КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Чеченские дороги 2 (fb2)


Настройки текста:




ВСТУПЛЕНИЕ


Многие жизненные истории забываются, блекнут, теряется вкус и запах, со временем превращаясь в гербарий. Но Чеченская война, стоит перед глазами, снится по ночам и живет с тобой, как бы ты от нее не прятался. От военных воспоминаний не скрыться не за спинами врачей, ни на рыбалке, не в кино. Это твоя вторая тень, твой рок, твоя судьба.


Войны были, есть и будут, это порождение мужской природы, рудиментарное пятно человечества. Война – это самое страшное, что может случиться во всем мире. В одночасье все рушится, теряются человеческие и нравственные ценности, мы превращаемся в диких животных. Одно лишь слово «война» несет в себе массу боли, страха, плачь матерей и многочисленные смерти.


Перед глазами встают харкающие огнем орудия, разрушенные города, пожары, крики раненых и умирающих. Люди понимают все ужасы войны, но они не прекращаются не на минуту. Воют за нефть и землю, за веру и власть, за деньги и принципы.


На войне все хотят выжить, иногда любой ценой, ценой предательства и эгоизма. Люди могут стать отважными и смелыми, а могут быть подлыми и эгоистичными. Любая война это не только кровь и смерть, но время подвигов и героических поступков. В экстремальных ситуациях мы показываем чего мы стоим по-настоящему, свои сильные и слабые стороны. Множество характеров прошли у меня перед глазами во время пребывания на Северном Кавказе. Разные люди, разные судьбы.


Есть истории, которые хочется рассказывать, а другие не хочется. Я пишу обо всем, не скрывая свои разочарования, радости и успехи. Я пишу о людях, попавших в круговорот войны об их судьбах и историях, о их подвигах и заслугах. Я пишу о войне, какая она есть, с ее отвратительным лицом и равнодушием к человеческим жизням.


ЧЕРНОКОЗОВО


23 февраля 2000 года, во всей стране праздник. Чествуют Вооруженные силы РФ, кто водочкой, кто кефиром, за столом или на службе, сидя или лежа. А в Чечне, совсем не весело, можно сказать страшно. На дорогах пусто, народ сидит по домам, блок посты ощетинились клыками КПВТ и 30 миллиметровыми пушками БМП. Боевики змеями вьются вдоль трасс, высматривая места засад и возможного минирования. Эта дата имеет еще один контекст в истории нашей страны: депортация чеченцев и ингушей в Казахстан.


Именно 23 февраля 1944 года началась операция «Чечевица», которой руководил Лаврентий Берия, по одобренному Сталиным планом. План был прост как шуруп – согнать максимальное количество чечено – ингушского народа и вывести его в холодные степи Казахстана.


Сталин, потягивая трубку, внимательно наблюдал за Чечено – Ингушской АССР, которая хоть была в составе СССР, но вела себя как непослушная строптивая дочь. На территории АССР регулярно происходили попытки переворотов и восстаний, действовали антисоветские группировки.


Но окончательно Сталин потерял доверие к чеченцам и ингушам во время Великой отечественной войны, когда был провален план по мобилизации. Из 10 – ти повесток, на службу приходил один или два бойца. Помимо того что чеченцы и ингуши не хотели воевать, они еще и формировали отряды которые выступали на стороне немцев. Стоит упомянуть батальон специального назначения «Бергман», который специализировался на саботаже и диверсиях в нашем тылу.


Безусловно, не стоит забывать среди чеченцев и ингушей настоящих героев Великой отечественной войны: Ханпаша Нурадилов – пулемётчик, уничтоживший лично около 900 фашистов; Абухаджи Идрисов – снайпер, на счету которого 349 воинов Рейха. Четверо сыновей Чечено – Ингушской были представлены к званию Героя Советского Союза, а один из последних участник обороны Брестской крепости был ингуш.


Кроме мести за войну Сталин понимал, что Кавказ – это регион, который богат нефтью и оставлять черное золото под «нестабильными» чеченцами он не хотел. Тут и созрела операция «Чечевица», с ее поломанными судьбами и смертями. 180 эшелонов вывезли до 9 марта 1944 года в холодные степи Казахстана около полумиллиона человек, которые фактически были брошены на произвол судьбы.


Добровольно уезжать никто не хотел, подтянулись отряды НКВД, залаяли собаки, застрочили автоматы. Тех, кто пытался протестовать против депортации или сбегал – расстреливали. На сборы давали всего несколько часов, разрешалось брать самое необходимое.


Вот так запросто гигантскую людскую массу переместили по карте на два локтя, и Чечено-Ингушетия перестала существовать. На ее месте появилась Грозненская область, куда также в приказном порядке поехали русские, украинцы, армяне, дагестанцы и прочие национальности необъятного Советского Союза. Эта депортация острой болезненной иглой засела в памяти чечено – ингушского народа и использовалась различного рода руководителями мятежной республики в начале 1990 – ых годов.


В дудаевско – масхадовской Чечне пропагандистская работа среди народа, велась агрессивно и была построена на ненависти к России и русским. «Коварнее и подлее нет народа», – поют чеченские барды, вспоминая походы ермоловских батальонов и проецируя былую, ненависть на сегодняшний день. В современной идеологической войне, чеченской пропагандой активно эксплуатируется сталинское выселение 1944 года. И сатанеет простой народ, припоминая прошлые обиды и невзгоды. Наслушавшись говорливых вербовщиков и местных политиков, простые рабочие и крестьяне, мужчины и юноши бросают семьи, берут в руки оружие и уходят в горы. Правду гласит чеченская поговорка: «Ружьё убило одного, а язык – тысячу».


В Чечне 23 февраля объявлен комендантский час, никаких передвижений и массовых мероприятий. А мы едем с напарником Димой Рыжковым, ответственным и добросовестным офицером, по пустынным дорогам Республики. Наша белая Волга как яркая мишень и для своих и для боевиков. Дима, напряженный до предела сжимает руль до белизны пальцев, я вспотевшими ладонями тискаю автомат.


Дима зачем-то постоянно моет Волгу перед нашими выездами в Чечню, чем меня немного раздражает. Его опрятность и пунктуальность кажется обострилась на фоне постоянных стрессов и нервов. Вот и сегодня перед въездом из Владикавказа он загнал машину на мойку. Причем мойка полная с ковриками и салоном, как будто на свидание едем, а не на войну. У нас своя война, не окопная, не войсковая. Некоторые назовут ее пижонством или работой в белых перчатках. Но шансов словить пулю боевиков, быть преданными агентурой и захваченными в плен, подорваться на фугасе или быть случайно расстрелянными своими – предостаточно.


Сегодня наша дорога лежит в тюрьму или правильней – СИЗО Чернокозово, где у нас есть важная задача, которую никак не перенести на 24 февраля. Перед выездом доложили в Центр о необходимости выезда, оттуда: «будьте осторожны, комендантский час». Без лишних слов и напутствий, да что нам объяснять, мы с Димой не в первый раз лезем черту в попу.


Летим как птицы в надежде, что если будут палить, то скорость помешает точной стрельбе. Дорога относительно ровна только время от времени попадаются воронки, Рыжков «ловит» одну, я клацнул зубами аж искры полетели и ударился подбородком о пламегаситель АК. Из рассеченной ранки капнула кровь. Лучше так, чем налететь на прицельную очередь.


– Небоевые ранение, – пытаюсь шутить я. Дима ничего не отвечает, сморит прямо, не отводя взгляда от дороги. Ранее утро, все вокруг замерло и посерело.


Впереди первый блок пост. Из далека, кажется, что на нем никого нет, но мы задолго до него притормаживаем, чтобы бойцы не жахнули по одинокой машине. Мало ли отмечают праздник, а тут мишень – побаловаться… И им (стрелявшим) собственно ничего не будет, если они кого – то ранят или застрелят, скажут что машина шла на скорости, появилась угроза теракта, вот и открыли огонь. Иногда своих боимся, больше, чем боевиков.


Выходят два автоматчика, стволы направлены прямо на машину. Осторожно открываем двери и идем в блок посту. Я пытаюсь шутить:


– Свои – славяне, не стреляйте, – и спотыкаюсь о большой булыжник. Где – то противно каркнула ворона, будто предвещая чт0 – то нехорошее.


– Славяне все по домам сидят и водку пьют, – отвечает один из них, высокий, рыжеволосый, с тонкими губами и оттопыренными ушами. Далеко не эталон красоты, но крепок в плечах, такой запросто может шею сломать. Здороваюсь с обеими за руку, вроде все трезвые. Рыжий представился просто:


– Серега, челябинский омон, – и поправил разгрузку набитую магазинами.


– Здорово, – отвечаю я, – а мы бродяги, – и показываю удостоверение. Удостоверение прикрытия на другую фамилию и с другими установочными данными, но они даже на него не смотрят. Порядки на блок постах разные, где-то нас записывают в журналы и ругаются, что шлемся в комендантский час, где-то просто пофигистически пропускают дальше. Рыжков идет к старшему блок поста, договариваться о проезде, я остаюсь с ребятами.


К нам неспешно подходит немецкая овчарка со свалявшейся шерстью и начинает меня осторожно обнюхивать. Напрягаюсь.


– Спокойно, – говорит Сергей. Она наших от чеченцев легко отличает. Вижу на боку у собаки плешь, присматриваюсь – недавнее ранение, длинный шрам сантиметров 7 – 8 – мь, слегка заросший редкой шерстью.


– Да, да, боевая собачка, – поясняет омоновец, видя мой интерес к овчарке. Тут целая история с ней. Она в нашей «Брестской крепости», так омоновцы называют блок пост, как ангел хранитель. Все видит и слышит, радар на лапах. Один раз боевики со стороны зеленки зашли, далеко до них было, а она учуяла, лай подняла, отбились без потерь. Любим мы ее и бережем, ну вот. Месяц назад рядом с ней разорвалась граната из подствольника, ее контузило и слегка зацепило. Я присел глажу собаку, которая удивительно умными глазами сморит на меня, как будто сканирует, не замаскированный ли я боевик. Сергей продолжает:


– Мы, конечно, испереживались, отвезли ее в соседнее село к ветеринару, заштопали, обезболивающее кололи пару дней. А потом закормили ее. Каждый из нас втихаря дает ей что – то вкусненькое, ласкает и говорит приятные слова. В общем расслабилась наша собачка и обленилась. Начала хитрить, мол ей плохо и уходит на блок пост спать, команды не слышит, что вы мол хотите, контуженная я. Однако насчет пожрать она все слышит и видит. Сейчас начали ее дисциплинировать и в боевое состояние приводить.


Рассматриваю ребят все осунувшиеся, с кругами под глазами и красными глазами. Работа на блокпосте – это тяжелая психологическая война. Проверить сотни, если не тысячи машин – серьезное испытание для нервов. Некоторые чеченцы после проверки документов презрительно плюют на землю. На все крики, истерики омоновцам рекомендована вежливость. Особенно нервозно, когда недовольны женщины.


Слышу, с блиндажа выходит Дима, за ним старший блок поста – капитан плотный мужик в годах и жестикулируя руками говорит:


– Я-то вас пропущу, но за рекой блок пост, там якуты стоят и им по фиг будут твои пропуска и ксивы, назад завернут, они упрямые. Нам команда дана четкая: никаких передвижений. Я прощаюсь с омоновцами, еще раз глажу Неру и топаю в Волгу.


– Порвемся, ты только по рации предупреди им, что мы едем, – отвечает Рыжков, и мы садимся в машину. Щедро насыщенный влагой воздух, остывая к утру, окутывает землю настолько плотной пеленой, что мысль мультяшного ежика о том, что лошадь может потеряться в тумане, не кажется абсурдной. Да что там лошадь! Сегодня туман поглотил почти пол Республики, что на руку боевикам и прочим провокаторам.


Едем в густой пелене влажного воздуха. Думаю о том, что жизнь есть изделие одноразовое. Надо держать ухо в остро, чтобы она не отлетела от тебя как пробка из-под шампанского. Нежно поглаживаю, цевье автомата как родную женщину и внимательно смотрю по сторонам.


Блок пост, еще блок пост, везде нервяк и легкие разборки. Почему едем в комендантский час, куда, что за срочность, убить могут и свои, и чужие. Прямо дежавю. На последнем блок посту где-то вдалеке бабахнула очередь. Фыркнув, как испуганная кошка, рванула вверх ракета и исчезла в низких облаках. Через пару секунд жидкие тучи изнутри осветило бледно – красным светом. Залюбовался, но повторная очередь вывела из праздного любопытства. На блокпосту занимали оборону, мы с Димой не знаем, что делать, то ли прыгать в окопы, то ли ехать. Решили двигаться дальше, быстро сели в машину, притопили.


Фильтрационный пункт Чернокозово в самом лояльном Наурском районе Чечни в советские времена был обычной зоной. В годы правления Масхадова сюда сажали по приговорам шариатского суда. В январе 2000 года российская группировка поспешила перестроить зону под следственный изолятор. Разное говорят про «современное» Чернокозово, некоторые сидельцы сравнивают содержание в ней с условиями содержания приговоренных к смертной казни. Говорят что мол, бьют и калечат боевиков, не дают еду и гнобят в карцерах. По мне так порядок, все чисто, ГУИН – цы опрятные и бритые, водкой не воняют. Нигде не кричат и некого не избивают.


Сразу идем к начальнику СИЗО большому великану с крупным носом, который переходит в густые пакляные брови. На полных губах приветственная улыбка, будто знакомы с ним тысячу лет:


– За своим приехали? Не боязно вам мотаться в комендантский час?


«Свой» это наш человек из чеченцев, который помогает нам разоблачать боевиков и полевых командиров. Назовем его Василий. Некоторое время назад Василий «зазвенел», начали к нему присматриваться чеченцы нехорошо, мол не «красный» ли ты, мил человек. В воздухе запахло керосином, наш источник хоть и смелый, но сам попросился в тюрьму для прикрытия, ненадолго. Просил на три дня и на больше не соглашался, мы понимали, что три дня какой – то «липовый» срок содержания. И держали его в Чернокозово почти две недели. Перекидывая его с камеры в камеру, чтоб по больше людей видело, что мол страдает человек за «единое исламское государство». А Чечня это как большая деревня, слухи быстро расходятся.


Когда «садили» Василия, я инструктировал начальника оперативной части, конопатого капитана из Тулы:


– Пожестче с ним, дергайте на «допросы», каждые два дня меняйте камеры. Можете всыпьте ему слега.


– Какие допросы? У него, что нет следователя? И как всыпать сильно или средне? Хлопал глазами деревенский тульский парень с изрезанными морщинами лицом.


– Какой следователь? Это мероприятие прикрытия, выведите его посадите куда-нибудь на час, потом нос слегка разбейте.


– Куда я его посажу, только в карцер и не бьем мы до крови. Мы знаем, как бить больно и без следов, не первый год служим.


– В нашем случае наоборот, – злюсь я. Надо не больно, но чтоб видно. А сидит пусть хоть в карцере, хоть у стенки стоит.


– Понятно, – говорит вспотевший капитан. Наверное, такую задачу он получал впервые.


Сидим в кабинете начальника СИЗО рассматриваю портрет Владимира Владимировича и думаю, зачем в кабинете каждого чиновника и мало – мальского военного командира висит главный правитель. Раньше это были три бородача (Энгельс-Маркс-Ленин), потом усатый Сталин, дальше заплывшие лица из ЦК. Какая-то неискоренимая временем портретная любовь к первым лицам страны, не зависимо от времени и социального строя.


– За вашим следил, кидали его по камерам и люлей дали, – заговорил начальник СИЗО. Он даже на прием ко мне записался, хотел сказать, чтоб его побыстрей забрали. Да… Но я вам позвонил, вы ответили пусть сидит и не привлекает внимания… Вот сидит. Не принял я его, короче. Жалуется конвойным и начальнику опер части, что дачек нет (посылок) и курева.


– Не с руки нам ему было дачки возить, могли выкупить, – отвечаю я и смотрю на поделки зеков – выстроганный из дерева медведь, пепельница и нарды.


Начальник СИЗО просит привести Васю, мы обмениваемся необходимыми документами, тут тюрьма как никак просто человека не засунешь, а тем более не заберешь. Проставляемся литром дагестанского коньяка, не бутылочный, но качественный. Нам опера из Дагестанского Управления подогнали целую бочку. Я думаю, ворованного, в Республике Дагестан воруют все и вся. От осетрины в море до миллиардов бюджетных денег.


Заходит Вася худой, глаза блестят то ли от радости, то ли от злости. Я улыбаюсь, выглядит он как взъерошенный воробей, вымоченный в сливочном соусе. Прощаемся с начальником СИЗО и идем в машину, накинув на голову Васи целлофановый пакет. Отъехав от тюрьмы, снимаю пакет с не чесанной головы источника, который тут же начал шипеть и «предъявлять» нам что мы его «кинули» с «сроком». Обещали на три дня, а вышло две недели.


– Ни жрать не пить. Хорошо, что ребята помогали, – жалуется Вася, и еще били… Вы что ли попросили? Не больно, но с синяками, обидно, слышишь. Умеют же гады. Поехали ребятам пару блоков сигарет и тушенки купим! Я обещал!


– Успокойся сиделец, – говорю я. Сейчас комендантский час ничего не работает и нам твое небритое лицо через пол Чечни сегодня провести надо. Завтра ты должен быть в горном селении Н..ом. Мы тебя довезем до Гудермеса, а оттуда сам на общаковом автобусе, с народом. Вася торгуется и просить отвезти его «повыше» в горы. Мы его понимаем – не хочет ехать через блокпосты, в Волге без проверки документов и без очереди удобно. Но нам совершенно не резонно лесть в горную местность, которая плохо контролируется федералами.


– Остынь, – говорит Дима, с Гудермеса сам поедешь, конспирация, и так уже люди судачат, что ты с федералами трешь.


– А кто не трет, – кому война, кому мать родная, – отвечает Вася и смотрит в окно. Мы знаем, что Вася вывозил раненых боевиков на равнину, но брал за это деньги. Мы закрывали на это глаза, он создавал себе легенду и завоевывал авторитет среди боевиков. Вася смелый и безбашенный: его машину – девятку два раза обстреляли, и он вся в дырках стоит у него дома во дворе. Вася постоянно клянчит у нас денег на ремонт, мы обещаем помочь после этого задания.


– Туман – то туман, – говорит Вася и просит завести его, куда ни будь покушать. За две недели он осунулся одежда стала мала, глаза запали и от него слегка пахло…


– Все закрыто, сзади сумка там колбаса, сыр и хлеб. И коньяк – можешь хлебнуть.


– Колбаса без свинины? – спрашивает Вася и не дожидаясь ответа начинает грызть палку Черкизовского сервелата, который, конечно, со свининой. Смотрю на Васю, он жадно ест и делает большой глоток коньяка, тюрьма не тетка, оголодал.


Вокруг словно все вымерло, туман отступил и оставил пугающую пустоту, вымершие села и безлюдную дорогу. Стало как – то не по себе. Понимаю, что неприятно в машине, не только мне.


– Дай пистолет, – просит Вася. Достаю свой ПМ с открытой кобуры и передаю назад. Потом также передаю второй магазин.


– Если что, стреляй только по команде, – говорю я и всматриваюсь в мутный горизонт. Сердце стучит по ребрам, в животе холодок.


– Не учи ученного, – отвечает уже хмельной Вася. Дай гранату. Вася как гангстер умело перекидывает пистолет из руки в руку. Умеют чеченцы обращаться с оружием.


– Обойдешься у меня всего две, – отвечаю я и ложу одну гранату в бардачок. За окнами машины проносятся перелески, иногда попадается выведенная из строя ржавая техника. Она бурыми пригорками разбросана по полям, застывшая в своем последнем походе.


Как будто дождавшись наших приготовлений, видим на обочине УАЗ без номеров и несколько человек в камуфляже. Нам машут рукой. Напряжение доходит до предела: свои – чужие, непонятно. В мозгу прерывисто – как зеленые точки на экране осциллографа – пролетали мысли, холодные и ядовитые словно ацетон.


– Пролетаем, – говорит Дима и жмет на педаль газа, приготовьтесь, сейчас начнется… Я открываю окно и досылаю патрон в патронник. Военный, пытающийся нас остановить, смешно тычет ГАИ – ой черно – белой палочкой и угрожающе трясет автоматом. Я стреляю белой ракетницей вверх обозначаю, что свои. Хотя для кого мы свои, а для кого и совсем не свои. Что за черти на обочине непонятно. Мы летим мимо УАЗ-а, сзади раздается короткая очередь, бьют не по машине – пугают, хотят остановить. Я выставляю в око автомат, Вася засопел и тычет ПМ -ом в стекло.


– Ты хоть окно открой, – неожиданно спокойно говорю Васе. Сам разворачиваюсь и пытаюсь приложиться к автомату. У них шансов больше: если начнут стрелять на поражение, то вариантов у нас как у индейки перед рождеством. На ходу стрелять тяжело и я далеко не Джеймс Бонд. Секунда – вторая все напряжены, аж слышно, как сухожилия трещат, скрываемся за поворотом и выдыхаем. На следующем блок посту пытаемся выяснить, что это была за группа без опознавательных знаков. Командир поста тучный, но подвижный капитан вяло отвечает:


– Кто угодно мог быть, боевики, комендатура, ГРУ, ОМОН, ФСБ… Здесь каждый мутит что хочет. Вон вы в комендантский час, куда прете с небритым чеченом? Показываем сопроводительные документы и едем дальше.


Из-под колес Волги летела насыпанная щебёнка, бурые облака гнались за машиной, храня прошедшие испытания дня. Мы сидим целые и довольные, как коровы на лугу вдали от мясокомбината.


ХАНКАЛА


Решив все вопросы с Васей, а попросту выкинув его на обочине возле въезда в Гудермес, ночуем в Управлении города. На следующий день с раннего утра в Ханкалу, городок в 7-8 километрах от Грозного. Ханкала как муравейник – все в одной куче, вертолеты, артиллерия, личный состав, штаб, солдаты, госпиталь, военная прокуратура, разведчики. От самого населенного пункта осталось полторы избы, сейчас это главная база российских войск в Чечне, обнесенная несколькими кругами колючей проволоки, сетями блокпостов и минных полей.


Во времена СССР здесь дислоцировался военный аэродром, где молодые соколы на чешских самолетах L-29 и L-39, бороздили мирное небо республики. В годы первой чеченской войны по распоряжению Джохара Дудаева учебные самолеты пытались переоборудовали в боевые, но не успели осенью 1994 их разбомбила наша авиация. Ханкалинская база является одним из самых безопасных мест в Чечне, так стоит на открытой местности и хорошо охраняемая. На нее прилетаю важные шишки: от чиновников до министров.


Выходим с машины поеживаемся от холода, климат здесь намного суровее горного, все продувается ветрами, зимы морозные, а лето жаркое. Идем в штаб, искать нужного нам человека с разведки. А у этого человека нужные нам люди. Боевики, взятые в плен возможно с важной информацией.


В штабной палатке на полу лежат свежие выструганные доски, пахнет елью, суета, снуют офицеры с бумагами, Связистки подняли глаза на нас – новичков. Девушки в основном не привлекательные с глубинки, ищут своей последний шанс выйти замуж за неопытного молодого офицера. Мне подмигнула крупная размером с УАЗ пергидрольная блондинка размеров с корову. Сколько же надо водки выпить подумал я, быстро проходя мимо игривой связистки. Выяснив у дежурного, где военная контрразведка идем в нужную палатку.


Встретил майор Востриков с бритым румяным лицом, как с фотографии, висящей в парикмахерских, посадил за стол и начал доводить оперативную обстановку, вперемешку с личными комментариями.


– Начальников здесь тьма – Оперативный штаб по проведению контртеррористической операции (КТО), командование Объединенной группировки войск на Северном Кавказе, все спец службы сидят умничают, но вроде договариваемся – работаем.


– А что с пленниками, – осторожно спрашивает Дима, прихлёбывая горький растворимый кофе из железной банки. Я рассматриваю огромную подробную карту Чечни с пометками и флажками.


– Живые – живые, – успокаивает Востриков. Слезно просил ГРУ- ов доставить языка хоть одного. Привели двух, молодцы. И мы все знаем, что многих захваченных в плен, допрашивают на месте и до базы не доводят…


Пошли в зиндан, т.е. тюрьму, где временно содержались заключенные. Тюрьма – несколько облезлых вагончиков с решетчатыми окнами и пару охранников с автоматом. Перед вагончиками кто – то посадил деревья, на которых беззаботно прыгали воробьи. Склонив головы птички, посматривали на гостей своими темными глазами – бусинками.


– Смотрите не тюрьма, а курорт, отапливаемые вагончики, подушки – матрацы. В первую компанию задержанный в ямах содержали, а тут почти гостиница – комментирует сопровождающий майор.


Боевик один молодой, второй старый. Первый вообще школьник, худой с подбитым глазом, про таких мы говорим «за 100 долларов пошел в горы», чтобы прокормить семью под уговорами ваххабитов. Он похож на рисунок первоклассника – нескладный и нелепый. Второй более – матерый: глаза у него большие, но некрасивые – злые как у волка, ресницы, словно пеплом присыпанные. Смотрит, не моргая, губы сжимает плотно, вытягивает в нитку, играют желваки, которые двумя кобелями рвутся наружу. Мы садимся на скрипучие стулья и спокойно начинаем опрос по интересующим нас вопросам.


Начинаем со «старого», зовут его Хамид и совсем он не старый – лет сорок, только жизнью побитый. За плечами вторая война и ненависть. Хамид, тихо говорит:


– Я все уж сказал, где схроны не знаю, деньги платили старшие групп, нашего главного арба Аида, убили. Карты и позывные были у него, больше ничего не знаю.


– А, ты вроде с одного тейпа с Масхадовым, Аллерой, чуть ли не дальние родственники, – осторожно спрашивает Дима. Я рисую на листе круги, так чтобы не видел Хамид. Аслан Масхадов обладал знатным происхождением. Его семья принадлежала к одному из самых влиятельных и крупных тейпов – Аллерой. Еще в советское время тейпы Эгхашбатой и Аллерой считались сепаратистскими. Масхадов оставался Президентом республики, был влиятельным лицом и по нашим данным прятался в горах с группой боевиков и охранников.


– А вот вы куда… ответил Хамид. Да я с тейпа Аллерой, но с Масхадовым дел не имею, виделся с ним несколько раз до начала второй войны… Где я и где он? Я обычный воин, а он Президент.


– Зачем воевать пошел? – интересуюсь я и рассматриваю его шрам на левой щеке. Шрам еще свежи и широкий, наверное, время зашивать рану не было.


– Магомет Ярагский говорил, что для мусульманина исполнение шариата без газавата не есть спасение. Кто исполняет шариат, тот должен вооружиться во что бы то ни стало, бросить семейство, дом, землю и не щадить самой жизни. Кто последует его совету, того бог в будущей жизни с излишком вознаградит. Если вы будете убиты в сражении, рай вам награда, – начал бросаться заученными фразами Хамид.


Фанатик подумал я и продолжил рисовать бессмысленные фигурки на очередном листе бумаги. В начале XIX века Ярагский стал творцом нового учения, направленного на процесс освобождения Кавказских народов от «гнета Российского царя». Ярагский был умный мужик, знал несколько языков, был наставником Шамиля в войне с русской армией.


– А в тюрьму лет на 15 -ть не хочешь уехать? – спрашиваю я и рисую слоника похожего на облако.


– Если в горах умереть не боялся, то и тюрьма не страшна, на все воля Аллаха, – отвечает Хамид и безучастно смотрит на свои пальцы. Ладонь у него крупная и сильная. Сколько он этими руками наших солдат убил, сам бог не знает. По словам Вострикова, Хамид лично причастен к казни наших захваченных в плен солдатов.


Допрос затянулся, молодой по имени Усама хотел сотрудничать и говорить, но он вообще ничего не знал, в горах пробыл всего месяц. На одном из этапов допроса пустил почти детскую слезу:


– Запутали ваххабиты, так все красиво рассказывали, несколько раз в село приходили. Обещали денег и оружие. Рассказывали о священной войне и жизни в раю в случае смерти в бою с неверными. Вот и пошел. Работы совсем нет, – торопливо, словно оправдываясь, говорил Усама. Мне казалось, что у Усамы слезы не настоящие, пресные и искусственные.


Востриков откровенно скучал, жевал колпачок ручки и смотрел в желтое грязное окно. Он, наверное, слушал эти истории по третьему кругу. Когда мы закончили, Востриков радостно выскочил на улицу, показал, где офицерская столовая и побежал по своим делам.


Идем обедать в большую палатку оливкового цвета. Деревянные скамейки длинные столы на полу доски, чтобы народ не месил грязь. Почти мишленовский ресторан. На раздаче стоят женщины, опять чувствую на себе хищные взгляды провинциальных охотниц. У нас знаков различия нет, одна из женщин шутит:


– Не заблудился солдатик? Пытаюсь достать удостоверение, и «доказать» что я офицер. Повариха тут же отнекиваться – да я пошутила, офицер, видно же что благородных кровей. Откуда вы? Новенькие? Надолго? В ровном белом ряду блеснул золотой зуб. Улыбка вышла какой-то нечеловеческой, словно оскал акулы перед укусом. Ее голос напоминал глухой стук медленно перекатывающихся булыжников.


Односложно отвечаю на вопросы и пытаюсь быстрее забрать пайку и сесть за стол. Хлеб был теплый и приятно пах дрожжами. Быстро закинул в себя солдатский обед – суп на тушенке, кашу на жиру и вышел на улицу. Желудок, разбухший и умиротворенный, дремал под ребрами. Ничего не хотелось, не воевать, не разговаривать.


Закуриваю, пуская волчий дымок, и иду подальше от народа. Рядом поле, сплошь на сотни метров заставленное бронетехникой, зенитными установками, военными грузовиками. Все это стояло, врытое по самое горло в бурую землю. Когда идешь по такому полю, на берцы сразу налипают килограммы грязи. Ненавижу себя, за любопытство, к боевой технике. Переставляя ноги как цапля, погрязаю в вязкую жижу.


Неподалеку стояли «Грады», которые время от времени стреляли по Грозному. Какой-то снаряд внезапно полетел вертикально и начал падать на землю. Взорвался громко, что вызвал у меня нервную улыбку. Не могу привыкнуть к гаубицам. Бьющий по нервам протяжный звук залпов «ГРАДа» не так противно действовал, как эти тяжкие ухающие выстрелы. Голова непроизвольно втягивалась в плечи, внутри все сжималось и оставалось в таком положении, пока грохот уносящегося вдаль снаряда не затихал в дали. Напоследок выстрел возвещает о себе едва слышимым всплеском далекого разрыва.


– Не боись, сынок, это пока еще не по тебе панихида, – сказал проходящий рядом старый прапорщик с буханкой хлеба. Я пошел прочь от харкающихся смертоносным огнем орудий.


В расположение залетели несколько ревущих БМП, которых подбрасывало на ухабах, мотало из стороны в сторону по разбитой вдрызг дороге. Машины клевали носом, натужно пыхтя солярным выхлопом. На броне на матрасах расположились бойцы. Некоторые сидели сзади, упираясь сапогами в прикрученное бревно, уткнувшись обветренными отрешенными лицами в поднятые воротники.


Погуляв по базе, иду в палатку ГРУ – шников , которую посоветовал для отдыха Востриков. Ребята в горах, можно отдохнуть. ГРУ – шники особые ребята, приходят отоспаться да поесть и опять в горы. Молчаливые, суровые и крепкие, как кора дуба.


В палатке лежит один боец и громко слушает радио. Пела Пугачева, какой-то свой хит. Я представляюсь и ссылаясь на Вострикова прошу разрешения отдохнуть в палатке. Военный назвался Петром и кивнул головой на не занятую панцирную кровать. Не успел снять бушлат в палатку зашел полковник, Петр неспешно встал, прикрутил радио, приветствуя вышестоящего по званию. Тот важный и чистый, быстро заговорил:


– Неплохо воюешь, братец, – одобрительно сказал полковник, но в ответ получил лишь холодную улыбку. Как здоровье?


– Нормально товарищ полковник, – ответил Петр.


– Твои скоро будут, на связь недавно вышли. Без потерь пока, слава богу. Петр молчал, я рассматривал немногословного бойца. Он был похож на индейца: впалые щеки, орлиный нос, вытянутый подбородок, тонкие губы. Самыми странными были глаза: цвета густого тумана. Полковник ушел, Петр молча лег. Прилег и я, только закрыл глаза, слышу зовет Петр:


– Военный, греби сюда, у меня тут стол накрыт. Встаю, подхожу к Петру и сажусь на кровать напротив. Он открывает тумбочку там початая бутылка водки, сало и тушенка.


– За знакомство, – неожиданно приветливо сказал Петр и поднял полный стакан. Аккуратно выпил и поставил стакан в тумбочку. Сижу жую лук, молчу. К таким людям с разговорами лесть не стоит. Закусив Петр сказал:


– Лежу уже неделю, волком вою. Мои ушли в горы, а меня мелехо контузило на последнем задании – не взяли. Вот водку пью. Я одобрительно качаю головой, как будто в водке полно витаминов и минералов. Петр разливает по второй.


– За дружбу, – коротко говорит он и вливает в себя огненную жидкость. Не закусывая спрашивает: знаешь, что за полковник заходил, я мотаю головой. Это самый главный в Республике по нашей линии. Хороший мужик, но опыта ноль. Сидел всю жизнь где – то в Европе, а на старости на войну отправили, залетел что ли… Петр замолчал.


– А твои куда пошли? – спрашиваю и откидываюсь к стенке палатки. Под кроватью у Петра вижу целый арсенал оружия: Вал, АК и Шмель.


– В горы, – односложно отвечает Петр. Есть там вопросик не закрытый. И наливает по третьей. Не чокаясь, пьем за погибших. Петр захмелел, чувствую, что эта не первая его бутылка за день. Помолчали, неожиданно собеседник отрывисто заговорил:


– За меня третий стакан уже раза три можно было поднимать… Но бог хранит… Почему не знаю. Эта командировка у меня 8 – ая. Начал с первой компании сопляком, летехой. Заходили в декабре в Грозный… Ну ты знаешь как все было, Грачев горло драл что возьмем город за дни, к новому году, как подарок Президенту, а вышел кровавый винегрет с украшениями.


– Ты где заходил? – интересуюсь я, рассматривая фотография моря висевшую над кроватью Петра. Вид пальм и белоснежного песка совсем не вписывался в интерьер военной палатки.


– Я заходил в составе Восточной группировки под руководством Стаськова. Заходил в сводном отряде. Знаешь, почему сводном? Потому что личного состава не хватало, собирали всех в кучу как овец. Бардак был ужасный ни связи, ни командования… Да… Это было преступление и безумие загнать колонны войск в город, напичканный боевиками и оружием… Шли отсюда, со стороны Ханкалы, я был командиром взвода разведки. Шли первыми. Вошли на окраину города, сразу понял, что худо будет. Затягивают в центр, а в домах бойки сидят наблюдают. Я взял ПК у молодого, потому что он с рогатки только стрелять научился, а все пулеметчики – смертники, – рассказывал мне Петр. Первая задача любой из сторон – снять пулеметчиков, сосредоточив на них большинство огневых средств.


– Да, я сам в училище два года с ПК отбегал, – поддерживаю разговор я. Штука смертоносная, вот ее сразу и пытаются подавить обе стороны.


– Возле автомобильного моста через Сунжу начался бой. Посыпало со всех сторон, за первые минуты процентов 30-40 личного состава из строя вывели. Я упал в воронку с вторым номером и начал отстреливаться. Основные силы застряли. Понял сразу, что хана нам, но виду не подаю, подбадриваю бойцов. Через час попало в нас с гранатомёта, разбросало всех… «Чехи» пошли в атаку, кто мог отбивался, кото не мог того добивали. Кто-то подошел к мне… Я лежу кровью залитый, чувствую, что «чех» меня рассматривает. Слышу его дыхание и жду своего последнего выстрела. Но «чех», постояв, поддел лезвием кинжала шнурок и срезал с шеи жетон. Стрелять не стал… Почему до сих пор не пойму… Потом сутки выползал к своим…


Помолчали. Петр закурил, пустив сизый дым в приоткрытое окно палатки. Помолчав добавил:


– Чехи с жетонов убитых солдат четки делали. Это считалось круто, среди боевиков… Я пару раз находил в карманах убитых такие «гроздья» на кожаной веревке…


– Да, судьба, – говорю я и подеваю кусок тушенки. Захмелев, проникся историей Петра и думаю, о том, что пришлось пережить этому человеку. С соска умывальника сорвалась набрякшая капля, ударилась о железную раковину, издав как мне показалось, невообразимый грохот. И что дальше? Не навоевался? Чего на вторую компанию пошел?


– Отлежался в госпитале в Ростове – на – Дону, печенки немного удалили, и осколки с руки достали, а так ничего. Хоть снова в бой, но Грозный уже взяли. И Рохлин признал действие Западной группировки, как не выполнившее задание… Да… Сколько народу полегло и силы на себя оттянули, а оказалось, что приказ то не выполнили. Узнав об этом от представления на награду, отказался и поехал служить в Витебск. А тут и вторая компания подкатила, я по рапорту опять сюда нырнул… Зачем не знаю, и Петр посмотрел на фотографию океана. А так я моряком хотел стать…


– Настоящий викинг, – пытаюсь сделать неловкий комплимент Петру. Тот резко отрезвел, сидит как вроде и не пил, только глаза мутные и умело играется штык ножом, вертя его в пальцах, легко и виртуозно.


– Вот полковник наградить меня собрался, коллектива ждет с задания – без всякого выпендрежа, – говорит Петр. Прошедший кровавую мясорубку и насмотревшийся на ужасы войны, Петр, наверное, потерял всякие иллюзии и относился к наградам равнодушно. Ну, давай подремлем, говорит Петр и откидывается на подушку.


Пошатываясь, иду к своей кровати и отвернувшись к стенке палатки закрываю глаза – нестерпимо хочется темноты, убаюкивающей и успокаивающей. Быстро проваливаюсь в нирвану тревожного дрема.


Мне снился сон, я иду по овечьей тропке. Она была такой извилистой, так что путь мой почти удваивался. Злой ветер трепал деревья и гонял листву. Тропинка иногда вела между огромных валунов, и мне приходилось прыгать с одного камня на другой. Потом резко что-то изменилось вокруг: стало тише, будто горы – и без того немногословные – задержали дыхание. Я поднял голову и ощутил холодные касания на коже: падал колючий снег… Открыв глаза, вижу улыбающегося Рыжкова поливающего меня водой из бутылки минералки. Идем на ужин к хищным кухаркам…


ШАЛИ


На следующее утро дорога лежала в Шали, крупный районный центр, лежащий в предгорье Чечни. Встали рано, Петра в палатке почему – то не было. Хотелось попрощаться с настоящим парнем, героем тянувшем лямку второй войны.


Привел себя в порядок и вышел на улицу, маленькую зубную щетку и бритву всегда вожу с собой в маленьком контейнере, мало ли куда жизнь закинет. Первые лучи солнца, нарядные и прямые, словно с детского рисунка уже готовы были засиять над военной техникой, стоящей в холодной росе. Ханкала просыпалась, звякала железом, прогревались движки, солдаты таскали военную поклажу.


Дима протирал заиндевевшие стекла Волги, которая смотрелась как Карлесон над Красной площадью, среди военной техники Ханкалы. С нами едут два УАЗ – ика с со спецназом и Востриковым. По нашим данным в городской больнице Шали проходит лечение под другими установочными данными полевой командир средней руки.


Шали город сложный, большой, слабо контролируемый федеральными силами. Во время первой компании погибло много мирных жителей от удара кассетными бомбами. В январе 2000 года по населенному пункту ударили тактической ракетой «Точка У».


Полевой командир Арсаев окружил комендатуру Шали, угрожал всех сжечь «Шмелями», а позже устроил митинг. Причем народ он собрал в непосредственной близости от комендатуры, тем самым надеясь, что не будет нанесен артиллерийский удар. Но прилетела «Точка У» с 500 килограмме взрывчатого вещества. Около ста погибших и естественно не все погибшие боевики… После того как город взяли федералы, местные жители, пропитанные кровью не скрывали своей злобы и вражды. Формально днем город наш, а ночью вопрос. В Чечне сегодня два хозяина: за светло – российские военные силы, ночью – чеченские боевики. В Шали боевиками обстреливаются комендатуры, штабы и блокпосты, но нам туда надо по зарез. Помимо проверки информации по раненому полевому командиру, нас ждет источник под псевдонимом Вася, который выполнял наше задание.


Едем по мясистой, изрытой техникой дороге. Перед нами идет три «Шилки» – зенитная самоходная установка ЗСУ-23 с четырьмя спаренными стволами, одна из машин резко тормозит, мы чуть не врезаемся в зад машины. Крики мат, у машины заклинил двигатель, молодой водитель срочник – весь белый как простынь бегает вокруг «Шилки» и громко причитает. Осторожно объезжаем небольшую колонну и едем дальше. Вокруг обступает тревожный лес и небольшие взгорья – поднимаемся в горную опасную часть Чечни, где шныряют боевики.


Впереди блокпост в небольшом детском садике. Этот блок пост мы уже не раз проезжали и знали его историю. Дорого достался этот детский садик федеральным силам. Дудаев в свое время заявлял, что ему не нужны ученые, а нужны воины, поэтому мальчики должны были учиться в школе три класса, а девочки только один класс. Достаточно. А так как женщины сидят дома, то и детские сады не нужны. Вот такая нехитрая политика. Близкие к Дудаеву и правительству люди за взятки, а где и просто силой захватывали детские сады. Этот, переоборудованный под особняк, садик принадлежал бандиту Маматову Заману. Хозяин и его охрана дрались за этот садик ожесточенно и долго.


Выходим с машины размяться. Возле обочины лежал «пупс», каких делали в Советском Союзе. Пластмассовые руки-ноги на резинке, голова с обозначенными краской волосами, намалеванные синим глаза, один слегка облупился, круглые щеки, круглый лоб. Пупс смотрит на меня внимательно, будто спрашивая, что ты здесь делаешь мужик? Не зная, что ответить пнул игрушку и посмотрел по сторонам. Дома полуразрушенные от бомбежек, кое – где остались окна, на белой побелке следы от разного калибра пуль. Картина мрачная, повсюду виделась угроза, вокруг не птицы ни даже мошки, только ветер вздыхал между покинутыми домами. Молча усаживаемся по машинам.


Солнце поднялось, осветив горы и могучий лес. Столетние хвойные деревья вперемешку с лиственницами, росли прямо и вкось, валились друг на друга, будто неведомая сила перемешала их могучими руками. Между деревьями громоздился валежник, скопившийся за много лет, мертвые сучья вперемешку с живыми ветвями образовывали непролазный бурелом.


На следующем блокпосту, который стоял выше в горах, шла перестрелка. Боевики в наглую подкатывали к бетонному сооружению со стороны леса и гор. Мы остановились, высыпали с машин, заняли оборону, и пустили ракету, что свои мол. С блок поста ответили тем же цветом, и кто-то крикнул: «Помогайте!». Потом тишина. Боевики или отошли или подходят – три машине на дороге удобная цель.


Неожиданно раздались яркие звуки жизни – стрельба, крики, разрывы. Боевики все-таки решили обстрелять нашу небольшую колонну. Мы били отчаянно, из всех стволов стараясь не подпустить боевиков на прямой выстрел из РПГ по машинам. Бой длился уже около полу часа – казалось, не будет ему конца. Не бой, а хаотичная перестрелка. Мы лежали на обочине и разряжали магазины в сторону леса. Оттуда резкими, короткими, свистящими плевками приходила ответка, выбивая над нашими головами фонтанчики почвы. Земля попадала за шиворот, липла к шее и спине. В животе холод сжимал кишки ледяной пятерней, адреналин вперемешку со страхом давал исключительный микс ощущений, который отдавался звоном в ушах.


Подключились «Грады», били откуда-то с равнины. Воющие искрящиеся снаряды проносились над головой и отзывались эхом разрывов где-то выше в горном лесу. Продолжавшийся минут пятнадцать обстрел прекратился так же внезапно, как и начался, видимо, корректировщики сообщили, что «духи» покинули обстреливаемый «квадрат». Тут же над вершинами гор проплыли несколько «вертушек» туда, куда только что летели снаряды. Вроде все. Все целые за исключением дырки в двери УАЗ – ка. Востриков, возбужденный эхом боя, подскочил к нам, кинул несколько пачек патронов и спросил:


– Целы? И не дождавшись ответа начал материть боевиков, упоминая их в контексте не традиционной сексуальной ориентации. Дима внимательно и напряженно обошел Волгу, но наша красавица была целая словно заговоренная.


Через пол часа подъезжаем к Шали, город настороженный как сторожевая собака, полный боевиков и им сочувствующих. По плану мероприятий сегодня в Чечне наступил «переходный период». Но как переходить ко второму этапу, когда не завершен первый? Когда боевики еще сильны и приступили к опасному этапу войны – партизанщине, в которой победители будут объявлены не скоро.


Загорелые «духи» с белыми щеками, сбрив бороды, бродят по рынку. Ненависть местных жителей, беженцев, без труда читаемая во взглядах страшных старух, и женщин завернутых в платках. В глазах мужчин легкое презрение вперемешку с усмешками. Их взгляды похожи на сырой холод по ночам, а улыбки сравнимы с оскалом волков. Мы не тешимся иллюзией что нас уважают, хотя бы боятся и терпят. И время, когда ночью можно прогуляться по Шали наступит не скоро. Потребуется сколько сил и терпения чтобы стать чуть толерантнее друг к другу, забыть ту ненависть друг к другу, которая копилась годами.


На блок посты по нашим частотам выходят боевики. Они нам шепчут по радио: «Иван, ты нас будешь нас кормить, а мы будем иметь твоих баб. Ты Иван дашь нам все что нужно для жизни, а сам сопьешься и сдохнешь на печке». Молодые парни, несущие службу на блок постах, сатанеют от таких посланий и некоторые отыгрываются на мирном населении. Нескончаемый круговорот вражды и злобы.


Заезжаем в больницу, чтобы не пугать людей внутрь идет несколько человек во главе с Востриковым и Димой, я курю вместе с спецназом. Рядом ходят рыжие курицы, что – то клюющие рядом с тротуаром, неподалеку стоит ржавый трактор с прицепом на шесть бидонов молока. К нему идет старая женщина с седыми волосами в нелепых резиновых сапогах натянутых до колена. В руках она несла два ведра молока. Картина вполне мирная.


На нашу группу, состоящую из крепких мужиков, увешанных оружием, чеченцы, смотрят с уважением и без открытых насмешек. Они уважают только силу. Грубую превосходящую силу, таков расклад в Чечне. Вострикова долго нет, по связи сказал ждать, опрашивают глав врача, мы рассаживаемся по машинам и ждем второй час. Выхожу опять покурить, над головой гудел сырой и тяжелый ветер, облака громоздились друг на друга как будто из них делал пюре сердитый повар. От никотина стало противно в горле с отвращением тушу бычок и смотрю на ненавистную больницу, выкрашенную в свеже – белый административный цвет.


Выходит, красный Востриков, который возбужденно переговаривается с Димой, нам интересно, что – по чем и мы высыпаем с автотранспорта.


– Ну что, – начал Востриков. Главврач сначала начал юлить, но после того мы сказали, что сейчас будем переворачивать всю больницу и у нас спецназа два отделения – потек. Признался, что залатал раненого мужчину похожего на фото полевого командира, а вчера его забрали какие – то родственники, которых он не знает и ранее не видел. Главврач мужик нормальный я наводил справки он и федерала может зашить и боевика ему разницы нет, все люди. Востриков спрятал фотографию полевого командира в папку и закурил вторую сигарету, пуская дым в влажный воздух.


– Поехали в наш отдел дадим ориентировку по сбежавшему полевому командиру, пусть агентуру ориентируют. Может найдут, – заключил короткое совещание Рыжков. Захлопали дверьми, Дима сел за руль. За что люблю Рыжкова, за то что не подпускает меня, не умеющего ездить на механике, к нашей ласточке и спасительнице – Волге.


Наш отдел расположен в административном здании в центре города. При подъезде видно, что города федералы остерегаются – здание за бетонным забором, обнесенное в несколько рядов колючей проволокой, КПП выложено бетонными плитами в шахматном порядке, автоматчики, охраняющие въезд, носят АК на изготовке.


В нашем отделе в основном ребята с Иваново, по крайней мере начальник отдела и его зам с города невест. Встречают по-простому в шлепанцах и ведут в спальное помещение, так как в кабинетах холодно, а калориферов мало. В спальном помещении темно окна заложены мешками с песком, светит спираль обогревателя, на столе чай. Осмотрелся над кроватями висят автоматы, на столе гранаты и пистолеты, – не скучают ребята, думаю я. Замечаю в коробке на кровати пушистого котенка, который раскинув маленькие ноги блаженно спал.


Начинаем разговор, доводим информация о лечившимся у них полевом командире, оставляем фотографии и справки. Дима просит ориентировать на поиск раненого боевика агентуру и источники. Ребята молча смотрят документы. Один из них Руслан, светлый как альбинос честно говорит:


– Агентуры здесь никакой, народ здесь тяжелый и опасный. Конспирации ноль, передвигаемся только в парах, украсть или убить могут… Какая тут работа… Зачастую бывает водят за нос, идут на контакт и дают дезу, а то и хуже, заманивают оперов на встречу и воруют с целью обмена или получения выкупа. Руслан устало сел на панцирную кровать, которая громко скрипнула.


– Да, не просто, – поддерживает разговор Рыжков, постукивая пальцами по фотографии полевого командира, но хоть как-то отрабатывайте информацию.


– Да будем отрабатывать, вопросов нет. Только не сдаст вашего раненого бойка никто. Здесь большое село, все как на ладони, все знают кто куда пошел и с кем будет встречаться. Сочувствующим федеральным силам очень мало. Особенно после того, как бабахнули с Точки У. Вояки город взяли и ушли, а нам оставили озлобленное населения…


– Посмотрите его родственников в Шали, может у них лежит, – советую я, прихлебывая горячий чай больше похожий на чефир. И со спецназом провидите точеную зачистку адресов.


– Хорошо проверим, – подключается к разговору второй руководитель, приземистый качек по имени Алексей. Оперов раз два и обчелся, рисковать никто не хочет, живыми все хотят домой приехать. Ты проведешь зачистку, а они ночью обстрел, вот так и живем, точнее выживаем. Боятся местные жители боевиков, много их в городе, в том числе и раненных. Если мы их всех собирать начнем, нам их девать некуда будет, – откровенно говорит Олег. В спальном помещении пахло хлебом и оружейной смазкой, я откинулся на спинку стула и прислонился головой к холодной стене.


Продолжаем беседу интересуемся общей обстановкой в районе. Рассматриваю старый стол, полный пятен и трещин. Кажется, что сквозь грязь и муть на меня смотрят неприятные лица. Руслан охотно делится местными истоиями и обстановкой:


– А еще был случай, до нас. Пошли ребята которых мы меняли мы на пасеку. Посмотрели, полазили. Из всех ульев вылетают пчелы, а из одного нет. Осторожно открыли, а там два автомата, три Стечкина и несколько гранат. Хозяин пасеки заголосил и чуть ли не на коленях начал просить: «Не забирайте оружие. Оно не мое, что я людям скажу… зарежут за то, что не уберег». Смешной мужик, простой как утюг, мы с ним контакт поддерживаем. Не убили его боевики.


Алексей поднялся на цыпочки и через мешки с песком посмотрел на улицу, потом негромко сказал:


– Если женщины и дети на улице, стрельбы не будет. Верная примета. Сейчас площадь полная народа, значит должно быть тихо… Несмотря на то, что вы приехали. А так боевики нас кафирами (люди неверующие в Аллаха и опровергающие мусульманское вероисповедание) называют и при удобном случае хотят шлепнуть. Или как сказал Русик – стырить. Тема с заложниками здесь, целая индустрия. Бывает, людей воруют в Российских регионах, потом привозят сюда. Пытают, делают видео для родственников, некоторых в назидание убивают. Вон мы одну девочку ищем уже три месяца, отец ее сюда приезжал, но названных боевиками денег собрать не может, все продал… Нас подключил и не гу – гу, где-то в горах прячут…


– Наши тоже в накладе не остаются, – продолжил Алексей. Дней десять назад в горах нашли двоих убитых гелаевцев зашили живыми в свиные шкуры. Для них это страшная смерть – умирать в шкуре нечистого животного. После этого дорога в рай для них закрыта… Эту казнь лет 300 – та назад придумали запорожские казаки. Когда их хранили, клялись взорвать здание ФСБ, хотя это почерк ГРУ. Или кто-то из вояк, крови перепил… Так и живем.


Поговорив еще пол часа выходим на улицу, где нас уже ждет Востриков с спецназом. Отрабатываем маршрут движения обратно. Для нас совместный маршрут короткий, мы остаемся в Шали и должны на выезде с города встретиться с Всей. Источника показывать не Вострикову не спецназу нельзя по нашим внутренним приказам. Хотя хочется все сделать группой, так безопасней. Выехав колонной с Шали, мы сворачиваем на обочину и останавливаемся, грустно смотря вслед уходящим УАЗ – ам со спецназом.


Выхожу на улицу купить сигарет у придорожных торговцев. Ветер, нес на плечах весеннюю грозу, усиливался и подталкивал в спину. Он сделался прохладным и влажным, словно уже напитался дождем. Ветер яростно и напористо, носился между торговых палаток и завывал между гнущихся деревьев. Впереди нас ждала неизвестность, встреча с Васей и очередные не легкие задачи на территории мятежно Республики, но верили в свою удачу и свою правду…




MyBook - читай и слушай по одной подписке