КулЛиб электронная библиотека 

Эксперимент [Анна Перекрест] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:




Часть 1. Начало


Денис


Денис сражался с драконом.

Это был чудовищный монстр, рождённый для того, чтобы убивать. Встретившись с ним, любой немедленно обратился бы в бегство.

Но Денис был отважным воином, и никогда не показывал врагу спину.

Он был закован в латы, как и его верный конь Бусенар. На шлеме у него развевался ярко-красный плюмаж, а в руке был меч, не раз выручавший его в бою.

Денис чувствовал, что эта схватка будет нелёгкой.

Монстр был силён. Он нависал над Денисом, как скала, и пытался достать его лапами с длинными загнутыми когтями. Из его пасти, полной острых зубов, вырывалось пламя и капала зелёная ядовитая слюна.

Глаза у чудовища были маленькие, но в них было столько злобы, что Денис понимал – бой будет тяжёлым!

Он был ранен и сражался левой рукой – по правой уже дважды прошлись длинные когти зверя.

Внезапно тот резко наклонил голову, и меч, верный друг и соратник Дениса, с печальным звоном упал на землю, разломанный пополам острыми зубами чудовища.


Денис знал, что его единственный шанс – это добраться до вершины холма, виднеющегося вдали. Там уже много лет, глубоко воткнутый в камень, ждёт его волшебный меч Эскалибур. Только этот меч может принести ему победу.


– Вперёд! – решительно пришпорил Денис своего Бусенара.

Но тот, сделав два шага, упал на колени. Очевидно, у него совсем не осталось сил.

Денис слез с коня и бросился бежать к холму.

Сзади раздавались тяжёлые шаги – монстр явно нагонял его. Железные доспехи мешали движению, и Денис скинул их. Но холм был по-прежнему далеко, а сзади уже слышалось дыхание чудовища. Денису даже казалось, что он чувствует зловоние, идущее из его пасти.

Отчаянье овладело им.

– Не успею… – крутилась в голове единственная мысль.

Ноги стали тяжёлыми и почти не слушались Дениса.

Но внезапно он ощутил необъяснимый прилив сил, как будто кто-то влил в него волшебное питьё. Он рванулся вперёд, оставив далеко позади своего преследователя.

И уже через несколько минут, легко взбежав на вершину холма, он оказался перед камнем, из которого торчал старинный меч.

Он рывком вытащил его и с победным криком высоко поднял над головой.


Алёна


Её переполняло ощущение счастья. Сегодня был Алёнин день рождения – она наконец стала взрослой.

С этого дня ей было позволено гулять одной по подводным садам её отца – морского царя.

Алёна стояла на мостике в белом платье, расшитом жемчугами, и наблюдала за игрой рыбок и дельфинов.

Все они были её преданными слугами и обязаны были беспрекословно ей подчиняться.

Алёна махнула рукой, и три дельфина немедленно подплыли и остановились, ожидая приказаний своей повелительницы.

Она засмеялась и снова махнула рукой, отпуская их.

Сегодня она получила кучу подарков: здесь были морские раковины с жемчужинами внутри, необыкновенные цветы, которые могли играть разные мелодии, когда к ним прикасались, а самое главное – богато украшенные сани, на которых она могла уехать как угодно далеко – даже за пределы дворца.

Она радостно хлопнула в ладоши, и к ней снова подплыли три дельфина, уже запряжённые в сани.

Алёна уселась на сиденье, и дельфины помчались вперёд.

Они проплывали мимо подводных дворцов и высоких скал, мимо зарослей морских водорослей и коралловых рифов.

Внезапно дельфины остановились:

– Дальше нельзя, там вражеская территория.

– Ну пожалуйста! Ещё чуть-чуть! – взмолилась Алёна, и дельфины нехотя согласились.

Но, не успели они проплыть и двух метров, как перед ними возникло отвратительное чудовище.


Это безусловно был он – повелитель морских глубин – гигантский осьминог, причём в его намерениях не было никаких сомнений.

Алёна вспомнила, что в этот раз даже не взяла с собой копья, с которым обычно не расставалась.

– Ну как же так? Почему я должна была его забыть именно сегодня? – подумала она, и её охватил неописуемый ужас.

А чудовище, между тем, приближалось. И вот уже совсем близко были его красные глазки, горящие злобным огнём, и отвратительные отростки – то ли щупальца, то ли руки, тянулись к Алёне.

Паника охватила её – казалось, выхода нет. Сейчас эти скрюченные пальцы схватят её, и никто никогда не узнает, что с ней произошло.


Чудовище неумолимо приближалось. И в этот момент Алёна вдруг вспомнила, что в санях под сиденьем лежит запасное копьё.

Она бросилась назад, схватила копьё и размахнувшись, со всей силы метнула его в злобную морду монстра.


Саша


Вокруг разноцветными огнями сияла бесконечная Вселенная. Таинственно мерцали мириады звёзд, со свистом проносились хвостатые кометы и медленно кружась, пролетали астероиды.

На спине у Саши были маленькие крылышки, которыми она могла управлять, отдавая голосовые приказы. Саша полностью отдавалась удивительному ощущению полёта в невесомости. Она делала крутые виражи, переворачивалась через голову, или, вдруг включив максимальную скорость, устремлялась вперёд.

Внезапно на боковой панели шлема замигала красная лампочка. Это был сигнал того, что заканчивается кислород и его запасы необходимо пополнить.

Вздохнув, Саша полетела к Земле.

Она приземлилась в странном и совершенно незнакомом ей месте.

Это был старый и очень мрачный город. Улицы его были пустынны, и ни одно окно высоких тёмных домов не светилось. Казалось, жители покинули его. Однако Саша чувствовала чьё-то неуловимое присутствие, как будто множество недобрых глаз наблюдают за ней.

Улицы по-прежнему были пусты, но в тёмных подворотнях улавливалось какое-то едва заметное движение.


Саша двинулась вперёд – туда, откуда лился слабый свет и возможно был выход.

Ей становилось всё страшнее и страшнее. Рация здесь почему-то не работала, и она не могла попросить о помощи.


Между тем из дворов стали медленно выходить какие-то тёмные фигуры. Их становилось всё больше и больше. В гробовом молчании они следовали за Сашей. И внезапно она осознала, что они постепенно окружают её.

Сашу охватила паника. Мысли бешено завертелись в поисках выхода.

И внезапно пришло решение – она вспомнила!

На внутренней стороне рукава скафандра, прямо под указательным пальцем правой руки она нащупала небольшую кнопку и изо всех сил надавила на неё.

Воздух прорезали яркие вспышки выстрелов.


Антон


Антон с трудом продирался сквозь заросли. Это были тропические джунгли, причём самые густые из всех, когда-либо виденных им.

Солнце еле пробивалось сквозь кроны каких-то неведомых деревьев, освещая всё вокруг призрачным зелёным светом. Воздух был насыщен влажными испарениями, под ногами был ковёр из листьев и останков мелких насекомых.

Антон упрямо шёл вперёд. У него была миссия – во что бы-то ни стало добраться до Базы. Он твёрдо знал, что это необходимо не только ему – от того, успеет ли он перезагрузить систему, зависела жизнь его товарищей.

Кругом росли ядовитые грибы, и какие-то яркие плоды свисали с веток. Антон знал, что прикасаться ни к чему нельзя – опасность таилась повсюду. Впрочем, беспокоили Антона вовсе не грибы. Главным его страхом были змеи, которые с шипеньем тянулись к нему с деревьев. Их жёлтые холодные глаза постоянно наблюдали за ним, как будто это были враги, принявшие змеиное обличье.

Антон попробовал идти быстрее, но это было почти невозможно – ведь ему приходилось ещё и прорубать себе путь сквозь заросли длинным острым ножом – мачете.

Он каким-то образом угадывал, куда ему надо двигаться. Безошибочное чутьё подсказывало верный путь. Но он чувствовал, что немного опаздывает. А ведь, если он вовремя не успеет, то с его товарищами непременно случится беда!


Он подумал, что даже не знает, как выглядит База. Вдруг он вообще не найдёт её в этих зарослях?

И в этот момент его плечо пронзила резкая боль, и прямо перед собой он увидел головку самой ядовитой из всех змей, обитающих в этих джунглях.

Он сел на землю и потрогал укушенное место. Оно было горячее, и красное пятно уже распространилось почти на всю руку. Антон почувствовал, как закружилась голова и ослабели ноги. То ли это уже начал действовать яд, то ли просто страх парализовал его…

Но в этот момент он подумал, что обязан спастись сам и спасти товарищей.

Антон достал из рюкзака аптечку. Перед глазами всё расплывалось – видимо всё-таки начинал действовать яд. Из последних сил он набрал в шприц противоядие и сделал себе укол. А затем потерял сознание.


Когда он очнулся, то почувствовал себя почти здоровым – лекарство подействовало. Но надо было спешить. Дорога шла в гору, и вскоре Антон очутился на вершине холма. Внизу, куда ни глянь, простирались бесконечные джунгли.

И вдруг среди зелени тропических деревьев Антон увидел белый купол. Сомнений не было – это была База.


Антон знал, что у него осталось очень мало времени. Он бросился бежать и через несколько минут уже входил в зал, полный каких-то непонятных приборов.

Вокруг было множество лампочек, светящихся ровным зелёным светом. В помещении стоял тихий гул.

Антон твёрдо знал, куда идти. Он решительно двинулся в дальний угол зала, где настойчиво мигала красная лампочка. Затем нашёл на панели нужную кнопку и нажал её.

На экране монитора вспыхнула надпись:

«ВНИМАНИЕ – ИДЁТ ПЕРЕЗАГРУЗКА».

Антон облегченно вздохнул – миссия была выполнена.


Леон


– Значит, это был просто сон? – спросил Денис.

Они сидели на удобном мягком диване. Шторы на окне были плотно задёрнуты, и свет исходил только от лампы на письменном столе, которая погружала кабинет в мягкий зеленоватый полумрак.

Рядом в кресле расположился смуглый худощавый человек с внимательными чёрными глазами.

– Ну как вы? Пришли в себя? Меня зовут Леон Буланже, вспомнили? – спросил он, дружелюбно улыбаясь.

– А я вовсе и не забывал, – недовольно сказал Антон, – это же я покупал билеты на ваше гипнотическое шоу. На афише ведь было написано 16-, то есть дети допускаются только без сопровождения взрослых. Вот меня с ними и отправили, сам бы я ни за что не пошёл…

– А тебе не понравилось?

– Ну как-то так… Скорее нет, чем да… Что это всё-таки было? Гипноз?

– В общем, да. Но не совсем. Как у вас голова? Не болит?

– У меня болит, – сказала Саша.

– И у меня, – сказала Алёна.

Антон и Денис молчали.

Леон подошёл к девочкам и положил каждой по очереди руку на лоб:

– Лучше?

Обе утвердительно кивнули.

– Ну что ж, попытаюсь вам всё объяснить максимально просто, – сказал Леон, – располагайтесь поудобнее. Пожалуйста – чай, конфеты, не стесняйтесь…


РАССКАЗ ЛЕОНА БУЛАНЖЕ


Как вы вероятно уже догадались, Леон Буланже – это не настоящее моё имя. На самом деле меня зовут Леонид Булкин. Но, как вы понимаете, под таким именем выходить к публике абсолютно невозможно, вот я и придумал себе псевдоним. Сейчас уже сам привык к нему, так что можете называть меня Леоном. (Кстати, по-французски Буланже – это булочник)…

Сейчас я расскажу вам, как стал гипнотизёром.


Сколько я себя помню, меня всегда интересовал вопрос: как работает наш мозг? Как получается так, что мы мыслим, видим сны, испытываем страх и радость?

Я читал всё, что было написано на эту тему. И однажды с удивлением обнаружил, что, оказывается, мы используем свой мозг всего на 10%.

Я был потрясён. Значит, в нас таится 90% скрытых возможностей, и если усиленно работать над собой, то можно их развить? Скажем, овладеть телепатическими способностями, или научиться предсказывать будущее…

Я очень воодушевился и стал пробовать на себе различные методики. В результате я овладел техникой гипноза и понял, что любую способность можно в себе развить путём упорных тренировок.

Затем я поступил на психологический факультет Московского университета, где с грустью узнал, что 10% используемого мозга – это неправда.

Дело в том, что наш мозг состоит из таких специальных клеток, которые называются нейроны. И у всех нейронов разные функции: одни отвечают – за ощущения, другие управляют нашими движениями, благодаря третьим мы можем мыслить, четвертые отвечают за наши эмоции. И так далее.

И никогда не бывает так, чтобы работали все нейроны одновременно.

Почему? Да всё очень просто!


Когда мы не ходим, «отдыхают» нейроны, отвечающие за ходьбу. Когда молчим, «молчат» нейроны, управляющие речью. Когда ничего не слышим, «спят» нейроны, отвечающие за слух. Когда не испытываем страх, не работают «нейроны страха». Иными словами, если нейроны в данный момент не нужны – они «отдыхают». Поэтому и создаётся впечатление, что мозг работает всего на 10%. Хотя на самом деле это не так, просто нейроны так и должны работать – по очереди.

Я был сильно расстроен: значит невозможно заставить наш мозг работать более эффективно? Но ведь я же овладел техникой гипноза? Значит, и другие тоже смогут?

То есть, всё в наших руках!

И тогда я стал серьёзно заниматься этой проблемой – защитил сначала кандидатскую, а затем и докторскую диссертацию.

И вот однажды на научной конференции нейрофизиологов я услышал об открытии СПРРМ – сети пассивного режима работы мозга.


Точная роль СПРРМ в организации нервной деятельности человека ещё не совсем ясна, но её исследование привело учёных к выводу о существовании неких «спящих» нейронов нашего мозга, которых мы пока не умеем использовать.

Это полностью подтверждало мою теорию, и когда мне предложили участие в проекте по активизации этих «спящих» нейронов, я конечно с радостью согласился.


Суть проекта была в том, чтобы каким-то образом разбудить и заставить работать эти нейроны. Но не у взрослых, а у детей.

Ведь чем мозг младше, тем он более восприимчивый. Именно поэтому в школах учат маленьких детей, а не взрослых дяденек и тетенек. Именно поэтому дети гораздо быстрее взрослых умеют приспосабливаться к новым ситуациям (например, осваивают компьютерную грамоту или учат иностранные языки).

Мне и ещё нескольким учёным из разных стран, обладающих даром гипноза, предложили набрать группы наиболее восприимчивых и сообразительных детей для обучения в экспериментальной школе, где мы попытаемся, вызвать к жизни их «спящие» нейроны.

Это будет первый подобный эксперимент в истории мировой науки, в результате которого мы надеемся получить группу детей с необычными способностями.

Для того, чтобы отобрать подходящих кандидатов, нам предложили устраивать гипнотические шоу и под гипнозом выявлять ребят, обладающих быстрой реакцией, сообразительностью и способностью принимать неординарные решения.

Но оказалось, это не так-то просто. Вот сегодня из всего зала только вы четверо сумели не растеряться в трудных ситуациях и прошли испытание до конца. Поэтому вы здесь.

Леон закончил свою лекцию и теперь с интересом ждал реакции ребят, переводя взгляд с одного на другого.


– А вы знаете, что именно мы видели во сне? –спросил Денис.

Леон усмехнулся:

– Конечно. Я же, кажется, говорил, что обладаю телепатическими способностями. Вот ты, например, дрался с монстром, а затем завладел мечом Эскалибур. Правильно?

Потрясённый Денис молча кивнул.


– Ты сначала летала в космосе, а затем стала стрелять из бластера по прохожим. Так? – и он с улыбкой посмотрел на Сашу, которая тоже кивнула, не говоря ни слова.

– А ты отправилась гулять одна и встретилась с осьминогом, – теперь он обращался к Алёне, которая тоже молча согласилась.

– Ну а ты прошёл через джунгли, нашёл базу и спас всех остальных. Как это и было мною задумано, – закончил Леон, с улыбкой глядя на Антона. Он явно был доволен.


– А эти наши сны – вы их сами для нас придумали? – спросил Антон.

– Нет, конечно. Каждый из вас заснул и увидел свой собственный сон. И только в конце я эти сны немного подкорректировал.

– То есть, когда я чувствовал, что должен кого-то спасти – это вы мне внушили? – удивлённо спросил Антон.

– Ну да, мне надо было посмотреть, как ты будешь действовать в экстремальной ситуации. И змею, кстати, тоже я на тебя наслал.

– А моего монстра? Тоже вы на меня наслали? – спросил Денис.

– Нет, – засмеялся Леон, – монстр твой собственный. Я бы такого не смог придумать.

– А остальные? Ведь там был полный зал детей, – спросила Алёна.


– С остальными у меня, к сожалению, контакта не получилось. То есть, я всех их, конечно, усыпил, но того, что я задумал, мне так и не удалось проделать ни с кем, кроме вас четверых.

Возможно, это связано с тем, что вы все, так сказать, «одной крови». Поэтому связать вас вместе было проще, чем остальных.

И в результате, когда Антон выполнил миссию, нажал нужную кнопку и запустил перезагрузку, каждый из вас сразу нашёл путь к спасению.

– А как мы можем перейти в эту вашу школу? Ведь мы же уже учимся. И учебный год давно начался… – сказала Саша.


– Это не вопрос, с вашим директором я всегда сумею договориться, вы же понимаете, что с моими способностями это не составит труда…

Проблема в другом. Дело в том, что всем известно, где в нашем мозге находятся нейроны «страха», нейроны удовольствия, нейроны, отвечающие за движение и за сон…

Но никто пока не знает, в каком месте располагаются интересующие нас «спящие» нейроны, отвечающие за «особые» возможности человека… Это и есть сейчас главная задача – найти точное место их расположения.

Именно для этого во время сегодняшнего сеанса гипноза я воздействовал вам всем на некоторую область мозга – каждому на свою. На ту, о которой пока ещё ничего не известно. И через некоторое время вы мне расскажете о том, что произошло с каждым из вас.

Так мы получим информацию о функциях тех областей мозга, которые ещё не изучены учёными. И с этими результатами уже приступим к занятиям.


– А маме можно обо всём рассказать? – спросила Алёна.

– Ни в коем случае! Если обо всём рассказывать маме, то с вами вообще никогда ничего не случится!

Алёна с сомнением покачала головой, и пробормотала себе под нос:

– А может, это не так уж и плохо…

Но вслух ничего не сказала.

– Встретимся мы с вами в этом кабинете ровно через месяц. Вступительные экзамены вы уже выдержали – можете считать себя принятыми, – продолжил Леон.

– Так эта школа будет что-то вроде Хогвартса? – спросил Денис.

– Об этом вы узнаете при нашей следующей встрече. И поверьте – вы будете удивлены. А сейчас давайте прощаться. Считайте, что наш эксперимент уже начался…

Леон по очереди пожал им руки и, улыбнувшись на прощанье, открыл дверь на улицу.


После тёмного кабинета яркий солнечный свет слепил глаза. Ребята зажмурились.

– Ну ничего себе погодка! – воскликнул Денис, – а я думал, уже вечер.

– Зря мы зонты не взяли, – вдруг пробормотала Саша, – сейчас ливанёт!

– Ты что? На небо посмотри – ни одной тучки! – фыркнула Алёна.

И в этот момент вдалеке послышались раскаты грома, а через несколько минут небо уже заволокла огромная чёрная туча, из которой хлынул дождь.


Промокшие до нитки, они влетели в вестибюль метро и остановились отдышаться.

Всем было немного не по себе. Внезапно стало ясно – эксперимент начался.


Часть 2. Они проснулись


Саша


Она открыла глаза, но ещё некоторое время находилась где-то на границе между сном и явью. У неё так часто бывало – с одной стороны, вроде уже проснулась, а с другой – ещё какое-то время находилась во власти сна. Особенно, если сон был приятный.

Так было и в этот раз. Ей приснился чемпионат мира по фигурному катанию.

Правда, чемпионат этот был не совсем обычный.

Саша явственно видела надписи на рекламных щитах: «Чемпионат мира по фигурному катанию. Фристайл. 15 марта 2048 года»

Соревновались девушки. Они подпрыгивали вверх чуть ли не на два метра и крутили в воздухе пятерные прыжки.

Саша сидела во втором ряду, и ей всё было прекрасно видно. Среди тренеров она заметила высокую красивую женщину, лицо которой показалось ей знакомым.

– Тренер – Александра Трусова! – услышала она объявление при выходе на лёд очередной фигуристки.


Музыка, сопровождавшая выступления спортсменов, была странной. То есть она была довольно ритмичной, но мелодию Саша никак не могла уловить.

А на льду уже разворачивалось новое действие. Юноши и девушки в серебристых костюмах делали на льду какие-то немыслимые трюки – синхронно крутили в воздухе пятерные сальто и ещё какие-то совершенно невероятные прыжки.


– Ро-си-я! Ро-си-я! – скандировала публика, и Саша кричала вместе со всеми, срывая голос.

Видимо от этого своего крика она и проснулась.


Она чувствовала еле заметное жжение в затылке. Сон закончился. Впрочем, Саша знала – это был вовсе не сон.

Уже почти месяц она ощущала, что с ней происходит нечто странное – она стала видеть будущее.

Выглядело это так: сначала появлялось слабое жжение в затылке, а затем перед глазами возникала чёткая картинка какого-либо события. Это могло быть что-то очень далёкое (как, например, этот чемпионат по фигурному фристайлу), а могло быть и то, что должно произойти буквально через минуту.


К примеру, Саша всегда знала, кого должны спросить на уроке сегодня, завтра и вообще в течение недели.

Слух о том, что она может это точно определить, быстро распространился по школе, и с самого утра к ней выстраивалась очередь из желающих узнать, когда его вызовут отвечать.

Кроме этого, она всегда знала, какой вариант ей достанется на контрольной и какие вопросы будут в тесте. Надо было только чуть-чуть напрячься и вызвать в затылке это ощущение, после которого возникала нужная картинка будущего.

Саша довольно быстро научилась это делать, правда не всегда получалось увидеть именно то, что требовалось, и тогда она быстро прекращала процесс.

У этой Сашиной способности обнаружилась ещё одна сторона – она всегда знала, с каким счётом закончится футбольный матч, и вообще любое спортивное соревнование.

Саша понимала, что всё это – результат пробуждения нейронов, которые занимаются видениями будущего и, по всей видимости, располагаются где-то внизу её затылка. Нейронов, которых вызвал к жизни Леон.


Первое время она наслаждалась своим новым положением. В школе она естественно сразу стала отличницей. А когда шла по коридору, вокруг раздавался почтительный шёпот: это она – та самая, которая умеет предсказывать будущее…

Но со временем Саша начала ощущать дискомфорт. Она чувствовала себя как будто не совсем здоровой по сравнению с окружающими. Кроме того, то, что раньше казалось ей подарком судьбы, стало постепенно раздражать – оказалось, что знание будущего полностью лишает жизнь интереса.

– Ну всё. Это точно было в последний раз! – думала каждый раз Саша, после очередного случая своего «ясновиденья».

Но, как известно, одно дело – решить, и совсем другое – это выполнить.


И вот однажды поздно вечером, вспомнив, что не выучила историю, Саша глубоко вздохнула и решила узнать, спросят ли её завтра, а то может и не стоит открывать учебник….

– Ладно, это точно будет последний раз! – сказала она себе и сосредоточилась.

Через несколько секунд перед её глазами возникла картинка. Только это был вовсе не урок истории.

Саша ясно увидела шоссе, по которому мчались машины. По обеим сторонам темнел лес – вероятно шоссе это было где-то за городом.

Внезапно что-то произошло. Саша напряглась и увидела, как машины, одна за другой стали проваливаться под землю. Видимо на шоссе просел грунт, и прямо посередине дороги образовалась огромная яма.

Вокруг творилось что-то невообразимое – машины сталкивались и загорались, образовалась чудовищная пробка, люди кричали и метались в панике, не зная, что делать.

При этом Саша определённо знала, что всё это вовсе не отдалённое будущее, а то, что должно случиться в ближайшее время, возможно даже в ближайшие минуты.

Но вот только где? Саша внимательно всмотрелась в картинку и увидела щит с указателем ближайших населённых пунктов. Она схватила ручку и быстро переписала названия в блокнот. И в этот момент картинка исчезла.


Саша неподвижно сидела, сжимая в руках ручку.

Что же делать? Как предотвратить катастрофу? Надо срочно засыпать эту яму! Но как? Позвонить в полицию? В МЧС? Но что она скажет? Что у неё было видение? Кто ей поверит?

Голова буквально раскалывалась от всех этих вопросов. И внезапно пришло решение. Правда, для Саши оно не сулило ничего хорошего. Но другого пути не было, и она набрала номер:

– Алло! Я хочу сообщить о бомбе на дороге. Сейчас сообщу точные координаты.

И Саша чётко прочитала все названия, которые успела записать.

Затем отключила телефон и стала ждать.


Конечно, она знала, что в таких случаях адрес звонившего мгновенно вычисляют по номеру телефона, и полиция немедленно является по этому адресу. Но другого способа предотвратить катастрофу у неё не было.

Действительно, через несколько секунд под окнами послышался звук полицейской сирены. Саша встала и пошла открывать дверь.

Несколько полицейских грубо затолкали её в машину. Затем снова включилась сирена, и они с громким воем понеслись по вечерним улицам.

– Можно я маме позвоню? – спросила Саша.

– Вот приедем, сдам тебя начальству, тогда и звони, кому хочешь, – недовольно буркнул сидевший рядом полицейский.

И тут Сашу осенило. Конечно – как же она сразу не догадалась?!

– Звони родителям! Быстро! – сказал высокий худой майор, когда Сашу ввели в его кабинет.

– Да-да, уже звоню…

И Саша набрала номер.


– Вот интересно, откуда вы, такие шутники, берётесь? – сердито ворчал хозяин кабинета. – Неужели других развлечений нет, как всякие глупости придумывать и людей от дела отрывать? Ты хоть знаешь, сколько стоит один выезд МЧС? Люди сейчас по твоей милости где-то под дождём ковыряются в темноте, бомбу твою несуществующую ищут, а ты, видите ли, решила поразвлекаться!


И в этот момент у него на столе зазвонил телефон.

Он взял трубку, и лицо его вытянулось:

– Да, понял. Слушаюсь, товарищ генерал.

Затем он пристально посмотрел на Сашу:

– Ну давай, рассказывай, откуда ты узнала про эту яму на шоссе? Только что МЧС-ники её обнаружили! Еле-еле успели перекрыть движение. Никто не пострадал, и это конечно самое главное! Но тебя приказано задержать до выяснения обстоятельств. Так что в твоих интересах всё рассказать. Ещё раз повторяю вопрос: откуда ты узнала про эту яму?


Саша молча смотрела на дверь. Она ждала. Сейчас ей хотелось только одного – чтобы о ней поскорее все забыли и она оказалась дома.

И вот, наконец, дверь открылась, и на пороге появилась Алёна.

– Наконец-то! – облегчённо вздохнула Саша, – почему так долго? Я ведь давно тебе позвонила!

– Пробки, – коротко ответила Алёна.


– Как ты прошла сюда, девочка?! – закричал майор. Но уже в следующую секунду под пристальным взглядом Алёны подошёл к своему столу и стал перебирать бумаги.

– Чёрт знает, что такое, – бормотал он, – только вчера ведь всё аккуратно разложил, и вот опять беспорядок…

А Алёна всё смотрела и смотрела на него…

И когда он, наконец, поднял голову, взгляд его был удивлённым:

– А вы кто такие? Что-то я не могу вспомнить, откуда вы тут взялись… Ну-ка марш по домам! В кои-то веки выдался спокойный вечер, хоть футбол посмотрю… Ещё разок только всё проверю…

Он набрал на пульте номер дежурного:

– Как там дорожная обстановка? Всё спокойно? А в области? Без происшествий? Вот и отлично!

Похоже, майор начисто забыл и о Саше, и об аварии на дороге.

На экране его монитора появилось уже знакомое Саше шоссе, на котором было перекрыто движение, и огромные экскаваторы усердно трудились, засыпая землёй яму. Но майор даже не смотрел на экран.


– Ну вот, сегодня, кажется, моё дежурство пройдёт без происшествий! – довольно сказал он и усевшись в кресло, включил телевизор.


Девочки тихо вышли из кабинета.


Алёна


Когда у Алёны поздно вечером зазвонил телефон, она совсем не удивилась, как будто ждала этот звонок.

С некоторых пор она вообще перестала чему бы то ни было удивляться.

Впервые она заметила это на уроке истории, на следующий день после встречи с Леоном.

В этот день она выучила первый вопрос параграфа и очень хотела, чтобы её спросили.

– Ну пожалуйста! Меня вызови… Меня! – посылала она мысленные сигналы учительнице, которая задумчиво переводила взгляд с одного ученика на другого.

– На первый вопрос отвечать будет Алёна! – наконец решительно заявила учительница и приготовилась слушать.

В этот раз Алёна была ещё не вполне уверена в своём новом таланте и предполагала возможность совпадения.

Поэтому на следующем уроке (это была география) решила ещё раз всё проверить.

– Спроси Бабашкина, Бабашкина спроси… – посылала она настойчивые сигналы в сторону учительского стола.

– А сейчас Бабашкин покажет нам на карте Уральские горы, – весело сказала учительница.


Теперь Алёна знала абсолютно точно – она может заставить человека сделать всё, что она прикажет.

Как далеко простираются её способности, она не знала и решила поэкспериментировать.

Вернувшись из школы домой, она включила телевизор. Там шли новости.

– Залезь под стол и прокукарекай! – приказала она диктору, но тот, как ни в чём не бывало, продолжал что-то рассказывать о капризах погоды.

– Так, ясно… Значит, на расстоянии это не действует, – подумала Алёна, и тут её взгляд упал на большого белого кота, которого звали Черчилль. Он сидел на диване и внимательно смотрел на Алёну.

– Немедленно вставай и полезай на антресоли, – приказала ему Алёна, но тот даже ухом не повёл.

Вместо этого он перевернулся на спину и подставил ей живот, чтобы она его погладила.


– С животными, значит, тоже не срабатывает, – поняла Алёна, – то есть, действует только на людей, которые находятся в пределах досягаемости.

Затем она испробовала свои новые способности на Антоне, которого заставила сходить в магазин за мороженым. Антон, конечно, сразу сообразил, что к чему, но вынужден был подчиниться – с Алёниными нейронами он справиться не смог.

А то, что это были именно нейроны, Алёна знала наверняка. В тот момент, когда она посылала сигнал, в левом виске возникало лёгкое покалывание. Видимо именно там и проснулись нейроны, отвечающие за её новые способности.

Конечно, в глубине души она понимала, что поступает не очень хорошо, заставляя окружающих выполнять её приказы, поэтому старалась делать это как можно реже. Но с каждым днём удерживаться становилось всё труднее и труднее.


Первым делом она естественно позаботилась о своих оценках, заставив учителей наставить ей кучу пятёрок. Потом сделала так, что папа купил ей новый айфон, а мама разрешила допоздна на нём играть.

В те моменты, когда она пользовалась своим даром, Алёна чувствовала себя очень некомфортно. Но, как и Саша, ничего не могла с собой поделать. Однажды она заставила Антона помыть за неё посуду. Антон, в отличие от остальных, понимал, что происходит, но не мог сопротивляться.

– Совсем уже совесть потеряла? – крикнул он и ушёл, хлопнув дверью.


И в этот момент раздался звонок. Надо было срочно спасать Сашу, и Алёна помчалась на помощь сестре.


– Ну, ты даёшь! – восхищённо сказала Саша, когда они вышли на улицу из полицейского участка, – как ты ловко его загипнотизировала! Он ведь сразу же забыл про меня. Как будто ничего и не было… А ведь уже приготовился чуть ли не арестовать меня!

– Да ладно… А представляешь, что было бы, если бы не ты? Сколько людей могло бы погибнуть? Так что сегодня наши нейроны наконец сделали доброе дело!


И в этот момент зазвонил Алёнин телефон.

– Саша с тобой? – мрачно спросил Антон. –Приходите скорее, у нас проблема…


Денис


Когда они вошли в квартиру, их глазам представилась удивительная картина.

На компьютерном столе сидел Черчилль.

Шерсть у него стояла дыбом, усы топорщились, и грозное шипение оглашало всё вокруг.

А посередине комнаты, испуганно озираясь, сидел белый пушистый щенок.


– Это щенок лабрадора, совсем ещё маленький – месяца два, не больше, – тихо сказал Денис. – Он потерялся и попросил меня помочь. Не бойся, Доби, найдём мы твою хозяйку.

– Так его зовут Доби? – воскликнула Саша, – как это мило!

В это время Черчилль снова грозно зашипел, недовольный появлением нового питомца.

– Слушай, Черч, имей совесть! Он же тебя не трогает! Дай ему лучше какую-нибудь свою игрушку, – серьёзно обратился к коту Денис.

Черчилль нехотя слез со стола и через несколько секунд приволок откуда-то маленькую мышку на верёвочке. Он положил её перед щенком и с достоинством удалился.

Доби радостно тявкнул и завилял хвостом, приготовившись к игре.

– Погоди, как ты сказал, зовут твою хозяйку? – наклонился к нему Денис.

– Его хозяйка живёт в этом подъезде на девятом этаже, – объявил он, как будто выслушав щенка. – Надо подняться. Скорее всего, она его уже ищет.


Алёна, которой было жалко Черчилля, молча страдающего в соседней комнате, выбежала на лестницу и уже через минуту вернулась с девушкой, которая схватила щенка и стала его радостно целовать.

– Ну вот видишь, Черчик, нашлась его хозяйка, а ты боялся! – ласково говорила Алёна, гладя кота. – А ты ничего, молодец! Даже мышку не пожалел.

Доби весело носился по комнате, время от времени наскакивая на Черчилля.


Стали прощаться. Было немного жалко расставаться со щенком, к которому все уже успели привыкнуть.

Даже Черчилль, который каким-то образом понял, что он снова остаётся единственным питомцем, вышел попрощаться. Доби подбежал к нему и лизнул в нос.


Гости ушли.

Все молча смотрели на Дениса, ожидая объяснений.

Тот вздохнул:

– Вообще-то, со мной это уже давно происходит – с того самого дня. Просто я ещё никому не рассказывал…


Оказалось, что у Дениса тоже проснулись нейроны. Только это были очень странные нейроны. Они находились на самой макушке и время от времени тихо вибрировали. В этот момент Денис начинал слышать, о чём думают животные, причём, не только кошки и собаки, а и голуби, мухи и даже червяки на дороге…

В выходные, когда он приезжал к бабушке в деревню, его обступали домашние животные и рассказывали о своей нелёгкой жизни. Куры жаловались ему на петуха, а коза на то, что её не пускают в огород, где растёт сладкая капуста.

Сначала Денис был очень доволен этим своим даром и с интересом познавал мир разнообразных живых существ. Но со временем стал уставать. К тому же этот мир оказался не таким уж и приятным, и чем дальше, тем меньше ему нравился.

Он был наполнен жалобными криками мух, за которыми гонялись воробьи, руганью ворон и нытьём собак, которые не хотели идти домой с прогулки.


– В общем, – завершил свой рассказ Денис, – мне всё это надоело, я не желаю больше это слышать и хочу, чтобы эти нейроны снова заснули навсегда!


– Честно говоря, я бы тоже вернулась к нормальной жизни, – сказала Саша, – вы не представляете, как это противно – постоянно знать, что произойдёт в следующую минуту. Жить стало просто невыносимо! Даже кино не могу смотреть – всегда знаю, чем закончится, не говоря уж о спортивных соревнованиях…

– А я вообще чувствую себя каким-то чудовищем, когда заставляю окружающих делать всё, что я прикажу. Особенно, маму с папой… – подхватила Алёна

– Ага! – раздражённо сказал Антон, – маму с папой, значит, нельзя заставлять, а меня можно!

– Я же ясно сказала – ни-ко-го не хочу заставлять. Даже тебя!

– Ладно, – пробурчал Антон, – всё это ерунда! Послушайте лучше, что я вам расскажу.


Антон


С некоторых пор лоб Антона постоянно гудел. Это не было болью, просто присутствовало ощущение, что там всё время что-то происходит.

Это работали нейроны. Они проснулись и усердно трудились, улавливая всё, что думают в данный момент окружающие.

В голове Антона, сменяя друг друга, возникали чужие мысли, которые, к сожалению, далеко не всегда ему нравились.

– Мне кажется, скоро я вообще разочаруюсь в человечестве, – мрачно сказал он, – вы даже не представляете, что мне иногда приходится слышать!

– Неужели ты всегда знаешь, кто о чём думает? – с интересом спросил Денис.

– Ну да…

– Тогда скажи, о чём мы сейчас думаем?

Антон вздохнул, пристально посмотрел на Алёну и сказал голосом, очень похожим на Алёнин:

– Ну почему он опять уселся в моё кресло? Ведь знает же, что мне это неприятно! Мало ему стульев, что ли? Или вон – целый диван есть… Нет, обязательно надо на моё место плюхнуться! Конечно, он это специально делает… Дразнится! Согнать его, что ли? Нет-нет… Самое умное – просто не обращать внимания.

Алёна смущённо молчала, а Антон перевёл взгляд на Сашу и сказал, уже совсем другим голосом:

– Куда же я всё-таки засунула свой мобильник? Может опять мама спрятала? И главное, зарядка закончилась, позвонить нельзя… Лучше бы мои нейроны умели находить потерянные вещи. Больше проку было бы…

– Здорово! – сказала Саша.

– А про Дениса не буду говорить. Он мой друг. Правда, Дениска?

Денис кивнул, а Антон продолжал:

– Самое ужасное – это мысли девчонок. Я всегда знал, что у них голова забита ерундой, но не до такой же степени!

У ребят, конечно, дела обстоят получше… Но тоже как-то не очень: футбол, да компьютерные игры…

Раньше я об этом как-то не задумывался, ведь я и сам такой же. А сейчас вижу, как это со стороны выглядит…

Но главное даже не это. Главное то, что люди постоянно думают одно, а говорят совсем другое. И думают иногда такие вещи…

Вот вчера, например… По дороге из школы случайно встретил одноклассницу.

Идём мы, значит… И я ей рассказываю про матч лиги чемпионов Барселона – Челси. Этот матч, наверное, был одним из самых интересных в истории мирового футбола!

Она слушает вроде с интересом – кивает, охает…

Я, такой довольный, стараюсь, чтобы ей ещё интереснее было, чуть ли не в лицах всё изображаю… И вдруг в моей голове возникают её мысли:

«Нет, наверное всё-таки голубую футболку под эти джинсы одевать нельзя. Она светлая и сливается с ними по цвету. А какую тогда? Зелёная мне уже мала, на белой пятно на самом видном месте. Придётся с мамой на шопинг идти в выходные…»

Представляете???

Я перед ней распинаюсь, а она даже не слушает!


В этот момент девочки, давно уже еле удерживающиеся от смеха, наконец разразились громким хохотом.

– Что вы смеётесь? – обиженно спросил Антон.

– Да как бы тебе объяснить попонятнее… – сказала Саша, изо всех сил стараясь говорить серьёзно, – на самом деле ни одной девочке не интересно слушать про футбол.

– Как это? – воскликнул потрясённый Антон.

– Да так! – язвительно сказала Алёна, – про футбол нормальный человек может разговаривать не больше минуты! А ты ей, наверное, два часа голову морочил! Да ещё и в лицах показывал…

И девочки снова засмеялись.


– Знаете, – обиделся Антон, – если бы я рассказал вам, что думают мальчики про вас, девчонок, вы бы наверное тоже удивились.

Саша с Алёной прекратили смеяться и, широко раскрыв глаза, уставились на Антона.

– Ладно, не буду вас расстраивать, – усмехнулся тот.

– Нет уж! Говори, раз начал!

– Да ладно, успокойтесь, я пошутил… Они думают:

«Какие же всё-таки эти девочки симпатичные! И как они стильно одеты! А главное – с ними всегда есть о чём поговорить!».


– Правда? Ну, тогда мы тебе тоже раскроем маленький секрет. Эта твоя подружка делала вид, что внимательно слушает твою болтовню про футбол, потому что хотела тебе понравиться. Так все девочки делают.

– Серьёзно? – воскликнул удивлённый Антон, – мне такое в голову не приходило.

– Конечно, – кивнули девочки, – иначе, она и слушать бы тебя не стала. На кой ей сдался твой Ювентус…

– Барселона и Челси, – поправил значительно повеселевший Антон, – впрочем, это уже не важно.

В любом случае я предлагаю потребовать у Леона, чтобы он немедленно вернул нас всех в обычное состояние. Вы ведь не забыли, что завтра мы с ним встречаемся?

– Неужели уже месяц прошёл? – воскликнула Алёна.

– Да, ровно месяц. И мы должны потребовать, чтобы он усыпил все эти наши нейроны обратно! Согласны?

Все дружно кивнули.


На следующий день они сидели в том же кабинете с зелёной лампой, и Леон внимательно слушал каждого, время от времени что-то записывая в свой блокнот.

– Ну что же, – сказал он, когда все закончили, – я считаю, что с вашей помощью наука сделала гигантский рывок вперёд. Наше открытие по своей важности сравнимо… Ну, разве что, с изобретением антибиотиков… Или даже ещё важнее!

Нам только надо ещё немного поработать в этом направлении, и можно будет докладывать мировому научному сообществу.

– Нет!!! Мы против! – воскликнула Алёна, – мы больше не хотим работать в этом направлении, мы хотим, чтобы вы усыпили эти нейроны, и мы снова стали нормальными!

– Вам не понравилось то, что вы возвысились над окружающими? – осторожно подбирая слова, спросил Леон.

Ребята молчали.


– Понятно, – задумчиво сказал Леон, – наверное, с моей стороны было жестоко, ничего не объяснив вам, наделить такими способностями. Видимо, надо было сначала как-то подготовить вас, но я подумал, что вы должны справиться…

Понимаете, это ведь только первый шаг. И он вовсе не означает, что вы стали некими «сверхчеловеками», которые могут руководить обычными людьми.

Я думаю, что со временем все люди научатся вызывать к жизни спящие нейроны и полностью овладеют своим мозгом.

И тогда человечество просто перейдёт на новую, более высокую ступень развития.


Вспомните, ведь раньше людей лечили заклинаниями, заговорами, в лучшем случае – травами. Настоящих лекарств вообще не было.

И всегда находились люди, которые не боялись экспериментировать и искать такие лекарства. И именно благодаря им человечество научилось бороться с чумой и другими страшными болезнями.


– Но ведь это совсем разные вещи, – возразил Антон, – одно дело – искать лекарство против чумы, и совсем другое – читать мысли окружающих.


– Согласен, – сказал Леон, – но это ведь только начало, «первый блин», так сказать. Я ведь вообще не знал, какие именно нейроны у вас активизируются. Для меня самого это полная неожиданность. Например, я даже не подозревал, что можно вступить в мысленный контакт с животными, как Денис.

Поэтому нам необходимо еще несколько месяцев поработать вместе в нашей школе. Мы попробуем вызвать к жизни другие нейроны.

Ведь в эту школу привезли самое новое оборудование со всего мира. Представляете, как вам повезло? Ведь вы попали в число избранных и скоро окажетесь на переднем крае науки! Я думаю, многие желали бы оказаться на вашем месте!

– Даже не обсуждается! – сказал Антон, – мы уже всё решили. Немедленно верните нас в обычное состояние, и мы пойдём домой!

– Послушайте, я уверен, что когда вы узнаете подробности, вы согласитесь на моё предложение.

– Да даже если предположить, что мы согласимся, наши родители ни за что нас не отпустят! – воскликнула Саша.

– Ну, этот вопрос я уже уладил, – усмехнулся Леон. – Вы же понимаете, что при моих способностях мне не составило большого труда договориться с вашими родителями. Вот, смотрите!

И он разложил на столе четыре заверенных у нотариуса доверенности на имя Леона Буланже с разрешением на обучение детей в новой экспериментальной школе.


– Это ничего не меняет, – упрямо сказала Алёна, – мы уже всё обсудили и больше экспериментировать со своими мозгами не хотим!

– И вам даже не хочется узнать, где находится эта школа? – вкрадчиво спросил Леон.

– Нет, – ответил Антон, – мы откажемся, даже если она находится на Марсе.


– Она находится вовсе не на Марсе, и я вам всё-таки покажу ваши приглашения.

С этими словами Леон разложил на столе четыре бланка, при виде которых ребята застыли в изумлении.

Они ожидали чего угодно, но только не этого.


– А на этой картинке вы нарисованы? – спросил Денис.

– Нет, конечно, – засмеялся Леон, – здесь просто изображён процесс исследования головного мозга с помощью новейших компьютерных технологий.


Часть 3. Школа


Первое знакомство


Уже на следующий день на борту серебристого «Аэробуса», летящего во Францию, они внимательно слушали Леона.

Накануне, увидев название школы, они, естественно, не смогли отказаться, и сейчас пытались понять, во что ввязались.

Оказалось, что Леон и сам толком ничего не знает. Его, как и нескольких других учёных-психологов из разных стран, обладающих даром гипноза, пригласили участвовать в проекте в качестве воспитателей. Каждый должен был самостоятельно набрать себе группу детей, с которой ему предстояло работать в Боярде. Леон очень переживал, что у него будет всего четыре ученика. Ведь, по его сведениям, у некоторых преподавателей были группы чуть ли не по десять человек.

– Зато ваши будут самые качественные! – со смехом успокаивали его ребята.

– Я ведь даже не знаю, с чего начнутся занятия, – нервничал Леон, – единственное, что мне известно – это то, что вначале каждому придётся пройти испытание. Причём не самое простое!

– Ну естественно, – сказала Алёна, – это же форт Боярд! Только непонятно, как же съёмки? Ведь в форте Боярд постоянно снимается шоу?


– Во-первых, совсем не постоянно, а только в летний период. А затем, когда начинаются шторма, съёмки приостанавливаются. Вот на этот период школа и заключила контракт – арендовала помещение замка.

Честно говоря, я даже не знаю, кто главный в этом проекте, знаю только, что за это заплачены огромные деньги, а это значит, что кого-то очень интересуют результаты вашего обучения.

Кроме того, этот проект секретный, и ваши родители уже дали подписку о неразглашении.


Через несколько часов, стоя на берегу Атлантического океана, они уже любовались прекрасным видом на старую крепость, которая в лучах заходящего солнца выглядела загадочной и таинственной.

Ученики всё прибывали и прибывали, и скоро на берегу образовалась разноязычная толпа детей и взрослых.

Леон подошёл к группе воспитателей, что-то оживлённо обсуждающих в стороне.

– Сейчас нам подадут транспорт, – сообщил он, вернувшись к ребятам.

– Слушайте, а правда всё это похоже на тот момент из «Гарри Поттера», когда они первый раз приехали в Хогвартс и потом плыли на лодках с зажженными огнями? Помните? – оживлённо спросила Алёна.

– Ну да. Интересно, а на чём мы поплывём? Не на лодках же! – сказала Саша.

И в этот момент они увидели приближающиеся к берегу паруса. Это были несколько катамаранов, на которых им и предстояло добраться до места назначения. И вскоре они уже скользили по водной глади, приближаясь к замку, которому суждено было надолго стать их новым домом.

Их попутчиками оказались близнецы из Парижа Жильбер и Кристина и чернокожий мальчик из Нью-Йорка по имени Том.

Жильбер и Кристина обладали удивительными способностями. После того, как они побывали на представлении гипнотизёра, Жильбер начал писать талантливые стихи, а Кристина к ним музыку. Причём, многие их песни уже стали хитами.


– Вот это нормальные нейроны! – воскликнула Саша, – почему же нам такие не достались? Если бы меня спросили, я бы выбрала лучше такие!

– Вот именно, – подхватила Алёна, – или можно было стать, например, гениальным художником! А в наших мозгах какая-то фигня проснулась…

Том, как выяснилось, понимал любой язык и мог на нём свободно изъясняться.

– А лично я хотел бы такие способности, как у Тома, – с завистью сказал Антон, – не надо было бы английский учить.


– Наш Леон, наверное, на своём психологическом факультете был двоечником, – вздохнул Денис, – так что нам просто не повезло…

– Нет, ребята, я не был двоечником, – сказал Леон, который, оказывается, всё слышал, – это просто случайность. Никто из нас не знал, какие именно способности проснутся в каждом. У меня вот так получилось… Но мы всё изменим, я вам обещаю!


В это время катамараны причалили к отвесной стене замка, и все стали подниматься на крышу по верёвочной лестнице.

Вскоре они уже оказались внутри крепости. Здесь было сказочно красиво!

Десятки светильников на стенах озаряли все ярусы замка причудливым светом. Двери келий были закрыты. Вокруг не было ни души – почему-то никто их не встречал. Внезапно на полу появилась светящаяся дорожка следов, ведущих вниз по лестнице.

– За мной! – воскликнул Леон, и первым начал спускаться. За ним двинулись остальные.

– Всё-таки это очень похоже на Хогвартс, только там всех встречали преподы, а здесь никого нет, – прошептала Алёна. – Интересно, будет у нас пир? А то я уже как-то проголодалась…


К этому моменту они уже спустились в подземелье замка и оказались перед массивной деревянной дверью. И когда все были в сборе, дверь распахнулась.

Перед ними была точная копия большого зала Хогвартса. Вдоль стен стояли длинные столы, на которых были расставлены приборы, а в глубине зала, подняв руки в приветствии, застыл человек в белой мантии.


– Профессор Дамблдор, – восхищённо прошептал Денис, – и все остальные тоже тут! Смотрите, вон Хагрид, Сириус Блэк… Это значит, мы попали в Хогвартс!

– Только вот интересно, почему они не двигаются? – спросила Алёна.

– Да потому, глупые вы головы, что это всё манекены, – рассмеялся Антон, – кроме, конечно, профессора Дамблдора.


Тем временем Дамблдор хлопнул в ладоши, и на столах, словно по волшебству, возникло угощение. Чего здесь только не было – и разнообразные сладости, и фрукты, и огромные бутылки кока-колы…

– Ура! – закричала Саша.

– Хорошо, что не тыквенный сок, – пробормотала Алёна.


Присмотревшись, ребята поняли, что всё это великолепие спускалось откуда-то сверху на едва заметных верёвках.

– Пир начинается! – воскликнул Дамблдор, приглашая всех к столу.

Только тут все поняли, как проголодались и стали занимать места.

Пока всё шло точно по сценарию Гарри Поттера.


– Как же здорово, что мы сюда попали! Здесь так прекрасно! – воскликнула Саша.

– Слишком прекрасно… – пробормотал Антон.


В ожидании распределения


Дамблдор подождал, пока все рассядутся и торжественно произнёс:

– Друзья! Я счастлив приветствовать вас в этих прекрасных стенах! Мы долго ждали этого момента, и вот наконец он наступил!

Самые способные дети со всего мира собрались здесь, чтобы продолжить свой путь к высотам познания! Вы – наша надежда и наше будущее. Именно с вас начнёт свой путь новое поколение людей, настоящих сверхчеловеков, способных повести за собой остальных…

– Что он такое говорит? – прошептал Антон, – каких ещё сверхчеловеков?

– Наша программа позволит за несколько месяцев разбудить в вашем мозгу все спящие нейроны, чтобы затем всё остальное человечество могло воспользоваться результатами этого эксперимента, – продолжал Дамблдор

– Все спящие нейроны? Ну ничего себе! – опять пробормотал Антон, – мы ж тогда с ума сойдём!

Но тут Дамблдор приступил к описанию школьного распорядка, и все стали внимательно слушать.


– Как вы видимо заметили, мы решили устроить вам небольшой сюрприз, оформив большой зал в стиле Хогвартса и подготовив эти замечательные манекены.

На самом же деле вашими преподавателями будут уже известные вам воспитатели, которые и привезли вас всех сюда. Они будут работать под моим руководством. Меня зовут, конечно, вовсе не Дамблдор. Но вы можете называть меня этим именем, так будет проще. Я главный руководитель проекта, и все обязаны мне безоговорочно подчиняться.

Два дня даётся вам на знакомство друг с другом и с территорией замка. После этого произойдёт распределение.

Но «Распределяющей шляпы», как в Хогвартсе, не ждите – здесь её не будет. Свои новые роли вы получите согласно результатам испытаний. Испытания и будут вашей, так сказать, «Распределяющей шляпой».

А сейчас мои помощники проводят вас в ваши кельи. Кстати, они же будут следить за тем, чтобы никто не нарушал порядок.


В дверном проёме появились три мрачные фигуры магистров теней.


Они молча сделали знак, приглашая всех следовать за собой, и стали подниматься по ступенькам.

Кельи были совсем маленькие, рассчитанные на трёх человек. Но, так как Денису ещё не было десяти лет, их всех поселили вместе.

– Хорошо, что нас не разделили, – тихо сказала Саша.

– И никого не подселили, – добавила Алёна.

В соседней келье поселились Жильбер с Кристиной и Том.

Леон, который зашёл к ним посмотреть, как они устроились, сообщил, что всего в замок прибыло тридцать шесть учеников и четверо воспитателей-гипнотизёров с отчётами о проделанной работе. На основании этих отчётов Дамблдор сможет точно установить, какая область мозга за какие нейроны отвечает.

Затем будут проведены испытания, в результате которых каждому «выдадут» новые способности, наиболее ему подходящие.


– Что-то я уже начинаю бояться этих испытаний, – пробормотал Денис, – что там хоть будет? Вы знаете?

– Никто не знает, – вздохнул Леон, – для нас это тоже секрет. Но говорят, будет трудно. А ещё я слышал, что Жильбера и Кристину, возможно, отчислят из школы за несоответствие…

– Какое ещё несоответствие? – в один голос воскликнули ребята.

– Говорят, что Дамблдор забраковал их – сказал, что они не вписываются в формат школы.

– Да что это за формат такой? Сделать из нас сверхчеловеков? – возмутился Антон, – вы вообще обратили внимание, что он постоянно говорит об этом?

– О чём? – спросил Денис.

– О том, что мы особенные, а должны стать ещё более особенными, чтобы руководить обычными людьми! Во всяком случае, я так понял!

– Нет-нет, – заволновался Леон, – он совсем не то хотел сказать. Он имел в виду, что мы здесь научимся так управлять своим мозгом, что это даст новые возможности науке.

– Не знаю, я понял именно так, – упрямо сказал Антон.


Два дня они отдыхали, обследуя территорию крепости. К их компании примкнула ещё одна девочка –шведка по имени Линда. Она могла не дышать в течение чуть ли не трёх часов. Особые нейроны приостанавливали на это время все жизненные процессы в её организме.

Линда очень боялась испытаний. Она почему-то считала, что её опустят на морское дно и будут засекать время, которое она сможет продержаться без воздуха.

– Так мы же можем это легко узнать! – воскликнул Антон, – ведь среди нас есть ясновидящая!

Все посмотрели на Сашу.


Это был последний вечер перед испытаниями.

Вся компания собралась на крыше замка.

Хотя было ещё не очень поздно, всё небо уже было усыпано звёздами.

Саша пристально смотрела на лунную дорожку, пытаясь вызвать знакомое жжение в затылке.

– Не могу! – удивлённо воскликнула она, – ничего не получается! Как будто, кто-то мешает сосредоточиться.

– А сегодняшнюю ночь можешь увидеть? Попробуй-ка, – сказал Антон.

– Ночь могу, – сказала Саша. – Вот, вижу… Все спят на своих местах. Антон храпит…

– Попробуй теперь ещё раз завтрашний день.

– Завтрашний день не вижу. Он заблокирован.

– Знаете, что я вам скажу, – почему-то настороженно озираясь вокруг, прошептала Алёна, – я ведь тоже не могу никого ничего заставить сделать. Несколько раз пробовала… Вот сегодня, например, мысленно посылаю сигнал Денису: «Подпрыгни три раза».

И ничего…

– Кстати, и у меня прекратился этот бесконечный шум из чужих мыслей в голове. Как это я не обратил внимания! – воскликнул Антон.


Все ждали, что скажет Денис.

– Ну да, у меня здесь тоже ничего не выходит. Вчера целый час простоял возле аквариума с пауками, так ничего и не услышал…

– Значит, здесь действительно существует какое-то защитное поле, которое блокирует наши сигналы, – подвёл итог Антон. – Только непонятно, зачем? Ведь по идее, наоборот, здесь всё должно работать без сбоев, тем более завтра эти испытания… Всё это как-то странно…

– Ой! Смотрите! Кто это там? – вдруг закричала Алёна, указывая куда-то в море.

Несколько катеров с людьми в чёрной военной форме на борту кружили вокруг крепости.

– Как кто? Дементоры, конечно. Кто же ещё может охранять нашу школу? – мрачно сказал Денис.

Все всматривались в чёрные фигуры на борту катеров, пытаясь разглядеть гостей.

– По-моему, это морские пехотинцы, – неуверенно сказал Антон, – только зачем они здесь?

Всем стало не по себе. Хотя в этот момент они ещё не подозревали, что скоро будут видеть их постоянно.

– А я думаю – это дементоры! – упрямо повторил Денис.

Ему никто не ответил. Все думали о завтрашних испытаниях. На душе почему-то было тревожно…


Испытание 1-ое. Денис


Утром Дамблдор торжественно объявил испытания открытыми!

В результате жеребьёвки начинать испытания выпало группе Леона, и в этой группе первым был вызван Денис.

Зрителям отвели место на двух верхних ярусах. Затем магистр взял Дениса за руку и повёл вниз.

Денис последний раз оглянулся, ища в толпе знакомые лица. Было видно, что ему не по себе.

– Мы здесь! Мы с тобой! Не бойся! – закричала ему вслед Саша.

Неожиданно на противоположной лестнице появились ещё два магистра, которые вели Кристину и Жильбера. Они завели всех троих в клетку, прикрыли дверь и исчезли.

Ребята остались одни. Никто не произнёс ни слова. Все чего-то ждали.

И вот они появились. Одна из решёток, закрывающих вход в подземелье, поднялась, и оттуда медленно вышли три тигра.

Они шли молча, один за другим, не глядя по сторонам. И вскоре окружили клетку, в которой сидели дети. В их намереньях не было угрозы. Они довольно мирно разлеглись возле двери.

Это явно была семья: старый матёрый тигр, тигрица и молодой тигр – видимо их сын.

Они лежали, не мигая глядя жёлтыми глазами на ребят в клетке.

– Запри дверь! Запри дверь, Денис! – вдруг прошептал Антон, и тут все вспомнили, что, когда магистры завели ребят внутрь клетки, дверь они не заперли.

В этот момент Денис, как будто услышав, подошёл к двери и попытался задвинуть засов. Но засов не задвигался. На помощь Денису пришли Жильбер и Кристина, но дверь упорно не желала закрываться. Скорее всего, так и было задумано теми, кто придумал это испытание.

– Что же это творится? – закричал Антон, – прекратите немедленно! Они же могут погибнуть! Немедленно закройте дверь!

– Вниз! – крикнула Саша, – Бежим скорее! И все трое бросились к лестнице, ведущей вниз.

Но внезапно появившийся откуда-то магистр молча преградил им путь.


А в это время внутри клетки шло совещание.

– Они специально не заперли дверь, – плакала Кристина, – они хотят, чтобы эти твари нас всех сожрали!

– Не бойся, сестрёнка, мы что-нибудь обязательно придумаем! – пытался успокоить её Жильбер.

Денис молчал, пристально всматриваясь в хищников, придвигающихся всё ближе и ближе к незапертой двери.

Какие-то смутные образы то появлялись, то исчезали в его мозгу. И вдруг он почувствовал знакомую вибрацию в области макушки. И тут же ленивые тигриные мысли зашевелились в его голове.

– Спать хочется, – думал старый тигр, – почему последнее время мне постоянно хочется спать?

– Зачем нас сюда притащили? – еле ворочались мысли в голове у тигрицы, – терпеть не могу яркий свет! И откуда здесь столько народу? И все так громко вопят…


Внезапно Денис напрягся.

– Вот оно! – почувствовал он и замер, вслушиваясь в мысли молодого тигра.

– Дверь не заперта, – думал тот, – интересно, почему? Как всё-таки неприятно пахнут эти люди, меня просто бесит этот их запах. Что-то в нём есть такое, что хочется прямо вцепиться им в глотку. Может так и сделать? Наверное, это будет приятно… Но ведь за это могут и наказать… А тогда зачем оставили дверь открытой? Вот она ходит туда-сюда… Стоит лапой чуть-чуть надавить, и проход освободится… Интересно, боятся они меня? Вдруг у них есть какое-нибудь оружие? Пожалуй, сделаю так: подожду ещё немного, и если никто из них не выйдет, ворвусь внутрь и загрызу всех троих. А если они выйдут из клетки, значит не стоит их трогать, значит не боятся они меня почему-то…


Денис принял решение мгновенно, он понимал, что медлить нельзя. И резко распахнув дверь, он вышел из клетки.

С верхнего яруса, где расположились зрители, послышался громкий вздох, и воцарилась тишина.

Десятки глаз напряжённо следили за каждым движением Дениса. И так же напряжённо следили за ним ещё два глаза – жёлтые глаза хищника.

Денис чувствовал, что противник растерян. Он стоял, неуверенно переминаясь с ноги на ногу и о чём-то думая.

– Ну, чего ты? Ты же не собирался меня трогать, если я выйду к тебе из клетки! – подумал Денис, и тут же уловил ответ тигра:

– Ну вот… Один вышел… Значит не боится меня. Надо как-то незаметно уйти отсюда… Но как это сделать, чтобы никто не подумал, что я испугался? И эти двое сидят в клетке, не выходят… Хоть бы они все втроём отсюда ушли. Я бы рыкнул им вслед, и на этом дело бы закончилось…

– Выходите! Быстро! – крикнул Денис, пытаясь вытащить из клетки упирающихся близнецов, – надо уходить! Поверьте, я это точно знаю! Да не бойтесь вы! Он ничего нам не сделает!


Но близнецы были больше и сильнее Дениса, и он никак не мог с ними справиться. Они изо всех сил упирались, громко крича от страха.

Тигр стоял в задумчивости, не зная, какое решение принять.

– Нет, эти двое всё-таки довольно противные. И зачем они так громко орут? Боятся меня… Наверное, всё-таки придётся на них напасть… – и тигр повернулся к открытой двери клетки, готовясь к прыжку.


Решение пришло к Денису внезапно.

– Алёна! –закричал он что было сил, – прикажи им, чтобы немедленно вышли из клетки!

И Алёна поняла.

Она из всех сил напряглась, и внезапно ощутила знакомое покалывание в левом виске. Сигнал тут же пошёл от неё к двоим ребятам, в панике забившимся в угол клетки.

И в следующее мгновенье они уже выходили наружу.


Взявшись за руки, все трое гордо прошествовали мимо довольного тигра, который издал такой рык, от которого содрогнулись стены старого форта.

Толпа зрителей наверху взорвалась аплодисментами.

Испытание было окончено.


Испытание 2-ое. Алёна


– Смотрите, значит, сегодня всё работает – я слышал его мысли, – шептал Денис, уже поднявшийся наверх к ребятам, – значит, мы все сможем пользоваться своими способностями.

– Ну да! Я ведь тоже смогла заставить их выйти из клетки, – подхватила Алёна. – Это обнадёживает!

И в этот момент раздался громкий голос Дамблдора:

– Участник под номером 14 получает жёлтую карточку за помощь участнику испытания. Это первое предупреждение. Участник, получивший две жёлтые карточки, дисквалифицируется без права восстановления.

– Номер 14 – это же Алёна, – прошептала Саша, – что за ерунда? Надо было позволить тигру их сожрать, что ли?


– Для испытания вызывается участник под номером 14! – снова раздался голос Дамблдора.

И Алёна, махнув рукой, двинулась вниз.

Тигров уже не было, а в клетке на цепях висел большой сундук, окованный железом. Рядом, как обычно скрестив руки на груди, стоял магистр.

Он взял Алёну за руку, подвёл к сундуку, и легко, как пушинку, подняв её, быстро засунул внутрь сундука. Затем, захлопнув тяжёлую крышку, стал на прежнее место в ту же позу.

– И что дальше? – испуганно прошептала Саша, – как она оттуда выберется?


– Не знаю, наверное, ей придётся заставить магистра открыть крышку, – нахмурившись, сказал Антон. – Видимо в этом и есть задумка – каждому даётся такое задание, чтобы он смог использовать свои способности.

Вокруг воцарилась тишина. Все ждали.

Но ничего не происходило – крышка сундука была плотно закрыта, и Алёна не появлялась. Магистр тоже не двигался.

– Что же это такое? – испуганно бормотала Саша, – у неё же скоро закончится воздух! Почему она не выбирается оттуда?

– Почему, почему… Значит, не может, раз не выбирается! – Антон уже сильно нервничал.

– Так надо же ей помочь! – воскликнул Денис. – Давайте же что-нибудь делать!

– Да погодите вы все! – раздражённо сказал Антон, –дайте сосредоточиться!

В это время Алёна изо всех сил старалась воздействовать на магистра изнутри сундука.

– Немедленно открой крышку! Открывай сейчас же, негодяй! – посылала она приказы в сторону, где, как ей казалось, находился магистр.

Но, видимо сундук был сделан из какого-то особого материала и не пропускал её сигналов.

Через несколько минут Алёна поняла это и испугалась. Внутри становилось душно. Алёна почувствовала, как по лбу тоненькой струйкой стекает пот.

– Надо экономить воздух, – подумала она, – поменьше напрягаться и постараться не шевелиться.

Но чего ждать? На что надеяться? Этого Алёна не знала, но была уверена, что ей помогут.

– Они что-нибудь придумают, – думала она, изо всех сил стараясь не потерять сознание.


В это время Антон вдруг застыл, как будто вслушиваясь во что-то внутри себя.

– Есть, – прошептал он, – читаю его мысли…

Саша с Денисом с надеждой смотрели на него.

– На крышке сундука внутри есть кнопка, – зашептал Антон, – если её нажать, крышка откроется…

– Но как ей об этом сообщить? – в отчаяньи воскликнула Саша.

– Я вижу только один способ, – вздохнул Антон.

И в следующую секунду завопил изо всех сил, срывая голос:

– Нажми кнопку на крышке!!! Она прямо у тебя над головой!!! Нащупай её и нажми!!!

– Участник под номером 21 получает жёлтую карточку за помощь участнику испытания! – раздался бесстрастный голос Дамблдора.

И в этот момент крышка сундука с грохотом открылась, и оттуда вылезла Алёна.


Испытание 3-е. Антон


– Ну как ты? Очень страшно было? Нормально себя чувствуешь? – ребята окружили Алёну, буквально засыпав её вопросами.

– Да уж… Пришлось попотеть…

– Интересно, они знали, что сундук не пропускает сигналов? – задумчиво сказал Антон, – если да, то это мероприятие становится довольно опасным…


– Вызывается участник номер 21! – услышали они объявление, и Антон отправился на испытание.

Все с волнением ждали, что будет дальше.

– Всех попрошу спуститься вниз, – объявил Дамблдор.

Здесь стоял огромный аквариум, на дне которого было немного воды.

– Прошу! – сказал Дамблдор, приглашая Антона внутрь.

Через несколько секунд Антон уже сидел за стеклом аквариума. Вода еле прикрывала его колени.

– Суть испытания заключается в следующем, – стал объяснять Дамблдор, – участник должен отгадать несколько загадок. Ответ необходимо набрать на панели управления, находящейся на боковой стенке аквариума. С каждой неразгаданной загадкой вода будет прибывать. Начали!

– Не понимаю, – прошептала Алёна, – а если он их много не отгадает? Его с головой накроет, что ли?

Все трое с тревогой ждали первой загадки.

Прозвучал гонг, и Дамблдор приступил к испытанию.

Что будет, если повернуть направо три раза?

Антон внутри аквариума радостно усмехнулся.

– Повернёшь налево! – высветился на табло его ответ.


К реке подходят два человека. У берега лодка, которая может выдержать только одного. Оба человека переправились на противоположный берег. Как им это удалось?


– Они были на разных берегах, – быстро набрал нужный ответ Антон.


Что дается человеку трижды: первые два раза бесплатно, а за третий нужно заплатить?


– Зубы, – написал Антон, немного подумав.


Один мой знакомый может начисто сбривать бороду десяток раз в день. И все равно он ходит с бородой. Как это возможно?


– Он брадобрей, – снова высветился ответ Антона.


Где встречается такое, что конь через коня перепрыгивает?


– В шахматах, – быстро ответил Антон.


– Смотри, вроде не очень сложные загадки, – с надеждой в голосе сказала Алёна.

– Боюсь, это просто разминка, – покачала головой Саша.


А Дамблдор уже зачитывал следующую загадку.

Человек покупал яблоки по 5 долларов за килограмм, а потом продавал их по 3 доллара за килограмм. Через какое-то время он стал миллионером. Как ему это удалось?


Антон задумался.

И через минуту это произошло. Вода резко поднялась, и стала Антону по пояс.


– Он был миллиардером, – радостно провозгласил ответ Дамблдор.


Идет то в гору, то с горы, но остается на месте.

– Ну это же дорога, – пробормотала Алёна, – почему он молчит? Это же простая загадка!

Вода снова поднялась. Теперь она уже доставала Антону до груди.


Что можно взять в левую руку, но нельзя в правую?

Антон продолжал молчать.

– Локоть правой руки, – торжественно объявил Дамблдор.

Теперь из воды торчала только голова Антона. Ещё немного – и она уйдёт под воду.


Что общего между словами:

ШАЛАШ ПОТОП ЗАКАЗ КОМОК ТОПОТ?

Как они называются?


– Вот видишь! – воскликнула Саша, – я же тебе говорила! Они с каждым разом становятся всё сложнее и сложнее!

– Погоди… – пробормотала Алёна, – я где-то эти слова встречала, только вспомнить никак не могу…


– Эти слова читаются одинаково слева направо и справа налево. И называются они палиндромы или перевёртыши, – объявил ответ Дамблдор.


И тут Антон полностью ушёл под воду. Он сидел неподвижно, скрестив ноги и глядя на ребят из-за стекла аквариума. Видимо у него ещё оставалось в лёгких немного воздуха, и значит, был шанс отгадать последнюю загадку.


Вы сидите в самолете, впереди видите лошадь, а сзади – автомобиль. Где вы?

Антон даже не шевельнулся.

И тут Денис не выдержал. Он вскочил и быстро забегал по кругу, изображая то самолёт, то лошадь, то слона…


– Участник номер 8 получает жёлтую карточку! – громко объявил Дамблдор.

Но Антон уже набрал ответ:

– На карусели.


Вода схлынула.


Испытание 4-е. Саша


– Нам надо отказаться от дальнейшего участия в этих дурацких испытаниях и немедленно отправляться домой, – резко сказал Антон. – Эта школа создана явно не для научных исследований, а Дамблдор – просто преступник. Ведь очевидно, что все мы могли легко погибнуть – и Денис, и Алёна, и я… Саше ни в коем случае нельзя соглашаться участвовать!


Но в этот момент откуда-то возник магистр и крепко взяв Сашу за локоть, повёл её вверх по лестнице.

– Вызывается участник под номером 13! – послышалось объявление, – все приглашаются на крышу.

Наверху, на огромной высоте, прямо над водой каким-то образом были протянуты четыре каната.

Вокруг была полная темнота. Светились только канаты.

– Это для меня? – в ужасе прошептала Саша, – я не пойду…

Но неё уже надевали страховочный пояс.

– Участнику испытания предлагается выбрать единственный целый канат из четырёх и пройти по нему до конца! – объявил Дамблдор.

Саша стояла несколько минут, прислушиваясь к своим ощущениям. И наконец ощутила знакомое жжение в затылке.

Она перебрала в уме все четыре варианта своего движения и в результате выбрала тот единственный канат, который не порвался в первую минуту её воображаемого движения. Видимо он был самым прочным.


И Саша двинулась вперёд по светящемуся в темноте канату.


С замиранием сердца все следили за каждым её шагом. Это было похоже на чудо – она как будто парила в темноте, неуклонно приближаясь к финишу.


Внезапно она покачнулась, и в следующий момент повисла на страховочном тросе.

– Да что же вы творите? Прекратите немедленно! – закричал Антон.

– Сашка! Держись! – кричала Алёна.

– Вы что здесь, все с ума посходили? – вопил Денис.


– Все участники группы Леона Буланже получают вторую жёлтую карточку и удаляются с испытаний! – послышался голос Дамблдора, и три магистра крепко взяли под руки Антона, Алёну и Дениса.


В этот момент трос оборвался.


Тюрьма


Их втолкнули внутрь и захлопнули дверь.

Леон, Денис, Антон и Алёна оказались в странном помещении. Кругом царил полумрак. Свет пробивался лишь через небольшое окошко с решёткой под самым потолком. Сырая мрачная комната была разделена на две части решёткой.

На полу было разбросано сено, больше не было никакой мебели. Они сгребли его в кучу и сели.


– Какой же я был дурак! – сокрушался Леон, – как же я сразу не догадался, что меня просто используют!

Я-то по своей наивности считал, что провожу великий эксперимент, а на самом деле эксперимент проводился надо мной! А я ещё гордился, что меня выбрали для такой важной роли!

Надо было задуматься с самого начала – как только я понял, что здесь почти полностью блокируются сигналы нашего мозга. Зачем кому-то это могло понадобиться, если наоборот, требуется их изучать? Я ведь тоже совершенно не могу использовать здесь свои способности, а я довольно сильный гипнотизёр!

Если выберемся отсюда, никогда больше не буду трогать мозги и экспериментировать с нейронами!

Ведь недаром говорят: «Не будите спящие нейроны»…

– «Не будите спящую собаку», – поправила его Алёна.

– Не важно, смысл один и тот же. Получается, копаться в мозгах совсем не безопасно! Я попытался, и вот, что получилось…

Если спасёмся, пойду в школу учителем биологии. Простите меня, ребята! Я вас всех подвёл! Наобещал с три короба, а сам…

И Леон разрыдался.


– Ладно, что теперь убиваться! Давайте лучше подумаем, как спасти Сашу, – мрачно сказал Антон.

Денис заплакал.

– Не плачь, – сказала Алёна, – она хорошо плавает.


И в этот момент дверь распахнулась.

На пороге стояли три дементора. То есть это были, конечно же, не дементоры, а люди в чёрных масках с автоматами наперевес, те самые, которых они видели в катерах вокруг крепости.

Но самое главное было то, что они вели под руки Сашу. Грубо втолкнув её в комнату, они захлопнули дверь. Снаружи щёлкнул замок.


– Как ты? Рассказывай скорее! – бросились все к ней.

– Ничего не помню, – пробормотала Саша, – помню только, что оказалась в холодной воде и долго барахталась… А потом стала тонуть… И тогда наверное меня спасли эти дементоры.

– Да не дементоры это вовсе! – раздражённо сказал Антон, – это какие-то боевики. Только непонятно, кто они такие…

Он подошёл к двери и подёргал её. Дверь была заперта.


– Ну-ка, дай я тебя подсажу, может что-нибудь увидишь, – сказал Антон и посадил Дениса к себе на плечи.

Денис, держась руками за решётку, пытался что-нибудь рассмотреть через маленькое окошко под потолком.

– Везде эти катера с дементорами, – объявил он наконец, – так и кишат. Штук десять, наверное…

Саша подскочила к двери и начала что было сил колотить в неё:

– Откройте сейчас же! Мне нужно в туалет!


Через несколько секунд дверь открылась. На пороге стоял человек в чёрной маске с автоматом. Сзади маячили ещё двое.

– Не надо, я передумала, – пробормотала Саша.

О стену с грохотом ударилось железное ведро, и дверь снова захлопнулась. В комнате воцарилось тягостное молчание.

– Совершенно непонятно, что здесь происходит, – пробормотал Леон, – но похоже, мы попали в скверную историю. И главное, я не чувствую в себе своей обычной гипнотической силы. Кто-то об этом позаботился – установил на территории замка особое поле, которое блокирует сигналы головного мозга. Так что и ваши способности здесь тоже практически бесполезны… Мы не сможем даже послать сигнал SOS.


– А что, если нам попробовать всем вместе? – вдруг сказал Денис.

Все вопросительно посмотрели на него.

– Понимаете, ведь иногда ЭТО работает! Я же смог тогда прочитать мысли тигра! И Антон уловил мысли магистра про кнопку в сундуке! Так что, если мы все вместе напряжёмся и будем думать в одном направлении, то может и пробьём это защитное поле!

– Молодец, Денис! – воскликнул Леон, – отличная мысль! Сигнал, усиленный в пять раз может сработать! Но только куда его посылать? Кому? Кто может нам помочь?


– Я думаю, есть один такой человек, – тихо сказала Алёна.

– Котов… – прошептала Саша.


Часть 4. Котов


Дело №111/777


Полковник Котов не спал уже третью ночь подряд. Воспалёнными от бессонницы глазами он вглядывался в текст дела, листая страницы пухлой папки, лежащей у него на столе. На её обложке стоял гриф СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. Такой гриф имели только очень важные дела, находящиеся на особом контроле у генерала.

Дело №111/777 поступило к Котову несколько дней назад, и чем больше он его изучал, тем больше вопросов у него возникало. Делом занимался Интерпол, и это говорило о том, что оно очень важное.


Суть его была в том, что в последнее время участились случаи исчезновения богатых и влиятельных людей в разных странах. При этом ни разу не последовало требования выкупа, как это обычно происходит, когда похищают богатого человека.


Пропадали (а скорее всего, были похищены) крупные бизнесмены, финансисты, банкиры, общественные деятели и влиятельные политики.

А на следующий день с их банковских счетов исчезали все деньги.


Собственно говоря, это и была вся информация, известная Интерполу.

Котов никак не мог понять, о чём говорят эти исчезновения. Он ломал голову уже третьи сутки, вчитываясь в мелкие буквы дела.

Начальство требовало от него немедленного результата, а Котов пока даже не имел представления с какого конца начать раскручивать это дело.

Он уже разослал запросы и получил подробные биографии исчезнувших людей, но не обнаружил в них ничего, за что можно было бы зацепиться.


Вздохнув, Котов отложил в сторону толстую папку и придвинул к себе другую – потоньше, с делом №123.

На ней не было грифа секретности, но это дело тоже состояло на контроле у Интерпола. В нём описывались случаи исчезновения детей в разных странах, которые тоже участились в последнее время.

– Интересно, а нет ли связи между этим двумя делами? – вдруг подумал Котов и принялся лихорадочно листать страницы тонкой папки.


В такие моменты он ощущал себя великим сыщиком – любимым героем своих детских книг. И так же, как Шерлок Холмс, он любил думать с трубкой во рту, хотя на самом деле никогда в жизни не курил.

Но эта трубка, которую когда-то подарила ему жена, помогала ему войти в образ и сосредоточиться

Вот и сейчас чутьё сыщика подсказывало ему, что между этими делами определённо есть какая-то связь.


Котов перебирал страницы обоих дел, сравнивал даты, искал общие фамилии. Возможно, какой-нибудь пропавший ребёнок и взрослый жили в одном городе, или их пути где-то пересекались…

Но ничего, кроме совпадения по времени, ему обнаружить не удалось.


Действительно, дети начали пропадать практически в то же самое время, что и взрослые. Так же, как и в первом случае, требования выкупа ни разу не поступило, что было очень странно. На этом сходство этих двух дел, собственно говоря, и заканчивалось. Родители детей не были богачами.

Раздался звонок служебного телефона. Котова вызывал к себе генерал.


Через несколько минут он докладывал о проделанной работе, стоя перед сидящим за столом высоким седым человеком в генеральской форме.


– Так где же результаты, товарищ полковник? Вы посылаете бесконечные запросы, а дело до сих пор так и не сдвинулось с мёртвой точки! – раздражённо говорил генерал. – Интерпол, кажется, предоставил вам все данные. Доложите, какие имеются версии?


– Извините, товарищ генерал, но Интерпол тоже пока не имеет ни одной версии. Единственное, что я пока могу предположить – это то, что оба дела возможно каким-то образом связаны между собой. Я пока пытаюсь нащупать эту связь.


– Не вижу смысла, товарищ Котов! Считаю, вам необходимо все усилия бросить на дело №111/777, а похищениями детей займётся майор Синицын.

– Товарищ генерал, я прошу оставить мне оба дела, так как абсолютно уверен, что их необходимо расследовать вместе.

– Вы свободны, полковник. Можете идти.


Оказавшись в коридоре, Котов мысленно выругался:

– Совсем чутья нет у старика. И как он только до генерала дослужился? Ладно, надо пойти немного поспать, а то я тоже уже что-то плохо соображаю.


На лобовом стекле машины Котова белел листок бумаги, прижатый дворником. Это была записка. Текст был напечатан крупными заглавными буквами:


НЕ ВЗДУМАЙ КОПАТЬ ЭТО ДЕЛО – ПОЖАЛЕЕШЬ!


ПРИВЕТ ЖЕНЕ И СЫНУ!


Видеозапись


Мысли в голове Котова закрутились с лихорадочной быстротой.

Ясно – ему угрожают. Хотят, чтобы он ни до чего не докопался. Выходит, дело действительно серьёзное, и кто-то уже забеспокоился.

Значит, прежде всего, надо увезти из города жену и четырёхлетнего сына. Причём, увезти подальше, в такое место, где никому не придёт в голову их искать.


Решение, как всегда, пришло внезапно – Петрович! Полковник вспомнил ту таёжную историю, когда он расследовал дело о похищении золота. Тогда ему очень помог егерь Фёдор Петрович Бакин.

– Это то, что нужно, – подумал Котов, – дом у него в глухой тайге, вокруг только волки да медведи. Там их точно никто не найдёт!


И через пару минут вопрос был практически решён – Котов позвонил Петровичу из телефона-автомата (на всякий случай – вдруг его мобильник прослушивается), и тот с радостью согласился помочь, пообещав, что ни один волос не упадёт с головы его жены и сына.


Через два часа такси, в котором сидели молодая женщина и ребёнок, уже подъезжало к аэропорту.

Жену и сынишку Котова было не узнать. Светлые волосы женщины прикрывал рыжий парик, пол-лица закрывали тёмные очки. А голова ребёнка была забинтована так, что лица практически не было видно.

Билеты на самолёт были взяты на другую фамилию, для этого Котову пришлось воспользоваться своими связями в аэропорту Шереметьево.

– Надеюсь, я всё предусмотрел, – думал Котов, сидя за рулём своей машины, – телефоны для связи у нас новые, только что купленные, о них никто не знает. Петрович позвонит мне, как только их встретит…


Котов вздохнул:

– Вот интересно – сон как рукой сняло! Ну и отлично, можно снова приниматься за работу.


От пережитого стресса голова снова стала ясной.

Конечно же, первым делом надо поискать видеокамеры рядом с парковкой – ведь они сейчас понатыканы на каждом углу!

Действительно, как раз напротив того места, где стояла машина Котова, у входа в небольшой банк висела видеокамера.

И уже через полчаса, сидя в своей машине, Котов просматривал на ноутбуке запись последних нескольких часов.

Вот стоит его машина… На переднем стекле пока ничего нет … Ага! Вот оно!

На записи отчётливо было видно, как парень в толстовке с капюшоном, прикрывающим лицо, быстро подошёл к машине и опасливо оглянувшись, налепил на переднее стекло листок бумаги. Затем, повернувшись спиной, быстро зашагал по аллее парка.

Котов несколько раз просмотрел запись. Что можно из неё выудить? Ведь пока что эта запись была единственной ниточкой.

Скорее всего, парень – случайный исполнитель, его просто попросили передать записку. Но как бы то ни было – это зацепка! Только как его найти?


Котов снова и снова просматривал запись, пытаясь разглядеть что-нибудь важное. И наконец, увидел.

Он увеличил картинку до предела, и на экране появилась надпись на спине толстовки парня. Поставив на паузу, Котов легко прочитал её: «Буревестник».

Под надписью можно было различить эмблему: белая птица, летящая над морскими волнами.

Что означает это название и эмблема? Похоже на какой-то спортивный клуб. Надо срочно проверить!


Он сразу же нашёл в своём ноутбуке то, что нужно: СДЮШОР «Буревестник», адрес и телефон…

И главное – эмблема была та же самая!


В машине нашлось всё необходимое: спортивный костюм и шапка, парик, накладные усы и даже очки со стёклами без диоптрий. Всё это Котов, подобно Шерлоку Холмсу, использовал для того, чтобы в случае необходимости менять свою внешность.

И вскоре высокий черноволосый человек с густыми усами и внешностью спортивного тренера уже заходил на стадион «Буревестника», где шла тренировка футбольных команд.


– Можно вас на минутку? – обратился он к пожилому тренеру, кричащему на еле ползающих по полю ребят.

Тот угрюмо посмотрел на него:

– В чём дело? Не видите, что я занят? Идёт тренировка!

– Так я ж как раз по этому поводу! Я представитель футбольной школы «Спартак». Сейчас у нас идёт набор наиболее способных ребят от 13 до 15 лет. Вы тренируйтесь, я пока посмотрю… А может вы сами кого-нибудь порекомендуете? – сказал Котов (а это был именно он, правда абсолютно неузнаваемый в этом облике).

– Да этого возраста у нас почти и нет, – вздохнул тренер, – вот только двое остались, остальные все младше. Эй, Сенцов и Калюжный! Подойдите-ка сюда, с вами человек хочет поговорить.

Два подростка лет четырнадцати подбежали к трибуне и остановились, с любопытством глядя на Котова. В одном из них он сразу признал героя видеозаписи.

– Вот ты мне очень понравился, техника у тебя неплохая и поле видишь хорошо. Как твоя фамилия?

– Калюжный, – удивился подросток, которого только что отругал тренер за никуда не годную технику.

– Давай отойдём. У меня к тебе есть предложение, – сказал Котов и вопросительно посмотрел на тренера, – есть у вас место, где мы могли бы поговорить?

– Конечно, – обрадовался тот, – вон там за дверью мой кабинет!


Сидя за столом, Котов рассматривал подростка. Обычный парень, ничего примечательного… Только вот что-то в его фамилии показалось Котову знакомым, как будто он где-то уже с ней встречался…

– Ну, а теперь рассказывай, кто тебя послал налепить эту записку на машину, – сказал он, внимательно следя за реакцией мальчика.

Тот неожиданно резко дёрнулся и в следующую секунду уже был у двери. Так что, если бы не мгновенная реакция Котова, ему, скорее всего, удалось бы сбежать.

– Ну-ну, – миролюбиво сказал Котов, раскрывая своё удостоверение, – а вот от полиции бегать нехорошо. Кстати, извини, я забыл представиться – полковник Котов. Так что лучше тебе всё рассказать мне сейчас. Иначе я ведь и задержать тебя могу за попытку к бегству.

И тут неожиданно подросток заплакал.

Он рыдал, уткнувшись в плечо Котову, как будто выплёскивая всё, что накопилось у него в душе.

– Я вам всё расскажу, всё-всё! Только не арестовывайте меня. Пожалуйста! Меня нельзя арестовывать, иначе они убьют папу!

– Да успокойся ты! Никто не собирается тебя арестовывать. Расскажи-ка лучше всё по порядку. Кто это – они? – сказал Котов, вытаскивая из кармана чистый платок, – на, вытри слёзы и рассказывай, что случилось.

– Понимаете, – сказал, уже немного успокоившись, парень, – меня зовут Константин Калюжный. Пять дней назад пропал мой отец.


И тут Котов вспомнил, откуда ему известна эта фамилия – из дела № 111/777.

Сергей Калюжный, пропавший пять дней назад, был отцом этого мальчика.


Рассказ Кости Калюжного


Отец Кости Калюжного, финансовый директор крупной фармацевтической компании «За ваше здоровье!», выпускающей пищевые добавки, бесследно исчез пять дней назад. Он просто не пришёл вечером домой.

Когда жена позвонила в полицию, ей сказали, что по закону розыск начнут только через три дня, не раньше.

А уже на следующий день к Косте на улице подошёл незнакомый человек и сказал, что если он хочет спасти своего отца, он должен выполнять всё, что ему прикажут. Иначе он отца больше никогда не увидит.

Человек дал ему записку и велел налепить её на стекло машины Котова. Затем сказал, что если он хоть словом кому-нибудь обмолвится об их встрече, то его отца немедленно убьют.

В этом месте своего рассказа Костя снова разрыдался:

– И вот я вам всё рассказал, и теперь они убьют моего отца.

– Послушай, поверь моему опыту. В таких случаях ни в коем случае нельзя идти у похитителей на поводу. Они тебя специально запугивают, чтобы ты делал всё, что они прикажут. Если хочешь спасти своего отца, ты должен сделать только одно – помочь мне скорее разыскать людей, похитивших его.

– Да вообще-то я так и сделал… разыскал их… – смущённо пробормотал Костя.

– Как это? Не понял.

– Понимаете, я ведь тогда пошёл за этим мужиком. Наверное, он не ожидал от меня ничего такого, потому что не заметил, что я за ним слежу. И я дошёл за ним до самого подъезда, только внутрь заходить уже побоялся. Вот адрес.

– Ну ты и герой! – восхищённо воскликнул Котов, – не ожидал. Если получится, постараюсь представить тебя к награде!


Костя покраснел от гордости и неожиданно продолжил:

– Это ещё не всё. Дело в том, что я хорошо знаю этот дом. В нём раньше жил мой друг, а потом всех жильцов выселили, потому что дом очень старый и скоро пойдёт под снос. Остался жилец только в одной квартире на втором этаже, очень странный тип. Никогда ни с кем не здоровался, ни с кем не общался.

А напротив его окон как раз большое дерево растёт. Мы с ребятами иногда залезали на него и подсматривали в его окна. Просто хотели узнать, чем он там занимается. Мой друг вообще считал, что он оборотень. Хотя я конечно в это не верил…


Но его окна всегда были плотно занавешены шторами, и мы тогда так ничего и не узнали.

Короче говоря, я решил попробовать и залез на дерево. В этот раз шторы почему-то были открыты, в комнате горел яркий свет, и мне всё было отлично видно. И слышно.

Костя замолчал.

– Ну? Что молчишь? Давай уже рассказывай до конца, раз начал, – нетерпеливо сказал Котов, – что ты там увидел? Оборотней, что ли?

– Хуже, – тихо сказал Костя

– Кто же может хуже оборотней? Вампиры, что ли? – засмеялся Котов.

Ему самому было уже явно не по себе, но он старался шутить, чтобы подбодрить испуганного мальчика.

– Зря вы смеётесь. Я сначала не хотел вам рассказывать, потому что вы всё равно мне не поверите. Но всё-таки расскажу. И знайте – всё это чистая правда!


То, что увидел Костя со своей ветки, было похоже на какой-то фильм ужасов.

Посередине ярко освещённой комнаты за большим круглым столом с изображением карты мира сидели хорошо одетые люди в масках. Все они были в чёрных костюмах и при галстуках, как будто собрались на какое-то важное совещание.


Впрочем, это и было совещание, на котором обсуждались какие-то цифры, курсы валют – в общем, то, в чём Костя абсолютно не разбирался.

И вдруг он услышал свою фамилию. Костя вздрогнул так сильно, что чуть не свалился с дерева. С этого момента он слушал очень внимательно, ведь речь шла о его отце – Сергее Калюжном, который ни за что не соглашался подписать какой-то договор.


– Понимаете, – взволнованно говорил Костя, – я понял, что это настоящее тайное общество. Они находят богатых и влиятельных людей по всему миру и заставляют становиться членами этого общества. Они называют себя «Новые тампилеры».

– Может, всё-таки тамплиеры?

– Ну да, точно. Тамплиеры. А откуда вы знаете? – подозрительно посмотрел на Котова Костя.


– В школе проходил. Орден тамплиеров – это рыцарский орден, который возник в начале 12-го века.

Тогда рыцари со всей Европы отправились в Иерусалим, чтобы отвоевать город у захвативших его турок и освободить христианские святыни. Среди них были и тамплиеры.

Сначала тамплиеры были простыми рыцарями крестоносцами. Но со временем они завладели огромными богатствами и стали пользоваться большим влиянием в Европе. Главным у них был Великий магистр.

Они были так богаты, что многие короли были их должниками. Кому ж такое могло понравиться!

Естественно, никому! И в 14-ом веке по приказу французского короля Филиппа Красивого (который, кстати, тоже был должником тамплиеров) всех тамплиеров сожгли на костре.

То есть, можно сказать, что Орден тамплиеров был тайным обществом с большими деньгами и влиянием.

Вот и давай теперь думать, что представляют из себя эти «Новые тамплиеры»?


– А что тут думать? – пожал плечами Костя, – и так всё ясно. Я же всё слышал: они принимают к себе всяких банкиров и финансистов для того, чтобы получить с них деньги.

А цель у них одна – власть над миром. У них же не зря на столе была карта мира нарисована. Они обсуждали, как у них обстоят дела в разных странах, как далеко они сумели продвинуться. А тех, кто не согласен, таких как мой отец, они просто убивают. Пожалуйста, спасите его!

И Костя снова разрыдался.


Котов напряжённо думал. Теперь ему многое стало понятно, как будто в голове сложился пазл. Это же и есть то самое секретное дело №111/777, над которым он так долго ломал голову!

Все эти исчезновения банкиров и политиков, о которых там говорилось, теперь можно было легко объяснить.

Правда, в этом пазле ещё не доставало какой-то маленькой, но очень важной детали. Котов пока и сам не понимал, какой именно, но чувствовал, что она здесь обязательно должна быть.

– А ты случайно не помнишь, про детей они там ничего не говорили?

– Конечно, говорили! Я как раз собирался вам рассказать. Они говорили, что им нужны исполнители – такие суперагенты, вроде ниндзя, которые смогут выполнить любое самое сложное задание. И для этого они открывают какие-то особые школы по всему миру, где собираются этих суперагентов готовить. Но только дальше я уже не слышал, потому что в этот момент подо мной обломилась ветка и я грохнулся на землю.

Несколько человек в масках сразу подбежали к окну, а из подъезда выскочили два охранника. Ну, я испугался и убежал.


Котов молчал. Вот теперь пазл в его голове сложился окончательно. Значит, чутьё его не обмануло – эти два дела связаны между собой.

Он простился с Костей, дав ему на всякий случай номер своего телефона.

– Никому ничего не рассказывай. Тренеру скажи, что мы не договорились, и ты решил остаться в «Буревестнике», думаю, ему это понравится.

А если с тобой снова свяжется какой-нибудь тамплиер, сразу звони мне. Но думаю, этого не произойдёт, и скоро ты увидишь своего отца. Я его вытащу оттуда. Ты мне веришь?

Костя кивнул, и долго ещё смотрел вслед удаляющейся фигуре в спортивном костюме и смешной шапочке с помпоном.


План


Вернувшись домой, Котов первым делом нашёл в Интернете картинку, которую помнил ещё со школы. Эта картинка, вместе со всей историей Ордена тамплиеров, была единственным, что он вообще помнил из школьного курса истории.


– Вот ведь, как бывает, – думал Котов, задумчиво рассматривая рыцарей крестоносцев, – когда-то это были самые богатые и могущественные люди Европы. И им даже в голову не могло придти, что вскоре по всей Франции запылают костры, и все они, вместе с Великим магистром, сгорят в огне.

Эти «Новые тамплиеры» тоже небось уверены в своей неприкосновенности.

Но ничего, скоро и им не поздоровится…

И постепенно в голове Котова созрел план.

Для него было очевидно, что прежде, чем арестовать всю эту компанию, необходимо получить неопровержимые доказательства их вины. А для этого есть только один путь – проникнуть внутрь этого «осиного гнезда», то есть стать одним из них.

Но как это сделать? Ведь членами общества могли стать только очень богатые люди, а зарплата полковника полиции… Откуда он может взять столько денег, чтобы им заинтересовались эти тамплиеры?


И тут Котова осенило.

Недавно его школьный товарищ, а в настоящее время профессор и доктор биологических наук Семён Штерн, уехал в Америку читать лекции в каком-то университете.

Он собирался пробыть там несколько лет, поэтому оставил ключи от квартиры и машины своему другу – полковнику Котову, чтобы тот мог иногда проверять, всё ли в порядке.

В квартире остался российский паспорт, ключи и документы на машину, а главное – документы на счёт в банке (профессор был довольно богат). Всё это, естественно, на фамилию Штерн.


– Я стану Штерном, – решил Котов, – и под этим именем внедрюсь в эту банду. Но как сделать так, чтобы они обратили внимание на скромного профессора и пригласили его в свою компанию?


Котов напряжённо думал.

– Давай, ищи решение, – подгонял он себя, – ведь там человек в опасности. В любой момент его могут убить, если он не согласится сотрудничать с ними. Да и скорее всего Калюжный – не единственный, кто отказался вступить в этот клуб. Наверняка нашлись ещё такие же честные люди, которым тоже угрожает опасность.

– А откуда они вообще знают сколько у человека денег? – задал себе вопрос Котов.


И тут же сам на него и ответил:

– Да очень просто. В банках у них есть свои люди, которые и сообщают им информацию о богатых клиентах.

То есть надо как-то привлечь внимание такого банковского работника. А для этого, например, сообщить, что скоро я собираюсь положить крупную сумму денег на свой счёт. Они, скорее всего, заинтересуются и свяжутся со Штерном, то есть со мной.

Затем под именем Штерна я проникну в эту банду и соберу необходимые улики, чтобы всех арестовать.


Котов ещё раз прокрутил весь план от начала до конца.

Вроде всё было продумано. Роста они с Семёном были примерно одинакового, и даже внешне немного похожи.

– Надо будет посмотреть фото в его паспорте и соответственно постричься, – подумал Котов. – А остальное вроде всё нормально… Надо идти докладывать генералу и получить добро на этот план.


Котов набрал номер:

– Товарищ генерал, вы на месте? Я сейчас подъеду. У меня появилась интересная идея.

Последний раз он проверил каждую деталь плана.

– Что-то слишком гладко всё получается, так не бывает, – вдруг пришла в голову мысль.

И в этот момент раздался звонок.


На пороге входной двери стоял хорошо одетый человек с восточными чертами лица.

– Меня зовут Андрей, я сын Юхура Табаева, – представился он.


Сердце ёкнуло – неужели что-то случилось с женой и сыном?

– Да я уже понял. Заходи скорее. Рассказывай.


– Вчера мне позвонил отец, – начал свой рассказ Андрей. – Вообще-то он звонит очень редко, поэтому я понял, что дело серьёзное.

Утром он пошёл на охоту и увидел в лесу мужские следы, которые вели в деревню манси. Он пошёл по этим следам и увидел человека, который прятался за кустами и следил за домом, где поселилась ваша жена с сыном.

Отец сразу вызвал Петровича. Но человек уже исчез.

Тогда они решили, что срочно надо искать другое место, и перевезли их в другую деревню, к хантам. Это намного севернее. Там их не должны найти.

– Как это – не должны! Здесь же нашли! – воскликнул Котов. – Значит, кто-то то ли следил за мной, то ли прослушивал мой телефон. А возможно, у нас в полиции вообще завёлся крот. Как же можно быть уверенным, что их снова не найдут? Я немедленно вылетаю туда!


– Да вы не волнуйтесь, – усмехнулся Андрей, – вот посмотрите – сами-то сможете их узнать? Отец с Петровичем постарались….

И он протянул Котову фотографию.


На фотографии был запечатлён чум – традиционное жилище хантов. И рядом несколько человек в национальной одежде.

Но, сколько ни вглядывался в Котов, он никак не мог определить, где его жена и сын.

Андрей довольно усмехнулся и показал на женщину и ребёнка на заднем плане:

– Правда, не узнать? Настоящими хантами стали. Не беспокойтесь, никто не видел, как их туда перевезли. Теперь Петрович и отец стали осторожнее. Кто же знал, что у вас в полиции завёлся крот! Так что вы сами тоже поостерегитесь!

Андрей ушёл, а Котов задумался, глядя на детские игрушки, разбросанные по всей квартире. Он специально не стал ничего убирать – так ему легче думалось, как будто сынишка был где-то рядом.


– Крот, значит… – думал Котов, – вот это поворот! Значит, вообще никому нельзя доверять! Что ж, буду действовать в одиночку. Выходит, придётся немного иначе построить разговор с генералом…


И через полчаса он уже положил на стол генерала заявление, в котором просил отпуск на две недели по семейным обстоятельствам.

Тот удивлённо посмотрел на него:

– Что за обстоятельства такие? Ты же сейчас работаешь над таким важным делом! Начальство уже трясёт меня – результатов требует! Ты ведь вроде говорил, что у тебя уже есть какая-то идея?

– Да вот у матери серьёзные проблемы со здоровьем, надо срочно ехать в деревню. А делом пока может заняться майор Синицын, вы же сами хотели его подключить. Помните?


– Ну ладно! – неожиданно легко согласился генерал, подписывая заявление, – езжай к матери, раз так. А дело передашь майору Синицыну.


Игра началась


– Крот… Как же такое может быть? – думал Котов, подъезжая к дому Штерна. – Неужели мой секретный телефон тоже прослушивается? Придётся пока на всякий случай вообще не пользоваться никакой связью…


В квартире друга всё было по-прежнему. Котов достал из ящика письменного стола все нужные ему документы и принялся рассматривать фотографию в паспорте Штерна.

Худое лицо в очках, чисто выбритая голова…


– Ну, начнём, – решил Котов, доставая из сумки всё необходимое для своего перевоплощения в профессора биологии Семёна Штерна.

В такие моменты к нему приходило ощущение из далёкого детства, когда он, замирая от восторга, читал про знаменитого сыщика, умевшего изменять свою внешность так мастерски, что никто его не мог узнать.


– Вот теперь я настоящий Шерлок Холмс, – думал Котов, с удовольствием брея голову перед зеркалом в ванной.

Затем достал из шкафа тёмно-серый костюм и рубашку, и надел очки.

Через несколько минут он с удовлетворением оглядывал себя в большом зеркале в прихожей.

Оттуда внимательно и дружелюбно смотрел на него доктор биологических наук Семён Аркадьевич Штерн.

Осталось последнее. Котов со вздохом достал из кармана оружие и оба телефона. Затем вытащил из них аккумуляторы, и положил всё это в маленький тайничок под кроватью.

После этого взял телефон Штерна и позвонил в банк:

– Здравствуйте, вас беспокоит ваш клиент Семён Штерн. Можно подъехать переговорить с менеджером?

– Да-да, конечно. Какой у вас вопрос?

– Вопрос о внесении крупной денежной суммы на мой счёт.

– Мы вас ждём, подъезжайте!


Котову стало смешно.

На самом деле никто никогда не стал бы обсуждать такие вещи по телефону. Богатые люди очень осторожны. Но сейчас ему надо было, чтобы как можно больше людей были в курсе того, что он якобы собирается положить на свой счёт большую сумму денег. Он надеялся, что в этом банке есть человек, который сразу доложит об этом кому следует.


Менеджер радостно встретил его у дверей банка:

– Здравствуйте, Семён Аркадьевич! А мы думали вы в Америке!

– Да вот, вернулся раньше времени.

Котов был доволен – менеджер принял его за Штерна, значит, всё сработало.

– Собираюсь пополнить свой счёт на крупную сумму. Какие условия вы мне можете предложить?

Менеджер засуетился:

– Вот, пожалуйста, договор. Можете дома внимательно изучить.

– Пожалуй, я так и сделаю, – сказал Котов, забирая договор. – До скорой встречи.

– Вишь, как засуетился! – подумал он, выходя на улицу, – сразу видно – разволновался. Небось, уже докладывает обо мне. А попробую-ка я это проверить.

Он быстро повернул назад и бесшумно вошёл в кабинет.

Менеджер оживлённо говорил с кем-то по телефону, при этом периодически упоминая фамилию Штерна.


Извините, я случайно не оставил здесь свои очки? – еле сдерживая смех, спросил Котов.

– Так вот же они, Семён Аркадьевич, у вас на носу!

– Действительно! Совсем рассеянный стал. Впрочем, профессора все такие, все мысли наука занимает, – засмеялся Котов.


Пока всё шло по плану. Очевидно, что менеджер уже доложил, кому надо. Теперь оставалось только ждать.

– Пойду-ка я прогуляюсь по окрестностям, – подумал Котов, – ускорю события, так сказать…

И действительно, не успел он завернуть за угол, как услышал прямо над ухом тихий мужской голос:

– Семён Аркадьевич? Нам надо поговорить. Не могли бы вы проехаться с нами? Садитесь в машину. Только без фокусов!

Рядом остановился чёрный Ленд-Ровер с затемнёнными стёклами, и Котова втолкнули внутрь.


– Быстро же они сработали, – подумал он, ощущая радостное возбуждение, которое всегда чувствовал перед началом операции. – Ну что ж! Будем считать, игра началась.


В логове врага


На заднем сидении сидел мужчина в глубоко надвинутой на глаза шляпе, так что лица его не было видно. Как только Котов оказался рядом, он плотно завязал ему глаза.

– Хороший знак, – подумал Котов, – значит, сразу убивать не собираются, раз боятся, что я запомню дорогу.

Они неслись в полном молчании по безлюдным в этот поздний час улицам, а когда остановились, Котова ввели в тёмный подъезд и только тогда сняли с глаз повязку.

Но он сразу узнал этот старый дом, подробно описанный ему Костей Калюжным.

Два дюжих охранника обыскали его и не обнаружив оружия, повели вверх по лестнице на третий этаж, а затем втолкнули в комнату. Сзади щёлкнул замок.


Котов огляделся. Комнатка была совсем маленькая, в углу на кровати лежал человек, который при появлении Котова встал и подошёл к нему.

– Сергей Калюжный, – представился он, подавая Котову руку, – а вы новенький?

Котов всегда придавал большое значение рукопожатию. Он терпеть не мог, когда кто-то начинал слишком сильно сжимать руку, как бы показывая свою крутизну. И в то же время не выносил слабых, вялых рукопожатий, когда ладонь оставалась почти не сжатой.

Рукопожатие Калюжного ему понравилось – оно было крепким, но в меру.

Котов с симпатией посмотрел на спортивного мужчину небольшого роста с улыбчивым, чисто выбритым лицом.

– Семён Штерн, профессор биологии, – представился он, – а я вас знаю. Мне о вас рассказывал ваш сын. Отличный, кстати, парень – смелый и сообразительный. Вы можете им гордиться. Я надеюсь, благодаря ему мы скоро выберемся отсюда и накроем всю эту шайку.

Калюжный помрачнел:

– Вы даже не представляете, о чём говорите! Это не шайка, это огромная сильная организация. У них везде свои люди – в банках, в крупных компаниях, даже в полиции! Старые тамплиеры о таком даже помыслить не могли. Только одно их объединяет – стремление к власти и деньгам.

– А что? Неужели все соглашаются вступать в эту секту?

– Нет, конечно… Но тех, кто не соглашается, просто устраняют. Вот у меня остался ровно один день на размышление. Только я ни за что не подпишу этот договор.

– Но как они собираются удерживать власть? Ведь для этого нужна армия!

– Такая армия у них скоро будет. Они раскинули свои щупальца по всему миру, и вы даже представить себе не можете, что они придумали. Во всех странах они пооткрывали специальные школы для подростков, куда набирают наиболее сообразительных и физически крепких ребят. А затем по какой-то специальной методике делают из них настоящих ниндзя. Эти ниндзя и будут их солдатами.

– Прямо Урфин Джюсы какие-то, – усмехнулся Котов, – им надо было называться не «Новые тамплиеры», а «Новые Урфин Джюсы»!


– А вы зря смеётесь! Так оно и есть. Ведь рецепт власти над миром практически единственный – деньги и сила.

Сегодня вечером нас с вами поведут на их собрание. Сказали, там будет выступать сам Великий магистр. Вот вы сами всё и увидите. Честно говоря, я не вижу отсюда выхода и уже смирился с тем, что завтра утром они приведут в исполнение свою угрозу.


– Да что за ерунду вы говорите! Выход всегда есть, – возмутился Котов и вдруг застыл, напряжённо уставившись в одну точку.

– Что с вами? Вам плохо? – забеспокоился Калюжный.

Котов молчал ещё несколько секунд, а затем тихо сказал:

– Не знаю. Такого со мной никогда не было, а поверьте – я испытал в жизни много необычного.

– Да говорите уже, наконец, что с вами стряслось?

– Я слышу голос, – удивлённо сказал, пожав плечами, Котов, – он где-то внутри меня, и он просит меня о помощи…


В этот момент в коридоре послышались тяжёлые шаги, и те же два охранника вывели их из комнаты и повели вниз в подвал. Открыв тяжёлые дубовые двери, они толкнули пленников вперёд.

Это был огромный, богато украшенный зал с высоким потолком и колоннами, что было совершенно неожиданно для такого ветхого дома, идущего под снос. Обстановка напоминала средневековый собор, но было заметно, что многие предметы интерьера современные.

Котов и Калюжный стояли на балконе вместе с какими-то людьми в масках.

Основное же действие разворачивалось внизу. Здесь собрались люди в чёрных балахонах с закрытыми лицами. Они стояли молча, очевидно кого-то ожидая.

И вот он появился – высокий человек в красной мантии с капюшоном. Лицо его тоже было скрыто под маской.

– Великий магистр, – пронёсся по толпе шёпот, и все склонили головы в почтительном поклоне.


И когда он заговорил, голос его, многократно усиленный эхом, зазвучал торжественно и грозно:

– Братья! Мы снова собрались, чтобы всем вместе утвердиться в нашем решении идти до конца.

Здесь присутствуют лучшие люди страны. Так случилось, что именно в наших руках сосредоточено богатство и власть. Так неужели мы не сможем укрепить эту власть и умножить своё богатство?


– Сможем!!! – раздался хор голосов.

А магистр продолжал:

– Мы ведь не зря называемся «Новые тамплиеры». Мы сумеем не допустить ошибок наших предшественников. Раз Господь даровал нам то, что мы имеем, значит, он захотел, чтобы именно мы управляли миром. И мы выполним его волю, и все, кто внизу, с радостью подчинятся нам. А кто откажется, тот пожалеет об этом.


– Пожалеет!!! – снова раздался хор голосов.

– Мне кажется, что это какой-то дурной сон. Этого не может быть в 21-ом веке, – прошептал Калюжный.


Котов молчал. Он мучительно пытался вспомнить, где уже слышал этот голос. Но сильная боль в области лба мешала ему. А затем в голове снова возник настойчивый крик о помощи. Котов потёр виски.

– Надо убираться отсюда, – шепнул он Калюжному, и оба осторожно двинулись к выходу из зала.

Как ни странно, никто не обратил на них внимания, так как именно в этот момент все дружно скандировали, повторяя слова Великого магистра:

– Для великих дел!!! Для великих дел!!!


Таким образом, оба беспрепятственно добрались до своей комнаты.

– Мне срочно надо на самолёт, – пробормотал Котов.

– Куда это вы собрались, интересно, – с иронией спросил Калюжный.

– Во Францию. Сначала в Лион, в штаб-квартиру Интерпола. Отдам записи. А потом на запад, на берег Атлантического океана, где мне надо кого-то спасти.

– Да кого спасти?

– Не знаю. Но в моей голове постоянно звучит этот голос.

– Так может, это Волан де Морт вас вызывает? – усмехнулся Калюжный, – покажите-ка мне свой лоб, мистер Поттер, нет ли там знака?

– Вы не поверите, но у меня действительно в голове звучит голос, как у Гарри Поттера. И скоро я узнаю, в чём тут дело. А пока мне надо срочно выбираться отсюда.

– А я?

– А вы останетесь. Скоро к вам придёт помощь. Я собрал достаточно материалов для ареста этого высокого общества. Вот они у меня все здесь, – и Котов похлопал себя по груди.

– В сердце, что ли? А что – в голове голос, а в сердце – секретные материалы. Нормально!


Котов покачал головой:

– В другое время я бы рассердился. Но сейчас мне некогда. Могу только уверить вас, что я вовсе не сошёл с ума. В пуговицу моей рубашки вмонтирована видеокамера, куда я и записал всё, что здесь происходило. Этого будет вполне достаточно для ареста всей компании.


– Кто вы? – испуганно спросил Калюжный, – что-то вы совсем не похожи на профессора биологии.

– Надеюсь, об этом вы узнаете завтра. А пока разрешите немного стукнуть вас для достоверности. Скажете нашим друзьям, что я вас ударил, и вы потеряли сознание. А я тем временем сбежал. И ещё: немедленно соглашайтесь вступить в их шайку и подписывайте всё, что они потребуют. Иначе можете не дожить до нашей следующей встречи.

И Котов со всей силы ударил его в глаз, под которым немедленно появился огромный синяк.

– Ну, ты и гад, Штерн! – воскликнул Калюжный, морщась от боли.

– Отлично, – усмехнулся Котов, – так и продолжайте, ругайте меня самыми последними словами! Думаю, они поверят.

– А как вы собираетесь отсюда бежать?

– Да самым простым способом. Его придумали уже очень давно.


Котов быстрым движением снял с обеих кроватей простыни, разорвал их на несколько полос и скрутил в длинный жгут, который привязал к батарее.

– Надеюсь, выдержит, – сказал он, подёргав этот самодельный канат.

Калюжный с изумлением наблюдал за его действиями.

– Кто же вы всё-таки? – снова пробормотал он.

– Пока не могу сказать. Завтра всё узнаете. Главное, продержитесь до завтрашнего дня. Любым способом! Понимаете меня? Лю – бым!!!

Котов махнул рукой и стал быстро спускаться вниз по канату.


Калюжный с тревогой следил за его спуском

– Удачи, – прошептал он.


А уже через три часа тот же серебристый Аэробус, на котором когда-то летели во Францию полные надежд ученики школы Боярд со своим наставником, уносил профессора Штерна всё дальше и дальше от Москвы.

И в течение всего полёта он мучительно пытался вспомнить, где же он мог слышать голос Великого магистра?


Часть 5. Развязка


Лети, лети, лепесток…


Леон обрёл, наконец, свою обычную уверенность и деловито распределял обязанности:

– Слушайте меня внимательно. Я начну, а вы потом по очереди ко мне подсоединитесь. Только скажите, куда посылать сигнал.

– Как куда! – засмеялись ребята, – на Петровку 38 конечно, в Управление внутренних дел Москвы, куда же ещё! На имя полковника Котова.

– Да я-то откуда должен знать вашего Котова! – обиделся Леон.

– А мы думали, вы всё знаете, – засмеялась Алёна.

– Всё, кроме того, где искать Котова, – отрезал Леон, – опишите мне его. Я попробую его найти.

Ребята наперебой заговорили, описывая, как выглядит полковник Котов. Леон внимательно слушал, иногда делая пометки в своём блокноте. Наконец он махнул рукой, давая знак всем замолчать, и закрыл глаза. Все поняли – он отправляет послание Котову.


Через несколько секунд он воскликнул:

– Есть! Я, кажется, нашёл его и постараюсь уже не выпустить из виду. Теперь подсоединяйтесь в таком порядке: Антон, Алёна, Саша, Денис. Постарайтесь представить себе вашего Котова так, как будто он рядом с вами, причём в том образе, который первый придёт вам в голову. Этот образ и будет самый правильный.

А затем мысленно кричите – зовите его на помощь.

И имейте в виду: мы должны проделать несколько сеансов, пока хватит сил. После этого будем ждать. Когда наши сигналы накопятся в его мозгу, он нас должен услышать.


– А как мы это узнаем? Ну то, что он нас услышал?

– Вы это почувствуете, не волнуйтесь.

– А куда направлять наши послания? Хотя бы приблизительно, в какую сторону? – спросила Саша.

– На восток, конечно! Россия же на востоке от Франции.

– Лети, лети, лепесток! Через север на восток… – засмеялась Алёна.

– У нас мало времени, ребята. Давайте начинать.

И пять сигналов о помощи понеслись в далёкую Москву, где вскоре объединились в один мощный импульс в голове полковника Котова.


Ребята старались. Но почему-то никто из них не мог точно вспомнить, как выглядит на самом деле Котов, и каждый представил его в том образе, который первый пришёл в голову.


Алёна, вся красная от напряжения, что-то шептала, закрыв глаза. Она представила Котова работающим за компьютером, при этом он отдалённо напоминал Шерлока Холмса.


Сашин Котов ещё больше был похож на знаменитого сыщика.


В представлении Антона Котов возник в виде какого-то суперагента с пистолетом.


А Денис почему-то вообразил себя и Котова в образе ковбоев.


– Всё. Мой сигнал упёрся в стену, – вдруг объявил Антон.

– Закончили, – скомандовал Леон, – это значит, произошло насыщение. Скоро он нас услышит и, будем надеяться, поверит. А нам остаётся только ждать, когда он здесь появится. Теперь отдыхайте, все отлично поработали.


Они были так увлечены, что не заметили, что на пороге уже давно стоит Дамблдор и с усмешкой наблюдает за ними.

– Кого это вы тут ждёте?


В комнате повисло гнетущее молчание, которое нарушил Дамблдор:

– Можете не отвечать. Меня ваши детские игры не интересуют. У нас с вами другая задача.

И Дамблдор достал из кейса несколько листков бумаги.

– Знаете что это такое? Это ваша судьба. От того, подпишите вы этот договор или нет, зависит ваше будущее, а возможно, и ваша жизнь.

– Что ещё за договор? – угрюмо спросил Антон.

– Договор о дружбе и сотрудничестве, – усмехнулся Дамблдор, – между каждым из вас и нашей замечательной школой «Боярд». В нём написано, что вы согласны участвовать в специальной программе обучения, рассчитанной на развитие «особых» способностей. В результате вы получите диплом «Боярда» и поступите в распоряжение компании.

– Какой компании?

– Об этом вам сообщат, когда вы закончите школу.

– А когда мы её закончим?

– Курс обучения – три года.

– А наши родители?

– С ними свяжется наш представитель. К сожалению, видеться с родственниками ученикам школы запрещено.

– Да у вас не школа, а настоящая тюрьма! – воскликнула Алёна.

– Ничего мы подписывать не будем! – поддержала сестру Саша.

– Вы не имеете права нас тут держать! – сказал Антон, – мы ещё ничего не подписали.


– Вы возможно удивитесь, но это не имеет никакого значения. Я оставляю вам этот договор и даю время подумать до завтрашнего утра. Но выхода у вас всё равно нет – вы же понимаете, что выпустить вас отсюда я уже никак не смогу…

Да, кстати… Тут к вам гости!

В дверном проёме возникли две маленькие фигурки – Жильбер и Кристина.

– Вы ведь, кажется, знакомы? – усмехнулся Дамблдор, – надеюсь, они вам всё объяснят более доходчиво, чем я.


С этими словами Дамблдор исчез, ласково улыбнувшись на прощанье.


Побочный эффект


У Кристины было опухшее от слёз лицо. Жильбер тоже выглядел измученным, но, в отличие от сестры, старался держать себя в руках.

Леон заботливо усадил обоих на охапку сена в углу, и Кристина, всхлипывая, начала рассказывать.


Оказывается, испытания закончились очень поздно.

Бедную Линду действительно опустили на дно океана и держали там почти два часа. Она просто чудом осталась жива.

Тома, как и Антона, заставили отгадывать загадки. Но они были на разных языках, включая древнекитайский и латынь. При этом он висел вниз головой над аквариумом со змеями, которых до смерти боялся с детства.

В общем, было ясно, что испытания были задуманы с какой-то дьявольской изощрённостью. И чем дальше, тем они становились страшнее.

А потом всех развели по кельям, и Дамблдор принёс им на подпись договор.

Кристина к этому моменту была уже в совершенно подавленном состоянии, видимо, как и все остальные участники испытаний. Скорее всего, именно в этом и заключалась задумка, чтобы легче было заставить испуганных ребят подписать этот договор.


Но, несмотря на своё состояние, Кристина с братом категорически отказались что-либо подписывать. И Дамблдор дал им время подумать до завтрашнего утра.

– А потом что? Он вам сказал? – спросила Алёна.

– Потом он обещал бросить нас в аквариум со змеями…


– А я вообще не понимаю, – пожал плечами Антон, – зачем ему нужно, чтобы мы подписали этот договор? Раз он всё равно не собирается никого отсюда выпускать?

– Всё очень просто, – сказал молчавший до сих пор Леон. – Они всё-таки хотят себя на всякий случай как-то обезопасить. И для этого им нужно иметь у себя документ, где человек подтверждает своё согласие абсолютно на всё. Я прочитал этот договор от начала до конца. Тот, кто подпишет его, будет обязан до конца жизни выполнять все данные ему поручения. Вплоть до устранения неугодных людей.

– Это убийство, что ли? – с ужасом воскликнула Саша.

– Ну, можно сказать и так. Короче говоря, они создали школу, в которой будут готовить спецагентов, наделённых сверхспособностями. А кто будет всем этим руководить, я не знаю. Но ясно одно – эти люди стремятся к неограниченной власти и на пути к ней ни перед чем не остановятся.

– Да что же это за люди? Дамблдор, что ли? – спросила Алёна.

– Дамблдор – простой исполнитель, – вступил в разговор Жильбер. – Я слышал, как он отчитывался по телефону перед кем-то. Он называл его Великий магистр.

– Ясно одно, – решительно сказал Леон. – Так как мы не знаем, когда Котов отреагирует на наш сигнал, и отреагирует ли вообще, нам необходимо бежать. Причём бежать немедленно, пока не начало светать. Ночью, под покровом темноты, это сделать будет легче. И к тому же утром истекает срок, данный нам господином Дамблдором.


– Да как бежать? Мы же сидим на самом верху башни, и на окнах у нас решётки, – чуть не расплакалась Алёна.

– А я знаю, как! – вдруг оживился Антон, – мы должны сплести верёвку и по ней спуститься вниз.

– Из чего сплести? – хором воскликнули девочки.

– Ну, например, из нашей одежды. Сейчас снимем с себя, всё, что можно, и свяжем канат, – объявил Антон.

– А что? Хорошая идея! Молодец! – сказал Леон, пожав Антону руку. И работа закипела.

Через час канат был готов. Ребята и Леон, оставшиеся в одних трусах, удовлетворённо смотрели на своё произведение. Канат, связанный из яркой детской одежды, включая носки, выглядел по-дизайнерски.

– Ну а дальше-то что? Как мы через эту решётку пролезем? – спросила Алёна.

И тут неожиданно вперёд вышла Кристина.

– Отойдите все в сторону, – сказала она странным голосом, пристально вглядываясь в решётку на маленьком окошке под потолком.

И тут ребята увидели, как прутья этой решётки прямо на их глазах стали медленно раздвигаться, и через несколько секунд в центре окна образовался просвет, вполне достаточный для того, чтобы в него можно было пролезть взрослому человеку.


– Я обнаружила в себе эту способность совсем недавно, – принялась объяснять потрясённым ребятам Кристина. – Когда магистры заталкивали нас в камеру, я страшно разозлилась, в голове у меня что-то вспыхнуло, и я мысленно как бы толкнула одного из них. Он упал и выругался, видимо решил, что просто споткнулся. Но я-то знала, что это не так.

Уже сидя в камере, я попробовала ещё раз – подняла в воздух этот договор. Он висел на высоте одного метра над полом, пока я не разрешила ему упасть. Короче говоря, я поняла, что помимо того, что я могу сочинять музыку, я ещё и умею взглядом двигать предметы.


– Я думаю, это можно объяснить, – задумчиво сказал Леон, – дело в том, что творческие способности, такие, как способность писать музыку, и физические, как умение двигать предметы, лежат в разных полушариях мозга. И, когда в Кристине проснулся дар композитора, он уравновесился другим даром – физическим. Наверное, таким образом наш мозг стремится к равновесию. Можно назвать это побочным эффектом.


– Так значит, у нас тоже могут обнаружиться такие побочные эффекты? – с интересом спросила Алёна.

– Возможно. Только времени проверить это у нас уже не остаётся. Видите – начинается рассвет.


Действительно, кусочек неба за окном из чёрного уже стал тёмно-синим, и надо было торопиться.

Антон стал на плечи Леону и крепко привязал канат к остаткам решётки. Затем высунулся наружу, чтобы посмотреть, хватит ли его длины.

И когда он спрыгнул на пол, лицо его выражало беспокойство.

– Что случилось? – спросил Леон.

– Посмотрите сами, – и Антон подставил Леону спину.

Лицо Леона тоже стало озабоченным.

– Да что там такое? Говорите уже! – заволновались ребята.

– Шторм, – коротко ответил Леон.

Все по очереди залезли к нему на плечи, чтобы своими глазами увидеть бушующий океан. Он был прекрасен, но желания очутиться среди этой пены ни у кого не возникло.


– Что же нам делать? – жалобно сказала Кристина, – я не очень хорошо плаваю…

– Да хоть бы и хорошо! – воскликнула Алёна, – в такие волны даже чемпион мира по плаванью не полезет!

И тут вперёд вышел Жильбер:

– Дайте-ка я попробую. У меня, кажется, тоже появился побочный эффект.

Он стоял несколько минут, нахмурив брови и глядя перед собой немигающим взглядом.

– А теперь посмотрите, что там…

Денис вскарабкался на плечи Антону и радостно воскликнул:

– Полный штиль! Можно спускаться!

Действительно, там, где ещё несколько минут назад бушевали волны, разбиваясь об огромные валуны, теперь простиралась бесконечная водная гладь, уже освещённая первыми лучами восходящего солнца.


– Кристина – повелительница гравитации, и Жильбер – укротитель волн, – засмеялась Саша.

– Надо спешить, – озабоченно сказал Леон, – пока никто не проснулся. Начинаем спуск. Я пойду первым, Антон последним. Надеюсь, все умеют плавать? Хотя до берега здесь недалеко, если что – я помогу, я ведь мастер спорта по плаванью.


Один за другим они начали спускаться вниз. Канат оказался довольно длинным и практически доставал до воды.

И вскоре уже вся команда двинулась к берегу, стараясь плыть как можно тише, чтобы не привлечь внимание «дементоров».


Операция «Тайфун»


Но они появились.

Когда до берега оставалось уже совсем чуть-чуть, послышался звук мотора, и из-за стены крепости показался катер.

– Скорее! – закричал Леон, – нам надо добраться до берега! Там мы будем спасены!


Но сил у пловцов уже почти не осталось. К тому же вода была уже по-осеннему холодной, и плыть было трудно. У Антона свело ногу, и он держался из последних сил, превозмогая боль.

Кристину поддерживал Леон. Алёна, которая прекрасно плавала, уже достигла берега и повернула обратно, чтобы помочь Антону.

Денис держался молодцом, и, несмотря на то, что сильно замёрз, тоже быстро приближался к берегу.

Саша, к своему удивлению, почти не устала и закончила заплыв почти одновременно с Алёной. Сидя на песке, она напряжённо приглядывалась к приближающимся пловцам – вдруг кому-нибудь потребуется помощь.

И вот, наконец, когда все, не помня себя от усталости, растянулись на влажном песке, со стороны моря послышалась команда на незнакомом языке, и они увидели, как по пояс в воде к берегу движутся «дементоры».

То есть, конечно, это были не дементоры. Это были люди в чёрных костюмах и масках, с автоматами в руках.


– Бежим! За мной! – крикнул Леон и побежал прочь от берега, туда, откуда слышался шум машин и по всей видимости, была дорога.

Конечно, убежать от специально подготовленных и вооружённых до зубов людей было практически невозможно. И все это в глубине души понимали.

Но уже так много было сделано, оставалось совсем немного! Там, за насыпью, была дорога и там было спасение!

Их преследователи уже выходили их воды. И тогда Жильбер оглянулся и посмотрел назад на океан. И в это же мгновение огромная волна неожиданно поднялась откуда-то из глубины и накрыла «дементоров» с головой.

От неожиданности они растерялись и долго не могли выбраться из воды на берег.

Это и дало беглецам две минуты фору. Этого оказалось как раз достаточно для того, чтобы успеть добежать до спасительной насыпи.

Но что это? На фоне уже совсем светлого неба стояли четыре человека с автоматами, преграждая им путь к спасению – засада!

Это был конец. «Дементоры», прядя в себя, выскочили из воды и быстро приближались к ним со стороны моря. Путь к дороге тоже был отрезан.


Все остановились, обречённо ожидая, кто схватит их первый.

Внезапно от группы вновь прибывших отделился человек и бросился к ним.

Что-то неуловимо знакомое было в его облике.

А остальные трое уже спешили к берегу, где лихорадочно грузились в катер «дементоры». Но уплыть никому не удалось. На них надели наручники и заглушили мотор катера.

И только тогда ребята разглядели, что на форме их спасителей была надпись «ИНТЕРПОЛ». А рядом, улыбаясь, стоял Котов – ведь это был именно он.


– Вы всё-таки успели, – прошептала Саша.

– Ну как же я мог не успеть, когда меня так настойчиво звали мои друзья! – засмеялся Котов.

– А вы сразу поняли, что это мы вам посылали сигнал? – спросила Алёна.

– Нет, честно говоря, вообще не понял. Я тут гонялся за одной шайкой сумасшедших сверхчеловеков и как-то совсем не подумал, что вы имеете к этому какое-то отношение.

– Так эти сверхчеловеки сидят как раз в форте Боярд! – воскликнул Антон, – и там ещё много детей. Их надо немедленно спасать. Кто знает, что ещё придумает этот безумный Дамблдор!

– Не волнуйтесь. Операция «Тайфун» подходит к своему завершению, через несколько минут всех детей освободят. Видите? – и Котов указал рукой туда, где в небе кружили несколько вертолётов, готовясь к посадке на крышу крепости.


– Скажите в двух словах, что вы чувствовали? Как поняли, что нам нужна ваша помощь? Как сумели так быстро нас отыскать? – засыпал Котова вопросами Леон.

– Погодите, – засмеялся Котов, – не всё сразу. Я вам обязательно отвечу на все ваши вопросы, но только чуть позже. А сейчас мне надо сделать один очень важный звонок в Москву.

Он набрал номер и сделав всем знак говорить тише, спросил:

– Ну что? Всех взяли?

И по мере того, как он выслушивал ответ, его лицо вытягивалось, глаза стали холодными и злыми, а губы сжались.

Наконец, в сердцах бросив телефон на песок, он прошипел:

– Ушёл, гад! Я ведь как чувствовал, что они его упустят!


«Профессор Мориарти»


Серебристый «Аэробус» летел на восток, удаляясь всё дальше и дальше от форта Боярд, в котором отныне будут проводиться только игры, а все испытания станут совершенно безопасными.

Котов, уже немного пришедший в себя после разговора с Москвой, рассказывал ребятам и Леону про «Новых тамплиеров».

– Это что же, получается, что нас готовили в качестве наёмных убийц? – воскликнул Антон.

– Скорее, суперагентов, вроде Джеймса Бонда, но к тому же обладающих сверхспособностями и готовых выполнить любой приказ хозяев.


– Ничего себе! Вот тебе и Боярд! А Дамблдор? Кем оказался Дамблдор? – спросила Алёна.

– Настоящее имя вашего Дамблдора – Давид Лонгман. В организации он отвечал за идеологическую работу. То есть именно он придумывал все эти истории про сверхчеловеков и именно он тогда организовал ту конференцию, где господину Буланже предложили участвовать в этом проекте.


Леон, который выглядел совершенно подавленным, тихо спросил:

– Значит, всё, что там говорилось о последних открытиях в области нейрохирургии, это ерунда? Спящие нейроны и всё остальное… Это Дамблдор придумал только для того, чтобы заманить детей в форт Боярд?

– Нет, я не думаю, что он способен такое придумать. Для него это сложновато, ведь он даже институт не закончил. Нет, там действительно собрались учёные со всего мира и в своих выступлениях рассказывали о своих реальных открытиях. Просто он сумел это ловко использовать в своих целях.


– Ну рассказывайте уже, как вам удалось сбежать от этих тамплиеров? – заторопила Котова Алёна, – а то не успеете. Чувствуете? Мы уже пошли на снижение.


– Как удалось сбежать?

Да просто! Так же, как и вам – через окно. Самое неприятное для меня было – это то, что я оставил там Калюжного одного. Но ничего, он оказался мужик крепкий – справился. Звонил уже мне, благодарил за сына.


– Так кем же он, собственно, оказался, этот Великий магистр? – спросил Антон.

– Да вот, никто не знает! А я не могу избавиться от ощущения, что его голос мне знаком. Но где я его слышал – хоть убей, не могу вспомнить.


– А как их схватили? – спросил Денис.

– Когда я спустился по канату, я первым делом позвонил куда надо и передал все улики (помните, я говорил вам, что у меня в пуговицу был вмонтирована видеокамера, и я записал все их речи). Отряд бойцов немедленно выехал на задержание. В это время вся компания как раз собрались, чтобы окончательно решить вопрос с Калюжным и ещё несколькими отказавшимися подписать договор.


– Они их собирались убить? – ахнула Алёна.

– Думаю, да. Эти люди ни перед чем не останавливались, если это угрожало их безопасности. А Калюжный и другие были опасными свидетелями. Как же они могли их отпустить?


– Погодите, – вмешался Леон, – я правильно понял, что «Новые тамплиеры» – это международная преступная организация. И в каждой стране было своё отделение, которым руководил Великий магистр?

– Именно так. И во всех странах уже прошла операция по поимке этих банд. И всех Великих магистров тоже арестовали. Только наш каким-то образом сумел улизнуть. Просто профессор Мориарти какой-то! Помните, как он единственный сумел остаться на свободе, когда Шерлок Холмс арестовал всех членов его шайки?


– Так значит, вам грозит опасность! – всплеснула руками Саша, – ведь Мориарти тогда поклялся отомстить Холмсу, выследил его, а затем подкараулил у какого-то там водопада.

Они стали драться, и Холмс чуть не погиб, но в конце всё-таки сумел скинуть Мориарти в пропасть. Я помню эту картинку в книжке.

Вдруг этот Великий магистр тоже решит вам отомстить? Ведь он тоже всё потерял, как и профессор Мориарти.


– Это вряд ли, – улыбнулся Котов. Настоящий профессор Мориарти имел свои принципы – пусть жестокие и преступные, но которые он ставил выше собственного благополучия.

Поэтому, вместо того, чтобы просто сбежать, он решил во что бы то ни стало отомстить Холмсу, пусть даже ценой собственной жизни.

А наш «Мориарти» скорее всего уже в аэропорту или даже на борту самолёта. И летит он в какую-нибудь тёплую страну по поддельным документам.

В наше время люди намного реже жертвуют своим благополучием ради принципов…


– Но вот вы же пожертвовали! – воскликнула Саша.

– Это просто моя работа, – усмехнулся Котов, – но я его найду! Для меня это сейчас дело принципа! Из-под земли достану!

Даже, если он поселится на каком-нибудь острове и станет предводителем племени людоедов!


Котов уже почти кричал. Всем стало его жалко. Ведь выходит, Великий магистр сумел его переиграть.

А кроме того, получается, что полковник Котов упустил опасного преступника.

– Я помогу вам его найти, – вдруг тихо сказал Леон, – Хоть я и собираюсь устроиться в школу учителем биологии, но ведь мои способности никуда не денутся…


Самолёт несколько раз подпрыгнул и покатился по взлётной полосе. За разговором никто даже не заметил, как они сели.

В Шереметьево, как всегда, было многолюдно и шумно. Люди спешили – кто на вылет, кто на регистрацию, кто просто встречал кого-то.

Они пробирались к выходу в толпе народа.


Вдруг Антон остановился, приложив руку ко лбу.

– Я слышу его мысли, – пробормотал он, напряжённо оглядываясь по сторонам, – погодите… Держите его! Это он!!!


И Антон бросился вдогонку за стариком в мешковатом пальто и шляпе, который постукивая впереди себя палочкой, медленно удалялся, направляясь на регистрацию рейса, летящего в Рио-де-Жанейро.

Котов мгновенно всё понял и кинулся за ним следом


Через несколько секунд он уже крепко держал старика за руки, напряжённо всматриваясь в его лицо, наполовину закрытое тёмными очками.

– Слепого изображаешь? – наконец резко сказал Котов, молниеносным движением сдёрнув с него тёмные очки.

И в следующее мгновение замер в изумлении.


– Товарищ генерал… – пробормотал он.


Эпилог


Они сидели в маленьком кафе на втором этаже аэропорта Шереметьево и ждали, когда за ними приедет машина.

– Смотрите! – вдруг радостно закричал Денис, поднимая вверх свой телефон, – это же мой тигр!

И на экране его мобильника все увидели рекламу нового игрового сезона в форте Боярд.


– Ну вот, – облегчённо вздохнул Леон, – всё снова возвращается на круги своя…

А Котов уже рассказывал последние новости, которые ему только что сообщили по телефону. События разворачивались с поразительной быстротой:


уже были переданы в суд дело №111/777 и дело №123, так как оба они были практически завершены,

уже был подписан приказ о награждении Константина Калюжного медалью «За борьбу с международным терроризмом»,

уже давал показания генерал, в погоне за богатством и властью превратившийся в Великого магистра и таким образом перечеркнувший всю свою жизнь,

уже активно сотрудничали со следствием все члены банды «Новых тамплиеров», пытаясь смягчить свою участь.

И главное, уже скоро должен был начаться судебный процесс, который обещал быть очень громким – ведь это оказалось дело международного масштаба и помимо уголовной части, здесь было, что обсудить в моральном и научном плане:

допустимо ли вторгаться в мозг человека и ставить там эксперименты?

не следует ли вообще запретить подобные опыты, разрешив операции внутри мозга только в случае медицинской необходимости?

этично ли активизировать нейроны, отвечающие за особые способности, у группы людей, тем самым ставя их выше остального человечества?


Все эти вопросы уже активно обсуждались в международной прессе, а в Интернете даже появилась смешная картинка:

Но Леонид Булкин, бывший Леон Буланже, для себя всё уже давно решил. Он с увлечением читал учебник биологии для 5-го класса, периодически восклицая:

– Ну надо же! Никогда бы не подумал! А я и не знал!

– Вот видите, как много интересного, оказывается, вы ещё не знаете! – засмеялась Саша.

Булкин поднял глаза от учебника и вдруг хлопнул себя по лбу:

– Какой же я рассеянный! Я же забыл самое главное: надо срочно успокоить ваши нейроны. Пусть себе спят спокойно…

Он стал очень серьёзным и подошёл к Антону.

– Смотри мне в глаза, – тихо сказал он и положил руку ему на затылок.

Затем то же самое проделал и с остальными.

Котов напряжённо следил за происходящим, готовый в любую минуту приди на помощь, если что-нибудь пойдёт не так.

Наконец всё было закончено.

– Ну вот, – облегчённо вздохнул Антон, – теперь я уже никогда не узнаю, что творится в головах у людей. Смогу только догадываться…

– А я, наконец, буду смотреть фильмы и спортивные соревнования, не зная, чем всё закончится! – воскликнула Саша.

– А мне теперь придётся самой мыть посуду и ходить за мороженым, – вздохнула Алёна, – но я этому только рада…

В этот момент на улице раздался звук полицейской сирены, и через несколько минут Котова уже обступили люди в форме. Они поздравляли его с успешным окончанием дела, жали руки и хлопали по плечу.

– Да погодите вы, – смеялся Котов, отбиваясь от товарищей. – Вот кого надо поздравлять. Без товарища Булкина и всех этих ребят я бы никогда не раскрыл это дело.

Поэтому я предлагаю вам, товарищ Булкин, работу в нашем ведомстве. Нам очень нужны люди с вашими способностями. А учителем биологии вы всегда успеете поработать. Можете подумать до завтра, я подожду.

– Да что тут думать! – тихо сказал Леон, – я всю жизнь мечтал у вас работать, только не знал, как подступиться. Короче, я согласен.


Они попрощались с Котовым, который остался в Шереметьево встречать жену и сына. Они уже летели из Тюмени в Москву и скоро должны были приземлиться.


Затем все погрузились в полицейский микроавтобус. Включилась сирена, и они понеслись по ночным улицам Москвы.

– Прямо, как в моём сне, – пробормотала Саша и поёжилась, – хорошо, что такого со мной больше не случится…

Родители ждали ребят дома. Им только что сообщили (без подробностей, чтобы не волновать), что школа временно закрылась по техническим причинам и все ученики распущены на каникулы.


На следующий день, несмотря на протесты и крики, всех детей отправили в школу.

– Вы и так уже много пропустили с этим вашим экспериментом! – строго сказали родители.


У Дениса шёл урок математики.

– Пишем: 376 умножить на 67, – диктовала учительница.

Двадцать восемь голов склонились над тетрадками, медленно двигаясь к результату.

– 25192, – вдруг объявил Денис.

– Я, кажется, запретила приносить на урок калькулятор, – сердито сказала учительница.

– А я и не приносил, – пожал плечами Денис.

– Погоди, ты хочешь сказать, что так быстро посчитал? – удивилась учительница.

– Ну да…

– А ну-ка, подойди сюда!


И она стала давать Денису примеры, всё сложнее и сложнее. И Денис все их решал мгновенно в уме.

И когда, наконец, он умножил 56758 на 765472 и получил правильный ответ, учительница всплеснула руками:

– Я читала о таких феноменальных способностях, но чтоб такое случилось в моём классе…

Я немедленно иду к директору. Это же принесёт славу всей нашей школе! Мы с тобой выступим на научной конференции и продемонстрируем твои уникальные способности.

А затем твой мозг будут исследовать специалисты, потому что всё это очень важно для науки!


Тут Денис почему-то сразу представил, как кто-то ковыряет ему мозг огромной ложкой.


– Вот, – сказал он, доставая из кармана мобильный телефон, – не надо исследовать мой мозг, я просто пошутил. Все эти примеры я посчитал на калькуляторе.

После занятий во дворе его встретили девочки и Антон.

– Рассказывай, что это за история с тобой сегодня приключилась на математике? – строго сказал Антон.

– Уже доложили? – усмехнулся Денис. – Понимаете, когда Леон тогда положил мне руку на затылок, я чихнул и немного дёрнулся…

Саша, Алёна и Антон молча смотрели на Дениса. А из дверей школы выходили «обычные» дети.


– Нет! Так дело не пойдёт! – как будто очнувшись, воскликнул Антон, – немедленно звоним Леону, чтобы он срочно приехал! И не смей больше чихать!

Антон достал мобильный телефон и стал набирать номер Леона, сердито бормоча:

– Да что же это такое? Опять начинается… Теперь математические проснулись!

И тут Саша, Алёна и Денис стали смеяться.


Они всё смеялись и смеялись, и никак не могли остановиться …


В оформлении обложки использованы визуальные и фотоматериалы, находящиеся в свободном доступе на сайте https://www.canva.com/