КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Демонесса для ректора (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Демонесса для ректора Светлана Ершова

1

АДЭЛИНА

— Я дико извиняюсь, папенька, — издевательски выделила последнее слово, — вы где-то головой брякнулись? Хрена лысого, я выйду замуж за вашего ободранного дракона! — тряхнув белоснежной гривой и уперев руки в бока, я угрожающе смотрела на отчима.

Высокий, статный мужчина с мужественным лицом и косой оранжевых, отдающих золотом волос, сверлил меня злым взглядом золотистых глаз. Элорд был божественно красив, собственно, как и все драконы, а вот с его характером он мог участвовать в конкурсе «Самый мерзкий!» и собрать там все награды!

— Что ты себе позволяешь, наглая девчонка? Я тебя кормил, одевал, даже дал свою фамилию, демонский выродок! Пора отрабатывать вложенные в тебя средства! И скажи спасибо, что отдаю замуж за богатого и уважаемого представителя своей расы, мог ведь и себе оставить, для личного пользования, так сказать! — прошелся он по моей фигуре похотливым взглядом. Оценив перспективу, передернулась от отвращения.

— Запомни, никогда и никому свободная демонесса не позволит распоряжаться своей жизнью, древний ты козел! — в его глазах отразилась первобытная ярость, миг, и он стоит рядом со мной, сжимая в кулаке белые пряди волос. Больно потянув за них, он запрокинул мою голову назад, прорычав в лицо:

— Ты будешь делать то, что я тебе скажу! После смерти твоей матери я не собираюсь терпеть в своем доме взбалмошную, неблагодарную дрянь! И если ты сорвешь свадьбу, я просто продам тебя в бордель для драконов, уверен, с их «любовью» к демонам, спрос на тебя будет огромный! Правда, проживешь ты не больше недели! — он с силой отшвырнул меня в дальний угол, в который я впечаталась плечом со всего маху, от боли сжав зубы, чтобы не доставить этому живодеру удовольствия своим вскриком.

Развернувшись, он вышел из моей комнаты, громко хлопнув дверью, по которой тут же пополз золотистый орнамент, магически ее запечатывая. Зло посмотрела на этот произвол, ха! Закрыл он меня, придурок! Это ты свою драконью задницу не сможешь в окно протолкнуть, а я — хоть бы хрен!

Сорвавшись с места, распахнула дверь в гардеробную, влетев в комнату, забитую новомодными нарядами и дорогими украшениями, обвела их взглядом. Ну да, Элорд денег на меня не жалел, видимо, чтобы продать подороже, надо сначала вложить, черт с ним, это все меня сейчас не интересует. Пройдя в угол, присела на корточки, выдвигая нижний ящик, наполненный порошками и склянками с разноцветными жидкостями, начала судорожно их перебирать, выискивая нужное мне зелье перевоплощения. Наконец, зажав в руке флакон с алой субстанцией, направилась к зеркалу.

Мама у меня была черной ведьмой, небольшой дар достался и мне, поэтому в зельях я разбираюсь получше многих. Конкретно это изобрела еще год назад и уже неоднократно им пользовалась. Осмотрев на прощание длинные до пят белоснежные локоны, большие голубые глаза, пухлые губки на утонченном лице и идеальную фигурку, сделала глоток, наблюдая, как преображается внешность.

Спустя пару минут из зеркала на меня смотрел невысокий юноша с довольно развитой мускулатурой, короткой желтоватой шевелюрой, вздернутым носом, серыми глазами и большеватым ртом. Довольно улыбнувшись, он поправил на себе платье. А что? Миленько!

Снова укрывшись в гардеробной, вышла я оттуда уже в черной футболке без рукавов, широких брюках с множеством карманов, кожаный ремень с металлическими заклепками и массивной пряжкой, на ногах берцы, а в руках сумка с кое-какой мужской одеждой, драгоценностями — мне же нужны будут средства на первое время, и с запасом зелья преображения. Перекинув через шею длинную ручку своей ноши, я устремилась к окну и, распахнув створки, запрыгнула на подоконник, бросив взгляд вниз, улыбнулась. Все же не зря я скрыла, что у меня проснулась боевая ипостась. Отчим даже не предполагает, что я смогу сбежать из окна замка, стоящего на краю обрыва, до земли было не менее километра.

Осмотрев на прощание комнату, в которой прожила девятнадцать лет из своих двадцати одного, зло прошипела:

— Можешь теперь сам выйти замуж за своего плешивого друга! Идеальная семейка получится из двух престарелых ящериц! — и оттолкнувшись бросилась вниз, раскрывая белоснежные крылья.

Встречай, Академия магии и мира, к тебе летит новый адепт!

2

АДЭЛИНА

До намеченной мной цели добиралась два дня, изрядно вымотавшись от непривычно долгого перелета. Вот почему портальной магией у демонов владеют лишь мужчины? Эх, и тут бедных женщин обделили! На ночь я, конечно, останавливалась на постоялых дворах, но спина от махания крыльями все равно ощутимо болела.

Стоя у ворот академии, я в восхищении ее рассматривала: серое, величественное, полукруглое здание, увитое зеленым плющом, высокие шпили башен, украшенные развевающимися на ветру флагами, ухоженный газон с фонтаном посередине, вдоль подъездной аллеи высажены деревья и декоративные кустарники — красота!

Мама умерла полгода назад, с тех пор я и готовила побег. Как выяснилось, инкогнито поступить можно только в Академию магии и мира. Хотя о ней ходит столько легенд, что и без этого учиться тут — просто мечта! Говорят, что наша королева осваивала свой дар именно здесь, лет сто пятьдесят назад, и команда, в которую она входила, даже выиграла турнир. А меня манит возможность обучаться искусству владения оружием у самого Кейгарда Справедливого — уже триста лет как бессменного ректора этого заведения. Ходят слухи, что он лучший в этом деле, ну-у, почти! Круче лишь драконодемон, но стать учеником короля точно никому не светит! Да и судя по тому, что я о нем слышала, он конкретный маньяк и живодер! А вот о ректоре исключительно положительные отзывы: силен, бесстрашен, терпелив, мудр и справедлив! Лично я уже заочно прониклась к нему уважением, надеюсь, не разочаруюсь!

Собравшись с силами, отправилась к главному входу, сегодня последний день приема экзаменов, надо успеть. Войдя в огромный холл с расходящимися по бокам коридорами и уходящей вверх лестницей, осмотрелась. Народу было крайне мало, а у приемного стола с сидящей за ним женщиной лет сорока с невзрачной внешностью, завязанными в култышку волосами и злобным взглядом малюсеньких глаз, вообще никого не наблюдалось. Сердце тревожно сжалось: неужели опоздала? Так, рано паниковать, бери себя в руки Эль! Втянув глубоко воздух, сделала шаг вперед.

— Здравствуйте, — растянула я губы в улыбке, — я бы хотел поступить в вашу академию, — подняв на меня свои поросячьи глазки, секретарь вяло поинтересовалась:

— Общее поступление или инкогнито?

— Второе!

— На обучение инкогнито прием окончен! — она довольно заулыбалась, видимо, этой злобной крыске доставляют удовольствие неприятности посторонних людей. Как говорится, сделал гадость и на душе радость! Я растерялась, придя в отчаянье: что же мне теперь делать? Зарывшись пятерней в свою короткую шевелюру, в прострации уставилась в стену, забыв время от времени моргать.

Тут, отодвинув с края бумаги, на стол примостил свой зад парень с весьма примечательной внешностью. Метра два ростом с необъятным разворотом плеч, сплошная гора развитой мускулатуры, широкие скулы, полные губы, ровный с хищными крыльями нос, из-под бровей вразлет, сверкая весельем, смотрели красные, миндалевидные глаза. Судя по их цвету и сложной косе до пояса, передо мной демон, только волосы смущали, не знала, что у представителей этой расы они бывают алыми.

Склонившись к секретарю, он бархатистым голосом с интимными нотками прошептал:

— Клара, свет моих очей, пожалей парня, ни за что не поверю, что такая богиня ничего не может сделать! — от его внимания и сладостных речей крыска расцвела в восхищенной улыбке, зарумянившись, она смущенно забормотала, теребя верхнюю пуговицу блузки:

— Курд, несмотря на всю мою любовь к тебе, боюсь, я здесь бессильна! Ты же знаешь, на обучение инкогнито принимает только ректор, а он отбыл во дворец, как он выразился, «убивать одну бешеную сволочь», кстати, из-за вашего прибытия сюда! — она выглядела расстроенной, видимо, угодить неизвестному мне Курду, ей очень хотелось.

— А ты проведи его через общее поступление!

— Если Кейгард узнает, я встану в очередь на убийство, сразу после сволочи! — секретарь озабоченно нахмурилась.

— Да ладно тебе, мой ангел, делать ему нечего — проверять каждого адепта! Он и не узнает о существовании этого замухрышки! — спасибо, конечно, за поддержку, но с замухрышкой как-то обидно!

— Только ради тебя, демон-искуситель! — сдалась наконец-то она. И потянувшись к бланку, обратилась ко мне. — Как вас записать?

— Элин Фес, — нервно закусив губу, я посмотрела на красноволосого демона с благодарностью. Похоже, я этому искусителю по гроб жизни обязана! Растянув губы в улыбке, он весело мне подмигнул и, повернувшись широкой спиной, скрылся в коридоре правого крыла замка.

— Вот, четвертая аудитория, — протянула мне листок женщина, после ухода Курда снова превратившаяся в злобную фурию.

Зажав в руке заветную бумагу, отправилась на второй этаж — искать нужный мне кабинет. У двери с номером «4» было безлюдно, поэтому постучавшись, смело вошла. В помещении в светлых тонах, с тремя рядами парт и стоящим напротив них учительским столом, тоже было пусто, лишь за тем самым столом сидела женщина в черном платье с мрачным макияжем, смоляными волосами и как ни странно, при таком образе, с приветливой улыбкой.

— Проходите, молодой человек, давайте мне свой бланк, и сразу же прошу пожаловать к измерителю, — проделав все, о чем она просила, я посмотрела на стеклянный куб с небольшим углублением сверху. Подошедшая женщина, судя по всему, черная ведьма, протянула мне изогнутый кинжал. — Держите, капните каплю вашей крови в выемку.

Слегка поморщившись, когда резала палец, я выпустила требуемую жидкость и окропила ей хрустальную поверхность.

— Теперь положите ладони на куб и выпустите в него свой резерв, — от проделанных мной манипуляций, прозрачная поверхность заискрилась разноцветными красками и выбросила столп радужного свечения, заполненного золотистыми рунами. Изучив их, ведьма вернулась к столу. — Ну что ж, стандартный набор демона, я бы даже сказала, демоницы, — она ехидно усмехнулась, — так как портальная магия отсутствует! А в остальном все в порядке, преобладание тьмы, весь набор стихий высшего уровня, поздравляю, вы приняты на боевой факультет! Занятия начнутся послезавтра, можете идти заселяться. Расписание завтра вечером найдете на стенде в холле, и не забудьте получить учебники и форму.

Взяв направление к коменданту у недовольно поджавшей губы секретарши, устремилась за ключами от комнаты. Плюгавый гном с седой бородкой сообщил мне, что я — недодемон, раз ростом не вышел да косу не отрастил, интересно, он всем делает столь ценные замечания? Как бы там ни было, ключ с номером сто шесть он мне выдал. Пройдя по коридору второго этажа, я распахнула нужную мне дверь, оценив обстановку, состоящую из двух кроватей, такого же количества учебных столов, множества полочек, украшающих бежевые стены, две двери, ведущие, судя по всему, в гардеробную и комнату задумчивости, бросила сумку на свободную кровать. За спиной послышались шаги, развернувшись, с немым изумлением уставилась на вышедшего из гардероба соседа в одном полотенце, намотанном на бедра. Охренеть! И это относится и к идеальному телу, и собственно к его обладателю, как меня угораздило поселиться именно к нему?

3

АДЭЛИНА

— Привет, Элин, кажется? — улыбнулся красноволосый демон.

— Можно просто Эль, — сглотнула я вязкую слюну, все еще пытаясь прийти в себя от продемонстрированного обнаженного торса.

— Курден, можно Курд, — представился собеседник. — Так это я сам себе соседа выпросил? Знал бы, десять раз бы подумал, прежде чем помогать, — заметив, как удивленно вытянулось мое лицо, он расхохотался. — Да ладно, шучу! Располагайся, надеюсь, мы с тобой подружимся, — он повернулся ко мне спиной и, не стесняясь, сдернул полотенце, беря в руки трусы. Покраснев, я резко отвернулась, вот как-то не думала, что сосед начнет демонстрировать мне свой голый зад, остается надеяться, что он не будет делать это регулярно! Хоть он и представляет собой произведение искусства, любоваться им на постоянной основе я не готова.

— Курд, можно спросить? У тебя что, с секретарем роман? — так и уткнувшись взглядом в сумку, поинтересовалась у демона, на что тот разразился громким хохотом.

— С ума сошел? Ты ее видел? Она же страшна словно смерть!

— Просто ты с ней так разговаривал, вот я и подумал… — смущаясь, промямлила в ответ.

— У меня дар такой — вызывать желание у женщин всех рас и возрастов, а я им, без зазрения совести, пользуюсь! — сосед заговорщицки мне подмигнул.

— А разве у демонов бывает особый дар? — что-то я о таком не слышала.

— Нет, у меня прабабушка особенная, с нее и пошло, что у всех в роду есть личный дар, — больше ничего спросить не успела, ибо в дверь постучались, причем так, будто пытались выбить. Открыв ее, Курд отошел в сторону, пропуская в комнату двух абсолютно одинаковых парней.

Одного роста и комплекции с моим соседом, черные словно ночь, распущенные волосы до пояса, правильные черты лица, очаровательные ямочки на щеках от белозубых улыбок, различались они лишь глазами: у одного антрацитовые, а у второго — изумрудные. В общем, хороши поганцы! При их появлении в комнате места словно не осталось, еще бы, три здоровых бугая будто заполнили собой все пространство.

— Заселились, оболтусы? — спросил у них Курд, натягивая футболку. — Знакомьтесь, мой сосед, Эль, а это мои братья Рикхард и Шепорд.

— Рик, — протянул мне руку черноглазый.

— Соответственно, я — Шеп! — сверкнул зеленым взглядом второй.

— Очень приятно, — промямлила, пожимая крепкие ладони. Знакомства растут в такой прогрессии, что я начала теряться. — Вы извините, мне надо в библиотеку, — я попыталась протиснуться мимо близнецов к выходу.

— Подожди, мы с тобой сходим, — окрикнул сосед, — я тоже еще не успел книги получить.

Идя в компании парней по коридору, чувствовала себя ущербной. По легенде я тоже демон, но этим троим едва достаю до плеч, зелье меняет только облик, рост остается таким, какой есть, а если все демоны такие? Рано или поздно возникнут вопросы, отчего же я не уродился, что отвечать? Мама с папой на полпути меня делать бросили? Пил, курил, болел? Будем надеяться, только эти индивидуумы так разрослись, то, что волосы короткие, можно объяснить тем, что жил среди людей — у них стрижки в моде. Это драконы с демонами на своей шевелюре помешаны, у остальных с этим проще.

Библиотека отличалась огромными габаритами, уймой стеллажей, забитых книгами, расставленных в непонятной последовательности, создавалось ощущение, что если не знать территорию, в этих лабиринтах можно заблудиться и до конца своих дней не найти выход. По правую сторону от двери стояли столы со стульями для занятий, по левую диваны, создавая уют. Осмотрев их, Шеп заметил:

— Представляю, сколько на них девушек перепортили! — и со смешком мне подмигнув, добавил. — Надо взять на вооружение столь примечательное место!

Курд получил свои учебники и отошел от стола, пропуская меня к библиотекарю. Седовласый худощавый мужчина, судя по всему человек, окатил меня презрительным взглядом, недовольно пробормотав:

— Тянут до последнего, а я тут с ними нянчиться должен, наберут незнамо кого, без роду и племени, будто из них толк будет! — шаркая ногами, он отправился собирать мой комплект учебной литературы. Я в полном возмущении смотрела ему вслед, не зная, как на это реагировать. Что примечательно, только что получавшему книги демону он лишь заискивающе улыбался. Видимо, у красноволосого с родом и племенем все в порядке! Предмет моих размышлений приземлился задом на библиотекарский стол лицом ко мне и, сложив руки на груди, весело подмигнул. Вот интересно, он все столы в академии своей пятой точкой протереть решил?

Вернувшийся дедуля положил стопку учебников рядом с этой самой точкой, даже ни слова ему не сказав, и начал заполнять формуляр о выдаче мне литературы. То, что произошло дальше, вызвало желание протереть глаза и отправиться к психиатру. Книга, лежавшая верхней в стопке, растворилась в воздухе, будто ее там и не было. Не обнаруживший ее библиотекарь почесал в затылке, пробормотав:

— Забыл, что ли? — и снова отправился вдоль стеллажей. Принес он оттуда эту же книгу, о чем говорило бурое пятно, поставленное на обложку каким-то нерадивым адептом. Не успел он примостить свой зад на стул, учебник опять исчез, приведя старика в ступор. — Как же это? Я ведь только принес! — прошептал он растерянно. И посмотрел на нас в ожидании подтверждения, но как оказалось, зря!

— Что принес? — приподнял вопросительно брови Курд. — Вы уже десять минут стоите на одном месте и не шевелитесь! Мы из-за вас ужин пропустить можем, давайте уже быстрее! — побледневший, ничего не понимающий дед вновь пошел добывать злосчастную книгу, что-то бормоча себе под нос. За моей спиной раздался дружный смех близнецов.

— Что происходит? — спросила я шепотом у сидящего на столе демона.

— Дар Шепа — перемещать предметы силой мысли! И он очень не любит, когда кого-то несправедливо обижают, — весело усмехнувшись, пояснил он.

Вернувшийся старик вызывал жалость, его пальцы подрагивали, а губы беззвучно шевелились, видимо, в дискуссии с самим собой. На этот раз ему дали спокойно доделать свою работу.

— Держи, сопляк, свои учебники, и не дай тебе бог их попортить! — да уж, некоторые люди ничему не учатся! Вероятно, Шепорд подумал так же, потому что стул за спиной библиотекаря пропал.

Уже на выходе нас застал грохот приземлившегося на пол тела и емкий, отборный мат!

— Сразу видно — библиотекарь! — поднял палец кверху Рик. — Вон какой начитанный, я многое из того, что он сейчас сказал, даже не слышал ни разу! — дружно захохотав, мы покинули обитель знаний.

4

АДЭЛИНА

Наконец мы добрались до столовой, чему я, с утра ничего не евшая, была несказанно рада. Просторное светлое помещение в черно-белых тонах, с тремя рядами столов из темного дерева, только в левом к ним шли белые диваны, видимо, это места для преподавателей, а для адептов — скромные деревянные скамейки. Возле входа два окна, одно для грязной посуды, второе — раздача, к нему-то мы и направились, вдыхая умопомрачительные запахи.

Отметив тот факт, что работники столовой сплошь женского пола, я подумала, что голодными мы явно не останемся. Покосившись на Курда и заметив его довольную улыбку, поняла, что абсолютно права. Отодвинув меня за спину, сосед принялся обхаживать здоровенную орчиху, стоящую на раздаче, вызывая на ее зеленом лице смущенное выражение, а в душе девичий трепет. Естественно, за столик мы садились с подносами, загруженными под завязку лакомыми кусочками, и оценив то, что ели другие, осознали: нас решили покормить блюдами из преподавательского меню.

Это все, конечно, было здорово, да и вообще, веселые, общительные парни мне нравились, но был один большой минус: я же тоже женщина! Расточающий свой дар Курд, не осознавая, цеплял и меня, если признаться хотя бы себе, красноволосый демон заставлял мое сердце биться чаще, я уже не раз ловила себя на том, что откровенно им любуюсь! С этим надо что-то делать, еще не хватало влюбиться в соседа, тогда мое обучение станет похожим на каторгу!

— Курд, а твой дар действует на всех женщин без исключения? — задала интересующий меня вопрос, отправляя кусочек нежнейшего мяса в рот.

— Ничего не бывает без исключений! — снисходительно просветил меня искуситель. — На влюбленных я воздействовать не могу, но они встречаются крайне редко. Как показывает практика, даже замужние ведутся почти все! — вяло ковыряясь в тарелке, он поморщился. — Честно говоря, после этого самому жениться не хочется.

— Ну, тебе-то, с твоими способностями, опасаться нечего! Не захочет, да влюбится по уши! — подбодрила я его.

— Ты не понял, дар вызывает только желание, не любовь! А стать для своей избранной секс-игрушкой не очень-то охота!

— Все равно у тебя больше преимуществ, чем у других. Мне, например, со своей внешностью и этого не светит! — и так искренне я это сказала, что сама почти поверила, что жениться собираюсь. Демон посмотрел на меня удивленно.

— Любовь не зависит от внешности, друг моего отца не похож на супергероя, а женился на такой эльфийке, закачаешься! И она его искренне любит!

— А сколько вам лет? — решила сменить тему любви, для демониц проблема с ней так остро не стояла, поэтому не была для меня больной, в отличие от парней.

— Мне двадцать четыре, а этим оболтусам — по двадцать одному, — кивнул он на близнецов.

— Только я старше! — встрял Рик.

— Эти десять минут будут преследовать меня до конца моих дней! — недовольно покосился на него Шеп. — А тебе сколько?

— Тоже двадцать один, — я не сдержала улыбку, глядя на близнецов. — А почему вы поступили учиться в одно время?

— Дед так решил, поэтому мне пришлось ждать, когда эти двое подрастут, а вообще вместе проще, я бы и так их подождал.

— У вас в семье все решает дед? — я была поражена такой семейственностью.

— Ты удивишься, но не только в семье, он вообще все за всех решает, спорить с ним бесполезно и небезопасно для жизни, поэтому у нас полное взаимопонимание: дед сказал, остальные безоговорочно послушались — идиллия! — весело усмехнулся Курд. Я пришла в ступор от его слов, это каким же должен быть дед, если его эти бугаи так боятся?

— Рик, а какой у тебя дар? — снова сменила тему, не желая ломать себе мозг.

— Магия иллюзий, я могу внушить что угодно, — парень сказал это, как будто речь идет о незначительном пустяке.

— Не скромничай! — толкнул его локтем в бок Шепорд. — Рик у нас уникум, и его лучше не злить, потому как он за раз может оплести иллюзией всех, кто находится в радиусе десяти метров от него!

— Круто! — посмотрела я на старшего близнеца в восхищении. На что тот лишь равнодушно пожал плечами.


Вечером меня ждало открытие, шокировавшее до глубины души и приведшее в панику! А именно — совместные душевые! Помимо того, что несмотря на мужской облик, предстать перед кучей мужиков с голым торсом оказалось проблемой, так как отчаянно хотелось прикрыться, было еще два пункта. Первый: я оказалась абсолютно не готова разглядывать мужские достопримечательности! И второй: у моего собственного тела был существенный изъян в виде отсутствия этой самой достопримечательности!

Я же никогда не видела эту часть организма, соответственно, воссоздать ее не смогла, соорудив у себя между ног холмик, чтобы в штанах все выглядело так, будто он там есть. На этом и успокоилась, не ожидая, что мне придется прилюдно раздеваться. И как теперь мыться, не имела ни малейшего понятия.

Пришлось импровизировать! Слава богам, душевые кабинки снабжены дверьми, пройдя к самой дальней и повернувшись спиной к окружающим, быстро разделась и прошмыгнула в нее. Выходила с опаской, сначала выглянув и осмотревшись по сторонам, с бешеной скоростью выбежала и судорожно намотала полотенце на бедра, с облегчением выдохнув и подумав о том, что на такое мытье никаких нервов не хватит.

Наконец, первый день пребывания в академии подошел к концу, отчаянно стараясь не смотреть на соседа, расхаживающего в одних обтягивающих пятую точку трусах, я забралась в кровать, отворачиваясь к стене. В принципе то, как я устроилась, мне понравилось, если бы еще не нарастающие желание ощупать Курда, все было бы идеально. Интересно, что для меня приготовил следующий день?

5

АДЭЛИНА

В принципе, второй день ничего особенного не принес, мы спокойно получили форму: комплект повседневный, который состоял из брючного костюма серого цвета и белой футболки, а также тренировочный — кожаные брюки и такая же куртка без рукавов. В прилегающем к академии магазинчике я приобрела всю необходимую канцелярию, узнав расписание, собрала сумку на завтра, все оставшееся время посвятила ознакомлению с выданными учебниками.

Утро первого учебного дня началось для меня довольно экстравагантно. Открыв глаза, я столкнулась с взглядом красных глаз склонившегося ко мне чуть ли не вплотную Курда. Не совсем отойдя от сна, напрочь позабыла, где нахожусь и что это за красавчик, при этом осознала, что совсем не против получить от него утренний поцелуй. Слава богам, потянуться за ним не успела! Ибо, вместо того чтобы меня облобызать, предел мечтаний ка-ак рявкнет:

— Чего разлегся? Подъем! До завтрака полчаса, и если ты не забыл, первым в расписании стоит владение оружием, которое преподает, между прочим, ректор! Опоздаем — Кейгард с нас шкуру спустит! — сдернув с меня одеяло, сосед принялся одеваться, я же пулей устремилась на утренние процедуры. От такого душевного пробуждения и мысли, что чуть в образе парня к вполне гетеросексуальному демону целоваться не полезла, проснулась на все двести процентов! Интересно, если бы все-таки успела к нему потянуться, сколько бы я прожила?!

Молниеносно собравшись, мы зашли за проживающими через две комнаты от нас близнецами и направились всей честной компанией на завтрак. Сегодня нашему искусителю даже напрягаться не пришлось, уже подарившая ему сердце орчиха заулыбалась при его появлении и нагрузила нам полные подносы вкусностей. Позавтракав, отправились в подвал, где находились тренировочные залы. Зашли в огромное помещение, стены которого были сплошь увешаны разнообразным оружием, ожидая великого ректора.

КЕЙГАРД

Начало очередного учебного года, как же надоели уже эти оболтусы, каждый год одно и то же, я уже скучаю по тем временам, когда в академии королева училась, нервов мне тогда драконодемон попортил, конечно, много, зато хоть весело было! Хотя… Что-то мне подсказывает, что нынче тоже не заскучать, покосился я на лежащие отдельно три личных дела. Я когда этих трех представителей королевской семьи на экзамене увидел, проклял Дэймона Несокрушимого до седьмого колена, чувствую, попьют они моей крови от души!

Поднялся из-за стола, разминая затекшую шею, пора идти на первое занятие, одно радует, можно в бое на Катане размяться, как ни крути, а поднатаскал своих отпрысков в этом плане Дэй знатно, особенно Курда. Вздохнув, отправился в тренировочный зал. Войдя, даже не посмотрев на собравшихся, начал толкать заготовленную речь:

— Для тех, с кем еще не знаком, меня зовут Кейгард Справедливый, так как в этом году небывалое поступление демонов, вас собрали в отдельную группу, курировать которую я буду сам. Поэтому, не считая физподготовки, все занятия у вас будут проходить под моим чутким руководством, — пока говорил, прошел к стеллажу с Катанами, взяв в руки любимый меч, развернулся к своей группе, все-таки удостоив их взглядом. Сразу натыкаясь на невысокого щуплого парня, изрядно выделяющегося на фоне остальных демонов. Того, что произошло дальше, я даже в кошмарном сне представить не мог! По телу прокатилась волна тепла и нежности, захотелось обнять его и защитить от внешнего мира, ладно хоть трахнуть не захотел! Эта мысль отрезвила, приводя в себя, смотря на это взлохмаченное недоразумение, я отчетливо понял, что вижу перед собой свою истинную пару! Это что, насмешка богов?! С каких пор я геем-то стал?! Злость, ярость, ненависть к сосунку, за то, что вообще посмел родиться, накрыла с головой! Подняв зажатое в руке оружие, уперся острием ему в горло, прорычав:

— Ты кто такой?! — пацан в ужасе отшатнулся, отступая к Курду, тот в защитном жесте положил руку парню на плечи, недоуменно глядя на меня. Поняв, что хочу отрубить эту руку за то, что прикоснулась к тому, кто принадлежит мне, вышел из себя окончательно. — Бери меч и в спарринг! — рыкнул на мелкого, да, непедагогично, не проверив навыки, давать оружие, но мне в данный момент было плевать, в венах кипела кровь от желания убить мальчишку, за то что, сам того не подозревая, претендует на мою любовь.

Нервно сглотнув, он сжал дрожащими пальцами рукоять Катаны, вставая в стойку, такой маленький, нелепый, смешной, сердце сжалось от нежности, приводя ярость на пик своего величия, от злости сделал выпад, неожиданно, но парень смог его отразить. Я ядовито усмехнулся, а если так? Применил самую простую связку ударов, в конце рассекая плечо сосунку, заструившаяся по руке кровь вызвала удовлетворение и жалость одновременно.

— Кей, ты что творишь? — кинулся к нему Курден. Близнецы тоже встали на защиту, отгородив меня от него стеной, от их осуждающих взглядов в голове прояснилось. Пришло осознание, что только что я хотел убить адепта своей академии.

— Занятий на сегодня не будет! — рыкнул им и, отбросив меч в сторону, открыл портал, перемещаясь в свой кабинет. От которого спустя десять минут ничего не осталось, обведя взглядом раскуроченную мебель и рассыпавшиеся по всему полу бумажные листы, тяжело опустился на разорванный диван, откинулся и закрыл глаза, пытаясь понять произошедшее.

Глядя на то, как счастлива королевская чета, я втайне мечтал, что встреченная мной истинная тоже меня полюбит, чем я хуже Дэя? Была мысль, что мне не повезет, особенно если учесть изуродовавший тело шрам, и любви от нее не дождусь, но того, что это будет мужик, я даже представить себе не мог! Как жить-то теперь? Ради чего? Проанализировав свои ощущения, с облегчением отметил отсутствие сексуального влечения к этому недоразумению. Может, не все так страшно, и кроме желания защищать ничего не проснется?

АДЭЛИНА

Вошедший в тренировочный зал ректор своей внешностью выбил воздух из моих легких, нельзя же быть настолько идеальным! Белоснежные пряди волос спереди острижены чуть ниже волевого подбородка и, свободно свисая, обрамляли лицо, сзади же заплетены в косу доходящую почти до колен, прямой ровный нос, изогнутые брови вразлет над сверкающими сапфирами глазами, чувственные, с чуть полноватой нижней, губы, высокое, мускулистое тело, обтянутое точно таким же как у нас кожаным костюмом, застегнутым по подбородок и открывающим взгляду руки, перевитые жгутами мышц под смуглой кожей. Глядя на то, как они перекатились, когда он взял в руки меч, я тяжело сглотнула, ощутив желание к ним прикоснуться, скосив глаза на Курда, вдруг поняла, что он проигрывает внешностью ректору по всем статьям! Это же не то, о чем я подумала?! Не могла ведь я воспылать любовью к незнакомому мужику?! Тем не менее, факт остается фактом: слушая бархатистый голос с рокочущими нотками, мое сознание плыло, пока бешеный рык не вернул на землю, и в горло уперлось острие Катаны.

Машинально отступила к соседу в поиске защиты, не помогло! Сумасшедший преподаватель заставил встать с ним в спарринг, я немного занималась и в принципе владею этим оружием довольно сносно, но куда мне тягаться со вторым мечом королевства! Рассеченное плечо лишь закономерность, заранее известный итог. Спасибо парням за защиту, судя по взгляду ректора, он бы меня убил, если бы не они.

— Что с Кеем? — удивленно спросил Рик у Курда, после того как куратор нас покинул. — Никогда его таким не видел! Он же образец спокойствия и мудрости, и вдруг такое!

— Понятия не имею, какая муха его укусила! Пошли в нашу комнату, — и уже обращаясь ко мне, поинтересовался. — У тебя с регенерацией как?

— Да вроде в порядке, а почему вы его Кеем называете, близко знакомы? — я все еще находилась в прострации, не в силах осознать случившееся.

— Он друг деда и часто у нас бывает, — сосед выглядел задумчивым, явно пытаясь понять случившееся. — Он вообще-то нормальный, я и правда не знаю, что на него нашло.

— Надеюсь, что он не будет на меня бросаться на постоянной основе! — вяло улыбнулась в ответ.

6

АДЭЛИНА

В своей комнате, немного придя в себя и помыв руку с уже затянувшимся порезом, задалась вопросом, который тут же озвучила парням:

— А ректор нас только от своих занятий освободил? У нас же последним уроком физическая подготовка, представляете, что будет, если целая группа не придет? Кейгард и так-то неадекватный, а тут еще и за дело! Он нас разорвет!

— Вообще ты прав, лучше не рисковать, — протянул задумчиво Рик и, посмотрев на нас, спросил. — Идем? — мы дружно кивнули и отправились на выход.

Тренер — высокий, жилистый вампир, встретил нашу группу приветливой улыбкой, как это ни странно пришли все, видимо, оценив поведение ректора, как и мы, решили подстраховаться.

— Здравствуйте, я — Арон Борших, и на протяжении всей вашей учебы именно я буду истязать ваши тела физическими нагрузками, — обвел он четырнадцать стоящих перед ним демонов взглядом. — Для начала, давайте оценим вашу выносливость, пять кругов бега по полигону на время, думаю, будет достаточно!

Проверка, конечно, впечатлила, ибо полигон в окружности был километра полтора, не меньше, я уже приготовилась стать аутсайдером группы, как ни крути, все-таки остальные мужчины, ладно бы хоть люди или оборотни затесались, так нет, все демоны, еще и на голову выше меня. Похоже, вампир думал также, потому что смотрел на меня, весело усмехаясь. Что ж, деваться некуда, позориться так с гордо поднятой головой, приняла я решение, вставая в строй.

Но опозориться мне наглым образом не позволили! Близнецы, пристроившиеся позади, периодически награждали меня толчками в спину или просто пинали по пяткам, при таком сопровождении хочешь не хочешь, будешь выжимать из себя все силы. В итоге пришли мы к финишу шестыми, причем втроем: эти два изверга встали со мной в одну шеренгу уже на последнем шаге. Они завершили бег, весело скалясь, а я — согнувшись пополам, мечтая упасть на землю и больше не подняться.

— Что я могу сказать? Молодцы! О группе из одних демонов можно только мечтать! — с довольной физиономией разглядывал нас тренер. — А тебе могу дать совет, — обратился он ко мне. — Начни бегать по утрам, быстро приведешь себя в форму. Была у меня когда-то ученица, маленькая, щуплая, человек между прочим, а парней за своей спиной оставляла, и эльфов, и оборотней, а все потому, что бегала по утрам! — это он, по всей видимости, меня пожалел за то, что ростом не вышел, но за совет спасибо, обязательно воспользуюсь.

После того как нас распустили, настало время самого страшного для меня мероприятия — душ! Как обычно, зажавшись в углу и повернувшись к нему лицом, быстро замоталась в полотенце, пряча несуществующий орган, надо признать, парни на мое странное поведение внимание если и обратили, то виду не показывали. Может, решили, что раз я мелкий, то и там гордиться нечем, вот и стесняюсь! Как бы то ни было, меня все устраивало, только демонстрировать всем свой обнаженный зад как-то неловко.

Покончив с водными процедурами, мы отправились на обед, во время которого я поняла, что у нас с ректором возникла «душевная» связь. Сидя спиной к двери, вдруг ощутила сверлящий ее ненавистью взгляд, мне даже оборачиваться не нужно, чтобы понять, кто зашел в столовую. То, что он приземлит свой, признаю, аппетитный зад за нашим столом, в аккурат напротив меня, стало неожиданностью. Пристально изучая свою тарелку, не в силах поднять на него глаза, я всем своим существом ощущала, что он на меня смотрит. И чего ему здесь понадобилось? Сидел бы на месте для преподавателей, зачем опускаться до простых смертных? Я так-то подавилась при его появлении, а теперь вообще кусок в горло не лез!

— Как прошла физподготовка? — поинтересовался он, беря в руки вилку и вертя ее в длинных, красивых, явно ласковых и нежных пальцах. Стоп! Эль, куда тебя несет?! Это же ненавидящий тебя изверг! Вроде поняла, осознала, но взгляд от них все равно не отвела, зачаровано наблюдая, как перекатывается столовый прибор.

— Нормально, тренер по ней оказался вполне адекватным, в отличие от тренера по оружию, — ядовито ответил Курд.

— Как тебя зовут? — обратился ректор ко мне, словно не услышав соседа.

— Эль, — с трудом выдавила из себя и, услышав, как отчего-то шумно он втянул воздух, сжалась от страха, непроизвольно пододвигаясь ближе к сидящему рядом Курдену. После этого движения пальцы крутящие вилку сжались, до побелевших костяшек, от чего зажатый в них многострадальный предмет согнулся практически пополам. — Ух ты, а в узел завязать можете? — подняла я на Кейгарда восхищенный взгляд. Зарычав, он швырнул металлическую загибулину на стол и, подорвавшись с места, стремительно покинул столовую.

— Ты что, смертник? — спросил Рик. — Видишь ведь, что он неадекватно на тебя реагирует, так помолчи! Зачем лезть на рожон? — да я и сама уже поняла, что зря открыла рот, не знаю, что на меня нашло! В этот раз промолчала, виновато опуская глаза в уже не интересующую меня тарелку.

— Ладно тебе, Эль не виноват, что у Кея заскоки, — ответил за меня сосед. — Видимо сказывается, что ему нынче шестьсот исполняется, переходный возраст так сказать! — заржал он на последней фразе.

КЕЙГАРД

Эль — какое мелодичное имя, услышав его представляешь нежную, хрупкую девушку, а никак не это лохматое безобразие. Боги, за что?!

Садясь за их стол, я хотел понять, что происходит со мной, какие чувства вызывает во мне этот пацан, результат оказался двойственным, выбивая из колеи еще больше. Сексуального влечения я к нему так и не почувствовал, что безусловно радует! А вот то, что теперь ни к кому и никогда и не почувствую, бесит! Встретив свою пару, демон не может ей изменить. Ага, изменить! Парню! Весело!

Еще я понял, что и его ко мне тянет, а вот это бесит еще больше! Своей несправедливостью! Ну, почему он не мог родиться девушкой?! Восхищение в его взгляде грело сердце, разрывая в клочья душу! Все было бы по-другому, я бы на руках носил такое сокровище, что смотрело бы на меня с таким обожанием, но это только мечты, а на самом деле мы имеем мужика, которого я буду ненавидеть до конца своих дней за то, что украл мое право на счастье!

7

АДЭЛИНА

Будильник прозвенел полшестого утра, поднимая меня на пробежку. Данный вчера Боршихом совет мне понравился, и я решила ему последовать. Хотя сегодня это не казалось такой уж хорошей идеей: кровать манила, уговаривая залезть под одеяло и поспать еще часок. Посмотрев на нее с сожалением, дала себе мысленного пинка, давай Эль, бери свою ленивую задницу в руки и шуруй приводить тело в порядок! Вроде помогло! Упрямо сдвинув брови, натянула спортивную форму и стремительным шагом покинула комнату. Стараясь не смотреть на сладко посапывающего соседа, дабы не возненавидеть его из зависти.

Выйдя на улицу, почувствовала себя значительно лучше, еще не прогревшийся утренний воздух взбодрил, принеся мысль, что все же правильно сделала, что покинула объятия Морфея. Трусцой побежала на полигон, разминаясь на ходу. Вероятно, из-за огромного размера беговой дорожки, не заметила, что не только я решила заняться спортом. Поэтому спокойно встав на старт, полетела наматывать круги. Решив не надрываться, бежала я, не торопясь, следя за дыханием и получая удовольствие.

Минут пять я наслаждалась жизнью, пока по пяткам не прилетел болезненный удар, притормаживая от неожиданности, услышала за спиной знакомый голос:

— Не тормози, вперед, бегом! — осознав, кто, по примеру близнецов, решил попинать меня по пяткам, рванула что есть мочи, в попытке скрыться от грозного ректора. Конечно, попытка изначально была провальной, и пинки прилетали с завидной регулярностью. Должна признать, у Кейгарта воздействовать на меня получалось лучше, чем у парней. От страха перед ним, усталости и мысли: «Я больше не могу!» — вообще не возникло! Семь кругов, что он гнал меня по полигону, пронеслись, как один миг, и фраза: «Достаточно!» — прозвучала неожиданно.

— Спортивная форма у тебя оставляет желать лучшего! — заметил ректор, глядя на то, как я, согнувшись, пытаюсь отдышаться. — Будешь бегать каждое утро под моим контролем! И мой тебе совет: не опаздывай! Каждый день в шесть часов ты должен быть здесь! Понятно?

— Да, господин ректор! — судорожно закивала в ответ, понимая, что вляпалась по полной!

— Когда мы наедине, называй меня Кейгард, — усмехнулся он, с интересом меня изучая, — а то обращение «Господин» я от тебя слышать не готов!

— Как скажете госпо… Кейгард! Только от меня, или вам в принципе это не нравится? — не смогла сдержать любопытства. Видимо, ему это не понравилось, потому что черты лица заострились от злости, а глаза вместо невероятно синих стали зелеными с вертикальной полоской зрачка, которая рассекала эту изумрудную зелень! Красиво! Правда, полюбоваться он мне не дал, рявкнув:

— Быстро приводить себя в порядок и на занятия! — понятно! Я же не дура! Развернувшись, бегом устремилась в академию, забыв, что еще недавно еле дышала! Вот это он меня бодрит! Да я сейчас от страха еще семь кругов пробегу и не замечу!

От раннего подъема был ощутимый бонус! Душевые пустовали, поэтому помылась я сегодня с удовольствием. Оказывается, это очень приятно — не изучать пристально пол, дабы не увидеть, что же такого прекрасного мужчины прячут в трусах! Я почему-то отчаянно хочу, чтобы это осталось для меня тайной!

Первым в расписании стояла боевая магия и, что удивительно, с уточнением прийти в тренировочной форме и на полигон. Когда мы подошли, куратор уже был там и, дождавшись пока соберется вся группа, он пояснил странное место сбора.

— Вижу, вы удивлены, почему мы не в аудитории и не строчим в тетрадях формулы. Что ж, объясню. По сути, вы экспериментальная группа, до вас демонов не объединяли. Поэтому я решил использовать к вам другой метод обучения. Если вы успели закупить тетради, можете их выбросить — мы будем учиться на практике! Я искренне считаю, что так мы достигнем больших результатов! — посмотрев, как радостно все оживились, избежав перспективы нудного записывания текста, он улыбнулся и продолжил. — Выстройтесь в шеренгу и внимательно повторяйте за мной.

Скрупулезно повторяя пассы руками и выполняя устные указания, мы создавали огненный щит. Стихийникам в этом плане проще — выпустил огонь и плети по формуле, у демонов же основная сила — тьма, поэтому без этой основы ничего не выйдет. Изрядно помучившись с соединением магии огня и тьмы, щит впоследствии получился у всех, хотя надо признать, что у многих это затруднений не вызвало, например у Курда и близнецов. Было видно, что они это не только умеют, но и не раз применяли. Таких неучей как я, всего шестеро, ректор подходил ко всем, указывая на ошибки, поправляя, давая советы. Вниманием не обошли и меня:

— Нет, Эль, так у тебя не получится! Ты пытаешься сплести их вместе, а нужно наложить одно на другое! Смотри, сначала тьма, а уже сверху огонь, понял? — кивнув, я последовала его совету. От усердия сведя брови вместе, выводила плетения, перебирая пальцами. — Подожди, вот это движение ты делаешь неверно! — он обхватил мое запястье, пытаясь показать, как надо. От его прикосновения меня словно ударило молнией, я вздрогнула, испуганно подняв на него глаза. Не знаю, что почувствовал Кейгард, но он резко отдернул руку и отшатнулся, побледнев, и больше ко мне не подходил, только вмиг позеленевшие глаза выдавали, что он злится. Вместо него мне помог Рик, старший близнец в принципе выделялся во владении магией, даже среди братьев. Его потенциал и то, насколько он освоен, поражали, вызывая вопрос: зачем ему вообще академия?

К тренировке с оружием мы перешли сразу, как оказалось, Катаны нам ректор уже приготовил, и они лежали неподалеку, дожидаясь своего часа.

— Возьмите мечи и разбейтесь на пары, — прозвучал приказ тренера, после того как мы его выполнили, он продолжил. — Вставайте в спарринг, я оценю ваши навыки!

Крепко сжав оружие в руках, встала в стойку, пристально смотря на противника. Шепорд, весело мне подмигнув, сделал первый выпад, отбила я его с легкостью, атакуя в ответ. Получалось у меня неплохо, и бой с отлично натренированным близнецом затягивался, как по мне, так он просто меня жалел! Кейгард, судя по всему, решил так же.

— Все, хватит! — остановил он нас. — Я тебя заменю, — это уже Шепу. У меня сердце ушло в пятки, при виде того как тренер встает напротив меня, я еще от вчерашнего не отошла, а он снова решил показать, насколько крут?

Делать нечего, сжав сильней Катану, посмотрела во все еще зеленые глаза, и сделала выпад. За десять минут, что длился бой, я шестнадцать раз отхватила по заднице, повернутым плашмя мечом, и в конце, словно рассвирепев, он обрушил на меня серию выпадов, закончил которую ударом локтя мне в лицо. Из глаз посыпались искры, а из носа потоком хлынула кровь, глядя на то, как он удовлетворенно улыбнулся, в моей душе колыхнулась ярость, утеревшись рукавом, я со злостью кинулась в бой. Его это лишь развеселило, с легкостью кружа вокруг меня, он отбивал мои удары, не пытаясь на них отвечать, и язвительно усмехался. В конце концов, ему надоело и он пошел в атаку, пятясь от его напора, я еле уворачивалась, когда мой меч вылетел из рук, подумала, что это мой конец, но в ту же минуту Катана в руках Кейгарда исчезла, как будто ее там и не было!

— Шепорд, засранец! — взревел ректор. — Еще раз выкинешь что-то подобное, тебе уже никто не позавидует, ясно?!

— И что вы мне сделаете? — нагло усмехнулся друг.

— Я?! Ничего! Для вас троих есть кое-кто пострашнее! Хотите с ним встретиться? — он довольно улыбнулся, смотря, как побледнели парни после его слов. — Что ж, я так и думал! Это последнее предупреждение, еще один залет и я его вызову! На сегодня все! Все свободны! — обратился он к группе и исчез в огненном всполохе портала.

— О ком он? — спросила у подошедшего Курда, вытирая кровь в лица.

— Дедулей пугает, гад! — обронил зло сосед. — Слушай, с этим надо что-то делать! Не ровен час, он так тебя пришибет, давай я тебя потренирую в бое на Катане?

— А я могу заняться с тобой магией, — вставил Рик.

— Спасибо, я буду вам признателен! — в этот момент мне хотелось их расцеловать, только вряд ли они оценят поцелуи от парня.

КЕЙГАРД

Сидя у распахнутого окна на подоконнике, оперевшись спиной на раму и запрокинув голову, я изучал ночное небо. Сам не знаю, откуда взялась такая привычка, но когда на душе скребли кошки, это помогало расслабиться и спокойно подумать.

Я никак не мог понять происходящее, и казалось, что просто схожу с ума! От прикосновения к Эль я ощутил небывалый прилив желания, но когда отпустил — оно прошло, будто мне показалось. Так не бывает! Внешне он меня в этом плане не интересовал, а вот от телесного контакта накрыло с головой! Раньше я о таком не слышал, насколько знаю, истинная пара вызывает сексуальное влечение, как от физического контакта, так и своей внешностью, почему у меня не так?

Должен признать, пацан мне нравился своей упертостью, непосредственностью, и меня это не устраивало! Испытываемая им боль в моем сердце усиливалась многократно, и как ни парадоксально, причиняя боль ему, я наказывал сам себя! Но надо завязывать, не дай бог, убью парня! Решено: с завтрашнего дня просто постараюсь с ним не общаться!

8

АДЭЛИНА

С начала обучения прошел месяц, и несмотря на дикую усталость от физических нагрузок, он мне понравился. Благодаря парням, я довольно сильно продвинулась в владении оружием, правда, пока это были только Катана, двуручный меч и кинжалы, но результаты по ним впечатляли. Курд не уставал меня хвалить, и удивляться моей упертости и настрою.

Занятия магией тоже радовали своей продуктивностью, и я, уже не задумываясь, могла создать все виды щитов, а так же боевые фаерболы, как из каждой стихии в отдельности, так и из их слияния. Рикхард смеясь говорил, что скоро я его за пояс заткну, конечно, шутил — его резерв и познания иногда приводили в ступор даже ректора.

Кстати, о нем. Больше он меня не трогал, создавалось впечатление, что вообще вычеркнул из своей жизни, и единственное, что нас связывало, это совместные пробежки по утрам, сопровождающиеся гробовым молчанием и изредка пинками по многострадальным пяткам, но надо признать, что и они уже четыре дня не прилетали. Еще я заметила, что он изрядно ко мне смягчился, глаза больше не зеленели, и во взгляде все чаще мелькало одобрение, приводившее меня в восторг! Уж не знаю почему, но мне очень хотелось ему понравиться, и чтобы хоть раз его очаровательная улыбка, от которой сходили с ума все девушки академии, предназначалась лично мне!

— Предлагаю отметить первый месяц обучения феерической пьянкой! — ввалившись в нашу комнату и приземляя свой зад на мою кровать, выдал Шеп. — Сегодня в комнате одной эльфийки состоится вечеринка, и мы приглашены! — появившийся следом за ним Рик, закрыв дверь, произнес:

— Полностью поддерживаю предложение! В моей кровати уже месяц, как одиноко, а тело требует, знаете ли!

— Ты, как? Участвуешь? — Курд вопросительно выгнул бровь, глядя на меня. Мне в кровати и одной хорошо, но если я в этом признаюсь, могут возникнуть неудобные вопросы, поэтому, натянув счастливую улыбку, с готовностью закивала, соглашаясь на попойку.

Вечером, принарядившись в форменные костюмы, мы отправились на вечеринку. В комнате обворожительной эльфийки было многолюдно, даже удивляло, как столько народу вместилось в небольшое помещение. Девушек среди собравшихся наблюдалось куда больше чем парней, что наводило на мысль: потребности тела друзья сегодня удовлетворят в полной мере.

Вино текло рекой, веселье, музыка, танцы, все это кружило голову и хоть я, ранее практически не употреблявшая спиртного, старалась как можно больше пропускать, хмель добрался и до моего тельца, вызывая в голове вязкий туман. Курден зажимал в углу хозяйку комнаты, уже практически приступив к изначальной цели посещения мероприятия, у близнецов тоже все шло к этому, судя по ерзавшим на их коленях девушкам, а самое забавное, что и мне, похоже, светило получить сегодня порцию любви!

Не желая вызвать подозрений, я нехотя согласилась на танец с милой ведьмочкой, которая в данный момент терлась об меня грудью, прижавшись всем телом и вызывая рвотные позывы. Счастливо улыбаясь на подмигивания друзей, я гладила ее по спине, с отчаянием молясь, чтобы музыка, наконец, закончилась. Не подозревающая об этом партнерша мурлыкала от удовольствия, вжимаясь в меня все интенсивней!

Дверь с грохотом распахнулась, открывая нашему взору ректора, никогда не думала, что буду так рада его появлению, не то еще немного, и меня заставили бы мужской долг выполнять и, судя по настрою ведьмы, ее бы не смутил тот факт, что мне нечем!

Обведя собравшихся взглядом, Кейгард остановил его на мне и прижавшейся к моей груди девушке. Его глаза мгновенно позеленели, расчеркиваясь полосой зрачка, и на всю комнату раздался взбешенный рык:

— Какого черта здесь происходит?! Кто разрешил устраивать пьянку на территории академии?! Даю ровно минуту на то, чтобы покинуть данную комнату и забраться в свою личную постель! Кто не успеет, завтра же будет отчислен! — самое интересное, пока он орал, взгляд от меня не отвел ни на мгновение, будто это предназначалось в первую очередь мне!

Прониклись эпичной речью все! И народ кинулся врассыпную, включая нас, правда, конкретно мы — под наблюдением! Ректор молча шел по пятам, контролируя наше перемещение до отведенных нам комнат. Пытавшиеся прошмыгнуть мимо своей опочивальни близнецы были пойманы за шиворот и одним движением закинуты в родную им дверь, со словами:

— Вы доигрались! Я вас предупреждал! — услышав это, пошатывающийся Курд побледнел и поспешил ретироваться с немыслимой скоростью, бросив меня на произвол судьбы.

То, что произошло дальше, не укладывается в моей голове! Потому что осторожная и здравомыслящая Адэлина пошла бы молча спать, а вот пьяный и, судя по всему, больной на голову Эль, глядя на зеленоглазого от ярости демона, прошипел, отчего-то переходя на ты:

— Я тебя ненавижу! — нависнув надо мной и ядовито усмехнувшись, он рыкнул в ответ:

— Премного благодарен! Сейчас же иди спать!

— Не то что? Снова съездишь мне по лицу? Или сделаешь еще несколько разрезов мечом? — поинтересовалась, гордо задрав голову. Вспомнив, что он не готов от меня слышать, стараясь задеть побольнее, почти интимно прошептала. — Так что ты сделаешь, мой господин? — отшатнувшись словно от удара, он зарылся пальцами в белоснежную шевелюру и уставшим голосом произнес:

— Иди спать, Эль, эта неделя была сложной, тебе надо отдохнуть.

Прошмыгнув в свою комнату, раздевшись и забравшись в кровать, впервые с тех пор как оказалась здесь, я заревела. Моих слез не удостоились ни побои от ректора, ни его издевки, а вот отчаянье и боль в его глазах, а так же осознание, что именно я ее причинила, не давали льющемуся потоку остановиться. Уткнувшись лицом в подушку, я шептала:

— Прости меня, я не хотела! Прости. Прости, — этот шепот прекратился только, когда меня сморил сон.

9

АДЭЛИНА

Утро нас приветствовало головной болью и желанием выпить всю существующую в этом мире воду. На завтраке кусок в горло не лез, а витающие в воздухе ароматы вызывали стойкую тошноту.

— Так дело не пойдет! — заметил прагматичный Рик. — Пошли в целительское крыло, думаю, там полно девушек, которые поведутся на обаяние нашего Курда, — на что тот, согласно кивнув, поднялся из-за стола, и мы всей компанией направились по заданному маршруту.

Естественно, помощь мы получили быстро, а главное качественно, за внимание красноволосого демона желающие облегчить наши страдания прелестницы едва не передрались. Посвежев лицом и мыслями, мы сидели в холле, парни о чем-то спорили, а я, глядя в окно, вспоминала вчерашний инцидент с ректором и раскаивалась, покрывая себя нецензурной бранью. Ровно до того момента, пока мое внимание не привлекла приближающаяся к академии делегация.

По подъездной аллее шла невысокая девушка в длинном развевающемся на ветру платье, ее огненно-красные волосы ниспадали до самых пят, обрамляя стройную фигуру, а голову украшал широкий золотой обруч, обильно украшенный сверкающими на солнце камнями. По бокам и на шаг впереди — два высоких, широкоплечих, светловолосых мужчины, точно так же, но на шаг позади — двое угрюмых и черноволосых, причем один из них демон, что видно даже отсюда, и он был выше и мощнее всех, кого я когда-либо видела.

— Мамочка моя, королева! — выдохнула я в восхищении.

— Не твоя, а наша! — буркнул Рик, глядя на приближающихся из-под бровей.

— Черт! Бабуля! Поздравляю, мы встряли! — с отчаяньем зарываясь пальцами в волосы, оповестил всех Курд.

— А твой папуля тебя не смущает?! — зашипел Шеп, тыкая в них пальцем. И тут до меня дошло: демон, личный охранник королевы — это же…

— Твой отец… — я шокировано смотрела на соседа, не в силах выдавить из себя последнюю фразу.

— Орших Огненный, а что?

— Я хотел сказать — бессердечный палач?!

— А-а, ну и это тоже! — отмахнулся он, как будто речь идет не о самом безжалостном убийце королевства, а о чем-то незначительном. Потом повернулся к младшему близнецу и ответил на его вопрос. — Против него у меня есть мамуля, которую он безоговорочно слушается, а вот против бабули не попрешь!

— А как же легендарный дедуля? — не удержала я любопытства и только когда спросила, поняла, что это не кто иной, как драконодемон! Черт, куда я вляпалась?!

— С ума сошел, если отец узнает, что мы ее расстроили, нам всем трындец! — просветил меня Рик.

— Может, не пойдем на ковер? — в голосе Шепорда слышались просительные нотки.

— Тогда вероятность, что отец здесь появится, многократно возрастет! Уж лучше отхватить от мамы! Пошли на опережение! — и схватив меня за руку, он открыл портал, который перенес нас прямо в кабинет ректора.

Увидев нашу четверку перед собой, он откинулся на спинку кресла и самодовольно улыбнулся.

— Кей, это не честно! — обвиняюще прошипел Курд.

— А трепать мне нервы — было честно? — изогнул он бровь, довольно скалясь. — Вам же было весело? Теперь моя очередь веселиться, я уже предвкушаю это зрелище! — мурлыкнул он, наслаждаясь реакцией парней.

— Только не говори, что дед тоже в курсе?!

— А как же! Я ничего не делаю наполовину!

Их диалог прервала распахнувшаяся дверь, в кабинет ворвался огненный ураган и с криком:

— Кей! Как же я по тебе соскучилась! — королева повисла на шее едва успевшего встать ректора. Обняв за талию и приподняв, он со счастливой улыбкой чмокнул ее в нос.

— Привет, малышка, я тоже скучал! — и столько теплоты было в его голосе и взгляде, что мне отчего-то захотелось проредить огненные пряди волос на монаршей голове. Не успев переварить это чувство, ощутила на себе пристальный взгляд, повернувшись, увидела, как меня с веселой улыбкой изучает один из вошедших вслед за королевой мужчин. Встретившись со мной взглядом, по внешним признакам оборотень, мне подмигнул, вводя в ступор. Он же не мог учуять, что я девушка? Или мог? Как бы там ни было, сдавать меня он явно не собирался, поэтому я тоже ему улыбнулась.

Увидев палача вблизи, отступила за спину Курдена, сына-то он явно не убьет! Не обращая ни на кого внимания, он сел в кресло, стоящее возле стола ректора. Наобнимавшаяся королева вместо того, чтобы занять второе, залезла на его колени, приводя меня в шок. Но судя по реакции окружающих, это была норма в их отношениях.

— Рассказывайте, оболтусы, чего натворили? — обратилась она к парням. Открывший было рот, Курд ответить не успел. Посреди кабинета полыхнула черная молния портала, выпуская мужчину, при виде которого в мою голову пришел вопрос: давно ли я ходила в туалет по-маленькому? Потому как вот сейчас очень-очень захотелось!

Нет, мужчина был красив, и правильные черты лица выдавали в нем явное сходство с близнецами, но его глаза с плескавшейся в них лавой наводили первобытный ужас. С рыком:

— Как долго вы еще будете меня позорить?! — он схватил близнецов за уши и не жалея встряхнул, от чего те заскулили.

— Пап, мы больше не будем, честно! — от их причитаний Курден заржал, как выяснилось, зря! Отпустив сыновей, король отвесил ему подзатыльник.

— Мелкая, как думаешь, это нормально, что я позволяю твоему бешеному бить моего ребенка? — спокойно спросил у королевы палач.

— Если бы не он, у тебя даже жены бы не было, не то что ребенка! Так что сиди и молча наблюдай! — боги, и это я свою семью странной считала?

— Ладно, я поговорю с каждым из вас по отдельности! И могу вас заверить, что после этого разговора вы и, правда, больше не будете! — угрожающе предупредил Дэймон своих отпрысков и занял свободное кресло. — Малыш? — после всего одного слова королева, вскочив, пересела на его колени, положив на плечи руку. Из-за того с какой скоростью и готовностью она это проделала, я бы сказала, что она его боится до чертиков, но то, с каким обожанием они друг на друга смотрели, рушило эту теорию вдребезги!

Глядя на них, так хотелось, чтобы и у меня была такая же любовь. Я непроизвольно посмотрела на Кейгарда, натыкаясь на его внимательный взгляд и смутившись, отвернулась, встречаясь с другим, не менее пристальным. Прищурившись, король меня изучал, от этого стало не по себе, я так отчаянно захотела спрятаться, что осторожно переступая, заняла самое, на мой взгляд, безопасное место в кабинете, ага, за спиной ректора! На что Дэймон заржал! А лежащие на столе кулаки Кея сжались до побелевших костяшек.

— Эль, встань на прежнее место, — тем не менее, спокойно произнес он. Сообразив, что сделала, я стрелой устремилась к Курдену.

— Здесь больше ничего интересного не предвидится, пошли, пройдем по местам боевой славы, — предложил один из сопровождающих королевы, и все четверо отправились на выход.

— Рори, испортишь мне хоть одну адептку, я тебе портилку отрежу! — предупредил Кейгард кого-то из выходящих. — Вы тоже можете быть свободны, — наконец отпустили и нас из этого дурдома.

— Внук, подожди меня за дверью, у меня к тебе дело! — попросил драконодемон. И увидев, как сосед положил мне на плечо руку, добавил. — И прошу тебя, никогда не прикасайся к м-м-м… Юноше! — не поняла, я вроде не заразная, отчего такое условие?

КЕЙГАРД

Наконец мы остались с правящей четой наедине и, зная способность Дэя видеть ауры, а также его сволочной характер, я приготовился к насмешкам с его стороны. И как обычно, оказался прав!

— Слушай, Кей, я конечно помню, что приглашал тебя с твоей истинной разносить мой дворец своими сексуальными играми, но сейчас даже боюсь представить, какими трусами ты шпили моего замка обвешаешь!

— Дэй, прошу тебя, заткни свой сволочизм себе в одно место! Ты считаешь, что мне смешно?!

— Значит, еще не понял! — удовлетворенно кивнул друг. — Малыш, пойдем, посмотрим, как устроились наши оболтусы! — встав, он нагнулся ко мне с веселой улыбкой и шепнул. — Когда совсем невмоготу будет, приходи, твой сволочной друг поможет тебе понять одну о-очень важную вещь! — подмигнув, он вышел.

Нихрена не понял: что такого он увидел? Опять же, что значила его просьба к Курдену не прикасаться к Элю? У меня такое чувство, что скоро я начну скакать по академии на одной ноге, стуча себе по голове кулаком, при этом приговаривая: «Я сошел с ума! Я сошел с ума!»

10

АДЭЛИНА

На этом мои потрясения на сегодняшний день не закончились! Придя в свою комнату, начала собирать раскиданные по ней вещи соседа, этот поросенок никогда не убирал их на место, за монотонной работой пыталась уложить в своей голове свалившуюся на меня информацию. То, что мои друзья оказались королевских кровей, стало неожиданностью, да и их странное семейство произвело неизгладимое впечатление, одни только отцы чего стоят! Это же надо, король и его палач! Никогда не думала, что увижу их настолько близко! Да и вообще, эти двое — не те с кем мечтают встретиться, репутация у обоих, ужасней не придумаешь!

Курден появился через полчаса и, молча подойдя ко мне, стоящей у окна, положил руки на мою, нихрена не тонкую, талию, привлекая к мускулистой груди! Застыв от шока, запрокинув голову, я смотрела в красные глаза, а в голове панически билось: что, черт возьми, происходит?! Сосед резко решил сменить ориентацию?!

— Курд, что ты делаешь? — потрясенно поинтересовалась у него. Проведя большим пальцем по моей щеке, он прошептал:

— Ты правда думала, что прожив с тобой в одной комнате месяц, я не пойму, что ты девушка? Эль, эта мысль уже который день сводит меня с ума, когда ты засыпаешь, я мучаюсь из-за того, что ты рядом и при этом такая недоступная! Давай попробуем перевести наши отношения в другое русло? — и этот больной на голову тип начал склоняться к моим губам! Ну я и шандарахнула со всей дури коленом ему между ног!

— Ты придурок, что ли? Какие к черту отноше… — я осеклась, так и не договорив, ибо заметила, что у всей этой сцены был свидетель! У закрытой двери, привалившись к ней плечом и сложив руки на груди, стоял Дэймон и наблюдал за происходящим, весело улыбаясь.

— Дед, ты мне за это должен! — взревел поверженный ухажер, согнувшись и держась за причинное место.

— Считай, это наказание, которое я тебе обещал!

— Лучше бы ты мне подзатыльник дал! — простонал сосед.

— Я знаю, что для тебя это лучше, но так, как сейчас — действенней! — ответив ему, король оттолкнулся от двери и направился ко мне, пристально глядя в глаза. Вспомнила! В туалет-то я так и не сходила! — Так-так, значит, сердечко милой Эль уже занято! — протянул он, подойдя почти вплотную и нависая надо мной своим немалым ростом. Эти два больных идиота меня даром Курдена проверяли? — Не поделишься секретом, кто же счастливчик? — обязательно, я же всю жизнь ждала маньяка с лавовыми глазами и репутацией живодера, чтобы посекретничать! Упрямо вздернув подбородок, я молча смотрела на него, всем своим видом показывая, что он и слова из меня не вытянет. — Дай угадаю! М-м-м, может ректор? — удар под дых! Я побледнела, беспомощно моргнув, на что мужчина удовлетворенно улыбнулся. — Что ж, тогда желаю удачи! Образ, кстати, класс! Я как раз где-то слышал, что он мальчиками интересуется!

— Это не правда! — слова сорвались раньше, чем я успела осмыслить то, что он сказал.

— Так, какого хрена, ты из себя самца строишь? Дай мужику шанс ответить взаимностью! — я потерянно опустила голову, ведь у меня даже мысли не возникло, что могу ему понравиться. В конце концов, раз он так ненавидит Эля, почему Адэлина должна вызывать другие чувства? Неожиданно Дэймон привлек меня к своей груди и погладил по голове. — Не переживай, все будет хорошо! Но шанс ему все же дай! — отстранившись, он щелкнул меня по носу, подмигнул и вышел.

На негнущихся ногах я дошла до кровати и с размаху рухнула на нее попой. Подняв глаза, встретилась взглядом с соседом.

— Прости, ты же помнишь: дед сказал — остальные безоговорочно послушались! — виновато пожал он плечами.

— Все нормально, и ты меня прости! — махнула рукой на нижнюю половину его тела.

— Вот в этом точно твоей вины нет, если бы ко мне мужик целоваться полез, он бы одними яйцами не отделался!

— А если бы я на тебя повелась, что, и правда поцеловал бы? — увидев, как он передернулся от отвращения, расхохоталась. — Кто еще в курсе моей тайны? — отсмеявшись, поинтересовалась у него.

— Только дед и я. Хотя, может еще Олов, нюх у него феноменальный! Но если он в курсе, никому не скажет, — понятно, это тот оборотень, что мне подмигнул в кабинете.

— А почему ты близнецов братьями назвал, когда нас знакомил?

— Еще не хватало, чтобы я этих оболтусов дядями называл! — состроил он возмущенную физиономию, вызывая на моем лице улыбку.

Разговаривали мы с Курдом долго, мне пришлось объяснить, почему оказалась в таком положении, да и он с охотой отвечал на тысячи льющихся из меня «почему». Уже перед ужином я вспомнила, что оставила тренировочный костюм в спортивной душевой, а утреннюю пробежку никто не отменял, мне только на субботу отгул дали. Сообщив соседу, куда я так резво сорвалась, побежала за своей формой.

В пустой раздевалке стояла вполне логичная тишина, но она почему-то на меня давила, словно сообщая, что случилось что-то очень страшное. Сама не знаю зачем, осторожно ступая, прошла в душевые. Несмотря на отсутствие освещения, в одной из кабинок журчала вода, и что больше всего настораживало, других звуков не наблюдалось. Подойдя к матовой двери, я позвала:

— Здесь есть кто-нибудь? — ответа не последовало, к ручке я тянулась, отчего-то затаив дыхание, когда распахнула дверь, с трудом сдержала рвущийся наружу крик.

Она сидела на полу сломанной куклой, эльфийка, которая еще вчера плавилась в объятьях Курда, сейчас распахнутыми стеклянными глазами смотрела в потолок над моей головой, а из ее груди торчала рукоятка кинжала! Вода, льющаяся из душа, смешивалась с кровью и, скользя по насквозь промокшему форменному платью, розовым ручейком убегала в слив.

Сначала оторопело попятившись, я резко развернулась, срываясь на бег. Не замечая никого и ничего вокруг себя, я бежала к тому, кто сможет все решить, к тому, с кем рядом не страшно! Пробежав через приемную, влетела в кабинет ректора, он при виде того насколько я растерян и напуган, встал из-за стола и, преодолев разделяющее нас расстояние, обхватил ладонями мои плечи, слегка встряхнув.

— Что случилось? Эль, посмотри на меня, что произошло? — в его голосе сквозило искреннее беспокойство. Боги, как же я хочу сейчас стать Адэлиной, чтобы прижаться к его груди и спрятаться в надежных объятьях! Но я — Эль, а мужчина не может вести себя как истеричка, поэтому надо брать себя в руки!

— Там в спортивной душевой девушка, эльфийка, она мертвая, — прошептала в ответ непослушными губами. Он тут же открыл портал, в который шагнул, увлекая меня за собой. — Там, — показала я дрожащим пальцем на открытую дверцу кабинки, прижимаясь спиной к стене, понимая, что сама туда не пойду.

11

КЕЙГАРД

Присев на корточки, я осмотрел тело девушки, просканировав на отпечатки магии, ее следов не обнаружил, стоило бы еще Дэя подключить, проверить ауру, а так это дело Ведомства немагических преступлений! Хорошо, что палач здесь, значит, тело уберут быстро, пока не началась паника среди адептов.

Палач короля, звучит страшно, но кто бы что ни думал, на самом деле он не отрубает людям головы посреди площади. Палач — это ищейка, он разбирается в преступлениях против короны, а вот когда находит виновных, то да, без каких-либо бумажных проволочек убивает! Свое прозвище Орших заслужил тем, что после него еще никто не выжил, он без жалости убивал, как мужчин, так и женщин. Конечно, сначала на сто процентов убедившись в их виновности! Поэтому его так боятся, он скрупулезно разбирается в деле, не упуская мелочей, чтобы не допустить ошибки, и с тех пор как занял эту должность, еще ни одно дело не осталось нераскрытым. А данное преступление как раз подпадает под его личный контроль, так как совершено на нейтральной территории.

Несмотря на то, что королевство сейчас одно, стычки между расами все равно случаются, но в академии запрещаются и приравниваются к государственной измене. Дэй таким образом пытался привить если не дружбу, то хотя бы терпимость к расовым различиям.

Посмотрел на бледного, прижавшегося к стене парня, сердце затопила нежность, и впервые это не вывело меня из себя, так глядишь, привыкну и… Нет, не женюсь — усыновлю! Даже улыбнулся от этой мысли.

— Эль, мне нужен Орших, сходи за ним, ну на крайний случай и король сойдет, позови кого-нибудь из них, я не могу оставить тело без присмотра, — от такой перспективы парень побледнел еще больше. — Не бойся, они тебя не обидят! — кивнув, он вышел, а я себе под нос добавил. — С некоторых пор это только моя прерогатива!

Первым появился Дэй и, проведя осмотр, тоже ничего не нашел, вышедший из портала палач, оценив фронт работы, грязно выругался, на наши удивленные взгляды он пояснил:

— И так работы невпроворот, еще бабские дрязги разбирать!

— С чего такой вывод? — приподнял я бровь.

— Мужики, как правило, шею режут или душат, а вот отравление или нож в сердце — к женщинам! Да и что еще может случиться у сопливых адептов? Явно парня не поделили! Ладно, разберусь! Не дай бог, еще мой оболтус со своим даром тут замешан!

— Точно! — встрепенулся я после его слов. — Я же когда их вчера на вечеринке застукал, он на ней и лежал!

— Умеешь ты радовать новостями! — поморщился Орших. — Надо узнать у него, не возвращался ли он к ней ночью.

— Нет, до утра комнату никто не покидал, я следилку поставил, — ага, сначала ляпнул, а потом подумал, что именно!

— Нахрена? — опешил палач.

— А он за твоим сыном особый контроль установил, чтобы тот всех адепток в академии не перепортил! — положив руку мне на плечо, заговорщицким шепотом сообщил ему Дэймон.

— Мутные вы какие-то оба! — покосился он на нас подозрительно. — Ладно уж, идите, дальше я сам.

Если бы эта сволочь промолчала, я бы удивился! Не успели мы выйти, как он прокомментировал:

— Следилка — сильно! Уважаю! — и, получив от меня убийственный взгляд, заржал.

— Дэй, когда ты свалишь? У тебя трон без твоей королевской задницы остыл!

— Вот! Так друзей и теряют! А я к тебе со всей душой! Все, сваливаю! Жду тебя через две недели!

— Зачем? — вроде договоренности о встрече не было.

— Именно через столько ты сломаешься и придешь ко мне за советом! — ответить не успел, король исчез в портале.

АДЭЛИНА

Вечер прошел спокойно, дав отдохнуть от столь насыщенного дня. Его размеренность нарушил только Орших, собрав всех четверых вместе в нашей комнате и задав вопросы о вчерашней вечеринке, на прощание он пообещал сыну оторвать уши и ушел, оставив нас одних. Вот странно, при его габаритах и угрюмости, а так же славе маньяка, в его присутствии чувствуешь себя в безопасности, и я с удивлением заметила, что нисколько его не боюсь.

— Как думаете, что с ней произошло? — задал вопрос Рик, имея в виду эльфийку.

— Тебе оно надо? Отец со всем разберется, да и Кейгард без контроля не оставит, — вяло ответил сосед. — Все, валите к себе, спать уже пора.

После ухода близнецов я засобиралась в душ, увидев это, Курден подорвался с места.

— Ты что, собралась в мужскую душевую?! — и столько возмущения прозвучало в вопросе, что я оторопела, удивленно глядя на него.

— Вообще-то я уже месяц в ней моюсь! Хоть мне и не очень нравится, другого выхода нет!

— Давай я тебя хотя бы провожу, — проворчал он себе под нос. Пока собиралась, сосед едва слышно пробубнил. — Когда он обо всем узнает, и до него дойдет, что ты с мужиками в одной душевой мылась, он нас всех убьет.

— Ты там о чем? — вообще не поняла, кто кого убьет.

— Не обращай внимания, пойдем!

Происходящее походило на бред, я по обыкновению зажалась в угол, а Курден, повернувшись спиной, загораживал обзор, как мне, так и окружающим.

— Курд, ты понимаешь, что это странно выглядит? Хочешь, чтобы нас обвинили в любви друг к другу? — прошипела я так, чтобы услышал только он.

— А ты шевели задницей, чтобы свидетелей было как можно меньше!

Естественно, помылась я быстро и, дойдя до своей комнаты, забралась в кровать, искренне обрадовавшись, что день закончился. Знала бы, что принесет мне следующий, еще бы подумала, стоит ли так радоваться!

Начался он, как всегда, с пробежки, во время которой хмурый ректор по обыкновению не произнес ни слова, и после ее окончания так же молча отправился в академию. Я смотрела вслед, провожая его взглядом, когда на мое плечо опустилась чья-то ладонь. Вам знакомо то ощущение, когда не хочешь оборачиваться, интуитивно понимая, что не жаждешь встречи с тем, кто стоит позади тебя? Вот оно и накрыло меня с головой, медленно повернувшись, натолкнулась на взгляд золотистых глаз. Элорд, собственной персоной, предстал передо мной, зло прищурившись.

— Ну здравствуй, доченька! Вот я тебя и нашел! Ты правда думала, что я не знаю о твоем образе парня? Я всегда держал тебя под наблюдением, чтобы какие-нибудь сосунки не попортили мой товар! — увидев, как я побледнела, он довольно усмехнулся. — Все, набегалась, пора замуж! — и больно схватив меня за руку, он активировал амулет портала, с силой швырнув меня в него!

12

КЕЙГАРД

С самого окончания пробежки сердце терзало чувство тревоги, не давая расслабиться. Я никак не мог понять, откуда взялось ощущение, что потерял что-то важное, что-то жизненно необходимое! Копаясь в себе, опоздал на занятия, выйдя из портала на полигон, обвел группу демонов взглядом и приказал взять мечи, уже повернувшись к ним спиной, понял, что Эля среди адептов нет! Спину покрыли капельки холодного пота, выступившие от охватившего липкого страха, кажется, я нашел причину терзающих мою душу чувств!

— Где твой сосед?! — кинулся я к Курду.

— Не знаю, он не вернулся с пробежки, я думал, что ты его куда-нибудь припахал, — растерянно ответил тот, и тут же, побледнев, добавил. — А если е…го отчим нашел и забрал?

— Какой еще отчим?! — взревел я, понимая, что ничего об этом парне не знаю!

— Эль в академии от отчима прятался, он вроде что-то нехорошее хотел с ним сделать, — промямлил Курд, отводя глаза.

— Черт! — выругался, посмотрев на часы — прошел уже час с тех пор, как мы расстались. — Занятий сегодня не будет! — оповестил группу и открыл портал в кабинет. Сев в кресло, постарался расслабиться, пытаясь нащупать связь с истинной парой. Да уж, с брачной татуировкой куда как проще! Черт, Кей, ты что, сейчас серьезно подумал о том, что мог на нем жениться? Все, выбрасываем все лишнее из головы и настраиваемся.

Закрыв глаза и запрокинув голову, откинувшись на спинку кресла, я просидел минут пять пока не почувствовал слабую, подрагивающую нить, поднявшись и достав из шкафа Катану, открыл портал, перемещаясь к ее окончанию.

Противопортальный барьер остановил меня у стен старинного замка, оглядевшись, понял, что нахожусь в драконьих горах. Что ж, драконы так драконы, не привыкать! Пройдя в распахнутые ворота, остановился посреди двора и что есть мочи крикнул:

— Эль!

АДЭЛИНА

Вылетев из портала, боком проехалась по паркету холла родового замка Фелисти, а последний представитель этого рода, выйдя следом, со злостью пнул меня в живот. Отлетев от него и уходя в кувырок, поднялась на ноги, вставая в стойку, с ненавистью посмотрела на отчима из-под бровей.

— Ты серьезно?! — захохотал он. — Правда считаешь, что сможешь со мной справиться? — подпрыгнув, я с размаха съездила кулаком ему в челюсть, стирая довольное выражение с его физиономии. — Ах, ты, мелкая шлюшка! — взревел Элорд. — Да я от тебя мокрого места не оставлю! — кинулся он на меня, от первого удара я ушла, резко присев, но тут встречал второй, с силой врезавшаяся в челюсть коленка выбила воздух из легких, и не дав мне втянуть его вновь, в нос, разбивая и пуская ручьи крови, прилетел кулак. Мужчина, словно озверев, наносил удары, ноги сменялись руками и наоборот, мне кажется, я слышала хруст собственных ребер, отступил он от меня неожиданно. И опустившись на колено возле моего распластанного тела, прошипел в лицо:

— Учти, если ты потеряла невинность, за твою жизнь и ломаного гроша никто не даст! Орг убьет тебя в брачную же ночь! — приподнявшись, плюнула ему в лицо кровавой слюной, за что тут же получила наотмашь ладонью по щеке.

— Эль! — крик, донесшийся с улицы, практически остановил мое сердце, нет, не может быть! Это только галлюцинация, он не может быть здесь! — Эль, твою мать, выходи сейчас же! — я даже не думала, что избитый до сломанных костей демон может улыбаться. Но факт остается фактом: улыбка расплылась на моем лице.

— Это что еще за хмырь? — пробормотал отчим, вставая.

— А ты у него спроси! — посоветовала я ему. — Правда, не уверена, что выживешь после этого!

— Все-таки завела хахаля, тварь! Ничего, сейчас я сначала разберусь с ним, а когда вернусь, попользуюсь тобой, раз хранить там уже нечего! Так что можешь уже начинать пить свое зелье! — развернувшись, он стремительно вышел на улицу. Держась за ребра, поднялась на ноги и, пошатываясь, пошла следом, это зрелище нельзя пропустить! Я воспоминаниями о нем до конца своих дней наслаждаться буду! В том, что Кейгард размажет престарелую ящерицу, я не сомневалась ни секунды! Подойдя к окну, возле распахнутой двери, я смотрела на происходящее, слушая их разговор.

— Где Эль?! — боги, как же он прекрасен, ветер трепал непривычно распущенные белоснежные волосы, длинные мускулистые ноги обтянуты кожаными брюками, широкий разворот плеч, на одном из которых лежит, поблескивая на солнце, лезвие Катаны, гордо вздернутый, упрямый подбородок, прямой взгляд синих глаз и вопросительно изогнутая бровь, если я когда-то считала Элорда красивым, то сейчас отчетливо видела, что по сравнению с ректором он — слизняк!

— Ты кто такой? И какое тебе дело до Эль? — отчим выглядел уверенным в себе, интересно, надолго ли?

— Я ректор Академии магии и мира, и не люблю, когда адепты пропускают занятия!

— А я опекун! И не давал согласия на обучение! До двадцати пяти Эль принадлежит мне! — так, пора показаться и обозначить, что я с данным утверждением не согласна! Все так же, держась за ребра, вышла на крыльцо. При виде меня глаза Кейгарда позеленели, а черты лица заострились, впервые взгляд, полный ненависти и ярости, предназначался не мне.

— Эль, иди сюда! — голос прозвучал непривычно мягко, и я пошла, обходя Элорда по дуге. Он дернулся ко мне, пытаясь поймать, но упершееся в шею острие меча его остановило. Я ускорилась и, прячась за широкую спину Кея, облегченно выдохнула, точно зная, что теперь в безопасности.

— Ты не имеешь права махать здесь своей игрушкой! Я подам жалобу королю, и за расовые распри палач тебя живьем нашинкует! — завизжал отчим.

— Это вряд ли, все-таки палача драться учил именно я! — кажется, кое до кого начало доходить, кто перед ним. Побледнев, он заверещал еще противней:

— Я имею право распоряжаться судьбой Эль, как посчитаю нужным! Захочу, отдам замуж! Захочу, сам трахну!

— Что ты сейчас сказал?! — раздался взбешенный рык. — Ты к кому, урод, прикоснуться посмел?! — теперь я точно злить ректора никогда не буду! Элорд успел только выкрикнуть: «Король тебя за убийство казнит!» — перед тем как его голова покатилась по площади.

— Не думаю! — буркнул Кей в ответ и повернулся ко мне, обняв и прижав к груди, он гладил меня по голове, успокаивая. — Этот извращенец тебя не тронул? — спросил он отрывисто, словно ему тяжело было задать этот вопрос. Я нервно хихикнула, вот как они так поговорили, что вместо того, чтобы выяснилось, что я девушка, оказалось, что меня принуждали к нетрадиционным отношениям?

— Нет, все хорошо, спасибо, что пришел за мной!

— Не за что, пойдем в академию?

— Так мне вроде уже можно не прятаться, — грудь, к которой я прижималась лбом, закаменела, а над макушкой раздался рык:

— Раз поступил в академию, уйти из нее не имеешь права, пока не отучишься!

— Это кто и когда такое правило ввел? — отстранилась я от него, удивленно заглядывая в глаза.

— Я, только что! — от такого ответа не смогла сдержать улыбки.

— Ну, раз так, тогда пойдем! — он ошарашено моргнул, видимо, не ожидая столь быстрого согласия. — Можно я кое-что возьму? — мотнула головой в сторону замка.

— Беги, я тебя здесь подожду, — получив разрешение, побрела к замку, с «беги» он явно погорячился, судя по ощущениям, ребра еще не срослись. Сначала заглянула в ванную и отмылась от крови. Зайдя в свою гардеробную, в этот раз в сумку я накидала женские вещи. Скрываться мне больше не надо, так что вполне могут пригодиться. Выйдя обратно, стараясь не смотреть на обезглавленное тело, подошла к ожидавшему меня ректору. Он активировал портал сразу до нашей с Курдом комнаты и, оставив меня у двери, молча удалился.

13

АДЭЛИНА

— Эль! С тобой все в порядке? — кинулся ко мне сосед, зашипев от боли в его медвежьих объятьях, я взмолилась:

— Курд, отпусти, у меня ребра сломаны, — он отскочил от меня, как ошпаренный.

— Это что, Кей?! — шокировано уставился он на меня.

— С ума сошел?! Если бы не он, у меня сейчас уже и шея была бы сломана, причем насмерть! Отчим, урод! Это он так уговаривал меня замуж выйти!

— Я его убью! — зарычал он, сжав кулаки. Да, для демонов ударить женщину — немыслимое преступление.

— Уже поздно! Без тебя нашелся желающий! — улыбнулась я, успокаивая друга. Дойдя до кровати, бросила сумку на пол и осторожно легла. Сосед примостился рядом на самом краю и, взяв меня за руку, обеспокоенно заглянул в глаза.

— Сильно болит?

— Ерунда, знаешь ведь, что через пару часов заживет!

— Значит, Кейгард его убил? — утвердительно кивнула. — А он узнал, кто ты?

— Ты не поверишь, но нет! — со смехом я дословно пересказала ему разговор ректора с Элордом, к концу моего рассказа Курден ржал так, что стены тряслись.

— Да уж, нарочно не придумаешь! Бедный Кей, как он это пережил!

— Курд, ты принесешь мне что-нибудь с обеда? Боюсь, сама я не дойду! Да и поспать, если честно, хочется, — я умоляюще на него посмотрела.

— Конечно, отдыхай, я пойду к близнецам, чтобы тебе не мешать, — не успела за ним закрыться дверь, как я провалилась в сон.


Проснувшись, обнаружила, что за окном сгущаются сумерки, а на учебном столе стоят тарелки с едой, и судя по их количеству, друг решил, что я умираю голодной смертью. Но я ему за это была только благодарна: регенерация забрала уйму сил, и организм нуждался в подкреплении. В комнате стояла невообразимая духота, поэтому поев, решила прогуляться.

Бредя по парку, вспоминала сегодняшнее утро и анализировала свои чувства. То, что увлеклась ректором, я поняла уже давно, сложно отрицать, что меня к нему тянет. Прекрасно понимая, что он ненавидит меня, я старалась это игнорировать, но после того, как он пришел за мной, тело словно сошло с ума: мозг думал только о нем, сердце от этих мыслей сжималось, а в животе загоралось приятное томление непонятного мне свойства.

Подняв голову на академию, я увидела его! Кейгард сидел на подоконнике возле распахнутого окна, на пятом этаже центрального здания и, оперевшись спиной на раму, запрокинув голову, смотрел на с каждой минутой чернеющее небо. Безумно захотелось сесть рядом, прикоснуться к перекинутым через плечо и свободно свисающим вниз волосам, чтобы узнать, какие они на ощупь. В голове всплыла фраза, сказанная мне королем: «Дай мужику шанс ответить взаимностью!» — а что если он прав? Возможно, Адэлина не вызовет у ректора негативных чувств?

После недолгих сомнений, я приняла решение попробовать и устремилась в свою комнату. Покопавшись в сумке, достала косметику, нижнее белье, платье и туфли. Зажав все это в руке, выдвинула ящик своего ученического стола, взяв из него пузырек с зельем. Скрывшись в гардеробной и сделав глоток из флакончика, начала переодеваться: белье, чулки, шелковое белое платье до колен с летящей юбкой и верхом на тонких лямках. Прошлась расческой по волосам, я уже отвыкла от их длины, сунула ноги в туфли на высоком каблуке, слегка подкрасила ресницы и прошлась по губам светлой, почти прозрачной помадой.

Улыбнувшись отразившейся в зеркале девушке, направилась на выход. Когда толкнула от себя дверь, с другой стороны ее потянули, и я прилетела в объятья Курда.

— Вот это сюрприз! — выдохнул друг, восхищенно меня разглядывая и прижимая плотнее. — Куда же ты уходишь, фея, если ты искала своего демона, то он уже пришел!

— У тебя что, яйца зажили? — поинтересовалась у него. Сосед растерянно моргнул, не понимая, о чем я, вызывая желание от души похохотать. — Ку-урд, отпусти меня! Помнишь, дедуля просил никогда ко мне не прикасаться!

— Эль?! — выдохнул он шокировано. Не выдержав, рассмеялась. — Черт возьми, какая же ты красивая! А может ну его, этого ректора, пойдем, пошалим? — поиграл он бровями.

— Курден! — сделала я очень строгий голос. — Вспомни! Дед сказал — остальные безоговорочно послушались!

— Кажется, я ненавижу деда! — заулыбался он, разжимая объятья. — Решила дать шанс? — и увидев мой смущенный кивок, прокомментировал. — Ну и правильно! Давно пора перестать издеваться над мужиком!

— О чем ты? — удивилась я его фразе.

— Потом узнаешь! — щелкнул он меня по носу. — Беги! И помни: на первом свидании ни-ни!

— Дурак! — ткнула его кулаком в ребра и пошла в… Парк!

Встав под дерево, посмотрела на заветное окно, Кейгард все еще был там и даже позу не поменял. Глубоко вздохнула, набираясь решимости, выпустила крылья и легко оторвалась от земли, сначала устремляясь в небеса, а потом медленно опускаясь в нужном мне направлении.

Заметив меня, ректор удивленно распахнул глаза шире, наблюдая за моим приближением. Подлетев к нему, зависла в воздухе, молча глядя в сапфировую синеву. Он так же молча раздвинул ноги, свесив их по краям подоконника, освобождая мне место, боком присела между разведенных колен, перекинув свои ножки через его бедро и оставив их снаружи. Ну да, подоконник большой и места много, но так хочется ближе, чтоб соприкасаться и чувствовать тепло его тела. Кей так и не пошевелился, просто смотрел на меня в тишине ночи, его волосы в лунном свете сияли словно серебряные, не выдержав, протянула к ним руку и, подхватив прядь, пропустила ее через пальцы, такие мягкие, шелковистые, они вызывали желание зарыться в них лицом и вдыхать их запах. В ответ он осторожно обхватил меня за талию, притягивая ближе, зачарованно глядя в глаза. По скуле прошелся большой палец и ладонь, ласково скользнув дальше, зарывшись в волосах, легла на затылок. Так и не разорвав контакта наших глаз, он медленно, давая мне возможность уйти, начал склоняться к моим губам. Я в ожидании и предвкушении непроизвольно облизнула их, на что мужчина практически невесомо обхватил сначала нижнюю, тут же переходя к верхней, от этих прикосновений по телу разлетелись искры, пройдя по всем закоулкам и потаенным уголкам, собрались внизу живота, ласково щекоча, будто в нем порхают бабочки. Я подалась к нему, желая сохранить эти ощущения и, прижавшись к широкой груди, заскользила по ней ладонями, пробираясь выше, обвивая шею и зарываясь пальцами в белоснежные волосы. Нежный, обжигающе горячий язык, раздвинул трепещущие губки, проникая в рот, мягко его исследуя, от незнакомых ощущений сбилось дыхание, соски затвердели, бабочки в животе исчезли, уступая место чему-то пульсирующему в сладких спазмах, местечко между ног вдруг обдало жаркой волной, и стало влажно.

Испугавшись, пусть сладостных, но незнакомых ощущений, я отпрянула, вырываясь из его рук, и оттолкнувшись, вылетела в окно. Растерянно посмотрев на ректора, полетела в парк, он не попытался меня остановить, только проводил затуманенным взглядом.

14

КЕЙГАРД

Проводив взглядом белокурого ангела, запрокинул голову и, закрыв глаза, совершенно спокойно подумал: «Я сбрендил!» По всей видимости, из-за недоступности истинной, я ее выдумал! То, что держал сейчас в руках именно свою истинную, сомнений не вызывало, так же как и то, что это невозможно!

Весь следующий день я пребывал словно в тумане, едва понимая, что происходит вокруг, мысли об ангеле не покидали ни на мгновение, на губах до сих пор ощущался ее вкус, а ладони горели от прикосновения к хрупкому телу. Сегодня даже на Эля почти не обратил внимания, только спросил о самочувствии и отметил, что он как-то странно на меня смотрит, но туман в моей голове не дал проанализировать, что его взгляд означает.

Пожалуй, из этого состояния я вышел только на несколько минут, когда в моем кабинете полыхнул портал, выпуская Оршиха.

— Вы с Дэем в курсе, что существуют двери? — психанул из-за того, что мой кабинет превращается в проходной двор.

— Оу, не кипятись, грозный ректор! — поднял он руки в жесте «сдаюсь», садясь в кресло напротив. — Я вообще-то, из-за тебя уже сутки не сплю, мог бы хоть каплю благодарности проявить!

— Ладно, извини, — я устало потёр лицо ладонями. — Что нарыл? И какие новости по поводу дракона?

— По вчерашнему происшествию все улажено! Родни нет, да и любовью окружающих не пользовался, раз даже единственная наследница не объявилась, поэтому мы его тихо-мирно кремировали и в документах написали, что он скончался в результате несчастного случая! — я изумленно приподнял брови, это что за несчастный случай такой, что ему голову отрезало? — А как ты хотел? Королю не нужны слухи, что он прикрывает своих друзей, которые благородным драконам головы мечами сносят! — усмехнулся тот в ответ.

— Понятно, что с эльфийкой?

— А вот тут у меня для тебя неприятные известия, — поморщился палач. — При детальном исследовании тела выяснилось, что она не обладала магией, от слова вообще! — он посмотрел на меня, ожидая реакции.

— В смысле? Эльф без магии — это нонсенс! Такого просто не может быть! — надо признать, удивил!

— Вот именно! А значит, ее из нее выкачали, а вот как и зачем — непонятно! Следов магического вмешательства нет, поэтому: зелье, заклинания, прямое воздействие силой — отпадают! Остается только артефакт, но я о таких не слышал! — он задумчиво потер висок, потом мотнул головой, словно выгоняя ненужные мысли. — Ладно, разберусь, а пока я спать! И еще, ты психуй в следующий раз поаккуратней: бумажная волокита — не мое! Ну, или меня вызови, мне-то головы отрубать можно!

— Так и сказал бы, что это ты! Сразу бы двух зайцев убил — и от волокиты избавился, и репутацию свою поднял на новый уровень! — улыбнулся я ему.

— Точно, тогда можешь психовать, так и будем делать! — заржал он, открывая портал.

Как только он ушел, перед глазами опять всплыл образ белокурого ангела, ее небесно-голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц, чуть вздернутый носик, пухлые розовые губки, длинные белоснежные волосы. Должен заметить, фантазия у меня шикарная, раз смог себе такую неземную красоту выдумать!

Вечером, приняв душ, натянул трико и водолазку без рукавов, даже один я не хожу с голым торсом и не надеваю футболки, шрам, оставшийся после встречи с саблезубом, у самого вызывает отвращение, поэтому привычка его скрывать въелась в кровь, я уже машинально не смотрел в зеркало, пока не оденусь.

Распахнув окно, сел на подоконник, если признаться хотя бы себе, сегодня сделал это не только с целью подумать, но и в надежде снова словить свой глюк. Она появилась спустя полчаса, я с восхищением наблюдал за ее приближением, белоснежные волосы, почти касающиеся кончиками пяточек, обрамляли стройную фигурку, такого же цвета распахнутые крылья делали ее похожей на ангела, совсем юная, прекрасная демонесса, которая просто не может быть настоящей — слишком красива, изящна, невинна.

Так же молча, как вчера, раздвинул ноги, она так же примостила попку между ними. Ну, конечно, так же! Это же мой глюк, и ведет он себя так, как я хочу!

— Привет, мой ангел! — прошептал, проводя ладонью по ее щеке.

— Привет, — она смущенно улыбнулась. — А почему ты опять здесь сидишь? — так, стоп! Мой глюк такого спросить не мог, он как минимум знает, почему! Получается…

— Ты что, живая?! — выдохнул изумленно.

— А ты предпочитаешь мертвых? — она шокировано округлила глаза. — Тогда мне пора, боюсь, на такие жертвы я не согласна! — она попыталась взлететь, но я поймал ее за талию, крепко прижимая к груди.

— Нет, я как раз искал живую! Мертвые уже надоели, хочется попробовать что-то новое для себя! — увидев, с каким ужасом она на меня посмотрела, рассмеялся. — Шучу! Я искал именно тебя, мой ангел!

— Надеюсь, не для того чтобы сделать мертвой? — покосилась она на меня подозрительно.

— Точно не для этого! Поверь, живая ты для меня представляешь большую ценность! С мертвой нельзя сделать вот это! — накрыл я ее губы поцелуем, вчера я целовал мечту, а сегодня в моих руках была вполне реальная девушка, вызывающая желание подчинить, чтобы она принадлежала только мне! Поэтому на нее обрушились вся моя страсть и желание! Я властно сминал нежные губы, напористо врываясь в сладкий ротик, завоевывая, приручая, показывая, кто тут главный. Прильнув к моей груди, она терлась об нее затвердевшими сосками, выдыхая робкие стоны, сводящие меня с ума.

Неожиданно она дернулась в попытке вырваться, поняв, что снова хочет сбежать, подхватил ее на руки, спрыгивая на пол своей комнаты, и поставил на ноги, закрыв окно. Когда повернулся к ней, она испуганно попятилась.

— Тише, ангел, я тебя не обижу! — поднял ладони, отступая от нее на шаг. Переступив с ноги на ногу, она произнесла:

— Я знаю, только зачем ты меня поймал?

— Просто хочу с тобой поговорить, — дойдя до кресла, сел и, показав ей на свои колени, спросил. — Присядешь? — подумав секунд пять, она нерешительно подошла и осторожно примостила на них свою попку. — Позволишь? — положил руки ей на талию и, дождавшись кивка, обнял, прижимая к себе. — Как тебя зовут?

— Адэлина, а тебя?

— Кей, у тебя красивое имя. Что ты тут делаешь?

— Сижу на твоих коленях и отвечаю на вопросы, на которые не хочу отвечать, — вот это я понимаю, грамотно отбрила! — Может, я хочу задавать свои!

— Задавай! — улыбнулся я ее непосредственности.

— Что он означает? — пальчик уперся в мое плечо с татуировкой оскаленной морды льва.

— Лев — символ справедливости и честности, граничащей с жестокостью, — честно ответил на вопрос.

— Ты жестокий? — она пытливо посмотрела в мои глаза. В сознании почему-то всплыл образ Эля с разбитым носом.

— Бывает. Я абсолютно нетерпим к несправедливости и вранью, и да, могу очень сильно психануть из-за этого! — она вздрогнула после моих слов. — Что, мой ангел, еще ничего мне не сказала, а уже обманула? — по виновато отведенному взгляду понял, что прав. — Пожалуй, тебя я смогу простить, но это зависит от степени вины! А если ты начнешь ее замаливать заранее, вероятность помилования возрастет! — я откровенно развлекался, что мог сделать этот цветочек? Скорее всего, просто проживает на территории академии незаконно.

— А как? — в тихом голосе прозвучала надежда.

— Для начала, поцелуй! — она обняла меня за шею и робко прижалась к губам. Тело словно пронзила молния от осознания, что она не умеет целоваться. Это значит, что до меня к этим губкам никто не прикасался! Чувство собственника в моей душе довольно заурчало. Откуда же ты взялась, невинное создание?

Подхватив ее на руки, шагнул к кровати и, аккуратно положив, прижал своим телом. Ее зрачки испуганно расширились, и в мою грудь уперлись ладошки.

— Не бойся, я не сделаю ничего против твоей воли, я только хочу попробовать тебя на вкус, позволишь?

АДЭЛИНА

— Позволишь? — прозвучавший вопрос внес смятение в мою душу. Я хочу позволить, но будет ли это правильно? Запутавшись в своих чувствах, неуверенно кивнула, получив в ответ ласковую улыбку.

Он целовал меня нежно, мягко скользя языком в глубине рта, проходясь по рядам зубов и лаская небо. Соски, прижавшиеся к мужской груди, закаменели и, потираясь об нее, приносили неземное удовольствие, от которого я не сдержала стон. Нежные губы перешли к шее, покрывая ее поцелуями и легкими укусами, голова сама запрокинулась, подставляя ее для ласк. Кей приподнялся, и по плечам прошлись горячие ладони, тут же прохладный воздух обдал грудь, говоря, что она обнажена, попытка прикрыться была остановлена обхватившими локти лямками. О том, что хотела это сделать, забыла, как только влажный язык заскользил по соску, обводя его по кругу, когда жаркие губы втянули твердую горошину в рот, тело выгнулось навстречу восхитительным ощущениям, непроизвольно потеревшись самым потайным местечком об колено, упирающееся в кровать между моих ног. От накрывших с головой чувств вскрикнула и попыталась повторить это движение.

— Боги, какая же ты страстная, девочка моя, потерпи, сейчас все будет, — прошептал он, и мои трусики заскользили вниз, возвращая проблески сознания.

— Нет, Кей, не надо, — я воспротивилась так тихо и неуверенно, что сама не поверила, что хочу его остановить.

— Тише, мой ангел, я же обещал, что не трону тебя, только попробую, — и действительно попробовал! Горячий язык заскользил по нежным складочкам, вынуждая меня задохнуться от ощущений, добравшись до пульсирующей горошинки и лизнув, он мягко ее пососал, вызывая в моей голове взрыв чувств и срывая с губ крик, выгнувшись, раздвинула ноги шире, открываясь для него полностью. Пока он вытворял с тем местом, к которому до него никто не прикасался, восхитительные вещи, облизывая, посасывая, проникая языком внутрь, мои ногти скреблись об покрывало, зажимая его в кулаки, дыхание стало совсем прерывистым, а стоны неудержимыми. Волны удовольствия накатывали одна сильней другой, я чувствовала, что сейчас что-то произойдет, и с предвкушением ждала этого неизведанного, понимая, что оно все ближе.

— Давай, моя девочка, сделай это для меня, — шепот, обдающий жарким дыханием лоно, прорвал плотину чувств, унося мое сознание хлынувшим течением.

— Да, Кейгард! — хотела крикнуть, но от перехватившего горло спазма получилось едва слышно.

Мужчина лег сверху, прижав к кровати и уперевшись лбом в мою шею, замер, только его тело била мелкая дрожь. Когда способность говорить ко мне вернулась, позвала:

— Кей?

— Подожди, ангел, дай мне взять себя в руки, что-то я переоценил свою выдержку, ты оказалась слишком сладкой, — пару раз глубоко вздохнув, он все же приподнялся, пытаясь поймать мой взгляд, который я от него стыдливо спрятала. — Что случилось? — пальцы, обхватив подбородок, повернули мое лицо к нему.

— Мне стыдно, — буркнула в ответ, раздражаясь от того, что он не понимает очевидных вещей.

— Стыдно из-за того, что получила удовольствие? — спросил он недоуменно.

— Нет! Из-за того, что ты меня видел там!

— Почему? — мурлыкнул он, улыбнувшись. — Поверь мне на слово, там все прекрасно! И я с удовольствием еще не раз посмотрю! — прям успокоил! Лицо горело от стыда, скорее всего, став пунцовым. — Ну хочешь, я тебе тоже покажу! — судя по тому, как содрогнулось его тело, этот гад едва сдерживает хохот! Я возмущенно на него посмотрела. — Вот, так-то лучше! Никогда не стесняйся меня, мой ангел, договорились? — улыбнувшись, смущенно кивнула.

— Можно я пойду, мне завтра вставать рано, — ага, на пробежку с тобой!

— А ты еще ко мне придешь? — он хитро прищурился.

— Если ты этого хочешь.

— Очень хочу! Лети, твой мучитель тебя отпускает!

КЕЙГАРД

Поднявшись, поправив одежду и натянув трусики, она распахнула окно и запрыгнула на подоконник. Глядя, как она выпускает крылья и прыгает вниз, вспомнил ее шепот: «Да, Кейгард!» — резко сорвавшись, подлетел к окну, но ее за ним уже не было.

— Вот ведь чертовка! А имени я тебе своего не говорил! — улыбнувшись, пробормотал себе под нос.

15

АДЭЛИНА

Осторожно приоткрыв дверь, я скользнула в холл, стараясь остаться незамеченной, еще не хватало, чтобы меня поймали, и за то, что в ночное время пробираюсь в мужское крыло, к ректору на ковер отвели. Сложно представить, как я буду объяснять, чего там забыла и кто вообще такая.

Как выяснилось, не только я под покровом ночи крадусь в свою комнату. Со стороны женской половины тенью скользнул мужчина, и на мой рот опустилась широкая ладонь, останавливая рвущийся крик.

— Тихо, Эль, это я! — прошептал на ухо Курд. Его рука соскользнула с моего лица и, обхватив за талию, он увлек меня в нужном нам обоим направлении. Молча дойдя до наших покоев и закрыв за собой дверь, оба с облегчением выдохнули.

— Ну, и где ты шлялся? — поинтересовалась у соседа, уперев руки в бока.

— И это у меня спрашивает распутная женщина, полночи соблазнявшая ректора! — смеясь, парировал он. Заставив меня покраснеть. — Вот как! — заметив это, он осуждающе на меня посмотрел. — Когда я говорил, что на первом свидании ни-ни, это не значило, что на втором можно все!

— Ничего не было! — возмутилась в ответ. — А вот у тебя явно было, судя по довольной физиономии!

— Эль, я мужчина, мне можно! А ты слишком рано сдалась! Вспомни, сколько раз он разбивал тебе нос, и я уверен, пока не узнает, кто ты, еще не раз разобьет! Я просто боюсь, что если ты подпустишь его слишком близко, в следующий раз вместе с носом разобьется твое сердце!

— Думаю, ты прав, — со вздохом согласилась я с ним. — Но я не могу сопротивляться чувствам к нему, — подойдя, он прижал меня к груди и поцеловал в макушку.

— Это притяжение к истинной паре, я знаю, с ним тяжело бороться, но ты должна, по крайней мере, пока не решишь рассказать ему правду о себе.

— А у демониц, что, тоже истинные? — удивленно вскинула я голову.

— Естественно, это же расовая особенность! Тебя что, в изоляции растили? — пришлось кивнуть соглашаясь. Меня действительно практически не выпускали из замка, оправдывая это тем, что в мире не безопасно, а на самом деле, как выяснилось, «берегли товар». — А мать что, тоже ничего о демонах не рассказывала?

— Нет, эта тема была под запретом, отчим ненавидел демонов, и если бы услышал разговоры о них, избил бы ее. В очередной раз.

— Ты и об отце ничего не знаешь? — я лишь помотала головой, подтверждая его догадку.

— Пойдем спать, если опоздав на пробежку, я в оправдание скажу ректору, что это из-за того, что полночи с ним целовалась, он не поверит!

Уже лежа в кровати, обдумав слова соседа, я у него поинтересовалась:

— Курд, а могу и я быть для Кея истинной? — и затаила дыхание в ожидании ответа.

— Расскажи ему, кто такой Эль, и узнаешь! — мне показалось, что в прозвучавшем голосе сквозила улыбка. Легко сказать «расскажи», а как? Вдруг он не простит обмана?


На утреннюю пробежку я пришла первой, появившийся спустя пять минут Кейгард повел себя, мягко говоря, странно! Подойдя ко мне, он глубоко вздохнул, словно собираясь с силами, и обхватил мое запястье пальцами, буквально тут же отдернув руку и со злостью рыкнув:

— Чего встал? Бегом марш! — от греха подальше, я рванула наматывать круги. Удар по пяткам стал неожиданностью, все-таки он меня уже неделю не трогал. Сегодня же, будто слетев с катушек, награждал меня пинками с завидной регулярностью, и сколько бы я ни ускорялась, он неотрывно бежал в шаге от меня, периодически пиная.

— Да черт! Что происходит?! — не выдержав этого издевательства, поинтересовалась у него, остановившись и зло глядя в глаза.

— С чего ты взял, что можешь у меня что-то спрашивать?! — раздался в ответ взбешенный рык. — Я тренер и мне виднее, как проводить тренировку! Еще три круга, бегом! — делать нечего, побежала! Правда, после моего протеста пинки закончились. Отработав заданную мне программу, подошла к нему, хмуро глядя из-под бровей. Встретившись со мной взглядом, ректор скрипнул зубами и, резко развернувшись, молча ушел.

Вот, что с ним? Я, конечно, знаю, что не выспался, но на мой взгляд, ночью он спать не очень-то хотел! Невольно вспомнила слова Курдена про разбитое сердце, пожалуй, он прав, раньше меня пинки Кея так не обижали, наверно, все же не стоило его так близко подпускать. В правоте этой мысли удостоверилась на следующем же занятии.

Рукопашный бой проходил в привычном русле, я как обычно в паре с Шепом отрабатывала связки ударов, когда за спиной прозвучал приказ:

— В спарринг! — для начала в партнеры мне поставили Рика, прощелкав несколько подножек, в принципе справлялась я неплохо, но у кое-кого сегодня срывало крышу! И не успела опомниться, как напротив в боевую стойку встал Кейгард, уже в тот момент я поняла, что без разбитого носа мне отсюда не уйти! Как оказалось, решила легко отделаться: перед тем, как его разбить, меня несколько раз уронили на задницу и вывихнули руку!

Вытирая ладонью кровь и глядя в самодовольно скалящуюся физиономию, поняла, что больше к нему не подойду! Поиграла в любовь, наивная Эль? Пора завязывать! Бросив на тренера взгляд, полный ненависти, ушла умываться, не заметив, с какой болью он посмотрел мне в след.

КЕЙГАРД

После ухода ангела я много думал, пытаясь проанализировать ситуацию. Адэлина не плод моего воображения и моя пара, это факт! Но куда при таком раскладе отнести Эля? Две пары на одного демона, не перебор? Раньше такого точно не было, получается, кто-то из них морочит мне голову! Непроизвольно вспомнил, как испугалась девушка при фразе про вранье! Неужели она? С утра проверив чувства к парню, еще больше склонился к этой версии, а злость сорвал, естественно, на нем! До сих пор его лицо перед глазами стоит, вызывая чувство вины и желание извиниться, но естественно, я этого делать не буду! Ангел сегодня не прилетел, может, оно и к лучшему, пока не разобрался в себе, могу еще и с ней дел натворить!

В дверь постучали, и этот стук отчего-то показался тревожным, словно предупреждая о плохих новостях. Спрыгнув с подоконника, пошел открывать. На пороге стоял бледный комендант, гном смотрел на меня полными ужаса глазами.

— Господин ректор, в парке обнаружен труп девушки! — вот только этого для полного счастья мне и не хватало!

16

АДЭЛИНА

Остаток дня прошел практически без происшествий, только…

С тех пор как Курден узнал правду обо мне, он начал относиться ко мне, как к девушке, совершенно не обращая внимания на то, в каком образе я в данный момент нахожусь. Это выражалось во всем: открыть передо мной дверь, уступить место, приобнять, потрепать по макушке, и он по-прежнему ходил со мной в душ, прикрывая спиной, ревностно оберегая от чужих взглядов. Естественно, это не могло не вызвать вопросов, в первую очередь у близнецов!

После обеда они вошли в нашу комнату и, сложив руки на груди, встали рядом, хмуро глядя из-под бровей. Первым взял слово Рик:

— Парни, я все понимаю и это ваше личное дело, но брат, хотя бы нам ты мог сказать?

— О чем? — приподнял удивленно брови сосед.

— Об Эле! Про любовь! — в отличие от меня, не замечающий странностей своего поведения Курд, понял суть вопроса по-своему, решив, что речь идет о моей тайне и ректоре. Поэтому ответил вполне спокойно:

— Я не мог, дед просил никому не говорить!

— Он что, в курсе?! — зеленые глаза Шепорда полезли из орбит. Хрюкнув, я упала на кровать, утыкаясь лицом в подушку, предпочитая ржать именно в нее, чтобы не портить такой занимательный разговор.

— Конечно в курсе! Это была его идея!

— В каком смысле «его»?! Он что, вам это прямо предложил?! — ноги у Шепа отказали, и он плюхнулся на мою кровать, чуть не раздавив мое бренное тельце.

— Когда это он что-то предлагал? Скорее, приказал! Не переживайте, вы все равно бы скоро узнали, дедуля сказал, что если через две недели все не выяснится, он сам обо всем расскажет!

— Кому? Нам? — кажется, у Рика шок.

— Зачем вам? Кейгарду!

— А ему-то нахрена?

— Вообще-то то, что Эль, любит эту ректорскую задницу, его касается в первую очередь! Понятно?

— Ага, Эль любит ректорскую задницу! А ты? — мамочка моя, я сейчас сдохну! Воздуха от смеха уже не хватало, а тело билось в конвульсиях.

— А я к ней совершенно равнодушен! — психанул друг. — Меня не интересуют мужские задницы!

— Подожди! Причем тут отец? Он переживает за задницу ректора или за Эля?

— Конечно, за задницу ректора! Какое ему дело до Адэлины?

— Откуда в этой схеме взялась Адэлина? — заорал ничего не понимающий Рик.

— Так, все! Хватит! Еще немного и вы трое отправитесь в психушку, а я лопну со смеху! — остановила я этот бред. И повернувшись к близнецам, пояснила. — Адэлина — это я. А Эль, это всего лишь образ, полученный с помощью зелья! И я действительно люблю задницу ректора, собственно, как и остальные его запчасти! Ваш отец все это понял, а вот что касается двух недель, даже я не в курсе, но думаю, Курд нам сейчас расскажет! — посмотрела я на него с явной угрозой.

— Нет! Не расскажу! Через две недели сами все узнаете! — насупился друг.

— Хорошо, через две недели, так через две недели! — согласился Рик, вздохнув с явным облегчением.

— И вы что, не будете настаивать? — выдохнула я пораженно.

— Бесполезно! Если это приказ отца, он нам ничего не скажет! — пояснил он, пожав плечами. — А ты покажешь нам, как выглядишь на самом деле? — посмотрел он на меня с интересом.

— Не могу! У меня зелья осталось на один глоток! — ответила ему огорченно, сама вся извелась по этому поводу, теперь даже если захочу простить одного живодера, возможности с ним встретиться у меня нет.

— А раньше ты его где брала? — проявил участие Шепорд.

— Сама варила.

— Ну, тогда я не вижу проблемы! Сегодня уже поздно, а вот завтра, во время занятий у ведьм, ты его себе сваришь! Мы тебя прикроем! — успокоил меня старший близнец.

— Как? — посмотрела я на него удивленно.

— У меня дар иллюзий, забыла? Спокойно зайдешь, займешь свободное рабочее место и твори, никто на тебя и внимания-то не обратит! А если во мне сомневаешься, можем еще Курда стриптиз станцевать отправить, тогда уж точно, даже если взорвешь полкабинета, всем будет побоку! — улыбнулся он в ответ.

А вот вечер обилием событий «порадовал»! Не зная, чем себя занять, мы с соседом отправились прогуляться по парку, когда уже возвращались, в нескольких шагах, не заметив нас, мимо прошел хмурый и злой ректор.

— Куда это он на ночь глядя? — проводил его взглядом Курд. — Пойдем, посмотрим? — блеснул в его глазах азартный огонек. Конечно, кивнула: самой жуть как интересно, где он по ночам шляется!

То, что напрасно подозревала его в непотребном поведении, и что лучше бы пошла в свою комнату, поняла слишком поздно. Выйдя на поляну в глубине парка, мы с моим сопровождающим пораженно замерли, глядя на распластанное на земле тело девушки, над которым, изучая, уже склонился Кей. Так же рядом находились комендант и трясущиеся, стоящие в обнимку парень с девушкой, судя по затравленному взгляду, они страсть, как хотят уйти, но их не отпускают, вероятно, это они обнаружили страшную находку.

На земле лежала красивая девушка с длинными смоляными волосами, но мое внимание привлекла не внешность и даже не обилие крови вокруг, а рукоятка кинжала, торчащая из груди — точно такая же, как у того, которым была убита эльфийка. Тут лежащая на моем плече рука друга сжалась, больно впиваясь в него пальцами, а сам он смертельно побледнел. Выяснить причину его странного поведения не успела, к нам подошел Кейгард.

— Какого хрена, вы тут делаете? — рыкнул он. — Ладно, черт с вами! Курд, сгоняй за отцом! — тот поднял на него потерянный взгляд, прошептав:

— Кей, я сегодня ночью у нее… Я ее… — договорить он не смог, но нам собственно и не требовалось.

— Вот ведь, гадство! — зарылся пальцами в белоснежную шевелюру ректор. — Хорошо, раз ты невменяем, я сам схожу за Оршихом, а вы останьтесь здесь и никого близко к ней не подпускайте! — посмотрев на находящегося в прострации друга и поняв, что толку от него нет, он обратился ко мне. — Справишься? — пришлось кивнуть, выбора у меня, похоже, все равно не было. Недовольно покосившись на сжимающую мое плечо ладонь, Кей исчез в портале.

Появился обратно, вместе с угрюмым палачом, он минут через пятнадцать. По тому, как тот посмотрел на сына, стало понятно: о его связи с мертвой девушкой он уже знал.

— Идите в свою комнату, я приду к вам позже! — приказ от Оршиха прозвучал таким тоном, что спорить желания не возникло, и мы устремились в указанном направлении.

КЕЙГАРД

— Что скажешь? — спросил у палача, стоило ему отойти от трупа.

— А что тут говорить? Убийство полностью идентично первому, кроме того, что перед нами ведьма. Уверен, магии в ней мы тоже не найдем! Черт, я уже не помню, сколько лет назад последний раз с серийником сталкивался, да еще эта явная связь с Курденом, неужто даром так кого-то зацепил? Если это так, то в список подозреваемых можно включать всех представительниц женского пола твоей академии.

— Тогда она находится рядом с ним, раз знает обо всех пассиях.

— Не обязательно, это же бабы, тут похвасталась, там похвалилась, все, считай все в курсе! Еще факт с выкачкой магии не понятен, может Курд в этой истории — чистая случайность? Хотелось бы верить, что вскрытие даст какие-то результаты. Ну что, ты мне больше не нужен, сейчас этих допрошу, — кивнул он в сторону обнимающейся парочки, — потом к своему оболтусу загляну, и мне здесь тоже делать нечего! Завтра к тебе зайду, расскажу, что еще выяснится.

— Тогда, до завтра! — попрощался я с ним и открыл портал в свою спальню.

Уже в ночи, лежа в постели и изучая потолок не в силах уснуть, подумал: если бы сейчас объявился ангел, мне было бы наплевать, обман это или нет! Я уже простил ей все заранее, лишь бы снова сжать в своих объятьях.

17

АДЭЛИНА

Сегодня нам устроили проверку навыков владения Катаной, дабы оценить, чему мы научились за месяц. Тренер стоял с папкой в руках, объявляя кому выходить в спарринг и ставя отметки по его окончанию. Некоторым, как например, Курду и Рику на бой пришлось выйти дважды, каждый раз с разными партнерами.

— Эль! — настала моя очередь. И он издевательски добавил. — Со мной! — вот ведь, извращенец! Ну, как можно быть такой скотиной?!

Взяв меч, вышла на площадку, уже заранее представляя, какие увечья получу. Демонстрируя белоснежные зубы в довольной улыбке, ректор занял место напротив, вставая в стойку. После вполне предсказуемого шлепка по пятой точке, злость накрыла с головой. И ослепленная яростью, я ринулась в бой, осыпая его безостановочными ударами. Он уходил от них с грацией хищной кошки, кружа вокруг меня и явно забавляясь, наслаждался ситуацией. Как я умудрилась его зацепить — для самой остается загадкой! Но факт остается фактом: из небольшого разреза на его предплечье заструился ручеек крови. Замерев от ужаса, смотрела, как он, опустив голову, его изучает, понимая — мне трындец! Вопреки здравому смыслу, налюбовавшись, он заржал! А когда поднял на меня глаза, в них светилось одобрение пополам с удовлетворением.

— Молодец! Высший балл! Можешь быть свободен! — отчего-то показалось, что в его голосе звучит гордость за меня. В общем, вывод я сделала однозначный: Кейгард полный неадекват! То он на меня кидается ни за что, то, когда реально накосячила, хвалит!

Когда после окончания занятия мой личный кошмар нас покинул, я заметила, что он забыл свой меч. Подойдя к грозному оружию, зачарованно провела по нему пальцем, надо заметить, оно было настоящим произведением искусства: лезвие почти в полтора раза длиннее тех, что у нас, рукоять из акульей кожи с черной шелковой обмоткой, из того же материала ножны, без каких либо узоров — идеальное оружие! Не удержавшись, взяла его в руки, сделав несколько выпадов, раздавшийся за спиной голос заставил вздрогнуть от неожиданности.

— Поиграла? Теперь отнеси его Кею, пока он об этом не узнал, иначе разбитым носом ты за такое не отделаешься! — для наглядности Курд показал пальцем на академию.

Решив, что друг абсолютно прав, пошла в указанную им сторону. Не обнаружив в приемной секретаря, даже не задумываясь, постучав в дверь кабинета ректора, сразу ее распахнула, входя и замирая от представшей передо мной картины. Он стоял лицом ко мне, снимая тренировочную куртку и обнажая торс, при моем появлении метнув взгляд на висящую на спинке кресла водолазку, перевел его на меня, заорав:

— Какого хрена ты тут делаешь?! Кто тебе разрешал входить в мой кабинет?!

— Вы забыли, — промямлила в ответ, протягивая Катану, не в силах отвести взгляд от его тела. Сердце сжалось от боли за него: широкий, рваный шрам, начинаясь с шеи, проходил от левого плеча наискосок к правой подвздошной кости, рассекая грудь и живот. Нет, он не портил его, скорее вызывал ужас от мысли, через что ему пришлось пройти, чтобы получить такой, особенно если взять в расчет регенерацию демонов. Преодолев разделяющее нас расстояние, он вырвал меч из моих рук, рыкнув:

— Пошел вон! — дважды просить не потребовалось, я стартанула оттуда с завидной скоростью. Выбежав в коридор, прижалась спиной к стене, пытаясь взять под контроль разбушевавшиеся чувства: хотелось вернуться, провести ладонью по широкой груди, покрыть поцелуями травмированный участок тела и сказать, что он все равно прекрасен! И это чистая правда, шрам ложился светлой полосой на смуглую кожу, а вот мышцы были так же рельефны, очерчивая накачанную грудь и кубики пресса на животе. От воспоминания об увиденном низ собственного живота заныл, сжимаясь в сладостных спазмах, после той ночи, когда Кей ласкал меня, я прекрасно знала, откуда эти ощущения — я хочу его! Безумно хочу!


Наконец собравшись, устремилась к кабинету зельеварения, где меня согласно договоренности должны ждать парни. Соучастники по добыванию зелья были на месте, в ожидании подпирая стены. Увидев меня, Рик оттолкнулся от своей опоры, делая шаг навстречу, весело улыбнулся и протянул мне руку, предлагая взяться за нее.

— Ну что, ты готова? — естественно, нет! У меня коленки тряслись от страха быть застуканными, но я гордо кивнула, не желая показывать свою слабость. — Тогда пошли, и постарайся сильно не шуметь.

Его глаза вдруг наполнились тьмой, и он до жути напомнил мне своего папеньку, поэтому отвернулась, чтобы в них не смотреть. Рик совершенно невозмутимо открыл дверь в заполненный ведьмочками кабинет, зашел и сразу отступил в сторону, увлекая меня за собой. Преподаватель, та самая женщина, что принимала у меня экзамен при поступлении, удивленно посмотрела на, судя по всему, пустой проем, и подойдя, закрыла дверь. Совершенно не обратив на нас внимания, она снова вернулась за свой стол.

Близнец осмотрел аудиторию на предмет пустующего рабочего места, обнаружив искомое, потянул меня в самый дальний угол. Добравшись до парты с горелкой, котелком, множеством порошков и разноцветных жидкостей в маленьких колбах, он молча показал на нее пальцем, предлагая приступать к варке, а сам уселся на стул, стоящий рядом.

Поначалу я дергалась, постоянно косясь на главную ведьму, но потом увлеклась и расслабилась, полностью погружаясь в процесс. Раздавшийся звон разбившегося стекла стал неожиданностью, заставившей вернуться в реальность. Посмотрев на осколки колбы рядом с моим столом, перевела возмущенный взгляд на Рика, на что он, состроив виноватую физиономию, пожал плечами. Бьющийся в пустом углу инвентарь преподаватель проигнорировать не смогла и отправилась в нашу сторону. По мере ее приближения я пятилась, пока не уперлась спиной в угол. Пройдя мимо стула с моим сообщником, она воззрилась на стол, проследив за ее взглядом, обнаружила, что он так же чист как был, когда мы к нему подошли. Видимо, Рик поработал над ним своей иллюзией. Ведьме оказалось этого недостаточно, и она, вытянув вперед руку, пошла ко мне, щупая воздух перед собой.

Когда до меня оставалась пара шагов, по кабинету вдруг во все стороны поползли змеи, молоденькие ведьмочки, оторвавшись от своих котелков, с визгом бросились… Их ловить!!! Посмотрев на близнеца, я покрутила пальцем у виска — нашел чем испугать ведьм! Поняв свою ошибку, он решил ее исправить и добавил к всеобщему веселью крыс! Такого праздника у девушек в их жизни еще не было! Со светящимися азартом глазами они бегали по кабинету, пытаясь добыть трофей. Их лица искажало такое предвкушение, что я задумалась: что они будут с ними делать, когда поймают? По моим предположениям, как минимум есть! Боюсь, что даже Курд со своим стриптизом произвел бы меньший фурор!

Как бы там ни было, своего иллюзионист добился: преподаватель, забыв обо всем на свете, устремилась к девушкам, чтобы… Присоединиться к охоте!!!

— Ты все? — спросил Рик, при этом, так же как и я, не в силах отвести взгляд от происходящей вакханалии. Проверив кипящее зелье и удостоверившись в его готовности, кивнула. Быстро перелив содержимое котелка в пустой флакон, ухватила друга за руку, и мы, перешагивая через ползающих по полу ведьм, покинули аудиторию. В коридоре, договорившись о вечерней демонстрации моего настоящего облика, мы с Курденом расстались с близнецами и пошли в свою комнату.


Весь день не покидали мысли о Кее и о том, что увидела в его кабинете, сердце рвалось на части, уговаривая Эля забыть обиды и дать Адэлине встретиться с ее наваждением! Итог спора двух моих личностей был вполне предсказуем: вечером я наряжалась не только для демонстрации своего облика парням, но еще и для встречи с ректором!

— Оу, да ты красотка! — оценил мою внешность Шеп, пройдясь взглядом по длинному в пол платью изумрудного цвета с кружевным лифом и обнаженными плечами. Волосы, вспомнив, с каким восхищением Кейгард зарывался в них пальцами, оставила распущенными, а косметику и туфли сегодня вообще проигнорировала. — А ты уверена, что задница ректора лучше моей? — поинтересовался он с хитрым прищуром.

— Абсолютно! Я уверена, что на свете существует девушка, для которой твоя — идеал, но это не я! — рассмеялась в ответ. — Курд, оставишь окно открытым? — ну да, подумала и решила, что уходить отсюда проще, так же как и возвращаться. Кивнув, сосед подошел вплотную и, обеспокоенно заглянув в глаза, попросил:

— Эль, не наделай глупостей, не подпускай его к себе или расскажи правду! — обняв его за талию и поцеловав в щеку, успокоила:

— Все будет хорошо! Не переживай за меня! — помахав близнецам на прощанье ручкой, залезла на подоконник и оттолкнувшись взмыла вверх.

Перелетев через крышу, спустилась с другой стороны академии к нужному мне окну. Оно было приглашающе распахнуто, а вот хозяина в комнате не наблюдалось, зато слышался шум льющейся воды из ванной, вызвавший в моей груди бурную радость — на такую удачу я и не рассчитывала! Уже сломав голову над тем, как стянуть с возлюбленного водолазку, так ничего и не придумала, а тут такой шанс! Он же явно не в ванной одевается, да и лежащие на кровати вещи говорят об этом! Примостившись на подоконнике, принялась ждать, не сводя взгляда с заветной двери.

Кейгард появился минут через десять, в одном черном полотенце, намотанном на бедра так низко, что это почти порочно, я смотрела на кромку этого одеяния, впервые ощутив желание узнать, так что же мужчины там от нас скрывают. Серебристые волосы, уже высушенные и расчесанные, явно с помощью магии, уходили за спину, лишь одна непослушная, широкая прядь, упала через плечо и, изгибаясь по буграм мышц, соревновалась длиной с полотенцем. Заметив, что в комнате не один, он резко, словно наткнулся на стену, остановился, смотря на меня растерянным взглядом. Спрыгнув на ноги, не отрываясь глядя в глаза, я подошла к нему вплотную, практически касаясь его тела своим, запрокинула голову и прошептала:

— Привет!

— Привет, мой ангел! — прозвучал такой же тихий ответ.

Положив свои ладони на мускулистую грудь, провела ими по горячей коже, очерчивая витые жгуты мускулатуры. Мужчина замер, не дыша, пристально вглядываясь в мое лицо, мягко ему улыбнувшись, прижалась губами к шее, ровно в том месте, где берет начало шрам, и заскользила по нему поцелуями, не пропуская ни миллиметра. Кей шумно втянул воздух и, обхватив мою талию одной рукой, крепко прижал к себе, хрипло прошептав:

— Ангел, если ты сейчас не остановишься, я тебя уже не отпущу, и сегодня ты станешь моей! — в очередной раз целуя сильное тело и вдыхая цитрусовый аромат его шампуня, отчетливо поняла, что я и не хочу уходить, и его угроза вместо того, чтобы напугать, вызвала ураган эмоций и сладостное предвкушение. Обвив его шею руками и прижавшись к груди, глядя в сапфировую синеву, выдохнула:

— Не отпускай!

18

АДЭЛИНА

Широкая ладонь второй руки скользнула на мой затылок, зарываясь пальцами в волосы, медленно склонившись, мужчина подхватил поцелуем нижнюю губу и, втянув в рот, слегка прикусил, тут же лизнув место укуса, язык толкнулся вперед, мягким давлением раздвигая зубы и по-хозяйски проникая вглубь. Мягкость сменилась настойчивостью и властными движениями, демонстрируя, что имеет на это полное право, что я принадлежу ему, и возражений по этому поводу он не приемлет. Вот только их и не было, полностью согласная с этой точкой зрения, я выгибалась в его руках в попытке прижаться плотнее, и то, что уже и без того вдавлена в сильное тело так, что ближе некуда, не останавливало, мне просто жизненно необходимо стать еще ближе, впитать его в себя, слиться в единое целое.

Рука, сжимающая талию, прошлась по спине вверх, раздался тихий вжик, и платье опало к ногам, вызвав вздох облегчения, ведь вместе с его уходом, набухшие горошины сосков потерлись о горячую атласную кожу, вырвав из груди всхлип наслаждения, который потонул в гортанном рыке моего личного наваждения.

Едва касаясь подушечками, по спине заскользили пальцы в невесомой ласке, резко контрастируя со сминающей жесткостью поцелуя, заставляя тело мелко дрожать и прогибаться от разлетающихся по нему искр электрических разрядов, вызванных этими прикосновениями. Трусики скользнули вниз, так же как и полотенце. Его губы опустились на шею и не торопясь прошлись к уху, прошептав:

— Обними меня ножками, ангел, — ладони, обхватив ягодицы, приподняли меня над полом, точно зная, что приказы ректора не обсуждаются, обняла его торс ногами, руки обвили мускулистую шею, зарываясь в серебристые пряди волос. Пока горячие губы, сменяясь на язык и обратно, путешествовали по ключицам и плечам, одна рука крепко прижимала за талию к сильному телу, в то время как вторая со стороны попки скользнула к лону, пальцы раздвинули влажные складочки, безошибочно находя пульсирующую горошину сладострастия, и мягко ее помассировали. Выгнувшись в пояснице, я прижалась к ним, нетерпеливо поерзав. — Тише, мой ангел, не спеши, — снова раздался шепот, и пальцы оставили меня, лишая восхитительной ласки, протестующий всхлип, сорвавшийся с губ, вызвал на лице мужчины довольную улыбку.

Шагнув к кровати, он бережно уложил меня на подушки, прижимая сверху своим телом. Горячий язык прошелся по затвердевшему соску, выбивая из моей груди стон, лизнув, он втянул в рот розовую бусинку и, пососав, слегка прикусил, сразу зализывая место укуса и снова втягивая в жаркую глубину рта. Второй жаждущий ласки бугорок тоже не остался без внимания, зажав между подушечками пальцев, его то ласково крутили, то мягко ущипнув, оттягивали и, отпустив, невесомо поглаживали, разжигая пожар между моих ног все сильнее.

Низ живота пульсировал, сжимаясь в сладких и в то же время болезненных спазмах неудовлетворенного желания, влага, сочащаяся из лона, уже размазывалась об трущееся друг об дружку бедра, говоря о том, что я давно готова его принять. Но Кей не спешил, покрывая поцелуями подрагивающий животик, обдавая дыханием кожу, белоснежные волосы скользили следом, невесомо лаская, заставляя меня забыть, как дышать.

— Кей, я больше не могу, пожалуйста, сделай что-нибудь, — прохныкала, умоляя его о пощаде. Он словно ждал этой просьбы, сразу накрыл мое тело своим, пристраиваясь между разведенных ног. К лону прижалось что-то горячее, влажное, большое и начало продвигаться вглубь, раздвигая нежные стеночки. Посмотрев в мои глаза, он прошептал:

— Прости, — и накрыв губы поцелуем, толкнулся вперед. Тело пронзила острая боль, вырвавшийся из груди крик был пойман ласковыми губами, мои руки взметнулись вверх, но вместо того, чтобы оттолкнуть мужчину, причинившего боль, обвили его шею, и тело прижалось плотнее, будто ища у него защиты. Он замер, покрывая легкими поцелуями мое лицо и шепча. — Все, мой ангел, уже все. Обещаю, девочка моя, сейчас все пройдет, — от успокаивающего шепота я расслабилась, прислушиваясь к своим ощущениям. Боль и правда прошла, оставив чувство наполненности, решив оценить, что оно мне дает, поерзала. От этого невинного движения Кейгард утробно зарычал, мышцы под моими ладонями вдруг начали бугриться, перекатываясь, он резко отпрянул от меня, вскакивая с кровати, на ноги встал уже демон в боевой ипостаси.

Посмотрев на представшего передо мной мужчину, не могла не признать: красив, поганец! Под три метра ростом, прямые, ровные рога сантиметров пятидесяти в длину, заострившиеся черты лица, выпирающие на нижнюю губу клыки, четкие очертания мышц, белоснежные крылья, выступающие над головой и касающиеся кончиками пола, при виде которых с завистью подумала: мои намного меньше! Но больше всего мое внимание привлекло то, чего я никогда не видела, но при этом оно только что во мне побывало. Обалдев от внушительного размера, неосознанно нащупала подушку, прикрываясь ею, и с ужасом выдохнула:

— Ке-ей… — проследив за моим взглядом, он заржал!

— Не бойся, ангел, я тебя им не трону, по крайней мере, пока! — отсмеявшись, успокоил меня, красную от стыда, этот живодер. Сев на кровать, он протянул ко мне руки. — Иди сюда, мне надо успокоиться, а с тобой это будет проще. — Немного посомневавшись, залезла к нему на колени, обнимая за шею. — Испугалась, маленькая? — спросил он, ласково гладя по голове.

— Пф, еще чего! Если только той штуки! — показала пальцем себе под попу.

— Эта штука тебе еще понравится, вот увидишь! — улыбнулся Кей в ответ.

— Она мне сделала больно! — ага, нажаловалась, и главное нашла кому!

— Больше не будет! Я за нее ручаюсь! — пообещали мне как-то подозрительно серьезно. Так и есть, поймав мой недоверчивый взгляд, он снова захохотал.

Встав, он уронил меня на кровать и, приняв свой обычный облик, пристроился сверху, накрывая губы поцелуем. Не успевшее уснуть желание встрепенулось с новой силой, но я не дремала! Уперлась ладонями в мужскую грудь, отстраняясь, и предъявила ультиматум!

— Сначала покажи штуку! Если она такая же, я тебя к себе не подпущу! — обхватив мои запястья пальцами и подняв их над головой, прижимая к матрасу, он прошептал мне в губы:

— Нет! — осторожно вошел, медленно заполняя до конца. — Боже, ангел, какая же ты тесная, — от нахлынувших ощущений в глазах потемнело, по венам разлился огонь желания, я со всхлипами прогибаясь извивалась, подаваясь навстречу его бедрам, ловя ровные, размеренные толчки. Мужчина не спешил, вглядываясь в мое лицо и наслаждаясь реакцией на его движения, почти выходя и снова заполняя до упора, он скользил во влажной глубине, сводя меня с ума своей неторопливостью. Еще не совсем осознавая зачем, но точно знала, что хочу быстрее. Он же сделал все по-своему, более правильно, так как надо, как должно быть. Волны, что подхватывали сознание, унося на вершину блаженства, накатывали неторопливо и из-за этого с каждым разом мощнее, сильнее, вознося буквально до небес, и казалось, что уже предел, еще лучше быть не может, но это только казалось, на самом же деле с каждым его толчком, с каждым ударом бедер я поднималась еще выше, выкрикивая его имя, зовя за собой, туда, где только блаженство, туда, где только мы вдвоем! Поднявшись на вершину и зависнув, балансируя на грани, впилась ногтями в широкие плечи, с рыком вонзившись в податливое лоно, Кей подтолкнул меня в пропасть и, крепко прижав к надежной груди, сорвался следом за мной.

— Адэлиночка, девочка моя, ты точно ангел, посланный мне небесами, я даже не знал, что это может быть так волшебно! — Кей шептал мне нежности, покрывая лицо поцелуями, а я, прильнув к нему, плавилась в сильных руках. Если он не знал, что уж говорить обо мне, было полное ощущение, что я словно феникс, сгорела и воскресла вновь. — Теперь ты моя! Я тебя уже никому не отдам!

— Ну-у, я на этом и не настаиваю! — улыбнулась ему в ответ. — Кей, я спать хочу, завтра вставать рано!

— А куда это ты каждый раз так рано встаешь? — посмотрел он на меня подозрительно.

— На занятия! У меня преподаватель — полный неадекват! И если я опоздаю, мне трындец! — сообщила я ему общеизвестный факт.

— Хочешь, я с ним поговорю, и он от тебя отстанет?

— Бесполезно! Ему никто не указ, творит все, что взбредет в голову, и похоже, получает от этого удовольствие! — я хитро покосилась на задумчиво нахмурившего брови куратора.

— Кто это у меня такой бесстрашный?

— Потом расскажу! — пообещала ему, поцеловав в губы и с наслаждением прижавшись к теплому боку, уснула.

Проснувшись, с облегчением обнаружила, что Кейгард спит. Осторожно встав, оделась и с тяжестью на сердце посмотрела на возлюбленного. Правду о себе я ему так и не сказала, побоявшись разрушить волшебство ночи. Приняв решение сегодня же вечером ему во всем признаться, запрыгнула на подоконник и выпорхнула в окно.

19

КЕЙГАРД

Проснувшись на рассвете и обнаружив, что в постели один, досадливо поморщился: опять сбежала, чертовка! Добегается у меня! Вот поймаю и накажу!

Улыбнувшись от посетившей мысли и воспоминаний о прошлой ночи, отправился собираться на пробежку. Эль уже ждал на полигоне и при моем появлении побежал наматывать круги, отчего-то сегодня очень вяло, я еле сдерживался, чтобы не пнуть по пяткам, дабы придать ускорение. Не выдержав, рыкнул на него:

— Почему ты едва тащишься, не выспался, что ли?! — парень дернулся и, бросив на меня искоса взгляд, мечтательно улыбнулся.

— Да, немного не до того было, — в моей груди разлилась злость от его ответа, а еще больше — от этой мечтательно-влюбленной улыбки.

— Ну, и где ты шлялся?! А главное, с кем?! — заорал я на него, лишь потом осознав, что веду себя как ревнивая жена! От этого психанул еще больше. — Впрочем, неважно! Встанешь сегодня в спарринг со мной, покажу тебе, что на занятия надо ходить выспавшимся и полным сил! — гаркнув это в удивленное лицо, открыл портал в свою комнату, даже не проконтролировав, закончит ли он пробежку.

На ходу раздеваясь, пошел в душ, встав под холодные струи воды, закрыл глаза и запрокинул голову, пытаясь успокоиться. Ну, и что это было? Кей, ты хоть понимаешь, что приревновал мальчишку? И это после восхитительной ночи с ангелом! Да хоть без нее! Приревновал парня! Твою мать! Почему сегодня меня начало к нему тянуть? Ведь раньше такого рода чувств он во мне не вызывал!

Соответственно, на занятиях я появился злой как черт! От души погоняв сопляков, размялся в бое на Катане с Курдом, как с единственным доступным сейчас достойным соперником, чтобы хоть немного успокоить нервы. Повернувшись после окончания боя к группе, наткнулся на взгляд Эля. В нем светились восхищение и сексуальное желание, предназначающиеся мне! От этого взгляда мышцы живота дернулись, и в штанах стало тесно, осознание того, что я почувствовал, затопило первобытной яростью, застилая глаза красной пеленой.

— В спарринг! — зарычал, указывая на него острием меча. Побледнев и посмотрев на меня как-то затравленно, он встал в стойку напротив. Я обрушился на него, совершенно проигнорировав тот факт, что его уровень подготовки едва дотягивает до среднего, и это для меня все равно что сражаться с ребенком. Крутясь, парень еле уходил от атак, его глаза панически распахнулись, когда понял, что не сможет отбить следующий удар, и вместо того, чтобы уйти от него, он просто развернулся, подставляя спину. Уже летящий в нее меч я не смог остановить, только притормозить, чтобы удар не стал смертельным. Лезвие Катаны, легко рассекая плоть, прошлось от лопатки к пояснице, окропляя тренировочную площадку кровью. С ужасом посмотрев на то, что натворил, откинув оружие, я бросился к нему.

— Эль, прости, я не хотел! — уже протянутые руки отдернул, как только наткнулся на взгляд повернувшегося ко мне парня. Полный боли и ненависти, сжигающей мое сердце, потому что глядя на, до боли знакомое выражение лица — сморщенный нос и подрагивающую от обиды нижнюю губу, понял, кто передо мной! Прозвучавшие следом слова вбивали гвозди в крышку моего гроба. Так как осознал, что потерял ее, своего ангела, свою девочку, свою истинную пару!

— Когда именно ты не хотел?! Сейчас?! Или в первый же день?! Может, когда раз за разом разбивал мне нос?! Ты только и можешь, что причинять мне боль! За что?! Скажи, Кейгарт Справедливый, за что расплачивался ни в чем не повинный парень?! Где твоя хваленая любовь к справедливости и честности?! Пошел ты к черту! Я ненавижу тебя! Никогда, слышишь, больше никогда не подходи ко мне! — выплюнув мне в лицо свою боль и обиду, она взлетела в небо. С отчаяньем глядя на белоснежные крылья, я с ужасом вспоминал, сколько наворотил дел, ослепленный своей злостью. Ни один демон не издевался над своей истинной так, как самый честный и справедливый из них, наказывая ее за собственную слабость. Что же я наделал?! Собственными руками убил любовь, о которой всю жизнь мечтал!

Открыв портал, шагнул в свой кабинет, прихватив с барного столика бутылку виски, тяжело опустился на диван, глотая обжигающий напиток прямо из горла. Перед глазами картинками мелькали воспоминания: невысокий лохматый парень с разрезанным Катаной плечом, он же, утирающий разбитый нос, еще раз, еще, много, очень много раз, ровный разрез, красной полосой рассекающий его спину, доверчиво прижимающийся ко мне ангел и ее слова: «У меня преподаватель — полный неадекват! Творит все, что взбредет в голову, и похоже, получает от этого удовольствие!»

— Нет, моя девочка, не получал! Никогда не получал! Мне было еще больнее, чем тебе, но меня это не оправдывает!

АДЭЛИНА

Войдя в комнату, почти ничего не видя из-за слез, струившихся по щекам, я выпила зелье преображения, стянула тренировочный костюм и надела легкие брюки с блузкой, на ноги кроссовки, волосы заплела в косу, покидала свои вещи в сумку и, перекинув ее лямку через плечо, отправилась на выход. Не успела. В дверях меня поймал в объятья Курд, крепко прижимая к груди.

— Я же просил тебя не наделать глупостей, предупреждал, что так и будет! О чем ты думала, Эль? — укоризненно пробубнил он в мою макушку.

— Уже не важно! Ничего теперь не исправить! Я ухожу, Курден, мне пора домой! — прошептала в ответ, орошая слезами его футболку.

— Что, опять будешь два дня крыльями махать, не смеши! Я тебя отведу! Говори куда, — с горем пополам объяснив, куда мне надо, ухватившись за руку друга, я приготовилась к переносу. К нужному месту назначения мы добирались с тремя остановками, все-таки он еще слишком молод для далеких переносов без привязки к месту или человеку. Войдя в пустующий замок он, осмотревшись, произнес:

— Миленько! — и повернувшись ко мне, добавил. — Давай свою руку!

— Зачем? — округлила я удивленно глаза.

— Портальную привязку на тебя поставлю, ты же не думаешь, что так просто от меня избавишься? — улыбнувшись, протянула ему ладонь. Что-то пошептав и чиркнув когтем, сначала по ней, потом по своей, он смешал нашу кровь. — Вот и все, теперь я смогу приходить к тебе, где бы ты ни была. Ладно, я пойду, жди завтра в гости! — чмокнув меня в щеку, он ушел, оставляя меня один на один с моей обидой и болью.

Как же быстро все изменилось, буквально этой ночью я плавилась в руках любимого и утром летала от счастья. А сейчас я не хочу его видеть и чувствую только ненависть.

20

ДЭЙМОН

— Малыш!!! — мой взбешенный рык разлетелся по дворцу, с грохотом распахнув дверь нашей с женой спальни, я встретился с ней взглядом. Лана стояла с противоположной от меня стороны кровати, уперев руки в бока и гордо вздернув подбородок. — Скажи мне, родная, я говорил, что Алан наказан? Предупреждал, чтобы никто не входил в его комнату и не давал ему обезболивающих зелий? — дождавшись утвердительного кивка, заорал. — Так какого хрена ты к нему ходила? Еще и Рори проволокла, чтобы он подлечил этого алкаша!

— Дэй, ты к нему слишком жесток, вот что он такого сделал?

— Наследный принц не может возвращаться с попойки на четвереньках! Это же надо было так нажраться, что идти не в состоянии! Еще и трех баб на спине припер!

— Вот именно! Трех!!! Значит, он был не так уж и пьян, зачем-то же он их пер! — еще и глазами невинно так похлопала. — В конце концов, ну переборщил, он же еще ребенок!

— Хочу напомнить: твой ребенок возвращался с праздника в честь своего стопятидесятилетия!

— А я и говорю — совсем дитя!

— А нахрена, позволь спросить, дитю три бабы? — я вопросительно изогнул бровь, в ожидании ответного хода.

— Мальчики тоже иногда играют в куклы!

— Все, я не желаю слушать этот бред! Ты ослушалась моего приказа!

— Наказывать будешь? — закусила она в предвкушении губку.

— Безусловно! Снимай с себя это тряпье! — ее пальчики заскользили по пуговкам платья, медленно расстегивая одну за другой, разжигая во мне азарт, и тут… В дверь постучались. Удивленно посмотрев на жену, пошел открывать. Чтобы потревожить нас в спальне? Это должно произойти что-то существенное. На пороге, переминаясь с ноги на ногу, стоял Курден. — Что случилось?

— Дед, там Кейгард… Он рассек Эль спину Катаной, потом только узнал, что она девушка, закрылся в кабинете, наложил на него противопортальное заклинание и уже больше суток оттуда не выходит.

— Вот, черт! — зарылся я пальцами в волосы. — Где девчонка?

— Она ушла к себе в замок.

— Порталку на нее поставил? — увидев утвердительный кивок, похвалил. — Молодец! Ты сейчас иди к ней, узнай, как она, как настроение, какие мысли по поводу Кея. А я к нему, вернешься — ищи меня в его кабинете! — кивнув, внук ушел. Я обернулся к супруге. — Если ты думаешь, что избежала наказания, то глубоко заблуждаешься, вернусь — отшлепаю!

— Как скажешь, мой господин и повелитель! — мурлыкнула в ответ моя маленькая бестия. Поцеловав ее на прощание, открыл портал, настроенный на Кея. И от кого, спрашивается, он противопорталку ставил? В его кабинет так бесцеремонно таскаюсь только я, ну может еще Орших. Для меня это точно не проблема, неужели от него спрятался? — подумал я с издевкой.

Кейгард лежал на диване, прикрыв лицо согнутой в локте рукой, пол украшали пустые бутылки из-под спиртного, а в воздухе витал отчетливый запах перегара. Так и не убрав руку, чтобы узнать, кто пришел, он поинтересовался:

— Чего приперся? Ты, когда противопорталку увидел, не понял, что я не желаю видеть твою королевскую рожу? — подойдя к нему, сел на пол, опираясь спиной на диван, и взяв стоящую рядом полупустую бутылку виски, сделал из нее глоток.

— Ты же знаешь, мне плевать на желания окружающих, и я делаю, что хочу, не оглядываясь на их мнение.

— Почему ты мне не сказал? Лелеял свой горячо любимый сволочизм? — что-то он у меня совсем расклеился. Подхватив свисающую до пола белоснежную прядь волос и задумчиво перебирая ее в руках, я начал объяснять свои мотивы.

— Кей, я единственный, кто по-настоящему знает твой характер, почему-то общаясь с тобой, окружающие видят только спокойствие, честность и справедливость, упуская из виду непримиримость и жестокость. Если бы узнал все тогда, ты бы устроил девчонке такую райскую жизнь из-за того, что она тебя обманула, что никто бы не захотел оказаться на ее месте! Я просто дал тебе время накосячить самому, чтобы потом у тебя совести не хватило ее в чем-то обвинять. Хотя, признаю — я тебя недооценил! Не думал, что так увлечешься, что покромсаешь ее Катаной!

— Я не хотел, это случайность, за которую мне не оправдаться, — все так же из-под руки, вяло пробубнил он.

— Не сгущай краски, все не так страшно, как тебе сейчас кажется. Скажи, она приходила к тебе как девушка? — судя по тому, что он дернулся, приходила. — И это после всего, что ты натворил! А значит, она тебя любит! И не забывай, она — демон, а о чем это нам говорит? — наконец из-под руки показался заинтересованный взгляд, надо же, трезвый! Это что, он вчера столько вылакал? — Истинная пара! Кей, ты ей нужен не меньше, чем она тебе!

— А вдруг с ее стороны это только увлеченность, а не притяжение к истинному? — вот, уже и голос ожил!

— Любовь! Я проверил!

— Как?! — он вскочил на ноги, уставившись на меня со злостью.

— Курденом! — ответил на вопрос, состроив невинную физиономию.

— Ты что, вообще охренел!!! Ты позволил своему внуку лапать мою девочку?! — сорвавшись с места, он вцепился в мое горло. Откинув голову и расслабившись, подставляя свою шею для истязаний, ждал, пока он выпустит пар. Он отпустил меня, только когда перед глазами замелькали красные круги от нехватки воздуха, видимо, совсем нервы ни к черту! Тяжело вздохнув, друг опустился на пол, пристраиваясь рядом и так же откинувшись на диван.

— Прости! Но ты меня достал! Сам не знаю, как еще тебя терплю! — обронил он, усмехнувшись и забрав бутылку из моих рук, сделал глоток.

— Я тоже тебя люблю, — толкнул его плечом, улыбнувшись.

— Пошел к черту! — прилетел ответный толчок. — Я тебя тоже! — и вместе расхохотались.

Посреди кабинета мелькнула молния портала, выпуская Оршиха, похоже, сбил я противопорталку, когда заходил. Оглядев нас удивленным взглядом, он сел на стол ректора, спросив:

— Вы что, вдвоем столько выжрали? — зять указал глазами на пустые бутылки на полу.

— Обижаешь! Это он один! — ответил я ему, усмехнувшись.

— Силен! — прозвучало в голосе уважение. — А я-то думаю, почему со вчерашнего дня к тебе пробиться не могу, а тут такое! — обратился он к Кею. Ответить тот не успел, в дверь постучали. Орших, так как был ближе, поднялся и, открыв ее, впустил взъерошенного Курда. Проигнорировав отца, внук устремился ко мне.

— Дед, в замке Эль полно каких-то драконов, я не стал подходить, но там происходит что-то странное! Еще вчера было пусто, а сегодня семеро в человеческом облике, и это только во дворе, что внутри — не знаю! — после его слов Кейгард подорвался, хватая лежащий на полу меч.

— Это, конечно, твое решение, но я бы на твоем месте, прежде чем идти спасать свое сокровище, привел себя в порядок! — дал я ему дельный совет. Оценив свой помятый костюм, ректор поглядел на меня с сомнением. — Иди давай, помойся и переоденься, не то она сбежит при виде такого чудовища, поверь, пять минут ничего не решат! А мы тебя здесь подождем!

— Вы что, со мной пойдете? — хмуро посмотрел он на нас.

— Я тебя одного не отпущу! — включился в разговор Орших. — Как я уже говорил, терпеть не могу бумажную волокиту! И придумывать, что за несчастный случай снес головы толпе драконов, не собираюсь! — Кей перевел вопросительный взгляд на меня.

— А мне просто интересно! В конце концов, я же развлекал тебя, когда налаживал отношения со своей истинной! Теперь твоя очередь!

— Ты — больной на голову придурок! — выдохнул обреченно друг и исчез в портале.

— Я с ним полностью согласен! — вставил Орших, и сразу переходя на серьезный тон, спросил. — Как думаешь, что там происходит?

— Вероятно, отчим втянул нашу девчонку в какую-то передрягу, ничего, разберемся! Как бы то ни было, наше присутствие там обязательно. Это тебе по законам нашего королевства позволено отрубать головы, а его, в случае чего, я буду вынужден наказать! А при нас — пусть творит, что хочет, потом все спишем на тебя!

Кей появился спустя минуты три от силы, затянутый в кожаный тренировочный костюм, от небритости и помятости не осталось и следа.

— Вот, теперь ты у меня красавчик! — и не обращая внимания на его злобный взгляд, поинтересовался. — Пойдем?

21

АДЭЛИНА

Сегодняшняя ночь стала худшей в моей жизни. Засыпая, я видела Кея, но обида на него и во сне не оставляла, поэтому сны раз за разом превращались в кошмар, от которого с криком просыпалась, глотая слезы, чтобы вновь уснуть и погрузиться в еще более страшный сон. В этих ужасах он был нежным, ласковым и называл меня своей девочкой, своим ангелом, а я не верила и уходила! Чтобы тут же вернуться, но он меня уже не ждал, его просто не было!

Вымотавшись от такого «отдыха», я встала на рассвете и пошла на пробежку. Без него! Без недовольных вздохов за спиной! Без пинков по пяткам! Боги! Я скучаю даже по ним! Все, Эль, пора завязывать, он тебя уже не ждет и забыл о твоем существовании! Вечером обещал прийти Курд, он-то и расскажет, что ректор счастлив, потому что, наконец, избавился от вечно раздражающего фактора в твоем лице!

Но вместо него я дождалась совсем других гостей. Он зашел в замок в окружении еще пяти драконов, оставив семерых охранять снаружи. Высокий, широкоплечий, с гривой длинных черных волос, надменное лицо располосовано пятью рваными шрамами, словно их оставили чьи-то когти — мой жених! Я всегда боялась его и никогда не могла понять, зачем он хочет на мне жениться. Орг приходил к нам каждые полгода, сколько я себя помню, и каждый раз ему показывали меня. Его взгляд наводил ужас, он смотрел на меня со злорадным предвкушением и ненавистью, даже боюсь представить, что со мной стало бы после свадьбы с этим монстром.

— Что вам тут понадобилось? — при всем старании казаться смелой, голос дрогнул. — Я больше не продаюсь, этот лот снят с аукциона!

— Значит, я заберу его бесплатно! — мерзко ухмыльнулся он в ответ. — Детка, я женюсь на тебе, чего бы мне это ни стоило! Хотя, о чем это я, мне это и так ничего не стоит! — и заржал, противным скрежетом ударяя по моим натянутым нервам.

— Зачем я вам? — хотела спросить гордо, но получилось жалко.

— Поверь, ни для чего хорошего! — в два шага преодолев разделяющее нас расстояние, он ухватил пальцами мою челюсть, больно сжимая и задирая голову, глядя в глаза с ненавистью зашипел. — Я посажу тебя на цепь в своем подземелье и буду часто, очень часто, жестоко насиловать с побоями до сломанных костей! — я зависла от обрисованной мне перспективы.

— А нахрена жениться-то? — нет, ну меня, правда, заинтересовал этот вопрос.

— Пока ты мне никто, за такое можно попасть в руки палача, а вот жестокое обращение с супругой к расовому преступлению не пришьешь! К тому же, я буду не против, если ты родишь мне ребенка, я тебя даже не трону, пока ты его носишь! Как показал пример нашего короля, смесь дракона с демоном дает великолепный результат! — довольно заулыбался этот извращенец.

— Но почему именно я? Больше демониц не нашлось? Да и цепи с побоями не вписываются в желание обзавестись наследником! — не понимала я его логики.

— Ребенок — если получится, а остальное сама цель нашего брака! И за это ты благодари своего папочку!

— Я же его никогда не видела и даже не знаю, кто он! — замечательно! Я еще и за грехи незнакомого демона отвечать должна!

— Знаю! Я убил его, когда тебе было два года, потом мой друг женился на его истинной, не за бесплатно, конечно, чтобы воспитать для меня игрушку! И поверь, мне это влетело в копеечку! Какой дракон захочет жениться на демонской подстилке? — как такое возможно? Да, отчим бил маму, и любовью в их отношениях и не пахло, но что бы так!

— Что же такое он вам сделал?

— У тебя будет много времени, чтобы это узнать! Я буду рассказывать тебе подробности каждый раз, когда стану навещать в подземелье! — ответить не успела, во дворе раздался какой-то шум, и Орг, ухватив меня за волосы, подошел к окну, волоча следом за собой, я едва успевала перебирать ногами, чтобы не упасть.

От открывшейся из окна картины сердце остановилось, чтобы тут же пойти в ускоренном ритме, а на губах расплылась счастливая улыбка: он пришел за мной!

Кей входил в ворота легкой походкой, перекинув Катану через плечо, волосы, развевающиеся на ветру, широкий разворот плеч, мощный торс, плавно сужающийся к талии, длинные мускулистые ноги, все это великолепие обтянуто кожаным костюмом, подчеркивающим каждую мышцу, довершали образ берцы на толстой подошве. Как же я скучала по тебе, мой живодер! Я напрочь забыла о стоящем рядом женихе, он тоже завис, с интересом следя за развитием событий.

Кейгард спокойно прошел на середину двора, драконам, что охраняли моего, уже можно спокойно констатировать этот факт, несостоявшегося мужа, это не понравилось. В ректоре я, как всегда, была уверена на все сто процентов, и то, что в данный момент его окружили семеро вооруженных мужчин, этой уверенности не пошатнуло. Он что-то им сказал, завязался разговор, продлившийся не более минуты, спустя которую Кей встал в стойку. Бой начался резко, стремительно, внезапно. Драконы, сжав в руках двуручные мечи, кинулись на него все вместе, гурьбой, но он, порхая, уходил от их атак и делал свои ранящие выпады. Катана, сверкая на солнце, вспарывала плоть легко, едва прикасаясь к телу и оставляя глубокие, кровоточащие разрезы, как итог, вскоре полетели головы. Я с наслаждением любовалась этим зрелищем, вслух отсчитывая катящиеся по земле части тела.

— Раз. Два. Три. Четыре, — с каждой произнесенной мной цифрой Орг бледнел, ведь количество его охранников стремительно уменьшалось. — Пять.

— Заткнись! — не выдержал жених. — Это вообще кто такой?!

— У него спроси! — хм, где-то я уже это говорила.

На площади остались только мой живодер и два его соперника. И вот тут мое спокойствие пошатнулось, а стоящий рядом Орг расцвел в улыбке. Один из дерущихся сейчас мужчин вонзил меч в бедро Кею, пробивая, лезвие прошло насквозь, заставляя меня вскрикнуть от ужаса и страха за любимого. Дракон не успел выдернуть меч обратно, взмах Катаной, и я с удовлетворением выдохнула:

— Шесть! — оставшийся соперник задергался и принял боевую ипостась, его сверкающая чешуей туша заняла половину двора. Оскалившись, ректор выдернул инородный предмет из своего тела, миг, и разрывая кожаную куртку трансформацией, в небо взмыл белокрылый демон. В него тут же полетела струя пламени, вырвавшаяся из драконьей глотки, кувыркнувшись и уходя от нее, Кейгард приземлился ногами на спину ящера, с размаха пробивая когтями шею на затылке. Дракон дернулся, падая, оттолкнувшись, демон приземлился рядом, открывая нам обзор на две торчащих кости сломанного позвоночника. И вальяжной походкой направился к замку. — Семь! — улыбнулась я жениху. Отмечая, что все это время стоявшие возле ворот и с интересом наблюдавшие за боем, король и палач пошли следом.

Обхватив меня за шею пальцами, прижимая спиной к своей груди и выставляя вместо щита, Орг попятился вглубь холла, а пришедшие с ним пятеро мужчин встали перед нами стеной.

22

КЕЙГАРД

Красная пелена, застилавшая глаза от ярости и ревности, спала только, когда на землю упал последний из сообщивших мне, что они являются охраной жениха хозяйки замка! Моего ангела! Это что вообще за херня?! Конечно, была надежда, что она не очень-то согласна, а если это ее выбор? Плевать! Я же сказал, что она моя! Предупредил, что никому не отдам! Нет, пока хандрил, напиваясь, и думал что потерял, я ее отпустил, но отпустил в принципе, а не к другому мужику! Слава богам, когда выпустил пар, и в голове прояснилось, вспомнил слова ее отчима про замужество. Значит, она его пыталась избежать, скрываясь в академии! От осознания, что моя девочка тут ни при чем, полегчало, и в замок я зашел, уже успокоившись и приняв привычный облик.

Встретившись глазами с Эль, заметил в них радость от моего появления, тут же сменившуюся обидой, и она отвела их в сторону, пряча свой взгляд. Поздно, мой ангел, я уже все увидел! Обида — не ненависть и с ней я справлюсь, теперь точно не отпущу! И порву любого, кто к тебе прикоснется, а начну с этого дракона с рваной рожей!

— Ты ответишь за это, — с угрозой в голосе обратился он ко мне, махнув головой в сторону входной двери. — Палач с тебя живьем шкуру сдерет!

— И зачем ему это? — с интересом спросил Орших.

— Убийство демоном семерых драконов приравнивается к расовой ненависти, то есть, преступление против государства! За такое он обязан покарать! — пояснили бессердечному его служебные обязанности.

— Отпусти ее! — не дал я развить эту тему.

— С чего вдруг? Она моя невеста!

— Откуда такой вывод? На мой взгляд, девушка с вами не согласна! — встрял Дэй.

— Тебя не спрашивают, сопляк! Не лезь в чужой разговор! — мы с Оршихом дружно крякнули в попытке сдержать накрывший хохот. Лицо короля в этот момент надо было видеть! Последний раз в таком тоне с Несокрушимым разговаривали — никогда! Дракон же продолжил, глядя на меня. — У меня есть брачный договор, подписанный ее отцом!

— Отчимом, — поправил я машинально.

— Адэлина носит его фамилию, выходит, отцом! — не согласился со мной оппонент.

— Договорные браки в нашем королевстве давно отменены, — опять вклинился Дэй, быстро же он оклемался, на удивление даже глаза остались нормальными, если бы он продемонстрировал сейчас свою лаву, дракон бы уже понял, что встрял по полной, об этой особенности драконодемона не слышал разве что глухой! А так, он окатил его презрительным взглядом, сообщив оглушительную новость:

— Я — лучший друг короля! И у меня имеется разрешение на эту свадьбу, подписанное лично им!

— Покажи! — изогнул Дэймон вопросительно бровь. Бумага тут же с помощью одного из охранников перекочевала в его руки. Придирчиво осмотрев документ, он повернулся к Оршиху, рыкнув:

— Бланк и печать подлинные! Как ты объяснишь такую махинацию прямо под твоим носом?! — забрав у него бумагу раздора, палач принялся ее изучать.

— Все, претензии закончились? — победно усмехнулся «жених».

— Хрен тебе! Подпись не моя! Что, ее в отличие от бланка добыть не смог? — ну все, разозлили главного маньяка королевства! Лава в глазах забурлила, переливаясь алыми всполохами, пятеро драконов, стоявших стеной в попытке защитить хозяина, хватаясь за горло и разрывая кожу на шее ногтями до крови, осели на пол, чтобы уже никогда не встать. От осознания, кто перед ним, руки у ободранного разжались, отпуская ангела на свободу.

— Эль, иди ко мне! — ласково позвал свою девочку. Не поднимая глаз, она подошла и, с облегчением выдохнув, встала за моей спиной. И вот тут произошло самое обидное! Не успел я поднять меч, как дракон, сжав в руке, активировал амулет переноса и исчез в портале, тут же полыхнувшая молния второго сообщила, что палач кинулся догонять свою жертву. Впрочем, вернулся он быстро.

— Ушел, гад! — рыкнул Орших со злостью. — Найду, с самого шкуру живьем сдеру! — да уж, не привык он проигрывать, а тут еще и некомпетентностью в физиономию ткнули — зажатой сейчас в его руке бумагой. Неожиданно его брови удивленно взметнулись вверх, а взгляд, устремленный за мою спину, стал шокированным, Дэй, глядя туда же, расплылся в довольной улыбке. Что там, черт возьми, происходит?

Развернувшись, с точностью скопировал выражение лица Оршиха. В мою шею, чуть подрагивая, было направлено лезвие Катаны! Эль, держащая ее в руках, смотрела на меня с болью и обидой, сморщенный носик и дрожащая нижняя губка показывали те же эмоции. Ну, что ж, пора замаливать грехи, вздохнул и тоже встал в стойку, принимая вызов!

Теперь я точно знаю: злить женщин нельзя! На меня обрушилась серия яростных атак, естественно, бой осложнялся тем, что передо мной стояло сразу три задачи: первая — не дать себя нашинковать! Вторая — не зацепить ее! Ну и третья — дать ей поверить в то, что она крутая и меня сделала!

Не стал затягивать, позволив ангелу лишь выпустить пар, намеренно пропустил удар, кончик меча прошелся по грудной клетке, немного зацепив живот и оставляя после себя разрез, вернее сказать, царапину, но девушка, в ужасе широко распахнувшая глаза, этого не знала! Поэтому я был смертельно ранен!

Роняя оружие, пошатнулся, схватившись за грудь и опустив голову, закрывая рвущуюся наружу улыбку волосами. Вспомнил! У меня же еще бедро пробито! Правда, рана уже почти затянулась, но разрез на брюках, обильно покрытый запекшейся кровью, выглядит внушительно! Картинно припав на травмированную конечность, медленно осел на пол, вставая на колени, Эль, вскрикнув, бросилась ко мне и, обхватив ладонями лицо, глотая слезы, зашептала:

— Кей, прости, я не хотела! Что же я наделала?!

— Ничего, мой ангел, все хорошо. Ты прости меня, я идиот!

— Ну, что ты, уже простила! — вот ведь поганка! Могла бы хоть ради приличия опровергнуть последнее утверждение!

— Ты вспоминай меня иногда, ладно? — она, бросившись мне на шею, разрыдалась.

— Нет, Кей, не бросай меня, любимый! — прижав хрупкое тело плотнее и гладя по спине, счастливо улыбнулся. Дэй, севший на ступени лестницы, уходящей на второй этаж, оценил мой актерский талант, показав большие пальцы на обеих руках. В ответ украдкой продемонстрировал ему средний, Орших наблюдал за разыгравшимся спектаклем, закусив губу, чтобы не испортить мне игру своим хохотом.

— Точно любимый? — отстранившись и заглянув в глаза, она прошептала:

— Люблю тебя, мой живодер! — надо ли говорить, что охренел от прилетевшего комплимента? Свидетели воссоединения влюбленных, не выдержав, заржали, а до Эль дошло, что ее только что развели на признание. — Ах ты, самовлюбленная скотина! Теперь точно — не прощу! — вскочила она на ноги, уперев руки в бока.

— Поздно, мой ангел! Карты уже вскрыты! — поднявшись, перекинул ее через плечо, открывая портал в свою спальню — пора поговорить подальше от двух ржущих придурков.

23

АДЭЛИНА

В спальню ректора мы переместились очень быстро, я даже не успела в полной мере насладиться видом маячившего перед глазами зада. Только немного пощупала, под предлогом «я держусь!» — и вот, меня уже поставили на ноги, сам же доставщик пропал из моего поля зрения, зайдя за спину. При попытке развернуться и высказать все, что о нем думаю, поняла — я не могу пошевелиться! Это извращенец на меня оцепенение наложил?! Надо признать, странный способ мириться, если учесть, что я и без того на него злюсь, он сейчас только усугубляет свое положение!

Пока я соображала, как быть дальше, на шею опустились губы и заскользили по телу, покрывая нежными, невесомыми поцелуями плечи, ключицы, затылок. Он ласково прикусывал мочки ушей и выступающий позвонок, при этом шептал, обдавая жарким дыханием:

— Ангел мой, прости меня, я знаю, что вел себя, как полный придурок! И ты в праве меня ненавидеть, но прошу, дай шанс доказать, что нужна мне, и я больше никогда тебя не обижу! Почему ты молчишь? Прошу, девочка моя, ответь! — оу, так мне, оказывается, способность говорить оставили! Неслыханная щедрость!

— Отпусти меня! Сейчас же! — не знаю, кому как, а мне стоять беспомощным столбом, по которому бегает толпа возбуждающих мурашек, не очень понравилось. Тем более, эти странные насекомые отчего-то пробегали по спине, а жить оставались внизу живота, разжигая пожар и вынуждая хотеть более настойчивых ласк, а мой живодер так ко мне и не прикоснулся! Только губы, зубы и дыхание — слишком чувственно, эмоционально, на грани! Хотелось податься навстречу ускользающим нежным губам, а как, если изображаешь статую?!

Обойдя, он приподнял мой подбородок, заглядывая в глаза, ласково провел большим пальцем по щеке, очерчивая нижнюю челюсть, и спросил:

— Эль, неужели я не достоин хотя бы капли твоего сострадания? — да достоин! Достоин! Отпусти меня только, извращенец!

— Я! Сказала! Отпусти! Меня! — в сапфировой синеве мелькнуло отчаянье, так тебе и надо! Сколько ты будешь надо мной издеваться? Можно и мне чуть-чуть? По телу прошла легкая дрожь, говорящая, что заклинание сняли. Ректор, отведя взгляд начал отворачиваться, моя ладонь взметнулась вверх, мягко опускаясь на мужскую щеку и поворачивая обратно. — Куда это ты намылился?! Иди ко мне, мой живодер! Будешь извиняться! И учти, накосячил ты сильно, придется очень постараться! — не успел он осознать сказанное, как мои руки обвили его шею, и, прильнув всем телом, я прижалась к его губам поцелуем.

Должна признать, мужик мне достался сообразительный! Инициативу сразу взяли в свои руки, причем как в переносном, так и в прямом смысле! Ладони, погладив спину, обхватили ягодицы, приподняв, ну это мы уже проходили, с готовностью обняла ножками талию возлюбленного. Поцелуй углубился, став из нежного страстным, властным, сминающим. Зарывшись пальцами в шелковистые волосы, я с силой потянула их вниз, вынуждая его запрокинуть голову, чтобы ответить тем же, а то ишь, раскомандовался! Кей с рыком сдался мне на поругание, оторвавшись от его губ, скользнула к открывшейся шее, покрывая поцелуями и легкими укусами, иногда уступая очередь языку. Продержался на пассивной стороне он не долго, стоило дойти до ключицы, сделал шаг, роняя меня на кровать и накрывая сильным телом. Ладонь заскользила по обхватившей его ноге, проходясь по бедру, задирая подол платья, в то время как губы скользнули по изогнутой шее и плечам, а зубы осторожно прихватывали острые ключицы. Выгнувшись, потерлась раскрытым лоном об упирающийся в него напряженный орган, вызывая этим движением сразу два наполнивших комнату звука: его гортанный рык и мой сдавленный всхлип.

Мужская рука, пробравшаяся под подол, уже скользнула на внутреннюю сторону бедра, погладив чувствительный бугорок и подцепив трусики, пальцы проникли вглубь тела, вынуждая выгнуться и, закрыв глаза, полностью отдаться этой ласке. Зубы стянули лиф, обнажая для себя поле деятельности, губы, тут же накрыв возбужденно торчащий сосок, втянули его в жаркую глубину, посасывая и лаская языком, заставляя меня плавиться в сжигающем огне желания и шептать непослушными губами до боли родное имя. Пальцы, совершающие круговые движения, усилили нажим, еще один опустился на напряженный клитор, мягко массируя, подводя к черте, к границе сознания, за которой обрыв в пропасть блаженства, зубы, прикусив сосок, буквально столкнули с края, и с криком наслаждения, я забилась в ласковых руках, сжимая внутренними мышцами находящиеся во мне пальцы.

Кейгард, уткнувшись лбом между моих грудей, рвано дышал, пытаясь взять себя в руки, и этот факт меня, вернувшуюся в реальность, немало удивил.

— Кей, а ты? — поинтересовалась у него, зарываясь пальчиками в белоснежные волосы, мягко поглаживая затылок.

— А я не заслужил, мой ангел! — пробормотал он, так и не подняв голову.

— Все-таки, ты — больной на голову тип! — улыбнувшись, сделала я вывод. — Тогда пойдем в душ!

— Зачем?

— Отмывать буду, я, конечно, тебя люблю, но слизывать кровь с желанного тела еще не готова! — тяжело вздохнув, он поднялся и, подхватив меня на руки, отправился в указанном направлении. Стянув с себя одежду и включив воду, повернулась к застывшему истуканом мужчине. — Раздевайтесь, господин ректор, и идите ко мне! — приказала пожирающему мое обнаженное тело глазами возлюбленному.

— Ты меня добить решила? — со стоном выдохнул он.

— Ты сам себя мучаешь, иди, говорю, я тебя пожалею! — скинув ботинки с брюками, он встал рядом. Вот мы с ним все же поросята: даже обувь снять не удосужились! Намылив мочалку, с наслаждением прошлась ею по мускулистому торсу, Кей стоял, пристально изучая потолок и сжав руки в кулаки, терпел омовение. Отмыв запекшуюся кровь с груди, оставшуюся после нанесенного мной пореза, опустилась на колени, добравшись до пропоротого бедра, с облегчением отметила, что рана уже затянулась. Ну и конечно, не смогла не скосить глаза на смотрящую на меня «штуку». Все-таки обнаружив, что в этой ипостаси она не такая угрожающая! Мысль сделать ему приятное пришла внезапно, а что? Он же мне делал! Только знать бы еще — как? Решив действовать на свой страх и риск, осторожно прикоснулась языком, слизывая выступившую перламутровую каплю. Мужчина дернулся, с шумом втянув воздух, я с ужасом отпрянула, прошептав:

— Больно? Прости, я не хотела, не думала…

— Т-ш-ш, — он присел, прижимая палец к моим губам. — Успокойся, маленькая моя. Ты мне сделала очень приятно.

— Правда? — посмотрела на него недоверчиво.

— Правда, — он улыбнулся, поцеловав меня в лоб. — Что мне с тобой делать, мой невинный ангел? Кажется, я тебя боюсь!

— Раз приятно, можно мне продолжить? — заглянула пытливо в сапфировые глаза, в которых застыло изумление.

— Нет, не кажется — боюсь! — сделал он вывод. И поцеловав, выпрямился, разрешая делать с его телом все, что моей душе угодно. Подавшись вперед, снова лизнула интересующую меня часть мужского организма, в этот раз под пристальным взглядом любимых глаз, с одной стороны это жутко смущало, а с другой — дико возбуждало. Уже смелее поцеловала головку, одновременно пройдясь по ней языком, когда отстранилась, мужчина непроизвольно потянулся следом, дав мне подсказку, как действовать дальше. Обхватив губами, втянула в рот подрагивающий орган, и заскользила по стволу, пропуская в горло, зарычав, Кей обхватил рукой мой затылок и толкнулся глубже, тело тут же прошибла мелкая дрожь от осознания, что ему нравятся мои ласки. Низ живота опалило огнем, а на нежные складочки выступила влага. Прикрыв глаза от наслаждения его вкусом и своими ощущениями, подалась обратно, почти выпустив изо рта бархатистую твердость, и снова устремилась к основанию.

— Все, моя сладкая, прости, но я пытался вести себя благородно! — отобрав игрушку, меня за подмышки вздернули вверх, разворачивая лицом к стене, и нажав ладонью между лопаток, вынудили опереться на нее руками, оттопырив попку для истязаний. Он ворвался в меня одним резким толчком, заполняя до упора, от накрывшего с головой наслаждения, я вскрикнула, прогнувшись в пояснице, прижимаясь к мужским бедрам плотнее. Ровные, мощные толчки возносили на вершину блаженства, а дикий, почти звериный рык мужчины, покрывающего поцелуями вперемешку с мягкими укусами плечи, сводил с ума, унося сознание. Со всхлипами и стонами я подавалась навстречу приносящему неземное удовольствие органу. Его ладони то скользили по подрагивающему животику, то ласково сжимали грудь, теребя пальцами набухшие соски, то ныряли между, ног массируя напряженный клитор. Оргазм имел эффект взорвавшегося фаербола, буквально разбив мое тело на куски, нежные стеночки пульсировали, ритмично сжимаясь на крепком члене, вынуждая любимого ко мне присоединиться.

Подхватив мое обмякшее, не желающее стоять на ногах тело, ректор отнес меня на кровать, положил и пристроился рядом, повернувшись спиной!!! Это вообще, что за…

— Ке-ей? — села, возмущенно глядя на подрагивающие плечи.

— Ты видела меня там! — раздался сдавленный от попытки не ржать голос. Заулыбавшись, подвинулась к нему, обнимая за талию и утыкаясь носом между лопаток.

— Там все прекрасно! И я с удовольствием еще не раз посмотрю, — вернула ему его же слова.

— И все?! — он развернулся, заключая меня в объятья. — А где предложение тоже показать?!

— Что-то мне подсказывает, что ты в нем не нуждаешься и будешь смотреть, когда захочешь!

— Какая же ты у меня, оказывается, сообразительная! — улыбнулся он, целуя в висок.

24

АДЭЛИНА

— Господин ректор, а вы меня сегодня кормить собираетесь? — нет, поцелуи и секс это, конечно, прекрасно, но организм и о насущных потребностях не забывал. Время ужина уже минуло, а он разлегся и ни сном ни духом, что у него дитя некормленое!

— Прости, что-то я не подумал, сейчас что-нибудь соображу! — чмокнув меня в нос, он поднялся с кровати, усердно заворачивая нижнюю часть тела в покрывало.

— Вы что, меня стесняетесь? — ехидно прокомментировала его действия.

— Нет, просто не хочу тебя смущать, — улыбнулся он в ответ.

— Хм, нашел чем! Что я, голых мужских задниц не видела, что ли? Вдоволь уже насмотрелась, знаешь ли! — тоже встала, завернувшись в простыню, совершенно не обратив внимания на то, что мужчина застыл соляным столбом после моей реплики. Ощутила весь масштаб нависшей надо мной угрозы лишь, когда прямо над макушкой раздался взбешенный рык:

— Можно узнать, где это мы так обогатили свои знания?! — подняв голову, встретилась с взглядом зеленых с вертикальным зрачком глаз. Гулко сглотнула, потому как у меня с этим четкая ассоциация: глаза зеленые — нос разбит! Но все же месяц прошел не даром, и не поддаваться панике в этой ситуации — уже тоже на грани рефлекса.

— В мужской душевой! — как можно спокойней произнесла я, посмотрев на него в ожидании дальнейших действий.

— В какой еще, к черту, мужской душевой?!

— В любой! — не выдержав неясных для меня претензий, рявкнула в ответ. — Хоть в спортивной, хоть в мужском крыле, выбирай, какая больше нравится!

— Ты что, мылась в… — кажется, до некоторых дошло.

— Нет, дорогой! Я месяц грязной ходила! — ой, что-то я перегнула. Кей, сжав кулаки, пытался удержаться от оборота, мышцы бугрились, вены вздулись, а на нижнюю губу выступили клыки.

— Эль, сейчас, не задавая вопросов, обними меня и скажи что любишь! — пророкотал полудемон, пристально глядя на меня. Странно, но страха вообще не было! С готовностью шагнула к нему, обвивая талию руками и прижавшись щекой к груди, успокаивающе зашептала:

— Кей, милый мой, любимый, родной мой живодер, я люблю тебя и только тебя, успокойся, пожалуйста! — тело в моих руках расслабилось, и меня крепко прижали к себе, уткнувшись носом в макушку. — Я же есть хочу, а если ты не успокоишься — умру от голода! — дополнила, почувствовав, что гроза миновала. Подняв голову и увидев, что он улыбается, добила. — А еще, если тебя это успокоит, ни одной «штуки» кроме твоей, я не видела! И зад у тебя самый красивый и аппетитный на свете!

— Запомни, мой ангел: успокаивать — это не твое! — выдал он, захохотав.

Спустя пятнадцать минут меня все же покормили. Сходив порталом на кухню академии, ректор принес поднос, наполненный разными вкусностями и, пожелав приятного аппетита, опять исчез. Вернулся он, когда я уже поела и начала нервничать из-за его отсутствия и незнания, чем себя занять. Даже взяла какую-то книгу и, пристроившись на кровати, пыталась вникнуть в ее содержание.

— Не сильно скучала? — спросил он, бросая сумку на пол.

— Это что, мои вещи? — ошарашено уставилась я на знакомый саквояж.

— Ну да, а что? — посмотрел он на меня удивленно.

— Кей, ты хочешь, чтобы я здесь осталась? — получив в ответ утвердительный кивок, спросила. — В качестве кого?

— Адептки боевого факультета!

— АдептКИ? — выделила я последний слог.

— Дорогая, ты очень очаровательный мальчик! Но я все еще предпочитаю девочек! — Кейгард начал закипать.

— А жить я где буду? — а я, в отличие от него, пребывала в растерянности.

— В комнате ректора! — огорошил он меня не терпящим возражений тоном. — Ты же не думаешь, что я позволю тебе и дальше шастать по мужским душевым?!

— Но, Кей, есть еще женское общежитие, — напомнила составляющие его же академии.

— Туда я не могу тебя поселить, — он ответил, как-то странно отведя глаза в сторону.

— Почему?

— Мест нет!!! — рявкнул так, что стены содрогнулись. — Слушай, тебе что, настолько претит жить со мной в одной комнате?! — встав на кровати, я подошла к нему и положила руки на плечи, заглядывая в зеленые глаза.

— Нет, я не против, просто… Ты же ректор, это, наверно, неправильно, — обняв за талию и крепко прижав, он поцеловал меня в шею, сообщив:

— Вот именно, ректор — я! А значит, мне решать, что правильно, а что нет! — отстранившись, он провел большим пальцем по моей нижней губе и спросил. — Останешься со мной, мой ангел? — вот, так-то лучше, а то только и может рявкать да командовать!

— Конечно, останусь, живодерина ты моя! — чмокнула я обалдевшего демона в нос.

25

КЕЙГАРД

Проснувшись утром и обнаружив, что в постели один, чуть не вскипел от злости при мысли, что она опять сбежала! Слава богу, вовремя услышал легкие шаги в ванной. Расслабившись, вновь откинулся на подушки, закрывая глаза, не прошло и минуты, как матрас прогнулся, а к губам прижались нежным поцелуем. Обхватив за талию нарушителя моего спокойствия, усадил на свои бедра, легонько шлепнув по попке.

— Вставайте, господин ректор, на пробежку пора, — рассмеялась Эль. — Вам же будет стыдно, если новоиспеченная адептка придет на тренировку раньше вас!

— Может, не пойдем? — поморщился от нежелания вставать.

— Еще чего, я без утренних пинков по пяткам уже жить не могу! — чувство вины неприятно кольнуло сердце.

— Придется тебе привыкать, я больше никогда так не сделаю, — пообещал, проведя ладонью по щеке оседлавшего меня ангела.

— Кей, ты меня пугаешь! Если без разбитого носа и пинков, как же ты меня наказывать будешь?

— За это не переживай, я обязательно что-нибудь придумаю, — на губы скользнула предвкушающая ухмылка.

— Ты сейчас так улыбнулся, что стало действительно страшно! Вдруг пинки мне еще сказкой покажутся? — посмотрела она на меня озадаченно. Перекатившись на живот, подмял под себя мгновенно смутившуюся девушку, накрывая губы поцелуем.

— Смотри, как бы еще не понравилось! — шепнул ей на ушко, перед тем как встать. — Подожди меня, я сейчас, — быстро совершив утренние процедуры и натянув тренировочный костюм, посмотрел на ожидающую меня Эль. — Идем?

— Вместе? — растерялась она.

— Конечно! Привыкай, мой ангел, мы теперь всегда будем вместе, естественно, придется иногда расставаться, но ненадолго! Пойдем! — ухватил ее за ладошку, поднимая с кровати и обняв за талию, увлек на выход.

Академия еще спала, поэтому до полигона мы дошли никем не замеченные, что, несомненно, порадовало смущающуюся девушку. Я даже рассмеялся от того, как она с облегчением выдохнула, когда ее отпустил. Бедная моя, не повезло ей с куратором: парнем была — бил! Девушкой стала — домогается!

Пробежка принесла невероятное удовольствие из-за того, что она бежит рядом. Глаза постоянно косились в ее сторону, любуясь грацией хрупкой фигурки. Я, как и все демоны, естественно, наслышан, что чувства к истинной — это что-то особенное, невообразимое и неописуемое, но даже предположить не мог, что настолько! Душа пела просто от того, что она рядом, такая красивая, нежная, беззащитная и моя! А от осознания, что мне так повезло, что тоже являюсь ее парой, вообще сносило крышу, и улыбка сама собой просилась на лицо.

— Кей, хватит! — остановившись, она недовольно на меня посмотрела.

— Что именно? — приподнял удивленно брови.

— Ты так на меня смотришь, что мне неловко! — опять смутилась, девочка моя!

— Эль, ну ее к черту, эту тренировку, пошли в душ? — привлек ее к себе, с обжигающей страстью целуя в губы. Пару раз протестующе дернувшись, она обмякла в моих объятьях, обвивая шею руками. Открыл портал, попутно увлекая девушку в предложенном направлении.


После занятий Эль упорхнула с Курдом и принцами, а я отправился в свой кабинет. Бумаги, требующие подписи и детального изучения, уже расплывались перед глазами от обилия просмотренных за сегодня, сложно представить, что за два дня прогула могло столько накопиться. Поэтому явившегося из портала Оршиха я встретил с радостью, от того, что могу под благовидным предлогом отдохнуть от ненавистных документов.

Сегодня с утра вся академия гудела от новости, что этой ночью палач покарал двенадцать драконов и семнадцать служащих дворцовой канцелярии. Если о драконах я знал, то второе заставило меня задуматься. Орших, конечно, довольно безжалостен, но так, чтобы семнадцать живых существ за ночь, что-то даже страшно стало за его психику. Не каждому дано спокойно пережить убийство уймы народа и не извести себя угрызениями совести.

— Ты, как? — поинтересовался, стоило ему занять кресло напротив. Недоуменно на меня посмотрев, он вдруг широко улыбнулся.

— Нормально! А если ты о карательных мерах, так это не я!

— В каком смысле, не ты? — что-то я ни черта не понял.

— Вчера, после того, как прибрались в замке твоей возлюбленной, бешеный приказал разобраться с тем левым соглашением. Я даже тряхнуть канцелярию путем не успел, как такое всплыло! Оказывается, там уже два года целая сеть работает по продаже пустых бланков, заверенных королевской печатью, честно говоря, самому страшно стало, что за это время могли эти бумаги натворить, но боюсь, этого мы уже не узнаем! — он огорченно покачал головой. — Так вот, наш вспыльчивый, как узнал об этом, жутко рассвирепел, ну, а итог тебе известен! Полегли все, кто был хоть мало-мальски причастен! Сказать по правде, думаю, если бы не мелкая, меня постигла бы та же участь — за то, что недосмотрел!

— Да уж, Дэй, как всегда, в своем репертуаре!

— Да ладно, я только выиграл! Вы с ним за одни сутки мне так репутацию подняли, что от меня даже коллеги шарахаются! Рори так вообще предложил психику подлечить, а увидев, что с ней все в порядке, сообщил, что я в принципе больной придурок, и это не лечится! — довольно улыбнулся палач.

Ответить я не успел, в дверь постучали, тут же ее распахнув, появившаяся на пороге бледная секретарша при взгляде на Оршиха схватилась за сердце и побелела еще больше. Все-таки взяв себя в руки, она пробормотала:

— Господин ректор, обнаружили труп девушки.

— Где? — что-то я уже ничему не удивляюсь в творящемся вокруг бедламе.

— Мужское крыло, комната сто шесть! — прозвучало, как гром среди ясного неба, заставив мое сердце замереть от охватившего ужаса.

— Это же комната Курдена, — изумленно выдохнул Орших, повернувшись ко мне.

— И Эль, — прошептал я непослушными губами, соскакивая с кресла и открывая портал.

26

АДЭЛИНА

Когда на занятиях появилась новая адептка, она сразу же, под удивленные взгляды других членов группы, попала в тискающие объятья Курда и близнецов. Недовольно посмотревший на это тренер поставил меня в спарринг по рукопашному бою с… Собой! Выходила на площадку я в полной уверенности, что он не просто живодер, а живодер, больной на голову! На самом деле, все оказалось гораздо хуже, потому что надо было еще добавить «с извращенными наклонностями»! Сегодня меня не били, рук не выворачивали, на землю роняли мягко, но… При этом постоянно щупали! И я бы сказала, что не всегда в приличных местах! Думаю, до меня еще никто не уходил с поля боя красным от стыда, из-за того что соперник над ним чуть не надругался! Зато довольно скалящегося в белозубой улыбке тренера все устраивало!

После окончания занятий, посетив столовую, мы с парнями отправились в парк, где под раскидистым деревом, сидя на земле, ну-у, конкретно я — на надежных коленях бывшего соседа, мы обсуждали последние новости. Принцы рассказывали, как они тут без меня, а я — как докатилась до такой жизни, что меня чуть на глазах всей группы не «отлюбили». Весело подкалывая друг друга и хохоча, мы просидели часа два, пока близнецы не сообщили, что у них еще свидание и умчались готовиться. Проводив их взглядом, поинтересовалась у Куда:

— Я надеюсь, хоть с разными девушками?

— Естественно! Разве может быть по-другому? — ответил он, отведя глаза в сторону. Усмехнувшись, решила сделать вид, что ему поверила.

— А ты что, решил сегодня оставить женщин без своего внимания? — Курд напрягся, вмиг став серьезным.

— Знаешь, я после того случая с ведьмой вообще о девушках думать не могу. Оказывается, это очень тяжело — смотреть на окровавленное мертвое тело, которое меньше суток назад под тобой извивалось, — в тихом голосе сквозила неприкрытая боль.

— Со временем все забудется, вот увидишь, — обняв за шею и поцеловав в висок, шепотом пообещала я ему.

— Пойдем, посидим у меня в комнате? А то после твоего ухода там одиноко, — скосил он на меня глаза. Кивнув, поднялась с мужских колен, протянув ему ладонь.

До места назначения добирались, молча держась за руки. Толкнув дверь некогда нашей совместной обители, друг, побледнев, замер, а я, сначала не понявшая в чем причина такого поведения, проследив за его взглядом, прижала ладошку к губам, останавливая крик.

Она лежала на его кровати, неестественно запрокинув голову, белые пряди волос, кое-где покрытые кровавыми подтеками, свисали до самого пола, а из груди торчал все тот же знакомый нож, точнее, нож другой, но с точно такой же рукоятью.

Курден зашел в комнату и сел на мое спальное место, не отрывая взгляда от лица мертвой девушки. Зайдя следом, я выдернула свое покрывало из-под его зада и накрыла им тело, спрятав от посторонних глаз, после чего вышла в коридор и, поймав первого попавшегося парня, попросила его рассказать ректору о страшной находке. Вернувшись, подошла к сидящему в прострации другу и, обняв его за шею, притянула лицом к своему животу, словно очнувшись, он судорожно обхватил меня за талию и со стоном прижался плотнее.

Слух об этом прошествии разлетелся быстро, и в комнату начал набиваться народ. Наверно, надо их выгнать, чтобы не затоптали улики, но нам было не до этого. Зарывшись пальцами в огненные волосы Курда, я мягко их перебирала, пытаясь успокоить все сильней сжимающего меня парня.

Ректор с палачом появились, когда в комнате практически негде было стоять. Глядя на то, как побледневший Кей, сжимая кулаки, смотрит на свисающие до пола волосы, поняла: он думает, что под покрывалом я! С трудом расцепив обвивающие талию руки, шепнула другу, что пришел его отец и, расталкивая собравшихся, пошла к любимому. Он даже не смотрел по сторонам, не в силах отвести взгляд от прикрытого тела, поэтому меня заметил только, когда я, добравшись, положила ладонь на сжавшийся до неестественной белизны кулак. Рвано выдохнув, он прижал меня к себе так, что кости затрещали, но это скорее успокаивало, чем причиняло дискомфорт. Обняв его за талию, спрятала лицо на надежной груди, чувствуя, как в макушку зарылся нос, глубоко втягивая воздух. Не обращая внимания на собравшихся, он словно дышал мной, заставляя девичье сердце трепетно биться.

— Кей, на нас все смотрят, — прошептала смущенно.

— Мне плевать, — все так же в макушку пробубнил он.

— Кей, — раздался рядом голос Оршиха, — вам лучше сейчас уйти, и забери, пожалуйста, Курда. Подождите меня в твоем кабинете, я здесь быстро управлюсь.

Прихватив моего, практически невменяемого, друга, мы переместились в кабинет ректора. Щедро плеснув в два стакана виски, Кейгард один осушил сам, второй всунул в руки Курдена, и присев на диван, усадил меня на свои колени, крепко прижав, утыкаясь носом в шею. Я успокаивающе гладила его по плечам, шепча всякие нежности, пока он не расслабился.

Орших действительно появился быстро, сев в кресло напротив дивана, на котором расположились мы втроем, он спросил, озабочено глядя на сына:

— Курд, ты как?

— Пап, я не знаю ее, — с отчаяньем заговорил наконец оживший парень. — Кто она? И почему в моей кровати?

— Черт! — взревел палач. — Если бы ты ее знал, была бы хоть какая-то логика, а так — понятия не имею, что делать и чем это может тебе грозить! — глубоко вздохнув, он более спокойно добавил. — Скорее всего, тебе придется бросить академию, сын! Я не могу тобой рисковать и позволить здесь остаться, когда рядом крутится невменяемый псих!

— Может не стоит рубить с плеча? — спросил ректор.

— Кей, ты понимаешь, что эта тварь обнаглела настолько, что подложила труп в кровать моему сыну?! Сыну бессердечного палача! Чтобы пойти на такое, надо вообще страх потерять, ну или желание жить!

— Во-первых, он учится здесь инкогнито, и кто его отец — убийца может не знать! Во-вторых, мне кажется, Курд в этой истории замешан касательно, его пытаются запугать или на что-то намекнуть, а на самом деле причина убийств в другом! Скажи, к какой расе относилась последняя девушка?

— Оборотень, а что?

— Я думаю, причина в магии, смотри: эльфийка, ведьма, оборотень, все с выкачанной магией, так? — дождавшись кивка, он продолжил. — У всех дар разной направленности, а что если мы имеем дело с каким-то сложным ритуалом, для которого нужно собрать все виды магии воедино? — вопросительно изогнул бровь Кейгард, глядя на задумчивого Оршиха.

— Если ты прав, то не хватает драконицы, стихийницы и… — он перевел на меня взгляд, от которого я непроизвольно прижалась к Кею плотнее. — Демонессы! — все же закончил он фразу, упавшую тяжелым камнем посреди кабинета. Самое ужасное, что ректор спокойно кивнул, показывая, что именно это он и имел в виду. — Дракониц и стихийниц в академии много, и за всеми мы уследить не сможем, а вот демонесса одна!

— Я не дам подставлять ее под удар! — зарычал оскалившийся Кейгард, демонстрируя выпущенные клыки.

— Я тебя об этом и не прошу! Всего лишь хочу сказать, что она в опасности, поэтому не выпускай ее из виду, — поставил точку в разговоре Орших. — Сын, собирайся, сегодня переночуешь дома, а до завтра я решу что делать! — Курд молча поднялся, и они исчезли в черном с красными языками пламени портале.

— Не бойся, ангел мой, я никому не позволю тебя обидеть, — прошептал Кей, накрывая мои губы нежным поцелуем. — А пойдем в кроватку? Я покажу, как ты мне нужна! — улыбнувшись, согласно кивнула.

27

АДЭЛИНА

На следующий день Кейгард повел себя вполне ожидаемо — по совету Оршиха не выпускал меня из виду! Совместная пробежка, вместе на занятия, вместе в столовую и, что уж совсем за гранью, вместе в его кабинет! Пока он работал, я мучилась от безделья, не зная чем себя занять. Ректор изредка награждал насмешливыми взглядами мои тяжелые вздохи от попытки читать какой-то учебник по огненной магии.

Внезаптно полыхнувший портал заставил, сорвавшись с места, подбежать к Кею, вставая рядом, не то чтобы это было совсем неожиданное явление в его кабинете, просто таких я никогда не видела! Он сверкнул яркой вспышкой, переливаясь всеми цветами радуги! А вот судя по тому, как поморщился возлюбленный, ему было отлично известно, кто сейчас пожалует!

При виде появившегося из свечения мужчины, моя челюсть упала на пол и где-то там затерялась. Он был не просто красив — совершенен! Высокий, широкоплечий, с четкими линиями мускулатуры, по которым хотелось провести пальцем, чтобы проверить, настоящие или рисунок, потому как ну не может существовать настолько идеально вылепленное тело в природе! Безволосая грудь, четкий рельеф косых мышц живота и кубиков на нем же, выступающие тазовые кости, вот вы думаете, как я все это разглядела? Да просто он был одет в одно трико, так низко висящее на бедрах, что вообще неизвестно, на чем оно держалось! Хотя, я в принципе догадываюсь, на чем! Черные волосы, небрежно зачесанные назад, волной ложились на плечи и спускались до середины лопаток, тонкие изогнутые брови вразлет, ровный нос, высокие скулы, чувственный изгиб пухлых губ и нереально зеленые глаза, светящиеся изумрудным блеском! Глядя на него, я поняла: как же хорошо, что встретила свою пару! Если бы не это, мое сердце сейчас затерялось бы в ногах у этого мужчины, причем реально — затерялось! Мне кажется, их там накидали уже с драконьи горы! Он не был брутальным как Кей, Орших или Деймон, нет, его красота была скорее порочна! И он это отлично знал, если учесть искушающую улыбку, которой он меня наградил.

— Оу, какая детка!

— Убью! — прозвучал спокойный голос ректора, я бы сказала, угрожающе спокойный.

— Понял! Не дурак! — поднял он ладони, делая шаг назад. — Но я бы на твоем месте на такую красоту повесил табличку «Занято!»

— Зачем явился? — откинувшийся на спинку кресла Кейгард, обхватив меня за талию, усадил к себе на колени и обратился уже ко мне. — Рот закрой, это неприлично! — и как стыдно… Покраснев, я захлопнула то, что просили, на что мужчина, поиграв бровями, мне подмигнул, еще больше вгоняя в краску.

— Кей, выручай! Спрячь меня где-нибудь, папаша совсем с катушек съехал! Ты представляешь, что он мне заявил?

— Предложил кастрировать? — и так он это сказал, как будто, вот, прям, давно пора!

— Ну-у, почти! Сказал, что женит! Нет, ты только представь — меня! Женит!

— А это так плохо? — не удержалась я от вопроса.

— Детка! Ты посмотри на меня! — он сложил руки на груди, и взглянул на меня исподлобья, надломив бровь и растянув губы в искушающей ухмылке. Челюсть снова упала, заботливый ректор, нажав на нее пальцами, вернул на место. — Ну, вот видишь! И как можно такую красоту отдать в одни руки?! Это же явно достояние общественности! — он невозмутимо прошел к столику с напитками, что-то налил себе в стакан и, плюхнувшись на диван, закинул голые пятки на журнальный столик. — В общем, ты должен меня спрятать!

— Как по мне, так проще вызвать Дэя, — заметил Кей.

— Ты этого не сделаешь, — спокойно ответил оппонент, делая глоток из стакана.

— Почему это? — прозвучало с искренним любопытством.

— Ты меня любишь! Я пока учился, взрывал эту академию восемь раз, и ты ни разу не пожаловался на меня бешеному! А значит — любишь!

— Эль, эта самовлюбленная сволочь, наш кронпринц — Алан! — решили нас все же познакомить. А потом обратились к особе королевских кровей. — И как ты себе это представляешь? Спрятаться от Дэймона невозможно, он достанет тебя даже из-под земли!

— Поэтому я и пришел к тебе, как к самому умному демону, которого знаю! Придумай что-нибудь, а? Ну ты же можешь! — состроил он невинную физиономию.

— Знаешь, а у меня есть одна идея, но она тебе не понравится! — довольно заулыбался Кейгард.

— Больше чем жениться? Вряд ли! Выкладывай! — подобрался принц.

— Сначала схожу за Оршихом, тут без его одобрения никак!

— Вот только этого зануды здесь и не хватало! — недовольно сморщился Алан. Кей встал, пересадил меня на кресло и, посмотрев на развалившегося с удобствами мужчину, угрожающе предупредил:

— Приблизишься хотя бы на шаг, жениться тебе уже не придется!

— Почему это?

— А кому ты будешь нужен без главной детали мужского организма? — просветил его ректор и, лучезарно улыбнувшись, исчез в портале.

— Строгий он у тебя! — пожалел меня принц.

— Да вообще живодер! — нажаловалась собеседнику.

— Подтверждаю! — горестно вздохнул он в ответ.

28

АДЭЛИНА

Вошедший в кабинет Орших при виде кронпринца скривился как от зубной боли.

— Если ты притащил меня посмотреть на эту скотину, я пошел! — обратился он к Кейгарду. Алан при этих словах расцвел в счастливой улыбке и отсалютовал ему зажатым в руке стаканом.

— Подожди, у меня к тебе предложение, увидишь, оно тебе понравится! — ответил ректор. — Присаживайся, обсудим, — покосившись на довольного жизнью принца, палач занял кресло напротив него, Кей, присев в соседнее, начал рассказывать свой план. — Ну что ж, что мы имеем? Принцу необходимо избежать женитьбы, мне сберечь свою девочку, а тебе, — посмотрел он на Оршиха, — защитить сына и поймать убийцу! Я предлагаю идеальное решение проблемы: сделать из Алана девушку! — глаза претендента на смену пола шокировано распахнулись, а палач, удовлетворенно кивнув, прокомментировал:

— Согласен! Когда кастрировать?

— Ты что, с дуба рухнул? — обратился к нему Алан. — Ты же меня любишь! Я помню, ты со мной все детство водился!

— Я водился со своей истинной парой, а ты просто шел в комплекте, причем был не лучшей комплектующей! — рыкнул в ответ Орших.

— Успокойтесь! Никого кастрировать мы не будем! У нас есть зелье, с помощью которого мы можем превратить принца в девушку, причем не просто в девушку, а в так необходимую нам демонессу! Начнем с моей выгоды: Эль уже не будет единственной потенциальной жертвой, а если мы поселим новоиспеченную адептку к Курдену под легендой, что они влюбленная пара, вообще выведем ее из-под удара! Как мы помним, именно пассии Курда мрут как мухи! Орших, твоя выгода: сын под надежной охраной двадцать четыре часа в сутки. Как ни крути, эта самовлюбленная сволочь — один из сильнейших магов королевства, в совершенстве владеющий всеми видами оружия и навыками рукопашного боя! А так же, он в качестве живца поможет выловить убийцу! Алан, твоя: спрятаться от Дэя задача невыполнимая, но если убедить его, что ты взялся за ум и работаешь на благо королевства, помогая поймать преступника — он успокоится и от тебя отстанет! Что скажете? — закончив речь, ректор обвел их вопросительным взглядом.

— Моему племяннику кто-то угрожает? — принц, убрав ноги со стола, поставил их на пол и, опираясь локтями о широко расставленные колени, сцепив руки в замок подался вперед, сверля палача цепким взглядом. Вот сейчас он ничем не напоминал того оболтуса, которым прикидывался все это время. От него просто исходили волны подавляющей силы, говоря о том, что перед нами свирепый и мощный демон. — Отец, я так понимаю, не в курсе?

— Не вижу смысла его напрягать, — под пристальным взглядом Орших отвел глаза.

— Хорошо, хотя бы мне мог сказать?

— Я бы сказал, если бы ты хоть изредка переставал вести себя как полный придурок! В конце концов, ты — кронпринц! Можно проявить хоть каплю благоразумия?

— Из всех присутствующих здесь, только детка не в курсе, что кронпринц я фиктивный, а настоящий будущий король еще сопляк и учится в академии! Так что не надо давить на меня ответственностью! И ты не хуже меня знаешь, как бы я себя ни вел, за свою семью разорву любого! Тем более, сестра — самый близкий мне демон, а значит, ее сын для меня святое! — от его спокойного уверенного голоса меня почему-то накрыл ужас, и голова опустилась вниз сама собой.

— Алан! Хватит! — рыкнул Кей, дышать сразу стало легче, вскинув глаза, я заметила, что Орших, как и я, сидит с опущенной головой, лишь ректор выдержал то давление, которым накрыл нас принц. — Эль, как ты? — повернулся ко мне возлюбленный. Молча встала и, подойдя к нему, залезла на колени, обнимая и утыкаясь носом в шею, ужас, пробравшийся в душу, до сих пор не отпускал, а в родных объятьях как-то спокойней.

— Прости, детка, не удержал! — искренне извинился кронпринц. — Кей, я согласен! Думаю, это будет весело! — вынырнув из своего укрытия, обратила внимание на то, что оболтус вернулся, только его глаза все еще горели злостью.

— Что это было? — шепотом спросила у мужчины, успокаивающе гладящего меня по спине.

— Дар Алана — подавлять волю демонов, причем дар такой силы, что он без проблем может поставить на колени всех представителей этой расы в радиусе километра вокруг себя, — пояснили мне. Посмотрев на одаренного, с уважением заметила:

— Рик со своими змеями и крысами по сравнению с тобой — чушь полная!

— Только ему этого не говори, не стоит расстраивать будущего правителя! — весело улыбнулся он в ответ. Перевела вопросительный взгляд на Кея, но он помотал головой, показывая, что на этот вопрос отвечать не будет.


После согласия принца на издевательство над его телом мы переместились в нашу с ректором комнату. Достав свое зелье, я неуверенно протянула его Алану.

— Честно говоря, я не знаю, как оно на тебя подействует, — предупредила я его. На вопросительный взгляд пояснила. — Я варила его, учитывая свои параметры. В принципе, оно должно лишь перестроить твое тело под женское — смягчить черты лица, изменить строение тела, а вот рост у меня не менялся. И еще… — замялась не зная, как сказать. — Я не закладывала в формулу изменения в… Там! — покраснев, ткнула пальцем в сторону его ширинки.

— Так ты была не совсем мальчиком? — прошептал на ушко Кей, обнимая и прижимаясь к моей попе обсуждаемым сейчас органом. От чего цвет моего лица стал еще более насыщенным.

— Подожди, ты хочешь сказать, что несмотря на то, что стану бабой, мой друг останется со мной? — увидев, как я кивнула, принц заржал. — Похоже, это будет даже веселее, чем я думал! А почему не заложила изменения?

— Закрыли тему! — отрезал ректор, видимо, догадавшийся о причине.

Пожав плечами, Алан сделал глоток из флакона. Мы зависли, с шокированными лицами изучая результат! Это не женщина — мечта! Рост, на удивление, изменился и хоть и остался не слишком женским — более метра восьмидесяти, все-таки не его природные два. Густая грива черных вьющихся волос, доходящих до поясницы, изумрудные глаза в обрамлении густых, пушистых ресниц невероятной длины, ровный носик, высокие скулы, пухлые губки, острый подбородок, лебединая шея, хрупкие узкие плечи. Так как одет был он только в трико — обнаженная грудь, размера четвертого не меньше, тонкая талия, плоский живот, по самому низу которого шла резинка штанов, оттянув ее, принц возмущенно выдохнул:

— А где? Ты же обещала, что останется! — совершенно не задумываясь над своими действиями, шагнула вперед, дабы заглянуть в приглашающе оттопыренный предмет гардероба, но была схвачена за шиворот бдительным ректором. Наградив меня укоризненным взглядом, он сам потянулся заглянуть в штаны красотке, тут не дремала уже я! Схватив любопытного возлюбленного за руку, потянула обратно, а когда он удивленно развернулся, предупреждающе зло на него посмотрела. Довольно улыбнувшись на мою ревность, он повернулся к пытающемуся не ржать Оршиху, и приглашающим жестом отправил его оценить результат. — А ему я не покажу! — гордо захлопнула трико, теперь уже АланА! — Ну что, я — красотка? — он по-кошачьи выгнулся, проведя ладонями по своему телу, обхватив и пару раз сжав грудь. От этой картины челюсти у стоящих рядом со мной мужчин упали, но я, помня заботливость некоторых, нажала пальцами на подбородок Кея, захлопнув ему рот. Потом, сдернув с кровати покрывало, бросила им в девушку.

— Прикройся, иначе я тебе волосы выдеру!

— Детка, ты чего? Я же мужик! — обалдел от моих слов принц.

— Я помню, иначе бы уже выдрала! — Кейгард притянул меня к себе и, целуя в висок, спросил:

— Теперь понимаешь, что я чувствовал, когда ты на него пялилась, открыв рот?

— Вынуждена признать: он — совершенство! Причем в любом виде! — тяжело вздохнула я в ответ.

29

АДЭЛИНА

Пока красотка, скинув спадающие с нее штаны и завернувшись по подмышки в покрывало, развалившись на диване, абсолютно не по-женски жрала виски, я составляла список требующейся ей одежды.

— Вроде бы все! — протянула я листок Оршиху.

— И не экономь на мне! — встрял принц. — А то знаю я тебя, купишь какой-нибудь ширпотреб, а я, между прочим, дама благородных кровей!

— Откуда ты знаешь, что благородных? — ехидно спросил у него палач.

— Чувствую! — разругаться им не дал вернувшийся от кастелянши Кейгард. Протянув принцу сверток с комплектом формы, он отправил его одеваться. Мне даже новенькими трусиками пришлось пожертвовать, ради упаковки королевского зада. Выйдя из гардеробной, виляя едва прикрытой, из-за высокого роста, попой, он продефилировал на облюбованный диван и сел, закинув ногу на ногу. Вот как ему это удается? Заподозрить в нем мужика — невозможно! У меня ни за что не получится выглядеть также женственно, как это делает он! — Нравлюсь? — провел принц пальчиком по обнаженной коленке, призывно глядя на Оршиха.

— Придурок! — рыкнул палач и исчез в портале, чем вызвал довольную улыбку на лице Алана.

— Мне надо с тобой серьезно поговорить! — обратился к нему Кей. Тут же брови девушки сошлись вместе, а взгляд стал колючим и цепким. Глядя на это преображение, я почему-то подумала, что именно этот кронпринц настоящий, а оболтус — не более чем маска. — Суть дела Орших уже объяснил, а у меня к тебе личная просьба. Хочу осчастливить тебя наличием лучшей подруги, видишь ли, я не могу быть постоянно рядом с Эль, а если она будет под твоей охраной, я за нее спокоен!

— Конечно, присмотрю, не переживай, со мной она в безопасности!

— Знаю! Ты все же лучший выпускник моей академии, — улыбнулся ректор.

— Ага, супер-демон, правда, с одним существенным изъяном! — горько ухмыльнулся Алан.

— Я уже говорил, ты слишком заморачиваешься по этому поводу!

— Все, закрыли тему! Пошли, лучшая подруга, покажешь, где живет мой возлюбленный! — повернулся он ко мне.

— Курдена переселили в двести вторую, — подсказал Кей. Подойдя и поцеловав меня в губы, он приказал. — От Алана ни на шаг! Запомни: либо он, либо я всегда должны быть рядом!

— Слушаюсь, господин ректор! — отрапортовала в ответ, и мы с новой подругой, держась за руки, отправились навстречу приключениям.


Совершенно бесцеремонно ввалившись в комнату Курда, Алана прошлась по ней, изучая обстановку, не обращая внимания на ошарашенно смотрящего на нее парня.

— Ты кто? — не выдержал друг.

— Твое семейное счастье! — очаровательно улыбнулся ему принц. — Теперь мы с тобой будем жить вместе до конца наших дней! Предупреждаю сразу: готовить не умею, так что это будет твоей обязанностью! Уборка — тоже не мое! Если решишь переспать с другой, веди ее сюда, я тоже буду участвовать!

— А если я против? — Курден плюхнулся задом на кровать, похоже, не в состоянии переварить свалившуюся на него удачу. Сев на его колени и обняв одной рукой за шею, Алан поставил его перед фактом:

— Да кто ж тебя спрашивает, солнце мое красное! — нажал он кончиком пальца на нос обалдевшего парня.

— Дядя Алан?!

— Как ты его так быстро раскусил? — влезла я, все это время с интересом наблюдавшая за развитием событий.

— Просто второй такой наглой и самовлюбленной сволочи не существует!

— Спасибо на добром слове, племянничек! — поднялся принц на ноги.

— Прости, ты не поверишь, но это был комплимент! — смутился Курд. — Так ты будешь меня охранять?

— Ага, и тебя, и эту милую детку!

— Это ж здорово! — соскочил друг с кровати, заключая девушку в объятья. — С тобой и весело, и не страшно!

— Отпусти! Кто его знает, может, теперь на меня твой дар действует? А я, между прочим, девственница! — глядя на удивленно вытянувшееся лицо парня, мы расхохотались. Чувствую, с кронпринцем мы не заскучаем!


Когда вечером за мной зашел Кей, у меня от смеха уже сводило челюсти. Попрощавшись с собратьями по веселью, прижалась к мускулистому боку возлюбленного, который увлек меня в портал. Стоило нам оказаться в нашей спальне, ректор поинтересовался:

— Как прошел вечер?

— Замечательно! Давно так не смеялась, представляешь, Орших купил Алану целый ворох эротичного нижнего белья! Хотел над ним поиздеваться, а тот устроил нам целое дефиле! Знаешь, он просто потрясающий! — ответила я ему с улыбкой.

— Вот как? Ну да, Алан действительно интересный молодой человек, — протянул он, задумчиво на меня посмотрев. — Давай спать, я чертовски устал.

— Да, конечно, — пробормотала, растерянно глядя, как за ним закрывается дверь в ванную.

Выйдя оттуда, он молча забрался под одеяло, повернувшись ко мне спиной.

— Кей, что-то случилось?

— Я же сказал — устал! — пожав плечами, пододвинулась к нему и, обняв за талию, уткнулась носом между лопаток.

30

АДЭЛИНА

Кейгард с самого утра пребывал в отвратительном настроении, и практически не сказал мне ни слова. Непривычно молчаливая пробежка, такой же завтрак и поход на занятия, на вопрос, что происходит, он так же молча поцеловал меня в лоб и отвернулся, словно никакого вопроса не было.

Когда мы подошли на урок рукопашного боя, парни и Алана уже были там, как только я встала в строй, девушка мне подмигнула.

— Привет, детка, ты чего сегодня такая хмурая?

— Да так, — отмахнулась от вопроса. — А ты, смотрю, в настроении!

— Просто я вчера побывала в раю! — мечтательно закатила она глаза.

— Где это ты ночью рай нашла?! Тем более, в таком виде? — посмотрела я на нее шокировано.

— Фу, такая маленькая, а какая развратная! Вот о чем ты сейчас подумала? — одарила она меня укоризненным взглядом. — Это было не ночью, а вечером! И все было возвышенно и прекрасно! — я подозрительно на нее покосилась, отчего-то уверенная, что сейчас она ляпнет гадость. — Я ходила в женскую душевую! Столько обнаженных нимф одновременно я в жизни не видел…а, максимум пять! А тут даже пришла мысль, что пора побить собственный рекорд!

— Извращен…ка! — покачав головой сделала я вывод. На что она расхохоталась и, обняв за плечи, чмокнула меня в висок. Кей при виде этого напрягся, зло сощурив глаза.

Сегодня тренировка напоминала клоунаду, мы с принцами буквально не могли вздохнуть от смеха, даже тренер, забыв про плохое настроение, загибался от хохота, а все она — новая адептка!

Демоны нашей группы заметно оживились при виде такой красотки, и по примеру ректора, решили во время спарринга ее пощупать! Надо было видеть лицо Аланы, когда первый ухватил ее за грудь, но кронпринц молодец, он его даже не убил, а просто пощупал в ответ, причем за задницу и предварительно поставив на четвереньки! Зная физическую подготовку девушки, Кей прогнал через нее всех, кроме нас четверых, и все ушли с поля боя красными и неприлично пощупанными! Для каждого была подобрана личная поза, в которой было отлично видно, что именно Алана «отлюбит» демона, если вдруг что, а не наоборот. Когда он вернулся, я не смогла скрыть восхищение:

— Ты просто супер!

— Я знаю! — девушка невинно моргнула глазками и подставила щеку для поцелуя, едва я прижалась к ней губами, как раздался взбешенный рык ректора:

— На сегодня все! Все свободны! — и он исчез в красном всполохе портала.

— Кажется, я понял, почему ты сегодня хмурая, — задумчиво проводил его взглядом кронпринц. — Детка, а пойдем, пообщаемся наедине? — после моего согласного кивка, мы отправились в их с Курдом комнату. — Фу, духота какая! — выдохнул принц, как только мы вошли и, распахнув окно, забрался с ногами на подоконник, обхватив колени руками. — Присаживайся! — кивнул он на противоположную сторону. Сев на окно и повторив его позу, вопросительно на него посмотрела, ожидая начала разговора. — Скажи, а Кей давно в таком расположении духа?

— С вечера, — грустно вздохнула в ответ.

— А что ты ему перед этим сказала?

— Ничего… Что нам было весело, и ты устроил дефиле… А-а! Еще, что ты потрясающий!

— Ясно, — настала его очередь вздыхать. — А насколько я тебе нравлюсь? Ну-у, хотела бы со мной… — поиграл он бровями, намекая на интим.

— Дурак, что ли? Нет! — окатила его возмущенным взглядом.

— Почему? — он расслабленно улыбнулся.

— Я так, — повторила его жест бровями, — только Кея хочу!

— А ему ты об этом говорила?

— Нет, это ведь стыдно и неловко… — промямлила я, покраснев.

— Бедный мужик! Понимаешь, детка, из-за твоего стыдно он думает, что ты меня хочешь! И ему от этого очень больно и неприятно! Был бы кто другой, он бы уже давно убил конкурента, но я для него как сын, которого у него нет! Мы с ним и правда очень близки, вот и представь, что он сейчас чувствует!

— И что же мне теперь делать? — растерянно посмотрела на принца. Спрыгнув с подоконника, он ушел в гардеробную и, вернувшись оттуда, протянул мне красную кружевную сорочку, на мой взгляд, крайне неприличную.

— Держи, надень сегодня вечером и скажи ему, что любишь и хочешь только его! Все сразу наладится, вот увидишь! — и посмотрев, с каким лицом я взираю на протянутую им вещь, рыкнул. — Только попробуй сказать, что стыдно или неловко! — взяв невесомые кружева, аккуратно сложила и убрала в карман тренировочной куртки, застегнув на молнию. — Вот и умничка! — похвалил кронпринц, опять занимая место на подоконнике.

Мы просидели молча минут десять, но, каюсь, мое любопытство не выдержало и, смущенно поерзав, я все же спросила:

— Алан, а почему ты сказал, что у тебя есть существенный изъян? Если это секрет, можешь не отвечать, — тут же забубнила, стоило подумать, что лезу не в свое дело.

— Ну, почему секрет, ты уже, считай, член семьи, все равно узнаешь, — он грустно усмехнулся. — Видишь ли, я — светлый! — честно говоря, подумала, что это шутка, но девушка не улыбалась.

— А разве демоны бывают светлыми? — сказать, что я была шокирована — не сказать ничего!

— Нет, не бывают! Демоны — порождения тьмы, соответственно, и магия у них черная, а вот я отчего-то уродился с белой, единственный в своем роде, брак, так сказать! Поэтому и на трон претендовать не могу, у нас повелителем становится тот, кого источник тьмы выбрал своим носителем. Как ты понимаешь, это точно буду не я!

— А почему именно Рик?

— Он сильнее Шепа и сестры, ты же видела, когда он магичит, его глаза наполняются тьмой, а ему еще только двадцать один, представь, что будет через пару сотен лет!

— Знаешь, а я не вижу разницы, какой направленности магия, ты ведь все равно один из самых сильных магов королевства, я помню, Кей так сказал!

— Я тебе больше скажу: я самый сильный светлый маг! И я бы не заморачивался по поводу цвета своих сил, если бы не отец, — принц тяжело вздохнул. — Он словно вычеркнул меня из своей жизни. У него всегда есть время на близнецов, на сестру, Оршиха, Курда и абсолютно нет на меня! Поэтому мы и сблизились с Кеем, мне кажется, я его больше считаю отцом, чем бешеного! — я пододвинулась ближе и, обняв девушку за талию, положила голову ей на плечо. — Эй, детка, ты чего?! Что за телячьи нежности?! — прозвучало возмущенно над макушкой.

— Ты же сам сказал, что Кей тебе как отец! Хочешь, я мамой стану? — закусив губу, еле сдерживала смех в ожидании его реакции.

— Ну-ка отойди от меня, поганка наглая! — начал принц отбрыкиваться под наш дружный хохот. Пока посреди комнаты с грохотом, показывающим, что его создатель не в духе, не полыхнул портал.

31

КЕЙГАРД

Сердце разрывалось от боли, глядя, как общаются два самых близких мне демона, и если то, что Эль тянет к Алану не удивительно — он в принципе нравится людям, своей светлой сущностью и позитивом. А вот факт, что принц тянется навстречу, поражал, как правило, он никого не подпускает близко! Мне кажется, его настоящего, кроме меня и Ланы, никто и не знает! А тут, раз, и словно сошлись две родственные души, я вижу, что он уже отпустил перед ней свой защитный барьер, и совершенно не понимаю, что делать в этой ситуации! Что, если Дэй не прав, и никакой я ей не истинный?! Ломать девчонке жизнь своим насильным присутствием?

Подойдя к окну своего кабинета, на третьем этаже мужского крыла увидел их! Две девушки, сидя на подоконнике, о чем-то болтали, и я уже не смог отвести от них взгляда, с болью, разъедающей душу, смотрел, как они разговаривают. Эль, пододвинувшись, обняла Алана, положив голову ему на плечо, этим движением резанув по моему сердцу! Отпрянув от окна, я рвано втягивал воздух, пытаясь взять себя в руки, не помогало, ревность и ярость разливались по венам, кипятя кровь, глаза затянулись красной пеленой, и в голове билась только одна мысль: «Моя! Я никому ее не отдам!»

Открыв портал, шагнул в комнату, они дурачились, пихая друг друга и смеясь, молча подошёл и перекинул ангела через плечо, миг, и уже бросаю на кровать в своей спальне, садясь сверху и обхватив пальцами запястья, развожу руки в стороны, прижимая к матрасу. От осознания, что она рядом, в голове немного прояснилось, склонившись, приник жестким поцелуем, буквально сминая нежные губы, пытаясь доказать, что она моя! Вот только кому доказать: ей или в первую очередь себе? Отрезвил, полностью приводя в сознание, соленый вкус, отстранившись, увидел слезы, катящиеся по щекам, и тихий шепот, словно набатом бьющийся в голове:

— Кей, прошу тебя, очнись! Кей, мне страшно! — вскочив на ноги, я даже не смог извиниться, понимая, что теперь точно не простит. Отвернувшись, подошел к окну, прижимаясь к прохладному стеклу лбом, слушая, как за спиной раздались шаги, и хлопнула дверь. Вот и все, я напугал своего ангела настолько, что она ушла!

Я стоял, погрузившись в свою боль, не слыша и не видя ничего вокруг, пока по талии не скользнули ладошки, а к спине прижались лоб и мягкие груди. Закрыв глаза и ощущая каждый миллиметр нашего соприкосновения, с надеждой ждал того, что она сейчас скажет, ее решения.

— Кей, милый, повернись ко мне, пожалуйста, — развернувшись, снова попал в объятия. Эль так же крепко обнимала торс, упираясь острым подбородком в мою грудь и глядя в глаза, заговорила. — Я знаю, ты подумал, что мне нравится Алан, и он мне действительно нравится, но как друг, собеседник, демон, с которым весело! Меня не тянет к нему, как к мужчине! Только ты мне нужен в этом смысле, — смутившись, она покраснела, но упрямо продолжила, — Кей, я люблю и хочу лишь тебя! Вернись ко мне, пожалуйста, мне плохо без твоей улыбки и тепла. А еще, вот… — отпустив меня, она отошла, демонстрируя свой наряд. Это было ужасно! Нет, сам по себе полупрозрачный красный пеньюар был хорош, но он совершенно не шел к невинно распахнутым глазкам и смущенному выражению лица. Ангел стояла, нервно сцепив пальцы рук, переминаясь с ноги на ногу, ожидая от меня дальнейших действий. Именно в этот момент понял: я пропал окончательно! И тут дело даже не в притяжении к истинной, вот как можно не влюбиться в эту маленькую девочку, что краснея и смущаясь, упрямо билась за наши отношения? Признаваясь в любви шестисотлетнему демону, у которого так и не хватило смелости сказать ей, как она ему нужна!

Подойдя, опустился перед ней на колени и, положив ладони на талию, заглянул в синеву глаз.

— Я люблю тебя, мой ангел! Ты выйдешь за меня замуж? — напряженно застыл в ожидании ответа.

— В смысле? А у тебя что, еще был вариант не жениться? — мелькнул в глазах лукавый огонек. — Конечно, я выйду за тебя, живодерина моя любимая! — облегченно выдохнув, счастливо улыбнулся.

— Маленькая моя, скажи, это Алан тебе посоветовал? — оттянул подол развратного безобразия, опустив глаза в пол, она кивнула. — Можно я это сниму? А потом, скорее всего, сожгу? — снова кивок, осторожно подхватив бретельки, мои ладони заскользили по ее плечам и рукам, обнажая хрупкое тело. Стоило сорочке упасть к ногам, прижался губами к подрагивающему животику, лаская нежную кожу, попутно стягивая трусики. Язык, сначала занырнув в пупок, прочертил дорожку вверх, пройдясь по розовому соску. Втянув напряженную горошину в рот, я мягко ее прикусил, срывая с алых губ стон наслаждения. Трепещущее тело выгнулось в моих руках, подаваясь навстречу ласкам, пальчики зарылись в волосы, прижимая голову плотнее, намекая, что она хочет большего.

Подтолкнув девушку к кровати, дернул за и без того подгибающиеся колени, роняя на спину и подтянув за бедра к краю, развел ножки в стороны, открывая взгляду самый красивый и нежный цветок, какой когда-либо видел. Шелковые лепестки, покрытые росой желания, манили, не сдержав стон, склонился, обхватывая губами клитор, посасывая пульсирующий на моем языке бугорок. Слушая затмевающие разум всхлипы, прерывистое дыхание и шепот, повторяющий мое имя. Отпустив жемчужину сладострастия, заскользил языком по нежным складочкам, собирая с них влагу, обведя кончиком вход в пещерку наслаждения, толкнулся вглубь, выбивая из девушки крик:

— Кей, хватит! Я хочу тебя! Там! Пожалуйста! — вырвавшись из моих рук, она соскользнула на пол, обвивая торс ногами, довольно улыбнувшись столь страстному отклику, прикусил мочку уха и прошептал:

— Ангел, отпусти меня, боюсь, пока я в одежде, ты меня там не дождешься! — объятья разжались, а нетерпеливые пальчики заскользили по пуговицам пиджака, помогая мне раздеться. Предметы гардероба летели в разные стороны, судя по звукам, не всегда целыми и приземлялись в разных концах комнаты. Стоило обнажиться, подхватил свою девочку на руки и, пристроив на письменном столе, стоящем в углу комнаты, вошел, резким движением раздвигая пульсирующие от желания стеночки. Выгнувшись, со стоном запрокидывая голову, она подалась навстречу, ловя уверенные толчки. Мои губы впились в подставленную для ласк шейку, покрывая поцелуями и легкими укусами. Темп ускорялся, амплитуда движений становилась все жестче, мощнее, глубже, сознание покинуло окончательно. В этом мире остались лишь нежное тело, извивающееся в руках, и жаркая глубина, крепко обхватившая член. Крик, наполнивший комнату, и ногти, глубоко вошедшие в мои плечи, оповестили, что их хозяйка достигла пика наслаждения, почувствовав пульсацию шелковистых стеночек на своем органе, присоединился, изливаясь в нее горячими упругими струями.

— А ты отнесешь меня в кроватку? — расслабленно улыбнулась Эль, стоило нам отдышаться.

— Надо же, какие, оказывается, ангелы наглые создания! — усмехнулся в ответ.

— Думаю, не все! Это просто тебе так повезло! — состроила она невинную мордашку и крепко обвила меня конечностями.

— Ну, тогда пойдем, раз мне так фортануло в этой жизни! — притворно горько вздохнул, подхватывая под попку, чтобы сделав два шага рухнуть на кровать, утягивая завизжавшего ангела следом.

До вечера мы провалялись в постели, обнявшись, разговаривая и целуясь, из приятной расслабленности выдернул стук в дверь.

— Я убью его, кто бы это ни был! — проворчал, вставая и заворачиваясь в покрывало. На пороге стоял Алан.

— Кей, прости, что отвлекаю, но у нас еще одна! — виновато пожала плечами брюнетка.

— Раса? — раздосадованно поморщился, не желая сейчас разглядывать очередной труп.

— Драконица.

32

АДЭЛИНА

— Кей, возьми меня!

— Нет!

— Кей, ну, пожалуйста, возьми! — я прыгала возле собирающегося на место преступления ректора.

— Я не беру маленьких, невинных девочек! — пробормотал он, зашнуровывая ботинки, опустившись на одно колено. Хм, мне одной показалось, что это звучит как-то двусмысленно?

— Ке-ей, я могу и мальчиком… — протянула с намеком и, увидев, как он вскинул на меня взгляд, не выдержала и рассмеялась.

— Мальчиков я тем более не беру! Я вообще больше никого не беру! — отрезал мой живодер. Правда, уголок рта все же дернулся, удержав улыбку.

— Вот ты сейчас только усугубил свое положение! Что значит «больше никого не беру»? Возраст не тот?

— Я сейчас задеру подол одному наглому ангелу и продемонстрирую свою «старческую немощь», и буду демонстрировать, пока он не взмолится о пощаде! — пригрозили мне страшной местью.

— Так, а я про что? Возьми меня, а? — не выдержав, он рассмеялся.

— Ладно, собирайся! И учти, вернемся — готовься к демонстрации! — последняя фраза прилетела уже в спину побежавшей одеваться любопытной адептке.

Собравшиеся — палач, Алан и Курд — ждали нас в комнате принцев. Тело, как оказалось, уже забрали. Стоило нам войти, брюнетка недовольно поинтересовалась:

— А ее-то зачем привел, тут вроде девушкам не место?

— Попробуй ее останови, — усмехнулся в ответ ректор, а я, спрятавшись за его спиной, показала хмуро смотрящей на меня девушке язык. — Эль, я все вижу! — удивленно метнулась взглядом к затылку и медленно прошлась по спине, вплоть до самой пятой точки, осмотрев на всякий случай и ее в поиске второй пары глаз. — Зеркало! — указал возлюбленный пальцем на стену напротив, судя по искомым мной глазам, едва сдерживая смех. Покраснев, опустила голову, пытаясь слиться с обстановкой. — Рассказывайте, что тут у вас? — сел Кей на кровать Курда и, притянув меня за руку, усадил рядом.

— Я пошел в душ, дверь открываю, а мне в ноги падает она! — заговорил Алан. — Похоже, посадили, привалив спиной к двери. Раз никто не заметил, то буквально перед тем, как я ее нашел! Собственно, все!

— С моей стороны — все то же самое, что и с другими жертвами, — взял слово Орших. — Тот же ритуальный нож, тот же удар в сердце, также выкачана магия! Сын заверяет, что с ней не знаком! Учитывая, что это драконица, можно утверждать, что ты был прав — это какой-то ритуал! — посмотрел он на ректора.

— Да уж, весело… — протянул кронпринц.

— А ты где был, надежный охранник? — сорвался на него палач.

— Явно, не лежал на коврике возле двери! — ехидно парировал тот. — Что касается охраны, твой сын цел и невредим, какие ко мне претензии?

— Перестаньте вы собачиться! — одернул их Кейгард. — Алан-то тут причем? Убили девчонку точно не посреди коридора, а подкинули, значит, он при всем желании ничего бы не смог сделать!

— Надо искать ритуал, в котором используются все виды магии, и при этом не нужен ее носитель! — подала идею брюнетка. — Думаю, если мы узнаем, к чему этот ритуал, можно будет хоть примерно понять, кого искать!

— Мне кажется, ты прав, давайте разделимся и начнем с завтрашнего дня штудировать библиотеки. Я в своем кабинете, Орших — ты в Управлении по борьбе с преступностью, Алан с Эль пусть займутся библиотекой академии, — внес предложение ректор.

— А почему это нам так много? — возмутилась я происходящим произволом.

— Потому что у меня еще академия, у палача — преступники, а вам все равно делать нехрен! — отрезал он в ответ.

— Живодер! — сообщила я ему общеизвестный факт.

— Полностью согласен! — поддержал меня собрат по несчастью.


— Больше не могу-у… — прохныкала я, откидывая от себя очередную книгу. — Это нечестно! Кто-то Катаной машет под предлогом, что он преподает владение оружием! Кто-то за преступниками бегает, отрубая им головы! А мы с тобой торчим тут как книжные черви, отсиживая свои великолепные попки!

— Детка, поаккуратней с самомнением! Это у меня попка — совершенство! А у тебя так… Полная посредственность! — совершенно серьезно ответил принц. Взяв в руки увесистый том какой-то магической чепухи, примерилась к брюнетистой голове охреневшей помощницы по поиску нужного нам ритуала. — Бросишь — отправлю обратно со стопроцентным попаданием в лоб! — после такого предупреждения мстить расхотелось. Брякнув книгу на стол, посмотрела на девушку с обидой. — Не дуйся, я пошутил! Твоя попка — само очарование, ректор вон, вообще, после знакомства с ней ходит как пришибленный, постоянно улыбаясь! — и стоило мне расслабиться, обрадовавшись комплименту, он добавил. — Просто по сравнению с моей выглядит ущербно!

— Алан! — глядя на мое злое лицо, он заржал.

— Все, успокойся! Правда пошутил! — встав и перегнувшись через стол, опираясь на него локтями, он чмокнул меня в нос и, заглянув в глаза, сказал. — Зато ты забыла про надоевшие книги и затекший зад.

— Пойдем немного погуляем? Я на самом деле устала и хочу свежего воздуха! — посмотрела я на него с надеждой.

— Пойдем, куда тебя девать! — взял он меня за руку и, вздернув на ноги, увлек на выход.

В парке Алана присела под деревом, а я в попытке размяться собирала осенние листья, на ходу плетя венок. Закончив свой шедевр, водрузила его брюнетке на голову, поправив растрепавшиеся на ветру волосы.

— Вот, теперь тебя можно замуж отдавать! Какая ты у меня красавица! — с гордостью оценила результат.

— Я еще от женитьбы не отвертелся, а ты уже меня замуж отдать решила? — возмущенно ответил принц. — Иди лучше себе такой же сооруди, тебя-то точно Кейгарт раньше захомутает! — улыбнувшись от такой перспективы, отправилась плести второй.

Я уже почти закончила, когда из-за дерева вышел человек в черном плаще, накинутый на голову капюшон скрывал его лицо в тени, и от этого мне почему-то стало страшно. Развернувшись к Алану, с отчаянием заметила, что отошла далеко от него, втянув в легкие воздух в попытке успокоиться, я побежала к не смотрящей в мою сторону девушке. В спину что-то ударило, и меня начало затягивать в портал, изо всех сил сопротивляясь притяжению, закричала:

— Алан! — на лице резко повернувшегося принца отразился испуг. Буквально мгновение и он пропал, а в меня ударил теплый светящийся воздух, обволакивая и обретая плотность и очертания, с облегчением увидела в паре сантиметров от себя изумрудные глаза, а обвившие тело руки прижали плотней, пряча в надежных объятьях.

— Прости, детка, вытащить уже не могу, поздно! Идем навстречу приключениям! — прошептал он, подмигнув, и портал захлопнулся, перенося нас в неизвестность.

33

АДЭЛИНА

Портал буквально выплюнул нас в темное помещение, падая, принц развернулся, соответственно, крутанув и меня, благодаря чему я приземлилась на объемную, мягкую грудь, а вот ему повезло меньше. Ударившись спиной об пыльный пол, сжимающая мое тело в объятьях девушка поморщилась, прошипев:

— Детка, тебе надо больше есть! Ты чуть меня насквозь своими костями не проткнула! — одарив возмущенным взглядом, сползла с него, вставая на четвереньки и пыхтя словно бешеный ежик.

— А вот, ты, наоборот — отожралась! Меня от твоих амортизаторов чуть в потолок не отрикошетило! — указала пальцем, ладно уж, себе-то признаюсь, на идеальную грудь.

— В твоем голосе столько зависти, что вместо того чтобы обидеться, сочту это комплиментом! — самодовольно усмехнулся он, садясь. — Где это мы? — обвел принц глазами наше пристанище.

Серые обшарпанные стены, низкий потолок, устойчивый запах затхлости и влажность отчетливо говорили, что мы в каком-то подвале. Глухая, ржавая дверь без ручки распахнулась, являя того, кого я надеялась больше никогда не встретить.

— Наболтались, девочки? — спросил Орг, сложив руки на груди и растянув на своей рваной роже опасную ухмылку.

— Нет, ты нас прервал на самом интересном месте! Выйди! — невозмутимо ответила брюнетка, сведя брови на переносице. Дракон от такого обращения обалдел и, уставившись на нее, беззвучно пару раз открыл и закрыл рот.

— Ты, вообще, кто?! — поинтересовался он, все же взяв себя в руки. — Я одну демоницу забирал, откуда ты взялась?

— Из мамы, весь процесс рассказать? — вопросительно выгнул бровь принц.

— Не стоит! Лучше потом покажешь! — обвел Орг сальным взглядом точеную фигурку. Даже я передернулась от отвращения, не знаю, как сдержался Алан. — А пока посидите спокойно, и чтобы не было желания буянить… — он резко выкинул руку вперед, и меня накрыло оцепенение, попытавшись пошевелиться, осознала всю тщетность этих попыток. Скосив глаза на девушку, поняла, что она пребывает в том же состоянии. Дракон, подойдя, невозмутимо подхватил мое тельце и пристроил его сидеть сломанной куклой возле стены, не прошло и минуты, рядом усадили принца, а сам кукловод вышел.

— Что будем делать, как выбираться? — сама удивилась, что получилось заговорить, пробовала так, на всякий случай!

— А надо? Разве тебе не интересно, зачем тебя похитили?

— Я и так знаю! Чтобы посадить на цепь и жестоко насиловать с побоями до сломанных костей! — рассказала я про позитивный план Орга.

— Нихрена! — выдохнул пораженно собеседник. — А за что?

— Мстить папеньке будут, которого я даже не знаю! За что не спрашивай — сама не в курсе!

— Вот! Значит, это мы и будем узнавать! — обрадовалась брюнетка.

— Ты нормальный? Он же нас убьет, а перед этим еще и трахнет! — не поняла я его оптимизма.

— По-моему, у тебя какие-то проблемы! Нельзя же быть такой пессимистичной! Надо везде искать свои плюсы! — задумчиво протянул он… Почесав нос!

— Алан! — проводила возмущенным взглядом функционирующую конечность.

— Все, детка, сиди и молча настраивайся умирать, получив перед этим неземное блаженство от физического контакта! — оценив мое огорошенное выражение лица, он засмеялся. — Не бойся, я же сказал — со мной ты в безопасности! Веришь? — ласково провел он ладонью по моей щеке, успокаивая. Посмотрев на него с благодарностью, кивнула. — Ну, вот и умничка! — прошептал он, снова садясь обездвиженной куклой.

Дракон объявился, когда я уже решила, что он про нас забыл. Сначала в двери показался стол — длинный, узкий, на высоких ножках. Вошедший следом Орг, одарив меня предвкушающим взглядом, поставил этот предмет мебели посреди комнаты. Вновь выйдя, в этот раз вернулся быстро, неся в руке какой-то саквояж. Открыв его, он начал раскладывать на торце стола металлические инструменты. То, с какой любовью он оглядывал каждый из них, и мысль, что он будет ими делать, приводило в ужас! Не сорваться в панику помог только бьющийся в голове вопрос, заданный ласковым шепотом: «Веришь?» — как ни странно, действительно верила и, глядя на спокойное лицо принца, знала, что он не даст меня в обиду.

— И зачем все эти приготовления? — полюбопытствовала брюнетка.

— Для твоей подружки! — ласково улыбнулся ей мой бывший жених. — Вот этим, — показал он какие-то кусачки, — я ей пальчики отрежу! А вот этим, — в его руках блеснула ножовка, — потом ручки и ножки отпилю! — и так он это рассказывал, словно ничего веселее и занимательней в жизни не бывает! Правда, поучаствовать в развлечении все равно не захотелось.

— А почему с пальчиков решил начать? Можно ведь еще ногти вырвать! — посоветовал ему сидящий рядом извращенец. Вскинув на него задумчивый взгляд, Орг похвалил:

— А это ты здорово придумала! Сам не знаю, как не догадался! — и снова зарылся в свой саквояж.

— Слушай, раз мы с тобой почти компаньоны, может, расскажешь мне, за что ты ее так? А я, глядишь, еще чего-нибудь дельного посоветую! — голосом змея-искусителя поинтересовался Алан.

Нерешительно пожевав губы, дракон покосился на преданно заглядывающую ему в глаза девушку.

— А, пожалуй, расскажу! — принял он решение поделиться наболевшим.

34

АДЭЛИНА

Сев возле противоположной от нас стены, подтянув к груди колени и сложив на них руки, Орг начал свой рассказ, глядя на пол впереди себя.

— Около двухсот лет назад у меня была счастливая семья. Любимая жена, эльфийка неземной красоты, и дочка, такая светлая, наивная и доверчивая. Я не хотел отправлять ее учиться, но жена уговорила, сказала, что это необходимо, чтобы она могла за себя постоять! Дочь поступила в Академию теней и там встретила его, твоего отца! — бросил он на меня взгляд, полный ненависти. — Больше месяца он за ней ухаживал, в письмах, что дочь нам отправляла, только и было: Хант такой, Хант сякой, Хант, Хант, Хант! Мы решили не вмешиваться в ее жизнь, раз полюбила — пусть будет счастлива!

Как выяснилось уже позже, спустя месяц он все-таки добился своего, а после их первой близости она спросила, когда они поженятся, Хант рассмеялся и сказал, что это всего лишь спор, который он выиграл! Но и этого ему было мало… — дракон замолчал, глубоко и прерывисто дыша, пытаясь взять себя в руки, чтобы продолжить рассказ. — Он отдал ее своим друзьям! Четыре демона насиловали мою девочку всю ночь, надо ли говорить, что они не особо заморачивались, в какой ипостаси это делать? — вспомнив нашу первую ночь с Кеем и так поразившую меня «штуку», я ужаснулась от того, что пришлось пережить бедной девушке. Алан незаметно взял меня за руку, сжав похолодевшие пальцы в ладони, которая дарила тепло и успокоение. — Она не выдержала этих пыток и к утру скончалась… — прошептал Орг со слезами на глазах. — Жена, узнав страшную новость, покончила собой, выпив яд! Так я и остался один! Хотя нет, не совсем, еще боль и жажда мести!

Наказать этих моральных уродов законным путем не вышло. Ректор академии, чтобы не портить себе репутацию, отчислил их задним числом! Вот и получилось, что их там не было, а значит, и наказывать не за что! Но я не мог все это так оставить! Тех четверых я нашел быстро и убил каждого по отдельности, а вот Хант будто сквозь землю провалился! Больше ста пятидесяти лет у меня ушло на его поиски, прежде чем мне улыбнулась удача, да еще какая! — в этот момент дракон из убитого горем отца, превратился в фанатика с нездоровым блеском в глазах. — Он к тому времени успел встретить свою истинную и обзавестись дочкой! Я бы, может, и не тронул вас, но он даже умереть нормально не мог! Это он оставил мне на прощанье! — махнул Орг ладонью возле своего лица, имея в виду пять рваных шрамов, что украшали его физиономию. — Вот тогда я и решил вашу участь! С женой проблем не возникло — бесхребетная овца, каких поискать! А на тебя у меня были далеко идущие планы, я ведь даже денег на тебя не жалел! Ты же не думаешь, что это Элорд покупал тебе новомодные тряпки и драгоценности? Я хотел, чтобы ты почувствовала роскошь и вкус сытой жизни, прежде чем сесть на цепь! Но ты — такая же тварь, как твой папаша, мне все испортила, спутавшись со своим белобрысым маньяком!

— Живодером! — поправила я, ну а что, во всем должна быть точность.

— Что? — вынырнул из своих мыслей дракон. — А-а, ну да… Еще и короля где-то откопали!

— Он не был закопан! — встрял Алан, защищая честь отца. — Многие хотели бы, но слабо!

— Какая разница? — разозлился наш собеседник. — Главное, что из-за тебя я потерял последнее! Меня лишили титула, состояния, замка — всего! Еще и объявили в розыск, как особо опасного преступника! А еще, ты испортила мой план мести: я тебя после демона трахнуть уже не смогу — противно! Поэтому просто порежу на куски! Зря только в тебя деньги вкладывал, надо было еще девятнадцать лет назад это сделать! — на полном серьезе расстроился он, что не порезал двухлетнего ребенка!

— Ну, в общем, все ясно! Дальше нам уже не интересно! — поднялся на ноги принц и протянул мне руку. — Пойдем, детка, там уже Кей волнуется!

— Куда?! — взревел Орг, соскакивая и тут же застывая, не в силах пошевелиться. А ведь Алан к нему даже не повернулся! Он помог мне встать и отряхнул пыль с моей попы, лишь потом подошел к стоящему без движения мужчине. Осмотрев его, он произнес:

— Детка, знаешь, в чем разница между белой и черной магией?

— Черные плохие, а белые — хорошие?

— Нет, это лишь заблуждение! Быть плохим или хорошим — каждый решает сам, магия тут ни при чем! Мы просто по-разному ее питаем, для того, чтобы покормить черную магию, нужны энергия смерти и негативные эмоции. А белую — любовь, страсть, радость и энергия жизни! — улыбнулся он и, глядя мне в глаза, положил ладонь на голову дракону. По телу того словно заструились лучи солнца, пробегая от ног к макушке и переходя на руку принца, исчезали, будто впитываясь в нее. Не прошло и полминуты, как Орг упал на пол, безжизненным и бездыханным. — Как-то так! — ровным голосом произнес мой спутник. — Страшно?

— Нет! — подойдя к нему, обвила шею красотки руками и поцеловала ее в щеку. — Ты же, в отличие от него, меня трахнуть не хочешь, да и резать на куски не собираешься! Так что, кушай на здоровье! — обняв, он крепко прижал меня к своей груди. — Эй, ты чего? Отпусти, пока не задушил своими сиськами!

— Пошли домой? Это ты здесь незапланированного секса избежала, а там тебя волнующийся и поэтому злой живодер ждет! И вот тут тебе уже не отмазаться! — предсказали мне ближайшее будущее.

— Жалко его, — покосилась я на дракона.

— Да уж, не от счастливой жизни он с катушек слетел, но другого выхода не было. Если тебе станет легче, считай, что он наконец отмучился.

— Ладно, пойдем, у меня там живодерина переживает! — взявшись за руки, мы шагнули в радужный портал, все-таки красивый он у Алана получается!

35

АДЭЛИНА

Вышли из портала мы, конечно же, в самом проходном месте академии — в кабинете ректора! Не успела я опомниться, как попала в до удушения крепкие объятья своего живодера, радующего глаз вертикальными зрачками в изумрудной зелени и выступившими на нижнюю губу клыками. Обхватив его торс руками, прижалась к груди, скользя ладонями по спине и при этом шепча:

— Все хорошо, родной, я рядом! Целая и даже невредимая, успокойся, пожалуйста, — с утробным рыком подхватив на руки, он сел в кресло, усаживая меня на свои колени и уткнувшись в шею, прерывисто задышал, глубоко втягивая воздух. В попытке утихомирить зверя, я гладила широкие плечи и перебирала белоснежные пряди волос на затылке, пока напряженное тело не расслабилось.

— Нихрена, тебя накрыло! — прокомментировал Алан, все это время молча наблюдавший за нами. — Смотрю я на вас с отцом, и все больше убеждаюсь, что не хочу встретить свою истинную! Вы же из-за страха за них и не дай бог, ревности, в маньяков превращаетесь!

— Рассказывай, что произошло, и почему ты так долго с этим разбирался? — пробубнили мне в шею, так и не подняв голову.

— Жених твоей детки объявился, — услышав предупреждающий рык, принц поправился. — Прости, бывший жених! Теперь-то, конечно, это ты! И ты вне конкуренции! Но не будем забывать, что он у нее был…

— Алан!!! — даже я не выдержала этого издевательства. Пакостно улыбнувшись, он мне подмигнул.

— В общем, мы послушали мотивы, толкнувшие его на преступный путь, вынесли приговор и сразу привели в исполнение! Так что можешь быть спокоен, больше мы его не увидим, и ты так и останешься — вне конкуренции! — вот как у него это получается, вроде бы и рассказал все правильно, а бросить в него чем-нибудь все равно хочется!

— Спасибо, что защитил ее! — все же оторвавшийся от меня ректор, посмотрел на принца с благодарностью.

— Не за что! Если бы ее порезали на куски, как планировали, мне бы потом пришлось одному библиотеку в поисках ритуала шерстить! Как видишь, я в первую очередь для себя старался! — невозмутимо пожал он плечами.

— Давай позже все обсудим? Расскажешь мне все в подробностях, а пока я не в состоянии о чем-либо думать!

— Ясно! Ладно, успокаивай нервишки, как управишься — я у себя! — только за ним закрылась дверь, как меня опрокинули на диван, и трусики покинули свое место, опускаясь на пол двумя разорванными кусками ткани.


На следующий день после занятий мы опять засели в библиотеке, перебирая книги. Со вчерашнего дня меня мучил один вопрос, а у кого узнать ответ, я понятия не имела. Спросить у Кея оказалось выше моих сил, ибо стыдно! А подруг у меня нет! Подумав об этом, тяжело вздохнула, как оказалось, не в первый раз.

— Выкладывай, что у тебя? — не выдержал Алан. — Ты мне своими вздохами настроение портишь!

— Да ну, нет! Мне обсуждать такое с тобой неловко! — отвела я взгляд.

— Что-то меня твои «стыдно» и «неловко» напрягают! Говори, давай, похоже, опять буду твоего мужика спасать! — усмехнулся он, откинувшись на спинку стула.

— Вчера Орг рассказывал про изнасилование в боевой ипостаси, а, ну, понимаешь… — замялась я, не зная как продолжить.

— Понятно, обещали порадовать? — покраснев, кивнула, а бедного принца накрыл дикий хохот.

— Перестань! — разозлилась на него, и так стыдно, а тут еще он!

— Детка, во-первых, ты — тоже демон, и если примешь боевую ипостась, у вас все идеально совпадет! Во-вторых, дракон говорил о насилии! А это совсем другое! Когда по любви, и уметь этим пользоваться, то это не больно, а очень даже приятно! Кей тебя не обидит, не переживай! — успокоили меня, не переставая весело скалиться.

— А ты думаешь, он умеет, ну… Пользоваться? — раздался второй взрыв хохота.

— По-любому! — простонал он, задыхаясь и вытирая слезы. — Не зря же он полкоролевства перетра… — тут он резко замолчал, поняв, что брякнул лишнее. Слишком поздно, я уже все услышала!

— Что он сделал?! — соскочила со стула.

— Детка, то, что было до тебя, не должно занимать твою очаровательную головку! — попытался успокоить меня принц. Если бы еще я его слышала! Ревность ядом разливалась по венам и болью отдавалась в сердце.

— Я его убью! — сорвалась с места на поиски ректора.

КЕЙГАРД

Тренировка с оружием у четвертого курса боевого факультета уже подошла к концу. Я, довольный их успехами и навыками владения кинжалами Сай, похвалив, отпустил группу. И тут за спиной раздался голос, услышав который, обомлел, сам поражаясь, как умудрился про нее забыть.

— Кей, милый, что-то ты меня совсем бросил… — разворачиваясь к, судя по всему, все еще любовнице, нервно покосился на академию. — Ты уже больше месяца не заглядываешь, я же скучаю! — капризно надула губки эффектная блондинка.

В два шага подойдя к ней, ухватил за локоть и направился на выход с территории своего учебного заведения, практически таща ее следом и на ходу объясняя свое отсутствие в ее жизни.

— Солнышко, — ну да, не помню, как зовут, я же не один такой?! — Видишь ли, нам надо расстаться! Я встретил свою пару и в твоих услугах больше не нуждаюсь! — грубо, конечно, но в данный момент меня больше волновало, чтобы ангел ее не увидела! Иначе мне трындец!

— Кей! — вырвала она руку из захвата. — Что значит «в услугах»?! Я думала, у нас любовь!

— Дорогая, думать — это вообще не твое! Ты бы с этим завязывала, пока куда-нибудь не вляпалась! — зашипел я, снова потащив ее к намеченной цели, не обращая внимания на то, что каблуки, которыми она уперлась в дорожку, оставляют распаханные полосы, и начиная злиться. Дотянув до ворот, вытолкнул в распахнутые створки, и культурно попрощался. — Все, давай, пока! Замуж соберешься — на свадьбу можешь не приглашать! Удачи и счастья в личной жизни! — облегченно выдохнув, развернулся, встречаясь взглядом с разъяренной Эль.

— Ах ты, кобель! — раздался взбешенный рык. — Ты что, прямо у меня на глазах со своими шлюхами встречаешься?! Я… Да я… — ее носик сморщился, а на глаза навернулись слезы. Вот, черт! Тяжело вздохнув, резко наклонившись, подхватил ее под колени, перекидывая через плечо и открывая портал в спальню. Уронив драгоценную ношу на подушки, накрыл своим телом, прижимая к кровати.

— Ангел мой, это не то о чем ты подумала, честное слово! Выслушай меня, пожалуйста! — ага, выпросил, а что дальше говорить — понятия не имею. — Она была давно!

— В смысле?! Для тебя минуту назад — уже давно?! — что-то и, правда, не то ляпнул!

— С тех пор, как мы познакомились, у меня никого кроме тебя не было! Клянусь!

— А до этого, разбив мне нос, бегал к этой курице белобрысой?!

— Когда я говорю «с тех пор, как познакомились», имею в виду и то время, когда считал тебя мальчиком! Эль, милая, забудь про то, что было до тебя! Я тебя люблю, жить без тебя не могу, и никогда тебе не изменю, поверь!

— Ты — мой! — прозвучало с таким отчаянием и так неуверенно, что у меня перехватило дыхание от нежности.

— Конечно, твой! — поцеловал свое счастье в дрожащие губки. — Твой, и только твой! Маленькая моя, демоны не могут изменить своей истинной! Потому что она становится смыслом жизни, я ни за что тебя не предам!

— А я — твоя пара? — посмотрела она недоверчиво.

— А ты этого еще не поняла? Моя, самая красивая, нежная и невинная — истинная пара!

— Тогда отпусти меня! Я тебе кое-что покажу! — разжал объятья, переворачиваясь на спину.

36

КЕЙГАРД

Если бы я знал, что мне покажут — точно выпил бы успокоительное! Эль, встав с кровати, начала раздеваться, с замирающим сердцем и иногда забывая дышать, смотрел, как медленно, буквально по сантиметру, обнажается нежное тело. Оставшись в одних кружевных трусиках, она начала трансформацию в боевую ипостась. Мой ангел в считанные секунды превратился в богиню!

Невысокий для демона рост — метра два с половиной, не больше, гибкое, стройное тело с чуть более четким рельефом мышц, тонкая талия, слегка добавившие объем округлые бедра, налитые полушария грудей, изящный изгиб шеи, острые белоснежные клычки, от волнения терзающие пухлую нижнюю губку, заострившиеся черты лица сделали его более утонченным, большие миндалевидные глаза без белков и зрачков, искрились сплошной синевой, ровные, острые двадцатисантиметровые рожки, кончики которых смотрели в противоположные друг от друга стороны. Завершали образ белые крылья и коготки, перебирающие прядь перекинутых через плечо серебристых волос. Я в жизни не видел ничего прекрасней, чем открывшееся мне сейчас зрелище! Глядя на это небесное создание, казалось кощунством хотеть с ней сделать то, чего я хотел! До сведенных судорогой мышц живота и разрывающего штаны чисто мужского органа — хотел!

— Эль? — сглотнув, не смог задать вопрос полностью, не в состоянии выдавить еще хотя бы слово.

— Я хочу тебя так, — от смущения едва слышно прошептала она.

АДЭЛИНА

От горящего восхищением и неприкрытым желанием взгляда, тело наливалось жарким возбуждением, опаляя местечко между ног огнем и орошая его природным соком. Чтобы хоть как-то усмирить этот предвкушающий жар, крепко сжала колени, сделав только хуже — от сокращения мышц меня словно пронзило молнией, отправляя электрические разряды в каждую клеточку изнывающего тела.

— Я хочу тебя так, — прошептала уже совершенно непослушными губами. Кей с рыком поднялся, на ходу превращаясь в демона, разрывая трансформацией ненужные сейчас вещи, клочками упавшие к его ступням. Шагнув ко мне, обвивая одной рукой талию, а ладонью второй фиксируя затылок, он со сминающей страстью впился в мои губы. Выгнувшись в его руках, запрокинула голову, подставляя их для истязаний. От властности скользившего во рту языка подгибались колени, чтобы не упасть, впилась пальцами в надежные широкие плечи, даже не пытаясь удержать рвущийся из груди стон наслаждения, выдохнула его прямо в требовательные губы, поймав который, мужчина зарычал. И подхватив меня, уложил на кровать, широко раздвигая руками мои бедра, встал коленями между приглашающе разведенных ног. От испытываемых сейчас чувств его крылья распахнулись, заставив меня только от одного взгляда на это выгнуться от переполняющего возбуждения. И он еще меня ангелом называет! Сам не лучше, правда, судя по горящим предвкушением глазам, он — ангел возмездия! И явно вознамерился меня покарать!

Горячие ладони прошлись по льнущему к ним телу, очерчивая каждый изгиб, задержались на топорщащихся сосках, зажав их между пальцами и ласково покрутив, спустившись ниже, огладили подрагивающий живот. Подняв одну ладонь, глядя в мои глаза и опасно ухмыляясь, он выпустил когти. Едва касаясь кожи, холодя и чуть царапая, вынуждая прогибаться им навстречу, чтобы хоть немного усилить нажим, они прогулялись от самой шеи до резинки трусиков, подцепив ее, абсолютно бесшумно срезали с меня сей предмет гардероба. Улыбнувшись, продемонстрировала ему свои коготочки, сев и поцеловав мускулистый живот, прошлась ими от мужских колен до пояса, разрезая мешающие брюки. Стоило ему обнажиться, Кей подтолкнул меня назад, снова укладывая на спину, закинув мои колени на свои локти, одним резким движением вошел в заждавшееся его лоно, так глубоко, как только возможно. Замерев на несколько секунд, окидывая мое выгнувшееся от накрывшего удовольствия тело восхищенным взглядом, он начал движения. Такие неторопливые, что это сводило с ума, такие глубокие, что крики наслаждения срывались с губ безостановочно, и такие правильные, что было страшно от того, что они когда-нибудь прекратятся.

Начиная терять связь с реальностью, мужчина перекинул мои ноги на свои плечи, упершись ладонями по бокам от головы, прижался своим лбом к моему и ускорился. Не думала, что смогу так выгнуться, но, тем не менее, это даже не причиняло дискомфорта, а лишь неземное блаженство от ощущения резко ударяющегося в нежную преграду члена. Удар, я выгибаюсь в попытке прижаться плотнее. Удар, окончательно отключается мозг. Удар, комнату наполняет крик экстаза. Еще один, и где-то глубоко внутри меня ударяет горячая струя, омывая нежные стеночки, что сжимаясь в оргазме, впитывали в себя окропившее их семя.

Упав рядом со мной на кровать, Кей прижал меня к груди, заворачивая в мягкие крылья, дабы насладиться их прикосновением в полной мере, втянула свои, чтоб не мешали.

— Знаешь, для ангела ты слишком страстная и соблазнительная, — прошептали мне в макушку.

— Признаю, с тех пор, как познакомилась с одним демоном-искусителем, ангелом я стала падшим! — улыбнулась, теснее прижимаясь к широкой груди.

Было так хорошо, умиротворенно, божественно, но мне, какого-то черта, спокойно не лежалось!

— Ке-ей, а у тебя правда было много женщин? — он напрягся, и тишина! Я честно ждала, когда он ответит! Минут пять ждала! Не выдержав, начиная злиться, поинтересовалась. — Ты чего там притих? Считаешь, сколько баб королевства перетрахал?

— Нет, считаю, сколько осталось, с этой стороны быстрее получится! — я с возмущением дернулась в попытке вырваться, но его руки сжались, прижимая крепче, а над макушкой раздался смех. — Ангел, не задавай вопросы, на которые не хочешь знать ответов! Это уже не важно, сколько было! Важно, сколько будет! Одна! Самая любимая и желанная!

— Сразу не мог так сказать? Обязательно было меня злить? — проворчала, счастливо улыбнувшись и прячась в белоснежные крылья.

37

АДЭЛИНА

За прошедшую неделю, что мы практически безвылазно провели в библиотеке, она уже начала мне сниться! Даже во сне перебирая пыльные книги, вновь посещать это место абсолютно не хотелось, но моя верная подруга и компаньонка расслабиться мне не давала и после обеда, ухватив за ладошку, опять потащила погружаться в мир магических ритуалов.

— Алан, может, отдохнем хоть денек? — с надеждой посмотрела я на уткнувшегося в очередной фолиант принца.

— Вот, прочитаешь те десять книг, что я тебе выдал, и можешь отдыхать! — ответил он мне, так и не подняв головы.

Покосившись на него с явной ненавистью, вздохнула и обреченно погрузилась в чтение. Первые три книги, ожидаемо, не поведали ничего нового, а вот четвертая удивила и порадовала.

— Алан! Кажется, я нашла! — в этот раз он удостоился радостного взгляда.

— Показывай, что там у тебя? — проворчал он недовольно, похоже, не поверив в мое везение. Взяв из моих рук потрепанный источник знаний в коричневой обложке, пробежался глазами по строчкам и, уже заинтересованно, начал зачитывать вслух. — «Кинжалы жизни» — артефакт, представляющий собой шесть ножей из сплава драконьей чешуи и железа, с нанесенными на них ритуальными рунами, заговоренные шестью магами разных рас: драконом, черной ведьмой, стихийником, демоном, эльфом и оборотнем. Создан артефакт более четырех тысяч лет назад, кинжалы служат проводниками при выкачке магии и жизненной энергии для ритуала «Смена расовой принадлежности», на данный момент «Кинжалы жизни» утеряны.

— А разве возможно поменять свою расу? — спросила удивленно у принца.

— Я о таком не слышал, но судя по всему, вполне, — ответил он задумчиво и начал торопливо перелистывать страницы. — Может, тут и сам ритуал описан? — пояснили мне свои действия.

— Вот, он! — закричала я, тыкая пальцем в страницу. Все это время заглядывая в книгу из-за его плеча.

— Ритуал для смены расовой принадлежности. С помощью артефакта «Кинжалы жизни» нужно напитать горный кристалл жизненной энергией и магией шести разных рас, соответствующих создателям кинжалов. После чего влить накопленное кристаллом в желающего поменять расу. Важно! При смене передаются только отличительные черты расы, магия не переходит! Очередность накопления не имеет значения, кроме того, что, магия и энергия того, в кого вы желаете перевоплотиться, должны быть последними! Слова заговора для выкачивания и вливания приводятся ниже, — зачитал принц.

— Это что, получается…

— Что мы имеем психа, желающего стать демоном, — протянул он задумчиво.

— Почему именно демоном? — вопросительно посмотрела на собеседника.

— Потому что остались только демоница и стихийница! Кем надо быть, чтобы мечтать стать человеком? Заметь, магия-то не передается! А демон — другое дело! Даже при отсутствии магии, приобретается вторая ипостась, а так же, что скорее всего и интересует нашего убийцу, долголетие и фактически бессмертие! — ответил он на мой вопрос.

— Я так понимаю, пол жертвы не имеет значения? Тут об этом ни слова, а у нас убивают только девушек.

— Они физически слабее. Я бы поставил на версию Оршиха: убийца — женщина!

— Влюбленная в Курдена, — дополнила я портрет.

— Что-то легче не стало! По таким параметрам, подозреваемых — половина академии, — обреченно вздохнул кронпринц. — А еще, в ближайшем времени нас ждет свеженький труп!

Только он это сказал, как красным светом полыхнул портал, выпуская Кейгарда. Осмотрев нас, он обратился к Алану:

— Еще одна жертва, стихийница, опять в вашей комнате.

— Весело, — поморщился тот в ответ и протянул ректору книгу. — Держи, мы нашли причину! Еще могу порадовать новостью, что кто-то из нас с Эль — следующий!

38

АДЭЛИНА

На совет собрались в кабинете ректора. Мы все той же честной компанией, состоящей из Кея, меня, Алана, Курда и Оршиха, обсуждали новые факты.

— Мне кажется, это кто-то из работников академии, — заметил Кейгард, прижимая меня, сидящую у него на коленях, плотнее. С тех пор как стало очевидно, что я на пятьдесят процентов являюсь потенциальной жертвой, он вообще не выпускал меня из рук. — Чтобы узнать о ритуале и кинжалах, убийца должен был прочесть именно эту книгу, — указал он глазами на лежащий на столе потрепанный фолиант. — А для этого нужно провести очень много времени в библиотеке, я, конечно, верю в своих студентов, но не настолько, чтобы решить, что они способны на такое самопожертвование.

— Может, это библиотекарь? — внесла я предположение. — Ну, а что? Жить ему явно немного осталось, вот и решил помолодеть!

— Ага, а еще он в меня страстно влюблен! И поэтому дарит трупы убитых им девушек! — ехидно прокомментировал Курд. В этот раз он пережил еще один сюрприз в своей комнате спокойно, видимо, привык.

— Вспоминай, на кого воздействовал своим даром, — обратился к нему Орших. — Тут явно замешана страсть, а не любовь! Если до этого на женщину никто не обращал внимания, то такое давление вполне могло снести ей крышу!

— Впервые слышу, чтобы от этого сходили с ума! — встрял Алан.

— Не скажи, если раньше она такого рода чувств не испытывала, а потом на нее вылили огромную порцию возбуждения, прошу заметить, магически усиленного, это могло вызвать маниакальную зависимость от таких чувств. Этот же поганец, скорее всего, еще и наплел ей, что она прекрасна как богиня!

— Тогда на всех! — спокойно ответил Курд.

— В каком смысле «на всех»?! — обалдел палач от слов сына.

— Ну-у… Работницы кухни, секретарша Кея, кастелянша, декан ведьм, фея, что преподает светлую магию… Да я сейчас и не вспомню, кто еще! В общем — все!

— И в кого ты такой кобель? Вроде мать с отцом приличные демоны! — возмущенно выдохнул Орших.

— Зато у меня дед и, вон, дядя — нормальные! — парировал Курден, ткнув пальцем в Алана.

— Если ты считаешь этих двоих нормальными, то у тебя явные проблемы, сын!

— Так, это ни к чему не приведет! Давайте расходиться. Орших, попробуй выяснить информацию о кинжалах, где-то же убийца их взял. Надо узнать, при каких обстоятельствах они были утеряны! — палач согласно кивнул, а Кей обратился уже к нам с кронпринцем. — А вы двое, постарайтесь вообще не расставаться, вместе у вас больше шансов не попасть в руки к этому сумасшедшему!

— Ну, это мы можем! А ты уверен, что не против того, что я буду спать с вами в одной кровати? — состроил невинную физиономию Алан.

— Прости, но ночью тебе придется выживать в одиночку! — улыбнулся ему ректор. — Все выметайтесь из моего кабинета!


Всю следующую неделю мы с принцем честно выполняли приказ свыше, практически не расставаясь. И естественно, я не могла не заметить, что с каждым днем он становился злее и раздражительнее. Его обычные язвительные шутки потеряли веселость и все больше обижали, не выдержав очередной издевки, рявкнула на него:

— Да что с тобой, черт возьми, происходит?! Я от тебя уже скоро прятаться начну!

— Прости, детка! — посмотрел он на меня виновато. — Просто, я голодный, и это не может не сказываться на моем настроении!

— В каком смысле «голодный»? — одарила его удивленным взглядом. Мы вроде недавно поужинали.

— Что я тебе говорил про питание белой магии? Выкачивать жизнь из всех подряд я не могу! Радоваться что-то особо нечему! Любовь, на мой взгляд, привилегия идиотов! Секс, детка, я питаюсь сексом! А в таком виде, как ты понимаешь, это проблематично! — закрыв глаза, он устало потер лицо ладонями.

— А чего ты мучаешься? Мне сказать не мог? Тоже мне, нашел проблему! — принц вскинул голову, ошарашено на меня уставившись.

— Детка, я с тобой не буду! Ты, конечно, красотка, но я Кея слишком уважаю, чтобы с ним так поступить!

— Алан, ты идиот?! Это я с тобой не буду! Меня сволочи не интересуют, только живодеры! Я тебе зелье дам, сходи, да поешь, можешь даже рекорд свой побить, а потом опять в девушку превратишься! — выпалила я возмущенно, уперев руки в бока.

— А как же ты? Как я тебя одну оставлю? — и голос такой неуверенный, сразу видно, что и хочется, и колется!

— Я спокойно посижу в своей комнате, уж один-то вечер смогу без тебя прожить!

— Детка, ты — чудо! — сгреб он меня в объятья, открывая портал в нашу с ректором спальню.

Порывшись в гардеробе Кейгарда, принц выбрал себе брюки, водолазку и кожаную куртку, сразу переодевшись, взял из моих рук пузырек и сделал глоток. Посмотрев на вернувшегося счастливого мистера «совершенство», улыбнулась. Уже знакомым движением оттянув брюки и заглядывая в них, он поздоровался:

— Привет, друг, как же я по тебе соскучился! — потом вскинув на меня глаза, поинтересовался. — Хочешь посмотреть? В этот раз Кея нет, никто мешать не будет! — и увидев мой возмущенный взгляд, заржал. Обув берцы и чмокнув меня на прощание в нос, строго предупредил. — Без меня никуда не вляпывайся! А то я обижусь, что пропустил все веселье!

Клятвенно пообещав слушаться, помахала вслед закрывающемуся порталу и, взяв какую-то книгу, устроилась на кровати. Из, на удивление, увлекшего чтива меня выдернул стук в дверь. Посмотрев на часы и подумав, кого это могло принести в восемь вечера, пошла открывать. На пороге с подносом в руках стояла крыска-секретарша.

— Кейгард сказал, чтобы я вам чай принесла, сам он задерживается на совещании, — с улыбкой объяснила она позднее появление и, пройдя в комнату, поставила свою ношу на столик, наливая горячий напиток в кружку.

— Спасибо, — улыбнулась я ей в ответ, присев на диван и взяв в руки чашку, сделала глоток, — очень вкусный!

— Ага, а какой у него эффект! — ее лицо исказил злобный оскал, и я с ужасом поняла, что проваливаюсь в черноту беспамятства…

39

КЕЙГАРД

Совещание с преподавательским составом затянулось, и в свой кабинет я зашел уже в девятом часу. Сев в кресло, устало откинулся на спинку и, запрокинув голову, закрыл глаза, в душе присутствовало какое-то иррациональное чувство тревоги, я бы мог подумать, что это из-за Эль, но точно зная, что она с Аланом, откинул эту мысль в сторону.

Как бы ни вел себя кронпринц, я уверен, что он сможет защитить ее от чего бы то ни было. Как парадокс, два самых сильных представителя разнонаправленной магии были отцом и сыном. Дэй — сама тьма во плоти, и Алан — свет этого мира! Интересно, а сволочизм — это атрибут сильнейших магов или по наследству передается?

Раздался хлопок портала, открыв глаза, увидел Оршиха, выглядел палач озабоченным и каким-то дерганым.

— Где твоя секретарша? — спросил он, забыв поздороваться.

— Не знаю, к себе, наверное, ушла, рабочий день уже закончился, — ответил, растерявшись от его мрачного вида.

— У меня для тебя неприятные новости, — он сел в кресло напротив, и сведя брови на переносице, продолжил. — Это ее прадеда подозревали в краже «Кинжалов жизни», так же именно он первым попытался поменять свою расу на демоническую, но его вычислили и задержали после четвертой жертвы. Кинжалы, в отличие от нашего случая, он в теле не оставлял, а бережно забирал с места преступления, после задержания, где они, он так и не признался. Соответственно, после его казни они были зарегистрированы как утерянные!

От его слов сердце кольнуло, словно предостерегая о чем-то страшном, и в этот раз я действительно испугался. Закрыв глаза, потянулся к связи с истинной парой, но напоролся на пустоту! Это могло означать только одно — Эль без сознания!

Вскочив с места, перенесся в комнату принцев. Курд лежал на кровати, перелистывая какой-то журнал, при нашем появлении он отложил его в сторону, удивленно на нас посмотрев.

— Где Алан с Эль? — рыкнул я на него, начиная закипать от злости и страха.

— Не знаю, когда я пришел, их здесь не было, — ответил он растерянно. — Может, они в вашей комнате? — переместились в абсолютно пустую спальню мы уже втроем.

— У тебя же стоит портальная привязка на кронпринца? — развернулся я Оршиху. Кивнув, он настроил портал, сказать, что охренел, когда из него вышел — не сказать ничего! Мало того, что он привел нас в личные покои Алана во дворце, так еще по этому гаденышу ползало восемь баб! Правда, при виде демона в боевой ипостаси, коим я мгновенно стал, они с визгом разбежались.

— Где Эль? — зарычал, в прыжке приземляясь на кровать и хватая его за горло.

— Кей, я тебя, конечно, люблю, но если не отпустишь, шандарахну так, что ты, даже со своей регенерацией, на неделю в лазарет загремишь! — ответил он, глядя мне в глаза. — Успокойся, и мы все решим! — его холодный тон немного отрезвил и принес мысль, что если я его убью, моей девочке это не поможет. Глубоко втянув воздух в попытке взять себя в руки, разжал пальцы, отпуская принца из захвата. Поднявшись, он натянул брюки и, развернувшись к нам, произнес:

— Мне надо было подкрепиться, а то резерв уже практически на нуле. Эль меня отпустила, сказав, что будет сидеть в вашей комнате, где я ее собственно и оставил. Рассказывай, что у вас произошло? — так как я был не в состоянии, Орших вкратце пересказал наши новости. — Значит, ты ее не чувствуешь? — посмотрел на меня Алан и, увидев мой кивок, в задумчивости зарылся пальцами в волосы. — Подожди, Курд, ты же ставил на нее портальную привязку?

— Да, но у меня не хватит сил перенестись к демону, который без сознания, — удрученно вздохнул тот в ответ.

— У меня хватит! — принц уверенно кивнул. Он положил на плечи племянника ладони, из которых тут же пробилось свечение, наполняя тело красноволосого демона. — Давай, строй портал, сейчас! — природная огненная молния Курдена заискрилась радужными всполохами, забирая обоих демонов. Переглянувшись, мы с палачом отправились следом.

Четкое ощущение, что нахожусь в собственной академии пришло сразу, огляделся по сторонам, чтобы понять более точное место нашего расположения. Какой-то пыльный чулан, захламленный книгами, стоящими стопками прямо на полу. Ангел сломанной куклой лежала в углу, неестественно откинув голову и вывернув руки. Увидев мертвенную бледность ее лица, я пошатнулся, решив, что мы опоздали. Опустившись рядом с ней на колени, проведя диагностику, Алан выругался и, разворачиваясь ко мне, рявкнул.

— Неси ее во дворец, к Рори, срочно! Не знаю, чем ее накачали, но она почти мертва, более слабый целитель не справится! — подхватив ее на руки, я открыл портал, уже шагая в него, услышал за спиной полный угрожающей ярости голос. — А мы здесь эту тварь подождем!

40

АДЭЛИНА

В сознание тело приходило нехотя, сама-то я очень хотела открыть глаза, но они абсолютно не слушались, да и пошевелиться тоже не получалось. А там, снаружи, меня звал ласковый голос, тихо уговаривая:

— Ну, давай же, девочка, очнись! Я знаю, ты меня уже слышишь, открой глаза! — и так стало интересно, кому это я понадобилась, что собрав все силы, подняла веки, встречаясь взглядом с незнакомым мужчиной. Хотя… Мне кажется, где-то я его видела, только не помню, где именно. Мужчина же улыбнулся, обнаружив ямочки на щеках, которые делали его улыбку совсем мальчишеской. — Вот и молодец! — похвалил он меня. — Если бы ты еще минут десять пролежала в беспамятстве, твой возлюбленный порвал бы здесь всех к чертовой матери! — боги, Кей! Мои глаза сразу распахнулись шире, стоило только услышать, что он волнуется. — О, вижу, что и ты жаждешь с ним встретиться! Сейчас позову! — рассмеялся мужчина, вставая с кровати, на которой сидел, держа меня за руку.

Осмотревшись, поняла, что нахожусь в незнакомой мне комнате, обставленной с королевским размахом. Все вокруг дышало роскошью и изяществом, чувствовалось, что хоть денег и не жалели, вкус у дизайнера интерьера явно имеется.

Резная дверь стремительно распахнулась, являя взору моего любимого живодера. Буквально подлетев к моей кровати, он сел на только что освободившееся после ухода мужчины место, и сжал мою ладонь.

— Как ты, мой ангел? — озабоченно заглянул он в глаза. Увидев успокаивающую улыбку, расслабился и, прижавшись лбом к моей груди, выдохнул. — Как же я испугался, маленькая моя! Не пугай меня так больше, я же жить без тебя не могу!

— Ты опять за мной пришел! — улыбнувшись, зарылась в белоснежные волосы пальцами, прижимая его голову плотнее.

— Если быть честным, за тобой пришла целая делегация! Так что, тут не только моя заслуга! А если уж совсем честным, то скорее Алана! — пробубнил он, так и не подняв голову.

— Не важно! Главное, что ты пришел!

— Что значит «не важно»?! Детка, не надо принижать мои заслуги! — раздался от двери голос принца. Пройдя по комнате, он невозмутимо забрался на кровать с противоположной стороны от Кея и прижался губами к моему виску. Довольно меня смутив: одно дело, когда тебя целует девушка, и совсем другое — когда это делает мужик, да еще такой. — Я, между прочим, и так на тебя обижен! Я же просил без меня не веселиться, а ты? Ведешь себя как эгоистка! — и реально обиженно надул губу!

— Алан, если тебя это утешит, я не помню, как веселилась! Похоже, все прошло мимо меня!

— Ты там — все? — спросил у него Кей. Несмотря на так ни на секунду не померкшую улыбку, в глазах принца полыхнула ярость, тут же скрыв ее полной безмятежностью, он кивнул. — Пойдем, расскажешь!

— Нет! — вскрикнула я, вцепившись в ладонь возлюбленного крепкой хваткой. — Я тоже хочу знать, за что чуть не рассталась с жизнью! Так что говорите при мне!

— Хорошо, — сдался ректор. Он пересел к спинке кровати и, опираясь на нее спиной, прижал меня к своему боку. Обвив его рукой и положив голову на мускулистый живот, приготовилась слушать рассказ.

— Ну, что ж, — неторопливо начал повествование принц. — Жил когда-то один человек, магией его боги обделили, и хиленького бытового дара ему хватило лишь на то, чтобы устроиться лаборантом в Академию артефакторов. Склянки мыть, мусор выносить, да бардак после экспериментов убирать.

Жизнь проносилась мимо, да, обзавелся женой и сыном, но этого ему было мало, и он все чаще начал завидовать тем, у кого с силами полный порядок. Особенно его злило, что у некоторых рас и без магии есть множество преимуществ, например оборотни, эльфы, драконы и, конечно же, демоны! А вот люди, к коим он относился, мало того, что ничем не отличаются, так еще и магии — как боги пошлют! Оценив все расовые отличия и сильные стороны, он загорелся мечтой стать демоном и, о, чудо! Как раз в академию на хранение привезли артефакт, который мог ему в этом помочь! На разработку плана кражи «Кинжалов жизни» ушел месяц, и как ни странно, все прошло без сучка и задоринки, на него даже никто не подумал! Еще месяц он отсиделся в ожидании, когда страсти вокруг похищения улягутся, и приступил к осуществлению мечты, правда, не удачно, на четвертой жертве он погорел! Его казнили, так и не выбив признания, где находится артефакт.

Вроде бы на этом должен был быть конец истории, но… Своими фанатичными рассказами он заразил сына этой же манией, и тот решил повторить подвиг отца, к тому же, он был в курсе, где находятся «Кинжалы жизни», и осуществлению плана мешало только то, что он не знал самого ритуала! Ведь книгу при обыске как раз таки забрали! Почти всю жизнь он пытался отследить ее путь, и нашел упоминание о том, что она хранится в Академии магии и мира. Устроиться туда библиотекарем труда не составило, и опять начались поиски фолианта, — я пораженно вскрикнула.

— Так это все-таки библиотекарь?! А как же Клара?! Ведь меня чаем поила именно она! — на мою реплику Алан лишь улыбнулся, так же неторопливо продолжив:

— К тому времени он уже изрядно постарел, овдовел и потерял единственного сына с невесткой, а на его попечении осталась внучка, которая всячески поддерживала его в стремлении стать демоном. Она также устроилась работать в академию, только секретарем ректора, и помогала шерстить библиотеку в поиске нужной книги. Везло им меньше, чем нам с тобой, — подмигнул мне принц, — и на поиски у них ушел год, но вот, все составляющие в руках, пора начинать действовать! Дедуля уже старенький, и убийства легли на плечи внучки, осталось лишь выбрать жертв. И вот тут — самый смешной момент в этой истории!

— А разве здесь может быть что-то смешное? — проворчала я, вспомнив мертвых девушек. Кей ласково погладил меня по плечам, успокаивая, а Алан, улыбнувшись, ответил:

— Представь себе, но да! То, как вляпался в это мой племянник, действительно забавно! Клара являлась ярой феминисткой, к тому же еще и фригидной, чем очень гордилась! Поэтому, испытав дикое желание быть трахнутой нашим Курдом, сразу смекнула, что на нее воздействовали магически, что ей очень не понравилось! Мысль, что он может поступить так с любой, заставляя с ним спать, подавляя волю, не давала ей покоя. Поэтому она решила заодно проучить его, сломав психику! Согласись, не каждый сможет перенести то, что девушка, с которой ты ночью забавлялся, лежит перед тобой мертвой! Тем более в столь юном возрасте — в двадцать три демон, можно сказать, еще подросток!

А жертвы, считай, отбирали себя сами: эльфийка похвасталась подружкам, что чуть не переспала с ним, не обращая внимания на прислушивающуюся к разговору секретаршу! С ведьмой — практически та же история, та рассказывала о бурной ночи прямо в приемной, когда была вызвана на ковер к ректору и сидела в ожидании нагоняя. Как это ни парадоксально, но со слов Клары, они все говорили, что провели с ним ночь, хоть к остальным наш мальчик не прикасался! Вот так, их сгубило желание похвастаться и вранье!

— Я не хвасталась! Но ее это не остановило!

— Тебя, детка, она вообще трогать не хотела! Боялась связываться с Кеем, и следующим должен был быть я. Но из-за того, что мы постоянно были вместе, а вечера я неизменно проводил с Курдом, она не смогла ко мне подобраться, и здраво рассудив, что ты вечерами должна сидеть в ожидании возлюбленного в вашей комнате, решила, что убить тебя все же проще! И, кстати, наведывалась с чаем она к тебе не впервые, просто не могла застать, только с третьей попытки ей это удалось!

Тут тоже парадокс: у тебя оказалась непереносимость той травы, которой она тебя напоила! Ты должна была лишь стать послушной, а не терять сознание. Поняв, что жизнь из тебя уходит, и ты уже непригодна для ритуала, тебя просто бросили умирать в подвале под библиотекой. И если бы не это, спасти тебя мы бы не успели, она бы уже завершила ритуал! — от этих слов Кей вздрогнул, прижав меня теснее, а я успокаивающе погладила его по животу. — А так, вовремя занявшийся твоим исцелением Рортих, всего за три с половиной часа, пусть не поставил на ноги, но помереть не дал!

— Что ты с ними сделал? — спросил у принца ректор, судя по голосу очень жалеющий, что сделал не он.

— Библиотекарь был уже мертв. Он разозлился из-за прокола с Эль и набросился на внучку с обвинениями, а она его убила — шесть ножевых, — усмехнулся Алан. — Как нам призналась, она и планировала так поступить, посчитав, что стать демоном заслужила больше, чем дед. Ее казнил Орших, как — при детке рассказывать не буду! В общем, ей хватило впечатлений перед смертью! — мы втроем замолчали, переваривая эту страшную историю. Но грустить нам долго не дали! Дверь распахнулась, и в комнату влетел огненный вихрь, с разбегу бросившийся на шею принца.

— Мальчик мой! Ты где пропадал? Я же вся извелась, не зная, где мое дитятко! — королева насильно расцеловала отбрыкивающегося Алана.

— Черт, мама, хватит! Я мужик, а не дитятко!

— Так я тебе и поверила! Ты еще совсем ребенок! — невозмутимо ответила она, забираясь на его колени.

— Лана, а тебя не смущает, что буквально несколько часов назад я твоего ребенка из-под восьми баб достал? — пришел на помощь принцу Кейгард.

— Что вы все пристали к нему с этими бабами! Играет мальчик! И-гра-ет!!!

Алан обреченно закатил глаза, и мы с Кеем засмеялись от его жалостливого вида, а королева, покосившись на сына, лукаво улыбнулась. Из чего я сделала вывод, что все она понимает, просто специально над ним издевается!

Эпилог

АДЭЛИНА

Если бы я знала, что меня ждет, еще десять раз подумала бы, стоит приходить в сознание или нет! Только мужчины вышли из моей комнаты, как я попала в руки двух очень страшных, на мой взгляд, женщин — королевы и до умопомрачения красивой эльфийки, ее фрейлины! Сначала меня насильно покормили, причитая по поводу того, что я худая да бледная. Потом сняли мерки, причем для этого даже не подняли с кровати, а просто вертели мою лежащую тушку, на вопрос, зачем это понадобилось, удостоилась двух возмущенных взглядов.

— А ты что, замуж голой выходить собралась? — из-под бровей посмотрела на меня эльфийка, уперев руки в бока.

— А я собралась замуж? — жалобно уточнила у нее.

— Ага! Завтра у тебя свадьба! — торжественно объявили мне сногсшибательную новость.

— А почему я не в курсе? — поинтересовалась на всякий случай.

— Как это «не в курсе»?! Согласие давала? — пришлось обреченно кивнуть. — Умереть пыталась? — снова кивок. — Ну! Так чего же ты хочешь?! Демоны вообще народ бешеный и экспрессивный, особенно, когда дело касается их любимых женщин! Скажи спасибо, что он не женился на тебе, пока ты в отключке лежала! — осознав, что это вопрос решенный, и приняв этот факт, я расслабилась и попыталась получить удовольствие от предсвадебных хлопот.

Если бы мне кто-нибудь еще два месяца назад сказал, что я выйду замуж за самого известного ректора в истории, да еще и во дворце! Шафером на свадьбе будет сам драконодемон, а к алтарю меня под ручку поведет его внук! Я бы покрутила пальцем у виска и посоветовала подлечить больную фантазию! Но, вот, я иду по проходу дворцового храма, опираясь на локоть Курдена, а у алтаря меня ждет самый красивый и любимый на свете живодер!

Кей в черном приталенном пиджаке с воротником-стойкой, застегнутом по самый подбородок, и в обтягивающих мускулистые ноги брюках, стоял, напряженно наблюдая за моим приближением, пока его взгляд не натолкнулся на подружку невесты, тут его глаза шокировано распахнулись, как собственно, и у стоящего за его спиной короля! Эффектная брюнетка, совершенно не обращая на это внимания, продефилировала до конца прохода, вставая по правую руку от алтаря.

— Сынок, у тебя помада размазалась, — потянулась платочком к ее губам королева, заботливо поправляя макияж.

— Малыш, что ты несешь?! Ты что, не видишь?! У тебя — дочь! — взревел Дэймон.

— Мой мальчик в любом случае самый лучший, красивый и сильный! Даже когда он — девочка! — обняв брюнетку одной рукой за талию, невозмутимо ответила Ланиэль. На что та, гордо вздернув подбородок, посмотрела на отца с вызовом!

— Заткнитесь, бешеное семейство! — прошипела сквозь натянутую улыбку эльфийка. — Мы здесь не для этого собрались!

Свадьба прошла для меня словно в тумане, весь обряд я не могла отвести взгляда от сапфировых глаз, с нетерпением ожидая официального разрешения поцеловать любимого мужчину, и судя по тому, с какой страстью он впился в мои губы, Кей ждал этого не меньше. Закружившийся вокруг нас хоровод поздравляющих, спустя пять минут слился в одну безликую массу.

На банкете, под удивленные взгляды присутствующих, помимо жениха, я потанцевала только с подружкой невесты. Естественно, не догадывающиеся, что под ее маской скрывается их кронпринц, гости выглядели шокированными.

— Ну что, детка, готова к брачной ночи? Или тебе дать еще какие-нибудь наставления, чтобы не было стыдно или неловко? — ехидно улыбнувшись, прошептал Алан.

— Перестань, — покраснела в ответ, — ты теперь всю жизнь будешь напоминать мне о том разговоре?

— Нет, конечно! Просто в очередной раз пытаюсь спасти твоего мужика! — рассмеялась эта сволочь и поцеловала меня в щеку, приводя собравшихся в ступор.

Не успел закончиться наш танец, как я попала в объятия мужа, подхватив меня на руки, он шагнул в портал, перенося туда, где мне со слов принца, должно быть стыдно и неловко! Уронив на кровать и прижав своим телом, он накрыл мои губы поцелуем, скользя ладонью по ноге, задирая пышную юбку платья.

— Как же я люблю тебя, мой ангел! — прошептал он в мои губы.

— И я тебя, мой живодер! — ответила с не меньшей страстью.

— Ты никогда мне этого не забудешь? — спросил он, сведя брови на переносице. — Ты даже не представляешь, что я пережил, когда думал, что ты мальчик! Считаешь, легко гетеросексуальному мужику хотеть трахнуть парня?! Так что, если смотреть с этого ракурса, еще неизвестно, кто из нас живодер! И еще! Если я когда-нибудь увижу Эля — продемонстрирую Адэлине, как мужчины занимаются друг с другом любовью! Поняла? — мои глаза шокировано распахнулись, что-то я никогда не задумывалась над этим вопросом! А действительно, как?

— Любимый, а мне обязательно тебя бесить для этого? Или ты и так удовлетворишь мое любопытство? — настала его очередь смотреть на меня округлившимися глазами.

— Ангел, ты даже не представляешь, каких приключений сейчас наскребла на свою очаровательную попку! — выдохнул он, предвкушающе ухмыльнувшись, и прижался поцелуем к губам.


Конец


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики