КулЛиб электронная библиотека 

Возвращение Короля Нежити [Сергей Карелин] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Сергей Карелин Возвращение Короля Нежити


Глава 1 Повелитель Темных Холмов

С вершины высокого черного столба, возвышавшегося в центре просторного зала, с шипением сыпались молнии, покрывая мраморный пол и стены черными пятнами ожогов. На столбе ярким огнем горел багровый шар, расплескивая вокруг брызги жидкого огня. Воздух звенел от магии, я физически ощущал бурлящую в шаре мощь. Страшно представить всю силу, заключенную в этом небольшом сгустке энергии.

Обнаженные ведьмы расположились в вершинах лучей пятиугольной звезды, в центре которой и возвышался столб. Глаза ведьм были закрыты, а тела светились призрачно-голубым светом. Они напевали в унисон знакомый им одним мотив, в воздухе плыла негромкая песнь-заклинание.

Всего ведьм было пять, по количеству лучей звезды, и если бы не их бледные лица и бритые наголо головы, то я вполне мог бы назвать их привлекательными и даже красивыми. Но сейчас мне было не до сантиментов. Пожалуй, пора рассказать о той ситуации, в которую я попал.

Совершенно глупо попал. Как мальчишка, право слово.

Я, конечно, был бы рад убраться из этого неуютного и опасного места, но, к сожалению, мешали цепи, надежно приковавшие меня к столбу на высоте двух метров от пола. Я болтался на цепях, как кролик, попавший в силки охотника.

Кстати, пора представиться. Мое имя Свент. Я маг, и у меня было достаточно силы, чтобы поодиночке разобраться с любой из стоявших на лучах звезды ведьм, да и, наверное, со всеми пятью одновременно. Но сейчас моя магия была бесполезна — заблокирована. Так что ничего не оставалось, как погрузиться в воспоминания. Невольно я снова вернулся к тому, что приключилось со мной за последние дни…


Все началось с моей ссоры с Верденом, Повелителем Темных Холмов. Надо сразу объяснить вам, что моя страна называется Баал. Ничего о ней плохого не скажу. Король как король, маги как маги. Короче, тишь и благодать. В общем, мне здесь нравится, то есть до этого времени нравилось.

Но вот я получил заказ на пустяковое дело. Местный барон Холлбрук доверил вашему покорному слуге одну работенку. Старосте деревушки Старнор, расположенной рядом с Темными Холмами, требовался маг, способный разобраться с местным драконом, который мешает крестьянам работать. Вообще-то работенка не пыльная. Драконы, они только для крестьян опасны. На самом деле большая часть ужасов, которые рассказывают об этих созданиях, обычный вымысел.

Надо сказать, что в Баале маги пользуются немалым авторитетом. Но если ты вступаешь в какой-нибудь Орден и платишь взносы, то твой авторитет возрастает. Тебе дают постоянную работу. Вы спросите, почему я не в Ордене? А что мне там делать? Я с детства привык ощущать воздух свободы. Как говорится, такая жизнь не для меня. Так что я вольный маг, или, как нас называют, стихийный маг. Для таких, как я, главное — репутация; чем она лучше, тем солиднее плата даже за простые задания. А у меня, без хвастовства скажу, репутация не подкачала.

Так вот, прибыл я в деревню. Встретили меня хорошо, накормили до отвала в единственной на всю деревню таверне. Затем я удостоился визита местного старосты, смотревшего на меня как на бога, случайно спустившегося с небес. Признаюсь, приятно почувствовать себя небожителем. Выслушав приличную порцию восхвалений в свой адрес, я направился к невысоким холмам, заросшим густым ивняком, где и обитал дракон. На небе не было ни одной тучки, и солнце изрядно припекало. В общем, погода мне нравилась. Соответственно ей у меня было и настроение.

Как я уже говорил, драконы страшны только для обычных людей. Маги всегда знают, как можно с ними договориться. Тем более мне известно несколько хороших заклинаний для того, чтобы эти твари поняли, кто сильнее.

Пещера оказалась большой, давненько я не встречал такого размера пещер. Дракон тут жил явно солидный. Но, к моему разочарованию, она пустовала. Пещерный житель, видимо, сам покинул ее, узнав, что к нему направляется маг. Что ж, очень своевременное и благоразумное решение. Но все же я наткнулся на соперника. Выходя из пещеры, столкнулся нос к носу с невысокого роста магом с нашивками Ордена Огня на рукаве.

— Ты что здесь делаешь? — угрожающим тоном осведомился я.

— Заказ выполнял, — нагло ответил маг, обнажив в улыбке пожелтевшие зубы.

— А кто его тебе дал? — вежливо спросил я, чувствуя, как во мне поднимается праведный гнев.

— Это не твое дело, — грубо ответил тот.

— Между прочим, заказ дали мне, — попытался я спокойно объяснить этому наглому молодчику, но тот лишь рассмеялся и обругал меня на гномьем языке, славящемся крепкими оборотами.

Этого я стерпеть уже не мог. Гнев мой трансформировался в заклинание «ветряного молота», и противник, сломав несколько невысоких деревьев, пропахал носом широкую дорожку в ивняке. Как я и ожидал, он оказался трусоват и, жалобно выкрикивая, что пожалуется своему заказчику, поспешил убраться восвояси.

Судя по всему, маг решил попытать счастья на свой страх и риск без заказа, что являлось открытым нарушением правил, потому что дракон, если судить по законам Баала, принадлежал деревне, и заказ мог дать только староста.

Я с чувством полного морального удовлетворения нашел валявшуюся неподалеку дорожную суму противника, в которой оказался увесистый мешочек с золотом. Приличная сумма. Десять золотых как минимум. Хмыкнув, я переложил половину содержимого мешочка к себе, остальные же монеты положил на камень вместе с запиской «Половина — компенсация».

В подобном случае негласное правило магов предписывало следовать именно таким путем. Затем я еще раз осмотрел пещеру и с чувством выполненного долга спокойно отправился назад в деревушку. Зайдя к старосте и доложив о выполнении задания, выслушал очередную порцию восхвалений в свой адрес и, забрав свой гонорар, отправился в таверну.

Но не успел я выпить и пару кружек пива, как передо мной появился «фантом» пышно разодетого пожилого господина. Это был невероятно худой седой человек с морщинистыми трясущимися руками. В общем, старичок представительного вида. Глаза его горели гневом.

— Жалкий стихийщик, — прошипел незваный гость, — как ты посмел прогнать моего посланника?

— Заказ был мой, — пожал я плечами, — спросите у старосты деревни. Не нравится, давайте обратимся в Комиссию по спорам.[1]

— Меня это не волнует! — безапелляционно заявил незнакомец. — Плевать я хотел на эти комиссии. Мое имя Верден. Я повелитель Темных Холмов. Слышал о таком?

Я кивнул, чувствуя, как по спине пробежала дрожь. О Вердене ходили слухи, что он знается с чернокнижниками и что в его замке в Темных Холмах открыт телепорт напрямую в ад. Правда, все комиссии, присланные Академией Магии проверить это, ничего не нашли.

— Так вот, — прорычал Верден, — ты должен отдать золото, которое взял, вместе с компенсацией в тройном размере. И не позднее, чем через неделю.

— Ты что, дурь-травы накурился? — изумился я. — Где я тебе такие деньги возьму? И почему я должен платить? Давай сходим на Комиссию и разберемся там, кто прав, а кто виноват.

— Я уже сказал, что меня не волнуют ваши дурацкие комиссии! — Лицо Вердена побагровело, и я подумал, что он сейчас лопнет от злости. — Ты должен мне деньги. И ты их отдашь!

— А если не отдам, то что? — осведомился я, понимая, что играю с огнем.

Но такой уж у меня упрямый характер. Не могу молчать, когда кто-то пытается на меня давить. Тем более непонятно, почему я должен отдавать свои деньги?

— Послушайте, — предпринял я еще одну попытку заключить мир, — есть же правила магов, Кодекс…

— Плевать мне на Кодекс. Отдашь деньги или нет?

Похоже, у Вердена пунктик в отношении денег. Ведь не бедный все же человек-то.

— Вы успокойтесь, — ласково посоветовал ему я. — Судя по вашему лицу, у вас проблемы с нервами, а это плохо влияет на сердце. У меня есть хорошее лечебное заклинание. Через час будете спокойным, как спящий минотавр.

— Ты издеваешься надо мной? Я возьму свои деньги у живого или у мертвого! — прорычал мой собеседник.

— Ну уж нет! — рассмеялся я. — Я знаю, что вы сильный маг, но мне никто не указ, пусть даже сам Верховный маг королевства. Так что идите отсюда. Дайте мне пиво допить!

— Ах ты… — Верден взмахнул рукой, но я успел раньше произнести заклинание «возврата».

Изображение мага потускнело и растаяло в воздухе. Я осмотрелся по сторонам. Посетителей в таверне было немного, и все они усиленно делали вид, что ничего не замечают. Что ж, правильно делали. С магами обычно никто не связывался.

К моему удивлению, самым смелым оказался хозяин таверны. Он, оглядываясь по сторонам, присел ко мне за столик.

— Уважаемый маг, — начал он, но я прервал его:

— Не надо церемоний, мы не на Весеннем балу в столице. Меня зовут Свент, ты знаешь. Говори по делу.

— Вы помогли нашей деревне, уважаемый Свент, и поэтому я хочу вас предупредить насчет Вердена. Не связывайтесь с ним. Уезжайте отсюда как можно быстрее. Он не оставит вас в покое.

— Уже испугался, — хмыкнул я, внимательно посмотрев на трактирщика. — Сейчас побегу и буду на всю деревню кричать: «Спасите, помогите, Верден меня убивает!» Ты этого хочешь?

— Ну зачем вы так…

— Успокойся, старик. Я привык за себя отвечать сам. Твоя таверна останется нетронутой. Ты же этого боишься?

— Ну зачем вы так…

— Похоже, ты больше никаких слов не знаешь. Забыл, наверное. Ничего, в этой глуши не то что забудешь все, а с ума сойти можно, — усмехнулся я и, допив пиво, со вздохом поднялся из-за стола.

Трактирщик, несомненно, был прав. На улице стемнело, а я не собирался оставаться в таверне на ночлег. Может, я и был излишне наглым, но дураком никогда. Верден, судя по всему, серьезно разозлился, так что надо было уезжать.

Я вышел на улицу. Приближалась ночь. Звезды еще не зажглись, но до этого оставалось совсем немного времени. Я отвязал свою лошадь и, вскочив на нее, сразу перешел в галоп. Выбравшись на дорогу, я понесся во весь дух подальше от деревни.

Мой путь тянулся мимо леса и выходил на широкую Мосторскую дорогу, которая вела к столице одноименного княжества, правитель которого являлся вассалом Баала и одновременно моим другом. В свое время я выполнил для него несколько заданий и даже спас его от гибели. Но об этом в другой раз.

Часа за два я мог добраться до княжества, а там мне никакой Верден не страшен. К сожалению, Верден оказался хитрее и расторопнее, чем я предполагал поначалу.

Засаду я почувствовал заранее и успел вовремя остановиться. Спрыгнув с коня, я бросился в лес. Добежав до ближайшего дерева, спрятался за ним и выкрикнул подходящее заклинание. Раздался грохот, дорога озарилась яркой вспышкой, превратившейся в огненный шар, парящий над дорогой. В его свете я разглядел своих врагов.

Хм, Верден не пожадничал. Врагов оказалось два десятка. Все как на подбор крепкие, закованные в доспехи воины и три мага в свободных балахонах. Я присвистнул. Впечатляющий отряд на меня одного. Видно, я больно прищемил хвост этому Вердену. Мои преследователи, увидев шар, поняли, что их засекли, и бросились в атаку.

Естественно, от магов я спрятаться не мог, поэтому решил применить радикальное средство — «огненный дождь». Однако, на мою беду, коллеги по магическому мастерству оказались на редкость опытными. Противник потерял лишь пять человек во время огненного ливня, хлынувшего на них с неба. Маги нейтрализовали заклинание и нанесли ответный удар. Я успел перекатиться к другому дереву и тем самым спас себе жизнь. В то место, где я только что лежал, ударила голубая молния, оставив там глубокую обожженную воронку.

Дело плохо. Энергию маги черпали из земли, а это, знаете ли, один из самых сложных способов. Сложней только огонь. В основном маги берут энергию из воздуха, пусть она и не особо сильная, но зато ее легче и быстрее выкачивать. Я лично пользуюсь именно этим способом.

Тем временем маги продолжали наседать. Я вновь перекатился, и в лесу появилась вторая воронка. Совсем рядом со мной начали взрываться «огненные шары». Несколько раз пролетали смерчи, но, к счастью для меня, маги не могли хорошо прицелиться. Похоже, дело дрянь. Я бросил в противников пару хитрых заклинаний, но маги делали все грамотно. Один из них страховал своих товарищей, а те, в свою очередь, не давали мне расслабиться.

Вскоре они точно засекли мое месторасположение. Мне пришлось увернуться от «паучьей сети», но долго эта игра в кошки-мышки продолжаться не могла.

Я плюнул, вскочил с земли и бросился со всех ног в глубь леса. Ветки больно хлестали по лицу, но я не обращал на них внимания. Постепенно я оторвался от своих преследователей, которые начали перекрикиваться друг с другом, видимо, потеряв меня из виду. В конце концов их голоса смолкли. Пробежав еще немного, я остановился передохнуть. Сердце, казалось, готово было выскочить из груди. Я огляделся. Вокруг меня был густой лес. Ночью в любом лесу этой страны находиться было небезопасно, потому что именно ночью выходили на охоту хищники, днем отсыпавшиеся в своих хорошо спрятанных берлогах. Словно в ответ на мои мысли раздался протяжный вой.

Что ж. Я присмотрел удобную березу и быстро начал взбираться по ней. Мне повезло. Вверху ветви дерева образовывали своеобразную комнатку с полом и стенами из листвы. В этом чуде природы я и примостился, окружив себя на всякий случай охранным заклинанием. Как ни удивительно, сон пришел ко мне мгновенно. Но пробуждение мое было кошмарным.

Я уже не лежал на спасительном дереве, а трясся в повозке, надежно связанный по рукам и ногам. В рот был вставлен какой-то вонючий кляп, так что я не мог никак пообщаться со своими похитителями и удивить их магическими сюрпризами. Мало того, из-за повязки на глазах я вдобавок ничего не видел. Так что, когда наш путь закончился и с меня, поставив на ноги, сдернули повязку, я увидел, что мы стоим во дворе грозного и мрачного замка, а передо мной — злорадно ухмыляющийся Верден.

— Сейчас ты по-другому заговоришь, наглец! Я благоразумно не стал спорить. Нервный старичок оказался. Меня бесцеремонно притащили в просторный зал с длинным обеденным столом, который просто ломился от всевозможных яств, и бросили на пол, развязав руки и ноги. Я остался в гордом одиночестве. Весьма опрометчивый, на мой взгляд, поступок, но старичок знал, что делает. Уже приготовив нужное заклинание, я услышал за спиной издевательский смех.

— Ты куда-то собрался?

Развернувшись, я увидел Вердена. Маг, разодетый как павлин, с презрением смотрел на меня.

— Глазами меня сверлить не надо, — посоветовал я ему, — я не в твоем вкусе, старичок…

— Еще раз, — вновь побагровел маг, и я решил, что это, наверное, ему от родителей передалось такое свойство — багроветь по любому пустяку, — если еще раз, наглец, назовешь меня старичком, ты — труп! Ясно?

— Ясно, ясно, — поспешил заверить его я, — не нервничай ты так.

— Не надо меня успокаивать! Я хочу преподнести тебе урок.

— Урок, я надеюсь, бесплатный? Отлично. А что, как ты думаешь, мне помешает сейчас просто исчезнуть из твоего гостеприимного замка? — невинно осведомился я у хозяина. — Заклинание уже готово…

— А ты попробуй, — внезапно расплылся тот в широкой ухмылке.

— И попробую… — Я произнес активизирующие заклятье слова, но ничего не произошло.

— Демон тебя побери, это блокировка? — уныло поинтересовался я.

— Именно блокировка. Так что теперь ты маг без магии. Здорово, да? Как ощущения?

— Нормальные ощущения. — Я подавил подступающую панику и взял себя в руки. — Что дальше будешь делать?

— А ты, я гляжу, не робкого десятка, — задумчиво проговорил маг, выдвигая два стула из-за стола и удобно устраиваясь на одном из них. — Ты садись, садись, — ласково предложил он.

Второго приглашения мне не нужно, и я уселся напротив Вердена. Маг плеснул в высокий кубок вина из кувшина, проделал то же с другим кубком и подвинул его ко мне.

— Глотни, тебе поможет, — посоветовал он, поднимая свой кубок. — Это эссенское пятидесятилетней выдержки.

— Если это так, — кивнул я, — то ради этого, конечно, стоило проделать путь к тебе связанным по рукам и ногам. Только тогда с тебя пара кувшинов этого вина.

— Наглец, — как мне показалось, одобрительно кивнул маг, — давай выпьем за встречу.

Я пожал плечами. Что ж, посмотрим, что будет дальше. Вино на самом деле оказалось божественным. Пользуясь случаем, я взял кувшин и наполнил свой кубок. Маг, казалось, не заметил моей выходки, изучая какой-то пергамент, появившийся перед ним на столе. Когда он поднял голову, я невольно вздрогнул от его взгляда, который явно не сулил мне ничего хорошего.

— Итак, Свент, так ведь тебя зовут, ты должен мне деньги.

— Это ты так считаешь. Хотя в знак доброй воли я могу отдать те, что взял из мешочка твоего мага. Это только из-за уважения к ста… — Я поперхнулся, увидев, что тот опять багровеет. — В общем, из уважения к тебе, — поправился я.

— Те гроши меня не интересуют, — нахмурился маг, — а вот компенсацию за моральный ущерб я назначу для тебя… скажем, в десять тысяч золотых. Как-никак пострадало мое имя. Теперь все будут думать, что Вердена может обмануть любой проходимец.

— Положим, я не проходимец, — начал я, и тут до меня дошло, сколько денег хочет этот наглый пройдоха.

— Десять тысяч? — выдохнул я, изумленно уставившись на старого мага.

— Именно, — спокойно кивнул тот, с ехидной улыбкой глядя на меня.

— А чего не сто тысяч? — с горечью спросил я. — Да на эту сумму несколько замков можно купить. Кстати, лучше, чем у тебя.

— Вот опять ты меня оскорбляешь. А где же у тебя уважение к старшим? В конце концов, я ведь могу размазать тебя по стенке. Но видишь, этого не делаю. Кстати, компенсацию маг имеет право назначить, и ты это знаешь.

— Имеет, — вынужден был согласиться я, — если Кодекс нарушил. В данном случае скорее ты мне компенсацию должен заплатить.

— Да что ты своим Кодексом тычешь? — нахмурился мой собеседник. — Это мои земли, здесь я сам себе кодекс. Хочу — отпущу тебя, а хочу — кишки выпушу.

Я вздохнул. Этот мерзавец был абсолютно прав. Никто не сунется в суверенные владения мага, тем более ради какого-то искателя приключений, пусть и с хорошей репутацией. Что ж, надо продолжать хвататься за соломинки.

— Все равно ты понимаешь, что десять тысяч золотых — огромная сумма. А я получаю за свои задания максимум десять золотых. Ты не доживешь до счастливого момента, когда я отдам тебе последний золотой.

— Ты опять намекаешь на мой возраст, — прорычал маг. — У тебя, видимо, комплекс на этот счет?

Я еле удержался от того, чтобы не съязвить, но промолчал, избежав таким образом превращения в обугленный труп.

— Значит, ты отказываешься платить? — вкрадчиво поинтересовался у меня маг.

— Я не смогу заплатить такую сумму, так что можешь сразу меня убить, — предложил я ему.

Но Вердена такая перспектива явно не вдохновила.

— Быстро же ты сдался, — рассмеялся он.

— Не понял.

— Ты вообще плохо понимаешь. Только зубоскалить и умеешь. Твое счастье, что я навел на твой счет кое-какие справки. И отзывы о тебе неплохие.

— Спасибо на добром слове.

— Спасибо будешь говорить потом. А сейчас слушай. Ты должен выполнить для меня одно поручение.

— Всего одно?

— Да, и поверь, оно будет непростым.

— А если я откажусь? — спросил я больше для приличия, так как и ежу понятно, что выхода у меня не было.

— Тогда я вынужден буду исполнить твою просьбу и убить тебя. Правда, этот процесс займет немало времени. Это уж я тебе обещаю.

— Ладно, пугать меня необязательно, — предупредил я мага. — Что за поручение?

— Всего-то-навсего надо устранить одного орка.

— Всего-то? — невесело хмыкнул я. — Да с этими орками ни один маг не связывается. У них же наследственный иммунитет к любому волшебству. Да и чего с них взять! Сидят в своей пустыне и сидят, в политику не лезут.

— Тебе необязательно знать, зачем мне это нужно, но ты должен устранить Дорреда III, короля орков.

Глава 2 Дочь мага

— Да ты, старичок, как я вижу, на старости лет ум растерял, — не удержался я от злой реплики, но, к моему огромному удивлению, Верден никак не отреагировал на эти слова. — Во-первых, я не убийца, во-вторых, этого короля, кочующего скорее всего с места на место, еще поймать надо, а в-третьих, меня даже на сто шагов к королю не подпустят, его охранники магов чуют на расстоянии. Так что, видимо, придется мне распрощаться со своей жизнью. Но напоследок поведай, на что тебе этот орк сдался?

— Не торопись, распрощаться с жизнью никогда не поздно, — успокоительным тоном сказал маг. — Подумай. Зачем мне сдался орк, ты, естественно, не узнаешь, не твоего ума дело.

Кстати, я дам тебе пару маскирующих амулетов. Это поможет не вызвать подозрений у охраны.

— Но…

Я не успел договорить, потому что в зал вихрем ворвалась симпатичная рыжеволосая девчонка с короткой стрижкой и зелеными глазами. На ней был весьма фривольный наряд, состоявший из блузки невероятно малых размеров и таких же размеров юбки. Учитывая, что девушка была высокой и имела стройную фигурку с очень аппетитными длинными ногами, я невольно забыл на миг о невеселых перспективах моего пребывания в замке.

— Лирна, — вырвалось у Вердена, — дочка, ты что здесь делаешь?

— Папа, — гостья умоляюще посмотрела на мага, явно не замечая меня, — ты почему меня к себе не пускаешь? Кого ты привез? Что это за тайны… — Она осеклась, наконец заметив вашего покорного слугу.

Я широко улыбнулся и подмигнул ей, и она… о чудо… ответила мне улыбкой.

— Вот тот, о ком ты спрашиваешь, — нахмурился маг, которому не понравилось мое поведение по отношению к его дочери. — Посмотрела на него?

— Да… — протянула девчонка, с интересом рассматривая меня.

— Тогда иди! Мне сейчас некогда. — В голосе «папы» зазвучали стальные нотки, которые заставили дочь обиженно поджать губки. Ее глаза сверкнули.

— И ты мне даже вина не нальешь? — внезапно спросила она отца совершенно невинным тоном.

— Что?

Я испугался, что старичка сейчас хватит удар. Видимо, Верден придерживался в семейной жизни крайне консервативных взглядов. Гибче надо ему быть, гибче. А то так, не ровен час, и дочери можно лишиться. Он сначала покраснел, потом позеленел. Хорошо еще, девчонка быстро вышла. Правда, она успела подмигнуть мне. Интересно… Похоже, у меня в этом замке появился союзник. И очень симпатичный союзник. Это не могло не радовать.

— Итак, — Верден наконец пришел в себя, — выбор у тебя невелик. Либо я тебя отправляю к своим палачам-троллям, либо ты соглашаешься на убийство.

— Хорошо, — кивнул я, надеясь, что Верден забудет одну небольшую, но очень важную деталь.

Но мои прогнозы не сбылись. Он не забыл.

— Я не сомневался в твоей разумности, — удовлетворенно произнес старик. — Теперь осталось произнести Клятву, и я верну твою силу назад.

— Клятву?

— Ты что, не знаешь о Клятве? — искренне удивился маг.

— Знаю, — вздохнул я, — и поэтому произносить не буду.

Клятва эта заключалась в произнесении довольно сложного заклинания, которое привязывало меня к Вердену на все то время, пока я не выполню порученное им задание. Фактически он становился моим хозяином. Я не мог причинить ему никакого урона, зато он мог найти меня в любом месте…

— То есть ты отказываешься? — осведомился сразу помрачневший Верден.

— Не хочу попадать в зависимость от кого-то, — сообщил я прыткому старичку.

— Глупо, молодой человек, — покачал тот головой, — но я сделаю скидку на твою молодость и дам тебе одну ночь на раздумья.

— Это так великодушно, — не удержался я от сарказма, но Верден лишь пожал плечами и взмахнул рукой.

Словно из-под земли рядом со мной вырос здоровенный орк, на две головы выше меня. Он кровожадно улыбнулся, выпятив клыки весьма впечатляющих размеров. Если этот монстр хотел произвести на меня впечатление, то, несомненно, произвел, о чем я не замедлил сообщить страшилищу, изрядно смутив орка. Похоже, тот привык, что одно его появление наводит на жертву панический страх. Но я до этого общался с орками и даже имел среди них пару друзей, так что внешностью этого народа меня не запугать.

— Нет, ты мне положительно нравишься, — улыбнулся Верден. — Этого доброго малого зовут Адон. Он проводит тебя в твою комнату. И помни, что силы у тебя нет, а Адон лучший из моих слуг.

На этом разговор закончился. Правда, маг великодушно дал мне некоторое время на то, чтобы я подкрепился. Я постарался как можно полнее воспользоваться представившейся возможностью и наелся до отвала. После того как трапеза закончилась, меня отвели в одну из камер местной тюрьмы, которая располагалась в подвале замка. Когда изрядно поржавевшая дверь захлопнулась за мной, я внимательно осмотрелся.

Мое место заключения представляло собой маленькую каменную каморку с высоким потолком. Постель заменяла подстилка из соломы на каменном полу. Прямо под потолком располагалось небольшое зарешеченное окошко. Не было никакой возможности выбраться из этого каменного мешка без магии. Я почувствовал, как на меня накатывает отчаяние, и усилием воли подавил в себе это противное чувство. Надо поразмыслить. Конечно, ни с кем из своих друзей я связаться не мог, без магии я как без рук. Оставалось надеяться только на собственные силы.

Я прикидывал планы освобождения, от этого увлекательного занятия меня отвлек какой-то шум за дверью. Я невольно посмотрел наверх, на окно. Быстро время пролетело — уже наступила ночь. А тем временем шум перешел в бряцание ключей, и дверь распахнулась. Я открыл от изумления рот. Передо мной стояла Лирна собственной персоной, в том же самом наряде, в каком я увидел ее в первый раз.

— Удивлен? — весело рассмеялась девушка, явно наслаждаясь моим растерянным видом.

— Есть немного, — признался я, приходя в себя. — В гости зайти решила? С чего бы это?

— Может, ты мне понравился! — заявила наглая девчонка и посмотрела на меня взглядом, который может понять любой мужчина.

— Может, поможешь мне убежать? — спросил я.

— Конечно, — кивнула она. — Мы это сделаем вместе!

— Хм, — только и смог произнести я. — А тебе зачем это надо?

— Да надоело тут киснуть, — призналась Лирна, — а ты вроде парень что надо. Да не переживай ты так! Доберемся до ближайшего города, и всего-то делов. У меня там кое-какие знакомые есть…

Этого еще не хватало. «Из огня да в лаву», как говорит одна старая пословица. Зная старичка, можно было предположить, что за мной он будет упорно гоняться по всем странам, пока не отомстит. И никаким убийством короля орков тут уже не отделаешься.

С другой стороны, завтра мне придется либо пойти на смерть, заключив договор с Верденом, либо отказаться и умереть гораздо раньше. Выбирать прямо-таки не из чего. Хотя, с другой стороны, за пределами замка ко мне вернется моя сила. И если мы доберемся до города, то можно будет подумать о том, как укрыться от всевидящего ока разъяренного Повелителя Темных Холмов.

— Я согласен! — сообщил наконец я девчонке результат своей мысленной деятельности. — Но как мы убежим? И где, интересно, орк, который меня охранял?

— Адон, что ли? — рассмеялась Лирна. — А ты выйди и посмотри.

Девушка, кстати, и не думала освобождать мне проход, так что вашему покорному слуге пришлось протискиваться между ней и стеной. Надо отдать мне должное, я держался как кремень, несмотря на возбуждающую близость почти не скрываемых одеждой женских прелестей, к которым добавлялся дурманящий аромат духов, которые явно делала ведьма, знавшая толк в любовной магии.

Но когда я уже оказался на свободе, Лирна прижалась ко мне всем телом, и я почувствовал на своих губах жаркий поцелуй.

«Здорово», — мелькнула у меня мысль.

Я, конечно, мужчина хоть куда, но никогда не славился своими подвигами на этом поприще. До этой минуты, по крайней мере, девушки на шею мне не бросались. Странно все это, хотя я слышал где-то, что у детей магов какие-то особые способности в любовных отношениях…

Из последних сил я отстранил от себя девушку и прошмыгнул в коридор, где увидел своего стража, который мирно храпел. Обернувшись, я наткнулся на обиженный взгляд Лирны, которая надула губки и явно готовилась сказать какую-нибудь колкость.

— Извини, — я постарался говорить как можно ласковее, — давай мы выберемся отсюда. Эти стены, знаешь ли, не располагают к романтическим отношениям.

— Ну ладно, — махнула рукой девушка, — ты, наверное, прав.

— Так как мы с тобой выберемся? — вновь спросил я.

— Иди за мной. — Лирна повернулась и припустила вперед по коридору.

Мне только и оставалось, что последовать за ней. После продолжительных петляний по однообразным каменным лабиринтам мы наконец очутились перед массивной решеткой, из-за которой тянуло свежим воздухом. За решеткой была темнота.

— Теперь твой выход, — повернулась ко мне девчонка.

— В каком смысле? — не понял я.

— Решетку убрать надо.

— Да? — Я постарался сдержать свой сарказм. — Это каким же образом? Или ты забыла, что я сейчас неспособен и свечу зажечь на расстоянии?

— А ты попробуй…

Я, пожав плечами, произнес самое простое заклинание — и оно сработало! Железная решетка выгнулась и с устрашающим грохотом унеслась в темноту. Я подозрительно посмотрел на девушку.

— Откуда ты знала? Почему сразу не сказала? И вообще, почему это твой отец решил снять заклинание?

— Он его не снимал, я его сама сняла! Я недоверчиво хмыкнул.

— Сняла заклятия мага такого уровня? Не верю!

— Придумай другое объяснение, — ответила Лирна и спокойно продефилировала мимо меня в темноту.

Интересно гномы пляшут! Девчонка-то непростая! Ничего, разберемся. Я поспешил за Лирной. В подземелье оказалось на удивление сухо. Воздух был не затхлым, а свежим и приятным. Я быстренько зажег небольшой шар голубого огня и ускорил шаг. Вскоре мне удалось догнать девушку.

— Эй, подожди, — придержал я ее, и она внезапно резко остановилась, повернувшись ко мне. Глаза ее блеснули.

— Что, уже готов? — нежно промурлыкала она. — Я сейчас…

— Нет-нет, — поспешно остановил я девушку, которая уже приготовилась раздеваться, — я имел в виду не это.

— А что? — разочарованно протянула моя спутница.

— Объясни мне, что ты сделала с заклинанием?

— Сняла, и все, давай потом об этом поговорим, хорошо?

Не дождавшись ответа, она повернулась ко мне спиной. Что ж, подождем.

Дальнейший наш путь занял немало времени. И когда в конце его мы по крутой лестнице выбрались на поверхность, то оказалось, что находимся в центре огромного кладбища. Я присвистнул. Под чистым звездным небом, на котором замерла полная луна, раскинулись бесчисленные ряды могил, гробниц и мавзолеев, между которыми были проложены посыпанные гравием дорожки. Кое-где вдоль них росли невысокие деревца, но в основном земля была покрыта невысокой травой.

— Хитро придумано, — одобрительно кивнул я, — никто и не догадается здесь искать. Чья это гробница? — махнул я рукой на каменный домик с колоннами, из которого мы вышли.

— Прадедушки моего, — прошептала девушка и как-то странно посмотрела на меня. И это не был любящий взгляд. Скорее какой-то кровожадный, что ли… да нет, наверное, показалось. — Пойдем, я знаю, как выбраться отсюда, — сказала Лирна, и мы пошли меж могил.

Признаюсь, даже мне от нашего кладбищенского путешествия стало не по себе. А вот Лирна, похоже, ничего не боялась. Наоборот. Она вела себя так, словно находилась не на кладбище, где, кстати, вполне можно было встретить призрака или какого-нибудь пожирателя трупов, а на торжественном балу в замке ее отца. Меня все больше настораживало поведение девушки, но для себя я решил, что это просто радость заключенного, вырвавшегося из тюрьмы.

— Нелегко, наверное, с таким папашей? — поинтересовался я, решив завести разговор..

— Да зануда он, — весело махнула рукой Лирна, — стар уже. Ничего, недолго ему осталось. Отбросит копыта, все мое будет.

— Действительно… — задумчиво протянул я. Меня покоробило такое циничное рассуждение семнадцатилетней девчонки о своем отце. Пусть даже этот отец и, как она выразилась, зануда. — Неужели ты его нисколько не любишь? — спросил я.

— А за что его любить? — фыркнула девчонка. — За то, что он маму мою в могилу свел? Или за то, что всех моих женихов на деревьях в саду своего замка вешал?

— Да я так спросил, — смутился я, решив не поднимать больше эту щекотливую тему. Дела семейные, пусть сами разбираются.

— А вот, кстати, мы и пришли! — весело сообщила мне Лирна, показывая на огромный мавзолей, возвышавшийся перед нами.

— Куда пришли? — не понял я, и в следующий момент что-то обрушилось мне на голову и наступила темнота.

В общем, когда я очнулся, то уже был прикован к столбу, около которого стояли пять ведьм, среди них я с изумлением узнал свою «спасительницу».

— Но почему? — вырвалось у меня.

Лирна хотела ответить, но ее остановила старая ведьма с седыми, напоминавшими сухое сено волосами. Судя по всему, она являлась главной в этом гадюшнике.

— Не мучай девушку вопросами, — прошамкала она, — твои земные дни сочтены, маг. Скоро ты окажешься в ином мире, а твоя энергия наконец позволит закончить один ритуал…

— Эй, красавица! — Мне стало понятно, что сейчас я куда ближе к смерти, чем у Вердена в замке. Вот «везет» же мне последнее время. — Может, договоримся? У меня силы мало, зато я ловкий и в хозяйстве пригожусь.

Что я несу? Черт возьми, что я несу? Естественно, мои слова вызвали дружный смех у ведьм. Старая карга даже не удостоила меня ответом и начала деловито распоряжаться остальными. Вскоре те стояли в каждом из лучей пятиугольной звезды, в центре которой возвышался мой столб. Ведьмы сбросили одежды и затянули длинную песню…

Но что-то надо делать! Подождите! Меня вдруг осенило. Моя магия заблокирована, но… в центре звезды находится колоссальный источник энергии. Надо только перешагнуть за нарисованный вокруг столба круг, внутри которого была зона «без магии». Или хотя бы что-то туда бросить.

Если Верден не дурак, а он далеко не дурак, то уже обнаружил пропажу пленника и своей дочери и начал поиски. В таком случае у меня есть шанс. Я еще раз пригляделся к ведьмам. Все они погрузились в заклинания и не обращали на происходящее вокруг никакого внимания. Отлично! Это мне и надо.

Я извернулся и попытался снять правой ногой ботинок с левой ноги. Вскоре он болтался на пальцах. Я призвал оставшуюся во мне силу, которой не хватило бы даже, чтобы зажечь спичку, но было достаточно, чтобы поставить крохотный сгусток энергии на ботинок. В следующий миг ботинок полетел вниз. Он упал за пределами круга, и я с надеждой представил, как мой жалкий комочек энергии набирает силы и активирует вложенное в него заклинание. Невидимые волны силы понесли послание к моему недавнему врагу Вердену, который в данный момент оставался моим последним шансом выбраться из этого переплета.

Что ж, только бы папочка успел за своей ненаглядной ведьмочкой! От нечего делать я начал изучать зал. Приглядевшись как следует к потолку, заметил, что на него нанесены какие-то странные письмена. Так-так. Язык мне знаком. Древнеэльфийский, самый старый язык нашего мира. Далеко не все маги знали его. Я прочел написанное и еле удержался, чтобы не заорать. Мне стало ясно, что за ритуал собираются провести эти сумасшедшие ведьмы.

Мощно, ничего не скажешь. Они собирались воскресить все местное кладбище. И, судя по всему, сейчас проходила заключительная фаза ритуала. Я оказался последней жертвой. Мне отчасти был знаком этот ритуал. Сам я некромантией не баловался, но кое-какие книги читал. Помнится, там надо устроить жертвоприношение из ста магов. Получалось, что я был последним. Через какое-то время под началом у ведьм будет многотысячная армия зомби. А что они с ней будут делать, мне даже и представлять не хотелось.

Подождите… а если… Я вспомнил про заклинание, которое подарил мне один эльф несколько лет назад. Для него не требовалось магии. И произносилось оно всего один раз. Я тогда всерьез не воспринял его подарок, потому что подобным заклинанием может воспользоваться лишь самоубийца. Надо сказать, и эльф был явно не в себе, хотя повелевал одним из племен на севере Дардского леса. В общем, смысл заклинания заключался в вызове некоего стихийного существа, которое не успокаивалось, пока не израсходует всю свою силу, а расходовало оно ее на уничтожение всего живого и неживого вокруг.

Естественно, это хорошо, когда ты находишься хотя бы в полудне пути от места вызова, иначе тебя за компанию быстро превратят в прах. Хотя этот эльф Пессер, так его звали, уверял, что шансы выжить у вызывающего достаточно большие. Мол, существо может и не тронуть его. В общем, игра со смертью. Но мне нечего терять. Тем более, судя по всему, ритуал подходил к концу, а долгожданный освободитель по имени Верден мог не успеть.

Я закрыл глаза и, собравшись, медленно прочитал услужливо всплывшие в своей памяти слова. Ничего не произошло. Я разочарованно огляделся. Все те же ведьмы, поющие заклинания. Но что это? Звезда вспыхнула кроваво-красным огнем, и одна из ведьм, вскрикнув от боли, рухнула на землю. В следующую минуту на ее месте возникло странное существо, внешне напоминавшее сгусток огня, в котором, впрочем, можно было при желании разглядеть контуры человеческого тела.

Ведьмы, даже если и заметили появление нежданного гостя, не могли ничего поделать. Их силы были потрачены на ритуал, и тот подходил к концу, а это значило, что ничего изменить нельзя. Любая попытка разорвать связь магических сил привела бы к катастрофическим последствиям. Тем временем огненная фигура видоизменилась в огромного уродливого человека, лица которого было не разобрать из-за огня.

В следующую секунду я почувствовал, как путы мои исчезли, и я еле успел произнести заклинание, чтобы не разбиться о землю. Мягко приземлившись, я в два прыжка метнулся к стене, проскочив мимо одной из ведьм. Там я приметил небольшую дверь.

Добежав до нее и распахнув, я обернулся. Ведьмы одна за другой превращались в живые факелы. Недолго думая, я понесся по коридору, на всякий случай окружив себя самыми мощными защитными заклятиями, которые только знал. За спиной раздался оглушительный рев, и в следующую секунду на меня обрушилось море пламени.

Некоторое время я боролся с пожирающим мою защиту огнем, медленно отступая назад, и когда уже готов был сдаться, оказался на поверхности рядом с мавзолеем, который являлся входом в подземелье ведьм. Я чувствовал себя так, словно по мне пробежала толпа троллей. Прошептал заклинание и с радостью понял, что силы у меня еще остались. Поднявшись в воздух, я медленно полетел от этого проклятого места и успел отлететь на приличное расстояние, когда с ужасающим грохотом мавзолей взмыл вверх и взорвался, разлетевшись на куски. Следом за этим небо мгновенно затянули тучи и хлынул сильный дождь. Я вмиг промок до нитки, но не прекращал своего полета, наблюдая за происходящим. На это стоило посмотреть.

Из того места, где находился мавзолей, ударил огненный столб и вонзился в тучи. Вот когда началось основное представление. Небо расцвело огненными всполохами, на миг мне заложило уши. Посмотрев вниз, я с изумлением увидел, как, откидывая могильные плиты и отворяя двери склепов, выбираются полуистлевшие трупы. Вот дьявол. Значит, ведьмы успели закончить ритуал? Надеюсь, всю эту нечисть поглотит огонь. А он тем временем превратился в смерч, который начал разрастаться, пожирая все вокруг.

Но мне повезло, кладбище наконец кончилось, его сменила просто каменистая земля, а вдалеке я увидел темные силуэты гор. Насколько мне было известно, за ними начиналась великая пустыня, где безраздельно властвовали племена орков, среди которых был тот самый король, которого Верден поручил мне убрать. Я молил богов успеть достигнуть их, прежде чем огонь превратит меня в пепел.

Посмотрев назад, я увидел огромную огненную воронку, которая с каждым мгновением росла. Но вдруг мне показалось, что она остановилась. Нет, не показалось. Воронка даже начала уменьшаться. А над кладбищем выросла темная уродливая фигура. Она, еле переставляя ноги и упираясь головой в облака, направилась к воронке, выставив вперед руки, в которых я увидел некое подобие посоха. На этом мое любопытство исчезло, сменившись более понятным людям чувством — чувством самосохранения. Я вложил все оставшиеся силы в полет и понесся вперед, стремясь оказаться как можно дальше от этого проклятого места. Остановился я, только когда начал терять сознание. Я успел приземлиться и, оглядевшись, понял, что достиг цели. Недолго думая, я забрался за один из валунов, разбросанных повсюду, и в следующую секунду отключился.

Глава 3 Ранхвальд Полумертвый

Очнулся я оттого, что кто-то тряс меня за плечо. Глаза мои открылись, и я еле удержался, чтобы не выкрикнуть заклинание, способное охладить пыл будившего меня наглеца. Им оказался мужчина лет сорока. Судя по его грубому лицу и простой одежде, это был обычный крестьянин. Рядом лежала вязанка хвороста.

— Господин, господин, — шептал он, но, когда увидел, что я открыл глаза, от неожиданности отпрыгнул назад.

— Я думал, что вам плохо, господин, — извиняющимся тоном сказал он.

— Да не извиняйся ты, все нормально, — успокоил я его, осматриваясь по сторонам. Судя по всему, уже приближался вечер. Долго же я спал… — Расскажи-ка лучше, не видел ли ты здесь чего-нибудь странного прошлой ночью? Кстати, где твоя деревня?

— Деревня моя недалеко отсюда. А что сегодня ночью было! Кладбище горело. А потом какие-то маги сражались между собой. — Он перешел на шепот.

— И когда это закончилось?

— Утром.

— И что там теперь?

— Откуда же я могу знать, господин? Разве из нас, простых людей, кто-нибудь пойдет смотреть на разборки магов и всякой нечисти?

— Ладно, — махнул я рукой и поднялся. Быстро оценил свое состояние. Что ж, вполне сносно.

— Какой тут ближайший город?

— Геронт, — немного подумав, ответил крестьянин, — но до него день пути. Если хотите, можете заночевать у нас в деревне. Если, конечно… — он замялся.

— Что? — поднял я вопросительно брови.

— Ну… я думаю, господин сможет немного заплатить…

— Да, конечно, — махнул я рукой и, покопавшись в одежде, достал серебряную монету.

Увидев ее, крестьянин сразу оживился.

— Мое имя Вессер, господин. Мой дом — ваш дом!

— Давай веди.

Деревня оказалась на самом деле недалеко. Вскоре показались заборы и невысокие деревянные домики. Деревня приютилась на небольшом каменистом плато, окруженном с трех сторон большими валунами. Но среди них, на этой каменистой земле местные жители сумели распахать небольшое поле, на котором колосилась пшеница, а за ней виднелись какие-то грядки. Вессер проследил за моим взглядом и пояснил:

— Это нам помогла Верна, наша колдунья. Она землю заколдовала, так что теперь мы урожай лучше, чем на плодородной земле, выращиваем.

— Колдунья? — переспросил я. — А с ней поговорить можно?

— Если она захочет с вами говорить, господин.

— Захочет, не переживай. Веди к ней.

Вессер пожал плечами и повел меня к невзрачной избушке, стоявшей на краю деревни. Когда мы подошли, на крыльце нас уже ждала пожилая женщина. Едва посмотрев на нее, я насторожился. По осанке женщины и ее лицу, которое, несмотря на годы, не потеряло своей былой привлекательности, да и еще по некоторым признакам, ведомым лишь магам, я понял, что передо мной не простая ведьма.

— Проходи, маг, — произнесла она, — а ты, Вессер, иди. Я покажу, если понадобится, твой дом нашему гостю.

— Маг? — Мой спутник испуганно посмотрел на меня и, кивнув, поспешил ретироваться.

Мы зашли в дом, который оказался внутри столь же невзрачным, что и снаружи. Усадив меня на стул, ведьма устроилась напротив и некоторое время молчала, рассматривая меня. Я тоже молчал. Наконец она не выдержала:

— Как ты оказался здесь? Стихийщик, так ведь?

— Так, — кивнул я, — только у меня встречный вопрос: — как ты оказалась здесь? Ведь, насколько я понимаю, ты метресса.[2]

— Ты прав, когда-то в прошлой жизни я была метрессой. Но сейчас я просто Верна. Для этих людей я единственное спасение.

— Ну в общем, это твое дело, — согласился я, почувствовав, что хозяйка расслабилась.

Интересно, неужели она могла подумать, что я буду оспаривать ее право на эту забытую богами деревню?

— Хочешь вина, маг? Кстати, как тебя зовут-то?

— Зовут меня Свент, и от вина, конечно, не откажусь.

Передо мной на столе появился кувшин, два кубка и нехитрая снедь вроде хлеба, сыра и кровяной колбасы. Что ж, я всегда любил простую пищу. Верна разлила вино, и мы, чокнувшись, выпили. Вино оказалось просто изумительным.

— Только не говори, что сама его делаешь, — покачал я головой.

— Нет, конечно. Мне из города привозят, — рассмеялась метресса. — Давай уж, спрашивай. По глазам вижу, что хочешь что-то спросить.

Хотя я знаю о чем. О том, что сегодня ночью произошло?

— Именно, — кивнул я.

— Сдается мне, ты в этом как-то замешан, — прищурилась метресса, — хотя на некроманта не похож. Расскажи, потешь старую женщину.

Не знаю, что на меня нашло, но я рассказал ей все, что со мной приключилось. И не пожалел.

— Да, Свент, — нахмурилась Верна и наполнила кубки, — в скверную историю ты попал. Я могу только испортить тебе настроение. Все гораздо серьезнее, чем ты думаешь. Сейчас все стало на свои места, а то я поначалу сомневалась в своих выводах. Твои ведьмы действительно проводили ритуал воскрешения, но, боюсь, не для того чтобы поднять из мертвых всех местных покойников.

— А кого же?

— Мало кто знает, что на этом кладбище похоронен Ранхвальд. Слышал о таком?

— Ранхвальд? Король Нежити? — я открыл рот от удивления. — Но как это могло случиться? Его сожгли двести лет назад, а прах развеяли.

— Не совсем так, ты плохо учил историю. Да, Седрик Великолепный во главе четырехстороннего союза разбил полчища Ранхвальда. Точнее, присутствовал, когда Пендрагон с ним разбирался, и вступил в уже готовый к сдаче Баалинг спустя пять часов после того боя. Но мало кто знает, что самого Великого Полумертвого не нашли.

— Как не нашли? Но зачем…

— Это был просчет короля. Он решил, что будет лучше, если никто не узнает, что тело украли. А затем все забылось. Время неумолимо.

— Но как же ты узнала?

— Вчера ночью я видела знакомую фигуру. Я имела несчастье лицезреть Ранхвальда. И узнала его в фигуре, которая справилась с твоим заклинанием… — Женщина вздохнула и внимательно посмотрела на меня. — Где ж ты достал такое заклятие? Давно ни о чем подобном не слыхивала.

— Ты видела Ранхвальда?! — выкрикнул я, не обратив внимания на последние слова своей собеседницы. — Но…

— Да. У меня сопротивляемость к старению.

Я уважительно посмотрел на свою собеседницу. Маги жили гораздо дольше обычных людей, но были отдельные личности, которые обладали так называемой сопротивляемостью к старению. Их было мало, их старательно изучали, но пока не смогли определить, как это им удается. И вот теперь передо мной была одна из них.

— Я была в отряде магов, — продолжила Верна свой рассказ. — Совсем девочка, тогда провели мобилизацию среди студентов. И на нас пришелся основной удар. Это была бойня, но, как видишь, я уцелела. Даже не знаю, остался ли кто сейчас живой из тех, что видели Ранхвальда. Но об этом неинтересно вспоминать. Главное другое. Твои ведьмы разбудили Ранхвальда. И он сейчас где-то недалеко.

— Но тогда надо связаться с Верховным магистром. Надо сообщить королям…

— О чем ты? Каким магистром? Он поднимет тебя на смех.

— Но что же делать? Ведь он вновь соберет войско.

— Возможно, — кивнула метресса, — только это случится не скоро. Он сейчас перешел на другую сторону гор. К оркам.

— Все равно надо сообщить, — уперся я.

Я хорошо помнил картины из учебника истории. Выжженные деревни и ни одного мертвого тела. Все трупы Ранхвальд обращал на службу себе. Не хотел я, чтобы такое повторилось вновь. Тем более что он не успокоится.

— Ну как хочешь, — пожала плечами метресса. — Я дам тебе хрустальный шар с информацией, зайди завтра и забери его. Отправишься в Баалинг, в столицу. Отсюда дня три пути будет, если поторопишься. Насчет коня спроси у Вессера. Скажешь, я просила, он тебе найдет приличного конягу.

— Приличного? Здесь?

— Ну может, и не очень приличного, но наложи заклинание в конце концов, не мне тебя учить.

— Хорошо, — кивнул я.

— А сейчас давай выпьем. Все равно Ранхвальда ты не догонишь. А если и догонишь, то сомневаюсь, что этот маг хоть кому-то по силам из нынешних.

В общем, покинул я метрессу уже за полночь. Добрался до дома Вессера быстро и до полудня дрых без задних ног. Проснувшись, сытно позавтракал, поблагодарил хозяина и упомянул про лошадь. Через полчаса хозяин привел коня, который с трудом походил на нормальную лошадь, но благодаря заклинаниям превратился в более-менее сносное средство передвижения. Затем я отправился к Берне. Как и обещала, она вручила мне хрустальный шар и тепло попрощалась.

Несмотря на ее показную нелюбовь к своему прошлому, было заметно, что ей скучно в этой деревне. Ну да боги ей судьи. Пусть сама решает. Я вскочил на лошадь и пришпорил ее. Мой путь лежал вдоль гор, до Геронта. Там я решил поменять лошадь и отправиться прямиком в столицу.

Скоро деревня скрылась за моей спиной. По одну сторону тянулись горы, по другую сторону степь. Пейзаж, надо сказать, однообразный. Но зато погода не подвела. Небо хоть и не баловало меня солнцем, но по крайней мере дождя не случилось. К вечеру я без приключений добрался до Геронта.

Интересно, у кого хватило юмора назвать городом то, что открылось моим глазам. На мой взгляд, передо мной лежала просто большая деревня, состоявшая сплошь из деревянных домов. Лишь в центре я наткнулся на несколько каменных зданий. Одним из них оказалась гостиница, вторым — резиденция местного наместника, у входа в которую дремал неопрятного вида стражник.

«Да, — подумалось мне, — когда мне довелось служить, таких раззяв на службу не брали».

Я направился прямиком в гостиницу. На пороге меня встретил полный мужчина с глазами завзятого пройдохи.

— Здравствуйте, господин, — приветствовал он меня, расплывшись в широкой, лучезарной улыбке.

— И тебя приветствую, — отозвался я. — Мне нужна комната. Такая, чтобы можно было выспаться как следует и чтобы простыни были чистые.

— Обижаете, господин. — Весь вид хозяина гостиницы выражал возмущение. — У меня для вас есть великолепный номер. Белоснежные простыни и вкусная еда. Если господин захочет, имеются специальные услуги…

— Знаем мы ваши специальные услуги, — невольно улыбнулся я, — потом на лечении разоришься.

— Да что вы… — возмущенно замахал руками хозяин, и я зашел в гостиницу следом за ним.

Первый этаж представлял собой небольшой кабак с пятью столиками и голыми каменными стенами. Лишь одну из них украшала медвежья шкура.

— Послушай…

— Меня зовут Петер, господин, — услужливо сообщил хозяин гостиницы.

— Хорошо, Петер. Я не отказался бы сейчас хорошо закусить и выпить. Сделаешь?

— Конечно, господин, жареный барашек подойдет?

— Подойдет. И вина принеси. Только хорошего, не скупись, я заплачу.

— Конечно, конечно.

Петер исчез, а я устроился за столиком и огляделся. Странно, когда я зашел, мне показалось, что я один в этом кабаке, но на самом деле нас было тут двое. В противоположном от меня углу, сидя за столиком, потягивал пиво старик в длинном плаще и высокой смешной шляпе, говорящей о принадлежности его к Ордену Пилигримов. Не любил я их. Рыщут вокруг с вечно голодным блеском в глазах и пытаются всех в свою веру обратить. И, что самое плохое, назойливы как мухи. Я принял грозный вид, решив, что, может быть, это отпугнет пилигрима. Тут пришел Петер с двумя парнишками лет по пятнадцать. На столе передо мной появилось блюдо с жареным барашком, сыр, хлеб, зелень и высокий кувшин вина. Петер быстро наполнил высокий кубок рубиновым вином и замер в ожидании дальнейших распоряжений. М-да. Видимо, такие заказы он разносил не часто.

— Спасибо, Петер, — поблагодарил я его, — если ты понадобишься, я позову.

— Конечно, господин.

— И еще, — я поманил его пальцем, и он склонился надо мной. — Этот старик здесь остановился?

— Какой старик? — искренне удивился Петер, посмотрев по сторонам.

— Вон за тем столом!

— Но там никого нет, господин.

— Как это нет?!

Мне показалось было, что надо мной издеваются, но я тут же отбросил эту мысль. Еще раз посмотрел на старика. Тот по-прежнему пил пиво, не обращая ни на кого внимания.

— Ладно, Петер, иди, — отпустил я хозяина гостиницы, и тот удалился, несколько раз оглянувшись на меня. В его взгляде застыло удивление.

Видно, посчитал меня ненормальным. Да что же это в конце концов? Маг я или нет? Я прошептал заклинание «истинного глаза», и в следующий миг старик исчез. Ничего себе. Кому это понадобилось наводить столь мастерскую галлюцинацию? Ради моей скромной персоны? Странно. Ну да ладно. Если надо будет, объявится. Успокоив себя таким образом, я набросился на еду.

Петер не обманул. Мясо таяло во рту, вино оказалось превосходным. Когда я с блаженным видом откинулся на стуле и уже подумывал о том, чтобы подняться в свою комнату, передо мной вдруг явился тот самый монах. Я невольно вздрогнул. Вблизи он выглядел гораздо страшнее. Седые волосы, морщинистое лицо, редкие зубы и какие-то бесцветные глаза, от взгляда которых становилось не по себе.

— Здравствуйте, — любезно приветствовал меня старик.

— Хм… — только и смог ответить я.

— Прости мою назойливость, — произнес тот, — меня зовут брат Ветер. Я смиренный послушник Ордена Пилигримов…

— Брат Ветер, — перебил я его, — не тебя ли я видел здесь недавно?

— О, брат, — ощерился в улыбке старик, — ты прости меня. Я всегда так делаю. Сначала посылаю вместо себя иллюзию, а лишь потом появляюсь сам…

— И этот призрак видел лишь я. Почему? Да, кстати, ты способен вызвать подобное, а всего лишь простой монах! Я бы на месте твоего начальства тебя повысил.

— Я не стремлюсь к славе… это удел нищих духом. Вообще я не знал, что ты маг. Маги редкие гости в таких городках. Но мне сегодня повезло…

— Тебе не повезло, — поспешил «успокоить» я разошедшегося Ветра, — я не собираюсь слушать твои рассказы о долгой и красивой жизни в каком-то неведомом мире за соответствующую плату.

— Эх, Свент, Свент, — вздохнул Ветер.

— Откуда ты знаешь мое имя? — встревожился я.

— Как не знать? Ты известная личность.

— Ну не настолько, чтобы меня каждый встречный узнавал. Значит, ты хочешь завербовать в ряды Ордена такую известную личность, как я? Зря стараешься.

— Как знать, как знать, — глубокомысленно протянул старик. — Ты же стал свидетелем возрождения Ранхвальда.

— А это ты откуда знаешь? — Я перегнулся через стол и аккуратно взял Ветра за грудки. — Уж больно ты много знаешь о последних событиях. Ну-ка, выкладывай, на кого работаешь, пока я тебя в обугленную головешку не превратил.

— Ай-ай, зачем угрожаешь? Надо верить людям, — наставительно произнес Ветер. — Как говорил Великий Золотоносный Вседержитель — встречайте миром любого, кто заговорит с вами, и уничтожайте любого, кто отвернется от вас. Но ты же не отвернулся от истины?

— Я от нее давно отвернулся. И вообще не поворачивался никогда. — Меня начинал раздражать этот разговор. — Давай выкладывай, что ты про Ранхвальда знаешь!

— Я расскажу, — кивнул Ветер, — но нужно пожертвовать на возрождение нашего великого храма. Это правило незыблемо в течение многих веков.

— А… ладно. — Я махнул рукой и, достав кошель, бросил в появившуюся в руке Ветра шапку несколько мелких монет. — Нет у меня больше, — ответил я на разочарованный взгляд сидевшего передо мной прохиндея. — Но если ты ничего мне не расскажешь, то тогда тебе и это придется вернуть.

— Слишком ты подозрителен, брат, — ощерился Ветер.

— Вохленский[3] тебе брат, — передразнил я его. — Давай рассказывай.

— В общем, и рассказывать-то нечего. По городу ходят слухи. Надо просто сделать выводы. Не хочешь все же присоединиться к нашему Ордену? Сможешь быть уверенным в том, что после смерти окажешься в Великой Сладостной Нирване. Ведь, как говорил Великий Золотоносный Вседержитель…

— Все! — Я поднял вверх руки, призывая собеседника замолчать. — Хватит. Забери деньги, что я тебе дал, и проваливай.

— Но ты же не услышал до конца мою проникновенную речь. Я понимаю — трудно перебороть себя и принять слова истины.

Я поднялся из-за стола и направился к двери, ведущей на второй этаж, в комнаты. Ветер что-то еще бубнил мне в спину про Нирвану и Золотоносного Вседержителя, но я не слушал. Не хватало еще, чтобы ко всему приключившемуся со мной за последнее время прибавился сумасшедший пророк из Ордена Пилигримов с магическими способностями.

Едва я оказался в коридоре второго этажа, как передо мной появился Петер.

— Сюда, господин, — произнес он и отвел меня в крайнюю комнату.

Надо признать, она оказалась хоть и небольшой, зато вполне уютной и чистой. Пожелав мне спокойной ночи, Петер удалился. Я же, поставив на всякий случай мощное защитное заклинание на дверь, сбросил одежду и растянулся на кровати. Глаза закрылись сами собой, и я провалился в глубокий сон без сновидений.

Глава 4 Верден

Выспался я хорошо. Когда открыл глаза, солнце уже светило так, словно собиралось выжечь дотла комнату, которую я занимал. Недолго думая, я по старой привычке, выработанной еще во времена моей службы в армии, спрыгнул с кровати и, быстро умывшись, привел себя в порядок.

Когда я спустился вниз, на одном из столиков меня уже ждал завтрак. А рядом со столом замер сам хозяин гостиницы, смотря на меня лучезарным взглядом. Расторопность хозяина гостиницы оказалась поистине фантастической. Что ж, свои чаевые он заработал честно. Получив от меня весьма щедрую мзду, он рассыпался в благодарностях.

— Любезный, — я вдруг вспомнил, что мне нужно управиться еще с одним делом, — ты видел моего коня?

— Видел, господин, — кивнул Петер.

— Так вот, мне надо его продать и купить приличную лошадь, которая довезла бы меня до столицы.

— Конечно, господин.

— И самое главное — это нужно сделать быстро.

— Как скажете. У меня есть на примете прекрасная лошадь. Мой сосед как раз купил несколько скакунов из Воздомских степей. Чудо, а не лошади.

— Действуй, — кивнул я, и мой собеседник удалился.

И вновь я поразился его проворству. Не успел я закончить завтрак и подняться из-за стола, как Петер снова возник передо мной.

— Извольте посмотреть, господин, на улице вас ждет настоящий красавец.

Во дворе глазам моим предстал, конечно, не красавец, как его расписывал хозяин гостиницы, но вполне приличный жеребец-трехлетка.

— Его зовут Гас, — добавил Петер. — Я взял на себя смелость лично подготовить его к вашему путешествию…

— Молодец, — одобрил я действия Петера. — Во сколько же мне обойдется такое гостеприимство?

— Обижаете, господин, — потупился тот, — всего один золотой.

— М-да, — только и смог произнести я.

Вот прохиндей. Один золотой! Да за такую сумму можно было двух таких жеребцов купить.

— Ты меня, наверное, с кем-то путаешь, — сказал я Петеру. — Я золото не чеканю. Половину золотого дам.

— Пять сребреников? Договорились, — быстро согласился тот, видимо, поняв, что немного переборщил с ценой.

Можно, конечно, было и еще сбросить, но я великодушно отсчитал пять серебряных монет и, взобравшись на коня, направился к выезду из города.

Несмотря на то что приближался полдень, на улицах народу оказалось совсем мало. Так, несколько полупьяных зевак да замученных бытом женщин. Таким образом, в тишине и спокойствии я выехал из города, где меня поджидал сюрприз. Дорогу, ведущую на Баалинг, перегородили десять всадников, вооруженных до зубов. Среди них я отметил как минимум трех магов. Но это еще не все. Во главе отряда восседал на гнедом жеребце Верден собственной персоной. В руках он держал подозрительного вида посох, а глаза его просто пылали праведным гневом. Надо признаться, смотрелось это впечатляюще.

Еще бы! Он думает, что я соблазнил его маленькую бедную дочурку.

— Наконец-то мы встретились, Свент, — процедил Верден, прожигая меня взглядом, полным ненависти.

— Я не так рад этой встрече, как ты, — признался я. — Что ты хочешь?

— Где моя дочь? — громким шепотом просипел маг.

— Да что с ним разговаривать, хозяин! — не выдержал молодой детина, сидевший на коне по левую руку от Вердена. — Подвесить вон на дубу, да и делов-то. Все сразу расскажет.

— Ты не горячись, парень, — успокоил я чересчур ретивого героя. — Ты когда-нибудь сам там висел? А если окажусь на дубу не я, а ты, тогда как?

— Да как ты… — Молокосос тронул коня, но его остановила рука Вердена.

— Стой, Порзон, — тихо, но властно приказал тот, — стой и молчи.

Порзон затих и с обиженным видом отъехал в сторону.

— Так где моя дочь? — вновь спросил Верден.

— А вот это тебе надо спросить у Ранхвальда Полумертвого, — пожал я плечами. — Надо было следить за ней, а то она совсем в ведьму заигралась.

— Подожди, — удивленно уставился на меня Верден, — при чем здесь ведьмы? О чем ты говоришь?

— О том, что твоя милая дочурка спасла меня из тюрьмы только для того, чтобы принести в жертву на одном ритуале из области некромантии. И ритуале непростом. Ее подруги замахнулись на вызов одного небезызвестного некроманта. Они освободили армию скелетов и зомби вместе с неким Ранхвальдом Полумертвым. Слышал о таком?

— Слышал, — кивнул Верден. — Почему я должен тебе верить?

— Не знаю, — пожал я плечами. — Увы, доказательств собрать не успел.

— Хорошо, допустим. И где моя дочь?

— Я же говорю, спрашиваешь ты меня зря, я знаю лишь то, что вовремя смылся с места ритуала, а иначе мы с тобой здесь не разговаривали бы.

Я не стал пугать старикана рассказом о вспыхивающих ведьмах, решив поберечь его слабое сердце.

— И куда ты направляешься?

Старикан проявлял чудеса подозрительности.

— Я направляюсь в Баалинг, чтобы сообщить о воскрешении Ранхвальда. Он ушел за горы, но он вернется.

— Что ж, — задумчиво проговорил Верден, — не знаю почему, но я тебе верю. И все выясню в ближайшее время. Однако помни — если я пойму, что ты мне врешь, ты умрешь быстро и болезненно. Это ясно?

— Вполне. Только имей в виду, что ты уже не на своей территории…

Верден нахмурился, хотел что-то сказать, но удержался. Это хорошо. Старик еще не потерял чувство реальности.

Я решил, что на этом наш разговор закончен, и, развернувшись, спокойно продолжил свой путь. Верден не преследовал меня, что было вполне логично.

Что ж, теперь я остался один на один со степью. Признаюсь, я наслаждался видом огромного простора, раскинувшегося вокруг меня. Никого вокруг. Только мы вдвоем — степь и я. Правда, вскоре появился и третий. В вышине я заметил парящего гигантского орла, высматривающего жертву. Надеюсь, меня он в этом качестве не рассматривает, подумал я. А то мне пришлось бы его сильно разочаровать.

К вечеру я отмахал уже приличное расстояние. Гас устал, как и я, поэтому надо было найти место для ночлега. Но, кроме одиноких кривых деревьев, вокруг меня не было ничего подходящего для того, чтобы разбить лагерь. Скоро стало совсем темно, и мне пришлось останавливаться прямо посреди степи. Я, недолго думая, окружил себя защитной сферой, которую постарался сделать как можно плотнее, и, спрыгнув с лошади, быстро устроил себе импровизированное ложе. За своего скакуна я не опасался, сфера его не выпустит и хищника не пропустит.

Закончив обустраивать свою постель, я разжег костер с помощью магии и зажарил кусок свинины, который предусмотрительно прикупил у хозяина гостиницы в дорогу.

Запив еду несколькими глотками вина, решил, что перед завтрашним днем не мешает хорошо выспаться. Сказано — сделано. Через десять минут глаза мои закрылись и я провалился в сон. Буквально провалился…


Я стоял среди густого леса, на небольшой поляне. В центре поляны возвышался каменный алтарь, около которого стояла какая-то фигура. Я пригляделся и почувствовал, как противный холодок страха побежал по моей спине. У алтаря стоял Ранхвальд Полумертвый. Правда, теперь он не был тем гигантом, что я видел на кладбище. Нет, сейчас он выглядел как человек. Высокий и невероятно худой, с бледным лицом. А вот одежку ему можно было найти поприличней. А то какой-то изодранный плащ да потертые штаны. Несолидно. Но страшнее всего в его облике было лицо. Одна его часть застыла безжизненной желтой маской смерти, а другая жила своей жизнью. Все это смотрелось жутко.

— Ты пришел, — раздался шепот, от которого в моих жилах застыла кровь, — ты пришел, Свент. Я тебя ждал…

— Зачем? — справившись наконец с охватившим меня страхом, поинтересовался я.

— Придет время, ты узнаешь… я у тебя в долгу…

— Интересно эльфы пляшут, — покачал я головой. — В должниках сам Ранхвальд. Надо же.

— Ты сейчас не веришь, но я могу показать тебе кое-что. Кое-что из будущего.

Ранхвальд подошел ко мне. Лишь отчаянным усилием воли я удержался от того, чтобы не убежать. Каждая частичка моего тела вопила от страха. Зло, которое исходило от подошедшего ко мне полутрупа, казалось, заполняло все вокруг.

— Смотри, смертный!

Ранхвальд вытянул перед собой руку, и в воздухе появилось огромное окно. По нему пробежали серые волны, а в следующий миг я увидел в окне горящий город. Со всех сторон его окружали бесчисленные лестницы, по которым на стены карабкалось множество черных точек.

— Это Баалинг, — раздался голос Ранхвальда, — завершение вашей эры, эры людей, и наступление новой эры. Эры Вечности.

— Впечатляет, — согласился я, наконец собравшись с силами. — Но для чего ты мне это показываешь? Кстати, не хочешь исполнить долг передо мной?

— Хочу. — В голосе Ранхвальда мне на мгновение послышалось удивление.

— Ну тогда отправляйся подальше отсюда и забудь про Баал.

— Ты меня повеселил, смертный, — произнес после некоторой заминки Ранхвальд. — Ты должен определиться. Те, кто не со мной, те против меня. И времени у тебя мало…

— Определиться с чем? — не удержался я от вопроса.

— Приходи ко мне. Я буду в столице орков. Отсюда мы начнем наш поход. Весь мир покорится нам.

— Интересно, конечно. Весьма польщен. Но почему ты решил, что я все брошу и отправлюсь на враждебную мне территорию, к полуживому трупу, страдающему манией величия?

— Потому что ты мой, — рассмеялся Ранхвальд, проигнорировав мой сарказм. — Я знаю. И ты должен присоединиться ко мне.

— Но зачем я тебе нужен?

— Этого ты не узнаешь, пока не придешь ко мне. Но мы связаны с тобой. Никуда от этого тебе не деться… не деться… не деться…


Я вскочил, протирая глаза. Солнце уже выглянуло, рассеяв ночную темноту. Рядом мирно переминался с ноги на ногу Гас. Тьфу, проклятый сон. И не простой сон. Все же я могу понять, когда сон что-то значит, а когда нет. Этот сон послан Ранхвальдом Полумертвым. И я ему нужен! Только при одной мысли об этом мне стало не по себе. Надо вообще держаться подальше от этого Короля Нежити. Вот доеду до Баалинга, расскажу все и прямиком в Морс, он в пяти днях пути от столицы. Сяду там на корабль и через Зеленое море отправлюсь на Берилловые Острова. Надо отдохнуть, да и нервы подлечить. А что, неплохая идея. И пусть Верден локти кусает.

Успокоив себя таким образом, я разворошил костер, собрал вещи в мешок и запрыгнул на коня. Надо было торопиться. Тем более уже приближался рассвет. Весь день я скакал спокойно. Однако все как сговорились не отставать от меня.

И вновь отличился проклятый старикан, видимо, решивший окончательно вывести меня из себя. Вечером этого же дня, когда я спокойно ужинал при свете весело потрескивающего костра, он появился передо мной в виде призрачной фигуры.

— Ну что тебе неймется? — проворчал я. — Убедился, что я правду сказал?

— Убедился, — глухо ответил маг. — И все же ты мой должник. Но ты можешь вернуть мне долг.

— Каким же образом? — с любопытством уставился я на наглого мага, все еще считавшего, что я у него в долгу.

— Верни мою дочь!

— Интересно тролли пляшут, — пробормотал я. — Как ты это себе представляешь? Не хотел я тебе говорить… но во время ритуала никто не мог выжить.

— Она выжила, Свент, — твердо произнес маг, и в его голосе слышалась такая уверенность, что я сам на миг поверил в то, что чокнутая ведьма сумела спастись. Но лишь на миг.

— Откуда ты знаешь? — спросил я. — У тебя что, свидетели есть?

— Мне не нужны свидетели, — смерил меня презрительным взглядом Верден. — Мое волшебство сказало мне об этом.

— Может, твое волшебство сказало, где она находится? — с насмешкой спросил я.

— Да, и это тоже.

— Не томи, поведай мне эту тайну.

— Она направляется в Дорригард. За Ранхвальдом.

— Интересно, — протянул я, — и как девчонка доберется до него? Орки не любят женщин без сопровождения мужчин, тем более таких молоденьких.

— Девочка может постоять за себя, — ответил Верден. — Она просто бредит этим чудовищем. Мне удалось поговорить с ней по дальней связи всего ничего, но и так все ясно. Ты, если сейчас отправишься, можешь их догнать!

— Знаешь, папаша, твои актерские способности я оценил, как и старческий маразм, которому ты, несомненно, подвержен. Если не обращать внимания на непонятно откуда взявшийся долг, который ни один суд не признает, как ты меня можешь заставить отправиться на собственную смерть в пустыню к Королю Нежити ради девчонки, которая чуть не принесла меня в жертву? К тому же что ты знаешь о тех местах? Догнать? Это несерьезно. Старичок, это пустыня, а не Темные Холмы!

По правде говоря, я не боялся, что Верден со своими прихлебателями что-то мне сделает. Он находился далеко от своих владений, а поэтому был ненамного сильнее меня. Его же спутники вообще всерьез мной не воспринимались.

Вердену явно не понравился мой тон и тем более содержание моей тирады, но он решил пропустить мои слова мимо ушей. Даже на «старческий маразм» не отреагировал.

— Я знал, что ты подонок, — процедил он сквозь зубы.

— Весьма спорное утверждение, — возразил я. — По крайней мере, я не приставал к магам, которые просто зарабатывают себе на кусок хлеба.

Верден хмуро глядел на меня. И вдруг улыбнулся. Я даже растерялся. Первая улыбка за весь наш с ним разговор.

— Ты молодец, Свент. Мне нравятся смелые маги. Думаю, что драться с тобой в степи я не буду. Не хочу опускаться до мелких свар. Но мое предложение остается в силе. Верни мне дочь. И получишь награду.

— Я ни в коем случае не собираюсь отправляться в пустыню, но так, ради интереса, о какой награде идет речь? — поинтересовался я.

Честно говоря, я был уверен, что вряд ли этот скряга предложит чего-нибудь стоящее.

— Я отдам тебе Книгу Дантэ.

— Врешь, — вырвалось у меня.

Что такое Книга Дантэ, знал любой маг в Баале. Так называлась легендарная книга заклинаний. Иначе ее называли Книгой Вызова. Говорили, что с ее помощью можно вызвать любое создание из Невидимого мира. Но я не верил Вердену.

— Почему же, — спросил я его, — ты сам ей не воспользуешься?

— Не все так просто, — нахмурился мой собеседник. — Чтобы пользоваться этими заклинаниями, надо иметь силу иную, чем у меня. Надо быть стихийщиком. То есть таким, как ты. Я, конечно, мог обратиться к кому-нибудь из твоих собратьев, но ты — лучший! Мало того, эти заклинания требуют долгой подготовки, месяцы. У меня нет столько времени.

М-да. Аргументация так себе. На троечку. Но можно поразмыслить.

— Я подумаю, — сказал я. — Как мне с тобой связаться в Баалинге?

— Найди Гота Сварливого. Он хозяин лавки на бульваре Магов. Лавка так и называется — «Товары от Гота Сварливого». У него имеется постоянный канал связи со мной. Но учти, я долго ждать не буду. Желающих, поверь, наберется много.

— Не сомневаюсь, — пробурчал я. — Только поздно спохватился. Надо было раньше дочурке мозги вправлять. А насчет других стихийщиков… ты сам сказал, что я лучший. Или нет?

Старик лишь покачал головой и растаял, оставив меня одного. Я же подвинулся поближе к огню и погрузился в раздумья.

Глава 5 Баалинг, столица Баала

На пятый день моего пути, ближе к вечеру, я прибыл в Баалинг. Слава богам, сны и гости во время моего дальнейшего путешествия мне не докучали, и я немного успокоился. Я много раз бывал в Баалинге и никогда не уставал восхищаться им. На своем веку я видел много больших городов, но равных ему все-таки не найти. Город был расположен на высоком холме, который омывала с севера широкая, полноводная река Орра, а с трех других сторон окаймляла зеленая равнина. Представьте себе длинную цепь высоких и могучих стен, опоясывающих город аж тремя рядами. За первым рядом располагались извилистые улочки, плотно застроенные одно- и двухэтажными домами. Районы бедноты и ремесленников.

Здесь сосредоточилась основная масса населения города, в котором немалую часть составляли отставные военные. Король заботился о своих бывших солдатах, выплачивая им хорошую пенсию и предоставив значительные налоговые льготы. Таким образом, он мог в любое время собрать могучую армию, так как каждый из военных отставников обязан был держать у себя оружие и доспехи.

За вторым рядом стен располагались богатые районы. Здесь жили зажиточные купцы, торговцы, золотых дел мастера и находились всевозможные Ордена и гильдии магов. Ну а за третьим рядом, как вы понимаете, обитал король. Мне доводилось несколько раз бывать в его дворце, выполняя пару заказов военного министра, и, скажу вам, впечатление незабываемое.

Кстати, из Нижнего в Средний город, как назывались районы, огражденные стенами, можно было попасть только днем. А в Высокий город, где находился королевский дворец, без пропуска войти вообще было невозможно. Ночью ворота закрывались, а по улицам патрулировали солдаты из гарнизона Баалинга. Впрочем, даже они старались не соваться на окраины Нижнего города, где царили свои законы. Хотя что еще надо властям? Налоги предводители местных банд платили, и поэтому чиновники в гарнизонном управлении закрывали глаза на творившийся на тамошних улицах беспредел.


Обо всем об этом я думал, когда с пестрой толпой народа проехал через Южные ворота. Солнце уже клонилось к закату, но до темноты оставалось еще часа два. Стало быть, мне оставалось лишь найти гостиницу, а завтра с утра начинать заниматься делами. Я заторопился. Деньги у меня имелись, и останавливаться в Нижнем городе не хотелось. К воротам Среднего я успел вовремя. Правда, пришлось потратить немного времени на перепалку с охранниками, которым я вдруг показался подозрительным. Но упоминание некоторых имен произвело должное впечатление, и я оказался там, куда стремился.

Я направился в хорошо знакомую мне гостиницу под суровым названием «Гнев». Признаюсь, ее хозяин, с которым мы были знакомы несколько лет, так и не смог объяснить, почему гостиница получила такое название. Все это шло от его предшественника, и никто не хотел нарушать почти вековую традицию.

Я подъехал к гостинице, представлявшей собой двухэтажное здание, окруженное небольшим садом, и махнул рукой человеку, который возился с веником около входных дверей. Я знал его. Помощник Дигга, хозяина гостиницы. Тот, увидев, кто приехал, радостно замахал мне рукой и скользнул за дверь.

Едва я спрыгнул с коня, как передо мной появился Дигг. Его помощник, поклонившись, увел моего жеребца. Не скрою, я был приятно удивлен такой встречей. Самое интересное, что я никогда не оставлял особо щедрых чаевых. Поэтому подобная забота была вдвое приятнее.

— Добрый день, господин Свент! — расплылся в улыбке Дигг. — Давненько вас не было. Как обычно? Двухместный номер?

— Да, хозяин. Двухместный, и накрой там в своем кабачке столик. Весь день в седле, сам понимаешь.

— Конечно, — кивнул мой собеседник, — один момент.

Я вошел в гостиницу следом за хозяином. Небольшой кабачок на первом этаже был полон народу, но для меня быстро нашелся свободный столик. Сев за него, я по старой привычке быстро окинул взглядом зал. Ничего подозрительного. Обычный народ. Никто ни на кого не обращает внимания, как и должно быть в приличном месте. В Нижнем городе ко мне бы уже пару раз подошли в надежде сшибить деньжат.

Наконец прибежал мальчишка с моим пивом. Когда я наполовину опустошил кружку, появился хозяин с ужином. Как всегда, еда оказалась на высоте. Готовили в «Гневе» превосходно. Утолив голод, я блаженно откинулся на спинку стула и принялся наблюдать за суетящимся в зале хозяином. Наши глаза нечаянно встретились, и он поспешил ко мне.

— Чего-нибудь еще? — поинтересовался он. — Может, девочку?

— Нет, спасибо, — улыбнулся я.

Честно говоря, у меня не было никакого желания, кроме одного — лечь спать. А вот завтра… В общем, у меня имелся адресок, где ласковые девушки с радостью примут вашего покорного слугу в свои объятия. Но все это завтра.

Хозяин лично проводил меня в отведенный мне номер.

Проснулся я от бьющего в глаза яркого солнца. Долго же я спал. Оказалось, уже приближался вечер. Что ж, пора. Я поел и вышел со двора. Мой путь лежал к улице, которая называлась Первой Магической. Именно здесь находилась Академия Магии, куда я направлялся… А точнее, шел к своему другу, профессору Виверну, ректору Академии.

Погодка выдалась на загляденье. Ласковое солнышко пригревало, я, улыбаясь, пробирался сквозь толпу. Вдоль улиц Баалинга тянулись импровизированные торговые ряды, в которых можно было купить абсолютно все. Мне нравился этот веселый шумный базар. А вот когда я свернул на улицу, где располагалась Академия, то очутился в совершенно другом мире. Тут царствовала магия и не было случайных людей. Местные профессора бдительно следили за порядком.

Академию окружал высокий забор, за которым раскинулся зеленый парк. Пройдя через распахнутые ворота, я направился по широкой, вымощенной камнем дороге к солидному трехэтажному особняку. Вдоль дороги стояли деревянные скамьи, которые заполняли местные студенты. Меня провожали внимательными взглядами, а кое-кто даже здоровался. Интересно, откуда кто-то меня может знать? Хотя, может быть, Виверн постарался. Все-таки я в свое время был одним из лучших выпускников.

Зайдя наконец в особняк, я, естественно, привлек внимание местных охранников. Но поднятая ладонь с пропуском, выписанным лично ректором Академии, сняла все вопросы. Я послал мысленное приветствие Виверну и начал медленно подниматься по широкой лестнице. Едва я поднялся на второй этаж, как увидел самого профессора.

Он не изменился за те два года, что мы не виделись. Все такой же. Совершенно не похож на обычного профессора. Еще бы — представьте профессора двухметрового роста с отличной мускулатурой и вдобавок с лицом, при взгляде на которое начинаешь подумывать о том, как бы убраться куда-нибудь подальше. Но друзья Виверна, да и его студенты прекрасно знали, что его внешний вид обманчив.

— Свент, дружище! — прорычал профессор и стиснул меня своими лапами.

— Осторожнее, ты, медведь, — проворчал я, чудом высвободившись из объятий этого мастодонта.

— Подожди у меня в каморке, — сказал профессор. — Сейчас я урок проведу и присоединюсь к тебе. Кстати, там все на своих местах, — подмигнул он.

— Давай не задерживайся, — ответил я и проводил своего друга взглядом.

Он скрылся в коридоре, а я отправился в комнату, которую Виверн называл каморкой. На самом деле «каморка» была ненамного меньше обычной аудитории, в которой, кстати, помещались пятьдесят студентов. Эту «каморку» Виверн оставил лично за собой и превратил в своеобразную комнату отдыха.

Я быстро нашел эту комнату и, порывшись в хорошо знакомых мне шкафах, извлек на свет кувшин крепчайшего вина, приготовленного по личному рецепту профессора. Поставив две кружки и наполнив их вином, я принялся ждать Виверна. Он появился, когда я прикончил первую кружку.

— Молодец! — заявил он прямо с порога. — Разлагаешься… Наливай!

— Уже, — улыбнулся я, и профессор, одобрительно крякнув, плюхнулся рядом со мной на лавку. Он сделал большой глоток, вытер рукавом рот, отдышался и посмотрел на меня.

— Рад тебя видеть! — сообщил он мне. — Рассказывай. Что привело тебя в нашу обитель?

— А если просто желание увидеть старого друга?

— Это похвально, — улыбнулся Виверн, — но ты не забывай, что я тоже маг, причем и в той области, в которой у тебя талантов немного. Так что вижу насквозь любого. И сейчас вижу, что ты принес какую-то весть. Плохую весть.

— Ты прав, — вздохнул я, — весть плохая.

— Рассказывай с самого начала, — предложил профессор.

— Хм, — покачал я головой, — ладно. Поручили мне задание дракона одного устранить…

В общем, коротко я поведал о том, что приключилось со мной за последние дни. Профессор слушал внимательно, сначала потягивал вино, а затем, заинтересовавшись, отставил кружку. Когда я закончил свой рассказ и положил извлеченный из сумки колдовской шар перед профессором, в комнате наступила тишина.

— Говоришь, Ранхвальд Полумертвый? — недоверчиво покачал головой Виверн, повертев в руках шар. — Если бы кто-то другой мне рассказал, вышвырнул бы его как сумасшедшего, но ты… Тем более вот это. — Он аккуратно положил шар на стол. — И поэтому мне страшно, Свент.

— Страшно? — Я пил вино, решив промочить горло после длинного рассказа, и чуть не поперхнулся. — Тебе страшно?

— Это когда это ты меня в берсерки записал? — помрачнел профессор. — Не боятся только глупцы. Если человек испытывает страх, значит, он способен думать. Ты хочешь сказать, что я неспособен думать?

— Нет, конечно, не надо переворачивать мои слова, — сказал я. — Неужели все так плохо?

— Плохо? Нет, не плохо. Это, друг мой, катастрофа. Ты хоть понимаешь, кто такой Ранхвальд?

— Король Нежити.

— Он не только Король Нежити, он еще и великий маг, обладающий невероятной силой. Это тогда с ним справились благодаря Пендрагону. Но из тех победителей-магов мало кто остался в живых. А нынешнее поколение измельчало.

Куда им с Ранхвальдом тягаться. Вот ты еще ничего…

— Ну спасибо, — хмыкнул я, — это, надо полагать, похвала?

— Пойми, Свент, — Виверн хмуро посмотрел на меня, — я знаю, на что способно это чудовище. И нынешнему правителю Баала с ним не справиться.

— То есть все? Лапки кверху и на милость победителя? — саркастически поинтересовался я.

— А вот этого я не говорил, — покачал головой Виверн. — Если он только что восстал из мертвых, то ему еще надо накопить свою силу. Сейчас он слаб, у него нет ни армии, ни авторитета. Но через полгода он превратится в непобедимого. Поэтому уничтожить его нужно сейчас!

— Ну вот и отлично. — Я допил вино и поднялся из-за стола. — Ты, друг мой, теперь знаешь, что надо делать. Можешь не благодарить меня. Я с твоего разрешения удалюсь. У меня еще дел много.

— Куда это ты? — От удивления профессор даже привстал из-за стола.

— Как это куда? — изумился я. — Моя миссия выполнена.

— Но ты не можешь так уйти. Ты должен помочь уничтожить Ранхвальда.

— Э, нет, — возразил я разошедшемуся профессору. — Повторяю: свою миссию я выполнил. А вот уничтожить Ранхвальда… я, конечно, помогу чем могу. Но, так сказать, в качестве консультанта. Я в гостинице «Гнев» остановился. Навещай, когда захочешь.

На этом, оставив разочарованного профессора, я покинул комнату. Похоже, Виверн ожидал, что я предложу свои услуги для уничтожения Ранхвальда. Может, он считал меня могучим магом, но я, памятуя свой сон в степи, таким себя не ощущал, поэтому не собирался вмешиваться во все это. Виверн наберет себе в команду куда более опытных боевых магов, чем какой-то бродячий стихийщик.

Успокоив себя таким образом, я спустился по лестнице и вышел из Академии. Теперь мой путь лежал на Торговую улицу, где находился небольшой особнячок госпожи Мередит. Ее подопечные девушки дарили изысканные ласки мужчинам. Но далеко не всем. Чтобы стать членом этого привилегированного клуба, надо было, конечно, иметь деньги, но главное — рекомендации. У меня они имелись.

Как всегда, стоило мне только войти в особняк, как меня встретила сама госпожа, когда-то слывшая первой красавицей Баалинга, и даже сейчас, в свои сорок лет, изрядно погрузневшая и оплывшая тем не менее пользовалась успехом у мужчин.

— Мастер Свент! — расплылась она в улыбке, увидев меня. — Давно вы у нас не были. Как ваши дела?

— Все в порядке, Мари, все в порядке, — ответил я, — вот решил развлечься…

— И, конечно, по адресу зашли. Кого в этот раз? Риту или Элгу?

— Элгу!

— Проходите, — махнула она рукой на просторный диван около стены.

Что ж, ничего не изменилось. Вскоре появилась смуглая Элга и отвела меня на второй этаж в свои покои. А дальше… Дальше мы весело провели время, и утром я покинул особняк, нежно попрощавшись с девушкой и щедро расплатившись. Кто-то может бросить в мой огород камень, но я противник долгих связей. Да и мой образ жизни не позволяет подобного. Поэтому проще ни к чему не обязывающие отношения. Тем более что я всегда был щедрым, а девушки это любят.


Время полетело быстро. Пару недель я отдыхал. Спал до обеда и таскался по местным кабакам. Несколько дней сидел в Королевской библиотеке, куда еще год назад Виверн достал мне пропуск. Кстати, мой друг больше не объявлялся. Наверное, обиделся на то, что я отказался участвовать в обезвреживании Ранхвальда. Да ну и демон с ним. Переживет. Обиды быстро проходят, а дружба остается. Кстати, вечерами я шел в заветный особнячок. К Рите и Элге. Но, как всегда, вскоре пришло пресыщение. Ну не привык я к такому образу жизни. Да и монетки лишние не помешали бы. Поэтому ровно через две недели я решил подыскать заказчика. Несколько раз вспоминал о Вердене, но, признаться, не испытывал желания взяться за его работу, пусть даже за такое щедрое вознаграждение.


Утро выдалось просто на загляденье. Ласковое солнце чуть припекало, на голубом небе не было ни облачка. Что ж, пора было и поработать. Я направился в трактир под названием «Кружка». В нем обычно собирались зажиточные горожане, потому-то даже кружка пива стоила там немалые деньги. И именно в этом трактире можно было найти клиента и получить задание.

Когда я устроился за столиком и мне принесли кружку местного фирменного пива, в трактире появились новые посетители. Один из них был старый знакомый Виверн, а второй… вот появление второго заставило всех посетителей оторваться от еды. Еще бы. В трактир вошел придворный маг его величества короля Баала, Верховный магистр Верон. Появление персоны такого уровня в среднем кабачке было само по себе событием из ряда вон выходящим. Мне подумалось, что через полчаса сюда весь район сбежится.

Но оба гостя, не обращая никакого внимания на возникший с их появлением переполох, проследовали к моему столику и, не спрашивая разрешения, уселись напротив меня. Некоторое время, пока несли заказанные моими гостями две кружки пива, мы рассматривали друг друга. Но вот пиво принесли, и игра в гляделки закончилась.

— Чему обязан? — осведомился я, хотя прекрасно понимал, зачем мне нанесли визит два самых уважаемых мага государства.

— Свент, так вас зовут? — осведомился холодным тоном Верон.

— Да, магистр.

— Тогда у меня к вам поручение. Или, как это у вас называется, задание.

— Знаете ли, я сейчас временно отдыхаю и заданий не беру, — объяснил я наглецу.

Пусть он и придворный маг, Верховный магистр, но я никому не позволяю разговаривать с собой подобным тоном.

— Что?

В воздухе запахло хорошей дракой, и я уже приготовился дать отпор, а дальше будь что будет, но в дело вмешался профессор. Он что-то прошептал на ухо Верону, и тот расслабился, хотя все равно смотрел на меня, словно тролль на эльфа.

— Послушай, Свент, — обратился ко мне мой друг, — мы пришли к тебе как к другу. И надеемся, что ты поймешь и поддержишь нас. Ведь и для тебя судьба Баала не пустой звук. И ты должен помочь нам справиться с Ранхвальдом.

— И я, — добавил наконец погасивший свой взгляд Верон, — и я, как представитель нашего короля, обещаю щедрую награду за твою помощь.

Я покачал головой.

— Ну чем я, скажите, вам могу помочь? Я не боевой маг. Я стихийщик. Этим все сказано.

— Нет, Свент, — первый раз за все время разговора улыбнулся Верон, — ты не просто стихийщик, ты участник ритуала, освободившего Ранхвальда. Это значит, что в тебе часть той силы, которая освободила его. А это, в свою очередь, означает, что ты стал сильнее. И если пробудить полученную тобой силу, то ты станешь одним из самых могучих магов в Баале.

Я удивленно и недоверчиво уставился на придворного мага. Судя по всему, тот не лгал.

— Интересно тролли пляшут, — вырвалось у меня. — И, естественно, пробудить эту таинственную силу можешь только ты, магистр?

— Да, я, — важно кивнул Верон, — но прежде ты поможешь нам.

— Выбор интересный, — пробормотал я, — и сдается мне, вы оба уверены, что я соглашусь.

— Уверены, — ответил Виверн.

— Тогда вынужден вас разочаровать. Я отказываюсь.

— И не хочешь послушать, что мы тебе предложим? — вступил в разговор как-то очень быстро успокоившийся Верон.

— И что же?

— Ты получишь десять тысяч золотых.

— Сколько? — Я не поверил своим ушам. — Не верю!

— В этом, маг, — отчеканил суровым голосом Верон, — я могу тебе поклясться. Но и это не все. Ты получишь право выбрать две любые книги в Тайном зале Академии Магии.

— Хм. — Мне казалось, что все происходит не со мной. — Ну допустим на минуту, что я принял ваше предложение. И как вы планируете все это осуществить? Где сейчас Ранхвальд?

— Он в Дорригарде. Почетный гость короля орков, — ответил Виверн.

— Еще хуже. Нас перещелкают, стоит нам только перевалить через горы. Нескольких дней хватит. Или, может, я чего-то не понимаю?

— Не понимаешь, — кивнул профессор. — Пойдем не только ты да я. Пойдет целый отряд. Лучшие маги Баала.

— Ранхвальд ждет тебя, — добавил Верон, — и твой сон не просто сон. Задача вашего отряда — уничтожить Ранхвальда.

— И вы правда считаете, что это реально? — Я недоверчиво посмотрел на Виверна.

Тот утвердительно кивнул.

— Я должен подумать.

— У тебя есть пять минут, — сказал Виверн.

Тоже друг называется. Поставили мне условия, конечно, грамотно. Десять тысяч золотых и книги стоят того, чтобы рискнуть своей шкурой.

— Хорошо, — вздохнул я, — согласен. Вы же все равно не отвязались бы.

— Нет, — честно признался Виверн. — Завтра приходи в Академию. Третий корпус знаешь?

— Это лаборатории? — уточнил я.

— Да. Мы будем ждать.

С этими словами Верон поднялся.

— Я покину вас. До завтра. И он ушел.

— Зря ты его злил. Он неплохой мужик, — заметил Виверн.

— Переживет, — пробормотал я, — а вот ты! Друг, тоже мне.

— Я тебе друг, и поэтому ты должен идти с нами. А Верон? Верон — гарант моих слов.

— Да ладно, проехали, — махнул я рукой. — Лучше расскажи, кто с нами пойдет и готов ли план. Кто-то говорил, что с Ранхвальдом нынешние маги не справятся?

— Говорил. Но я могу заблуждаться. Признаюсь, мне известно ненамного больше, чем тебе. Из наших будущих спутников я знаю только магистров Седрика и Ллойда.

— Ух ты, магистр Ордена Огня и магистр Ордена Земли. Солидное сопровождение.

— Солидное, — согласился Виверн. — Больше никого не знаю. Увидишь завтра.

Профессор показал трактирщику два пальца.

— А вот и пиво, — приветствовал он кружки, поставленные официантом на стол.

— Ты веришь в удачный исход этого предприятия?

— Верю. — Виверн стал совершенно серьезным. — Нам иного не остается, как верить. Или Баал станет одним большим кладбищем.

Глава 6 Отряд

Лабораторный корпус расположился за основным зданием Академии. Он представлял собой приземистое и длинное одноэтажное здание, утопающее в зелени. Здание имело лишь один вход, перед которым стояли на страже двое студентов-старшекурсников.

— Куда идешь? — важно осведомился один из них, высокий блондин, больше напоминавший симпатичную девушку, чем парня.

— Куда надо, — так же важно ответил я ему и, похоже, чуть не спровоцировал маленькую драку, так как студентик попался очень вспыльчивый. Но тут появился Виверн.

— Стэкс! — рявкнул он, и парень, решивший поучить меня уму-разуму, застыл на месте. — Ты что, старших разучился уважать? Или тебя не предупреждали?

— Предупреждали… но…

— Молчать! Будешь разговаривать, когда разрешат. Пошли, Свент. — Он пожал мне руку, и я пошел за профессором, чувствуя, как в спину уперся ненавидящий взгляд разъяренного студента.

— Молодой, горячий, — объяснил мне Виверн, когда мы с ним шли по длинному коридору, кончившемуся просторным залом.

В центре зала стоял огромный стол. Вокруг него устроились пять человек. Перед ними лежала большая карта Баала и прилегающих к нему государств.

Большинство присутствующих оказалось мне знакомо. Магистров Седрика и Ллойда я знал. Знакомы мы были шапочно, но и о том и о другом я слышал много хорошего. А о магах редко когда услышишь что-то хорошее. Оба магистра чем-то были похожи друг на друга. Оба высокие, худые и черноволосые. Даже лица чем-то схожи, только у Седрика кожа смуглая, а у Ллойда молочно-белая. Ну и, естественно, одежда. Седрик, как и все адепты его Ордена, предпочитал яркие цвета, вот и сейчас он был одет в малиновый плащ, под которым я заметил темно-красный жилет, такие же малиновые штаны и черные сапоги. Смотрелось это, конечно, живописно, но подошло бы больше клоуну в цирке Баалинга, чем известному магу.

Ллойд же одевался совершенно по-другому. Но и здесь был явный перебор. На фоне его сплошь черной одежды бледное лицо смотрелось жутковато. Ну да это мелочи. Как говорится, с лица воду не пить.

Еще один маг был мне незнаком. Судя по нашивкам на рукавах его пышного камзола, этот был из придворных магов. Да и высокомерное выражение на лице многое рассказывало о моем будущем спутнике. Я оказался прав.

— Магистр Штранцль, — сухо отрекомендовался он, — личный помощник Верховного мага Верона. Сам Верон извиняется, но прибыть он не смог. Государственные дела.

Я кивнул и перевел взгляд на четвертого мага. Им оказалась женщина. Я ее знал.

— Привет, Бренда, — улыбнулся я.

— Привет, Свент, — ответила та, но ответной улыбки я не дождался.

Сюрприз. Неприятный сюрприз. И куда только смотрел Виверн? Хотя он говорил, что не знает всех магов, участвующих в походе. Бренда. Весьма симпатичное создание с ангельским личиком, длинными и пышными волосами и стройной фигуркой. На мой взгляд, ей не хватало немного роста, но это, знаете ли, дело вкуса. Мне-то прекрасно было известно, что скрывается за этой привлекательной внешностью.

Бренда тоже работала в Академии и вела практические занятия по боевой магии. Да, как ни странно при подобной внешности, она слыла одним из самых опытных боевых магов в Баале. И, кстати, успела поучаствовать в нескольких кровопролитных войнах.

В свое время мы с Брендой были близки. Очень близки. Но, знаете ли, я человек свободолюбивый, а она… она оказалась не готова к тем отношениям, которые я готов был предложить. Короче говоря, мы расстались, притом не очень хорошо. Она до сих пор считала, что я ее предал, и старалась избегать меня. Ничего, сейчас мы в одной команде, так что ей придется смирить свой вспыльчивый нрав.

Пятый человек за столом оказался начальником Королевской гвардии Самсоном. Гвардеец, каким он должен быть в принципе. Косая сажень в плечах, могучие руки, которым привычнее держать меч, а не перо. Одет Самсон был очень скромно, явно не по своей должности. В общем, вот такая разношерстная компания сидела за столом. К ним присоединились мы с Виверном. Именно он начал разговор.

— Итак, всем собравшимся известно, зачем мы собрались. Все добровольно вызвались принять участие в нашей экспедиции. И все знают, что могут из нее не вернуться. — Виверн взял паузу и оглядел сидящих за столом. — Итак, представляю вам Свента. Многие из вас его знают, и, может, кто-то не одобряет его участия в экспедиции, но такова судьба…

— Вечно эти стихийщики суют свой нос куда не надо, — проворчал Штранцль, хмуро посмотрев на меня. — Из-за этого, — кивок в мою сторону, — Ранхвальд и пробудился. Им только дочерей приличных магов охмурять. Сплошной ветер в голове.

Я широко улыбнулся.

— Магистр, конечно, знает, о чем говорит, только я все же отвечу, если никто не возражает, — произнес я. — Стихийщики, может, и не примерные парни, но куда лучше «приличных» самодуров-магов, которые лезут в чужие задания, за это же требуют сумасшедшие компенсации, распускают своих дочерей до такой степени, что те ввязываются в темные ритуалы и готовы отдаться первому встречному!

Закончив речь, я поймал одобрительный взгляд Самсона. Еще бы. Солдаты всегда недолюбливали высокомерных магов, кичившихся своими талантами. Кстати, Штранцль только презрительно хмыкнул в ответ на мои слова, решив не вступать в споры с каким-то стихийщиком.

— Так. — Голос Виверна звучал сурово. — Если я еще раз услышу пререкания между членами экспедиции, то приму меры. И ты знаешь какие, Штранцль. — Он упер в мага тяжелый взгляд, и тот, помрачнев, опустил голову.

Интересно, с чего это Штранцль боится профессора? Во что влип помощник придворного мага? Надо будет выяснить.

— Итак, мы одна команда! И между нами не должно быть никаких трений. Противник у нас очень серьезный. И если вы будете цепляться друг к другу, наш поход обречен. У кого-то имеются возражения?

Возражений не имелось. Я украдкой посмотрел на Бренду. Наши глаза встретились, но она, приняв независимый вид, перевела свой взгляд на вновь заговорившего профессора. Тот уже начал показывать на карте предстоящий путь.

— Выходим послезавтра. Направляемся к горам, вот сюда. — Палец профессора остановился на Торде, городе, располагавшемся перед Синим перевалом, одним из трех перевалов, соединявших пустыню орков с Баалом. — От него идем дальше к Стригарду, затем Вигард, и вот сюда, в Дорригард, столицу королевства орков.

Как все просто. Но Виверн не сказал о том, что между — Стригардом, расположенным сразу за перевалом и являющимся нейтральным торговым городом, и Дорригард ом семьсот километров. В лучшем случае две недели пути по пустыне, где рыщут бесчисленные племена орков, которые не подчиняются никому, даже своему королю. А Стригард и Вигард — всего лишь маленькие городки, в которых власть меняется чуть ли не каждый месяц.

— В общем, это все. Кто хочет высказаться? — поинтересовался Виверн, закончив свою короткую речь.

— За какое время вы хотите достигнуть Дорригарда? — осведомился Самсон.

— Недели за две, — ответил Виверн.

— За две недели, — усмехнулся гвардеец, — пройти через пустыню, полную варваров? Вы вообще представляете, что там происходит?

— Да, но…

— Вы там были?

— Нет, — признался профессор.

— А вы? — Он повернулся к магам, те покачали головами. Все, кроме Бренды.

— Я была, — ответила она.

— И где же, интересно? — Самсон не мог скрыть своего удивления.

— В Стригарде, в Вигарде, еще в двух деревеньках. До Дорригарда не добралась. Не получилось.

— Ясно, — протянул гвардеец, уважительно посмотрев на девушку. — А ты? — повернулся он ко мне.

— Был, — кивнул я. — но не в Дорригарде.

— Что ж, уже лучше. Тем не менее тем, кто не был, следует знать, что в пустыне нет власти королей. Там правит один закон — закон сильнейшего! Я уже говорил об этом досточтимому Верону.

— Ты думаешь, гвардеец, что мы не справимся? — с вызовом спросил Ллойд.

— Не много ли ты берешь на себя? — поддержал его Седрик. — Если надо, мы превратим варваров в пыль. Не так ли, уважаемый магистр Ллойд?

— Несомненно, уважаемый магистр Седрик, — ответил тот.

— Он не это хотел сказать, — вмешался я в разговор. — Он хотел сказать, что вам надо как следует подготовиться к походу.

Оба мага как по команде уставились на меня.

— Ты думаешь, я не знаю, что брать с собой в поход? — нахмурившись, вопросил Седрик.

— Я думаю, что уважаемый магистр не знает специфики того места, куда мы отправляемся. Поэтому нелишне будет сообщить вам о некоторых вещах, которые иначе вы можете не взять с собой.

— Ну может быть, ты и прав, — кивнул Седрик. — Ты мне и расскажешь, что надо брать. К тебе у меня больше доверия.

— Вот и отлично, — подытожил Виверн. — Насчет срока нашего путешествия, поверьте, он не с неба взялся. У нас есть договоренность с двумя вождями крупнейших кланов орков, не присоединившихся к королю. Они организуют проводников и беспрепятственный проход через их земли и будут снабжать нас провиантом и водой. Как вы понимаете, усиление Дорригарда им не нужно, а появление такой силы, как Ранхвальд, и подавно.

— Полагаться на варваров — это опрометчивое решение, — заметил Самсон.

— Я согласна с ним, — вставила Бренда. — У орков слова мало что значат. Да и клятвы тоже. Они никого не признают.

— Но в данном случае они заинтересованы в том, чтобы чужими руками избавиться от соперника, — заметил Ллойд.

— Верно, — вставил я, — они вполне могут нам помочь. Тем более разве выбор есть? Или, может, у кого-то есть план получше?

Никто не ответил. Я, признаюсь, и сам испытывал сомнения по поводу лояльности варварских вождей, но все же решил, что если они заинтересованы в нас, то есть шанс.

— Хорошо, может быть, вы и правы, — кивнул гвардеец. — А если все у нас получится, что мешает этим оркам нас прикончить на обратном пути? Они избавятся от свидетелей.

— А никто и не давал гарантию, что этого не произойдет на обратном пути, — заметил Виверн, — но с нами же магистры Ллойд и Седрик. Разве они не справятся с горсткой варваров?

Он посмотрел на магов, те горделиво кивнули.

— И еще. — Виверн поднялся из-за стола. — Если больше нет вопросов, то мы отправляемся, как я уже говорил, послезавтра. О съестных припасах не беспокойтесь. Их, как и лошадей, предоставит Верон. От вас требуется только собраться в условленном месте утром.

— А деньги? — послышался голос Бренды. Конечно, моя бывшая никогда не упускала ничего, что может принести полновесные золотые монеты. Кстати, это качество в ней я ценил.

— Деньги вам переведут на личные счета в местном банке. Аванс. Остальное окажется там после нашего возвращения.

— Ха, — улыбнулся я, — а если мы не вернемся?

— Каждый сам выбирает, чем рискует! — парировал Виверн.

На этом наше собрание закончилось. У меня оставалось, таким образом, время, чтобы подготовиться к нашей экспедиции. И я решил не терять его зря. Чтобы избежать предложений о продолжении знакомства в более уютной обстановке, я пропустил вперед всех будущих спутников и остался наедине с профессором.

— И все-таки ты редкостная гнида, — сообщил я ему. — Надо же так подставить меня! Этого индюка и стерву Бренду сунуть к нам.

— Расслабься, Свент. — Профессор нисколько не обиделся на мои слова. — Во-первых, Штранцль — человек Верона. Ну а Бренда… Я возражал, но меня не послушали. К тому же она действительно могучий боевой маг.

— Знаю, — махнул я рукой и направился к двери. Уже выходя из комнаты, я обернулся и спросил Виверна: — Еще раз повторюсь. Ты правда веришь, что мы доберемся? В этом составе?

— Верю, — последовал ответ.

— Мне бы твою уверенность, — проворчал я и вышел из комнаты.

К сожалению, улизнуть мне не удалось. Перед лабораторией ждала Бренда.

— Свент, — окликнула она меня, когда я решил пройти мимо, прикинувшись слепым.

Увы, прикинуться еще и глухим было бы глупо, поэтому я, вздохнув, обернулся к девушке. — Что?

— Ты не хочешь поговорить? Нам с тобой предстоит долгий путь. Мы должны доверять друг другу. — Она ослепительно улыбнулась.

Несколько лет назад я бы растаял от этой улыбки, но то было несколько лет назад. Сейчас я был тверд, как кремень.

— Я могу доверять тебе? — осведомился я.

— Конечно!

— Превосходно. Значит, и ты мне можешь доверять! На этом разрешите откланяться.

Я развернулся, но от Бренды так легко не отделаешься.

— Да подожди ты! — Она взяла меня под руку. — Давай забудем прошлое.

— Правда? — Я с удивлением посмотрел на девушку. — Раньше ты по-другому говорила.

— Время лечит, Свент. Я не враг тебе. Ну что? Друзья?

— Друзья, — кивнул я.

На этой мажорной ноте мы расстались. Скажу вам, я ни на грош не верил Бренде. Конечно, она могла и измениться… но нет. Пока я этого не почувствую по-настоящему, не поверю. Слишком хорошо я ее знаю. Она хочет дружбы. Зачем, вопрос другой. Разберемся. Ну а дружбу она получит. Почему нет? Только, милая, смотреть я буду за тобой в оба.

Глава 7 Два века назад. Ранхвальд. Начало

Ранхвальд посмотрел на стоявшую перед ним кружку с пивом. Рядом с ней лежала книга. Он никак не решался открыть ее. Из-за этой с виду невзрачной книги в простом потертом кожаном переплете он потратил пять лет своей жизни. Ее поиски помогли ему отчасти заглушить боль и обиду, оставшуюся в душе после его исключения из Академии Магии Баала, и горечь той давней трагедии… Гибель любимой… Но вспоминать все это не хотелось.

Книга, лежащая пред ним, может вернуть ему возлюбленную, погибшую по его вине. Ради этого он готов сделать все. Он не остановится. Его планы не ограничиваются воскрешением. Теперь в его руках сила, и он найдет способ ей воспользоваться.

Ранхвальд взял кружку и залпом выпил пиво. Отдышавшись, он вытер рот и оглядел свою жалкую каморку. Он снимал ее в самом бедном квартале Баалинга, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания. Его магических сил хватило, чтобы показать местной шпане, что с одиноким худым человеком со злым взглядом лучше не связываться. После того как он отправил пятерых особо рьяных на тот свет, остальные стали обходить заброшенный дом стороной.

Ранхвальд улыбнулся. Ничего. Сегодня он наконец овладеет той самой силой, о которой бредил с детства. И тогда все его недруги пожалеют о том, как обошлись с ним. Он станет властителем Баалинга, самым могучим магом из ныне существующих, равным по силе легендарным магам-основателям.

В дверь тихо постучали.

Ранхвальд насторожился. Кто мог его тревожить? За тот месяц, что он провел в этом месте, никто не побеспокоил затворника. Да и кто мог знать, что он обосновался здесь, кроме местной шпаны?

Он посмотрел магическим взглядом через дверь и увидел ничем не примечательного человека в какой-то серой одежде. Правда, бледное лицо человека показалось Ранхвальду знакомым. Интересно…

Он щелкнул пальцами, дверь открылась. Гость осторожно вошел в комнату, с опаской глядя на хозяина.

— Ты кто? — неласково осведомился Ранхвальд.

— Вы меня не узнали? — искренне опечалился гость.

— Честно говоря, нет.

— Я Торн, помните?

— Торн… — и тут Ранхвальд вспомнил.

Его подмастерье, некоторое время помогавший Ранхвальду в исследованиях. Единственный, кто когда-либо помогал ему, если не считать Бэлу, его возлюбленную. И тот, кто отвернулся от него после трагических событий пятилетней давности.

— Я тебя не узнал, — хмуро улыбнулся Ранхвальд, — ты изрядно похудел и осунулся. Но я помню твое предательство. Зачем же ты сюда пришел? Поиздеваться надо мной? Небось уже дипломированный маг? Если все же поиздеваться, то это был опрометчивый шаг. Сейчас мне никто не страшен.

— Вы все не так поняли, уважаемый, — испуганно зачастил гость, — я пришел извиниться. И хочу просить вас взять меня к себе.

— Как к себе? — Ранхвальд изумленно посмотрел на Торна. — А зачем? Ты меня уже предал один раз. Почему ты решил вернуться?

— Простите меня, — пробормотал Торн, — я ошибался. После того как вас выгнали, я сам стал изгоем. Да, я закончил Академию, но все презирают меня. Даже магическая практика не приносит дохода, никто не идет ко мне на прием.

— Скомпрометировал я тебя, — понимающе заключил Ранхвальд.

— Вам нужны соратники, я осознал свою ошибку и буду предан вам до конца.

— Мне это не… — И тут Ранхвальда вдруг осенило.

Почему бы не попробовать на предателе кое-что из своего арсенала? А вдруг на самом деле он станет соратником? Тем более, надо признать, Торн — талантливый маг. А помощники на самом деле требуются.

— Хорошо, — сказал Ранхвальд, — я готов принять тебя, но ты должен доказать свою верность!

— Конечно, — обрадовано выпалил Торн, — но как?

— Ты произнесешь подготовленную мной клятву.

— И все? — подозрительно спросил собеседник.

— Конечно, не все. Эта клятва не позволит тебе меня предать. Она некоторым образом должна тебя изменить. Ты обретешь бессмертие! Но твое бессмертие будет зависеть от меня. Пока я жив, ты бессмертен!

— А если вы умрете?

— То умрешь и ты! Но вероятность этого ничтожна. Я нашел силу. И эта книга, — Ранхвальд показал на лежавшую на столе книгу, — мне поможет.

— Какая книга?

— Книга Лота. Слышал?

— Не может быть, — прошептал Торн, поедая глазами истлевшую обложку.

— Может, и ты сам в этом убедишься, если примешь мое предложение. Выбирай. Или дальше жить своей невеселой, как я понял, жизнью, или стать могущественным магом.

Ранхвальд окинул взглядом Торна. Тот растерянно смотрел на него. Еще бы. Понятно, непросто сделать подобный выбор. Но, к удивлению Ранхвальда, размышления бывшего соратника продолжались недолго.

— Я согласен, — наконец произнес он.

— Отлично, — широко улыбнулся Ранхвальд. — Подойди.

Торн осторожно подошел к столу, за которым сидел Ранхвальд. Тот открыл, полистал лежавшую перед ним книгу, нашел нужную страницу и развернул книгу к Торну. Затем он пропел короткое заклинание, по странице побежали багровые искорки.

— Надеюсь, ты не забыл древнеэльфийский?

— Нет.

— Тогда читай вслух!

Торн пробежал глазами текст и уставился на Ранхвальда. В его глазах был испуг.

— Ты сомневаешься? — невинным голосом спросил Ранхвальд.

— Но… — замялся Торн.

— Пять лет назад ты сделал выбор, — сурово произнес его собеседник, — я предоставляю тебе его сейчас. Только учти, терпение мое не безгранично.

И Торн начал читать заклинание. Заклинание на древнем языке эльфов, который изучали только в магических школах. Языке, на котором написаны самые мощные заклинания. Языке, полностью овладев которым можно было стать великим магом. Но в полном объеме этого еще никому не удалось достичь. Много магов даже не могли читать на нем, настолько он был сложен. Во время чтения вокруг Торна начали происходить трансформации.

Ранхвальд с интересом смотрел, как его гостя окружили разноцветные дрожащие сферы, в которых чувствовалась могучая сила. Торн читал, не обращая на них внимания, потому что понимал: если остановится, смерть неминуема.

Мрак в комнате сгущался, и наконец Ранхвальд увидел то, что подтвердило: заклинание оказалось правильным! Над Торном появились клубы черного дыма, из которых соткалось лицо, отдаленно напоминавшее человеческое. Комнату заполнил звенящий шепот, Торн, побледнев, замолчал. Но было поздно. Столб черного пламени охватил его, Ранхвальд заткнул уши, чтобы не слышать истерических воплей. Но вот все закончилось. Мрак рассеялся, оставив лежащего на полу Торна. Ранхвальд осторожно подошел к нему. Тот был без сознания.

Несколько заклинаний — лежащее на полу тело вздрогнуло. Внезапно Торн сел. И ошеломленно уставился на Ранхвальда.

— Что со мной произошло? — спросил он.

— Ты сам согласился. Тебя никто не неволил, — пожал плечами Ранхвальд.

— Так что случилось? — не унимался его собеседник.

— Ты стал бессмертным, — пояснил Ранхвальд, — правда, потерял часть своей души. То есть ты теперь мертвый. Или неживой. Как тебе больше нравится. Я предпочитаю термин неживой.

— Как это неживой? — В глазах, смотревших на Ранхвальда, плескался ужас.

— Очень просто. Тебя нельзя убить. Твое тело мертво. Оно поддерживается заклинаниями, которых никто не знает в этом мире. Именно эти заклинания ты активировал, прочитав книгу. Но твой разум жив, так как в начале ритуала ты был живым. Так что ты бессмертен.

— Что значит тело мертво? — пробормотал Торн. — А как же… — Он опустил руку ниже пояса.

— Там все в порядке, — рассмеялся Ранхвальд. — Кое-какие нервные центры твоего тела сохранились. Этот в том числе. Ну я не слышу слов благодарности.

— Спасибо, — с трудом выдавил из себя Торн.

— Ты лучше попробуй произнести какое-нибудь заклинание. Любое. Только советую простенькое, мне разрушения тут ни к чему.

— Аэром торил… — Заклинание, произнесенное Торном, было обычным слабеньким заклинанием вызова огненного шара.

Оно использовалось в основном для освещения. Но вместо привычного маленького голубого шарика под потолком комнаты расцвело ослепительное сияние, от которого Ранхвальд невольно зажмурился. Когда он вновь открыл глаза, лицо Торна сияло от восхищения.

— Вот это сила, — прошептал он и посмотрел на Ранхвальда с признательностью. — А вы тоже читали это заклинание? — спросил он.

— Нет, пока нет, — тихо ответил Ранхвальд. — У меня оно несколько иное.

Не будет же он объяснять своему новому соратнику, что просто не отваживается сделать это. Несмотря на все свои планы, Ранхвальд до сих пор боялся потерять свою жизнь.

— Приказывайте, повелитель, — поклонился между тем Торн.

— Позже, Торн, — сказал Ранхвальд, — приходи завтра к полуночи на городское кладбище.

— Куда? — вновь удивился Торн.

— На кладбище. Я буду ждать тебя у входа. Есть вопросы?

— Нет…

— Иди и не забывай, что ты в моей власти. Захочу я, ты умрешь. Умру я — умрешь ты.

Торн удалился, а Ранхвальд вновь обратил взгляд на книгу, открытую на заклинании, только что прочитанном Торном. Что ж, раз это заклинание так подействовало на его новоиспеченного соратника, пора прочитать заклинание, которое Ранхвальд приготовил для себя. Он перевернул несколько листов и начал читать. После первых трех фраз комнату затянуло красным дымом. Окруженный им Ранхвальд, перебарывая кашель, продолжал читать. Он почувствовал, как его тело охватывает жар, который постепенно сменился холодом. Адским холодом, от которого стыла кровь в жилах.

Ранхвальд произнес последнее слово заклинания, и в его голове словно что-то взорвалось. Он провалился в глубокую черную яму, где не было ни света, ни звука, а лишь всеобъемлющий и пронизывающий холод.

Когда он очнулся, сквозь неплотно закрытые ставни пробивался дневной свет. Ничего не болело. Ранхвальд оглядел себя. Внешне ничего не изменилось. Он оставался все таким же. Интересно. Надо проверить. Он взял со стола короткий кинжал и уколол себя в руку. Боль. Он чувствовал боль. Но почему? Заклинание не действует? Ранхвальда охватило отчаяние.

Не думая, что делает, он вонзил кинжал в другую руку. И — о чудо! — боли не было. Ранхвальд сел за стол и медленно прозондировал свое тело. Выяснилась интересная закономерность. Получалось, что в отличие от Торна часть его тела не лишилась способности чувствовать. Маг погрузился в чтение книги. Солнце уже поднялось к зениту, когда ему стало ясно, что произошло.

Процесс, который произошел с Торном, был гораздо проще и примитивней того, что случилось с Ранхвальдом. Он понял, что если Торн фактически стал зомби, существующим только благодаря заклинаниям, которые все замыкались на Ранхвальде, то сам Ранхвальд сохранил искру жизни в своем теле. И благодаря этой искре сила, наполнившая мага, оказалась несоизмеримо мощнее силы Торна.

— Что ж, — пробормотал себе под нос Ранхвальд, — остается подготовить заклинания оживления. Если до трансформации я мог поднять одного-двух зомби за полчаса, то сейчас…

Он зажмурился. Воображение услужливо рисовало картины его триумфа. Но он не будет делать поспешных выводов. Он все сделает постепенно. И никуда Баалинг от него не денется. Он станет единственным его правителем. И тогда придет конец Академии, которая избавилась от него.

К вечеру все было готово. Ранхвальд вооружился коротким посохом с красным камнем на верхушке и вышел из комнаты. Ночной воздух казался влажным и теплым. Вокруг ни души. Вытянувшиеся вдоль узкой, изрытой колдобинами дороги темные дома уныло провожали одинокого пешехода своими пустыми окнами-глазницами. Здесь, на окраине Баалинга, вечером никто не рисковал появиться на улице.

Ранхвальд ускорил шаг, направляясь в сторону возвышавшихся вдали городских стен. Кладбище располагалось в нескольких километрах от города, его ограждала небольшая полоса деревьев. Маг знал, что ворота города закрыты и хорошо охраняются, поэтому пошел в другую сторону. Туда, где в стене находился скрытый заклинаниями тайный ход из города. Ранхвальд случайно узнал о нем, подслушав разговор двух местных бандитов. Дальше найти ход и разобраться в запирающих его заклинаниях было делом простым. Как выберется Торн, мага не интересовало. Но он был уверен, что новый соратник придет на условленное место.

Добравшись до кладбища, Ранхвальд сразу увидел одинокую фигуру Торна, который удобно пристроился на одном из могильных камней. Увидев мага, тот сразу вскочил.

— Я жду вас, повелитель, — поклонился он.

— Иди за мной, — бросил Ранхвальд, и они направились в глубь кладбища.

Зайдя достаточно далеко, Ранхвальд повернулся к Торну.

— Ты догадываешься, что я собираюсь делать?

— Ну… — замялся тот, — не совсем.

— Я собираюсь возродить забытое много веков назад искусство, Торн. Я хочу применить некромантию и оживить мертвых. Именно они будут нашей армией, с помощью которой мы станем правителями этого мира.

— Но это опасно…

— Опасно? — рассмеялся Ранхвальд, его голос пронесся по кладбищу гулким эхом.

Он поглядел на небо, где тучи уже рассеялись, открыв бесконечные россыпи звезд, среди которых застыл полный диск Луны.

— Тебе больше не надо бояться, Торн. Ты ведь уже мертв. А мертвым неведома боль, им неведом страх смерти, который знаком любому живому существу. В этом и заключается наше преимущество, мой друг. Понятно?

Торн кивнул.

— Вот и хорошо. Держи книгу. — Ранхвальд протянул своему спутнику книгу. — Открой на двадцатой странице и, когда я подам знак, начинай читать.

Пока его соратник сосредоточенно изучал текст, который надо было читать, Ранхвальд, оглядевшись вокруг, заметил небольшое надгробие. Он быстро начертил возле него пентаграмму. Встав в нее, Ранхвальд выставил вперед жезл и прислушался. Ночную тишину нарушали еле слышные звуки леса, который подступал к кладбищу. Все складывалось удачно. Ни грабителей могил, ни местных пьянчуг не было. Ранхвальд вздохнул и, повернувшись к Торну, подал знак. Тот начал читать. Слова на древнем языке зазвучали над могилами. Воздух вокруг жезла мага стал сгущаться, постепенно превратившись в сгусток черного пламени.

Грянул гром, небо над головой Ранхвальда начали затягивать черные тучи. Заметно похолодало. Ранхвальд посмотрел на Торна. Молодец. Его соратник монотонно читал, не отвлекаясь ни на минуту. Тем временем были произнесены последние слова. Ранхвальд выкрикнул активирующую заклинание фазу и направил жезл на одну из могил. Из венца жезла вылетела кроваво-красная молния и ударила в землю. Могилу охватило черное пламя, которое беззвучно начало разрастаться, пожирая все вокруг. Вскоре им была охвачена половина кладбища. Воздух наполнился приторным запахом гниющей человеческой плоти. Но темный огонь не тронул ни Ранхвальда, ни Торна.

Ранхвальд решил, что пора, и выкрикнул короткую фразу. Пламя исчезло, будто его и не было. Под расчистившимся за несколько минут небом он увидел то, ради чего столько выстрадал. Перед ним стояли зомби. В истлевших лохмотьях, изъеденные временем, они стояли и преданно смотрели на своего повелителя, который вызвал их к жизни. Их оказалось много. По прикидкам Ранхвальда, не менее двадцати тысяч. Кладбище существовало на этом месте несколько веков и занимало огромную территорию.

— Ничего себе, — услышал он шепот сзади и, повернувшись, увидел Торна.

Тот широко раскрытыми от удивления глазами смотрел на застывшую в безмолвии мертвую армию.

— Но что дальше? — спросил он своего повелителя. — Они еле на ногах стоят. Этих зомби любой маг в пух и прах разметает!

— Согласен, — кивнул Ранхвальд, — но это только начало, Торн. Сейчас мы отправимся далеко отсюда. В Песчаные пещеры. Слышал про них?

— Слышал, — кивнул Торн, — кто же не слышал? Они в ста километрах от столицы. Но как мы такую армию проведем незаметно? Да там еще ведь песчаные тролли живут. С этими тварями никто не может справиться.

— А мы попробуем, — улыбнулся Ранхвальд. — Что же до «незаметно», то сомневаюсь, что нынешние маги поверят в некромантию. Скорее всего они посчитают все это иллюзией или чем-то в этом роде. Их скептицизм нам на руку, Торн.

— Вам виднее, повелитель!

— Именно. А в пещерах мы займемся созданием из этого сброда, — он махнул в сторону зомби, — солдат первого полка великой армии Ранхвальда.

— Конечно, повелитель, — поклонился Торн. — Но… они будут подчиняться?

— Куда они денутся! — пожал плечами Ранхвальд. — Для этих зомби я и ты теперь — хозяева. Необязательно им говорить. Приказывай мысленно. Они так лучше понимают. Строй их в колонну. Мы отправляемся.

Торн выполнил приказ. Вскоре длинная колонна оживших трупов маршировала по кладбищу в направлении степи. За ними ехали Торн и Ранхвальд. Маг поручил своему соратнику направлять путь зомби, а сам погрузился в сладостные мечты о грядущей мести. Сейчас они как никогда были близки к осуществлению.

Глава 8 Путь к Торду

Утро выдалось хмурым. Всю ночь моросил дождь, с рассветом перестал, однако небо по-прежнему было затянуто серыми тучами. Наш отряд только что выехал за ворота. Впереди Самсон, за ним я с Виверном, дальше Бренда и Штранцль. Замыкали строй Ллойд и Седрик.

Каждый из нас вел по запасной лошади. Ехали молча. Разговаривали, наверное, лишь мы с Виверном. Он знал множество баек, анекдотов и всевозможных историй. На этот раз он решил рассказать мне о детстве Ранхвальда Полумертвого, а так как профессор являлся по совместительству начальником архивов Академии, то из его рассказов можно было почерпнуть много нового.

Потом к нам присоединились Бренда и Штранцль. Кстати, помощник Верона вел себя на удивление спокойно. Никого не перебивал и не мешал рассказывать.

— Вырос он в бедной семье, — рассказывал Виверн, — но уже тогда в нем горела жажда власти. Какой-то случайно повстречавшийся мальчишке маг посоветовал ему поступать в магическую школу. И вот в восемь лет Ранхвальд поступил в школу Торда. Да-да, именно того города, куда мы сейчас направляемся. За шесть лет прошел всю десятилетнюю программу, стал самым блистательным учеником школы и удостоился личной аудиенции у главы Академии Магов и личного приглашения в столицу на учебу. Ну и, конечно, получил персональную стипендию и в четырнадцать лет поступил на факультет боевой магии. Когда я учился в начальной школе магов, моим ментором был профессор Трик, чудом уцелевший в сражении при Баалинге.[4] Он рассказывал нам о Ранхвальде. К сожалению, сейчас он спит вечным сном. Наш будущий великий некромант фанатично учился. Уже на втором курсе его начали подозревать в склонности к некромантии. Как вы знаете, это искусство запрещено в Академии.

Виверн достал флягу и сделал несколько больших глотков.

— Как солнце-то нечет, — пожаловался он, — и не скажешь, что скоро осень.

— Интересную историю вы рассказываете профессор, — произнесла Бренда. — И все же, как он стал «Полумертвым»?

— Это самое печальное, — ответил профессор, вытерев со лба пот. — Влюбился наш Ранхвальд в первую красавицу Академии, Бэлу Морт. Но девушка не обращала на мрачного студента никакого внимания. И тогда этот выродок решил воспользоваться темным знанием, чтобы втянуть ее в свои исследования. Задурил ей голову. Но, как это всегда бывает, во время одного из опытов не рассчитал силы. Девушка погибла страшной смертью. Ранхвальду повезло, что ради репутации Академии дело замяли. Но выгнали его с позором. И вот тогда-то он затаил обиду на весь свет и исчез. Вернулся через пять лет, и началось светопреставление…

— Но его все-таки победили! — воскликнул Штранцль.

— Победили, — согласился профессор, — но какой ценой! Если бы не Пендрагон… Цвет магов нашего мира полег на доле битвы. Теоретическая магия была отброшена на века назад. Только сейчас начинается возрождение ее, и то нынешний уровень не сравнить с уровнем магов в то время. Ранхвальду сегодня будет легче. Достойных соперников у него не осталось, а из магов, что участвовали в той войне, почти все ушли в мир иной. Так что я не верю, что Баал или еще какое государство сможет дать отпор нечисти.

— А я не сомневаюсь, — поморщился Штранцль. — Верой знает, что делать.

Мы с профессором переглянулись. Я еле удержался от смеха — столько приторной сладости было в голосе помощника, когда он произносил имя своего начальника, что мне стало противно.

— Что он знает, Верой ваш? — раздался вдруг зычный голос.

Это подъехал Самсон.

— Как это что знает? Ты подвергаешь сомнению компетентность Верона? — с искренним изумлением и возмущением выпалил Штранцль.

Я прищелкнул языком.

Где такие узколобые фанатики берутся? Похоже, этот тип действительно верил, что его начальник — непогрешимый маг. Нет, я, конечно, уважал Верона, но вот делать из него бога… извините. Впрочем, как говорится, каков слуга, таков хозяин.

Если Верону служат такие, как Штранцль, значит, они его устраивают. Тот, кому нравятся подхалимы, смотрящие ему в рот, вряд ли может считать себя настоящим магом. Но, естественно, свои размышления я держал при себе. Зачем лишний раз провоцировать? Еще прирежет ночью от великой любви к Верону.

Тем временем Самсон ответил помощнику придворного мага так:

— Компетентность Верона я не оспариваю. Но даже боги делают ошибки. Их не делают только мертвые. Если, конечно, они не зомби… — Самсон засмеялся, но его юмор никто не оценил.

Штранцль надулся и обиженно отъехал от нас. Самсон пожал плечами и пробормотал что-то вроде «на обиженных воду возят». Бренда окинула меня каким-то странным взглядом и тоже вернулась на свое место рядом со Щтранцлем. Зато к нам подъехала замыкавшая наш отряд парочка магов.

— О чем вы здесь разговаривали? — поинтересовался Седрик.

— Профессор рассказывал историю Ранхвальда, — пояснил я.

— Да какая там история, — хмыкнул Ллойд, — некромант и есть некромант. Недаром говорят, «сколько некроманта ни лечи, а он все равно в могилу смотрит».

— И все же надо признать, что Ранхвальд — самый выдающийся некромант за последние десять веков, — возразил Седрик.

— С этим не поспоришь, — согласился с ним Ллойд, — только все равно мне не понять этих Людей или, правильнее сказать, нелюдей.

— А что их понимать? — вставил я. — Хороший некромант сильнее любого боевого мага будет.

— Ну это ты загнул, — сказал Седрик. — Разве можно их сравнивать? Пока некромант заклинания вызова произносить будет, боевой маг его в огненный факел превратит.

— Ты не прав, — покачал толовой Ллойд, — я со Свентом согласен. Пока боевой маг, как ты выражаешься, будет превращать в огненный факел, некромант какую-нибудь иллюзию вызовет, а потом какого-нибудь призрачного демона. И вот тогда магу трудновато придется.

— У страха глаза велики, — улыбнулся Седрик. — Я едва счета разберусь с любой нечистью. А ты, Ллойд, можешь в это время за моей спиной подождать. Если боишься.

— Я никого не боюсь! — завелся Ллойд. — Сдается, ты хочешь меня оскорбить?

— Да нет, уважаемый, — с ехидной улыбкой ответил Седрик. — Как же я могу?!

Я покачал головой. Вот не думал, что даже такие маги могут вести себя как дети. Их пререкания прервал зычный бас Самсона, известивший всех о привале. Я посмотрел на небо. Тучи потихоньку рассеивались, через их рваные клочья начинало пробиваться солнце.

Мы расположились в стороне от дороги, за небольшой редкой рощицей. Обед прошел в молчании. Наши магистры дулись друг на друга, Бренда о чем-то шепталась с Штранцлем. Ничего себе. Не думал я, что ей нравится подобный тип мужчин. Хотя кто его знает. Может, она изменилась за последние годы. В принципе Штранцль весьма перспективный жених.

Отобедав, мы продолжили путь. И только когда показались невысокие стены Эндорра, первого города на пути к Торду, мои спутники оживились. Эндорр оказался настоящей дырой. Грязные улицы, бедные лачуги и одна более-менее приличная гостиница на весь город. Да и в той не оказалось мест, о чем сообщил ее владелец, маленький и юркий коротышка с труднопроизносимым именем.

— Весь второй этаж занял один большой господин, богатый господин! — сообщил он.

— Так, — процедил Виверн, повернувшись ко мне. — Пошли посмотрим, Свент, что это за фрукт такой.

— Я с вами, — тоном, не терпящим возражений, заявил Самсон.

— А мы подождем в кабаке напротив, он вроде прилично выглядит, — сказал Седрик, уже помирившийся с Ллойдом. — Бренда и Штранцль к нам присоединятся? — Он повернулся к остальным членам нашего отряда. Те кивнули.

Мы втроем поднялись на второй этаж. Здесь мне преградил путь… Порзон.

— Интересно орки скачут, — пробормотал я. — Что ты тут делаешь?

— Вас ждем! Ты, — его палец уставился на меня, — иди со мной. Лорд Верден ждет.

— А может, тебе тарантеллу сплясать? — осведомился я.

— Чего?

— Да что с ним цацкаться, — сказал Самсон, — спустить штаны, да и всыпать палок!

— Да я… — Порзон покраснел от гнева и схватился за меч…

— Молодой человек! — В тихом голосе Виверна зазвучали стальные нотки. — Советую оставить свой меч в ножнах. Вы еще не поняли, кто перед вами? Личные посланники короля Баала. И если ваша матушка не вбила в вашу безмозглую голову хоть немного почтения к старшим, мы можем сейчас же исправить эту ошибку.

— Извините, сэр. — Порзон от смущения не знал, куда деться.

— Ничего, — великодушно проговорил профессор, — со временем ты научишься уважать старших. Зови сюда своего лорда.

Порзон быстро исчез и вернулся с хмурым Верденом. Тот слегка растерялся, увидев меня в компании Виверна.

— Лорд Верден? — осведомился Виверн. — Рад знакомству. Я Виверн. Это Самсон. Вам знакомы наши имена?

— Я знаю, кто вы, — кивнул Верден.

— Хочу заметить, что ваши слуги не умеют себя вести.

— Вы о Порзоне? — улыбнулся маг. — Он еще молодой. Приношу извинения.

— Ничего, — великодушно махнул рукой Виверн. — Теперь два слова о ваших счетах с мэтром Свентом.

— Да? — нахмурился Верден.

— Свент находится на королевской службе. И любая попытка так или иначе воздействовать на него считается государственным преступлением. Это вам ясно?

— Ясно, но…

— Никаких «но», лорд Верден. Я уполномочен самим королем. Или вы хотите оспорить его власть? — Голос профессора стал вкрадчивым.

— Нет, конечно нет, — испуганно замахал руками Верден.

— Я рад, что вы оказались столь понятливым, — удовлетворенно кивнул Виверн. — А сейчас мы вынуждены вас покинуть. Надеюсь, больше проблем не возникнет?

— Нет, — поспешил заверить его Верден, бросив на меня злобный взгляд.

— Еще одна проблема. Вы сняли весь этаж. Понимаю, у вас, наверное, большая свита, но я хотел попросить вас выделить несколько комнат для нас.

— Конечно, — процедил сквозь зубы Верден, — я не против.

— Вот и отлично, — улыбнулся профессор. Мы спустились вниз, оставив Вердена наедине со своей злостью.

— А он испугался, — заметил Самсон. — Трус этот ваш Верден.

— Будешь здесь трусом, — рассмеялся я. — Не знал, что у тебя, Виверн, такая репутация. Он тебя боялся больше, чем Самсона.

— Он у нас такой, — расхохотался Самсон, продемонстрировав свое чувство юмора. — Лордов за завтраком ест и магистрами закусывает!

Но ожидаемой реакции его шутка не вызвала. Никто даже не улыбнулся. Виверн предупредил хозяина, чтобы тот перенес наши вещи, мы вышли из гостиницы и направились в таверну, где ждали нас спутники. Таверна под названием «Молния» находилась на противоположной стороне улицы и представляла собой серое каменное одноэтажное здание. Войдя внутрь, я невольно закашлялся от дыма, который, казалось, заполнял все пространство.

— Гномы, — с ненавистью процедил Виверн.

Действительно, за четырьмя столиками недалеко от нас сидели гномы. Невысокие мрачные крепыши занимались своим любимым делом — курили трубки, набитые вонючим табаком. Насколько я знал, это было главным занятием гномов. Кстати, гномий народ редко появлялся в Баалинге. Гномы предпочитали селиться в небольших городках, располагавшихся у подножия гор, и жили в основном кланами. Никакой централизованной власти у них не существовало.

— Эй, профессор! — раздался оклик, и я увидел наших спутников, которые устроились в противоположном от гномов углу.

Мы быстро пошли туда. К моему облегчению, там, где сидели Бренда, Штранцль и два магистра, запах дыма почти не раздражал.

— Как вы думаете, кто поселился наверху? — выпалил Самсон, едва мы сели за стол. — Верден!

— Повелитель Темных Холмов? — переспросил Седрик.

— Ага, он, собственной персоной!

— Ну и как беседа с Верденом? — спросила меня Бренда.

Она знала о моих с ним отношениях. Виверн признался, что все рассказал девушке. Тоже мне, друг называется!

— Нормально, — успокоил я ее, — пообщались. Он все понял. Профессор оказался очень убедительным.

— Пива и еды на всех, — тем временем сказал Самсон появившемуся халдею, после чего повернулся к Бренде. — Этот лорд, с позволения сказать, просто трус. Я думал, он Повелитель Темных Холмов, а это шавка какая-то.

— Погоди, Самсон, — покачал головой Седрик, — я знаю Вердена. В своих землях он почти непобедим. А тут он испугался скорее короля, волю которого мы выполняем, чем вас.

— А, бред, — отмахнулся гвардеец, — меня вот лично бы это не испугало.

— Не сомневаюсь, — заметил Виверн, — но уважаемый магистр прав. Чтобы завязать не на своей территории ссору с главой гвардейцев короля и ректором Академии Магии, да еще с одним из самых сильных стихийных магов Баалинга, надо быть полностью сумасшедшим.

— Да демон с этим Верденом, — решил я прекратить этот бессмысленный спор, тем более что уже принесли пиво и два огромных блюда — одно с мясом, второе с хлебом и сыром. — Давайте лучше выпьем!

Меня поддержали все присутствующие. Даже Штранцль присоединился. А дальше… дальше все пошло как обычно на подобных пирушках. Я оказался в компании Виверна и Самсона. Правда, сидевшие рядом с нами Седрик и Ллойд иногда отрывались от своей беседы, чтобы вмешаться в наш разговор. А вот Бренда и Штранцль так мило ворковали, что я невольно ощутил укол ревности. Интересно тролли пляшут! А я думал, что все мои чувства в прошлом.

Я постарался отбросить раздражение и налег на пиво. Между тем Седрик окончательно включился в нашу компанию и начал длинный рассказ. Когда я, оторвавшись от своих мыслей, прислушался, события в нем оказались в самом разгаре.

— Так вот выходит этот демон и говорит: «Ты Седрик, магистр огненной магии?» — «Я», — отвечаю ему. А он мне: «Смерть твоя пришла». Вы представляете? Демон является в мой дом, на мою территорию и что-то там о смерти моей бормочет. До чего же мы докатились?! В общем, я ему персонально объяснил, кто здесь хозяин. От двух огненных шаров он увернулся, а вот молнию словил…

— И что же, он не ответил? — не удержался я, заинтригованный рассказом.

Демоны почти неуязвимы. Магия их отличается от магии смертных. И подчинить их очень сложно. Демоны вообще очень редко вступают в контакты с людьми. Мы для них существа второго сорта.

— Как не ответил?! — возмутился Седрик. — Ответил. Только меня просто так не возьмешь! Произнес он несколько своих теневых заклинаний.[5] Ну а я алмазный щит поставил. И все. Сдулся демон. Прижал я его «петлей хаоса», скрутил и спрашиваю, чего, дружок, на меня напал-то? Я вроде никаких обид вашему племени не наносил. Да и вообще стараюсь держаться подальше от теней. И ведь скотина ничего мне не ответил. Засмеялся и растаял!

— Что значит растаял? — это уже задал вопрос Виверн. — В «петле хаоса» растаял? Это же невозможно.

— Для этих тварей все возможно, — покачал головой Седрик. — Короче говоря, исчез он. И я так и не понял, зачем он на меня напал!

— Когда это произошло? — спросил Ллойд.

— Да месяц назад.

— По-моему, ты свистишь… — покачал головой Самсон. — Я, конечно, не маг, но этих тварей хорошо знаю. Охранять кое-кого приходится частенько при экспериментах. Никогда демон не станет нападать на человека, если только этот человек не сделал что-то такое, что разозлило демона.

— Да ничего я не делал, — проворчал Седрик.

— Точно ничего? — сочувствующе спросил Ллойд. — Вспомни.

— И вспоминать нечего, — отрезал Седрик.

— Ну что ж, — серьезно сказал Виверн, — я тебе не завидую. Демоны не угомонятся, пока не убьют свою жертву.

— Ха! — Седрик рассмеялся, хотя в его смехе мне послышались панические нотки. — Не страшны мне демоны. Я все-таки магистр Ордена Огня!

— Конечно, конечно, — закивал Виверн. — Услышав, с кем имеют дело, все демоны разбегутся.

— Я, конечно, понимаю, что ты профессор, — начал заводиться магистр, но обстановку разрядил Ллойд.

— Вы лучше туда посмотрите, — прошептал он. — Наш железный помощник Верона, похоже, попал в сети прекрасной Бренды.

И действительно, Бренда внимательно слушала что-то важно вещавшего Штранцля.

— Тебе-то какое дело? — пожал плечами Виверн. — Девушка, может, перспективного жениха ищет.

В следующий момент Бренда, оторвав взгляд от своего собеседника, посмотрела на нас и неожиданно покраснела. Я едва не подавился пивом. Вот уж не знал, что она еще сохранила способность краснеть. Куда катится этот мир! Или, может, я просто был тогда слеп?

— Что уставились? — прорычал Штранцль, наконец вникнув в ситуацию. — А?

— Да мы ничего, — поспешил успокоить его Седрик, — мы пьем.

Он поднял кружку, предлагая всем присоединиться к нему. Штранцль подозрительно посмотрел на него, но кружку поднял. Мне вдруг стало тяжело дышать. В этом точно виноваты дымящие своей дрянью гномы. Я по-тихому ретировался из-за стола на улицу. Моего маневра никто не заметил.

Небо усыпали бесчисленные россыпи звезд. Воздух был прохладным и свежим и пьянил не хуже пива. Я с наслаждением вдохнул грудью чистый воздух и огляделся по сторонам. И знаете, совсем не удивился, увидев рядом с собой Порзона. Только у слуги Вердена в этот раз вид не был таким самоуверенным, как раньше. Теперь он выглядел робким и жалким.

— Я жду вас, сэр… — произнес он.

Слово «сэр» явно далось ему с трудом. Думаю, с большим удовольствием он послал бы меня далеко и надолго.

— Да? — изобразил я искреннее удивление. — И зачем же?

— С вами хочет поговорить лорд Верден.

— А я с ним не хочу, — пожал я плечами, — видишь, какая проблема. Что же нам делать? Думаю, я сейчас вернусь в таверну допивать пиво, а ты уберешься отсюда к Вердену и скажешь, что я отказываюсь встречаться с ним. И советую больше меня не беспокоить!

— Подождите. — В глазах Порзона промелькнул испуг. Это что-то новенькое. Верден, похоже, запугал паренька. — У него есть к вам взаимовыгодное предложение.

— Да что ты говоришь, что ж он сам не пришел?

— Я пришел, — раздался рядом со мной знакомый голос.

Повернувшись, я увидел Вердена. Маг был закутан в темный плащ. На голову наброшен капюшон. Лицо разглядеть под ним представлялось сложной задачей, но голос я бы ни с чьим не спутал.

— Порзон, ты свободен, — сказал Верден. — Нам со Свентом надо поговорить наедине.

Порзон послушно растворился в темноте.

— Ну что, может, пройдемся? — спросил маг.

— Пройдемся, — неохотно ответил я, и мы медленно пошли по узкой пустынной улице городка.

— У меня к тебе дело, Свент. Я вижу, тебя не вдохновило мое первое предложение. Давай забудем наши ссоры и начнем все с чистого листа. Предположим, мы с тобой только познакомились. И я тебя попросил бы за весомое вознаграждение найти мою дочь, потому что знаю, что она добралась до столицы орков и сейчас живет в лагере Ранхвальда. Что бы ты ответил?

— Спросил бы, какое вознаграждение.

— То, что я тебе обещал, плюс, — он понизил голос, — несколько теневых заклинаний. Рабочих заклинаний.

— Чего? — Я уставился на Вердена. — Рабочих? Столько веков все маги бьются над тем, чтобы найти хоть одно рабочее заклинание, а ты мне предлагаешь несколько?

— Да, — улыбнулся тот, — и плюс еще тысячу золотых.

Я задумался, серьезно задумался. Предложение было выгодным. Чертовски выгодным. Но, с другой стороны, Ранхвальд — это Ранхвальд. Ладно. Знаю я, что делать.

— Значит, так, — вперил я взгляд в Вердена, — я согласен. Только при одном условии.

— Каком? — быстро переспросил явно обрадованный Верден.

— Я не собираюсь давать никаких обязательств. Если у меня ничего не получится, значит, не получится. Тебе придется положиться на мое слово.

— Согласен, — быстро сказал Верден.

Надо же. Не думал я, что маг так верит в меня. Что ж, в принципе, я ничего не подписывал. По этому можно попробовать. Последнюю фразу я произнес вслух.

— Я буду ждать. Связаться со мной можно вот по этому заклинанию. — Он протянул мне лист пергамента. — Все понятно?

Я кивнул.

— Тогда позволь попрощаться с тобой. Удачи.

С этими словами он скрылся в темноте. Я проводил его глазами, спрятал пергамент и пошел назад. В таверну.

Глава 9 Два века назад. Ранхвальд. Когда умирает любовь

С того дня, как Ранхвальд со своим отрядом зомби покинул Баалинг, минуло полгода. Все это время он мотался по отдаленным уголкам Баала, собирая войско. Десятки тысяч оживших трупов прятал в горах, где устроил хорошо защищенный магией лагерь. Ему везло.

Несмотря на страшные слухи, которые распространились по горным районам, о демонах, оскверняющих кладбища, никто из местных магов не обратил на это внимания. Слишком избаловала их жизнь. Они привыкли считать себя властителями, которым никто не смеет противостоять.

Ранхвальд все это понимал и только молился, чтобы маги оставались в неведении как можно дольше. Войско его росло и достигло уже семидесяти тысяч. Самое главное — на его содержание практически не требовалось денег. Зомби ничего не ели. Не спали. Не требовали жалованья. Все затраты шли на оружие да на инструкторов, которых Ранхвальд нанял с большим трудом, только благодаря деньгам.

Правда, в конце концов многие из них уже были готовы бросить все и сбежать, но после неудавшихся побегов, закончившихся превращением беглецов в зомби, остальные притихли. Таким образом Ранхвальд получил двух прекрасных командиров. Да и участь других инструкторов была предрешена. Они пока еще не знали, что повторят судьбу беглецов.

Даже генерал Торн, самый приближенный к «повелителю мертвых», — так приказал именовать себя Ранхвальд, — не знал, что мучило главнокомандующего…


— Что ты хочешь, человек? — прорычало существо в центре пентаграммы.

Его облик скрывал клубящийся вокруг черный дым, но и то, что можно было разглядеть, приводило в ужас. Ранхвальд с трудом поборол страх, тем более что верная подруга Бэла, стоявшая рядом с ним, смотрела на демона хладнокровно. Что ж, студент Академии Магии Ранхвальд Роттен, надо соответствовать своей девушке.

— Я знаю, кто ты. Мне известно твое имя, — отчеканил он. — Ты Бэндор. Демон Теней.

— Ты в этом уверен? — рассмеялся демон.

— Проверить хочешь? — Ранхвальд поднял руку, и в ней появился длинный хлыст, горевший кроваво-красным цветом.

Движение рукой — хлыст обрушился на демона, прорезав клубы дыма. По комнате пронесся приглушенный стон.

— Хорошо, смертный, — заговорил демон, и Ранхвальд почувствовал, как из пентаграммы так и плещет ненависть, — что тебе нужно?

— Мне нужны теневые заклинания. Рабочие заклинания. Я знаю, они у вас есть, — постарался как можно спокойнее произнести Ранхвальд.

— Ты наглеешь, смертный. — В голосе демона звучало удивление. — Эти заклинания не для жалких людишек, они не смогут ничего в них понять.

— Это уже не твое дело, — сказал Ранхвальд, — я знаю, как с ними обращаться! Не с теми, что имеются у нас в библиотеках, а с настоящими!

— А с чего ты решил, что я дам их тебе? — спросил демон.

— С того, что иначе ты будешь жить здесь. — Ранхвальд вытянул вперед руку, в которой держал колбу. — Вот тут тебе самое место.

— Ты не посмеешь…

— Хочешь проверить? Демон молчал.

— Ты уверен, что это подействует? — шепнула Бэла.

— Не волнуйся, любимая, — так же шепотом ответил Ранхвальд, — все будет хорошо.

В следующую минуту демон вновь заговорил:

— Хорошо, смертный, я достану то, что ты хочешь. Но для этого мне потребуется некоторое время…

— Пять минут, — твердо произнес Ранхвальд. — Время пошло!

— Что ж, коли так… — Демон что-то прошептал и исчез.

Теперь в центре пентаграммы только клубился дым.

— Я боюсь, — внезапно произнесла девушка. Ранхвальд понял, что хладнокровие любимой он сильно переоценил. В ее глазах плескался страх.

— Ранхи, — взмолилась она, — может, закроем портал? Демоны коварны. Заклинания вызова до сих пор до конца не изучены. Зачем лишний раз рисковать?

— Да пойми ты, — Ранхвальд в волнении повысил голос, — я не могу отступить. Мы в двух шагах от того, чтобы получить нечто такое, чему в этом мире нет цены.

— А ты никогда не думал, почему заклинания вызова лежат в хранилище? Почему до нас никто ими не пользовался? Неужели все такие недалекие, а мы с тобой самые умные?

— Бэла, — улыбнулся Ранхвальд, — мы уже разговаривали об этом. Все эти академики просто-напросто боятся рисковать. Их мозги заплыли жиром от сытой и спокойной жизни. Только ищущий обретет знание!

— А вот и я! — раздался рев, и в пентаграмме вновь появился демон.

Он взмахнул рукой, и из дыма вылетела небольшая книга в простом кожаном переплете.

— Вот ваша книга. Я свободен?

— Ты свободен, — машинально произнес Ранхвальд, поднимая книгу.

— Что ты сделал! — раздался вопль Бэлы, а следом за этим торжествующий рев демона.

Только сейчас Ранхвальд осознал, что натворил. Произнеся это слово, он освободил демона. На него не действовала больше сила пентаграммы.

Тем временем демон пошел в атаку. Он смел как пушинку огненную стену, поставленную Бэлой, но уперся в «колючий мрак», вызванный Ранхвальдом. Тот бросился к девушке и оттащил в сторону к двери. Закрыв ее своим телом, он начал пятиться к выходу, выкрикивая заклинания, призвав на помощь всю свою силу и опыт. Но, к сожалению, силы были неравны. Что может студент, пусть и талантливый, против могущественного демона?

И все же Бэндор был изрядно удивлен сопротивлением, которое оказывал ему какой-то мальчишка. Несмотря на ярость демона, пока противнику удавалось отражать все атаки.

Но сам Ранхвальд прекрасно понимал, что надолго его не хватит. Он все пятился к двери и вскоре вытолкнул в нее Бэлу, а сам одну за другой сооружал преграды на пути огненных вихрей, которыми так и сыпал демон. В комнате стало так жарко, что человек начал задыхаться. Из последних сил он метнулся из комнаты и, захлопнув за собой дверь, запечатал ее самым сильным заклинанием, которое смог создать. Затем бросился к девушке, которая, обессилев, сидела на полу.

— Надо идти, Бэла, вставай, — прошептал он и, взвалив Бэлу себе на плечо, поплелся к выходу из второй комнаты.

Там была лестница, и через черный ход можно было выбраться на улицу. Он слышал, как сотрясается под могучими ударами дверь, и ускорил шаг. Ему не хватило всего нескольких шагов. В последний момент он споткнулся и вместе с Бэлой упал на пол.

В следующий миг дверь слетела с петель, хлопнув о стену, и в клубах дыма в комнату вплыл демон. Ранхвальд, вспомнив все, что преподавали по демонологии, и собрав все свои силы, вызвал ослепительно-белый свет, заливший комнату. Последним, что он услышал, был отчаянный рев демона. Затем упала тишина и темнота. Он увидел склонившиеся над ним лица.

Приглядевшись, он узнал одно из них. Ректора Академии магистра Баалона.

— Что с Бэлой? — прошептал Ранхвальд. Маги переглянулись.

— Погибла она, — тихо ответил Баалон. — Потом будем разбираться. Сейчас спи.


Ранхвальд вскочил на постели. Живую часть его тела сотрясала дрожь. Давно к нему не приходил этот кошмар. Но сейчас надо исполнить то, что он давно замышлял. Недолго думая, Ранхвальд оделся и вышел из шатра.

— Эй, — негромко позвал он, и перед ним появился зомби из его личной охраны. Ничего не выражающие бесцветные глаза смотрели куда-то вдаль, мимо Ранхвальда.

— Да, повелитель, — ответил зомби.

— Позови мне генерала Торна. И быстрее.

— Слушаю, повелитель.

Когда появился Торн, Ранхвальд уже оделся и, выбравшись из палатки, запрыгнул на лошадь.

— Куда вы? — Торн изумленно уставился на главнокомандующего.

— Меня не будет некоторое время, Торн. На это время ты назначаешься главным. Продолжай тренировки. Отслеживай команды «воскресителей».

— Можно узнать, куда вы направляетесь? Это опасно…

— Мне виднее, Торн, — прервал его Ранхвальд, — а направляюсь я в Баалинг. Мне надо кое-какие дела утрясти.

Не дожидаясь ответа, Ранхвальд пришпорил лошадь. Он не замечал, как летит время, и скакал, пока та не выбилась из сил. Но Ранхвальд не жалел ее. Заклинание — и скачка продолжилась. Когда на горизонте появились стены Баалинга, заклятие закончило свое действие, маг еле успел спрыгнуть с рухнувшей в пыль лошади, забившейся в предсмертных судорогах.

Ранхвальд равнодушно посмотрел на нее и направился в город. Вошел он в него в полдень. Пройдясь по центру города, Ранхвальд посидел в тавернах, послушал сплетни. Ничего особенного. Обычные сплетни. Никто даже и не догадывался, какая сила дремлет на Востоке. Что ж, тем лучше.

Когда наступил вечер, он направился к Академии Магии. Наступал самый ответственный момент. Чтобы пробраться на кладбище, располагавшееся на окраине парка, что окружал Академию, надо было преодолеть ограду, за которой регулярно дежурили магические стражи.

Ограду он преодолел легко. Но едва Ранхвальд оказался на траве парка, как появился первый страж. Призрак могучего воина в латах и с мечом наперевес. Недолго думая, Ранхвальд прошептал заклинание невидимости и исчез. Он не собирался тратить свои силы на бесполезные сражения с местными сторожами, заряженными до краев магической энергией. Воин, увидев пустое место там, где только что находился нарушитель границы, некоторое время изумленно озирался вокруг, а затем продолжил путь вдоль ограды.

Тем временем невидимый Ранхвальд в облике огромной собаки проскользнул мимо еще одного стража и очутился на кладбище. Здесь он вернул себе человеческое обличье и быстро нашел среди могил нужную. За шесть лет могила нисколько не изменилась. Все та же скромная плита за синей оградой. На плите надпись: Бэла Морт (2973–2993).

— Вот ты где, любимая, — прошептал Ранхвальд и невольно всхлипнул.

«Эх, видел бы меня сейчас Торн», — почему-то подумалось ему.

Он поднял голову вверх. На темном небе, усыпанном звездами, висела луна, бледным светом освещая кладбище. Ранхвальд решился. Отбросив сомнения, он достал книгу, сел на землю, положил книгу перед собой и, открыв, погрузился в чтение.

Потом начал читать вслух. Под конец заклинания могилу охватило красное сияние. Раздался треск, и перед Ранхвальдом предстала его любимая.

Он думал, что уже привык к виду воскрешаемых, но сейчас невольно вздрогнул. Бэла сохранила остатки своей привлекательности, но если приглядеться, можно было заметить уже начавшие гнить участки кожи на лице и руках. К тому же платье, в котором она была похоронена, истлело, оставив девушку полуголой. Бесцветные глаза, как и у любого трупа, оживленного Ранхвальдом, равнодушно смотрели на него. Случилось то, чего он боялся.

— Нет, — прошептал он, — не может быть. Это же другое заклинание. Ты меня узнаешь? — громко спросил он у девушки.

Та посмотрела на него, и Ранхвальд услышал давно забытый, но такой милый голос:

— Да, Ранхи, я тебя узнаю.

Значит, заклинание подействовало, — мелькнула у него мысль, и он, не выдержав, бросился к Бэле.

Схватив ее в объятия, он почувствовал, как его охватывает какое-то странное, доселе незнакомое ему чувство. Но девушка в его руках оставалась холодной и невозмутимой. Он отстранился от нее. Она не мигая смотрела на «воскресителя».

— Зачем ты меня оживил? — спросила она.

В ее голосе было столько боли и муки, что радость Ранхвальда лопнула, словно мыльный пузырь.

— Я хотел… я думал… — залепетал он. — Я люблю тебя! — вырвалось наконец у него.

— И чего же ты хочешь? — все так же равнодушно спросила девушка.

— Я хочу, чтобы ты была со мной, — твердо ответил Ранхвальд. — Ты не согласна?

— Я не знаю, — покачала головой Бэла, — сейчас у меня нет мыслей и нет желаний. Один холод. Холод во всем теле. И никто не сможет меня согреть. Даже ты.

— То есть ты отказываешься? — Ранхвальд почувствовал, что мир рушится.

— А разве у меня есть выбор? — пожала плечами Бэла. — Насколько я понимаю, обратного пути у меня нет. Так что пойдем.

— Пойдем.

Не такой, ох, не такой представлял Ранхвальд их встречу. Он еще раз посмотрел на девушку. Та шла за ним, упершись взглядом в землю.

— Ничего, — прошептал он, обняв ее, — ничего. Я найду способ сделать тебя такой, как я. И мы будем вместе. До конца.

Они подошли к выходу с кладбища, но на небольшой поляне перед воротами, облитыми лунным светом, их уже ждали. Ранхвальд резко остановился и нахмурился. Их встречали по меньшей мере двадцать солдат в форме гарнизона Баалинга и трое магов.

— Ранхвальд Роттен, — громко произнес один из магов, — вы арестованы по обвинению в занятиях некромантией. Поднимите вверх руки и подходите к нам.

Ранхвальд посмотрел на замершую Бэлу, которая равнодушно смотрела куда-то в сторону. Затем он развернулся к ждавшим его.

— Если вы сейчас не уйдете, я подниму некоторую часть мирно спящих жителей этого кладбища. Вам это надо?

Маги переглянулись. Но заминка длилась недолго.

— Мы ждем, — вновь произнес один из них.

— Что ж, — покачал головой Ранхвльд, — вы сами хотели.

Он вскинул вверх руки и начал читать заклинание. Маги, увидев, что их противник не сдается, тоже перешли в атаку. В воздух взмыли стрелы, выпущенные из арбалетов солдат. Вслед им устремились огненные нити парализующих заклинаний. Очевидно, у магов был приказ взять Ранхвальда живым.

Это было на руку Ранхвальду. На пути стрел и нитей выросла огненная стена, в которой они растаяли. А вот ответное заклинание достигло успеха. Из могил, раскиданных вокруг, начали выбираться зомби. Повинуясь воле «воскресителя», они двинулись к выходу. Стрелы против них были бесполезны, поэтому магам пришлось обрушить свой огонь на приближающихся мертвецов.

Воспользовавшись этим, Ранхвальд вызвал «огненный дождь». Последствия атаки оказались ужасающими для его врагов. Половина лучников превратилась в горящие факелы и металась вдоль ограды, вопя от боли. Но маги оказались не промах и сумели отбиться от «дождя».

Перед ними возвышались груды обожженных тел. А новые зомби все прибывали и прибывали. Ранхвальд обернулся. Бэла стояла, не обращая никакого внимания на происходящее. Ничего, в который раз успокоил он себя, главное — добраться до лагеря, а там что-нибудь придумаем. Он взял ее за руку и, прошептав заклинание, вызвал заранее приготовленное средство передвижения.

Перед ним появился ковер — прочная ткань, натянутая на тонкие шесты. С помощью магии это приспособление становилось надежным средством транспорта. Правда, приходилось тратить гигантское количество энергии, но ее благодаря амулетам у Ранхвальда имелось в достатке.

Ранхвальд завел Бэлу на ковер и прошептал заклинание. Ковер начал подниматься вверх. Едва поднявшись над крышами домов, он, повинуясь воле Ранхвальда, устремился в сторону от города. К горам. Маг обнял девушку и прошептал защитное заклинание. Но оказалось, сделал он это поздно. В следующий миг огненный шар ударил точно в его возлюбленную. Ранхвальд с ужасом смотрел, как пламя стремительно охватывает Бэлу. Он выкрикнул заклинание, девушку окружило водяное облако, но это не помогло.

Огонь заставил мага выпустить руки любимой, и она, окутанная паром, упала вниз. Ранхвальд чудом удержался от того, чтобы не броситься за ней следом, понимая, что она обречена. Он только с болью проводил глазами падающее тело, которое рухнуло на крышу какого-то дома. В тот же миг дом вспыхнул, словно бумага, превратившись в большой погребальный костер для его жителей и Бэлы Морт.

Ранхвальд молча развернул ковер и полетел назад. В его груди клокотала ненависть такой силы, что ему казалось, он готов стереть с лица земли весь город. Когда ковер вновь завис над кладбищем, маг увидел, что его враги добивают последних зомби. А от городских казарм к кладбищу двигалась новая колонна солдат, не менее ста человек. Во главе ехал небольшой отряд магов.

— Вы мне ответите за все, — прорычал Ранхвальд и, скрестив ноги, сел на ковер.

Он сосредоточился, и из его уст полились слова заклинаний из Книги Лота, которые он успел выучить.

Небо начало темнеть. С него на приближающийся отряд посыпались небольшие шипящие создания, похожие на летучих мышей. Но эти мыши-вампиры оказались куда опаснее своих отдаленных предков. Они обладали дьявольской силой и испытывали неутолимый голод. Не прошло и трех минут, как внизу началось настоящее кровавое побоище. Мыши рвали живую плоть, вырывая из нее куски мяса, и когда маги наконец смогли нейтрализовать их, больше половины отряда валялось на земле изуродованными трупами. Повинуясь следующему заклинанию Ранхвальда, они поднялись и бросились на ошеломленных магов.

Но и это было не все. Ранхвальд увидел, что троица магов, из которых кто-то и был виновником гибели Бэлы, спешит на помощь своим соратникам. Ранхвальд прошептал новое заклинание, и ковер устремился подальше от города. На земле расцвели огненные взрывы, и пространство, на котором находились люди, превратилось в огненный ад. Никто не мог выжить в нем.

Именно так люди узнали о появлении новой силы. Ранхвальд не расстроился оттого, что нарушил свое инкогнито. Он был готов к схватке. Гибель Бэлы вывела из себя, и он уже был не прежним студентом Ранхвальдом Роттеном, а великим Ранхвальдом Полумертвым. И поклялся отомстить не только за свои унижения, но и за погибшую любовь. Баалинг заплатит за это. Маги заплатят своей жизнью. Он зальет кровью землю этого проклятого королевства. Он не пощадит ни женщин, ни детей. Он вырубит под корень эти гнилые деревья, не успокоится, пока жители Баалинга не превратятся в жалких рабов…

Глава 10 Торд

Выехали мы, как только рассвело. С утра народ, перебравший вечером в таверне, выглядел хмуро. Лишь Бренда и Штранцль ворковали, как два голубка. Я знал, что они спали в разных комнатах, хотя вели себя сейчас так, словно провели ночь, полную страсти. В общем, ваш покорный слуга испытывал слабое чувство ревности. Честно говоря, чувство мне незнакомое и очень неприятное.

На привале произошла стычка с местными разбойниками. Мы разожгли костер, приготовили нехитрый обед и уже собирались поесть, когда вдруг раздался протяжный свист, и в следующий миг мы оказались в окружении двух десятков крепких ребят, вооруженных до зубов. Самсон даже не успел выхватить оружие, как в нас направили мечи. Вид у разбойников был немного расхристанный, как и полагается бандитам с большой дороги. Атаманом шайки оказался бородатый краснорожий детина на голову выше меня.

— Деньги, господа! — проревел он, сверкая глазами и демонстрируя всем свои гнилые зубы. — Деньги, или мы вам кишки выпустим! — Он показал в воздухе мечом, как собирается это совершать.

— Ты хоть понял, на кого напал, чучело? — крикнул Самсон, отведя в сторону меч, смотревший в его грудь.

Атаман явно не ожидал такой реакции от пленника и слегка растерялся. Разбойники зашептались. Самсон не стал долго ждать и одним движением выдернул меч из рук стоявшего поближе разбойника. Через мгновение трое врагов лежали на земле, а остальные оборонялись от виртуозно жонглирующего мечом гвардейца. Он прикончил еще троих, пока в дело не включились маги.

Мы с Виверном соорудили «бешеный ветер», этого хватило, чтобы разбросать врагов по земле в радиусе двадцати метров от костра. А затем наши магистры вдоволь покуражились, метая молнии в убегавших врагов. В общем, через десять минут все было кончено. Все живые разбойники убежали, оставив нам мертвых товарищей, которых магистры быстренько превратили в пепел.

— Вот шваль, — проворчал Самсон, очищая пучком пожелтевшей травы меч. — Не видят, что ли, кто перед ними? Напали, словно на бродяг каких-то.

— А по тебе не видно, бродяга ты или нет, — раздался голос Штранцля.

Самсон от неожиданности аж подпрыгнул и развернулся. Штранцль с Брендой, стоявшие у самого костра, в схватке участия не принимали. И все же помощник придворного мага не удержался, чтобы не поучаствовать хотя бы словом. И сделал он это зря. В следующую минуту только его реакция да магическая пелена спасли Штранцля от верной смерти. Разъяренный Самсон метнул свой меч. Не успокоившись на этом, он выхватил короткий кинжал и кинулся на опешившего мага. Надвигающееся кровопролитие остановил Виверн: между противниками выросла «зеркальная стена».

— Ну-ка хватит! — рявкнул профессор. — Еще раз увижу, отправитесь в Баалинг. Вот тогда и будете объяснять королю, почему вас отправили назад.

Пристыженные противники, бросая друг на друга злобные взгляды, разошлись. Самсон успокоился быстрее, чем маг.

— А, демон с ним, — проворчал он, — пойду я посмотрю, что тут вокруг нас творится.

Виверн тем временем отвел Штранцля в сторону и начал что-то ему втолковывать. Говорил профессор, судя по всему, убедительно, так как тот выглядел пристыженным.

— Ну как он? — поинтересовался я у Бренды, которая стояла рядом со мной, наблюдая за профессором и Штранцлем.

— Ты о чем? — невинным тоном спросила она.

— Хочешь хорошего жениха? — усмехнулся я. — Держись подальше от него.

— Да ты просто ревнуешь, — улыбнулась Бренда.

— Ревную? — Я изобразил оскорбленную невинность. — К кому? К этому ворчуну? Да ни за что! Да и с чего мне тебя ревновать? Прошло столько времени с последней нашей встречи.

— Значит, не ревнуешь?

— Нет.

— Хорошо, тогда зачем спрашиваешь?

— Мне тебя жалко. Все-таки ты, можно сказать, близкий мне человек.

— Спасибо за совет, но как-нибудь сама разберусь…

Я хотел сказать что-то еще, но тут вернулись Виверн и Штранцль. Этот выглядел словно в воду опущенный, наверное, Виверн как следует отругал его. К нам подошли Ллойд и Седрик. Они с ехидством смотрели на притихшего Штранцля. Судя по всему, им он тоже не нравился. А вскоре вернулся Самсон.

— Нет ничего, — доложил он, — обычный сброд. Можно доедать и отправляться в путь.

— Не знаю, как вы, а я вот не смогу есть. От этого пепла, которым вы засыпали поляну, воняет! — поморщившись, сказала Бренда.

— Ха, — улыбнулся Самсон, — нам больше достанется!

Этого гвардейца ничто не могло смутить. Впрочем, меня тоже. В общем, из всех моих спутников лишь Бренда демонстративно отказалась от еды. Мы же доели обед и вновь тронулись в путь.

Больше происшествий никаких не случилось. Мы еще три раза останавливались на ночь в небольших городках, но все было тихо и скучно. И вот к вечеру пятого дня нашего пути впереди показались стены Торда.

Этот город был не чета Эндорру и другим маленьким городишкам. Он выглядел так, как должен выглядеть город, являющийся основным оборонительным бастионом на окраине государства. Город, раскинувшийся на нескольких холмах, окружали могучие стены.

Мимо Торда проходил основной торговый путь, ведущий в пустыню орков через перевал, находящийся в трех километрах от города. Вдобавок в Торде всегда стоял мощный гарнизон, усиленный магами. И здесь несла службу Горная стража. Это подразделение состояло исключительно из горцев, которые являлись прирожденными воинами. Об этих солдатах ходили легенды.

Мне неоднократно приходилось бывать по делам в Торде, и я несколько раз видел представителей этой самой Горной стражи. Скажу вам, они не произвели на меня впечатления бравых вояк. Скорее напоминали опасный сброд.

Но вот мы въехали в широкие городские ворота. Меня всегда восхищало то, что внутри Торд выглядел чистым и опрятным. Мало того, он утопал в зелени. Казалось, на каждом углу здесь раскинулись сады и скверы. Рай, да и только. Естественно, не обошлось без магии, так как в здешнем климате вряд ли без нее можно создать такое буйное царство растительности.

Виверн привел нас прямо к дворцу местного правителя, по пути поведав, что тот назначается королем и нынешний правитель Торда занимает эту должность больше десяти лет, что само по себе является большой редкостью. Интригами среди высшей аристократии Баалинга не занимался разве что очень ленивый, а место правителя Торда было весьма престижным.

Едва мы спешились, как лошадей сразу увели и пышно разодетый лакей провел нас во дворец, где по мраморным лестницам мы поднялись в просторную комнату с задрапированными бархатной тканью стенами и множеством стоявших на полу свечей. Посередине, скрестив ноги, сидел пожилой мужчина. Внешне он выглядел непримечательно, но когда поднял глаза, я невольно вздрогнул от его острого взгляда, который, казалось, просвечивает тебя насквозь.

— Приветствую тебя, Мирорр, повелитель Торда, — церемонно приветствовал его Виверн.

— И тебе привет, — прокряхтел тот, поднимаясь с пола. — Давненько не виделись!

Он пожал по очереди всем руки, и я был удивлен крепостью его ладони.

— Садиться не предлагаю, — проговорил он, — видите, и садиться-то негде. Да и разговор у нас с тобой, Виверн, короткий будет. Мне передали приказ короля. Завтра утром вы выступаете. Я дам вам проводника из Горной стражи. Он будет сопровождать вас при переходе через перевал. Сегодня вы переночуете во дворце. Сорно!

За нашими спинами появился уже знакомый нам лакей.

— Сорно, размести наших гостей. И смотри, чтобы они ни в чем не знали нужды.

— Будет сделано, — склонился в глубоком поклоне слуга. — Следуйте за мной, господа, — повернулся он к нам.

Нам ничего не оставалось, как последовать за Сорно.

— Что-то неприветливо он нас встретил, — прошептал я Виверну.

— Он всегда такой, — ответил тот. — Сколько лет знаю Мирорра, всегда одно и то же.

Но вот мы пришли. Комната, отведенная мне, скорее напоминала небольшой зал. Посередине этого зала располагалась огромная кровать. У стены стоял длинный книжный шкаф, возле кровати — небольшой приземистый столик и два кресла. Вот и вся мебель.

Я решил пораньше лечь спать, так как путешествие меня немного утомило. Но едва я умылся из стоявшей в углу бочки с водой, как в дверь забарабанили.

Открыв ее, я увидел перед собой Виверна. А рядом с ним стоял местный глава. Оба улыбались.

— Насколько я помню, вы очень заняты были? — неожиданно для себя ляпнул я, обращаясь к Мирорру. — С чего это вдруг снизошли до общения с простыми смертными?

Наступило молчание, его нарушил громкий хохот Мирорра.

— Молодец, — произнес он, отсмеявшись, и хлопнул меня по плечу с такой силой, словно хотел вогнать в землю по шею.

Надо признать, силен оказался здешний правитель. Но мы тоже не троллям выпивку наливали. Я устоял и с трудом удержался, чтобы не хлопнуть по плечу самого Мирорра. Остановил меня предостерегающий взгляд Виверна.

— Люблю наглых, — продолжал тем временем нахваливать меня Мирорр. — Именно такие творят историю!

О, куда загнул. Надо же, я творю историю. Хотя, может, он и прав, демон его знает.

— Но наглость я терплю до поры до времени, — вдруг посерьезнел правитель. — Я тебе не какой-нибудь Повелитель Темных Холмов, у которого только титул звучный, а ума с гномий ноготь. Поэтому, если ты еще раз так фамильярно ко мне обратишься, я тебе не завидую. Это ясно?

— Да куда уж яснее, — пробормотал я.

— Вот и хорошо, — как ни в чем не бывало улыбнулся Мирорр, принимая облик великодушного правителя. — Пока вы спали, мы с Виверном решали кое-какие проблемы. И вот сейчас их решили.

— Интересно, — улыбнулся я, — как я понимаю, мне выпала честь первым узнать, какие проблемы вы разрешили? Я польщен.

— Свент, не зарывайся, — прошипел Виверн, но правитель не обратил на мои слова никакого внимания.

— Итак, — произнес он и взмахнул рукой. Перед нами в воздухе появилась призрачная карта Баала и сопредельных государств. Палец Мирорра уткнулся в небольшой кружок недалеко от гор, со стороны владений орков. — Это город Стригард. Самый крупный город на вашем пути к Дорригарду. Так вот, в этом городе живет один человек. Он должен пойти с вами.

— И что? — Я, честно говоря, не совсем понимал, зачем мне все это рассказывают и наглядно показывают. О чем и сообщил Мирорру.

Тот, покачав головой, произнес:

— Именно об этом мне и надо с тобой поговорить. Без этого человека вы вряд ли сможете добраться до цели вашего путешествия. А он… он своеобразный человек. Тебе нужно его уговорить.

— Мне? Уговорить? — Я рассмеялся. — Вы что, считаете, я такой мастер переговоров? Тоже мне дипломата нашли!

— Не то чтоб дипломата, но вот мага, это точно.

— При чем здесь маг?

— Дело в том, — произнес Виверн, — что он когда-то был стихийщиком…

— Вот оно в чем дело. А как его зовут-то?

— Пендрагон.

— Как?

Мне показалось, что меня разыгрывают.

— Это, случаем, не тот, что победил Ранхвальда, а потом исчез? Не тот ли легендарный маг? — Я не скрывал сарказма.

— Он жив, Свент. Живет инкогнито. Только вот последнее время чудит. Ни с кем не хочет общаться, кроме стихийных магов. Так что только ты, как самый известный в нынешнее время стихийный маг, и можешь его уговорить.

— Сомневаюсь, — покачал я головой. — Даже если это правда. Насколько я знаю историю, Ранхвальд убил его сына. И его еще надо уговаривать?

— Он давно забыл о мести и не хочет ни о чем слышать, — ответил Виверн.

Я задумался. На самом деле все это было соблазнительно. Если к нашей экспедиции присоединится сам Пендрагон, то шансы на ее благополучное завершение серьезно поднимутся.

— А ты не сомневайся, — посоветовал мне Мирорр, — и все получится.

— Мне бы вашу уверенность, — проворчал я.

— Ты что-то сказал? — нахмурившись, осведомился правитель, а Виверн просительно посмотрел на меня. В его взгляде был отчаянный призыв — молчи!

— Ничего не сказал. Попробуем, — произнес я больше для того, чтобы успокоить профессора.

— Вот и хорошо, — улыбнулся Мирорр. — На этом я вас покину.

Как только мы остались вдвоем с Виверном, тот поспешил, не дожидаясь моих вопросов, объяснить поведение правителя:

— Он получил сообщение от короля. Совет Магов решил обратиться к Пендрагону. Они и разузнали, где он живет, место, как видишь, оказалось очень удачным. Но разговаривать он с магами не стал. Так что вся надежда на тебя.

— К Пендрагону, значит, — фыркнул я. — Наслышан я о его характере. Не понравится что, будут нас местные орки от земли отскребать.

— Ну ты палку-то не перегибай. С нами все же магистры, да и я кое-чего умею.

— Ладно, — махнул я рукой, — дело ясное, что теперь делать.

— Только пока не рассказывай ничего остальным. Ладно?

— Хорошо, — кивнул я.

На этом мы расстались. Виверн ушел, а я завалился спать. И хорошо выспался. Утром, позавтракав, я собрался пойти поискать своих друзей, но на пороге появился Сорно.

— Вас ждут, господин, — произнес он, — идите за мной.

Я отправился следом за ним. Когда мы вышли на внутренний двор дворца, мои спутники уже седлали лошадей. Свежих лошадей.

— А мы лошадей поменяли? — поинтересовался я у подошедшего ко мне Самсона.

— Да. Мирорр, как увидел, на чем мы сюда прибыли, разворчался и сказал, что заменит нам этих кляч на настоящих лошадей.

Надо отдать должное местному правителю, он не обманул. Нас ждали шесть красавцев с полной упряжью.

— Царский подарок, — повернулся я к Самсону.

— Точно! Мало того, они приспособлены для путешествий по пустыне. Даже заклинания накладывать не надо.

Мы подошли к суетившимся около лошадей нашим спутникам. И тут я увидел недалеко от нас сидящего на коне косматого исполина, вооруженного лишь огромным мечом, торчавшим из ножен за спиной. Исполин был одет в легкую кожаную куртку и штаны, а на его голове красовался остроконечный шлем.

Понятно. Наш проводник из Горной стражи. Вкратце их можно было описать таким образом. Представьте себе большого медведя, только с человеческим, пусть и заросшим шерстью лицом, с могучими руками и ногами. В общем, ужас для врагов. Мало того, этот народ в отличие от своих предков — медведей — славился невероятной ловкостью, чего нельзя было угадать, глядя на возвышавшуюся на коне тушу. Мне даже стало жалко конягу. Потаскай на себе такой вес…

— Это Сэм, — сообщил мне появившийся рядом Виверн, — наш проводник.

— Я уже понял, — кивнул я. — Ребят из Горной стражи трудно не узнать. Он хоть разговаривает на нашем?

— Разговаривает, — успокоил меня профессор, — с трудом, но понять можно. Прыгай в седло. Тебя все ждут.

Я повернулся. Все уже сидели в седлах. Вскоре наш отряд выехал из города. Впереди мохнатый Сэм, за ним мы с Виверном, дальше неразлучная парочка Бренда и Штранцль, а замыкали наш отряд Самсон с магистрами. Вскоре мы выехали из города, направляясь к горам. Мне доводилось несколько раз проходить по перевалу. Но с караванами. С большими караванами, в которых имелись проводники и охрана.

— Кстати, нам бы не помешал отряд этих мохнатиков, — заметил я, кивая на ехавшего впереди Сэма, сидевшего на коне незыблемо, точно скала. — Этак двадцать бравых вояк!

— И что дальше? — рассмеялся Виверн. — Проще уж выйти на городскую площадь славного города Торда, который мы покинули, и крикнуть всем, зачем мы едем в пустыню орков.

Я предпочел промолчать. Может, Виверн и прав. Я посмотрел вперед. Над горами начинали собираться тучи. Погода, которая с утра была безоблачной, испортилась. Судя по всему, нас ожидает сильный дождь.

— Что, Свент? — спросила, догнав меня, Бренда. — Любуешься пейзажем?

Интересно, чего это она решила поговорить. Ну раз хочешь разговаривать, поговорим.

— Хороший пейзаж, — ответил я. — Как к перевалу подъедем, сильный дождь будет.

— Боишься намокнуть? — рассмеялась Бренда. — Не знала, что ты такой неженка…

— Да нет, за тебя переживаю, — парировал я, — а то твоя пышная прическа превратится демон знает во что. Обидно!

Надо сказать, прически являлись тайной страстью Бренды. Когда мы жили вместе, я многоe узнал о ее привычках. В общем, если бы существовала возможность менять прически раз в час, то она их меняла бы. Но обычно это происходило раз в два дня. Даже в походе она умудрялась придумывать новые прически. В этот раз на ее голове творилось что-то невообразимое. Сложная конструкция из волос была настоящим произведением искусства.

Кстати, остальным моим спутникам, судя по всему, было все равно, как выглядит единственная женщина в нашем отряде. Создавалось впечатление, что они на ее внешний вид даже внимания не обращали. За исключением, наверное, Штранцля, который, как мне показалось, влюбился не на шутку.

— Спасибо, — рассмеялась Бренда, снова удивив меня.

Раньше ее чувство юмора оставляло желать лучшего. Надо же, что время с людьми делает.

— А что твой новый друг говорит? — невинным тоном осведомился я.

— Что говорит? О чем? — насторожилась девушка.

— О нас. О своих спутниках. Он, похоже, всех здесь считает тупицами, кроме, конечно, своего богоподобного начальника.

— Ничего не говорит, — пожала плечами Бренда. — Его интересую я, а не вы.

— Ясно, — кивнул я. — Разве может быть иначе?

— Ты что, ревнуешь?

— Еще чего! — искренне возмутился я. — Прошла любовь, застыли горгульи.

— А, понятно.

Но по выражению ее лица было видно, что она считает меня ревнивцем. Что ж, пусть потешит свое самолюбие. На мое счастье, в этот момент к нам подъехал Виверн, и Бренда поспешила ретироваться к своему новому другу.

— Что это ты? Старую любовь решил вернуть? — осведомился профессор.

— Очень смешно, — проворчал я и всю оставшуюся дорогу молчал.

Мои спутники тоже особо не разговаривали. Все были хмуры и сосредоточенны. Интересно, мы ведь даже на ту сторону гор не перебрались, а настроение мне уже не нравится. Что будет дальше? Так мы ехали целый день, а к вечеру показался перевал.

Глава 11 Два века назад. Ранхвальд — повелитель Баалинга

— Всего в нашей армии больше двухсот тысяч солдат, повелитель, — доложил Торн, преданно глядя на главнокомандующего. — Пять армий зомби, тысяча магов, наемников и некромантов и несколько союзных армий троллей и орков. В целом армия подготовлена к маршу. Можем выступить хоть завтра.

Ранхвальд, стоявший во главе стола, за которым собрались офицеры его армии, удовлетворенно кивнул.

— Что ж, это прекрасно, — произнес он. — За счет потерь противника мы пополним наши силы. Давайте подытожим, что мы имеем на сегодняшний день. — Его рука заскользила по огромной карте, разложенной на столе. — Под нашей властью сейчас весь восток Баала. Наш лагерь в Торде. Здесь и здесь, по обе стороны от города, лагеря наших союзников орков и троллей. После того как армия лорда Дерилла потерпела поражение, путь в центр Баала открыт. Я предлагаю, собрав в мощный кулак все силы, двинуться прямо на столицу. Это надо сделать как можно быстрее, пока наши враги не оправились после поражения. Нечего придумывать какие-то сложные тактические планы. Мы ударим в лоб. Если падет Баалинг, то падет и все королевство.

Ранхвальд обвел своих советников пристальным взглядом.

Большая часть из них пока оставалась людьми, но это ненадолго. Чувствовалось, что они уже сейчас боятся своего главнокомандующего до смерти. И надо отдать им должное, улыбнулся про себя Ранхвальд, правильно делают.

— Повелитель, — наконец набрался смелости один из командиров союзников, Овел.

Он командовал двадцатитысячным отрядом орков и держался независимо. Пожалуй, из всех союзников он выделялся наиболее живым умом.

— Мне кажется, наши силы недостаточны для того, чтобы захватить такой город, как Баалинг. Даже с такой армией, как наша. В городе живет в три раза больше людей, плюс стотысячный гарнизон и несколько тысяч магов из Академии и из Орденов. Это значит, призвав ветеранов из жителей, город выставит армию ненамного меньше нашей. И надо учитывать, что магов у них больше, да и сидят они за стенами. А я знаю цену стенам Баалинга. В свое время я участвовал в Походе Кондра.[6] Я все прекрасно помню. Нам не оставили ни одного шанса, а ведь наша армия была куда мощнее вашей. Да простит меня повелитель.

— Ничего, Овел, — проговорил Ранхвальд, — это хорошо, что ты высказываешь свое мнение. Я хочу объяснить, почему выбрал такой план. Да, сил у нас меньше, чем у той армии орков. Но у вас есть я, владеющий могучим и давно забытым искусством некромантии. Скажи, Овел, что за армия была под началом Кондра. Пятисоттысячная орда орков, с трудом представляющая себе, что такое боевой порядок и дисциплина? А сколько в ней магов находилось? Два десятка? Немудрено, что ее разбили. Она была обречена. Сейчас ситуация другая. Мои солдаты пойдут куда угодно, и никакая магия не обратит их в бегство. Это идеальные солдаты. Да, они тупые, и мало у кого из них осталась хоть одна мозговая извилина, но мне их мозги не нужны. Мозги должны быть у командиров. А солдат должен слепо выполнять их приказы! Разве я не прав?

— Вы правы, — вынужден был согласиться Овел, но он не сдался. — Все мы, конечно, верим в ваши магические способности, но все же…

— Договаривай, — почти ласково поощрил военачальника Ранхвальд.

— Все же мы не хотим зависеть от силы одного человека.

Эти слова одобрительным гулом поддержала половина присутствующих. Торн напрягся. Ранхвальд увидел, как рука его преданного слуги легла на жезл, прикрепленный к поясу. Ранхвальд, встретившись с ним взглядом, еле заметно покачал головой.

— Теперь послушайте меня! — громко сказал он, и столь внезапный переход от предупредительного тона к крику заставил всех замолчать. Над столом повисла тишина. — Вы пришли со мной, так как верите мне. Вы отдали свои отряды под мое командование. И я вам говорю: мы захватим Баалинг! Я не человек, и у меня нет слабостей, присущих жалким обитателям Баала. Так что я никого не держу. Но предупреждаю. Тот, кто уходит, становится моим врагом. А как я разбираюсь с врагами, вы знаете. Так что вам самим решать. Либо позорная смерть, либо возвращение в ореоле героев.

— Это угроза? — выдохнул Овел.

— Как я могу? — внезапно зло рассмеялся Ранхвальд. — Мы же союзники. Просто я хочу доказать вам, что на нынешний момент для всех вас я лучший союзник. И кто не со мной, тот против меня.

— Разве вы не верите Великому Ранхвальду, который уже одержал столько побед? — вмешался в разговор Торн. — Кто останется с нами и сметет с лица земли Баалинг?

Присутствующие переглянулись. Как и ожидал некромант, все дружно заявили, что остаются. От Ранхвальда не укрылось странное выражение лица Овела. Когда его подчиненные покинули палатку, он приказал Торну задержаться и что-то прошептал ему на ухо. Тот кивнул и вышел. Вернулся он с Овелом. Молодой вождь орков явно нервничал.

— Зачем вы вызвали меня, повелитель? — спросил он.

— Хочу признаться тебе, что всегда любил тех, кто способен мыслить самостоятельно. — Ранхвальд подошел ближе к орку и, приобняв, подвел к столу, отвлекая таким образом его внимание.

Овел невольно вздрогнул от прикосновения некроманта, но взял себя в руки.

Тем временем Торн переместился за спину гостя.

— Я хочу отметить, — продолжал Ранхвальд, — твое выступление было смелым. На фоне остальных ты мне кажешься тем, кто может принимать решения.

— Спасибо, повелитель. — Овел, видимо, растерялся от ласкового обращения. Он ожидал совсем другого.

— Только вот в чем маленькая проблема, — все так же вкрадчиво продолжал Ранхвальд. — В армии должно быть единоначалие. Командир должен быть один. Он может выслушать совет, но что он будет делать потом, решает только он сам! Это понятно?

В следующий миг Ранхвальд сжал в железных объятиях Овела. Тот попытался освободиться, но с магом совладать не смог. А еще через миг Торн обрушил рукоять меча на затылок орка.

Ранхвальд придержал обмякшего Овела и осторожно опустил его на пол.

— Торн, — отрывисто бросил он, доставая из-за пазухи книгу, — быстро жезл.

Взяв поспешно протянутый помощником жезл, Ранхвальд положил на стол книгу и, открыв ее на нужной странице, начал читать, направив жезл на распростершегося у его ног орка.

Ритуал прошел успешно. Тело орка дернулось, и он медленно сел, удивленно глядя на Ранхвальда.

— Что вы со мной сделали? — прохрипел он.

— Ничего особенного, мой друг, — ответил Ранхвальд, — теперь ты получил бессмертие. Тебя нельзя убить, потому что ты мертв. И ты обладаешь силой, огромной силой. Ты не маг, поэтому заклинание дало тебе физическую силу. Проверь, если хочешь…

Овел недоверчиво посмотрел на мага и кряхтя поднялся. Некоторое время он прислушивался к своему телу, затем вытащил меч, огляделся и подошел к небольшому алтарю, расположенному в углу палатки. Ранхвальд знал, что этот алтарь сделан из железа, выплавленного в мастерских гномов, крепче его не найти во всем Баале. Ранхвальд затаил дыхание. Овел размахнулся и со всей силы рубанул мечом по алтарю. В воздух ударил сноп искр, меч расколол алтарь, и тот разлетелся на несколько частей..

— Не может быть… — пробормотал Овел, переводя взгляд с обрубка меча в его руке на расколотый алтарь.

— Может, — спокойно сказал Ранхвальд. — Меч в твоих руках еще ни разу не ломался в бою, а алтарь вечен, и никакому мечу его не разрубить. Ты же это сделал, потому что вместе со своим воскресением из мертвых получил силу. Огромную силу. Только должен тебя предупредить. За все надо платить. Теперь твоя жизнь неразрывно связана с моей. Так как ритуал проводил я, то если я умру, умрешь и ты.

Овел не разочаровал мага. Замешательство орка длилось недолго. Он внимательно осмотрел то, что осталось от меча, а затем поднял глаза на Ранхвальда.

— Живой, мертвый — какая разница! — проревел он. — Так хорошо я себя никогда не чувствовал, теперь я понимаю, что с вами мы завоюем этот мир. Я с вами, повелитель!

Ранхвальд облегченно вздохнул. На самом деле он не был уверен, что Овел правильно отреагирует. Но все прошло как нельзя лучше.


На равнине перед Баалингом выстроилась армия Ранхвальда. Главнокомандующий с удовлетворением смотрел на нее. Отсюда, с холма, где располагалась его ставка, открывался прекрасный вид на будущее поле боя. Его верная армия казалась вполне боеспособной. В центре ее располагались основные силы — солдаты-зомби. Они стояли ровными рядами, примкнув щиты и ощетинившись пиками. Смотрелось это внушительно. На флангах некромант разместил конные отряды орков и отряды троллей. Еще несколько союзнических отрядов он оставил в резерве. Большая часть магов находилась среди зомби, с собой в резерв он взял лишь самых могущественных.

Враг же решил не высовываться. Что ж, подумал Ранхвальд, вполне грамотное решение. Только за стенами у них есть какой-то шанс. Хотя и у него имеются кое-какие сюрпризы на этот счет.

Он повернулся к стоявшему рядом с ним Торну.

— Выдвигайте осадные орудия, только магии не жалейте. Чтобы защита была что надо!

— Слушаюсь, повелитель, — кивнул Торн и отправился выполнять приказ.

Вскоре Ранхвальд увидел, как из расступившихся рядов зомби выезжают огромные деревянные катапульты и баллисты, которые сопровождали гиганты-тролли, каждый из которых был в два раза выше обычного человека.

Как часто бывает, огромные размеры и могучая физическая сила, к сожалению, повлияли на мозговые способности этого народа. Недаром ходила поговорка «тупой, как тролль». Тупость не мешала этим исполинам ловко обходиться с осадными машинами. Лучше специалистов в этом деле невозможно было найти. Но они практически никогда не участвовали в войнах других рас. Ранхвальд не без основания испытывал гордость оттого, что ему удалось договориться с ними.

На стенах заметили приближавшихся троллей. В воздух взмыли «огненные шары», но, как и обещал Торн, защита орудий оказалась надежной. Шары не долетели до них, растаяв в защитных полях. Тролли продолжали катить свои орудия к стенам. В воздух поднялись тучи стрел, но на таком расстоянии они не причинили гигантам никакого вреда, просто отскакивая от их шкур. Тем временем орудия достигли позиций, и тролли принялись методично заряжать их.

Копья и снаряды, которые они таскали, были невероятных размеров. Мало того, все они были заряжены магией. И вот первый залп. Ранхвальд затаил дыхание. Большая часть снарядов достигла стен. Но те тоже были защищены, поэтому расцвели ослепительными вспышками. Лишь несколько снарядов пробили защиту, но они не нанесли ощутимого ущерба.

Тем временем тролли уже вставляли новые снаряды. Однако на этот раз защитники Баалинга решили не рисковать. В воздух взмыли летательные машины, представлявшие собой обычные лодки, передвигавшиеся с помощью магии. В каждой из них находился экипаж из трех магов.

— Сбивайте их, быстрее, — бросил Ранхвальд своему помощнику, который вновь появился рядом с ним.

Приказ был излишним. В центре войска некромантов вступили в бой маги. К лодкам понеслись «огненные шары», на них обрушились зигзагообразные стрелы молний. Из пятнадцати лодок больше половины загорелось и рухнуло вниз, однако те, которым удалось избежать этого, начали метать в троллей странного вида круглые шары.

Первый из них, ударившись о землю, взорвался, превратившись в высокий смерч зеленого пламени. Вскоре эти смерчи бушевали среди троллей. Сбросив запас бомб, лодки отступили, потеряв во время отступления еще половину состава. Когда маги Ранхвальда наконец укротили смерчи, большая часть орудий превратилась в пепел. Тролли уцелели, лишь двое из пятидесяти, обслуживавших машины, лежали на земле. Но и этого хватило, чтобы произошло то, чего некромант боялся. Тролли впали в неистовство. Схватив огромные сучковатые дубины, которые для прочности были заколдованы их шаманами, гиганты бросились в атаку. Ранхвальд вздохнул. Что ж, оставалось только воспользоваться этим.

— Вперед! — крикнул он и прошептал короткое заклинание, благодаря которому его голос превратился в бас, прокатившийся над полем боя.

Войско пришло в движение. Тем временем тролли достигли городских стен. Ранхвальд не мог не восхититься неукротимостью этих гигантов.

Их дубины сделали то, что не удалось осадным орудиям. Во все стороны летели камни. Казалось, эти берсерки разломают городские стены. Но бешенство троллей не могло долго продолжаться. Маги противника открыли прицельный огонь по гигантам. И когда те решили отступить, из пятидесяти их осталось всего десять.

Но тут подошли основные силы. В рядах накатывающейся армии Ранхвальда замелькали лестницы, и вскоре зомби, карабкаясь как муравьи, полезли на стены. Здесь проявилось преимущество мертвой армии. Этим солдатам не была страшна ни кипящая смола, ни стрелы. Наверх добирались обожженные и утыканные стрелами зомби, но и такие они преспокойно вступали в бой. Подобное кого угодно испугает, и защитники стен Баалинга не стали исключением.

Вскоре бой кипел на всей северной стене, которую атаковали зомби. Несмотря на помощь магов, ряды защитников редели. А после того как погибшие люди начали подниматься, превратившись в зомби и обратив свое оружие против недавних товарищей, воинственный дух защитников окончательно упал.

Ранхвальд понял, что настал его час. Он повернулся к молчаливо стоявшим за его спиной магам-некромантам и произнес первые слова заклинания, которые они дружно подхватили. Их пение становилось все громче и громче. Ранхвальд вновь повернулся к ним спиной и, направив жезл в сторону города, закончил заклинание, перенеся его силу на верхушку своего оружия.

Из нее вылетел черный луч, устремившийся к стенам. В том месте стены, куда он попал, появилось темное пятно. Спустя несколько мгновений оно разрослось и поглотило приличную часть стены и сражавшихся на ней. Когда тьма исчезла, там уже зиял огромный проем, в него хлынули зомби вместе с орками и наемниками, которыми командовал Овел. Небо затягивали темные тучи, вдали раздавались раскаты грома. Послышался зловещий клекот, и с неба на город начали пикировать неизвестно откуда появившиеся огромные кожистые твари, чем-то напоминавшие летучих мышей, только с острыми как бритва когтями.

— Горгульи, — выдохнул сзади Ранхвальда Торн. — Я думал, все рассказы про них лишь сказки.

— Как видишь, не сказки, — ответил Ранхвальд, внимательно наблюдавший за разворачивающимися на поле боя событиями.

Горгульи скрылись в городе, и маг представил, что там сейчас творится. Он был доволен. Теперь можно было направляться в Баалинг. Падение города — дело времени.

— По коням, — бросил он и пошел к своей лошади.

Вскоре отряд магов во главе с Ранхвальдом мчался к городу. Когда они проехали через разлом в стене, бой кипел на улицах. Обреченные жители отчаянно сражались. Вся северная часть Баалинга окуталась дымом пожаров. Ранхвальд медленно ехал вперед, то тут, то там выжигая группки защитников, и уже торжествовал победу, как вдруг над городом проглянуло солнце. От неожиданности он резко затормозил.

— Я чувствую чужое волшебство, — повернулся он к Торну. — Что происходит? Это могущественное волшебство.

— Не знаю, повелитель. — Торн казался еще растеряннее, чем Ранхвальд.

Маг спрыгнул с лошади и, прошептав заклинание, взлетел вверх. Поднявшись на уровень стен, он увидел, что к городу скачет большой отряд рыцарей. Не меньше двух тысяч, прикинул он. Во главе отряда скакал невероятного роста рыцарь в сверкающих доспехах.

Ранхвальд решил, что пора этим выскочкам познакомиться с магией некромантов. Он произнес еще одно заклинание, которое оставлял напоследок. Путь скачущему отряду преградила клубящаяся тьма. Из нее появились странные темные многорукие фигуры, бросившиеся на рыцарей. Словно развлекаясь, они стали подкидывать их своими руками-щупальцами в воздух.

Но вот среди теней появился предводитель рыцарей. Ранхвальд замер. Предводителя окружала белая защитная сфера. И тени ничего не могли с ней поделать. А сам предводитель вскинул руки, и над полем битвы вспыхнул ослепительный свет, который даже Ранхвальда, находившегося далеко от того места, заставил зажмуриться.

Когда к магу вновь вернулась способность видеть, он с изумлением понял, что уцелевшие рыцари вместе с предводителем продолжают свою скачку, а тени просто исчезли.

Его внимание приковал предводитель рыцарей. Ранхвальд чувствовал в нем силу. Огромную силу. Он мысленно связался с Торном и вызвал его на стену вместе со всеми магами, которые имелись под рукой. Торн правильно понял тон, каким был отдан приказ, и через несколько минут на стене выстроились два десятка магов. Рядом с ними опустился Ранхвальд.

— Что случилось? — подбежал к нему Торн.

— Вот что! — Некромант махнул в сторону приближающегося к городу отряда рыцарей.

— Это Пендрагон, — вдруг раздался голос из толпы магов.

— Кто? — переспросил Ранхвальд. — Ну-ка, кто говорил, выйди.

Из отряда вышел невысокий маг. Его рыжие волосы торчали в разные стороны.

— Ты знаешь, кто это?

— Да, повелитель, — ответил тот. — Я несколько раз встречался с ним в бою. Это Пендрагон, великий маг-стихийщик. Его доспех не спутаешь ни с чем.

— А, вот оно что, — хмыкнул Ранхвальд. — Теперь и я припоминаю. Непобедимый отшельник и все такое прочее. Рыцарь без страха и упрека. Что ж, нам остается только преподать ему урок. От вас требуется лишь подпитывать меня энергией. Ясно?

Не дождавшись ответа, он взмыл вверх и почувствовал, как энергия наполняет его тело могучей силой. Он усилил свой голос и прокричал:

— Пендрагон!

Всадник впереди отряда остановился и поднял руку. Рыцари остановились.

— Пендрагон, я вызываю тебя на бой! Рыцарь спешился и снял шлем. Ранхвальд увидел юнца лет пятнадцати.

— И это великий маг? — пробормотал он. — Наверное, ошибка какая-то.

Но юнец тоже взмыл в небо и понесся к врагу, остановившись в паре десятков метров от него.

— Я принимаю твой вызов! — крикнул он звонким мальчишеским голосом.

Ранхвальд воззвал к магии смерти. Со всех сторон в противника полетели копья из дымящейся черноты. Но тот нырнул вниз, и прогремевший над его головой взрыв не нанес Пендрагону никакого вреда. Зато ответ был мощным. Если бы не «черный щит», одно из самых сильных защитных заклинаний из Книги Лота, некромант превратился бы в обожженный труп. Он невольно почувствовал уважение к противнику. Сила, которой обладал этот юнец, была столь же могуча, сколь и сила, которую использовал сам Ранхвальд.

Вторая атака некроманта оказалась изобретательнее и эффективнее. На Пендрагона напали сразу четыре горгульи. Пока тот отбивался от них появившимся в его руках мечом, Ранхвальд набросил на него «печальную сеть темноты». Это заклинание со столь романтическим названием на самом деле было весьма коварным.

Сеть, в которой запутались сражавшиеся, начала постепенно сжиматься, толкая противников друг к другу. К той минуте, когда Пендрагон расправился с горгульями, его уже по пояс запеленала темная сеть, которая помимо всего прочего обладала вампирским свойством высасывать из жертвы магическую силу.

Ранхвальд уже потирал руки, но тут открыл от изумления рот. Из рук его жертвы исчез меч, и появился небольшой жезл, с которого вниз хлынул багровый огонь, пожирая сеть. По искаженному лицу Пендрагона некромант понял, что тот испытывает сильную боль. Но как? Откуда у этого мальчишки подобная сила?

Он решил, что пора заканчивать, и уже вскинул руки для последнего заклинания, однако произнести его не успел. Невероятной силы порыв ветра ударил его в грудь и отбросил в сторону. Кувыркаясь в воздухе, Ранхвальд все же сумел остановиться и принять нормальное положение. Но когда он посмотрел в сторону противника, то увидел, что тот уже близко, с мечом в руках.

Ему оставалось лишь встретить противника, решившего завязать ближний бой, тоже мечом. С первым же ударом Ранхвальд понял, что соперник ему попался искушенный. Меч его описывал невероятные петли и восьмерки, обрушивался слева и справа, сверху и снизу, стараясь пробить брешь в обороне противника.

Но некромант тоже был опытным бойцом. Он ушел в глухую оборону, но ждал, когда юнец раскроется. И это произошло. Когда, нанеся очередной рубящий удар, Пендрагон развернулся, меч некроманта вонзился ему в бок. Надо отдать должное мальчишке, тот ринулся вниз и ушел бы, если бы не Торн. Арбалетная стрела, пущенная им со стены, щедро заправленная ядовитой магией, пробила плечо противнику Ранхвальда. Жалобно вскрикнув, он рухнул вниз.

Всадники внизу что-то гневно кричали, но Ранхвальд не обратил на них никакого внимания. Предводитель мертв, против этого яда нет противоядия. А людишки ему не страшны. Повинуясь мысленному приказу повелителя, Торн с магами обрушили на всадников «огненный дождь».

А сам некромант прошептал вослед дождю еще одно заклинание — «купол тьмы». Оно накрыло всадников, которые метались под падающим с небес огненным дождем, черным куполом. В следующее мгновение тот резко сжался и взорвался, разбрасывая в стороны темные брызги. От врагов не осталось и следа, лишь черный пепел, щедро засыпавший землю.

И тут Ранхвальд понял свою ошибку. Маги, нанеся удар по врагу, перестали подпитывать его энергией, а он, забыв обо всем, вложил чудовищную силу в заклинание. И теперь чувствовал, как его охватывает противная слабость. Спасли его энергосберегающие амулеты. Он смог долететь до стены и, лишь опустившись на руки Торна, позволил себе потерять сознание.

Глава 12 Перевал

Этот привал оказался на удивление спокойным. Завтра нам предстояло перевалить через горы. Молча перекусив, все завалились спать, кроме Самсона, вызвавшегося дежурить вместе с Сэмом. На некоторое время я составил им компанию, но Сэм все время молчал, да и у Самсона не было желания разговаривать, поэтому вскоре я тоже отправился спать.

А вот утром мы услышали в первый раз, как разговаривает Сэм. Когда мы все собрались в путь, он произнес следующую речь:

— Мы ехать перевал. Никто не отходит никуда. Все молчать. Все ехать за мной. Держать друг за другом. Заклятия готовить сразу.

Мы переглянулись.

— Хорошо говорит, — заметил Ллойд, — и главное — все понятно!

— Ага, — добавил я, — многим такой лаконичности поучиться надо.

Мы выстроились в колонну по одному и поехали за мохнатиком. Перевал за то время, которое прошло с последнего моего перехода по нему, не изменился. Все те же отвесные горы по обе стороны и все та же каменистая дорога без малейших признаков растительности.

Вдобавок, как я и предполагал, после часа пути по перевалу хлынул дождь. Не дождь, а настоящий ливень с сильным ветром. Хорошо еще, что воздух прогрелся, так что мы не страдали от холода, хотя промокли до нитки почти мгновенно. Каменистая почва под ногами стала мокрой и скользкой. Нам пришлось спешиться и вести коней на поводу. И все равно приходилось прикладывать усилия, чтобы не поскользнуться.

И все же Штранцль не удержался и рухнул в грязь под довольный смех Самсона. Поднявшись, маг, красный от гнева, был готов броситься на гвардейца, но в последний момент голос разума взял верх. Проворчав под нос что-то явно нелицеприятное для гвардейцев, Штранцль ретировался под крылышко Бренды, которая тут же начала успокаивать его. Самсон, встретившись взглядом со мной, весело подмигнул.

— Тихо вы, дурни! — раздался чей-то голос, и к нам подошел Сэм.

Я опешил. Таким тоном ко мне еще никто не обращался. Ладно, я-то это пережить могу, а вот Виверн, непробиваемый Виверн завелся.

— Ты с кем это разговариваешь в таком тоне? — прошипел он, и я инстинктивно почувствовал, что в воздухе запахло дракой.

Но Сэм не испугался мечущего громы и молнии мага. Он презрительно посмотрел на него и выхватил из-за спины свой меч. Увидев размеры меча, я невольно присвистнул.

— Стоп! — вмешался не на шутку обеспокоенный Самсон и встал между Виверном и Сэмом.

— Что тут происходит?

К нам подъехали Бренда и магистры. Штранцль отряхивался от грязи, что-то злобно шепча себе под нос и не обращая ни на кого внимания.

— Отойди, человек! — прорычал Сэм, но вряд ли он смог бы справиться с пятью магами.

Ллойд с Седриком зашептали заклинания, и над ними начали появляться сгустки пламени. Ясно, готовятся к атаке.

— Успокойтесь! — Самсон покосился на магов и почти просительно произнес: — Подождите! Я с ним поговорю.

Магистры переглянулись и перестали шептаться. Самсон увел Сэма в сторону. Мне показалось, что тот и сам начал понимать, что вряд ли справится с таким количеством противников. Хотя, как я знал, в бою эти мохнатики славились как раз тем, что вели себя как настоящие берсерки.

— Чего это он? Что произошло у вас? — поинтересовалась у меня Бренда.

— Да твой дружок упал. Все зашумели. А наш мохнатик порекомендовал себя тихо вести. Правда, немного грубовато.

— Он прав? — спросил Ллойд.

— Прав, — вынужден был я согласиться. — В этом месте можно встретить разных тварей. И все они действительно не любят шума. Дело не в этом. Надо ему было вести себя поделикатнее.

— Горная стража и деликатность — вещи несовместные, — проворчал Виверн, который, судя по всему, окончательно успокоился.

На уговоры Самсону не понадобилось много времени. Вскоре они с Сэмом подошли к нам.

Мохнатик пробормотал себе под нос что-то вроде извинений и занял свое место во главе отряда.

— Интересно, — прошептал я Самсону, когда мы тронулись в путь, — как ты его убедил?

— Психологию знать надо! — ответил тот, широко улыбаясь.

Я лишь покачал головой. Надо же, Самсон знает, что такое психология! Гвардеец, довольный произведенным на меня впечатлением, вернулся на свое место, сразу за Сэмом.

На этом наши приключения не закончились. Когда, по моим прикидкам, мы миновали половину пути, наш отряд резко остановился. Сэм замер на лошади, подняв вверх руку.

— Что случилось? — спросил я шепотом у Самсона, который с тревогой смотрел на нашего проводника, обратившегося в слух.

Ответом мне и другим подъехавшим был красноречивый жест — палец, приложенный к губам.

— Нас ждет схватка, — повернулся наконец к нам Сэм. — Не знаю пока с кем. Готовьте заклинания.

— Схватка? — переспросил Виверн, оглядывая раскинувшуюся перед нами каменистую пустыню. — Странно, я ничего не замечаю.

Осмотревшись внимательно, я тоже готов был поддержать профессора. Все чисто.

— Он лучше знает, — оборвал споры Самсон, обнажая свой меч. — Готовьте заклятия.

Готовить так готовить. Вскоре, вооруженные мечами и магией, мы двинулись вперед. Сэм не обманул. Едва мы проехали сотню метров, как на нашем пути словно из-под земли выросли странные существа. Никогда подобных созданий не встречал. Тела наших новых врагов походили на человеческие, но полностью состояли из камней. Если еще учитывать, что каждый из них был выше любого из нас в три-четыре раза, а в руках они держали огромные камни, то при внезапном нападении мы могли понести потери. Но сейчас-то чего бояться?

Этот вопрос я задал Виверну. Тот презрительно посмотрел на меня.

— Я думал, Свент, что ты лучше учился. О каменных людях не слышал?

Вот демон меня побери! Точно! Слышал я, конечно, о каменных людях. И то, что я слышал о них, не обнадеживало. На эти создания совершенно не действовала магия. Единственным, что оставляло хоть какую-то надежду при встрече с ними, было то, что они глупы. Да и какие мозги могут быть у камней? А вообще-то о каменных людях мало кто чего знал, имелось лишь несколько строк в «Энциклопедии созданий Баала», и все.

— Ты знаешь, на что они способны? — поинтересовался я у Виверна.

— Не больше тебя, — отозвался тот.

— Мохнатый знает, — вставила Бренда.

Я заметил, что все мои спутники столпились около меня. Сэм повернулся к нам.

— Когда идти, заклинания вперед, — произнес он. — Они не действуют, но можно отвлекать.

В следующую минуту каменные люди двинулись к нам. Всего их было шестеро. Но мы подготовились к их атаке. Когда на нас обрушился камнепад, наши магистры уже поставили огненную стену, которая поглотила камни. Затем мы с Виверном и Брендой открыли точечный огонь, целясь по совету Сэма в ноги противника. Но наша атака захлебнулась. Наши «огненные шары» и молнии растаяли, не долетев до цели.

— Бесполезно! — прокричал мне Виверн, выхватывая меч.

Мне пришлось выхватить свой, хотя я с трудом понимал, как можно идти на этих великанов с обычным мечом. Но тут в дело вступил Сэм. Я не поверил своим глазам, когда увидел, как этот внешне неповоротливый мохнатик орудует своим огромным мечом. Не успел я и глазом моргнуть, как он, стрелой промчавшись вдоль ряда наших врагов, подрубил им ноги и отправил на землю. Оставшийся последний гигант попытался было прихлопнуть дерзкого малыша, но Сэм увернулся от удара могучей руки и в ответ умудрился отсечь каменный кулак, а затем подсечь мечом ноги исполина и отправить последнего врага на землю, где он, последовав примеру своих товарищей, превратился в обычную груду камней.

— И стоило волноваться, — хмыкнул Ллойд, — из-за этих слабаков?

— Слабаков? — нахмурился Самсон. — Эти слабаки, если бы не наш мохнатый друг, стерли бы вас, уважаемый магистр, в порошок.

— Еще чего! — рассмеялся Седрик. — Почему это?

— Да потому что, — терпеливо объяснил Виверн, — как уже говорилось, на них не действует магия. Так что мы обязаны жизнью нашему проводнику.

Он кивнул на Сэма, который, спрятав меч в ножны, что-то высматривал вдали.

— Кх… — кашлянул Виверн, — уважаемый… Сэм.

— Да, — повернулся к нему тот.

— Я хочу принести свои извинения, — произнес профессор.

Было видно, что ему трудно дается каждое слово.

Немудрено. Мало кто из нынешних магов способен признать свои ошибки, да еще и извиниться. Все с удивлением уставились на Виверна. Оценил поступок человека и Сэм. Он растянул губы в каком-то подобии улыбки и произнес:

— Я принимаю то, что вы сказали, а сейчас нам надо идти, пока не пришел новый враг!

С этими словами он взобрался на свою лошадь и, пришпорив ее, тронулся с места. Мы последовали за ним, и я успел услышать разговор наших магистров. Ллойд жаловался Седрику на то, что эти мохнатые выродки уже обнаглели настолько, что считают себя ровней людям.

— Только-только из пещер выбрались, а все туда же, — заявил он.

— Ты тише говори, — предупредил его Седрик, — он все-таки на самом деле нас спас.

— А, — в сердцах махнул рукой Ллойд и замолчал.

Я покачал головой. Ничего путного у магов не получится, пока они не начнут относиться к другим терпимо и слушать не только себя, но еще и других. Но свои мысли я оставил при себе. Все равно никакие проповеди на магистров не подействуют. Поздно. Когда мы достигли перевала, начало темнеть. Мы уже добрались до цели, нам осталось лишь проехать через высокие каменные ворота. Насколько я помнил, они назывались Ворота Гигантов. Никто не знал, когда они были построены, но в них была заключена могучая магия. Чужая магия. Правда, спящая. Если ее не трогать, то и она не тронет никого. Это закон.

Сначала маги Баала пытались проводить эксперименты с этой магией. Пытались ее классифицировать и несколько раз даже были близки к активации ворот. Но, потеряв с десяток магов, Совет Магов Баалинга отказался от этой идеи. Вышел указ о том, что запрещаются какие бы то ни было исследования магической силы Ворот Гигантов. Несмотря на это, раз-два в год находились смельчаки, пытавшиеся это сделать. Почти всех ждал бесславный конец. Магия ворот не щадила наглецов, тревожащих ее.

Когда мы подъехали к воротам — двум огромным столбам с лежащей на них каменной перекладиной, — Сэм внезапно остановился. Мы подъехали и встали около него полукругом.

— Что случилось? — поинтересовался Самсон.

— Подозрительно, — коротко ответил Сэм. — Не нравится сейчас мне. Что-то не то. Что-то плохо.

— Что плохо? — удивился Виверн.

— Ворота.

— Что ворота? Они же не действуют. И не опасны, если только не применять магию.

Сэм покачал головой и осторожно тронул коня. Он первым проехал ворота. За ним последовали мы. Проехали Самсон, Виверн, я, Бренда и магистры, а когда проезжал Штранцль, замыкавший наш отряд, произошло нечто странное. Что это было, сказать сложно. Судя по всему, ворота сами по себе активировались. На наших глазах в Штранцля ударили сорвавшиеся со столбов багровые молнии.

Мы с Виверном еле удержали Бренду, которая хотела броситься ему на помощь. Штранцль открыл рот в беззвучном крике и сполз с коня на землю. Странно, но лошадь совершенно невредимой выскочила из ворот, а вот наездник очутился на земле, окруженный багровой сферой. Я физически чувствовал мощь энергии, бурлящей в ней.

— Мы ничем не можем помочь, — услышал я негромкий голос Виверна.

Однако наши магистры с этим мнением согласны не были. Ллойд с Седриком одновременно вскинули руки, могучий порыв ветра ударил в ворота. Я понял их замысел и поспешил присоединиться. За мной последовали Виверн и Бренда. Мы ударили «штормом», соединив усилия пяти магов, и достигли успеха. Тело Штранцля мощным порывом ветра вынесло за пределы ворот, и окружавшая его багровая аура тут же растаяла.

Мы бросились к Штранцлю. Виверн склонился над ним первый и, что-то прошептав, положил руки ему на грудь. Спустя десять минут он печально покачал головой и оторвал руки от груди Штранцля.

— Он мертв.

— Мертв? — Бренда была готова разрыдаться, но сдержалась.

— Подождите! — раздался голос Сэма, и наш проводник, раздвигая всех, приблизился к Штранцлю.

Он склонился над магом, вытащил из кармана своей легкой жилетки небольшой медальон какой-то причудливой формы и положил его на грудь Штранцля. Я вопросительно взглянул на Виверна, но тот, похоже, тоже ничего не понимал, лишь удивленно смотрел на Сэма.

— Что ты делаешь? — не выдержал Ллойд, но наш проводник лишь улыбнулся и, наклонившись над амулетом, положил на него руки.

Все это продолжалось не более минуты. Затем Сэм забрал амулет и отошел в сторону.

Штранцль вздрогнул несколько раз и открыл глаза. Бренда стремительно бросилась к нему и обняла.

— Это невозможно, — вырвалось у Виверна. — Я никогда не ошибаюсь! — Он повернулся ко мне, в голосе его звучала растерянность. — Я готов поклясться — он был мертв.

— Хм, значит, воскрес, — только и сумел ответить я. — Мохнатик все больше поражает меня.

Тем временем Штранцль сел и огляделся по сторонам.

— Что случилось? — спросил он.

— Ты не смог пройти ворота… — объяснил ему Самсон.

— И что?

— А то, что ты их активировал, — добавил Седрик.

— Активировал? — Штранцль, оторвавшись от Бренды, ошеломленно посмотрел на каменные столбы за своей спиной. — Как? Они же не действуют!

— Вообще-то в тебя несколько молний ударило, и мы уже тебя причислили к мертвым, — сообщил Ллойд. — Ты как сам? Как самочувствие?

— Нормальное самочувствие, — ответил Штранцль и медленно поднялся на ноги.

— И это все? — возмущенно переспросил Виверн. — А что ты испытывал?

— Ничего, — признался Штранцль, — Помню только боль и темноту, и все.

— Аура его однородна, — заметил Седрик. — Значит, посторонних вмешательств не было.

— Оставьте его в покое! — встала на защиту Штранцля Бренда. — Не видите, человек с того света вернулся!

Тут Сэм подошел к вылеченному им человеку, спокойно подвинув Бренду, которая от такой бесцеремонности ничего не смогла возразить, и, положив руку ему на лоб, некоторое время стоял молча. Затем внимательно посмотрел на него и удовлетворенно кивнул головой.

— Ты что с ним сделал? — не унимался явно задетый за живое Виверн.

Еще бы. Он славился в Баалинге как один из самых талантливых лекарей.

— Я лечил амулетом. Амулет Сарги.

— Сарги? — не удержался я, чтобы не переспросить. — Богини пустыни?

— Да, богини. Я помог вашему другу. Что надо еще вам? — произнес Сэм.

— А можно взглянуть на амулет?

— Нет, нельзя, — отрезал Сэм.

Мы с Виверном переглянулись. Что тут еще скажешь? Довольный тем, что разговоры закончились, Сэм повел нас дальше. Выбравшись с перевала, мы очутились перед безбрежной песчаной равниной. Вначале, несмотря на свое название, пустыня больше напоминала степь. И только ближе к Дорригарду становилась настоящей пустыней — морем бесконечных песков.

На привал мы остановились уже в степи. Местом ночевки стал небольшой круг невысоких деревьев, обступивших каким-то чудом сохранившееся небольшое озерцо. Мы спешились и дали коням вдоволь напиться. Бренда с Виверном занялись костром и ужином. Остальные разбрелись по небольшой полянке. Лично я сел на желтую травку и с удовольствием вытянул ноги. Блаженство, да и только.

Наш проводник, сухо попрощавшись, уехал, проигнорировав предложение Самсона переночевать. Но никто особо не пожалел об этом. Тем временем наше единение с местной природой нарушил Виверн.

— Ну что, друзья, — сказал он, — завтра начинается тяжелый путь до Дорригарда. Завтра же к вечеру мы должны встретиться с посланцами Аварона, одного из вождей орков, с которым у нас есть договоренность о помощи. Он должен дать нам проводника.

— Эх, — Штранцль поморщился, — теперь мы будем путешествовать в компании орка.

— Именно так, — улыбнулся профессор. — А в чем проблема? Я же предупреждал. Ваше магичество боится орков?

— Нет такой силы, чтоб могла бы напугать меня! — надувшись, как индюк, заявил Штранцль.

— Тогда я спокоен за наш поход, — сказал я, с трудом скрывая улыбку.

Штранцль нахмурился, но промолчал.

Я бросил взгляд на Бренду. Даже она укоризненно посмотрела на своего нового приятеля. Подожди, дорогая. Знаю я таких, как Штранцль. Это, поверь, только начало. К сожалению, девушка ничего не хотела слушать, воспринимая любой мой совет как признак ревности. Что ж, коли так, пусть мучается.

На этом обсуждение предстоящего похода закончилось. Все получили по своей доле скромного ужина и набросились на еду. Еще бы. Я сам проголодался, как дикий вепрь. Конечно, не хватало пива… но в этом меня выручили наши магистры. Для меня стало открытием, что они тоже любят пиво. Они везли с собой два больших бурдюка с пивом и щедро поделились своими запасами со спутниками.

В общем, вечер выдался удачный, если не считать влюбленную парочку — Бренду и Штранцля. Я, честно говоря, удивился, увидев, как преданно заносчивый маг смотрит на свою избранницу. Ну что ж, бывают чудеса на свете.

Я присоединился к Ллойду и Седрику. Виверн с Самсоном обсуждали какие-то важные дела, в которые меня не захотели посвящать. Кстати, мне все больше и больше нравились магистры. Они были неплохими ребятами, по крайней мере Штранцль им и в подметки не годился. В общем, вечер прошел под пиво и рассказы магов о своих былых подвигах. Если хотя бы часть из рассказанного была правдой, то тогда нам и сам Ранхвальд не страшен.

Чего стоил, к примеру, рассказ Ллойда о том, как он вдвоем со своим учеником прогнал целую стаю драконов. Я не стал объяснять магу прописную истину стихийщиков — «дракона и с армией не победишь». Маг так красноречиво рассказывал о сражении с драконами, что я решил не уязвлять самолюбие рассказчика. В отличие от него, я имел дело с этими созданиями. Конечно, не со стаей, а поодиночке, и мне этих воспоминаний хватило надолго.

Но, как я уже говорил, главным была не достоверность, а то, как рассказывалось. В этом и Ллойд, и Седрик были профессионалами. Кстати, к нам позже присоединились и Самсон с Виверном. Виверн сначала скептически хмыкал и весело переглядывался с гвардейцем, но вскоре и его захватили живописные рассказы магистров. Когда наступила полночь, наши рассказчики выдохлись, и мы отправились спать. Виверн назначил ночные дежурства.

Первым выпало стоять мне. Ничего, кроме звуков ночной степи и храпа своих спутников, я за свое дежурство не услышал. Сменил меня Седрик, и на его долю приключений тоже не выпало. Утром мы тронулись в путь по какому-то магическому ориентиру в руках у Виверна. Ориентироваться в бесконечной полупустыне, которой не видно ни конца ни края, можно было либо с помощью магии, либо для этого надо родиться орком. Они-то чувствовали себя тут как дома.

Как назло, от вчерашней безветренной погоды не осталось и следа. С самого утра дул сильный ветер. Если бы не воздвигнутые Виверном невидимые стены, которые хоть как-то защищали от свирепых порывов ветра, нам пришлось бы туго. Но, несмотря на все это, никто не ныл, даже Штранцль. Что ж, это навевало определенный оптимизм.

Глава 13 Два века назад. Ранхвальд. Последний бой

— Как это не Пендрагон? — Ранхвальд резко повернулся к Торну, стоявшему навытяжку перед своим повелителем. — Вы точно все проверили?

— Да, повелитель. Вы убили его единственного сына. Судя по всему, тот бросил вам вызов наперекор воле отца.

— Вот оно что… — протянул Ранхвальд, садясь на трон, который еще вчера занимал король Баалинга. Он трусливо убежал из дворца с остатками разбитого войска, оставив город на произвол захватчиков. — Тем лучше.

— Не совсем, повелитель. Пендрагон-старший всегда соблюдал нейтралитет, живя отшельником в подземельях Лара…

— Знаю, — нетерпеливо махнул рукой новый правитель Баалинга. — Можно покороче?

— В общем, Пендрагон объявил, что будет охотиться за убийцей сына и… — Торн замялся.

— Договаривай, — рассмеялся Ранхвальд. — Он, конечно же, грозился меня убить?

— Именно так, повелитель, — с поклоном сказал Торн.

— Спору нет, сын был силен. А папаша наверняка еще сильнее. Но мне не след бояться кого-либо, будь это Пендрагон или Царь Демонов.

— Я бы на вашем месте серьезнее отнеслась к этому предупреждению, — вдруг раздался в углу женский голос.

Торн даже подпрыгнул, да и Ранхвальд был удивлен. Он хотел уже произнести защитное заклинание, но обладательница голоса вышла на свет. Ранхвальд окинул взглядом высокую девушку, стоявшую перед ним. Длинные черные волосы, привлекательное личико, ладная фигурка и взгляд… Взгляд человека, привыкшего повелевать.

— Кто ты? — спросил Ранхвальд, сделав знак Торну и двум зомби, появившимся по зову помощника.

— Я дочь короля Баала. Мое имя Энзра, — спокойно ответила девушка и, глядя на новоиспеченного короля, улыбнулась.

Ранхвальд понял — эта красавица не боится его. Тот, чье имя приводило в ужас любого в Баале, совершенно не пугал девушку. И это ему понравилось.

— Садитесь, пожалуйста, — улыбнулся он и щелкнул пальцами.

Девушка опустилась в любезно подставленное Торном кресло напротив Ранхвальда. Торн, поклонившись, отошел в сторону.

— Вы, конечно, остались не просто так, — произнес Ранхвальд, рассматривая девушку, которая нравилась ему все больше и больше. Судя по тому, как она смотрела на него, симпатия была взаимной.

— Вы правы, — кивнула девушка. — Мой отец, мать и брат бежали, но я спряталась, решив дождаться вас.

— Почему?

— Потому что чувствую, что вы — настоящий повелитель Баала. А настоящему королю тяжело без королевы.

— Королевы? — Ранхвальд думал, что его уже ничем не удивишь, но этой девушке такое удалось. — Почему вы думаете, что мне нужна королева?

— А разве нет? — Девушка посмотрела на некроманта так, что он почувствовал, как гнев, обуявший его после смерти Бэлы, куда-то уходит.

— Да, заманчивое предложение, — с улыбкой сказал Ранхвальд. — А вас не страшит брак с чудовищем, ужасным магом-некромантом, которым пугают детей?

Он впился глазами в девушку, стараясь разглядеть любую ложь. Но та его не разочаровала. Она спокойно встретила его взгляд.

— Кто-то, может быть, называет вас кровожадным, но я же считаю вас просто сильным и умным, в меру жестоким правителем. Без жестокости не удержишь власть. Поэтому я и осталась, рискнув предложить вам свою руку и сердце.

Ранхвальд изумленно смотрел на девушку. Он отказывался верить в то, что она говорит правду. Но если это так… то как же все удачно складывается! Дочь короля придаст новому властителю Баала веса в переговорах с другими государствами. Одно дело — захватчик, а другое — законный муж.

— Что ж, — Ранхвальд поднялся из кресла, — я польщен и восхищаюсь вашей смелостью. Я принимаю ваше предложение.

— Я верила, что мои слова тронут вас, повелитель. — Девушка поклонилась, лукаво глядя на некроманта. — Как я поняла, у вас с вашим помощником разговор шел о Пендрагоне.

— Да, — кивнул Ранхвальд. — К сожалению, тот, кого я убил, оказался его сыном. И теперь мне собираются мстить.

— Вы же хотите уничтожить последнего опасного врага, повелитель? — спросила Энзра.

— Конечно.

— Тогда хочу вам сообщить, что Пендрагон — маг, принципиальный до маразма. Он не нападет на вас из-за угла, он явится к вам и вызовет на бой.

— Что ж, — улыбнулся Ранхвальд, — я не боюсь Пендрагона. Тем более я не столь принципиальный. Поэтому у меня есть кое-какие сюрпризы для него.

— Отлично, — вновь улыбнулась девушка. — Тогда у меня есть свадебный подарок. Я знаю, где находится Пендрагон, и могу помочь его уничтожить.

— Если это так, — Ранхвальд посмотрел на свою будущую жену, — то почему ты это делаешь? Неужели бескорыстно?

— Не бескорыстно. Мы с вами, повелитель, будем править долго.

— Что ж, я счастлив, что такая женщина предложила мне стать ее мужем, — признался Ранхвальд. — Торн, проводи госпожу в ее покои. Какие, пусть сама выберет. И приставь к ней слуг-людей. Все, что попросит, выполнять. Я думаю, мы скоро поговорим о более приятных вещах… — Последние слова были адресованы девушке.

Та поклонилась и вышла вместе с Торном. Ранхвальд проводил их взглядом, затем вернулся в кресло и, подперев подбородок рукой, задумался. Так он просидел, пока в зале вновь не появился Торн.

— Ну что? — оторвался от своих мыслей Ранхвальд.

— Все сделал, как вы велели, повелитель. Вы ей верите?

— Не знаю, Торн, — задумчиво произнес Ранхвальд. — Мне все же кажется, что она говорит правду. Ты сам как считаешь?

— Не нравится мне она, — поморщился Торн, — что-то в ней есть неестественное. Она шпионка.

— Даже если это и так, то почему бы не воспользоваться ей, а? — Ранхвальд подмигнул с удивлением смотревшему на него Торну.


Ранхвальд посмотрел на женщину, лежавшую рядом. Она мирно спала, свернувшись калачиком и положив под щеку кулачок. Ранхвальд на минуту испытал давно позабытое чувство, которое, как он думал, умерло со смертью Бэлы. Нет, еще раз нет, Энзра не шпионка. И он станет настоящим королем.

Ранхвальд выбрался из постели, оделся и вышел на балкон дворца. Он облокотился на его мраморный бортик и задумался. Стояла глубокая ночь. Приближалась зима, воздух уже становился холодным. С момента встречи с девушкой прошло два месяца. Королевство медленно и верно переходило под власть Ранхвальда. Два месяца он пытался изображать из себя мудрого правителя и достиг кое-каких успехов.

Увы, обещания Энзры помочь уничтожить Пендрагона оказались невыполнимыми. Тот исчез. Прошел слух, что он собирает армию где-то на Западе. Но сейчас Ранхвальд ничего не боялся. Верные зомби стояли лагерем в степи перед городом. Орки и тролли, отданные под командование Овелу, рыскали по королевству, наводя порядок и устраняя мятежников, которых становилось все меньше и меньше. Вроде все хорошо, но что-то беспокоило некроманта. Он несколько раз жалел о том, что способен чувствовать. Сомнения, одолевавшие его, вызывали головную боль.

Он уже собирался вернуться в спальню, когда почувствовал, что с ним пытается кто-то связаться. Он прошептал заклинание и услышал в голове голос Торна:

— Повелитель, вы не спите?

— Нет, Торн.

— Это срочно. Приходите ко мне. Овел прибыл.

Ранхвальд тут же пошел к Торну, который занимал просторные покои недалеко от спальни короля. Когда он вошел, оба его верных соратника вскочили. Увидев их лица, Ранхвальд понял — что-то случилось.

— Говори, — бросил он Овелу.

— Беда, повелитель. Пендрагон появился внезапно у Спрона. Нам ничего не оставалось, как принять бой, но с таким магом мне не соревноваться. Тем более его армия вдвое превосходила нашу.

— Я тебя не виню, — успокоил верного слугу Ранхвальд. — Где он сейчас?

— Через день будет у ворот Баалинга.

— А где остатки твоей армии?

— Из армии уцелел только я, повелитель, да несколько солдат из моей свиты.

— Что? — Ранхвальд изумленно уставился на орка, не веря своим ушам. — Ты хочешь сказать, что тридцатитысячная армия с вспомогательным отрядом троллей исчезла? Но это невозможно!

— Вы не представляете, повелитель, как могуч Пендрагон. — Было заметно, что орку с трудом дались эти слова. — Мы напали на его передовой отряд, отбившийся от основных сил, всего-то пять тысяч копий. Но, на нашу беду, среди них оказался сам Пендрагон. Что там творилось, словами не описать. Кромешный ад.

— Что ж, раз он так могуч, — невесело проговорил Ранхвальд, — почему тогда он не атакует город? Не вызывает меня на бой? Выходит, он меня боится…

— Не совсем, повелитель, — произнес Торн и протянул магу сложенный вчетверо листок бумаги. — Это послание сегодня передал посыльный от Пендрагона.

— Интересно, — пробормотал тот, беря конверт. — Ты не читал?

— Как можно! — возмутился Торн, но Ранхвальд уже развернул листок. Прочитав, он нахмурился.

— Что там? — спросил Овел.

— Меня вызывают на поединок, — протянул Ранхвальд.

— Поединок? — усмехнулся Торн. — Это как раз в стиле Пендрагона. Надеюсь, вы не примете вызов?

— Отнюдь, — пробормотал Ранхвальд. — Скажи, Торн, Пендрагон всегда держит слово?

— Всегда, — кивнул Торн.

— Так вот, он предлагает мне поединок. Если я выигрываю, то он, если остается в живых, отступает и никогда больше не появляется в Баалинге.

— А если проигрываете? — осторожно поинтересовался Овел.

— Тогда, естественно, все это касается меня.

— Повелитель, неужели вы серьезно решили… — начал Торн.

— Я решил. Успокойся, Торн. Я его по степи размажу. Все равно рано или поздно мне пришлось бы с ним схватиться. Пусть это будет рано.

— Как скажете, повелитель, — поклонился Торн.

Ранхвальд посмотрел на Овела. Тот молча склонился в поклоне.

— Сообщите Пендрагону, что я готов к схватке. Без оружия, только магия. Пусть сообщит когда и где.


Утро выдалось холодным, но Ранхвальд не чувствовал холода. Сегодня назначен бой с Пендрагоном. К схватке он готовился весь день. Книга Лота стала его настольной книгой. Он был уверен в своих силах, несмотря на рассказы о могуществе Пендрагона. Ранхвальд не верил во всесильных и непобедимых магов, но разгром армии Овела, весьма талантливого полководца, многого стоил.

Энзра, узнав о предстоящем бое, вела себя тише воды ниже травы. Это удивило Ранхвальда, который привык, что девушка с ее неугомонным характером вмешивалась во все и вся. Утром, перед самой схваткой, у него появилась одна мысль. И как он сразу не догадался? Да, то, что он намерен сделать, означает довериться, полностью довериться Энзре. Но Ранхвальд редко ошибался в людях. Он был уверен — девушке можно доверять.

Вызвал он ее, когда начало светать. На ее лице были написаны удивление и даже… обида. Вот оно что! Вот почему она была такой тихой!

— Ты обиделась? — прямо спросил Ранхвальд.

— Да, — немного помявшись, ответила Энзра. — Ты мне не доверяешь. Это меня обижает.

— Ничего, — улыбнулся Ранхвальд, — сейчас я сообщу тебе нечто такое, что развеет все твои обиды. Садись. Мне надо тебе сказать что-то очень важное, — начал он, когда девушка села..

— Конечно, я слушаю, — кивнула та.

— Мне не хочется об этом говорить, но существует возможность, что я погибну в схватке с Пендрагоном.

Девушка вздрогнула.

— Этого не случится! — с жаром воскликнула она и, вскочив, подбежала к Ранхвальду. Она села к нему на колени и заглянула в глаза. — Обещай, что этого не будет.

— Не могу обещать, — тяжело вздохнул тот, обняв девушку, — но повторяю, если случится так, что я погибну, ты должна будешь совершить один ритуал. Благодаря ему я смогу возродиться. Книга Лота позволит мне сделать это. Да и вообще — не зря же говорят, что я бессмертный.

— Но…

— Не говори ничего, — перебил ее Ранхвальд. — Я не могу положиться ни на Овела, ни на Торна. Если я погибну, они погибнут вместе со мной. Если я воскресну, воскреснут и они. Ты знаешь магию и кое-что умеешь. Этого достаточно, чтобы провести ритуал. Кроме того, я немного поработал с твоей аурой. Ты полноценный маг-долгожитель.

— Я не смогу…

— Сможешь. Вот ритуал… — Ранхвальд протянул девушке листок, исписанный с двух сторон.

Та быстро пробежала глазами текст и испуганно посмотрела на Ранхвальда.

— Но здесь говорится, что нужно тело…

— Да, это так. Надеюсь, что оно у тебя будет. С Торном я уже говорил об этом. Если схватка закончится для меня неудачно, сразу начинай действовать. Уезжай как можно дальше от Баалинга. Тебе помогут деньги, их тебе передадут. Найди какое-нибудь потаенное место и готовь ритуал. Тело — это лишь оболочка. Благодаря Книге Лота я обрел вечную жизнь.

— Но в том, что ты мне дал…

— Знаю, — успокоил ее Ранхвальд, — я немного усовершенствовал заклинание. Даже великие маги ошибались в мелочах. Основная проблема заключается в том, чтобы накопить энергию. Ты не очень внимательно читала. Надо принести в жертву много магов. Чем маг сильнее, тем лучше. В общем, я верю в тебя, моя девочка. И, как видишь, полностью доверяю, вручая тебе свою судьбу.

— Я сделаю все, что ты скажешь, — тихо проговорила Энзра и соскочила с колен Ранхвальда. — Сейчас мне уйти?

— Да, мне пора. Помни, что я тебе сказал. И не переживай, мы в любом случае встретимся.

Ранхвальд проводил глазами девушку, с явной неохотой покинувшую комнату, и занялся подготовкой заклинаний. Через два часа его оторвал от этого занятия Торн. Он сообщил, что все готово. Некромант кивнул, встал и, взяв со стола свой жезл, вышел.


Ранхвальд задумчиво смотрел на приближавшегося к нему всадника. Рыцарь, скакавший на белой лошади, был закован в сверкающие доспехи, которые венчал шлем с закрытым забралом. Он остановился в двадцати шагах от некроманта, спешился, сделал несколько шагов в сторону противника и снял шлем.

Некромант внимательно рассматривал великого мага. Внешне Пендрагон Великий не внушал почтения. Одутловатое лицо явно свидетельствовало о том, что маг не чуждается радостей жизни, особенно выпивки. Нечесаные, спутанные длинные волосы, бесцветные глаза. Ранхвальду подумалось даже, что это посланец Пендрагона, а не сам маг. Но рыцарь заговорил, развеяв все сомнения.

— Я Пендрагон, — коротко представился он.

— Вот и познакомились, — хмыкнул некромант. — На этом, я думаю, мы закончим церемонии.

— Как хочешь.

— В доспехах-то небось неудобно, а? — Ранхвальд вытащил жезл.

— А вот и проверим, — улыбнулся Пендрагон. Два мага взмыли в воздух, и схватка началась.


Энзра стояла на балконе, который так любил Ранхвальд, и с волнением смотрела вдаль. Там, в степи, в сумраке наступающего вечера сверкали разноцветные сполохи и грохотал гром. Маги бились не на жизнь, а на смерть. Энзра не знала, можно ли назвать чувство, которое она испытывает к некроманту, любовью.

Ей, выросшей в королевской семье, не довелось узнать, что это такое. Ее мать и отец относились к своим детям строго, очень строго. Кроме выговоров и нравоучений, Энзра ничего не слышала от них. Может, поэтому история Ранхвальда, мага, восставшего против законов действительности, зажгла яркий свет в жизни девушки. И вот сейчас, когда она не могла помочь своему мужу, Энзра почувствовала, что по-настоящему любит его. Она резко повернулась и ушла с балкона.

В комнате она набросила плащ, накинула на плечо сумку, в которой лежали деньги и листок с заклинанием, и сбежала по лестнице вниз, твердо решив отправиться на место битвы. Но когда она уже оседлала коня, перед ней словно из-под земли вырос Торн. Вид у него был измученный.

— Ты откуда? — Энзра почувствовала, как сжалось ее сердце, предвидя самое худшее.

— Он мертв, королева, — прохрипел Торн. — Но и Пендрагону досталось. Нам повезло. Мне удалось забрать тело Ранхвальда. Так что я передаю его тебе. Ты должна сделать то, что он просил. Только в твоих силах возродить его.

— Где он? — выдохнула Энзра.

Торн прошептал заклинание, и перед ним появилось на земле тело Ранхвальда, завернутое наполовину в грубую холщовую ткань. Энзра невольно вскрикнула, зажав рот рукой. Внешне на некроманте не было никаких повреждений. Только безжизненное белое лицо с закрытыми глазами да непередаваемый запах смерти, исходивший от тела, говорили о том, что великий Ранхвальд закончил свой земной путь.

— Ты мне поможешь? — Энзра взяла себя в руки и повернулась к Торну.

Теперь перед помощником некроманта стояла совершенно другая женщина. Ни грамма паники или растерянности.

— Конечно, королева, — ответил Торн. — Нам надо торопиться. Сейчас зомби превращаются в прах, и вскоре народ, поняв, что пришел конец его властителю, доберется до дворца. Мы должны успеть увезти тело повелителя.

— Подожди, — внезапно тронула за руку Торна девушка, — но ты же, как и Овел, со смертью Ранхвальда должен был умереть. Или я не права?

— Все так, — вздохнул Торн, — но несколько дней назад наш великий повелитель, предчувствуя возможность поражения, сотворил небольшое заклинание. Оно позволило нам некоторое время существовать после его смерти, но только вблизи его тела. К сожалению, Овел во время гибели Ранхвальда находился в городе, поэтому разделил судьбу своих зомби. Но если будет угодно богам, он возродится вместе с Ранхвальдом. А сейчас нам надо идти. Ты, я вижу, готова.

— Готова, — без колебаний ответила Энзра.

— Хорошо. Деньги при тебе? Без них ты не сможешь совершить задуманное. И свиток?

— Да, — прошептала королева, — все здесь. — Она хлопнула по сумке.

Торн начал заворачивать тело некроманта, а Энзра, сдерживая слезы, отошла в сторону.

Спустя полчаса город покинула странная парочка — два всадника в длинных, бесформенных балахонах, ведущие на поводу коня, через круп которого был переброшен объемистый холщовый мешок. Никто не мешал им, так как жители еще до конца не поверили в свое освобождение и предпочитали дождаться утра.

Энзра с Торном ехали всю ночь и весь день. К вечеру второго дня Энзра совершенно выбилась из сил, и Торн решил дать ей передохнуть. Сам-то он не нуждался в отдыхе. Погони за ними не было, как не встречалось и людей на их пути. Они проезжали через сожженные города и деревни, разрушенные кладбища с разрытыми могилами. Все это были следы магии некромантов. Следы правления короля Ранхвальда Полумертвого.

Но Торна мало интересовали заботы людей. Он чувствовал, что силы постепенно оставляют его. Тело Ранхвальда не могло постоянно излучать энергию, поддерживавшую жизнь в его преданном слуге. Так что надо было торопиться.

Когда на четвертые сутки они достигли цели путешествия, Торн еле стоял на ногах. Энзре пришлось последние километры вести его коня под уздцы. А пришли они на огромное кладбище. Сама принцесса даже не представляла, что такие могут существовать. Нет, она, конечно, слышала об огромных некрополях около гор, но никогда их не видела. Поэтому величественная картина этого кладбища, где до самого горизонта тянулись бесчисленные склепы, гробницы и могилы, поразила ее. Следуя указаниям Торна, который уже не мог говорить и перешел на шепот, она довела лошадей — на одной было тело Ранхвальда, на другой — его помощник — до изящного склепа из белого мрамора.

Внутри она обнаружила три пустых каменных саркофага, один из которых, как объяснил ей Торн, предназначался для Овела, но теперь останется пустым. Едва она уложила своих спутников в каменные гробы, как Торн испустил дух. Теперь Энзра осталась одна. Но у нее была Книга Лота, был свиток, оставленный ее возлюбленным, и было несокрушимое желание вернуть его. Чего бы ей это ни стоило.

На следующий день она отправилась в ближайший город. Там уже начали праздновать победу, весть о гибели Ранхвальда разнеслась по всей стране. Король вернулся из изгнания в Баалинг, и по пропавшей принцессе был объявлен траур. Сама же принцесса сняла небольшой домик на окраине города и зажила неприметной, тихой жизнью.

Так она провела какое-то время, приглядываясь к окружающим, а затем открыла небольшую школу магии. Книга Лота и уроки Ранхвальда сделали из дочери короля неплохую волшебницу. Но учила она в своей школе не всех, а лишь тех, в которых чувствовала тягу к темной стороне магии. И именно здесь она положила начало своему собственному Ордену Ведьм. Ордену, послушницы которого свято верили в одного мага, одного бога, одного короля. В Ранхвальда Полумертвого.

Глава 14 Гостеприимство орков

Солнце достигло зенита, когда на горизонте появилась небольшая деревня, то есть что-то вроде — четыре дома с небольшим колодцем неподалеку. Именно здесь нас ждали орки Аварона. Десять всадников. Орки как орки. Уродливые клыкастые рожи, могучие волосатые тела, еле прикрытые кожаными куртками. Кривой меч в ножнах у каждого, лук и круглый щит за спиной.

Я видел орков в деле. Бесстрашия им не занимать, а вот с умом дело обстоит хуже. Военачальники среди этого народа редко попадались стоящие. По крайней мере, полководцы Баала много раз разбивали намного превосходившие силы кочевников, пытавшихся вторгнуться на территорию королевства. Насколько я знал, тактика орков заключалась в том, чтобы налететь толпой, всех порубить, ограбить, разорить и уйти обратно в свою пустыню.

Встреча наша прошла почти стремительно. Мы остановились друг напротив друга, вожак сообщил нам, что его зовут Венобарт, и мы некоторое время рассматривали друг друга. Затем заговорил Виверн:

— Великий вождь Аварон должен был выделить нам проводника до Стригарда.

— Аварон никогда слово не меняет! — пролаял Венобарт. — Я ваш проводник. А мой отряд будет сопровождать вас в пути.

— Понятно, — протянул Виверн. — Уважаемый Венобарт, можно с вами наедине поговорить?

Профессор и Самсон отъехали вместе с предводителем орков в сторону.

— Эх, — пробормотал остановившийся рядом со мной Ллойд, — дикари вместе с нами. Весело будет.

— Несомненно, — поддержал его Седрик.

— Да ладно вам, — сказала Бренда, — орки тоже люди.

— Тебе нравятся орки? — спросил у нее Штранцль, и я услышал в его голосе едва скрываемое презрение.

Уловила его и Бренда.

— А что? Они, между прочим, такие же, как и мы. Просто из другого племени.

— Они звери, — с полной уверенностью заявил Штранцль. — Неуправляемые звери с зачатками разума. И если бы их не было, нам стало бы только лучше.

— Плохо ты в политике разбираешься, — улыбнулся я. — Если бы не эти, как ты выражаешься, звери, Баал давно бы завоевали. Орки, сами того не ведая, защищают его от врагов, которых за степью предостаточно. Или ты забыл, как они разбили армию джиннов? Или как они сражались плечом к плечу с людьми и эльфами против нежити?

— Да что об этом говорить! — Штранцль одарил и меня неприязненным взглядом. — Я вижу, здесь одни защитники орков. Ну конечно, вы же не видели, как эти звери обращаются во время набегов с женщинами и детьми.

— Да? — раздался знакомый голос, и, оглянувшись, мы увидели Самсона.

Он стоял рядом с нами, а Венобарт разговаривал вдали с Виверном.

— А ты видел, уважаемый Штранцль, как наша регулярная армия с ними обращается? А? Недалеко от зверей ушли!

— Как ты можешь сравнивать нашу доблестную армию с дикарями-орками? — возмутился Штранцль. — Ты же гвардеец! И не просто гвардеец, а их командир!

— Я командир гвардейцев, — кивнул Самсон, — только я привык называть черное черным, а белое белым. Настоящие солдаты — это не фанатики, слепо идущие на убой, а те, кто имеет хоть немного мозгов.

— Ты считаешь, что у меня нет мозгов? — прошипел его оппонент, и в воздухе почувствовалось напряжение.

— Тихо, — поспешил вмешаться я, — только свары нам не хватало. Штранцль, ты маг хороший, но против пяти человек вряд ли устоишь. Я правильно говорю? — повернулся я к нашим спутникам, напряженно наблюдавшим за дискуссией.

Все они кивнули, даже Бренда. Именно это, по-моему, и погасило окончательно гнев Штранцля, он что-то обиженно проворчал и демонстративно отъехал в сторону.

Самсон хотел что-то сказать, но тут вернулись Виверн с Венобартом.

— Мы отправляемся в Стригард. Орки нас будут сопровождать.

Венобарт окинул нас презрительным взглядом и, развернувшись, что-то крикнул на орочьем своим людям. Те быстро перестроились в колонну по три. Венобарт махнул рукой Виверну и занял место во главе колонны. Так мы и тронулись в путь.

— Что у вас здесь стряслось? — спросил меня Виверн, когда мы выехали из деревни в степь.

— Ну Штранцль всем рассказывал о своей нелюбви к оркам, — объяснил я.

— А-а, — протянул Виверн, — ясно. Ты с ним осторожнее. Он пользуется огромным влиянием при дворе. Претендент на место… в принципе он человек неплохой. Только вот уж очень не любит всех нелюдей.

— Хорошая характеристика, — тихо пробормотал я.

Мы двигались, пока не наступил вечер. Хорошо еще, что стояла безветренная погода, нашим препятствием было лишь палящее солнце. Но с помощью магии это препятствие можно было устранить. Как обычно, темнота окружила нас внезапно. Мы разбили два лагеря, орки и люди отдельно. Самсон заикнулся было о том, что безопаснее держаться всем вместе, но Штранцля чуть не хватил удар от одного только предположения, что мы будем спать вместе. Я в принципе был не против одного лагеря, но меня удивил Виверн. Он тоже посчитал, что два лучше.

Позже он объяснил, что с такими спутниками надо держать ухо востро. Они ненадежные охранники. Им ничего не стоит всех нас перерезать, наплевав на соглашения. Не знаю, лично я с этим не согласен. Знавал я орков, да, они относились к людям не менее презрительно, чем сами люди к ним, но если уж поступали на службу, то служили верой и правдой.

В общем, мы все собрались у костра, то и дело бросая взгляды на второй костер, горевший не так далеко от нас. Судя по запахам, доносившимся оттуда, орки жарили мясо, у нас же был традиционный ужин из взятых с собой припасов. Вяленая рыба и сушеное мясо. Ну и, конечно, вино.

Виверн раздал всем по порции и внезапно нахмурился.

— Что случилось? — спросил я.

— Самсона нет…

— А вот и я! — раздался знакомый голос, и из темноты появился Самсон. В руках он держал здоровенный вертел с нанизанной на него кабаньей ногой. — Это Венобарт нам послал. В знак уважения. Ну и я решил им немного вина отлить. А что? Неплохой обмен.

— Молодец, — обрадовался Виверн. — А я не догадался. Что ж, садись. Держи нож. Дели на всех.

— И вы будете есть это поганое мясо, которого касались лапы орков?! — раздался изумленный вопль Штранцля.

— Не знаю, чьи там лапы, — заметил я, принимая из рук Самсона свой кусок мяса, — но на вид весьма недурно. Ты можешь, конечно, не есть. Нам больше достанется! Я прав?

Все дружно поддержали меня. Штранцль, поняв, что остался в меньшинстве и даже Бренда его не поддерживает, надулся и пошел спать. Я наблюдал за девушкой. Та проводила своего приятеля взглядом, в котором презрения было куда больше, чем любви. Интересные у них отношения…

— Что ж, теперь можно и выпить спокойно! — заявил Самсон, разливая вино из бурдюка по кружкам. — Ты, Бренда, я вижу, с нами?

— Я не меняю своих взглядов, — пожала плечами та, — даже ради мужчин.

— Похвально, — заметил Виверн. — Предлагаю выпить за стойкость. Стойкость во всем!

— Отличный тост, — сказал я. — Хочу только добавить, что стойкость не должна превращаться в тупость!

Все рассмеялись и дружно опорожнили свои кружки.

— Теперь, я думаю, вы должны узнать о наших планах в Стригарде.

— Каких планах? — поинтересовался Самсон.

— Мы должны найти Пендрагона и добиться, чтобы он присоединился к нам в нашем походе, — спокойно объявил Виверн.

— Что? — вырвалось у Бренды. Магистры изумленно уставились на Виверна.

— Это какой Пендрагон? — неуверенно поинтересовался растерянный Самсон.

— Тот самый, победитель Ранхвальда? — присоединился к нему Ллойд.

— Именно он.

— И ты молчал? — нахмурилась Бренда.

— Об этом стало известно относительно недавно. Прежде его найти не могли. Считайте, нам повезло.

— Повезло, — покачал головой Самсон. — Это как сказать. Насколько я помню, характер у этого проклятого Пендрагона еще тот.

— У нас есть Свент. Он сможет, — авторитетно заявил Виверн, и все уставились на меня.

— Непонятно, почему это именно я могу его успокоить? — с усмешкой проговорил я. — Кто я для него? Ну стихийщик, как и он, вот и все. Сумасшедшим законы не писаны.

— Я знаю, как ты его успокоишь, Свент, — подозрительно серьезным тоном произнесла Бренда.

— И как же? — поинтересовался я.

— Станцуешь и споешь! Поверьте, это зрелище, которое мертвого из могилы поднимет!

— Очень смешно, — проворчал я, не обращая внимания на улыбки.

— Если серьезно, есть одно пророчество, Свент, — произнес Виверн, — в нем как раз говорится об этом случае.

— Что это за пророчество? — оживилась Бренда. — Я их коллекционирую, но не слышала о таком.

— Мало кто о нем слышал, — улыбнулся Виверн. — Это пророчество белой ведьмы Марпл.

— Ах это, — разочарованно протянула Бренда. — Но там ни про каких стихийщиков не упоминается. Просто говорится, что придет воин и спасет мир. Что-то в этом роде.

— Ты плохо его помнишь, — возразил Виверн. — Дословно оно звучит так: «Когда тень нависнет над землей, когда смертельная опасность приблизится к границам Баала, появится маг, который управляет теми силами, что не подвластны другим магам. Именно он сумеет пробудить силу, которая встанет на защиту Баала и победит зло. Но если маг не справится, то вечная тьма накроет когда-то благословенное королевство Баал».

— А, понятно, — сказал Седрик. — Значит, этот маг — Свент. Сила — это Пендрагон. Так, что ли?

— Надо же, какой догадливый, — проворчал я. — Вот уж не ожидал такого гениального открытия.

— Не понял. — Седрик побагровел.

Ну вот. Я-то думал, что у него с чувством юмора все нормально. Меня выручил Ллойд:

— Ты чего, Седрик? Шуток не понимаешь? Тот сразу успокоился, его лицо приняло нормальный цвет.

— Это, наверное, на меня обстановка так действует, — сказал он.

Я уже хотел что-то добавить, но внезапно перед костром появилась огромная фигура. На миг повисла пауза. Перед нами стоял Венобарт.

— Ого, — произнес Виверн, — что заставило почтенного Венобарта навестить нас?

— А почтенный Венобарт может сесть рядом с вами?

— Почтем за честь, — сказал Ллойд, поднимаясь.

Что ж, я был приятно удивлен тем, что взгляды Штранцля в нашей компании никто не разделяет. Между тем Венобарт уселся рядом с Ллойдом и с поклоном взял чашу с вином, протянутую Виверном.

— Я гляжу, среди вас нет черноволосого, — заметил орк, быстро оглядев нас.

— Он спать пошел. От мяса его сморило, — язвительно заметила Бренда, и Венобарт улыбнулся.

Я едва не открыл рот. Никогда не видел, как орки улыбаются. Надо признать, если бы они делали это чаще, их бы не считали сумасшедшими мрачными дикарями.

— Как вы думаете, почему я пришел? — спросил орк, пригубив вина из чаши.

Ответом ему было молчание.

— А я вот хотел узнать вас, люди, поближе. Мне всегда было интересно, почему вы так презрительно относитесь к нам. Неужели из-за того, что мы спим в седлах и питаемся только мясом? Или просто от нас пахнет не так, как от эльфов, которые моются по десять раз на дню?

— Скорее, просто из-за того, что вы отличаетесь от нас, — ответил Виверн. — Разве все орки любят людей?

— Ты прав, — кивнул Венобарт, — есть орки, которые не любят людей. Но тем не менее я сейчас сижу среди вас и пью вино. Это говорит о том, что не все еще потеряно. И именно поэтому я среди вас. Аварон, мой вождь, — один из немногих вождей, которые хорошо относятся к людям. И я согласен с ним. Дружба лучше войны!

Я встретился с изумленным взглядом Седрика. Да и другие с удивлением уставились на разглагольствующего орка. Вот тебе и дикарь!

— Я не удивлюсь, если он сейчас начнет цитировать эльфийских философов, — прошептал мне на ухо Виверн.

— Давайте выпьем за дружбу между людьми и орками! — провозгласил тост Венобарт и поднял свою чашу.

Надо отдать должное моим спутникам, к тосту присоединились все.

Веселье продолжалось еще долго. Но я не мог уже слушать заумные диспуты между Виверном, Брендой, Ллойдом и Венобартом. Оказалось, орк учился в университете Дорригарда, и это известие окончательно добило меня. Оставив новоиспеченных философов наслаждаться общением, я отправился спать.

Глава 15 Укрощение орков

Ранхвальд смотрел на сидевшего напротив него короля орков Дорреда III. Тот явно нервничал. Маг понимал, о чем он думает. Охрана осталась на улице, да и что она может сделать? Сейчас король в полной его власти. К тому же, — мелькнула у Ранхвальда самодовольная мысль, — мало кто может выдержать его взгляд.

Они находились в резиденции Ранхвальда, которую тот с согласия короля устроил в нескольких километрах от столицы королевства орков. Маг обставил свою личную комнату очень скромно. Король был явно удивлен убогостью обстановки, состоявшей из двух покосившихся стульев и почерневшего стола.

Он не знал, что Ранхвальд еще в той давней жизни, когда он был обычным человеком, утратил страсть к роскоши и привык довольствоваться самым простым. Конечно, ни оркам, ни людям, ни эльфам этого не понять. Разве они знают, что такое вечность? Хотя эльфы, может, и знают, только их вообще мало что интересует, кроме их лесов.

— Итак, — произнес маг, — вы понимаете, что мне нужно?

— Да, понимаю, — проворчал король. — Только не могу понять, чем я могу помочь. Землю вам выделили. Все окрестные людские кладбища в вашем распоряжении. Казармы для вас построены. Это все, о чем мы договаривались. О том, что будут трогать захоронения орков, речи не было. Это же сразу вызовет бунт. Мой народ очень серьезно относится к своим покойникам.

— Да что эти людские захоронения? Там лежат одни рабы. Из них солдаты нормальные не получатся. Так, тупое мясо, которое порубят в первом же сражении. Мне нужны командиры, опытные солдаты. Я же не предлагаю разрывать орочьи могилы на глазах у народа. Вот взять, к примеру, Катакомбы.[7]

Мы выборочно воскресим небольшую часть ваших героев…

— Нет, — король даже поднялся, покраснев от негодования, — это невозможно! Даже не заговаривайте об этом. Мы с вами союзники, но то, что вы предлагаете, кощунство, которое способно взбунтовать всю пустыню. Мало того, говорят, что в Катакомбах обитают стражи из великих героев народа орков, павших в битвах. Эти стражи уничтожат любого, кто посмеет осквернить последний приют героев. Пока я жив, этого не будет. Приятного вам дня!

С этими словами король покинул комнату.

— Стражи какие-то, — проворчал Ранхвальд, глядя на закрывшуюся за королем дверь. — Глупец! Пока жив, говоришь…

Ранхвальд поднялся и вышел из комнаты. На пустыню опустился вечер, на смену дневной жаре приходил холод. Маг уже все для себя решил. Не хочет король по-хорошему, сделаем по-плохому. Времени осталось немного, надо действовать.

Он прошептал заклинание «призыва», и вскоре перед ним стоял его ближайший соратник Торн. Единственный из старых соратников, которых Ранхвальд сумел вызволить из могилы, всецело преданный своему хозяину. Правда, выглядел он не очень. Тлен умудрился тронуть половину его лица, так что теперь мало кто из смертных смог бы без ужаса взглянуть на него. Но это мелочи. Тем более что Ранхвальд уже наложил нужное заклинание, и через пару месяцев Торна будет не узнать.

— Слушаю вас, повелитель, — проговорил тот.

— Собери пару десятков надежных солдат. Возьми командира поопытнее. Возьми мои магические приспособления. Мы едем воскрешать!

— Ясно. Можно узнать куда?

— В Катакомбы!

— В Катакомбы — это правильное решение, повелитель. Вы великий маг!

— Знаю, Торн, знаю. Иди, собирай всех. Надо успеть добраться туда до рассвета. И предупреди всех командиров, чтобы молчали о нашем отсутствии. Если приедет посыльный от короля, пусть скажут, что магией занимаюсь. Выполняй.

Торн скрылся в темноте. А спустя некоторое время из лагеря выехал небольшой отряд всадников и устремился в степь. К Катакомбам.


На следующее утро, едва взошло солнце, мы тронулись в путь. Штранцль хранил демонстративно неприступный вид, а Бренда, что мне понравилось больше всего, теперь ехала отдельно и на все его попытки приблизиться отвечала коротким, но емким «нет». «Посмотрим, насколько ее хватит», — подумал я.

Орки, узнав, видимо, от своего предводителя о вечерней попойке, держались ближе к нам и больше не смотрели на нас настороженно. Виверн вообще вел с Венобартом какую-то заумную дискуссию.

— Как дела, Свент? — спросил подъехавший ко мне Самсон.

— Нормально, — пожал я плечами. — Поскорей бы Стригард. Не люблю я эти путешествия под палящим солнцем. Мне бы хорошую таверну да кружку пива…

— Что да, то да, — улыбнулся Самсон, — я бы тоже не отказался. Хотя основной путь после него и начнется. Вот там придется пожить в степи. Но ничего, доберемся до Стригарда. Я там бывал. Знаю одну таверну… Пиво — изумительное. Девочки — класс! И, что самое главное, эльфийки есть. Только плати.

— Эльфийки? — недоверчиво переспросил я.

Насколько мне было известно, у эльфов царили жестокие законы. Своих женщин они держали на коротком поводке. Нет, конечно, их красоту они воспевали, причем абсолютно заслуженно, а вот из дома не выпускали. Ревнивые — жуть. Чтобы эльфийка стала девушкой легкого поведения…

— Ну не чистокровные же, — сказал я.

— Нет, конечно, — согласился Самсон, — но внешне — не отличишь! Вот ты когда-нибудь эльфийку любил?

— Нет, — честно признался я.

— Эх, много потерял, — покачал головой мой собеседник. — Ты понимаешь, они…

Договорить ему не дали. Раздался протяжный свист, и я, оглянувшись, увидел, что к нам скачет большой отряд орков. На мой взгляд, не меньше ста всадников. Я посмотрел на Венобарта и похолодел. Тот выхватил саблю и что-то рявкнул на своем языке.

— Что случилось? — крикнул я Виверну.

— Дикие орки! — крикнул тот в ответ. — Всем пришпорить коней!

И помчался по степи. За ним последовали остальные. Наши орки отпустили нас немного вперед, а сами понеслись следом, постоянно оглядываясь, чтобы выпустить стрелу из лука. Надо признать, это им удавалось мастерски. То и дело кое-кто из преследователей валился с лошади в пыль. Но все же десяток всадников против нескольких сотен…

— А почему мы не атакуем? — крикнул я, поравнявшись с Виверном.

— Венобарт просил пока подождать, — в ответ крикнул тот. — Я ему амулет дал, он со мной телепатически связывается.

— Что за чушь, — пробормотал я, оглядываясь назад.

Преследователи настигали нас.

Посмотрев по сторонам, я понял, что Венобарта никто из моих спутников не поддерживает. Все горели желанием схватиться с преследователями.

— Он знает, что делает, — прокричал мне Виверн, и скоро я убедился в этом.

Мы уже оторвались на приличное расстояние от преследователей, как вдруг буквально из воздуха с двух сторон появились еще два отряда орков, куда крупнее первого. По моим прикидкам, за нами гналось уже около тысячи всадников. Если бы мы остановились и решили принять битву, то были бы просто растоптаны. А сейчас мы получили неплохую фору.

— И сколько мы так будем скакать? — вновь крикнул я Виверну и огляделся по сторонам.

Мои спутники сосредоточенно погоняли лошадей.

«До Стригарда час такой скачки, — услышал я в голове ответ Виверна. — Кто не выдержит, окажется в лапах у орков».

«А зачем они вообще гонятся за нами? Тысяча всадников за маленьким отрядом».

«Венобарт — сын вождя орков, одного из самых влиятельных вождей. А преследующие нас зовут себя „дикими орками“ и помимо выкупа за сына могут выторговать еще много чего другого у папаши. Орки очень трепетно относятся к своим детям».

«То есть нас подставили? Выделили сопровождающего, которого самого впору охранять?»

«Почти что так. Но сейчас надо доскакать».

На этом наша мысленная дискуссия закончилась. Не знаю, сколько продолжалась бешеная скачка, но первым ее закончила лошадь Бренды. Каким чудом девушка умудрилась спрыгнуть с хрипящей лошади, ничего не сломав, для меня осталось загадкой. Одновременно с ней затормозил я и, к моему удивлению, Штранцль.

Но пока наш герой-любовник мешкал, Бренда недолго думая запрыгнула на мою лошадь. За что она мне нравилась, так это за способность быстро принимать решения. Мы догнали наших, но, увы, темп движения был сбит, и орда всадников неотвратимо нас нагоняла.

— Похоже, придется драться, — тихо пробормотал я.

Венобарт, словно согласившись со мной, придержал коня и поднял руку, призывая остановиться.

— Атакуйте, маги! — раздался его рев.

Этому приказу последовали все мои спутники. Спрыгнув с коней, они приступили к делу. Надо признаться, я немного запоздал. На моих глазах на всадников-орков обрушился фонтан разных заклинаний. В основном преобладали энергетические. «Огненные шары» и молнии нанесли приличный урон врагам. Но орки есть орки. Преследовавшие нас всадники не испугались магической атаки и по-прежнему неслись к нам. Мало того, на этот раз в воздухе засвистели стрелы. Но Виверн поставил защитную стену, и ни одна до нас не долетела, а вот ответные стрелы Венобарта и его отряда нанесли урон врагам.

«Эй, Свент, покажи, на что способен», — зазвучал в голове мысленный призыв Виверна, и я «показал».

В этот раз я решил остановиться на стихии воздуха. Заклинание, еще заклинание, и навстречу всадникам двинулись несколько десятков смерчей. Эх, люблю я такие сражения. Есть где развернуться. Жонглирование заклинаниями в тесном помещении не для стихийщиков. Не разгуляешься!

Тем временем смерчи достигли своих жертв. Первые ряды врагов, кувыркаясь в воздухе, полетели в разные стороны. Смерчи безжалостно расшвыривали всадников. К ним мои спутники добавили еще несколько полезных заклинаний, а Виверн вызвал Пещерного Тролля.

С вызывающими заклинаниями я плохо знаком, не дело стихийщиков — их применять, но, надо признать, они эффективны. Четырехметровая зверюга одним ударом своей огромной сучковатой дубины убивала по два-три орка. Но, к моему огромному удивлению, уже наполовину поредевший вражеский отряд не проявлял признаков паники. Да и каким сильным ни был Пещерный Тролль, в конце концов он упал, пронзенный множеством копий.

— Чокнутые орки, — проворчал Седрик, оказавшийся рядом со мной. — Другие бы уже убежали.

Я был полностью с ним согласен. И все же движение орков замедлилось. К тому же Бренда создала первоклассную иллюзию. Перед орками вырос целый отряд троллей. Надо сказать, иллюзорные тролли внешне ничем не отличались от живых. Отряд троллей заставил наших преследователей притормозить. Я вздохнул с облегчением. Все-таки они не полные идиоты.

— Всем отступать! — раздался рев Венобарта. — Гоните коней так, будто за вами гонятся демоны.

Мы вновь вскочили на лошадей, и скачка продолжилась. На этот раз мы еще больше оторвались от преследователей, так как орки некоторое время мялись перед отрядом троллей, пока один, самый смелый, не пустил стрелу. Когда она, не встретив препятствия, пролетела сквозь весь отряд, преследователи поняли, что их обманули. А когда гневно вопящий вражеский отряд возобновил преследование, перед нами уже показались стены Стригарда.

Поняв, что нас уже не догнать, преследователи повернули назад в пустыню. Мы же перешли на шаг. Присутствие за спиной Бренды, прижавшейся ко мне, навевало приятные воспоминания, которые не прогоняли даже яростные взгляды, бросаемые на меня Штранцлем.

Стригард оказался небольшим городом, окруженным высокими стенами. В воротах Венобарта встречал высоченный, разодетый в пух и прах орк. Даже для этого народа орк выглядел ослепительно. Вышитый золотом плащ, красная рубашка, зеленые широкие шаровары, черные высоченные сапоги, и всю эту пеструю картину дополнял широкий коричневый пояс, к которому был прицеплен короткий меч.

— Вот это орк так орк! — услышал я шепот Ллойда. — Куда ни плюнь, в орка попадешь.

Я не смог сдержать улыбку. На самом деле орки как дети. Чем пестрее и ярче безделушка, тем у них она дороже стоит и свидетельствует о достатке и положении ее владельца.

Орк, представившийся Морагом, держался так, словно он король всех орков. Правда, увидев Венобарта, он сразу изменился в лице и, забыв надменность, рассыпался в любезностях на орочьем языке. Даже моих скромных познаний в этом языке хватило, чтобы понять это.

Венобарт держался с франтом по-королевски, что-то прорычал, Мораг сник и, склонив голову, повел нас в город.

— Кто он такой? — раздался голос Бренды. Надо же, я совсем забыл, что она сидит сзади.

— А что? — поинтересовался я.

— Не надо дурачить меня, Свент, — проговорила Бренда со смешком, — рассказывай. Видно, не простой парень этот Венобарт.

Что делать, мне пришлось все ей рассказать. И она не удивилась.

— Я подозревала что-то подобное, — проговорила она. — Иначе зачем надо было тысяче орков гоняться по степи за какой-то жалкой группкой магов.

Я пожал плечами и стал изучать город. Улицы, по которым мы ехали, были широкие и, что самое удивительное, вымощены камнем. А вдоль улиц тянулись аккуратные каменные дома. Прямо скажем, я удивился. Не ожидал такого от орков. Мне Стригард представлялся этакой вонючей деревней, а он оказался вполне приличным городом.

Как ни странно, орков на улицах было значительно меньше, чем людей и гномов. Да-да, гномов было невероятно много. Ну это и понятно. Орки были основными потребителями оружия, ковавшегося гномами. Испокон веку они воевали то друг с другом, то с соседями, а стало быть, постоянно нуждались в оружии.

Я оглянулся. Виверн о чем-то разговаривал с Венобартом. Ллойд и Седрик с интересом смотрели по сторонам. Как и Штранцль. А вот Самсон с Брендой ехали спокойно. Я вспомнил, что они в Стригарде уже были. Наконец мы остановились перед длинным и приземистым одноэтажным каменным домом. С правой стороны к нему примыкали деревянные пристройки, судя по всему, конюшни. От них к нам спешили три дюжих орка.

— Это гостиница, в которой вы остановитесь, — повернулся к нам Венобарт. — Коней отдайте конюхам. — Он кивнул на приближающихся к нам орков. — Как и договаривались, через два дня мы вновь отправляемся в путь. Виверн знает, как меня найти.

С этими словами он отъехал, а за ним весь его отряд. Конюхи-орки взяли наших коней под уздцы. Я спрыгнул на землю и помог слезть Бренде, которая тут же пошла к надувшемуся Штранцлю.

Остальные тоже спешились, и мы гурьбой завалились в гостиницу. Внутри было добротно и просторно. Массивные каменные столы, каменные табуреты и много народу. Пьющие, жующие и громогласно разговаривающие на своем непонятном языке орки. На наше появление никто не обратил никакого внимания, за исключением хозяина, невероятно толстого орка. Тот неторопливо направился к нам.

— Ха, люди! — заметил он, ощерившись в зубастой улыбке. — Что надо?

— Переночевать. Ужин, — коротко ответил Самсон на правах самого опытного путешественника.

— Хорошо, — кивнул хозяин. — Ты ведь не первый раз здесь? — поинтересовался он у гвардейца.

— Не первый, — спокойно ответил тот. Честно говоря, меня покоробило фамильярное обращение хозяина, но я знал, что именно так орки общаются между собой.

— Ладно, вон туда валите, — ласково предложил хозяин, — вон в углу стол. — Он махнул рукой. — Кстати, меня Морлот зовут. Хозяин я тут. Если что, обращайтесь. Деньги-то есть?

— Есть, — успокоил его Виверн, и мы пошли к указанному столу.

Хозяин, уходя, пообещал нам выделить лучшие комнаты.

— Гостеприимный орк, — улыбнулась Бренда, когда мы уселись за стол.

— Как все орки, — прорычал Штранцль, стараясь не встречаться с девушкой взглядом.

— Нам надо подкрепиться. Завтра отправимся искать Пендрагона, — сказал Виверн.

Мы и подкрепились, да еще как! После приключений в пути и погони мои спутники решили оттянуться на всю катушку, как любили говорить мои коллеги-стихийшики. Что ж, я тоже присоединился к ним в исполнении этого не самого пустого желания.

Глава 16 Катакомбы

Ранхвальда одолевали невеселые мысли. Внезапно он увидел себя молодым студентом Академии Магии. Сколько лет назад это было? И как же все изменилось. Кто он сейчас? Могучий маг, несомненно. Но уже не человек. Все боятся его, кроме нескольких преданных соратников, которым, сказать по правде, просто некуда деться.

А когда-то, в те времена, когда он творил свои эксперименты, он совершенно по-другому представлял обретение могущества. А женщины? Да, он способен заниматься любовью, но делает это скорее механически, не получая от этого никакого удовольствия. Да и вообще, зачем это полумертвому?..

Ранхвальду вспомнилась Энзра, погибшая в момент его воскрешения. Наверное, это судьба всех его женщин. Сам момент воскрешения он помнил плохо. Единственное, что отчетливо отложилось в его памяти, это гнев, охвативший его. И схватка с вызванным Свентом странным созданием, которое таким образом компенсировало отсутствие последней жертвы и помогло пробудиться некроманту. Схватка оказалась несложной, так как создание не имело даже зачатков ума. Уже после, глядя на выжженное кладбище, Ранхвальд понял, что сжег вместе с ним и свою любовь. Но разве это в первый раз? Хорошо еще, Торн чудом уцелел благодаря тому, что его саркофаг отлетел в сторону…

Но прочь такие мысли! Что-то он сегодня загрустил. Некогда впадать в уныние. Ранхвальд повернулся и взглянул на отряд, который вместе с ним стоял перед входом в Катакомбы. Вход на священное кладбище орков выглядел весьма скромно. Овальная дыра, прорубленная в камне.

— Подумаешь, великие герои у них здесь лежат, — пробормотал Ранхвальд. — Обычная дыра в земле.

Он оглядел свой отряд. Верный Торн, десять наемников-людей и пятнадцать новоиспеченных зомби. Что ж, пора начинать.

— Торн, — подозвал он к себе помощника, — неси оборудование.

Торн убежал и через несколько минут приволок набитый доверху мешок. Ранхвальд развязал веревку и вытащил из мешка посох и несколько стеклянных колб с бесцветными жидкостями. Колбы и книгу он передал Торну, выставил перед собой посох и, прошептав активирующее заклинание, шагнул в дыру.

Его и спутников окружила непроглядная темнота. Некромант прошептал заклинание, и над ними появился красный огненный шар, осветивший широкую каменную лестницу, ведущую вниз. Осторожно они начали спускаться.

Спуск оказался долгим, но в конце концов закончился. Они оказались в огромном зале. Ранхвальду пришлось потрудиться, чтобы хоть немного его осветить.

— Ничего себе! — присвистнул Торн.

Зал был полон склепов и могил. Казалось, им нет ни конца, ни края. Ранхвальд покачал головой. Если это только герои, заслужившие своими подвигами место в этой усыпальнице, то сколько же вообще орков в степи? Не все же они герои? Хотя кто знает это племя!

— Ну что? — повернулся Ранхвальд к своим спутникам. — За работу.

Его солдаты достали из своих рюкзаков заранее приготовленные детали и быстро собрали причудливую машину. Изобретение Ранхвальда, который гордился своим детищем. Книгу Лота он решил не брать с собой, он и так помнил наизусть все заклинания. И именно на их основе построил машину. На нее Ранхвальд возлагал большие надежды. То, что раньше он делал, тратя свои собственные силы, теперь можно было делать, выкачивая энергию из своих солдат. Люди, что пришли с ним, не догадывались, что они обречены. Недаром Ранхвальд взял тридцать живых наемников.

Торн не подкачал. Едва машину собрали, он произнес специально подготовленное заклинание, и все тридцать солдат оказались на земле. Они были парализованы, но находились в сознании. Это являлось основным требованием жестокого заклинания, придуманного Ранхвальдом.

Тем временем некромант начал читать заклинание, а Торн — медленно перерезать горло беспомощным солдатам. Вокруг машины заклубился багровый дым, с каждой новой каплей крови становившийся все гуще.

Ранхвальд, тяжело дыша, поднялся с колен и огляделся. Заклинание оказалось тяжелым и высосало почти все силы некроманта. Зато результат превзошел все ожидания. Между гробницами на вымощенных плитами дорожках выстроились колонны орков, восставших благодаря его магии.

Он любовался этими рослыми воинами, которые, кроме всего прочего, были вооружены оружием, которое по обычаю клали к ним в склепы. К оружию пустынный народ относился трепетно.

— Их несколько тысяч, — прошептал Торн, осторожно подойдя к своему хозяину, — и все как на подбор.

— Пять тысяч, Торн, — ответил Ранхвальд. — Пять тысяч. Это максимальная сила, заложенная в заклинание. А ведь здесь могил в сто раз больше. Думаю, мы наведаемся сюда еще несколько раз. А сейчас командуй. — Он махнул рукой на неподвижно стоявших зомби.

— Слушаюсь, повелитель, — поклонился Торн.

Он повернулся к ожившим мертвецам, поднял вверх руки и послал мысленную команду. Зомби быстро построились в колонну по три, и Ранхвальд со своим помощником вывел свой отряд на белый свет.

Выстроив его и внимательно осмотрев, он остался доволен. Пять тысяч отборных воинов. Еще несколько походов в Катакомбы, и можно отправляться в поход на Баалинг. Главное — чтобы орки не вставляли палки в колеса со своим трепетным отношением к захоронениям их героев. И надо же такому случиться — произошло как раз то, чего Ранхвальд опасался. Но случилось это позже.

Возвращение из Катакомб прошло незамеченным, а армию орков скрыли в лагере, куда ни один посторонний в здравом уме не зашел бы. Все бы хорошо, но, как говорится, шила в мешке не утаишь.

Прошло несколько дней после их возвращения, и вот одним ранним утром Ранхвальда побеспокоил Торн, ворвавшийся в его шатер.

— Что случилось? — недовольно спросил Ранхвальд, не привыкший к подобной бесцеремонности.

— Беда, повелитель. Несколько часов назад приезжал вестовой от короля.

— И что? Говори!

— В общем, Дорред приказывает в течение суток покинуть лагерь. Он лишает нас своего покровительства и приказывает покинуть лагерь. Иначе…

— Иначе что? — В голосе Ранхвальда зазвучали ледяные нотки.

— Иначе он выкинет нас силой.

— Да что ты говоришь?! — саркастически воскликнул Ранхвальд. — Да у нас пятьдесят тысяч зомби и сто магов. Что нам сделает какой-то жалкий король орков, который контролирует пять городов и десять деревень в степи?

— Не совсем так, — возразил Торн. — Я все выяснил. Местные в гневе. Они узнали о том, что произошло в Катакомбах. Против нас поднимутся все племена орков. Король уже заручился поддержкой самых влиятельных из них. Так что против нас поднимется вся степь. Полмиллиона орков.

— Ясно, — поморщился Ранхвальд. — Надо избавиться от Дорреда. Пока он не избавился от нас.

— Но что изменится? — осторожно поинтересовался Торн. — Умрет один король, но мы все равно для орков останемся врагами, разорившими их святое место.

— Мы превратим орков в солдат нашей армии, — тихо произнес Ранхвальд.

— Но как?

— Сначала надо захватить Дорригард. Ранхвальд с усмешкой посмотрел на растерянного собеседника.

— Объясню, — смилостивился он. — Для того чтобы Дорригард стал нашим, мы посадим нового короля. Нашего короля. На время.

— Гениально, — обрадовался Торн. — А затем заставим его выступить и сказать, что это не мы разорили Катакомбы…

— Вот-вот, — кивнул Ранхвальд. — Катакомбы разорили охотники за сокровищами, подлые некроманты, не знающие ни стыда, ни совести! Но не мы! Мало того, почему бы следам этих некромантов не отыскаться, к примеру, в Баалинге?

Теперь Торн смотрел на повелителя с восхищением.

— Так что я поручаю тебе пригласить великого Дорреда ко мне.

— Он не поедет, — покачал головой тот.

— А ты сделай так, чтобы поехал, — возразил Ранхвальд. — Несмотря ни на что, он нас боится и на многое готов, только чтобы мы ушли. В общем, отправь во дворец гонца, пусть передаст, что Ранхвальд Полумертвый ждет великого короля орков завтра на обед. За ним мы решим все наши проблемы, как подобает двум королям… в общем, что-то в этом роде, не мне учить тебя дипломатии.

— А если его обработать. Самого короля? — робко предложил Торн.

— Я уже думал об этом, — нахмурился Ранхвальд. — К сожалению, пришлось отказаться от этой идеи. Не нравится мне этот король. Я чувствую в нем стойкость к магии. И не хочу рисковать. Лучше все сделать официально, чем связываться с воскрешением нынешнего правителя.

— Вы, как всегда, правы.

— Не сомневаюсь. Подбери несколько толковых ребят из наших командиров. И одного мага. Но преданного, такие, слава богам, у нас есть. И всех ко мне вечером на инструктаж. Иди!

— Но… — Торн замешкался.

— Что? — спросил Ранхвальд.

— Повелитель, не знаю, заслуживает ли эта новость вашего внимания, но к вам настойчиво рвется девушка.

— Девушка? — Ранхвальд удивленно посмотрел на своего помощника. — То есть человек?

— Да, человек. Ее зовут Лирна, она работает на нашей кухне. Она уверяет, что участвовала в вашем воскрешении. Говорит, что посвящена в Орден Ранхвальда метрессой Энзрой.

— Энзра… — Ранхвальд тяжело вздохнул. — Что ж, зови ее.

— Да, повелитель.

Торн вышел, а спустя несколько минут в шатер робко вошла девушка. Она вышла в центр шатра и остановилась, глядя на некроманта странным взглядом, полным ужаса и восхищения. Тот оценивающе разглядывал ее. Очень симпатичная, решил он, хоть и маленького роста, но стройная фигурка, рыжие волосы, сразу видно, бойкий характер. Еще девочка совсем. Лет шестнадцать.

— Тебя зовут Лирна? — спросил он — Да…

— Что тебе надо?

— Я хочу быть с тобой, повелитель! — выпалила девушка, видимо, приготовив эту фразу заранее.

— Вот как… — протянул Ранхвальд. — Ты вместе с Энзрой присутствовала при ритуале?

— Да, повелитель.

— И как же ты спаслась?

— А я читала заклинания, которым мой папа меня научил.

— Папа… а кто твой папа?

— Лорд Верден.

— Стой! — Ранхвальд с интересом посмотрел на девушку. — Лорд Верден, Повелитель Темных Холмов?

— Да, это он.

— Интересный поворот, — пробормотал Ранхвальд. — Так чем ты мне можешь помочь? Зачем мне тебя оставлять?

— А вот это, — голос девушки внезапно перешел в жаркий шепот, от которого Ранхвальд, к своему несказанному изумлению, вздрогнул, — я хочу показать вам лично, повелитель.

Не успел некромант опомниться, как девушка уже сидела у него на коленях.

— Ты меня не боишься? — спросил он, вглядываясь в темные глаза Лирны.

— Нет, — прошептала та, и Ранхвальд почувствовал, как его живая половина поддается желаниям, о которых он совершенно забыл и не позволял себе последнее время даже думать о них.


Наша пирушка переросла в хорошую пьянку. Я не стал соревноваться в количестве выпитого с Самсоном и нашими магистрами, предпочитая потихоньку потягивать весьма недурственное пиво, сваренное здесь. Кстати, мне пришлось вести беседу с Брендой. Она таким образом, видимо, показывала своему кавалеру, с мрачным видом тянущему свое вино, что надо менять привычки и любить орков.

Что ж, меня это нисколько не задевало. Честно говоря, на Штранцля мне чихать, а вот с Брендой разговаривать — сплошное удовольствие. Если эта девушка захочет, она и эльфа соблазнит.

Но вот она отвернулась к своему ухажеру, который все-таки решился позвать ее, и я прислушался к диспуту между магистрами, Самсоном и Виверном. Признаюсь вам, не понял суть спора, щедро пересыпанного магическими терминами, смысл которых большей частью мне не был известен.

Я решил не отвлекать спорщиков, выйти и подышать свежим воздухом. У гостиницы стоял высокий, неопрятного вида человек с одутловатым лицом, который бесцеремонно рассматривал меня, да еще и скалился при этом. Надо заметить, весьма недвусмысленно. Не люблю, когда так на меня смотрят. Хамства не перевариваю. Поэтому я направился прямо к наглецу.

— Чего смотришь? — недружелюбно спросил я его.

— А что, нельзя? — неожиданно писклявым голосом отозвался тот.

— Нельзя, — отрезал я.

— Учтивости тебя не учили? — осведомился у меня хлыщ.

— Тебя, как я вижу, хорошо ей учили. Нагло рассматривать незнакомых магов — это, наверное, для тебя верх учтивости?

— Не тебе учить меня, сопляк!

— Что ж, это мы посмотрим. — Я начал подготавливать подходящее заклинание. — Придется научить тебя хорошим манерам.

— Меня? Манерам?

Мне показалось, что собеседник опешил от моих слов.

— Ты знаешь, кто я? — спросил он тихо.

— Да будь ты хоть… — я задумался и выпалил первое, что мне пришло в голову, — будь ты хоть самим Пендрагоном! Я никому не позволю разговаривать с собой таким тоном.

— Вот оно что, — протянул хлыщ, разглядывая меня, но теперь уже, как мне показалось, с некоторым уважением. — То есть ты хочешь поединок?

— Если ты настаиваешь, — ответил я с усмешкой, чувствуя, что начинаю заводиться. Это мое обычное состояние перед боем, — то давай!

— И тебе все равно, кто с тобой схватится? Имя мое тебе безразлично? Не слишком ли смело?

— Такой уж я, — заявил я незнакомцу. — Зачем мне твое имя? Опытные маги так себя не ведут. А ведут себя так глупые мальчишки, не понюхавшие магии.

— Что ж, — рассмеялся странный тип, и в следующую секунду на его месте появился могучий верзила, одетый в кожаную жилетку и кожаные штаны. Руки бугрились мускулами, а с квадратного лица зло смотрели на меня маленькие глазки.

— Впечатляет, — кивнул я, оценив мастерство перевоплощения. — Так мы сражаемся или нет?

— Сражаемся, — басом подтвердил верзила и вновь вернул себе прежний облик.

— Что ж, говори свое имя ради приличия.

— Мое имя Пендрагон, а твое?

— Мое имя… Что? — Я уставился на хлыща. — Пендрагон? Зря ты это имя себе присвоил.

— Что значит присвоил? — Тут я в первый раз увидел, как глаза моего собеседника сверкнули гневом. — Я — Пендрагон, — громко отчеканил он, — и тебе, Свент, пора бы уже догадаться.

— Но откуда ты знаешь…

— Твое имя? Я же Пендрагон. И ты явно не дипломат, если хамишь и вызываешь на дуэль того, к кому приехал с просьбой о помощи.

— Вот демон меня побери, — пробормотал я, все еще не веря, что мог так ошибиться.

— Уважаемый Пендрагон, — раздался за моей спиной голос Виверна, — я польщен и рад встрече с вами.

Я круто развернулся. Позади меня выстроились в ряд все мои сотоварищи.

— Польщен, говоришь, — улыбнулся Пендрагон. — Один из вас, я гляжу, так польщен, что решил вызвать меня на дуэль. Свент его имя. Ты тоже хочешь меня вызвать?

Виверн прожег меня укоризненным взглядом.

— Извините, — пробормотал я, — откуда мне было знать…

— Знал, знал. — Пендрагон улыбался во весь рот. — Сам же сказал: пусть передо мной будет хоть сам Пендрагон. Но ты не бойся. Мне нравится такой подход. Люблю людей, которые не боятся меня. Уважаю. Так что, Виверн, если бы не ваш наглый спутник, я не стал бы с вами даже разговаривать. Ему спасибо скажите. А сейчас я пойду с вами. Но у вас лишь несколько минут. Мне скучно слушать долгие истории.

С этими словами Пендрагон двинулся к гостинице. Следом за ним пошли и мы.

— Ты что здесь делал? — зашипел мне в ухо Виверн, а Бренда одарила таким взглядом, что, наверное, если бы с нами был Штранцль, он точно вызвал бы меня на поединок.

Вдобавок к этому я получил одобрительный шлепок по спине от Самсона и уважительные взгляды от магистров. Интересно. Стоило мне сцепиться с первым попавшимся прохожим, как я стал весьма популярен.

Войдя в зал гостиницы, мы снова уселись за стол, но Пендрагон с ходу пресек наши попытки продолжить пиршество, сказав, что время пошло.

— Ладно, — согласился Виверн, — буду краток. Вновь появился Ранхвальд. В пустынях орков. Нам нужна твоя помощь. Мы направляемся туда.

— Хм, — покачал головой Пендрагон, затем обвел нас всех внимательным взглядом. — Молодец, коротко изложил. Что, на самом деле Ранхвальд появился? — Его взгляд был направлен на меня.

Я кивнул.

— Что ж, мне все равно, — зевнул великий маг, даже не подумав прикрыть ладонью рот, — я отошел от дел. Пусть Ранхвальд делает все, что его полумертвой душе заблагорассудится.

— Но его войска пройдут через твой город! — удивленно воскликнула Бренда. — Что от него останется? Неужели тебе все равно?

— Все равно, — кивнул Пендрагон. — Один раз я уже сражался с Ранхвальдом. Ничего особенного, доложу я вам. Как маг он со мной не сравнится. Так что Стригард я защитить смогу, в этом не сомневайтесь. А вот зачем мне куда-то идти и сражаться с некромантом на его территории?

— Но погибнет столько народу… — начал было Виверн, однако Пендрагон раздраженно перебил его.

— Несколько десятков тысяч орков? — рассмеялся он. — Подумаешь, какая потеря.

— Пойдемте отсюда, — внезапно вырвалось у меня.

Честно признаюсь, этот «великий маг» меня достал. Неужели он когда-то спас мир от некроманта? С трудом верится.

— Что? — Все повернулись ко мне, да и сам Пендрагон, похоже, был изрядно озадачен.

Виверн вообще смотрел на меня словно на сумасшедшего.

— Я не сошел с ума, профессор, — поспешил я его успокоить. — Вы же сами видите — бесполезно что-то предлагать этому, с позволения сказать, магу. Когда-то он, может быть, и спас мир, когда-то он страдал, потеряв сына. Теперь же он просто-напросто зажрался! Куда ему мир спасать? Ему бы брюхо набить да поспать вволю. Так что пошли!

За столом повисла тишина. В глазах моих спутников я видел ужас. Да и сам начал понимать, что палку явно перегнул. Все-таки Пендрагон… Что ж, я потихоньку начал готовиться к битве, перебирая в голове заклинания.

Пендрагон же задумчиво смотрел на меня, и убейте меня на месте, в его взгляде не было злобы или обиды. Скорее интерес к наглой шавке, которая тявкает на слона. Но пусть я и наглая шавка, только местами со слоном никогда не поменяюсь.

— Ты молодец, Свент, — внезапно произнес Пендрагон и широко улыбнулся. — Давненько со мной так никто не разговаривал. Поверь, это незабываемое чувство. Но предупреждаю, в следующий раз, когда ты заговоришь со мной подобным тоном, я тебя жалеть не стану. Что ж, — он встал из-за стола, — твой спутник, Виверн, меня убедил. Я поеду с вами. Завтра в восемь утра у Западных ворот. Вы приехали с орками?

— Да, это наши проводники, — ответил обрадованный Виверн.

— Либо они, либо я.

С этими словами Пендрагон покинул таверну. Только тогда все перевели дух.

— Ну ты даешь, Свент, — сказал, присвистнув, Самсон. — Послать Пендрагона — это многого стоит.

— Все правильно, — вставил Виверн. — На то, на что у нас не хватило духа, хватило у тебя.

Магистры лишь покачали головами. Слов у них не было. Бренда же подарила мне одну из своих фирменных улыбок. Что ж, ради этого можно сделать многое.

— Но почему он так быстро согласился? — спросил озадаченно Седрик. — Неужели лишь слова Свента заставили его так быстро изменить решение? И что за вид у этого мага! Не похож он на Пендрагона.

— В том-то и дело, — начал объяснять Виверн, сделав большой глоток пива. — Этот маг известен своим сумасбродством, так что подобный поступок абсолютно в его духе. А насчет внешнего вида… Он никогда не отличался приятной внешностью.

— Если ему делать нечего, пусть бесится! — задумчиво заметила Бренда. — Главное — чтобы помог нам.

— Вот Штранцль обрадуется, — сказал Ллойд. — Он мне все уши прожужжал: Пендрагон то, Пендрагон се. Хотя, сдается мне, с таким характером этот великий маг нам много крови попортит.

— Ага, слышали, что про орков сказал? — вставил я. — Он, что ли, сам у нас проводником будет?

— Придется отказываться от их услуг, — покачал головой Виверн, — выхода нет. Ладно, это моя головная боль. Разберусь я с Венобартом, а сейчас предлагаю выпить. За удачный исход нашего похода!

Всей дружной компанией мы присоединились к профессору.

Глава 17 Переворот

Дорреду, королю орков, не спалось. После того как он отказался от приглашения некроманта и отправил окончательный ультиматум — очистить к утру лагерь, он усилил свою охрану. Несмотря на то, что кроме пяти тысяч верных орков, стоявших около его дворца, еще двадцать располагались в городе и через несколько дней должно было подойти объединенное стопятидесятитысячное войско, он испытывал страх. Ранхвальд Полумертвый, бывший союзник, а теперь смертельный враг, посмевший совершить святотатство, разграбив Катакомбы, внушал ему ужас.

Король поднялся и сделал глоток вина из массивного кубка, стоявшего на прикроватном столике. Набросив халат, он пересек спальню и, открыв дверь, выглянул в коридор. Восемь дюжих орков вместе с тремя магами почти одновременно повернулись к нему. Никто не спал, все несли службу бдительно, что не могло не радовать короля.

— Ваше величество? — выступил вперед Саргон, командир охранников. — Что-то случилось?

— Нет, Саргон, — поспешил успокоить его король. — Будьте бдительны.

— Конечно, ваше величество.

Дорред закрыл дверь и облегченно вздохнул. Осталось потерпеть два дня. Когда здесь появится огромная армия орков, ему будет не страшен никакой некромант.

— Ты в этом уверен? — услышал он шепот и, подпрыгнув от неожиданности, метнулся к окну, где лежал его меч.

Уже схватив его, он хотел позвать охрану, но голос внезапно пропал. Дорред лишь разевал рот, как рыба, не издавая ни звука. А шептал помощник Ранхвальда — Торн. Странно улыбаясь, он стоял в десяти шагах от короля и пристально смотрел на него.

— Я сниму заклятие, — произнес Торн, — только имейте в виду, вы можете разговаривать лишь шепотом. Любая попытка повысить голос приведет к его полному исчезновению.

Торн взмахнул рукой, и король ощутил, что может говорить.

— Что вы здесь делаете? — прошипел он, с трудом подавляя охвативший его животный ужас.

— Я пришел к вам, ваше величество, — вкрадчиво произнес Торн, — чтобы расставить все по своим местам. Поймите, мы ничего против вас не имеем. Но последние ваши решения и поступки поставили под угрозу планы Великого Ранхвальда, которые он вынашивал долгое время. Естественно, мы не можем допустить, чтобы эти планы были сорваны.

— Но мы можем договориться, — прошептал король.

— Мы предлагали вам прибыть в наш лагерь, но вы отказались, — пожал плечами Торн, — так что мне ничего не остается, как вас убить. И никакая охрана вам не поможет. Наоборот, охрана вас и убьет.

— Что? — Не веря своим ушам, Дорред уставился на Торна.

Но тот уже исчез. Тут двери распахнулись, и в комнату ворвался Саргон вместе с орками-охранниками, все с мечами наголо.

— Враг, — прорычал Дорред, — во дворец проник Торн, помощник Ранхвальда! Поймайте его!

— Сейчас, — прошипел Саргон и взмахнул рукой.

Семеро орков бросились… на Дорреда.

Тот, ошеломленный, все же нашел в себе силы отразить атаку. Но каким бы мастером меча ни был король орков, он смог уложить лишь троих. Остальные, окружив короля, пронзили его мечами. Когда, несколько раз дернувшись на полу, тот затих, убийцы посмотрели друг на друга. Их предводитель некоторое время разглядывал распростертое на полу тело своего короля, затем у него в глазах появилось осмысленное выражение, на лице застыло отчаяние.

— Что мы наделали?! — пробормотал он, опускаясь на колени около бездыханного тела.

— Это мы? — всхлипнул один из орков.

— Быстро! Врача! — заорал Саргон, но в следующую секунду двери распахнулись, и на пороге появились генерал Драгон, начальник дворцовой стражи, и военный министр Беддл. Их сопровождали два десятка вооруженных до зубов орков и несколько магов.

— Вот они. Убийцы! — процедил Драгон, окинув взглядом открывшуюся перед ним картину. — Взять их!!

Саргон и его подчиненные не успели ничего сообразить, как были схвачены и надежно скованы волшебными путами.

— Мы его не убивали! — стал оправдываться Саргон. — Это заклятие! Это происки Ранхвальда!

— Посмотрим, чьи это происки, — процедил Драгон. — С заклятием мы разберемся. А этих пока в темницу!

— Вы делаете ошибку! — еще долго раздавались в коридорах крики Саргона.

Наконец они стихли, а в королевской спальне остались Драгон и Беддл.

— Не верится мне, что они способны на это, — осторожно проговорил Беддл. — Надо провести расследование.

— Конечно, проведем, — кивнул Драгон, — и виновные будут преданы жестокой казни.

— Ладно, крепись. Я знаю, как ты любил короля. — Министр хлопнул по плечу начальника стражи и вышел.

Драгон же вдруг повел себя странно. Он подождал некоторое время и выглянул за дверь. Убедившись, что там никого нет, Драгон вернулся в спальню и негромко позвал:

— Мессир Торн… мессир Торн…

— Я здесь, — раздался шепот, и перед Драгоном появился помощник Ранхвальда.

— Здорово у вас это получилось, — сказал генерал. — Теперь они обречены.

— Надеюсь, — отозвался Торн. — Драгон Первый, звучит, а?

— Не знаю, будут ли согласны с этим орки, которые через два дня прибудут под стены Дорригарда.

— Мы их и спрашивать не будем. Ваша задача — удержать войска в городе. С остальными мы разберемся. Подальше от столицы. Справитесь?

— Справлюсь.

— Мы оставим вам несколько наших магов. Сумеете их спрятать?

— Спрятать сумею, но зачем?

— Надо будет обработать ваше войско. Процесс займет несколько недель, зато после этого никто уже не будет задавать лишних вопросов.

— Хорошо, — кивнул Драгон. — Когда вы пришлете магов?

— Они будут у вас через час. А сейчас, ваше величество, я вынужден откланяться.

— До встречи, — расплылся в широкой улыбке новоиспеченный король.


Мы вышли из гостиницы на рассвете. Утро не принесло никаких изменений. Небо по-прежнему было чистым, по-прежнему жарило солнце, а ведь мы еще не подошли к настоящей пустыне. Что будет, когда это произойдет, мне не хотелось даже представлять. Рай для орков и ад для людей. Сейчас с утра по крайней мере можно было дышать. Наш путь лежал к Западным воротам города.

Когда Виверн успел договориться с орками, которые должны были нас сопровождать, не понимаю. Но он заявил нам, что вопрос решен и мы можем смело отправляться в путь. Пендрагон уже ждал у ворот, беззаботно усевшись на землю и забавляясь тем, что кидал кусочки земли в застывших в парализующем заклинании стражников. Ребенок, да и только. Я никак не мог поверить, что именно этот дебил сумел остановить Ранхвальда. Правда, Виверн предупреждал меня, что это все маскировка, настоящий Пендрагон жестокий и хитрый, но в такое верилось с трудом.

— Опаздываете, — заметил недовольно Пендрагон, поднимаясь с земли.

— А где ваша лошадь? — поинтересовался Виверн.

— Ах, лошадь… — Пендрагон сунул в рот два пальца и залихватски свистнул.

Раздалось хлопанье крыльев, и перед нами опустился… крылатый конь. Абсолютно белый и прекрасный от кончиков ушей до хвоста. У меня сам по себе открылся рот от изумления. Бренда ахнула.

— Вот это да, — раздался шепот Виверна, — настоящий пегас. Я думал, их не бывает.

Признаюсь, я и сам думал, что не бывает.

Насколько мне было известно, последнего пегаса уничтожили пятьсот лет назад. На этих прекрасных животных устроили настоящую охоту, когда выяснилось, что их кровь — прекрасный реагент для магических опытов. Но вот теперь перед нами стоял превосходный экземпляр исчезнувшего животного.

— Как вам мой Великан? — поинтересовался Пендрагон, явно довольный произведенным впечатлением. — Правда, красив?

Всем оставалось лишь кивнуть, признавая очевидное.

— А дорога-то вам хорошо известна? — не удержавшись, спросил я..

Пендрагон посмотрел на меня и весело рассмеялся.

— Со мной не заплутаете!

Сказано это было так, что я решил не приставать больше к «великому магу». А то лопнет еще от своей важности.

Так мы и двинулись в путь. Колонной по двое, а над нами в воздухе парил Пендрагон. Сначала явно рисуясь, он выделывал в небе головокружительные кульбиты, но затем успокоился и просто летел в десяти метрах над землей.

По пути до места встречи с нашим «великим магом» мы успели со спутниками обсудить его поведение. Все сошлись во мнении, что Пендрагон выжил из ума, но помочь может. Лишь Штранцль, обиженно надув губы, не вступал в разговор. Смешно, но он обиделся, что мы его не позвали, когда разговаривали с Пендрагоном. Ну конечно, он же официальное лицо и должен лично вести переговоры.

На первом привале, который мы устроили около небольшого колодца, окруженного несколькими низкорослыми деревьями, Штранцль решил показать свою значимость и завел с Пендрагоном разговор. Но маг презрительно посмотрел на него и пробурчал, мол, нечего приставать, ему указчиков не надо. А если Штранцлю хочется кого-то поучить, пусть отправляется назад в Стригард. Орки всегда мечтали, чтобы их учил такой зануда!

Штранцль опешил и никак не мог прийти в себя. Лишь когда мы вновь пустились в дорогу и Пендрагон взмыл в воздух, он шепотом высказал мне и оказавшемуся рядом Самсону все, что он думает о выскочках вроде этого самого Пендрагона. Я чувствовал, что меня разбирает смех, но, глядя на пышущего гневом Штранцля, изо всех сил сдерживался.

К вечеру, однако, всем нам стало не до смеха. Едва на небе появились первые звезды, мы достигли очередного небольшого зеленого оазиса. Не успели мы спешиться и разжечь костер, как Пендрагон, к тому времени отпустивший своего пегаса полетать и удобно устроившийся около дерева, вскочил на ноги.

— Что? — поднялся следом за ним удивленный Виверн.

Пендрагон лишь махнул рукой на него и застыл, вслушиваясь в звуки ночи. Я тоже навострил уши и вскоре услышал какой-то еле уловимый шорох. Услышал его не только я. Мои спутники поднялись и с опаской наблюдали за Пендрагоном. В следующую минуту тот выкинул вперед руки, и воздух прорезала ослепительная молния. В ее свете я увидел черные фигуры, летящие между деревьев к нам.

— Вампиры! — прорычал Виверн, и мы вступили в схватку.

Я слышал о стаях вампиров, но не знал, что они нападают на отряды путешественников. Обычной тактикой этих тварей ростом не больше метра было напасть на одного-двух смертных и разорвать их на части. Так они поступали и в Баале, где, впрочем, их почти всех истребили. Но никогда не слышал я, чтобы вампиры напали на отряд из десяти человек. А ведь магию эти твари чувствуют прекрасно и не могли не знать, что у нас сильные маги.

В результате нашего удара их нападение захлебнулось, превратившись в настоящую бойню. Вскоре все было кончено. Горы трупов наших врагов, небольших, с кожистыми крыльями и маленькими головами, украшенными зубастыми пастями, были разбросаны вокруг.

— На первый взгляд мы их больше ста положили, — заметил Самсон, вытирая длинный меч.

Он единственный не пользовался магией и, судя по всему, от этого нисколько не страдал.

— Их и без магии неплохо бить, — сообщил он мне, поймав мой заинтересованный взгляд.

— Можете спать, — сказал, подойдя к нам, Виверн. — Пендрагон говорит, — профессор кивнул на стоявшего невдалеке мага, с интересом изучавшего обожженный труп одного из вампиров, — больше никто не нападет.

— Все знает, все ведает, — проворчал Штранцль, — тоже мне непогрешимый. Откуда вообще взялись эти вампиры? Они так никогда не нападают. Целая стая.

— Ты прав, — поддержал его Виверн. — Пендрагон говорит, это все Ранхвальд. Он рассылает эту нечисть по степи.

— Но зачем? — спросила Бренда, с еле заметной брезгливостью отпихнув в сторону обожженный труп вампира.

— Как это зачем? — пожал плечами Самсон. — Страху нагоняет, наверное, и армии своей пополнение готовит.

— А может, и шпионят заодно, — добавила Бренда.

— То есть наше дело — швах? — поинтересовался Ллойд.

— Это еще почему? — удивился Виверн.

— Мы двигались инкогнито. Если о нашем появлении узнает Ранхвальд, то он сделает все, чтобы избавиться от нас. Кто предупрежден — тот вооружен.

— Не совсем так, — раздался голос Пендрагона, который, как оказалось, стоял около нас, внимательно слушая разговор. — Не думаю, что сейчас ему что-то известно, хотя в принципе мы можем сыграть в свою игру. К примеру, можно сделать так, будто мы погибли.

— То есть? — с любопытством посмотрел на него Виверн.

— То есть, — ответил тот, — мы оставляем тут восемь истерзанных, обугленных тел. И пусть Ранхвальд думает, что мы погибли. Если, конечно, целью этих вампиров были именно мы.

— Интересно? А где ты тела возьмешь? — не удержался я от вопроса.

— Пендрагон я или не Пендрагон? — рассмеялся тот. — Отправляйтесь в путь, а я здесь немного поколдую.

— Но ведь ночь, куда идти-то? — возразил Штранцль.

— А ты предлагаешь спать здесь, среди этих дохлых вампиров? Нет уж, извини. Отойдем на несколько километров, там и разобьем лагерь. Идите!

— Пошли, — Виверн повернулся к нам, — собирайтесь.

Сборы были недолгими, вскоре мы в темноте покинули лагерь. Пендрагон догнал нас, когда Виверн уже присмотрел новое место для лагеря и мы начали обустраиваться. Как всегда, на лице «великого мага» блуждала глупая улыбка.

— Как живые, — похвастался он, — никто не заметит!

И он преспокойно завалился спать.

— Феноменально, — покачал я головой, обращаясь к Виверну с Самсоном, стоявшим рядом со мной. — Никак не могу успокоиться! Как такой идиот мог победить Ранхвальда? У меня в голове не укладывается.

— Уложится, — сказала, подходя, Бренда. — Такой уж он, Пендрагон. О нем много написано. Чего тебя удивляет? Он и так был сумасшедшим, а долгая жизнь среди орков этому поспособствовала.

— Главное — чтобы он нам помог, — проворчал Штранцль, раскладывавший покрывало на земле.

Глубокомысленное заявление нашего «высокого представителя» вызвало дружный смех. Отсмеявшись, я тоже последовал примеру Пендрагона. Завалился спать.

Глава 18 Вигард

Следующее утро сюрпризов нам не принесло. Мы встали и, наскоро перекусив, отправились в путь. Я отметил, что Бренда в этот раз уже не спала вместе с Штранцлем. Похоже, перспективный муж перестал быть перспективным. Впрочем, зная Бренду, я понимал, что это ненадолго, если учесть, что на нее, по-моему, стал бросать весьма недвусмысленные взгляды сам Пендрагон. Правда, вел он себя скорее как десятилетний мальчишка, а не могущественный маг.

Дни полетели один за другим. Неделя пути прошла, словно ее и не было. Мы тащились по пустыне, которая успела мне изрядно поднадоесть и вдобавок становилась все более похожа на настоящую пустыню. Радовало одно. Сегодня, спустя семь дней после выхода из Стригарда, мы должны были дойти до второго города на нашем пути — Вигарда.

Мои спутники были неразговорчивы. Даже Виверн как-то вяло отвечал на мои попытки завязать разговор, и вскоре я решил больше к нему не приставать. А вот Пендрагон с детской непосредственностью поддержал беседу. Он ехал на своем крылатом коне, который сложил крылья, и рассказывал мне историю своей жизни. Надо отдать должное Пендрагону, он не стеснялся в выражениях, воспевая себя любимого. Послушать нашего «великого мага», так только благодаря ему все рождаются на свет. Я благоразумно решил не возражать поймавшему кураж магу. Пусть выговорится. Тем более что его рассказы были весьма захватывающими. Несмотря на все недостатки, рассказчиком Пендрагон был неплохим.

В общем, время пролетело быстро, а к полудню мы достигли Вигарда, последнего населенного пункта перед целью нашего похода. Это был небольшой городок, но его окружала каменная стена, и выглядел он, несмотря на свои малые размеры, довольно внушительно.

— Был я здесь, — произнес Самсон. — Городишко маленький, но здесь живет небольшая группа людей. Они удобно устроились среди орков, слыхал, даже бывали смешанные браки. В общем, это самый очеловеченный город степи. У меня здесь имеется несколько знакомых, так что теплый прием нам гарантирован.

Но Самсона ждало сильное разочарование. Миновав городские стены, мы погрузились в мертвую тишину. Единственными звуками были стук подков наших коней по мостовой да наши негромкие разговоры между собой. Мы проехали по центральной улице. Ни души. Зашли в несколько домов. Никого. Создавалось впечатление, что жители покинули город. На всех вещах лежал приличный слой пыли. Самсон выглядел обескураженным.

— Ничего не понимаю, — бормотал он. — Пошли-ка в дом к местному главе.

В красивом двухэтажном доме, принадлежавшем местному правителю, царила такая же пустота, как в остальных домах. Мы стояли в большой комнате, служившей, очевидно, столовой.

Пендрагон нахмурился и что-то прошептал себе под нос. Затем прислушался и покачал головой.

— Магия, — произнес он, внимательно осматривая комнату, — черная магия. Похоже, тут без Ранхвальда не обошлось!

— Он же союзник короля орков! — удивилась Бренда. — А здесь, по-моему, владения Дорреда.

— Это-то и странно, — вставил Штранцль.

— Ничего странного, — покачал головой Пендрагон. — От этого чудовища можно ожидать чего угодно. Надо выяснить, что тут произошло.

— И каким же образом, интересно? — осведомился я.

— Черную магию применим, — пожал плечами Пендрагон.

Все переглянулись. Ллойд кашлянул.

— Уважаемый Пендрагон — знаток черной магии? — поинтересовался он.

— Уважаемый Пендрагон разбирается во всем, что ему надо знать для того, чтобы истреблять всякую полумертвую заразу, — проворчал тот. — Так что отойдите подальше.

Ллойд с Седриком обменялись взглядами. Было заметно, что им не по себе от подобного обращения. Я их понимал. Все-таки магистры таких Орденов. А вот Виверн с Брендой и даже, к моему изумлению, Штранцль безропотно отошли в сторону. Я последовал их примеру, так как всегда считал, что с магами, подобными Пендрагону, спорить себе дороже. Хотя один раз я это правило нарушил. И не так давно.

Наши магистры, повздыхав, тоже отошли. Пендрагон, оставшись один, начал шептать заклинания. Я прислушался. Понятно, что они были на древнеэльфийском языке. Мне, кстати, он неплохо давался в школе магов, но я все же привык к более простым и доступным, адаптированным заклинаниям, ну и, конечно, к импровизации.

Заклинания были наполнены могучей силой. Почувствовали ее все. Ллойд с Седриком, по-моему, даже заволновались, хотя внешне выглядели совершенно спокойными. Тем временем заклинания начали действовать. Перед Пендрагоном появился клубок вязкой чернильной тьмы. От него веяло вселенским холодом. Как я понял, маг общался с кем-то, находящимся в клубке.

— Даже я это вижу первый раз в жизни, — прошептал мне на ухо Виверн.

Тем временем Пендрагон, стоя с закрытыми глазами, все продолжал свой странный разговор с мраком. Честно признаюсь, мне стало страшновато. Казалось, сгусток начинает разрастаться.

— Мне это кажется? — прошептал я на ухо Виверну. — Или он в самом деле растет?

— Нет, не кажется, — сообщил Седрик, подойдя к нам, — Надеюсь, наш маг знает что делает.

— Сомневаюсь, — наконец проворчал Штранцль.

Но его сомнения оказались беспочвенными. Пендрагон закончил свое общение, и клубок тьмы растаял в воздухе. Однако когда повернулся к нам, маг смотрел уже какими-то другими, странными глазами.

— Они все мертвы, — выдохнул он, — тридцать тысяч людей и орков. И женщины, и дети. Ранхвальд заслуживает смерти. Он мертв наполовину, я не остановлюсь, пока не превращу его в полностью мертвого.

— Но это, я так понимаю, еще не все? — Виверн подозрительно посмотрел на Пендрагона.

— Да, это не все, — кивнул тот и пристально посмотрел на меня.

Чем, интересно, я ему так приглянулся? Наверное, нахамил вовремя тогда. Может, еще раз нахамить? Ладно, не будем испытывать судьбу. Я состроил невинную мину и ответил магу лучезарным взглядом.

— Думаю, нам предстоит бой, — произнес Пендрагон тоном человека, который участвует в боях по двадцать раз на дню.

— С кем? — деловито осведомился Штранцль.

— Скорее всего, с местными порождениями некромантии Ранхвальда, — сказал маг. — Я чувствую, они где-то здесь неподалеку.

— Подумаешь, — пожал плечами Ллойд, — сожжем их, да и всего делов.

В эту минуту послышался долгий протяжный вой, от которого я вздрогнул. Мои спутники переглянулись.

— Там Бренда на улице, — произнес Штранцль, — она сама вышла…

В следующую минуту раздался громкий женский крик.

Мы бросились на улицу. Первым делом я увидел Бренду, окружившую себя защитной сферой. Она с трудом удерживала на расстоянии несколько сот зомби, которые окружили ее. Причем среди них преобладали орки. Уродливые при жизни, после смерти они стали совершенно жуткими. Клыкастые, изуродованные тленом твари, каждая из которых сжимала в руках или боевой топор, или меч.

Насколько я знал, зомби бесполезно сдерживать защитной магией, чем сейчас занималась Бренда, их можно только атаковать, а лучше всего жечь. Но, оставив на потом вопрос, почему она не поступила так, я включился в бой вместе с остальными магами. Пендрагон, Штранцль, Виверн и магистры почти одновременно обрушили шквал огненных шаров на толпу врагов. Через мгновение больше половины зомби превратились в огненные факелы, и напор на защитную сферу Бренды сразу ослаб. Следующим залпом мы окончательно выжгли оставшихся зомби.

Однако когда я уже думал, что мы победили, и Бренда сняла защиту, появился новый враг. На этот раз это было нечто невообразимое. Гигант трехметрового роста. Несомненно, это был орк, но таких огромных экземпляров я еще не встречал. Мало того, он был закован пусть в изрядно поржавевшую, но все же мощную кольчугу и держал в руке палицу чуть меньше своего роста. Пока я рассматривал нового гостя, из поднятой руки Пендрагона в сторону зомби вылетела голубая молния. Тут я еще раз открыл рот.

Молния ударила в грудь гиганту и… шипя растаяла в воздухе. Пендрагон недоумевающе уставился на свои руки. Гигант же тем временем молча вскинул свою палицу, и наш хваленый маг чудом успел отпрыгнуть в сторону. Палица проделала в земле приличную яму. Следом за этим на гиганта обрушили свои заряды все остальные, в том числе и ваш покорный слуга. Однако загадочный орк и не поморщился, а вот нам пришлось уворачиваться от его палицы, которой он, надо отдать ему должное, орудовал весьма ловко.

— И что делать с ним? — крикнул я Пендрагону, который, увернувшись от очередного удара палицы, оказался недалеко от меня.

— Не знаю! — крикнул он в ответ. — Но что-нибудь придумаю!

Да уж, пока он придумает… и я решил рискнуть. Наблюдая за гигантом, я понял, что при таких габаритах и таком росте надо использовать его уязвимые места. И пока наш враг вертел своей палицей, обрушивая ее на головы ускользавших противников и рыхля таким образом землю, я вытащил маленький арбалет, который носил с собой на всякий случай. Без какой-либо магии железный болт вонзился в правую ногу гиганта, а следующий болт в левую. Орк заревел от боли и внезапно рухнул на землю. Тут уже настал черед Пендрагона. Он сотворил какое-то причудливое заклинание, и, пока орк катался по земле, круша в щепки деревянные дома, тянущиеся вдоль улицы, в него ударил тонкий багровый луч. В следующую минуту кольчуга треснула и развалилась. А спустя еще миг орк уже представлял собой один большой костер.

— Фу, — вытер со лба пот Пендрагон, подходя ко мне, — а ты молодец! Даже я не догадался.

У меня на языке вертелась пара остроумных фраз на этот счет, но я решил попридержать их, так как не мог прогнозировать реакцию мага. Кто его знает, как он воспринимает шутки.

— Однако, — заметил Виверн, когда весь наш небольшой отряд собрался вместе, — это Ранхвальд постарался, наверное.

— Не думаю, — покачал головой Пендрагон. — Просто этот город стал одним из первых жертв политики Ранхвальда. Он набирает себе новых солдат. Такая участь ждет еще много городов. Орки сами не знали, что впустили к себе смертельного врага.

— Что ж, тогда нам надо ехать как можно быстрее, — заметил Виверн.

Я покачал головой. Интересно, от того что мы быстрее приедем, что-то изменится? Мне до сих пор не верилось, что мы справимся с Ранхваль-дом. Тем не менее мы выехали из города уже через пять минут. За нашей спиной оставались мертвые улицы да обугленные тела зомби.

Орки не ожидали столь внезапного появления врага. Их вожди, которых насчитывалось в орде около сорока, думали, что через день они встанут лагерем у Дорригарда и проклятый осквернитель гробниц Ранхвальд Полумертвый позорно сбежит. Или они затопчут его копытами своих коней. Но некромант оказался хитрее разобщенных оркских вождей.

Войско мертвых появилось к вечеру. Зомби напали неожиданно, двумя мощными ударами справа и слева смяв не успевшую перестроиться пехоту противника. Коннице орков пришлось маневрировать в тесноте под градом стрел, и, когда она наконец выстроилась в боевой порядок, четверть всадников уже валялась на земле.

А затем в лоб оркам ударила тяжелая кавалерия Ранхвальда, поддерживаемая магами. Только благодаря собственным магам орки не бросились бежать. Их шаманы начали свою работу, враги Ранхвальда плотнее сомкнули свои ряды. А затем они попытались перейти в наступление.

В отличие от орков, не знающих слово «дисциплина» и отчаянно врубающихся в шеренги врагов, зомби твердо помнили то, чему их учили. А так как страх мертвым неведом, они погибали, но стояли непоколебимо, и вскоре контратака орков завязла в их рядах. В это время, обойдя с флангов, в тыл оркам ударила конница… орков.

Те самые пять тысяч героев оркского народа, что были подняты из могил магией некроманта, следуя роковой судьбе, стали могильщиками для своих же товарищей. Мало того, сами орки, увидев, кто их атакует, смешались и вскоре, сломав свои порядки, впали в панику. Огромное войско некогда сильных и гордых жителей пустынь превратилось в неорганизованную испуганную орду, которую методично вырезали зомби.

Этот день стал черным днем для орков. Из двухсоттысячной армии на поле боя убитыми и ранеными остались почти пятьдесят тысяч. Пятьдесят тысяч потенциальных солдат Ранхвальда. И, конечно, некромант не преминул воспользоваться щедрым подарком. Подняв из мертвых всех, кого смог, он с огромной армией повернул к Дорригарду.

Новому королю орков не пришлось уговаривать своих подчиненных. Его военачальники в страхе за свою жизнь открыли ворота города под честное слово Ранхвальда. Они прекрасно понимали, что не в силах его остановить, а допустить, чтобы столицу орков, простоявшую более тысячи лет и ни разу не захваченную врагом, превратили в пепел, как делал Ранхвальд с непокорными городами, они не могли.

Таким образом, Ранхвальд в одночасье стал повелителем орков, и этот титул уже никто не рисковал оспаривать. Хотя формально степным народом руководил Драгон I.

Глава 19 Дорригард

После мертвого города Вигарда путешествие наше стало спокойным. Четыре дня мы брели по песчаной равнине, спасаясь от ветра только благодаря магии Пендрагона и Виверна. А на пятый день к вечеру вышли на берег реки.

Перед нами нес свои мутные воды Мег, единственная река в пустыне, созданная с помощью магии еще в незапамятные времена. Перебраться на другой берег — и до Дорригарда рукой подать. Лагерь мы разбили прямо у реки, благо ее берега покрывал редкий, но все же лес. Признаюсь, я первый раз купался в реке с таким удовольствием. После путешествия песок разве что из меня не сыпался. Ко мне присоединились магистры и Самсон.

Штранцль лишь фыркнул, увидев, как мы заходим в воду, и вернулся к костру. Бренда же, к моему удивлению, без тени смущения разделась и, быстро окунувшись, вновь спокойно оделась и тоже отправилась к костру. Я-то уже привык к свободному поведению девушки, которая не смущалась вообще никого, а вот остальные…

Если магистры с Самсоном как-то это перенесли, а ошеломленный Виверн еще долго что-то бормотал про распущенность нынешней молодежи, то Штранцль с Пендрагоном отреагировали иначе. Ну со Штранцлем понятно, он стал пунцовым, лишь предупреждающий взгляд Бренды заставил его держать язык за зубами. А вот Пендрагон… Он уставился на Бренду такими глазами, что я невольно начал волноваться за психическое здоровье нашего «великого мага».

Впрочем, к его чести надо заметить, что он справился с обуревавшими его чувствами.

Когда все устроились вокруг костра и получили по своей порции мяса, Пендрагон что-то прошептал, и перед ним появился объемистый глиняный кувшин.

— Что это? — поинтересовался Ллойд, сидевший рядом с магом и с интересом наблюдавший за происходящим.

— Сейчас, — улыбнулся Пендрагон и вновь что-то прошептал. Перед присутствующими появились высокие деревянные кружки. — Я решил, что нам надо выпить. Мы все же дошли до своей цели — Дорригарда. Вопреки всевозможным препятствиям.

Все с энтузиазмом восприняли это предложение, за исключением куда-то исчезнувшего Виверна.

— Он на сеансе связи, — пояснил Самсон. — Это займет время, так что предлагаю начать без него.

Мы разобрали кружки, в которых после очередного шепота Пендрагона заплескалось темно-красное вино.

— За воплощение наших надежд! — провозгласил тост Самсон, и все дружно выпили.

Вино оказалось недурственным. Как уж Пендрагон умудрился транспортировать его, оставалось загадкой. Что ж, против такого волшебства я лично ничего не имею. Прервал наш ужин Виверн. Он возник из темноты, словно призрак.

Стоило только посмотреть на него, как сразу стало понятно: новости маг принес плохие.

— Что произошло? — спросил Самсон.

— Все плохо. Очень плохо, — ответил профессор. — Ранхвальд захватил Дорригард.

— Чего? — вырвалось у меня.

— Как это захватил? — не понял Ллойд. — Он же союзник короля орков!

— Король орков мертв, — пожал плечами Виверн. — Сейчас король орков Драгон I. Но вся степь знает, кто организовал переворот. Так что правитель орков фактически Ранхвальд, король лишь его марионетка. Несколько дней назад произошло сражение между его мертвой армией и объединенным войском орков. И он одержал полную победу.

— Вот это да, — протянул Пендрагон.

— Я так понимаю, наша задача усложняется, — пробормотал я, косясь на Виверна.

— Но ее никто не отменял, — отрезал тот. — Мы должны уничтожить Ранхвальда.

— Короля орков, — хмыкнула Бренда.

— Да, именно, — вмешался Пендрагон, — короля орков. И мы идем в Дорригард. Я думаю из вас всех изобразить милую компанию орков.

— Ты хочешь наложить заклинание «личины»? — осведомился Виверн.

— Именно его, — кивнул Пендрагон. — В свое время я был лучшим студентом Академии Магии по этому предмету. Так что войдем мы в Дорригард незамеченными.

— Не верю я в эти штучки магические, — проворчал Самсон, — но выхода нет.

— Отлично, — улыбнулся Пендрагон, — значит, завтра с утра и пойдем. А сейчас выпьем за успех нашего дела! — добавил он и осушил свою кружку, искоса посмотрев на Бренду.

Та сидела рядом с Штранцлем и, делая вид, что наслаждается вином, не обращала никакого внимания на попытки того завести беседу.

Походило на то, что шансы Штранцля окончательно сошли на нет. Что ж, признаюсь, я этим фактом расстроен не был. Другое дело, Пендрагон, который, как мне показалось, тоже включился в игру. Хотя учитывая, что он вел себя как школяр, вряд ли Бренде могло это понравиться. В общем, я решил больше не следить за нелепыми попытками нашего «великого мага» очаровать женщину и отправился спать.


Ранхвальд чувствовал себя не в своей тарелке. Он только что узнал о посланном по его душу отряде. Надо же было Торну испортить ему настроение с утра! Только-только все так хорошо сложилось… Драгон I отыгрывал свою роль отлично, не подозревая, что сам он обречен. Ранхвальд поселил его в Летней резиденции королей орков, располагавшейся в оазисе в нескольких километрах от столицы. Так как местные короли вообще редко жили в столичном дворце, все устроилось как нельзя лучше. Тем более что Ранхвальд стал официальным союзником и одновременно градоначальником Дорригарда.

Но не это главное. Ранхвальд понимал, что приближается реальная опасность. Он прекрасно помнил Пендрагона и признавался себе, что вряд ли хотел бы встретиться с ним еще раз в бою. Но, видимо, придется. Никто из его подчиненных не сумеет справиться с этим магом. Хотя… Все-таки вокруг Ранхвальда преданные орки-зомби. Да и ситуация совсем не та, что двести лет назад. Что ж, посмотрим. Он надеялся, что Торн сможет нейтрализовать опасность до того, как она доберется до дворца.

Ранхвальд уже чувствовал, как в нем просыпается давняя сила. На этот раз он не будет совершать прошлых ошибок и с полчищами орков завоюет мир. Только надо, чтобы этому не помешали смертные, которых ведет сюда Пендрагон. И вообще, не пристало Ранхвальду Великому бояться каких-то людских магов. Однако он вызвал начальника дворцовой стражи и приказал усилить охрану дворца. А сам решил отправиться в тайную комнату, где лежала заветная книга.

Сейчас, только сейчас он начинал понимать, как же поторопился во время своего первого правления. А подождать-то надо было всего пару лет, и в его руках оказалась бы такая сила, что никакой Пендрагон был бы ему не страшен. Ничего, сейчас он все сделает правильно. И никакие людишки не помешают ему.

Тут на пороге вдруг появилась Лирна. Ранхвальд невольно улыбнулся, хотя знал, что улыбка у него выходит кривая и частенько пугает людей. Однако Лирна улыбнулась в ответ и подбежала к нему.

— А я знаю, кто к тебе идет, — выпалила она.

— Кто? — растерялся Ранхвальд. — Ты о чем?

— Те, кто тебя убить собрался.

— Ты знаешь?

— Любимый, я подслушала, — улыбнулась Лирна, — а потом Торну уже не удалось отвертеться. Тем более что я могу помочь.

— Ты? Как?

— Дело в том, что я знаю одного из тех, кто явился сюда, чтобы избавиться от тебя. Его имя Свент.

— А-а, тот самый стихийщик, — кивнул Ранхвальд. — Он присутствовал при моем воскрешении. И даже отчасти поспособствовал ему. Значит, ты его знаешь?

— Именно я привела его к нам, он должен был стать последним магом, необходимым для ритуала.

— Продолжай.

Лирна рассказала историю Свента и лорда Вердена.

— Интересно, — проговорил Ранхвальд, когда девушка закончила свой рассказ, — весьма интересно. Какое удачное совпадение. И как же ты сможешь мне помочь?

— А вот как. — Лирна склонилась к уху Ранхвальда и что-то нашептывала минут пять.

Когда она закончила, он посмотрел на нее с уважением.

— Молодец, — кивнул он, — я не сомневался в тебе. Действуй.

Когда девушка ушла, некромант вновь подошел к окну. Что ж, если эта девушка все сделает как надо, ее законное место рядом с ним на троне. Вновь открылась дверь, и в комнату вошел Торн.

— Ваше величество… — начал он.

— Знаю, Торн, все знаю, правильно сделал, что рассказал ей.

— Но она…

— Девочка умна. Думаю, из нее получится хорошая королева.

— Не сомневаюсь, повелитель, — низко поклонился Торн.

— В общем, давай-ка помоги ей. И постарайся сделать так, чтобы, если она потерпит неудачу, незваные гости не добрались до меня. Я с ними справлюсь, но сейчас дорога каждая минута. Ясно?

— Конечно, повелитель! — кивнул тот и вышел из комнаты.

Ранхвальд некоторое время смотрел на дверь, закрывшуюся за Торном, затем вздохнул и, прошептав заклинание, исчез.


Дорригард встретил нас на удивление приветливо. Естественно, сыграли роль личины, которые наложил на нас Пендрагон. Все мы выглядели стопроцентными орками. Больше всего осталась недовольна своей внешностью Бренда. Ей пришлось наложить мужскую личину, потому что женщины орков и носа на улицу не совали. Обычаи этого народа отводили женщинам почти рабскую долю. В результате Бренда комплексовала по поводу своего внешнего вида. Но она довольно быстро привыкла к нему и все попытки Самсона шутить мгновенно пресекала.

Мы вошли в город через широкие ворота, которые символически охраняли трое орков. Они резались в кости, не обращая никакого внимания на происходящее вокруг. Если со стороны Дорригард с его высокими белокаменными стенами выглядел могучей крепостью, то внутри мы сразу оказались на пересечении бесчисленных мелких, извилистых и грязных переулков. Обшарпанные дома стояли буквально друг на друге. Мало того, по узким улицам текли толпы орков, которые громко ругались, толкались, дрались и одновременно умудрялись чем-то торговать.

— Надо взглянуть на дворец Ранхвальда, — заметил Пендрагон.

— Так сразу? — удивился я. — Надо планы обсудить и все такое прочее.

— Конечно, — поддержал меня Виверн, — куда торопиться-то?

Но Пендрагон, никого не слушая, зашагал по улице к возвышавшемуся вдали дворцу, который на фоне низеньких домишек был прекрасно виден.

— Да, — покачала головой Бренда, — что-то мне не хочется туда идти.

— Придется, — проворчал Самсон. — Вот упертый маг!

— Надо его с небес на землю опустить, — заметила Бренда, чем вызвала улыбки у всех, включая магистров.

— Ладно, пошли. Не бросать же его одного. Нашу надежду, — саркастически проговорил я, и мы отправились догонять Пендрагона.

Догнали мы его быстро.

Вблизи дворец выглядел, на мой взгляд, весьма непрезентабельно. Серая каменная постройка, добротно сделанная, конечно, но без каких-либо изысков. В общем, впечатления он не производил. Окружавшие его стены были немного ниже городских стен. Из-за зубцов квадратных башен выглядывали орки. Перед входными коваными воротами стояли несколько палаток, около которых прямо на камнях расположились по меньшей мере тридцать вооруженных до зубов солдат.

— Интересно, — хмыкнул я, повернувшись к Пендрагону, и задал вопрос, который, по-моему, хотели задать все присутствующие: — А что ты собираешься делать? Похоже, ты что-то придумал?

— Я просто пройду во дворец, — спокойно ответил Пендрагон, — и пройду один. Вы меня тут подождете.

— Чего? — удивился я, да и мои спутники тоже.

— Как это один? — переспросил Виверн.

— Так, один, — пожал плечами Пендрагон. — Эти олухи мне ничего не сделают, как и Ранхвальд, которого я уже один раз отправил в могилу. Так что вы подождете здесь, а я выполню свой долг.

— По-моему, ты переоцениваешь свои силы, — ляпнул я. — Надо головой думать, а не… — Я тут же заткнулся, поняв, что сморозил лишнее.

Пендрагон побледнел и бросил на меня взгляд, от которого, наверное, вода бы замерзла. Но я его выдержал.

— Еще раз повторяю! — отчеканил наш «великий маг». — Я иду один. А ты, Свент, держи свой язык за зубами. Последний раз прощаю тебя.

— Хм, — начал Виверн, который как-никак был начальником нашей экспедиции. — Дело в том, что вы, уважаемый Пендрагон, входите в наш отряд. А мы должны избегать необдуманных решений и…

— Да что ты говоришь? — внезапно широко улыбнулся маг, и мне сразу не понравилась его улыбка. — И что? Ты меня остановишь? Запомни, мне не указ все ваши короли и верховные маги. Хочешь остановить меня? Попробуй.

С этими словами он зашагал к воротам. Конечно, для охранников он был простым орком, и они не обращали на него внимания. А через несколько минут уже лежали парализованные в живописных позах перед распахнутыми воротами.

— Пошли отсюда, — пробормотал я. — Этому индюку ничего не докажешь.

— Может, за ним? — спросил Штранцль, несказанно меня удивив.

— Не знаю, — поддержал меня Виверн, — я не собираюсь ставить под угрозу наш поход. Такого, как Ранхвальд, не взять лобовой атакой.

Спорить с Виверном никто не стал, и мы отправились на поиски таверны. Она, как обнаружилось, находилась недалеко, прямо у центральной площади. Заведение оказалось на удивление удобным, видимо, тот, кто строил таверну, рассчитывал не только на орков, но и на купцов.

Так как народу в ней было совсем немного, нам выделили большой стол и очень быстро принесли заказанное пиво и жареное мясо, которое являлось у орков национальным блюдом. Что ж, я обеими руками за такую еду, тем более что мясо они готовили изумительно.

Естественно, настроение у всех было скверным. Некоторое время все пили пиво в молчании, которое нарушила Бренда:

— Надо было с ним идти…

— И что? Погибнуть смертью храбрых? — спросил я ее.

Странно, раньше я у нее жертвенности не замечал.

— Свент прав, — вмешался Виверн, — мы бы все там погибли.

— И как теперь без Пендрагона? — поинтересовался Штранцль.

— Я так понимаю, он являлся нашим главным оружием, — добавил Самсон.

— Ты бы его все равно не удержал. И он не допустил бы, чтобы с ним кто-то шел. Ты же понимаешь, — сказал я.

— Думаю, на этом мы вопрос закроем, — подытожил Виверн. — Надеюсь, Пендрагон вернется живым и невредимым. Он прав, наверное, вряд ли ему смогут что-то сделать подопечные Ранхвальда. Так что нам остается лишь ждать.

Я был полностью согласен с Виверном. Остальным тоже пришлось согласиться, хотя были и недовольные. В общем, мы остались пить пиво и ожидать новостей от нашего «великого мага».

Глава 20 Лирна

Ранхвальд читал книгу, когда его отвлек какой-то шум. Он поднял голову и прислушался, после чего прочитал короткое заклинание, и перед ним появилось расплывчатое изображение первого этажа дворца. По нему вышагивал бодрой походкой хорошо знакомый Ранхвальду человек. Он сразу узнал своего старого врага. Пендрагон собственной персоной! Многочисленная охрана пыталась остановить незваного гостя, но тот играючи отбрасывал заклинания, которыми атаковали его. Один раз он остановился и прошептал короткую фразу. В следующий миг ряды оборонявшихся сильно поредели.

— Добрался, — процедил сквозь зубы Ранхвальд. — Где этот Торн?

Беспокоиться долго не пришлось. Разбросав противников, Пендрагон почти дошел до широких дверей, которые вели наверх, но не сумел добраться до них. Прямо под ним распахнулась хорошо замаскированная ловушка, и Пендрагон провалился в появившуюся под ним яму. Ранхвальд не удержался от улыбки и вернулся к чтению. Спустя полчаса пришел Торн.

— Я все видел, — сказал Ранхвальд. — Хорошо сделано. Молодец. Теперь остается ждать остальных. Но без Пендрагона они слабы.

— Но с ними Виверн. И Свент тоже темная лошадка, — возразил Торн. — Может, их сразу устранить?

— Нет, — отрезал Ранхвальд. — Мне не надо, чтобы перепуганные правители местных королевств вновь засылали наемных убийц и готовились к войне. А так мы протянем до того момента, когда станем достаточно могущественными и начнем победоносную войну. Я не хочу никаких осложнений.

— Конечно, — сказал Торн.

— Где сейчас Пендрагон?

— В подземелье дворца. На нем наручники из меррида. Пока он был без сознания, мы его успели заковать. Так что теперь магии у него нет.

— Никто не должен узнать про меррид.

— Думаю, Пендрагон понимает, что с ним произошло. Тем более вы же знаете, повелитель, что мы использовали весь…

— Да, — помрачнел Ранхвальд. — Увы, где добывать его, мы не знаем. Если бы знали, то все маги королевства валялись бы у меня в ногах. Итак, что дальше? Лирна отправилась на поиски?

— А что отправляться? — хмыкнул Торн. — Я их сам вычислил. На них личины орков, и сидят они в одной из таверн около площади. Можно взять тепленькими..

— Нет, — задумавшись на минуту, покачал головой Ранхвальд. — Так просто они не сдадутся, а затевать магические разборки в центре города сейчас, пока спокойствие горожан еще не восстановлено, мне не хотелось бы.

— Да мы с ними справимся… — заговорил было Торн, но осекся под холодным взглядом Ранхвальда.

— Не надо недооценивать противника, — отчеканил тот, — я, по-моему, уже сказал: нам надо, чтобы они пришли к нам сами. Живые и невредимые. Пендрагон лишен своей силы, а остальные мне не страшны. Тем более что из подземелья дворца орков никто еще не выбирался. Пендрагон еще способен оттуда выбраться, а вот остальным из их шайки это не под силу.

— Ясно, повелитель, — поклонился Торн.

— Хорошо, что ты понимаешь, — кивнул Ранхвальд. — Теперь дело за Лирной.

— Она уже действует, повелитель.

— Ты передал ей, что Свент должен быть в целости и сохранности? Чтобы ни один волосок с его головы не упал!

— Да, повелитель. Все предупреждены.

— Ну что ж, нам остается только ждать. Знаешь, Торн, давай-ка выпьем. Ты все равно не почувствуешь вкус, но компанию мне составишь!

— Конечно, повелитель, — с поклоном сказал Торн.


— Все, пора уходить, — произнес Виверн, поднимаясь. — Доберемся до какого-нибудь постоялого двора и будем думать, что делать дальше. Личины будут действовать еще неделю, как сказал мне Пендрагон. Этого времени нам должно хватить.

— Надо постоялый двор найти, — сказал Самсон.

— Найдем, — уверенно заявил Виверн.

— Да я напротив видел вывеску, — сообщил Ллойд.

— Ты что, на орочьем читать умеешь? — подозрительно поинтересовался у него Штранцль.

— Да, немного…

— А чего сразу не сказал? — нахмурился Виверн.

— А ты и не спрашивал, — пожал плечами Ллойд.

— Что ж, тогда идем туда.

— А если Пендрагон все расскажет? — вдруг раздался голос Штранцля, когда мы уже выходили из таверны.

— Что расскажет? — повернулся я к нему.

— Ну что он не один и все такое прочее.

— Не надо по себе людей равнять, — нахмурился Самсон. — Я в людях разбираюсь. Нормальный он парень.

— В каком смысле по себе равнять? — ощетинился Штранцль. — Ты на что намекаешь, солдафон?

— Кто? — на этот раз побагровел Самсон. — Да ты, гнида, что сказал? Я не посмотрю, что ты у Верховного мага на побегушках…

— Так… — зашипел на них Виверн, и, к моему удивлению, спорщики сразу затихли.

Я заметил, что прохожие орки стали как-то подозрительно на нас поглядывать.

— Пока что мы орки для окружающих, и они слышат, что мы говорим на орочьем языке. А вы ведете себя так, что можете возбудить ненужный интерес к нашим персонам, причем не только у простого народа. Так что заткнитесь и на постоялый двор. Там разбираться будете.

Штранцль вроде бы собрался возмутиться такой резкостью Виверна, но как-то быстро успокоился. Мы спокойно дошли до постоялого двора, владелец которого встретил нас так радушно, словно мы были у него первыми посетителями за целый месяц. В конце концов из сетований хозяина выяснилось, что орки не любят пользоваться гостиницами, предпочитая спать прямо на дороге, а в постоялых дворах останавливаются в основном купцы, которых совсем мало стало после того, как Ранхвальд захватил власть. Последние слова он произнес шепотом, опасливо поглядывая на нас.

Виверн, да и все мы сделали вид, что ничего не слышали, и хозяин успокоился. Он отвел нам несколько комнат. Я никогда не был привередливым, только даже мне стало не по себе при виде грязных и замызганных помещений, в которых нам предстояло ночевать. Я много путешествовал, но подобного не встречал нигде. Что ж, еще один слух об орках стал реальностью. Однако выбирать нам не приходилось.

Я оказался вместе с Виверном и Брендой, которая быстро отмела робкие попытки Штранцля уединиться с ней в одной комнате. Пришлось нашему спутнику довольствоваться обществом Ллойда. Седрик отправился с Самсоном. Я заснул быстро. Сказался тяжелый день. Но выспаться мне не дали. Я внезапно проснулся, чувствуя, как меня кто-то зовет. Зовет мысленно. Странно. Кто бы это мог быть? Мне вдруг пришло в голову, что это Ранхвальд, и я покрылся холодным потом. Но быстро опомнился, сообразив, что тот поступил бы по-иному.

А голос тем временем все звал. Это интриговало. Я решился спуститься вниз и выйти на улицу. Фонари уже не горели, окутавшую город темноту разгонял только свет полной луны. В нескольких шагах от себя я увидел знакомое лицо. Закутанная в какую-то бесформенную хламиду, передо мной стояла дочь Повелителя Темных Холмов, та, которую Верден поручил мне найти и которая фактически втравила меня в эту историю. Надо сказать, она не выглядела несчастной.

— Привет, — произнесла она.

— Привет, — ответил я, немного растерявшись из-за неожиданного визита. — Какими судьбами?

— А ты не знал? — улыбнулась Лирна ослепительной улыбкой, но я уже обрел способность противостоять ей, вспомнив, что случилось со мной из-за этой девушки.

— Нет, не знал, хотя догадывался, — сказал я. — Вижу, ты не пленница, если свободно разгуливаешь по городу.

— Свободной меня тоже не назовешь, — пожала плечами Лирна. — Ты на меня не сильно обиделся за прошлое? Я могу загладить свою вину. — Она прильнула ко мне всем телом, жар которого я чувствовал даже через хламиду. Как я уже говорил, несмотря на естественную реакцию своего организма, я восстановил в памяти момент, когда висел прикованный на столбе, и возбуждение сразу улетучилось. Не укрылся этот факт и от Лирны, которая быстро отстранилась от меня.

— Ну так ты поясни все же, — сказал я. — Кто ты? Пленница или нет?

— Я пользуюсь свободой перемещения, — сказала Лирна, — но только в пределах города. Ранхвальд оказался не таким, как мы ожидали, вызывая его.

— То есть? — прищурился я, с интересом глядя на девушку.

— В нем одна злоба. И нет совсем того, что когда-то привлекло главу нашего Ордена. Кроме бед и разрушений, он ничего сейчас принести не сможет. Мы совершили ошибку, вызвав его.

— Что ж, похвально слышать столь разумные слова. — Я улыбнулся. — Только что-то мне плохо верится.

— Почему? — искренне, как мне показалось, удивилась Лирна, и я почувствовал сомнение.

Может, на самом деле девчонка не врет? Просто слышать подобные слова от девчонки, у которой совсем недавно на уме было только одно, весьма странно. Хотя всякое, конечно, бывает.

— Ладно, допустим, ты из маленькой озабоченной девушки превратилась в разумную зрелую женщину, — произнес я. — Расскажи, как живется пленницам Ранхвальда, которых так свободно выпускают гулять по городу?

— Дело в том, — произнесла девушка, — что я ценный заложник. Уж не знаю, какие планы в отношении меня на самом деле строит Ранхвальд, но, по-моему, он собирается о чем-то торговаться с моим отцом. На мне какое-то заклинание, которое не позволяет мне покидать черту города.

— Ну-ка! — Я внимательно осмотрел ауру девушки.

Действительно, над ней висел узор сложного заклинания. Очень сложного. Пожалуй, если кто и мог его распутать, так это либо Виверн, либо Пендрагон. Я не смог бы. О чем, собственно говоря, и сообщил Лирне, но, видимо, не удивил ее.

— Я хочу убраться отсюда. Мне надоела роль заложницы, которой приходится демонстрировать, как она любит этого полумертвого импотента. Я могу вам помочь, а вы поможете мне.

— И что ты предлагаешь?

— Дело в том, что Ранхвальд падок на женское общество. И мне удалось его одурачить. А когда он узнал, что вы направляетесь сюда, то вообще запаниковал. Только когда Пендрагон оказался у него, он успокоился.

— Пендрагон жив? Где он?

— Ранхвальду удалось взять его в плен. Теперь ваш маг в подземелье дворца. Я обещала некроманту, что сумею вас одурачить и завлечь в его лапы. Но на самом деле я хочу отдать его вам. После того как вы его уничтожите, возьмете меня с собой. Я думаю, это будет хорошая плата за то, что я тебе причинила?

— Плата хорошая, согласен, только мне по-прежнему слабо верится в твою искренность.

— Тебе решать, — пожала плечами Лирна, — ты должен мне поверить.

— Ладно, — наконец решился я, — пошли к нашим. Им расскажем, а потом уже примем решение. Тебя не хватятся?

— До рассвета нет. Сегодня у моего любовника пьянка.

Я покачал головой, рассматривая девушку. М-да. Она так просто рассказывала о том, что спит с этим чудовищем. Достойная дочь своего папаши. Мы зашли в гостиницу и поднялись в номер Виверна. Вскоре там собрались все мои соратники. На Лирну все смотрели неприязненно, но та нисколько не смущалась.

Вкратце я пересказал то, о чем она мне поведала, она просто подтвердила мои слова. Наступило молчание. Первым заговорил Виверн.

— Допустим, девочка, мы тебе поверим, — произнес он, пристально глядя на Лирну. — Но что ты можешь нам предложить?

— Я долго думала, — произнесла Лирна. — В общем, смотрите. Ранхвальд ждет, что я приведу вас в ловушку. Что вы, надеясь спасти Пендрагона, пойдете за мной. Вы пойдете за мной, но мы немного изменим план. Вы будете во всеоружии, а некромант не будет ожидать нападения. Завтра утром я должна привести вас в подземелье. Но мы не останемся там, как было решено сначала между мной и Ранхвальдом. Я проведу вас наверх, где вы вместе с освобожденным Пендрагоном сумеете напасть на некроманта неожиданно.

— Хорош план, — кивнул Самсон и обвел взглядом собравшихся в комнате.

В ответ все закивали, даже Виверн, но в разговор вмешалась Бренда.

— План-то, может, и хорош, — проворчала она, — только согласно ему мы должны полностью довериться этой девчонке. А я, извините, ей не доверяю. Кто даст гарантию, что это не происки самого Ранхвальда?

— Да брось ты! — махнул рукой Самсон. — Девчонка натерпелась от этого ходячего трупа. Хочет выбраться отсюда. Чего непонятного?

— Она сама сюда приехала. И по ней не скажешь, что она такая несчастная, — возразила Бренда.

Я смотрел на присутствующих. Похоже, Бренду никто не поддерживал. Ну может быть, Штранцль, но тот молчал. Я, конечно, плохой физиономист, только не надо быть семи пядей во лбу, чтобы все понять. Почувствовала это и сама Бренда. Лично я испытывал двоякое чувство. С одной стороны, мне хотелось верить. Все-таки девчонка вызывала симпатию. Но нельзя забывать, что она меня предала. И все же я был готов дать ей шанс.

— Так как я как-никак назначен начальником нашей экспедиции, — наконец произнес Виверн, — я принимаю решение — принять предложение…

— Лирны, — подсказал я.

— Предложение Лирны, — кивнул тот.

В комнате наступило молчание. Девушка поднялась и с улыбкой произнесла:

— Мне пора. Жду вас завтра на рассвете у дворцовых ворот. Я устрою так, чтобы тамошняя стража нам не помешала.

В следующую минуту Лирна выскользнула из комнаты.

— Не верю я ей, — вдруг нарушил молчание Ллойд, который, как мне казалось, поддерживал Лирну. — Зря ты, Виверн, согласился. По ней же видно — врушка.

— Ну не знаю, как это по ней видно, — хмыкнул Виверн. — Что ж ты молчал?

— Ты наш глава, тебе решать. Еще не поздно отменить все.

— Говорю же, подставит она нас, — буркнула Бренда.

— А я ей верю, — вмешался Седрик.

— И я, — поддержал его Самсон. — По-моему, все она правильно делает. Молодец девочка.

— А ты? Что скажешь? — вдруг повернулся ко мне Виверн.

— Что я скажу? — Я встал. — Эта девушка обманула меня и отправила на смерть. Она способствовала появлению Ранхвальда в нашем мире. Но сейчас мне кажется, что она искренна.

— Что ж, тогда мое решение окончательно. А сейчас отправляйтесь спать. Завтра у нас трудный день.

— И все-таки вы совершаете ошибку, — упрямо заявила Бренда, презрительно посмотрев на меня. Но ее уже никто не слушал.

Глава 21 Подземелье

На рассвете нас всех разбудил Самсон. Как и полагается солдату, он проснулся раньше всех и быстро устроил утреннюю побудку. Вскоре весь наш боевой коллектив в полном составе расселся за столом таверны, а хозяин, ошалев от столь раннего завтрака и бормоча под нос ругательства, накрывал на стол.

За завтраком особо никто не разговаривал. Все выглядели какими-то суровыми. Я попытался поднять настроение хорошей шуткой, но мой почин никто не поддержал. Так, молча мы закончили трапезу и вышли на улицу.

Странно, но меня мучило какое-то неприятное предчувствие. В голову лезли нехорошие мысли о нашей судьбе в этом подземелье и о Лирне. Я, как мог, отогнал их и сосредоточился на разглядывании камней местной мостовой. Надо сказать, каменщики из орков никудышные. Редко где камни прилегали один к другому, в основном были неровно разбросаны, а щели между ними залиты каким-то материалом, напоминавшим смолу. Таким образом, я досконально изучил состояние дороги, которая по мере приближения к дворцу становилась все лучше и лучше. Оторвался от этого увлекательного занятия, лишь когда Виверн толкнул меня в бок.

Мы подошли к воротам дворца. Вокруг царила мертвая тишина. Ни души. Словно все вымерли.

— Я сейчас вернусь, — бросил Виверн и бесшумно устремился к воротам. Вернулся он быстро, вид у него был довольный. — Судя по всему, пока девушка не лжет, — удовлетворенно сообщил он. — Охрана ворот вся спит. Так что можно идти беспрепятственно.

— Эх, не нравится мне все это, — проворчала Бренда, — слишком уж все просто.

Я нахмурился. В ее словах была своя правда. Но пути назад не было. Наш отряд пошел к воротам. Они были приоткрыты, а за ними в живописных позах прямо на земле раскинулась спящая охрана. Миновав ворота, мы очутились на площади, в центре которой возвышался мрачный и угрюмый дворец короля орков. И опять никого.

— Весело у них тут, — проворчал Самсон, — словно на кладбище пришел.

От дворца исходил такой зловещий холод, что я даже невольно поежился. У главной лестницы входа нас уже ждала Лирна. На этот раз она была одета в длинное платье с глухим воротом.

— Идите за мной, — бросила она, и мы последовали за ней вдоль стены.

— А где народ-то? — спросил Штранцль. — Здесь всегда так тихо?

— Да и я тоже по-другому как-то дворец представлял, — добавил Виверн.

— Мне рассказывали, что он стал таким после того, как Ранхвальд своего короля поставил. Теперь тут тишина. Кому веселиться? Гарнизон дворца состоит из зомби, — объяснила наша провожатая. — Все, включая Драгона I, боятся некроманта. А тот тишину любит.

— Кстати, как ты стражников усыпила? — не унимался я.

— Я кое-что умею, — улыбнулась Лирна, — или забыл уже?

Я решил промолчать. Миновав небольшую аллею из ветвистых деревьев, мы углубились в рощу, которая располагалась с правой стороны от дворца. Через несколько минут очутились на небольшой поляне, в центре которой стояла беседка. Мы переглянулись.

— И что дальше? — спросил Самсон.

Лирна хмыкнула и пробормотала под нос заклинание. В центре беседки вдруг вспыхнул багровый овал портала.

— Нам туда, — произнесла она.

— Странно, — пробормотал Самсон. — Я думал, в подземелье будем спускаться. Не люблю порталы.

Тут я с гвардейцем полностью был солидарен.

— Можно и спуститься, — кивнула девушка, — только спуск во дворце. Хотите туда пройти? Стражу я там не смогу усыпить. Там маги охраняют. Но вы же с ними легко справитесь? — В голосе девушки зазвучал сарказм.

— Что ж, придется перебороть свою фобию, — с улыбкой сказал Виверн.

— Фо… чего? — переспросил Самсон, подозрительно поглядев на Виверна. От него не укрылось, что присутствующие и даже Лирна не смогли сдержать улыбок. — Ты что такое сказал? — нахмурился гвардеец, и я поспешил разрядить обстановку, видя, что Виверн сам уже пожалел о своих словах.

— Да это он о твоей храбрости. Ты такой храбрый, что забываешь об осторожности.

— Да? — Самсон подозрительно посмотрел на меня, но я ответил ему невинным взглядом. — Ну тогда ладно, — кивнул он, — тогда пошли.

И мы направились к овалу портала. Мне выпала очередь идти последним. Закрыв глаза, я сделал шаг в кружащееся расплывчатое облако. Миг забвения — и я очутился в новом месте. Мои спутники стояли рядом и разглядывали длинный широкий коридор, который уходил далеко вдаль. Стены коридора были выложены разноцветной плиткой, что придавало им какой-то игривый вид.

— Интересное подземелье, — пробормотал Ллойд. — Веселые существа его строили. С чувством юмора.

— Ага, молодцы, — поддержал его Седрик, — постарались.

— Постарались. Чтобы веселее убивать было, — проворчал Виверн.

— Что ты знаешь о подземельях? — спросила у него Лирна.

— Что я могу о них знать? — пожал плечами Виверн. — Читал только да рассказы слушал. Так что могу делать выводы только на основании слухов…

— Пока выводы делать рано, — улыбнулась Лирна. — Сейчас мы идем к Пендрагону. А потом отправимся в гости к Ранхвальду.

— А что, тут так запросто гулять можно? — подозрительно спросил Штранцль.

— Ну конечно, запросто не погуляешь, — усмехнулась Лирна, — но ведь я с вами. А стало быть, большая часть тварей, охраняющих подземелье, вас не тронет. А те, кто посмеет… вы с ними, я думаю, разберетесь.

С этими словами она пошла вперед, и нам ничего не оставалось, как последовать за ней. Вокруг стояла мертвая тишина. Не было слышно ни звука. Дышалось, как ни странно, на удивление легко. Единственное, что раздражало, был какой-то странный сладковатый запах.

— Чем это воняет? — с солдатской прямотой осведомился Самсон.

— Не знаю, — пожала плечами Лирна. — Говорят, что запах был тут всегда. А вот откуда он появился и откуда свежий ветерок, никто не знает.

Никакой вентиляции здесь нет. И магическим путем ее не создавали. Так что это одна из местных загадок.

Тем временем коридор расширился, плавно переходя в огромный зал. Потолка я в нем не увидел. Зал был слабо освещен факелами на стенах. Несмотря на их бесчисленное множество, в зале стояла темнота.

— Это центральный зал, — почему-то шепотом сказала Лирна. — Здесь по стенам находятся решетки, за которыми заточены местные узники. Правда, большинство их давно мертво. Пендрагон стал первым после более чем столетнего простоя подземелья.

— И мы его найдем тут? — скептически поинтересовалась Бренда, всматриваясь в непроглядный мрак, окружавший нас.

— Найдем, — ответила Лирна и что-то прошептала.

Вокруг нас загорелся неяркий голубой свет. В общем, атмосфера в этом зале давила на меня. Здешний воздух был насыщен странной чужой магией. Я покосился на своих спутников. Все за исключением Самсона, не обладавшего магическими способностями, явно чувствовали себя не в своей тарелке. Лирна уверенно вела нас, но когда я уже хотел поинтересоваться, долго ли нам еще идти, она внезапно исчезла.

— Что за… — выругался Виверн, шедший рядом со мной.

Вокруг сразу стало темно, так как свет исчез вместе с Лирной. Но профессор что-то прошептал, и свет появился вновь.

— Тяжелое место, — проворчал он, — теперь надо найти Пендрагона.

— Ага, и самим не попасться, — проворчал Штранцль.

— Постараемся. Главное — чтобы ее исчезновение не было заранее подготовленным, — заметил Виверн.

— А я предупреждала, — невесело сказала Бренда. — Подставила она нас.

— Не факт, может, что-то случилось, — возразил Самсон, но в его голосе не было уверенности.

— Эх, нельзя женщинам верить, — поддержал Бренду Штранцль.

И словно в ответ на его слова тишину зала прорезал длинный протяжный вой, от которого мне стало не по себе. В следующую минуту вспыхнул свет, на мгновение ослепивший меня. Когда глаза привыкли к нему, я увидел, что нас окружают странные создания.

Никогда не видел подобных тварей. Даже не стану описывать уродов, что толпились вокруг нас. Матушка-природа, видимо, повеселилась, создавая их вместе с магией. Твари с их огромными зубами и когтями походили на некую помесь летучей мыши и крокодила.

Зал, как оказалось, был огромный. Шагах в пятидесяти от нас я увидел массивную решетку.

Именно к ней мы и шли, ошибиться было невозможно.

— Всем приготовиться, — прошептал Виверн.

— Мало шансов, — начал было Штранцль, но, столкнувшись взглядом с остальными и заметив, с каким презрением на него смотрит Бренда, смолк.

Самсона втолкнули в центр квадрата, который мы образовали, и через минуту на нас налетела толпа визжащих и рычащих тварей. Я не стал долго думать и сделал как все. Просто-напросто вызвал «стену огня». Весьма эффективное заклинание в данной ситуации. Визг стал еще громче, когда твари угодили в огонь. Но, к моему удивлению, не всех их отпугнула «стена». Часть действительно разбежались по углам, но некоторые ухитрились пробиться сквозь огонь.

Хорошо, что я держал наготове еще одно заклинание. Огромная уродливая летучая мышь спикировала прямо в «стену молний», где и закончила свой жизненный путь. Но это оказалось лишь началом. На нас обрушился настоящий град из всевозможных, заклинаний. Они были простенькими, но даже из простенького заклинания можно сотворить мощное заклятие, особенно когда вкладываешь много энергии. А ее у атакующих нас тварей, видимо, было предостаточно. Хорошо хоть ума им явно не хватало, а не то нам бы давно пришел конец. Они бесхитростно лупили в одно и то же место одним и тем же заклинанием. Мои спутники, так же как и я, быстро разобрались в нехитрой тактике противника.

Но какой бы простоватой она ни была, противнику, имеющему неограниченные запасы энергии, долго не посопротивляешься. Поэтому по команде Виверна мы начали продвигаться вперед, к заветной решетке, которая теперь была прекрасно видна. Правда, за ней чернела темнота, и никаких признаков присутствия Пендрагона не ощущалось.

Все шло удачно, и я уже поверил в успех нашего предприятия, но не тут-то было. Когда мы уже почти добрались до решетки, на поле боя появился новый противник. На этот раз я невольно вздрогнул. Это был человек. Несомненно, человек. Но выглядел он так, словно пролежал в могиле пару сотен лет. Часть его лица уже тронул тлен.

— Наверное, кто-то из прихвостней Ранхвальда, — проворчал Виверн.

С появлением нового врага атаки на нас прекратились. Изрядно поредевший строй тварей расступился, освобождая дорогу странному человеку.

— Вот теперь у нас проблемы, — проворчал Штранцль.

— Точно, — согласился Виверн, — этот из тяжеловесов. Сразу чувствуется. Сейчас начнется.

— Посмотрим, — заметила Бренда.

— Вот-вот, посмотрим, — добавил Ллойд, а стоявший рядом Седрик утвердительно кивнул.

Я покачал головой и еще раз посмотрел на приближавшегося к нам нового противника. Твари вообще исчезли. Не знаю, почему так переживал Виверн, лично я не ощущал ничего страшного в этом человеке. Или правильнее сказать не-человеке. Наш противник остановился в нескольких десятках шагов от нас.

Он заговорил, и голос его показался мне совершенно нормальным голосом обычного человека.

— Итак, у Ранхвальда к вам предложение, — произнес тот. — Выбора у вас нет. Сейчас вы все сдаетесь и присоединяетесь к вашему товарищу в местных клетках. Таким образом сохраняете себе жизнь. Если вы не подчиняетесь, мы будем вынуждены вас уничтожить.

— Красиво излагает, — не удержался я от комментария.

— Мы говорим «нет»! — заявил Виверн, не обратив на меня внимания.

— Что ж, жаль, — пожал плечами тот, — тогда я вынужден буду атаковать вас.

— И что ты сделаешь? — презрительно осведомился Штранцль. — Один против нас всех?

— Увидишь, — улыбнулся наш одинокий противник. — Я даже не стану привлекать местных охранников, с которыми вы уже имели счастье познакомиться.

Виверн посмотрел на Штранцля, взгляд его красноречиво говорил о том, что он думает о маге. Но Штранцль только пожал плечами. А в следующий миг наш противник перешел в атаку. С его поднятых рук ударили голубые молнии. Мне стало страшно. Сила в общем-то простеньких и довольно слабых заклинаний была настолько мощной, что наша защита затрещала под ее напором. Я посмотрел на магистров. Вид у них был озадаченный. Впрочем, как и у всех остальных. Однако всерьез, как я понял, все равно никто нашего одинокого противника не воспринимал. А оказалось — зря.

Ответный удар по нему не достиг цели. Противник виртуозно отбил все атаки, окружив себя сразу тремя переливающимися всеми цветами радуги сферами. Такой защиты я еще не встречал. Она одновременно отбила энергетические заклинания трех разных видов. А его атаку я запомню надолго. Такого я не видел никогда и надеюсь, что больше не увижу.

На нас обрушились «огненные шары» вместе с молниями. Тоже простая энергетика, но на этот раз она была столь мощной, что фактически смела всю нашу защиту. И если бы не Виверн, который соединил свою защиту с моей, думаю, ваш покорный слуга уже был бы мертв. Устояли также Ллойд с Седриком. Остальные успели спрятаться за них. Теперь уже Штранцль не был столь оптимистичным. На лицах моих спутников появилось озабоченное выражение.

— Да кто это такой?! — возмутилась Бренда. — Таких магов не бывает. Где Ранхвальд его откопал?

— Теперь представьте, каков сам Ранхвальд в деле, — пробормотал Штранцль.

— Ну-ка, отставить панику, — вмешался Самсон. — Я не маг, но знаю, что главное — это настрой. Врежьте этому зомби недоделанному как следует.

И мы врезали. Каждый старался, как мог. Разноцветные сферы противника разметало энергетическими вихрями. А из рук Виверна вырвался багровый луч неизвестного мне заклинания. Лицо нашего врага перекосилось от боли, в глаза мне бросилось огромное черное пятно на его левом боку. Но он не потерял самообладания. Прокричал заклинание, и я увидел в воздухе двух крылатых тварей, чем-то напомнивших мне чудовищно больших летучих мышей.

Спикировав на нас, они, как нож сквозь масло, прошли сквозь магические преграды. Мне оставалось лишь выхватить меч, но тут уж вмешался Самсон, которого явно расстраивало, что он остался не у дел. Его меч засверкал в воздухе, и я залюбовался филигранной работой профессионала. Не успел я кашлянуть, как одна из тварей уже валялась на каменном полу. Вторая с удивленным клекотом отлетела в сторону.

Но ее упорством оставалось только восхититься. Она сразу бросилась в атаку и погибла под мечом Самсона. Эта маленькая схватка, победа в которой осталась на нашей стороне, к сожалению, не принесла большой победы в бою. Главный наш противник, к моему огромному удивлению, сумел за считанные минуты регенерировать свою рану и сейчас стоял, все так же ехидно глядя на нас. Я невольно почувствовал, как меня охватывает страх.

— Да что ж такое?! — раздался голос Бренды. — Сейчас я ему покажу.

Не договорив, она пустила ослепительно белую зигзагообразную молнию. О, я прекрасно знал это заклинание. Фирменное заклинание Бренды. И присоединился к нему вместе с остальными. Наш противник оказался просто погребен под разноцветным пламенем, бушующим разрушительной магией. Выжить в таком месиве было практически нереально, но он выжил. И даже не слишком обгорел. Я начал понимать, что с этой тварью справиться будет очень сложно.

А в следующую минуту в наш бой вмешались новые участники. За спиной врага появилось с десяток магов в одинаковых черных плащах, и я почувствовал, как защитные поля, окружавшие меня и моих спутников, медленно сминаются невероятной силы магическим напором. Повернувшись к спутникам, я увидел, что они борются из последних сил. Я вновь повернулся лицом к врагу и начал шептать стихийные заклинания, самые сильные, что были известны мне. В зале закружились вихри. Некоторые из них достигли цели, но превосходство врага сохранялось. Внезапно в нашу сторону понеслась белая сверкающая пелена, напоминавшая сеть. На моих глазах в Ллойда с шипением ударила багровая молния и пробила его защиту. Магистра охватил огонь. Помочь я был не в силах, так как еле сдерживал напирающую на меня атакующую мощь вражеского командира, который, похоже, выбрал меня приоритетной целью для своей магии. Мне оставалось с горечью смотреть, как за Ллойдом вспыхнул Седрик, а затем и Штранцль. Бренда издала нечеловеческий крик, но помочь ему не могла.

Я понял, что мы проиграли. Сеть, которая неумолимо приближалась, было уже не остановить. Выхода не было. Оставалось сражаться до последнего. Я посмотрел на своих товарищей по оружию. Несмотря на наши потери, они, похоже, и мысли не допускали о поражении. Даже Самсон, спрятавшись за Виверном, умудрялся стрелять из маленького арбалета, хотя стрелы все равно не достигали цели. Что ж. Еще повоюем. Хотя, если я ускользну, остается шанс… И я решился. Заклинание, произнесенное мной, называлось «стихийный портал», но даже стихийщики, к чьей магии оно относилось, пользовались им с неохотой, так как оно было совершенно непредсказуемо. И существовала вероятность смерти вызывающего. Но оно стопроцентно выносило заклинателя из любого места. Вдобавок его не надо было готовить.

Я почувствовал, как могучая сила парализует меня, а следом провалился в темноту.

Когда я очнулся, то лежал на кровати, а надо мной склонилось лицо бородатого мужчины лет пятидесяти. Некоторое время я тупо смотрел на него, вспоминая, кто я и откуда. Мужчина улыбнулся.

— Тебе повезло, маг, — проговорил он, — ты свалился мне на голову в буквальном смысле. Твое счастье, что я вовремя загрузил тебя в телегу, стражники из дворца слегка задержались.

— Куда меня выбросило? — прохрипел я.

— На дворцовую площадь, — усмехнулся мужик, — но сейчас ты у меня дома. В безопасности. Тебе повезло, что я разбираюсь в магии. Иначе я принял бы тебя за орка.

— Так ты можешь видеть сквозь личины? — удивился я.

— Потом расскажу. Когда-то работа требовала от меня таких способностей. Отдыхай. — С этими словами он вышел, оставив меня одного.

Глава 22 Сэмми

Итак, что же мне делать? Этот вопрос я задавал себе, глядя в маленькое подобие окна, вырубленное в глиняной стене и занавешенное грязной тряпкой. Я чувствовал, что полностью пришел в себя. Днем мы общались с моим спасителем эпизодически, но я все-таки выяснил, кто меня спас. Оказалось, он просто проходил мимо и не побоялся подобрать человека, буквально рухнувшего ему на голову.

Мой спаситель оказался человеком небогатым, но отказался взять деньги, которые я ему предлагал. Сэмми был на редкость принципиальным человеком, учитывая, что он рисковал жизнью, приведя меня к себе. Думаю, сейчас псы Ранхвальда весь город перероют, разыскивая меня. Что, интересно, заставило пожилого человека рисковать своей жизнью?

Ответ на этот вопрос я узнал только вечером, когда он вернулся домой. Но все же я сумел отблагодарить его, выбравшись в продуктовую лавку, расположенную напротив. Слава богам, личина держалась хорошо, и, если верить Пендрагону, ее должно было хватить еще дня на четыре. Если что, на пару дней я ее смогу продлить сам. Все-таки продлить гораздо легче, чем создать новую. Я купил нехитрой еды и кувшин вина. Так что Сэмми ждал праздничный ужин. Как он ни возмущался, но я понял, что он был тронут.

— Тяжело нам, людям, тут, — сказал он. — Хотя орки в массе своей нормальные существа, но встречаются такие экземпляры… А моя семья уже десять поколений живет здесь. Еще в те времена, когда орки были просто сбродом, рыскающим по степи, именно люди основали форт Дорригард.

— Интересно, мне неизвестны такие подробности.

— Молодой человек, — улыбнулся Сэмми, разливая из кувшина вино, — мой прапрапра… уж не знаю, сколько там приставок должно быть, был среди первых поселенцев, затем входил в Совет форта. И участвовал в передаче форта оркам.

— Но почему? — вырвалось у меня. — Почему они сами отдали форт?

— А что им оставалось делать? — пожал плечами мой собеседник. — Несколько десятков фортов, разбросанных по пустыне, — вот и все, что было у людей. А вокруг шлялось столько сброда, что рано или поздно их бы уничтожили или захватили. Оставалось заключить союз с орками, которые оказались умнее и дальновиднее людей. И вот Дорригард и его Совет, в который входил мой дальний предок, первым из всех городов заключил союз с орками. Орки получали в свое распоряжение великолепную базу, потому что в сезон бурь им в пустыне приходилось туго. А люди в свою очередь получали прекрасных бойцов, которые быстро очистили пустыню от разбойничьих шаек. Таким образом и родился союз орков и людей. Правда, люди играли в нем все меньшую и меньшую роль.

— Ничего себе, — покачал я головой. История образования государства орков, услышанная сейчас мной, в корне отличалась от традиционной версии захвата, которой учили в академиях.

— Вижу, удивил, — удовлетворенно хмыкнул Сэмми. — Это в ваших академиях хорошо научились мозги промывать. Не хотят признаться, что люди с орками могут союз заключить. Для них лучше образ орка как этакого верзилы, который в одной руке держит отрубленную голову, а в другой — окровавленный меч. На самом деле все не так. — Он налил себе вина, отпил приличный глоток и вдруг нахмурился. — Но нельзя не заметить, что все меняется. За последние двадцать лет орки изменились. Нам, людям, стало тяжелее. И дальше, наверное, будет только хуже. Вот ты мне скажи, — он понизил голос до шепота, — ходят слухи, что Ранхвальд собирается всех превратить в зомби. И особенно людей. Я так думаю — это глупые сплетни. — Он неуверенно, но с надеждой посмотрел на меня, видимо, ожидая, что я соглашусь с ним.

Но я разочаровал своего собеседника.

— Это не чушь, — покачал я головой. — Так будет, не сразу, но года через два-три точно. Если, конечно, Ранхвальда не остановят.

— Эх, значит, надо уезжать из города, — махнул рукой Сэмми. — Остановят? Кто остановит? Ваш Пендрагон? Так где он сейчас?

— А интересно, откуда ты так хорошо осведомлен о происходящем во дворце? Ты же на пенсии? — спросил я, не в силах избавиться от подозрений. — Да и как ты там оказался, интересно? И что это за работа, при которой надо уметь распознавать личины?

— Эх, молодежь, — улыбнулся старик. — Подозрительность у вас в крови. Я за пенсией приходил. Мне обещал один мой хороший знакомый, что работает у нового военного министра, похлопотать о ней. Все-таки я почти двадцать пять лет служил в дворцовой страже. Лейтенантом стал! Единственный лейтенант-человек за последние сто лет. Так что меня уважают. В общем, хлопотать пошел. А теперь, видно, забыть можно о пенсии.

— Да никто нас не видел, — успокоил я его.

— Ты-то откуда знаешь? — возразил Сэмми. — Ты в беспамятстве был. Еле тебя довез. Нам повезло. Вся охрана, как видно, убежала твоих друзей вязать. Хорошо еще моя повозка стояла на площади. Я же, как ветеран, пользуюсь привилегиями. И это одна из них. А нынешняя стража не то что раньше. Драгон I разве король? Король — Ранхвальд Полумертвый. Несмотря на то что все его боятся, он своих солдат-орков распустил. Дисциплины никакой. В общем, вот так я тебя и вывез. Конечно, никто не видел. Но я думаю, что такому, как Ранхвальд, нетрудно найти человека, прячущегося в столице орков. Так что нам надо убираться отсюда. Я тебе помогу выбраться. А ты мне поможешь добраться до Торда. Ты же маг!

— Нет, Сэмми, — покачал я головой, — вынужден тебя разочаровать. Без своих спутников мне дороги назад нет. Я во дворец пойду.

— Ты мне, кстати, не рассказал, что ты вообще здесь делал. Что за спутники?

Я как можно короче поведал своему спасителю мою историю.

— И ты хочешь идти во дворец? — покачал головой Сэмми.

— Да.

— Куда ты пойдешь? — воскликнул Сэмми, глядя на меня как на сумасшедшего. — Твои друзья в подземелье. Из твоего рассказа ясно, что Лирна всех заманила в ловушку и отдала в лапы Ранхвальда.

— Ну не все так однозначно, — покачал я головой, хотя понимал, что мои слова скорее всего будут свидетельством того, что мне не хотелось думать о Лирне как о предательнице. — Она просто исчезла.

— Не надо оправдывать ее, Свент, — хмыкнул Сэмми, пристально глядя на меня. — Она тебе нравится. И это самое страшное. Влюбленный мужчина ничего не замечает вокруг.

— Послушай, Сэмми, — прервал я его, чувствуя раздражение, — мне не двадцать лет, чтобы высунув язык гоняться за юбками. Если бы прелести Лирны меня занимали, я не сидел бы сейчас перед тобой, да и вообще, наверное, меня уже не было бы в живых. Так что на нынешний момент меня она интересует в практическом плане. Надо спасти моих друзей. И сможет ли она это сделать или нет.

— Ладно-ладно, все ясно, — кивнул Сэмми. — Только как ты все это выяснишь? Надеяться на нее — безумие. Не понимаю я, как ты хочешь спасти друзей.

Меня вдруг осенило.

— Есть другой план, — сообщил я. Ранхвальд искал меня. Значит, я ему нужен.

Вряд ли он собирался со мной расправиться.

— Так что за план? — с интересом смотрел на меня Сэмми.

— Ну… — замялся я.

— Можешь, конечно, не рассказывать мне, — пожал тот плечами, — только я сейчас раздумываю, помогать тебе или нет. Много ты один сделаешь? От тебя зависит, уговоришь ты меня помочь или не уговоришь. Так что скрытничать тебе не с руки.

— А ты решил помочь? — удивился я. — Ты ж собирался уезжать!

— Уезжать надо, — кивнул Сэмми, — только одному мне сделать это тяжело. К тому же есть возможность избавиться от Ранхвальда. Так что выкладывай свой план. Если, конечно, мне доверяешь.

— А кому мне еще доверять, как не тебе? — невесело усмехнулся я. — План мой прост. Ранхвальду нужен я. Посчитал он меня своим союзником, что ли, или талисманом — не знаю точно, но в покое меня он оставлять не хочет. Так что есть шанс обмануть его. Прийти к нему. Он, по-моему, считает меня беспринципным типом. Может, отчасти он и прав, мы не станем его разубеждать.

— То есть ты хочешь обмануть Ранхвальда? — Сэмми уставился на меня так, словно только что впервые увидел. — А ты самонадеянный молодой человек.

— Что делать, — хмыкнул я, — жизнь такая. Признаюсь, на самом деле я не был уверен в успехе дела. Некоторое время мы молча пили. Я решил не нарушать молчание, но Сэмми сам его нарушил, когда поставил пустую кружку на стол и тяжело вздохнул.

— Ладно, — произнес он голосом человека, решившегося на самоубийство. — Помогу я тебе.

— Как?

— Есть у меня один знакомый. Когда-то был смотрителем подземелья. Знает его от начала до конца. Только вот одна беда. Странный он человек. От дел ушел. Все про него забыли. Живет в бедности, даже пенсию не просит. Хотя с его знанием подземелья мог занять неплохую должность. Он может помочь вытащить твоих друзей, но договориться с ним ты должен сам. Не получится, тогда иди к Ранхвальду и пытайся его обмануть. Как тебе такое предложение?

— Хорошо, — кивнул я, — согласен.

— Вот и отлично, — хлопнул рукой по столу Сэмми. — А теперь наливай. Завтра и отправимся.


— Как вы его упустили? — Ранхвальд не скрывал своей ярости.

Торн и Лирна стояли, виновато потупившись.

— Мы не предполагали, что Свент окажется таким сильным.

— А кто должен был предполагать? — Ранхвальд еле сдерживался. — Предупреждал же я, что этот маг непростой! Он мне нужен, а не всякие Пендрагоны и Виверны. Кстати, как они?

— В клетках, — ответил Торн.

— Отдыхают, — добавила Лирна. — На них блокирующие магию оковы.

— Ладно, — махнул рукой Ранхвальд, успокаиваясь. — Вы определили его местонахождение?

— Все наши лучшие маги работают над этим, — сказал маг.

— Это вопрос времени, — добавила Лирна.

— Что ж, — проворчал Ранхвальд, — надеюсь, что в этот раз он окажется у нас. Два месяца. Дайте мне всего лишь два месяца, и я подниму всех орков из Катакомб, у меня будет огромная, опытная и бесстрашная армия. Никто, помните, никто не должен знать о том, что мы захватили магов. Чем позднее об этом узнают наши враги, тем лучше. Надеюсь, Свент не убежит из Дорригарда.

— Даже если ему удастся обойти все кордоны, — пожал плечами Торн, — думаю, в любом случае он не бросит своих друзей.

— Как я люблю их за это, — ухмыльнулся Ранхвальд. — Люди такие предсказуемые. В общем, у вас есть шанс исправить свои ошибки. Торн, мы с Лирной едем в Катакомбы. Думаю что какое-то время Свент будет готовиться. Но если вдруг он появится до нашего возвращения, надеюсь, ты найдешь, чем его встретить!

— Не сомневайтесь, повелитель!

— Что ж, хорошо. Лирна, иди.

Девушка нахмурилась, но покорно поклонилась и покинула комнату.

— Не нравится ей, — заметил Торн и испуганно посмотрел на Ранхвальда — не слишком ли он себя вольно повел.

Но тот и глазом не моргнул.

— Она должна знать свое место, Торн, — пояснил он. — Никто не сможет мне заменить Бэлу. Так что даже если я обращаюсь с ней как влюбленный, знай, любовь ушла вместе с той моей мертвой подругой, которую ты знал.

— Конечно, повелитель, вы, как всегда, правы.

— Давай без раболепства. Когда мы с тобой наедине, я этого, сам знаешь, не жалую. Докладывай последние новости.

— Пока все тихо, повелитель.

— Что там с этими повстанцами, борцами за свободу своих могил?

— Ищем. Вся верхушка сопротивления уже вырезана. Остались жалкие крохи. Через неделю и их не останется.

— А наш план?

— Сейчас разворачиваем полевые лагеря. Будем проводить оплачиваемые военные сборы для всего взрослого населения.

— Хм, хорошая идея. Справишься с обрядом?

— Справлюсь, — кивнул тот, — только все равно ваше присутствие необходимо.

— Знаю, — кивнул Ранхвальд. — Я проконтролирую на первых этапах. А дальше справишься сам. И не забывай о Свенте. Предчувствия меня редко обманывают, Торн, от него многое зависит, его судьба тесно переплетена с моей судьбой. И, кстати, проследи, чтобы наши пленники не загнулись раньше времени. У меня предчувствие, что они нам пригодятся как приманка для него.

— Конечно. Но… — Что?

— Повелитель, может, вам стоит задержаться? Если Свент так важен для вас…

— Времени мало, Торн. Каждая минута на счету. Ты справишься с ним. Если что-то пойдет не так, сразу связывайся со мной. А теперь иди.

Ранхвальд дождался, когда его верный соратник покинет комнату, и только после этого подошел к одной из стен. Короткое заклинание — и перед ним открылся замаскированный портал. Войдя в него, он очутился в небольшой комнатке с голыми стенами. Единственным предметом мебели в ней был небольшой деревянный алтарь, на котором лежала огромная книга в изъеденном временем кожаном переплете. После последних событий Ранхвальд постарался спрятать книгу как можно надежнее. Он осторожно открыл книгу, ласково погладил страницы и, полистав, нашел нужную. Положив на нее руку, некромант стал медленно читать заклинания.


Месмер, так звали знакомого Сэмми, оказался весьма любезным человеком. Я не понял, почему тот назвал своего приятеля странным. Вполне нормальный человек. И выглядел молодцевато. На мой взгляд, рано он ушел на пенсию. А внешне… этакий бородатый крепыш, смахивающий на гнома, но только фигурой.

Жил Месмер через пару домов от Сэмми. Едва мы зашли, хозяин быстро усадил меня за стол и выставил на стол бутыль какой-то мутной жидкости. Не успел я оглянуться, как Сэмми исчез и мы остались с Месмером вдвоем.

— Не переживай, — ухмыльнулся хозяин дома, от которого не укрылось мое удивление исчезновением спутника, — нам надо поговорить с тобой один на один. Лишние уши нам ни к чему.

Сказав это, он ловко выставил на стол два объемистых кубка и наполнил их жидкостью из бутылки. Я почувствовал смутное беспокойство и быстро определил его причину. Жидкость в моем кубке явно обладала магией. Причем магией неизвестной.

— Что ты мне налил? — хмуро поинтересовался я у севшего напротив меня Месмера.

— Хм, — загадочно улыбнулся тот, — одна специальная настоечка. Изобретена местными алхимиками лет сто назад.

— И с чего это ты решил, что я буду ее пить? Или ты не знаешь, как подобные настойки влияют на магов? — спросил я наивного пенсионера.

— Если хочешь, чтобы я тебе помог, выпьешь, — вдруг посуровел Месмер, — ничего тебе с нее не будет, проверено. Считай это моим капризом.

— Ясно, — проворчал я. — Выбора, похоже, у меня нет?

— Ты догадливый…

— Эх, была не была. — Я взял кубок и залпом выпил.

На вкус содержимое кубка оказалось приятным. Месмер внимательно наблюдал за мной.

— Как самочувствие? — наконец нарушил он молчание.

— Отлично, — ответил я. — Что еще я должен сделать? Голову дракона принести? Или рог единорога? Чтобы, так сказать, доверие заслужить? — спросил я, не сдержав сарказма.

— Нет, таких жертв не требуется, — с улыбкой сказал Месмер. — Что тебе нужно?

— Сэмми разве не рассказывал?

— Я хочу услышать от тебя самого.

— Хорошо. Я хочу спасти своих друзей, которые находятся в подземелье дворца. Так как Ранхвальд неровно ко мне дышит, есть вариант выйти напрямую на него. Но Сэмми посоветовал обратиться к тебе.

— Ясно, и ты хочешь лишь спасти друзей?

— Нет, хочу подземелье ограбить и решетки железные упереть оттуда. — Я чувствовал, как во мне поднимается раздражение. — Конечно, друзей спасти… ну и с Ранхвальдом потом разобраться.

— Отлично, — широко улыбнулся Месмер, — ты прошел испытание.

— Так это было испытание? — проговорил я, наблюдая за тем, как он убирает со стола бутыль и бокалы.

— Да. Если бы твои помыслы оказались грязными и ты что-то скрывал, я бы об этом узнал.

— Грязные помыслы, — расхохотался я. — Ну-ну. Ладно. Теперь ты успокоился, и мы можем нормально поговорить?

— Конечно, можем. Вообще-то я уже размышлял над твоей проблемой.

— Надо же! — Я еле удержался от того, чтобы демонстративно не всплеснуть руками. — Я польщен.

— Рад, что повеселил тебя, — вновь улыбнулся Месмер, — но давай подойдем все-таки к этому вопросу серьезно. Тебе надо проникнуть в подземелье и выручить друзей, так?

— Да, — ответил я, следуя совету собеседника и принимая серьезный вид.

— Что ж, мне ясны твои цели. Ты ненавидишь Ранхвальда и хочешь его уничтожить. Похвальное стремление. Думаю, я помогу тебе.

— И это все? — Я почувствовал разочарование, сменившееся каким-то странным подозрением. — Просто так? За идею?

— Почему нет? — Месмер презрительно посмотрел на меня, и мне стало стыдно.

— Ладно! — Я поднял вверх руки, показывая, что сдаюсь. — Извини. Слушаю дальше.

— Вот и хорошо. Значит, я постараюсь достать ключи от северного входа в подземелье. Он считается закрытым, но на самом деле там можно пройти.

— Но… — начал было я, однако Месмер меня прервал.

— Знаю я о вашем бое, — сказал он, — Сэмми мне рассказал. Вы допустили несколько ошибок. Главная из них — зря вы вообще приняли бой. Можно было избежать этого простейшими заклинаниями невидимости. Оправдывает вас то, что вряд ли вы могли об этом знать. Но и это не главное. Вас ждали. Ты рассказывал Сэмми о девушке. Лирна, по-моему?

— Да.

— Думаю, это она вас предала, больше некому.

— Да я и сам уже об этом думал, — сказал я. — Только зачем ей это было нужно? Что она в этом полутрупе нашла?

— Ха, я слышал, у Ранхвальда все, что нужно мужчине, функционирует, — рассмеялся Месмер, — а еще у него власть и деньги. Это всегда привлекало женщин. Хотя, конечно, бывают и исключения. — Месмер вздохнул. — Кстати, я уже навел кое-какие справки о твоих друзьях.

— И что? — подался я вперед.

— Все нормально пока. Судя по всему, ждут тебя. Что ты их спасать явишься. Только мы немного удивим их охранников. Я знаю, где расставлены главные засады. Мы их обойдем.

— Но почему ты это делаешь? — вырвалось у меня. — Ведь если узнают…

— Честно сказать? — нахмурился Месмер. — Если узнают, меня уничтожат. Но то, что творит Ранхвальд, приведет этот мир к гибели. Поэтому, если я смогу спасти его, пусть даже ценой своей жизни, я буду только счастлив.

Я посмотрел на собеседника. М-да, похоже, он говорил искренне. Давненько я не встречал подобных людей. Очень хорошо, что такие еще остались на этом свете.

— Что ж, когда и где мы завтра встречаемся?

— Подходи сюда же вечером, когда стемнеет. Телепортом воспользуемся. А сейчас иди готовься. Я надеюсь, что боев у нас не предвидится, но все может быть.

На этом мы с ним расстались. Выслушав на прощание совет ничего не рассказывать Сэмми, да и вообще с ним пока не встречаться, я направился в ближайшую гостиницу, где снял номер и завалился спать. Но все-таки перед этим заглянул к своему спасителю. Тот, по-моему, прекрасно все понял и пожелал мне удачи.

Глава 23 Второй штурм подземелья

Проспал я часов шестнадцать и проснулся оттого, что в дверь номера барабанили. Поинтересовавшись, какому наглецу понадобилось будить мирного отдыхающего путника, я услышал в ответ, что номер уже сдан и я должен выметаться на улицу. После небольшого торга хозяин, а это был он, сменил гнев на милость и согласился подождать до вечера. Чем я и воспользовался.

Заказал себе обильный завтрак, а после него принялся перебирать заклинания. Я обычно не вожу с собой книг, как делают многие маги, но парочка у меня имелась. Дело в том, что стихийщикам проще, так как их заклинания большей частью основаны не на зазубривании длинных текстов заклятий, а на импровизации с имеющимися в нашем распоряжении силами. Но все равно самые мощные заклинания требуют заучивания.

Вот этим я и занялся, решив повторить кое-какие заклятия, которые уже изрядно подзабыл. Дело спорилось, и я, когда, расплатившись с хозяином, добрался до дома Месмера, был в полной боевой готовности. Стучал я в его дверь довольно долго, наконец она открылась, и передо мной предстал Месмер. Он уже экипировался. Правда, вся его экипировка состояла из холщовых штанов и рубахи, массивного деревянного посоха и сумки через плечо. Ни дать ни взять крестьянин, привезший продукты на продажу в город.

— Ну как, Свент, готов? — спросил он.

— Готов, — ответил я. — Ты тоже, я вижу, вооружился.

— Ага, — кивнул тот. — Может, маг я и не очень сильный, но посох мне бывший главный придворный маг подарил, да будет земля ему пухом. Давай, друг мой, заходи в дом!

Я последовал его приглашению. Вошел в комнату и остановился. Там, где вчера находился стол, горел багровым светом овальный портал. Я с уважением посмотрел на Месмера. Каким бы слабым магом он ни был, по его утверждению, создать портал — дело непростое. По-моему, мой спутник просто скромничал. Мое замешательство не укрылось от Месмера.

— В чем дело? — спросил он. — Ты боишься?

— Да нет, — поспешил я успокоить его, — просто привык путешествовать на своих двоих.

— Ну это ясно, — усмехнулся Месмер, — однако придется воспользоваться порталом. Очень удобная штука. Пришлось с ним повозиться, но, на мой взгляд, это стоило того.

— А на мой взгляд, нет, — проворчал я и направился к порталу.

Остановившись перед ним, я глубоко вздохнул и сделал шаг. Миг забытья — и я очутился в каком-то коридоре. Вокруг меня стояла полная темнота, а в нос ударил запах сырости. Где-то рядом журчала вода. В следующее мгновение послышался шепот Месмера:

— Свет пока не зажигаем. Иди осторожно вперед.

Мы медленно двинулись, но вскоре остановились. Мои глаза уже привыкли к темноте, и я увидел выросшую перед нами массивную каменную дверь с одиноким бронзовым кольцом в центре.

— И что теперь? — повернулся я к своему спутнику. — Доставай свой ключ.

Месмер что-то проворчал и, подняв посох, легонько тюкнул им в центр двери. В следующий миг раздался натужный скрип, и дверь отъехала в сторону.

— Хороший ключ, — вырвалось у меня.

— Универсальный, — усмехнулся тот. — Пошли!

И мы отправились в путь. Коридор постепенно становился уже. Месмер смело шагал вперед, не обращая ни на что внимания. Странно, но я едва поспевал за ним. Хорошо старичок ходит. Несколько раз я пытался затеять разговор, на что получал ответ в виде прижатого к губам пальца. Ну не хочет как хочет. Коридор внезапно стал шире, и мы очутились в том самом зале, где недавно приняли бой. В вышине парили небольшие шары, дававшие немного белого света и совершенно не справлявшиеся с темнотой. Если бы не Месмер, который здесь прекрасно ориентировался, я бы точно заплутал.

— Так, — прошептал он. — Невидимость сможешь наложить?

Я хмыкнул и прошептал короткую фразу.

— Отлично, — прокомментировал мой спутник, который тоже превратился в призрачную фигуру, видимую только мне. — Теперь осторожно, иди строго за мной. Не отклоняйся в сторону.

Едва мы сделали несколько шагов, как раздалось хлопанье крыльев. В десяти шагах от меня опустилась огромная крылатая тварь с красными глазами и хищным загнутым клювом. В прошлый раз я таких не видел.

Мы замерли. Тварь внимательно огляделась, задержав взгляд на мне. Я понимал, что меня не видно, но все равно отвел глаза. Наконец птица недовольно заклекотала и, тяжело взмахнув крыльями, взлетела, скрывшись в темноте под высокими сводами зала. Месмер повернулся ко мне и приложил палец к губам. Мы пошли дальше и вскоре миновали уже более солидный пост врагов. Видимо, к нашему появлению тут готовились. Троих магов, удивительно похожих на тех, с кем я сражался в прошлый раз, возглавлял странный человек.

Худой и высокий, одетый в легкую кольчугу, он смотрел прямо на меня. Глаза, показавшиеся мне стеклянными, словно застыли на белом неживом лице. Я поспешил отвести свой взгляд. Скорее всего он и не был человеком. Наверное, из армии зомби Ранхвальда. Причем явно не простой солдат. Я чувствовал магическую ауру. Сила, которой он обладал, была незнакомой, но могучей. К счастью, наши враги не могли и представить, что мы проберемся в подземелье подобным образом.

Тут меня осенило, и я с трудом удержался, чтобы не выругаться. Как же я не спросил Месмера, что дальше? Допустим, доберемся мы до клеток, освободим моих друзей, а путь назад? Сейчас спросить моего провожатого об этом я не мог. Оставалось надеяться, что он продумал пути отхода.

Миновав еще три поста, мы оказались перед уже знакомой мне решеткой. Месмер повернулся и еще раз приложил палец к губам. Затем что-то прошептал, и на моих глазах решетка просто растаяла. Я покачал головой. Ничего себе силища у этого парня. За решеткой оказался длинный коридор, вдоль которого тянулись бесчисленные клетки. В темноте разглядеть в них что-то не представлялось возможным, но я чувствовал присутствие живых существ. Месмер уверенно шел вперед. Миновав несколько клеток, он остановился.

— Тут, — прошептал он, повернувшись ко мне. — Я усыпил на всякий случай всех обитателей тюрьмы. Лишний шум нам ни к чему.

— Да ты скромный, как я погляжу. — Свой сарказм я даже не старался скрыть. — Чтоб с такой легкостью использовать заклинания, надо быть не просто магом. И если ты столь могущественный, что можешь одним коротким заклинанием погрузить всех тут в сон, то, думаю, тебе не составит труда перенести меня и моих друзей прямо к Ранхвальду. Мы его быстро убьем с твоей помощью, и все будет хорошо. Ты же хотел освободить мир от этой твари?

— Ты меня развеселил, — улыбнулся Месмер, — нет, Свент, я не такой могущественный маг, как тебе кажется. Все эти заклинания не боевые, и выучить их в совершенстве — дело времени и терпения. А в открытом бою я не помощник. Сейчас нам надо найти твоих друзей.

— А много здесь обитателей тюрьмы? — осведомился я. — Сэмми говорил, что тут нет никого.

— Он отошел от дел, Свент, и многого не знает. Поверь, узники тут есть.

И мы принялись их искать. Кого только не было в клетках. Я невольно содрогался при виде столь уродливых результатов магических экспериментов, что невозможно было и вообразить. Хорошо, что они были погружены в магический сон. Но вот наконец я увидел знакомую фигурку Бренды, свернувшейся калачиком. Рядом с ней Виверна, Пендрагона и Самсона, которые мирно спали.

— И что дальше? — поинтересовался я у Месмера.

Тот хмыкнул и прошептал что-то себе под нос. Дверь клетки открылась. Первой очнулась Бренда и, увидев меня, попыталась что-то крикнуть, однако из ее рта не вырвалось ни звука. Я мысленно похвалил предусмотрительность моего спутника. Бренда сразу поняла причину немоты, и вскоре нас уже окружили пленники.

Тем временем Месмер занялся браслетами на их руках. Насколько я понял, они блокировали магию. Вскоре благодаря посоху Месмера браслеты лежали на земле.

— Сейчас я сниму заклинание немоты, — предупредил Месмер, — только разговаривайте шепотом. Пока мы в относительной безопасности, но стражи не дремлют. Всем ясно?

Дождавшись утвердительных кивков, он щелкнул пальцами.

— Наконец-то, — первой прошептала Бренда и покосилась на Пендрагона, который принял надменный и невозмутимый вид.

Самсон же просто стиснул меня в объятиях. Затем я обнялся с Виверном, который шепнул, что и не сомневался в том, что я вернусь, и наконец по-дружески обнял Бренду.

— Спасибо, — произнес коротко Пендрагон. В ответ я просто кивнул.

— Итак, что дальше? — поинтересовался Виверн, когда я вкратце обрисовал, как мы добрались до цели. — Наш отряд уменьшился, — с горечью заметил он.

От меня не укрылось, что Бренда при этих словах нахмурилась, но держалась она молодцом. Слава богам. Сам я философски относился к смерти, слишком часто встречал ее на своем пути. Мертвое мертвым, живое живым. Хотя Ранхвальд опровергал это правило.

— А дальше мы поступим так, — произнес Месмер. — Я сейчас телепортирую вас наверх, во дворец. Это единственное, что могу пока для вас сделать. На нынешний момент во дворце нет Ранхвальда, он отбыл для пополнения своей армии. Во дворце его ближайший соратник Торн. Так что есть шанс найти книгу, благодаря которой все это началось.

— Значит, она существует, — вырвалось у Виверна.

Пендрагон сокрушенно покачал головой, остальные уставились на Месмера.

— Существует, — кивнул тот, — она во дворце. Ты сможешь ее отыскать, Свент, так как ты единственный, кто каким-то образом связан с Ранхвальдом на ментальном уровне. Сейчас у вас эта возможность есть. Подземелье я заблокирую, а Торн не столь силен, как Ранхвальд, вы должны с ним справиться. Так что я сделал все, что мог.

— А сам ты как? — поинтересовался я, подозрительно глядя на него.

— Обо мне не беспокойтесь, — усмехнулся Месмер, — мой путь закончен.

— Что? — Пендрагон вдруг как-то странно посмотрел на моего спутника.

Тут я увидел, что и Виверн как-то чересчур внимательно рассматривает Месмера. Я последовал его примеру, но ничего не заметил.

— Ты… — начал было Пендрагон, но Месмер поднял руку, прерывая его на полуслове.

— Да, ты правильно догадался, старый маг, который думал, что победил Ранхвальда. Я поражен твоими способностями. Да, я архан, ты не ошибся, волшебник.

Тут уж я и все остальные изумленно уставились на своего спутника. Арханы. Создания высшей магии, способные принимать любой облик и обладающие могущественной силой. Вызывать подобные существа, если верить преданиям, умели маги древности. Я и предположить не мог, что увижу перед собой оживший миф. Интересно, как Пендрагон вычислил Месмера? Я вот ничего не заметил. Кстати, это объясняет огромную силу, откуда-то взявшуюся у обычного пенсионера — смотрителя подземелья. Но кто же мог вызвать архана?

— Тело, в которое я вселился, было обречено, — тем временем продолжал Месмер. — Благодаря моему присутствию оно прожило на пару недель дольше, чем должно было.

— Но это же бред. Сказки, — вдруг ляпнул Самсон.

Месмер лишь пожал плечами, проигнорировав вопрос.

— Кто тебя послал? — поинтересовался Пендрагон. — Ведь вы не действуете сами.

— Ты прав, — кивнул Месмер, — но кто послал меня, вы все равно не узнаете. В общем, разговор окончен.

Он взмахнул своим посохом, и перед нами появилось овальное окно портала.

— Идите.

— А как же исчезновение пленников? — вдруг поинтересовался Самсон.

— Да, точно! — присоединился к вопросу Виверн. — Как с этим?

— Я создам иллюзии. У вас есть максимум один день. После этого побег откроется. Через полдня сюда вернется Ранхвальд. Так что полдня на поиски книги и полдня на уничтожение некроманта. Кстати, книгу не пытайтесь уничтожить. Бесполезно. Но полистать ее надо. Некоторые заклинания могут блокировать часть силы Ранхвальда Полумертвого. На этом все. В плане дворца, надеюсь, вы разобрались, когда шли сюда первый раз. Идите!

Голос его звучал с такой повелительной силой, что я, сам того не желая, шагнул к порталу. Спустя несколько мгновений мы уже стояли в длинном коридоре на пушистом ковре. Его освещало множество свечей в витых канделябрах, выстроившихся вдоль стен.

— Никогда не думал, что увижу живого архана, — покачал головой Виверн.

— А я даже не понял, — вырвалось у меня.

— Ничего, главное, нам помогли, — заметил Пендрагон.

— И что теперь? — спросила Бренда.

— Надо искать книгу, — пожал плечами Виверн.

Он взмахнул рукой, и перед нами появилась начерченная белыми горящими нитями карта дворца.

— Это этаж, где находятся покои Ранхвальда. Думаю, книгу он держит где-то в укромном месте. И вход в это место скорее всего именно там. Мы, по-моему, здесь, — на плане загорелась красная точка, — а надо туда!

Я увидел, как через план протянулась красная линия. Получалось, нам надо пройти пол-этажа.

— Путь не близкий, — проворчал я, — и что-то я сомневаюсь, что дворец будет таким пустым все время.

— Кстати, странно, — подхватил Виверн, — такое впечатление, что все его бросили.

— Да много ли этим зомби надо? — усмехнулся Пендрагон. — Их правителя нет, вот и слоняются где-нибудь по углам. Жители так запуганы, что никто не допускает и мысли о сопротивлении.

— Расслабился Ранхвальд. Успокоился, — резюмировала Бренда.

— Не надо его недооценивать, — нахмурился Виверн. — И хватит тут топтаться. Пошли. Пендрагон, невидимость сможешь наложить на нас?

— Смогу, — кивнул тот, — только не думаю, что она поможет. Если тут будут стражи, то, скорее всего, у них должна быть и защита от подобных заклинаний.

— Вот и посмотрим!

Спустя мгновение мы, повинуясь заклинанию Пендрагона, вновь стали невидимыми и пошли по коридору следом за Виверном.

Глава 24 Магия смерти

— Ну? — Ранхвальд нетерпеливо повернулся к Лирне, которая суетилась около трех мертвых тел, лежавших на широком каменном алтаре в священной усыпальнице орков.

Вдоль стен, медленно покачиваясь, плыли шары белого пламени, освещая просторный зал. Таких залов в усыпальнице было множество, но Ранхвальд выбрал именно этот. Самих исконных его обитателей, наивно предполагавших, что со смертью для них наступил вечный сон, уже не было. Все они, оживленные магией Ранхвальда, пополнили его армию.

На этот раз ему повезло. Ранхвальд не ожидал, что ему в руки попадут два магистра и еще один, судя по всему, неплохой маг. Что ж, тем интереснее было превратить их в зомби. Сейчас жертвы находились в состоянии глубокого гипнотического сна. Ранхвальд решил избежать криков и воплей и сделать превращение максимально комфортным. Единственное, что немного смущало его, это внешний вид будущих слуг, изрядно подпорченный во время схватки в подземелье. Но это мелочи.

— Повелитель, — обратилась к нему Лирна, — все готово.

— Отлично, — улыбнулся некромант, — теперь отойди в сторону.

Он подождал, пока девушка спрячется за его спиной, и начал произносить слова заклинания. На этот раз он решил выбрать самый опасный вариант, но и самый действенный. Во время ритуала случались и неудачи. В основном когда внутренняя магическая сила жертвы оказывалась выше, чем планировал Ранхвальд. Тогда происходил выброс энергии. Несколько раз он оказывался на краю гибели, и только заранее приготовленные защитные меры спасали его от серьезных проблем.

Ритуал длился недолго. Закончив, Ранхвальд быстро проверил защитные поля и внимательно огляделся.

Вроде все спокойно. Несмотря на палящую жару на поверхности, здесь было прохладно и тихо. Но вот начало действовать заклятие. Раздалось громкое шипение, и в следующий миг лежавшие на алтаре тела охватило багровое пламя, которое быстро сменилось густым черным дымом. Лирна за спиной Ранхвальда закашлялась, а он продолжал наблюдать за происходящим.

Засверкали молнии, бьющие прямо в центр алтаря, где, укрытые клубами дыма, находились тела жертв. В помещении запахло горелым мясом, некромант почувствовал, как Лирна прижалась к нему сзади. Он чувствовал дрожь девушки, но не мог произнести ни слова. Ритуал был еще не закончен. Когда молнии приутихли, Ранхвальд собрался с силами и произнес заключительную фразу. Прогремел раскат грома, и на миг стало темно. Когда тьма рассеялась, она унесла с собой и дым. Перед Ранхвальдом по-прежнему лежали три тела.

— И что? — раздался робкий голос Лирны, вышедшей из-за его спины.

Ранхвальд усмехнулся. Девчонка первый раз присутствовала при ритуале. У него мелькнула было мысль и ее превратить в зомби, но, поразмыслив, он решил не торопиться с этим. Пока она могла пригодиться живая.

— Сейчас увидишь, — тихо ответил он.

Первым зашевелился молодой парень по имени Штранцль. Ранхвальд так и не понял его роль в группе. Он попытался просканировать его мозг, но потерпел неудачу. Скорее всего, парня перед поездкой хорошо обработали. Так хорошо, что даже он не мог пробить ментальную блокаду. Что ж, посмотрим, что расскажет Штранцль-зомби. Тут уже не помогут никакие блокады. Тем временем тот сел и посмотрел на Ранхвальда.

— Иди сюда! — приказал некромант. Штранцль послушно поднялся и подошел к нему, остановившись в нескольких шагах.

— Кто ты? — задал вопрос Ранхвальд.

— Что ты со мной сделал? — был ответ, и некромант увидел в глазах своего собеседника ужас.

— Я провел с тобой ритуал из области некромантии. Теперь ты зомби, — спокойно объяснил он. — Надеюсь, ты понимаешь, что это значит.

— Я? Зомби? — срывающимся голосом переспросил Штранцль.

Ранхвальд утвердительно кивнул. Молодой маг обернулся и посмотрел на лежащих за его спиной.

— И они тоже, — успокоил его Ранхвальд. — Чего ты переживаешь так?

— Как это чего? — уставился на него Штранцль.

— Я не понимаю, что вы так цепляетесь за свою жизнь, — хмыкнул некромант. — Что такое плотские желания? Суета сует и больше ничего. Ну зависите теперь вы от меня, а раньше от другого кого-то зависели. Зато какая мощь и сила появляется. И доступно то, о чем раньше вы могли лишь мечтать. А плоть… она не вечна.

— То-то, я гляжу, ты следуешь этому совету, — проворчал Штранцль, глядя на прижавшуюся к некроманту Лирну.

— Речь не обо мне, — нахмурился Ранхвальд, — я, знаете ли, никого не приглашал себя убивать. Скажи спасибо, что не отдал вас на растерзание тварям в Катакомбах. Так что, можно сказать, тебе повезло. Хотя, — он внимательно посмотрел на Штранцля, — я могу тебя уничтожить. Прямо сейчас. Ну как, хочешь?

— Нет, — пробормотал тот, опустив голову.

— Вот это речи умного человека, — улыбнулся Ранхвальд. — Ты должен знать, что полностью зависишь от меня. Если не будет меня, не станет и тебя. Мы с тобой связаны. Но не переживай. На тебя и на этих двух, — он кивнул на все еще лежавших без движения магистров, — у меня особые планы. Сейчас отойди в сторону и наблюдай. Понятно?

— Понятно.

Ранхвальд подозрительно посмотрел на отошедшего в сторону человека. Он не понимал, как можно так быстро смириться со своим положением. Тем более человеку с таким характером, как у этого Штранцля. В чем, в чем, а в людях он разбирался. Что-то тут не так. Хотя что может быть не так?

Успокоив себя подобным образом, Ранхвальд увидел, что начинают пробуждаться оставшиеся двое. Вот с ними надо осторожнее. Ранхвальд первым делом произнес короткое заклинание, временно лишавшее их силы.

Первым заметил некроманта Ллойд. Он толкнул в бок своего товарища и выкрикнул заклинание. Ранхвальд лишь рассмеялся, увидев изумленное лицо мага, который смотрел то на свои руки, то на него. Заклинание не получилось. Его спутник тоже решил применить заклятие. И опять безрезультатно.

— А теперь успокойтесь, — посоветовал им «воскреситель», — и выслушайте меня.

Мы стояли в комнате Ранхвальда. Это был его кабинет, по крайней мере, так утверждал Пендрагон. Хотя, честно говоря, кабинет мне показался странным. Пустые белые стены и белый потолок, с которого спускалась странной формы витая люстра с множеством свечей. В комнате, кроме письменного стола, стула да небольшого, набитого книгами шкафа у стены, ничего не было. Пусто. Никаких следов пребывания живых или неживых существ. Все идеально чисто.

— М-да, аккуратист он, — проворчал я.

— Точно, — поддержал меня Пендрагон, изучая корешки книг в шкафу.

— И что там? — поинтересовался у него Виверн.

— Не знаю, — пожал плечами тот, — книжечки, прямо скажем, не ахти какие. Второй сорт. На любом рынке найти можно. Похоже, все это для отвода глаз. Где-то тут должна быть скрытая дверь или что-то в этом роде.

— Надо искать, — вставила свое слово Бренда, которая внимательно изучала потолок.

— Ты что-нибудь чувствуешь, Свент? — повернулся ко мне Виверн.

Я закрыл глаза и прислушался. И вдруг услышал далекий, еле уловимый зов. Слов я не разобрал, но понял, что он идет откуда-то сверху. О чем и сообщил своим товарищам. Все дружно посмотрели вверх.

— Что-то мне не нравится эта люстра, — пробормотал Виверн.

— Люстра как люстра, — возразил Самсон.

— Нет, не простая это люстра, — заметил Пендрагон, тоже пристально разглядывая свисающее с потолка бронзовое чудо. — А ну-ка, — проговорил он и прошептал короткую фразу.

В следующий миг люстра растаяла, и я увидел колеблющийся овал портала, нависающий над нами.

— Хитро, — заметил Виверн, — молодец, Свент. Но как в него попасть?

— Я сталкивался с такими порталами, — сказал Пендрагон. — Это так называемый вертикальный портал.

— Никогда не слышала о подобном, — заметила Бренда.

— Странно, но и я не слышал, — признался Виверн.

— В общем, чтобы пройти через него, — продолжал Пендрагон, не обращая внимания на наши комментарии, — надо просто встать под ним и слегка подпрыгнуть вверх. Дальше магия сделает все сама. Мы идем?

— Как будто у нас есть выбор, — улыбнулся Виверн. — Идем.

— Стоять! — внезапно прорезал тишину резкий голос.

Я подпрыгнул от неожиданности и развернулся к двери. Там стоял высокий человек с бесцветными глазами и желтым лицом зомби, а рядом с ним четверо стражников в черных балахонах с длинными посохами наперевес. Лицо человека было знакомым. Да это же наш противник по первому бою в подземелье!

— Ты кто? — нагло спросил Пендрагон.

— Я? — задумчиво покачал головой желтолицый. — Я Торн, ближайший соратник великого Ранхвальда. А вот ты, судя по всему, Пендрагон. Это Свент, — он показал на меня, — а это Виверн!

— Угадал, возьми с полки пирожок, — ляпнул я, чем привел соратника великого Ранхвальда в легкое смятение.

— Какой пирожок? — совершенно по-детски спросил тот.

— Вот такой. — Я недолго думая швырнул в него огненный шар, постаравшись вложить в него как можно больше энергии, а вдогонку отправил излюбленный смерч.

Мое нападение стало командой для моих спутников, на врагов посыпались молнии и «огненные шары». Комнату заволокло дымом. Кто-то положил руку мне на плечо.

— Мы под порталом, — прошептал мне в ухо Пендрагон, — прыгай.

Я послушно подпрыгнул и после привычного мгновения неприятных ощущений оказался в небольшой комнате без окон. Горевшие на стенах факелы хорошо освещали ее. Каменные стены, каменный пол и грубо сколоченный деревянный постамент в центре. На нем лежала огромная книга в черном переплете.

— Вот она, — услышал я шепот Бренды.

Следом за ней появились Пендрагон, Самсон и Виверн. Первый выглядел весьма довольным.

— Хорошо напоследок я их поджарил, — сообщил он. — Теперь, думаю, портал уничтожен.

— То есть? — повернулся я к нему. — А мы как выберемся?

— Подумаешь, — надменно произнес Пендрагон. — Телепортнемся.

— А, ну да. — Я решил не злить мага, рассуждающего о телепортации четырех человек, как об обычном деле.

Мы подошли к постаменту. Первым осторожно коснулся книги Пендрагон. Лицо мага помрачнело. С чего бы это?

— Что? — спросил Виверн, от которого тоже не укрылось поменявшееся настроение нашего спутника.

— Ничего, — пробормотал Пендрагон, гладя переплет. — Какая тут силища…

— Так. — Виверн деликатно отодвинул Пендрагона в сторону. — Сила, конечно, в ней есть. Наша задача — найти заклинания, способные ослабить Ранхвальда. Если ты еще помнишь об этом.

— Я никогда не забываю ничего! — отчеканил Пендрагон.

Мне стало так неспокойно. Что-то в нем изменилось. Маг жадными глазами смотрел на книгу.

— С ним что-то не так, — прошептала стоявшая рядом Бренда.

— Сам вижу, — шепнул я в ответ.

— Дай книгу, — внезапно сказал Пендрагон.

— Что? — спросил я.

— Не понял, ты о чем? — поинтересовался Виверн, глядя на Пендрагона.

— Я о книге. Только я смогу с ней справиться!

— Что-то мне не нравится твой настрой, — спокойно произнес Виверн, закрывая собой постамент.

— Нормально все, — вдруг рассмеялся Пендрагон. — Весело было смотреть, как вы напрягаетесь. Пошутил я.

— Шутки у тебя, — выдохнул Виверн. — Ты не шути так больше.

Не знаю. Может, он и шутил, но я решил внимательно следить за нашим могучим магом. Не внушал он мне доверия.

— Ладно, шутники, — резюмировал Самсон, который тоже смотрел на Пендрагона с подозрением. — Вы должны были в этой книжонке что-то вычитать. Начинайте.

— Ты думаешь, это так просто? — насмешливо поинтересовался у него Пендрагон. — Там текст на древнеэльфийском. Ты его знаешь, Свент?

— У меня по нему в школе хорошие оценки были, — сообщил я.

— Да и я вроде разбираюсь, — заметил Виверн.

— А ты? — повернулся Пендрагон к Бренде.

— А я в школе не любила его, — поморщилась та, — так что я вам не помощник.

— Что ж, тогда у нас есть ночь и полдня, чтобы найти в этой книге нужное заклинание, — заключил Пендрагон. — Приступим?

— Приступим, — кивнул я, и мы втроем уселись прямо на пол, поскольку стульев в комнате не было.

Бренда и Самсон устроились чуть поодаль. Самсон сразу извлек из ножен меч, достал небольшую сумочку с инструментами и принялся шлифовать свое оружие с тщательностью старого опытного солдата, который знает, чем заняться на привале. Бренда же просто начала приводить себя в порядок, чем женщины могут заниматься часами.

Книгу листал наш «великий маг», он же разбирал предложения, а нам оставалось только следить, чтобы он не допускал ошибок. Честно говоря, после первых десяти страниц мне вдруг стало страшно. Особенно когда начался раздел, посвященный непосредственно некромантии, в котором помимо заклинаний находились еще рецепты всевозможных зелий для этой магии.

— М-да, понятно, почему про некромантов говорят, что они чокнутые, — заметил Виверн.

— Точно, — поддержал я его. — Чтобы такое зелье сварганить, надо нервы иметь железные.

— А у них их нет, — пробормотал Пендрагон, — нервов-то.

Мы прочли четверть книги, когда мне стало как-то уж совсем нехорошо. Сила, бурлившая в словах древнего языка эльфов, просилась на свободу. Я покосился на Виверна, тот, похоже, испытывал тоже что-то подобное. Лишь Пендрагон держался совершенно непринужденно. И, самое главное, пока мы не нашли того, что искали. Все бесчисленные заклинания крутились вокруг поднятия мертвецов, вампиризма и тому подобное. И лишь когда, по моим прикидкам, уже настало утро, мы наткнулись на нужный нам раздел. К этому времени Бренда и Самсон уже спали, а мы с Виверном активно боролись со сном.

— Нашел! — вырвалось у Пендрагона.

Я стряхнул с себя дремоту и впился взглядом в строчки, на которые он показывал.

— Заклинания «развеивания», — наконец перевел я причудливую вязь древнеэльфийского.

— Да, именно так, — горделиво объявил Пендрагон.

Я, а со мной и очнувшийся Виверн, жадно начали вчитываться в строки. Но с каждой минутой наше разочарование росло.

— И что? — проворчал Виверн, который раньше меня закончил чтение. — Ты думаешь, такое развеивание способно повредить Ранхвальду? Это просто смешно. Максимум — оно может выгнать какое-нибудь заштатное привидение.

— Дальше читай, — усмехнулся Пендрагон.

И он угадал. На следующей странице было именно то, что мы искали.

Глава 25 Возвращение Ранхвальда

Ранхвальд возвращался в столицу. Его небольшой отряд ехал по пустыне. Все вроде было спокойно, но он ощущал какое-то беспокойство и никак не мог понять, откуда оно. Предчувствие беды мучило Ранхвальда. Странно. Последние сутки были удачными. Воскрешение прошло нормально. Магистры — Ллойд и Седрик — довольно быстро осознали, в каком положении оказались, и вполне адекватно отреагировали на свой новый статус. Внешний вид, конечно, подкачал, но это дело наживное.

Ранхвальд усмехнулся и, обернувшись, посмотрел на ехавших позади него с унылым видом троих новых солдат его мертвой армии. Что ж, хорошо, когда человек понимает и ценит настоящее, а не живет прошлым. Некромант разбирался в людях и знал, что приобрел себе хороших слуг. Теперь оставалось только получать удовольствие от хорошо проделанной работы. Но он не мог. Своим предчувствиям он привык верить.

Солнце уже поднялось высоко, и на пустыню обрушилась жара.

Ранхвальд в отличие от своих спутников ощущал ее, но магия помогала путешествовать с комфортом. Трое воскрешенных и десяток солдат из его личной гвардии, для которой он собственноручно отбирал жертв, не ощущали ни тепла, ни холода. От жары страдала, кроме него, только Лирна, которая то и дело прикладывалась к фляжке.

Некромант уже решил было отбросить предчувствия, когда вдруг воздух перед ним заколебался. Он поднял вверх руку, отряд остановился. Наступила тишина. Впереди возник силуэт Торна. Бледное лицо его было серьезным.

— Что случилось? — Ранхвальд понимал, что пойти на такой сеанс связи Торна могло заставить лишь что-то очень важное.

— Беда, — ответил призрак и покосился на приблизившихся Штранцля, Седрика и Ллойда. Ранхвальд хмыкнул и произнес заклинание. Теперь лишь он слышал, что говорит Торн. — Говори, — приказал он.

— Свент освободил пленников. Свент, Бренда, Виверн и Пендрагон добрались до портала в ваших апартаментах. Сейчас они там. Мы не можем проникнуть к ним, так как Пендрагон уничтожил портал.

— Да как ты… — Ранхвальд почувствовал, как его охватывает паника вперемешку с гневом. — Ты знаешь, что книга там? А если они ее найдут? Или уже нашли? Как они вообще сумели освободить пленников? Ты меня разочаровал, Торн…

— Им помогли. Кто, пока не знаю. Они не выйдут, повелитель, вход в то измерение, где находится комната, заблокирован.

— С ними Пендрагон, — поморщился Ранхвальд, недовольный тупостью своего собеседника. — Это значит, что он, скорее всего, сумеет найти выход. Сейчас они там?

— Там.

— Точно?

— Я постоянно зондирую комнату.

— Что ж, тогда слушай меня очень внимательно…


Первым удары услышал я. Они были отдаленными и почти неуловимыми, но звук постепенно усилился. Словно кто-то вдалеке бил молотом по наковальне.

— Что это? — Пендрагон с неохотой оторвался от книги.

— Не знаю, — пробормотал Виверн.

— Что еще? — раздался голос Самсона, которого, как и Бренду, разбудили удары.

— Не нравится мне это, — проворчал Пендрагон и, отложив книгу, встал.

Он подошел к стене, из-за которой раздавался звук, и прислушался. Затем что-то прошептал себе под нос.

— Так. — Перестав шептать, он посмотрел на нас— Похоже, дело плохо. Надо срочно телепортироваться. И книгу мы возьмем с собой.

— Ты уверен? — Виверн как-то подозрительно посмотрел на него. — Разве ее можно вынести?

— Мы попробуем, — сказал Пендрагон.

— Подождите, — вмешался я, но было поздно.

Держа книгу в руках, Пендрагон произнес короткое заклинание.

В следующий миг у противоположной стены заклубился багровый туман. В комнате вдруг стало холодно, и я услышал нарастающий тонкий вой. Он стал таким пронзительным, что пришлось заткнуть уши. Пендрагон вновь начат читать заклинание, не слушая, что кричит ему Виверн. Бренда с Самсоном, зажав ладонями уши, тоже пытались докричаться до мага. Но тот не обращал на крики никакого внимания. Он двинулся к клубящемуся туману, но, не дойдя до него шагов десять, вдруг замер. В следующее мгновение туман взорвался.

Я бросился на пол, увлекая за собой Бренду, которая в свою очередь повалила Самсона. Приподняв голову, я старался рассмотреть, что происходит. Из клубящегося дыма, который, как я понимал, должен был превратиться в портал, на Пендрагона посыпались молнии. Несмотря на защитную сферу, чувствовалось, что маг с огромным трудом сдерживает атаки. Он что-то громко выкрикнул, и молнии вдруг исчезли. Я невольно перевел дух. Лежавший шагах в пяти от меня Виверн, встретившись со мной взглядом, хотел что-то сказать, но не успел.

В торжествующего победу Пендрагона ударила извилистая молния. Вспыхнув, защита растаяла. Маг взвыл от боли и, выпустив из рук книгу, скорчился на полу. Багровый туман взорвался. Могучая сила подняла меня с пола и, как котенка, швырнула о стену. Удар был такой силы, что никакая защита не справилась бы. Мне показалось, я услышал треск своих ломающихся костей, а следом пришла ослепляющая боль. К счастью, я не потерял сознание, так как боль быстро отступила.

Когда ко мне вернулось зрение, я первым делом ощупал себя и убедился, что ничего не сломано. Самое страшное, что у меня могло быть, это синяки. Я оглядел комнату. Деревянный постамент, стоявший посередине, просто сорвало с места и швырнуло в стену, превратив в щепки. Недалеко от меня лежала окровавленная Бренда, а с другой стороны над стонущим Пендрагоном хлопотали Виверн и Самсон, которому, судя по внешнему виду, досталось меньше всех.

Я бросился к Бренде. К счастью, она оказалась жива. Я вытер кровь, и она пришла в себя. Беглый осмотр показал, что она тоже сравнительно легко отделалась. Кровоточила глубокая царапина на щеке. Несколько легких заклинаний — и девушка снова была в полном порядке. Мы подошли к Виверну, который шептал заживляющие заклинания над Пендрагоном. Кому досталось больше всех, так это нашему «великому магу».

— Ну куда ты полез? — проворчал Виверн, заканчивая последнее заклинание и с тяжелым вздохом поднимаясь. — Там же блок был, неужели не чувствовал?

— Чувствовал. — Пендрагон, охнув, поднялся на ноги, отмахиваясь от наших попыток ему помочь. — Решил пробиться. Наверное, какой-то амулет усиливающий использовали. И очень мощный. Не часто со мной бывает так, что я не могу правильно оценить свои силы. Но сейчас все в норме. Спасибо за лечение.

И действительно, по нему нельзя было сказать, что недавно он был почти при смерти.

— Упрямые вы, маги, — пробормотал Самсон. — Я уж думал — все, конец мой пришел. Ну ничего, еще поживем.

— Что же будем делать? — спросил я.

— Прорвемся, — проворчал Пендрагон, словно прислушиваясь к чему-то. — Сейчас посмотрим. Вы давайте заучивайте наизусть заклинания, я сомневаюсь, что мы вообще сможем вынести книгу. А я подумаю, как нам выбраться.

С этими словами маг отошел в сторону, сел на пол и закрыл глаза.

— А переписать их нельзя? — спросил Самсон, и я, как и остальные, не смог сдержать улыбку.

— Я сказал что-то смешное? — недоуменно спросил Самсон.

— Древнеэльфийский язык нельзя воспроизвести на бумаге, — объяснила Бренда.

— То есть? — не понял Самсон. — Вы же на нем читаете?

— Читаем.

— Значит, и записать можно.

— Подойди сюда, — позвал его Виверн.

Самсон подошел к раскрытой книге, около которой стояли мы.

— Смотри!

Самсон поглядел в книгу, потом обвел нас удивленным взглядом.

— Но здесь ничего не написано! Чистые страницы!

— Чистые страницы, — усмехнулся Виверн. — Это потому, что все изначальные эльфы были магами. И их язык доступен только магам. Только маги видят его. Это своеобразный язык. Эльфы писали непосредственно магией. Это искусство утрачено их потомками. Мы сейчас можем только читать заклинания, но перенести на бумагу не можем.

— Все запутано у вас, как всегда, — нахмурился Самсон. — Вот почему не люблю я магию. Лучше старый добрый меч!

— Зубрите заклинания и не мешайте мне, — вдруг рявкнул Пендрагон, на мгновение очнувшись от медитации. Он умолк.

Самсон хмыкнул и принялся за свое любимое дело — стал приводить в порядок находившийся в идеальном состоянии меч. А мы с Виверном занялись книгой под наблюдением Бренды, которая, что-то прошептав себе под нос, уселась недалеко от нас.

Медитация нашего «великого мага» продолжалась долго. За это время мы заучили нужные заклинания и уже листали книгу дальше. Больше всего меня заинтересовал раздел «Трансформации». Я всегда считал, что превратиться в волка, к примеру, невозможно, это из области досужих вымыслов, однако, как выходило из книги, я был неправ. Хотя заклинания «превращения» были настолько сложными, что даже Виверн качал головой. На всякий случай я все же зазубрил парочку, решив позже разобраться с ними в более спокойной обстановке.

Наконец Пендрагон оторвался от своего занятия.

— Значит, так, — сказал он. — В принципе готово. Можно попробовать. Но тут мне нужна, Свент, твоя помощь. Я нейтрализовал поле, которым заблокировали нас, но оно все же нестабильно. В заданную точку мы выйти не сможем, да и обычный портал — это большой риск. А вот хаотическим, стихийным порталом можно попробовать.

— Ты им пользовался вообще хоть раз? — спросил я самонадеянного мага. — И вообще кто-нибудь из присутствующих им пользовался? Ясно… никто. А двадцать процентов вероятности летального исхода никого не пугают?

Мои спутники переглянулись. Пендрагона мои слова нисколько не смутили, в отличие от остальных.

— А у нас что, есть выход? — невесело проговорил он. — Ах, да! Ну конечно есть. Дождаться Ранхвальда и принять бой.

— Тем более у нас есть заклятия, — заметил Самсон.

— Никто не даст гарантию, что они сработают, — покачал головой Пендрагон. — Это чужая магия. Их надо подготавливать. Нужно время.

— А то, что мы можем очутиться где-нибудь на островах Моррода, это не пугает тебя? — проворчал Виверн. — Сейчас мы находимся близко к цели. А куда нас зашвырнет, неизвестно, может, очень далеко. И как мы будем добираться? Может, у тебя и будет время подготовить заклинания, только тогда они могут оказаться ненужными!

— И все-таки Пендрагон прав, — внезапно вступила в разговор Бренда. — Мы должны рискнуть. Так у нас остается шанс добиться желаемой цели, а если мы останемся, шансов почти нет, так ведь, Пендрагон?

— Ты мудрая женщина, — улыбнулся тот, и я еле удержался от язвительной реплики.

Первый раз слышал, чтобы Пендрагон кому-то говорил комплименты.

— Я, конечно, не маг, — решил тоже вставить свое слово Самсон, — но думаю, что Пендрагон и Бренда правы. Надо рискнуть.

— Ну, значит, мы с тобой в меньшинстве, Свент, — вдруг улыбнулся Виверн. — Что скажешь?

— А что сказать? — Мне вдруг стало весело. Нахлынула какая-то бесшабашная удаль. Давненько такого не испытывал. — Давай рискнем! Один раз я его уже использовал.

— Создавай портал, — довольным тоном предложил Пендрагон.

Я вздохнул, вышел на середину комнаты и закрыл глаза. Несколько подготовительных заклинаний — и я почувствовал привычное покалывание в кончиках пальцев. И начал читать заклинание «стихийного портала».


После разговора с Торном отряд Ранхвальда прибавил скорость. Мало того, сам он начал подготавливать портал. Некромант знал способности своего ближайшего помощника, но привык надеяться только на себя. Чем быстрее он попадет в столицу, тем больше шансов остановить врага. Ранхвальд помнил давнишнюю битву с Пендрагоном и понимал, что сделанное один раз можно повторить в другой. Поэтому и спешил. Почувствовали напряжение повелителя и его слуги. Все разговоры прекратились, и наступила тишина, нарушаемая лишь ржанием лошадей да шумом пустыни, в которой начинал подниматься ветер.

Лирна осторожно подъехала к нему.

— Все нормально?

— Не переживай, все будет хорошо, — успокоил ее Ранхвальд. — Ты, главное, держись ближе ко мне. И молчи. Ясно?

— Да, повелитель.

Лирна, не задавая больше вопросов, отъехала, пристроившись за лошадью некроманта.

— Повелитель, — услышал Ранхвальд голос проводника по имени Зев, которого уже не раз брал с собой.

Тот знал пустыню как свои пять пальцев. Вид у проводника был хмурый.

— Что?

— Надвигается песчаная буря, — ответил тот, покосившись на Лирну. — Надо где-то укрыться. С вашей магией…

— Нам некогда укрываться, — отрезал Ранхвальд.

— Но… не понимаю… — расстроенно проговорил Зев. — Мы же погибнем.

— Через сколько будет буря? — спросил маг.

— Часа через два.

— Я успею…

— Что успеете?

— Портал вызвать, — пожал плечами Ранхвальд.

— Но ведь больше семерых человек… — робко начал Зев, однако некромант его перебил:

— Я, Лирна, трое моих новых слуг, ты и Родд, командир отряда. Вот кто пойдет в портал.

— А остальные? — не удержался от вопроса Зев.

— Остальным пришло время окончательно умереть. Хотя придется пострадать. Если кому повезет, может, и добредет до столицы.

Зев со страхом посмотрел на Ранхвальда и поспешил ретироваться. Некромант усмехнулся и посмотрел на Лирну. Та сделала вид, что ничего не слышала. Ранхвальд начал бормотать себе под нос слова, подготавливавшие заклинание «портала». Когда закончил, ветер усилился. Теперь он уже поднимал целые фонтаны песка, обрушивая их на путешественников, которые с трудом преодолевали его сопротивление.

— Останавливаемся! — прокричал он и, спрыгнув с лошади, уселся на песок.

Рядом с ним опустилась Лирна.

Ранхвальд не видел, как все спешились, повинуясь приказу своего повелителя, и застыли в ожидании дальнейших распоряжений. Он бормотал заклинания. К его радости, они подействовали быстрее, чем он рассчитывал. Вскоре перед путниками замерцало огромное голубое окно портала. Некромант открыл глаза. Все скучились вокруг него. Он поднялся и, отряхнув с одежды песок, произнес короткое заклинание. Те, кого он не хотел брать с собой, превратились в неподвижные статуи.

— Быстро в портал! — рявкнул Ранхвальд остальным, и те молча, не задавая лишних вопросов, повиновались.

Ранхвальд вошел в портал последним. В следующее мгновение портал растаял, а оставшиеся в пустыне обрели возможность двигаться. Но все они были обречены на страшную смерть. К небу вознеслись проклятия, призывающие беду на голову того, кто прежде был их идолом и повелителем, только никто не мог их услышать, кроме безразличных ко всему ветра и песка.

Глава 26 Новые испытания

Портал я проходил последним. Миг забытья — и мне в лицо ударил горячий ветер. Я не удержался на ногах и упал на раскаленный песок. Осторожно поднявшись и загородив рукой глаза от песка, который с остервенением бросал в лицо свирепый ветер, я огляделся. Вокруг простиралась пустыня. И я попал сюда в разгар песчаной бури.

В голове прозвучал голос Виверна.

«Где ты?» — тоже мысленно обратился я к нему, пытаясь что-нибудь увидеть сквозь тучи песка.

«Рядом с тобой, я тебя вижу, — последовал ответ. — Бренда и Самсон со мной. Сейчас подойдем».

«А Пендрагон?»

Ответ на этот вопрос я услышал уже не мысленно, так как из стены кружащегося песка появились Виверн, Бренда и Самсон.

Виверн произнес заклинание, и мы оказались в укрытии, о магические защитные стены которого, свирепо рыча, разбивался ветер.

— Пендрагона нет, — уныло сообщила Бренда.

— Можно сориентироваться, — сказал Виверн, — и определить, где мы находимся, но для этого нужно переждать бурю. В таком аду мы никого и ничего не определим.

— А твоя защита долго не продержится, — заметил я.

Виверн хмуро кивнул. Мне, как и моим спутникам, было известно, что магия плохо помогает в защите от природных стихий. Нет, защиту можно было поставить, как это сделал Виверн, но только на время. Насколько я знал, проводилось много соответствующих исследований, но результатов пока не было.

— Кого потеряли? Меня? — вдруг раздался зычный голос, и из песчаной бури вынырнул Пендрагон, на удивление легко преодолев защиту Виверна. — Слабовато защиту ставишь, — с широкой улыбкой сказал он.

— Ну поставь лучше, — съязвил я, — раз такой маг могучий.

— И поставлю, — быстро согласился со мной Пендрагон и прошептал незнакомое мне заклинание.

Наше укрытие, походившее на стеклянный стакан, вдруг расширилось, а вой ревущего за его стенами ветра вообще стал неслышен.

— Что это за заклинание? — изумленно уставился на Пендрагона Виверн.

Да и мы с Брендой смотрели на окружившие нас стены с не меньшим удивлением.

— Старое заклинание, — рассмеялся Пендрагон, — у меня много раритетов.

— Хороший раритет, — согласился я, — и как долго действует?

— Думаю, на сутки хватит, — спокойно ответил маг.

Мы переглянулись.

— Сутки? — Виверн закашлялся. — А можно узнать это заклинание? Поделишься, так сказать, опытом?

— Можно, я не жадный. Но позже, — серьезно ответил Пендрагон. — Вот стихнет буря, отправимся в Дорригард телепортом.

— Чем? — Я был поражен.

Да, Пендрагон не переставал меня удивлять.

— А каким образом ты это провернешь? — спросила Бренда.

— Я заранее подготовил координаты портала, — пояснил Пендрагон, — так что теперь мне остается лишь активировать его. Есть у меня одно подходящее заклинание.

Я только покачал головой. На этом разговоры закончились. В нашем убежище было достаточно просторно, и я сел на песок. Остальные последовали моему примеру. Вскоре я задремал. Разбудил меня легким толчком локтя в бок Виверн. Я вскочил и вдруг понял, что защитные стены исчезли. Над пустыней поднималось солнце. Буря стихла, и небо вновь стало прозрачным, без единого облачка.

— Выспался? — спросила Бренда.

— Выспался, — подтвердил я. — А он как? — Я кивнул на стоявшего в стороне Пендрагона, который что-то бормотал себе под нос.

— Да вот уже с полчаса бормочет заклинания, — объяснил Виверн. — Сложнейшие, надо сказать. Чтобы правильно произнести их, надо хорошо постараться.

— В общем, демонстрирует свои способности, — сказал Самсон. — Уважаю неординарных людей.

— Ого, — рассмеялась Бренда, — теперь мы будем все признаваться в любви к Пендрагону? Только без меня.

— Любовь ли, нет, не знаю, — пожал плечами Виверн, — но если бы не он, мы бы погибли в песчаной буре.

— Согласен, — кивнул я. — Несмотря на все его заскоки, он очень нам помог. А любовь тут ни при чем.

— Вон он рукой машет, заканчивайте спор, — остановил нас Виверн, и мы дружно подошли к Пендрагону.

Вид у него был измотанный. Впервые я видел нашего известного мага таким уставшим.

— И где портал? — спросил Виверн.

— Действительно, где? — вырвалось у меня. Я не ощущал никакой концентрации магии.

Ничего особенного.

Пендрагон вяло взмахнул рукой, и перед нами загорелось огромное окно портала.

— Но как? — изумленно прошептал Виверн. — Ведь не было никаких следов магии…

— Считайте это моим маленьким секретом, — рассмеялся Пендрагон, — а теперь вперед. Портал стабилен на короткое время.

— Книга здесь, — пробормотал Ранхвальд, оглядывая свою комнату, в которой недавно находились в заточении его враги. В ней уже навели порядок и даже поставили новый постамент. Некромант прибыл всего несколько минут назад и сразу же, взяв с собой Торна, пошел в эту комнату. — А вот выход вы действительно разворотили своей грубой магией, — проворчал он, разглядывая изуродованный потолок. — Нельзя было тоньше действовать? Я же тебя учил.

— Да, повелитель, виноват, — пробормотал Торн, опустив глаза в пол, — но я хотел их уничтожить…

— Забыл, что Свент мне живым нужен? — Ранхвальд прошелся по комнате, внимательно осматриваясь. — Так-так, — проворчал он. — Стихийщик.

— Что стихийщик, повелитель? — робко осведомился Торн.

— Свент создал стихийный портал, — поморщился Ранхвальд, — единственный выход из ловушки. Они пошли на риск.

— Может, они уже мертвы? — предположил Торн.

— Нет, — покачал головой Ранхвальд, — я бы это почувствовал. Они живы. И идут в Дорригард. Так что надо ждать гостей.

— Но…

— Никаких «но», Торн. Я знаю, что говорю. Где Лирна?

— Она отправилась себя в порядок привести. Так она сказала, — виновато ответил Торн.

— Как появится, пришли ее в мой кабинет. Я пойду туда. Подними по тревоге всех магов, которые находятся на территории дворца. Только тихо.

— За теми, кто расквартирован за стенами, не посылать?

— Нет, нет смысла. Что мы, из-за нескольких человек всю армию будем поднимать? В общем, вызови самых толковых командиров. Пусть патрулируют дворец. Расставь магические ловушки. В общем, не мне тебя учить.

— Все будет исполнено, повелитель, — с поклоном проговорил Торн. — Я могу идти?

— Иди.

Ранхвальд подождал, пока Торн уйдет, а затем подошел к книге, лежавшей на алтаре. Он внимательно оглядел ее и очень осторожно открыл. Некоторое время он что-то бормотал себе под нос, а закончив, нахмурился и покачал головой.

— Значит, заклинания «развеивания» изучали. — Он тихо рассмеялся и продолжил, обращаясь к невидимому собеседнику: — Думаете, это вам поможет? Прав был Торн, надо было оставаться во дворце.

Ранхвальд вышел в центр комнаты и, подняв вверх руки, громко запел заклинание, много лет не произносившееся в этом мире. Сам он не решался применять его, когда нашел в книге. Но сейчас настал момент, когда медлить было нельзя. Ранхвальд Полумертвый никогда не страдал излишним самомнением и представлял, на что способен Пендрагон. Поэтому надо было подстраховаться.

Заклинание оказалось длинным. Наконец в комнате потемнело, и на противоположной стене начал вырисовываться багровый силуэт странного существа. Постепенно оно обретало живые черты, и, когда песня мага прервалась, перед ним стоял высокий человек. Хотя человеком назвать его было трудно. Бугрящиеся мускулами, заросшие шерстью руки, обнаженный торс, тоже густо заросший шестью. На этом сходство с человеком заканчивалось. Внешний вид существа завершала голова волка. Красные звериные глаза уставились на Ранхвальда, пасть оскалилась в странной ухмылке.

— Стой, Берг, — спокойно произнес Ранхвальд, выставив перед собой ладонь.

Ухмылка исчезла.

— Кто ты? — прорычало существо.

— Я Ранхвальд Полумертвый, твой повелитель! — последовал ответ.

Маг положил руку на книгу. В глазах существа появилось сомнение.

— Хорошо, допустим, — прорычало оно. — Что тебе надо?

— Ты должен поработать, — ответил Ранхвальд.

— И что ты можешь предложить взамен? — В глазах Берга зажегся интерес.

— Взамен я тебя отпущу.

— Отпустишь? Ты думаешь, что можешь меня удержать? — зарычал Берг.

— Думаю.

Берг внезапно присел и метнулся к Ранхвальду. Но в следующий миг врезался в невидимую стену, которая отбросила его в сторону. Берг вскочил на ноги. Похоже, неудача нисколько его не смутила.

— Убедил, — прорычал он. — Что ж, ладно. Тем более ты не человек. И я чую в тебе близкую мне по духу силу. Но в любом случае ты должен знать правила. Что ты мне дашь взамен?

— Душу Пендрагона, — улыбнулся Ранхвальд. — Слышал о таком?

— Пендрагон… — задумался Берг. — Знаю! Пойдет.

— Тогда слушай. Он и его друзья направляются к нам. Наивные смертные думают, что смогут уничтожить меня. Ты должен их встретить. Из всех в живых должен остаться один. Маг по имени Свент. Стихийщик.

— Живой — это понятие растяжимое. — На волчьей морде появилась усмешка.

— Ну без особого членовредительства, чтобы я потом не тратил много сил на его лечение.

— Ясно. Тогда я пошел?

— Иди.

— Бывай. — Берг растаял в воздухе. Ранхвальд с тяжелым вздохом опустился прямо на пол и прикрыл глаза.

— Итак, мы снова на старом месте, — подытожил я.

Мы все пятеро сидели в таверне на городской площади, в той самой таверне, где мы встретились с Лирной. На этот раз на нас были новые личины. Пендрагон постарался на славу. Только не было с нами трех человек, трех товарищей, с которыми мы начинали путешествие в Дорригард.

— Мы знаем заклинания, — сказал сидевший во главе стола Пендрагон, отпив пива из высокой деревянной кружки, — и сейчас нам надо несколько дней, чтобы их проверить и подготовить.

Грязные тарелки со стола уже убрали, и я чувствовал умиротворение, вечно наступающее с насыщением. Если бы не предстоящий последний поход во дворец Ранхвальда, все бы было хорошо.

— Я поставил нужные метки во дворце, — продолжал Пендрагон. — Нам остается лишь произнести заклинание, и мы окажемся перед Ранхвальдом. Думаю, через неделю мы будем готовы. Предлагаю всем отдохнуть и набраться сил. А завтра приступим к испытаниям. За личины не волнуйтесь, они будут действовать еще неделю. А сейчас лично я собираюсь немного поспать.

— Хорошая мысль, — хмыкнул я. Виверн одобрительно кивнул.

— И что? — рассмеялся Самсон. — Я лучше еще кружечку-другую пропущу. Ты как, Бренда?

— Нет, — ответила девушка. — Пендрагон прав, надо выспаться.

— Эх, у вас, у магов, как всегда, все сложно, — проворчал Самсон. — Мне проще. Меч под рукой. А для сна мне несколько часов хватит.

— Не перебирай, — посоветовал Пендрагон, поднимаясь с места.

— Поучи кого-нибудь другого, — проворчал Самсон, ища глазами девушку, разносящую еду.

Оставив Самсона предаваться чревоугодию, мы разошлись по номерам. Не знаю, как другие, но я, едва лег на постель, сразу почувствовал, что мои глаза слипаются.

Проснулся я оттого, что меня бесцеремонно расталкивали. Разлепив веки, увидел над собой Виверна. Вид у него был встревоженный.

— Что случилось? — с беспокойством спросил я.

— Бегом, — прорычал тот, — там внизу схватка. Берг!

— Кто?

Весь мой сон мгновенно улетучился. Я вскочил и стал торопливо одеваться. Похоже, Виверн не шутил. Берг! Мифическое существо. Демон, которого теоретически можно было вызвать, как мелких демонов, но, насколько я знал, это пока ни у кого не получалось.

В зале таверны, куда мы с Виверном вбежали, нашим глазам предстало уникальное зрелище.

Таверна была пуста. Естественно, что все посетители смылись от греха подальше, когда началась заварушка. В центре бушевало странное существо, этакий заросший шерстью человек с головой волка. Его руки окутывало багровое пламя, языки которого тянулись к прижавшемуся к противоположной стене Пендрагону. Я понял, что наш «великий маг» еле держится. Недалеко от него, привалившись к стене и бессильно откинув голову, сидел окровавленный Самсон.

— Веселье начинается, — раздался рядом со мной голос Бренды.

— Точно, — ответил я.

— Пошли, — сказал Виверн, и мы бросились вперед.

В спину Бергу мы ударили почти одновременно. Каким могучим ни был демон, против подобной силы удара не устоит никто. Окружавшая его защита лопнула, демона приподняло в воздух, а затем с огромной силой швырнуло в стену. Сломав по пути пару дубовых столов, Берг врезался в нее и сполз на пол. Пендрагон, вздохнув, опустился на корточки.

Мы нанесли еще один удар. К врагу устремились концентрированные потоки силы. Ни я, ни мои товарищи, вполне естественно, решили не утруждать себя сложными заклинаниями, прибегнув к обычным заклятиям, которые в данном случае подходили больше всего. Вряд ли Берг дал бы нам время на обдумывание ударов.

К моему огромному разочарованию, наш тройной удар, который должен был окончательно добить врага, не достиг желанной цели. Берг, которого я считал уже оглушенным и полумертвым, каким-то чудом извернулся и телепортировался в противоположный угол таверны. Я невольно восхитился. Переместиться таким образом с места, фактически без подготовки — такое недоступно никому из магов нашего мира.

Щетина Берга была слегка подпалена, да и сам он пошатывался, однако это не убавило ему прыти. Он что-то прорычал и, оскалив зубы, взмахнул руками или, правильнее все-таки сказать, лапами. Казалось, на меня обрушился потолок. Все закружилось перед глазами в бешеной круговерти, и я рухнул на пол. Как ни странно, кости мои остались целы, да и зрение вернулось почти сразу. Бренда и Виверн валялись на полу без движения. Берг прислонился к стене, ему тоже пришлось несладко. Я, не обращая ни на кого и ни на что внимания, решил применить старый метод, не раз применявшийся мной в обычных драках, в которых в свое время частенько участвовал.

Я прошептал заклятие, и с места рванулись два массивных дубовых стола, стоявших недалеко от Берга, а за ними и четыре стула. Как я и рассчитывал, такого наш противник не ожидал. Летящая с огромной скоростью мебель погребла под своими обломками Берга. Не раздумывая, я вскочил и метнул несколько огненных шаров, мгновенно превративших обломки в большой костер.

В него ударила молния, а следом еще несколько шаров. Оглядевшись, я увидел целых и невредимых Виверна и Бренду, осторожно подходящих к костру. Чуть слева от них ковылял Пендрагон. Лишь Самсон все сидел, прислонившись к стене, и страдальчески морщился. Он встретился со мной взглядом и, болезненно улыбнувшись, махнул рукой, словно говоря: давайте добивайте, а мной потом займетесь.

Тем временем костер бушевал, но не успели мы добраться до него, как внезапно горящие доски разлетелись в разные стороны и пред нами появился Берг. Выглядел он ужасно. Шерсть на его теле обуглилась и стала черной, одна лапа болталась как плеть, но в маленьких красных глазах по-прежнему горела ярость. Следующий удар мы нанесли все вместе, и на Берга вновь обрушилась волна заклинаний. На этот раз ему досталось больше. Странно, как он вообще мог держаться на ногах.

Зал прорезал длинный протяжный вой, и на меня обрушился ад. Я полностью ослеп. Все кругом грохотало, я чувствовал, как моя зашита прогибается под напором чуждой мне магии. В создавших ее заклинаниях было что-то страшное. Отбросив сомнения, я сосредоточился на обороне, хотя это было то же самое, что бороться с горной лавиной. Мое поражение казалось лишь вопросом времени.

Постепенно ко мне вернулось зрение. Я смог увидеть Пендрагона, который, что-то бормоча себе под нос, упрямо шел к Бергу, преодолевая обрушившиеся на него огненные фонтаны чистой магии. Таверна превратилась в одно сплошное пепелище. Мебель вся сгорела или превратилась в обугленные доски, разбросанные по полу. Бренда с Виверном, как и я, боролись с окружившими их бурлящими злой силой багровыми вихрями. Но, как оказалось, и у демонов силы не беспредельны.

Пендрагон своим яростным напором заставил Берга переключить все внимание на него, и я сразу почувствовал, что атакующий напор на мою защиту начал ослабевать. Мои силы были изрядно истощены, но я все же решил рискнуть. Вложив все свои силы в наипростейшее заклинание «бурлящего ветра», я выплеснул себя до конца. В Берга ударил невероятной мощности ураган, смяв его и впечатав в стену. На пол посыпались камни.

Следом ударили молния, выпущенная Пендрагоном, и два огненных шара Бренды и Виверна. Пока рассеивался дым, мы успели подойти почти вплотную к тому месту, где должен был находиться Берг. Каким-то образом рядом с нами возник Самсон с мечом наперевес. Берга завалило частью обрушившейся стены таверны. Но едва мы подошли, как демон, который, как нам показалось, был без сознания, дернулся и взмыл вверх, раскидывая камни. Я чудом увернулся от пролетевшего мимо головы булыжника. Но нас спас Самсон. Он каким-то невероятно быстрым и ловким движением взмахнул мечом и разрубил Берга пополам.

Затем гвардеец отпрыгнул в сторону, а Пендрагон принялся жечь останки демона. У остальных уже не было сил. Когда догорел своеобразный погребальный костер, от Берга осталось лишь несколько обгорелых костей да кучка пепла.

— Фу-у, — выдохнул Пендрагон, — кому рассказать, не поверят. Такого врага завалили.

— И личины исчезли, — сказал я.

— Но я на такой бой не рассчитывал, — проговорил Пендрагон. — Сейчас восстановим.

— Молодцы! — раздался сзади спокойный голос— А восстанавливать их смысла нет.

Мы резко обернулись и замерли. В двадцати шагах от нас стоял Ранхвальд и издевательски, беззвучно хлопал в ладоши. За его спиной я увидел Лирну и Торна.

Глава 27 Смерть и жизнь

Молчание длилось довольно долго. С улицы уже слышался приближающийся шум. Я представлял, сколько сейчас сбежится сюда зевак, если, конечно, Ранхвальд не принял меры. Лирна, кстати, выглядела вполне довольной жизнью.

— Итак, интересная ситуация, — первым нарушил молчание Ранхвальд. — Поздравляю, вы одолели Берга. Я искренне восхищаюсь вашей стойкостью. Но давайте будем реалистами. Нас троих вам не одолеть. Вы слишком много отдали сил, чтобы противостоять демону. Это надо признать, и с этим надо смириться. Поэтому предлагаю на выбор два варианта. Первый вариант — я забираю Свента, а вы живете у меня во дворце пару месяцев как почетные гости, после чего я отправляю вас телепортом в Торд. Второй вариант будет настоящей глупостью, так как придется драться. А, как я уже говорил, силы неравны. Выбирайте.

— Он правильно говорит, — вдруг как гром среди ясного неба прозвучал голос Пендрагона.

Я на миг потерял дар речи.

— Ты о чем вообще? — возмущенно выкрикнула Бренда.

— Ты, наверное, переутомился? — предположил Самсон.

Виверн с каким-то странным выражением лица смотрел на Пендрагона.

Даже сам Ранхвальд смотрел на своего давнего противника с удивлением. Еще бы. Не думаю, что он ожидал подобной реакции.

— Я вполне могу мыслить здраво, — усмехнулся Пендрагон, — но некромант прав. Выбора нет. Пасть смертью храбрых в заранее обреченном бою я не хочу. Поэтому принимаю предложение многоуважаемого Ранхвальда.

— Многоуважаемого… — пробормотал я, — ну ты и сволочь…

— Эмоции, мой друг, эмоции, — широко улыбнулся Пендрагон.

— Да, ты прав. — А вот эти слова из уст моего старого друга Виверна просто раздавили меня.

— Да вы что, с ума посходили? — взревел Самсон. — Да как вы… — Ранхвальд сделал небольшое движение пальцами, и он замер. Сработало парализующее заклинание.

Бренда непонимающе смотрела то на Виверна, то на Пендрагона, то на меня. Я решил, что схожу с ума. Неужели я так ошибался в своем друге? Ну допустим, Пендрагон может выкинуть все что угодно. Но Виверн! В нем-то я был уверен на все сто процентов.

— Я не понимаю, Свент, — схватила меня за руку Бренда, — что это на них нашло сегодня?

— Не знаю, — пробормотал я.

— С вами приятно иметь дело, — произнес Ранхвальд, оправившись от удивления.

— То есть вы меня сдаете? — хмуро подытожил я, стараясь встретиться взглядом с моими «друзьями».

— Да вы с ума сошли! — выкрикнула Бренда. — Мы будем сражаться.

Она подбежала ко мне, но тут я почувствовал, что не могу пошевелить ни рукой, ни ногой, и обреченно уставился на Бренду. Она тоже была парализована. И это сделал не Ранхвальд. Я попытался произнести гневную речь по адресу предателей, но не смог вымолвить ни слова. Парализация оказалась полной. Зато сохранилась способность слышать.

В глазах Бренды пылала такая ненависть, что я заранее посочувствовал Виверну и Пендрагону.

— Ну вы меня поразили! — наконец заговорил Ранхвальд. — Честно признаюсь, не ожидал от вас такого трезвого подхода. Что ж, не буду спрашивать о мотивах, побудивших вас так поступить. Да они мне и неинтересны. Я свое слово держу. Портал я создам через два месяца, а на это время вам будут выделены лучшие гостевые комнаты во дворце. Кстати, можете даже не пытаться сбежать или что-то в этом роде. Комнаты заблокированы от магии, к тому же через два дня Свент станет моим верным слугой. И вы уже ничего не сможете сделать.

Я заметил, что Лирна старается не смотреть на меня, прячась за спиной Ранхвальда. Странно. Неужели ей стыдно? Хотя вряд ли такой девчонке знакомо это чувство. Эх, Свент, похоже, ты попал!


Тем временем в зале появились маги из свиты повелителя Дорригарда. Меня бережно взяли на руки и отнесли в стоявшую перед таверной карету. Эх, если бы все не было так печально, я бы просто получил удовольствие от такой заботы.

Так, наверное, ухаживала за мной только мама в незапамятном детстве. Хотя сам я ее не помнил, потому что попал в школу магов уже сиротой, но хотелось думать, что было именно так. Карета не ехала, она летела. И вскоре остановилась перед дворцом. Меня выгрузили и так же аккуратно отнесли во дворец.

Моей камерой стала шикарно обставленная просторная комната. Это явно была комната для почетных гостей. Позолоченная мебель, пушистые ковры на полу и шикарная двуспальная кровать. Жаль, нет окон. Хотя все можно пережить. Тем более меня сейчас это должно занимать меньше всего.

Меня положили на кровать, и вскоре заклинание спало. Ко мне вновь вернулась способность двигаться. Первым делом я добрался до красивого стола на изогнутых витых ножках и налил в кубок вина из кувшина, заботливо оставленного моими тюремщиками. Кроме этого, мне оставили поднос с небогатой, но весьма аппетитно выглядящей закуской. Как говорится, «плен пленом, а желудок желудком»! Тем более бой с Бергом изрядно меня измотал.

Насытившись, я уже более тщательно осмотрел комнату. Ничего нового не увидел. Внимательно изучил дверь. Сначала она мне показалась очень хлипкой и не вызывающей уважения, но вскоре я понял, что на нее наложено сильное заклятие. Сам я не мог ничего наколдовать, комната была заблокирована от магии. Что ж, теперь можно было сесть на стул и обдумать свое положение.

Итак, получалось, что Виверн и Пендрагон меня предали. В это, несмотря на факты, с трудом верилось. Ладно, пусть Виверн оказался сволочью, все возможно, но как же задание? Или меня сразу рассматривали как подсадную утку? И выбрали меня не случайно, зная, что Ранхвальд испытывает ко мне интерес? И принесли в жертву. Это бы все объясняло. Поведение циничное, но вполне в духе придворных магов.

Но это лишь предположения. Если мной даже и пожертвовали, то все равно они попытаются устранить Ранхвальда. Ну не могут они отправиться просто так домой. Хотя кто их знает… в общем, ничего не понятно. Одно ясно. Жить осталось мне два дня. А потом меня сделают очередным мертвым слугой полумертвого правителя. М-да. Не ожидал, что таким образом закончу свой жизненный путь. К жизни после смерти я относился скептически.

Я опорожнил еще пару кубков вина, стараясь отогнать тягостные мысли, когда в двери заскрипел ключ. Она открылась, и в комнату вошел Ранхвальд. На этот раз маг был одет шикарно. Я бы сказал, вырядился как на парад. Весь в серебре и бархате. Прямо жених!

Он закрыл за собой дверь и, придвинув свободный стул к столу, сел напротив меня. Некоторое время мы поиграли с ним в гляделки, но если он думал поразить меня своим бесцветным и холодным взглядом, то эта затея ему не удалась. Поняв, видимо, бесполезность своих стараний, он вздохнул и заговорил:

— Итак, Свент, рад тебя видеть.

— Не могу ответить взаимностью, — буркнул я.

— Почему? — Мой собеседник, казалось, искренне удивился. — Я тебе не враг. Я тебя не предавал, как твои друзья.

— Оставь моих друзей. Лучше скажи, я уже, наверное, труп? Знаю, ты себе подобных быстро делаешь.

— Быстро, — легко согласился со мной Ранхвальд, — но не всегда. В твоем случае я готов сделать исключение.

— Да ты что? — Я с изумлением уставился на сидевшего передо мной повелителя Дорригарда. — И чем же я заслужил такую честь? — Ехидство я даже не старался скрыть.

— А ты смелый, — заметил Ранхвальд. — Ты связан со мной. Связан крепко, узами, которые не под силу разорвать никому в этом мире. А насчет превращения в мертвого… тут все будет зависеть от тебя.

— В смысле? — вырвалось у меня.

— Если ты принесешь мне клятву, которую я составил, то я не стану совершать над тобой ритуал.

— Клятва? — покачал я головой. — Что за клятва?

Ранхвальд прошептал короткое слово, и передо мной на столе появился лист бумаги, на котором было что-то написано. Я осторожно взял лист и пробежал его глазами.

Клятва была составлена грамотно. Я имею в виду в плане построения заклинания. Идеальнее не придумаешь. Не исполнишь ее, разорвет на части, и всего делов. Клятва, доложу вам, суровая. Одних только пунктов, запрещавших что-либо делать, насчитывалось около двадцати. Что ж, появилась возможность потянуть время.

— Нормальный человек этих требований и вполовину не выполнит, — сообщил я своему потенциальному полумертвому начальнику. — Я ж не в монахи записываюсь. Да я половину списка забуду, и меня что? Сразу раз — и в клочья?

— Если не подпишешь клятву, будешь превращен в полноценного зомби, — с неожиданной улыбкой сказал Ранхвальд. — Так что, можно сказать, у тебя есть выбор.

— Да лучше я себе сам вены вскрою, — сообщил я непонятливому полумертвому господину. — По таким правилам вряд ли кто жить сможет вообще.

— Ну положим, не вскроешь, — покачал головой Ранхвальд, пристально глядя на меня. — А если вскроешь, то оживить тебя это не помешает. Хотя… Может, я бы и изменил что-то, будь я уверен в твоем принципиальном согласии.

— Хм… будто у меня выбор есть, — сказал я с усмешкой.

— Тогда я оставляю тебе сей текст, — поднялся из-за стола Ранхвальд, — посмотри его. В принципе, если ты вычеркнешь несколько пунктов, я переживу. Кстати, твои друзья у меня.

— Естественно, — проворчал я.

— Ты не понял, — улыбнулся Ранхвальд. — Я о Штранцле, Ллойде и Седрике.

— То есть? — Тут меня осенило. — Так ты их… — Да.

— А пообщаться с ними можно?

— Позже, Свент, позже. Когда ты будешь с нами вместе.

— А, кстати, где Бренда, Виверн и Пендрагон? — спросил я, когда Ранхвальд уже взялся за ручку двери.

— Странно, — произнес он, повернувшись ко мне. — Я думал, это последнее, что может тебя занимать в сложившейся ситуации. Они в порядке, не переживай. Только вот… — Он на миг замялся. — Скажи мне, почему они тебя сдали? Это же неправильно! По-моему, ты и сам поражен? Может, это не просто так?

— А как? — рассмеялся я. — Думаешь, они хотели перехитрить тебя? Оригинальный ход. В людях частенько можно ошибиться… да тебе не понять все равно. Ты когда-то был человеком, но, по-моему, забыл, что это такое.

— Ты ошибаешься, Свент, — нахмурился Ранхвальд.

Он хотел, как мне показалось, еще что-то сказать, но, видимо, не решился и покинул комнату, закрыв дверь. В замке лязгнул ключ.

Я задумался. Принесение клятвы, которую требует от меня Ранхвальд, немногим лучше смерти. Хотя остается шанс, что ее можно хоть как-то снять. А если меня сделают мертвецом, то назад пути нет… Ладно, все как следует изучим. А там видно будет. Я допил вино и тут заметил, что в комнате имеется книжный шкаф.

Что ж, будет чем убить время. К моему разочарованию, никаких книг заклинаний я не нашел. Так, летописи да художественные романы. Что ж, как говорится, на безрыбье и рак рыба. Я вытащил первую попавшуюся книгу, оказавшуюся летописью Дорригарда, и, усевшись за стол, погрузился в чтение.

И зачитался. Автор неплохо владел пером, а история орков никогда не была спокойной и тихой. Казалось, они только и делали, что воевали. Как они в этих бесчисленных войнах вообще еще выжили. Только последние сто лет в их королевстве было более-менее спокойно. Что ж, книга помогла мне отвлечься от невеселых мыслей. Мне принесли ужин два дюжих бледнолицых парня, сразу видно, из мертвых слуг Ранхвальда. Ладно, хорошо хоть на еде «полумертвый» не экономил.

Ужин мне накрыли королевский. А вино вообще было двадцатилетней выдержки. Наевшись от пуза, я уже думал взяться за клятву, как вдруг почувствовал, что кто-то пытается связаться со мной. Странно, мои магические способности были заблокированы. Хм… значит, не до конца. Я попробовал открыться навстречу телепатическому посылу и с пятой попытки, с огромным трудом мне это удалось. К своему изумлению, я услышал голос Бренды: «Как ты?»

«Нормально, — мысленно ответил я. — Книжки читаю, жру от пуза, короче, жизнью наслаждаюсь. Жаль, спасибо за это некому сказать. Авторы далеко».

«Сейчас Виверн будет говорить. — В голосе Бренды зазвучали просительные нотки. — Послушай его, пожалуйста».

«А что мне еще остается?»

«Свент, — зазвучал в моей голове голос Виверна, — мы не предали тебя. Все это было сделано для того, чтобы достичь нашей цели. Обмануть Ранхвальда».

«Вы его обманули, — с горечью сказал я, — и меня тоже».

«Послушай и не перебивай. Я не могу долго говорить, есть опасность, что передачу обнаружат. Если бы не Пендрагон, мы вообще бы не пробились к тебе. В общем, мы найдем путь освободить тебя и убить Ранхвальда. Если бы мы все погибли, кому от этого стало бы легче? А так у нас есть шанс. Не считай нас предателями, все будет хорошо…»

На этом голос затих, оставив меня в тяжелых раздумьях. Что ж, если все так, как говорит Виверн, это действительно объясняет их поведение. С другой стороны, какой смысл Виверну врать? С этой обнадеживающей мыслью я взялся за клятву.

Глава 28 Новые старые лица

Ранхвальд смотрел на Лирну и раздумывал, что сделать с этой наглой девчонкой. Та же стояла перед ним в их «гнездышке», как она называла просторную, богато обставленную комнату с огромной постелью посередине, и вид у нее был вызывающий. Из одежды на ней была лишь полупрозрачная накидка, и меньше всего сейчас Ранхвальду хотелось спорить. Он хотел другого. Однако прежняя покорность девушки исчезла.

— Я узнала, что ты хочешь сделать со Свентом! — выпалила она. — Ты хочешь оставить его человеком!

— И что? — пожал плечами Ранхвальд. — Что из того?

— Ты говорил, что обратишь его!

— А чего это тебя так волнует? — усмехнулся Ранхвальд. — Помнится, одно время ты по-другому говорила.

— Это было давно, — отрезала Лирна, — а ты не выполнил свое обещание!

— Женщина, — Ранхвальду надоело слушать любовницу, — то, что я сделал, — я сделал, значит, это нужно мне! Я не собираюсь давать тебе отчет в своих действиях. И не забывай это. На первый раз я тебя прощаю. На второй сделаю выводы. — Ранхвальд тяжелым взглядом уставился на сразу присмиревшую, притихшую Лирну.

— Я хотела как лучше, — наконец произнесла она, испуганно глядя на Ранхвальда. — Если что не так, простите, повелитель.

— Ладно, забудем. — Ранхвальд великодушно махнул рукой. — А теперь хватит пустых разговоров, давай в кровать и займемся делом.

Лирна улыбнулась и юркнула в постель. Ранхвальд лег рядом с Лирной, но едва он коснулся ее, как почувствовал, что с ним кто-то настойчиво пытается связаться.

— Это еще что? — проворчал он. — Подожди, милая, — бросил он Лирне, а сам отошел к окну.

«Да?» — спросил Ранхвальд.

«Повелитель, — зазвучал в его голове голос Торна, — извините за беспокойство, но дело не терпит отлагательств».

«Да что случилось? Я некоторым образом занят!» — Ранхвальд не скрывал своего недовольства.

«К вам гости, повелитель». «Какие еще гости? Торн, не зли меня». «И не думал, повелитель. У вас просит срочной аудиенции Верден».

«Верден… Что-то знакомое…» «Это отец Лирны, повелитель».

«Точно. Что он здесь делает?» «Вас требует». «Хм, где он сейчас?»

«В гостевой комнате на первом этаже. Я не знал, как с ним обходиться, как с гостем или…»

«Ладно, пусть ждет. Давай пока как с гостем. Все-таки тесть будущий, возможно».

«Слушаюсь, повелитель». — Голос Торна умолк, Ранхвальд повернулся к кровати, на которой с недовольной гримаской лежала Лирна.

— Ты закончил? — ворчливо спросила она. — Иди ко мне!

— Извини, придется повременить, — вздохнул Ранхвальд.

— Что случилось? — Девушка почувствовала перемену в настроении своего хозяина.

— Твой папаша явился, — ответил Ранхвальд, внимательно глядя на нее.

Реакция девушки показалась ему странной.

— Гони его взашей, — выпалила она, — он меня еще дома достал своим ворчанием.

— Тише, милая, тише, — успокоил ее Ранхвальд, — он все же твой отец. Родственник будущий, можно сказать. Поэтому я с ним поговорю. Даже интересно, что он хочет. Хотя, если вспомнить твои рассказы, — он усмехнулся, — понятно что. Я скоро вернусь.

С этими словами он покинул комнату. Лирна проводила его глазами и, нахмурившись, откинулась на подушки.

Ранхвальд смотрел на сидевшего перед ним мага и никак не мог понять, как себя вести с этим Верденом. Либо он идиот и не понимает, кто перед ним, либо так уверен в своих силах. Это надо выяснить. Может, это хитрая игра? Хотя вряд ли можно назвать игрой подобное поведение. Ранхвальд, войдя, поздоровался, но Верден лишь буркнул в ответ что-то невнятное, а затем уставился на него. Однако терпение повелителя Дорригарда не было бесконечным.

— Итак, я вас слушаю, — сказал он.

— У вас находится моя дочь Лирна, — начал тот. — Это так?

— Глупый вопрос, — пожал плечами Ранхвальд, откидываясь на спинку стула. — Вы же сами знаете.

— Да, знаю. И как отец требую, чтобы вы вернули ее.

— Стоп. — Ранхвальд нахмурился. — Уважаемый, вы, наверное, не понимаете, к кому приехали. Требовать от меня что-либо не может никто. Это во-первых. Во-вторых, ее никто не неволил, она пришла ко мне сама. У нее был выбор, она сделала его добровольно. Теперь назад пути нет. Хотя я могу сделать из нее зомби. Вас это устраивает?

— Да как ты… — Верден начал было приподниматься, но Ранхвальд и бровью не повел.

— Я что-то не понимаю, — вдруг улыбнулся он, — вы собираетесь со мной сразиться?

— Да, именно это я и собираюсь сделать, — ответил Верден, опускаясь обратно на стул.

— Я не сражаюсь с заурядными смертными магами просто так, — хмыкнул Ранхвальд. — Что вы можете предложить мне взамен? За то, что я удостою вас чести быть убитым Ранхвальдом Полумертвым?

— Вот. — На стол легла книга, при виде которой некромант насторожился. Он осторожно взял ее и быстро пролистал.

— Этого не может быть, — пробормотал он и как-то странно посмотрел на Вердена. — Эта книга — вымысел!

— Как видишь, нет!

— И ты готов поставить эту книгу взамен своей дочери? И сразиться в бою, поражение в котором означает для тебя смерть? — перешел на «ты» некромант.

— Да, и просить тебя дать слово, что не станешь поднимать меня из мертвых, если я вдруг погибну.

— Хм… — Ранхвальд задумался, и когда вновь посмотрел на Вердена, решение было принято.

— Ты смелый человек, — произнес он, — а я уважаю смелых. Я даю тебе такое обещание, хотя очень заманчиво получить себе в слуги такого мага, как ты.

— То есть ты принимаешь мои условия?

— Да, принимаю… только… допустим, ты выиграешь. Конечно, шанс ничтожен, но все бывает в жизни. Я отдам тебе Лирну, но что если она сама не согласится с тобой идти?

— Это мои проблемы.

— Что ж, хорошо, — сказал Ранхвальд. — Только это знаем лишь мы двое, ясно?

Верден кивнул.

— Сегодня отдыхай, — добавил Ранхвальд. — Торн, — позвал он вполголоса, и на пороге появился его верный соратник. — Отведешь лорда Вердена в лучшие гостевые покои. Вы один? — повернулся к гостю Ранхвальд.

— Нет, — признался тот, — но свиту я оставил в городе, она в данном деле мне не нужна.

— Что ж, превосходно, — проговорил Ранхвальд. — Торн, завтра в полдень у нас с этим магом бой. Подготовь площадку для состязаний во внутреннем дворе.

— Слушаюсь, повелитель, — поклонился Торн. — Следуйте за мной, лорд.

Верден поднялся и, кивнув, покинул комнату вместе с Торном. Ранхвальд покачал головой и отправился к Лирне. Он не боялся этого старика. Смешно даже думать, что тот может его одолеть. А вот книга очень интересная. О ней он в свое время читал в Академии. Книга Вызова считалось утраченной. Причем, как говорили предания, маги не могли пользоваться заклинаниями из книги, которые якобы были созданы богами. Нужно быть не живым и не мертвым. Именно так было написано в том старинном фолианте, который тогда смотрел Ранхвальд. Разыскивая Книгу Лота, он искал и Книгу Вызова, но вскоре убедился, что это всего лишь сказка. Оказалось, нет, это правда.

Ранхвальд почувствовал, как его охватывает азарт. Разберемся со Свентом и этими людишками чуть позже. Бой с Верденом — неплохая разминка. Да еще с таким призом. Любовницу Ранхвальд не стал посвящать в суть разговора с ее отцом, только сообщил, что будет бой. Она, зная повелителя, не стала расспрашивать его, тем более что нужда в словах отпала сама собой.


Сначала я не понял, что меня разбудило. Некоторое время просто лежал с открытыми глазами, прислушиваясь. Вроде тихо. Я сел на кровати и внимательно оглядел комнату. Никого. Но какое-то беспокойство не оставляло меня. Раздался тихий писк. Словно где-то рядом пищала мышь. И правда, на середину комнаты выбежала большая мышь. Я невольно вздрогнул.

Мышь начала расти, через несколько мгновений вокруг нее закрутился огненный вихрь. Я с открытым ртом наблюдал за разворачивающимся передо мной бесплатным представлением. Вихрь бушевал недолго и вскоре растаял. На том месте, где находилась мышь, я вдруг увидел того, кого вообще не ожидал увидеть в этом месте. Передо мной стоял Верден, повелитель Темных Холмов собственной персоной.

— Здорово, — вырвалось у меня, — эффектное заклинание. Не ожидал. Ты каким ветром здесь?

— У него моя дочь, если ты не забыл, — сказал Верден.

— Помню, — кивнул я. — Она, кстати, не горит желанием вернуться в отеческий дом.

— Знаю, — проворчал Верден. — Поэтому я здесь.

— В смысле? — не понял я. — Как ты вообще сюда попал? За нами следил, по пустыне тащился? Уважаю!

— А ты все остришь, — покачал головой Верден, присаживаясь на стул. — Да, за вами пошел. И вот вовремя пришел. Твои спутники в плену.

— Те, что выжили, — уточнил я. — Магистров и Штранцля больше нет с нами.

— Жаль, — без капли сожаления в голосе заметил Верден. — То есть свою миссию вы провалили?

— Пока еще нет… — начал было я, но тут же остановился на полуслове. — А чего это ты интересуешься? И как ты вообще в мышь превратился? Где ты такое заклинание откопал?

— Да я же тебе говорил, что у меня много книг. Книг редких. Вот там и есть заклинания «превращения». Сложные, но стоят того.

— То, что комната заблокирована от магии, никак не помешало?

— Правда? — искренне удивился Верден. — Что-то я не заметил. Хотя… я же пользовался другого типа магией. Сомневаюсь, что ее вообще можно заблокировать.

— Полезная магия, — сказал я. — Можно мне парочку таких?

— К сожалению, их долго учить, — с деланным сожалением сказал Верден, — не думаю, что у тебя есть в запасе столько времени.

— Ясно, — разочарованно протянул я. — Что ж, предисловие закончено. Тогда давай начистоту. Я пленник. Мои друзья тоже пленники. И, похоже, в самом деле наша миссия провалилась. Так что я внимательно слушаю твои предложения.

— Отлично, — улыбнулся Верден. — Мне главное — забрать отсюда Лирну. Хочет она того или не хочет, я не дам Ранхвальду измываться над бедной девочкой.

У меня были готовы сорваться с языка несколько язвительных комментариев по поводу «бедной девочки», но я благоразумно решил промолчать.

— Для этого я вызвал Ранхвальда на бой!

— Чего? — Я уставился на него. — На бой? И он принял вызов?

— Да, но при условии, что если я проигрываю, а стало быть, погибаю, ему достается Книга Вызова.

— Да ты с ума сошел! — вырвалось у меня. — Ты так просто отдашь ему эту книгу? А то, что он потом ее использует против твоей страны, тебе все равно?

— Я надеюсь, к тому времени вы его уже убьете.

— Интересно, и каким же это образом? Не подскажешь?

— Подскажу, — спокойно произнес Верден, — потому что уже побывал у твоих друзей.

— Почему ты все это делаешь? — удивился я. — Только ради дочери?

— Не только, — ответил тот. — Не забивай себе голову. Слушай внимательно. Думаю, что наш бой будет длиться недолго, но полчаса я постараюсь протянуть. За это время твои друзья должны открыть эту комнату и вызволить тебя. И опять же за это время вы должны добраться до площадки на внутреннем дворе, где, как сказал Ранхвальд, состоится поединок. Думаю, все будут увлечены столь редким зрелищем. Вам остается ударить в спину некроманту. Вот и все. Лирна, думаю, будет находиться среди зрителей. Пендрагон мне обещал ее парализовать и забрать с собой. После гибели Ранхвальда его слуги будут деморализованы, к тому же я помог Пендрагону с заклинанием «мгновенного портала», который выбросит вас за пределы Дорригарда. Вам повезло с ним. Ни у кого бы другого не получилось. Так что путь отступления у вас есть. Все просто, как все гениальное!

— Выходит, ты жертвуешь собой ради дочери? — спросил я, пораженный словами Вердена.

— Я уже стар и виноват перед ней. Хочу, чтобы у нее все было хорошо. Она станет Хозяйкой Темных Холмов. А я… я искуплю свой грех перед ней. В общем, ты все понял? Теперь я ухожу.

Надо подготовить Ранхвальду несколько сюрпризов, чтоб он понял: со мной не так уж легко справиться. Удачи, Свент. Ты хороший парень.

Не успел я ответить, как он скрылся в своем багровом дыму, мышь шмыгнула под кровать и исчезла, оставив меня одного.

Глава 29 Последняя схватка

— Как он там? — спросил Ранхвальд у Торна. Они стояли в центре площадки, на которой должен был состояться поединок. Площадка эта находилась на внутреннем дворе замка, занимая почти половину. Обычно Ранхвальд проводил на ней свои эксперименты, но последнее время она почти не использовалась. Во избежание разрушений на стены, непосредственно примыкавшие к площадке, были наложены сильнейшие защитные заклинания. Ранхвальд хмыкнул, вспомнив, что ему не пришлось даже особо утруждать себя, накладывая их. Они уже имелись, и тот, кто их создавал, вызвал у него уважение. Некроманту оставалось лишь подправить и наполнить их новой магической силой.

— Давай иди за ним. Хватит отдыхать. Пора размяться, — усмехнулся Ранхвальд.

— Да, повелитель. — Торн с поклоном удалился.

Ранхвальд прошелся по площадке и поднял голову. Солнце только начинало свой путь по небу, но припекало уже сейчас. Некромант в отличие от своих слуг-зомби чувствовал и жару и холод, хотя последнее время заметил, что это случается все реже. Вот и сейчас лучи солнца, падавшие на его живую половину, не приносили ему никаких ощущений, кроме легкого теплого покалывания.

Эта проблема появилась недавно, и он уже стал задумываться о ее причинах. В конце концов, оставался мизерный шанс регрессии заклинания и превращения Ранхвальда в полноценного зомби, как и все его слуги. Что сразу бы сказалось на его силе.

Но сам он отметал такую мысль. Ритуал он провел тогда тщательно, и ничто не могло помешать ему. Хотя факты упорно свидетельствовали — процесс идет. Ранхвальд решил: все, хватит рисковать, сегодня же он займется собой. Только вот разделается с этим странным магом Верденом. Честно говоря, Ранхвальд последние дни поменял свое мнение о людских магах.

Один идет через всю пустыню, чтобы ценой своей смерти спасти дочь, которая его ненавидит. Другой продает своего соратника, словно мешок зерна. Разве заслуживает снисхождения страна, в которой пользуются уважением такие маги, как Пендрагон и Виверн? Свент уже готов признать, что они предатели. Кстати, сам стихийщик оказался вполне вменяемым. Ранхвальд ожидал, что будет сложнее. По правде говоря, эта легкость настораживала, но не до такой степени, чтобы вызывать беспокойство.

От размышлений Ранхвальда отвлекло появление Вердена в сопровождении Торна. Маг выглядел выспавшимся и бодрым. На нем был черный, не мешающий движениям облегающий камзол, в руках он держал небольшой резной посох. Через плечо была перекинута небольшая походная сума. Что показалось Ранхвальду удивительным, Верден выглядел уверенным в себе. Они кивнули друг другу в знак приветствия.

— Я вижу, ты готов? — спросил Ранхвальд.

— Готов, — последовал ответ.

— А книга?

— Вот. — Маг сбросил с плеча сумку и аккуратно положил ее рядом с собой.

— Что ж, тогда приступим? — предложил Ранхвальд.

— Приступим, — кивнул Верден. Соперники вышли на площадку и разошлись в противоположные стороны.

И тут появились зрители. Некромант в сердцах выругался, увидев, что у стены рядом с Торном стоит Лирна. Девушка оделась, как заметил он, непривычно скромно. Она встретилась глазами с Ранхвальдом и улыбнулась.

Увидел Лирну и Верден. Ранхвальд даже посочувствовал магу, такое у того появилось несчастное выражение на лице. Но Лирна проигнорировала отца, делая вид, что не замечает его. Некромант все-таки не выдержал и подошел к ней, показав рукой дернувшемуся было за ним Вердену, чтобы оставался на месте.

— Ты уверена, что хочешь на это смотреть? — поинтересовался Ранхвальд у девушки. — Это все-таки твой отец!

— Никакой он мне не отец, — прошипела та. — Убей его!

— Как скажешь, — покачал головой Ранхвальд и пошел обратно к своему сопернику.

Что же отец такое сделал, если родная дочь так ненавидит его? Даже ему, который почти утратил какие бы то ни было чувства, даже ему было неприятно такое отношение. На Вердена, который, судя по всему, все прекрасно понял, хоть и не слышал их разговор, было страшно смотреть. И он атаковал первым.

Ранхвальд с трудом смог отразить мощнейший огненный залп, выпущенный Верденом. Его охватило непривычное чувство неуверенности в своих силах. Этот старый маг оказался куда сильнее, чем он думал. И некромант ударил в полную силу. Вердена накрыло целое облако из песка и камней, которое вспыхнуло невыносимо жарким пламенем. Однако, к изумлению Ранхвальда, пламя почти сразу опало и исчезло, и его глазам предстал Верден, целый и невредимый.

Некромант успел отпрыгнуть в сторону и поставить «щит веры», принявший на себя всю мощь ослепительного белого луча, вылетевшего из рук Вердена. «Щит» не выдержал и лопнул. Если бы Ранхвальд не ушел с линии удара, ему пришлось бы туго. Он почувствовал, как его охватывает ярость. Прошептав заклинание, он взмыл вверх.


Странно, но я прекрасно выспался. Уничтожив щедрый завтрак, доставленный мне все теми же людьми с бледными лицами, я сел на кровать, и потянулось томительное время ожидания. Хотя надо отдать должное моим освободителям, они появились довольно быстро. Раздалось шипение, входная дверь распахнулась. Я вскочил с постели, увидев на пороге Виверна. Тот бросился ко мне и обнял, чем немного смутил меня. Я не привык к такому проявлению чувств с его стороны.

— Извини, Свент, — произнес он виноватым тоном, — ты должен понять, так было нужно.

— Да ладно, — махнул я рукой, — хотя, признаюсь, сначала было неприятно.

— Но все же хорошо! — раздался голос Пендрагона, который появился в комнате. — Ты все понял, так что мир и покой восстановлены.

Я презрительно посмотрел на Пендрагона, но тот словно не заметил. За ним вошла Бренда, которая и повисла у меня на шее. Скажу честно, ее объятия всколыхнули во мне давно забытые воспоминания.

— Хватит обниматься, — проворчал Пендрагон, — у нас есть дело. Схватка в самом разгаре. Так что пошли, поучаствуем в бою, который несомненно станет историческим!

— Пафоса многовато у тебя, как всегда, — поморщился я. — Пошли, конечно!

Пендрагон не обратил внимания на мой сарказм, и мы вышли следом за ним из комнаты. Как хорошо было почувствовать себя свободным! Да еще ко мне вернулась сила. Пендрагон вел нас уверенно, словно прекрасно знал все переходы во дворце. А путь оказался запутанным. Наконец мы оказались в коридоре, который привел нас к большому окну с дверью, выходившей на балкон. Вскоре мы стояли на нем.

С балкона открывался прекрасный вид на огромную площадку, на которой разворачивался поединок. Зрелище было завораживающее. Что ни говори, а Ранхвальд был силен. Понятно, что у него и у Вердена разные весовые категории, но и старичок держался неплохо. Пару раз его замысловатые багровые вихри ставили в тупик Ранхвальда. Он, на мой взгляд, держался только благодаря огромной энергии, которую вкачивал в защиту. Энергии невероятно мощной и столь же чужой.

— Энергия смерти, — пробормотал рядом со мной Виверн, словно прочитав мои мысли, — запретная магия.

— Силен бродяга, — заметил Пендрагон, пристально наблюдавший за боем. — С нашей последней встречи он здорово прибавил. Разнообразие появилось. Хотя пока недостаточно.

Не знаю, по мне так Ранхвальд дрался мощно. Бедный Верден, конечно огрызался, но в основном только и успевал отбиваться от бесчисленных атакующих заклинаний, которые одно за другим всаживал в его защиту противник.

— М-да, какой талант пропал, — крякнул Виверн. — Сейчас бы Академией руководил, не меньше.

— Не позавидуешь такой академии, — проворчал Пендрагон. — Такие типы не бывают нормальными. На нем печать судьбы, которую никто не в силах изменить!

— А вот тут я с тобой не согласен, — возразил Самсон. — Судьба в руках самого человека!

Пендрагон пренебрежительно посмотрел на него, но, как ни удивительно, промолчал. Между тем Верден начал сдавать, это стало сразу заметно. Его ответные удары становились все реже, а Ранхвальд все чаще переходил в атаку. Даже неопытному зрителю было понятно, кто победит в этом поединке.

— Ну что? — повернулся к нам Пендрагон. — Готовимся. Покажите, на что вы способны. Атакуем по моему сигналу.

Я закрыл глаза и забормотал заклинание «медитации». Сила послушно отзывалась на этот негромкий зов, я почувствовал, как тело наливается мощью. Наконец, открыв глаза, я увидел, что остальные уже готовы и ждут меня.

— Что ж, — сказал Пендрагон. — Самсон, отойди пока в сторону. А мы приступим!

— Что это вы делаете тут? — внезапно раздался голос из коридора, и я увидел пятерых магов и десять солдат, вооруженных до зубов. Возглавлял отряд высокий человек, по лицу которого сразу можно было понять, что над ним уже хорошо поработал Ранхвальд.

— Тебя не спросили, — пробормотал я и в следующий миг выплеснул на противников «огненную волну».

Атака, как я и предполагал, оказалась неожиданной. Маги еще как-то успели среагировать, поставив простенькую защиту, а вот воинам досталось куда больше. Когда заклинание растаяло, на полу валялись пятеро. Тут в дело вступил Самсон. Раскрутив меч, он прыгнул в толпу врагов. Не успели те опомниться, как двое магов уже корчились на полу с распоротыми животами, а пятеро оставшихся воинов с трудом сдерживали напор разбушевавшегося «берсерка». Остальными магами занялся я, а Бренда, Пендрагон и Виверн приступили к выполнению самой сложной части нашего плана.

На мое счастье, хотя моих противников и было трое, они сильно уступали в своих возможностях вашему покорному слуге. Я быстро загрузил их работой по отбиванию моих стихийных «штучек», пока Самсон методично крошил в капусту воинов Ранхвальда. Я невольно залюбовался филигранной работой гвардейца.

Не прошло и десяти минут, как врагов осталось всего лишь двое. Несмотря на то что они с трудом отбивали сыпавшиеся на них со всех сторон удары Самсона, их лица не выражали никаких эмоций. Я перевел взгляд на магов и решил, что пора с ними заканчивать. Превратив двух в живые факелы, я швырнул третьего на каменный пол, где он замер с неестественно вывернутой шеей.

Но на поле боя появились новые лица. К солдатам пришла помощь в виде пары десятков рыцарей, а на меня навалились еще пятеро магов. Вскоре мне пришлось туго. Маги, пусть звезд с неба и не хватали, были достаточно сильными, чтобы доставить проблемы. Особенно если нападать толпой. Я с трудом отбивал бесчисленные «огненные шары», сыпавшиеся на меня со всех сторон.

Я почувствовал себя неуютно. Так я долго не продержусь. Беглый взгляд на Самсона показал: тот, несмотря на увеличившееся число противников, все так же легко жонглирует мечом. Остальные мои спутники были поглощены созданием заклинания. Об отступлении не могло быть и речи…

Ранхвальд чуял победу. Его соперник уже начал выдыхаться. Вердена бросало в разные стороны, и он только успевал левитировать, чтобы не разбиться о землю. А Ранхвальд все усиливал и усиливал натиск. Наконец он решил, что пора заканчивать. Последнее заклятие, и багровая молния ударила Вердена, прожигая его насквозь. Маг коротко вскрикнул и упал на песок лицом вниз.

Некромант вздохнул и вытер пот со лба.

— Хороший соперник, — заметил он, повернувшись к Торну и Лирне.

Ему было интересно, как отнесется к случившемуся девушка. Но та лишь улыбнулась, направилась к нему… и внезапно остановилась.

— Что такое? — вырвалось у нее, и голос ее сорвался на высокой ноте.

Девушка превратилась в застывшую статую.

— Что? — Ранхвальда вдруг охватило неприятное предчувствие.

Тут он заметил, что Торн смотрит на него и машет руками.

Странно, рот его открывался, но звуков Ранхвальд не слышал. А в следующий миг на него обрушился невероятной силы порыв ветра, отшвырнувший его почти к границе площадки. Он вскочил и тут увидел на противоположном ее конце смутно знакомую фигуру. Да это… Пендрагон!

Ранхвальд невольно бросил взгляд на балкон. Там стояли Виверн и Бренда. И тут он все понял. Итак, Торн изолирован, Лирна изолирована, а он остался один на один против противника куда более опасного, чем Верден.

— В конце концов, пора отомстить, — решил он, но новый порыв ветра смял уже изрядно расшатанную защиту Ранхвальда и швырнул его на землю.

Некромант взмыл в воздух и выкрикнул заклинание. Со всех сторон на Пендрагона устремились «огненные шары», но они растаяли, не достигнув цели. Ранхвальд обрушил на мага весь арсенал своих огненных заклятий, добавив несколько самых мощных заклинаний из Книги Лота. Он видел, как ломается защита Пендрагона и пламя жадно охватывает мага. Раздался пронзительный крик, полный муки и боли, а в следующее мгновение некромант, уже торжествующий победу, услышал свист. Он только и успел что развернуться, когда его накрыло обжигающим жаром. Ранхвальда захлестнула дикая боль, он почувствовал, как поднимается в воздух. А потом он рухнул на землю, сознание его померкло.

Глава 30 Конец игры

Горько было видеть, как в Самсона вонзилось несколько арбалетных болтов, один из которых попал ему в горло, и стойкий гвардеец, обливаясь кровью, рухнул под ноги врагов. Выбора у меня не оставалось, и я решил пойти на рискованный шаг. Выкрикнув заклинание «инферно», самое могучее огненное заклинание, представлявшее собой огненную вспышку, в которой сгорало все живое, и на ходу крича слова левитирующего заклинания, я выбежал на балкон, вскочил на перила, прыгнул и полетел к висевшим в воздухе метрах в двадцати от меня Виверну и Бренде. От них тянулись еле заметные силовые линии, подпитывавшие Пендрагона. Раздался хлопок, и из балконной двери высунулся язык огня, мгновенно превратив белоснежный камень, из которого тот был сделан, в какие-то бесформенные обугленные обломки. Виверн с Брендой, погруженные в медитацию, ничего не заметили.

Я посмотрел на поле боя. Все ясно. На этот раз Пендрагон проигрывал сражение. Он сосредоточенно отражал атаки Ранхвальда, который медленно, но верно приближался к своему противнику. Понятно. Долго наш «великий маг» не продержится. Я посмотрел на стоящих у стены Торна и Лирну. Те застыли неподвижно и, как я понял, не могли пошевелиться.

Я увидел, как огненный шторм накрыл Пендрагона. Это конец, решил я. Виверн с Брендой ничем не могли помочь, и хоть Ранхвальд покачивался от усталости, я понимал, что он скоро соберется с силами. И я решился. Собрав все свои силы в один огненный небольшой шар, я метнул его в некроманта. А когда тот почти достиг цели, прошептал заранее подготовленное заклинание и, не удержавшись, добавил короткое заклятие из книги на древнеэльфийском в надежде, что оно подействует. И не прогадал.

Ранхвальду не удалось увернуться. Выпущенный мной шар попал в цель. Новоиспеченный повелитель орков скрылся где-то в огненной буре. А следом за ней его накрыл черный туман. В следующий миг пришлось отбивать атаку Торна. Со смертью Пендрагона парализующее заклинание истаяло. Соратник Ранхвальда устремился ко мне со зверским выражением на лице. Но тут в бой вмешались Виверн и Бренда, прервавшие свою медитацию. Лирна, вид у которой был совершенно невменяемый, бросилась к тому месту, где огонь пожирал ее повелителя. Однако прежде чем она добралась до него, ее настигло парализующее заклинание Виверна. А затем мы втроем нанесли удар по Торну.

Удар получился настолько мощный, что тот, кувыркаясь в воздухе, отлетел к противоположной стене и, врезавшись в нее, рухнул на землю. В этот момент массивные двойные двери, выходившие из дворца на площадку, распахнулись. Из них высыпала толпа вооруженных до зубов солдат.

Моя «огненная стена» остановила часть нападавших, но сзади их подпирали новые. Мне оставалось лишь взлететь и медленно отступать, выжигая все прибывающих зомби. Ко мне присоединились Виверн с Брендой, но это не особо помогло, так как даже перед лицом огня никакой паники в рядах противника не возникло.

И тут меня прошиб озноб — в дверях возникли трое хорошо знакомых мне людей. Я невольно зажмурился, потом снова открыл глаза. Все по-прежнему, никакого наваждения. В дверях стояли Штранцль, Седрик и Ллойд. Вид их был страшен. Бренда сдавленно вскрикнула, Виверн выругался. В следующий момент все трое наших товарищей, которых мы считали погибшими, с ходу вступили в бой. Мне лишь чудом удалось сдержать сдвоенную атаку магистров, а Штранцль каким-то неизвестным мне заклинанием атаковал Бренду, которая, как мне показалось, все еще не оправилась от потрясения. Слава небесам, это состояние не помешало ей увернуться от фиолетовых искр заклинания. Ответный удар был впечатляющ. Я выбрал своей целью Штранцля и недолго думая применил простейшее заклятие «сумасшедшего ветра». Моего противника завертело в воздухе и отшвырнуло метров на пятнадцать. А на магистров обрушилось море огня.

Тут в руках у солдат начали появляться арбалеты, и вскоре нам пришлось несладко. Никакая магия не поможет против железного болта, летящего с бешеной скоростью. То есть один еще можно сжечь или отклонить, а вот когда они сыплются градом…

Один болт просвистел у меня над ухом. Я поднялся выше и тут же почувствовал удар в ногу, сменившийся тупой болью. Из лодыжки торчал железный штырь. Я огляделся. Мои спутники изо всех сил уворачивались от обстрела. Внизу же солдаты Ранхвальда поняли, где наше слабое место, и, не обращая внимания на загромоздившую площадку гору трупов, усилили напор. Арбалетов становилось все больше. Я почувствовал, что мои силы тают… Мало того, наши бывшие товарищи, возрожденные к жизни магией Ранхвальда Полумертвого, начали подниматься с земли.

Меня тянуло вниз. Ноги налились свинцом, сил хватало лишь на то, чтобы болтаться в воздухе, надеясь, что шальной болт не попадет в меня. Похоже, пришла моя смерть…

Неожиданно обстрел прекратился. Я ошеломленно посмотрел вниз на падающих на землю зомби. Через несколько мгновений на площади не осталось ни одного солдата из армии Ранхвальда, который держал бы в руках оружие, да что там — даже хотя бы просто стоял на ногах. Я опустился на землю и, если бы не подхватившие меня Виверн с Брендой, упал бы.

— Вы как? — спросил я.

— Царапины, — махнул рукой Виверн. — Вот тебя серьезно зацепило.

— Да пустяки, — буркнул я и сжал зубы от накатившей боли.

Бренда наклонилась к моей ноге, и боль ушла.

— Заклинание долго не удержится, — сообщила она, — но хватит, чтобы смыться отсюда и там уже привести твою ногу в относительный порядок.

— Ее возьмем с собой. Обещания надо выполнять. — Виверн махнул рукой в сторону Лирны, которая все продолжала стоять как статуя.

Около нее я увидел изуродованное огнем тело. Все, что осталось от Ранхвальда. Недалеко от своего повелителя замер на земле Торн.

— Вы видели Штранцля? И магистров? — спросила Бренда.

— Судя по всему, Ранхвальд их обработал, — ледяным тоном произнес Виверн. — Левитировать сможешь? — повернулся он ко мне. — Ходить-то вряд ли.

— Смогу, — прошептал я и поднялся над землей на пару метров.

— Отлично. Бренда, посмотри, что с Пендрагоном и Верденом. И попробуй найти Самсона. А мы к Ранхвальду.

— Самсон мертв, — шепотом сообщил я.

— Эх, — махнула рукой Бренда, — сколько друзей погибло.

— Так что же случилось с зомби? — спросил я Виверна. — А то я уже приготовился встретить свою смерть.

— Все просто, — ответил тот. — Ранхвальд мертв. Значит, его армия лишилась силы, заставлявшей мертвых жить. Так что теперь нет ни Ранхвальда Полумертвого, ни его армии. И наши бедные друзья нашли свое упокоение. Наш нелегкий путь завершился полным успехом.

Бренда только покачала головой и пошла на противоположный конец площадки. Мы же приблизились к Ранхвальду. Лирна стояла около него недвижимо, с закрытыми глазами. Мне стало тошно при взгляде на некогда могучего мага — так сильно он был изуродован.

— Отойди, Свент, — сказал Виверн, и я отлетел в сторону.

Мой друг прошептал заклинание, и тело Ранхвальда охватил огонь. Через десять минут на земле лежала лишь горстка пепла. Виверн аккуратно собрал его в холщовый мешочек и спрятал в сумку.

К нам подошла Бренда.

— От Пендрагона и Вердена остались лишь кости да пепел. — Девушка всхлипнула и вытерла рукавом слезы, чем повергла меня в шок. Раньше я за ней сентиментальности не замечал. — Надо отсюда уходить, — продолжила она. — Только с ними что делать?

Мы с Виверном посмотрели туда, куда она показывала. Шагах в десяти от нас валялись трупы наших спутников, ставших жертвами Ранхвальда.

— Прах праху, — сурово произнес Виверн и прошептал заклинание.

Не прошло и минуты, как останки Штранцля, Ллойда и Седрика превратились в пепел. Мне это не понравилось.

— Ты слишком суров, — сказал я. — Их надо похоронить.

— Как героев, — добавила Бренда.

— У нас нет времени, — покачал головой Виверн. — Не переживайте, им поставят памятники. А сейчас нам надо уходить. Только сначала надо кое-что забрать. Ждите меня.

С этими словами маг скрылся за изуродованными дверями дворца.

— Давай я займусь твоей ногой, — предложила Бренда. — Садись.

Я опустился на землю и предоставил девушке полную свободу действий. Ловкие руки ее быстро справились с моей раной. Вскоре болт был вытащен, а нога крепко забинтована.

— Ходить можно? — спросил я, поблагодарив Бренду.

— Ну ходить ты сможешь уже сейчас, только осторожно. А через час уже бегать будешь.

Получив еще одну порцию моих благодарностей, Бренда отошла в сторону, а я лег на землю, с облегчением вытянулся в полный рост и тут почувствовал, как что-то уперлось в меня между лопатками. Я приподнялся. Оказалось, мне мешала небольшая холщовая сумка. Я покосился на Бренду. Та занималась наведением красоты и не замечала ничего вокруг. Я обследовал сумку. В ней оказалась книга в изъеденном временем переплете. Но какая книга! Это была книга Вердена, та самая, которую он должен был отдать Ранхвальду в случае поражения. Я поспешил спрятать ее обратно и сел, перебросив сумку через плечо. Пусть это будет последний подарок старого мага.

Через пару минут появился Виверн, тоже с сумкой. На мой вопросительный взгляд он махнул рукой, пробормотал «все потом» и начал читать заклинания. Спустя десять минут мы с изумлением смотрели на появившийся перед нами портал. Тем временем Виверн подошел к Лирне и бесцеремонно взял ее под мышку, как деревянную куклу.

— Ну чего стоите? — спросил он нас — Входите.

— Слушай, портал мог создать только Пендрагон, разве не так?

— Долго объяснять, — загадочно ответил мне Виверн. — Давай позже, а? А сейчас заходите.

Я, отбросив сомнения, шагнул в портал.


Миг забытья — и вот я стою в степи, а вдали виднеется знакомый город.

— Да это же Торд! — раздался голос Бренды.

Я крутанулся на месте. Ко мне подходили Виверн с Лирной под мышкой и Бренда, на лице которой было написано изумление.

— Но как? — вырвалось у меня. — Портал должен был создать Пендрагон. Как же у тебя получилось?

— Что ты от нас скрываешь? — внезапно спросила Бренда. — Свент прав, ты никогда бы не смог подготовить такой портал за короткое время. Значит, ты его держал про запас, даже когда мы сидели в подземелье.

— Ну а если и так? — улыбнулся Виверн. — Зачем мне об этом рассказывать? Кто-то мог оказаться малодушным, тогда в нашей команде начались бы столкновения и дрязги. Мне этого не надо. А так он пригодился вовремя. Тем более Пендрагон оказался таким наивным, несмотря на весь свой гонор. Мне нетрудно его было убедить в его уникальности и нашей беспомощности.

— То есть? — Я изумленно посмотрел на Виверна. — Ты хочешь сказать, что специально подставил его?

— Ну да. Зато он стал объектом гнева Ранхвальда, тем самым дав нам возможность завершить дело. Он сам хотел этого, поверь, Свент. Мне оставалось только напомнить ему и аккуратно подвести к цели. Как видишь, все получилось! Мы добились цели. А он стал героем! Жаль, конечно, что посмертно, но это судьба.

— Ну ты сволочь, — пробормотал я. Бренда ахнула.

— Легче на поворотах, маг, — нахмурился Виверн. — Ты стал богатым человеком. Деньги, причитающиеся погибшим, будут разделены между нами. Так что во всем есть своя польза. Даже в смерти.

Я смотрел на своего старого друга и не узнавал его.

— Что с тобой случилось, Виверн? Почему ты стал таким?

— Каким? — искренне удивился он.

— Ты просто использовал всех, да еще цинично подставил Пендрагона.

— Спустись на грешную землю, друг, — усмехнулся Виверн, — прими все как данность. И пойдем. В Торде нас ждет телепорт в Баалинг. А там прямой путь к почету и славе. Разве мы не победили Ранхвальда? А наши спутники? Они останутся героями в легендах!

— Один вопрос, — продолжал я, глядя в глаза профессору. — Что в сумке?

— Книга, Свент. Книга Лота! Теперь она в надежном месте.

— Нет, Виверн, — покачал я головой, — место не надежное. Это значит, что появится новый Ранхвальд. И, кстати, ты мне не друг. Я не хочу иметь ничего общего с тобой и таким миром. Пять лет назад ты был настоящим, а сейчас… стал обычной шавкой, готовой загрызть любого за лишнюю миску похлебки. Нам с тобой не по пути. А ты, Бренда?

Она молчала, стараясь не встречаться со мной взглядом.

Я обреченно махнул рукой, развернулся и похромал в город. Позади послышалось какое-то невнятное бормотание. Видимо, моя реакция очень удивила профессора, хотя неужели он меня так плохо знал, что не мог ее предвидеть? Лишь спустя минут десять я позволил себе обернуться.

К моему разочарованию, Бренда стояла рядом с Виверном и провожала меня взглядом. Что ж, сегодня я потерял двух друзей. Хотя были ли они настоящими друзьями? Не знаю. В который раз я убедился, что дружба среди магов мало что значит. На душе было скверно. Имелся, конечно, отличный выход. Напиться. Что я и сделал вечером.

Эпилог

С утра поднялся пронзительный холодный ветер, пробиравший до самых костей. Холодные, темные морские волны лениво качали корабли, стоявшие у широкой деревянной пристани. Я поежился и, запахнув поплотнее плащ, посмотрел на небо. Солнце еле пробивалось из-за туч, слабые его лучи совсем не грели. Приближалась зима.

Мне в который раз вспомнились события последних месяцев, которые так круто повернули мою жизнь. Но, может, оно и к лучшему. По крайней мере, в Баале меня уже никто и ничто не держит…

Покинув Виверна и Бренду, я напился в придорожной таверне, а на следующий день отправился в ближайшее отделение Банка Баала и снял все имевшиеся там деньги. Как ни странно, на моем счету лежал аванс за работу, обещанный всем нам в Баалинге. Что же, на мой взгляд, справедливо, что хоть что-то мне оплатили.

А затем я отправился в Морс, единственный полноценный порт Баала, находившийся на востоке страны. Путь до него занял у меня пару недель, но, даже останавливаясь в мелких городках, я был в курсе дел в столице. Сплетни разносятся быстро. Как и говорил Виверн, они с Брендой стали героями, победившими Ранхвальда, Самсон же, Штранцль, Ллойд и Седрик — героями, павшими в битве. Им даже памятник начали возводить. А вот о неком Свенте никто не знал. Но я человек не тщеславный.

В Морсе я очень быстро договорился с капитаном одного корабля, что тот доставит меня через Зеленое море на Берриловые Острова, в Бедлон. В этом королевстве я побывал однажды, много лет назад, когда путешествовал, уйдя из отчего дома. Я решил глотнуть свежего воздуха перемен. А Баалинг — это уже прошлое. Жаль, что так все закончилось, но, значит, такова судьба.

Прервав размышления на этой философской ноте, я вздохнул и, поправив сумку, где вместе со свертком с нехитрой едой лежали несколько книг и среди них драгоценный трофей, доставшийся мне от Вердена, пошел к стоявшему с краю кораблю, двухмачтовой шхуне с красивым названием «Валькирия». В душе теплилась надежда, что там, куда я направляюсь, мне повезет больше, чем в этом королевстве.


Примечания

1

Комиссия при Королевском Совете Баала. Решала споры между магами. В ней большую роль играли несколько самых влиятельных Орденов, но тем не менее глава Комиссии магистр Корнелиус частенько принимал сторону стихийных магов.

(обратно)

2

Метресса — женская магическая степень в Орденах Магии. Выше ее уже идут грандессы и далее магистры. Метрессы обладают немалой силой и обычно руководят небольшими храмовыми отделениями. Эти отделения разбросаны по всему Баалу.

(обратно)

3

Вохленский — вампир. В о х л е н — густые леса в северной части Баала. Известны как место обитания нескольких кланов вампиров, которые чудом выжили после объявленной два века назад тогдашним королем Баала «Великой Охоты на кровососов». Правда, сейчас настали голодные времена для этих тварей. Да и сами они из грозных некогда существ превратились в объект насмешек и всевозможных анекдотов.

(обратно)

4

Сражение при Баалинге — главное сражение Темной Войны. Именно в этом сражении Ранхвальд Полумертвый нанес сокрушительное поражение войскам Баала. До сих пор это сражение считается самым кровопролитным за все восемь веков, что существует Баал.

(обратно)

5

Теневые заклинания, — заклинания, которые используют демоны. Они мало изучены, но, насколько известно из опытов, проводимых уже на протяжении нескольких веков, ни один маг, будь то эльф, гном или человек, не смог произнести заклинание на языке демонов. Хотя сами списки заклинаний имеются в трех крупнейших академиях магии.

(обратно)

6

Поход Кондра — За двадцать лет до описываемых событий вождь орков Кондр умудрился собрать под свои знамена почти все племена орков. Огромная пятисоттысячная армия вторглась на территорию Баала. Но под стенами столицы орки потерпели сокрушительное поражение.

(обратно)

7

Огромное подземное кладбище, расположенное в двух днях пути от Дорригарда. Там нашли упокоение самые известные герои орков. Быть похороненным в Катакомбах считалось почетным.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1 Повелитель Темных Холмов
  • Глава 2 Дочь мага
  • Глава 3 Ранхвальд Полумертвый
  • Глава 4 Верден
  • Глава 5 Баалинг, столица Баала
  • Глава 6 Отряд
  • Глава 7 Два века назад. Ранхвальд. Начало
  • Глава 8 Путь к Торду
  • Глава 9 Два века назад. Ранхвальд. Когда умирает любовь
  • Глава 10 Торд
  • Глава 11 Два века назад. Ранхвальд — повелитель Баалинга
  • Глава 12 Перевал
  • Глава 13 Два века назад. Ранхвальд. Последний бой
  • Глава 14 Гостеприимство орков
  • Глава 15 Укрощение орков
  • Глава 16 Катакомбы
  • Глава 17 Переворот
  • Глава 18 Вигард
  • Глава 19 Дорригард
  • Глава 20 Лирна
  • Глава 21 Подземелье
  • Глава 22 Сэмми
  • Глава 23 Второй штурм подземелья
  • Глава 24 Магия смерти
  • Глава 25 Возвращение Ранхвальда
  • Глава 26 Новые испытания
  • Глава 27 Смерть и жизнь
  • Глава 28 Новые старые лица
  • Глава 29 Последняя схватка
  • Глава 30 Конец игры
  • Эпилог
  • *** Примечания ***