КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Связанные сказки (fb2)


Настройки текста:




Моим любимым доченькам Женечке и Натусе посвящается…


Предисловие

Все люди связаны друг с другом тоненькими ниточками, но, когда двое встречаются и между ними зажигается искра, их нить крепнет. Потом появляются дети, внуки, правнуки…И тонкая нить становится могучим канатом, нерушимым и очень крепким.


История первая

Нося и Носик



Жила-была Нося, она была обыкновенным маленьким носочком в ярких полосках белого, розового и голубого цветов.

Нося помнила себя очень-очень давно, еще в те времена, когда пушистым цветком хлопка росла на солнечном склоне южных гор. Это было прекрасное время: ветер играл коробочками цветов, а солнце обнимало тёплыми лучами. Потом цветы стали совсем-совсем большие.

Пришли люди и машины, они собирали растения, везли на фабрики, где из прекрасных цветов хлопка получались нити.

Нити окрашивали во все цвета радуги, а потом уже другие машины, вязальные, делали из них множество красивых и нужных вещей. Так Нося стала одним из огромного множества носочков. Во время её путешествия по конвейеру, рядом с ней неожиданно появился он – Носик. Он тоже был носком, тоже в бело- розово-голубые яркие полоски, но он был молчаливым, немногословным.

– Наверное, ему было очень трудно в жизни, – подумала Нося. – Склон где он был цветком, наверное, был не такой уж и солнечный, а ветер не такой уж и лёгкий.

Нося всё время пыталась его как-то рассмешить, заговорить с ним, приободрить… Так получилось, что они составили пару и в один прекрасный день серебряное колечко навсегда соединило их. Нося очень радовалась, что теперь она не одна и что теперь всегда рядом с ней будет он, ее молчаливый друг. С виду он был такой как она, но всё же совсем другой.

Вместе они много путешествовали. Ехали сначала в поезде, потом в машине, потом их поселили в яркую витрину одного детского магазина. Здесь было очень весело, потому что с открытием магазина он наполнялся веселым и детскими голосами. Иногда, конечно, были слышны вопли недовольных детей с приставаниями к родителям о покупке той или иной игрушки. Но такое происходило нечасто, и таких детишек было очень мало, а в основном они бегали по большим коридорам и смотрели вокруг широко раскрытыми восхищенными глазами.

И вот однажды… Нося хорошо запомнила этот день, он вроде ничем не отличался от других, но какое-то настроение праздника присутствовало, Нося сразу узнала эту рыжеволосую девочку, которая остановилась у витрины и тихо сказала маме:

– Мамочка, ты только посмотри какие чудесные носочки! Тут есть и белый, и розовый, и голубой! Это все мои любимые цвета! Мамочка, а сколько они стоят? Давай их, пожалуйста, купим!

В этот день они с мамой пришли покупать летние босоножки, потому что наконец-то наступило долгожданное лето и, конечно, к красивым босоножкам просто необходимы были красивые носки. Мама их сразу купила девочке и сказала:

– Носи, пожалуйста, на здоровье!

Наступила прекрасная жизнь. Нося каждое утро с Носиком надевались на ножки девочки и бежали вместе с ней: бежали по лугам, по дорожкам, на берег речки, на полянки, где собирали цветы… Нося была абсолютно счастлива. Череда летних дней неслась как вереница в лёгких птичек.


Иногда носочки даже пачкались, но их это не пугало. Они знали, что их искупают в душистом мыле и повесят сушиться на солнышке, и они будут смотреть кругом и видеть, как прекрасна эта Земля, зеленая трава, яркие цветы и белые-белые облака, плывущие высоко-высоко в голубом чистом небе.

Нося всегда была рядом с Носиком, но вот однажды Носик вдруг куда-то пропал. Мама и девочка искали его очень тщательно. Они отодвигали шкафы и заглядывали под кресло. Мама ещё раз проверила стиральную машину, но Носика нигде не было. Мама пообещала девочке ещё раз его поискать, внимательно посмотреть, но прошла неделя, а потом вторая, но Носик никак не появлялся.

Нося очень-очень грустила, потому что она не представляла свою жизнь без Носика. Она даже не знала, что теперь будет с ней. Девочка периодически вспоминала свои яркие носочки и грустила. Тогда мама, которая была немножечко волшебницей и фантазеркой, придумала из оставшегося носочка сделать веселую хорошую поделку – котика.

Носочек набили синтепоном, пришили голубые глазки, сделали бусинку вместо носика, нарисовали усики и пришили хвост. Так наша Нося из носочка превратилась в маленького котёнка. Нося себе очень нравилась, теперь она стояла на письменном столе девочки и каждый день ей улыбалась. Подружки девочки, приходя в гости, восхищались:

– Какой у тебя замечательный котёнок! Из чего это он сделан? Прямо из носочка? Это так восхитительно!

Нося было ужасно горда и собой, и девочкой, и мамой. Но иногда мысли о Носике всё-таки одолевали и грусть селилась в её сердце:

–Носик, милый мой Носик где ты? Почему ты ушёл так внезапно и даже ничего не сказал мне на прощание?

Носе в такие дни было очень грустно и ей даже подмигивания голубого торшера, стоявшего рядом, только раздражали, а никак не ободряли. Нося ждала, она верила, что однажды Носик всё-таки вернётся и этот день однажды настал…

Девочка росла, росла и стала почти совсем взрослой. Ей решили купить новую кровать, поэтому в один прекрасный момент папа сказал:

– Всё! Давайте выносить старую мебель!

Все обрадовались, закричали: «Ура! Ура!» и стали выносить кровать девочки, которая уже стала ей мала. И вдруг, там, далеко-далеко за кроватью, между стеной и матрасом обнаружился второй носочек – потерявшийся Носик.

Он лежал весь такой скрученный, пыльный и одинокий. Там, в этом углу, было всегда темно и пустынно. Сейчас, когда Носик так внезапно попал на солнечный свет, ему было немного непривычно. Он огляделся вокруг и увидел свою Носю, которая стояла на столе на подставке и была так прекрасна как никогда прежде.

Он сказал ей:

– Привет!

– Привет, – сказала Нося и чуть-чуть всхлипнула от избытка чувств. – Я так долго тебя ждала. Как хорошо, что ты нашелся!

Девочка, увидев носок, тоже обрадовалась. Она закричала:

– Мама, мама! Смотри, мой старый носочек нашелся!

Девочка отряхнула носочек от пыли и поставила свои ноги и этот носочек рядом. Он едва доходил до половины ступни:

–Даже не верится, что у меня были такие маленькие ножки! Мама, а этот носочек такой милый! Может, мы теперь для нашего поделочного котика сделаем пару?

– Дочка, ты уже большая и можешь всё сделать сама, а я тебе помогу: найду пуговки и бубенчики для хвостика.

После стирки и сушки началась работа. Носику было немножко страшно, но Нося смотрела на него одобряющим взглядом и как будто говорила:

– Подожди, подожди ещё чуть-чуть и мы будем рядом!

Из Носика получился прекрасный котенок. Почти такой же как Нося. Только глазки у него были не голубые, а черненькие. Торчащие усики придавали котенку озорной вид, а хвостик и вовсе получился стоящий трубой. Заправский весельчак! И только Нося знала, какой это на самом деле нежный и ласковый котёнок.

Нового котенка поставили рядом с Носей и наконец-то, после стольких лет разлуки, они снова были вместе. Они снова, как и много лет назад, составили прекрасную пару. Нося каждое утро, просыпаясь, благодарила этот мир.

Девочка окончательно выросла, закончила школу и поступила в колледж. Она стала перевозить вещи и положила котиков в маленькую коробочку, а им не было страшно, потому что они были вместе: навсегда-навсегда.


История вторая

Спортивная семья Ski



Жила-была очень спортивная семья по фамилии Ski. Семья состояла из спортивной шапочки, шарфа и перчаток. Все они были связаны из хороших ниток в цвет триколора российского флага с яркими буквами Ski.

У мамы был большой белый помпон, у папы – длинные белые кисточки по краям, а у дочек-перчаток – кожаные белые ремешки, которые их очень украшали.

Фамилия семьи – Ski была английской и обозначала «лыжа, лыжня, лыжный спорт». Английский – международный язык. Он понятен миллионам людей. Семья Ski часто ездила на разные соревнования, в том числе и международные.

Мама, папа и детки обожали зиму и лыжные гонки. Они жили на полке в прихожей девочки Полины, которая получила этот комплект за победу на региональных соревнованиях по лыжным гонкам.

Поля – весёлая, жизнерадостная, быстрая, как зимняя искристая лыжня, украшенная рождественским снегом. Она успевала всегда и везде: в школе, в спортивной секции, в творческих кружках.

Зимние каникулы для Поли были самые любимые. Каждый год, в первых числах января, сразу после новогодних праздников, Поля ездила в зимний лагерь. Там ребята из других школ и других городов вместе тренировались, знакомились, дружили. К ним в гости приезжали лучшие лыжники страны.

Паша, друг Полины из соседнего города, тоже очень любил спорт, но у него, к сожалению, пока не было таких результатов как у Полины, и он грустил. Мальчик делился с Полиной своими переживаниями во время их прогулок по волшебному зимнему лесу, где могучие сосны стояли вдоль дорожек как часовые, одетые в белые мохнатые тулупы и шапки.

– Что мне делать, Поля? Я не могу скользить быстрее.

– Всё у тебя получится, Паша, – утешала его Полина. – Ты много работаешь и тренируешься, и результат обязательно будет. Самое главное, ты в себя верь, а я в тебя всегда очень верю.

Каникулы пролетели незаметно, и Поля вернулась домой. Школа, секция, тренировки… Обычная жизнь закрутилась. Разбирая вещи после лагеря Полина не могла найти свои спортивные перчатки Ski. Девочка очень расстроилась, но школьная жизнь закружила: самостоятельные работы, контрольные, лабораторные, доклады… И в потоке ежедневных дел потеря забылась. Другое дело шапочка и шарф. Шапочка на своей полке ежедневно вздыхала с грустью:

– Где же наши детки? Где они, что с ними? Может где-то лежат в снегу, замерзшие и забытые?

Шарф не был столь пессимистичен и не рассуждал так грустно:

– Почему ты думаешь, что с ними всё плохо и они где-то брошенные и забытые? – говорил он. – Я уверен, с ними всё отлично, и они счастливы и довольны жизнью! Шапочка, дорогая, наши детки самостоятельные и взрослые. Они прекрасно знают, что можно и что нельзя, и я уверен, что с нашими девочками всё хорошо. Рано или поздно мы с ними обязательно встретимся.

Время шло. Журчащая ручьями весна сменилась звенящими трелями соловья летом. Наступила осень, сыплющая золотом листопада, а потом пришла и любимая зима. Однажды Поля смотрела соревнования по телевизору и увидела среди участников Пашу. Она заволновалась и обрадовалась одновременно, и стала молиться от всего сердца за Пашу, чтобы он обязательно победил.

Поля очень внимательно следила за лыжными гонками. Погода в тот день была сложная и снег лип к лыжам и снижал и без того плохую видимость. Паша собрался с силами и двигался очень уверенно и четко. Было видно, что он много тренировался и смог достаточно правильно подобрать смазку для лыж.

Поля замерла, и, не двигаясь, сидела перед телевизором. Она даже не заметила, как крепко сжала руки. Паша стал обгонять одного соперника за другим. На финише он стартовал первым! Поля прыгала перед телевизором и кричала: «Ура! Ура!». Когда проходила церемония награждения Паше дали настоящую медаль, а ещё Поля заметила, что из кармана куртки у Паши торчали её перчатки с волшебным словом «Ski». Полина ещё больше обрадовалась, что и перчатки, наконец, нашлись.

Когда спустя несколько недель Полина и Паша встретились в зимнем лагере, Паша отдал ей перчатки со словами:

– Знаешь, Полина, мне очень помогло, что ты в меня верила, и я сам стал верить в себя. Когда я нашёл твои перчатки, ты уже уехала. Я решил сохранить их, как талисман. И вот видишь, у меня всё получилось! Это благодаря тебе и благодаря им!

Полина ничего не сказала, только улыбнулась и крепко пожала Пашину руку. В этот день они много гуляли, сидели в кафе и пили вкусный крепкий чай, а ветки могучих сосен кивали и осыпали их мягким пушистым снегом.

Шапочка и шарф встретились со своими дочками очень радостно. Перчатки наперебой рассказывали о жизни у Паши, о том, какой Паша сильный и упорный, о том, что у них появились новые друзья.

Перчатки рассказывали взахлеб и всё говорили-говорили без умолку, а мама с папой, не перебивая слушали и молча, крепко обнимали своих дочек.


История третья

Серый кардиган по имени Ган



Серый кардиган Ган был иностранцем. Он приехал в Россию из Франции из города Парижа. Как известно, Париж – столица мировой моды и кардиган очень гордился, что там его родина. На его спинке красовался маленький золотой лейбл, где было написано, что он изготовлен на одной из мануфактур Парижа.

Кардиган Ган был высокого мнения о себе: надменный и гордый, он точно знал себе цену и никогда не сомневался в своей исключительности. Он был сделан из мягкой теплой шерсти цвета светло-серого парижского неба, которое иногда так похоже на цвет неба города над Невой. Как раз здесь, в Санкт-Петербурге, в витрине он и находился. На самой большой улице – Невском проспекте.

Ган смотрел свысока на людской поток, который с утра до ночи, струился мимо окон торгового центра. Люди заходили, интересовались кардиганом, восхищались, но увидев цену, обращали свое внимание на более повседневные вещи.

Кардиган Ган делал вид, как будто его это совсем не интересует и ждал своего, какого-то особого покупателя. С этими мечтами у него были связаны очень большие ожидания. Он хотел, чтобы его купила хозяйка под стать ему, такая же высокая, гордая и надменная. Шагали бы они с ней по мостовой, как по подиуму, восхищали людей и вызывали овации. Кардиган думал, что это будет какая-то особенная госпожа, и он ее сразу узнает.

В один из дней в магазин зашли папа с дочкой. Они приехали в большой серебристой машине. Девочка молча шла за спиной у папы, не отрывая взгляд от смартфона. Ей было гораздо интересней там, в виртуальной жизни, чем здесь, в пахнущем новыми вещами, магазине. Папа, едва взглянув на кардиган, попросил продавщицу упаковать его. Так началось путешествие кардигана.

Девочка пошла в гимназию, взяла пакет с кардиганом и повесила его в раздевалке среди других вещей. Эта покупка ничем не порадовала ее и Ган было немного обескуражен, он никак не ожидал такого поворота дел. Ему стало очень обидно, поэтому он решил спрятаться среди других курток, пальто, сумок, мешков со сменной обувью. Здесь даже был чехол от гитары. Девочка пришла после уроков, поискала свой пакет. Искала недолго. Не нашла. Ни капли при этом не расстроилась и поехала дальше по своим делам.

Вечером в гимназию пришла уборщица, которая намыла все полы и собрала все вещи, валяющиеся в беспорядке. В дальнем углу она увидела солидный пакет из крафтовой коричневой бумаги с логотипом дорогого магазина. Она заинтересовалась и заглянула внутрь: замечательный кардиган манил своей мягкостью и теплотой. На следующий день она предприняла попытки найти хозяйку столь чудесной вещицы и поинтересовалась у гимназистов и гимназисток, кто же забыл этот пакет. Но все молчали. Тогда уборщица взяла этот пакет себе домой, тем более что кардиган 46 размера был ей точно в пору. Она очень радовалась, но кардиган Ган был возмущен:

–Как, уборщица? Это что за насмешка судьбы? Где моя хозяйка-фотомодель?

Но фотомодели не было, зато уборщица пела от радости и танцевала в новеньком французском кардигане. Ган никак не хотел себе такую обладательницу, в его понимании она была недостаточно изысканная, поэтому он быстро спрятался в электричке в самый дальний угол под лавкой. В общей суматохе переполненной электрички, женщина стала выходить на своей остановке и забыла Гана. Он был очень-очень рад. Так продолжилось его путешествие.

Из-под лавки он перекочевал в руки другой женщины, которая работала в детском парке аттракционов. Она продавала билеты в небольшой будочке на которой было написано слово «Касса». Мамы, папы и детки немножко постарше протягивали денежки, а кассирша им давала цветные билеты на разные аттракционы. Они радостно бежали с этими билетами крутиться на каруселях, подниматься на колесе обозрения, прыгать на батуте, мчаться на маленьком музыкальном паровозике… Кардигану Гану и здесь не очень понравилось.

– Это жизнь это не для меня, – думал он, – где же моя мостовая, которая похожа на подиум? Где же мои восхищенные взгляды? Не в этой будочке моё место.

Погода портилась. Дети с родителями уходили из парка. Мама полуторагодовалой малышки, которая только-только научилась ходить и бесконечно радовалась этому миру, тоже спешили к выходу. Тучи сгущались, и первые капли дождя срывались с небес. У мамы, к сожалению, с собой не было ни зонта, ни куртки – ведь погода была очень хорошая с утра. Мама попыталась спрятаться со своей малюткой под деревом и прижала её к себе, чтоб хоть немножечко согреть, но вода струилась потоками. Казалось, что неведомый портняжка вырезал дырку в небе, и вода хлынула, словно из ведра.

Кассирша увидела всю эту картину и позвала маму с малышкой к себе в будочку:

– Идите сюда, переждите дождь.

Малышке было холодно, и кассирша протянула мамочке серый кардиган:

–Возьмите, пожалуйста, не на время. Навсегда. Хорошая вещь, но немного не в моем вкусе. Сейчас маленькую согреете, а потом и сами сможете помодничать.

Мама не стала отказываться и сердечно поблагодарила кассиршу. Она удивлялась и восторгалась качеством шерсти, мягкости этого кардигана. Мама быстренько сделала своей малышке уютное гнездышко и положила туда девочку. Та, радостная, быстро заснула. Ей было тепло и сухо. И случилось чудо! Кардиган Ган такой надменный и гордый, вдруг обнял малышку и испытал при этом неведомое чувство. Ему было приятно касаться этих маленьких ножек и маленьких ручек. Он был очень счастлив, что может согреть эту девочку своим теплом.

Мама принесла кардиган домой и соорудила из него небольшую подушечку. Малышка всё время спала на ней и ей снились чудесные сны.

Кардиган очень изменился. Каждый день, когда малышка засыпала, Ган думал, как ему всё-таки повезло, что он не пылится на какой-то вешалке в шкафу прекрасной госпожи и не ходит по подиуму мировой моды, а здесь, в детских ручках, испытывает и радость, и счастье, и невероятное блаженство, о котором на заре своей жизни он даже не мечтал.


История четвертая

Вязаная сумочка



Жила-была Вязаная Сумочка, она очень любила разные почётные и не очень почётные грамоты. Сумочку связала Женщина из светло-серых льняных нитей и украсила ярко-голубыми бусинами «под бирюзу».

Сумочка была весьма вместительной с длинной широкой ручкой из этих же нитей. Её надо было носить на плече. Сумочка получилась очень красивой и яркой. Женщина любовалась-любовалась ею, да и отправила её участвовать на выставку «Чудеса своими руками», где Сумочка в упорной борьбе с вышивками из бисера и вязаными кошельками, завоевала первое место.

Сумочка очень полюбила дипломы и награды. Они давали ей стимул к дальнейшей, и как ей казалось, успешной жизни. Они как будто подчёркивали её значимость и авторитет. Когда выставок не было, Сумочка морщилась от скуки и грустила. Ей казалось, что она никому не нужна и не интересна и что вообще она не яркая красивая сумочка, а серая грязная кошёлка.

Так она и жила между взлётами и падениями. Время шло, Женщина всё реже отправляла Сумочку на различные выставки, а потом и вовсе с почетом переместили её в огромный трехстворчатый шкаф-купе.

Сумочка очень расстроилась. Здесь были залежи сумок из разных материалов невиданных фасонов и цветов. Главенствующее место занимала тёмно-бордовая кожаная сумка с лаконичной надписью «Шанель». Мадам Шанель жила в шкафу очень давно. Когда-то она стоила владелице целое состояние, но с лихвой возвратила потраченное в виде создания классических образов настоящей леди.

Такая леди просто не могла не встретить своего принца и однажды эта встреча состоялась. С тех пор Женщина была счастлива со своим Мужем, а Мадам Шанель, свидетельница поры конфетно-букетного периода и весёлой свадьбы, обязательно доставалась из шкафа на всё семейные юбилеи.

На все причитания льняной Сумочки, Мадам Шанель снисходительно вздыхала:

– Деточка, все твои дипломы – лишь бумажки. Надо просто любить себя без какого-либо подтверждения. Не веришь в себя? Не любишь? Работай над собой!

Мадам Шанель вспоминала себя на складе среди тысяч сумок «Шанель», а потом это длительное ожидание на полке в магазине, когда кругом всех раскупали, а она стояла одна, как перст, в центре под самыми яркими софитами и думала:

– Какая же я одинокая и страшная. Ко мне даже никто не подходит.

Тогда ей было невдомёк, что просто она качественная и очень дорогая сумка. Все эти времена и грустные переживания очень скоро закончились, и молодая Женщина с восхищенным взглядом купила Мадам Шанель. Сумка стала спутницей и соратницей хозяйки, хранительницей всех её тайн. Только Мадам Шанель знала, о чём мечтает Женщина, а автобусный билет со счастливым номером в одном из самых маленьких и незаметных карманчиков как бы говорил: «Надо верить в чудеса!». Женщина в них верила, и её жизнь была похожа на чудо.

Женщина много путешествовала и летала на самолете, а потом появился Мужчина. Жизнь заискрилась объятьями и радостью новых встреч. И свадьба, как положено «и пела, и плясала, и кони эту свадьбу вдаль несли, а ей всё было места мало, и неба было мало и земли…».

Пошли дети и маленькие лаконичные сумочки сменились большими торбами и рюкзаками, куда влезали бутылки, игрушки, памперсы, соски… Но даже тогда Мадам Шанель не грустила, знала, что время её ещё придет и Женщина обязательно о ней вспомнит. Так и случилось. Когда в семье отмечали первый пятилетний юбилей в солидном ресторане, Женщина, одетая в маленькое черное платье с сумочкой Мадам Шанель произвела неизгладимое впечатление на гостей, а самое главное – на того, единственного и неповторимого с которым они были уже 5 лет вместе.

– Ты – плод фантазий нашей хозяйки, – говорила Мадам Шанель льняной Сумочке, – и тебя будут любить и восхищаться вечно. Так что выше голову, детка!

Льняная Сумочка крепко задумалась. Что там дипломы, главное – человек! И в следующий раз старалась не прятать ключи и не открывать новую помаду, не рассыпать мелочь и даже пудру, которая всегда сама открывалась, Сумочка уговорила вести себя пристойно.

Дети у Женщины выросли, стали всё чаще путешествовать всей семьей. Женщина брала в путешествия с собой льняную Сумочку. И кто знает, может быть, именно в одном из таких путешествий Женщина решила бороться с пластиковыми пакетами и шить очень красивые хозяйственные сумки, которые очень просто складывались в игрушечные формы, а в разложенном виде вмещали в себя очень много продуктов и нужных вещей. За образец она взяла свою любимую светло-серую вязаную Сумочку, украшенную бирюзой. Правда, материал был не из льняных нитей, а очень прочная непромокаемая ткань.

Теперь Льняная Сумочка жила в мастерской хозяйки, в ней стали храниться самые важные документы: накладные на поставку материала, договоры на изготовление больших партий хозяйственных сумок, квитанции и акты выполненных работ. Новые хозяйственные сумки раскупались очень хорошо, но самое главное – уменьшилось количество пластиковых пакетов и на планете стало чуточку чище.

– Ты меня вдохновила, – говорила Женщина Льняной Сумочке, – ты только посмотри, что мы с тобой смогли совершить. Такое не каждому под силу. Это самое настоящее волшебство, а ты не простая Сумочка – ты Волшебная!

Сумочка скромно молчала и чувствовала покой и умиротворение. Она гордилась собой, гордилась своей потрясающей Хозяйкой. Впервые за много-много лет в тот день Сумочка заснула счастливой, и улыбалась во сне.


История пятая

Шапочка и Снуд



Шапочка и Снуд жили в отдельном блестящем пакете на центральной полке в магазинчике вязаных вещей огромного торгового центра в большом городе. Они были очень красивой парой: из мягких и толстых оранжево-бирюзовых нитей. На фоне преимущественно серо-коричневых головных уборов и шарфов, Шапочка и Снуд очень выделялись, и со всех сторон неслись восхищенные возгласы «Вот это пара!», как от их коллег, таких же теплых комплектов, так и от покупателей.

Снуд был большой и важный. Всем своим видом он говорил:

– Я вам не просто шарф. Я связан по кругу. У меня нет ни начала, ни конца, поэтому меня иногда ещё называют «бесконечный шарф».

Ему казалось, что такие снуды, как он, должны сопровождать глубоко талантливых, и щедро одаренных природой людей. Он жаждал восхищения, поклонения и ежеминутного подтверждения своей изумительности, оригинальности и теплоты. Шапочка только улыбалась в ответ и мечтала о волшебной жизни, другой, не такой, как в торговом центре.

Она мечтала о ветре и лёгком ноябрьском снеге, чтоб согревать чью-то милую головушку и дышать-дышать полной грудью. Снуду иногда казалось, что Шапочка равнодушна к нему, от этой мысли у него болела душа. Однажды он не выдержал этой боли и тогда… Снуд ушёл от Шапочки, ушёл, как ему казалось, навсегда.

В этом же магазинчике была ещё одна почти такая же оригинальная пара, и во время примерки Снуд сделал так, чтоб их перепутали. Новая Шапочка была польщена таким вниманием, а Снуд с другой полки упрекал свою прежнюю подругу во всех грехах:

– А что эта Шапочка себе позволяет? Что она думает? Какой снег? Какой ветер? Рядом такой красавец-интеллигент, тонкая творческая натура, а она.., – горячился Снуд.

Новая Шапочка восхищенно ахала, но поддержать беседу не могла, ей не хватило дерзости, радости и озорного смеха, но зато Новая Шапочка никогда не сбивалась, не лезла на лоб, а сидела ровно и элегантно. Согласитесь, это для шапочки очень важно. Снуду было над чём подумать: он долго колебался. Пролетело лето и наступила осень. Людей в магазине становилось всё больше и больше и вот опять во время примерки они встретились на широком, залитом ярким светом, прилавке.

– Ты как? – спросил Снуд.

– Отлично! – тихо смеясь и радуясь этой неожиданной встрече, ответила прежняя его подруга.

– Ты меня ещё ждёшь?

– Жду, – словно эхо отозвалась она.

Снуд почувствовал огромную печаль и среди этого безбрежного океана чувств, где-то вдали, ещё угадывался совсем небольшой островок надежды.

– Жду, но времени всё меньше. Скоро мы можем расстаться навсегда-навсегда. Почему ты ушел тогда?

– Не знаю. Мне казалось, я мало любил тебя, а ты меня и вовсе не любила со своим глупым смехом по любому поводу.

– Снуд, что ты такое говоришь. Я тебя всегда любила и сейчас люблю. Просто моя любовь вот такая: радостная и смешная, иногда молчаливая, иногда бесшабашная. Как ты мог сомневаться? Мы ведь созданы друг для друга: из одних и тех же ниток, и вязка одинаковая. Ты только посмотри на нас!

В это время одна девушка гладила вещи руками, сжимала их, пытаясь почувствовать, каковы они наощупь. Рядом лежали два когда-то перепутанных комплекта.

– А как же твой новый снуд? Ты ему уже пела свои песни о ветре, которые слышала, когда была клубочком шерстяных ниток?

– Он хороший, только не мой, чужой и колючий, не то, что ты, – Шапочка с грустью улыбнулась.

– Песни? Да, были песни, только они были очень грустные, ведь когда вы с его Шапочкой гуляли на витрине, нам обоим было не по себе. Он любит свою Шапочку.

– Если я вернусь, ты простишь меня? – тихо спросил Снуд.

– Конечно… Ведь я люблю тебя. Мы попросим, чтобы Продавец скрепил нас булавкой, чтобы больше никогда-никогда не расставаться. Люди говорят, что нельзя давать второй шанс тому, кто когда-то решил уйти. Но я в это не верю. Мы всегда будем вместе и будем очень-очень счастливы, а то, что ты ушел однажды это даже хорошо, иначе как бы я узнала, что просто лежать на одной полке в одном пакете или висеть на одной вешалке – это великое счастье?!

Снуд был очень тронут. Ему нравилась Шапочка, её искренность и оптимизм. Действительно, они были половинками одного целого, только жаль, что он не сразу это понял.

– Ты чудо! – только и сказал он, прежде чем перейти в руки Продавца.

Девушка захотела примерить комплект, заинтересовалась Снудом, а потом заметила и Шапочку.

–Эти комплекты перепутаны, – сказала девушка продавцу. – Этот снуд сюда не подходит, у него и качество нити совсем другое.

Продавец проверила снуд и согласилась с девушкой:

– Да, скорее всего при примерке произошла замена. Это очень хорошо, что вы вовремя заметили, а то бы продали так и было бы два комплекта с разными вещами. Сейчас я разложу их по пакетам, а для надежности сколю булавками.

– Мой комплект можете не скалывать, – девушка любовалась собой в большом круглом зеркале. Бирюзовый цвет подчеркивал её зеленые глаза, а оранжевые полоски оттеняли яркие волосы цвета меди.

–Шапочка и Снуд! Они просто прекрасные! Упакуйте их, пожалуйста.

–Хорошо, но я всё равно их сколю, для надежности.

Шапочку и Снуд положили в пакет, а потом они ехали долго-долго в электричке и молчали, а Шапочка тихонько плакала от избытка чувств. Снуд ничего не говорил, лишь крепче прижимал её к себе.

Девушка сошла на какой-то станции, где запах хвои и берез манил и радовал. Порывы ветра играли с листопадом, первый ноябрьский снег крупными хлопьями танцевал в осеннем небе.

Девушка вытащила комплект из пакета и одела Шапочку, укуталась в большой Снуд. До дома она добежала очень быстро.

Шапочка со Снудом лежали на полке прихожей. В тишине уснувшего теплого дома, они крепче прижимались друг к другу, им было хорошо, как никогда в жизни. Они знали, что теперь так будет всегда-всегда, ведь их любовь, как странный шарф снуд, не знала ни начала, ни конца, и была бесконечной.


История шестая

Красная Шапочка



Красная Шапочка жила в Музее сказочных вещей Братьев Гримм. Сюда она попала очень-очень давно. Она была не легкой летней панамой, а настоящей вязаной шапкой из крепких красных добротных ниток. Она помнила, как её вязала бабушка и приговаривала тайные слова, чтобы Шапочка стала оберегом для той, что будет её носить.

Красная Шапочка совсем не боялась волков. Наоборот, волки боялись ее, так как цвет шапочки напоминал им веревку, которую охотники используют при охоте на волков. Бабушка вывязывала узором небольшие поля шапочки, приколола брошку, которая представляла собой изящную веточку калины с ягодами из драгоценных камней насыщенного бордового цвета. Брошь сияла на солнце и хранила тепло его лучей даже в самые холодные дни. В такой шапочке бабушкина внучка, Юлия, была неуязвима, и все ненастья обходили её стороной.

Каждый выходной внучка ехала на электричке к бабушке и спешила лесной дорогой в знакомый с детства уютный домик, окруженный вековыми соснами с чудесным лесным озером поблизости. На берегу размещался деревянный мосток, который на пять метров уходил вглубь озера. Он позволял в полной мере созерцать чистоту прозрачных вод и стройность зеленого леса.

Внучка росла не по дням, а по часам и совсем скоро стала прекрасной девушкой, белокурые волосы рассыпались по плечам золотой волной, а глаза цвета васильков восторженно смотрели на мир. Губы были ярче самой спелой малины, а голос звенел как лесной колокольчик.

Однажды, когда выпал первый снежок, но местами осенние листья ещё одиноко желтели, внучка гуляла по берегу озера. Воздух был совершенно особенный, такой бывает только поздней осенью в преддверии зимы. Небо свинцовой тучей висело над линией горизонта. Казалось вот-вот пойдёт то ли снег, то ли дождь…

От волков Красная Шапочка надежно защищала внучку, а вот от людей сберечь не смогла.

На берегу обычно безлюдного озера кто-то стоял. Внучка подошла поближе, ведь в своей волшебной шапочке она никого не боялась. Это был юный художник. Он писал прекрасный осенний пейзаж: на водной глади озера отражались березы в редких ярких пятнах желтых листьев, сосны стояли стеной как живые великаны, а между ними шла девушка в красной шапочке с корзиной полной крепких боровиков.

– Какая красивая картина, – не смогла сдержать восторга внучка, – а это девушка, это я?

– Да, это ты – юный художник был немногословен. Высокий, изящный, с таинственным перстнем на пальце, он все больше молчал. Серые волнистые волосы пышной гривой развивались на ветру. Глаза темного пепла, четкие брови цвета графита.

– Моё имя Владимир, друзья зовут Вульф. От фамилии Вульфов, а тебя как? Красная Шапочка? Как в той старой сказке братьев Гримм?

– Меня зовут Юлия, – голос уже не звенел почему-то, а звучал как-то странно, как чужой.

Красная Шапочка заволновалась, она пыталась сползти на глаза Юлии, чтобы внучка не утонула в бездонных, как воды лесного озера, серых глазах Вульфа.

Знакомство развивалось стремительно: сначала интерес, который перерос в симпатию, затем дружба, потом уже и любовь. Первая, юношеская, горячая. Внучка прибегала к бабушке:

– Бабуля, а он такой, он такой фантастический и потрясающий! Он как часть меня, моё продолжение, моё предназначение. Бабушка я люблю его!

Бабушка была мудрой женщиной, она знала этот мир и доверяла Вселенной и не отговаривала внучку, а только радовалась счастью молодых.

В мае сыграли свадьбу. Это был первый семейный душевный праздник. На берегу озера поставили шатры и с цветением яблонь и ароматом первых весенних цветов Вульф и Юлия обещали любить друг друга до конца дней и быть вместе.

Вульф оказался хорошим семьянином, он построил дом рядом с бабушкиным. Молодые разбили большой цветник и Вульф писал очаровательные картины, которые выставляли в галереях по всему миру. Многие картины покупались коллекционерами и занимали достойное место в частных коллекциях.

Время летело незаметно: вёсны сменяли лето, потом осень… Всё было хорошо в жизни молодых, только детей не было. Чем богаче становился дом, тем грустнее было Вульфу. Всё чаще он ходил к озеру и смотрел на лунную дорожку, которая серебрились по ровной глади вод.

Однажды он ушел. Ушел без объяснений и ссор. Собрал свой мольберт, рюкзак, на прощание обнял Юлию и попрощался с бабушкой.

Красная Шапочка была вся пропитана солеными слезами девушки.

– Юлия, все будет хорошо, – бабушка обнимала внучку и говорила ей все ласковые слова, которые только знала, но печаль Юлии была бездонной.

– Бабушка, мне так плохо: меня тошнит, знобит, я ничего не могу есть,– и внучка плакала.

–Милая, дорогая моя девочка, – говорила бабушка, – это хороший признак, а неплохой – скорее всего у тебя совсем скоро будет малыш. Возьми себя в руки, ради новой жизни. Мы очень-очень будем счастливы все вместе, здесь, в наших домах, а Вульф обязательно к тебе вернется. Поймет что-то важное и придет.

Бабушка и внучка много гуляли, а ещё бабушка научила девушку печь имбирные пряники. Юлия складывала пряники в коробочку из крафтовой коричневой бумаги и повязывала красными ленточками. Ей очень нравилась такая работа. Она мечтала, что, когда её муж вернется домой, она обязательно угостит его самым вкусным пряником.

К Юлии в лес приезжал владелец местного магазинчика и с удовольствием брал все пряники, которые она готовила, ведь они в городке расходились очень быстро.

Боль от разлуки с любимым притупилась, а радость от ожидания встречи с новой жизнью крепла с каждым днём. Внучка с бабушкой вечерами пряли новую пряжу и связали детскую шапочку. Только это теперь была не красная шапочка, а аккуратная серая шапочка для мальчика. Юлия перекидывала петли со спицы на спицу, провязывала каждую с любовью и нежностью. Девушка думала, что её сыну уготована счастливая жизнь, и каждый день его будет наполнен радостью и счастьем.

– Только так и рождаются настоящие обереги, – говорила бабушка, помешивая огонь в печи. – Твой мальчик будет расти в полной безопасности.

Малыш появился на свет с белыми подснежниками ранней весны, с капелью и смелым ветром. Его назвали Фёдором. Его имя означает «Божий дар» и сам он был таким даром: бесценным, радостным, прекрасным. Жизнь Юлии чудесным образом изменилась: она всё меньше думала о своей потере и всё чаще радовалась своему чудесному приобретению.

Малыш рос и крепчал. Он был очень смышленым и подвижным. Он часто обнимал свою маму и говорил о том, как он её любит. В такие моменты Юлия была абсолютно счастлива.

Кисть он взял в руки в три года. Дар передался по наследству. Картины, которые он рисовал в восемь лет, были поистине чудесные, но почему-то Фёдор рисовал в основном сумерки. Любимый пейзаж – берег лесного озера с лунной дорожкой на ровной глади воды и бесконечное звездное небо. Люди смотрели на картины и чувствовали покой, умиротворение и восхищение перед красотой северной природы. Картинами заинтересовались коллекционеры. Самые известные галереи организовывали выставки работ юного дарования.

На одной из таких выставок Вульф увидел картину своего сына. Он узнал лунную дорожку, точно такую же, на которую сам смотрел в последнее время, когда жил у лесного озера. Он сразу узнал это место.

– Чья же это картина? – спросил Вульф, – не в силах справиться с магией красок. Ему сказали, что холст принадлежит юному дарованию, не особо жалующему любопытных и живущему с матерью далеко в лесу.

Вульф в тот же день отправился в путь, неся образ картины в своём сердце. Он чувствовал связь с автором картины и предчувствие его не обмануло: он нашёл юное дарование в том доме, который когда-то оставил Юлии.

– Здравствуй. Почему ты не сказала, что у нас появился малыш?

– Здравствуй. Ты ушел так внезапно, без объяснений, и я не знала где тебя искать. А ещё я не хотела, чтобы ты возвращался ко мне из-за ребёнка, чтобы сохранить нашу семью. Я хотела, чтобы ты пришёл ко мне, просто так, без всяких обязательств.

– Я и так уже шёл к тебе, но на пути мне встретились картины Фёдора, которые ускорили мою дорогу. Прости, пожалуйста, меня за всё, что было. Я больше никогда не оставлю тебя, и мы всегда будем вместе, как когда-то в день свадьбы на берегу этого дивного озера.

Они жили долго-долго и были счастливы каждый день. Вульф писал свои картины, Юлия пекла печенье и растила сначала детей, потом внуков. А когда души Юлии и Вульфа покинули Землю и перешли в другой мир, Фёдор взял Красную Шапочку и отвёз её в музей. Он хотел, чтобы люди помнили, какие бывают сказки, которые и не сказки вовсе, а просто истории обычной, повседневной, бесконечной любви, которую невозможно ни разрушить, ни отправить в забвенье…


История седьмая

ВОЛШЕБНЫЕ ТАПКИ



Жила-была женщина, и не было у неё детей и мужа тоже не было. Откуда тут взяться детям? Надо сказать, что женщина очень любила детей и обязательно хотела родить хотя бы парочку, а то и тройню.

Пришла к женщине как-то раз подруга давняя. «Немного волшебница», – так считали одни. «Совсем чокнутая»,– так считали другие. Волшебница посмотрела, посмотрела на свою подругу и говорит:

– Да, замуж тебе действительно пора. Совсем в девках засиделась. Сколько годиков-то, тридцать два? Ну, ладно, сейчас всё исправим, – и Волшебница озорно подмигнула. – Вот возьми волшебную нитку, красную. Купи в магазине самые лучшие мужские тапки или не лучшие, а какие понравятся. И привяжи их ниточкой. Тут твой принц, хотя нет, не принц, тебе чай не 18 лет, и для принцев поздновато. Может король какой или князь венценосный? Ты уж это сама решай. Главное – верь, а остальное приложится.

Долго-долго ходила женщина по магазинам в поисках нужной обувки: и в больших торговых центрах была, и в магазинчиках поменьше, даже на рынок в Китай-город съездила, да так и не с чем домой вернулась. Всё не то. Хотела пляжные тапки купить, чтобы муж море любил, а потом думает: «А вдруг такой муж будет, что не только море, но и сёрфинг полюбит. В погоне за волной полсвета облетит, да и про неё, жёнушку свою, совсем забудет. Нет, сёрфингиста не надо. Гламурные парни тоже не подходят, надо чтоб и дров иногда смог нарубить, мало ли что в жизни может приключится и как он, с маникюром, да с гламуром в штанцах узеньких?! Не пойдет! Слишком домашние тоже не нравятся. Вдруг получился не мужик, а тряпка? Вот и думает, какие же тапки выбрать?

Позвонила тогда давней подруге, что за городом жила, которая валенки катала, да пироги в русской печи пекла и говорит:

–Дорогая, скатай мне заготовку для тапок мужских, а какого размера точно и не знаю, такой среднестатистический давай, 43. Такие нужны: добротные да крепкие. Не жалей шерсти мягкой.

Согласилась подруга, и в тот же день за работу принялась, да и Женщина сложа руки не сидела. Купила иголку потолще, да ниток для вышивания разных. А как только заготовка была готова, начала Женщина тапки украшать, узоры разные вышивать, да навязывать: синяя нить, чтобы речку любил; зелёная нить, чтобы лес обожал, а красная чтобы её, красну девицу, на руках носил, да пылинки сдувал и любил-любил без передышки. Дубок вышла, да три елочки, между ними речка блестит, а высоко в голубом небе солнышко сияет, всех своими лучиками согревает. Баские получились тапки – глаз не оторвать. Поставила Женщина тапки в прихожую и стала ждать, но не тут-то было. Вдруг левый тапок заспорил с правым:

– Не хочу я никакому незнакомцу принадлежать! Что за глупые мысли? Я уже и не тапок вовсе, а произведение искусства.

Правый от таких слов прямо опешил, даже не сразу нашёлся, что и сказать:

– Слушай, друг, Женщина так старалась пока нас облагораживала, все пальчики себе исколола, столько сил приложила, да и фантазию проявила недюжинную. Надо быть ей благодарными. Хочет замуж? Пусть выходит. Лично я не против. Сама она такая славная, наверное, и муж хороший будет.

– А я против, – возмущался Левый тапок. – Я очень против. Мне и тут, в прихожей очень даже хорошо. Ты не знаешь, а другие тапки рассказывали, что это за народ такой – мужчины: ходят-ходят по дому, а потом телевизор усядутся смотреть, особенно футбол какой-то. И если в футболе не всё ладно, они серчают и тапками пуляться начинают. Как пульнут тапком под диван, так и всё… Так и сгинем мы с тобой там, в темноте и забвении.

– Ты что хочешь, говори, Левый, а вот не верю я тебе и сам хочу этот телевизор посмотреть и по квартире пройтись. Надоело мне каждый день в прихожей торчать. Ну и что, что тепло, светло и сухо? Я хочу жить на полную катушку, пусть это и под диван приведет, мне не страшно!

Так тапки и спорили каждый день. Левый находил всё новые аргументы, а Правый стоял на своём. Причём стоял и в прямом и в переносном смысле. А тем временем у Женщины перегорела лампочка на кухне и какая-то там коллизия приключилась, что лампочка эта из патрона никак вытаскиваться не хотела. Пошла женщина в магазин новую лампочку покупать, а там продавец-консультант такой симпатичный мужчина:

– Здравствуйте! – говорит он Женщине.

– Здравствуйте, – вторит она ему.

– Вы чем-то расстроены?– так участливо спрашивает, потому как сразу ему эта Женщина приглянулась.

–Есть немного. Лампочку надо купить, а я не знаю, что и за лампочку надо, да и как поменять не знаю. Такой патрон у люстры замысловатый, что и не выкрутить никак. А электрик из коммунального на звонки не отвечает. Вот, наверное, так и придется в темноте выходные коротать.

– Я вам смогу помочь. Возьму несколько лампочек из магазина и на месте определим, какую Вам надо. Говорите адрес.

Женщина поблагодарила продавца, назвала адрес и ушла домой.

После работы Продавец взял лампочки и направился домой к Женщине. Быстро нашёл квартиру. Люстра и вправду непростой оказалась, пришлось и попотеть, и мозгами поработать, но в итоге все устроилось благополучно. Перегоревшую лампочку извлекли из патрона и успешно заменили новой. На предложение чаю попить, Мужчина не отказался.

– Спасибо Вам огромное, – говорит Женщина. – Вот правду говорят, что «мир не без добрых людей». Чем Вас отблагодарить, не знаю. Может быть Вы в театр хотите сходить? Я там работаю.

– Не откажусь, – сказал Мужчина.

Женщина нравилась ему с каждой минутой всё больше.

Тапки стояли в прихожей притихшие и прислушивались к каждому слову. Правый мечтал: «Вот сейчас, не тяни, давай, доставай нас. Я чувствую – у него точно 43 размер». Левый недовольно ворчал: «Как же, 43. Держи карман шире. Посмотри, какой он высокий, это размер 45, не меньше, а то и 46».

Между тем разговор за чаем был закончен, и решено было встретиться на следующий день, благо был выходной, и время пойти в театр.

После похода в театр, Мужчина провожал Женщину до дома. Они шли по усыпанным багряными листьями тротуарам и говорили-говорили обо всём на свете. Им было хорошо вместе и очень хотелось, чтобы этот счастливый день не кончался.

Около парадной сидел маленький грязный котенок. Мужчина и Женщина, смотрели на него с восхищением:

– Он такой милый!

–Такой чумазый!

– Он, наверное, такой же одинокий, как мы.

– Разве мы одиноки? Мне кажется, что уже нет.

– И мне так кажется, я это чувствую, где-то внутри, там, где сердце.

– Давай заберем его отсюда.

– Давай.

И был вечер, и молоко в маленькой миске, и мягкий свет той самой лампы…

– Хочешь подарок? – спросила Женщина.

– Хочу!

– А какой у тебя размер обуви?

– Это важно?

– Ты даже не представляешь, на сколько, это важно, – улыбнулась она.

– Сорок третий.

– Можно было, конечно, и не спрашивать, – Женщина протянула Мужчине Волшебные тапки.

Он примерял их – они были точно впору.

– Как это? – удивился он. – Разве так бывает?

–Бывает, – тихо ответила она. – Только так и бывает, когда ты чего-то или кого-то очень ждешь…

P.S.

А через девять месяцев у Мужчины и Женщины появился чудесный малыш. В шкафчике в детской комнате его ждали связанные пинетки.


Пос. Чагода – село Белые Кресты 2018-2019 гг.


Оглавление

  • Нося и Носик
  • Спортивная семья Ski
  • Серый кардиган по имени Ган
  • Вязаная сумочка
  • Шапочка и Снуд
  • Красная Шапочка
  • ВОЛШЕБНЫЕ ТАПКИ



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики