КулЛиб электронная библиотека 

Что такое осень [Автор, пиши еще!] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Автор, пиши еще! Что такое осень

Слово редактора

Ежегодно осенью мы непременно проходим пять стадий принятия неизбежного. Ну, вы помните: гнев, отрицание, торги, депрессия и, наконец, смирение…

Когда ты стоишь на берегу и вода кажется просто ледяной, у тебя есть два пути: погружаться в воду медленно, торгуясь за каждый сантиметр своего тела, или просто взять и прыгнуть, чтобы не дать своим страхам ни малейшего шанса. Именно это мы и сделали в сентябре 2019 года. Погрузились в осень с головой, с разбегу.

Это был писательский челлендж от проекта «Автор, пиши еще!», лучшие рассказы попали в этот сборник. И теперь у вас есть возможность погрузиться в невероятную атмосферу, созданную нашими авторами.

Здесь есть все: и светлая грусть, и дикий ужас, и юмор, и трагедия. Все это перемешано с желтыми листьями, плачущим небом под ногами и невероятными сюжетными поворотами 5 в разных жанрах. По заданию авторам нужно было в каждом рассказе использовать одну любую строчку из песни Юрия Шевчука «Что такое осень».

Прочтите эту книгу, и вы узнаете, как на самом деле в небе жгут корабли, кто, кроме ветра может играть рваными цепями и почему же все-таки осень – вечно права. Лав-стори, детективы и триллеры, сказки и фэнтези, хоррор и нон-фикшн. Осенние истории на любой вкус! Если вы думали, что осень – это скучно, то вас ждет большое открытие.

Употреблять медленно. Клетчатый плед и какаушко – обязательны.

Автор челленджа и редактор сборника

Евгения Королёва

vk.com/e_koroleva

Группа «Автор, пиши еще!»

vk.com/write_more

Нон-фикшн

20 осенних писательских ингредиентов

Yellange

vk.com/yellange_group


Всем писателям давно знакома примета: рука на мышке мерзнет – значит, наступила осень. А что делает писатель осенью?

Правильно! Пишет! Писательский зуд осенью особенно обостряется, заметили? А для того, чтобы вам было комфортно в этом непростом деле, ловите список из 20 самых необходимых осенних писательских ингредиентов.

1. Диван. Многие сразу станут возмущаться: мол, ну почему же диван, а как же кресло, ведь оно – символ всех писателей на Земле? А я отвечу: потому что осенью нужно создавать диванное настроение! Вы слышали что-нибудь о кресельном? То-то же.

2. Стол. Важно! Писать нужно на нем, а не в него.

3. Обогреватель. Камины нынче не по карману писателю, чай не XIX век на дворе, писатели – не баре и не дворяне, а обычные менеджеры.

4. Дача. Желательно, в Подмосковье. Желательно, недалеко от электрички. Писатели, конечно, должны немного страдать и драматизировать, но ведь лучше это делать где-нибудь в ближних осенних Мытищах, чем в дальнем снежном Мурманске. Согласны?

5. Лопата. Ну как зачем? А картошку кто копать будет? Сочетание физического и интеллектуального труда способствует созданию незабываемых шлягеров типа: «Антошка, Антошка, пойдем копать картошку» и «Ах, картошка».

6. Свитер. Выбирайте на три размера больше. В ваш свитер должны помещаться сразу все конечности, кошка, собака, дети, возможно, и выкопанная картошка. Поэтому старайтесь сразу его максимально растянуть.

7. Красивый шарф или снуд. Писатель, как яркое пятнышко, должен выделяться среди серой массы обычных прохожих, даже, если этот шарф ядреной расцветки вы никогда в жизни не наденете на улицу.

8. Большая кружка. Обязательно с кошкой или со странной надписью. На все вопросы о ней, старайтесь загадочно улыбаться и отводить взгляд в сторону.

9. Фервекс, колдрекс и терафлю. Ну а вы думали, вам кружка только для чая, что ли нужна?

10. Зонт. Лучше сразу берите трость. Подчеркните ваш статус и философский склад ума. Главное, не тыкайте им в лицо малоприятным личностям, лучше сделайте их героями ваших романов.

11. Свечи. Для любителей писать романтичные истории и мистику они просто незаменимы. Ну и еще, если вдруг случится пожар, вам удастся красочно описать это событие. Ну и, если вы боитесь критики, то всегда можно поступить, как Николай Васильевич: жечь.

12. Наушники. Выбросите их. Слушайте музыку сердцем. В три часа ночи. Да.

13. Глинтвейн. Осенний суп еще никто не отменял, принимать строго по расписанию. С сентября все писатели должны переходить с вина на глинтвейн!

14. Чай. Ну, просто он, возможно, единственный, кто будет согревать вас этой осенью.

15. Капуста. Чтобы квасить.

16. Шапка. В одних трусах драматично курить на балконе уже холодно.

17. Трехдневный тур в Питер. В пятницу отдохнете, вдохновитесь серым небом и слякотью, в субботу впадете в осеннюю депрессию от обилия дворцов на квадратный метр, чтобы вернуться в воскресенье и издать книгу «Питер: вчера, сегодня, завтра».

18. Писательский чат. Творческие люди должны держаться вместе. Здесь никто не рассмеется над вашим псевдонимом, не расскажет маме о нецензурном слове в последнем рассказе, и именно здесь вы можете бесконечно долго писать обо всем на свете. Помогает развеять осеннюю хандру, кстати.

19. Холодильник. Желательно с готовой едой (кабачки, фаршированные перчики, жареные баклажаны и прочие дачные дары). Иначе ваш роман рискует превратиться в кулинарную книгу.

20. Жена. Осень вновь напомнила душе о самом главном: пусть ты писатель-женщина, тебе все равно нужна жена! Кто еще будет вкусно кормить тебя, заботиться, беззаветно любить и баловать? Запомни: у всех великих писателей рядом была жена, которая наполняла холодильник, готовила глинтвейн, вязала свитера, шарфы и шапки, покупала терафлю, ехала с ними в Питер, подавала зонт и квасила капусту, зажигала свечи и самого писателя, жила с ним на даче и копала картошку, согревала диван и не давала рукописям залежаться в столе. Пожалуй, осенью это самый нужный пункт в жизни писателя!

Осень – время ныть!

Ирина Коробейникова

vk.com/iron_g9


Осень – время, когда полная сил и жизни природа увядает. Это ли не повод, чтобы от души поныть? Для начала начни ныть из-за того, что лето прошло. Если оно прошло мимо тебя – ной еще сильнее. Лето было хорошим? Ной, что оно кончилось. Лето было плохим? Ной, что разочаровался в нем. Отмокал летом в морской водичке на южных берегах – ной, что хочешь назад. Провел все лето в душном офисе – ной, что живешь в рабстве. Кончились каникулы и снова надо на учебу тебе или твоим детям – не просто ной, а ори, как чаечка.

Не нравится слово «осень» – ной. Дождь – ной, даже если его нет, рано или поздно пойдет, так что ной заранее. Бабье лето – ной, зря что ли ты пуховик и сапоги из шкафа доставал? Нет отопления – ной, дома дубак, пришлось четвертое одеяло искать. Дали отопление – ной, теперь дома душно, все окна настежь открыты. Болеешь – ной, наматывая сопли на кулак. Не болеешь – ной, что все на больничном, а тебе одному за всех пахать.

Ной, что не любишь желтый и красный. Ной, что желтый напоминает тебе о Достоевском, а ты его со школы не любишь. Ной, что красный подсознательно вызывает у тебя чувство тревоги. Ной, что серый вгоняет тебя в депрессию.

Даже если ты любишь осень, ждал ее, заранее выбирал стильные резиновые сапожки, дождевик и зонт; даже если плачущее небо под ногами приводит тебя в восторг, старайся найти повод, ной! Ной на завтрак, обед и ужин. Ной в будни и выходные. Ной даже во сне. Ну когда же ныть, если не сейчас?! Кто же будет ныть, если не ты?!

Отпусти на волю своего внутреннего плаксу, ной!

Холод, голод и покой

Женя Нефедова


Любите ли вы осень так, как не люблю ее я? То есть всеми фибрами души своей. Категорически и тотально.

Никого в свою веру обращать не собираюсь, так что и меня не нужно убеждать, что унылая пора – очей очарованье. С ее приходом мне становится грустно и противно, а еще все время холодно. В итоге – навязчивые мысли об одеяле, кофе и просмотре «Собаки Баскервилей» (в стотысячный раз).

И вот мне, человеку, страстно необожающему это время года, нужно вам про осень рассказать что-то захватывающее и полезное. Я лично могу, наверное, только научить, как гарантированно отхватить осенних люлей. Интересует? Записывайте.

Вариант первый: вываливаете на голову сидящему на скамейке ворох не очень чистых листьев и громко ржете.

Или вот еще: надеваете резиновые сапоги и, топая-шлепая, носитесь по грязи, естественно рядом с ничего не подозревающими прохожими.

Уверена, что бежать после этого вы будете с огромным энтузиазмом, абсолютно не замечая сентябрьского буйства красок, еще вполне яркого солнца и даже, как в лужах разлетаются птицы с облаками. Ну правда же весело?

Однако я могу дать вам парочку дельных советов, как выжить осенней порой. Нет-нет, это не про то, как поднять себе уровень эндорфинов в пасмурный день или скрасить унылый досуг. Это именно про то, как тупо остаться в живых. Но, к сожалению, уже только в следующем году, потому как схема многоходовая и начинает применяться еще с лета.

А именно – перед августовским отпуском. Итак, трусики и бусики по чемоданам растолкали? Теперь достаем наши отпускные.

Вы же помните, что услуги ЖКХ сами себя не оплатят, а кредиты и родительская плата не списываются только за то, что вы такие загорелые и отдохнувшие? Скрипя зубами, отложили стопочку? Чудненько!

Теперь самое страшное. Список осенних именинников. Не знаю, у кого как, а в моем списке их просто безумное количество. Причем мне иногда кажется, что все они отмечают юбилеи каждый год. Короче, если не хотите позориться, переминаясь с ноги на ногу, и заикаться в микрофон, что мол «подарок за нами», отслюнявливайте.

Правда, если вдруг в вашем окружении окажется приличный человек, который не станет строить из себя юбиляра, можно будет поискать что-нибудь на антресолях с неистекшим сроком годности. Или уж, ладно, достать отпускные покупки, которые для себя любимого перлись через три границы и полстраны. Главное – вложить в поздравительную речь побольше пафоса и обозначить ценность подарка («Это, между прочим, вывозить запрещено, но вещь уникальная, и я так обожаю именинника, что даже не спрашивайте, куда я это прятал»).

Кстати, надеюсь, вы помните примету, что все кончается вместе с деньгами? Настоятельно рекомендую купить перед отъездом рулон туалетной бумаги, сахар, муку и капроновые колготки (шампунь и гель для душа можно стырить в отеле, а зубную пасту возьмете по приезду в чемодане, она там всегда есть).

У многих уже на этом этапе заканчиваются все деньги, отложенные на отдых, и вопрос с поездкой закрывается сам с собой. Но, если вы все-таки, несмотря и вопреки, поехали, а потом вернулись с пустыми карманами… (только не надо вот этих «да я экономно», будто я в отпуске не была ни разу), то и тут, поверьте, не все так трагично.

Первым делом лезьте в самые дальние углы кухонных шкафов. Там однозначно дожидается вас какой-то странный чай, дурацкие конфеты из новогодних подарков и пачка соевого мяса (ну, помните, вы худеть собирались?). Уверяю, ничего вкуснее всего перечисленного вы в своей жизни не ели!

Потом обзваниваете друзей и родных с огородами. Им уже точно некуда девать кабачки и прочую растительность. И тут вы, слава Всевышнему, их спасение, готовы принять пару банок с закрутками и кабачочек. Еще можно несколько раз в неделю ходить по вечерам в гости. Но исключительно к проверенным людям, которые точно накормят! А то мы так несколько раз прохохотали вечер чуть ли не в прихожей и распугивали потом народ в темноте аллей урчанием голодных организмов.

Что ж, думаю, на первое время информации хватит. А потом вскорости и спасительный сигнал мобильного банка сбрякает, возвещая о начале нового этапа сытой и счастливой жизни.

Мне же остается закутаться в одеяло и в тишине ждать той осени, которая уже совсем, как зима. Такую осень я люблю! Очей очарованье…

Осень вечно права…

Аня Вяткина

vk.com/vyato4kina


Внезапно лето, которого практически не было, закончилось, и пришла осень. Люблю я это человеческое «Ай-я-яй, уже начало августа, осень, бляха-муха, так скоро». Но, тем не менее, сентябрь всегда оказывается внезапным и коварным. Всегда.

И сразу же вылупляются ярые шуфоманы с их «Яяяяя калееееендааарь перевееернуууу….». Тут же бывшие студенты и вчерашние выпускники начнут ваять в соцсетях свои оригинальности вроде «школьники, добро пожаловать в ад», не представляя еще, что сами находятся в еще бОльшем аду взрослой жизни.

О том, что началась осень, будут говорить все. Посты в инстаграме, фейсбуке – короче, на каждом углу будет. Чтобы каждому стало понятно, что пришла осень.

Кстати, многие возмущаются, что, дескать, зачем вы летом, уважаемые, вываливаете нам в ленту миски с черешней (диво дивное, чудо чудное) – что мы, черешни до диатеза не едали? Так осенью мы видим такое же бесчисленное количество грибов (фотографий должно быть не меньше десяти и все они должны быть строго одинаковыми – иначе не считается). Почему осенью мы не можем дышать полной грудью? Чем она хуже лета, спрашивается?

Давайте же немедленно устремимся в ближайший парк, изваляемся в листьях, или лучше даже построим там дом. Там тоже нет отопления, как и в наших настоящих жилищах.

И будем фотографировать, фотографировать, фотографировать! Себя! Да в анфасушку, да в профиль, да сверху, сбоку, сзади, стоя, лежа, в прыжке и, если есть возможность, непременно ползком! Иначе как мы покажем в инстаграме, что вот уже первая изморозь на травушке-муравушке.

Нет, осень – не плохо. Это одно из самых честных времен года, как по мне. Время печенек и глинтвейна. Наконец-то можно перестать крутить ненавистный обруч и с легкостью забросить купальник на антресоль. Не нужно более втягивать живот и пить чай только с диетическими печеньками. Где же ты, мое любимое пальтишко с пятихаткой в кармане? Да здравствует осень – время найти то, что забыто! Пришел ты такой в кафешку, откушал супчика и все – жизнь удалась. Все, Карл, вот так просто и душевно! А домой придешь, скинешь мокрые насквозь кеды, натянешь носки пушистые – красотища же, ну!

Хороша, чертовка. Тебе и соленья, и варенья, и картошечка свеженькая, мягонькая и рассыпчатая. Маслицем польешь, зеленью присыпешь, кусочек сальца, да на ржаном хлебушке – ребята, фигня все эти ваши Турции с Египтами, я так скажу.

А арбузы?! Из-за одних арбузов и дынек можно навсегда влюбиться в сентябрь и быть ему преданным душой, да и всем организмом в целом. До конца дней своих.

Осень же что? Любишь ее или ненавидишь – ей фиолетово. Она все равно приходит и зацветает. Как пава, распахивает свой хвост и ходит, красуется. Все в красном золоте. Все переливается. Начинаешь невольно любоваться. Хоть и ходишь, возможно, недовольный, но все равно радуешься красоте мира окружающего. Есть чему полюбоваться, надо отдать должное.

Осенью как-то начинаешь ценить тепло. Хочется любимому человеку готовить завтрак. Чертыхаясь от холода, выскакивать из-под одеяла и бегом под горячий душ. Потом так же чертыхаться от холода, но уже в ванной, надевать сто пижамных штанов и домашнюю шубу, но… Все равно уже не спешишь. Выйдешь на балкончик – погода беее. И не пошел никуда. Лег поспать. Пиццу заказал. В сериальчик потупил. Не принято у осени этой оголтелой беготни, как у лета – ааааа, боже мой, 28 ию… «ля», а не «ня», представляете – «ЛЯ»! Два месяца прошляпили, два!

Осень так себя не ведет. Она может запросто еще остаться погостить. Сидишь себе, спокойно, дни особливо не считаешь. Хочешь закручиниться – да ради Бога. Не хочешь – тоже на здоровье. Так, размышляешь, наблюдаешь и просто живешь. А что делать? Осень вечно права.

Настроение – «Шевчуковское»

Татьяна Егорова

vk.com/tb_egorova


Слышишь? Шелест листьев, шорох дождя, ветер вновь играет рваными цепями… И все мы слушаем песню Шевчука. А когда песня заканчивается, приставучий мотив не отпускает, и в голове еще долго играет «продолжение».


Что такое осень? Это финиш

Жаркого купального сезона

Что такое осень? Это банки:

Овощи, консервы, помидоры…

Что такое осень? Это вирус

Вновь гремит зелеными соплями.

Что такое осень? Это ветер,

Снег с дождем и грязные ботинки…

Что такое осень? Это холод.

Поскорей включите отопленье!

Что такое осень? Это повод

Погрустить, купить, налить и выпить…

Что такое осень? Это скоро

Дедушка Мороз с мешком подарков.

Несколько осенних лайфхаков

Оля Ге

vk.com/aloneorloneliness


Что там у нас на календаре? Осень. Она мадам такая: пришла и напомнила душе о самом главном – все имеет логическую стадию завершения. Тепло ушло, листья опали, урожай собрали, детей в школу отвели. Что уж, даже день равноденствия прошел, и тьма победила свет.

Колесо событий крутится. Мысли приходят в голову самые разные и самые странные. Про тлен, невыносимую легкость бытия и про этот нереальный выбор: сапоги на шпильке, чтобы выходишь такая и не идешь, а паришь по осеннему городу, или все-таки практичные резиновые, чтобы не пришлось полдня с мокрыми ногами по городу шастать.

Одним словом, в это время года можно найти столько поводов для грусти и хандры, что ни одному дворнику столько опавших листьев осенью не снилось. Как использовать это время с пользой и не потерять хорошее настроение?


1. Правильно греться

Тут вам помогут:

• Теплый кот. Берите шерстяного, лысый сам мерзнет и будет ждать тепла от вас, останется согреваться трением, тут главное без синтетики.

• Какаушко. Такое, чтобы не кипяток и не комнатной температуры. И маршмеллоу обязательно! Ты его пьешь, а талые зефирки оставляют «усики» и нежно щекочут нос запахом ванили.

• Осенний суп. Его еще глинтвейном называют, взаимозаменяемо с предыдущим можно, но лучше чередовать.

• Другой человек. Категорически не рекомендую набрасываться на людей на улице с криками «Мне холодно, вместе будет теплее». На человека надо охотиться осторожно и желательно заранее. С другим человеком и какаушко, и осенний суп – двойне вкусней.


2. Заранее подобрать осенний плейлист

Заранее – это летом, когда у вас хорошее настроение, чтобы список не состоял целиком из нытья.

«Осень», группа «Лицей»

«Осень», группа «Чиж&С»

«Осень», группа «7Б»

«Осень», группа «Город 312»

«Осень», Баста

«Что такое осень», группа «ДДТ»

«Третье сентября», Михаил Шуфутинский

«Красно-желтые дни», группа «Кино»

«Утиная охота», Александр Розенбаум

«Московская осень», Александр Иванов

«Осенний джаз», Анжелика Варум

И напоследок – мастхэв:

«Самая позитивная песня про осень», Камеди Клаб


3. Записывать свои мысли

Осенью думается по-особенному. Записывайте эти мысли! Перечитывайте их. К концу осени у вас точно наберется материала на несколько небольших произведений, а то и сюжет целого романа!


4. Сделайте осеннюю фотосессию

Неважно, профессиональную или фотографом выступит подруга. Неважно, что на этих листьях происходило до вашей фотосессии. Главное, не забудьте в кадре быть со стаканом глинтвейна. Получите удовольствие от процесса, а самое яркое фото обязательно распечатайте и поставьте на самое видное место! В моменты осенней хандры возвращайтесь к нему, попивая какаушко. Чудесным образом оно будет вас расслаблять не хуже осеннего супа, который вы пьете на снимке.

5. Самое главное: не забывайте, что осень тоже временна, после нее обязательно наступит зима. Кстати, вы уже составили список подарков на Новый год? Деду Морозу письмо написали?

Так что, дел на осень – выше крыши, поэтому прошу считать осеннюю хандру раскрученной поэтами и маркетологами темой. Любое время года прекрасно, если ты любишь эту жизнь

и какаушко!

Как согреться, когда нет отопления

Света Кудрякова

vk.com/s_kudry


Пока власти и чиновники городов думают о том, что же будет с родиной и с нами, мы продолжаем мерзнуть в собственных квартирах. Но во всех ситуациях, как говорится, нужно искать положительные стороны. Я вот для себя уже один плюсик нашла: дольше молодой останусь. А еще хочу предложить вашему вниманию небольшую подборочку способов, которые помогут вам забыть о ледяных пальцах и шерстяных носках.

Итак, если вы очень замерзли и хотите согреться:

Ешьте! Еда запустит вашу внутреннюю «печку», и вы потихоньку начнете отогреваться. Чем калорийнее и жирнее будет пища, тем более продолжительным будет эффект. Плотно кушать можно пять-семь раз в день, тогда вы точно не успеете замерзнуть. А если потом, когда отопление дадут, и вы согреетесь, окажется, что любимые джинсы вам малы, то не серчайте! Борьба за тепло должна вестись любой ценой!

Мойтесь! Нет ничего теплее и приятнее, чем горячий душ или ванная с ароматной пеной и зажженными свечами. Такой ритуал позволит вам не только согреться, но и расслабиться, отвлечься от дневной суеты и настроиться на отдых. Главное, после процедуры быстренько заскочить обратно в теплый махровый халат и шерстяные носки. Еще эффективнее – сразу же лечь спать под стеганое одеяло (лучше два).

Бегайте! Отсутствие отопления – отличный повод заняться спортом! Ведь для сугреву можно просто бегать по квартире. Захотели чаю – вылезли из-под пледа и бегом в кухню, чайник греть. Пока ждем – не ленимся, приседаем, отжимаемся или хотя бы активно маршируем. Вскипел чай – наливаем и бежим в комнату. Тут будьте аккуратны, не расплескайте кипяток! Иначе придется проделывать процедуру заново. Бонус таких ежедневных забегов – ровная дыхалка и сильные ноги. А если соседи снизу будут звонить и ругаться, вы их тоже в процесс вовлеките, всем домом будете потом марафоны выигрывать.

Разведите костер! Да, это опасно и рискованно, но согреет отлично. Хотя нет, ограничьтесь свечкой. Руки согреете, душу наполните, безмятежным состоянием проникнетесь! И легкое «омммм» для антуражу.

И да, теплой вам осени!

Шапочный разбор

Екатерина Тимонина

vk.com/timtimkatrin


Была бы голова, а шапка по ней найдется

(народная мудрость)


Милые девушки (а эта статья, скорее всего, для вас), поздравляю с началом осени! А что такое осень? Это, конечно, уют домашних вечеров, шуршание листвы под ногами, «в багрец и золото одетые леса», и…. дожди, ветер и непременное понижение температуры воздуха. А вместе со всем этим приходит необходимость в выборе головного убора. Не знаю, как вы, но я долгое время терпеть не могла этот процесс. До одного дня, когда однажды осенью, вместе с подругой не оказалась лицом к лицу с необходимостью покупки шапки. Собрав волю в кулак, сразу, как закончились пары в университете, мы отправились в магазин. И знаете, что? Это был один из самых веселых походов! А для человека, который магазины не любит в принципе, это очень даже серьезный показатель.

Поэтому специально для вас – тадааам! – личный опыт: инструкция по выбору шапки.

Да простят меня бьюти-блогеры, но ничего о тенденциях современной моды, трендах и тому подобного здесь не будет. Честно говоря, я ничего об этом не знаю. Поэтому модницам с ранимой психикой советую немедленно закончить чтение.

Итак, поехали.

1. Выберите день, когда, вне зависимости от погоды за окном, вы будете чувствовать себя полными сил. В прекрасном настроении намного больше шансов выбрать шапку, которая подчеркнет ваши сияющие глаза и счастливую улыбку.

2. Возьмите с собой человека, с которым вам нравится смеяться. Подругу, друга, мужа… Того, с кем вам будет комфортно хохотать над собой. Дурачиться, вместо того, чтобы чувствовать себя неловко, – вот залог успеха этого предприятия!

3. Добравшись до торгового центра, начинайте осмотр предложений в магазине.

4. Примеряйте все, что встретите. Даже самые нелепые модели. Фотографируйтесь! Кривляйтесь! Запилите десяток селфи!

5. Как надоест – купите кофе и пончики (тут можно выбрать по предпочтениям). Поболтайте, отвлекитесь.

6. Снова возвращайтесь в магазины. Закончились женские отделы – загляните в мужские. Я серьезно: шансы найти что-то интересное там достаточно велики. Не шапку, так новое знакомство (эта информация исключительно для свободных девушек).

7. В заключение вспомните все, что мерили (фото вам в помощь). И вернитесь за «той самой». А какая она, «та самая», вам, конечно, виднее. Точно вам говорю. Попробуйте спросить мужчин о женщинах, и поймете насколько «те самые» не похожи одна на другую. Кому-то важнее красота, кому-то тепло, кому-то оригинальность. Кто-то хочет с ней… вернее в ней выглядеть как-то особенно. Так и с шапкой – никто, кроме вас, не знает правильный ответ.

8. Ну вот и все. Миссия выполнена! Вы в отличном настроении и с необходимым приобретением.

Надеюсь, мой жизненный опыт помог вам в решении этой сезонной проблемы. А если серьезно, чтобы вы ни планировали и чем бы ни занимались – будьте собой. И пусть рядом будет тот, с кем вы хотите смеяться.

Счастливой вам осени!

Лав-стори

Мы встретились в маршрутке

Евгений Филоненко


Любопытно, задумывался ли кто-нибудь о том, что осень является своеобразным антонимом весне? И дело не только в том, что их разделяет ровно полгода.

Весна – период любви, так любимый певцами, поэтами и сценаристами. Но, если этими товарищами в основном руководит Амур, то у ученых на этот счет свое мнение. Серотонина с эндорфином побольше, а мелатонина поменьше. Нет времени спать, пора размножаться!

Факт: весной принято влюбляться. Осень же, напротив, – время биологического анабиоза. Наш внутренний медведь готовится к спячке, смотрит сериалы и точит чипсы. Какая к черту любовь? Осенью принято грустить.

Вот об этом я и думал, пытаясь в час пик протиснуться в маршрутку, набитую людьми, как пепельница возле моего компьютера – бычками. Кто был у меня в гостях, тот поймет, что более подходящей аллегории не найти. Шпроты нервно курят в сторонке. Сразу вспомнилась бородатая шутка: сел в маршрутку, стою. Именно это ждало меня ближайшие полтора часа.

Но вдруг я увидел Ее. Именно так, с большой буквы. Любовь, не иначе. Она сидела прямо напротив меня. Конечно же, сидела. Красивым девушкам места уступают чуть ли не чаще, чем бабушкам с сумками. Проклял себя за то, что родился толстым мужиком, а не симпатичной блондинкой. Тут же в моей голове промелькнул целый фильм про то, как я подхожу к ней, знакомлюсь, дальше таймскип, и вот – она мне блины на завтрак жарит, обзывается зайцем и целует. Возможно, даже в губы. Но только если сотрет губную помаду, а то вечно она так. Мужики потом на работе смеются надо мной.

Так, стоп. До этого еще далеко. Первый пункт. Подхожу и знакомлюсь. Как же это провернуть, чтобы поизящнее да покреативнее? Никаких «а вашей маме зять не нужен» или «кто твой папочка». Хотя последнее… Нет, тоже не прокатит. Изящнее нужно, менее навязчиво. И чтобы повеселее. Чтобы похихикать потом. Внукам рассказывать будем, они тоже похихикают.

Что, если уронить кошелек, он раскроется, а оттуда миллион вывалится? И она такая подумает: «Вот он, мужчина, способный прокормить нашу будущую семью. С ним-то я и составлю здоровую и полноценную ячейку общества». Есть одно «но». Миллиона у меня нет. Уронить кошелек, конечно, можно, но максимум, что оттуда вывалится – скидочная карточка в «Магнит», да пара-тройка десятирублевых монеток.

Цветы подарить? Показать фокус? Рассказать анекдот? Сделать вид, что читаю книгу? О! Нужно носить парку! Читал одно время паблик «Ищу тебя введите_название_города». В каждом втором посте искали парня в парке. Помню, представлял, что это один и тот же парень, позавидовал ему слегка, решил купить парку. Но не просить же водителя, мол, подождите, я до дому сбегаю, переоденусь и обязательно вернусь!

– На остановке, будьте добры! – какой у нее голос красивый, только и успел подумать я, как она вышла.

Вот и все. Осень вновь напомнила душе о самом главном. Осенью принято грустить, никакой тебе любви. Не успел весной? Твои проблемы, нужно было раньше думать. Лишь одно я знаю точно: так, как ее, я не полюблю уже никого и никогда.

На глаза начали наворачиваться слезы. Вновь из-за нерешительности я упустил свой, возможно, последний, шанс стать счастливым.

Но мы проехали пару остановок, и в маршрутку зашла Она. Именно так, с большой буквы. Ей, как и предыдущей, сразу же уступили место. И я понял, что все, что было ДО – ошибка. А это… Это любовь, не иначе.

Осень и любовь ходят рядом

Женя Нефедова


– Систер, здорово! Принимай тару, – запыхавшийся Максим ввалился в коридор, неся коробку с банками разного калибра. – На, тут мать тебе еще пояс из собачьей шерсти передала. Радикулит, что ли?

– Да поясницу тянет, – Юля поморщилась от тупой боли.

– Стопудово, остеохондроз. Сидишь в своем банке круглосуточно. Турник тебе прикрутить надо. Есть дай! – Макс сложил руки, как в молитве, и сделал жалобное лицо.

Только сейчас девушка заметила, что за спиной брата топчется молодой человек с коробкой капусты в руках.

– Да вы издеваетесь, – взвыла Юля.

– Все вопросы к маман. Это она у нас организатор семейного досуга, – захохотал Максим. – Кстати, это Данил. Его б тоже покормить.

Юля на мгновение засмотрелась на парня: «Неужели бывают такие синие глаза? А он очень даже… вполне себе такой».

– Вы тоже «танкист»? – обратилась девушка к новому знакомому. – Или «летчик»? Я просто не знаю, за какие виртуальные войска сейчас сражается мой брат.

– Нет, – засмеялся Данил. – Я просто снимаю квартиру рядом с Максом, на одной площадке.

– Тогда проходите за стол, сосед. Надеюсь, вы не против борща и голубцов?

Максим энергично работал ложкой, поедая привычно вкусный суп, а Данил весь обед вслух удивлялся, что такие хозяйственные девушки еще существуют на белом свете. После ухода парней Юля принялась за работу.

Сентябрь каждый год наполнял ее квартиру запахами. Здесь благоухали яблоки, которые она добавляла в острую аджику, сводили с ума печеные перцы и баклажаны, превращавшиеся в овощную икру, а сладкий аромат варенья и компотов заставлял чувствовать радость даже в самую ненастную погоду.

В Юлину однушку родителями и братом в диких количествах свозились дары огорода с ботвой и хвостиками, а вывозились банки с безумной вкуснятиной. Вот и сейчас она резала, натирала и постоянно помешивала, вспоминая синие глаза.


Даже на работе спина не давала долго спокойно сидеть на месте, и Юля постоянно ерзала на стуле, пытаясь принять удобное положение.

– Это ты точно по-женски застудилась, – донеслось авторитетное мнение оператора Светланы, сидевшей за соседним столом. – У меня бабушка знаешь, как лечила? Кладешь кирпич на конфорку, потом его в ведро, а сама – сверху. Сидишь, сериал смотришь и носки вяжешь пока кирпич не остынет.

– Мракобесие какое-то, – хохотнула Юля. – Пойду, отпрошусь у Марины Викторовны.

* * *
Свободный прием был сегодня только у какого-то Лосева. Девушка поежилась, предвкушая перспективу попасть на прием к гинекологу-мужчине, но терпеть уже не было сил. В кабинете ей сразу бросилась в глаза медсестра с бюстом, выпирающим из декольте розовой медицинской формы. На этом роскошном бюсте почти потерялся бейдж с именем «Айгуль». У нее были бесконечные ресницы, густо-накрашенные пухлые губы и неестественные брови, нарисованные, как у куклы. Напротив сидел доктор, лицо которого было закрыто маской по самые глаза.

Стоп! Только не это! Синие глаза…

Юля забормотала слова извинения и попятилась спиной к выходу.

– Подожди! – почти закричал Данил и потянулся к телефону. – Лариса Николаевна, могу я попросить о личной услуге?

Ожидая коллегу, доктор что-то писал, а «кукла» залезла в телефон играть разгадывать кроссворды.

– Автор строчки «Что же будет с родиной и с нами?», шесть букв. Ну-ка, Е-С-Е-Н-И-Н. Подходит.

– Шевчук! – синхронно воскликнули Данил и Юля, которая тут же уловила восхищенный взгляд врача.

В этот момент в кабинет вплыла Лариса Николаевна и скомандовала: «Ну-с, голубушка, прошу на трон!»

– Позвольте, сколько же вам лет, милое создание?

– Двадцать пять, – опустила глаза Юля.

– Данил Александрович, предупреждать же надо! Вы в своем уме? Я же чуть в атаку с зеркалом не ринулась.

– Я… я не знал, – молодой доктор начал краснеть и заикаться.

– По нашей части вроде порядок. Через пару дней наступит следующая фаза цикла и спина отпустит. Но мой вам совет: с мужиками не затягивайте, – женщина подмигнула Юле. – Вот на таких жениться надо, а не на…

Лариса Николаевна обменялась с Айгуль презрительными взглядами и удалилась.


Как всегда, в конце рабочего дня Юля перебирала бумаги и мечтала скорее оказаться дома, под одеялом. Вдруг ее мечты прервались глухим стуком о рабочий стол.

– Мама всегда учила, что нужно возвращать банки, – улыбаясь, сказал синеглазый парень. – Помидоры, кстати, были просто шикарные!

Улица, казалось, сегодня по-особенному приятно шумела и была радостно-яркой. По тротуарам бежали цветные зонты и куртки, раскрашивая собой пасмурный осенний вечер. Девушка в зеленом шарфе осторожно ступала по усыпанной мокрой листвой дорожке, не чувствуя недавней усталости. Рядом с ней шел парень и нервно болтал пакетом с банкой. Изредка, будто случайно, он касался руки своей спутницы. Перед знакомым ему домом она вдруг взяла его за руку, и, не говоря друг другу ни слова, они вместе зашли в подъезд.


– Макс, открывай скорей! Сколько можно стучать? Я сейчас уроню же, – сестра еле держала тяжеленные пакеты с волшебными баночками.

– Иду! О, ничего себе! Как ты все это дотащила? У тебя же радикулит. Или почки. Что там у тебя?

– У меня все хорошо! Даже слишком! Ты просто не представляешь, насколько! – Юля не могла скрыть улыбку, застывшую на ее лице со вчерашнего вечера.

– Я вижу, сестренка. И безумно этому рад. Посмотри, не слишком тесный пиджак? – Максим вертелся у зеркала, надувая и втягивая живот.

– В самый раз, красавчик! Куда наряжаешься?

– На, посмотри сама, – Макс протянул сестре синий конверт. – Данил принес сегодня утром.

Юля открыла конверт и достала тисненую карточку:

«Максим, приглашаем Вас на церемонию нашего бракосочетания, которая состоится… Данил и Айгуль».

Кукушкина, жги!

Irina Caby

vk.com/caby_paris


Стою, дура дурой, в купальнике цвета опавшей листвы, со спичками в руках около театра. Продрогла до костей, все-таки уже сентябрь. Очень хочется курить. На голове венок из синтетических листьев. Я типа девочка-осень. И это типа мой первый рабочий день в фирме «Cюрприз».

А я, между прочим, человек с двумя высшими образованиями! Ну почти с двумя. Юридический на третьем курсе был успешно оставлен ради театрального. Устроилась на эту работу по великому блату. Да, такова правда жизни.

Меня заказала сама хозяйка этого суперзаведения. Пришла эта богиня шоу-бизнеса на мой отчетный спектакль «Горе от ума», посмотрела, пошепталась с ректором, ослепила всех своими бриллиантами в не-знаю-сколько карат, подсластила все это голливудской улыбкой и удалилась.

После спектакля ректор со словами восхищения в адрес юного дарования (дарование – это я) сунул мне визитку.

– Это твоя путевка в большое и дорогое театральное будущее. Сзади не номер телефона, а зарплата. Не в год, а в месяц, между прочим.

– И кого я должна убить за такие деньги?

– Типун тебе на язык!

– Если убивать никого не надо, то придется играть голой. Больше я не знаю случая, чтобы актеру платили такие деньжищи. О, надо в паспорт посмотреть. Может быть, моя фамилия уже не Кукушкина, а Джоли?

Вот так я и стала блатной заказной девочкой, отрекомендованной самим ректором в светлое безбедное актерское будущее.

– Эй, Осень! Заканчивай играть в поджигателя! Всех собирают в зале для вводного инструктажа. Я пошуршала ко входу по засыпанному опавшими листьями асфальту.

Господи, чем бы прикрыться? Хотя не знаю, кому сейчас хуже: мне в купальнике или вон тому, в скафандре, с кораблем в руках. Режиссер в шарфе а-ля Шерлок и в кепке а-ля Ватсон с энтузиазмом начал вещать:

– Завтра, коллеги, мы выступаем у очень важного человека.

Кто бы сомневался!

– Этот очень важный человек отмечает свой развод.

Вот так поворот событий. Хорошо, что не похороны.

– Бывшая жена этого очень важного человека пригласила на праздник группу ДДТ.

Красиво разводятся. Но лучше бы Леди Гагу.

– А что, и шампанское с устрицами будут?

– Кукушкина, не переживай, голодной не останешься.

Хотелось бы верить.

– Шевчук будет исполнять песню «Что такое осень». В нашу задачу входит точно и красиво инсценировать слова. С юмором, жизнерадостно, квалифицированно.

От неожиданности спички из моих рук брякнулись на пол и рассыпались по старому паркету.

– Кукушкина, реквизит не теряем! – режиссер гаркнул так, будто у меня не спички, а купальник упал.

И началась театральная вакханалия. По-другому это не назовешь. Заиграла фонограмма. На первых словах «что такое осень – это небо, плачущее небо под ногами» на сцену в голубом балдахине-накидке выплыл Вася Галкин. В гриме грустного мима. На словах «под ногами» Васек неожиданно рухнул на пол, раскинув в стороны свои конечности. Так он, значит, «играет» плачущее небо! От неожиданности я снова выронила спички.

– Кукушкина! У тебя что, в руках мухи трапезничают?! – гаркнул Шерлок-Ватсон, – Галкин, падай потише! А то, не ровен час, сделаешь дырку в полу!

«В лужах разлетаются птицы с облаками» – хрипели колонки голосом Шевчука, а по сцене носилась толпа актеров в черных костюмах и махала руками, изображая испуганных ворон.

«Осень я давно с тобою не был…»

– Кукушкина, брось ты эти спички! Твой выход. Плыви по сцене, как жар-птица с томным взглядом. Грудь не прячь. Это не утренник в детском саду, пусть все видят красоту нашей осени! Ты можешь красивее плыть? Попу назад, грудь вперед, глаза в небо. Да не в то небо, которое под ногами!

Боже, это все наяву со мной происходит? Ущипните меня кто-нибудь для осознания, что все это – не сон. Пока я рассуждала о смысле жизни, на сцене продолжало твориться что-то неимоверное. Актер в скафандре из последних сил тужился, чтобы правдоподобно изобразить, как он несется прочь от земли, перепрыгивая через других актеров, которые прикинулись кто камнями, кто – верностью над чернеющей Невою.

– Кукушкина! Жги!

– Чего?

– Корабль жги! Да не по-настоящему! – орал режиссер, как слабоумный, – по настоящему завтра! У нас всего один корабль. Имитируй. И улыбайся. Зазывно, красиво, а не скалься. И грудь не закрывай!

– А как же я спички буду зажигать? Тут или грудь или спички, – пыталась я донести здравость моих рассуждений до режиссера-Шерлока.

– Ты актриса! Вот и делай, что тебе говорят. Прояви фантазию и ловкость.

Наконец, репетиция закончилась. Я посмотрела в конвертик, который мне вручили перед уходом. Ого! И это только за репетицию?! Да за такие деньжищи я точно смогу и грудь вперед, и спичкой чиркнуть, и спалить целую эскадру, если понадобится!

Что, в принципе, я и сделала на самом торжестве. Все шло гладко, как на репетиции. Правда, антураж был не бутафорский. На столах у гостей омары с шампанским (устрицы, оказывается, уже не в моде). Шевчук с его группой – настоящие, не поддельные, и пели они без фонограммы. Я, как полагается настоящей русской осени, носилась по сцене очень бодро. Грудь вперед, попа назад, глаза в небо. Так как прощание с женатой жизнью происходило под открытым осенним небом, а из одежды на мне были только купальник и синтетический венок, то осень, в смысле я, покрылась мелкими противными пупырышками.

Настал момент жечь корабль. Я, памятуя слова всемогущего режиссера, закатила глаза к небу и начала очень обольстительно чиркать спичкой по коробку. Делаю шаг к кораблю и… спотыкаюсь о небо. То есть о Галкина, будь он неладен! Распласталась рядом с ним. Спичка в этот момент отлетела на костюм одного актера, изображающего камень. «Камень» ожил и стал носиться по сцене с криками «Горю, горю!» Во время этого спринта он нечаянно зацепил занавес, который тут же заполыхал ярче, чем листва деревьев на горизонте. За ним, наконец, загорелся и корабль.

Что тут началось! Гости орали, как полоумные, актеры срывали с себя горящую одежду и тоже кричали. Только режиссер молодец. Стоял и смотрел задумчиво на то, как горит корабль, и приговаривал:

– Это успех! Это прямое попадание в яблочко! Брависсимо!

Я лежала на пыльной сцене и тихо плакала от испуга и позора, не в силах пошевелиться. Вдруг меня подняло вверх и куда-то понесло. Приятный запах дорого парфюма подействовал, как нашатырь. Я перестала скулить. В ухо тихим шепотом вливались слова: «Ну что такое, Осень?» Это был виновник торжества, тот, который праздновал развод. Увидел мое нешевялящееся тело и подумал, что меня пора спасать.


Мы вместе уже шесть лет. И у нас все хорошо, как ни странно. Но больше всего на свете я люблю заходить в гримерку после спектакля. На столе я обязательно найду маленькую записочку от него: «Осень, я давно с тобою не был».

Осеннее разочарование

Татьяна Егорова

vk.com/tb_egorova


Первый осенний дождь лил четыре дня. Мы с Ленкой стояли около подъезда. «Гуляли». Она жаловалась, что боится остаться старой девой, что никто ее никогда не полюбит.

А мне было на это плевать. Моя проблема была поважнее: я провалила вступительные экзамены в техникум. Мне было плевать, полюбит кто-то Ленку или нет. Хватит уже ныть, у людей тоже проблемы есть!

Я ей так и сказала. Она завизжала, что я на следующий год поступлю, если не буду дурой, а она старой девой останется навсегда.

Мы поругались. Я шла, сама не знаю куда, загребая ногами желтые промокшие листья. Теперь на душе в два раза паршивее. Надо промокнуть снаружи, чтобы полегчало изнутри.

Кеды сдались очень быстро: они чавкали, наполнившись водой. Лосины прилипли к ногам, руки больше не согревались в карманах.

Небо было таким низким, будто оно лежало на крышах домов и стекало на город. Сейчас дожди, потом снег с дождем, потом – лед. Осень – темная даль.

Я присела на скамейку на автобусной остановке. Ходьба под ледяным дождем отвлекла меня от навязчивых мыслей о техникуме и о подруге.

«Зря я с ней так, – подумала я. – Завтра помирюсь обязательно».

Подъехал автобус, я решила проехаться в нем, чтобы согреться.

Села на заднее сидение, из-под которого всегда идет обжигающий жар. Мне кто-то сказал, что там находится двигатель. Может быть, может быть… Этот жар сейчас очень нужен моим промокшим ногам.

На конечной остановке я не вышла на улицу. Никто не сделал мне за это замечание, не пригрозил и не выгнал. Автобус развернулся и отправился по маршруту обратно.

Доехав до другой конечной остановки, я снова осталась сидеть в салоне.

За окном совсем стемнело. Струи воды лились снаружи по стеклу, и через него фонари выглядели, как растекающиеся пятна света.

Водитель заглушил мотор, вышел из кабины и побежал. Ссутулившись, как будто это поможет ему остаться сухим.

Он скрылся за дверью диспетчерской.

Я сидела одна в темноте и уже окончательно забыла про Ленку, про техникум и даже не дрожала от холода. А думала, смогу ли открыть руками дверь автобуса. И получится ли у меня «выдернуть шнур, выдавить стекло», как написано в инструкции на центральном окне.

Вдруг двери с шуршанием открылись. В салон влетел порыв ветра, и моя тревога усилилась. Вошел водитель.

«Наорет… Вызовет милицию… Изнасилует…» – моя фантазия была настроена драматично.

– Есть хочешь? – спросил он, сев напротив меня.

– Нет, – ответила я.

Он протянул мне слоеное пирожное «Бантик».

– Как тебя зовут? – спросил он.

– Раиса, – ответила я, набив рот «Бантиком».

Он рассматривал меня, как мартышку в зоопарке, и задавал вопросы для поддержания беседы.

Я отвечала сдержано, как обычно с незнакомым человеком, и старалась не выронить изо рта кусок пирожного.

«Да, мама отпустила. И папа тоже. Да, учусь. Работаю, ага. Обычно слушаю музыку, но сегодня мокну под дождем».

Даже не спросил, какую музыку я люблю. Заигрывает, но я не люблю старых. Ему, наверное, все тридцать.

Оказалось, двадцать пять. Об этом я узнала при следующей встрече.

В октябре начались заморозки. Сапоги приходилось натягивать на шерстяные носки.

Я ехала в автобусе и собиралась выходить на своей остановке. Выпустив пассажиров, стоявших передо мной, двери закрылись.

Дотронувшись до них рукой, я посмотрела в сторону кабины водителя, потом опять повернулась к закрытому выходу.

Водитель объявил на весь салон:

– Девушка Рая! Повернитесь!

Я повернулась и увидела за стеклом своего нового знакомого, Федора.

Бабочки в животе взорвались фейерверком счастья и осветили пасмурное небо.

– Привет, Райское яблочко! – ему было весело, он придумал мне кличку.

– Привет, дядя Федя съел медведя, – не люблю тупые шутки.

Он сказал, чтобы я не злилась. Спросил, свободна ли я вечером, и предложил встретиться у станции в семь.

Я пришла.

Он сидел в своем автобусе. У него был перерыв.

– Ты с автобусом не расстаешься? – съязвила я.

Потом, в доверительной беседе, он рассказал мне, что разведен, что у него двое детей, мальчик и девочка.

– Мы с женой, – говорил Федор, – решили детей сделать, чтобы мне в армию не ходить. Но когда они родились, я понял, что уж лучше армия. А потом мы с женой развелись. Молодые были, – добавил он, оправдываясь, – по семнадцать лет.

«Придурок, – подумала моя голова, – Такое мог придумать только придурок».

«Какой откровенный», – шепнул незнакомый голос внутри меня.

Ветер подхватил заиндевевшие листья и закружил их в вальсе. Я поддалась новому незнакомому чувству и позволила ему вертеть мною. Шестнадцать лет – самое классное время для маленьких глупостей. Например, влюбиться в разведенного мужика, которому даже неинтересно, какую я слушаю музыку.

Каждый раз, прощаясь с ним, я прощалась со всей Вселенной. Возвращал меня в реальность только мой магнитофон.

«Очередь за солнцем на холодном углу.

Я сяду на колеса, ты сядешь…»

…на заднее сиденье автобуса, самое теплое в салоне, и буду ехать круг за кругом. И ничего не расскажу Ленке, с которой мы уже давно помирились. Разум больше не усмехался «придурок», он покорился.

Когда мы с Федором не виделись месяц, я думала, почему меня тянет к этому человеку? Нам совсем не о чем поговорить. Меня даже не согревают его объятия, а будто обкрадывают. Я получаю взрыв и пустоту. Но для него у меня всегда есть время.

«Напрягся мускул, ослабли вены.

Нажали кнопку – размякли мозги».

Где мои мозги? Когда я утратила способность критически мыслить? Где мои друзья?

Егор Летов смотрел с плаката кругляшами черных очков. Пустота внутри меня была еще чернее. Наверное, это и есть любовь, решила я, и нырнула в нее, как в омут.

Осенью 42-го

Илона Ковза

vk.com/ilona.kovza


Холодный осенний ветер тоскливо завывал за окнами палаты, и Рите хотелось выть вместе с ним. Она – молодая, боевая, отличница снайперской подготовки – прикована к койке на неизвестный срок в самый разгар войны, пока другие ребята из разведшколы (и Лешенька) делают вылазки в немецкие тылы.

Ходить она не могла, садиться ей запретили. Можно было только лежать и время от времени ворочаться с боку на бок. Худшего времяпрепровождения придумать было нельзя. Врачи утешали: это не навсегда, после лечения подвижность вернется. Но ей хотелось плакать от тоски и досады: как она могла не заметить ту растяжку?! Ведь даже боя не было, вот дура-то… Первая слезинка пробежала к виску, оставив щекотную дорожку, за ней вторая, третья… Рита не торопилась их вытирать. В окна забарабанил мелкий дождь, будто отвечая ее настроению.

– Курсант Березкина, отставить сырость!

Рита вздрогнула и обернулась. В дверном проеме, тяжело опираясь на костыли, стоял человек в казенной пижаме и бинтах на пол-лица.

– Товарищ капитан! – сердце встрепенулось, как птица, и застучало быстро-быстро: это был начальник ее курса в разведшколе, погибший – как считалось – в тот же день, когда она подорвалась на растяжке.

Забывшись от радости, она приподнялась на локтях и во все глаза смотрела, как он еле ковыляет к стулу возле ее койки.

– Я думала, вы погибли!.. Мне сказали, вы выводили группу и, – тут она немножко смутилась, – пожертвовали собой…

– Пожертвовал, да не целиком, – весело ответил командир, приставил костыли к стене и с облегчением вытянул ноги. – Я что тот зайчик: «принесли его домой, оказался он живой».

Рита расхохоталась впервые за время пребывания в госпитале. С внезапным появлением капитана в палате словно стало светлее, а осенняя серость за окном перестала давить тяжестью. Да и сам командир переменился: в школе он всегда был серьезен и даже строг, за провинности наказывал сурово, а проваливших учебные задания отчислял без всякого сожаления. Курсанток, конечно, сильно не допекал (да они и повода не давали), но ребята от него терпели – будь здоров! Даже Лешеньке доставалось, хотя он всегда был лучшим на курсе.

Теперь же, в больничной обстановке, капитан оказался совсем другим, совсем… человечным.

– Докладывай, Березкина, как ты тут?

– Ужасно, товарищ капитан! Соседей нет, радио нет, ничего нельзя, лежать еще не меньше месяца, пока хотя бы сесть не разрешат!.. Война идет, а я валяюсь! Я же здесь помру с тоски!

– Ты мне это дело брось, – сказал командир. – Не для того мы вас учили, чтобы вы потом в госпиталях с тоски мерли.

И следующим же утром приковылял к ней с кипой газет.

Погода налаживалась, как наладилась благодаря товарищу капитану и Ритина жизнь в госпитале. Он приходил к ней каждый день и отлучался только на время своих или ее процедур. Читал вслух газеты и книги, которые сумел достать, рассказывал новости с фронта и из их разведшколы. А как-то раз, когда унялись дожди, принес с территории охапку мокрых кленовых листьев. Листья пахли землей и свободой. Рита нюхала их, что букет роз, и хохотала в голос, а командир смотрел и улыбался.

Санитарка потом ужасно ругалась, что грязь в отделение тащит и вообще своими посещениями нарушает распорядок госпиталя. Рита даже успела испугаться, что ему запретят приходить. Но товарищ капитан ответил строго: пока боец находится на лечении, командир обязан поддерживать его боевой дух, – и вернулся к Рите в палату. Даже листья обратно принес. Санитарке осталось только неодобрительно ворчать.

Установились погожие солнечные деньки. Может, последние перед октябрьским похолоданием. Рита очень хотела успеть на улицу и выполняла упражнение для укрепления спины – лечащий врач пообещал, что разрешит сесть в кресло-каталку, если она будет хорошо стараться. И Рита старалась.

Она поднимала маленькие гантельки и посматривала на открытый дверной проем. Наверное, чаще, чем следовало, потому что натирающая полы санитарка бросила ей, не глядя:

– Да на осмотре ухажер твой, скоро придет.

Рита смутилась:

– Что вы такое говорите…

– А и чего такого? Ты не тушуйся, что он старше. Мой-то муж тоже был старше на девять лет, так мы с ним душа в душу, пока его кондратий не хватил… Главное, чтоб любил! А твой тебя любит, уж я-то такие дела вижу…

– Товарищ капитан никакой мне не ухажер, – рассердилась Рита, – а командир моей учебной группы. И ничего такого, как вы говорите, между нами нет.

Санитарка плюхнула тряпку в ведро и удивленно распрямилась:

– Вот те на! Что ни день – таскается к тебе из другого крыла через две лестницы, книжки читает, цветочки вон носит, и не ухажер? Эка! Всем бы таких командиров.

Рита помрачнела. Только сейчас она поняла, что уже давным-давно не спрашивала о Лешеньке. Да и он писем не слал, хотя она точно знала, что занятия в школе идут по штатному расписанию и свободное время у него было. Рита напомнила себе, что скучает и любит, что как только она снова начнет ходить, а он получит отпуск, будут они вдвоем гулять под ручку по территории госпиталя и болтать обо всем на свете… Но предательская фантазия подсунула прогулку совсем с другим человеком. Рита сердито тряхнула головой. Она не какая-то там легкомысленная дурочка, которая влюбляется в разных! Она любит Лешу и собирается за него замуж после войны, а если товарищ капитан что-то себе надумал в ее отношении, то придется его разочаровать. Она девушка верная и честная!

Когда командир, наконец, появился – ходил он еще на костылях, зато раны на лице почти зажили, – Рита принялась всем видом показывать, что ни на какой любовный интерес с ее стороны он может не надеяться. Она молча делала свои упражнения, отвечала прохладно и односложно и на капитана совсем не смотрела. Такая перемена заметно его озадачила.

– Березкина, случилось чего? Доктор опять прогулку откладывает?

Она ответила не сразу, выдержав многозначительную паузу:

– Доктор здесь ни при чем. Ничего не случилось, и я рассчитываю, что вы, как советский человек, понимаете, что ничего не могло и не может случиться.

Товарищ капитан сказал, что ничего не понял, и продолжал расспрашивать до самого вечера. Но Рита, проявляя выдержку опытного снайпера, ничего ему не отвечала, а только сыпала достаточно ясными намеками на невозможность чего бы то ни было между ними. Капитан намеков не понял и ушел раздосадованным.

На следующий день появился с опозданием – Рита не знала, что он расспрашивал лечащего врача о причинах ее состояния. Как обычно устроился на стуле у ее койки, привычно отставил костыли к стене и вытянул из кармана сложенную трубочкой газету. Как ни в чем не бывало, рассказывал о затишье на фронтах. Рита занималась с гантелями и ничего не отвечала. Вскоре повисло напряженное молчание.

Наконец, капитан спросил тихо:

– Рита, я вас чем-то обидел?

Он впервые назвал ее по имени, и у Риты вдруг тоскливо сжалось сердце. Ей подумалось на секунду, что, может быть, зря она это затеяла… Но мысли о Леше придали ей решимости: она должна быть верной и порядочной. Поэтому Рита молчала, сосредоточенно поднимая и опуская гантели. Товарищ капитан взялся за костыли.

– Не буду отвлекать, – сказал он и ушел.

Стук костылей по коридору удалялся, и вместе с ним умирало что-то внутри Риты. Руки с гантелями безвольно упали на одеяло. Она уставилась в окно: солнце скрылось за тучами, с деревьев облетали последние желтые листья.

Ноябрьский воздух был холоден и сыр. Оголенные ветви деревьев мотались яростно на ветру, под ногами хрустело: ударившие ночью заморозки прихватили грязь искрящейся коркой.

Вдалеке уже отчетливо слышались звуки канонады. Госпиталь стоял на ушах: мимо сновали люди, переносили вещи и раненых, машины сигналили и рычали моторами, начальник госпиталя раздавал приказания, перекрикивая шум и голоса. Эвакуация. Немец на подходе.

Рита с вещами ждала на лавочке в стороне от парадных дверей, кутаясь от ветра в колючее казенное одеяло. Костыли аккуратно стояли рядом. Ей уже удавалось сносно ходить без посторонней помощи, но до полного выздоровления было еще далеко. Пока рано было думать о жизни после госпиталя, но кадровики дали понять, что с таким ранением ее вероятнее всего комиссуют в тыл, несмотря на снайперскую подготовку. Прежняя Рита возмутилась бы и стала убеждать, что готова идти бить немца прямо сию минуту и никакие костыли ей в этом не помеха. Но не теперь. Теперь ей было все равно.

Семьи у нее никогда не было, товарищи по детдому растерялись. Ехать ей было не к кому и не с кем искать встречи. Территория, где находилась их разведшкола, была оккупирована немцами: школу эвакуировали, курсантов перевели в другие округа. Товарищи по учебе уже выпустились и воевали где-то на передовой.

Своего капитана она с того дня не видела. Узнала потом: его перевели в госпиталь штаба армии на сложную операцию. Когда выписали – уехал на Северный фронт. Рита собирала любые сводки оттуда, надеясь увидеть его имя в новостных листах или списках награжденных. И с замиранием сердца читала списки погибших. Ни в тех, ни в других он не значился.

К отдаленным звукам артиллерии присоединился гул авиации. Красная армия мужественно сдерживала натиск врага, неся большие потери, но все-таки отступала. Несознательные бойцы в госпитале болтали, что к концу года фашист снова пойдет на Москву. Разумеется, Рита им не верила, но иной раз ей становилось страшно: что же будет с Родиной и с нами?..

Прибыли машины для легкораненых и выздоравливающих. Рита взяла костыли и тяжело поднялась. Колючее казенное одеяло сползло с плеч и бесформенной кучей упало на дорожку. Рита чертыхнулась, переложила костыли в одну руку и наклонилась за одеялом. Движение было забытое, неловкое, и, уже теряя равновесие, Рита подумала, как нелепо сейчас разобьет нос о смерзшуюся в камень землю.

Чудом не разбила: какой-то офицер проходил рядом и вовремя удержал крепкой рукой.

– Ох, спасибо! – она выпрямилась и подняла глаза на офицера. – Так неловко выш…

Рита осеклась на полуслове: перед ней стоял ее капитан. Красивый, в новой форме: получил майора. Уже совсем здоровый, даже шрамов на лице почти не видно. Остался только тот, под левым глазом, самый глубокий. Раньше он был ярко-бордовым, и Рита беспокоилась, что так и не посветлеет, но ничего, затянулся…

Он наклонился за упавшим одеялом, и Рита, опомнившись, отвела взгляд.

– Здравия желаю, товарищ майор, – сказала она тихо, глядя в землю. Так было неправильно, но на громкое уставное приветствие у нее вдруг не стало сил. Все это время ей так хотелось объясниться перед ним, извиниться за глупую выходку, чтобы не держал обиды… А теперь не могла и слова из себя выдавить. Горло перехватило.

Бывший командир встряхнул одеяло, накинул ей на плечи.

– Ну, здравствуй, курсант Березкина. А я за тобой.

– За мной? – Рита вскинула глаза.

– Написал на тебя вызов, но решил лично спросить: пойдешь ко мне в батальон после госпиталя?

– Пойду, – не задумываясь, сказала Рита. И добавила про себя: «За вами хоть на край света…»

– Хорошо, – майор улыбнулся. – Поезжай, долечивайся в эвакуации, а я все устрою. С Бекетовым своим хочешь повидаться?

Рита даже растерялась на секунду: она не вспоминала Лешу уже очень давно.

– Не хочу, – ответила равнодушно. – Мы виделись. Я сказала ему, что разлюбила и замуж за него не пойду.

Майор опешил.

– Это как так?

Рита устало опустилась на скамейку, командир присел рядом. Близился закат, заканчивалась эвакуация госпиталя. Последние раненые распределялись по машинам, которые должны были увезти их за многие километры от фронта.

– Когда вы уехали, я много думала, – заговорила Рита негромко. – Идет война, любой миг может оказаться последним. Как вообще можно что-то загадывать, когда мы не знаем, доживем ли до рассвета? Глупо откладывать счастье на потом, если этого «потом» может не случиться. И вдвойне глупо идти замуж за нелюбимого человека, потому что так счастья вообще никогда не будет.

Рита закуталась плотнее в колючее одеяло. К вечеру становилось совсем холодно.

– А за меня замуж пойдешь?

Она повернулась в изумлении – майор смотрел на нее совершенно серьезно. Рита подумала и ответила просто:

– За вас – пойду.

Командир рассиял улыбкой, подхватил вещмешок, помог Рите подняться и, поддерживая крепко и осторожно, повел к машине, на которой приехал.

День клонился к закату. Ветер рвал голые ветки деревьев. С окраин доносился грохот взрывов вражеских бомб.

Шарлотка

Yellange

vk.com/yellange_group


Саманта бежала по Уолл-стрит. Каблуки застревали в камнях этой огромной мощеной улицы, задерживали ее, как бы напоминая, что она давно опоздала и спешить больше некуда. Ветер растрепал ее волосы, оттого седые пряди еще больше напоминали высохшие полевые цветы. Она плотно сжала тонкие губы, из белесых глаз ручейками катились слезы. «Не сейчас, только не сейчас, – думала Саманта, – пожалуйста, не реви».

Она остановилась на перекрестке, пропуская машины, цеплялась взглядом в проходящих мимо людей. Что она помнила о нем? Узнает ли его?

Саманта посмотрела вверх: листья разноцветными пятнами засыпали дорогу, отчего та становилась похожей на мягкий ковер. Руки потянулись к туфлям: она больше не имеет права опаздывать. Непривычная прохлада пробежала от самых ступней до макушки – босиком Саманта передвигалась гораздо быстрее.

Еще несколько кварталов, и она будет на месте. Саманта повернула на Брод-стрит, узкую извилистую улицу, ведущую к причалам. Ее начинала бить мелкая дрожь, не столько от осеннего ветра и прогулки босиком, сколько от ожидания встречи. Тридцать лет она ждала этот день. Она знала, что это случится. Тревор Маккинсли нашел ее и пригласил встретиться у причала. У него умерла жена, дети выросли и разлетелись по разным городам. Одинокий старик, покинутый всеми, ждал ее и надеялся на взаимность. Птицы кружили над Самантой, словно стервятники, предвкушая добычу.

Тридцать лет Саманта Рисли готовилась к этой встрече, выбивая в памяти татуировкой слова, что скажет ему, человеку, которого она любила всю жизнь, но который женился на другой женщине. Человеку, предавшему ее, человеку, с именем которого на устах она просыпалась каждое утро.

– Саманта! – кто-то потянул ее за плечо.

– Тревор?

Перед ней стоял седой старик с огромной охапкой цветов. Не в силах посмотреть ему в глаза, Саманта начала разглядывать этот необъятный букет. В нем были гроздья рябины, желтые канны, красные пандаусы…

– Я помню, что ты любишь их, – начал он, заикаясь, но Саманта прижала палец к его сухим губам:

– Не надо. Я очень долго ждала тебя, чтобы тратить время на разговоры. Пойдем.

Они взялись за руки и не спеша побрели вдоль причала. Его руки были холодными и чужими, черствыми, как вчерашний хлеб.

– Присядем? – Саманта указала на скамью около раскидистого дуба.

– Пожалуй, да, – согласился Тревор.

Пальцы ног сводило от холода, Саманту знобило. Она достала из сумочки термос и небольшой сверток, ароматный и теплый. Тревор взял у нее из рук два стакана, в которые тут же попал тягучий глинтвейн из термоса. Саманта развернула бумагу, в ней оказалась яблочная шарлотка. Разделила ее на части, угостила Тревора:

– Я пекла ее тридцать лет подряд. С каждым разом она становилась вкуснее и нежнее. И сегодня у тебя в руках самый совершенный ее кусочек, с особым ингредиентом. Яблоки напоминают мне о наших с тобой детях, Тревор.

Небо, в отличие от Саманты, не сдерживало себя, оно заплакало на мостовую, на пожелтевшие деревья, на пролетающих серых птиц. Крупные капли разбивались о камни и превращались в цветные лужи. Саманта смотрела, как Тревор с аппетитом ест ее выпечку, будто не замечая дождь, и продолжила:

– О наших нерожденных детях, Тревор. Ваниль и корица – это наши поцелуи. Помнишь, как мы целовались? О, это было прекрасное время.

Она отломила кусочек пирога и съела. Босые ступни касались мокрой мостовой, но не чувствовали холода. Лишь плачущее небо под ногами напоминало Саманте об особом ингредиенте.

– Я любил тебя, – Тревор сжал ее руку в своей. – Но она ждала от меня ребенка. Я не мог бросить ее. Прости меня, если можешь. Я хочу, чтобы теперь ты стала моей женой.

Саманта поднялась со скамьи и протянула ему руку:

– Потанцуем?

Седой старик поднялся со скамьи и обнял ее, за стройную, как у юной девчонки, талию.

– У тебя потрясающая шарлотка, дорогая. А что за особый ингредиент в ней?

– Это то, что я копила в течение тридцати лет, Тревор.

Саманта засмеялась. Ветер разнес ее смех вдоль причала и обрушил громом на улицы Нью-Йорка.

Термос опрокинулся на бок, глинтвейн растекся красным пятном по скамейке. Бумага, в которой лежала шарлотка, улетела за серыми птицами. На земле, обнявшись, лежали два седых человека, укрытые теплым пледом из осенних листьев.

Рицин, яд, ставший особым ингредиентом, подействовал на них мгновенно.

Искаженная реальность

Людмила Лазукова

vk.com/milalazykova


Пара резиновых сапог сорокового размера стояла на автобусной остановке и наблюдала за происходящим вокруг.

– Наконец-то мы на улице, – сказал левый сапог. – Обожаю плачущее небо под ногами, усыпанное яркой листвой!

– А я предпочитаю сухую, прохладную погоду, – ответил правый.

– Но в такую погоду нас оставят дома, и мы не попадем под дождь, не увидим бальные платья деревьев, не измерим глубину луж!

– Не хочу шлепать по воде и намокать. Терпеть не могу, когда желтые мертвые листья налипают на мое тело, а грязь – на подошву. А еще ненавижу, когда деревья обнажаются. Лет по пятьдесят уже, а туда же, стриптиз показывать. Брр!..

– Странный ты. Если мы созданы сапогами, нам и жизнь уготована соответствующая. Мы активно живем в самый красивый период. А умение разглядеть прекрасное даже в серости и сырости – это всего лишь настрой.

– Оптимист хренов нашелся… Ты гладкий и целый, а у меня вон заплатка на боку. Ржавый гвоздь прошлой осенью продырявил мою шкуру, пока я тебя слушал и полет кленового листочка наблюдал.

– Он так завораживающе кружился в воздухе.

– А приклеился почему-то ко мне.

– И украсил твое голенище! Не ной. А лучше посмотри по сторонам. Наше время пришло.

– Умереть вместе с природой?!

– Влюбиться! Поэтому глядим в оба и ищем парочку женских резиновых сапог, размера так тридцать седьмого, можно на каблучке.

Пока левый сапог выискивал подходящий экземпляр, правый решил заглянуть лужу. Его взгляд выхватил красные босоножки тридцать восьмого размера.

– Вот это да! – вырвалось из него. – Какое изящество, какая грация! Левый! С ума сойти, ты это видишь?

– Мадемуазель! Разрешите представиться, – заикаясь, произнес он. – Заслуженный строитель, рыболов, грибник, на совесть прорезиненный сапог с теплым вкладышем, … имею боевое ранение.

Босоножки молчали. Они стояли рядом с лужицей, летние, оригинальные с тонкими ремешками, такие незащищенные, будто вызов, гримаса осенней погоде.

– Левый, я сейчас умру от разрыва подошвы. Где твои разноцветные листья-бабочки, которые заставляют тебя вставать на цыпочки? Хочу листопад, хочу дождь мелкий, моросящий, хочу танцевать, хочу любви! Давай подойдем ближе, я хочу прикоснуться к этому совершенству и вдохнуть запах натуральной кожи!

Правый сапог сделал резкое движение и шлепнул по луже. Грязный и мокрый, он посмотрел на лужу, в которой отражалось удаляющееся красное совершенство. Оно уходило не одно, а с мужскими туфлями сорок второго размера, из крокодиловой кожи, и уносило с собой фантазии резинового сапога.

– Правый, нам пора. Пока ты мечтал, я приударил за парой очаровательных калош. Они такие тонкие и силиконовые, и цвет у них осенний – розовый.

– К черту калоши, будь они хоть серо-буро-малиновые! К черту эти листья и слякоть! Лучше я засохну на батарее в кладовке и пойду трещинами, – разревелся правый сапог. – Это твое плачущее небо под ногами – иллюзия, обман, искаженная реальность!

Сапоги зашли в салон подъехавшего автобуса, который направлялся в деревню. Правый грустил, а левый думал о возможности встретить ровню и влюбиться.

До последнего вдоха

Юлия Ломухина

vk.com/lomuhina


Мне 25 лет, а тебе 23. День рождения у нас в один день. Прекрасный осенний день – 10 сентября. Мы лежим на траве и смотрим, как медленно падают пожелтевшие листья с деревьев. Ты любишь осень, а мне больше нравится лето. Ты любишь прохладную погоду и капли дождя, а я люблю жаркое солнце и тебя. Ты с улыбкой спросила:

– Ты всегда будешь со мной?

– До глубокой старости, до последнего вдоха.

Мне 35, а тебе 33. На день рождения я посвятил тебе стихи о нашей первой встрече. Мы познакомились осенью, когда деревья были усыпаны золотом, твое любимое время года. Я люблю писать стихи, а ты утверждаешь, что цифры важнее. Но каждый раз ты с любовью смотришь на меня, когда я читаю тебе свои творения. А еще с любовью смотришь на наших детей.

Мне 45, а тебе 43. Этот день рождения был самым лучшим в нашей жизни. Наша дочь сказала, что мы скоро станем бабушкой и дедушкой. Мы благодарили жизнь, судьбу и эту осень. Ты хочешь внучку, чтобы помогала по хозяйству, а я хочу внука, чтобы ходить с ним на рыбалку. У нас обязательно будут и внучка, и внук.

Мне 55, а тебе 53. Ты устроила мне сюрприз, позвала всех наших друзей и родственников на день рождения, хотя не любишь шумные праздники. Ты любишь тишину и порядок после работы, а я люблю смотреть телевизор на полную громкость. Но каждый вечер я выключаю телевизор и иду мыть посуду, чтобы ты могла отдохнуть.

Мне 65, а тебе 63. Наши дети уже взрослые и живут в другом городе, но приехали на наш день рождения. Этим тихим осенним вечером наша семья снова в сборе. Мы с тобой спорим, кого завести: кошку или собаку? Я люблю кошек, как наша дочь, а ты любишь собак, как наш сын. Поэтому, мы заведем и кошку, и собаку.

Мне 75, а тебе 73. После дня рождения ты очень устала и решила прилечь подремать, хотя было еще рано. Ты любишь спать днем, а я считаю это бесполезной тратой времени. Я сплю только ночью, но всегда ложусь рядом с тобой днем, чтобы чувствовать твое тепло осенними вечерами.

Мне 85, а тебе 83. День рождения у нас в один прекрасный осенний день. Мы сидим на веранде и смотрим, как медленно падают пожелтевшие листья с деревьев. Ты любишь осень, а мне больше нравится лето. Ты любишь прохладную погоду и капли дождя, а я люблю жаркое солнце и тебя. Ты с улыбкой спросила:

– Что такое осень?

– Осень – это ты и я.

Я всегда буду любить тебя. До последнего вдоха.

Нюхать шашлык

Надежда Почесуева


«В полумраке комнаты на узкой кровати, застеленной ярким постельным бельем, лежал молодой мужчина».


«Нет, так не пойдет», – решил Андрей, сминая лист бумаги и бросая его на пол. Он был болен уже слишком долго для того, чтобы лежать без дела, бездумно глядя в окно, за которым ничего не было, кроме неба и ветвей клена, листья с которого еще не облетели, но уже покрылись яркой краской.

Мысли метались, ища выход. Хотелось создать что-то такое особенное, чтобы его запомнили навсегда. Чтобы маме осталась память о нем. Закусив губу, он несколько минут вспоминал свою жизнь, свое непослушание, хамство и скандалы на пустом месте… А теперь только мама рядом с ним и больше никого. Даже отец не позвонил ни разу с тех пор, как стал известен диагноз. Друзья тоже как-то быстро испарились из жизни, хотя… что это за жизнь?! В гневе отшвырнув от себя блокнот, Андрей задержал дыхание и медленно выдохнул. Насорил, а маме опять убирать. Нехорошо.

– Андрюша, я дома! – мама будто подслушала его мысли и заглянула к нему в комнату. – Сейчас переоденусь и будем ужинать.

Оставив дверь в комнату открытой, женщина продолжала что-то рассказывать о том, что происходило сегодня у нее на работе. Андрей не вслушивался, наслаждаясь звуками ее голоса. Такого теплого и родного.

Они тихо поужинали, обсуждая фильм, что посмотрели предыдущим вечером. Мама ничем не дала понять, что ей не нравится тот беспорядок, что сын устроил в ее отсутствие. Она прибрала в комнате, вернула сыну блокнот с ручкой. Будто почувствовав что-то, женщина открыла окно, впуская свежесть осеннего вечера.

– Нет, не включай свет, – попросил он маму, когда ее рука потянулась к выключателю. – Так хорошо.

– Посмотрим что-нибудь сегодня или тебе почитать?

– Еще не знаю, – слабо улыбнулся Андрей. Заливисто рассмеялся дверной звонок. Сейчас это звучало, как насмешка, а когда-то Андрею казалось, что это забавно. Наверное, соседка опять пришла пошептаться о своем женском несчастье. Сколько Андрей помнил, мама всегда терпеливо выслушивала тетю Тоню, вовремя кивала и охала, обзывала мужа соседки не самыми приличными словами и постоянно подливала чай. Тетя Тоня, выплеснув весь свой гнев, уходила домой, а в выходные с дачи привозила много овощей и фруктов: «Андрюшка же растет, ему витамины нужны». Это была единственная женщина, которая не жалела ни сына, ни мать, но всегда была рядом, если требовалась реальная помощь.

Странный шум в коридоре отвлекал от грустных мыслей, раздражал и пробуждал любопытство. Кто-то незнакомым голосом пробасил:

– Да я на секундочку, теть Валь! – дверь в комнату резко распахнулась, и в нее будто ворвался ураган. – Ну, что, Ветер, совсем решил тут зачахнуть?!

– Жо… Жорик?! – от волнения у Андрея перехватило дыхание. Они не виделись лет десять точно. Сначала переписывались, потом иногда перекидывались сообщениями по интернету, а последние пару лет вообще никакого общения не было.

– А то! – пробасил наголо бритый накачанный здоровяк. Когда друзья виделись в последний раз, Жорик был тонким, «звонким», вечно чихающим аллергиком со слезящимися глазами. Его родители тогда потому и увезли, что пареньку было невыносимо дышать здешним воздухом. – Я приехал, а ты тут взаперти. Сегодня уже поздно, а завтра пойдем в парк, познакомлю тебя с чумовой девчонкой. Красивая – умереть не встать!

– Да я, как бы, уже почти, – осторожно заметил Андрей. Жорик сел рядом, кровать жалобно скрипнула под его весом. – Уже и боли не чувствую. Даже врачи больше не приходят.

– Ну, раз не чувствуешь, значит, парк не отменяется. А будешь вести себя хорошо и не брыкаться, то еще и шашлык дам понюхать. Мне тут по делам еще метнуться надо, а ты давай там, джинсики нагладь, рубашечку какую поприличнее, а то знаю я тебя, остолопа.

– Остолоп из нас двоих точно не я, – внезапно улыбнулся Андрей, откровенно радуясь приходу друга и стараясь отгородиться от мысли, что назавтра Жорик забудет о своем обещании. Счастье сейчас было почти полным.

– Я знал, что ты так и остался высокомерным занудой! – раскатисто рассмеялся Жорик. – Завтра в четыре я у тебя. И чтоб был при параде! Девчонка – чума!

– Угу, – кивнул Андрей, радуясь еще одному важному обстоятельству. Жорик так и не включил свет и не увидел, в каком плачевном состоянии находится его друг. Завтра в парк. Одна мысль об этом заставляла сердце биться чуть быстрее, а душу наполнила предвкушением чего-то необычайного. Казалось бы, парк, ну, что тут такого? Ан нет, это событие, которое не каждый может оценить по достоинству.

Уснул Андрей почти под утро. Все вспоминал детство, в котором было много друзей и главный из них – Илья Остолопов, которого все звали Жориком за его жажду все время что-нибудь жевать. Ему всегда было плохо после экспериментов с едой, а теперь… он позволит своему другу «понюхать шашлык». Несмотря на то, что Андрей не верил, что Жорик вспомнит о своем обещании на следующий день, это был счастливый вечер.

Проснулся Андрей поздно. У кровати на табуретке стояла чашка с уже остывшим супом и несколько стаканов с морсом. Мама ушла, не став будить сына. В окно барабанил редкий осенний дождь. «Вот тебе и парк», – усмехнулся про себя Андрей, хватаясь за полотенце, которое было привязано в ногах кровати, чтобы он мог самостоятельно садиться. Смысла в этом парень не видел, но мама настаивала на том, что нужно шевелиться, пока жив. В этот раз подъем дался легче, чем обычно. Видимо, положительные эмоции благоприятно влияют. Надо же, какими словами думать начал, снова усмехнулся Андрей. Суп оказался на вкус, как жухлая трава. Он никогда не пробовал жухлую траву, но почему-то был уверен, что вкус у нее именно такой. Заставив себя съесть все, чтобы не слышать, как ночью мама тихонько всхлипывает в подушку, выпил морс и лег обратно. Сегодня хотя бы не тошнит и то хорошо.

Ветви клена стучали в окно, напоминая о прогулке. Протянув руку, Андрей нащупал блокнот с ручкой на полке в изголовье кровати. Писать ничего не хотелось, а вот слова Жорика о «девушке-чуме» из головы не выходили. Тонкие синие линии, разбросанные по чистому листу, постепенно соединялись в странном танце, чтобы из небытия появилось нежное девичье лицо.

Щелчок замка входной двери прозвучал в тишине, как выстрел. Андрей замер. Странный шум, клацанье стального механизма (такой можно часто услышать в больнице), шаги уверенного в себе человека. Пара минут – и Жорик врывается в комнату. Он, наверное, вообще не помнит, что такое ходить тихо и спокойно, мелькнуло в голове у растерянного Андрея.

– А ты что, еще не готов, что ли?! – в свете дня Жорик казался еще более здоровым и мощным. Если бы не почти детское выражение лица, можно было бы сказать, что это типичный «бык» из девяностых. – Так, тычь пальцем, где у нас тут джинсики-рубашечки?

– Там, – махнул рукой Андрей, ничего больше не сумев добавить. Ком в горле мешал даже дышать, не то что говорить. Он уже и забыл, что такое общаться с кем-то кроме мамы и врачей. Жорик меж тем рылся в шкафу, доставая вещи, которые, по его мнению, обязательно должна оценить чумовая девчонка.

– Костян, дуй сюда! – кому-то крикнул Жорик. В комнату скромно протиснулся еще один шкафоподобный парень. Чуть улыбнувшись Андрею, он подошел к Жорику.

– Ты чего?! Там холодно, а ты футболку, – возмутился Костян.

– Да, чего-то не подумал, – согласился Жорик и оглянулся: – Ты сильно мерзнешь?

– Наверно, – выдавил из себя Андрей. – Я давно не был на улице.

– Угу, – хмыкнули парни и вернулись к выбору одежды для прогулки. Как его подняли с кровати, запихнули в одежду, Андрей матери рассказать потом не сможет. Это событие стерлось из памяти, потому что в тот момент до него дошло, что он действительно идет на прогулку. И не один, а с друзьями. Пока Жорик упаковывал Андрея в куртку и закутывал его шею бесконечным шарфом, Костян завез в комнату кресло-каталку.

– Нравится? – усмехнулся Костян. – Прямо как в кино. Мы даже ей такой же моторчик сделали, так что ты еще и погонять сможешь. Не байк, конечно, но тоже круто.

– Круто, – согласился Андрей. Жорик с легкостью поднял друга на руки, усадил в кресло, закрепил ремни, чтобы не было риска падения, и укутал ноги друга теплым покрывалом.

– Нет, Ветер, с такой прической к девкам нельзя. Давай кепон какой найдем!

Небольшая заминка – и одетый по всем правилам приличия Андрей отправляется на прогулку. Пока Костян помогал Андрею покинуть квартиру и втиснуться в лифт, Жорик кому-то позвонил. По обрывкам разговора стало понятно, что беседует он с мамой Андрея.

– Да, теть Валь, надел все, что вы сказали. Нет, суп съел. Морс взяли, таблетки тоже. Телефон врача есть. Теть Валь, мы на машине, все будет хорошо. Чуть-чуть погуляем и вернемся. Угу, понял, нет проблем.

Соседки, сидящие на лавочке у дома, очень удивились, увидев Андрея в такой компании. Помимо Костяна у машины находилось еще несколько таких же, как Жорик, парней. Они о чем-то лениво переговаривались, провожая взглядом всех особей женского пола, что появлялись в поле зрения. Кресло вместе с пассажиром погрузили в микроавтобус, будто специально предназначенный для перевозки таких пассажиров, и вся компания направилась в сторону городского парка. Странно, конечно, что его называют городским, ведь он находится за чертой города.

Андрей разглядывал знакомые улицы, ставшие такими чужими, и удивлялся, как все изменилось с того дня, когда он в последний раз по ним ходил. Честно говоря, он уже сильно устал от одного того, что ему пришлось одеться и спуститься вниз, но он ни за что не признался бы в этом. На одном из перекрестков возник жаркий спор о том, в какую сторону сворачивать. Накал страстей был такой, что, казалось, сейчас начнется перестрелка. Внезапно наступила тишина и несколько пар глаз уставились на Андрея.

– Ну? – дернул бровями водитель. – Куда дальше?

– А… кхм… налево, два квартала прямо, потом еще раз налево и до упора, – покраснел Андрей.

– Ну, а я что говорил?! – фыркнул водитель и машина тронулась. Проехав через весь город, друзья въехали на территорию парка и остановились у большого водоема. Раньше здесь было озеро, но обмелело до размеров пруда. Городские власти спохватились и всячески пытались сохранить это место в том виде, в котором оно было сейчас. Кресло спустили на землю. Костян несколько минут учил Андрея управлять этим транспортом, а потом оставил парня наслаждаться холодным воздухом, пропитанным ароматом опавшей листвы и чего-то такого, что отличает осень от всех других времен года.

– Далеко не уходи, – попросил Жорик, не торопясь знакомить друга со всей остальной компанией, что ждала их у пруда, уже расположившись на пикник. Андрей направил свой транспорт по дорожке, не очень быстро, только чтобы почувствовать движение. Недалеко, на отдельной полянке, танцевала рыжая девушка. Нежная и забавная, плавная, гибкая и какая-то нереальная. У Андрея зачесались руки, так захотелось ее нарисовать. Девушка заметила зрителя и подошла ближе. Невысокая, рыжая, с потрясающе синими глазами.

– А меня Олеся зовут, – представилась незнакомка и улыбнулась так, будто увидела что-то страшно забавное. – Кто тебе купил эту жуткую кепку?

– Она казалась мне страшно симпатичной, – покраснел Андрей.

– Тебе нужен консультант по одежде, – рассмеялась девушка. – В другой раз, когда соберешься за шмотками, позвони мне. Такого ужаса я тебе купить не позволю.

– Я… кхм… у меня нет…

– А ты уже уходишь? – девушка чуть склонила голову на бок.

– Нет.

– Тогда у нас еще есть время обменяться телефонами. Ты, наверное, Андрей Ветров?

– Да, а как….

– Жорик нам о тебе все уши прожужжал, – опять рассмеялась девушка. – Уже нюхать шашлык или еще погуляем?

– Погуляем, – ответил Андрей, вдруг почувствовав такой прилив сил, какого не чувствовал даже будучи здоровым. С Олесей было легко, он сам не заметил, как начал рассказывать ей идеи для своих рассказов, которые хотел бы написать. Что-то Олеся хвалила, над чем-то смеялась, а что-то беспощадно разносила в пух и прах. Она не могла просто идти, все время то забегала вперед, то сходила с дорожки, потому что заметила красивую шишку, последний цветок или необычно окрашенный лист. Вскоре у Андрея был целый букет всяких ненужных, но красивых вещей.

– Ветер! Олеся! – над парком разносились разные голоса.

– Пора возвращаться, – девушка помогла Андрею развернуть кресло и они отправились обратно. Навстречу к ним спешили Жорик с Костяном. Жорик забрал с собой Олесю, а Костян задержался с Андреем. Наскоро проверив, как себя чувствует пациент, измерил Андрею температуру, давление, выдал пару таблеток, дал запить и лишь потом они присоединились к остальным. Андрей некоторое время не мог вымолвить ни слова. Как тяжело быть мужчиной и не иметь возможности просто разреветься, как в детстве, если сбил колени в кровь. О нем заботились, ничем не выказывая неудовольствия и стараясь не выставлять его болезнь на показ.

Вся компания уселась на расстеленное покрывало, чтобы поесть и поговорить. Олеся подала Андрею чашку с наваристым бульоном, от которого тот хотел отказаться, но Костян тихонечко заверил парня, что данная субстанция вреда не принесет, одобрена и врачами, и мамой, и им лично. Так что «понюхать шашлык» очень даже получилось. После еды решили поиграть в «вопрос-ответ». Все писали вопросы, кидали их в банку, а потом по очереди доставали, чтобы ответить. Дошла очередь и до Андрея. Вытянув бумажку, парень волновался так сильно, что чуть не выронил ее.

– Что… кхм… что такое осень? – прочитал он. Со всех сторон сразу посыпались ответы. Самыми частыми были выдержки из песен.

– А что такое осень именно для тебя? – улыбнулась Олеся.

– Ты, – ответил Андрей честно. Еще пару лет назад он бы начал придумывать красивые предложения, без смысла, но наполненные красивыми образами. Сейчас это не имело значения. Сейчас вообще ничего не имело значения, кроме правды. У него осталось так мало времени. Сказать, спеть, написать, нарисовать.

Жорик посчитал, что сказано было уже достаточно, и банка опять пошла по кругу. Прогулка закончилась внезапно, когда с неба резко хлынул дождь. Женщин и Андрея первыми запихнули в машину, а потом парни уже собрали и убрали оставшееся. Возвращаясь домой, вся веселая компания распевала песни во весь голос, даже водитель, хмурый парень по имени Юрчик. Их несколько раз останавливали полицейские, заставляли всех проходить тест на алкоголь, и сильно удивлялись, что взрослые люди могут распевать песни в трезвом виде.

Маму Андрей увидел сразу. Она металась по двору, заламывая руки. Жорик выскочил из машины и направился к ней. Обняв обеспокоенную женщину, он что-то ей долго объяснял, пока, наконец, она не бросила последний взгляд на машину и не вошла в подъезд. Коляску спустили на землю, и Жорик повез Андрея домой.

– Ты это, давай не хандри, понял? – напутствовал он друга. – До пятницы мы на работе, а в субботу к десяти утра будь готов. На дачу поедем. С ночевкой. И купи уже себе нормальный кепон, а то перед девками неудобно. Парень красивый и такой моветон.

Андрей только устало улыбался. Моветон, надо же. Кто бы мог подумать, что Жорик такие слова знает. Уже дома, лежа в кровати, Андрей вспомнил, что так и не поговорил с другом. Не спросил у него ничего, не узнал, как он живет теперь, чем занимается. И коляска эта… она ведь немало стоит.

Честно говоря, и Андрей, и мама боялись того, что ночью придется вызывать неотложку. Еще раз проходить через весь ужас реанимации никому не хотелось, хотя сам Андрей считал, что это достойная плата за проведенный вечер. Вечер….

Резко открыв глаза, Андрей несколько минут смотрел в потолок. Он так и не взял номер телефона Олеси. Хотя, к чему врать, вряд ли она захочет ему позвонить или ответить на его звонок. Переведя взгляд на окно, Андрей отметил про себя, что проспал он довольно долго. Сев, он повернулся, чтобы взять чашку с супом и наткнулся взглядом на новенький телефон с листком бумаги под ним. Дрожащей рукой, Андрей вытянул листок, на котором аккуратным почерком было выведено имя «Олеся» и номер телефона. Больше ничего.

От волнения он опустился на подушки и закрыл глаза. Горячая слеза все же сорвалась с ресниц. Он задавал в пустоту один и тот же вопрос: «Зачем мне столько жизни тогда, когда времени уже не осталось?!» Он еще никогда не был так мучительно счастлив и безумно несчастен одновременно. Набрав номер, он так и не смог нажать зеленую трубочку. Отложив телефон, Андрей заставил себя выпить суп, незнакомые таблетки, морс, достал блокнот и принялся писать. Слова из-под ручки текли… нет… летели свободно, как ветер.

Несколько дней он был погружен в работу, почти не обращая внимания на то, что происходит за окном, приходит ли соседка пожаловаться на мужа, не слышал, рассказывала ли что-нибудь мама или нет. Он был поглощен написанием того, что хотел сказать миру. Он боялся не успеть. Только в пятницу, ближе к вечеру, уронив на пол телефон, когда потянулся за морсом, он вспомнил, что так и не позвонил Олесе. Не раздумывая, склонившись с кровати, поднял телефон и набрал номер, который впечатался в память.

– Алло?! – услышал он нежный голос. Даже не закрывая глаз, он видел, как она сейчас улыбается, прислушиваясь к его дыханию. – Я боялась, что ты не позвонишь.

– Я не хотел.

– Почему?

– Тебе не понравилась моя кепка.

– Она и сейчас мне не нравится, но я все равно рада твоему звонку.

– Я начал писать.

– Если я спрошу, могу ли я остаться у тебя на ночь, это будет сильно неприлично?

– Абсолютно, – не удержался он от смеха, – но я буду очень рад.

– Я заканчиваю через три часа, постарайся не уснуть до моего прихода.

– Теперь я вообще никогда не усну.

– Я рада.

– Тому, что я не буду спать?

– Тому, что мы не тратим мою молодость на цветы и конфеты, – рассмеялась Олеся. – Жди.

Андрей смотрел на листья клена, который радостно стучал ветвями в окно, и думал, что так не бывает. Не бывает и все. Не бывает друзей, которые появляются из прошлого как раз тогда, когда тебе это больше всего нужно. Не бывает такого, что ты встречаешь девушку, а она готова пойти за тобой, без вопросов и условий. Не бывает и все тут. Никогда и ни у кого. Телефон выпал из ослабевшей руки на пол, но Андрей этого уже не почувствовал. Он умирал.


– Папа, смотри, как я умею! – маленькая рыжая девчушка собирала листья в охапку и подкидывала вверх. Листья, медленно кружась, падали на ребенка, на землю и притаившуюся собаку, такого же огненного окраса, как и волосы у девочки.

– Настоящая Принцесса Осени, – рассмеялся Андрей, обнимая жену, которая не принимала участия в безумствах дочери. Девочка подбежала к родителям и прижала красивый листок к животу матери:

– Это тебе, братишка!

– Ветер! Осень! – голос Жорика пролетел над парком. – Пора нюхать шашлык!

Прошло несколько лет: болезнь ушла и Андрей счастливо женат на Олесе, «Осени», как ее теперь называют друзья. И «нюхать шашлык» стало традицией. Андрей старается не вспоминать то время, когда Костян с Жориком боролись за его жизнь, испытывая экспериментальное лекарство на свой страх и риск. Кто бы мог подумать, что «качки из девяностых» окажутся подающими надежды молодыми онкологами. Никто не может с уверенностью сказать, что тогда спасло Андрея: лекарства, забота друзей или внезапная любовь. Как бы там ни было, когда Андрея спрашивают, что такое осень, он всегда отвечает: «Однозначно, счастье!»

Детектив

Игра в преступление

Зинаида Живило

vk.com/zinazh


Утром первого ноября случилось страшное. Я проснулся и обнаружил пропажу. Их нигде не было: ни на окне моей комнаты, ни возле кровати, ни в моем тайном месте. Я перевернул всю комнату, прежде чем выйти, теперь там был хаос. Такой же, как в моей душе.

За дверью я увидел следы преступления: разноцветные серебристые бумажки, разбросанные на полу, к горлу подступила тошнота, и я пошел по ним. Голову я нашел быстро. На ее лице застыла жуткая гримаса – злодей выпотрошил ее подчистую, не оставив ничего.

У меня было трое подозреваемых: Кэти, Лэйла и Джон. Вчера они были моими союзниками, сегодня один из них стал кротом.

Я поднял с пола пустой горшочек в виде тыквенной головы и внимательно его осмотрел. На затылочной части обнаружились отпечатки. Шоколадные следы маленьких тонких пальцев. Значит это не Джон, его пальцы толстые, как сосиски. Минус один подозреваемый.

Я начал вспоминать подробности вчерашнего вечера.

Мы вчетвером отправились на охоту за сладостями. У нас было несколько часов до темноты, чтобы обойти все дома на нашей улице.

Джон надел банальный костюм призрака – простыню с двумя дырками. Если бы не найденные отпечатки, он стал бы первым подозреваемым, потому что ему дали меньше всех конфет. Его костюм был настолько плох, что из-под края простыни ноги торчали до лодыжек.

С другой стороны, ему уже 16, мама отправила Джона с нами как взрослого, и конфеты он не любит. Плюс отпечатки не совпадают.

Лейла была в костюме ведьмы: остроконечная шляпа, черное платье и макияж, который я называю «глаза панды». Она была главной моей конкуренткой в борьбе за сладости, но заняла второе место. У нее есть мотив: месть.

Хотя Лейла не особо расстроилась из-за проигрыша. Когда мы шли домой, держа в руках кульки и горшочки с конфетами, начался дождь, и мой чудесный костюм пирата из папье-маше мог развалиться на части.

У Лейлы была возможность отомстить уже тогда, но она отдала мне свой целлофановый плащ. Но что, если так она решила отвести от себя подозрения?


Я решил обыскать комнату Лейлы. Типичная девчачья обитель с плюшевыми игрушками на кровати и кукольным домиком в шкафу. Ее костюм висел на стуле, а шляпа лежала сверху. Я поднял ее – пусто. Конфет тут не было.

– Что ты здесь делаешь, придурок?! – Лейла вошла в комнату, вытирая мокрые волосы.

Из душа. Значит, тоже недавно встала.

– Ищу улики. Мои конфеты пропали. И я нигде не вижу твоих.

– Боже! – она закатила глаза. – Да не трогала я твои конфеты! Я вообще на диете!

– Хорошая отмазка. Но тогда где твои сладости, сестренка?

– Я высыпала их в миску на кухне! В отличие от тебя, меня научили делиться! А теперь проваливай отсюда, мне нужно переодеться!

Она бесцеремонно вытолкала меня за дверь, но мне было все равно. Я устремился на кухню. Ее конфеты, действительно, были там, я узнал их по приметному батончику в ярко-красной обертке. Вчера я хотел его получить, но Миссис Эвердин, наша пожилая соседка, отдала его сестре. Ох уж эта женская солидарность!


У меня осталась последняя подозреваемая. И она как раз пришла на кухню.

– Вау! Здесь есть конфеты! – Кэти уселась на стул и потянулась за тем самым батончиком. Самой большой конфетой.

– А где твои? Уже съела? – как бы невзначай поинтересовался я.

– Тебе-то какая разница? – пробубнила сестра, пережевывая шоколад.

Не став задавать вопросы, я покинул кухню. Лучше обыскать ее комнату, пока она тут.

Я открыл дверь, на столе стояла такая же тыквенная голова, как у меня, но она была тяжелой, под завязку набитой сладостями.

Что я знал о тебе? Ты – сладкоежка. Вчера ты не получила первое место за количество собранных конфет, только потому что съела половину своих припасов, пока мы шли домой.

Я вспомнил, как Кэти бросала обертки прямо на асфальт, и ветер уносил их вместе с опавшими листьями, а Джон ругался и заставлял подбирать их.

Стоп! Но это значит…

Меня осенило! Я перевернул тыквенную голову и увидел на дне крестик, выцарапанный гвоздем накануне.

Пазл сошелся.

Никого не пощадила эта осень

Женя Нефедова


Николай ежился в тонкой куртке и бесконечно зевал. Еще час – и он рванул бы домой. А теперь неизвестно, сколько это все продлится. Следующая опергруппа еще не заступила на сутки, так что придется все оформлять до победного. К тому же, ночка та еще выдалась. Обострение что ли у всех осеннее?

– Ну, что тут у нас? – словно ниоткуда появился Вадим.

– Баранов Илья Борисович, пятьдесят шестого. Гендиректор фирмы по производству комплектующих для нефтегазовых каких-то установок. Ножевое. Судмед пока ничего толком не говорит, – Николай пытался не зевать слишком откровенно.

– Что у них вообще за сходка тут была?

– На выходные коттедж сняли, типа, для совещания. Человек пятнадцать. Всех опросили. Никто ничего не видел и не слышал, как обычно.

– Камеры?

– Территория утыкана. Михалыч сейчас просматривает как раз. А вот внутри – только в столовой. – Николай втянул голову, чтобы закрыть уши воротником куртки.

– Пойдем, а то посинеешь скоро. Чего на улице топчешься? – по-отечески спросил шеф, хотя был старше Коли всего на два года.

– Красиво тут. Лес еще весь пышный и разноцветный. Когда на дежурство заступали, тепло было. А сейчас вон даже лужи подмерзли. Еще несколько дней – и останутся от этой красоты палки одни голые. Грустно, – вздохнул парень.

– Да вы, батенька, эстет, – усмехнулся Вадим. – Двинули. А то от трупа одни кости останутся, пока ты тут природой налюбуешься.


В номере, где ночью обнаружили тело, кипела работа. То и дело щелкал фотоаппарат, криминалист обрабатывал поверхности кистью. Все как в кино.

– Фу, опять эта тетка. Видимо, из отпуска вышла, давно ее не было слышно, – скривился Николай.

– Ты о чем? – удивленно спросил его Вадим.

– Ведущая на «Югре». Слышишь по радио? Голос противный, не люблю ее.

– А радио кто включил?

– Так работало, – отозвался один из оперов. – Баранова потому и нашли. Зам, который в соседней комнате ночевал, попросить хотел, чтоб тот приемник выключил. А тут – вот.

В комнате был относительный порядок. На столе стояла тарелка с колбасой и хлебом, бутылка водки и пара рюмок, одна из которых была полной. Еще лежал открытый блокнот с оторванной частью верхнего листа. На оставшемся кусочке видны были какие-то почеркушки.

– Алексей, чем порадуешь? – обратился Вадим к эксперту. – И почему так жарко?

– Кондер на максимуме работал. Умный гад, теперь точное время смерти будет сложно установить. Пальцы стерты точно. А вот блокнот – уже интересней. Может, удастся разобрать, что так хотел скрыть от нас автор.

– Хорошо, сразу сообщай. А мы пока в народ двинем.


В столовой пахло алкоголем и кофе. Измотанные ожиданием, подчиненные убитого уже заметно нервничали.

– Здравствуйте, я руководитель оперативной группы, капитан Рыбаков Вадим Сергеевич. Есть ли желающие поделиться информацией?

– Мы все уже вашему коллеге рассказали. Ну сколько можно нас здесь держать? – завозмущалась полная, возрастная женщина, вытирая заплаканные глаза.

– А вы кто, простите? – обратился к ней Вадим.

– Наталья Владимировна Забелина, главный бухгалтер. Мы отмечали конец квартала. Илья Борисович ушел к себе рано, около восьми. Он не любил большие компании. А мы все разошлись под утро.

– У него были с кем-то конфликты? Какой он был человек?

– Да козел он был, – донеслось из угла комнаты. Молодая девушка с патчами под глазами качала ногой и нагло смотрела на Вадима. – Вечно на всех орал. То премии лишит, то уволит по статье. Недавно вот Петра Константиновича при подчиненных обматерил. Вам это «Убийство в Восточном экспрессе» не напоминает?

На девушку со всех сторон зашипели коллеги, а она нарочито громко захохотала.

– Так. Можете быть свободны. Но пока никуда не отлучайтесь из города.


В кабинете оперативников было накурено. Уже раз пятый за утро кипел чайник. Николай всыпал в чашки по две ложки кофе и залил их кипятком, а Вадим развешивал на доске фотографии.

– По камерам с улицы посмотрели, никого посторонних рядом не было. Значит, точно кто-то свой. В столовой все, кроме убитого, находились до четырех утра. Естественно, постоянно выходили по разным надобностям, – докладывал рослый опер Сергей.

– И у нас нет точного времени смерти, что очень плохо, – вздохнул Вадим.

– Причины грохнуть начальника и правда были у всех. Самодур и деспот. На последнем совещании унизил прилюдно главного инженера, до этого выгнал пинками из кабинета начальника одного из отделов. А в приемной как раз полно народу было.

– Что с блокнотом? – Вадим вдруг обернулся от звука распахнувшейся двери. – Мама?

В кабинет грациозно вошла красивая женщина в элегантном костюме, с жемчужной ниткой на шее. Прическа, макияж, парфюм. Несмотря на ранний час, она выглядела потрясающе, чего не скажешь о развалившихся на стульях парнях.

– Димочка, поставь сумки сюда, будь добр, мой хороший, – обратилась она к сопровождавшему ее сержанту. – И возьми, пожалуйста, этот пакет с пирожками. Там три вида, потом скажете, какой вкуснее.

– Татьяна Ивановна, вы наша фея-крестная! – прижимая к груди пакет, с умилением лепетал «Димочка».

В кабинете сразу изменилось настроение. Мужчины вскочили с мест и начали освобождать стол для принесенных вкусностей. Мама Таня, как ее называли в отделе, своим появлением всегда производила фурор и удостаивалась восхищенных взглядов даже от самых молодых сотрудников.

– Боже мой, знакомые духи! – в кабинет влетел начальник отдела с погонами подполковника. – Прелестница! Ах, весьма рад встрече.

– Петр Петрович, вы, как всегда, очень галантны! – Татьяна Ивановна кокетливо протянула ему руку для привычного поцелуя.

– Вот пришел разгон устроить этим охламонам. Бумаги оформляют как попало. Мне скоро от высокого начальства прилетит.

– Ну, голубчик, пожалейте ребят. Вторые сутки на ногах. Кстати, я принесла вам пирожных по новому рецепту. Загляну попозже, если позволите.

– В любое время! Буду ждать.

Начальник строго посмотрел на ухмыляющихся парней, жующих пирожки, и показал им кулак.

– Мы что-то упускаем. Не понимаю. Еще эта фраза на оторванном листке. «Осень, я опять лишен покоя». Бред какой-то. – Вадим ходил из угла в угол.

– Это точно мужик, раз написано «лишен»! Да и водку с дамой пить не будешь, – Николай был доволен своей проницательностью.

– Коленька, вы находитесь в плену стереотипов. Смотрите на все непредвзято, – Татьяна Ивановна медленно встала со стула и подошла к доске с фотографиями. – Начните сначала.

– Да, Коль, давай вспоминай. Мы заходим в комнату. Наши работают, – Вадим напряг лоб.

– Жарко. Радио играет. Я еще сказал, что опять на «Югре» эта вышла, с противным голосом.

Наперебой все стали обсуждать детали утреннего осмотра, а Татьяна Ивановна взяла в руки телефон.

– 22:45. Примерное время смерти, – прервала оперативников мама Таня.

– В смысле? Откуда ты знаешь? – Вадим ошарашено смотрел на женщину.

– Плейлист радио «Югра» за вчерашний день. Песня «Что такое осень» играла в это время. Скорее всего, убийца написал фразу из нее неосознанно. Фразу и все вот эти загогулины. Я тоже так черкаю, когда ухожу мыслями в себя.

– Мама, ты гений! Колян, бегом смотри запись, кого не было в столовой в это время.


– Петр Петрович, можно? – Вадим застыл на пороге, увидев довольного начальника, который только что выпил залпом стопку водки. Напротив него сидела улыбающаяся Татьяна Ивановна, держащая маленькую рюмку с прозрачным напитком.

– Давай, заходи! Ну, что, раскололи?

– Да она и не отпиралась. Минут десять, говорит, мозг ей выносил, что она старая, толстая. А главный бухгалтер впечатление должен производить, второе ж лицо в фирме. Сказал, что молодую и длинноногую на ее место поставит. Она слушала-слушала. Потом взяла нож, которым он колбасу нарезал, и пырнула его.

– А, снова наша любимая осенняя причина «нашло что-то». Ясно. Давайте по домам. Завтра бумаги не забудьте нормально оформить, – крикнул вслед Вадиму начальник, – охламоны… Ну, за вас, прелестница!

Кирпич

Мара Мыгина

vk.com/mara_mygina


«Все. Больше они не будут стучать мне в стену, жаловаться, вздыхать и закатывать глаза при встрече. Все. Я могу вздохнуть спокойно», – подумала она и положила кирпич на пол.

Этим утром конфликт с соседями достиг своего апогея. Откладывать поиски кирпича было уже невозможно.

Где его искать в городе – было неясно. Выходя из дома с намерением этот кирпич отыскать, она вдруг вспомнила о строительном магазине. Крупном таком, можно сказать огромном, совсем недалеко от дома.

Но кирпича там не оказалось. Абсурд, правда? Или только ей так казалось? Огромный магазин, склад – еще больше. Здесь продают все виды гвоздей и саморезов на развес, как макароны в продуктовом. Доски, бруски, плинтусы, молотки, пилы. Даже автомат с напитками стоял. А кирпичей нет.

Продавец смотрел непонимающе. Знать о существовании кирпичей он должен. Может, его смутил тот факт, что ей нужен всего один кирпич? Особенно нелепо прозвучала заученная фраза консультанта в конце разговора: «Не сдавайтесь, стройтесь».

Ну да, с одним-то кирпичом. Он реально думает, что возможно что-то построить?

Может, он подумал, что именно одного кирпича не хватает на фундамент или печку. И бедный строитель побежал искать так нужный ему единственный кирпич. А их в магазине нет. Тогда фраза «не сдавайтесь» как раз к месту. Но все же воспринялась как издевка. Ну да ищите, ищите, и не сдавайтесь. Где-то ваш кирпич вас ждет.

Она и не сдалась. Пошла дальше.

Недавно здесь закончилось строительство, и новый дом, как нераспечатанная игрушка, стоял еще в своем лоске. Если бы она могла увидеть себя со стороны, интересно, что бы она подумала? Возле еще не обжитого дома, где людей не видать, и который еще огражден забором на время стройки, бродит человек и заглядывает под скамейки, в подъезды. Обходит кругом контейнеры для строительного мусора. Поднимает коробки, отодвигает доски и еще какие-то строительные вещи. Если людей, собирающих бутылки и алюминиевые банки, еще можно понять, то это действо точно было на грани абсурда.

Ко всему этому прибавились усталость и чувство голода. С утра только чашка кофе. Ноги еле доплелись до ближайшей скамейки, которая оказалась совсем не близко. Плюхнувшись на нее, девушка заметила вывеску с вкусной надписью «Шаурма».

«За свои усилия я заслужила что-нибудь вкусное», – мелькнула мысль в ее голове. Да и просто хотелось подобреть. От усталости и голода она могла сорваться на первом попавшемся.

Ожидая свой заказ, она нарезала круги вокруг вагончика. И, вуаля… Заветный кирпич лежал за открытой дверью.

Парни из шаурмы испуганно смотрели на нее, судорожно вспоминая, что у них там лежит за дверью. Сколько там кирпичей? Есть ли они там вообще? Что будет, если их отдать или не отдать? Получат ли они от хозяина? Сотни мыслей читались на застывших лицах. Ее вопрос про кирпич, ввел их в ступор. Ситуация и правда нестандартная.

Выходила она, держа в одной руке кирпич, в другой – горячий сверток вкусноты.

Поедая на скамейке то ли завтрак, то ли обед, хотя время близилось уже к ужину, девушка испытывала неимоверную радость от вида кирпича, лежащего рядом с ней на скамейке. Даже холодный ветер, пронизывающий насквозь, не мог испортить настроения.

После этого она просто шагала по улице.

На ней голубая куртка и малиновая вязаная шапка, черные штаны и кроссовки в пятнышко. Черные волосы выбивались из-под шапки и разлетались в разные стороны. На носу большие очки, а на спине синий рюкзак. Обычная девушка, ничего особенного.

Ничего особенного, кроме одной детали. В руках у нее был кирпич.

Согнув руку в локте, она несла его чуть выше уровня плеча. Потом опускала руку вниз, слегка покачивая его вперед-назад. Потом кирпич перемещался в другую руку, где тоже менял местоположение спустя короткие промежутки времени.

Бывало, кирпич занимал положение на двух руках перед грудью. Как если бы это был не кирпич, а торт на блюде, и она вносила бы его в комнату, чтобы поздравить именинника.

Прохожие, скрывая свой интерес, все же поглядывали на нее настороженно. А она шла, не замечая всего этого.

На тротуаре кутерьма. Мальчишки играют в мяч.

– Ну, проходите скорей, – кричат они девушке в голубой куртке.

– Не могу быстрей. Кирпич тяжелый, – отвечает она, и шагает дальше.

– А куда вы идете? – кричат ей вслед.

– Домой! – отвечает она, слегка обернувшись.

Мальчишки косятся на кирпич. Они задают друг другу кучу вопросов и провожают незнакомку взглядом.

А она шла своей дорогой, держа в руках кирпич, и улыбалась. Желтые листья, лежащие на тротуаре, радовали ее, как и тяжелый груз в руках. В лужах разлетались птицы с облаками. Спускающаяся на город темнота, приготовилась скрыть любые секреты.

Поднявшись на свой этаж, девушка положила кирпич справа от своей двери.

– Все, больше они будет стучать мне в стену, жаловаться, вздыхать и закатывать глаза при встрече. Все. Я могу вздохнуть спокойно.

Открыв дверь, она зашла в квартиру, зная, что долгожданный кирпич больше не позволит ее двери удариться о соседскую.

Дело о пропавшей таблетке

Евгений Филоненко


– Вы все наверняка задаетесь вопросом, зачем я собрал вас здесь?

– Пап, ну хватит уже, а? – заканючил Андрей, мой сын.

– Не перебивай папу, – заступилась за меня моя старшая дочка, Люда. Я был готов заплакать от умиления, но она продолжила. – Интернет все равно отключили, хоть какое-то развлечение.

– На дворе осень, я опять лишен покоя, дети мои. Здесь собрались лишь самые близкие мне люди. И один кот. Второй опять обоссал шторы, я его в угол посадил. Он теперь нелюбимый. Но вот в чем вопрос. Кто же из вас всадил нож в отцовскую спину?

Зачем же я собрал их? Сегодня, вернувшись домой с работы, я обнаружил нечто ужасное. Кто-то сожрал последнюю таблетку антигриппина, которую я отложил подальше. Мне не жалко, но ведь в доме есть кагоцел, анвимакс, терафлю, выбор богатый! Даже вкуснятинка по типу «Доктора Мома» стоит где-то в холодильнике. Но я осенью лечусь только антигриппином, об этом знает вся семья. А значит, вывод напрашивается лишь один. Имело место умышленное вредительство. Подрывная деятельность! Подозреваемые: моя старшая дочь Людмила, сын Андрей, младшая дочка Анфиса, жена Татьяна, кот Барсик и кот Кот.

– Если вам интересно…

– Не очень, но когда тебя это останавливало? – буркнул Андрей.

– …Я уже провел некоторый анализ. Используя метод дедуктивного мышления, я исключил котов из списка подозреваемых.

– Но почему, о великий сыщик? – Люда аж на месте подскочила от удивления. Переигрывает, в кого она такая пошла?

Я достал из-за пазухи воображаемую трубку и, подкурив ее воображаемыми спичками, для пущей убедительности театрально вскинул не одну, а сразу обе брови.

– Элементарно. У них лапки.

Старшие дети непонимающе переглянулись. Где я допустил такую ошибку в их образовании, что они даже элементарных мемов не знают? А Анфиса вон скачет, смеется. Но она еще в том возрасте, в котором смешным кажется все. Она, кстати, тоже отпадает, на кухню мы ее не пускаем. Она посмотрела какой-то очередной дурацкий мультик и уже месяц рвется к плите.

– А также мы исключаем из списка маму, нам нужен человек, от которого так и пышет здоровьем. Она вторые сутки гриппует. А каждый раз, когда она кашляет, мне кажется, что кто-то трактор заводит.

– Спасибо дорогой! – Раздался из спальни Танин голос. – Иди сюда, поцелую.

– Не могу, у меня лекарства нет, – язвительно ответил я. – Неужели не стыдно? Из-за кого-то из вас мама нецелованной останется и умрет в одиночестве.

Не сработало. Ты бы им еще на единорога надавить попытался, или на смысл жизни, ага.

– Таким образом, подозреваемых осталось всего двое. Есть ли у вас алиби? Чем вы занимались сегодня с пяти до семи вечера? Что? Вы спрашиваете, почему именно в это время?

– Не спрашиваем.

– И это очень хороший вопрос! Я оставил ее на подоконнике, а до пяти вечера было очень солнечно, и таблеточка чуть-чуть подтаяла. Мною были обнаружены следы. Людочка?

– Я с подружками гуляла.

– Есть ли у тебя свидетели?

– Да, подружки.

Ожидаемо. Допрос подружек мы отложим на потом.

– Андрей, чем ты занимался в промежуток времени с пяти до семи вечера? И не смей лгать мне. – Настольного фонаря как у полицейских у меня не было, поэтому я посветил на него телефоном.

– Уроки делал.

– Ну тогда показывай, умник, – усмехнулся я. Наверняка он ничего не сделал. Я в его возрасте в Майнкрафт играл, потому что Майнкрафт – это моя жизнь.

Он встал и буквально через мгновение вернулся с исписанной мелким почерком тетрадкой. Он же в гимназии учится, совсем забыл. Сын-ботаник – горе в семье. Может, он приемный? Расследование зашло в тупик. Мы что-то упускаем. У всех подозреваемых есть алиби, но неубедительное. Внезапно меня осенило. Кто обычно весь день находится в доме, но чьего присутствия никто привычно не замечает?

– Я понял! Преступник – дворецкий!

В комнате повисла гробовая тишина. Каждый думал о своем. Андрей думал о том, что С. С. Ван Дайн бы не одобрил. Люба думала, откуда взяться дворецкому в двухкомнатной квартире, и что это было бы неплохо на самом деле. Я думал о том, что необходимо срочно купить шляпу, как у Шерлока Холмса. А Анфиса думала, стоит ли ей еще воды на шторы налить, чтобы Кот подольше в углу постоял?

Сказка, мистика, фэнтези

Ноябрьский ветер

Зинаида Живило

vk.com/zinaz


Как-то в холодный осенний день, в небольшом английском городке, бабушка Лиддл очень сильно растопила печь. Так ей хотелось, чтобы маленькая новорожденная внучка Энн не замерзла.

Вспыхнувший от лучинки веселый огонек мгновенно метнулся к сухим березовым поленьям, и стал облизывать их с таким усердием, что пыхал и трещал, а комната моментально стала теплой.

Огонек же так расстарался, что очень громко чихнул, и из печной трубы вместе с густыми клубами дыма вылетел маленький ветерок. Он отряхнулся от печной сажи и тут же поежился. Уж очень промозглая погода стояла на дворе. Оглядевшись, ветерок увидел, как большой взрослый ветер старательно обдувает улицы своим ледяным дыханием.

От его протяжного свиста и завывания прохожие кутались в плащи, вжимали головы в плечи и ускоряли шаг, а ветер толкал их в спины, кусал за лица и задувал под одежду, заставляя ежиться еще сильнее.

Немного погодя на край улицы выплыла большая серая туча. Она приветливо помахала ветру пухлой облачной ручкой, сверкнула молнией и стала поливать улицу холодным осенним дождем. Прохожие пытались раскрыть зонты, но ветер тут же выворачивал их наизнанку и вырывал из рук.

Маленькому ветерку из теплой печной трубы стало очень жалко людей, он подлетел к большому ветру и закричал:

– Э-эй! Сэр Большой ветер!

Ветер так увлекся своим занятием, что услышал слабый детский голос не сразу.

– А? Что ты здесь делаешь, малыш?

– Здравствуйте, я ветерок из печной трубы, – ветерок шаркнул невидимой ножкой. – Скажите, пожалуйста, зачем вы дуете так сильно? Им же холодно!

– Конечно, холодно! – с гордостью ответил собеседник. – Я же Ноябрьский ветер!

– Но разве нельзя дуть потише? Или хотя бы не выворачивать зонты? – жалобно спросил ветерок.

– Никак нет, тогда погода не будет осенней! – бодро отчеканил ноябрьский ветер и подул под ноги симпатичной девушки так сильно, что та невольно пробежала несколько шагов.

– Но ведь здесь и так сыро и холодно. Может быть, вы перестанете хотя бы на минуточку?

– Что такое осень – это ветер! – отрапортовал в ответ новый знакомый.

– И холодный-холодный дождь! – вмешалась в разговор серая туча.

– А еще слякоть! И туман! И темнота! – радостным хором закричали они. Туча стала еще чернее и ударила молнией, а ветер жутко завыл, распугав прохожих.

– Какие вы злые! – обижено сказал ветерок и собрался улететь прочь.

– Мы злые?! – возмутился ветер ему в спину.

– Совсем не злые! – подхватила тучка. – Мы хотим, чтобы людям было уютно.

– По-моему, им совсем не уютно! – ответил ветерок с досадой.

– А ты загляни в дома. Ты маленький. В печную трубу пролезешь.

Ветерок подлетел к ближайшему дому и просочился внутрь. На пороге как раз раздевался какой-то господин.

– Ну и погодка! Льет как из ведра! – сказал он милой женщине, которая выбежала ему навстречу.

– Да-да, холодный выдался ноябрь. Идем скорее, я приготовила ужин и горячий чай.

Пара ушла на кухню, и в доме тут же восхитительно запахло мясом, рисом и мятой с лимоном. Женщина протянула мужу домашнюю одежду с печи. Мужчина с благодарностью взял ее и переоделся. А на дровах весело потрескивал огонек.

От удовольствия и блаженства ветерок даже закрыл глаза, и ему захотелось остаться здесь навсегда. Но тут в окно постучал ноябрьский ветер, рамы заходили ходуном, а супруги вздрогнули.

– Знаешь, я, пожалуй, не пойду сегодня с Уорреном в паб, – задумчиво сказал мужчина.

– Очень хорошо! – ответила женщина и взяла его за руку.

Ветерок понял, что ему пора уходить.

– Ну что, видел? – довольно спросила туча. – Это наша работа. Будь на улице жарко и душно, стали бы они так сидеть?

– Пожалуй, нет, – согласился ветерок.

– А вон в том доме мама рассказывает детям сказки! И все они греются под одним одеялом, – прогудел ветер.

– А вот здесь бабушка сварила внукам на зиму вкусный джем! Согласись, в жару было бы крайне неудобно этим заниматься? – хихикнула туча.

– А в моем доме сильно-сильно разожгли огонь, и появился я, – прошептал маленький ветерок. Ему тоже стала нравиться осень. – Пожалуй, вы совсем не злые.

– У природы нет плохой погоды, – улыбнулся ноябрьский ветер.

– А я? Я могу вам чем-нибудь помочь?

– Конечно, малыш, – подмигнула туча. – Залезай в печные трубы и тихонько там гуди. От этого людям спится лучше.

Маленький ветерок направился к домику бабушки Лиддл и стал тихо гудеть в трубе. Через несколько минут Энн, лежащая в колыбельке, сладко зевнула и заснула. Глядя на ее блаженную улыбку, ветерок подумал, что ей сейчас снятся хорошие сны.

Ускорение закона притяжения

Диана Янковец

vk.com/yandiana13


– Пока Он в отпуске, мы можем и поэкспериментировать! Слишком давно все идет по одному сценарию у этих землян. Вот, например, почему Он все устроил так, что закон притяжения так медленно работает? – спросил 13-й, сидя на облаке.

– Ну… так лучше для землян, у них есть время передумать, пока желание не исполнилось, – ответил 66-й.

Два ангела сидели на облаке и вели неспешную беседу, наблюдая за землянами. Их назначил Он исполнять свои обязанности на время отпуска, в который Он улетал каждую осень.

– Он все равно далеко, полетел в другую галактику под названием Кисельная тропа. Космо-фай там не ловит, и Он не увидит, что делается на Земле, – продолжал 13-ый.

– И что ты предлагаешь? – уже начал волноваться 66-ой, вспоминая последние авантюры своего товарища.

– А давай ускорим закон притяжения! – выпалил 13-ый.

– Но это может быть опасным. Он не одобрит. И отправит нас потом опять отрабатывать наказание жизнью на земле. Я не хочу.

– Да ладно тебе, 66-ой! Это же такой азарт! Да и мы будем всегда начеку! Всегда сможем открутить обратно синий рычаг.

– Ну хорошо, все равно ты сделаешь по-своему, – сдался 66-ой под натиском 13-го.

– Насколько поворачиваем рычаг?

– Может, проанализируем, через сколько в обычной жизни у среднестатистического землянина исполняются желания? Ну и подкрутим процентов на 10–15? – робко предложил 66-ой.

– Шутишь?! – возмутился 13-ый и даже стал от возмущения бить крылом по облаку, от чего в деревне Клюковка пошел дождь и поднялся сильный ветер. – Никакой аналитики! 100 %! Крути синий рычаг на 100 %!

– Но тогда не будет никакого временного промежутка между желанием и его исполнением, так нельзя! Начнется хаос!

– Все, хватит болтать! – ухмыльнулся 13-ый и повернул рычаг на 180 градусов, что было равносильно стопроцентному ускорению закона притяжения.

66-ой напрягся, надел свои наблюдательные очки, которые можно было настраивать на любую точку на земле, и внимательно посмотрел в них, ожидая самого худшего.


Флюра опаздывала на электричку. Она шлепала по мутным лужам, отворачиваясь от желтых листьев, которые пронзительный осенний ветер швырял ей прямо в лицо.

Ветер был таким сильным, что у Флюры периодически выворачивался старый зонтик. Она плюнула и закрыла зонт.

– Вот бы сейчас в тепло, на берег моря, – пронеслась шальная мысль в голове у мучающейся от ветра и дождя Флюры.

Не успела она осознать то, о чем только что подумала, как ей стало жарко и на секунду показалось, что она сошла с ума.

С двумя пакетами из «Пятерочки», старым вывернутым зонтом, в резиновых сапогах и старой куртке Флюра лежала на белоснежном шезлонге, а перед ней простиралось бескрайнее голубое море.

– Чееееерт, у меня что, поехала крыша? Ущипните меня! – подумала Флюра.

Но, похоже, ей только показалось, что она подумала. На самом деле она это сказала. Потому что высокий брюнет в голубых плавках подошел и крепко ущипнул Флюру за руку. Подмигнул и спросил с усмешкой:

– Вам не холодно?

– Все, что я хочу, – подумала Флюра, – это провалиться сквозь землю.

Тут же она оказалась снова в деревне Клюковка, почему-то сидящей в большой луже. Неподалеку раздался гудок уходящей электрички.

Флюра покрутила головой, пытаясь прогнать наваждение. От шока она даже заплакала. Мимо пронеслась иномарка, из окон которой громко играла песня «Что такое осень – это ветер…», и обрызгала сидящую в луже Флюру, грязью.

– Да чтоб тебя разорвало! – всхлипнула Флюра вслед промчавшейся иномарке…


66-ой с силой повернул рычаг назад на 180 градусов в тот момент, когда водитель иномарки чуть было не угодил под колеса огромной фуры, но все обошлось.

– Ты чего? Все только началось, а ты, – грустно сказал 13-ый.

Но на самом деле он понимал, что так делать нельзя, да и Он не одобрит, когда вернется из очередного осеннего отпуска.

Так что пусть все идет своим чередом у этих землян. Но на всякий случай, когда 66-ый уже лег спать, 13-ый подкрутил синий рычаг, но совсем немного, процентов на десять. И настройки установил такие, что ускорение закона притяжения действует только для тех землян, которые и сами действуют, а не просто чего-то хотят.

Я знаю

Женя Нефедова


Посвящается моему дедушке


– Дед, мне так плохо без него!

– Я знаю, милая.

– Что мне делать теперь? Я хочу вернуть все обратно.

– Это был твой выбор. И я предупреждал. За все нужно платить, родная.

– Он не вернется?

– …


Потирая глаза, Анюта шлепала к двери и ругала слишком раннего гостя, разбудившего ее противным звонком.

– С тринадцатым днем осени! – громко крича, в квартиру влетела девушка в голубом плаще. Она закружилась и подбросила вверх огромную охапку ярко-оранжевых кленовых листьев.

– Ну ты, Наташка, и коза! Мало того, что приперлась в субботу с утра, так еще и намусорила. Бурные тебе мои аплодисменты и огромная благодарность, – негодовала Анюта.

– Нютик, ты не представляешь, какая там погода! Солнышко, птички, листики. Одевайся. А то вся бледная, жуть! – подпрыгивая, щебетала гостья.

– Чему ты радуешься? Листики… Они все мертвые, эти твои листики. Осень – это совсем не жизнь, запомни. И не хочу я никуда. Мне еще квартиру в порядок приводить после твоего перформанса.

Анюта, бубня под нос, пошла одеваться, а подруга достала из сумки любимый тюбик. У Наташи была дурацкая привычка везде и всюду мазать свои конечности кремом. Ее не смущало присутствие посторонних, для нее не существовало неподходящих моментов. Ей просто было пофиг.

– Слышь, ты и так уже вся глянцевая.

– Ухаживать за собой нужно, между прочим, – не отрываясь от процесса, отвечала Наталья. – А вообще я к тебе по делу. У меня же Стас пропал.

– Как пропал? А я при чем? – удивилась Анюта. – Ты под кроватью, кстати, не смотрела?

– Зачем?

– Да он походу с тебя просто соскользнул, – засмеялась девушка. – Все, прости.

– Он точно дома, жив-здоров. Но игнорит меня. Ты же можешь. Как там у вас это делается? Приворот, вроде. Денег могу дать. Или принести, что надо.

– Петуха черного и хвостики крысиные.

– Да ладно тебе! Ну, че ржешь? Правда, сильно-сильно надо.

– Ты хоть думаешь, о чем просишь? Это же все очень серьезно. И последствия гарантированы, – с каменным выражением лица Анюта отчитывала подругу.

– Ты не понимаешь, я люблю его больше жизни! Мне дышать без него больно. Мне жить без него больно, – рыдала Наташа. – Тебе хорошо, у тебя Борька есть. Пылинки сдувает и надышаться не может. А я просто погибаю.

– Подумаю, не реви.


Анюта увидела Милану на детской площадке три недели назад. Она сразу «зацепилась» за взгляд пятилетней девочки и поняла, что с ней. Боль, дикая боль в голове. И рядом – потухшая мама. Каждый вечер они встречались на лавочке, и Анечка, как ее называли новые знакомые, делала Милане сложные прически. Чтобы иметь возможность подольше прикасаться руками к ее затылку.

– Анечка! – улыбаясь, закричала женщина и замахала ей рукой. – Здравствуй! А мы сегодня, смотри, какие красивые! Милана так хорошо спала, поела. Говорит, что совсем чуть-чуть головку колет.

– Чудесная новость! Я так рада! – девушка не скрывала восторга. – Ну, красавица, давай изобразим тебе корону. Хочешь?

Анюта ловко перебирала волосы, заплетая девочке косы и забирая ее боль себе. Только она одна на всем белом свете знала, что Милана не увидит, как опадут последние листья с этого тополя. Зато ей не будет больно.


– Что с тобой? Выглядишь совсем неважно, – Борис разглядывал любимую, нежно обнимая ее за талию. – Может, не пойдем?

– Ну, уж нет! Я в кино сто лет не была, – запротестовала Анюта. – Если что, посплю хоть там. Наташка утром разбудила, я весь день разбитая.

– Тогда в тебя срочно необходимо влить бокал красного вина, – засмеялся парень, вталкивая ее в ближайшее заведение.


– Дед, почему мне так плохо?

– Ты же знаешь, милая. Болезнь такая. Если с ней работать, то нужно все перекидывать. А ты себе забираешь.

– Но я же не могу кому-то… А ей больно. Она маленькая.

– Тогда терпи, родная!

– Дед, Наташа просит…

– Кто платить будет?

– Но ведь она моя подруга. Самая-самая. И я ей должна, помнишь? Она не побоялась тогда.

– Я не могу тебе запретить. Только вряд ли это принесет кому-то из вас счастье.


Анюта больше не бежала вечерами на детскую площадку. Она смотрела в окно на облетевшее дерево и молча глотала слезы. Ей не хотелось выходить на эту мертвую осеннюю улицу. Ступать на дорожки, по которым ходила маленькая Милана, или гулять по тротуарам, еще помнившим их с Борей следы.

Он позвонил ей неделю назад. Только чтобы сказать, что теперь в его сердце другая.

– Нютик, ты хоть ешь? Надо подышать обязательно. Пойдем в парк? – стояла над душой Наташка, обмахиваясь широким воротником пестрого клетчатого пальто.

– Мне бы прочь от земли. Или лучше зарыться в нее, – еле слышно хрипела девушка с темными кругами под глазами.

– Дурочка! А мне смотри, что Жорик подарил. Колечко с сапфиром. Вчера пригласил в ресторан, ну то-се…

– Какой Жорик? А Стас? – Анюта с болью в глазах смотрела на подругу.

– Да ну его! Бегает, как собачонка. Названивает без конца. Бесит! А вот Жорик…

В этот момент в стену рядом с Натальей, держащей в руках тюбик с кремом, прилетела тяжелая ваза.


– Он не вернется?

– …

– Не говори, я сама знаю. Я все всегда знаю. И когда ты приходил в последний раз, я тоже это знала. Я люблю тебя, дед.

Волшебная клиника

Лиза Нескоромная

vk.com/lizalittledinosaur


– Ну не могу я превратить вас в кота навсегда! – злился доктор.

– А хотя бы на денек сможете? Мне просто в школу идти очень не хочется, завтра у нас контрольная по математике, – умолял пациент.

– Ладно, держите оборотное зелье! – согласился доктор. – Следующий!

– Здравствуйте, посоветуйте что-нибудь для роста, – в кабинет зашел гном.

– Ну-с, давайте, я вас осмотрю для начала, – сказал лекарь и измерил рост гнома, что-то записал в карточку, потом погладил гнома по голове:

– К сожалению, мне нечем вам помочь. Ваш рост – совершенно нормальный. Для гномов.

– Ну а все-таки, может, пропишете мне таблетки или отвары? – продолжал надеяться больной.

– Все без толку. Разве что… я могу превратить вас в жирафа! – сообщил врач.

– В жирафа? Нееет… в жирафа не нужно. Я должен остаться гномом. У меня скоро свадьба. Я просто хотел выглядеть более внушительно на свадебных снимках…

– И всего-то? Тогда я знаю, как вам помочь, – лекарь достал из-под стола маленькую скамеечку для ног:

– Вот.

– Вот? – гном поначалу опешил, но уже мгновение спустя до него дошел смысл, и лицо озарилось широкой улыбкой.

– Спасибо! Спасибо, доктор!

– Следующий!

В кабинет зашла девушка с драконом.

– Он болеет, огнем не дышит, – сообщила девушка.

– А сколько ему? – спросил доктор.

– Годик.

– Ага, вот разогревающая мазь с единорожьим волосом. Поможет, если намазывать на шею и спину два раза в день. И не забывайте надевать на него намордник, – посоветовал лекарь. – Вы последняя?

– Да, вроде бы, за мной никого не было.

– Вот и славно.

Доктор выглянул в коридор, там было пусто. Он собрался, закрыл кабинет и пошел домой. По пути поправил вывеску «С драконами без намордников вход воспрещен». Врач вышел на улицу, осмотрелся. Надо же, как быстро настала осень, подумал он. Совсем недавно была весна. Доктор посмотрел вниз: плачущее небо под ногами.

– Эй, у тебя закончились таблетки от депрессии, что я прописал тебе весной? Приходи на прием, дружище, буду ждать тебя завтра! – сказал доктор небу и зашагал дальше, подняв воротник пальто.

Ветер кружил вихри разноцветных листьев, в небе драконы улетали на юг, феи готовили единорогов к холодам.

По дороге врач зашел в кофейню братьев-гномов и, как обычно, взял «кофе с собой» и пончик. Все равно не потолстею! – подумал он. – Выпью волшебные капсулы стройности, и все будет окей.

Он вышел из кофейни и пошел дальше. Вдруг его догнал единорог и уточнил, как назывались те таблетки, которые доктор назначил ему для памяти.

Доктор подумал, как хорошо, что ему такие лекарства не нужны. Он прекрасно помнил, как шел с работы по этой же улице и любовался осенью год назад, и пять, и даже десять лет назад. Он любил свою работу и ценил постоянство. То, что другие люди называли рутиной и скукой, для него стало смыслом жизни.

Кухонные посиделки

Оля Ге

vk.com/aloneorloneliness


За окном моросил мелкий дождь. Листья почернели от этой нескончаемой сырости. Им уже было плевать с высокой колокольни на то, что когда-то они весело шелестели на ветках, а потом весело кружились в танце и шелестели под ногами. Все вокруг словно кричало о заморозках и первом снеге и заставляло всех поскорее бежать домой, закутываться в теплые пледы и пить согревающие напитки.

Их было четверо. Одна женщина была явно преклонного возраста. Ее волосы были словно посыпаны снегом. Каждое движение ее было медленным и тяжелым. Другая была совсем юная, она звонко смеялась и все время пыталась спеть что-то веселое. Третья была красивой и яркой, про таких говорят «в самом соку». Четвертая явно была хозяйкой сегодняшней встречи, она накрывала на стол, готовила ужин из овощной икры, компотов и вообще всего, что можно найти в огороде.

– Что ж, давайте усаживаться, – сказала хозяйка.

– Осень, я давно с тобою не был! – протянула та, которая самая цветущая.

– Лето, твое время прошло, перестань и брось мне эти свои травести-штуки! То ты поздняя весна, то ты ранняя осень, а в итоге ни нашим, ни вашим. В этом году безобразие сплошное творила или творил… уж не знаю как к тебе. Не зря же говорят, «лето – козел».

Лето, смутившись, разместилось на стуле. Остальные женщины хихикнули и посмотрели на хозяйку.

– Сестры, я собрала вас по очень важному вопросу. Кстати, это так замечательно, что нам не надо с этими балбесами у костра в лесу сидеть и дрова таскать! Впрочем, разговор все равно о них, о сыночках наших.

– Вот угораздило же нас всех и по три сына! – прозвенел голос самой молодой.

– Это тебя, Весна, угораздило так рано троих заиметь, а у нас все в срок! – буркнула самая старшая. – И вообще, с тебя спрос в последнюю очередь, ты прошла давно и очередь твоя не скоро, сиди и помалкивай, пока старшие разговаривают.

– Оставим это, сестры, и вернемся к разговору. Мне скоро смену-то свою Зиме сдавать, даже планирую пораньше. И вот, что думаю: как бы наши добры молодцы в Новый год опять чудес не натворили!

– Ой, а я люблю чудеса! – не унималась Весна.

– Что будем делать? – задумчиво спросило Лето.

– Вот и я о том. Сидят вокруг своего костра, скука их донимает, а забредет девка какая и опять начнут ее фокусами своими веселить, а после нынешнего Лета фокусов уже достаточно! – строго сказала Осень.

– Вот Лето, опять Лето. Я, между прочим, определиться не могу, сестра я вам или брат, а вы все скалитесь на меня. Толерантнее надо быть, сестрицы!

– А давайте, кольцо-то у них заберем, чтобы не было больше никаких «катись, катись колечко…» и перестанут они фокусы свои вытворять. Да и какие фокусы? В лес-то за хворостом уже давно никто не ходит! – протараторила Весна.

– После нынешних законов ходють, только за хворостом в лес и ходють – вздохнула Зима.

– Давайте мы кольцо вообще сломаем, отправим к ним батю и пусть с чадушками своими разбирается! А то посвесил все на нас, на мам, а сам прохлаждается где-то. Таких отцов с приставами искать надо! – возмущенно сказало Лето.

– Думаешь, что старик-годовик согласится? Стар он уже, да и как один против двенадцати-то пойдет?

– Вот как 12 заделал, так пусть и идет, кольцо забирает и в огненную реку несет! Мне вот точно этим заниматься некогда. Да и гневаются мои на меня, что из матери в отца превращаюсь, сами видели, какую чехарду всю смену они творили, не Лето, а сплошное безобразие, хотя, нет… про себя так нельзя!

– Ох, ладно попробуем, – сказала хозяйка и достала волшебное зеркало, которое с любой точкой мира соединить могло. – Привет, Годовик, мы тут к тебе по вопросу о твоих детях…

Человеческая сказка

Надежда Почесуева


Однажды, тихим осенним вечером, когда весь урожай был собран и никуда не нужно было спешить, вся мышиная семья собралась вокруг бабушки Мякиш, чтобы послушать сказки. Нужно сказать, что это была очень уважаемая и очень старая мышь. Она прожила долгую и насыщенную жизнь и считалась среди мышиного народа долгожительницей. Ей было целых три года, а это вам не шутки! Так вот, вся большая семья бабушки Мякиш собралась у ее лап, пожевывая пшеничные зерна.

– Что же мне сегодня вам рассказать? – задумчиво произнесла старая мышь. Несколько десятков любопытных глаз и шустро подергивающихся носиков ждали чего-нибудь необычного.

– Расскажи нам человеческую сказку, – попросила Рисинка. Она считалась смелой мышкой и уже не раз убегала от хозяйского кота, оставив того в дураках.

– Да! Да! Да! Человеческую сказку! – послышался заинтересованный писк со всех сторон.

– Ну хорошо, – вздохнула бабушка Мякиш, расправив на коленях плед, такой же старый, как и она сама, протерла лапкой очки, водрузила их на свой нос и начала рассказ.


– В одной очень далекой стране (такой далекой, что до нее не добраться, даже если перебежать через двор, дорогу и поле), жили-были-поживали четыре сестры: Зима, Весна, Лето и Осень. Сестры жили дружно и никогда не ссорились, работать выходили каждая в свою очередь, и все было замечательно, пока они не выросли и не повзрослели.

Зима, холодная и надменная, вышла замуж первой. Ее мужем стал ветреный Февраль. Только ему она доверила свое сердце, а он берег его уж как мог. Потому он и закрывает Зиму, что кроме него никто не сбережет сердце любимой до следующего года.

Весна чуть задержалась, но тоже поспела за сестрой и вышла замуж за Мая. Глупый мальчишка, беззаботный и взбалмошный, покорил сердце смешливой красавицы. Она полюбила его так сильно, что Маю досталось все самое лучшее, что хранила в своей душе Весна.

Лето долго перебирала, пока, наконец, не остановила свой выбор на Августе, немного грустном и задумчивом, но добром, щедром и заботливом.

И только Осень никак не могла заинтересовать того самого единственного, что покорил ее сердце. Она часто бродила по лесам и полям, иногда заглядывая в парки. И все думала, что у всех ее сестер есть то, чем они могут привлечь внимание, завлечь, заставить их полюбить. А что есть у нее? Плачущее небо под ногами? Разве за это можно полюбить?

– Не плачь, – успокоила сестру Весна. – Я дам тебе немного цветов, чтобы ты могла принарядиться.

И в начале осени стали цвести гордые хризантемы, нежные астры, великолепные георгины. Солнцу понравился такой подарок Весны, и у Осени появился новый наряд. Но прошло немного времени, и цветы увяли, листья пожелтели, а радость снова покинула Осень.

– Не плачь, – обняла сестру Лето. – Я дам тебе много фруктов и овощей, чтобы твой стол никогда не был пуст.

И это тоже понравилось Солнцу, оно пожалело Осень и подарило ей яркие платья своих любимых цветов со всеми оттенками желтого и красного. Но и тогда гордый Ноябрь не обратил внимания на Осень. Тогда она отправилась к Зиме.

– Дай мне своего холода, сестра, – попросила она. – Мне слишком больно, и я хочу, чтобы мое сердце замерзло и разбилось.

– Я не дам тебе холода, чтобы разбилось твое сердце. Я дам тебе одно из своих платьев. Белое, снежное, чтобы ты могла выбирать наряд по своему настроению.

– Но я не хочу платье! – воскликнула Осень. – Я хочу, чтобы меня тоже любили!

– Платье я тебе все же дам, – Зима была мудрой, хотя и казалась холодной. – У девушки должно быть много платьев для настроения. И еще я дам тебе совет. Иди в парк, погуляй, подыши воздухом, собери букет из листьев. Увидишь, все будет хорошо.

Очень расстроенная, Осень пошла в парк, нашла там пустую лавочку в заросшей аллее, села на нее и расплакалась. Ее слезы стекали по лицу и падали в маленькие лужи, ведь плакала не только она, но и небо, потому что Осени было плохо.

– Посмотри, что ты наделала, – сказал кто-то, садясь рядом с Осенью на лавочку, и протянул ей платок. – В лужах разлетаются птицы с облаками. Ты их напугала своей грустью.

– Ну и пусть себе летят, – всхлипнула Осень и посмотрела на того, кто был рядом.

– Мне нравится, когда ты такая, – улыбнулся Ноябрь.

– Какая? – еще раз всхлипнула Осень. – Зареванная?!

– Такая, как есть.

– Я так хотела тебе понравиться, – призналась Осень и опять заплакала.

– Ты мне всегда нравилась, пока не решила, что ты некрасивая и не можешь нравиться.


Бабушка Мякиш замолчала и прикрыла глаза. Мышки сидели тихо-тихо, боясь даже сильно дышать. Зернышки были зажаты в их лапках, но никто не рискнул откусить, чтобы только бабушка не обиделась и не замолчала.

– А что дальше? – не выдержала Рисинка.

– Дальше? Дальше Осень вышла замуж за Ноября в белом платье, что подарила ей Зима.

– Здорово! – разом выдохнули мышки.

– Люди почему-то не любят Осень, считают ее порой увядания, – задумчиво продолжила бабушка Мякиш.

– Разве это не так? – опять спросила неуемная Рисинка.

– Не так, – улыбнулась бабушка Мякиш. – У Осени есть все, что есть у всех сестер, и даже больше. В начале осени тепло и цветут красивые цветы – подарок Весны, на полях созрел урожай – подарок Лета, все вокруг одевается в праздничный яркий наряд. А в конце, когда уже достаточно холодно, она надевает белоснежный наряд – подарок Зимы – и снова радует нас своей красотой.

– У нее есть больше, чем у сестер, но все увядает.

– Осень дает начало новой жизни, которую Зима будет беречь, чтобы остальные сестры присмотрели и дали вырасти тому, что зародилось еще Осенью. Я рассказала вам сказку, а теперь разбегайтесь по кроваткам, и пусть вам приснятся осенние сны, такие же красочные и разные!

Небесный дракон

Наталья Бондаренко

vk.com/osvetilos


Лу быстро шагала по пыльной дороге. Жара спала, и солнце уже клонилось к закату, окрашивая верхушки деревьев в медный цвет. Еще час – и ночь завладеет миром, а до этой поры надо бы найти ночлег. Только кругом лишь лес и ни одного дома не видно.

Вдруг из-за деревьев показалась повозка. Она ехала прямо навстречу Лу.

– Эй! – закричала она, размахивая руками. – Стойте!

Повозка остановилась, и трое мужчин, сидевших в ней, с интересом уставились на Лу.

– Добрый вечер! – начала девушка. – Меня зовут Лу. Я ищу место для ночлега. Далеко ли до города или деревни?

– До города семь часов пути, а деревню вы прошли часа три назад, – ответил один из мужчин. – Мы как раз возвращаемся в деревню. Забирайтесь в повозку, мы вас довезем.

– Нет. Я не хочу возвращаться назад, – в голосе Лу чувствовалось разочарование. – Мне нужно идти как можно быстрее. Неужели ближе совсем ничего нет? Может, хоть дом лесника или заброшенная хижина? – она с надеждой посмотрела на мужчин.

Те переглянулись.

– Есть тут одно место, – сказал самый молодой из них. – В получасе ходьбы на север есть заколдованная деревня. Когда-то там жили люди, но однажды к ним в город пришел дракон. Люди не могли его уничтожить и посадили на цепь в пещере в скале. И с тех пор в деревне воцарилась вечная осень. Деревья там всегда голые, и часто льет дождь, а кроме грибов ничего не растет. Поэтому люди ушли из деревни, и все дома стоят пустые. Если не убоитесь, то можете переночевать там. Любой дом в вашем распоряжении.

– Спасибо, – ответила Лу. – Не побоюсь! И не такое видела.

Она попрощалась с мужчинами и зашагала по направлению к заколдованной деревне. И чем дальше она заходила в лес, тем больше становилось желтых листьев на деревьях, а потом и на земле. Когда она вышла к деревне, вокруг царила настоящая поздняя осень. Деревья стояли голые, а под ногами были лишь грязь да пожухлая бесцветная листва.

Все окна и двери в домах были заколочены, цветники завяли, и только ветер носил по пустым улицам опавшие листья. Лу прошла через всю деревню, собирая ветки и разные деревяшки. У крайнего дома она остановилась, разожгла костер и принялась готовить ужин.

За деревней было пустое поле. Наверное, прежде люди тут что-то выращивали, но сейчас на нем была лишь жухлая трава. За полем виднелась скала. Несколько раз из нее вырвались языки пламени, и тут же тучи стали сгущаться.

Лу быстро собрала свои вещи, потушила костер и, прихватив приготовленный ужин, скрылась в ближайшем доме. Пошел дождь. Крупные капли барабанили по прохудившейся крыше и кое-где проникали в дом. Лу нашла местечко посуше, поела и улеглась спать. И всю ночь она слышала стук капель и чей-то душераздирающий вой.

Наутро Лу завтракала, сидя на крыльце дома, и поглядывала в сторону скалы. Она много слышала про драконов, но никогда их не видела. Если выйти прямо сейчас, то она успеет дойти до скалы, а затем снова вернуться на дорогу и к вечеру будет в городе. Такую возможность никак нельзя упустить!


По дороге к скале Лу подобрала тяжелую палку. Дракон, конечно, на цепи, но вдруг придется с ним сражаться? Она прекрасно понимала, что палкой дракона не убьешь, но, может, хотя бы удастся выгадать немного времени и убежать.

Когда она подошла к скале, вокруг царила мертвая тишина. «Должно быть, он спит», – подумала Лу и, стараясь двигаться как можно тише, стала пробираться к входу в пещеру. В паре метров от него она остановилась. Сердце стучало в висках, а в горле пересохло. Лу сжала палку покрепче и осторожно заглянула внутрь.

Там, свернувшись клубочком, спал огромный дракон. Тело его было полупрозрачным с голубоватым отливом, а от задних лап к стенам пещеры тянулись толстые цепи. Лу не дыша смотрела на него, и ей даже показалось, что она видит, как бьется его сердце.

– Ух ты! – не в силах сдержать восторг выдохнула Лу.

Дракон навострил уши, повел ноздрями и открыл один глаз. Заметив Лу, он вскочил как ошпаренный и забился в дальний угол. Лу тоже взвизгнула и побежала к выходу, но остановилась, поняв, что никто за ней не гонится. Она оглянулась. Дракон сидел в углу и дрожал.

– Ты что, меня боишься? – удивилась она и развернулась.

Дракон вжался в стену.

– Не бойся. Я не причиню тебе вреда, – она аккуратно сделала несколько шагов вперед. – Меня зовут Лу, а тебя?

– Сагх, – дрожащим басом ответил дракон. – Ты человек?

– Да, я человек.

– Люди давно сюда не приходили.

– Конечно, ведь ты выгнал их из деревни.

– Я?! – от громкого возгласа Сагха задрожала земля под ногами.

– Ну да, создал вечную осень, и они не смогли тут больше жить, – ответила Лу. – Разве нет?

– Нет… То есть да… Я создаю осень, – ответил дракон, немного успокоившись. – Когда мои лапы касаются земли, листья желтеют и опадают. Я не должен гулять по земле дольше трех месяцев, но люди заточили меня тут, и поэтому теперь здесь вечная осень. А я ведь всего лишь хотел поиграть… – вздохнул дракон.

– Поиграть?! – удивленно воскликнула Лу.

– Ну да, – виновато откликнулся Сагх.

– Я думала, драконы… ну типа сжигают деревни и едят людей.

– Нет, что ты! – встрепенулся Сагх. – Я Небесный Дракон Осени. Мы мирные существа. Играем, прыгая с облака на облако, вызывая дождь. Ступаем по деревьям, окрашивая листву в желтый и красный… – Он грустно вздохнул. – Много лет назад, когда я еще был ребенком, я свалился с облака сюда. Хотел поиграть, но люди поймали меня и посадили на цепь. И с тех пор я сижу тут и грущу, – Сагх пошевелил лапой, зазвенев цепями.

– Они просто испугались тебя, – Лу подошла совсем близко.

– Меня? – опешил дракон. – Я не страшнее щенка.

– Но ты ведь можешь извергать огонь и все такое? – осторожно поинтересовалась Лу.

– Ах, это. Этим огнем можно лишь зажечь солнце, луну или звезды. Никому на земле он не сможет причинить вреда. Вот, смотри, – и он открыл пасть, выпустив пламя прямо в Лу. Ее окутало теплом и только. Никаких повреждений на одежде или коже не осталось.

– Ого! – проговорила Лу, осматривая себя. – Как здорово! С тобой, должно быть, не страшно ночевать даже в зимнем лесу! – рассмеялась она.

Сагх мягко улыбнулся в ответ:

– Зимой я не могу быть на земле, ведь я тут же обращу зиму в осень.

– Ну да, – Лу почесала в затылке. – Дай-ка посмотреть твою лапу. Может, получится как-то снять эти цепи.

Дракон с готовностью вытянул лапу. Лу достала из своей сумки мешочек с инструментами и принялась за работу. Через час возни ей удалось распилить обе цепи.

– Ну вот, – довольно сообщила она. – Теперь ты сможешь вернуться домой. Прости, что не получилось совсем снять эти цепи. Замок совсем заржавел.

– Не беда, – ответил Сагх. – Они мне совсем не помешают. Могу ли и я сделать что-то для тебя, смелая Лу?

– Не знаю, – ответила Лу. – Если только ты можешь отвезти меня в Шамору, к отцу?

– Домчу тебя в миг! – ответил дракон и припал к земле. – Садись!

Лу забралась на шею дракона, крепко вцепилась в его шкуру, и они взлетели. Ветер свистел у Лу в ушах, и сердце падало в пятки при каждом маневре дракона, пока под ними пролетали поля и леса, маленькие деревни и большие города. Не прошло и часа, как они приземлились в Шаморе.


– Прощай, – сказал Сагх. – Я не могу тут долго оставаться, сейчас не мое время. Но каждую осень мы сможем видеться, смелая Лу!

– Спасибо! – Лу крепко обняла дракона. – Я буду ждать!

Сагх расправил крылья и улетел на небо. С тех пор каждый раз, когда Лу слышала, как завывает ветер и грохочет гром, она радовалась, зная, что это Сагх спешит к ней навстречу, насвистывая песенку, и вновь играет рваными цепями.

Триллер, ужасы

Рваная осень

Екатерина Тимонина

vk.com/timtimkatrin


Он очнулся от боли и пронизывающего холода в темном влажном месте, похожем на подвал или заброшенную землянку.

– Какого черта? Где я? – вырвалось на автомате. – Здесь есть кто-нибудь? – прокричал он громче. В приступе ужаса мозг бессмысленно генерировал клише, которые не особо утешали.

Никто не ответил. Абсолютная темнота не позволяла разглядеть даже собственное тело. Он сидел на полу, опираясь, кажется, на стену. Первое оцепенение немного отпустило, и, собравшись с мыслями, он попытался пошевелиться. Тело не очень хотело откликаться на эти попытки. В левой ноге была дикая боль, правую не удавалось согнуть и даже немного пошевелить. Руки… левая, похоже, была цела. «Ну хоть что-то», – подумал он. В правой – резкая боль. Здоровой рукой он попытался ощупать себя: рваная рана на правой руке. Попытался дотянуться до ног: адская боль в ребрах не позволяла пошевелиться.

Откуда-то раздавался странный звук. Похожий то ли на сопение, то ли на чье-то тяжелое дыхание.

– Кто здесь? – спросил он еще раз максимально громко. Ответа снова не последовало. Все отчетливее он слышал свое сердце. Уже в ушах пульсировало: тук-тук, тук-тук, тук-тук. К горлу подкатил приступ панической тошноты. – Дэн… вспоминай, вспоминай,… куда ты влип… – сквозь стон пробормотал он себе.

Понемногу мысли стали успокаиваться и превращаться в более или менее логичные ряды. Вчера днем (по крайней мере, Дэн надеялся, что это было именно вчера), он отправился погулять по осеннему лесу со своим псом Джеком Дэниэлсом. Он собирался поехать со своей девушкой, добраться до одной пещеры, но в последний момент она не смогла. А Дэн решил свои планы из-за этого не менять. Кто знает, сколько будет рваться листва… Это его любимое время осени. Тем более, такие теплые и солнечные дни бывают нечасто.

До пещеры они не дошли. По пути Дэн заметил, как Джек что-то копает. Это было что-то наподобие щита из деревянных реек. Дэн попытался поднять щит, но провалился. На этом воспоминания обрывались.

– Джек… Джек, ты здесь? – в надежде разрушить свое одиночество, крикнул Дэн.

Джек в ответ заскулил.

– Ну и влипли же мы с тобой, дружище…

Отчаяние и страх немного отступили. Измотанный организм стало клонить в сон. Дэн опять отключился.

В следующий раз он проснулся от тусклого света, падавшего ему на глаза. Он не знал, сколько проспал, но теперь мог разглядеть, где он. Это была не очень глубокая яма, метра три глубиной. Хотя для ямы она была слишком геометрична. По всей видимости, когда-то ее выкопали специально. Вдоль одной из стен, была пристроена лестница. От мысли, что все не так страшно, от зародившейся надежды и какого-то уверенного облегчения Дэн почувствовал, как где-то меж ребер возникло жжение. Дыхание перехватило от восторга. Он попытался встать,… затем хотя бы перевернуться, чтобы доползти… И только сейчас посмотрел на себя.

От собственного вида Дэн пришел в леденящий ужас. Ноги были сломаны. На левой – открытый перелом: чуть ниже колена торчала кость. Из открытой раны бежала кровь. Одежда была разорвана. Правая рука, видимо, тоже сломана. От бессилия из глаз полились слезы. Он рыдал тихо и беспомощно…

– Стоп. Телефон. У меня же есть телефон, – осенило Дэна. – Пожалуйста, только будь цел… – И с этими словами парень принялся целой рукой нащупывать телефон в кармане. С трудом дотянувшись, он достал его. Телефон был цел. Но, к абсолютному разочарованию Дэна, не ловил мобильную сеть.

– М-да… на что я рассчитывал, – чуть слышно вырвалось у Дэна. – Джек, ко мне!

Пес, лежащий до этого в метре от хозяина, приподнял голову, неспешно встал и подошел чуть ближе.

– Джек, вылезай отсюда. Видишь лестницу. Вылезай. Ты сможешь. Приведи кого-нибудь.

Но Джек снова вернулся на свое прежнее место и продолжил меланхолично наблюдать за хозяином.

Через какое-то время пес снова встал. Уже без приказа хозяина подошел ближе. Он остановился возле ноги и стал принюхиваться. Еще мгновение и он стал слизывать со штанины сочившуюся кровь.

Дэн похолодел от ужаса.

– Джек! Какого черта?! Джек, нельзя! Место, Джек! – ярость, отвращение и страх звучали в этом крике.

Джека это не спугнуло.

– Джек Дэниэлз, пошел отсюда! – еще громче попытался крикнуть Дэн и запустил в пса телефоном.

Джек отстранился и вернулся на свое место. Он холодно и безразлично смотрел на хозяина, лежа на холодной земле.

Начался дождь. Всепоглощающая боль и холод пронизывали тело. Солнечный свет практически не проникал в яму. Время тянулось бесконечно.

– Да что же это такое, – Дэн стал биться головой о глиняную стену, находящуюся прямо за ним. – Этого не может быть… Это не может происходить со мной…

Нет, он не размышлял о прожитых днях, о том, что успел в жизни, о чем мечтал. Нет. Отрицание происходящего сменялось тупым желанием все скорее закончить. Если бы рядом с ним оказалось хоть что-то похожее на оружие, он бы им воспользовался.

Похоже, уже наступал вечер. Дэн то и дело отключался. В очередной раз он пришел в себя от странных ощущений в ноге. То, что он увидел, выходило за рамки его реальности. Джек, его любимый пес, облизывал его ногу, и делал он это явно не для того, чтобы облегчить боль и страдания хозяина. Своим теплым языком он методично слизывал кровь с раны.

– Фу, Джек! Нельзя!

Но Джек игнорировал крики хозяина.

Дэн не верил в происходящее. Какое-то звериное чувство страха овладело им. Сердце беспорядочно колотилось. Лицо его стало мертвецки бледным, а на коже выступил холодный пот. Тело оцепенело в ужасе. Грубы дрожали. Он пытался прокричать еще, но в тот же момент понял, что не может произнести ни звука. Во рту пересохло. Отчаяние и полная беспомощность вызвали приступ рвоты. Он попытался дернуться, превозмогая боль, но Джека это не спугнуло. Он продолжал облизывать кровоточащую рану. Дэн огромными глазами пристально смотрел на пса. Зрачки до пределов расширились. Мыслей уже не было. Дыхание неконтролируемо сбивалось, задерживаясь то на вдохе, то на выдохе. Через мгновение оцепенение сменила лихорадочная дрожь. Пес хладнокровно продолжал. Еще мгновение и его мощные клыки впились в ногу. Раздался нечеловеческий крик. Вопль. Еще мгновение – и Дэн отключился.

Гостеприимство

Катерина Чистякова

vk.com/katori_tehiro


Билл и Сьюзи отправились в свое свадебное путешествие рано утром. Ярко светило солнце, ветер играл цветными осенними листьями, кружа их и подбрасывая. Билл ехал за рулем новенького автомобиля, подаренного родителями на свадьбу, а Сьюзи любовалась пейзажами за окном. Оба были влюблены и счастливы.

Они ехали на юг, к океану, где планировали провести ближайшие две недели. Путь был неблизким. Дорога то и дело сворачивала, извивалась, и только к вечеру Билл понял: они сбились с пути. Солнце уже скрылось за горизонтом, задул холодный осенний ветер и начал моросить дождь.

– Думаю, нам нужно найти ночлег, – сказал Билл. – А утром продолжим путь. Я понятия не имею, где мы сейчас, из-за погоды толком не вижу ни дороги, ни указателей. Да и спросить не у кого.

– И где ты предлагаешь остановиться?

– Должны же быть придорожные гостиницы.

– Вон, смотри, там впереди что-то есть!

Машина остановилась возле двухэтажного здания, в окнах которого горел свет. В темноте мужчина едва смог разглядеть вывеску «Отель». Молодожены припарковали машину и побежали в дом, чтобы скрыться от непогоды. Когда они открыли дверь, зазвонил колокольчик, оповещая о прибытии новых гостей, и к ним тут же вышел пожилой мужчина.

– Чем могу помочь? – спросил он.

– Скажите, мы можем у вас остановиться?

– Вообще-то мы не работаем, но я с радостью предоставлю вам комнату, – ответил мужчина.

– Большое спасибо, – сказал Билл. – И не подскажете, как нам добраться до Бидлтон-бич? Кажется, мы сбились с пути.

– О, конечно, конечно. Не переживайте, – улыбнулся мужчина.

Ночь прошла более-менее сносно. Несмотря на то, что отель не работал, комната была чистой и ухоженной, а кровать удобной. Билл и Сьюзи очень устали в дороге, потому крепко выспались и рано утром снова отправились в путь.

С утра была хорошая погода. Билл послушал совета старика и выехал на нужную трассу.

– Вечером уже будем наслаждаться прибоем, дорогая, – сказал он жене.

Солнце село, а дорога по-прежнему не кончалась, к тому же снова пошел дождь.

– Мы опять заблудились? – с тревогой спросила Сьюзи.

– Похоже на то.

Впереди показался дом. Они удивились, насколько это здание было похожим на вчерашний отель. Но когда подъехали ближе, сомнений не осталось: это тот же самый дом.

– Чем могу помочь? – спросил пожилой мужчина. Это был тот же самый человек, только выглядел он как будто старше, да и сам само здание отеля теперь явно требовало ремонта.

– Мы вчера останавливались у вас, помните? – спросил Билл. – Вы еще подсказали нам дорогу, но мы почему-то снова оказались здесь.

– Вчера? Не припомню. Наш отель давно не работает, и мы не принимаем постояльцев. Но, если вам очень нужно, я могу предоставить вам комнату.

Сьюзи выбежала из отеля и направилась к машине.

– Ты куда? – Билл побежал следом за девушкой.

– Я не буду ночевать в этом отеле! Открой машину!

Билл был согласен с возлюбленной: что-то тут неладно.

Но спать в машине было неудобно. Дождь лил, как из ведра, а ветер задувал во все щели автомобиля.

– Слушай, может, все-таки заночуем в отеле? – спросил Билл, и Сьюзи нехотя согласилась.

Комната была неуютной: стены обшарпаны, кровати скрипели, к тому же пахло сыростью. Кажется, здесь давно никто не жил, хотя Сьюзи готова была поклясться, что именно в этой комнате они вчера ночевали.

Билл уснул почти сразу. Все-таки два дня за рулем его изрядно вымотали. А Сьюзи так и не сомкнула глаз до самого утра.

Наутро Билл снова уточнил дорогу и в этот раз был уверен, что они не заблудятся.

– Что с тобой? Ты не выспалась?

Сьюзи в ответ молча кивнула.

– Ну потерпи. К вечеру точно будем наслаждаться океаном.

– Ты и вчера так говорил, – буркнула Сьюзи.


Солнце клонилось к закату, окрасив небо в красный, а дорога так и не кончалась.

– Долго нам еще? – спросила Сьюзи.

– Сам не понимаю. Мы уже должны были приехать.

Когда окончательно стемнело, снова полил дождь, размыв всю дорогу.

– Кажется, там впереди какой-то дом.

– Надеюсь, это не тот самый отель? – сказала Сью.

– Это было бы уже слишком.

Но это снова был тот же самый отель, разве что выглядел он еще хуже. Забор покосился, двор совсем зарос кустарниками, но в окнах по-прежнему горел свет.

– Я хочу во всем разобраться, – сказал Билл и вышел из машины. Сью пошла следом. Отправлять мужа одного она побоялась.

– Чем могу помочь? – спросил дряхлый старик. Казалось, он уже с трудом передвигает ноги. – Наш отель не работает, но я с радостью предоставлю вам комнату.

Сью попятилась к выходу.

– Пойдем отсюда, – она взяла Билла за руку и потащила на улицу. – Садись в машину!

Билл открыл машину и сел на водительское кресло.

– Поехали! – скомандовала Сьюзи.

– Но я практически не вижу дороги.

– Заводи! – закричала девушка.

Билл провернул ключ в замке, двигатель зарычал и заглох.

– Заводи снова!

Билл провернул ключ в замке, но двигатель не хотел заводиться.

– Не останавливайся!

Билл снова и снова пытался завести машину, но ничего не вышло.

Сьюзи выскочила из машины и побежала прочь. Билл попытался вернуть девушку, но та наотрез отказывалась возвращаться.

– Если хочешь – оставайся! А я не намерена проводить еще одну ночь в этом проклятом отеле!

– Хорошо. Давай тогда просто переночуем в машине.

– Нет. Я хочу спать подальше отсюда. Мы здесь уже третий раз! Неужели тебя это не пугает? Как это вообще возможно?

– Ну… всему можно найти объяснение.

– Например?

– Не знаю, но ты просто себя накручиваешь.

– Давай вернемся домой! К черту океан, к черту свадебное путешествие. Я просто хочу домой! – умоляла Сьюзи.

– Хорошо. Давай вернемся. Утром. Когда будет светло.

Девушка развернулась и ушла прочь. Она уже промокла насквозь и совсем не видела дороги. Лишь плачущее небо под ногами и слякоть. Но ее это не останавливало.

– Постой! – Билл побежал следом, но бросать машину было рискованно.

Билл вернулся в машину и снова попытался завести двигатель. Он провернул ключ, и машина завелась. Включив фары, он поехал следом за девушкой. Билл понимал, что далеко она не уйдет по такой погоде, но проехав больше километра, так и не встретил свою возлюбленную.

Он еще долго пытался ее найти, пока каким-то чудом не оказался в городе. Обратился в полицию, были организованы поиски, но девушку никто не видел. А через год ее признали без вести пропавшей.


Погода была отвратительной: дул холодный осенний ветер, лил дождь. По дороге медленно ехала машина и остановилась возле отеля. Мужчина и женщина вышли из машины и вошли внутрь. Колокольчик оповестил о прибытии гостей, и их встретила молодая девушка.

– Чем могу помочь? – спросила она.

– Мы бы хотели остановиться на ночь.

– Вообще-то мы не работаем, но я с радостью предоставлю вам комнату.

Судьбы дневник

Татьяна Протасова

vk.com/tapro_stroki


В трамвайном вагоне было одно свободное место. Лиля нерешительно присела рядом со странной женщиной в длинном темно-сером плаще, с распущенными седыми волосами, в темных очках на бледном лице. Женщина сидела, опустив голову и опираясь на палку.

Лиля поежилась. Ей показалось, что от соседки веяло каким-то холодом. «Пересяду на следующей же остановке», – решила она. Но странная женщина уже вставала, опираясь ледяной рукой на колено Лили. «А палка-то тебе зачем?», – мысленно проворчала девушка.

Взгляд ее упал на освободившееся место. Там лежала книга в такой же серой обложке, как и плащ женщины. «Судьбы дневник» – сообщали красные буквы названия.

– Женщина, вы книгу забыли! – крикнула Лиля.

Сонные пассажиры приоткрыли на миг глаза, с недоумением посмотрели на Лилю. Девушка вздрогнула: у дверей вагона никого не было.

Она машинально открыла книгу. На первой странице от руки было написано: «Страшен тот бег в никуда ниоткуда…». Захлопнув «Дневник», Лиля не могла освободиться от загадочных слов, снова и снова повторяя их про себя.


Дома она бросила книгу в прихожей.

– Сдам я тебя завтра в бюро находок, – пригрозила она.

…Шелест страниц выдернул ее из полудремы.

– Что за чертовщина? – включая лампу на прикроватной тумбочке, недовольно пробурчала Лиля.

На тумбочке лежал «Дневник». На открытой странице плясали буквы:

– Он, обезумев, встал на эшафот…

Лиля сбросила книгу на пол. Повернулась к стене, накрылась с головой одеялом.


Утром, засунув книжку в сумку, она направилась в бюро находок, решив на минутку заскочить к Ивану, рассказать ему о странной книге.

Дверь его квартиры почему-то была открыта. Она зашла, удивляясь непривычной тишине. В комнате она увидела Ивана, висящего в петле…

– Неееет! – закричала она…

И… проснулась.

Сердце колотилось от страха, было трудно дышать. Придя в себя, она снова увидела на тумбочке открытый «Дневник», который все такими же пляшущими буквами сообщал:

– Он думал – найден выход, но когда уже на шее петлю ощущал…

– Что за чертовщина? – прохрипела Лиля. – А вдруг? Вдруг это предупреждение?

Через несколько минут она уже ловила такси. Книга лежала в сумке.


Дверь была открыта. Из его обычно шумной квартиры не доносилось ни звука. Лиля замерла. В комнате она увидела Ивана, стоящего на стремянке, держащегося за петлю…

– Неееет! – закричала она…

– Ты чего так кричишь? – засмеялся Иван.

Лиля затрясла головой. Никакой петли под потолком не было. Иван стоял на небольшой стремянке перед высоким книжным шкафом.

Она присела на диван. Ее била дрожь.

– Э-э-э, да ты белая, как мел, – Иван присел рядом. – Что случилось?

– Вы вчера мне ничего в вино не подмешали? – голос Лили дрожал, выдавая волнение.

– Не было ничего такого… Кто тебя так напугал? – Иван гладил ее по плечу, пытаясь успокоить. – Ты же весь вечер нас уверяла, что ничего не боишься…

Вчера друзья-первокурсники в честь сентябрьской пятницы 13-го, придумали развлечение: вспомнив детские страшилки типа «в черной-черной комнате», сочинить какую-нибудь страшную историю.… А Лиля отказалась, заявив, что ничего в жизни не боится.

Девушка полезла в сумку, чтобы достать «Дневник» и рассказать другу о странной находке, но… книги в сумке не оказалось.

– Мне надо идти… Поспать… Я очень плохо спала, – прошептала она и направилась к выходу.

– Лиля, а ты зачем приходила? – услышала она уже у дверей.


«Слава Богу, книги больше нет…», – радостно думала Лиля. Придя домой, она спокойно уснула.

Вечер она провела у телевизора, стараясь отогнать от себя мысли о ночном кошмаре, о глупом визите к Ивану, о загадочно исчезнувшей книге.

Шелест страниц снова выдернул ее из полудремы. На прикроватной тумбочке снова лежал «Дневник». На открытой странице снова плясали буквы:

– И, стоя на плахе Бытия, сам себя на суд он поведет…

– Пошла вон! – крикнула Лиля и снова сбросила книгу на пол.

Лиля плохо спала. Проснулась с больной головой. А в открытом «Дневнике» плясали буквы:

– Приговор он сам себе прочтет, сам себе палач и судия…

– Врешь! Кроме Ивана других парней на вечеринке не было! – закричала Лиля, швыряя книгу в стену. – А к Ивану я больше не пойду! Хватит, вчера его уже насмешила…

На кухне она включила телевизор. Шел репортаж о мальчике, который решил спрыгнуть с крыши дома… Лиля мельком взглянула на экран. Чашка с кофе выпала из ее рук.

– Галка! Что ты там делаешь? – она бросилась к телевизору, как бы желая услышать ответ.

Галка, ее подруга, участница пятничной вечеринки, стояла на краю крыши рядом с мальчиком.

– Что же делать? Что же делать? – запричитала Лиля. – У меня снова галлюцинации, как в комнате у Ивана? А если нет? Что со мной? Что со мной?..

Через несколько минут она снова ловила такси.

На крыше дома, где жила Галка, никого не было.

– Ты чего примчалась? – заплаканное лицо Галины не обещало ничего хорошего.

– У тебя все в порядке? – хватаясь за сердце, выдохнула Лиля.

– Какой уж тут порядок, – вздохнула подруга. – У Петьки, соседского мальчишки, родители погибли в автокатастрофе. Еле удержала его на крыше… Извини, ты уходи… Петька у меня… И вообще, сейчас тут куча народа…

Значит, это уже не галлюцинации. Значит, предсказания. И уже – реальные. Лиле стало страшно.

Недалеко от дома с Лилей захотел познакомиться парень с охапкой осенних листьев.

– Я упаду к твоим ногам, ослепший от дневного света… Слышите, девушка? Я упаду, если не дадите телефончик, – шутил он.

Он, смеясь, раскидал охапку осенних листьев над ее головой.

– Я упаду, как эти листья… Дайте телефончик!

Чтобы отвязаться, Лиля сунула ему визитку.

– Лилия? Вас зовут Лилия? А вы знаете, что в переводе с санскрита

ваше имя означает «игра, иллюзия»?.. Вы любите играть, Лили?

– Ненавижу! – закричала Лиля и бегом бросилась домой.

– Лили, ты будешь ликом лилий! – неслось ей вслед.


Дома она набросилась на книгу. Стучала по ней кулаками.

– Вот, значит, как? Игры?! Иллюзии?! Ненавижу такие игры! С ума меня хочешь свести? Отстань! Оставь меня в покое!

Она безжалостно вырывала страницы одну за другой.

– Хватит! Не надо больше никаких игр! Не пугай! Признаюсь… Убедила… Я боюсь… Боюсь за жизнь своих друзей! Но только не пугай меня больше! – умоляла Лиля, разрывая в клочья пустые страницы.

Но страниц в загадочной книге меньше не становилось. Все ее усилия были напрасны. Устав бороться с «Дневником», Лиля задумалась.

– Должен же быть какой-то выход? – адресовала она свой вопрос книге.

Ни строчки не появилось в ответ.

– Молчишь? Тогда вот тебе! Получай! Ты больше ничего не будешь мне диктовать! Я… буду… сама!..

Она взяла ручку с красной пастой и стала торопливо писать…

– И зависит только от меня, жизнь какую для себя возьму… Буду жить, терзаясь и терпя… Или… Или…

Больше ни одной мысли не приходило на ум.

– Придумаю по дороге, – она торопливо оделась и, крепко держа книгу в руках, вышла на улицу.

Лил дождь. Плачущее небо над головой… Плачущее небо под ногами.

– Я даже не буду открывать зонт! Я не выпущу тебя из рук! – шептала она, бегом направляясь к остановке 13-го трамвая, подарившего ей эту книгу.

…Когда она выпрыгивала из вагона, проехав всего одну остановку, то услышала крик:

– Девушка, вы книгу забыли!..

Тайна третьей квартиры

Лилия Ёж


– Христофор, ко мне! – позвала Юля своего питомца, который энергично разгребал кучу бурых листьев. Пес остановился. Его длинные уши последний раз взмыли вверх и опустились. Он с грустью в глазах смотрел на хозяйку. Юля подошла к Христофору, погладила его по гладкой теплой голове и направилась в сторону дома.

Возле самого подъезда пес догнал ее и прошмыгнул вперед. Дверь в квартиру номер три была открыта, и Юля увидела Христофора, отчаянно скребущего дверь соседской ванной.

– Христофор, ко мне! – скомандовала она вполголоса, входя на цыпочках в чужую квартиру. Из комнаты доносился громкий храп дяди Вити, соседа.

Заглянув через приоткрытую дверь, она увидела мужчину, спящего на диване в обуви. Рядом на журнальном столике стояла батарея водочных бутылок, тарелки и пепельница, полная окурков. В квартире духота. Воздух пропитан запахом спиртного, табака и чего-то приторно сладкого.

«Хоть бы форточки открыл», – подумала Юля. Нагнулась к Христофору, чтобы взять его на руки, но тому, наконец, поддалась дверь ванной комнаты, и он, увильнув от Юлиной руки, прошмыгнул туда и залез под ванну.

– Христофор, – сжав зубы от злости, позвала Юля, шаря рукой в темноте, пытаясь дотянуться до пса. – Ну гаденыш! Ты у меня получишь, – поднимаясь с колен, разозлилась девочка и щелкнула выключателем.

Свет в ванной комнате оказался тусклым, но его вполне хватило, чтобы парализовать Юлькино тело и разум. В ванной под водой лежала большая светло-серая кукла. Ее лысая голова, неестественно вывернутая, лежала на левом плече. Большие груди расползлись от центра к бокам. Ноги с согнутыми коленками упирались в стенку ванны.

Юля, как загипнотизированная, стояла в дверном проеме, не в силах оторвать взгляд от куклы. Приподнялась на цыпочки, чтобы лучше ее разглядеть. Юле показалось, что что-то блеснуло в воде.

И тут будто разряд электрического тока прошел от затылка по позвоночнику и отдался горящей, невыносимой болью в пояснице. «Тетя Валя. Это тетя Валя», – задыхалась от догадки Юля. Из полуоткрытого рта блестела золотая фикса, на переднем зубе. «А где ее волосы?». Сердце у Юли бешено заколотилось, пытаясь выпрыгнуть, чтобы убежать подальше от этого места. Юле стало дурно от вида тети Вали и от запаха спиртного вперемешку с приторно-сладким. «Он залил ее водкой, чтобы она не испортилась», – догадалась Юля.

Вдруг храп прекратился. Юля перестала дышать, прислушиваясь. Но ничего не слышала, потому что в ушах громко пульсировала кровь. От страха потемнело в глазах, и она их зажмурила, ожидая, что проснувшийся дядя Витя сейчас убьет ее и уложит рядом с тетей Валей. Юле даже показалось, что она услышала шумное дыхание за спиной. Хотелось убежать, громко крича и зовя маму, но Юля оцепенела от страха. Она была не в силах пошевелиться. Она ждала смерти, даже не пытаясь спастись. В комнате послышались громкие булькающие звуки. Дядя Витя проговорил что-то невнятное и снова захрапел.

Юля открыла глаза и, ощутив подступающую тошноту, зажала рот обеими ладошками и побежала прочь из квартиры. На улицу выскочить она не успела: теплая белая жидкость с творожными вкраплениями лилась под напором изо рта прямо на ладони, просачивалась сквозь пальцы и свисала в виде длинных слизистых тяжей. Юля плакала и пыталась выплюнуть вязкую слюну.

Шмыгая носом и вытирая слезы рукавом куртки, Юля побежала домой. Умываясь, она косилась на ванну, боясь увидеть там тетю Валю. В горле першило, а во рту было горько от желудочного сока. Хотелось пить. Поставив чайник на газовую плиту, Юля вдруг с ужасом вспомнила, что не закрыла входную дверь квартиры номер три. Хотелось стоять и смотреть на огонь долго – долго, потому что он успокаивал. Подбежал Христофор, от него воняло кислятиной.

Юля взяла пса под мышку и, осторожно ступая, спустилась на первый этаж. Храп дяди Вити был слышен издалека. Закрыв дверь, она выбежала из подъезда. Несколько раз глубоко вдохнув свежего воздуха, Юля задумалась: «Куда идти?». Решила пойти к бабушке Нине, папиной маме. Она жила на самой окраине города. Юльку колотило. Она бы сейчас с удовольствием вместо осенней куртки надела шубу.

Бабушки дома не оказалось, но открыть входную дверь не составило никакого труда. Ключ висел на привычном месте – в старой собачьей конуре.

Юля прямо в одежде легла на кровать и укрылась с головой тяжелым ватным одеялом, пытаясь согреться. От него пахло сердечными каплями и еще чем-то родным и знакомым. Юля все гадала, чем же, и незаметно для себя уснула.

Ей ничего не снилось. Как будто провалилась в яму. Проснулась от бабушкиных причитаний: «Слава Богу, что ты ко мне пришла. Родители чуть с ума не сошли: думали, ты сгорела».

– Ба! Ты че? – спросила Юля, резко вскочив с кровати.

– Да. Дом-то ваш сгорел вместе с Витькой алкашом и его Валькой. Пожарники говорят, газ взорвался. Господи, спаси и сохрани. Допился, видать.

Через два месяца, в канун празднования Нового года, Юля с родителями и Христофором поселились в новой квартире только что отстроенной пятиэтажки. Теперь у нее была своя комната и тайна, которую она хранила.

Мысль взорвать дом пришла сама собой, когда она смотрела на огонь газовой горелки, чтобы успокоиться. Именно в тот момент ощутила себя великим освободителем. Да. Она освободит свою семью от жалкого существования в аварийном доме, кишащем тараканами. От мучившего ее родителей вопроса: «Что же будет завтра с нами?». От вони на площадке первого этажа, из-за которой она не могла пригласить в гости девочек из класса.

Освободит дядю Витю от пятнадцати лет тюрьмы за убийство. Он не вынесет этого ада, потому что слабохарактерный.

Поворачивая ручки всех четырех горелок газовой печки в квартире номер три, она была уверенна, что все делает правильно. Только когда узнала, что дом сгорел, – вдруг испугалась, осознав, что это все по-настоящему, не понарошку, и теперь она – убийца.

Кто здесь?

Нэлли Стрежнева


Осень, что я знал о тебе? Ровно ничего до тех пор, пока не угораздило отправиться на первую в своей жизни охоту. И заблудиться, для полноты ощущений, в незнакомом лесу. Тут-то я и испытал все прелести капризов осенней погоды. От капель моросящего дождя, стекающих за воротник, до промозглого тумана, пронизывающего ледяным холодом до самых костей.

Застигнутый врасплох темнотой, я продирался сквозь чащобу в поисках тропы или, на крайний случай, убежища, где смогу пересидеть ночь. Под порывами ветра ветви деревьев раскачивались и пугающе скрипели.

В какой-то момент осень будто сжалилась надо мной. Из-за туч показалась луна и озарила лес мертвенно-белым светом. Впереди замаячили просветы между деревьями, а это могло означать лишь одно – мое спасение. И пока тьма вновь не поглотила лес, я из последних сил рванул вперед, ломая на бегу сучья и спотыкаясь о торчащие из земли корни.

Большая опушка, на которой я оказался, была сплошь покрыта ковром из опавших листьев. В три стороны расходились широкие тропинки, на одной из которых отчетливо просматривалась колея от автомобильных шин. Сердце радостно застучало: еще немного усилий – и я выйду на дорогу, где, возможно, удастся поймать попутку.

Ветер усиливался с каждой минутой. Страшно завывал, швыряя в лицо пригоршни затхлых листьев и обломки ветвей. Яростные порывы сбивали с ног, отвратительная липкая паутина оседала на щетине, забивалась в нос, мешая дышать.

Глумливо подмигнув на прощание, луна спряталась за тучей так же неожиданно, как и появилась. Хотелось просто завыть от злости. Словно в ответ на мое желание вдалеке послышался тоскливый, протяжный вой.

Я поправил на плече ремень винтовки и чиркнул зажигалкой, наивно полагаясь на ее помощь. Ничего не видя перед собой, я продолжал путь, все еще веря в счастливый исход случайного блуждания.


Бревенчатое строение возникло из темноты так неожиданно, что я не успел затормозить и со всего размаха врезался плечом в стену, поросшую влажным мхом. Отыскав вход, я поднялся по скрипучему крыльцу, а новый порыв ветра, будто приглашая войти, распахнул передо мной хлипкие, дощатые двери.

Оставив у порога винтовку и рюкзак с остатками провизии, при свете зажигалки я осмотрелся по сторонам. Обстановка комнаты мало чем напоминала охотничью сторожку, в которой мы с друзьями останавливались на дневной привал.

У стены, слева от входа, стояла старинная кровать, с коваными витыми спинками. Над кроватью – не менее древние часы с гирями на ржавых цепях. На противоположной стене – огромное зеркало в потемневшей бронзовой раме. Вот и все убранство, если не считать маленькую печурку в одном из углов, кочергу, да стопку березовых поленьев, аккуратно сложенных рядом.

Огонь с треском разгорался в печи, наполняя комнату ровным, приятным жаром. Чтобы скоротать ночь, я снял сапоги и, накрывшись паркой, устроился на голой панцирной сетке скрипучей кровати. Сон не заставил себя долго ждать, буквально через минуту я провалился в него с головой, не обращая внимания на завывающий за стенами дома ветер.


Разбудил меня скрип половиц. Острожные шаги приближались к месту моего лежбища. Я отчетливо чувствовал за спиной присутствие постороннего. Резко развернувшись, я ожидал увидеть кого угодно, только не пустоту. Списав слуховые галлюцинации на усталость, хотел вернуться к прерванному занятию, но сдавленный вздох и чье-то неясное бормотание, подчистую прогнали остатки сна.

– Кто здесь? – громко спросил я, а ответом мне стал бой настенных часов.

После двенадцатого удара, послышался настойчивый стук по стеклу. Я очень надеялся, что это друзья отыскали меня, но за окном никого не было, пусто было и на крыльце.

Недоумевая, я добавил в топку новую охапку поленьев и большими шагами принялся измерять пространство.

Стук повторился. И теперь я четко понял, откуда он шел. По позвоночнику пробежал холодок, а кожа съежилась от ужаса. Преодолевая страх, я повернулся к большому зеркалу в бронзовой оправе и, не в силах вымолвить ни слова, беззвучно шевелил губами.

Из зеркала на меня смотрела светловолосая девушка. Кожа ее была серой, щеки впалые, а в глазах читалась мольба о помощи.

Я зажмурился, надеясь, что видение рассеется, но девушка и не думала исчезать.

– Выпусти меня, – голос ее был глухим, словно звучал из подземелья.

Я ударил кочергой по зеркальной поверхности, но, к своему удивлению, не услышал звука бьющегося стекла. Обычное зеркало давно бы разлетелось на куски, а на этом не осталось ни трещины, ни скола.

– Умоляю, не уходи, – пленница зазеркалья прижала ладони к стеклу. – Дай руку и я обрету свободу!

Исполняя ее просьбу, я коснулся стекла, и рука увязла в серебристо-белой массе, похожей на ртуть. Перед глазами заклубился туман, сознание медленно угасало, а какая-то неведомая сила засасывала меня внутрь зеркального чрева.


Когда я очнулся, меня охватил панический ужас. Я оказался в каменном мешке метр на метр, и это не были галлюцинации в моей голове. Шершавые стены, подвальный холод – реальнее не придумаешь! Но еще более странное чувство испытал, когда увидел самого себя. Там, за зеркалом, в комнате, в которой был минуту назад. Сначала я решил, что это мое отражение. Но раньше я никогда не замечал, что действия моего отражения вразрез отличаются от моих действий.

– Расслабься, а то сойдешь с ума, – пробасило мое отражение. – Извини, что заняла твое тело.

– Т-ты к-кто? – мой язык отказывался слушаться и, как ватный, болтался во рту.

– Ну ты даешь. Ты же сам меня только что вызволил. Я та девушка из зеркала. Кстати, меня зовут Илона. Ой-ой, меня звали Илоной, а теперь я… – бывшая пленница зазеркалья достала из кармана парки мой паспорт и, растягивая слоги, прочла вслух: «Ста-ни-слав». Хорошее имя. Да и тело высший класс. Судя по мышцам, на диване ты не любитель валяться.

Я слушал ее треп и судорожно ловил метавшиеся в голове мысли.

– С-сука, – это все что смог выдать мой взбесившийся мозг.

– Да не злись ты. Восемь месяцев назад, я так же попалась на удочку. И тело свое было жалко, когда в него вселилась жирная зачухонка… Надеюсь, она его бережет и не раскормила до слоновьих размеров. Но не будем о грустном. Может, тебе повезет, и уже завтра сюда наведается кто-нибудь из охотников или грибников. Осенью часто гости захаживают, да вот только на ночь редко остаются, – она зашлась в точности моим смехом и, прикрыв глаза, поскребла трехдневную щетину на щеках. – М-да, непривычненько…

– Верни мое тело немедленно! – я ударил кулаком по стеклу, но звук утонул в тишине.

– Даже не мечтай! Я больше в подвал не вернусь!

– Послушай, я обязательно что-нибудь придумаю и освобожу тебя.

– Ты хочешь сказать, что приведешь мне другое тело? Не-а. Меня вполне устраивает твое. Да и где гарантия, что ты не рванешь отсюда, сверкая пятками, забыв про меня. Хватит спорить! У нас осталось мало времени. Портал открыт с полуночи, до трех утра. В остальное время все, кто находится в комнате, тебя не увидят и не услышат, хоть обкричись.

– Илона…

– Не называй меня так! И, если хочешь поскорее оттуда выбраться, хорошенько запомни все, что тебе скажу. Теперь ты являешься стражем ведьминых сокровищ, оглянись: за спиной сундук, набитый золотом. Пока ты не отыщешь заместителя, не сможешь покинуть свой пост. Любой, кто коснется зеркала после полуночи, обменяется с тобой местами. И, напоследок, маленький, но очень ценный совет: когда представится возможность покинуть место своего заточения, не вздумай прихватить с собой ничего из ведьминого сундука. Да-да, соблазн велик, там столько всего… Но даже самая маленькая монетка, спрятанная в кармане, лишит возможности обрести тело, и ты навсегда останешься пленником этого дома. Тут таких знаешь сколько?

Бывшая пленница тихо присвистнула сквозь зубы, и возле зеркала проявились серые тени, в которых легко угадывались очертания людей.

– Знакомься. Призраки. Хорошие, я тебе скажу, ребята. Скучать не дадут. Я им даже имена придумала. Эта, с ожерельем на шее, – Оргина Георгиевна. Толстяк с раздутыми карманами – Вилен Казимирович… Слушай, ты чего на меня так смотришь? Ну не нравятся тебе их имена – назови по-своему.

– Выпусти меня отсюда! Отдай мое тело! Вернись немедленно к своему сундуку! – меня просто разрывало от злости и обиды.

– Это теперь твой сундук. А я, пожалуй, вздремну, пока не рассвело. Почти год без сна, это знаешь ли…. не очень приятно. Прощай. Мне пора.

– Не смей уходить! Я найду тебя и убью!

– Выберись сначала, герой! А теперь посмотри на часы! Раз… два… три…

В этот момент часы пробили три раза.

– Все, теперь можешь кричать сколько угодно. Я тебя не вижу и не слышу.

Когда за окном занялся рассвет, воровка моего тела, не забыв прихватить винтовку и рюкзак, испарилась из дома.

Половину дня я убил на то, чтобы выломать зеркало и раскурочить стены. Но без тела, это оказалось пустой тратой времени. Дальше потянулись долгие часы ожидания. Я очень верил в то, что уже к вечеру мои друзья обязательно набредут на этот странный дом и разнесут его по бревнышку, выручая меня из плена.

Но время шло, а дом был по-прежнему пуст. Скучали даже призраки, зависнув в тишине под потолком.

И когда я мысленно смирился с потерей тела и утратил всякую надежду на высвобождение из плена, в двери постучали.

– Войдите! – заорал я, и что есть силы заколотил невесомыми кулаками по стеклу.

Скрип открывающейся двери стал усладой для моего слуха. Я замер в приятном ожидании, как ребенок перед коробкой с новогодним подарком. В поле моего зрения попал мужчина. На вид ему было немного за сорок. Невысокий, коренастый, круглолицый. Он мало чем напоминал охотника или грибника. Дорогая кожаная куртка и остроносые штиблеты на тонкой подошве выдавали в нем состоятельного человека, по воле нелепого случая оказавшегося в этой дыре. Он с опаской огляделся по сторонам и лишь затем пригласил войти тех, кто дожидался его на крыльце.

Молодая женщина в кашемировом голубом пальто держала на руках девчушку. Если я что-то понимаю в детях, то малышке от силы стукнуло три.

– Останетесь здесь, – мужчина поскреб ногтем лоб, обдумывая правильность своего решения. – А я поищу место, где есть телефонная связь, и дозвонюсь до автосервиса. Понесло дурака через лесополосу, чем мне шоссейная дорога не угодила?

Пока мужчина отсутствовал, призраки при виде гостей, оживились. И, если женщина просто чувствовала их присутствие, то малышка, похоже, видела их. Она следила взглядом за их перемещениями, а когда они приближались к ней, с ревом бросалась на руки матери.

Глава семьи вернулся в дом злым и расстроенным. Бросил на панцирную сетку кровати плед и передал жене термос.

– Всю округу обошел, нигде связь не ловит. На холм не рискнул подняться. Темень непроглядная. Заночуем здесь.

Я мысленно подбадривал мужика. Правильное решение. Куда идти в холод да в ночь? Здесь хорошо: печка, дровишки.

Он как будто услыхал меня и, загрузив топку березовыми поленьями, развел огонь.

Согревшись и напившись чаю, семья дружно похрапывала под пледом на старинной кровати с витыми спинками, не обращая никакого внимания на скрип и бормотание, издаваемые расшалившимися призраками.

Я нервно метался от стены к стене, ожидая боя часов. Оценивающим взглядом буравил спину спящего мужчины и, как костюм, примерял на себя его тело. Костюм, нужно сказать, так себе, не чета моему прежнему. Но все же это значительно лучше, чем сидеть годами взаперти и сторожить чужое добро.

При двенадцатом ударе часов я постучал в стекло. Затем еще и еще.

– Эй, мужик, просыпайся!

Нервы не выдерживали. Неужели не слышит?

– Помоги! Помоги мне! – голос срывался от крика, а в груди пекло так, будто отхлебнул горячей смолы.

Последний мой окрик был услышан. Плед приподнялся, и на меня уставились два маленьких голубых глаза.

– Привет, малышка, – я умилялся, глядя на ее заспанное румяное личико. – Видишь меня?

Она тряхнула кудряшками и помахала рукой.

– А ну-ка, толкни батю в бок. Да посильнее!

Девочка выбралась из-под пледа, ловко перелезла через спящего родителя и, топая босыми ножками по грязному дощатому полу, подошла к зеркалу.

– Эээ… уходи! Глупая, что же ты творишь? Позови отца!.. Папу… Позови папу…

Слова застыли в горле, и я, не мигая, смотрел, как маленькие, пухлые ручки вязнут в жидкой, серебристой массе.

И Белла поверила…

Юлия Ломухина

vk.com/lomuhina


Последний раз Белла видела свою мать, когда ей было шесть. Это было одиннадцать лет назад.

Тем утром Белла проснулась очень рано и, спустившись вниз, обнаружила, что входная дверь не заперта. Солнце сквозь щель в проеме поманило девочку длинным лучом. Белла тихонько подошла и открыла дверь, чтобы впитать в себя свежий воздух осеннего утра.

Ее мать стояла на крыльце дома, усыпанного желтыми засохшими листьями. Она была одета в платье цвета серого осеннего неба, которое ей очень шло. С улыбкой на красивых губах она что-то нашептывала. В руках она держала новорожденного щенка их собаки Найды. С той же улыбкой на губах мать Беллы, не обращая внимания на жалобный истошный писк маленького щенка, начала отрывать лапы и класть их себе в рот. Она начала с задних. Хрустя еще не сформировавшимися мягкими сухожилиями, она тихо мычала что-то невнятное.

Осенний воздух застрял в легких Беллы тяжелым камнем, который не давал произнести ни звука. К ее горлу медленно подкатывал ужас, сковавший каждый сантиметр тела. Не давая даже закрыть глаза. Оставив их широко раскрытыми. Чтобы она могла смотреть.

Через некоторое время мать Беллы повернулась и заметила свою дочь. Она широко улыбнулась, обнажив зубы с пузырьками слюней вперемешку с кровью.

Что было потом, Белла не могла вспомнить, но с тех пор мать она больше не видела. Однажды отец посадил Беллу перед собой и сказал:

– Мама была очень больна, и ей пришлось уехать далеко. Туда, где она чувствует себя гораздо лучше.


И Белла поверила. Мама действительно часто болела, особенно осенью. Тогда папа закрывал ее в комнате, чтобы она не могла заразить Беллу.

После исчезновения матери отец сильно изменился. Он стал еще более молчаливым и угрюмым, чем раньше. Днем он работал и занимался домашними делами, а вечером всегда спускался в подвал. Он проводил там всю ночь, а утром выходил и закрывал его на ключ, который он всегда держал при себе. Он строго настрого запретил Белле подходить к двери подвала даже близко. Он сказал, что это может быть опасно.


И Белла поверила. Иногда она слышала, что в подвале кто-то гремит цепями. Она представляла, как ее папа каждую ночь борется со страшным чудовищем, чтобы защитить ее, Беллу. Но утром, когда папа выходил из подвала, она слышала, что оно вновь играет рваными цепями.

И однажды это прекратилось. Белла решила, что папа, наконец, победил чудовище. Но почему-то продолжал каждую ночь спускаться в подвал.

Через некоторое время папа сказал Белле, что ей придется пожить с тетей в другом городе. Папа сказал, что там ей будет лучше. Он сказал, что это не навсегда.


И Белла поверила. Но прожила у тети очень долго. Первое время папа часто звонил, обещал, что они скоро увидятся, что пока еще не время. Потом звонки стали все реже и реже, пока совсем не прекратились.

И вот, спустя много лет Белла стояла перед дверями своего родного дома. Засохшие листья также лежали на залитом утренним осенним солнцем крыльце, как в тот день, когда она последний раз видела свою мать.


Белла открыла незапертую дверь и вошла в пустой мертвый дом. Немного побродив по комнатам, молодая девушка подошла к двери в подвал. Толкнув ее, Белла обнаружила, что подвал тоже не заперт. Она зашла в темноту, и в нос ударил тошнотворный запах. Белла спускалась вниз, сдерживая рвотный рефлекс. Нащупала выключатель.

Первое, на что обратила внимание Белла, было платье цвета осеннего неба. В нем уже много лет лежала ее мать, прикованная цепями. Отец, который лежал с ней рядом и бережно обнимал обеими руками, не снял с нее цепи даже после того, как она умерла.

Он победил чудовище.

Дочки-матери

Аня Вяткина

vk.com/vyato4kina


– Елена Сергеевна?

– Да, я слушаю. Кто это?

– Вам звонят из больницы. Ваша мать сегодня скончалась. Просим приехать и оформить бумаги.

М-да… Похоже, история нашей войны, наконец, закончилась. Не скажу, что я была рада. Слишком много сил ушло и слишком много ран оставалось свежими. Наши отношения сложно было назвать хорошими. С детства мне в голову методично вдалбливали, что я ленивая, безответственная и что другие дети в сто раз лучше меня. Получилось то, что получилось: я моральный инвалид, без семьи и обросшая комплексами, как снежный человек – шерстью. Нет, я никого не виню. Возможно, меня чморили из лучших побуждений, теперь я этого точно не узнаю.

Выйдя на промозглый осенний воздух, я мысленно порадовалась, что никто мне теперь не скажет, что я одета не по погоде или еще что в этом духе. Хотя и было достаточно прохладно. На местами зеленой, но чаще желтой, траве была видна изморозь. Солнца не было, да и вообще район напоминал заброшенное старое гетто. Дома были серыми, лишь где-то вдали лучи солнца скользили по верхушкам деревьев в парке.

Сев в трамвай, я уставилась в окно. Мать мне всегда говорила, что я похожа на гадкого утенка или позднюю осень. Неприметную, некрасивую и ждущую уже зиму. Листва уже слетела с деревьев, остались торчать голые ветки. Действительно, ноябрь – самый мерзкий осенний месяц. Поскорее бы выпал снег, чтобы хоть как-то скрасить всю эту безликую тьму.

Подъехав к больнице, я посильнее закуталась в шарф и пошла. Раньше закончу – раньше свалю.

Только я зашла, мне сразу бросилась в глаза какая-то мрачная тишина. Да, раннее утро. Да, не 10 часов. Но было странное ощущение, что в больнице вообще никого нет. Поднимаясь на второй этаж, я как будто чувствовала, что за мной кто-то следит. Может, я себе все это придумала, но мурашки по коже бегать не переставали. Проходя мимо палат и туалетов, я услышала, как течет кран. Может, я в свое время просто обчиталась Кингом и со мной играет мое воображение? Но я буквально физически чувствовала, что вот-вот случится что-то плохое. Странно, да? Вроде как плохое уже случилось.

Подходя к палате матери, я услышала громкий звук. Словно кто-то упал и что-то тяжелое ударилось о пол. Зайдя, я застыла.

– Ну здравствуй, доченька, – безумно ухмыльнувшись и держа в руке костыль, сказала мать. – Чай, хоронить меня пришла? Не дождешься, скотина такая.

На полу лежал санитар. Здоровенный, между прочим, мужик. Как у нее только сил хватило так его опрокинуть?

– Мне позвонили и сказали, что ты умерла. Это твоих рук дело?

– Конечно. Иначе как ты еще придешь навестить родную маму? Ты же только рада тому, что я сюда загремела.

– Ты сделала предостаточно, чтобы меня это известие не огорчило.

– Что ты об этом знаешь? Я не хотела тебя рожать, но родила! А ты, неблагодарная тварь, не ценишь, что я тебя не сдала в детдом.

– Да лучше бы сдала! Там бы я, может, научилась давать сдачи и драться. А тебе дать сдачи у меня рука не поднималась.

– Мало я тебя била!

С этими словами она замахнулась на меня, но я каким-то чудом увернулась. Выскочила в коридор и побежала. Пробежав метров десять, я завернула в первую попавшуюся палату и, споткнувшись, упала и ударилась головой о кровать.


Пришла я в себя резко. Поняла, что не могу пошевелить шеей и руками.

Я лежала на кровати. Моя шея была стянута леской и руки связаны медицинскими бинтами. Я попыталась дернуться, но леска больно врезалась в шею.

В комнату зашла мать. В руке у нее был скальпель.

– Отпусти меня, и давай поговорим по-человечески.

– Нет. Это ты меня сюда упекла. Поэтому разговаривать мы будем с некоторыми ограничениями.

– Ты сама себя сюда упекла! Живешь, ненавидя все и вся, вот и допрыгалась.

– Умолкни! Никакого уважения к старшим!

– Я тебе больше не пятилетняя девчонка, чтобы затыкать меня! Уважение нужно заслужить! Делай, что хочешь, больше под твою дудку я плясать не собираюсь.

После моих слов она покраснела от злости. Подойдя ко мне, она занесла руку и через мгновение по моей руке потекла струйка крови. Она резанула неглубоко, но от самого вида крови мне стало плохо.

– Я тебя никогда не любила. Я думала, ты мне поможешь удержать твоего отца, но он оказался такой же дрянью, как и ты. Ты вставала между мной и мужчинами, которых я любила. Как же я тебя ненавидела! Испоганила мне всю жизнь! Сейчас ты мне за все ответишь.

От услышанного мне становилось все хуже и хуже. Если раньше я надеялась, что где-то в глубине души она все равно меня любит, как умеет, то теперь иллюзий не осталось, и у меня больше не было оправданий для нее. Мать явно хотела сполна насладиться местью, прежде чем я отправлюсь на тот свет.

– Помогите! – завопила я, понимая, что сама не смогу выбраться. – Помогите, я здесь! Кто-нибудь!

– Никто тебе не поможет. Я тщательно все подготовила, – мать погладила меня по голове. – Разговор нам предстоит долгий и душевный.

Я похолодела. По спине тек холодный пот, меня трясло. Похоже, даже сдохнуть спокойно у меня не получится.

– Почему в больнице никого нет? Ты всех убила? – я старалась тянуть время и говорить хотя бы немного спокойно, надеясь, что кто-нибудь придет на помощь.

– Троих, да. О, это было прекрасно. Никто не ожидал этого, в этом вся прелесть. Один выпил чаю со мной. В чай я ему подсыпала снотворное. Он уснул, а когда проснулся, я его уже связала. Перерезала ему горло. Я люблю смотреть, как такая тоненькая штучка способна забрать человеческую жизнь.

Я опять дернулась. Если я выживу, то уеду. Это единственное, чего я хотела. Я даже не желала ей смерти, потому что она явно помешалась на своей ненависти ко всему.

– Помогите! Пожалуйста! – не сдавалась я. – Я здесь, помогите!

– Да когда ты уже заткнешься? – с этими словами она заткнула мне рот большим куском бинта. – Вечно ты все портишь.

Стало ясно, что моя песенка спета. Приготовившись терпеть, сколько возможно, я начала мысленно просить у всех прощения. И только я приготовилась к дикой боли, как мать вышла.

Едва ли в ней проснулась гуманность и сопереживание, горько подумала я. И не ошиблась: через минут пять она снова зашла в палату, толкая вперед тележку со шприцами, какими-то щипцами и большой бутылкой спирта.

– Итак, – внезапно она вытащила кляп. – Давай приступим. Я не хочу вести монолог. Мы будем разговаривать. Но если ты будешь мычать от боли или молчать – я буду лить на твои раны этот спирт. Я предупредила.

– Я не хочу с тобой разговаривать. Ты старая маразматичка. Режь меня на куски, я больше не буду тебе потакать.

Старуха озверела. Схватив мою шею, она начала меня душить. «Давай уже, покончим с этим», – молилась я про себя. Но она резко отпустила меня.

– Ты умрешь, но не сразу. Все будет, как я хочу. Все-таки я твоя мать, и ты будешь делать, что я скажу.

Плеснув на мою рану хорошую дозу спирта и обрадовавшись моему воплю, она взяла в руки огромные щипцы.

– Мне всегда было интересно, для чего врачам нужны эти щипцы. Не зубы рвать, это точно. А вот парочку пальцев переломать – возможно! – с этими словами она взяла мой безымянный палец и что есть силы сжала этими щипцами. Раздался громкий хруст. Боль была такая, будто мне сломали не палец, а отрезали ногу. Я начала громко материться.

– Будь ты проклята! – орала я. – Ненавижу тебя! Что я тебе сделала?!

Хлебнув спирта из бутылки, она как раз хотела ответить, но вдруг вздрогнула от громкого, резкого хлопка. Звук был такой силы, что у меня уши заложило. Мать обмякла и медленно упала на живот, уронив при падении ту проклятую тележку. Больше она не шевелилась. На спине расплывалось ярко-красное пятно.

В комнату зашел мужчина. В руке у него был пистолет.

– Извините, сейчас я вас развяжу. Все закончилось.

Когда он меня развязал, я не шевелилась. Я не понимала, что происходит. Я не верила, что все закончилось. Я схватила бутылку и хотела бросить в нее, чтобы убедиться что это и правда финал. Но незнакомец не дал мне это сделать. Он перехватил мою руку и просто прижал к себе.

– Как вы здесь оказались?

– Я медбрат. Позвонил главврачу. Никто не ответил. Ни один телефон в отделении не отвечал. Я взял пистолет и приехал. Ваша мать. Мы все знаем о ее помешательств, поэтому я понял, что что-то случилось. В полицию не звонил, потому что это было всего лишь предчувствие, они бы просто подняли меня на смех. А теперь… Теперь у нас тут несколько трупов. Думаю, самое время позвонить в полицию.


Я плохо спала после того, как чудом выжила, но я радовалась тому, что все закончилось. Осень, доползем ли, долетим ли до ответа… Свой ответ я нашла. Я буду просто жить и слушаться только одного человека – себя. Самого главного человека в своей жизни.


Оглавление

  • Слово редактора
  • Нон-фикшн
  •   20 осенних писательских ингредиентов
  •   Осень – время ныть!
  •   Холод, голод и покой
  •   Осень вечно права…
  •   Настроение – «Шевчуковское»
  •   Несколько осенних лайфхаков
  •   Как согреться, когда нет отопления
  •   Шапочный разбор
  • Лав-стори
  •   Мы встретились в маршрутке
  •   Осень и любовь ходят рядом
  •   Кукушкина, жги!
  •   Осеннее разочарование
  •   Осенью 42-го
  •   Шарлотка
  •   Искаженная реальность
  •   До последнего вдоха
  •   Нюхать шашлык
  • Детектив
  •   Игра в преступление
  •   Никого не пощадила эта осень
  •   Кирпич
  •   Дело о пропавшей таблетке
  • Сказка, мистика, фэнтези
  •   Ноябрьский ветер
  •   Ускорение закона притяжения
  •   Я знаю
  •   Волшебная клиника
  •   Кухонные посиделки
  •   Человеческая сказка
  •   Небесный дракон
  • Триллер, ужасы
  •   Рваная осень
  •   Гостеприимство
  •   Судьбы дневник
  •   Тайна третьей квартиры
  •   Кто здесь?
  •   И Белла поверила…
  •   Дочки-матери