пальцами по шее, по моим скулам. Мне стало… нет, не неприятно, мне стало жутко! Меня парализовал страх. Я знаю, что ничего хорошего сейчас не может быть. Резко встаю и отхожу.

– Что ты делаешь?

– Вика, ночь на дворе, какой проект ты собралась обсуждать? Я вообще к ним отношения не имею. Не строй из себя недотрогу, будто ты этого не ожидала.

– Что? У меня и в мыслях не было ничего такого!

– Брось, мы взрослые люди, я вижу, как ты смотришь на меня, ты мне тоже нравишься, нам обоим может быть очень хорошо. Ты ведь одинока? Мужчины у тебя нет? Как давно тебя не ласкали? Я же вижу ты хочешь меня.

Что????????????????????? Да он полный ублюдок!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Бежать, надо срочно бежать, ноги моей тут не будет!!!!!!!!!!!!!!! Да я скорее в окно выброшусь, сигану прямиком с шестнадцатого этажа, чем позволю этому уроду дотронуться до себя!!!

– Иди ко мне. – Произносит он вожделенным тоном и движется в мою сторону. Я обхожу стол вокруг, а точнее оббегаю. – Сегодня я хочу тебя кое с кем познакомить, но учти, веди себя хорошо, это очень важные люди.

– Я сейчас так заору!!! Не надо подходить ко мне!

– Да мы с тобой одни тут! – Он смеется. – Не будь ребенком, но хотя так даже интересней… – Он быстро подбегает ко мне, я не успеваю увернуться и попадаю к нему в руки. Господи, как же страшно! Первое что приходит в голову это треснуть ему чем-нибудь. А он все продолжал прижиматься.

Я дотягиваюсь до проектора и ударяю ему по голове, а потом бегу, просто бегу в беспамятстве. Вещей у меня с собой нет, телефон и ключи в кармане, небольшой клатч с деньгами остался на столе. Я выбегаю за дверь и несусь по лестнице вниз со скоростью света. Спускаюсь на первый этаж, но входная дверь закрыта. Черт. Черт!!!

– Викуля, мы одни, двери закрыты. – Слышу быстрые шаги по лестнице. Что делать? И тут случается то, что совершенно выбивает меня из колеи. Я вижу в окно, как к боковой двери подходят те два типа, которых я уже когда-то видела на лестнице, один длинный второй со вставным глазом. Мне конец! Разворачиваюсь и бегу в противоположную сторону, там запасная дверь, и к счастью, открытая. Впереди длинный коридор, я несусь и только свист в ушах. Что они хотели со мной сделать втроем? Распахиваю дверь и вижу небольшую комнату с экранами. В комнате их водитель и дверь на улицу. Подлетаю, она закрыта.

– Откройте! Откройте! – он сидел, глядя в мониторы. При виде меня подскочил и хотел подойти.

– Успокойтесь, я ничего вам не сделаю!

– Откройте, откройте, скорее!!! – я реву, кричу, захлебываюсь.

Он сильно взволнован, но молча открывает мне дверь.

Я выскакиваю на улицу и бегу к проезжей части, глотаю воздух и не могу успокоится. Сердце сейчас выпрыгнет. Не убеги я, что бы эта троица могла сделать? Страшно представить. Слезы текут градом, а я бегу в сторону ближайшего жилого дома. Руки трясутся. Люди смотрят на меня как на сумасшедшую. Забегаю во двор и сажусь на лавку. Достаю телефон, он прыгает в моих руках, набираю Юле и истерично прошу приехать за мной, называю адрес и кладу трубку.

Через десять минут она уже на месте, я прыгаю в машину:

– Домой, скорее!!!

– Да что случилось?????? Вика, ты… как ты тут…

– Домой, домой, домой, он знает где я живу… и им скажет! – я реву и не могу остановиться. В голове все перемешалось.

Юля привозит меня к себе. Наливает валерьянку, я выпиваю залпом. Спустя двадцать минут меня все еще трясет. Она уложила меня на кровать и сидит рядом молча.

– Он знает где я живу, он знает где я живу, и им скажет, они будут следить, ждать, такие люди это так не оставят. Он знает где я живу, понимаешь…

– Солнышко, да объясни же, я не понимаю, кто-то что-то сделал с тобой?

– Я успела убежать, Это Леонид и те двое, помнишь я говорила… Он начал приставать, потом они пришли, я убежала…

– Что?!

Я рассказываю ей о случившемся, захлебываясь слезами.

– Вот жалкий ублюдок! Зачем ты вообще туда поехала, надо было отправить его на все четыре стороны, какая работа в такое время?

– Я видимо наивный человек. Я даже и предположить не могла, что может так случиться.

– Ну ничего, приедет Кирилл, я ему все расскажу. Ты знаешь, он знаком с серьезными людьми в городе, этому ублюдку весь кислород перекроют!

– Нет, он знает где я живу. – Она смотрит на меня молча, гладит по голове.

– Сейчас я принесу корвалол, выпей и поспи. Завтра прямо с утра я лично с тобой поеду в офис, идем к генеральному, ты рассказываешь о произошедшем, разрываешь контракт, поняла меня?

– А кто генеральный, а если его не будет, их всегда нет на месте. Он и сам директор.

– Кто, Леня? Да какой он директор. Строит из себя больше. Бурак вице-президент по юридическим вопросам. Леня у него на побегушках.

– Да они все там одинаковые, не хочу я туда больше. Катись к чертовой матери эта презентация! – я опять начинаю плакать. Юля меня успокаивает и спустя час, я засыпаю.

В семь утра меня будит запах свежесваренного кофе и тостов. Юля уже проводила Кирилла на работу.

– Проходи солнышко, как ты?

– Кирилл всегда так рано уходит?

– У него сегодня много работы.

– Ясно. Я не хочу туда ехать.

– А нужно. Я с тобой, и, если он там, пусть эта тварь только рот откроет в нашу сторону, ты меня знаешь, я молчать не буду! Кирилл его порвет на мелкие кусочки!

Мы приезжаем к бизнес центру, высокое голубое здание со стеклянным фасадом. Наверное, я буду немного скучать, здорово было ощущать себя частью такой компании. Проходим в фойе, мимо идут сотрудники и глазеют на меня.

– Новости разносятся быстро, – заключает Юля.

За стеклянной перегородкой нас встречает Анжелика.

– Добрый день. Тебя ждут в кабинете президента. – Ждут?

– Кто? Я вроде о своем приходе не сообщала.

– Будешь заставлять ждать президента компании? Думаешь кроме тебя у него забот нет? Он и так в бешенстве, от тебя куча проблем и половина незаконченной работы!

– Анжелика, придержи коней! И последи за языком! Иначе не избежать вам судебных разбирательств, ясно? – Юля начинает злиться. – Милая мне помочь тебе чем-то, пойти с тобой, например?

– Святой воды у тебя случайно с собой нет? Хочу окропить дверь и унять беса в кабинете президента, – она смеется.

– Ты еще и шутишь, не переживай, я сяду тут и буду ждать. Если что, кричи. – Она немного подбодрила меня, и мне стало легче.

– Куда мне идти? – к горлу подкатывает комок. Ну почему со мной постоянно происходят разные глупые ситуация, я просто человек-неудачник!

– До конца по коридору, на двери вывеска.

Я иду прямо, справа дверь в кабинет Леонида, а точнее Бурака, закрыта, но я слышу там мужские голоса. Иду дальше до конца коридора к стеклянной двери, на ней вывеска – Президент. По мне пробегает дрожь и бросает в пот. Перед таким важным лицом мне придется сейчас отвечать и вспоминать весь вчерашний кошмар, только бы не разреветься. Главное не реветь, а я та еще плакса, довести меня до слез раз плюнуть! Стучу, легонько открываю и прохожу. Смотрю на свои ноги, мне страшно поднять глаза, почему я испытываю чувство стыда? Что я сделала плохого?

– Здравствуйте, – стараюсь вложить в это слово как можно больше уверенности и отваги. Поднимаю голову и в течении следующих десяти секунд пытаюсь поднять свою челюсть, которая лежит на полу. А оказалась она там из-за того, что я увидела. Во-первых: окна от потолка до пола, панорамный вид с шестнадцатого этажа впечатляет. На полу черный мрамор, стены белоснежные. Слева на тумбе стоит плазма, перед ней коричневый кожаный диван и журнальный стол. Справа шкаф купе с черным зеркальным стеклом и красивым узором. Посередине стоит темный дубовый стол. Все идеально.

Ну а во-вторых: за столом сидит Виктор, перед ним на столе ноутбук, айфон и мой клатч, который я не забрала, когда удирала из конференц-зала. Когда я вхожу, он поднимает голову, потом резко встает и идет ко мне так быстро, что я даже отступаю назад. Останавливается в метре от меня и огладывает с ног до головы, молча, разворачивается, подходит к плазме и стоит ко мне спиной. Странное поведение. Я не устаю повторять, все эти богачи просто чокнутые во всю голову!!!

– Вика…объясни мне, какого черта ты сюда поехала, на ночь глядя?! – он просто в бешенстве, его энергия волнами долетает до меня, заставляя тело покачнуться. Точно надо было взять святой воды…или чеснока. Он говорит на повышенных тонах, и у меня мороз по коже.

– Знаете, вы тут президент, а мне вы больше никто! Я тут не работаю больше, и не думайте, что я стану просить выплатить мне расчет, оставьте себе эти деньги. Я не позволю так говорить со мной. Я ни в чем не виновата, я приехала сегодня всего лишь, чтобы сказать, я больше не хочу работать тут. Можете не переживать, презентацию, конечно, я организую. Я не хочу, чтобы все старания прошли даром, вот это все, что я хотела сказать. – Молодец Вика! Неплохо выступила, для второклассницы.

Он поворачивается, такой серьезный, подбородок чуть поднят, руки в карманах идеально сидящих на нем брюк.

– Виктория, я очень виноват перед вами. – Только что он обращался ко мне на ты, а теперь вот на вы. Видимо, я поставила его на место. Молча стою и смотрю на свои руки. Вот сейчас я точно разревусь!

– Вика, – подходит ко мне, – прости меня. Я не поставил четкие границы твоей работы, мы слишком много свалили на тебя, я не сказал, с кем надо работать и перед кем отчитываться. Конечно, ты не виновата. Это моя вина.

Все, слезы хлынули градом из моих глаз, руки дрожат, и он это замечает. Виктор убирает волосы с моего лица, а я уже рыдаю во всю, закрывая лицо руками. Он берет меня за плечи и отводит к дивану.

– Ты за рулем?

– Нет, Юля при…привезла. – От слез я начала икать, этого еще не хватало! Он приносит мне стакан на половину, наполненный чем-то напоминающим холодный чай, со льдом. Я быстро пью, но после пары глотков понимаю, что это ром. Во рту все горит.

– Допевай, – говорит он приказным тоном.

– Теперь и вы, накачать меня решили, я тут не одна вообще-то!

– Тебе легче станет, пей, говорю, – садится рядом, откидывается на спинку дивана и потирает глаза пальцами. Почему-то я слушаюсь его, допиваю до дна. Из коридора, по возрастающей, начинают доноситься шум и крики, там явно потасовка. Визг Анжелики слышал, похоже, весь этаж.

– Не вставай, – Виктор быстро уходит за дверь, шум усиливается, и я слышу голос Славки:

– Ты долбанный ублюдок, я из тебя всю дурь выбью сейчас… Где этот второй?!

– Столько шума из-за какой-то глупой девки! – от голоса Леонида у меня опять затряслись руки.

Опять какая-то возня, спустя две-три минуты все утихает. Мне стало страшно, там же Юля! Ее и Славика, наверное, уже скрутили эти подонки. Я подбегаю к двери, прихватив с собой каменную статуэтку с журнального столика, и осторожно выглядываю. Вижу, как в кабинет Бурака заходит Славка, за ним Виктор, они закрывают дверь. Юля стоит в шоке, я тихонько окликаю ее и подзываю к себе.

– Вика, я не ожидала, видно Кирилл рассказал Славе!

– Что?

– Слава залетел как сумасшедший, Бурак разговаривал с Леонидом у себя в кабинете, ему уже, кстати, кто-то навалял, у него вся рожа разбитая была!

– Да я-то вроде не сильно его ударила вчера. Ну а дальше?

– Его конкретно кто-то обработал! В общем, Слава услышал их, побежал в кабинет, я за ним. Славка начал мутузить там Леню страшно, стулом его сверху, потом Витя вышел, тот на него в ярости, как замахнулся, Бурак вовремя подлетел, но он вроде ударил его. Вы, говорит, виноваты, куда смотрели, вы что заодно, я вас всех… И мне прилетело, вон уже шишка на руке и синяк. – Юля морщит лоб, разглядывая запястье.

В этот момент заходит Витя, нижняя губа и правда разбита, но не сильно. Видимо он успел увернуться.

– Юля, выйди, – та смотрит на меня, потом на него. – Я сказал выйди за дверь. Вика останься. – Он на удивление спокоен, но строг. Я киваю Юле.

– Я тут, за дверью, – говорит подруга, надув губы.

– Вика, для начала поставь статуэтку. Это из Камбоджи, древняя реликвия, я бы не хотел, чтобы с ней что-то случилось. К тому же, если я захочу что-то с тобой сделать, она тебе не поможет.

– Я бы на вашем месте не была так уверена. Где Слава? – он немного усмехнулся.

– Его Бурак успокоил. Сейчас Леонида проводят, потом пойдешь. А пока присядь.

Я сажусь на диван и допиваю то, что осталось в стакане.

– Хочешь еще?

– Да.

Через несколько минут заходит Бурак, который так же оглядывает меня с ног до головы.

– Вика, ты в порядке? – он подходит и легонько гладит меня за плечи. Ну как можно быть таким красивым еще и милым до чертиков! Забери меня с собой в свой идеальный мир, такой же идеальный, как и твоя внешность.

– Да. – Я опять икаю, а это у меня происходит очень громко и чувствительно. Витя немного улыбается, глядя на меня.

– Вика, сегодня у всех тяжелый день. Спасибо, что остаешься с нами. Дальнейшие вопросы обсудим в понедельник, когда у всех будет ясная голова, хорошо?

– Но я все решила.

– Я тебя понял, но прошу не торопись. Никогда не торопись. Леонида ты здесь больше не увидишь, это я тебе лично обещаю.

– Обещали уже один раз… – Тут я вспоминаю о пакете, который дал мне Виктор тогда на площадке. Там, наверное, еще одна пачка документов, я в него даже не заглядывала.

– Я всегда делаю то, что говорю, поверь мне. А теперь пошли, я провожу тебя.


К обеду я привожу маму с ее подругой и необходимым материалом в офис «Build your world» и уезжаю. Не хочу там находиться, да они и сами справятся со всем. Я решаю отправиться по магазинам со Славой, чтобы прикупить себе роскошное платье на сегодняшний вечер. Со Славой будет весело, но как выяснилось это была плохая затея. В магазине я встретила Арсена, гуляющего с друзьями по модным бутикам. Увидев меня, он направился в мою сторону. Мы не виделись и не общались уже несколько дней.

– Привет. Стоит ненадолго тебя оставить, как ты уже нашла мне замену.

– И я рада тебя видеть. Вообще-то это просто друг. И в отличии от тебя, он не пропадает без вести!

– Я был занят, лучшая защита – это нападение, да?

Какая чушь, я даже не хочу тратить на него свое время, хватит негатива с меня. Я молча разворачиваюсь и ухожу.

– Вика, подожди! – я не реагирую.

– Все в порядке? – спрашивает Слава.

– Да, неудачный роман… Пошли купим мне сногсшибательное платье!

И мы его купили, оно мне не по карману, но именно сегодня я хочу ловить взгляды мужчин, и пусть Анжелика будет серой мышью!

Когда на часах 18:30 я подбегаю к зеркалу, чтобы нанести последние штрихи. Спасибо Славе, что он согласился отвезти маму из офиса в ресторан и перевез все необходимое оборудование. У меня было достаточно времени, чтобы привести себя в порядок. И вот в зеркале на меня смотрит настоящая принцесса – высокая стройная девушка в обтягивающем платье цвета насыщенного красного вина. Декольте не глубокое, верх платья держат тонкие бретельки, на спине глубокий вырез. Само платье до колен, оно идеально облегает мою осиную талию и подтянутые бедра. На руки я надела по широкому браслету усыпанные мелкими камушками бордового и шоколадного цвета, роскошные серьги с камнями под цвет моих темно— карих глаз. В салоне мне сделали тугую не высокую шишку на голове, волосы гладко убраны. Я любуюсь своими скулами, они у меня идеальные. Даже мой горбатый нос кажется сегодня изюминкой. Я наношу матовую бордовую помаду на губы, беру клатч. Внизу уже сигналит Слава. И тут я вспоминаю про пакет, который отдал мне Виктор. Не думаю, что сейчас подходящий момент, но ради интереса я заглядываю в него и как выяснилось не зря! Там совсем не бумаги, а большая коробка в красивой розовой упаковке. Быстро срываю ее и достаю флакон своих любимых духов, Hugo BOSS MAVI! Там так же гель для душа из этой линии и молочко для тела. Ух ты, вот это я понимаю извинения! А я думала, что он просто балабол! Надушившись, бегу в низ, опаздывать нельзя!

Через пятнадцать минут мы подъезжаем к банкетному залу. На улице очень жарко, хорошо, что в машине Славы мощный кондиционер. На парковке уже много дорогих машин, я вижу джип Виктора, рядом с ним Мерседес Бурака. Интересно, каково ему сегодня с разбитой губой? Но мне его совсем не жаль. Слава тоже приглашен на прием. Мы заходим в холл, место очень красивое, и мама несомненно постаралась на славу. Весь интерьер в светло бежевых и молочных тонах, цветочные композиции из голубых цветов на высоких подставках. На входе большой плакат с именами приглашенных и названием компаний. На огромном столе в маленьких картонных коробочках мини подарки для гостей, мама своими руками украсила каждую из них. Планируется порядка 70 человек, фотографы и журналисты. Слева за занавесом стенды с информацией о компании, шоу-рум с мини зданиями и жилыми комплексами. Там же бар с напитками и закусками. В банкетном зале на каждом столе бледно голубые розы и рассадочные карты. Скатерти и салфетки идеально подходят к интерьеру. Сервировка роскошна.

Людей очень много, все ходят с бокалами, знакомятся и общаются. Молодая журналистка уже берет интервью у Виктора и Бурака. Сзади меня одергивает Слава и сообщает, что меня ищет мама.

Я захожу в подсобное помещение и сразу обнимаю свою мамулю:

– Все просто чудесно!

– Неплохо, правда? Им понравилось?

– Я пока не знаю, но как по мне, так все шикарно. Цветы восхитительные, жалко я не видела, как ты украсила офис.

– Там было все по минимуму, но получилось вроде ничего. Такой высокий парень, русый, очень солидный, похвалил меня, даже по имени назвал.

– Высокий и русый? Похоже это генеральный директор.

– Да ты что? Ой как я рада.

– Пойдем, я провожу тебя

Мы выходим на улицу, во дворе здания есть не большой садик с лавочками, мы садимся в ожидании такси.

– Викуля, ты выглядишь потрясающе, какая ты у меня красавица.

– Спасибо мамуля.

Когда подъезжает машина, я помогаю маме сесть. Вдруг сзади нас окликают.

– Мария Андреевна!

Я оборачиваюсь и вижу Виктора, который идет к нам. Откуда он знает, как ее зовут?

– Благодарю вас за работу.

– Спасибо за предоставленную возможность.

– Пока мамуль. Завтра созвонимся.

– До свидания. – Мама уставшая, но счастливая. Цветы – это ее призвание.

Я слегка улыбаюсь Виктору, обхожу его и направляюсь в сторону здания.

– Виктория!

– Да?

– Чудесно выглядите. – Он подходит не спешным шагом и не останавливаясь произносит, – пахните кстати тоже. – Потом проходит дальше к каким-то мужчинам, которые вышли на перекур.

Это настоящий светский прием, высшее общество. Анжелика стелется перед парой мужчин за пятьдесят, с виду армяне. Рядом с Викторам солидная женщина, держится строго, одета дорого. С ними молодая девушка, она обнимает его и смеется. Потом подходит Бурак с мужчиной, наверняка это его отец, они похожи как две капли. Значит их семьи тут, неужели это мать Виктора? Неприятная особа, высокомерная, это сразу видно. Молодая девушка, обнимавшая Виктора, подходит к Анжелике и целует ее в щеку. Болтают как лучшие подруги. Видно, это его жена или подруга. Она довольно страшненькая, но очень ухоженная. Всегда удивлялась, что такие мужчины как Виктор находят в таких девушках. Скорее всего она просто из его круга. Я в сто раз красивее, при том не такая заносчивая, да и на шее сидеть не привыкла.

В начале восьмого все проходят в банкетный зал. Не знаю, куда мне идти и где сесть, когда рядом появляется Кирилл и приглашает за свой стол. За каждым умещается по 6 человек. С нами сел Слава и еще трое сотрудников фирмы, это заместитель главного бухгалтера, старший инженер и одна молодая девушка, ее я вижу впервые. Виктор, Бурак и четверо мужчин сидят за ближайшим к нам столом. Витя очень смешной с этой болячкой на губе. Он даже стал каким-то милым что ли. Видимо его спрашивают о произошедшем, он улыбается и потирает свою разбитую губу, начинает что-то эмоционально рассказывать, потом все смеются.

Когда все уселись, свет в зале погас, на сцене засеяли яркие вспышки, выбежали артисты с крутящимися огненными шарами на цепях, таких вроде файерменами называют. Они исполняют разные крутые трюки, это завораживает. Следом появились три гимнастки в блестящих костюмах. У них что, костей нет? Как так можно гнуться. В конце своего представления они делают пирамиду. После таких номеров только тигров в клетках не хватает! Когда открывается занавес, выходит ведущий. Здоровается, рассказывает о мероприятии и приглашает на сцену виновника торжества:

– А теперь прошу поприветствовать Виктора Робертовича Хардова! Президента компании «Build your world», человека, который привез к нам технологии будущего!

Все аплодируют, на сцену поднимается Виктор. И почему я считала его не красивым. Высокий, стройный, в темно синем костюме и белой рубашке. Русые волосы слегка растрепались, его подбородок приподнят вверх, чуть выше, чем надо.

– Добрый вечер. В первую очередь хочу поприветствовать всех гостей и поблагодарить за то, что пришли к нам. Это важное событие для нашей компании, мы взяли на себя огромную ответственность за исполнение государственного заказа в рамках федеральной программы экологического строительства. Новейшие технологии, разработанные совместно с партнерами Дании, Норвегии, Швейцарии, чуть позже я представлю наших европейских друзей, помогут нам сделать огромный шаг в будущее…

Как красиво он говорит, чувствуется настоящая мужская харизма, недаром он президент. Интересно, как он добился того, что имеет. Позже на сцену вышел Бурак, потом были представлены три европейца, имен их я не запомнила. Они говорили по-английски, а Виктор переводил. Потом подали горячие закуски и открыли шоу-рум. Все гости стали выходить из-за столов и направились в сторону маленького города.

В целом мне было достаточно скучно. Я взяла бокал белого вина, кстати, довольно неплохого, и направилась в шоу-рум вслед за гостями. Возможно, я заведу полезные связи, хотя совершенно не умею этого делать. Может, найду себе тут мужа? Нет, этого точно не будет. Тут такие модели расхаживают, они моложе, красивее, без кучи тараканов в голове. Такой контингент мужчин любит миловидных и веселых девушек, я не из их числа.

Спустя еще час, я совершенно вымотана, вчерашний стресс дает о себе знать. Два бокала, а у меня ни в одном глазу. Пожалуй, поеду домой, возьму бутылочку вина и заряжу «Секс в большом городе», это куда интереснее.

Ищу Славку, но встречаюсь взглядом с Бураком, он не сводит с меня глаз. Не удивительно, мое платье и впрямь восхитительно. Интересно, что он думает обо мне? Бурак невероятно привлекательный и сексуальный мужчина, могла бы такая как я заинтересовать его? Вряд ли, держу пари, он встречается только с супер моделями. У него наверняка есть какая-нибудь Белла Хадид с точеным носиком и обворожительной улыбкой. Сбоку от него Виктор разговаривает с девушкой, которая сидела с нами за столом. В ней не больше метра шестидесяти и, даже стоя рядом с ним на каблуках, она выглядят нелепо. Но это не мешает ей изо всех сил стараться произвести впечатление, такие вещи я замечаю издалека. Решаю подойти и попрощаться.

– Виктория, ты выглядишь чудесно, – произносит Бурак.

– Спасибо. Поздравляю с открытием, похоже, все идет хорошо, люди явно заинтересованы.

– Да, это так. Вика познакомься, наш новый экономист, Мария.

Точно, Маруся, имя ей к лицу. Она крашеная блондинка, кудри залиты лаком, яркие тени вокруг глаз и огромная грудь для ее роста. Видимо у них в офисе фейс-контроль – блондинки с пышной грудью. Не удивительно, что я там не прижилась.

Она поворачивается и здоровается писклявым тоном. Эта дамочка так и пропитана лицемерием.

– Приятно познакомится Виктория. Мы сидели за одним столиком с Вами.

– Да, я помню. Я подошла попрощаться.

– Уже покидаете нас Виктория? – произносит Виктор, как мне показалось высокомерно и отстраненно, видимо эта Маруся уже запустила свои маленькие пальчики глубоко, и куда смотрит его жена? Хотя кольца у него нет.

– Вика, завтра с утра мы едем на базу отдыха. В 11 встреча у офиса. Для тебя забронирован отдельный номер. – Приглашение Бурака соблазнительно.

– Нет, не думаю, что у меня получится.

– Прими это как наши извинения. Супер-люкс для тебя одной, природа, живописное озеро и шашлык. Это всего лишь на сутки.

– Я никого не знаю.

– Меня знаешь, Кирилла с женой…

– Я подумаю, спасибо за приглашение. До свидания.

– Пока.

– До свидания Виктория, – надменно бросает Виктор и уходит, не глядя на меня. Что я ему сделала? По-моему, он что-то употребляет, его настроение меняется со скоростью света, либо у него есть брат близнец, который более уважительно относится к людям.

Этот выскочка, в который раз испортил мне настроение. Ловлю Славку, и предлагаю ему отправится в ночной клуб. Мое платье требует продолжения банкета!

Мы заваливаемся в один из клубов в центре города. Два бокала вина – это детская доза, и мы заказывает по три шота текилы, пью залпом один за другим. Немного отдышавшись, я понимаю, что этого недостаточно. Еще тройная порция, секунды, и я расслабляюсь. Вручаю свой клатч Славику и иду на танцпол. Я шикарно танцую, или это текила?

Четыре песни танцев, возвращаюсь и заказываю еще выписку.

– Эй-эй, притормози…– предупреждает Слава, – Иначе придется нести тебя домой!

– Во мне 172 сантиметра и всего-то 53 килограмма, ты справишься! – хватаю шот и пью.

– Посиди и закажи что-нибудь поесть, я сейчас вернусь.

Я заказываю стейк из семги. Потом достаю телефон и пишу смс.

«Ты наглый, заносчивый сноб. Ничто не дает тебе право так разговаривать с людьми, ты не чем не лучше других, выскочка!». Отправить на номер, который уже не записан в моем телефоне. Несколько секунд, и мой телефон звонит. Отвечаю, не глядя на экран.

– Что за шум, ты где?

– Отдыхаю в клубе. Зачем ты звонишь?

– Дома будешь набери. Сегодня мы плохо расстались. С кем ты сейчас?

– Знаешь, что, Арсен, тебе надо ты и звони! – бросаю трубку.

Через минуту опять звонок, надо было давно так написать, сразу проявляет внимание!

– Мне надоело твое отношение, я что вещь, по-твоему? То разговариваешь и ведешь себя так мило, будто я тебя и впрямь привлекаю, то внимания не обращаешь, будто меня и нет! А как ты ведешь себя на людях? Не звони мне больше, понял! – бросаю трубку. Через какое- то время опять звонок, но я уже иду танцевать. Танцы, танцы, потом я помню только танцы…

Утром я просыпаюсь от лая собаки, которая изо всех сил пытается поднять меня и заставить вывести ее на улицу. Смотрю на телефон, восемь утра и девять пропущенных с незнакомого номера. Славы дома нет. Так, а где он? Вроде он меня привез, разделась я сама и даже умылась. Что интересно, как бы сильно я не напилась, всегда приниму душ перед сном.

К десяти я привожу себя в порядок. Звоню Славке:

– Привет. Ты едешь со мной за город.

– И тебе доброе, алкоголик. Что я там забыл?

– Составишь компанию. В нашем распоряжении люкс. Ой, то есть супер-люкс. Ну и я не хочу быть там… без друзей, Юлька с мужем не в счет. А на природу хочется, очень. Такой жаркий день, только представь: озеро, лес, шашлык…

– Ладно, я дома буду через полчаса.

Мы едем на машине Славы, собаку я взяла с собой. В офис на общие сборы мы не поехали, так как дорога мне отлично известна. Мы едем на ту самую базу отдыха, где когда-то находился мой любимый домик в деревне. Я очень соскучилась по этим местам и уже в предвкушении отдыха, жаль, что это всего лишь на сутки. Оказывается, что эту ночь Слава провел с какой-то особой, о чем в подробностях рассказывал мне по дороге:

– В баре она так и сверлила меня глазами, грех был не воспользоваться, «голодная» девчонка попалась! Пьяная в дрова, говорит: «делай со мной, что хочешь» – Славка пародирует женский голос, хлопая ресницами. – Я ее в номер…

– Стоп, стоп, ты уверен, что дальнейшее я должна знать?

– Ты ревнуешь?

– О да, с ума схожу от ревности!

– Ну, тогда слушай…

– Замолчи!

– Хорошо, тогда рассказать тебе, как мы добрались домой?

– Нет, не стоит. Я так напилась, мне жутко стыдно.

– Было бы еще хуже, если бы ты знала, как мы ехали домой.

– Нет, не говори! Гляди-ка, мы уже подъезжаем к базе отдыха.

На стоянке все встречаются в одну группу, Анжелика и та страшненькая девушка, обнимавшая Виктора тоже тут. Они, похоже, с ней подруги. Я нахожу Юлю:

– Ты не в курсе кто это?

– Это Теона, младшая сестра Виктора. Визжит как дурочка с этой Анжеликой.

– Не говори, бесит…

– Витя от нее без ума, все для сестры готов сделать. Кирилл говорит, он нянчится с ней как с ребенком.

– Ей не больше двадцати, оно и понятно.

– Двадцать один вообще-то. Учится в Питере, сейчас на каникулы приехала с матерью к Вите. Ты отца Бурака видела, какой красивый дядька…

– Я тоже заметила!

– А это кто? – Юля показывает на Марию, нового экономиста компании.

– Это «Экономист».

– То есть?

– Ну, с чего бы ее брать сюда, она только устроилась?

– Мда, видимо это пассия Вити. Кирилл говорил, что он любит маленьких пышногрудых блондинок.

– Он-то откуда знает?

– Ну, они одноклассники, учились вместе, пока семья Кирилла не переехала в Сибирь. Говорит за ним всегда девчонки хвостиком бегали, и старшие, и младшие, а он серьезный парень был, ни на кого внимания не обращал.

– Вика, с собаками сюда нельзя. – Бурак показывает мне на табличку у ворот.

Что же мне делать теперь, хоть домой езжай. Анжелика с Теоной усмехнулись и пошли в сторону здания.

– Виктория, положите ее в эту сумку. – Мистер президент, как всегда, не в настроении. Как же он достал, то на «вы», то на «ты». – Я беру большую спортивную сумку у Виктора и сажу туда свою собачку.

Мне удалось незаметно пронести ее в корпус и без труда заселиться номер. Мой люкс в противоположном крыле ото всех.

С обеда до вечера мы провели на природе. Я и Слава арендовали лодку и отправились на противоположную сторону озера. Там я могу не бояться, что охрана заметит собаку и оштрафует меня! Накупавшись и на бесившись, к ужину мы вернулись на базу. Собаку сразу отключилась в номере, теперь за нее можно не переживать. На берегу для нас организовали банкет.

Красный закат медленно крадется по ровной поверхности воды, окаймленной хвойным лесом на востоке и степью на западе. Справа шумит дамба, надо будет сходить к ней и посмотреть на водопад. Он не высокий, не больше трех метров, но мощь воды чувствуется. Она с огромной скоростью падает вниз и, ударяясь о бетонные плиты, течет дальше превращаясь в реку.

Сегодня я чудесно загорела, это особенно заметно, когда я надеваю белый короткий сарафан. На голове я заплела два колоска. Немного туши и блеска для губ. Я однозначно выгляжу лучше всех. Надо почаще говорить себе это, возможна моя уверенность в себе поднимется хоть на одну ступеньку выше. Все проблемы из нашей головы.

За столом я сижу рядом со Славой и Юлей. Во главе стола Виктор, рядом его сестра, которая так же задирает нос, как и он. По другую сторону Мария, Анжелика в платье «все сиськи наружу», Бурак в светло голубых джинсах и белой футболке, ну разве можно быть настолько красивым?

– Сегодня у тебя совершенно противоположный образ, Вика. – Говорит Бурак и осматривает меня. – Такая милая, а вчера была сама строгость.

– Спасибо. – Я не знаю, что еще сказать, я не умею принимать комплементы от таких шикарных мужчин и жутко стесняюсь после его слов.

Виктор в футболке моряка и синих джинсовых шортах. Есть в нем невероятная мужская энергетика, она так и притягивает мой взгляд к нему. Изо всех сил стараюсь не смотреть в его сторону. Представляю, что я на отдыхе с друзьями, а компания из Виктора, Теоны и Анжелики, тех кто бесит меня особенно, случайно прицепились к нам. За столом еще несколько гостей, которых пригласили, как и нас, я уже не вспомню их имен, да это мне и не к чему. Тут и Густаф из Швейцарии, он постоянно что-то обсуждает с Бураком. Правда, запомнился мне один парень, Миша. Не высокий стройный брюнет, как же я люблю брюнетов, они представляются мне более пылкими и мужественными. Можно немного пофлиртовать, главное не переборщить, вдруг работа еще сведет нас вместе. Тут я вспомнила, что решила покинуть их фирму, так что дороги открыты. Но приглянулся он не только мне, Теона сидит рядом с ним и сладко растягивается в улыбке. Весь вечер она намеренно не смотрит ни в чью сторону кроме брата, Анжелики и Бурака. Видимо считает нас недостойными своего взора. Малолетняя профурсетка.

– Вы рано вчера ушли? – спрашивает Кирилл.

– Да, нам стало скучно, и мы решили оторваться в клубе.

– В каком? – уточняет Бурак.

– В Лофте, это в центре, потом еще нам правда пришлось пройтись пешком по набережной… – Слава смотрит на меня и ехидно улыбается.

– Пришлось? – спрашивает Виктор.

– Ага, я был вынужден! – Я не выдерживаю и стукаю его кулаком по ноге. Он смеется.

– Значит, бурная ночь у вас была? – Кирилл, умеет он загнать в краску.

– У Славы то уж точно была…

Вечер в разгаре, Слава уже вовсю зажигает на танцполе с какой-то девушкой. Виктор с Бураком и Кириллом не перестают говорить о делах.

– Мария сегодня в ударе, – обожаю Юлин пьяный сарказм! – Знаешь, мне всегда было интересно, каково в постели людям, настолько разного роста? – мы ржем как две дурочки. – Ну, вот допустим, он сверху, ее нос выходит, упирается ему в соски? А он вынужден лицезреть постельное белье?

– Зато, когда она сверху ему проще.

– Ну да, можно крутить-вертеть.

– Все, замолчи! Откуда они ее вообще взяли?

– Наберут по объявлению… Кстати помнишь, я говорила, что Леня уже побитый был, когда Славка прибежал в офис?

– Ну вроде.

– Это Витя его отделал.

– Да ладно, мистер президент??? Слабо вериться!

– Ему водитель сразу позвонил, когда тебя увидел в таком состоянии. Он приехал и разнес там все в кабинете у него!

– Боится, что я в суд подам. Делать мне нечего, нервы свои на них тратить. Я пойду, пройдусь.

– Ты в порядке.

– Нормально.

Ближе к полуночи я уже хорошо выпила и решила немного развеется. На улице темно, и басы от колонок разносятся по всей территории базы. Прогулявшись 15 минут, я возвращаюсь на пирс. Чувствую, что мне пора в номер. В этот момент ди-джей включает одну из моих любимых песен Малинина «А на том берегу». Все расходятся по парочкам. Маша с надеждой смотрит в глаза президента!

Решаю дослушать и идти спать, когда вдруг подходит Виктор и приглашает на танец. Что-то, звякнув, упало на пол, это была моя челюсть! Бурак и Теона сверлят меня глазами. Это попахивает каким-то пари, иначе с чего бы ему звать меня? Вчера он так надменно попрощался, мне показалось, ему просто неприятно находится рядом со мной, а сейчас он вдруг захотел танцевать? Протягивает руку и несколько секунд, молча, смотрит на меня, выражение лица, как всегда, профессорское.

– Виктория, потанцуйте со мной?

– Нет, простите, я не в настроении, – встаю, не дослушав песню, и иду в сторону базы. Посмейтесь сами над собой!

Приняв душ и выпив горячего крепкого чая с лимоном, я немного отрезвела. Собака проснулась и уже просится на прогулку. Думаю, сейчас будет безопасно вывести ее, глубокая ночь и база совершенно пустая. Я сажу ее в сумку и иду на улицу в сторону зверинца. Когда я была совсем маленькая, там было что-то вроде мини зоопарка, с маралом, индюками, кроликами и медведем. Сейчас это просто пустые клетки, а за ними обрыв к реке.

Выпускаю Ватрушку на свободу, но поводок крепко держу в руках, с моей собакой надо быть начеку. Как вдруг на дороге слышаться шаги. Этого еще не хватало. Сейчас меня поймают с собакой, и вышвырнуть посреди ночи за ворота. Я забегаю за клетки, до обрыва метра полтора, и именно сейчас Ватрушка вырывается и бежит к реке как сумасшедшая. Потом я понимаю почему, внизу я слышу какой-то голос:

– Позвони, как приземлишься. И пожалуйста, перестань мучить меня вопросами. Это моя личная жизнь и я сам с ней разберусь.

Странный поздний разговор.

– Эй, вам помочь?

Вот черт! Как меня заметили? Я быстро оббегаю сперва одну клетку, потом вторую, и вижу, как ко мне со стороны дороги движется охранник с фонариком. Блин! Резко разворачиваюсь и на цыпочках бегу к реке, но совершенно забываю, что там обрыв, он будто подкрался ко мне. В такой темноте в лесу ничего не видно! Оступаюсь и лечу вниз. Внезапно меня подхватывают, и я оказываюсь в крепких мужских объятиях, в двух сантиметрах от губ… От губ Виктора. Меня пронзило током, каждый сантиметр кожи. Боже, как же он пахнет, какой мощный торс и сильные плечи, я вцепилась в них из страха упасть. Потом я понимаю, что не достаю носками до земли, он крепко прижимает меня к себе за талию:

– Оп, осторожнее. Ты любишь приключения, да? – Его губы по-прежнему непозволительно близко ко мне, горячее дыхание я ощущаю на своей шее, рядом с ухом, потом у моих губ. Я в жизни не испытывала такого возбуждения! «Очнись!!! Да это же тот самый высокомерный зазнайка». Но мое тело как ватное, и сердце, оно предательски бешено стучит. Он не может не замечать этого. Только не отпускай, прошу.

– Выдохни Виктория. – Понимаю, что не дышу и боюсь шелохнуться. Да как можно так притягательно пахнуть, в эту секунда я вся его, если бы он только знал. Поцелуй меня, пожалуйста, поцелуй…

– Эй, кто здесь?! – это охранник, он стоит за клетками. Где моя собака?!

– Надо спрятаться. – Виктор легонько опускает меня на землю, берет за руку и отводит за деревья, ближе к реке. Моя собака уже там, пойманная им и привязанная к дереву.

Мы сидим молча. Размечталась! Поцелуй меня… Он периодически смотрит в мою сторону. Я сгораю от стыда, ну что я за человек?! Постоянно влипаю во что-нибудь. А теперь еще и он, со своим током, я до сих пор как парализованная. Но как же он пахнет!

– Пошли, я отведу тебя. Зачем было одной ночью идти в лес?

– Могу задать такой же вопрос.

– У тебя чувство самосохранения отсутствует, напрочь, я уже однажды убедился в этом. Чем ты вообще думаешь, головой или другим местом? А если бы я тебя не поймал, ты бы шею себе свернула! Надо было взять кого-то с собой, а не идти одной ночью в лес!

– Если бы я всегда думала головой, то не сделала бы много глупостей, о которых потом приятно вспомнить. К тому же, я не просила себя спасать. – Когда я «под шефе» мой язык не поддается контролю.

Мы поднимаемся по обрыву, он подает мне руку, но я ее не беру. Моя собака прекрасно справляется с ролью буксира. Наверху я нахожу сумку, сажаю в нее Ватрушку, и мы, молча, идем к базе. В корпусе прощаемся:

– Виктория, спокойной ночи. Больше не ходите в лес одна, хорошо? – На ВЫ. Его настроение меняется со скоростью света!

– Не могу ничего обещать, иногда я думаю совсем другим местом.

Он осматривает меня с пола до головы, хмурит лоб, на губах намек на улыбку.

– А вы что делали один ночью в лесу?

– Охотился, – он расплывается в улыбке от уха до уха. – Спокойной ночи, Виктория.

Я иду в противоположное крыло, коридор плывет и мне кажется, я шатаюсь. Когда подхожу к двери оборачиваюсь и вижу, как он все еще стоит на том же месте, где мы расстались и не отрываясь смотрит на меня. Его руки как всегда в карманах, голова немного запрокинута вверх.

«Размечталась! Забудь… бесит он меня и вся его семейка…мои руки пахнут им…» С этими мыслями я засыпаю.


Просыпаюсь в девять утра, Славы нет, наверняка подцепил себе очередную даму. Выхожу из номера и вижу, как открывается дверь в номер Виктора. Оттуда выходит Мария, машет мне рукой. Что ж, ясно. Понимая, что опоздала на завтрак, в расстроенных чувствах и с пустым желудком я решаю прогуляться к дамбе. Скинув платье. Оставшись в купальнике, захожу в реку и хочу пройти по бетонным плитам под дамбу, чтобы увидеть водопад.

– Вика, я не уверен, что это хорошая затея. – опять он!

– Что? – оборачиваюсь и вижу Бурака и Виктора с удочками, вот так картина, тоже мне два рыбака. Два прекрасных рыбака. На Викторе лишь шорты, сидящие низко на бедрах. У него и татуировка есть от запястья до локтя – длинная надпись, еще одна на плече, там какой-то странный знак. Кубики пресса можно пересчитать издалека, бицепсы напряжены. Не удивительно что он вскружил мне голову вчера ночью.

– А туда можно пройти? – спрашивает Бурак.

– Да.

– Подожди нас.

Мы втроем аккуратно движемся против течения реки, которая рождается под дамбой, из падающей воды озера. Она доходит до щиколотки и у наших ног проносятся мальки и мелкие травинки. Как-то в детстве, проделывая аналогичный путь, мы с подругами решили покидаться водорослями. После такой забавы мы с ног до головы были усеяны пиявками. И сейчас я молюсь, чтобы к нашим ногам никто не прилип.

– Слушай прикольно тут, ну и древняя же она. – Бураку явно тут по душе.

– Не особо, думаю лет пятьдесят.

Когда мы проходим под дамбу, я подставляю руки под бешеную струю воды и представляю, что вместе с ней уносится весь пережитый недавно негатив, Леонида, и эту бесконечную работу. Когда я открываю глаза, то чувствую себя значительно лучше. Бурака нет рядом, он с фотокамерой скрылся за водопадом. Позади стоит Виктор, я знаю это, так как он обладает сумасшедшей энергетикой, я буквально чувствую его затылком. Оборачиваюсь. Он поднимает правую руку и упирается ей в стену. Я хочу обойти его слева, но он поднимает вторую и ставит с другой стороны.

– Значит Виктория, вы утверждаете, я «наглый, высокомерный, заносчивый сноб и зазнайка»?

– Что? Я такого не говорила. – Он смотрит на меня как бульдог на котенка. Оглядывает с ног до головы, мне кажется, я стою голая. Вода долбит по ушам, его взгляд пронзает меня насквозь. Под моим купальником без чашек твердеют соски. По коже рассыпались мурашки, то ли от холодной воды, то ли от его непозволительной близости к моему практически обнаженному телу.

– Ничто не дает мне права так разговаривать с людьми? Вы считаете, Виктория?

– Я, я не знаю. – Я опустила глаза в поисках своей челюсти, которая плюхнулась в воду от испытанного мной удивления и стыда. Вот так всегда в его присутствии!

– Значит больше не звонить, Виктория?

Как? Кому я писала тогда в клубе? В мыслях был Виктор, но я вроде как Арсену отправляла смс. И с Арсеном говорила? Первый раз точно, а второй???

– Удостоите меня ответом или так, и будем мериться взглядами? – ловлю себя на мысли что смотрю на его идеальный торс. Опускаю глаза ниже и пересчитываю кубики пресса. Я не имею права смотреть ниже, но ничего не могу поделать, тело не слушает меня. С приятным ощущением замечаю, что Виктор не без удовольствия ведет наш диалог.

– Я думала, я говорила с другим, я думала это мой парень звонил. – Я заикаюсь как второклашка в кабинете директора.

– А мне показалось, слова были в аккурат для меня?

Тут возвращается Бурак, и я замечаю, что испытываю сожаление от того, что наш разговор был так неожиданно прерван. Каждый мой мускул на теле напряжен как камень. Виктор делает шаг назад и меня отпускает.

Я ухожу, не оглядываясь, но слышу крик позади себя:

– Вика, ты не завтракала?

– Нет.

– Приходи на пирс через час, пообедаем перед отъездом.

Киваю. Какой же Бурак милый и воспитанный, не то, что некоторые!

После дамбы я отправилась на мостик, где все купаются и ныряют. Там Кирилл, Юля, Славка, Теона и Анжелика, которая того и гляди снесет своей грудью кого-нибудь с моста! «Зависть – это грех!» Делаю себе замечание. Виктор наблюдает со стороны, видимо любуется ее формами.

Я захожу на мостик, хочу немного попривыкнуть к воде прежде, чем нырять.

– Привет, значит уже провела экскурсию для Бури и Вити?

– Привет Юль, да, ненамеренно.

– Почему на завтрак не пришла? Я тебе звонила.

– Проспала, а телефон без звука.

– Как всегда, зачем он тебе вообще, если ты не отвечаешь на него? Ты же рано ушла вчера, с каких пор ты спишь так долго или это все воздух?

Вот Юля любопытная варвара!

– Виктория любит ночные прогулки… – Виктор проходит сбоку от нас и лукаво смотрит на меня. Какова, извините, хрена он вообще встревает в наш разговор?! На голос Виктора сразу отреагировала Теона и Анжелика.

Я прохожу в конец моста на отвечая им обоим. Но не успеваю я сесть, как вдруг сзади меня сталкивают в воду, и почти сразу я слышу крик Кирилла. Внизу не илистое дно, а огромный камень. Хорошо, что я закрыла лицо руками, иначе осталась бы без носа! Под водой я не сразу сообразила, что произошло, у меня был шок от неожиданности и боли, поэтому всплыла я не сразу. Когда вывнырнула, на краю уже ждали Кирилл и Слава, позади них столпились остальные. Парни протянули мне руки. Мои локти были содраны, а от вида крови закружилась голова, хотя боли я не чувствовала. Кто это был? Позади ребят с испуганными лицами стояли Теона и Анжелика.

– Ты что, спятила?! – Юля подходит к Теоне и крутит пальцем у веска.

– Да я не видела! Вика, я случайно, честное слово!

Я не отвечаю, а молча плачу, Слава осматривает мои руки. Виктор берет за предплечье Теону и отводит в сторону от Юли. В его глазах гнев. Конечно, кто-то посмел обидеть его мерзкую сестренку! Я просто в шоке от такой выходки.

– Твоя сестра двинутая! – Юля разошлась не на шутку.

– Сказали же, камня не видно. Витя, ничего страшного не произошло, подумаешь, толкнули нечаянно! – Анжелика поспешила вступиться за подругу.

Я молча обхожу всех. Позиция жертвы для меня сейчас более выгодна. И я на самом деле жертва. Решаю быть предельно милой и беззащитной.

–Юля, успокойся. Ничего страшного не произошло. Они же не специально на камень меня сбросили. Не переживайте, это царапина.

– Но ты плачешь.

– Я испугалась. Я пойду, посижу в кафе на пирсе.

На мосту уже никто не веселится, все негодуют, что это было.

Когда я ухожу, сзади меня догоняет Густаф:

– Вики!

– Да?

– Вы не против? Я тоже идти смотреть.

– О, конечно.

– Тут красиво. Вики, вы иметь муж?

– Нет. – Только ты не начинай… Я совершенно не воспринимаю мужчин ниже себя ростом.

– Вы лучше их всех. Они это знают. Но вы одна, вы умный и сильный, вы соперник.

– Но я не соперничаю, с чего вдруг, с кем?

– Вы сексуальная, – я? Серьезно? – они это знать. Завидовать.

Обед мне заменяет холодная бутылка пива. Мне кажется, я выгляжу настоящей алкашкой, третий день подряд с алкоголем в руках, но без бутылки сейчас никак!

Я стою, глядя на озеро, ребята потихоньку подтягиваются к пирсу в кафе. Сзади подходит Виктор:

– Вика, ты в порядке? – он аккуратно берет мою руку. Я тут же ее одергиваю.

– А вы как думаете? Мне впору нанимать охрану. – Я хочу добавить: «держитесь от меня по дальше, вместе со всей вашей компанией и родней в особенности!» но это остается в лишь голове.

На обед я взяла овощной салат. Ничего не лезет в горло. А вот вторая бутылка пива не помешает.

– Викуля, я смотрю, ты разошлась. Ты с утра ничего не ела, притормози.

– Спасибо за заботу, Юля.

– Какого черта сегодня было на мосту? Они явно тебя не взлюбили.

– Ты заметила, неужели?

– Не надо на мне злость срывать.

– Прости, я просто недоумеваю, как я их обидела, и что я сделала, чтобы со мной так поступать.

Юля понимающе гладит меня за плечи.

– Они в чем-то тебе завидуют или ревнуют.

– Ревнуют?

– Я пока не могу понять.

Все устроились за столом, и активно обсуждают вчерашний вечер. Оказывается, Михаил напился и к кому-то приставал, а точнее устроил настоящий цирк на танцполе!

– Вы ничего не понимаете, может это любовь! – кричит Кирилл.

– Он ее даже не знает, – отвергает Теона.

– Вика ты многое пропустила вчера. – Вообще-то у меня вчера было то еще приключение!

Я мельком смотрю на Виктора, он сверлит меня злостным взглядом.

– Мы вчера в покер еще играли до трех часов ночи!

– Бурак сделал вас как ребятишек!

– Когда Миша пьяный, он очень щедр!

– Он походу вчера серьезно влюбился в ту барби! Кто верит в любовь с первого взгляда? – спрашивает Бурак.

Все девушки утвердительно качают головой и соглашаются, что такое возможно. Я молчу, отстраненно смотрю на озеро, мне осточертела вся эта компания. Злые, высокомерные выскочки! Ненавижу этих богатеев! Я никогда не стану такой сволочью, даже если у меня на счету будут лежать миллионы долларов, никогда!

– Вика, а ты что молчишь? – спрашивает Бурак.

– Конечно, нет.

– Так однозначно? То есть, например, если мужчина, впервые увидел женщину, она не может запасть к нему в душу?

– Ты сейчас говоришь не о любви, симпатия – да, страсть – возможно, но не любовь.

– А что же такое любовь?

– Это когда ты не живешь без другого человека. Просыпаешься и засыпаешь с мыслью о нем. Когда у тебя мурашки от полученной смс, и ты думаешь, хоть бы от него. Когда осенью вы идете под одним зонтиком, держась за руку, и контролируете, чтобы каждому хватило под ним места. Не знаю… просто, когда понимаешь, что твоя дальнейшая жизнь без этого человека не будет полной и настоящей.

– Это обычные отношения, ничего особенного. – Мнение Анжелики меня не удивило. Кому я объясняю вообще?

– Может случиться так, что наступит момент, когда вы встретите человека, который изменит всю вашу жизнь. И уже не важно, сколько тебе и ему лет, кто вы и кем работаете, но эта встреча меняет, разворачивает. И уже не видеть, как прежде, не мыслить, как раньше, и ты становишься другим совсем. Но весь кошмар в том, что такие встречи крайне редко завершаются счастливо. Порой мы встречаем свою половинку или слишком рано, или слишком поздно, когда мы уже не в силах что-либо изменить. И вот потом, оглядываясь назад, ты осознаешь, такая любовь бывает раз в жизни, та, что вывернет тебя наизнанку.

– Ты не пробовала романы писать? – ехидничает Теона.

– Уверена, у меня бы получилось.

– Тут не нужно быть экспертом, чтобы понять любишь или нет. Вести себя надо нормально, тогда и мужчина будет относиться соответствующе.

– А вот тут ты ошибаешься. Ужас любых отношений заключается в том, что они зависят от двоих. Ты можешь быть самым лучшим, верным честным преданным, но это не гарантирует равным счетом ничего. – Заключаю я. Безмозглая малолетка.

Вот черт, кажется, своей речью я разбудила в себе старые раны.

Я поднимаю глаза, и вижу, что все внимательно меня слушают.

Пустышки…мне жаль их, бесчувственные, да откуда им знать о любви? Они знают котировки валют, сколько стоит земля, электроэнергия или рабочая сила. Любовь, не смешили бы меня своими вопросами о ней!

– Да, а еще любовь, это когда тебе весь день рассказывают о 95 бензине, а ты слушаешь, еще попутно собираешь грязные носки по квартире, готовишь борщ и гладишь рубашку! – Подытоживает Юля, она немного расслабила обстановку.

– Это быт семейной жизни, без него никак. – Кирилл подбадривает и целует свою жену.

– Витя тоже вчера подпил да? – Анжелика выкатывает свою грудь на стол и пристально смотрит ему в глаза. Не стесняется соблазнять шефа при всех. Потом посматривает на Марию, понятно, что она имеет ввиду. Мистер популярность сегодняшнего дня безразлично отвернул взор в сторону озера. А по мне, он просто грубый, наглый, зазнайка. Бурак совсем другое дело. Я не могу налюбоваться им. Умный, красивый, деликатный и вежливый. Идеальный мужчина.

– Я не пью, откуда такая информация.

– Я видела тебя с картами только в двух случаях, либо пьяным, либо в отвратительном расположении духа.

– Я не пью и не играю, Анжелика. Вчера была одна единственная партия на редкость удачная для меня. – Он переглядывается с Бураком.

– Как думаешь, на что они играли? – спрашивает шёпотом Юля.

– «Экономику» разыгрывали.

– То есть?

– Мария выходила сегодня из номера Виктора, я видела утром.

– А, ясно, я так и подумала, что о чем-то пошлом они говорят.

– Это не удивительно для такого круга людей как они.

– Витя у нас не пьет, не курит, не играет, серьезный, холостой парень, прям мечта, а не мужчина! – Бурак смеется, обводит всех девушек взглядом.

– Мой братик идеал, никому его не отдам. – Теона обнимает Виктора за шею, чмокает в щеку и отходит к бару с Анжеликой.

Лицо Виктора непроницаемое, серьезное, брови сведены.

– Не часто таких встретишь, да? Еще и скромный, молчит все время. – Бурак все не уймется. Тут я не выдерживаю:

– «Что-то недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин и застольной беседы. Такие люди либо тяжело больны, либо втайне ненавидят окружающих».

Кирилл взорвался, он начал смеяться как сумасшедший, Бурак вместе с ним. Виктор поначалу серьезно смотрел на меня, потом на лице показался оскал – это его подобие улыбки. Я удивлена, думала, он кинет в меня чем-нибудь. 

Глава 18. Еще не время

В понедельник с утра я направилась в офис с огромной папкой документов.

– Вы записаны на встречу? – спрашивает меня высокая блондинка за стойкой, на этаже администрации.

– Нет.

– У Виктора Робертовича весь день расписан.

– Мы договаривались с ним. Спросите у него, пожалуйста.

– У него деловая встреча.

Прождав на диване с полчаса, я решила вновь узнать.

– Через двадцать минут у него конференция, а потом кофе. Если вы договаривались, так позвоните ему на сотовый.

– У меня нет его телефона. – Как назло я почистила память в телефоне, да, честно говоря, мне не сильно хочется звонить.

Прождав еще час, я опять подхожу к секретарю.

– Занят.

– Я зайду после обеда.

– Хорошо.

Я прогулялась по магазинам, злясь на мистера президента. Вечно они заняты эти директора, а мне вот, обычной смертной, заняться больше не чем, кроме как битый час ждать его в надежде провести с ним малоприятный разговор, который займет максимум пять минут!

К 14:00 я возвращаюсь.

– Виктор Робертович на совещании.

– Что ж, я подожду. А Бурак тут?

– Нет, он улетел в Стамбул на встречу.

Через час я слышу голос Виктора в коридоре:

– Я опаздываю в аэропорт, как прилечу, тогда станет ясно. Увидимся в Стокгольме на выставке. Нет, конференция в Стамбуле, завтра. Держите меня в курсе. Виктория?

– Добрый день. Простите, если отрываю.

– Я ждал вас с утра. Света, два черных кофе, Вика вы со сливками предпочитаете?

– Не стоит, если вы опаздываете…

– Сливки отдельно, круассаны или что там еще есть, мой билет и водителя через пятнадцать минут.

– Я боюсь вы не успеете в аэропорт, Виктор Робертович.

– Светлана, исполняйте. Вика, пойдем.

Я потихоньку бреду в кабинет. Уже по привычке чувствую себя серой мышью. На мне джинсы, белая футболка Levis кеды. Он тоже в джинсах и белой рубашке, только он выглядит как бог. Загорелый, высокий, гордый и властный. Еще, злой и высокомерный зазнайка! Когда мы заходим в его кабинет, на диване сидит Мария и листает какие-то бумаги.

– Мария, вы свободны.

– Но мы не договорили… Здравствуй Вика.

– Привет, – сухо здороваюсь я. Понятно, чем он так занят, ее декольте можно с Марса рассмотреть!

– Мария, вы свободны. – Он явно не любит повторять дважды. С ее лица сползает улыбка.

– Почему ты не позвонила, Виктория?

– У меня нет вашего номера.

– Запиши, – он дает мне визитку. – Леонида нет, зачем уходить? Вы наверняка передумали, Вика.

– Его уволили?

– Да. Ты думаешь, я бы работал с таким человеком?

– Говорят, его побили?

На его лице не дернул и мускул.

– Вика, я повторяю вопрос, Леонида нет, зачем уходить? – и опять второй раз его тон стал жёстче.

– Я, я… в общем, Виктор Робертович, вы видите, не вписываюсь я в вашу компанию.

– Вика, давай так. Меня неделю не будет. Отдохни. Положи сюда документы и забудь на время о работе. Ты ведь учишься, да?

– Да.

– Как успехи?

– Мне тяжело дается учеба, но я справляюсь.

– Не сомневаюсь. Передохни, удели время учебе. Я приеду и разберемся.

Света приносит кофе, поднос с горячими булочками, круассанами, шоколадом. Мне ее немного жаль, работать каждый день бок о бок с этим выскочкой.

– Звонят наши партнеры из Гамбурга, говорят, что встречу невозможно перенести на неделю вперед. Они требуют двадцать третье июня.

– Стокгольм у нас двадцать шестого?

– Да.

– Значит, бери билеты Санкт-Петербург-Гамбург двадцать третье июня, Гамбург-Стокгольм двадцать шестого.

– Хорошо. На следующих выходных вы планировали встречу с мамой, билеты покупать?

Она и о таких вещах знает? Он вообще сам что-нибудь делает?

– Нет, планы на выходные изменились. Не ожидал, что это так скоро произойдет. Если будет звонить, передай, что я постараюсь заехать

– Напоминаю, ваш самолет через один час пятьдесят минут.

– У меня нет проблем с памятью, переведи звонок. – Виктор указывает мне на кофе и булочки.

И какой же он хам, бедная девушка. Она, молча, выходит. Виктор берет телефон и начинает говорить по-английски. У него красивое произношение, говорит он так же свободно, как и на немецком. Через три минуты кладет трубку.

– Ты не обедала, пока ждала так долго?

– Да нет, в общем, не стоит, я пойду.

– Садись, – он как обычно приказывает, но улыбается, а мне от этого не легче. – Хорошо вчера доехали?

– Да.

– Виктория, в вашем положении надо прибавки к зарплате просить, а не увольнения.

– В смысле? – мои глаза полезли на лоб.

– Ну, мне немного о вас известно. Но я знаю, что в ваших планах покупка земли, кредит за машину, живете вы одна, платите ипотеку, мне продолжать?

– Я не одна живу, со Славой.

– Со Славой… То есть он ваш парень?

– Нет.

– «Никогда и ничего и не просите, никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас». Да, Виктория?

Вот черт, это отрывок из моего любимого романа. Он, как и я в тот день на базе отдыха, процитировал «Мастера и Маргариту». Виктор видит мое удивление.

– Я думала, вы обиделись вчера. Я не должна была так говорить.

– Виктория, мне тридцать четыре года. Я никогда не обижаюсь, не в моем стиле. Я либо прекращаю отношения, либо отвечаю тем же. И я вновь повторяю, зачем вам уходить? – Каждый раз, когда он повторяет, меня в дрожь бросает от его голоса!

– Это мое дело. Я, я просто боюсь, что я только мешаю. Мы знакомы месяц, а от меня вон уже сколько проблем. Вы не видите, я человек – несчастье. И думаю я не головой, как вы верно подметили, а другим местом. Я боюсь подвести Кирилла, тем, что допущу ошибки в работе, ведь я обязана ему за нашу встречу.

– Надо не забыть сказать ему спасибо за это, – произносит он тихо. Таких глаз я не видела. Светло-карие, теплые как мед. Только вот ему то, за что благодарить?

– У вас зрачков не видно, Вика.

– Что? – кусок булки выпадает из моего рта. Виктор подает салфетку и немного улыбается.

– Я говорю глаза у вас очень темные, карие, даже зрачков не видно.

Я только что о его глазах думала, он что, мысли читает?

– Сколько сейчас времени не подскажете?

– У меня нет часов.

– Мне и правда пора. Я позвоню, когда приеду.

– Зачем? То есть, ну это же мне надо, у вас наверняка куча других забот.

Он не ответил. Когда мы спускаемся на лифте, он надевает ветровку и легкий запах его тела дурманит меня. Но самый сексуальный и соблазнительный аромат мужчины – это его уверенность и спокойствие, и Виктор пахнет умопомрачительно. Я осознаю, что меня невообразимо тянет к этому человеку. Он кажется таким большим и сильным, я ниже его на целую голову. Виктор поворачивается и смотрит на меня сверху вниз.

– Я позвоню вам, Виктория. – Открываются двери, и он быстрым шагом выходит. У входа его джип, водитель открывает перед ним дверь.

«Забудь…» 

Глава 19. Он ушел, но обещал вернуться…

Я сижу на скамейке перед аудиторией, руки трясутся. Я все учила и все помню. Я все сдам.

Сегодня у меня два экзамена. Я готовилась целую неделю, но в голове пустота. Зачем я поехала на эту базу? Вот всегда так, когда случается что-то непредвиденное, я хожу и думаю об этом, часами или днями, и не могу совладать с этими мыслями. Порой это сводит меня с ума, лишает сна и покоя. Будь то плохое или хорошее. Вчера я уснула в два часа ночи.

Мои мысли прерывает телефон, звонят из бухгалтерии «Build your world». Я не успеваю ответить.

– Куделя, заходите.

– Ах, да, – потихоньку проскальзываю между парт, попутно взяв билет со стола. Не успев еще сесть, читаю вопрос:

1. Основные правила построения и контроля построения эпюр внутренних силовых факторов при прямом и поперечном изгибе. 2. Понятия о напряжениях, деформациях, перемещениях. Закон Гука.

Да, да, да! Я знаю. Хватаю ручку и начинаю писать. Телефон продолжает звонить. Да что там могло произойти такого важного!

Спустя три часа я выхожу из института. Я сдала свой предпоследний экзамен на 5! Остался еще один через неделю и тот у меня автоматом! Курсовая почти готова. Сегодня можно расслабится, самое страшное позади. Делаю рассылку подругам, давно их не видела, а новостей, которые хочется обсудить накопилось достаточно. Вспомнив о звонке, перезваниваю бухгалтеру.

– Зарина Рифатовна, здравствуйте. Простите, не могла ответить.

– Виктория, добрый день. Мне нужно видеть вас, это срочно, сегодня.

– Что-то случилось?

– Да. Приезжайте в офис.

Интересно, что там могло произойти. Я думала Виктор дал мне отгул на неделю.

Спустя четверть часа я уже в офисе. Спешно иду на шестнадцатый этаж, этаж начальства. Заворачиваю в левое крыло, на встречу мне идет Анжелика:

– Привет. Тебя ждет главбух.

– Привет, знаю, – она явно не ожидала, что я скажу привет, а не здравствуйте. Но все мое уважение к ней давно прошло.

– Вика привет. Иди сюда, вот посмотри. Стоит твоя виза на оплату, когда ты проводила этот товар? – Она показывает мне экран компьютера, в электронной программе заявка на поставку товара, который я в глаза не видела.

– Я ничего не создавала, я в программу то заходила пару раз, за весь месяц. У меня и доступа нет для совершения подобных операций! Это ошибка, это совершенно точно какая-то ошибка.

– Вика, тут твоя фамилия, ты пойми? Ты закладывала вот этот счет в заявку?

– Да нет же, говорю. Я первый раз его вижу.

– Введи свой логин и пароль, посмотрим, действительно ли у тебя доступ есть.

Я ввожу, и программа запускает меня! Но этого просто не может быть!

– Ты понимаешь, что эти деньги висят на тебе сейчас?

Весь оставшийся день я провела в офисе «Build your world», разбираясь в документах. Я не понимаю, как такое могло произойти! Там несколько сотен тысяч рублей! Откуда они взялись и что это за счета?

– Будем ждать генерального, посмотрим, что он скажет. Надо хоть к чему-то прийти до его приезда, он в бешенстве будет… Ой Виктория, я не понимаю ничего. Я сама удивилась, что у тебя доступ открыт, ты же совершенно в другом отделе числишься.


В 20:00 я встречаюсь на набережной с подругами. Мы решили спуститься к реке, пожарить шашлыков и попить пива. Кирилл довез нас и помог собрать мангал.

– Вика успокойся, ежу понятно, что быть такого не может!

Сижу, уткнувшись в телефон, просматриваю снимки с базы отдыха. Я жутко переживаю. Как такое могло произойти? Пытаюсь определить по фотографиям Виктора, на сколько сильно этот человек может выйти из себя.

– Посмотрите, какая я счастливая на этих фото. Тогда я еще не подозревала, как дерьмо меня ждет!

– Витя парень жесткий, но справедливый, он докопается до сути. Еще главбуха уволит, допустила такую ошибку, – успокаивает меня Кирилл.

– Может это ее косяк, или она что-то мимо кассы хотела увести, а на тебя повесить? – спрашивает Райка.

– Не знаю, она выглядит очень приличной.

– Ой, это еще не о чем не говорит.

– Что же мне делать?

– Ничего. Витю жди, там все ясно будет. И давайте тут, не напевайтесь сильно. Я заберу вас через пару часов.

Кирилл уезжает. Мы открыли пиво, выложили крылышки на решётку гриль и решили расслабиться на травке.

– Вика, что у тебя с Арсеном?

– Я его видела неделю назад. Ему не понравилось, что я со Славой в магазин ходила. Я и слушать не стала его бред. Сам не звонит, не пишет, а претензии мне предъявляет. После этого тишина.

– Да ему просто не нужны отношения. Он получил то, что хотел.

– Да Юля, ты просто капитан-очевидность. Но признаться, иногда я скучаю по нему.

– Ты такой человек, быстро привязываешься к людям, к вещам, к местам. Я тебе так скажу, не нужен он тебе, забудь о нем, а лучший способ забыть мужчину, найти другого!

– Рая, где?

– Ну это уже другой вопрос, где, главное принять для себя такое решение.

– Да, не все так просто, тут еще это происшествие, кто-то подложил мне свинью, но за что?

– Если жизнь подложила тебе свинью, прими это как приглашение на шашлычок! – Юлька переворачивает поджаристую курицу на другой бок.

– Не поняла?

– Ну тебя никак не хотят отпускать из «Build your world», и следуя твоей философии, просто так ничего не случается. Может к лучшему эта проблема? Может тебе стоит остаться в этой фирме?

Через секунду звонит мой телефон. Это Арсен.

– Вспомнишь гавно, а вот и оно!

– Райя, тише! Алло?

– Пошли ты его на четыре стороны! – Райка никак не угомониться, и я слегка наклоняюсь в сторону от ее недовольства.

– Привет. Что делаешь? Поговорить надо.

– Все о том же?

– А кто это был с тобой?

– Это приятель. Помогал мне платье выбрать.

– А меня ты не могла позвать?

– Ты пропал, не звонил… Я думаю, может у тебя вообще жена есть?

– С чего ты взяла?

– Ты появляешься, только когда сам хочешь, дела мои тебя не интересуют, но претензии предъявлять ты не стесняешься! Я пишу, ты не отвечаешь, днем ты вообще недоступен. Может ты вампир?! – он смеется, а я уже не знаю, что думать.

– Вика, давай завтра приеду, проведем вечер вместе. Куда ты хочешь, в кафе? Кино?

– Просто хочу поговорить, я хочу какой-то определенности.

– Хорошо, я наберу завтра, солнце, целую.

– Пока. – Я смотрю на девчонок, они кивают головой.

– Это не к чему не приведет! Вика, ты посмотри на себя, ты красавица и достойна лучшего. К тому же, мужчина еще на первой встрече определяет, как он относится к женщине. Сразу решает, будет она его или нет, хочет он с ней отношений или просто поразвлечься. Видит ли он в ней свою будущую жену или любовницу.

– Хватит, Юля, завтра все равно пятница, и мой вечер свободен. Впрочем, как и все остальные вечера, – заключаю я.

– Ну смотри сама, я просто за тебя переживаю, вот и все.


В пятницу утром меня будет телефон, номер у меня не записан, но он жутко знаком и отдает неприятными эмоциями. Чувствую, что отвечать не стоит, но вдруг это по работе?

– Виктория, доброе утро.

– Доброе утро, Анжелика, – похоже ни черта оно не доброе!

– Ты сейчас где?

– Дома.

– Сегодня в 11:00 будь в офисе. У нас собрание.

– Хорошо.

Она бросает трубку. Интересно, кем она работает в фирме? Уж слишком наглая, хоть на большого босса она и не похожа. Так, сегодня трудный день. Я предполагаю, что собрание по мою душу. Я разворовываю фирму и тащу в наглую по несколько сотен тысяч, при чем в открытую, раз это видно по программе! Что ж, я знаю, что я крайне честный человек и порядочный, мне скрывать нечего, пусть проверяют как хотят, все это будет на их совести. Главное одеться по лучше, так я буду чувствовать себя уверенней.

Выбираю в гардеробе обтягивающую темно зеленую юбку чуть выше колен. Молочную блузу, легкую и воздушную, бордовые лодочки на шпильке. Распускаю волосы, делаю легкую пышную укладку. Золотой кулон с гранатом, бордовая помада, немного туши, сумочка. Все, я готова, и я выгляжу потрясающе!

Когда я пытаюсь открыть входную дверь, мне что-то мешает. Потихоньку выглядываю, похоже утро все-таки доброе! У моего порога стоит розовая орхидея! Она посажена в голубой прозрачный горшочек и стоит на небольшой коробочке, обернутой в красивую бумагу.

Ну и ну, вот так сюрприз. Теперь я уверена, это Арсен! Я как-то обмолвилась ему, что хочу завести орхидею. Захожу домой и спешно разворачиваю коробочку. В ней оказываются часы, на бордовом кожаном ремне, на них надпись Frederique Constant. Первый раз слышу, наверное, не очень известная марка, но часы мне все равно очень нравятся. Сказать, что я поражена? Да я в шоке просто! Не зря я каждый раз останавливала себя, когда хотела поставить точку в отношениях с Арсеном. Теперь я знаю, я нужна ему. Просто ему необходимо время. Сразу же одеваю их, они идеально подходят к моему наряду, у Арсена чудесный вкус!

Когда я подъезжаю к офису, меня начинает немного потряхивать. Душусь с ног до головы, боюсь, что вспотею от страха и начну вонять! Нерешительно выхожу из лифта. Света быстро подходит, выглядит она так, будто сегодня уже получила разнос от босса!

– Доброе утро, Вика.

– Здравствуйте. Я на собрание, оно в 11?– не успеваю договорить, она уже подталкивает меня в сторону коридора.

– Все у президента. Проходите.

– Что ж, ладно. Но я вроде не опоздала, в запасе еще пятнадцать минут.

– Виктория, проходите, пожалуйста.

У двери я медлю, в животе бегают тысячи мурашек и мне захотелось в туалет, ну это еще не хватало! Я как-то читала, что так наш кишечник пытается огородить нас от неприятностей. Он глупенький думает, что человек убежит в туалет и все плохое закончится. Ох, если бы… Стучу.

– Да! – голос Виктора, он всегда жесткий, и я не могу определить, как сильно на меня сейчас будут орать.

– Здравствуйте. – Я робко ступаю в кабинет. Там Бурак, главбух и Виктор. Все в сборе. Все смотрят на меня.

– Привет Вика, проходи. – Бурак как всегда мил, он усаживает меня за стол перед Виктором, который смотрит на меня не отрываясь, как ястреб.

– Виктория, я хочу выслушать ваши мысли по поводу происходящего. – Опять повторять как бухгалтеру?

– Я работаю месяц. В данной программе я имела доступ только на просмотр заявок, для контроля оплаты и своевременной поставки. Я совершенно точно знаю, других функций у меня не было. Когда ваш IT специалист устанавливал мне программу на ноутбук, я все проверяла. – Я стараюсь, чтобы мой голос не дрожал. Приходится с силой впиваться ногтями в ладонь, чтобы отвлечься на боль.

– Позовите программиста, – приказывает мистер президент. Мое волнение разрастается с новой силой.

Мы ждем не больше минуты, м-да, мистер президент всех натренировал, поскольку ждать он не любит.

– Женя, как такое возможно? – он подробно описывает всю ситуацию.

– Мне пришло письмо по электронной по почте, в нем приказ, подписанный Анжеликой, чтобы я открыл доступ для такого сотрудника.

Виктор набирает на стационарном белоснежном телефоне номер, но ему не отвечают. Набирает следом другой.

– Светлана, найдите Анжелику, немедленно!

– Она ушла десять минут назад.

– Что-то передала?

– Нет.

Кладет трубку, звонит ей на сотовый, но ему вновь не отвечают.

– С каких пор Анжелика подписывает подобные бумаги в моей компании?! – Если бы на полу было ведро с песком, я бы с радостью сунула туда свою голову. Глаза айтишника забегали по столу. Виктор вопросительно смотрит на него.

– Я не так давно работаю… Леонид… он просил открыть доступ для Виктории, он сказал, что данный вопрос не требует вмешательства генерального директора и его визы вполне достаточно… – мне жаль этого парня еще больше, чем себя саму.

– Все свободны, Евгений, присядь.

Я встаю, это уже совсем какая-то неразбериха!

– Виктория, подождите в коридоре. Через десять минут зайдите.

Мне что, засекать время?

– Хорошо.

Спустя десять мучительных минут ожидания, я стучу.

– Да! – так и хочется в ответ сказать болда! Я прохожу в кабинет. Евгений молча выходит, попутно зацепив меня плечом.

– Вика, вы можете идти по своим делам.

– Меня не обвинят в грабеже? – он поднимает голову и смотрит.

– С вами свяжутся.

– Для чего? Чтобы пригласить в суд? Моя совесть чиста, ройте сколько хотите! Когда все это закончится, ноги моей тут больше не будет. До свидания, – выхожу, хлопнув дверью.

У лифта я оборачиваюсь, Бурак стоит в коридоре и говорит с кем-то по телефону, смотрит в мою сторону. Нет, он не может быть человеком, присылающим мне все эти подарки. А жаль…

Вечером я жду звонка Арсена, уже девять, и я решаю позвонить сама. Но естественно моя попытка не удалась, он не берет трубку! Жутко злюсь на него, сколько можно так ко мне относиться. Но тут мой телефон настойчиво завибрировал в руках.

– Зая, привет. Извини, сегодня я не могу, пришлось по делам за город уехать, это срочно. Давай в воскресенье?

– Это ты хотел увидеться сегодня вечером, я не просила тебя о встрече.

– Я же говорю, так получилось, я не специально. Я в воскресенье вернусь и наберу.

– Арсен, ты женат?

– Кто тебе сказал? С чего ты взяла это?

– Наблюдение и вывод.

– Я в воскресенье вернусь и сразу к тебе. Целую.

Я когда-нибудь стану учиться на своих ошибках?! Почему я никогда не слушаю друзей, почему я постоянно обжигаюсь на одном и том же? 

Глава 20. Я подумываю оставить свою челюсть на полу на совсем

В субботу с утра я собралась в магазин отделочных и строительных материалов. Слава написал мне список всего необходимого, а сам отправился кататься на роликах с новой пассией, бабник! Будет трудный день, я совершенно в этом не разбираюсь!

В магазине я брожу мимо кучи мешков со штукатуркой, шпатлевкой, песком и прочей сыпучей смесью. В списке лишь перечислено чего и сколько. Тоже было и в отделе краски, семь оттенков только одного голубого. Решаю передохнуть и выпить кофе в баре. Стоя у кассы, я выбираю между банановыми эклером и банановым тирамису.

– А пирожное свежее?

– Тирамису с бананом не советую. Эклеры еще не подвезли.

– А что еще есть с бананом?

– Только молочный коктейль. – Зачем мне коктейль, если я заказала кофе?

– Может вам просто купить себе банан?

О нет, только не он!!! Я поворачиваюсь и вижу Виктора.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте, Виктория. Берите кофе, я заплачу.

– Это не к чему.

– Там мой столик, идите и садитесь.

Кто дал ему право приказывать мне?

Я уже практически забыла о Викторе, когда тот вернулся с двумя банановыми эклерами.

– Свежайшие, – он ставит поднос на стол и садится.– Любите все банановое?

– Да.

– У вас ремонт? – не сложно догадаться, учитывая, что мы в строительном магазине.

– Да.

– У вас все в порядке Виктория?

– Да.

Мы когда-нибудь перейдем на ТЫ? Вообще-то он президент компании, а я ему никто! Когда-то он сказал мне, прижав к стенке: «Вы уверены, что я не могу так разговаривать с людьми?» Выскочка!

– Вика! Вы опять куда-то улетели. – Смотрит прямо в глаза.

– Ах, да, да ремонт. Вот Слава дал мне список, ничего не понимаю.

– А что же Слава как обычно не с вами? – «Как обычно?»

– У него свидание. – Наступила секунда молчания. – Катается на роликах с новой подружкой.

– Ревнуете? – он приподнимает бровь и сверлит меня своими янтарными глазами.

– Да с чего мне…

– Я могу помочь, —о кивает на мой список.

Я пытаюсь побороть улыбку.

– Я не справлюсь, ты считаешь? – «Ты». У меня вырывается смешок.

– ? – На лице озорная улыбка, в глазах вызов.

– Нет, держу пари вы и отвертки то в руках не держали или кисточки. – Черт, Вика захлопни варежку!!!

– Значит, держишь пари?

– А м, да я так, к слову, сказала.

– Я всегда делаю то, что говорю. Как же ты не запомнишь? Значит спор, это интересно. На что спорим? – он откидывается на спинку и пронзительно смотрит мне в глаза.

– А в чем, собственно, заключается спор?

– В таких магазинах есть консультанты. Дай список, и он сам накидает тебе в тележку то, что нужно. Так вот, я сделаю это быстрее и лучше него.

– Вот это действительно смешно.

– Виктория, вы забываете, где я работаю. – «Вы».

– Зато я помню кем, – сейчас он расплывается в улыбке, и она очаровательна.

– Спор, твое любое желание, если проиграю я.

– Любое значит?

– Абсолютно.

– Не боитесь разориться?

– Цена значения не имеет.

– А если проиграю я?

– Любое мое желание, – стал серьезным. – Так будет честно, да?

Я почему-то, стала его боятся. У него животный взгляд, а точнее хищный, второй раз он смотрит на меня как на добычу. Он наверняка еще хуже, чем Леонид!

– Виктория, я не маньяк, – да он еще и мысли читает?!

Облизываю пересохшие губы. Что, такой как он, может пожелать, у него все есть.

– Виктория, я могу заполучить практически все, девушек в том числе, насилие не доставляет мне удовольствия. Лишь в редких случаях…

ЧТО???!!! Я молчу, и пытаюсь понять последние слова, это шутка?

– Я согласна, – произношу произвольно, еще как следует, не обдумав последствия. Как обычно. Будь что будет. Азарт переполняет меня. Он не сможет выиграть, он не отличит, гвоздя от шурупа!

– Позвольте уточнить по списку?

– Пожалуйста… – отдаю смятый листик.

– Вы хотите покрасить стены в гостиной?

– Да, не могу определиться с цветом.

– Обои? Мне нужно знать, какую смесь брать для выравнивания стен.

– Слава указал.

– Ах да, Слава…

– Там все перечислено.

– Ясно. Приступим?

– А пирожное?

– Приятного аппетита, Виктория.

Когда я доела, мы условились встретиться на первой кассе и сравнить корзинки. Что ж, вот это я тебя сделаю! Готовь кошелек. Мысленно перебираю, что же хочу. Пожалуй, сумочку Брачиалини! Эх, гулять так гулять, оригинал от Шанель!

Хватаю тележку и бегу к первому попавшемуся парню в робе. Он вежливо согласился мне помочь. Большую часть времени я потратила, выбирая оттенок краски. Еще несколько минут потеряла на стойке, заполняя накладную. При чем за все время я даже не пересеклась с Виктором. Еще десять минут ждала, пока на складе проверят наличие товара, так как на витрине не оказалось нужного мне ведра грунтовки.

В общем, спустя пару часов, совершенно измотанная, я бреду к первой кассе. Виктор стоит там и разговаривает по телефону. Когда я подхожу, он серьезно смотрит на меня, не отводя глаз. Потом кладет трубку и смотрит на часы.

– Устала?

– Да. Еще и проиграла.

Он достает баночку краски, – по-моему вот этот оттенок – «Лавандовое поле» тебе понравится.

Его выбор действительно лучше моего! Даже краску он подобрал удачней, почему я не выбрала ее сама?

– Тут Бурак и еще один мой друг. Мы поможем донести товар в твою машину.

– Я без машины, отдала на техосмотр.

– Как же ты собиралась все это везти?

– Хотела заказать доставку, а мелочь на такси.

– Я довезу тебя. А сейчас пойдем, оформим доставку, а потом пообедаем все вместе.

Странно, не чувствую злорадства с его стороны.

В кафе я заказала куриный бульон и еще один банановый эклер.

– Значит, Вика продула? – а вот Бурак позлорадствовать не прочь!

– Угу.

– На что спор был?

– Виктория проиграла мне желание.

– Загадывайте… – Руки начинают дрожать. Что я могу дать такому мужчине как он?

– Поужинай со мной, Вика.

– Хорошо. Стоп, что????????????? – Этого еще не хватало. Я не так хороша в постели, найди себе другую девушку на одну ночь.

– Собеседник из меня так себе, да и с чувством юмора у меня плохо. Боюсь, я вас разочарую.

– Это решать мне.

– Не вижу смысла.

– Мы просто вместе покушаем.

– Ну, хорошо, – он видимо надеется, что ужин перетечет в завтрак, ну уж нет, я не подстилка какая-нибудь.

Когда мы подходим к машине, Виктор приглашает меня на переднее сиденье, сзади садятся Бурак и их друг Артем.

– На этих выходных?

– Что?

– Наш ужин.

– Но мы только что покушали, ведь такое было желание – «просто покушаем». Вы оплатили счет, все, как и должно быть. Считайте, это был ранний ужин.

– Вообще-то так ты и сказал, – подначивают его друзья.

Мы резко тормозим на светофоре. Виктор поворачивается ко мне:

– РОМАНТИЧЕСКИЙ ужин, только мы вдвоем, – он это серьезно????? Левая рука на руле, сидит в пол оборота, и его толстовка не может скрыть потрясную фигуру под ней, а темно-синие джинсы так соблазнительно обтягивают его ноги и то что между ними.

– Я не думаю… это не к чему.

– Ты проспорила, я желаю, ведь так? – смотрит на меня сверху вниз.

– Виктор, знаете, это…, знаете это не к чему. Наверняка найдется другое желание, – я не могу взглянуть в его глаза, я не выдержу и секунды.

– Романтический ужин вдвоем, – он либо смотрит как профессор, либо как пидбуль, даже не знаю какое из двух выражений его лица сексуальнее. Сейчас как пидбуль, и у меня сильно колотиться сердце.

– Пусть я останусь плохим человеком, не сдержавшим обещание. Найдите себе другую очередную девушку, уверена, у вас нет с этим проблем.

– Виктория, я желаю свидание с ТОБОЙ. – Сзади уже собралась приличная пробка, горит зеленый и машины сигналят.

– Не надо так вот давить на меня, создаете аварийную ситуацию на дороге, поедемте пожалуйста.

– Ты должна мне романтический ужин, – голос настойчив, но спокоен. И не надоело ему еще?

– Какая романтика? Вы думаете я кто по-вашему? Для романтики мы не в тех отношениях.

– Так давай будем в тех, – его взгляд прокалывает сердце. Только этого мне не хватало, влюбиться в босса!

– У нас работа… пожалуйста, не будем все портить, – он победил меня, мои смешные попытки сопротивления изначально были лишены смысла. У этого человека слишком сильная мужская энергетика, а у меня слабая женская.

Виктор молча смотрит на меня. Водители, психуя, объезжают нас. Он просто хочет секса, вот и все. Я бы тоже хотела, не буду скрывать. Но разница, между нами, в том, что я хочу заниматься любовью и быть в отношениях, а он хочет секса и только лишь.

– Я пальцем тебя не трону, пока ты сама не попросишь, – пока сама не попрошу? Господи, да мы же не одни!

– Вика, самое время согласиться, он так до вечера может стоять! – вмешивается Бурак.

Его глаза горят. Всегда удивлялась, и как глаза могут что-то говорить о человеке, как они могут меняться, как они могут быть пустыми, грустными, злыми? Это все выражает мимика лица, а не глаза, но его взгляд нечто особенное!

– Этот ужин будет ТЕБЕ дорого стоить! – ну готовь свой кошелек, наглый выскочка!

Он расплывается в улыбке.

– Любой ресторан, все что захочешь.

– Крутани его там как следует, а то вообще обнаглел, – его друзей ситуация явно развеселила. Бурак сзади заходится от смеха. Значит точно не он присылал все эти подарки, на что я в тайне надеялась и боялась признаться даже себе.

Мы подъезжаем к офису на Взлетке, Бурак с Артемом выходят, Виктор разворачивается и везет меня домой.

Когда у него звонит телефон, он отвечает кнопкой на руле, в ухе у него специальный наушник.

– Слушаю. Завтра утром я улетаю. Вернусь дней через десять. Встречу перенесите на субботу. Ничего, нет не позже обеда, потом я занят.

Проходит три минуты, опять звонок:

– Слушаю. Купите в франках, срок два месяца, проценты минимальные, другие условия нам не подходят.

Кладет трубку не прощаясь. Мы заезжаем во двор.

– Уютно, – еще бы, во дворе то из четырех хрущевок. – Ты живешь с родителями?

– Нет, одна.

– Снимаешь?

– Нет. – Зря я сказала, что живу одна, после этих слов, мужчины всегда просятся ко мне на «чай» или «кофе». В наше время мужчины гораздо меркантильной женщин. Я не встречала еще парня, у которого была бы своя квартира, все всегда жили у меня. С другой стороны, если продать его машину, можно купить две таких квартиры как моя.

Когда я собралась открыть дверь, то услышала щелчок замков, Виктор их закрыл, и ручка на двери не реагирует. Поворачиваюсь и вопросительно смотрю на него. Он сидит, облокотившись на сиденье, голова запрокинута на подголовник. У него очень усталый взгляд, добрый, открытый, милый взгляд. Напомните, почему я считала его не красивым?

– Виктория, увидимся сегодня вечером?

– Уже сегодня?

– Ночью я улетаю. У тебя есть планы?

Ничего не приходит на ум.

– Я заеду в 20.00. – Щелчок замков, он смотрит не отрываясь. С трудом нащупав ручку на двери, я выхожу, по-моему, как корова.

Поднимаюсь домой, в голове сумбур. Я не могу ему нравится, где я и где он! Что-то тут не так…

Через минуту получаю смс:

– Главное, возьми трубку в следующий раз.

– Пишите, если я не отвечаю.

– Не люблю смс. И называй меня на ТЫ.

– Я часто не слышу телефон.

– Этот звонок Вы услышите, Виктория.

– Называй меня на ТЫ, Виктор.

– Виктория.


Твою ж мать! Вот это да. На протяжении часа я хожу по квартире и не нахожу себе места! Такое ощущение, что на свидание меня пригласил сам президент страны. Я не умею общаться с такими мужчинами, я выросла в деревне, я не владею иностранными языками, у меня не та должность и не такая семья, я ему и в подметки не гожусь! Это смешно.

Я решаю пройтись с собакой и поговорить с мамой.

Погода потрясающая, солнце немного садится и озаряет небо красным закатом, ветер теплый и свежий. С берега доносится запах шашлыков и слышны песни под гитару. Как я люблю это время. Лето вдохновляет меня, наполняет энергией, просыпается сама жизнь, летом я люблю все и всех. Это особенное время, время мечтаний, время теплой души, время безграничной любви.

Я рассказываю маме об утреннем подарке, о том, что было вчера в офисе, и о том, что случилось в магазине.

– Доча, я так понимаю жизнь у тебя кипит! А как же Арсен?

– Я не знаю. Но когда я соглашалась, почему-то не подумала о нем. Это трудно назвать отношениями. Когда он будет доступен для меня так же, как и я для него, когда я буду уверена, что я его девушка, а он мой парень, когда я почувствую, что он нуждается во мне, вот тогда я скажу – да, у меня есть мужчина, я не свободна.

– Это правильно, он пока сам не знает, чего хочет. А Виктор мне понравился, он хороший человек.

– Ты видела его мельком один раз в жизни!

– Я разбираюсь в людях, он хороший. А ты зря про себя так думаешь, настоящего мужчину не будет волновать, кем работают родители девушки, сколько они получают. Знать несколько языков не нужно, главное родным владеть и быть грамотной. Мужчина должен содержать семью, поэтому и уровень твоего доход его тоже не должен волновать, как и сколько комнат в твоей квартире и на чем ты ездишь. А у тебя пока только такие мужики и были. Это не он должен смотреть, а ты должна решать, действительно ли он достойный. Так что иди домой, прими прохладный душ и собирайся на свидание, не как на встречу с президентом, а как с парнем с твоего двора, с которым вы знакомы давно. Не возноси его на пьедестал.

– Хорошо мамуль, спасибо.

– Ты моя зайка, ты у меня красавица, ну иди собирайся, опаздывать не хорошо.

Дома я принимаю ванную, с волосами я решила сегодня не воевать, просто вытягиваю их утюгом. Но макияж наношу вечерний, тональный крем, тени и тушь, блеск. Надеваю свое любимое летние платье – обтягивающее изумрудное платье футляр без рукава, чуть выше колена. Туфель у меня всего 2 пары, и я выбираю лаковые лодочки бежевого цвета на шпильке.

На часах 20:00, я уже три раза сбегала в туалет за последний час. Я жутко волнуюсь и потею, этого еще не хватало. В подмышки я подложила салфетки, сижу и жду момент Х, надеюсь, не провоняю в ожидании принца. Слышу, как звонит телефон, номер не записан, но я и так его запомнила.

– Виктория, я внизу.

Это не шутка? Кажется, я сейчас спущусь, и там внизу стоят люди и осуждающе смотрят на меня, приговаривая: «Как ты могла поверить, такой мужчина никогда не посмотрит на тебя, он просто пошутил, он хотел посмеяться над тобой». Иногда я задумываюсь, нет ли у меня склонности к паранойе.

– Виктория, вы меня слышите?

– Да, я спускаюсь. – Опять ВЫ.

Господи, помоги мне не опозориться сегодня! Рядом с ним я чувствую себя индюшкой, то спотыкаюсь, то булка изо рта вываливается!

Выхожу из подъезда и вижу его машину, огромный джип перегородил весь проезд. Он стоит рядом, высокий, в бежевых зауженных брюках в тонкую полоску и темно-синей рубашке. Туфли из мягкой коричневой кожи. Его что, стилист одевает?!

– Добрый вечер Вика. Ты чудесно выглядишь, – он открывает дверь машины, я сажусь, – и пахнешь, кстати, тоже, – расплывается в улыбке. Господи, эта улыбка! Почему он так редко улыбается?

– Ты тоже хорошо выглядишь, – Дда он и так в курсе, идиотка! У него пуговицы дороже, чем весь мой наряд. Я пытаюсь чувствовать себя уверенно и быть ему ровней, а сама несу всякую ерунду. Но потом вспоминаю мамины слова. Это все мишура, это не важно. Важен человек, а тут еще действительно надо посмотреть, достойный ли он мужчина или это лишь красивая обертка.

– Спасибо, Вика. – Он смотрит на меня, я провалилась в его глаза, ощущение, что он видит мою душу! Может он экстрасенс? А что, я в них очень даже верю, передачу «Битву экстрасенсов» на ТНТ смотрю регулярно. Не зря мне иногда кажется, что он читает мои мысли.

– Я забронировал нам столик на террасе, ты не против?

– Нет, в каком ресторане?

– Ресторан «Таежная изба», если я правильно помню.

– Да, я знаю это место, но никогда там не была.

– Тогда поехали.

Я еду молча, не могу отделаться от мыслей, что все это не правда, зачем я ему?

– Вика, все в порядке? Ты все время куда-то улетаешь.

– Я знаешь… Витя, – мне становится не по себе, когда я так его называю, – В общем я буду честной.

– Этого я и хочу.

– Не могу понять, зачем я тебе?

– То есть?

– Почему ты меня позвал?

– Хотел позвать еще после нашей первой встречи, когда увидел тебя посреди дороги, ты сильно спешила и тетрадку вроде уронила. Такая забавная была в тот момент. Я посигналил тебе, чтобы ты повернулась, хотел получше тебя рассмотреть. Ты меня тогда сразила своим взглядом, так посмотрела…

Что? Вот это да, узнал, значит меня!

– Ааа, то есть вы меня, ой… ты запомнил? – он смеется.

– Я сам редко слышу, когда ко мне обращаются на ТЫ. Запомнил. Потом, когда ты пришла в ресторан я уже знал, что рано или поздно этот момент наступит.

– Месяц прошел.

– Даже раньше, чем я предполагал.

– Я в смысле – это не быстро.

– Это быстро. Я много работаю Вика. Очень много. Компания – это вся моя жизнь с детства, меня вырастили для нее…

– Это звучит очень грустно.

– Но это так.

– А почему случилось быстрее, чем ты думал?

– В июне у меня сплошные разъезды, не хотелось что-то начинать, зная, что придется расставаться. Но последнее время рядом с тобой много мужчин, меня это раздражает.

– Где же твоя самоуверенность?

– Моя самоуверенность на месте, – он улыбается мне во весь рот. – Не хотел, чтобы кто-то касался тебя.

Так, вот это уже интересно. В животе стало щекотно.

– А может я замужем?

– Я был уверен, что ты замужем, что у тебя семья, я думал так, когда мы сидели в ресторане на нашей первой встрече. С того момента я не переставал думать о тебе, в ту ночь я засыпал, а перед глазами ты, в том обтягивающем сногсшибательном платье. Ты так грациозно встала и вышла из-за стола, я глаз не мог оторвать. – Я что сплю? Ведь я неуклюжая корова, мечтающая стать грациозной ланью, а он говорит, что я и есть она? Ущипните, прошу…

– Мне кажется, я не выгляжу так. Ну как ты говоришь, – сижу, опустив глаза. Неужели то как я себя вижу настолько отличается от представления людей обо мне?

– Ошибаешься. – Он поворачивается и смотрим на меня. Потом медленно опускает взгляд ниже, постепенно проходится по моим ногам. Я слегка ерзаю на сиденье.

– А что, если это так, что я замужем?

– Это не так. Зачем эти «что, если?». Я не люблю не определенность, мне нужна конкретика и главное честность, Вика.

– А если у меня есть парень?

– Нет, его нет.

– Откуда тебе знать? С чего такая уверенность?

– Я знаком с тобой больше месяца, я знаю самое важное о тебе. У тебя нет мужчины.

– У меня есть парень, я правда, не знаю серьезно ли это.

– Тот, что приставал к тебе возле входа в наш офис перед конференцией?

– Приставал? Он просто проводил. – Интересно, он поэтому тогда такой злой был?

– У него не серьезные намерения.

– Откуда ты знаешь?

– Я знаю. Потом как-нибудь объясню.

Я ничего не понимаю, скорее всего он специально так говорит.

– А у тебя никого нет?

– Я пригласил тебя на свидание, ты как думаешь?

– Это не о чем не говорит. Тебе тридцать четыре, ты наверняка был женат. Или все еще женат? И дети, наверное, есть?

– Нет, я свободен, и детей нет.

Мы подъезжаем к ресторану, Виктор очень галантен, открывает мне дверь и подает руку. Его ладони сильные и не мягкие, что не типично для богатых мужчин. Обычно у них противные, изнеженные ручки, я это очень не люблю.

– У вас всегда такие холодные руки?

– Мы вроде перешли на ТЫ, Витя.

– Мне нравится, когда ты зовешь меня Витей.

– Да всегда. У меня низкое давление. Кровь очень медленно бежит по моим венам.

– Понятно, – до жути красивая улыбка.

В ресторане нас посадили за чудесный столик на террасе, вид на зеленые горы, внизу бежит река, издавая приятный шум.

– Что ты любишь есть помимо бананов и куриного бульона?

– Я не привередливый человек. Разве что предпочитаю индейку курице, говядину свинине и свежие овощи другим гарнирам.

– То есть кушаешь все?

– В общем да, но не люблю что-то очень экзотическое и противное.

– Тут хорошо готовят мясо, как насчет оленины.

– Нет, я не очень голодная, салата будет достаточно.

– И салат тоже возьмем, ты очень худенькая, наверняка ничего не ешь.

– Ты даже не представляешь, какая я обжора! Я серьезно, диета не для меня. Если я что-то себе запрещаю, то начинаю делать это в два раза больше, проверено.

Он смотрит на меня, его взгляд стал похотливым, я уже говорила, что не умею читать по глазам, но сейчас я вижу озорные искорки в теплом меде его глаз.

– Это интересно. Но я настаиваю на плотном ужине, сегодня будет долгий вечер, Виктория.

И вновь мне стало жутко, опять этот взгляд пидбуля.

– Ты меня пугаешь.

– Я не маньяк и я всегда делаю то, что говорю. Я и пальцем тебя не трону, пока ты не попросишь.

– А я попрошу?

– Непременно, и гораздо быстрее, чем ты думаешь.

Подошел официант и пора делать заказ, а я еще перевариваю то, что сказал Витя. Я захотела его прямо сейчас, в эту самую минуту. Его самоуверенность действует на меня как виагра!

– Оленина под брусничным соусом с печеным картофелем. Виктория?

– Греческий салат и все.

– Нет не все, съешь еще что-нибудь.

– Советую ягненка, сегодня привезли свежую вырезку, – говорит официант.

– Хорошо. – Я не хочу спорить и просто соглашаюсь.

– Красное вино, чилийское, сухое.

– Я не пью красное вино.

– Какое ты любишь?

– Белое.

– Попробуй, обещаю, тебе понравится. К мясу лучше подойдет красное. – Мы с подругами всегда пьем белое, к мясу, к рыбе, к сухарям…

– Я бы посоветовала сухое, Италия.

– Нет, Чили.

– Хорошо.

– Позже мы закажем десерт, Наполеон. Это все.

Официант, молча, уходит.

– Может, я не ем Наполеон.

– Это твой любимый торт, я знаю. Я навел кое-какие справки за месяц.

– Что?!

– Вика, я уже говорил, я крайне занятой человек, если я что-то решил, то подхожу к этому основательно, не люблю тратить время зря, оно слишком дорого. Ты мне понравилась, когда я впервые увидел тебя, но я не думал увидеть тебя вновь и так скоро. Когда я увидел тебя во второй раз и третий я … – Он смотрит на реку и после не долгого молчания продолжает. – Вика, неужели ты действительно полагала, что мне могли быть интересны цвета рассадочных карточек, материал скатерти и сорт цветов?

– Я… Я не знаю.

– Неужели ты думала, что я бы самостоятельно повез тебе какие-то документы поздним вечером пятницы? Искал бы тебя на берегу, потому что ты не брала трубку?

– А кстати, как ты узнал, что я там?

– Свой номер ты дала на нашей первой встрече, я его сразу запомнил. В тот вечер я поехал пригласить тебя с нами за город, но дозвониться так и не смог. Юля подсказала адрес, дома тебя не оказалось, она же посоветовала поискать тебя на берегу, – Юля значит?! – для всего, что касается работы, у меня есть замы, помощники, секретари и водители.

Я сижу и хлопаю глазами.

– Неужели ты всерьез полагаешь, что я мог поверить, будто ты провела эту бухгалтерскую операцию?

– А почему ты слушал мои оправдания? Ты знаешь, каково мне было? И вы выяснили, в чем дело?

– Не до конца. Прости. Но я хотел тебя увидеть, услышать. Ты была такая красивая, безупречная, такая… – Опять хищный взгляд, слава богу, в ресторане много людей и я не такая беззащитная как наедине с ним. – В общем, прежде чем что-то начинать, я решил узнать о тебе побольше, чтобы принять окончательное решение.

– Какое решение?

– Что ты будешь моей.

– Я же не вещь. – Да ладно! ТАК НЕ БЫВАЕТ!!! Я сплю, ущипните меня или дайте пинка, как угодно. Всю жизнь мечтала услышать от мужчины такие слова. В них слышится власть, решительность, эта улыбка, что может быть сексуальней?

– Нет, конечно, нет.

– А меня спросить? Может ты мне не нравишься вовсе, а сегодня ты на меня давил в машине, ты не оставил мне выбора.

– Во-первых: выбор есть всегда. – Официант приносит вино, и Виктор вальяжным жестом показывает, что наполнит бокалы сам. – В конце концов, ты просто могла выйти из машины, если бы тебе действительно очень не нравилась та ситуация.

– Нет не могла, у тебя были мои строительные материалы!

Его позабавило мое сопротивление, морская свинка против ястреба.

– Во-вторых: я всегда добиваюсь того, чего хочу. Я завоеватель по натуре. В бизнесе иначе нельзя.

– Но я человек, это другое дело. И вообще, знаешь, ты такой… ты меня…

– Вывожу из себя? Раздражаю? Я высокомерный зазнайка? Я хам? Да Вика?

Я молчу, я именно это и думаю, и к черту твои безукоризненно белые зубки и медовые глаза.

– Виктория, послушай, – он берет бокал в руку и немного подается вперед. – Возможно, ты права, но ты сталкивалась со мной только в работе, там иначе нельзя. До большинства людей редко что-то доходит по-хорошему, скажем так. Своим поведением я существенно облегчаю управление фирмой. Когда говоришь жёстко и доходчиво, люди действуют незамедлительно, проявляют инициативу, не тратят зря мое время. Время это самое дорогое, что у нас есть, и большая ошибка, когда его не ценят. Я не люблю повторять, я не люблю разжевывать, я не люблю незаконченных дел. Но ты меня не знаешь вне работы, вне фирмы. Подожди, не торопись, я тебе понравлюсь, вот увидишь. – Какая самоуверенность, и мне это нравится. В голове уже готов список: Умный, обаятельный, уверенный в себе, лидер. Это настоящий мужчина. Если он окажется еще и порядочным человеком, это будет идеал, а идеалов не существует! Вывод сделать просто.

– Так что не торопись с выводами, никогда не торопись Вика, всему свое время.

– Ты циник, ты знаешь?

– Чувство объективного восприятия реальности люди, им не обладающие, часто называют цинизмом.

– У тебя на все есть умный ответ? – Он широко улыбается, как же он красив.

В это время нам принесли мясо, выглядит и пахнет превосходно! Я с аппетитом приступаю к еде, а Витя был прав насчет вина.

– Ты, значит, навел справки обо мне, интересно, что ты выяснил?

– Как не странно, только хорошее.

– Странно?!

– Я не верю в идеалы.

– Я, кстати, тоже.

– Люди тебя любят, уважают, завидуют. Ты порядочная, умеешь сострадать, даже благотворительностью занимаешься. Ты никогда не притворяешься, не строишь из себя кого-то, ты та, кто ты есть. А это большая редкость – быть настоящей. Не могу не сказать о твоей красоте, у тебя есть чувство собственного достоинства. Но все это мои выводы. А узнал я вот что: В школьном аттестате у тебя есть тройки по физике, математике и геометрии. Ты ненавидела школу и считаешь, что это ад на Земле. Первое высшее образование ты получила в 2010, психология. О семье ты рассказала сама, тогда в машине. Это мне очень понравилось, ты принимаешь свое прошлое и свою жизнь, и любишь ее такой, какая она есть. Знаю, что ты любишь конный спорт, велосипед и походы, но ненавидишь лыжи. Любимый торт Наполеон. Ты была в Израиле, после посещения которого поклялась прочесть Ветхий завет, но так и не можешь его дочитать вот уже несколько лет. Любишь американские сериалы, я был сказал не для интеллектуалов. – В этот момент он слегка улыбнулся. – Ты очень сентиментальная и легко можешь расплакаться, ты не боишься работы, и многого добилась своими силами, ну и еще много чего. У нас есть время, я еще удивлю тебя тем, что знаю о тебе.

Я сижу с открытым ртом…

– Что значит не для интеллектуалов? – nолько и смогла произнести я.

– Вика, Доктор Хаус?

– А что в нем глупого? Он гений между прочим!

– Ну извини. – Он смеется, и я не в состоянии злится, глядя на его улыбку.

– Как ты узнал все это? Влез в мой мозг?

– Нет, про твои качества это просто, все твои эмоции всегда очень явно выражены на лице, ты не умеешь их скрывать, мне это нравится. Даже мысли твои легко угадать.

– Значит я открытая книга для тебя?

– Не ты, а почти все люди, я хорошо в них разбираюсь, моя интуиция меня никогда не подводит. Но ты для меня закрыта на сто замков. До встречи с тобой, я не верил, что такие девушки есть. Красота, ум, доброта, порядочность – ты знаешь, что это не сочетаемые вещи в одном человеке?

– Могу сказать тоже и о тебе.

– Я бы не назвал себя хорошим человеком.

– Да, иногда ты совсем не хороший. – У него на лице тут же возникла маска профессора.

Я ненадолго отвлекаюсь и любуюсь природой. Место потрясающее, вокруг зеленые пушистые горы, зимой тут катаются на лыжах и сноуборде, но зимние виды спорта не для меня, это верно.

– Может немного прогуляемся, а торт закажем чуть позже?

– Хорошо. – Я выпила полтора бокала вина, и уже захмелела, прогулка будет как раз кстати.

– Предлагаю подняться на гору по канатной дороге.

– Я на каблуках!

– До смотровой площадки совсем не далеко.

– Ты был тут?

– Да, я подготовился.

– Целую стратегию, значит, разработал?

– Я очень хотел, чтобы тебе понравилось наше свидание.

Мы садимся на скамью, которая медленно ползет в гору, земля все дальше и мне становится страшно.

– Ты вообще никогда не ездила по такой дороге?

– Нет, а ты?

– Много раз, я катаюсь на горных лыжах. Ты их не любишь?

Почему-то я так и думала. Я крепко вцепилась в железный поручень и боюсь шевельнуться.

– Не то, чтобы не люблю. Иногда мои школьные уроки по физкультуре проходили на улице. Мы ездили вокруг школы на беговых лыжах, на время. И единственные мои впечатления о них, так это то, что я всегда приезжала выдохшаяся и самая последняя. У меня был жуткий шарф, из красной шерстяной нити. И вот ты бежишь по лыжне весь вспотевший, дыхания не хватает, в боку боль, и этот ужасный шарф колит мокрую шею. Ноги заплетаются, я падаю, и вот лыжи уже торчат в разные стороны. И после всех мучений ты еще и тройку получаешь.

Виктор смеется после моего небольшого рассказа, да и мне смешно это вспоминать.

– Вика, оглянись и посмотри на город.

Я поворачиваю голову и вижу потрясающий вид, весь город как на ладони!

– Завораживает.

Когда мы поднимаемся, Виктор по-хозяйски берет меня за руку и ведет в лес.

– Куда мы?

– Еще я знаю, что ты любишь горы. Надо пройтись метров двести.

– Я не обута для таких прогулок.

– Пожалуйста, ты не пожалеешь. Там тропинка. Но лучше поторопиться, в одиннадцать канатка закроется, ты же не хочешь потом идти через весь лес пешком, это километров семь, если по тропе.

– Ну, или можно будет спуститься тут, кувырком, конечно, но займет пару минут! – Он опять смеется и продолжает крепко держать меня за руку. Спустя десять минут мы дошли до смотровой площадки. Позади нас лес, а впереди обрыв, за которым горы, темно-зеленые, мохнатые горы, между ними поднимается густой туман от реки, а воздух настолько сладкий, что я не могу надышаться.

– Невероятно красиво, и почему я раньше тут не была? Жаль, что у нас мало времени, тут здорово. Чувствуешь, какой воздух?

– Да. Тогда бы тебе понравилась Швейцария и Норвегия, тебе по душе туманы, дождь и хвойный лес?

– Да, я бы сотню раз предпочла это песчаным пляжам и жарким ночам экзотических курортов. Если бы не надоедливая мошка, было бы совсем идеально. Ты заметил, насколько, тут холоднее?

– Конечно, на высоте всегда воздух холодный. Где твоя куртка?

– Я забыла ее в машине.

Он снимает свой пиджак и вешает мне на плече.

– Я не подумал, что ты можешь замерзнуть. Нам лучше пойти вниз, а то опять простудишься.

– Еще пять минут. Почему опять?

– Когда мы обсуждали открытие компании, ты явно была не здорова. Я прислал тебе мед вечером.

– Так это ты?

– А есть еще кто-то?

– Ты сказал, что это не серьезно.

Мы стоит в полной тишине. Кроме нас никого больше нет, и я удивлена, что Виктор не лезет ко мне с поцелуями, не пытается обнимать. Его плечо лишь слегка касается моего, ненавязчивый запах одеколона смешался с хвойным ароматом и окончательно одурманил мой разум.

Когда мы едем обратно по канатной дороге, уже смеркается, город зажигает огни, а я совсем не чувствую былого страха, Виктор не отпускает мою руку.

Спустившись, мы возвращаемся в ресторан и заказываем горячий чай с тортом.

– Поехали в центр, хочу пройтись по берегу.

– Но ты выпил, как ты сядешь за руль?

– Водитель нас заберет.

Доев десерт, мы встаем.

– Вика, подожди меня две минуты, я сейчас.

Выхожу из ресторана, уже прохладно, и я рада что у меня есть пиджак Виктора, который к тому же пахнет умопомрачительно. Виктор выходит, держит закупоренную бутылку вина и два бокала.

– Тебе разрешили их взять.

– Нет, я купил их. Пойдем.

Мы садимся в комфортный теплый автомобиль, на заднем сидении столько места. Я и не предполагала, что машина может быть настолько большой! Интересно, где он живет.

Водитель высаживает нас на набережной, и мы не спешным шагом двигаемся к пешеходному мосту.

– Прогуляемся по острову, я там был однажды, мне понравилось.

– Хорошо. – Он берет меня за руку и смотрит в глаза.

– Расскажи теперь ты о себе.

– Что именно ты хочешь знать?

– Простые вещи, хорошо ли ты учился, какой институт закончил, есть ли братья и сестры, чем ты увлекаешься?

– Золотая медаль, два диплома один красный: инженерия и экономика, в совершенстве владею тремя языками: русский, английский и немецкий. Увлекаюсь фотографией, автомобильными гонками, горными лыжами и архитектурой.

– Стоп, стоп, стоп! Медаль и красный диплом, три языка! Можно узнать, что ты нашел во мне? Ты издеваешься? – он смеется, а вот я теперь окончательно чувствую себя глупой индюшкой рядом с ним!

– Это не важно для личных отношений, это важно для работы. Главное мое хобби и вся моя жизнь – это моя работа. Мою мать зовут Марта, она ректор университета, у меня есть младшая сестра Теона, ты ее знаешь, они живут в Питере. Тридцать лет назад мой отец стал директором проектного института, позже он стал его собственником. Совместно со своими турецким другом, Фараном – это отец Бурака, ты видела его на открытии, организовали более крупную компанию, которая занималась проектированием, строительством, дизайном и архитектурой. Про мое несчастное, как ты говоришь, детство ты знаешь.

– В твоей семье много красивых редких имен.

– Мой отец родился в Финляндии, у него немецкие корни. Мама тоже на половину немка. Сестренку назвали Теоной, посчитав, что имя редкое и красивое.

– А кем работал Леонид?

– Помощник Бурака.

– А Анжелика? – он немного задумался, и я вижу, что ему не хочется отвечать на этот вопрос.

– Она менеджер по персоналу в нашей фирме, ее и моя мать сейчас подруги, работают в одном университете. Ее отец был нотариусом в нашей фирме, и так же, как и наши матери, отцы были друзьями, когда были живы.

– Ааа, ясно. – Теперь мне все понятно, они должны были стать мужем и женой, так это и бывает. – Вас никогда не хотели поженить родители?

Он смотрит на меня и мне кажется, что ему очень не хочется отвечать.

– Немного не так. Я потом расскажу тебе продолжение, хорошо.

– У тебя что-то есть с Анжеликой?

– Нет, Вика, у меня ничего с ней нет. Она не самый приятный человек, не думай о ней.

– Знаешь, я так устала и уже совсем поздно.

– Ты расстроилась? Почему тебя интересует Анжелика?

– Потому что ее интересуешь ты. Это очевидно. И вас что-то связывает. Витя, я не из тех девушек, кто соглашается на роль любовницы, с кем можно поразвлечься одну ночь и все. – Я уверена, что он просто хочет переспать со мной, я не из его круга, это же понятно!

– У меня нет проблем с девушками, и мне не нужно тратить весь день или несколько дней, чтобы просто затащить их в постель, Виктория. К тебе у меня искренний интерес, о котором я уже сказал. А теперь забудь об Анжелике, нас с ней ничего не связывает, кроме работы. Я честен перед тобой.

Наступила минута тишины, похоже я разозлила его, он хмурит лоб. Я не считаю его красивым мужчиной, я люблю брюнетов, смуглых, темноглазых. Но в определенные моменты он очень красив, и сейчас. Скулы сжаты, взгляд напряженно смотрит прямо, я захотела его, сильно захотела. Эти давно забытые ощущения разбудил человек, который вот уже месяц жутко раздражал меня. Витя прервал молчание:

– И поздно для чего? Я люблю гулять ночью, летом я чувствую себя по-особенному.

– Мне это знакомо, я тоже.

– Тогда давай не будем заканчивать ночь так скоро? Если ты устала, можем присесть, пойдем. – Мы идем к берегу реки, туда, где почти нет других людей, у Виктора звонит телефон.

– Можно сесть тут. Сними туфли и садись на мой пиджак с ногами, чтобы не простынуть. – Он стелет пиджак, а сам отвечает на звонок.

Но мои ноги так отекли, пальцы жутко болят, просто снять туфли недостаточно. Я захожу босиком в реку и чувствую облегчение. Прохладная вода и камни вытягивают всю усталость и боль. Но через минуту Виктор резко подхватывает меня на руки.

– Вика, ты простынуть хочешь?! Ты знаешь, какие реки в городах и что в этой воде?!

Нет, только не опускай, знакомые ощущения вновь нахлынули на меня, тело стало ватным, запах его кожи ударил в нос. Он знает, что в это мгновение я схожу от него с ума. Он меня бесит, выводит из себя этот высокомерный выскочка, но именно в эту секунду я принадлежу ему без остатка. Виктор держит меня словно пушинку, еще минута, потом садит меня на пиджак.

– У тебя есть влажные салфетки?

– Да, – я достаю и отдаю ему.

Виктор открывает вино, наливает нам по бокалу.

– Вика, я рад, что встретил тебя сегодня в магазине.

– А что ты там делал?

– Открывал его. – У него что, еще и магазин? – Это магазин моего друга, я его партнер, поэтому я хорошо ориентируюсь в товаре.

Он делает глоток, потом открывает салфетки и начинает обтирать мне ноги. Ну нет, это уже через чур.

– Витя, знаешь, это уже слишком!

– Спор был не совсем честный, прости, – на его лице виноватая улыбка.

– Да я не об этом, хотя и об этом тоже! Но все это, весь день, ресторан, ты, массаж ног. Это все не правда.

Он непонимающе смотрит на меня.

– Так не бывает. Так ХОРОШО не бывает. Витя, ты слишком жесток, пожалуйста, скажи честно, ты с кем-то поспорил, что я влюблюсь в тебя за неделю? Ну, или как там в кино бывает, две недели…

– Вика, я не спорил, это все, правда. Это все не слишком. Это все нормально. Я не представляю, какие мужчины были у тебя до меня, раз сегодняшний вечер кажется тебе слишком хорошим, ведь я не делал ровным счетом ничего особенного. Но скажу честно, у меня никогда не было, то есть последних лет десять точно, у меня не было серьезных отношений. Я не знаю, как люди встречаются, как часто видятся, чем вместе занимаются. Я делаю так, как чувствую.

– Почему не было отношений? Ты шутишь?

– У меня было много женщин, любовниц, случайных связей. Но никогда не было отношений, поэтому не суди меня строго. А теперь пей вино, и позволь мне доделать то, что я начал. Ненавижу незаконченные дела.

Он берет вторую ногу, вытирает салфеткой и начинает массажировать. Господи, да никакой оргазм не сравниться с этим массажем ног!!! Я улетаю, уплываю, тело все изнутри разрывает от сладостного удовольствия. Но я сдерживаюсь как могу. Не хочу, чтобы он знал, как легко может свести меня с ума.

Спустя десять минут молчания, божественного массажа и бокала вина, я уже не сижу, а лежу на его пиджаке, любуясь звездами.

– Вон там Орион. Ты знаешь? Смотри, три звёздочки.

– Я только Большую медведицу знаю.

– А Малую? Гляди, отмерь вот такие отрезки от ее хвоста вверх. Видишь?

– Да, теперь вижу! Ты увлекаешься астрологией?

– Мечтал в школе быть астра-физиком. – Он смеется и приподнимается на локтях. – Но не получилось.

– Я думаю, у тебя бы обязательно сложилась карьера ученого, если бы твои родители поступили правильно, и позволили самому выбрать дорогу в жизнь.

Он повернулся ко мне, его лицо так близко, но он не пытается меня поцеловать, а лишь иногда смотрит на мои губы, потом в глаза. Затем ладонью убирает волосы с лица, проводит по щеке. Это сладкое предвкушение обрывает его телефон, звонит будто будильник. Я смотрю на время, уже за полночь.

– Вика, мой самолет через два часа, мне надо заехать в офис за вещами.

– Хорошо.

Признаться, я очень устала и хочу спать, но как же мне не хочется с ним расставаться. Не хватало еще влюбиться! Водитель забирает нас, и мы едем в его офис.

– Я скоро спущусь. Подожди в машине.

Если бы он пригласил меня подняться, я бы расстроилась и приняла это как приглашение на секс, хорошо, что он этого не сделал. Интересно, он меня поцелует? И будет ли правильно целоваться на первом свидании? А второе будет? Все слишком хорошо… А Арсен, я совсем забыла о нем.

В череде своих мыслей, я не замечаю, как Виктор подошел к машине. Он уже переоделся в джинсы и свитер, садится и держит в руках огромный букет лилий, они без обертки, лишь перевязаны зеленой бархатной лентой.

– Спасибо, они чудесные.

– Я знаю, что лилии твои любимые цветы.

– Да.

Через десять минут мы уже рядом с моим домом.

– Пойдем, я провожу, уже поздно.

Мы заходим в подъезд. Виктор держит меня за руку, в другой несет цветы. Между третьим и четвертым этажами не горит свет, он резко останавливается и крепко обнимает меня за талию. Миллиард мурашек пробежал с моей макушки к кончикам пальцев ног! В животе не просто запорхали бабочки, они как сумасшедшие стучат о его стенки. Он прижимается ко мне, и я чувствую, как бешено колотится его сердце.

– Виктория, что ты делаешь со мной, у меня в жизни так сердце не билось. – Его горячий шепот в паре сантиметров от моего уха.

Я тяжело дышу, нет, нет, не надо, секс все испортит, но мне уже все равно, как же я хочу его, хочу прижаться к его телу, почувствовать его ладони на свей коже, он сводит меня с ума.

– Я буду очень скучать по тебе.

– Когда ты прилетишь?

– В июле, через пару недель. – Как долго, и мне уже кажется, что я буду сходить с ума без него.

– Это очень долго.

– Я буду скучать по тебе, по твоим глазам, твоему голосу и запаху, по этой ночи. – Он еще сильнее прижимается ко мне, потом гладит тыльной стороной ладони по лицу. Пожалуйста, поцелуй, один поцелуй!!! Он нежно и робко целует меня в щеку, отдает цветы и отходит.

– Ты тут живешь?

– Да.

– Иди.

Это все? А поцелуй?!

Когда я захожу в квартиру, слышу, как он быстро спускается по лестнице. Прохожу в кухню, коленки до сих пор дрожат, я в жизни не чувствовала такого возбуждения, а ведь он меня еще и не целовал! Я выглядываю в окно, свет я не зажигала, Виктор тщетно пытается разглядеть меня, потом садится в машину и отъезжает. Я уже скучаю, дико скучаю! Лет семь я не испытывала этого чувства, скучать по кому-то, фантазировать о близости, представлять нас вместе, видимо мое сердце все-таки живо. Но в голове тут же возникли воспоминания из далекого прошлого и жуткий страх вновь испытать ту боль. И все потому, что я поняла, что вновь могу полюбить так же сильно, но я сама просила бога искоренить во мне эту способность. Всего один день вместе, а моя жизнь уже не будет прежней. Похоже он прав, и я все-таки попрошу его… Когда я ставлю букет лилий в вазу, до меня вдруг доходит, что я уже держала похожий букет в руках, с точно такой же лентой! Это однозначно один и тот же человек. Букеты обычно в обертке, а тот был просто обвязан, при чем не типичной для букетов, бархатной лентой. Очевидно, что те цветы отправил мне Витя. Так, это было утро, после презентации у них в конференц-зале. Он был жутко зол, как раз в тот день он видел меня с Арсеном. Интересно, а розы и игрушка? А орхидея?! Надо все выяснить. Если все подарки от него, то он уже несколько недель тайно ухаживает за мной, ведь подарки появились только после знакомства с ним. 

Глава 21. Моя заветная мечта

Вчера я весь день мучилась переживаниями о Викторе, искренен ли он со мной, серьезны ли его намерения и могут ли быть у нас отношения? Что в нем так меня зацепило? Неужели я влюбилась? Но он же наглый заносчивый, высокомерный. Я не его уровень и совершенно не хочу в будущем слышать упреки, что он дал мне все, что я была никем до встречи с ним. Но влюбиться вовсе не значит любить, влюбиться можно и ненавидя…

Сегодня мучительные переживания об лучшем свидании в моей жизни и складывающимся мезальянсе уходят на второй план, поскольку я получила премию. Сумма явно превосходит ожидания! А это значит, что я могу поискать подходящие варианты загородных домиков. Именно домиков, поскольку коттедж мне не по карману. А совсем перебираться в деревню я не собираюсь, поэтому о продаже квартиры не может идти речь.

Витя не звонит вот уже четыре дня. Меня так и порывает набрать его номер или написать смс, но опыт напоминает, что не стоит. Если мужчина захочет быть с женщиной, он с ней будет. У человека всегда найдется время для тех, кто ему дорог. Я много раз делала первый шаг, и что в итоге? Я одна. Нет, все это было неправда, просто забудь, мы с разных планет. У меня была масса обеспеченных ухажёров, всем нужен был лишь секс. Потом я узнавала, что они либо уже женаты, либо собираются, либо никогда не собираются. В любом случаи, я в их планы не входила. Везло мне на таких. Я с другой планеты, планеты добрых, порядочных, настоящих людей, ценящих дружбу, отзывчивость, нравственность. Вымирающий вид людей. Знаю, что не перестану о нем думать, пока все не выяснится, между нами, такой уж я человек, мне всегда нужна ясность. В чем-то мы все же похожи, я тоже не люблю не завершенные дела. И все же так приятно, когда есть что-то, чего можно с нетерпением ждать, я жду его приезда и нашей новой встречи.

Арсен же наоборот, пишет мне с понедельника, но я не отвечаю, и похоже игнор его только расшевелил.

В четверг после йоги, я возвращаюсь домой позже обычного. Когда заезжаю во двор, вижу хонду Арсена. Я в шоке, из машины он выходит с букетом цветов!!! Надо почаще его посылать куда подальше, это ему на пользу.

– Здравствуй солнце, – он нежно обнимает меня за талию, целует в щеку. «Определенно не то…». Ни тебе дрожи в коленках, ни огня на щеках, как было с Витей.

– Привет, чем обязана? – я решила быть жесткой до конца, сколько можно меня кидать?

– Прости, куча дел. Летом сезон для бизнеса.

– Какого, ты бизнесмен?

– С недавних пор, как раз сейчас решаю дела касаемо этого. – Ох, не верю я ему, вот не единому слову.

– Ясно.

– Я соскучился очень. Ты откуда так поздно?

– С йоги.

– Можно подняться?

– Зачем?

– Я просто побыть с тобой хотел.

– Я возьму собаку, и мы погуляем.

– Хорошо.

Но он все равно идет со мной в квартиру. Не позволю себя целовать. Как же вы все мне надоели. С одной стороны – лучшее свидание в моей жизни, после которого Витя хранит молчание. Видимо обдумал все и понял, что я не для него. С другой, лживый подлец, но от которого и то больше внимания. Дома царит хаос от ремонта, я быстро переодеваюсь и беру собаку. Перед выходом Арсен обнимает меня и пытается поцеловать. Я сухо отвечаю. «Определенно, это не то…».

– Вика, с чего ты взяла, что я женат? – он произносит эти слова, глядя перед собой. Не люблю, когда люди не смотрят мне в глаза.

– Вывод, исходя из твоего поведения.

– Я не хочу спешить, вот и все. От этого только хуже. У нас еще куча времени впереди. Давай продвигаться медленно.

– Арсен, да куда уж медленней? Какая спешка, у нас уже все с тобой было, поцелуи, секс, ссоры. Не было лишь нормальных отношений, свиданий, романтики, кино, искренних бесед. Мы, то есть ты, просто перескочил несколько ступеней, и ты говоришь, что не хочешь спешить?

– Я не могу решить…

Я не выдерживаю и перебиваю:

– У тебя есть еще кто-то? Если да, то выбери ее, я не позволю сделать из себя предмет выбора!

– Нет, никого нет! Мне двадцать пять, а ты так говоришь, будто завтра замуж за меня собралась.

– Нет Арсен, просто это и есть отношения. Жаль, что ты не понимаешь этого.

– Вика, ты мне нравишься, правда, ты красивая и интересная, но я такой человек, просто поверь мне.

– Пока ты обдумываешь, по пути тебе с человеком или нет, у него есть время перехотеть идти с тобой.

– То есть это все?

– Мне нужен рядом сильный мужчина, который знает, чего он хочет. Определишься – звони.

Я разворачиваюсь на каблуках и быстро двигаюсь в сторону дома. Я ничего не чувствую, ни злости, ни потери, никаких эмоций, лишь обида на жизнь, а больше на себя лично. Ну неужели я на столько ничтожный человек и не достойна стоящего мужчины? Я никчемная женщина, это единственный ответ на мое невезение в личной жизни.

Все выходные я проездила со Славой по дачным поселкам. Цены немного дороже, чем я планировала, но ничего, я осилю. В воскресенье мой сожитель вызвался помочь мне с выбором дверей, мы отправились в магазин, где когда-то меня поймали на спор. Чудесный был вечер. Витя так и не выходил на связь, я думала о нем каждую ночь, это чаще, чем нужно, я бы подумала, что влюбилась, но не позволяю себе подобных мыслей. Но я близка к этому. Хорошо, что он уехал и забыл обо мне. У нас бы ничего не получилось.

Наконец настал момент, когда я определилась с земельным участком. Поскольку из домов, которые были мне по карману, были лишь постройки 80-х годов, я решила купить землю, а домик строить с нуля взяв небольшую ипотеку. Но в течении двух дней процент на ипотеку поднялся, а назад пути уже нет, иначе по договору со строительной фирмой, мне бы пришлось возвращать сумму равную двум залогам, которые я внесла для старта стройки. Еще через пару дней, на работе стали ходить слухи о сокращениях, похоже времена санкций для России коснутся всех. Всю неделю я ходила как заведенная, думала, что поседею. В вечер пятницы я захотела встретиться с подругами, но как часто бывает, у них есть свои семейные дела, и им не до меня. Злая и уставшая я открываю дома бутылку вина и выпиваю пару бокалов, как вдруг мой телефон зазвонил, Арсен. Всю неделю он писал мне, надо же, как действует на мужчин безразличие, а я наоборот всегда старалась сама делать первый шаг.

– Алло.

– Привет красавица, совсем пропала у меня, я соскучился, безумно!

Не верю не единому слову! Но настроение на букву «Г», думаю Арсен сможет немного развеять мою печаль.

– Привет, я рада что ты позвонил.

– Я могу приехать? Или может сходим в кино?

– А что сейчас показывают? Я бы с удовольствием посмотрела фильм ужасов!

– Я заеду, прокатимся и посмотрим, собирайся, я скоро.

Мне лень выбирать наряд, я одеваю джинсы, топ и сандалии, затягиваю хвост, немного туши. В комнату заходит Славка:

– Вика, как дела? Ты собралась куда-то?

– Да, а что?

– Хотел позвать тебя в кино, сегодня в прокате твои любимые ужастики.

– Спасибо, Слав, но я уже приглашена.

– Витя приехал?

– Что? Нет, при чем тут он вообще?

– Мне показалось у вас там шуры-муры…

– Когда кажется – крестятся! У нас и близко ничего нет, с чего ты вообще взял?

– По его взгляду… в общем проехали. С кем идешь, если не секрет?

– Да так, знакомый.

У подъезда раздался сигнал автомобиля, это Арсен.

– Я сегодня дома ночую, я так, для справки.

– Слава, я и не собиралась никого приглашать! – А может и собиралась, пока не решила. И что это с ним, это у меня забот полным-полно, а недовольный почему-то он.

Весь сеанс Арсен причитал, что больше никогда не будет смотреть ужастики, а у меня и глаз не дрогнул. Мы смотрим «Астрал 3». Первые две части пугали по-настоящему. Но сейчас у меня черная полоса, и фантазии режиссера кино меня не волнуют. Я не могла отвлечься ни на минуту, ипотека, сокращения, Витя…Витя, Витя, Витя. Засел в моем мозгу, и ничего не может меня отвлечь от надоедливых мыслей о нем. Безразличие действует не только на мужчин. Если хочешь привязать к себе человека, покори его, а потом молча оставь, и он будет твой! Это и про меня, не выношу игнор, ведь все было волшебно.

После фильма, на стоянке Арсен предлагает поехать ко мне. Странно, почему бы ему хоть раз не пригласить меня к себе?

– Знаешь, в общем, у меня сейчас живет мой друг, в смысле он просто сосед по квартире. Мы сто лет знакомы, он скоро съедет, когда сдадут его дом.

– Ясно, это с ним ты была в магазине?

– Да.

– Ладно, я верю тебе, и ты мне верь, хорошо?

Что-то мне подсказывает, что это не доверие, это банальное безразличие.

– Ладно.

– Тогда может на квартиру, я могу снять на ночь?

– Знаешь, мне не хочется… Почему ты не приглашаешь меня к себе?

– Ну я с родителями живу, у нас в семье так не принято, понимаешь?

– Арсен, я не хочу.

– Ладно, поехали, я отвезу тебя.

Дома меня встречает Славка, он купил в KFS мои любимые острые крылья и картошку фри. На столе ждет холодное пиво, а по телевизору идут «Одноклассники 2» с Адамом Сэндлером – обожаю! После двух бутылок, было принято решение, что настало время танцев.

– Слава, мне надо переодеться, я две минуты!

– Ты шикарна, впрочем, как всегда, пошли, уже первый час.

– Две минуты! – Я натягиваю узкую короткую юбку, шпильки и топ.

– Я бы закрыл дверь на твоем месте, я вижу твое отражение в зеркале. У тебя по-прежнему классный зад. – Он смеется, я не чувствую стеснения, он стал для меня таким близким за этот месяц.

– А ты не подглядывай, хотя, спасибо!

Мы вываливаемся из такси рядом с ближайшим клубом и направляемся в бар. Там я встречаю Артема, того самого, который присутствовал в тот день, когда меня поймали на спор.

– Вика, здравствуй. Как дела, ты с Витей?

– Нет, с чего бы мне быть с ним?

– Ну я думал у вас свидание было и все такое.

Все такое?! Слава моргает и смотрит на меня.

– У нас ничего с ним не было. Я тут со своим приятелем, Слава – Артем.

– Ясно, увидимся.

– Да, пока. – Артем удаляется от барной стойки.

– Это кто?

– Неважно. Давай уже закажем выпить.

– Белое сухое?

– Посмотри на меня повнимательней!

– Текила!

– В точку.

– Так у тебя с Виктором было свидание? – я хмурю лоб. – Брось, мы же друзья, ты мне как сестра уже.

– Да не было ничего. Так, встретились случайно, прогулялись. Не было ничего, он не в моем вкусе. Да он и не из нашего города, какой в этом смысл.

– А кто в твоем вкусе? Мне это особенно интересно. Меня ты отшила, Виктор совсем на меня не похож, его ты тоже отшила. – Я отшила? Скорее наоборот. – Кто он, мужчина твоей мечты?

– Я просто хочу быть нужной, понимаешь? Просто хочу, чтобы меня любили, ценили, дорожили мной. Я давно не встречала такого отношения к себе. И чтобы я стремилась к человеку, не мозгами, а душой, своим сердцем.

– Может ты просто не тех выбирала?

Как оказывается все просто, я не тех выбирала! А ведь он абсолютно прав!!! Все мои бывшие совершенно не похожие на меня люди, полные противоположности.

– А что, если выбора нет?

– Выбор есть всегда.

– Я имею ввиду, не из кого выбирать?

– А ты оглянись, повнимательней.

Да что мне оглядываться, я никому не нужна, вот вся правда.

– Я попробую Слава.

– Тогда давай оторвемся сегодня! – он поднимает шот с текилой. – За мою прекрасную, любимую подругу.

– Поддерживаю!

Мы танцевали до трех часов ночи, пока я не стала валится с ног, то ли от алкоголя, то ли от усталости. Слава крепко взял меня за руку, усадил в такси.

В подъезде я еле волочу ноги, шпильки цепляются о ступеньки, дурацкие перегоревшие лампочки. Славка крепко обнимает за талию, лишь благодаря ему, я могу идти. Это ж надо было так надраться! Когда мы подходим к двери, он облокачивает меня к стене, пока ищет ключи в карманах брюк. Я медленно наклоняюсь в бок и теряю равновесие, Слава подхватывает меня, прижимает к себе и целует. Не знаю почему, но я не сопротивляюсь. В этот момент кто-то быстро спускается с пятого этажа. Мы вваливаемся в квартиру, он замыкает дверь и прижимает меня к стене:

– Вика, будь моей прошу, я так и не забыл тебя, не могу. – Его поцелуи спускаются ниже по шее, руки же поднимаются вверх под моей юбкой. Не знаю, что это, алкоголь, отчаяние, черная полоса, возбуждение или Славка, но я не останавливаю его. Я отвечаю на его поцелуи, а мое тело на его прикосновения. Я быстро возбуждаюсь, когда выпью, а сегодня я явно перебрала. К тому же я уже и не помню, когда у меня был нормальный секс, наверное, в прошлом тысячелетии.


Просыпаюсь от лая моей собаки. Славка рядом, вот же черт!!! Что я наделала, зачем. Так, а может ничего не было? Поднимаю оделяло, трусы на мне, а вот лифчика нет. Слава тоже в трусах. Но их наличие еще ни о чем не говорит. Я медленно встаю, иду в душ, быстро собираюсь и ухожу с собакой на улицу, по пути набираю Юльке:

– Алло… – произносит она сонным голосом.

– Привет, прости, разбудила?

– Ага, что такое?

– Похоже я переспала со Славкой… Не уверена, не знаю…

– Так стоп! Это ж как ты так умудрилась, что и не помнишь ничего?

– Да я вчера вечером сходила в кино с Арсеном. – Я не успеваю договорить, как Юля цыкает и перебивает.

– Вика, ну сколько раз тобой надо пренебречь, чтобы ты поняла, что не нужна человеку?

– Я расстроена, понимаешь, работа, ипотека, ремонт. В общем, после фильма он ко мне напрашивался, но я не пригласила его.

– Молодец хоть в этом, а как в твоей постели оказался Слава?

– Арсен меня еще больше расстроил, то ныл весь фильм, потом я почувствовала его полное разочарование, не пригласив к себе. В общем еще больше расстроившись, решила развлечься, пошли со Славкой в клуб, напились, помню целовались в коридоре и дальше, как отшибло, кровать помню, поцелуи, больше ничего.

– Голая проснулась? – Юля хихикает над мой амнезией.

– Нет, он тоже в трусах.

– Дорогая, ты прям роковая женщина! То никого, то сразу несколько!

– Точно, так не честно. Но если трезво смотреть на вещи, я не нужна никому из них.

– Так, во-первых, я уверена, что вчера у вас ничего не было, скорее всего, ты просто отключилась, нет никакой потери памяти. Во-вторых, Арсен не нужен тебе, он тусовщик, бабник, развлеклась и забудь его. В-третьих, Виктор крайне занятой человек, Кирилл говорит, что он с шести утра до полуночи в делах, пока о нем рано делать выводы, но согласна, больше недели молчит, несколько минут на звонок найти можно. А теперь скажи мне, что чувствуешь ты? Что тебя привлекает в Викторе – деньги? А что в Славке?

Вот за что я люблю Юльку, никакого психотерапевта не надо с такой подругой.

– Со Славой все ясно, я просто перебрала. Я была расстроена. Но он такой милый, такой отзывчивый и надежный. Знаешь, как бы нелепо это не звучало, я поняла, что отношусь к нему как к брату! Почему я не могу влюбиться в него, ведь он идеальная кандидатура в мужья! С Виктором… Успех – да, мозги – да, обаяние – да, тело – однозначно, даже его высокомерный тон! Я просто не могу это объяснить, чистая химия. У меня нет отношений с ним, но почему-то мои первые мысли были о том, что он подумает обо мне, когда узнает. Но почему, если у девушки случается секс вне отношений, она шлюха, а если мужчина спит налево и направо, то он альфа-самец?!

– Двойные стандарты, дорогуша.

– Так, а Арсен? Я не чувствую, что совершила измену, по отношению к нему, это и отношениями то сложно назвать. Но как же мне не хочется, чтобы об этом узнал Витя.

– Успокойся, не узнает. А Славку не обижай, он хороший и искренен с тобой. Лучше откровенно поговорите, он все поймет.

Спустя полтора часа, я возвращаюсь домой. Слава уже встал, привел спальню в порядок, на столе мая любимая овсянка. Он выходит из душа.

– Вика, я сварил кофе, – он подходит и обнимает меня, потом хочет поцеловать, в этот момент я отворачиваюсь, он попадает в щеку.

– Что такое? – его голос такой нежный, какая же я идиотка! Если он влюблен в меня, я разбиваю ему сердце! Поделом мне, что я одна. Второй раз я отвергаю человека, который готов отдать мне свое сердце! Да я достойна всех бед, что свалились мне на голову!

– Я не могу смотреть тебе в глаза, Слава.

– Почему? Мы взрослые люди.

– Этого не должно было случится. Слава, все по-прежнему.

– Я боялся, что так будет. Я сам виноват, ты была пьяна, не стоило надеется, что что-то изменится.

– Прости, это я виновата, я же пьяная была, а не беспомощная.

– Да уж скорее второе. Ладно, забыли. Кофе на плите. Я в спортзал.

Славка чудесный человек, но почему такая несправедливость, почему мое сердце выбирает не тех мужчин? Вот о чем он вчера говорил, он хотел, чтобы я оглянулась и заметила его. Но сердцу не прикажешь. А может это не главное, может когда девушке под тридцать, стоит подумать о семье, а не о любви и романтике? Если так, мне действительно стоит обратить внимание на Славку, и тогда вчерашняя ночь не была ошибкой?

Славы не было весь день. Я приготовила рыбу в духовке и купила вина. Наполнила один бокал и сделала вид, что ужин не для него. Когда я услышала, как поворачивается ключ, то ощутила волнение. Я сама не была уверена, нужен ли он мне, но решила попробовать, ценой нашей дружбы. Уверена, что множество счастливых браков начинаются с дружбы, нужно только вспомнить хотя бы один…

Он молча проходит в зал и садится на корточки передо мной.

– Я съеду завтра, через неделю сдадут мой дом, пока у меня отпуск, я поживу на даче родителей.

– Это не к чему, ты можешь остаться.

– Не могу, неужели ты не видишь, как я на тебя смотрел и смотрю все это время.

– Да у тебя день через день новые девушки!

– Я даже не помню, как их зовут. Я хотел сбежать сам от себя, от тебя. Вика, ты особенный человек. – Он встает и отходит. – Знаешь, вчера ночью…

Я подхожу ближе и беру его за руку, – возможно, мне действительно стоит оглянуться повнимательней. – Я тут же пожалела о сказанном.

Он молча смотрит мне в глаза, – Вика, только от тебя зависит все, но помни, это последний раз, второй раз будет для меня слишком тяжелым.

– Я знаю, но я хочу попытаться, просто помоги мне.

Он обнимает и целует меня. «Определенно не то…». Почему я мечусь, мое сердце знает точный ответ, а мозг так отчаянно противится ему. Я должна подумать о семье, я уже не молоденькая девочка, у меня нет времени ждать принца, я рискую остаться одна.

– Вика, будь моей, я тот человек, для которого ты станешь всем.

Как только он произнес эти слова, я поняла, что не хочу такого мужчину. У мужчины в жизни должна быть еще одна важнейшая вещь, работа, цель, хобби, что угодно, должно быть что-то еще, какое-то свое пространство, иначе я пойму, что подмяла его под себя, что он подкаблучник, что я могу управлять им. Что может быть хуже…

Я уже чувствую свое превосходство, а человек искренен и отдает мне свое сердце! Какое же я ничтожество, неудивительно, что я одна. Он мой последний шанс.

– Давай начнем с ужина.

За столом с ним я впервые чувствую себя неуютно, и он это замечает.

– Вика, ведь ничего не изменилось, а ты сама не своя.

– То есть ничего?

– Ничего не было.

– Мы не… Не было ничего?

– Ну не то, чтобы совсем, ты отключилась, когда я дошел до белья. Но сегодняшняя ночь мне очень понравилась. – Он улыбается, а меня это злит.

– Я, знаешь, я привыкнуть должна.

– Иди ко мне.

Нет, не сейчас, не могу. – Я еще голодная, можно я доем?

– Конечно.

Тут зазвонил мой телефон, который молчал весь день. Очень странный номер.

– Кто это?

– Я не знаю, номер какой-то не русский.

– Тогда не бери трубку.

Но что-то заставляет меня ответить.

– Алло?

– Виктория, добрый день, то есть вечер. У вас ведь вечер, если не ошибаюсь?

Так, сейчас я отвечу, как только вставлю свою челюсть, лежащую в тарелке.

– Виктория, ты меня слышишь? Ты можешь говорить?

– Я не знаю. Привет, то есть да могу.

Мои руки дрожат, Слава странно смотрит на меня:

– Все в порядке?

– Да, я поговорю, если ты не против?

– Да. – Он кивает, но, по-моему, он понял, что это звонок значит для меня кое-что особенное.

Я встаю и иду на балкон.

– Для этого обязательно уходить?

– Нет, конечно. – Я разворачиваюсь и иду к подоконнику, встаю спиной к Славе, стараясь делать непринужденный вид.

– Виктория, ты со мной?

– Да, привет. Что-то случилось?

– Я хочу у тебя это спросить.

– То есть? Проект я сдала в срок. – Я делаю вид что не понимаю, о чем он, хотя я и правда не понимаю. Он пропал, а тут звонит и спрашивает не случилось ли чего.

– С кем ты сейчас?

– Я дома.

– Это я знаю. Я спрашиваю, с кем?

– Со Славой, мы живем вместе, я говорила.

Тут мне становится совсем жутко. Откуда он знает, что я не одна в эту самую минуту?

– Чем вы занимаетесь со Славой?

– Мы живем вместе. – Боже мой, я выгляжу полной идиоткой, а с чего, собственно, он устроил этот допрос?!

– Я знаю, что живете. Виктория, не делай глупостей, ладно?

– То есть? Каких? Почему ты вообще звонишь мне и задаешь такие странные вопросы?

– Потому, что ты в моих мыслях чаще чем рядом, и в данный момент, я не могу с этим ничего поделать. Это сводит меня с ума.

– Заметно, судя по тому, как часто ты интересуешься мной. А что случилось сегодня?

– Вот и я тебя спрашиваю?

О господи, да он что, вездесущий? Уж не про ночь ли со Славиком он говорит? Или это Слава работает на него и сливает всю информацию обо мне? Вот же черт, это бы все объяснило! Кстати, где Слава? Похоже он ушел с собакой на улицу, а я и не заметила.

– Витя, что ты хочешь услышать?

– Ты не делала ничего, что могло бы мне не понравится?

– То есть? Откуда мне знать, что тебе не понравится? И я не твоя собачка, чтобы слушаться и боятся лишний шаг сделать.

– У тебя были мужчины, за время моего отсутствия? – да блин он экстрасенс, теперь я уверена!

Я решила сменить тактику на нападение, в конце концов, кто он мне, чтобы требовать отчет?

– Это не твое дело.

– Ошибаешься, ты моя, все что тебя касается, мое дело.

– Твоя? Кто это сказал? Витя, я человек, а не вещь, ты уехал и забыл обо мне, а потом говоришь, что я твоя?

– Ты каждую секунду в моей голове, я просыпаюсь с мыслями о тебе, ложусь спать и думаю о тебе Виктория, я хочу купить зонт…

– У вас там дожди?

– … Можно и так сказать.

Он молчит. Спустя несколько секунд произносит:

– Как твои дела на работе?

– Все хорошо.

– Уже смотрела дома?

– Я выбрала землю, и нашла подрядчика.

– Что за подрядчик?

– Адриатик. Начнут в октябре.

– Они берут дороже чем некоторые из наших субподрядчиков. Почему ты не дождалась меня и не посоветовалась со мной? Осень не лучшее время для укладки фундамента.

А почему бы мне тебя ждать? Кто мы друг другу, чтобы я решала с тобой такие важные для меня вопросы?

– Да? Я и не подумала.

– Виктория, я приеду, и мы решим, хорошо? А пока, не делай глупостей.

– Я не понимаю, о чем ты. И я уже все решила. Я подписала договор, понимаешь, залог мне никто не вернет.

– Я понял тебя. До свидания Виктория.

Я молчу, он не кладет трубку.

– До свидания, Виктор.

Гудки…

Этой ночью я почти не спала. 

Глава 22. Нежданные перемены

В воскресенье Слава все-таки уехал жить на дачу родителей, он объяснил это тем, что хочет, чтобы я как следует еще раз все обдумала в течении недели.

Я решила затеять дома уборку, сегодня приедут рабочие красить стены. В квартире на всю катушку играет Баста, у него чудесные песни о любви. Чувствую вибрацию моего телефона.

– Алло?

– Виктория Олеговна?

– Да.

– Это менеджер компании Адриатик, Владимир. Хотим сообщить вам приятную новость. С первого августа у нас начинает действовать акция, на дома из бруса скидка 20% на возведение каркаса и забор в подарок. Вы можете воспользоваться данной акций, если согласитесь начать работы в эти сроки.

– Ого, это большая скидка, а почему мне раньше не говорили о ней?

– Информация появилась только сегодня.

– Что ж, я согласна, предложение хорошее. Я заеду к вам на этой неделе.

– Всего доброго.

Как же здорово получать подобные новости! Наверное, у них мало заказов, раз они решились на такую акцию, хотя, когда я впервые была у них в офисе, мне сообщили, что работы начнут не раньше октября.

Как оказалось, пару дней спустя, расслабляться было рано. На работе мне сообщили что подразделение закрывают, штат из двенадцати человек предлагают перенести в другие регионы. Мне достался Краснодар. Я всегда мечтала жить на берегу моря, мечты сбываются, ну почти…

За все в нашей жизни приходится платить, мы что-то отдаем, а что-то получаем взамен. Не всегда обмен равноценный, порой невозможно сразу понять к лучшему ли изменения, происходящие в нашей жизни. Но желание, зародившее в самом сердце, уже послано во вселенную, процесс запущен, и за его исполнение вселенная возьмет плату. Похоже для меня настало время исполнения желаний и расплаты.

После работы я решила встретится с Юлькой и рассказать ей последние новости, она отреагировала в своем духе.

– Да ты с ума сошла! И ты вот так легко приняла решение уехать? Это четыре тысячи километров от дома! А твоя мама и ее больное сердце, ты ей сказала?! А обо мне подумала?

– Юля, у меня теперь ипотека, как бы я вас всех не любила, кредит вы за меня платить не будите. У меня есть сестра, мама одна не останется.

– Арсену сказала?

– Он менее всего меня волнует. – Первая моя мысль была о том, что я больше не увижу Виктора. – Меня волнует моя собака.

– Я не представляю, как это, когда тебя нет рядом.

– Да и я себя в другом городе не представляю, пока.

– И когда?

– На раздумье неделя, потом переезд в течении недели.

– Две недели?!

– Да, а чего тянуть.

– А ты не пробовала тут работу поискать?

– Смотрела, зарплата в два раза меньше почти! Не забывай, у меня ипотека, ремонт.

Прощаясь, мы договорились встретиться на этих выходных, и оторваться напоследок. Надо придумать как сказать сестре и Славке. И как объяснить это моей собачке?

Вечером я брожу по супермаркету с корзиной в руках и накидываю туда разный хлам. Наггетсы, копченая колбаса, готовый салат, бутылка лимонада. Гель для душа Dove с запахом фисташки и лавандовый mr.Proper. Попутно звоню и все рассказываю маме, она жутко расстроилась, долго уговаривала меня рассмотреть все возможные варианты работы тут, нок сожалению вариантов нет. «Build your world» я даже не рассматриваю, если бы не то неудачное, лишнее и совершенно ненужное свидание! Ну зачем я только переступила границу между профессиональным и личным. Подхожу к кассе и выкладываю товар на ленту. Отказываюсь от пакета, я давно хожу в магазин с тканевой многоразовой сумкой. Тянусь за кошельком, меня отвлекает мобильник.

– Виктория, добрый день. Это Светлана, секретарь «Build your world».

– Добрый день.

– Завтра собрание в 10:00, захватите с собой проект по спортзалу.

– Я буду, спасибо Света.

– До свидания.

Весь вечер я посвятила проекту, но сосредоточится так и не удается, из головы не выходит моя работа и переезд. Я решаю позвонить Славе и рассказать о случившемся. Возможно, жизнь пытается огородить меня от страшной ошибки, и лучше нам с ним остаться друзьями. С первых секунд я понимаю, что он в шоке.

– Вика, я сейчас приеду, и мы поговорим, хорошо?

– Слава, я в общем то все решила, у меня нет выбора.

– Как так нет? Найди работу с меньшей зарплатой, жить будешь в моей квартире, а свою сдавай, чем не выход? – да вот же оно! То чего я так долго ждала. Стабильный мужчина с серьезными намерениями, давно определившийся, и все зависит только от меня!

– Это так… Слишком быстро Слава, я так не могу. – Сердце, ну что тебе еще нужно?!

– Ну мы же не первый день знакомы.

– Я никогда ни с кем не жила.

– Со мной ты уже жила, это была репетиция, которая прошла успешно. Я приеду, и мы решим, хорошо?

Нет, нет и нет, я совершенно против его приезда и ссылаюсь на работу, на самом же деле иду спать, слишком насыщенный день, и почему-то Славу сейчас видеть я совсем не хочу. 

Глава 23. Все что не делается, все к лучшему и всему свое время

 Утром я наспех собираюсь, зачесываю грязные волосы в хвост, туфли, брюки, блузка. К 10 утра я паркуюсь у офиса и вижу Мерседес Бурака. Давно я не видела его. Интересно, когда вернется Виктор. Нет, я пообещала себе не думать о нем!

Поднимаюсь на этаж администрации и прохожу в конференц-зал, как всегда немного волнуясь. Сегодня я не в настроении говорить на публику. Но в зале меня ждет удивление, во главе стола Виктор. Интересно, когда приехал этот выскочка? Господи, как я скучала.

Когда я прохожу, Виктор не отрывает от меня глаз, а я как на зло выгляжу ужасно. Наверняка недоумевает: "Как я мог обратить на нее внимание!".

На совещании было всего пять человек, я, Бурак, Андрей – наш инженер и еще один молодой мужчина, которого я не знаю. Я совершенно растерялась, четыре красивых парня, я не понятно в каком виде. От меня все ждут проекта, мне жутко стыдно перед Виктором, что была так глупа и поверила, что такой мужчина, может быть со мной.

– Коллеги, встреча срочная, срок сдачи проекта переносится, – Виктор смотрит на меня, здесь бы стоило сказать, что выражают его глаза, как обычно пишут в романах, но я не могу в них ничего прочитать. Он холоден и спокоен, голос твердый и немного уставший. – Виктория, – Я вздрагиваю, – Мы планируем открыть спортзал уже через месяц, надеюсь проект готов, и мы можем приступать к работам?

– Проект готов, но не до конца, я думала у меня по меньшей мере есть еще три недели. – Мой голос дрожит и запинается, ненавижу оправдываться. Но я не в чем не виновата, а чувствую себя ненадежным человеком.

– Понятно. Виктория, есть причины для спешки, мы узнали о подготовке проекта спортивного зала у наших конкурентов, в том же районе. Мы должны ускорится, думаю ты справишься, Вика. – Теперь я слышу, что его тон стал несколько теплее, наверное, заметил, что я паникую как последняя дура.

– Подрядчики готовы хоть завтра приступать, ждем техническое задание, все разрешения готовы. – Инженер произносит это так, будто я одна задерживаю всю работу!

– Отлично, думаю мы справимся в срок, все необходимые согласования проект прошел. Вика, не переживай, судя по тому, что я вижу на экране, мы уже можем строить, нюансы разберем по ходу. – Бурак как обычно очень мил и сногсшибательно красив.

Виктор звонит секретарю: – Света, пригласи главного бухгалтера, менеджера по персоналу, отдел проектирования и строительства.

Так, это еще не конец. Андрей собирается встать, но Виктор его останавливает. – Не торопись, есть новые кадровые назначения, послушай. – Тогда встать решаю я, меня это точно не касается. Хочу провести последние дни дома с близкими, а не сидя в офисе и слушая пустую болтовню.

– Виктория, вас это тоже касается! Советую остаться. – Ладно, – я молча возвращаю свой зад обратно. Выскочка!

Когда все усаживаются, Виктор объявляет:

– Коллеги, сегодня я вернулся из Франкфурта, с аэропорта сразу в офис, хочу сообщить приятную новость. Во-первых, у нас есть кадровые перестановки. В строительном отделе освободилось место инженера, предыдущий сотрудник пошел на повышение, с чем мы и поздравляем Андрея. В ближайшее время готовься к командировке в Санкт-Петербург, дальше возможно семинар в Швеции, поедите с Густафом. Во-вторых, у нас открывается новый планово-технический и идет расширение штата. С сегодняшнего дня, менеджер данного отдела – Виктория Олеговна Куделя, прошу любить и жаловать. В ближайшие дни необходимо подыскать хорошего сметчика, Виктория, в этом тебе поможет отдел персонала. Выдвигайте свои кандидатуры, если кто хочет сменить профиль. Ну и в-третьих, наша компания выиграла грант на строительство торгово-развлекательного центра в Турции, на следующий год хорошие предпосылки по строительству государственных учреждений по краю. Все большие молодцы, в связи с чем ожидайте повышение окладной части начиная с сентября, а также если до октября закончим проекты по Новосибирску, всех ждет премия перед новым годом.

Я сижу с выпученными глазами, да он спятил, не меньше. Похоже все замечают мой шок, но я парализована. Я пытаюсь собраться и пока не верю в серьезность его слов.

– Виктория, надеюсь у вас есть заграничный паспорт, вам предстоит много командировок, первая – семинар в Швеции и выставка в Стамбуле в ближайшие две недели, готовьтесь.

Моя челюсть тут не пробегала? Я вроде видела ее вон под тем стулом!

Когда все расходятся я немного выжидаю, мне кажется нам надо кое -что обсудить! Если это не дурацкая шутка, что, скорее всего, я с ума бы сошла от счастья, всегда мечтала иметь работу с командировками, а еще и Европа! Но радость омрачает непонятные отношения с Витей.

– Вика, зайди ко мне в кабинет минут через десять.

– Хорошо. – Пищу я.

Руки дрожат, пот ручьем, пожалуй, только во время сдачи диплома пять лет назад я так переживала. Захожу в уборную, пытаюсь хоть как-то прихорошиться, ничего не помогает, вытираю подмышки салфетками. Немного погодя, стучу…

– Входите.

Я робко захожу, он сидит в своем большом кресле босса из темной кожи. Стою радом с дверью молча. Увидев меня, он встает:

– Почему ты не сказала, что уезжаешь?

– Не думала, что тебя это интересует.

– Да неужели? – Виктор быстро подходит, крепко берет за предплечье и силой подтягивает к себе, делает шаг вперед и с упором толкает к стене. Потом берет меня за подбородок, а второй рукой крепко прижимает к себе, проводит носом от скул до висков и глубоко вдыхает. Он похож на зверя, а я на загнанную добычу.

– Как же ты сладко пахнешь, Виктория. Я каждый день вспоминал этот запах, в моей памяти он такой же яркий, как и наяву.

Но я пытаюсь прийти в себя и отодвинуть его ладонью, это дается мне с трудом. Я так жажду его прикосновений, что заставляю замолчать мой мозг, потом все же произношу:

– Витя, я так не могу, я ничего не понимаю. То ты зовешь на свидание, оно было чудесное, лучшее. Потом уезжаешь и забываешь. То звонишь с претензиями, теперь это назначение! – меня прорвало, вот так всегда, если уж я начала, то скажу все! – и сейчас такая страсть, или ты шутишь со мной? Если так это жестоко. Я не понимаю такого отношения, да ты похоже и сам не знаешь чего хочешь.

– Тише, тише, Виктория, я всегда знаю, чего хочу и тверд в своих намерениях, в отличии от тебя. Я не спал два дня и сегодня с аэропорта сразу приехал в офис, я торопился увидеть тебя.

– Что значит в отличии от меня?

– Ты не знаешь, чего ты хочешь.

– Знаю, просто не доверяю и не понимаю! – черт возьми да ведь он прав.

– Это пройдет, Вика. – Его взгляд становится холодным. Он разворачивается и отходит.

– Что ты там говорил про должность, ты серьезно?

– Ну тебе ведь нужна работа?

– А ты откуда знаешь?

– Я интересуюсь тобой, я уже говорил.

– И ты ради этого открываешь новый отдел?

– Не совсем так. Он был в планах, а тут компетентный специалист, нельзя упускать таких людей.

Я чувствую легкую издевку в его голосе, он улыбается от уха до уха. Нет, не сейчас, мой мозг запел "Бамбалейло!" и отключился, я не помню, что говорила. Он возвращается и уже нежно прижимает меня к себе, легонько касаясь своими губами моих.

– Или доводи дело до конца или не начинай вообще, – произношу я еле слышно, жалкие попытки оттолкнуть его от себя, лишь раззадоривают его.

– Всему свое время, – дразнит меня. Он прекрасно видит, как на меня действует его улыбка и теплый тон, ведь это такая редкость, он же мистер ЛЕД. – О своих планах на тебя я уже сказал, повторять я не люблю. Я крайне занятой человек, мысли о тебе отвлекали меня всю поездку. Если бы я еще звонил каждый день, то точно сошел бы с ума. Хотел проверить кое-что.

– Что?

– Свои чувства, твои…

– Проверил?

– Да, результат меня не радует. Так, Виктория, ответь мне вот на какой вопрос, когда твой последний рабочий день на предыдущем месте?

– Мы не договорили, не переводи тему. – Он опять широко улыбается. Ну теперь ты можешь делать со мной что хочешь! Не такой-то ты и лед, как иногда кажется. – Эта неделя.

– В четверг надо быть в Новосибирске, на объекте. Примешь в работу. Встреча там в 12:00, выезжаем сегодня вечером. На работе скажешь, что на собеседование.

Какой предусмотрительный!

– ВыезжаЕМ?

– Да, ты и я на моей машине, что-то смущает? – вопросительно приподнимает бровь. Да, ты меня смущаешь, возбуждаешь, поглощаешь, господи да что же с моей головой!

– Нет, а зачем вечером выезжать?

– Ехать десять-двенадцать часов, хочешь идти на деловую встречу сразу с дороги? Остановимся в гостинице… на отдых. – На этих словах он смотрит мне прямо в глаза, и я вижу он жаждет моей реакции. Я как могу стараюсь делать непринужденный, профессиональный вид.

– Хорошо, я договорюсь на работе. – Он слегка улыбнулся.

– Что со стройкой? Есть сдвиги?

– Да, еще какие! Они предложили мне скидку, ну то есть не мне, у них какая-то акция. Плюс могут начать работы уже в августе. – Я не договорила, Виктор сидит с довольным лицом, – что?

– Ничего.

– Не обманывай, у тебя это плохо получается! Ты что-то знаешь?

– Я просто кое с кем поговорил.

– Но тебя же не было?

– Если человек важен, ты всегда найдешь возможность чем-то помочь. К тому же в компании застройщика у меня есть друзья.

– Мне никогда не помогали, никто.

– Не стоит ждать дорогих поступков от дешевых людей. Я интересуюсь тобой Виктория, и знаю гораздо больше, чем ты думаешь, есть даже то, о чем я предпочел бы не знать.

– Все хватит, скажи правду, ты экстрасенс? У тебя какие-то способности есть? Как ты это делаешь?

Он хохочет. – А что, мне нравится, остановимся на этом, я экстрасенс Виктория, так что будь осторожна, особенно когда выпьешь. – Сверлит меня глазами.

Я не знаю, что сказать и выгляжу идиоткой, он все знает про Славку.

– Я пойду готовится к поездке.

– Приготовься основательно, Вика. – Опять его львиная ухмылка.


На парковке я несколько минут сижу в машине и перевариваю случившееся. Вдруг в окно стучат, это Витя, стоит облокотившись одной рукой на машину, во второй держит мои часы, я сняла их, когда заходила в туалет освежиться.

– Вика, ты забыла свои часы.

– Ах, да, спасибо. У меня с памятью не очень хорошо.

– На твоем месте я бы не бросал их где-попало.

– Я случайно, забыла. Это подарок. Подожди, а как ты узнал, что они мои?

– Видел у тебя.

– Когда?

– К чему допрос?

– Я подумала, мне их прислали с орхидеей, это был ты?

– До встречи, я заеду в 20:00. – Он разворачивается и уверенно шагает к зданию, походка мягкая, немного в развалочку. Я точно сплю.

Дома я захожу в интернет и вбиваю Frederique Constant, ну не такая уж и простая марка, нахожу часы – 64.000!!! С ума сойти.

Пишу смс Виктору:

В: 64.000, ты был прав, не стоит их бросать где попало.

В: Тебе они очень идут.

В: У меня нет знакомых, кто делает такие подарки, возможно ошиблись дверью.

В: Часы для тебя, Виктория.

В: Это ты?

В: Жду нашей поездки, будь готова, Виктория.


Не двусмысленный намек на секс. Что же делать. Если он хочет только секса? Тогда он бы не делал всех этих подарков. Но я считаю, что еще не время, тем более у нас новые деловые отношения. Пока это не кстати. Но не глупо ли отказывать в сексе, мы взрослые люди, он хочет меня, а я теряю рассудок от его прикосновений. А если отношения не слежаться как я буду работать под его руководством? Стоп!!! Теперь значит мозг заработал! Так, успокойся, всему свое время, будет утро-будет хлеб. О господи, что за бред у меня в голове. 

Глава 24. Будь осторожней в своих желаниях

18:00, джип Вити стоит под окном, а я волнуюсь будто это мой первый раз! Я закомплексована, глупа, неуклюжа. Он сексуален, умен и харизматичен. Ничего хорошего из этого не выйдет, к гадалке не ходи.

На улице очень жарко, даже вечером. Я надела красную свободную юбку до щиколотки, черный топ и новое белье.

Сажусь в машину, запах автомобиля так же шикарен, как и запах его хозяина.

– Здравствуй, – тепло произносит Витя, притягивает меня к себе и чмокает в губы. Ух ты, наш первый поцелуй, его губы такие мягкие и теплые. Я смутилась и опустила глаза.

– Ну что, едем? – Автомобиль плавно трогается. Из колонок доносится нежная музыка «We Can Fly Cafe» – Del Mar.

По началу мы говорили о новом проекте и его перспективах, потом я решила поднять тему с Анжеликой, не дает она мне покоя.

– Витя, ты обещал мне до рассказать про свою семью, помнишь?

Он надел маску профессора, но я решила не отступать.

– Значит ты обо мне знаешь все, а я не могу спросить о твоей жизни? Так не честно. – Отворачиваюсь к окну, за которым проносятся зеленые луга.

Он посмотрел на меня, мотнул головой, мол ну сама напросилась.

– Анжелика моя бывшая жена.

– Рубишь с плеча? – я в шоке!

Он немного улыбнулся.

– И бывшая девушка моего старшего брата.

– Переходящее знамя значит? – ехидничаю я. – Ты не говорил о своем брате.

Виктор стал мрачнее тучи.

– Он умер двенадцать лет назад от передозировки… После этого слег мой отец, ему диагностировали рак. Константин был надеждой семьи, любимец отца, наследник компании. Когда умер брат, все заботы о фирме легли на меня, я только закончил университет. Это было общее дело с родителями Анжелики. Родители все время твердили, что бизнес должен оставаться в семье. Мне было двадцать два, Анжелика на год младше. Она быстро пришла в себя после смерти брата, у нас закрутился роман. Я не испытывал к ней ничего, меня интересовала только фирма. Потом она сказала, что беременна. Мы поженились, отец стал потихоньку приходить в себя, успокаиваться, последовала ремиссия. Я хотел доказать, что не хуже справлюсь с делами, я стал жить на работе, расширять компанию, подключая иностранных инвесторов. Меня всегда привлекал западный рынок. Это не устраивало отца Анжелики, начались ссоры, моя мать была против меня. Но я значительно увеличил прибыль, совет директоров был на моей стороне. Позже погиб отец Анжелики, я выкупил всю часть фирмы, принадлежащую ее семье.

– То есть у вас есть ребенок? – нет, этого я точно не переживу.

– У нее якобы был выкидыш, позже оказалось, что никакого ребенка не было. Еще позже я узнал, что она изменяет мне с одним из сотрудников.

– Но ты же к ней ничего не чувствовал, почему тебя это волновало?

– Меня это унижало, а не волновало. Мы развелись. Я не стал ее увольнять лишь по просьбы моей матери, которая считала, что я виноват в изменах. Возможно. Я просто жил на работе, постоянные командировки, совещания, я не думал о семье в то время.

– А как твой папа сейчас себя чувствует?

– Пять лет назад к отцу вернулся рак, и он умер. Моя мать до сих пор считает, что я был не прав, что оставил Анжелику, что фирма не нуждалась в росте, я развалил бизнес, поссорился с близкими ей людьми и окончательно добил отца.

– Ясно, ясно почему ты не хотел говорить. Она не права, конечно. Но я не понимаю, как ты работаешь бок о бок с Анжеликой? Очевидно же, что ты ей не безразличен.

– Раньше надо было думать, я работаю и только. – Его голос холоднее стали, глаза пристально смотрят на дорогу.

– То есть у вас с мамой не очень хорошие отношения?

– Я не знаю хорошие или нет. Я привык, что с детства она всегда была для меня главным критиком. Такие отношения кажутся мне нормой. Иногда она лезет в дела фирмы, в которых совершенно не понимает, меня это злит, но на этом все заканчивается.

Я молчу и жалею, что спросила, но теперь не удивительно, почему Анжелика меня ненавидит.

– Удовлетворена?

– Прости, что тебе пришлось все это вспомнить. – Значит даже у сильных мира сего есть своя боль. Выходит, он не мужчина-бог, не идеальное прошлое, семейный опыт за плечами. Я только рада этому. Не в смысле его боли, а в том, что он не эталон.

Через какое-то время пейзаж за окном сменяется на сосновый лес. Уже темнеет и где-то вдали виднеются темные тучи. Меня слегка клонит в сон, но я запрещаю себе отключаться. Неизвестно как я выгляжу во сне, не хотелось бы пускать слюни на кожаные сиденья мерседеса. Отрываю бутылку воды и делаю несколько глотков.

– Проголодалась? – если честно, то я жутко голодная, мы в пути почти 4 часа. – Уже ночь, я потерплю до завтрака… – Я не успеваю договорить, как вдруг автомобиль резко подлетел, нас повело в правый бок и стало заносить. Я вцепилась в сиденье, Витя резко вывернул руль и дал по тормозам. Мы остановились в десяти сантиметрах от дерева, но успели зацепить бампером кочку, подушка безопасности вылетела мне в лицо. Я словно очутилась в голливудском кино, только там я видела их в действии.

– Вика, ты цела, Вика?!

– Да, все хорошо. – Я пытаюсь убрать ее. Витя помог, быстро скомкав ткань.

– Испугалась?

В голове зазвенело, я не сразу нашла, что ответить. – Да.

– Уверена? – киваю, перед глазами медленно плывут искры. Витя гладит меня по голове.

– Я в норме, испугалась.

– Ничего, наверное, просто колесо проткнули, сиди, я сейчас вернусь. – Проткнули колесо? Мне сразу вспомнилась наша первая встреча, когда я обронила документы посреди дороги перед бампером Мерседеса, а в автомобиле был Виктор. Тогда я в сердцах пожелала, чтобы у него колесо отвалилось. Сто раз себе говорила, контролируй свои мысли, они материальны! На улице как на зло начался ливень. Через две минут Витя возвращается с плохими вестями:

– Колесо порвали, у меня нет запаски, так не доедем. И телефон тут не ловит.

– Что же делать?

– Я схожу до деревни, поищу связь, тут километр не больше, а ты посиди.

– Нет!!! Ты что, там ливень, и я точно одна не останусь!

– Я вернусь через пол часа, у меня есть зонт. Я купил зонт, Вика.

– Зонт тебя не спасет!

– Это от дождя то?

– Все как в классических фильмах ужасов. Наверняка тут неподалеку живет семья маньяков, и они это подстроили, нас съедят!

– Тебе надо меньше смотреть телевизор. Кстати, у меня есть пара фильмов в машине, включи ноутбук, не успеешь досмотреть как я вернусь.

– Я боюсь, не уходи, пожалуйста. Все в точности как в кино.

Он целует меня в губы и захлопывает дверь.

У меня слезы на глазах, я дико боюсь быть одна в лесу ещё и ночью. Виктор велит мне запереть двери и уходит.

Следующие несколько минут я слышала шорох и треск за совсем ненадежными дверями автомобиля. Еще чуть-чуть и у меня мог случится инфаркт. Я перебралась на заднее сиденье и решила посмотреть файлы на ноуте, хочу увидеть какие-нибудь фото. Захожу в изображения и сразу попадание, там фото с открытия фирмы. Пару раз фотограф заснял меня в хорошем ракурсе. На заднем плане стоит Витя и пристально смотрит, похоже платье сыграло свою роль! Вот Виктор на сцене, а тут со своей матерью. Вглядываюсь в лицо женщины, которая испортила ему жизнь. Так я называю ограничение свободы выбора. Меня прерывает стук:

– Вика, это я! – ноут выпадает из рук, я быстро ловлю его и закрываю папку. Я так рада видеть Витю, что не выдерживаю и обнимаю его. Он весь мокрый, садится в машину.

– Почему ты не включила печку, простынешь! – отодвигает сиденье водителя вперед, потом заводит двигатель.

– Не хотела светиться, хотя я и правда замерзла. Нашел кого-нибудь?

– Дозвонился, через час эвакуатор нас заберет. Замерзла? – он снимает мокрый пиджак, потом подтягивает меня к себе и обнимает. – Положи голову мне на колени и поспи, завтра трудный день.

Но я не хочу спать, меня устраивают его теплые объятия, я хочу быть в сознание и ощущать его прикосновения каждой клеточкой. Такой теплый, нежный и притягательный. И я уже хочу настоящий поцелуй, долгий и горячий. Я неуверенно подношу свои губы к его, Витя смотрит на них, в глаза, на губы. Потом берет рукой мой подбородок и проводит по губам большим пальцем. Второй рукой нежно обнимает меня за талию. Я не умею соблазнять, что мне сделать сейчас?

Напряжение нарастает, мое сердце вот-вот выпрыгнет, я убираю его руку с подбородка и наклоняюсь к губам, слегка касаюсь их, обнимая его за плечи. Внезапно он крепко сжимает мою талию и садит на себя сверху, обхватывает голову сзади и впивается в мои губы. Миллионы мурашек пробежали по телу задержавшись на груди, потом животе и бедрах. Никогда меня так не целовали, его нежные мягкие губы, сладкий язык и объятия такие крепкие, что даже больно. Я начинаю раскачиваться взад и вперед, он поднимает мою юбку и обхватывает ягодицы. Мои пальцы дрожат, я судорожно пытаюсь расстегнуть его рубашку. Я забыла обо всех своих комплексах, пусть делает со мной что хочет, только делает! У Виктора великолепное тело, он идеален по всем параметрам. Провожу ладонями по волосатой груди и твердым мышцам. Одна его рука по-прежнему на моем затылке, до чего же этот властный и грубый жест возбуждает. Вторая рука скользит под бюстгальтер, пальцы останавливаются на соске и крепко сжимают его. Я слышу его хрип, он еще крепче сжимает меня и снимает топ, резко кладет меня на сиденье и оказывается сверху. Я чувствую какой он сильный, властный, немного грубый.

– Какая ты сладкая, Виктория. – Его рука у меня между ног. – Ты хочешь меня?

– Да, – выдыхаю я.

– Тогда попроси меня.

– Что?

– Я хочу услышать это. Ммм, ты уже такая влажная. – Да он издевается не иначе. Виктор кусает меня в шею, я вскрикиваю, но понимаю, что хочу еще, еще укосов, поцелуев, его.

– Еще…

– Говори!

– Витя, пожалуйста.

– Ты веришь мне?

– Я… я не знаю…

Виктор тут же останавливается. – Почему нет? – он тяжело дышит и смотрит мне прямо в глаза.

– Почему ты спрашиваешь, ты что, извращенец или серийный убийца?

Он улыбается моей любимой улыбкой.

– Смотря что ты подразумеваешь под словом извращенец. А сколько раз нужно убить, чтобы стать серийным? – шепчет мне на ухо.

– Не знаю… раз пять…

– Ну тогда все нормально, малышка.

Он натягивает мои спущенные трусики и подает майку, я лежу в полном недоумении.

– Со мной что-то не так?

– То есть?

– Почему ты остановился?

– Вика, ты себе представить не можешь как я тебя хочу.

– Заметно… – я сажусь и мне вновь жутко стыдно. Почему рядом с ним я постоянно испытываю это чувство?

– Звонит эвакуатор, мы бы не успели, я хочу трахать тебя минимум три часа подряд.

– Что ты сказал? Я что шлюха какая-то, по-твоему, не надо так со мной выражаться, ясно тебе! – я не знаю, как мне реагировать на такие слова, меня никогда в жизни не возбуждало слово ТРАХАТЬ, до сегодняшнего дня. Но это же неприлично и жутко грубо.

Тут Витя хватает меня и резко укладывает на сиденье, опускается надо мной и рукой обхватывает челюсть. Мне дико захотелось ощутить его в себе. Мне захотелось, чтобы меня трахнули, вот так грубо, не спрашивая.

– Такую тебя я бы трахал всю ночь, дерзкую и непокорную, но мы дойдем до этого.

В окна автомобиля засветили фары, наверное, эвакуатор. Я не могу понять, что я чувствую, гнев и обиду, возбуждение и ярость…

В гостиницу мы едем молча, Витя берет два номера – гнев и обиду.

Когда я легла, на телефон приходит смс:

– Я тебя обожаю, сладких снов моя девочка.

Из глаз брызнули слезы, ТАК НЕ БЫВАЕТ! Что же это? Мы с ним с разных планет, как я могу ему нравится, он идеален, а я сама заурядность с сомнительной внешностью… Но то, как он разговаривал со мной в машине совершенно недопустимо. С чего мужчины взяли, что женщины любят грубость и власть над ними? И какого черта слово «Трахать» мне так понравилось?

Весь следующий день мы практически не виделись. Мы ужинали вместе, и я старательно делала вид, что предыдущей ночью ничего не было. А Виктор похоже действительно об этом забыл. Разойдясь по своим номерам к девяти вечера, мы условились встретится в фойе в четыре утра и выезжать обратно. К обеду мы были дома, Витя гнал как сумасшедший. Почти всю дорогу я спала, вчерашняя ночь была лишена сна и посвящена самоистязанию. Виктор тоже был не разговорчив, не похоже, что он меня обожает, хотя, учитывая все его тайные ухаживания и подарки я однозначно ему не безразлична, по чему же он боится лишний раз прикоснуться ко мне.

Витя подвез меня к подъезду, я решила не приглашать его, не хочу позорится. В квартире не закончен ремонт, но даже когда я его закончу, она все равно будет в два раза дешевле его машины, и я всегда буду стесняться. Возможно, это бред, но даже когда я училась в школе, то не приглашала одноклассников. Мы жили бедно, и я стыдилась нашей квартиры, похоже это чувство будет со мной до конца моих дней.

– В шесть я жду тебя в офисе, посмотришь свое рабочее место, сегодня завезли мебель. И работа уже ждет тебя. – Включил босса, не успела я устроится.

– К чему такая спешка, я еще не уволилась.

– Я жду тебя в шесть в офисе. – В чем дело, что с его настроением? Будто я его вчера обломала, а не наоборот.

Я опускаю глаза, ничего не понимаю. Молча выхожу из машины, оборачиваюсь, Виктор уже с кем-то говорит по телефону, даже не посмотрел на меня.

Выскочка и зазнайка! Высокомерный, лживый, и вообще какой-то чокнутый!

Я в гневе. Захожу в квартиру, сажусь на диван и десять минут сижу в тишине.

Неужели влюбилась, нет, нет, и еще раз нет. Надо отказаться от работы пока не поздно. Он ведет какую-то игру, которая мне не понятна. Надо остановиться, пока все не зашло слишком далеко. Ведь мозг знает ответ – "Ты ему не пара, глупая!". Сердце никогда не будет дружить с головой. Никогда не будет ясно, почему оно не может полюбить того, кого советует нам разум. Никогда мы не поймем, почему не можем вышвырнуть из сердца кого-то, кто действительно этого заслуживает. У сердца всегда свои нелогичные доводы. 

Глава 25. Невероятные приключения

Перекусив, я начинаю собираться. Надеваю платье с нашей первой встречи, когда мы только познакомились. Но зачем, если я хочу поставить точку? Не знаю… Затягиваю тугую шишку, бордовая помада, Hugo BOSS MAVI, шпилька. Я красавица, пошел он к чертовой матери со своей львиной улыбкой и мерседесом, лживый гад. Пусть я не идеальна, но никто не имеет право унижать меня, кроме меня самой… Пошел он к чертовой матери!!!

Я полна решимости, давлю на газ, несусь в сторону офиса.

Поднимаюсь наверх, меня встречает Света.

– Вика, привет. Поздравляю с назначением. Твой кабинет там.

– Мой кабинет?

– Ну да. Меня попросили все тебе показать. Еще Виктор Робертович просил тебя зайти, когда приедешь. Осмотрись и иди, он что-то не в настроение.

– Он всегда не в настроении. – Света понимающе улыбнулась.

Захожу в свой кабинет. Очень даже милая обстановка, особенно мне понравилось кресло. Как у Виктора, но чуть женственней из белой кожи. Массивный деревянный стол и стеллаж. В углу большой цветок.

Так, не важно какой кабинет, я здесь не за этим. Разворачиваюсь и быстро иду к кабинету мистера президента, стучу и вхожу, не дождавшись ответа.

Витя сидит на диване в очках перед ноутбуком. Рядом телефон и пара журналов. Его лоб нахмурен, в одной руке у него какие-то документы. Он идеален. У него нет слащавой мужской красоты, обычный прямой нос, светло карие глаза, средние губы. Но вот его квадратные скулы очень выразительны, на шее и руках немного просвечивают вены, видно, что он посещает спортзал. Я всегда любила мужчин с «плохим» зрением и Виктор жутко сексуален в своих очках. Когда я зашла, он поднял взгляд:

– Присядь, я скоро закончу.

– Чем ты занят?

– Это наш партнер, думаю продлевать ли контракт.

–Хочу поговорить.

Он внимательно смотрит на меня, откладывает бумаги.

– Я отказываюсь от предложения.

– Причина?

– Еще вчера я была согласна.

– Так в чем же дело? Ты просто вот так возьмешь и уедешь?

– Что приедешь туда, будешь писать красивые слова, а при встрече быть холоднее льда? Я сэкономлю тебе время и деньги, у нас нет отношений, это не чувства Витя, это игра, жестокая, правил которой я не знаю. Я не твой бизнес и не вещь. То ты невыносимо мил, то становишься как лед. Так нельзя. Ты либо холодно лжешь, либо действительно ты не умеешь любить. Неудивительно, что ты до сих пор был один. Я совершенно не понимаю твоего поведения. Вот сегодня, как ты высадил меня из машины? Будто я совершенно посторонний человек, а вчера писал, что обожаешь. Что с тобой? Нормальные люди так себя не ведут, ты делаешь мне больно, а сам довольствуешься своим превосходством. Зачем ты лжешь? Я уеду, а ты и не вспомнишь обо мне, к чему весь спектакль? Почему ты такой бесчувственный?

– Все сказала? – я развожу руками. – Ты свободна.

– Что? – сердце сжалось внутри, руки затрясло и слезы подкатили к глазам. То есть это действительно не было правдой, а я повелась как идиотка…

– Что слышала. – Вот так просто?

До меня до сих пор не доходит. «Ты же с этими намерениями ехала сюда, что хотела то и получила, идиотка!».

Но через секунду он резко встает, подходит, хватает меня под локоть и ведет к стене, толкает, и я стукаюсь головой о стену. Пытаюсь оттолкнуть его руками, в голове мысли о том, что меня сейчас будут бить. Он крепко хватает меня за руки, я вскрикиваю. Витя заводит их за голову, коленями разводит мои ноги и плотно прижимает к стене.

– Ты же не хочешь этого. Твое тело выдает тебя, Виктория. Уверена, что так просто сможешь оставить дом?

Он осматривает меня с головы до пят, сглатывает, я смотрю в его глаза и не узнаю. Это глаза хищника, загнавшего беззащитную жертву в ловушку, черные и холодные.

– Ты надела это платье лишь потому, что хочешь, чтобы я снял его с тебя.

Потом его рука начинает медленно двигаться по моей талии, потихоньку поднимает платье и крадётся вверх между моих ног.

«Бамбалейло!!! ООО, Бамбалейло!!!»

– Ты слышишь, как бьется мое сердце, так бывает лишь когда ты рядом. – Он кладет руку мне на сердце – на мою грудь, потом двигается вниз.

– И так, вернемся к твоему платью. – Его рука стягивает мои трусики, я пытаюсь сопротивляться, но он крепко держит меня всего лишь одной рукой. Пальцы его уже ласкают меня внизу. Его прикосновения еле уловимы и от того безумно мучительны. Я хочу, чтобы Виктор усилил их, но он сознательно дразнит меня. Через минуту я отключаюсь. Плевать как я буду выглядеть даже если ничего не получится. Его поцелуи сводят меня с ума, дыхание становится тяжёлым и горячим. Я чувствую, какой он сильный и большой. На секунду он останавливается и смотрит мне в глаза, а скорее наблюдает мою реакцию на его прикосновение, и она его явно удовлетворяет, судя по ухмылке.

Если бы он знал, что сейчас, он может делать со мной все что ему угодно! Так он меня завел, никогда я не испытывала такого желания, за все свои двадцать девять лет! Он вновь страстно целует меня, потом немного отодвигается, я в почти бессознательном состоянии.

– Как же я хочу тебя.

Я молчу, а внутри все кричит «Так возьми!». Есть только этот момент, и ОН перед моими глазами.

– Тебе стоит только попросить…

– Ты о чем?

– Я всегда делаю то, что говорю. Ничего не будет, пока ты сама не попросишь. Я обещал тебе, разве нет… – он целует так страстно, что у меня вырывается стон. В это момент в дверь стучат и проходит. Это Анжелика. Все длится доли секунды, она смотрит в лицо Виктора и резко уходит, хлопая дверью.

– Мы подождем еще немного. – Он нежно целует меня и отходит, складывает компьютер и бумаги. И все, будто ничего и не было. Что за хладнокровность, реакция Анжелики его совсем не беспокоит?

– Она не станет болтать? – Говорю я, натягивая трусы.

– Возможно.

– И тебя это не волнует?

– Меня волнует, почему тебя это волнует.

– Все будут думать, что я директорская подстилка, ведь в таком свете она все преподнесет! Пойдет слух, что именно поэтому меня взяли на работу. Хотя это так и есть…

Виктор равнодушно складывает бумаги на столе, потом подходит и нежно обнимает.

– Я взял тебя, потому что ты грамотной специалист и моя девушка, будешь всегда под присмотром, а то за тобой глаз да глаз нужен.

– Девушка твоя. Ты же сказал, что я свободна?

– Ты меня разозлила.

Я улыбаюсь, – Надо по чаще тебя злить. Последствия весьма приятные.

– Виктория, не доводи до греха. – Львиная ухмылка. – Мне надо еще поработать, потом подбросишь меня домой? Я отвез машину в автосалон.

– Да без проблем. – Мне жутко интересно, где он живет.

А я молодец, все сделала как планировала! Иду в свой кабинет. Мой кабинет, кто бы мог подумать! Я и не мечтала о таком. Нет, мечтала, конечно, но считала, что я завышаю свои способности и мои амбиции выходят за рамки. Я сажусь в кресло, оно очень мягкое и удобное. В кабинете приятные голубые стены и шоколадная плитка на полу. Несколько минут сижу с закрытыми глазами, вспоминая прикосновения Виктора. Не отпускает, надо отвлечься. Я захожу на свою страничку в сети и вижу сообщение от Славы: "Я приглашен на прощальную вечеринку?"

Вот черт, как же я ему скажу, он возненавидит меня и будет прав.

Через час я застою Виктора за просмотром какого-то видео на макбуке.

– Взгляни. – Я подхожу и вижу себя! Я перелезаю через забор дома моей мечты! Потом останавливаюсь у камеры и произношу "Простите". Чуть позже выхожу и перелезаю обратно. Под забором щель и видно, как я плюхаюсь на землю. Твою ж мать! Ну и позор!

– Обожаю его пересматривать! – он смеется.

– Откуда это у тебя?

– Это мой дом. – Простите, вы не видели тут мою челюсть?

– Одно я понял точно, мне нужен забор повыше.

Дальше Витя проходит в дом. На этом моменте он хочет выключить, но мне интересно что было дальше, я убираю его руку.

– Там больше ничего нет.

– А как же Анжелика? – через минуту перед камерой проходит Леонид! Еще через пять Анжелика.

– Она подзадержалась.

– Ты знаешь?

– Я видела их в бане из окна.

– Тебе не повезло, как и мне.

– У тебя вызывает это улыбку?

– Ты бы их видела! Единственное, что меня вывело, так это их голые задницы на моей мебели. Они оплатили полный клининг.

– Как они согласились?

– Я сказал. что уволю их, если они не вылижут весь дом и придомовую территорию.

– Ясно. Значит едем за город?

– Да, домой.

В машине я еду молча, у Вити превосходное настроение. А меня волнует, как мы простимся, у его ворот или же прощание вообще не состоится?

– Ты всегда ездишь со скоростью черепахи Тартиллы?

– Я еду сто километров в час, вместо позволенных девяносто!

– Порой очень приятно нарушать правила, главное не терять головы. – Я уже не понимаю говорим ли мы о моей езде или о чем-то другом.

– Я никогда не нарушала правил. – Поворачиваю к нему голову и ловлю его похотливый взгляд.

– Что делаешь завтра?

– Хотела встретится с друзьями.

– Завтра прилетает моя мать. В субботу пообедаем вместе?

!!! Он хочет познакомить меня с мамой?!!

– Ты серьезно?

– Я бы не стал этого делать, если бы все было так, как ты сказала. Понимаешь?

Я киваю, как же он мил. – Хорошо, с радостью познакомлюсь. – Ума не приложу как понравиться бездушной стерве.

Когда мы подъехали, Витя нежно взял меня за руку.

– Ты моя Виктория, только моя, я всегда думаю о тебе, знай это. —Нежно целует в губы. – До субботы, я позвоню.

В этот момент к дому заворачивает BMW, это Бурак и Артем. Мы выходим, чтобы поздороваться. Когда его гости заходят во двор я произношу:

– Мальчишник?

– Сегодня футбол.

– И за кого ты болеешь?

– Зенит, я же из Питера!

–Вратарь у них не к черту. Неужели ты не видишь, что им всегда подсуживают!

Замечаю его удивление, вот это да, я произвела впечатление.

– Кого ты еще знаешь?

– Из команды Зенита нравится только Халк, и, пожалуй, Мавсисян из Спартака.

Он улыбается от уха до уха. – Позвони мне сегодня, хорошо?

– Да, хорошо.

В этот момент во двор заворачивает Хонда, до боли знакомая Хонда. Она тормозит перед Виктором. Боже мой что сейчас будет. Ну я и дура, надо было ставить точку! Из машины выскакивает Арсен, и быстро движется в мою сторону.

– А ты шустрая, с одним живет, с третьим по загородным домам разъезжает, а я ее в кино вожу! Хорошо устроилась! – В реальности со стороны все именно так и выглядит, но это не так на самом деле, что он несет! Из машины выходят еще двое.

– Что ты тут делаешь? Они кто? – пытаюсь вложить смелость в свой голос, неудачно.

– Приехал подпортить праздник, шлюха.

– Все не так, мы с тобой не встречаемся. Зачем этот концерт?

Виктор отодвинул меня рукой.

– Иди ка в дом.

– Нет, не слушай его, все не так.

– Я знаю. – Тут из дома выходит Бурак и Артем.

– Э пацан, ты че разорался то? – я не узнаю Бурака.

– Ты бля кто? Я ее заберу и все, научу себя вести! – Арсен очевидно не ожидал увидеть тут кого- то помимо меня и Вити.

Виктор усмехается. – Взгляни на себя. Я слышу упреки в неверности от женатого человека. Кстати, поздравляю с рождением сына, жаль отец у него никудышный.

Я вылупила глаза, Арсен в полнейшем шоке. Вот что значит вырубить человека без кулаков. Откуда он все знает?

– Советую сесть в машину и уехать, это частная территория парни. Повторять я не люблю.

– Да, дерзкий какой? Че папа работает в ментуре? – Плюется Арсен, боже с кем я связалась, Витя точно меня бросит!

– Так достали, в машину прыгнули и свалили отсюда!

– Подожди Бурак, сначала он извинится перед моей девушкой. – Друзья Арсена начинают возмущаться и материться, я уже ничего не понимаю, просто хочу, чтобы они уехали.

– Арсен, я была не права, что не поставила твердую точку и, возможно, дала надежду. Уезжайте. Витя, мне не нужны извинения.

– Ну надо же блядь какая вежливая, че еще скажешь.

– У вас минута, чтобы уехать, но не забудь извиниться, – Виктор произносит ледяным тоном. Этот человек вообще не возмутим?

– Да что ты, крутой?

Все что происходит дальше сложно рассказать, за какие-то секунды Витя подлетает к Арсену, берет его за шкирку и кидает к моим ногам, – проси прощение сука. – Мне становится жутко, такого Виктора я не знаю и мне это не нравится, я не переношу насилие.

– Витя, прекрати! – тут же подбегают друзья Арсена, но Бурак перехватил их обоих, и они уже лежать на земле, один держится за живот, у второго разбит нос.

Бурак подходит к Арсену и пинает его под живот.

– Оглох?! – кричит он.

– Прости. – хрипит Арсен. У меня хлынули слезы.

– Я не расслышал. – Виктор садится на корточки, берет за волосы Арсена. – Может выбить тебе пару зубов, что бы ты заговорил громче?!

– Витя прекрати! – я убираю его руки, слезы текут ручьем. Я пытаюсь поднять Арсена, но он отталкивает меня, они садятся в машину и уезжают.

Я рыдаю как ребенок.

– Прости, испугалась? Мы не привыкли, что бы с нами так разговаривали, вот и все. – Сегодня мое мнение о Бураке кардинально изменилось. Какой же он жестокий. А Витя? Оказывается, я его совершенно не знаю.

– Вика, пошли в дом.

– Нет, я хочу домой.

– Думаешь, я отпущу тебя.

– А то, что, и меня побьешь?

– Не говори ерунду. Они приехали сюда подраться, если бы он хотел говорить, то был бы один, и говорил бы со мной, а не оскорблял тебя. К тому же он явно не ожидал увидеть тут еще кого-то. Это бы произошло

– Я хочу домой.

– Испугалась?

– Я хочу домой. – Я делаю шаг назад в направлении своей машины.

– Хорошо, я понял. Я отвезу тебя, эти ублюдки сейчас на трассе. Буря, езжай следом, вернемся вместе.

По дороге домой эта парочка словно незнакомых мне людей доказывали, что поступили правильно, это была защита. За подобные выходки, что сделал Арсен, на место ставят один раз, жестко и безжалостно. Но мои руки все еще дрожат, я представляю, как было больно Арсену, физически конечно, а лучше бы морально.

Я холодно попрощалась с Витей, зашла домой и открыла бутылку вина. Сегодня тяжёлый день и я хочу напиться.

После двух бокалов, я собираюсь вывести собаку, время 22:30.

Мы прошлись по берегу, моя малышка погуляла с друзьями, и теперь довольная бредет домой. Я решила срезать путь и пройти по заднему двору школы. Там много кустарников, они робко шелестят от легкого ветра, я чувствую запах одуванчиков, начинает смеркаться. На повороте, из-за деревьев выходит высокий мужчина, он быстрым шагом идет в мою сторону. Я не сразу поняла его намерения, а когда до меня дошло, то было уже поздно. Не успеваю я и рта открыть, как он берет меня за шкирку и забрасывает за угол. Уже темнеет и за кустами ничего не видно. Господи, что же сейчас будет. Меня затрясло. В кармане телефон, проклятый сенсорный телефон. Я переписывалась с Витей, он первый в списке вызовов. Интуитивно нажимаю на экран, тогда как мой новый знакомый начинает говорить.

– Познакомимся красавица? – присмотревшись по внимательней, я узнаю одноглазого длинного мужика, того самого, что был ночью на площадке, когда я привезла Леониду документы.

– Помогите!!! – и я тут же словила пощечину.

– Заткнись, хотел уделать тебя здесь, но смотрю ты не послушная.

– Что вам нужно!?

– Мне? Ничего.

Он берет меня за шкирку и тащит в машину. Я успеваю достать телефон и вижу, что открыт вызов с Витей.

– Шеврале-Нива 690 зеленая, помогите!!! – надеюсь он услышал. Я сделал вид что кричу в сторону.

– Только дернись, прибью! – мужик связал мне руки и закинул на заднее сиденье. Я пытаюсь вытащить телефон, вызов еще идет. Интересно слышит ли он.

– Куда ты меня везешь?

– Заткнись.

– Что тебе нужно?

– Ничего особенного, немного развлечемся.

– Я буду орать меня услышать! – он включает музыку на полную. – Майская, Майская!! – Я говорю название улицы. Мы едем пол часа и все это время надеюсь, что меня слышат на том конце провода.

Выезжаем на трассу, и я вижу, как за окном проносятся усеянные пшеницей. Спустя какое-то время тормозим в пригороде рядом с гаражными постройками. Этот ублюдок открывает заднее сиденье и видит телефон.

– Сейчас мы посмотрим, как, она хороша, а потом она сдохнет! Пожалуй, я оставлю телефон, а он пусть послушает.

– Помогите! – пытаюсь подняться с земли, он пинает меня в бок, я тут же падаю, свернувшись в клубок.

Господи, вот бы умереть поскорее. Главное, чтобы не издевался и не мучил, а убил быстро. Я в шоке от своих хладнокровных мыслей о смерти. Их прерывает затрещина. Пусть все закончится быстро, господи прошу тебя! Предпринимаю неуверенные попытки сопротивляться, зная наперед чем все закончится. На земле я вижу камень, без раздумий хватаю его и запускаю в весок длинного ублюдка. У меня есть секунда, чтобы подняться, и вот я уже бегу что есть сил в сторону трассы. Связанные на животе руки мешают разбежаться.

– Сука! Тебе конец! – ублюдок бежит за мной, но запинается. В этот момент я поверила в существование ангела-хранителя. Бегу в сторону трассы, падение задержало его лишь на секунду.

– Я хотел тебя трахнуть, но теперь я тебя убью!

Вдруг с дороги на проселок съезжает тонированный БМВ Х5. Внутри все обрывается, он не один. Мне не хватает воздуха, в боку дико колит, и я слышу, как позади меня хрустит галька. Но тут джип резко тормозит из еще движущегося автомобиля выпрыгивает Виктор. Я падаю на колени от бессилия и неверия, что все закончится. Он пробегает мимо меня и несется вслед за длинным ублюдком. Тот, что есть мочи бежит своему автомобилю. Сквозь пелену в глазах вижу Бурака. Он бережно поднимает меня, поправляет кофту и развязывает руки.

Витя бьет, не щадя кулаков. Потом он с Бураком привязывают его к двери Нивы, думают, что делать дальше.

Витя подходит и крепко прижимает к себе.

– Он тебя бил? – боюсь сказать да, тогда они убьют его, точно.

– Нет.

– Ты врешь, у тебя губа разбита.

– Что? – и в правду. Витя гладит меня, дрожь в пальцах постепенно стихает.

– Тише, я с тобой. Ты его знаешь?

– Видела его у вас в офисе! Он приезжал к Леониду поздно вечером. В тот день Анжелика передала мне по ошибке не те бумаги. Леонид был… я думаю, он разозлился, но сдержался. Я привезла их ему и встретила на площадке его, – я показываю на ублюдка, – и еще одного толстого мужика. И в тот вечер, когда Леонид напал на меня, я видела этих двоих рядом со зданием.

Через несколько минут с трассы в нашу сторону движется еще один джип. Ублюдок в сознании, но не произнес и слова. Джип тормозит, и из него выходят два бугая.

– Вика, ты не против, если мы прольем еще крови? – спрашивает Бурак.

Шкаф номер один начинает бездушно ломать ему пальцы, от его криков мое сердце разрывается.

– Че молчишь, паскуда?! – произносит второй шкаф, и бьет его коленом в нос.

– Хватит, он скажет, прекратите пожалуйста. Витя скажи им, лучше сдать его в полицию, пусть сидит и мучается на зоне.

Витя подходит к уроду и чуть нагибается, – похоже нас ждет увлекательная беседа.

– Мне сказали, просто припугнут ее. И просили передать вот это. – Он достает записку из кармана.

Витя со всей силы бьет его кулаком по челюсти. Изо рта брызнула кровь. Меня начинает шатать.

– Хватит, пожалуйста, пожалуйста!!! – Витя разворачивается и отходит.

– Поехали, достаточно. – Резко произносит Виктор.

– А он? Не бейте, прошу, – я рыдаю навзрыд.

– Вика, еще бы чуть-чуть, знаешь, что бы было?

– Знаю! Вы и так его избили, лучше поедем в полицию.

– Я думаю мы с ним еще побеседуем. – Витя кивает двум шкафам, они тащат урода к его машине.

По дороге Витя разворачивает записку, но мне не дает посмотреть.

– Эй, она мне предназначалась, я имею право знать.

– Она для меня…

– Что в ней?

Виктор убирает клочок бумаги в карман и крепко прижимает меня к себе. Я чувствую резкую боль в боку и вскрикиваю.

– Это он сделал?

Я Молчу.

– Поживешь пока у меня, это не обсуждается.


Просыпаюсь в теплой пушистой кровати Вити, в его доме. Рядом моя собака. Мне повезло, что соседи нашли ее в школьном дворе.

Боль в лице сразу будит воспоминания о вчерашнем кошмаре. Приподнимаюсь:

– Не вставай! Еще рано. – В комнату заходит Витя, шикарный костюм и парфюм. Уезжает.

– Прости моя девочка, я должен уехать. Я постараюсь вернуться как можно скорее.

– Ясно.

– Через час приедет врач, – приподнимает одеяло, затем край футболки, – как твой бок?

– Нормально.

– На улице повсюду камеры. Вот ключи, запри за мной двери и калитку. В камеру увидишь, кто пришел. Врач молодая женщина со светлыми волосами Рита Владимировна.

– Поняла.

– Я скоро, купить что-нибудь?

– Хочу сладостей.

– Хорошо, будут тебе сладости. Отдыхай.

Врач и правда пришла через час, осмотрела и выписала лекарство. Милая молодая женщина, даже очень милая, такая милая, что я прям почувствовала ее ревность ко мне!

– Виктория, вы смело можете ехать домой, вам ничего не угрожает. Я позвоню Виктору и скажу, что он зря переживал. Вы такая паникерша!

– Ну вообще-то совсем наоборот, это он уж слишком меня бережет, переживает за каждую царапинку. – Я сладко улыбаюсь и делаю усталое лицо от его заботы. Вот же бесстыжая сука. Понимаю, что безумно ревную его. А как же быть дальше, если наши отношения будут складываться хорошо, я же с ума сойду от ревности, знаем, проходили. Именно поэтому нельзя допускать прошлых ошибок, я могу задушить его своей любовью, как было в прошлый раз. Будет сложно, но я постараюсь сохранять уверенность в себе и равнодушие к девицам, которые вешаются на него.

Когда докторша ушла, виляя своей задницей, в белом мини платьице, я решила написать ему, что он зря волновался, но тут вспомнила, что у меня больше нет телефона. 

Глава 26. А на том берегу незабудки цветут

Витя уехал в девять утра, сейчас обед, а обещал вернуться быстро. Ладно, надо чем-то заняться. Стоит мне закрыть глаза, сразу вспоминаю вчерашний вечер. Бок еще ноет, но после компресса, сделанного по советам врача, стало легче. Выступление Арсена было цветочками, по сравнению с тем, что началось потом. Каждый получает по заслугам, за что же мне такое? Возможно, не за что, а для чего. Вчерашний страшный вечер сблизил нас, я чувствую это. Я должна отвлечься, включаю музыку. У Вити ужасный плэйлист: U2, Sting, Randy Houser, совершенно не понимаю эту музыку. Хотя, он владеет английским, поэтому, наверное, ему нравится их слушать. Я решила приготовить обед, но ничего кроме курицы и овощей не обнаружила, где тут магазины понятия не имею. Поэтому просто запекла курицу в духовке, замариновав в майонезе и перце. Беспроигрышный вариант к любому столу. На гарнир салат из свежих овощей. Смотрю на время, 16:00.

Мне жутко захотелось искупнуться, но так как купальника у меня нет, я остаюсь в одних трусах – ныряю, отплываю метров на тридцать, а когда возвращаюсь, на мосту стоит Витя, на лице профессорская маска в довесок к его очкам в тонкой оправе.

– Вика, тебе надо лежать и отдыхать, у тебя был стресс, ты можешь заболеть.

– А разве твоя докторша в стриптизерском наряде медсестры тебе не сообщила, что все хорошо? – эй, я же решила контролировать свою ревность!

– Не понял?

– Все ты понял. Дай мне полотенце, я без одежды. – В его глазах засверкали искорки, он пристально посмотрел на меня, но все же принес полотенце и отвернулся. Я вышла и села на мостик.

– Посиди со мной. Где твой скутер?

– В гараже… – та поездка была очень двусмысленной. – Понравилось кататься?

– Да.

– Хочешь повторить? – ловить каплю воды на моей шее, она покрывается мурашками.

– Хочу.

– Я спущу его на воду завтра. Вика, меня ни к кому так не тянуло, за все тридцать осознанных лет, как к тебе. В тот вечер я глаз с тебя не сводил.

– Это не правда!

– Правда.

– Тогда ты меня жутко бесил! И это еще долго длилось.

– Я не слепой, я видел, как ты смотрела на меня с Марией, на базе отдыха.

– Скажи, у вас было?

– Что?

– Ты понял? – он улыбнулся.

– Нет, я только о тебе и думал, после того как ты свалилась ко мне в руки ночью в лесу. А она просто пригласила на завтрак.

– Кстати, что ты там делал?

– Охотился, на тебя. Я пошел за тобой, так и знал, что тебя понесет куда-нибудь. Ты отказала мне в танце, ты первая кто меня отшил. Тогда такая песня играла красивая, я ее запомнил.

– «А на том берегу незабудки цветут».

– Я бываю иногда холоден, нужно время пока я привыкну, что у меня есть девушка. Обычно я весь погружен в работу, даже дома, к тебе это не имеет отношения.

Я встаю, пытаясь придерживать крохотное полотенце. – Ужинать будешь? Я запекла курицу.

– С удовольствием. Тебе понравилась моя музыка? – она орет на всю катушку. – Вообще-то нет, но за неимением чего-то другого… Я поднимусь переодеться.

– Не стоит, так ты будешь во мне аппетит. – Что, все случится сегодня сегодня?

– Я все же переоденусь.

– На кровати твоя одежда.

– Ты купил мне одежду?

– Да, для дома.

– Надеюсь там не мини платье горничной?

– Черт, как я не догадался?

На кровати меня ждет милое короткое платьишко из трикотажа. Я причесываюсь и спускаюсь, Витя уже накрыл стол. На одном стуле я вижу маленькую коробочку.

– Это для тебя.

– Подарок?

– Открой.

Это последняя модель Айфона, он же стоит бешенные деньги!

– Витя, это… – я на седьмом небе, так не бывает!

– Я надеюсь он снимет стресс, тебе нравится?

– Очень, еще спрашиваешь!

– Я задержался из-за него, мало где в городе продают последнюю версию.

После ужина я приняла душ, высушила волосы и очень рассчитывала на продолжение банкета. Витя зашел в спальню:

– Ложись, тебе надо отдохнуть. – Он чмокает меня в нос.

– Я тебя не возбуждаю? – я не выдерживаю.

– Глупая, ты что несешь? Я очень тебя хочу.

– Заметно.

– Вика, нашим отношениям без малого неделя, не считая двух недель моего отсутствия. Романтика нынче не в моде? У меня было куча связей, в первый же день знакомства. Я не помню их имен, не знаю кто они. Мне нужен был от них лишь секс. С тобой все иначе. Я наслаждаюсь твоим общением, твоей близостью, ну а по ночам представляю тебя голой, – Он смеется. – Это совсем не значит, что я тебя не хочу, всему свое время. К тому же, я стал ловить кайф от томительного ожидания. Но долго я не выдержу, как вспомню тебя в моем кабинете в том платье… А теперь спи.

– Издеваешься? – нежно целует меня в губы и уходит.

Вот черт!

Восемь утра, я спускаюсь на первый этаж, чтобы вывести собаку и натыкаюсь на мать Виктора! У меня ступор, не в таком виде я мечтала предстать перед главной женщиной моего парня. Моего парня, кто бы мог подумать.

Я стараюсь быть милой и приветливой, но в голове уже сложен образ злой, бездушной стервы.

– Доброе утро, простите за мой вид, а… Виктор говорил, вы прилетаете в одиннадцать, и мы собирались вас встретить. Виктория.

Из ванной выходит Витя.

– Вика, это моя мама Марта Генриховна. Мама, моя девушка Виктория.

Она осматривает меня с ног до головы, без малейшего стеснения.

– Доброе утро. Решила сделать сюрприз, смотрю он удался. Виктор, отнеси вещи в мою комнату, будь добр.

– Простите, я выведу собаку. – Не хочу оставаться с ней наедине.

Сегодня вечером у нас ужин, я попросила Витю отвезти меня домой, под предлогом, что мне необходимо переодеться. Но по большей части, мне просто не хочется находится рядом с этой женщиной, от нее так и веет холодом.

– Я заеду за тобой вечером.

– Не нужно, я приеду сама, скажи только куда.

– Ресторан "Либрерия", столик на шесть.

Мне очень нужно произвести положительное впечатление на его мать, мне нужно новое платье и туфли, и прическа.

В магазине я купила легкое шифоновое платье до щиколотки, бледно-желтого цвета, к нему у меня есть шикарные красные туфли. В салоне мне сделали омбре с плавным переходом от темного к совсем светлым кончикам, навили кудри, стекающие до пояса, а визажист мастерски замазала мои синяки. Так главное не заикаться за ужином и не пихать вилку мимо рта.

Такси опоздало на двадцать минут, и я в панике. Сегодня очень важный вечер.

Немного опоздав, прибываю в ресторане, ищу глазами стол. Зал огромный, со стеклянными колоннами и перегородками, все стены выполнены как огромные стеллажи, доверху набитые книгами, гигантские люстры, официанты в перчатках, вышитые скатерти на столах.

Пока я смотрю в оба, сзади меня нежно обнимают за бедра.

– Я тебя не узнал, ты покрасила волосы? И прическа… Шикарно выглядишь. – Его губы такие мягкие и теплые, кончик носа слегка касается моего. Вот так бы и стояла вечно. Ладони нежно обхватили талию и в моем животе запорхали бабочки, с ним так всегда.

Обнимаю Витю и прижимаюсь к его щеке. – Спасибо, я так волнуюсь.

– Это всего лишь ужин, в понедельник она уедет.

Мы проходим к столу. Его мать выглядит роскошно. Крашенная блондинка в алом платье с потрясающим ожерельем на груди, наверняка настоящие камни. Ярко накрашена, сидит уверенно и холодно наблюдает. Понятно откуда у Вити эта манера вести себя, как глыба льда.

– Добрый вечер.

– Добрый. Зря вы покрасили волосы, я сегодня говорила Вите, что у вас красивый цвет волос.

– Это частичное окрашивание, надеюсь волосы оно не испортило. – Уверена, ее менее всего интересует состояние моих волос.

– Витя, а Анжелика почему не смогла приехать?

– Как только она произнесла ее имя, мне захотелось запустить в нее тарелкой!

– Она уехала, я узнал сегодня. Не вышла на работу. Куда не знаю.

– Что-то случилось? Ты ее искал? Она одна в чужом городе! Вы же с детства знакомы, так нельзя Виктор. Завтра же найди ее, я собираюсь с ней пообедать. Ее мать передала ей подарок.

– Мама, она взрослый человек, я не собираюсь ее искать. У тебя есть ее телефон и электронный адрес. Свяжись сама. – Он разозлился, но говорит спокойно.

– Ты не прав. Ну да ладно, давайте сделаем заказ.

– Виктория? – Витя предоставляет мне возможность выбрать первой.

– Я буду ягненка, на гарнир овощной салат.

– Напиток? Может вина?

– Выбери сам.

Виктор заказал мраморную говядину для себя и курицу для Марты.

– Принесите бутылку белого вина.

– Виктор, когда мы пили белое вино, возьмем красное сухое, оно гораздо полезней.

– Мы будем белое, ты мама, если хочешь, конечно, бери красное.

– И так Виктория, расскажите о себе, где вы учились?

Я почувствовала, что оказалась на собеседовании, а роли интервьюера мой палач, который решит опустить ли мне на шею гильотину.

– По первому образованию я психолог. Сейчас я снова учусь.

– Почему решили учиться вновь, не знали, что делать с первым дипломом? Работаете по профессии?

– Да, не знала. Сейчас я инженер и работаю по профессии. – Я смотрю на Виктора и не знаю, стоит ли говорить, что теперь я работаю в компании ее сына.

– Виктория работает в нашей фирме, отдел проектирования.

– Познакомились на работе значит? А как вас взяли без подходящего образования?

– Я учусь в данный момент, через год у меня будет диплом инженера.

– Ясно. А кем работают ваши родители?

Даже Витю это никогда не интересовало! Сейчас мне становится не по себе, ее это точно не обрадует.

– Мой отец водитель-экспедитор, а мама флорист.

– Ясно… Я просто не пойму, что у вас общего? Ну, о чем вы говорите, например?

Ну все, она меня достала!

– Мы точно не говорим о том, кем работают мои родители. Мы говорим об увлечениях, о природе, работе…

– О природе значит?

– Мама, расскажи, как там Теона?

– Позже Витя. Мы не закончили.

– Что за допрос?

– Я пытаюсь узнать твою девушке поближе, для этого ты пригласил ее с нами на ужин.

Принесли еду, у меня ком в горле, только бы не разрыдаться.

– Увлечениях. И какие у вас увлечения?

– Довольно разнообразные, спорт, литература, верховая езда.

– Ну увлечения прямо как у интеллигенции.

– Вика, – Витя подает мне руку, —д мама хочет поужинать одна, поехали.

– Нет, Витя, поеду я, а ты останься. – Какого хрена она о себе возомнила. А ведь она меня даже не знает!

– Ну хоть что-то вы Виктория понимаете. Жаль не то, что мы с вами из разных миров. Думаете это платьишко и ваша прическа что-либо меняют? Вы же ему не пара, ну неужели не замечаете таких элементарных вещей?!

– Вы меня даже не знаете!

– Милая, – она откидывается на спинку кресла, и с глазами полного сожаления произносит, – я знаю вас, а точнее девушек вашего круга. Вы сколько угодно можете быть привлекательной, милой, возможно даже не глупой, но у всех вас есть одна общая черта, вы не из нашего круга. И если вам не понятно, что имею ввиду я, спросите у своего отца – водителя-экспедитора.

Сука!!! Я резко встаю и кидаю на стол салфетку. Глаза застилают слезы. Боюсь если открою рот, то из него вырвется лишь рыдание. Больнее всего от того, что она говорит чистую правду.

– Достаточно, Вика! – Витя берет меня за руку, у меня потекли слезы. Она права, мы из разных планет.

– Виктор, советую тебе отпустить ее, пусть идет. Я все еще в совете директоров и думаю ты не откажешься от оставшихся 50% акций фирмы? Я приехала обсудить именно этот вопрос. Но если она останется, останется с тобой, то можешь забыть о них навсегда.

О господи, я действительно тут лишняя. Работа – эта вся жизнь для него, глупо вставать между ними, к тому же, выбор очевиден.

– Я люблю ее, до тебя не доходит? Ты хочешь опять сломать мне жизнь?! – в ресторане достаточно гостей, и семейная драма, разыгравшаяся на их глазах, вызывает интерес многих.

– Виктор, дорогой, тебе уже не 20!

– В этом все и дело, пойми же мне уже не двадцать!

Любит? Он меня любит? Но его работа, я не хочу, чтобы потом он возненавидел меня. Если он меня разлюбит, я стану самой худшей частью его жизни, из-за которой он лишился любимого дела. Он разгорячен и пока не понимает всю серьезность положения.

– Витя, пожалуйста, отпусти, я пойду. Она права, пожалуйста… – Я с трудом вытаскиваю руку из его ладони, смотрю в его глаза, я вижу их последний раз. В офисе еще нет моих вещей и документов, я не вернусь туда больше. Ухожу молча не оборачиваясь.

О, как бы я хотела ей сказать какая она наглая, злая, высокомерная сволочь! Что если бы не она, ее сын мог жить полноценной жизнью, стать тем, кем он хочет, быть с тем, с кем хочет! Что нельзя указывать людям как жить, призирать их за то, что не соответствуют ее идеалам. Что жизнь другого человека не может и не должна ей подчиняться!

Я ухожу молча. Действительно, я другой человек, из семьи работяг. Не ровня им, тем кто без причины оскорбляет, следует за стереотипами, тем кто несправедлив и бессердечен, тем, для кого норма обвинять и быть жестокими. Да, мы из разных планет.

В машине таксиста играет Малинин, "А на том берегу". Почему-то она напоминает мне о Вите. В какой-то момент мы были на одном берегу. Какая я глупая, наивная, слабая. Я же знала, что так не бывает. Как можно было поверить в такую идеальную любовь? Словно девчонка, забыла обо всем!

Весь мир перестал существовать.

Как же я могла в это поверить?! Идиотка… 

Часть 2. Дальше позволенного

  Хотя б во сне давай увидимся с тобой.

Пусть хоть во сне твой голос зазвучит…
В окно не то дождем, не то крупой с утра заладило.
И вот стучит, стучит…
Как ты необходима мне теперь!
Увидеть бы. Запомнить все подряд…
За стенкою о чём-то говорят.
Не слышу. Но, наверно, о тебе!..
Наверное, я у тебя в долгу, любовь, наверно, плохо берегу:
Хочу услышать голос – не могу!
Лицо пытаюсь вспомнить – не могу!..
Давай увидимся с тобой хотя б во сне!
Ты только скажешь, как ты там.
И всё.
И я проснусь.
И легче станет мне.
Наверно, завтра почта принесет письмо твое.
А что мне делать с ним?
Ты слышишь?
Ты должна понять меня,
Хоть авиа, хоть самым скоростным,
А все равно пройдет четыре дня.
Четыре дня!
А что за эти дни случилось разве в письмах я прочту?!
Как эхо от грозы, придут они …
Давай увидимся с тобой я очень жду хотя б во сне!
А то я не стерплю, в ночь выбегу без шапки, без пальто…
Увидимся давай с тобой, а то…
А то тебя сильней я полюблю.
Роберт Рождественский

Глава 1. Манящий Восток

Пробираясь через узкий проход самолета, я робко усаживаюсь в кресло и сразу пристегиваюсь. Спустя какое-то время самолет начинает движение, выходит на взлетную полосу и разгоняется, затем отрывается от земли. Мое сердце ушло в пятки, я вжалась в кресло и так вцепилась в подлокотники, что мои пальцы побелели. Стюардесса в проходе рассказывает, как воспользоваться маской и где находятся запасные выходы. Я пытаюсь уловить всю информацию, выглядывая над впереди стоящим креслом. Следующие 5 часов я не отрывала взгляд от иллюминатора. Невероятно – это слово не покидало мою голову весь полет. Мой первый полет. Это как очень крутой дорогой аттракцион.

Выйдя на трап самолета меня обдуло жарким влажным воздухом, я жадно вдыхаю запах соли и апельсинов. Пытаясь не упускать ни малейших ощущений, я медленно ступаю сквозь помещения аэропорта к отделению выдачи багажа. Постоянно смотрю по сторонам, мне жутко интересно как все устроено. Далее иду к выходу, где меня встречают с табличкой: Neva Travel. Не знаю почему, но я расплываюсь в улыбке.

У стойки меня и еще двух девушек регистрируют и ведут к машинам.

Спустя пол часа мы выезжаем с территории аэропорта и движемся по Анталии, по узким улочкам, по кварталу, напоминающему глухую деревню, где нет дорог, на обочинах стоят коровы и пастухи. Через 10 минут мы проезжаем большой торговый центр, заворачиваем на оживленном перекрестке и моему взору открывается поистине неповторимая картина! Синее как самое чистое небо, и кажется такое густое как молоко, с белой пышной пеной море. Я не могу оторвать глаз. Как в моих самых смелых мечтах, уходящее до самого горизонта глубокое синее море.

В офисе нас разделили по регионам, мне досталась Алания, самый дальний регион от аэропорта, для самых бюджетных туристов.

Ложман – это место, где нас поселили, напоминал двухкомнатную квартиру. В каждой комнате по 2 девочки.

Вечером пришел молодой человек Рустам, он принес программы для каждого. Я плохо понимаю, что происходит. Мое единственное желание увидеть море ближе, вступить в него, окунуться в его объятия с головой.

Спустя 2 дня меня еще никуда не пускают, не дают программы, заставляют читать необходимую литературу и подучивать турецкий, на сколько это возможно.

Еще через несколько дней меня и некоторых ребят, которые приехали со мной, вызвали в Анталию с плохой новостью, нас переводят в другую фирму. Гидов им хватает, туристов едет не так много, как они рассчитывали изначально. Я не выдерживаю и начинаю плакать. Не знаю почему, я еще не с кем не подружилась, но уже не хочу покидать свой регион, отчаянно не хочу. Саида, так звали молодого мужчину, который распределял программы для регионов, растрогали мои слезы, и он договорился с директором, чтобы меня оставили. Я была приятно тронута его добротой.

В офисе Анталии была своя кухня, как мне потом рассказали, так было принято почти в любом офисе Турции. Нас вкусно накормили, особенно меня впечатлил йогурт и очень свежий горячий хлеб, которым в него макают. Традиционный напиток айран, я влюбилась в него с первых глотков. Это не тот айран, что продают у нас, а что-то вроде очень освежающего кефира.

Этим же вечером в Алании мне сообщили, что сегодня у меня тоже будет программа, я очень волнуюсь. Откровенно говоря, как только я приехала, я поняла, что тяжело схожусь с людьми. Многие ребята сразу подружились в первые дни, а я по-прежнему чувствовала себя неуютно и одиноко. Мне казалось, что я совершенно не умею общаться, робкая, закомплексованная в себе двадцатилетняя девочка, словно только что выпорхнувшая из-под родительского крыла. Хотя на тот момент я уже 4 года как жила отдельно от них в квартире бабушки.

Я не знала, что на Юге темнеет рано. В семь часов стоит полная темнота, но по-прежнему +25. Небо чистое, ни облачка, а звезды такие яркие и большие! Закурив сигарету, я стою на балконе не в силах оторвать глаз. Запах, там свой особенный запах, специи, соленое море, сухая трава, чистый воздух, все это вперемешку создает дурманящий аромат. Внезапно за спиной я слышу движение.

– Вика, пойдем, пришли программы. – Я оборачиваюсь и вижу высокого черноволосого парня, с широкими плечами и выразительными скулами. Его голос с мягким кавказским акцентом. Какой неприятный человек, не люблю кавказский типаж – это первое, что появилось у меня в голове. Я тушу сигарету и прохожу в зал.

Эмин, так его звали, раздавал программы: трансфер аэропорт – отель, аквапарк, турецкая ночь, шопинг тур.

– Вика, у тебя яхта. Как только посадишь туристов, можешь сама отдыхать и купаться. Обед включен. В 16 за вами приедет автомобиль.

– Повезло! – послышались голоса ребят, кому достался аэропорт. – Об этом я и не мечтала! Я расплылась от в улыбке. Я никогда не видела море, никогда не ходила под парусом. Эмин весело улыбнулся мне в ответ.

Пол ночи я благодарила бога, за то, что он дал мне шанс быть здесь, увидеть море, вдыхать этот воздух, общаться с новыми людьми. Пока я еще благодарила бога.

Яхта прошла чудесно, я сразу подружилась с матросами судна, они подавали оболденные спагетти с каким-то необычным соусом и овощной салат. Но самое яркое впечатление – это конечно море, синее до самого горизонта, как я мечтала! Каждый сантиметр кожи помнит ощущения, которые накрыли меня, когда я впервые окунулась в него. Теплая синяя вода, словно молоко, ласкало мое тело, я обнимала его, и море обнимало меня в ответ. Я живу, вот только сейчас я живу! Все, что было до этого в моей жизни лишь репетиция.

После того как яхта причалила к берегу, произошел казус, автобус за нами не приехал. 2 часа я с туристами простояла под палящим сорокаградусным солнцем. Туристы – четыре женщины, работающие в местах не столь отдаленных, не стесняясь в выражениях поливали меня грязью. Я готова была сквозь землю провалится.

После приезда автобуса я развезла туристов и вернулась совершенно разбитая в ложман.

Я приняла холодный душ, одела майку и шорты, хотя даже это не спасало от невозможной жары. Я пыталась расслабиться на кровати слушая музыку на своем телефоне.

Чья-то рука нежно провела по моему плечу, я открыла глаза и увидела Эмина.

– Пойдем, поговорим, – произнес он теплым голосом. Меня точно уволят, подумала я… Хотя моей вины в том не было.

– Одевайся, мы едем в отель к туристам.

– Зачем? – я испугана, нет никакого желания видеть вновь этих женщин.

– Я хочу, чтобы они извинились перед тобой. Эти 4 жирные тетки не имели никакого права так разговаривать, довели тебя до слез.

– Откуда ты знаешь.

– Саид мне рассказал. – Я разговаривала с Саидом по телефону, пытаясь выяснить, где наш автобус. – Он мой друг. Еще он сказал мне, что в нашем регионе новая девушка, и чтобы я приглядывал за тобой.

– А ты разве не гид как я?

– Я региональный менеджер.

– А, – тут же робею. – Я все же не хочу никуда ехать, спасибо за заботу.

– Ты хорошо себя чувствуешь? У тебя программа ночью в аэропорт, я могу отдать ее кому-нибудь.

– Нет все в порядке, спасибо.

– Тогда отдыхай, в 3 ночи у тебя булушма.

– Что?

– Встреча значит. – Он как обычно широко улыбнулся. Он кажется очень энергичным и открытым человеком.

Хотя этот Эмин мне совсем не нравится, страшненький он какой-то. А его забота отдает не просто дружеским отношением, и я чувствую какое-то странное притяжение. Нет, я здесь только чтобы работать! Набираться опыта, учить языки, уметь находить контакт с людьми. К тому же дома в России меня ждет парень. У моей семьи не было возможности отдыхать за границей. Работа гидом в Турции была мои единственным шансом увидеть море. Я отдала за этот шанс девятнадцать тысяч пятьсот рублей. Мама заняла эти деньги для меня, и я обязательно отработаю их и верну.

Следующие две недели у меня было столько программ, что я валилась с ног от усталости. У меня всегда были проблемы со сном. А тут приходилось работать днем и ночью, в свободные часы попросту не удавалось уснуть, режим совершенно не привычный для организма. Абсолютно никакого расписания. Нет возможно предугадать, когда ты будешь свободен, невозможно спланировать что-либо. Иногда я пересекалась с ребятами в ложмане, Эмин тоже там был. Ребята начали задаваться вопросом, почему больше Рустам не носит нам программы, на что Эмин всегда весело и задорно отшучивался. Иногда он был строг и ругал кого-нибудь за плохую работу, ему никто не перечил. Сразу чувствовалось уважение, он был настоящим лидером, который всегда тащил свой регион вперед.

Позже Эмин стал писать мне смс. Он интересовался как у меня дела, не обижают ли меня коллеги и туристы. Мне была приятна его забота. За пять тысяч километров от дома, где нет никого кому бы ты был дорог, к тому же я впервые была за границей, меня грели лишь мамины звонки, а позже внимание Эмина. Я как могла старалась отвечать на его смс нейтрально, по началу это было не сложно – он действительно мне не нравился. Но его теплое отношение и забота стали подкупать меня. Он был сильный, умный, теплый и нежный.

И вот наконец-то свободная ночь отдыха, мне не принесли программу. Я с радостью расслабилась на кровати у открытого окна, включив музыку в телефоне через наушники.

Многие ребята привезли с собой ноутбуки, они могли смотреть фильмы и читать. У меня компьютера не было, книгу я давно дочитала, поэтому приходилось довольствоваться музыкой на моей старенькой раскладушке.

С закрытыми глазами я почувствовала знакомое напряжение в комнате. Приоткрыв их, я увидела Эмина.

– Привет, как дела? – он, как всегда, улыбался во все тридцать два зуба. Такой бодрый, будто и не работает.

– Привет. Хорошо.

– Устала?

– Я просто не высыпаюсь, не умею спать днем.

– Поэтому я попросил Саида по возможности не ставить тебя в ночные рейсы. Ну или как можно реже.

– Спасибо, но это не справедливо.

– Прогуляться не хочешь до моря? – до моря? Конечно!!!

– Да с радостью.

Мы выходим на улицу и медленно движемся по тротуару. Уже стемнело. Воздух стал чуть свежее, но все равно жарко.

– Ты ужинала? Давай зайдем в кафе и купим что-нибудь перекусить.

– Давай. – Я чувствую себя жутко неуклюжей рядом с ним. Он очень милый, улыбчивый и открытый. Таких как он люди или очень любят или ненавидят. Овен по знаку зодиака, он настоящий огонь: жизнерадостный, успешный, обаятельный, немного дерзкий и часто улыбается – это качества сильных и уверенных в себе людей. Я же совершенная противоположность. Интроверт с массой комплексов.

В Турции невероятно вкусная кухня! Я просто балдею от запахов специй, которыми вдоволь заправлены большинство блюд. Тавук канат, Черба и Пиде самая ходовая еда у гидов, она вкусная, сытная и не дорогая.

Присев на пляж мы открыли контейнеры и приступили к еде, холодное сильно газированное пиво здорово освежает в жаркую ночь.

Слабо освещенный песчаный пляж, шум моря, великолепное полное звезд небо и лунная дорога на мелкой ряби воды, вся ночь была пропитана романтикой. Эмин сидел на песке в пол оборота ко мне. Потом медленно приподнял футболку и достал не большую коробку из-за пояса и подал мне.

– Это тебе.

– Подарок?

– Да.

Это был МП3 плеер. Менее всего я ожидала сюрприза, да еще и в виде подарка – музыки без которой я не могла.

Он медленно встал, взял меня за руку и повел на волнорез. Потом нежно обнял за талию и легко прикоснулся своими теплыми губами к моим. Без слов, уверенно, но очень нежно. Все мое тело вдруг ожило, кровь застучала в висках и понеслась по венам. Я ответила на поцелуй, он был такой сладкий. Никогда я не испытывала таких ощущений от прикосновений мужчины. В тот момент я поняла, что этот мужчина останется в моем сердце надолго, не важно, как слежаться наши отношения. Но я даже не представляла насколько долго…

С того вечера я обрела крылья! С одними мы думаем о жизни, с другим живем не думая. Так было и с ним. Я безрассудно и навсегда влюбилась в него, влюбилась впервые в жизни.


Лето неслось слишком быстро. Я довольствовалась развлекательными программами в виде аквапарка, дельфинария и яхты. Трансферы в аэропорт доставались мне редко. Ребята, а особенно девушки мне завидовали. Друзей у меня не было, хотя отношения были нейтральными. Никто открыто ничего не говорил. Эмину вообще никто не смел сказать что-то против. Его не то, что боялись, просто очень уважали, он был беспрекословным лидером. Он всегда был в центре внимания, всегда принимал правильные решения, всегда видел выход из любой ситуации. Сильный, обаятельный, улыбчивый, умный, со временем я стала считать его еще и очень красивым: высокий черноволосый брюнет, прямой нос, широкие скулы, голливудская улыбка. Друзья называли его Эмин, за сходство с итальянцами. Он был на год младше меня, хоть и выглядел на все тридцать, умен не по годам, но порой вел себя как ребенок.

Наши отношения начались в июне, через месяц я поняла, что больше не смогу жить без него. Мы говорим по четыре часа, а кажется, что прошло пятнадцать минут. Расстанемся на два дня, а кажется, будто прошёл год. А ночи, какие это были ночи! С ним я занималась любовью, все что было до этого был лишь секс.

В августе он подарил мне кольцо и надел на безымянный палец левой руки. В Турции принято надевать обручальные кольца на левую руку. Но это не было озвучено как предложение. Мама жутко переживала, что я останусь в Турции и не доучусь последний курс института. Таких мыслей у меня не было, родителям слишком дорого обошлось мое образование. Но и жить без Эмин я больше не могла.

Тринадцатого сентября у меня был билет на самолет в Россию. Начался учебный год, и мне необходимо было вернуться домой. Последние две недели я ходила как в воду опущенная, в день вылета в аэропорту меня была настоящая истерика. Эмин был рядом до самого вылета, он прижимал меня к себе и обещал приехать после нового года ко мне в гости. Меня это утешало, но ощущение, что от моего сердца отрывают половину, не исчезало.

По прилету домой в аэропорту меня встретили друзья с шампанским, но меня ничего не радовало, я хотела приехать в свою квартиру и остаться по скорее одна.

Всю осень я прожила в скайпе. Я зарегистрировалась во всех социальных сетях, чтобы иметь максимальные возможности общаться с любимым. Нам мешала разница во времени, ведь я училась и работала, времени для общения почти не оставалось. Каждое утро перед отъездом в институт я судорожно включала компьютер в надежде увидеть там письмо от Эмина, посмотреть заходил ли он ночью на свою страничку. Прочитать от него одно предложение «Половинка моя любимая, мы скоро будем вместе» было величайшей радостью, которая могла быть у меня в то время. Три месяца я жила редкими письмами в мейле. Иногда он писал смс, господи, какое это было счастье увидеть на экране мобильного его имя! Я трясущимися руками открывала крышку телефона, постоянно перечитывала эти редки, но такие дорогие строки. А когда он звонил, я просто подпрыгивала. Он был так далеко, и осознание того, что ты не можешь быть рядом, когда захочешь сводило с ума. Эти редкие секунды общения и приходящие смс как будто делали его ближе, я будто прикасалась к нему. А потом он приехал.

Это были два счастливейших месяца в моей жизни. Но так как я училась и работала, нам удавалось не много быть вместе. Я видела, как Эмин скучает. Ему было сложно быть одному, без постоянного общения, друзей. Тут он не был центром внимания, коим привык являться. К тому же у него была мать и младшая сестра. Он мусульманин и единственный кормилец в семье. Он содержал мать, оплачивал обучение сестры. Тогда я поняла, что он никогда не будет моим и не останется в моем городе.

В конце марта он улетел. В июле я уволилась с любимой работы консультанта в магазине модной одежды, до сих пор жалею о своем поступке, там были большие возможности карьерного роста, и полетела в Турцию. Я не могла без него жить и готова была оставить свой дом и семью. Я не думала ни секунды. Но в мой второй приезд его отношение ко мне поменялось. Конечно, он был таким же милым и заботливым, давал мне деньги, так как устроится гидом я уже не могла, приехав в середине сезона. У меня была лишь гостевая виза на два месяца. Я искала разные пути остаться в Турции, но со временем я начала понимать, что эти пути ищу лишь я одна… Я задавала ему вопросы, он кое как отговаривался. Я начинала замечать очевидные вещи, которых раньше просто не видела. Он слишком много внимания уделял всем, но не мне. Я хотела быть особенным человеком, но всегда стояла после, после его матери и сестры, после его друзей, после его работы. Я хотела много??? Но он то был для меня всем, я оставила все ради него.

Позже в его компьютере я стала натыкаться на фото незнакомых девушек.

«Это туристки зайчик, не говори глупости», так он обычно реагировал. Я требовала больше внимания, больше любви, мне хотелось постоянно быть рядом, ведь у нас было все два месяца. Мы стали часто ссорится, ночью я не могла уснуть и постоянно плакала чувствуя, как теряю его. Он овен, огонь, я рыбы вода. Со мной он затухал, а я с ним испарялась. Он любил много внимания к себе, я любила его, а не себя. Любила так, что душила. Я видела только его, слышала только его, мне не хотелось ни с кем общаться. У нас были лишь два месяца моей гостевой визы, и я не хотела расставаться с ним ни на секунду. Ведь было неизвестно, что будет после того, как я вернусь домой. Он основную часть времени проводил на работе, потом с коллегами и друзьями, а ночью возвращался ко мне, а иногда и вовсе не возвращался.

– Ведь я приехала всего на два месяца, и ты не можешь прожить это время без друзей?

– Пойдем со мной!

– Но я хочу побыть с тобой вдвоем, недели летят одна за другой, и кто знает когда мы встретимся вновь?! Почему ты этого не хочешь? Я так тебя люблю и мне никто больше не нужен.

– Но мы не можем закрыться и сидеть в комнате все два месяца пока ты здесь.

Примерно к этому сводилось все наше общение, у меня была одна истерика за другой, переходящая в панику. Я понимала, что никогда не буду для него на первом месте. Там будет его мать и никогда он не вылезет из-под ее юбки. Мать – это особенный человек в жизни любого человека. Но мне приходилось состязаться не только с матерью, а сего друзьями, его коллегами, работой, себялюбием. Схватка была не на равных. Я поняла, что такое пренебрежение будет всегда и я никогда не займу роль которая бы устроила меня, роль любимой женщины, женщины в которой нуждаются.

Спустя два месяца, стоя в аэропорту и прощаясь, я уже не плакала.

– Я приеду перед новым годом, как в том году, а может раньше. Я рад, что ты улыбаешься, я люблю твою улыбку, зайчик.

– Ты правда приедешь? Я не смогу без тебя жить, ты вся моя жизнь. – Самые страшные слова, которые никогда нельзя говорить мужчине, уж поверьте. Я совершала эту ошибку постоянно, находясь с Эмином.

– Не делай глупости. Я приеду. – И он поцеловал меня, нежно и тепло, как в последний раз.

Я любила его, наверное, еще сильнее чем прежде, но почему-то сердце не рвалось наружу как год назад. Видимо я выплакала все за два месяца, что была с ним «рядом». Поднимаясь по эскалатору к стойке регистрации, я обернулась и взглянула на него, но увидела удаляющуюся спину.

«Может это последний раз, когда я его вижу», вдруг мелькнуло в моей голове.

По приезду я стала искать информацию о рабочей визе для иностранцев в России, выписывать перечень необходимых бумаг и анализов, и как прежде жить короткими редкими письмами от человека, ради которого я жила последние полтора года. Письма приходили все реже. В скайп он не выходил. Он был либо на работе, либо с друзьями, и я всегда удивлялась, почему же он не хочет общаться и видеть меня, если любит меня? Ведь это же невозможно не скучать, когда любишь? Его сестра писала мне, что он с Саидом, выходила на связь в скайп, говоря, что попросил он. Потом из его интернет странички исчезли наши совместные фотографии. Я спросила, где они, он ответил какую-то глупость, что все само собой произошло. Потом наступил момент, когда он пропал на недели недели. Это были мучительнейшие недели в моей жизни. Я позвонила на домашний телефон и трубку взяла его мать:

– Сын уезжает в Таиланд на зимний сезон, работать гидом, в Турции тяжело найти работу зимой. – Ощущения были такие, словно меня связали и бросили в ледяную воду. Я тонула, дно приближалось быстро. Ноги подкосились, а сердце колотилось так, что я схватилась за подоконник, чтобы не упасть.

В голове замелькали вопросы и самый резонный, почему не ко мне, и почему я узнаю это от его матери?!

– У нас в городе нет проблем с работой, визу мы сделаем. Почему он не выходит на связь? – я стала сыпать вопросами, но поняла, что от его матери я вряд ли что-то услышу.

Нажав на копку конец вызова, я упала на ковер и зарыдала. Я не просто плакала, я именно рыдала, кричала, била кулаками об пол. Все мое тело тряслось. Я не могу передать словами, что я чувствовала, будто душу вывернули наизнанку, из груди вырвали еще бьющееся сердце. Я поняла, что это последние минуты моей жизни, я стою на эшафоте. Именно в ту самую минуту я поняла, что потеряла его навсегда. На самом же деле случилось это гораздо раньше.

К счастью, в моей жизни больше не было подобных истерик. Я села за компьютер и стала писать ему письмо. Я действительно полагала, что мы пара, и должны такие решения принимать сообща. Почему он не пригласил меня с собой???

Следующие три дня я ничего не ела, а лишь курила сигареты и пила крепкий чай. Я похудела на семь килограмм, выкуривала по пачке в день, это было втрое больше обычного. Моя кожа стала постепенно приобретать желтый оттенок.

Спустя неделю он позвонил мне в скайп и был хмурым.

– Вика, я сам еще толком ничего не знаю, я не могу сделать визу. Как только я приеду туда и все выясню, я тебя заберу, просто не хотел тревожить раньше времени.

Я не верила не единому его слову, слезы опять стали наворачиваться на глазах, и я почему-то отчетливо поняла, как надоела ему своей любовью. Он смотрел на меня усталым, безразличным взглядом.

Еще неделю я провела под одеялом. Я не отвечала на звонки, не открывала двери, по-прежнему ничего не ела, пока родные не забили тревогу. В этот период мне повезло найти работу с сумасшедшим директором. Я устроилась администратором в развлекательный комплекс. Мой новоиспеченный работодатель любил устроить скандал по малейшему поводу. Да-да, именно скандал, с раскидыванием папок и бумаг со стола, швырянием посуды и прочих предметов, криков и брани. Я набрала побольше смен, работала по шесть дней в неделю, часто задерживалась, делала все, что уберегло бы мой разум о воспоминаниях столь горьких, что я и злейшему врагу не пожелаю.

Я жила на конечной остановке автобусного маршрута, неподалеку от которой находилось кладбище. Приехав с работы в полночь на последнем автобусе, я медленно брела домой, не испытывая ни грамма страха ни перед живыми, ни перед мертвыми. Скажу честно, мне было просто безразлично, если меня убьют. Где-то глубоко в душе я даже хотела этого. Осталось лишь пустая оболочка, а внутри все было выжжено до тла.

Эмин так и не уехал, но я уже не доверяла ему как раньше, не верила в его любовь, хотя все еще тряслась от счастья, читая его смс. Я даже позволила себе короткую интрижку с человеком, который не вызывал у меня абсолютно никаких эмоций. С кем бы я не знакомилась на работе, а случаев было предостаточно, учитывая, где я работала, всех я сравнивала с ним, и никто не проходил это сравнение.

В новогоднюю ночь Эмин позвонил, сказал, что любит меня и ждет весной на новый туристический сезон. Но я понимала, что такая работа не для меня. Мне было двадцать три, я хотела чего-то серьезного и ответственного, хотела делать что-то действительно важное. А быть трансферменом, совершенно не владея собой я не собиралась.

Весной я все-таки решилась опять оставить работу и поехать в Турцию. Я поехала с Колей, мы работали вместе в первый мой сезон, он был из моего же города. Путь лежал через Москву, необходимо было оформить рабочую визу. Денег было в обрез, а визу надо было ждать две недели. Мы остановились у знакомого Вани, он жил с сестрой, которая не скрывала своего недовольства от нашего нахождения у нее дома.

Как-то вечером Коля со своим другом отправились на вечернюю прогулку по столице, а я осталось одна с не самой дружелюбной соседкой. У которой оказались не самые приятные друзья, как выяснилось позже. Они пили водку на кухне и орали песни, меня тошнило от них, и я вновь поняла, сколько всего делаю ради мужчины, в любовь которого уже не верила. Но зато я знала, что люблю, и это было сильнее всего, что говорил мой разум. До одного момента…

Как-то вечером мы сидели на кухне, и я воспользовалась компьютером Коли, так как своего у меня не было. Зайдя в одну из социальных сетей, я поняла, что нахожусь на страничке Эмина! Коля еще год назад купил у него компьютер, который каким-то образом сохранил пароль Эмина, или он намеренно зашел на его страницу перед тем, как дать мне ноутбук? Это до сих пор загадка для меня, но то, что я увидела дальше, повернула всю мою жизнь с ног на голову.

Возможно, побори я свое любопытство тогда, мы до сих пор были бы вместе? Я порой задаюсь этим вопросом. Тогда я понимаю, что все еще живу прошлым.

Навожу мышь на слово «сообщения» в голубом поле.

Эмин: «Натуся привет! Все остается в силе? Ты помнишь о своем приглашении на туристическом слете в конце сезона?» – Смотрю дату сентябрь 2010. В октябре того же года он собрался в Таиланд.

Наталья: «Привет Эмин! Милости просим, конечно, помню. Собираешься в Питер?» – с экрана на меня смотрит молодая симпатичная брюнетка, стоящая на фоне Эрмитажа.

Эмин: «Возможно…»

Следующее письмо:

Эмин: «Анечка, как жизнь, в этом сезоне не собираешься приехать?»

Анна: «Привет Эмин, если только в твой регион!»

Эмин: «Не вопрос, ты знаешь, что я могу это легко устроить. Если не секрет, почему ко мне?»

Анна: «Это счастье работать под твоим началом. К тому же с тобой весело и интересно»

Эмин: «Как пожелаете, Анют!»

Следующее письмо:

Оксана: «Эмин привет! Я жутко соскучилась, как поживаешь?»

Эмин: «Привет солнце, ты моя хорошая, соскучилась значит Взаимно. Говорил тебе, в том сезоне надо было к нам ехать»

Оксана: «Мне у вас места не хватило. Я хотела к тебе под бочек, да уже занято было»

Эмин: «Свято место пусто не бывает! Отличные фотографии, купальник тебе идет»

Оксана: «Спасибо, хочешь увидеть больше?»

Эмин: «Боюсь я не в силах отказаться!!!» – Дальше идет фото, где довольно миловидная блондинка двумя руками прикрывает свою грудь и подмигивает. Сказать, что я была шокирована? Не то чтобы, просто разочарована.

Следующее сообщение:

Эмин: «Эльдар, ты вчера во сколько ушел?»

Эльдар: «Под утро уже, ты вчера куда пропал?»

Эмин: «Да я с Алинкой проснулся в бильярдной! Вот так ночка была, жара»

Эльдар: «Повезло! Ты никогда один не остаешься, и как тебе удается заполучать любую понравившеюся женщину?»

Эмин: «Учись. Она сама в восторге, спит маленькая»

Больше не могу, поднимаю голову, стараясь не показать эмоций перед Колей, который в упор смотрит на меня. Иногда мне кажется, что он хотел открыть мне глаза, хотя сам был близким другом Эмина. Но я не хотела показать ему своих чувств, тогда я бы посчитала себя униженной. Кстати, об эмоциях, их не было… Мне просто сильно захотелось домой, как можно быстрее, будто от этого зависела моя жизнь. Ни слез, ни обид, ни чего. Наверное, нам отведено определенное количество слез на одного мужчину, и тогда осенью, когда со мной случилась та страшная истерика, я выплакала все.

На следующий день я позвонила на работу и сказала, что возвращаюсь. Мне не просто взяли обратно, а повысили. Еще я запомнила пароль компьютера, и когда приехала домой, периодически заходила и мучила себя его любовными переписками. Я хотела возненавидеть его, убить все теплые чувства к этому человеку. Но это не помогло. Знать бы тогда, сколько лет мне придется избавляться от призрака…

Я так и не сказала ему, истинную причину, почему не приехала. Лишь наврала, что сильно заболела и лежу в больнице. На что услышала ответ «Очень жаль, теперь придется искать еще одного гида. Поправляйся…» и еще какие-то совершенно не важные слова. Я больше не звонила и не писала, и он делал точно тоже самое. Позже пароль на его странице поменялся.

Ближайшие два года я была будто парализованная. Куда бы я не шла я везде видела, что его нет. Кого бы не встречала, я сразу сравнивал с ним. Ни один следующий мужчина даже близко не мог сравнится с человеком, вырвавшим и растоптавшим мое сердце. Ни поцелуи, ни близость, ни теплые слова, ни что не вызывала у меня чувств и эмоций. Когда кто-то из моих близких делился со мной своими бедами, в душе я смеялась над их проблемами, они казались мне ничтожными. Никто из вас не пережил той боли, которую испытала я – вот что я долго крутила в своей голове. Поездки заграницу на море меня не радовали, ничто не вызвало таких впечатлений, как мой первый приезд в Турцию. У меня вообще ничто не вызывало эмоций. Я просто стала работать как проклятая, а перед сном много молилась. Иногда ночью я смотрела фильм ужасов, одна, в пустой квартире. Я смеялась над жертвами, и пугалась от своего безразличия.


Вот с такими воспоминаниями я приехала в Турцию в третий раз спустя семь лет. 

Глава 2. Турецкий гамбит

Гул голосов сводит меня с ума, не люблю толпу. Женщины в парандже небольшими кучками перемещаются по большому холлу – это выглядит жутковато. Я с осторожностью прохожу мимо них, стараясь не обращать внимания.

Выхожу на улицу в надежде вдохнуть свежий воздух. Но аэропорт Ататюрк еще хуже Московского Шереметьево. Увы, меня встречает палящее солнце, тяжелый влажный воздух и пыль. Так надо разобраться, где тут находится такси. К счастью, это не сложно, пройдя несколько десятков метров, я нахожу стоянку таксистов.

– Hello, do you speak English? 

– Yes. 

– In the Radisson Blu Bosphorus Hotel Istanbul, please.

Прыгаю в первое попавшееся такси, хочу поскорее спрятаться от толпы. Когда мы отъезжаем, я открываю окно и высовываю голову.

– How far is the sea? 

– Your hotel on the shores of the Bosphorus, the sea is not far away.

Дома я мельком просмотрела фотографии отеля, он действительно шикарный. 5*, совсем не для командировочных. Возможно, Виктор выбрал его из личных побуждений…

Как же я соскучилась по морю! Несколько лет я не была в отпуске. Завтра постараюсь вырваться с выставки и сходить на пляж. Вообще я много чего запланировала: мечеть святой Софии, знаменитый рынок Стамбула, магазины. Вот только приехала я по работе – командировка с целью повышения квалификации. А конкретно строительный форум.

Да я знаю, что обещала себе уволиться, так я и сделаю по приезду. Я просто не могла не воспользоваться такой возможностью, увидеть Стамбул! Восток меня завораживает, вышитые ковры, чарующие мелодии, кухня, невероятно красивые мужчины, морской бриз и еще много чего волшебного.

Заселение прошло быстро. Мне выдали ключи от номера на шестом этаже с видом на Босфор. Минут двадцать я провела на балконе, неотрывно глядя на сумерки востока. Теплый ветер обдувает мои плечи и щекочет щеки. Мне вспоминаются нежные редкие прикосновения и соблазняющий запах мужчины, от которого я сбежала тогда в ресторане. Точнее от его матери, злой, холодной и расчетливой стервы. «Вы из разных миров… Что у вас общего с моим сыном…» Что ж, она совершенно права. Если бы я не оставила его, она лишила бы его половины акций компании, а компания это его жизнь. Двадцать лет он рос, учился, работал и все ради того, чтобы доказать своей семье что он достоин, что не хуже старшего брата, которого захлестнула власть, деньги и наркотики. Работа стала для него всем, я не могла стоять между ними.

Надеюсь, эта поездка поможет мне забыться и развеется. Хотя кого я обманываю, я не смогу забыть Виктора, по крайней мере не в этом году, может в следующем. Я где-то слышала, чтобы забыть мужчину должна пройти половина времени, которые вы провели вместе. Сколь его было у нас? Две недели без его отсутствия? Не правильная теория, она не о таких мужчинах как Виктор. Я уже безумно соскучилась по его холодному дерзкому взгляду, по его полным губам, и как бы это странно не было по его росту. При своем росте сто семьдесят два рядом с ним я впервые чувствовала себя хрупкой девочкой. Жаль, что я бросила курить, под сигареты хорошо думается. От этих мыслей мне жутко захотелось кальяна. Я же в Стамбуле, с этим не должно возникнуть проблем.

Порывшись в своем очень немаленьком для трех дней командировки, чемодане, я отыскала что-то более ли менее подходящее для мусульманской страны. Хотя Турция и светское государство, неприятностей я не хочу, кто знает этих Стамбульских мужчин, в Анталии они совсем не похожи на светских.

Я надела широкие с высокой талией белые брюки, босоножки на танкетке и легкий топ на тонких бретельках. В данном климате бесполезно что-то делать с моими волосами, кудри распадутся, выглажу – завьются. Я зачесала высокий хвост гладко прилезав его гелем. Взяла большой клатч и спустилась в фойе. Молодой человек на рецепции говорил по телефону, увидев меня он тут же положил трубку и весь обратился во внимание.

– Добрый вечер. Вы говорите по-русски?

– Добрый вечер Мадам. Да. – Мне ответил очень мягкий голос с сильным акцентом.

– Мадмуазель, – если уж на то пошло, – подскажите, мне нужен бар или ресторан, где я могу покурить кальян.

– Это можно сделать в нашем баре на террасе. Сегодня вечер коктейлей с шампанским, так же будет шоу танцев живота.

– Очень интересно, спасибо. – Какой симпатяга, с моей стороны будет глупо предложить ему составить мне компанию? Я быстро отбрасываю эту мысль, хотя тут вдалеке от дома, я вообще могу делать все что захочу, никто не узнает. Как же я соскучилась по мужчине. Моя скука мигом улетучивается, когда я выхожу на террасу отеля. Моему взгляду сразу же предстают минимум три стола с чисто мужскими компаниями. Я выбираю небольшой мягкий диван ближе к воде и покачивая бедрами медленно прохожу меж их столов. Я явно погорячилась, надев столь легкий топ, от воды несет прохладой. Скоро я начну замерзать. Из колонок доносится чудесная мелодия, если не ошибаюсь это Edvin Marton – Miss You.

Ловлю на себе несколько мужских взглядов. Не узнаю себя. Вдали от дома я чувствую себя уверенно и раскованно. Наверное, пора взрослеть и позволить себе интрижку. Я часто видела в кино, как красивые женщины соблазняют мужчин, но сама не делала этого, куда мне… Решено, сегодня я уйду не одна из этого бара!

Ко мне подходит официант, меню на английском языке, неожиданная проблема. Я пытаюсь найти что-то похожее на кальян. Попытка увенчалась успехом, и я тыкаю пальцем в яркий сосуд с дымом, выбираю самую симпатичную картинку с коктейлем и благодарю официанта. Я достала зеркальце и удостоверилась, что по-прежнему хорошо выгляжу. Мой яркий макияж не должен пройти незамеченным. Я слегка поежилась на диване, когда с Босфора вновь подул ветер.

– İyi akşamlar. İzin verirseniz size bir iyilik? – как же я соскучилась по турецкому, очень красивый язык. Но из произнесенной фразы я поняла лишь пару слов.

Я поворачиваю голову и вижу красивого мужчину, стоявшего с пледом в руках. «Что ж, ты мне подойдешь». Удивляюсь сама себе после таких мыслей. Вот что делает расстояние, почему в своем городе я не чувствую себя так уверено.

– Вen türkçe bilmiyorum. Простите.

– Я сказал: добрый вечер, позволите за вами поухаживать. – Мужчина слегка приподнимает плед и обводит его за моей спиной. От него приятно пахнет. Смуглый брюнет, в кристально белой рубашке и узких темно синих брюках, на руках черный Радо. Стройный и подтянутый. У него мой любимый акцент, так говорят по-русски мужчины с Кавказа. Определенно ты мне подходишь.

– Благодарю. – Я слегка улыбаюсь и взглядом показываю на диван напротив меня, пугаясь своей смелости и уверенности. По-моему, у меня не плохо получается.

– Мустафа.

– Виктория.

– Я подумал вы турчанка, простите. Я хочу угостить вас коктейлем.

– Спасибо я уже заказала. – В этот момент мне приносят мой кальян и непонятную жидкость в стакане, оно болотного цвета.

– Вы выбрали наугад, я прав? – он слегка улыбается.

– Абсолютно. – Все с той же уверенность произношу я.

– Я так и знал, настойка на тине явно не для вас.

К счастью, разум не теряет своей трезвости и подсказывает, что не стоит принимать неизвестную жидкость от незнакомого мужчины, пусть даже в виде коктейля, приготовленного в этом баре.

– Я могу перевести меню, я бы советовал коктейль Вulutlu, он очень мягкий и приятный.

– Пожалуй, лучше шампанского. – По крайней мере бутылку откроют при нас.

– Поддерживаю, ведь сегодня вечер шампанского.

Я медленно вдыхаю ароматный дым и никотин знакомым вкусом проходит по моему горлу. Мустафа наблюдает за моим движением.

– Позволите? – он протягивает руку к трубке и касается моей руки.

– Можно на ты. – Мы же не на официальной встрече в конце концов.

Спустя пол бутылки шампанского я узнала, что Мустафа родился в Анкаре, живет в Гамбурге, а в Стамбул приехал по делам, он архитектор в одной строительной компании. Рассказывая о себе, он держится очень уверенно. Слегка откинувшись на спинку, одна нога заброшена на другую. Его взгляд мягкий и открытый.

– Виктория, что привело тебя в Стамбул? Ты путешествуешь?

– То же что и тебя. – Я делаю глубокую затяжку и выпускаю густой клубок дыма, стараясь не терять уверенности в голосе из-за легкого дурмана. – Я руководитель планово-технического отдела в строительной компании, приехала на форум. – Как черт возьми приятно произносить слова «Я руководитель» (пусть это и не на долго).

– На форум в Экспо Гарденс? – удивленно переспрашивает он. Только не говори, что и ты туда же, иначе мой план переспать с тобой сегодня можно зарубить на корню. На этом форуме будет Бурак, а возможно и кто-то еще из компании, она ведь огромная. Мне бы не хотелось даже маленького повода скомпрометировать себя.

– Да, именно.

– Я тоже. Вот ведь как бывает интересно в жизни, мы с тобой с разных концов материка, можно сказать, встретились сегодня здесь в баре, не зная, что привела сюда нас одна цель.

– Так можно сказать о ком угодно, с кем мы завтра познакомимся в Экспо, разве нет? – ну все, адьес. Размечталась, разве твои планы когда-нибудь сбывались?

– Вряд ли завтра кто-то вызовет у меня такой же интерес. – Он серьезен, прямо смотрит мне в глаза, поглаживая свою ногу.

– Ты здесь один?

– Да. Могу я задать тот же вопрос?

– Да, можешь и да, я здесь одна. – Смотрю в его глаза не отрываясь.

– Ты свободна завтра вечером? Я хотел бы устроить тебе небольшую экскурсию по городу.

– Я с удовольствием приму твое предложение.

Я вижу, по нему, что он хочет спросить что-то еще. Ну же, задай свой главный вопрос, сама я вряд ли решусь.

Потом он переводит взгляд чуть выше моей макушки и широко улыбается.

– Merhaba, sevgili! Seni gördüğüme sevindim, ben düşündüm sen yarın geliyorsun?

Ничего не разобрав, я поворачиваюсь и вижу Бурака, двух незнакомых мне молодых женщин, одна явно турчанка, вторая славянской внешности, и Виктора! Слава богу они пришли за секунду до того, как я дала свое согласие переспать с Мустафой!

Только сейчас я поняла, как соскучилась по Виктору. Он, не скрывая удивления, смотрит на меня. Через белую приталенную рубашку я вижу, как напряглось все его тело.

– Виктория, добрый вечер. Я вижу, ты уже познакомилась с Мустафой. – Произносит Бурак.

– Мы да, а вы… – Мустафа непонимающе переводит взгляд от меня на Бурака и Виктора. – Вообще-то вы коллеги, вы не на этом сошлись что ли? Так мы помешали?

Твою ж мать, и за пять тысяч километров от дома!!! Мустафа задорно рассмеялся, Виктор как всегда в маске профессора, гневно смотрит на меня. Я чувствую себя виноватой. Но за что? Почему я всегда чувствую себя виноватой перед ним? Да я познакомилась с мужчиной, но тут я жертва. Это я оказалась не достойной царской семьи, и между прочим, я не говорила слов любви! Ну уж нет, где-то тут была моя уверенность?!

– Виктория, я привез кое-какие бумаги, хочу, чтобы вы взглянули на них перед форумом. У нас будет пресс-конференция, я рассчитываю на вас. Швейцар должен был доставить вам их в номер.

Каков хитрец, пытается от меня избавиться несмотря на то, что сами пришли парами!? Я обязана быть на форуме, но контролировать меня в мое лично время он не имеет права!

– Я посмотрю их завтра, уверена, что все будет хорошо.

– Нет, думаю сегодня. – Виктор отвечает своим фирменным ледяным тоном.

– Виктор, какие документы, я могу помочь? – переспрашивает Мустафа.

– Думаю да, – отвечаю, глядя в глаза Виктора, – Они у меня в номере вы говорите? – дерзко задаю свой вопрос, понимая, что Мустафа пойдет за мной в номер. Интересно, как ты теперь себя чувствуешь?

– Я провожу Викторию и разъясню ей ее обязанности.

Я просто возмущена до предела! Виктор настойчиво придерживает меня за предплечье и буквально выводит из бара. Я чувствую себя преступником пойманным злым копом.

Ну конечно же на этом форуме будет все руководство и конечно все живут в одном отеле, вот дура, чем раньше думала!

– Да отпусти меня, что ты себе позволяешь?! – я не выдерживаю и набрасываюсь на него. Я вроде ясно дала понять, что нам не стоит быть вместе, точнее это сделала его мать, а я лишь согласилась. На рецепции администратор услышал мой крик и стал наблюдать за нами.

– Alles gut. Sie hat viel getrunken. – Произносит мой пристав, глядя на администратора и заталкивая меня в лифт. Он сказал это на немецком? Странно, но в данной ситуации язык показался мне сексуальным. Наверное, не зря Германия славится своими порнофильмами.

Когда двери лифта закрылись, он прижимает меня к стенке и хватает за челюсть. Я пытаюсь сопротивляться, но он слишком силен.

– Виктория, что ты себе позволяешь?

– Могу задать тот же вопрос!!! Это ты заявился в бар с какими-то бабами!

Он секунду медлит и впивается своими губами в мои. Его напористый язык проникает в мой рот, он крепко прижимает меня к себе, и я сдаюсь. Я никогда не могла устоять перед ним, но сегодня он превзошел сам себя.

– Нам придется принять меры, чтобы ты больше не смела так себя вести. – Вечер перестает быть томным. Распаленная шампанским я даю себе установку быть послушной девочкой.

Но когда двери лифта открываются, мы видим перед собой Анжелику. Она быстро оглядывает нас и заходит в лифт. Виктор выводит меня за руку.

– Когда ты приехала?

– Только что. Не ожидала увидеть вас двоих в этом отеле.

Лифт закрывается. Все желание как бабка от шепталы. Настроение скатилось окончательно, когда Виктор произнес:

– Иди к себе и, пожалуйста, не ходи никуда сегодня. Так будет лучше. – Я одергиваю свое руку, молча разворачиваюсь на каблуках и ухожу. Все к лучшему, нам не стоит быть вместе. Что она имела ввиду, когда сказала про отель?

Проходя сквозь череду металлоискателей, в гуле голосов я не сразу различаю русскую речь. Слева симпатичный француз что-то показывает на планшете своему собеседнику. Справа от меня чернокожая женщина в белом классическом костюме яро объясняет что-то по телефону, испанский? На пятки наступает зрелый мужчина в очках с дипломатом. Почтительно улыбнувшись, он пытается протиснуться между мной и французом. Я из самого сердца Сибири. Похоже тут все серьезней, чем я предполагала. Не думала, что там, откуда я родом, края, где горы густо поросли соснами, обжитого бурыми медведями, где протекают чистые полноводные реки, где снег заметает дома по крыши, и где еще сохранились не тронутые человеком уголки природы, есть такие серьезные фирмы международного уровня. От столицы мы очень далеко, далеко до морей и океанов, единственное что рядом – север с его богатыми ресурсами золота, нефти и газа. С другой стороны, у нас очень много промышленного строительства.

Ориентируюсь по вывескам с названиями фирм, все на английском. Мало того, что у меня прогрессирующий топографический кретинизм, так еще и с языком проблемы. Всю жизнь мечтала выучить английский, но это так и осталось в планах. О как бы мне он пригодился сейчас. Я, наверное, единственный человек на этом форуме, не знающий его. Базовый уровень школьного образования меня вряд ли выручит. Кручу своей глупой головой по сторонам, огромный холл наполнен множеством столов, за которыми сидят регистраторы. Придется потратить не мало времени, чтобы найти нужную мне стойку. Делаю шаг вперед и останавливаюсь. У вас, бывало, такое чувство, словно вы ощущаете призрака за вашей спиной? Например, встав ночью попить воды, в темном коридоре вас охватывает жуткое предчувствие, знакомо?

Я ощущаю сейчас каждой клеточкой своего тело присутствие призрака. Неприятные мурашки забегали внутри, мысли в голове попрятались по углам. Я знаю, что если обернусь, то кого-то увижу, кого? Медлю пару секунд, спину колит взор. Надеюсь, там кто-то из наших. Медленно поворачиваю голову, я знала, черт возьми! Я знала с самого начала этой поездки, что это произойдет. Но как, откуда, почему тут?! Призрак смотрит на меня в упор, его открытая улыбка по-прежнему очаровательна. Он повзрослел и стал еще красивее. Я же стою как каменная, мускулы на моем лице замерли, я сжимаю в кулаки заледеневшие пальцы. Люди вокруг исчезли. Я не в силах сдвинуться с места. Призрак делает шаг в мою сторону. В этот момент я чувствую сзади теплое прикосновение мужской руки, вздрагиваю.

– Доброе утро, ты что приведение увидела? – улыбка Бурака вывела меня из ступора. Пожалуйста, уведи меня скорее. Пусть этот призрак растворится в толпе незнакомцев навсегда.

– Доброе утро, Бурак. Рада тебя видеть. Я совершенно растерялась.

– Ничего, привыкнешь.

После регистрации мы проходим с павильон. Там множество отделов и секций с разными строительными направления. Электричество, строительство жилых домов, социальная инфраструктура, промышленное строительство. Мы проходим сквозь череду мини экспозиций строительных объектов. Это напоминает открытие нашей компании несколько дней назад, только в сотню раз масштабней.

– Где наш отдел?

– Мы представлены в нескольких направлениях: электрика, – он показывает на дальнюю стену, – промышленные разработки представлены тут, – кивает на павильон, где стоят несколько взрослых солидных мужчины. – Гостиницы, я попрошу тебя остаться. Как у тебя с английским?

– Не очень. – Я сгораю от стыда. Ну почему я не учила его раньше!!!

– В общем то сегодня он не сильно тебе пригодится. Мы пригласили тебя, чтобы ты увидела масштабы компании, получила полезный опыт. Везде у нас есть люди, тебя я прошу просто быть на наших объектах, улыбаться, и поработать с компьютером. Занеси данные, я пришлю тебе по электронке, вот в этот отчет. – Он показывает мне мое рабочее место. Побыть украшением, все ясно. Я повязываю фирменный платок на ворот белой рубашки. Обтягивающая голубая юбка карандаш прекрасно сочетается с ним. – Как закончишь, прогуляйся, посмотри, послушай, но не пропадай. Ты не купила местную симку?

– Нет, не успела.

– Вот телефон, будь на связи. – Он протягивает мне сотовый телефон. – Вот мой номер, номер Вити. Ему пока не звони, он на конференции. – Бурак показывает на экран в другой стороне павильона. Виктор стоит на сцене перед десятками сидящих в зале людей. Я и не собиралась ему звонить кстати!

– Ясно.

– Ну все, до встречи. Да расслабься Вика! Ты бледная, что-то случилось? – случилось, да, тут такое случилось. Я искренне надеюсь, что тронулась умом и у меня галлюцинации. Смотрю на Витю, какой он уверенный и важный на экране плазмы, он помогает мне забыться.

– Все будет хорошо, не переживай.

Спустя два часа я закончила с работой и решила пойти выпить кофе. Только бы не заблудиться. Утром я впопыхах выбежала из отеля не успев позавтракать. Этот выскочка даже не удосужился подождать меня, знает ведь, что я впервые в этом городе. Конечно, он позаботился обо мне, на ресепшне меня ждал водитель. Я двигаюсь сквозь ряды столов со стульями, за каждым сидят люди и что-то обсуждают. Выхожу из павильона, быстро нахожу вывеску с надписью lokanta/ restaurant. В животе уже все сводит от голода. Ко мне подходит официант и приносит меню. Чашка кофе за девять баксов, мда… Но делать нечего, заказываю с молоком и овсяную кашу. Фоном играет легкая турецкая музыка. Я все обдумываю утреннее происшествие, пытаюсь внушить себе, что это был мираж. Но в глубине души я жалею, что мне не удалось поговорить с призраком, услышать его голос, заглянуть в его глаза. В кармане что-то завибрировало, мой новый телефон.

– Алло?

– Виктория, доброе утро. Где ты? – ледяной голос высокомерного зазнайки приводит меня в чувство.

– Я в ресторане, пью кофе.

– Ты не завтракала в отеле? Почему?

– Не было аппетита.

– Я сейчас приду, никуда не уходи.

Сейчас отправят на другую локацию, улыбаться другим людям. И все равно я рада тут быть. Путешествия расширяют кругозор и вносят разнообразие в обыденность нашей жизни. Но как быть с Виктором и его матерью? Я не смогу так просто отпустить его. Нет, я обязана уйти.

– Здравствуй, Виктория.

– Привет, – произношу я, не глядя в его глаза. К чему любезности.

– Разве это завтрак?

– Для меня да. – Он уверенно поднимает два пальца, через секунду подбегает официант. Виктор заказывает двойной эспрессо.

– Прости, что уехал без тебя, я тут с шести утра. Сегодняшний день крайне важен для компании. Если все пройдет гладко, завтра подпишем многомиллионный контракт с европейскими партнерами.

– Поздравляю.

Он смотрит на меня и вынуждает поднять глаза.

– Что? – не выдерживаю я. Сразу осекаюсь, я не должна так себя вести, я все же многим ему обязана и это просто не вежливо.

– После форума возьми такси и сразу езжай в отель. Из номера не выходи. Я приеду вечером, и мы пойдем ужинать. У меня есть разговор.

Что за приказы? Я в городе своей мечты и не собираюсь сидеть в четырех стенах. В конце концов, мне почти тридцать!

– Не думаю, что ты можешь мне говорить, что делать.

– Ошибаешься, могу. Ты в командировке, а значит на работе. Я твой начальник, это ясно?

После этих слов к моему горлу подкатил комок, я чувствую, как колит в глазах, признак подступающих слез. Груби мне и унижай, так я быстрей выброшу тебя из головы. Похоже он понял, что был слишком резок или заметил, что я в шаге от того, чтобы расплакаться. Он пододвигает свой стул ближе ко мне и кладет руку на спинку моего стула.

– Вика, так надо, просто послушай меня.

Молчу. Звонит его телефон, он отвечает.

– Да? Иду, предложи им пока эко проект из сибирской сосны.

– Ты вырубаешь лес? Считаешь правильно оставить животных без их дома? – он непонимающе смотрит на меня. Возможно, в свете нашей беседы моя претензия кажется нелепой.

– В крае неисчерпаемые лесные ресурсы.

– Ты ошибаешься, ты знаешь сколько лет нужно сосне, чтобы вырасти? Десятки!

– Вика, на месте одного срубленного дерева я посажу три. На то он и экопроект. Я не изверг. – Ну с этим я бы поспорила. – Вика, мы договорились? Сиди в номере. – Он достает из кошелька пятидесятидолларовую купюру и кладет на стол. Мне протягивает пятьсот баксов, – возьми такси до отеля, в метро опасно.

Я равнодушно смотрю на доллары, молча встаю и выхожу из-за стола так и не взяв деньги, но позволив оплатить мой завтрак.

Спустя три часа форума, две локации, несколько бесед и улыбок с русскоязычными партнерами, я не чувствую ног. Мои новые туфли на шпильке натерли мне мозоли, и я стала передвигаться с трудом. Направляясь к буфету за бутылкой воды, я медленно ступаю, дабы не выглядеть коровой. Расплачиваясь на кассе, я роняю кошелек. Ну а как иначе, вокруг ведь масса людей, и как тут избежать возможности выглядеть глупо? Тогда это была бы совсем не я! Аккуратно наклоняюсь и молюсь, чтобы обтягивающая юбка не треснула по шву на моей заднице. Меня опередили мужские руки, красивые руки, черные волоски на пальцах… 

Глава 3. Перезагрузка

Второпях придумываю план своего поведения, насколько это возможно. Прошло семь лет, и до недавних пор не было и дня, чтобы я не думала о нем. И только сейчас я начинаю понимать, почему Виктор стал так дорог для меня, лишь с ним я не думаю о человеке из прошлого, впервые за столько лет.

– Привет, Вика! Вот это встреча. Среди тысячной толпы я увидел тебя второй раз, как мне повезло. – Его сияющая улыбка наверняка свела с ума не одну женщину после меня. Он, как и раньше, излучает позитив и энергию. – Рад тебя видеть, как ты?

Как я? Ты действительно хочешь знать, как я жила все эти семь лет? Возможно, хватит и пары предложений описать испытываемые мной апатию к жизни и бесчувственное отношения к мужчинам, а может не хватит и тома описать мое отчаяние! И вот человек, уничтоживший мою любовь к самой себе, стоит сейчас передо мной и спрашивает, как я жила все эти годы? О каких же мне стоило усилий собрать в кулак свое растоптанное самолюбие, последнюю энергию и широко улыбнуться:

– Вот это да, здравствуй, Эмин. Действительно неожиданно! Ты переехал в Стамбул?

– Я сопровождаю одну компанию, после форума мы летим отдыхать в Анталию. – Да, я отлично помню его туры. Он, как и раньше работает в турфирме. У него и в былые времена были корпоративные заезды, и он на несколько дней уезжал с ними в отель. – А ты как каким судьбами?

– Я прилетела по работе. Моя компания представлена на форуме. Я ведущий инженер.

– Все ясно, на долго тут?

– На три дня. – Так, пока я вроде держусь молодцом. Рассматриваю его глаза, нос, скулы. Поправился, и это его не красит.

– Ты давно приехала, город уже видела?

– Буквально вчера вечером. Нет, еще толком то на улице не была.

– Могу предложить экскурсию.

Хочу ли я? Могу ли я? Каково мне будет после расставания с ним? Расстанемся еще на семь лет, а может навсегда, теперь уж точно. А вдруг…?! Нет. Но чувства, это они живы или лишь тоска по прошлому и невозможность простить предательство мучили меня все годы? Стоит пойти, так я смогу решить для себя многие вещи. Надеюсь смогу. А если нет, шагну в пропасть, опять и точно безвозвратно! Не может быть случайной эта встреча, кто-то наверху решил, что хватит с меня страданий и дает мне шанс поставить жирную точку. Надеюсь, что так.

– Да! Да, с радостью.

– Хорошо, где ты живешь?

– Отель Рэдиссон Басфорус, – как тебе такое? Теперь Я на коне (пусть и временно).

– Сейчас я отвезу группу в отель, потом мы могли бы встретиться. В шесть вечера скажем, я зайду?

– Да, договорились.

С трудом веря в то, что происходит со мной, я добралась в отель на метро. Это было не так уж и сложно. Конечно, любое метро уступает станциям Московского метрополитена, где почти каждая – это искусство. Взять хотя бы Таганскую или Киевскую.

Дома я надеваю волнистую юбку в пол с косым запахом, одна из моих ног оголена выше колена. Укороченный топ, сандалии – мои ноги не переживут новое восхождение на шпильках. Простая кожаная сумочка на удлиненном ремне, высокий гладкий хвост. К шести я спускаюсь в холл. Эмин сидит на диване, уверенно закинув ногу на ногу. Его повадки не изменились. Он по-прежнему очень привлекателен. Замечаю один интересный и поразивший меня факт. Сейчас я смотрю на него оценивающе, как на сексуальный объект. Семь лет назад при взгляде на него у меня в мыслях не было и грамма похоти. Для меня он был надеждой, предметом поклонения, топливом безмерной ревности, хозяином, забравшим и растерзавшим мою душу. Всем чем угодно, но не сексом. Разумеется, у нас были интимные отношения, я любила до потери себя, своей совести и чести. Сейчас выйдя из лифта и взглянув в его глаза, я чувствую животную похоть. Глядя на эти широкие плечи, мужественную позу, щетину. Но мне даже не хочется с ним говорить. Наверное, с возрастом я просто стала развратней, или в двадцать один я была слишком скромная? Да к черту это терзание себя, причиной которому был он, тот кто встал и быстрым шагом направился ко мне. Холл озарила его голливудская улыбка, он раскрыл объятия.

– Теперь я могу тебя обнять, очень рад нашей встрече.

Позволяю обнять себя, но не отвечаю взаимностью. Тело вновь сковали ледяные оковы. Наверное, это самозащита, выработанная телом после варварского посягательства на мое сердце.

– Куда ты бы хотела пойти?

– Я обдумала несколько мест еще в России, хочу посетить их в первую очередь. – Он заглядывает в мои глаза. Я чувствую, как потихоньку во мне заискрил гнев. Улыбается и ведет себя как ни в чем не бывало! Конечно, ему и в голову не придет, что я столько лет не выпускала его из головы. А ведь это он меня обманывал и изменял! Я сумасшедшая, так бы он подумал. Я смотрю на него. Люблю ли я? Я должна решить все за сегодняшний вечер, чтобы жить спокойно, просто что бы жить дальше. Судьба не просто так свела нас сегодня, я не верю в случайности.

– Так вот, это Собор Святой Софии и Голубая мечеть. Хотела увидеть Босфор, но у меня он виден с балкона, – не без гордости произношу я. Пусть знает, что я живу хорошо. Правда это напускное, и я этим обязана кое кому. Только бы не задаваться сегодня. Решаю вести себя скромнее и быть более милой. Но лишь, чтобы он понял, чтобы просто знал, что я такая… Что у меня много хороших черт характера. Я бы хотела, чтобы он жалел, что оставил меня. Я бы хотела быть для него большой потерей. Я бы просто хотела быть для него хоть чем-то… Это самолюбие? Лучше так, чем осознание того, что мои чувства к нему все еще живы.

– Гранд Базар, разумеется, и стены Константинополя.

– На Базар идти уже поздно, там легко потеряться во времени. Предлагаю посмотреть мечети, а потом где-нибудь поужинать. Если останется время, то можно погулять на площади Таксим.

– Хорошо.

– Мечети находятся недалеко от твоего отеля. Площадь еще ближе, поэтому проще будет возвращаться домой.

До мечетей мы добрались на метро. Как я и предполагала, они поразили меня своей красотой! Величественные, невероятно красивые строения, простоявшие десятилетия, вызывали огромное уважение и преклонение перед ними. Я хотела дотронуться до них, провести ладонью по холодному камню и почувствовать дух того времени.

Я сделала несколько снимков на мобильник и в который раз пожалела, что у меня нет профессиональной камеры. Я обожаю фотографировать, но цена на камеры всегда останавливала меня.

– Давай я сфотографирую, встань вот сюда, отсюда получаются отличные снимки.

Я отошла чуть в сторону, постоянно чувствуя на себе его взгляд. Я смущалась как девчонка, хотя знала, что фото будет шикарным, я всегда хорошо выгляжу на снимках.

Он подошел ближе, показывая фотографии на мобильнике. Наши плечи прижались друг к другу, он повернулся и продолжал что-то рассказывать. Я не могла заставить себя поднять свои глаза, по-прежнему глядя в телефон. Я боялась, что его улыбка очарует меня, в сердце вновь окутает острая боль и тоска. Щемящее чувство тоски, отвратительнейшее чувство из всех, когда-либо испытанных мной. Так было первые два года после нашей последней встречи. Абсолютное безразличие к жизни и ко всему, что тебя окружает, совершенная опустошенность и апатия.

В этот самый момент, стоя рядом с историей, в центре одного из самых величайших городов мира, мое сознание начинает меняться кардинальным образом.

Я проедала себя упреками, я давила себя каждый день, зачем я так его любила и приклонялась перед ним? Годами я уничтожала себя мыслями, что виновата в том, что он меня бросил, несмотря на его измены! Ненавижу его за это! Еще больше я ненавижу себя, жалкая тряпка. Он ничего у меня не отнял, я сама все отдала, я добровольно посвятила ему несколько лет своей жизни, а его ведь даже не было рядом, он наверное и не догадывался об этом. Жил себе, наслаждаясь свободой, меняя как перчатки мне подобных, разбрасываясь громкими фразами о любви. Пока любовь выжигала меня изнутри, оставляя пепелище на моей изъеденной упреками душе, он жил как ни в чем не бывало.

Я подняла на него взгляд, темные, почти черные широко открытые глаза смотрели на меня, он был доволен собой, как всегда. Овен, знак огня, который всегда горит, умный, сильный и самоуверенный, всегда улыбающийся, немного дерзкий, но от этого не менее очаровательный. Как же я ненавижу себя!!! Семь лет. Семь гребанных лет я сложила к ногам этого полного безразличия человека! Самые лучшие годы моей молодости, пока мои ровесницы гуляли, встречались, влюблялись, женились, я оплакивала человека, который не думал обо мне и минуты?! Я просто жалкая рохля! В моей жизни было все хорошо, здоровье, любящая семья, хорошее образование и карьера, личная квартира и друзья. Миллионы людей мечтают об этом, а я позволила себе думать, что я несчастна? Ненавижу себя, не его, себя!!!

Эмин легонько обнимает меня за талию, подталкивая в сторону бульвара. Я чувствую неприятный дискомфорт в области поясницы, хочу, чтобы он убрал свою руку. Немного опережаю его шаг, и рука остается позади.

– Как ты дела у сестры, она закончила учебу?

– Да, год назад получила диплом. Сейчас замужем, ждет ребеночка.

– Здорово! – его сестра мне всегда нравилась. Она милая и веселая, немного болтливая, но в отличии от своего брата, скромная. – Ты, женат?

– Нееет. – Он смеется, да, для него это сущее безумие. Но я больше наблюдаю за собой. Я не чувствую облегчения или каких-то особенных чувств. – А ты?

– Нет. – Я мотаю головой в стороны. – Ушла в карьеру… Ну и как-то не сложилось пока.

– Но ты с кем-то встречаешься? – почему его это интересует? А я не знаю, что ответить. Арсен? Нет, Славка? Ну… Виктор? Да, потому что хочу, нет, потому что не могу.

– Да, недавно я встретила человека, но пока не знаю, на сколько это серьезно. – Я лгу, не хочу, чтобы он переступил черту. Я обвела целый круг вокруг себя, как делают это мелом на земле против нечисти. – А у тебя есть девушка?

– Нет.

Отвечает быстро, не задумываясь. Он тоже лжет. В России я иногда заходила на его страницу в социальной сети и видела статус, встречается с… С милой голубоглазой блондиночкой, а на их совместном фото надпись «С мыфкой». Белобрысая мышь и лживый баран! Так я тогда подумала. Там, где есть гнев, всегда скрывается боль. Но сейчас его ложь вызвала у меня лишь усмешку, которую я с легкостью преобразила в очаровательную улыбку.

– Всему свое время, еще встретишь свою половинку. – Он когда-то называл половинкой меня.

– Да я сейчас, как и ты весь в работе.

Всю нашу прогулку я чувствовала дискомфорт. Еще бы, я уже два часа с человек, лишившим меня нормальной жизни. Я всегда робко надеялась увидеть его хоть еще один раз, и вот мы идем в шаге друг от друга. И это наша последняя встреча. Просто, потому что он тот, из-за кого я себя ненавижу. А таким людям не место в моей жизни, я точно решила.

Мы сели в одном из ресторанов на берегу и заказали напитки.

– Я иногда вспоминал тебя и твою маму. Она была очень добра ко мне, когда я приезжал.

– Да, моя мама просто ангел.

Он долго рассказывал мне о разных смешных моментах в его работе с туристами. Я и сама порой с улыбкой вспоминаю работу трансфермена, транса, как в шутку нас называли.

– Ты помнишь, как тебя те тетки довели? Я хотел поехать и надавать каждой, за такое обращение.

– Я была тогда совершенно не готова к такой атаке, сейчас я бы с легкостью дала им отпор.

– Да? Ты так изменилась?

– Время не меняет людей. Опыт – хороший учитель. Берет дорого, но объясняет доходчиво.

На пару минут повисла тишина и мне стало не по себе. На улице собирались сумерки. В сумерки всегда происходит все самое интересное. Но не сейчас. Я вдруг сильно захотела вернуться в номер, выпить бокал вина или покурить кальян. Побыть наедине со своими мыслями. Укрыться ото всех, мне нужна была перезагрузка.

Спустя час, Эмин проводил меня к отелю. Мы зашли с заднего двора и остановились на углу фасада. Я бы совсем не хотела встретить здесь кого-то из коллег.

– Рада была тебя видеть! Спасибо за вечер, правда, здорово погуляли. – Единственное, о чем жалею, так это то, что поездка в такой потрясающий город будет неминуемо ассоциироваться с Эмином!

– Тебе спасибо, я тоже был рад тебя видеть. – Он подтягивает меня к себе и обнимает, чересчур крепко как мне показалось. Отводит лицо и смотрит на меня серьезно. – Извини, если когда-то обидел тебя.

– Я и не думаю о прошлом. В разборках с прошлым нет ничего хорошего. Одни синяки да ссадины. – И каждый раз мы благодарим настоящее, за то, что оно вырвало нас из липких и холодных лап давно ушедших дней. – Я была слишком глупой тогда.

– Я тоже был слишком молод и многого не понимал. Может выпьем в баре отеля?

«Приглашение на кофе». Его извинения отдавали душевной искренностью, но нутро неисправимого лгуна выдавало. Время не меняет людей, а вот опыт выдает.

– Думаю не стоит. Расстанемся здесь. В отели живут мои директора, я бы не хотела ненужных разговоров и даже мыслей.

– Я понял. Тогда до встречи, ты ведь приезжаешь отдыхать в Анталию?

– После нашей последней встречи я там не была. Но не исключено, что приеду.

– Обязательно звони. Свой номер я тебе дал. Да и в интернете связаться не сложно. До скорого. – Он целует меня в щеку, я слегка обнимаю его в ответ. Прощай и спасибо, что вернул меня к жизни. Это произошло так же резко как тогда, когда ты отнял ее у меня.

Разворачиваюсь и ухожу быстро не оглядываясь. В холле я замечаю легкую дрожь в руках. Захожу в уборную. Слезы потекли из глаз. Не могу растолковать отчего. Одно лишь я поняла наверняка, я сама загнала себя в угол, бесконечным самобичеванием и упреками. Я отняла у себя радость жизни. Я возненавидела себя за то, что он изменил мне. И все эти годы я мстила себе. Я не хотела плакать, но слезы лились, и я не останавливала их. Хватит изводить себя и окружающих, надуманно искать опору в каждом прожитом дне, и не находя, винить жизнь в том, что она жестока и несправедлива. Прошло время уничтожения себя. Настало время простить себя и жить, не оборачиваясь назад. В жизни мы часто рассыпаемся на кусочки, а потом собираемся и получается новая картинка.

Через десять минут мне стало легко на душе и как-то пусто. Как будто из вычистили всю черную золу. Заглянув в себя, я увидела белый свет.

Там было по-хорошему пусто. 

Глава 4. Время платить по счетам

Поправив макияж, я решаю пропустить пару бокалов белого сухого в баре отеля. На террасе не оказалось свободных столов, и мне пришлось устроиться за стойкой бара внутри. Вино не пришлось мне по вкусу, но это меня совершенно не трогало. Я не думала ни о чем. Бесконечный день подходил к своему завершению, сумерки сгущались, ничего не предвещая. Я простила себя и отпустила призрака, преследовавшего меня многие годы. Я ничего не чувствовала, я перезагрузила систему. Белый лист приглашал вывести первые буквы на странице новой жизни. Теперь я буду тщательней подбирать чернила, слишком сложно их выводить.

– Привет, Виктория! – погрузившись в себя, я не сразу сообразила, что обращаются ко мне. – Почему ты одна? Виктор на работе? Так, на будущее, он всегда предпочитает работу.

Анжелика, как обычно, выглядела шикарно. Каблуки и потрясное платье в пол, пышные кудри и яркая помада. Она явно куда-то собралась или только вернулась.

– Здравствуй, – произношу я как можно более безразлично. По-моему, я впервые обращаюсь к ней на «ТЫ».

– Не возражаешь? – Анжелика садиться на соседний барный стул и заказывает джин со льдом и лимоном. Видимо это был не вопрос. – Как прошел день? Бывала в Стамбуле раньше?

Я недоумеваю, почему она со мной говорит.

– Отлично. Нет, я тут впервые.

– Уже успела познакомиться с турецким красавчиком. Время не теряешь, молодец. Виктора никогда не бывает рядом.

Я неприятно удивлена, блуждаю в поисках грамотного ответа.

– Старый знакомый, когда-то работали вместе в туристической фирме. А ты что, следишь?

– Нет, просто случайно проходила мимо. Как ты пьешь эту гадость? Дорогой, – она поворачивается к официанту, – повтори мне и тоже самое моей подруге.

– Не стоит, – торможу бармена. Сперва мне захотелось встать и уйти, ничего не объясняя, но потом я сообразила, что тем самым лишь сыграю ей на руку. Она, конечно, хочет досадить мне всяческими способами. Что ж, я не доставлю ей такого удовольствия!

– Еще бокал вина. Замените на гранатовое, пожалуйста. Ты куда-то собралась?

– Уже пришла, вообще-то. Я девушка свободная, гуляю с кем хочу. – Она делает секундную паузу.

– И почему тебе вдруг захотелось пообщаться со мной?

– Не скажу, что питаю к тебе какие-то теплые чувства… Просто хочу Виктора поставить на место. Он не тот, кем кажется. Плюс некоторые его замашки в постели не всем придутся по вкусу.

Я, недоумевая, смотрю на нее. Ни капли стеснения, но моим вниманием она завладела всецело.

– И кто же он?

– Жестокий, лживый, эгоистичный извращенец, которого ничто не волнует кроме собственного эго.

– Я знаю другого человека.

– Вы знакомы несколько недель. Ты ничего не знаешь!

– Я знаю, что ты его бывшая жена. Я знаю, что ты встречалась с его братом, потом вышла за Виктора, изменяла ему…, – Она не дает договорить.

– Это он тебе рассказал?

– Ну а как я еще могла об этом узнать?

– Я изменяла, потому что… Он сам во всем виноват! Я просиживала целые вечера одна дома. Его заботил только его бизнес и самоутверждение. Он грезил креслом президента. Я как могла привлекала его внимание. Думала, если заставлю его ревновать, если привлеку внимание и его мать на свою сторону, что-то измениться. Я ошибалась.

– Ты встречалась с его братом. Неужели ты смогла хладнокровно забыть его и выйти за Витю?

Она зло усмехнулась.

– Я никогда не любила Костю. Он бегал за мной и сыпал деньгами. Мне было двадцать, конечно, я упивалась собственным превосходством. Когда он пошел по наклонной, врал мне, даже бил, о какой любви может идти речь. Я хотела оставить его, но мои родители протестовали, они сказали, что я должна вытащить его из этой ямы, бизнес должен оставаться в семье. В кругах откуда я, это незыблемое правило. Я старалась, но я была молодой девчонкой, почему я должна была положить свою жизнь на алтарь этому наркоману? Чем дальше, тем более жестоким он становился. А мой отец оставался совершенно безразличен. Когда Костя умер, я выдохнула. Ты знаешь, каково это, когда в семье наркоман?

– Нет, – с трудом произношу я, мне стало дико жаль Анжелику. Что же ей пришлось пережить. Мне и в страшном сне такое не снилось. Похоже, быть богатым не значит быть счастливым.

– То-то и оно. А Витя, Витя был серьезным, спокойным, рассудительным. Порой даже милым. С ним я отвлекалась от пережитого ужаса. И бизнес мог оставаться в семье. Тут уже я постаралась выложиться на все сто.

– И придумала ребенка?

Она не ожидала, что я и такие подробности знаю.

– Я честно сказать в шоке, Виктор и об этом говорил значит. Быстро вы сблизились. Он достаточно замкнутый человек. На войне все средства хороши. Он нравился мне больше, чем я ему. Это было непривычно, меня это раздражало. Я была не права, знаю. Но он сам меня толкнул на измены своим безразличием.

– Что ж, спасибо за откровенность.

– А у вас это серьезно?

– У нас нет никакого «это».

– Как же, а кабинет?

– Между нами ничего нет. Это мешает работе.

– Да брось, я тебе все рассказала, как на духу. Будь и ты откровенна. Знаешь, пойдем ко мне в номер, я переоденусь, жутко ноги болят от туфель. И мы с тобой еще немного поболтаем? Я кое-что тебе покажу, думаю это изменит твое мнение о Викторе. Он не такой душка, каким ты его считаешь. Любопытство берет верх, я хочу как можно больше узнать о нем.

Я думала, Анжелика живет в люксе. Мы поднимаемся на девятый этаж, заходим в номер-стандарт, в самом конце крыла.

– Я зайду в туалет, ты не против?

– Пожалуйста, – она включает свет и открывает мне дверь.

Перевожу дух. Сегодня бесконечный день. Так, кажется, всегда, когда происходит слишком много важных событий в течении одного дня. Входная дверь захлопнулась. Я осторожно выглядываю из туалета, в номере пусто.

– Анжелика?! – ответ не последовал.

Я дергаю ручку входной двери – заперто. Ничего не понимаю. Открываю свою сумку, телефона в ней нет. Мне становится не по себе. В номере нет балкона, окна не открываются. Спустя какое-то время, я понимаю, что оказалась тут не случайно. Мне остается только барабанить в дверь и надеяться, что меня услышат. Спустя еще пол часа меня охватывает паника. Как легко Анжелике удалось заманить меня сюда и запереть, а я уши развесила. Надо было уходить с самого начала, как я и хотела. Заглядываю в сумочку, мобильник пропал.

Оглядываю комнату. И как я сразу не заметила. Я никогда не отличалась внимательностью, но сейчас все ясно как божий день. В таком отеле попросту не может быть таких номеров. Нет телевизора, односпальная кровать без белья. Тусклый свет от люстры на потолке освещает 12 квадратных метров, в углу пыльный шкаф и тумба. Я хожу из угла в угол, как загнанная кошка. Кисти рук болят от периодических стуков по двери, похоже это безнадежно. Ничего хорошего ждать не стоит, страх безысходности меня переполняет. Ну почему я не Китнис Эвердин, например, она бы точно нашла выход. Интересно, Виктор будет меня искать? Обо мне вообще хоть кто-нибудь вспомнит? Наверное, когда придет время сдавать номер, билбой обнаружит мое отсутствие. Начнутся поиски. Возможно, через какое-то время проверят камеры видеонаблюдения, день на третий или четвертый. От жажды я не умру, в туалете есть кран. А вот от голода. Я как-то читала статью, что человек может прожить без еды восемь суток. Что ж, неделя не так мало для поиска пропавшего человека.

Спустя еще какое-то время, я прилегла на кровать. Спать страшно, но глаза слипаются, наверное, глубокая ночь. Я слышу, как кто-то скребется в стене, мышь? Откуда мышь в Редиссоне? Звук становиться все более навязчивым и противным. Я открываю глаза и оглядываюсь. Я по-прежнему в номере, за окном густая ночь.

За стеной послышался шорох и скрежет ключа. Не успела я встать, как дверь открылась. В номер зашли два мужчины. Меня охватил ледяной ужас. Если будут насиловать, то лишь бы не издевались, если убивать, то быстро и без боли. Тут же осознаю, что я многого хочу.

– Если будешь молчать, то больно не будет. – Произносит первый здоровяк, безразличным тоном. Он делает шаг в мою сторону, я начинаю кричать. Это произошло произвольно. Так же быстро я получила жесткую затрещину. В глазах засверкали искры, я упала на кровать. Лишь бы зубы остались целы, стоматология сейчас очень дорогая. Бредовые в мысли в такой ситуации? Чувствую, как руки заламывают за спину и связывают. Рот заклеивают пластырем. Если раньше я видела подобные сцены в кино, то всегда ужасалась, а если у жертвы насморк? Конец придет за пару минут. Меня поднимают за шкирку и выводят на площадку запасного входа. Идти приходиться долго. Голова разламывается, слезы катятся из глаз. Я пытаюсь собраться, от слез всегда насморк. Задохнуться – мучительная смерть. Но в чем моя вина? Скручивали бы Виктора! Нет, только не его. Он не сделал ничего плохого. Он не виноват в моей наивности. Говорил он мне сидеть в номере!!!

– Да не реви ты, никто тебя не тронет.

– Может вырубить ее? Возни меньше.

– Ты и так ей треснул, она должна быть цела.

Я пытаюсь оглядываться, но никого вокруг не вижу. Мы вышли из здания и направились на стоянку. Вдалеке мелькают огни Стамбула. Наверняка где-то в клубе танцует беззаботная молодежь, кто-то, возможно даже в номере отеля, занимается любовью, где-то появляется на свет новая жизнь. А моя видимо сегодня закончится.

Что бы сделала Китнисс? Она такая смелая и сильная. Еще на лестнице она бы уложила этих двоих даже без лука. А в машине? Мне завязали глаза и бросили на заднее сиденье универсала.

– Убери пластырь, в машине ее не услышат. Еще задохнется, она ревет не переставая.

– Что ты печешься, первый раз что ли?

– Я уже сказал, с ней должно быть все нормально. На границе любые подозрения – это гарантия неудачи. Ни синяков, ни ссадин. Ясно?

Я почувствовала, как пластырь резко оторвали, с облегчением вздыхаю.

– Только пикни.

– Почему я? – только и вырывается у меня. Они пропустили мой вопрос. То ли не расслышали, толи нарочно. – За что вы так со мной?

– Закрой свой рот, я тебе последний раз сказал!!!

Не думала, что закончу вот так. Я и с мамой не попрощалась перед отъездом. Она не переживет. Мне дико захотелось к маме. К моей дорогой доброй мамочке.

Надеюсь, меня не сильно изуродуют и гроб все же доставят домой.


На пирсе холодный ветер Босфора прошибает на сквозь. Несет рыбой и тиной. На берегу стояло много судов, вокруг было пусто. Меня затащили на какой-то корабль и повели вниз по железной лестнице. Продадут в проститутки, что может быть хуже. Сексуальное рабство, уж лучше смерть. Смерть вообще лучше многого, что может со мной произойти. Я перебрала массу возможных исходов событий. Пустят на органы, вероятно. Наверно поэтому меня нельзя было бить. Тогда должны убить аккуратно. Пожалуй, все же сексуальное рабство, в Турции такая вероятность есть.

В трюме было темно и холодно. Меня толкнули на пол и что-то вкололи. Сверху бросили фуфайку. Дверь закрылась.

Я открыла тяжелые веки, мне показалось что я отключилась на несколько минут. Я с трудом поднялась на ватные ноги попутно оглядывая цела ли одежда. Китнисс не стала бы плакать и биться в истерике. Я встаю, сжав рук в кулаки до боли, и прислушиваюсь к звукам за дверью.

– …до вечера, как отчалит… – только и всего, что я разобрала из удаляющихся шагов.

Я хороший человек, с хорошими людьми случаются хорошие вещи. А все это, какое-то недоразумение.

Изучив стены и потолок, мизерное окошко под ним, я понимаю, что выхода нет. Комната, в которую меня затолкали, не шибко грязная, а куртка, которой в меня бросили, не особо воняла. Спустя пару часов я засыпаю.

Опять эта мышь за моим ухом, уйди прочь!

Открываю глаза, в спине сразу отдает острой болью. Спать на голом полу то еще удовольствие. Но постепенно до меня начинают доходить воспоминания прошедшей ночи.

Входная дверь открывается, заходит мужик примерно лет 50, турок. Ставить на пол коробку и уходит, не сказав и слова. Встаю на ноги и заглядываю, там булочки, молоко и вода. Надо же, какие заботливые. Наверняка с отравой. Открываю воду и пью. Какая разница, умереть от жажды или от яда?

Интересно, сколько сейчас времени? Дергаю дверь, конечно, закрыто. Интересно, я бы пролезла в это окошко? Главное сразу прыгать за борт, плаваю я очень хорошо. Мои неудачные попытки допрыгнуть до окна ни к чему не привели. Тем временем в мою конуру проникает все меньше солнечного света. Закат. Прошли почти сутки моего заточения.

Я сидела в углу и мечтала вернуться домой, корила себя, что не послушала Витю, сожалела, что никогда больше не увижу дорогих мне людей. Я должна была ценить каждую минуту своей счастливой жизни! У меня была чудесная жизнь. И знаете, что во всем этом самое смешное? Если бог будет милостив, и я спасусь, то предположим через пару тройку месяцев забуду весь этот кошмар и вновь каждый день станет рутиной, бытовые проблемы лягут грузом на плечи, а голова будет забита ежедневными заботами. Таков уж человек, имея не ценим, а потерявши плачем. Банальная истинна сказанная мудрейшим человеком. Кем он был и появился ли у него второй шанс?

Спустя несколько часов тяжёлые удары ботинок сотрясли лестницу. Это не один человек. Замок скрипнул. Мой «кормилец» и еще один мужчина оглядели меня сверху вниз, оценивают. У меня затряслись поджилки.

– Зачем я вам? Я костлявая, груди нет, нос горбатый, ноги тощие!

Второй «оценщик» подошел ко мне и поднял меня за шиворот. Мне показалось, что я съежилась до размеров хомяка. Он пихнул меня как бракованный товар, и я больно стукнулась об стену. Он достает из кармана шприц и тянется к моей руки, я отстраняюсь, но это бессмысленно. Чувствую, как игла протыкает мою мышцу. Сказав что-то на турецком языке моему кормильцу, они вышли ехидно улыбаясь. Боюсь проснуться голой и связанной, но страх не в силах прогнать действия введенного мне препарата. Я проваливаюсь в сон.

Просыпаюсь от дикой головной боли и жажды. Бутылка пуста. Я боюсь просить воды, боюсь, что меня опять уколют. Лежу на полу, скрутившись в клубок, перед глазами комната начинает закручиваться в воронку. Я борюсь с подступающей пропастью, но теряю контроль.

Сколько я проспала? За окном темно. Голова болит меньше, но я по-прежнему испытываю дикую жажду. Понимаю, что не могу встать на ноги, у меня совершенно нет сил. Но я должна, колени дрожат. Оглядываю себя, по ощущениям ко мне не прикасались.

Слышу, как наверху открылась дверь и по ступеням скатилась бутылка воды. Без раздумий хватаю и осушаю ее.

День тянулся как вечность, я вздрагивала при каждом шорохе, нет, я боялась не смерти. Я боялась надругательств, извращенцев, садистов. Сама по себе смерть меня никогда не пугала. Моя совесть чиста перед богом. Через какое-то время до меня начинается доноситься вибрация. Шум становится все более отчетливым. Вчера они говорили что-то про вечер, мы должны ехать куда-то вечером? Если так, я теряю последние остатки надежды. Шум все громче, к нему прибавились голоса людей. Это за мной, это мой конец. Грубый мужской крик. Я сижу, зажавшись в угол, когда вламываются в мой бункер. Люди в форме. Люди в форме?! Два мужчины с оружием подходят ко мне и что-то спрашивают, я не понимаю ни слова. Они поднимают меня и выводят. Я даже не могу разобрать хорошие они или плохие. От страха я еле перебираю ногами, спотыкаюсь и разбиваю локоть об острые металлические ступени. Поднимаю заплаканные глаза, вижу Витю. Галлюциногенная вода, его не может быть тут. Но он рядом, поднимает меня на руки и выносит на палубу. Когда я оглядываюсь, то вижу, что мы уже отплыли от берега. Закатное солнце все же режет глаза, после моего заточения. На палубе есть еще люди в форме, три человека лежат скрученные вниз головой.

– Я рядом, все закончилось. – Виктор подходит к краю палубы, и я вижу белую яхту и полицейский катер. На яхте стоит Бурак, он протягивает ко мне руки, чтобы помочь спуститься. Нас окрикнули, Виктору пришлось поставить меня на ноги. Как выяснилось, мне необходимо дать показания.

Спустя час, нас отпустили. Но завтра предстоит вновь ехать в участок для оформления бумаг. Виктор и Бурак договорились, чтобы мне дали время до обеда, прийти в себя.

У меня нет сил насладиться красотой яхты. Она принадлежит Бураку.

– Виктория, располагайся. Там ваша каюта. Сегодняшнюю ночь мы проведем на воде. Ничего не бойся, ладно. – Он видит мои красные опухшие от слез глаза. Я по-прежнему молчу. Но, наверное, надо хоть что-то сказать, потому что они начинают волноваться.

– Вы знаете, что произошло?

– Да, знаем. – Я уверена, у них обоих была бессонная ночь. Они выглядят очень уставшими. Виктор потирает лицо, поднимает на меня усталые полные отчаяния глаза.

– Вечером, после возвращения, я сразу пошел к тебе, было примерно 22.00. – В десять вечера я уже была заперта в номере. – Никого не обнаружил, поспрашивал персонал отеля. Бармен сообщил, что ты ушла с какой-то девушкой, не сложно было догадаться, с кем. Анжелику я тоже не нашел, как оказалось, она выехала еще утром. Я прождал до полуночи.

Пока Виктор рассказывал, Бурак принес какую-то еду и открыл бар. Кивнув на бутылку, я кивнула в ответ. За две секунды выпив стакан чистого рома со льдом, вновь указываю взглядом на бутылку. Как хорошо, понимать кого-то без слов.

– Окончательно я понял, что твое исчезновение связано с Анжеликой, когда отследил телефон.

– Который дал мне Бурак?

– Да. Ты же не думала, что я оставлю тебя без присмотра в многомиллионном городе? У Бурака есть связи в местной полиции. Мы нашли телефон далеко от отеля по пути на пирс. Отследили камеры наружного наблюдения, машину и палубу. Это если кратко. – Он потирает красные от усталости глаза.

– Мне повезло, вы нашли меня за несколько часов.

Виктор поворачивает на меня удивленные глаза.

– Тебе делали уколы или давали подозрительные напитки?

– Я пила воду… После того как проснулась… После того как меня укололи…

Бурак и Витя переглянулись.

– Нам нужен врач!

– Да в чем дело? – недоумевая произношу я.

– Мы искали тебя двое суток.

– Что?

– Как ты себя чувствуешь, ты цела? Кроме этих ушибов… – Вопрос неудобный, но намек вполне понятен.

– Все в порядке, я уверена, они меня не трогали. Врач мне не нужен. – Два дня!

– Сейчас ты со мной и все позади. – Виктор нежно обнимает меня и становится немного легче.

– Так кто они такие?

– Это уже не важно.

Я понимаю, что он хочет скрыть от меня что-то ужасное, и так же понимаю, что не смогу спокойно спать, пока все не выясню.

– Но я хочу знать, они торговцы проститутками?

– Нет, наркотиками.

– Слава богу. – Он непонимающе смотрит на меня. – Ну я больше все боялась секс рабства. – Снова осушаю стакан рома.

Прохладный ветер приятно обдувает кожу, и яхта медленно разрезает черную воду. Небо усыпано звездами, мог бы выйти прекрасный вечер, сотри я из жизни последние двое суток своего существования.

Виктор проводил меня в каюту, когда закрылась дверь, он так крепко меня обнял, что мне стало трудно дышать.

– Я бы не пережил этого. Ну почему ты никогда меня не слушаешь? Тише, не плачь. Уже все позади, все хорошо.

За последние дни я выплакала столько слез, сколько не было и за весь год.

– Ты голодна?

– Нет, у меня совершенно нет аппетита. Я хочу в ванную.

– Хорошо.

– Нет, не уходи, пожалуйста. Побудь в комнате, хорошо?

– Я не уйду.

В ванной я впервые за последние сутки вижу себя в зеркале. Около виска синяк, последствия удара. Локоть разбит и на ногах ссадины. Ну после того, как я лазила в овраг за своей собакой, этот вид вряд ли напугает Витю. Прохладная вода немного смыла пережитый мной стресс, стало чуть легче.

Выхожу из ванной, Виктор на том же месте, где я его оставила. Я бросаюсь в его объятия.

– Вика, девочка моя. Я больше никогда тебя не оставлю, обещаю. – Он страстно целует меня в губы. – Выходи за меня?

– До сих пор не пришел в себя?

– Я серьезно. Может, хоть так ты будешь слушать, что я говорю.

Я не в состоянии сейчас думать, просто тянусь к нему за второй порцией поцелуя. Пояс падает на пол. Теплые ладони проникают под халат и скользят по талии. Он все крепче прижимает меня к себе, у меня вырывается стон, и я сжимаю его плечи.

– Наверное, это не лучшая идея. – Но его ладони по-прежнему на моих бедрах.

– По-моему прекрасная.

– Вика, подожди.

– Я хочу забыться, так помоги мне. – Умоляюще смотрю в его глаза, это действует. В след за поясом падает халат. Он сжимает мои бедра еще крепче и поднимает. Я обхватываю его ногами прижимаю к себе. Стягиваю футболку, как же от него пахнет, я растворяюсь в его запахе, а он нежно укладывает меня кровать, целует:

– Тише, нам нельзя шуметь. Вот об этом я говорил.

– Я буду молчать, обещаю. – Он пристально смотрит мне в глаза. Похоже я завела хищника. Знакомый взгляд пронзает, руки приятно сдавливают мое тело.

– И будешь послушной?

– Да, буду. – Теперь я слышу его дыхание.

Его язык проникает в мое ухо, он покусывает мочку, а потом кусает шею. Рука спускается ниже и ласкает мою грудь. У меня пересохло во рту, запрокинув голову я жадно глотаю воздух. Он продолжает целовать плечи, мою грудь, живот. Я чувствую его пальцы между ног. Эти ощущения такие сладкие и по сравнению с горечью пережитых событий, что мне нужно еще. Виктор приподнимается, и я помогаю расстегнуть ремень его джинсов. Но он предпочёл остаться в трусах и продолжил целовать меня ниже. Несколько точных касаний языком и у меня вновь вырывается стон. Виктор резко поднимается и закрывает мне рот ладонью.

– Еще один звук и я остановлюсь. – Я улыбаюсь. Его лицо серьезное, но я вижу тень озорной улыбки.

– Я хочу еще, – умоляюще шепчу я.

О нет, я не смогу молчать. Скомкав в ладонях простынь, я изо всех сил стараюсь не издавать ни звука. В момент, когда я так близко, он останавливается и стягивает трусы. Видит мое недоумение.

– Я слышал тебя, а ты обещала молчать.

– Пожалуйста…

– Я дам тебе кончить, чуть позже. – Кошачья ухмылка от уха до уха. Ему явно доставляет удовольствие мучить меня.

Он резко подтягивает меня к себе, и я чувствую его внутри. Так даже лучше, горячая волна прошлась по моему телу, я впиваюсь в него пальцами, наверняка оставила пару царапин на спине. Ноги свело судорогой, я открываю рот, и в этот момент он целует меня поглотив мои стоны.

– Тссс, тише Вика.

Никакой он не извращенец. 

Глава 5. Власть королеве

Не думала, что когда-то буду летать первым классом. Отдельная зона ожидания, комфортные кресла на борту, шампанское, теплое плечо справа от меня и запах, от которого мурашки, запах Виктора.

Почти десять часов полета с пересадкой в Москве, я смотрю в иллюминатор, положив голову на плечо Вити. Его теплая ладонь на моей ноге. И я отчетливо осознаю, что пережила бы весь этот ужас еще раз, ради того, чтобы Виктор был рядом. В отличии от него, я не говорила о любви. О его предложении той ночью я вообще старалась не думать. Это был порыв, призванный утешить меня в то страшное время. Что будет, когда шасси самолета коснуться посадочной полосы? Выйдем ли мы, взявшись за руки, или все останется по ту сторону моря? Я до сих пор с трудом верю, что такой как он может любить меня. Он слишком хорош для меня и так будет всегда.

Половину пути Виктор провел, глядя в телефон. Возможно, Анжелика была права сказав, что его никогда не было рядом. Что я об этом думаю ответить точно не могу. Я вообще не хочу думать о будущем. Занятие это бессмысленное, при плохом исходе, уничтожающе.

– Эй, Вика. Ты проголодалась? – мысли унесли меня куда-то далеко.

– Немного.

Никогда не умела спать сидя, но после еды я моментально уснула.

Водитель Вити подвез меня до дома, затем большой черный Мерседес поехал в офис. Этот человек когда-нибудь отдыхает?

Открываю входную дверь, как приятно видеть родные стены. У каждого дома есть свой запах, замечали? У меня, как мне кажется, пахнет вкусно: зелень, свежий аромат туалетной воды, немного горячей кухни, новой мебели. Запах всегда остается, даже когда мы покидаем жилье. Едва я переступила порог, как меня ждал сюрприз. На стене, где обычно висит зеркало, я вижу картину. Там изображена женщина. Присмотревшись, я понимаю, что это мать Вити. Что она тут делает? Тут же снимаю и ставлю на пол. Не распаковывая вещи, я выхожу из дома. Сажусь за руль, давлю на педаль и еду в офис. В холле администрации пусто. Дверь моего кабинета заперта. Я решаю пойти сразу к Вите, такие шутки мне не по душе. Тихонько стучу, ответа не последовало. Я чуть приоткрываю дверь и вижу за столом Вити его мать. С ней я говорить не намерена. Тут же разворачиваюсь, и стараясь ступать как можно тише, направляюсь к лифту. Меня не заметили. В лифте я достаю телефон, хочу узнать, где Виктор. Гудки…

– Алло, – я узнаю этот высокомерный тон его матери. Только я хотела бросить трубку, как услышала свое имя.

– Виктория, как еще мне вам объяснять, что вы не пара моему сыну? Я никогда не смирюсь с этими отношениями! Я делаю последнее предупреждение, еще раз я узнаю о том, что вы были вместе, вы заплатите за это жизнью!

Не успела я открыть рот, как лифт сорвался, и я полетела вниз. Ноги подкосились, когда я почувствовала резкий удар о землю.

– Вика, Вика, тише, я здесь. Опять кошмар?

Понимая, что кричу, я открываю глаза. За окном голубое небо, справа теплое плечо и его запах. Я не смогу отказаться от него, никогда. Если я люблю, то люблю больше жизни.

– Да, приснилось, что лифт упал.

– Все хорошо. Поправь кресло, скоро садимся.

Я посмотрела в иллюминатор. С такой высоты город кажется круглым, справа горы и лес, слева степь, посередине широкая река, которая делит его на два берега. Как же я его люблю, это мой дом, мой город.

Трасса пустая, на часах четыре утра. Автомобиль мягко плывет по недавно уложенному асфальту. Скоро универсиада, этим летом заменили асфальт на всех важных дорогах города, единственный плюс ее проведения.

– Витя, я бы хотела кое-что прояснить. Пообещай быть честным.

– Ты совсем меня не знаешь, раз просишь об этом. – Серьезное непроницаемая маска профессора смотрит на меня сверху вниз.

– Ладно… Ты же понимаешь, что ничего не изменилось, в смысле до поездки в Турцию мы вроде как расстались. Твоя семья никогда меня не примет. И мне пришлось уйти, я просто думаю…Ну как все будет дальше?

– Вика, за кого ты меня принимаешь? Ты и правда на столько плохо меня знаешь, если считаешь, что я позволю своей матери принимать за меня такие решения?

– Но твоя работа?

– Работа – это работа, а ты – это ты. Она тебя не знает. Руководствуется своими бредовыми убеждениями. Тогда я не остановил тебя, потому что хотел, чтобы мать пришла в себя. Потом решил дать тебе время все обдумать. Я тебя не достоин, у меня сложная семья, я часто бываю холоден и весь в работе. А ты по неизвестной мне причине приняла все это.

– Перестань, это я тебе не ровня, и ты это знаешь.

– Не говори так, никогда, поняла? Не думай обо всем этом, в конце концов тебе вовсе не обязательно дружить с моей матерью.

– Но если она…

– Вика, я не хочу, чтобы ты переживала. Сегодня пятница. На работу только в понедельник. Просто отдохни, и постарайся не думать о том, что было и что будет. В понедельник приезжают наши новые партнеры, мы должны подписать договор, если все пойдет по плану, то на выходных будет банкет. Поэтому на следующей неделе мне понадобится твое присутствие в офисе.

– Хорошо, конечно.

– Работа отвлекает. – Он нежно касается моих губ.


В субботу утром я забрала собаку у мамы и остаток дня провела дома, стараясь не отвечать на телефонные звонки. Что я могла в них услышать? Славкину радость, что я никуда не еду? Или его боль, когда я назову причину? Юле придется выложить все, что там произошло. На трехчасовой диалог с возмущениями я не готова.

Витя позвонил вечером узнать, как дела и пожелать спокойной ночи. Я всем сердцем надеялась увидеть его, но он не приехал. Воскресенье в точности дублировало субботу. Я приготовила обед, прибралась и погладила белье, периодически погладывая в телефон. Что-то удерживало меня от звонка и смс, я не хотела идти на контакт первой. Между нами, будто вновь выросла стена.

Квартира преображается на глазах, мои усердия не прошли даром. Светлые полы и стены, минимум мебели и двухкомнатная хрущевка выглядит относительно просторной и уютной. Конечно, еще многое предстоит сделать и докупить, но большая часть работы позади.

Вечером я заказала суши, открыла бутылку сухого вина, взяла на руки Ватрушку. Мягкое теплое создание, она заставляет меня улыбаться даже тогда, когда у меня совершенно нет настроения. Звонит мой телефон, и я ставлю на паузу Доктора Хауса.

– Здравствуй, Вика.

– Привет.

– Как твои дела, как спала?

– Плохо, ночью проснулась от кошмара… Не хочу вспоминать. А как у тебя?

– Я на работе. Много дел. – И почему я не удивлена. В памяти сразу всплывают слова Анжелики, похоже она соврала не обо всем.

– Понятно. У тебя бывают выходные?

– Нет.

– Мне тебя не хватает. – Вот черт, не смогла удержаться. Нельзя показывать ему свои чувства, открытое сердце прекрасная мишень для пренебрежения и лжи.

– Я должен идти. Я люблю тебя.

Он положил трубку, а мне не хватило прощальных слов.

Серия подошла к концу, и я тянусь за пультом, чтобы включить следующую, но тут в мою дверь звонят. Собака спрыгнула с колен и галопом понеслась в коридор. Я смотрю в глазок и не верю своим глазам. Поворачиваю ключ, крепкие руки резко притягивают меня к себе.

– Мне тебя тоже, – Виктор целует меня в губы и мое настроение моментально прыгает вверх. Принимаю от него букет белых роз, зарываюсь в них носом.

– Приятный сюрприз.

– Я надеюсь. – Он снимает свои стерильные туфли и проходит в зал.

– «Лавандовое поле», отличный выбор.

– Спасибо, мне помогали. У меня не очень хороший вкус.

– Во всем? – он поднимает одну бровь и медленно подходит ко мне.

– Во всем, что касается краски и мужчин. – Я скромно улыбаюсь и смотрю на его реакцию.

– Я думаю, что смогу заставить тебя поменять свое мнение. – Он залпом выпивает мой уже третий бокал вина, подходит и ладонью притягивает мое лицо к себе. – Тут можно пошуметь.

Пошуметь, я откладываю букет цветов в сторону. До этого момента я считала французский поцелуй не самой приятной вещью. Его язык проникает глубоко в рот, периодически он покусывает мои губы.

– Как же я хочу тебя, Виктория.

– Тогда возьми. – Я стягиваю с него кофту и прижимаю к себе. Его руки так сдавили мои ягодицы, мне становится больно, но от этого я завожусь еще больше.

– Будешь послушной девочкой?

– Все что хочешь, только не останавливайся. – Спасибо белое сухое.

– Все что захочу? – спрашивает он, не переставая целовать меня.

– Все. – Понимаю, что еще один бокал для смелости мне бы не помешал.

– Ты сама попросила. – Он берет меня за бедра и поднимает вверх, я обвожу его ногами, и мы движемся в сторону спальни, попутно зацепив стоящий на полу горшок с цветком, торшер и пару косяков.

Когда мы оказываемся в спальне, он стягивает свою футболку, я помогаю расстегнуть его джинсы. Даже темнота не помешала мне разглядеть идеальное плотное, подтянутое тело, большие бицепсы и светлые волосы, которые спускаются с груди в низ, под ремень его брюк. Он поднял мои рука и стянул топ, я осталась в бюстгальтере. Хорошо, что я выпила, иначе не избежать мне моих комплексов. Но сейчас я так завелась, что мой мозг даже не смел вмешиваться в эту бурю, которая была между мной и Виктором. Он проводит носом вдоль мои шеи и глубоко вдыхает запах кожи. Губы спускаются ниже, я ощущаю горячее дыхание на груди, животе, в районе паха. Ерзаю ногами, между них становится щекотно, и я жажду прикосновений. Виктор проводит кончиком языка поперек живота, от косточки до косточки. Стягивает мои шорты, его губы продолжают прокладывать дорожку от внутренней стороны бедра до стопы. Большим пальцем руки он гладит мой клитор через трусики, которые насквозь промокли. Ловлю его взгляд, этот мужчина определенно доволен собой и тем, как я буквально таю в его руках. Он снимает свои боксеры Hugo BOSS и возвращается к моему лицу. Левой рукой он крепко обхватил меня за талию, а правой сильно сжал грудь, потом и сосок. Мне стало больно, но дико приятно. Обычно я молчу в постели, но сейчас я не в состоянии себя контролировать. Из моих губ вырывается стон, он поднимает на меня свои глаза и улыбается. Расстегивает бюстгальтер и касается губами груди. Я чувствую, как знакомая дрожь между ног нарастает, бедра начинает сводить и мои ноги сами собой сдвигаются.

– Давай, ты кончишь так Виктория?

– Еще…

– Хочешь сильнее?

– Да, я хочу еще. – После моих слов он еще сильнее сдавливает мой сосок, потом убирает руку и проводит ей между ягодиц.

– Да ты вся мокрая, – стягивает мои трусики и резко проникает в меня. Мне требуется пара секунд, чтобы взорваться. Я выгибаю спину и у меня вырывается стон.

– Я хочу слышать тебя, не сдерживайся. – Мои ноги все еще сводит, а ему похоже это нравится. Через пару минут он вытаскивает свой член и переворачивает меня, я оказываюсь на коленях.

– Это мое любимое место, – только не это…

– Все что захочу, ты помнишь?

– У меня так не было…

Он рукой собирает мои волосы и подтягивает к себе, второй лаская мой клитор.

– Тебе понравится, обещаю.

– Он слишком большой.

– Да? – Он берет мою руку и кладет на свой твердый член, похоже он обрезан.

– Да.

– Тебе он нравится?

– Да.

– Хочешь, чтобы я взял тебя сзади?

Я медлю. В этот момент он достает из кармана джинсов какой-то тюбик, откручивает крышку, и я чувствую между ягодиц холодный гель. Берет свой член, натягивает презерватив и слегка прикасается головкой к моему анусу, потом начинает медленные круговые движения.

Опять берет меня за волосы и притягивает к себе. – Веришь мне?

Я сглатываю слюну. – Да.

– Сейчас я трахну тебя сзади, ты будешь громко стонать. Будет приятно, и ты будешь просить еще. Я не дам тебе кончить. Потом ты отсосешь у меня и, если мне понравится, я дам тебе кончить.

Я никогда не разговаривала в постели во время секса, у меня плохо с прилагательными!!! Но от этого монолога я кончила трижды, от одних лишь слов, в своем воображении. Мне понравилась его грубость и пошлость. Я не ожидала от себя… Я что шлюха?

Он резко проникает в меня сзади и начинает порывистые быстрые движения, при этом не отпуская моих волос. Через несколько секунд по моему заду раздаются два жестких шлепка. Я подаюсь вперед, но он опять притягивает меня за волосы. Я вся горю, чувствую маленькой беспомощной девочкой в руках злого учителя.

– Я хочу еще.

Виктор выходит из меня и проникает в мой анус, не до конца и очень медленно. У меня вырывается стон за стоном. Это одновременно новые и знакомые ощущения, приятней чем я думала. Раньше я думала, что это место работает только на выход. Каким-то образом мой клитор отвлекается, я хочу глубже, хочу его руку между ног, поцелуев на спине и укусов!

– Тебе нравится?

– Да.

– Хочешь еще?

– Да.

Он заходит глубже, попутно лаская рукой мой клитор. В момент, когда я совсем близко он кончает, не дождавшись меня.

Я падаю на кровать дрожа от желания, Витя встает и уходит в душ. Когда он возвращается в спальню, я лежу на животе, глядя в проем. Он начинает целовать меня от затылка до ягодиц, проводит между ними ладонью и поднимает с кровати. Обводит вокруг, и я понимаю, что он хочет, чтобы я встала на колени. Его толстый член снова стоит.

– Возьми его в рот, Виктория.

– Я не умею. – И я не лгу.

Он с удивлением смотрим на меня. Да мне почти тридцать, и я никогда не делала минет!

– Ничего, я научу. Просто возьми его в ротик и обхвати губами, язык прижми к члену.

Я встаю на колени и беру в рот его твердый и толстый член. Он держит меня рукой за затылок, и я начинаю сосать. А это на так уж противно, как мне казалось, даже наоборот. Я играю языком на его головке и ему явно это нравится.

– Ты меня обманула?

– Нет.

– Хорошая девочка.

Я сосу, с удовольствием и диким желанием.

– Ааа, да, так. – Через пару минут он поднимает меня за руку и кладет на кровать, сам спускается между моих ног и начинает лизать. Да я же не была в душе, пытаюсь свести ноги.

– Тише, ты такая вкусная. – Самым кончиком языка он слегка касается моего клитора. Это одновременно приятно и мучительно, я хочу, чтобы он надавил сильнее, но Виктор словно намеренно дразнит меня, отодвигая самое приятное напоследок. Он останавливается в самый неподходящий момент.

– Тебе нравится мучить меня?

– Мне нравится видеть твое желание. Я продолжу, а ты не своди ноги.

Я стараюсь изо всех сил, но они сами сдвигаются.

– Виктория!

– Пожалуйста, я больше не могу…

– Хочешь, чтобы я лизал еще?

– Да.

– Произнеси это!

– Я хочу, чтобы ты лизал…

– Полностью!

– Я хочу, чтобы ты лизал мой клитор не переставая, пока я не кончу!

– Ты быстро учишься.

Пара нечетких касаний, потом вся поверхность языка проходит снизу-вверх, и я взрываюсь. Мне хочется сжать колени, но Виктор все еще между ними. Ему точно нравятся мои мучения, но от того оргазм стал еще слаще.

Когда я немного прихожу в себя, Виктор поднимает меня, ведет в зал и кладет на стол, разводит ноги и закидывает их себе на плечи. Входит в меня, сперва медленно, потом сильно и резко.

– Я хочу сильнее.

Он опускает мои ноги, поднимает со стола, разворачивает, и я оказываюсь животом на столешнице. Он разводит мои ноги, пара жестких шлепков.

– Тебе это нравится? – нежные поцелуи на моей спине.

– Да.

– Кто-то шлепал тебя по твоей маленькой попке до меня?

– Нет.

Член Виктора оказывается внутри. Руками он держит мои бедра, двигаясь в зад и в перед, очень медленно.

– Ты хочешь, чтобы я трахнул тебя сильнее, Виктория?

– Да, хочу.

– Мне полностью войти в тебя?

– Да.

– Что да, Виктория?

– Хочу глубже.

– Вот так? – Его движения становятся резкими, я чувствую, как стенки влагалища сжимают его толстый член. В этот момент его большой палец проникает в мой анус, другая рука продолжает ласкать клитор

– Да…, ааа…

Спустя пару минут я кончаю. Увеличив темп, Виктор догоняет меня. 

Глава 6. Утро вторника

Утро понедельника бывает добрым. Пытаюсь подняться с кровати, но меня тут же притягивают к себе теплые сильные руки. Спиной ощущаю тело Виктора. Он нежно целует мой затылок. Я ненавижу утренние поцелуи, для них необходимо сперва почистить зубы. О сексе на рассвете я и вовсе не думаю.

– Я хочу в душ.

– Я составлю тебе компанию.

– Боюсь, вдвоем мы не влезем в мою ванную.

– Глупости.

Я открываю дверь и делаю шаг. Это все, места в ванной комнате больше нет. Передо мной стиральная машинка, слева полутораметровая ванная. Витя улыбается и оставляет меня одну. Мысленно благодарю его за возможность смыть с себя вчерашний разврат в одиночестве. Мой зад недвусмысленно напоминает мне о случившемся. Интересно, я смогу теперь сходить в туалет? Мне дико стыдно перед ним. За стенкой я слышу голос Вити, но не могу разобрать его слов. Наскоро вытираюсь и выхожу, обернутая полотенцем. Из ванной прямиком попадаю в прихожую, где стоит Славка. Мне не нужно ему что-либо объяснять. Я, полотенце, Hugo BOSS на трусах Виктора. Слава в обуви и без приглашения проходит в зал и берет собранную ранее сумку из угла, поправив покосившийся цветок. Подносит к моему носу ключи и следом опускает их на обувную полку. Молча уходит.

– Он съехал?

– Теперь да.

– Уже 9.00. Ты знаешь, что никогда не приходил на работу позже 8.30? – Хочет обнять меня.

– Да, мне жаль. – Из памяти не выходит взгляд Славки. Я худший человек на земле.

– Что с тобой?

– Я не хотела, чтобы он видел нас, вот так.

– У вас что-то было?

– Теперь это имеет значение?

– Значение имеет то, почему он тебе не безразличен.

– Я ему не безразлична. И, возможно, дала надежду. И сделала больно очень хорошему человеку, замечательному другу.

– Ясно. Я выпью кофе на работе.

Слышу, как Виктор одевается в спальне. Провожаю машину Славки в кухонном окне. Нужно ли ему позвонить и все объяснить? Юля просила не обижать его. Я причинила боль человеку, который любит меня. Не дай бог ему чувствовать то, что и я семь лет назад. Я не хочу, чтобы он меня ненавидел. Но я это заслужила. Я должна все объяснить, только он вряд ли захочет слушать.

Дверной замок скрипнул.

– У кого еще есть ключи от твоей квартиры?

– Конечно ни у кого! Ты знаешь, что он жил у меня, разумеется, я дала ему ключи.

– Не хочу больше встречать незваных гостей. И еще, у тебя сегодня рабочий день.

Выскочка. Я сильнее чем нужно захлопываю дверь за Виктором.

В понедельник я не появилась на работе. Половину дня я провела на прежнем рабочем месте. Курс доллара пошатнул дела в конторе, но начальник обещает мне вернуть прежнее место через год. Не люблю загадывать так далеко, да и ипотеку нужно оплачивать сейчас. После заезжаю к маме. Рассказываю о Стамбуле, конечно, опустив подробности моего похищения, о новой работе, умалчивая, что я получила ее, переспав с президентом компании. Но по правде говоря переспала я с ним уже после этого. А если быть еще честнее, он просто отымел меня в пятую точку. Не хочу об этом думать. Славка так и не взял трубку. Ужин с Юлей в суши-баре скрасил мой трудный день. Я рассказала ей все, и про Турцию, и про Славика, разве что не о своем ночном позоре, когда Виктор был сзади. Поверить не могу, что я это сделала! Надо завязывать пить, особенно перед сексом.

В общем, времени на новую работу у меня совсем не было. Виктора похоже это не тревожило, подаренный им мобильник ни издал и звука за весь день. Я вернулась домой за полночь.

Во вторник появляюсь в офисе после девяти утра. Я поставила машину на задворках, предварительно сделав три круга по кварталу, глядя на пустые парковочные места за воротами, принадлежащие компании, в которой я сейчас работаю. На мне черный деловой костюм, белая блузка в мелкий горошек и шпилька. Захожу в свой кабинет. У меня есть кабинет, у меня свой кабинет! И у меня заносчивый, наглый, высокомерный начальник. Еще у меня HR менеджер, которая хотела меня убить, невероятно красивый директор юридического департамента, друг, ненавидящий меня, и три стопки папок на столе! Твою ж мать. Стоит мне только опустить свой роскошный зад в мягкое кожаное кресло, как раздается звонок рабочего телефона. Это наш секретарь Светлана.

– Виктор Робертович вызывает вас к себе.

Я опять захотела в туалет по большому. Мой зад еще болит, и я подавляю в себе это желание. Прошло два дня после моего грехопадения. Виктор завел меня так, что я потеряла разум. А сейчас мне дико стыдно за свою раскованность прошлой ночью!

Интересно, могу ли я теперь входить в его кабинет без стука? Все же делаю три слабых касания костяшками пальцев о дверь. Мне никто не отвечает, и я вхожу. За столом Виктора его мать. Этого человека я хочу видеть менее всего в данный момент.

– Здравствуй Виктория.

– Добрый день. – Выдавливаю слова, слыша, как дрожит мой голос.

– Судя по всему, вы изменили свое решение?

– Вы пригласили меня, чтобы обсудить мою личную жизнь? – Что?! Это я сейчас сказала? Она в таком же недоумении как и я.

– Это я тебя пригласил! – здрагиваю, за спиной голос моего босса. Он берет меня за плечи и обходит слева. – Что ты тут делаешь? – Обращается к матери.

– Заехала проверить, как обстоят дела в нашей компании.

– С каких пор ты ей интересуешься, мама?

– Не думаю, что разумно обсуждать это при посторонних.

Вот сука!

Я, молча, разворачиваюсь и ухожу.

До обеда я не высовываю нос и кабинета, все время, жалея, что прохлопала Краснодар. Зачем я только согласилась на эту работу. Я решаю отказаться от обеда, живот сжался в комок от волнения за свое будущее. Мне интересно чем думал Виктор, ведь после того ужина в ресторане было понятно, что все именно этим и закончится. Или он считал, что сможет переубедить мать?

Я перелопатила все документы, дочертила проект, согласовала сметы, написала пару писем в департамент градостроительства и составила сервитут на земельный участок. К 19.00 я чувствую, как кружится моя голова. За весь день я не вспомнила о мобильнике и сейчас достаю его, чтобы заказать пиццу. Вижу сообщение от Вити, приглашение на обед. До чего странный человек! Если я не ответила, это не означает отрицательный ответ! Но, его ледяное высочество не любит просить дважды. Я выхожу в коридор и вижу, что офис опустел. Мягкий шум компьютера из моего кабинета разбавляет тишину. Я совершенно не хочу ехать домой, там я точно свихнусь от переживаний. Решаю заказать пиццу на работу и разобраться с еще одной кипой бумаг.

Пиццерия не далеко от офиса и уже через полчаса на моем столе дымится коробка с охотничьими колбасками и перцем халапенье.

Возвращаюсь из туалета, по пути вытирая руки бумажным полотенцем. И тут, вижу, как в МОЕМ кабинете, на МОЕМ кресле сидит мистер президент и лопает МОЮ пиццу, вальяжно закинув ногу на ногу!

– Любишь остренькое? – сглатываю слюну. Звучит несколько двусмысленно, не так ли?

– А ты любишь то, что тебе не принадлежит?

Кладет в рот большой кусок пиццу, вытирает губы салфеткой и встает.

Берет со стола Колу и делает два больших глотка, облизывает губы. Банальные вещи в его исполнении невероятно сексуальны.

– Я всегда получаю то, что хочу. Даже если это мне не принадлежит, или пока не принадлежит. – Подходит ко мне и грубо прижимает к себе. Я отворачиваюсь и обхожу его.

– Ты не против, если я поем?

Он кидает в стоящую в углу урну мятую салфетку и выходит за дверь, на лице снисходительная улыбка. Я жалкая морская свинка по сравнению с этим львом, мои попытки отбить удар выглядят смешными. И тут я понимаю, как сильно мне нравится такое расположение дел. Вот что значит сильный мужчина, как бы я не пыталась ему противостоять, он всегда остается спокойным и уверенным, он всегда на шаг впереди.

Ближе к девяти вечера я вспоминаю о своей собаке. Оставляю пиццу на подоконнике и вылетаю из кабинета, тут же торможу. В холле меня ждет Витя, глядя на экран своего телефона. Он так и сидел один на протяжении всего часа?

– Пошли, кое-что покажу.

– Я думала, ты обиделся.

– Я уже говорил, что не обижаюсь.

– Ах да, ты разочаровываешься.

Он резко тормозит передо мной и притягивает к себе. Как же я соскучилась за эти два дня! Его запах проникает в нос, скользит по моей коже под блузку. Грудь откликается, и я чувствую его руки, которые движутся от талии и выше. Чувствую как грудь покрывается мурашками.

– Ты меня злишь, а это другое.

Он прерывисто целует меня в губы. Я льну к нему, я хочу еще, но он отворачивается и тянет меня за руку в свой кабинет.

В окнах его кабинета краснеет закат. Я вижу, как солнце спускается к горизонту между высоток. Витя стоит за моей спиной. Он расстегивает пуговицы на моем пиджаке и стягивает его вниз. Тот с тихим шорохом падает под ноги.

– Мне нравится твое белье. – Горячие ладони гладят мою грудь, спускаясь по талии. Звук молнии на юбке звучит где-то далеко. Я открываю глаза и передо мной его рабочий стол. Я хочу подойти к нему и облокотиться на него животом. Юбка скользит вниз по бедрам, я перешагиваю ее и иду к столу. Витя не тронулся с места. Я остаюсь в черных чулках и на шпильке, расстегнутая блузка слегка обнажает живот и кружевное белье. Сажусь на самый кончик стола, слегка раздвинув ноги. Той ночью я пала ниже некуда и сейчас мне уже нечего стеснятся. Но он не ожидает, что я затеяла игру. Я только что ее придумала.

На его лице моя любимая маска профессора. Он снимает очки и разглядывает меня.

– Виктория, – делает шаг к столу, держа руки в карманах, – сними блузку.

– Эту? – расстегиваю последнюю пуговицу и позволяю блузке скатиться с моих плеч. Впервые в жизни мой минус первый размер груди меня не беспокоит. Я знаю, как я выгляжу в этом белье и вижу по его брюкам, что ему это нравится.

Виктор сглатывает и делает еще шаг. Я раздвигаю ноги, но он когда остается в полуметре от меня, я закидываю ногу на ногу и скрещиваю руки на груди. Он не ожидал такого поворота. Стоит на месте и смотрит в глаза.

– Стой, где стоишь! Знаешь, твой стол достаточно большой, – делаю акцент на последнем слове. – Думаю, я могла бы лечь на живот и стянуть свои трусики, вот так. – Ложусь на живот и большими пальцами играю резинкой от кружевных стринги. Могла бы облокотиться на него спиной, – перекатываюсь и обвожу взглядом стол.

– Что ты делаешь? Хочешь подразнить меня? – дышит ртом, но маску профессора не снимает.

Я быстро встаю и обхожу его кресло.

– Но вот незадача, теперь он ассоциируется у меня исключительно с твоей мамой!

– Мы можем обсудить это после?

Я не издаю и звука. Видит по выражению моего лица, что нет. Виктор идет к дивану и наливает из графина полный стакан воды. Выпивает залпом, не спуская с меня глаз, пока я натягиваю юбку.

– Мне нужно выгулять свою собаку, а ты пока реши, что будешь делать. Я не хочу приходить на работу и бояться столкнуться с ней в коридоре. Я устала переживать о тебе, о твоей отношении ко мне, о ваших с ней взаимоотношениях. Я не хочу быть яблоком раздора, не хочу портить тебе жизнь. Я думала, все решилось тогда в ресторане. И, возможно, тебе просто стало жаль меня после того, как твоя бывшая жена чуть меня не угробила. Кстати, ты рассказал матери о том, что натворила ее любимая Анжелика? – Меня прорвало, шлюзы открылись. – А знаешь, не важно. Ты позволил мне думать, что у нас с тобой отношения. В общем, подумай обо всем этом. Я устала волноваться каждую минуту! 

Глава 7. Красное и черное

Я не помню, как я спустилась вниз и села в машину. Буквально с минуту назад я стояла рядом с мужчиной своей мечты, и вот я уже в своем дворе из четырех хрущевок паркую мой BMW.

После случая с ублюдком на Ниве, я обхожу школьный двор стороной, гуляя под окнами квартиры. Виктор хотел что-то сказать, но я не стала слушать. Возможно, что я глупая наивная дура, и он просто хотел поиметь меня в зад. Ноги унесли меня прочь, словно чувствуя приближающийся конец. Возможность прожить еще одну ночь не испытав боль потери, но зачем оттягивать неизбежное.

А следующий день на работе мне сообщили, что Виктор улетел в Питер на встречу акционеров. Испытываю облегчение, от того, что его мать тоже должна быть там. К вечеру я не выдерживаю и пишу ему первая. Долбанная неудачница. Но текст письма стараюсь выдержать в строго-деловом стиле.

«Здравствуй Виктор. Жду от тебя ответа. Я должна решить, что мне делать дальше». Прождав несколько минут, постукивая пальцами по столу, я слышу за стенкой просьбу коллеги.

– Вика, пожалуйста!

– Прошу прощения.

– Что с тобой сегодня? Ты сама не своя.

– Сложности в работе.

Посещаю туалетную комнату, перекидываюсь парой слов с секретарем, отзваниваюсь Юльке и подтверждаю завтрашнюю встречу. Мы сняли два коттеджа за городом посреди леса, на берегу горной реки. У Кирилла день рождения, а это значит, что будет и Славик. Я долго думала, стоит ли мне ехать, но потом решила, что Юля с мужем мои близкие друзья, и я не могу всю жизнь бегать от Славы. Лучше раз и навсегда покончить с этим. Он скажет, что я лживая сука, дважды испортившая ему жизнь, я разозлюсь, но не покажу этого. Проглочу обидные слова, являющиеся правдой, и извинюсь в последний раз. Превосходно, когда есть план, то считай полдела сделано. Главное не закатывать концерт при всех. Но там уже как пойдет. Возможно, удастся отделаться тихой беседой в гримерке. По моим пальцам пробегает дрожь. Я понимаю, что это вибрация от телефона. Смс. Чувствую внутри приятное волнение. Знакомое чувство шестилетней давности. Внезапно осознаю, что с того самого дня, как Виктор вытащил меня из лап наркоторговцев, я и дня не думала об Эмине! Молюсь про себя, чтобы мои нынешние отношения не привели к аналогичному исходу.


Виктор: «Виктория, я определился. Лежа на животе».


Вспыхиваю. По лицу растекается улыбка. Негодяй, делает вид, что не понимает. Все, что мне кажется невообразимо сложным, пугающим, недопустимым он упорно не воспринимает всерьез. Он умеет эффективно решать любые задачи, иначе не занимал бы свою сегодняшнюю должность в компании, возможно, поэтому наши нынешние проблемы для него не стоят и выеденного яйца. А возможно они просто для него не важны? Сжимаю пальцы в кулаки, не хочу отвечать моментально. Я ждала ответа больше часа. Через десять минут получаю следующее сообщение. В животе забегали мурашки.


Виктор: «В белье. Но в следующий раз я хочу красное».


Что ж, тогда я тоже поиграю. Но когда ты приедешь ты не получишь ни красного ни черного!


Я: «Мне не найти красных чулок».


Виктор: «Уверен, ты сможешь».


У меня во рту пересохло. Интересно, когда он вернется. Он ничего не сказал о своем отъезде. Кот, гуляющий сам по себе, но требующий пищи и ласки. Что ж, котик, теперь ты на гречке, пока я не получу то, что хочу, а именно внятного ответа о том, кто мы друг другу и как нам быть с его матерью. От мыслей о ней мои мурашки разбежались по углам.

В пятницу я ухожу с работы пораньше. За мной заезжают Кирилл и Юля. Мы заскочили за Ватрушкой и отправились загород.

– Там два шестиместных коттеджа. Один займем сегодня, завтра еще гости потянуться. – Кирилл втопил педаль газа, я стараюсь не смотреть на спидометр.

– Кто будет?

– Слава будет.

– Спасибо Юля. Кто еще?

– Половину ты не знаешь. С работы две семьи, Артем, Миша, не знаю с кем-то или одни.

Заднее сиденье автомобиля в полном моем распоряжении. Я ложусь и закрываю глаза. Через мгновение меня теребят по ноге.

– Подъем!!!

– Я уснула?

– Ага! Выглядишь уставшей. – Юлька достает сумки из багажника. Я собираю волосы в хвост и спешу ей на помощь.

– Я плохо спала, много работы.

– Сейчас отдохнем! Мы арендовали баню на всю ночь, она прям на берегу реки.

– Ты знаешь я не любитель, давление.

– Старушка, вон тот дом. – Примерно в двуустах метрах от нашей машины в конце территории пара двухэтажных коттеджей. Хватаю пакеты покрепче.

– Один полностью занят гостями, во втором пока пусто.

– Я поселюсь там, можно?

– Не вопрос.

Вечер выдался невероятно жарким. Беседка, в которой разместились все гости, стоит у самой реки. Солнечные лучи поблескивают на воде, приглашая окунуться в прохладную горную реку. Течение настолько сильное, что устоять на месте практически невозможно. Я захожу покалено и сажусь в воду на камни. Как приятно, ледяная вода обтекает мое тело, унося с собой всю тревогу и усталость. Ватрушка так и не решилась искупаться, с берега на меня смотрят ее большие преданные глаза. Окунаю голову в реку, волосы уносит поток воды, мысли тут же проясняются. Когда я возвращаюсь на берег усталость, словно рукой сняло. Сегодня я пью махито любезно приготовленное коллегой Кирилла. Он сидит бок о бок со своей женой, не спуская глаз с моих ног. Вы знаете, есть такой тип мужчин? Вот идет тебе навстречу семья, муж, жена и ребенок. Издалека все у них гладко, он даже держит ее за руку, но, когда вы пересекаетесь по его лицу, скользит мимолетная улыбка. Он смотрит в твои глаза, кто-то даже подмигивает, недвусмысленно улыбается и опускает взгляд, дабы жена не заметила. Есть такой тип мужчин. Именно он сидит сейчас напротив. Хотя жена его вполне симпатичная и стройная девушка. А если она заметит, виновата буду я. Ну знаете, есть такой тип женщин, которые как огня боятся незамужних девушек, если не боятся, так ненавидят, словно каждая из незамужних женщин грезит ее мужем и носит в себе план по его завоеванию.

С третьим по счету коктейлем решаю посетить баню, от волос отдает тиной. Солнце уже ушло за горизонт и от реки веет прохладой. В предбаннике пусто, но я все же решаю остаться в купальнике, прежде чем пройти в парилку. Открываю стеклянную дверь и в легком тумане вижу Славку, пытающегося высосать внутренности из какой-то крашеной блондинки. Он постоянен в выборе. Тут же захлопываю дверь. Не знаю, успел ли он меня заметить. Я понадеялась, что он не приедет. Залетаю в душ и с силой намыливаю голову. Что меня так разозлило. Я вбила себе в голову, что он в меня бесконечно влюблен, а это оказалось не так? Он сам сказал мне, что я ему нужна, выходит, обманул? Какая к черту разница, если я точно решила для себя, что он мне не подходит! Задетое самолюбие? В точку.

Закутываюсь в свежий махровый халат, взятый со стопки, любезно приготовленной администратором. Хочу надеть свежее белье и костюм, которые остались в сумке в дальнем коттедже. В предбаннике встречаюсь со Славиком.

– Привет. Как дела?

– Нормально, как твои? Можешь не отвечать. – Пытаюсь состроить понимающую улыбку. Осознаю, что хочу, чтобы ему было стыдно.

– Я хотел забрать вещи. Ты имеешь право приводить домой кого хочешь.

– Я знаю. – Киваю. – А ты целовать. Помнишь ее имя?

Он ухмыляется. Я не имею право на подколы.

– Прости, я не должна так говорить.

– Хочешь, чтобы я горевал по тебе.

– Нет, хочу, чтобы, между нами, все было как прежде.

– Это невозможно. – Разводит руками. Я понимаю, о чем он. После его признания и моего поступка об этом не может быть и речи.

– Ну… то есть, я просто хочу, чтобы ты не ненавидел меня так сильно, как я того заслуживаю. Ты дорог мне.

– Вика, я не ненавижу… – Из душа выходит его подруга. Красивая, даже очень. И я этому почему-то рада.

– Прости. – Произношу шепотом, она косится на меня, явно все неправильно понимая.

Резко хлопаю дверью и иду по узкой дорожке между елей. За полночь, стало совсем темно, и еловые лапы закрывают свет фонарей. Под ногами хрустит гравий, эхом слышится голоса нашей компании со стороны реки. За деревьями что-то прошуршало. На секунду останавливаюсь. Сбоку кто-то прошел, наверное, другие отдыхающие. Ускоряю шаг, сжимая в кармане ключ от дома, он стоит в самом конце. Возможно, это не лучшая идея спать там одной. Тут же вспоминаю ночь со Славиком на чердаке в доме моей мечты. С ним было так уютно, тепло, стабильно. А потом наступило утро, в памяти всплывает лицо Виктора.

Замыкаю дверь со внутренней стороны и иду на второй этаж. Выбираю самую большую комнату с теликом, натягиваю трусы и залажу под одеяло прямо в халате. Работает только первый канал, идет передача с Еленой Малышевой. После бани мне совсем перехотелось спать, и я жалею, что не захватила со стола бутылку пива. Решаю вернуться на первый этаж в кухню и проверить холодильник. Но на лестнице меня останавливает скрип половиц. Это не кажущийся звук, в доме кто-то есть. Вспоминаю американское кино, где жертвы выбираются из окон второго этажа и сползают по стволу деревьев вниз. Что было за моим окном? Внизу темно, ну почему я не оставила свет! Напротив лестницы кухня и я вижу там большое окно. Еще там можно поискать средства защиты. Но уже поздно, слышу, как по лестнице кто-то поднимается. Это может быть, и кто-то из гостей, ключи наверняка не только у меня. Чувствую знакомый запах, по моему телу растекается тепло, в животе проснулись мурашки. Поправляю мокрые волосы.

– Вчера вечером ты позволила себе говорить со мной неподобающим образом. – Наглый выскочка!

На моем лице улыбка. Я не в силах скрыть радость от того, что я напрасно испугалось, от того, как я счастлива, видеть его и вдыхать аромат лучшего мужского парфюма – уверенность, спокойствие, сила.

– Здравствуй, – Шепчу и позволяю заключить себя в теплые сильные объятия.

Виктор тут же развязывает пояс на халате и касается моей кожи.

– Ты позволила себе указывать мне. – До боли сжимает мою талию, ягодицы. – Но самое недопустимое и непростительное, ты завела меня, а потом отказала. Ты мне отказала. – Я не заметила, как мы оказались в спальне. Его слова пугают и дурманят одновременно. Халат падает на пол, и я цепляю его ногой, когда Виктор толкает меня вглубь комнаты.

– Как ты зашел?

– Помолчи. – Он смотрит на меня и снимает рубашку, приехал с работы. Я стою в одних трусах, не зная, куда деть руки. Кстати, мои трусы красные, но не из кружева, а хб, с изображением человека паука. Люблю я Марвелл.

Я вижу ухмылку на лице Виктора. Он выключает телевизор, сумерки проникают в комнату через окно. За ним нет дерева.

– Сейчас ты не такая смелая. – Резко выдернул ремень и петель брюк, идет на меня, расстегивая пуговицу, затем молнию.

– Я совсем не смелая. – Приподнимает брови, серьезен.

– Я же сказал, помолчи. – Разворачивает и облокачивает меня животом на комод, тут же раздвигает ноги и закрывает рот рукой. Угол комода больно упирается в мои ребра.

– Так ты вроде хотела? – имитирует толчки, я отталкиваюсь руками от комода.

– Или так? – опять разворачивает и садит мой зад столешницу. Так-то лучше. Я вся растрепанная. Виктор проводит рукой по шее, груди, животу. Когда доходит до моего сексуального белья, то я вижу намек на улыбку. Что сказать, я не рассчитывала на секс, а после нашей первой ночи в моем доме стринги я не носила, хотя мой зад уже пришел в форму.

– Я буду трахать тебя сегодня во всех позах, каких только захочу, а ты будешь послушной, это ясно?

– Нет… – хочу позлить его.

– Ты еще смеешь возражать. – Он снисходительно целует меня в губы, как он любит, еле касаясь их и дразня меня. Он знает, что я без ума от его поцелуев.

– Я не хочу, чтобы было больно.

– Немного. – Выставляю ладонь перед собой. Я не позволю наказать себя ремнем, если он об этом. За кого он меня принимает?! Но Виктор убирают мои руки за голову, и награждает свои лучшим поцелуем, давая понять, что бояться мне нечего. Ну, я надеюсь, что он это имеет ввиду.

– Сперва встань передо мной на колени. – Размечтался! – И возьми мой член в свой маленький дерзкий ротик. – А, так бы сразу и сказал. Что ж, пока это не худшее наказание. Мой второй раз в мире минета, первый был очень даже ничего.

Слезаю с комода и стягиваю его трусы с надписью Hugo BOSS. Резинка цепляется за его большой стоячий член. Как я уместила его у себя во рту той ночью? Наверное, просто выпила больше. Поднимаю на него глаза, извиняясь за свою неловкость, он с непроницаемым видом смотрит на меня сверху вниз, пыльцы его рук делают легкий массаж на моем затылке. Беру в руки его член, ладно поехали. Прохожусь языком по его толстому стволу, задерживая кончик языка на головке, обвожу им по кругу. Он точно обрезан, так гораздо лучше, чем куча лишней кожи. Запускаю его в рот и сосу, Виктор мягко направляет меня рукой. Через пару минут моего старания чувствую, как по горлу растеклась горячая жидкость. Я думала, что меня предупредят. Вкус странный, я глотаю. Пытаюсь изобразить на своем лице претензию, о таких вещах нужно спрашивать! Виктор смотрит на меня с высоты своего роста, на лице похабная ухмылка. Ладно, все лучше, чем ремень, и что скрывать, я довольна собой.

– У меня есть для тебя кое-что. – Встаю, обнимаю его тело. Я хочу нежности, прижаться щекой к его груди и услышать глухие удары сердца, почувствовать тепло и аромат его кожи.

Виктор закидывает меня на плечо и несет на кровать, медленно стягивают ткань с изображением марвелского супергероя. Его пальцы открыли доступ к самому сокровенного, он целует меня внизу в свойственной ему манере, еле касаясь кончиком языка моего клитора. Щетина на лице приятно покалывает. Мои руки за головой сжимают подушку.

– Да, так…

Еще минута, я ощущаю как мои колени начинает сводит. Виктор останавливается.

– Издеваешься? – шепчу я.

– Я только начал.

Встает и уходит, возвращается в комнату уже с сумкой руках. Первым делом достает веревку.

– Я не на столько тебе доверяю. – Приподнимаюсь на локти.

– Ты боишься меня? После всего что между нами было? – садится на мои бедра сверху и заводит руки за голову, нежно целует.

– Ты читаешь слишком много романов.

– О нет Виктория, это ты читаешь слишком много романов! – Чувствую, как мои руки сжимает мягкая нить. Витя переворачивает и ставит меня на четвереньки. – В прошлый раз я хорошо позабавился. – Гладит пальцем мой анус. – Вернусь сюда позже. – Его член скользит между бедер, он опять стоит и готов к работе. Резкий толчок, еще один и еще. После незавершенного куннилингуса я еще не успела остыть. Ощущаю, что внутри у самого влагалища нарастает напряжение, все сжимается в комок. Это незнакомый мне оргазм, я сталкивалась лишь с клиторальным и то наедине с собой. Ни один мужчина не доводил меня до конца.

– Хочешь кончить здесь или тут? – Высовывает член и проводит по клитору. Там ощущения совсем иные, напоминает позыв в туалет по-маленькому, только гораздо приятнее и глубже. Теперь я уже и не знаю.

– Внутри. – Сглатываю слюну.

Виктор снова проникает в меня и набирает скорость.

– Сейчас?

– Да, пожалуйста, не останавливайся.

– Хочешь, чтобы я продолжал трахать тебя? Скажи.

– Хочу.

– Не так.

Чертов выскочка, он замедляет темп, я теряю его.

– Нет, пожалуйста. Трахни меня сильней!

Я взрываюсь и падаю на живот, коленями все еще упираюсь в кровать, но ноги подкашиваются. Виктор во мне, придерживает мои бедра и не отпускает от себя. Перед глазами туман, я не чувствую себя, я где-то далеко. Между ног все свело, ноги сжались сами собой, внутри приятная неугасающая пульсация. Возвращаюсь в тело, когда резкий шлепок проходится по моей заднице.

– Я не закончил и не разрешал тебе лечь. – Сжимает мои ягодицы в свои руках так, что вскрикиваю, а он все продолжает резко подтягивать меня к себе. Правая рука закрывает мой рот, попахивает изнасилованием. Но я не против, если это сделает он.

Вмиг я очутилась на спине, руки все еще связаны. Пытаюсь различить его глаза в темноте, не вижу. По шее стекает пот, где-то сбоку скрипит кровать. Толчок, толчок, толчок. У него такая широкая грудь и большие бицепсы. Наконец он наклоняется и кусает меня в шею, оттягивает соски, еще секунда и я слышу удовлетворенный стон.

– Такая большая сумка для одной лишь веревки?

Смех рядом с моим ухом. Виктор поворачивается ко мне, и я вижу свои любимые теплые глаза. И пусть в комнате нет света, я знаю, они темно-янтарного цвета, широко открыты и смотрят на меня без злобы.

– Мы уезжаем в воскресенье. – Переворачивается на спину. – Я снял коттедж целиком для нас двоих.

– Мне не сказали. – Вот же предатели. – Хочу в душ.

Виктор встает и идет следом за мной. В душевой комнате нет кабинки, вода падает на плитку.

– Думаешь я настолько грязная? – Витя намыливает мою кожу своим гелем для душа Axe Морозная мята и имбирь, делая акцент на моей груди, но, если по-честному там и намыливать нечего, но ему похоже по душе мой бюст. Бедра отмыты и блестят как наливное яблочко.

– Я бы с не меньшим удовольствием вымыл твой дерзкий ротик. – Французский поцелуй. – Не сдвигай ноги. – Его пальцы скользят по моему клитору, такие гладкие и нежные, до миллиметров определяющие все самые чувствительные места.

– Надо сделать ноги пошире.

Поднимаю лицо вверх. Теплые капли воды падают и стекают по моим щекам, шее, груди. Приоткрываю рот, так как хочу вдохнуть глубже. Внизу нарастает сладкое напряжение, словно я сильно хочу в туалет, но гораздо приятней.

– Трахалась в душе?

– Нет.

– Не своди ноги.

– Не могу.

Витя ставит свои ноги между моих. Левой рукой то сжимает мой сосок, то прижимает к себе мое лицо, а правой продолжай мучительную пытку. Я чувствую все происходящее каждой клеточкой. Холодный кафель за спиной, теплую воду, падающую на мое лицо, поцелуи, крепко сжатую грудь и пальцы между ног. Мне хочется лечь, чтобы было удобней взлетать. Вот сейчас, сейчас… Я больше не могу стоять, мне хочется свести ноги, но Виктор не дает и от этого еще слаще еще мучительней!

– Ааа, ааа, ааа… – я сжимаюсь в комок, где-то внутри, Виктор не убирает руку.

– Понравилось?

Он еще спрашивает. У меня больше нет сил стоять. Горячая вода окутала нас паром, ноги дрожат.

– В следующий раз я хочу, чтобы ты перестала себя контролировать.

Виктор берет меня на руки и несет на кровать. Ложусь на бок и отключаюсь.

С трудом открываю глаза. По привычке шарю рукой под подушкой в поисках мобильника. На часах 11.20! Я сроду не спала до такого часа. Во сколько мы вчера легли? Привожу себя в порядок и выхожу из комнаты. Снизу доносится приятный аромат.

– Как раз к обеду, соня.

На кухне стоит Витя в одних джинсовых шортах и белом фартуке. Где он его откапал?

Я не в силах сдержать улыбку.

– Чудесное утро. – Ставит передо мной тарелку.

– Фриттата с овощами, ветчиной и сыром. Мое фирменное блюдо, и единственное, что я умею готовить.

– Выглядит превосходно.

– Приятного аппетита.

Виктор кладет большой кусок омлета к себе в рот и смотрит на меня своим фирменным взглядом соблазнителя, на лице улыбка.

– Я не могу есть, пока ты так делаешь?

– Как? – Улыбается.

– Смотришь на меня, вот так… Как будто знаешь про меня какую-то тайну, при чем скорее всего сексуального характера.

– Я знаю одну тайну. Твой вид сзади самое лучшее что я когда-либо видел.

– Все, спасибо, я наелась. – Встаю и иду к бутылке с водой. Виктор в своей неторопливой самоуверенной манере подходит сзади.

– Это же комплимент.

– Мне не по себе.

– Давай с тобой определимся раз и навсегда. – Нежно берет за подбородок. – Ты моя девушка, мы встречаемся, мы занимаемся любовью, и мы трахаемся. Я уже видел тебя обнаженной, и то, что я видел мне очень нравится. Мы взрослые люди и вольны делать в своей спальне все что захотим. Это нормально, не постыдно, безумно приятно. Я хочу, чтобы наедине со мной ты была раскованна, получала удовольствие и просто наслаждалась. Это невозможно пока ты стесняешься меня, не доверяешь, опасаешься. Иначе я сам не могу расслабится, никому из нас это не выгодно.

– Для тебя это разные понятия, заниматься любовью и трахаться?

– Определенно. Вчера я трахал тебя, а в ту ночь на яхте мы занимались любовью. Тебе как больше нравится?

Я сглатываю, внизу живота пробежала стадо мурашек. Боюсь, что, если скажу, что мне нравится, когда он меня трахает, мы больше не будем заниматься любовью, а вдруг мне захочется и нежности.

– По-разному. Но больше, как вчера.

Смотрит как питбуль на котенка.

– Понравилось, как я вчера тебя трахнул? Скажи, глядя в глаза.

Делаю неимоверное усилие, я не привыкла к таким откровениям. Щеки горят, смотрю на него.

– Да.

– Ооо, ребята привет! – В дом вваливаются Юлька с Кириллом. Виктор с неохотой отходит на меня на встречу другу.

– Ты когда приехал? – Кирилл обнимает друга.

– Поздно ночью, прости, что не поздравил вовремя.

– Нормально. – Кирилл отмахивается. – Купаться идем? Там тридцатник не меньше.

Юля все это время смотрит на меня с нескрываемым любопытством.

– Голодная? – Пытаюсь перевести разговор.

– Вообще да.

– Фриттата!

– Юля, ты там курицу жарила, пошли. – Кирилл более понятливый, чем моя подруга! Юлька корчит ему гримасу и выходит следом.

Я наяриваю кулинарный шедевр в исполнении моего парня.

– Никогда ни с кем не говорила о сексе?

У меня полон рот фриттаты. Я жутко смущаюсь, не умею я вести подобные беседы.

– Привыкай, со мной будешь.

Так значит? Разговоры о сексе он ведет очень легко, а касаемо других вещей он просто не воспринимает меня в серьез! Мы сегодня же решим все раз и навсегда.

Виктор снимает фартук, допивает кофе и удаляется из кухни.

Кирилл не преувеличил, на улице и правда адское пекло. Количество гостей выросло по сравнению со вчерашним вечером, я никого из них не знаю. На сегодня у нас запланирован сплав по горной реке, волейбол и велопробег по местности. Виктор отправился на сплав без меня, в сугубо мужской компании. Я же, окунувшись в ледяную воду, наконец-то позволила себе расслабиться на берегу с книгой в руках. Обожаю читать. Всю популярную классику я уже прошла, сейчас увлеклась детективами и мистикой. На сегодня мои фавориты Дж. Макмахон и Ю. Теорин. Книгу последнего под названием «Ночной шторм» я не без удовольствия открыла и сразу же с головой погрузилась в нее. Периодически меня выдергивают воспоминания о Викторе. Я должна с ним поговорить, нам нужно решить вопрос с его матерью и ее отношением ко мне, к нам. Пока я окончательно не потеряла голову от Виктора. Я даже не уверена, не произошло ли это уже! Мы не может только заниматься сексом и говорить о нем. Что уж тут скрывать, мне это нравится, даже слишком. Но хотелось бы определенности. Я себя знаю. Я не смогу успокоиться и жить, пока нахожусь в таком подвешенном состоянии, пока есть кто-то, кто меня ненавидит и от кого зависит мое счастье, без малого.

– Ты ведь не надеешься, что тебе удастся уйти от разговора?

Поднимаю наивные глаза на Юльку, которая держит в руках пару бутылок пива. Холодное, то, что нужно. Протягиваю за ним руку, но она корчит рожицу и отодвигает от меня бутылку. Я понимаю, что мне придется отвечать на вопросы.

– Мы трахаемся с ним. – Решаю сразу быть честной. Юлькина челюсть плюхнулась в воду. Я делаю холодный освежающий глоток.

– Ам… И давно?

– Месяц. Первый раз в Турции после того, как он спас меня. И понеслась.

– Так у вас отношения?

– Хотела бы я знать!

– Я тоже!

Молча пьем и смотрим на воду.

– В общем, все сложно. Он говорил, что любит меня. – О его предложении на яхте я решаю умолчать, Юлька раздует из этого, бог знает что. – Дарит дорогие подарки. И знаешь, он бывает таким милым, теплым, таким моим. Но порой ведет себя так, словно я ему никто. И еще. Он познакомил меня с матерью.

– Вика!!! И ты еще сомневаешься?

– Спокойно, она меня ненавидит и не скрывает этого. «Не из нашего круга». – Пытаюсь сымитировать ее слова.

– А Витя что говорит по этому поводу?

– Ничего, ведет себя так, словно это ничего не значит!

– Ну и не парься. Если его это не беспокоит, то тебя и подавно не должно.

– Юля, я не хочу, чтобы один из важнейших людей в жизни моего мужчины меня ненавидел. Плюс, она лишит его оставшейся половины акций компании, если он будет со мной. О чем тоже заявила безо всяких стеснений.

– А Витя?

– Вот и я о чем тебе толкую. Ничего! Может он и обдумывает что-то, а мне не говорит. Я не хочу приходит на работу опасаясь столкнуться с ней в коридоре. Да, живет она в другом городе, но все же.

– Вашим отношениям месяц, месяц! Ты словно завтра замуж за него собралась. Не загоняйся.

– Да, ты права, месяц – это не срок. Но если я влюблюсь… Боже, похоже это уже произошло, как в прошлый раз.

– Вот именно, держи себя в руках. Не бегай за ним, не требуй принимать решений сейчас, не проси отчего-то отказаться. Вы слишком мало вместе. Пожалуйста, не повторяй своих ошибок. Притормози.

– Да, ты права. Просто он делает такие жесты и говорит такие слова, что я иногда верю… ну будто сейчас все взаправду, понимаешь? Будто у нас есть будущее. Но в основном наши разговоры и действия сводятся к одному.

– И как?

– Лучше не бывает, превосходно.

Я краснею, Юлька смеется.

– О чем еще можно мечтать. Наслаждайся, у вас конфетно-букетный период. Вы и должны сейчас из постели не вылезать, а не решать проблемы вселенского масштаба. Только пожалуйста… Ну в общем, не спеши.

– Какие планы?

– Ну я не экстрималка. Пусть сами болтаются на порогах этой сумасшедшей реки. Сегодня я буду бревном на берегу.

– Я бы покаталась на велике.

– Мы оплатили аренду. Тропа проходит по поляне через лес, потом вдоль реки. – Юля указывает предположительное нахождение велосипедной дорожки.

– Отлично, поеду, проветрюсь.

Когда под колесами велосипеда раздается мягкий хруст веток и песка, я успокаиваюсь. Возможно, Юля права, я слишком тороплюсь, и сейчас действительно стоит просто наслаждаться. Такие периоды длятся не долго, верно? Когда два человека только-только сошлись, появляются эти неповторимые ощущения от мурашек в животе, в моменты незнакомых касаний и ласки. Иногда даже взгляда достаточно, чтобы выросли крылья, внутри стало щекотно, и щеки вспыхнули как у подростка. Когда каждое прикосновение так ново, участок тела не изведан, дальнейшие шаги непредсказуемы. Запах еще не приелся и каждый поцелуй как впервые. Наутро тебя одолевает смущение, после прошедшей бурной ночи. Вглядываешься в лицо, пытаясь прочесть мысли в его глазах. Ломаешь голову над тем, как удивить и порадовать, тогда как все что происходит в этот период само по себе удивительно, потому что незнакомо. Я рискую упустить все эти сладкие моменты, погрязнув в переживаниях. Я давно догадывалась, но сейчас поняла окончательно, я совершенно точно влюблена в Виктора, но он об этом не узнает, по крайней мере, не сейчас. Уже поздно давать задний ход. И если и есть вероятность, что ничего у нас не получится, а она определенно есть, то я хочу наслаждаться этим человеком по возможности дольше.

Спустя два часа моих скитаний по лесу, с высадкой у берега реки, беготней сломя голову по поляне, усыпанной незабудками, обниманием старой толстой сосны и прочих глупостей, я возвращаюсь на базу, в надежде, что никто не видел моего нелепого поведения. Но я хотя бы приняла решение.

Медленной шаркающей походкой бреду к нашей беседке. Уже за полдень, но все еще жарко. Тороплюсь окунуться в реку. Я не видела Виктора 5 часов и жутко соскучилась. Но даю себе установку не выказывать своих явных чувств. Спускаюсь по ступенькам и вижу, что мужская половина вернулись в целости и сохранности. За милю чую моего парня. Стоит спиной в белой майке, джинсовых шортах и бейсболке. Руки в карманах. Разговаривает с красивой девушкой. У нее яркие рыжие волосы каре, пышная грудь и накаченная задница. Хорошая мода сейчас, спортзалы переполнены. Дистанция менее метра. Это меньше дозволенных мной десяти! Сжимаю пальцы, делаю непроницаемое лицо, прохожу мимо, не замечая толпы. У реки снимаю шорты и майку, делаю несколько шагов и окунаю свой тощий зад в воду. Внутри все кипит и мне кажется, что из моих ушей скоро пойдет пар. Опускаю голову, тут же вспоминаю про приставучий запах тины. Сейчас Виктор стоит лицом к реке, но я не могу сообразить, смотрит ли он на меня. Рыжая все еще рядом. Приехала сегодня? Пытаюсь краем глаза понять, что они делают, рискуя поймать косоглазие. Спустя пару минут я достаточно промерзла снаружи, но не остыла внутри. Проплываю ниже по течению реки, чтобы вернуться в коттедж другой дорогой. Заносчивый гад!

С жаром намыливаю голову, прогоняя всплывающие картинки Виктора перед глазами. Я не должна показать ему, что так бешено ревную, если не хочу, чтобы все закончилась как в прошлый раз. Если не хочу снова выпасть из жизни на несколько лет. Больше безразличия и страсти. Меньше упреков и слов о своих чувствах.

Шампунь белой пеной стекает по моему телу. Внизу по ногам прошелся холод. Подставляю лицо под душ, чтобы смыть остатки мыла. Душевая шторка зашелестела, я, наконец, открываю глаза. Он стоит за моей спиной, прямо в одежде.

– Что это было?

– Не поняла? – поворачиваюсь к нему и касаюсь ладонями его белой майки в крапинку от капель воды. Он снимает свою бейсболку и бросает на пол. Стараюсь делать милое непонимающее лицо девушки, которая возбуждена увиденным.

– Почему ты не подошла?

А я что должна была? Наверное, потому что ты был занят какой-то рыжей шлюхой!

– Я два часа каталась на велосипеде, и мне было очень жарко. Хотела поскорее освежиться.

– Вот как.

– Честно говоря, я так спешила искупаться, что даже не заметила тебя. – Отворачиваюсь, словно не понимая его претензий. Закручиваю кран и накидываю полотенце. – Еще вопросы будут? – похоже он просто в шоке. – Ну, тогда я хочу высушить волосы и одеться. Чем потом займемся? – а у меня неплохо получается. Но я бы с большим удовольствием сняла сейчас его мокрую футболку, шорты, и встала бы на колени… Так, стоп!!! – Я хочу провести вечер на улице со всеми.

– Я подожду тебя.

Натягиваю бежевые брюки милитари с кедами, полный антисекс, но я их обожаю. Короткую белую майку, открывающую пирсинг на пупке и коричневую кепку. Сбегаю по лестницу, пытаюсь проскочить мимо Вити, который стоит в коридоре. Но он ловко ловит меня за руку и притягивает к себе.

– Классно выглядишь.

– Благодарю. Пошли.

– Не спеши. – Его лучший поцелуй и так не вовремя. Почему в постели я получаю только дразнящий намек. К черту самоконтроль, делай со мной, что хочешь! Нет, я держу себя в руках! Этот человек слишком мне дорог, чтобы показывать, как сильно он мне нравится. Да что уж тут, что я влюблена по уши как девчонка! Его горячие ладони касаются кожи в области талии, она тут же покрывается мурашками. Я без ума от его прикосновений. Он поглаживает меня от лопаток до поясницы, я прижимаюсь к нему и чувствую себя маленькой беззащитной девочкой, но в полной безопасности в его объятиях.

– Я жутко голодная. – И это правда, утренняя фриттата давно канула в небытие.

Подоспели вовремя, как раз к свежей порции дымящегося шашлыка. Шампура с мясом лежат на большом блюде, в решетке-гриль доспевает курица. Прохожу к концу стола с непринужденным видом, захватывая бутылку светлого-нефильтрованного. Ищу два свободных места рядом. За спиной раздается мелодичный голос рыжей стервы:

– Вить, иди сюда, тут свободно. – Интересно, она и правда не знает, что у него есть девушка? И как мне реагировать в такой ситуации? Юлька выглядывает на меня из-за большого графина с клюквенным морсом.

Виктор берет стул, так около нее получаются два свободных места. Видимо стул предназначался мне. Но я не стану сидеть с ней и не понимаю, почему он не против? Она же открыто с ним флиртует, а он не пресекает этого. Ничего, рядом с незнакомым мне мужчиной, по возрасту старше меня лет на десять, есть свободный край лавки. Он жестом показывает, что свободно и мне приходится сесть к нему вплотную, чтобы не свалиться. Улыбаюсь Вите, мол не страшно сяду тут. Внутри пороховая бочка вот-вот взлетит на воздух. У Виктора на лице маска профессора, обычно это не очень хороший знак.

– Я голодная! – пытаюсь разрядить обстановку. Юлька смотрит на меня в упор, Кирилл протягивает шампур с мясом.

– Давай открою бутылку. – Сосед предлагает поухаживать. – Антон.

– Вика. Спасибо! Я думала все бутылки уже давно с откручивающейся крышкой.

– Нет, только не баварское. Очень хорошее. – Он ловко избавляется от крышки при помощи зажигалки.

– Ты подруга Юлии, жены Кирилла?

– Да. А ты?

– Я работаю с ним вместе, поставляю строительные товары.

– Ясно. Юля, где Слава? – Не сразу понимаю, что возможно Вите мой вопрос неприятен. Но, судя по звонкому смеху рыжей шлюхи с наращенными ресницами (вот уж чего не понимаю, так это как с ними можно комфортно жить?), он не обратил внимание на мои слова.

– Уехал с Ирой на велосипеде.

– Вика, ты одна тут? – простой вопрос соседа ставит меня в тупик. Сказать, что Витя мой парень? Тогда какого хрена он сидит за другим концом стола? Если скажу одна, однозначно рискую оскорбить дорого мне человека.

– Нет, не совсем.

– Как так не совсем? – смеется. Он довольно симпатичный. Но с появлением Виктора в моей жизни, другие мужчины просто перестали существовать. – Или одна или нет.

– Нет.

– С кем?

– Его сейчас нет рядом. – Произношу это как можно тише.

Вскоре мне уже нужна вторая бутылка. – Как прошел рафтинг? Все целы?

– О, это было круто. – Раздаются мужские голоса. – На одном порогу мы почти перевернулись. Я уже мысленно попрощался с жизнью. Спасибо этому человеку, – Показывает на Виктора. Тот смотрит на меня глазами бульдога, не отвлекаясь на болтовню. Похоже мне крышка. Его соседка сидит отвернувшись. Что, закончились темы для бесед?

– А что произошло?

– Лодка почти перпендикулярно встала. Витя берет, весло подставляет, – Кирилл завершает рассказ, сопровождая это показательными выступлениями. – Я так и не понял, как ты сам не выпал?

– Я уже делал это раньше. – Мистер президент наконец-то очнулся.

– Короче, впечатлений у нас сегодня хватило.

– Я правильно сделала, что не поехала. – Произношу, глядя на Кирилла.

Тут в беседку заходит Славик со своей пассией. Виктор, заметив их встает и предлагает свое место и пустующий рядом стул. Сам удаляется к реке. Через пару минут рыжая стерва идет за ним.

Славка что-то красноречиво рассказывает. Надеюсь, наша с ним история в прошлом. Только бы он был счастлив. Сбоку подкрадывается Юлька.

– Что за херня?!

– Это ты мне скажи, кто эта рыжая?

– Странно, что ты не знаешь. Ты же так мило беседовала с ее отцом!

– Когда?

Мой сосед Антон к тому времени отошел на перекур.

– Это наши краевые поставщики. У нас были с грузом, Кирилл предложил остаться. Завтра они уезжают.

– Ты видела, как они мило беседуют? Я просто решила не мешать.

– Господи, да она просто рассказывала ему о том, какой товар у них в продаже. У Вите же строительный магазин. Не думаю, что она его заинтересовала. У них разница лет 15 не меньше. А Витя не из тех мужчин, кого привлекают такие женщины.

– Это, какие такие?

– Вика, ну ты дурочку то не включай. Ну, о чем он с ней может говорить? Она молодая, легкомысленная, жизни не знает.

– Да, толи дело я!

– Слушай, тебе точно надо посетить психолога со своей самооценкой! Почему ты не села рядом?

– А почему он сел рядом с ней?

– Там было 2 свободных места! Не беси меня выдуманной ревностью.

– Я стараюсь сохранять безразличие и не надоедать.

– О да, у тебя точно получается быть безразличной, даже наплевательски безразличной.

– Есть сигарета?

– Чего?

– Я бы с радостью покурила кальян, да вряд ли в этом захолустье он есть. Так что сделай одолжение, стащи у Кирилла сигарету и дай мне.

– Я никогда этого не сделаю для тебя. Забыла, с каким трудом ты бросила.

– Да и фиг с тобой, я сама.

Подхожу к Антону и стреляю него сигарету. Он дает мне прикурить, я благодарю и ухожу. Сейчас компания мне не нужна. Взгляд сканирует берег и кусты, Виктора не видно, и рыжей тоже! Господи, Юля опять права. Ну почему я такая дура. Постойте, на сей раз она ошиблась. Это я глупая легкомысленная идиотка, причем тридцатилетняя и это со мной не интересно. А раз уж наши с рыжей IQ равны, мужчина всегда выберет молодость. Не замечаю, как скуриваю половину сигареты. Кашель после первой затяжки прошел, сейчас в горле оседает горечь смолы и никотина. Как я курила эту гадость десять лет? Но я просто должна убежать ото всех и от себя. Мысли словно в бреду, а ведь ничего страшного не произошло. Это всего на всего моя низкая самооценка. Я красивая, стройная, умная – излишне сомневаться, учитывая, что всего в этой жизни я добилась сама и честным путем. Поправка по последнему пункту. Я сплю со своим директором, который создал для меня должность в компании. И тем не менее, я все же не дура. Тушу окурок. От пальцев отвратительно воняет никотином, во рту горечь. Я хочу почистить зубы и поскорее.

Выдавливаю на щетку длинную полоску мятной пасты, ненавижу себя. Неуверенная, вечно сомневающаяся, трусливая дура. Хотя пять минут назад я решила, что я не дура. Хорошо, что люди не умеют читать мысли друг друга, иначе меня бы уже упекли в психушку! Я вздрагиваю, когда внизу кто-то хлопает дверью. Полощу рот. Не успеваю выйти из ванной, как на второй этаж залетает мистер президент, и похоже он в бешенстве.

Я встречаю его наивной непонимающей улыбкой. Надеюсь, она выглядит именно такой, а не испуганной.

– Куда ты пропал? Я тебя искала.

– Неужели? Дайка я тебе кое-что объясню! – берет меня за предплечье, и тащит в спальню. В ванной то не развернуться.

– Эй, ты что делаешь?! – я зла, но у самой поджилки трясутся. Пытаюсь дать сдачи, толкнув его в ответ. Да, это было смешно. Не успеваю я замахнуться, как Виктор хватает меня за руку и заламывает ее за спину, резко прижимает животом к стене. Должна признаться, я в бешенстве. Но проделал он это очень мягко и даже сексуально. Я что извращенка совсем, да у нас почти драка!

– Во-первых! Еще раз я увижу тебя с сигаретой во рту, я заставлю тебя съесть всю пачку целиком. А после того, как вычищу твой рот, то отдеру тебя по заднице так, что ты неделю не сможешь сидеть! – его горячий шепот рядом с моим ухом, второе плотно прижато к стене, я не могу пошевелится, когда предпринимаю нелепые попытки высвободится. Что ж, ладно, я приму участие в твоей игре. Мне уже нечего терять, он от имел меня, как только хотел. Он уже наверняка понял, что я ревнивая и неуверенная в себе дура. Так доведу дело до конца, просто буду собой без масок и стеснения, а ведь это мой самый большой страх.

– Всего лишь неделю? – шепчу в ответ. Секундное молчание, ухмылка пидбуля.

– Во-вторых. – Толчок о стену. – Если ты еще хоть раз позволишь себе находится так близко к другому мужчине, я привяжу тебя к кровати, заткну твой дерзкий ротик и буду трахать тебя всю ночь в твою маленькую узкую задницу, которую я когда-то отымел.

Я вспыхиваю. Не уверена, что хочу этого, но игра уже началась.

– Не знала, что правила будут распространяться, только на меня.

– Я их не нарушал. – Ослабляет хватку, я вырываюсь и перевожу дыхание. На глаза попадается деревянная статуэтка, не задумываясь швыряю в него.

– Так только тебе можно тереться рядом с другими бабами? Это не справедливо! Или ты хочешь, чтобы не только на работе, но и в отношениях я была подчиненной? – ваза из-под фруктов полетела вслед.

Но я забываю, кто мой парень. Наглый высокомерный гад, который всегда получает, что хочет. Виктор уворачивается второй раз и идет ко мне. Пытаюсь оттолкнуть его, но за секунду оказываюсь прижата к нему, губы в одном миллиметре.

– А я уж испугался твоего безразличия. – Пытаюсь высвободиться. Он улыбается своей львиной ухмылкой. – Как же плохо ты меня знаешь, меня не интересуют дети.

– А я думала, у вас была приятная прогулка вдоль реки! – отталкиваю Виктора, он тут же возвращает меня к себе. Шаг к стене, я бьюсь головой о какую-то полку. Талию сдавили его руки, ноги подкосились, теплые губы касаются моего уха, потом кусают его. Я тут же снимаю его футболку, он повторяет мои движения.

– Твою ж мать, как же я тебя хочу. – Меня резко притягивают за ремень брюк. Виктор второпях расстегивает его, потом пуговицу, и вот его рука у меня между ног. – Маленькая моя, такая горячая и влажная. – Сейчас меня не нужно просить сделать ноги шире. – Я хочу вылезать тебя всю. – Подкидывает вверх, я цепляюсь ногами вокруг его бедер, и мы движемся к кровати, целуясь так, как люблю я.

Он не шутил, когда сказал, что хочет меня вылезать. Он целует мои стопы, голени, внутреннюю поверхность бедра, наконец добираясь до пункта назначения. Меняя темп сперва жестко, потом слегка касаясь кончиком языка – самое сладкое ощущение и самое мучительное, постепенно увеличивая площадь.

– Пожалуйста, дай мне кончить!

– Ты не заслужила. Я получаю шлепок по заднице так и не успев взорваться. Виктор встает и надевает футболку.

– Пошел ты! – я в бешенстве вылетаю из спальни прямиком в ванную. Через секунду возвращаюсь.

– Это у тебя меры воспитания такие?! А ты не думал, что я сейчас зла на тебя еще больше. Возбуждена, но не удовлетворена и с тобой находится рядом мне хочется меньше всего! Ты постоянно так делаешь! Я всегда должна подчиняться твоим желаниям в постели, мне это уже надоело. Либо доводи дело до конца, либо не начинай вовсе!

– Я подумаю об этом. – Ледяной безразличный тон, мне всегда не по себе, когда он так говорит.

– Иди ты к черту.

Хлопаю дверью и ухожу в соседнюю комнату. Решаю спать тут, но внутри теплится надежда, что Виктор зайдет, и мы решим все полюбовно. Я пролежала час, так и не уснув. Приняла горячий душ, выпила чай. Такое ощущение, что в доме я одна, но проверять не собираюсь. Пусть думает, что я забыла о нем. Высокомерный гад. Тут мой взор падает в кухонное окно. На улице уже темнеет, без четверти одиннадцать. Витя сидит на лавке около дома, совершенно один. Он потирает глаза, опускает на нос очки и всматривается в экран телефон. На нем лишь шорты, на босых ногах сланцы. Выглядит таким милым, даже трогательным. Мне хочется подойти, обнять и согреть его своим теплом. Еще какое-то мгновение я наблюдаю за ним. Когда он встает, я взбегаю на второй этаж и прячусь в комнате. Слышу, как хлопнула дверь. В спальне нет одеяла, я ложусь на диван и укрываюсь простыней. Шаги в холле, знакомый скрип ступеней, моя дверь так и осталась закрытой. Мне захотелось плакать. Почему бы ему было просто взять и не прийти ко мне? Почему бы просто не заняться любовью и все сразу бы стало хорошо. Стираю слезу со щеки. Он не привык просить, он не тот человек. Он хочет, чтобы все всегда было для него, как ему удобно, как ему нравится. Это дает знать о себе его положение, которое на тысячу ступеней выше моего. Вот о чем говорила его мать, мы, то есть я ему не ровня. Через час я все еще не сплю. Смотрю в темноту, отвернувшись лицом к стене, как вдруг дверная ручка со скрипом поворочается. Я закрываю глаза и молюсь, чтобы это был Витя. Конечно, это он, ведь в этом доме лишь мы. Он медленно подходит к дивану, накрывает меня толстым одеялом. Рядом с моей головой кладет подушку, ложится сам и обнимает меня сзади. Боюсь не подобрать слов, чтобы описать те чувства, что переполняют меня в эту секунду. Это просто безграничная любовь, когда от его легкого прикосновения я вздрагиваю как тургеневская девица, не представленная свету. Когда его запах крадется по моей коже, и она моментально покрывается мурашками, а в животе тут же становится щекотною. Он просто рядом, и я его даже не вижу, но чувствую, словно окунаюсь в бездонное море тепла и удовольствия от нахождения с ним. Я могу протянуть руку, что я и делаю, глажу по его предплечью, он тут же прижимает меня к себе еще сильнее и только на одну секунду так сильно, что перехватывает дыхание, потом ослабляет хватку.

– Я так тебя люблю.

И я тебя, но произношу эти слова лишь мысленно. По щекам текут слезы, капая на его руки. Виктор разворачивает меня к себе.

– Эй шшш, ты что?

Я мотаю головой, просто я плакса. Он вытирает мои слезы думая, что я плачу от обиды, но эти слезы от любви, от страха потерять его, от боязни повторить прошлые ошибки.

– Так хорошо, что ты пришел.

– Я рядом, я всегда с тобой, все хорошо.

– Нет не хорошо, мы ругаемся, и мне это не нравится.

– Мы не ругались, и даже если тебе так показалось, это не уменьшает моей любви к тебе.

Вот, что значит здоровая самооценка у человека. Он уверен в своих чувствах и поступках.

– Даже если злюсь или нахожусь далеко, не сразу отвечаю тебе или делаю то, что тебе, возможно, непонятно, я все равно продолжаю любить тебя.

Его не волнует, что я не говорю ему в ответ слов любви. Сейчас ему достаточно его собственных слов и того, что я рядом. Для меня, в очередной раз, это был скандал, а он уже и думать забыл. Он словно не слышит моих обвинений, каждый раз возвращаясь и еще сильнее любя, какой-то безусловной любовью и полным принятием того, какая я есть. А я все пытаюсь менять, исправлять, сделать по своему. Словно глупый ребенок, из раза в раз повторяя ошибки. Он нежно целует меня, гладит мое тело без намека на секс. Просто ласка, такая редкая в наших отношениях, и я пытаюсь запомнить каждую секунду.

– Почему ты говоришь об этом?

– Я должен уехать. Сейчас.

– Сейчас? Но глубокая ночь.

– Утром у меня самолет. – Он поднимается на локти. – Появились дела, которые нужно решить незамедлительно.

– Надолго?

– На несколько дней… Пока не знаю.

– Что случилось? Это серьезно?

– Все хорошо. – Он притягивает меня к себе, и я оказываюсь под ним. Он такой теплый, сильный, такой мой.

– Но я должен выезжать, сейчас.

– Я с тобой. В смысле домой в город. Успеешь меня отвезти? Не хочу оставаться тут без тебя.

– Успею.

– Тогда давай собираться.

За пять минут я скидываю в сумку свои вещи, зубную щетку и крем. Натягиваю сарафан и сверху свитер. Обвожу комнату взглядом, то же делаю с кухней и гостиной. За пару дней я не успела сильно наследить в доме, все вещи собраны. Беру с подоконника бутылку воды и кидаю прощальный взор на дом. Еще одна точка на карте, где я была так счастлива, пусть лишь несколько часов.

Ночь встречает теплым влажным воздухом. Дорожка от дома к парковке длинная и тускло освещена фонарями. Виктор берет меня за руку, и мы идем к машине. Пока он греет ее, я отношу ключ администратору и беру в дорогу два стаканчика кофе из автомата и твикс.

– Мне правую палочку.

– Но тогда мне остается левая палочка, а она предназначена для чая.

– Тогда нудно было брать две шоколадки или не брать два кофе. – Виктор выдергивает из упаковки одну из палочек и откусывает большой кусок. Обожаю смотреть, как он кушает. Его джип сдержанно заворчал, недовольный тем, что его подняли среди ночи.

– Виктория?

– Что?

– Мне нравится твой возраст, и не думай, что я когда-то предпочту девушку моложе. Самый прекрасный возраст для женщины – это тридцать. Знаешь почему? – мотаю головой. – Ты не задаешь лишних вопросов, если я решаю провести вечер с друзьями и посмотреть футбол, ты идешь и занимаешься своими делами. Ты не закатишь истерику в ресторане. Ты честна, говоришь в лоб все, что тебя волнует и не устраивает, без дешевых манипуляций. Ты не притворяешься, не строишь из себя недотрогу, ты настоящая. И что мне нравится больше всего, именно в тебе, ты цельная личность, со своими иделами, принципами, взглядами, своей жизнью, ты цельная независимо от того есть я у тебя или нет, понимаешь?

– Да, понимаю… – то о чем я говорила раньше. «Я не смогу без тебя жить» – самое разрушительное, что можно сказать или дать почувствовать мужчине. И я надеюсь, эту стадию я уже прожила.

– Я не гадаю о твоем отношении ко мне, ты позволяешь мне это чувствовать, хотя и продолжаешь упорно молчать.

– То, что мы говорим ничто по сравнению с тем, что мы чувствуем.

Берет мою руку в свою и сжимает. Он знает, что я люблю его. Я вижу по его глазам, понимайте как хотите. Мы проезжаем один поселок за другим, допивая остатки напитка в стаканах. Наконец вдалеке показалась трасса и подступающий сосновый лес, окружающий ее темным пятном. Чистое небо показывает миллионы звезд, и я вспоминаю наше первое свидание. Ужин в ресторане, подъем на канатке в горы, ночная прогулка по центру города с остановкой на берегу реки и массажем ног. Мы лежали на пиджаке Виктора, и он показывал мне созвездия. Я подумать тогда не могла, что все может зайти так далеко. Прошло около двух месяцев, а мне, кажется, этот человек со мной целую вечность.

– О чем задумалась?

– Глядя на небо вспомнила наше первое свидание. Ты признался мне, что хотел быть астрофизиком. – Витя улыбнулся. И мне на секунду показалось, что он смутился.

– Это был лучший мой вечер. Как я не хотел тогда уезжать, ты не представляешь.

На его плэй-листе песни сменяют одна другую. Сейчас так не кстати заиграла Amor a mio Джипси Кинг.

– У тебя есть другая более веселая музыка?

– Не нравится?

– Одна из моих любимых. Но мне, кажется, мелодия очень печальная. У меня почему-то все песни этой группы ассоциируются с берегом Испании.

– Была там?

– Никогда, но хотела бы.

– Я думаю, она спокойная, красивая, немного грустная. – Он перелистывает папку и из колонок раздается приятная мелодия Cafe Del Mar – Sun is Shining. Хоть в чем-то наши вкусы совпадают.

Витя сворачивает на земляную дорогу, ведущую к лесу.

– Что ты делаешь?

– Я тоже кое-что вспомнил.

С минуту мы медленно катимся в сторону леса.

– Уж не маньяк ли ты? Я совсем тебе надоела, и ты решил меня прикончить?

Витя смотрит на меня как на сумасшедшую.

– Без мучений, пожалуйста. – Говорю безразлично, в ответ на его взгляд. Мы тормозим, к лесу задом, к полю передом.

Витя поворачивается ко мне и смотрит пристально в глаза, затем нежно целует. «Сияющее солнце» умолкает и в колонках раздается «Моя любимая половинка».

– Прощальный?

– Ты смотришь слишком много фильмов.

– И много читаю.

– Да. Иди на заднее сиденье, есть одно незаконченное дело, а я их ненавижу, ты же знаешь.

Вспоминаю нашу рабочую поездку в другой город. Тогда у нас все только начиналось. Проткнутое колесо и ливень застали нас посреди трассы глубокой ночью. Сексу суждено было случится. Но Витя решил иначе. Сейчас он наклонился надо мной и пододвинул сиденье впритык к приборной панели.

– Иди на заднее сиденье, ты не расслышала?

Слушаюсь и повинуюсь.

Я покорно жду на заднем сиденье. Он садится в салон и закрывает дверь.

– Почему ты все еще одета? – стягивает с меня свитер, я не тороплюсь отвечать. – Без мучений, я обещаю. – Что ж посмотрим. Я все еще медлю, он протягивает мне руку, и я сажусь на него сверху. Он так непривычно и так нежно гладит мои волосы, пальцы приятно скользят по шее, теплые мягкие губы едва касаются моего лба, щеки, кончика носа.

– Сегодня я буду тебя любить. – Слова эхом звучат в моем животе, где запорхали бабочки. Он снимает мое платье, и я остаюсь в одних кружевных трусиках. Его ладони на моих бедрах подсказывают ритм, я раскачиваюсь, попутно стягивая его майку, расстегиваю пуговицу на шортах. Витя медленно опускает меня на сиденье, я уже говорила, какие удобные сиденья в Мерседесе? Стягивает мои трусики, проводит рукой по животу, затем поглаживает лобок. Под его шортами нет привычных Hugo BOSS. Я закрываю глаза и чувствую касание каждого его пальца на своей коже, горячее дыхание у пупка, на сосках, плечи, легкий укус.

– Иди ко мне. – Он садится, и я покорно следую за ним. Его член уже ждет меня, такой толстый, сильный, твердый. Я медленно опускаюсь, Виктор разводит бедра и помогает мне сесть глубже. Его вздох у моего уха, он наслаждается моментом, как и я.

– Не торопись, я хочу медленно входить, хочу чувствовать тебя, видеть твои глаза. Смотри на меня.

Я вздыхаю, когда он входит глубже, медленно приподнимаюсь и снова сажусь, на этот раз до конца.

– Да, вот так, девочка моя. – Гладит мою спину, слегка отводит назад и целует грудь. Потом вновь притягивает к себе, обхватив шею и бедра. – Обожаю твое тело, такое хрупкое и податливое.

Я постепенно наращиваю темп но Виктор тормозит меня.

– Не спеши. – Показывает, что я должна встать на четвереньки, сам придерживает мои бедра и медленно вводит свой член, назад вперед.

– Я хочу сильнее.

– Так?

– Еще глубже.

– Так?

– Да.

Он притормаживает и осыпает поцелуями мою спину, и я выгибаюсь как кошка.

– Да, покажи мне свою малышку. – Выходит из меня и поглаживает большим пальцем мои губки между ног. – И попку, – сжимает бедра и вновь врывается в меня то, ускоряя то, замедляя темп. Я ощущаю его в себе, такой большой и мощный, всегда готовый к бою. Понимаю, что скоро взлечу. Виктор, словно чувствуя, ласкает меня пальцами, и я прыгаю с одних ощущений на другие. Он переворачивает меня и снова проникает. Через секунду я взрываюсь, разлетаясь на тысячи кусочков, и Виктор ловит мои стоны поцелуем. Я все еще пульсирую, ноги не освободились от сладкой судороги и ему нравится, как ее член сжат внутри меня. Он быстро меня догоняет, и горячая сперма стекает с моего живота на кожаное сиденье.

– Думаю, тебе стоит начать пить противозачаточные. – Говорит он через прерывистое дыхание.

– У нас все настолько серьезно? – моя улыбка с легкой иронией.

– А ты сомневалась? – подает мне салфетку из упаковки, лежащей на переднем сиденье. 

Глава 8. Санкт-Петербург

Витя улетел в Питер 2 недели назад. Уровень его нехватки рядом со мной зашкаливает. Пытаюсь ловить кайф от тягостного ожидания звука смс на моем мобильнике, сломя голову несусь к телефону, когда тот вибрирует или Скайп оповещает о входящем видеозвонке. Мы общаемся каждый день, утром и вечером, и каждый раз, когда я слышу его голос, то начинаю тосковать еще больше. Вторая любовь в моей жизни и вновь на расстоянии.

За дни отсутствия Виктора, я поняла кое-что важное, вспоминая наше не большое общее прошлое. Любящий мужчина никогда не будет скуп на поддержку в любом ее проявлении. Слова, поступки, материальная помощь. Он не скажет, что ты сильная и справишься, он справится за тебя. Он приедет и заберет все твои проблемы, как сделал, когда у меня были сложности со строительством дома. Он решит вопросы по работе и отдыху, уничтожит твои переживания и подарит радость. И те сладкие моменты, когда он проявлял заботу, согревая мои стопы своими руками или укрывая ночью одеялом, осторожно, чтобы не разбудить, а я все равно почувствовала, но не подала виду. Пошел за мной ночью, когда я пьяная побрела выгуливать свою собаку в лес, помог с покупкой принадлежностей для ремонта. Витя всегда думает обо мне, что подтвердил, когда, вырвал меня из рук маньяка, спас от наркоторговцев, уберег от потери работы. А когда он прижимает меня к стене, сжимает рукой мои волосы на затылке и целует так, что слетаешь с орбиты, это что-то неописуемое! Сколько всего произошло всего лишь за два месяца наших отношений, за три месяца знакомства. Как много он сделал для меня. И мне действительно страшно от того, насколько я счастлива теперь. Да, он часто и надолго уезжает, но такова его работа. И сегодня он сообщил, что не сможет прилететь к назначенной дате. Я решаю сделать сюрприз и поехать к нему в Питер. До сих пор не уверена в этом решении, но думаю, что наши отношения на той стадии, когда я уже могу позволить себе такие поступки.

Я думала, что все разговоры про погоду в Питере это лишь шутки. Ноги в шортах покрываются гусиной кожей, когда я выхожу на трап самолета. Моросит дождь, ветер раздумает конский хвост на голове. Я без багажа, и пока мы движемся на автобусе к зданию аэропорта, я пытаюсь найти свой единственный жакет в маленькой спортивной сумке. Еще я взяла джинсы, платье, туфли, косметичку и комплект белья. Завтра вечером я улетаю и надеюсь на сутки одежды мне хватит.

Я знаю, что он живет и работает на Крестовском острове. В пятницу я позвонила его секретарше, назвала должность и сообщила, что прилетаю с деловой встречей. Она любезно рассказала, что сегодня Виктор Робертович завтракает в ресторане Иллаго вместе со своими партнерами. В туалете аэропорта я привожу себя в порядок, на сколько это возможно. Надеваю платье, туфли, поправляю хвост и делаю макияж. Parklane – гостиница где я сняла номер на сутки, полагаю мне все таки придется туда заехать, то, что я вижу в зеркале меня не устраивает.

Выхожу из здания, где на встречу мне движутся сразу несколько человек, таксисты как я догадываюсь. Среди них мужчина в черном строгом костюме неспешно идет в мою сторону.

– Виктория Куделя?

– Да.

– Виктор Робертович ждет вас в машине. – Указывает на черный тонированный Мерседес.

– Этого не может быть, – растерянно произношу я, но все же иду за проводником.

Не успеваю подойти к автомобилю, как дверь открывается, и я вижу в салоне улыбку любимого человека.

– Как ты узнал? – он притягивает меня к себе и целует.

– Не все ли равно, – произносит, не отрываясь от моих губ, – в Иллаго.

– Это секретарь, верно?

– Я знаю обо всем, что происходит в моей компании.

– Ааа, ну да…Мне нужно в гостиницу, привести себя в порядок.

– Я бы с радостью поехал с тобой. – Понимаю по его ухмылке, о чем он. – Но у меня встреча через час. К тому же ты прекрасно выглядишь в этом платье.

– Хорошо.

– Я рад, что ты здесь.

– Я тоже.

– Где ты остановилась?

– В Parklane. Завтра я улетаю.

– Уже завтра? Ты серьезно?

– Абсолютно, в понедельник мне на работу.

– Я думаю, мы сможем что-нибудь придумать.

– Нет, не сможем, очень много работы. Мне жаль, но за меня ее никто не сделает. Когда ты вернешься?

Он перестал улыбаться, и я понимаю, что его тут держит кое-что посерьезней обычных рабочих встреч.

– Я постараюсь на следующей неделе.

– Случилось что-то неприятное? Пожалуйста, скажи, я хочу, чтобы ты поделился со мной.

– Не думай об этом.

Вот так всегда, на все мои переживания он просит не думать об этом.

– Я не могу не думать, ведь тебя нет. – Прижимаюсь к его груди, вдыхаю запах и чувствую тепло тела через белую рубашку.

– Я знаю, но я всегда помню о тебе, ты же знаешь.

– Да, знаю.

Мы приехали в ресторан, и я пожалела, что все-таки не заехала в гостиницу. На мне мое вишневое платье футляр с нашей первой встречи, бежевые лодочки и в тон к ним жакет.

Открываю меню и следом достаю свою челюсть из-под стола.

Французский голубь 3950 рублей;

Телячьи мозги 1800 рублей – кто это ест?!

Бычьи хвосты томленые с овощами 1850 рублей;

Запеченная ножка молочного козленка 3800 рублей.

– Я не ем это все с утра, да и вечером бы не стала. – Витя смеется. – аппетит изчез от одних названий.

– Брось, тут полно чудесных блюд.

Моя зарплата в месяц чуть больше ста тысяч. Это гораздо выше среднего уровня заработка большинства человек в нашем городе, который порядка сорок. Сколько нужно получать, чтобы тут обедать?! Жуткая расточительность.

– Есть тут что-то, от названия чего меня не затошнит?

– Пицца?

– Отлично!

– Острую?

Я вспыхиваю, вспоминая вечер поедания пиццы в офисе.

– Самую острую. – Виктор выдерживает мой взгляд. Улыбается.

– И кофе.

– Отлично.

На стол принесли ароматную горячую пиццу, мы с радостью берем по куску, растягивая расплавленный сыр.

– Тебе не обязательно ехать в гостиницу, можешь побыть у меня. Я закончу дела в обед и приеду.

– Ни за что.

– Почему?

– Ты серьезно?

– Ее нет дома, она приедет только завтра.

– И тем ни менее.

– Я живу в комплексе «Дом у моря», отсюда рукой подать.

– Я лучше погуляю. Переоденусь и схожу в Эрмитаж, например, или Летний сад. Надеюсь, дождь закончится. А вечером давай съездим в Петергоф?

– Оставайся, хотя бы до среды. Я покажу тебе город.

– Я не могу, правда.

– Водитель отвезет тебя куда захочешь. Я наберу как освобожусь, и мы поедем в Петергоф.

– Поедем? Нет, я хочу на теплоходе!

– На машине гораздо удобней.

– А по воде интересней.

– Как скажешь. Мне пора, меня уже ждут.

Виктор провожает меня до машины и целует.

–У тебя есть деньги?

– Да, конечно.

– Точно?

– Все в порядке!

– До встречи.

Я заселилась в гостиницу, куда меня доставил черный Мерседес. Натянула джинсы и кеды – интересно меня пустят так в эрмитаж? Я ни капли не разбираюсь в живописи, но история всегда манила меня. Хватаю с прикроватного столика бутылку воды возвращаюсь к машине. А мне нравится иметь шофера, удобно.

– В Эрмитаж сейчас не попасть, – заботливого шофера вдвойне.

– Почему?

– Много туристов, выходной день. Вы же не хотите потерять два часа стоя в очереди.

– Нет, не очень.

– Вы не против, я проведу небольшую экскурсию?

– Конечно нет, благодарю!

– До обеда, конечно, многое мы не успеем, но все же. Начнем с Летнего сада.

И мы начали. Летний сад, Михайловский сад, Спас на крови, Пышечная. Толя – так зовут моего экскурсовода, сказал, что нельзя приехать в Питер и не зайти туда. Что ж, я не сижу на диете и беру двойную порцию пончиков, посыпанных пудрой. Дождь прошел, хотя тучи не спешат уходит. Казанский и Исаакиевский собор, Александровский сад и набережная Невы. Без четверти два. Следующий паром в 15:20, я вижу время отправления тут же на доске. На берегу толпиться народ, и я спешу купить 2 билета в обе стороны. Сообщаю Вите по смс и направляюсь в Кунсткамеру.

– Зря мы поели.

– На столько все страшно? Я не из пугливых.

– Сами увидите. Кстати, может перейдем на ТЫ?

Я вижу перед собой мужчину старше меня лет на пять-шесть, светловолосого с большими голубыми глазами. Он примерно с меня ростом, и имеет звонкий голос.

– Согласна.

В кармане джинсов завибрировал телефон, звонит Витя.

– Вика, я не смогу поехать с тобой. У меня появились неотложные дела.

– Как, сегодня же суббота?

– Я знаю. Прости, но я должен их решить, сегодня.

– Ясно. Мы еще видимся до моего отъезда?

– Конечно! Я приеду к тебе вечером.

– Я уже купила билеты на теплоход… На двоих.

– Девочка моя, мне жаль.

– Тогда я приглашу Толю, ты не против?

– Какого Толю?

– Твоего водителя, конечно. Мы гуляли с ним сегодня.

– Он уже Толя…

– Я впервые в городе и попросила его провести небольшую экскурсию. Не злись на него, ладно?

– Будь осторожна. А с Анатолием я поговорю позже. У него сегодня рабочий день.

– Он и выполняет работу, твою.

– Виктория… Мне пора. До вечера.

– Пока.

– Вика?

– Что?

– Я правда хотел быть рядом сегодня.

– Знаю. Нет проблем, до вечера.

Ну я же сама заказывала мужчину, для которого я не буду центром мира, нужно быть осторожней с желаниями. Но как бы мне хотелось, чтобы такие моменты были наши с ним, а не мои и его шофера.

На часах 20:00. Я сижу на балконе гостиницы в одиночестве. Чищу память телефона от десятков неудачных фото, сделанных Толей. Но и хороших тоже много. Я улыбаюсь, я влюблена в этот город.

Витя написал смс, что будет в половине девятого и мне пора бы собираться. Но сегодня был такой активный день, что я валюсь с ног. Все же делаю над собой усилие и высушиваю волосы, крашу ресницы и брови. Надеваю прежнее платье и спускаюсь вниз к назначенному времени.

– Голодная?

– Очень. Пончики из знаменитой пышечной давно переварились.

– Я заказал столик в Royal Beach.

– Скольки часовой рабочий день у твоего водителя?

– Он наказан за то, что весь день прохлаждался.

– Это несправедливо. – Я сажусь в черный седан, мысленно благодаря Виктора, что нам не придется идти пешком.

Красивый современный ресторан обрадовал доступным мне меню. Я заказываю стейк и белое сухое.

– Витя, тебе придется отвечать, – он положил вилку на тарелку с наполовину съеденным лососем. – Поделись со мной, прошу, – облокотился локтями на стол, и я сама уже пожалела, что начала этот расспрос. Холодные стеклянные глаза смотрят сквозь меня.

– На прошлой неделе выяснилось, что мой отец оставил завещание. Сейчас я пытаюсь выяснить его подлинность.

– С ним что-то не так?

– С его содержанием.

– Это на что-то влияет?

– К сожалению да. Не понимаю, как отец мог так сделать. Суть его проста. Я лишаюсь всего, говоря всего – это львиная доля компании и недвижимости семьи, если нарушу определенные условия.

Кладу приборы и осушаю бокал. – Каковы они?

– Если моя возможная жена не владеет или не приобретает часть акций, а также не обладает недвижимостью на определенную сумму. К тому же моя мать собирается продать свой пакет акций американцам.

Я не знаю, должно ли меня это расстраивать, ведь я не его будущая жена. А про его мать я и так знала, что она хладнокровная сука.

– Это тебя держит здесь? – он кивает.

Наверное, я бы все-таки хотела выти замуж, завести детей. И несомненно хотела бы быть спокойна, что из-за меня у моего супруга не будет кучи проблем. Компания – это его жизнь. И если я позволю влезть между Виктором и его детищем, все рухнет, он никогда мне этого не простит. Но в силу своего стойкого характера, он все еще не может признать поражение. После ужина мы прогулялись вдоль пруда, но у меня уже не было сил, полученные новости забрали последние капли. У отеля я решаю попрощаться с ним. Виктор предложил просто провести ночь рядом со мной и обойтись без секса, но для меня она станет мучительной, учитывая решение, которое я приняла сегодня. Он долго не возражал, принял с пониманием, а может и с безразличием. Но все же крепко прижал к себе и поцеловал.

– Во сколько ты улетаешь?

– После обеда.

– Тогда я приеду к девяти, мы позавтракаем и проведем вместе пол дня.

– Договорились.

– Пожалуйста, не думай ни о чем, я все решу.

– Постараюсь.


Я освободила номер в восемь.

Сухой сэндвич в кафе аэропорта и маленький американо, три пропущенных на телефоне, несколько смс на мои слова «Так будет лучше», напечатанные мелким шрифтом. Он ничего не решит, он злиться, потом умолкает, наверное, думая, что все пройдет. Но все пройдет, только когда я исчезну, спустя какое-то время он скажет мне спасибо. Двигаясь по светлому холлу Пулково, я замечаю, как через стеклянные двери зашла знакомая мне женщина, за ней мужчина в строгом костюме с большим чемоданом на колесиках. Уже поздно менять направление, наши взгляды встретились, и мне ничего не остается кроме как пройти мимо нее.

– Добрый день, Виктория.

– Добрый день, Марта Генриховна.

– Гостили в городе? – интересуется виделась ли я с ее сыном. На ней желтые брюки и пиджак, оксфорды и сумочка Louis Vuitton. – Домой?

– Да.

– Мы летим одним рейсом. Правда я в первом классе.

– Ясно. Приятного полета. – Мило улыбаюсь и продолжаю свой путь. Сука. Угораздило же связаться, а ведь все было понятно с самого начала! Весь полет я ерзала на сиденье. Вчера я рассталась с любимым человеком, в двадцати метрах от меня его мать, которая меня ненавидит, мне скорее всего придется искать работу. В таком дерьме я давно не была. 

Глава 9. Мактуб

– Дерьмово… – Осматриваю свой кабинет. Компьютера нет, полки пустые.

– Распоряжение Марты Генриховны. – Света разводит руками.

– Виктор Робертович знает?

– Я… я не знаю. Мне дали указания, я их выполнила.

На полу стоит картонная коробка с моими пожитками в виде помады, зеркальца, рамки с фото на которой моя собака и прочей женской мелочью.

Все к лучшему. Я тоже решаю ничего не говорить Виктору, в конце концов обстоятельства даже сыграли мне на руку, избавив от мучительной беседы с ним, я просто приму их. В коридоре ловлю несколько ехидных взглядов. Еще бы, любовница директора вылетела с треском! Стараюсь сохранить достоинство и выйти с гордо поднятой головой. Подхожу к лифту и чувствую, в глазах покалывают подступающие слезы. Господи, какая же я идиотка! Ведь я знала, что исход будет именно таким! Поднимаю взгляд вверх, дабы прогнать слезы. Когда опускаю двери лифта открываются и оттуда выходит женщина, которая разрушила мою жизнь.

– Уже уходите? – смотрит на коробку в моих руках.

– Как сильно нужно ненавидеть своего ребенка, чтобы так поступать.

– Это не ненависть, это забота.

– Я знакома с другим определением этого слова. – Захожу в лифт. – И еще, – двери закрываются, и я придерживаю их ногой. В общем я решаю выговориться, она мне теперь никто, да и не была кем-то, могу говорить все что захочу. – Ваша дорогая Анжелика наняла уголовника, который избил меня и чуть ли не изнасиловал. Когда я была в командировке в Турции она же наняла каких-то преступников-наркоторговцев, которые продержали меня в трюме корабля без еды и теплой одежды. Такого будущего вы хотите своему сыну? Я не в состоянии купить пакет акций компании, зато в состоянии отличить заботу от жестокости, любовь от высокомерия и предубеждений. Все в нашей жизни возвращается, вы еще не раз вспомните мои слова. – Убираю ногу, она хмыкает и с безразличным видом уходит. Когда двери перед моими глазами смыкаются, я больше не в силах сдержать слез, а мне есть о чем плакать. В холле первого этажа пусто, я без свидетелей добираюсь к своему автомобилю и позволяю себе зарыдать. Как я могла поверить, что могу быть счастлива? Что мне улыбнулась удача? Это мог быть кто угодно, но только не я. Я неудачница, когда же я наконец усвою это?!


Сквозь опущенные веки я чувствую теплые желтые лучи, пробивающиеся сквозь шторы. Я еще не сообразила куда выходят окна в этой квартире. Их всего два, в спальне, стало быть, на восток, а кухонное значит на север, в сторону дома. 7:00, мне давно пора встать. Но как только я просыпаюсь окончательно, на меня вновь нахлынула волна воспоминаний. На работе мне нужно быть в восьми утра, я специально не оставляю себе времени на сборы и завтрак, так я не успеваю думать о своей дерьмовой жизни и о том, что я неудачница. Умываюсь, надеваю платье-карандаш и спешу на остановку. Десятисантиметровую шпильку я сменила на низкий квадратный каблук, это практично. Макияж мне тоже не нужен, я безвылазно торчу в офисе. Единственно, что меня радует в Краснодаре, так это плюс двадцать в сентябре.

Как только я покинула самолет, на котором прилетела из Питера домой, я сразу же связалась со своим начальником с прошлого места работы. Должность, которую мне предлагали в момент расформирования была занята. Но в Краснодаре у предприятия партнера была вакансия инженера ПТО, мне подходило. Эта судьба, подумала я, когда бездушная стерва пинком вышвырнула меня из офиса, обстоятельства сами так распорядились.

Когда я училась в седьмом классе по телевизору шел бразильский сериал, они были популярны в конце девяностых и начале двухтысячных. Там была главная героиня, арабка, она часто произносила одну фразу – Мактуб, в переводе с арабского СУДЬБА. Я так и не досмотрела его до конца, хотя и пыталась не один раз. Мне не хватало терпения наблюдать за ее тщетными попытками сделать себя счастливой. Какие жертвы она приносила в дань иллюзорному женскому счастью. Тогда я все думала ну и глупая же она, ведь у нее все уже было, а она так старательно это уничтожала. Я принимаю свой Мактуб, так решено кем-то свыше, и я отдаюсь на волю судьбы. Я неудачница, я глупая, я урод, я ничтожество. Пора перестать это отрицать и питать напрасные надежды. Я живу, чтобы получать деньги, чтобы платить за ипотеку, чтобы покупать еду. У меня много работы и серьезный опыт в зализывании разбитого сердца. Серьезный, но неудачный. И если тогда в силу возраста у меня еще была надежда, то тридцатилетняя неудачница вряд ли кому-то нужна. Поэтому мне больше ненужные каблуки и косметика, я просто иду из дома на работу, с работы домой. Иногда на выходные езжу к морю. Снимаю комнату в каком-нибудь пансионате, пью вино на горячих камнях и слушаю «Gipsy King». Их песни словно созданы для любования закатом на берегу моря. Нет, для этого созданы песни «Café del mar», но эта группа у меня в черном списке. Иногда я побаиваюсь, что сопьюсь, бутылка вина в неделю это много? Но не все ли равно.

– Сбежала, поджав хвост!!! – Юлька орет так, что мне приходится отодвинуть трубку от уха. Я наливаю в пожелтевшую кружку кипяток, кидаю пакетик черного чая. – Как ты могла ничего мне не сказать, месяц, твою мать! Месяц прошел!

– Прости. – О своем отъезде я сообщила только маме, и то, потому что мне пришлось оставить у нее собаку. Я не назвала город и место работы. Сжечь мосты – всегда любила эту фразу, но не думала, что воспользуюсь ей.

– Какого хрена я тебя спрашиваю?

– Мама проговорилась?

– Ее не назовешь крепким орешком, ты же знаешь. Она дала твой номер телефона. Что ты делаешь в Ростове?

– Я хотела сжечь мосты. – Я специально купила не местную сим-карту, чтобы меня не смогли вычислить по ней.

– У тебя получилось. Он ищет… – Я не даю договорить.

– Если еще раз упомянешь подобную тему я больше никогда не буду говорить с тобой. Все кончено. У меня новая жизнь. У меня есть мужчина. Есть работа. У меня все хорошо. Ничего не хочу знать, ничего, ты поняла? – Оказывается я умею отлично лгать.

– Но…

– Я кладу трубку, сейчас же!

– Ясно, все успокойся, ладно. И что теперь? Мы увидимся когда-нибудь?

– Конечно, я планирую забрать свою собаку, возможно прилечу к новому году. Возможно, я смогу когда-нибудь вернуться. Возможно, ты сама когда-нибудь побываешь у меня.

– Вика, ты уверена в том, что делаешь?

– Нет, но у меня нет выбора, и покончим с этим разговором. Как у вас дела?

– Я вряд ли приеду.

– Почему?

– Вика, я беременна.

– О боже!

– Да, все получилось, спустя два года!

– Как бы я хотела обнять тебя! – Кирилл и Юлька давно планировали ребенка, но беременность никак не наступала. Сдавали кучу анализов, и каждый раз те показывали, что они здоровы. Я безумно рада за ребят и мне бы хотелось разделить с лучшей подругой ее радость. Но одному богу известно, как тяжело радоваться за других, когда собственная жизнь летит в пропасть. – Когда вы узнаете пол?

– Еще не скоро. Но это не имеет значения, ты же понимаешь.

– Конечно.

– Ты будешь крестной.

– Обещаю.

– А я и не спрашиваю.

– Прости, что ничего не сказала.

– Мы еще поговорим, а сейчас мне пора. И пожалуйста, не пропадай, звони.

– Хорошо. Пока.

Сажусь на кровать в тесной спальне, кладу голову на колени и начинаю плакать. Такое ощущение, что чем хуже моя жизнь, тем она лучше у других. Да, знаю, что звание лучшей подруги я не достойна. Завидую ли я? Не конкретно, тому, что происходит с ней, но благополучию и определенности да. Не считаю, что заслуживаю за это порицания, любой человек хочет порядка в жизни. Тогда, в прошлом, я потратила много лет, чтобы более-менее прийти в себя, и собрать по кусочкам свою растоптанную жизнь. В прошлый раз мне кое как удалось это, боюсь сейчас у меня нет сил, да и будут ли. Как же меня все это достало! Правда на кое-что я все же решилась, подстригла коротко волосы, чего раньше так боялась. Минус тридцать сантиметров и сейчас они едва достают до плеч.

Пришел ноябрь, но в моей жизни не меняется ровным счетом ничего. Наконец-то я вхожу в привычную колею однообразия и серости будней. Я взяла пару дней отпуска за свой счет, на эти выходные я запланировала поездку в Крым, выезжаю в четверг. Предыдущие две поездки в сентябре я потратила на прогулки по Абхазии и осмотру объектов олимпиады в Сочи. Понравилось ли мне? Мне было совершенно плевать на то, что я вижу. Я хотела поскорее вернуться на берег моря, чтобы вновь придаваться отчаянию под звуки прибоя. Но в Крым я давно мечтала попасть, возможно он немного сгладить мою тоску, говорят, он прекрасен в это время года. Мне просто необходимо сменить обстановку и развеется. Дошло до того, что мне мерещится хладнокровная стерва. Я видела ее дважды в БЦ «Олимпик-Плаза», там находится офис нашей компании. Сперва в понедельник вечером, и вот сегодня утром. Решаю, что мне нужно обратиться к психологу, в работу которых я никогда не верила. Три с половиной тысячи за часовой сеанс, но будь, что будет. Возможно, выясниться, что мне нужен специалист посерьезней, например психиатр в доме для умалишенных. Вдруг там у меня появятся такие же отчаявшиеся друзья, но на сколько мне известно там не наливают, а жаль. Наплевать.

В холодильнике полупустая бутылка красного вина. Залпом осушаю первый бокал, наливаю второй и включаю «Бывает и хуже». Мне бы стоило поучиться у Фрэнки, великая женщина, умудряющаяся радоваться своей никчемной жизни и раз за разом преодолевать сложности и неудачи. Не замечаю, как пустеет второй. Обуваю сланцы и спускаюсь в супермаркет прямо в домашних шортах и майке. На прилавке магазина беру бутылку красного сухого, в гастрономе тарелку готового салата и кусок копченого цыпленка, бутылка минералки на утро. Досматриваю сезон, двадцатиминутные серии идут одна за другой. В голове дурман. Я решаю лечь спать, когда уже за полночь, в обед у меня поезд. Просыпаюсь от того, что мою дверь сотрясает громкий стук. Какого хрена, меня слепит экран телефона, на котором часы показывают пять утра!

Голова еще в тумане, но хотя бы не болит. У меня есть правило, я не покупаю вино дешевле тысячи рублей за бутылку. Подхожу к глазку, не нравится мне это. Я живу в тихом районе в девятиэтажной панельке, на последнем этаже. Протираю глаза, так как у меня опять чертовы галлюцинации! Наверное, я все-таки много пью.

– Вика!!! Я знаю ты дома, открой.

Господи…

– Минуту! – мой голос как у настоящего алкоголика, вялый и хриплый. Мигом убираю весь вчерашний мусор, с полной раковиной посуды мне не справится за минуту. Прячу грязный бокал в шкаф, стираю крошки, поласкаю рот зубной пастой. Не могу определить воняет ли дома перегаром. Открываю дверь.

– Я войду? – не дождавшись ответа мать Виктора делает шаг в квартиру, по ее мимике замечаю, что запах в квартире все-таки присутствует.

– Почему тут так несет алкоголем? – да, точно воняет.

– Потому, что вчера я его пила. Что вы тут делаете? – скрещиваю руки на груди. Она в приличном то виде считала меня замарашкой из низшего социального слоя, что уж сейчас…

– Нам надо поговорить. – Разувается и проходит.

– А какие у нас с вами могут быть общие темы для разговора? – коверкаю ее слова, когда-то брошенные мне в лицо с отвращением.

– У тебя нет гостиной? – оглядывает мою кухню площадью 6 квадратных метров с полной раковиной грязной посуды.

Я иду в спальню, застилаю кровать покрывалом и жестом приглашаю сесть.

– Уверена, Patrizia Pepe это переживет. – На ней дизайнерский костюм. Спасибо, что хотя бы разулась.

– У тебя острый язык.

– Даже не представляете на сколько, особенно если этого заслуживают.

– Присядь. – Она пропускает мои колкости мимо ушей. Мне все больше становится не по себе.

– Опять хотите повесить на меня исчезнувшие деньги компании?

– К этому я не имела отношения.

– Ах да, это была Анжелика, ваша любимая невестка. Извините, ошиблась.

– Виктория! – она поднимает взгляд, и я замечаю, как сильно изменилось ее лицо, с нашей последней встречи. Впервые вижу ее без косметики. Усталые глаза, белки наполнены красными капиллярами.

– У Вити день рождения девятого ноября.

– Передайте мои поздравления. – Ну конечно же скорпион, ведь он стремится ни от кого и ни от чего не зависеть, обо всем имеет собственное мнение, живет по своим законам и безразличен к тому, что о нем говорят и думают.

– Ему бы исполнилось тридцать пять. – Ее голос срывается, она закрывает лицо ладонями, плечи трясутся. Спустя несколько секунд до моего захмелевшего ума доходит смысл ее слов. В английском языке это время называют Present perfect. Действие, длившееся в прошлом, продолжающееся до сих пор или закончившееся…

– Что? Что случилось?! – наклоняюсь ниже, она кладет мокрую от слез руку на мою ладонь. – Он жив?

– И, да и нет.

– Так не бывает! Да скажите же! – не замечаю, как срываюсь на крик.

– Принеси мне стакан воды. – Умываюсь ледяной водой над раковиной, возвращаюсь со стаканом минералки. В руках держу бутылку, делаю глоток. Пузырьки обжигают мой нос. Хожу по спальне взад и вперед как загнанный тигр. Она делает несколько глотков. – Он в коме, уже две недели. – Допивает. – Он все искал и искал тебя. Объехал весь берег Черного моря, тебя там якобы видели. Потом вроде смирился, мне так показалось. И вдруг сорвался в Ростов-на-Дону, снова, хотя и был там еще в сентябре.

– Что потом?

– Узнал, что ты здесь. Мы ведь не говорили с ним с тех пор, как ты вышла из офиса. Он возненавидел меня еще больше. Да, у нас не было теплых отношений матери и сына, и в этом виновата только я. Я забыла, что он уже взрослый, а мне казалось, что я знаю лучше него, как ему жить. Издержки профессии. Три месяца прошло, я все надеялась его боль утихнет. Я и не подозревала, как он тебя любил.

– Хватит говорить о нем в прошедшем времени! Он ведь жив, кома – это не смерть. И что черт возьми произошло?

– Поехал за тобой на машине. – Звучит как обвинение. – Он в больнице, в этом городе. Ему бы надо в Москву, но врачи запретили его перевозить, когда сами признались, что от них уже мало что зависит. Переломы, черепно-мозговая травма, он на аппарате ЭВЛ.

Внутри все холодеет. Отвратительное чувство собственной неспособности чем-то помочь, исправить, вернуть накрывает с головой. Но я не даю возложить на себя ответственность в произошедшем.

– Это только ваша вина, я предупреждала вас. А теперь благодаря вашим стараниям ваш сын на грани жизни и смерти! Это в вашем понимании забота?! Чертова ты сука, тебе было мало, что ты сломала мою жизнь, разведя нас, теперь ты еще и хочешь, чтобы я корила себя за то, что с ним произошло?!

– Нет! Я хочу все исправить.

– Как? Как это можно исправить?

– Он пришел в себя, один раз, совсем ненадолго. Я была рядом. И он заговорил со мной тогда, впервые за три месяца.

Она шептала под нос, закручивая носовой платок вокруг пальца. Кожа на его кончике стала богрово-фиолетовой, я молча ждала когда она лопнет. Мне хотелось, чтобы ей было больно не только в душе, мне хотелось, чтобы ее тело кровоточило как мое сердце, мне хотелось видеть ее кровь. Мне пришлось встряхнуть головой, чтобы прогнать взгляд от ее рук.

– Ну раз пришел в себя значит ему стало лучше?

– Это длилось минуту. Он сказал, что единственное что он хотел бы, если…если это конец, так это увидеть тебя. – Она рыдает, я с трудом разбираю слова. – Я больше никогда не буду, только бы он выжил… – Берет мои руки и сжимает их. – Пожалуйста, говорят любовь творит чудеса, прошу тебя.

– Разумеется я поеду к нему. Я бы сделала это, даже если бы вы были против.

– Благодарю. Прости, прости… Я молюсь день и ночь, чтобы все было хорошо, чтобы бог помог ему выкарабкаться.

Готовлю ей кофе, сама иду в ванную. Я знаю, что не прощу себе, если он не будет жить, в глубине души я виню в случившемся лишь себя. Сбежала, поджав хвост, Юлька права. И вот к чему привел мой побег. Я жалкое ничтожество. Поверить не могу, что он выбрал меня. Все эти месяцы я думала, что Витя легко забыл обо мне, а он продолжал любить и искать. Он искал меня. Но нашел свою гибель, и я виновата в этом.

– Как вы узнали, где я живу? – такси везет нас в больницу скорой помощи.

– Виктор узнал. Главный офис вашей фирмы находится в Москве, там он выяснил, куда ты устроилась. По ошибке ему дали не ту информации. Он полетел в Нижний Новгород, оттуда в Ростов, так как номер телефона зарегистрирован в том городе. Снова промах, потом тебя отследили по вызовам.

– Но все это закрытая информация? – она пожимает плечами.

– Это все не важно. Теперь ты тут, и я рассчитываю на тебя.

– Никогда бы не подумала, что услышу эти слова от вас.

– Я была слепа. Ты любишь моего сына?

Я медлю. Не потому, что не знаю ответ. Просто я запретила себе любить, и если отвечу, то дам сердцу зеленый свет, и острая боль может вернуться. Но если это поможет, я переживу любую боль ради него.

– Люблю.

– Просто, чтобы ты знала, Анжелика мне никогда не нравилась. Я дружу с ее матерью, у нас был общий бизнес, а Виктор превосходный руководитель. Я ни черта в этом не понимаю. Но гордость и самоуверенность были сильнее меня. Я принимаю тебя, знай это. И, надеюсь, еще не поздно.

В палату пропускают по одному. Я иду по пустому коридору. Белый халат мне слишком велик. К горлу подкатывает тошнота от запаха медикаментов в отделении. Мне кажется, что я просто иду вперед, словно в никуда. Разум никак не понимает, что через пару метров я зайду в дверной проем и увижу его, спустя несколько месяцев. Но он не посмотрит на меня в своей маске профессора, не сожмет мои руки за спиной и не вдохнет запах кожи рядом с ухом, как он любил это делать. Я открываю дверь, медсестра сразу встает и уходит, предупреждая меня чтобы я ни к чему не прикасаюсь и в случаи чего звала ее, кнопка вызова над кроватью. Но эти слова звучат в другом измерении. Я вижу его. Тут и там белые липучки, мне хочется подойти и сорвать их с тела, они противные стягивают волоск