КулЛиб электронная библиотека 

Санитар (СИ) [Александр Гримм] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Александр Гримм САНИТАР-1

Пролог

— Эй, народ, слышали про нового джи-психа, который спалил гипермаркет в центре?! — в класс, словно ураган, вваливается патлатый крашенный парень с тоннелями в ушах. В голосе столько восторга, что мне хочется взять этого крашенного уебка за его грязные патлы и раз за разом впечатывать мордой в парту.

— Да! Полный пиздец, там человек двести сгорело! Если он на рпгшке двинулся или это был квест, прикиньте, как он поднялся. — от говорившего так и несет завистью. Кулаки сжимаются и белеют, но я сдерживаюсь. Обсуждение продолжается, восторженные и завистливые реплики сыплются как из рога изобилия.

Ярость постепенно сменяется недоумением, как мы докатились до чего-то подобного. Когда пределом мечтаний подростка стал виртшлем с предустановленной игрушкой, которая снесет ему крышу. А ведь все так замечательно начиналось, на смену устаревшим консолям пришло новое игровое устройство, а вместе с ним и новые игры. Геймеры были довольны — игровая индустрия наконец вышла из стагнации и совершила долгожданный технологический рывок, корпорации строили грандиозные планы, инвесторы подбивали прибыль. И никто, абсолютно никто, среди всей этой шумихи не заметил появление первых игро-психопатов.

Поначалу, СМИ списывали все на террористические акты, а когда правда, словно назревший гнойник, вскрылась, оказалось, что мир стоит на пороге хаоса. Миллионы устройств уже обрели владельцев, десятки игровых тайтлов были растиражированы огромными партиями по всему миру.

Геймеры, что часами отстреливали мобов в шутерах внезапно обзавелись перекрестьем прицела перед глазами и навыками обращения с огнестрельным оружием, виртуальные гонщики, которые до этого и за рулем-то не сидели становились дорожными асами. Любители рпг получали в свое распоряжение систему прокачки из соответствующей игры. Джи-психи были такими разными, но всех их объединяло одно — они были опасными для общества ублюдками и делало их таковыми отнюдь не приобретенное могущество, а изменившееся отношение к другим людям, как к каким-то статистам, безвольным игровым персонажам.

Но человечеству в который раз повезло, не все и не сразу смогли стать джи-психами, а те, кто все таки стал, еще какое-то время пребывали в так называемой «тихой» фазе и не стремились устраивать бойню в погоне за драгоценным опытом или в попытке закрыть очередной квест.

Звонок прерывает мой внутренний монолог, но только мой — класс все также продолжает гудеть, словно развороченный пчелиный улей. Выпускной класс — они чувствуют, что одной ногой уже стоят на пороге взрослой жизни и начинают вести себя соответствующе. Считают себя самостоятельными, верят в свою исключительность и светлый путь, который готовит им судьба и не приемлют авторитетов.

— Урок начался, займите свои места. — мой голос звучит сухо и безучастно, и даже так он звучит достаточно громко, чтобы быть услышанным. Но на меня демонстративно не обращают внимания, продолжая мусолить и смаковать подробности бойни. — Займите свои места, Симонян убери телефон! — повышаю я тон, но в ответ слышится лишь смех со стороны заводил во главе с патлатым мальчишкой, который, как ни в чем не бывало, продолжает тыкать пальцем в экран смартфона, привлекая внимание остальной части класса.

— Эй, ты охуел?! — ревет белугой пацан, когда я вырываю телефон из его липких пальцев. — Ты че не вкуриваешь, что это такое? — рукав его толстовки задирается и он тычет мне в лицо татуировкой факела, увитого колючей проволокой. — Сучара, ты че сгореть захотел!?

Татуировка местной молодежной банды меня не пугает, а упоминание о сожжении заживо, наоборот, поднимает из глубин души настоящую бурю эмоций, густо замешанную на крепкой многолетней злобе. Последней каплей становится, выхваченная сопляком, зажигалка поднесенная к моему лицу. Тонкий палец чиркает по колесику зиппы, высекая искру — мой кулак со смачным хрустом ломает нос нерадивому ученику. Мгновенья тишины бальзамом ласкают мой слух, а затем чей-то кулак врезается мне в скулу. Учитель на замену — неблагодарная работенка.

Глава 1

Мою ошибку наше доблестное правосудие оценило в два месяца общественных работ или штраф в крупном размере, для меня крупном. До эры игро-психоза я бы получил, как минимум, условный срок, а скорее всего присел бы на пару лет. Но, когда за окном, молодежные и не очень, банды делят районы, в ночи шныряют джи-психопаты, а основная угроза суверенитету страны — это контрабанда виртшлемов и пиратские игры на просторах всемирной сети, то учитель, избивший парочку учеников, уже не кажется таким злодеем.

И, вот, теперь я здесь — на окраине города, созерцаю вместе с другими неудачниками старенькое здание принадлежащее администрации. Я не жду ничего хорошего от этого обшарпанного раритета, ведь нас сюда пригнали во все оружия. Замызганная оранжевая спецовка, как у дорожных рабочих, валик и банка с краской — моя экипировка на ближайшие пару месяцев. Моя и еще пятерых “везунчиков”, стоящих со мной в одном строю, они одеты также “нарядно” как я, но вид имеют менее помятый, да и в целом ребята довольно жизнерадостные, кроме одного. Но он не стоит в строю, а расхаживает перед нами, помахивая папкой с нашими личными делами.

— В жизни я видАл многих мудаков, но таких охеренно-тупых встречаю впервые. Я бы вам похлопал, но скорее всего вы подумаете, что я дал себе пять. — мужчина лет сорока пяти на вид, он считает своим долгом ткнуть нас в наше дерьмо, но я знаю, что на самом деле движет им и это не чувство долга, все куда прозаичнее — он рад, что встретил еще больших неудачников и теперь может как следует оторваться.

— Ну и баян. Дядя, ты че русский Стив Роджерс, замерз в холодильнике, когда полез за водкой в прошлом веке и только оттаял? — А это наш самый юный арестант, если бы не услышал его голос то подумал, что передо мной плоская, патлатая девчонка. Его выдает прокуренный голос и взгляд исподлобья, наполненный злым весельем — типичный представитель молодежной банды.

— Рот закрыл! — Наш надзиратель забрызгивает моего соседа слева своими слюнями, но невозмутимый лысый казах и бровью не ведет. Видимо за столько лет проживания в великой-многонациональной привык к подобному отношению.

— Право, не стоит так кричать на юношу, мы с Вами взрослые интеллигентные люди, нам не пристало… — Понятия не имею как в нашу компашку затесался этот дед-божий одуван. Весь такой манерный и рафинированный, мне чертовски сложно представить, что же он такого натворил, чтобы пополнить наши ряды. Ограбил библиотеку или домогался до приглянувшейся старушки.

— Иннокентий Петрович, ладно, Вы, человек добропорядочный и приличный оступились один раз. По вам сразу видно, ошибся — бывает, хотя согласитесь ваш поступок не пристал взрослому интеллигентному человеку. — На этих словах надзирателя, наш дедок краснеет, неужели стыдно. — Но эти-то гаврики, да, Вы, только посмотрите на них!

Дед немного выдвигает свою страусиную шею из конца строя, чтобы нас рассмотреть. В нас он, буд-то, ищет поддержку для своей точки зрения. Наши с ним взгляды сталкиваются и не найдя в моем ничего кроме отстраненного любопытства, он смещает свое внимание на моего соседа, но хмурый казах — это не тот аргумент, который нужен старику в его в споре с надзирателем. Объект спора — злой пацан со взрослым саркастичным взглядом удостаивается лишь мимолетного мазка старческих глаз. Внимание старика немного задерживается на следующем неудачнике, но худощавый, растрепанный парень с цветными тату на худой шее и мутным взглядом вызывает лишь мимолетную маску брезгливости на интеллигентном лице.

Кажется, что наш старичок вот-вот лишиться возможности отстоять свою точку зрения, но тут удача ему улыбается. Конец строя замыкает цивильного вида паренек — типичный студент престижного учебного заведения. Он гладко выбрит, его волосы ровно зачесаны на бок — не как у обычного посетителя парикмахерской, а как у завсегдатая крутого барбершопа.

— Ну вот же, ВОТ! Образцовый молодой человек. — Студент явно нервничает от подобного внимания. Даже из противоположного конца строя я могу разглядеть капельку пота, стекающую по его виску и, судорожно дергающийся, кадык над воротником, застегнутой на последнюю пуговицу, спецовки. Его глазки судорожно мечутся в попытках не столкнуться ни с кем взглядом, а взглядов на него было направлено немало, ведь он только что стал центром внимания нашего маленького “коллектива”.

— Этот, как Вы выразились, образцовый молодой человек поджег автомобиль своей одногруппницы и только чудо, и папины деньги помогли ему приземлить свою сладкую попку ни на чей-то член, а на этот замечательный двухмесячный курорт. — “Надзиратель” улыбается, он получает удовольствие от вида стушевавшегося старичка. Могу его понять, так приятно чувствовать себя хозяином положения. Власть, даже над такой небольшой группой как у нас, должно быть опьяняет.

— А теперь давайте познакомимся поближе…

— Как я вчера с твоей мамкой… — нарывается самый молодой арестант.

— Слышь!

— За углом поссышь. — Кулак надзирателя с сочным шлепком впечатывается в лицо паренька, роняя того на асфальт. Но никто не спешит ему на помощь, мы все, как завороженные, следим за одинокими каплями, падающими с небес. А через мгновение пространство вокруг накрывает ливень, словно кто-то там-наверху открыл смеситель.

Оценив начавшийся погодный катаклизм, наш надзиратель резко подобрев, распускает всех по домам с наказом явиться завтра в это же время.

— Кого подкинуть до дома, не за так, башляете за бенз? — татуированный трясет брелоком с ключами от авто, пытаясь перекричать рокот стихии и лысый казах, без лишней болтовни, пристраивается в кильватере у новоявленного таксиста, рванувшего к старенькому Шевроле Тахо. Мы, дружной компанией, рвем следом и лишь интеллигентный старик, что-то причитая, семенит в сторону старенькой, замызганной остановки.

Казах, как самый предприимчивый из нас, занимает переднее пассажирское сиденье, а я оказываюсь зажатым на заднем между стремным студентом-поджигателем и сопляком с подбитым глазом. В нос бьет резкий запах автомобильного освежителя воздуха.

— Ну и гандон этот надзиратель, меня, кстати, Олег зовут. — когда побитый жизнью Тахо выруливает с пустующей парковки, татуированный водила завязывает разговор.

— Нурлан. — бурчит казах с переднего сиденья.

— Ага, тот еще сучара, встречу пидора в темном переулке кровью ссать будет. — поддерживает пацан, потирая наливающуюся гематому под левым глазом.

— Зовут-то тебя как, мамкоеб? — в голосе Олега проскакивают веселые нотки.

— Влад, только без всего этого говна типа «Владик».

— Учтем, а вы чего молчите? — водитель не останавливается на достигнутом и докапывается до нас со студентом, за компанию.

— Алексей. — бубнит студент и демонстративно отворачивается к окну.

— Виктор. — решаю поддержать разговор. — Зачем на объездную свернул, лишний крюк?

— На заправку заскочить надо, бенз заканчивается. — татуированные костяшки постукивают по приборной панели автомобиля. — За кем, какой косяк? Я например, гуглил, где можно бэушный виртшлем прикупить, чтобы порнухой побаловАться. И ведь шифровался по всякому и ВПН платный подрубал, один хер, ребята из ОДИН* «постучали» через полчаса в двери. Пришлось в суде доказывать, что не геймер для общества опасный, а дрочер безобидный. Прошелся по ахуенно-тонкому льду, так сказать. Мир совсем ебнулся, отец рассказывал, что раньше за посты в соц сетях сажали, но даже у них такой херни не было.

— Раньше, любой пиздюк не мог получить сверхспособности и перехуярить кучу народа, поиграв пару часиков в любимую игрушку. — вставляю свои пять копеек, а про себя думаю: «Витя, еб твою мать, ну куда ты лезешь, зачем тебе эти споры, мало тебе того случая в школе, реально захотел на зону?». — Правительство контролирует ситуацию как может.

— Ну-да, ну-да, контролирует оно, правда контролирует не то что нужно. Патрулируются только близлежащие к центру районы, а где-нибудь в спальниках, после комендантского часа, тебя выпотрошат, пустят на шаурму и никто потом искать не будет, даже дело не заведут, потому что все силы брошены на борьбу с джи-психами. И это в столице, прикинь что творится где-нибудь в глубинке. И ни СМИ, ни, подконтрольный теперь, интернет тебе об этом не расскажет, спасибо, свежим поправкам в конституцию. Эта конституция уже как последняя шалава в которую постоянно что-то пихают. — Олега задевают мои слова и он не на шутку заводится. — А, самое смешное, знаешь сколько людей погибает в год от игро-психоза и его последствий? Меньше чем от ишемической болезни сердца, инсульта и диареи. Да, бля, в странах третьего мира понос косит больше народа, чем все тамошние джи-психи вместе взятые. — татуированный достает из кармана ингалятор и пару раз глубоко затягивается. — Астма.

— Ты не прав, это шайтаны. Вспомни Астану, был цветущий город, а теперь развалины. Пришли Красный Рассвет* и нет города, всего девять человек а сколько зла. Хорошо, что Россия ввела войска, а-то неизвестно чем бы все закончилось. — в голосе Нурлана слышится неподдельная горечь.

— А ты чего натворил? — Олег, подозрительно быстро, успокаивается и тактично съезжает с щепетильной темы.

— Не хочу говорить. — казах отрицательно мотает головой и, судя по опустевшему взгляду, уходит в себя. Видимо, воспоминание о разрушенном джи-психами городе взбудоражили его внутренних демонов, как я его понимаю.

— А ты, Алеша? Нахера спалил тачку девчонки, обиделся что не тебе на лицо присела? — беззлобно похохатывает татуированный.

— Не твое дело. — студент уходит от ответа, вновь демонстративно вглядываясь в пелену дождя за стеклом.

— Пиздец, вы скучные. — рука Олега шарит в бардачке, до моего уха доносится едва различимый щелчок и салон автомобиля заполняется подозрительным шипением.

Ощущаю приятный, сладковатый привкус, поселившийся на кончике языка. Хочу что-то сказать, но мысли разбегаются и путаются, а нутро начинает пробирать от рвущегося наружу смеха. Последнее за что цепляется взгляд — как Олег натягивает противогаз, вытянутый из бардачка.

ОДИН* — отдельная дивизия информационного надзора.

Красный Рассвет** — группа джи-психопатов, скитающаяся по просторам СНГ.

Глава 2

Лёха в детском саду мечтал стать космонавтом

В камуфляжном скафандре — со щитом, автоматом

Дубинкой — и бить гуманоидов

Ненавидел мультфильм про кота Леопольда:

Гуманоиды — враги, гуманоидам не больно

Гуманоид может выглядеть, как девушка или школьник

Но это наёбка — и только

Лёха подрос. У Лёхи — щетина и бас

Лёха плечист. Лёха рукаст. У Лёхи — приказ

Что на собачий язык переводится: "Фас!"

А язык гуманоидов для Лёхи — ин. яз

И всё это значит только одно:

Тебе в автозаке — пиздец, маленький пидорас!*


В уши врываются слова незнакомой песни. С трудом разлепляю тяжелые веки, чтобы как следует проморгавшись разглядеть плохо освещенный ангар. В глаза сразу бросается металлическая стойка с парой мониторов и несколькими натужно-гудящими системными блоками, подключенными к бензогенератору, чей шум перебивает негромкую музыку, льющуюся из дешевеньких колонок. Пытаюсь привстать, но безрезультатно. Беглый осмотр позволяет обнаружить ржавую цепь несколько раз охватывающую мой торс и руки. Мысли в голове все еще путаются, поэтому с небольшим опозданием осознаю, что прикован к одной из несущих свай ангара.

— О, ты первый, как самочувствие? — в поле зрения появляется Олег. Хочу ответить, на языке как раз крутится парочка крепких словечек, но там они и остаются, вместо членораздельной речи слышу собственное мычание.

— Не суетись, сейчас помогу. — его рука резко срывает скотч с моих губ, короткая вспышка боли сопровождается несвоевременной мыслью о пользе бритья. — Сразу говорю, можешь не орать и не звать на помощь, мы в лесу, стены с шумоизоляцией.

— Что это было? — на большее меня не хватает, каша в голове не дает сосредоточиться.

— Оксид азота, веселящий газ или ты про саму ситуацию?

— Про нее самую.

— А ты хорошо держишься, не кричишь, не зовешь на помощь, не угрожаешь, не пытаешься задобрить и купить свободу. Еще не пришел в себя или это не первый твой подобный опыт?

— Ни то, ни другое. Помогал брату подготовиться к стажировке в ОДИН в качестве переговорщика, их как раз учат общаться с психованными уебками вроде тебя.

— Охо, и какого это иметь брата шакала? Подожди, не отвечай, кажется у нас пополнение. — я выворачиваю затекшую шею, чтобы окинуть взглядом очнувшихся соседей по несчастью.

Казах держит марку, без лишних телодвижений и звуков, спокойно осматривается. Ему в противовес, дерзкий сопляк возмущенно пыхтит и дергается, готовый рвать и метать. К его чести, несмотря на малый возраст, взгляд не затянут пеленой страха, а наполнен лютой злобой, направленной на нашего пленителя. И лишь студента пробивает сильная дрожь, заметная даже на расстоянии, а паника буквально выплескивается из каждой его поры. Кажется он готов вот-вот обоссаться.

— Еще раз для вновь прибывших, вокруг лес, в стенах шумка, кто орет получает ботинком в ебло. Вот такие простые правила. — заканчивает татуированный фразу и резким, привычным движением срывает скотч с лица Нурлана. — Ясно?

— Да. — хрипит казах пересохшим горлом.

— Ну все, писос тебе, хуепутало, я тебе такой анал-карнавал устрою, что ты заебешься бутылки из жопы пинцетом выковыривать…

— Оу-оу! Выдыхай. — татуированный лепит скотч обратно и матерный поток льющийся из уст сопляка вновь, как по мановению волшебной палочки, превращается в возмущенное мычанье. — А ты пока с заклеенным ртом посиди, а-то разревешься, скотч потом, хуй, обратно на мокрое приклеишь. — последняя фраза-камень в огород трясущегося, как осиновый лист, Алеши.

— Зачем мы тебе? — включается в диалог казах, после чего смачно отхаркивает густую слюну на бетонный пол ангара.

— А вот это хороший вопрос, четко и по делу, мне нравится. Ваши предположения, только никаких пятьдесят на пятьдесят и звонков брату-шакалу? — татуированный забавляется, его взгляд проясняется и за истончившейся мутной пеленой я замечаю искорки зарождающегося безумия.

— Я предполагаю, что кому-то пора принять дозу, психоз усиливается. — все встает на свои места, картинка в моей голове складывается. Олег удивленно таращится на меня, а затем, с явной неохотой, делает пару глубоких затяжек из ингалятора. Спустя мгновенье, поволока вновь застилает его взор, скрывая за собой, один из симптомов игро-психоза.

— Ну вот, теперь придется вас валить, на том свете можете дать пизды Витьку за то, что он дохуя догадливый.

Джи-псих неспешно, смакую ситуацию, подходит к студенту и приставляет к его трясущейся башке, футуристического вида, пистолет, извлеченный из-за пояса. Тело студента, пуще прежнего, начинает ходить ходуном, из зажмуренных глаз ручьями льют слезы, а надрывное мычание, вперемежку со скулежом, перекрывает шум работающего на всю катушку бензогенератора.

— ЖЖЖЖЖЖ! — пушка в руках Олега, мигает огоньками и издает звук работающей микроволновки. — Бля, да шучу я! Это игрушка, племяннику прикупил, правда, круто выглядит? Эй, ты че обоссался? Ну ты тип, Алеша, убирать будешь сам.

Я ощущаю как меня отпускает нервное напряжение, тело расслабляется и из легких выходит, запертый там на несколько секунд, воздух. Рядом также громко и с облегчением выдыхает казах, даже его проняло это представление. Наш маленький бунтарь тоже не остается безучастным и как-то утихомиривается, оставляя свои попытки освободиться или, на худой конец, избавиться от скотча, чтобы в очередной раз отхуесосить похитившего нас джи-психопата.

— Так, мальчики и девочки, повеселились а теперь к делу. Вы должны кое-что для меня сделать, но так как вы бесполезные уебки, да еще и обоссанцы, то вас нужно немного прокачать, бесполезные вы куски мяса. — Олег в очередной раз затягивается ингалятором, после чего недовольно им трясет. — Блядь, почти выдохся. У нас мало времени, если не хотите раскидать свои ебанные внутренности по всему ангару, слушаете меня и делаете то, что я говорю. Всем понятно? — срывает он скотч с, уже не такого борзого, сопляка и красного, покрытого испариной и мочой, студента.

— Да. — кивает казах под тяжелым взглядом психа.

— Да. — следую его примеру, пытаюсь оставаться спокойным, но внутри клокочет целый коктейль из негативных эмоций, который грозится вот-вот выплеснуться наружу.

— Да. — без признаков бунтарства произносит пацан. Осознание того, что нас похитил ни какой-то левый чувак, а реальный джи-психопат, спускает его с небес на грешную землю. Кому, как не представителю молодежной банды знать на что способны эти ублюдки.

— Да. — сипит, сорвавший голос, студент.

Олег куда-то отходит, ненадолго пропадая из нашего поля зрения, возвращается он с неприметной, обшарпанной сумкой. Из которой, немного покопавшись, извлекает виртшлем. Понимая к чему все идет, я начинаю паниковать. И не я один — Нурлан начинает подозрительно ерзать, чем привлекает внимание похитителя. Правда, короткий тычок носком ботинка под дых от Олега прерывает все поползновения казаха.

— Сиди смирно. — татуированный пытается надеть шлем на голову, но казаха такая перспектива не устраивает и он изворачивается как уж, отдергивая свою лысину. — Все, ты меня достал! — свободной рукой Олега хватает Нурлана за лицо и, с непринужденной легкостью, впечатывает того затылком в металлическую сваю. Пока Нурлан в гроги и не способен сопротивляться, Олег резко натягивает шлем на непокорного казаха. — Не выебывайся, лучше быть психом, чем инвалидом.

Пока в моей голове крутятся не реализуемые планы побега, похититель привычно протягивает от одного из системников шнур и втыкаеттотв один из разъемов на шлеме. Удовлетворенно хмыкнув, татуированный подходит к клавиатуре и начинает что-то печатать, изредка посматривая на казаха.

— Слушай меня, сейчас на шлеме будут запускаться короткие игровые сессии по десять-пятнадцать минут, игрушки будут идти вразнобой, в основном экшены, шутеры, рпг, файтинги и слешеры. — лампочки на шлеме мигают, знаменуя собой начало первой игровой сессии. — Твоя задача в это время не щелкать ебалом и ворон считать, а играть. В твоих интересах получить что-то полезное, иначе тебе пиздец, конкретный и окончательный.

Под мерный гул бензогенератора, мы молча и внимательно следим за мигающими индикаторами шлема. Я делаю это с затаенным страхом и ненавистью, дерзкий сопляк с каким-то нездоровым интересом, изгвазданный студент с покорной обреченностью, а наш похититель со смесью предвкушения и раздражения. Сессия сменяется сессией, раздражение Олега растет на глазах. Когда нервы наконец сдают и он порывается встать, чтобы простимулировать казаха еще одним пинком под дых, того пробивает резкая дрожь, словно от удара током. Она не отпускает его несколько секунд, а когда наконец покидает измученного Нурлана, тот, безвольной куклой, повисает на впившихся в тело цепях.

— Первый пошел! — довольно скалится Олег, стягивая с потерявшего сознание новообращенного джи-психа шлем. — Ну парни, кто следующий?

— Я! — взбудоражено восклицает сопляк, прикипая блестящим взглядом к шлему в руках Олега.

— О, мне нравится твой настрой. — подбадривает похититель, надевая шлем на голову возбужденного пацана.

Вновь тянутся гнетущие мгновенья ожидания и созерцания мигающих огоньков на поверхности шлема. Но в этот раз явление джи-психоза не заставляет себя долго ждать. Во-время второй сессии припадок накрывает Влада и мы вновь наблюдаем рождение очередного джи-психопата. Количество нормальных людей в помещении убывает с катастрофической скоростью, на очереди я и обоссавшийся студент.

Олег, успевший избавить сопляка от шлема, окидывает нас цепким взглядом, словно выбирая новую жертву. Внутренне я молюсь, чтобы выбор пал на зассанца, но его непрезентабельный вид и скверный запашок склоняют чашу весов в мою пользу. Злосчастный шлем приближается к моему лицу и я всем телом ощущаю нарастающую дрожь. Мне страшно становится тем, кого я ненавижу и презираю всем сердцем. Паника, словно лавина, погребает под собой здравый смысл и, не отдавая себе отчета, я, будто дикий зверь, вцепляюсь зубами в кисть похитителя. Солоноватый привкус во рту и болезненная затрещина от опомнившегося Олега немного проясняют сознание.

— Ах, больной ты сукин сын! — с каким-то, даже, восхищением протягивает Олег, с интересом рассматривая глубокие царапины на своей кисти. — Витя, ебанный насос, да ты уже поехавший. На меня так даже голодные псы на свалках не кидались. А теперь, попытка номер два и если не хочешь стать причиной скоропостижной смерти нашего зассанца, то советую не дергаться. — татуированный вновь наставляет свой игрушечный ствол на студента.

— После первого раза уже не так впечатляет. — сплевываю густую слюну вперемешку с кровью на бетонный пол.

— Правда? — его палец давит на спусковую скобу, вызывая уже знакомый звук работающей микроволновки. — А если так? — череп студента начинает стремительно деформироваться, покрываясь буграми, он взвизгивает от боли, а в следующее мгновение его голова лопается, будто переспевший арбуз, забрызгивая нас своим содержимым. — В прошлый раз забыл снять с предохранителя. — буднично объясняет татуированный, смахивая со своего плеча кусочек чужого скальпа.

Меня выворачивает наизнанку, но кроме едкой желчи, стремительно наполняющей ротовую полость, мой желудок выдавить из себя ничего не может.

— Вы че сговорились, один все обоссал, второй заблевал, а убирать это дерьмо за вами кто будет, клининговая, мать ее, компания?

В этот раз шлем крепится на моей голове без эксцессов, сил сопротивляться попросту нет. На смену резкому выбросу адреналина, приходит всепоглощающая усталость и первую игровую сессию я встречаю с малодушной покорностью.

Отыгрывая сессию за сессией, я ловлю себя на мысли: «а что будет, если я не смогу стать джи-психопатами, меня убьют?». Эта пугающая мысль укореняется в моей голове все сильнее с каждой безрезультатной сессией. Виртуальная плашка «начать новую игру» все больше начинает раздражать, я активирую ее раз за разом и с каждым последующим разом все отчетливее ощущаю на себе дыхание смерти в виде микроволновой пушки взрывающей мою голову. Эта картина никак не покидает меня и моя ненависть к джи-психам сталкивается в неравной борьбе с инстинктом самосохранения. Подспудно я понимаю, что первородный инстинкт потихоньку одерживает вверх и я всеми фибрами своей, как оказалось, трусливой душонки желаю жить, пусть даже мне придется стать тем кого я так истово ненавижу.

— Ну же, сука, давай, давай. — шепчу я, пересохшими от волнения губами.

Очередная игровая сессия начинается с сюрприза, меня встречает не очередное красочное игровое меню, а черный экран с надписью «Medic: Military Corpsman Simulator»**иподписью чуть ниже alpha v0.031.

— Вить, а Вить, я начинаю подозревать… — дослушать фразу мне мешает, взорвавшаяся где-то под черепной коробкой, свето-шумовая граната.

Anacondaz feat. Noize MC — Пусть они умрут*

«Medic: Military Corpsman Simulator»** — Медик: Симулятор Военного Санитара.

Глава 3

— Очухался? — хлесткая оплеуха приводит меня в чувства. — Остальных уже отпустило, только тебя ждем. — ненавистная рожа Олега хоть и двоится, но вполне узнаваема. Он протягивает мне ингалятор, наподобие того, что я видел у него до этого. — Затянись, по статистике самый высокий шанс окончательно слететь с катушек как раз в первые несколько часов после прихода, ты же не хочешь в конец ебнуться и стать буйным?

Не хочу, поэтому моя рука жадно вырывает из татуированной ладони прибор и подносит тот ко рту. Привкус желчи, оставшийся во рту, смешивается с ментолом, но легче мне от этого не становится, в области затылка кучка злых гномиков продолжает бить в барабаны.

— Умойся. — кидает он мне бутылку с водой и только после того, как неуклюже подхватываю ее в полете, запоздало осознаю, что больше не прикован. Ржавая, заблеванная цепь свалена в кучу неподалеку от меня. Рука непроизвольно тянется к этому импровизированному оружию, но меня останавливает насмешливый голос татуированного.

— Хорошо подумал? Ну грохнешь меня и что дальше, ингалятор не бесконечный, а я, пока, твой единственный дилер? Может подашься в ОДИН, где тебя накачают наркотой, попользуют в свое удовольствие, а когда ты наконец сорвешься, то просто зачистят? Или самовыпилишься, как сыкло? Варианты один ахуительнее другого. Короче, я с парнями на улице. — татуированный поворачивается ко мне спиной и не спеша, показывая свое превосходство, двигается к выходу. Уже у самого порога, он бросает мне. — Умойся, чистые шмотки в сумке.

Пока привожу себя в человеческий вид, прикидываю свои дальнейшие перспективы. Я в жопе, глубокой и полной дерьма жопе. Не могу завалить его сам и не только из-за того, что он подсадил меня на этот гребанный препарат, удерживающий на грани психоза, но и потому, что не уверен, что у меня получиться. В памяти еще свежи воспоминания о том, как татуированный непринужденно утихомирил крепкого казаха. Сдать его ОДИН тоже не вариант, он потянет меня за собой и государственная машина, не особо разбираясь, пережует и выплюнет нас обоих.

За пределами ангара меня встречает мрачный лес, окутанный сумерками, три джи-психопата, две лопаты и мешок для трупов с «жильцом» внутри.

— Бля, вот он все проспал, пусть и копает. Ебать, я на такое не подписывался и так заебался пол оттирать. — вредный пиздюк в своем репертуаре, эта сцена заставляет меня слегка улыбнуться.

— У меня есть еще один такой же мешок, только поменьше, для маленьких, непослушных гандонов, намек понял? — авторитет татуированного, после недавних событий, в глазах Влада взлетел на недосягаемую высоту, поэтому пацан втягивает язык в задницу и молча подхватывает лопаты.

Мы с Нурланом, не сговариваясь, подхватываем мешок и углубляемся в лес следом за татуированным.

— В течении последующих нескольких часов, джи-психоз начнет проявляться визуально в виде интерфейса, поднимется внутричерепное давление, будут болеть голова и глаза. Обычно, для этого требуется меньше времени и активация психоза происходит не так мягко, скажите спасибо дозе фриза. В ингаляторе у вас сто таких доз, точнее уже девяносто девять. Используйте по одной дозе, каждые восемь часов, исключения — серьезные приступы. Советую не злоупотреблять, иначе из-за привыкания придется увеличивать дозировки, а это достаточно редкая штука. Когда головная боль пройдет, можете поиграться с интерфейсом и поэкспериментировать с новообретенными способностями, только без фанатизма или ОДИН возьмет вас за жопу.

— Ты так спокойно об этом говоришь, не боишься, что, если кто-то из нас попадется, то сдаст тебя. — казах задает один из интересующих всех нас вопросов.

— Кого именно, Олега? — лицо татуированного идет рябью и перед нами предстает недавно убитый студент, прежними остаются лишь глаза. — Ну, тут ты опоздал, его уже давно черви доедают.

— Ебать-колотить! — озвучивает наши мысли пацан.

— Мы ведь не первые кого ты похитил? — отошедший раньше нас от шока, Нурлан продолжает импровизированный допрос пока мы проламываемся сквозь буераки.

— Конечно нет. — похититель возвращает себе привычный образ Олега. — Но обычно я работаю чище. Получаю личные дела от надзирателя, выбираю подходящего кандидата, втираюсь в доверие, а потом по знакомой вам схеме «давай подвезу». В этот раз все карты спутал дождь и отсутствие у вас скромности, от моего предложения отказался только старик. Пришлось работать с тем, что есть.

— Значит надзиратель тоже джи? — задаю я вопрос.

— Хаха, нет, просто крутится как может, получает от нас деньги, закрывает глаза на пропажу очередного неудачника и продолжает ставить у себя пометки о посещении. Виктор, я ведь уже говорил, правительству плевать на тебя, на меня, на всех нас. Проблемы маленьких людей волнуют только маленьких людей.

— Ты сказал «нас»? — я цепляюсь за его оговорку.

— А ты думал я в одиночку отгрохал здесь ангар, где-то взял шлем и достал кучу игрушек для вирта. Тебе вон вообще досталась альфа версия симулятора, который разрабатывался для американской армии. Кстати, если бы он не сработал, то мы бы тащили два мешка. Скажешь спасибо Ночу за то, что он где-то откопал этот кусок кода, если доживешь, конечно.

— А не слишком сложная схема, почему не делать тоже самое в городе и не использовать представителей молодежных банд, они будут только рады? — борясь с одышкой, студент оказался на диво тяжелым, задаю я очередной вопрос.

— Потому. — мы наконец продираемся сквозь буераки и оказываемся на поляне, освещенной тусклым светом, только налившейся луны. Но даже такого света хватает, чтобы рассмотреть неровные ряды самопальных могил. — Морока с трупами, можно наследить и ОДИН сядет на хвост, а здесь можно половину Москвы прикопать, плюс, свежий воздух.

Копаем, с Владом на пару, молча, после такого откровения даже у такого, как он, пропало желание зубоскалить. Видимо, начал осознавать в какую ситуацию мы вляпались. Казах тоже играет в молчанку, изредка пробегаясь взглядом по могилам, словно пересчитывая.

— Достаточно.

— Но… — пытаюсь я возразить, мы и на четверть метра не успели углубиться.

— Вы, че реально думали, что мы тут похороны бычка собрались устраивать? — произносит лже-Олег, доставая свой странный, громоздкий пистолет. — Бросайте туда мешок и отходите.

Мы послушно отходим, с изумлением наблюдая как он переключает пару тумблеров на боковой панели пистолета и наводит тот на мешок. Привычный уже, звук работающей микроволновки и мешок со всем содержимым начинает пузыриться, скукоживаясь на глазах. Жуткий смрад перебивает лесную свежесть, вызывая рвотные позывы, но блевать нечем, поэтому я стоически переношу вонь. Рядом казах на пару с пиздюком дружно удобряют почву. Спустя пару десятков секунд, показавшихся мне вечностью, от мешка со всем содержимым остается густая, бурая лужица. Которую мы с Владом, по приказу лже-Олега, споро закидываем землей, желая оказаться подальше от этого места и его хозяина. Обратно к ангару движемся в полной тишине, сказывается накопившийся стресс и усталость.

Когда подходим к автомобилю, лже-Олег пару минут роется в своей сумке, откуда не так давно доставал виртшлем, и выдает нам по смартфону.

— Аппараты противоударные, водостойкие, стоит шифрование. Все инструкции будете получать через них. Советую друг с другом личной информацией не делиться, а-то всякое может быть. Садитесь в тачку, подкину вас до города. — инструктирует он нас. — Но перед этим, примерьте вот эти штуки. — в моих руках оказывается небольшой холщовый мешок, сомнений для чего он нужен у меня не возникает, поэтому я, без лишних возражений, натягиваю его на голову.

Весь путь до города проходит в гробовой тишине, мешки на головах и сама ситуация не располагают к общению. Словоохотливый лже-Олег также непривычно молчалив — это немного настораживает, но я чертовски устал, поэтому просто стараюсь не заснуть под мерное укачивание старенькой подвески.

— …снимаем и выметаемся. — все-таки усталость берет свое, поэтому первую часть фразы я пропускаю, погруженный в легкую дрему. — Витек, ты че там заснул? Вот яйца у пацана.

Когда стягиваю мешковину с головы и выбираюсь из авто, сквозь, уже порядком сгустившиеся сумерки, успеваю рассмотреть пустующую автобусную остановку на краю рощи. Мои товарищи по несчастью стоят чуть поодаль, дымя сигаретами.

— Эй, пиздуйте сюда! — окликает их татуированный, в руках у него открытый металлический бокс на дне которого лежат три телефона, один из которых принадлежит мне. — Разбирайте свой хлам, через несколько минут будет автобус до города, а там уже сами разберетесь. Завтра в районе обеда с вами свяжутся. И деньги на бенз гоните, как договаривались. — после того как забираю свою собственность, автоматически тянусь к внутреннему карману, затем вспоминаю, что на мне чужая одежда и бумажник остался в заблеванной. — Да шучу я, бывайте! — он бросает мне бумажник, с которым я мысленно уже успел попрощаться, и насвистывая забирается обратно в тахо.

Громко хлопает автомобильная дверь, взрыкивает мотор и старенький шевроле, поднимая клубы пыли и виляя задом, устремляется к виднеющимся вдалеке огням большого города.

— Вот пидорас! — прокашлявшись, то ли после подобного прощания, то ли от сигаретного дыма, заявляет Влад и я с этим мнением о нашем похитители полностью согласен.

— Мягко сказано. — поддерживает Нурлан.

Дальше разговор не клеится, мы слишком устали и настороженны. Поэтому, когда подъезжает автобус, мы занимаем места подальше друг от друга и больше не контактируем. По прибытию в город, я выхожу на первой попавшейся остановки, чтобы поскорее добраться до метро, где стараюсь затеряться среди других пассажиров и несколько раз меняю маршрут, пока моя паранойя наконец окончательно не успокаивается.


Интерлюдия.


Говорят, если долго всматриваться в бездну, то бездна начинает всматриваться в тебя. Не все понимают ужасный смысл этой фразы, потому что это лишь первая ее часть. Александр понимал, но было уже поздно, когда-то он уже заглянул в бездну и та ответила ему взаимностью.

Это случилось так давно, но воспоминание об этом было столь четким и ярким, что казалось с того момента прошли не годы, а минуты или даже секунды. Он помнил наизусть мольбы матери, которая всеми силами старалась спасти их с братом, и тональность криков, сжигаемого заживо, отца. И этот непередаваемый запах горящей плоти, смешанный со вкусом собственных слез и соплей. А главное, он помнил того, кто в ответе за его рандеву с бездной. Эта высокая, подавляющая своим видом, фигура накрепко отпечаталась в его подкорке. Если бы его попросили составить фоторобот, то он бы справился без особого труда. Вот только это бы никак не помогло следствию, вся фигура убийцы была затянута в костюм пожарного маслянисто-черного цвета и из особых примет можно было выделить только немалый рост и размах плеч преступника.

Сегодня воспоминания о прошедшей трагедии будоражили его сознание чаще чем это обычно бывает и на то были свои причины. Звук щелкнувшего замка и отворяемой входной двери немного отвлек Александра.

— Привет, ты поздно и выглядишь каким-то помятым, что-то случилось? — молодой человек, лет двадцати, вошедший в квартиру был практически точной копией самого Александра, только немного хуже. Чуть ниже, уже в плечах, черты лица были не столь ровными и привлекательными, да и глаза были не зелеными словно весенняя трава, а какими-то болотными, словно два грязных омута — этакая бета-версия.

— Нет, все норм, просто сильный ливень был, а надзиратель-мудак сказал пока часовую норму не выполним домой не отпустит. А ты чего здесь, а не у себя?

— Виктор, ты забыл какой сегодня день?

— Ой, да прекращай уже а! — взгляд вошедшего наконец зацепился за скромно накрытый стол с двумя распечатанными фотографиями в рамочках, мужской и женской. — Мертвым все это не нужно.

— Ты как ребенок, я уже тебе говорил это не для них, это для нас. Мертвым не нужно, ты прав, нужно живым. А теперь, пиздуй-ка, мой руки и за стол у меня через полчаса первое реальное патрулирование. — Виктор хотел было возразить, но его перебил бурчащий желудок, который явно был на стороне брата, поэтому приняв решение о капитуляции, он направился в уборную.

— Мам, пап, привет, давно не виделись. — когда братья наконец уселись за стол, начал Александр. — У нас за этот год столько нового произошло, Витек закончил колледж и даже немного успел поработать по специальности, у него пока не все получается, но он старается, пробует разные методики работы с детишками. Детям он очень нравится…

— Это испанский стыд какой-то, может не будем врать мертвым родителям?

— Я не вру, я не договариваю и вообще они могут расстроиться. — прошептал Александр.

— А кто только что говорил, что все это для живых, мама с папой нас вроде как не слышат.

— А вдруг, я вот не могу этого гарантировать, а ты?

— Ладно, погнали дальше. — махнул рукой Виктор, приступая к трапезе.

— Так вот, детишкам он очень понравился, но обстоятельства непреодолимой силы заставили его уволиться, об это я вам как-нибудь в другой раз расскажу, там такая скучная история, что скулы сводит. Кстати, можете меня поздравить, у меня сегодня первое патрулирование в ОДИН в качестве переговорщика, круто, правда? Буду помогать ловить плохих ребят, чтобы обходилось без жертв, надеюсь у меня все получится и будет чем похвастаться перед вами в следующий раз…

— Кто бы сомневался. — пробурчал Виктор с набитым ртом.

— Хочешь продолжить?

— Не-не, у тебя отлично получается.

— Тогда жуй молча. Мам, пап, мы с Витей очень по вам скучаем, особенно Витя, он просто вида не подает, вы же его знаете. Помните, как в третьем классе он… — завибрировавший на краю стола, телефон помешал Александру закончить. Он поднес трубку к уху. — Добрый,…,да, через минуту выхожу. — телефон перекочевал в карман потертых джинсов, когда его хозяин поднялся из-за стола. — Мам, пап, мне пора, пожелайте мне удачи, пока, братишка.

— Давай, удачи там.

Перед тем как захлопнуть входную дверь, Александр, краем уха, успел расслышать часть фразы младшего брата:

— Мама, отец я должен кое в чем вам признаться…

Улыбаясь, служащий ОДИН со спокойным сердцем вышел из старенького, обшарпанного подъезда и уселся на пассажирское сиденье бронированного Комбата Т-100.

— Здарово, Санек. — двухметровый амбал в черном штурмовом бронижилете с косым шрамом поперек, звероватого вида, лица протянул ладонь для приветствия. — Жилет натягивай, пушку до аттестации дать не могу, сорян.

— Привет, Вов, а остальные где? — ответив на приветствие здоровяка в, спросил Александр оценив пустующий салон внедорожника.

— Жрут в забегаловке за углом, сейчас подберем и погоним, как раз вызов поступил.

— Что-то серьезное?

— Да, не, какая-та бабка позвонила с частного сектора, говорит в соседнем доме что-то подозрительное творится.

— А мы причем? — удивился Александр.

— Старая сказала, что несколько подростков, по-виду из молодежных банд, технику какую-то бесовскую внутрь дома затаскивали.

— Ясно, сам что думаешь?

— Да вечеринка, какая-нибудь. Для этих бабок все просто, наколка или пирсинг есть — значит бандюган малолетний. У нас таких вызовов хоть жопой жуй и все из-за этого вознаграждения за наводку на психа. Надо этого депутатика, который этот законопроект протащил, на недельку к нам, а-то сидит у себя там в думе и ахуевает от ничегонеделания.

— Вов, вот из-за таких разговор ты до сих пор летеха.

— Да пошли они в жопу. В ЖОПУ! — повторил он, как можно отчетливее, приблизив лицо к рулю, где была установлена прослушка УСБ. — Уф, аж полегчало.

После того как они подобрали двух оставшихся членов патрульной группы, бронированный монстр с включенными мигалками рванул по проезжей части в сторону частного сектора. В отличии от водителя, двое новеньких были Александру неприятны: старший группы — старлей с завышенным самомнением и его быдловатый товарищ-подпевала в звании сержанта вызывали у Александра подспудное желание держаться от них подальше. И видимо подобное желание возникло не только у него, потому что Владимир, после вялого приветствия, предпочел врубить музон погромче и вдавить педаль газа в пол.


В темноте, из пасти ада,

Русская летит армада!

И готовы умереть мы!

В бой идут ночные ведьмы!


За спиною фронт, и летят вперед

Скрывшись ото всех

Где-то снизу враг, ощущает страх

Ждет, оцепенев


Бомбы к цели летят, неся смерть их не виден след

Всадники из тьмы

Слыша в небе рев, враг сбегает прочь

Словно от чумы!*


Когда комбат резко затормозил у неприметного домика в частном секторе, бойцы, вооруженные новыми моделями пистолет-пулемета Витязь выскочили из внедорожника, распределяя зоны ответственности. Александр, какединственный гражданский специалист, воспользовался своим статусом и укрылся за широкой спиной лейтенанта. Но дойти до дверей дома или ворваться внутрь им было не суждено, двери гостеприимно распахнулись и на порог под ритмичные звуки техно вывалился зеленоволосый паренек в обнимку с парой потрепанных, покачивающихся девиц в откровенных нарядах.

— Вы кто такие? Я Вас не звал, идите нахуй! — выпалилтот, оглядывая компанию сотрудников ОДИН, налитыми кровью глазами с расширенными до предела зрачками.

За что тут же получил тяжелым ботинком в грудь от лейтенанта, из-за чего тощее тело в обнимку с двумя девицами завалилось обратно в дом. Недолго думая, остальная группа ворвалась в помещение занимая наиболее выгодные для огня позиции, но воевать было не с кем. За исключением отключившегося зеленоволосого парня и двух девиц в самом домике больше никого не было, зато было кое-что другое.

— Это то, что я думаю? — спросил Александр, оглядывая какую-то вакханалию из колб и непонятных металлических емкостей, соединенных пластиковыми трубками, по которым циркулировала зеленоватая жидкость.

— Ага, наркота. — подтвердил его опасения Владимир, оглядывая металлический стол с тонкими ножках на котором аккуратными рядами стояли пустые пластиковые канистры — будущая тара под наркотик.

— Бля, Володя, ты прежде чем делать может думать будешь. — осудил старлей своего подчиненного. — Петя, иди пацана обшманай ищи татуху похожую на глаз со зрачком в виде знака радиации. — приказал он сержанту.

— Нашел!

— Хули ты радуешься, идиот! Что делать, что делать? — внезапно запаниковал старлей.

— Доложить в ФСКН, пусть там разбираются. — предложил Александр, не понявший сути проблемы.

— Так, сейчас садимся в тачку и валим отсюда. И не дай Бог… — договорить старший лейтенант не успел, через всю комнату пронеслось изломанное тело сержанта, разрушая собой часть нарколаборатории.

— Пиздец вам, голуби сизокрылые. — тощий парень в растегнутом кардигане с разноцветной татуировкой глаза во всю грудь встал в какую-то экзотичную боевую стойку.

— Не горячись, давай дого… — стоящий ближе всех, объятый страхом старлей даже не попыталсявскинуть пистолет-пулемет, когда, сделавший сальто вперед, паренек буквально перерубил его ногой от плеча до паха, словно острым клинком.

Не успели две половинки некогда бывшие старлеем осесть на залитый кровью и внутренностями пол, как застрекотал витязь Владимира, поливая свинцом фигуру джи-психопата. Вот только пистолетный патрон не возымел особого эффекта, оставляя лишь многочисленные неглубокие ранки на тощем теле.

Еще один элегантный пируэт в воздухе и, разбрызгивая капли собственной крови, хозяин нарколаборатории оказался рядом с меняющим магазин лейтенантом. Очередной удар ногой, призванный прикончитьочередного сотрудника ОДИН, наткнулся на выставленный в блоке пистолет-пулемет. Удар был столь силен, что покореженное оружие вырвало из рук Владимира, а его самого отбросило словно пушинку.

Но не успел лейтенант вскочить на ноги после того как перекатом смягчил падение, как в его поле зрения оказалась нижняя часть тела врага с занесенной для удара ногой. Увернуться из сидячего положения он уже не успевал, поэтому попытался заблокировать удар рукой.

Это стало фатальной ошибкой бойца, окровавленная рука, отсеченная бритвенно-острым ударом, отлетела куда-то в сторону, разбрызгивая за собой капли крови. А над беспомощным Владимиром, силящимся подняться на остатках бушующего в крови адреналина, завис в предвкушении враг. Смирившись со своей участью, Владимир прикрыл глаза.

— Пока-пока, служивый. — но прошла секунда, а затем еще одна, а добивающего удара все не было.

Владимир, ослабевший от кровопотери разлепил веки, чтобы столкнуться с отрешенным взглядом Александра у ног которого лежал труп джи-психопата с металлическим прутом торчащим из уха.

— Хах, ты его завалил, молодец, с меня пиво, если откачают! — забрезжившая вдалеке надежда придала лейтенанту сил.

— Нет, Володя, это ты его завалил. — спокойный голос Александра сильно контрастировал с окружающей обстановкой, но, находящийся в полу-бессознательном состоянии, разум Владимира списал это на шок.

— …пшпшпшп. Лейтенант, доложите ситуацию! — ожиларацияна груди. Владимир потянулся оставшейся рукой к спасительному девайсу, но был перехвачен на полпути.

— Шшшш. — Александр приложил палец к губам, при этом удерживая в стальной хватке запястье лейтенанта.

— Саня! Какого хуя? — прохрипел, истекающий кровью, лейтенант.

— Мы друг-друга поняли? — холодный взгляд ярок-зеленных глаз, оценивающе пробежался по лицу Владимира, решая судьбу последнего.

— Поняли, поняли скорую вызывай, мать твою! — отведя взгляд, пошел на сделку с совестью лейтенант.

Но Александр не спешил отвечать дежурному, для начала он стянул кардиган с трупа, разорвал его на тряпки, и крепко перетянул обрубок на месте руки лейтенанта. Затем протер торчащую из уха джи-психопата ножку стола, избавляясь от отпечатков. И, наконец, отыскав отсеченную руку лейтенанта пристроил ее к орудию убийства. Закончив, он потянулся к рации, чтобы доложить ситуацию, но женские всхлипы заставили его замереть.

— Чуть не забыл. — подхватив с пола осколок колбы и обмотав его тряпкой, Александр зашагал в сторону двух жмущихся друг к другу девушек, трясущихся от ужаса.

Вторая часть знаменитой фразы гласит: кто сражается с чудовищами, тому следует остерегаться, чтобы самому при этом не стать чудовищем.


*Sabaton — Night Witches (Cover by Radio Tapok)

Глава 4

Проснувшись от жуткой головной боли я тянусь к ингалятору на прикроватной тумбочке, мельтешение символов перед глазами здорово мешает и сбивает координацию. Когда ингалятор наконец оказывается в руках, по глазам бьет резкая, болезненная вспышка и до этого мельтешащие символы складываются в цельную картину.


Класс: Санитар

Специализация: отсутствует

Доступные ветки развития:

Полевая хирургия ур.1(0/5).

Протезированиеур.1(0/5).

Фармакологияур.1(0/5).

Протезы: нет

Вмешательства в организм: нет

Перки: нет

Очки развития: 1


Сила — 0,3

Способность человека преодолевать внешнее сопротивление за счет активности мышц

Ловкость — 0, 5

Способность человека рационально строить свои двигательные действия в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды

Выносливость — 0,6

Способность человека выполнять заданное физическое усилие без потери мощности, преодолевая утомление

Быстрота — 0,4

Скорость двигательной реакции

Гибкость — 0,5

Подвижность в суставах

Интеллект — 0,8

Способность решать сложные задачи. Указанно среднее арифметическое от показателей: логика, креативность, концентрация, сила воли, контроль над эмоциями, эмпатия, память, обучаемость.

Пиковые значение для человеческого организма, без стороннего вмешательства, равняются 1.

Умения: нет

Головная боль моментально, словно по волшебству, проходит и мой взгляд фокусируется на доступных ветках развития умений. Аскетичное меню характеристик моментально сворачивается, предоставляя мне новое окно с данными.


Полевая хирургия ур.1(Вложено очков развития:0/5).

Доступные умения:

1. Кровостоп — препарат останавливающий кровотечение. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.

2. Обезбол — препарат снижающий болевые ощущения. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.

3. Шприц-пистолет Оса — универсальный пистолет для инъекций. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:2 очка развития.

4. Клеевой пистолет Сшиватель — пистолет для закрытия и заживления ран. Для создания требуется пластик/металли активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:3 очка развития.

5. Вивисектор-1 — полуавтономный, медицинский комплекс предназначенный для вскрытия и ампутаций. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:5 очков развития.


Протезирование ур.1(Вложено очков развития:0/5).

Доступные умения:

1. Телескопический протез Коготь — протез ногтевой пластины, хирургического назначения — аналог скальпеля. Для создания требуется металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 1 очко развития.

2. Искусственное мышечное волокно Геракл — протез мышц военного назначения. Для создания требуется пластик. Требования: 1 очко развития.

Характеристики протеза зависят от количества внедренных мышечных волокон.

3. Антропоморфный бионический боевой протез Длань — протез руки военного назначение, ближнего боя. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 3 очка развития.

Характеристики протеза:

Сила-3

Ловкость-2

Быстрота-2

Гибкость-1

Встроенное вооружение-отсутствует

4. Инсектоидный бионический боевой протез Саранча — протез ноги военного назначение, повышенной маневренности. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 3 очка развития.

Характеристики протеза:

Сила-3

Ловкость-3

Быстрота-2

Гибкость-0,5

Встроенное вооружение-отсутствует

5. Бионический глазной протез Око. — протез глазной, диагностический со встроенным рентгеном. Позволяет оценить физическое состояние объекта и его характеристики. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.


Фармакология ур.1(Вложено очков развития:0/5).

Доступные умения:

1. Стимулятор Бык-1 — увеличивает показатель сила и быстрота на 1 единицу сроком на 5 минут. Откат после стимулятора 6 часов. ВНИМАНИЕ: при передозировке или повторном использовании до отката, вредит здоровью. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.

2. Стимулятор Мангуст-1 — увеличивает показатель ловкость и быстрота на 1 единицу сроком на 5 минут. Откат после стимулятора 6 часов. ВНИМАНИЕ: при передозировке или повторном использовании до отката, вредит здоровью. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.

3. Стимулятор Мул-1 — увеличивает показатель сила и выносливость на 1 единицу сроком на 5 минут. Откат после стимулятора 6 часов. ВНИМАНИЕ: при передозировке или повторном использовании до отката, вредит здоровью. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.

4. Стимулятор Умник-1 — увеличивает показатель интеллект на 1 единицу сроком на 10 минут. Откат после стимулятора 3 часа. ВНИМАНИЕ: при передозировке или повторном использовании до отката, вредит здоровью. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 2 очка развития.

5. Сыворотка Суперсолдат-1 — ускоряет на 100 % развитие основных физических характеристик, таких как: сила, ловкость, выносливость, быстрота. ВНИМАНИЕ: при повторном использовании вредит здоровью. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование:5 очков развития.

Для разблокирования новых умений повысьте уровень ветки развития. Уровень ветки развития повышается за счет очков развития вложенных в умения.

«Не нравится мне все это, чертовски не нравится.» — думаю я, параллельно вкладывая очко развития в стимулятор Мангуст-1, драться я ни с кем пока не собираюсь, а вот возможность во-время свалить из заварушки дорогого стоит. Под черепной коробкой образовывается подозрительный зуд, который практически сразу же проходит и меня накрывает вспышка озарения.

РАЗБЛОКИРОВАНО!

Стимулятор Мангуст-1 — увеличивает показатель ловкость и быстрота на 1 единицу сроком на 5 минут. Откат после стимулятора 6 часов. ВНИМАНИЕ: при передозировке или повторном использовании до отката, вредит здоровью. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.


Распотрошив домашнюю аптечку прямиком на кухонный стол, я, недолго думая, вскрываю первую попавшуюся конвалютку и ссыпаю ее содержимое в небольшую кучку. После чего подношу дорожащую ладонь к горстке таблеток и с изумлением наблюдаю как они сплавляются в сплошную белую массу, чтобы через пару секунд трансформироваться в парочку овальных, полупрозрачных капсул.


Стимулятор Мангуст-1

+1 ловкость

+1 быстрота

Откат: 6 часов.

ВНИМАНИЕ: при передозировке или повторном использовании до отката, вредит здоровью.


Не успеваю я отойти от шока, как по голове, словно набатом, бьет сообщение:


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (1/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


— Ампутация?! Что за бред?! — на периферии зрения появляется таймер, а следом за ним стрелочка, указывающая направление и расстояние до цели.

Если бы не страх перед ампутацией, то хрен бы я сдвинулся с места, а так, теряя последние остатки самоуважения, я накидываю на себя первые попавшиеся шмотки. Набиваю обратно аптечку лекарствами и с ней подмышкой выскакиваю из дома, даже не заперев за собой дверь. А все потому, что ебучий таймер показывает пять минут, а до предполагаемой цели не меньше трехсот метров.

Недолго думая, закидываю в рот одну из капсул с Мангустом, раскусываю ее и глотаю содержимое. Переход от неуклюжего дрыща, до мастера паркура становится для меня приятной неожиданностью. Ощущая возросший контроль над собственным телом и его новые возможности, я лихо перескакиваю через целые лестничные пролеты, стремясь как можно быстрее оказаться на улице.

Если бы меня сейчас видел рекрутер какой-нибудь из команд НФЛ*, то мигом бы предложил мне позицию ранинбека** — так профессионально и отточено, на бешеной скорости я огибаю многочисленных прохожих, придерживая подмышкой злополучную аптечку. Словно острозаточенный нож, я пронзаю толпу, а таймер все продолжает убывать несмотря на мои потуги.

Когда таймер отсчитывает последнюю минуту, я влетаю в расположение огромного гаражного кооператива. Дыхание сбивается, меня подводит выносливость и последние, оставшиеся до цели метры я преодолеваю с языком на плече.

Ненавистная стрелочка указывает на запертую изнутри дверь одного из гаражей. Я начинаю изо всех сил долбить в нее ногой, но все бес толку. Даже находясь за пределами гаража я отчетливо слышу бодрые запилы, доносящиеся изнутри.

Флексим, как без башки, но прикурить дам всем

Чей-то полигон опять взорвал танцем

Залетел в игру, чтоб расчехлить бластер

В каждого кумира, что снёс тебе каску

Ведь я — Технокамикадзе

Pump it up, check it up!

Заходите в клуб: не стойте в дверях

Тут шлюшки потеют, будто в церквях***


— Ха-ха, не стойте в дверях, сука! — последние секунды отсчитывают свой ход, рука помимо моей воли достает из аптечки пинцет, которым цепляет ногтевую пластину на указательном пальце. Резкий рывок и багровая пелена от нахлынувшей боли застилает ненавистную надпись перед глазами:


ВНИМАНИЕ!!!

Задание провалено!

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


*НФЛ — Национальная футбольная лига по американскому футболу.


**Раннинбек, задний бегущий или просто бегущий — амплуа игрока нападения в американском и канадском футболе.


***RAM feat. suaalma — Технокамикадзе

Глава 5

— Ээээээ, братиш, ты чего тут? — в ноздри бьет перегаром от склонившегося надо мной мужика.

Вернуться в исходное положение он не успевает, покрытый кровью пинцет вонзается в мягкие ткани бедра.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (1/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


Мужик визжит как свинья, больше от страха, чем от боли и заваливается обратно в гараж, стараясь захлопнуть за собой дверь. Но моя предусмотрительно выставленная нога этому мешает. Еще один тычок пинцетом, мужик отпрыгивает вглубь помещения и спотыкается о своего собутыльника с окровавленным, разбитым лицом, валяющегося на полу у деревянного ящика с парой пустых бутылок и нехитрой закусью.

С отчетливым злорадством я продолжаю теснить его к стене и остервенело тыкаю в него пинцетом, вымещая всю боль и страх, которые мне пришлось по его вине пережить. Когда мужик забивается в угол и начинает скулить, я, с трудом, одергиваю себя от очередного удара пинцетом, бью напоследок ногой по печени и склоняюсь над его собутыльником, нащупывая пульс — жить будет.

— Пиздуй сюда, лечиться будем. — сметаю я гастрономию с импровизированного стола и водружая на деревянный ящик аптечку.

— Не, бля, не, че я тебе сделал-то? — блеет, моментально протрезвевший, забившийся в угол мужик.

— Ты либо идешь к доктору, либо доктор идет тыкать тебя острыми штуками. — делаю небольшой шажок в его сторону. Этого хватает и мужик, как ужаленный, подскакивает ко мне.

Заставляю его раздеться до трусов и поливаю грязное тело перекисью водорода, раны от пинцета пенятся. Не дожидаясь полной дезинфекции, с брезгливостью накладываю ватные тампоны и бинтую на скорую руку.

— Глотай. — протягиваю ему таблетку амоксиклава от сепсиса.

— Так запить бы. — хрипит он пересохшим горлом.

— Ну значит сдохнешь от заражения крови. — блефую я, старательно делая вид, что собираюсь убрать препарат. А большего алкашу и не надо, он хватает таблетку запихивает в свою полу беззубую пасть и усиленно глотает, дергая острым кадыком.


ВНИМАНИЕ!!!

Задача выполнена!

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: Перк — садист ур.1

Садист — в вашем присутствии у окружающих усиливаются болевые ощущения. Радиус действия 1 метр.


— Уф, аж полегчало. — вздыхает мужик.

— Это ненадолго. — мой кулак с отчетливым хрустом врезается в синюшный нос.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (2/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


Домой возвращаюсь в приподнятом настроении, меня даже не напрягают настороженные взгляды прохожих, цепляющиеся к моей окровавленной, перебинтованной кисти. Душу греют пять очков развития — достойная цена за потерянный ноготь.

Пока принимаю душ всерьез размышляю над тем куда вложить полученные очки — это меня немного пугает. Я чувствую, как моя ненависть к джи-психопатам, нет не исчезла, скорее, притупилась. Но меня пугает, не сам свершившийся факт, а его причина. Если все из-за того, что я принял себя таким какой я есть сейчас, то есть джи-психом, то все более или менее в порядке, но если это влияние самого психоза на мое мироощущение, то недалек тот день, когда я окончательно себя потеряю.

Покинув душ, я еще какое-то время залипаю, таращась в стену, пока бурчащий желудок не напоминает мне о пропущенном завтраке. Уплетая вчерашнюю, приготовленную братом, запеканку копаюсь в интерфейсе и стараюсь понять, что мне делать с полученными очками развития.

Болезненные ощущения от покалеченного пальца напоминают о себе, когда я в очередной раз неуклюже перехватываю вилку. Взвесив все за и против, вкидываю одно очко развития в протез Коготь.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Телескопический протез Коготь — протез ногтевой пластины, хирургического назначения — аналог скальпеля. Для создания требуется металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование: 1 очко развития.


Под черепной коробкой возникает привычный уже зуд, но я не обращаю на него внимания. Вместо наблюдения за собственными ощущениями я перебираю кухонные ножи, стараясь подобрать наиболее качественный материал для будущего протеза. После того, как выявляю победителя среди кухонных ножей, запускаю процесс трансформации. Под моей ладонью лезвие ножа отделяется от пластиковой ручки и превращается в блестящую лужицу, которая рывками спрессовывается и затвердевает прямо на глазах, принимая форму отливающего металлом ногтя.

Осматривая свой будущий ноготь, замечаю поблескивающую внутреннюю сторону протеза, словно часть металла не успела остыть и до сих пор находится в жидком состоянии. Не придав этому значения, прикладываю ноготь к предварительно очищенной ране и меня накрывает волна боли рванувшая вверх от указательного пальца. Непередаваемые ощущения длятся всего пару минут и все это время я катаюсь под столом, оглашая небольшую квартиру отборным матом.

Когда уровень боли снижается до терпимого, я на трясущихся конечностях выползаю из-под стола и стряхиваю проступившую от боли испарину. Ловлю себя на мысли, что стоит вновь посетить душ, но перед этим решаю оценить злополучный протез. Металлический ноготь сел как влитой, никакого дискомфорта, кроме немного отступившей боли я не испытываю. По наитию, давлю большим пальцем на подушечку указательного и, с едва слышным шелестом, ноготь выдвигается сантиметров на десять, превращаясь в тонкое обоюдоострое лезвие. Все происходит столь стремительно, что сам процесс походит на выстрел и палец чувствует отдачу от раскрывшегося механизма.

Подобрав листок бумаги я слегка провожу по нему Когтем и наблюдая как две половинки неспешно падают на пол. Решаю немного усложнить тест и подношу лезвие к батону, оставшемуся на столе после завтрака. Наэтот раз немного усиливаю нажим и тем самым совершаю роковую ошибку — лезвие проходит через батон с той же легкостью с которой до этого рассекло бумажный лист и, не встретив особого сопротивления, разрезает полотно стола.

— Блядь! — едва успеваю отдернуть ногу подальше от лезвия. — Какого ЭТО стоит одно очко?! Ну и денек, надо выпить.

После всего произошедшего с опаской кошусь на цифру четыре в графе очки развития и решаю пока их не трогать. Вместо этого достаю из холодильника бутылку пива, заваливаюсь на диван и начинаю писать сообщения брату с целью узнать, как прошло его первое реальное патрулирование. Но не успеваю я вбить и пары символов в поле сообщения, когда из прикроватной тумбочки раздается незнакомое пиликанье.

Дисплей выданного мне лже-Олегом смартфона сияет одиноким сообщением с незнакомым адресом и указанием времени. Перевожу взгляд на часы, до предполагаемой встречи ровно час. Проскакивает трусливая мыслишка, а не остаться ли мне дома, но осознание последствий такого решения заставляет меня отставить недопитую бутылку и оторвать задницу от дивана.

Перед уходом создаю несколько доз Мангуста из подвернувшейся пачки аспирина, распихиваю по карманам запасы из аптечки и раскидываю оставшиеся очки — в случае чего мне может пригодиться любое подспорье. Останавливаю свой выбор на Кровостопе, где-то слышал, что во-время боевых действий наибольшие потери происходят из-за потери крови. И Сшивателе, думаю, если бы он был у меня на руках чуть раньше, то я бы не стал рисковать, прикладывая непонятную херню к пальцу, а просто залил рану заживляющим клеем.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Кровостоп — препарат останавливающий кровотечение. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Клеевой пистолет Сшиватель — пистолет для закрытия и заживления ран. Для создания требуется пластик/металл и активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование: 3очкаразвития.


После создания нового девайся и расходников, еще раз пробегаюсь по своим характеристикам и только сейчас замечаю немного подросшую ловкость — видимо приключения с алкашами благотворно сказались на моей физической форме. Помимо этого, осталось вкинуть одно очко в полевую хирургию для поднятия уровня.


Класс: Санитар

Специализация: отсутствует

Доступные ветки развития:

Полевая хирургия ур.1(4/5): Кровостоп, Сшиватель

Протезированиеур.1(1/5): Коготь.

Фармакологияур.1(1/5): Стимулятор Мангуст-1.

Протезы: Телескопический протез Коготь

Вмешательства в организм: нет

Перки: Садист ур.2

Очки развития: 0


Сила — 0,3

Способность человека преодолевать внешнее сопротивление за счет активности мышц

Ловкость — 0, 5(+0,1)

Способность человека рационально строить свои двигательные действия в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды

Выносливость — 0,6

Способность человека выполнять заданное физическое усилие без потери мощности, преодолевая утомление

Быстрота — 0,4

Скорость двигательной реакции

Гибкость — 0,5

Подвижность в суставах

Интеллект — 0,8

Способность решать сложные задачи. Указанно среднее арифметическое от показателей: логика, креативность, концентрация, сила воли, контроль над эмоциями, эмпатия, память, обучаемость.

Пиковые значение для человеческого организма, без стороннего вмешательства, равняются 1.

Напоследок еще раз инспектирую содержимое многочисленных карманов походных брюк. Удостоверившись, что ничего не забыл, накидываю ветровку с капюшоном, надеваю удобные кроссовки и оборачиваюсь к столу на краю которого все еще стоят две фотографии в рамочке:

— Мам, пап, пожелайте мне удачи. — не могу отделаться от мысли, что я что-то упускаю.

Глава 6

Указанный в смс адрес приводит меня в заброшенное депо. Неприятное местечко, если в таком воткнут нож в печень, то искать точно никто не будет. В который раз вспоминаются слова лже-Олега о том, что проблемы маленьких людей касаются только самих маленьких людей.

— Эй, Санитар, дуй сюда. — окликает меня женский голос с хрипотцой, свойственной заядлым курильщикам.

Я вздрагиваю и резко оборачиваюсь на звук, прижимая большой палец к подушечки указательного, но никто не проявляет агрессии в мою сторону, поэтому натянутые, словно струна, нервы немного расслабляются. И мне удается без волнения и спешки рассмотреть свою собеседницу. Достаточно высокая, как для женщины, с грубоватыми чертами лица и русыми волосами стянутыми в высокий хвост.

— Как ты меня назвала? — решаюсь задать вопрос.

— Санитар, по названию игрушки, у тебя же было, типа, Санитар: симулятор чего-то там. — небрежно бросает она, подходя поближе. — А меня зовут Марика, будем знакомы.

— Очень приятно.

— По твоей недовольной роже вижу как тебе приятно. — морщится она. — Давай без этих расшаркиваний. У нас есть дело, сделаем и разбежимся. Думаю не нужно объяснять, что будет в случае отказа?

— Нет. — отвечаю кратко и по делу.

— Отлично. В общем, дело довольно мутное и я бы не стала в него влезать, но мой крючок еще похлеще твоего. Итак, сегодня ночью был убит один из высокопоставленных членов Детей Рейва.

— Дети Рейва?

— Да, ты наверняка их видел на улице, молодые ребята с разноцветными волосами, любят тусоваться, устраивают рейвы на заброшках, приторговывают наркотиками, в основном МДМА, метамфетамин, ЛСД. Их обычно не трогают, и на то есть две причины. Первая — ребята довольно безобидные по сравнению с большинством других банд, поэтому ты о них, скорее всего, и не слышал. Вторая — их лидер джи-психопат из неприкасаемых.

— А это… — не успеваю я задать вопрос, как Марика меня перебивает.

— Неприкасаемые — это такие джи-психи, которые оказывают весьма специфические услуги высокопоставленным представителям власти. Например, глава Детей Рейва, собственно сам Рейв — шаман, изготавливающий весьма специфические отвары, которые очень ценятся у наших чиновников, не спрашивай. что за отвары, сама не знаю. — она переводит дыхание, видно, что ей непривычно строить такие длинные фразы. — В общем, вчера случилось кое- что из ряда вон выходящее, патрульная группа ОДИН завалила приближенного одного из неприкасаемых и расхреначила новенькую нарколабораторию. Рейв очень зол, его авторитет подорван, обычные члены банд и джи-психи под его началом, которых он снабжает фризом, недовольны. В общем он жаждет крови и хочет получить голову бойца ОДИН, который завалил его дружка. А наша задача, сделать так, чтобы этого не произошло.

— Не понимаю, какой в этом смысл?

— Как минимум, если мы не дадим завалить бойца ОДИН, то авторитет Рейва будет подорван, как максимум, мы сможем стравить Детей Рейва и ОДИН.

— Так пусть сам ОДИН или другие ведомства МВД защищают своего сотрудника.

— Санитар, ты дурак? Свои этого бойца уже списали, уволили задним числом, а его слили Рейву.

— Но это же ОДИН, их работа как раз и заключается в том, чтобы ловить или ликвидировать джи-психов. Разве нет?

— Ты как ребенок, с твоими идеалистическими взглядами, тебе нужно было пойти учителем работать, деток воспитывать. — с отчетливым сарказмом произносит она и достает пачку сигарет из внутреннего кармана куртки. — Псих-психу рознь, есть всякая шпана, которая надевает виртшлем и идет крошить народ, они бесхозные, у них нет покровителя из неприкасаемых, нет доступа к фризу. Есть ребята вроде нас с тобой, которых подсадили на фриз и есть те, кто этот фриз может получить, благодаря ценности своих способностей — Неприкасаемые.

— Значит мы тоже работаем на Неприкасаемого? — услышав от нее в который раз о фризе, я наконец осознаю, что же не давало мне покоя — я не принял дозу и не взял с собой ингалятор. Когда утром меня настиг приступ, ингалятор выпал из моих рук и запал за тумбочку, а затем началась вся эта кутерьма и мне стало не до него. Черт, какой же я идиот!

— Нет, мы получаем фриз по другим каналам и к нам нет такого лояльного отношения со стороны госаппарата. Поэтому, если ОДИН сядет тебе на хвост, то можешь смело отбиваться, хуже уже не будет.

— Честно говоря, я совсем запутался. Тогда зачем государству отлавливать или убивать джи-психопатов, не проще снабжать их фризом также как Неприкасаемых, к чему вся эта жестокость?

— Ох, Санитар, а кто тебе сказал, что это государство снабжает кого-то фризом?

— Тогда…

— Все, хватит вопросов, мы и так уже достаточно времени потратили. Пойдем, у меня машина за углом, по дороге расскажешь о своих способностях. — она резко разворачивается и направляется к выходу из депо, я следом за ней.

За углом, как и говорила Марика, нас дожидается старенькая и неприметная Хонда Аккорд. На удивление чистый салон встречает меня ароматом хвои и рычанием с заднего сиденья. Я непроизвольно оборачиваюсь, чтобы в следующее мгновение завизжать как маленькая сучка.

— Твою мать! — пытаюсь я выбраться из салона, но хозяйка автомобиля оперативно блокирует двери.

— Санитар, спокойно, все в порядке! Забыла тебя предупредить, извини. — она оборачивается к чудовищу на заднем сиденье. — Мирцела, девочка, фу, лежать.

— Это, что собака? — кошусь я в зеркало заднего вида на монструозную тварь, похожую на адскую гончую. Лысая, сероватая и какая-то складчатая шкура твари покрыта костяными наростами, неестественно-широкая пасть может похвастаться двумя рядами зубов и длинным внушительным языком, усеянным язвами из которых сочится что-то зеленоватое и опасное на вид.

— Да, это способность моего класса, я проклятый друид, извращаю все живое. — она ловко заводит машину и мы выруливаем на проезжую часть. — А у тебя какие способности?

Пока едем, рассказываю Марике о своих новоприобретенных способностях. Рассказываю все как есть, практически ничего не утаивая. Разве что, не упоминаю о моей сломанной системе прокачки. Та ситуация с бомжом явно намекает, что приставка альфа у версии залитого мне в голову симулятора красовалась не просто так. С этим еще предстоит разобраться, как и со многими другими, пока непонятными для меня, моментами, но я справлюсь, наверное…


Интерлюдия


Дверь в палату Владимира захлопнулась за спиной Александра. Александр ушел не прощаясь. Все потому, что лейтенант не стал юлить и рассказал молодому переговорщику о том, как на самом деле обстоят дела в ОДИН. Рассказал, почему старлей сел на измену после того как увидел татуировку джи-психопата и почему хотел свалить по тихому. Много грязного белья вывалил лейтенант на своего более молодого коллегу, точнее уже бывшего коллегу. Терять Владимиру в принципе было уже нечего, понимал, что его уже списали свои же и скоро наступит закономерная расплата.

У него пару раз проскакивала подленькая мыслишка сдать Санька, но он тут же отгонял ее от себя. Ну кто поверит, что крутого джи-психопата, двинувшегося на файтинге, завалил не он — боец нескольких спецподразделений, а обычный пиджак да еще и в ближнем бою. Да и чего греха таить, чувствовал Владимир за собой долг. Как-никак Санек, пусть и с оговорками, ему жизнь спас.

Поэтому лейтенант в отставке поудобнее откинулся на кровати, неуклюже переключил канал на кабельном левой рукой. Посильнее вдавил кнопку подачи морфина и стал подпевать мультику из телевизора:


Кто?

Кто проживает на дне океана?

Спанч Боб Сквепенс!

Желтая губка, малыш без изъяна?

Спанч Боб Сквепенс!

Кто побеждает всегда и везде?

Спанч Боб Сквепенс!

Кто также ловок как рыба в воде?

Спанч Боб Сквепенс!


Когда дверь в палату распахнулась и на порог заявилась парочка мордоворотов с креслом-каталкой и дежурной фразой: «Вас переводят.». Владимиру все стало понятно без дальнейших объяснений. Его ослабленного затащили в карету скорой помощи уложили на кушетку, при этом крепко зафиксировав ремнями. Один из «санитаров» остался с Владимиром, в то время как второй занял водительское место.

Ехали долго. Судя по ощущениям самого Владимира больше часа, когда машину начало трясти по бездорожью, лейтенант отчетливо понял — недолго осталось. Но пасть духом еще сильнее Владимир попросту не успел, что-то на большой скорости врезалось в бочину скорой, да так, что автомобиль пошел юзом и водителю, чтобы удержать транспорт под контролем пришлось экстренно затормозить. Владимиру повезло, он был крепко пристегнут в отличии от второго «санитара», которого сначала впечатало в борт а затем опрокинуло на пол.

Но «санитар» оказался бывалым парнем, оправился он достаточно быстро и не раздумывая извлек глок из-за пояса, изготовившись к стрельбе. Сделал он это вовремя, потому что задние двери скорой начало корежить и в образовавшуюся брешь просунулась инфернальная морда, какого-то чудовища очень отдаленно напоминающего пса. В замкнутом пространстве знатно бахнул глок, вызывая легкую контузию, как у самого стрелка так и у обездвиженного Владимира. За первым выстрелом тут же последовали еще несколько и маленькое пространство внутри скорой заволокло пороховыми газами. Вот только калибр, для ворвавшегося чудовища был явно маловат, а когда из широкой пасти выметнулся зеленоватый язык, покрытый слизью, и обвил руки «санитара» тому стало вовсе не до стрельбы. Резкий рывок и чудовище, доламывая задние двери, вытягивает добычу на свежий воздух. Мимолетный человеческий вопль, наполненный ужасом, практически сразу обрывается, сменяясь смачным чавканьем, хрустом и довольным урчанием.

— Мирцела, фу-фу, кому сказала, если испачкаешься в машину не пущу. — грубоватый женский, немного искаженный, голос отчитывает чудовище. — Санитар, хватит блевать, ты трупов никогда не видел? Ты джи-психопат или покурить вышел?

— Я не от вида, от запаха. — голос парня также невозможно отчетливо распознать из-за помех.

— Ну так, а маску тебе для чего выдала, там крутой фильтр и от запахов и от отравы всякой. Нахуя ты ее снимал, охота лицо засветить?

— Да-да, извини, ты права.

Владимир приподнял немного голову, чтобы рассмотреть своих не-то спасителей, не-то карателей. Высокая женщина в легкой курточке, чье лицо было прикрыто полу-маской стилизованной под собачий намордник и худощавый парень в ветровке с накинутым капюшоном из-под которого торчала маска чумного доктора.

— Проснись лейтенант, пора сжечь этот транспорт. — склонилась над ним женщина.

— А я и не сплю, я под кайфом.

Глава 7

Внеплановая прода посвящена первому читателю, поддержавшему книгу рублем.

Славься, Дарт_Кот Антихрест!

— Эй, лейтенант, хочешь новую руку? — закидываю я удочку на второй день пребывания в домике лесника, куда нас привезла ММ после того, как мы с ней на пару спасли лейтенанта от скоропостижной кончины. Прозвище ММ Марике дал лейтенант, когда услышал как она окликает своего стрёмного питомца.

— Что за тупой вопрос, сам без руки попробуй походить. Да и сними ты уже эту маску, самого не заебало в ней потеть?

— Конспирация. — пожимаю я плечами, а про себя думаю, что не настолько хорошо знаю лейтенанта, чтобы доверить ему тайну своей личности. Это с Марикой у меня не было выбора, поставили перед фактом. — А насчет руки, придется пострадать, готов?

— В смысле? — приподнимает кустистые брови лейтенант из-за чего его страшный шрам перекашивает рожу еще сильнее.

— Я буду тебя травмировать, а затем оказывать медицинскую помощь. И так пять раз подряд, после этого смогу сделать тебе новую руку. По рукам?

— Ты меня подъебываешь?

— Извини, я не это имел ввиду! — с запозданием понимаю, что за перл я выдал.

— Да шучу я, согласен, начинай.

— Будет больно. — предупреждаю я его, памятую о садисте 2ур.

— Мне не привыкать. — получив подтверждение, выщелкиваю Коготь и пока лейтенант не передумал, слегка полосую его по груди. Можно было и в морду дать, но он как-никак офицер-неудобно.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (1/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


— Сука! Че так больно-то! — вскрикивает лейтенант.

— Давайте потише, читать мешаете! — закутанная в теплый плед Марика, на мгновение отрывается от чтения любовного романа и кидает в нашу сторону недобрый взгляд.

— А я предупреждал. — наставительно произношу я, проходясь по ране Сшивателем от чего лейтенант еще сильнее орет дурниной. Что-то мне подсказывает, что вместо Кровостопа нужно было разблокировать Обезбол.


ВНИМАНИЕ!!!

Задача выполнена!

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: перк — садист ур.3


Скрепя сердце, трачу полученное только что очко на Обезбол, дабы облегчить муки лейтенанта. Хотя кого я обманываю, мной движет обычный расчет.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Обезбол — препарат снижающий болевые ощущения. Для создания требуется активная фармацевтическая субстанция. Требование: 1 очко развития.


ВНИМАНИЕ!!!

Полевая хирургия ур.1(5/5)достигла своего предела уровень повышен!

Доступна Полевая хирургия ур.2(+10 % к скорости проводимых операций)

Доступны новые умения!


Пока лейтенант отходит от болевого шока, из подручных медикаментов создаю несколько капсул Обезбола. Парочку протягиваю Владимиру, который тут же проглатывает их без лишних вопросов. Лицо лейтенанта разглаживается и он удовлетворительно кивает, давая мне отмашку на продолжение экзекуции.

После еще четырех кругов форменного садизма у меня становится на четыре очка развития больше. Помимо этого, перк садист достигает пятого уровня. Глядя на полного надежды лейтенанта, вкладываю три очка в Длань.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Антропоморфный бионический боевой протез Длань — протез руки военного назначение, ближнего боя. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 3 очка развития.

Характеристики протеза:

Сила-3

Ловкость-2

Быстрота-2

Гибкость-1

Встроенное вооружение-отсутствует


Переждав привычный уже зуд, ловлю себя на мысли, что упускаю кое-что важное. А именного, где я в лесу собираюсь достать достаточное количество материала для протеза. Об этом я как-то не умудрился позаботиться.

— Слушай, Вов, я, кажется, тебя все-таки наебал?

— Чего бля? — понимаю его возмущение, после того как тебя несколько минут подвергали пыткам сложно смириться с мыслью, что все это было зазря.

— Ну, — тушуюсь я. — я могу сделать руку, но для этого нужно достаточное количество материала, пластика или металла.

— В чем проблема, иди тачку раздербань. — подает голос ММ, на этот раз, не отрываясь от чтения.

— А как обратно?

— Санитар, ты правда думаешь, что мы и дальше будем использовать засвеченную тачку? Не задавай тупых вопросов, у меня тут любовная сцена намечается. — отмахивается от меня Марика.

— Ну, я тогда пошел.

— Иди-иди. — перед уходом замечаю, как Марика откладывает книгу и что-то закапывает себе в глаза из небольшого бутылька. Видимо, чтение при столь тусклом свете было не лучшей затеей.

Лейтенант, кряхтя, поднимается с деревянной лавки и следует за мной, по всей видимости, не хочет пускать на самотек создание своей новой конечности. Это немного бьет по самолюбию, неужели в его глазах я предстаю каким-то неумехой.

Готовая к экзекуции Хонда сиротливо и покорно ожидает нас на ближайшей полянке. Нетерпеливый лейтенант обгоняет меня, забирается внутрь салона и отщелкивает держатель капота.

— Вот из этого делай. — тычет он пальцем в двигатель Аккорда, после того как покидает салон.

— Ага, буду звать тебя автобот. Отойди. — командую я и приступаю к трансформации двигателя.

В этот раз процесс занимает куда больше времени и материала уходит порядком больше. Когда готовый протез серовато-матового оттенка оказывается в моих руках, я слышу из-за спины только одно фразу с которой полностью согласен.

— Обалдеть! Если он работает также круто, как выглядит, то можешь мне и вторую руку отхерачить!


Антропоморфный бионический боевой протез Длань — протез руки военного назначение, ближнего боя. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала.

Характеристики протеза:

Сила-3

Ловкость-2

Быстрота-2

Гибкость-1

Встроенное вооружение-отсутствует



— Ну что готов?

— А-то! — протягивает он мне свою коротенькую, еще не зажившую до конца культю, которую я предварительно запенил лечебным клеем из Сшивателя.

— Прими еще одну таблетку из тех, что я дал, будет больно.

Владимир послушно проглатывает капсулу Обезбола и я наконец подношу полураскрытый протез к месту крепления. Культя свободно входит во внутреннюю полость протеза, после чего я, по наитию как до этого с Когтем, парой легких движений корректирую его размер под комплекцию Владимира и активирую фиксаторы. Протез резко закрывается, выпуская весь кислород из внутренней полости, тем самым образуя вакуум внутри посадочной капсулы, где находится культя лейтенанта и Длань намертво крепится к плечу.

— Ну как? — спрашиваю я.

— Вроде нормально, а двигаться она когда будет?

Не успеваю пошутить на эту тему, как протез начинает подергиваться и совершать невнятные микродвижения.

— Что чувствуешь? — насторожено уточняю я

— Остаток руки, как в кипяток сунули, без твоих таблеток я бы, скорее всего, орал как резанный, а так терпимо.

— Я конечно не специалист…

— Вот умеешь ты успокоить. — прохрипел Владимир.

— Но, что-то мне подсказывает, что Длань пытается подсоединиться к твоим нервным окончаниям.

Протез дергается последние пару раз и затихает, после чего лейтенант с выражением глубокого охеревания на лице, сгибает свою новую руку и подносит ту поближе к лицу, чтобы получше рассмотреть.

— Ты с ней поаккуратнее, как я понял из ее характеристик, она в три раза сильнее, чем рука тренированного мужчины и примерно в два раза быстрее. — предупреждаю я Владимира, который в этот момент больше всего походит на ребенка, получившего долгожданный подарок на новый год.

Но лейтенанту сейчас не до меня, он подходит к ближайшей ели, кладет раскрытую ладонь на ее поверхность. И начинает медленно сжимать протез в кулак. Под хруст коры и треск древесины, стая пичуг слетает с падающего дерева.

Я стою немного сбоку от лейтенанта, поэтому замечаю подозрительный блеск в его глазах и предвкушающую улыбку. Меня немного пробирает дрожь, то-ли от плохого предчувствия, то-ли от поднявшегося ветерка от рухнувшего дерева.

Решаю оставить лейтенанта наедине с новой игрушкой, а сам направляюсь в сторону Хонды, чтобы на заднем сиденье в одиночестве и тишине поразмыслить над тем, что же мне делать дальше. Без задней мысли оставляю лейтенанта без присмотра, сбегать от нас не имеет смысла, к тому же где-то неподалеку резвится на свежем воздухе Мирцела. А от нее даже такому крутому профи, как Владимир, не скрыться.

В тишине салона, отрешившись от суеты я стягиваю маску чумного доктора и погружаюсь в размышления о своем новом месте в этом мире. После всей той информации, что вывалила на меня ММ я уже не смогу продолжать жить как раньше. В первую очередь нужно поговорить с братом и объяснить, чем может для него закончиться служба в ОДИН. А потом, а потом будет видно. Планирование — не моя сильная сторона в отличии от брата, все-таки я не так умен и рассудителен как он. Жаль, что я не могу все ему рассказать или хотя бы посоветоваться. После той трагедии, которая произошла с нашей семьей признание в том, что я стал джи-психопатом станет слишком жестоким ударом для него. К черту размышления.

Открываю интерфейс, предварительно вкидывая последнее свободное очко развития в протез мышечного волокна, чтобы открыть следующий уровень протезирования.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Искусственное мышечное волокно Геракл — протез мышц военного назначения. Для создания требуется пластик. Требования: 1 очко развития.


ВНИМАНИЕ!!!

Протезированиеур.1(5/5)достигает своего предела, уровень повышен!

Доступно Протезирование ур.2(0/10)(характеристики изготавливаемых протезов +10 %)

Доступны новые умения!


Класс: Санитар

Специализация: отсутствует

Доступные ветки развития:

Полевая хирургия ур.2(+10%к скорости операции)(0/10):Кровостоп, Обезбол, Сшиватель

Протезирование ур.2(+10 % характеристики протеза)(0/10):Коготь, Длань, Геракл

Фармакология ур.1(1/5):Стимулятор Мангуст-1.

Протезы: Телескопический протез Коготь

Вмешательства в организм: нет

Перк: Садист ур.5

Очки развития: 0

Сила — 0,3

Способность человека преодолевать внешнее сопротивление за счет активности мышц

Ловкость — 0,6

Способность человека рационально строить свои двигательные действия в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды

Выносливость — 0,6

Способность человека выполнять заданное физическое усилие без потери мощности, преодолевая утомление

Быстрота — 0,4

Скорость двигательной реакции

Гибкость — 0,5

Подвижность в суставах

Интеллект — 0,8

Способность решать сложные задачи. Указанно среднее арифметическое от показателей: логика, креативность, концентрация, сила воли, контроль над эмоциями, эмпатия, память, обучаемость.

Пиковые значение для человеческого организма, без стороннего вмешательства, равняются 1.

В основных характеристика никаких изменений я не замечаю, разве что в глаза бросается подросший уровень перка садист и его радиус.


Садист ур.5 — в вашем присутствии у окружающих усиливаются болевые ощущения. Радиус действия 5 метров.


Из полевойхирургии исчезли уже изученные умения и добавилась несколько новых.

1. Шприц-пистолет Оса — универсальный пистолет для инъекций. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:2 очка развития.

2. Вивисектор. — полу-автономный, медицинский комплекс, предназначенный для вскрытия и ампутации. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:5 очков развития.

3. Реаниматологическая перчатка Лазарь — медицинская перчатка узкого профиля, гражданского назначения. Оснащена мощным дефибриллятором, кислородной маской и шприцевой системой подачи адреналина. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования:10 очков развития.

4. Анестезиологическая перчатка Морфей — медицинская перчатка узкого профиля, гражданского назначения. Оснащена камерой подачи анестезирующего газа и шприцевой системой подачи морфия. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования:10 очков развития.

5. Пересадка искусственной мышцы — операция по внедрению искусственных мышечных волокон. Повышает основные физические характеристики: сила, выносливость, быстрота. Для успешного выполнения операции требуется: искусственное мышечное волокно Геракл. Требования: 5 очков развития.

То же самое произошло и с веткой протезирования.

1. Бионический боевой протез Жнец — протез руки военного назначения, ближнего боя. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 10 очков развития.

Характеристики протеза:

Сила-2

Ловкость-4

Быстрота-4

Гибкость-4

Встроенное вооружение: лезвия хлысты уруми.

2. Инсектоидный бионический боевой протез Клешня — протез руки военного назначение, ближнего боя. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 7 очков развития.

Характеристики протеза:

Сила-7

Ловкость-2

Быстрота-2

Гибкость-1

Встроенное вооружение: хватательный привод высокой мощности.

3. Стоматологический боевой протез Виверна. — зубной протез, оснащенный камерами с летучим нейротоксином, приводами для его распыления и автоматизированной подачей противоядия носителю в случае активации боевого режима. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.

4. Инсектоидный бионический боевой протез Саранча — протез ноги военного назначение, повышенной маневренности. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 3 очка развития.

Характеристики протеза:

Сила-3

Ловкость-3

Быстрота-2

Гибкость-0,5

Встроенное вооружение-отсутствует

5. Бионический глазной протез Око. — протез глазной, диагностический со встроенным рентгеном. Позволяет оценить физическое состояние объекта и его характеристики. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.

В отличии от своих соседок, фармакология со своей сиротливой единичкой в графе прокачки не претерпела никаких изменений.

Сравнивая свой текущие физический показатели с характеристиками протезов не могу не ужаснуться той мощи, которая в них кроется. Видимо, неспроста у отставного военного было столько восторга по поводу новой игрушки и это был протез всего лишь первого уровня, что же будет дальше. Уже сейчас заметен серьезные разрыв в характеристиках между новыми и старыми протезами, и это не считая встроенного вооружения, которое делает разницу между ними еще более колоссальной. У этих смертоносных игрушек есть, на мой взгляд, только один существенный минус — для их использования нужно где-то проебать часть тела.

Потенциал полевой хирургии пока не совсем понятен, она, в отличии от протезов, не вещь в себе, а, судя по операции по пересадки искусственных мышечных волокон, некое подспорье для протезирования. С другой стороны в ней есть все для оказания первой медицинской помощи, что в моей ситуации весьма может пригодиться.

И наконец, темная лошадка фармакология — ветка с определенным потенциалом, чего только сыворотка суперсолдата стоит, в долгосрочной перспективе выгоду, которую она предоставляет, сложно не оценить. Другое дело, что этой перспективы у меня может и не быть. Век джи-психопата короток.

С этой невеселой мыслью я натягиваю обратно маску чумного доктора и, не обращая внимания на треск деревьев, в котором виновато шило в лейтенантской заднице, отправляюсь обратно в приютивший нас домик.

— Присоединяйся. — ММ откладывает обратно свою полумаску, которую она пытается надеть как только до ее уха доносится скрип входной двери, но, увидев что это я, вновь расслабляется и указывает на несколько приготовленных бутербродов и бутылку воды на столе.

— Я хотел поговорить. — от предложения я не отказываюсь и, приподняв маску, откусываю солидный кусок от бутерброда.

— О чем? — не переставая жевать, спрашивает женщина.

— О фризе, у нас небольшая проблема. Я, кажется, потерял мой ингалятор, когда мы лейтенанта вытаскивали.

— Не вопрос, держи. — она без лишних слов, протягивает мне свой. — Молодец, что сознался, а-то не хватало, чтобы ты с катушек съехал вовремя операции.

— Слушай, ММ, а что ты чувствуешь, когда начинается приступ? — что с момента моей последней ингаляции прошло уже более двадцати четырех часов и я давно должен был потечь крышей я ей, конечно же, не сообщаю.

— Тоже самое, что и остальные: сначала раздражительность, потом начинает тянуть на всякое сумасбродство — это отключается критическое мышление. Дальше-больше, в какой-то момент замечаешь, что плач соседского ребенка перестает раздражать, а наоборот как-то даже бодрит. Начинаешь искать фото и видео трупов в интернете, затем этого становится мало. Плюс, как правило, тебя активнее начинает стимулировать психоз, выдавая задания на ликвидацию. Дальше уже идут индивидуальные расхождения. А почему ты спрашиваешь?

— Я же недавно в этой теме, хотел сравнить со своими ощущениями. — вру без зазрения совести, после чего делаю фальшивый вдох из ингалятора и протягиваю прибор обратно его хозяйке. — Спасибо, ММ.

— Обращайся.

— Если не секрет, сколько времени прошло с того момента как ты подхватила психоз?

— Около двух лет.

— Уау, это как ты должна была прокачаться за это время. — на такой срок я не рассчитывал, теперь понятно откуда у нее на побегушках такой монстр, как Мирцела.

— Не все так просто. — она грустно улыбается. — У моего класса довольно специфический способ прокачки. Так уж вышло, что игра, которая снесла мне крышу была в сеттинге даркфентези. В этой игре проклятый друид для прокачки должен был ловить зверушек и издеваться над ними. Понимаешь, одно дело, когда ты делаешь это в игре пусть и довольно реалистичной, и совсем другое, когда тебе для левелапа нужно замучить до смерти несколько реальных котят. Так что перед тобой проклятый друид первого уровня. Одно время пыталась пересилить себя, но в у меня словно какой-то блок в голове стоит. Завалить человека легко, а помучить щенка — никак.

— А как же Мирцела?

— А вот это уже не твое дело, Санитар. — Марика замыкается в себе, видимо я наступаю на больную мозоль. От ее немилости меня спасает завибрировавший смартфон, который она всегда держит под рукой. — Сегодня ночуем здесь, а завтра выдвигаемся, нужно будет пройти около тридцати километров, поэтому лейтенанта больше не трогай, а-то придется его тащить на себе. — после изучения, пришедшего на телефон, сообщения выдает она указания.

— Окей. — соглашаюсь я, откусывая очередной кусок. — Сегодня лягу в машине, а-то эти комары уже затрахали.

Ночка обещает быть жаркой и не только из-за комаров.

Глава 8

— Слушай, ММ, а какой у нас вообще план? — продираясь сквозь кусты шиповника, задаю ей, волнующий меня, вопрос. Судя по навострившему уши лейтенанту, этот не праздный вопрос волнует не одного меня. Но в разговор он не влезает, сегодня Владимир необычайно молчалив и на то есть свои причины.

— Санитар, ты достал.

— Ну, ММ. - канючу я, пристраиваясь позади нее.

— Ну хорошо. Через несколько километров нас… — с тихим шелестом моя ногтевая пластина трансформируется в опасное оружие и вспарывает ей плечо. В последний момент Марика умудряется увернуться от летального попадания, параллельно ловким движением, скидывая небольшой рюкзачок набитый припасами с плеча.

— Убей! — кричит она, отскакивая от меня подальше, и невредимой рукой извлекает глок.

Неуклюже прыгаю за ближайшую ель, уходя с линии огня. За спиной слышится грохот выстрелов и треск отлетающей от деревьев щепы. С окружающих деревьев с обиженным клекотом срываются стаи птиц. Но их затыкает яростный рев Мирцелы, доносящийся откуда-то сбоку и перемежающийся с отборным матом бывшего военного.

— Санитар, какого хуя ты творишь!? — кричит Марика из-за укрытия, водя из стороны в сторону полу-разряженным глоком.

— Ну-ну к чему этот цирк, Олег, или как там тебя по-настоящему зовут? — закончив фразу, я незамедлительно перекатываюсь в другое укрытие. Во-время, то место, где я только что был, накрывает пистолетным огнем.

— Похвально, похвально и что же меня выдало? — пока она перезаряжается я привожу подготовленный план в действие.

— Твоя любовь к освежителям воздуха в авто, я сначала не придал этому значения, а затем до меня дошло — ты не можешь менять свой запах и это один из способов маскировки, как и линзы, которые ты надел в этот раз. Но самый большой твой проеб — это ингалятор, который ты мне дал, неужели ты думал, что я его не узнаю? А еще эта слезливая история про любовь к животным для оправдания отсутствия способностей. Нужно быть полным долбое… — грохот пистолетного огня заглушает последнюю часть фразы.

Но это уже не важно, я стою позади неудачливого стрелка с занесенным Когтем. Взмах и женская кисть, сжимающая глок, безвольно падает на лесной дерн, орошая свежую зелень красными потеками. Нужно отдать должное этому любителю менять внешность, даже в такой ситуации он не сдается, а откатывается в сторону и готовится к рывку, но ослабленный потерей крови организм подводит и он валится на бок.

— Как?

— Заранее записал текст на диктофон, спасибо, что не стал удалять его со смартфона, который мне выдал. Должен заметить это очень иронично.

— Похер, сейчас Мирцела закончит с лейтенантом и тебе пиздец!

— Ох, я так не думаю.

— Той руки, что ты ему присобачил не хватит, чтобы справиться с джи-психом перевертышем в боевой форме.

— А кто тебе сказал, что дело в руке. — достаточно бодро, несмотря на потрепанный и окровавленный вид, произносит лейтенант подходя поближе. Его звероватая рожа, щерится в довольной улыбке, обнажая зубной протез Виверна. — Этот нейротоксин, пиздец, мощная штука, псине хватило всего нескольких секунд. — он показывает мне большой палец.

— Но как, я же видел его без одежды, видел! Никаких новых ран не было! — от удивления любитель чужих образов совсем теряет самообладание и путается в самоаутентичности.

— Ты просто не туда смотрел. — я расстегиваю ветровку и задираю футболку, от чего лесной ветерок приятно холодит свежие раны, замазанные клеем.

— А теперь, дружок, ты все нам расскажешь. — присаживаюсь рядом и обрабатываю его раны Сшивателем, чтобы не окочурился от потери крови.

В таком состоянии он вряд ли способен мне навредить, да и не боец он, скорее шпион или диверсант, который рассчитывает не на грубую мощь, а на внезапность и фактор неожиданности. Как показала практика, он немного сильнее и быстрее обычного человека, но с такой потерей крови, с двумя поврежденными конечностями и такой группой поддержки как у меня — он не опасен.

— Хер вам, можете достать мои яйца и положить себе на лоб!

— Так ты вроде сейчас без них. — беззлобно произносит лейтенант и кладет, покореженный в схватке с адской гончей, протез на девичью коленку. Хруст, сминаемой коленной чашечки, вперемешку с отчаянным женским криком распугивает немногих оставшихся неподалеку птиц. — Еще одну или готов к сотрудничеству?

— Дай, дай обезболивающее! Сука, я все скажу, блядь как больно! — запихиваю пару капсул обезбола в матерящийся рот, предварительно сорвав с лица полумаску.

— Внешность смени и а-то как-то неудобно. — приказывает лейтенант. — Меня мама учила девочек не обижать.

— Хорошо. — по лицу проходит рябь и женское лицо сменяется хищным мужским с резкими чертами лица.

— Рассказывай.

— Что рассказывать?

— Все рассказывай, если пойму, что недоговариваешь сломаю второе колено. В чем был план, почему нас решили убрать?

— Вы два ебанных параноика, никто не собирался вас убивать!

— Первый страйк. — металлическая рука слегка постукивает по покалеченной коленной чашечки.

— Мммм! — жертва допроса мычит от боли. Могу представить как бы он сейчас орал, если бы не доза Обезбола. — Все-все, я понял. Приказ был: вытащить тебя из передряги, после чего я должен был забрать твое лицо, а Мирцела утилизировать трупы. Но эта тупая сука все испортила и сожрала твоих конвоиров. Из-за чего нам пришлось тащиться в этот ебучий лес и ждать пока она все переварит и высрет. А вчера мне приказали поторопиться и я решил, не изобретать велосипед, а углубиться подальше в лес и кончить вас там.

— Меня понятно, а его-то за что? Он вроде из ваших. — тычет в меня пальцем лейтенант.

— Все из-за его ебучего брата, который работает в ОДИН! Начальство очень расстроилось, что я притащил в организацию потенциальную крысу. Еще и Ночь запаниковал, когда узнал, что именно я запихал этому уебку в голову. Поэтому мне приказали исправить косяк, вот я и решил совместить два дела.

— Зачем было нужно мое лицо? — задает очередной вопрос лейтенант.

— Чтобы стравить Детей Рейва и ОДИН. Это все что я знаю, в подробности плана меня пока не посвящали.

— Кто такой Ночь и почему он запаниковал? — настала моя очередь задавать вопросы.

— Это наш хакер и технический консультант. Почему запаниковал не знаю, он передо мной не отчитывается.

— Расскажи подробнее про свою организацию, цели, состав, оснащение, иерархию. — продолжает допрос лейтенант.

У меня также накопилась куча вопросов, но я рассудительно пропускаю лейтенанта вперед. Его профессиональный опыт в данный момент важнее моего любопытства. Отставной сотрудник ОДИН может вытянуть больше ценной информации, чем бывший школьный учитель.

Поглощенный допросом я слишком поздно замечаю, как кусты слева от меня начинают подозрительно шевелиться. Разбрасывая ошметки зелени и комья дерна, в наш тесный кружок врывается Мирцела. Крупом она сносит с ног тяжелого лейтенанта, мне достается удар лапой, который выбивает весь воздух из легких и отбрасывает меня к ближайшему дереву. Когда затылок касается ели, кто-то отрубает мне свет. Последнее что успеваю заметить, как Мирцела своими мощными челюстями бесцеремонно подхватывает жертву допроса и с этой ношей ломится в противоположную от нас сторону.

— Санитар, эй Санитар! — перед глазами все плывет, в голове каша и я не до конца понимаю, чего от меня хотят сразу несколько лейтенантов.

Мне становится дурно, я тянусь к маске, чтобы ее сорвать. Но не обнаруживаю ту на привычном месте и с облегчением перестаю сдерживать рвотные позывы.

— Похоже сотрясение, держись за меня, нужно сваливать. — дождавшись пока я до конца опорожню желудок, он подхватывает меня под руку и всучивает мне в трясущиеся ладони открытую бутылку с водой. Замечаю у него, перекинутый через плечо, рюкзак, который лже-Марика скинула в начале нашей схватки. — Попей.

— Что это было? — хриплю я, пока Владимир тащит мою полубессознательную тушку.

— Проеб это был мой, вот что это было. Надо было добить суку, а не рассчитывать на токсин.

Проглатываю капсулу Обезбола, чтобы хоть немного прийти в себя. Когда препарат начинает действовать отстраняюсь от лейтенанта и дальше двигаюсь самостоятельно. Меня все еще пошатывает, но уже на так сильно. Когда картинке перед глазами стабилизируется, замечаю окровавленную штанину лейтенанта, не замедляя темпа, протягиваю ему пару капсул Кровостопа. И делаю себе пометку — на ближайшем привале нужно будет оценить наше состояние. В горячке боя мы могли упустить из виду потенциально опасную травму.

Когда ноги перестают слушаться, а деревья сливаются в сплошное нечто перед глазами, Владимир объявляет привал и я как подкошенный валюсь на мягкий дерн. Все тело гудит, особенно ноги, готов поспорить, что на них сейчас живого места нет, одни кровавые мозоли.

Неподалеку грузно приземляет свой зад Владимир. Рядом опускается рюкзачок с припасами, которые он начинает жадно дербанить, отыскивая съестные припасы. Когда рюкзак оказывает дно, мы можем оценить текущие запасы провизии. И они ни то чтобы радуют: парочка литровых бутылок с водой и несколько запечатанных сендвичей. Одну из бутылок и пару бутербродов лейтенант протягивает мне, за другую часть провизии принимается сам, перед этим отложив по паре сендвичей для каждого из нас обратно в рюкзак.

Кряхтя как старик немного приподнимаюсь, чтобы приступить к трапезе в привычном положении. Такого удовольствия от еды я наверное никогда еще не испытывал, дешевые сендвичи буквально тают на языке. Закончив с едой, я осматриваю сначала себя, затем лейтенанта. У меня обнаруживается разошедшаяся рана на груди, там куда, судя по кровоподтеку, пришелся удар Мирцелы и небольшая ссадина на затылке, которая уже подсохла. С лейтенантом дела обстоят похуже, многочисленные, неглубокие ссадины покрывают его с головы до пят — ничего смертельного, но если бы не вовремя принятый Кровостоп, то он мог бы отойти в мир иной от банальной потери крови. Плюс, у него обнаруживается множественный, довольно глубокий порез на ноге, судя по внешнему виду — дело лап Мирцелы.

Первым делом вычищаю рану на ноге лейтенанта и густо заливаю ее клеем из Сшивателя. Затем прохожусь Сшивателем по его другим, менее опасным ранениям и перехожу к собственному лечению.

— Можешь починить? — показывает он мне покореженный в схватке протез, который, судя по демонстрации лейтенанта, больше не способен до конца сгибаться в локтевом суставе.

— Нет, только сделать новый.

— Ну с этим пока напряг, вокруг явно нет подходящего материала.

— Это да. — соглашаюсь я. — Что дальше?

— Попробуем выйти на трассу и добраться автостопом до города.

— В таком виде? — выглядим мы мягко говоря непрезентабельно, особенно лейтенант в своей изодранной, окровавленной больничной одежде и протезом вместо руки.

— У меня есть план. — лейтенант говорит довольно уверенно, но я почему-то чувствую подвох.


Интерлюдия


— …Аня, какая же ты сука, у меня за спиной с моим парнем. Хуй тебе в глотку, а не помощь в повышении, будешь и дальше носить кофе и подставлять свой тощий зад. Когда я вернусь в город, тебе пиздец, лохудра. — Виктория отбросила ни в чем не повинный смартфон на пассажирское сиденье и вдавила педаль газа.

Когда дальний свет выхватил дерево лежащее на проезжей части, только профессионализм немецких инженеров и механиков, вложивших душу в создание автомобиля премиум класса, спас ей жизнь. Дисковые тормоза сработали безупречно и автомобиль плавно и в тоже время достаточно своевременно затормозил в паре шагов от преграды. Разозленная девушка в порыве ярости выскочила из салон.

— Да что за день-то такой блядский! То одно, то другое, для полного комплекта не хватает только конченного Робина Гуда в своих пидорских лосинах, который ограбит меня во славу нищих. — она в сердцах пнула дорогой кроссовкой по дереву.

— Это можно устроить. — высокий, массивный мужчина выступил из тьмы.

Взгляд Виктории сразу прикипел к красным разводам на его обносках, понимая что запахло жаренным, она рванула обратно к автомобилю в надежде заскочить внутрь и заблокировать двери. Но было слишком поздно, у самой двери ее перехватил еще один мужчина, что-то холодное коснулось ее горла и глухой голос из под странной маски произнес:

— Успокойся, он шутит. Подкинешь нас до города и свободна, поняла?

— Д-да. — она боялась пошевелиться, казалось даже язык одеревенел и перестал слушаться свою хозяйку.

— Хорошо, полезай на водительское сиденье, заглуши автомобиль и передай мне ключи. — словно в трансе, ведомая этим спокойным голосом, она выполнила все, что от нее потребовал страшный человек в маске.

— Умница. — мужчина захлопнул за ней дверь, обошел автомобиль и уселся на переднее пассажирское сиденье, протянув ключи обратно. — Заводи.

Когда, трясущийся в ее руках, ключ попал в замок зажигания и мотор взревел, набирая обороты, большой мужчина посреди дороги ухватился за ветку дерева и начал стаскивать его с проезжей части. Только сейчас Виктория заметила подозрительную руку на теле мужчины и от нахлынувшего осознания ее пробил холодный пот. Злосчастные лесные разбойники оказались теми самыми джи-психопатами, которыми правительство пугает народ в вечерних новостях.

— Эй-эй, успокойся, не знаю что ты там себе напридумывала, но нам просто нужно добраться в город без проблем. — в этот момент на заднее сиденье плюхнулся второй джи-психопат от которого за километр разило кровью, отчего слова ее соседа с пассажирского сиденья не возымели особого успеха.

— Санитар, ты че ее до слез довел, не мог помягче как-то?

— Да я вроде и так.

— Эй, барышня. Мы из ОДИН у нас секретная спец операция под прикрытием и нам нужно в город.

— Правда? — Виктория не была дурой, но она слишком сильно хотела выжить, поэтому была готова поверить в любой бред.

— Правдее не бывает, заводи и поехали. Пока нам кто-нибудь в зад не въехал, тачка-то дорогая затрахаешься потом ремонт оплачивать.

Она послушалась и автомобиль сорвался с места, унося их странную компанию подальше от места встречи. Привычное ощущения контроля автомобиля немного успокоило и примирило Вику с происходящим.

За окном уже довольно долгое время проносился однообразный пейзаж, но ее попутчики не проронили больше ни слова. С одной стороны это успокаивало, никто до нее не домогался, с другой — подобное равнодушие не слабо пугало. Поэтому она сама решила завязать диалог.

— А куда именно вам нужно? — ответа на ее вопрос не последовала и она скосила взгляд на зеркало заднего вида, мужчина со страшной рукой без всяких сомнений находился во власти морфея, впрочем как и ее, клюющий носом, сосед с переднего сиденья.

У Виктории в голове родилось сразу несколько планов по собственному спасению, но от осуществления каждого из них, ее останавливало смутно-знакомое ощущение. Такое же у нее было, когда вместо медицинского, она захотела пойти на театральное или, когда отказалась от заграничной поездки в которой вся их делегация полным составом подхватила малярию. Подобное ощущение у нее возникало и когда она знакомила шалаву Аню со своим теперь уже бывшим парнем, вот только в отличии от первых двух случаев она эту подсказку проигнорировала и вот к чему это в итоге привело. Сделав глубокий вдох, она перестроила маршрут в навигаторе до своего загородного дома и вновь прислушалась к собственным ощущениям, в этот раз не было никакого дискомфорта, а даже наоборот — внутри нее поселилось чувство какой-то правильности происходящего.

— Приехали. — когда автомобиль въехал сквозь автоматические ворота на территорию дома, громко произнесла Виктория.

— И где это мы? — первым пришел в себя пугающий мужчина с заднего сиденья, в отличии от своего товарища, который зевал и тряс головой спросонья, он словно бы и не спал все это время.

— Это мой загородный дом. — осмелев произнесла Вика, а в голове у нее в это время крутились мысли о том какая же она все-таки дура и чем она вообще думала.

— И что мы здесь делаем?

— Вас нужно привести в порядок, со вчерашнего дня усилены блок-посты на въезде в город, не хочу чтобы меня на пару с вами двумя пристрелили настоящие бойцы ОДИН.

— Чур я первый в душ. — ее сосед справа выбрался из авто и по хозяйски поплелся в сторону дома.

— Надеюсь у тебя есть, что пожрать и это, спасибо, буду должен. — немного стушевавшись в конце фразы, здоровяк следом за своим товарище покинул авто и двинулся к дому.

Виктория провожала взглядом беззащитные спины, одно нажатие на педаль газа и ее малышка, разгоняющаяся до сотки за три секунды, оставит парочку изломанных тел на ее заднем дворике.

Мотор грозно взрыкивает последний раз и глохнет, после чего Виктория сама выбирается из авто. Поэтому ей не видно, как мужчина с искусственной рукой, засовывает взведенный глок обратно за пояс.

Глава 9

Интерлюдия


С самого утра Александр не находил себе места, брат опять куда-то пропал, не отвечал на звонки и смс. Это случалось не впервой, но именно в этот раз Александр ощущал острую тревогу за Виктора. Поэтому и решил съездить его проведать, благо дубликат ключей от квартиры брата у него имелся. Но срочный вызов на ковер к генерал-лейтенанту Силуянову, который курировал деятельность ОДИН поставил крест на этом мероприятии.

— Петр Григорьевич, к вам Воронов Александр, пустить? — миниатюрная белокурая секретарша в форме, в звании лейтенанта склонилась над селектором.

Получив утвердительный ответ, девушка дежурно-улыбнулась и указала на двустворчатые двери в противоположном конце роскошной приемной, которая так и кричала о величии своего хозяина.

Когда Александр, после легкой заминки, отворил одну из створок и вошел в кабинет его встретил грузный мужчина лет пятидесяти в форме. После взаимных расшаркиваний, генерал-лейтенант указал на место за длинным столом по левую руку от себя, которое Александр не преминул сразу же занять.

— Александр, ты наверняка сейчас гадаешь, с чем связан этот вызов, есть предположения?

— Из-за инцидента, который произошел при патрулировании.

— Молодец, а точнее. — наградил его Силуянов скупой, едва различимой, улыбкой.

— Из-за того, что мне довелось узнать от лейтенанта Малышева. — даже мускул не дрогнул на лице Александра, глупо было предполагать, что в клинике, куда поместили бойца ОДИН не было прослушки. В то, что лейтенант его сдал, Александр не верил — не той породы был человек.

— Да, это так. Зная твою биографию, могу предположить, что ты нас осуждаешь за такую двойную политику. Но, чтобы ты смог нас лучше понять я кое-что тебе продемонстрирую. — мужчина приподнял пульт со своего роскошного стола и после пары манипуляций огромная плазма на одной из стен засветилась, являя взору Александра ряд фотографий. — Это работа Красного Рассвета, начнем с малого: Самарканд — более трех тысяч жертв, ребята слегка порезвились. Те разбитые ледяные статуи — это Белый Кролик, разорванные на куски тела в автобусе — работа Канонира, люди убивающие друг-друга на центральной площади — Красный Омега. — генерал-лейтенант переключил кнопки на пульте и старые фотографии сменились новыми. — Ашхабад — более семи тысяч погибших, больше всех отличились Кровавая Мэри и Тифоз, думаю сам догадаешься на каких фото чья работа. Но это все мелочи. — экран вновь сменил картинку. На новых фото не было ничего кроме развалин, некогда цветущего города. — Астана — более полумиллиона погибших от взрыва грязной бомбы, которую в центр города телепортировал Эго. Знаешь, что объединяет все эти и многие другие случаи?

— Они происходили за пределами России? — предположил Александр. Было еще одно предположение, но он решил его не озвучивать, слишком крамольно и опасно оно могло прозвучать.

— Браво! — похлопал в ладоши Силуянов, отложив пульт. — Может знаешь почему?

— Это, как-то связанно с джи-психами из неприкасаемых?

— Да, одним из факторов, которые обеспечивают шаткую безопасность нашей страны являются, так называемые, неприкасаемые. Все дело в их способностях, которые могут быть использованы для увеличения нашей боевой мощи. Все неприкасаемые — это не тупые боевики, триггером для которых служили файтинги, шутеры и экшены, а скорее, если мы будем придерживаться игровой терминологии, крафтеры или бафферы. По нашей внутренней классификации они подпадают под определение «эпицентр». И лидер Детей Рейва как раз из таких, те зелья и отвары, которые получает государство в обмен на игнорирование его шалостей — малая плата за безопасность миллионов россиян.

— Не проще посадить Рейва и ему подобных на цепь и под давлением получить все тоже самое безо всяких сложностей.

— Мы несколько раз пытались и эксперимент был признан неудачным. Как оказалось, с психами проще договориться, чем пытаться получить что-то силой. — откровенно посокрушался генерал-лейтенант.

— Я так понимаю, вы не просто так мне все это рассказываете?

— Да, дело в том, что наш общий знакомый лейтенант, который якобы убил одного из приближенных Рейва, сбежал до того как был доставлен к лидеру Детей. — Александр не слабо напрягся после того, как генерал-лейтенант с особым тщанием выделил слово «якобы», но вида не подал. — И это весьма сильно повлияло на наши отношения, Рейв прекратил поставлять нам свой товар до тех пор пока не получит лейтенанта. Он буквально зациклился на этом желании и не идет ни на какие переговоры. Ты ведь понимаешь к чему я веду?

— Не совсем.

— Так уж и быть, я тебе подскажу. Перед нами сейчас стоит выбор продолжать разыскивать лейтенанта и дальше или выдать реального убийцу Рейву. Как думаешь, какой вариант нам выбрать? — Силуянов смотрел на него с неподдельным любопытством в этот момент

— Если джи-психопат уже зациклился на лейтенанте, то у вас нет выбора. Даже, если вы приведете ему, как вы выразились, реального убийцу он вам не поверит, несмотря на самые достоверные доказательства, которых у вас, кстати, быть не может.

— А кто-то не зря учился. — Силуянов вновь поаплодировал. — Хорошо, а если так, найди мне лейтенанта и я дам тебе наводку на убийцу твоих родителей.

— Договорились. — генерал-лейтенант еще не закончил до конца фразу, как получил согласие от своего собеседника.

— Охо, так просто, никаких сомнений? Ты также действовал, когда устранял тех двух свидетельниц? — потускневшие с возрастом глаза генерал-лейтенанта внезапно заблестели.

— Не понимаю о чем вы, я могу ознакомиться со своими новыми полномочиями? — ни один мускул на лице Александра не дрогнул.

— Да, все бумаги будут на столе у моей секретарши. — теряя интерес к посетителю, также резко как недавно его приобрел, произнес Силуянов, указывая на выход.

Когда за спиной Александра закрылась массивная дверь, генерал-лейтенант потянулся к мигающему селектору и нажал кнопку вызова.

— Все слышал?

— Да. — донесся хриплый, но не из-за помех, голос из селектора.

— Скоро он будет у тебя в Отстойнике, посодействуй ему, пожалуйста. — голос генерал лейтенанта смягчается, когда он обращается к собеседнику на другом конце линии.

— По моему ты был слишком мягок, к чему были эти переговоры нужно было надавить на сопляка.

— Эх, Артур-Артур, с психами проще договориться, чем пытаться получить что-то силой.


***


— Жрать идите! — не понимаю, как можно так осмелеть всего за несколько часов. Из робкой, напуганной девушки наша заложница постепенно превращается в стервозную мегеру. — Если остынет, я греть не буду! — последний раз бросаю взгляд на свой, немного изменившийся, интерфейс и иду на кухню.

Класс: Санитар

Специализация: отсутствует

Доступные ветки развития:

Полевая хирургия ур.2(+10%к скорости операции)(0/10): Кровостоп, Обезбол, Сшиватель

Протезированиеур.2(+10 % характеристики протеза)(5/10): Коготь, Длань, Геракл, Виверна

Фармакологияур.1(1/5):Стимулятор Мангуст-1.

Протезы: Телескопический протез Коготь

Вмешательства в организм: нет

Перки: Садист ур.5, Мазохист ур.2

Очки развития: 0

Сила — 0,3

Способность человека преодолевать внешнее сопротивление за счет активности мышц

Ловкость — 0,6

Способность человека рационально строить свои двигательные действия в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды

Выносливость — 0,6(0,7)

Способность человека выполнять заданное физическое усилие без потери мощности, преодолевая утомление

Быстрота — 0,4

Скорость двигательной реакции

Гибкость — 0,5

Подвижность в суставах

Интеллект — 0,8(0,7)

Способность решать сложные задачи. Указанно среднее арифметическое от показателей: логика, креативность, концентрация, сила воли, контроль над эмоциями, эмпатия, память, обучаемость.

Пиковые значение для человеческого организма, без стороннего вмешательства, равняются 1.

Из приятного: новый протез, который достался мне весьма болезненно. Раны на груди до сих пор дают о себе знать. Один Господь Бог знает, чего мне стоило из раза в раз полосовать себя Когтем, находясь посреди леса в чужой машине. Владимиру той ночью тоже досталось, благо зубы у него были не свои — издержки профессии, поэтому их удаление было не столь болезненным, как могло бы быть. Так за само экзекуцию я получил новый перк Мазохист, а Владимиру досталась новая челюсть, которую смело можно приравнять к биологическому оружию. Помимо этого наш безумный марш бросок добавил мне немного выносливости.


Мазохист ур.2 — 20 % болевых ощущений преобразуются в удовольствие.


Из неприятного: от удара головой снизился показатель интеллекта, видимо сотрясение оказалось более серьезным, чем я думал.

Когда спускаюсь на первый этаж, замечаю Владимира, который весь перебинтованный, в одном исподнем — вещи парня Виктории оказались ему малы, копается в холодильнике.

— Че, даже майонеза нет?

— Я на правильном питании. — отвечает ему сидящая за мраморным столом Виктория. В тарелке у нее какой-то салатик а в руке пульт от телевизора, которым она, со скучающим выражением лица, переключает каналы. — Может телефон вернете, хоть в инстаграме посижу?

— Нет майонеза, нет телефона. И вообще, Вик, веди себя как нормальная заложница. Меня твой стокгольмский синдром уже напрягать начинает. — услышав мои шаги, он наконец отрывается от холодильника и садится за стол, видимо, боится, что я в одиночку смогу осилить тот десяток яиц, который томится в сковороде на столе.

— Привет. — бурчу я, потирая лицо, маску надевать не стал. Какой смысл, если лейтенант меня уже видел, а девчонка, судя по всему, от вчерашних приключений свихнулась.

— Угу, Санитар, как позавтракаем, заменишь мне руку?

— Кхм-Кхм. — я аж подавился от такого уровня конспирации.

— Я ей все рассказал. — правильно интерпретировал мои гримасы лейтенант.

— А меня ты не забыл спросить? И что значит ВСЕ?

— От и до и про наше задание по ловле на живца и про то, что мы должны найти и ликвидировать Рейва.

— Да, такого количества лапши на ушах у меня еще не было, но он старался. — подтвердила Вика, отправляя очередную порцию салатика в рот.

— В общем нужно заменить руку и может у тебя еще что-то есть, только в этот раз давай без сильного членовредительства.

— Тааааак, стоп! Слушай лейтенант, давай расставим все точки над «и», я сейчас доем и сваливаю домой. Мы вроде как квиты, я помог тебе свалить от Рейва и спас твою задницу от двух джи-психопатов, а ты вытащил меня из леса.

— Ох, Воронов, не все так просто…

Договорить он не успевает, в открытый рот врезается край сковороды блокируя Виверну, которая активируется при сильном сжатии челюстей. Вилка в левой руке вклинивается в полу-раскуроченное локтевое соединение протеза, блокируя сгибательный механизм и окончательно лишая искусственную руку подвижности в локтевом суставе. Лейтенант пытается вскочить, чтобы разорвать дистанцию, но тут же заваливается набок — боковая, коленная связка рассеченная из под стола Когтем ставит точку в нашем противостоянии.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (1/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


Перескочив столешницу, я прижимаю его настоящую руку коленом к полу и приставляю лезвие Когтя к горлу.

— Дернешься, и тебе пиздец, моргни если понял. — после подтверждения от лейтенанта, продолжаю. — Сейчас выдерну сковородку, пасть держишь открытой, на вопросы отвечаешь не сжимая челюстей. Мне похер как ты будешь это делать, но только твои зубы коснуться друг-друга я вскрою тебе глотку. — Виктория, застывшая словно статуя и не проронившая ни звука с начала скоротечной схватки, внезапно разревелась.

— Шам ее ушпокаивать будешь. — произносит лейтенант, следуя моим указаниям.

— Моя фамилия, я тебе ее не говорил.

— Жато твой брат говорил. Вы ш ним ощень похоши, я шильно удивилша, когда увидел тхебя в лешу беш машки, вхот и решил проверить.

— Проверил, а теперь рассказывай. — командую я.

После рассказа Владимира многое встает на свои места, но меня не покидает ощущение, что ушлый лейтенант чего-то не договаривает. Такое нелепое стечение обстоятельств невольно наталкивает на мысль о существовании судьбы, ничем иным я не могу объяснить ту ситуацию в которой оказался.

— Знаешь Санитар, тебе бы афобазола попить, нервы подлечить.

Пеняет мне лейтенант, в то время как я обрабатываю его колено Сшивателем. Успокоившаяся также быстро, как разрыдалась до этого, Виктория спокойно доедает салатик — странная девушка. Ее поведение вызывает у меня дискомфорт, но я не подаю вида. Не хочу, чтобы из-за моих поспешных действий повторилась ситуация как с лейтенантом. У меня и раньше бывали вспышки агрессии, вспомнить хотя бы злополучный школьный инцидент из-за которого я встрял во все это дерьмо. Но тогда все обернулось всего лишь переломом носа, теперь же из-за странной система, прописавшейся у меня в голове, все может закончиться куда плачевней.


ВНИМАНИЕ!!!

Задача выполнена!

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: Перк — клятвопреступник ур.1


Клятвопреступник — вы неоднократно нарушали клятву Гиппократа, причиняя вред собственным пациентам. Эффективность насильственного медицинского вмешательства +10 %.


— Санитар, дружище, нам сейчас нужно держаться вместе. На твоего брата, как на меня сейчас, могут открыть охоту, особенно если вскроется, что это именно он грохнул того психа, а не я. Нам нужно прикончить этого ублюдка Рейва и его детишек, чтобы у моей бывшей конторы не было повода нас искать.

— Все равно не могу поверить. В голове не укладывается, что мой брат, который и не дрался толком никогда, мог хладнокровно прикончить человека, пусть и джи-психопата.

— Ох, плохо ты знаешь своего брательника. — качает головой лейтенант и мне слышится в его фразе какая-то недосказанность. Отгоняю от себя внезапно проснувшуюся паранойю, не время.

— Ну так, что насчет руки? — машет он выведенным из строя протезом с торчащим из локтевого сустава обломком вилки.

— Бляяядь, как все сложно! Ладно, если мне от тебя уже не отделаться, то так уж и быть расскажу об ахуительно-большом изъяне моего психоза. — собравшись с духом, продолжаю. — Система в моей голове выдает мне ежедневные задания, триггером для которых служит ранение или травма, полученная человеком в определенном от меня радиусе — что-то около пятиста метров. Моя задача — оказать пострадавшему медицинскую помощь. Если я решу отказаться или провалю задание, то меня ждет наказание, пока что это ампутация ногтевой пластины. — я демонстрирую ему ноготь отливающий металлом. — Понимаешь что это значит?

— Симпатично. — комментирует Виктория, оторвавшаяся от внеплановой уборки, яичница сама себя с пола не уберет, да и кровь отмыть не помешает.

— Получается ни ты, ни твое окружение не может никого прикончить без вреда для тебя? Постой, что-то не сходится, а как же мои конвоиры, да и с той псевдо-бабой ты не особо церемонился, когда отхреначил ей руку?

— Все дело в лимите на ежедневные задания, не больше пяти за сутки. Перед тем как тебя вытащить я уже успел выполнить ежедневную норму благодаря парочке бомжей и мог не беспокоиться об этом ограничении. — вдаваться в подробности о том, как именно это происходило я не берусь, пусть это остается моей маленькой тайной.

— Никогда бы не подумал, что ты такой сердобольный. Джи-психопат лечит бомжей, кому расскажи не поверят. — усмехается он, а по глазам вижу — ни черта он мне не верит. — А случай в лесу? С того момента как ты сделал мне руку прошло явно больше суток.

— А про этот акт самобичевания ты забыл? — указываю пальцем на бинт, стыдливо выглядывающий из в-образного выреза моей новой футболки. Судя по шмоткам, которые я нашел в шкафу, бывший Вики заядлый модник.

— Хм, значит можно и так.

— Можно, но не желательно. За такую хитрожопость я получил от системы перк, который конвертирует мои болевые ощущения в удовольствие. Думаю, не нужно объяснять чем это чревато?

— Нет, я уже сталкивался с чем-то подобным. Короче, прежде чем идти на дело тебе нужно закрывать свои ежедневки и не показываться в густонаселенных районах, иначе можешь вляпаться в историю. — лейтенант почесывает разбитые сковородой губы. Благодаря Сшивателю регенерация идет полным ходом, что вызывает зуд. — Это все усложняет, а как ты вообще планировал действовать после того как попадешь в город?

— Думал попрощаться с вами на окраине, выцепить какого-нибудь бездомного и провернуть с ним тот же трюк, что с тобой.

— И с теми бомжами из твоей истории. — добавляет он. — Ну значит, раз других вариантов нет, так и поступим.

— Вика, сука, я знаю, что ты там! Я знаю, это ты заложила меня Айболиту, дрянь, мне теперь нельзя будет три года практиковать! Тупая ты пизда, ты мне жизнь из-за одного похода на лево сломала, открывай, блядина! — доносится до нас разъяренный мужской голос из приоткрытого окна.

— Ой, а вот и вариант. — девушка бросает на нас задумчивый взгляд. — А у меня в гараже как раз шумоизоляция хорошая.

— Не, я в этом не участвую. — сваливаю я подальше из кухни, чтобы не принимать участие в очередном похищении. Говорят «муж и жена — одна сатана», как бы парень Виктории не оказался еще более отбитым, чем она сама. Поэтому окончание их диалога я пропускаю мимо ушей.

— Мог бы и посопротивляться для приличия, когда он на тебя набросился.

— А ты могла бы реветь более реалистично.

— Ну извини, что не выбрала театральное и вообще я не виновата, что он такой бесчувственный чурбан…

— Ладно, иди встречай, а я похромаю за глоком, руку-то мне так и не отремонтировали.

Глава 10

ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (2/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


Не успеваю я собрать сумку в дорогу, как перед глазами выскакивает злосчастная надпись. Они все-таки сделали это. Хотя на что я рассчитывал, что все обернется шуткой и мы вместе посмеемся, умиляясь моей доверчивости. Конечно же нет, они пошли и тупо взяли человека в заложники, которого уже, кстати, начали пытать.

Иногда мне кажется, что это не джи-психопаты сошли с ума, а весь этот гребанный мир просто в какой-то момент взял и ебнулся.

Смотрю на таймер, расстояние до цели небольшое, поэтому время утекает стремительно. Перевожу взгляд на свои ногти, среди которых затесался одинокий металлический собрат. Прости чувак, кажется сегодня не твой день. Маска чумного доктора уже привычно обхватывает лицо и на душе становится как-то приятней.

— Доктора вызывали? — гараж соединен с домом, поэтому добраться до него не вызывает затруднений.

— Ммммм! — жалобно поскуливает молодой парень моей комплекции, примотанный простынями к несущему столба. Рот его заклеен скотчем, ну кто бы сомневался — классика.

Лицо парня разбито. Над ним, словно фурия, нависает Виктория счем-то похожим на биту из лапты, обтянутую кожей, в руках. Я практически сразу догадываюсь для чего подобная игрушка предназначена и мне становится жалко парня, попавшего в такую нелепую и обидную ситуацию. Когда бывшая девушка бьет тебя по лицу игрушкой из секс-шопа в этом наверняка мало приятного.

— В сторону. — командую я и Виктория, с блестящим от пота лбом, послушно отступает. — Чувак, я понимаю как тебе сейчас страшно, недавно я побывал в подобной ситуации, не такой позорной конечно, но все же. — пытаюсь его успокоить, как умею. Судя по скептическому взгляду Виктории, умею я хреново. — Никто не собирается тебя калечить или убивать, просто девушке нужно немного спустить пар. Согласись, ты сам накосячил, но ты не бойся, я на твоей стороне, поэтому буду тебя периодически подлечивать. Да, согласен, будет больно и обидно, но ведь не смертельно. Относись к этому как к проверке простаты, не хочется, но приходится. — пока успокаиваю, обрабатываю его ушибы и ссадины.

— Ты закончил? — Вика успела отдышаться и была готова продолжать.


ВНИМАНИЕ!!!

Задача выполнена!

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: нет


— Да, только давай полегче. — ей достаточно было услышать «да», чтобы начать действовать, вторая часть фразы ее мало волновала.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (3/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


Я бы не назвал то, что сейчас происходит боевыми действиями. Но странному системному выверту плевать, что сейчас в неравной схватке сходится не пара бойцов на поле боя, а бывшие любовники выясняют отношения. Возможно, джи-психопаты сходят с ума не от какого-то мистического сдвига под черепной коробки, а от подобных вывертов, регулярно происходящих перед глазами.

Еще три раза я оказываю медицинскую помощь, пострадавшему в неравной схватке с секс-игрушкой, парню и это импровизированное судилище наконец заканчивается, награждая меня еще четырьмя очками развития.

— Может еще разок? — Виктория совсем запыхалась, но все еще полна энтузиазма — целеустремленная девушка.

— Нет, в этом нет смысла, мы ведь не садисты. — заплывшие от синяков глаза избитого парня со мной не согласны.

— Значит кончаем его и закапываем, у меня и место на заднем дворе имеется. — с трудом понимаю, что она шутит.

— Да, только давай сначала разделаем, что бы как в прошлый раз большую могилу не копать. — решаю я поддержать шутку — зря. Парень бледнеет на глазах, он изо всех сил пытается сделать вдох, но ему словно что-то мешает. Судорожно дернувшись, он резко затихает, безвольно повисая на сковывающих его простынях.

— Блин, какая же я дура! У него же сердце слабое. — восклицает девушка.

— Ну, как там у вас дела? — жизнерадостный лейтенант входит в гараж с запотевшей бутылкой пива в руке. — Ну, Вик, добро пожаловать в команду, ты соучастник. Пиво будешь? — протягивает он ей бутылку, та не отказывается и, залпом осушив тару, садится на корточки и начинает реветь.

— Пиздец! — в сердцах произношу я.

— Ага и не говори! Я без руки, девчонка в шоке, значит могилу копать тебе. Ну или можешь сделать ему искусственное дыхание.

— За лопатой, так за лопатой.

Когда тело бывшего любовника Виктории скрывается под слоем земли и дерна с аккуратным газоном, мы с лейтенантом дружно выдыхаем. Я все таки сделал ему новую руку, поэтому откосить от копания могилы ему не удалось. К сожалению, у меня не вышло починить старый протез и даже использовать его как сырье для создания нового система не позволила. Повезло, что гараж Виктории оказался набит подходящим для переделки хламом, теперь лейтенант вновь щеголяет новеньким работоспособным протезом.

— Обязательно было его убивать? — задаю я вопрос пока девушки нет рядом с нами.

— Санитар, твоя паранойя тебя до добра не доведет, ну помер парень от сердечного приступа — дело житейское.

— Не лохмать бабушку, от нейротоксина он помер, которым ты простыню пропитал. Зачем?

— Ничего так не связывает людей как общая кровь на руках.

— Тебя этому в ОДИН научили?

— Почему сразу ОДИН или ты думаешь я всю жизнь там работал. По пиву?

— Давай и дай мне Викин телефон, хочу позвонить брату. Эх, чувствую разговор будет тяжелым.

— Решил все ему рассказать?

— Я похож на идиота?


Интерлюдия


— Мы точно туда приехали? — Александр еще раз оглядел неприметный пустырь на котором из достопримечательностей только небольшое строение наподобие трансформаторной будки.

— Тринадцатый километр, второй съезд, все как договаривались. — заверил его таксист.

— Хорошо. — Александр выбрался из машины, вдыхая свежий, не загаженный автомобильными парами воздух.

Дождавшись когда такси скроется из вида и для уверенности подождав еще минут двадцать, Александр подошел к строению и немного поискав глазами обнаружил кодовый замок. Вбив цифры, указанные в сопроводительных документах, которые он получил от секретарши генерал-лейтенанта, Александр открыл разблокированную дверь и очутился в неком подобии строительного лифта. Его пальцы пробежались по панели управления, нажав на кнопку с цифрой минус семь. Пол лифта под его ногами вздрогнул и вся конструкция, медленно набирая скорость, поехала вниз.

Когда лифт наконец достиг своего конечного пункта, его уже встречали. Мужчина в костюме биологической защиты, стоящий у немного приоткрытых створов гигантской металлической двери утопленной в скальной породе, помахал ему, привлекая к себе внимание.

— Здравствуйте. — Александр предусмотрительно не стал пожимать руку встречающему, ограничившись устным приветствием.

— Мы вас ждали, следуйте за мной. — его встречающий развернулся и юркнул обратно в зазор между створами, увлекая за собой Александра.

За исполинскими вратами их встретил такой же впечатляющий тоннель ярко-освещенный многочисленными лампами установленными на потолке. На поверхности стен, насколько хватало взора, виднелись рольставни из прочного металла. На каждой из которых был свой порядковый номер, нанесенный белой краской.

— Я проведу вам небольшую экскурсию и немного расскажу об этом месте, насколько я знаю, вы уже подписали документы о неразглашении. — голос гида звучал из динамиков, установленных поверх костюма. — Официально это место называется БИПС-02 или бункерный изолятор постоянного содержания, неофициально — Отстойник. Создан, на основе бомбоубежища, в 2024 году, спустя полгода после первой волны игро-психоза. Задача Отстойника это содержание и изучение джи-психопатов, находящихся в буйной фазе. Отстойник оснащен многочисленными средствами контроля и подавления джи-психов. Персонал состоит из гражданских специалистов — это обслуживающий персонал и ученные, а также сотрудников ОДИН. Последние отвечают за безопасность и ликвидацию объектов исследования, потерявших ценность. На данный момент мы находимся на минус седьмом этаже, здесь находятся джи-психи благополучно пережившие процедуру вживления контрольного чипа в мозг.

— Контрольный чип?

— Да, одна из технологий, которую мы здесь тестируем. В мозг джи-психопата вживляется устройство, которое стимулирует центры удовольствия и болевые центры по желанию оператора. Псих слушается, получает дозу удовольствия, не слушается корчится от боли. В секторе 2А, куда мы сейчас направляемся, находятся психи прошедшие предварительную дрессуру. Будете выбирать себе подчиненных из их числа. К тому же вам, как переговорщику, будет намного проще найти с ними язык.

— Не вижу здесь никакой связи.

— Разве, вас не просветили на этот счет? Напомните, как вы попали на стажировку в ОДИН.

— В институте сказали, что мной заинтересовались по результатам экзаменов.

— Вами заинтересовались по результатам психологического тестирования. В отличии от обычных людей к которым джи-психопаты относятся как к бесправному скоту, люди с психическими отклонениями не вызывают у них такого отторжения. Мы уже долгое время изучаем этот феномен и склоны предполагать, что все дело в схожести специфических ритмов головного мозга.

— Вы хотите сказать…

— Я ничего не хочу сказать, вы лучше всех знаете что сидит у вас внутри. Или, по-вашему, обычный человек согласится командовать кучкой джи-психопатов, которые в любой момент могут сорваться с поводка. А вот и наш первый кандидат. — сопровождающий подошел к металлическим рольставням под номером одиннадцать и нажал большую красную кнопку на их боковой панели.

Ставни начали с громким металлическим шумом подниматься вверх, обнажая под собой толстый слой бронестекла. За которым виднелась довольно аскетичная, ярко-освещенная комната в серых тонах. Единственным предметом мебели была пустующая кровать. Хозяйка которой, повернувшись спиной к зрителям, сидела в углу и, обхватив собственные колени руками, мерно покачивалась, что-то напевая себе под нос.

— Одиннадцатая! — повысил голос гид из-за чего плечи женщины вздрогнули, а под ее тюремной робой начались какие-то хаотичные шевеления. — Повернись! — когда девушка не послушалась, сотрудник Отстойника достал из поясной сумки небольшой прибор, отдаленно похожий на электронный ключ от автомобиля, и нажал на нем пару кнопок, отчего заключенную моментально скрутило от боли. — Повернись, я сказал!

В этот раз она послушалась и немедленно обернулась, отчего длинные волосы, за которыми она усиленно прятала лицо, легли на бок обнажая страшную картину. Было такое ощущение, что с лица женщины аккуратно отделили весь верхний слой вплоть до мышц, даже носа как такого у нее не наблюдалось.

— Спрячь это уродство! — женщина послушалась, между ее мимическими мышцами проклюнулись тонкие и неказистые ветви, которые стали переплетаться друг с другом, укрывая остатки лица причудливой маской с прорезями для глаз и рта. — Это одиннадцатая, она может превращать даже самые безобидные формы жизни в оружие и контролировать их.

— Многообещающе и сколько она уже сидит здесь, под землей?

— Чуть больше пяти лет.

— Неплохо, мы можем выпустить ее, хочу посмотреть поближе?

— Нет, у нас есть протокол безопас…

— Выпусти ее. — из системы звукового оповещения раздался хриплый, крайне-раздраженный голос.

— Но…

— Выполняй!

После грозного окрика, сопровождающий трясущейся рукой разблокировал тумблер неподалеку от красной кнопки и перевел его в верхнее положение. Загудел подъемный механизм и толща стекла поплыла вверх.

— Могу я попробовать? — кивнул Александр на прибор в руке гида.

— Дай! — сотрудник отстойника послушался очередного приказа, судя по всему свое начальство он боялся куда больше чем какого-то джи-психопата.

— Эй выходи. — поигрывая пультом, приказал узнице Воронов.

Женщина послушно просеменила наружу, при этом старательно сутулясь и не поднимая головы. Александр обошел ее и остановился чуть сзади и сбоку.

— Знаешь, Одиннадцатая, там снаружи сейчас прекрасная погода. Я бы назвал ее идеальной, не холодно, но и не жарко, легкий ветерок колышет волосы, а солнце припекает макушку-такие приятные ощущение. Ты наверняка по ним соскучилась? — женщина ничего не ответила, но ее голова еще сильнее клюнула вперед, обозначая кивок.

— Прекрасно, а давай мы с тобой сыграем в игру и если ты выиграешь, то сможешь погулять на свежем воздухе. — словно змей искуситель, он еще сильнее приблизился к женщине, склоняясь к ее уху. — Ну как, согласна?

— Да. — кое-как выдавила из себя узница, столь большой срок без общения сильно сказался на ее речи.

— Замечательно, рад, что у нас с тобой все идет так гладко. — прошептал он ей на ухо. — А теперь иди и убей человека перед нами, только, чур, без своих способностей. — он слегка подтолкнул ее в спину и женщина сделала первый, несмелый шаг. — Смелее, Одиннадцатая, он тебя не обидит, я отобрал его игрушку.

— Эй, о чем ты с ней шушукаешься, отойди она может быть опасна… — в голосе сопровождающего проявились первые панические нотки.

Бывшая узница, словно сорвавшись с цепи, бросилась на сотрудника Отстойника, сбила того с ног и, крепко обхватив голову, начала остервенело вбивать ту затылком в бетонный пол.

— На это и расчет, беззубая псина не сможет защитить хозяина. — Александр перевел свой взгляд на динамик системы оповещения, встроенный в потолок. — Начальник, какие еще номера мне следует посетить?

— Двадцать один, тридцать три, сорок девять. — обладатель хриплого голоса казалось совсем не придал значения тому, что произошло.

— Хорошая девочка. — ласково потрепал он психопатку, сидящую у трупа. — Ну что, пойдем поищем наших новых друзей, гулять большой компанией куда веселей. — когда женщина посеменила за ним следом, Александр казалось вспомнил о самом важном. — Кстати, раз уж мы с тобой теперь друзья, я больше не могу называть тебя по номеру. Не поможешь мне с этим?

— Марика. — с трудом проталкивает сквозь непослушное горло женщина.

— Красивое имя. Моим родителям бы понравилось.


Интерлюдия


— Деда, я поехала, а-то мама с папой названивают. Картошка на столе, твоя любимая.

— На такси? — времена сейчас не спокойные, поэтому он решил еще раз уточнить.

— Деда, ты опять? Не беспокойся, на такси, а там меня папа встретит, целую-люблю!

— И я тебя, кудрявушка.

— Деда, я уже лет пять как не кудрявушка, прекращай меня так называть.

— Ну я-то этого не вижу. — хохотнул он. — Ладно беги, как доедешь, наберешь.

— Через пару дней жди в гости, привезу тебе тортик. Пока-пока. — входная дверь захлопнулась и щелкнула замком, оставляя его наедине с темнотой.

Отработанным за несколько лет движением, он нащупал поручень кресла-каталки и за счет одних лишь рук перетащил огрызок, заменяющий ему тело, на сидушку. Можно было пройтись до кухни на руках, как он не раз делал до этого, но после такого способа передвижения пришлось бы мыть руки перед едой, а это лишняя морока и потраченное время. А, усилившееся после потери зрения, обоняние упорно гнало его на кухню к любимому блюду.

Запах жареной картошечки с лучком так и манил из-за чего, всегда дисциплинированный, мужчина решил пренебречь привычной тренировкой перед любым приемом пищи и покатил свое инвалидное кресло прямиком на кухню. Но приступить к желанной трапезе ему помешал дверной звонок.

— Кто? — не доехав до кухни, остановился он напротив входной двери.

— Свои!

— Cвои, давно уже червей кормят.

— Бля, Атаман, открывай, это я!

— Кто я?

— Малыш! — за дверью раздался отчетливый мужской и женский смех. — Хватит ржать, придурки.

— А, Малыш, так бы сразу и сказал. — проворчал мужчина, отворив дверь. — Давно тебя не было. Разувайтесь на коврике, надевайте тапочки и на кухню пока не остыло.

— Атаман, мы по делу.

— Так на голодный желудок дела не решают. — он втянул носом воздух, пропуская нежданных гостей в квартиру. — Кровью пахнете, все трое.

— Че вы двое на меня так уставились, у меня просто месячные начались. А ты, дед, нос свой заткни, могу пару тампонов подогнать. — раздраженная девушка, нацепив тапочки, безошибочно взяла курс на кухню.

— Эт, Володь, че девка твоя?

— Не приведи Господь!

— Ясно, ну пойдемте на кухню, а-то девка в отместку все без нас съест. Бабы-мстительный народ. — покатил он в сторону кухни.

Когда трапеза была окончена и они сытые и довольные отвалились от стола, запивая второе душистым чаем с бергамотом, нежданные гости решили перейти непосредственно к делу. В этот раз он не возражал.

— Атаман, я знаю, человек ты прямой. Поэтому сразу скажу как есть, мы можем вернуть тебе зрение и ноги, но придется отработать.

— Охо, заинтересовал! Не буду спрашивать как, ты вроде не пустозвон. — на его месте любой бы заинтересовался подобным предложением. — А что делать-то?

— Убить парочку джи-психопатов.

— Только парочку?

— Ну может немного больше, плюс, возможные жертвы среди бойцов ОДИН и молодежных банд.

— Звучит довольно весело. — его губы обнажились в улыбке, больше похожей на оскал. — Но у меня есть условие, в районе, где живет и учиться моя внучка обосновалась какая-то банда, а внучка у меня красивая. Малыш, понимаешь к чему я веду?

— Да. — подтверждает гость.

— Сделаем это и я весь ваш со всеми потрохами.

— Тогда приступим, Санитар, с чего начнешь?

— С глаз, у меня как раз есть пять не распределенных очков. А насчет ног, нужно добыть еще три. — произнес до этого не проронивший ни слова молодой, судя по голосу, парень.

— Слушай. Атаман, а у тебя случаем в доме нет никаких нехороших людей, которых не жалко? — спросил Малыш.

— Есть парочка: мелкий барыга на третьем этаже и сидевший педофил на пятом.

— Ну тут даже монетку кидать не надо. — произнес названный санитаром. — А теперь про операцию, говорю сразу, будет нереально больно. Хоть я и дам обезболивающее оно не сильно поможет, нам бы общую анестезию.

— Это ничего, я привык к боли. Жду тебя в зале, хоть радио включу, чтобы не так скучно было. — лелеемый тем, что впервые за последние пять лет наконец-то вновь увидит любимую внучку, он без сомнений отдался на волю судьбы.

Глава 11

Понимать надо выше лезешь дольше падать

Но меня не остановишь даже при таких раскладах

Я не в погонах чтоб зачитывать права

Но напомню, зачем тебе голова


А голова чтобы думать, ноги чтобы ходить

Никто не сможет меня остановить

Глаза чтобы видеть, губы чтобы говорить

Никто не сможет меня остановить*


Под задорный бит из колонок, перекрывающий крики боли старика, я засовываю в пустующую глазницу первый по счету протез.


Бионический глазной протез Око. — протез глазной, диагностический со встроенным рентгеном. Позволяет оценить физическое состояние объекта и его характеристики. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.


Искусственный глаз садится как родной, после чего я давлю на него большим пальцем, чтобы запустить процесс активации. Глаз раскрывается словно затвор камеры, обнажая зрительную линзу. В этот момент Атаман умудряется перекричать громко-орущую музыку — это протез подсоединяется к зрительным нервам. Когда внутри линзы зажигается красноватый огонек, а, перекошенное от боли и покрытое испариной, лицо старика растягивается в кривой, из-за зажатой в зубах деревяшки, улыбке, я понимаю — получилось. Выдохнув с облегчением, я приступаю к установке второго протеза.

Извини, старик, придется еще немного потерпеть, но по твоей довольной роже я вижу, что ты к этому готов. Выкручиваю громкость на максимум и продолжаю. Готов поспорить, соседи уже места себе не находят. Хотя старик говорил, что в доме прекрасная звукоизоляция — вот и проверим. А со всеми недовольными, если что, разберется Малыш. Его прозвище невольно вызывает у меня улыбку, кто бы мог подумать, что у такого брутального мужика может быть такая забавная и неподходящая кличка.

После окончательной установки второго протеза, вырубаю наконец осточертевшую музыку и развязываю спеленатого, словно младенца, старика. Он, забыв обо всем на свете, подносит руки к своим новым глазам и по его щекам начинают стекать слезы вперемешку с потом. Атаман смотрит на меня, хочет что-то сказать, но совсем забывает про измусоленную деревяшку у себя во рту.

— Спасибо. — сплевывает он деревянный огрызок и произносит одно лишь слово. Но мне этого хватает, потому что в его голосе слышится намного больше, чем способен передать любой из созданных человеком языков.

Когда из кухни в зал заходят мои спутники, старик уже вовсю, позабыв обо мне, рассматривает свое окружение. Его механические глаза, независимо друг от друга, вращаются в орбитах, осматривая одновременно практически все помещение — на такое человеческие органы восприятия явно не способны, интересно как он видит мир. Нужно будет потом уточнить.

Наконец, заметив вновь прибывших, он задерживается на них взглядом. Особого внимания удостаивается Виктория, которая от столь пристального внимания немного смутилась. Не знаю, что именно вывело ее из душевного равновесия, странного вида глаза, которые то расширялись, то сужались подобно затвору фотокамеры или то, что перед операцией я упомянул, что Око обладает встроенным рентгеном.

— Ну что сходим в гости к педофилу или дождемся вечера? — Атаман наконец отрывается от пристального изучения девушки.

— Никуда ходить не надо, он в ванной связанный лежит. — довольно произносит Владимир, указывая большим пальцем себе за спину

— Быстро вы. — не могу удержаться от похвалы.

— Это все Вика, увидел ее в глазок и сразу же открыл. Женская красота-страшная сила.

— Хорошо. — киваю я. — Пусть помаринуется до завтра, я пока отдохну и посмотрю, что новенького в интерфейсе, а вы в это время постарайтесь никого не убить.

Поудобнее устроившись на диване, я абстрагируюсь от внешнего мира и погружаюсь в изучение интерфейса. В первую очередь мне хочется оценить новые протезы, доступ к которым я получил после того как разблокировал Око и тем самым довел протезирование до третьего уровня.

Класс: Санитар

Специализация: отсутствует

Доступные ветки развития:

Полевая хирургия ур.2(+10%к скорости операции)(0/10): Кровостоп, Обезбол, Сшиватель

Протезированиеур.3(+30%к характеристикам протеза)(0/20): Коготь, Длань, Геракл, Виверна, Око.

Фармакологияур.1(1/5):Стимулятор Мангуст-1.

Протезы: Телескопический протез Коготь

Вмешательства в организм: нет

Перки: Садист ур.5, Мазохист ур.2, Клятвопреступник ур.1

Очки развития: 0

Сила — 0,3

Способность человека преодолевать внешнее сопротивление за счет активности мышц

Ловкость — 0,6

Способность человека рационально строить свои двигательные действия в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды

Выносливость — 0,7

Способность человека выполнять заданное физическое усилие без потери мощности, преодолевая утомление

Быстрота — 0,4

Скорость двигательной реакции

Гибкость — 0,5

Подвижность в суставах

Интеллект — 0,7

Способность решать сложные задачи. Указанно среднее арифметическое от показателей: логика, креативность, концентрация, сила воли, контроль над эмоциями, эмпатия, память, обучаемость.

Пиковые значение для человеческого организма, без стороннего вмешательства, равняются 1.

Характеристики не подросли, но это и не удивительно. Заниматься самосовершенствованием мне, по понятным причинам, было некогда. Вкладки полевой хирургии и фармакологии также не претерпели никаких изменений. И если по поводу хирургии я не особо расстраиваюсь, довольствуясь вполне эффективным, на данном этапе, комплектом из Кровостопа, Обезбола и Сшивателя, то фармакология так и манит своим потенциалом. В который раз, обещаю себе открыть все доступные стимуляторы и добраться наконец до второго уровня в этой ветке. Но что-то мне подсказывает, что из-за насущных проблем мне придется вкидывать очки развития не туда, куда хочу я, а туда, куда меня вынудят обстоятельства, как, например, сейчас.

1. Бионический, боевой протез Жнец — протез руки военного назначения, ближнего боя. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 10 очков развития.

Характеристики протеза:

Сила-2

Ловкость-4

Быстрота-4

Гибкость-4

Встроенное вооружение-лезвия хлысты уруми.

2. Инсектоидный, бионический, боевой протез Клешня — протез руки военного назначение, ближнего боя. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 7 очков развития.

Характеристики протеза:

Сила-7

Ловкость-2

Быстрота-2

Гибкость-1

Встроенное вооружение-хватательный привод высокой мощности.

3. Инсектоидный, бионический, боевой протез Саранча — протез ноги военного назначение, повышенной маневренности. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 3 очка развития.

Характеристики протеза:

Сила-3

Ловкость-3

Быстрота-2

Гибкость-0,5

Встроенное вооружение-отсутствует

4. Бионический протез Ножны. — анатомический протез ноги военного назначения, для скрытого ношения вооружения. Утилитарный протез с адаптивной камерой хранения для малогабаритного легкого вооружения. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.

Характеристики протеза:

Сила-1

Ловкость-2

Быстрота-2

Гибкость-1

Встроенное вооружение-отсутствует

5. Слуховой протез Сонар. — бионический протез полу-военного назначения, разработанный на основе технологии эхолокации. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.

До этого момента я хотел сэкономить и поставить старику Саранчу, а оставшиеся пару очков потратить на стимуляторы, но, когда перед моими глазами маячит описание нового протеза за пять очков, я понимаю, что придется раскошелиться на Ножны. Слишком большую пользу они могут принести нашей маленькой группе. Судя по всему, изучение фармакологии опять откладывается на неопределенный срок.

Ночь, неожиданно для меня, проходит без эксцессов и я впервые за несколько дней полноценно высыпаюсь. Просыпаюсь я почему-то в обнимку с Викторией, ее блондинитсая головка покоится у меня на груди, во всю пуская слюни мне на футболку. Судя по тому как она морщится и иногда вздрагивает, снится ей явно что-то нехорошее. Я провожу рукой по ее голове в надежде немного успокоить и на удивление у меня это неплохо получается.

— Санитар, ты с ней поаккуратнее, а-то и тебе чем-нибудь по лицу достанется. — ржет как конь, вошедший в зал Владимир. Своим смехом он умудряется разбудить девушку и та, окинув нас сонным взглядом, как ни в чем не бывало слезает с меня и направляется в сторону ванной.

— Ее поведение меня пугает. — признаюсь я ему.

— Не тебя одного. — лейтенант бросает задумчивый взгляд на дверь ванной. — Может ее того, пока чего не натворила? — проводит он большим пальцем по своей бычьей шее.

— Ты серьезно?

— Мое дело предложить. Женщины — коварный народ. Ладно, иди завтракай, а я пока подготовлю для тебя пациента. Надеюсь она в ванной ненадолго зависла.

— Не надейся.

Мой прогноз, как это обычно бывает в подобных ситуациях, сбывается. Виктория покидает ванную комнату где-то через полчаса, когда я уже закончил завтракать и неторопливо попивал вкусный чай, заваренный Атаманом. Старик, находящийся в прекрасном расположении духа из-аз вернувшегося зрения, все это время травил свои армейские байки, поэтому ожидание для меня пролетело незаметно. Когда перед глазами вспыхивает долгожданная надпись, я как раз допиваю последний глоток.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (1/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


В отличии от всех моих прошлых «пациентов», к которым я, как минимум, испытывал сочувствие где-то в глубине моего черствого сердца, отсидевший педофил не вызывает во мне чувства эмпатии. Поэтому при оказании первой помощи я действую не так аккуратно как обычно и мой перк садист работает на полную катушку, даже в те моменты, когда я обрабатываю раны «пациента».

Владимир придерживается похожей политики нетерпимости, поэтому его пудовые кулаки летают как отбойные молотки, буквально утрамбовывая тело бывшего зека поглубже в ванну. Радует, что у него хватает мозгов не использовать на всю катушку возможности протеза, иначе вместо живого педофила у нас на руках была бы окровавленная человеческая отбивная.

— Достаточно. — командую я после очередного акта безответного насилия, когда приходит долгожданное оповещение.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (5/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Бионический протез Ножны. — анатомический протез ноги военного назначения, для скрытого ношения вооружения. Утилитарный протез с адаптивной камерой хранения для малогабаритного легкого вооружения. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.


Заплывшие глаза жертвы из которых подтекает сукровица, гладят на меня со смесью надежды и какого-то суеверного ужаса. Даже после череды избиений он не сломался и его взгляд не наполнился обреченностью.

— Ебать детей-плохо. — после того как я закончил оказание медицинской помощи, произносит Владимир. — Уяснил? — спрашивает он, бесцеремонно срывая скотч с разбитых губ.

— К-к-каких дет-тей? — заикается парень на дне ванны, боясь поднять взгляд на страшного мужчину с металлической рукой.

— Любых! — рычит на него Малыш.

— Я-я ж ничего не с-сделал, только в-вчера из п-п-пригорода на заработки п-п-приехал, вот к-квартиру в вашем д-доме снял. Видимо з-зря. — заканчивает он уже тише.

— Эй Атаман! — после того как в дверном проеме показывается старик в инвалидной коляске, Владимир продолжает. — Слушай, старый, а это точно тот самый педофил?

— А яж откуда знаю, я ж его не видал никогда. — искусственные глаза фокусируются на парне в ванной. — Но этот кажись слишком молоденький, тот постарше должон быть.

— Ну, ты это не обессудь, может чайку с бергамотом? — почесывает затылок лейтенант, старательно отводя от меня взгляд.

— На. — сую ему в руки несколько капсул Обезбола с Кровостопом и Сшиватель. — Приводи его в порядок и разгребай это дерьмо.

Как обычно, беда приходит оттуда, откуда ее не ждешь. Уже не в первый раз забываю, что мои способности это не то, чтобы волшебство, и для их активации необходим какой-никакой материал. И на пару ножных протезов этого материала нужно немало.

Волевым решением старик решает пустить на слом свое кресло-каталку, но и этого оказывается мало, тогда вход идет кухонная утварь. После того как мы набираем достаточно материала для изготовления пары протезов, я приступаю к созданию Ножен.


Бионический протез Ножны. — анатомический протез ноги военного назначения, для скрытого ношения вооружения. Утилитарный протез с адаптивной камерой хранения для малогабаритного легкого вооружения. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования: 5 очков развития.

Характеристики протеза:

Сила-1,3

Ловкость-2,6

Быстрота-2,6

Гибкость-1,3


Благодаря третьему уровню протезирования, характеристики изготовленного протеза подскакивают на тридцать протезов, что не может не радовать.

Не зря в описании протеза указывается, что он является анатомическим. Искусственная нога четко повторяет очертания своего реального собрата до мельчайших подробностей. Полагаю, если обтянуть протез чем-то похожим на человеческий эпидермис, то отличия от реальной ноги будут минимальны.

— Ну чего резину тянешь, давай уже. — торопит меня старик.

— Не беги впереди паровоза, старче.

— Тоже мне шутник. — хмыкает Атаман.

Я аккуратно вдеваю его коротенький обрубок бедра в посадочную капсулу протеза и активирую механизм. В отличии от случая с лейтенантом, эта установка проходит менее болезненно из-за того, что культя старика давно зажила и зарубцевалась. И только подсоединение управляющего контура протеза к нервным окончаниям вызывает у него неприятные ощущения. Не успевает протез откалиброваться до конца, как мне приходит очередное сообщение от системы.


ВНИМАНИЕ!

Вами изготовлено и установлено пять оригинальных протезов (Длань, Виверна, Коготь, Око, Ножны). Получен перк: Лицензированное протезирование.


Лицензированное протезирование. — при попытке вам навредить у пациента отзывается лицензия на установленные протезы, что приводит к их немедленной деактивации.


Изо всех сил сдерживаю улыбку, мне больше не нужно опасаться собственных игрушек. Но даже это не главное, с этого момента каждый из тех, кто обзаведется протезом моего производства у меня на крючке.

— Санитар, ты чего застыл, давай следующую. — Атаман нетерпеливо подергивает готовым к эксплуатации протезом. — Походить страсть как охота.

— Задумался что-то. — оправдываюсь я, параллельно подсоединяя второй протез.

Когда калибровка второго протеза подходит к концу, старик лихо вскакивает с кровати и начинает, похохатывая, скакать по комнате, как ребенок. Оставляю его наедине со своим счастьем, а сам иду на кухню, чтобы немного подкрепиться. Там я встречаю неразлучную парочку, которая вмиг замолкает стоит мне к ним приблизиться.

— Как дела с педофилом, который не педофил?

— Все порешали, оказался нормальным парнем. Я дал ему номер своего знакомого, который поможет ему с работой. Ну и деньжат ему немного подкинул на лечение.

— Ага, подкинул он. — недовольно бурчит Вика. Видимо подкинутые деньжата до недавнего времени принадлежали именно ей.

— Ну косяк-то был общий. — оправдывается лейтенант. — Да и где я тебе деньги возьму, домой сгоняю за карточкой? Так там меня либо бойцы ОДИН, либо Дети Рейва караулят, чтобы за жопу взять.

После небольшого перекуса мы возвращаемся в зал где застаем, копающегося в шкафу, старика в одних семейниках.

— Да где ж вы родимые? — бубнит он себе под нос, пока не достает откуда-то из недр платяного раритета пару промасленных свертков.

Издав довольное кряхтение, он разворачивает первый из них, чтобы явить нашему взору черненный армейский нож с кольцом на гарде. Немного полюбовавшись стальным красавцем, старик активирует функцию тайника у протеза и часть искусственное бедра немного смещается, открывая доступ к камере хранения, куда старик запихивает нож. То же самое он проделывает со вторым ножом, который является точной копией своего брата близнеца уже покоящегося внутри протеза. После чего Атаман достает из шкафа широкие штаны с большими накладными карманами на бедрах, выворачивает их наизнанку и отдирает у этих самых карманов подкладку.

А старик неплохо соображает — оцениваю я его действия. Теперь он может засунуть руку в карман и сразу получить доступ к камере хранения с оружием. Весьма умно. Все больше убеждаюсь, что лейтенант был прав, когда посоветовал нам навестить этого загадочного старика.

— От, теперь повоюем. — накидывает он легкую футболку и по старой привычки несколько раз прыгает на месте, как не раз делал до этого перед боевым выходом.

— Глаза прикрой, вояка. — девушка протягивает Атаману круглые, солнцезащитные очки, извлеченные из сумочки. — А-то недолго воевать придется.

— Эт-да, запамятовал на радостях. — смущенно произносит старик и я внезапно, для себя, осознаю, что не такой уж он и старый. Особенно, если обратить внимание на эти жесткие, жилистые руки и гордую осанку, бывшего военного.


*25/17 "Никто не сможет меня остановить"


Интерлюдия


Шершавый сильно нервничал, он совсем недавно примкнул к Цепным Псам, поэтому еще ни разу не бывал на столь крупном собрании банды. Все, чем он промышлял до этого, было мелким хулиганством по сравнению с тем ради чего их собрали на этот раз.

В помещении ночного клуба, где проходила встреча, было довольно скудное освещение, поэтому Шершавый так и не смог разглядеть среди толпы, примерно в тридцать рыл, никого из своих знакомых.

— Вам сейчас раздадут снаряжение: оружие и пробирки с усиливающим препаратом. Уважаемые люди попросили нас навести немного шороху на районе. Повзрывайте тачки, можете грохнуть несколько зевак или выебать пару телок. В общем ни в чем себе не отказывайте, но и не слишком увлекайтесь. Сейчас я разобью вас на пятерки и главный в пятерки получит рацию, настроенную на рабочую частоту ОДИН, как только поймете, что к вам направили оперативную группу или группу зачистки, пакуете чемоданы и съебываете в закат, обычных мусоров можете смело валить. И не сильно очкуйте, быстро к вам не приедут, потому что участвуем не только мы — это крупная движуха. А теперь по бабкам…

— Молодые люди, вы не могли бы пропустить старого, больного человека. — взгляды толпы скрестились на высоком, крепком старике в футболке болельщика ЦСКА и круглых, нелепых в текущих условиях, солнцезащитных очках.

— Слышь, папаша, ты как сюда попал, тебя кто, бля, пустил? — преградил ему путь один из стоящих у входа крупных, спортивных парней в косухах.

— Так у меня пропуск в такие места имеется. — старческая ладонь нырнула в боковой карман брюк и тут же смазанным движением вынырнула из него. После чего бугай в коже начал оседать на пол.

Шершавый сразу почувствовал что-то неладное и попытался выхватить переточенный травмат, но, окружающие его, горячие головы, заправившиеся наркотой и алкоголем в преддверии серьезного дела, устроили давку. Из-за своего малого роста Шершавый больше не мог оценить творящийся вокруг бедлам. И ему оставалось лишь положиться на свой острый от природы слух, который из общего шума и гамма отчетливо вычленял крики боли его подельников, доносящиеся со стороны странного старика.

Чувствуя, что запахло жаренным он развернулся и хотел было бросится бежать к черному ходу, но там его поджидало еще более жуткое зрелище. Вокруг крупного мужчины в бейсболке, с обезображенным грубым шрамом лицом, безжизненно валялось несколько его, уже бывших, товарищей. Губы мужчины были растянуты в зловещей усмешке и обнажали то ли странные фиксы, то ли причудливую капу — в полумраке клуба было не рассмотреть. Зато в отличии от странного вида зубов, пожарный топор в руках незваного гостя был отчетливо различим и не сулил Шершавому ничего хорошего. Поэтому, взвесив все за и против, он рванул в сторону служебных помещений, чтобы через кухню выбраться наружу из той западни в которую умудрился вляпаться. За ним последовали самые здравомыслящие представители их поредевший банды, а может и самые трусливые.

Более крупные парни оттолкнули в сторону Шершавого, пробивая себе путь к спасению и это стало их ошибкой. В дверном проеме их встретила сама смерть в обличии чумного доктора. Чей легкий взмах указательного пальца, заставил сразу нескольких человек рухнуть на колени и начать захлебываться собственной кровью из перерезанного горла. На одной из таких кровавых луж Шершавому и посчастливилось поскользнуться, но он не стал вскакивать и мчатся куда-то сломя голову, обуреваемый страхом. Наоборот, он стоически терпел как по нему топчутся остатки его банды, пытаясь пробиться к, как им казалось, спасительному выходу.

Безуспешному побегу Шершавый предпочел притвориться мертвым. Истоптанный, измазанный в чужой крови он неподвижно лежал под чьим-то, содрогающимся в предсмертных конвульсиях, телом и не подавал признаков жизни, стараясь дышать через раз. Ему было чертовски страшно, инстинкт самосохранения буквально орал ему: «Беги, Шершавый, беги!!!». Но он всеми силами сопротивлялся этому позыву и это принесло свои плоды.

Когда кровавая бойня наконец завершилась и помещении ночного клуба наступила, ласкающая слух, тишина его чутки слух различил три пары шагов, которые постепенно сближались, сливаясь в один фон.

— Смотри-ка, вовремя мы, а какие у них тут игрушки! Повезло, что разобрать не успели. Малыш, ты такое видел? — надтреснутый голос старика так и сквозил ребячеством, он явно наслаждался прошедшей бойней.

— Да, работа Кузнеца. Неприкасаемый, который балуется созданием всякого футуристического оружия. А это, если я не ошибаюсь…

— Микроволновая пушка. — глухой голос из-под маски доносился до Шершавого наиболее отчетливо, так как хозяин этого голоса стоял в какой-то паре метров неподалеку от него.

— Ага, она самая. Сам не видел, но нам рассказывали, что она разгоняет молекулы в человеческом теле и, в зависимости от настроек, может расплавить или взорвать часть тела. Из плюсов — убойная мощь, из минусов — цель нужно какое-то время держать на прицеле, иначе максимум температуру тела повысишь. Против мобильных целей бесполезная хрень. А пробирки — явно работа Рейва, хрен знает что там за дрянь. Ладно, давайте паковать сумки и сваливать.

— Вы идите, а мне тут кое-что нужно закончить. — проговорил старик вслед затихающим шагам. — Эй, мальчик, я тебя вижу, мои новые глаза не обманешь. — Шершавый попытался было дернуться, но тут же обреченно замер, осознав свое положение. — Не нужно, не вставай. Сегодня тебе повезло, ты будешь жить, но у этого старика будет к тебе маленькая просьба, ты ведь исполнишь пожелание старого, больного человека?

— Да. — скованное от ужаса, горло с трудом выдавило два звука.

— Неси весть, неси весть о том, что у этого города новый хозяин. Расскажи им всем, что грядет буря. Пусть неприкасаемые знают, что чумной доктор идет по их души и передай кое-что лично малышу Рейву…

Глава 12

— … а теперь к следующей громкой новости, сегодня в нескольких районах столицы произошли беспорядки, вызванные действиями молодежных банд. Но подоспевшие вовремя сотрудники ОДИН смогли оперативно урегулировать сложившуюся ситуации. Количество пострадавших пока уточняется. К следующим новостям…

— Ну что там? — я отключаю радио и поворачиваюсь к Виктории, которая копается в своем смартфоне.

— На открытых площадках публикуется только официальная версия, неугодные комментарии подчищаются. Закрытые форумы, публикующие более достоверную информацию перестают индексироваться. Все как обычно. Данные разнятся, но в среднем — что-то около двух тысяч погибших, в том числе и рядовые сотрудники МВД. Стычек между представителями банд и ОДИН зафиксировано не было.

— Еще бы, с такими-то девайсами! — лейтенант крутит в руках рацию. — Настроены на частоты, которыми пользуется ОДИН.

— Что думаешь? — обращаюсь я к самому информированному члену нашей небольшой банды.

— Два варианта. Первый: акция была проведена с дозволения верхушки ОДИН, чтобы выбить себе бюджет пожирнее на сентябрьском обсуждении в госдуме. Второй: у Рейва сорвало резьбу и он решил показать зубы, причину вы знаете.

— И что нам теперь делать? — Виктория не остается в стороне.

— Необходимо поскорее выманить Рейва из города, подальше от прикрывающих его ОДИН и грохнуть. Вот только как это сделать? Нам нужен план.

— Не нужон нам никакой план. — Атаман отрывается от полировки своих ножей и окидывает нашу непонимающую компанию своими механизированными глазами. — Я уже все порешал, в следующий вторник Рейв со своими детишками будет ждать нас за городом.

— И когда ты собирался нас просветить? — негодую я.

— Так целая неделя впереди, чаво торопиться-то.

— Всего неделя! А напомни-ка мне сколько у Рейва бойцов и сравни с нашими силами! — Малыш эмоционально взмахивает родной рукой, но быстро остывает. — А, чего тебе объяснять, ты как всегда сам себе на уме. У нас был эффект внезапности, а как быть теперь, втроем мы не потянем.

— Эй, а как же я? — наигранно дуется девушка.

— Так мы не втроем. Есть у меня знакомцы, которые за новые руки-ноги самому черту рога-то по обламывают, тебе ли не знать. — довольно щерится старик.

— Значит за мой счет решил своим дружкам помочь? — во мне вскипает раздражение. Не люблю, когда подобные вопросы решаются за моей спиной.

— Не серчай, знаю некрасиво поступил, но ты пока не понимаешь какого это, когда еще вчера ты крепкий, здоровый мужик, а сегодня бесполезный человеческий обрубок. — улыбка сходит с лица старика и он будто разом прибавляет к своему немало жизненному сроку еще несколько лет. — Малыш тебе не рассказывал как нашу дивизию перебросили под Астану после взрыва, устроенного Красным Рассветом? Мы должны были обеспечить безопасность гражданских и наших МЧСников, которые помогали ликвидировать последствия трагедии. Вот только управление дивизии почему-то забыло о том, что ублюдки из КР любят сами участвовать в своих акциях и послало нахер все правила безопасности. Поэтому, когда мой батальон столкнулся с Кровавой Мэри мы были не готовы. Эта сука бесновалась среди моих бойцов, буквально разделывая тех на части. Единственный кому повезло в ту ночь был Малыш, этот шрам на его страшной роже оставила она. Из двухсот пятидесяти человек в живых осталось двадцать три и семеро из них сейчас в Москве и будь уверен настолько озлобленных и готовых убивать ублюдков ты больше нигде не найдешь. Дай им руки, Санитар, и этими руками они задушат твоих врагов, подари ноги и они пойдут с тобой до конца. — на последней фразе хищная улыбка вновь наползает на его лицо, превращая немощного старика в голодного, матерого волка.

— Хорошо, убедил, что мы делаем дальше? — до получения перка лицензированное протезирования я бы наверняка ответил отказом, опасаясь того, что однажды мои дары обернутся против меня. Но сейчас я могу так сильно не переживать о собственной безопасности.

— Малыш, помнишь Жору?

— К сожалению, да. — слегка поморщившись, кивает лейтенант.

— Сначала заглянем к нему, он уже ждет. Плюс, его микроавтобус будет как нельзя кстати, когда наше количество увеличится.

Чертаново встречает нас пустующими, в преддверии начала комендантского часа, улицами. Как когда-то говорил лже-Олег, если потеряться в подобном районе вечером, то наутро велик шанс оказаться в чьей-то шаурме. Не успеваю я додумать эту мысль, как в лобовое стекло влетает кирпич и Вике приходится совершать экстренное торможение. Автомобиль налетает на бордюр, благо ехали мы по дворам, поэтому скорость была невысокой, но даже так нас ощутимо потряхивает.

Пока лейтенант чертыхается и грозится натянуть кому-то глаз на жопу, сидя на переднем пассажирском сиденье, я через боковые, пока что целые, окна замечаю приближающуюся к нам шпану. Молодые ребята вооруженные кто-чем, от банального куска арматуры до бейсбольной биты усеянной гвоздями привычно огибают наше транспортное средство захватывая то в кольцо.

В любой другой вечер они бы наверняка славно поживились, но на этот раз подонкам явно не повезло. Когда первый из них, помахивая арматурой, подходит с водительской стороны Вика, та что есть мочи распахивает дверь, которая своим торцом врезается в пах мелкого засранца, складывая того пополам. В салон автомобиля влетает его болезненный крик, который служит спусковым механизмом для его братков. Они несутся к нам размахивая своим импровизированным оружием и когда первые из них достигают автомобиля Вика хладнокровно сдает назад резко разворачивая морду. От подобного маневра, со стороны багажника слышится пара глухих ударов, а у нас на капоте оказывается один из нападавших. Но долго ему там провисеть не удается, Длань наклонившегося вперед лейтенанта одним махом сметает потрескавшееся стекло и наотмашь бьет незваного пассажира по голове, отчего его шея изгибается под неестественным углом и он безвольной куклой слетает с капота.

— Тормози! — Вика пытается переключить автомат, чтобы рвануть по прямой подальше отсюда, но лейтенант ее останавливает. — Возьмем парочку, Санитару на опыты!

Сбитые Викой, озлобленные еще сильнее, хулиганы вновь атакуют автомобиль. Но на этот раз мы предпочитаем выйти и дать им бой. Я распахиваю дверь навстречу подбегающему парню, еще совсем молодому, может студенту или даже школьнику. Он замахивается бейсбольной битой, но ударить уже не успевает. Коготь полосует его по лицу и неподготовленный к подобному нападающий роняет свое орудие и хватается за обильно кровоточащую рану. Второму нападающему везет не так сильно, мой протез задевает глаз и двор оглашается диким криком переполненным первобытным ужасом. Именно этот крик дает понять нападающим то, что все идет не совсем так как они задумывали.

Я оборачиваюсь, чтобы оценить обстановку и замечаю, как лейтенант протезом поднимает в воздух немаленького парня и легким движением ломает тому шею, после чего отбрасывает труп неудачливого грабителя в его же убегающего подельника. Неподалеку от лейтенанта, беснуется Атаман, словно на скотобойне, пускающий под нож одного грабителя за другим. Те пытаются избежать схватки, откровенно удирая, но бодрый старик, благодаря своим новеньким ногам, поспевает за молодыми не оставляя тем даже призрачного шанса на спасение.

За то время, что я уложил двоих, эти монстры на пару покрошили не меньше десятка человек. И после этого говорят, что джи-психопаты представляют угрозу. Если и представляют, то явно не такие как я.

Оперативно погрузив парочку контуженных грабителей в багажник, мы скрываемся с места преступления. Из-за отсутствующего переднего стекла салон продувает ветром и нам становится не до разговоров, поэтому до конечного пункта мы доезжаем в молчании и под свист ветра.


Интерлюдия


Шершавый нервничал, нет не так, Шершавый готов был обосраться от страха. И в этом не было ничего постыдного, ведь когда перед тобой за столом сидят сразу несколько известных джи-психопатов, а рядом с ними, помахивая ритуальным ножом, разгуливает их босс — знаменитый Рейв, то ты явно попал в неподходящую компанию. В этот момент он чувствовал себя той самой девушкой, окружённой здоровенными неграми, из старого мема.

— Так значит Чумной Доктор? Какой примитивный нейминг. — обманчиво молодой парень потряс своей сине-зеленой шевелюрой. — Эй, Боджи, ты жирный ублюдок, что ты там строчишь в своем телефоне, хочешь кинуть меня, а, ты грязный пидор, а-ну отдай! — Рейв потянулся к телефону одного из своих подчиненных, который тут же постарался спрятать свой аппарат.

Рейву это не понравилось и он начал, со смачным хрустом, всаживать в жирную тушу своего подчиненного нож. Когда израненная туша перестала дергаться от огромного количество ножевых ранений, Рейв наконец умудрился выдернуть телефон из толстых пальцев подчиненного и поднести тот к собственному лицу.

— «…буду сегодня вечером, прикупи смазку, скучаю твой Бо.» — прочитал он содержимое экрана. — Ох, Бо, чувак как неудобно получилось. Эй он еще дышит? Если да, оттащите эту свинью и влейте в него несколько зелий.

— Боооосс, он все. — один из соседей Боджи проверил у того пульс.

— Ну пиздец, а я ведь вам говорил, все зло от баб.

— Боооосс, Боджи ебал мужиков. — напомнил ему тот же джи-психопат, который до этого щупал пульс своего мертвого соседа.

— Ой, правда, а я и не знал! — наигранно произнес главный барыга Москвы.

— Бооооосс. — в голосе говорившего так и чувствовался неприкрытый укор.

— Ой, Стояк, иди нахуй, ты че моя вновь-обретенная совесть. Если так хочется можешь его воскресить и отъебаться уже от меня.

— Боооосс, сорян, у меня воскрешение на кулдауне, перед встречей я нечаяно задушил одну хорошую девушку во время секса, пришлось оживлять. — ответил высокий, бритый наголо и весь покрытый татуировками парень, названный Стояком.

— Ох, как же мне хочется взять этот ебучий стул и разломать об твою лысую, тупую голову, а потом я вспоминаю, что мы родственники и мне приходится сдерживаться. Знаешь, как я расстроился, когда сделал тест ДНК и мы правда оказались братьями.

— Боооосс, меня больше беспокоит откуда ты взял волос для теста. — Стояк провел ладонью по своей татуированной лысине.

Шершавый, на глазах которого только что просто так хладнокровно убили человека, почувствовал себя живым покойником. Если Рейв с такой лёгкостью расправляется с собственными подчиненными, то ему Шершавому он попросту не оставит шанса. Без всякого сожаления воткнет нож в спину и через пару секунд забудет его кличку. Тем сильнее было его удивление, когда Рейв обезоруживающе улыбнулся и произнес:

— Эй, можешь валить или присоединиться к нашей дружной семье, что выбираешь?

— Я с удовольствием к вам присоединюсь, спасибо за предоставленную возможность. Я буду очень стараться, вы не будете разочарованы. — в этот момент Шершавый выдавил из своего небогатого лексикона столько такта, что чуть сам не скривился от того, насколько фальшиво прозвучала собственная фраза.

— А он мне нравится, вы ебанные ублюдки берите пример с этого воспитанного молодого человека. — а вот самому Рейву его подхалимаж явно пришелся по вкусу.

Шершавый облегченно выдохнул и с благодарностью посмотрел на Стояка, который незаметно показывал ему большой палец. Если бы не пантомима этого татуированного джи-психопата, то Шершавый наверняка отказался бы от столь щедрого предложения и оказался на пару с жирным Боджи в мешках для трупов. Но Шершавый был парнем сметливым — это его и спасло.

Авторское отступление: со следующей недели прода будет выкладываться только в четверг и субботу.

Глава 13

— Жора, мы заходим! — из приоткрытой входной двери доносится страшная вонь, но Атаман, не слушая никаких возражений, все-таки увлекает нас за собой в квартиру.

— Меня сейчас вырвет, тут что кто-то умер? — носком кроссовки Вика брезгливо отодвигает от входа мусорный пакет с непередаваемым амбре.

— Можно и так сказать. — мрачнеет старик.

— Можете не разуваться! — доносится бас из глубины помещения.

Чем ближе мы подходим к предполагаемому месту встречи с Жорой, тем сильнее наши ноздри забивает смрад нечистот и давно-немытого тела. На полпути к цели Вика не выдерживает, прикрыв ладошкой лицо, тем самым сдержав первые рвотные позывы, она выскакивает на лестничную клетку. Откуда через несколько мгновений до нас доносится звук опорожняемого кишечника.

— Какие мы нежные. — доносится мерзкий смешок из кучи какого-то тряпья посреди комнаты.

Когда глаза немного приспосабливаются к царящему полумраку мне удается разглядеть толстого неопрятного мужика у которого полностью отсутствуют все четыре конечности. Он, словно уродливая гусеница, взбирается на самую большую и вонючую кучу тряпья.

— Че, сопляк, никогда раньше не видел как государство инвалидам помогает? Да ты не морщи свой девичий носик, это не говном воняет. Это я на свою пенсию по инвалидности трюфели покупал, хочешь кусочек? — он откровенно скалится своим полу-беззубым ртом.

— А этот обрубок точно нам нужен? — мой новый рекрут как-то не производит на меня впечатления и при этом не слабо так раздражает.

— Ты кого обрубком назвал, сосунок?

— Атаман, он не производит ощущения человека, который пойдет за мной в огонь и воду, если получит новые конечности.

— Ты не прав, просто Жора требует более чуткого подхода. — с этими словами старик подходит к «гусенице» и пинает ту в жирное брюхо. — Ты чего меня позоришь? Я слово дал, а ты паскуда мелкая тут ерепенишься. Я тебя сейчас, гнида ты неблагодарная, заставлю эти тряпки вонючие сожрать и добавки попросить. — каждая фраза бывшего военного сопровождается очередным пинком от которого Жору возило по обоссаным тряпкам, словно нашкодившего котенка.

— Да понял, я понял, хорош меня пиздить. Сильвупле пардон муа, дорогим гостям, епта. — сплевывая кровь, хрипит Жора. В его глазах, несмотря на побои, пляшут задорные бесенята.

— Малыш, грузи это тело в тачку. Жорик, где ключи от гаража?

— В трусах у меня глянь. — очередной пинок скрючивает инвалида. — Вот че ты меня пинаешь, говорю же в трусах ключи, я там самое дорогое храню.

— Малыш, чего ты ждешь, хватай его.

— Может хоть в ванну его кинем и ополоснем? — с сомнением смотрит лейтенант на грязного, вонючего, а теперь еще и пускающего кровь носом сослуживца.

— Бери меня так Володя, воду давно за неуплату отключили. — явно издеваясь, женским голосом произносит хозяин квартиры.

— Как был гандоном, так и остался. Протез потом продезинфицирую. — лейтенант с явной брезгливостью подхватывает бывшего сослуживца за одежду при помощи протеза.

Искомый гараж оказывается в десяти минутах езды от дома. Из него мы быстро выгоняем добротный старенький минивэн, куда грузим свои вещи и закидываем до сих пор не пришедших в себя неудачливых грабителей. На место минивэна Вика, едва сдерживая подступающие слезы, загоняет свою, побитую пробегом по Чертаново, малышку. Отдав дань нашей боевой подруге, мы отчаливаем на новом транспортном средстве обратно к месту жительства Атамана.

Этот день настолько меня вымотал, что по прибытии я просто заваливаюсь на кровать и забив на все житейские проблемы отхожу в страну грез. Будильником мне служит привычная надпись.


ВНИМАНИЕ!!!

В зоне вашей дислокации идут боевые действия, требуется медик. Принятые вызовы за последние 24 часа (1/5)

Награда стандартная: 1ОР.

Награда дополнительная: вариативное.

Штраф за отказ/провал: ампутация ногтевой пластины.


Едва продрав глаза, шагаю в ванну, где меня дожидается помятый хулиган. Привычная процедура вызывает только равнодушие, чужие страдания с каждым днем задевают меня все меньше. Получив свои законные пять очков развития, решаю закинуть их в полевую хирургию. План — догнать полевую хирургию до третьего уровня и посмотреть, что новенького добавиться во вкладке умений, а затем сосредоточиться на поднятии фармакологии.

Из доступного в ветке полевой хирургии у меня:

1. Шприц-пистолет Оса — универсальный пистолет для инъекций. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:2 очка развития.

2. Вивисектор-1. - полуавтономный, медицинский, комплекс предназначенный для вскрытия и ампутации. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:5 очков развития.

3. Реаниматологическая перчатка Лазарь — медицинская перчатка узкого профиля, гражданского назначения. Оснащена мощным дефибриллятором, кислородной маской и шприцевой системой подачи адреналина. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования:10 очков развития.

4. Анестезиологическая перчатка Морфей — медицинская перчатка узкого профиля, гражданского назначения. Оснащена камерой подачи анестезирующего газа и шприцевой системой подачи морфия. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования:10 очков развития.

5. Пересадка искусственной мышцы — операция по внедрению искусственных мышечных волокон. Повышает основные физические характеристики: сила, выносливость, быстрота. Для успешного выполнения операции требуется: искусственное мышечное волокно Геракл. Требования: 5 очков развития.

На данный момент у меня всего пять свободных очков, ждать завтрашнего дня, чтобы взять одну из перчаток — нет, я не настолько терпелив. Поэтому выбор стоит между двумя умениями Вивисектором и операцией по пересадке искусственных мышц, а точнее тем которое из этих умений будет изучено в первую очередь. Ведь так или иначе для поднятия уровня полевой хирургии мне потребуются вложить не менее десяти очков. Вспоминая эффективность Когтя, несмотря на его малую стоимость, останавливаю свой выбор на Вивисекторе. К тому же упоминание автономности в его описании меня довольно сильно интригует, если полосование других людей можно переложить на автоматику и самому не пачкать руки, то я только за.

РАЗБЛОКИРОВАНО!

Вивисектор-1 — полуавтономный медицинский комплекс предназначенный для вскрытия и ампутации. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование: 5 очков развития.


ВНИМАНИЕ!!!

Выполнены требования для смены специализации.

Специализация: Вивисектор

Требования:

1) Доступ к автономному комплексу Вивисектор

2) Полевая хирургия ур.2

3) Перк Садист

4) Перк Клятвопреступник

Бонусы специализации:

1) Доступ к ветке Трансплантология после получения 5 уровня полевой хирургии

2) Вскрытие повышает уровень вашего интеллекта и с шансом 10 % дает вам дополнительное очко развития

3) При вскрытии пациент не может умереть от болевого шока

4) Эффективность автономного комплекса Вивисектор повышается на 100 %

5) Доступ к новым версиям линейки полуавтономных медицинских комплексов Вивисектор.


Принять специализацию?

Да! нет!


Внимание!

Данная специализация меняет способ получения ОР!


Выглядит вполне неплохо, особенно вкупе с новой игрушкой. Жму «да» и принимаюсь за создание Вивисектора. На этот раз мы не стали совершать прошлых ошибок и натащили довольно большую кучу хлама прямо в прихожую, поэтому процесс создания ускоряется в разы. Отобрав наиболее подходящий, на мой взгляд, материал я запускаю трансформацию.


Вивисектор- 1 — полу автономный, медицинский, комплекспредназначенный для вскрытия и ампутации. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала.

И нструментарий текущей версии:

Скальпель — три манипулятор а

Ампутационный нож — три манипулятора

Хирургическая дисковая пила — два манипулятора

Отбойник для дробления костей — два манипулятора

Захват-фиксатор трехпальцевый — четыре манипулятора


Больше всего получившееся изделие напоминает футуристический, сверх компактный рюкзак, похожий на небольшой панцирь какого-то насекомого. Я тут же его натягиваю, чтобы проверить функционал. Когда Вивисектор занимает положенное ему место, я закидываю в рот пару капсул Обезбола и активирую скрытую нажимную пластину на левой лямке. После чего лямки медицинского комплекса втягиваются, плотно прижимая импровизированный рюкзак к моей спине. И дикий жар пронизывает мой позвоночный столб — это контрольная схема Вивисектора синхронизируется с моим спинным мозгом. По окончанию весьма неприятного процесса, который заставляет меня попотеть, я ощущаю некий дискомфорт, который быстро сменяется осознанием того, что у меня появилось несколько новых конечностей.

Подойдя к зеркалу я активирую все доступные манипуляторы и Вивисектор мгновенно ощетинивается множеством металлических лапок. В этот момент я становлюсь похож на страшного паука каким-то чудом вставшего на задние лапы.

— Впечатляет че, а руки-ноги мне когда делать будем? Был мудаком, осознал, исправлюсь.

Едва успеваю остановить взбесившиеся манипуляторы в опасной близости от копошащегося в ногах Жоры. Мой испуг был воспринят Вивисектором, как приглашение к активным насильственным действием — в следующий раз нужно быть осторожней.

— Ей богу, был бы у себя дома обосрался бы со страху. — нужно отдать ему должное, несмотря на явную опасность он и глазом не моргнул. Видимо, существование в подобном виде все-таки притупляет желание жить.

— Да, сейчас, только материал возьму.

— Ну, ок, жду в зале. — пародируя гусеницу, пополз в зал Жорик.

Установка протезов проходит в штатном режиме иникаких проблем при установке не наблюдается. Хотя я серьезно опасаюсь за нервную систему Жоры, синхронизация сразу четырех протезов, пусть и с небольшим перерывом, должна быть серьезным испытанием для ослабленного организма. Но все проходит гладко и в награду Жора получает долгожданные конечности.

— А че не было, чего-то более боевого, а-то руки как руки, ноги как ноги. Ни бластера встроенного, ни лазера какого-нибудь. Разве что в ногах бухло на футбол проносить удобно. — канючит Жора, за что получает от меня в зубы — достал скотина.

— Бля, ну вот минус еще один зуб. — сплевывает он в ладонь протеза кровавый сгусток. Делаю себе зарубку, протезы функционируют значит Жора и не подумал дать ответку, занятно. — Может мне и челюсть, как у Малыша, а-то жевать уже нечем?

— О, это можно устроить! — с воодушевлением отвечаю я.

— Правда?!

— Конечно! — повторно бью его в челюсть. — Только старые удалим.


Интерлюдия


Это лук — твой лучший друг

Лучше, чем собака

Если кто-то взял твой лук

Бей его лопатой

Лопнет череп, брызнет мозг

Пачкая сюртук

Можешь быть ты очень горд

Что вернул свой лук…


— Здесь следы обрываются, думаю, они поймали попутку до города. — перестав напевать, произнес, склонившийся над асфальтом, юноша в спортивном костюме и мощным, блочным луком притороченным к спине.

— Уверен? — почесывая зудящий шрам вдоль груди, произнес Александр. Перед тем как выпустить его на поверхность вместе с кучкой джи-психопатов, руководство Отстойника распорядилось вживить в него специальный датчик, отслеживающий сердцебиение. Если его сердце начнет сбоить, то подконтрольные психи начнут испытывать нарастающую боль, если же сердечная мышца по какой-то причине перестанет функционировать, то все его подопечные погибнут от болевого шока.

— Да, после драки в лесу монстр с раненым скрылись в глубине леса, а наша цель с еще одним неизвестным вышли на эту трассу.

— Можешь отследить дальше?

— Нет, способность подсвечивает только следы людей и животных.

— Плохо. — Александр стряхнул, крупное, уродливое насекомое с собственного плеча и раздавил его ботинком. — Ладно ждем остальных.

— Буэ, тебе не стремно таскать на себе этих тварей? — следопыт брезгливо отодвинулся от раздавленного насекомого.

— Это удобно, сейчас Марика получит оповещение о том, что ее питомец мертв и сможет указать остальным наше местоположение.

— А знаешь, что еще можно было использовать? Телефон, как тебе такой вариант, а?

— Купидон, для психопата ты мыслишь слишком узкими категориями.

— Да, наверное ты прав, я и сам начинаю замечать, что стагнирую. Но в моей оправдание, довольно сложно изобретательно убивать из лука. Если бы я знал, что все так получится, то предпочел бы свихнуться на каком-нибудь крутом файтинге с клевыми добиваниями.

— Я не совсем это имел ввиду.

— Аааа! А ты, ты бы хотел стать джи-психопатом?

— Больше никогда не задавай мне подобных вопросов. — холодно процедил Александр.

— Понял, понял не стоит горячиться. А вот и наши. — неподалеку от них остановился бронированный внедорожник из водительского сиденья которого пулей выскочила Марика в своей привычной маске.

— Быстро ты, я только недавно раздавил насекомое…

— У одного из моих питомцев в городе начали убывать хитпоинты. — со всей возможной для нее скоростью, произнесла женщина.

— Попались, хорошая работа, девочка. — потрепал он ее по волосам. — По машинам, охота продолжается.


***


— Эй Поликарп, мы входим. — Атаман аккуратно отворяет дверь в темную прихожую.

Уже у самого входа я чувствую застоявшийся запах плесени, влажная, удушливая сырость мешает нормально дышать.

— Что-то не так. — жестом останавливает нас старик и мы застываем каменными изваяниями за его спиной, пока он к чему-то прислушивается. — Показалось что-ли.

Еще немного постояв он наконец заходит внутрь, мы следуем за ним по пятам. Когда до зала из которого доносится тусклый свет остаются считанные шаги, туалетную дверь срывает с петель и она впечатывает в стену не успевшего увернуться старика. Следом за дверью вылетает монстр отдаленно напоминающий человека. Крабовая клешня заменяющая ему одну из рук наотмашь бьет Жорика, который успевает перекрыться ручными протезами, но это помогает слабо, его также, как и старика до этого, впечатывает в стену, отчего с потолка сыплется отсыревшая штукатурка. Малыш дает отпор впечатывая сжатую в кулак Длань в голову нападающего монстра, но вторая лапа чудовища перевитая канатами бугрящихся мышц с легкостью перехватывает протез бравого лейтенанта и резким рывком ломает тот в локтевом сгибе.

Активация Вивисектора проходит мимо моего сознания. Поэтому для меня становится настоящим сюрпризом, когда многочисленные манипуляторы накидываются на чудовище, начиная кромсать наиболее уязвимые места. Осознав угрозу, монстр пятится и прикрывает лапами свое все еще человеческое лицо от манипуляторов со скальпелями, норовящими оставить его без глаз. Он всеми силами избегает ампутационных ножей норовящих поразить наиболее уязвимые суставы, прикрываясь своей прочной клешней, но дисковые пилы не дремлют и с остервенением вскрывают прочный хитин. Но главную угрозу чудовище в человеческом обличье замечает слишком поздно, пара манипуляторов-дробителей добираются до вполне человеческих ног и с пугающей легкостью перемалывают коленные суставы. Весь израненный, он неуклюже валится на пол, теряя опору, и пытается отползти, но манипуляторы с захватами-фиксаторами переворачивают пациента лицом вверх и надежно пригвождают к полу его конечности.


Внимание!

Обнаружена приоритетная цель для вивисекции!

Награда:

5 ОР

+0,2 к интеллекту

Штраф за отказ/провал:

ампутация случайной конечности


— Извини, ничего личного. — скальпель методично вскрывает грудную клетку, бьющегося в болезненной агонии чудовища.

— Санитар! Стой, это же Поликарп! — приходит в себя Атаман, он пытается оттолкнуть меня подальше от своего боевого товарища, но его искусственные ноги внезапно отказывают и он вновь валится на брюхо — срабатывает перк лицензированное протезирование. — Погоди, не надо! — кричит он, вытягивая в мою сторону, свои старческие руки.

Вивисектор воспринимает это как акт агрессии и один из ампутационных ножей с непринужденной легкостью отхватывает старику кисти. Отчего тот, сворачивается калачиком и громко матерясь, пытается унять кровотечение.

— Дай ему Обезбол и Кровостоп. — командую я пришедшему в себя Малышу, продолжая краем глаза следить за процессом вивисекции. Манипуляторы буквально раскладывают живой организм на части, словно разбирают какой-то извращенный конструктор.

Когда внутренние органы оказываются на виду, при этом некоторые из них и вовсе оказываются извлечены за пределы тела, но все еще продолжают функционировать, благодаря извращенной логике системы, а мышцы уже аккуратно отделены, обнажая розовую поверхность костей манипуляторы наконец затихают, завершив задачу. Но даже после всех истязаний, передо мной лежит все еще живое существо. В чьих глазах плещется океан боли, готовый затопить сознание и оборвать муки страдающего существа, но проклятая специализация Вивисектор не позволяет болевому шоку помочь бывшему человеку отойти в мир иной. Зато с этим прекрасно справляется Коготь, который пробивает глазницу и моментально обрывает ненужные мученья.


ВНИМАНИЕ!

Вивисекция прошла успешно!

За вивисекцию необычного живого организма вам начисляется бонусная награда.


Награда:

5 ОР

+0,2 к интеллекту



Бонусная награда:

5 ОР

+0,1 к интеллекту

+2 уровня к перку Садист


ВНИМАНИЕ!

Параметр интеллект достиг естественного пикового значения в 1 единицу.

Выберите награду:

1)10 ОР

2) Объем требуемого для трансформации материала -30 %

3) Безотходное производство — возможность повторной трансформации


— Знаете, что это значит? — спрашиваю я, отмахиваясь от выскакивающих сообщений-не до них сейчас.

— Что ты ебанный псих! — с каким-то восхищением в голосе произносит Жора.

— Нет, нас здесь ждали. Хватайте старика, нужно уходить, мы и так сильно задержались. — подхватив поникшего и бледного от потери крови старика, Жорик с Малышом потащили того прочь из дома.

Всю обратную дорогу до дома старика я размышляю над ситуацией в которой мы оказались. До встречи с Рейвом остается пять дней, а рассчитывать на новых бойцов не приходится. Уверен у остальных бывших сослуживцев Атамана нас ждет не менее теплый прием. К тому же противник, который оставил нам такой своеобразный подарочек теперь в курсе наших планов. И я более чем уверен, что этим противником Рейв не является, сомневаюсь, что руководство ОДИН настолько щедро разбрасывается информацией о бывших военных. Нет, я скорее поверю в то, что и сами ОДИН усиленно принялись за поиски лейтенанта, вот только это не похоже на их методы. Скорее похоже на работу джи-психопата, хотя с другой стороны, зная чуть больше чем неделю назад я готов предположить, что руководство ОДИН не побрезгует использовать в своих целях тех же самых джи-психов, если сильно припрет.

— Боже, что произошло? — вскакивает с дивана, оставшаяся на этот раз дома, Вика когда мы вносим бессознательного Атамана, обрубки кистей которого залиты клеем из Сшивателя.

— Все потом, собирайся нужно сваливать.

— Да, что черт возьми происходит?! — начинает истерить девушка.

— Успокойся! — хватаю ее за лицо, перекрывая доступ к кислороду. — И слушай меня, сейчас собираемся и едем к тебе домой за город, по дороге все объясню. Поняла?

Девушка кивает и после того как я ее отпускаю мухой бросается собирать вещи. Сборы не затягиваются и мы наскоро побросав пожитки в минивэн уже готовы били выехать со двора, когда в арку между домами влетает монструозный внедорожник с логотипом ОДИН на капоте. В последнюю секунду перед столкновением я успеваю натянуть маску чумного доктора.

Следующая внеплановая прода будет выкладываться по достижению 50 лайков или 50 подписчиков. Если будут достигнуты обе планки, то выложу сразу две внеочередные проды.

Авторское отступление: На днях вышло довольно неплохое, российское, супергеройское кино — Майор Гром. Всем любителям подобных картин, советую сходить в кино. Это лучшее, что было снято в жанре супергероики в РФ. Если не поддерживать рублем такие картины, то нам и дальше будут впаривать нечто вроде Защитников.

Единственный серьезный минус картины — это неровный сюжет. Складывается ощущение, что для первой половины фильма сценарий писал один человек, а для второй другой.

Глава 14

Внеплановая прода, приуроченная к первой сотне добавлений в библиотеку. Напоминаю, что следующая внеплановая прода выходит по достижению 50 лайков или 50 подписок на автора. Осталось немного, давайте поднажмем, следующая прода по плану в четверг.

Если вам нравится книга, но тяжело дается ожидание проды, советую прочесть веб-роман Червь от Джона Маккрея. В сети есть достойный перевод на русский язык и у произведения ОЧЕНЬ большой объем. Думаю к тому времени, как вы его дочитаете я успею написать еще пару книг.)


Интерлюдия


— Уау, круто! — крупный, лысый мужчина громко присвистнул, оглядев композицию извращенного вскрытия. И с интересом попинал труп.

— Крут, веди себя прилично, ты расстраиваешь Марику. Пускай недолго, но этот человек был ее питомцем. Мар, почему мы сразу не поехали за лейтенантом?

— Хочу попрощаться, не беспокойся, они до сих пор не обнаружили моего жучка. — она наклонилась и нежно провела ладонью по щеке трупа, а затем голыми руками стала собирать внутренние органы и складывать те обратно, укомплектовывая утробу. — Ты так радовался, когда вновь обрел руки, помню восторг в твоих глазах. Как жаль, что все мои питомцы так быстро теряют себя и превращаются в бездушных марионеток. Это так иронично, я создаю новую жизнь, но убиваю в ней душу. Прости, прости, прости… — расплакалась женщина, орошая окровавленный пол слезами стекающими по деревянной маске.

— Это так крипово, что у меня немного встал, давно такого не было. — шепотом поделился амбал с Александром.

— Рад за тебя, вечером можешь поиграть с Купидоном, он сегодня провинился.

— Ох, грязный мальчишка опять не следит за языком? Иногда мне кажется, что он делает это специально, чтобы мы больше времени проводили вместе.

— Думаю так и есть.

— Спасибо, командир, ты так обо мне печешься. Ты словно старший брат. — по одутловатому лицу потекли одинокие слезинки.

— Ну-ну, Крут, не разводи сырость, ты все-таки мужчина. — Александр, скрывая брезгливость, погладил урода, похожего на увеличенного в размерах младенца, по голове.

— Я закончила, прости. — женщина наконец оторвалась от трупа и виновато опустила голову.

— Ничего страшного, у каждого свои маленькие слабости. А теперь за дело, они не должны сбежать.

Когда они втроем вышли на улицу, Александр остановился у приподъездной лавочки на которой восседал человек с лицом каноничного Иисуса.

— Апостол, почему ты не в машине?

— О, Александр, давно не виделись. Я наслаждаюсь светом.

— Но на улице темно. — точно подметил простоватый Крут.

— Ох, простите мне мое косноязычие. Внутренним светом я наслаждаюсь. — Александр проследил за взглядом Апостола и увидел играющих неподалеку детей. Район в котором они сейчас находились располагался неподалеку от центра и считался достаточно благополучным, чтобы дети могли без особого риска гулять до самых сумерек.

— А вот и тот, кто в конечном итоге погасит этот свет. — к одному из мальчиков подошел пошатывающийся мужчина с бутылкой пива и начал ему что-то выговаривать. — Я ненадолго. — тело мужчины воспарило над лавочкой и прямо по воздуху поплыло в сторону детской площадки, мотыляя из стороны в сторону пустыми штанинами.

Александр с любопытством наблюдал за происходящим. Самый странный из его подчиненных — Апостол вызывал в нем неподдельный интерес не только из-за своего необычного и таинственного класса волшебника, но также благодаря достаточно нетривиальному мышлению. Вот и сейчас Апостол подлетел вплотную к опешившему ребенку, полностью игнорируя мужчину, который пытался пробиться сквозь невидимую преграду и что-то зашептал мальчику на ухо. После чего, как заправский фокусник, вытащил из рукава волшебную палочку и протянул ту ребенку, при этом одобрительно улыбаясь. Мальчик подарок принял и, судя по довольному виду Апостола, вежливо поблагодарил доброго волшебника.

— Закончил? — распахивая перед ним дверь внедорожника, спросил Александр.

— Нет, но мы можем ехать. — парящий Апостол элегантно влетел в салон.

Не успел Комбат отъехать и на десяток метров, как сквозь приоткрытое окно донеся детский плач, сопровождаемый причитаниями: «Папа, папа!». Александр выглянул в окно, чтобы запечатлеть в своей памяти, как маленький мальчик горько рыдает, прижимая к груди крупную, бородавчатую жабу, а рядом с ним пылится «подарок» безногого волшебника.

— Не расстраивайся так, Александр, у этой сказки может быть и счастливый конец.


***


Весь день по городу мотался, с ног до головы заколебался,

Не бритый, голодный, усталый и злой, но весьма довольный собой ты собрался домой

Сел во второй трамвай, а там на тебя наехал пожилой бугай

И ты вдруг от грязных кирзовых сапог на своем ботинке обнаружил вот такой лепок,

Но пойми это не повод лезть в драку, хотя и надо проучить собаку.

Вонзи в него горячих глаз накал и скажи, скажи ему в лицо: "Заколебал ты".


Слушай, Авария дает совет, какой негодяю надо дать ответ,

Чтоб тебя понял последний засранец, конечно если он не иностранец.

Пойми, ведь ты такой здоровый лось, тебе все в душу не сгреблось.

И даже если тебя майор в конец достал, скажи ему: "Товарищ майор, ну, Вы в курсе, да".

А-е-е!

Бейся против всех, бейся против всех, здесь ты против всех, ты один против всех!*


Удар, бронированный монстр сносит морду минивэна, отчего осколки лобового стекла влетают внутрь салона, радио затихает. Вике достается больше всех, осколки полосуют ей лицо и девушка вырубается от болевого шока повиснув на рулевом колесе. Меня спасает маска и выскочившие из Вивисектора за мгновение до удара манипуляторы-захваты, которые жестко фиксируют меня в салоне. Не успеваю я обернуться назад, чтобы оценить состояние остальных пассажиров, как кто-то вырывает мою дверь с корнем.

— Ку-ку! — лысая, уродливая голова пролазит в салон автомобиля. — Я Крут!

— Ты труп! — манипуляторы со скальпелями полосуют ему горло, но, к моему удивлению, нападающий довольно ловко уходит от смертоносных ударов, при этом не переставая глуповато улыбаться и пускать слюну уголком рта.

— Пошел нахуй! — из-за моей спины показывается мускулистая рука лейтенанта, сжимающая глок.

За мгновение до выстрела, успеваю открыть рот, по салону минивэна проносится грохот, отдающийся звоном в ушах. А голову вторженца откидывает как от удара кувалдой.

— Больно! Больно!!! — ревущая башка с застрявшей аккурат в центре лба пулей вновь пролазит в салон. Глаза мужчины заливают слезы, чем я без зазрения совести пользуюсь, манипулятор-дробитель бьет прямиком по торчащей пуле.

Противника отбрасывает и я, закинувшись конской дозой Обезбола и Кровостопа наконец вываливаюсь из салона, словно из паучьего логова, разом ощетинившись всеми манипуляторами Вивисектора. К сожалению, на этот раз Вивисектор пасует и стоит мне выбраться на открытую местность как плечо прошивает настоящая такая стрела, пришпиливая меня к кузову минивэна на манер бабочки.

— Попал! — певуче произносит парнишка в спортивной одежде, торчащий по пояс из люка на крыше тонированного внедорожника за мгновение до того как громыхнувший из распахнутого салона глок расплескал его мозги по крыше автомобиля.

— Нет, Купидон! Что вы наделали, он был таким хорошим, таким послушным мальчиком! ВЫ ВСЕ НАКАЗАНЫ! — орет, раздирая свою луженную глотку, эта пародия на гигантского младенца, поднимающаяся с асфальта.

Его кисть начинает светиться, покрываясь причудливым ореолом, после чего он касается светящейся ладонью кровоточащей дыры во лбу и та мгновенно зарастает, выталкивая из своих недр осколки пули. На этом метаморфоза не заканчивается и его крупное тело покрывается с головы до ног полупрозрачным доспехом, состоящим из чистого света. Не теряющий времени даром Владимир успевает сделать еще пару выстрелов, но все тщетно, пистолетный пули отскакивают от обманчиво-хрупкой защиты будто от танковой брони.

Приблизившись ко мне, он заносит кулак для фатального удара, когда с противоположной стороны минивэна выскакивает Жора. Подпрыгнув, он неожиданно для меня наносит сдвоенный удар ногами. Обычного человека подобный удар усиленных протезов отправил бы на тот свет, но наш противник лишь слегка оступается. Что впрочем никак не мешает ему быстро вернуть равновесие и пнуть поднимающегося с земли Жору. Я отчетливо вижу как под светящейся стопой крошатся искусственные руки бывшего военного, им явно не хватает прочности и силы, чтобы на равных противостоять такому хрупкому на вид свету. С раздробленными протезами Жора катится по асфальту пытаясь погасить импульс от чудовищного удара.

От первого удара меня спасают манипуляторы с захватами, они не останавливают удар светящегося кулака полностью, но их силы и прочности хватает, чтобы немного сместить его вектор. Справа от моей головы в кузове автомобиля образуется рваная дыра, ценой своего существования четыре манипулятора отвели от меня смертельную угрозу, вот только надолго ли. Повторный удар должен был прикончить меня, но внезапно лицо светящегося гиганта побледнело и он начал задыхаться, хватаясь за сердце.

— Ты долго.

— Нужно было оттащить Атамана и девчонку подальше, чтобы яд их не зацепил. — выбирается лейтенант из салона, его челюсти плотно сжаты, а пасть оскалена. Виверна работает на всю катушку, выпуская в окружающий мир сверхдозы убийственного нейротоксина.

— Фильтры в маске долго не продержатся, отцепляй меня и валим.

— НЕТ!НЕТ!НЕТ! — светящаяся броня спадает с тела нападающего, но вместе с тем обе его ладони начинают светится и он накладывает их на свой торс. Свет в его руках пульсирует и с каждой такой пульсацией отпечаток смерти на его лице сменяется здоровым румянцем.

— Отцепи меня, есть идея! — Длань Владимира грубо вырывает стрелу, отчего отголосок боли доносится даже сквозь блокаду от Обезбола. — Задержи его! — бросаю я и неловко, помогая только одной рукой, вторая полностью отказывается слушаться, забираюсь обратно в салон минивэна.

Но на этот раз меня интересует пассажирский отсек, где хранится конфискат с нашего налета на банду Цепных псов. Из спортивной сумки я достаю несколько микроволновых пушек и, врубив те на максимум, направляю их в сторону бензобака. После чего закидываю в рот капсула с Мангустом и откупорив одну из конфискованных пробирок вливаю ее содержимое в себя, мне сейчас пригодится любой допинг.


Принят стимулятор Мангуст-1

+1 ловкость

+1 быстрота

Откат: 6 часов.

ВНИМАНИЕ: при передозировке или повторном использовании до отката, вредит здоровью.




Внимание!!!

Принят неизвестный препарат

+ 1 сила

+ 0,5 ловкость

+ 0,5 быстрота


— Валим! — на мгновение выглядываю из салона, чтобы предупредить лейтенанта. А затем выскакиваю из противоположной двери и на всех порах несусь в сторону валяющихся в отрубе товарищей и мечущегося над ними Жорика с разбитой головой, на месте протезов у которого смятая каша из пластика и металла.

За спиной слышу топот лейтенанта и его надсадное хрипение он явно за мной не поспевает, несмотря на куда лучшую физическую форму. Здоровой рукой подхватываю Вику и в этот момент за спиной раздается взрыв. Ударная волна толкает в спину, но благодаря стимуляторам мне удается удержаться на ногах, чего не скажешь о лейтенанте. Но нет худо без добра, ударная волна придала ему ускорения и смягчив падение мягким перекатом лейтенант, не растерявшись, тут же закидывает на плечи старика и и дает деру. На наше счастье, прямо посреди очередного двора виднеется открытый канализационный люк с табличкой «ОСТОРОЖНО! Идут работы». Мы не сговариваясь несемся к нему. Когда до спасительной канализации оказываются считанные метры нас настигает еще один взрыв, на этот раз куда более мощный.

*Дискотека Авария — Заколебал Ты!


Интерлюдия


— Сбежали! Маленькие ублюдки, когда я найду их, я всех их натяну, ВСЕХ! — невредимый даже после выстрела в голову, тяжелого отравления и парочки взрывов Крут не находил себе места. — Как, как они посмели?! Почему мы просто отпустили этих маленьких…Купидон, мой Купидон! — вновь распустил нюни гигантский младенец.

— Ох, помолчи, дружок-пирожок, ты мешаешь нашему лидеру думать. — Апостол завис в воздухе неподалеку от канализации.

— Мы не можем лезть внутрь и преследовать их. Там ядовитый и взрывоопасный газ на основе метана, плюс, у них еще могла остаться взрывчатка с помощью которой они подорвали минивэн. Боюсь, даже Крут не переживет взрыв устроенный в канализации. Вообще не представляю на что они рассчитывали, скорее всего они уже трупы. — помрачнел Александр.

— Один из них мог уцелеть, он был в маске.

— Знаю, Мар, но, к сожалению, это не наша цель. Я отчетливо успел рассмотреть лейтенанта и его новую руку. Скорее всего парень в маске и есть тот самый умелец, который ее изготовил.

— И второй тоже с такими руками. — подхватила Марика.

— Н-да, неужели у нас новый «эпицентр»? — риторический вопрос повис в воздухе.

— Кто?

— Не обращай внимания, Мар, не обращай внимания. — продолжил излагать мысли вслух Александр. — Эпицентр, эпицентр, а если генералу для обмена предложить не лейтенанта, а нового эпицентра. Мар, твой жучок еще на них?

— Нет, он умер спустя пару минут после того как они спустились вниз. — покачала деревянной маской женщина.

— Хреново, нам нужна карта этого участка канализации несколько квадрокоптеров и доступ к камерам, если их еще не раскурочили местные банды. Охота продолжается.

***

Отрываю от лица кислородную маску и протягиваю ее Жоре, тот перестает задерживать дыхание и делает глубокий вдох. То же самое проделывают Малыш с Атаманом. Вика, как единственная девушка, пользуется Лазарем единолично.

Лезть в канализацию было очень рисковой идеей, если бы не свободный десяток очков развития от вскрытия монстра Поликарпа, который я потратил на разблокирование реаниматологической перчатки Лазарь, то мы все вскоре подохли бы от ядовитого канализационного газа.


Реаниматологическая перчатка Лазарь — медицинская перчатка узкого профиля, гражданского назначения. Оснащена мощным дефибриллятором, кислородной маской и шприцевой системой подачи адреналина. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования:10 очков развития.


Помимо этого, к качестве бонусной награды за повышение интеллекта до единицы мне пришлось выбрать безотходное производство, что позволило при отсутствии подходящего материала изготовить три экземпляра Лазаря из вышедших из строя во время боя протезов Жоры. К сожалению на большее количество реаниматологических перчаток этого материала не хватило, поэтому нам приходится передавать друг-другу кислородные маски, крепящиеся к перчаткам.

Столь длительное блуждание по темным канализационным тоннелям угнетает, поэтому чтобы хоть немного отвлечься я открываю интерфейс, за последнее время он довольно сильно изменился.


Класс: Санитар

Специализация: Вивисектор

Доступные ветки развития:

Полевая хирургия ур.3(+30%к скорости операции)(5/20): Кровостоп, Обезбол, Сшиватель, Вивисектор, Лазарь

Протезированиеур.3(+30%к характеристикам протеза)(5/20): Коготь, Длань, Геракл, Виверна, Око, Ножны.

Фармакологияур.1(1/5):Стимулятор Мангуст-1.

Протезы: Телескопический протез Коготь

Вмешательства в организм: нет

Перк: Садист ур.7,Мазохист ур.2, Клятвопреступник ур.1, Лицензированное протезирование.

Очки развития:0

Сила — 0, 3

Способность человека преодолевать внешнее сопротивление за счет активности мышц

Ловкость — 0, 6

Способность человека рационально строить свои двигательные действия в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды

Выносливость — 0,8

Способность человека выполнять заданное физическое усилие без потери мощности, преодолевая утомление

Быстрота — 0,5

Скорость двигательной реакции

Гибкость — 0, 5

Подвижность в суставах

Интеллект — 1,0

Способность решать сложные задачи. Указанно среднее арифметическое от показателей: логика, креативность, концентрация, сила воли, контроль над эмоциями, эмпатия, память, обучаемость.

Пиковые значение для человеческого организма, без стороннего вмешательства, равняются 1.

Жизнь в бегах не проходит для меня даром, об этом свидетельствуют подросшие показатели выносливости и быстроты. Да и сам я чувствую, что стал чуть более поджарым, чем был до начала всего этого пиздеца. В отличии от физических показателей, влияние возросшего интеллекта я не могу оценить также четко. Зато я отлично могу оценить пополнение умений в ветке полевой хирургии, которая скакнула до третьего уровня после разблокирования Лазаря.


1. Шприц-пистолет Оса — универсальный пистолет для инъекций. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:2очкаразвития.

2. Рой — мозговой имплант для ручного управления медицинскими дронами. Для создания требуется пластик/металл. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требование:8очковразвития.

3. Паук-Штопальщик — автономный, медицинский дрон для оказания медицинской помощи в местах трудной доступности. Оснащен встроенным Сшивателем, системой подачи морфия, двумя парными манипуляторами скальпелями и ампутационными ножами, а также умной системой наложения швов. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования:15очков развития.

Требования для ручного управления:

Интеллект — 1

Имплант Рой

4. Анестезиологическая перчатка Морфей — медицинская перчатка узкого профиля, гражданского назначения. Оснащена камерой подачи анестезирующего газа и шприцевой системой подачи морфия. Для создания требуется пластик/металл/активная фармацевтическая субстанция. Вес и прочность зависят от выбранного материала. Требования:10 очков развития.

5. Пересадка искусственной мышцы — операция по внедрению искусственных мышечных волокон. Повышает основные физические характеристики: сила, выносливость, быстрота. Для успешного выполнения операции требуется: искусственное мышечное волокно Геракл. Требования: 5 очков развития.

Черт возьми как же не вовремя все пошло под откос. Мы израненные и вымотанные шатаемся по канализации, к тому же все наши планы полетели в тартарары. А назначенное время встречи с Рейвом приближается и с каждой секундой проведенной здесь мы упускаем и так небольшое преимущество, которым обладали. Мне необходимо как-то форсировать свое развитие за этот короткий промежуток времени, иначе, если я не справлюсь, брату будет грозить опасность. Я бы мог ему позвонить и все рассказать, но сказав «а», мне придется говорить «б», а для брата станет слишком большим ударом то, что я стал джи-психопатом, это знание убьет его. Ничего я справлюсь, подожди немного братишка, я обязательно что-нибудь придумаю.

Жора слегка толкает меня плечом, из-за чего бередит рану от стрелы. Во мне возникает нестерпимое желание вновь двинуть ему по зубам для профилактики, но оно моментально сходит на нет, когда я замечаю то на что он указывает своей культей. Из ближайшего к нам ответвления коллектора пробивается тусклый, рассеянный свет. Кажется выбрались, все вонючие и покрытые чужими испражнениями мы, словно мотыльки, движемся к этому такому чистому источнику света.


Интерлюдия


Взгляд Марики блуждал с приоткрытого канализационного люка посреди полупустой подземной парковки на рацию в собственных руках. Чтобы как-то отрешиться от пугающего одиночества она втянула в себя очередную дозу фриза. В который уже раз за последние пару часов пообещав себе, что эта доза будет последней на сегодня.

Когда металлические пальцы ухватили край канализационного люка и сдвинули тот в сторону, Марика затаила дыхание, пристально всматриваясь в изображение с камеры видео наблюдения на посту охраны. Изображение было немного смазанным, но единственный кто сейчас мог бы ей с этим помочь валялся безвольным, окровавленным куском мяса у ее ног.

Усталость людей выбравшихся через канализационный люк была столь сильной, что била даже через экран монитора. Их шатало словно зомби да и выглядели они при этом соответственно. Марика готова была поспорить, что воняло от них не в пример хуже, чем от предполагаемых зомби.

— Мар, как обстановка? Прием. — она покосилась на ожившую рацию.

— Все тихо. Прием. — голос Марики не дрогнул от содержащейся в нем лжи. Беглецы в это время угоняли чей-то припаркованный автомобиль.

— Черт, неужели они и правда сдохли в этом коллекторе. Ладно, Мар, возвращайся, только оставь на люке пару своих питомцев. Прием.

— Поняла, скоро буду. Конец связи. — она отключила рацию. — Прости, я не хочу, чтобы наше с тобой приключение закончилось так быстро. Мне хочется побыть с тобой рядом под этим солнечным светом хотя бы еще немного. — она проводила взглядом отъезжающую старенькую тойоту. — А, вы, сделайте доброе дело, побарахтайтесь еще немножко.

Глава 15

Выхожу из сна рывком, словно кто-то, там наверху внезапно щелкнул тумблером. Вчера, вернувшись в Викин загородной дом, я был так вымотан, что не нашел в себе сил, чтобы смыть с себя канализационный запах. Поэтому оказав первую медицинскую помощь всем, кто в этом нуждался, я просто вырубился. И теперь понимаю, что моя мимолетная слабость сыграла со мной злую шутку — вонь в комнате стоит жуткая.

Голова раскалывается да и рана в плече, несмотря на обработку Сшивателем, дает о себе знать, поэтому по лестнице на первый этаж я спускаюсь медленно и аккуратно.

— Ну что ты творишь Атаман? — долетает до меня возмущенный голос лейтенанта.

— Не гунди, сам знаю, что сглупил. Боевая ситуация, а я поддался эмоциям — старый дурак. Просто вас и так осталось с гулькин нос, а тут еще и Поликарп. В общем сам виноват, чего мусолить.

Прекрасный спектакль в который я бы с удовольствием поверил раньше, сейчас вызывает лишь раздражение. Не знай я о сверхчувствительном обонянии старого вояки и не поставь ему глазные протезы со встроенным рентгеном может бы и повелся на этот слезливый развод.

— О, Санитар, долго спишь. — приветствует меня лейтенант, когда я спускаюсь на кухню.

— Санитар, я хотел с тобой перетереть за вчерашнее, ты прости старика, повел себя как сопливая девчонка. — стыдливо опускает глаза Атаман на покалеченные мной руки, когда я сажусь за стол и принимаюсь за завтрак, душ может и подождать.

— Я не в обиде, все понимаю, ты тоже извини за руки я не успел среагировать на действия Вивисектора. — решаю перевести тему. — А где Вика?

— До сих пор не выходила из комнаты, девчонку сильно посекло, хорошо, что глаза целы остались. — мрачнеет лейтенант.

— Ясно.

После упоминания о ранах Виктории разговор затихает сам собой и мы продолжаем завтракать в тишине. Прикончив завтрак и приняв наконец душ, я отправляюсь в гараж, где с помощью подручного материала создаю новые протезы для Жоры и Атамана, потерявшего по вине разбушевавшегося Вивисектора руки, а затем ремонтирую сам Вивисектор, которому также изрядно досталось.

До стычки с умственно отсталым паладином я считал, что мои протезы чего-то стоят в реальном бою. Эта уверенность подкреплялась их высокими, на мой взгляд, характеристиками и тем как они проявили себя до этого, во время бойни устроенной у Цепных Псов. Но, то с какой легкостью джи-психопат из ОДИН их сокрушил заставляет задуматься, сомневаюсь, что под началом Рейва работают более слабые психи.

На данный момент у меня нет свободных очков развития, а значит нет возможности разблокировать более убойные протезы, поэтому единственное на что я сейчас способен — повысить качество материала из которого мои протезы будут изготовлены, а значит мне нужна высококлассная сталь.

До вечера я тренируюсь в управлении манипуляторами Вивисектора, этот полуавтономный комплекс иногда очень своевольно себя ведет, понятно, что он всего лишь реагирует на мои нервные импульсы, проходящие по позвоночному столбу. Но мне что-то не хочется устраивать бойню, когда кто-то громко чихнет возле моего уха или сделает непозволительный жест в мою сторону, который Вивисектор расценит как акт агрессии.

Ближе к полуночи полным составом, за исключением Вики так и не вышедшей за весь день из комнаты, мы отправляемся в город. По наводке Владимира наш путь лежит в один из сталепрокатных цехов, где, по его словам, есть слабо охраняемый склад со сталями разных марок.

До окраины города мы добираемся без особых проблем и так обычно пустующие после комендантского часа дороги, словно вымерли после недавней бойни устроенной коалицией молодежных банд. Немного поплутав по производственной зоне, мы наконец натыкаемся на искомый объект. Сетчатый забор, несколько камер и небольшая будка около шлагбаума — далеко не Форт-Нокс.

Выбравшись из угнанной недавно тойоты на которую мы навесили левые номера, которые нашли у Вики в гараже, принимаемся рассматривать полукруглый ангар за сетчатым забором, увитым колючей проволокой.

— Есть идеи? Только так, чтобы без шума? — спрашиваю я бывалых вояк.

— Да, ждите здесь. — решает выслужиться Атаман после прошлого косяка.

Он удаляется от нас в сторону объекта несколько раз осматривает его по периметру, а затем, видимо найдя слепую зону у камер, за счет силы ножных протезов с легкостью перескакивает трехметровый забор, не потревожив колючку. После этого мы теряем его из вида, но не надолго, через несколько томительных минут ожидания шлагбаум призывно поднимается, приглашая нас внутрь.

Внутри, как и обещал лейтенант хранилось то, что нам было необходимо. Немного поэкспериментировав, я нахожу оптимальную марку стали для изготовления протезов, достаточно прочная, но при этом не ломкая — то, что нужно. Заменив все протезы и изготовив новый Вивисектор, мы грузим в багажник столько материала сколько можем увезти. Но, как это обычно и бывает все не проходит гладко, к шлагбауму подъезжает пара внедорожников с логотипом ОДИН на капоте. Когда из автомобиля выскакивают обычные бойцы, а не те психи, что нас преследовали я с облегчением перевожу дух.

— Всем выйти из ангара с поднятыми руками! Я повторяю, выходите из ангара, подняв руки! — бойцы занимают позиции и приводят в боевую готовность пистолет-пулеметы Витязь.

— И что здесь делают твои коллеги? — обращаюсь я к лейтенанту.

— Бывшие коллеги. — поправляет он.

— Ну это ахуеть как меняет ситуацию. — не остаюсь в долгу.

— Я тут сейчас прикинул, этот цех может быть как-то связан с ОДИН. Я же о нем узнал, когда мы сопровождали сюда фуру с грузом.

— Сказочный долбоеб. — резюмирует Жора.

— Повторяю, всем выйти из ангара с поднятыми руками, иначе мы будем вынуждены открыть огонь на поражение!!! — надрывается старший из бойцов группы быстрого реагирования.

— Хорошие новости: это не группа зачистки вооруженная игрушками Кузнеца. Плохая: нам и этого хватит, вступать в бой сейчас это самоубийство. — подытоживает Владимир, после чего все трое смотрят на меня в ожидании чего-то.

— Не стреляйте, мы выходим!!! — кричу я, после чего натягиваю маску и уже тише произношу. — Малыш, Жора, когда они начинают нас вязать врубаете Виверн на полную. Атаман ждешь здесь.

— Принял. — кивает он, а мы втроем, старательно задрав руки, выходим на свежий воздух. Думаю, с такого расстояния, в полутьме бойцы ОДИН не смогут заметить металлические кисти моих спутников, благо остальные части протезов сокрыты под одеждой.

— На землю, на землю я сказал! Руки за голову! — нас оперативно сбивают с ног и валят на землю.

Кто-то из особо инициативных бойцов срывает с меня маску и я тут же задерживаю дыхание, молясь всем богам, чтобы из-за лицензированного протезирования у моих спутников не отказали их протезы и я не надышался нейротоксином.

— Оцепить и проверить ангар, затем… — закончить приказ старший группы не успевает. Вместе со своими подчиненными он валится на землю, хрипя и пытаясь вдохнуть хоть капельку воздуха.

Я пытаюсь подняться на ноги, но на меня валится чья-то туша, выбивая остатки воздуха из легких. Еще секунда и я готов сдаться на волю инстинкта и хапнуть кислорода полной грудью, но меня спасают чьи то руки бесцеремонно натягивающие на мою голову маску. Скинув с себя труп бойца ОДИН, я поднимаюсь на ноги и благодарно киваю Жоре, еще бы чуть-чуть. Пока я прихожу в себя и оглядываю поле боя, бывшие вояки грузят на себя снаряжение покойников. Проскакивает мысль подогнать поближе тойоту, но нет уверенности, что нейротоксин не осядет в ее салоне. Я, следуя примеру старших товарищей, также приступаю к мародерству. Впереди нас ждет стычка с одним из самых опасных джи-психопатов этого города и несколько Витязей могут стать хорошим аргументом в этом споре.

И лишь после того, как мы грузимся в тойоту и отбываем в сторону загородного дома, мне в голову приходит далеко не праздная мысль. А ведь я мог запросто отправить Жору и Владимира одних, зачем я поперся вместе с ними, при этом рискуя собственной жизнью. И, прислушавшись к себе, я понимаю почему я поступил именно так, получаю ответ и этот ответ мне совершенно не нравится.


ВНИМАНИЕ!

В зоне вашей ответственности обнаружено скопление приоритетных для вивисекции целей!

Награда за единичную вивисекцию:

5ОР

+0,1 к интеллекту

Награда за серийную вивисекцию: вариативное

Бонусная награда: вариативное

Штраф за отказ/провал: ампутацияслучайной конечности

Оставшееся время: 00:59:55


— Поворачивай, нам туда. — показываю направление лейтенанту. — Система подкинула говна в вентилятор, квест появился.

— Это не может подождать? У нас полная тачка оружия и ворованной стали, сейчас не совсем подходящее время.

— А-то я не знаю, у нас чуть меньше часа. — еще раз сверяюсь с таймером.

— Блядь! — лейтенант выкручивает рулевое колесо в указанном мной направлении. — Пиздец, вот как чувствовал, что нужно было дома остаться. Знаешь, Санитар, у меня начинает появляться стойкое ощущение, что с твоим везением я и до выходных-то хер дотяну.

— Напомнить тебе кто нам посоветовал этот склад? — парирую я в ответ.


***


— Кажись, мы в жопе. — мрачнеет Владимир, разглядывая граффити с изображением морды улыбающегося шимпанзе на бетонной стене нужной нам промзоны.

— Че за картинка? — хрустит чипсами Жора с заднего сиденья.

— Когда работал в ОДИН нам показывали такую картинку и просили не совать туда нос. Парни говорили, что так метит территорию один из неприкасаемых по кличке Животное.

— И че это за зверь такой Животное? — ржет над своим отстойным каламбуром Жора, попутно забрызгивая слюнями с недопережеванной пищей салон, за что получает от Атамана подзатыльник.

— Без понятия, слышал только то, что ему часто доставляет всяких экзотических животных. — пожимает плечами лейтенант. — Единственный плюс во всем этом дерьме — никто из органов сюда не сунется, даже если мы начнем палить из всех стволов.

— Заебись, возьму в каждую руку по Витязу, с этими штуками никакой отдачи не будет. — стряхивает он с протезов налипшие крошки в салон, за что вновь получает от старика.

Припарковав автомобиль, мы тщательно вооружаемся. Бывшие вояки буквально обмазываются оружием и снаряжением, мне же в свою очередь достается скромный пистолет и длинная лекция о том как не пристрелить остальных. Помимо этого, под шумок, пока никто не видит я прячу в карман ветровки парочку гранат.

Через бетонный забор мы перебираемся без особых проблем, Жора с Атаманом, благодаря Ножнам, заскакивают на его верхушку и помогают подняться мне с Малышом. На той стороне нас встречают несколько обшарпанных блочных строений с высокими маленькими окошками и массивными воротами.

— Туда. — тычу пальцем на одно из дальних строений, куда указывает мой внутренний навигатор.

Удивляясь отсутствию охраны, мы, избегая света от тусклых фонарей, перебежками приближаемся к нужному нам строению. Когда до нашей цели остается каких-то двадцать метров, на нас сверху, откуда не ждали, обрушивается массированная атака. Какие-то крупные, летающие твари вцепляются в мою маску, норовя содрать ту с лица. Но вовремя активизировавшийся Вивисектор, шинкует их на части. Линзы забрызгивает кровью и какими-то ошметками, поэтому мне остается ориентироваться на слух. Но и этого я лишаюсь, после того как рядом со мной раздается настоящая канонада. Три пары пистолет-пулеметов трещат не переставая. Во всем этом хаосе, когда меня дергает из стороны в сторону от налетающих тварей, норовящих сорвать с меня маску или сбить с ног, Вивисектор продолжает с бездушным машинным упорством убивать. Из-за чего обстановка становится только хуже, я не только ни черта не вижу и не слышу, но и начинаю поскальзываться на мокрой от крови и внутренностей земле. Можно было остаться на месте, но зная, что у Вивисектора отсутствует система свой-чужой мне приходится сознательно отдалятся от своих спутников, иначе разгулявшиеся манипуляторы отправят на тот свет не только пару десятков неизвестных тварей, но и нескольких известных.

В очередной раз поскользнувшись и рухнув на корячки, я решаю не вставать а продолжать путь в таком положении. Примерный ориентир в виде стрелочки в интерфейсе дает четкое представление о том, куда мне следует ползти. Канонада позади меня отдаляется и это не только потому, что я двигаюсь вперед, судя по всему мои спутники решают занять здание неподалеку, чтобы проще было отбиваться от летающих тварей.

Когда моя голова наконец упирается в долгожданную цель, атака сверху внезапно прекращается. Такое ощущение, что я преодолел некий рубеж, куда тварям хода нет. Поднявшись на ноги и находясь в относительной безопасности, я наконец протираю линзы маски, чтобы оценить диспозицию. Мои, покрытые кровью, товарищи, переводят дух прижавшись к стене соседнего здания. Более подробно оценить их состояние мне не позволяет время суток и мельтешащий в воздухе между нами сонм непонятных тварей, похожих на гигантских летучих мышей.

Времени на размышления остается не так много — таймер задания отсчитывает последние несколько минут, поэтому я поворачиваюсь к воротам и нахожу взглядом, встроенную в них калитку. Удар манипулятором-отбойником выбивает замок и я, активировав Вивисектор на полную катушку, врываюсь в ярко-освещенное помещение. Глаза на мгновение слепнут от такого перехода, но никто не торопится на меня нападать. Когда взгляд немного адаптируется к столь яркому свету, моему взору предстает помещение с кучей клеток разного размера вдоль стен, завешенных тряпками и ряд секционных столов посредине.

— Молодой человек, было открыто, не стоило ломать чужую собственность. — ворчит знакомый мне, престарелый мужчина, попивая чай с бутербродами за одним из столов. — Присаживайтесь, может быть чаю?

— Вы, Животное? — моего лица он не видит, а измененный фильтрами маски голос распознать не сможет.

— Я? Побойтесь Бога, я обычный старый профессор, который зарабатывает себе копеечку.

— Вы хоть знаете на кого работаете?

— Ой, не нужно мне читать морали! А что делать, жить на эти подачки от государства, когда половину пенсии приходится отдавать за коммуналку? — у меня складывается ощущение, что тем человеком которого хочет убедить старик является он сам. — Я ведь никому не нужен, а здесь меня ценят, мои знания и опыт востребованы и никто, слышите, никто не считает меня ни на что не годным стариком!

Более не обращая внимания на истерические стенания старика я подхожу к одной из клеток на которую указывает внутренний компас и стягиваю плотную ткань.

— Что вы делаете, сейчас же прекратите! Это опасно! — резво бросается ко мне старикашка, но не успевает.

— Твою мать! — я, как зачарованный, рассматриваю уродливое существо будто сшитое из нескольких живых организмов. Человеческий торс с руками гориллы прилеплен к громоздкой туше аллигатора с гигантским скорпионьим хвостом.

— Накиньте ткань, скорее накиньте ткань, пока не стало слишком поздно, их будоражит запах крови! — ноздри на уродливом человеческом лице начинают подергиваться, усиленно втягивая воздух.

Понимая к чему все идет я на пару с профессором пытаюсь вернуть ткань на место, но мы не успеваем — веки химеры поднимаются и в нас вонзается голодный взгляд черных, маслянистых глаз. Проходит тягучее мгновения затишья перед бурей и события несутся вскачь. Туша аллигатора с несвойственной такой громадине прытью таранит прутья решетки, пробивая в тех брешь. Мы с профессором успеваем отскочить и здоровенная пасть, пробившаяся наружу, впустую щелкает челюстями и разочаровано взрыкивает, от чего в соседних клетках начинается подозрительное шевеление, которое не сулит нам с профессором ничего хорошего.

— Что вы наделали! Нужно бежать, химер нельзя выводить из спячки до установки клейма! — паникует профессор пока манипуляторы Вивисектора кромсают рычащую морду, пытаясь в первую очередь лишить противника зрения.

— Поздно. — резюмирую я, смотря на все сильнее деформирующиеся силуэты клеток, скрытые за тканью. После чего достаю пистолет и, сняв тот с предохранителя, всаживаю пулю в человеческую голову химеры, с такого расстояния сложно промазать.

— Это не поможет, жизненно важные органы продублированы! — а-то я сам не вижу, голова химеры лишь слегка дергается после выстрела и вновь возвращается в свое привычное положение. О том, что твари только что прострелили голову свидетельствует лишь небольшая кровоточащая дырочка в черепе.

— Куда стрелять, где эти ебучие органы?! — ору я на профессора, клетки с каждой секундой трясутся все сильнее.

— Конечно в самом тяжело доступном месте, в подбрюшье!

— Прячься за стол! — кричу я профессору и, выдернув у гранаты чеку, пробрасываю ту между прутьями решетки аккурат под тушу аллигатора. После чего следую своему же совету и рыбкой прыгаю за массивный секционный стол.

Проходит секунда, две, а граната все не взрывается. В моей голове проносятся мысли о том, что может быть я сделал что-то не так или граната оказалась учебной. Но раздающийся громкий взрыв не только вызывает дикий звон в ушах, но также снимает все вопросы по ее работоспособности. Слегка покачиваясь, я поднимаюсь и выглядываю из-за стола: среди останков некогда крепкой клетки валяется подергивающаяся туша химеры из под которой вытекает целое кровавое море.

Не успеваю я обрадоваться этому факту, как ближайшая клетка покореженная взрывом гранаты наконец сдается под натиском своего узника и выпускает того наружу. Серповидные когти вспарывают тент и сквозь отверстие в ткани высовывается уродливое женское лицо с мандибулами торчащими изо рта и фасеточными глазами.

— Эта?! — кричу я, но контуженый профессор меня не слышит. — Куда стрелять?! — показываю ему на пальцах.

— В жопу!

Поначалу я не понимаю к чему такой ответ, может быть профессор просто не так понял мою пантомиму или его не устраивает моя компания. Но когда химера наконец выбирается из своего тканевого заточения все становится на свои места. Нижняя часть тела новой твари походит на муравья, за единственным исключением вдоль хребта химеры извиваются осьминожьи щупальца.

— Попробуй отвлечь ее мясом! — на этот раз мне посчастливилось расслышать, что он говорит. Слух понемногу возвращается и среди всей царящей вокруг какофонии мне удается распознать стрельбу — за стенами идет бой.

Не задавая лишних вопросов я подскакиваю к туше первой химеры и едва не становлюсь ее закуской. Лишь в последний момент мне удается отскочить от клацнувших в опасной близости челюстей твари, сделавшей свой последний предсмертный рывок в надежде отомстить обидчику. Манипуляторы, вооруженные ампутационными ножами, с видимым трудом отсекают лапы гориллы по локоть и я бросаю угощение неподалеку от новой химеры, так, чтобы она повернулась ко мне боком. Она не отказывается от предложенной кровавой трапезы и сноровисто подхватывает добычу своими когтистыми лапами, вонзая в ту свои мандибулы. Лучшего момента было не подобрать, поэтому я вскидываю пистолет, подходить ближе я опасаюсь из-за мельтешащих щупалец так и норовящих что-то схватить, и всаживаю всю обойму до последнего патрона.

Существо дергается его бьют конвульсии от каждого попадания, но оно быстро смекает, что служит причиной болезненных ощущений. Поэтому резко развернувшись в мою сторону, химера делает резкий спринтерский рывок. Тварь врезается в меня, впечатывая спиной в секционный стол, из моей груди с громким кашлем вылетает выбитый воздух. Готов поспорить, если бы не рюкзак-Вивисектор прикрывающий мою спину, то меня бы переломило пополам. Плюс, манипуляторы-фиксаторы помогли немного сдержать нападающую тварь и тем самым погасили значительный импульс ее рывка.

Но даже так я оказываюсь в полной заднице. Зажатый между массивным столом и готовой растерзать меня тварью, я не придумываю ничего более толкового, чем прижаться к химере поплотнее, оставляя всю грязную работу на совести Вивисектора. И он меня, в который уже раз, не подводит, заблокировав передние конечности твари фиксаторами, Вивисектор приступает к своим прямым обязанностям. Заведя манипуляторы за спину твари, он начинает вскрытие с позвоночного столба. Взбесившиеся щупальца пытаются мешать процессу вивисекции, но пара хирургических пил не оставляет им шанса, срезая под корень. Почувствовавшая что запахло жареным, химера пытается меня сбросить, но я еще усерднее, скрипя зубами от боли в не зажившем до конца плече, продолжаю сжимать ее в объятиях.

Рядом что-то кричит профессор, но я не могу разобрать что именно — тварь изо всех сил верещит, перебивая даже все не стихающий шум автоматного огня. Ее скачки и мотание торсом в попытках сбросить меня становятся все более вялыми и безнадежными. Но не успеваю я этому порадоваться и перевести дух, как в наш с тварью невольный симбиоз вторгается новое действующее лицо. Чудовищный удар разбрасывает нас по разные стороны, я отлетаю прямиком на останки первой химеры, а недобитого инсектойда размазывает по секционному столу прямоходящий носорог с крабовыми клешнями на месте передних конечностей.


ВНИМАНИЕ!

Вивисекция проведена успешно!

Награда за единичную вивисекцию:

5ОР

+0,1 к интеллекту

Бонусная награда: перк Садист + 1ур.


Не успевая обрадоваться выполненному, пусть и не в полной мере, заданию, как левую ногу простреливает жуткая боль. Через запачканные линзы с трудом различаю торчащий из левого бедра металлический штырь, бывший некогда частью клетки сдерживающей химеру. Нащупываю в кармане горсть капсул и, приподняв маску, закидываю те в рот, в надежде, что среди них окажется, как минимум, пара капсул Кровостопа, иначе сдохну от потери крови я достаточно скоро.

После чего, едва успеваю откатиться в сторону, когда вновь взявший разбег носорог таранит груду мяса и металлических обломков — надеюсь эта тварь, так же как и я, напорется на что-нибудь острое. После неуклюжего переката, который еще сильнее усугубляет рану, я заползаю за один из массивных столов и при помощи манипуляторов резко вырываю штырь из раны. От этого идиотского поступка у меня на пару секунд темнеет в глазах, я на ощупь вгоняю Сшиватель в рану и заполняю ту конской дозой клея. На более разумное оказание медицинской помощи у меня попросту нет времени, стол за моей спиной сотрясется от страшного удара и массивная громада прикрепленная здоровенными анкерами к полу не выдерживает. Крепежные изделия лопаются от чудовищной нагрузки, из-за чего стол начинает крениться, готовый раздавить меня под своим немалым весом.

Чертыхаясь и матеря гребанного носорога, я едва успеваю откатится в сторону от рухнувшего набок, в каких-то сантиметрах от меня, стола. Скрежет над макушкой заставляет меня задрать голову, чтобы воочию убедиться насколько на самом деле плохи мои дела. Огромные клешни, прихватив боковую поверхность стола, пытаются перевернуть тот на меня, дабы прихлопнуть как муху. Понимая к чему все идет и что отступать с неработоспособной ногой не вариант, я выдергиваю чеку у оставшейся гранаты и забрасываю ту за стол, прямиком на сторону взбесившегося носорога. В ожидании взрыва часть манипуляторов Вивисектора, по моей команде, упирается в кренящийся стол, а вторая часть в бетонный пол. Секунды тянутся, словно целая вечность, я с отчаянием наблюдаю за сдающими позиции манипуляторами. Когда первый из них выходит из строя от непосильной нагрузки и безвольно повисает в воздухе, за поверхностью стола наконец раздается долгожданный взрыв.

С противоположной стороны стола бьет ударная волна и туша химеры валится всем весом на стол от чего и так изношенные манипуляторы Вивисектора выходят из строя один за другим и громада с протяжным скрипом валится прямиком на меня. Последнее, что проносится в сознании перед неминуемой смертью — это чувство стыда за то, что в том, последнем телефонном разговоре с братом пришлось так много врать.

Глава 16

— А, вы, везунчик, молодой человек. — произносит профессор, в последнее мгновение вытянувший мое тело из под падающего стола.

— С-спасибо.

— Право, не стоит, Екатерина Пална, очень расстроится, если виновник всего этого бардака скоропостижно скончается.

— Что вы… — я пытаюсь перевернуться, чтобы сесть и опереться спиной о край стола, когда нога профессора толкает меня в больное плечо, вынуждая завалиться обратно на бетонный пол.

— Лежите, голубчик, лежите. Вы сейчас и с ребенком не справитесь, я даже позволил себе усыпить остальных химер. После той бойни, что вы тут учинили, вам необходим отдых, надо же пятерых химер погубили.

— Трех. — машинально поправляю его.

— Еще двух, не успевших выбраться из клеток, осколками от гранат посекло. Они мелкие были, скоростного типа. Ну да ладно, все равно не самая удачная партия была, так что не расстраивайтесь.

— А я и не расстраиваюсь, сейчас мои товарищи закончат снаружи и будут здесь. — в таком незавидном положении мне остается лишь храбриться.

— А вы слышите стрельбу? Вот и я не слышу. — и правда, из-за стен больше не доносится ни единого громкого звука. — Летучие мышки позвали свою маму и мама со всем разобралась. Молодой человек, неужели вы думали, что такой объект не охраняется?

— Я вообще не думал, выбора не было. Зачем был весь этот фарс, вы ведь помогали мне убивать этих тварей?

— Это была перестраховка, согласитесь, было бы подозрительно, если бы я отказал вам в содействии, когда нам обоим якобы грозила опасность. — он наклоняется ко мне и назидательно выставляет указательный палец вверх. — А насчет выбора, выбор есть всегда. Вы просто не на том уровне, чтобы его увидеть

— Ни в этом случая и вообще пошел на хуй. — лезвие Когтя рассекает ахиллово сухожилие на ноге старика и тот, потеряв равновесие, оступается. Этого мгновения и его растерянности мне хватает, чтобы ухватиться за его за неповрежденную лодыжку и дернуть ту на себя, отчего профессор с громким, болезненным криком падает рядом на бетонный пол. — Вот, теперь мы на одном уровне, а сейчас я тебе гандону дам возможность увидеть выбор.

— Аааа! — орет старик, когда лезвие Когтя отсекает кончик длинного носа. Он пытается вырваться из захвата, но я крепко удерживаю его здоровую ногу у себя подмышкой.

— А теперь, дружок, у тебя есть выбор. Я перерезаю тебе все сухожилия на ногах и ты на всю оставшуюся жизнь становишься инвалидом или рассказываешь, как мне выпутаться из всего этого дерьма. За понравившейся мне вариант я, так и быть, не буду отрезать тебе палец. Заманчиво звучит?

— Но это же…

— Начало мне уже не нравится. — Коготь отсекает кусочек туфли вместе с мизинцем.

— Ууууу! АААА! Нога, нога!!!

— Это второй вариант или ты отказываешься сотрудничать? — примериваюсь лезвием к его колену.

— Нет, нет, прошу, останови кровь, я ведь могу умереть. — хнычет он.

— Иди на ранку пописяй! Я не слышу вариантов. — еще один окровавленный кусок туфли отлетает в сторону под аккомпанемент из криков боли старика. — Я, кажется, четко донес правила игры. Могу, конечно, повторить, но ты истекаешь кровью, а в твоем возрасте это может стать бо-о-о-о-льшой проблемой.

— Манок! У меня на шее манок, он успокаивает химер, усыпляет их! — плачет старик. — Хватит, умоляю.

— Сладких снов, Иннокентий Петрович.

— Что, откуда вы… — бью его здоровой ногой в висок.

Профессор вырубается от удара и я без всяких угрызений совести срываю с его тощей шеи, запрятанный под медицинским халатом, манок. Затем с трудом поднимаюсь на ноги и, приволакивая раненую конечность, направляюсь к выходу из помещения, на ходу восстанавливая вышедший из строя Вивисектор.

Улица встречает меня настолько густым запахом крови, что фильтры в маске перестают справляться. Под ногами хлюпает и чавкает, но я не опускаю взгляд, помня откуда в прошлый раз атаковал противник. Моих товарищей нигде нет, вокруг лишь кучи трупов маленьких монстров, похожих на помесь летучей мыши с белкой-летягой, и гнетущая тишина. Не теряя бдительности, я поднимаю один из валяющихся в крови Витязей и, подсмотренным у вояк движением, неловко отстегиваю магазин, чтобы проверить боезапас. Удовлетворенный увиденным, привожу оружие в боевую готовность и медленно захожу в соседнее здание, где предположительно должны были засесть бойцы.

— Это я, не стреляйте! — с запозданием кричу я, но помещение похожее по своей конструкции на коровник встречает меня не выстрелами подготовленных бойцов, а глухим эхо собственного голоса.

Неужели я ошибся зданием. Развернувшись, я делаю первый шаг в обратном направлении, когда в спину мне доносится едва уловимый шорох. Резко, насколько позволяет раненная нога, оборачиваюсь и вскидываю оружие, но в обозримом пространстве никого и ничего нет, лишь пустые загоны, застеленные прелой соломой. Немного выдохнув, вновь начинаю опускать оружие, но что-то капает на мои пальцы, обхватывающие цевье пистолет-пулемета. Не ошибся.

Задираю голову вверх и, еще не успев рассмотреть угрозу, даю над собой длинную очередь. От отдачи пальцы соскальзывают с покрытого кровью цевья и я хватаюсь за раскаленный пламегаситель, но все равно продолжаю палить в потолок над собой. Сквозь вспышки выстрелов, взгляд успевает зацепить, метнувшуюся ко мне с потолочных балок, стремительную тень. Ее бросает из стороны в сторону от попадающих в нее пуль, но та целенаправленно пикирует в мою сторону, не обращая внимания на понесенный урон. Когда до неминуемого столкновения остается каких-то пару метров, я без затей валюсь ничком, разрешая наконец манипуляторам Вивисектору порезвиться. Мой сознательный контроль над полуавтономным комплексом дает свои плоды и, стремительно выскочившие из-за моей спины, манипуляторы становятся для твари неприятным сюрпризом. Она на полной скорости влетает в них, словно муха в заготовленную заранее паутину. Вот только габариты твари и ее мощь делают свое дело, меня отрывает от земли на которой успел распластаться и я чувствую, что лечу. Полет длится недолго, мы сносим один из загонов и, кувыркаясь, зарываемся в солому. Все это время Вивисектор продолжает свое кровавое пиршество, но в отличии от других, встреченных ранее, химер эта тварь особо не реагирует на, появляющиеся с бешеной скоростью, увечья. Придавив меня своей тушей, она, изредка порыкивая, методично уничтожает один манипулятор за другим. Я пытаюсь просунуть руку под ветровку, чтобы достать манок, но ничего не выходит — тварь слишком плотно прижимает меня к полу. Тогда, среди сопревшей соломы, я пытаюсь нащупать, выроненный при ударе о землю, автомат — также безрезультатно, а манипуляторы за моей спиной тем временем выходят из строя с пугающей скоростью. От отчаяния я активирую дефибриллятор и прикладываю руку, облаченную в Лазарь, к лапе, нависающего надо мной, чудовища. Ничего, как я и думал, тварь даже не замечает атаки. Наплевав на все доводы разума, я использую свой последний козырь: вонзаю, выскочившую из медицинской перчатки, иглу в лапу твари и накачиваю ту конской дозой адреналина. В ту же секунду, последний манипулятор за моей спиной уступает в неравной схватке и шею обжигает горячее, дыхание. В поле зрения попадает широкая, оскаленная пасть с мощными мышцами. Я замечаю, что морда твари посечена, но ее раны зарастают прямо на моих глазах.

Она склоняется ко мне и тычет своим влажным носом в мое плечо, отчего я переворачиваюсь набок и моему взору предстает какая-то уродливая пародия на собаку. Увитая могучими мышцами, которые перекатываются под кожей при каждом движении, с огромными кожистыми крыльями за спиной, эта химера имеет более завершенный вид, чем все виденные мной ранее. А еще я замечаю то, что сильно диссонирует с ее устрашающим образом — ходящий ходуном хвост, точнее змея, которая этот хвост заменяет. После этой детали, оскаленная пасть больше не кажется мне признаком агрессии, химера явно улыбается, как умеют делать только собаки.

— Дядя, было хорошо, дядя сделай так еще. — доносится из уродливой собачьей пасти приглушенный детский голос. Тварь широко распахивает свои монструозные челюсти и я встречаюсь взглядом с маленькой девочкой, безволосая голова которой будто прорастает из широкой глотки химеры. — Дядя, было хорошо, дядя сделай так еще. — повторяет та, опуская свой взгляд на мою руку, облаченную в медицинскую перчатку.

— Это? Ты хочешь этого? — из Лазаря выскакивает игла, девочка в ответ лишь кивает, а псина еще сильнее начинает вилять своим импровизированным хвостом. — Хорошо. — я всаживаю иглу в подставленную для этого лапу.

По лицу девочки пробегает судорога и появляется легкая улыбка, а псина начинает дрожать и поскуливать.

— Дядя, было хорошо, дядя должен нам еще. — требовательно проговаривает девочка, отошедшая от прихода.

— У дяди больше нет. — туша химеры угрожающе надвигается и я предусмотрительно исправляюсь. — С собой нет, но дома у дяди такого добра навалом. Дяде нужно идти домой.

— Дядя сделал нужное, с дядей вместе дружно мы.

— Я пока не могу уйти, мне нужно найти товарищей, ты недавно никого не встречала?

Собачья пасть схлопнулась и тварь, подхватив меня зубами как щенка, потащила мое тело прочь из здания. К счастью для моего вестибулярного аппарата, наше путешествие не длится долго, пунктом назначения становится достаточно длинная пристройка у центрального здания. Именно туда меня заносит химера и именно там я нахожу своих товарищей.

— Что ЭТО такое? — Атаман с Малышом словно свиные туши висят на крючьях, вбитых в стену.


И родители и дети

И собаки все на свете

Любят лакомиться этим

Самым вкусным на планете


Декламирует девочка из открытой пасти пса. После чего химера подходит к окровавленному человеческому торсу, валяющемуся у одного из пустующих крючьев, и выгрызает из того кусок мяса. От последовавшего, резкого рывка останки переворачиваются и я встречаюсь взглядом с Жорой. На его мерзкой, но такой родной роже, даже после смерти, сохраняется фирменная, презрительная ухмылка, с которой не смогла совладать сама старуха с косой.



Кушать мясо интересно

Вкусно и полезно

Чтобы мясо получить

Нужно дяденьку убить


— Беги, парень, беги… — хрипит мне Атаман.

— Береги силы. — подхожу я к нему и ободряюще похлопываю по плечу. — Эй, малышка, дай лапу у дяди есть еще одна доза специально для тебя.


Та доверчиво протягивает мне конечность, куда я, недолго думаю, вонзаю иглу с адреналином. Химера начинает кайфовать и в глубине ее глотки я замечаю, как голова маленькой девочки прикрывает веки от удовольствия.


— Прости, малышка, когда ты начала жрать людей и рожать тварей, ты стала взрослой. А взрослые должны нести ответственность за свои поступки. — граната, незаметно сорванная с разгрузки Атамана, летит прямиком в распахнутую пасть.



Интерлюдия


Екатерина распахнула двери президентского люкса и брезгливо поморщилась от, доносящегося изнутри помещения, амбре. Непередаваемая смесь запахов из пота, давно немытого тела и недавнего группового секса вызывала у нее неподдельное отвращение, но она была профессионалом. Поэтому, поборов брезгливость, она продефилировала мимо огромной кровати на которой храпел полный, неряшливый мужчина в окружении малолеток из ближайшего детского дома и распахнула шторы. По утреннему яркое солнце ударило по одутловатому, мужскому лицу, заставляя то сморщиться, словно засохшую сливу.

— Какого хуя?! — взревел он, распахнув налитые кровью глаза, но тут же успокоился, когда увидел ту, что покусилась на его отдых. — А, опять ты, че надо, я же все сделал для вашей конторы, отъебитесь уже от меня.

— У нас ЧП, кто-то проник на Ваш объект в промзоне…

— Да, похуй, малышка Герда зато пожрала от пуза.

— Герда мертва, как и несколько химер, которых заказывало правительство ЮАР.

— Хуево, че. Вот из этой следующую сторожевую суку сделаю. — палец с нестриженым ногтем ткнул в глаз, лежащей рядом, девочки, но та даже не пошевелилась, накаченная наркотиками до пред коматозного состояния.

— Я уже отдала распоряжение, чтобы следователи из ОДИН взяли это дело под свой контроль. Но нам нужно, чтобы Вы оперативно подготовили материал для создания новых химер для ЮАР. Мы не можем подвести наших африканских партнеров со сроками.

— Как вы меня заебали, знаешь, Катюх, иногда я думаю, что жить бомжом мне было проще. — тот кого за глаза, да и в глаза называли Животным втянул в себя конскую дозу фриза.

— Я пришлю своего ассистента, он поможет Вам подготовиться к работе. Машина будет через полчаса. Хорошего, Вам, продуктивного дня.

В этот момент, сдерживая себя стальной волей, она мечтала о том дне, когда ученные работающие в Отстойниках наконец изобретут стопроцентный, бесперебойный способ для контроля джи-психопатов или на худой конец вирус, который полностью вычистит всю их популяцию с этой несчастной планеты.


***


— Как они? — Вика с перебинтованным лицом заходит в зал, где располагается наш импровизированный лазарет и протягивает мне стакан крепкого чая.

— Володя — хорошо, организм молодой, быстро идет на поправку, а Атаман пока не очень. Нам вообще повезло, что крюки на которых они висели были загнаны не так глубоко и внутренние органы не были повреждены.

— А ты как, как нога?

— Хорошо, Сшиватель делает свое дело. Жалеешь наверное, что связалась с нами? — она непроизвольно трогает свое, некогда безупречное, лицо.

— Нет, за все нужно платить, я привыкла. — но в ее голосе я слышу затаенную неискренность.

— Может наконец расскажешь почему ты решила нам помогать? — уже не впервые я задаю ей этот вопрос и постоянно она уходит от ответа.

— Знаешь, я ведь из небольшого города. Этот дом, дорогая машина, мое когда-то красивое лицо все это я выцарапывала у жизни. Я не родилась с золотой ложкой во рту и не раздвигала ноги направо и налево, нет, я всего добилась благодаря своему уму. По крайней мере раньше я так думала.

— А сейчас?

— А сейчас мне нужно принять душ и выпить. — она «грациозно» увиливает от неприятного разговора.

Оставляя меня наедине с парочкой сопящих раненных и осознанием того, что через пару дней меня ждет встреча с одним из самых опасных ублюдков этого города. И к этой встречи я, определенно, не готов. Есть подозрение, что где-то в жизни я свернул не на ту дорожку. Проскакивает крамольная мысль — свалить подальше и пустить все на самотек. Но осознание грозящей брату опасности, вынуждает взять себя в руки и начать думать.


РАЗБЛОКИРОВАНО!

Пересадка искусственной мышцы — операция по внедрению искусственных мышечных волокон. Повышает основные физические характеристики: сила, выносливость, быстрота. Для успешного выполнения операции требуется: искусственное мышечное волокно Геракл. Требования: 5 очков развития.


Видит бог, я не хотел к этому прибегать, но похоже выбора нет. На создание многочисленных копий искусственного мышечного волокна уходит не так много времени, как мне бы, в глубине души, хотелось. Поэтому вскоре я раздеваюсь до нижнего белья, надеваю обратно Вивисектор и сажусь на стул, предварительно приняв несколько капсул Обезбола с Кровостопом. Восстановленный после возвращения, Вивисектор, по моей команде, активизируется и начинает проводить операцию. Манипуляторы-фиксаторы захватывают мои конечности и скальпели делают первые аккуратные надрезы. Слой эпидермиса отходит, оголяя пучки мышечных волокон, куда манипуляторы аккуратно вплетают искусственные аналоги.

От предстающей перед глазами картины меня мутит, голова идет кругом. А боль, заглушенная препаратами, будто пробивается через заблокированные нервные рецепторы. Хочется остановиться, прекратить операцию, все мое нутро буквально кричит о том, что это противоестественно. Но холодный разум продолжает контролировать действия бездушной машины, не допуская ни единой оплошности. Зато теперь я осознаю, как именно на меня повлиял возросший уровень интеллекта.

Не знаю как долго длится операция, я стараюсь абстрагироваться от вялого течения времени. Пока Вивисектор отточенными движениями снимает с меня кожу и вживляет все новые и новые экземпляры Геракла, я, чтобы окончательно не сойти с ума, прокручиваю в голове приятные воспоминания. Большинство из них так или иначе связанны с моими родителями и братом, но счастливые моменты заканчиваются достаточно быстро — моя жизнь не особо на них щедра. Поэтому с каждой минутой мне все сложнее вылавливать их из пучины памяти. Но я держусь и это приносит свои плоды, Вивисектор, под моим контролем, наконец заканчивает процедуру вживления и один из манипуляторов-фиксаторов вооружается Сшивателем, проходясь им по открытым ранам. После чего, оставшиеся не удел, манипуляторы возвращают участки кожи на положенные тем места. Как только последний пласт кожи ложится на свой законный участок, Сшиватель, контролируемый манипулятором, еще раз обрабатывает раны.

Все, конец. Я с облегчением выдыхаю, ровная до этого момента осанка ломается и моя спина горбится, словно на плечи уронили неподъемный груз. На меня сыпятся сообщения от системы, но я не обращаю на них внимания. Кое-как взвалив свое тело на свободный диван, я разрешаю измученному сознанию отключиться.

Просыпаюсь от болезненных желудочных спазмов, в ноздри проникает запах чего-то съестного. Спросонья не могу разобрать чего именно, поэтому продрав глаза пытаюсь приподняться. Неудачная идея приносит с собой волну боли, прокатившуюся по всему телу, и спавшее на пол одеяло. Готов поспорить, что идея укрыться пришла не в мою светлую голову, не в том состоянии я был вчера, чтобы заботиться о подобных мелочах. Нащупав предусмотрительно рассыпанные по журнальному столику капсулы с Обезболом я закидываю несколько штук в рот. Пересохшее за ночь горло с трудом пропихивает их в пищевод и спустя пару десятков секунд я чувствую как боль отступает. На том же журнальном столике меня дожидается накрытый прозрачной крышкой завтрак. Впервые у меня проскакивает мысль о том, что связаться с Викой было не такой уж тупой затеей. Жадно поглощая остывший и немного подсохший, но такой восхитительный завтрак я погружаюсь в изучение интерфейса.


ВНИМАНИЕ!

Операция по пересадке искусственной мышцы завершена успешно!

Повышены характеристики:

Сила +2

Быстрота +2

Выносливость +2

Бонусные характеристики от протезирования ур.3 (+30%к характеристикам протеза):

Сила +0,6

Быстрота +0,6

Выносливость +0,6

ВНИМАНИЕ!

Вы успешно провели свою первую операцию! Вы провели операцию на собственном организме.

Повышены характеристики:

Интеллект +0,5

Перк Мазохист +5ур.



Класс: Санитар

Специализация: Вивисектор

Доступные ветки развития:

Полевая хирургия ур.3(+30%к скорости операции)(10/20):Кровостоп, Обезбол, Сшиватель, Вивисектор, Лазарь, Пересадка искусственной мышцы.

Протезированиеур.3(+30%к характеристикам протеза)(5/20):Коготь, Длань, Геракл, Виверна, Око, Ножны.

Фармакологияур.1(1/5):Стимулятор Мангуст-1.

Протезы: Телескопический протез Коготь, Геракл

Вмешательства в организм: Пересадка искусственной мышцы

Перк: Садист ур.8,Мазохист ур.8, Клятвопреступник ур.1, Лицензированное протезирование.

Очки развития: 0

Сила — 2,9

Способность человека преодолевать внешнее сопротивление за счет активности мышц

Ловкость — 0,6

Способность человека рационально строить свои двигательные действия в изменяющихся условиях внешней и внутренней среды

Выносливость — 3,4

Способность человека выполнять заданное физическое усилие без потери мощности, преодолевая утомление

Быстрота — 3,1

Скорость двигательной реакции

Гибкость — 0,5

Подвижность в суставах

Интеллект — 1, 6

Способность решать сложные задачи. Указанно среднее арифметическое от показателей: логика, креативность, концентрация, сила воли, контроль над эмоциями, эмпатия, память, обучаемость.

Пиковые значение для человеческого организма, без стороннего вмешательства, равняются 1.

Подросшие характеристики радуют глаз. На пробу хватаю журнальный столик пальцами за край и, с заметной легкостью, отрываю тот от пола. Чувствую, как под кожей сокращаются искусственные мышечные волокна.

— Думаешь этого хватит? — у входа в зал стоит Вика, поглощенный новыми ощущениями, я пропустил момент ее появления.

— Не уверен, но у меня есть еще одна идея.

— Сделать тоже самое с ними? — она кивает на спящих раненных.

— Была такая мысль, но они не в том состоянии, чтобы еще сильнее нагружать их тела.

— Тогда, что ты собираешься делать?

— Встречусь со старым знакомым, но мне нужно, чтобы ты кое-куда меня отвезла.

— Пойду заведу машину. — она отворачивается и уходит, а я остаюсь размышлять о правильности принятого мной решения.

Через несколько часов мы съезжаем с трассы и Вика глушит двигатель. За окном старенькое, обшарпанное строение — место с которого все началось.

— Нам точно сюда? — кивает она на виднеющееся из-за лобового стекла импровизированное построение прямо перед зданием.

— Да, жди меня здесь. Думаю, это ненадолго. — привычным движением натягиваю маску и выбираюсь из автомобиля. Разговор обещает быть занимательным.

На пятачке, прямо перед парадным входом несколько человек в нелепых оранжевых спецовках без интереса наблюдают за тем, как перед ними расхаживает, периодически покрикивая, человек в гражданском. Когда я подхожу достаточно близко, чтобы расслышать о чем говорит надзиратель, взгляды подневольных трудяг скрещиваются на мне. И лишь надзиратель продолжает упиваться своей исключительностью, поливая окружающих дерьмом и не замечая как за его спиной притаился новый, на этот раз неучтенный, слушатель.

— Ну какими же надо быть придурками, чтобы завалить простейшую работу. Это из-за таких как вы эта страна в жопе…

— Сомнительное утверждение. — от моего голоса надзиратель испуганно дергается и резко оборачивается.

— А ты еще кто, блядь, такой. Мальчик, пиздуй отсюда пока я тебе клюв не сломал. — пытается он реабилитироваться за свое трусоватое поведение.

— Исправительные работы на сегодня закончены, можете ехать по домам. — обращаюсь я к строю, после чего хватаю надзирателя за шею и отрываю того от земли, слегка пережимая горло. — А мы с тобой немного пообщаемся.

Провожаемый ошалелыми взглядами, удерживая в воздухе одной рукой дергающегося надзирателя, я захожу внутрь готовящегося к реставрации здание. Бросив хрипящего мужчину на пыльный пол я присаживаюсь на перевернутое металлическое ведро.

— Кха-кха, ты хоть знаешь кто я такой, срок отмотать захотелось? Щас ребята снаружи вызовут наряд и будешь гнить где-нибудь в колонии-поселении. — угрожает он мне, при этом даже не пытаясь встать.

— Мы оба знаем, что не вызовут. Ради такого дерьма как ты, им будет жалко тратить заряд телефона. — несильно толкаю его ногой в плечо, отчего здоровый мужик кубарем катится до ближайшей стены. — Сейчас мы с тобой сыграем в одну простую игру, я буду задавать вопрос, а ты отвечать. Отвечаешь правильно я тебя бью, неправильно знакомишься поближе с этими штуками. — за моей спиной медленно разворачиваются манипуляторы Вивисектора. — Ответишь на все вопросы будешь жить.

Последняя фраза ложь и не только потому, что я испытываю дикую неприязнь к этому существу.


Внимание!

Обнаружена приоритетная цель для вивисекции!

Награда:

5 ОР

+0,2 к интеллекту

Штраф за отказ/провал:

ампутация случайной конечности

Глава 17

Внеплановая прода, приуроченная к достижению 50 лайков и подписок на автора, всем принимавшим участие в данном мероприятии отдельное спасибо. Вы супер!


Интерлюдия

Александр поморщился от головной боли, преследующей его последние пару дней. Сначала он так бездарно упустил свою цель, благо, лейтенант, как и вся его команда в итоге оказались живы. Об этом свидетельствовали записи видео регистраторов с патрульных машин ОДИН, выезжавших на ограбление сталепрокатного цеха. В тот момент он даже немного порадовался. Ведь стало доподлинно известно, что у него еще есть шанс на поимку бывшего сослуживца. Но затем, эти идиоты вломились на территорию одного из неприкасаемых и дело приняло скверный оборот. Его захотели отстранить и передать дело в руки штатных следователей ОДИН, и только личная протекция от генерал-лейтенанта, дающая ему последний шанс на реабилитацию, немного выровняла ситуацию.

— Ох, молодой человек, у меня такое ощущение, что я вас все-таки где-то уже видел. — престарелый мужчина с медицинской повязкой на носу, опирающийся на костыль, еще сильнее сощурил свои подслеповатые глаза.

— Иннокентий Петрович, давайте вернемся к допросу.

— Допросу, а я что внезапно стал подозреваемым? Поаккуратнее со словами, юноша!

Пульсирующая боль в затылке еще немного усилилась, готовая вот-вот вырваться в форме акта агрессии. Но Александр сдержал себя, еще не время.

— Прошу прощения, Иннокентий Петрович, я новенький в этом деле. Не хотел, Вас, обидеть. Любая информация, которую мы от вас получим может помочь нам выследить того, кто так непозволительно жестоко с вами обошелся.

— Приятно слышать, что нынешняя молодежь все еще способно осознавать собственные ошибки. К моего глубочайшему сожалению, я не могу многого вам поведать. Но постараюсь четко до вас донести, все что помню. Нападающий был примерно вашего роста и комплекции. Одет в черную ветровку, на лице маска чумного доктора, за спиной необычного вида рюкзак из которого вылезают, управляемые металлические конечности с разного рода медицинским инвентарем. На одной из рук необычная, достаточно массивная перчатка до самого локтя ну и плюс к этому отливающий металлом ноготь на указательном пальце, который может превращаться в лезвие. Во время боя нападающий был достаточно серьезно ранен в бедро. К несчастью, это все, чем я могу вам помочь.

— Хорошо, спасибо за содействие. — потеряв интерес к разговору, всю эту информацию он уже получил от следователей ОДИН, допрашивавших старика за несколько часов до него, Александр собрался было уходить, когда его настигла фраза профессора, которой точно не было в протоколе допроса.

— А еще, напавший откуда-то знал мое имя…

***

Когда я выхожу из здания, на улице нет ни души и моего слуха не касается рев полицейских сирен — все, как я и предполагал. За моей спиной лежит освежеванный труп надзирателя и его разбитый телефон, они оба сослужили мне отличную службу.

— Поехали. — сажусь обратно в машину к ожидающей Виктории. — Есть еще одно место, которое нам следует посетить.

На автомате диктую нужный адрес девушки, а сам в это время погружаюсь в изучение новостей на своем смартфоне. Не то чтобы я ищу что-то конкретное, просто хочу разгрузить немного голову. За прошедшие несколько дней я только и думаю о том, как выжить и разгрести ту кучу дерьма в которую я, по собственной глупости, вляпался. Хотя, с другой стороны, если бы не подобное стечение обстоятельств, я бы не узнал о грозящей брату опасности и о том, чем может быть чревата для него служба в ОДИН. Готов поспорить, разузнай Саша о том, что его руководство сотрудничает с джи-психопатами и использует тех в своих спец операциях, то этот факт его бы не на шутку выбесил.

Руководство ЮАР сегодня заявило, что откладывает совместные авиационные учения на переопределенное время. Причины подобного заявления нам пока неизвестны. Поэтому запланированный вылет трех стратегических бомбардировщиков ТУ-160 отложен. Напомним, что это не первые совместные учения наших стран…

Власти США заявляют, что их, так называемые, «герои» не несут никакой ответственности за гибель 24 активистов, участвовавших в митингах за права джи-психопатов, отбывающих наказание в специальном изоляторе Бездна Челленджера, расположенном в Тихом океане. Схожей позиции также придерживается и лидер Вашингтонской команды супергероев Ожог.

Сегодня жители Казахстана и России отмечают день единства и присоединения Казахстана к Российской Федерации в качестве автономного субъекта…

И ни строчки о бойне у сталепрокатного цеха или стрельбе в промзоне, где мы истребляли химер. Даже как-то обидно, будто ничего этого и не было. Ни полученных ран, ни истерзанного трупа Жоры, ни черта. Я не замечаю как, усиленные Гераклом, пальцы сдавливают смартфон и тот идет трещинами.

— Эй, ты чего? — обеспокоенно косится на меня Вика, внимание которой привлекает треск сминаемого аппарата.

— Прости, задумался. — откидываюсь обратно на сиденье и делаю глубокий вдох. Ярость не лучший помощник, особенно сейчас. — Как закончим со всеми делами, нужно будет выпить, составишь компанию?

— Ты что клеешься ко мне в такой ситуации? — ее привлекательное лицо, которое не смогли испортить даже свежие шрамы, оставшиеся после столкновения с ОДИН, недовольно кривится.

— Лучше поздно, чем никогда.

— Я подумаю. Мы, кстати, приехали. — автомобиль въезжает в арку между домами и мы останавливаемся у исписанного граффити подъезда. — Третий подъезд, как заказывал.

— Разворачивайся и жди меня. — бросаю ей, покидая уютный салон.

Маску не надеваю, сейчас она мне ни к чему. Поплотнее запахиваю ветровку, натягиваю капюшон и неспешно подхожу к домофону. Мелькает глупая мысль позвонить в интересующую меня квартиру, но я оперативно ее отгоняю и резким рывком распахиваю металлическую дверь. Магниты установленные в ней не справляются с мощью даруемой искусственными мышцами и я беспрепятственно поднимаюсь на нужный этаж.

Звоню в интересующую меня дверь, но мне не спешат открывать. Готовый к чему-то подобному, я заношу ногу, чтобы выбить дверное полотно, когда моего горла касается холодный металл.

— Я сегодня гостей не ждал, ты чей будешь? — с каждым словом, произносимым знакомым голосом, лезвие чуть сильнее давит на кадык и мне становится все сложнее удерживать, готового вырваться на волю, Вивисектора.

— Ну здравствуй, Нурлан.

Интерлюдия

— Ну где, где эти сукины высморкоши? Это точно то место, точно?! — в воротник Шершавого крепко вцепились пальцы поддатого Рейва. — Где этот шлюхин выкормыш Чумной Доктор, где обещанный лейтенант, я тебя, сучок, спрашиваю?!

— Бооос, все тип-топ, я сверил координаты, это то место. — подошедший Стояк вырвал, побледневшего от страха, Шершавого из лап своего агрессивного братца. — Бооооос, к чему эта суета. Здесь все Бритта, Квас, Беня, Боджи Лепешка. А нет, последнего вы закололи как свинью, я столько кровищи в жизни не видел. Хотя…вру, видел, была у меня одна девчонка во время месячных, там такой потоп был, что я начал подумывать о постройке собственного ковчега, а-то мало ли…И, бооос, ты не обижайся, но тебя бы я не пригласил, вторую такую тварь хрен найдешь.

Шершавый окинул взглядом пеструю компанию, собравшуюся на довольно живописной поляне. Бритта — худощавая и невзрачная, совсем не соответствующая своему прозвищу, красноволосая девушка-подросток в бесформенном худи на несколько размеров больше того, который положен ей по фигуре. Шершавый успел узнать о ней не так много: неразговорчивая, она обычно закидывалась дозой МДМА и рубилась в видео игры, пока остальная верхушка Детей Рейва обсуждала дела. Квас — типичный завсегдатай рейвов с ярко-окрашенными в ядовито-розовый цвет волосами, любитель вписок и всего, что с ними связанно. Даже по меркам далеко не святого Шершавого, являлся той еще мразью не брезгующей подсаживать школьниц на наркоту в обмен на секс. Беня из всей этой компании по-началу казался Шершавому самым адекватным, но длилось это недолго. Вплоть до того момента, пока добродушный, пухленький паренек с очаровательным круглым лицом и пушком над верхней губой не показал Шершавому свое хобби. А именно октагон, в котором насмерть бились, накачанные под завязку усиливающими зельями Рейва и наркотой, инвалиды.

Когда Шершавый вступал на скользкую дорожку, он и не думал о том, что изнутри все это будет выглядеть не столь романтично. Он мечтал зависать в компании крутых парней, делать дела, получать заслуженную порцию уважения на районе. А не становится свидетелем мерзких пороков каких-то отбросов. На фоне которых, даже его негласный покровитель, в лице Стояка, до смерти трахавший все, что движется, уже не казался парню таким отвратительным. Стояк, после очередного акта насилия, хотя бы возвращал своих жертв к жизни и, если ему все нравилось, подкидывал тем кругленькую сумму на психотерапевта.

Помимо верхушки Детей Рейва, на поляне также присутствовало около двадцати отборных бойцов, вооруженных творениями Кузнеца и тройка уродливых созданий, которых Стояк обозвал химерами. Ко встрече с Чумным Доктором и убийцей своего подчиненного Рейв, несмотря на свою психическую нестабильность, подготовился на славу.

Шершавый поплотнее застегнул свою олимпийку, вечерело и становилось прохладно. А обещанное рандеву все не начиналось. И это его расстраивало, он отчетливо понимал, что если на назначенную встречу никто не прибудет, то ему конец. Свое раздражение Рейв сорвет именно на нем, гонце, который принес недостоверную информацию. И даже покровительство Стояка его не спасет, не в этот раз. Шершавый еще раз передернулся, на этот раз не из-за ухудшившейся погоды. Когда нервы парня начали сдавать, а взгляд, бросаемый на него лидером Детей Рейва, стал откровенно озлобленным, из-за ближайшего просвета между деревьями показалась фигура человека в маске чумного доктора, закутанная в бесформенный балахон. Шершавый наконец смог облегченно выдохнуть, его не убьют, по крайней мере не сегодня.

По мере приближения одинокой фигуры, воинство Рейва все сильнее ощетинивалось. Оружие фиксировало цель, способности джи-психопатов приводились в боевую готовность, погонщики химер науськивали своих тварей на показавшуюся добычу. И только, находящийся неподалеку от него, Стояк не проявлял никаких признаков беспокойства, продолжая выправлять ноготь пилочкой. Когда до ближайшего из бойцов Рейва оставалось несколько метров, человек вышедший из леса наконец заговорил.

— Ну ты конечно то еще сыкло, а чего мамку свою не позвал или она обслуживает кого-то из ОДИН? — не такого диалога ожидал Шершавый, все это было сюрреалистично и как-то по-детски. И, судя по всему, подобное начало стало сюрпризом не только для него, потому что, под сдерживаемый хохот Стояка, его, окончательно слетевший с катушек, братец на глазах покрывался красными пятнами, готовый вот-вот взорваться.

— Взять этого выблядка! — проорал лидер Детей Рейва, вынимая из-за пояса, уже знакомый Шершавому, ритуальный нож.

По команде своего лидера, несколько ближайших к чумному доктору бойцов, рванули на перехват дерзкого гостя. Но стоило им приблизиться к обидчику своего боса, как силуэт цели взорвался клубами дыма, оставляя после себя связку гранат на пожухлой траве. Шершавый был достаточно далеко от места взрыва — это его и спасло, чего не скажешь о нескольких бедолагах, которые оказались в его эпицентре.

— Ложись!

— В укрытие!

Прозвучали запоздалые команды перед самим взрывом, но было уже поздно. Попавшие в радиус поражения бойцы не успели последовать приказам своих командиров. Каскад взрывов накрыл поляну, вырывая куски дерна, которые смешиваясь с поражающими элементами от сработавших гранта, разлетались на десяток метров, сея смерть. Ударная волна и бьющий по барабанным перепонкам грохот заставили Шершавого рухнуть на колени, прикрывая голову руками и проклиная тот день, когда он ввязался в эту авантюру.


***

— На, как ты в этом дерьме ходишь, дышать невозможно? — протягивает мне маску чумного доктора патлатый подросток, за несколько секунд до этого появившийся в клубах дыма в паре метров от меня.

— Ну извини, Владик, твое начальство не выдало запасных фильтров. — развожу я руками, притворно сокрушаясь.

— Гандон. — беззлобно протягивает пацан, после чего оборачивается к мужчине с узким, хищным лицом и протезом-крюком на месте правой кисти за дальнейшими указаниями. — Че дальше, Лицекрад?

— Телепортируйся и закидывай им подарки пока мана не закончится, в бой не вступай. Твоя задача создать максимум шума и ухудшить им обзор. С остальным справятся Мирцела и парочка его калек. — тычет он в меня своим крюком, виновником появления которого не так давно стал именно я.

— А Батыр?

— У Батыра своя задача.

— Опять проебывается, когда я всю грязную работу делаю. — владелец прокуренного голоса растворяется в растекшейся по зеленой траве дымке, прихватив с собой еще парочку связок с РГО*.

— Прикольный девайс, уже научился дрочить левой? — сейчас, обладая возможностями, которые даровал мне игро-психоз, я могу свысока взглянуть на виновника моих злоключений.

— Если бы не приказ сверху, то я бы срезал твое лицо этой штукой и поссал на рану. Не знаю, что ты им там наобещал, помимо головы Рейва, но рано или поздно надобность в тебе отпадет и тогда я отыграюсь по полной. А ждать я умею, ты уж поверь.

— Верю, на самом деле верю. Именно поэтому с этой поляны ты не уйдешь. — я неспешно привожу Вивисектор в боевую готовность.

— Какого хера ты делаешь?! Ты ставишь операцию под удар! — пятится он от меня, прихрамывая и неуклюже нащупывая левой рукой оружие во внутреннем кармане жилета.

— Какой же ты идиот, Олег. Когда ты потерял руку, то перестал быть ценным активом для своих хозяев, кому нафиг сдался хромой, безрукий двойник? Они с легкостью променяли тебя на союз с будущим Неприкасаемым.

— С будущим Неприкасаемым? Ты хочешь сказать…Ха-ха-ха, понятно, хитрый и разумный ход, это в их стиле. Суки, а ведь они говорили мне, что борются за идею, что хотят скинуть этот гнилой режим и что все будет по справедливости. А я ведь просто хотел перемен, хотел, чтобы стало лучше. Разве я в чем-то виноват? Ответь! Разве тебе самому не противно жить в этой стране, где ты лишь расходный материал? Где твою дочь могут безнаказанно накачать наркотой и отыметь ублюдки из Детей Рейва, а потом использовать ее тело в экспериментах Животного, а если нихуя не выйдет, то отправить ее Кузнецу, чтобы тот испытывал свои игрушки на живом манекене? Ответь, Санитар, в таком мире ты хочешь жить!?

Не дожидаясь моего ответа, он пытается рвануть в сторону ближайших деревьев, чтобы затеряться в густом подлеске, но я с легкостью его перехватываю. Прошли те времена, когда я не мог посоперничать с ним в голой силе. Усиленная Гераклом рука хватает его за шкирку и отбрасывает обратно на поляну.

— Мне плевать, кроме брата у меня никого нет. Эта страна, эти люди, все они могут идти нахуй, мне нет до них дела. Я не собираюсь бороться за их справедливость, если им всем так паршиво и нужна эта самая справедливость, то пусть оторвут свои морды от экранов и что-то сделают сами. Извини, мотиватор из тебя, как из говна пуля.

— Мы с тобой можем договориться, у меня есть фриз, много фриза! Ты не будешь ни от кого зависеть! — он отползает от меня, елозя своей жопой по лесному ковру. — Не делай глупостей!

— Уже лучше, но я не заинтересован.

Более не затягиваю, достаточно насладившись страхом в глазах лже-Олега, я резким движением одного из манипуляторов рассекая ему горло и зеленый настил орошают багряные брызги. Лицекрад хватается за страшную рану, но делает только хуже — крюк, о котором он забывает в пылу предсмертной агонии, никуда не девается и именно он ставит окончательную точку. Холодный металл глубоко вонзается в зияющую рану, рука, на которой тот закреплен, судорожно дергается разрывая остатки гортани и заполненные ужасом, вперемешку с безумием, глаза стекленеют, гася в своей глубине последние, тлеющие искорки жизни. К ногам валится труп врага, но, к моему сожалению, я не испытываю радости. За последние дни мне приходилось слишком много убивать и какой-то механизм в моей душе перестал функционировать так, как ему было положено.

Неподалеку раздаются взрывы и я, привычным движением натянув маску, направляюсь в их сторону. Мне еще многое нужно успеть. Когда перед глазами предстает искомая поляна перепаханная взрывами, я замечаю собакоподобный силуэт Мирцелы, который, выныривая из пылевой завесы, оставшейся после очередного взрыва, набрасывается на редеющий строй рядовых бойцов Детей. Левее бахает крупный калибр и, немного повернув голову, я замечаю полупрозрачный купол под сводами которого сгрудилась вся верхушка Детей Рейва. Очередной выстрел, произведенный из крупнокалиберной снайперской винтовки высекает голубоватые искры из возведенного щита. Выстрелы бьют по щиту один за одним, не оставляя засевшим внутри времени на его снятие и дальнейшую перегруппировку. Но долго так продолжаться не может, патроны у Атамана с Малышом не бесконечные, поэтому мне нужно поторапливаться.

Бросаюсь в сторону беснующихся химер, твари мечутся из стороны в сторону сбитые с толку чередой взрывов. Лучшего времени для нападения не придумать, подскакиваю к первой и, оттолкнувшись ногами от мягкого дерна, запрыгиваю прямиком той на спину. Хитин под моими ногами проминается, но этого недостаточно, чтобы навредить твари, похожей на гигантскую сколопендру. Пока она не опомнилась хватаю ее человеческую голову в ладони и сминаю череп, в стороны разлетается содержимое черепной коробки. В это время, отбойники Вивисектора как раз доламывают хитин за моей спиной и я засовывая в образовавшуюся брешь руку с надетым Лазарем. Выставленные на полную мощность дефибриллятор сотрясает тушу твари и та кулем валится на траву, давая мне время на разбивку остального хитина. Отбойники и пилы Вивисектора с новой силой вгрызаются в податливый хитин, открывая мне доступ к внутренним органам твари. Когда химера подает первые признаки жизни и уже готовится встать, чтобы растерзать своего обидчика, мы, на пару с Вивисектором, начинаем планомерно уничтожать нутро рукотворного монстра. В этот момент, я чувствую себя настоящим мясником, уничтожая органы твари голыми руками. Если бы не поджимающее нас время, то я бы наверняка оставил всю грязную работу на своего главного помощника, но подозрительная суета под куполом подстегивает меня и заставляет позабыть о брезгливости, хотя бы на время.

Когда с первой химерой покончено, я оборачиваюсь в писках следующей жертвы, но та находит меня сама. Шестирукая горилла в черепашьем панцире пытается захватить меня в свои объятия, но я ловко ухожу с траектории захвата. Судя по всему, новая тварь не особо быстрая. Только успеваю об этом подумать, как мои ноги что-то обхватывает и я, теряя равновесие, заваливаюсь на бок. От опасного падение, которое могло привести к гибели, меня спасает Вивисектор, который создает из своих манипуляторов несколько опор, не позволяющих мне рухнуть прямиком в пасть приземистого бегемота увитого щупальцами. Именно эти многочисленные отростки обхватывают мои ноги и я ничего не могу с этим поделать, потому что стоит Вивисектору рассечь часть из, сдерживаемых меня, пут, как им на смену от тела уродливого бегемота тянутся новые. И с каждой секундной эти скользкие щупальца ползут все выше, грозя облепить собой не только мои ноги, но и все тело целиком, чтобы затем затащить связанную жертву, в моем лице, прямиком в широко распахнутую пасть, в недрах которой бурлит едкий, желудочный сок.

И это не самая большая из моих проблем, горилла готовится сделать повторную попытку обхватить меня и в данный момент у нее есть все шансы исполнить задуманное. Благо, в этот раз, наученный горьким опытом, я подготовился намного лучше и, вытащенная из внутреннего кармана, граната, после извлечения чеки, отправляется в распахнутую пасть бегемота. Который тут же выплевывает ее обратно, словно не понравившееся угощение, прямиком мне под ноги, а вот этого я не предусмотрел. Спасение приходит с неожиданной стороны, лапы гориллы грубо обхватывают мое тело и тварь мощным рывком выдергивает мое тело из лап конкурента, делая пару шагов вперед. Хватка горилы столь сильна, что она буквально выдавливает из моих легких остатки воздуха. Несмотря на помощь манипуляторов, которые умудряются вклиниться в захват и взять часть нагрузки на себя, мои ребра трещат, во рту образуется металлический привкус и я, судя по мельтешащим черным пятнам перед глазами, вот-вот потеряю сознание. К счастью, взрыв ударивший в спину этойпомеси обезьяны с черепахой немного ослабляет чудовищную хватку, позволяя мне, при помощи усиленных мышц и всех доступных манипуляторов, выбраться на свободу. Но не успеваю я до конца прийти в себя, как химера вновь тянет в мою сторону свои монструозные лапы. Ее черепаший панцирь столь прочен, что без особых проблем выдерживает взрыв гранаты, чего не скажешь о бегемоте, который размахивает из стороны в сторону развороченной пастью. Видимо, он решил бросится вслед за ускользающей добычей и граната взорвалась прямиком у его морды.

Манипуляторы Вивисектора принимаются шинковать широкие ладони бронированной обезьяны, стараясь отсечь узловатые пальцы, которыми та вновь пытается меня ухватить. Куски ее плоти летят прямиком в мое лицо, забивая кроваво-грязной субстанцией линзы на маске, пока я отступаю в попытках отдышаться и прийти в себя. Грудь горит огнем, пот заливает глаза, но я усиленно ищу выход из сложившейся ситуации. Мне, во чтобы-то ни стало, необходимо забраться этой твари под панцирь, иначе шансы на победу стремятся к нулю. В очередной раз протирая линзы, я замечаю, что вспышки от пуль бьющих по барьеру разгораются все реже и реже — у бывших вояк кончаются патроны, нужно поторапливаться, если я не хочу, чтобы к разъяренной обезьяне присоединился Рейв со своей компашкой.

Тем временем, от кистей твари остаются измочаленные кровавые обрубки, но она все также, без сомнений и страха, прет на меня в надежде смять и раздавить верткого человечишку. Что же, если я не могу ее прикончить, то остается только обездвижить. Манипуляторы Вивисектора, по моей команде, переключаются на нижние конечности бронированной химеры и первыми под раздачу попадают колени. Дробители с хрустом врезаются в коленные чашечки монстра, пока пилы и ампутационные ножи полосуют стопы химеры, норовя отсечь волосатые пальцы. Это дает свои плоды и я замечаю, как химера с каждой секундой начинает замедляться все сильнее, уже с трудом переставляя свои мясистые нижние конечности и совсем за мной не поспевая. Наконец, ее лапы перестают удерживать монструозную тушу и тварь валится на землю. Тем не менее она не сдается и, загребая израненными передними лапами дерн, ползет ко мне, не отрывая своих маленьких, злобных глаз от моей персоны.

Я с облегчением перевожу дух и готовлюсь ко встрече с последним босом, когда меня сбивает с ног совсем позабытый в этой суматохе бегемот. Он валится на меня всем своим весом, прижимая к земле, и из его раскуроченной пасти мне прямиком на маску изрыгается фонтан крови, вперемешку с едким желудочным соком. И так, далеко не первой свежести, фильтры маски моментально забиваются, обрубая мне доступ к живительному кислороду. И мне не остается ничего другого, кроме как ждать пока манипуляторы не прикончат назойливую тварь и не скинут с меня ее дохлую тушу. Хочется паниковать и биться в конвульсиях, но холодный разум, обусловленный высоким показателем интеллекта сдерживает эти позывы, вынуждая экономить каждый пузырек кислорода циркулирующий по моим артериям.

Когда перед глазами начинает темнеть, а сердце бухает в грудной клетке будто кузнечный молот тяжесть с моей груди наконец пропадает и я судорожно срываю маску делая первый, за долгое время, всхлипывающий вздох. Вместе с заполняющим легкие воздухом приходит резкая боль в груди и осознание того, что несколько ребер сломано. Чтобы как-то заглушить, раздирающие грудную клетку, болевые ощущения и снизить риск внутреннего кровотечения, трясущейся рукой закидываю в рот несколько капсул Обезбола вперемешку с Кровостопом.

Голова немного проясняется и я с трудом поднимаюсь на ноги, едва удерживаясь на трясущихся от адреналинового отходняка конечностях. Как раз в этот момент купол начинает растворяться в воздухе и несколько пар озлобленных глаз вонзаются в меня, словно острозаточенные ножи. Кажется, мне пиздец.

РГО* — ручная граната, осколочная

Глава 18

Интерлюдия

— Пиздец, тебе пиздец! — Рейв был чертовски взбешен.

Вскинув ритуальный нож, он полоснул им по собственной ладони, активируя один из своих шаманских навыков. И за его плечами, во вспышке бушующего пламени родился огненный элементаль, первым откликнувшийся на зов. Непокорная стихия, принявшая форму огненного вихря с вполне узнаваемыми человеческими руками, также сотканными из яростного пламени, оставляя за собой выжженный след на лесном ковре, понеслась в сторону цели.

Когда до отступающего в панике чумного доктора оставалось несколько жалких метров и казалось, что участь того предрешена, в волнах дыма, перед бушующей стихией появился мальчишка в балахоне.

— Авада Кедавра, еп твою мать! — произнес тот и из вытянутой вперед ладони вырвалось гигантское дымное облако.

Дымовая завеса скрыла от глаз Рейва неприятелей и подконтрольный элементаль, смотрящий на мир его глазами, замер, потеряв цель.

— Все норм, я займусь, а-то уже остопиздил этот выезд на природу. — вышедший вперед Квас, выщелкнул выкидуху и растворился в воздухе, уйдя в невидимость.

— Не кончай его, слышишь, живым, приведи мне его живым! — бесновался рядом, расстроенный недавней неудачей, Рейв.

— Понял. — ответила пустота перед ним.

— А вы двое, катитесь в лес и найдите этих ублюдочных стрелков! — приказал лидер Детей Рейва скучающей парочке в лице Бени и Бритты.

Пухляш и красноволосая без возражений принялись выполнять приказ. Разделившись, они легкой трусцой направились вглубь леса. Об этих двоих Рейв мог не беспокоиться, пара его лучших боевиков смогут за себя постоять, в отличии от Кваса, которому может понадобиться его помощь. Невидимка не обладал выдающимися физическими данными или другими боевыми способностями. Все, что было у него в загашнике — это качественный стелс и виртуозное обращение с ножами, но с его-Рейва поддержкой в виде тотемного духа, подчиненный играючи расправится с противником. Отозвав огненного элементаля, Рейв на секунду задумался, решая кого из тотемных животных выбрать и взвесив все за и против остановил свой выбор на волке. Ночное зрение и острый нюх — это то, что поможет Квасу найти врагов посреди дымовой завесы, а скорость и инстинкты прирожденного хищника позволят быстро их прикончить.

Ритуальный нож вновь впивается в раненную ладонь и не успевает первая капля крови коснутся земли, как на его зов откликается призрачный матерый волк — то, что нужно. Рейв подносит к его носу пробирку с кровью подчиненного и вливает ее содержимое в гостеприимно распахнутую пасть. Кровь Кваса струится сквозь прозрачное тело тотемного животного, образуя родственную связь и прозрачная тень срывается с места, дабы нагнать свое физическое вместилище. Рейву остается лишь ждать, пока преданный подчиненный исполнит приказ.

— Бооос, а нам, что делать?

— Нахуй, просто идти нахуй!

— Окей, Шершавый, гулять. Молодец, мальчик.

***

— Телепортируй нас отсюда. — боль в груди усиливается, мешая сосредоточиться, даже холодный разум на этот раз пасует. Я выжат до предела.

— Не могу, мана закончилась и вообще ты че на мне шашечки где-то увидел? Тоже мне, такси, блядь, нашел. Нам просто нужно выбраться из завесы подальше от этих затупков и валить. — ворчит мальчишка.

— Мы должны прикончить Рейва. — слова вырываются с хрипами.

— Вперед, а я съебываю. Мирцела вон уже и так свинтила. Мы выполнили то, что нам приказали, а грязную работу делай сам. Я не собираюсь тут жопой рисковать. Ты со мной, а-то стоим тут как голубки за ручки держимся? — спрашивает он, продолжая удерживать меня за руку, облаченную в медицинскую перчатку. Потерять друг-друга среди этого дыма дело пары секунд.

— А куда это мы собрались?

Доносится незнакомый голос из-за спины Влада и в тот же миг мальчишка вскрикивает, при этом резко вздрагивая и еще сильнее сжимая мою ладонь. Поддавшись наитию или внезапному озарению, я врубаю дефибриллятор Лазаря на полную мощность. Пацана передо мной трясет от проходящего через его тело тока, но он не конечное звено в этой цепи. Поэтому не дожидаясь окончания действия разряда дефибриллятора, я в ручном режиме направляю манипуляторы Вивисектора за спину Влада и устраиваю там форменную мясорубку. Ножи, скальпели, пилы, отбойники все они беснуются, стараясь нанести как можно больше увечий невидимому врагу и судя по смачному хрусту и звуку рассекаемой плоти у них это отлично выходит.

Заряд дефибриллятора рассеивается и Влад разжимает наше рукопожатие, оседая на землю. А из-за его спины доносится волчий вой полный боли и ярости. И я, не дожидаясь пока враг придет в себя, бросаюсь на него, сбивая того с ног. От столкновения темнеет в глазах, но превозмогая боль я успеваю прихватить его за одежду. И с этого момента, имея точную информацию о расположении цели, манипуляторы начинают действовать более эффективно. Но враг и не думает сдаваться, мое бедро ощущает болезненный укол, я чувствую, как штанина начинает стремительно тяжелеть от хлынувшей из раны крови. Одно из двух, либо действие Кровостопа подходит к концу, либо этот ублюдок задел бедренную артерию. Истекая кровью, я изо всех сил сжимаю шестерку Рейва в своих объятиях и хруст его костей становится усладой для моего слуха. Но эйфория от предполагаемой победы длится недолго. Ячую чье-то смрадное дыхание у своего лица, а затем мою шею обжигает боль и за воротник стекает что-то теплое. Голова идет кругом, моя хватка слабеет, но осознание того, что этот гандон посмел меня укусить придает сил и я не раздумывая, бью головой в ответ. Лоб сталкивается с чем-то мягким и податливым. Окрыленный успехом, я повторяю удар и на этот раз умудряюсь расслышать знакомый хряск, ломающегося носа. Тело в моих руках обмякает и не в состоянии удержаться на ногах я вместе с ним падаю на землю.

Голова идет кругом, но я не даю себе расслабляться и непослушной рукой тереблю карманы в поисках капсул с Кровостопом. Лишенный из-за дымовой завесы зрения я вынужден наугад запихивать в себя найденные капсулы, в надежде, что среди них окажется хотя бы одна нужная мне. Вторая рука с зажатым в ней Сшивателем в это время наспех латает раны. Делать это на ощупь неудобно, но меня спасает приобретенный за последнюю неделю опыт, поэтому, с горем пополам, я справляюсь с этой нетривиальной задачей.

До ушей доносится стон и я напоминаю себе, что не единственный нуждаюсь в медицинской помощи. Нащупываю лицо пацана, заталкиваю ему в рот несколько капсул и зажимаю нос со ртом, провоцируя глотательный рефлекс. После чего, начинаю ощупывать его тело в поисках раны. Искомая находится на уровне поясницы и я сразу же приступаю к лечению. А тем временем, скрывающая нас до этого, дымовая завеса начинает редеть.

Уставший, потерявший море крови, занятый лечением сопляка я пропускаю мимо ушей приближающиеся шаги. За что тут же расплачиваюсь, получая ботинком по лицу. Сквозь слезы на глазах и практически ничего не скрывающий дымок я снизу вверх смотрю на склонившегося надо мной Рейва. Его лицо перекошено от ярости, а капилляры в глазах полопались так сильно, что даже я в своем плачевном состоянии это замечаю.

— Где, ебанный лейтенант?! — орет он, брызгая на меня слюной, пока его каблук бороздит мою рану на бедре.

Сквозь утопающее в океане боли сознание проносится мысль о бездействующем Вивисекторе. Но все быстро встает на свои места, когда перед глазами мелькает обрубок одного из манипуляторов безуспешно пытающийся помешать Рейву в его экзекуции. Неужели я был столь поглощен собственной усталостью, что не заметил, как подкравшийся лидер Детей повредил манипуляторы Вивисектора.

Ну ничего, у меня еще осталась пара козырей в рукаве. Руками хватаю его голень и изо всех, дарованных Гераклом, сил дергаю Рейва на себя. Его слегка покачивает и на этом мои успехи заканчивается. А если так, заряд тока вырывается из Лазаря, но также не оказывает никакого эффекта — добротные ботинки не пропускают заряд. Завеса, оставленная Владом, окончательно рассеивается и я наконец замечаю, исходящую от тела Рейва красноватую дымку.

— Ха-ха-ха, думаешь пересилить мой отвар берсерка? Мальчик, ты зашел не в тот район. — его ботинок вминает мою ногу в землю и я слышу хруст собственной бедренной кости. Сил кричать нет, сознание гаснет, но хлесткая оплеуха, разбивающая мой нос, каким-то чудом приводит меня в чувства. — Не вздумай отключаться, веселье только начинается…

Интерлюдия

Владимир отложил снайперскую винтовку и поспешил покинуть электровышку на которой была расположена его стрелковая позиция. Ему нужно было спешить к месту основного боя. По изначальной задумке, они должны были расстрелять неприятеля издалека, но все пошло по одному месту, когда один из Детей Рейва выставил этот треклятый щит.

Скинув бесполезную в данный момент винтовку, он извлек из спортивной сумки, валяющейся у основания вышки, два пистолет-пулемета и, вооружившись, побежал в лес. Дорогу до нужной поляны они с Атаманом изучили вдоль и поперек, благо карт местности в интернете было навалом.

Едва пробежав сотню метров, он отметил для себя, что Атаман также окончил стрельбу. Бежать было тяжело. То расстояние, которое он в обычное время преодолел бы за несколько минут, сейчас грозило отнять целых полчаса. А виной всему были так до конца и не зажившие ранения, которые они получили в бою с химерами.

Сбивая дыхание, он продирался сквозь буераки и совсем не беспокоился о том шуме, который сопровождал каждое его действие. Было не до этого, он торопился. Выжимал из своего раненного организма все соки и на то была своя, достаточно веская причина о которой кроме него знал только один человек.

Чувство опасности, натренированное по долгу службы, взвыло, заставив замереть на месте. А хрустнувшая неподалеку ветка затаить дыхание. Он перекинул оружие в руки и снял то с предохранителя. Шелест чужих шагов приближался, доверяя своей интуиции Владимир вскинул пистоле-пулемет и дал длинную очередь в сторону предполагаемого противника.

Пули посекли подлесок и рядом стоящие деревья. Закончив стрелять, Владимир вновь чутко прислушался, но это было излишним, противник и не думал скрываться. Сквозь попавший под раздачу подлесок, словно медведь, продрался пухлый парень в состоящей из тусклого света броне, которая была Владимиру до боли знакома. Лейтенант грубо выматерился про себя и дал следующую очередь, на этот раз совсем не жалея патронов.

Но все также безуспешно, паладин в своей светящейся броне, будто прогуливаясь, неспешным шагом проследовал прямиком в сторону лейтенанта, совсем не обращая внимания на шквал из пуль. Владимир стал отступать, не прекращая вести огонь. В нем еще теплилась вера в оружие, которое он сжимал в своих руках. Но это продолжалось недолго, в какой-то момент пистолет-пулемет заглох, выплюнув последнюю отработанную гильзу и окружающий лес вновь погрузился в тишину.

Владимир уперся спиной в дерево и эта заминка стала для него роковой. Приблизившийся на достаточное расстояние противник вскинул руки и их накрыл тот самый купол, по которому совсем недавно они совместно с Атаманом вели огонь. Бежать было некуда, они оба это понимали, поэтому паладин не торопился, смакуя каждый сделанный в сторону своей жертвы шаг.

— Должен признаться, я большой любитель боев в клетке. Но никогда не участвовал ни в чем подобном сам, как думаешь мой купол сойдет за октагон? — к немалому удивлению лейтенанта, враг завел светскую беседу, мило ему улыбнувшись. — Можешь, не отвечать, на самом деле твое мнения меня не ебет. Итак. — джи-психпрокашлялся и громко, с чувством продекламировал. — В синем углу: фаворит, неповторимый, необоримый, не имеющий поражений Вениамин Стерлигов по прозвищу Беееееееня! В красном: непонятный хуй по прозвищу Однорукий Бандит! It’s time!!! — последнюю фразу паладин надрывно прокричал, а в следующую секунду рухнул на землю, содрогаясь в конвульсиях, свечение вокруг его тела стало стремительно угасать.

— Сказочный долбоеб. — лейтенант повторил фирменную фразу покойного сослуживца и разжал челюсти, деактивируя Виверну. Длинная очередь из второго пистолет-пулемета прошлась прямиком по пустой голове Вениамина, щедро расплескивая содержимое черепной коробки по сторонам.

Интерлюдия

— Здравствуй, дочка, не меня ищешь? — Атаман приставил лезвие ножа к горлу беспечной, красноволосой девчушки, которая, не замечая никого и ничего вокруг, напропалую ломилась сквозь лес.

— Не знаю, просто иду убивать, такой приказ. — равнодушно ответила девушка, не оказывая никакого сопротивления.

— Хэх, приказ говоришь, а у нас с тобой оказывается есть кое-что общее. Не тяжко тебе?

— Я привыкла, Молли* помогает отвлечься.

— Твоя подруга?

— Что-то вроде.

— Хм, давай-ка, дочка, я тебя сейчас отпущу, а ты почапаешь дальше в лес будто и не видали твои глазенки никого…

— Это так не работает.

— Кхех и то верно. И что нам с тобой делать?

— Резать?

— Так ежели даже и попробую, у меня-ж не выйдет ничерта. Ведь не с проста ты девица спокойная такая, поди не каждый день нож к горлу подносят.

Лезвие армейского ножа прошлось по бледной девичьей коже, не оставляя за собой ни царапины. И Атаман едва успел увернуться от острого девчачьего локотка, норовящего вонзиться ему под дых.

Девушка неторопливо обернулась и стала стягивать с себя худи. После того как избавилась от верхней одежде, оставшись в одной растянутой майке алкоголичке, она аккуратно свернула толстовку и приткнула ту к ближайшему дереву.

— Чтобы не испачкалась — подарок. — объяснила она свои действия старику.

Но старик ее не слушал во всю рассматривая фарфоровую кожу, сплошь усыпанную многочисленными шрамами. На теле девушки не существовало и пары сантиметров чистой, не затронутой зарубцевавшейся тканью кожи.

— Это от сигареты, это ножевое, а это от открытого перелома. — принялась перечислять девчонка, поочередно тыкая в уродливые шрамы.

— Зачем? — только и смог произнести старик, казалось за свою долгую жизнь уже повидавший всякого.

— Так Папа, прокачивал мне сопротивления, перед тем как продать Рейву. Сначала было очень больно.

— А потом?

— Потом огонь перестал обжигать, нож не резал кожу, а бейсбольная бита перестала справляться с костями и я его убила. Это оказалось так просто, что я до сих пор не понимаю почему не сделала этого раньше.

— Помогло?

— Стало спокойнее, но иногда он приходит ко мне во снах, там я не могу его убить и мне становится грустно.

— Кхе, понимаю. Ко мне тоже приходит во сне одна рыжеволосая сука, которую я никак не могу прикончить. Эх, дочка, неужели по другому никак? — Атаман извлек из Ножен второй нож, поудобнее перехватывая тот своей новенькой механической рукой.

Девушка не стала ничего отвечать и просто двинулась в его сторону, на ходу разминая свои костлявые кисти. Когда она подошла достаточно близко для того, чтобы попасть в зону поражения опытного вояки, тот нанес удар. Но лезвие ножа все также безрезультатно чиркнуло по уродливой коже, заставив джи-психопатку покачнуться.

Прочная, но легкая — так охарактеризовал свою цель Атаман, после неудачного удара. В голове сразу родился план и бывалый ветеран принялся за его исполнение. Задействовав мощность Ножен на максимум, он стремительно сблизился с девчонкой и удачной подсечкой повалил ту наземь. Его искусственное колено впечаталось во впалую грудную клетку, подобный удар мог с легкостью прикончить здорового, крепкого мужика, но на нее он не произвел особого эффекта. Правда, на это Атаман и не рассчитывал, он делал ставку совсем на другой удар, а колено всего-навсего должно было зафиксировать будущую жертву.

Острие армейского ножа, словно голодный ворон, спикировало вниз, выцеливая глаз девчонки. Но в последний момент его, казалось бы идеально отлаженный, протез внезапно дрогнул и лезвие ножа пронеслось мимо зрачка, угодив по самую рукоять в сырую землю.

— Фуууух, старею видать. — свалился с нее старик, из его бока толчками вырывалась кровь.

— Почему? — девушка продолжала лежать рядом и не спешила подниматься на ноги, ее правая кисть была обагрена красным.

— Внучка у меня растет, примерно твоего возраста, Кудрявушка моя…кха-кха-кх…озорная такая, добрая. Животных вот любит…кхагха-кха… недавно брошенного котейку домой принесла. Вот прирезал бы тебя, а как потом в глаза ей глядеть. кх-кх-кха…я солдат, защитник негоже мне маленьких девочек обижать. А ты…кха-кха, ты завязывай с этим, убивать много ума не надо…

— Не жалеешь?

— Об одном жалею…не. успел…увидать как…выросла. моя…Ку… — механические протезы, заменяющие старику глаза схлопнулись.

Бритта еще немного полежав рядом с трупом старика поднялась на ноги. Ее майка вся пропиталась кровью мужчины, но это не слишком ее заботило. Подойдя к дереву у которого она оставила свою толстовку, девушка более не заботясь о чистоте вещи, подняла ту окровавленной рукой.

— Мам, а мам, иди-ка ты нахуй! — вещь, которую она берегла как зеницу ока — тот самый, последний подарок от матери, бросившей их с отцом одних, с громким треском разлетелся на клочки.

Что-то мокрое капнуло на ее руки, с яростью сжимавшие обрывки некогда дорогой для нее вещи. Девушка с удивлением коснулась собственной щеки, но то были не слезы. После всех тех изуверств, которым Рейв подвергал ее глаза, она не смогла бы проронить и слезинки.

Лес накрыло ливнем, но Бритте было плевать, внутри нее и так бушевала буря. Она думала, что неуязвима, считала себя сильной, но он с легкостью нашел ее слабое место, чертов старик.

*Молли — сленговое название МДМА.

***

— Говори, где!? Где он!? — второе бедро хрустит как сухая ветка, повторяя судьбу первого.

Хочется плакать, но я не понимаю получается у меня или нет — с неба льет как из ведра. Струи дождя омывают мое лицо над которым нависает Рейв, старающийся переорать шум стихии. Страха больше нет, боли больше нет, мое сознание плывет по волнам всеобъемлющего равнодушия. Лишь левая рука, облаченная в медицинскую перчатку, зачем-то тянется к штанине моего мучителя, мокрой от дождя.

На этот раз, выпущенный из Лазаря, разряд срабатывает как надо и Рейва начинает трясти. Плевать насколько сильны твои мышцы, если ты не способен их контролировать. Следуя этому постулату, лидер Детей падает рядом со мной и его голова оказывается неподалеку от заполненной дождевой водой воронки, оставшейся после одного из взрывов. Такой шанс я не могу упустить, даже находясь в столь плачевном состоянии, поэтому, покрепче ухватив Рейва за ногу, изо всех оставшихся сил подталкиваю того в сторону лужи. Лицо джи-психопата окунается в грязную воду и взбаламученная водная гладь тут же покрывается пузырями. Примерно через минуту, когда последний пузырек, наполненный углекислым газом, лопается на поверхности лужи я отрубаю дефибриллятор. И тело Рейва, сведенное судорогой, наконец-то расслабляется. Сквозь свежесть дождя до моих окровавленных ноздрей доносится запах дерьма.

Выдрав обломки манипуляторов, которые до этого служили мне заземлителями, из почвы, стряхиваю с них налипшие комья земли. И использую эти обрубки, чтобы оказаться подальше от пованивающего Рейва. Этот ублюдок даже после своей смерти умудряется мне подгадить. Безвольно волочащиеся по мокрой траве ноги простреливает неописуемой болью от каждой встреченной кочки.

Я бы с удовольствием закинулся парочкой капсул Обезбола, но гребанный Рейв своими пинками раскрошил все капсулы в моих карманах. Я даже был готов слизать оставшийся порошок, но струи дождя, проникшие сквозь ткань, смыли и растворили в себе остатки лекарств.

Сквозь завесу дождя я замечаю приближающийся силуэт. Зрение немного плывет, но с затаенной радостью я узнаю в приближающемся человеке очертания лейтенанта. А значит все будет хорошо, он обязательно меня вытащит, словно подтверждая мою мысль ливень затихает.

— Фуф, жив зараза, ну и напугал ты меня парень. — Малыш, будто пушинку, забрасывает меня к себе на плечо и куда-то бежит. — Все будет хорошо, ты главное не подыхай, ты мне нужен! Слышишь, держись!

Сознание то ли от тряски, то ли от потери крови ненадолго гаснет и, судя по звуку ревущего мотора и тому как меня потряхивает, прихожу в себя я уже в машине.

— Мы так не договаривались, а если он сдохнет?! Тогда хер тебе, а не деньги и новое лицо. Будешь и дальше шкериться от ОДИН, в штаты он, блядь, захотел!!!

— Вика, хорош истерить он крепкий парень, спра…

Когда автомобиль подскакивает на очередной кочке сознание вновь гаснет, отрубая все окружающие звуки. Следующее пробуждение длится немногим дольше. На этот раз мне удается разлепить веки и по глазам бьет яркий свет. Надо мной склоняются несколько человек в хирургических халатах, медицинских масках и смешных шапочках для душа.

— Виктория Павловна, он приходит в себя, усыпить?

— Нет, Люба, мы уже закончили, а в таком состоянии он угрозы не представляет. Еще раз просканируйте его, чтобы убедиться, что все искусственные мышечные волокна были извлечены и в палату. — Вика переводит свой взгляд с девушки анестезиолога на меня. — Это конечно не свидание, но обещаю, что с этого момента видеться мы будем часто.

Глава 19

Интерлюдия


— Кажется дождь завершается. О, Какая находка! — Шершавый больно врезался носом в спину, замершего на месте Стояка.

Любопытство сыграло свою роль и парень, собравшись с духом, выглянул из-за спины своего покровителя, чтобы рассмотреть окровавленный мужской труп с развороченным горлом.

— Да это же настоящий Капитан Крюк! Кажется, у нас пополнение, юный Питер. — Шершавый уже достаточно привык к заскокам Стояка, чтобы не удивляться тому безумию, которое тот из себя изрыгал.

Стояк подошел к трупу и, присев на корточки, возложил, покрытые цветными узорами, ладони на бездыханную грудь. Его кисти засветились бледно-зеленным и ужасная рана на мужской шее стала стремительно затягиваться, а синюшная кожа вновь начала обретать здоровый цвет. Грудь бывшего покойника дрогнула — легкие вновь раскрылись, готовые принимать живительный кислород.

— Так, Питер, хватай его и сваливаем отсюда.

— А как же ваш брат? — спросил Шершавый, с трудом перекидывая воскрешенного мужчину через тощее плечо.

— Аааа, в пизду его, он не родной. Да и сдох несколько минут назад.

— Но вы ведь можете его воскресить.

— Питер, ты чего, я же только что потратил воскрешение, оно теперь в откате. У тебя явные проблемы с логикой, мой юный друг.

— Но… — Шершавый почувствовал толчок и вместе со своей ношей рухнул на землю, рядом шлепнулась отрубленная по локоть татуированная рука.

— Аааааа! Господи, моя рука, рука!!! О боги, за что ты так со мной?! Какое такое плохое зло я тебе сделал?! — над Шершавым возвышался Стояк, укачивая словно ребенка свою искалеченную конечность. — Ладно, просто шучу. — моментально успокоившийся, татуированный парень склонился к земле в попытке подобрать отсеченную часть тела.

Но появившийся в поле зрения Шершавого лысый мужчина азиатской наружности с ятаганом этому помешал. Стремительный взмах клинка и вторая рука шлепнулась неподалеку от первой.

— Не, ну ты издеваешься. Сначала попытался зарубить малыша Питера, затем отрезал мне руки. А мы ведь даже не знакомы. Кстати, меня зовут Стояк, но это не потому, что я… — элегантный росчерк ятагана и туловище Стояка, потеряв опору в виде ног свалилось на землю.

— Мне приказали привести тебя, но не сказали, что ты должен быть целым. — хмурый казах врезал ботинком по лицу, пытающегося что-то сказать Стояка.

— Попробуем еще раз, меня зовут Стояк не потому, что у меня постоянно встает, а потому… — ботинок вновь влетает в лицо неугомонного татуированного парня, сворачивая тому челюсть.

— А, похер, такую речь пафосную испортил! — челюсть с противным хрустом вернулась на положенное место. А из окровавленных обрубков на месте конечностей, забурлила плоть, принимая форму потерянных частей тела.

Лысый казах не растерялся и принялся с удвоенным усердием размахивать ятаганом. Клинок в его руках мелькал настолько стремительно, что превращался в едва видимый шлейф, металлического цвета. Но Стояку было плевать, рассеченная плоть моментально срасталась не успевая толком отделиться от тела. Татуированный парень под градом молниеносных ударов вставал с земли как ни в чем не бывало. Даже отсечение головы к которому прибег, плюнувший на приказ казах, ни к чему не привело. Рана моментально срослась, стоило клинку перерубить позвоночный столб.

Тогда казах решил прибегнуть к последнему своему козырю, который будет стоить всех его сил, но с гарантией прикончит этого монстра. Сжимающая ятаган рука начала вибрировать, размываясь в воздухе и издавая подозрительное гудение. Клинок ятагана в свою очередь и вовсе пропал из поля зрения. Он вибрировал настолько часто, что человеческий взгляд за ним не поспевал. Взмах и верхнюю половину тела Стояка, включая голову, будто стерли ластиком, даже капли крови не пролилось на мокрую после дождя траву.

— Фхуу. — выдохнул обессиленный боец, его ятаган выскользнул из дрожащих пальцев и с мокрым шлепком угодил на землю. — Блядь, и как мне теперь отмазываться?

— Вот уж хуй знает, делов ты конечно знатных наворотил. Но, эй, я тебя не выдам, скажем мусорам, что этот придурок поскользнулся и сам стесал ебало об дерево. — кто-то сзади ободряюще похлопал его по плечу.

Шершавый отчетливо видел, как выражение лица казаха стремительно меняется с усталого на обреченное. Напавший на них мужчина с отчаянием рванул вперед, поскальзываясь на мокрой после дождя траве и периодически падая. Он суетливо перебирал конечностями в надежде, как можно быстрее оказаться подальше от монстра, скрывающегося за его спиной. Вот только никто и не думал его преследовать.

— Ну что за люди, даже не представился, ох уж эти чурки.

— Тюрки. — машинально поправил его Шершавый, который на фоне шока, внезапно даже для себя, блеснул знанием истории.

— О, а вот и малышка Венди! Привет, малышка, куда спешишь?

— Передай Рейву, что я сваливаю. — вышедшая к ним на поляну, худая девушка-подросток в мокрой, розовой, облепившей худое тело, майке- алкоголичке была немногословна.

— Не могу, я в школе английский учил, а не мертвячий.

— Ну, как воскресишь, так и передашь. — в голосе красноволосой проклюнулись первые раздражительные нотки.

— Между нами девочками, я уже кое-кого воскресил. — почесал лысую голову полностью обнаженный Стояк.

— Ништяк, одной проблемой меньше. Чао. — она отвернулась и зашагала прочь.

— Стоять! — экспрессивно выкрикнул Стояк. — Предлагаю тебе вступить в нашу, только что созданную, супергеройскую команду. — Название я пока не придумал, а «Стояк и его друзья» звучит как название порнушки.

— Чего, блядь?! — бедолага аж запнулась от услышанного.

— Я тут подумал, что вся эта злодейская тема — не мое, к тому же Детей Рейва больше нет. Да, я за свою жизнь и не убил толком никого. — видя ошарашенное лицо, обернувшейся девчонки, он поправился. — Ой, давай не будем придираться к мелочам. Чисто технически, все мои жертвы живы. Как говорится нет тела, нет дела. Пусть пиздуют в суд и доказывают, что я их убивал. Соглашайся, будет весело, начнем бороться со злом, ловить преступников…

— Не интересует.

— …спасать котиков с деревьев. — не сдавался Стояк.

— Котиков говоришь? — она заметно погрустнела.

— Да, этих аллергических комков шерсти.

— А знаешь, ладно. Но у меня есть одно условие. — сдалась Бритта, которой все равно некуда было податься.

— Не вопрос, Венди, фея Динь-Динь своей волшебной палочкой исполнит любое твое желание. — подвигал он голым тазом.

— Какой же ты все-таки мудак.

Интерлюдия


— Ты все просрал, слышишь, Воронов, просрал. Щенок, я дал тебе все: подчиненных, полномочия, а ты все спустил в унитаз!!! — слюна генерал- лейтенанта долетела до лица Александра. — Сегодня же, едешь в Отстойник и сдаешь своих уродов обратно! ПОШЕЛ ВОН!!! — по роскошному кабинету пронеслось яростное эхо.

— Я так не думаю, товарищ генерал. — Александр с завидным спокойствием встретился взглядом с разъяренным начальником.

— Ах, не думаешь, ну все сучок ты допрыгался! — Силуянов склонился над селектором. — Элла, прикажи капитану Баранову, чтобы взял парочку парней покрепче и зашел ко мне. — но ему никто не ответил. — Опять с кем-то трахается шкура крашенная!

Дверь в кабинет слегка приоткрылась и в образовавшемся проеме показалась блондинистая головка его секретарши.

— Элла, твою мать! Ты где шляе… — блондинистая головка упала на дорогой ковер и как мячик покатилась в сторону генеральского кресла, разбрызгивая капельки крови.

Вслед за импровизированным снарядом в помещение вошел гигант с нелепым лицом младенца.

— Мы все, живых нет. — прогудел тот, оборачиваясь в сторону генерал-лейтенанта. — Этого тоже?

— Молодец, Крут, хорошая работа. Пока нет, он нам еще нужен.

— Что, Воронов, считаешь себя самым крутым, думаешь переиграл старика? — рука Силуянова нырнула в недра стола, извлекая пульт, знакомый Александру по Отстойнику. — Да я таких сопляков, как ты, на завтрак ем! Сейчас вы у меня, суки, от боли взвоете!!!

Толстый палец вдавил нужную кнопку, но прошла секунда, затем еще одна, а обстановка в кабинете как-то не сильно изменилась. Оба «гостя» почему-то не спешили падать на его дорогой ковер и скулить от боли, вымаливая прощение.

Александр аккуратно извлек пульт из пальцев, враз побледневшего, старика и наотмашь ударил Силуянова им же по лицу. Капли крови и осколки зубов щедро брызнули на столешницу из красного дерева.

— Во время расследования я познакомился с одним очень примечательным старичком, профессором нейробиологии. Чтобы вывести ваши хваленные чипы из строя ему понадобился один аккумулятор и пара литров солевого раствора. Знаешь, он так расстроился, когда узнал сколько лет вы разрабатывали эту технологию. А затем, мне пришлось около получаса выслушивать лекцию о том, насколько нынешняя система образования сосет, но это того стоило. — вторым ударом Александр свернул на бок нос генерал-лейтенанту. — Определенно стоило.

— Пхрекхрати. — просипел мужчина, сжимаясь в собственном кресле и прикрывая разбитое лицо трясущимися руками.

— Конечно, как только ты выдашь мне убийцу родителей, а также координаты и коды доступа всех Отстойников.


ЭПИЛОГ


Обычный, ничем не примечательный пустырь у одной из столичных трасс внезапно преобразился. Огромная, темно-фиолетовая воронка, чьи очертания скрывались в вечерних сумерках распахнула свой зев, откуда неспешно выступили три фигуры.

— Все, Эго, дальше мы сами, можешь возвращаться. — высокий, атлетичный мужчина, одетый в стиле милитари, помахал одному из своих компаньонов, вернувшемуся обратно в воронку.

— Дом, милый дом. — пропела оставшаяся с ним рыжеволосая девушка, с удовольствием вдыхая, провонявший автомобильными выхлопами, воздух сквозь повязанный на лице платок. — Эх, как давно мы здесь не были, лет пять, да, Ом?

— Чуть дольше. — мужчина стянул со своей головы балаклаву с красной, пятиконечной звездой посреди лба, подставляя суровое, мужественное лицо легкому ветерку. — Навевает воспоминания.

— И не говори. — его спутница, облаченная в приталенный комбинезон с целым арсеналом, притороченного к нему холодного оружия, повторила маневр напарника. — Да, так определенно лучше. Интересно, зачем нас вызвали?

— Не будем гадать, скоро узнаем. — трезво рассудил мужчина, отслеживая взглядом приближающийся к ним внедорожник с логотипом ОДИН.

Когда автомобиль поравнялся с ними, с переднего пассажирского места выскочил уже не молодой мужчина, облаченный в форму ОДИН, в звании капитана. Он мгновенно вытянулся и отдал честь тому, кого рыжеволосая девушка назвала Омом.

— Здравия желаю, товарищ майор, разрешите доложить?

— Дерзай, раз приехал, только кратко, остальное в машине.

— Генерал-лейтенант Силуянов убит. БИПС-02 захвачен, с БИПС-01 и БИПС-03 потеряна связь, оба этих Отстойника законсервированы изнутри. Один из неприкасаемых по кличке Рейв ликвидирован. По пока непроверенным данным, поступившим от нашего агента, появился новый эпицентр.

— Интересно девки пляшут. Кто замещает Силуянова? — спросил мужчина, забираясь вслед за капитаном в автомобиль.

— Омских Екатерина Павловна.

— Одна новость ахуительнее другой. — позволил себе выругаться, обычно довольно сдержанный, мужчина.

— Знакомая? — рыжеволосая протиснулась в салон вслед за ним.

— Хуже, бывшая.

БИПС*-бункерный изолятор постоянного содержания, неофициально — Отстойник

Послесловие


Итак, первый том завершен, благодарю всех, кто осилил этот путь вместе со мной. Спасибо, Вам, что ставили лайки и писали комментарии — было очень приятно.

В данный момент я нахожусь в раздумьях, стоит ли мне продолжать историю про джи-психопатов или лучше сосредоточиться на других произведениях, благо заготовок для книг у меня достаточно много (в том числе для второго и третьего тома Санитара). Причина моих сомнений кроется в том, что Санитар вышел очень нишевым произведением, не для всех. Подозреваю, что серия, если я стану ее продолжать не найдет отклика у массового читателя. На то есть много причин: наличие мата, отсутствие популярных шаблонов, совсем не «геройские» герои, а главное — неприятные, злободневные темы, которые приходится затрагивать, когда пишешь мрачную, социальную фантастику. И во втором томе Санитара, который я пишу уже какое-то время, всего этого «добра» с каждой главой становится все больше. Поэтому в конце этой книги я выложу небольшой ознакомительный фрагмент о приключениях Моргана из морга — американского студента раздолбая со скверным характером и непреодолимой тягой к марихуане. В отличии от Санитара, это более лайтовое произведение с элементами юмора и абсурда, высмеивающее всевозможные конспирологические теории заговора. Жду от Вас обратной связи в комментариях.

Если же, Вы, считаете, что серия Санитар заслуживает право на жизнь, то докажите это своими лайками, репостами и комментариями, и я сразу же начну выкладку второго тома. Также, хотелось бы получить парочку рецензий от искушенных читателей, чтобы понимать плюсы, минусы книги и над чем мне стоит поработать, чтобы в последующих моих книгах, Вы, смогли получить более приятный литературный опыт. Всем спасибо!


Морган из Морга

Ознакомительный фрагмент


Балтимор, штат Мэриленд

Госпиталь Джонса Хопкинса 2:00 a.m


— Здравствуйте, мистер Уэлш, присаживайтесь. — куратор патологоанатомического отделения госпиталя имени Джонса Хопкинса, указал на ближайший стул. Взгляд профессора Ослера не сулил вошедшему практиканту ничего хорошего. Когда кучерявый, худой словно жердь, молодой человек пристроил свой зад на жестком сиденье, куратор продолжил. — Вы ничего не хотите мне рассказать?

— Сэр, я слишком часто попадаю в неудобные ситуации из-за такой постановки вопроса, давайте начнем, хотя бы, с намека. — по виску Моргана скатилась, пока еще, одинокая капелька пота.

— Как скажете. — мужчина повернул свой макбук, чтобы представить взгляду студента картинку, запечатленную на его экране. — Вечеринка в морге, мистер Уэлш, чем вы думали? Нет, не отвечайте, я понимаю, что ваше поколение деградировало уже в достаточной степени, но такое…Знаете, в жизни я видАл многих мудаков, но такого охеренно-тупого, как вы, встречаю впервые. Честно говоря, я бы похлопал вашей изобретательности, но скорее всего вы подумаете, что я дал себе пять.

— Ну что вы, сэр, ничего такого, а вы видели, как мы раскурились через того русского гангстера? — смущено потупился Морган.

— Мистер Уэлш, это была не похвала и, да, я видел как вы использовали пулевые отверстия в груди этого бедолаги в качестве бонга. Весьма изобретательно, должен заметить, как и использование выхолощенного трупа мистера Пибоди для доставки в нем пивного кега. Но, ради всего святого, Морган, разве обязательно было постить все это непотребство в инстаграм той передознувшейся модели, сотни тысяч просмотров, общественный резонанс, судебные иски! — в конце речи, обычно сдержанный профессор, сорвался на крик.

— Думаю, если бы она была жива, то не имела бы ничего против, она любила потусить.

— О, ну это все меняет!

— Правда?

— Конечно, сейчас позовем некроманта оживим ее и отправим в суд в качестве свидетеля, у вас, кстати, случайно нет знакомого некроманта, а то мой в отпуске, глушит рыбу динамитом на озере Тахо?

— Эм, нет.

— Жаль, тогда вот ваши документы об отчислении. — притворно сокрушаясь, мужчина протянул Моргану кипу документов с какими-то печатями.

Ворота студенческого кампуса негостеприимно распахнулись, выпуская Моргана в жестокий взрослый мир с несколькими баксами в кармане, пакетом травы в левом носке, и объемной сумкой с вещами, перекинутой через тощее плечо.

— Черт, теперь придется самому за жилье платить, хм, или не придется? — пока ноги несли его к ближайшей автобусной остановке, ловкие пальцы нашли номер приятеля в телефоне. — Адам, че как, чувак, мне бы пожить где-нибудь…, что значит нет, мы ведь друзья…да не буду я приставать к твоей сестре, она и мне как сестра, плюс, она чертовски страшная…чувак, чувак не вешай трубку, я не то имел ввиду, бля. — гудки на том конце ознаменовали окончание короткого разговора, но Морган и не думал сдаваться.

— Фред, дружище…уже слышал, да исключили…мне бы перекантоваться где-нибудь…800 баксов в месяц, ты охренел?…другой вариант? Что за вариант, сразу говорю, никакой вашей голубятни…сам ты не толерантный гондон и, знаешь, это я тогда смазал тот страпон горчицей, передавай привет своей горящей жопе, педик. — уверенность Моргана в своих товарищах немного пошатнулась, но все еще была достаточно крепка.

— Мелисса, детка…никаких проблем просто хотел услышать твой голос…это все слухи, я не спал с сестрой Адама, она ведь твоя лучшая подруга с самого детства, плюс, она пиздецки страшная…говоришь она на громкой связи, ну передавай ей привет что ли…плачет? Надеюсь у тебя достаточно бумажных полотенец, а-то этот бегемот все там затопит…детка, тебе давно следовало отключить громкую связь…я не учу тебя жизни…кто шовинист, я шовинист…что значит между нами все кончено, у нас было-то всего пару раз… — в очередной раз госпожа удача отвернулась от Моргана, устремляя свой взор куда-то вдаль и оставляя парня наедине со своей задницей.

Было еще несколько сомнительных вариантов, но Морган решил оставить их на совсем крайний случай, а пока его взгляд зацепился за вывеску простенького мотеля, с подозрительно знакомым названием, на противоположной стороне улицы. Ехать ему было некуда и не к кому, поэтому пораскинув мозгами, он поплелся к ближайшему пешеходному переходу, втайне надеясь, что следующим утром проснется в теплой постели, а не в грязной ванне со льдом и неполным комплектом внутренних органов.

— Шлюх не водить, крек не курить, стены кровью не забрызгивать. — после оплаты номера, Моргану пришлось выслушать правила мотеля от дородной тетки лет сорока по имени Бэтти, которая, словно техасская корова, непрестанно что-то пережевывала и имела крайне странного вида прическу — по форме напоминающую рога.

— А что были прецеденты?

— Название видел? — протянула та, челюсти ее, словно мельничные жернова, продолжали без устали перемалывать жевательную резинку.

— Ага Мотель Бейтс, это как в том сериале? — Морган понял почему название мотеля показалось ему таким знакомым.

— Тип того, к нам после этого сериала всякие чудики начали приезжать, вот я и подумала, что ты из таких. Хотела вывеску сменить, а потом выручку прикинула и решила оставить как есть. Точно не из этих? — толстый палец покрути у виска.

— Нет, мисс я больше по трупам. — попытался успокоить ее Морган, но не преуспел.

— Кха-кха-ха-хаках. — от удивления жвачка во рту у Бэтти «пошла» не в то горло.

Лицо Бэтти начало стремительно багроветь, она пыталась ухватить немного воздуха, но все усилия были тщетны. Морган попытался помочь женщине, но удары по спине не помогали, а обхватить ее, чтобы надавить на диафрагму, он не мог физически — взращенная на фастфудах, туша Бэтти к такому не располагала. При очередной попытки обхватить ее сзади, чтобы надавить на клятую диафрагму, Морган ощутил, что под немалым весом Бэтти, начинает заваливаться назад и рискует быть раздавленным ее толстой жопой. Пугающая перспектива придала парню сил и с кряхтением он наконец смог завалить содрогающуюся женщину на ресепшен. Поудобнее пристроившись сзади, Морган продолжил попытки сдавить ее диафрагму, когда за звуком смачных шлепков и кряхтеньем с обеих сторон, едва различимо, тренькнул колокольчик над входной дверью.

— Бэтти! Еб твою мать, это не тот подарок, на годовщину, который я ожидал! — в дверном проеме застыл типичный реднек, на засаленной башке которого гордо красовалась красная бейсболка с надписью «Make america great again». — Эй, тощий пиздюк, а ну отошел от нее!

— Да не могу я, она сдохнуть может! — продолжая таранить ее сзади, отчаянно просипел, раскрасневшийся от усилий, Морган.

— Ну ты это, бля, себя то не переоценивай, не нигер вроде.

— Не в этом смысле, у нее дыхательные пути забиты.

— Хорош заливать, таких приборов даже у коней не бывает, уж я-то знаю.

— Слышь ты, знаток конских приблуд, она жвачкой подавилась.

— Пф, эт че, если я фермер, то значит тупой? Подавилась она значит ртом, а пердолишь-то ты ее в зад, че-то тут не сходится. — с этими словами, жирдяй вытащил пушку из-под джинсового комбеза и направил ее на Моргана, снимая с предохранителя.

Морган посмотрел на, явно поддатого, реднека с пушкой наперевес, затем на задыхающуюся женщину, вспомнил годы, проведенные в медицинском колледже, и клятву Гиппократа данную когда-то. Что-то шелохнулось в его мудацкой душе, какой-то, несвойственный ему, героический порыв начал рваться наружу, после чего взгляд Моргана скользнул сначала на собственную сумку из которой торчали смятые бумаги об отчислении, а затем, вновь, на черный зев пистолетного дула.

— Ну нахер, клятву Гиппократа можно и повторно дать, а у мамы я один. — отступая от женщины, Морган напоследок, вымещая накопившийся стресс, что есть мочи влупил той по хребту. Хозяйка мотеля, от такого обращения, резко выгнулась и наконец выхаркнула треклятую жвачку.

По жестокому велению рока или по-глупому стечению обстоятельств, покрытая слизью, жевательная резинка угодила прямиком реднеку в глаз. Жирный палец на спусковом крючке дрогнул, и маленькая металлическая пулька проделала аккуратное отверстие в патлатой, пустой башке только что отчисленного студента.

***

— Итак, мистер Морган Уэлш, 1998 года рождения, появился на свет на окраине Лондона. — изящные мужские пальцы порхали над печатной машинкой, издающей приятные щелкающие звуки, которые, при определенной доле фантазии, можно было принять за музыкальное произведение.

— Где это я? — Морган окинул взглядом небольшой рабочий кабинет в викторианском стиле и особое внимание уделил хозяину помещения. В кресле напротив восседал статный, гладко выбритый, мужчина с зачесанными назад волосами соломенного цвета. Элегантный, немного старомодный, костюм тройка выдавал в нем этакого английского денди, а аккуратные круглые очки в золотой оправе лишь добавляли лоска его образу. — Помню выстрел и темноту, я в раю?

— Нет, мистер Уэлш, вы в жопе.

— Это и так понятно, меня вроде как застрелили. Как знал, что нужно было становиться репером.

— Вы меня не так поняли. — лакированный ноготь постучал по табличке, установленной на столе.


«Жидомасонский Орден Порабощения»

Глава отдела расовой гигиены Альфред Плетц


— Звучит, как-то…

— По-нацистски, да, мы в курсе, так и задумано. Но речь не об этом, давайте поговорим о вас. Видите ли, помимо моей основной деятельности в рамках отдела расовой гигиены, у меня, вот уже, на протяжении тридцати пяти лет есть небольшое хобби. Слышали про Премию Дарвина?

— Конечно, вручается всяким ретардам, которые умудряются умереть в идиотских обстоятельствах.

— Вы довольно самокритичный юноша, это похвально. Немного неверная формулировка, но суть вы уловили. Как я уже упоминал, мой отдел занимается расовыми чистками, так сказать выкорчевывает лишних людей без шума и пыли, согласитесь, кому нужны эти проблемы с перенаселением и нехваткой ресурсов. Генномодифицированные продукты, вызывающие рак; вирусы и пандемии; вакцины, ухудшающие иммунитет; религиозные конфликты — это все наша работа. Мы вкладываем в это всю нашу душу, стараемся, не спим ночами, прикладываем море усилий. — тембр Альфреда из спокойного и мелодичного перешел в истеричный. — А в это время такие выблядки, как ты, не оценив НАШИХ усилий, убиваетесь самыми идиотскими способами. Вы, уебки, просто обесцениваете мою работу! Маленький кусок говна, кто мешал тебе сдохнуть более традиционным способом, например, заработать рак желудка из-за фастфуда или поймать передоз от дешевого крека, в крайнем случае, ты мог привязать галстук к дверной ручки и сдохнуть от аутоасфиксии во время дрочки. Но нет, тебе нужно было выебнуться!

— Эм, я пожалуй, пойду, провожать не нужно. — Морган, под шумок приоткрыл дверь, намереваясь свалить от этого психа подальше, но тут же закрыл ее обратно. За дверным порогом, во всем обозримом пространстве, ничего не было, только непроглядная чернота, словно кто-то пролил содержимое чернильницы.

— Простите, мистер Уэлш, мой отдел сейчас работает над кое-чем грандиозным, ничем подобным мы раньше не занимались, поэтому я немного нервничаю. Но уверяю вас, это будет Леген…подожди-подожди…дарно! Простите еще раз, не та отсылка, забыл сколько вам лет.

— Ничего страшного. — Морган отсылку понял, но его мама учила с психами не спорить. — Можно мне как-нибудь свалить отсюда в закат?

— Да-да, буквально пару минут вашего времени, вернемся к премии Дарвина. Я, если можно так выразиться, коллекционирую случаи нелепых смертей и вознаграждаю тех, кто пополнил мою коллекцию.

— Можно в долларах?

— Ха-ха, мне нравится ваша предприимчивость, нет, мистер Уэлш, ваш подарок будет зависеть от моей фантазии и в меньшей степени от того в каком состоянии сейчас находится ваше тело.

— Вроде, в отличном состоянии. — Морган ощупал себя.

— Мистер Уэлш, как по-вашему, где мы сейчас находимся?

— У вас в кабинете.

— Нет, Морган, мы у вас в голове.

— Фуф, слава Иисусу, все-таки свихнулся.

— Не совсем понимаю ваш энтузиазм.

— Просто подумал, что в рай меня не пустят, а если выбирать между психушкой и адом, то психушка выигрывает: веселые соседи, не нужно платить за жилье, бесплатные наркотики и вилами в зад никто не колет.

— В этом есть логика, но я вас разочарую, вам в мозг сейчас подается определенным образом зашифрованный сигнал. Вы наверняка не знаете, но человеческий мозг оперирует образами и при достаточном техническом оснащении эти образы можно передавать от человека к человеку, только, если вы не решите одеть шапочку из фольги ха-ха-ха.

— Но как?!

— 5g

— 5g?

— Да, вышки 5g.

— Не, я во многое могу поверить, но это уже какой-то бред: телепатия через вышки 5g, воскрешение из мертвых, а эта распечатка у вас на столе: «создание гомункулов на основе сохраненного генетического материала солдат 340-ой пехотной дивизии Вермахта». Ты втираешь мне какую-то дичь, Альфред!

— Упс, это не должно было сюда попасть. — Плетц смахнул распечатку под стол. — Технически, ваш случай, это не воскрешение из мертвых, да вы и сами это скоро поймете. А пока, часики тик-так, пора просыпаться мистер Уэлш!

В голове что-то щелкнуло, будто переключили рубильник, и Морган осознал себя лежащим на спине. Голую кожу холодил металл, а сквозь какую-то тряпку, наброшенную на лицо, пробивался рассеянный свет. Он судорожно втянул воздух, словно после долгого кислородного голодания, и в нос ударил знакомый запах хлорки вперемешку с кровью. Он попытался сесть, когда до ушей стали доносится панические возгласы.

— …профессор, профессор Ослер скорее сюда! — знакомый девичий голос первым прорвал плотину тишины. За ним последовали другие: истеричные, панические, наполненные страхом.

Когда, под действием гравитации, тряпка с лица наконец спала и Морган принял вертикальное положение то, сквозь слезную пелену в глазах, смог наконец разглядеть свое окружение. И был сильно удивлен, узнав в окружающей обстановке родной морг, где ни единожды вскрывал чужие трупы и выблевывал собственные завтраки. А прямо напротив него мельтешили практиканты патологоанатомического отделения, которые в своей спецодежде и шапочках для душа были похожи на суетящиеся грибочки.

— Чего вы столпились, как бараны, скорее вызывайте неотложку из реанимации! — ненавистный голос профессора Ослера, который поспособствовал его отчислению, Морган распознал сразу.

— А вдруг это зомби! — второй говорящий также был ему знаком, Фред оказался не просто педиком, а еще и злопамятным. — Надо разбить ему башку, а-то он нас покусает!

— Завали ебало, Фред! Морган, это я Адам, дружище, скажи что-нибудь, чтобы мы поняли, что с тобой все в порядке. — вторую часть фразы он добавил уже тише. — И что ты не зомбанулся.

— Хуу тхебя пхиздцки стхрашная сеестра и тхы дхолжен мнее дхвадцатку? — челюсти задеревенели и не хотели разжиматься.

— Извини, Фред, ты был прав, это точно злоебучий зомби, нашего дорого Моргана больше нет с нами. — Адам куртуазно смахнул несуществующую слезу.

— Пи-пи-да-рас!

— Отставить галдеж! Морган, послушай меня, сынок, все хорошо, тебе сейчас нельзя волноваться. Это был всего лишь летаргический сон, тебе ничего не угрожает. — куратор старался как мог.

— Кроме того, что у тебя пуля в башке застряла и уже подписаны бумаги для того чтобы испытать на тебе новую кремационную печь.

— Адам, ты не помогаешь! — Ослер сердито глянул на молодого человека.

— Профессор, сэр, это ведь Морган, вы посмотрите на него, у него дырка в башке, он только что вышел из летаргического сна и что он сейчас, по-вашему, делает? — Адам указал отвлекшемуся профессору на, закутанного в простыню, Моргана, копающегося в собственных вещах.

— Хочет одеться? Ищет телефон, чтобы позвонить родным? — сделал вполне логичное предположение профессор.

— При всем уважении, хуй там, сэр, траву он ищет. — перед глазами профессора предстал маленький пакетик с подозрительно-знакомым содержимом, зажатый между большим и указательным пальцами Адама.

— Хм, да, ты прав, а вот и ребята из неотложки. — ловкие пальцы куратора, подрезали пакетик с травкой прямо из ладони Адама, когда тот отвлёкся на топот ног и звук приближающееся каталки. — если что я у себя — пишу объяснительную.

***

— Ну что, мистер Уэлш, как ваше самочувствие? Во время экстренной операции мы установили вам титановую пластину в месте пробоя лобной кости и наложили несколько швов, операция прошла без осложнений. Должно быть, у вас сейчас сильно болит голова. Но я должен задать вам пару вопросов., такая работа, не обесудьте. — его лечащий врач и по совместительству хирург, залатавший дырку во лбу после того как Моргана забрала неотложка, сверкнул дежурной, белозубой улыбкой успешного белого человека в стране цветущего капитализма.

— Валяйте. — Морган поморщился и непроизвольно коснулся послеоперационной повязки, наложенной на лоб.

— Морган, не против, что я так фамильярно? — дождавшись утвердительного кивка со стороны пациента, врач продолжил. — Случай у вас, должен признать, исключительный. Сам я никогда ни с чем подобным не сталкивался, но успел ознакомиться с прецедентами. Вам сильно повезло, пуля прошла идеально ровно между префронтальными лобными долями, небольшое отклонение и мы бы с вами не беседовали. Но не все так радужно, на данный момент пуля находится в парагиппокампальной области, вы понимаете, что это значит?

— Док, сейчас не время для викторин и проверки моих медицинских знаний, мне в мозг попал свинец, а не медицинская энциклопедия.

— Галлюцинации, мистер Уэлш, стимуляция и повреждения данной области вызывают галлюцинации, мне очень жаль, но в конечном итоге лучше так, чем… — доктор предпочел не завершать фразу.

— Хаха, выкуси Альфред, соси хуй, ебучий воображаемый нацист! — радостно проорал Морган.

— Мистер Уэлш, я буду вынужден, просить о психиатрической экспертизе, видимо я недооценил пагубное влияние пули на ваш мозг. — настроение Моргана тут же скакнуло на минусовую отметку, психиатрическая экспертиза ему баллов явно не прибавит, не хватало ко всему прочему прослыть еще и психом.

— Ну так удалите ее, возьмите, здоровенный магнит приложите ко лбу и пусть эта сука выползает из норки обратно! — подступающее раздражение, обусловленное головной болью и желанием блевануть, выплеснулось наружу.

— Это невозможно, простите. Вам придется научиться отличать реальность от вымысла.

— Ну супер, а радостные новости будут?

— За дверью вас дожидается офицер полиции по вашему делу и представитель юридического отдела нашего госпиталя. — доктор покачал головой.

После уточнения еще пары дежурных моментов, доктор покинул палату, впуская дежурившего в коридоре копа. Офицер полиции был подтянут и являлся настоящим эталоном маскулинности: тяжелый подбородок, сильно выступающие надбровные дуги и широкий, явно не раз, ломанный нос. Представившись детективом Эндрю Прохаски и уточнив цель визита, представитель полиции перешел к сути.

— На данный момент по твоему делу проводится расследование. Стрелявший в тебя, мистер Симпсон и его гражданская супруга Бэтти Лонгхорн, заявляют, что ты пытался изнасиловать мисс Лонгхорн и мистер Симпсон был вынужден пустить пулю тебе в голову.

— Но это же… — Морган опешил.

— Пиздеж чистой воды, ага, вот и я так сразу подумал, когда увидел эту жирную корову. Для ее изнасилования нужна, как минимум, команда супергероев во главе с Мистер Фантастик. Короче, через пару дней, как выпишут, подъедешь в участок, дашь показания. Вот визитка, наберешь, если что-то поменяется. — узловатые пальцы протянули смятый кусок картона.

— И все?

— А ты чего ожидал, все заняты на расследовании бойни в Сити Холле, какие-то нацистские уебки ворвались в здание средь бела дня всех покрошили, а потом провели акт самосожжения.

— Нацистские уебки?

— Ага, черная форма, знаки сс, штурмовки маузер — косплееры, блядь.

— Простите, что отвлекаю, вы еще долго? — в дверной проем просунулась плюгавая головенка в очках.

— Уже ухожу. — не прощаясь, офицер Прохаски покинул помещение.

— Мистер Уэлш, я буквально на пару минут, подпишите здесь, здесь, вот здесь, еще здесь и вот тут, а еще чуть не забыл, и вот тут. — под нос Моргану сунули ворох каких-то непонятных бумажек.

— Оу, оу, полегче, что это? — от подобного напора Морган слегка опешил.

— Так, это у нас отказное от претензий и всех обвинений в попытке вашего сожжения. Здесь договор на оказание медицинских услуг на сумму четыре тысячи двести восемь долларов. А тут у нас …Мистер Уэлш, вы в порядке?

В порядке Морган не был, зрение внезапно засбоило, высвечивая какие-то непонятные мутные картинки, то обретающие, то теряющие резкость. Словно кто-то игрался с настройками телевизора.


Калибровка завершена

Активирован пользовательский режим нано-чипа серии ZZ -666-01

Причина: включение в проект «Премия Дарвина», включение в подпроект «Спаси, но не сохраняй».

История ввода чипа в эксплуатацию: 12.04.1999 г/ Британия, город Лондон, район Северный Вулидж, детский районный госпиталь/введен совместно с вакциной MMR.


— Хьюстон, кажется, у нас проблемы. — пробормотал Морган, потирая слезящиеся глаза.

— Может вызвать вам врача? — тощая, похожая на птичью лапку, рука юриста потянулась к кнопке вызова персонала.

— Ага, чтобы вы мне потом еще четыре штуки баксов накрутили. — Морган легонька шлепнул клерка поруке.

— Но…

— Что-то голова разболелась, видимо, перенервничал из-за ваших бумажек. Подскажите, как профессионал, если моя травма усугубится, я могу подать на вас в суд?

— Я, наверное, пойду, зайду как вам станет полегче. — представитель юридического отдела начал суетливо собирать, разложенные для предстоящего подписания, бумаги.

— А как же консультация? — парень попытался ухватить за рукав улепетывающего бедолагу.

Когда за поспешно свалившим юристом захлопнулась дверь палаты, Морган с глубоким ахуеванием на лице, которое он так старательно сдерживал в процессе разговора, уставился прямо перед собой. Если бы, в данный момент, кто-то увидел его лицо, то с высокой долей вероятности решил бы что перед ним самый конченный имбецил, проживающий на этой планете, не хватало лишь тонкой ниточки слюны, стекающей с подбородка для более цельной картины.

— Да-ну, ну нет, так ведь не бывает, почему один «мальчик, который выжил» общается со змеями и едет учиться на волшебника, а второй общается с ебанутым нацистом и едет крышей. Ну и что мне теперь делать, с этой херней перед глазами? — вопрос был задан в пустоту, но ответ не заставил себя ждать — перед взором возникла новая надпись:


Желаете активировать справку?


— Желаю. — переговариваясь с пустотой, Морган чувствовал себя форменным идиотом.


Нано-чип серии ZZ — серийный чип массового производства, выпущенный под патронажем отдела Расового Контроля. Цель чипа — подсоединение индивида к контролирующему органу в лице ИНС Марк- II и становления частью нейроботнета. Первый прототип чипа создан в 1985 г, массовый выпуск начат в 1988 г. Является частью проекта «Мир Оруэлла».

Создатель: Уильям Генри Гейтс III.


ИНС Марк- II — искусственная нейронная сеть, созданная в 1970 г. Является фундаментом проекта «Мир Оруэлла».

Создатель: Фрэнк Розенблатт.


«Премия Дарвина» — личный проект главы отдела Расовой Гигиены Альфреда Плетца, резолюция по проекту утверждена Отцами Основателями за особые заслуги перед орденом. Проект запущен в 1985 г.

Задача проекта — выявление наименее приспособленных к успешной жизнедеятельности особей, предоставление им новых инструментов для более доминантного взаимодействия с окружающей реальностью.

Цель проекта — поднять настроение Альфреда Плетца.

Создатель: Альфред Плетц.


«Спаси, но не сохраняй» — подпроект личного проекта одного из Отцов Основателей Томаса Хакли Уэллера «Здоровая Нация».

Задача проекта — создание контролируемого бактериологического оружия на основе вируса с открытой, изменяемой архитектурой.

Цель проекта — засекречено.

Создатель: Томас Хакли Уэллер.


— Ясно, но хотя бы читать интересно. Не думал, что у меня такая богатая фантазия. А что там по этому, как его, Миру Оруэлла и здоровой нации?


Доступе к информации запрещен

Причины: недостаточный уровень доступа для пользовательского режима, у индивидуума нет прямой связи с указанными проектами.


Доступные для активации проекты/подпроекты:


Премия Дарвина (по умолчанию) Спаси, но не сохраняй

При отсутствии обратной связи от пользователя, будет принудительно активирован вариант «по умолчанию».

Доступное время до принудительной активации: 00:57:16


— Что-то мне не хочется быть развлечением для какого-то мудака, пусть и воображаемого. Второй вариант, пожалуйста.

Датчики на приборах, контролирующих состояние здоровья подопечного, внезапно запищали, вызывая на подмогу дежурный персонал — это, на мгновение, остановилось сердце Моргана Уэлша. Ослабленный организм едва не отдал богу душу, когда первая вирусная частица соприкоснулась с клеткой-хозяином и породила доселе невиданную вирус-клетку.


***


Что-то обожгло щеку, вырывая Моргана из беспамятства. Разноцветные пятна перед глазами с трудом сложились в фигуру девочки-подростка посреди знакомой уже палаты. Девочка выглядела как типичная пацанка — короткая стрижка, мешковатая одежда и модные, спортивные кроссовки на босу ногу.

— А ты еще кто, блядь, такая? — просипел Морган пересохшим горлом.

— Не стыдно ругаться при ребенке?

— Ни хуяпельки — это типа нихуя и ни капельки…

— Да поняла я, — девочка закатила глаза под потолок — Господи, ты еще более тупой, чем в личном деле написано. Альфред Плетц, нано-чип, проект Премия Дарвина, знакомо?

— Ясно, очередная галлюцинация, потусуйся где-нибудь в углу, только тихо, я спать. — маленький, но крепкий кулачок смачно врезался в скулу, начавшего было отворачиваться, Моргана. — Какого хера?!

— Ты совсем дебил, да? Слушай сюда, отрыжка современного образования, если мы не свалим отсюда в течении получаса, сюда прибудут злые дяди и посадят тебя на бутылку.

— За последние сутки я был отчислен, в меня стреляли, чуть не сожгли живьем, приписали кругленький счет за лечение, плюс к этому, на мне висит обвинение в изнасиловании, а еще кто-то спиздил последний пакетик травы. Знаешь, что это значит?

— Что хватит вести себя как маленькая пизда?

— Это значит, что мне поебать, я спать.

— Послушай, Морган, я понимаю, что тебе кажется, что ты в заднице, но это не так, задница только приближается. — в голосе девочки проскользнули едва заметные нотки сочувствия. — Я бы могла тебе все объяснить, но это такой бред, что ты скорее всего примешь меня за сумасшедшею.

— А, ты, попробуй.

— Н-да, даже не знаю с чего начать. — девочка потерла виски. — Ты знаешь кто такой Дмитрий Иванович Менделеев?

— Русский ученый, которому таблица химических элементов приснилась?

— Да, только не совсем приснилась, это был приход.

— Чего, блядь?

— Вот, о такой реакции я и говорила! — девочка, с явно читаемым укором, ткнула его пальцем в грудь.

— Прости, это было неожиданно.

— Все, заткнись и слушай дальше. В ходе своей деятельности, в 1869 году Менделеев случайно изобрел наркотик значительно расширяющий возможности человеческого мозга. Стоило человеку с достаточным багажом знаний в определенной области принять дозу, как его накрывало озарение и сам собой в голове рождался определенный проект. Это могло быть изобретение, научное открытие, да все что угодно от формулы пенициллина до технологии создания водородной бомбы. А ты думаешь почему 20 век был так богат на открытия? А затем наступил спад, который ты сейчас наблюдаешь. Все из-за того, что как и у любого другого наркотика, у препарата Менделеева, обнаружились побочки и кроме тривиального привыкания, эта херня серьезно бьет по адекватному восприятию реальности, в следствии чего каждый последующий проект обдолбившегося ученного становится все безумнее. Остальное расскажу потом, а сейчас надевай эту штуку.

— Что это?

— Шапочка из фольги.



Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19